КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 435690 томов
Объем библиотеки - 602 Гб.
Всего авторов - 205676
Пользователей - 97450

Впечатления

Stribog73 про Народное творчество: Пословицы и поговорки (Пословицы, поговорки)

Сборник пословиц и поговорок, составленный одной замечательной женщиной, так рано ушедшей от нас по вине бездарных российских врачей.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Ливадный: Точка разлома (Боевая фантастика)

Я тут случайно оказался в очереди — человек на … надцать)) И поскольку 2,5 часа делать было решительно нечего — решил зря время не тратить и что-нибудь прочесть. И тут мне на глаза (совершенно случайно) попалась эта книга из мира «Зоны смерти»... И да! Конечно (тут) это вполне самостоятельное произведение... но ввиду отсутствия продолжения СИ «Титановая лоза» (подумал я) это все же не самая большая потеря...

На самом деле (как ни странно) фактически эта книга вполне может претендовать на продолжение «Титановой лозы» (несмотря на полное отсутсвие в ней «основных героев» вышеупомянутой СИ). В этой книге — основным ГГ становится «некто» знакомый нам по последней части трилогии «лозЫ» (под именем «Макс»). И хотя «тогда» ему было отведено неприлично много места (примерно 2/3 всей книги), «там» это (все же) был несколько второстепенный (и несколько неуравновешенный) персонаж. В комментируемой же книге («Точка разлома») Максу (уже) отведена роль главного героя (и руководителя новой группировки), а об «Аскете и Лозе» сказано всего-то пару слов (мол они где-то «на базе» Ордена) и все... Кроме того, несколько бросается в глаза, что в «представленной хронике» отсутствуют некие события (неупомянутые в СИ «Титановая лоза», например эпидемия сталкеров и прочее, прочее), о них (надо полагать) читатель узнает ознакомившись со всеми другими (отдельными) частями «этой линейки»...

Но если судить в общем, то «опечалившемуся» (отсутствием продолжения «Лозы») читателю - эта книга обязательно должна прийтись по вкусу... Так как, здесь хоть и нет «уже привычных героев», атмосфера (в целом) и динамичный сюжет (с неменее симпатичными и «новыми» ГГ) с лихвой компенсирует «все возможные неудобства»)). Более того - прочитав же книгу, начинаешь «подозревать автора» в неком ходе, с помощью которого отдельное (казалось бы) произведение (впоследствии), может «перезапустить всю СИ с новой (и неожиданной) стороны... Чтож)) Дай-то бог (как говорится!))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Tata1109 про Иванова: Луна моего сердца (Любовная фантастика)

>леди Леонтиной — чистокровной девушкой.
Кто-нибудь мне объяснить, а что такое грязнокровная девушка? Нечитаемо.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Zlato про Нордквист: Петсон в Походе (Сказка)

Благодарю!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Zlato про Нурдквист: Перелох в огороде (Сказка)

Благодарю!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Zlato про Нурдквист: Рождество в домике Петсона (Сказка)

Благодарю!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Zlato про Нурдквист: Петсон грустит (Сказка)

Благодарю!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Гримуар Геймера (fb2)

- Гримуар Геймера (а.с. Грифер-1) 1.31 Мб, 229с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Марк Оскобин

Настройки текста:



Марк Оскобин Гримуар Геймера

ЧАСТЬ 1 РЕАЛ

Глава 1 Находка

— Ответственный студент из тебя, Вэл, как пожарный из статуи писающего мальчика.

Света Охреневшая Лошадь самодовольно хмыкнула от своей шутки и снова зашуршала по клавиатуре крысиными когтями, стоимостью с SSD-накопитель. Я стоял в комнате с розовыми обоями и ощущал себя эстетически распятым. Будто посчитав выпад недостаточным, сводная сестрица повернулась и добавила:

— Спалил ноут порнушкой, а теперь не знаешь, как быть? Библиотека в помощь! А у меня — «Танцы».

Как объяснить Охреневшей Лошади, что порнушкой спалить можно только её раздутое самомнение?

— Окей, — спокойно ответил я и вытащил из кармана шорт смартфон. — Это же запись? Сейчас узнаем, кого там выкинули в сегодняшнем выпуске.

Сработало. ОЛ подскочила и нависла надо мной, уперев руки в бока. Её ноздри разбухали при дыхании, точно как у лошади.

— Не нарывайся, Вэл, — предупредила сестра.

— Через два дня философия, — заговорил я примирительным тоном. — Сама же знаешь Михальчука. С ним шутки плохи.

— У меня всегда с ним было «отлично».

Я едва не ляпнул что-то вроде: «Не сомневаюсь в твоих способностях отрабатывать на высший балл».

Помолчав, сестра продолжила:

— Ладно, фиг с тобой. Посмотрю «Танцы» — и можешь пользоваться компом. Всё равно у меня сегодня свидание.

Какое великодушие. Спасибо, не подавитесь.

— Премного благодарен, — картинно поклонился я и показал ей фак в спину.

ОЛ лишь махнула рукой, не оборачиваясь. Я вышел в прихожую, где затеяли спор Мамыра и Боров. Отчим на полчаса раньше вернулся с работы и спрашивал: Ира, почему не пахнет ужином? Зато пахнет твоими носками, ответила Мамыра и недовольно поплелась на кухню. Ничего нового. Я успел схватить пару сосисок, прошмыгнул на балкон и выкатил свой десятилетний «Стелс». На два с половиной часа мне лучше исчезнуть, и во Вселенной существовало лишь одно подходящее место — Чердак Мечтателя на даче. Пятнадцать минут езды, свежий воздух и тишина вдали от домашнего колхоза. Подумано — сделано.

— Ты куда? — спохватилась Мамыра.

— Покатаюсь.

— А подготовка к экзамену?

— Вернусь через два часа, как компьютер освободится.

Первый летний вечер выдался жарким и душным. Я неспешно покатил в сторону пригорода. Тим и Романыч оба под домашним арестом после того, как провалили зачёт по ТГП, а Леся… вот сейчас и проверим.

Как бы ненароком я выбрал маршрут через двор своей несостоявшейся девушки. Месяц назад я готовился к переезду из Френдзоны в её сердечные апартаменты, собрал чемоданы, но хрен там. На горизонте нарисовался типок с четвёртого курса. Такой весь важный, крутящий на пальце ключ от подаренной отцом «ауди». На лбу не хватало стикера «Я у папы карманный бизнесмен».

— Знаешь, Валь, — промурлыкала тогда Леся, — лучше нам не портить дружбу. Оставим всё, как есть.

Само собой, какие вопросы. Если ты уже получил паспорт гражданина Френдзоны, эмиграция не предусмотрена. Папкин бизнесмен же и вовсе обошёлся без дипломатии.

— Слышь, малец, — перехватил он меня на большой перемене в столовой, — предупрежу на всякий случай. Будешь подбивать клинья к моей девушке — превращу в удобрение. Усёк?

Я проскочил двор Леси на повышенной передаче. Чёрная «ауди» неприятно мозолила глаза. Колесо ему, что ли, спустить как-нибудь? Наверняка этот наездник и домкрата в руках не держал. Кинется звонить в техпомощь или папе, а Леся пусть посмотрит из окна на этот цирк шапито.

Когда я уже подъезжал к даче, на меня с лаем помчались два цыганских пса, но, узнав, завиляли хвостами. Я кинул им по сосиске и завернул на нужную линию. Как положено, поздоровался с соседкой, бабой Лорой. Ей восемьдесят, но, похоже, у неё вместо скелета каркас от модели Т-800. Никак иначе я не мог объяснить её способность проводить в позе огородника четыре месяца в году. Всякий раз, приезжая на дачу и заворачивая к нашим домам, я первым делом натыкался на необъятный зад бабы Лоры.

— Добрый вечер, Валентин, — ответила соседка, вытирая грязным рукавом широкое потное лицо. — Ой, разминулись вы с Катюшей. Десять минут назад уехала.

Я вежливо пожал плечами, дескать, не судьба. Старушка всё не оставляла попыток найти внучке кавалера, и я в её понимании был проверенным годами вариантом. Но хоть мы с внучкой и знали друг друга лет десять, общались скупо и поверхностно. Если сводная сестра моя размерами и поведением — Охреневшая Лошадь, то Катя — Припугнутая Мышка. Ботаничка, сторонящаяся парней, точно пациентов тубдиспансера. Прямо как ОФМ — Орден Фригидных Монашек — с моего курса.

— Что думаете делать с дачей? — спросила баба Лора.

Опять за старое. Ей не нравилось, что соседний участок с каждый летом выглядел всё более запущенным. После того, как дед умер три года назад, и бабуля перестала заниматься дачей, гостил тут только я, да и то нечасто.

— Пока не решили, — уклонился я от ответа и поспешил в дом, спиной ощущая неодобрительный взгляд.

Залез на второй этаж, открыл настежь окно и плюхнулся на кровать. В детстве и до старших классов Чердак Мечтателя оставался моим любимым местом в мире. Не счесть, сколько вариантов будущего я прогонял у себя в голове, и сколько часов тратил на приятные воспоминания. Выставлял вечерами на лоджию старую раскладушку и смотрел на звёздное небо. Что произошло потом? Взросление, будь оно неладно.

Я вытащил смартфон и принялся смотреть видео в YouTube. Благо, мобильный интернет работал исправно. Через час и они наскучили. На мозг довлел предстоящий экзамен у самого строгого препода в универе. Философия у Михальчука.

Я уставился на облезлый книжный шкаф напротив кровати. Дедово наследие. Давно хотел избавиться от всего хлама, да подходящим настроением не разживался. Мне вспомнилось, что дед увлекался учениями Канта и прочих мыслителей. Возможно, вся его коллекция собрана именно в этом пережитке прошлого. От безделья я встал и принялся рыться в царстве старой бумаги и пыли, где если кто и копался в последние годы, так только клопы.

Вот тогда мне и попалась в руки она. Находка, изменившая много жизней.

Глава 2 Проба пера

Книга выглядела, как дорогущий кожаный блокнот с металлическими узорами в виде паутины и двух лун. По центру — объёмный логотип куба янтарного оттенка. Просто-таки элитная вещица среди отребья. Со скидкой на возраст и запущенность, само собой.

— Копать не встать! — вырвалось у меня, когда я взял книгу в руки, и куб слегка засветился играющим на солнце янтарём. Голограмма?

Материал обложки плотный и грубый на ощупь. Заметно выпирающие швы и узоры. Справа защёлка. Я открыл книгу и наткнулся на абсолютно чёрный лист. Вот-те на. Вытянутый квадрат Малевича в миниатюре. Пролистал дальше, везде одно и то же. Лишь ближе к концу пошли нормальные листы. На первом из них, вверху, написано:


Гримуар Геймера.

Перед использованием возьмите перо с чернилами, напишите своё имя и название нового раздела.

Если у вас нет чернил, изготовьте их самостоятельно.

Ингредиенты: чернильные галлы, медный купорос, вода, мёд, сажа. Обязательно добавьте несколько капель слезы девственницы и соскоб с кожи умерщвлённой жабы.


Что за дичь? Первая мысль — дед решил пошутить над потомками после того, как услышал где-то слово «геймер». Я пролистал дальше — пустые бледно-жёлтые страницы. Нигде никакой дополнительной информации. Ладно. Вернулся к книжному шкафу и поискал в нём перо с чернилами. Наверняка же всё шло в комплекте. Не нашёл. Потом в памяти всплыло, что внизу на древнем кинескопном телевизоре стояло что-то похожее. Я спустился, проверил. Так и есть — квадратная чернильница и торчащее из неё чёрно-белое перо. Всегда воспринимал их частью декора. Неужели чернила не засохли за столько лет? Открыл крышку с отверстием по центру. Удивительно, но факт — не засохли. Я представил, как дед в свои шестьдесят пять бегал за девственницами и заставлял их плакать. Придумал же умору.

Вернулся на чердак и сел за стол. Стоит ли вообще связываться? Я никогда не имел дела со всякой магией, ритуалами, да и не особо верил в них. В отличие от деда, кстати. Он что-то такое практиковал втихаря. Настолько втихаря, что знала половина садового товарищества. Но ничего серьёзного, насколько я помнил. Даже почётного прозвища «чернокнижник» не удостоился. Умер он внезапно — тромб. От тромбов магия не спасает.

Ладно, приступим. Имя… Хрена лысого буду писать своё настоящее. Использую его конвертированную версию-псевдоним: Вэл Ворон. Писать пером — то ещё извращение для 2019 года. Почему для полного погружения не прилагается монашеская мантия с капюшоном? Хорошо, что меня никто не видит. Чернила оказались вязкими и неподатливыми. Название раздела. Зачем изобретать велосипед? Я вписал: «Цифровые отродья». Именно так планировал назвать рассказ о части своего окружения, если когда-нибудь дойдут руки написать. Пока только имелись размытый план и наброски.

Так, и что дальше? Ничего. Я посидел, гипнотизируя свои каракули. Небо не упало на крышу, молния не влетела мне в затылок, земля не раскололась надвое.

— А чего ты ожидал, клоун? — спросил я сам у себя.

Не найдя лучшего решения, я закрыл книгу, подождал несколько секунд и снова открыл. О, аллилуйя! От неожиданности и потрясения я едва не грохнулся на спину вместе со стулом. Под моими записями проступил текст:


Добро пожаловать в Гримуар Геймера, Вэл Ворон.

С помощью страниц этой книги вы можете превращать окружающую реальность в игровое поле на свой вкус.

Для начала, вам доступны возможности управления всеми открытыми персонажами.

Впишите имя и продолжительность (от 1 до 5 минут) для тестового сеанса.


Ха, вот так просто? Я пересмотрел каждую страницу в поисках электронных приблуд, но таковых не нашлось. Ещё раз внимательно изучил голограмму, необъяснимым образом реагирующую на прикосновения к обложке. Не окажись в чужеродном тексте моего псевдонима, я бы решил, что передо мной книга-фокус. Рассчитанная на дурачков.

Она предлагает превратить кого-нибудь в персонажа и взять над ним управление? Я уже хохмы ради собирался вписать имя нашего бессменного Президента Всея Руси, но передумал. Вдруг у него в подчинении свои чернокнижники, которые перехватывают данные, и через десять минут ко мне нагрянут маски-шоу? Бред, знаю, но лучше не рисковать. Я промокнул перо и аккуратно вывел: Леонардо ди Каприо. Рядом: пять минут. Закрыл книгу и стал ждать, когда окажусь на пляже с коктейлем в руке и горячей цыпочкой под боком.

Размечтался. Прошла минута, а я так и сидел на чердаке дачного дома. Открыл Гримуар и прочитал:


Впишите имя открытого персонажа.


Даже подчеркнули для тупых. Лео ди Каприо — не открытый персонаж. Кофе вместе не пили, в «колду» не играли. Попробую кого попроще. Вписал: Роман Николаев, три минуты. Закрыл книгу.

Резко, точно нокаутирующий удар Коннора Макгрегора, меня потянуло вниз. Я едва успел забросить тяжелеющее тело на кровать. И провалился в пустоту.


Прихожу в себя и вижу перед глазами работающий ноутбук. На экране открытый документ. Вчитываюсь: «Онтология как учение о бытии. Понятие субстанции». Ясно. Осматриваю комнату — логово Романыча! Это сон? Глюки?

Я выползаю из-под ноутбука и подхожу к круглому настенному зеркалу. Мать твою за ногу! В зеркале на меня смотрит ошалевшая рожа Романыча! Длинный нос, не сбритый клокастый пушок на щеках и — особая гордость — усики «пропуск в трусики».

— Эй? — спрашиваю я голосом друга и обращаюсь к нему: — Ты меня слышишь, бро? Ты здесь?

Отражение повторяет мои действия, а в голове не заговаривает пленённая личность. Тело не кажется чужим, всё так привычно и естественно, хотя я выше на десять сантиметров и тяжелее на восемь кило. Настоящая дьявольщина. В дверь стучат, и в комнату заглядывает огненно-рыжая голова Алевтины Павловны.

— Ты с кем-то разговаривал, Ром? — спрашивает она.

— Э… нет, просто мысли вслух, — не стушёвываюсь я.

— Как успехи?

— Замечательно.

Алевтина Павловна кивает и прикрывает дверь. Я возвращаюсь на кровать и помещаю столик с ноутбуком над коленями. Похоже, вот-вот отведённые три минуту истекут.

Действительно, через несколько секунд я снова проваливаюсь в пустоту.


Очнулся на дачном чердаке, где и оставил родное тело. Ну и дела. Сполз на пол, встал и уселся за стол. Открыл Гримуар, где меня дожидался свежий текст:


Тестовое управление выполнено успешно.

Имя: Роман Романович Николаев, 17 лет.

Продолжительность сеанса: 3 минуты.

Открыты возможности: сеансы управления до 6 часов, мониторинг параметров персонажей (интеллект, физическая сила, выносливость, слабые части организма).

Следующая возможность: мониторинг социальной вовлеченности персонажей (количество и качество знакомств, активность социальной жизни).

Откроется при опыте управления двумя разными персонажами суммарно 60 минут.


Я подавил желание тут же позвонить Романычу и спросить, что он чувствовал последние три минуты. Если он ничего не запомнил, то я лишь вызову ненужные подозрения. Наберу чуть позже.

Я почесал подбородок, не в силах стабилизировать бунт собственных мыслей. Одно понимал ясно: я выпустил джинна из старой книги. И мне придётся с ним подружиться.

Глава 3 Папкин бизнесмен

План прокрался в черепную коробку, будто амёба-мозгоед. Избавиться от неё невозможно, я-то знаю, насмотревшись передач вроде «Монстры внутри меня».

Как там зовут этого придурка? Илья, фамилию не помню. Я вытащил смартфон и вошёл в ВК. Леся расположилась на почётной верхней строчке в списке друзей. Я перешёл на её страницу, открыл фото с аватарки и просмотрел список лайкнувших. Попался, гадёныш! Илья Обухов. Сейчас посмотрим, чем вы там занимаетесь, голубки.

Я заблаговременно переместился на кровать, вписал имя и продолжительность тридцать минут. Едва успел закрыть Гримуар и отключился.


— И я ей отвечаю, — говорит Леся, — мол, сама разберись сначала со своими хахалями, а потом советы раздавай.

Я вижу перед собой бокал пива и тарелку с чем-то похожим на отрыжку динозавра. Это паста. Во рту не дожёванный комок с привкусом сыра, жирных сливок и креветок. Я проглатываю комок и глупо улыбаюсь в ответ на выжидающий взгляд Леси. Она прекрасна. Острые скулы, голубые глаза и фирменная косая чёлка. Намарафетилась, словно на вручение Оскара за главную женскую роль в фильме «Просто друзья». На ней изумрудное платье с глубоким декольте. Прелести не позволяют сосредоточиться на еде. Через полминуты оцепенение спадает. Бегло осматриваюсь. Ого, мы в «Гурмане».

— Всё в порядке, Илья? — спрашивает Леся.

Чувствую, как по пищеводу на волю стремительно несётся отрыжка. Через секунду я смачно рыгаю на весь зал ресторана, чем приковываю всеобщее внимание к нашему угловому столику. Бог свидетель, не специально. Само получилось, но я доволен, что, очевидно, отражается на моём лице.

— Эй, фу! — вычитывает мне Леся, стыдливо озираясь. — Что ты творишь?

— В Европе мне бы пожелали приятного аппетита за такое, — невозмутимо отвечаю я.

Изнутри голос Папкиного бизнесмена звучит игриво и самонадеянно. Впрочем, как и со стороны.

— Но мы не в Европе, блин, — цедит сквозь зубы Леся.

— Ладно, извини. Отойду на минуту.

Встаю и провожу рукой по её обнажённому плечу. Гладкая нежная кожа. Леся не возражает. В уборной я поласкаю рот и гляжу в зеркало, упирая руки в умывальник. Да, Обухов статный красавчик, не отнять. Чем-то похож на актёра, играющего Люцифера в любимом сериале Леси. У меня не было шансов.

Что там говорилось о мониторинге? Едва думаю об этом, в правом верхнем углу всплывает окошко с данными:

Интеллект: 82 балла. Использовано потенциала*: 61 %.

Физическая сила: 126 баллов. Использовано потенциала*: 92 %.

Выносливость: 113 баллов. Использовано потенциала*: 86 %.

Слабые части организма: коленные суставы, печень.

* доступного для прокачки без активации скрытых резервов.

К двадцати годам просадил печень. Уникум! Забавляет и первый пункт. Как я понял, там эквивалент IQ, только более точный. Папкин бизнесмен и без того обделён умом, так ещё эксплуатирует его в режиме энергосбережения.

Устрою ему весёлую сессию.

В левом кармане брюк чувствую слабую вибрацию. Достаю айфон последней модели и читаю всплывшее сообщение в телеграме от некой Леди N: «Ауу! Во сколько тебя сегодня ждать?». И злой красный смайл.

Ах ты, любвеобильная люциферская рожа! Зачем ждать экзаменов? Сам напоролся. Я ухмыляюсь и пытаюсь открыть сообщение. Экран заблокирован, введите пароль. Память чёрта мне недоступна. Я подношу айфон ближе к лицу — разблокировано. Тот случай, когда старый добрый ввод пароля надёжнее навороченной защиты. Набираю в поле ответ: «Скоро буду». Отправить. Через несколько секунд от Леди N приходит довольный подмигивающий смайл.

Я убираю телефон в карман и возвращаюсь к столику. Леся скучающе разглядывает ногти со свежим маникюром. Подхожу сзади, опускаю руки на плечи и целую её в шею. Кайф, будто я делаю это лично. Ощущения со штампом самой реальности. Леся игриво ухмыляется.

— Что это на тебя сегодня нашло?

— Да член просто чешется, а мы тут обсуждаем твою подружку с интеллектом устрицы.

Леся оборачивается и выпучивает глаза. Не давая ей опомниться, я подцепляю пиджак со спинки стула и добавляю:

— Кажется, мне пора.

К Лесе возвращается способность говорить.

— В каком смысле? Ты куда??

— Туда, где почешут. Оплатишь счёт?

Я успеваю слинять прежде, чем моя несостоявшаяся девушка отходит от нокдауна и закатывает истерику. Где живёт эта Леди N? Достаю айфон и пишу ей сообщение: «Детка, сегодня у меня провалы в памяти, поэтому мне нужен твой точный адрес». Может, прокатит в качестве шутки. Дожидаюсь ответа. «Детка? Ого! Записывай, красавчик…».

«Ауди» на парковке не видно. Ну да, он же цедил пиво. Ловлю такси и еду по указанному адресу. Сеанс завершается, едва я успеваю позвонить в дверь.


В Гримуаре написано:


Сеанс № 1.

Имя: Илья Витальевич Обухов, 21 год.

Продолжительность сеанса: 30 минут.

Развернуть собранные данные (поставить +).


В топку эти данные. Я ощутил блаженную дрожь во всём теле и кое-как перебрался за стол, затем обратно на кровать. А не приснилось ли мне всё от начала и до конца? Может, единственная способность этой книги — отправлять в царство осознанных грёз? Пора позвонить Романычу.

Я набрал номер и стал прислушиваться к гудкам.

— Алло, — услышал я нечто похоже на предсмертный выдох.

— Здорова. Что творишь?

— Учу. Башка уже трещит.

— У меня тоже, — соврал я. — Какие-то помутнения идут от этой философии, будь она проклята.

Секундное молчание.

— Не поверишь, но у меня тоже, — сказал Романыч. — Даже пришлось поболтать с самим собой.

— Что, серьёзно? — изобразил я смешок.

— Да хрен знает. Наверно, на сегодня хватит. Может, прогуляемся по району?

Увы, бро, прогулка никак не вписывается в вечернюю программу.

— Сегодня никак, — ответил я. — Жду, когда ОЛ освободит комп, надо ещё кое-что найти.

— Ну ладно, наберу Тиму.

На том и попрощались. Выходит, Романыч не отключался от происходящего с его телом в привычном понимании слова. Всё запомнил, но ни черта не понял. Интересно, что сейчас происходит с Папкиным бизнесменом? Какие он найдёт объяснения своим поступкам?

Мне нужен был ещё один персонаж и тридцать минут управления. И я уже знал, кто это будет.

Глава 4 Первая прокачка

Восхитительное женское тело. И я внутри него. Не в том смысле, конечно. Сижу на заднем сиденье такси, сложив руки на голых коленях. Приятные ощущения. Провожу рукой по бедру, поднимаюсь выше, щупаю сочную упругую грудь.

Водила косится в салонное зеркало. Нет, это перебор, я убираю руки. В сумочке что-то вибрирует. Достаю смартфон. Чёрт строчит восьмое сообщение с мольбой ответить на звонок. До этого накатал простыню из букв, наверняка подвергнув мартышкин ум сверхнагрузке. Я вчитываюсь в его потуги объяснить поведение фермерского парнокопытного. «Не знаю что это было, прости пожалуйста туман в голове бла-бла-бла». Я перезваниваю. Он отвечает с половины первого гудка. Требую детального отчёта. Что он чувствовал и что вообще думает. Слышу неупорядоченный словесный поток, извинения и ни одного здравого предположения.

Выключаю смартфон и кладу в сумку. Любопытно, что там с Лесиными показателями? Вывожу окошко и всматриваюсь в сточки:

Интеллект: 97 баллов. Использовано потенциала: 86 %.

Физическая сила: 72 балла. Использовано потенциала: 85 %.

Выносливость: 76 баллов. Использовано потенциала: 81 %.

Слабые части организма: не установлены.

Не сомневался, что она умнее водятла «ауди». Да ещё и женщина-кошка без уязвимых мест. Отменная генетика и здоровый образ жизни.

Через двадцать минут расплачиваюсь с таксистом и выхожу возле подъезда. Поднимаюсь в квартиру, глажу кошку и проскальзываю в душевую. Скидываю платье, затем нижнее бельё. Завороженно любуюсь телом с обложки мужского журнала.

Интересно, Леся ведёт дневник или что-то в таком роде? Вряд ли. На дворе 2019 год, эпоха цифрового рабства. Зато она наверняка обсуждает с подружками в переписках много чего интересного. Если у неё нет привычки чистить историю. Пока не истёк сеанс, я достаю телефон, включаю и захожу в ВК. Отмахиваюсь от всплывающих уведомлений о пропущенных вызовах, как от надоедливых мух. Лучшая подруга Леси — Лиза. Ёшкин кот, из их переписки можно собрать трилогию для серии женских романов. В основном, ниочёмный трёп. Сдать философию без подготовки легче, чем изучить эти метаданные. Не сейчас и не сегодня.

Время сеанса заканчивается.


Я проверил текст на предмет новых пунктов.


Открыта возможность: мониторинг социальной вовлеченности персонажа.

Следующая возможность: открытие мода «Хранилище памяти», 1 часовая активация в сутки.

Требования: интеллект от 101 балла, социальная вовлеченность от 21 балла.


Хранилище памяти? А вот это уже не хухры-мухры. Главный персонаж — это я собственно персоной, надо понимать. Кстати! Надо бы проверить. Я вписал свой псевдоним и поставил пять минут. Неужели тоже вырублюсь?

Нет, остаюсь в полулежащем положении. Секундное потемнение в глазах, будто заторможенная смена кадра на старой плёнке. Вызываю окошко и «любуюсь» своими показателями.

Интеллект: 107 баллов. Использовано потенциала: 70 %.

Физическая сила: 92 балла. Использовано потенциала: 79 %.

Выносливость: 78 баллов. Использовано потенциала: 81 %.

Слабые части организма: связки лучезапястных суставов.

Социальная вовлеченность: 19 баллов.


Я вернулся в неигровую обыденность. Чёртов Гримуар прав — запястья у меня из хрусталя, из-за чего пришлось отказаться от карьеры Роджера Федерера. Поток цифр порядком утомил. Суть ясна — придётся как можно скорее завести пару-тройку новых знакомств. Или развить имеющиеся, только ума не приложу, с кого начать и каким образом. Далеко ходить не стал.

Спустился вниз, вышел из дома и дошёл до соседнего участка. Само собой, баба Лора встретила меня раком кверху. Я попросил у неё номер телефона внучки. Сказал, что надо отвлечь мысли от экзаменов и пообщаться с умными людьми. Старуха расцвела в тон своему палисаднику.

— Давно вам пора подружиться, — сказала она, ища телефон в глубоком кармане безрукавки. — Знакомы не один год, а как чужаки, ей Богу.

— Согласен, — улыбнулся я в ответ.

Мне хотелось забрать Гримуар с собой, но перевозка чернильницы в рюкзаке и на велосипеде показалась не лучшей идеей. Пришлось оставить всё в книжном шкафу на Чердаке Мечтателя. Пока у меня была установка.

Катя торчала дома, как и подобает зубриле в период сессии. Мне вспомнилось, что прошлым летом она вроде приезжала с каким-то парнем, так что случай — в теории — не безнадёжный. Мой звонок её ошеломил, и я ожидал типичной страусиной политики. Однако соседка согласилась выпить чаю в пиццерии недалеко от дома.

На ней был светлый сарафан в горошек, волосы заплетены в мышиный хвост. Косметика захаживала на лицо по большим праздникам, и я для Катиного календаря — определённо не красный день.

— К чему готовишься? — спросил я, когда с дежурными фразами было покончено.

— К английскому, — ответила Катя. — Ну как готовлюсь… Уже давно готова.

И хихикнула. Она оканчивала второй курс, но выглядела, как восьмиклассница. Возможно, при должном марафете и гардеробе из неё можно было слепить первокурсницу. Возможно.

Мы поболтали ещё минут пятнадцать, а я всё думал, достаточно ли сделано хотя бы для одного балла? На миг ощутил себя каким-то цифровым маньяком.

Домой вернулся с солидным запасом. В прихожей стоял стойкий аромат духов ОЛ. Мамыра и Боров смотрели телек. Прошмыгнул в комнату сестры и заметил на клавиатуре записку: «Не смей передёргивать под порно». Я скомкал её и засунул под ковёр.

Загрузил в онлайн-кинотеатре первый попавшийся боевик со Скалой, закинул ноги на стол и скачал на смартфон несколько приложений для знакомств. Создал везде профили под именем «Иммануил Кант» и отправился на охоту.

Глава 5 Мод «Хранилище памяти»

К вечеру воскресенья мне удалось познакомиться в приложении с пятью девушками, две из которых после дьявольских ухищрений согласились на свидание. Я назначил встречи с интервалом в два часа, как Биг Босс в конторе по найму. Не стал пыжиться и выбрал кофейню недалеко от дома. Само собой, девушки жили в моём районе, ещё не хватало бедному студенту таскаться на свидания через весь город.

Первая — Таня — произвела впечатление надменной стервы. Ежесекундно презрительно фыркала на факты из моей небогатой биографии. Пришлось засунуть поглубже гордость и отыграть роль добродушного парня, щедрого на комплименты и хорошие манеры. По крайней мере, природа не обделила девчонку красивой мордашкой, хоть полюбовался чем-то прекрасным.

Вторая — Вера — оказалась попроще во всех смыслах. Ничего выдающегося, зато чаепитие не походило на каторжно-пыточное мероприятие в угоду высшим целям.

С обеими я тепло попрощался, чмокнул в щёку и пообещал быть на связи 24 на 7. Затем сразу же поспешил на дачу. Проверил уровень социальной вовлеченности и удовлетворённо хмыкнул. С запасом набрал аж три балла. Открыл двух новых персонажей и получил в распоряжение мод.

Заценим, что это за зверь и с чем его едят. Я снова вписал своё имя, указал сто минут и дождался мгновенного перехода в игровой режим.


Вызываю окошко с данными и нахожу нужную вкладку.

Активировать мод «Хранилище памяти»: Да / Закрыть.

Глазами выбираю «Да», моргание эквивалентно щелчку мышки или нажатию клавиши Enter. Всплывает россыпь картинок, заполоняя собой большую часть пространства. Невольно присаживаюсь, ощущая лёгкое головокружение. Пытаюсь разобраться. Каждая картинка — отдельный год, начиная с 2001 и заканчивая 2019. Как папки с фотографиями на рабочем столе. Моя жизнь.

Перехожу в 2018, там ещё 12 «папок», по месяцам. Смотрю июль. Недели, дни, всё по полочкам. Выбираю наугад 20 июля, в дополнительно всплывшей строке прокручиваю «бегунок» на 15:00. Моргаю.

Мы втроём сидим в шатре городского парка. Тим залип в смартфоне, а Романыч потягивает пиво, купленное добрым дяденькой за соседним столиком. Я помню тот день. Мы сдали второй вступительный экзамен в ВУЗ и отмечаем это дело. Передо мной стакан с недопитым морсом и пустая пластиковая тарелка из-под шашлыка с разводами дешёвого кетчупа.

— Вы заметили, как эти две монахини с куксами смотрели на нас, узнав, что мы с одной школы? — спрашивает тот я, из прошлого.

Мне неподвластно управление им, я как зритель в кинотеатре. В верхнем левом углу идёт обратный отсчёт времени работы мода:

59:36.

— Угу, — кивает Романыч. — Будто нас привезли из колонии для несовершеннолетних. Скованных одной цепью и в наручниках.

— Оранжевой робы только не хватает, — усмехается Биг-Ти.

— Оранжевая — это у америкосов, — поправляет Романыч. — У наших обычно тёмно-серая или тёмно-зелёная.

— Когда ты успел отсидеть? — спрашиваю у него.

Я — реальный — вызываю окошко и жму «выйти». Передо мной снова россыпь «папок». Мне доступен для просмотра любой момент моей жизни! Мысли разбегаются, как тараканы, застигнутые врасплох неожиданным включением света. Столько классных моментов можно пересмотреть. Жаль, доступ всего час в сутки.

Я невольно конвертирую новую возможность в потенциальную выгоду. О зубрёжке можно забыть, если на экзаменах находить в Хранилище нужные моменты. Лекции, конспекты, книжки. Обнаруживаю в расширенных настройках мода функцию «Сортировка данных». Нечто вроде папки с избранным. Могу копировать временные кусочки и складировать в отдельном месте с быстрым доступом. Офигенный мод.

Не откладывая дело в долгий ящик, занимаюсь сортировкой материала по философии, в реальном времени сверяясь со списком вопросов. На это уходит больше сорока минут. Некоторых ответов не нахожу, поэтому спешно собираю недостающую информацию вручную через смартфон.

Успеваю укомплектовывать «избранную папку» за час. Дело сделано.


На ночь пришлось забрать Гримуар с собой. Чернильницу я аккуратно перевязал банковской резинкой и упаковал в найденную компактную коробку из-под наручных часов. Ещё раз перевязал и положил в рюкзак. Перо оставил внутри книги. Завтра набор мне пригодится.


Настал день, от которого тряслись коленки у большинства обитателей универа. Профессор Григорий Витальевич Михальчук — плотный седовласый ангел ада воплоти — хмуро восседал за преподавательской партой и обычно мурыжил каждого студента по полчаса. Очередь на заклание тянулась медленнее полоски ртути в термометре.

Почти все уткнулись носами в конспекты, что больше напоминало лихорадочные попытки надышаться перед утоплением. Отличались от общей массы только я и группа ОФМ — самых заядлых зубрил в длинных юбках и очках. Через одну золотые медалистки. Над ними председательствовал дуэт подружек не разлей вода, Говорухиной и Кутнюк.

Нас они в ответку нарекли Задротами Ордена Спермотоксикоза (ЗОС) и смотрели, как на ущербных выкидышей системы образования. А мы на них, как на серое вещество в бабушкиных труселях. Ни сисек, ни жоп, зато серого вещества — по бумагам — вагон и маленькая тележка.

Кутнюк подозрительно косилась на меня сквозь линзы безвкусных очков. Я читал её эмоции не хуже, чем она — любимые конспекты. «Что этот недочеловек себе позволяет? Почему он так спокоен и не перечитывает материал? А ещё занял очередь в числе первых, готовый принять основной удар на себя».

Не только Монашки заметили моё спокойствие.

— Ты всё выучил? — участливо поинтересовался Тим.

Добродушный наивный здоровяк, готовый поверить в инопланетное вторжение, если сообщить ему об этом серьёзным тоном и с каменным лицом. Из-за чего в школе становился жертвой большинства розыгрышей.

— Готов как никогда, — ответил я.

Едва передо мной зашёл Гена Ботан, я отлучился в туалет. Закрылся в кабинке и разместил на коленях кожаный портфель. Осторожно достал чернильницу и Гримуар. Время выбрал с запасом — час, синхронизировался с модом.


Мод «Хранилище памяти» активирован.

Возвращаюсь к трясущемуся стаду агнцев. Приходит моя очередь. Оставляю на столе Михальчука смартфон, вытаскиваю билет и демонстративно сажусь за первую пустующую парту. Этические учения поздней античности. Философское понимание истины. Проще простого! Без труда нахожу нужный «видеофайл», последовательно переписываю ответы на чистый лист бумаги, запоминаю и вызываюсь отвечать. Профессор удивлённо взводит брови. Я сажусь перед ним и безупречно отвечаю на вопросы.

Ошибка номер один — не стоит так нагло демонстрировать свою крутость. Михальчук проглатывает моё выступление с постной рожей и не морщится. Предсказуемо начинает засыпать дополнительными вопросами, словно я обучаюсь по программе для сверхразума и обязан тянуть не один билет, а сразу пять. Каждый раз, беря минутку-другую на раздумье, я нахожу нужный материал и бросаю его профессору в лицо. Наконец, отчаявшись меня потопить, Михальчук залезает в области, не входящие в наш курс. Тут я оказываюсь бессилен. Не оспариваю и зарабатываю с барского плеча «хорошо». Однако внутри меня трясёт от злости.

Выйдя из кабинета, я попадаю под перекрёстный словесный огонь. Как прошло, топил ли, какой билет, почему так быстро и тэ дэ, и тэ пэ. Тим называет меня философом от Бога, а Кутнюк меняется в лице, узнав, что я получил «хорошо». Не верит, пока я не подношу к её очкам раскрытую зачётку.

— Пф, — выдаёт она. — За какие же заслуги обычный ЗОС стал любимчиком Михальчука?

Ах ты, жалкое подобие особи женского пола! Сейчас ты у меня попляшешь. Терпение лопается. На публику я дежурно улыбаюсь и киваю. Выслушав поздравления от друзей, я снова отлучаюсь и запираюсь в кабинке туалета.

Дожидаюсь окончания своего сеанса.

Мод «Хранилище памяти» деактивирован.

Вписываю: Анна Кутнюк. Пять минут. За глаза.


Слышу возмущённые перешёптывания Говорухиной и ещё кого-то из ОФМ. Моё чудесное спасение в стиле Гудини не даёт им покоя. Я отделяюсь от могучей кучки и без стука вхожу в кабинет. Михальчук поворачивает голову и качает головой.

— Вы слишком рано, — говорит профессор.

Перед ним морально распят Гена Ботан. Препарирование в самом разгаре.

— Рано — у барана, — отвечаю я, подхожу к столу и сгребаю в охапку разложенные билеты.

Затем рву эти узкие бумажные полоски надвое, на четвертины и подкидываю в воздух. Они осыпают седую макушку Михальчука, точно гигантские хлопья снега. Профессор настолько в шоке, что забывает возмутиться. Я выхожу из кабинета и бросаю напоследок:

— Агнец с бараном — едино племя.

Не знаю, зачем. Просто вспомнилась поговорка. Выхожу из корпуса и стреляю у группы курящих студентов сигаретку. На меня смотрят, как пресловутые бараны на новые ворота, но всё же протягивают и даже поджигают. Делаю затяжку и закашливаюсь. Из любопытства проверяю подноготную Кутнюк:

Интеллект: 105 баллов. Использовано потенциала: 93 %.

Физическая сила: 57 баллов. Использовано потенциала: 51 %.

Выносливость: 64 балла. Использовано потенциала: 58 %.

Слабые части организма: глаза, лёгкие. Наблюдается повышенная хрупкость костей.

Социальная вовлеченность: 11 баллов.

Что и требовалось доказать, как говорится. Лишь в одном Монашка меня превосходит — лучше использует природный умишко. Ценой вахтовой службы над учебниками. Зато у неё в кармане золотая медаль, а у меня — пудра от пончика.


Я вернулся к кабинету, где царил переполох. Фригидные Монашки исчезли, организовав исповедальню в полевых условиях. Всем хотелось знать, что произошло.

— Что я пропустил? — спросил я хохочущего Романыча.

Тот кивнул на Гену Ботана.

— Дичь в стиле Тарантино, — ответил тот и живописно описал сценку, которую я сам и устроил.

В подкорку закралась мыслишка, не переборщил ли? Наверно, стоило ограничиться словесным поносом и хлопком дверью. Ай, плевать.

— Видать, переутомление от зубрёжки и воздержания, — предположил я. — У Монашек такое бывает.

Глава 6 Пляжный чемпион

Как тут не потерять голову и не тронуться кукухой? Вот что я прочитал в Гримуаре после экзамена:


Доступны бустер-моды «Физическая сила» (10 минут в сутки, 1 активация) и «Выносливость» (4 часа в сутки, 1 активация).

Настройка таймера сеансов.

Следующий уровень использования Гримуара: Изгиб реальности.

Откроется при повышении выносливости главного персонажа до 80 баллов.


Запахло крошками от пирога в бороде боженьки. Что ещё за Изгиб реальности? Руки чесались проверить, но сначала прокачка. Не хватало всего двух баллов. Попусту расходовать бустеры я не спешил, надо найти им достойное применение. Например, принять участие в любительской велогонке или этапе триатлона.

Удобство таймера трудно переоценить. Теперь я мог не только вписывать время активации модов, но и подключение к персонажам без боязни в ту же секунду рухнуть пластом.

Денёк обещал стать жарким во всех смыслах. Хотелось отвлечься и перегруппировать мысли — нейронных скакунов. Я позвонил друзьям и позвал их загорать. Романыч с радостью согласился, а Тима, запоровшего только что философию, не отпускала мама. Кое-как мы отбили его на два часа под предлогом помощи в уборке территории моей дачи. Ложь во благо.

На Центральном пляже хаотично рассыпались бледнокожие тела со складками зимних отложений на чёрный день. Я расстелил полотенце, натянул кепку пониже и лёг, подложив руки под затылок. Размашистыми мазками кисти воображение рисовало картины карамельного будущего. Главное, внушил я себе — не спешить и не привлекать чересчур много внимания.

Через пять минут услышал шум — пляжные аниматоры устроили что-то вроде соревнований. Типичный перечень: подтягивания, подъёмы гири, прыжки в длину. Собиралась толпа.

— Победителю солидный денежный приз в двадцать тысяч рублей и годовой абонемент в фитнес-клуб «Олимп»! — продекламировал аниматор.

Новая тренажёрка, проевшая плешь рекламой из каждого холодильника.

— До которого часа соревнования? — спросил я.

— До вечера.

Отлично, вот и мероприятие для полноценного теста «Физической силы». Трепещите, смертные. Через сорок минут мы покинули пляж, я вернулся на дачу и раскрыл Гримуар. Вписал туда активацию «ФС» через час. С поправкой на дорогу и возможную очередь.

Отправился на пляж после пяти. Соревнования вызвали удивительный ажиотаж. Ещё бы, на кону шикарные плюшки. И вообще, мне пора подумать, как конвертировать возможности Гримуара в материальные блага. Поменять велик, купить достойный ПК, а не выпрашивать у Мамыры хлам «для учёбы».

Я отстоял в очереди и сверился с часами. Пять минут. Подошёл к аниматору в майке «Олимпа» и записался на участие. Размялся, встал под турник.

— Сколько у текущего лидера? — спросил я.

Парнишка посмотрел записи и ответил:

— Тридцать четыре.

Нехило. Мутант какой-то. Мой рекорд — двадцать. Посмотрим, на что способен гримуаровский чит.


Бустер-мод «Физическая сила» активирован.

Всплывает окошко с обратным отсчётом десяти минут. Время слегка ускоряется при нагрузках. Я повисаю на турнике и начинаю подтягиваться. Без ощутимых напрягов выбрасываю тело вверх едва ли не до груди. Десять, двадцать, тридцать, сорок. Полегче! Не стоит слишком палиться. Я изображаю усилия, хотя устал максимум процентов на сорок. Что же будет, если использовать бустеры одновременно? В запасе семь минут. Подтягиваюсь ещё шесть раз.

— Пожалуй, надо оставить силы на другие виды, — говорю я, спрыгивая.

На меня таращатся удивлённые лица зевак и самих аниматоров. «Кем этот вчерашний школьник себя возомнил? Решил потрогать Зевса за яйца? Он даже мясом не оброс. Ну, посмотрим, как он справится с гирей в 16 килограмм».

Да легко. Добавляю красок к прилагаемым усилиям и превосхожу лидера на восемь повторений. Перед прыжком в длину без разбега от меня, наверно, ожидают нырка в реку, которая в ста метрах. Но я беру три метра и десять сантиметров. Дальше всех. Хорошо, что не пожадничал. Мне говорят, что мировой рекорд — 3,73. Тогда бы мне было не до смеха.

— Кажется, у нас уже есть победитель, — оторопело щебечет девушка в футболке фитнес-клуба.

— Парень, ты под чем? — спросил кто-то из зевак.

Бустер-мод «Физическая сила» деактивирован.


Несколько пляжных красоток строили мне глазки. Как истинный джентльмен, я ответил каждой, собрав нехилый урожай из телефонных номеров, а одной и вовсе назначил свидание на текущий вечер. Мне ведь ещё предстояло тестирование второго бустера. И тут увидел Лесю. В открытом синем купальнике и соломенной шляпке.

— Привет, Валь, — поздоровалась она. — Вижу, ты пользуешься популярностью.

— Вы же, девушки, падки на крутизну, — отшутился я. — Как у тебя дела?

Леся пожала плечами.

— Сойдёт. Второй экзамен сдала на «отлично», вот выбрались позагорать.

Сзади к ней подошёл Папкин бизнесмен и обнял за талию. Вот так новость. Выкрутился чёрт.

— Это было эффектно, парень, — похвалил он меня и показал большой палец. Ключа от «ауди» не хватало. — Ты теперь пляжный крутышка. Эволюция видов в действии. Дарвин был прав.

Леся пнула его локтём в накаченный пресс. Обухов глупо усмехнулся.

— Ага, спасибо, — съязвил я, — а сам чего не попробовал?

Он продемонстрировал правую руку с посиневшими костяшками пальцев. Лупил по стене, что ли, за свой кретинизм на свидании?

— Ушиб. А то бы поборолся и лишил тебя пятнадцати минут славы.

Поборолся, как же. Не просто балабол, а балаболище.

Вечером мне вручили грамоту в рамке, годовой абонемент и безымённую кредитку на двадцать тысяч. Вот и первая монетизация Гримуара.

С важным видом я расплатился карточкой в «Гурмане», куда сводил пляжную красотку по имени Кристина. Двадцать два года, ноги от ушей. Между ушами в черепной коробке — ниточка в полмикрона толщиной. Гримуар наверняка показал бы отрицательные значения интеллекта, взбреди мне в голову использовать девчонку в качестве персонажа.

После ужина она сама потащила меня к себе домой, радуясь ночёвке родителей в загородном коттедже. Я похвалил себя за предусмотрительность — перед свиданием настроил активацию «Выносливости» на все доступные четыре часа. Она заработала как раз, когда мы покидали ресторан.

Ох и огненную ночку я устроил Кристине! Прокачка удалась на славу. Через три часа понял, что переборщил — Кристина готова была приковать меня наручниками к батарее на ближайшую неделю, лишь бы никуда не отпускать. Пришлось убегать через балкон. Кроме шуток — как в бородатых анекдотах. Спас первый этаж. Хорошо, что я не сказал ей своего настоящего имени и адреса.


Довольный бреду до дома в тёплой июньской ночи. Бесшумно забираю велосипед и по пути на дачу выжимаю из старого «Стелса» больше, чем сестра из бизнесмена Осипова при первом разводе. Почти не устаю и кручу педали на повышенной передаче, как проклятый. Так бы улепётывал ото льва нерадивый турист в Африке.

Спешиваюсь перед поворотом на линию и любуюсь своим прогрессом:

Интеллект: 108 баллов (+1). Использовано потенциала: 72 % (+2).

Физическая сила: 94 балла (+2). Использовано потенциала: 80 % (+1).

Выносливость: 81 балл (+3). Использовано потенциала: 82 % (+1).

Социальная вовлеченность: 25 баллов (+6).

Красота. Чтение Гримуара приносит мозгам больше пользы, чем половина университетской программы.

Кстати, о Гримуаре. На очередной странице меня ждало следующее:


Первый уровень (Тестовый) успешно пройден.

Анализ личного видения персонажа закончен.

Доступны сеансы управления продолжительностью до 12 часов.

Для дальнейшего использования Гримуара заполните раздел «Цифровые отродья».

Либо прекратите использование.

Порча Гримуара недопустима и приведёт к необратимым последствиям.


Ниже этот самый раздел в виде таблицы с четырьмя строчками, куда мне полагалось вписать перечень подходящих имён. Недолго думая, я записал тех, кого собирался упоминать в будущих мемуарах: Папкин бизнесмен, Олег «Боров», Света-ОЛ и… профессор Михальчук. Ордену Фригидных Монашек и так досталось.

Именно в тот момент я прошёл точку невозврата, когда ещё был шанс остановиться.

На следующий день я получил первое серьёзное задание.

Глава 7 Крах профессора

Я сидел над раскрытым Гримуаром и покусывал перо.


Добро пожаловать на второй уровень: Изгиб реальности.

Выполните задание № 1.

Персонаж: Григорий Витальевич Михальчук, 58 лет.

Цель: потеря основного рабочего места.

Срок выполнения: до 23:00 04.06.2019. Сеанс не заканчивается, пока не будет выполнено задание.

Награда: 50,000 рублей.

В случае неудачи персонаж будет деактивирован. Вероятная причина: кровоизлияние в мозг.


Вот почему я кусал перо. Не ожидал таких фортелей. Что же получается, теперь под угрозой человеческая жизнь? На такое я не подписывался, но, кажется, поздно пить «боржоми». Перечитав текст трижды подряд, я понял, что никаких ошибок и двусмысленных интерпретаций. Чёткая цель, чёткие условия и последствия. У меня всего один день. Текущий.

Не совсем ясно насчёт награды. Откуда возьмутся пятьдесят штук? Ладно, посмотрим. На самом деле, этому ушлёпку не место за кафедрой, несмотря на все регалии. Но и преждевременных похорон я ему не желал.

Раздался звонок. Мамыра.

— Алло.

— Валентин, — строго проговорила она. Мод твёрдой мамаши активирован, ха. — Где ты постоянно пропадаешь? Ты не ночевал дома?

Опомнилась.

— Я на даче.

— Что-то ты зачастил туда. Давно такого не было.

Я непроизвольно закатил глаза.

— Здесь свежий воздух, тихо и никто не отвлекает.

— Готовишься к следующим экзаменам?

— Конечно. Грызу гранит науки.

— Ну, хорошо, а то мы уже забеспокоились.

Мы! Ага.

— Ладно, мам, ещё кучу материала учить.

— Всё-всё, не отвлекаю. Занимайся.

Я вернулся у Гримуару. Итак, пора заняться профессором.


— Главная цель человека, по мнению Августина…э… спасение перед страшным судом…

На меня смотрит прыщавый парень, похожий на кролика, которого посадили в клетку с волком.

— Таким образом, в средневековой философии… — продолжает парень, но я прерываю его взмахом руки.

— Всё ясно, ты подготовился, — говорю я и беру зачётку. Пишу «отл», ставлю загогулину вместо подписи и протягиваю студенту. — Молодец, все бы так учили.

Парень не верит своему счастью и осторожно забирает зачётку. Не вставая, заглядывает в неё и меняется в лице ещё больше. Кто-то показательно кашляет на задней парте. Может, прыщавый только начал отвечать минуту назад? Да не всё ли равно. Мне торчать в тучном дряхлом теле, пока Гримуар не посчитает задание выполненным. Либо 12 часов. Вызываю окошко, там стандартный набор, до которого мне нет дела. Ума у профессора палата, но здоровье просело от выпивки и калорийных закусок. Никаких подсказок и направлений, кроме единственного дополнения в самом низу:

Статус задания: не выполнено.

Это я и так знаю. Осматриваю аудиторию. Ещё четыре человека, три девушки и один парень. Выбираю самую симпатичную и показываю на неё пальцем:

— Вы остаётесь, остальные вон.

Требование пришлось повторить, чтобы ненужные задницы оторвались от стульев и покинули аудиторию. Я закрываю дверь на шпингалет и подхожу к напуганной девушке, трясущейся, точно осиновый лист.

— Ты же хочешь «отлично»? — спрашиваю я. Неуверенный кивок. — Надо отработать.

Я расстёгиваю ширинку. Девушка вскакивает. Испуг мгновенно трансформируется в помесь ярости и недоумения.

— Что вы себе позволяете?! — пищит она и пытается пройти мимо.

Я хватаю её за руку и притягиваю к себе. Прижимаюсь губами к уху и шепчу:

— Минус балл за несговорчивость.

Она начинает кричать, в дверь ломятся. Я отпускаю девушку и сажусь прямо на стол. Молча наблюдаю, как рушится карьера профессора.

Статус задания: выполнено.


Это было жёстко, согласен. Зато быстро и эффективно. И старче жив. Гримуар не даст соврать, я проверил:


Задание № 1 успешно выполнено.

Длительность сеанса: 17 минут.

Награда ждёт в сарае.


В сарае? Я спустился с чердака и полез разгребать нагромождения пластиковых бочек, садового инвентаря и прочего хлама. В плетёной корзинке нашёл туго перевязанную денежную «котлету» из тысячных купюр. Спросите у моих подштанников, как это работает. Я не знаю.

Проверил сумму — ровно полтос. Даже поднёс к небу. Вроде настоящие, водные знаки и всё такое. Я засунул деньги в глубокий карман шорт и вернулся на Чердак Мечтателя. Выдохнул и вытер пот со лба. Мне не по себе от таких высоких ставок. И я не о капусте.

Открыл Гримуар, а там уже ждало второе задание. Оперативно!


Выполните задание № 2.

Персонаж: Светлана Олеговна Осипова, 24 года.

Цель: прекращение всяких отношений.

Срок выполнения: до 23:00 05.06.2019.

Награда: 100,000 тысяч рублей.

В случае неудачи персонаж будет деактивирован. Вероятная причина: суицид.


Сотка за такое плёвое дело? Да я и без всяких заданий собирался «наладить» сестрице личную жизнь. В придачу спасу от перерезанных вен. Даже не стал откладывать и тут же вписал её имя.

Идиот.

Глава 8 Изоляция

Лежу в ванне и лениво играюсь с пеной. Вот засада. Вылез и принялся вытираться. У Светы-ОЛ телосложение волейболистки, для него требуется много полотенца и времени. Закончив, надеваю халат и выхожу в прихожую. Мамыра смотрит любимые дневные передачи по Первому каналу. Боров на работе. Вызываю окошко:

Интеллект: 98 баллов. Использовано потенциала: 91 %.

Физическая сила: 95 баллов. Использовано потенциала: 87 %.

Выносливость: 87 баллов. Использовано потенциала: 80 %.

Слабые части организма: почки, позвоночник.

Социальная вовлеченность: 21 балл.

Хм, и где задание?

Беру телефон и листаю список контактов. Не нахожу ни одного очевидного варианта вроде «любимый» или «милый». Нет, Охреневшие Лошади такое не пишут даже в своих смартфонах.

Осознаю ошибку номер два: поспешил на задание, не подготовив почву. О каких именно отношениях речь? Пытаюсь вспомнить хахалей сестры. Тщетно. Проще вспомнить физиономию акушера, принимавшего мои роды. Хранилище ОЛ недоступно — не хватает трёх баллов интеллекта. Прокачка займёт неприлично много времени. Вдруг понимаю, что Света, скорее всего, та ещё шлюшка и звезда. В мессенджерах и смсках никакой конкретики. Иду на отчаянный шаг — звоню лучшей подруге, Арине, и задаю идиотский вопрос:

— Привет. Напомни, с кем я сейчас встречаюсь?

Арина смеётся.

— Ты перегрелась на солнце?

— Я серьёзно. С кем?

Недолгое молчание.

— С Колей, Витей и Егором. Это кого я знаю.

Чёрт! Говорил же — шлюшка.

— Запуталась, с кем назначила свидание? — спрашивает Арина. — По-моему, с Егором.

— Хорошо. Перезвоню позже.

Сбрасываю и звоню Егору Д. Отвечает заспанный хриплый голос.

— Да?..

— Егорка, — говорю я. — Всё кончено.

Слышу в динамике козлиное блеяние. Недоработанный аналог смеха.

— Ты с дуба рухнула, шкура? Катись колбаской.

Звук отбоя. В списке три Коли и два Вити. Звоню всем и обкладываю херами. Везде похожие реакции, лучшая из которых — лёгкое недоумение. Сажусь за стол и жду. Ничего не происходит. Как порвать с типом, о существовании которого не догадываешься? Может, он и был среди этих коль-вить, но достаточно ли одного телефонного звонка и полкило словесных помоев? С профессором всё вышло однозначно, после таких выходок кафедру если и меняют, то на каталажку.

Сажусь за компьютер и пялюсь в чёрный монитор. Снова беру смартфон и проверяю сообщения в ВК. Пусто. Сука чистит историю, как и все шалавы.

Через час начинаю чувствовать голод. Это даже не мой желудок, но отдуваться мне. Иду на кухню и съедаю какое-то рыбное месиво. Запиваю соком. До самого вечера поиски нужного козла ни к чему не приводят. Вернуться я не могу, поэтому тупо иду спать. Засыпаю быстро.


