КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 469356 томов
Объем библиотеки - 685 Гб.
Всего авторов - 219272
Пользователей - 101804

Впечатления

Sem_Sem про серию Теневой путь

Новый стиль? В каждой книге сначала пару глав нормальные, а потом ахинея - другая книга или вставка из ранее прочитанной... Итог - бред, хотя общая задумка норм.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Ордынец про Борискин: Привет с того света или приключение попаданца (СИ) (Попаданцы)

Привет с того света или приключение попаданца- тема интересна.но слишком занудно описание

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Ордынец про Бармин: Гранд (Попаданцы)

сексуально озабоченый автор.девки в реале не дают ни как

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Ордынец про Бармин: Бестия (Научная Фантастика)

примитив

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Корчевский: Битва за небо (Альтернативная история)

дилогия как=то типа обычной биографии военного

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Корчевский: Воздухоплаватель. На заре авиации (Альтернативная история)

попаданец кроме как скупки золотых монет ни чем не отметился

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про И-Шен: Сила Шаолиня. Даосские психотехники. Методы активной медитации (Самосовершенствование)

Конечно, даосская техника активной маструбации весьма интересна для тех, у кого нет партнера по сексу, как у шаолиньских монахов. И это весьма оздоровительное занятие в прыщавом возрасте.

Рейтинг: +4 ( 6 за, 2 против).

Интересно почитать: Надежны ли машины марки KIA?

Лесная братва. Тайна зелёной изгороди (fb2)

- Лесная братва. Тайна зелёной изгороди (пер. А. Маркелова) 1.41 Мб, 73с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Льюис Гиков

Настройки текста:



Льюис Гиков - Лесная братва. Тайна зелёной изгороди

Литературно-художественное издание

Для среднего школьного возраста


Льюис Гиков


ЛЕСНАЯ БРАТВА

ТАЙНА ЗЕЛЁНОЙ ИЗГОРОДИ


Издатель Н. Ушакова

Руководитель проекта Н. Егоров

Редактор Т. Бушева

Технический редактор В. Ерофеев

Верстка С. Чорненький

Корректор К. Чегулова


Originally published by Scholastic

Глава 1

Дзынь! Дзынь! Дзынь! Дзынь!

Енот Эр-Джей бросил четыре монетки в огромный металлический торговый автомат. Поводил носом и облизнулся. Затем вздохнул, и в прохладном вечернем воздухе образовалось облачко пара.

«Картофельные чипсы, – подумал он. – Моя любимая еда. Ну-ка, идите к папочке...»

Он нажал на ярко-красную кнопку, и опускающаяся дверка открылась, освободив дорогу для пачки чипсов. Но пакетик застрял вверху, так и не упав.

Эр-Джей недоверчиво уставился на автомат:

– О нет! Мои чипсы!

Он нахмурился. Ему так хотелось чипсов! Они были ему просто необходимы. О, как нужно было ему это хрустящее, солёное лакомство!

Но что было делать?

Он задумался. Затем отошёл на десять шагов, взял низкий старт и с разбегу врезался в автомат.

Хрясь!

Автомат слегка покачнулся. Пакетик с чипсами еле заметно задрожал. Но остался на прежнем месте.

Эр-Джей запустил лапу в старый мешок из-под клюшек для гольфа, где хранил свои вещи. Он вытащил оттуда хватательное устройство в форме акульей головы и просунул его между пружин автомата. Немного поудил ею, пытаясь ухватить пачку чипсов и вытащить её наружу.

Тщетно.

Он в отчаянии треснул акульей головой об автомат. Она развалилась на части.

Эр-Джей выудил из мешка бумеранг – позаимствованный из мусоросборника у магазина игрушек – и швырнул его об автомат.

Бумеранг с силой ударился о поверхность и упал на землю. Автомат даже не шелохнулся.

В ярости Эр-Джей выхватил из мешка клюшку для гольфа и начал молотить ею о стеклянную витрину автомата.

– Вылезай... от... туда! – задыхаясь, умолял он.

Ни-че-го.

Енот сверлил взглядом автомат. Тот безучастно стоял.

У Эр-Джея заурчало в животе. Ему нужно было съесть немного чипсов. Сейчас же. Но как ему их достать?

Он постоял с минуту, скорбящим взглядом изучая стеклянную панель автомата.

В ней отражался утёс. И на вершине этого утёса...

Эр-Джей смотрел и смотрел.

«Винсент», – подумал он.

Енот покачал головой. Плохая идея.

У него снова заурчало в животе, и он рыгнул.

«Иногда, – решил он, – плохие идеи – это всё, что у тебя есть».

Вильнув пушистым хвостом, он развернулся и, промчавшись по парковке, исчез в лесу.

Через несколько сотен метров, у подножия утёса, Эр-Джей остановился.

В пещере на вершине утёса жил Винсент. Винсент был гигантским медведем гризли со зловонным дыханием и скверным характером. Винсент был медведем, который всегда припасал кучу еды к моменту пробуждения после долгой зимней спячки, – медведем, который даже разницы не заметит, если голодный енот одолжит у него совсем немного еды.

Ну, в любом случае в настоящий момент Винсент был спящим медведем, поэтому он всё равно ничего не узнает.

Эр-Джей пошарил лапой в мешке и вытащил из него карманный набор рыболова – удочку, спиннинг и крючок. Он нажал на кнопочку, и леска взмыла вверх. Крючок зацепился за самую вершину утёса.

Эр-Джей потянул за леску, чтобы убедиться, что она выдержит его вес. Затем нажал на другую кнопочку, и леска втянулась обратно, подняв его прямо на вершину холма.

Через пять минут он оказался в пещере Винсента.

И прямо у входа, освещённый луной, лежал огромный пакет картофельных чипсов.

Он был даже больше, чем тот, в автомате.

Эр-Джей подкрался на цыпочках и схватил пакет. Тот мягко зашуршал. Он улыбнулся ему. Затем поднял голову и увидел ещё один пакет с чипсами... и ещё один!

Он схватил второй пакет, а затем и третий. Оглянулся по сторонам в поисках четвёртого. И тогда увидел это.

В пещере высилась целая гора съестных припасов – великолепная груда фаст-фуда, которая едва не вываливалась из сверкающей красной тележки.

У Эр-Джея загорелись глаза. Он сделал шаг по направлению к еде, истекая слюной.

«Это всё моё», – думал он.

Внезапно Винсент фыркнул. Затем медведь поднялся на задние лапы и потряс лохматой головой.

Эр-Джей оцепенел. Не может же быть, что Винсенту уже пора просыпаться... или может?

Винсент потянулся. Но затем рухнул на живот, прямо перед Эр-Джеем. И громко захрапел.

Эр-Джей снова начал дышать.

Он смотрел поверх Винсента на груду еды.

«Возьми только то, что тебе нужно, – напомнил он себе. – Только то, что нужно...»

Это был полезный совет, который передавался из поколения в поколение, от енота к еноту – от его прадеда к его деду, от деда к отцу: никогда не бери больше, чем тебе нужно. И тогда ничто огромное и волосатое с тремя рядами зубов не будет гоняться за тобой.

Проблема заключалась в том, что Эр-Джей никогда не прислушивался к чужим советам – и особенно к советам своих родственников.

Через несколько мгновений, отступив на шаг, он залюбовался своей работой.

Еда, которую Эр-Джей обнаружил в пещере, была аккуратно уложена на красную тележку. Венчал съедобную гору голубой мини-холодильник.

Винсент фыркнул во сне, перевернулся на бок и накрыл голову лапой.

Эр-Джей нажал на переключатель. Под красной тележкой раздулся гигантский надувной плот. Тележка вместе с едой поднялась в воздух и медленно проплыла у Винсента над головой. Затем бесшумно приземлилась у входа в пещеру.

 «Это просто гениально, – подумал Эр-Джей, – тем более если я сам так считаю».

Винсент снова фыркнул. Эр-Джей задержал дыхание.

Медведь обхватил лапами свою волосатую грудь и громко захрапел.

Эр-Джей подобрал с земли несколько упаковок печенья, которые выпали из тележки, и зашвырнул их обратно в кучу провианта. Обернулся. И тогда увидел её.

Огромную картонную банку с картофельными чипсами, которую Винсент приобнял лапами.

Это были самые любимые чипсы Эр-Джея... и отсюда сам собой напрашивался вывод, что они были его любимой едой.

Он уставился на банку, как заворожённый. Затем взглянул на гору еды в красной тележке. Затем снова посмотрел на банку.

Он не мог устоять.

Енот внимательно посмотрел по сторонам.

В углу пещеры он заметил пустой стаканчик из-под кофе.

Он поспешно устремился к нему и подобрал. Затем очень, очень осторожно он направился к Винсенту.

Очень, очень осторожно он вытащил картонную банку с чипсами у Винсента из лап, а вместо них подложил стаканчик из-под кофе. Спящий Винсент всё равно не почувствует разницы.

Винсент пробормотал что-то во сне и покрепче обхватил стаканчик.

Эр-Джей улыбнулся.

Любовно глядя на банку с чипсами, которую держал в лапах, он начал пятиться к выходу. При виде этикетки, на которой была изображена идеально ровная стопочка картофельных чипсов, у него потекли слюнки.

«Только одну на дорожку», – подумал он...

Осторожно Эр-Джей потянул за уголок бумажную отрывающуюся крышку банки.

Пшшшшш. Еле слышный порыв воздуха вырвался из-под крышки.

Один из жёлтых глаз Винсента приоткрылся.

Эр-Джей чуть не задохнулся от ужаса.

Винсент зевнул, и на его зубах сверкнули отблески луны. Затем он сел и открыл второй глаз. Вдумчиво посмотрел на Эр-Джея, затем на красную тележку, до отказа нагруженную вкусностями.

– Эр-Джей? – прорычал он.

– Э-ээ... нет, – начал было отнекиваться Эр-Джей, пятясь.

– Луна ещё не полная. Ты разбудил меня на неделю раньше?

Винсент поднялся. Его силуэт возвышался над съёжившимся енотом.

– О нет, – рявкнул медведь. – Только не говори, что ты действительно настолько глуп, что попытался украсть мою еду? Эр-Джей, мне придётся тебя убить.

Эр-Джей попятился.

– Ну пожалуйста, – заикаясь, протянул он. – Я же просто отчаявшийся парень. Мне надо кормить семью.

Винсент фыркнул.

– У тебя нет семьи.

Эр-Джей сглотнул.

– Я имел в виду семью из одного человека. То есть меня.

Винсент одним гигантским шагом преодолел расстояние между ними.

Эр-Джей отступил ещё немного.

– Ну хорошо, подожди, постой, постой! Послушай, еда ведь по-прежнему в твоей пещере, – пролепетал он. – Поэтому, чисто технически, она не украдена...

Иииик.

Эр-Джей наткнулся спиной прямо на красную тележку.

Тележка тронулась с места. Выкатилась из пещеры. Затем подкатила к краю утёса... и рухнула с обрыва.

Бамс! Хрясь! Думс!

– А-аааааааааа! – завопил Эр-Джей.

– О нет! – взвизгнул Винсент. – Нееееееет.... Остановись, остановись... стоп!!!

Тележка громыхнула о землю у подножия утёса и покатилась дальше. Она пересекла шоссе и остановилась прямо перед автомобильной парковкой.

Голубой холодильник на самом верху покачнулся. Но ничего не произошло. Вся без исключения еда осталась ровненькой горкой лежать в тележке.

Винсент с облегчением вздохнул.

– Она чуть не... – начал он.

Но огромная фура с девятью рядами колёс врезалась прямо в красную тележку. Куски металла и искорёженные упаковки еды разлетелись вокруг.

У Винсента налились кровью глаза.

Он повернулся к Эр-Джею и взревел.

Эр-Джей припустил в противоположную сторону от пещеры. Винсент гнался за ним по склону утёса, вопя:

– Ты, подлый маленький жулик!

Винсент нагнал Эр-Джея у парковки. Он схватил енота своей гигантской лапой и, разинув пасть, начал засовывать туда Эр-Джея.

– Винсент, погоди! – пискнул Эр-Джей. – Пожалуйста, не ешь меня! – Он видел в медвежьих клыках отражение собственного носа. – Я могу всё вернуть!

Винсент замер.

– Да, да, точно! – поспешно добавил Эр-Джей. – Если ты меня съешь, тебе самому придётся этим заняться. Но я тебе всё верну– всё, всё!

Винсент уставился на Эр-Джея.

– И мою красную тележку? – спросил он, сжав Эр-Джея лапой.

– Даже ещё краснее! – подтвердил Эр-Джей. – Ай-ай-ай-ай-ай!

– И голубой холодильник? – продолжал Винсент, сжав Эр-Джея ещё сильнее.

– Да, и голубой холодильник, занесу в список. Обязательно голубой?

– Да. И мои картофельные чипсы. Мне нравятся эти чипсы... то, как идеально они умещаются на языке.

– Конечно, конечно, – пробормотал Эр-Джей. – А ещё я достану тебе комплексное меню для пикника на всю семью.

У Винсента загорелись глаза.

– У них и такое есть?

– Уверен, что есть, – подтвердил Эр-Джей.

Винсент медленно кивнул и задумался.

– Ладно, Эр-Джей, – наконец произнёс медведь. – Вот мои условия. Моя спячка закончится, когда луна будет полной. – Он указал на небо лапой со сверкающими когтями. – Итак, я иду спать. А когда проснусь – ВСЕ мои вещи должны лежать на своём месте.

– Всего лишь через одну неделю? – ахнул Эр-Джей. – Это невыполнимое задание, учти, что я один...

Винсент сжал его ещё сильнее.

– Неделя? Замечательно, – поспешно поправил себя Эр-Джей. – Я найму помощника. Может, даже и нескольких!

– Итак, полная луна – все мои вещи. И даже не думай сбежать. Потому что, если ты так поступишь, я тебя выслежу и убью.

Винсент опустил Эр-Джея на землю, развернулся и затопал обратно к пещере.

Эр-Джей посмотрел на небо. Горизонтальный ломтик луны будто бы ухмылялся ему.

– Над чем ты смеёшься? – пробормотал енот.

Затем взглянул на широкую, волосатую спину Винсента.

– Ладно, ладно, приятель! – крикнул он ему вслед. – Отдыхай себе спокойно, я всё сделаю. Эй, да через неделю мы с тобой вспомним об этом и посмеёмся, а? Хе-хе... хе- хе! Бу-ху-ху!

Смех перешёл в рыдание.

Эр-Джей развернулся и ударился лбом о торговый автомат. Застрявший пакетик картофельных чипсов упал на землю.

Эр-Джей уставился на пакет. Затем вздохнул, подобрал его и медленно поплёлся прочь.

Как же одному маленькому еноту собрать всю эту еду и доставить её Винсенту всего лишь за одну неделю?

Он просто обречён.

Глава 2

Эр-Джей стоял на обочине дороги, глазея на остатки медвежьих запасов. Несколько измятых и разорванных обёрток прошелестело мимо него.

«Есть ли на свете место, где я смогу залечить свои раны?»

Он зигзагом пробежался по дороге в поисках чего-нибудь съедобного. Смятая банка из-под чипсов привлекла его взгляд. Он подобрал её и перевернул вверх дном... но всё, что в ней оставалось, – это жалкие крохи.

По другую сторону дороги находилась закусочная Тренди. Несколько пластиковых контейнеров с едой стояли перед входом на лавочке. «Может, там есть еда!» – подумал Эр-Джей.

Он бросился к лавочке, еле увернувшись от очередной фуры о восемнадцати колёсах, и заглянул в контейнеры. Но они были пусты.

Пуст был и мусорный бак поблизости.

Эр-Джей повесил голову. «Безнадёга, – подумал он. – Я – мёртвый енот».

Он поплёлся вдоль дороги, уставившись на собственные ноги. «Интересно, придёт ли кто на мои похороны. Да, кстати, интересно, будут ли у меня вообще похороны? Я же никого здесь не знаю. Может быть, Винсент устроит скромную поминальную службу. В конечном счёте, если он кого-то пригласит, им придётся прийти...у них просто не будет выбора».

Порыв ветра швырнул газетный лист прямо в физиономию Эр-Джею. Он содрал лист с морды и посмотрел на него.

Его внимание привлекла пара рекламных объявлений – на одном из них была изображена красная тележка, на другом – голубой холодильник.

Эр-Джей нахмурился. Затем снова уставился в газету, лихорадочно шевеля мозгами.

Какая-то светлая мысль закипала в его крохотной, но смышлёной черепушке.

Он огляделся вокруг. В нескольких десятках метров от него на дороге виднелась большая зелёная табличка с надписью «Район Эль Ранчо Камелот». На табличке были изображены мужчина и маленькая девочка, которые жарили барбекю на углях во дворе огромного пригородного дома.

«Еда, – подумал Эр-Джей. Еда, и красная тележка, и голубой холодильник. Я знаю, у кого всё это есть. Всё это есть у людей! А люди живут там... в этом самом “Ранчо”!»

Возвышающийся поблизости забор привлёк его внимание, и он засеменил к нему и заглянул в щель.

За забором светились огоньки домов.

Эр-Джей пролез сквозь щель и устремился по направлению к огням.

...А где-то неподалёку таял снег.

Капля упала на нос Верну, черепахе, спавшей внутри полого ствола поваленного дерева.

Верн проснулся и резко сел.

– О-ооо боже. Как холодно!

Он выполз из дерева и осмотрелся.

Зима заканчивалась, и мир казался восхитительно прекрасным. Ярко-синие крокусы пробивались сквозь тающие сугробы снега. Подтаявшие глыбы льда свисали с ветвей деревьев и кустов. Солнечные лучи отражались в последних крупицах белого снега, и всё вокруг искрилось.

Верн заглянул в дерево. Внутри всё ещё спали животные. Это были друзья Верна, и более того, они были его семьёй. На протяжении целой зимы все вместе они делили это уютное местечко и очень сблизились.

– Эй, народ! – позвал он. – Просыпайтесь! Спячка окончена!

Ворох листьев в полости дерева взорвался фонтаном. Оттуда пулей выскочил Хэмми, бельчонок, и устремился к Верну.

– Доброе утро! – прощебетал Хэмми.

– Доброе утро, Хэмми.

– Мне очень нужно пи-пи! – объяснил Хэмми. И со свистом умчался прочь. У Хэмми было больше энергии, чем у кого-либо в этом лесу, и это несмотря на то, что он едва очнулся после трёх месяцев крепкого сна.

– Делай, что тебе нужно, – крикнул Верн ему вдогонку.

Он повернулся к поваленному дереву.

– Ну ладно, кто-нибудь ещё? Давайте вылезайте, все вы. Давайте-давайте, просыпайтесь. Весна на дворе. А вы знаете, что это значит, – это значит, что у нас осталось всего лишь двести семьдесят четыре дня до наступления следующей зимы. Давайте. Шевелитесь.

Бзззззззз! Хэмми снова появился перед Верном.

– Я всё! – радостно сказал он. – О-оой, нет... погоди.

Он снова исчез. И вернулся секундой позже.

– Вот теперь всё!

Верн вздохнул и снова обратился к дереву.

– Выходите. Ну давайте же просыпайтесь. Не вынуждайте меня идти к вам.

Из-под вороха листьев показался чёрный хвост с белой полосой посередине.

– Эй вы, лучше прислушайтесь, – произнёс приглушённый голос. – Я всю зиму терпела и сейчас просто взорвусь.

Как по команде из-под груды листьев выпрыгнули пятеро дикобразов и два опоссума, оставив в одиночестве свернувшуюся калачи-ком обладательницу хвоста – скунса по имени Стелла. Она улыбнулась Верну и подмигнула.

– Спасибо, Стелла, – поблагодарил её Верн.

Стелла пожала плечами.

