КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471316 томов
Объем библиотеки - 690 Гб.
Всего авторов - 219818
Пользователей - 102156

Впечатления

Stribog73 про Вульф: Вагина (Эротика, Секс)

В женщине красивей вагины только глаза :)

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Ланцов: Воевода (Альтернативная история)

надеюсь автор не задержит продолжение

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любаня про Колесников: Залётчики поневоле. Дилогия (СИ) (Боевая фантастика)

Замечательно написано, интересно. Попаданцы, приключения, всё как я люблю. Читаешь и герои оживают. Отлично написано. Продолжения не нашла. Жаль. Книга на 5.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
vovik86 про Weirdlock: Последний император (Альтернативная история)

Идея неплохая, но само написание текста портит все впечатление. Осилил четверть "книги", дальше перелистывал.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Олег про Матрос: Поход в магазин (Старинная литература)

...лять! Что это?!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Самылов: Империя Превыше Всего (Боевая фантастика)

интересно... жду продолжение

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
медвежонок про Дорнбург: Борьба на юге (СИ) (Альтернативная история)

Милый, слегка заунывный вестерн про гражданскую войну. Афтор не любит украинцев, они не боролись за свободу россиян. Его герой тоже не борется, предпочитает взять ростовский банк чисто под шумок с подельниками калмыками, так как честных россиян в Ростове не нашлось. Печалька.
Продолжения пролистаю.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).

Приграничное владение (fb2)

- Приграничное владение (а.с. Приграничное владение -1) 1.35 Мб, 409с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Артем Юрьевич Матюшенко

Настройки текста:



Артем Матюшенко Приграничное владение

Часть 1. Дела земные

Глава 1

Он лежал на железной койке, в комнате с белыми стенами и белым же потолком. Скосил глаза — на соседней кровати лежал какой-то дедок затрапезного вида, а еще через проход — толстый детина со стоящей рядом капельницей и прозрачной трубочкой, ведущей к руке.

Сверху на него была накинута застиранная до серого цвета простыня со смазанным черным штампом, который находился недалеко от его лица. Он вгляделся в прямоугольник, но что-либо разобрать на нем, кроме цифры двенадцать, не смог.

Наверно, это больничная палата? А решетка на окне почему? Первый этаж или больничка тюремная? Хотя откуда я это могу знать, ну про тюремную? Странное ощущение нереальности происходящего не покидало.

Что-то не так, совсем не так! А как голова раскалывается, даже смотреть больно. Что он помнит? Последнее, что с ним происходило? Да ни хрена он не помнит, ни последнее, ни предпоследнее. Вообще ни хрена! А ведь его уже спрашивали, точно. Врач вчера спрашивал, а потом сестра вколола что-то в вену и он уснул. Пить хочется сильно, горло саднит, язык как будто наждачкой терли.

Дверь открылась. В палату вошел седоватый мужчина, лет под пятьдесят, в очках и белом халате. Ага, доктор, точно. Вроде вчера вечером он с ним и говорил. С ним вошла смазливая девочка лет девятнадцати, в светло-зелененьком халатике, который не то что коленки, а самую короткую юбку бы не прикрыл. Впрочем юбки на ней и не было, ну это наверно студентка-практикантка, — подумал он. В руках она держала общую тетрадь и ручку. А следом вошел прыщавый молодой мент в форме, с погонами лейтенанта. А этому-то чего от меня надо? Может, я совершил чего? Преступление какое? Да один хрен, не помню же ничего!

— Ну-с, молодой человек, вспомнили что-нибудь? — Обратился к нему доктор. — Ну хоть имя. Вот как вас зовут?

— Клим… Климент… — Еле выдавил из себя он. — Пить дайте.

— Да-да! Вот водичка кипяченая, в стаканчике. Зина, ну помогите же больному.

Зина положила на тумбочку тетрадь с ручкой, взяла стакан с водой и чуть наклонилась. Взгляд непроизвольно упал на вырез. Вот блин! У нее, походу, не только юбка не одета! Он скосил глаза и увидел, как сглотнул лейтенант, тоже уставившись в вырез практикантки. Клим сделал несколько глотков теплой водички. Интересно, а трусы-то хоть у нее есть? Ох е!! Этого еще не хватало. Походу, я сам без трусов лежу, только простынкой тонкой и прикрыт. Он увидел, как заржал мент. А Зина, чуть скосив глаза на выросший вдруг бугор, тут же ойкнула и залилась краской, впрочем, наверное, как и он. Лицо просто запылало. Надо же, так оконфузиться. У него что, женщины давно не было?

— Совершенно нормальная реакция молодого выздоравливающего организма! — Заявил доктор. — Зина, вы можете идти.

Прежде чем уйти, студентка еще раз скосила глаза на его конфуз, потом глянула на него, хихикнула и захлопнула за собой дверь. Хм, интересно, а практиканток ночью дежурить оставляют?

— Ну-с, значит, говорите Клим? Ну вот, это уже прогресс. А фамилию не вспомнили?

Клим хотел помотать головой, но почувствовал боль в затылке и поморщился.

— Заявление писать будете? Хотя, какое заявление! От гражданина не помню как звать, случилось со мной не помню чего! — Усмехнулся мент. — Документиков-то при вас тю-тю! Да и денег тоже. Может, сами напились, потеряли все, да головой еще саданулись.

— Во-первых, пациент уже вспомнил, как его зовут, и вчера сказал, что приезжий, а во-вторых в ране присутствовали характерные кусочки стекла, поэтому ясно, что его бутылкой, как вы выразились, саданули, скорее всего, из-под шампанского. А алкоголя в крови пациента практически не было, не было и каких-либо наркотических веществ. — Вступился за него доктор.

— Во-от! Практически! — Поднял палец прыщавый. — То есть, немного, но было?

— Ну, может, совсем немного, но, знаете, если здоровый молодой человек бутылку пива выпьет, то однозначно не опьянеет.

— Как вы сказали? Здоровый? А может, он псих? Видите, не помнит ничего. — Продолжал нажимать мент. — Может, и того хуже — маньяк, полез ночью к женщине, она его и двинула, отбиваясь. Сами же видели, какая у него на баб реакция!

— Что вы выдумываете. — Уже не так уверенно забубнил доктор. — Это, скорее всего, временная ретроградная амнезия, приобретенная пациентом в результате черепно-мозговой травмы. Что вы его сразу в виновные записываете?

— Да никуда я никого не записываю! Щас объяснение возьму… ну хоть вкратце! — Видя, что доктор собрался спорить, уточнил мент. — Доктор, а он точно вспомнит?

— Да откуда же мне знать? — Удивился седоватый. — Кто же предугадать может выверты судьбы и особенности организма. Тем более мозг! Мозг, батенька, предмет до сих пор мало изученный. — Доктор вздохнул. — Мдас… ну, будем надеяться. Организм молодой — двадцать три, максимум двадцать семь. Так что… будем надеяться! Да и процесс уже пошел. Имя-то вспомнил!

— Ага, будем надеяться! А куда вот его? В дурку? Так там своих таких полно, бесплатно кормить не будут, не при союзе! А куда? Он же к нам из больницы придет, скажет вот он я! Безвинно пострадавший, и документы скажет, что украли, и деньги, хотя, может, сам все посеял! — Повысил он голос, глядя на Клима. — А нам чего? Еще один висяк на отдел? Во, видал! — Вдруг показал он больному смачную дулю.

— Что вы себе позволяете! — Теперь повысил голос уже врач. — Я вас сейчас выгоню и начальству еще вашему пожалуюсь!

— Не надо начальству, не надо! — Залепетал лейтенант. — Простите, я ведь с утра на нервах, вот из-за начальства как раз. Все жалуются, а подпол только кричит. Простите. — Еще раз повторил он. — Я вот быстренько, буквально пару строк. Ага, вот так… тут не помню, откуда приехал — тоже. А имя — Клим, это полное как?

— Климентий, как Ворошилова. — Подсказал доктор.

Климентий? Нет, Климент! Я Климент! Подумал он, но вслух ничего не стал говорить, и так уже голова разболелась из-за этого цирка.

— Ага… вот так, записано со слов пострадавшего, в присутствии доктора? Как вас по батюшке, док?

— Андрей Петрович. Звягинцев.

— А документ можно? — Не унимался летеха.

— К-какой документ? Он у меня в кабинете, вы чего думаете — я вру?! — Скорее удивился, чем возмутился док. — Переоделся в белый халат и доктора изображаю?

— Да ни боже мой! Положено так, да ладно, верю я вам! Чего вы, сразу обижаться! Вот делаешь все по инструкции, а на тебя же потом жалуются. — Опять вздохнул милиционер. — Ладно, подписывайте и пошел я. И это… если он вспомнит чего, ну или родственники найдут, так вы данные запишите и нам сообщите. Ну не в службу, а в дружбу, док?

Ну вот и ладно, побегу я. У меня еще два адреса, где объяснение брать и с отчетом на ковер. Эх жизнь… а они еще все жаловаться! — И парень сгреб бумаги и направился к двери. Потом вдруг резко развернулся. — Слушай, раз двадцать пять только, хотя я бы тебе больше двадцати не дал, может, вспомнишь где служил? Я вот два года армейки никогда не забуду! Ну так как, совсем не помнишь? А вы говорили, док, что у него шрам еще на ноге? И чего, еще на руке небольшой, да док?

— Если можно, Андрей Петрович! — Поморщился врач. — Я же вам уже говорил, а вы записывали уже!

— Док… э, то есть, Андрей Петрович, а, может, это террорист? Щас повсюду усиления. Операцию антитеррор чуть не каждый месяц проводят. Хотя бороды вахабитской у него нет, морда лица вроде русская, хоть и волосы черные! — Махнул он рукой. — А, может, парень, ты студент? Где учишься вспомнишь. Или на заработки в город приехал. Ну хоть на чем приехал, поезд там или автобус?

— А с чего вы взяли, что пострадавший в армии служил? — Удивился Андрей Петрович. — Может он в деревне, топором по ноге себе попал?

— А татуха? Вон, на плече! Говорите, у него еще на руках и ногах есть? — Лейтенант чуть приподнял простыню и осмотрел ногу больного. — Ага, ну это надписи какие-то, вязи типа рун, я думаю. А вот на плече тогда как особую примету запишу! — И он опять разложил свои бумаги на прикроватной тумбочке. — Так, дубовый венок на щите и два скрещенных меча. Корона сверху и надпись из двух иностранных слов. Странно, короны я на армейских не помню. Если бы не корона, на наш шеврон, милицейский похоже. — Оскалился он. — Может, наемником воевал, Приднестровье, например? Вон так-то здоровый и мышца подкаченная, сразу видать. А, может, спортсмен? Не помнишь? Или с республик бывших, там многие по русски понимают, прибалт, может? Тоже не помнишь? Жаль! — Опять вздохнул мент. — И слова не помнишь, чего эти значат?

— Враг не пройдет! — На автомате ответил Клим.

— Во! Я же говорил, док, что армейская! — Забывшись, опять обратился к врачу парень. — Ну и, правда, вспоминает! Ладно, давай, парень, выздоравливай! Может, и встанет кукушка на место. Пошел я! До свиданья, Андрей Петрович, ну вы это… все равно, если вспомнит или приедут за ним, запишите данные.

— Всенепременно! — Заверил его врач. — Мы и сами всегда фиксируем.

— Ну, чего, парень, кто же тебя так? — Когда за милиционером закрылась дверь спросил доктор. Он подсел к нему на кровать. — Там у тебя во внутреннем кармане было кое-чего. Но я органам сообщать не стал, лишний треп нервов только. Вот! — Покосившись на соседние кровати, протянул он ему коричневый кожаный квадратик. — Что-то типа кошелька небольшого. Мягонький такой, и тиснение вот есть, тоже как на наколке твоей. Видать, на память всем заказывали, когда отслужили. — Предположил док. — А сам-то не помнишь? — И он вытряхнул на ладонь три монеты.

— Вот! Две вроде золотые и одна серебряная. — Показал он кругляши парню. — С двухрублевую будут, даже побольше. Солидно. Так что ты вспоминай, даже если приезжий, то на дорогу будут деньги. И одежду прикупить тоже, твой спортивный костюм-то того… в грязи да в крови весь, еще и рукав оторвали. Хорошо, что монеты тот, кто тебя ограбил, не нашел. Хочешь у себя оставь, а хочешь, я в сейф в кабинете приберу, там надежнее будет. — Опять покосился он на соседние койки.

— Потом заберу, пусть у вас будут. Спасибо. — Поблагодарил доктора Клим.

— Ну и хорошо! — Явно повеселел доктор от оказанного доверия. — Ты только сильно голову не напрягай, полежишь еще пару деньков и вспомнишь! Раз процесс пошел, то точно вспомнишь!

— А давно я тут? Когда меня привезли? А это кто? — Показал он глазами на толстяка с капельницей и почему-то привязанного к кровати дедка.

— Так три дня назад. Два дня ты без сознания провалялся, а вчера в себя пришел, но совершенно ничего не помнил. А это Фрязин, алкаш местный. Он у нас уже третий раз за год с белой горячкой лежит, вот и привязали, а то черти кругом мерещатся. Ночью, сволочь, орать начинает. А этого мужчину с ножевым только ночью привезли. В себя еще после операции не пришел. Хотя случай не тяжелый совсем. Ну, ладно, парень, мне к другим пациентам пора, а я тебе попозже Зину с таблетками пришлю, глядишь, опять реакция в памяти начнется. — Заулыбался доктор и вышел из палаты.

Водички бы еще попить, в палате жара стоит. И он попробовал дотянуться до стакана, на тумбочке. К его удивлению и радости, это ему удалось. Он с удовольствием допил воду, поставил стакан на место. Док сказал, что мне максимум двадцать пять, а ведь больше вроде было, мозг отвергал эту цифру, как слишком молодой возраст. Странно… Клим! Хотя, он больше привык Климент. А фамилия? Фамилия Корвин. Точно — Корвин! — Вспышкой пронеслось в мозгу. — Значит, и правда, процесс пошел, товарищи! Даду-даду! Откуда это? Вот будто его мысли, а будто бы чужие совсем, может, и вправду того… кукушка слетела? Хотя чего разволновался-то? Видать, сильно шарахнули, вон вся голова толстым слоем замотана, полежит и придет в себя. Тут вообще, как звать-то по началу забыл, а еще жалуется, что мысли как чужие. Хорошо, что они вообще есть, эти самые мысли-то! А поспать пожалуй надо. — Он потянулся, тело вроде нигде не болело, да и затылок почти уже не ныл, зевнул и прикрыл глаза. Главное, Зину не проспать, когда таблетки принесет. Ниче так девушка, суперсекси прямо. Может, и телефончик даст? Даст, куда она денется, с его-то опытом. Опытом? В двадцать пять? Все, хорош репу морщить, а то мозги закипят, спать!

И Клим провалился в крепкий сон выздоравливающего человека.

Проснулся Клим от невнятного бормотания. Чего это? Вдруг справа резко вскрикнули, Клим даже вздрогнул. Он повернул голову. На соседней кровати запрокинув голову и, выставив кверху жиденькую топорщащуюся бороденку, лежал привязанный дед. Как его? А, Фрязин! — Вспомнил Клим. Губы алкаша чего-то невнятно шептали, выпирающий кадык дергался, а взгляд был устремлен на потолок. Понятно, док говорил белочка его посетила. Вдруг безо всякого перехода дедок начал подвывать, затем пару раз плюнул в кого-то, по его мнению сидящего на потолке и заголосил уже в полный голос. Дверь палаты распахнулась.

— Да сколько же можно! Прямо наказание какое-то, и все в мое дежурство привозят! — В палату зашла пожилая медсестра. Глянула на Клима. — Чего, разбудил тебя этот прохиндей? Щас, я ему успокоительного кольну, опять заснет, паскуда. Когда уже сдохнет-то? Жрет литрами, иссох весь, а живой все! Другие смотришь, молодой, а выпьет самопала или вколет себе чего и завернул ласты, а этот гад живучий! — Она опять глянула на Клима.

— Сосед это мой, в одном доме живем. Так всех уже достал. То старуху свою с топором по улице гоняет, то горланит ночью. А в прошлом месяце пьяный заперся в квартире, и в окно кричал, что дом заминировал. Милицию вызвали, дверь сломали и увезли. Так ведь не содют! Через трое суток опять объявился, ирод! — Она сломала ампулу, сноровисто набрала в одноразовый шприц бесцветную жидкость.

— Да не дергай ты руку, паразит, а то щас отоварю табуреткой по башке и колоть не надо! — Буквально через несколько секунд после укола дедок стал затихать и плавно перешел в фазу отключки.

— Ну вот, теперь до утра не побеспокоит. А там, может, и в себя придет, сволочь. Какой раз уже откачиваем, так нет, чтобы бросить, он же прямо в больнице мелочь сшибать начинает и потом снова в распивочную, злыдень окаянный! Ну весь дом уже достал.

— Тетенька, а где я? — Спросил ее Клим.

— В больнице, естественно! Где же еще. — Она усмехнулась и добавила. — Дяденька!

— Да это понятно, а город-то какой?

— Ты чего, паря, головой стукнутый? — Она глянула на его забинтованную голову. — Тьфу, ты! Точно, мне же Петрович сказал, что ты беспамятный. Ой, как жалко-то, паря! Такой молодой, симпатишный и ужо стукнутый! И Зинке нашей понравился, так куда ей пришибленного-то? Ай, да ладно, может, и отойдешь еще. — И она, чуть растопырив пальцы, покрутила рукой у головы.

Климу стало немного обидно, что его принимают за полудурка какого-то. — Я просто память потерял, временно! А так у меня с головой, все в порядке! Так какой это город-то? — Вновь задал он интересующий его вопрос.

— Известно какой! И больница наша, номер двенадцать. — Ладно, пойду. Если чего надо, я в конце коридора, в сестринской. А, ну ты же не встаешь еще! Может, утку?

Клим прислушался к себе. В туалет не мешало бы сходить. Но в утку как-то стыдно. Да и чувствовал он себя уже нормально, ну, по сравнению с утренним своим состоянием.

— А можно мне халат какой? Я вроде нормально уже себя чувствую. — Попросил он медсестру.

— Ну так-то, не положено еще тебе вставать. — Замялась она. — Но, с другой стороны, раз сам дойти можешь, так чего утку марать, а то выноси за вами за всеми. Ладно, щас принесу тебе больничную пижаму. Старенькие у нас, правда, уже все. Щас же кто в чем лежит, в своем в общем. А у тебя там костюм спортивный лежит, куртку-то хоть выкидывай, а штаны если состирнуть, то сойдут еще.

— Так, может, выдадите, а я попробую, может, отстираю.

Медсестра покосилась на его забинтованную голову. — Ладно, я сама щас. В сушилку кину, так через час сухие будут, лежи уж, болезный. А пижаму щас принесу. У тебя размер какой? Это я про тапки.

Клим задумался. — Не помню. — Наконец сознался он.

Пожилая медсестра вздохнула и откинула простыню. — Сорок третий! — Уверенно кивнула она и вышла за дверь.

Вернулась она минут через двадцать, когда Клим уже начал сомневаться в ее возвращении. В руках она несла сверток пижамы и коричневые тапки из кожзаменителя. — Анька, кастелянша наша курить ходила, вот и ждала ее. На-ка! Примеряй! — И она, бросив сверток на кровать Климу, встала, уперев руки в бока. Потом вдруг спохватилась. — А, ну ты же без трусов лежишь. Тогда выйду, одевайся.

Клим развернул сверток. Изрядно застиранная серо-коричневая пижама. Сначала потихоньку, опираясь рукой, стал привставать, садясь на кровати. Но, как ни странно, затылок больше не реагировал резкой болью на движения тела и повороты головы. И он, уже уверенней, скинул ноги с кровати. Не, нормалек! Не болит и даже не кружится! Не болит голова у дятла! С чего бы? Причем тут дятел-то? Ну, если только иносказательно. — Усмехнулся он и стал натягивать принесенные пижамные штаны. Пижама оказалась впору по объему, только самую малость коротковата. Ну ниче, для больнички само то! — И Клим сунул ноги в разношенные тапки. На дальней кровати вдруг зашевелился толстяк. Он приоткрыл глаза и тихонечко застонал. Блин, еще один сейчас голосить начнет. Но нет, толстяк только тяжело вздохнул и печальными глазами посмотрел на Клима.