А проснулся уже на даче. Мочевой пузырь едва ли не лопался, в горле пересохло, желудок вопил арию. Облажался. Я опустошил остатки воды из пол-литровой бутылки, кое-как спустился вниз и обильно полил траву возле крыльца. Посмотрел на часы — два ночи. Свет у бабы Лоры горел, как ни странно. Может, перепадёт что перекусить?

Я подошёл и постучал. Старуха отрыла дверь и как-то странно посмотрела на меня. Я извинился, наплёл какой-то чепухи, что заучился и заснул. Ехать домой темно, а проголодался, как вокзальный пёс. Не найдётся ли бутерброда или булочки с чаем?

Баба Лора кивала, даже не вслушиваясь в мои слова, и пригласила в дом.

— Вон холодильник, вон чайник, — показала она и ушла в соседнюю комнату.

Я включил чайник и вытащил кусок колбасы. Нарезал и положил на батон. Начал жевать, не дожидаясь кипятка.

— У вас что-то случилось? — спросил я.

— Ай, старая дура, — махнула лапищей баба Лора. — Куда-то засунула заначку и не могу найти.

Я перестал жевать.

— Заначку? Много там?

— А пятьдесят тысяч или около того. Какая же дура.

Вот и ответ, откуда мне свалился тот полтос. Основной закон Вселенной в действии. Даже всесильный Гримуар подчиняется ему. Если где-то прибыло, значит, где-то убыло. Я молча доел бутерброд и поспешил сделать ещё один.

Нехорошо получается, но что я теперь мог поделать? Сказать: «Ой, баба Лора, смотрите, что я нашёл в сарае!»? Смешно. Конечно, можно подкинуть деньги, чтобы она сама их нашла… Попозже. Ей не к спеху. Вот разживусь — верну с процентами.

Выпив чаю и поддержав хотя бы морально старуху, я вернулся на Чердак Мечтателя. Новая запись в Гримуаре:


Время сеанса истекло. Повторите попытку.


Ага, бегу и спотыкаюсь. Почти сутки в запасе. Я закрыл книгу и лёг спать.

Проснулся на рассвете. Меня осенило, и я ещё раз перечитал задание. Прекращение всяких отношений. Всяких! Полная социальная изоляция. Это я лопух подумал, что второе задание проще первого, но так не бывает.

Вернулся домой озадаченным. Света-ОЛ цедила кофе на кухне и пялилась в работающий без звука телевизор. На часах восемь утра.

— Не спится? — спросил я.

— Я полночи не спала, — сообщила сестра.

Погрев вчерашних сырников и налив сока, я сел за стол.

— А чё так?

— Через плечо! Достали все. Улечу на Бали.

Ого, что-то новенькое. Я принялся поглощать ранний завтрак.

— Кстати, слышал новости про Михальчука? — спросила ОЛ.

Я покачал головой.

— Домогался студентки, — продолжила сестра. — Сказал, давно хотел чпокнуть эту целку. Дословно.

Я поспешил запить комок сырников глотком сока и спросил:

— И где ты это слышала?

— В группе ВК. Там его речь без цензуры. На него накатали заявление, а он ухмыляется. Старый член!

— Уверена, что не утка? Или приукрасили.

— Нет, там куча свидетелей.

Очень странно. Очень. Выходит, из-за моего вмешательства профессор слетел с катушек? Или я пробудил его тёмную сторону? Нет, вряд ли. Я же выбрал ту студентку случайно. Интересная петрушка.

— Так, — словно опомнившись, заговорила ОЛ, — если я вдруг уеду, чтобы даже не подходил к компу. И своих дружков-задротов не проси взломать пароль.

— Да сдалась мне твоя коробка из-под мандаринов! — не сдержавшись, огрызнулся я. — На неделе соберу себе новый ПК, в пять раз круче твоего.

Сестрица прищурилась.

— Ага, конечно. На панель пойдёшь зарабатывать?

Я замотал головой:

— Не стану отбивать у тебя клиентов.

В ответ она выплеснула на меня остатки кофе. Благо, не горячего.

— Сдурела, Лошадь?!

Футболку и шорты в стирку. ОЛ встала, надменно прошла мимо и закрылась в комнате. Я доел завтрак, переоделся и критически осмотрел своего двухколёсного друга. Если к концу дня на меня свалится ещё сотка, то можно себе позволить покупку достойного средства передвижения. Ко всему прочему, денежная котлета бабы Лоры прожигала дыру в паху. Стоило потратить её как можно скорее и не мучиться.

Я вызвал такси и поехал в веломагазин. Подошёл к дверям за три минуты до открытия. Дождался и стал первым посетителем. Не слушая, что именно мне хотел впарить консультант, я выбрал «Мангус» на двадцать девятых колёсах за сорок шесть штук. То, что надо. В придачу прикупил противоугонный трос, фонарь и насос. На кассе проверили купюры, настоящие.

Из магазина поехал прямиком на дачу. Почти не устал и без всякого мода. Забрался на чердак, повертел в руках перо и снова вписал в Гримуар имя сестры.


Сижу в комнате, уткнувшись в смартфон. Новостная лента какого-то паблика. Вызываю окошко с данными и оставляю висеть последнюю строку. Научился управлять интерфейсом.

Социальная вовлеченность: 17 баллов (-4).

Скостить их до нуля. Захожу в список друзей и отправляю первой десятке один и тот же нехитрый текст: «Идите все лесом. Начинаю жизнь с чистого листа». После чего заношу аккаунты в чёрный список. Проверяю окошко.

Социальная вовлеченность: 15 баллов (-6).

Именно так всё и работает. Повторяю процедуру с оставшейся сотней друзей, в том числе и с Вэлом Вороном. Недолго думая, удаляю аккаунт и сношу приложение. Для верности проделываю то же самое в других соц сетях и мессенджерах. Всё под снос, как устаревшие бараки. Смартфон почти девственно чист.

Социальная вовлеченность: 3 балла (-18).

Почти у цели. Кто остался? Домашние. Звоню Борову, занято. Отправляю смс с привычным текстом. Набираю Светиной бабуле. С ней надо помягче. Ба, не болей, я улетаю в тёплые края в поисках новой жизни, не серчай. Пока. С Мамырой разговор короче, но суть та же. Вместо чемодана — сумочка с деньгами и документами. Оставляя старую жизнь в прошлом, не бери с собой ничего лишнего. Философ от Бога! (с).

Социальная вовлеченность: 0,5 баллов (-20,5).

Что за несчастные полбалла? Кого я забыл? Кумекаю минут десять и проверяю догадку — вызываю такси и еду на вокзал. Сеанс прерывается, когда я покупаю билет в Москву на ближайший поезд и подхожу к перрону. Задание выполнено за час и сорок шесть минут.

Социальная вовлеченность: 0 баллов (-21)

Глава 9 Нокаут

Сто штук я нашёл в саду под яблоней. В бумажном пакете под резинкой, как положено. Неоднозначно вышло, но плюшки пересилили этику. Отправил Охреневшую Лошадь пастись на вольные пастбища, да ещё и заработал на этом. Не знаю, откуда убыло — надеюсь, у толстосума с капиталом на Офшорах.

Теперь я был уверен, что сестра сама считает свой отъезд взвешенным решением. А значит, никаких внезапных возвращений, недоумений и походов к психиатру. Я изогнул реальность ОЛ. Вот что имел в виду Гримуар. Нового задания в нём пока не появилось, но по логике вещей, на втором уровне мне ещё предстояло выполнить два задания. С участием Борова и Папкиного бизнесмена.

Однако меня смущало направление, в котором всё двигалось. Хотя… ничего же криминального. С профессором я сам дал маху, достаточно было написать заявление об уходе. Но умная мысля приходит опосля. Я поспешил, не успев разобраться в правилах игры.

Самоедство стекает в канализацию после того, как разумом завладевают мысли о денежных реках. Через две недели мне восемнадцать, можно отучиться на права и купить авто к началу учебного года. Буду столь же крут, как и те карманные бизнесмены, приезжающие в универ на дорогих тачках.

Придётся пройти этот уровень в любом случае (чтобы никто из Цифровых отродий не помер), а там посмотрим, какую таблицу мне будет предложено заполнить. Если что-то вроде «Исчадия ада», то я пас.

Завтра второй экзамен по гражданскому праву, поэтому я заблаговременно отсортировал информацию.

Вернувшись домой, обнаружил озадаченную Мамыру. Она даже не спросила, откуда у меня новый велосипед. Хотя я приготовил убедительную речь, витиевато сотканную из правды и вымысла. Якобы выиграл его в пляжных соревнованиях от фитнес-клуба «Олимп».

— Что такое? — поинтересовался я.

Мамыра сбивчиво рассказала о психах падчерицы, я постарался её успокоить. Дескать, перебесится и вернётся. Жди. А Боров, видать, даже не прочитал сообщение, вечно занятый по горло делами.

Я прошёл в комнату Охреневшей Лошади и загрузил компьютер. Никакого пароля, само собой. Пустой трёп, её не научили ставить пароли, а только загружать браузер. Несколько часов я потратил на поиск нужных комплектующих для ПК. Выписал адреса магазинов и объехал все точки. К вечеру позвал Романыча, чтобы тот помог со сборкой. Благо, живёт через три дома.

— Ни хрена себе! — ошалел тот, вертя в руках видеокарту за шестьдесят кусков. — Ты ограбил банк?

— Нет, всего лишь старушку на даче, — ответил я почти правду.

— Ага, старушку-миллионершу, — усмехнулся Романыч.

Вместо подготовки к экзамену он завис у меня до одиннадцати вечера. Сборка сборкой, а тесты это святое.

Я поблагодарил Романыча перед уходом. Мне в голову пришла идея, достойная Нобелевской премии — почему бы не помочь друзьям закадрить девчонок, а то пацаны сточили руки о клавиатуры. Но только после экзаменов, чтобы не отвлекались от учёбы.

Во избежание лишних вопросов я сказал Мамыре, что на время взял старый компьютер у друга, а друг купил себе новый. Для неё все коробки одинаковые, к тому же я специально купил неприметный корпус.

С горем пополам Тим и Романыч получили свои «удовлы», а я снова блеснул, повторно подвергнув Фригидных Монашек когнитивному диссонансу. Теперь ими в одиночку хороводила Говорухина. Кутнюк после фортеля в кабинете бывшего профессора изменилась и держалась ото всех в стороне. Впрочем, о её выходке уже все забыли, переключившись на обсуждение домогательства. И ОФМ не изгонял Кутнюк из монастыря, наоборот, старался поддержать. Она сама их послала. И всё время как-то странно смотрела на меня, словно подозревая. Но ведь не могла она знать. Выходит, я вызвал изгиб её реальности, ещё находясь на первом тестовом уровне. Странно. Тот же Обухов не сломался после ресторана.

Отчасти изгиб повлиял на Кутнюк и в положительном смысле. По крайней мере, она стала одеваться, как девушка на пороге совершеннолетия, а не существо неопределённого пола. Безвкусные очки исчезли, уступив место голубым линзам. Даже косметикой научилась пользоваться, чем подкупила простачка-Тима.

— А Кутнюк, оказывается, ничего! — признался он после экзамена. — Никогда бы не подумал.

— Давай ещё пригласи её на свидание, — поддел его Романыч.

По выражению лица Тима я понял, что такая мыслишка партизанила у него в уме.


На даче я проверил Гримуар и повесил очередное моральное грузило на свою шею:


Выполните задание № 3.

Персонаж: Олег Борисович Боровик, 47 лет.

Цель: нокаутировать начальника.

Срок выполнения: до 23:00 06.06.2019.

Награда: 150,000 тысяч рублей.

В случае неудачи персонаж будет деактивирован. Вероятная причина: сердечная недостаточность.


В первые мгновения цель меня повеселила, но я быстро осёкся. Это уже физическое увечье. Может, они спарринг-партнёры на тренировках по боксу? Боров-то точно ходил иногда в «Первую перчатку». Тогда понятно, но если нет…

Я позвонил Мамыре и как бы невзначай поинтересовался, продолжает ли отчим заниматься боксом.

— Давно не ходил, — ответила Мамыра. — У него же локоть до сих пор не прошёл. А что такое?

— Просто. Подумываю начать.

— Ты?

Такое удивление, будто я заговорил о школе балета. Кое-как замяв разговор, я проверил набор геймера (в этот раз подготовился): вода, бананы, орехи и сладкая булочка. Сходил отлить на случай, если бой затянется. У меня всего одна попытка, дэдлайн — в 23:00. Я вписал имя.


Таращусь на клавиатуру, мясистые пальцы зависли над клавишами. На экране какая-то таблица, графики. Вокруг шум десятков системников, шелест бумаги и щелчки компьютерных мышек. Я — в отгороженном закутке. В норке офисной крысы. Вызываю окошко и оставляю две последние строчки:

Здоровье персонажа: 100 %.

Здоровье начальника: 100 %.

Всё просто и понятно. Мне нужны боксёрские перчатки. Не могу же я отдубасить босса по голове принтером и проломить ему ненароком черепушку. Бустер тоже лучше не использовать. Беру барсетку и покидаю рабочее место. При ходьбе ощущаю дискомфорт в левом локте. Не прикидывается.

Выхожу к лестнице, спускаюсь с третьего этажа в холл. Охранник за стойкой отрывается от чтения макулатуры и смотрит на меня. Я молча улыбаюсь ему и выхожу из здания. Осматриваюсь, оценивая расстояние до магазина спортивных товаров. Для прогулки далеко. Достаю телефон и вызываю такси.

Через три минуты меня подбирает белый «Логан». Я называю адрес крупного торгового центра. Через пятнадцать минут мы на месте. Прошу таксиста дождаться меня, в качестве якоря кидая сотку сверх таксы. Захожу в «Декатлон», покупаю пару боксёрских перчаток и мешок-переноску. Таксист ждёт. Отвозит меня обратно на работу.

Охранник в холле снова прерывает чтение. Поднимаюсь на третий этаж. Никому нет дела до моей отлучки. Выхожу в узкий проход и заглядываю в первую попавшуюся нору. В позе корпоративного раба склонилась блондинка. Замечает моё появление и спрашивает:

— В чём дело, Олег?

— Где наш начальник?

— В кабинете, где ж ещё.

— Отлично. Где кабинет?

Блондинка смотрит на меня, как на потёкший кулер с водой. Спрашивает:

— Накатил за воротник?

— Потом объясню. Покажи, где кабинет.

Блондинка встаёт и демонстративно указывает направление. Я беру с её стола распечатку с графиком и следую к двери с табличкой «Андрей Аркадьевич Мирмов. Директор ООО „Рубеж“». Вхожу без стука и закрываю дверь. За широким дубовым столом сидит узкоплечий лысый мужик с восточными чертами лица и в очках. Неодобрительно смотрит на меня.

— Пришёл отчитаться за дыру в бюджете? — спрашивает лысый.

— Какую дыру?

Неодобрение сменяется озлобленностью.

— Размером в три твоих зарплаты.

Ага, предсказуемый поворот.

— Вообще-то, я по другому поводу, — говорю боссу.

— Да ну?

— Как насчёт побоксировать после работы?

Лицо лысого на мгновение добреет, будто он улавливает в вопросе приглашение разделить досуг. Потом он берёт эмоции под контроль.

— За дурака держишь, Боровик? В тебе веса на сорок кило больше!

Эх, попытка не пытка. Всё, некогда сиськи мять. Я показываю ему распечатку и говорю:

— Обнаружил удивительные вещи.

— Что там? Дай посмотреть.

Кладу лист перед ним на стол, а сам, повернувшись боком, извлекаю из мешка правую перчатку и натягиваю на руку. Пока Аркадьевич пытается понять, в чём подвох, я наношу ему хук справа. Начальник валится вместе с креслом, очки отлетают к напольному светильнику, а я ощущаю лёгкий дискомфорт в запястье — недостаточно напряг кисть. Показатели тут же меняются:

Здоровье персонажа: 98 %.

Здоровье начальника: 69 %.

Мирмов пытается что-то сказать, но лишь мычит. Я становлюсь над поверженным противником и бью ногой по туловищу. Всего лишь минус два процента. Так дело не пойдёт. Наклоняюсь, прицеливаюсь и ещё раз бью в челюсть, сильнее.

Здоровье персонажа: 98 %.

Здоровье начальника: 32 %.

Он почти вырубился. Но нокдаун это не нокаут. Добиваю лежачего — два, три, четыре раза. Глаза закатились, рот приоткрыт, больше не рыпается.

Здоровье персонажа: 95 %.

Здоровье начальника: 0 %.

Изи. Успеваю проверить пульс, ещё не хватало убить одного мужика, спасая другого. Жив. Хорошо, что обошёлся без бустера. Точно отправил бы тщедушного на тот свет.

Из-за поднятого шума в кабинет влетают представители офисного планктона в белых рубашках. Наигранно принимаю боксёрскую стойку. Некоторые пятятся назад, как шакалы. Сеанс завершается.

Глава 10 Газ в пол

Сто пятьдесят кусков. Я ещё никогда не держал в руках такой суммы! Пятитысячные хрустящие банкноты. Я решил оставить их на даче, нечего таскаться по городу денежным мешком. Исходя из прошлого опыта, поредело в карманах Папкиного бизнесмена, что вызывало лишь одобрение у моих внутренних демонов.

Однако Гримуар не позволил насладиться моментом триумфа.


Выполните задание № 4.

Персонаж: Илья Витальевич Обухов, 21 год.

Цель: совершить 13 разных нарушений ПДД с составлением протоколов за 90 минут.

Срок выполнения: до 23:00 07.06.2019.

Награда: 200,000 тысяч рублей.

В случае неудачи персонаж будет деактивирован. Вероятная причина: авария в результате потери управления.


Сначала мне показалось, что спасти чёрта будет несложно. Всего тринадцать нарушений. Но потом я залез в инет и почитал список. Основных едва ли набралось с десяток. Тут с наскока лучше не соваться. Взял ручку, чистый лист бумаги и открыл Google Maps на смартфоне. За час мозгового штурма я составил чёткую последовательность действий.

Остаток дня предавался отдыху, а поздний вечер, когда стемнело — ностальгии. По доброй традиции выставил на лоджию раскладушку, устремил взгляд на звёзды и нырнул в прошлое, прокрутив в Хранилище несколько важных моему сердцу сцен.


Одна из них — с отцом на морском пляже. Мне едва исполнилось пять, и это наша предпоследняя встреча. Через три дня он улетает в Иркутск, где его ждёт новая жена и ещё не родившийся второй сын. Тогда, на пляже, я не понимаю, почему это происходит.

— Подрастёшь и поймёшь, — говорит отец, перебирая в пальцах песок. — Люди расходятся, ошибаются. Но тебя я не бросаю. Буду прилетать, а потом и ты ко мне. Подсажу тебя на рыбалку, а может, и к охоте приобщимся.

— Я не люблю охоту, — мотаю я головой. — Животные во многом лучше людей.

Отец смеётся и взлохмачивает мне волосы.

— Даже не буду спорить, сынок.

Он протягивает мне подвернувшегося под руку краба с мощными клешнями. Пытается напугать.

— Смотри, какой злой краб!

Побеждая брезгливость, я беру ракообразного и швыряю в море.

9 июля отец оказывается на борту «Аэробуса», потерпевшего крушение при посадке в Иркутске. Левый двигатель неожиданно перешёл во взлётный режим при включении реверса правого.

Порой жизнь прикидывается настоящим дерьмом.


Вечером Боров не пришёл домой. Мамыре позвонили из полиции и сообщили, что её суженый задержан по обвинению в избиении своего начальника. Что вы такое говорите, ахала Мамыра. Не может быть! Ещё как может, ваш муж продолжает усугублять ситуацию и заявляет, что Мирмов легко отделался. На него, порядочного работягу, хотели повесить пропажу ста тысяч рублей. И такое терпеть он не намерен.

Да уж. Но у меня не было альтернатив. Задержание или погребение после инфаркта — я уже давно не сомневался в способностях Гримуара. Конечно, я выбрал меньшее из зол.

Мамыра выпала в осадок. За пару дней семья поредела вдвое, хотя Борова должны были вскоре отпустить под залог и подписку о невыезде. Надо бы подарить маман щенка или заменить устаревшую плазму на крутой телек. Только как объяснить свою прокаченную покупательскую способность? Повременю пока.

До меня вдруг дошло — я ведь сам мечтал избавиться от домашнего колхоза. Гримуар мне в этом помог, правда, весьма радикальными способами.

Утром после завтрака я сразу же рванул на дачу и приступил к выполнению четвёртого задания.


Попадос. Сижу на толчке и листаю новостную ленту в телефоне. Типичное утро студента. Повезло, что жопа уже чистая и трусы на месте. Окошко всплывает автоматически. Всего две строки:

89:55.

0/13.

Отсчёт пошёл, не фиг рассиживать. Выхожу из туалета, не без труда нахожу нужную комнату в царских хоромах (живут же люди!) и надеваю первое, что попадается под руку. Звоню Дэнчику. Хрен знает, кто он ему, но, может, повезёт. Разбудил бедолагу, хотя тот не в обиде. Спрашиваю, есть ли у Дэнчика права. Есть. Плохо. Прощаюсь и звоню Димсону. У Димсона нет прав, замечательно. Говорю, что нужна помощь на полчаса. Готов заехать прямо сейчас. Димсон живёт в десяти минутах езды, не критично. Прошу его захватить крестовую отвёртку.

Нахожу ключи, документы и выхожу из двухэтажной квартиры. Помытая «ауди» сверкает в трёх метрах от подъезда. Сажусь и завожу двигатель. Навороченный регистратор, все дела. Нахожу в бардачке страховой полис и кладу его в дверной карман вместе с остальными документами. Включаю магнитолу, подбираю приятный для слуха deep house. Вбиваю адрес в навигаторе и аккуратно еду на место, наслаждаясь божественным управлением. Тело запрограммировано совершать правильные движения, поэтому я ни разу не перехожу в режим чайника.

По пути останавливаюсь возле «Красно-белого» и покупаю бутылку «Хеннеси». Расплачиваюсь приложением с телефона.

Димсон уже ждёт возле подъезда. Широкоплечий, высокий, с коротким ёжиком. Из кармана торчит отвёртка с оранжевой рукояткой. Типичный американский морпех. Он хочет открыть пассажирскую дверь, но я выхожу раньше и указываю ему на водительское место.

— Залезай.

— Что? — Димсон ждёт объяснений.

— На пару минут, — отвечаю я. — Надо.

Он недоверчиво косится на меня, но всё же садится за руль. Я устраиваюсь рядом и прошу его доехать до соседнего двора.

— Это чё, экзамен по вождению? — возмущается Димсон.

— Ничего сложного, тут автомат. Две педали и руль.

— Я знаю, как водить, — недовольно цедит Димсон. — Но у меня же ещё нет прав.

— Никто нас не остановит. Езжай уже!

«Морской котик», наконец, выходит из ступора и выполняет просьбу. Медленно, неторопливо, даже пугливо. Я незаметно включаю запись видео на айфоне и запечатлеваю его пенсионерскую езду. Мы катимся по двору со скоростью 15 километров в час. Я затаиваю дыхание и наблюдаю за окошком с данными. Меняется только оставшееся время.

74:38.

0/13.

— Останавливайся, — выдыхаю я. — Давай отвёртку.

Перехитрить систему не вышло. Раз написано «с протоколами», значит, придётся идти по непростому сценарию. Я выхожу из салона и откручиваю задний номер. Бросаю его на тротуар. Затем подхожу к первой попавшейся машине — это старая «Лада» двенадцатой модели — и скручиваю передний номер. Забираю его с собой и кладу на заднее сиденье к бутылке коньяка.

— Что за херня, Илюх? — допытывается Димсон.

— Квест, — отвечаю я и улыбаюсь, дабы успокоить его.

Мы меняемся с Димсоном местами, и я мчу к месту, где ежедневно пасутся мордовороты с полосатыми жезлами. Разумеется, они на месте. Дома сидят жёны и голодные дети.

Сначала я хочу подойти и попросить выписать мне тринадцать разных протоколов, но понимаю, что и эта хитрость не сработает. В Гримуаре написано «совершить», а не «накатать филькиных грамот».

— Что мы тут делаем? — спрашивает Димсон, нервно елозя на сиденье.

— Смотри и учись, — говорю я и откупориваю бутылку с коньяком.

Подъезжаю вплотную к гайверам, опускаю правое стекло и кричу, что у них скоро пупки развяжутся от взяток. При этом демонстративно отпиваю с горла. Заставляю «морского котика» превратиться в «речную выдру». Едва Димсон собирается открыть дверь, как я утапливаю педаль газа в пол. «Выдра» обкладывает меня трёхэтажным матом и кричит остановиться.

— Тебе понравится, — уверяю я.

За нами пустились в погоню, само собой. У гайверов, наверно, и впрямь пупки развязались от такой наглости. Два патруля с мигалками и громкоговорителем. Я дождался свободной встречной полосы и выехал на неё через сплошную.

— Хочешь на тот свет — ради Бога! — вопит Димсон. — Но меня высади!

— Не ссы, всё под контролем, — отвечаю я.

Возвращаюсь в свой ряд. Аккуратно проезжаю на красный, притормозив перед летевшим справа «Лэндровером». Выезжаю на проспект и проношусь под камерами со скоростью за 90. Опускаю водительское окошко и швыряю в него документы на машину с полисом. Права оставляю. Димсон перестаёт ругаться и смотрит на меня выпученными глазищами. Похоже, он уверовал, что его друг по-настоящему спятил, и это никакой не квест. Плевать, я почти у цели.

Сворачиваю на однополоску и пролетаю нерегулируемый железнодорожный переезд, игнорируя красный знак Stop. Затем въезжаю во двор под знак «Движение запрещено». Гайверы висят на хвосте, сирена и приказы немедленно принять вправо бьют по перепонкам.

Минуем двор. Вот и улица пешеходных переходов. Они тут каждые сто метров. Первые пустые, на третьем вижу, как с тротуара по-царски выходит «яжемать», будто Николь Кидман на красную ковровую дорожку. Толкает коляску с приплодом и даже не напрягается, чтобы посмотреть по сторонам. То, что надо. Я притормаживаю и аккуратно обруливаю «яжемать», слегка заехав на встречку. Наверняка мне в задний бампер летит краткое содержание средневековой книги проклятий, но сирены заглушают ор.

По моим подсчётам остаётся последний штрих в фазе преследования. Я беру правее и притираюсь к ряду припаркованных машин. Слышу жуткий звук совокупления металла с металлом. Правое зеркало отлетает, Димсон снова воет и готовится атаковать меня, чтобы отсечь от управления.

Я ещё раз сворачиваю, влетаю во двор и резко останавливаюсь. Хватаю отвёртку и упавший на пол номер «Лады». Успеваю прикрутить только одну сторону номера, как на меня набрасываются бравые инспекторы.

— Ах ты, сучонок! — вопит один из них.

Мне заламывают руки и упирают лицом в асфальт.

— Всё, сдаюсь! — кричу я им.

Страдает тело Папкиного бизнесмена, а ощущаю всё я. Никакого сопротивления во избежание ненужной боли. Меня поднимают на ноги. Губа слегка кровоточит.

— Под кайфом, что ли? — спрашивает гаишник.

Подъезжает второй наряд, затем и третий. Созвали весь улей.

— Прошу выписать мне все протоколы на месте, — говорю я и протягиваю права.

Гайверы немного успокаиваются, видя, что я не агрессивен.

— Я не с ним! — заявляет Димсон, тыча в меня пальцем. — Не успел выйти!

Настоящий друг.

— Разберёмся, — уверяет гаишник.

Я напоминаю про квитанции.

— В отделении выпишем.

— Нет! — выкрикиваю я и напрягаюсь, демонстрируя готовность к сопротивлению. — Мне надо именно сейчас, иначе не буду покладистым.

Гайверы переглядываются. Один пожимает плечами и идёт за бумажками. Возвращается.

— В салоне есть регистратор, — говорю я. — Потом проверите всё спокойно, а пока давайте так.

— Это что, пранк такой? — с подозрением спрашивает гаишник. — Дорого он тебе обойдётся, парень.

Его напарник усмехается. Мы начинаем вместе составлять протоколы. Встречка, красный свет, вождение в пьяном виде. Вокруг нас собирается толпа зевак. Я наблюдаю за данными.

37:14.

3/13.

Процесс пошёл, но как же всё долго! Почти полчаса на три квитанции, проверку по базе и неспешные перелистывания. Кошка Леси писала бы быстрее, приклей к её когтям карандаш.

— Пешеходный переход, — перечисляю сам.

— Ты чуть не сбил женщину с коляской, — ворчит гайвер.

— Там было далеко, — отвечаю я. — А этим курицам пора научиться пользоваться шеей. И нельзя ли побыстрее??

Видят, что я нервничаю. Писчий слегка ускоряется, но всё равно остаётся на скорости вождения Димсона. Игнорирование знаков Stop и «Движение запрещено».

— Превышение скорости, — напоминаю я.

Гаишник качает головой и лыбится. Похоже, он понял, что меня заботит количество протоколов. Чем больше, тем лучше.

— Это мы не фиксируем, — говорит он. — Камеры.

— Да? Ладно. Езда без документов и без полиса. Два отдельных нарушения.

— А это точно?

— Угу. Я выбросил их в окно, разве не видели?

12:52.

8/13.

— Езда без номера, — кивком указываю я на задний бампер «ауди». — И использование подложного номера.

Гаишник зависает и смотрит на напарника. Остальные мордовороты хихикают.

— Ладно, — соглашается гайвер, будто я попросил его выписать мне чек на косарь по старой дружбе.

— Оставление места ДТП, — добавляю я. Это они точно видели своими глазами. — А так же отказ остановиться по требованию.

03:35.

12/13.

— Доволен? — спрашивает гаишник и трясёт стопкой бумаг.

Нет. Вот и пригодился запасной вариант в лице Димсона.

— Последний протокол, — говорю я и указываю на бывшего пехотинца. — Передача управления лицу, не имеющему прав.

Димсон теряется и что-то бормочет. Я прошу гайвера достать айфон из кармана джинсов. Подношу физиономию для разблокировки. Мы быстро находим последнюю видеозапись на двадцать секунд.

— У тебя нет прав? — спрашивает гайвер Димсона.

— Он обманом посадил меня за руль! — возмущается тот.

Под рьяные крики поторапливаться мне выписывают тринадцатый — счастливый — протокол.

00:19.

13/13.

Успел на тоненького. Мне хочется позвонить Лесе и сказать, насколько дьявольски я хорош в этом сезоне. Но я успеваю лишь смачно рыгнуть напоследок.

Глава 11 Капкан

Вернувшись в родное тело, не успевшее даже проголодаться, я твёрдо решил попридержать коней и не гнать на следующий уровень, как сделал в прошлый раз. Успеется. Я так думал.

Но у Гримуара оказалось иное мнение. После короткого отчёта о только что закончившемся приключении — денежная «котлета» ждала в чугунной печке — шёл нокаутирующий текст:


Добро пожаловать на третий уровень: Смертельные игры.

Все моды и свободные сеансы отключены.

Использование Гримуара на текущем уровне возможно только для выполнения заданий.

Выполните задание № 5.

Персонаж: любой из открытых.

Цель: оставаться непойманным в течение 60 минут.

Срок выполнения: до 22:00 08.06.2019.

Награда: 1 балл для прокачки любого из базовых показателей без использования процентов потенциала (повышение способностей происходит постепенно в течение трёх часов на один балл).

В случае неудачи главный персонаж будет деактивирован. Вероятная причина: суицид.


Условия показались мне неудачной шуткой сатаны. А где промежуточная стадия вроде «Заполните то-то, то-то или не используйте Гримуар»??

Больше всего выбивали из колеи последствия. Моя жизнь. Настоящая, ставшая разменной монетой. Это что, расплата? Раньше рисковал чужими жизнями, но там и квесты были чётко прописаны, а не просто «оставаться непойманным». Кем? Чёрт! Я готов был рвать волосы, но этим делу не поможешь. Мне почему-то вспомнился старый мультик «Пиноккио», где мальцов отвезли на остров и в первый вечер позволили безнаказанно творить всякие гадости. А ночью каждый из них превратился в осла для каторжных работ. Вот и я готовился с минуты на минуту отрастить уши, хвост и копыта.

Нужен план, срочно. Так, стоит сосредоточиться и здраво оценить положение. У меня в запасе всего полтора дня. Но тут нельзя всё оставлять на последний вечер, как с экзаменами. Ставки слишком высоки. Что я могу сделать? Попытаться спалить Гримуар в надежде, что капкан разомкнётся. А если лишь усугублю положение? Ещё после тестового уровня появилась запись, что порча Гримуара приведёт к необратимым последствиям.

Надо поискать ещё книги деда, может, найдётся что-то вроде записей, дневника.

Два часа я потратил на перелопачивание дачных шкафов, полок и углов. Даже повторно разгрёб сарай — пусто. Вернулся на чердак. Обратиться за помощью! К кому, бабе Лоре? Или доблестной полиции? Не сработает, тут замешаны сверхъестественные силы. Сам вляпался — сам выпутывайся.

Половину дня я провёл в прострации. Гуглил темы о тёмных силах, заклятиях, гримуарах и прочем. Сплошной шлак на распаханном шарлатанами поле. Попытался отвлечься в YouTube и новостной лентой. Погоня с участием «Люцифера на минималках» уже вовсю обсуждалась в Сети. Золотой мальчик устроил переполох. «Зато было весело!», — подчёркивал Обухов. В его реальности тоже случился изгиб.

Я не удержался и позвонил Лесе. Она ответила бесцветным голосом андроида, у которого заканчивался заряд. Я решил расшевелить подругу.

— Что ты подмешала в еду своему парню?

Не сработало.

— Он в последнее время был странным, — на полном серьёзе призналась Леся. — Думаю, дело в наркотиках.

Знала бы ты, в чём дело, детка!

— Завязывай-ка ты с Папкиными бизнесменами, — посоветовал я. — От них сплошные проблемы.

— Это такой толстый намёк, Валь? Мол, обрати, наконец, внимание на старого доброго друга? — Не дожидаясь ответа, она добавила: — Стратег, однако. Удачный момент выбрал.

Я пробурчал что-то невнятное, чувствуя, будто по мне прошёлся рентгеновский лазер. Нет, что ты, я всего лишь дал абстрактный совет и тэ дэ, и тэ пэ. На вторую линию бился Тим, поэтому я спешно попрощался с Лесей и переключил звонок.

— Здорова! Послезавтра же история римского права, — напомнил Биг-Ти. — Готовишься?

Я чуть не сказал ему, что экзамены меня сейчас заботят в последнюю очередь.

— Так, почитываю.

— А я вот спёкся. Не лезет больше. И «колда» надоела. В «Эксодус» бы поиграл, но мои дрова не тянут. Подумал, может, похвастаешься новым космолётом?

— Сорри, чувак. Там водянка потекла, отвёз в сервис.

— Серьёзно? — Тим, как водится, проглотил лапшу быстрого приготовления и не поперхнулся. — Жаль.

— Лучше вырубай «колду» и повторяй материал! — дал я финальные напутствия и попрощался.

Сначала хотел выбрать Тима для выполнения пятого задания, раз он так загорелся желанием поиграть в шутер. Однако я не имел ни малейшего представления, от кого предстояло прятаться и скрываться. Близкими лучше не рисковать. Поэтому, недолго думая, выбрал Гену Ботана. Несмотря на прозвище, Гена держал себя в неплохой физической форме, а главное — быстро бегал. Рекорд первого курса на стометровке, между прочим.

Что ж, приступим.


Стою в очереди «Магнита» с корзинкой в руке. Хлеб, молоко, тушка курицы, кексы с клубничной начинкой. Гена балует себя сладким, хотя всем проел плешь о вреде сахара. Ладно, может, кексы для предков.

Передо мной три человека, сзади — ещё два. Как обычно, один кассир, остальные очень заняты расстановкой товара.

Осматриваюсь. Типичный «Магнит», знакомая обстановка. Всплывает окошко.

Интеллект: 118 баллов. Использовано потенциала: 89 %.

Физическая сила: 88 баллов. Использовано потенциала: 85 %.

Выносливость: 70 баллов. Использовано потенциала: 67 %.

Слабые части организма: глаза, плечевые суставы.

Социальная вовлеченность: 9 баллов.

59:37.

Оставляю только строку с обратным отсчётом.

Стою в очереди и не рыпаюсь. Слишком поздно понимаю свою ошибку. Бросаю короткий взгляд в сторону банковских терминалов и кричу. Корзинка выпадает из руки. Возле терминала стоит жуткое существо. Двухметровое, с красной кожей… Нет, не кожей, это мясо, мышечные волокна проступают, как на бодибилдере в период сушки. Вместо живота — полость, в которой видны острые осколки рёбер и позвоночник. Ни крови, ни органов. Ниже пояса — что-то вроде рыцарской кольчуги, увешанной маленькими черепами размером с утиное яйцо. Но это цветочки. Из-за спины торчат две клешни краба-мутанта, изо лба выпирает костяной рог. Глаза бледно-зелёные, однотонные. Рот и нос отсутствуют.

Я не перестаю вопить и тычу в монстра пальцем, но все люди смотрят на меня. Пятятся в стороны. Я понимаю, что они не видят существа, которое начинает двигаться в мою сторону. Устремляюсь влево, в обход стеллажей с консервами и соленьями. Монстр проворен, моментально преграждает мне путь напротив овощных рядов. Двигается на меня, широко расставив руки и ноги, точно голкипер перед отражением пенальти. Я хватаю кочан капусты, швыряю в существо и бегу вправо, в сторону касс. Протискиваюсь к выходу, но монстр в мгновение ока оказывается за спиной. Я чувствую, как длинные холодные пальцы обвивают лицо, погружая мир во тьму.


Я подскочил и едва устоял на ногах. Сердце забилось в бешеной агонии, дыхание нарушилось. Переведя дух, я открыл Гримуар.


Персонаж схвачен. Повторите попытку.


Это всего лишь иллюзия, уверял я себя. Галлюцинация, вызванная Гримуаром. Ведь никто из посетителей супермаркета не видел это отродье ада. Отродье. Я хотел тут же позвонить Гене, но осёкся. За год мы созванивались пару раз, строго по делу. Если с ним произошло неладное, мой звонок вызовет кучу ненужных вопросов.

Но что-то же я должен сделать, блин… Попытался вспомнить, в каком районе живёт Гена Ботан, и где находится тот «Магнит». Да где угодно! Их как грибов после дождя. Так и провёл в мандражке остаток дня.

Худшие опасения подтвердились поздним вечером. Позвонил Романыч. От кого-то ещё он узнал, что Гена Ботан попал в психушку.

— Гонишь, — изобразил я удивление.

— Да говорю же! У него случился ни то удар, ни то ещё какая борода. Короче, я знаю, у кого можно узнать подробности. Жди, перезвоню.

Меня снова затрясло, я не находил себе места. Раз восемь спустился с чердака на первый этаж и обратно. Наконец, Романыч перезвонил.

— Короче, слушай, — начал он и подробно рассказал об инциденте, будто сам находился там.

Картина сложилась для меня целиком. Камеры и свидетели сообщили одно и то же. Никаких рогатых монстров со снятой кожей. Гена ни с того ни с сего начал кричать, бегать по залу и швыряться овощами. А потом завалился перед самым выходом и впал в кататонию. Беспорядочно дёргался и мычал, не в силах произнести хоть одно внятное слово. Персонал вызвал медиков, связались с матерью и братом.

К приезду бригады скорой помощи Гена успокоился и превратился в ходячего зомби. Овощ, способный к передвижению, да и то не по своей воле. Его отвезли сначала в Первую городскую, а затем и в дурку. Вот так. Мне оставалось надеяться, что он отойдёт, хотя в глубине души я почему-то в это мало верил. Отстой! Подстава.

Гена Ботан стал первой реальной жертвой Гримуара, и я никак не мог это исправить. Если не выполню задание, то стану второй. Может, так мне и надо? Теперь придётся рисковать реальными людьми, превращая их в персонажей. Либо использовать самого себя, и в случае неудачи прекратить мучения.

Зёрна упадничества прорастали, но я старательно выкорчёвывал их. Нет, сдаваться я не намерен. Просто теперь надо подготовиться, как в задании с Обуховым.

На следующее утро, кое-как проветрив сознание, я взял чистый лист бумаги и ручку. Начал записывать. Что мы имеем? Монстр появился примерно через полминуты после начала сеанса. Значит, тридцать секунд — это максимум, на который я могу рассчитывать. Что можно успеть сделать?

Монстр слишком быстр, чтобы бегать от него на своих двоих. Поискать среди отрытых персонажей ментов и застрелить гада. Ага, ещё можно попытаться остановить цунами феном. Вряд ли оружие поможет. Формулировка задания намекает на бегство в течение часа, а не противостояние и битву на выживание. Проверять догадку ценой рассудка ещё одного человека не хотелось.

Думай дальше. Закрыться в квартире. Но если он появится внутри? Я напряг память. В супермаркете я не слышал звука открывающейся двери перед тем, как заметил урода. Стало быть, он материализовался прямо в магазине. В тот момент, когда я не смотрел в сторону банкоматов. Почти как Плачущие ангелы из «Доктора Кто», которые двигаются лишь тогда, когда не смотришь на них. Но этот двигался.

Квартира отпадала, как и любое замкнутое пространство. Значит, нужны открытые просторы. Поле, трасса. Хорошо. Самый очевидный вариант — автомобиль. Но не придётся ли постоянно смотреть на заднее сиденье, не допуская материализации монстра? А как тогда управлять? Воспользоваться опцией «помощь друга». Посадить помощника за руль, а самому сесть сзади и ежесекундно крутить башкой. Но я не был на сто процентов уверен, что существо неспособно появиться прямо перед глазами. Вдруг оно окажется на пассажирском сиденье. Есть вариант загрузить весь салон коробками и хламом, но делать это придётся заранее, до активации сеанса…

Мотоцикл! Вот выход. Можно попробовать и велосипед с активацией мода силы… Ага, который недоступен, как и любое использование Гримуара, кроме выполнения заданий. Да и десять минут не помогли бы. Нужен байкер. Есть ли такой среди открытых персонажей? Я перебрал в памяти круги знакомых, от первого до периферийного. С трудом отыскал двух кандидатов. Парня бывшей одноклассницы, с которым познакомился на февральской встрече выпускников, и десятиюродного брата по бабушкиной линии, которого последний раз видел на похоронах деда.

Начал с седьмой воды на киселе. Нашёл в контактах номер под именем «Брат Пётр» (звучит, как священник, знаю). Надо же сначала убедиться, что потенциальный персонаж жив-здоров, да и конь его исправен.

Пётр ошалел от моего звонка. Я наплёл ему околесицы с три короба, что якобы занялся составлением семейного архива — фото, видео, дневники и всё прочее. Нет ли у братца каких-нибудь редких фоток или книжек деда. Убил двух зайцев. Увы, книжек нет, фотки скинет в ВК. Заодно я спросил, как жизнь, гоняет ли на байке. И тут облом. Прошлым летом попал в аварию, сломал ногу, теперь хромает. «Ямаху» продал под давлением жены. Каблук. Минус один.

Позвонил Насте, однокласснице, под предлогом рассказать про Гену Ботана. Честно поделился новостями из первых уст. Оказывается, она уже созванивалась с Тимом после случая с профессором, но о Гене не знала.

— Что у вас там происходит в универе? — ахнула Настя. — Ещё этот отмороженный старшекурсник-наркоман.

Я спросил, как её житие-бытие. По-прежнему ли встречается с рокером. Сева, вроде. Да, у них всё хорошо. Он как раз поехал на какую-то байкерскую сходку. Лучше не придумаешь! Я спешно подвёл разговор к логическому завершению. Оседлал «Мангус» и поспешил на дачу.

Лишь на чердаке я понял, что не знаю фамилии байкера. Не беда, загрузил ВК и нашёл его в списке Настиных друзей. Всеволод Пересветов. Вот так имя. Мощное. Главное, чтобы он оказался для меня открытым персонажем. Хотя мы тогда на встрече выпускников пообщались даже лично, с глазу на глаз. Он спрашивал, что я думаю о Насте. Тебе повезло, парень, ответил я.

Выдохнув, я вписал его имя.


Несусь по трассе на скорости сто сорок километров в час на зелёном «Кавасаки». Телу привычно, а моему пришлому сознанию — нет. Адреналин мощным выбросом впрыскивается в кровоток. Я снижаю немного скорость и пристраиваюсь за белым универсалом. Мониторить параметры на скорости не лучшая идея, поэтому в окошке сразу оставляю только обратный отсчёт.

59:45.

Пока спокойно. Байк одноместный, хотя я помню, что на нём помещалась и Настя. Надеюсь, монстр не материализуется прямо за спиной и ему всё-таки требуется свободное пространство. Привыкнув к скорости, я обхожу плетущийся универсал и устремляю взор на уходящую за горизонт тёмную ленту шоссе. Движение не плотное. Периодически озираюсь по сторонам.

54:26.

Гость опаздывает на встречу. Тем лучше. Я готов так ехать до последней капли топлива в баке, лишь бы не видеть ещё раз это страшилище.

Проходит десять минут, и я замечаю точку вдали. Она медленно приближается. Вскоре я понимаю, что точка находится справа, то есть на моей полосе. Не машина и не другой мотоцикл. ОН! Руки и клешни расставлены, бежит на таран. Первая мысль — сбить монстра или проехать насквозь, но я отметаю её. Для меня он материален и смертельно опасен. Это неминуемая авария. По встречной полосе как назло несётся фура. Не успею проскочить…

Совершаю короткое обманное движение влево, существо реагирует. В следующий момент перекладываюсь направо и обхожу монстра по пыльной обочине. Едва не расколбасило, но удержал «Кавасаки». Сзади раздаётся протяжный сигнал, едва ли не физически сочащийся бранью. Оборачиваюсь. За мной едет «крузак» с тонированной лобовухой и мигает фарами. Сверху, прижимаясь к крыше, неподвижно сидит существо. Выжидает, гнида.

Я ускоряюсь, но водила «крузака» делает то же самое. Продолжает сигналить. Может, очередное порождение Гримуара? Мы обгоняем «Камаз», изрыгающий клубы чёрного дыма. Нет, внедорожник реален, он не проходит грузовик насквозь, а объезжает по встречной.

— Да что тебе надо, придурок?! — рычу в шлем.

Я опасаюсь, что монстр прыгнет на меня, как кузнечик, если расстояние сократится. Поэтому выжимаю из байка все его ресурсы. 220, 230, 240, 250… Картинка перед глазами размывается, я едва разминаюсь с какой-то красной иномаркой. Прохожу впритирку очередную фуру. «Крузак» отстал. Перевожу дух и немного сбавляю обороты. Впереди развилка, а ещё дальше затор, поэтому ухожу под мост. Там движение ещё менее плотное. Сбрасываю скорость до ста.

37:14.

Больше получаса терпеть адскую гонку! Непрестанно озираюсь по сторонам, дабы не пропустить неожиданной атаки из лесополосы. Так же внимательно слежу за крышами едущих навстречу машин и фур. Забрало шлема изнутри покрывается влагой. Слегка приоткрываю его.

28:45.

Замечаю впереди ещё один затор. Сука! Притормаживаю. Авария или светофор. Нет, светофоров тут не должно быть. Авария. В кювете какой-то металлолом, на обочине — фура. Куча машин ДПС и скорой, поток медленно и аккуратно проезжает по разбросанным по всему полотну обломкам. Я замечаю боковую дорогу и ухожу на неё. По обе стороны раскинулись поля, прекрасный обзор.

Красный появляется, когда я проезжаю мимо припаркованного на обочине трактора. Выскакивает прямо из-за огромного колеса. Тракторист блаженно курит, расстегнув рубашку. Монстр бежит за мной. Я не могу гнать, как на трассе. Дорога в кочках и колдобинах. Чем дальше, тем хуже. Неужели я сам себя загнал в ловушку?

Мне приходится ещё раз свернуть. Дорога в какую-то деревеньку, зато покрытие качественнее. Я быстро отрываюсь от Красного. До деревни 3 километра. В крайнем случае, развернусь и буду так ездить туда-сюда, пока не закончится время.

Мечтам не суждено сбыться, когда на подъезде к деревне появляется человек с ружьём. Эта скотина целится в меня! Я уже собираюсь пустить «Кавасаки» в скольжение, чтобы иметь хотя бы малейший шанс укрыться от пули, но вижу, как человек нетерпеливо машет мне рукой, мол, проезжай и не тупи.

Мне становится ясно, что целится он не в меня. Я проскакиваю мимо и останавливаюсь перед огромными воротами, преграждающими путь в деревню. Никогда таких прежде не видел. Оборачиваюсь — мужик продолжает держать горизонт под прицелом. Ворота с грохотом приоткрываются на ширину человеческого тела и замирают. Более очевидного приглашения не стоит и ждать. Я бросаю мотоцикл, протискиваюсь внутрь и оказываюсь в окружении сельчан. Очень странных сельчан.

Мужчины и женщины, в основном среднего возраста, в каких-то театральных костюмах. На женщинах — платья-луковицы, на мужчинах — пёстрые туники, красные кальсоны и сюрреалистичные туфли с длиннющими носами. А-ля средние века. Никаких лаптей и косынок. Они стоят, точно манекены, и смотрят в мою сторону. Ворота шумно закрываются. Что за чертовщина? Только сейчас обращаю внимание, что таймер тоже застыл на одной зеркальной отметке:

22:55.

— Замри, парень! — слышу я крик.

Оборачиваюсь и вижу человека в башне, пристроенной к воротам. Часовой.

— Не двигайся! — повторяет он.

Я подчиняюсь. Даже задерживаю дыхание на первое время. Таймер удивительным образом оживает и продолжает обратный отсчёт. Почти двадцать три минуты я стою и разглядываю лица странных людей. Нет, они не куклы и не статуи. У ближайшей женщины я замечаю дыхание. А ещё они моргают.

00:00

Глава 12 Зачистка

Я пообедал у бабы Лоры, предварительно купив ей продуктов на пять тысяч. Привёз на такси и сказал, что поживу пока на даче и буду признателен, если баба Лора станет готовить лишнюю порцию и на мой рот. Все расходы на мне.

Старуха растерялась, но осталась довольной.

— Завтра как раз Катюша приедет погостить, — сияя, сообщила баба Лора. — Сегодня на экзамене.

— Замечательно, — показательно засиял я в ответ.

Вернувшись на Чердак Мечтателя, я распластался на койке, будто в одиночку вспахал делянку. Я уже успел погуглить подробную карту местности, нашёл те участки трассы, по которым гнал, развилку под мостом, поворот, затем ещё один поворот… и всё. Сплошные поля и никаких деревень. Вернее, они были, но дальше. Поездка туда-назад на такси обошлась мне в полторы штуки и не открыла ничего нового. Нет даже указателя. Я оказался в игровом мире или где-то в таком роде. Ещё эти фокусы с застывшим временем…

У меня чесались руки позвонить Насте. Но не мог же я спросить: «Твой парень, случайно, не устроил Moto GP на трассе, улепётывая от красного монстра с клешнями за спиной?». Я и так подставился разговором накануне этих злоключений.

Настя сама мне набрала.

— Ты не поверишь, но эта чертовщина из вашего универа добралась и до нас! — затараторила она. — Только что вернулся Сева и заявил, что спасался от жуткого монстра, посетил какую-то странную деревню, которой на самом деле не существует, а потом проснулся посреди поля с мотоциклом! Как тебе это нравится?

Мне это совсем не нравилось, в чём я честно и признался. Выходит, персонаж видел то же самое, что и я. Впрочем, а что он должен был видеть? Во всех случаях так и было, только прежде своим вмешательством я изгибал их восприятие реальности. Теперь же… что? Им казалось, что увиденное — кошмары наяву?

— Я вот думаю, вызывать мне санитаров или подождать, — продолжила размышлять вслух Настя.

— А он ничего больше не говорил? — осторожно поинтересовался я.

— Например?

— Ну… якобы не ведал, что творил. Помутнение нашло.

— Не припомню.

Значит, не так всё ужасно. Я посоветовал Насте не спешить с санитарами. С ними всегда успеется. Сам же в очередной раз проверил Гримуар. Как наркоша ждал появления нового задания. Но не потому, что рвался в очередную мясорубку. Просто не любил быть должником.

Лучше бы я этого не делал и сжёг чёртову книгу, не открывая!


Выполните задание № 6.

Персонаж: любой из открытых женского пола.

Цель: очистить город от 10 Цифровых отродий.

Срок выполнения: до 22:00 09.06.2019.

Награда: 2 балла для прокачки любых из базовых показателей без использования процентов потенциала (у вас имеется 1 неиспользованный балл — впишите выбранный показатель).

В случае неудачи все открытые персонажи будут деактивированы.


Девятое число уже завтра. Я не сразу въехал в смысл цели. Очистить город. Звучит дико. Узнать конкретику смогу только после начала сеанса. Никакой возможности подготовиться заранее. Треш.

Ещё больший ужас вызывали последствия. На кону не моя одинокая жизнь, а всех людей, которых я знал лично. Мать твою за ногу, ещё и непременно женский персонаж! Я автоматически стал прикидывать, кого можно использовать. Проще говоря, кого превратить в пушечное мясо.

Достал смартфон и принялся листать контакты. Расстрельный список, сука. Выбрал Таню, ту, что с сайта знакомств. Нашёл по телефону её страницу в ВК и узнал фамилию — Новикова. Ни в коем случае не звонить и не писать. За мной и так тянется хвост, которому позавидует павлин.

Стоит подумать, какой показатель лучше прокачать. Физику или интеллект? На фоне прочего отстаёт у меня выносливость, но гораздо важнее для выполнения квестов мне виделась работа соображалки, а не лёгких и мышц. Хотя бы по той причине, что на заданиях я использую чужие тела. И бустера для мозга в арсенале нет. Вписал в нужное поле «интеллект».

Посмотрел на часы. 16:05. Так и подмывало наведаться к Татьяне незамедлительно и разобраться. Сначала я решил отложить выполнение задания на утро, но через пятнадцать минут понял, что не смогу ничем заниматься. Даже спать. Поэтому быстро подготовился и нырнул в неизвестность.


Плыву в бассейне. Не сразу ориентируюсь и глотаю от неожиданности хлорированной воды. Прокашливаюсь.

— Всё хорошо, зай? — спрашивает широкоплечий парень в тёмной шапочке и синих плавательных очках.

На шее — цепочка, толщиной с большой палец. Мажор. Над шапочкой вдруг появляется нечто вроде красного нимба. Понимаю, что это часть игрового интерфейса. Вызываю окошко с данными.

Интеллект: 87 баллов. Использовано потенциала: 79 %.

Физическая сила: 83 балла. Использовано потенциала: 85 %.

Выносливость: 74 балла. Использовано потенциала: 79 %.

Слабые части организма: желудок.

Социальная вовлеченность: 45 баллов.

В последней дополнительной строке, по традиции, статус задания.

0/10 Цифровых отродий уничтожено.

Осматриваю других посетителей. Над ними ничего нет. Но стоит присмотреться к людям внимательнее, как над некоторыми возникают такие же красные нимбы, но над большинством — зелёные. Постепенно до меня доходит.

— Зай, ты как? — Мажор подплывает ближе, почти вплотную и заключает моё лицо в широкие ладони.

— Замечательно, — на автомате выдаю я.

Свихнувшийся Гримуар хочет, чтобы я убивал настоящих людей, которых он считает Цифровыми отродьями.

Я вылезаю из бассейна и сажусь на корточки. Мажор тут как тут. Как же от него отвязаться? Утопить?

— Так, говори, — требует он. — Что вдруг случилось?

— Я устал, хочу отдохнуть.

Устал. Кажется, он не замечает оговорки.

— Хорошо, — кивает Мажор. — Пошли переодеваться.

Я смотрю на электронные настенные часы. Сеанс — плавательный — начался всего двадцать минут назад. Мажор любезно помогает мне встать и провожает до входа в раздевалку. Прохожу душевые, раздевалка пуста. У меня на правом запястье электронный браслет для блокировки ящиков. Нахожу по номеру нужную ячейку и достаю одежду.

Бассейн в нашем районе, так что попутка мне не нужна. От Мажора избавляюсь просто — спешно одеваюсь и ухожу в капюшоне на мокрые волосы. Достаю смартфон и выключаю звук. Вижу в сумочке пачку сигарет. А говорила, не курит. Транда. И парня нет. Я отметаю эти мысли, как шелуху от семечек.

Иду по улице и всматриваюсь в каждого прохожего. Стоит на ком-то сфокусироваться, изучить, как над головой проявляется нимб. Зелёных чуть больше, но и красных хватает. Останавливаюсь, как вкопанный. Ещё раз проверяю догадку на новых прохожих. Так и есть.

Свихнувшийся Гримуар хочет, чтобы я убивал настоящих людей, которых я считаю Цифровыми отродьями.

Всё зиждется на первых впечатлениях. Одних моё подсознание записывает в когорту положительных персонажей, других причисляет к ЦО. И я не в силах приказать восприятию работать иначе.

Обескураженный, сажусь на удачно попавшуюся лавочку. Трясущиеся руки сами тянутся к сигаретам. Память тела, рефлексы у руля. Я им не противлюсь, закуриваю и кашляю. Вот и сознание вмешалось — не приемлет незнакомую палитру ощущений.

— Не возражаешь, парень, если я присяду? — слышу незнакомый голос.

Поднимаю голову и вижу оборванца с настолько смуглой кожей, что его можно принять за африканца. Так, стоп. Парень? Он ведь должен видеть перед собой симпатичную девчонку… Не сразу замечаю, что нимб над головой оборванца синего цвета. Напрягаюсь.

— Не бойся, — говорит незнакомец и садится рядом. — Ты же Геймер, верно?