– Да, освободить помещение я могу, Верн. Это-то я могу.

Она поднялась, вытряхнула несколько гнилых листьев из своего меха и выбралась из дупла. Верн засеменил в самую глубь огромной коряги.

Снаружи малыши-дикобразы – Квилло, Баки и Спайк – резвились у ног своей мамаши Пенни. Два опоссума – Оззи и его дочь Хизер – потягивались и зевали.

Лу, отец маленьких дикобразов, понюхал свежий, прохладный воздух.

– До-ооброе утро всем! – сказал он. – Просто супер-пупер утречко, а?

Пенни потёрла нос.

– Ай, ёксель-моксель, – пробормотала она.

Лу уставился на неё.

– Н-да. У тебя мешки под глазами, дорогая.

Пенни пробуравила его взглядом.

– О, просто дети будили меня каждые две или три недели, а так всё в порядке. А ты, конечно, спал бревном в этом полене...

Лу поспешно обнял её.

– А знаешь что? Что, если я подежурю в дневную смену?

Пенни улыбнулась.

– О Лу, это было бы просто здорово!

– Так, ну хорошо. – Лу повернулся к детям. – Вы слышали, что сказала ваша мама? Теперь будете слушаться меня. Подтягивайтесь сюда!

– У-ууу-ху-уу! – завопили дети. Квилло запрыгнул на Лу с разбега и повалил его на землю.

Хэмми молнией метнулся к Стелле.

– Где еда? – затараторил он. – У нас осталась еда, еда у нас осталась? Я правда голоден, так у нас осталась еда или нет?

Хизер подошла к нему.

– Мы съели всё, что было, Хэмми. За зиму. Поэтому сейчас нам придётся поискать еду.

Хэмми закивал.

– О, верррррррно! Я закопал немного орешков в лесу, и я знаю, где они, и я скоро вернусь, покаааааааа!

Жжжжжж! Он снова умчался прочь, задев хвостом ветку над их головами. Пласт снега рухнул с ветки, прямо на Оззи.

– A-aaaaaaaa! – завопил испуганный опоссум. Он схватился за сердце и упал замертво.

Остальные животные в недоумении уставились на него. Лу закатил глаза. Квилло захихикал.

Хизер улыбнулась извиняющейся улыбкой и направилась к отцу.

– Пап, – шепнула она строго. – Это был всего лишь снег.

У Оззи распахнулись глаза.

– Но ведь это мог быть и хищник, – прошептал он в ответ.

Хизер вздохнула и помогла Оззи подняться на ноги.

– Пап. Разве притворяться мёртвым это не... признак слабости?

Оззи покачал головой.

– Хизер, ну сколько тебе можно повторять – мы притворяемся мёртвыми, вот что мы делаем. Мы-умираем, чтобы жить! Ты умираешь сегодня, чтобы...

Верн вылез из дерева.

За спиной он держал веточку с гроздью ягод.

– Э-э, послушайте... – начал он.

Его перебил гигантский колючий мяч. Это был дикобраз Лу, который катился по снежному склону, а на нём болтались все его трое детей.

– Я ваш босс, понятно? Успокойтесь немедленно! – вопил Лу.

– Папа! – орал Баки.

– Слезь с меня! – кричал Спайк.

– Йеху-ууу! – хохотал Квилло.

– Больше ничего не хочу слышать, – неистовствовал Лу.

Пенни улыбалась, глядя на мужа с детьми. Она повернулась к Стелле.

– Вот что мы должны сделать в этом году, – сказала она. – Мы должны найти тебе хорошего парня.

– Хорошего парня? – тихо переспросила Стелла.

– Ну-у, – Пенни отошла на шаг назад.

– Хорошего парня?! – повторила Стелла, на этот раз громче.

Пенни покачала головой.

– Ёксель-моксель, понеслась...

– Почему, – громко сказала Стелла, положив лапы на бёдра, – все считают, что мне нужен мужчина? Когда ты с виду напоминаешь гнездо и воняешь, как тухлое яйцо, ты волей- неволей привыкаешь обходиться без мужчин! Когда найдёте парня, который порядочен, умеет обращаться с детьми и начисто лишён обоняния... позовите меня.

Верн всё ещё пытался привлечь всеобщее внимание.

– Э-ээ, алло... Пенни... ну пожалуйста, Лу...

Дикобразо-мяч покатился в противоположную сторону.

– Мам! – хныкал Баки. – Это всё Квилло начал!

– Меня не волнует, кто тут начал, – ворчал Лу.

Верн поднял веточку с ягодами над головой.

– Кхм, – он прочистил горло.

Все посмотрели на него, затем перевели взгляд на ягоды.

– О, смотрите! – воскликнула Пенни. – Еда!

– Ну, – Верн покачал головой. – Я полагаю, вы знаете, э-э, что это означает...

Как раз в этот момент перед Верном возник Хэмми. Он выглядел встревоженным.

– Верн, – выдохнул он.

– Погоди минутку, Хэмми, – попросил его Верн и снова повернулся к остальным. – Это означает, – продолжал он, жестом указав на я годы, – что мы пережили зиму... и у нас даже кое-что осталось.

Он протянул ягодку Хизер.

– Спасибо. – Хизер зажевала ягодку.

– Верн! – Хэмми потряс Верна за панцирь.

– Я ещё не закончил, Хэмми. – Верн повернулся и протянул по ягодке Пенни и Лу.

– Доброе утро, Лу. Пенни.

– Спасибо, – поблагодарила Пенни, отправляя ягоду в рот.

Верн повернулся к юным дикобразам и вручил по ягоде Квилло, Баки и Спайку.

– Итак, что я хочу вам всем сказать, – продолжал он, – это то, что наша зимовка прошла успешно...

– ВЕРН! – отчаянно взвизгнул Хэмми.

Верн протянул ему ягоду.

– Я ещё не закончил, Хэмми, – строго сказал он. – Если тебе нужно снова выйти, пожалуйста, иди.

Он снова повернулся к животным.

– Итак, как я и сказал, спячка прошла успешно благодаря тяжёлой работе, которую мы проделали прошлой осенью. Но... нам едва хватило запасов, поэтому в этом году придётся заполнить дерево целиком...

– До самого верха, – подвёл итог Оззи.

Верн одобрительно кивнул.

– Именно. До самого-самого верха. Поэтому, когда мы пойдём на промысел, я хочу, чтобы вы помнили...

– Мне нравится эта часть, – пробормотал Лу.

– Съешь один... – начал Верн.

– Припаси два! – в унисон выкрикнули животные.

– Точно, – со всей серьёзностью подтвердил Верн.

– В этой части ничего не меняется, – с одобрением сказал Лу. – Супер, Верн. Супер-пупер.

Верн улыбнулся. Затем наконец повернулся к Хэмми.

– Ну-с, Хэмми?

Хэмми посасывал ягодку и в ус не дул. Еда всегда поднимала ему настроение.

– Хэмми?

– А?

– Что?

– Что – что? – Хэмми выглядел озадаченным.

– Что ты хотел мне сказать?

– Хмм! Оу! Оу! Оу! Что же это было, что же это было, это было, подожди, вертится на языке... о да! Там какая-то странная штука, я такой раньше не видел! Она ужасна! Следуй за мной.

Хэмми пулей умчался прочь. Верну и другим животным оставалось лишь проводить его взглядом. Затем они последовали за ним.

Из-за куста за их спинами выглянул Эр-Джей. Поморгал. Хммм. «Животные, – подумал он. Интересно, кому-нибудь из них нужна работёнка на время?..»

Верн и другие нагнали Хэмми у края леса. Эр-Джей шёл за ними по пятам, стараясь не попадаться на глаза.

– Итак, Хэмми, что за странная штука? – спросил Верн.

Животные повернули головы в том направлении, куда показывал Хэмми.

У Верна отвисла челюсть.

– О, – тихо сказал он. – Это странная штуковина...

Другие животные были в ужасе.

Прямо перед ними возвышалась гигантская живая изгородь. Этой изгороди ещё прошлой осенью здесь не было.

Пенни прижала детей к себе. Лу ахнул. Оззи затрясся всем телом, но Хизер вовремя его ущипнула.

Изгородь была громадной, ярко-зелёной и аккуратно постриженной.

Верн посмотрел налево, затем направо. Изгородь продолжалась в обоих направлениях, и ни конца, ни края ей видно не было.

Хэмми со свистом рванулся в сторону. Он промчался мимо Эр-Джея, подняв за собой тучу листьев и грязи. Эр-Джей испуганно спрятался за деревом. Он всё ещё прятался за деревом, когда Хэмми промчался в обратном направлении и, остановившись перед Верном, торжественно объявил:

– Оно не кончается.

Потом пулей устремился в другой конец, а вернувшись, добавил:

– И там тоже не кончается!

Верн подошёл чуть ближе к изгороди. Другие животные последовали за ним.

Все задрали головы и посмотрели на ограду.

– Ух ты! – выдохнула Хизер.

– Ёксель-моксель, Лу, – пробормотала Пенни.

– Да, здесь ты права, дорогая, – кивнул Лу.

Стелла округлила глаза.

– Боже, да оно большо-оо-е.

– Что это за штуковина такая? – воскликнула Хизер.

Она протянула лапу, чтобы потрогать ограду.

– Хизер, нет! – Оззи перехватил её лапу.

– Я боюсь, – полушёпотом пискнул Спайк.

– Я тоже, мама! – всхлипнул Квилло.

Пенни крепко прижала детей к себе.

– Шшш, шшш... всё в порядке. Это всего лишь... – Она повернулась к мужу: – Что это такое, Лу?

– Я, ну... это... это... это... Верн? – Лу посмотрел на черепаху.

Это же сделали другие животные.

Верн погладил свою несуществующую бородку.

– Ну, – начал он, – это, очевидно, что-то вроде... куста?

Пенни покачала головой.

– Я боялась бы гораздо меньше, если бы знала, как это называется.

– Давайте назовём его Стивом! – предложил Хэмми.

– Стивом? – Верн в недоумении уставился на бельчонка.

– А что? Очень даже хорошее имя, – тут же начал защищаться Хэмми.

– Стив... Звучит неплохо, – согласилась Хизер.

– Да, – кивнула Пенни. – Я гораздо меньше боюсь Стива.

Оззи упал перед изгородью на колени.

– О великий и ужасный Стив – чего ты хочешь?

Стив молчал.

– Я не думаю, что оно умеет разговаривать, – заметил Верн.

– А я, между прочим, всё слышу, молодой человек! – раздался голос из-за ограды.

– А-аааа! – ахнули животные и сбились в кучу. Оззи пластом упал на спину и притворился мёртвым. Он жестом приказал Хизер сделать то же самое. Она закатила глаза и ласково подтолкнула его задней лапой.

– Ну-ка, быстро подойди сюда! – продолжал голос.

– Хорошо, – послушно кивнул Хэмми. И покорно поплёлся к изгороди.

– Хэмми! – лихорадочно зашептал Верн. – Вернись!

– Хэмми обернулся.

– Но Стив же злится!

Верн покачал головой.

– Я думаю, голос доносится с другой стороны Стива – я имею в виду, куста – я имею в виду, фу ты! Послушайте, есть только один способ узнать, что это такое и что происходит. И я собираюсь это выяснить.

Верн мужественно выступил грудью вперёд. Пенни потянулась, чтобы задержать его. Остальные затаили дыхание. И вдруг Верн споткнулся о ветку и свалился... прямо в изгородь!

– А-аааааа!!! – заголосили животные.

– СТИВ – СЪЕЛ – ВЕРНА! – Оззи свалился замертво.

Стелла, возмущённо топая, направилась к изгороди.

– Ну ладно, Стив, – разъярённо сказала она. – Сам виноват!

Она повернулась к изгороди задом и задрала хвост.

– Стелла, не надо! – шикнул Верн, высунув голову из зелёной стены. – Меня не съели. Я просто упал. Я сейчас пойду туда. Все оставайтесь на своих местах!

Стелла опустила хвост. Остальные во все глаза наблюдали за происходящим.

Верн снова скрылся в изгороди.

Эр-Джей взобрался на дерево, за которым прятался. Он смотрел поверх ограды, гадая, что же случится дальше.

«Это обещает быть любопытным, – подумал он».

Глава 3

Верн нервно прошёл сквозь ограду и очутился на заднем дворе.

Он стоял прямо посреди «Ранчо Камелот» – нового пригородного района, который застроили, пока он и другие животные были в спячке.

Разумеется, он не знал, что это такое. Он чувствовал себя так, словно человек, ступивший на Луну.

Пригород «Ранчо Камелот» состоял из доброй сотни новёхоньких человеческих домиков, к каждому прилегало патио и зелёный задний двор.

Верн стоял в одном из таких дворов за домом, который по чистой случайности принадлежал Глэдис Шарп, председателю Ассоциации домовладельцев.

Верн внимательно изучал аккуратно подстриженный зелёный газон. Каждая травинка равнялась пяти сантиметрам в высоту. Это выглядело странным и противоестественным.

Огромная бабочка запорхала по направлению к нему.

– О! – с облегчением сказал Верн. По крайней мере, здесь было что-то ему знакомое. – Ну здравствуй...

Бабочка влетела прямо в электронную мухобойку. И тут же сгорела.

– Приятель, – закончил фразу Верн, глядя на дымящуюся бабочку, упавшую к его ногам.

Попятившись, Верн запнулся о приплюснутый камешек в форме черепашьего панциря.

– А-ааа! – взвизгнул он и тут же врезался в то, что по форме напоминало заднюю ногу собаки, рывшейся во дворе. Верн попятился было прочь, но тут же наткнулся на большую зелёную жабу из пластика.

– Привет, – неуверенно сказал Верн жабе.

Жаба открыла рот, словно для того, чтобы поздороваться. Но вместо этого выпустила прямо в Верна мощную струю воды, отбросившую его назад. Верн ударился спиной о каменную колонну.

Блестящий зеркальный шар на вершине колонны зашатался из стороны в сторону, а затем сорвался и упал на землю. И покатился прямо на Верна.

Верн обернулся и через плечо увидел огромный шар. Из шара на него смотрели сотни его собственных отражений. В панике он втянул голову, лапы и хвост в свой панцирь, и как раз в этот момент шар накатился на него, подбросив в воздух.

К несчастью, Верн приземлился прямо на шар. И покатился вместе с шаром.

– Оу-уу, оу-уу, оу-ууу, оу-ууу, оу-ууу, оу-ууу, оу-ууу, – вопил он.

БАЦ!

Шар с Верном врезались в стойку гриля, который стоял на патио. Большая металлическая лопатка треснула его по панцирю, и он, вращаясь, снова подлетел в воздух.

Верн схватился было за лопатку и повис на ней, но она оторвалась от рамы с вертелом, и он с грохотом свалился на землю, зажмурившись.

И вдруг Верн услышал странный звук. Он открыл глаза. С пошатнувшегося гриля посыпались острые приборы – и они летели прямо на него!

– А-ааааааа! – закричал Верн и снова втянул голову и конечности в панцирь – и как раз вовремя. Ножи и щипцы ливнем осыпались на землю в считанных миллиметрах от него.

Один из ножей вонзился прямо в садовый шланг, перерезав его надвое.

Струя воды вырвалась из шланга. Словно змея, шланг начал извиваться в воздухе – а Верн повис на нём, держась из последних сил. Шланг трепался из стороны в сторону, едва не вытряхнув бедную черепаху из панциря.

Верн силился удержаться на скользком шланге, но это было бесполезно. Прежде чем он успел осознать, что происходит, он уже распластался в полёте над садовым забором.

Приземлился он прямо на сиденье пластмассового игрушечного автомобиля с педалями, подбросив в воздух миниатюрный кофейный стаканчик и игрушечный мобильный телефон. Автомобиль сорвался с места, унося Верна с собой. Стаканчики мобильник упали ему прямо в лапы.

Напоминая с виду карликового автомобилиста, черепаха вырулила на дорогу на своей минимашине, обеими лапами вцепившись в телефон и стаканчик.

К несчастью, по той же дороге навстречу ему несся внедорожник, за рулём которого сидела Глэдис Шарп, со стаканом в руке и с наушником телефона в ухе.

Верн в панике втянулся в панцирь. Глэдис ехала прямо на него.

– Да, я могу говорить, – гундела она в свой телефон. – Я за рулём.

– А-ааааааааа! – завопил Верн, крепко зажмурившись. Тень громадного внедорожника поглотила его целиком.

Внедорожник пронёсся дальше по улице, а Верн продолжал катиться через дорогу. Он врезался в почтовый ящик, и тут на дороге появились два велосипедиста. Они переехали прямо через него, протащив его на середину дороги и крутанув.

Когда он наконец перестал бешено вращаться, то открыл глаза и...

Прямо к нему скользнула шайба.

Верн нахмурился. А это что ещё такое?

Но у него не хватило времени выяснить. Трое хоккеистов на роликовых коньках подкатили к нему и, приняв Верна за шайбу, плоским броском отправили его через забор, сквозь ограду, и...

– Верн! – воскликнул Лу.

Верн с глухим стуком приземлился по другую сторону изгороди и, подпрыгнув несколько раз, остановился.

Друзья ринулись к нему.

– Ёксель-моксель! – крикнула Пенни.

– Ты в порядке? – осведомилась Хизер.

– Что там произошло? – потребовал объяснений Оззи.

Верн тяжело дышал.

– Думаю... это были... люди.

Животные в растерянности переглянулись.

– Люди?

Верн кивнул.

– Они, должно быть, пришли сюда, пока мы были в спячке. И у них – это было ужасно – у них были колёса на ногах и палки, и они били меня этими палками, словно это было дурацкой игрой!

– Тебе нужно было умереть, – твёрдо сказал Оззи. – Тебе нужно было просто лечь и умереть!

Хизер нахмурилась.

– Папа...

На дереве над ними Эр-Джей покачал головой и вернулся к составлению списка – списка еды, которую ему предстояло вернуть Винсенту, чтобы спасти свою шкуру.

«Нереально», – подумал он.

А внизу к Верну снова вернулся дар речи.

– Это ещё не самое худшее. Половина леса исчезла. Дубы и кусты с ягодами, они просто... они просто... исчезли.

Животные слушали его в оцепенении.

– Ёксель-моксель.

Пенни притянула к себе детей, а Лу обнял её за плечи.

– А откуда же мы достанем еду? – осведомилась Стелла.

Верн моргнул.

– Не знаю. Но вот что я знаю. У нас всё будет хорошо, если никто не будет ходить за Стива, – он указал на изгородь, – никогда.

С верхних ветвей дерева послышался шум. Животные задрали головы.

– Это называется оградой, и её не надо бояться, мой друг-амфибия, – раздался голос над ними. – Это врата в лучшую жизнь.

Верн, прищурившись, смотрел сквозь листву.

– Э-э, я рептилия, вообще-то, – поправил он. – Но это весьма распространённая ошибка. А ты?..

Эр-Джей соскользнул на землю по ветке.

– О. – Он склонился в элегантном поклоне. – Где мои манеры? Я – Эр-Джей. И не хочу показаться назойливым, но думаю, что мог бы пролить свет на всю эту ситуацию с оградой.

Животные озадаченно переглянулись.

– Видите ли, – продолжал Эр-Джей, развернув карту, – то, что однажды было диким лесом, превратилось в пятьдесят четыре акра искусственного, кондиционированного рая. За исключением вот этого крохотного пятачка.

Он ткнул в малюсенький зелёный клочок на карте. Животные столпились, чтобы разглядеть, что там.

– Здесь и находитесь вы, – пояснил Эр-Джей.

– А? Что? Не может быть! – животные недоверчиво уставились на него.

– Нет-нет, не пугайтесь, это очень даже неплохо, – Эр-Джей продолжал тыкать пальцем в карту, – потому что, если вам позарез нужна еда, вам и надо быть здесь. Вы же зимой в спячку впадаете, так? Запасаетесь на зиму?