Клим, поначалу держась за спинку своей кровати, а потом и так, поковылял к выходу из палаты.

В коридоре медсестра стояла и разговаривала с каким-то мужиком в старых трениках и клетчатой рубашке.

— Ну, вот впору почти што! Ты пока ходишь, я тебе простыню поменяю, ты же в беспамятстве потом исходил, мокрая была, хоть отжимай. Да, меня Клавдия Ивановна зовут, если чего надо… ну ты знаешь где я. — Махнула она рукой в конец коридора.

— Клавдия Ивановна, там второй в себя пришел, ну который с ножевым доктор говорил.

— Ага, ну пора уже. Щас пойду Петровича позову. — Она, на несколько секунд задумалась-Только ты меня не выдавай, я скажу, что пижаму принесла, когда ты голый в коридор выйти хотел. Лады? — Посмотрела она на Клима.

— Конечно, так и было. — Подтвердил он.

— Ну вот. Ща, паря, с этим резаным разберемся и штанцы твои простирну. — Сказала повеселевшая сестра. — А туалет, вон он, через две двери.

Клим, чуть придерживаясь за стеночку — скорее на всякий случай, чем по необходимости, дошел до туалета все же быстрее, чем из своего кабинета вышел Андрей Петрович. Сделав свои дела, он подошел к умывальнику. Над раковиной висело небольшое, с альбомный листок, зеркало. Из него смотрело молодое лицо. Так, волосы черные, хотя по цвету ближе к темно-русым, чем к цвету воронова крыла, чуть заметная юношеская щетина на подбородке, скорее даже пушок. Может бороду отпустить? Нет, смешно будет у двадцатилетнего паренька борода смотреться, но вот побриться не мешало бы. Глаза сине-зеленые, нос небольшой прямой, но с горбинкой. Над левой бровью еле заметный, маленький шрам. А рост? Ну выше среднего, это точно! Клим опять оглядел себя, ну может и не двадцать, если серьезное лицо сделать и строгий взгляд, то все двадцать пять! Вот блин! Все равно совсем не вяжется, ну детская какая-то цифра. Ведь знает, где-то в подсознании, в глубине отключившейся памяти, не двадцать ему и даже не двадцать пять! Сколько? Тридцать? Тридцать пять? Тридцать шесть! Точно, тридцать шесть! Цифра все же выплыла из черных глубин беспамятства. А может, это только так кажется, может, от удара все? Ну не вяжется его физиономия, с возрастом зрелого мужчины. Нет, он просто уверен, что ему тридцать шесть лет. Так же, как и уверен, что зовут его, Лэр Климент сон Вардис. Сон Вардис? Хм, ну да, Климент Корвинус, сын Вардиса. Может и правда приезжий, как там летеха говорил, прибалт? А что, похоже. Вардис, почти как Валдис… Валдис Пельш. А это кто такой? Не помню, но этот точно прибалт. Да и имя с фамилией в России не распространенные. А Лэр? Может приставка какая, перед фамилией?

Бляха-муха! Ну как слепой кутенок тычусь в своей голове, когда же вспомню-то?! Чего, там за татухи у меня на руках и ногах? Когда одевался, видел. Клим немного приподнял рукав пижамы на правой руке. Хм, черные, правда буквы какие-то не понятные. Вон на плече, там сразу понял, чего написано, а тут не знакомое что-то. Надпись шла по кругу, охватывая руку подобно браслету чуть пониже локтя и на ногах почти такие же, под коленками. А когда штаны натягивал шрам видел, на бедре. Клыкастый ятаганом рубанул, даже кость гад задел. Всплыло в памяти. Какой нафиг клыкастый! Фэнтези перечитал? Да, видать, сильно меня по башке приложили. Главное, не говорить никому, что ерунда всякая в голову лезет, а то и впрямь в дурку отправят до выяснения личности. — И Клим вздохнул.

— Привет! Ты чего встал-то? Андрей Петрович сказал, что ты еще неделю пролежишь. А ты вот встал. Да и Клавдии за пижаму еще попадет!

В коридоре Клим наткнулся на сексапильную девочку Зину. Когда она его увидела, то сначала немного покраснела, а потом заулыбалась и плотоядно облизала розовые губки.

— А я в медучилище учусь, на практике тут. Мне как раз еще неделю отрабатывать. Вот! — Выдала она. — А! Я же имя тебе не сказала, меня Зина зовут.

— Да слышал я. — Кивнул и улыбнулся Клим и тоже представился девушке.

— А мне Андрей Петрович уже сказал. Хорошо, что у тебя память возвращается. А я сразу поняла, что тебе понравилась, как только в палату вошла. — Вдруг, улыбаясь, перешла она в наступление. — Ты уже все про себя вспомнил? А то, может, женатый?

— Нет, точно не женат. — Заверил ее Клим. — Ты каждый день дежуришь?

— Ага, только в день, в ночь не ставят, ну я недалеко от больницы живу, как лучше станет, можем вечером на лавочке посидеть, там много на территории. Ой! Вон, Андрей Петрович вышел, щас попадет еще. Пойдем, я тебя до палаты провожу.

— Вы зачем, молодой человек, с постели встали? — Строго сказал доктор. — А если голова закружится? У вас же сильнейшее сотрясение. Да и швы могут разойтись. — И он вместе с ними зашел в палату. — Вот и сосед ваш в себя пришел. Зина, идите в сестринскую, я сейчас подойду. И продолжил, понизив голос, когда девушка вышла. — Я понимаю, беспокоят. — Покосился он на соседей Клима. — Но у нас сейчас платно все, две палаты пустых стоят, но главврач не разрешает занимать. Это вам еще повезло, у нас остальные палаты на пять человек рассчитаны и почти все заполнены. Как вы себя чувствуете, только честно? Болит голова, сильно?

— Вы знаете, Андрей Петрович, совсем не болит. И не кружится даже. Нет, с утра затылок ныл и смотреть больно было, а сейчас совсем ничего не беспокоит.

— Странно. — Задумался доктор. — Удар сильный был, так и убить могли. Ладно, вы полежите, а завтра мы вам перевязку сделаем. И таблеточки вот, обязательно выпейте, это от сотрясения. Да уж… я-то думал вы еще несколько дней вставать не сможете, голова батенька это предмет нужный, его беречь надо. Хм, хотя… организм молодой, может и быстрее оклемался поэтому. Старик бы после такого удара, вообще не встал — это к бабке не ходи!

Когда доктор вышел, Клим прилег, не раздеваясь, но минут через двадцать опять сел на кровати. — Чего лежать-то? Информацию надо, информацию! Ничего же не помню. Страна Россия, город сказали какой. А какой, к примеру год сейчас?

Он открыл прикроватную тумбочку и пошарил внутри. — Ага, свежая пресса! Хотя, что она свежая это под большим сомнением. Яркая обложка, изрядно потасканного журнала, на которой полуголая брюнетка прикрывает рукой грудь.

Ого! Сатанизм: школьник принес родителей в жертву… Банда онанистов потрошила спортсменок… Двенадцать педиков отравлены лесбиянкой. А название? "Мир криминала" и ниже, шрифтом помельче — мы всегда рядом. Нет уж увольте, не надо рядом, как можно дальше надо от такого держаться! — Усмехнулся Клим.

Так… а вот и год — журнал номер шестнадцать от августа две тысячи восьмого. Ну… август— не август, но будем надеяться, что год тот же! Клим пролистал издание. Нет, отсюда вряд ли информации почерпнешь, скорее, крыша сильнее съедет. Профессор Преображенский, даже советских газет не читал, чтобы аппетит не портить. Ага, всплывает в памяти. А кто это — знакомый? Нет, читал и кино тоже видел. Кино. Клим посмаковал это слово, вот вроде такое знакомое, много видел и по телевизору и в кинотеатре, а как будто все вновь ему, все незнакомо. Ну все правильно, если память потерял, наверно, так и должно быть. В памяти всплыла статья из детской энциклопедии, так там даже заново ходить некоторые учатся, и читать и писать. А он вон, спокойно газетенку читает и нормалек! — Вздохнул Клим.

Не сбрендил, значит, до конца, времени немного пройдет и все вспомнит. Точно! Вспомнить все… 

Глава 2

 — Во, ни фига себе! Думали, он при смерти лежит, а он сидит журнальчики читает! — В палату вошел, прихрамывая, молодой мужчина лет тридцати — тридцати пяти. Волосы светло-русые были коротко пострижены. Среднего роста. Крупный, даже скорее рыхлый, он встал, опираясь на массивную трость.

— Еле нашел тебя, ни имени, ни фамилии-то не знаю. Потом уже подсказали, в какой палате, да пускать не хотели. Так я сказал, что брат твой, только тогда пустили и то одного, Серый там внизу с девчонками ждет. Говори быстрее имя и фамилию, пока доктор не зашел, оглянулся он на дверь. Хотя, я сказал, что брат. А ты им свою фамилию уже сказал?

Клим помотал головой. И поинтересовался. — А, я извиняюсь, вы кто?

— Я Саня. Если фамилию не говорил, то тогда Макаров будешь, тоже как я. Мы тебя сюда вечером три дня назад притащили, я с Серым да Светка с Танюхой. Нормальные девчонки оказались, можно подмутить. — Он подмигнул, расплылся в улыбке, потом шагнул к кровати и протянул руку, повторив. — Саня!

Клим пожал руку и наконец тоже представился. — Климент.

— Как парень? Какой мент? — Засмеялся Саня. — Ну, ладно извини, шутить хотели. А можно просто Клим?

Клим кивнул. Как-то смутил его пришедший, своей бесцеремонностью, что ли? Сначала он даже хотел возмутиться, но потом подумал. Во-первых, он меня знает, а во-вторых, говорит, что это они меня в больницу притащили. Так только за это надо быть благодарным этому человеку.

— Слушай, а ты идти-то сможешь? А то мы без машины, ну в крайнем случае поймаем огурца, хотя тут идти всего пару остановок. Ну как себя чувствуешь-то? Медсестра сказала, что память тебе отшибло, напрочь! Правда или приукрасила? Фамилию свою помнишь? А, где находишься?

Клим кивнул.

— Год какой, месяц?

Клим решил не рисковать называя месяц и озвучил только год. — Две тысячи восьмой?

— Да, парень… сильно тебя тот мудила приласкал, две тысячи девятый уже на дворе. С чего ты взял-то что восьмой?

Клим показал нашедший в тумбочке журнал.

— Ну, хорошо там газета "Красная звезда" или "Труд", пятнадцатилетней давности не валялась. Ладно, собираться нам надо, ну так как ты? Идти сможешь?

— Смогу, а куда идти-то?

— Клим, ты че, в натуре ниче не помнишь или прикидываешься? Подрался ты с братками местными, их, похоже, тоже покалечил не слабо. Ну одному-то я видел, как ты ножик в ляжку воткнул. Причем его же ножик! Второго тоже рубанул не слабо, тот как стоял с копыт сразу слетел. Ты бы и третьего, поди приделал, да только их четверо было. Вот этот четвертый тебя со всей дури бутылкой шампусика и огрел. Да хорошо так, что бутылка в осколки. Я издали видел, думал, на глушняк тебя! Тут, конечно, кипеш начался. Из бара официантка выбежала, кричит, что менты уже едут, но, похоже, просто пугала. Бандюганы своих в машину затолкали и поехали. Мы с Серым подбежали, а ты весь в крови валяешься. Посмотрели, вроде живой, вот и потащили до больницы. Девчонки помогли, когда принесли, сказали, что во дворах тебя нашли, ментов ждать не стали и свалили сразу. Да, парень, не думал, что ты после такого удара так быстро очухаешься. Видать, или повезло или жбан железный. Хотя, да… память-то потерял.

В палату вошел Андрей Петрович. — Я не понял, это что тут происходит? Кто вас сюда пустил? — Пошел он в наступление на Саню. — Мне охрану вызвать?

Надо вступаться, а то щас выгонит его или что еще хуже переругаются. — Подождите, Андрей Петрович, это брат мой, Саша. Тут дело такое, нам бы с вами поговорить надо.

— Случилось что-то? О чем поговорить? — Глянул на Клима он поверх очков. — Можно, конечно, у меня в кабинете, но вам, молодой человек, лежать нужно.

— Да нормально я! — Махнул рукой Клим. — Пойдемте до кабинета.

— Значит, говорите, бандиты ищут? — Спросил доктор, когда Саня ему вкратце изложил суть дела. — А зачем?

— Так, известно зачем! Поквитаться хотят, сто процентов обозлились. Я думаю, они даже разговаривать не будут, добьют его и все дела. — Показал он на Клима.

— Подождите, как это добьют?! Не девяностые же на дворе. Может, в милицию заявить? — Предложил доктор.

— А смысл? Охрану они к нему, что ли, приставят? Скажут, как убьют, так и приходите! А его, может, тут и не застрелят, так увезут и не найдешь потом. Мало, что ли, народу пропадает? А вы говорите девяностые!

— Ну да. Ну да. — Погрустнел доктор. — Дома-то хоть есть условия, для постельного режима?

— А как же! Я же один живу, в двухкомнатной, будет в отдельной комнате лежать. Брательник же с области ко мне в гости приехал, ну вот и встрял сразу по простоте своей. — Ответил Саня.

— Значит, говорите, за девушек вступился? Ладно помогу, я вам! — Решился доктор. — Только надо перевязку сделать и данные свои оставьте. Да я никому! Ладно! — Махнул он рукой. — Напишите какой-нибудь адрес деревенский, все равно никто проверять не будет. А сотовый свой мне запишите. Я же контролировать должен, вдруг ухудшение будет! Да и на осмотр надо периодически, а потом и нити со швов удалять. Сейчас Зину позову и в процедурный пройдем.

Через десять минут ему уже разматывали повязку на голове. — Так, подожди, Зина, тут давай я сам. Если сильно присохла, смочить перекисью придется. Больно может быть. Так, ага. Ничего не понимаю. — Озадачено прошептал Андрей Петрович. — У тебя же даже корочка отвалилась, все затянулось уже. Такие швы обычно дней через семь удаляют, самое раннее, а у тебя третий день после операции и уже все зажило. Ну и регенерация у тебя, парень, позавидовать только можно! Видать, в деревне на здоровой пище и свежем воздухе иммунитет так поднял. Ладно, чего тянуть тогда, будем удалять нитки.

Когда вся процедура была закончена, Клим прошел с доктором в его кабинет.

— Повезло тебе, парень! Сильный удар-то был, я же сам тебя оперировал и сам швы накладывал. Рассказать кому, так не поверят, что через три дня ходишь уже и швы сняли. Откровенно сказать, думал не меньше месяца у нас проваляешься с такой травмой. Ну ладно, чего только в жизни не бывает. — Тряхнул головой Петрович. — Вот кошелек твой, а это мой телефон сотовый, если вдруг хуже станет сразу звони. Голова это, брат, дело такое… — Ну, я уже говорил тебе.

— Андрей Петрович, спасибо вам за все! С меня причитается, как очухаюсь, заеду обязательно!

— Да ладно! — Только махнул рукой доктор. — Работа у меня такая, не за подношения стараемся. Ты вроде парень не дурак, не лезь больше на рожон.

— А как мне с пижамой быть? У меня только штаны, да и те сырые еще, вот Клавдия Ивановна отдала. — Показал он пакет маечку.

— Да, ладно! — Опять махнул рукой доктор. — Старая она уже, да и ты заехать обещал, тогда и отдашь. — Усмехнулся он. — Выздоравливай, парень!

— Спасибо! — Еще раз поблагодарил его Клим и крепко пожал протянутую ладонь.

Когда пошел по коридору к лестнице, где его ждал Саня и таинственный Серега, встретил Зину. Вернее, как показалось ему, она его там специально караулила. Вид у нее был немного разочарованный.

— Забирают тебя, да? Жаль, я думала пообщаемся еще. Ну ладно, пока тогда!

— Зин, ну самому жаль, что так вышло, я бы сам с тобой еще на недельку остался. Вот честно! А, может, ты мне телефон свой дашь? Я тебе позвоню и встретимся. Ну, если хочешь, конечно. — Поспешно добавил он.

Зина сразу заулыбалась и протянула ему уже записанный номер на синеньком бумажном квадратике. — Ну ладно. Смотри, обещал! — И она чуть привстав на цыпочки чмокнула Клима в щеку.

— Клим, ну ждем же! — Появился в конце коридора Саня. — А я вижу ты время тут не терял. Молоток! И когда успел. — Усмехнулся он, когда Зина зашла в сестринскую.

Через полчаса они уже сидели у Санька дома и пили пиво, ну, вернее, пили четверо. Климу не налили под предлогом запрета врача. Серый оказался Саниным сослуживцем. Ростом он был ниже Александра и значительно ниже Клима. Светло-русые волосы, пострижены очень коротко. Весь живой, верткий и двигался, будто все тело на шарнирах. Жил он в области, довольно далеко от города. Три с половиной часа, на автобусе добираться. Приехал работу в городе искать, поэтому уже вторую неделю жил у своего приятеля.

Познакомили его и с двумя девушками, лет двадцати пяти. Они домой мимо кафе того возвращались, за них Клим и вступился. Татьяна и Светик — как она сама представилась. Ну это опять со слов присутствующих, сам он почти ничего не помнил, смутно только вспоминалась драка у черного джипа.

— Да и буйный ты парень, мы же за тобой наблюдали в баре. Так ты кружку выпил и к ботану обниматься полез. — Хохотнул Серый. — Нее, ну может ты до этого где принял, но сидели вы с ним как пьяные, лбами друг в друга уткнувшись.

— Да ладно, Серый, мы с корешами армейскими когда пьем, так всегда в конце брататься-обниматься начинаем! А некоторые, не будем показывать пальцем еще и слезу пустят.

— Чего!? А че сразу, Серый?! Ну было раз, так это от избытка чувств просто, когда Хохол приезжал. Так то войну вспоминая. — Сказал, оправдываясь, Серый и покосился на девчонок.

— Так, парень, ты тоже, видать, только с армейки. Воевал?

Клим на автомате кивнул. А потом поправился. — Ну вроде, да. А так не помню.

— Слушай, Саня! Так надо того, второго найти. С кем Клим за столом сидел, тот точно его знает.

— Точняк, Серый! Соображаешь иногда. — Встрепенулся хозяин квартиры. — Клим, как твоего кореша звать?

Клим пожал плечами. — Вроде Дмитрий, но я не уверен.

— Не уверен он! — Скис Санек. — Ты бы лучше не уверен был, когда Артуру нож в ляжку втыкал и кореша его с копыт рубанул.

— Сань, ну а чего ему делать было? Мимо пройти? Он же как лучше хотел, по благородному, за девушек заступиться.

Александр покосился на притихших девушек и сказал. — Не, ну не проходить мимо, конечно! Ну подошел бы, сказал, что сестра, может, и отпустили бы!

— Может! — Передразнил его друг. — Ага, отпустили, пинка бы наладили в лучшем случае, они же пьяные все были. — А ты парень, в армейке, поди, сержантом был или старшиной? Уж больно борзо у тебя вышло. Как там? — И Серый даже привстал, копируя Клима. — Эй вы! Оставьте дам и проваливайте! Блин! Ну как в кино. Ты с какой дыры парень приехал? И слово нашел — дам!

— А чего? Нам так нравится. Дамы, почти как леди. — Хихикнула Светик.

— Ага, вот ледей только и не хватало. — Усмехнулся Серега. — Этому дам, а этому не дам!

— Грубый ты, Сережа! Вот сам сказал — этому не дам! Потом без обид. — Надула губки деваха.

— Светик, ну че ты? Я же пошутил. Ну, Света, я же наоборот, говорю, что правильно он сделал. — Приобнял девушку Серега. И обратился уже к другу. — А ты откуда этого бандюгана знаешь?