Я стараюсь сохранить невозмутимую физиономию.

— Какой ещё геймер?

Оборванец украдкой осматривается, будто боится привлечь внимание. Спрашивает:

— Деревню помнишь? Красного монстра?

Не в бровь, а в глаз.

— Кто вы? — требую я ответа.

— Один из тех, кто помог тебе спастись тогда, — отвечает человек. — Мне опасно здесь находиться и разговаривать с тобой, но я рискую, чтобы предупредить тебя.

Он ещё раз оглядывается по сторонам и подсаживается ближе. Несмотря на внешний вид, от негоне пахнет фирменным набором бомжа: ни потом, ни саками, ни даже табаком и перегаром. От него вообще ничем не пахнет.

— О чём предупредить?

— На третьем уровне нет лазеек, — говорит незнакомец, чеканя каждое слово. — Уяснил?

— Нет лазеек. И?

— Какие бы задания ты ни получал, тебе необходимо выполнить их во что бы то ни стало.

— Даже убить десять человек?

— Если таковы требования. Поверь, в противном случае жертв будет куда больше.

Я молчу. Оборванец продолжает:

— Всего три задания, а потом…

Он не успевает договорить фразу — его окутывает облако белого пара. Я инстинктивно отскакиваю в сторону и вижу стоящее за лавочкой существо. Очередное порождение цифрового ада — долговязое, в бордовой мантии до земли. Лицо закрывает маска, похожая на противогаз с тремя зелёными окулярами. Из области рта тянется трубка, подключённая к массивной конструкции за спиной. В руках — серых металлических протезах — существо держит длиннющий распылитель, из которого ещё исходит струйка пара.

Оборванец исчез. Я готовлюсь сорваться с места, но существо игнорирует меня, разворачивается и уходит.

— Вот ты где! — Меня кто-то хватает за плечи, я вырываюсь и отпрыгиваю.

Мажор таращится на меня и поднимает руки.

— Тихо-тихо, — успокаивает он. Запыхавшийся и с мокрыми волосами. — Почему ты ушла?

Я тычу пальцем в спину удаляющегося существа и спрашиваю:

— Ты видишь это?

Мажор хмурится и смотрит в указанном направлении.

— Что именно?

Я так и думал.

— Ничего.

Подбираю с лавки сумочку.

— Зай, не знаю, что произошло в бассеке, но меня беспокоит твоё поведение. Тебе нехорошо? Может, отвезти тебя в больницу?

Я хватаю его за руку.

— Точно! Вот выход. Больница!

Ожоговое отделение… Или травматология. Обречённые и страдающие.

Мажор вздыхает и вытирает намокшую от волос шею.

— Поехали.

— Нет, не сейчас. Я позвоню тебе завтра, — говорю Мажору и пытаюсь уйти.

Но от таких типов нелегко отделаться. Проще было утопить.

— Стой! — Он грубо останавливает меня. — Я будто оказался в сраном телешоу! Ты меня разыгрываешь? Отвези по делам, своди в бассейн…

— Если не хочешь всё испортить — отвяжись, — советую я. — Мне надо идти.

Мажор делает всплеск руками и демонстративно отступает на шаг назад.

— Ладно! — едва ли не кричит он. — Раз так, валяй! Ради Бога.

Ради Бога, исчезни, думаю я и ухожу в противоположном направлении. По пути гуглю наилучшие препараты для безболезненной смерти. Первая мысль — повышенная доза снотворного, но натыкаюсь на ещё более безотказный вариант. Сердечные гликозиды. В терапевтических дозах используются для лечения сердечной недостаточности, а передозировки смертельно опасны. Один из самых известных и распространённых — дигоксин. Продажа только по рецепту, поэтому придётся порыться в процедурной. Инъекции надёжнее таблеток, но вводятся внутривенно. Я не умею делать такие уколы, и уповать на умение Таниного тела тоже не стоит. Варианта два — колоть внутримышечно или искать пациентов с бабочками-катетерами. Определюсь на месте.

Покупаю в разных аптеках медицинскую маску, чепчик, перчатки и белый халат. Еду на такси в городскую больницу. Налички в кошельке хватает, карточку не использую.

Захожу через приёмный покой и поднимаюсь на четвёртый этаж в отделение травматологии. Захожу в туалет и облачаюсь в медсестринскую униформу. Сначала решаю разведать обстановку. Медленно брожу по коридору, стараясь не привлекать внимание персонала. Никому до меня нет дела. Заглядываю в открытые палаты, где нет медсестёр. Кто-то из пациентов со мной здоровается, кто-то спит. Куча с загипсованными конечностями, но ни одного переломанного в пух и прах, которых показывают в фильмах. В придачу, над большинством зелёные нимбы. Наверно, подсознательно я жалею травмированных и даже Цифровых отродий не считаю таковыми, пока они выглядят жертвами несчастных случаев.

Это плохо. Впрочем, встречаются и красные нимбы, но их не наберётся с десяток. Гениальный план рушится. В ожоговое можно и не соваться. Начинаю лихорадочно перебирать в уме другие варианты.

Дома престарелых. Нет. Тамошние старики могут вызывать разве что жалость.

Кружок потенциальных самоубийц в Сети или сатанистов. Это потребует уйму времени, а я им ограничен. К тому же, там больше заблудших овец, чем настоящих волков.

Реабилитационный центр с наркоманами. Хороший вариант, но там совсем другая охрана.

Онкологический диспансер. Так-так… Он огромный, пациентов море. Многие безнадёжны и живут лишь потому, что в стране запрещена эвтаназия. Доживают. Я знаю — отец Борова умирал от рака долго и мучительно. Похоже, это мой единственный вариант.

Снимаю халат и втискиваю в сумочку. Еду через полгорода в онкодиспансер. Прохожу, пользуясь вечерними приёмными часами. В туалете облачаюсь в форму бутафорской медсестры, надеваю маску и чепчик. Брожу, изучаю. Действительно, красных нимбов хватает на всех этажах. Осталось выбрать. Изображаю дурочку-практикантку и трачу не меньше часа на осторожные расспросы о диагнозах и прогнозах. Отбираю тех, у кого катетеры. Старательно избегаю докторов и медсестёр. На телефоне отмечаю в заметках номера палат и коек. На всякий случай двенадцать вместо десяти.

Караулю, когда в процедурной никого не оказывается, и в шпионском стиле добываю ампулы дигоксина с десятью шприцами объёмом двадцать миллилитров — доза, гарантирующая онкобольным смерть, но не мгновенную. Карманы халата топорщатся, как у рыночного воришки-дилетанта. Двигаюсь к выходу, и тут случается попадос. В процедурную заходит седобородый доктор с какими-то распечатками. Смотрит на меня сначала непонимающе, затем начинает улыбаться.

— Ты новенькая? — спрашивает док.

Киваю с некоторым опозданием, которое седобородый принимает за стеснение.

— Не волнуйся, куколка, в первую смену всегда непросто.

Да неужели?

Он кладёт распечатки на стол и принимается рыться в шкафчиках.

— А мне сказали, что новенькая сегодня не придёт. Извини, солнце, забыл твоё имя.

Я стою, как статуя Девы Марии, стараясь прикрыть карманы, пока сладкоречивый Донжуан не оборачивается с вопросительным взглядом.

— Э…Лиза, — выдаю первое пришедшее в голову имя.

Док морщит лоб, тщетно пытаясь активировать своё захламлённое Хранилище, но терпит фиаско.

— Хм, совсем память ни к чёрту, — бурчит он и продолжает копаться в шкафчиках.

Попутно что-то рассказывает, но я не намерен слушать его басни и бесшумно выскакиваю из процедурной.

Фух, едва не спалился! Слава маске, что не засветил Танину мордашку. Надо скорее всё заканчивать. Скрываюсь в туалете, наполняю каждый шприц и выкидываю иглы. Дальше самое мерзкое. Обхожу нужные палаты и с умным видом ввожу носителям красных нимбов лекарство от страданий. Некоторые даже не вспоминают меня, принимая за медсестру. Один мужик начинает что-то расспрашивать и уточнять, но я ссылаюсь на путаницу и оставляю его в покое.

— Сегодня просто изобилие суеты и капельниц, — замечает дедок с хитрыми еврейскими глазками и улыбается. — Будто за моё спасение назначена награда.

Через полчаса дело сделано. На автопилоте покидаю онкодиспансер, чувствуя, как непроизвольно увлажняются глаза Татьяны. Надо бы поскорее убрать её отсюда, пока сеанс не завершён. Выбрасываю в мусорный контейнер улики, стираю заметку в смартфоне и спешу на остановку. Десятый час, маршрутки ещё ходят. Вызываю окошко.

1/10 Цифровых отродий уничтожено.

Процесс запущен. Ежеминутно первая цифра меняется, ускоряя сердцебиение.

Дожидаюсь нужную маршрутку, идущую в наш район.

7/10 Цифровых отродий уничтожено.

Сажусь и успеваю проехать четыре остановки.

10/10 Цифровых отродий уничтожено.


Я открыл глаза и сразу осознал, что влип. Вместо Чердака Мечтателя, где я должен был вернуться в родное тело, передо мной предстала больничная палата с медицинским оборудованием.

Ещё через несколько секунд я понял, что это реанимация.

Глава 13 Крайние меры

Какого хрена?? Как я здесь оказался? Подскочив, я кинулся к выходу и столкнулся с молодой медсестрой. Та вскрикнула, будто увидела воскресшего зомби. Выронила какие-то колбочки и ампулы. Те треснули и забрызгали пол.

— Что я здесь делаю? — спросил я.

— Вы…

Появилась ещё одна медсестра, постарше. В отличие от коллеги, она отреагировала куда сдержаннее.

— Очнулся, значит? А чего персонал пугаем?

— Вы сами меня напугали.

В реанимацию влетела Мамыра. На ней нет лица, но, увидев меня на ногах, она преобразилась и напыщенно перекрестилась. Мод заботливой мамочки активирован. Медсёстры даже не погнали её взашей.

— Ты хорошо себя чувствуешь? — спросила Мамыра, ощупывая меня, точно обретшего плоть духа.

— Отлично.

Через пятнадцать минут вопросов и ответов, а так же одного звонка картина событий, приведших моё бездыханное тело в больничку, сложилась у меня перед глазами. Виной всему — баба Лора, будь неладна её забота. Сначала она пришла позвать меня на ужин, но я, разумеется, не отозвался. Через час, ближе к восьми, она наведалась ещё раз. Я снова не отозвался. Она заглянула в окно первого этажа и увидела стоящий велосипед. Обошла дом. Окно чердака было открыто, хотя обычно я закрывал его перед отъездом.

Тогда баба Лора пошла за старым кнопочным мобильником, нацепила очки и нашла мой номер. Даже её старческого слуха хватило, чтобы услышать доносящуюся из открытого окна мелодию. Бабе Лоре поплохело. «Ай случилось что?». Она позвонила внучке и велела той нестись на дачу во весь опор. Молодой сосед помер!

Добросовестная Катя приехала через пятнадцать минут на такси. Таксиста попросили подождать, пока не выяснят, в чём дело. Попасть в закрытый дом с решётками на окнах они никак не могли. Единственный путь — через второй этаж. Окно высоко, зато на лоджию с противоположной стороны можно было забраться с помощью забора. При должной сноровке. Таксистом оказался пузач за сто кило, так что лезть пришлось вёрткой Кате. Её подсадили, она успешно забралась на балкончик. Дверь на лоджию я не закрывал.

Войдя, Катя увидела меня мирно спящим на кровати. Попыталась разбудить, но тщетно. Пульс и дыхание имелись, хоть и слабые. И вот тогда началась настоящая паника. Катя открыла дверь изнутри. Хотели напрячь таксиста стащить меня вниз и отвезти в больницу, но тот запротестовал. Сработал аргумент, что меня, дескать, опасно перемещать без предварительного осмотра. Поэтому вызвали скорую, которая приехала оперативно, в несвойственные себе сроки. Без особого осмотра меня переместили в машину и отвезли в Первую городскую больницу. Ага, в ту самую, где я чуть ранее бродил Таней в поисках Цифровых отродий. Если бы задержался или баба Лора замутила кашу пораньше, был шанс увидеть со стороны, как меня вкатывают на каталке через приёмный покой.

В больнице дежурный доктор осмотрел, направил на КТ и почесали только репу. Беспричинная кома. Оставим до утра, а там врач посмотрит. И тут я вернулся.

Всё бы ничего, не задай Катя вопрос:

— Что за блокнот лежал у тебя на столе?

— Какой блокнот? — врубил я режим дурачка.

— Очень странный. И записи в нём… неоднозначные.

Она ещё и покопалась в нём. Зашибись!

— Да ерунда, — не стушевался я. — Помнишь, говорил тебе как-то о мемуарах? Там первые наброски.

Но Катя — не Тим, готовый вёдрами есть сырую брехню.

— Мемуары, значит? В семнадцать лет? Ладно, когда ты собираешься теперь на дачу?

— Да прямо сейчас.

— Вот и славненько. Заодно и расскажешь о своих мемуарах.

Ясен красен, придётся придумать более убедительное объяснение. Девчонка не дура и за городскими новостями наверняка следит. Ей не составит труда увязать записи в Гримуаре с последними событиями, попавшими в десятки пабликов. Вот так попадос.

— Какая ещё дача? — возмутилась Мамыра, краем уха подслушав разговор. — Ноги твоей там не будет после такого!

Какого? — хотел спросить я.

— Вот почему ты пропадал там сутками, — добавила Мамыра.

— На что намёк?

Она думает, что я укололся или нюхнул чего?

— Ни на что, но беспричинно в кому не впадают.

— Никакая это не кома, — отмахнулся я и показательно развёл руками. — Видишь, я в норме.

— Что же случилось?

— Не знаю… Летаргический сон, возможно. Есть же случаи, когда людей даже хоронили заживо.

Мамыра фыркнула. Тут ей нечем бить. Воспользовавшись перехваченной инициативой, я заявил, что на даче остались все материалы для завтрашнего экзамена (о котором я вспомнил секунду назад). В итоге, я слинял под шумок и вызвал очередное такси. Такими темпами я разбазарю весь геймерский заработок на перевозке собственной задницы.

Приехав на дачу, я сразу же пошёл к соседскому дому. Постучал и дождался, пока баба Лора доковыляет до двери. Завидев меня в полном здравии, она готова была распахнуть объятия, но я вовремя проскользнул мимо. Катя сидела в дальней комнате. В удобном кресле с Гримуаром на коленях и чашкой чая в руке.

Сначала мне пришлось отчитаться перед бабой Лорой. Ничего не болит, готов хоть в космос лететь. Что было? Летаргический сон, я от него ещё в детстве страдал. Думал, излечился, ан нет. Да, конечно, теперь всегда буду перестраховываться и оставлю вам запасной ключ. Бла-бла.

Катя молчала и лишь ухмылялась моим басням. Допив чай, она пригласила меня на второй этаж, в свою комнату. Вот тебе и Припугнутая Мышка. Всего-то стоило дать ей в руки Гримуар. Раскрылась во всей красе.

Катя прикрыла дверь и встала, скрестив руки на груди. Вернее, на том месте, где должна быть грудь.

— Ну-с, — начала она менторским тоном, — давай послушаем твою легенду. Только учти, что я не баба Лора.

Да я понял. Поэтому и рассказал ей всё, как есть, начиная с находки Гримуара в старом книжном шкафу. Большинство подробностей пропускал, включая недавний акт массовой эвтаназии. Но суть донёс. Закончил тем, что стал рабом выпущенного на волю джинна и теперь выполнял по его поручению всякую нездоровую дичь. Сам бы рад прекратить, но не знаю, как.

Катя слушала-слушала и даже кивала. А потом заявила:

— Занимательная история. Обязательно придай ей литературное воплощение. А теперь хотелось бы услышать правду. Или мне придётся отнести это куда следует. — Она потрясла в воздухе Гримуаром, едва не выронив его.

Я превратился в смайл ударяющегося головой о стену человечка. Хорошо хоть чернила остались на чердаке. Не разольёт и не придётся шататься по младшим классам в поисках девственницы. Или того хуже — обращаться в ОФМ с официальным запросом.

— Но это правда, — ответил я, стараясь быть похожим на подкинутого в подъезд щенка. — Завтра на пустой странице появится очередное задание. Можешь даже оставить Гримуар у себя. Увидишь.

Она прищурилась. Впервые я посеял в её уме зерно сомнения.

— Ты хочешь выгадать время, — предположила Катя и принялась рассуждать вслух: — Но для чего? Хм. И что означало последнее задание?

— Очистить город от десяти Цифровых отродий.

— Я умею читать, Вэл. От кого именно ты очищал город? — Она сверилась с записями. — Тут сказано, что надо использовать женский персонаж, и ты выбрал некую Таню Новикову. Спасибо, что не меня.

Катя сопроводила благодарность фальшивой едкой улыбкой. За десять минут я узнал её больше, чем за предыдущие десять лет.

— Цифровыми отродьями были всякие мутанты. В предыдущем задании я вынужден был спасаться от такого, а в этом всё наоборот.

Катя скривила губы и покачала головой. Она не верила ни единому слову.

— Ладно, я готова подождать до завтра. Но даже если там появится какой-то текст, это ничего не докажет.

— В смысле? Ты каждый день видишь появляющиеся сами по себе тексты?

— Откуда мне знать, что ты не написал его заранее? Какими-нибудь специальными чернилами с задержкой.

Задержкой. Ещё один смайл человечка со стеной.

— Почему бы тебе не доказать его мистические способности прямо сейчас? — вдруг спросила Катя. — Вселись, например… в соседа Виктора. — Она указала примерное направление дачи с нашей линии. — Приди сюда и поговори его голосом.

— Мне пока недоступны возможности Гримуара, — ответил я, не скрывая досады. Это бы и впрямь решило проблему. — Осталось последнее задание, и я перейду на следующий уровень.

— Ага. Как удобно и складно. Ну-ну.

В итоге, мы обговорили условия сделки. Катя никому ничего не рассказывает до завтрашнего утра, а я оставляю Гримуар ей. Жаль, дружеского чаепития не получилось. Когда я уже собирался отчалить, в кармане завибрировал смартфон. Мамыра. Поинтересовалась, собрал ли я свои материалы и когда приеду домой. Я пробурчал, что скоро буду и скинул.

— Почему ты так разговариваешь с матерью? — возмутилась Катя.

Ещё одна нотации решила читать.

— У нас давно непростые отношения, — ответил я. — Из-за её бурного прошлого. Выпивосы, проигрыш сына в карты, целый батальон пятиминутных пап. Продолжать?

Благо, она не настаивала.

Я сходил в дом за велосипедом, закрепил фонарь, проверил его работу в реальных условиях. Катя вышла на крыльцо и посоветовала ехать осторожно, темень как-никак.

Мод заботливой соседки активирован.


Я добросовестно съездил в универ на экзамен по истории римского права и так же добросовестно его завалил. Пересдача через десять дней. Фригидные Монашки пришли в восторг от моего фиаско. В отличие от Кутнюк.

— Сегодня ты не в форме, Вэл? — беззлобно спросила та, впервые в жизни обратившись ко мне Вэл. Похоже, её искренне интересовало, как я умудрился превратить свою зачётку из кареты в тыкву за каких-то пару дней.

— Не успел подготовиться, — ответил я. — Всякое навалилось.

— Ясно, — кивнула одногруппница и обратилась к стоявшему рядом Тиму. — А ты готов, здоровяк?

Снова что-то новенькое. Здоровяк.

Биг-Ти, как обычно, растерялся, когда к нему обращались девушки.

— Я?.. Ну… Э…

Романыч непременно отпустил бы остроту, но он сидел в кабинете. А я молчал, не желая вмешиваться. Хотелось посмотреть, что осталось от старой Кутнюк в новой, кроме фамилии. Похоже, ничего. Она стала беседовать с Тимом, будто ещё неделю назад не называла его ЗОСом или Ходором из «Игры престолов».

Позже я узнал, что Биг-Ти на радостях тоже запорол экзамен, но ему не привыкать.

Всю дорогу до дома я обдумывал план «Б» на случай неблагоприятного развития событий. Если вдруг придётся прибегнуть к крайним мерам.

Мамыра даже не стала наезжать за «неуд», но засуетилась, когда я переоделся и выкатил вел из комнаты в прихожую.

— Куда это ты собрался? — спросила она.

— На дачу.

— И что на этот раз ты там забыл?

— Ничего, просто хочу отдохнуть в тишине и спокойствии.

— Отдохнуть, значит. А знаешь, что я думаю? — это был риторический вопрос, поэтому я молча дождался продолжения. — Я думаю, ты занимаешься там тёмными делишками.

Это уж точно, невольно усмехнулся я про себя и спросил:

— Ты о чём?

Мамыра указала на велосипед:

— Откуда он у тебя?

Вот и пригодилась заготовка. Вкратце я поведал о пляжных соревнованиях. Но ложка хороша к обеду, надо было раньше говорить. Теперь Мамыра отказывалась верить моим объяснительным потугам.

— Конечно. А компьютер? — продолжила наседать она. — У друга взял старый? Я специально попросила Андрея посмотреть. Он мне сказал, что цена твоего «старого компьютера» больше ста тысяч рублей! И он новый.

Долбанный сосед-программист. Кажется, я прокололся. Будь возможность использовать Гримуар, я бы отправил Мамыру в отпуск на Мальдивы, не пожалев бабосов. Отдохнуть пару недель и не считать сына подпольным торговцем спайса. На неё и так навалилось в последнее время. Падчерица слиняла, муж избил начальника, вылетел с работы и готовился к судам. Правда, его выпустили под залог, как я и думал. Про дочкин отъезд он выдал что-то вроде: «Она же взрослая, в отличие от Валюши».

— Так что ты скажешь? — Мамыра ждала ответ, которого у меня не было.

Пришлось выкручиваться по ходу.

— Ладно, я договорился с магазином, что сделаю бесплатный обзор на комплектующие. Сниму видео и напишу текст. А они мне ПК на две недели. — Я пожал плечами. — Так многие делают, зайди в Интернет, почитай.

Мамыра задумалась. Благо, она понятия не имела, что магазины раздают «железо» только топовым блогерам, а не ноунеймам вроде меня.

— И почему ты сразу не сказал, а выдумал байку про друга?

— Да Боров бы засыпал кучей вопросов, он же любит, — объяснил я и нанёс коронный-похоронный: — А с велосипедом — чистая правда. У меня даже грамота победителя соревнований есть! С печатью клуба.

В итоге, удалось замять дело. Прибегать к крайним мерам дома не пришлось. Но вот от соседки так просто не отделаться.

Перед выездом на дачу я купил в аптеке пузырёк снотворного.


Катя помогала бабе Лоре на огороде. Я поздоровался и жестом изобразил вопрос: «Ну, что?». Катя оставила бабулю в одиночку воевать с сорняками, подошла к рукомойнику и смыла остатки земли.

— Утром там ничего не было, — ответила Катя, когда мы вошли в их дом. — Но потом я не смотрела. Кстати, как экзамен?

— Ха. Ха.

Я специально пустил её вперёд и позволил самой открыть Гримуар. Что бы она там ни говорила вчера, а самопроизвольно возникший текст вызвал должную реакцию. Соседка отбросила книгу на кровать и отступила на шаг назад.

— Я так и знала! Специальные чернила!

Я усмехнулся и взял Гримуар. Прочитав написанное, мне стало не до смеха.


Выполните задание № 7.

Персонаж: любой из открытых мужского пола.

Цель: взорвать здание университета, в котором учится главный персонаж.

Срок выполнения: до 22:00 10.06.2019.

Награда: открытие мода «Отладка», переход на следующий уровень (у вас имеется 2 неиспользованных балла для прокачки — впишите выбранный показатель).

В случае неудачи все открытые персонажи, включая главного, будут деактивированы.


— И что там написано? — Катя воспользовалась моим ступором и выхватила книгу из рук.

Я попытался выхватить обратно, но она проворно увернулась, отбежала и успела прочитать. Её реакция меня удивила. Она протянула мне Гримуар, едва сдерживая смех.

— По-моему, ты переборщил, Вэл. На, бери свои мемуары, а я понаблюдаю, как ты будешь собирать на даче бомбу, горе-подрывник. Ни на шаг от тебя не отойду.

Я выхватил Гримуар и прижал к груди. Улику забрал, осталось избавиться от пиявки. Не в том смысле, конечно, как от бедолаг в диспансере, но до выполнения задания Катя представляла угрозу операции. А угрозы надо купировать.

— Хорошо, ты раскусила меня, — заговорил я, пользуясь её весёлостью. — Я попал под влияние нехороших людей. Они умеют гипнотизировать и внушать.

Улыбка не сошла с её лица.

— Значит, они подвергли тебя внушению?

— Не меня, а этих людей. — Я постучал пальцем по обложке Гримуара. — Сестра, отчим, профессор и прочие. Готов рассказать тебе всё подробно, если угостишь чашкой чая.

Переобулся в воздухе. Теперь в Кате вспыхнул неподдельный интерес к моему рассказу. Неудивительно. В людей-злодеев и гипноз поверить куда проще, чем в магические книги.

— Ладно, пошли вниз. — Она махнула мне рукой.

Я засунул Гримуар в рюкзак и вытащил пузырёк со снотворным. Несколько капель — и дело в шляпе. Катя не ожидала подвоха, поэтому мне удалось незаметно добавить лекарство в её чашку. В последующие пятнадцать минут мы пили чай и общались на тему несуществующей секты гипнотизёров. Я плёл околесицу, наспех придуманную в маршрутке, и кое-как посаженную на заклёпки шаткой логики. Ближе к финалу истории Катя, казалось, начала усматривать в моём повествовании логические дыры размером с Плутон, но в этот момент подействовало снотворное.

Она поняла, что дело нечисто и попыталась позвать бабу Лору на помощь, но я без труда зажал ей рот. Девчонка и без того весила не больше цыплёнка, а ослабленная и вовсе не представляла угрозы. Ещё через минуту она уже спала глубоким сном без сновидений.

Я аккуратно перенёс её на диван и вернулся на кухню. Достал из холодильника компот, налил в стакан и добавил несколько капель снотворного. Главное — не переборщить.

— Баб Лор, солнцепёк такой, а вы торчите в этой жаровне безвылазно. — Я протянул старухе стакан с компотом.

— Ой, спасибо, Валентин, — приняла она подношение и жадно испила. — Да работы непочатый край. И в одни руки всё. Хорошо хоть Катюша иногда помогает.

Если это был намёк на моё участие, то я сделал вид, что не понял его.

— Кстати, мы собираемся выбраться с палаткой на природу. Вы же не против?

По её довольному лицу я догадался, что за такое она и сама готова доплатить с пенсии.

— Какие молодцы! Конечно, я не против.

Когда баба Лора ощутила действие препарата, то списала всё на переутомление на солнце. Я проводил её в дом и усадил в кресло. Через несколько минут старуха начала похрапывать.

Катю я осторожно перенёс в свой дом, опасаясь попасться на глаза тому же Виктору. Открыл подвал и оперативно обустроил там лежбище для пленницы. Никаких консерваций в последние годы не хранилось, и места хватало. Я застелил пол пуховым одеялом, кинул подушку и спустил хрупкое тело соседки вниз.

Написал записку, где в очередной раз переобулся в воздухе и заверил, что всё сказанное в первый раз было чистой правдой. И я непременно докажу это. Трюк с усыплением и подвалом — всего лишь перестраховка. На кону много жизней. Шумоизоляция в доме отменная, дед строил на века, поэтому крики о помощи бессмысленны и разве что навредят перепонкам.

Вложил в руку спящей пленнице фонарик с велосипеда и саму записку. Разберётся, не маленькая. С Катиного телефона (без пароля) написал смс бабуле о том, что мы отправились в лес с ночёвкой, будем завтра, не захотели будить. Выключил телефон и спрятал в ящике под старым телевизором.

Закрыл подвал и оставил ключ в замке. На тот случай, если не вернусь. Впрочем, если я не вернусь, мы все станем трупами.

Напоследок прокачал интеллект двумя бонусными баллами. Ещё один капнул в копилку естественным путём. Уже 112, иду на взлёт.

А теперь пора придумать план.

Глава 14 Мастер-взрыватель

Если я чему и научился за последние дни, так это воспринимать написанные в Гримуаре задания буквально. «Взорвать здание университета» — совсем не то же, что «взорвать здание университета с людьми». Или «в 14:00 во время волны экзаменов». Стало быть, имелся неплохой шанс избежать жертв. Это приоритет.

Но для начала я занялся поиском информации. Такие вещи нельзя гуглить с домашнего ПК или личного смартфона перед тем, как собираешься превратить в строительный мусор место своего обучения. Хоть какая-то польза от просмотра боевиков. Поэтому я поехал в город и купил в подземном переходе сим-карту без оформления. В ломбарде взял самый дешёвый планшет с gsm-модулем и широким экраном. Засел в укромном месте крупнейшего торгового центра с wi-fi free и на всякий пожарный установил на планшет браузер с VPN.

Прошёл ускоренный курс факультативного самообучения по технике сноса зданий. Только в дипломе — если мне суждено его получить — такой отметки мне не надо. Изучил десятки сайтов и наткнулся на одном из форумов на упоминание о даркнете — сегменте Интернета с повышенной степенью анонимности. Зачастую использовался для нелегальной деятельности — оружие, наркотики и тэ дэ. Для попадания в нужную доменную зону пришлось установить Tor-браузер.

Следующий шаг — связь с потенциальным продавцом и непосредственная покупка взрывчатки. Нашёл человека, обрисовал ему примерные размеры здания и подчеркнул, что рухнуть оно должно непременно. До основания. Благо, корпус моего факультета значительно уступал главному корпусу по площади и этажности.

Не проблема, заверил человек из даркнета — ЧИД, но есть ряд нюансов. Дал несколько дельных советов. Я ответил, что бурение производить нет возможности, могу заложить взрывчатку только в доступные места. Если надо, готов купить с запасом. ЧИД не стал спорить. Ещё бы. Предложил мне взять октоген. Класс повышенной мощности. Но цена кусается, для моих целей вырисовывалась кругленькая сумма. Тебе же с пультом надо, как бы объясняясь, написал ЧИД. Скрепя сердце, я согласился. Более того, придётся доплатить за срочность, доставку в мой город и найм надёжного курьера «из своих». А ещё никакой наличности и банковских переводов, само собой. Расчёты только в криптовалюте. Мне пришлось заняться созданием кошелька и подключением к указанному блокчейну. На конвертации кэша в крипту я немало потерял на процентах. От геймерских накоплений остались рожки да ножки, но какие имелись варианты?

ЧИД оказался порядочным ЧИДом. К вечеру посылка была у меня. С таймерами и пультом, как положено. Курьер с нелепыми накладными усами и бородой, в очках и чёрной кепке передал сумку с взрывчаткой и проследил за переводом цифровой валюты через специальный плагин. Всего доброго, пользуйтесь на здоровье.

В магазине игрушек я купил наиболее реалистичную модель пистолета. Спустился этажом ниже и выбрал в спортивном отделе неприметную тёмную толстовку и кепку с широким козырьком. На всякий случай, хотя ни одна камера не должна уцелеть.

Сел на велик и поехал в универ.


Моя цель — охранник. Да, кого-то же придётся принести в жертву для полиции и маски-шоу, а тут я убиваю двух зайцев. Лично из этих ребят я никого не знал, поэтому требовалось открыть нового персонажа. Предварительно я спрятал сумку с взрывчаткой и бутафорским пистолетом в леске недалеко от студенческих общаг. Проверил на сайте ВУЗа расписание экзаменов. Сегодня отдувались студенты третьего и четвёртого курсов. Велосипед оставил сбоку от корпуса, дабы меня не заметили через широченные окна. Натянул кепку пониже и вошёл.

— Добрый вечер, — поздоровался я с охранником и облокотился локтём о стену.

Сегодня дежурил Лёха Еланов. Мужик лет сорока с седеющими висками и широко расставленными глазами. Мы называли его Лягушатником.

— Добрый, — ответил он. — Куда?

— Приехал за девушкой, она прислала сообщение, что задерживается в университете.

Лягушатник узнал меня.

— Так ты тоже отсюда.

— Угу.

Он недоверчиво покосился на часы и спросил:

— С какого она курса?

— С третьего. Кафедра уголовного права и криминологии.

Лягушатник покачал головой.

— Здесь осталась только одна группа студентов с четвёртого курса и их куратор. Они обсуждают какие-то внеучебные вопросы.

— Вот как? Выходит, она навешала мне лапши. Вы, кстати, не голодны?

Еланов усмехнулся. Без особого труда мне удалось втянуть скучающего охранника в вариацию непринуждённого общения попутчиков в поезде. Мы поболтали минут пять, и я отчалил.

Из-за бабы Лоры на дачу возвращаться нельзя, дома — Мамыра и Боров, поэтому мне пришлось найти лежбище для родного тела. Ещё минус косарь за мотельный клоповник в трёх остановках от универа.

Администраторшу, нафуфыренную толстуху в коротком топике и обтягивающих розовых лосинах, я предупредил, чтобы меня никто не беспокоил. В номере завесил окна подобием штор и запер дверь. Включил телек для звукового фона. Там шла передача про диких животных.

Можно приступать.


— …на обеспечении! — слышу я писклявый женский голос в правом ухе. — Так что тебе решать, Лёш. Не скидывай ответственность на других.

Я прижимаю к уху телефон и сижу, откинувшись на спинку рабочего стула.

Интеллект: 72 балла. Использовано потенциала: 65 %.

Физическая сила: 91 балл. Использовано потенциала: 94 %.

Выносливость: 96 баллов. Использовано потенциала: 88 %.

Слабые части организма: печень, почки, коленные суставы.

Социальная вовлеченность: 18 баллов.

Уровень разрушения: 0 %.

— Чего ты молчишь? — в ухе продолжает жужжать комар. — А?

Не знаю, что Лягушатник должен решать, но отвечаю:

— Ты права. Но мне надо идти, перезвоню позже.

Скидываю до того, как динамик успевает снова ожить. Отключаю мобильник. Со второго этажа доносится громкий смех. Я поднимаюсь по лестнице и заглядываю в открытую аудиторию под номером 212. Пять или шесть студентов расположились на стульях по кругу и что-то эмоционально обсуждают. На преподавательском столе сидит Елена Николаевна, мой препод по английскому и куратор этих оболтусов. Сама вчерашняя студентка, оттого и такое панибратство.

Заметив меня, студенты затихают. Через секунду над головами всех присутствующих загораются красные нимбы-индикаторы. Вечеринка Цифровых отродий.

— Да, Алексей Петрович? — спрашивает Елена Николаевна.

— Почти восемь, — говорю я. — Вы скоро?

Она корчит удивлённую гримасу:

— Мы же с вами час назад договаривались, что побудем до девяти.

— Да… Хорошо. Я перепутал.

Выхожу из аудитории, слыша приглушённые хихиканья. Значит, план «Б».

Я бегу до леса, достаю спрятанную в труднопроходимых кустах увесистую сумку и возвращаюсь в корпус. Последующие двадцать минут занимаюсь раскладкой взрывчатки в примерных точках, как посоветовал ЧИД.

Затем обхожу весь корпус, оба этажа, кабинет за кабинетом. Никого, кроме весёлой компании в 212 аудитории. Мне в голову приходит мысль, не собрать ли плюшек, раз всё и так взлетит на воздух. Быстро отгоняю мысли падальщика. Золотых рудников я тут точно не найду, а время поджимает. У меня на даче — соседка в подвале. Пора брать метлу и разгонять весельчаков. Вытаскиваю из сумки муляж Макарова и снова поднимаюсь на второй этаж.

— Боже, Алексей Петрович, мы ведь!.. — начинает причитать «англичанка», но умолкает, заметив в моей руке «оружие».

— Здание заминировано, — говорю я чистейшую правду и беру Николаевну на прицел. — Через пять минут сработает детонатор. — А вот тут нагнал жути. — Хотите жить — выметайтесь немедленно.

Какой-то умник прыскает со смеха.

— Очень неудачная шутка, — закатывает глаза Елена Николаевна.

Я подхожу к ней и отвешиваю подзатыльник свободной рукой. «Англичанка» ойкает и теряет дар речи.

— Мне некогда сюсюкаться! — рычу я и тычу стволом ей в бок. — Пошли вон!

Стою и смотрю на шестерых истуканов, потом понимаю, что преградил им единственный выход, помимо окна. Отхожу вглубь аудитории и показываю Макаровым на дверь. Все шестеро разом срываются с мест, точно стайка антилоп на водопое при появлении льва. Выхожу следом в коридор, но их и след простыл. Чисто. Бросаю муляж пистолета на пол.

Оббегаю заново все точки и устанавливаю таймеры на одно и то же время — три минуты. Нажимаю на пульте кнопку активации и бегу прочь из корпуса. Полицию наверняка уже вызвали, а те передали в спецслужбы. Чтобы маски-шоу не схватили меня раньше времени, я на всякий случай убегаю в лес и прячусь за кустами.

Ещё до первых отзвуков сирен тишину летнего вечера сотрясают оглушительные взрывы. Юридический корпус универа исчезает в белом облаке, прилегающую территорию засыпают обломки. Соверши я такой подрыв в густо застроенном районе, досталось бы полудюжине соседних строений. Но факультет расположен на отшибе комплекса, так что некритично. Для дебютанта-взрывателя сойдёт. Выхожу из укрытия полюбоваться плодами своей работы. Зачёт сдан.

А вот и сирены. Ощущаю себя наёмником из американского боевика, когда полиция эффектно появляется сразу после взрыва. Только на мне должна быть порванная майка, рожа в синяках и саже, а на руках — спасённая в последнюю секунду фотомодель с четвёртым размером груди.

Пыль ещё долго будет оседать. Октогена хватило с запасом, так как через секунду я вижу резкую смену статуса задания:

Уровень разрушения: 100 %.

Вот так я окончил первый курс юрфака.

ЧАСТЬ 2 ИЗЛОМ

Глава 15 Первый союзник

Из мотеля я тоже слышал вой сирен, что создало своеобразный эффект при возвращении в родное тело. По телеку продолжалась передача о дикой природе Африки. Включив светильник на прикроватной тумбочке, я тут же полез в Гримуар.


Добро пожаловать на четвёртый уровень: Излом реальности.

Все прежние возможности разблокированы.

Максимальная продолжительность сеансов увеличена до 24 часов.

Увеличена продолжительность доступа к «Хранилищу памяти» до 3 часов в сутки.

Требования: интеллект от 81 балла.

Открыт мод «Отладка». Доступны 3 активации.


Выполните задание № 8.

Персонажи: любые из открытых.

Цель: полноценно использовать мод «Отладка» трижды разными персонажами.

Срок выполнения: до 22:00 11.06.2019.

Награда: открытие мода «Вероятные жизни».

В случае неудачи у всех открытых персонажей, включая главного, произойдёт автоматическая активация деструктора «Неудачник». Срок действия: пожизненно.


Пришлось перечитать раз пять, прежде чем я въехал в суть написанного. Правила игры поменялись кардинально. По неведомым причинам, четвёртый уровень выглядел корзинкой пряников после хлыстовой экзекуции. В чём подвох? Или Гримуар давал мне передышку?

Насторожил пункт с увеличением продолжительности сеансов до суток. А дальше что — неделя? Стоит застрять в чужом теле, и вернёшься в мумию. Сомнительный прогресс. Зато для доступа к Хранилищу памяти персонажа теперь не требовался высокий балл интеллекта.

Признаюсь, мне захотелось незамедлительно активировать новый мод, но я переборол искушение и упаковал Гримуар в рюкзак. Отныне никаких непродуманных авантюр. В глобальном смысле ничего не изменилось — я по-прежнему оставался рабом выпущенного на волю джинна. Опции «Прекратить использование», какая была после тестового уровня, не появилось. Стало быть — только вперёд. И чёрта с два я начну с себя! Пока не удостоверюсь, что обложка соответствует содержанию — ни ногой.

Я вышел с велосипедом на улицу. Взрыв был такой силы, что его услышали даже здесь. Многие постояльцы вылезли из нор и пытались увидеть что-то сквозь частокол каменных джунглей и с расстояния трёх остановок. Клоуны. Толстой администраторше в розовых лосинах я сказал, что поеду посмотреть на ЧП, да с тем и слинял из мотеля.

Длинный световой день создавал трудности с незаметным приездом на дачу. Дом бабы Лоры стоял самым первым на линии, и с огорода отлично виден поворот с главной улицы. Поэтому пришлось воспользоваться помощью Гримуара: вписать имя старухи и пять минут. Сам я спрятался в густом кустарнике вдали от хоженых троп.


Удивительно, но я не в позе огородника. Сижу в кресле и смотрю ящик. Канал «Россия 1», какой-то концерт. С трудом поднимаюсь. Ох, мать твою за ногу! Все кости болят, там явно не каркас от Т-800. Разве что его пластиковый аналог с «Алиэкспресс». Характеристики старухи боюсь даже проверять.

Не хочу терять много времени, нахожу палку и ковыляю к дальней соседке, бабе Нюре. Они отлично ладят, насколько я знаю. Её дом за непроницаемым высоким забором в сотне метров. Трачу на путь минуты четыре, дэдлайн сеанса близко. Стучусь. Баба Нюра открывает, я ей предлагаю посмотреть вместе очень интересный концерт по второму каналу. Она его тоже, оказывается, смотрит. Захожу в дом и отключаюсь от управления.


Проверил, всё ли на месте. Ага, велик, рюкзак, книга. Быстро долетел до дачи, бесшумно открыл калитку, затем дверь в дом и заперся. Дабы не повторять ошибок прошлого, завесил шторы на окнах.

А теперь самое сложное. Открыть люк подвала и успеть объясниться перед Катей прежде, чем она кинется на меня в попытках выцарапать глаза. Или не открывать люк и доказать ей всё дистанционно. Я откинул верхнюю картонку и постучал по металлической крышке. Прислушался. Внизу какие-то шорохи. Крикнул:

— Кать, это я! Давай без истерик, я пришёл выпустить тебя.

— Ну так выпускай, козёл! — раздалось через несколько секунд.

— Но сначала послушай. Мне снова доступны возможности Гримуара, и я готов доказать тебе, что всё написанное в записке — правда.

Молчание.

— Так, значит, ты…

Я понял, какой вопрос крутился у неё на языке.

— Да, я взорвал универ. Но, — поспешил добавить, — там никого не было. Ни один человек не пострадал.

Снова молчание.

— Слушай, ты хотела доказательств и получишь их. Давай договоримся, что не станешь включать режим неадекватной героини из молодёжного ужастика.

— Это я неадекватная героиня? — возмутилась Катя. — А ты тогда кто? Маньяк с бензопилой?

— Нет, с книгой. Давай так, — предложил я. — Через три минуты придёт сосед Виктор, откроет люк и скажет любую кодовую фразу, какую ты сейчас озвучишь. Потому что Виктором буду управлять я.

Она задумалась.

— Откуда мне знать, что вы не сговорились? — спросила Катя. — Ты мог подкупить этого алкаша за бутылку водки.

— Ладно, назови любого другого дачника из округи. Главное, чтобы я был с ним знаком.

— Хм… Тётя Клава. Она точно не станет подыгрывать тебе. Если, конечно, ты и её не посадил в подвал.

Бляха, в ещё одну шапокляк вселяться.

— Моё тело будет лежать прямо здесь на диване в бессознательном состоянии, — пояснил я. — Если вру, у вас с Клавой будет возможность сделать со мной всё, что угодно.

Наконец, аргументы сработали. Здравый смысл возобладал.

— Хорошо, — согласилась Катя. — Пусть Клава скажет, что Валентин Воронин — озабоченная задница и задрот восьмидесятого лэвла.

Умно. От учителя русского языка и литературы на пенсии такое вряд ли услышишь.

— Жди.

Я сел на диван, вытащил из рюкзака весь набор и оформил десятиминутный сеанс на Клавдию Елистратову.


Поливаю огурцы в теплице. Такое ощущение, что в поясницу вогнали несколько гвоздей. Бросаю лейку и с максимально возможной скоростью ползу к своему дому. Клава живёт недалеко, поэтому через пять минут я на месте. Вхожу в зал и впервые в жизни вижу своё тело со стороны. Полминуты не в силах оторвать взгляд. Это вам не в зеркало смотреть или видеозапись.

Кое-как сгибаюсь и открываю замок с люка подвала. Поднимаю крышку. Во все глаза на меня таращится Припугнутая Мышка. Ага, вернулись к истокам. Я повторяю кодовую фразу старушечьим голосом и не удерживаюсь от смешка.

Но Кате не до смеха. Она закрывает ладонью рот и отступает вглубь подвала.

— Что, убедилась? — спрашиваю я, подходя к самому краю.

Не свалиться бы. Ноги какие-то непослушные, одеревенелые.

— Но как такое возможно?? — обретает Катя дар речи.

— Спроси у моих подштанников, — отвечаю я. — Понятия не имею.

Катя набирается сил и вылезает из подвала. Держится в метре от меня. Проверяет бессознательное тело на диване.

— Точно так же было и в тот раз, — говорит Катя.

— Само собой, — киваю. — Я выполнял зачистку города от Цифровых отродий.

Вижу, как её сбивает с толку диссонанс звука, изображения и осознания. Она говорит с человеком, тело которого в коме, а сознание — в теле старухи, чьё сознание в коме. Короче, сложно, я понимаю.

— Мне надо убрать Клаву из дома, — говорю я и беру старую кочергу у печки. — Хотя она и так запомнит этот визит.

— И как ты ей всё объяснишь? — спрашивает Катя.

— Никак. Она либо ничего не поймёт, либо посчитает, что пришла вот за этой кочергой.

Едва успеваю увести Клаву обратно к теплице.


Очнувшись, я увидел Катю, держащую в руках раскрытый Гримуар. Лицо внимательное и сосредоточенное.

— Ну что, веришь теперь? — спросил я.

Она кивнула.

— На самом деле, я благородный рыцарь в сияющих доспехах, и ты должна мне сказать спасибо.

— Неужели? — Катя оторвала взгляд от книги.

— Да. Я ведь мог точно так же использовать твоё тело, изогнуть твою реальность и отправить жить в другой город.

— Как свою сестру?

— Именно.

До Кати дошло, что это действительно был самый простой и топорный метод решения проблемы.

— Тогда почему ты этого не сделал? — спросила она.

Я задумался, как лучше сформулировать ответ.

— С сестрой не было выбора, да и подбешивала она меня, если начистоту. Но я же не такой отмороженный, чтобы всем подряд ломать жизни.

— Ну, тогда спасибо.

Она присела на край дивана и принялась листать Гримуар.

— Почему большинство страниц чёрные?

— Не знаю. Возможно, их уже использовали ранее.

— И куда делись все эти Геймеры?

— Не знаю.

Катя неодобрительно покачала головой.

— Ты хоть что-нибудь знаешь?

— Всё то, что уже рассказывал, — пробурчал я. — По поводу других Геймеров… Дед умер от тромба. Не исключаю, что он не выполнил какое-нибудь задание, где на кону стояла одна его жизнь. У меня такая ставка была… — Я аккуратно забрал Гримуар из рук Кати и пролистал страницы. — В первом задании на третьем уровне.

— А сейчас какие ставки?

Я снова чуть было не ответил «не знаю».

— Написано, что автоматическая активация деструктора «Неудачник» у всех открытых персонажей, включая меня. И лучше не проверять, что он означает.

— Точно ничего хорошего.

— Станет понятнее, когда я испытаю «Отладку».

Катя подвинулась ближе и заглянула в Гримуар. Мы впервые за десять лет сидели, прижавшись друг к другу плечами.

— Сказано, что надо использовать трёх разных персонажей, — пояснил я, опережая её расспросы. — Завтра надо решить, с кого начать. Есть добровольцы?

Она посмотрела на меня исподлобья и помотала головой. Всё, усмешки закончились? То-то же.

Меня даже порадовало, что я обзавёлся первым союзником в лице Мышки. И помогать мне — в её интересах. Я для неё прикованный к лодыжке якорь. Пойду на дно — потащу всех. Катя не дура, понимала. Для полноты картины я раскрыл ей и оставшиеся в рукаве карты. О зачистке, когда видел над каждым человеком тот или иной нимб, о взрыве юрфака и странной деревне. Даже о первых шалостях, когда ничего не предвещало беды. Пусть знает всё.

Упоминания о деревне и оборванце с синим нимбом её особенно заинтересовали.

— Получается, те люди не принадлежат нашему миру, — констатировала Катя. — И они помогали тебе. Значит, не враги. — Она в задумчивости подпёрла рукой подбородок. — Тебе надо их найти и узнать больше о Гримуаре.

— Легко сказать, — усмехнулся я. — Прежде они сами меня находили. Мне кажется, даже в ту деревню я попал не по слепому везению.

— А ты пробовал проверить то место, находясь… в игровом режиме, так сказать?

Теперь уже я задумался. А Мышка дело говорит. Такой вариант мне не пришёл в голову по одной простой причине — на третьем уровне я не мог пользоваться Гримуаром, кроме как для выполнения заданий.

— Нет, — признался я. — Вот завтра с первыми лучами солнца и проверим. Сейчас уже темнеет.

— Проверим?

— Угу. Теперь ты — мой страховочный трос. Мы всё делаем сообща.

— Как скажете, капитан.

Я достал из ящика под телевизором её телефон и протянул:

— Иди успокой бабулю. Скажи, что вернулись раньше времени из-за клещей.

Катя скривила губы в лёгкой улыбке.

— Враньё — твоё второе имя, Вэл.

— Ложь во благо — моё второе имя.

На пороге она вдруг обернулась.

— Кстати, как я поняла, ты теперь можешь видеть всех людей в том или ином цвете?

— Не людей в цвете, — поправил я. — А что-то вроде нимбов над головами.

— Да-да, я то и имела в виду.

Многозначительный выжидающий взгляд.

— Ты хочешь, чтобы я определил, в какую когорту тебя записало моё подсознание? — догадался я.

— А что? Мне интересно. Раз нам теперь вместе противостоять козням всесильной книги, надоузнать друга как можно лучше.

Я бы тебе сказал, как парни узнают девушек получше, да не буду смущать.

— Ладно. — Я вернулся к дивану и взял Гримуар. — Плёвое дело.


Вписав имя и продолжительность пять минут, переключаюсь в игровой режим. Смотрю на Катю, застывшую на пороге комнаты в напряжённом ожидании. Ждать не надо, у неё над головой изначально светится красный нимб. Хочу соврать, но, кажется, она читает эмоции на моём лице и предупреждает:

— Только правду!

Сама напросилась:

— Окей. Ты для меня — Цифровое отродье.

И пожимаю плечами, дескать, что я могу поделать?

Катя вздыхает, хочет молча уйти, но не выдерживает и обрушивает на меня тираду уязвлённой девушки:

— И во всём виновато твоё подсознание, да? — Мышка качает указательным пальцем. Лицо искажено презрительной улыбкой. — Нет, Вэл, не сваливай всё на подсознание. Дело в твоём деформированном восприятии мира! Как у высокомерного пентюха, который ничего собой не представляет, но любит поливать грязью других. Всех, кто косо посмотрит. Вот почему я ещё с детства не хотела с тобой дружить.

Выжидаю пять секунд. Убеждаюсь, что весь яд выплеснут и спрашиваю:

— Полегчало?

— Да!

— Тогда встречаемся завтра в семь.


Ночью я долго не мог заснуть. Когда удалось, мне снились лица умерщвлённых пациентов. А потом, как я закладываю взрывчатку в подвале онкологического диспансера и жму кнопку. Четырёхэтажное здание взлетает на воздух, я стою и наблюдаю за клубами дыма, из которого по одному появляются люди в средневековых одеждах и с синими нимбами над головами.

Разбудил меня звонок с незнакомого номера. Забыл отключить звук на ночь.

— Валентин Степанович Воронин? — спросил незнакомый голос.

— Он самый.

— Я — частный детектив Давид Франков, — представился незнакомец, и от тембра его голоса по мне забегали мурашки. — Очень хотел бы встретиться с вами. Думаю, нам есть, что обсудить.

Глава 16 Мод «Отладка»

Я посмотрел на часы — без десяти семь. Ранняя пташка этот Франков. Давид. Имя-то какое.

— А в чём дело? — спросил я, стараясь имитировать вмиг испарившуюся сонливость.

— Не хотелось бы говорить по телефону, — мягко ответил сыщик. — Но это связано с последними событиями, которые происходят вокруг вашей персоны.

Его манерность и «выкание» напрягали. Я представил Франкова упитанным пауком, медленно и размеренно плетущим паутину. Как могла вшивая частная ищейка что-то узнать? Может, один из персонажей «пробудился» и рассказал?

— Алло, вы тут? — спросил Франков.

— Да. Ну, давайте встретимся. Где и когда?

— Где пожелаете. Я готов подъехать в любое общественное место.

Общественное место. Важное уточнение. Я назначил встречу в круглосуточном кафе, недалеко от квартиры. Ровно в 8. Напоследок Франков как бы невзначай и между строк намекнул, чтобы я не совершал глупостей.

Я быстро оделся и посмотрел на экран смартфона. Куча уведомлений из чатов мессенджеров и ВК. Тим, Романыч, Леся, Настя. Все писали об одном — о взрыве универа. Романыч по традиции отличился: «Эй, чувак, сессия закончилась!».

Выпил воды и ополоснул лицо прямо на чердаке. Надо решить, как действовать. Взять Франкова под управление прямо сейчас не получится, так что встреча неизбежна. С другой стороны, у меня есть новый мод. Ситуация сама велит активировать его, несмотря на статус кота в мешке. Да, я зарекался не начинать с себя, но Гримуар никогда не обманывал и не допускал двусмысленностей. Отладка не может означать ничего иного, кроме отладки. В любой интерпретации. Я просто дую на воду.

Покумекав ещё минут десять, я решился. Вписал своё имя, активацию мода и общую продолжительность в час. Использовал возможности таймера, чтобы перейти в игровой режим ровно в восемь утра и не расходовать попусту минуты. На всякий пожарный положил Гримуар в рюкзак. Возьму с собой. Мало ли.

Выкатил велосипед, закрыл дачу и увидел, что Катя тут как тут. Слегка заспанная, но не злая.

— Уже поехал? — удивилась она.

Я рассказал о звонке детектива и активации мода с отсрочкой. Катя ахнула и вызвалась ехать со мной. Кое-как удалось убедить её в том, что это не лучшая идея.

— Хочешь засветиться перед ищейкой? А вдруг он тоже… не из нашего мира, как ты выразилась.

Я приехал в кафе без пятнадцати восемь, чтобы успеть спокойно позавтракать. Заказал омлет, бургер и капучино. Как выяснилось, Франков тоже приехал раньше. Я не успел приняться за еду, как ко мне за столик подсел мужик в коричневом деловом костюме. Лет тридцать пять, волосы будто мокрые из-за геля. Чемоданчик и обезоруживающая улыбка в комплекте.

— Доброе утро, Валентин, — заговорил Франков. — Рад, что ты приехал.

Вот-те на. А почему без отчества и на «ты»? Ладно, хрен с ним. Красный нимб вспыхивает над макушкой — вот что важнее. Персонаж столь же реален, как и все остальные.

— Так о каких событиях вы говорили? — спросил я, уплетая омлет.

Сыщик открыл чемоданчик, поставил на свободный стул и вытащил какие-то бумаги. К нам подошла официантка принять заказ у нового гостя.

— Греческий салат, пожалуйста, — сказал Франков. — И бутылку воды без газа.

Мажор, сука. Воду без газа заказывает в кафе.

— Начну по порядку, — заговорил детектив. — Вот что мне известно. Сначала твоя одногруппница, Анна Кутнюк, ни с того ни с сего неадекватно ведёт себя на экзамене по философии и отстраняется от подруг. После чего уже сам профессор с безупречной репутацией домогается студентки и открыто заявляет, что давно этого хотел. Дальше ещё интереснее. — Сыщик сверяется с записями. — Твоя сестра неожиданно обрывает абсолютно все связи и улетает на Бали с ручной кладью. А твой отчим в разгар рабочего дня устраивает боксёрский поединок со своим начальником. Вернее, боксерское избиение. И тоже заявляет, что у него давно чесались руки. И даже это не всё! — Лицо Франкова сияет, как у пятилетки накануне Нового года. — Парень твоей подруги попадает во все сводки новостей, даже федеральные, после «дорожного пранка», как написали некоторые. Он требует выписать ему все протоколы на месте и лишь потом успокаивается. А твой одногруппник за секунду сходит с ума в продуктовом магазине и попадает в психиатрическую клинику. Тебе не кажется, что за последнюю неделю произошло слишком много необъяснимых событий?

Я проглотил пережёванную массу омлета и запил кофе. Список ищейки далеко не полный, но я не собирался ему об этом сообщать.

— Допустим. А я при чём?

— Судя по этой схеме, — Франков протянул мне другой лист, — ты — единственное связующее звено всех событий.

Я оценил нарисованную схему, похожую на те, что копы в фильмах рисуют на досках, расклеивая фотографии и стикеры с заметками. По центру моё имя, и от него в разные стороны расходятся лучи.

— Не понимаю, к чему вы клоните. — Я демонстративно вернул ему лист. — Как я мог повлиять на всю эту шнягу?

— Вот и мне хотелось бы узнать. Всё настолько странно, что даже я зашёл в тупик. Всех этих людей будто подменили в один момент. — Он щёлкнул пальцами. — Вот так. Да, кстати, вишенка на торте! Ты слышал, что случилось вчера вечером?

Я не видел смысла отрицать.

— Вы про взрыв юридического корпуса? Само собой. Но помимо меня, там училось ещё шесть тысяч человек. Или около того.