Хэмми энергично кивнул:

– Угу! Мы заполняем дерево!

Эр-Джей обернулся.

– Вы заполняете вот это дерево? Что, правда?

– До самого верха, – с гордостью в голосе подтвердил Оззи.

– Оззи, – начал было Верн.

Эр-Джей достал рулетку из своего мешка и быстренько измерил дерево вдоль и поперёк.

– Позвольте поинтересоваться. – Он отпустил измерительную ленту, которая сама собой сложилась в коробок. – И сколько это по времени занимает, ну, я имею в виду... сколько уходит на то, чтобы заполнить эту корягу?

– Двести семьдесят четыре дня, – ответила Хизер.

– Ух ты, ничего себе! Когда-нибудь делали это за неделю?

– Хе-хе. За неделю? – усмехнулся Верн. – Это невозможно.

– Для кого-то невозможно, – улыбнулся Эр-Джей. – Для вас, ребята, вероятно, и невозможно. Но если мы все вместе возьмёмся за это... о, да мы достанем любую еду, какую пожелаем... прямо там, за этой оградой.

У Верна округлились глаза.

– Что? Там?

Эр-Джей кивнул.

– Да. Потому что где ограда, там пригород, а где пригород, там люди. А где люди, там еда.

– Сколько еды? – осведомилась Хизер.

– Кучи еды. Горы еды. Да там еды до задницы! – Эр-Джей широко развёл лапы в стороны.

Верн встал прямо перед Эр-Джеем.

– Не думаю, что подобная еда нас интересует...

Лу перебил его.

– Ну не знаю. По-моему, этот парень дело говорит. Думаю, мы должны его послушать.

– Да, – добавила Пенни, взяв мужа за лапу. – Я тоже не против еды из задницы.

Верн взглянул на неё.

– Нет. У меня хвост дрожит...

Животные в панике уставились на него.

– О. Хвост.

– Ах вот оно что.

– Почему же ты сразу не сказал?

Эр-Джей почесал макушку.

– Погодите, постойте. О чём это вы?

Верн повернулся к Эр-Джею:

– Всякий раз, когда у меня плохое предчувствие, у меня дрожит хвост.

Эр-Джей состроил очень серьёзную физиономию.

– Уверен, что это продвинутая система сигнализации, но поверь мне – ты Верн, так?

Верн кивнул.

– Так вот, Верн, – продолжал Эр-Джей. – Там нет ничего, чего тебе следует бояться.

Верн повернулся спиной к Эр-Джею и остальным. На его панцире прослеживались отпечатки автомобильных шин.

Животные ахнули.

– И всё-таки я боюсь, – сказал он упрямо. – И у меня есть на то основания. Это вам не родимые пятна.

– А. – Эр-Джей извлёк из своего мешка электрическую зубную щётку и принялся надраивать панцирь Верна. – Это потому, что ты пошёл туда без сопровождения, Верн. Видишь ли, я знаю всё досконально. Лучше всего идти туда между семью и десятью часами вечера... это время, когда люди сидят перед телеком, раздувшись, как питоны, только что заглотившие козла.

Верн закатил глаза.

– Спасибо, конечно, Джей-Эйр...

– Эр-Джей, – поправил его енот.

– Неважно, – продолжал Верн. – Спасибо, что зашёл к нам, – но нас это не интересует.

– Вас не интересует вкуснейшая еда? Да бросьте вы...

– Нет! – оборвал его Верн. – Не интересует!

Эр-Джей пожал плечами.

– Хорошо... Я понял. Вы пока просто к этому не готовы.

Он достал пачку чипсов из мешка. Повертел ей у животных перед носом, а затем – пу-ууф!.. – открыл её.

Из пачки вырвался восхитительный сырный аромат; он окутывал их всё усиливаясь, пока не поглотил всех. Маленькие дикобразики потеряли равновесие и упали, а у остальных животных вспушился мех и навострились носы. Из ртов потекли слюни.

– Ух ты!

– Ёксель-моксель!

– Ого!

– Что... это... такое?

Эр-Джей начал раздавать чипсы.

– Это, мой друг, волшебное сочетание кукурузной муки, обезвоженного сыра, эмульгатора и лецитина – и имя этому: чипсы. Чипсы «начос»!

Звуки пережёвывания наполнили лес. Животные облизывались.

– А можно мне ещё, Эр-Джей?

– И мне тоже, Эр-Джей!

– Ну пожалуйста, Эр-Джей!

– Да, это было здорово!

Эр-Джей ухмыльнулся.

– Там всё вкусно. И мы пойдём туда, сегодня же вечером!

Все животные – за исключением Верна – с готовностью закивали.

– Меня тоже посчитай!

– И меня!

– Я буду третьим!

Верн уставился на Эр-Джея. У черепахи в бешеном ритме дёргался хвост.

Нехорошо. Очень-очень плохо.

Глава 4

– Добро пожаловать... в пригород!

Эр-Джей провёл свою маленькую туристическую группу на задний двор Глэдис Шарп. Как по команде, ожили машины для поливки газона.

Животные ахнули от изумления.

Эр-Джей взмахнул хвостом около датчика движения, и везде вспыхнули огни, и золотистый свет окутал двор.

Это было потрясающе.

Все травинки и впрямь были одной длины. Каждая капелька воды из поливочных машин мерцала, как крошечный бриллиант идеальной формы.

Животные стояли как зачарованные и глазели на этот озеленённый, безупречный уголок.

– Ух ты.

– Здесь красиво.

Эр-Джей широко повёл лапой.

– Ну давайте же, – сказал он им. – Осмотритесь.

Квилло, Баки и Спайк заметили сверкающий шар с зеркальной поверхностью. Тот самый, который катился за Верном. Они подбежали к нему и уставились в собственные отражения, корча смешные рожицы.

– Эй, мам! Посмотри на нас, посмотри на нас!

– Ёксель-моксель. – Пенни в полном изумлении смотрела на кактус в горшке. Она осторожно потрогала его лапой.

Верн подошёл к Эр-Джею и вместе с ним наблюдал за тем, как животные исследуют задний двор.

– Ну что там хвост, Верн? – весело осведомился Эр-Джей.

– Слушай, – сухо ответил Верн, – если хоть кто-то из моей семьи пострадает, ты лично будешь нести за это ответственность.

Эр-Джей опустил лапу ему на панцирь.

– Эй... они отлично проводят время. Я с удовольствием возьму на себя ответственность за это.

Верн покачал головой и тут же втянул её в панцирь, когда машины для поливки газона выпустили в небо мощные струи воды. Это было похоже на настоящий фонтан.

– Ух ты, посмотрите только, – промурлыкал Оззи.

– Как мило! – воскликнула Хизер.

Лу подошёл к Верну.

– Эй, Верн?

Из панциря выпрыгнула голова.

– Я сорвал несколько образцов, чтобы провести сравнительный анализ. – Лу показал Верну несколько травинок. – И посмотри на это. Эта трава кажется зеленее, чем там, откуда мы пришли...

Оззи нахмурился.

– Верн, ты уверен, что ты тогда именно здесь был?

– Да, – поддакнула Стелла. – Потому что, знаешь, енот сказал...

Верн перебил их.

– Ладно, хватит о нём. Я понял. Что-то он, конечно, показать может – но это не значит, что он и по воде ходить способен!

– Эй, все! – гаркнул Эр-Джей. – Сюда! Еда здесь!

Эр-Джей прыгнул на кромку бассейна и перескочил его по паре плавающих в нём надувных шезлонгов. Со стороны это выглядело так, будто он и впрямь прошёл по воде.

Животные молча наблюдали. А затем устремились за ним.

Верн покачал головой и вздохнул.

Эр-Джей подвёл их к подъездной аллее. Там стоял огромный джип с затемнёнными стёклами.

– А это что такое? – прошептал Хэмми.

– Это автомобиль, – пояснил Эр-Джей. – Люди ездят в них, потому что постепенно утрачивают способность ходить самостоятельно.

– Оно такое большое! – Пенни уставилась на нависающую форму.

Лу почесал затылок.

– И сколько человек в нём умещается?

Эр-Джей моргнул.

– Обычно? Один.

В этот самый момент кухонная дверь распахнулась, из неё вышла женщина и направилась к автомобилю.

– Привет, – говорила она в трубку мобильного телефона. – Это Глэдис Шарп! Ваш председатель! Ассоциации домовладельцев! Да-да, верно.

Животные замерли.

– Ёксель-моксель, – прошептала Пенни. – А это ещё что такое?

– Спокойствие, спокойствие, – подбодрил их Эр-Джей. – Не волнуйтесь. Это всего лишь человек. И они боятся нас не меньше, чем мы их. А теперь слушайте, если вдруг человек вас заметит, просто ложитесь и начинайте себя облизывать. Им это нравится.

Животные содрогнулись.

Глэдис подошла к автомобилю, открыла дверь, протянула руку и вытащила пакет с продуктами.

– ...и самое важное из всего, о чём я хочу вам сказать, – говорила она в трубку. – Видите ли, в соответствии с уставом, траве полагается быть не больше пяти сантиметров в высоту, а вот ваша с виду – все шесть!

Глэдис захлопнула дверь джипа и направилась обратно к дому.

– Мы можем просто взять еду и уйти отсюда? – пробормотал Верн. – Ну правда, у них есть еда или нет?

Эр-Джей усмехнулся.

– А ты не видел, что ли? Еда была в пакете! Они всегда носят с собой еду. Мы едим, чтобы жить... а эти ребята живут, чтобы есть. Сейчас я вам покажу, что я имею в виду.

Эр-Джей пулей выскочил из заднего дворика Глэдис и устремился к соседнему дому. Животные засеменили за ним.

Эр-Джей остановился перед огромным венецианским окном. Животные уставились через стекло прямо в экран огромного телевизора.

По телевизору показывали человека, который запихивал в рот гамбургер.

– Человеческий рот, – начал Эр-Джей, – это отверстие для пожирания пищи.

Он отвернулся от окна и вскарабкался на дерево. Остальные забрались вслед за ним. Внизу сверкали крышами ряды новеньких домиков.

В доме на другой стороне улицы в гостиную вошёл мужчина и уселся в кресло.

– Человека, – продолжал Эр-Джей, жестом указав на мужчину, – также называют диванным овощем.

За стеной, на кухне этого же дома, женщина повесила телефонную трубку.

– Это устройство предназначено для того, чтобы вызывать еду, – объяснил Эр-Джей.

Почти в ту же минуту у входной двери появился доставщик пиццы. И позвонил в дверной звонок.

Животные подскочили от неожиданности.

– Это один из многих голосов еды, – сообщил им Эр-Джей.

В доме послышались шаги. Через мгновение женщина открыла дверь, и доставщик протянул ей пиццу.

– Это, – указал Эр-Джей на дверь, – портал для передачи еды.

Доставщик пиццы запрыгнул обратно на свой мотоцикл, в багажнике которого лежала целая гора пицц.

– Это, – продолжал Эр-Джей, – один из механизмов для транспортировки еды.

Грузовичок с пиццей прогремел мимо мотоцикла в противоположном направлении. Затем мимо проехал фургон с гамбургерами.

– Люди отдают еду, забирают еду, грузят еду.

Огромный грузовик в форме маисовой лепёшки с мясом и сыром протарахтел мимо них. Два человека, одетые в костюмы вафельных рожков, проковыляли мимо, а за ними проследовала машина с мороженым.

– Они возят еду, они носят еду...

На заднем дворе неподалёку человек поджаривал хот-доги.

– Это делает еду горячей, – пояснил Эр-Джей, указывая на рашпер.

Поблизости стоял холодильник, заполненный напитками.

– А это делает еду холодной.

Ещё в одном дворе подросток раскрыл праздничный набор, и оттуда посыпались сладости.

– А-аах, – выдохнул Верн.

– Эй, а ты как думал? – ухмыльнулся Эр-Джей. – Еда!

Семья из другого дома уселась за стол и начала читать молитву. Эр-Джей махнул на них лапой.

– А это алтарь, где они молятся на еду.

Мужчина бросил таблетку в стакан с водой и выпил воду залпом, скорчив гримасу.

– А это то, что они едят, когда съели слишком много, – сказал Эр-Джей.

Другой мужчина откусил кусочек от початка кукурузы. Ещё один приложил замороженный бифштекс к подбитому глазу. Женщина лежала в ванной с кружочками огурца на глазах. Пара строителей открыли банки с газировкой и вылили шипучку друг на друга, хохоча.

– Еда. Еда. Еда. ЕДА! – пропел Эр-Джей.

– Ну, как вы считаете, достаточно у них еды? Нет! У них её СЛИШКОМ МНОГО!!! А что они делают с тем, что не успевают съесть? Они кладут это в сверкающие серебристые баки – как раз для нас.

Эр-Джей подскочил к ряду мусорных баков, которые стояли за домом Глэдис Шарп. Остальные последовали за ним.

Эр-Джей пнул ногой один из баков, и тот перевернулся.

Из него посыпалась еда – и ещё, и ещё, и ещё.

Животные смотрели на неё как загипнотизированные.

– Зарывайтесь! – радостно крикнул Эр-Джей.

Животные нырнули в груды еды.

– Мммм... здорово, правда? – Эр-Джей на секунду высунул голову на поверхность, чтобы сделать глоток воздуха. К его носу прилипла корка от пиццы.

Повсюду разлетались кусочки еды; животные с жадностью поглощали пищу.

– Ого!

– Угощайтесь, угощайтесь!

– О боже!

Верн осторожно что-то подобрал и с интересом уставился на это.

– Э-ээ, это подгузник, Верн, – предупредил его Эр-Джей. – Не советую тебе это есть. Эта штука и впрямь из задницы.

Верн поморщился и выронил подгузник из лап.

Хэмми поднёс ко рту банку со сливочным сыром и сжал её. Липкая оранжевая масса выстрелила ему в рот и полилась из ноздрей.

– Ну что, как вам всё это? – крикнул Эр-Джей. – Я был прав, или всё-таки я был прав? И ведь всё это – только жалкие объедки! Вы даже себе не представляете, что бывает в коробках, упаковках и банках! Я вам говорю, народ, вы останетесь со мной и через неделю мы соберём достаточно еды, чтобы... чтобы... чтобы... прокормить медведя!

БИ-ИП!

Жирный персидский кот шагнул через маленькую автоматическую дверцу прямо во двор.

– Стоять! – завизжал кот. – Самозванцы! Самозванцы! Вон отсюда!

Животные попятились.

– МЯ-ЯЯЯЯЯЯЯЯУ!

Задняя дверь дома открылась. В освещённом проёме появился силуэт... Глэдис Шарп.

– Что такое, малыш? – обратилась Глэдис к коту.

И тогда она заметила горстку животных у мусорных баков.

– А-ААААААААААААААААА! – завизжала она.

Животные все как один упали на спину и начали вылизывать себя.

– Что... вы... делаете? – завопил Эр-Джей.

Лу поднял голову.

– Ну, ты же сам сказал, что мы должны облизывать...

– Нет!! Я пошутил! БЕЖИ-ИИИИИИИИИИМ!

Глэдис схватила метлу, которая стояла у двери, и начала размахивать ею.

– Бежим!!! Бежим! – кричали животные друг другу.

– Кыш отсюда! Кыш! – орала Глэдис, махая метлой на Хэмми, который бегал кругами с банкой майонеза на голове.

– К ограде! – завопил Эр-Джей.

Животные со всех ног бросились к ограде. Глэдис бежала за ними по пятам.

– Вон из моего двора! Мерзкие паразиты!

Через две минуты животные уже были по другую сторону ограды. Они тяжело дышали.

– Верн был прав, – задыхалась Пенни. – Это ужасно. Держитесь рядом, дети.

– Вы в порядке, парни? – Лу похлопал своих отпрысков, проверяя, не сломали ли они чего. – Ты в порядке, дорогая?

– Мы ведь найдём другую еду, правда? – пробубнила Хизер.

– Вот видите, я же говорил! – У Верна блестели глаза. – Вот о чём я говорил! Эти люди не хотят нас видеть!

Эр-Джей фыркнул.

– Подумаешь, мы её просто испугали, и она приняла это слишком близко к сердцу. Ничего страшного.

Верн уставился на Эр-Джея.

– Ничего страшного? О, но для нас это страшно!

Эр-Джей моргнул.

– Да бросьте. Вспомните о еде. Эта еда того стоила, а? За эту еду можно и умереть!

Остальные открыли рты. Оззи упал и притворился мёртвым.

– Позвольте перефразировать... – начал Эр-Джей.

– Нет, – отрезал Верн. – Умереть! В этом ты прав. Послушайте, может, наш маленький лесок кажется примитивным парню с мешком...

– А? – перебил его Эр-Джей.

– Я думаю, что скажу это от лица всей своей семьи, – мы не хотим иметь ничего общего с тем, что находится за этой оградой. – Верн с мгновение смотрел на Эр-Джея. Затем развернулся и пошёл прочь.

Один за другим остальные животные тоже повернулись и пошли за ним.

– Ну ладно вам, – взмолился Эр-Джей.

– Хватит с меня, – бросила через плечо Стелла.

Лу кивнул:

– Еда, конечно, была хорошая, но стоит ли она того?

Эр-Джей пустился за ними вдогонку.

– Вы ещё даже не попробовали пончиков! Вы хотите набрать жирок? Это лучший способ его набрать! Вы будете потеть всю зиму!

– Возьми меня за руку, Спайк. – Лу взглянул на сына.

– Будем есть кору, как Верн сказал, – заявила Хизер.

Эр-Джей пожал плечами.

– Ладно, хорошо, вы, ребята, проспитесь, а утро мудренее! Я к вам ещё вернусь.

– М-да... – пробормотал он себе под нос.

Ему нужно было найти слова, чтобы вернуть их... иначе у него будут большие неприятности. Ему просто необходима их помощь, чтобы собрать всю ту еду, которую он задолжал Винсенту.

А если он не сможет накормить медведя... тогда на обед Винсент сожрёт его самого.

Глава 5

В ту ночь, устроившись на ветвях большого дуба, Эр-Джей вытащил из своего мешка газету и накрылся ею, как одеялом. Мешок подложил себе под голову вместо подушки.

Конечно, это было не самой удобной постелью... но он привык к таким условиям.

Внизу, поддеревом, животные желал и друг другу спокойной ночи.

– Спокойной ночи, Хизер.

– Спокойной ночи, Верн.

– Спокойной ночи, Оззи.

– Спокойной ночи, Верн.

– Спокойной ночи, Лу.

– Спокойной ночи, Пенни.

– Спокойной ночи, Баки.

– Спокойной ночи, дядя Верн.

Эр-Джей чихнул, и газета улетела прочь.

«Вот чёрт», – подумал он.

– Спокойной ночи, Спайк. Спокойной ночи, Квилло.

– Спокойной ночи, дядя Верн.

Эр-Джей перевернулся на другой бок, дрожа. Внезапно он почувствовал себя очень одиноким.

Он зажмурился.

Солнце встало. У Эр-Джея начали открываться глаза.

– Картофельные чипсы... холодильник... тележка... – как в бреду бормотал он.

Огромная медвежья лапа схватила его за голову и сорвала с дерева.

Это был Винсент!

– Время вышло, Эр-Джей, – радостно сказал медведь.

– Но... но у меня ещё шесть дней! – выдохнул Эр-Джей.

Винсент разинул гигантскую пасть. Блики света заиграли в его острых жёлтых клыках.

– Н-Е-ЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ! А-АААААААААААА- ААААА! – заорал Эр-Джей. Пасть Винсента была всё ближе... и ближе!!! Енот уже ощущал зловонное дыхание медведя...