— Артура-то? Так он уже лет десять весь район держит, даже на завод влез, рынок тоже его и со всех стоянок получает. Даже в депутаты года четыре назад залезть пробовал, но не прошел. Купил потом корочки помощника и дальше бандитствовал. Хотя сейчас вроде как бизнесмен, даже с ментами дружбу водит. Ну, а как без этого? У него ведь, еще охранное агентство свое. Я вот удивляюсь, чего до стрельбы там не дошло, чего они без стволов-то были? Потом зато, через полчаса на трех машинах прилетели, всех тормошили. Мне Надюха официантка рассказала. Все выспрашивали куда ты делся, да в какую сторону ушел. — Глянул он на Клима.

— Понятно, значит если узнают, что у тебя он, то проблемы будут? — На что Саня пожал плечами и зло прошипел. — Да пошли они на хер, хозяева жизни! Правильно Клим сделал, давить таких надо, а мы сидим все по норам, да свою войну вспоминаем! Наливай давай, Серый.

— Клим, можно тебя на минутку? — Через некоторое время, позвал его на кухню хозяин квартиры. — Слушай, тут такое дело… Замялся он. Ну в общем ты конечно, извиняй, но у нас уже с девочками сложилось все, переигрывать давай не будем. — И продолжил, когда Клим кивнул. — Ну может ты во дворе, на лавочке часок посидишь, покуришь? А мы по-быстренькому, а потом их до дому проводим.

— Да я не против. Но у меня только кеды и штаны спортивные, даже майки нет! — Показал он на свою пижаму.

— Так, я тебе майку дам, могу олимпийку еще, хотя там тепло сегодня. Нет! — Тряхнул он головой. — Дело к вечеру, а только начало мая, олимпийку тоже одень. На вот бейсболку еще, а то весь затылок бритый.

Когда Клим собрался выходить, Саня остановил его. — Ты только со двора никуда не уходи! И в драку не ввяжись опять, лады? Вот держи сотовый мой, вот видишь номер Серегин забит, если чего, наберешь.

Клим кивнул. — Хорошо, а можно я тоже позвоню?

Саня озадаченно спросил. — В деревню к себе, что ли? Номер вспомнил?

— Да нет! Вот, практикантка дала. — Показал он бумажку с номером и нарисованным сердечком.

— Звони, ловелас! — Засмеялся Саня. — А, вообще, с тобой почаще надо в свет выходить, на тебя девки липнут, как мухи на это самое… ну на варенье, можно и так сказать. Ладно, давай иди. — И он заковылял в комнату опираясь на свою трость.


Клим минут пятнадцать посидел на лавочке во дворе, вглядываясь в окна на третьем этаже. Ну что сказать — хорошо парням, повезло! Он за этих девушек заступился, по кумполу получил, а его же и отбрили. Немного даже обидно. Да ладно, мысленно махнул он рукой, сам виноват, не хрен лезть было. Что Таня, что Светик, явно сами приключения ищут на пятую точку, да и парни нормальные, ему помогли, так что какие обидки? Наоборот, благодарен им.

Ну и чего теперь, что было, то было! Вот и сиди теперь в беспамятстве, да одинокий. — Усмехнулся он. — Так, стоп! Я же хотел Зине позвонить. А чего сидим, кого ждем? И Клим вытащил из кармана Сашкин сотик.

Все его сомнения по поводу, правильно ли он сделал, развеялись, когда Зина заявила, что уже отработала и может подойти куда он скажет, раз уж он на лавочке сидит. Оказалось, что и живет она всего в остановке от квартиры Санька.

Честно сказать Клим, сам не ожидал такого исхода. И сидел на лавочке во дворе немного убалбешенный свалившемся на него счастьем. Во, как! Сама сейчас прибежит. А он еще сомневался, звонить или не звонить! А девочка видать, сама на него запала. Да и ладно, вот вечно так, думаю много, от этого и все проблемы. — Усмехнулся Клим.

Минут через десять подошла и сексапильная девочка Зина. Сиреневая кофточка, темная юбочка и розовые губки, так гармонирующие с розовыми серьгами-кольцами. Ага, и на руке пластиковый ярко-розовый браслетик. Такой стиль, а-ля девяностые! А может и сейчас так модно. Модно-не-модно, да фиг знает, но возбуждает она его, это однозначно! Особенно губки ее, и грудь что в вырез видно. Точно — спермотоксикоз! Ну хоть на лавочке посидеть, обнять попробовать. Подумал Клим. А там, может, свидании на втором-третьем, чего и получится.

Они пообщались на лавочке минут тридцать, когда из подъезда вышли его новые друзья со своими пассиями.

— О, Клим! Смотри, Серый, вот человек зря время не тратит! — Усмехнулся Саня. — Пойдем мы, прогуляемся еще перед сном. Торопиться не будем. — Глянул он многозначительно на Клима. — Ты пригласи девушку в дом, там музыка, и пиво в холодильнике еще осталось. На ключи, надумаете — поднимайтесь. — Усмехнулся он и протянул Климу два ключа, соединенных брелоком. Девушки при этом разглядывали его новую знакомую, а Зина усмехнулась и приобняла его за талию.

Климент хотел было отказаться, но, скорее на автомате, чем обдуманно, взял ключи и положил себе в карман. Когда компания ушла его подружка сказала. — Ну, может, и правда, поднимемся? Раз пиво и музыка есть?

— Пошли! — Кивнул Клим.

Зина ушла часа через полтора, уже перед самым возвращением хозяина квартиры и его друга. Правда, как пришли парни, Клим слышал уже сквозь сон. Услышал разговор и бряканье бокалов. Пива, что ли, опять притащили? — Подумал он и повернулся на другой бок.

— Клим, ты меня, прости, пожалуйста! — Перед ее уходом у них с Зиной состоялся откровенный разговор, правда не долгий, минут на десять. — У меня же молодой человек есть. Ссоримся только, бывает, обидел он меня немного, а сам не звонит первый, пыжится! Гордость ему не позволяет! Я сама раньше всегда первая звонила, даже если он не прав был. А тут заело меня, закусилась. Знаю, что помиримся, он мне уже и жить вместе предлагал. А злюсь еще на него, накипело, наверно, за два года. Ну, вернее, злилась вот, пока с тобой не изменила.

— Отомстила, ему значит? — Усмехнулся Клим.

У-у-у! — Зина уткнулась, в его грудь. Ну, не хватало, еще чтобы расплакалась. Да, женщины… вот и пойми вас! Правда и мстила, без тормозов. Наверное еще и порно насмотрелась. Да ладно ты, еще морально терзаться начни из-за этой ситуации! Сам к себе обратился парень. И Клим приобнял девушку за плечи.

— Ладно ты! Не переживай! Мне с тобой очень хорошо было, никогда не забуду!

— Правда? — Подняла на него свои темные глаза Зина. Клим хотел ответить фразой из фильма семнадцать мгновений весны. "Шоб я сдох!" Но вовремя прикусил язык. Дурак, еще обидеть ее не хватало! И лишь качнул головой.

— Ты симпатичный, мне тоже сразу понравился, но ты ведь сам сказал, что уедешь скоро, да?

— Ага, так что не переживай. Теперь уже не злишься на своего?

Зина утерла слезы и помотала головой. — Люблю, наверно, и он меня тоже. Только он гордый, а я ветреная. — И она опять уткнулась ему в грудь.

— Ты все равно, если в городе будешь — звони! Просто поболтаем. Ладно?

— Конечно, Зина, обязательно! — Горячо заверил он девушку. — Давай я тебя провожу?

— Нет! Не надо! — Решительно замотала она головой. — Во-первых, мне идти пять минут, через дорогу перейти, два дома и мой будет. А во-вторых, он меня может во дворе ждать. Вдруг мириться надумал. Ну ладно, я побегу? — Она посмотрела на Клима, как будто ждала, что он попросит ее остаться. Но Клим промолчал. Она вздохнула и поцеловала его в губы. — Все, пока, милый!


Утром Клим проснулся в прекрасном расположении духа. И довольно потягиваясь, пошел на кухню, где гремел посудой хозяин квартиры.

— Ну у тебя и рожа, Шарапов! Щас от удовольствия трескаться начнет. — Таким приветствием встретил его Александр. — Получилось, вижу, все с медсестричкой. — Усмехнулся он.

— Джентльмены о таком не распространяются! — Опять довольно потянулся Клим.

— Садись завтракать! Жентельмен! Тебе сколько пожарить, трех хватит? И сардельки есть. Как раз нам с тобой по штуке. — И Александр начал на разогретую и шипящую сковороду выливать разбитые ножом яйца. Кофе есть, только без молока, придется черный пить. Зато, сахар еще остался.

— А Серега где? Ушел уже?

— Ушел! — Подтвердил Саня, качнув головой. — Работу ему в банке пообещал знакомый. Охранником. И условия вроде неплохие. Вот и сорвался к девяти на собеседование. — Саня вздохнул. — Мне тоже надо работу искать, денег нифига нет! За квартиру заплатить и месяц впроголодь. А тут кореш приехал, так вообще подрастратился. Иди умойся, через пять минут все готово будет.

— Ага, пойду. Слушай, Сань, мне бы всю голову побрить, а то затылок только выбрит, а так пусть все равномерно отрастает.

— Да за чем вопрос! У меня же машинка есть, вот после завтрака и постригу. — Тьфу, ты! И хлеба по куску нам осталось. Ладно. — Махнул он рукой после завтрака, все равно за продуктами идти, куплю. Напомни, щетку тебе зубную взять.

Клим поплескался в холодной воде. Почистил зубы, выдавив из тюбика прямо на палец. Потом они с Саней позавтракали глазуньей, запивая сладким кофе. А после завтрака Саня, как и обещал, постриг ему волосы электрической машинкой, оставив на голове только небольшой черный ежик.

— Слушай, сказать тебе кое-чего хотел. Новости по тебе есть. Но не слишком хорошие. — Поморщился Александр. — В общем, Артура ты порезал хорошо, хоть и в ногу ему нож воткнул, но он в больнице еще. В центре где-то, наверно, в платной. И второй там же, в соседней палате, с парой ребер сломанных и челюстью. Этот шкаф мордастый не охранник его оказался, а партнер по бизнесу. Вроде из Омска, но точно не знаю. Хотя одного охранника ты тоже вырубил. Это мне Надька, официантка из кафе рассказала. К ним три раза приезжали, последний раз, говорит, с ментами уже. И директора ихнего тоже трясли. А вчера вечером еще Петрович позвонил, ну врач твой. Я же ему телефон свой сотовый оставлял. Говорит, в больницу приезжали, трое и мент с ними. Все выспрашивали, кто увез и куда. Ну он-то, как договаривались, сказал, что из области брат приехал и забрал, а куда повез, мол, не знаю, может, домой, а может, в другую больницу. Вот так, парень, попал ты в жир ногами. И менты тебя ищут и блатные. Но, я думаю, тут разницы нет, менты для Артура и ищут. Когда бабло есть, то хоть кого нанять можно.

— Нет, я тебя не сдам, об этом даже не думай! — Успокоил он Клима. — Но лучше бы тебе вспомнить, откуда ты приехал, да домой когти рвать. Ну хоть из области приехал или из другого города? Совсем не помнишь?

Клим задумался. — Наверно, из области, на электричке ехал. Вроде не сильно долго.

— Ну молоток, Клим! Вспоминаешь помалу. Электричка — это уже кое-что! Можно в нете карту открыть, посидишь, может, и направление вспомнишь, а может, и станцию свою.

Клим кивнул. Да, самому хотелось бы вспомнить. Надоела эта неопределенность, хорошо парни нормальные попались. Помогли, да потом приютили. А так куда бы он пошел? Увезли бы его прямо из больницы, да закопали в ближайшем леске. Нет, если вывернусь из этой ситуации, век помнить буду. И доктора тоже, Петрович — мировой мужик оказался, не рассказал про него, да и монеты вернул. Другой бы себе прикарманил, все равно никто не узнал бы! А он честный. Нет, добра забывать не надо, если утрясется все, обязательно отблагодарю. Ага! Только ключевое слово — если! Клим, тряхнул головой и постарался думать о другом.

— Саня, можно спрошу? Извини, конечно. Про ногу, это на войне ранили?

— А чего нельзя-то? Ну спросил и спросил. В командировке, на Кавказ. Официально война вроде как закончилась, контртеррористическая операция. Ну вот и словил пулю в колено. Потом три месяца в госпитале провалялся, но так и не отремонтировали. Не сгибается совсем. Нет, намекнули, что за границей можно прооперировать. Но там денег надо, сколько эта квартира стоит. — Обвел он комнату рукой. Да и вообще! Только самому жить где-то нужно, так и квартира не полностью моя. У меня же брат родной есть — Кирилл, в пригороде живет. Он меня на пять лет постарше, жена, двое детей, бизнесом вроде занимается. Ну так… какой там, елы-палы, в деревне бизнес! Сам еле концы с концами сводит.

А с ногой… вот пять лет уже и хромаю. Да, пока в госпитале валялся и срок контракта закончился и бригаду нашу расформировали. Назначили, правда, пенсию минимальную, иди, говорит, в милицию попробуй устроиться, на кабинетную работу. Ага, нужен я им! Своих на четверть посокращали! Вот и с Серым та же история. В милицию или фсин не берут, да и зачем им контуженный боец, у которого пять командировок в горячие точки! — Усмехнулся он. — Остается только охранником идти, а там платят копейки.

— Нет, я когда из госпиталя вышел, уже через полгода начальником охраны устроился. На маленький частный завод, блоки сибитные там, плитка тротуарная. Ну, вернее друзья помогли устроиться, проработал почти три года. По деньгам нормально выходило, в Египет слетал раз. И даже на машину откладывать начал, а тут кризис долбанул. Весь бизнес погорел, завод тот продали. Сижу уже полгода дома, накопленное проедаю, поиздержался. Тоже работу искать надо, да с такой ногой и в охранники не везде возьмут. Так, вахтером только, а там зарплата — смех один, только за квартиру заплатить хватит, ну может на сигареты еще чутка останется.

— Так ты в армии в каком звании служил? После военного? — Уточнил Клим.

— Нее, армейку я рядовым прошагал. Это потом уже контрабасом, на пять лет пошел. А звание? Прапорщик мое звание. И Серый тоже, только я замкомвзвода был, вот он меня в шутку до сих пор командиром обзывает. Мы, считай, с ним по одному контракту и отбарабанили. Хоть у нас и год за полтора в бригаде выслуга шла, все одно, до пенсии еще служить и служить!

— Понятно. — Протянул Клим. — А если комнату одну сдавать? Не хочешь?

— Да хотел, студенту какому-нибудь, а лучше студентке. — Усмехнулся Саня. — Но тут вот Серый приехал. Работу найдет, а там видно будет. Хотя, скажу по секрету, ему до дома на автобусе три часа ехать, да и ходит автобус через день. Так, что самому придется комнату снимать, а у охранника зарплата как раз чуть больше. Да я друга и выгонять и не буду! Пусть у меня живет, столоваться в складчину выгоднее, да и веселее вместе.

Клим только помолчал и покивал, в знак согласия.

— Я смотрю, ты парень здоровый! Спортом, наверное, занимаешься? — Переменил он тему разговора. — А я ведь тоже спортом занимался, до армии. Фехтованием. Второй юношеский даже заработал. Видел у меня шпаги на ковре над кроватью висят?

Клим кивнул, он и сам хотел спросить о них у хозяина. На ковре висели две перекрещенные шпаги, с надетыми на острие пластмассовыми пробками от шампанского и спортивная маска над ними.

— Держал когда-нибудь клинок в руке? Давай покажу! Ну-ка! К барьеру, сударь! Да не смотри, что нога не гнется, я тебя и так, как мальчика сделаю! — Усмехнулся Александр.

Клим взял предложенную шпагу и встал напротив Александра. — Ну давай, атакуй!

Саня усмехнулся, отложил трость и прыгая на одной ноге, чуть отставив в сторону больную, сделал выпад. Клим отбил его клинок и сам атаковал ткнув хозяина белой пробкой в живот.

— Ха! Достал разок, ну ничего, фора тебе будет! Вот теперь держись мушкетер, Серый мне девять из десяти проигрывает. — Усмехнулся Александр и несколько раз к ряду атаковал Клима. По мере того, как все его атаки неизменно отбивались выражение его лица менялось от снисходительно-уверенного, до растерянно-удивленного. — Ух ты! А так! На еще держи! — Сделал он длинный выпад.

Клим круговым движением увел клинок соперника по поединку чуть в сторону, поднырнул под руку и довольно болезненно шлепнул Александра пластиковой пробкой прямо по лбу. Затем громко произнес фразу на незнакомом Сане языке.

— Чего? — Удивился Санек, потирая красное пятно на лбу.

— Я говорю, негоже бойцам сражаться оружием напыщенных хлыщей-дуэлянтов, хочешь быть настоящим воином — возьми меч! — И тут на Клима накатила волна воспоминаний. Он вспомнил! Он вспомнил все!!!


Неделю назад он сидел в своем кабинете, расположенном на третьем этаже их летней резиденции. Хотя летняя — это только название. Последнее время он проводил в ней больше времени, чем в стенах их родового замка на озере. Последнее время? — Он усмехнулся. Да лет с восьми, как только старый маг взялся за его обучение. Способностей к магии у маленького Климента не было, как впрочем и у взрослого, ну если только совсем чуть-чуть. Нет, приобретенные навыки, конечно, присутствовали, глаза кому отвести или ауру собеседника просканировать, это он мог, если поднапрячься, конечно. С боевыми амулетами и заряженными артефактами работать научили. Пару десятков заклинаний, от бытовых до простейших боевых наизусть заучил. Но на этом и все, все его магические способности кончились, хоть ты кол на голове теши. Всякого человека магом не сделаешь, хоть тобой сам академик Вернадский занимается.

Маг, он вообще редкий фрукт, на тысячу простых детей может у одного-двух проявляются слабые способности, так и тех Имперская Академия старается выявить и воспитать из них лекарей. А у кого способностей поменьше, те идут потом в деревенские врачеватели или на худой конец в ветеринары.

Ну, а чтобы боевой маг! Да это, наверно, не из тысячи, а из десяти или двадцати тысяч один ребенок. Так еще и найти его надо, и родителей уговорить, чтобы на обучение отдали. Нет, в самой Империи-то с этим попроще — приказ Императора и попробуй дернись! Так и в кутузку загреметь недолго. А вот на территории Вэллора, это да! Тут по хорошему надо, чтобы и родители согласие дали, и лэр не против был. Ну, да и тут все проще, чем кажется на первый взгляд. Лэру самому выгодно, в случае чего кто еще помощь пришлет, кроме Императора, да и есть в самом вольном Владении подразделение боевых магов. Ха! Усмехнулся он. — Тоже мне подразделение, два человека в столице и один в Тихой Гавани. Да и уровень у них, так скажем, чуть выше сельского целителя. Только как не крути, а обучали-то их в Империи. Ну и с родителями тоже просто решается, одна золотая полукрона и мысль, что твой ребенок будет всегда одет-обут, да еще со временем и уважаемым человеком станет, смягчали горечь расставания.

Так что, большей частью, обучал его старый маг всему прочему. Сначала читать-писать, считать, затем политике, дипломатии, естественным наукам, даже опыты по химии и физике проводили. Вот и жил Климент, чередуя: пару-тройку месяцев в летней резиденции, потом месяц в учебном центре при старой заставе. Там его старый дядька Буслай, а позже и Лаэрт, всяким воинским премудростям обучали, а лет с пятнадцати даже в рейды на чужую территорию брали. Помимо владения мечом и луком, одноухий Лаэрт занимался с ним тактикой партизанской войны и теорией диверсий. Да и эльфийскому прилично обучил, правда, всегда морщился, говорил, что у Климента жуткий акцент. Так и прошло детство-молодость, резиденция-застава и пару месяцев в году, на каникулах в старый родовой замок на озере приезжал. Как правило, это на новый год зимой и летом, когда годовщина основания владения отмечалась. Да если честно, там Клим скучал, матери у него не было — при родах еще умерла, сестер-братьев тоже. Так в библиотеке книжки почитывал, купался, да на рыбалку на лодке плавал с сыном кухарки. Он только с ним в старом замке и приятельствовал. Ну пару раз за каникулы вместе с отцом и рыцарями на охоту выезжал. Зато дома, как он про себя называл резиденцию, у него был настоящий друг, да и приятелей с десяток. Там же село большое рядом, да и прислуга с детьми в соседнем двухэтажном домике жила.