— Согласен, тут слабая связь, — признал без особого сожаления Франков. — Но, учитывая остальные пункты, факт взрыва именно твоего корпуса весьма любопытен. К тому же схема одинаковая. На сей раз помутнение нашло на охранника.

— Он как-нибудь объяснил свой поступок? — спросил я.

— А ты не читал? Якобы из-за подруги, которая от него забеременела и хотела силой затащить в ЗАГС. А он был уверен, что ребёнок не его.

Интересная находка-мотив.

— А юрфак чем провинился?

— Ничем. Видишь, сколь нелепым всё оказывается, если начать копать все случаи вместе?

Перед глазами на секунду темнеет. Восемь утра. Я перехожу в игровой режим.


Мод «Отладка» активирован.

Слева вверху автоматически выскакивает окошко нового мода:

59:55.

Использовано удачи: 0 единиц из 10.

Подсказка: сохраняйте спокойствие, тяните время.

— С чего вы вообще решили копать под меня? — спрашиваю я. — И на каком основании?

— Не в моём стиле раскрывать свои источники, — пафосно отвечает ищейка.

— Не в моём стиле оправдываться перед первым встречным чуваком с чемоданчиком, — парирую я, удваивая пафос. Ставки растут.

— Зато в твоих интересах.

— И что я должен сказать?

Он пожимает плечами. Официантка приносит ему салат и маленькую бутылку «Бонаквы». Франков начинает ковырять викой белые куски сыра.

— Скажи, что думаешь о взаимосвязи событий, — предлагает сыщик и начинает есть. — Если не хочешь, чтобы моё расследование вышло за пределы этого столика.

— Думаю, в наш мир вторглось вселенское зло и скоро нам конец.

Франков пытается сдержать смех, но вместо этого закашливается. Одной рукой хватается за горло, другой упирается в стол. На пол летят тарелки и мой не начатый бургер. Изо рта ищейки брызжет слюна с остатками салата. Я подскакиваю и таращусь на него.

Подбегает официантка и бармен-здоровяк. Хлопают Франкова по спине, но тот падает, издавая чудовищные звуки. Из кармана его брюк выскальзывает смартфон, на который случайно становится бармен. Не сразу замечаю, что строчка с подсказкой меняет окрас, привлекая внимание.

58:16.

Использовано удачи: 3 единицы из 10.

Подсказка: заберите бумаги со стола.

Стоит мне под шумок взять бумаги, как добавляются ещё две единицы. Франков больше не дышит. Кто-то кричит, кругом суета. С кухни прибегает повар.

57:45.

Использовано удачи: 5 единиц из 10.

Подсказка: уходите из кафе и езжайте в направлении центра города.

Следую подсказке. Никому не приходит в голову меня остановить. Отстёгиваю велосипед от заборчика, выезжаю на дорогу и кручу педали.

Подсказка: ускорьте темп.

Подчиняюсь. Без бустера выносливости тяжело, но пока справляюсь. Через двадцать минут я уже в центре района. Еду как по навигатору. Правее, прямо, на противоположную сторону. Пытаюсь разобраться в работе мода. Должен ли я использовать все десять единиц, чтобы активация была засчитана? Скорее да, в Гримуаре написано о полноценном использовании.

Подсказка: остановитесь и позвоните на радиостанцию «Европа плюс» через 1 минуту.

Какую бы бессмыслицу ни писал мод, с ним лучше не спорить. Останавливаюсь, достаю телефон и начинаю лихорадочно искать номер нашей местной «Европы плюс». В ту же секунду в подсказке выскакивают нужные цифры и отдельный обратный отсчёт до момента звонка.

Заранее набираю номер, но вызов жму синхронно с нулевой отметкой второго таймера. Ведущий эмоционально заявляет, что я седьмой дозвонившийся и, чтобы выиграть два билета на концерт Джеймса Бланта в Москве, мне всего лишь надо правильно ответить на один вопрос. Спрашивает, чем Блант занимался до музыкальной карьеры.

Пёс его знает. В подсказке читаю готовый ответ и говорю:

— Служил в полку Дворцовой кавалерии.

— Правильно! — подтверждает ведущий.

Затем мне объясняют, что я должен приехать в студию и забрать билеты. Концерт через две недели. Двухместный номер на двое суток забронирован и оплачен.

32:19.

Использовано удачи: 8 единиц из 10.

Подсказка: езжайте в сторону памятника Пушкину.

К Пушкину, так к Пушкину. Голова не соображает, как у пьянчуги. Похоже, удача опьяняет сильнее алкоголя. Качу в указанном направлении, выполняя редкие корректировки.

Подсказка: поверните налево и держите прогулочный темп.

Через три минуты оказываюсь на площади и еду прямо на Лесю. В коротких белых шортиках и голубой майке. Она замечает меня, спускает солнцезащитные очки на нос и удивлённо вскидывает брови. Я останавливаюсь.

Подсказка: пообщайтесь с Лесей.

— Валь, привет! — говорит она и протягивает руки для объятий.

Давненько такого не было. Я отвечаю взаимностью и чувствую прикосновение её сочной груди к своей. Над головой Леси зелёный нимб. Даже закрытие границ Френдзоны не поменяло цвет.

— Ты что тут делаешь в такую рань? — спрашивает Леся.

— Катаюсь, — показываю я на «Мангус». — А ты?

— Иду помочь подруге. Ты слышал про универ?

— Ага.

— Какое же счастье, что Лягушатник не взорвал его днём!

— Это точно.

Она понимает, что я не горю желанием обсуждать взрыв универа и меняет тему:

— Не поверишь, но только что думала о тебе, и тут ты нарисовался.

— Думала обо мне?

— Да. — Леся прикусывает нижнюю губу и переступает с ноги на ногу. — Наверно, ты был прав, когда советовал не связываться с этими… Как ты их называешь?

— Папкиными бизнесменами, — подсказываю я.

— Точно! — Она хихикает. — Таким идиотом оказался. И кобелём в придачу. Куда мои глаза глядели?

Явно не на меня, думаю про себя, но молчу.

— Блин, поверить не могу, что мы пересеклись тут утром, — продолжает Леся.

Подсказка: скажите фразу «Это судьба».

— Это судьба, Лесь.

Она награждает меня игривой гримасой, в равной степени сочетающей кокетство и задумчивость.

— Да, тут невольно задумаешься.

Подсказка: предложите съездить на концерт.

— Кстати, — говорю, — я только что выиграл два билета на Джеймса Бланта. Концерт в Москве через две недели. Составишь компанию?

Впервые вижу всю широту и глубину прекрасных голубых глаз.

— Это шутка, Валь?

Я ей показываю список вызовов на смартфоне.

— Это номер «Европы плюс», проверь. Три минуты разговора.

— Ничего себе! — пищит Леся. — Круто! Конечно, я поеду!

Ещё бы.

— Ладно, давай потом обговорим, а то подружка ждёт. Чмоки-чмоки.

Бесит фраза, но я улыбаюсь. Заслуживаю прощальных объятий и даже поцелуя в щёку. Вот что Блант животворящий делает.

15:37.

Использовано удачи: 10 единиц из 10.

Мод «Отладка» деактивирован.


Окошко пропадает, но игровой режим продолжается. Забавы ради проверяю прокачку.

Интеллект: 112 баллов (+4). Использовано потенциала: 74 % (+2).

Физическая сила: 97 баллов (+2). Использовано потенциала: 82 % (+1).

Выносливость: 84 балла (+5). Использовано потенциала: 83 % (+2).

Социальная вовлеченность: 28 баллов (+3).

Постепенно подтягиваю выносливость, отлично. Больше велосипеда и движения.

Еду домой показаться Мамыре. Жив-здоров, в карманах спайса нет. Уничтожаю бумажки детектива, подавившегося оливкой. По пути заезжаю в аптеку, покупаю несколько шприцов и ампул с глюкозой.

В голове уже крутятся мысли о Синих Нимбах и деревне, которую я постараюсь найти в игровом режиме.

Сегодня же.

Глава 17 Признание

Катя пришла в ужас, узнав, каким способом мод спас меня от детектива. Мы обосновались на Чердаке Мечтателя, ставшем штаб-квартирой Геймера. Я попытался объяснить, что иного выхода с Франковым не существовало. Кроме внезапной амнезии сыщика, но мне не предложили выбора. Гораздо больше меня беспокоил неназванный источник информации Франкова. Что помешает этому источнику найти ещё одни уши? А «Отладки» для моего персонажа больше не осталось.

Без утаек я поведал и о билетах, и о «случайной» встрече с Лесей.

— Так вот кто дама твоего сердца? — спросила Катя, переигрывая с показным равнодушием. — Очередная чика, перекоптившаяся в солярии и вся в цацках?

— Она не такая.

— Конечно, верю. Что дальше, Донжуан? Надо решить, на ком использовать ещё две активации мода.

Я ошибочно принял её слова за толстый намёк.

— Вообще-то я и так собирался предложить тебе.

— Мне? — А вот тут удивление вышло вполне искренним. — Не собираюсь отдавать тебе своё тело даже на час.

Прозвучало двусмысленно, из-за чего я усмехнулся.

— К тому же, — продолжила Катя, — я не нуждаюсь в допинге удачи.

— Неужели? Я думал, такой допинг никому не повредит. Ладно, тогда использую Тима и Романыча. Может, им перепадёт по крутому ПК и красивой подружке в придачу.

Соседка закатила глаза.

— О ком бы ещё ты мог подумать, как не о дружках-задротах. — Катя посмотрела на меня серьёзно. — Вэл, неужели у тебя соображалка перестала работать после встречи с чикой?

— Да о чём ты? Сомневаюсь, что в их случае кто-то насмерть подавится или утонет в кружке чая.

— Я о другом. Вспомни, скольким людям ты уже поломал судьбу, пусть и вынужденно. Не думаешь, что им помощь такого мода нужнее?

Хм. А вот не догадался, признаюсь. Не привык мыслить категориями доброго самаритянина.

— Допустим, ты права. Но выбрать надо всего двоих.

Катя одобрительно кивнула, довольная, что не пришлось долго меня убеждать.

— Первым обязательно должен быть охранник из университета, — сказала она. — Ему грозит тюрьма. Человек не заслужил мотать срок за твоё задание.

— Согласен. Кто второй? Только не предлагай Обухова. Там папа уже справился.

— С профессором тоже должно обойтись, — кивнула Катя. — Я читала, он пока под домашним арестом, но дело закроют после компенсации. Его спасла репутация.

— И спрятанные взятки, — добавил я.

Мышка открыла Гримуар и принялась шуршать страницами.

— Отчим, — сказала она, для наглядности ткнув пальцем в записи.

— Обойдётся, — буркнул я.

— Нет, — уверенно возразила Катя. — Ему тоже грозит судебное разбирательство.

— Отделается штрафом и условкой.

Она отложила книгу и сложила руки на груди.

— Чем он тебе насолил, что ты его так ненавидишь?

— Да ничем конкретно, — признался я. — Просто не перевариваю такой тип людей. Вечно всем недовольный, конфликтный. Противный тип, одним словом.

Я умолчал, что корни нелюбви к Борову проросли ещё в шестилетнем возрасте, когда он появился на пороге нашей квартиры в качестве «типа нового папы». Третьего или четвёртого по счёту, и я не думал, что он настолько задержится. Да пошёл ты — сказал я ему тогда, ещё не отошедший от потери настоящего отца. А Боров и не шибко рвался в воспитатели.

— Но это не повод ломать ему жизнь, — заключила Катя.

— Ладно, у нас ещё будет время подумать, — уступил я. — А пока есть дело поважнее.

— Синие Нимбы, — проговорила Мышка.

— Они самые.

Я пересчитал оставшуюся наличность и прикинул, не лучше ли смотаться на велосипеде. Нет, тут же возразила заботливая соседка, далеко, да и по трассе опасно. Вспомнил про отличного кандидата.

— Собираешься сам поехать туда? — спросила Катя. — Похвально.

— Нет, конечно, — ответил я.

Будто отвесил ей щелбана по носу, поэтому поспешил добавить:

— Нельзя рисковать моим телом. Я же и Геймер, и главный персонаж в одном лице.

— Тогда кто?

— Тот, кто уже там бывал и у кого есть быстрый транспорт.

— Байкер?

Я кивнул и сел за стол. Разложил на нём шприцы и ампулы. Катя встала за спиной.

— Напишу три часа, с запасом, — сказал я, не оборачиваясь. — Но если вдруг не вернусь в срок, сделаешь мне несколько инъекций глюкозы. Справишься?

— С уколами? Конечно. Но почему ты можешь не вернуться?

— Мало ли. Синие Нимбы умеют подчинять время. Вдруг три часа в их поселении равны тридцати в нашем мире?

— Поняла, — кивнула соседка. — Перестраховка.

Я взял перо и промокнул в чернильницу. Всеволод Пересветов, три часа. Погнали.


Сижу за столом с карандашом в руке. Увидев рисунок на бумаге, невольно отскакиваю назад и едва не падаю со стула. Осматриваю комнату — стены увешаны изображениями Красного монстра в разных позах и вариациях. Весьма реалистично. Похоже, парень тронулся кукухой.

Бросаю карандаш на стол и выхожу в прихожую. В соседней комнате на диване лежит Настя и смотрит телек. Не сразу узнаю её без накрученных белокурых локонов и макияжа. Приятно любоваться её природной и естественной красотой без боевого раскраса. Над головой зелёный нимб — наш человек.

— Мне надо отъехать по делам, — говорю я ей.

— Опять на охоту за монстром? — устало спрашивает Настя.

О как.

— Не. Просто кое-что проверить.

— Ты всегда так говоришь, Сев. А потом знакомые мне рассказывают, как ты приезжаешь к ним и ищешь мутантов в подвалах и на чердаках.

Я чешу затылок. Не всё ладно в Датском королевстве. Боль.

Замечаю в кресле шлем и мотоциклетную форму. Там же сумочка с документами и ключами. Подхожу и начинаю переодеваться. Настя молча пялится в пятидесятидюймовый экран. Любимые сериальчики.

— Буду через пару часов, — бросаю напоследок и удостаиваюсь лишь едва заметного кивка.

Частный дом. «Кавасаки» в гараже. Выкатываю байк, вбиваю в навигаторе маршрут и мчусь на место.

Пусто. Никакой деревни или поселения. Дорога та же, в рытвинах и кочках. Останавливаюсь и озираюсь по сторонам. Чувствую, как по спине течёт струйка холодного пота. Воспоминания о погоне ещё свежи. Жду час в надежде, что Синие Нимбы сами найдутся. Материализуются из травы и подойдут, ага.

Провожу как идиот в поле почти весь сеанс, разъезжая туда-сюда. Заглядываю чуть дальше, если вдруг просчитался с местом. Нет, ничего. Кладу «Кавасаки» на траву и ложусь рядом. Отрываю пшеничный стебель и жую.


— Ну, что? — первое, что услышал после возвращения.

Катя нависла надо мной, точно гриф над умирающим. Я разочарованно развёл руками. Наша ставка не сыграла.

— Очень странно. — Мышка тоже расстроилась и опустилась на стул. — Тот же смуглый оборванец быстро нашёл тебя возле бассейна. Даже в теле девушки.

— Оба раза я был в сеансах заданий, может, в этом дело, — предположил я и встал.

Даже за три часа мочевой пузырь переполнился, и жутко хотелось пить. Сначала я опустошил бутылку с водой, а затем и облегчился за домом. Интересно, на кого рассчитаны суточные сеансы? На киборгов?

Остаток дня мы провели с Катей за размышлениями о бытии, чаепитии, прогулкой до ближайшего леса и даже игрой в карты. Она очень удивилась, как это я не пользуюсь свободными часами и не эксплуатирую Гримуар. Меня уже воротит от него, ответил я ей. Попробуй побыть рабом могущественной книги, а потом поговорим.

Впрочем, разок я его использовал. Под вечер. Выставил на лоджию раскладушку, устроился поудобнее под чистым июньским небом и окунулся в прошлое.


Мод «Хранилище памяти» активирован.

Мы с Тимом смотрим на неуклюжие попытки Романыча закадрить на спор второкурсницу. 16 сентября 2018 года, большая перемена. Через минуту Романыч возвращается и молча протягивает две сотки.

— Благодарю, бро, — отвечаю я, складывая купюры в нагрудный карман рубашки.

— Просто не повезло с настроением или ПМС, — ворчит Романыч, поглаживая усики «пропуск в трусики». — Она была почти тёпленькая.

— Следующая ставка — триста за третьекурсницу? — спрашиваю я.

Романыч не успевает ответить, я слышу женский голос за спиной:

— А за преподавательский состав сколько даёшь?

Поворачиваюсь и вижу девушку с обложки своих грёз. Длинноногая шатенка с косой чёлкой и голубыми глазами. Стою как истукан, потерявший дар речи. Романыч не теряется:

— Хочешь сыграть? За Михальчука косарь дам.

Девушка улыбается. Восхитительно. Прекрасно. Останавливаю мгновение и желаю, чтобы настоящее и будущее не мешали нам…

Мод «Хранилище памяти» деактивирован.


Катя принесла мне завтрак к девяти утра. Нежданчик. Я поблагодарил и умял четыре блина со сгущённым молоком.

— Передай бабе Лоре спасибо, — сказал я, вытирая рот салфеткой. — Очень вкусно.

— Вообще-то я сама испекла, — заявила Катя.

Я догадывался. Показал ей большой палец и улыбнулся.

Пора приступать к операции спасения Лягушатника.


Мод «Отладка» активирован.

Лежу на нарах, смотрю в бетон. Вполне добротная камера СИЗО, не хуже больничной палаты. Со мной ещё трое. Кто читает, кто спит. Проверяю данные:

59:42.

Использовано удачи: 0 единиц из 10.

Подсказка: ожидайте визита.

Окей. Жду двадцать минут. Неожиданно набегают две единицы, хотя ничего не происходит и статус подсказки неизменен. Проходит ещё двадцать минут. Ожидайте визита. Я уже начинаю беспокоиться, что произошёл некий сбой, но тут дверь открывается.

Меня уводят коридорами в кабинет-допросную. Там сидит тип в светло-сером пиджаке и с протокольной усатой мордой. Сажусь напротив него. Ещё один тип остаётся у меня за спиной, облокачивается спиной о стену и складывает руки на груди.

— Значит, так, Алексей Петрович, — начинает Протокольный. — У нас появились новые улики в вашем деле. Запись с камеры наблюдения соседнего Факультета Истории и Международных отношений. В кадр как раз попадала часть входа в юридический корпус.

Я машинально киваю. Такой поворот мне совсем не нравится.

— Изучив досконально каждый час, мы обнаружили интересную вещь, — продолжает следак и кладёт передо мной распечатку плохо различимого изображения.

Я всматриваюсь и с ужасом узнаю на нём себя. Нет, они никогда не определят, кто именно на фото, но я-то знаю. Толстовка, кепка, средний рост — всё, что у них есть.

— Этот человек на несколько минут заходил в здание факультета примерно за полчаса до того, как вы из него вышли и вернулись с взрывчаткой. Ни до, ни после никаких посетителей не было. Вы можете сказать, кто это?

Ладони вмиг покрываются липким потом, сердцебиение учащается. Мод выдаёт:

Подсказка: скажите, что этот человек принудил вас совершить подрыв.

Я молчу, проглотив язык. Протокольный выжидающе смотрит.

— Э… Он заставил меня, — наконец, рожаю первые слова почти за сорок минут.

Использовано удачи: 4 единицы из 10.

Следак кивает, будто ждал такого ответа. Спрашивает:

— Угрожал?

Подсказка: скажите, что загипнотизировал.

— Нет. Произнёс какое-то заклинание или что-то в этом роде. Гипноз.

Использовано удачи: 5 единиц из 10.

— Я так и думал. — Протокольный выглядит довольным. Он на верном пути, грех не порадоваться. — Вы запомнили, кто это был?

Подсказка: Сергей Корчев.

Вот-так подстава! Студент третьего курса, о котором ходит недобрая молва. Тот ещё отморозок и драчун. Возможно, выдумки завистников, но мне некогда проводить расследование. Я подношу два пальца к виску, имитируя задумчивость. Голова готова лопнуть, как перезревший арбуз. Я собираюсь ответить «нет», но вовремя останавливаю себя. Если не последую указанию подсказки — не наберу необходимых единиц и сорву задание Гримуара.

— Так что, Алексей Петрович? — спрашивает Протокольный.

Время неумолимо стремится к нулю, строчка с подсказкой начинает мигать, неприятно отпечатываясь на сетчатке. Придётся сказать.

— Сергей Корчев, — шепчу я.

Следак записывает имя.

Использовано удачи: 8 единиц из 10.

Дальше всё происходит в тумане. Время на исходе, но не хватает двух единиц. Мне что-то говорят и ведут к настенному телефону. Звонит тот писклявый голос. Какая-то муть про детей, далее поток оскорблений и пожелание счастливой отсидки. Вешаю трубку, так и не сказав ни слова.

Использовано удачи: 10 единиц из 10.

Мод «Отладка» деактивирован.

Глава 18 Мутные типы

Ох и устроил я разнос Мышке.

— Отличный совет, Катерина! — Я даже похлопал её по хрупкому плечу. — Одного спасаем, другого подставляем — зачётная сделка.

— Но откуда я могла знать? — начала защищаться она и кинулась в ВК изучать страницу Серёги Корчева.

Не знаю, что она хотела там найти. Я захлопнул книгу и выпил воды. Гримуар неспроста выбрал определённое имя. Не удивлюсь, если у Корчева нет алиби в нужный час. С учётом скверной репутации ничего хорошего ему не светит, хоть он и не при делах. Зато для Лягушатника смягчающее обстоятельство.

Входящий вызов. Леся.

— О, привет! — ответил я.

— Привет. Чем занимаешься?

— На даче кое-что перебираю. А ты?

— Иду в зал. Вечером какие планы?

— Да никаких вроде. Свободен.

Леся молчала. Намёк понял.

— Давай сходим в кино?

— Ну… Можно. Хотя там вроде ничего интересного.

— Тогда в кафе, — моментально сориентировался я. — Там не бывает скучных фильмов.

Леся хмыкнула. Я сказал, что заеду в семь.

Повернувшись, увидел стоящую у кровати Катю с видом злобной училки. Хоть она и притворилась, что сосредоточенно копается в смартфоне.

— На велосипеде заедешь? — спросила она.

— Ага, на собачьей упряжке. Такси.

— Кто-то кричал про экономию. — Катя усмехнулась. — А тут такси, рестораны, кино.

Хорошо ещё, что я не рассказал Мышке, откуда у меня появился первый полтос. Она по-прежнему думала, что деньги материализовались из воздуха.

— Что нарыла на Серёгу?

Катя раздражённо захлопнула чехол смартфона.

— Ничего. Обычный парень. Не маньяк с бензопилой или книгой.

Да, он всего лишь чувак, которого выпиливают после вступительных титров.

— Всё ещё считаешь, что я должен спасать пострадавших?

— Ой, спасай кого хочешь, — небрежно отмахнулась Катя. — Лучше подгони своему другу мощный компьютер, чтобы все игрушки тянул.

Я понимал, что она права, но не хотелось в третий раз получать неоднозначные последствия «Отладки». Хотя кто мог гарантировать полную безопасность с любым другим персонажем, с тем же Тимом? Надо решаться, пока есть запал. Да и тянуть некуда, дэдлайн сегодня вечером.

— Ладно! — громко сказал я в спину Мышке. Та вздрогнула и повернулась. — Спасём Борова, так и быть. И прямо сейчас.

— Сейчас? — изумилась Катя.

— Да. Чего тянуть? — Я снова открыл книгу и взял перо. — Часом раньше, часом позже. В топку сомнения!


Мод «Отладка» активирован.

Лежу на диване пузом кверху. Узнаю большую комнату своей квартиры. Рядом похрапывает Мамыра. Мы теперь оба безработные, вот и валяемся до одиннадцати утра.

59:35.

Использовано удачи: 0 единиц из 10.

Подсказка: включите ноутбук.

Знать бы, где он. Встаю и начинаю рыться в наваленных на кресло вещах.

Подсказка: идите на кухню.

Захожу на кухню и вижу ноутбук на столе. Вокруг грязные тарелки и три чашки с остатками кофе. Переполненная окурками пепельница. Включаю ноутбук и жду дальнейших инструкций.

Подсказка: проверьте почту.

Открываю браузер, нахожу вкладку с «Мэйлом» и вижу непрочитанное письмо вверху списка. От HeadHunter. Приезжайте на собеседование в какой-то там офис к 12:00. Смотрю на часы. 11:35. Успею, если поспешить.

Использовано удачи: 2 единицы из 10.

Выбираю одежду по подсказкам, умываюсь, расчёсываюсь и вызываю такси. Мамыра спрашивает, что случилось. Отвечаю, как есть. Она улыбается.

Приезжаю в офис бизнес-центра, поднимаюсь на четвёртый этаж. Ровно в 12 меня встречают в отделе кадров. Начинается собеседование. Задают уйму бухгалтерских вопросов, на которые я бы не ответил даже под страхом расстрела. Только и успеваю читать подсказки и отвечать с умным видом.

Комиссия впечатлена. Берут без всяких «Мы вам перезвоним». Вот контракт, ставьте подпись. В душе не чаю, какая у Борова подпись. В строке подсказки возникает изображение китайского иероглифа. Кое-как имитирую его и жму руки ноунеймам в пиджаках.

Использовано удачи: 6 единиц из 10.

Возвращаюсь домой. Установка — ожидать, хотя остаётся меньше десяти минут и не хватает четырёх единиц. Мамыра рада, обещает приготовить ужин, а пока погреет вчерашнюю пиццу. Иду с ней на кухню. Пять минут. Начинаю нервничать. Слышу через толщу размышлений упоминание своего имени.

— Что? — переспрашиваю.

— Говорю, меня в последнее время беспокоит Валентин.

— Почему?

— А что можно делать сутками на даче?

Пытаюсь наплести что-то про написание мемуаров, встречи с девушками и свежий воздух.

— Даже перестал выпрашивать деньги, — продолжает Мамыра. — Я очень боюсь, как бы он не связался с дурной компанией.

Знала бы ты, с чем я связался.

— Нет там никакой дурной компании, — отвечаю я уверенным голосом Борова. — Парень просто наслаждается студенческой жизнью. А деньги зарабатывает на обзорах компьютерных комплектующих, он мне сам говорил.

Мамыра пожимает плечами, но слегка расслабляется. Я же напрягаюсь, когда вижу, что остаётся всего две минуты. Подсказки молчат.

Слышу звуковой сигнал. Достаю из кармана телефон — смс. Контакт — адвокат. Пишет, что Мирмов готов отозвать заявление и решить вопрос с помощью денежной компенсации. После того как выяснилось, что деньги в ООО «Рубеж» украл уволенный ранее сотрудник.

Подсказка: отправьте ответ «Согласен».

Выполняю.

Использовано удачи: 10 единиц из 10.

Мод «Отладка» деактивирован.


Ух, неужели в этот раз всё прошло, как по маслу? Даже не верится. На радостях обнялись с Мышкой. Она довольна, будто я помог её отцу, а не своему отчиму. Сразу же заглянули в Гримуар, но там был лишь отчёт о выполненном задании № 8. Следующего пока не появилось.

— Синих Нимбов не видел? — спросила Катя.

— Нет. Придётся ждать следующего квеста.

Сам же я ждал вечера. По сути, моё первое романтическое, а не дружеское свидание с Лесей. Встал вопрос, использовать Гримуар или нет? Идти Геймером-персонажем или собой? У первого меньше шансов опростоволоситься. Но супер-мода у меня не осталось, поэтому ограничился «Хранилищем памяти» и «Выносливостью». Как в той рекламе «А что? А вдруг?».


Мод «Хранилище памяти» активирован.

Леся садится в такси ко мне на заднее сиденье и целует в щёку. Протягиваю ей один наушник, из которого доносится самая известная песня Бланта «You’re beautiful». Мы сидим, соединённые прекрасной мелодией. Пользуясь этим романтическим моментом, я поворачиваю лицо Леси и целую в губы. Она не возражает.

Идём в «Гурман». Чем я хуже Папкиного бизнесмена? К тому же, на моей спутнице то же изумрудное платье, столь соблазнительно подчёркивающее все достоинства тела.

— Бывала тут? — спрашиваю, когда нам приносят кожаные папки меню.

— Раз или два, — отвечает Леся, листая ламинированные страницы.

— Мне говорили, здесь очень вкусная паста с морепродуктами. Не пробовала?

— Нет, но мне тоже говорили.

И я даже знаю, кто.

Заказываю себе «оливье» с ростбифом, пасту и шоколадный брауни. Леся выбирает цезарь с креветками, стейк из тунца и чизкейк. Без всякого мода идёт автоматический подсчёт — ещё минус два с половиной косаря. Но сам захотел выпендриться.

Фоном играет приятная музыка. Меня радует, что Леся не пытается поднимать темы, которые у всех на языках. Мы беседуем о пустяках и вспоминаем прошлое. Моменты нашей дружбы, начиная со дня знакомства 16 сентября. Я козыряю безупречной памятью, извлекая на свет миллион милейших подробностей.

Потом мы гуляем по вечернему городу, держась за руки. Целуемся. Всё настолько сюрреалистически потрясно, что я путаю реальность с иллюзией. Отрезвляет меня лишь входящий вызов. Я достаю телефон и читаю «Катя Дача». Скидываю.

— Кто по тебе уже соскучился? — как бы в шутку спрашивает Леся.

Можно соврать и назвать Тима, но нет уверенности, что Леся не заметила имя на экране. Лучше не рисковать.

— Соседка с дачи. Я дал ей почитать свои наброски. Наверно, решила поделиться впечатлениями.

— Мемуары?

Я качаю головой:

— Нет. Рассказ о пришельцах.

— А мне почему не дал почитать? — справедливо спрашивает Леся.

— Ну… там черновик. Она согласилась побыть бесплатным бета-ридером.

Выкрутился. Ненадолго.

— Вот настырная, — сетую я и снова сбрасываю вызов.

Леся ничего не говорит, но вид озадаченный. Как же не вовремя! И что Мышке понадобилось так срочно?

Через минуту я узнаю ответ. Приходит смс. Читаю, покрываясь холодным потом: «Вэл, тут какие-то мутные типы бродят вокруг наших дач. Срочно перезвони!».

— В чём дело? — спрашивает Леся.

Импровизировать нет ни времени, ни творческой энергии. Показываю Лесе. Та хмурится и спрашивает:

— А почему эта Катя пишет тебе? У них там нет ни одного мужика на всю округу? Или забыла номер полиции, на крайний случай?

— Не знаю, но мне обязательно надо проверить. — Я кручу в руках телефон, не находя себе места. — Там в доме кое-какие ценные вещи.

Лесю не убеждают аргументы, она поворачивается ко мне лицом и внимательно смотрит в глаза.

— Ты же говоришь правду, Валь? У тебя никаких муток с этой соседкой?

— Нет, конечно!

Ещё три секунды молчаливого прожигающего насквозь взгляда.

— Хорошо, я тебе верю, — наконец, говорит Леся. — Но смотри, не повторяй ошибок предшественника.

— Я похож на австралопитека?

Она улыбается. Можно ехать.

Я вызываю два такси, себе и Лесе. Заранее плачу обоим водителям и несусь на дачу. Что за мутные типы? Синие Нимбы объявились? Нет, вряд ли.

Набираю Катин номер. Абонент недоступен. Чёрт!

Глава 19 Мод «Вероятные жизни»

Вылетаю из такси пробкой от шампанского. Перепрыгиваю через забор и осматриваюсь. Никого не замечаю. Свет в окнах соседского дома горит. Взбегаю на крыльцо и стучу. Открывает перепуганная моим взвинченным видом баба Лора с зелёным нимбом над головой. Я забываю, что нахожусь в игровом режиме.

— Где Катя? — спрашиваю.

— Наверху, — отвечает старуха. — А что случилось?

Я что-то бурчу в ответ и проскальзываю мимо. Не разуваясь, взлетаю на второй этаж и вижу сжавшуюся в кресле Мышку.

— И как это понимать? Почему телефон недоступен? И где мутные типы?

— Эй, давай по порядку, — остужает меня Катя. — Мутные типы исчезли примерно полчаса назад, когда я отправила тебе сообщение. Тогда же у меня заглючил телефон.

— Заглючил?

Она протягивает смартфон. Я нажимаю кнопки — никакой реакции.

— Может, разряжен? — предполагаю.

— Ты меня совсем за дуру держишь? Он был почти полностью заряжен. С бабулиным, кстати, то же самое случилось.

Мутные типы, воздействующие на электронику? Нам ещё таких перцев не хватало.

— Как они выглядели?

— У меня зрение не орла, да и смеркалось уже, — начинает с оправданий Катя. — Я видела только фигуры. Мне показалось, в плащах. Они стояли на дороге и молча смотрели на твой дом.

— В плащах? И шляпах?

Она качает головой.

— Нет, без шляп.

— Сколько их было?

— Четверо.

— Не на лошадях?

— Что?.. Нет.

— Значит, это не всадники Апокалипсиса.

Мышка ощетинивается.

— Тебе смешно, Вэл? Или ты считаешь, я их выдумала?

Я примирительно выставляю руки ладонями вперёд. Не знаю, врёт она или нет, но пока лучше не обострять.

— Я так не считаю. Ты бы, конечно, не стала портить мне охрененное свидание просто из вредности.

— Сдалось мне твоё свидание! Я даже и не помнила о нём.

Ага. Всплывает уведомление:

Бустер-мод «Выносливость» активирован.

Великолепно. Нужен, как прошлогодний снег.

— Надо проверить Гримуар, — говорю я, будто опомнившись.

Мы переходим с одного чердака на другой. Благо, книга на месте. Перо с чернилами тоже. Открываю Гримуар и вижу новый текст:


Перед следующим заданием вы должны выбрать 1 напарника из открытых персонажей.

Он будет автоматически переведён в категорию Геймеров.

Срок: до 22:00 12.06.2019.

В случае неудачи напарник будет выбран автоматически.

Впишите имя.


Смотрим с Катей друг на друга, не моргая.

— Даже не думай, — предупреждает она. — Ты всё рвался помогать друзьям. Гримуар услышал тебя.

Я чешу шею.

— Придётся посвящать ещё одного человека, — говорю. — Объяснять, доказывать. И чем больше вовлечённых, тем опаснее для всех.

— Вэл, нет, — упорно отбрыкивается Мышка. — Я не буду на это подписываться.

Невольно усмехаюсь.

— Балда, ты уже давно подписана. С того дня, как я стал Геймером. А сейчас у тебя появится возможность самой использовать возможности Гримуара.

— И выполнять задания, — добавляет Катя. — А я не готова усыплять людей и взрывать университеты. Извини.

Сдаюсь.

— Ладно. Придётся вовлечь Тима.

— Решай сам, кого.

На ночь глядя с такими предложениями не звонят, поэтому откладываю вопрос на утро. Катя намекает, что ей страшно оставаться с бабулей и двумя умершими телефонами, а потом и в открытую просит переночевать у них в доме. Спальных мест полно.

Я слишком рано соглашаюсь, потому что через десять минут звонит Леся.

— Ну что, спас соседку от маньяков? — спрашивает она.

— Да, наверно, я спугнул их.

— Великий и ужасный Вэл Ворон на страже дачных посёлков.

Нечасто Леся называет меня так. Посылаю ей короткий смешок.

— Четно говоря, я думала, наш вечер закончится не так, — признаётся Леся.

— Я тоже.

— Ну… так он же ещё не закончился.

Намёк толще, чем объём талии сумоиста.

— Хочешь, чтобы я приехал? — спрашиваю для проформы.

— А ты нет?

— Глупый вопрос. Буду через час.

Звоню Тиму. Тот, как обычно, стачивает пальцы о клавиатуру. Я ему говорю, чтобы немедленно вызывал такси и мчал ко мне на дачу. Возражения не принимаются, расходы на мне. Тим — свой человек, рад любой движухе и не нуждается в кольце с бриллиантом, чтобы сказать «Да».

Поднимаюсь к Мышке и обрисовываю ситуацию.

— Что? — не верит она своим ушам. — Ты хочешь подсунуть к нам в дом какого-то незнакомого мне парня? Ума палата, Вэл.

— Этот «незнакомый парень» завтра станет вторым Геймером, а значит, роднее для тебя, чем собственная мать.

— Ну, ты и скот, — качает головой Катя. — Такую многоходовочку провернуть ради потрахушек.

Теперь уже я не верю ушам. В Мышке пробудилась пацанка. Не удивлюсь, если одинокими вечерами она тоже рубится в «колду», но никому не говорит.

Гримуар я беру с собой. От греха подальше. Тим приезжает через двадцать минут. Я прошу таксиста немного подождать, отвожу друга в сторону и знакомлю с насупленной Катей.

— Чувак, объясни мне, что за дичь у вас тут происходит? — вопрошает растерянный Тим.

— Завтра утром твоя жизнь изменится, — заверяю его я. — А пока доверься на слово.

Хлопаю друга по плечу и запрыгиваю в такси.

Леся открывает дверь квартиры в полупрозрачном домашнем халатике.

В последующие полтора часа мне невольно вспоминается Кристина, та, что с ниточкой в полмикрона толщиной. Только в этот раз мне не хочется убегать через балкон.

Мод «Хранилище памяти» деактивирован.

Бустер-мод «Выносливость» деактивирован.


Я неспроста выбрал Тима на роль второго Геймера. Во-первых, ему я доверял, как себе. Во-вторых, в начальных классах он поверил, что меня похищали инопланетяне и вернули с миссией летописца. Моя цель в будущем — написать о них цикл романов.

С Гримуаром же всё проще. Стоило вписать в нужную строку имя Тимур Лазарев, как дружище переквалифицировался в Геймера. Мне не пришлось вселяться в очередную шапокляк, он и сам мог это сделать. После минутного тестового сеанса с каким-то соседом и проб доступных модов, Тим напоминал пещерного человека, которого отправили на МКС. В отличие от меня, ему не потребовалось проходить все этапы прокачки. Поэтому мы с Катей провели полноценный теоретический курс перед использованием.

— И ты всё это время молчал?? — Он метался по чердаку, точно кролик по клетке перед свиданием с крольчихой. — А меня ты использовал хоть раз?

— Нет. Только Романыча в самый первый сеанс.

— Точно?

— Ты можешь проверить, — улыбнулась Катя. — В Гримуаре написан каждый сеанс.

Мышка снова была в настроении, хотя когда я вернулся на дачу рано утром, об неё с помощью камня можно было высекать искры.

— Хорошо… — Глаза Тима бегали от книги к нам и обратно. — Так, и что теперь? Мы с тобой отправимся на задание?

Я пожал плечами.

— Надо дождаться, когда оно появится.

В ожидании мы с Катей посвящали Тима во все прочие подробности, оставшиеся ранее за кадром. Он даже пожал мне руку в жесте особого почтения за то, что я не допустил жертв среди студентов при взрыве юрфака. Я проверял Гримуар каждые пять минут, и вот, наконец, мы получили новый квест.


Открыт новый мод «Вероятные жизни». Вам доступны 2 активации.

Выполните задание № 9.

Персонажи: только Геймеры.

Цель: использовать мод «Вероятные жизни» дважды разными Геймерами.

Срок выполнения: до 22:00 13.06.2019.

Награда: по 3 балла для прокачки любых из базовых показателей без использования процентов потенциала (выбор параметров в игровом режиме), переход на следующий уровень.

В случае неудачи у обоих Геймеров произойдёт автоматическая активация деструктора «Худший сценарий».


— Ваши мысли, дамы и господа? — Я изобразил ведущего, обращающегося к гостям передачи.

Тим лишь почесал макушку, а Катя ещё раз внимательно изучила текст.

— Ну, речь о вероятных жизнях каждого из вас, — сказала она.

— Отлично, Кэп! — Я захлопал в ладоши. — Это пахнет нобелевкой.

— Ай, иди ты, Вэл! — Мышка сжала кулачки. — Туда, где был ночью.

Тим заржал.

— Ладно, кроме шуток, — заговорил я серьёзным тоном. — На первый взгляд, всё выглядит вполне безобидно. Но «Отладка» тоже не предполагала трудностей.

— Не узнаем, пока не проверим, — сказал Тим. — Кто первый?

— Конечно, я.

— Благородный рыцарь Белый Ворон в сияющих доспехах, — буркнула Катя.

— Ага. — Я сел за стол и приготовил перо. — Мне не привыкать.

— Прямо сейчас? — удивился Тим.

— Зачем откладывать? Подготовиться к такому заданию невозможно, стало быть, незачем тянуть.

— Раньше сядешь — раньше выйдешь, — усмехнулся Тим.

Я вписал своё имя.


Мод «Вероятные жизни» активирован.

Сижу за дубовым столом перед широченным монитором. Открыт файл под названием «Боги безлунных ночей. Том 2». Недописанный текст художественного произведения. Комната обставлена со вкусом и похожа на рабочий кабинет. Выскакивает окошко:

Интеллект: 122 балла. Использовано потенциала: 95 %.

Физическая сила: 107 баллов. Использовано потенциала: 92 %.

Выносливость: 105 баллов. Использовано потенциала: 94 %.

Социальная вовлеченность: 138 баллов.

59:38.

138 баллов социалки!? Недурно я устроился. Внимательнее изучаю обстановку. На столе в рамке стоит фотография, где… надо понимать, мы с Лесей. Только повзрослевшие. Я подскакиваю и лихорадочно ищу зеркало. Вот оно, за полкой. Подхожу и таращусь на своё отражение. Сколько мне лет? Ищу на стене календарь, пусто. Замечаю на столе смартфон. Тонкий и прозрачный. Беру в руку, он тут же включается. Непонятный интерфейс. Замечаю на безымянном пальце кольцо.

— Где тут календарь? — бормочу себе под нос.

Неожиданно он всплывает на весь экран. Зашибись. 11 июня 2029 года.

— Личный профиль, — говорю я в надежде, что смартфон недалёкого будущего хранит ещё больше информации о хозяине, чем модели моего настоящего.

Но ничего не происходит. Хотя нет — открывается дверь. В кабинет заглядывает Леся. Её двадцативосьмилетнее воплощение. Она уже не так свежа, как в восемнадцать, но по-прежнему красива. Поменяла цвет волос — теперь блондинка. И вместо косой чёлки прямой пробор. Зелёный нимб светится над головой.

— Услышала твой голос, — говорит она. — Ты закончил работать?

Смотрю в сторону стола, будто ожидая, что в кресле появится боженька с объяснениями.

— На сегодня — да, — отвечаю Лесе.

— Тогда поехали пораньше. А то там какой-то тип пришёл, очень рвётся встретиться, — говорит Леся и проходит в кабинет.

На ней вечернее платье и туфли на шпильках. Она выше меня на пару сантиметров.

— Что за тип? — спрашиваю я.

— Не знаю. Может, охотник за живым автографом или селфи. — Она поправляет колье перед зеркалом. — Но Альберт не пустил его. По-моему, они до сих пор спорят.

— Мне надо поговорить с этим человеком, — заявляю я. — Пусть войдёт.

Леся одаривает меня удивлённым взглядом, но не спорит. Это хорошо. Значит, я в доме хозяин. Она уходит, а я боюсь выйти из кабинета и увидеть полную реконструкцию моего вероятного будущего. Но ведь я здесь именно за этим.

Выхожу в коридор. Хоромы не уступают обиталищу Папкиного бизнесмена, а то и превосходят. Дерево, мрамор, картины. Куча дверей, устланная красным ковром лестница вниз. Где-то вдалеке слышу детский плач. Прохожу дальше по коридору к крайней двери. Открываю. Над детской кроваткой стоит немолодая женщина с зелёным нимбом и что-то нашёптывает лежащему там младенцу. Видит меня и становится, как солдат по стойке «Смирно!».

— Ой, Валентин Степанович, — бормочет она. — Вы меня напугали.

Кто ещё кого напугал.

— Стёпка только проснулся, — докладывает женщина. — Спали мы хорошо, покушали.

Информативно. Киваю и оторопело закрываю дверь. Руки трясутся, как у не похмелившегося алкаша.

— Правильно, лучше не смотреть, — слышу ещё один незнакомый голос.

Оборачиваюсь и вижу человека в тёмном спортивном костюме и с чёрными курчавыми волосами. На вид ему лет тридцать пять. Над головой вспыхивает синий нимб.

— Наконец-то, вы появились! — Мне даже хочется пожать ему руку, но Синий Нимб подгоняет торопливым жестом, приглашая уединиться в кабинете.

Я закрываю дверь на замок и поворачиваюсь к визитёру.

— У нас мало времени, — говорит Синий Нимб. — На третьем и четвёртом уровнях мы можем контактировать с тобой только в сеансах заданий.

— Я догадывался.

— Предупреждая твои вопросы про мод, сразу поясню. Это Вариация, в которой ты волен остаться, если пожелаешь. А я пришёл отговорить тебя, потому что ты нам нужен.

— От чего отговаривать, это же иллюзия? — спрашиваю я. — Ведь моё тело сейчас лежит в две тысячи девятнадцатом.

Синий Нимб не сразу находит подходящие слова.

— Не совсем, но в двух словах не объяснить. Главное — ты доживёшь Вариацию до конца. Со всей полнотой ощущений и восстановлением воспоминаний. Гримуар никогда не обманывает, ты же знаешь.

Знаю.

— И стану от него свободным?

— Да. Не просто так ты обзавёлся напарником. Он — твой дублёр как раз для такого случая.

— Значит, Тим не подойдёт вам?

— Нет. Нужен главный Геймер.

Воображение мгновенно рисует картину: я не пробуждаюсь, Катя пару дней обкалывает меня глюкозой. Потом больничка, где мне подключают питательные трубки. Они думают, что спасают меня, но меня там давно нет. Лишь тело. Овощ. На Мамыру сваливается проблема содержания куска плоти, а на Тима — дальнейшее служение Гримуару. Я же продолжаю трахать Лесю и писать книги, которые, судя по всему, неплохо продаются. Ах да, ещё воспитываю сына, названного в честь моего отца. И всё это происходит, хрен пойми в каком измерении.

— А теперь к делу, — прерывает поток картинок Синий Нимб. — Всё, что тебе нужно сделать — непременно дойти до пятого уровня. Там я смогу встретиться с тобой в обычном игровом режиме и быстро отвести кое-куда. Где безопасно.

— В поселение?

— Нет. Та деревня — временная лакуна. И временная. У нас есть место постоянного обитания. И многие ждут, когда ты там появишься.

Я провожу ладонью по безупречно гладкому лицу со скользкими остатками геля после бритья.

— Почему они сами не пришли сюда?

— Не могут. — Синий Нимб начинает нервничать, косясь на круглые часы с римскими цифрами. — Могут только Кураторы. Мой предшественник, Эшер, не вернулся с прошлой вылазки. Ты его помнишь?

— Смуглый оборванец? Его растворил дымом какой-то трёхглазый выродок в бордовой мантии.

Синий Нимб, вздохнув, кивает:

— Чистильщик. Нам не положено покидать место обитания, но других способов встретиться с тобой нет.

Очевидно, я чертовски важен для этих парней, раз они идут на смертельные риски.

— Вчера возле дачи не ваши пастухи ошивались?

— Точно нет.

Синий Нимб озадачен. Не врёт.

— Что ждёт на пятом уровне? — спрашиваю я.

— Могу сказать, что будет в самом начале — тебе придётся собрать команду и выполнить одно задание. А дальше… — Он поджимает губы и качает головой. — Не знаю. Никто не возвращался.

Обнадёжил, ничего не скажешь.

— Кажется, это железный аргумент остаться здесь, разве нет? — спрашиваю я.

— Нет. На пятом мод снова станет доступен. Сбежать в Вариацию ты сможешь в любой момент.

— Но не факт, что она будет привлекательнее.

— Не факт, — соглашается Синий Нимб. — Однако число доступных активаций должно увеличиваться с каждым новым заданием.

Домыслы тёти Надежды. Он снова смотрит на часы.

— Мне пора.

— Хорошо. Где мы встретимся?

— Знаешь пустырь и каньоны в восточном районе города? Возле реки?

— Знаю.

— Переходи в игровой режим сразу, как откроется пятый уровень и езжай туда. — Он подходит к двери и отпирает замок. Бросает напоследок: — Я тебя встречу. Не подведи.

Резко открыв дверь, Синий Нимб едва не сталкивается с Лесей. Та испуганно сторонится и пропускает визитёра. Я медленно подхожу к столу и опускаюсь в кресло.

— И что он хотел? — спрашивает Леся.

— Подслушивать нехорошо.

— Я не подслушивала! — Дабы не смотреть мне в глаза, она снова находит повод подойти к зеркалу. — Просто очень странный тип.

— Мы обсуждали кое-какие сюжеты, — говорю я и смотрю на фотографию в рамке.

Задний план кажется знакомым. Приглядываюсь. Так и есть — виноградник, опутывающий лоджию на даче. Только вот его срезали после смерти деда. Я снова занялся культурами? Поворачиваю рамку, там никаких подписей.

— С каких пор ты обсуждаешь сюжеты с незнакомцами в спортивных штанах?

— У него оказалась стоящая идея. — Я отставляю фотографию и проверяю догадку: — Кстати, помнишь, как Лягушатник взорвал юрфак?

Я ожидаю ответа в стиле «Как такое забудешь?», вместо которого Леся бросает на меня взгляд в стиле «Ты что курил с этим спортсменом?».

— Это и есть ваша стоящая идея? — спрашивает она. — Сиквел твоих подростковых «Цифровых отродий», которые ты так и не написал?

Вот как.

— Кстати, о них, — меняю тему. — Не в курсе, как поживает твоя университетская любовь? Папкин бизнесмен.

И снова этот взгляд.

— Кто?

— Ну, этот… — Я делаю вид, что пытаюсь вспомнить фамилию. — Обухов. Илья.

— Моя университетская любовь? Валь, прекращай этот цирк. Лучше одевайся, а то опоздаем.

Куда — лучше не спрашивать. У меня в запасе ещё сорок пять минут.

— Ладно, как скажешь.

Я встаю только для того, чтобы через три секунды упасть в кресло обратно.

— Твой отец просил взять пару лишних экземпляров для друзей-рыбаков.

— Мой… отец?

Она не отвечает и выходит из кабинета. Я сижу и гипнотизирую экран с застывшим текстом. Когда же произошло ответвление? Сначала я думал, что в день находки Гримуара. Но оно случилось минимум на десять лет раньше. Какой пласт метаданных свалится на меня в виде воспоминаний? И что я там найду? Жизнь, которую не проживал сам, ещё один недописанный роман — вот что.

Всё слишком сложно. Я боюсь ехать туда, где нас ждут. Боюсь увидеть мир, созданный незнакомцем.

Встаю и закрываю дверь. Леся появляется через пять минут, дёргает ручку и стучит. Я отвечаю ей, что мне надо закончить главу. Пусть позвонит и скажет, что мы задержимся. Она стонет, но оставляет меня в покое.

Сажусь в кресло, выключаю экран монитора и кладу рамку с фотографией лицевой стороной вниз. Впереди сорок минут медитации и анабиоза.


00:00.

Выберите действие:.

Архивировать Вариацию 001 (станет доступна после прохождения финального задания).

Остаться (память аналога вернётся в полном объёме).

Архивирую будущее 001, отправляя его на Чердак Мечтателя.

Мод «Вероятные жизни» деактивирован.

Глава 20 «Белые вороны»

Меня встретили два озабоченных лица.

— Фух, — выдохнул Тим. — Когда истёк час, я уже начал бздеть, что ты не вернёшься.

— Да, я тоже испугалась, — добавила Катя. — Прошла лишняя минута.

Вот она, должная забота о Геймере, держателе судеб. Дождался.

— Ну, что там было? — сгорал от нетерпения Тим.

— Значит, так, народ, — заговорил я, промочив горло водой из подготовленной бутылки. — Это очень опасный мод.

Я сфокусировал взгляд на Тиме. Холодный стратег — не про него. Надо было вчера звать Романыча. Но теперь придётся работать с тем, что есть. Я поведал о событиях в Вариации, не упоминая о её долговечности. Дескать, неясно, что она собой представляет на самом деле и сколько времени просуществует. У Тима не будет подсказчика, как у меня.

В остальном ничего не утаивал. Рассказал про Синего Нимба. Скоро мне предстоит узнать, что за сущности так нуждаются во мне. Оставалось лишь завершить вторую часть задания и взобраться на очередной уровень.

— Может, это ловушка, бро? — предположил Тим.

— Они же ему помогали, — возразила Катя.

— Для своих целей, — не уступал дружище.

Признаться, изнутри меня тоже царапали сомнения. Но я давно хотел раскрыть тайну Синих Нимбов, поэтому чётко решил, что поеду на пустырь. Гораздо острее меня заботил сам Тим. Битый час ушёл на ментальную обработку.

— Скорее всего, — сказал я напоследок, — тебе там понравится. Но на то и расчёт. Не ведись. Позырь часок и обратно в люльку. Окей?

— Как с маленьким, Вэл, — буркнул Биг-Ти. — Я понял. Посмотрю, как интересное кинцо, не более.

Хотелось верить. Тим самостоятельно вписал своё имя и огромным телом занял всю кровать. Через секунду он отключился. Я синхронизировал таймер на часах.

— Значит, тебе там понравилось? — спросила Катя, когда мы вдвоём вышли на лоджию выпить чаю.

— Ты про те пятнадцать минут? Кроме потерянных десяти лет и наличия ребёнка там было неплохо.

— Что ты имеешь против детей?

— Ничего. Но мне семнадцать, если ты забыла. И становиться тем оседлым дядькой я не спешу.

— Зато он успешен, — продолжала обильно посыпать перчиком Катя, — а ты — всего лишь студент, взорвавший свой университет.

— Студент с магической книгой, — поправил я. — И долго ты ещё будешь вспоминать чёртов взрыв?

Мышка улыбнулась. Цель достигнута — я повысил тон. Пришла моя очередь идти в атаку.

— Нимб сказал, что на следующем уровне мне придётся собрать команду. На тебя можно не рассчитывать, так?

Задумалась. Ага!

— Смотря сколько человек. И кого ещё ты захочешь взять, — ловко уклонилась Катя.

Да, зачем гадать, когда совсем скоро станут известны правила. Но одного потенциального Геймера можно было звать прямо сейчас, явив ему первое доказательство в виде бессознательного Тима. Я набрал номер.

— Кому ты звонишь? — удивилась Мышка.

— Романычу. — В динамике послышалось «Алло». — Чувак, тащи свою задницу ко мне на дачу. Прямо сейчас и без обсуждений.

— А в чём дело? Меня тут немного напрягли по дому, — начал ныть Романыч.

— Забудь про пылесос и тряпку. Наплети что угодно, но через сорок минут ты должен быть здесь.

Я скинул, не дожидаясь второй волны нытья.

— Ты со всеми так разговариваешь или только с мамой и лучшими друзьями? — спросила Катя, цедя горячий чай.

— Так намного легче решать вопросы, — ответил я, откинувшись на раскладушку.

Пляжный зонтик, кустарно закреплённый на лоджии, защищал от солнцепёка. Романыч не подвёл, само собой. Приехал на велосипеде, в бриджах цвета хаки и белой футболке. Хмурый вид, вспотевшее лицо.

— Если у тебя здесь что-то меньшее, чем рухнувшее НЛО, то наша дружба под угрозой. — Пустой трёп. — Мне пришлось поругаться с батей, чтобы уехать.

Я небрежно махнул рукой, не удостаивая эту мини-тираду ответом. Провёл Романыча наверх и показал на кровать.

— Что? — не понял тот. — Я приехал посмотреть на дрыхнущего Тима?

— Он не дрыхнет, а находится в Вариации своего будущего.

— Видит сны, я понял.

— Нет, ты не понял.

В итоге, убедить скептика Романыча не удалось даже к моменту пробуждения Тима. Я не спешил пользоваться Гримуаром, пока не появится отчёт о выполненном задании. Ничего страшного, успеется. Романыч воспринимал происходящее, как неплохо срежиссированный розыгрыш, в который я втянул Тима и свою дачную соседку. И с интересом ждал дальнейших сценок. Даже невозможность разбудить Тима ничего не доказала.

— Снотворное, — последовал ответ.

Наконец, Тим открыл глаза. Они тут же увлажнились. По щекам потекли слёзы. Я оторопело уставился на друга. Романыч тоже опешил. Слова нашлись только у Кати:

— Что случилось? Всё в порядке?

Тим вытер рукавом слёзы и посмотрел на нас.

— Там был Баф… Один в один. Он…

Баф — любимый пёс из детства Тима. Да и мой тоже. Он родился ещё до нас. Всегда выходил встречать, виляя мохнатым хвостом, стоило заявиться в гости к Тиму. Баф умер, когда мы пошли в третий класс. Тим не выходил из комнаты два дня. Помню, я тоже всплакнул тогда. С Романычем мы познакомились в пятом классе, поэтому он не застал пса. С тех пор я ни разу не видел плачущего Биг-Ти.

— Это невозможно, дружище, — сказал я. — Ты был в будущем, а не в прошлом.

— Я знаю, но… — Взгляд Тима, наконец, задержался на Романыче. — А ты что тут делаешь?

— Приехал под угрозой расстрела, — ответил тот.

Сначала я спокойно растолковал Тиму, что, возможно, в будущем он захотел завести себе четвероногого друга и осознанно искал живое воплощение Бафа. Затем объяснил, для чего вызвал Романыча. Конечно, даже слёзы Тима не выжгли в нём скептицизм. В конце концов, тщедушный усач меня достал, и я всерьёз вознамерился вписать его имя и использовать, как персонажа.

— Постой, Вэл, — остановил меня Биг-Ти. — Скоро появится следующий уровень. Он сам сможет стать Геймером, если тебя не обманули насчёт команды.