У Эр-Джея распахнулись глаза. Он резко сел.

Начинался чудесный день, и Винсента и в помине не было.

– Что-ооо? – простонал Эр-Джей, ощупывая себя. – Четыре лапы... мех... всё ещё жив, всё ещё жив...

Он облегчённо вздохнул. Это был всего лишь сон.

Но, напомнил он себе, если ему не удастся найти способ вернуть Винсенту еду, этот сон станет явью.

И-ииик! И-ииик! И-ииик!

Эр-Джей свесился с дерева, чтобы посмотреть, откуда доносились эти звуки.

Он моргнул и протёр глаза.

По другую сторону ограды он увидел отличную красную тележку. Её катили по тротуару две девочки в специальной форме. Тележка была наполнена разноцветными коробочками с печеньем, которое они развозили по домам.

И-ииик! И-ииик! И-ииик!

Девочки о чём-то разговаривали, и Эр-Джей напряг слух.

– Ну что, что скажешь? Ты хочешь, чтобы я их ему отвезла?

– Нет.

– Тогда о чём ты?

– Джимми вчера толкнул меня в автобусе.

– Ты ему нравишься.

– Да ничего подобного! Он просто дурак!

– В следующий раз, когда он толкнёт тебя, побей его.

– Да!

– Я скажу Бобби...

Эр-Джей почесал затылок. У него не было ни малейшего представления, о чём они говорят. Но эта еда... о, если бы ему только добраться до неё! И красная тележка... она ему просто идеально подходила!

Внизу, под деревом, другие животные занимались сбором еды. Но эта еда выглядела не слишком аппетитной.

Стелла лениво подбирала веточки.

Хэмми пытался срезать с дерева кусок коры в форме кукурузной чипсы. Он схватил пролетающего шмеля и вытряхнул из него немного жёлтой пыльцы на треугольный кусочек коры. Но она всё равно не слишком походила на кукурузные чипсы.

– А-аааа, – простонал он. Шмель улетел, ворча.

Лу отодрал кусок коры с другого дерева и протянул ее детям.

– Давайте вгрызайтесь, – весело сказал он.

Спайк посмотрел на кору и принюхался.

– Фу-уу!

– Я хочу пончик, – захныкал Баки.

– Я хочу пиццу! – добавил Квилло.

– Нет, не хочешь, – возразила Пенни.

Неподалёку от них Верн тащил охапку травы и коры в полое дерево. Он осторожно уложил всё внутрь. Затем взял кусочек коры и откусил. Усердно прожевал.

Остальные животные смотрели на него во все глаза.

– Всё нормально. Конечно, много времени уходит на пережёвывание. Но это... – Он проглотил. – Это очень даже сытно. И, кстати говоря, в коре много полезных волокон. Мммм. – Он похрустел ещё. – Очень много.

– Должен признать... это и впрямь выглядит вкусно.

Животные обернулись. Эр-Джей улыбнулся и кивнул им. Пользуясь моментом, пока на него никто не смотрел, Верн выплюнул остатки коры.

– Что ты здесь делаешь? – спросил он у Эр-Джея.

– Я пришёл помочь вам... с вашими... запасами... Послушай, Верн, ты сказал какое- то слово вчера о маленькой банде, начинается на «с». Ты не помнишь, что это за слово?

– Семья?

– Да, точно, оно, – подтвердил Эр-Джей, энергично закивав. – Ты знаешь, это запало мне прямо вот сюда. – Он показал на сердце. – Видишь ли, Верн, у меня никогда не было своей семьи. По крайней мере, с тех пор... после того несчастного случая с резаком для расчистки зарослей.

Животные заморгали.

Хэмми подскочил к Эр-Джею.

– О, иди сюда, бедняжка, – воскликнул он с состраданием в голосе. Он обвил Эр-Джея лапами и крепко обнял. – Приятно, правда?

У Эр-Джея из глаза выкатилась слеза. Только одна... ему не хотелось переигрывать. Он опустил голову.

Верн закатил глаза.

– Ну вот тебе на, – пробормотал он.

– Ёксель-моксель, Верн, – мягко сказала Пенни. – Имей совесть.

– Нам бы не помешала лишняя пара лап, и ты это знаешь, – добавил Лу.

– Резак, Верн. Резак, – произнёс Хэмми срывающимся голосом. – Дай парню шанс.

Верн покачал головой.

Эр-Джей поднял глаза.

– Ну что ж, – сказал он с надрывом, театрально. – Это не ваша проблема. Я... просто пойду. Это я... я ухожу. Я был очень рад, правда, очень рад знакомству со всеми вами. Уверен – мы ещё когда-нибудь увидимся в этом лесу.

Хэмми зашмыгал носом.

Эр-Джей мужественно улыбнулся.

– Береги себя, – сказал он.

Енот развернулся и повесил голову. «Если и это их не тронет, всё пропало», – подумал он. Затем медленно заковылял прочь.

Животные посмотрели на Верна молящим взглядом.

– Ну хорошо, хорошо, – не выдержал Верн. – Эй, Эр-Джей! Ты можешь остаться.

Эр-Джей повернулся и победным жестом вскинул в воздух кулак.

– У-уу-ху-уу! – завопил он. – Ну, иди же ко мне на ручки!

Он подлетел к Верну и подхватил черепаху, подняв в воздух.

– Нет! – начал было Верн. Но Эр-Джей не дал ему договорить.

– Я знал, что под этой жёсткой коркообразной наружностью скрывается мягкая сердцевина! Ты не возражаешь, если я буду называть тебя дядюшкой Верном?

– Возражаю каждой костью в своём теле, – сказал Верн.

– Здорово! – Эр-Джей опустил его на землю. – Эй, можно я буду работать в паре с Хэмми?

Не дожидаясь ответа, Эр-Джей подошёл к бельчонку и приобнял его за плечи. И прежде чем Верн успел возразить, Эр-Джей увлёк Хэмми за собой, подальше от остальных.

У польщённого бельчонка от радости раздулась грудь.

Верн обеспокоенно следил за ними. Что бы ни сказал Эр-Джей, Хэмми наверняка прислушается. И Верн был уверен, что бы ни говорил Эр-Джей, ничего хорошего из этого не выйдет.

У Хэмми в голове, однако, такие мысли не водились.

– Хочешь, покажу тебе, что я делаю со своими орешками? – с готовностью спросил он Эр-Джея.

– Очень заманчиво, Хэмми, очень заманчиво, – мягко ответил Эр-Джей. – Но сначала я хочу показать тебе вот это.

Он достал из мешка печенье. Хэмми принюхался. У него округлились глаза.

– Нравится печенье? – сказал Эр-Джей.

– О, хо-хо-хо! – Хэмми протянул лапу за печеньем.

Но прежде чем успел схватить, Эр-Джей отшвырнул печенье в сторону.

– Нельзя, фу, бяка!

– Но мне нравится печенька! – захныкал Хэмми.

Эр-Джей улыбнулся.

– Ну, я знаю, где можно достать печенье столь ценное, что его развозят люди в униформе.

Хэмми открыл рот от удивления.

– Пойдём вон туда. – Эр-Джей показал на дерево.

...Хэмми с Эр-Джеем сидели на верхушке дерева и смотрели через ограду.

Шелби и Макензи – девочки в форме, которых видел Эр-Джей, – катили свою наполненную печеньем тележку вниз по улице.

– Ещё Дойлы вон в том жёлтом доме, – говорила Шелби.

– Они заказали только одну коробку. – Макензи проверила бланк заказа.

Эр-Джей жестом указал на тележку.

– А вот и оно, – пояснил он Хэмми. – Самое популярное в этой стране печенье! И угадай что? Оно всё твоё!

У Хэмми отвисла челюсть.

– Ух ты-ыыыы! – выдохнул он.

Он тут же скользнул вниз по веткам дерева к ограде... и к печенью.

Эр-Джей протянул лапу и ухватил его за хвост.

– Эй, эй. Задержись-ка, приятель. Мне нравится твоя энергичность, но ты же не можешь просто подойти и взять это печенье.

У Хэмми наполнились слезами глаза. Он заморгал, пытаясь сдержать слёзы.

– Но ты же сказал, оно всё моё!

Эр-Джей погладил маленького бельчонка по голове.

– Оно будет твоим, если мы сведём воедино твою маниакальную энергию и мой гениальный план. Ты со мной, парень?

Хэмми почесал макушку задней лапой.

– Я... я... я... я...

Эр-Джей ухмыльнулся.

– Я так и знал! Поехали.

Внизу, под деревом, по другую сторону ограды, Шелби изучала другой бланк.

– А я думала, что у миссис Йоханнсон аллергия на шоколад.

– Правда, что ли? – У Макензи изогнулись брови.

– Да. Если она его съест, у неё раздувается лицо или что-то вроде того.

Макензи покачала головой.

– Ух ты! Это, типа, так несправедливо.

Шелби уставилась в другой бланк и состроила гримасу.

– Слушай, сколько коробок печенья способен сожрать один человек?

Эр-Джей и Хэмми заскочили за припаркованный автомобиль. В нескольких метрах от двух девочек. Бельчонок застыл как вкопанный, увидев свою физиономию в бампере автомобиля.

– Эй! – зашипел он, погрозив пальцем своему отражению. – Держись подальше от печенья! Оно моё!

Эр-Джей взглянул на Хэмми. Неужели можно быть настолько тупым?

Он постучал по бамперу.

– Это всего лишь твоё отражение.

Хэмми нахмурился.

– Ну, что бы это ни было, он не пойдёт с нами. Я не хочу.

Эр-Джей вздохнул. Это будет потруднее, чем он думал.

– Нам нужно многое сделать, – решительно сказал он, оттаскивая Хэмми от бампера. – Ну-ка быстро зайди ко мне в кабинет.

Хэмми кивнул.

– А теперь слушай сюда, парниша, – продолжил Эр-Джей. – Ты должен стать бешеным и злобным – зачатки есть – бешеной и злобной белкой-людоедкой. Ты справишься?

Хэмми выглядел озадаченным. Он поднял лапу, как на уроке в школе.

– Э-ээ, да, Хэмми?

– Я не понимаю, – протянул Хэмми. – Зайчатки незлобные. Они милые и пушистые, поэтому...

Эр-Джей покачал головой.

– Зайчатки. А не зайчатки?

Хэмми радостно закивал, а затем вдруг опять задумался.

– О... что?

Эр-Джей проигнорировал его.

– Ладно, итак, для начала – мы должны распушить твой мех. – Эр-Джей взъерошил беличий мех от головы до кончика хвоста. – О-оо, выглядит устрашающе. Так, ладно. Теперь нам нужно немного пообтрепать твой мех... немного измочалим на хвосте, перестань вертеться, мочалка. Ммм-хммм. Мне нравится.

Эр-Джей отступил на шаг, чтобы оценить своё творение.

– Хорошо. Теперь изобрази бешеный взгляд, Хэмми.

Хэмми состроил придурковатую гримасу.

– А я могу прорыгать алфавит, – заявил он с гордостью. – Аа-а, Бе-е, Вэ-ее...

Эр-Джей заскрипел зубами.

– Хэмми, мне правда нужно, чтобы ты сосредоточился. Хорошо?

– Хорошо, – уныло сказал Хэмми.

– Тебе нужно выглядеть так, словно у тебя припадок... Знаю! – Эр-Джей запустил лапу в свою сумку. – Так-с, посмотрим. Подожди- ка минуту. Не это, не это, нет, нет...

Он вышвырнул бумеранг, игрушку «йо-йо», несколько мячиков для гольфа и маникюрные кусачки. А... вот оно! Ого, банка со взбитыми сливками! Он достал её и встряхнул. Затем распылил белую пену вокруг рта Хэмми.

– ВОТ ТЕПЕРЬ ты выглядишь по-настоящему безумным! – провозгласил он.

Бумеранг просвистел обратно, сшибая Хэмми с ног и отправляя его в нокдаун.

Эр-Джей закатил глаза. Это будет ГОРАЗДО труднее, чем он думал.

Верн просунул голову через ограду и осмотрелся.

– Хэмми? – позвал он.

Но Хэмми и след простыл.

Сделав глубокий вдох, Верн пропихнул остальную часть своего тела через ограду.

«И во что я ввязываюсь?» – подумал он. Но он знал, что выбора у него нет.

Он должен был спасти Хэмми от этого сумасшедшего енота, пока бедный маленький бельчонок не сотворил какую-нибудь глупость.

На другом конце улицы Эр-Джей подталкивал Хэмми по направлению к двум девочкам с тележкой.

– Ну же, пошли, – прошипел он. – Я буду прикрывать тебя сзади. Давай иди туда и веди себя так, как будто ты спятил!

Хэмми взглянул на Эр-Джея. Он набрал побольше воздуха в лёгкие. Затем бросился к девочкам.

– Я безумная зайце-белка! – заголосил он. – Я ХОЧУ ПЕЧЕНЬКУ!!!

Хэмми с дикой скоростью бегал под ногами у девочек. Шелби и Макензи некоторое время рассматривали маленького бельчонка. Затем схватились за свои учебники. Там ведь должно быть что-нибудь сказано о белках, которые плохо себя ведут...

– Я БЕШЕНЫЙ! – орал Хэмми. – У меня пена изо рта! Я пенящаяся, очень страшная зайце-белка!

Шелби и Макензи уставились в учебник.

«Бешенство, – говорилось там. – Симптомы: дикий взгляд, пена у рта, странное поведение, погоня за собственным хвостом...»

– ОН БЕШЕНЫЙ!!! – завопили девочки.

У Хэмми загорелись глаза. Он повернулся к Эр-Джею, который прятался за деревом.

– Работает! – радостно взвизгнул он.

– Сзади! – закричал Эр-Джей.

– Я знаю! – восторженно сказал Хэмми. – Ты прикрываешь меня сзади!..

За его спиной Шелби замахнулась своим учебником. Затем с силой опустила его Хэмми на голову.

– Как тебе вот это! – крикнула она.

– А-ааааааа! – взвизгнул Хэмми.

Макензи вытащила баллончик с перцовым газом и выпустила струю Хэмми в морду.

– Нет, нет, нет, нет, нет! О нет! Йа-аааа-аааааа! – вопил Хэмми.

Именно в тот момент к Эр-Джею подбежал Верн.

– Что происходит? Это Хэмми?

– Всё под контролем, – уверил его Эр-Джей. – Возвращайся к ограде.

Верн недоумённо уставился на Эр-Джея.

– Это ты называешь под контролем? На Хэмми напали!

– Он работает, –запротестовал Эр-Джей.

Но Верн уже не слушал. Он должен был спасти Хэмми.

– Я иду к тебе, Хэмми! – крикнул он.

– Верн! Нет! Что ты делаешь? – кричал ему вдогонку Эр-Джей. – Берегись!

Верн застыл посреди дороги.

Гигантская машина для подметания улиц держала курс прямо на него.

Он в панике застыл на месте, и огромные щётки засосали его и закружили. Затем выплюнули. Верн отскочил от асфальта, вылетел из панциря и приземлился прямо... Шелби на лицо.

– А-ааа! – заорал Верн.

– А-ааа! – завизжала Шелби. – Помогите! Уберите с меня эту гадость!

– Не двигайся! – скомандовала Макензи.

Но Шелби слишком испугалась, чтобы не двигаться. Она бегала кругами, таская на голове испуганную голую черепаху.

Макензи замахнулась на беззащитного Верна учебником. Но Верн успел спрыгнуть с лица Шелби, и удар Макензи пришёлся прямо по Шелби.

Верн рухнул на живот. Его маленький зелёный хвостик торчал кверху. Девочки с мгновение смотрели на него.

– фу-уу! Ну и гадость! Бе-еее! – завизжали они. Затем всё бросили и со всех ног припустили по дороге.

Верн моргнул и огляделся.

Эр-Джей и Хэмми подкатили к нему на красной тележке, доверху наполненной печеньем.

– Просто отлично! – восторженно сказал Эр-Джей, швырнув Верну печеньку. – Ты, мой друг, артист в натуре. Причём в натуре в буквальном смысле.

Верн осмотрел себя. И только тогда понял, что на нём нет панциря.

– А? О. – Он покраснел и прикрылся печеньем.

Эр-Джей повернулся к Хэмми:

– А ты... это было жёстко, приятель! Ты даже меня испугал. Я чуть было не вышел туда и не избил тебя сам. Ты в порядке, да? Ну конечно, в порядке. Ты же Хэмми! Раны затянутся. Знаешь что? Женщинам нравятся шрамы!

Он покатил красную тележку дальше. Хэмми сидел на ней и грыз печенье.

Верн начал вставать, когда услышал голоса.

Женские голоса.

– Там! Вон там! Это было там!

Он затаился среди камней у почтового ящика, там, где приземлился его панцирь, и скользнул в него как раз в тот момент, когда за его спиной открылась входная дверь дома. Шелби, Макензи и их мать Дженис вышли на улицу и направились к дороге.

Они остановились как раз рядом с Верном. Он лежал очень тихо, притворяясь одним из камней.

– Вот здесь на нас напала белка! – сказала Шелби. – Причём белка явно была бешеной, типа того. И ещё там было это отвратительное голое земноводное...

– Рептилия, – поправил Верн чуть слышно.

– Всё нормально, девочки, – сказала Дженис. – Идите в дом, съешьте по печенью, включите телевизор и успокойтесь.

– Спасибо, мам! – обрадовалась Шелби.

Девочки вернулись обратно в дом. Дженис нагнулась и подняла с земли скомканную коробку из-под печенья.

К ней подошла Глэдис.

– Извини, Дженис, мне послышалось, или они сказали «бешеная белка»?

Дженис кивнула.

– Я думаю, они просто преувеличивают.

Глэдис нахмурилась.

– Ну а я так не думаю! Я думаю, что у нас появилась потенциальная угроза звериного нашествия, и нам необходимо подавить его в самом зародыше.

Дженис начала пятиться к дому.

– Да-да, конечно, ну ладно, у меня запеканка в духовке, мне надо бежать.

– Чудесно, – нахмурилась Глэдис. – Ты беспокоишься о своей запеканке, а я – о вторжении паразитов.

Глэдис достала свой сотовый телефон и набрала номер.

– Алло, – буркнула она в трубку. – Вы продаёте капканы? – Она сделала паузу. – Щадящие? Которые не навредят животным? И что же в них тогда хорошего?

Глава 6

Верн возвращался к своему пустому полену, когда вдруг увидел что-то.

Он застыл как вкопанный.

Это была яркая, разорванная коробка из-под печенья.

Верн поднял глаза. Впереди тянулся след из таких же порванных упаковок, до самого полого дерева. А у дерева животные набивали рты печеньем с такой жадностью, словно ели в последний раз.

– Мм-хм, – приговаривал Эр-Джей. – Всё в порядке. Не толкаться. На всех хватит. Вот коробка специально для тебя, Пенни.

– Ёксель-моксель, как здорово! – пробормотала Пенни. – Дети, ешьте. Всё, что так чудесно на вкус, должно быть вам полезно.

– Чувствуешь жужжание в области затылка? – спросил её Эр-Джей.

– Да. – Пенни запихнула ещё одно печенье себе в рот.

– Это называется сахарной лихорадкой, – объяснил Эр-Джей. – Сахар не даёт людям упасть.

Он протянул Пенни слегка вогнутую банку газировки.

– Запей это колой, – предложил он.

Хэмми потянулся к банке.

Эр-Джей отдёрнул лапу.

– Эй-эй! Придержи лошадей, Хаммер! – сказал он, смеясь. – Тебе кофеин ни к чему. Ты и так заведённый.

Он повернулся к остальным.

– Просто следуйте моим указаниям, и мы наполним эту тележку в два счёта!

– Дерево, – поправил его Верн.

Эр-Джей моргнул.

– Что?