Так вот, еще неделю назад он сидел за дубовым столом в своем кабинете. Перед ним стояла большая, украшенная искусной резьбой деревянная шкатулка, скорее даже изящный сундучок с двумя бронзовыми ручками по бокам. Внутри перевязанная шпагатом толстая пачка плотной желтоватой бумаги и крупный серебряный амулет, с темно-синим камнем посередине. Вероятно сапфир. — Предположил тогда Клим. А на столешнице лежал лист хорошей мелованной бумаги, которую они закупали в Империи, исписанный мелким твердым почерком отца:


— Дорогой и горячо любимый мой сын! Если ты читаешь это письмо, которое вместе со шкатулкой мага передал тебе министр двора, то я отсутствую уже несколько дней. Возможно, что-то меня задержало в моем авантюрном путешествии, а возможно меня уже нет в живых. Но не с целью ввергнуть тебя в скорбь пишу я это, а с целью прояснить ситуацию. Как ты знаешь, последние двадцать лет в нашем государстве нашел свое пристанище опальный маг, мой друг и твой учитель, академик Вернардский.

Человек большого ума и блестящий теоретик в изучении иномирья. В последние годы своей жизни, он перешел от теории к практике и почти всевремя проводил в специально выстроенной лаборатории. Его опыты съедали весомую часть и так более чем скромного дохода нашего государства. Многие заседатели большого совета, открыто высказывали свое недовольство, таким неразумным расходованием казны. Но они были не в курсе, что последние восемь лет он растил канал связывающий оба мира. Я думаю сейчас ты сказал, что это невозможно.

Но поверь, Кастор не только убедил меня и двух моих подданых, в том что это вполне возможно, но и теоретически обосновал свой эксперимент. К сожалению, работа отняла у него слишком много жизненной энергии и он покинул этот бренный мир, так и не опробовав созданный канал. Он так же изготовил два амулета, один для себя, второй для меня. Поверь мне, это очень мощный магический предмет, он поможет тебе в предстоящем путешествии (обязательно прочти инструкцию перед применением). На смертном ложе он завещал свой амулет и право перехода тебе.

Я решил первым проторить этот опасный путь. Глупо было рисковать, сразу двумя членами нашей семьи и я взял роль первопроходца на себя. Будь предельно осторожен, я понимаю мой мальчик, риск велик. Но я верю в тебя, верю что ты окажешься умнее и удачливее меня. Слишком многое поставлено на карту. Разве не ради процветания нашего владения поставлены мы властвовать? А вся идея создания устойчивого канала между мирами, заключалась именно в этом. Ты конечно в курсе, что тот мир полностью техногенный, он жесток и опасен, в нем нет поддерживающего наши силы магического фона. Но, ты должен рискнуть! Ибо священный долг сюзерена этих земель и человека чьим бременем является забота о благосостоянии всего народа, обязывают тебя к этому.

Прежде, чем что-либо предпринимать, очень внимательно прочитай записи академика. Хорошенько все обдумай и только тогда действуй. Мой друг, первый министр Гридо Эр-Риз, в курсе всего. Я всемерно доверял ему во время своего правления и он не подвел меня. В любой трудной ситуации, ты можешь всегда испросить его мудрого совета. Так же, о тебе обещал заботиться второй мой друг и соратник, барон Карел Де-Гирт. После смерти мага, только четыре человека, включая и меня, были в курсе появления первого действующего канала. Теперь и ты, мой сын и наследник знаешь эту обязывающую тайну.

Если, все же так случится, что я не вернусь. Позволь дать тебе несколько отеческих советов. Не давай слишком большой воли братьям ордена святого круга, нам не нужны костры инквизиции пылающие на нашей земле, хватит и одного их представителя в столице. Но и не вступай с ними в открытую конфронтацию, они еще довольно сильны и влиятельны в Империи. Выслушай, но поступи как считаешь нужным, ибо прерогатива владетеля вершить суд не по сухой букве закона, а по совести.

Всегда будь оплотом для простых людей, в основной своей массе они и есть народ, который мы обещали защищать и которому мы обещали верно служить. Не отворачивайся от дворян, а наоборот всемерно опирайся на них в своем правлении. Рыцари и бароны, уже доказали свою храбрость и верность, за что и были вознаграждены и приближены.

Веди мудрую и разумную политику, не забывай о великой милости и военной помощи, что всегда оказывали нам императоры, чьими верными вассалами мы являемся. Будь и ты всегда верен священной вассальной клятве, не забывай о долге оборонять северные рубежи Империи, а если возникнет необходимость, то и оказать любую помощь, по первому зову нашего сюзерена.

Пусть питает тебя великий дух нашего мира, возлюбленный сын мой, пусть лечит он твое тело, обогащает твой разум и наполняет твою ману. В своем правлении будь достоин своего деда, Алонзо Великого — основателя владения Вэллор.

Простираю над тобой мое отцовское благословение, да прибудет с тобой сила!


Написано сие, нашей собственной рукой, третьего весеннего месяца, 1287 года от основания Вардосской империи и 118 года от основания нашего владения.

— Владетель Вэллора лэр Корвинус Вардис 1 сон Алонзо. 

Глава 3

 — Вот, сучок старый! Приходи мол, Сережа, я обо всем договорился. Точно, твое место, тебя уже ждать будут. — Негодовал вернувшись Сергей. — Я его козла, еще пивом в баре за это поил. Три кружки старый упырь выдул и не поморщился.

— Чего, Серега, шумишь? Опять не взяли? — Участливо поинтересовался Саня.

— Ага, держи карман шире! Взяли они! Я, как распоследний лошара, прихожу уверенный что меня в этом банке и правда ждут. А там уже человек сорок на собеседование пришли. Все из вояк или ментов сокращенных и почти все в костюмчиках строгих сидят, в галстучках. Мне даже рядом сидеть стыдно было! — Он опустил глаза и посмотрел на свою поношенную джинсовку. Ну зашел я, там мужик в костюмчике и девочка в блузочке белоснежной, посмотрели на меня, пару вопросов для проформы задали и свободен!

— Так, чего сказали-то? — Не унимался Александр.

— Ну а сам как думаешь? Так и сказали — Ваши данные у нас есть, возможно мы вам позвоним. А я когда уже на улицу вышел, вспомнил — они даже сотовый мой не записали! Ур-роды! Позвонят они! — И Серега, начал снимать разношенные и изрядно потертые китайские кроссовки.

— Поня-атно! — Протянул Александр. — Ты это… погоди не разувайся! В магазин сейчас сходим, продуктов взять надо, да и выпить чего-нибудь. — Он посмотрел, на Клима. — Вспомнил он! Рассказал немного, пока тебя не было, так без стакана не разберешься!

— Да ты че! — Оживился его друг. — Прям, все вспомнил? Ну, братан, красава! Быстро ты оклемался, наш человек! Слушай, Сань, а может хватит бухать? У меня пятихатка последняя осталась, а я Машке обещал что через две недели приеду полюбасу. А тут получается денег не заработал, только что было просадил, а если еще и не приеду! У-у! Там даже думать не хочется, какой скандал закатит, истеричка!

По краткой характеристике самого Сергея, данной жене — стерва редкостная! Серега был бы и рад развестись, с неадекватной и истеричной женщиной, так дочке только пятый годик шел.

— Нет, я бы и рад конечно в городе обустроиться или вахтой куда, да хоть на полгода — лишь бы ее, дуру поменьше видеть. Деньги буду конечно высылать. Приезжать иногда, дочку, да родителей попроведать, мы же все вместе в деревне живем.

Клим поднялся с табурета. — Пошли все вместе! У вас тут ломбард поблизости есть?

— Куда вместе? Тебя по всему городу бандюганы ищут!

— Так, ищут больше по больницам! У меня и олимпийка совсем другая, та светлая была, а эта черная — с красными блямбами и бейсболку твою еще одену. Кто меня узнает-то?

— Ну да! Попробуй узнай! — Согласился Сергей. — Ну так, чего? Все вместе идем? — Посмотрел он на Саню.

— А и пошли, братва! Стремно по норам прятаться, всю жизнь все одно не просидим! Так у тебя вроде тоже денег не было? — Обратился он к Климу.

— Кто тебе сказал? Рублей не было, то да. Зато вот чего! — Показал он друзьям золотой кругляшь в руке, словно Буратино не безызвестный ключик.

— Ух ты! — Поразился Серега. — Монета. Золотая что ли, а откуда?

— Ага, имперская крона, полновесная. — Подтвердил Клим. — Должна не ниже девятисотой пробы быть.

— А не жалко? В ломбарде, все равно нае… наколют сильно вобщем! Если уж продавать, так коллекционерам монетным, этим… нумизматам!

— Нормально все! — Отмахнулся Клим. — Пятнадцать-двадцать процентов от реальной цены потерять, в данном случае не критично! За продуктами потом сходим и посидим, поговорим серьезно. Есть, что рассказать вам ребзя.

Сергей хохотнул, но перечить не стал. — Ну пошли, раз надо. — И добавил. — Ребзя, гы-гы.


Ломбард оказался совсем недалеко от Саниного дома, десять минут идти через заросшие деревьями и кустами, совсем недавно пустившими нежно-зеленые листики, дворы.

— Хм, занятно! Интересная монетка! Я вам парни, больше скажу, вам бы ее не на лом сдать, а на сайте выставить для коллекционеров. Вдруг редкая какая?

Плотный низенький мужичок с рыжеватыми волосами, напоминающий гриб боровик, сидел за толстой решеткой ломбарда и заинтересованно крутил климовскую монету, разглядывая ее в большое увеличительное стекло. — И состояние отличное! Смотрите, парни, я вас обманывать не буду если правда проба не ниже девятисотой, как ты говоришь, то по девятьсот возьму. Больше вам в ломбарде не дадут. Ну как, проверять будем?

— Давай! — Махнул рукой Клим.

Мужик вытащил пузырек с йодом и надфиль. Вздохнул и сделал тонкий надпил на монете, долго изучал его через лупу, капнул на пропил из пузырька. Потом еще минут пять чем-то ее тер и опять капал, но уже из другого пузырька.

— Нормально! Если сдаете, то возьму как сказал. — И положил монету на квадратные электронные весы. — Ровно двенадцать с половиной грамм.

Клим помолчал, прикидывая сумму в голове. Округли до пятнадцати тысяч?

— Нее, мужики, для меня это тоже роль играет. Ваша монета у меня и на пару месяцев зависнуть может, а наварю я с нее при самом лучшем раскладе… Он немного замялся. — Ну, вобщем не сильно много!

— А если две продам? По пятнадцать возьмешь? И твоя прибыль в два раза больше, с двух монет-то? — И Клим вытащил из квадратного кошелька вторую монету.

Оценщик сглотнул и уставился на монету. — Слышь, парни, а не ворованное? Только честно.

— Наследство, от деда осталось. Поклясться могу. — На полном серьезе ответил Клим.

— Дай-ка! — Мужик вытер вспотевшие ладошки о свою черную майку с надписью "СССР" и через окно в решетке сгробастал вторую монету, которую тоже с пять минут крутил так и сяк. — Ладно, заберу по вашей цене. — Кивнул соглашаясь рыжий.

Когда он отсчитал, обалдевшим новым друзьям Клима, тридцать тысячных банковских билетов, Клим достал третью монету. — А серебро принимаете?

Напрягшийся было приемщик расслабился и замотал головой. — Неее, серебро вообще не берем, ни в каком виде! Оно вообще на лом, рублей по двадцать будет! Овчинка, выделки не стоит! — Усмехнулся он. — Эту точно, только коллекционерам!

— Ну, что и требовалось доказать! — Чему-то своему обрадованно кивнул Клим. — Спасибо, пойдем мы.

Приемщик прощаясь махнул рукой, но потом вдруг решившись, окликнул посетителей. — Вы, это… если будут еще такие, приходите ко мне сразу. Вам правда, в ломбарде больше никто не даст! Да и раз всех устроило… Так как? Вот мой телефон сотовый, звоните, я тут и хозяин если чего.

Клим, взял протянутый квадратик отпечатанной на ксероксе визитки — Андрей, ломбард и номер мобильного телефона. Кивнул и убрал ее в карман. 

* * * 
— Ну вот, как-то так! — Подвел итог своему получасовому рассказу Клим. Выдохнул, ухмыльнулся и отпил из стакана апельсинового сока. — Чего, не верите мне?

— А может накатишь? Коньячок хороший, настоящий — не паленка какая! — Поднял свою рюмку Саня. — Мне так, после твоего рассказа, точно надо! Тут, Клим, даже веришь-не-веришь не причем, тут просто мозг отказывается воспринимать. Обдумать надо, по полочкам все расставить! Разложить и обосновать логически. Слишком все это фантастично. Другой мир, мля! Да еще эльфы, орки, маги! Я так думаю мы тебя еще вопросами неделю одолевать будем, пока хоть немного понимать что-то начнем.

— Недели у меня нет в запасе, уходить мне надо!

— А, ну да! Ищут тебя, лучше там отсидеться, это правильно! — Согласно кивнул Серега.

— Да, не в этом дело! Сколько я тут? Пять дней уже? Ну там, поменьше конечно! — Мотнул головой Клим. — Всего второй день, но все равно шутка ли?! Сначала правитель пропал, а через пару дней и наследник!

— И чего, бунт? Власть делить начнут? — Поинтересовался Александр.

— Да нет, не должно до такого дойти, да и министр в курсе и барон Гирт тоже, но остальные-то кипиш поднимут! А если до Императора дойдет, вообще скандал международный, потом оправдываться заманаешься! Да и не в этом дело, Гирт с Эр-ризом сейчас места себе не находят, волнуются! Они-то знают, что тут уже несколько дней прошло. Я вообще, по нашему плану, в тот же день должен был вернуться! У нас же время не одинаково течет, один к четырем, даже к пяти почти.

Александр, вздохнул, посмотрел на Клима. — Вот скажи честно, придумал все? Какой ты нафиг, король! Базаришь как голытьба с рабочего поселка, да еще что по возрасту старше меня утверждаешь! Да тебе двадцать пять разве дашь, а то тридцать шесть! И со временем путаница!

Теперь уже Клим вздохнул и развел руками. — Ну во — первых не король вовсе, а всего лишь лэр наследник. А во — вторых извиняйте, такой индивидуум попался, сначала высшее получил, а потом треху отмотать умудрился. Сами же видели как я в баре амулет академика Вернардского использовал. Сидел пару минут голова к голове, так это я память объекта сканировал.

— Память у него украл? — Криво усмехнулся Саня. — А парняга тот, как теперь? Мы когда выходили, сидел мордой в стол уткнувшись.

— Да почему сразу украл? Просканировал на высоких частотах концентрированной энергией магического фона, наверно половину списать удалось, ну лексикон-там, воспоминания кое-какие, уклад жизненный вашего социума, историю государства. Ну, все в рамках его знаний и воспоминаний конечно. Да нормально с ним все, минут через десять очнулся и домой пошел, даже меня вряд ли вспомнит при встрече.

— Слушай, Клим, так это как в фантастическом кино, подошел к тебе инопланетянин и влез в голову. И кирдык — все твои мысли знает! А если с вашего мира сюда народ полезет! Даже страшно становится.

— Этот амулет, одноразового действия. И делал его академик Вернардский для себя лично, года два в него энергию со своей маны закачивал. Да и плетение, там такой сложности! Я на сто процентов уверен, что нет таких больше у нас. Такой изготовить — мало гением быть, так еще и целое состояние надо. Уникальный артефакт вобщем. — Вздохнул Клим.

— А профессор Вернардский? Откуда он у вас там? Ты же говоришь гномы у вас и маги, и тут наш ученый? — Наседал вопросами Саня.

— Академик! Преподавал раньше в Имперской академии магических наук. Потом свои подсидели, подставили в чем-то. Я не вдавался, а Кастор не любил об этом рассказывать, свои у них там интриги, власть все делят! А Вернардский почему? Так курировал, герцогство Вернард, вот титул и присвоили. С вашим ученым, просто совпадение! — Махнул рукой Клим. — Короче пацаны! Сами все увидите, когда перейдете!

— Ты чего, нас с собой, что ли зовешь? — Переглянулись друзья.

— Ну, а чего вам? Зато своими глазами другой мир увидите. Только в этот раз перевести не смогу, много внутренней энергии на востановление организма ушло. В следующий раз — обещаю! — Извиняясь развел руками Клим.

— А как, он называется? — Спросил Сергей.

— Кто? — Не понял Климент.

— Ну мир ваш.

Клим на несколько секунд задумался. — А ваш как? Земля? Ну и у нас, по вашему Земля. — Он приостановил рукой, собравшегося спорить Сергея. — Нет, у каждого народа, свое самоназвание конечно. Все древние расы, его по своему называют и на своем языке. Но если я тебе к примеру на эльфийском назову, чего тебе это даст? А так, средне-континентальные земли, восточный берег Срединного моря. Вардосская Империя, Император Конрад 2 — наш сюзерен, а наши земли — Независимое Владение Вэллор и титул у меня не король вовсе, а владетель! Лэр Корвинус Климент сон Вардис. Вардис — отец мой. — Пояснил Клим. — Правда я пока наследный владетель-регент, ну не коронованный то есть.

— А чего так? — Удивился Серега. — Не настоящий, что ли?

— Пока не доказана смерть отца, так регентом и буду, по закону минимум три года. Да не! — Махнул он рукой. — Там большой совет сам время тянуть будет. Отец правильных людей в свое окружение подбирал, они его до последнего ждать будут! Да и я, на сто процентов уверен, что жив отец и вернется.

— Клим, ну если предположить, что все что ты говоришь и впрямь есть, почему у нас так наука развита, а мы о вас ничего не знаем? А вы в средневековье живете, так ты говоришь академик ваш, Вернардский который, так наш мир изучал? Откуда тогда он узнал? — задал вопрос Александр.

— Саня, а откуда, как ты думаешь, в нашем мире люди взялись? И не дожидаясь ответа, продолжил. — Первое упоминание о людях, записано в эльфийских хрониках, чуть больше тысячи лет назад. В то время как сами хроники, охватывают временной период более девяти тысяч лет. Почему, и орки, и эльфы, и гномы себя древними расами называют, и коренными жителями нашего мира? Да потому, что люди в наш мир попали из иномирья, ну то есть отсюда.

— Это как так? — Не понял Серега. — Типа попаданцев в книжках?

— Может, я как-то не читал такое. — Пожал плечами Клим. — Ну что проваливались — это точно! Наши ученые версию выдвинули, что раньше на земле магический фон тоже присутствовал, в разы меньше нашего конечно, но был все же. Вот поэтому пробои чаще происходили, а потом со временем практически до нуля упал. Хотя есть, что-то на уровне сотых или даже тысячных долей. Я по себе сужу, мана все же понемногу наполняется. Нет, основная часть конечно идет за счет внутренних резервов. И быстрое восстановление организма тоже. Но и внешний источник присутствует, но раз в сто слабее чем у нас. Хотя… — Задумался Клим. — Может, это мне так только кажется, а на самом деле это от канала мне подпитка идет. Ну связь, навроде следа еле видимого за мной, вроде пуповины очень тонкой.

— Постой, так если твой отец в наш мир перешел, то и его по такому следу отыскать можно?

— Нет, Сань, я когда перешел, первым делом все облазил, осмотрел, даже амулет Кастора задействовал, ничего. Времени слишком много прошло, если у нас несколько дней, то тут две недели с хвостиком! Какой там след! — Вздохнул он.

— Клим, ну и чего там по попаданцам-то? А как же прогресс? Если наши туда, ну то есть к вам попадают, почему у вас еще средневековье темное?

— Сам ты темный! — Возмутился Клим. — Скорее уже век стали и пара начинается. Параход колесный, по Роне ходит от Ронгарда — столицы империи до порта на Срединном море, уже лет пять как. Это от Ронгарда Опять же от Каменного Трона, резиденции гномов в Трехгорье, паровоз грузы таскает.