— Ладно, чёрт с тобой. — Я отложил перо и закрыл Гримуар. — Подождём.

Пока ждали, Тим раскрыл и другие подробности своей Вариации. Как я и предполагал, на этой стадии мод показывал личное карамельное будущее, в котором каждый захотел бы оказаться. Достаток, жена, два ребёнка, собака, свой автосервис, дом. Спокойная сытая жизнь. Для ценителей тихих гаваней и любителей бросать якоря до тридцати.

— А мы там хоть есть? — поинтересовался Романыч с кривой усмешкой.

— Конечно, — кивнул Тим и указал на него. — Ты работаешь в «Ай Ти Сервисе» и к тридцати двум годам не обзавёлся подружкой. Непорядок, бро. Надо менять подход.

— Ага, кто бы говорил! Нафантазировал там себе и пальцы гнёт.

— А Вэл ведёт блог о путешествиях, — спокойно продолжил Тим. — Мы очень редко видимся.

— То есть, живу на донаты и питаюсь ящерицами в джунглях? — спросил я.

— Подробностей не успел узнать, — извиняющимся тоном ответил дружище.

— Такая жизнь тебе подходит намного больше первой, — не преминула вставить Катя.

Я даже не успел ответить.

— И на ком ты женат? — спросил уязвлённый Романыч. — На Джессике Альбе?

Тим отвёл взгляд.

— Нет. Я не буду говорить.

— Чего это? Потому что жена похожа на сто двадцать килограммов ванильного пудинга?

Тим лишь улыбнулся. Пробить его броню не так-то просто, кому как не нам с Романычем об этом знать.

— Ладно, колись, дружище, — сказал я. — Это всего лишь Вариация. Причём, заархивированная.

Вот такой подход сработал. Собравшись с духом, Тим озвучил:

— Я женат на Кутнюк.

Через три секунды Романыч прыснул со смеху, тыча пальцем в друга. Мне же сразу вспомнился экзамен по истории римского права. Новая версия Кутнюк могла бы — теоретически — сойтись с Тимом, но только не та, которая служила Ордену Фригидных Монашек. Выходит, разветвление в Вариации Тима случилось на этой неделе, а не десятью годами раньше. Плюс его швырнуло почти на пятнадцать лет вперёд. Непоследовательная работа мода.

— Вот умора, бро! — наконец, совладал с приступом смеха Романыч. — Говорил же, позови её на свидание.

Я посмотрел на часы и подошёл к столу. Пора проверить Гримуар. Увидев там новый текст, я громко приказал всем заткнуться.


Добро пожаловать на пятый уровень: Командный.

Выполните задание № 10.

Персонажи: любые из открытых.

Цель: собрать команду из 7 человек (осталось 5) и написать название.

Награда: открытие дополнительных параметров для мониторинга и прокачки: «Ловкость», «Восприятие».

Срок: до 21:00 14.06.2019.

В случае неудачи Геймеры будут выбраны автоматически, награда обнулится.

Впишите имена.


Далее таблица. В шапке — поле для названия команды, а ниже — семь пронумерованных строк. Первые две уже заполнены нашими с Тимом именами, остальные пусты.

Я поднёс раскрытый Гримуар прямо под длинный нос Романыча.

— Готов получать доказательства? Тогда я вписываю твоё имя прямо сейчас.

— Да ради Бога, — усмехнулся Романыч, даже подняв руки. Появление текста его не озадачило.

Я вписал: Роман Николаев. Закрыл Гримуар. Подождал.

— И? — развёл руками Романыч. — Не чувствую, что превратился в Железного Человека.

Я снова открыл книгу, перелистнул страницу и протянул Романычу перо.

— Пиши в самом верху, — приказал ему я. — Сеанс: Роман Николаев, тридцать минут. Активировать мод «Хранилище памяти».

Всем видом демонстрируя, что его принуждают участвовать в спектакле, он выполнил указание. А дальше — дело техники, как говорится. Помешанный на программах, интерфейсах и прочем Романыч уверовал в Цифрового Бога Гримуара быстрее, чем истекла стартовая минута сеанса.

— Да ну нах! — были его первые слова.

Нам оставалось только отвечать на его редкие уточняющие вопросы. После получаса он ориентировался в функционале лучше нас с Тимом. Я уже знал, кому поручить вербовку недостающих членов команды. Оставалось решить — кого брать.

— Только на сто процентов проверенных людей, — заявил Романыч, недвусмысленно косясь на Мышку.

— А я пока и не рвусь в команду, — заявила Катя, надменно вздёрнув нос.

— Она — свой человек, — сказал я. — Ей можно верить.

— Неужели? Кстати, парни, какого цвета нимб над моей головой вы видите?

Романыч, ещё находившийся в игровом режиме, сразу ответил, что зелёный. Тиму пришлось инициировать короткий сеанс, чтобы проверить.

— Зелёный, — доложил он.

— Вот видишь! — тыкнула в меня Мышка. — Даже твои друзья не считают меня Цифровым отродьем!

— Что я пропустил? — лыбясь, спросил Романыч.

В разных интерпретациях мы поведали о нимбах, когортах и разделениях на подсознательном уровне. В последнее Катя по-прежнему не верила. Считала, что человек сам решает, в какую категорию записывать каждого встречного и поперечного. Непостижимое женское мышление.

У нас с Тимом оставались нераспределённые баллы за прошлый квест, поэтому я присоединился к Биг-Ти для совместной прокачки. Романыч предложил не спешить и придержать бонусы до открытия новых параметров, чтобы объективнее оценить общую картину. В чём-то он был прав, но я переживал, что баллы могут сгорать, а не суммироваться. Лучше не рисковать. Я не стал изменять своей стратегии и пустил всё в интеллект. Романыч посоветовал Тиму сделать то же самое, но я убедил дружище, что в его случае лучше делать упор на физику. У нас не команда «Что? Где? Когда?», где-то понадобится сила и мощь. Поразмыслив, Романыч согласился и пошутил насчёт моей читерской прокачки. Тим добавил два балла в «ФС» и один в «Выносливость».

После обратного перехода в неигровой реал я вернулся к насущной проблеме и повторил:

— Команда. Кому мы можем доверять на все сто, кроме нас самих?

Биг-Ти пожал плечами. Романыч задумчиво погладил «пропуск в трусики». Нашёл я у кого спрашивать. Их социальная вовлеченность наверняка зависла ниже двузначного значения. Окна в мир для них — мониторы домашних ПК и я по центру.

— А что думаете насчёт родителей? — подала голос Катя. — Или просто взрослых.

— Я и так взрослый, — тут же ответил Романыч. — Не хватало ещё здесь выслушивать ЦУ от предков.

Мы с Тимом молча покачали головами. Спасибо за предложение.

— Настя, — вдруг заявил Романыч. — С ней бы я рискнул подписаться на любую авантюру.

— Согласен, — подтвердил Тим. — Я тебе ещё в школе советовал замутить с Настюхой, но ты бегал от неё как страус.

— Сам ты страус, — огрызнулся Романыч. — Мы для неё всегда были друзьями. — И многозначительно посмотрел на меня. — Вэл не даст соврать. У него богатый опыт дружбы с девушками.

Хотел подколоть засранец, но опоздал на пару дней. Я рассказал, что переехал из Френдзоны Леси. Не без помощи Гримуара, но победителей не судят.

— И молчал?? — Романыч имитировал удар кулаком под дых. — И как она? Дикая кошка, да?

— Может, потом обсудите? — возмутилась Мышка. Снова вид злой училки.

— Непременно, — сказал Романыч. — Значит, ещё плюс один.

Меня обуревали сомнения, стоит ли подключать Лесю. Втягивать во всё это дерьмо, когда у нас так хорошо началось. А ещё слова Синего Нимба о том, что с пятого уровня никто не возвращался. Опасно. Впрочем, опасность зависла Дамокловым мечом над всеми нами давно. Вопрос — в чьи руки, помимо своих, вкладывать щиты и ответственность.

— Ты прав, Ром, — заговорил я. — Лесю возьму на себя, на вас — Настя.

— Что значит — на нас? — не понял Тим. — Разве мы не будем действовать сообща?

Я напомнил ему о своей поездке на пустырь. Пока буду заниматься Синими Нимбами, дело не должно стоять на месте. Дэдлайн — завтра в девять вечера.

— Уверен, что ехать одному — здравая идея? — не успокаивался дружище.

— Если там ловушка, лучше пожертвовать одним, чем всеми, — ответил я.

Мод благородного рыцаря активирован.

— Итого пятеро, — подсчитал Романыч. — Нужны ещё двое. — Снова недвусмысленный взгляд на Мышку. — Так и не понял насчёт тебя, соседка. Ты вроде в деле, раз стоишь тут с нами, а вроде и сбоку припёка.

— Я в деле! — неожиданно заявила Катя и раздавила меня твёрдым взглядом, точно асфальтоукладчиком. — Давай вписывай, и вам останется найти одного.

Усмехнувшись, я открыл Гримуар. Помимо её имени, заполнил самое верхнее поле. Глазастый Романыч заметил.

— «Белые вороны»? — возмутился он. — Какого хрена ты выбрал название, не посоветовавшись?

— Извини, не подумал о твоих предпочтениях. — Я хлопнул себя ладонью по лбу. — Надо было назвать «ЗОС».

— Что такое ЗОС? — спросила Катя.

— Защитники окружающей среды, — ответил я, и мы втроём заржали.

Глава 21 Междумирье

Мод «Хранилище памяти» активирован.

Бустер-мод «Выносливость» активирован.

Бустер-мод «Физическая сила» активирован.

Подъезжаю на такси к пустырю. Готов к важной встрече во всеоружии. Драться, убегать, вспоминать — понадобиться может любая способность. Водитель озадаченно крутит головой и притормаживает.

— Прямо здесь? — спрашивает он.

— Да.

Протягиваю ему три сотни. Сдачи не надо. Выхожу и жду, пока серый «Дастер» скроется из вида. Двигаюсь в направлении пустыря, обходя металлическую конструкцию недостроенного с прошлого десятилетия гипермаркета. Скелет здания, так и не обросший мясом. Справа каньоны, слева ещё несколько заброшенных строений. Прямо по курсу пустырь.

Останавливаюсь, как вкопанный. Этого не может быть! Посреди пустыря громоздится старый храм из белого камня и без колоколов. Громадина в пять этажей, местами камень почернел, где-то откололся. На вид ему лет двести, не меньше.

Его здесь нет, напоминаю я себе, он — часть игрового мира. Осторожно двигаюсь в его направлении. Окна — пустующие глазницы, вход — разинутая беззубая пасть чудовища. Внутри кромешная тьма, несмотря на наличие окон. Визуальный обман.

За пятьдесят метров от храма я останавливаюсь. Из бездонной пасти появляется фигура. Я готов включить спринтера, но узнаю вышедшего человека. Синий Нимб из Вариации моего будущего. Сейчас он облачён в приталенный смокинг тёмно-серого цвета. Костюмированный маскарад какой-то.

— Скорее! — машет он мне рукой. — Заходи!

Он боится отойти от входа на лишний метр, поэтому я приближаюсь и оказываюсь прямо перед ним.

— Я же так и не представился, — говорит Синий Нимб и протягивает руку. — Джейкоб Летомбо.

Пожимаю холодную твёрдую кисть, весьма узкую для мужской.

— Вэл Ворон, — отвечаю я, хотя не сомневаюсь — он знает. — Странное у вас имя. И говорите без акцента.

— Языковой скилл, — отвечает Джейкоб. — Скоро и тебе он станет доступен. Пошли.

Я вхожу вслед за Синим Нимбом в гущу тьмы. Стоит пересечь невидимый порог, как предстаёт внутреннее убранство храма, а вернее, его отсутствие. Единое помещение, лишённое перегородок даже между этажами. Мы будто оказались внутри гигантского ящика. Ящика Пандоры.

Впрочем, кое-что есть — лифт. Расположен в самом центре и больше напоминает забытую строителями кабинку биотуалета. Джейкоб Летомбо ведёт меня к лифту и нажимает единственную кнопку. Створки раздвигаются, мы входим внутрь. В кабинке ещё три кнопки. Никаких цифр и подписей. Джейкоб нажимает среднюю.

Я не ощущаю движения, не улавливаю ни малейшего звука. На секунду теряю зрение, как бывает при переходе в игровой режим. Думаю, мы застряли, и тут створки снова раздвигаются. Мы выходим. Абсолютно идентичная обстановка. Впечатление, что постояли и вышли. Но стоит покинуть храм, как я понимаю — мы в ином месте. Возможно, в ином мире. Там не пустырь затерялся среди строений, а строение затерялось на одном большом пустыре. От горизонта до горизонта — абсолютное ничто. И небоскрёб напротив храма. Я запрокидываю голову — этажей сорок, не меньше.

— Междумирье, — поясняет Джейкоб. — Место нашего обитания. И заточения.

— Чьего — вашего?

— Сейчас увидишь.

Он проводит меня внутрь небоскрёба. Большой пустующий холл с выставленными полукругом однотипными стульями. Кружок сектантов. Джейкоб подводит меня к очередному лифту. На это раз я ощущаю движение вверх, слышу дребезжание кабинки, работу тросов. Бесконечно долгий подъём.

Наконец, мы покидаем лифт и оказываемся в похожем холле, что и на первом этаже. Только полукруг из стульев раза в три меньше. В обе стороны расходятся длинные коридоры. Джейкоб ведёт меня направо, останавливается напротив первой двери и подносит ладонь к светящейся точке по центру. Дверь либо исчезает, либо становится прозрачной — я не успеваю разобраться. За ней — комната с рюшками, плакатами каких-то певцов и обоями цвета боли. На широкой двуспальной кровати сидит, поджав колени к подбородку, девушка. Приглядываюсь и чувствую шевеление волос на затылке.

— Что она тут делает? — спрашиваю я, указывая на Анну Кутнюк.

От Кутнюк никакой реакции, значит, она меня не слышит.

— Что и все мы, — отвечает Джейкоб. — Обитает.

Он двигается к соседней комнате в пяти метрах правее и точно так же обесцвечивает дверь. Я подхожу и вижу интерьер хрущёвской однушки. Спальня и кухня соединены воедино. За столом сидит плотный седовласый мужчина и неторопливо отпивает пиво из пузатого стакана. Профессор Михальчук.

Джейкоб перемещается дальше по коридору, я следом. Третью комнату определяю меньше, чем за секунду. Из-за розовых обоев и кобылицы, вальяжно раскинувшейся на кровати с книгой в руках. В четвёртой — зале нашей квартиры — сидит Боров и таращится в плазму. Пятую тоже узнаю, хоть и не сразу. Бывал там всего раз и недолго. На турнике подтягивается Папкин бизнесмен, играя рельефными мышцами спины и бицепсов.

У всех вместо красных нимбов — такие же синие, как у Куратора Момбо-Летомбо. В оставшихся трёх находятся Сева Пересветов, Таня «Инет» Новикова и Лягушатник.

— Занимательная экскурсия, — говорю я Джейкобу.

— Ты определил логику последовательности? — спрашивает он.

— Здесь все, кого я использовал, как персонажей, — отвечаю я. — В хронологическом порядке.

— Верно. Теперь ты понял.

Я мотаю головой.

— Ни черта я не понял. Все они продолжают жить в реальном мире. Тогда это кто? — развожу я руками, охватывая весь коридор.

— В реальном мире живут Пробудившиеся, — поясняет Джейкоб. — А здесь — Первородные. Именно так работает функция Гримуара «Изгиб реальности». Вытесняет одни субличности и приводит к власти другие. Твои действия определяют, какая именно субличность пробудится и возьмёт управление телом.

Теперь понятнее, но остаются вопросы.

— Где два шапокляка, баба Лора и Клава?

Куратор пожимает плечами:

— Если их нет, значит, воздействие было минимальным и не привело к Изгибу.

— Хорошо. Обуховым я управлял дважды. Почему здесь одна его версия?

— Двух быть и не может, здесь только Первородные. К тому же, первый раз ты управлял им на тестовом уровне. Изгиб там работает редко даже в случае явных отклонений в поведении.

— Тогда что тут делает Кутнюк? — вопрошаю я, возвращаясь к началу коридора.

— Редко — не значит «никогда», — разумно подмечает Джейкоб, следуя за мной. — Ей не повезло. Хрупкая начинка. Не хочешь с ней поговорить? Или с кем-нибудь ещё?

Прежде чем я успеваю сказать «нет», Куратор-подставщик прикладывает обе ладони с двух сторон от входа, и невидимая дверь перестаёт существовать. Кутнюк поднимает голову и смотрит на нас.

— Ах ты, чёртов ЗОС! — Она вскакивает с кровати и несётся на меня, точно бешеный суслик по полю.

С бустером силы я без труда могу отправить её из Междумирья в Подмирье или что там внизу. Но я стою неподвижно и наблюдаю, как Кутнюк преодолевает комнату и отвешивает мне пощёчину. Комары кусают больнее. Но она добавляет ещё раз, и щека загорается адским пламенем. Джейкоб выставляет между нами руку в стиле рефери. Брейк.

— Анна, ведите себя подобающе! — отчитывает её Куратор. — Не раз и не два обговаривали это на собраниях. Так вы лишь уменьшаете свои шансы.

— Шансы на что? — спрашиваю я, потирая щёку. Вот же сучка.

— На возвращение, — отвечает Джейкоб.

Разговор принимает серьёзный оборот, поэтому мы переходим в холл и усаживаемся на два стула через один. Кутнюк пришлось вернуться в своё обиталище. Это серьёзный мужской разговор.

— Итак, — первым начинаю я, — теперь мне становятся ясны ваши мотивы. Вы хотите, чтобы я вернул Первородных в законно принадлежащие им тела. А что случится с Пробудившимися?

Джейкоб изображает взрыв воздушного шарика.

— Они просто исчезнут. Или заснут. Разницы никакой. Их выход на сцену — один шанс из миллиона.

— То есть, здесь они не окажутся?

— Нет. В Междумирье существуют только Первородные, я же сказал.

— Что вообще такое Междумирье?

Джейкоб поглаживает гладко выбритый подбородок.

— Спрятанная лакуна Гримуара. Текст между строк.

— Очень метафорично и ни хрена не ясно, — ворчу я.

— Включи воображение и станет проще.

— Спасибо за совет. — Я внимательно оглядываю холл. Щупаю оплётку стульев, вдыхаю поглубже воздух с лёгким запахом свежего дерева. — Всё выглядит реалистично.

— Как и Вариации будущего, — поясняет Джейкоб. — Только здесь доступен мод реконструкции. Комнаты, в которых обитают Первородные, созданы с помощью него. Как и сам небоскрёб. Голое Междумирье — лишь пустошь от горизонта до горизонта.

— Отличный мод, — замечаю я. — Почему у меня его нет?

Джейкоб улыбается.

— У тебя много чего нет. На поверхности доступен базовый набор. Но на пятом уровне вам придётся спуститься в Бездну. Вот там…

— Из которой никто не возвращался, — перебиваю его я. — Значит, прок от этих модов там — что пердёж в лужу.

Куратор хмурится.

— Ладно, — говорю я. — А что насчёт деревни, где я пересидел преследование Красного монстра? Её тоже реконструировали?

— Да, — кивает Джейкоб. — Люди, которых ты видел — Старейшины. Они способны действовать вне Междумирья, но лишь короткое время. В тот раз они использовали два мода: «Реконструкцию» и «Временную лакуну». Одного Старейшина мы потеряли. Появился Чистильщик.

— Что он вообще такое?

— Мы не знаем. Определённо, он как-то связан с создателями Гримуара.

Внезапно до меня доходят масштабы.

— Стопэ. Целый небоскрёб Первородных… Сколько Геймеров было до меня?

— Немало, — признаётся Джейкоб. — Начиная со Средних веков и до ваших дней.

— Это шутка? — Я понимаю, что нет. Без всякого мода в памяти тут же всплывают образы людей в деревне. — То есть, понятие «геймер» зародилось в Средневековье? Не знал.

— Гримуар только отражает текущую реальность, — терпеливо разжёвывает Куратор. — От колдовских обрядов и заклятий до игровых интерфейсов. Маги, Геймеры, Боги — названия условны. Лишь сам Гримуар сохраняет первозданный вид книги.

— И кто же его создал?

Джейкоб пожимает плечами.

— Я бы многое отдал за ответ. Сторонники радикальной версии считают, что постлюди из далёкого будущего, но я с ними не согласен. Мне кажется, ответы надо искать в прошлом.

— Для путешествия в далёкое прошлое есть отдельный мод?

— Не исключено. Все ответы — в Бездне.

Он смотрит на наручные часы. Забавно, что бессмертные тоже следят за временем. Или смертные?

— Вы можете умереть? — спрашиваю я.

— В Междумирье — нет. Только снаружи. От дыма Чистильщика.

— А в Бездне?

— Туда мы неспособны спуститься. Лифт не поедет, нижний этаж только для Геймеров. — Посчитав лекцию полноценной, Куратор встаёт. — Ты ещё не собирал команду?

— В процессе, — отвечаю я и тоже встаю.

— Попытайся спасти как можно больше обитателей до перехода в Бездну. — Джейкоб указывает в сторону коридора. — Если ты не желаешь обречь их на вечное заточение в случае провала.

— И что я должен делать?

Джейкоб достаёт из внутреннего кармана смокинга сложенный лист жёлтой бумаги.

— Назовём эти персональные фразы заклинаниями, — говорит он, вручая мне лист. — Для каждого из восьми Первородных. Бумага просуществует в реале около суток. Можешь запомнить, но лучше не затягивай. Твоя задача — лично произнести заклинание вслух в присутствии человека. Ни больше, ни меньше.

— И кого я получу в итоге? — спрашиваю я. — Восемь опасных противников? Или пациентов психушки?

— Нет. На поверхности они не станут подвергать тебя риску. До ухода команды в Бездну от ваших действий зависят жизни всех открытых персонажей, как тебе известно.

— А потом?

— А потом на кону только жизни Геймеров. Насколько я знаю.

Вот это поворот. Выходит, команда — это не кучка супергероев, призванных спасти сотни жизней, а отряд самоубийц. Я стою молча, пытаясь сформулировать очередной вопрос, но Джейкоб любезно указывает на лифт. Будто хозяин, которому осточертел засидевшийся гость. Я подчиняюсь. Мы спускаемся с верхнего этажа небоскрёба.

— Почему все сидят по норам? — спрашиваю я.

— Для слаженной и бесперебойной работы модов реконструкции, — отвечает Куратор. — Необходимо равномерное распределение и присутствие внутри объекта. Общие собрания и вылазки во внешний мир — кратковременные исключения.

— Остальные люди видят вас на поверхности?

— Только Геймеры в игровом режиме заданий. Храм Переходов вам открывается лишь на пятом уровне. — Мы покидаем небоскрёб и шагаем к пресловутому Храму. — Но в Вариациях Первородные полноценно реальны. Поэтому я не понравился твоей жене.

Взгляд цепляется за крохотную точку на горизонте. Не заметил её в первый раз.

— А там что? — спрашиваю Куратора, указывая рукой направление.

— Ничего особенного, — уклончиво отвечает он. — Кое-какая хоз постройка.

«Хоз постройка» в паре километров от места обитания? В мире, где материальные предметы существуют только благодаря моду реконструкции? Что-то не сходится, дядя. Но я решаю не третировать его допросом. Как ответственный швейцар, Джейкоб Летомбо пропускает меня первым в лифт и нажимает верхнюю кнопку. Сам при этом остаётся снаружи.

— Постарайся, чтобы твои друзья не заселили нам ещё этаж-другой, — высказывает напоследок пожелание Джейкоб.

Я коротко киваю. Снова потемнение в глазах, и через полминуты створки открываются. Куратора нет, я выхожу из храма. Записку с заклинаниями убираю в карман. Пытаюсь переварить солянку из фактов, идей и откровений, приготовленную Момбо-Летомбо. Готов отрыгнуть её прямо здесь и сейчас. Наломал я дров, однако.

Смотрю на часы и прихожу в ужас. Я потерял в Междумирье три часа, хотя провёл от силы минут двадцать. Надо срочно позвонить на базу и дать отбой собирать команду. Но смартфон разряжен. Проклятие! Бегу к центральной дороге. В двухстах метрах гипермаркет. Действующий, а не мертворожденный. Там на парковке нахожу такси и запрыгиваю в салон. Погнали, шеф!

Приезжаю на дачу, продолжая находиться в игровом режиме и с активированной кучей модов. Вместе со мной они выпали из времени внешнего мира. На линии стоит Настина красная «Шкода Октавия» — родительский подарок на восемнадцатилетие. Опоздал. Дверь в дом открыта.

Бесшумно поднимаюсь наверх. Чердак Мечтателя напоминает больничную палату. На моей кровати лежит Настя в полной отключке, на узкой софе — Романыч. Практика синхронных сеансов. Катя сидит в кресле с неизменной чашкой чая, оберегая Гримуар, как я ей и наказал. Готова заключить меня в объятия за то, что вернулся живым. Начинает засыпать вопросами.

Слышу голоса на лоджии. Вхожу и вижу красный нимб рядом с зелёным Тима.

— Привет, Вэл! — здоровается Кутнюк.

Я вздрагиваю и невольно подношу ладонь к левой щеке. Она по-прежнему горит.

Глава 22 Спасение бессмертных…

Что всё это значит, я узнаю из сбивчивого рассказа Тима и дополнений самой экс-Монашки. По заверению Биг-Ти, идея вовлечь в дело Кутнюк пришла Романычу. Тому, который кричал про стопроцентное доверие, и взял в команду вчерашнего врага, ага. Ему якобы захотелось изучить феномен Изгиба, а тут кандидат под боком. Простодушный Тим позвонил Анне и пригласил встретиться. Та согласилась. Романыч записал её шестым членом «Белых ворон» и без труда провёл обряд посвящения. В умении толково объяснить чертовщину он действительно хорош.

Хуже другое — он так же заочно записал и Лесю, лишив меня возможности уберечь её от гримуаровских пут. И она даже не подозревает, во что её втянули.

И вот Тим с Кутнюк сидят на лоджии и мило беседуют, а я стою рядом и чувствую, как превращаюсь в камень, будто посмотрел в глаза Медузы Горгоны. В кармане записка с заклинанием, способным вмиг уничтожить новую субличность одногруппницы и вернуть прежнюю, монашескую.

— Вэл, расслабься, — советует Кутнюк, ошибочно интерпретируя моё состояние. — Я не в обиде за философию. Правильно сделал. Давно пора было поставить меня на место.

— Давай лучше рассказывай, что от тебя хотели Синие Нимбы и кто они вообще такие? — вмешивается нетерпеливый Тим.

Я ловко ухожу от ответа, ссылаясь на отсутствующих Романыча и Настю. Рассказывать — так всем сразу. Тим говорит, что до завершения их сеансов пятнадцать минут. Они управляют кем-то из бывших одноклассников, имён не спрашиваю. Мне остаётся надеяться, что постояльцев в небоскрёбе Джейкоба Летомбо не прибавится после этих демонстраций. Отныне любое использование Гримуара будет под моим личным контролем.

И вообще, пора всех разгонять и заняться извлечением Первородных узников. Небольшой побочный квест перед финишной прямой. Разминка. Заодно отдам должок Старейшинам за спасение от монстра.

С Кутнюк точно спешить не буду. Её преображение может негативно повлиять на команду, в особенности на Тима. Будь неладен Романыч. Улучив момент, спрашиваю, почему Катя позволила ему заниматься самодеятельностью.

— А что я могла сделать? — справедливо возражает она. — Он без устали напоминал, что ты сам поручил им укомплектовать состав. А тебя ещё так долго не было.

Ошибочный карт-бланш с моей стороны. У нас какой-то «Спайс гёрлз» получился и мы три клоуна на подтанцовке. Но уже поздно возмущаться. Дожидаемся пробуждения Геймеров номер три и пять. Настя на автомате пожимает мне руку и как-то странно потупляет взгляд. Не сомневаюсь, теперь ей ясны причины метаморфозов Всеволода Пересветова.

Для начала, мне приходится наплести кос из правды и вымысла о Междумирье. Описываю всё достоверно, но местоположение Храма Переходов и истинную сущность Синих Нимбов не раскрываю. По легенде они — добрые помощники, межстрочная техподдержка Гримуара. Вроде все проглатывают объяснение. По их лицам я понимаю, что они ожидали большего. Романыч почему-то выглядит хмурым после сеанса.

Задаю прямой вопрос и узнаю причину: оказывается, они с Настей решили насолить школьным близнецам, гнобившим половину класса. Учудили драку с прохожими, разбили стёкла в дорогой машине соседа и подарили всю наличку нищему возле подземного перехода. Увлеклись и слишком поздно поняли, что переборщили. Мне вроде положено сокрушаться, но я едва сдерживаю ухмылку.

Отвожу Настю в «Шкоду». Она думает, что я намереваюсь устроить ей взбучку за близнецов, но меня интересует другой персонаж.

— Как Сева? — спрашиваю у подруги.

— Э… в поисках сам знаешь кого, — коротко отвечает та. — Мы решили временно пожить отдельно.

— Хочу с ним встретиться. Дай мне его номер.

— Зачем? — удивляется Настя. — Обсудить за чашкой кофе общего друга?

В словах не чувствуется остроты и торчащих игл. Настя — хоть и натуральная блондинка, но неглупа. Не винит меня за Moto GP, по крайней мере, открыто.

— Я знаю, как помочь ему. Только никому пока ни слова!

Глаза Насти широко распахиваются, в них загорается огонёк надежды. Она молча кивает. Запинаясь, диктует номер Пересветова. Набираю. Абонент недоступен.

— Не в сети, — говорю я. — Давно общались в последний раз?

— Вчера вечером по телефону.

В голову приходит простая до гениальности идея. Зачем Магомеду идти к горе, когда можно заставить гору прийти к Магомеду? Перебираю в уме остальные варианты. Боров на новой работе, им займусь вечером лично. Сестрица у чёрта на рогах, вызволять её — та ещё махинация. Но что-нибудь придумаю.

С Лягушатником сложнее. Он наверняка ещё под стражей, пока следаки будут третировать Корчева. Не знаю, во что выльется работа «Отладки», но охранника ставлю в конец очереди.

Профессор под домашним арестом, к нему придётся наведаться. Позже. Остаются Таня «Инет», Папкин бизнесмен и Сева байкер. Те, кого можно вызволить быстро и без проблем.

В боковое стекло стучат.

— Эй, что вы там уединились? — спрашивает Романыч.

Я выхожу из машины и отвечаю:

— Разговаривали. А что?

— Как я и думал, Кутнюк оказалась своя в доску, — лыбится Романыч, довольный своей работой. — Трансформация пошла ей на пользу. Осталось посвятить Лесю. Когда ты позовёшь её?

— Не знаю. Завтра.

У меня всего полтора дня и восемь имён в списке.

— Ладно. Я тогда поеду. Чудеса чудесами, а от мирских забот меня ещё не освободили. — Романыч заглядывает в салон. — Настюх, ты тоже едешь? Подбросишь?

— Садись, Ром.

Тим и Кутнюк сегодня свободны, как ветра в поле, поэтому просят остаться. Не гнать же их. Пусть сидят на лоджии и воркуют. Спокойно дожидаюсь выхода из игрового режима и деактивации модов. Подкрепиться — и за дело.


Баба Лора приготовила окрошку на кефире и любезно предложила отобедать всем вместе за вместительным столом в беседке. Кажется, старуха уверена, что у меня роман с её внучкой. Стало быть, мои друзья — почти что часть семьи.

Тим уплёл двойную порцию и добавил стаканом морса с булочкой. Он и с бабой Лорой нашёл общий язык. Не думал, что Биг-Ти столько знает о российской эстраде.

— Вы сидите, а мне надо кое-что обмозговать, — сказал я, вставая.

— Без проблем, бро, — ответил Тим.

Возвращаюсь в дом. Пойду по порядку. Первый из доступных и простых — Папкин бизнесмен. С него и начну.

Насчёт доступности и простоты я жестоко ошибался.


Сижу в кресле обнажённый, расставив ноги. Передо мной на коленях девица, старательно полирует ртом боевой ствол. Ну что за дичь! Не в сортире, так под минетом. У Папкиного бизнесмена насыщенная жизнь.

Хочу прервать минетчицу, но впервые тело персонажа отказывается подчиняться. У «Люцифера» на подходе. Через пять секунд кончаю, не в силах сдержать стон. Девица завершает влажную уборку ствола и поднимает довольный фейс. Зевсовы яйца, да это же Елена Николаевна! «Англичанка»!

— У тебя такое лицо, — говорит она, — будто ты на экзамене.

Ага, на экзамене по иностранному языку. Осматриваю незнакомую комнату. Явно не обиталище парня. Вижу возле кровати наваленную кучу вещей, узнаю знакомую рубашку.

— Мне пора, — говорю я и подхожу к куче.

— В смысле пора? — летит в спину не вопрос, а стрела с ядовитым наконечником. — Я что-то не поняла!

— Просто вспомнил, что есть важное дело.

Я принимаюсь натягивать джинсы. Елена Николаевна явно рассчитывала, что натягивать будут её, поэтому становится напротив, уперев руки в бока. Невольно замечаю, что у неё отличная фигура, но время поджимает.

— Это очередной твой идиотский пранк, Обухов?! — давит она на меня профессионально поставленным голосом. — Навешать лапши о поддержке в трудную минуту, заставить отсосать и свалить через секунду??

Каков делец, а! Психолог от Бога, как бы сказал дружище Тим. Елена Николаевна, случаем, не та самая Леди N?

Застёгиваю рубашку, поправляю ремень.

— У тебя будут проблемы, — значительно тише говорит «англичанка». Нет, шипит.

— Да что ты взъелась, приеду через пару часов, — бросаю я кость, чтобы меня без боя выпустили из будки. — И всё доделаю в лучшем виде. — Нащупываю в кармане айфон и кладу на стол. — Вот! Даже оставлю залог. И привезу кое-что в качестве компенсации.

Пусть Первородный выпутывается. Моя задача — вернуть его в реал. Ни больше, ни меньше, как сказал Момбо-Летомбо.

— Ладно, — отвечает явно удивлённая таким ходом «англичанка». — Умеешь ты делать сюрпризы, Обухов.

Путь свободен. Выхожу из подъезда и по привычке ищу «ауди». Вспоминаю, что после тринадцати дорожных грехов прав у Папкиного бизнесмена нет, как и ключа от машины. Телефона, чтобы вызвать такси, тоже нет. Вот клоун. Ладно, не беда. Из кожаной сумки достаю портмоне и пересчитываю наличность. Почти двадцать штук, сойдёт. Заодно нашлось лёгкое решение грядущих финансовых трудностей.

Ловлю попутку и за косарь прошу отвезти в дачное товарищество. Водитель соглашается, только деньги вперёд. Без проблем.

Через двадцать минут мы на месте, я благодарю водителя и отпускаю. Катя, Тим, Кутнюк и баба Лора по-прежнему сидят в беседке. Хорошо, что из неё плохо видна дорога. Я бесшумно прохожу через калитку на нашу линию, чтобы никому не попасться на глаза. А даже если и заметят незнакомую фигуру, не страшно. Отлично. Прохожу в дом и поднимаюсь на второй этаж.

Выкладываю деньги на стол, оставляя Обухову мелочь на маршрутку, и пять минут наблюдаю за своим покинутым телом.


— Какая неожиданная встреча! — сказал я, встав с кровати.

Отрешённый Обухов сидел на софе. Наверняка в его черепушке шла ожесточённая гражданская война за власть. Одной из субличностей предстояло найти логичное объяснение этой поездке. Променять кувыркание с симпатичным преподом на визит в логово недруга — тут нужны веские основания.

— Я приехал поговорить насчёт Леси, — заявил Папкин бизнесмен. — Слышал, ты всё-таки дождался очереди за десертом?

На лице довольная ухмылка. Сбить бы её хуком справа, как очки с физиономии Мирмова, но есть дело важнее.

— Прежде чем ты включишь режим альфа-самца, я зачитаю тебе кое-что. — Я взял со стола бумажку Куратора.

— Что, свои писульки? Леся говорила, что ты метишь в Стивена Кинга. Ты смешон!

— Нет, гораздо интереснее. — Я произнёс написанный по-русски текст: — «Иногда мне стыдно за богатство своих родителей. Все думают, что без них я — ноль на палочке. Наверно, так и есть».

Папкиного бизнесмена передёрнуло, будто от удара током. Он уставился на меня и принялся ощупывать своё тело.

— Получилось! — воскликнул он и бросился ко мне. Не для выяснения отношений, а для дружеских похлопываний по плечам. — Я вернулся! Слава богам секса!

— Да-да, очень рад за тебя. Значит, ты всё помнишь?

Обухов картинно выдохнул, словно пробежал стометровку.

— Ты про грёбаный небоскрёб? — спросил он. — Конечно, помню. Я бы не остался там ещё на ночь, лучше бы стал жертвой Чистильщика.

Может быть, и лучше. Точно ли Папкин бизнесмен не доставит мне проблем? Он будто прочитал мои мысли.

— Но я никому ничего не скажу, само собой.

— Точно?

— Разумеется! Пока вы не выполните все задания здесь, в реале, моя шкура в опасности.

Такая связь действительно всё упрощала. А потом Папкин бизнесмен пожелает мне пышных похорон. Но мне плевать на его пожелания.

— Скольких ты уже вернул? — спросил Обухов.

— Ты первый.

— О! Вот так честь. Или нужен был кролик для опыта?

— Отчасти, — не стал юлить я. — На роль кролика лучше тебя никого не найти.

Папкиного бизнесмена не задел подкол. Он готов был выпрыгнуть из штанов от радости.

— Ладно, чувак, поеду посмотрю, во что превратил мою жизнь пробуждённый. — Обухов похлопал себя па карманам. — Кстати, не знаешь, где мой телефон?

— Знаю. Тебе придётся его отработать. Цветами и не только.

Отправив Обухова восвояси, я приступил к следующему пункту. Настин парень. Надеюсь, он в городе.

В этот раз надежды оправдались — Пересветов был в городе. Вернее, его мёртвое тело.

Глава 23 …и утопающих

Вы не можете использовать деактивированного персонажа.


Гримуар никогда не врёт. Значит, Пересветову крышка. Мне стало искренне жаль парня. Но что случилось? Не Красный монстр же его сожрал.

Ответ пришёл в те долгие минуты, пока я сидел в прострации над раскрытым Гримуаром. Позвонила Настя, в слезах рассказала об аварии на трассе. Сама только узнала. Утешитель из меня так себе, но я мобилизовал все ресурсы, чтобы хоть как-то успокоить подругу. Ожидал эмоциональных всплесков и обвинений в свой адрес, но их не последовало. Она попрощалась и нажала отбой.

Я не спешил брать на себя бремя ещё одной смерти после Гены Ботана, которого нельзя считать живым. В конце концов, с мотоциклистами такое часто происходит. Смертельная забава. Теперь никто нам не расскажет, спасался ли Сева Пересветов от Красного монстра или угодил в аварию по иной причине. Я мысленно вычеркнул его имя из списка. На очереди Таня «Инет» Новикова.


Вижу горящие свечи на журнальном столике. Какие-то книги, наваленные вещи. Беспорядок не в стиле восемнадцатилетней девушки. Впрочем, комната та же, что в небоскрёбе Междумирья. Я сижу на кровати и таращусь на свечи. Странное начало.

Встаю и дёргаю дверную ручку. Заперто. Ещё лучше. Стучусь и жду, когда кто-то ответит. Через полминуты щёлкает замок, дверь открывается и на пороге стоит высокий смуглый парень или даже мужик с лоснящимися чёрными усами и залысинами на треть черепа. На нём зелёная майка и трико. Для парня староват, для отца слишком молод. Хотя в наше время…

— В чём дело, Тань? — спрашивает усач.

Она что, сидит под замком?

— Мне надо уехать, — говорю я.

Усач кивает и корчит невесёлую гримасу.

— Понял. Что-нибудь ещё?

— Я хочу выйти! — повышаю голос.

— Мы это уже обсуждали! — повышает в ответ усач. — До окончания лечения никаких вылазок.

Лечения. Не дожидаясь моей реакции, парень-мужик закрывает дверь. Я сажусь на кровать и размышляю. После зачистки онкодиспансера я ведь так и не поинтересовался судьбой Тани. Возможно, зря. Может, её вычислили, задержали и подвергли принудительному лечению? Тогда почему она дома?

Начинаю перебирать вещи и книги. Нахожу дневник, спрятанный под суперобложкой женского романа. Мне хватает прочесть две страницы, и я понимаю: Таней завладела субличность доктора-эвтанайзера. Или, точнее, медсестры. Ничего удивительного. Теперь своей жизненной миссией она считает избавление безнадёжных пациентов от страданий. Она пишет, что мать и брат (вот кто) разгадали её намерения, но побоялись сдать в лечебницу, чтобы никто не связал её помешательство с недавними случаями массовой эвтаназии в диспансере. Там её не вычислили. Теперь Таня закрыта в комнате и находится на попечении какого-то полулегального докторишки.

Вот так расклад. И как же мне организовать встречу? Таней не покинуть дом — на окнах решётки. Приехать самому — не пустят родственнички-надзиратели. Но если… сказать им про диспансер. Вот мой пропуск. Я ещё раз вызываю усача и спрашиваю у него точный адрес дома. Дабы отвязаться от больной сестрицы, он называет адрес и предупреждает, что после следующего ложного вызова будет игнорировать все стуки и крики.

Здесь больше делать нечего, но я вынужден ждать почти час. Поэтому включаю телевизор и нахожу канал Animal Planet.


План такой: я перейду в игровой режим и активирую бустеры. Чёрта с два её братец справится со мной.

Попутно можно навестить профессора. Одного трёхминутного сеанса хватило, чтобы определить его адрес по квитанциям за квартиру. Михальчук, как и писали, сидел дома и читал умные книги.

Я заполнил строки и спрятал Гримуар в шкафу. Компашке в беседке сказал, что мне требуется небольшая велопокатушка, чтобы проветрить мозги. Сел на «Мангус» и поехал в центр района.


Бустер-мод «Выносливость» активирован.

Бустер-мод «Физическая сила» активирован.

Звоню в дверь белокаменного особняка. Нехило устроилась Татьяна. Недаром крутит мажорами. Как ещё на меня внимание обратила?

Снова вижу на пороге знакомый усатый фейс.

— Тебе чего? — спрашивает брат.

— Надо увидеться с Таней.

Усач мотает головой и собирается закрыть дверь, но я подставляю ступню. Всё точно, как учат в фильмах.

— Ты опух, малец? — Братец хватает меня за грудки, но я без труда отцепляю его грабли и бью кулаком в солнечное сплетение.

Усач складывается пополам, как чехол смартфона и начинает кашлять. Я отпихиваю его в сторону и прохожу в гостиную, где стоит стол на рыцарскую гвардию. С другой комнаты выбегает пожилая женщина в фартуке и начинает кричать. В два прыжка перемещаюсь до неё и говорю:

— Я пришёл помочь Татьяне.

На секунду женщина успокаивается, затем смотрит на катающегося по полу усача и снова готова затянуть арию неупокоенных.

— Оказался несговорчивым, — поясняю я. — Мне известно об онкодиспансере. Поверьте на слово, я помогу.

Замечаю медленный, едва уловимый кивок. Женщина больше не кричит и не задаёт лишних вопросов, ведёт меня прямиком к Таниной комнате.

— Всего две минуты, — говорю я. — Никакой полиции, само собой.

Не в их интересах. Оказавшись внутри, я вижу уже знакомую картину. Татьяна смотрит на свечи. На ней вечернее платье и макияж. Бросает на меня взгляд и снова отворачивается.

— А, это ты.

Говорит так, будто я у неё частый гость. Но хотя бы узнала.

— У нас мало времени, — говорю я и достаю из кармана записку.

Татьяна не реагирует. Не знаю, обязателен ли зрительный контакт или обычной читки хватит, но не рискую и поворачиваю её к себе.

— Что за манеры? — возмущается Таня.

— «В седьмом классе я влюбилась в молодого физрука и предложила ему переспать после уроков».

Удар током. Первородная личность Татьяны возвращается из Междумирья. Взгляд тут же меняется, она озадаченно осматривает комнату, задерживается на свечах.

— Порядок? — спрашиваю я.

Вместо ответа Таня приближается вплотную и страстно целует меня в губы. С языком. Я настолько опешил, что не сопротивляюсь.

— Это за спасение, — говорит она и в ту же секунду заряжает мне смачную пощёчину по больному месту. — А это за использование! Теперь проваливай и собирай хорошую команду.

Мы вместе выходим в гостиную, где пожилая женщина принесла воды братцу. Тот сидит на полу, не в состоянии до конца разогнуться и смотрит на меня взглядом демона.

— Я со всем разберусь, — говорит мне Татьяна и провожает за порог.

— Кстати, — успеваю спросить я, — ты переспала с физруком? Интересно же.

Дверь захлопывается перед носом.


Бустеры деактивировались по возвращении на дачу. По пути я успел заскочить к профессору, с которым не возникло никаких проблем. Позабавило заклинание: «На самом деле, я ничего не знаю о бытии». Напоследок Михальчук наплёл мне шибко умное философское напутствие, которое я смогу воспроизвести только с помощью «Хранилища памяти».

Беседка пустовала. Значит, Тим и Кутнюк уехали по домам. Я постарался прошмыгнуть мимо соседского дома незамеченным.

Время возвращать на родные пастбища Охреневшую Лошадь.


Бустер-мод «Физическая сила» активирован.

Бустер-мод «Выносливость» активирован.

Мод «Хранилище памяти» активирован.

Держу рожок с мороженым в вытянутой руке. Через секунду его выхватывает толстопузый мужик в панаме и шортах с дельфинчиками. Я стою за холодильником под соломенным зонтом. Подходит следующий турист и что-то невнятно лепечет на английском. Я не настолько хорош в языках, чтобы понять. Как бы пригодился языковой скилл, но его у меня нет.

Мужик повторяет вопрос или требование.

— Sorry, — бормочу я и покидаю рабочее место Светы ОЛ.

Слышу за спиной возмущённые возгласы. Уютный пляж, спокойное море, пальмы и открытые бары. Вот и выбрался на Бали или куда там занесло мою сводную сестрицу. Но нежиться под солнцем некогда, я отхожу подальше от людных скоплений и присаживаюсь в тени пальмы. Разворачиваю Хранилище. ОЛ здесь около недели, отсмотреть весь материал невозможно, поэтому наугад выбираю короткие временные кусочки. Моя задача — сориентироваться, где она живёт, чтобы как можно скорее забрать документы, деньги и поехать в аэропорт. А если у неё нет денег на билет? Натыкаюсь на совместный душ с каким-то Шоколадным батончиком и тут же перескакиваю вперёд. Что за день сегодня!?

— Эй, детка, ты что такое вытворяешь? — слышу над собой русскую речь.

Сворачиваю картинку из Хранилища и вижу парня в гавайской рубашке и белых шортах. Судя по загару, он давно здесь ассимилирован.

— Ты кинула бар. — Парень указывает направление. — Тебе плохо?

— Мне надо в номер.

— В какой номер?

— В тот, где мои вещи.

Губы парня изгибаются в подобии улыбки.

— Ты про моё бунгало?

Охреневшая Лошадь не теряла времени зря.

— Какие вещи тебе нужны? — спрашивает Шоколадный батончик. — Я принесу.

Мотаю головой.

— Ты не найдёшь, я сама должна посмотреть.

— Да у тебя там один рюкзак! — Парень в гавайской рубашке быстро сдаётся. — Ладно, пошли. Но кидать бар было необязательно. Могла бы сказать Сандро.

— Извини, не подумала.

Он ведёт меня по пляжу вдоль береговой линии минуты три, потом мы сворачиваем в сторону моря и идём по бревенчатому мостику в бунгало. Домик расположен на колоннах, выходящих прямо из воды. Проходим внутрь. Там просторно и уютно. Всё из дерева. Двуспальная кровать, обеденный стол, шкаф. В углу душевая (та самая?), на стене висит телевизор диагональю не меньше шестидесяти дюймов.

— Ну, что тебе так срочно потребовалось? — спрашивает Шоколадный батончик, достав из-под кровати светлый рюкзак.

Я копаюсь внутри, нахожу паспорта, российский и загран. Неплохо. Но в кошельке — дырка от бублика. Даже карточек нет.

— Где мои деньги? — спрашиваю я.

— Ты сказала, что всё потратила на билет, — отвечает парень. — Зачем тебе деньги?

— На обратный билет.

— Ты перегрелась? — Шоколадный батончик едва не побелел. — Ты едва отработала еду и жильё за прошедшую неделю!

Ясно. Света в своём репертуаре. Натурой отрабатывает на высший балл.

— Если хочешь — выметайся, — указывает парень на выход. — Мы в расчёте.

Так дело не пойдёт. Можно вырубить его, пока ещё действует бустер «ФС». Обыскать бунгало, если повезёт — найти наличку. Затем быстро в аэропорт. В смартфоне написать срочное напоминание «Вернуться в город, связаться с Вэлом». Записать свои цифры, ибо всё снесено. Но когда Шоколадный батончик придёт в себя и обнаружит пропажу баксов, Охреневшей Лошади не поздоровится. Вдруг он знает её фамилию? Очередной персонаж с судебными волокитами, которыми я сыт по горло. Нет, тут с наскока лучше не форсировать. Раз уж я оставляю Лягушатника и Кутнюк до лучших времён, то и сводная сестрица пусть поживёт пока в небоскрёбе Джейкоба Летомбо.

— Пожалуй, я действительно перегрелась, — говорю я, берусь за голову и изображаю солнечный удар. Сажусь на кровать.

Шоколадный батончик вздыхает.

— Вот за что ты мне понравилась — за чокнутый нрав. Люблю таких. — Его голос смягчается, он садится рядом и обнимает меня за плечи. — Примем душ?

Я подскакиваю.

— Нет! Мне легче, пойду на бар.

Пулей вылетаю из бунгало и бегу на рабочее место. Оставшиеся два часа мне приходится продавать мороженое и газировку туристам, изъясняясь на пальцах и истекая потом.

Зато подтянул английский и вволю наелся пломбира. И даже искупнулся разок.


Последнее имя в списке — Боров на вечернюю программу, но для него Гримуар не нужен. Я распластался на кровати и закинул ступни на изножье. Через две минуты зазвонил смартфон. Леся.

— Привет. Чего это ты мне не звонишь целый день? — задала она любимый девичий вопрос из топ-3.

— Привет. Был занят. Вот только освободился.

— На даче?

— Ага. Завтра кое-что покажу тебе. Нечто важное.

— Оу, и что же? — спросила заинтригованная Леся.

— Книгу.

— Свою?

— Не совсем. Завтра объясню подробнее.

Или Романыч объяснит. Он у нас спец. Дабы не искушать себя грядущим вечером, я тактично слился с возможного свидания. Сослался на усталость и тепловой удар. Нет, приезжать с мокрым полотенцем не надо, я скоро поеду домой. С отчимом один вопрос утрясти надо.

Леся не пришла в восторг от моего соскока, но выносить мозг не стала. И на том спасибо. Дождавшись спада жары, я запер дом и покатил в город.

Боров уже лежал на диване и щёлкал каналы. Мамыра принимала душ. Очень удачный расклад. Не разуваясь, я зашёл в зал и вытащил записку.

— «Дочь у меня — шаболда, а пасынок — маменькин сынок. Так что родитель из меня — кусок говна».

Глава 24 Сжечь мосты

Под её взглядом я готов провалиться сквозь пол. Что и так скоро случится — Чердак Мечтателя не рассчитан на одновременное присутствие семерых. Это уже не больничная палата, а казарма. Отряд самоубийц в сборе.

Леся сидела на софе рядом с Романычем и Настей. Те только что завершили курс посвящения новичка. Катя расположилась в любимом кресле, а Кутнюк с Тимом от греха подальше скрылись на лоджии. И только я стоял, как приструнённый студент перед комиссией.

— Вот, значит, кого стоит благодарить за нашу судьбоносную встречу, — задумчиво протянула Леся, в пятый раз пролистывая Гримуар. — И твоим ночным… экстраординарным способностям нашлось объяснение.

Я услышал, как за спиной хихикнула Катя. Сам молча выжидал продолжения. У любой гюрзы запасы яда не безграничны.

— Да и вообще всем странностям находится объяснение, — продолжила Леся. — Даже придурок Обухов, оказывается, не такой и придурок.

— Верно. Он всего лишь австралопитек, — заметил я.

— Не спорю, он козёл и кобель. Но ты, Вэл, немногим лучше. Ты использовал меня в качестве персонажа!

— Всего разок на полчаса. Даже в телефоне твоём не лазил, — соврал я.

— Ну-ну. — Леся устало вздохнула и отложила Гримуар. Потом посмотрела на Романыча. — И тебе спасибо, дохляк. За превращение в белую ворону без моего ведома и согласия.

— Не стоит благодарности. — Романыч расплылся в широкой улыбке.

— Зато теперь мы сами будем решать наши судьбы, — вставила Настя, — а не зависеть от команды, в которую нас не позвали.

Ага, вроде того. До сих пор никто не знал всей правды. Я не успел настроиться и сказать, а сейчас считал момент совершенно неподходящим.

— В этом ты права, Настюш, — согласилась Леся и положила руку Насте на колено.

Оперативно снюхались две красотки. А вот на Мышку и Кутнюк они смотрели с неким пренебрежением. «И вот этих вы подписали на дело жизни и смерти?» — читалось в их лицах.

Я посмотрел на часы — без пяти девять вечера. Нового задания до сих пор нет, но никто не сомневался в его скором появлении. Отчёт об успешном сборе «Белых ворон» давно отпечатался на страницах Гримуара. Я заранее наказал всем накормить родню лапшой о загородной поездке большой компанией. Легенда одна для всех, во избежание нестыковок. На сколько — неясно. Может, пара дней или недель.

Заодно я проверил открытие новых показателей для мониторинга и прокачки. «Ловкость» у меня дотянула до 80 баллов, а вот «восприятие» оказалось на отметке в 97. Причём, потенциала и там и там имелось с запасом.

— Что подразумевается под восприятием? — поинтересовалась Кутнюк.

— Простым языком — умение подмечать детали, — опередил меня с ответом Романыч. — Очень важная характеристика, между прочим. Я намерен качать её в первую очередь.

Мы все поделились данными. Лидер по силе и выносливости, само собой, Тим. По интеллекту я обошёл Кутнюк (105, как и было) и Катю (110). Зато Мышка вне конкуренции по восприятию — 107 баллов.

— Будешь у нас дозорным, — пошутил Тим.

Титул главного ловкача достался Насте — 99 баллов, кроме неё к сотке никто не подобрался.

Ровно в девять ноль одну я на правах Геймера номер один открыл Гримуар и вслух зачитал свежий текст:


Выполните задание № 11.

Персонажи: любые из открытых.

Цель: убить губернатора региона, в котором проживают Геймеры.

Срок выполнения: до 21:00 15.06.2019.

Награда: по 4 балла для прокачки любого из показателей без использования процентов потенциала. Открытие бустер-мода «Ловкость» (1 активация, 30 минут в сутки).

В случае неудачи все Геймеры и открытые персонажи будут деактивированы.


Секунд десять единственным звуком, доносившимся до моего слуха, был писк залетевшего на чердак комара. Все проглотили языки и боялись пошевелиться.

— Вот так задачка, — первым сориентировался Романыч, стараясь придать голосу бодрость и даже весёлость. — Удивительно, но Гримуар учёл пожелания электората.

— Очень смешно, Ром, — проворчала Настя. — Может, тебе и карты в руки?

Романыч лишь хмыкнул. Мне стали совершенно ясны причины задания.

— Гримуар добивается, — заговорил я, — чтобы перед уходом в Бездну мы сожгли мосты. Такое громкое дело будут расследовать федералы.

— А не сожжём, — подхватил Романыч, — всем крышка. Из двух зол выбираем меньшее. Валенто, ты у нас гуру по части умерщвлений?

Я показал ему фак.

— Мы можем использовать персонажей, — предложила Леся.

— Придётся открывать новых, — ответил я. — Но нам не провернуть за сутки схему в стиле Гая Ричи. Элитные ищейки из ФСБ рано или поздно выйдут на нас. Ведь придётся контактировать с будущим исполнителем.

Леся закатила глаза и вышла на лоджию подышать свежим воздухом, Настя тут же последовала за ней.

— Кто знает, есть в инете расписание губера? — спросил я. — Или придётся звонить в администрацию?

— Завтра суббота, Вэл, — напомнила Катя.

— Блин! Это осложняет дело.

— Можно погуглить.

— Займись этим, а Тим с Анной помогут. — Я поспешил скрыться из вида, пока на меня не посыпались колючие возмущения.

Леся с Настей облокотились о перила балкона и о чём-то говорили. Я протиснулся между ними, обняв обеих за плечи, и сказал:

— Добро пожаловать в состав «Белых ворон».

— Ещё один Петросян недоделанный. — Леся смахнула мою руку, будто неприятное насекомое. — Вам, наверно, фиолетово, что под угрозой окажется наше будущее?

— А ещё надо убить человека, — вставила Настя.

— Конечно, не фиолетово, — возразил я. — Но другого выхода нет.

Лесю не убедило отсутствие альтернатив. Мне показалось, что будь дело только в убийстве, она бы восприняла задание куда спокойнее. А вот риск подставиться и надолго запечатать для себя реал выбил её из колеи.

— Даже если мы вернёмся из Бездны или как там она называется, что нас будет ждать здесь?

— Возможно, успешное прохождение всех уровней избавит команду от последствий, — предположил я.

Мод «Оптимист» активирован.

— А если нет?

Я пожал плечами. Нести откровенную чушь не хотелось, но подсластить пилюлю стоило.