– Дерево. Наполним дерево. Ты сказал, тележку.

Эр-Джей быстро поправился.

– Дерево, тележка – всё одно! Самое главное, что это только начало!

«Начало, – думал он радостно. – Они ку-пились на это! Они помогут мне собрать еду для Винсента! Моя жизнь... спасена!»

«Начало... чего?» – задумался, в свою очередь, Верн, наблюдая за своими друзьями, которые с жадностью поглощали печенье.

Это не могло привести ни к чему хорошему. Или могло?

В последующие несколько дней Эр-Джей организовал несколько налётов на «Ранчо Камелот».

Животные быстро учились.

Стелла и Хизер опустошили автомобиль Глэдис, пока та не видела.

Пенни и Лу совершили нырок над грилем вниз головами, подцепив на иглы горячие сосиски.

Стелла выскочила из торта на дне рождения, и все дети в панике разбежались. Животные забрали с собой всю праздничную еду.

И не только еду. Эр-Джей подхватил рюкзак одного из ребят и нашёл в нём портативную игровую приставку. Он отдал её юным дикобразам, которые сутки напролёт соревновались в гонках на машинах.

Эр-Джей также «нашёл» плейер с наушниками и вручил его Хизер.

Пустое полено постепенно заполнялось едой. В нём было уже почти достаточно всего, чтобы вернуть должок Винсенту.

Разумеется, как только Эр-Джей заберёт всё это, другим будет нечего есть....

Но Эр-Джей не позволял себе беспокоиться по этому поводу. Он вообще не хотел об этом думать.

И только Верн продолжал искать здоровую звериную пищу. Медленно и верно он собрал кучку ягод, орешков и коры. Он хранил всё это в самой дальней части коряги.

Но остальных дары леса не интересовали. Шоколадные батончики и хрустящие орешки в шоколаде были гораздо вкуснее!

Верн проигрывал сражение, и он это знал.

А затем случилось две вещи.

О первой животные даже не догадывались. Глэдис сделала звонок истребителю.

Другое происшествие было драматичнее. Всё началось со скрежета шин по асфальту. Затем Верн услышал чей-то крик.

– Оззи! – выдохнул Верн.

В отчаянии он рванулся к ограде и пролез через неё. Огромный джип с голубым холодильником на крыше стоял посреди дороги, а за ним тянулся тормозной след.

Перед джипом лежало безжизненное тельце... тельце Оззи.

«О нет! – подумал Верн. – Они убили его! Они действительно убили его!»

Люди в автомобиле – мамаша по имени Дебби и двое её детей, Тимми и Скитер, – вышли из автомобиля и подошли к маленькой пушистой фигурке, беспомощно лежащей на асфальте посреди дороги.

– Ух ты, мам! – сказал Тимми. – Ты сбила опоссума!

– О господи!

– Ты думаешь, он мёртв? – осведомился Скитер. – Можно мне его потрогать?

– Нет! – Дебби смотрела на Оззи. – Бедняжка. Это просто кошмарно. Эти бедные создания...

Верн повесил голову, скорбя. «Это должно было случиться, – подумал он. – Я чувствовал это...»

Как раз в этот момент Эр-Джей высунул нос из почтового ящика на обочине дороги позади остановившегося джипа.

За ним выглянули четверо остальных животных.

Эр-Джей дал сигнал, и животные стали подкрадываться к джипу.

У Верна отвисла челюсть.

Животные заползли на крышу автомобиля и начали развязывать верёвки, которыми был привязан голубой холодильник. Затем начали подталкивать его к заднему краю крыши.

Верн глазел на них в полном замешательстве.

Внезапно из соседнего дома вышла Глэдис Шарп. Она направилась прямо к Дебби и её детям.

– Дебби? Ты в последнее время не наблюдала сходки паразитов? Группы в количестве более одного, которые...

Она посмотрела под ноги и заметила Оззи.

– Фу-уу!

– Тимми, – Дебби обратилась к своему старшему сыну, – достань из машины лопату, будь добр.

Животные на крыше замерли. Если Тимми подойдёт к багажнику, он их непременно увидит.

Эр-Джей уставился на Оззи, мысленно умоляя того что-нибудь сделать... хоть что-нибудь.

Оззи шевельнулся.

Люди отскочили в сторону.

– Эй, мам! Оно не мёртвое! – отметил Скитер.

Тимми вернулся к остальным. Все животные с облегчением выдохнули. Они продолжили пихать холодильник по направлению к багажнику.

Оззи тем временем вошёл в роль. Это была одна из лучших сцен смерти, которую когда-либо сыграл опоссум.

Он тяжело поднялся на ноги. Люди отскочили ещё на шаг. Оззи зашатался на месте, отчаянно пища.

– Мама, это ты? Я вижу тоннель... манящий свет. Я иду к свету!

Тимми уставился на него в потрясении.

– Что, по-твоему, он делает? – спросил он у своей мамы.

– Возможно, мы вышибли ему мозги или что-то вроде того, – предположил Скитер.

Верн смотрел на них сначала в ужасе, а потом с отвращением.

Затем решительно направился к багажнику автомобиля.

– Эй! Я с тобой разговариваю! – позвал он снизу Эр-Джея. – Ты слишком далеко зашёл на этот раз! Давайте просто уберёмся отсюда и оставим это, это…

Холодильник наконец дополз до самого края крыши. Эр-Джей опрокинул его, и тот упал... прямо на Верна.

– У-ууф, – выдохнул приплюснутый Верн.

– Молодец, поймал! – воскликнул Эр-Джей, спрыгнув на землю.

– Ты опасен. Ты ненормальный! – крякнул Верн из-под холодильника.

По другую сторону от автомобиля Оззи заканчивал представление. Он опустился на колени.

– Я слышу музыку, я возвращаюсь домой! – пискнул он. – Прощай, жестокий мир! О-оо... о-оо... розовый бутон...

Опоссум плашмя упал на спину, свесив набок язык.

– Ну, теперь-то я могу его потрогать? – взмолился Тимми.

– Нет! – одёрнула его Дебби.

Глэдис покачала головой.

– Видите? Именно поэтому я позвонила истребителю! Их надо убить, чтобы они вот так не страдали.

Тем временем Верн вылез из-под холодильника.

– Все убираемся отсюда – сейчас же! – скомандовал он.

– Точно! – поддакнул Эр-Джей. – Парни, хватаемся за ручки. Пошли. Раз, два, взяли!

Животные потащили тяжёлый холодильник по направлению к ограде.

– Оу, – сказал Хэмми. – Я надорвал спину.

Внезапно Верн почувствовал, как почва под ногами задрожала. Рёв мощного двигателя наполнил воздух.

У Верна лихорадочно задрожал хвост. Он спрятался под джипом. Оглянувшись назад, он увидел огромный фургон. На крыше фургона возвышалась статуя человека, держащего в руках огромный молоток. Человек методично опускал молоток на фигурку маленького невинного зайчика.

На номерном знаке фургона читалось: «Истребитель».

Дверь открылась, и появился Двейн Ла Фонтейн.

На Двейне был комбинезон. А также очки с толстенными линзами. Его редеющие волосы были приглажены к блестящему скальпу.

Верн в ужасе наблюдал за тем, как Двейн нацепил на себя пояс, увешанный всяческими устройствами для поимки животных.

Затем Двейн вразвалочку направился к Глэдис и остальным.

– Если я правильно понял – вы мне позвонили из-за проблем со зверьми? Решение стоит перед вами! Двейн Ла Фонтейн к вашим услугам.

– Где вы были? – возмутилась Глэдис. – Я устраиваю завтра вечеринку «Добро пожаловать в наш район»! Пока машина Дебби убила больше животных, чем вы!

– Расслабьтесь, мэм, – улыбнулся ей Двейн сверху вниз. – Я лично гарантирую, что к моменту проведения вечеринки здесь не останется не одной живой твари.

Верн уставился на Двейна. Затем повернул голову на пол-оборота. Незамеченные людьми, животные всё ещё медленно волокли холодильник по направлению к ограде.

– Киньте его! Киньте! – зашипел Верн, подбегая к ним.

Двейн подошёл к Оззи, нагнулся над ним и с шумом принюхался.

– Так-с, что у нас тут? – Двейн поводил носом. – Дидельфис марсупиалис вирджиниана. Вес приблизительно пять кило. Самец.

– Я... я думаю, он мёртв, – объяснила Дебби.

– О, правда? – спросил Двейн, глядя на неё. – А у вас что, есть учёная степень в этой области? Я думаю, он просто хочет, чтобы вы сочли его мёртвым. То, что с ним происходит, – продолжал Двейн, – в нашем деле называется «добровольным шоковым состоянием». – Он снова принюхался. Затем прислушался. – Посмотрите на него повнимательнее. И вы увидите, что он дышит.

Оззи осторожно приоткрыл один глаз и взглянул на ограду. Эр-Джей с животными почти преодолели весь путь.

Эр-Джей сделал Оззи сигнал. Оззи моргнул.

– Я надеюсь, ему не больно, – сказала Глэдис притворно-сочувственным тоном.

Двейн достал из недр своего пояса устройство, похожее на клешню, и потянулся к Оззи.

Оззи подскочил и стартанул к ограде.

– А-ааааа! Убейте его! Убейте его! – завизжала Глэдис.

– Спасибо за внимание! – бросил Оззи через плечо.

Он и остальные животные добрались до ограды как раз вовремя.

Только Верн оставался снаружи. Он притаился под джипом, к которому и направился Двейн.

– Ладненько, что тут у нас? – сказал себе Двейн. Он поводил носом. – Опоссум, дикобраз, скунс, белка, енот... и земноводное.

– Рептилия, – еле слышно выдохнул Верн.

Двейн снова поводил носом.

– Нет. Это, похоже, рептилия.

Он заглянул под автомобиль.

Но Верна там уже не было.

Добравшись до поляны, Верн обнаружил, что другие животные празднуют победу.

Эр-Джей ударил по лапам с Лу, а затем, нагнувшись, со всеми его тремя детьми. Оззи вытирал лоб платком.

– Вот это я называю супер-пупер представлением, приятель! – воскликнул Лу, хлопнув опоссума по спине.

– Я хочу сделать это снова! Я хочу всё повторить! – пищал Хэмми, прыгая на одной ноге.

– Это гораздо лучше, чем супер-пупер, – улыбнулся Эр-Джей. – Ты их просто ошеломил, дружище! Это было жёстко!

Хизер шагнула вперёд.

– Пап, я должна сказать. Это было, ну, это было неплохо.

Оззи просиял.

– Ура Озмену! – завопил Квилло.

– Озмен! Да! – скандировали другие животные.

Оззи грациозно поклонился. Затем повернулся к Эр-Джею.

– Но давайте не будем забывать о нашем гениальном вожаке – Эр-Джее!

Животные гикали и выкрикивали одобрительные возгласы. Они собрались вокруг Эр-Джея. Хэмми обнял его.

– Этот Эр-Джей знает, что делает!

– Ты мой герой, приятель.

Верн стоял и смотрел на то, как Эр-Джей завладел всеобщей любовью. Енот просто купался в ней.

Хизер снова выступила вперёд.

– Эр-Джей, иди сюда. Мы хотим тебе кое- что показать.

Она провела его к раскидистому дереву поблизости.

Под свисающими ветвями дерева животные соорудили семейную комнатку, с шезлонгами и телевизором. А в углу, на самом почётном месте, стояло комфортабельное автомобильное сиденье.

Хэмми указал на него.

– Смотри... мы приготовили тебе место, – сообщил он Эр-Джею.

Эр-Джей лишился дара речи.

– Это... для меня?

– Да, – с гордостью подтвердил Лу. – Это похоже на то, к чему ты привык?

Эр-Джей медленно покачал головой.

– Это совсем не похоже на то, к чему я привык, Лу, – тихо сказал он.

Хэмми открыл банку с газировкой.

– Вот, – он протянул банку Эр-Джею. – Мне нельзя это пить.

– Спасибо. – Эр-Джей сделал глоток. Затем заметил в углу сумку для гольфа. – Это мой мешок?

– Да, – застенчиво кивнула Хизер. – Мы принесли его сюда, чтобы тебе не пришлось больше спать на том старом дереве.

– Правда? – Эр-Джей пару раз моргнул.

– Смотри, Эр-Джей. Оцени это! – сказал Баки. – Мы настроили телек.

– Я проапгрейдил разрешение экрана, – добавил Квилло.

–Ты сможешь разглядеть каждый волосок, – гордо подытожил Спайк.

Хизер протянула Эр-Джею пульт.

– Вот. Возьми пульт, пока мой отец его не приватизировал.

Эр-Джей взял пульт, озираясь по сторонам.

– Это очень мило, ребята, – правда мило, – сказал он.

Он включил телевизор.

«А теперь мы возвратимся к нашей теме – “Подлец среди нас!”» – прогремел голос диктора.

«Как тебе не стыдно, – говорила женщина в длинном платье какому-то мужчине. – Мы приняли тебя в свою семью, а ты предал нас...»

Эр-Джей поспешно включил другой канал. Всё это звучало так, словно говорили о нём.

По другому каналу мужчина говорил женщине: «Я отдал тебе своё сердце, а ты разбила его на миллион осколков!»

Эр-Джей с виноватым видом переключился на другой канал.

«Спустись на землю, Кевин, – говорил телевизионный психотерапевт распустившему сопли парню. – Ты чувствуешь себя мешком с грязью, потому что ты и ЕСТЬ мешок с грязью».

Эр-Джей выключил телевизор.

Лу кивнул.

– Бог ты мой! А он ведь дело говорит! Верно, Эр-Джей? Верно? Верно?

Но Эр-Джей исчез.

– Ну вот, – бормотал себе под нос Эр-Джей, направляясь к коряге с едой. Он чувствовал себя крайне неловко. Они были так добры к нему, приняли его в семью, а он был... он был лицемером. Что ты творишь, приятель? Ты слишком глубоко заходишь. Просто возьми еду и накорми медведя, возьми еду и накорми медведя – А-ААААААА!

Эр-Джей как вкопанный застыл перед деревом.

Всего лишь несколько часов назад оно ломилось от еды.

Теперь же оно было абсолютно пустое!!!

Эр-Джей рванулся в глубь дерева с колотящимся сердцем. Но оно было пусто.

Затем он услышал знакомое и-ииик, и-ииик, и-ииик в отдалении. Это было и-ииик, и-ииик, и-ииик красной тележки. И оно раздавалось по другую сторону ограды.

– ВЕРН!!!!!!! – завопил он.

Глава 7

По другую сторону ограды Верн тянул за собой красную тележку – с целой башней еды на ней – по ухоженному газону заднего двора.

Эр-Джей просунул голову через ограду, дико озираясь. Затем увидел черепаху, пытающуюся справиться с тележкой.

– Верн! Что ты делаешь? – Он подлетел к тележке и начал тянуть её в противоположную сторону.

– Я возвращаю вещи туда, где им место, – упрямо ответил Верн.

– Нет, нет, не надо, – затараторил Эр-Джей. – Давай я просто уйду?

Верн посмотрел на него.

– Хорошо. Ты уйдёшь, а я возвращу эти вещи законным владельцам.

– Что? – выдохнул Эр-Джей. – Почему?

– Потому что мы разозлили людей, – твёрдо сказал Верн, указав на фургон Истребителя, всё ещё припаркованный у обочины дороги.

– Помнишь парня-нюхача? – продолжал Верн. – Я возвращаю всё это затем, чтобы он не убивал нас.

Верн потянул тележку на себя. Эр-Джей потянул в обратную сторону.

– Верн, ты не понимаешь! – отчаянно кричал енот. – НАМ ВСЁ ЭТО НУЖНО!

– Нет, не нужно. – Верн продолжал тянуть на себя.

– ТЫ НЕ МОЖЕШЬ ЗАБРАТЬ ЭТО! - голосил Эр-Джей.

– НЕТ, МОГУ. – Верн сверкнул глазами.

– Отпусти! – настаивал Эр-Джей. – Мне нужно забрать это! – Он с силой потянул тележку на себя.

Верн потянул сильнее, но запнулся о корень, торчащий из земли, и упал. Тележка перекатилась через него и зацепилась за что-то ещё. Из грязи торчал якорь с куском оборванной цепи.

Эр-Джей уставился на цепь.

Затем огляделся. Земля вокруг него была изрыта – мёртвая трава валялась пучками, повсюду зияли ямки.

Эр-Джей снова посмотрел на цепь. Проследил за ней взглядом.

Она вела к собачьей конуре с табличкой, на которой было написано: НАДЖЕНТ. В конуре дремал громадный ротвейлер со свирепым видом.

Эр-Джей оцепенел.

– Верн, – прошептал он. – Передвигайся медленно, говори тихо и следуй за мной.

– Что? – Верн поднялся на ноги и принялся вновь волочить тележку.

– Шшшш! – шикнул Эр-Джей.

– Нет.

– Шшшшш! – лихорадочно зашипел Эр-Джей.

– Нет, – отчётливо повторил Верн. – Я больше не поведусь на твои басни. Я не знаю, что ты затеваешь, но у меня дрожит весь панцирь. И знаешь что? Я послушаюсь его на этот раз, я принял твёрдое решение!

Верн топнул ногой – и со всей силы опустил её прямо на резиновую собачью игрушку.

И-ИИИИИК!

Наджент проснулся.

«Играть?» – подумал собачий мозг.

Пёс выполз из конуры.

Верн уставился на него в ужасе, попятился – и снова наступил на игрушку.

И-ИИИИИИИИИИК!

Затем споткнулся о другую собачью игрушку.

ТУ-У-ДУ-УМ!

– Играть! Играть! Играть! Играть! Играть! – радостно залаял Наджент.

Верн развернулся и побежал. Гигантская собака рванулась за ним, волоча за собой цепь.

Не успел Верн понять, что случилось, как Наджент прихватил его своими слюнявыми челюстями и начал бешено мотать головой.

Затем радостно швырнул Верна об красную тележку. Гора еды задрожала.

Из-за куста выглядывал Эр-Джей.

– А-аааааааа! Это кошмар! – выдохнул он. – Еда!

Эр-Джей схватил валявшуюся поблизости тряпичную куклу и, прикрываясь ей как щитом, пополз к тележке. Если он только сможет до неё добраться, пока отвлекают собаку, он откатит еду обратно за ограду...

– Давай играть! – внезапно протянула кукла механическим голосом.

Эр-Джей резко затормозил.

Наджент перестал жевать Верна.

– Играть! – тявкнул он, повернувшись к Эр-Джею и выронив Верна изо рта. Черепаха с грохотом приземлилась на живот.

– А-аааааа, – простонал Верн.

Наджент бросился к кукле и Эр-Джею. Верн пополз было прочь, но цепь Наджента зацепилась за панцирь и поволокла его за собой.

– Играть! Играть! Играть! Играть! Играть! Играть! Играть! – лаял Наджент.

– Лежать, сидеть, фу! – лихорадочно бормотал Эр-Джей, еле уворачиваясь от слюнявых челюстей ротвейлера.

– Играть! – гавкнул тот.

– Притворись мёртвым! – крикнул Эр-Джей. Но Наджент не обратил внимания. Он продолжал приближаться.

Когда он подлетел вплотную к Эр-Джею, крюк на конце его цепи зацепился за ручку красной тележки. Верн соскользнул с цепи и приземлился прямо в кучу еды. Он лежал там, потрясённый. Тележка, с Верном на борту, покатилась за Наджентом, который радостно мчался по двору вдогонку за Эр-Джеем.

– Играть! Играть! Играть! Играть! – пыхтел он.

– Верн, спасай еду! – вопил Эр-Джей. – Я избавлюсь от собаки!

Эр-Джей кинулся к забору. Наджент устремился за ним, волоча цепь, тележку, еду и черепаху.