Клим правда смолчал, что пароход оснащен парусами и пары в котле разводят только при полном отсутствии или встречном ветре, а с паровозом так еще сложнее. Это дымящее и скрежечещее чудище, изрыгающее языки пламени и пышущее жаром и паром, используется гномами только для сугубо промышленных целей, руду возить, лес, уголь и готовые товары в столицу, да и рельсы практически на всем пути деревянные — ну не хватает у них железа чтобы сразу на такое расстояние дорогу протянуть, так что "железная" эта дорога только условно. Да и люди предпочитают путешествовать или верхом или крытыми повозками, простолюдины на телегах или вообще пехом. Даже на груженой телеге быстрее выйдет, чем на этом дымящем монстре. Клим даже плечами передернул — нее, пока даже представить страшно что кто-то по собственной воле на этой гномьей кастрюле поедет! Да и паровоз грузы не до самой столицы таскает. У гномов за несколько миль до главного города империи большие склады в аренде, вот до туда паровоз грузы и тягает. Ну да, не хватало еще их самодвижущемся самоваром столичную публику пугать. Кто им такое позволит?

— Ни хрена себе! Я думал у вас там на конях рыцари скачут, да с луков стреляют, а у вас уже пароходы, да паровозы ходят. — Присвистнул Александр.

— Ну вообще-то и рыцари скачут и из луков стреляют. Хотя и из арбалетов еще, но это кроме светлых эльфов, те арбалеты не признают. Это из-за дроу — темных эльфов. Те да, те и с арбалета могут засандалить, да еще и стрелу ядом помажут.

— Погоди Клим! И так голова гудит, а ты тут темных-светлых еще приплел! Зачем вам там, луки? Паровозы есть, а ружей нет что ли? Да если всякие попаданцы проваливаются, так и пулемет сделать помогут. Ну в крайнем случае тут достать можно. Вот купим с Серым по сайге, тогда и в ваш мир прогуляемся. Да Серега? Или, тебе РПК ближе? Так по старым связям попробуем достать и хрен ли нам тогда орки? — Подмигнул он другу.

— Ха! Вот хренушки, вы парни, угадали! С пулеметом любой пилюстрик— Конон разрушитель! Не стреляют у нас ружья, во как оно. Да и попаданцы событие столь редкое в последнее время, что за последнюю сотню лет говорят только несколько случаев и было.

— Погоди, Клим! Чего ты выдумываешь? Законы физики везде действуют. Ну так ведь, Серый? — Обратился он к другу.

Сергей только пожал плечами и спросил. — Так пароходы же есть? И паровозы?

— Есть! — Подтвердил Клим. — Секира Торина — это корабль паровой. Молот Балина — паровоз.

— Жесть! Это кто такие названия дал? А чего, пароход, сразу топором не назвать? — Усмехнулся Александр. — Хотя и секира не далеко от топора уплыла.

— Так это гномы имперские занимаются, они с паровиками, давно уже экспериментировали. Они и дорогу свою для паровика строили и в своих же цехах его клепали. Поговаривают, что и тут без попаданца не обошлось, слишком уж мощный индустриальный скачок за последнее столетие вышел. А по названию — так это вроде, из королей их легендарных кто-то. — Пожал плечами Клим.

— Да ладно, хрен с ними с топорами и их королями! Ты про оружие проясни! И по попаданцам поподробнее. — Попросил Саня.

Клим вздохнул. — В общем так, братцы, объясняю все на пальцах, для особо одаренных повторять не буду!

Первое — оружие. За счет насыщенности в атмосфере магического фона или как называют его древние — силы нашего мира, воспламенение взрывчатых и легко-воспламеняющихся веществ идет с другой интенсивностью! На порядок ниже, чем в вашем мире. А значит патрон годный в вашем мире, в нашем — не выстрелит. Так же обстоит дело и с двигателями внутреннего сгорания, кпд такого двигателя сильно падает, до того, что он в лучшем случае будет чихать и глохнуть, ну а в основных случаях — просто не заведется. Нет сам бензин конечно горит, как горит и уголь, и газ, но без взрыва. Пары не детонируют! Мне Кастор рассказывал, как они опыты с динамитом найденным проводили, вспыхивает, горит, но все на что способен — только бороду подпалить.

— И граната, выходит не взорвется? — Разочаровался Саня.

— Нет, пшикнет скорее, начинка выгорит, а мощи не хватит даже корпус разорвать. — Уверенно пояснил Клим.

— Ну на фиг! Че за мир такой? — Продолжил Александр. — Гоблины и всякие другие уроды вокруг скачут, а тебе их и застрелить ничем кроме лука! То ли дело у нас, шарахнули бы прямой наводкой с бэтэра и мама не горюй! Да, ты рассказывал, что и люди между собой воюют? Тоже мечами, да топорами? Внатуре, кровавый мир у вас! — Саша покачал головой. — Ага! Отрубленные головы кучками, кишки на заборе!

— Кровавый?! Да иди ты, Санек! Нахрен нам ваши пушки! Ты ядрен-батон еще предложи. А че, кинул пару на орков, да штук пять на остальных древних и красота! Хиросима с Нагасаки в новой интерпретации! — Усмехнулся Клим. — У вас, Саша, в войнах миллионы гибнут, в битвах — сотни тысяч. А у нас в самой кровавой бойне между людьми— меньше семи тысяч павших и это заметь, общее количество с обеих сторон. А в годы становления владения Вэллор, в первый период, почти непрерывные стычки были. Каждый год нападения орочьих кланов и диверсионные отряды дроу, тоже давали о себе знать! На прочность все нас пробовали. Так вот, за пятнадцать лет, погибло около тысячи человек. Хоть и нехорошо жертвы округлять, но сколько это в год? Шестьдесят шесть человек? И это, с мирными жителями уже посчитано! И ты говоришь у нас мир кровавый! Нет, я согласен, у нас и людей меньше в разы, но все-таки! Никто на мирный город бомбу не сбросит и плывущий спокойно корабль, вражеская подводная лодка не торпедирует! И ты еще говоришь, что это у нас кишки по веткам?

— Ладно, Клим, ну чего ты завелся? Не то, я имел ввиду. Привычнее нам с автоматом просто. Хотя может ты и прав и орков можно из арбалетов бить. Ну хоть эти… баллисты, да скорпионы у вас есть?

— Это есть. — Махнул рукой Клим. — Греческий огонь тоже используют. В полые снаряды заливают и метают в противника. Но такое редко, последний раз на северной границе при защите Северного стража и было. — Потом расскажу! — Видя интерес со стороны друзей, выставил ладонь Клим. — Это как раз начало истории нашего государства.

— Предания старины глубокой? — Усмехнулся Сергей.

— Да какая старина! Сто восемнадцать лет назад было. Мой дед эту крепость и защищал.

— Сто восемнадцать лет назад? — Недоверчиво переспросил Саня. — Так сколько же ему лет было, ну вообще?

— Когда большая орда осаждала Северного стража, то… Клим задумался на несколько секунд…Сорок семь. А прожил— сто девятнадцать.

— Ого, силен! Долгожитель. — Уважительно отозвался Сергей.

— Да, прям! — Махнул рукой Клим. — В заречье дозором всего втроем отправились и нарвались на орочью ватагу, коня под ним сразу стрелой убило, вот и пришлось ему с двумя стрелами в спине Руд переплывать.

— Прям как Чапай. И чего, тоже не выплыл? — Уточнил Саня.

— Выплыл, заболел только, зима была. Второй зимний месяц, самые холода. Снег с дождем, вода холодная, ледяная. И стрелой, легкое пробило. Эти, да старые раны еще… — Махнул рукой Клим. — Даже маг лекарь не вытянул. Через день в горячке скончался. Но все равно считается, что основатель владения в бою погиб, как и подобает настоящему рыцарю.

— Ну я и говорю, силен у тебя дед был, в сто девятнадцать на коне скакать, да реки зимой переплывать!

— Саша, у нас и продолжительность жизни совсем другая! Средняя около сотни и это среди простолюдинов. Дворяне, так поболе живут, потому как или сами маги или придворный маг есть. А если маг сильный или академик, так и до двух сотен дотянет! Это все опять же, из-за магического фона. У меня отцу сейчас восемьдесят семь, а выглядит— сорока не дашь по вашим меркам.

— Блин Клим, тебя послушать, так даже завидно становится! Вот это продолжительность! Нам бы так да, Серый? Вышел на заслуженный отдых, а вся жизнь впереди — оденься и жди! Да еще и пенсию, с каждым годом набавляют! — Засмеялся он.

— Зато древние расы, еще дольше живут. Ну кроме орков, те даже поменьше людей чуток. Хотя это я шаманов их в расчет не беру, те и с нашими магами посоперничают в долгожительстве, а может и фору дадут. Гномы тоже чуть дольше людей живут, хотя магией практически не владеют. Эльфы так вообще почти бессмертные.

— Че, вообще не мрут?

— Да почему, тоже помирают, но живут о-очень долго. Бают, что до тысячи лет могут дотянуть. Ну так они там все поголовно магией владеют.

— Круто! — Подвел итог Серега. — А про попаданцев, расскажи?

— Да чего там сильно рассказывать? Мало их очень. И хорошо, если на обжитые людьми земли попадают. Шанс не велик. А если территорию Империи брать, так сейчас в среднем один человек лет за тридцать и проваливается. Хотя случай был прямо с лошадьми два человека провалилось.

— И чего? — Заинтересовался Саня. — Чем сейчас занимаются?

— Хм. Чем? Там дело темное! Это в Империи, лет двадцать назад было, по вашим меркам годов с двадцатых значит. Большевики-агитаторы, оказались! По началу даже за подстрекательство к свержению законного монарха казнить хотели, потом вроде упрятали с глаз долой. А может по тихому эльфам в рабы передали. Да и братья ордена очищения против попаданцев выступают. Говорят они нам ересь иномирья несут.

— Как это в рабы?! — Удивился Серега.

— Как-как! Обыкновенно! По старому договору большинство преступников, приговоренных к смертной казни, Империя в правящие дома светлых передавала, ну по крайней мере раньше, чтобы те на людей охоту не возобновили. Дроу, так те не спрашивают — ловят, если сразу в жертву не принесут, то в свои подземные города уводят. Так с дроу никаких договоров и нет, формально в состоянии войны люди с ними.

А! — Махнул он рукой. — Темные они со всеми в состоянии войны, между своими домами и то склоки постоянные и резня. Они тоже могут человека сожрать, но это редко и в основном в жертву принести или сердце съесть если врага пленили. Навроде ритуала это у них, а не просто отобедать. Вот орки, те брюхо набить, это да, особенно в походе. Да и то, реже людоедствовать стали. Рабы, они же денег стоят, вот и уводят себе на болота.

Еще далеко на севере, на островах, почти дикие племена живут, китобойством промышляют, да моржа бьют, вот могут и им на китовое мясо сменять. Рабы вообще товар ходовой, и на севере и на юге. Хоть по законам Империи, работорговля запрещена.

— А у вас во владении?

— В Вэллоре-то? Шутишь! У нас законы Вардосской империи действуют, конечно запрещена! К нам даже если беглый какой с севера вышел от конунга или ярла убежать удалось, а тем более из княжеств, так даже предъяву никто за него не кинет! Знают, что сами огребутся, а если Император разозлится, так и карательный корпус послать может. Ну обзовут, правда как нибудь благозвучно.

Клим прищурил глаз и покрутил растопыренными пальцами у своего лица. — Спасательная экспедиция, по освобождению силой удерживаемых сограждан. Ну типа того! Так что, торгуют конечно, но по-тихому, не нарываясь.

— Клим! — Вроде как в шутку, улыбаясь начал говорить Александр. — А ты нас с Серым, баронами назначишь? С замком и угодьями, полными этих… тучных стадов?

— Ребята, тут такое дело… — Посерьезнел Клим. — Нет, я вам очень благодарен за помощь и за спасение свое. Я вам жизнью обязан! Но…

— Чего но? Понятно… замка не дашь и золота по весу не отсыплешь. — Вздохнул Александр. — Да ладно, Клим, пошутил я, какой вон из Серого барон? Его если только на коровник при замке, хвосты телкам крутить. — Засмеялся он и в шутку, ткнул друга локтем в бок.

— Да ладно, Макар! Чего сразу хвосты! Я между прочим и механиком могу, у меня после шараги третий разряд. Вспомнить правда, кое-чего надо. А то практики— месяц на заводе всего, перед армией. — Посмотрел на друга Сергей. — Да и вообще… Сокращения в ментовке пройдут, так может и возьмут дослуживать.

— Ага, свежо предание. — Отмахнулся от него Александр.

— Почему Макар? — Поинтересовался Клим. — Ты его, Макаром назвал. — Обратился он к Сергею.

— Потому, что Пушкин! — Засмеялся и потом добавил. — Моя фамилия Дубровин, кстати.

— Блин! Серый! Ну просил же не называть меня так, я же тебя Дубом не обзываю! — Надулся Саня. И сам пояснил:

— Александр Сергеевич, потому что! А фамилия Макаров. И этого! — Показал он пальцем на своего друга. — Бароном не назначай, он обзывается и манер никаких!

— Ребят, у нас по закону, чтобы титул барона получить, нужно сначала золотые шпоры рыцаря иметь. А это минимум тридцать лет выслуги, да в офицерском чине не меньше десяти последних, либо за выдающиеся боевые заслуги. Короче подвиг какой совершить треба.

— Видишь, Саня, а у тебя выслуги меньше десятки, да и то — прапором! А губу, на барона раскатал! А ты, Клим, сам рыцарь или нет?

— Я наследный владетель, это выше. Сам могу рыцарские шпоры вручить, с одобрения малого совета конечно. А так, теоретически— рыцарь. — Видя, что Серега открыл рот для очередного вопроса, уточнил. — Подвигов не совершал. Шпоры отец вручил, когда я в первом рейде в Заречье побывал. И насчет золота… Вэллор же не империя, не великое герцогство и даже не имперское графство. Хотя по статусу, владетель к великому герцогу в империи приравнивается. Даже титулуют светлостью, как герцога. А на деле, это даже не провинция имперская. Ну вот если с Россией сравнить, так Тыва, какая-нибудь или Камчатка, только еще на фронтире — как хочешь так и выживай! Хотя не совсем корректно сравнил, мы-то вроде как отдельное государство, хотя даже денег своих нет. Имперские кроны в ходу и медные фартинги. — Достал он оставшуюся серебряную монету.

— Может как Приднестровье или Монголия? — Подсказал Серега. — Хотя те, вроде свои деньги печатают.

— Ладно, чего сравнивать-то! Со временем сами все поймете и сами во всем разберетесь! Уровень жизни, у нас конечно пониже чем в империи. Территория, опять же по меркам империи, совсем небольшая, а населения, даже если на квадратный километр мерить, так в десять раз меньше чем в империи. Положа руку на сердце, мы для имперцев— деревня.

— Поня-атно! А я себе уж нафантазировал. — Махнул рукой Саня. — Выживаете значит как можете?

Клим кивнул головой. — Я же в ломбарде не соврал. Эти две монеты золотые, из дедова наследства еще. Правда это он отцу передал, вроде как для будущего наследника, ну а отец уже мне отдал, когда семнадцать исполнилось. Даже в очень тяжелые годы для владения, ни монетки не потратил. Всего двенадцать серебряных и двенадцать золотых монет было. Четыре золотых монеты я в Ронгарде потратил, в столице, это когда меня Императору представлять возили. И две, вот сегодня разменяли.

— Не густо совсем, я думал раз почти король, так сундуки с золотом в подвалах, казна полная богатств! Это получается, мы твое наследство с Серым пропиваем? Клим, братан, ты прости тогда! Не надо нам больше ничего, считай уже за все проставился! — Обвел рукой, заставленный снедью стол Александр.

А Серега только быстро закивал и пожал Климу руку. — Слушай, если так у вас все тяжко, чего в империю не попроситесь? Свободу не хотите терять? Так сам говоришь и законы Имперские и деньги ихние у вас в ходу.

— Тут, Серый, не все так просто! Во-первых, я свои личные деньги с казенным доходом никогда не путаю. А во-вторых, мы бы может и не против были, тем более на правах герцогства, хотя сказать по правде, кто бы нас в империи с Великими герцогами уравнял, максимум с графьями, но как я уже сказал, не в этом совсем дело!

— Так, расскажи, чего там у вас за подковерные интриги?

— Да нет, какие интриги! — Махнул рукой Клим. — Долго рассказывать, исторический экскурс прямо выйдет.

— Так, время еще только к обеду идет. Рассказывай давай! Или ты уже торопишься? Далеко тебе кстати, до места перехода ехать-то? — Поинтересовался Александр.

— Нет, рядом совсем, ехать на электричке меньше получаса. Третья станция от вашей.

— Ну, тем более! Тут до станции рукой подать, семь минут тихим шагом. Мы тебя потом с Серегой проводим. А ты когда, ехать хотел?

— Да, мне лучше вечером. Там переход в старом частном доме получается. Хорошо дом не жилой. Но рядом-то, люди живут. Поэтому лучше когда стемнеет лезть. Вообще-то повезло с переходом. А то представьте картину— из подпола вылезаю, а там дома, вся семья в сборе.

— Ну итог тот же был бы! По кумполу надавали и очнулся бы в больнице. — Усмехнулся Саня. — Хотя там бы еще и в ментовку загребли. Слушай, а может тебя подстраховать, с тобой поехать? Смотри, нам не в лом, а то мало ли чего!

— Нет, это лишнее, спасибо братцы! Если уж без знания языка добрался, так сейчас точно не потеряюсь. Ну чего, про политику слушать будете?

— Погоди. — Включил Александр комп. — Сейчас сразу расписание глянем. Ага, есть. Слушай и правда двадцать минут всего на электричке ехать, двадцать один восемнадцать там будешь, если на последней. Нормально?

— В самый раз. Ладно, теперь слушайте, вкратце постараюсь, без подробностей и исторических справок.

Клим вздохнул, подлил себе в стакан сока и начал рассказ:

— Давным-давно, около тысячи лет назад образовались два королевства, нет южнее и западнее еще несколько было и на восточном берегу срединного моря тоже уже Великие Княжества были, но не о них сейчас речь. А именно о двух соседних королевствах.

Так вот, отношения между ними по разному складывались, то воевали, то против кого-нибудь дружили. А лет через пятьсот получилось как в сказке — у одного короля дочь — красавица на выданье, а у другого сын— парень хоть куда! Ну и породнились, объединили обе территории в Великую Империю. Правда все же время основания Великой Вардосской Империи считают со времени основания старейшего из королевств. Ну для солидности наверно, там больше тысячи лет выходит. Правда была еще первая империя, давно очень, но там война с эльфами шла. Долгая и кровопролитная, лет пятьдесят воевали. Ее территория по большей части на восточном берегу срединного моря находилась и по площади она Вардосскую, даже превосходила. Первая империя развалилась на отдельные королевства и княжества тогда. Потом уже замирились с длинноухими и с всякими разными гномами, а лет через сто вторая империя появилась. Наша уже, вернее Великая Вардосская.

Вот когда два королевства слились, Великая Империя, стала представлять уже реальную угрозу древним расам. Потому как она находится на восточном берегу моря, то есть потеснила древних с исконных земель и теперь сильнее она стала в два раза и армия больше. Тогда человеческие государства уже всерьез принимать стали, раньше-то и между собой воевали и со всеми древними расами. Ну не то, что уж прям война была, скорее стычки постоянные на фронтире. Вот и решили тогда светлые, да гномы мирный договор с Империей подписать, но с условием одним, что она территориально на землях восточного побережья расширяться не будет. Нет южные колонии, это пожалуйста, а вот на север и северо-восток — не моги. Там уже земли древних рас пошли. То есть, действующие на тот день границы Империи останутся незыблемыми, а иначе казус белли!

— Чего? — Не понял Сергей.

— Повод к войне, если хоть на один акр площадь Империи увеличится. Да! Я же важный момент еще упустил, с чего они замандражили так. Между двумя королевствами находился небольшой горный массив, называемый Серые горы. Проживал там отдельный клан гномов со своей знатью и своим вождем. Кто тогда у них правил точно не помню, да и не важно это. Важно другое, что при слиянии территорий, это самое, небольшое королевство гномов оказалось внутри вновь образованной Империи.

— И чего гномы сделали? — Опять задал вопрос Сергей.