— Не забывай, у нас должны снова появиться активации таких модов, как «Отладка» и «Вероятные жизни».

Я не успел рассказать Лесе о своей Вариации 001, а она и не спросила. Демонстративно. Выслушала лишь рассказ Тима и пожелала дружище не менее счастливого будущего в настоящей реальности. Ничего, сегодня вечером исправим упущение.

— Ты же останешься здесь? — спросил я. — Спальных мест в двух домах хватает.

— Ладно, только я сплю отдельно, — предупредила Леся. — Нас с Настей устроит кровать на первом этаже.

По реакции Насти я понял, что её удивил такой поворот, но она промолчала. Если Леся решила с кем-то сдружиться, у неё это непременно получится. Мнение второй стороны не имело значения. На своей шкуре знаю.

— Никаких проблем, — ответил я, улыбаясь. — Внизу как раз есть телек и целых шесть каналов. Чёрно-белых, правда.

Романычу досталась софа на чердаке, а Катя согласилась приютить Биг-Ти и Кутнюк. Но до отхода ко сну мы до полуночи обсуждали примерный план действий. Я вытащил из сарая пластиковый столик и комплектные стулья. Разместил всё в саду под яблонями. Оперативный штаб Геймеров. Двух стульев не хватило, пришлось выносить из дома.

В Сети на губера ничего не нарыли, придётся искать обходные пути. Открывать как минимум одного нового персонажа и вынужденно поселить в небоскрёб Джейкоба Летомбо очередного постояльца. Самим действовать слишком опасно и в разы сложнее.

— Нужен человек со свободным доступом в кабинет губернатора, — блеснула сообразительностью Кутнюк, потягивая кофеёк в полдвенадцатого ночи. Не зря золотая медалистка престижной гимназии.

— Вы гений, Анна, — не удержался я. — Его кабинет нам не нужен, ведь завтра суббота. Но, может, вы знакомы с кем-то из верхов?

Она покачала головой.

— Я — нет, а вот Говорухиной вручал именную стипендию сам губернатор. Зимой. Забыли? Она может знать кого-нибудь из его окружения.

Заложить бывшую лучшую подругу? Раз плюнуть.

— Точно! — ухватился за возможность Романыч. — Она же активистка с шилом в жопе и часто посещала всякие мероприятия. — Он посмотрел на экс-Монашку. — Давай звони подружке.

— Сейчас? — опешила Кутнюк. — Во-первых, мы уже не так общаемся…

— А во-вторых, насрать, — перебил Романыч. — На кону десятки жизней, давай действуй!

Когда он включал режим «Наполеон в шортах хаки», то обычно добивался успеха с наскока. Кутнюк послушно достала смартфон и стала звонить единоличному лидеру ОФМ. Все притихли, вслушиваясь в доносящиеся из динамика гудки.

— Наверно, уже спит… О, привет, Юль! Не разбудила?

Удивительно, но нет. Из реплик Кутнюк я понял, что Говорухина растерялась от звонка и подумала, что случилась какая-то очередная беда. Нет, всё хорошо, заверила Аня. Но позвонила с важным вопросом. Есть ли у Говорухиной связи с кем-нибудь из администрации региона? Есть? Замечательно!

После пяти минут разговора Кутнюк закрыла чехол смартфона и довольно откинулась на спинку пластикового стула. Такой вид, будто провернула сделку века.

— Она неплохо знает некую Марину Сарикову, — сказала экс-Монашка. — Та работает в приёмной. Можем найти в списке друзей Юли.

Я потянулся было за телефоном, но Романыч уже копался в ВК.

— Нашёл, — доложил он через тридцать секунд. — Хм, а она ничего.

Он показал нам фотографию с аватарки. Эффектная девушка лет двадцати пяти. Брюнетка, всё при себе, красивое лицо, но без утиных губ, ботексных щёк и носа, украденного у покойного Майкла Джексона.

— Конечно, — кивнул я, — губеру не нужны под боком «Страх и Ненависть Лас-Вегаса».

Леся бросила в меня скомканную салфетку, но я увернулся.

— Кто займётся открытием персонажа? — поинтересовался Романыч. Такое впечатление, что рвался в бой.

— Мне не впервой, — ответил я. — Задача не только открыть перса, но и провернуть дело. Ты же сам назвал меня гуру по умерщвлениям.

— Глупейшая идея, — вмешалась Леся. — Такая девчонка даже не станет отвечать тебе на сообщение, не говоря о встрече. А у нас всего один день. Если у кого и есть шанс, то у меня или Насти.

Тим засмеялся, традиционно не обидевшись или даже не заметив, что его тоже загребли в ту же навозную кучу.

— Ну, спасибо, детка, — сказал я. — Давай проверим?

Я открыл ВК и быстро нашёл Марину Сарикову. Леся снисходительно махнула рукой. Подачка с барского плеча. Итак, была в сети десять минут назад. Пробежался по доступной информации, фотографиям и плейлисту. Закончила наш ВУЗ, любит кошек, путешествия и группу Muse. Замужем, подкат отменяется. Так, что ещё?.. Маникюр, шоппинг, селфи. Пара фоток из администрации с депутатами по развитию сумо в России, лишь частично вместившимися в кадр. Несмотря на Маринин статус цифровой рабыни, глазу даже не за что зацепиться. Перешёл на страницу супруга. Мужику лет под сорок, лысенький, пухленький. А, зато с белым «Ягуаром». Ясно.

— Ты там поэму придумываешь? — не выдержала Леся. — Перед отправкой зачитай.

— Дай сюда, салага. — Романыч выхватил смартфон у меня из рук и принялся строчить сообщение.

— Эй! — возмутился я, но ничего предпринимать не стал. Самому стало любопытно.

Через минуту Романыч вернул телефон. Я посмотрел, что сообщение уже отправлено. Зачитал вслух:

— «Здравствуйте, Марина. Я одногруппник вашей знакомой Юли Говорухиной. Мне кажется, у неё роман с вашим мужем. Я случайно увидел их в „Гурмане“ и подслушал разговор. Готов рассказать много интересного, но при личной встрече. Как насчёт завтра?».

Тим одобрительно закивал, а Романыч сидел довольный, как удав. Клапаны прорвались только у женской части нашей команды.

— Это было подленько, Ром, — дала предсказуемый комментарий экс-Монашка. — Не ожидала.

— Влияние Вэла сказывается, — вставила Леся.

— А у вас есть идеи получше, целомудренные праведницы? — справедливо заметил Романыч.

— Думаешь, она так легко поверит незнакомцу? — засомневалась Кутнюк.

— А нам не нужна её вера, главное — посеять сомнения, — ответил я, уловив замысел друга. — Вряд ли она кинется выяснять всё у мужа или подруги.

— Почему же?

— А кому охота слететь с гос дотации? Вы посмотрите на её пухляша. Он просто половой гигант по части стимуляции эрогенных зон пластиковыми карточками.

Вместе с шелестом листвы по ночи разнеслись неодобрительные вздохи Леси и Насти.

Я проверил диалоги. О, Марина уже онлайн! Прочитала сообщение и набирала текст.

«С трудом верится есть пруфы?».

— Я же говорила! — оживилась Кутнюк, стоило мне зачитать ответ.

«Пруфы есть, только в реале и только завтра. Потом улетаю».

Прочитала и зависла. Может, лазит по моей странице и проверят место учёбы. Жаль, Говорухиной в друзьях нет.

«Можно завтра в галактике, если розыгрыш пеняй на себя».

«Никакого розыгрыша. В 12 норм?»

«Чё так рано?»

«Улетаю, много дел».

«Ладно».

Отложив смартфон, я одарил девушек улыбкой под соусом «выкусили». Лесе полил обильнее всех.

— Не лопни от самодовольства, — фыркнула она.

— Пора спать, — объявил я.

— Какой ты скучный, Вэл, — сказала Настя. — Может, мы последний раз в реале сидим вот так под яблонями и общаемся.

— Тогда общайтесь, а у меня завтра сложный день. Как и две последние недели.

Я ушёл, а остальные расползлись по спальным местам в течение пяти минут.

Леся с Настей о чём-то трещали внизу до двух ночи, но нам с Романычем так и не удалось подслушать. Засыпал я в ту ночь долго.


С утра мы решили, что Романыч, Леся и Настя поедут со мной в качестве группы поддержки, Мышка, Тим и Кутнюк останутся на даче. Гримуар я тоже взял с собой.

Леся успела занять переднее место в «Шкоде», поэтому нам с Романычем пришлось сесть назад. 11:25. Успеваем. За четыре месяца Настя неплохо научилась водить, стороны и педали не путала. Для восемнадцатилетней блондинки это сродни подвигу.

Я озвучил порядок действий на случай агрессивной реакции секретарши. Если придётся активировать сеанс прямо в кафе.

Меня высадили в сорока метрах от парковки. Я нацепил рюкзак и прошёл на летнюю площадку. Посетителей в солнечный субботний полдень хватало, как-никак рядом парк и толпы гуляющих. Я поискал взглядом секретаршу, но не нашёл, поэтому сел за боковой свободный столик с диванчиком. Ко мне тут же подошла официантка в коротких шортиках и обтягивающей футболке с бэйджиком.

— Добрый день, — поздоровалась она и оставила мне папку с меню.

Я выбрал капучино с корицей и компактное пирожное «Картошка». Группа поддержки подключилась через пару минут. Троица села чуть поодаль, я слышал их разговор с другой официанткой. Проглот Романыч, несмотря на недавний завтрак, заказал омлет с ветчиной и колу. Девчонки — кофе.

Марина Сарикова появилась в тот момент, когда я приступил к пирожному. На всякий случай махнул рукой. Узнал, несмотря на соответствие с фотографиями всего лишь процентов на 70–75. В недалёком будущем от девушек в реале останется не более трети от их виртуальных образов. На Марине были белые летние бриджи и светлая блузка с коротким рукавом. Она села напротив меня и сняла сумку с плеча.

— Давай сразу к делу, — заговорила секретарша губернатора без прелюдий. Голос с хрипотцой, но в целом приятный. — Выкладывай, что там у тебя.

— Не так быстро, красотка. Сначала поговорим о сумме.

— Какой сумме?

— Информация стоит денег. Спроси у любого частного сыщика.

Посмотрела на меня так, будто я рыгнул ей в лицо.

— Нет, ты издеваешься, малолетка, — покачала головой Марина. — Вообще в курсе, с кем связываешься?

Ага, с секретуткой губера. Подумаешь.

— Неа. Расскажи.

Потом я секунд сорок слушал устрашающую речь с перечислением связей, регалий и прочей мишуры. Изобразил напуганного первокурсника и пообещал выложить сведения бесплатно. За три минуты выдал ей легенду из яблочных огрызков от Романыча, на которую не купился бы даже Тим. Важно набить побольше минут личного общения.

Легенда из огрызков такова: обедал в «Гурмане» и увидел, как вошла Говорухина с каким-то папиком. Интересно, поняла ли Марина намёк? Не важно. Так вот, из-за декоративного куста между столиками одногруппница меня не заметила. Они сели — какое совпадение — за соседний столик. Вот так и узнал.

— Но что именно они говорили? — потребовала Марина, не поверив ни единому слову.

Её вера меня мало заботила, поэтому я ограничился расплывчатым ответом.

— Когда, говоришь, это было? — продолжила допытываться секретарша.

— Пару дней назад.

По выражению её лица я понял, что ответ неправильный.

— Не знаю, что ты задумал, щенок, — процедила Марина, — но только что ты нажил себе проблем. Стас в начале недели уехал из города и вернётся только сегодня вечером.

— Правда? Какая странность. Подожди, я проверю свои записи.

Когда на столе появился Гримуар и чернила, секретарша снова переменилась в лице. Будто я вытащил из рюкзака замаринованного в стеклянной банке эмбриона.

— Так, посмотрим… — перелистывая страницы, я промокнул перо.

— Ты больной на голову, да? — обрела дар речи Марина. — В этом всё дело?

— В чём же ещё.

Я вывел имя Марины Сариковой и часовой сеанс с немедленной активацией. Важно убедиться, что всё сработает. Успел откинуться на диванчик перед сменой кадра.


Вижу своё обмякшее тело. Эффект такой же, как если шагнуть в экран телека и посмотреть оттуда на дрыхнущего себя. Встаю и поворачиваюсь к Романычу с девчонками. Те быстро ориентируются, и мне не приходится руководить каждым их шагом.

— Опять накидался с утра пораньше, — цокает языком Романыч, помогая Лесе и Насте поднять бездыханное тело.

Внимание посетителей и персонала приковывается мгновенно.

— Ему плохо? — подбегает обслуживающая меня официантка. — Вызвать скорую?

— Всё в порядке, — заверяю я, упаковывая Гримуар и чернильницу в рюкзак.

— С ним такое бывает, когда перенервничает на свиданиях, — вставляет Романыч.

Леся с Настей берут меня под руки, Романыч же помогает сзади. Мои ноги волочатся по полу.

— Так вы знакомы? — упорствует официантка, не зная к кому обращаться.

— Ага, — киваю я. — Привёл друзей как раз на такой случай.

Наконец, мы покидаем летнюю площадку и двигаемся к машине.

— Какой же ты тяжёлый, Вэл, — жалуется Леся. — Помог бы!

— Я на каблуках, — отвечаю, но всё же подключаюсь возле «Шкоды» и помогаю загрузить своё тело на заднее сиденье. — Аккуратнее, бро, у меня нет с собой запасной шеи!

Ротозеи с интересом наблюдают за странной картиной. Хорошо, что мы не в Америке — там бы уже звонили в 911. Похищение средь бела дня. Нам с Романычем снова достаётся место сзади — зажимаем собой родную оболочку Вэла Ворона. Настя отъезжает от парковки, а я, достав из сумочки айфон, уже копаюсь в списке контактов. Без труда нахожу личный номер губера и звоню. Он снимает на шестой гудок.

— Да?

Я изображаю максимально встревоженный тон:

— Борис Викторович, мне нужно срочно встретиться с вами!

Секундное молчание.

— А что случилось, Мариш? — спрашивает губернатор.

— Не телефонный разговор. Но дело срочное. Касается вас и не только.

Снова молчание. Слышу на заднем фоне разговоры на открытой местности.

— Ну, я сейчас в «Сосновом бору». Мы отдыхаем. Если дело настолько срочное, приезжай.

Я показываю Романычу большой палец.

— Буду через сорок минут, — говорю губернатору и отключаюсь. Есть шанс отстреляться в первом же сеансе.

— Поверить не могу, что мы это делаем, — качает головой Настя.

Первой с ответом находится, как ни странно, Леся.

— Всё в порядке, — уверяет она. — Смотри на происходящее, как и Вэл. Для него это лишь игра.

— Неправда, — хриплю я голосом Марины Сариковой.

Тут же вспоминаю про её личный профиль.

Интеллект: 90 баллов. Использовано потенциала: 93 %.

Физическая сила: 79 баллов. Использовано потенциала: 64 %.

Выносливость: 75 баллов. Использовано потенциала: 86 %.

Ловкость: 67 баллов. Использовано потенциала: 70 %.

Восприятие: 83 балла. Использовано потенциала: 78 %.

Слабые части организма: кожный покров.

Социальная вовлеченность: 106 баллов.

Недурно. Гримуар автоматически определяет сеанс задания, поэтому появляется дополнительная строка.

Уровень жизни губернатора: 100 %.

— Чем ты его кокнешь? — любопытствует Романыч.

— Не знаю. Пронести ничего не получится. Сориентируюсь на месте.

Благо, есть бустер. Стараюсь не думать о том, что придётся убивать человека голыми руками. Не дрогну ли? Это вам не укол сделать. Даже сомнительная репутация губера-казнокрада не подсластит пилюлю. Пытаюсь вжиться в образ, навязанный Лесей. Это всего лишь игра, а глава региона — босс очередного уровня. Так проще.

Доезжаем за сорок пять минут. Элитная база отдыха, любимая резиденция толстосумов. Сам бывал я здесь лишь однажды — на свадьбе Охреневшей Лошади и бизнесмена Осипова. Прошу высадить меня не у самых ворот. Подхожу к охраннику в деловом костюме и представляюсь. Глупо вышло, он меня знает, как и Марина его. Коротко с кем-то переговорив, охранник пропускает меня. Другой «агент Смит» просит показать сумочку, роется в ней и ничего подозрительного не находит. Путь открыт. У меня в распоряжении шесть минут, но я не беспокоюсь. Если не хватит, тут же активирую второй сеанс.

Клуб-отель расположен на берегу озера, в прилегающем леске. Беседки, ресторан, коттеджи. Меня проводят в нужный домик. Играет музыка, пахнет жареным мясом. Губернатор только вышел из сауны, облачённый в полотенце и нелепую шапочку. Как ни странно, неплохо подтянут. С ним ещё три мужика и четыре девицы, которых он и не пытается спрятать от меня. Не исключено, что сама Марина бывала в такой компании не раз, просто сегодня на обеих работах у неё выходной. Можно покопаться в Хранилище, но не вижу в том необходимости.

Действия губернатора подтверждают догадку — он совсем не по-дружески обнимает меня за плечи и елейно спрашивает, что случилось. Прошу уединиться в отдельной комнате. Поднимаемся на второй этаж, где стоит огромный стол для русского бильярда. Партия не доиграна. Как просто оказаться с главой региона один на один, если ты его доверенная секретутка. Ни у кого не возникает подозрений. Бегло осматриваю помещение и присаживаюсь на край стола с зелёным сукном.

Бустер-мод «Физическая сила» активирован.

— Ну, так в чём дело? — спрашивает Борис Викторович, постепенно теряя терпение.

— Я пришла предупредить вас об опасности.

Приспособился, уже не ошибаюсь в окончаниях. Правой рукой нащупываю один из шаров.

— Опасности? — искренне удивляется губернатор. — И кто мне угрожает?

— Я.

Совершаю резкий выпад и наношу сокрушительный удар в височную область. Почти идеальное попадание, будто всю жизнь тренировался убивать людей бильярдными шарами. Глава региона падает, не успев издать ни звука. Шум самого падения смягчается ковром и громкой музыкой на первом этаже.

Уровень жизни губернатора: 3 %.

Это клиническая смерть, как минимум. Чувствую, как трясутся руки. Шар падает на пол, а я не в силах пошевелиться. Завороженно наблюдаю за умирающим телом.

Уровень жизни губернатора: 1 %.

Мне больше ничего не приходится делать. Через минуту сеанс должен закончиться.

Уровень жизни губернатора: 0 %.


— Погнали! — крикнул я, едва вернувшись в родное тело.

Моё резкое пробуждение напугало всех похлеще громкого скримера в ужастике. Возможно, Романыч даже намочил шорты, так как сидел ближе всех.

— Сука! — выругался он.

Настя завела двигатель и рванула с пробуксовкой. На меня посыпались вопросы, как всё прошло. Как по маслу. Обычный день, когда отправляешь на тот свет высокопоставленного чиновника. Я отвечал автоматически, но до сих пор не отошёл от потрясения.

— И что теперь? — спросил Романыч.

Помолчав, я ответил:

— Ничего, ждём перехода на следующий уровень. С этой минуты реал для нас — запретная территория. Остался лишь один путь — в Бездну.

ЧАСТЬ 3 БЕЗДНА

Глава 25 Спуск

Вернулись на дачу. Новость об убийстве губернатора региона взорвала новостные паблики и каналы. Секретаршу арестовали, она и не пыталась скрыться. Подробностей не сообщалось. Я же ограничился кратким пересказом событий и наложил табу на эту тему в разговорах. Пока все утыкались в экраны смартфонов, я каждые пять минут проверял Гримуар. Чем скорее появится новое задание, тем лучше. А если Куратор ошибся, и на пятом уровне нас ждёт не одно, а два задания до перехода вниз? Больше всего пугала вероятность такого квеста: «Оставайтесь непойманными 48 часов. Или 72».

Дабы отвлечься, мы занялись распределением бонусных баллов. Условились, что лидеры по категориям пускают по три балла на главный показатель и ещё один на отстающий. Оставшиеся Геймеры качаются сбалансированно, исходя из личных предпочтений и проседающих направлений. Получилось так:

Я: + 3 к интеллекту, + 1 к ловкости.

Тим: + 2 к силе, + 2 к выносливости.

Катя: + 3 к восприятию, + 1 к силе.

Настя: + 3 к ловкости, + 1 к восприятию.

Романыч: + 2 к восприятию, + 1 к выносливости, + 1 к интеллекту.

Леся: + 2 к ловкости, + 1 к восприятию, + 1 к силе.

Кутнюк: + 2 к силе, + 1 к выносливости, + 1 к интеллекту.

Едва мы оказались наедине, как Леся потребовала:

— Вэл, пока мы здесь, мне нужен один короткий сеанс.

Не нравятся мне такие вступления.

— Зачем?

— Возможно, нам не суждено вернуться, поэтому я хочу выполнить давно задуманное дело.

Чем дальше в лес, тем толще тролли.

— Что за дело? Убить президента?

Ни намёка на улыбку.

— Нет, всё намного проще. Семейные интриги.

Почти за год знакомства она не познакомила меня ни с одним скелетом в шкафу, в том числе и фамильным. О Лесиных родителях я знал немногое, кроме того, что они почти десять лет в разводе. О прочих родственниках и вовсе ничего. Что бы ей ни пришло на ум, я не смогу оценить подоплёку.

— Подробности мне не полагаются? — предположил я.

— Нет, но убивать я никого не собираюсь. Надо всего лишь подписать кое-какую бумагу и сделать один банковский перевод.

Я начал размышлять, стоит ли идти на поводу, чем невольно активировал у Леси деструктор «Нервозность».

— Слушай, теперь я такой же Геймер, как и все остальные! Как и ты. Поэтому давай сюда Гримуар и не лезь!

Ого, намерения серьёзные, сразу видно.

— О чём вы тут спорите? — спросила неожиданно появившаяся Настя.

Леся озвучила ей свои намерения, и теперь мне противостоял девичий дуэт. Отступать они не собирались. Возможно, за неполные сутки Настя успела войти в узкий круг посвящённых.

— Ладно, — сдался я и пропустил Лесю к письменному столу. Терять нам всё равно уже нечего.

Через полминуты беспрепятственно прочитал имя персонажа — Александр Багинский, отец Леси. Продолжительность двадцать минут. Вполне достаточно, чтобы подписать бумагу и сделать перевод. Кто-то определённо выиграет от этих нехитрых действий, но точно не Александр Багинский и его Первородная личность. Очередной поселенец Междумирья. Ладно, останемся целы, разберёмся с Первородными по возвращении.

— Порядок? — спросил я, когда Леся пробудилась.

— Полный, — сухо ответила она.

Через пятнадцать минут после окончания её сеанса в Гримуаре появился свежий текст.


Выполните промежуточное задание.

Персонажи: только Геймеры в своих телах (использование друг друга невозможно).

Цель: добраться до Храма Переходов и спуститься в Бездну. Геймер № 1 знает местоположение.

Срок выполнения: до 15:30 15.06.2019.

Награда: открытие модов «Реконструкция» (лимитированный) и «Поиск локаций», скилла «Языковой».

В случае неудачи все Геймеры и открытые персонажи будут деактивированы.


Про знающего Геймера больше похоже на издёвку. Но главное — без санкций за моё преждевременное открытие Храма.

— У нас меньше полутора часов, дамы и господа! Пошевеливаемся! — Романыч встал с софы и похлопал в ладоши, как заправский тренер в раздевалке.

На всякий случай, у каждого с собой рюкзак с провизией. Маловероятно, что в нереальном месте может понадобиться обычная еда, но мы ведь туда шли в своих материальных, а не астральных телах.


После активации у всех «Белых ворон» двухчасового игрового режима я аккуратно упаковываю Гримуар и чернильницу с пером. Проверяю напоследок дом. Хотя, что можно тут забыть? Только себя.

Настина «Шкода» испытывает анафилактический шок, когда мы влезаем в неё всемером. Биг-Ти, само собой, отдаём переднее сиденье. Лесе приходится сесть ко мне на колени, и я рассчитываю, что такая вынужденная близость пойдёт нам на пользу. С другого края располагаются Романыч с Кутнюк на коленях, а между нами втискивается Мышка.

На пустырь едем в гробовом молчании. Точно, что на собственные похороны. Романыч шутит на эту тему, но тут же отгребает по щам от Кутнюк. Эмоциональная вспышка у «Спайс гёрлз» случается, когда Настя выруливает на пустырь и останавливается напротив Храма Переходов. «Боже, выглядит, как дом с привидениями! — Какие страшные окна! — Я боюсь туда идти! — Ну и страх. Вэл, скажи, что это всего лишь сон!».

— Это всего лишь сон, Лесь. Не парься, сейчас проснёшься и пойдёшь на любимый фитнес.

Мне кажется, Храм выглядит ещё мрачнее и неестественнее, чем при первом посещении. Но я знаю, что в нём ничего нет, кроме сиротского лифта, поэтому смело веду «белых ворон» за собой. Нажимаю светящуюся кнопку вызова, створки расходятся. Набиваемся в кабинку, будто сельди в бочку. Исхитряюсь кое-как нажать нижний этаж. Главное — не в Междумирье, где время идёт по своим законам. В идеале, стоило бы навестить по пути Куратора Джейкоба, отчитаться в проделанной работе и рассказать о причинах появления нового Первородного. Но слишком опасно. По выселению постояльцев он и без моих отчётов поймёт, с кем получилось, а с кем нет.

На мгновение зрение отключается, но в остальном будто ничего не происходит. У меня уже есть теория на этот счёт — переход в Бездну или Междумирье совершают сознания, тела же остаются… может, в этом самом лифте. Хранятся до востребования, а потом их убирает Чистильщик. В таком случае, пощёчина Кутнюк породила фантомную боль. Или же я ошибаюсь, и мы действительно физически переходим в иные плоскости мироздания.

— Перегруза не будет? — спрашивает Романыч не то в шутку, не то всерьёз.

— Не думаю, — отвечаю я.

— Тогда почему мы стоим на месте?

Створки раздвигаются.

— Потому что приехали.

Я сразу определяю, что третий образ Храма не похож на два предыдущих. Он заполнен. Внутреннее пространство усеяно толстыми высокими колоннами, опутанными травянистыми лианами. На стенах по всему периметру установлены кронштейны с горящими факелами. Напротив лифта возвышается трибуна с кафедрой. С исчезающего в темноте потолка свисают длинные стебли странных растений, чьи листья напоминают пятиконечные сюрикэны. Но это не клён. Выход и полдюжины окон закрыты металлическими решётками с толстыми прутьями. Снаружи — кромешная тьма.

Когда створки лифта за нами закрываются, я замечаю, как гаснет индикатор в кнопке вызова. Пробую нажать — никакой реакции. Всё, обратного пути нет. Тим замечает мою попытку.

— Дело плохо, бро? — спрашивает он удивительно спокойным голосом.

— Всё отлично, мы на верном пути, — заявляю я и прохожу к трибуне. Неспроста же она здесь.

Девчонки жмутся к Биг-Ти. Пчёлы облепили цветок. Романыч откалывается от группы и начинает рыскать по углам. По центру кафедры характерный вырез-углубление. Не сомневаюсь, для чего оно предназначено. Снимаю с плеч рюкзак и достаю Гримуар. Раскрытая книга в точности повторяет контур углубления. Пытаюсь снова взять Гримуар, но его будто на суперклей посадили.

— Похоже, с ритуалами покончено, — говорю я, обернувшись.

К «Спайс гёрлз» постепенно приходит уверенность. Они покидают личное пространство Тима, точно отшелушившиеся частички его брони. Бродят по Храму сонными призраками.

— В таких местах меня всегда пробивает на хавчик, — говорит Настя и вытаскивает из рюкзака плитку шоколада. Затем садится на небольшой выступ под одним из окон и принимается поглощать сладость.

— Эй, смотрите, что я нашёл! — кричит Романыч.

Мы мигом устремляемся к нему. В одном из углов громоздится сундук размером с комнату для карлика. Но он заперт и даже силищи Тима вкупе с нашими потугами не хватает, чтобы поднять крышку.

— Возможно, ещё не время, — предполагаю я, и через секунду слышится громкий щелчок.

Переглядываемся с Тимом и снова пытаемся открыть сундук. Крышка легко поддаётся.

— Остановите поезд, я сойду! — картинно трепещет Романыч, увидев содержимое сундука.

— Что там? — требовательно спрашивает Леся.

Оружие. Много как старинных, так и современных стволов, будто мы вскрыли сейф оружейного клептомана.

— О, только не это. — Леся закрывает глаза и отходит в сторону.

Ясное дело, чем она недовольна. Если нам вручают пушки, значит, подкинут и мишени. И вряд ли они будут статичны и из картона. Романыч достаёт двустволку и крутит её в мягком свете факела. Мне приглядывается пистолет с тонким длинным стволом.

— «Маузер», — комментирует Романыч.

— Тут даже пулемёт есть! — восклицает Биг-Ти, порывшись глубже. — А ещё ножи и булавы.

Девушки смотрят на нас, как на ребятню в магазине игрушек. Четыре строгих мамочки. Что-то перетирают между собой и качают головами.

— Ножи явно не для резки сыра, — говорю я.

Возвращаюсь к Гримуару. Там уже буквенная простыня на полстраницы.


«Белые вороны». Доступный Арсенал:.

Мод «Отладка»: 1 часовая активация.

Мод «Реконструкция» (лимитированный): 3 активации с лимитом энергии 100 единиц.

Скилл «Языковой»: 3 часовые активации.

Мод «Поиск локаций»: 3 часовые активации.

Мод «Вероятные жизни»: 3 часовые активации (выбор точки входа от 1 года до 15 лет, момент ответвления определяется автоматически).

Для каждого Геймера:.

Максимальная продолжительность сеансов увеличена до 7 суток.

Увеличена продолжительность бустер-модов:.

«Физическая сила» до 30 минут в сутки.

«Ловкость» до 1 часа в сутки.

«Выносливость» до 6 часов в сутки.

+ «Хранилище памяти» до 4 часов в сутки.


Выполните задание № 12.

Цель: найти и уничтожить 3 преобразованных Геймеров на 3 разных локациях и вернуться в Храм Переходов.

Вам доступен оружейный сундук.

Активация модов и скиллов возможна без использования Гримуара.

Срок выполнения: до 21:00 19.06.2019.

Награда: по 5 баллов для прокачки любого из показателей без использования процентов потенциала. Открытие бустер-мода «Восприятие» (1 часовая активации в сутки).

В случае неудачи все Геймеры будут деактивированы.


Каждый считает своим долгом лично перечитать текст, а я и вовсе делаю это трижды. По традиции сперва решаю прощупать своих союзников и спрашиваю:

— У кого какие идеи?

— Стратегия такая, — мгновенно выступает Романыч и сопровождает свою речь характерной жестикуляцией. — Входим в игровой режим на максимально возможный срок — семь суток. Затариваемся из Арсенала. Один из нас активирует «Поиск локаций». Находим первого преобразованного Геймера, кем бы он ни был, и делаем ему кровопускание из семи стволов. Идём за вторым и так далее.

— Ни добавить, ни убавить, — усмехаюсь я и хлопаю его по костлявой спине.

— Вы тут не в стрелялки пришли играть, — ворчит Мышка, — а спасать людей.

— О спасении я и говорил, — возражает Романыч.

— А вы обратили внимание, что теперь на кону только наши жизни? — спрашивает Леся.

Символично, что именно она первая заметила. Первая после меня, конечно же.

— Да ладно? — не верит Романыч и взбирается к кафедре. — О! И правда.

— Отличная новость! — радуется Катя.

— Для всех открытых персонажей — да, — уточняет Романыч. — А для нас ничего не меняется. Так что за дело.

Я фиксирую время на наручных часах. Не знаю, как оно течёт в локациях, но если Гримуар не дал чётких разграничений, будем считать время синхронизированным. У нас четверо суток и шесть часов на три локации. Нехилое задание.

Романыч уже копается в сундуке, перекинувшись через борт. Видна только его тощая задница. Тим что-то шепчет Кутнюк. Мод «Утешитель» активирован.

Распределяем добро из Арсенала. Никаких выкрутасов. Девушки ограничиваются автоматическими пистолетами и ножами, я оставляю «Маузер», беру нож и АК-47. Тим прибирает к рукам дробовик и мачете, а Романыч рассовывает по бокам два мощных револьвера класса «Магнум» и берёт второй автомат Калашникова. Нагружаться, как жуки навозники нам нельзя в угоду мобильности.

Полчаса уходит на лекцию Романыча по азам использования оружия. Как стрелять, перезаряжать, где предохранитель и так далее. Ему всё это хорошо известно, ОБЖ в школе был одним из его любимых предметов. Плюс он сам по себе помешан на пушках не меньше, чем на компьютерах.

Дождавшись окончания старых игровых сеансов, мы по очереди взбираемся на трибуну и под текстом задания выписываем для себя новые. Недельные. Как только Геймер № 7 (Леся) инициирует игровой режим, решётки с окон и входа исчезают.

Я активирую мод «Поиск локаций». Он не бесконечен, вверху вижу обратный отсчёт шестидесяти минут. Появившаяся перед лицом зелёная стрелка предсказуемо указывает на выход. До цели ровно два километра.

— Ну, погнали! — говорю я и устремляюсь в неизвестность.

Глава 26 Пальмовый вор

Первым покидаю полумрак Храма Переходов, и по глазам резко бьёт солнечный свет. Для чего, мать вашу окна?! Или они тут в статусе чёрных дыр?

— Да будет свет! — восклицает Романыч.

Контрольная строка задания гласит:

0/3 преобразованных Геймеров уничтожено.

Мы в труднопроходимых джунглях, а в рюкзаке нет спрея от насекомых и противоядия от гадюк. Зато мачете Тима как раз кстати. Пускаю дружище вперёд расчищать путь. Решётки Храма снова на месте, метнуться за ещё одним тесаком не получится. Я иду вторым в веренице «Белых ворон» и подсказываю направление.

Через пять минут футболка Тима мокрая насквозь, дыхание учащённое. Останавливаться нельзя, таймер напоминает о себе ежесекундным мерцанием, а пройдена всего восьмая часть пути. Так дело не пойдёт.

— Активируй бустеры, — подсказываю ему я.

Он выполняет и начинает рубить листву в салат с утроенным рвением. Мы движемся дальше. Адское пекло, вода расходуется со скоростью пулемётной очереди.

Девчонки открывают в себе новые инкарнации внебрачных дочерей похотливого сапожника и матерятся на чём свет стоит.

— Полегче, дамы, — подкалывает их замыкающий шествие Романыч, — у меня уши превращаются в баклажаны с фаршем от ваших речей.

Чувствую, как что-то маленькое и твёрдое ударяется в голову и отскакивает в растительность.

— Бля! — аккомпанирую я «Спайс гёрлс» и потираю лоб.

— В чём дело? — спрашивает идущая за спиной Леся.

Тим останавливается и поворачивается. В этот момент в меня прилетает ещё три то ли камушка, то ли мелких плода. Остальные замечают обстрел, Романыч машинально вскидывает автомат. Почему-то атакуют только меня.

— Это макаки! — Настя тычет пальцем. — На пальмах.

— Не вижу, — щурится Романыч, водя дулом АК.

— Собираешься стрелять по ним? — спрашивает, будто удивляясь, Кутнюк.

— А ты записалась в «Гринпис»? — парирует Романыч. — Не волнуйся, это цифровые макаки.

Я присматриваюсь и вижу мелких зверушек среди ветвей. Они действительно ведут прицельный огонь по мне. От очередного снаряда мне удаётся отбиться, и я замечаю, что в меня кидают… мелкие черепа! Размером с куриное яйцо.

— Что за хрень? — не выдерживает Тим и тоже вскидывает оружие. Правда, его дробовик не подходит для поражения дальних целей.

Романыч открывает огонь и сражает нескольких мелких засранцев. Их сородичи с диким криком уносятся прочь.

— Так-то! — бросает им вдогонку наш Топ Ган.

Но победоносное настроение длилось недолго. Уже через три секунды из зарослей выскакивает двухметровое волосатое существо и таранит меня головой в солнечное сплетение. Проносит по инерции метров на двадцать. Я не успеваю среагировать и задействовать бустеры. Страшной силы удар вышибает дух, я падаю на землю и пытаюсь вдохнуть — лёгкие не работают. В глазах искры, но даже сквозь них мне удаётся разглядеть агрессора. Натуральный Кинг-Конг с гротескно перекаченными мышцами и клыкастой мордой гориллы-мутанта. Босс локации? Преобразованный Геймер?

Горилла замахивается кулаком размером с три кувалды, я инстинктивно выставляю руки. Шок и кислородное голодание начинают сказываться на соображалке. Мои предплечья для существа, что пара веток. Ни одного мода я не успеваю задействовать. Раздаётся автоматная очередь, а за ней грохот дробовика. Кинг-Конг падает на колени, но тут же подскакивает. Смотрю на его разорванную в клочья спину. Мутант исторгает вопль, заглушающий звуки выстрелов. Интенсивность стрельбы возрастает — к парням подключается кто-то из девчонок. Горилла бросается в сторону и исчезает в текстурах джунглей.

Наконец, мне удаётся вдохнуть. Но встать я не в состоянии. Ко мне подбегают Леся с Мышкой, за ними с оружием наготове приближаются Тим, Романыч и Настя. Кутнюк сама готова упасть в обморок и, кажется, выронила свой АК.

— Ты в порядке, Вэл? — Леся приподнимает мне голову, в её взгляде я читаю неподдельное беспокойство.

— Почти, — хриплю в ответ.

— Куда он делся? — слышу голос Романыча.

— Осторожнее, бро! — предупреждает его Тим.

Леся с Мышкой помогают мне сесть. В глазах проясняется, я глубоко дышу.

— Нашёл! — кричит Романыч. — Трупак! Недалеко уполз.

— Всем быть начеку! — говорит Тим.

Здравая мысль. Нет гарантий, что мутант рыскал здесь один. Тим, Романыч и Настя остаются в боевой готовности. У меня уходит минут пять, чтобы восстановиться после обезьяньего боулинга.

— Почему горилла напала на Вэла? — спрашивает Кутнюк. — И макаки кидались только в него.

Вопрос повисает в воздухе.

— Может, из-за «Поиска локаций»? — предполагает Мышка.

— Очень похоже на правду, — соглашается Романыч. — Система пыталась выпилить проводника, чтобы остальные заблудились. Странно, что от моба нет никакого лута. Видимо, тут нестандартная Система.

Вряд ли кто-то из «Спайс гёрлз» понял, о чём речь. На всякий случай проверяю статус задания, но не жду чудес.

0/3 преобразованных Геймеров уничтожено.

Конечно, это был не Преобразованный, а всего лишь палка в колесо на пути к цели.

— Надо идти, время утекает, — говорю я и кое-как встаю с посторонней помощью.

Удивительно, но после нескольких шагов ощущаю себя на порядок лучше. Занимаем прежние позиции в веренице, но отныне не перестаём крутить шеями. Лишь Тим отрабатывает метрономом с мачете, расчищая дорогу.

Через десять минут густота зарослей снижается, ещё через пять мы выходим на свободное пространство. Зелёная стрелка исчезает до истечения времени. Мы на месте. Перед взором предстаёт россыпь шалашей, собранных из веток и сухой травы. У нас про такое говорят проще: из говна и палок.

— Поселение, — замечает Леся у меня за спиной.

Все невольно напрягаются и поднимают оружие, хотя ни единой живой души не видно.

— И где же поселенцы? — вопрошает Кутнюк.

Обхожу Тима и осторожно заглядываю в первый по пути шалаш. От неожиданности едва не отпрыгиваю. По центру в позе лотоса сидит голый человек с длинными косматыми волосами и дряблой смуглой кожей. Его глаза закрыты, но спина прямее, чем у вышколенного первоклашки первого сентября. Вокруг валяются какие-то тряпки и остатки растительности. На моё появление человек никак не реагирует.

— Есть кто дома? — громко спрашиваю и провожу рукой перед его лицом.

Смысла никакого, глаза же закрыты. На голос тоже не реагирует. Возвращаюсь к команде. Романыч уже инспектирует остальные шалаши. Через несколько минут становится ясно — везде картина одинаковая — мужчины, женщины и даже дети сидят в позе лотоса и медитируют. Всего в поселении не меньше сотни однотипных шалашей.

— И что дальше? — спрашивает Катя. — Где нам искать Геймера?

— Возможно, он среди этих дикарей, — предполагаю я.

— Да, но как понять — какой именно?

Романыч быстро находит решение:

— Проще перестрелять всех. Пока они в своей нирване.

«Спайс гёрлз» в полном составе смотрят на него, как на мальчика, поджигающего хвосты кошкам. Не одобряют.

— А что? — защищается Романыч. — Они же всё равно ненастоящие. Непись.

— Откуда тебе известно, что они ненастоящие? — спрашивает Катя. — Синие Нимбы ведь настоящие, хоть и живут в Междумирье.

Романыч лишь пожимает плечами. Он своё слово сказал. Но вряд ли всё так просто, как он говорит. Возможно, именно беспорядочной стрельбы от нас и ждут.

— Пока не будем спешить, — разруливает Настя. — Осмотримся внимательнее.

— Главное — не дождаться появления очередного Кинг-Конга, — замечаю я.

— Надо поискать воды, — жалуется Кутнюк. — Во рту пересохло от жары.

Мы огибаем поселение по периметру и находим ручей. Вода на вид чистая, а лаборатории под боком нет, поэтому напиваемся вволю и набираем бутылки. Тим снимает футболку, полощет и мокрую натягивает на могучий торс. Идея нравится всем. Меня радует отсутствие показных стеснений у девушек, хоть двоим из четверых и нечего показывать.

— Рано или поздно придётся что-то решать, — снова поднимает вопрос Романыч.

Мы сидим под пальмой и ломаем головы, что делать дальше. У нас есть скилл «Языковой» и мод, действие которого ещё никто не испытывал — «Реконструкция», по три активации на команду. Леся предлагает использовать скилл. Романыч возражает, дескать, нечего тратить активацию. Поселенцы не реагируют на звуки — что толку обращаться к ним на родном языке?

Я начинаю чувствовать сонливость. Та накатывает лавиной. Вижу, что проблемы с концентрацией у всех.

— Вода! — успеваю сказать я, да и только.

Нас выключает почти синхронно. Будто кто-то выдёргивает шнур питания из розетки.


Так же резко прихожу в сознание. Прислонён спиной к пальме и накрепко связан плотными стеблями лиан. По обе стороны от себя вижу остальных «Белых ворон». Мы все связаны, пленены. Остальные пока в отключке. Никакого оружия, даже ножа за поясом.

Из ближайшего шалаша выходит страшная женщина с лицом мопса и грудями «уши спаниеля» до пупка. Подходит ко мне, улыбается кошмарной улыбкой и что-то лепечет на дикарском.

— Не понимаю, — бормочу я и тут же вспоминаю про мод. К чертям экономию.

Скилл «Языковой» активирован.

59:59.

— Повторите, — говорю я по-русски, но с моих губ срывается писк четвертованной ящерицы.

— Добро пожаловать в деревню Пальмовый вор, — отвечает страшная женщина на свой лад, и я её понимаю. — Перед обрядом посвящения вам придётся вдоволь испить солнечного света.

— Что вы от нас хотите?

— Посвящение, — повторяет «мопс-спаниель» и уходит.

Я напрягаюсь в попытке пошевелиться. Тщетно.

Бустер-мод «Физическая сила» активирован.

Повторяю попытку, но результат тот же. Стебли лианы прочнее канатов. Холостой выстрел и минус бустер.

— О чём вы говорили? — спрашивает очнувшаяся Леся по правую руку от меня.

— Они хотят провести с нами какой-то обряд.

— Какой?

Я качаю головой.

— Вряд ли посвящение в первокурсники, как было в сентябре.

Леся начинает паниковать и смотрит на меня глазами, полными мольбы и отчаяния.

— Сделай что-нибудь, Вэл! Ты должен нас спасти!

Остальные ещё крепко спят, испив больше воды или острее реагируя на снотворное, а моя новоиспечённая девушка (или снова просто подруга?) имеет наименьший опыт использования Гримуара из всех «ворон».

— Вэл! — требовательно повторяет Леся.

— Да-да, я работаю над этим.

Пальмовый вор оживает, медитирующие покидают шалаши и разбредаются кто куда. Двигаются они крайне странно. Почти как… зомби, мать твою! Либо не до конца вышли из транса, либо по их координации давно пора спеть панихидную.

Итак, что у меня есть? Разворачиваю перед глазами окошко с набором модов и вижу новую строку в самом низу.

Здоровье персонажа: 32 %.

Как в квесте Борова с начальником. Вопрос — куда делись остальные 68 %? Попили водички. Ещё и Кинг-Конг постарался.

Пробегаюсь по списку. Не знаю, поможет ли мне «Реконструкция», учитывая мою близость с пальмой и лианами. Не вышло бы, как с «ФС». Пердёж в лужу. Есть лишь один гарантированно спасающий мод — «Отладка». Но всего одна активация на целую команду и три локации. Плевать! Будто есть выбор.

Мод «Отладка» активирован.

59:59.

Использовано удачи: 0 единиц из 10.

Подсказка: активируйте мод «Реконструкция» для преобразования одной из верхних конечностей в любой предмет из «Хранилища памяти» с острым лезвием и перережьте лианы.

«А что, так можно было?». Использовать топовый мод для того, чтобы тот подсказал использовать другой — всё гениальное издевательски просто. Меня даже не смутила фраза «преобразование конечности». Это же Цифровая Бездна.

Мод «Реконструкция» (лимитированный) активирован.

Вы можете создать предмет из «Хранилища памяти» и интегрировать его в своё тело, либо использовать отдельно. Скопируйте воспоминания о предмете и смоделируйте новый образ в специальном окошке мода.

59:58.

Использовано 0 единиц энергии из 100.

Ага, принцип работы понятен. Активирую «Хранилище памяти», нахожу и копирую эпизод, когда смотрю на мачете Тима и перетаскиваю копию в окошко «Реконструкции». В схематичном изображении своего тела меняю правое предплечье на оружие Биг-Ти из сундука. Выскакивает уведомление, что для выбранной реконструкции потребуется сорок пять единиц энергии. Подтверждаю.

Одновременно перестаю ощущать собственную плоть. Сворачиваю все окна и в ужасе смотрю на новую руку — мачете тянется из локтевого сустава, как искусно установленный протез. Мне вспоминается главный герой из фильма «Эш против зловещих мертвецов». Только там была бензопила.

«Отладка».

58:20.

Использовано удачи: 4 единицы из 10.

«Реконструкция».

58:45.

Использовано 45 единиц энергии из 100.

Был бы сообразительнее и ходил бы чаще на лекции — сохранил бы 4 единицы удачи. Проглотившая язык Леся таращится на меня, как на прокажённого. Её привязанный к реалу разум отказывается воспринимать игровую метаморфозу.

— Что? — спрашиваю я. — Ты же сама просила спасти всех.

Я начинаю елозить правым плечом вверх-вниз и вижу, как острое лезвие по миллиметру прорезает путь к освобождению. Вся операция занимает пять минут, чему способствует работающий бустер «ФС». Всё-таки пригодился. Меня никто не тревожит, что стоит ещё одной единицы удачи.

«Отладка».

48:07.

Использовано удачи: 5 единицы из 10.

Подсказка: спрячьтесь за пальмами и обойдите деревню слева.

— А я?? — прорезался голосок у Леси. — Куда ты пошёл??

— Тсс! — шиплю я. — Скоро вернусь.

Скрываюсь за пальмами и обхожу поселение слева. Вот и чёртов ручей, источник наших бед. Несмотря на «ФС» в ногах и всём теле по-прежнему какая-то ватность. Добавляю к букету модов «Выносливость» и двигаюсь дальше.

Подсказка: сбейте с ближайшей пальмы кокос и испейте из него.

Поднимаю голову — высоко. И с детства не лазал по деревьям.

Бустер-мод «Ловкость» активирован.

Приходится немного взобраться по стволу. Контроль тела удивителен. В прыжке Исинбаевой сбиваю кокос. Легко раскалываю его с помощью мачете и лакаю сладковатую водицу, точно ягнёнок из миски. Вкус специфический. Меняются сразу два значения.

«Реконструкция».

Использовано 64 единицы энергии из 100.

Здоровье персонажа: 71 %.

Проделываю трюк с ещё одним кокосом и загоняю показатель здоровья под 97 %. Теперь и бустеры ощущаются во всей полноте.

«Отладка».

41:19.

Использовано удачи: 7 единиц из 10.

Подсказка: следуйте к шалашу вождя.

Далее — привычное движение по навигатору. Благополучно избегаю поселенцев, сжигая восьмую единицу удачи. У входа в нужный шалаш двое стражников с копьями.

Подсказка: уничтожьте охрану, используя эффект неожиданности.

Спасибо, Кэп. Выскакиваю из укрытия и раскраиваю лоб первому стражнику. Второй реагирует мгновенно и пытается проколоть меня длинным копьём. Стать мне цыплёнком на шампуре, если бы не вовремя подвернувшаяся нога стражника. Копьё проходит в миллиметре от левого бока и втыкается в землю. Растерянный поселенец с седыми косами на секунду замирает. Наши лица ближе друг к другу, чем у религиозных евреев во время первой брачной ночи. Я вгоняю мачете противнику в брюшину, будто в топлёное масло. По моим бёдрам течёт тёплая кровь.

«Отладка».

37:45.

Использовано удачи: 9 единиц из 10.

Подсказка: уничтожьте кокосового краба.

В мою сторону ковыляют зомби-поселенцы. Среди них есть и проворные, тоже с копьями. У меня мало времени. Я вбегаю в шалаш и вижу сидящего в позе лотоса вождя с огромным крабом на руках. Или кто из них вождь? Моя цель — краб, поэтому я замахиваюсь, чтобы расколоть ракообразного пополам. Поселенец мгновенно выходит из транса и кричит «Нет!». Он успевает переместить тело, из-за чего удар приходится по его руке. Та с удивительной лёгкостью отделяется от тела, будто я отрезал стебель растения. Могучий бустер во всей красе.

За спиной я уже слышу торопливые шаги. Третьей попытке не бывать. Левой рукой хватаю поселенца за косу и с силой тяну на себя. Он не удерживает ношу в единственной оставшейся руке. Я кидаюсь вперёд и опускаю лезвие на пытающегося уползти ракообразного. Есть контакт. Краб разрезан почти симметрично. Клешни рефлекторно подёргиваются.

Я резко оборачиваюсь, готовый обороняться, но первый из нападавших застыл в метре от входа в шалаш. Копьё направлено остриём вперёд. Ещё через мгновение поселенец падает, точно подкошенный. Тот, что без руки, тоже угомонился. Я осторожно выхожу из шалаша и наблюдаю деревню, устланную телами.

— Однако, — бормочу себе под нос и шагаю между тел.

Использовано удачи: 10 единиц из 10.

Мод «Отладка» деактивирован.

Контрольная строка мерцает:

1/3 преобразованных Геймеров уничтожен.

Энергия Реконструкции уже подобралась вплотную к 90 единицам. Надо успеть освободить команду. Все пленники пришли в себя, но Кутнюк, Катя и Романыч в полной прострации. Самые тщедушные.

— Что у тебя с рукой, бро? — изумляется Тим.

— Апгрейд, — отвечаю я и освобождаю одного за другим.

Тим поддерживает девушек, а Леся с Настей помогают удержаться на ногах Романычу. Я впопыхах добываю несколько кокосов и проделываю в них дыры. На пятом загораются строки:

Использовано 100 единиц энергии из 100.

Мод «Реконструкция» деактивирован.

Рука принимает естественный вид. Два кокоса мне приходится разбивать острыми камнями.

— Пейте, — велю я.

Никто не задаёт лишних вопросов, и все послушно испивают по одному кокосу. Через полминуты команда в относительном порядке.

— Написано, что один Геймер уничтожен! — радуется Катя и обнимает меня. — Вэл, ты просто красавчик!

Замечаю ядовитый взгляд Леси.

— Сука, что с нами случилось? — ворчит Романыч, с любопытством рассматривая перерезанные лианы.

Недоволен, что первая вечерника прошла без него. Я не успеваю ответить, потому что за спиной звучит надтреснутый голос:

— Вы избежали поглощения разумов.

Оборачиваюсь и вижу «мопса-спаниеля». Хватаю камень и замахиваюсь, но женщина поднимает руки и тараторит:

— Мы больше не представляем для вас угрозы! Вы освободили нас от Пальмового вора.

— Что она бормочет? — спрашивает Романыч.

У них же не активирован языковой скилл, вспоминаю я. Жестом показываю, что всё в порядке и призываю Романыча помолчать. Спрашиваю у страшной женщины:

— Пальмовый вор завладел вашими сознаниями?

— Да. Он управлял всем поселением. И вас собирался поглотить.

Преобразованный в кокосового краба Геймер, подчинивший целую локацию NPC. Недурно.

— Спроси, куда они дели наше оружие?

Когда у Романыча отбирают любимые игрушки, он неспособен молчать дольше трёх секунд. Но вопрос важный, поэтому я перевожу его для «мопса-спаниеля».

— К сожалению, все ваши вещи преобразованы в инвентарь поселенцев, — отвечает страшная женщина и виновато опускает голову. — Заклинание необратимо.

Здорово. Великолепно! Я поворачиваюсь к «Белым воронам» и развожу руками. Романыч матерится и обессиленно валится на траву, подложив руки под затылок.

— У нас впереди две локации и даже перочинного ножика нет, — причитает он.

Я спрашиваю у поселенки, не поделятся ли с нами инвентарём в качестве платы за спасение деревни. Её подчинённые приносят нам несколько старых копий и ржавых топоров, недостойных даже забвения в сарае моей дачи. Это всё, что готов выделить прежний вождь. Тот, которому я отсёк кисть. Неудивительно.

— Класс, — язвит Кутнюк, вертя в руках топор.

После ухода «мопса-спаниеля» мне устраивают допрос с пристрастием. Я выкладываю всё начистоту, без прикрас.

— Значит, — резюмирует Романыч, — ты использовал наш козырный туз, чтобы побить врага совершенно другой картой?

— Скажи спасибо, что мы живы, дохляк! — резко осекает его Леся, беря меня за руку.

Ту самую, что превращалась в мачете. Кажется, я вернул утраченные позиции.

— На самом деле, бро, — говорю я, — без «Отладки» ничего бы не получилось. Будь у меня хоть две бензопилы вместо рук. Мне не удалось бы пройти незамеченным и так легко расправиться со стражей.

— А вот был бы у тебя револьвер с двумя барабанами вместо причиндалов, как у чувака в «От заката до рассвета» — другое дело, — замечает Романыч, вызывая у Тима приступ ржания.

— Пожалуй, — усмехаюсь я. — Но кто бы мне подсказал про живительные кокосы?

— Столько подводных камней, — вздыхает Настя. — Отравленная вода, кокосы, краб-телепат. Боюсь представить, что нас ждёт дальше.

Романыч успокаивающе кладёт руку ей на плечо.

— Теперь мы будем в разы осторожнее. А вот, что нормального оружия нет — это беда.

— Ромка оказался прав — надо было гасить всех сразу, — вставляет свои пять копеек Кутнюк.

— И кому бы пришло в голову искать Геймера в виде гигантского краба? — не выдерживаю я. — О таком не пишут в учебниках по философии, Анна.

Она не отвечает, явно задетая. Ни Тим, ни Романыч не вступаются за неё. То-то же.

Нам пора двигаться дальше, пока жажда и усталость не замедлили нас. Хотя мы знаем, чем безопасно утолять жажду и пополнять здоровье.

Что осталось в резерве? По две «Реконструкции», «Языкового» и «Поиска локаций» (минус одна активация на очереди). По сути, ничего хорошего. И три «Вероятные жизни» — ума не приложу, как они помогут справиться с Геймерами. Но потом меня осеняет — Вариации предназначены не для прохождения боссов локаций. Они для выхода из игры.

Я делюсь соображениями с командой. У нас три спасательных жилета на семерых. На тот случай, если лодка пойдёт ко дну.

— Давай не будем топить нас раньше времени, — советует Леся.

— Вэл прав, — наконец, становится на мою сторону Романыч. — Перед новой локацией нам надо выработать стратегию для разных сценариев.

— Но мы даже не знаем, что там будет, — разводит руками Настя.

— Я пытаюсь донести, — спокойно объясняет Романыч, — что в случае проблем нам нельзя паниковать. Мы не должны устраивать бег толпой вокруг трёх стульев, как на тупорылых свадьбах.

— И что ты предлагаешь? — спрашивает Леся.

— Решить, у кого приоритетное право. Тянуть жребий. Прямо сейчас.

Все молчат, не в силах оспорить холодную железную логику. Если дамы ожидают от Романыча джентльменского самопожертвования, то они плохо знают Романыча. Он уже копается в растительности в поиске веточек.

— Итак, три длинных и четыре коротких, — говорит Романыч, закончив приготовления. — Начинайте.

Все стоят истуканами.

— Ладно, давайте я, — говорит Тим и вытаскивает короткую веточку. Крутит её в пальцах и суёт в зубы. — Дерьмецо. Ну ладно.

Второй неожиданно тянет Леся. Резко, нервно. И тут же расслабляется — веточка длинная. Я слышу выдох облегчения.

Следом везёт и Кутнюк. Экс-Монашка готова сплясать шаманский танец с конспектом, но вовремя осекает себя.

Остался единственный шанс для четверых. Катя вытягивает пустой лотерейный билет. Реагирует стоически и не роняет ни звука.

— Кто следующий? — спрашивает Романыч.

Мы с Настей переглядываемся, и я жестом уступаю ей. Дамы вперёд. Она тащит длинную веточку.