Цепь зацепилась за газонокосилку, которая тоже присоединилась к параду. Затем цепь задела за выключатель газонокосилки и включила ее.

Лезвия ожили.

Верн свалился с тележки и снова повис на цепи, болтаясь над вращающимися лезвиями. Еда соскальзывала с тележки и, попадая на острые лезвия, превращалась в крошечные, тонюсенькие ломтики.

– Не растеряй еду, приятель! – кричал Верну Эр-Джей.

Он повернулся к Надженту.

– Ты голоден? – Енот отчаянно указал на соседний садик, где мужчина стоял у гриля. – Смотри, еда!

Наджент резко затормозил. Затем повернулся и поводил носом по воздуху. И припустил во двор к соседу, радостно гавкая. Он на полной скорости врезался в мужчину у гриля. Цепь обмоталась вокруг баллона с газом и вырвала его из земли. Еда на рашпере взлетела на воздух, обрызгав мужчину соусом.

Мужчина заорал.

– Отлично! – крикнул Эр-Джей Надженту. – Смотри! Ещё люди! Играй с ними!

– Играть, играть, играть, играть, играть! – залаял Наджент.

Он завращал головой. Во дворе и впрямь были другие люди!

Наджент помчался к ним, врезаясь в столики и стулья, подбросив на воздух огромный зонтик от солнца. Люди рассыпались, как осенние листья. Собачья цепь обмоталась вокруг шезлонга и зонтика и забросила их на тележку.

Пока пёс бежал, сыпались искры, воспламенив газовый баллон, который всё ещё болтался на цепи.

Наджент – теперь в сопровождении красной тележки (с Верном и едой на борту), газонокосилки, пылающего баллона с газом и шезлонга – продолжал бежать.

– Верн! Отстегни цепь! – крикнул Эр-Джей.

Верн попытался отцепить крюк от тележки, но тщетно.

К счастью, у ротвейлера порвался ошейник, и Наджент избавился от груза, а Верн по инерции влетел в гору еды. Тележка продолжала катиться вперёд. Банка с картофельными чипсами взлетела на воздух.

– Нет!!!! –завопил Эр-Джей, пытаясь поймать чипсы. Он схватил их и прижал к груди.

– Ай-ай-ай, – с упрёком сказал он чипсам. – Плохие чипсы.

Внезапно его зацепила извивающаяся цепь, которая всё ещё была прикреплена к тележке.

– Верн! – заорал он. – Я же просил отцепить крючок...

Баллон с газом взорвался, и тележка, еда, Верн и Эр-Джей взмыли в небо, а за ними последовали кровожадная газонокосилка и стул.

– О господи, – выдохнул Верн.

Зонтик открылся. Верн ухватился за него как раз в тот момент, когда тележка перемахнула через пассажирский лайнер и полетела обратно к земле. Черепаха и енот начали плавно опускаться на землю, а банка открылась в воздухе, и чипсы ливнем осыпались вокруг них.

Внизу под ними вышла из дома Глэдис и направилась к автомобилю. Она, как всегда, говорила по мобильному телефону.

– Мусорные баки не должны выставляться на обочину раньше восьми, – произнесла она, когда пустая банка из-под чипсов упала на её автомобиль.

Она задрала голову:

– А-ААААААААААААААА!

Красная тележка вместе с газонокосилкой, стулом и пылающим баллоном летели прямо на её автомобиль.

Она очень вовремя отскочила в сторону.

Автомобиль взорвался.

Пылающая тележка взмыла обратно в небо, попутно воспламеняя зонт.

Верн и Эр-Джей отчаянно дули на ткань, пытаясь потушить огонь, но это было бесполезно. Через секунду зонт сгорел до основания.

– Ты дьявол, – спокойно сказал Верн за мгновение до того, как они с грохотом рухнули по другую сторону ограды.

Тележка грохнулась рядом с ними.

А также несколько картофельных чипсов приземлились одной аккуратной стопочкой.

Эр-Джей улыбнулся.

В эту секунду помятый голубой холодильник вломился прямо в тележку, уничтожив идеально ровную стопку чипсов.

– Не-еееет! Не-еееееееееет!!!! – простонал Эр-Джей.

Другие животные, в ужасе наблюдавшие за этой сценой, бросились на помощь.

Лу пришёл первым. Он посмотрел на Верна, который лежал на спине.

– Верн? Ты в порядке?

– Помоги-ка мне, Оз.

Оззи и Лу начали поднимать Верна на ноги.

– Какого чёрта случилось? – спросила Пенни.

– Всё пропало! – зарыдал Эр-Джей. – Еда... Её больше нет!

Хизер опустила лапу Эр-Джею на плечо.

– Нет? – Стелла уставилась на Эр-Джея. – Как это нет?

– А спросите... его! – сказал Эр-Джей, показывая пальцем на ошеломлённого Верна.

Все повернулись к черепахе.

– Верн?

– Я вернул всё законным владельцам.

Лу и Оззи, поддерживавшие Верна, разом уронили его снова.

– Что??? – хором спросили они.

Все отступили от Верна.

– Мы, значит, трудились не покладая лап, а ты, ты знаешь, – начала Хизер. – Ну, это, еда, которую мы собрали, была полностью... знаешь, и ты, ты это всё... ох, ладно.

Оззи покачал головой.

– Да, Верн. О чём ты думал только? Наше дерево было полным!

– Полным всяких химикатов, – сказал Верн, пытаясь перекатиться на живот.

– Ты что, хочешь сказать, что, э-ээ, еда, которую мы собрали по-нашему, не так хороша, как еда, которую мы собирали по-твоему? – Лу с укором посмотрел на Верна.

– По-вашему? – взорвался Верн. – Вы хотите сказать, по его!!! Вы должны мне доверять в этом! Неужели вы не понимаете, что у этого парня что-то нехорошее на уме? У меня дрожит хвост всякий раз, когда он рядом!

Стелла подошла к Эр-Джею.

– О, – разозлилась она. – Мы, значит, голодать должны, потому что у тебя зад вибрирует? Я начинаю думать, что ты дрожишь просто потому, что ревнуешь!

– Ревную??? – Верн наконец перевернулся на живот и встал. – К нему??? Вы что, не видите, что он вас просто использует? Я хочу сказать, он кормит вас лживыми надеждами и говорит вам, какие вы замечательные...

Эр-Джей выступил вперёд.

– Кто-то же должен это делать, Верн. Всё, что делаешь ты, это удерживаешь их...

Верн подковылял к Эр-Джею.

– Ты знаешь, от чего я их удерживаю? От вымирания. Потому что, если они будут слушать ту ерунду, которую ты им внушаешь, они вымрут через неделю. Ты просто ими пользуешься, потому что они непроходимо глупы и наивны, чтобы понять это...

Верн оборвал себя и оглянулся. Остальные стояли и ошарашенно смотрели на него.

– Я не глупый! – жалобно пискнул Хэмми.

Лу нахмурился. Пенни сверкнула глазами и сгребла своих детей в охапку.

– Ну ладно, – поспешно добавил Верн. – Я не имел в виду... ну, я имел в виду...

Остальные продолжали молча смотреть на него.

– Э-ээ, я имел в виду непроходимы... те дороги... вон там, – заикался Верн.

Животные посмотрели на него ещё с минуту. У Хэмми задрожала нижняя губа.

Затем все дружно развернулись и медленно побрели прочь.

Верн кинулся было за ними.

– Ну хватит вам, ребята. Вы же знаете, что я не имел в виду это. Не делайте этого... Стелла, Оззи... Хэмми, вы же знаете, что я не... Хэмми...

– Я не глупый, – печально- повторил Хэмми, уходя прочь.

Стелла обняла его за плечи.

– Пойдём, Хэмми, – ласково сказала она.

– Ну пожалуйста... – позвал Верн.

Но они уже ушли.

Глава 8

Верн побрёл к раскидистому дереву.

Там всё ещё стояло кресло Эр-Джея, а рядом с ним – несколько фотографий, на которых были запечатлены Эр-Джей и остальные животные. Все они счастливо улыбались.

Все, кроме Верна. Он хмурился.

Верн вздохнул и отвернулся. Затем побрёл к ограде.

Пакете чипсами валялся неподалёку. Верн взглянул на него и прошел мимо. Затем сорвал ягодку и остановился у ручейка.

Посмотрел на воду, на своё отражение и бросил ягодку в воду. Его отражение разбилось на тысячу маленьких кусочков. Это было похоже на то, что творилось у него внутри... Он чувствовал себя разбитым.

Он посмотрел на воду ещё немного. Затем побрёл прочь.

Он шёл и шёл, долгое время, ненавидя себя за свои слова. Его семья, возможно, никогда его не простит. Они и не должны его прощать. То, что он сказал им, было непростительно.

Позже у раскидистого дерева Эр-Джей желал спокойной ночи своей новой семье. Он посмотрел на спящих животных, а затем задрал голову к небу.

Звёзды мерцали на небосклоне. Луна была почти полной.

Он смотрел и смотрел, и постепенно созвездие Большой Медведицы превратилось в Винсента. А лунный диск стал напуганным енотом.

– Луна уже полная, Эр-Джей, – гремел у него в голове медвежий голос. – Увидимся утром.

Звёздный медведь разомкнул свои кровожадные челюсти и откусил громадный кусок от енотовидной луны.

Эр-Джей чуть не задохнулся от ужаса.

– Ладно, – говорил он себе, бредя по лесу. – Ближе к делу. У тебя есть красная тележка и голубой холодильник. Никто не говорил, что они должны быть новенькими. Всё, что тебе нужно, чтобы спасти свою шкуру, – это добыть еду. Нет проблем.

Эр-Джей услышал какой-то звук и остановился.

Он подскочил к ограде и осторожно выглянул на другую сторону.

– Ха! – рассмеялся Двейн. – Это тебя научит уму-разуму!

Он нажал на выключатель.

Острые, блестящие иглы вылетели из отверстий поливальных машин и разлетелись по всему газону.

– Я тебя поймаю! – мечтательно провозгласил Двейн.

Эр-Джей отступил назад, схватившись лапой за горло. Он чуть не задохнулся от ужаса.

Двейн подошёл к тропинке и поставил лампу на землю.

– Я просто гулял по газону, – прокомментировал он свои действия. Затем остановился и взглянул на лампу. – Я и не заметил маленького зайчишку...

Он подобрал палку и ткнул ею в лампу.

Из лампы выскочила клешня и захлопнулась со зловещим лязганьем.

Эр-Джей смотрел во все глаза.

Двейн бродил по газону, приводя в действие капканы и ловушки.

Клац, клац, клад.

– Ты готов, не правда ли? – обратился он к пластмассовому фламинго, и тот зажевал мягкую игрушку.

– Попробуй это, – добавил он, наблюдая за тем, как садовый гном пожирает розовый резиновый мячик.

– Голова не болит ещё, а? – хихикнул он, когда другая ловушка захлопнулась на маленькой игрушке. – Попрощайся с жизнью!

У Эр-Джея пересохло во рту. Он задрожал.

– Ты!!!

Эр-Джей подскочил на метр.

Голос принадлежал Глэдис. К счастью, она обращалась к Двейну.

Двейн обернулся и направился к дому. Глэдис стояла у крыльца.

Эр-Джей быстро вскарабкался на дерево, чтобы всё разглядеть.

– Я полагаю, – сказала Глэдис, указав на жутковатое приспособление, – что это вы установили это?

– Официально? Нет, мэм, – осторожно сказал Двейн. Затем наклонился к Глэдис: – Эта крошка, – объяснил он ей заговорщицким шёпотом, – признана нелегальной в сорока восьми штатах.

Глэдис сверкнула глазами.

– Мои растения затоптаны, мой сад осквернён, а моя машина взорвалась. Мне наплевать, даже если эта штуковина нарушает Женевскую конвенцию. Она нужна мне.

Двейн оскалился в улыбке.

– Ну, если бы я её установил, она бы работала примерно так...

Он протянул руку и нажал на кнопку на щитке у входной двери.

По периметру двора протянулось десять лазерных лучей.

Затем он швырнул во двор маленького игрушечного кролика. Тот пересёк один из лазерных лучей. Зажглись прожекторы. Завизжала сирена.

Эр-Джей заткнул уши.

Через мгновение дымящаяся шкурка игрушечного кролика приземлилась прямо перед ним.

На следующее утро Эр-Джей пробежался взглядом по списку еды, которую ему надо было собрать для Винсента, чтобы спасти свою шкуру.

– Я – труп, – подытожил он.

Он скомкал список и швырнул его в сторону.

– Эй, Эр-Джей! – внезапно позвал голос. – Мне нужно с тобой поговорить.

Эр-Джей подпрыгнул.

– Пришло время посмотреть правде в глаза. – Это был Верн. Эр-Джей опустился на свою сумку. Верн сел рядом с ним.

– Я очень медленно воспринимаю перемены, – продолжал Верн. – Я хочу сказать, это правда, что в твоём присутствии мой хвост дрожит, как никогда прежде... но, может быть, он ошибается, а они правы. Может быть, я просто... ревную.

– Тебе не стоит ревновать ко мне! – фыркнул Эр-Джей. – Тебе так повезло. Эти парни... ну, они классные, ты знаешь.

– Конечно, знаю, и поэтому мне нужно всё восполнить, – сказал Верн. – Мне нужно вернуть им всю эту еду.

– И тебе, и мне, нам обоим, приятель. Только это невозможно, – покачал головой Эр-Джей.

– Почему нет? Ты сделал это за неделю, ты можешь сделать это ещё раз.

– У меня нет недели, Верн. – Наступил момент истины. Эр-Джей подобрал смятый список и вручил его Верну. – Мне нужно кое- что тебе сказать... об этом...

Би-ип. Би-ип.

Эр-Джей поднял голову. Что это было? Он взобрался на дерево и посмотрел через ограду. На подъездную аллею дома Глэдис задом въезжал грузовик для доставки покупок.

– Да! Да, да, да! – почти в голос выкрикнул Эр-Джей. Он был снова в теме.

– И что тут такое? – Верн взобрался на дерево рядом с ним.

Увидев свой список у Верна в лапах, Эр-Джей лихорадочно соображал.

– Э-ээ, я составил список всего того, что вы потеряли. Но я знаю одно место, в котором столько еды, что мы можем всё вернуть за одну ночь.

– Где это? – в замешательстве спросил Верн.

– Вот в этом доме.

Ошеломлённый Верн выскользнул из панциря и упал с дерева.

– Дружище, – сказал Эр-Джей, похлопав по панцирю. – Зачем вообще нужна эта штуковина?

– Просто брось её вниз, ладно? – Верн стыдливо прикрылся листком.

На поляне Верн встретил своих друзей. Он смотрел на них молча. Животные смотрели на него, неловко переступая с ноги на ногу.

– ...и вы знаете, слова были сказаны, чувства задеты, белки рассержены...

Хэмми выглядел так, словно вот-вот разрыдается.

– Но то единственное, что хочет сказать Верн, это... – продолжал Эр-Джей.

– Я прошу прощения, – буркнул Верн.

Животные посмотрели на него. Затем Хэмми, милый, добрый Хэмми, широко развёл лапы в стороны.

– Ну, иди ко мне, – воскликнул он.

И все животные слились в едином объятии.

Тем вечером Эр-Джей продемонстрировал трёхмерную модель заднего двора Глэдис, с домом и оградой. Животные столпились вокруг, внимательно наблюдая.

– Значит, так, ловушки стоят вот здесь. – Эр-Джей тыкал в модель газона клюшкой для гольфа. – И здесь, и здесь, и здесь, и здесь, и здесь, и здесь, и здесь, и здесь, и здесь, и здесь, и здесь. Большая ловушка здесь, здесь, здесь, здесь, и, возможно, ещё несколько вот здесь.

– Бог ты мой, – мрачно произнесла Стелла. – Это всё?

– Нет, – Эр-Джей покачал головой. – Вот здесь кучка красных огоньков. Так. А вот это мы.

Он пошарил в мешке, извлёк из него кучку маленьких фигурок из «Монополии» и расставил их у веточек розмарина, которые заменяли собой ограду.

– А можно я буду машинкой? – с надеждой в голосе спросил Хэмми.

– Я хочу быть машинкой! -–закричал Баки.

– Спайк будет машиной, – твёрдо сказал Спайк. – Ты будешь ботинком.

– Ботинки –это для неудачников, – фыркнул Баки.

– Почему бы тебе не стать вот этим шикарным утюгом? предложил Лу.

Эр-Джей вскинул лапы.

– Эй! Это не имеет значения! Кроме того, я буду машинкой. Я всегда машинка! Значит, так, наш план заключается в трёх простых шагах. Шаг первый: отключить огни. Шаг второй: пробраться вовнутрь. Шаг третий: улизнуть оттуда вместе с едой.

Оззи уставился на модель.

– Но это место похоже на крепость. Стены такие высокие. Двери непроницаемые. Как нам попасть внутрь?

Эр-Джей снова порылся в мешке и вытащил мобильный телефон. Он нажал на кнопку и показал животным короткую видеозапись. На камеру был снят кот, который входил в небольшую дверцу, предназначенную специально для домашних животных.

– Ошейник – это ключ, – пояснил Эр-Джей. – В буквальном смысле. Ошейник – как ключ, который открывает дверь, – и если...

Стелла фыркнула.

– Если что? Ты думаешь, кот просто возьмёт и отдаст тебе свой ошейник?

– Не мне, моя фамм фаталь. – Эр-Джей взглянул на Стеллу. – Тебе.

– Мне??! – заморгала Стелла.

– Ты, Стелла, вынудишь этого кота отдать тебе ошейник, используя...

– Свою вонь, – вздохнула Стелла.

– Нет. – У Эр-Джея заблестели глаза. – Свои природные женские чары.

Хэмми прыснул со смеху.

– Ха-ха-ха! Её женские чары???

Все посмотрели на него. Он в ужасе прикрыл лапами рот.

– Я что, это вслух сказал?

Стелла нахмурилась.

– Слушай, енот. Может, эта маска, которая на тебе надета, загораживает обзор, но если ты ещё не заметил... Я скунс.

– Снаружи – вполне возможно, – подтвердил Эр-Джей. – Но я смотрю глубже, Стелла, и вижу... лисицу. И всё, что нам нужно, – это вытащить её наружу. – Ножницы! – Эр-Джей протянул лапу, и Лу шмякнул огромные кусачки ему на ладонь.

Животные плотно окружили Стеллу.

– Ножницы? – переспросила она. – Эй, эй, эй, осторожнее с...

Мгновенно в воздухе над ней образовалось облако чёрно-белых шерстинок.

– Уголь! – скомандовала Пенни.

– Уголь? – воскликнула Стелла.

Хэмми передал Пенни ведёрко с углём. Пенни вывалила ведро на Стеллу. Стелла закашлялась.

– Освежитель воздуха, – потребовал Эр-Джей.

Хизер подбежала к нему с флаконом освежителя. Он распылил его на Стеллу.

– Томатный сок.

– Томатный сок, – эхом отозвался Оззи, протягивая Эр-Джею бутылку.

– Пробка.

– Пробка? – голос Стеллы перешёл в визг. – НЕ смей даже!!!

– Просто дай мне... – сказал Эр-Джей, проигнорировав её. – Вот!

– Ау! – взвизгнула Стелла.

Эр-Джей вскинул лапы кверху.

– Эй-эй, стоп! Довольно. Леди и джентльмены, работа сделана.

Животные отступили назад. Хэмми чуть не задохнулся от удивления.

Стелла была просто великолепна. Её белой полосы как не бывало, она выглядела изящной чёрной... кошкой.

– О боже, – выдохнул Лу.

– Ёксель-моксель! – ахнула Пенни.

– Она вся такая... ого-го, – восхитилась Хизер.