— Побухтели, повозмущались, попартизанили даже сначала, пока им задницу хорошо не надрали. Потом еще лет десять у себя под горой просидели, обиженных изображая. А потом, вошли в состав Империи, на правах автономии и лидера своего короновали. Вроде как совсем от своих отделились, что даже короля-под-горой своего поставили.

Вот тут другие гномьи кланы и перетрухнули, даже ноту протеста своим же выкатили, предателями обозвали. — Клим усмехнулся. — Зато когда гномы Серых гор, против империи воевать пыжились, нет чтобы помочь, да хоть деньгами! Так нет! Поди еще и злорадствовали, что другой клан денежки кровные изводит— война, это же какие траты! Ну и эльфы тоже сразу поняли, что человеческая экспансия и правящим домам светлых боком выйти может. Вот совместно с гномами и прибыли делегацией, хотя друг дружку мягко сказать недолюбливают, а как припекло— объединились. Заключили тройственный договор.

Потом империя еще много разных войн вела и с южными государствами и с Великими княжествами, в основном с людьми же и воевали. Потому, как с гномами и светлыми эльфами договор подписан, а от северных орков и темных их как раз территории отделяли с теми с кем пакт подписан. Не совсем понятно? — Обратился он к друзьям. — Ну опять-таки на пальцах, чтобы нам карты не рисовать. С юга и запада людские государства. Еще с востока, но чуть севернее— эльфы. С запада империя Срединным морем отгорожена, а на севере горный хребет идет, восточная часть которого заселена гномами. Вот этими горами, Империя как не преступной стеной отгорожена от северных орков и темных эльфов. Эти горы в Империи так и называют — Северная Стена. Единственный проход в горном хребте, который рассекает его и делит на западную и восточную часть, перекрывает мощная крепость, которая называется Одинокий страж.

Вот мы и подходим к истории Вэллора. Тогда мой дед Алонзо Основатель, больше ста лет назад был рыцарем Империи и седьмой год возглавлял гарнизон этой крепости, его друг рыцарь сэр Арно, был у него первым лейтенантом. До этого мой дед отличился во многих битвах и на юге и на востоке, даже высаживался в составе десанта в одно из Великих княжеств, за свою храбрость и верность долгу, был представлен императору и не единожды награжден.

Надо пояснить, что оба рыцаря были потомственные дворяне с примесью и королевских кровей. На тот момент в Империи, уже народу предостаточно проживало, можно даже сказать перенаселение небольшое, это конечно же и на аристократии отразилось. Было множество безземельных дворян но благородных кровей, вот мой дед и его заместитель как раз из таких. Гарнизон Одинокого стража состоял из пятисот пятидесяти человек — конная сотня тяжелых кирасиров, мечники, стрелки и обслуга метательных машин. Плюс еще тройка боевых магов. Более чем достаточно, чтобы отражать набеги отрядов орков численностью в несколько сотен, патрулировать границу пресекая контрабанду, вылавливать по округе диверсионно-разведывательные группы дроу, ватаги орков мелкие шайки бандитов и прочее отребье.

Только видать оркам надоело, быть постоянно битыми. Вот вожди речных, степных и озерных кланов, с подачи главного круга шаманов, решили объединиться. Снова, как в прежние времена, собрать большую орду и разрушив крепость, вторгнуться в земли империи. Что кстати пару раз в истории уже бывало. Орков конечно все равно выбивали, не дав им дойти даже до Трехгорья. Одинокого стража каждый раз, заново отстраивали и укрепляли. Но сами понимаете, что может наделать орда в несколько тысяч злобных людоедов на обжитых землях. Кровь, хаос и разрушение. Потом нужны просто огромные средства, чтобы все отстроить, восстановить сельское хозяйство и животноводство. Орда, как полчища саранчи оставляла за собой только выжженные земли. И если жители в основной своей массе успевали бежать с обжитых мест, то домами, обработанными полями, а порой и всей домашней скотиной приходилось жертвовать.

Тогда Император Неврус 4 вел продолжительную войну с Красным султанатом и южными шейханатами, которая порядком истощила страну. Да еще и Великие княжества хорошо гадили, постоянными пиратскими набегами и перехватом торговых кораблей. В общем война уже шла на два фронта, а тут еще клыкастые собрали небывало большую орду почти в три тысячи копий, вкупе с десятком метательных машин и стенобитных орудий, более чем реальная угроза. Единственное препятствие на пути дикой орды, была крепость Одинокий страж. И крепость осаждаемая врагом держалась почти месяц.

— А потом чего? Все-таки захватили орки ее? — Задал вопрос Сергей. И тут же добавил. — Погоди две минуты, чайник поставлю, а то сушняк наступает.

— Ага, ему тут о делах государственных, а у него сушняк! — Зевнул Саня. — Хотя чайкофского замутить, хотелось бы!

— Чего, парни, совсем не интересно? — Немного расстроился Клим. — Там совсем немного осталось, зато сразу все понятно будет. Ну я имею ввиду, что за владение и почему его к Империи присоединять нельзя.

— Давай рассказывай! Нормально все. — Махнул рукой вернувшийся с кухни Сергей. — Ну чего там, про деда твоего дальше было? Я так понимаю не взяли орки его крепость, раз он потом в речке переплывая мерз?

— Не взяли, почти месяц штурмовали, сами изрядно вымотались. Осадные машины, защитники крепости у орков все пожгли, самих тоже изрядно потрепали, но и сами донельзя вымотанные были. Буквально еще день-два и попросту некому защищать бы крепость стало. Люди прямо в башнях и на стенах ночевали. Полторы сотни из полутысячи в живых оставалось, маги все пали. Повезло им еще, что в крепости большой запас стрел был и болтов арбалетных, да и снарядов для метательных машин, включая греческим огнем начиненных. Вот и удавалось атаки орочьи отбивать, да продержаться так долго.

Император, надо отдать ему должное, провел в стране экстренную дополнительную мобилизацию, собрал войско рекрутов в две тысячи копий и сам с тремя сотнями конной гвардии возглавил его. Даже гномы из Серых гор, две сотни топоров выделили, ну в смысле воинов топорами вооруженных.

— Две тысячи новобранцев, против трех тысяч орков? Пусть и двести гномов впридачу. — Усомнился Саня. — А орк сильнее человека будет?

— Ну если физически, то конечно сильнее. Но когда воин опытный, да еще в кольчуге и мечом хорошо владеет, так я на него поставлю. Но тут ты прав, действительно две тысячи новобранцев, против, пусть даже и уполовиненной и измотанной орды, могли и не выстоять. Еще отряд наемников стрелков из лесных эльфов, почти в сотню. Те хоть и берут дорого, да еще и серебром только, но дело свое крепко знают. Ну и гномы. Вот и вышло с перевесом.

Скажу вкратце, разбили орков наголову. Вовремя тогда Император успел. Мой дед, еще и контратаку возглавил с оставшимися в живых тяжелыми конными воинами. Преследовали орков до самой реки, там уже остатки добивали, да переплыть пытающихся достреливали. На реке два больших поселения клыкастых располагалось — клан хищной рыбы и клан речной выдры. Так всех тогда вырезали, от мала до велика. Говоря наперед, от такого удара орки не скоро очухались, что и позволило потом деду на южном берегу Руда закрепиться и мелкие нападения в течение многих лет отражать, пока замок на озере строился. В последствии их вообще всех истребили, и тех, что на северном берегу Руда жили и озерных тоже. Еще два речных клана я имею ввиду и два озерных, кто сбежать сумел на север ушли, за Серебряный бор, к болотам.

— Круто! Значит всех орков поубивали? Не жалко, прям геноцид какой-то? Там наверно тысячи людей было? — Покривился Сергей.

— Сережа, это в мультиках и компьютерных игрушках сейчас орков симпатичными рисуют, даже играть за них можешь. А там, это враг! Враг всего рода человеческого, безжалостный и беспощадный. Они и не люди вовсе. И не забывай, что люди для них пища, как скот какой. Да и вообще, ты их поселений не видел, когда на колах, по периметру, человеческие головы понатыканы, а у шаманов и вождей ожерелья из ушей или ручек детских! А выгребные ямы полны костей обглоданных, причем человеческих костей. После такого увиденного, даже с железными нервами ветераны, весь клан в куски рубили и сжигали все, от утвари до становищ. Хотя ты прав, несколько тысяч их женщин и детей, извели точно.

— Ну ладно, Клим, я же не знал. — Пробурчал приунывший Сергей.

— Так вот, после того, как орков полностью выбили с берегов Руда, у Императора появилась уникальная возможность оторвать приличный кусок, теперь уже ничейной земли. Создать так сказать буферную зону перед землями империи. Но руки были связаны тройственным договором о нерасширении. Наплевать и присоединить земли? Вновь обострение ситуации с двумя древними народами! А ведь только торговля наладилась с гномами Трехгорья, да и эльфийские отряды в качестве наемников в Империи, совсем нередки стали. То есть, сломать установившееся хрупкое равновесие. При том, что страна и так порядком измотана, затяжной войной с югом.

Нет, на такое император Неврус конечно пойти не мог и он принял поистине соломоново решение. Предложив моему деду и рыцарю Арно в качестве награды земли севернее гор Стены. При их согласии, он обещал выделить людей и немного средств, которых хватило бы для строительства небольшого укрепленного замка. Была конечно и альтернатива— чин командора и средства на небольшое поместье недалеко от столицы Империи. Но сами посудите, самому стать правителем, владетелем обширных и плодородных земель или получить должность командира большого отряда, не став даже бароном! Земля-то в Империи давно уже вся роздана и закреплена. Ну вот амбиции и возобладали, на основание новых владений согласились оба рыцаря.

Понятно, что вновь завоеванные земли формально не принадлежали Империи, даже налогом не облагались… но!

Во-первых, довольно широкий буфер между недружественными народами орков и дроу, а бить врага на чужой территории и малой кровью всегда лучше, чем он будет периодически разорять земли империи.

Во-вторых, договор вечного вассалитета, то есть военный и экономический союзник, да и новые земли, куда можно спустить дурную кровь, то бишь молодых амбициозных аристократов жаждущих подвигов, младших сыновей обедневших баронов, кто не может претендовать на чин в императорской армии. Возможность таким не богатым дворянам проявить себя и получить золотые шпоры рыцаря, а то и собственное баронство.

Короче как тут ни крути, а плюсов много, вот и помог император людьми и средствами новоиспеченным владетелям. Надо сказать не поскупился — выделил приличные деньги. Да и военную помощь не единожды оказывал, что и позволило в кратчайшие сроки обустроиться на незаселенных территориях, отстроить замок и основать два города.

Древние зубами поскрежетали, а предъяву кинуть все же не решились. Формально-то все по закону, договор ни в чем не был нарушен. Границы самой Империи остались прежними.

— Поня-атно! Так значит, твой дед со своим другом, в новом государстве и править стали? А почему Вэллор назвали? — Спросил разливающий свежезаваренный чай по кружкам, Александр.

— Вэллор? Так на древнем языке и значит— вольный или свободный. А по поводу вдвоем править, то нет. Дед обосновался к западу от Одинокого Стража, на южных землях Руда, начав строить замок на берегу, вернее на небольшом островке на Облачном озере. Раньше это озеро на картах Лингорн называлось, так и замок наш родовой кстати называется — Лингорн. Но сейчас озеро больше Облачным зовут.

— Почему Облачным?

— Над ним облака почти всегда и в воде отражаются, вот и прилипло. — Пожал плечами Клим. — Ну вот, я продолжу, а рыцарь Арно ушел к востоку от Одинокого Стража, заняв обширные холмистые земли между Большими гномьими горами, Северной стеной и водами струящегося с гор и впадающего в озеро Лингорн, Верхнего Руда. Основав Владение Селинор и начав строить замок на большом скалистом холме. Первые лет семь они помогали друг другу в защите своих земель, а потом, ну… рассорились, что ли.

— О как! С чего это рассорились-то?

— Ну чего ты, Серый, вечно перебиваешь? Рассорились и рассорились, всяко в жизни бывает. — Посмотрел недовольно на друга Александр.

— Да нормально все, лучше сразу спросить, что не понятно. Там с серебром как раз связано. На территории владения Селинор серебро нашли, вот рыцарь Арно и перестал со старым другом общаться, может боялся, что тот долю попросит. Но скорее всего решил в лидеры выйти, он же у деда много лет в лейтенантах ходил, а тут шанс представился самому подняться, старого командира по всем статьям обставить, да потомкам освоенные земли и построенные города после себя оставить. Решил, что раз деньги появились, то он и сам всю программу потянет. Не замок большой и укрепленный воздвиг. Хотя там древние развалины были, можно сказать на старом фундаменте свой замок возводил. Назвал его Белый замок, он и вправду белого цвета, особенно при солнечном свете, особенности местного известняка такие. Строил долго и на совесть, раз средства позволяли. Правда не знаю уж до конца достроил или нет. Я только развалины видел, мы с разведотрядом вылазку до него совершали, но все равно хоть и развалины, а красиво!

— Ну понятно! Все как и в нашем мире— как бабло появилось, так старые друзья побоку! Все ссоры из-за денег. Ну и из-за баб еще, но из-за баб все равно меньше. — Высказался Сергей.

— Так кто его разрушил-то? Ты говоришь, укрепленный замок был? — Теперь уже спросил Саня.

— Побольше Лингорна конечно и стены помощнее, правда наш родовой замок на острове стоит, вокруг вода, тоже свое преимущество. А Белый замок на холме высоком располагался, но все равно разрушили. Хотя Арно до конца его так и не достроил.

Орки болотные к Облачному замку идти побоялись, там Северный страж ближе, да и Императорские войска на подмогу могли подойти. Собрали орду в несколько тысяч ятаганов и Белый замок взяли. Арно даже за помощью послать не успел. Когда дед узнал, со своими рыцарями и крупным имперским отрядом прибыл, только развалины застал. И деревни вокруг сожженные.

Ну там дело темное, маги имперские потом все осматривали, так говорят без магии шаманской не обошлось. Да и понятно, замок укрепленный был и гарнизон по нашим меркам большой— человек семьсот, это как минимум. А вообще если война, то еще ополчение из горожан набирается. С тех пор уже почти сорок лет прошло, а владение Селинор, так и не восстановили. Там вообще, места поопаснее наших. И отряды болотных орков шастают и к землям дроу ближе, так еще и проклятый лес под боком! Нечисть всякая прет!

— Что еще за проклятый лес, Клим?

— Раньше у него название другое было, более благозвучное, но честно сказать по эльфийски сейчас и не вспомню как назывался. Но лес большой был, рощи священные для эльфов, с могучими деревьями дающими им магическую силу. На самом деле магический фон он везде присутствует, но есть определенные места, предметы или как в этом случае деревья, которые как бы катализаторами выступают или усилителями наверно. Усиливают фон вокруг и ускоряют процесс заполнения личной маны.

— Клим, стоп! Давай без подробностей и так шарики за ролики заходят, а ты еще про катализаторы начал. Что там с лесом стало, просто расскажи.

— Да чего стало, не поделили его светлые эльфы и дроу— темные эльфы значит. Долго они друг друга в этом лесу резали, а потом прокляли его оба народа, чтоб значит никому не достался. Вот и стал он с тех пор "проклятым" называться. Было это давно, даже по эльфийским представлениям о времени. А природа как известно не терпит пустоты, вот и развелось там нечисти всякой, и нежить, и лешаки, и волколаки и… Да чего перечислять, все равно сейчас вам не понятно будет. — Махнул рукой Клим. — Да и на земли бывшего владения Селинор заходить опасно. Хоть с одобрения Императора, было еще три рыцаря, решивших судьбу попытать. — Клим прикинул что-то в уме. — Дольше всех последний продержался, рыцарь Бриан Керодир Храбрый.

Помню хорошо, потому как он со свитой и двумя лейтенантами, тоже рыцарями, кстати, у отца в замке останавливался. Продукты еще у наших крестьян закупал, кое-чего в кузнице заказывал, стрел и болтов докупил, погостил у отца с недельку и отправился Белый замок обустраивать. Дружина личная под две сотни, наемных мечников почти сотня, крестьян, мастеровых и слуг разных тоже сотни две, да еще отряд разведчиков.

Все знали, что в землях серебряный рудник был, но найти никто так и не смог. Основатель Селинора место в тайне держал. Но все равно, ой как заманчиво! Сможешь закрепиться и шахту старую отыскать, сразу считай двух зайцев убьешь— монархом независимого государства станешь и деньги на обустройство владения появятся, можно и армию побольше содержать и мастеров поопытнее переманить. Народ опять же потянется на поселение. Так рыцарь Бриан, хотя вернее будет сказать, уже владетель лэр Бриан, почти пять лет держался. Рудник правда так и не нашел и людей извел.

— Чего, вообще все кто туда отправился, погибли? — Удивился Саня. — У последнего, имею ввиду, рыцаря Бриана-как-его-там?

— Лэр Керодир Бриан Храбрый сын Урсулиуса, если полностью. — Ответил Клим. — Ну не совсем все. Часть крестьян разбежалось— чай не крепостные, у нас вообще любой крестьянин от своего господина к другому, более богатому или доброму перейти может, если у того земля пустая есть. Как и всякий свободный житель. Так вот, часть крестьян и мастеровых разбежалась. Воины, кто по контракту, а не клятву верности дал, тоже ушли, когда срок вышел. Ну, вернее кто жив остался, тот и ушел. Разведчики тоже по найму служили, всего год по договору. Правда слыхал, что через год их всего одиннадцать человек было. И сам лэр с двумя рыцарями и личной дружиной погиб. Им-то, обратной дороги совсем не было.

— Почему? Почему ты сказал, что обратной дороги им нет? — Удивился Серега. — Ну не получилось, что теперь, всяко же в жизни бывает.

— А вот так, Серый, не было обратного пути. Император на подвиг благословил, вечный вассалитет от него принял, средств опять же из казны выделили. А тут получается взялся, да вроде как надорвался, сопля выскочила, мол простите пацаны— не шмогла я! — Усмехнулся Клим. — Ну и кто ему клятву дал, тоже до последнего с ним стояли. Нет, войны как таковой и не было, даже орда замок ни разу не осаждала, хотя стычки были. — Клим задумался. — Ну вроде как постоянная угроза, то дроу дозор вырежут, то те же орки пастухов перебьют и скот уведут, то волколак в лесу на заготовителей кинется и порвет с полдюжины человек, то вообще часовой со стены ночью пропадет, а то и несколько ночей подряд! Напрягает такое, до сумасшествия, уж поверьте! 

Глава 4

 Клим посидел немного молча, отхлебнул из кружки уже остывшего чаю. — Ну, вот как-то так! Теперь вы в общих чертах в курсе. Теперь другой вопрос, для чего академик Вернардский отдал столько сил, а мой отец столько денег из казны владения?

— Для чего? Ну ясно, чтобы канал создать. Правильно же? Или тут еще какая цель была? — Спросил Александр.

— Канал-то это понятно! А цель у нас одна — как нам обустроить страну. — Засмеялся Клим. — Тут, что у ваших правителей, что у наших мысли совпадают! Если без шуток, то да! Можно сказать, для этого и канал столько лет растили. Какие у вас предложения будут? Так, если вкратце, на вскидочку! Типа, мозговой штурм.

— Ты говоришь, движки нельзя? И стрелковое не катит? Хм! — Задумался Александр. — Ну, а если как в книжках? Стекло и зеркала делать?

— Сань, стекло и зеркала уже лет сто в империи изготавливают. Даже очки делают и трубы подзорные. Вы не забывайте, что люди из этого мира периодически к нам попадают, так встречаются и такие, кто кое-чего знает и делать умеет. Да и предметы намного чаще людей проваливаются.

— А, например склад с консервами или фура с лекарствами, может провалиться? — Поинтересовался Сергей.

— Нее, строения ни разу не появлялись. А фура может конечно, но такое крайне редко бывает. Это какой силы, магический всплеск должен быть, чтоб такую махину перекинуть?! Чаще всякая мелочь попадает, хлам ненужный.

Ну, есть соображения? Вот, что к нам можно от вас переносить? Лекарства кое-какие можно конечно, продукты тоже, надо только просчитать, что там нужнее, ну или дороже. Но тут еще вот какая заковыка. Взять например зажигалку газовую, тут дешево стоит и ясно дело, что и там спросом пользоваться будет, хотя спички в Империи тоже делают и продают, но не о том я.