— Что ж, — усмехается Романыч, — мы с тобой, Вэл, в пролёте даже без попытки.

— Бывает.

— Главное, чтобы в критический момент у проигравших не отказал орган совести, — вставляет Кутнюк.

Верно, наши игры со жребием не лишают возможности активировать мод Вероятности любому из семерых.

— Довольно болтовни, — говорю я и активирую «Поиск локаций».

Зелёная стрелка указывает направо от Пальмового вора. Или теперь у деревни другое название? Неважно. Я беру копьё и погружаюсь в густую растительность.

Глава 27 Кибершок

Чтобы не отстать от графика зелёной стрелки, каждому из нас приходится включить «Выносливость». Продвигаемся медленно, но укладываемся. До цели семьсот метров. Заросли снова редеют, и через несколько минут мы оказываемся у моста, тянущегося через широченную реку. На противоположной стороне виден город с небоскрёбами футуристического вида.

— O, shit! — блещет знанием английского Романыч. — Из каменного века в будущее!

— Не думаю, что нам это поможет, — говорит Настя и демонстративно швыряет топор в реку.

Я оставляю копьё и ступаю на мост первым. На подходе нас никто не встречает и не обстреливает, что уже неплохо. В конце моста ворота из прозрачного стекла или пластика. При нашем приближении они открываются, как раздвижные автоматические двери в супермаркете. Мы осторожно проходим в город.

— Если настолько легко войти, — говорит неумолкающий Романыч, — значит, настолько же сложно будет выйти.

— Ты просто мастер мотивации, Ром, — поддевает его Настя.

С порога мы будто ныряем в иной климатический пояс. Тропический солнцепёк сменяется хмурым небом, затянутым серыми облаками. Прохладно и ветрено. Вокруг нас переплетение дорог на разных уровнях. По ним снуют компактные яйцевидные аппараты с прозрачными защитными экранами. Мне удаётся рассмотреть внутри человеческие фигуры в оранжевых одеяниях. По дорожке, на которой мы оказались, бродят пешеходы в обтягивающих костюмах, больше похожих на водолазные.

— Добро пожаловать в Кибершок! — раздаётся женский механизированный голос. Речь, как ни странно, я понимаю и без включенного скилла. — Всем вновь прибывшим необходимо обратиться в Департамент Эволюции до наступления темноты. В противном случае вы будете задержаны Эволюционной Полицией и отправлены на принудительную прошивку отрицательного уровня.

Я пытаюсь определить источник голоса, но не преуспеваю. Он просто звучит. Возможно, у нас в головах.

— Все это слышали? — спрашиваю я и получаю утвердительные ответы и кивки.

Ловлю первого прохожего — молодого человека с бледным лицом и зализанными волосами.

— Не подскажете, где у вас здесь Департамент Эволюции? — спрашиваю у него, но он непонимающе мотает головой и показывает на ухо. Поворачиваюсь к команде: — Похоже, придётся активировать «Языковой». Нас не понимают.

Романыч подходит ко мне и говорит:

— Давай не будем спешить. Ты же не побежишь в этот Департамент только потому, что так приказал какой-то голос?

Я отпускаю прохожего и смотрю на друга.

— Ладно. Твои идеи?

— Осмотримся. Соберём информацию.

Я показываю на небо без солнца, по которому невозможно определить, как близко подобралась ночь. Боковым зрением замечаю идущую в нашем направлении фигуру и инстинктивно выставляю копьё.

— Ха-ха, полегче, приятель, — говорит ещё один незнакомец в обтягивающем чёрном костюме и поднимает руки. — Вижу, вы впервые в Кибершоке?

— Вы нас понимаете? — спрашивает подоспевшая Катя. За ней подтянулись и все остальные.

— Конечно, — кивает незнакомец. — У меня скилл. На самом деле, я ими торгую, потому и подошёл к вам. Ради Бога, уберите копьё, молодой человек. Здесь не принято расхаживать с такими штуками. Вас высмеют.

Я опускаю оружие, но избавляться от него не спешу.

— Нам нужен глава вашего города, — берёт с места в карьер Леся. — Мэр или кто здесь главный.

— Мэр? — удивляется незнакомец и указывает куда-то за спину. — Он сидит в Цитадели, но к нему не попасть без специального мода допуска. А зачем он вам понадобился?

— Хотим задать пару вопросов, — отвечаю я. — У вас есть нужный мод допуска?

Местный барыга разочарованно поджимает губы.

— Увы, они выдаются только в Департаменте Эволюции, но сомневаюсь, что вас ими удостоят. Новичков там прошивают только до базового уровня набором БД «Горожанин».

— Что за БД? — уточняет Романыч.

— Блокеры-деструкторы.

— В смысле — дебаффы?

— Э… вроде того. Всё остальное вы должны заслужить, трудясь на благо Кибершока. Но не советовал бы связываться с Департаментом. Мои наборы и моды ничем не хуже и дешевле. И если вы захотите покинуть город — вперёд и с песней. С департаментской прошивкой же вы станете подвижной частью инфраструктуры. Выхода нет.

Мы перевариваем поступившую информацию молча.

— О какой базовой прошивке идёт речь? — спрашиваю я.

— Блокеры «Слабость», «Тупоумие» и «Незнание языков». А так же деструкторы «Похоть» и «Обжорство», — перечисляет барыга.

Сначала мне кажется, что он шутит, и я жду взрыва смеха, но незнакомец сохраняет серьёзное выражение лица.

— Это же курам на смех! — заявляет Катя. — Для чего прививать такую прошивку людям??

Барыга озадачен эмоциональным взрывом Мышки и растерянно смотрит на меня. Мол, утихомирь свою подругу.

— Ну, так принято, — протягивает он. — Пять дней по четырнадцать часов вы живёте с попеременной сменой этих блокеров и деструкторов, а в выходные освобождаетесь от них. Копите опыт и получаете дополнительные скиллы и моды вроде «Языкового» или «Потребителя XXL».

Я непроизвольно сжимаю в руке деревянное копьё. Это вам не краба раскромсать с помощью руки-мачете. Второй Геймер защищён куда лучше.

— Других вариантов нет? — спрашивает Леся.

— Боюсь, нет, — отвечает барыга. — Единственное, что могу вам предложить в качестве альтернативы и небольшой отсрочки — отель «Купол». Туда не наведывается Эволюционная Полиция, но при покидании отеля вам сразу же необходимо явиться в Департамент. Даже днём вас могут задержать. Либо, — Барыга недвусмысленно лыбится, — заказать базовый набор БД у меня.

Время на раздумья и поиск решения нам действительно необходимо. Я спрашиваю, как далеко отсюда находится «Купол». Барыга заверяет, что почти рядом и любезно соглашается проводить нас.

— Что скажешь? — спрашиваю я у Романыча.

Его природный скептицизм — лакмусовая бумажка для любого сложного решения.

— Выбора нет, — подумав, отвечает он. — Пошлите в отель и там всё обмозгуем. Но будем начеку! Никаких ужинов и водопоя. Терпим, пока не добудем больше сведений.

Никто не возражает. Торговец соглашается проводить нас до «Купола» при условии, что мы избавимся от «пыточных орудий приматов», конец цитаты. Выбрасываем копья и ржавые топоры. Настя права — здесь они нам вряд ли помогут.

Женский механический голос повторяется ещё дважды, призывая вновь прибывших не затягивать с посещением Департамента. В третьем сообщении даётся информация о базовом наборе «Горожанин», о коем нам уже поведал барыга.

У меня болит шея от постоянного кручения и поднятия головы. Всю дорогу я разглядываю здания и небоскрёбы из псевдостекла, как называет материал наш проводник. Самого стекла почти не видно из-за широких рекламных полотен с выжигающими сетчатку кислотными надписями. В баннеры тоже вживлён скилл, потому что текст трансформируется из незнакомого в русский, стоит сконцентрировать на нём взгляд. «Лучшая еда, контент и развлечения — в „Гринго Клабе!“».

А ещё мы воочию наблюдаем действие БД-прошивки. Нам встречаются битком набитые кафе, где толпы посетителей стоят в очередях, а потом садятся за широкие столы и раскладывают по пять-шесть подносов с едой. Ума не приложу, как в них всё это вмещается.

— Пища с функцией экспресс-переработки и стопроцентного расщепления, — объясняет барыга. — Её можно есть хоть сутки напролёт.

Далее — хосписы с сотнями заполненных коек. Не способных стоять пациентов кормят с ложечек. Проходим мы и публичные дома с прозрачными стенами. Кастинг у Пьера Вудмана — игра в дочки-сыночки по сравнению с тем, что творится за псевдостёклами этих домов.

— Какой ужас! — причитает Мышка.

— А ты ожидала увидеть там шахматную партию? — подкалывает её Романыч.

Барыга не врёт — доходим до места за десять минут. Отель разительно отличается от остальных зданий и совершенно не вписывается в архитектуру Кибершока. Трёхэтажное строение из желтоватого камня, с широкими окнами и деревянной дверью.

— А что вы принимаете в качестве оплаты? — интересуется Романыч. — Наши души?

— Души? — непонимающе спрашивает барыга и улыбается. — Такой валюты здесь нет. В Кибершоке котируется только Ресурс. Он есть у каждого субъекта. И я беру всего два процента за каждый БД, итого четырнадцать процентов Ресурса. Для сравнения, в Департаменте сдирают тридцать.

Слушая торговца модами и антиподами, я разворачиваю окошко с данными и ищу, не появилось ли дополнительной строчки. Так и есть. Под здоровьем.

Ресурс персонажа: 100 %.

— Этот Ресурс, — спрашиваю я, — восполним?

Барыга в открытую смеётся над невежеством пещерного человека.

— Что? Разумеется, нет. Разве ваши прожитые годы восполнимы? Но вы можете накапливать чужие проценты и расплачиваться ими. Как это делаю я.

Торгаш хвалится, что ему почти тридцать лет. По меркам Кибершока он долгожитель. Основная масса хомяков расходует почти весь свой ресурс до двадцати пяти, а потом влачит жалкое существование в хосписах для престарелых. Там скучная жизнь в неволе, но есть дотации.

Мы заходим внутрь «Купола» и приближаемся к стойке администратора. За ней стоит высокая белокурая красавица в белоснежном хлопковом костюме и с безупречным макияжем. Барыга здоровается и быстро представляет нас, как своих будущих клиентов. Мы новички и нам нужна ночь на приведение мыслей в порядок. Стандартная практика. Какие номера будем заказывать? Есть на одного, двух или трёх человек. Цена соответствует размеру. По одному проценту Ресурса за койко-место. Самые высокие расценки в городе за протекторат. Списание процентов происходит через сканер сетчатки.

— Нам номер для новобрачных, — говорю я будто в шутку, но недвусмысленно притягиваю Лесю к себе.

Она не брыкается и не спорит, лишь одаривает меня улыбкой. Репутация Вэла Ворона восстановлена. Тиму и Романычу номер для задротов, а Насте, Кате и Кутнюк — трёхместную комнату для усечённого состава группы. Почти все довольны.

Я спрашиваю, есть ли возможность оплатить позже. Да, конечно. Не придётся переживать, что через сетчатку в мозг загонят вирус, блокирующий мышление.

Запираться в норах мы не спешим. В холле третьего этажа стоят кожаные диванчики и низкий столик с рекламными буклетами. Мы располагаемся на диванах и устраиваем мозговой штурм. Лакей, требующий называть себя стюардом, предлагает бесплатные напитки для постояльцев, но мы любезно отказываемся, хотя в горле сухо, как в пустыне Намиб. Пальмовый вор ещё свеж в памяти. Если вы пожелаете подкрепиться, продолжает надоедать стюард, в каждом номере есть минибар с широким ассортиментом снеков и напитков. Спасибо, мы поняли.

— Законы Кибершока более-менее ясны, — начинаю я, когда нас оставляют в покое. — Преобразованный Геймер неплохо спрятался в Цитадели под личиной мэра и третирует ботов экзотическими прошивками. Подвергаться им — не вариант. Надо найти способ, как добраться до ушлёпка раньше, чем Эволюционная Полиция доберётся до нас. Слушаю предложения.

На всякий случай я перечисляю скудный перечень наших собственных модов, личных и командных.

— С помощью «Реконструкции» создать ядерную боеголовку и разнести к чёрту эту Цитадель! — блещет сообразительностью Настя.

Ага, блондинистая сущность всё-таки иногда прорывается наружу. Я качаю головой и повторяю для тех, кто невнимательно слушал в джунглях:

— Во-первых, «Реконструкция» у нас лимитированная и создаёт предметы только из «Хранилища памяти». Во-вторых, на вшивый мачете ушло почти пятьдесят единиц энергии одной активации и хватило ненадолго. Боюсь, она даже калаш с трудом потянет на пару минут, не говоря уже о боеголовке.

Настя раздражённо фыркает и откидывается на спинку дивана со скрещенными на груди руками. Сидящий рядом Романыч что-то шепчет ей.

— Как бы пригодилась «Отладка», — ноет Кутнюк.

— Мы это уже проходили, Анна, — как можно спокойнее говорю я. — Перечитайте прошлую лекцию в своём Хранилище.

— Ладно, Вэл, не язви, — всё-таки вступается за экс-Монашку Тим. — Мы все растерянны.

Споры продолжаются до самых сумерек, но так ни к чему и не приводят. Очевидного решения на поверхности не существует. Везде риски и неизвестность. Единственный дельный совет даёт Леся — поинтересоваться, какие ещё моды, помимо порочных и отупляющих, есть у барыги. Тот обещал проведать нас утром.

Тела требуют отдыха, а желудки пищи. Нам всё же приходится рискнуть и поужинать в столовой отеля вместе с ещё парой десятков постояльцев. Если в еде снотворное… Что ж, сами виноваты, что не нашли выхода раньше. Но спустя час после ужина нас не выключает из сети, значит, всё в порядке. Я высказываю предположение, что в Кибершоке Геймер не контролирует мысли и действия поголовно всех NPC. Можно не опасаться подвоха на каждом шагу.

Разбредаемся по номерам для заслуженного отдыха. Леся принимает душ, смывая с себя липкость Пальмового вора. Я обмываюсь следом за ней и выхожу в номер в одних трусах. Подруга лежит под тонкой простынёй, покачивая гладкой ножкой.

— А в Бездне ведь всё ощущается не хуже, чем в реале, — многозначительно говорит она.

— Угу, — киваю я и ложусь вплотную к ней.

Руки уже пробрались под простыню и касаются нежного тела. На Лесе ничего нет.

— Хм, — задумчиво хмыкает она и смотрит на меня хитрым взглядом. — Только мне интересно, насколько тыхорош без помощи бустеров, Вэл Ворон.

— Понял, никаких бустеров, — с готовностью подтверждаю я и откидываю простыню.

Целую налитую спелую грудь, запускаю пальцы между бёдер. Обращаю внимание на маленькую татуировку в зоне бикини. Красный кленовый лист.

— Не знал, что у тебя есть тату, — говорю Лесе, поглаживая рисунок.

Он совсем маленький, неудивительно, что я не заметил его в нашу первую бурную ночь из-за царившего в комнате полумрака.

— Одна из ошибок молодости, — отвечает Леся, игриво переворачиваясь на живот. — В школе влюбилась в студента, и он предложил сделать парную татуировку. Вроде как символ вечной любви.

— Могло быть хуже. Например, портрет студента на полспины.

— Эй! — она смеётся и толкает меня в плечо.

— Или одинаковые кольца в носу, — добавляю я и набрасываюсь на Лесю.


Через полтора часа она в полной отключке смотрит седьмой сон, а я лежу и пялюсь в потолок, не в силах сомкнуть глаз. Тело измотано, как у работяги с каменоломни, но мозг отказывается уходить в гибернацию. Я думаю о нашем возможном будущем с Лесей, если нам удастся пережить все тяготы служения Гримуару. Вспоминаю Вариацию 001. Совершенно другая жизнь с другими нами. Мой набег туда сродни нашествию Мамая. Только вот кто кого ассимилировал бы в итоге — я взрослого Вэла, украв его память, или он меня с помощью этой самой памяти?

Размышления прерывает неуверенный стук в дверь. Я напрягаюсь и задерживаю дыхание. Стук повторяется. Смотрю на часы на прикроватной тумбочке — 2:05 по местному. Осторожно выскальзываю из-под простыни и бесшумно прокрадываюсь к двери. Стук повторяется в третий раз, и я слышу едва различимый шёпот «Вэл, это я!». Узнаю голос Мышки. Открываю дверь. Катя жестом призывает меня выйти.

— Ты взяла за правило мешать нам с Лесей? — ворчу я, выхожу и аккуратно прикрываю за собой дверь.

— А вы разве не справились? — невозмутимо спрашивает Катя. — Странно, в вашем номере уже час как тихо.

Шумоизоляция на высшем уровне, понятно. Подкол засчитан, я смотрю на Мышку, требуя разъяснений. Она подводит меня к окну в холле и говорит:

— Смотри.

Я пытаюсь разобрать, что там привлекло её внимание, и через пять секунд покрываюсь мурашками. Возле «Купола» стоят четыре фигуры в длинных плащах. Их головы слегка задраны — внимательно наблюдают за вторым или третьим этажом. Непроизвольно отскакиваю назад и спиной натыкаюсь на Катю.

— Спокойно, — шепчет она, уперев ладони мне в поясницу. — Кажется, они не смотрят на это окно.

— Давно они здесь? И как ты их заметила?

— Я вышла из номера минут десять назад, — поясняет Мышка. — Мне не спалось. Посидела в холле и выглянула на улицу. Они уже там стояли. Вэл, мне кажется, что это…

— Мутные типы? — догадываюсь я. — Те, с дачи?

Неуверенный кивок. Ну вот, а я ей не верил в глубине души. Всё сходится — длинные плащи, никаких шляп и лошадей. Но что они тут делают? Или правильнее спросить — что они делали там, на поверхности?

— Давай понаблюдаем за ними, — предлагаю я.

Иного нам не остаётся. За двадцать минут ничего не происходит. Мутные типы стоят неподвижно, точно выставленные из торгового зала манекены. Но потом они приходят в движение, как по команде невидимого кукловода. Синхронно разворачиваются и уходят.

— Вэл, мне страшно, — признаётся Катя. — Что они делали?

— Извини, забыл спуститься и спросить.

— Не смешно.

Мы садимся на диван и думаем, что делать дальше. Если сон и прежде не шёл, то сейчас не стоит и мечтать о способности заснуть.

— Будем держать ухо востро, — заключаю я. — Остальные пусть отдыхают, их свежесть не будет лишней с утра.

До рассвета мы с Катей исполняем обязанности часовых. То и дело подходим к окнам, проверяем лифты и лестницы. Но мутные типы не возвращаются, штурмовая группа не врывается в отель. Как назло, сонливость наваливается с первыми лучами солнца. Я перебарываю её и возвращаюсь в номер. Леся продолжает посапывать.

— Детка, пора вставать, — мягко бужу её поцелуем в шею.

Она просыпается, одаривает меня сонной улыбкой и что-то лепечет в ответ. По интонации это вопрос, но я не разбираю ни слова.

— Что ты говоришь? — спрашиваю.

Леся хмурится и приподнимается на локтях. Снова выдаёт тарабарщину из звуков, даже отдалённо непохожих на слова. Я беру её лицо в ладони. Медленно, как первоклашка на уроке чтения, произношу по слогам «Ты меня понимаешь?». Леся напугана не меньше меня. Её голубые глаза широко распахнуты и полны испуга. Она подскакивает, спешно облачается в летние белые шортики и голубую майку на голове тело и выскакивает в коридор. Я выбегаю следом.

Там уже стоит оцепеневшая Мышка. Леся пытается изъясниться с ней на своём несуществующем наречии, но Катя лишь мотает головой. До меня постепенно доходит, что произошло с моей девушкой, но я всё равно спрашиваю:

— Что случилось?

— Там настоящий ужас, Вэл, — выдыхает Катя. Её рука трясётся, когда она показывает направление. — Там…

Я не дожидаюсь пояснений и сам бегу осмотреть соседние номера. В трёхместном Кутнюк сидит в гордом одиночестве на кровати и точит сладости из комнатного минибара. Вокруг неё образовалась гора фантиков и упаковок. Рот и пальцы выпачканы в крем и шоколад. Экс-Монашка мычит от удовольствия и не обращает на меня внимания.

Перехожу в номер задротов и прирастаю к полу. При иных обстоятельствах сценка вызвала бы у меня дикий хохот, но сейчас мне не до смеха. На кровати пластом лежит Тим и смотрит, как Настя насилует Романыча прямо на ковре. Да, именно в такой интерпретации. Шорты и трусы Романыча спущены к лодыжкам, а Настины джинсовые валяются рядом. Она оседлала бывшего одноклассника, как бычка на родео и неистово прыгает на его вздыбленном члене. Стонет не хуже порноактрисы. На лице Романыча застыло идиотское выражение, будто он не понимает, что происходит, но ему очень нравится.

— Это дичь, бро, — слышу я голос Тима.

Подхожу к дружище и спрашиваю:

— С тобой что?

— Не могу стоять дольше трёх секунд. Ощущаю себя столетним пердуном без инвалидного кресла.

Кусочки складываются воедино. Пять из семи «белых ворон» подверглись внедрению местных БД.

— Пробовал активировать бустеры?

— Да, оба. Выскакивает ошибка взаимоисключающих модов. Повторите попытку позднее.

Как заглючившее ПО. Ясно.

— Ой, Вэл! — говорит заметившая меня Настя. — Ты ещё симпатичнее, чем этот доходяга, иди-ка сюда!

Она покидает Романыча и кидается на меня в стиле дикой кошки. Зря мы прокачали ей и без того отменную ловкость, всё пошло не в то русло. Я даже не успеваю моргнуть. Сильные ноги сцепляются на талии замком, руки обвивают шею. Мягкий влажный язык лижет губы.

— Надеюсь, ты боеспособен, в отличие от здоровяка Биг-Ти, — хихикает в ухо Настя. — Такой большой, а толку ноль.

Вижу, как Тим молча смотрит на нас. Романыч сидит с торчащим стручковым членом и улыбкой Дауна, а у двери стоит Леся, в прямом и переносном смысле потерявшая дар речи. Но разум она не утратила. Пытаюсь сопротивляться, но понимаю, что не имею ни малейшего шанса — Настя активировала бустер «ФС», если и не целый коктейль. Мне не справиться с ней без ответной активации. Но это единственные доступные полчаса в сутки, а на часах раннее утро. Задачка.

Я уложен на ковёр. Одной рукой Настя вжимает меня в пол, другой стягивает шорты. Замечаю замаячившую за спиной Леси Мышку.

— Катя! — кричу я. — Приведи сюда какого-нибудь красавчика!

— Что? — не понимает та.

— Найди в отеле симпатичного мужика, а ещё лучше брутального рокера и тащи сюда под любым предлогом!

Благо, ещё раз повторять не приходится. Мышка убегает, а Леся продолжает смотреть на мои тщетные попытки сопротивления. Интересно, до неё дошло, почему я не могу справиться с девчонкой, пусть и немаленькой?

Настя — красотка с аппетитным телом, ловко орудует рукой внизу, страстно целует в губы. Мой Джонни реагирует без спроса у старшего брата в черепной коробке. Через полминуты я уже сам превращаюсь в бычка с родео. Леся выходит из номера. Правильно, лучше ей не смотреть.

Меня будто загнали под контрастный душ из эмоций и ощущений. Вспоминается Папкин бизнесмен в квартире Елены Николаевны, где я тоже оказался пассажиром в неподвластном теле. Уже через три минуты Катя приводит на порог какого-то длинноволосого парня с густой рыжей бородой. Парень видит сцену и начинает ржать.

— Насть, смотри, какой мэн, — стараюсь я переключить внимание похотливой кошки и с трудом поворачиваю её голову в нужную сторону.

На секунду Настя останавливается, оценивающе изучает незнакомца и с отвращением фыркает:

— Он похож на обезьяну.

Экзекуция продолжается с утроенной силой. Волосач что-то бормочет и, продолжая ржать, уходит. Я понимаю, что есть лишь один способ быстро завершить представление. Кончаю прямо в Настю и жду, пока Халк превратится в Брюса Беннера.

— Отлично, Вэл, но мало, — говорит Настя и оставляет меня в покое. — Ладно, Ром, давай продолжим.

Я натягиваю шорты и ползком пробираюсь к выходу. Тиму даю знак сохранять спокойствие и ждать помощи. Будто у него есть варианты. Выхожу из номера и закрываю дверь.

— Зови администраторшу! — приказываю Кате. — Надо запереть эту комнату.

Мышка исчезает и оперативно приводит работницу отеля.

— Что у вас тут происходит? — недоумевает высокая блондинка.

— Вас надо спросить, — рявкаю я. — У моих друзей к утру произошла активация разных БД, которые практикуются в Кибершоке.

— Но это невозможно, — возражает администраторша. — В «Куполе»…

— Послушайте! — прерываю её я. — Мне плевать, что у вас в «Куполе», немедленно закройте эту чёртову дверь! А потом поговорим.

Стройная блондинка выполняет требование. Я отвожу её в соседний номер, но там пусто. Лишь россыпь пустых упаковок и бутылочек. Ага, Кутнюк выела весь минибар и перебралась в наш с Лесей номер. Так и есть.

— Полюбуйтесь, — говорю я. — «Обжорство» в действии, верно?

Администраторша хмурится. Мы выходим в холл. На диванчике сидит Леся и смотрит в одну точку перед собой.

— А у моей девушки активирован блокер «Незнание языков» или как он там называется, — добавляю я.

Блондинка обращается к Лесе, но та лишь качает головой, готовая разрыдаться в любую секунду.

— «Купол» ни в чём не виноват, такое здесь впервые, — заявляет администраторша. — Я позвоню Таргету. Пусть приезжает и разбирается со своими клиентами. Нам ещё не хватало подорвать из-за вас репутацию.

Она уходит, виляя бёдрами. Я опускаюсь на диван рядом с Лесей. Катя садится напротив.

— Что будем делать? — спрашивает Мышка.

— Дождёмся дельца Таргета и заставим его ответить на ряд вопросов.

— Мне кажется, это проделки мутных типов. Они каким-то образом воздействовали на остальных, пока те спали, а мы бодрствовали.

— Определённо. Как «Похитители тел», — соглашаюсь я и мягко кладу руку Лесе на плечо.

Благо, не устраивает сцен. У немоты девушки есть свои плюсы.

Ждём барыгу.

Глава 28 Мод «Аннигиляция»

Сотрудники отеля даже вчетвером не без труда делают инъекцию снотворного похотливой Насте и укладывают рядом с Тимом. За дополнительные два процента выполняют просьбу усыпить и Кутнюк, пока та не наела снеков на трёхзначный счёт. Романыч не представляет угрозы, у семейной пары со второго этажа я покупаю для него макет звездолёта и оставляю играть на полу. Леся находится с нами в холле и потягивает кофе.

Таргет появляется менее чем через полчаса. Взъерошенный и озадаченный. Я допиваю вторую чашку кофе и с первых секунд обрушиваю на него праведный гнев. Он обещал нам безопасное пристанище, какого лешего пятеро из нас подверглись активации базового набора? Очень странно, пожимает плечами Таргет и чешет макушку. Мне не легче от его шока. Я описываю мутных типов и узнаю нечто важное.

— Всё верно, это Эволюционная Полиция, — подтверждает барыга. — Они всегда ходят по четверо. Но постояльцев «Купола» они никогда не трогают, пока те находятся внутри. Таковы законы.

— Но нас тронули, — замечаю я.

— Да. И это странно.

Таргет подтверждает догадку, что загрузка модов и БД возможна дистанционно в спящий мозг. Нас двоих спасла бессонница и Катино прокаченное восприятие. Но не спать вечно мы не сможем. В Бездне воссозданы все физиологические потребности. Я спрашиваю, как нам очистить друзей от грязных штучек Кибершока.

— Уже никак, — отвечает Таргет. — Впереди у них пятидневный цикл, затем два выходных. Только у мэра есть доступ к прошивкам.

— Мне нужен доступ к мэру.

— Зачем?

— Прищучить гада.

— Каким образом?

— С помощью бустера «Физическая сила». Или в Кибершоке знают только про «Физическую слабость»?

Барыга невесело улыбается.

— Даже если я раздобуду допуск за шестьдесят процентов Ресурса, — говорит он, — вам лишь откроется вход в Цитадель. Дальше предстоит преодолеть охрану второго уровня, которая обыщет вас и заблокирует все имеющиеся моды. В кабинете мэра вы окажетесь с голыми руками против троих громил.

Я луплю по кожаному подлокотнику в яростном бессилии. Сидящая рядом Леся гладит меня по бедру. Слов она не понимает, но догадаться о незавидности наших дел нетрудно.

— Неужели ничего нельзя сделать? — в мольбе пищит Мышка. — У нас на семерых почти семьсот процентов Ресурса!

Таргет снова начинает крутить головой, но затем задумывается и пристально смотрит на меня.

— Вы упомянули про «Физическую силу». Какие ещё уникальные моды у вас есть?

Ага, попался, сучий торгаш!

— Для начала, что вы можете нам предложить? — требую я.

Барыга мнётся, но в итоге абстрактно намекает:

— Есть один нелегальный мод. Называется «Аннигиляция». Он кратковременен, крайне опасен, достать его стоит неимоверных усилий, но только он способен помочь в вашей авантюре. И то, если повезёт.

Хоть что-то. Я честно перечисляю весь наш скудный Арсенал, не рассчитывая заинтересовать Таргета, но глаза торгаша загораются при упоминании «Вероятных жизней».

— У вас есть моды Вариаций?? — Таргет едва усиживает на диване. — Это же… окна в другие миры! Их не достать даже на чёрном рынке. Многие до сих пор считают Вариации мифом.

— Тем не менее, вам известно о них, — говорю я.

— Да. Ежегодно мэр разыгрывает три таких мода через лотерею. Некоторые счастливчики возвращаются после часового использования, считая, что вероятное будущее уступает их настоящему. Но большинство бросают тела здесь.

Я обдумываю слова барыги. Пожертвовать одной активацией ради шанса на спасение команды? Неплохая сделка. Уже собираюсь заговорить, как Таргет добавляет:

— При таком раскладе я готов взяться за дело. «Аннигиляция» обойдётся вам в три «Вероятные жизни». Если согласны…

— Ты что, опух, прилизанный?! — Я подскакиваю и нависаю над Таргетом. Самообладание вытекает из меня, как вода из дуршлага. — Один мод за другой — вот справедливый расчёт!

Барыга не теряется и пытается втереть мне что-то про посредников, опасность и пару десятков вынужденных жертв среди мирного населения. Чёрные дельцы пустят их в преобразователь. Мне плевать, я стою на своём. Наш спор длится минут десять. В итоге, мы приходим к рыночному компромиссу — две «Вероятные жизни» за одну «Аннигиляцию». И сто процентов Ресурса для второстепенных лиц. Плюс шестьдесят — за допуск, который значительно облегчит проникновение в здание.

— Зачем вам две Вариации? — спрашиваю я, ещё не отойдя от эмоциональной вспышки. — Пополам морда не треснет?

— Одна мне, — поясняет Таргет, — другая для компаньона. Так что меньше двух никак.

Катя смотрит на меня вопросительным взглядом. Уверен ли я в такой сделке? Вполне. Но перед окончательным решением я требую раскрыть подробности мода, за который надо отдать целых два спасательных жилета. Даже в случае успеха у команды останется всего один, а впереди финальная локация.

Барыга рассказывает, что «Аннигиляция» действует всего двадцать минут. Зато она позволяет воздействовать на моды, скиллы и БД окружающих людей самым разнообразным образом. Перемешивать их в демонический коктейль, ежесекундно чередовать, удалять одни и заменять их другими, добавлять новые. Главное требование — наличие всех оперируемых элементов у носителя «Аннигиляции». Эволюционная Полиция использует её упрощённую версию с возможностью воздействовать на спящие сознания. Перед «Аннигиляцией» же уязвимы все без исключения. Полчаса Таргет подробно расписывает мне механику управления модом, из чего я делаю вывод, что торгаш баловался им раньше.

— Значит, мне придётся загрузить в себя базовую прошивку Кибершока, если я захочу использовать её для других? — спрашиваю я.

— Увы, да, — отвечает Таргет. — Эту специфику не обойти. Как и один из БД для одного субъекта. То есть, от толпы вам не спастись, максимум от четверых.

Понятно. Главная ставка — на эффект неожиданности. Вряд ли нас будут пасти целой ротой.

Если за двадцать минут не справлюсь, то в лучшем случае уподоблюсь кому-то из «белых ворон». И Мышка останется один на один с мэром, полицией и шестью имбецилами на ближайшие пять дней. Прикинув в уме худший сценарий, я поворачиваюсь к Кате и заявляю:

— В случае моей неудачи активируешь оставшуюся Вариацию и слиняешь отсюда.

— Но…

— Никаких но! Прошивка Кибершока отпустит нас лишь на шестые сутки. Задание Гримуара уже будет просрочено, и мы в любом случае будем деактивированы.

Катя молчит. Всё понимает и не несёт чушь про короткую веточку.

— По рукам, — обращаюсь я к Таргету. — Когда вы принесёте «Аннигиляцию»?

— Не раньше шести вечера. Постараюсь как можно раньше.

В качестве предоплаты он требует сто процентов Ресурса прямо сейчас. Никто никому не доверяет, но нам нужнее, поэтому я соглашаюсь. Используем резервы Тима и Романыча. Если торгаш нас кинет, то лишившись головы, по волосам не плачут. Он уходит.

— А теперь постараемся не заснуть, — говорю я и наливаю из кофейника очередную чашку.


Коротаем день в холле «Купола». Администраторша требует оплатить все счета вперёд. Я не спорю и позволяю осушить свой Ресурс на целых двенадцать процентов. Дополнительно покупаю пакет со сладкими батончиками и карту города. Через секунду та добавляется в Арсенал «Белых ворон». Мы с Катей изучаем маршрут до Цитадели. Добраться пешком за двадцать минут нереально. Нужен транспорт. Одноместное «яйцо» у них называется скоростной подушкой или скорподом. Управлять им проще простого, заверяет снующий по этажам стюард, но на всякий пожарный лучше приобрести дополнительный скилл.

Ровно в шесть ноль пять появляется Таргет с хищнической ухмылкой. Торгаш в предвкушении.

— Порядок? — спрашиваю я.

— Полный. «Аннигиляция» готова. Допуск тоже. Что будете приобретать дополнительно?

— Управление скорподом и весь базовый набор, — перечисляю я.

— Не проблема, — довольно потирает руки Таргет. — Но если вы намереваетесь пользоваться скорподом, то настоятельно рекомендую так же взять мод «Блокировка дистанционного выключения». Все допы обойдутся в семнадцать процентов Ресурса.

Минута и все операции завершены. Во мне соляна допов и минус две активации «Вероятных жизней». Дабы не потрошить мой Ресурс до опасных значений, проценты за допуск списываются с Кати.

— Только прежде активируйте «Аннигиляцию», — напоследок предупреждает барыга, — и уже потом базовую прошивку.

— А я бы не догадался, — бурчу в ответ.

Таргет дежурно желает удачи и уносится вон из «Купола», сверкая пятками.

— Готов, Вэл? — спрашивает Катя, провожая меня на первый этаж.

— Нет. — Забираю у неё пакет с батончиками.

Леся идёт с нами. Понимает, что я отправляюсь на опасную миссию, поэтому обнимает за шею и целует в губы. Прерываю затянувшийся поцелуй — не хочу, чтобы он походил на прощальный.

Выглядываю в окно и дожидаюсь, когда мимо «Купола» будет проходить любая женщина симпатичнее «мопса-спаниеля». Вот и она.

Я делаю глубокий вдох, как ныряльщик за жемчугом, и покидаю отель.


Мод «Аннигиляция» активирован.

19:59.

Второе действие — загрузка базовой прошивки «Горожанин». Едва ступаю за порог «Купола», как меня обступают мутные типы. Первая четвёрка псов. Вблизи они похожи на манекенов в серых плащах. Невыразительные бледные лица и зализанные назад волосы. Типичные NPC. Достаю из пакета батончик и швыряю в сторону.

Блокеры «Тупоумие» и «Слабость», деструкторы «Похоть» и «Обжорство» распределены.

Один из типов тут же оседает на тротуар, другие два кидаются в разных направлениях — на женщину и за сладостью. Четвёртый начинает озираться по сторонам, точно неандерталец в двадцать первом веке. Улицу сотрясают женские вопли. Прохожие сторонятся «Купола», кто-то убегает.

Не теряя времени, осторожно выхожу на проезжую часть и останавливаю первый попавшийся скорпод.

Бустер-мод «Физическая сила» активирован.

Бустер-мод «Ловкость» активирован.

Скилл «Управление скорподом» активирован.

Водитель в оранжевой форме откидывает защитный экран и обкладывает меня трёхэтажным матом. Я точно в Кибершоке? Подхожу ближе, отцепляю ремни безопасности, хватаю водителя за грудки и выбрасываю из салона в стиле Си-Джея из Сан-Андреаса. Усаживаюсь внутрь, опускаю экран и ввожу в бортовой компьютер маршрут к Цитадели. Время поездки десять минут.

Мод «Блокиратор дистанционного отключения» активирован.

Выруливаю на скоростную трассу и набираю максимальную скорость.

Блокеры «Тупоумие» и «Слабость», деструкторы «Похоть» и «Обжорство» возвращены.

Через минуту меня пытается подрезать полицейская посудина с двумя турбинами. Интерфейс «Аннигиляции» показывает четыре субъекта внутри аппарата. Выбираю рулевого.

Блокер «Слабость» распределён.

Полицейская посудина сбивается с курса, выскакивает на встречный поток и сталкивается со скорподом. Оба всмятку.

Блокер «Слабость» возвращён.

На трассе меня пытаются остановить ещё два экипажа. Берут в коробочку, но «Слабость» и «Тупоумие» помогают спастись.

Сворачиваю на периферийную дорогу. Облава! Сразу несколько полицейских посудин норовят превратить меня в фарш. Избавляюсь от двоих по курсу и проскакиваю в прореху. На хвосте сидят ещё пять или шесть экипажей. Быстрая мобилизация, ничего не скажешь. Комбинирую БД, точно жонглёр горящими кеглями.

Чувствую удар в бочину, едва не теряю управление. «Тупоумием» выпиливаю ближайшего преследователя и с его помощью устраиваю завал позади. Отрываюсь. За периметром окраинного района меня никто не ожидает увидеть. Спокойно доезжаю до Цитадели. Паркую скорпод как можно ближе к входу и выскакиваю наружу.

У ступенек двое, просят активировать мод допуска. В ответ распределяю «Обжорство» и «Похоть», бросаю сладкий батончик, подумав, добавляю второй. Похотливый охранник теряет ко мне интерес и высматривает подходящую жертву из редких прохожих. Обжора на карачках рвёт зубами обёртку, жуёт вместе с ней.

Мод «Допуск в Цитадель» активирован.

Беспрепятственно вхожу внутрь. Вырубаю охранника в холле мощным ударом в челюсть. Зубы сыплются на пол, будто орешки. Добавляю коленом под дых и откидываю тряпичную куклу в сторону. Коротким взглядом изучаю схему здания с расположением кабинетов. Мэр сидит на самом верху, лифтами пользоваться опасно.

Бустер-мод «Выносливость» активирован.

Мод «Хранилище памяти» активирован.

Быстро нахожу в Хранилище свежее изображение со схемой здания, сужаю его и оставляю висеть в нижнем правом углу. Начинаю спринтерский забег вверх по лестнице. Пролёты мелькают картинками в слайд-шоу. На некоторых этажах приходится притормаживать и обрабатывать вылезающих псов. Кого «Аннигиляцией», кого «ФС». Время поджимает.

02:38.

Блокер «Слабость» возвращён.

Выношу дверь в нужный кабинет с ноги. Таргет не соврал — Геймера охраняют трое.

Блокеры «Слабость», «Тупоумие» и деструктор «Обжорство» распределены.

Рассыпаю пакет с батончиками по разным углам. Слабак успевает сделать шаг и опускается на диванчик, Тупой хихикает, глядя на коллегу, мечущегося по кабинету в поисках вкусняшек. Я передвигаю неподъёмный шкаф и загораживаю вход. У меня две минуты.

Мэр совсем не похож на чинушу, скорее, на мажора-пятикурсника. Весь лощёный, вылизанный, с укладкой. Он смотрит на меня, будто стал свидетелем Второго пришествия или выхода Люцифера за покупками в «Ашан». На столе открытый ноутбук, мэр лихорадочно стучит по клавишам, давая фору стенографистке Тины Канделаки.

— Геймер, остановись! — вопит он в отчаянии. — Ты не ведаешь, что будет дальше! Тебе нельзя…

Блокер «Незнание языков» распределён.

— Заткнись, — говорю я и сворачиваю шею Слабаку.

Хруст сломанной ветки. Затем проделываю процедуру с Тупым и Обжорой. У последнего осталась семья и недоеденный батончик. Подхожу к мэру. Тот лепечет на марсианском или плутонском, вскакивает из-за стола и пятится к окну. Я вмиг приближаюсь и бью Преобразованного ладонями по ушам. Минус перепонки. Беру одной рукой за шкирку, второй открываю окно. Провожу самый быстрый импичмент в истории и увековечиваю мэра Кибершока в бетоне.

00:53.

Блокер «Незнание языков» возвращён.

2/3 Преобразованных Геймера уничтожены.

Сажусь за стол и просматриваю открытую программу в ноутбуке. Дистанционное управление модами, скиллами и наборами. На крючке все жители Кибершока. Вместо имён — цифровые значения. Семь персон вверху списка помечены особым подчёркиванием. Почётные гости столицы, то есть мы. У пятерых — базовая прошивка Департамента Эволюции, у шестого (меня) инородная прошивка без доступа управления, седьмой пока чист. Вручную деактивирую все прошивки, начиная со своей. Сношу под корень. Успеваю за двенадцать секунд до конца таймера «Аннигиляции». Выдыхаю и откидываюсь на спинку чиновничьего кресла.

Мод «Аннигиляция» деактивирован.

Кто-то начинает неистово ломиться через шкаф. Надолго он их не задержит. Снова лезу в чудо-ноутбук. Некогда искать раздел псов, выделяю весь список, исключаю семь верхних строчек и жму единовременную активацию «Слабости». Удары в шкаф прекращаются. Кибершок всем населением пал на колени. Встаю и расчищаю выход, пока время «ФС» не истекло. За порогом — с десяток тел, в основном, в серых плащах. Шевелятся, точно опрокинутые на спину майские жуки.

— Отдохните, парни, — говорю я и возвращаюсь в кресло.

Меня интересуют геймерские плюшки, которыми можно поживиться перед следующей локацией. Но у местного царька не хватило фантазии на что-то здравое и полезное. Или это всё, что ему выделил Гримуар. Вижу «Языковой», пытаюсь прибрать к рукам все имеющиеся активации, но в Арсенал «Белых ворон» добавляется лишь одна, потраченная в первой локации. Значит, три — максимум для одновременного хранения. Нахожу приложение ОТВ «Чат» (Оцифровка телепатических волн) с безграничной активацией и успешно добавляю его в Арсенал. До кучи кидаю пару допусков в Цитадель. Остальное — мусор, в том числе пресловутый «Потребитель XXL», заточенный на поглощение пищи, развлекательного контента, новостей и прочих благ цивилизации. Да у нас половина земного шара живёт с таким модом!

ОТВ «Чат» активирован.

Вижу список всех «белых ворон». Надумываю сообщение, оно моментально отображается в окошке, морганием отправляю в Чат.

Геймер № 1 (Вэл Ворон): Народ, все целы?.

Через пятнадцать секунд появляется новое сообщение. Затем поток.

Геймер № 3 (Роман Николаев): Опа, новый мод!.

Геймер № 6 (Катя Булычёва): А как им пользоваться? А, поняла!.

Геймер № 2 (Тимур Лазарев): Крутяк!.

Геймер № 1 (Вэл Ворон): Не засирайте Чат! Давайте по делу..

Геймер № 3 (Роман Николаев): Все целы, бро. Кроме персонала «Купола». Они все в лёжке..

Геймер № 7 (Олеся Багинская): Вэл сделал это! Второй Геймер уничтожен!.

Я коротко обрисовываю ситуацию и прошу узнать у блондинки-администраторши личный идентификационный номер из пяти цифр. Если она его знает. Через минуту получаю ответ и ввожу номер в программу на ноутбуке. Нахожу блондинистую непись и деактивирую у неё «Слабость».

Геймер № 1 (Вэл Ворон): Тащите свои задницы в Цитадель. Допуск есть в Арсенале. Не забудьте блонди..

В ожидании команды выхожу из кабинета, присаживаюсь над ближайшим полицаем и беру его за запястье.

— Как вы оказались в реальном мире? — спрашиваю я.

Пёс молчит, будто не с ним разговаривают. Ладно. Пользуясь последней минутой «ФС», переламываю кисть, как хворост для розжига костра. Лицо «серого плаща» не меняет выражения. Бью в бок, вгоняя рёбра в лёгкие. Пёс начинает кашлять кровью.

— Зря стараетесь, — доносится голос с нижних ступенек.

Там лежит седовласый мужичок в очках и бежевом костюме. Спускаюсь к нему.

— Поясни.

Мужичок пытается поднять руку, но на полпути она падает.

— В Эволюционной Полиции служат обезличенные клоны, — отвечает мужичок. — Они не чувствуют боли. Вообще ничего не чувствуют, кроме установки служить мэру.

— Бывшему мэру, — поправляю я.

— И любому будущему.

Бустер-мод «Физическая сила» деактивирован.

Думаю, как лучше сформулировать следующий вопрос, чтобы NPC меня понял.

— Они могут покидать Кибершок?

— Да. С помощью специального чита. Забыл название… «Восхождение», вот.

Пытаюсь вспомнить, видел ли нечто подобное в ноутбуке.

— Я не нашёл такого в перечне.

— И не найдёте. Он хранился в мозговых клетках мэра.

Которые сейчас увлажняют тротуар. Отлично.

— Что ещё знаешь про работу «Восхождения»? — спрашиваю мужичка.

— Немного. Нелегальная и очень дорогая штука. Ради него мэр отправлял сотни жителей в преобразователи. И действовал чит недолго, меньше «Аннигиляции». К тому же, нестабильно. Из полицейских никто не возвращался. Билет в один конец.

Слегка прояснилось, почему мутные типы не успели до меня добраться. Удивителен сам факт, что Преобразованный нашёл способ отправлять мобов в реал. Причём так, что их видели обычные люди. Мышка тогда ещё не была Геймером. С этим ещё предстоит разобраться. В будущем, не сейчас.

— Это ценные сведения. А ты тут кем приходишься?

— Заместителем по вопросам экологии.

Оставляю эколога созерцать туфлю соседа и возвращаюсь в мэрское кресло дожидаться команду. Через десять минут все шестеро и блонди заходят в кабинет, осторожно переступая отдыхающих, точно на переполненном пляже.

— Зачёт, бро! — говорит Романыч. — Поставил раком весь город!

Он доволен, как удав. Вряд ли «Тупоумие» сохраняет память. Не беда, Хранилище в помощь.

Леся первой подходит ко мне и молча обнимает, прижимаясь щекой к щеке. Катя и Тим синхронно показывают большие пальцы. У Тима больше. Кутнюк переминается с ноги на ногу и поглаживает живот. На лице — гримаса несварения желудка. Настя едва заметна на заднем плане. Стоит, опустив голову.

Администраторша выглядывает в открытое окно, качает головой и смотрит на меня.

— Поздравляю, вы устроили первый государственный переворот в истории Кибершока. Что дальше?

Я указываю на открытый ноутбук:

— Мы уходим, но кому-то придётся навести здесь порядок.

— Мне?? — изумляется блонди.

Пожимаю плечами:

— Сами решайте. А нам пора. — Я встаю. — Проводите нас до выхода из города и можете вернуться в Цитадель. Допуском поделюсь.

Подхожу к Насте. Она не решается посмотреть мне в глаза. В её-то памяти нет зияющих дыр.

— Вэл, я…

— Всё в порядке, Настюх.

Хочется обнять её, но боюсь смутить ещё больше. Едва не выдаю: «Мне даже понравилось». Выручает Леся и кладёт руки Насте на плечи. Шепчет что-то утешающее и смешное. Настя улыбается.

На лифте спускаемся на первый этаж и готовимся покинуть Цитадель.

— Я рада за нас, — подаёт голос Кутнюк, — но кто объяснит, почему у команды осталась одна активация «Вероятных жизней» вместо трёх?

Остальные притихают, проверяя Арсенал.

— Действительно, — проговаривает Романыч.

Я объясняю, что такова цена за «Аннигиляцию», позволившую всем выжить во второй локации. Кутнюк размахивает руками и причитает, что в третьей нам точно конец, а спастись сможет только один. Но кто? Надо снова тянуть жребий, но не всем, а троице победителей первого тура. Даже Тиму не удаётся успокоить экс-Монашку. Он слишком мягок.

— Умолкни, ради Бога Конспекта! — не выдерживаю я, срывая голос. — Лучше сходи на толчок и очистись от килограмма «сникерсов». У нас впереди долгий путь.

Мод «Поиск локаций» активирован.

Глава 29 «Миллениум»

Путь действительно долгий. Зелёная стрелка ведёт не в том направлении, откуда мы пришли в Кибершок. Блонди довозит нас на скоростном микробусе на другой конец города. Да уж, с названиями у них тут беда.

Ворота из псевдостекла разъезжаются в стороны, открывая ещё один длиннющий мост через реку миров. Второго берега не видно. До цели ещё пять километров.

— А вы не довезёте нас? — спрашивает Романыч, когда администраторша останавливается у самых ворот.

— Не могу, — отвечает блонди. — Нам нельзя покидать город.

— Я деактивировал все прошивки, — напоминаю неписи.

— Дело не в них. Кибершок не впустит меня обратно, если я уеду. Так со всеми уроженцами.

Проблема решается после того, как блонди даёт пару уроков Насте в управлении микробусом. Настя быстро осваивается, и уже через пять минут мы мчимся по пустому широкому мосту. Город исчезает в дымке, а на горизонте маячит нечто похожее на маяк. Подъезжаем ближе. Это не маяк, а ракетоноситель.

— Охренеть не встать! — восклицает Романыч. — Только не говорите, что нам предстоит лететь в космос!

Похоже, именно это нам и предстоит. Зелёная стрелка недвусмысленно указывает на продольную многоступенчатую ракету с закреплёнными по бокам пассажирскими модулями. Вереница людей медленно движется к объекту, волоча за собой тюки и пожитки. Стало быть, где-то на орбите ожидает космический корабль. Преобразованный Геймер счёл нужным построить себе звездолёт. Его забавы — наша головная боль.

— Тормози, — говорю я Насте. — Дальше пешком.

Добираемся до окончания моста и примыкаем к концу очереди. Я пытаюсь заговорить с парочкой местных хиппи, но меня не понимают.

Скилл «Языковой» активирован.

Другое дело. Парень отвечает, что они купили билеты (трясёт перед моим лицом какими-то разноцветными фантиками) и покидают загнивающую планету с труднопроизносимым названием. Но билетов больше нет. Уверены? Я отсчитываю семерых с конца очереди и прошу уделить мне минуту внимания. Никого не бросят, не волнуйтесь. Жду, пока обрубленный хвост вереницы чуть оторвётся.

Геймер № 1 (Вэл Ворон): Тим, нам нужны семь билетов. Разберись..

Дружище понимает без пояснений. Активирует «ФС» и нокаутирует несостоявшихся колонистов одного за другим. Парней и девушек, без разбора. Мы не на съёмах «Лиги выдающихся джентльменов». Даже Кутнюк не устраивает сцен. Собираем билеты и вливаемся в поток. Все заняты своими мыслями, до нас нет дела.

Уставший контролёр собирает фантики и даже не смотрит на них. На внешнем лифте мы поднимаемся в пассажирский модуль, рассаживаемся по местам и перекручиваем себя плотными ремнями. При запуске нас вжимает в сиденья, ускорение норовит отсыпать межпозвоночных дисков в трусы, как Мамыра щепетильно отсыпала мне монет на чипсы в третьем классе.

Говорить бессмысленно, поэтому в Чате творится матерная вакханалия.

Не успеваю опомниться, как нас уже проводят на борт «Миллениума» — корабля-ковчега, вмещающего ровно тысячу переселенцев. Бортовой механический голос зачитывает базовую информацию. «Языковой» ещё действует, поэтому я исполняю роль переводчика. Экипаж и пассажиры «Миллениума» понимают только меня, значит, никто из них не наделён модами и скиллами. И никаких БД, слава цифровым богам.

Всем раздают тёмно-синие робы. Романыч крутит свою перед лицом Тима и говорит, что примерно такие в наших колониях для несовершеннолетних, а не оранжевые. Тим смеётся. Затем нас распределяют по каютам. Делимся на две группы — девочки налево, мальчики направо. Но мы соседи. Пока ничего не вызывает тревоги или подозрений, кроме быстрого и крайне своевременного для нас старта «Миллениума». Будто локация разморозилась с нашим появлением. Сходить уже поздно.

Изнутри звездолёт похож на пятизвёздочный отель с некоторыми технологическими примочками. Следов военных не заметно. До деактивации «Языкового» успеваю спросить у члена экипажа о программе полёта. Ответ неутешителен.

— Короче, мы летим к чёрту на задний двор, — докладываю я команде. — Через полчаса полноценный завтрак, после него обращение капитана и остаток дня мы проведём на энергетических гелях. Вечером обработка организмов и анабиоз.

— В который нам никак нельзя входить, — блещет школьной золотой медалью Кутнюк.

Неужели?

— Ваши идеи? — по традиции начинаю я.

— Всё просто — хлопнуть капитана, — по традиции первым отвечает Романыч. — Мы-то теперь знаем, как всё устроено у этих Преобразованных.

— Логично, — соглашается Настя. — Главный человек на корабле — капитан.

— Допустим, — говорю я. — Надо подумать, как всё провернуть до анабиоза.

— Нечего тут думать, — хохлится Романыч. — Кокнем его во время речи после завтрака. Времени на подготовку немного, но к чему тут готовиться?

План Романыча прост и одноклеточен, как инфузория-туфелька. Активировать «ФС», накинуться и свернуть шею. Либо использовать столовый нож при наличии такового. Гений.

— А как же реакция остальных членов экипажа? — разумно интересуется Катя. — Мы не видели у них оружия, но это не значит, что его нет.

— Справедливо, — поддерживаю я Мышку. — На борту такого корабля обязана находиться штурмовая группа или просто служба безопасности.

Романыч задумчиво гладит усики и спрашивает:

— Да, но разве смерть Геймера-кукловода не обесточит мобов?

Напоминаю ему, что Эволюционная Полиция продолжала ломиться в кабинет даже после превращения мэра в удобрение из цифрового кода.

— Ты же сам говорил, что клонами управляла программа на ноуте, — упирается Романыч. — А мэр просто жал на клавиши. Здесь же ни у кого нет таких приблуд. Почти всё, как в реале.

— Откуда ты знаешь, что здесь не так? Возможно, Пальмовый вор — исключение.

Романыч раздосадовано вздыхает. В кои-то веки чесотка рук и желание блеснуть перебарывают в нём врождённый скепсис. У Романыча с детства аллергия на роли второго плана, а в прошлом акте ему и вовсе досталась роль имбецила. Как тут не пожелать мгновенной реабилитации?

— Хорошо, твои предложения, кэп? — спрашивает он не без издёвки.

Я не остаюсь в долгу:

— Собрать больше информации о корабле, старпом.

— Здорово. А как быть, если до анабиоза не представится второй возможности подобраться к капитану? Может, рубка запечатана. Ты не проникнешь даже в пилотскую кабину современного лайнера.

Аргумент окончательно склоняет на сторону Романыча Настю, Кутнюк и Тима. Катя и Леся по-прежнему солидарны со мной и сомневаются.

— Не забывай, что нам ещё предстоит убраться отсюда, — достаю я последнего джокера из рукава. — Недостаточно просто свернуть шею Преобразованному.

— Ты прав, Вэл, — неожиданно соглашается Романыч, но тут же добавляет: — Вот и займись этим вопросом. Для общего успеха нам пора научиться разделять обязанности. Капитана я беру на себя.

Их четверо, нас трое. Даже по законам демократии мы проигрываем голосование. А меня никто не назначал авторитарным правителем «Белых ворон», в том числе я сам. Максимум — первый среди равных. И все знают, чем кончил возжелавший единовластия Цезарь. Когда цель так близка, прошлые заслуги не в счёт. Мы все хотим жить, а не разыгрывать единственный спасательный жилет.

Я уступаю Романычу. У нас есть две активации «Языкового», чтобы протоптать путь отступления. Всё происходит, пока я чешу репу. Не спрашивая моего мнения, одну активацию тут же забирает Леся.

— Делегация полномочий, — невозмутимо объясняет она.

Вот она сила прецедента в действии. Леся и Настя намереваются заманить в каюту и взять в плен члена экипажа, знакомого с внутренним устройством «Миллениума». Само собой, под действием бустеров. На что способна Настя, мы с Джонни до сих пор помним. Тим вызывается побыть страховочным механизмом для пары женщин-кошек. На всякий пожарный, уверяет он. Но мне-то ясно, что ему просто хочется поглазеть.

Сам я отправляюсь в другую доступную часть ковчега осмотреться и продумать план «Б». В одном из переходов происходит поистине сюрреалистическое событие — я сталкиваюсь лицом к лицу с Геной Ботаном. Он что-то бормочет на языке покинутой планеты и хочет пройти мимо, но я хватаю его за плечи и снова разворачиваю к себе.