Эр-Джей поднёс к Стелле сверкающий виниловый диск, чтобы та посмотрела на своё отражение.

Стелла мгновение смотрела на себя, потом изогнула брови:

– Что это? О-оо. Мяу.

Верн молча смотрел на неё. Это было потрясающе. Это было невероятно.

Это могло... сработать.

Глава 9

Двейн вёл свой фургон по пригороду, высматривая жертву.

Розовый садовый фламинго обозначился в темноте. Двейн выстрелил в него снарядом с лезвиями.

Деревянному фламинго срезало голову.

– О, чёрт подери, – пробормотал Двейн. – Эти штуки как живые. Понаставили тут.

Он продолжил путь.

Поблизости на дереве сидел Эр-Джей с удочкой в лапах.

Он замахнулся удочкой и запустил леску в воздух. Она просвистела над лазерными лучами на заднем дворе Глэдис Шарп и зацепилась за водосточную трубу на крыше дома.

– Ну же, Хэмми, – шепнул Эр-Джей. – Давай-давай-давай-давай-давай-давай!

Хэмми скользнул по рыболовной леске. Он чуть было не задел хвостом лазерный луч... но благополучно добрался до крыши.

Он запрыгнул в сточный желоб, отцепил крюк и отправил леску обратно к Эр-Джею. Затем зашагал по крыше, но внезапно увидел печеньку и остановился.

– Нет, нет, нет! – зашептал Эр-Джей. – Хэмми! Я же говорил тебе: это бяка! Бяка!

– Но мне нравится печенька, – захныкал Хэмми. Он поднял её и помахал Эр-Джею.

– Что происходит? – позвал снизу Верн. – Всё в порядке?

Эр-Джей показал Верну большой палец. Затем запустил лапу в мешок и вытащил оттуда карманный лазер.

Он наметил лазером красную точку на крыше, а затем повёл её вниз по фасаду дома. Хэмми осторожно последовал за красным огоньком, чудом уворачиваясь от лазерных лучей Истребителя.

– Ну давай же, Хэмми, – бормотал себе под нос Эр-Джей, когда Хэмми спустился на газон. – Следуй за симпатичным огоньком. Вот так, вот так. Вот так. Угу, вот так, вот так. Иди, давай же, иди, маленький дурачок. Бинго!

Эр-Джей привёл Хэмми к выключателю охранной системы и посветил лазером на нужную кнопку.

Хэмми нажал на неё.

Эр-Джей снова показал Верну большой палец.

– Итак. Шаг второй.

Через несколько минут красная тележка со всей командой на борту влетела на задний двор.

– Ну давай, красавица, – обратился Эр-Джей к Стелле. – Твой час настал.

Стелла выбралась из тележки и перешла через дворик. Остальные животные заняли свои позиции.

– Бог ты мой, – Стелла закатила глаза. – Хорошо, если этот кот полный идиот. Она профанировала к патио. Через оконное стекло заметила кота. Тот спал, свернувшись калачиком на кресле.

Эр-Джей повернулся к Хэмми, который держал в лапах игрушку, способную издавать звериные звуки.

– Звуковой фон – давай! – прошептал Эр-Джей.

Хэмми потянул за шнурок на игрушке.

Му-уууу!

Стелла резко развернулась.

Эр-Джей схватил игрушку.

– Да не корова, а кошка! Дай сюда!

Верн простонал.

– А может, коту нравятся коровы. Остаётся только надеяться, что ему нравятся коровы.

Кот открыл глаза и поднял голову – что-то происходило во дворе.

Он лениво потянулся и спрыгнул с кресла. Затем неторопливо прошёл через кошачью дверь и осмотрелся.

– Кто здесь? – спросил он.

Стелла чуть не задохнулась от ужаса.

– Ты кошка, ты кошка! – лихорадочно зашептал Эр-Джей Стелле из кустов.

– Ты кошка, – нервно произнесла Стелла. – То есть я кошка. Я кошка. Умм... мяу?

Она кокетливо улыбнулась.

Кот презрительно махнул лапой.

– Да. Точно. Кыш. Ну давайте уходите отсюда. Моя хозяйка не бросает объедки бродяжкам.

Стелла моргнула.

– Бродяжкам?! Ну ладно, хватит с меня!

Она развернулась с намерением уйти.

Из кустов, Эр-Джей прошипел:

– Возьми ошейник!

Стелла поспешно вернулась и изобразила широкую улыбку.

– Вот это да! – воскликнула она, бочком подкрадываясь к коту. – Какой у тебя красивый ошейник. Не возражаешь, если я взгляну?

– Нет, нет, нет! – замяукал кот. – Не подходите! Я не должен приближаться куличным тварям. – Он чихнул. – Прочь, деревенщина!

– Деревенщина? ДЕРЕВЕНЩИНА? – Стелла сузила глаза.

– Ёксель-моксель, – простонала Пенни из кустов. – Понеслась.

Стелла сверкнула глазами.

– О’кей. Хватит с меня. Надоело! Почему всем стоит только взглянуть на меня, и они тут же уносят ноги? Ну, у меня есть для тебя новости. Я не для того наряжалась и прихорашивалась, чтобы какой-то перекормленный, высокомерный кусок шерсти говорил мне, что я для него недостаточно хороша! У меня даже на заднице макияж, пижон!

– Стоп! – Кот поднял лапу. – Никто никогда не говорил со мной так. – Он сделал паузу, нахмурился, а затем вдруг расплылся в улыбке. – Это смело. Мне нравится.

Стелла захлопала ресницами.

– Поверь мне, там, откуда я родом, это ещё детский лепет!

Из-за кустов Эр-Джей облегчённо выдохнул. Затем повернулся к остальным.

– Так, ладно, команда. Айда пировать! Животные засеменили к задней двери.

Тем временем кот обнюхивал Стеллу.

– Вы сильная, мурлыкал он. – Ваша эссенция... неотразима.

Стелла сверкнула глазами.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Это... ваши глаза, – мурлыкнул кот.

– Мои... глаза?

– Они... люминесцируют.

– Люминесцируют? – Стелла залилась краской. – Чёрт возьми.

Остальные животные столпились у кошачьей дверцы.

– Я почти поверил, когда ты всё нам нарисовал, – сказал Верн Эр-Джею, глазея на дверь. – Но теперь, когда мы стоим здесь... я не думаю, что это сработает.

Ему на шею упал кошачий ошейник.

Би-ип. Дверца отворилась.

– Разумеется, я могу ошибаться, – добавил Верн.

Эр-Джей заглянул в дом. Всё чисто.

Он жестом позвал остальных за собой.

Тем временем Стелла отвлекала кота от двери.

– Итак. У тебя есть имя?

– Да, – ответил кот. – Это персидское имя, ибо я персидский кот. Я был рождён Принцем Тигрийским Махмудом Шабазом.

– О-оо, как сложно, – пожаловалась Стелла. – А можно мне звать тебя просто Тигром?

Пробравшись в дом, животные стояли на кухне. Они в потрясении оглядывались вокруг.

– Вот это да!

– Ёксель-моксель!

– Жесть!

Эр-Джей подошёл к холодильнику и открыл его.

Полки были забиты всевозможной едой.

– Ёксель-моксель! – снова выдохнула Пенни.

Эр-Джей затанцевал вокруг открытой дверцы холодильника.

– Иехху-уу! Животные в доме!

Он нагнулся и чмокнул Верна. Затем принялся за работу.

– Итак, – скомандовал он. – Все по местам! Дети... обеспечить информацией. Настроить камеру. Выполнять!

– Есть! – Спайк отдал салют. Дикобразики разбежались.

– Хэмми... грузи тележку. Газуй!

– Так точно, Эр-Джей, – отозвался Хэмми. – Задание понял!

Он унёсся прочь.

Эр-Джей повернулся.

– Пенни, Лу – холодильник ваш. Вычистите его. Оззи, Хизер – полки и буфет. Чистить полки!

– Все за дело! – подпел Верн.

Хэмми заскользил по паркету с охапкой еды.

– Нет сцепления, нет сцепления, – крикнул он и уронил огромную банку с печеньем. Она с грохотом упала на пол.

Эр-Джей подхватил Хэмми.

– Меньше когтей, больше лап, – проинструктировал он его.

Хэмми кивнул.

Эр-Джей сиял, наблюдая за тем, как наполняется едой красная тележка. «Да, – подумал он, вскинув в воздух кулак. – Я это сделаю!»

Квилло и Спайк установили камеру так, чтобы телевизор в гостиной показывал крепко спящую Глэдис. Затем они начали колдовать над проводками, чтобы картинка со спящей Глэдис отобразилась и на экране внизу, где животные могли бы следить за ней.

В гостиной Баки запрыгнул на кофейный столик и схватил пульт. Он включил телевизор, ожидая увидеть спящую Глэдис.

Вместо этого комната наполнилась жутким шумом.

Тигр обернулся и обеспокоенно посмотрел на дом.

– Что это было?

– Э-э. – Стелла лихорадочно размышляла. – Это просто звук моего сердца. Ты слышишь, как оно бьётся?

Она схватила Тигра за голову и прижала её к своей груди.

Внутри Спайк и Квилло наконец закончили настраивать камеру. На экране телевизора появилось изображение Глэдис. Баки выдохнул с облегчением и помахал Эр-Джею, который высунул голову из кухни.

Эр-Джей кивнул.

– О’кей, всё нормально, – сообщил он остальным. – Работаем.

Животные образовали конвейер для транспортировки еды. Оззи передавал еду Пенни, та – Эр-Джею, а он в свою очередь – Хизер, которая швыряла полученное Верну. Верн должен был класть еду на пластиковый скат, который соорудили животные и по которому еда съезжала к кошачьей двери.

Хэмми метался между дверью и тележкой, хватая еду со ската и забрасывая её в тележку.

Эр-Джей провожал взглядом скользящую по скату еду. Он что-то выискивал.

– Чипсы, чипсы, – бормотал он себе под нос.

Но картофельных чипсов нигде не было.

Стелла по-прежнему отвлекала Тигра от двери, уголком глаза наблюдала за тем, как наполняется тележка.

– Там, внутри, – мяукнул кот, – у меня много пищалок и игрушек и превосходная штука для заточки когтей. Пойдём покажу.

Он развернулся и направился прямо к тележке.

– Нет! – Стелла положила лапу ему на плечо.

– Я ещё не рассказала тебе о себе, – кокетливо добавила она.

На кухне Эр-Джей лихорадочно обыскивал шкафы.

– Чипсы, чипсы, чипсы, – бормотал он, открывая дверцу за дверцей.

Включился пейджер на кофеварке. Аромат варёного кофе наполнил воздух.

– Что это? – спросил Верн.

Эр-Джей принюхался.

– Это то, что вытаскивает людей из кровати по утрам.

Дикобразики взглянули на экран телевизора.

Глэдис в постели уже не было.

– Куда она могла пойти? – спросил Баки.

И в этот момент на лестнице показалась человеческая нога.

Верн лихорадочно зажестикулировал маленьким дикобразам.

– Пригнитесь и не высовывайтесь! – шикнул он.

Трое юных дикобразов накрылись телепрограммой и затаили дыхание.

– Шевелитесь! Шевелитесь! – кричал Верн остальным.

Животные спрятались за островок кухонной мебели как раз в тот момент, когда Глэдис вошла на кухню, зевая.

Она взяла чашку и налила себе кофе.

Затем открыла верхнюю полку и достала оттуда сливки.

На верхней полке Эр-Джей и заметил банку картофельных чипсов.

Глэдис закрыла полку, развернулась и вышла из кухни.

– Пошли! – шикнул Верн. – Мы должны уйти, пока она не вернулась!

– Нет! – Эр-Джей поднял лапу. – Без чипсов мы не уйдём!

Он повернулся к шкафу.

– Лу, Пенни – к телевизору. Хизер, приглядывай за человеком.

– Есть, Эр-Джей, – отозвалась Хизер.

Она метнулась к ступенькам.

– Нет, Хизер. Постой! – Оззи бросился за ней.

Эр-Джей начал карабкаться к банке с картофельными чипсами.

– Эр-Джей! – шипел Верн. – Тележка полна. Давай выбираться отсюда!

– Потерпи, Винсент, – сказал Эр-Джей. – Это займёт всего лишь секунду...

– Винсент? – переспросил Верн.

– ГДЕ?! – в панике заорал Эр-Джей.

Верн нахмурился.

– Кто такой Винсент?

Эр-Джей прикусил язык.

– О, Верн, Винсент – просто о... медведка, то есть ОГОВОРКА! Э-э, да медведь со мной... я хотел сказать... хе-хе... нет никакого медведя...

У Верна с бешеной скоростью задрожал хвост. Но было уже слишком поздно.

Когда Хизер дошла до верха лестницы, Глэдис обернулась и увидела её.

– А-ААААААААААА! – завопила Глэдис.

Хизер быстренько притворилась мёртвой.

Но Глэдис пнула её ногой.

Хизер покатилась вниз. Она приземлилась у подножия лестницы с ужасающим гулким звуком. И осталась лежать неподвижно.

– Хизер! – взвизгнул Оззи.

Глэдис побежала обратно в спальню, чтобы позвонить Двейну.

Оззи обхватил Хизер лапами и потряс её.

– О Хизер! – простонал он.

Хизер приоткрыла один глаз.

– О, я думал, ты мертва! – с огромным облегчением Оззи крепко обнял дочь и прижал к себе.

Хизер слабо улыбнулась.

– У меня был лучший учитель, папа.

На кухне Эр-Джей изо всех сил пытался дотянуться до картофельных чипсов.

– Идите к папочке, – мурлыкал он.

Верн забрался вслед за ним, схватил его за хвост и дёрнул.

– Что происходит, Эр-Джей?

– Ничего! – Эр-Джей снова полез к банке.

– Тогда пошли отсюда, – настаивал Верн. – У нас есть всё, что нам нужно.

– Нет, нету! – заорал Эр-Джей.

– О чём ты говоришь? У нас более чем достаточно!

– ЭЙ, ПОСЛУШАЙ! – заголосил Эр-Джей. – У меня больше нет времени! Мне нужно немедленно отдать тележку с едой медведю, и если чипсов не будет в меню, тогда там окажусь я!

– Что? – моргнул Верн.

– ОТ... ПУСТИ! – крикнул Эр-Джей, хватаясь за банку.

Банка зашаталась на краю полки и затем упала, ударившись о кухонную стойку. Чипсы разлетелись по всей кухне.

Всё ещё с телефоном у уха, Глэдис сбежала по ступенькам в кухню.

– А-АААААААААААААА!

Снаружи, услышав топот и крики, Стелла отступила от Тигра.

– Прости, – сказала она, уходя. – Ничего не выйдет.

– Стелла, Стелла, – взмолился кот. – Куда же ты? СТЕЛЛЛЛЛА-АААА!

Стелла проигнорировала его и устремилась к кошачьей дверце. Когда она пробиралась внутрь, сажа отлетела от её хвоста, разоблачая скунса, которым она и была.

Внутри Глэдис гонялась за животными, размахивая метлой.

Эр-Джей отчаянно собирал чипсы и запихивал их в банку.

Стелла выступила вперёд. За ней в комнату вошёл Тигр. Он обхватил её лапами.

– Стелла! – с отчаянием в голосе произнёс он.

Она повернулась к нему.

– Послушай, Тигр. Дело не в тебе. Всё потому, что я... я...

Глэдис обернулась и заметила Стеллу.

– СКУ-УУУУУУУУНС! – взвыла она.

– Да, именно это, – кивнула Стелла. – Прости, но тебе придётся это увидеть...

Она торжественно задрала хвост.

– Ого-ооооооонь!

ПППППШШШШШШШШШШШШШШ!

Глэдис зажала нос рукой. Заслезились глаза, она начала кашлять.

У дома со скрежетом затормозил фургон Истребителя. Двейн вышел из машины и направился к двери.

Он принюхался.

«Скунс», – подумал он.

Тигр продолжал мечтательным взглядом смотреть на Стеллу.

– Тебя не беспокоит запах? – спросила она его, поражённая.

– Нет. У меня ужасная аллергия. Я ничего не чувствую.

У Стеллы загорелись глаза.

– ТЫ... не чуешь запаха?

Она улыбнулась.

Эр-Джей выскочил на улицу через кошачью дверцу, сжимая в лапах банку с чипсами.

Верн увидел, что Эр-Джей их бросил, и понял, что теперь спасение семьи – его задача. Он указал на кошачью дверцу.

– К ограде! – гаркнул он. – Бе-ееее-гом!

Животные рванули к двери. Но Глэдис перегородила им дорогу.

– Нале-еее-во! Бегом! – крикнул Верн.

Животные помчались в другую сторону. Но в этот момент распахнулась дверь, и появился Двейн в газовой маске и с ружьём, стреляющим сетью, в руках.

– А-ААА! – завизжали животные.

– Повеселимся, – ухмыльнулся Двейн.

Он прицелился и выстрелил.

Сеть сомкнулась на пушистых тапочках- зайчиках Глэдис. Глэдис с грохотом рухнула на пол.

Двейн втянул сеть и повернулся. Затем он направил ружьё на Стеллу.

Тигр оттолкнул Стеллу в сторону, и сеть на-крыла его самого.

– Беги, моя любовь, – крикнул кот в отчаянии. Стелла бросила ему на прощание благодарный взгляд.

Животные пустились наутек, вопя друг другу:

– Папа, беги!

– Шевелитесь, дети!

– Бежим отсюда!

Верн в отчаянии смотрел по сторонам. И вдруг увидел открытую дверь, которая вела к...

– Сюда, сюда! – крикнул Верн, показывая на дверь. – На улицу!

Животные устремились к двери. Но дверь была стеклянная... и была заперта.

Они врезались в неё с разбега и медленно сползли по стеклу на пол.

Над ними выросла гигантская фигура Двейна.

– Буенос диас, рептилия, – сказал он с ухмылкой.

Сеть полетела на них, накрыв всех с головой.

Всех, за исключением Эр-Джея, который уже катил красную тележку с едой по направлению к ограде.

Глава 10

Час спустя клетки с животными штабелями стояли рядом с грузовиком Двейна.

– Вас только что истребили! – сказал Двейн, злорадно улыбаясь.

Глэдис вышла из дома и спустилась по ступенькам. Двейн наморщил нос.

– Ух ты, а вы воняете! – сказал он.

Глэдис начала рыдать.

– Это всё потому, потому, что вы впустили их в мой... мой... до-до-до-дом!

Двейн подошёл к грузовику и открыл задние двери.

– Ну-ка, Нэнси, хватит ныть! – сказал он. От этих парней избавятся быстро и человечно.

Глэдис сверкнула глазами.

– Нет! Никаких «человечно»! Пусть это будет насколько возможно БЕС-человечнее!

Двейн принялся грузить клетки с животными в грузовик.

– Было очень приятно иметь дело с вами, мэм, – сказал он.

В одной из клеток Баки начал хныкать.

– Что он с нами сделает, мама?

– Не знаю, малыш, – отозвалась Пенни,

– Я не хочу умирать, папа, – шмыгнула носом Хизер. – Не хочу умирать по-настоящему.

– Ну, ну, милая, – утешал её Оззи. – С нами всё будет в порядке.

– Вот так, Верн, – сокрушённо сказал Лу. – А ты ведь был прав насчёт этого Эр-Джея. Мы должны были тебя послушать. Прости, друг.

Верн уставился на утёс и различил маленькое пятнышко вдали – Эр-Джей толкал тележку с едой по направлению к пещере Винсента.

– Нет. – Верн покачал головой. – Я знал, что ему нельзя доверять, и сам же втянул вас в это. Я должен был предвидеть.

Добравшись до вершины утёса, Эр-Джей направился к пещере.

– Вот это я понимаю, – сказал голос.