Если одна будет, даже две-три, то не страшно. Вещи-то из иномирья к нам попадают. А если много? Откуда? Начнут интересоваться, а канал афишировать никак нельзя! Как с этой стороны, так и с той.

— Ну с этой-то понятно, а у вас чего? — Удивился Сергей.

— Серега, а разница? Что у вас проблемы начнутся, что с той стороны. Все, то же самое. Ты думаешь, если у нас императору про канал известно станет, долго наша независимость продлится? Даже, если не ликвидируют, как лишних свидетелей, то уж точно каждый шаг контролировать будут! Да и все, что из канала будет, так в империю и уйдет. А нам это надо?

— Поня-атно! Ну, а сам чего думаешь? Ведь раз растили, то были мысли какие, не просто же так дырку проделаем, а там видно будет! Тем более говоришь много сил и средств в это дело вложили. Давай, Клим, говори чего сами думали.

— Прав ты, Саша, стократно прав! Раз такие силы отдали и немалые средства вложили, то конечно были. Технологии естественно, материал кое-какой, сталь разная да много чего можно перетащить и использовать не вызывая подозрения. Тот же кевлар, конечно в малых количествах. Сталь хорошую, оружейную и еще чего по мелочи.

— Так, у вас такого нет! А если спросят, откуда мол материальчик такой? — Перебил его Сергей

— Ну кевлар это не коробка зажигалок пластиковых, не партия китайских кроссовок или большая партия одноразовой посуды. Тут и отбояриться можно, что магический материал, купили мол у заезжего чародея или у эльфов не называя конкретного дома. Они кстати и впрямь крепкие на разрыв магические ткани выделывают, для легких доспехов. Плащи для своих разведчиков тоже делают, хрен его в нем увидишь!

— Плащ неведимка, что ли? — Недоверчиво поинтересовался Александр.

— Скорее хамелеон, с окружающей средой сливается, достать такой практически невозможно, не продают, если только с трупа, но это чревато. — Вздохнул Клим.

— Слушай, а если часы механические, под старину, с кукушкой например? А, что там у вас со временем? Часы можно наши использовать?

— Не! — Махнул рукой Клим. — Часы не пойдет. У нас сутки чуть больше. Я точно сказать не могу, но Кастор считал что около двух часов, а может часа. — Пожал плечами Климент.

— Ясно, хотя не совсем. А другие миры есть какие еще?

— Не знаю, Сергей, врать не буду, про другие не слышал. — Пожал плечами Клим.

— Поня-атно! — Опять протянул Саня. — Во! А если посуду стальную — миски, кружки тут покупать, а продавать у вас. Она хорошая, легкая, а главное дешевая. Мне самому нравится.

— Можно. — Согласился Клим. — Нет, пару лавок-то у себя в Вэллоре мы точно откроем. И посудой можно стальной приторговывать и тканями разными не дорогими, ножами — если ручка деревянная то попробуй узнай, где его изготовили в нашем мире или вашем. Лопатами и топорами теми же. Можно тут покупать где-нибудь со складов оптом, а там уже топорища и черенки приделывать, уж дерева-то у нас много. Карандаши графитовые, бумага, чернила. Нет, это все и у нас есть, но дороже существенно, но это все мелочи. Так только для себя, ну может своим людям немного.

— Ну, Клим, мелочи-мелочи, а вон бабушки на базаре семечки дешево продают, но в каких объемах! Так что и с карандашей и лопат можно денег нормально получить, если большими объемами торговать. И мы еще конечно подумаем. — Согласился Александр.

— Ага, подумайте на досуге, а то одна голова хорошо, а три — три раза хорошо! Ну, а если по чесноку, парни, то все это второстепенно! Я про вещи разные, слукавил я немного или вернее сказать умолчал об одном моменте! Самом главном.

— Ну-ка, ну-ка! Давай, заинтриговал уже! Ну, не тяни давай, рассказывай! — Поторопил его Сергей. — Блин, правда интересно!

— Хорошо, расскажу, но прежде ответьте мне на один вопрос.

— Кто убил Кеннеди? Так сами не в курсе. — Пошутил Александр.

— Сань, ну че, как босяк? Человек серьезно общается, а ты с приколами своими! — Одернул его Серега.

— Ладно вам, шутить хотели. — Смутился хозяин квартиры. — Извини, Клим, чего спросить-то хотел?

— Какие три вещи, нужны для войны?

— Ну, оружие. Люди и продовольствие, наверно. — Предположил Александр. — Так?

— Или деньги на оружие и продовольствие. — Добавил Сергей.

— Во! Точно Серега сказал! Или деньги! Но в нашем случае за деньги можно нанять людей, купить оружие и продовольствие. Значит, какие три вещи? Правильно! Деньги, деньги и еще раз деньги!

— А, это не дедушка Ленин сказал? А то я у него нечто подобное слышал, но немного про другое. — Участливо поинтересовался Саня.

— Нет, Сань, это вроде Наполеон. Но точно не знаю, вернее Дмитрий не знал. — Постучал пальцем по лбу Клим. — Да и не важно, главное суть та же. Это хоть в нашем мире, хоть в вашем.

— Деньги что ли отсюда туда, перетаскивать будем? Ну в теории можно, грабанули банк и деру в другой мир. Только зачем там, тебе наши рубли или даже капуста штатовская? — Удивился Сергей.

— Да я не про ваши деньги имел ввиду, вообще. Бизнес в целом! Как вы смотрите, чтобы выгодно поработать? Можно сказать даже, долевое участие в нашем бизнесе принять.

— А чего делать-то надо? — Спросил Сергей и переглянулся с другом. — Так-то я работу ищу.

— Вот! — Клим достал из своего маленького портмоне серебряную монету. На самом деле столько усилий было приложено, по одной простой причине. В вашем мире серебро гораздо дешевле, чем у нас. Потому, как у нас его и в магии используют, и против нечисти, и для создания амулетов разных и для лечения опять же магами-врачевателями. Можешь, Саня, посмотреть в нете сколько монета стоит, ну абстрактно, самая распространенная и примерная на нее цена?

Александр опять включил комп. — Да без проблем! Ща глянем, раз надо. Так… куплю серебряные монеты. В нашем городе набирать?

— Сань, ну человек же попросил примерно, смотри в Москве, там по любасу вариантов больше.

— Ага, щас! Больше всего по полтинникам предложений. Во видал! Советский с молотобойцем который. Ага… триста пятьдесят, четыреста, этот даже шестьсот ломит, может год редкий? Ну, средняя цена четыреста выходит. Так это по нету, на сайте для коллекционеров, я видел у нас такие в Березке продают и у дк, там-то явно дешевле будет. Если тебе надо, то лучше там скупать.

— Сань, у нас серебро намного дороже, поэтому у меня к вам реальное предложение есть. Если вы монеты, для меня будете покупать, а я потом у вас их по более высокой цене заберу. Например по тысяче за монетку. Вот вам и приработок неплохой.

— А, че так дорого-то? — Удивился Сергей. — Мог бы и сам за пару дней таких напокупать. Зачем тебе с нами делиться?

— Парни, я же говорил уже, вы мне помогли, в больничку дотащили да и сейчас приютили. Ну вроде не ловко как-то деньги за это предлагать, но хоть так. Не братцы, если вы обиделись, так извините! Мне правда так бы удобнее было. Мне дома все равно минимум пару дней побыть надо будет, а то и три. А потом сразу сюда. У вас уже больше недели пройдет, а вы пока не напрягаясь хоть с десяток купите. Ну как, не сложно будет? Да и не себе же я в карман, проблем много и ремонтировать и строить и вообще… подгнило, что-то в королевстве датском! — Махнул он рукой.

— Да не, Клим! Чего ты? Конечно, тебе поможем, да и нам это выгодно. Конечно согласны. Да, Серый?

— А то! Да нам хоть даже с сайта бери, хоть по пятихатке, все равно в наваре большом! Ну ни фига ты, Клим, тему замутил, чтобы пацанам подняться! Молодец! Нам, даже и рубли серебряные выгодно брать будет. Сколько там, нам же состояние монеты по барабану? Ага восемьсот пятьдесят, ну все равно остается, нормально! — Заинтересовался и засуетился Сергей.

— Ты, Серый, не понял! Я тебе за полтинник, тысячу дам. Сколько там грамм? — Спросил Клим и сам же пояснил. — Десять грамм, девятисотая проба. Ну вот. Понимаешь?

— Так, а чего, другие не брать? — Не понял его опять Серега. — Рубль же тоже, девятисотой.

— Да почему не брать-то! Брать! Только в рубле двадцать грамм, так я тебе за него уже две тысячи рублей отдам. Понял теперь? По сто рублей за грамм выходит.

— Нифига, себе! Блин, Клим, а ты не разыгрываешь нас? Чет не верится, что столько бабла на халяву срубить можно! — Посмотрел на него с недоверием Сергей.

— Серега, вот ты в другой мир с гоблинами и магами поверил, а то, что тебе кто-то денег даст заработать, не можешь поверить? — Усмехнулся Клим.

— Ну блин, другой мир… это другой мир! А на бабло у нас больше кидают, чем заработать дают! Даже банк с кредитом, так разведет— мама не горюй!

— Ага, банкир дурака видит издалека! — Засмеялся Саня. — А у вас не так? Есть банки в Вэллоре?

— В Вэллоре еще нет! Не все так просто, чтобы свой создать. Нужны свободные средства и довольно много. А вот в империи так целых два. Имперский банк и банк Трехгорья, это гномы открыли, по всей империи филиалы есть. Наши гномы вообще зашибись устроились, пошлину за акциз на ввозимый товар не платят, они же формально жители империи, на строительстве развернулись. Набережную в столице они возводили, большой каменный мост тоже, пароход сделали и сами же обслуживают! А еще паровые молоты для кузниц и паровые камнедробилки изготавливают. Доспехи штучной выделки и оружие. Но это дорого, не каждый дворянин себе сможет позволить. Основную массу того же железа, у них приходится закупать.

— Так может, старые заброшенные пути разбирать и рельсы тырить? А чего? Распилим рельс на несколько частей и в канал, пройдет же?

— Серый? Ну ты не дурак? — Посмотрел на него Саня. — Человек тебе реальный бизнес предлагает, а ты рельсу стырить! Да еще и пилить будешь! Прям Балаганов, пилите, Шура, пилите! — Засмеялся он.

— Да, ладно, сам ты Шура. Чего прям, в разговоре и предложить нельзя? — Смутился Сергей.

— Нет, кстати по металлу тема хорошая, почему нет? Ну не тырить конечно! — Усмехнулся Клим. — Можно просто металлолом выкупить, но пока это отложим. Нам вообще по хорошему, денег бы наработать, да участок тот выкупить, а то вселится кто или новый дом строить начнут! И все тогда, привет родным— пишите письма мелким почерком!

— А точно! Так, это сколько монет скупить надо, чтобы участок выкупить, поди тысяч сто стоит? От города совсем недалеко. — Вздохнул Сергей.

— Да про это не парьтесь, это я со своей доли смотреть буду! — Успокоил его Клим. — Да, кстати, про банки-то не договорили. У нас процент меньше. Кредит для граждан империи, не больше пяти процентов годовых. А если не первый раз берешь или человек известный, влиятельный чиновник, так вообще под три процента дадут.

— А чего так мало? Ну вернее, кайфово наоборот! Почему у нас, так много?! — Возмутился Александр. — Даже обидно, в средневековье под три дают, а у нас Сбер под пятнадцать, а то и больше впарить норовит. А другие банки, так вообще надуют только так!

— Так у нас инфляции нет, деньги же в благородных металлах не девальвируют. И император следит конечно, чтобы банкиры не лихоимствовали, не обманывали народ. Ну, там тоже первому встречному проходимцу кредит не дадут, в основном дворяне в банках кредитуются, владельцы мастерских или лавок, ну там гильдия поручителем выступает. Простые граждане, только под залог имущества или опять же поручитель солидный должен быть.

— Все равно, выгоднее и честнее чем у нас. — Вздохнул Александр.

— Это у него больная тема, он мягкую мебель три года назад в кредит взял, так чуть не вдвое больше выплатил! Теперь постоянно вспоминает. — Пояснил Сергей.

— Ну, а чего? Скажешь не прав? Не дурят банки нашего брата?

— Да ладно, Сань! Прав конечно! Чего ты, опять заводишься? А тебе под какой процент дадут, если за кредитом придешь? — Сменил тему Сергей.

— Ну, Серый, тут не все так просто, дадут думаю под три, а может и вообще под один символический процент. Как Великие герцоги кредитуются. Просто ведь несколько золотых перехватить я не могу, для монаршей особы вроде не солидно! А большой кредит, на строительство скажем каменного моста или завода, так это уже больше политика, чем экономика. Тут с одобрения малого совета надо действовать. Впрочем, можно и под поставки мяса взять. Я думаю, гномы Трехгорья пойдут на это, да и шкурами мы с ними торгуем.

— Надо теперь думать где средства на скупку монет взять, так сказать первоначальный капитал. Хотя бы на первые монеты. — Задумался Саша.

— Так я вам часть денег оставлю. Чего тут думать-то? — Успокоил Сергея Клим. — Так, двадцать семь осталось, если по семь оставлю мало будет? Нет лучше по девять, вот! Как раз поровну на всех поделим— держите! — И Клим положил перед парнями стопку тысячных купюр.

— Ты может меньше нам оставишь? — Показал головой на деньги Александр. — Вдруг самому понадобятся.

— Да нормально все! Как и договорились, залог вам. Только это, пацаны… Вам если деньги нужны или с монетами чего не выйдет, так вы тратьте не стесняйтесь. Я когда второй раз пойду, еще пару золотых крон для обмена захвачу.

Уже когда Клим стал собираться, друзья вдруг вспомнили про связь.

— Тебе бы сотовый иметь. Через канал перешел, телефон включил и набрал нам, а мы тебя встретим. — Посоветовал Сергей.

— Так у меня паспорта нет, не купить симку все равно.

— Симка у меня есть, я специально купил, чтобы со Светкой потом созваниваться. Там правда денег только тридцать рублей, да тебе больше и не надо. — И видя взгляд друга пояснил. — Если Машка в телефоне увидела бы, то все! Вешайся! А вообще могу тебе свой на время дать, скажу жене, что у Саньки позабыл. Только все равно не поверит, кричать будет что пропил! — Махнул он раздраженно рукой.

— Да есть у меня старый, зачем покупать! — Александр минут пять рылся в стенке, пока не вытащил потертую синюю коробку. — Во! Экран еще черно-белый. Раритет считай! Но берет хорошо и если отключенный, так батарея месяц пролежит— не разрядится. Ставь Серегину симку, да забивай нас и всех своих знакомых. — Протянул он Климу трубку. — Можешь Петровичу и барышне своей сразу номер смс-кой скинуть, чтобы знали. 

* * * 
Дорожка шла мимо одноэтажного деревянного здания поселкового вокзала, через одноэтажный же магазин с надписью "продукты" на прибитой над дверью деревянной вывеске и выходила на небольшую площадь перед автомобильной трассой, где располагалось несколько киосков торгующих всякой всячиной.

На площади еще стояло два ряда покосившихся, ржавых столиков для торговли, где поселковые бабушки продавали овощи и всякую зелень со своих участков. Но бойких старушек, по причине позднего времени, уже не было. Зато пузатый казах торговавший вещами, обувью и всякими летними прибамбасами, подзадержавшись собирал свой товар в большие клетчатые сумки.

Высокий молодой парень в бейсболке, подошел и стал перебирать не убранные еще со стола солнцезащитные очки.

— Бери, дарагой! Савсем тебе дешево отдам. — Сделал приглашающий жест казах. У него было такое ощущение, что он видел уже этого парня, но где и когда не помнил. Да мало ли, их тут бывает! Поселковые подходят и дачники приехавшие на электричке тоже мимо идут, да и водители в магазин заскочить или пирожков купить останавливаются. — Ну што выбрал? Я вот смотрю у тебя штаны от одного костюма, а алимпийка совисем не падходит. А у меня такой точно костюм есть, могу тебе верх отдельно продать. Поискать, пока далеко не убрал?

— Нет спасибо! — Махнул рукой молодой человек. — Так пойдет. А вот эти почем? — Спросил он разглядывая черные пластиковые очки капельками.

— Эти шуть подорожи будут! Палароид настаящий. Триста рублей. Можно на картинке проверить, если мине не веришь!

— Да не, не надо! Верю! — Опять махнул рукой парень. Он посмотрел через затемненные стекла на продавца, поводил перед стеклами растопыренной пятерней, улыбнулся и отсчитал три сотенные бумажки. — Спасибо большое!


Солнце скрылось над крышами одноэтажных домов поселка. Полноватый казах с проседью в черных, коротко стриженных волосах, уже закрыл небольшой железный контейнер, стоящий во дворе одного из близстоящих домов. Он постоял что-то соображая, потом озадаченно почесал макушку.

— Ты все, Надир? Я уже последний лаваш и всю самсу распродала, тебя вот жду. Во дворе появилась женщина одетая в длинное закрытое платье и легкий платок хеджаб. — Стемнеет скоро, пойдем домой.

— Ничего, не понимаю! — Пожаловался ей муж. — На прошлой неделе на несколько тысяч проторговался, а сегодня три тысячи лишних! — И он показал ей на небольшую поясную сумку. — На три раза, все по записям сверил. Все равно, не сходится! — И он опять озадаченно почесал затылок.

— Ой, Надирчик! Совсем рассеянный стал! То теряешь деньги, то находишь. Так может это те самые? Положил куда, а сегодня нашел?

Казах пожал плечами. — Может и они! — Только все равно чуть больше выходит.

— Вот и хорошо, что нашлись, а то на прошлой неделе с контейнера почти без прибыли поторговали. Ну все, пойдем домой. — Приобняла его женщина. 

* * * 

— Ну и чего ты обо всем этом думаешь? А, Серый?

— Ты по поводу веришь-не-веришь? Так, честно скажу — хрен его знает! Вроде когда рассказывает, связно все, тогда веришь. А как сам думать начнешь, так и в непонятках сразу. А ты чего делать предлагаешь?

— А чего делать? — Удивился Александр. — Залог-то он оставил, будем монеты покупать. Он сказал примерно через неделю вернется, вот и поспрашаем пока, а в субботу на книжную ярмарку к дк сходим, там точно найдем. Там продают, сам видел.

— Я завтра с утра в деревню уеду, деньги Машке увезу, а то живьем сожрет! Не все конечно отдам, треху себе оставлю или даже четыре.

— А Клим? — Ты чего, его кинуть что ли решил? — Прищурил глаза Саня.

— Ну чего сразу кинуть-то? Еще только начало недели, к субботе и постараюсь вырваться. Машке деньги отдам и так, то-на-то и выходит что тут истратил, ну хоть скажу, что работу нашел хорошую, мол аванс дали. Пообещаю, что с зарплаты еще привезу. И вообще, у меня от бабки шесть серебряных полтинников осталось, советских, вот заберу их и в город к субботе вернусь. — Подмигнул он другу.

— А отпустит? — С сомнением спросил Александр.

— Так, скажу что на работу выходить, на работу точно отпустит! — Уверенно кивнул Серега.

— Ну везет тебе! Считай шесть тысяч уже отбил. — Вздохнул Саня и развел руками. — А у меня вот нету.

— Ты, Пушкин, внатуре рамсы попутал! — Посмотрел на него в упор Сергей. — Мы с тобой друзья, или так… погулять вышли? Мы с тобой теперь бизнес-партнеры, так что и прибыль в общий котел. Вот и поделим все пополам. Давай пока в нете покопаемся, на сайт нумизматов зайдем, а то втюхают по незнанию фуфло какое! — И Серега, хлопнул по плечу повеселевшего друга. 

* * * 
Клим свернул в знакомый проулок. Так, длинный одноэтажный дом рядом с трассой, а за ним и заброшенный участок со старенькой нежилой хатой. Солнце уже зашло час назад и на поселок опустились сумерки. Стало свежо, а в воздухе стояла дымка от протапливаемых к ночи печей. Все же начало мая, земля еще не прогрелась и даже если днем под двадцатку, то ночью температура могла и до нуля упасть. Ага, Сибирь матушка! — Усмехнулся Клим. Он присел у почти завалившегося низенького забора и оглядевшись по сторонам подождал пару минут. Никого! И невидимой тенью перекинул свое мускулистое тело на ту сторону участка.