— Геннадий! — обращаюсь к нему. — Ты меня узнаёшь?

Тот продолжает изрекать тарабарщину, попутно мотая головой. Ни секунды не сомневаясь, я лезу в Арсенал за последней активацией «Языкового».

Скилл «Языковой» активирован.

Повторяю вопрос.

— Не знаю я тебя, придурок… — звучит ответ, но Гена осекается, вперив в меня пристальный взгляд. — Погоди-ка… да ты ведь чувак из моих снов!

Гена Ботан отшатывается от меня, будто от привидения.

— Как ты пробрался на борт?? Нет! Оставь меня в покое!

Он пытается убежать, но я нагоняю его и хватаю за ворот робы.

— Постой, чудило! — кричу ему в ухо. — Я хочу просто поговорить.

Гена Ботан — или его клон — сжимается в комок страха, жмурит глаза и дрожит. Парочка случайных прохожих с любопытством наблюдают за сценой, но не вмешиваются. Я волочу однокурсника в более укромное место и пытаюсь втолковать, что не собираюсь причинять вреда. Кое-как удаётся его успокоить. Узнаю, что в этом мире Гену Ботана зовут Уром Старски.

Спрашиваю о снах. Из сбивчивого рассказа понимаю, что из-за своей невероятной реалистичности и продолжительности они — бич многих обитателей покинутой планеты. Трясина, из которой крайне сложно выбраться. Кого-то отправляют на принудительное лечение, а кто-то улетает на поиски лучших миров. В грёзах Гены-Ура фигурировал почти весь наш курс. Ему снилась реальная жизнь. До меня доходит, что на «Миллениуме» заключено преобразованное сознание настоящего Гены Ботана, сохранившее мелкие осколки воспоминаний. Я вижу шанс вернуть его в физическую оболочку, которая овощем маринуется в психушке.

Механический голос корабля объявляет время последнего приёма твёрдой пищи перед анабиозом. Предлагает наесться вволю.

— Меня ждут друзья, — сообщает Ур Старски, найдя повод избавиться от меня.

— Ты пойдёшь со мной, — безапелляционно заявляю я и веду его за собой.

Гена Ботан боится сопротивляться и поднимать панику. Он не верит в мою реальность, и если начнёт кричать, экипаж определит его в отсек для буйных сновидцев. Мы проходим в огромный банкетный зал, соединённый короткими переходами с двумя другими. С помощью Чата я нахожу Мышку и Кутнюк. Они сидят за столом на четверых и неспешно поедают местные кулинарные шедевры, которые, по виду, уже кто-то съел до них. Я усаживаю Гену Ботана и сажусь рядом.

— О, привет! — Кутнюк едва не давится от удивления. Затем смотрит на меня: — Где ты его нашёл?

— О нет, и ты тоже здесь… — ноет Гена, не понимая слов одногруппницы.

Теперь он ещё больше похож на настоящего Ботана. Тот так же ныл при каждом появлении Фригидных Монашек.

— Шатался по кораблю, — отвечаю я и отодвигаю тарелку с жёлтой массой подальше от носа. — Но без «Языкового» тебе с ним не пообщаться.

Левой рукой не прекращаю держать Гену за штанину.

Геймер № 1 (Вэл Ворон): Народ, докладывайте обстановку. Уже завтрак..

Геймер № 3 (Роман Николаев): Сижу в шести столиках от вас, жду появление кэпа..

Геймер № 5 (Настя Ерохина): Вэл, мы заняты! Позже..

Геймер № 2 (Тимур Лазарев): Они привязали техника к кровати. Заставляют рисовать план и коды доступа. С нашими барышнями лучше не шутить!.

Через пятнадцать минут на импровизированную сцену перед центральным залом выходит капитан ковчега. Форма ярко-синяя, с дюжиной нашивок и бляшек. Волосы на висках тронуты сединой, на макушке — фуражка. Телосложение худощавое. Ничем непримечательная наружность, не считая формы. В этот раз Геймер избрал реалистичный образ. Почему-то сей факт меня настораживает, но я малодушничаю и не решаюсь принять его.

— Друзья-переселенцы и будущие колонисты, — начинает кэп, — рад приветствовать вас на борту «Миллениума». Через сто сорок восемь лет мы прибудем…

Далее идёт перечисление труднопроизносимых названий несуществующих звёздных систем и планет. Пропускаю эту муру мимо ушей. Гораздо важнее, что вокруг капитана никого не видно, а сцена большая.

Геймер № 3 (Роман Николаев): Активирую бустер силы и начинаю осторожное движение к цели..

— Наша главная задача, — продолжает разглагольствовать капитан, — уберечь сновидцев от влияния реалистичных грёз и подарить тысяче счастливчиков новый чистый мир.

Замечаю, как Романыч прокрадывается мимо столиков. Вот он уже у первого ряда. Все слушают пафосную речь, карикатурно разинув рты. Через секунду Романыч прыжком пантеры оказывается на сцене, бросается на капитана и вонзает тому нож в живот. Противник на коленях со смертельной раной, но Романыч для надёжности сворачивает кэпу шею.

Переселенцы отрыгивают непереваренные завтраки, кричат и поднимают настоящее цунами эмоций. Несколько столиков падают на пол, посуда звучно бьётся вдребезги. Пользуясь моментом, Гена Ботан вырывает штанину из моей хватки и растворяется в толпе.

— Чёрт! — кричу я и вскакиваю.

Бесполезно искать беглеца. В трёх обеденных залах царит безумие. Кажется, никто из присутствующих в жизни не видел мертвеца, в их Вселенной никогда не случалось убийств и насильственных смертей. Не исключено. Предысторию локации нам не поведали.

Пытаюсь разглядеть происходящее на сцене поверх мельтешащих голов. В ужасе наблюдаю, как Романыча пленят и утаскивают за кулисы два трёхметровых робота, рядом с которыми Робокоп и Терминатор без кожи — оловянные солдатики. Против таких никакие бустеры не помогут. Присмотревшись получше, понимаю — никакие это не роботы. Киборги. Минимум треть тела покрывает бледная кожа, а конечности сплошь из металла. И три метра… Близнецы отъелись на бабушкином борще, не иначе!

— А вот и штурмовая группа, — говорю я девчонкам. — Нам лучше вернуться в каюты.

— Но… — начинает Кутнюк.

— Сейчас ему ничем не помочь, — опережаю её. — Мы рискуем привлечь к себе внимание.

Втроём добираемся до наших кают. В «девичьей» Леся и Настя закончили допрос и вместе с Тимом думают, куда деть тело члена экипажа. У техника открыты глаза, и шея вывернута под неестественным углом. У нашей команды нездоровая тяга к этому киношному способу умерщвления. Зато проверенный вариант.

— Биг-Ти сказал, что мобы не живее компьютерной проги, — словно оправдывается Настя на мой ошарашенный взгляд.

— Плевать. Романыча схватили.

Что?? Как? Кто? — наперебой кричат «белые вороны». Описываю им эпизод с убийством капитана. За всей суетой я забыл главное — проверить статус задания. Как ни странно, но статус неизменен.

2/3 преобразованных Геймера уничтожены.

Обращаю внимание команды и говорю:

— Мы прихлопнули не того. Геймер — не кэп.

— Но кто тогда? — удивляется Леся.

Не успеваю придумать убедительную версию, как оживает Чат.

Геймер № 3 (Роман Николаев): Дело дрянь. Меня заперли в шлюзе..

Геймер № 1 (Вэл Ворон): Киборги что-нибудь говорили?.

Геймер № 3 (Роман Николаев): Ни слова, но они стоят на страже. Кажется, я облажался. Сука!.

Настя, Леся, Тим и Кутнюк пытаются утешить нашего горе-диверсанта, а я сажусь на койку с трупом NPC и запускаю пальцы в волосы. Ловлю себя на мысли: а точно NPC? Гена Ботан вряд ли из их числа, стало быть, могут быть и другие.

— Что вы узнали у техника? — спрашиваю Лесю.

Даже не хочу интересоваться деталями допроса. Мне важен результат. Леся кладёт мне на колени исчерченный карандашом лист бумаги.

— Тут подробная схема коридоров до отсека с шаттлами, — поясняет она. — И коды доступа в каждый отсек на случай запертых дверей. Он заверил, что никакой охраны на «Миллениуме» нет. Это гражданское судно. Управление шаттлом полностью автоматическое, надо лишь задать координаты порта.

Никакой охраны, как и у капитана? Я качаю головой. Мы в дерьме — Геймер не уничтожен, один из нас в плену. Языковые скиллы у нас с Лесей скоро деактивируются, и мы вообще перестанем понимать речь местных. Делюсь невесёлыми соображениями с командой в надежде на чьё-нибудь озарение.

Повисает тишина. Мы похожи на самую бездарную команду «Что? Где? Когда?». Ни единой версии за минуту. Затем снова оживает Чат.

Геймер № 3 (Роман Николаев): Ребят, кажется, со мной на связь вышел Преобразованный… И он говорит, что мне скоро конец..

Геймер № 1 (Вэл Ворон): Ты уверен? Вы друг друга понимаете?.

Сморозил глупость. Конечно, Геймер будет нас понимать.

Геймер № 7 (Олеся Багинская): Кто он? Киборг?.

Сорок секунд Романыч молчит. Наверно, общается с Преобразованным.

Геймер № 3 (Роман Николаев): Нет. Сам корабль..

Глава 30 Бегство

В Чат сыплются вопросы, как зёрна из порванного мешка. Мне приходится успокаивать всех с помощью крепких слов.

Геймер № 1 (Вэл Ворон): Бро, давай по порядку. Что он тебе сказал?.

Геймер № 3 (Роман Николаев): Несёт какую-то чушь про хранителя сновидцев Бездны. Не верит, что Гримуар так подставил его и прислал других Геймеров в эту локацию. Похоже, у него не всё в порядке с башкой..

Геймер № 2 (Тимур Лазарев): Так у него же вообще нет башки..

Геймер № 1 (Вэл Ворон): Киборгами управляет корабль?.

Геймер № 3 (Роман Николаев): Да. Подождите, у меня разговор..

Пока ждём, я перебираю в уме возможные варианты исхода. Если Геймер — ковчег, то существует лишь один способ выполнить задание Гримуара — уничтожить «Миллениум». С тысячей колонистов, среди которых наверняка затесалось не одно похищенное из реальности сознание.

Пользуясь моментом, рассказываю команде про Гену Ботана. Кутнюк подтверждает, что видела его в обеденном зале.

— Вэл, только не говори, что собираешься бегать по всему кораблю в поисках Ботана и ему подобных? — негодует Настя.

Не успеваю ответить, как Леся добавляет:

— Нам не спасти всех. Самим бы уцелеть.

Молчаливые кивки остальных, кроме Кати, не оставляют Гене никаких шансов. Да и у меня нет плана по его спасению. Начинаем спорить, как можно вызволить Романыча. Раздобыть коды доступа к нужному шлюзу нетрудно, как показала практика, но что делать с трёхметровыми киборгами-переростками? Их явно выращивали на специальной ферме.

— Скорее всего, они — биологические части ковчега, — высказываю предположение. — Обесточить их отдельно вряд ли получится…

Меня отвлекает новое сообщение в Чате.

Геймер № 3 (Роман Николаев): Ребят, срочно выходите из кают и держитесь подальше от камер! Преобразованный вычислил всю нашу команду!.

На инстинктах хватаю Лесю за майку и тащу в коридор. Кричу всем пошевеливаться. Тим быстро ориентируется и подгоняет девушек. Предупреждение Романыча уберегает нас от заточения — через двадцать секунд дверь каюты автоматически блокируется.

— Он не позволит нам уйти! — стонет в отчаянии Кутнюк. — Мы в ловушке!

Бустер-мод «Физическая сила» активирован.

Подпрыгиваю и кулаком сбиваю компактную камеру над входом. Добыча кокосов пошла на пользу.

— Лесь, веди нас в отсек с шаттлами!

— А как же Романыч? — вопрошает Тим.

Не хочу больно ранить дружище, поэтому отвечаю:

— Там сможем продумать план по его спасению. А если попадём в ловушку — конец всем.

Леся уже семенит впереди, сверяясь со схемой. Я обгоняю её и вывожу из строя ещё пять камер по курсу. Кулак становится красным, но боль притуплена.

— Направо, Вэл! — подсказывает Леся.

Геймер № 3 (Роман Николаев): Один из киборгов отправился за вами!.

Не успеваю дочитать сообщение, как перед носом вырастает стена. Механический голос ковчега разносится через невидимые динамики:

— Отсек запечатан. Вам некуда бежать. Оставайтесь на месте.

Как скажешь, железяка. Подхожу к панели и требую у Леси код доступа. С Настей они находят нужную комбинацию и диктуют мне. Вожу цифры, и створки расходятся.

— Скорее!

Я пропускаю всех и успеваю проскочить следом. Створки с металлическим лязгом смыкаются за спиной. Я больше не трачу время на демонтаж камер. Маски сброшены. В третьем по счёту отсеке появляются два члена экипажа и непонимающе смотрят на нас. Возможно, им неведомо происходящее, и они даже не подозревают о разумной сущности корабля, но мне некогда гадать и выяснять, поэтому я отправляю обоих в глубокий нокаут. Давно мечтал вырубить двух противников, столкнув головами в стиле Стивена Сигала.

— Тебе весело, Вэл? — спрашивает Катя.

— Нет.

Мы добираемся до отсека с шаттлами. Трижды приходится повторять трюк с быстрой отменой блокировки. Очевидно, на «Миллениуме» правила игры, приближенные к реальности гражданского судна. Действует двойной протокол безопасности, позволяющий экипажу отменять команды бортового интеллекта. Даже Преобразованный бессилен помешать нам. Но в его власти превратить нас в кетчуп и размазать по полу. Киборг наверняка мчится на всех парах за нашими шкурами. Мы вынужденно загнали себя в тупик, и путь отступления у нас всего один — в цифровой космос.

Геймер № 1 (Вэл Ворон): Бро, мы возле шаттла. Есть новая информация?.

Ответа приходится ждать секунд пятнадцать.

Геймер № 3 (Роман Николаев): Улетайте. Меня стережёт второй киборг. Вам не справиться даже с одним..

Геймер № 5 (Настя Ерохина): Ром, не говори глупостей. Мы не бросим тебя..

Геймер № 2 (Тимур Лазарев): Вместе пришли — вместе улетим..

Геймер № 3 (Роман Николаев): Да послушайте! Я сам виноват и не собираюсь вешать на себя ещё и ваши жизни. Возвращайтесь на планету и постарайтесь раздобыть там боевой корабль или ещё что. Запустите ракету, пока Преобразованный не улетел далеко. Что угодно, но используйте любой шанс..

На Тиме и Насте нет лица. Леся не теряет времени зря и уже пытается разобраться с открытием шаттла. Катя выходит из оцепенения и помогает ей.

Геймер № 5 (Настя Ерохина): Используй Вариацию, Ром! И не вздумай напоминать про жребий!.

Геймер № 3 (Роман Николаев): Я это очень ценю, Настюх… но да, я же и предложил чёртов жребий. Остальные могут быть против..

И вот так всегда. С пятого класса. Порой Романыч — невыносимый сноб.

Геймер № 1 (Вэл Ворон): Кончай нести чушь. Активируй мод и сваливай, пока Преобразованный занят нами..

Геймер № 7 (Олеся Багинская): Я не против, Ром..

Молодец, детка. Последней тянет кота за яйца Кутнюк, но ей простительно. О таких вещах Михальчук не рассказывал.

Геймер № 6 (Анна Кутнюк): Я тоже..

Геймер № 1 (Вэл Ворон): Здорово. Теперь порядок, Романыч?.

Он молчит, и я начинаю переживать, не вышвырнул ли его «Миллениум» за борт, пока мы тут устроили долбанный референдум? Леся с Катей открыли шаттл и забрались внутрь. Кутнюк следом.

Геймер № 3 (Роман Николаев): Вэл, что я могу сделать? У нас же есть ещё две «Реконструкции». Надо попытаться вывести из строя ковчег..

Да, «Реконструкция» — наш последний шанс.

Геймер № 1 (Вэл Ворон): Дай подумать..

Не с мачете же идти против космического корабля. Что ещё из оружейного арсенала может помочь?.. Думай, думай. Октогеновая бомба! Моя курсовая работа, поставившая на уши весь универ. Да что там, даже федеральные каналы выпускали сюжеты. Но хватит ли энергии мода для её производства? И если да, сколько она просуществует до детонации?

— Вэл! — кричит мне Леся. — Пора улетать! Всё готово к запуску.

— Минуту.

Мод «Хранилище памяти» активирован.

Спешно нахожу день, когда расставлял заряды по юрфаку. Я не имею понятия о внутренней начинке, и сработает ли «Реконструкция». Но процесс производства мачете мне тоже неведом, что не помешало интегрировать его в руку. А здесь интеграция и не требуется, что в теории должно сэкономить единицы. Значит, есть шанс на успех. Выделяю изображение и делюсь им в Чате.

Геймер № 5 (Настя Ерохина): Боже, Вэл, что это?.

Геймер№ 1 (Вэл Ворон): Бомба повышенной мощности. Наша последняя возможность выполнить задание Гримуара..

Геймер№ 3 (Роман Николаев): Супер, бро! Активирую «Реконструкцию»..

Я запрыгиваю в шаттл в тот момент, когда дверь в отсек открывается, и внутрь вбегает киборг. У нас несколько секунд, пока он не сообразит, в каком мы из шаттлов. Леся вводит комбинацию цифр с бумажки и жмёт запуск.

Геймер № 3 (Роман Николаев): Требуется 92 единицы энергии. Думаю, успею выставить таймер на десять секунд. Больше — рискованно..

Геймер № 1 (Вэл Ворон): Главное — успей проскочить в Вариацию..

Шаттл резко ускоряется и вылетает через шлюз в открытый космос.

Геймер № 3 (Роман Николаев): Настя, я….

Сообщение разрывается. Мы стремительно удаляемся от «Миллениума», вжатые в кресла. Перегрузка ощутимая, но отнюдь не критичная. Смотрю на Настю — влага из её глаз растекается по щекам. Никто больше не произносит ни слова.

Имитации взрыва я не вижу, но примерно через минуту обращаю внимание на смену статуса задания.

3/3 преобразованных Геймера уничтожены.

Возвращайтесь в Храм Переходов.

Глава 31 Нашествие

Шаттл совершает автоматическую посадку в том же порту, откуда стартовал ракетоноситель с пассажирами «Миллениума». Впереди длиннющий мост в Кибершок. Мы бредём понурые, опустив головы. Никто не решается заговорить о случившемся. Оно и к лучшему, нечего тут обсуждать. Ещё в пути я проверил командный Арсенал — «Вероятных жизней» не осталось. Значит, Романыч успел спрятаться в будущем. Но ни у кого больше нет права на ошибку.

Кибершок встречает нас привычной суетой. Работы у горожан хватает — идёт глобальная перестройкагорода. Никаких больше сомнительных прошивок, у руля встали управленцы «Купола», историческая оппозиция прежней власти. Мокрое пятно возле Цитадели никто не убирал. Блонди уверяет, что пока не дошли руки, но я ей не верю.

Мы затариваемся провиантом и водой перед рейдом через тропики. Протягиваю Кутнюк сладкий батончик, экс-Монашка пытается выбить его из моей руки. Блонди предлагает бесплатно переночевать в лучших номерах «Купола». У моих спутников не лучшие воспоминания об отеле, но мы измотаны. Я ещё ни разу не спал в Бездне, и чувствую, как тело готовится к забастовке. Готов согласиться, но смотрю на часы и обнаруживаю, что те показывают дату — 19 июня. Куда утекли двое суток? Похоже, переходы между локациями автоматически перелистывают календарь. Проверяю догадку — действительно, мне снова доступны «ФС» и «Хранилище памяти», которые я использовал при бегстве с ковчега.

— У нас всего пять часов до дэдлайна, — говорю я команде. — Мы почти выполнили это утомительное задание, нельзя запороть финальный штрих.

«Белые вороны» молча кивают. Я благодарю блонди, и мы покидаем Кибершок. В джунглях ориентироваться значительно труднее, особенно без «Поиска локаций». Зато есть Хранилище. Оно и спасает нас от недельного блуждания среди зарослей и пальм. Приходится просматривать сцены из конца в начало и восстанавливать маршрут. Не проблема, мне удалось понять фильм «Помни» с первого раза, а тут всего лишь джунгли.

В деревушке на нас даже не обращают внимания, будто мы — стайка мимо проходивших горилл.

До Храма мы добираемся в 19:47, с гроссмейстерским запасом по времени. Решёток нет, вход открыт. Первое желание — завалиться на холодный каменный пол и пролежать оставшийся час с небольшим, не открывая чёртов Гримуар. Но любопытство пересиливает усталость и опустошение, поэтому я добросовестно взбираюсь на помост. Нового текста ещё не появилось.

Зато в интерфейсе светится новый значок — обещанный бустер восприятия. И по 5 очков для прокачки показателей. Как раз самое время заняться распределением бонусных ресурсов. Нам неведомо, сколько квестов ждёт впереди, поэтому прокачиваемся по старой схеме.

Я: + 4 к интеллекту, + 1 к ловкости.

Тим: + 3 к силе, + 2 к выносливости.

Катя: + 4 к восприятию, + 1 к силе.

Настя: + 4 к ловкости, + 1 к восприятию.

Леся: + 2 к ловкости, + 2 к восприятию, + 1 к силе.

Кутнюк: + 2 к силе, + 2 к интеллекту, + 1 к выносливости.

Ровно в 20:00 в Гримуаре появляется свежий текст.


Выполните задание № 13.

Цель: продержаться 10 минут во время нашествия Цифровых отродий.

Срок выполнения: с 21:50 до 22:00 19.06.2019.

Награда: открытие скилла «Точность стрельбы».

В случае неудачи все Геймеры будут деактивированы.


Нарушаю традицию и не спрашиваю про идеи. Всё ясно без слов — нам предстоят непростые десять минут.

— Вэл, проверь сундук! — неожиданно возвращается к жизни безвольно поникший Биг-Ти. — Там был пулемёт. Тащи его ближе к входу. — Обращается к «Спайс гёрлз» в полном составе. — А вы набирайте калашей и ножей. Через десять минут буду принимать у вас экзамен по ОБЖ.

Дружище понимает, что он среди нас самый компетентный задрот в шутеры, вот и берёт инициативу в свои руки. Я иду за пулемётом, попутно изучая каждое окно Храма. На всякий случай убеждаюсь в отсутствии ходов и лазов с противоположной стороны. Всего окон десять, больше, чем нас. Правда, половина из них на уровне второго этажа. Вряд ли в него полезут Цифровые отродья, но вдруг Гримуар преобразит их в паукообразных? Плюс центральный вход, куда поместится танк. Делюсь с Тимом соображениями. Определяем, на наш взгляд, оптимальные позиции для каждого из четверых.

В качестве основной боевой единицы беру АК-47, ещё один «Маузер» сую за пояс. Наблюдаю за тем, как Тим проверяет у «Спайс гёрлз» урок, преподанный Романычем перед выходом из Храма. Леся и Настя радуют и сдают на «отлично», Катя кое-как осваивает принцип стрельбы и перезарядки, а вот Кутнюк может повесить свою золотую медаль и несостоявшийся красный диплом за бочонком в туалете. Тиму приходится активировать уравновешенность и трижды разжёвывать ей простейшие вещи.

Патронов у нас, как у дураков махорки. На тренировках лучше не экономить. Тим заставляет девушек стрелять по окнам. Каждый промах отчётливо отпечатывается на внутренней каменной поверхности. Дружище дожидается, пока КПД девчонок поднимется с колен, и прекращает учения. Перезаряжаем каждый автомат, запасные стволы и магазины раскладываем возле занимаемых позиций.

— Не такого я ожидала, подписываясь на участие, — заявляет Катя. Автомат в её руках смотрится столь же нелепо, как и флейта в руках Николая Валуева.

Хочу напомнить Мышке, что она добровольно запрыгнула в вагон уходящего поезда, но молчу. Честно говоря, я и сам не ожидал, что придётся изображать из себя коммандос. Иначе собрал бы не «Белых ворон», а всех знакомых задротов «CS: GO».

— Как думаете, от кого придётся отбиваться? — первой озвучивает витающий в воздухе вопрос Настя.

— Может, от других солдат? — предполагает Тим.

— Тогда нам точно крышка, — говорю я. — Ибо мы кто угодно, но не солдаты.

Из лоскутов одежды нарываем себе плотные затычки для ушей. Иначе пулемётная стрельба в помещении лишит нас слуха. Ждать остаётся чуть больше получаса. Все напряжены и не находят себе места. Слоняются из угла в угол, только бы унять дрожь в коленях. Я демонстративно сажусь на пол и скрещиваю ноги в позе лотоса.

— Медитация от Вэла? — спрашивает Леся. Её позиция слева от меня.

— Призыв добрых духов, — отшучиваюсь я.

За восемь минут до начала действия Тим замечает:

— Бро, а куда делась Катя?

Оборачиваюсь и не вижу Мышку на положенном месте. Вопросительно смотрю на Кутнюк, стоящую по соседству. Та пожимает плечами. Спустись к ней по лиане с потолка гиббон — не заметила бы.

— Эй, очнись, Кутнюк! — Я подхожу к ней и щёлкаю пальцами перед лицом.

Глаза за очками напоминают двух потеряшек из детдома.

— Всё в порядке, Вэл, — пытается уверить экс-Монашка. Голос холоднее айсберга.

Я зову Мышку, но та не отзывается. Что за дела?

— Может, сбежала? — предполагает Настя.

— Куда? В джунгли?

Спешно отправляюсь исследовать дальние углы Храма. За последним рядом колонн слышу металлическое позвякивание. Вскидываю автомат, снимаю с предохранителя и всматриваюсь в полумрак.

— Сучьи потроха! — не сдерживаюсь и отскакиваю назад.

У задней стены, прикованный цепью к каменному выступу, извивается уменьшенная копия Красного монстра. Или детёныш. Только со ртом, полным акульих зубов. На мои крики сбегаются остальные, кроме Кутнюк.

— Что за?.. — Тим в шоке. — Откуда он взялся?

Боковым зрением вижу, как Леся поднимает автомат, и успеваю выставить руку.

— Подожди, — останавливаю её я. — Он всё равно прикован. — Смотрю на часы. — До начала ещё пять минут.

Догадка иглой вонзается в мозг и впрыскивает яд. Этого не может быть. Я разворачиваю информационное окошко.

Мод «Реконструкция»: использовано 3/3 активации.

Вот ответ, откуда взялась цепь с замком. Прежде мы ничего подобного не находили.

— Вэл, ты думаешь?.. — Настя осекается на полуслове.

— О чём вы? — недоумевает Тим. — Этот монстр сожрал Катю?

Я качаю головой.

— Монстр — и есть Катя. Цифровое отродье. Так распорядилось моё подсознание.

Перед кем я пытаюсь оправдаться? Тут же обухом по голове бьёт новая догадка. Я резко разворачиваюсь и вижу крадущегося в нашу сторону брата-близнеца прикованного монстра. Такой же компактный и ничем неотличимый. Поняв, что его заметили, Цифровое отродье с жутким воем и разведёнными в стороны руками бросается на нас. Я успеваю выпустить очередь и сразить нападавшего на самом подходе. Красное тело, извиваясь, падает на пол, разбрызгивая вокруг себя фонтаны крови. Клешни на спине ещё подёргиваются несколько секунд и замирают последними.

— Твою ж мать! — ругается Леся, прочищая заложенное ухо.

Тим подбегает к трупу и рассеянно озирается по сторонам.

— Дружище, не ищи Анну, — почти шепчу я. — Это была она.

— Но…

Тим отказывается верить и зовёт Кутнюк. Никто не отзывается. Биг-Ти склоняется над трупом монстра и осторожно дотрагивается до откинутой руки, будто убеждаясь в её материальности.

— Три минуты! — объявляю я, приводя поредевшую команду в чувство. — По позициям!

Потери экс-Монашки и Мышки больно бьют по нашим шансам на успех. Теперь все окна лягут на нас троих. Тим не в счёт, он следит за входом. Я стою между двумя девушками и чувствую, как мокрые ладони скользят по калашу. Даю команду всем задействовать бустеры. Вставляем импровизированные беруши.

Бустер-мод «Физическая сила» активирован.

Бустер-мод «Выносливость» активирован.

Бустер-мод «Ловкость» активирован.

Бустер-мод «Восприятие» активирован.

09:59.

С первых же секунд успеваю оценить работу «Восприятия». Сначала доносятся звуки. Сквозь ткань они невнятны, но я представляю себе топот десятка ног и нечто среднее между чавканьем и рычанием. Каждое движение в поле зрения тут же примагничивает к себе внимание. Очень полезная штука.

Тим первым открывает огонь и сражает авангард ЦО на подходе к Храму. Прикрикиваю на девчонок не отвлекаться и следить в оба за окнами. Пулемётная очередь бьёт по перепонкам, несмотря на затычки. Я стараюсь не моргать и молниеносно замечаю первую тварь, лезущую в окно. Едва навожу прицел, как голова красного монстра взрывается. Леся и Настя синхронно нажимают спусковые крючки на своих АК. Их бустеры сработали на миллисекунду быстрее.

У Тима заканчивается первая патронная лента, он спешно подсоединяет запасную. В эти секунды я беру на себя вход и укладываю с десяток ЦО. Пулемёт Тима снова оживает. Под аркой кровавое месиво, что нам на руку. Новые монстры замедляются для преодоления препятствий.

Леся и Настя обстреливают окна. Твари лезут почти во все нижние. Кому-то даже удаётся просочиться, но вместо бездумной атаки отродья прячутся за колоннами и отбегают вглубь Храма.

— Внимательнее! — инстинктивно кричу я и прикрываю девчонок, меняющих рожки. Настя мешкает и принимает разумное решение взять запасной ствол.

Одному удерживать под контролем окна почти нереально даже с обострённым восприятием. Ещё несколько тварей оказываются внутри. Леся успевает подстрелить троих из пяти влезших, уцелевшие прячутся. Странно, что они не спешат нападать. Неужели настолько разумны?

После быстрой перезарядки снова прикрываю Тима, меняющего вторую ленту. Вход в Храм напоминает жерло мясорубки с вытекающим фаршем. Я спешу на помощь девчонкам. Основная масса теперь лезет в окна, но мне приходится вести круговую оборону и отстреливать тварей, заходящих с тыла. Колонны облегчают им задачу. Одного мелкого монстра я не успеваю снять, и он бросается на Настю. Когти проходят по задней поверхности бедра. Стрелять опасно, можно задеть своего. Ещё секунда — и челюсти сомкнулись бы на щиколотке, но я прыгаю вперёд и опускаю приклад на красную черепушку. Она раскалывается, точно яичная скорлупа. Над ухом раздаётся выстрел, и я вижу павшего в метре от меня здорового монстра. Леся успела прикрыть.

Тим быстро анализирует перемены и кричит Лесе взять на себя заваленный изорванной плотью вход. Сам же переключается на окна. Настя не обращает внимания на истекающую кровью ногу и тоже продолжает палить по окнам. Я метаюсь между тылом и страховкой товарищей по команде, когда те перезаряжают свои орудия или хватают запасные. Смотрю на оставшееся время.

05:24.

Ещё даже половину не выстояли! Хватило бы патронов. Уши адаптировались и почти ничего не слышат. Главное — глаза видят.

Интенсивность нашествия немного спадает, а может, я просто идеально адаптировался под «Восприятие». Стены изнутри напоминают испещрённое оспинами лицо. Как бы не выбить дополнительных отверстий. Тим только и успевает менять патронные ленты. Замечаю, что в запасе всего две. Благо, магазинов для АК в избытке. После оплошности с атакой на Настю я больше не позволяю тварям успешно подкрадываться с тыла. Мы с Лесей становимся спина к спине и продолжаем палить. К исходу восьмой минуты я теряю ощущение реальности, будто всё происходит не со мной.

Тим отпускает бесполезный пулемёт и хватает в обе руки Узи. Эффективность почти та же, цельность попаданий поражает даже меня. Не зря Романыч таскал его по тирам. А я вот сливался.

00:35.

Почти!

В последние полминуты ЦО бросает в бой арьергард — основная масса тварей лезет в боковые окна. Тим переключается на новые цели, я же остаюсь контролировать центральные окна. Замечаю, что ещё несколько монстров укрываются за колоннами. Я их всех вижу, но физически не хватает рук и стволов.

00:00.

Едва обратный отсчёт заканчивается, как все отверстия Храма запечатывают решётки. Но я не спешу радоваться — внутри осталось не меньше семи-восьми отродий.

— Сохранять бдительность! — вопит дружище, срывая голос.

Мы вчетвером прислоняемся друг к другу спинами и держим оружие наготове. Не сговариваясь, вытаскиваем беруши.

— Ну, давайте! — подначивает прячущихся монстров Тим. — Зассали?

Вокруг нас россыпь гильз и ошмётки тел. Такую картину без предзаказа свыше не нарисовало бы даже моё больное воображение. Проходит минута, прежде чем появляется ясность. Из-за дальней колонны выглядывает лицо. Человеческое и перепуганное.

— Смотрите! — обращаю я внимание остальных.

От неожиданности и испуга Настя пускает очередь по колонне.

— Не стреляйте, пожалуйста! — доносится крик мольбы.

Геймер № 1 (Вэл Ворон): Тим, пойдём проверим. Настя, Леся, внимательно следите за обстановкой..

Мы с Тимом осторожно приближаемся к колонне. Девушки остаются на месте и прикрывают нас.

— Давай вылезай, — говорю я, оставляя безопасное расстояние. — И без резких движений.

Спрятавшийся человек выходит с трясущимися поднятыми руками. Он абсолютно гол, а над головой полыхает красный нимб, о существовании коих я давно успел позабыть.

Геймер № 7 (Олеся Багинская): Ребят, осторожно, это может быть ловушка!.

Я так не думаю, но уверяю Лесю, что всё под контролем.

— Вы пытались убить нас, — говорит Тим ЦО в человеческом обличье.

— Нет! — возражает тот. — Я не помню, как здесь оказался! Обедал в ресторане с подругой и — бах — я уже тут под градом огня.

Из коротких переговоров становится понятно, что перед нами житель Кибершока. Заурядный клерк. Нас он узнал по новостям, крутящимся в городе вторые подряд сутки.

— Не стреляйте, я тоже из Кибершока, — доносится женский голос из другого конца Храма.

Женщина средних лет стыдливо прикрывает наготу и боится выйти из-за колонны. Оставаясь начеку, мы с Тимом проверяем остальные закутки и находим ещё восьмерых — троих жителей Кибершока и пятерых поселенцев Пальмового вора. У всех горожан одна и та же история — занимались своими делами и через секунду пришли в себя внутри Храма. Обнажённые, раненые и затаившиеся. Дикари никого не понимают, но предполагаю, что их постигла аналогичная участь.

На месте самого первого убитого Цифрового отродья мы находим изрешечённое тело Ани Кутнюк. Тим бросает на каменный пол оба Узи и опускается на колени. Подкладывает левую лапищу под затылок Кутнюк и осторожно, будто древнюю реликвию, приподнимает её голову. Глаза закрыты, изо рта вытекает струйка крови. Я отворачиваюсь и вижу, как Леся внимательно изучает заднюю поверхность Настиного бедра.

Геймер № 7 (Олеся Багинская): Вэл, мне нужен твой ремень..

Я вешаю автомат на плечо и вытягиваю из шорт тканевый ремень, поправляя «Маузер». Подхожу к девушкам и помогаю зафиксировать жгут.

— Насколько серьёзно? — спрашиваю у Леси. Фельдшер из меня, как и оружейник.

— Терпимо, — отвечает та. — Главное — бедренная артерия не задета. Но царапины глубокие.

— До свадьбы заживёт, — отшучивается Настя.

Держится молодцом. Не пищит и не паникует. Я кладу руку ей на плечо. К чёрту предрассудки и смущения. Настя смотрит мне в глаза и улыбается. Совсем некстати в голову просачивается вопрос на засыпку: можно ли залететь в Бездне? И кто тогда появится на свет?

К нам подходит Тим с могучим оголённым торсом — своей разноцветной рубашкой он прикрыл тело Кутнюк.

— Что дальше, бро? — спрашивает дружище мёртвым голосом.

Он преодолел стадию перелома и превратился в универсального солдата. Эмоции скрыты под наростом новой личности. Все мы утратили былые «я». Из Бездны есть выход лишь для новых нас. Впрочем, выхода пока нет — лифт не ожил, решётки опущены. Вокруг грудятся тела монстров и уцелевшие Цифровые отродья, обретшие первозданный вид. Они обескуражены похлеще нас.

— Скоро узнаем, — отвечаю я и иду к дальней стене.

Мышка позвякивает цепью и прикрывается сорванными ветками лианы. Куда подевалась её одежда — один из сотен вопросов.

— Как тебе удалось догадаться? — не скрываю я своего восхищения и пробую размокнуть цепь.

Даже с бустером Катина «Реконструкция» мне не по зубам.

— Я не помню, — мотает головой Катя. — Стояла возле Ани, а потом пришла в себя вот здесь. Сейчас пытаюсь восстановить события через Хранилище.

— Есть что?

Через двадцать секунд Катя мне описывает, как подошла к этой стене, активировала «Реконструкцию» и приковала себя цепью. После чего — провал, недоступный даже Хранилищу. Повреждённый чёрный ящик.

— Ты уберегла и нас, и себя, — говорю я и ещё раз пытаюсь вырвать цепь. — Или твои внутренние инстинкты. А может, обострённое восприятие.

— Оставь. Она скоро сама исчезнет. Энергия мода на исходе.

Я показываю Мышке большой палец. Отличная работа.

Геймер № 7 (Олеся Багинская): Вэл, иди скорее сюда! Тебе надо это прочитать..

Катя вопросительно смотрит на меня. Я жестом успокаиваю её и возвращаюсь в центральную часть Храма. Тим стоит в прострации и держит на мушке «Магнума» невольных пленников Храма на случай их неожиданного превращения в красных монстров. Леся с Настей взобрались на трибуну и зависли над Гримуаром.

— Ну что там? — спрашиваю я, поднимаясь к ним.

Девушки отступают на шаг, предлагая мне самому прочесть. Я так и делаю.


Открыт скилл «Точность стрельбы». Каждому Геймеру доступна 1 часовая активация.

Выполните задание № 14.

Цель: очистить Храм Переходов от оставшихся Цифровых отродий.

Срок выполнения: до 22:30 19.06.19.

Награда: открытие мода «Цифровая Чума».

В случае неудачи все Геймеры будут деактивированы.

Глава 32 «Цифровая Чума»

— Что ты молчишь, Вэл? — доносится до меня напряжённый голос Леси.

Я стою за кафедрой и глупо перелистываю страницы туда-сюда в надежде увидеть новую строчку, отменяющую задание № 14. Конечно, этому не бывать.

— У нас на всё минут двадцать, — замечает Настя. — Да? Вэл!

Смотрю на часы и подтверждаю — у нас ровно двадцать одна минута и пять секунд. Перевожу взгляд на голых трясущихся поселенцев и горожан. Они стоят, нелепо прикрывая причинные места. Отрывисто перешёптываются друг с другом и без конца озираются по сторонам. Представляю, что творится в их головах от вида кровавого побоища.

0/11 Цифровых отродий уничтожено.

Статус задания неприятно жжёт сетчатку. Я убираю окошко, но через секунду приходит сообщение в Чат.

Геймер № 4 (Катя Булычёва): Вэл, в чём дело?.

Леся и Настя выжидающе смотрят на меня. Мол, сам разберёшься со всем или как? Я давно усвоил уроки Гримуара. Любое задание должно быть выполнено, каким бы немыслимым оно ни казалось. На неписей мне плевать, несмотря на их кажущуюся человечность. Ловко меняю рожок в АК.

Геймер № 1 (Вэл Ворон): Тим, нам придётся загасить этих бедолаг. Таково задание..

Геймер № 2 (Тимур Лазарев): Понял..

Биг-Ти возвращается к телу Кутнюк и поднимает брошенные Узи. Я прицеливаюсь в ничего не подозревающее скопление неписей и открываю огонь, игнорируя всплывшее сообщение в Чате от Кати. Через секунду Тим подхватывает и палит с двух рук. Не спешу тестировать «Точность стрельбы», здесь она даром не нужна. Почти все ЦО падают замертво от первых же очередей, но кому-то удаётся уползти за колонны.

8/11 Цифровых отродий уничтожено.

Заходим с Тимом с разных сторон, продолжая целиться.

— Зачем вы это делаете?? — вопит один из уцелевших.

Зря он. Определяю колонну, приближаюсь мощными рывками и открываю огонь. Горожанин превращён в решето. Тим даёт знак, что на его стороне пока чисто. Я начинаю внимательно обследовать каждую колонну, пока не нахожу за одной из них сидящего на полу старика с длинными седыми волосами. Поселенец. Двумя руками он держится за живот, из которого вытекает почти чёрная кровь. На лице гримаса боли, но старик лишь едва слышно кряхтит. Поднимает на меня глаза. Мой палец на долю секунды замирает на спусковом крючке.

Неожиданно появившийся Тим вышибает мозги старику выстрелом из «Магнума» в затылок. Не говоря ни слова, уходит.

10/11 Цифровых отродий уничтожено.

Я бросаю калаш на пол. Леся, Настя и Тим ждут меня возле трибуны.

— Ещё один, Вэл, — тихо говорит Настя. — Или пусть лучше Тим?

— Нет.

Иду к дальней стене. Цепь ещё не исчезла, Катя сидит, закрыв ладонями лицо. Присаживаюсь на корточки рядом с ней и отвожу руки в стороны. Она беззвучно плачет.

— Я… увидела задание, — надрывно произносит Катя.

— У нас больше пятнадцати минут придумать, как спасти тебя, — говорю я, сам себе не веря. — Должна быть лазейка. Хотя бы одна.

Плач переходит в рыдание. Катя мотает головой, и распущенные волосы спадают на лицо.

— Нет… — пытается выговорить она, — нет никакой лазейки.

Её убивает моё подсознание. Или сознание, я так и не разобрался в принципах присвоения красных и зелёных нимбов. Лазейками были активации «Вероятных жизней», но мы их израсходовали…

— Вэл, я…

Катя не договаривает. Всё происходит молниеносно. Кто-то выхватывает у меня из-за пояса «Маузер» и стреляет. Сначала думаю на Тима, но нет — Леся. На лбу Кати появляется маленькая красная точка. Хрупкое тело падает навзничь.

— У нас не было выбора, Вэл, — говорит Леся и уходит.

Я оторопело смотрю ей вслед.

11/11 Цифровых отродий уничтожено.


Через минуту ко мне подходит Тим и говорит:

— Это тяжело, бро, но мы ещё живы. Нам надо держаться до конца.

Я замечаю, что решётки снова исчезли, открыв путь наружу. Лифт по-прежнему не подаёт признаков жизни. Леся с Настей не покидают кафедру, ежесекундно шелестя страницами.

— Есть что? — спрашиваю я.

— Пока нет, — отвечает Настя.

Мне невыносимо находиться внутри, поэтому я иду к выходу, невзирая на рьяные протесты Леси. Тим идёт следом. Мы не без труда пробираемся через месиво у входа и оказываемся в духоте ночных джунглей.

— Удивительно чистое небо для нереального мира, — замечаю я, задрав голову.

— Ага, — соглашается Тим.

Желая увести мысли подальше с передовой, я впервые за неделю комплексно проверяю свои показатели.

Интеллект: 121* балл (+9). Использовано потенциала: 78 % (+4).

Физическая сила: 101 балл (+4). Использовано потенциала: 83 % (+1).

Выносливость: 90 баллов (+6). Использовано потенциала: 85 % (+2).

Ловкость: 84* балла (+4). Использовано потенциала: 73 % (+1).

Восприятие: 99 баллов (+2). Использовано потенциала: 76 % (+1).

Социальная вовлеченность: 32 балла (+4).

* часть баллов будет интегрирована позже.

С помощью Гримуара я нехило прокачал серое вещество, почти не задействовав потенциал. Так можно превратиться в сверхчеловека. Правда, какую цену придётся заплатить? Всего одного балла не хватает до Вэла-женатика из Вариации 001, хотя между нами десять лет разницы. Впрочем, они как раз и решают исход гипотетического противостояния. Чистый интеллект без жизненного опыта — всего лишь не огранённый алмаз.

Мы так и стоим с Биг-Ти, не проронив более ни слова, пока в поле зрения не вторгается очередное сообщение из Чата.

Геймер № 5 (Настя Ерохина): Вэл, Тим, возвращайтесь. У нас финальное задание..

Неужели последнее? И что потом? Без особых надежд я взбираюсь на трибуну и читаю.


Выполните задание № 15 — Финальное.

Цель: активировать мод «Цифровая Чума».

Срок выполнения: до 23:30 19.06.19.

Награда: Модификация — преобразование реальности в устойчивое игровое поле без использования Гримуара. Присвоение геймерского статуса 1 % населения Земли с соблюдением территориального баланса и автоматическим Отсевом 50 % кандидатов после первой недели Модификации. Открытие ряда дополнительных скиллов и модов.

В случае неудачи все Геймеры будут преобразованы в обитателей Бездны.

Активировать мод (Да / Нет).


Вся полнота дьявольского замысла авторов Гримуара становится ясна — выхлестнуть всю силу книги наружу, освободить её из плена желтоватых страниц. Не об этом ли хотел предупредить меня мэр Кибершока? Потому и отправлял на поверхность своих псов с помощью чита «Восхождение». Возможно, мэр — один из Геймеров, добравшихся до пятнадцатого задания. Тот, кто предпочёл стать преобразованным обитателем Бездны, а не проводником Цифровой Чумы в реал. Не исключаю, что кто-то из его коллег нашёл способ подкинуть информацию для размышления бедолаге Франкову. Жаль, у них ничего не получилось.

— Нет, — говорю я Лесе с трибуны. — Мы не станем этого делать.

— Но цель так близка… — начинает было оспаривать Настя, однако я жестом затыкаю её.

— Вы себе представляете, что означает этот мод? Под угрозой окажется весь мир.

— Там же написано, что он означает, — раздражённо говорит Леся. — Один процент населения…

— Я умею читать, Лесь. И считать. Ты подумала, что произойдёт, если завтра мы получим семьдесят пять миллионов Геймеров с кучей модов и скиллов? Значит, все остальные семь с половиной миллиардов землян — потенциальные персонажи. И ещё этот сомнительный пункт про Отсев.

Конечно, она не подумала и только сейчас задействовала воображение. Однако немного поразмыслив, Леся отвечает:

— Пожалуй, наша цивилизация перейдёт на новую ступень развития. Возможно, это шанс человечества на спасение.

Я не верю своим ушам.

— О чём ты говоришь? Какое спасение?

— Боже, Вэл, — закатывает глаза Леся. — Не ты ли с первого дня нашего знакомства постоянно ворчал об информационном рабстве и загнивании общества, как старый дед у подъезда? И рассказывал о скором порабощении человечества пришельцами, заселившими в древности Землю.

— Да это всего лишь сюжет для рассказа!..

— Неважно. Если копнуть глубже, то ты прав насчёт рабства и загнивания.

Бесполезно вести спор, в котором тебя делают дураком, вырывая слова из контекста. Я машу рукой и тянусь за пером. Слышу щелчок предохранителя. Поднимаю глаза и вижу, как Леся целится в меня из Макарова. Настоящего, а не того, что я использовал в универе.

— Отойди, Вэл. Не заставляй меня стрелять.

— Ты готова убить меня?

— Клянусь, я не хочу этого делать, но не могу позволить тебе погубить нас. Это называется инстинкт самосохранения.

Вижу, как Настя берёт на прицел ничего не понимающего Тима. А тот, как и я, безоружен.

— Тимми, ты на чьей стороне? — спрашивает Настя, дьявольски быстро смекнувшая что к чему. Расклад ясен.

Тим растерян, точно первоклашка, которого вместо школы привели сразу в армию.

— Ладно, постой спокойно в стороне, — мягко говорит Настя. — Пока взрослые разберутся.

Я унимаю дрожь в пальцах и обращаюсь к Лесе:

— Никто не погибнет, если мы останемся в Бездне.

И снова закатанные глаза. Я бы мог использовать действующий коктейль из бустеров, включающий ловкость, и рвануть за колонны. Активировать «Точность стрельбы», добраться до сундука и вооружиться. При этом надеясь, что ни одна шальная пуля не угодит мне в спину. Но Леся под тем же коктейлем и наверняка активировала новый скилл Топ Гана, поэтому не промажет. Можно попытаться воззвать к разуму усечённый состав «Спайс гёрлз».

— Остаться здесь, Вэл, — объясняет Леся, — равнозначно смерти, ты сам это понимаешь.

— Отнюдь, — возражаю я. — Вы же видели, как неплохо тут обитают Преобразованные.

— Мы ничего о них не знаем, — вмешивается в разговор Настя. — Сами ли они воссоздали свои локации или их поместил туда Гримуар? Кто в здравом уме станет превращать себя в кокосового краба и управлять деревней дикарей?

Я мешкаю с ответом. В чём-то моя бывшая одноклассница права. Тем временем Леся подходит ближе и жестом призывает меня покинуть трибуну. Я продолжаю стоять. Моя рука в каких-то тридцати сантиметрах от чернильницы. Был бы карандаш, я бы рискнул, пусть даже ценой выстрела в упор. Но с пером мне нужен мод, останавливающий время. Или скилл сверхскорости. Утопичный сценарий.

— Не надо, милый, — мурлычет Леся. Впервые в жизни она называет меня «милый», что сбивает с толку. — Я действительно не хочу причинять тебе вред. Ты многое сделал для меня. Для всех нас.

Ага, замутил кашу и обрёк ни в чём неповинных людей вариться в ней, страдать и даже умирать.

— Кстати, Вэл, — спрашивает Настя, — ты действительно не знал заранее, что в Бездне Геймеры рискуют только своими жизнями?

Лесю нисколько не удивляет вопрос, из чего я делаю вывод — они уже перетирали это предположение раньше. Почему не говорили мне? Скорее всего, не хотели дестабилизировать команду и ждали подходящего момента.

— С чего ты взяла? — блефую я. — Конечно, не знал!

— А как ты собирался помочь Севе? — продолжает наседать Настя. — Ведь ты так и не раскрыл всех карт. Мне кажется, ты вёл не совсем открытую игру. Не только я это заметила.

И где я прокололся? Да плевать! Уже не важно. Кутнюк мертва, так что нечего скрывать. Под прицелом Макарова я сбивчиво рассказываю о Первородных личностях в Междумирье и своей тайной миссии по их спасению.

— Но нас ты, конечно, не собирался посвящать? — замечает Леся, совершенно не впечатлённая рассказом. — Я думала, в команде не должно быть никаких секретов друг от друга.

— Я бы поведал… позже.

— Ладно, долго мы будем разыгрывать эту мелодраматическую сценку? — не выдерживает Настя. — Время тикает.

— Настя права, Вэл. — Леся подходит ещё на шаг. — Отойди. Пожалуйста.

— А как же концерт Джеймса Бланта? — бросаю я на стол самый шутовской козырь в истории переговоров под дулом пистолета.

— Вэл, прекращай валять дурака. Считаю до трёх.

Как в дешёвом боевике. Без «Пуленепробиваемости» у меня ни единого шанса на успех. На счёт «два» я отступаю от кафедры и спускаюсь вниз. Руки держу на виду.

— Ещё дальше, — приказывает Леся.

Посчитав расстояние между нами безопасным, она подходит к раскрытому Гримуару, ловко перекладывает пистолет в левую руку, макает перо в чернильницу и коротким росчерком обрекает привычную реальность на неминуемую трансформацию.

Мод «Цифровая Чума» активирован.


Я опускаю руки, а Леся с Настей — пистолеты. Дальнейшие препирательства бесполезны. Индикатор кнопки лифта оживает. Билет наверх оплачен, возврат в кассу не предусмотрен.

— Новый текст! — заявляет Леся, оставшаяся за кафедрой. — Идите посмотрите.

Мы втроём взбираемся к ней и нависаем над Гримуаром.


Вспомогательный мод «Озарение» активируется у всех Геймеров, персонажей и NPC в 03:00 по местному времяисчислению 20.06.2019, запуская первый тур Модификации.

25 % населения планеты, включая власть имущих, автоматически будут преобразованы в системных ботов.

Все Геймеры начнут развитие с первого уровня.

Гримуар надлежит оставить в Храме Переходов.

Доступ в Бездну будет заблокирован.

Покиньте Храм Переходов до 00:00 20.06.2019.


Переварить такое сходу не так-то просто.

— Мальчики, вы идёте? — спрашивает Настя, нажимая кнопку вызова лифта. Створки тут же раздвигаются.

— Им надо прийти в себя, — говорит Леся и входит в кабинку. — Кстати, Вэл, у тебя завтра день рождения. Напиши в Чате, приходить твоим лучшим подругам или нет.

— Конечно, нет, — шепчу я, когда они уезжают в реал. — Мои лучшие подруги умерли в Бездне.

Тим устало бредёт к лифту и ждёт его возвращения. Я сижу на каменном полу под горящим факелом, облокотившись спиной о холодную стену. Будь мне доступна Вариация прямо сейчас, я бы не раздумывая заглянул в одно из своих будущих. Возможно, там бы и остался.

Тим оборачивается и спрашивает:

— Ты идёшь, бро?

Глава 33 Совершеннолетие

Я смотрю на часы — 2:50 ночи. Где-то далеко лают собаки. Ветер приятно шелестит листвой садовых деревьев. Подхожу к выходу на лоджию и опираюсь рукой о косяк. Тим полулежит на раскладушке и смотрит на небо. Плавает в прошлом или забросил сеть вверх по течению. Снова спорит с Романычем, воркует с Кутнюк или гладит Бафа.

На маленьком круглом столике стоят два недопитых бокала рома с колой. Ром-с-Колой — школьное прозвище Романыча. Тим давно раздобыл бутылку, рассчитывая поностальгировать втроём по школьным временам, отметить мой день рождения и окончание первого курса. Сегодня мне восемнадцать, но совершеннолетие отмечаю не только я. За грядущую ночь мир изменится навсегда.

Я не знаю, чем заняты Леся с Настей, в нашем с Тимом Чате их больше нет. Возможно, лихорадочно открывают новых персонажей или прокачивают базовые показатели. Но по мне, всё это бессмысленно до активации «Озарения». Никто не знает новых правил, в том числе и мы, первооткрыватели.

Чуть раньше я успел покопаться в Хранилище и обратить внимание на одну запись в Гримуаре, которой в тот раз не придал значения.

Анализ личного видения персонажа закончен.

Она появилась после первого тестового уровня. Что бы это значило? Распределение красных и зелёных нимбов — понятно. Да и само определение «Цифровых отродий» моя заслуга. Но что ещё? Возможно, когда-нибудь я разгадаю тайну этой книги. Однако в первое время нам явно будет не до Бездны и Гримуара.

— Ром с колой — редкостная гадость, — замечаю я. — Худший напиток из всех, что я пробовал.

Тим поворачивает голову и улыбается. Неожиданно спрашивает:

— Почему ты никогда не рассказывал нам про Чердак Мечтателя, Вэл? Что проводил вот так многие ночи.

Думаю, как лучше сформулировать ответ. Выходит неплохо:

— Просто есть места, где одиночество становится религией.

— Воспоминания о прошлом и мысли о будущем? — удивительно быстро смекает Биг-Ти.

— Верно.

И никаких модов, превращающих жизнь в россыпь папок на рабочем столе ПК.

2:59. Прохожу на лоджию, сажусь рядом с Тимом и спрашиваю:

— Готов, дружище?

Он молча пожимает плечами.


Мод «Озарение» активирован.


От автора:

Спасибо, что читали книгу!

Не забудьте активировать полный пакет читательской прошивки «БЛП» (Библиотека-Лайк-Подписка) для ускоренной прокачки автора:)

А если оставите комментарий — от меня двойная благодарность. Каждый отзыв важен.


Продолжение истории и старт основных событий цикла — «Грифер: Модификация»: https://author.today/reader/94866/748756


Оглавление

  • ЧАСТЬ 1 РЕАЛ
  •   Глава 1 Находка
  •   Глава 2 Проба пера
  •   Глава 3 Папкин бизнесмен
  •   Глава 4 Первая прокачка
  •   Глава 5 Мод «Хранилище памяти»
  •   Глава 6 Пляжный чемпион
  •   Глава 7 Крах профессора
  •   Глава 8 Изоляция
  •   Глава 9 Нокаут
  •   Глава 10 Газ в пол
  •   Глава 11 Капкан
  •   Глава 12 Зачистка
  •   Глава 13 Крайние меры
  •   Глава 14 Мастер-взрыватель
  • ЧАСТЬ 2 ИЗЛОМ
  •   Глава 15 Первый союзник
  •   Глава 16 Мод «Отладка»
  •   Глава 17 Признание
  •   Глава 18 Мутные типы
  •   Глава 19 Мод «Вероятные жизни»
  •   Глава 20 «Белые вороны»
  •   Глава 21 Междумирье
  •   Глава 22 Спасение бессмертных…
  •   Глава 23 …и утопающих
  •   Глава 24 Сжечь мосты
  • ЧАСТЬ 3 БЕЗДНА
  •   Глава 25 Спуск
  •   Глава 26 Пальмовый вор
  •   Глава 27 Кибершок
  •   Глава 28 Мод «Аннигиляция»
  •   Глава 29 «Миллениум»
  •   Глава 30 Бегство
  •   Глава 31 Нашествие
  •   Глава 32 «Цифровая Чума»
  •   Глава 33 Совершеннолетие