– Винсент? – выдохнул Эр-Джей.

Винсент вышел из-за дерева. Он держал в лапе бинокль.

– Ну, я уже собирался спуститься и убить тебя. – Медведь махнул биноклем в сторону «Ранчо Камелот». – Но я задержался, чтобы посмотреть на это шоу, и должен признать... ты только посмотри, какая красота.

Он направил бинокль и жестом подозвал Эр-Джея.

Эр-Джей посмотрел в бинокль... и увидел клетки с животными, которые Двейн загружал в фургон.

Закинув в кузов последнюю клетку, Двейн захлопнул дверь.

Эр-Джей ахнул.

Винсент убрал бинокль и покачал своей лохматой головой:

– Это самое дурное, подлое и себялюбивое из всего, что я когда-либо видел, – с восхищением в голосе сказал он. – Я впечатлен. Ты забираешь еду... а они погибают. Если продолжишь в том же духе – закончишь, как я. У тебя будет всё, чего ты пожелаешь.

Эр-Джей в ужасе смотрел на фургон, который тронулся с места, набрал скорость и направился к выезду на автостраду.

Он повесил голову.

– Но у меня уже это было, – прошептал Эр-Джей, вспомнив о кресле под раскидистым деревом.

Винсент фыркнул.

– Что? Они? Да кого ты хочешь обмануть? Ты же падальщик, Эр-Джей, и навсегда им останешься. И это хорошо. Это способ выжить. Ну и что, что несколько олухов пострадают в процессе... – Он пожал плечами. – Такова жизнь. Поверь мне, они тебе не нужны.

Эр-Джей задрал голову и посмотрел на Винсента.

– Вообще-то, – тихо сказал он, – нужны. А прямо сейчас... им нужен я. Поэтому мне... нужно вот это.

Эр-Джей схватился за рукоятку красной тележки, запрыгнул в неё и покатился вниз по склону.

– Эр-Джей!!!! – взвыл Винсент и сорвался с места вслед за ним.

Эр-Джей вырулил прямо на автостраду. Тележка пронеслась через разделительную полосу и покатилась навстречу фургону.

Двейн с ужасом увидел, как прямо на него со всей скорости летит красная тележка с грудой еды.

– А-АААААА! – завопил он.

Тележка с грохотом врезалась в фургон. Эр-Джей взмыл в воздух и приземлился на капот.

– Что за... – заорал Двейн.

Он нажал на тормоза. Клетки с животными вылетели вперёд и ударились о его затылок.

Он потерял сознание.

Без водителя фургон начал мотаться по дороге из стороны в сторону. Эр-Джей держался за решётку изо всех сил. Клетки с животными швыряло по кузову. От ударов о борта замки на дверцах клеток открывались.

Наконец грузовик остановился.

Хэмми захныкал.

– О-оо, я опять спину ушиб.

Оззи осмотрелся.

– Хизер? Ты в порядке?

Тем временем Эр-Джей вскарабкался вверх по капоту и заглянул внутрь.

Верн уставился на него, моргая. «Эр-Джей.

Он вернулся за нами», – осознал Верн.

Стелла тоже заметила Эр-Джея. Она сердито сжала лапу в кулак.

– Ты, жалкий кусок... – начала она.

Эр-Джей поднял лапы.

– Эй, эй, Стелла. Я пришёл вас спасти. Я вас спасаю!

Но Стелла не слышала его голос.

– Да я тебя так обдам, что твои внуки будут вонять! – орала она.

У Эр-Джея за спиной появился Винсент. Он галопом приближался к фургону.

Верн увидел его первым.

– Медведь! – в панике заорал Верн, забравшись на приборную панель.

Эр-Джей нахмурился и показал на уши. Он не слышал, что говорит Верн.

– Медведь! – Верн снова показал на Винсента.

– Что? Потерпеть? – переспросил Эр-Джей, приложив ухо к стеклу.

Эр-Джей внезапно понял. Он увидел отражение Винсента в стекле.

– А, ясно, – кивнул он. – МЕДВЕДЬ!!!

Он отскочил в сторону и едва увернулся от Винсента, запрыгнувшего на фургон. От удара Верн слетел с панели. Он свалился прямо Двейну на колено, у того дёрнулась нога и нажала на, педаль газа.

Фургон снова рванул вперёд. Животных отбросило назад, а Винсент силился удержаться на капоте.

Автомобиль набрал скорость, и медведь соскользнул на решётку фургона.

– Эй, эй! Что... – орал Винсент.

Эр-Джей из последних сил держался за боковое зеркало. Рулевое колесо свободно вращалось, и грузовик вилял по всей дороге.

– Ва-аааааа! – визжал он.

Верн снова вскарабкался и схватился за руль, бешено вращаясь вместе с ним.

– Мы неуправляемы! – крикнул он.

– Мы поведём, – предложил Спайк.

– Это же прямо как в игре! – добавил Квилло, присоединяясь к брату.

Они запрыгнули на руль, отправив грузовик в занос.

Эр-Джей всё ещё висел на боковом зеркале, но, увидев в зеркале медведя, чуть не разжал руки, – Винсент всё ещё был там.

– Верн, впусти меня!!! – заголосил Эр-Джей. Он снова оглянулся и ахнул, увидя в боковом зеркале крупным планом массивную медвежью голову.

– PPPPPPPPPPP!

В этот момент Верн свалился прямо на клавиши навигационной системы.

– Пожалуйста, выберите место назначения, – произнёс спокойный голос.

– Отвези нас домой! – завопил Хэмми. – Отвези нас к нашей коряге!

Хэмми запрыгнул на экран системы. Каким-то чудом, он попал в нужную кнопку.

– Место назначения – домой, – повторил голос. – Поверните на 180 градусов.

– Есть! – крикнул Баки и вместе со своими братьями начал вращать руль.

А у Эр-Джея снаружи были большие неприятности!

– Ну-ка вернись! – рычал Винсент, гоняясь за енотом по всему корпусу фургона.

– Хэмми! – крикнул Эр-Джей, пробегая мимо окна. – Впусти меня!

– Не слушать Эр-Джея. – Хэмми, заткнул себе уши. – Не слушать. Не слушать. Ла-ла- ла-ла-ла...

– Дети, избавьтесь от медведя! – скомандовал Верн.

– Какое оружие у нас в распоряжении? – спросил Баки.

– У нас есть молоток! – Спайк показал на кнопку с изображением человека, бьющего кролика молотком. Это была кнопка запуска модели на крыше грузовика. Спайк нажал кнопку, и «человек» огрел молотом Винсента. Тот взвыл.

Схватил молоток и, вырвав его, замахнулся на Эр-Джея. Удар пришёлся в нескольких миллиметрах от енота. Боковое стекло разлетелось вдребезги.

Эр-Джей принял это как знак свыше, заскочил в грузовик и с бешеной скоростью промчался буквально по головам остальных, но не успел затормозить и вновь оказался снаружи в компании разъярённого медведя.

Эр-Джей попытался влезть обратно, но Оззи лихорадочно опускал стекло.

– Впустите, впустите!! –умолял Эр-Джей.

– Нет! Шарлатан!

Верн повернулся и увидел Эр-Джея, вцепившегося в верхний край стекла.

– Он пытается нам помочь, впустите его! – крикнул Верн Оззи.

– После всего, что он нам сделал? – ахнула Стелла.

– Но он же вернулся! – протестовал Верн.

Винсент ревел, гоняя Эр-Джея по фургону.

– Он привёл за собой медведя! – воскликнул Лу.

И все животные наперебой стали кричать друг на друга, пока маленькие дикобразы не решили положить этому конец.

– Эй! Никаких потасовок, пока мы за рулём! – гаркнул Спайк.

– Мы сейчас повернём обратно, мистер! – пригрозил Квилло.

Животные притихли.

– Это он начал, – обиженно сказал Лу, ткнув пальцем в Верна.

– Но он же просто пытается помочь, правда! – взволнованно воскликнул Верн.

– Верн, ты сам всё время говоришь, что нужно верить хвосту, – заметил Оззи.

– Но он не дрожит!

– О, – хором произнесли животные.

– Что ж ты сразу не сказал? – недоумевала Стелла.

– Эй! – вопил снаружи Эр-Джей.

Оззи опустил стекло, и Эр-Джей ввалился внутрь.

Разъяренный Винсент с размаху вонзил когти в металл и легко отодрал от крыши люк, будто крышку от консервной банки.

– Ты труп, Эр-Джей! – громовым басом рычал он. – А твои друзья на очереди!

Он потянулся лапой за Эр-Джеем, но промахнулся.

– Берегись! – крикнула Пенни, бросившись на медведя.

АРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРРР!

Винсент отшатнулся. У него из носа торчали иглы дикобраза.

– Немедленно поверните налево! – приказала система навигации.

Юные дикобразы повернули руль. Фургон въехал в пригород и помчался навстречу гигантским надувным игрушкам – рыцарю на коне и придворному шуту, которые были привязаны во дворе одного из домов.

Дети увидели их первыми.

– У-уу, газ в пол! – ухмыльнулся Квилло.

Винсент, крепко прилипший к крыше, поднял голову.

– А? – успел сказать он.

Фургон врезался в баллоны, а Винсент, запутавшись в веревках, сорвался с крыши фургона. Он попытался ухватиться за рукоятки задних дверей, но двери отвалились, и баллоны потащили Винсента всё выше и выше.

Он яростно рычал:

– Эрррр-Дже-ееей!

Животные ликовали, на мгновение забыв про набирающий скорость фургон.

Это мгновение оказалось слишком долгим.

В полквартала от них Глэдис Шарп лихорадочно разбрызгивала туалетную воду во всех комнатах дома. Она с отвращением поморщилась, подойдя к входной двери:

– Похоже, нормальный запах в этом месте вернуть уже никогда не удастся.

Животные вцепились в руль, но было уже поздно. Фургон на полной скорости налетел на табло с надписью: «ВАША СКОРОСТЬ». Автомат зафиксировал 144 километра в час и накренился.

– Бонус! – радостно воскликнул Спайк. Фургон пронёсся по накренившемуся табло и взмыл в воздух.

Глэдис заметила тень, упавшую на её двор, подняла глаза и в ужасе застыла.

– Не-еееееет! – завизжала она. Фургон пролетел над её головой и рухнул на дом.

– Вы прибыли на место назначения, – констатировала система навигации.

– Охххх. Игра окончена, – вздохнул Спайк.

Грузовик пробил крышу и рухнул внутрь дома. Животные и Двейн были всё ещё в нокауте после приземления.

Наконец Двейн простонал и открыл глаза.

Повсюду были животные.

– Э-эээ! – воскликнул он, пытаясь ухватить их.

Эр-Джей отскочил в сторону.

– Пошли, – позвал он остальных.

К счастью, Двейн был всё ещё пристёгнут. Он силился отстегнуть ремень, а животные тем временем по очереди выскальзывали из фургона и через кошачью дверь – из дома.

Оказавшись по другую сторону ограды, они застыли. Затем уставились друг на друга, потрясённые.

– Мы это сделали?

– О, чуть было не погибли!

– Так, ладно!

Эр-Джей осмотрелся.

– Лу? Пенни? Дети здесь? Хэмми? Кому ты машешь?

Хэмми смотрел в небо.

– Какой страшный клоун, – прошептал он.

Все задрали головы.

Над их головами, в ветвях дерева, застрял гигантский баллон и запутавшийся в веревках Винсент.

Пока животные в ужасе смотрели на медведя, верёвки оборвались.

Винсент рухнул на землю. Вытащив из носа иглу, он проколол ею баллоны, один за другим. Затем бешено сверкнул глазами и направился к животным.

– БЕЖИМ!!!!!

Животные скользнули сквозь ограду на задний двор Глэдис.

Но Двейн уже поджидал их... и на этот раз он был вооружён электрошокером для крупного рогатого скота.

– Ха-ха! – рассмеялся он.

Глэдис появилась с другой стороны дома, держа в руках электрокосу.

– Мерзкие твари!

Животные бросились к ограде и спрятались между ветвей.

Двейн ткнул электрошокером в глубь ограды. Вращающиеся лезвия электрокосы сметали все на своем пути, едва не задев испуганных животных.

Они попятились, трясясь от страха. Но с другой стороны ограды к ним тянулась когтистая лапа.

Животные отчаянно пытались увернуться от косы, электрошокера и медвежьих когтей, бегая по веткам вверх и вниз.

Затем резак задел лапу Винсента.

Винсент взревел от боли.

Электрошокер воткнулся в изгородь, попав Винсенту прямо в нос.

Винсент дико завыл. Затем сжал лапу в кулак и сунул её сквозь ограду, ударив Двейна по носу. Двейн отшатнулся от ограды.

– Да вы, ребятки, повеселиться хотите, я смотрю? – Двейн оправился. – Ну хорошо. Давайте веселиться!

Двейн ткнул шокером в ограду, метя в невидимого противника. Винсент обхватил лапами ворох веток, в которых прятались маленькие дикобразы.

Пенни и Лу испуганно притянули детей к себе.

Эр-Джей заскрипел зубами.

– Всё, хватит! Верн, выводи всех отсюда. Я его отвлеку.

– А? – Верн повернулся к Эр-Джею. – Ты в своём уме? Он же убьёт тебя!

– Нуда, я знаю, – согласился Эр-Джей. – А всё потому, что именно я ему и нужен. А ты позаботься о своей семье, Верн.

– Я и намерен это сделать, – упрямо сказал Верн. – Позаботиться обо всей своей семье. Должен же быть какой-то выход!

Внезапно Хэмми начал скакать на месте.

– Верн! Верн! У меня есть идея!

Хэмми откупорил банку с газировкой и начал заливать в себя её содержимое.

Верн, Эр-Джей и остальные уставились на него в недоумении. Через мгновение они поняли, что он задумал.

Пока Хэмми заглатывал газировку, остальные продолжали увиливать от когтей Винсента, электрошокера и косы.

Затем Эр-Джей вскарабкался повыше и, высунув голову из ограды, уставился на Винсента.

– А знаешь что, Винсент? Ты был прав. Они действительно идеально помещаются на языке.

С этими словами он театральным жестом положил картофельную чипсу себе в рот.

Винсент в ярости взревел и бросился на Эр-Джея.

– Ну же, Хэмми! – закричал Оззи. – Давай, давай, дава-ааааааааааай!

Пришло время Хэмми.

Хэмми всегда был быстр. Но в этот момент он был настолько быстр, что земля, казалось, перестала вращаться. Он за долю секунды добрался до выключателя охранной системы и нажал клавишу. Затем, уже не спеша, обогнул лазерные лучи и пересёк газон.

Все это время Винсент продолжал лететь в прыжке, а Эр-Джей обнаружил, что одет в панцирь Верна.

Он улыбнулся.

Оголённый Верн дернул за леску карманной удочки, другой конец которой был привязан к панцирю, и вытащил Эр-Джея вместе с панцирем из лап летящего медведя.

Винсент продолжил полёт через ограду во двор Глэдис. Он рухнул на землю рядом с хозяйкой и Двейном, прямо на лазерный луч.

Растущее поблизости огромное раскидистое дерево медленно раскрылось, обнажив устройство, похожее на ракетную установку. Глэдис, Двейн и Винсент в ужасе уставились на жуткий механизм.

– Опаньки, – простонал Двейн. – Приготовьтесь, будет больно.

Наблюдая за происходящим с ограды, животные надели защитные очки и солнцезащитные щитки, чтобы уберечь глаза от яркого света.

И тогда...

Мощный столп света озарил окрестности. Ракетные установки выпустили ракеты. Всё это с оглушительным грохотом взорвалось.

Жаркая волна взметнула меху животных на спинах.

Эр-Джей достал упаковку с попкорном для приготовления в микроволновке и подержал её на вытянутых лапах перед собой.

Попкорн начал лопаться.

Он угостил горячим попкорном Верна, который к тому моменту успел вернуть себе панцирь.

Они оба молча жевали и с восхищением наблюдали за полным уничтожением двора Глэдис.

Наконец взрывы утихли. Облачка дыма поплыли прочь, обнажая великолепную картину: Винсент, Двейн и Глэдис сидели в гигантской клетке. Остальная часть двора превратилась в обожжённый кратер. Даже сама ракетная установка и та поджарилась.

– О-оооо, – простонал Двейн. – Это больно, как я и думал.

Эр-Джей и Верн с улыбками переглянулись.

Хэмми громко рыгнул и отрубился.

Через час или позже Винсента привязали к тележке и закатили в полицейский фургон.

Глэдис была в наручниках.

– Вы хоть отдаёте себе отчёт в том, что это такое? – спрашивал её полицейский. – Эта штуковина запрещена в сорока восьми штатах!

– Это всё он! – вопила Глэдис. – Он продал её мне! Я не имею к этому никакого отношения!

– Это было в вашем дворе, – заметил другой офицер полиции. – Ваше имя значится в договоре. Судье это будете рассказывать.

– Нет! Это не моя вина! Отпустите меня! Меня нельзя арестовывать! Я председатель Ассоциации домовладельцев!

Глэдис продолжала сопротивляться изо всех сил. Оба полицейских были вынуждены держать её, чтобы она не вырвалась.

Пока полиция пыталась совладать с Глэдис, Двейн решил воспользоваться ситуацией и ускользнуть. Он на цыпочках попятился к забору, тихо перелез через него и спрыгнул в соседний двор – и-и-иииииик.

– Играть? – с надеждой в голосе гавкнул Наджент.

Двейн медленно обернулся. Позади него стоял громадный ротвейлер, игриво виляя хвостом.

– О нет, – заголосил Двейн. – Нет, нет, нет, нет, не-еееееееет!

– Играть! – радостно рявкнул Наджент.

Глава 11

По другую сторону ограды животные ликовали.

– Ёксель-моксель! Мы сделали это!

– Мы молодцы! - горланил Оззи, хлопая Лу по спине.

– У-УУУху-ууу! – вопили маленькие братья-дикобразы. – Дай пять! Дай пять!

Эр-Джей смотрел на них с едва различимой улыбкой. Затем поднял с земли свой мешок и, развернувшись, собрался уходить.

Верн заметил, что енот намеревается уйти.

– Эй, Эр-Джей! – позвал он. – Умм, ты знаешь, прими к сведению, что, если бы ты сказал нам, ну, что ты должен вернуть медведю еду, мы бы её просто тебе отдали.

Эр-Джей обернулся.

– Правда?

– Да, – кивнул Верн. – Так поступают во всех семьях. Заботятся друг о друге.

Эр-Джей почесал макушку.

– У меня никогда ничего подобного не было.

Верн улыбнулся.

– Ну тогда ты не представляешь, что ты теряешь. Это врата в лучшую жизнь. Ну... что скажешь? Хочешь стать членом нашей семьи?

От радости Эр-Джей выронил сумку.

Хэмми вытер лапой нос.

– О, иди ко мне, – всхлипнул он.

Он подбежал к Эр-Джею и крепко его обнял. Остальные присоединились.

Эр-Джей обнимал их в ответ.

– Добро пожаловать в семью! – кричали они наперебой.

Юные дикобразы присоединились к группе.

– Жесть!

– Ауч! – Эр-Джей вытащил иглу из уха.

Верн наблюдал за счастливыми животными. Он поморгал, пытаясь смахнуть слезу. Нет ничего лучше, чем семья.

И тогда у него задрожал хвост.

– Эй, Эр-Джей, – обратился он к еноту, начиная волноваться. – Есть какие-нибудь ещё животные, которым ты чего-нибудь задолжал? Например, э-ээ, львы, или тигры, или гориллы?

– Нет, – с улыбкой ответил Эр-Джей.

– Это хорошо. Не хочу тебя пытать, но...

Иллюстрации


Оглавление

  • Литературно-художественное издание
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Иллюстрации