Оп-па! Неприятный сюрприз! На перекошенной деревянной двери висел черный навесной замок. Клим, опять присел, прислушался и покрутил головой. Нет, все вроде тихо! Наверно чтобы местная ребятня не лазила закрыли. Так, справа была небольшая пристройка, верно для огородного инвентаря, но насколько он помнил изнутри там было забито досками. Он обошел старый домишко до рассохшегося окна. Ну, хоть тут еще не забито, можно влезть будет. Он с силой надавил на раму, стараясь чтобы оставшееся стекло не посыпалось и не привлекло внимание. Рама поддалась. — Вот блин! Не догадался даже спичек взять, подсветить бы, а ведь еще в подпол спускаться.

Клим пригляделся ища закрытый лаз в полу. Что это? В щели лаза пробивалось еле видное свечение. Засада? Там кто-то есть? Он напряг зрение стараясь подключить и магическое виденье. Ого! Да там даже искры сине-зеленые вылетают! И светится так, что небольшую комнатку освещает, фонаря не надо! Неужели это портал магического канала так фонит? Хотя… Ведь он сам читал в записях Вернардского, что открытие канала возможно только в месте сильной концентрации магического фона. По записям они долго искали такое место, а нашли в старом подвале под летней резиденцией и только после этого начали строить свою лабораторию.

Клим нащупал железное кольцо и приподнял крышку. Ого! Он физически почувствовал как линии энергии впились в его тело. Да, что там почувствовал, он сам мог разглядеть эти линии, которые напоминали электрические дуги высоковольтного напряжения.

Однако! Раньше он не замечал чтобы магическая энергия, так насыщала его организм. Тело гудело как струна, мышцы приятно поднывали как после хорошей разминки и требовали настоящей нагрузки, а голова казалась отдохнувшей, такой ясной, никаких следов от полученной травмы. Клим ощущал себя как спортсмен после гигантской дозы допинга.

Ну будем надеяться, что этот допинг не пойдет мне во вред. Спишем на то, что я был лишен подпитки магического фона и мой организм просто радостно одурел от такого насыщения. А он еще боялся хватит ли у него сил чтобы сконцентрироваться и проход открыть. Да и парней можно было с собой безбоязненно вести, после такой подпитки, он бы не только двух своих новых друзей, а десяток человек провел. Ну, в следующий раз будет у них желание посетить его мир, так проведет обязательно. И Клим поблаженствовав еще с полминуты в упругих волнах магической энергии канала, нырнул вперед.


Вот, он и дома! Кирпичные своды подземелья, под потолком магический светильник запитанный прямо от канала. Странно, в первый раз он его вообще не заметил, не говоря уже о чуть видной, светящейся нитке бегущей к нему из портала энергии. Ну, тогда он переволновался здорово. Он прошел по подземному коридору и поднялся по каменной лестнице, толкнул не запертую дубовую дверь и вышел в небольшой закрытый дворик. Плотно прикрыл тяжелую оббитую железными полосами дверь и закрыл ее на массивный кованный засов. Нужно наложить звоночек— сигнальное заклятие. Это всегда давалось ему с трудом и Клим попытался сконцентрироваться.

Хм! То, что раньше занимало у него минут пять и требовало концентрации сейчас вышло быстро и без видимых усилий. Клим еще раз осмотрел поставленное сигнально-охранное заклятие. И запечатал его магической печатью Владетеля. Ну вот, теперь все в порядке, как говорят— комар носу не подточит! Мелочь, а приятно! Хотя такая мелочь иной раз может и жизнь спасти. Все слуги и войны караула носят самые простенькие амулеты, но сразу увидят что вход в подземелье опечатан. А если вскроет кто, так Клим сразу узнает. Ну что, доехать до своих покоев в родовом замке, отдохнуть и привести мысли в порядок? Нет, это успеется, слишком дел много, да и после канала сил и энергии у него как минимум на двоих хватит. За работу!

И Клим резво кинулся вверх по каменным ступеням лестницы. В небольшой комнатке, скорее закутке, сидел караульный. Седой гвардеец-ветеран из личной охраны владетеля. Он уже давно услышал звук приближающихся шагов и привстал с деревянной, устланной овечьими шкурами скамейки, положив руку на рукоять меча.

— Вы? — Растерялся постовой. Он с удивлением разглядывал не переодетый Климом спортивный костюм. — Вы разве были в лаборатории? Как же я просмотрел как вы приехали? — Кинул он взгляд на дверь. И буквально через секунду опомнился. — Простите, ваша светлость. У нас все в порядке, без происшествий!

— Хорошо, Гюнтер! Что там наш… — Он немного замялся подыскивая более подходящее слово. Ну не заключенный же его назвать. — Наш ученый?

— Так пишут все! Кофию закажут и опять пишут! А то по лабораториям, вверх-вниз носится начинает. В подземелье, только за сегодня, раз пять спускался, ну я как и положено везде за ним. Совсем старика замотал. — Покряхтел Гюнтер.

— Ничего старина, ты же знаешь, что самые важные посты, никому кроме тебя доверить нельзя! — Положил руку ему на плечо Клим. — Ты, да старина Борк. Два ветерана, которым и отец мой доверял и я верю, как самому себе!

— Спасибо, лэр Климент! Никогда старая гвардия не подведет! — Ветеран вытянулся в струнку.

У него, даже глаза чуть повлажнели. Отметил про себя Клим. Но зато этот, действительно не подведет.

— Хорошо, Гюнтер. Скажи, пусть нам с кухни еще свежего кофе принесут и перекусить чего, бутеров там или пирожков каких. И себе тоже возьми, а лучше на кухню иди, перекуси, отдохни, часок думаю у тебя есть, а мы как закончим, я тебя предупрежу. — Старый воин благодарно кивнул и не спеша стал спускаться вниз по лестнице.

Клим прошел дальше по коридору и приоткрыл украшенные цветными витражами двойные двери. В большой комнате, скорее даже зале, у массивного дубового стола, сидел грузный, седой человек лет шестидесяти с виду. В свитере из неокрашенной шерсти, стареньких шароварах и разношенных кожаных тапках. В руках он крутил старенькие очки, с кожаным ремешком, приделанным вместо дужек.

Из широкого окна забранного в дубовую решетку свет падал на стопки бумаг на столе, открытые книги, стеклянные колбы, пузырьки, склянки, деревянные и железные детали от каких-то механизмов. Такой же завал, царил и на широком стеллаже напротив камина. Как он только в нужный момент, находит нужную вещь или запись? — Поразился Клим. — Ну ведь находит же!

— Здравствуйте, Петр Иванович, вот я и вернулся. Заждались? 

Глава 5

 Разговор затянулся намного дольше часа. В дверь уже заглядывал Борк, сменивший на посту Гюнтера и интересовался по просьбе кухарки Миры, через сколько накрывать ужин. После ужина, они захватив в кабинет ученого, большой кувшин с легким вином, продолжили затянувшуюся беседу.

— Значит говорите, лэр Климент, что кончилась их советская власть? — Владетель сам попросил, чтобы ученый называл его так, да и знал он его с детства чтобы пожилой человек ему кланялся, да "вашей светлостью" всегда именовал. — Вот это новость, за это выпить стоит!

— Зря вы так, мастер, Союз хоть и тоталитарное государство было, но порядка больше чем сейчас. Не скажу, чтобы народ жил намного лучше, но хоть стабильность какая-то. Там сейчас олигархи у власти, так сплошная политика и порнография, что недалеко совсем друг от друга, а добро народное разворовывается неимоверно. Да и армию сокращают опять.

— А вот это они зря! На кого еще стране опираться, как не на военную косточку. У меня брат старший из царских офицеров еще был, да и дед до майора дослужился.

— А сами, не служили? Мы же с вами совсем на тему "прошлой жизни" и "того мира" не общались, вот и расскажите. — Попросил Клим.

— Сам-то? — Петр Иванович усмехнулся. — Да недели две и подержал винтовку в руках. Брат у меня военным был, потом в белой гвардии у Деникина, против красных воевал. Погиб в самом начале двадцатого, под Таганрогом. Вот и я, двадцатитрехлетний студент-недоучка, добровольцем тогда пошел. А через две недели красные Крым заняли, резня страшная получилась. Но мне тогда, можно сказать, крупно повезло. Сбежать удалось, домой даже посчастливилось вернуться. Мать и отец в восемнадцатом, во время беспорядков еще погибли. Остался один, аки перст. Квартирку нашу, четырехкомнатную в центре города власти забрали, так у знакомых поначалу в комнате ютился. Работать устроился учетчиком при паровозном депо, потом на телеграф при железной дороге перешел.

А в двадцать четвертом арестовали, дознались что брат у белых воевал, да и сам за барона Врангеля повоевать успел. Хотя какое там, повоевать гм… — Крякнул он и продолжил. — Да один хрен, осудили как пособника бандитов готовящих контрреволюционный мятеж. Правду сказать — был грешок, общался я по глупости своей с бывшими приятелями, да армейцами царскими.

Правда и здесь повезло, что сразу не расстреляли. Пять лет успел на Соловках отсидеть, потом тут оказался. Еле живой, прямо с лесоповала. Там не помер, так потом здесь орденские, чуть в распыл не пустили. — Опять криво усмехнулся рассказчик.

— Как так, Петр Иванович? Вы же вроде в империи на обжитых территориях оказались. Или я путаю что-то?

— Да нет, молодой человек, все верно. Подобрали меня крестьяне, в лесах недалеко от восточной границы, выходили, откормили. Но тогда братство ордена, жесткую политику проводило, мол несут эти попаданцы ересь в наш мир и все изменения, что от них происходят — только во вред! Вот и грозило мне если не публичное сожжение на костре, то пытки и пожизненное заключение. Из огня в общем, да в полымя! Хотя… — Он хохотнул. — в моем случае совсем наоборот с северов да на костер.

— Это орден братства святого очищения? — Заинтересовался Клим. — Есть и у нас в столице от них представитель, скользкий и мерзкий надо сказать тип. Как только отец его терпел?

— Он родимый — святого очищения. Аналог надо сказать нашей средневековой инквизиции, чтоб им пусто было. — Кивнул Петр Иванович. — Выручил меня тогда Кастор, инсценировал мой побег, а сам с верным человеком сюда отправил. С твоим отцом, их давняя дружба связывала, так он без разговоров меня принял.

Меня Кастор, от смерти спас, но за то и сам претерпел. Лишился в академии высокого места своего, но меня не выдал, за что ему благодарен по гроб буду. Вот так я и попал в ученики к академику, а в дальнейшем и в помощники его работ по открытию канала. — Вздохнул русский. — Вместе и расчеты все делали. Он-то еще свой магический дар задействовал, а я знаете к магии совсем не восприимчив оказался, так только практически к делу и подходил. Да-с! Только все равно, большую часть времени пришлось в охраняемом помещении провести, вначале шпионов ордена опасались, а потом когда все силы на канал бросили, всерьез им занялись — так из режима секретности. Это же я, уже четвертый десяток в арестантах, там да тут!

— Петр Иванович, ну не надо совсем драматизировать! Вы можно сказать в летней резиденции на правах хозяина были. Вам и гулять свободно разрешали и в деревню ходить, на рыбалку и на охоту с моим отцом и бароном Де-Гиртом постоянно ездили. А что под присмотром, так извиняйте, как вы сами выразились — режим секретности, однако! Я вот сам до этой тайны допущен не был, только когда отец пропал, мне его письмо и бумаги академика передали. Тоже выходит допуска не имел, хоть и наследник! — Криво усмехнулся Клим. — Ну и сейчас режим секретности никто не отменял, но теперь когда канал есть и находится в довольно устойчивом положении, пора переходить ко второй части всей задумки, а именно вытянуть наше маленькое феодальное государство из того болота в котором оно находится сейчас, ведь положа руку на сердце, от нас скоро простые крестьяне разбегаться начнут. Хоть и земли есть и довольно плодородные земли, так уровень жизни по сравнению с империей ниже. Если там уже дороги мощеные по всей империи, то у нас в распутицу в грязи утонуть можно. Да и столицу говорят уже полностью керосиновыми фонарями освещают, а у нас действительно средневековье темное! Крестьяне до сих пор при лучине вечера коротают.

— Да, вы правы, лэр! Как все-таки необычно слышать от вас русскую речь без всякого акцента, а ведь два дня назад мы с вами только несколько фраз зазубрили.

— Амулет академика, это вам не баран чихнул, такое вряд ли кто и когда повторить сможет! Я же там тоже в переделку попал, так если бы еще и языка не понимал — точно живым не бывать! — Махнул рукой Клим. — Я потом об этом как-нибудь расскажу. — Видя интерес ученого, отговорился он. — У меня к вам еще несколько практических вопросов есть, по использованию канала.

— Ну хорошо, давайте продолжим. Хотя знаете очень хочется услышать подробный рассказ об истории России за последние восемьдесят лет, вы говорили война опять с немцами была? И потом, как вы сказали… холодная? Хм, интересное название. И атомное оружие страшной силы есть?

— Петр Иванович, ну какой вы хитрец, сейчас опять меня на рассказ вытяните, а время уже к полуночи идет!

— Так не обессудьте, лэр Климент, это же моя Родина, вот и интерес такой неподдельный. — Вздохнул исследователь.

— Знаете, сейчас кое-какие чисто практические вопросы с каналом утрясем и сами туда сходите, прогуляетесь, своими глазами на все посмотрите, новости по телевизору глянете, в интернете покопаетесь и все остальное сопутствующее! Книжек по механике, да по химии прикупите или вот, по истории, в общем какие интересуют.

Ученый даже привстал со стула. — Вы… вы хотите сказать, что отпустите меня "туда"?! — Показал он рукой сначала себе за спину, а потом сориентировавшись, ткнул пальцем в пол комнаты.

— А почему нет? Сходите, развеетесь, кино или театр посетите. Питер или Москву не обещаю, документов-то у вас нет, но я думаю со временем и это решим. Хватит вам статус невыездного иметь.

— Спасибо вам… ваша светлость! — Петр Иванович даже встал и попытался отвесить поклон перед Климом.

— Лишнее это, сидите уж! У меня вообще на вас большие планы, кто нам прогресс-то двигать будет? Вон в империи гномы производство керосина втайне держат, паровыми двигателями тоже гномы занимаются, да и весь металл оружейный через них идет. Так чего, мы у них все за звонкую монету покупать будем, еще и их специалистов оплачивать? Мы же эти деньги своим рабочим лучше заплатим, да курсы повышения квалификации откроем, где уже своих спецов обучим! Ведь так, Петр Иванович? — Подмигнул Клим повеселевшему ученому.

— Извините за откровенный вопрос, лэр. А не боитесь, что попросту сбегу от вас и там останусь? — Посмотрел на него в упор хозяин кабинета, не отводя взгляда.

— А за каким лядом, извините? На сколько я понял родственников у вас там не осталось, да и столько времени прошло… Там же вокруг, все вам чужое! Нет, я понимаю, Родина и менталитет русского человека, но все же, что вам там делать? Если вы в любой момент можете туда на прогулку сходить? А тут на сколько я знаю у вас семья. Жена и сыну уже… сколько? Семь, восемь лет?

— Девять. — Опустил голову ученый. — Значит они у вас в заложниках останутся, в амонатах?

— Тьфу на вас! Что вы за человек, сложный! Все вам репрессии какие-то мерещатся и железный кулак власти! — Вскинулся Клим.

— Так научен горьким опытом своей жизни! — Парировал ученый.

— Да не будет к вам никаких репрессий и к семье тоже, наоборот будете в новой должности в малом совете заседать и семью можно не несколько раз в неделю проведывать, а вместе будете проживать. Дом вам тут недалеко выстроим, чтобы на работу, десять минут прогулочным шагом. Живите! Радуйтесь жизни!

Ну правда, мастер, что вам там делать? Да даже если документы липовые сделаем, что вам там светит? Место вахтера и комната на подселении? Ну хорошо, пусть не комната, а дом? Вы же жену местную туда с ребенком не потащите. Да поверьте мне, то что вы увидите вам не очень-то и понравится, хоть и власть большевиков пала, так там далеко не та Россия, что до революции была. Разврат, казнокрадство, нищета извините никуда не делись, а только разрослись, так еще и интернет с компьютерными играми, айфоны разные. Западный образ жизни во всю насаждается.

Ну представьте, сидят сотни тысяч людей по домам и смотрят сериалы про уголовщину по телевизору, да в мониторы на рисованных человечков, сутками сидят и смотрят. Не верите?! Ну да что я вас уговариваю, елы-палы! Сами посмотрите все, тогда и примите решение. Тут у вас настоящее дело будет, дом, семья, уважение и вес в обществе. Да и мне вы нужны, всем людям местным нужны.

Ученый помолчал, подумал, покрутил в руках треснувшие роговые очки, вздохнул. — Да правы вы, во всем правы! Просто когда вдруг много обещать начинают и свободу обещают — пугает это! А ну как не нужен стал и уберут втихаря, как слишком много знающего. Ладно, простите меня, действительно сам себя накрутил. А как вы вообще представляете, мое появление в малом совете? И в качестве, извиняюсь, кого?

— Ну вот, уже нормальные вопросы пошли, а то правильно вы сказали — накрутили сами себя. — Усмехнулся Клим. — А по поводу совета, что тут сложного. Я. -Начал загибать пальцы Клим. — Представитель баронства Де-Гирт и министр Эр-Риз в курсе ваших работ по пробиванию канала. Командору сэру Лансу и командиру гвардии сэру Умберту, придется все рассказать, но они люди военные, что такое государственная тайна и что бывает за разглашение таковой— в курсе! Да и тут пора расширять лаборатории и охрану увеличивать, так что все равно придется рассказывать.

А вас можно назначить… — Клим на пару минут задумался. — Ну например, руководителем отдела прогрессивных научных разработок и практических исследований в сфере нанотехнологий. — И сам же засмеялся. — Шучу конечно. Главным мастером-механикусом владения официально назначим. Я думаю пару толковых помощников вы себе потом сами подберете.

А что вы из иномирья, всем афишировать незачем, на общеимперском вы говорите свободно, уклад жизни наш знаете. Для остальных граждан, как и для членов большого совета, на котором вы также вынуждены будете присутствовать, вы— мастер Петер, помощник академика Вернардского. Бежали из одного из западных княжеств, ну и как мы с вами знаем были все это время с Кастором, помогая в его научных изысканиях. Да и сами знаете. — Подмигнул он задумавшемуся ученому. — Не место красит человека, а человек место! Давайте уже закругляться, а то нам завтра утром в столицу выдвигаться на экстренное заседание малого совета. Они уж там сами эти дни как на иголках, моего возвращения и отчета с нетерпением ждут, вот и обсудим дальнейшие перспективы все вместе.


Утром они вместе с Петром Ивановичем ехали в удобной коляске двуколке с открытым верхом, запряженной парой резвых лошадок. Двух ветеранов последние годы охранявших ученого, Клим оставил в лабораторном комплексе. А сопровождали их четверо конных гвардейцев, из личной охраны владетеля. Петр Иванович был одет в темно-зеленый бархатный камзол с бордовыми вставками по бокам, бордовый берет украшенный большой кокардой и фазаньим пером и синим плащом. Вообще синий цвет был фамильным цветом Корвинов, поэтому плащи и сюрко гвардейцев, офицеров регулярной армии и государственных служащих в чинах, традиционно были темно-синего цвета. Впрочем темно-синее, с вышитым золотым львом, было знамя империи, а значит и ее государственными цветами.

Климент искоса наблюдал за ученым. Он то крутил головой по сторонам, то трогал свой новый бархатный камзол, который Клим нарыл в гардеробной летней резиденции. — Волнуется исследователь. Он хотел было облачить вновь назначенного заседателя в военную форму одного из ветеранов, как вдруг наткнулся на этот камзол. Кто и зачем его пошил, было совсем неизвестно, возможно даже это один из нарядов деда, по телосложению он как раз равнялся русскому попаданцу, ну разве что на несколько дюймов был повыше.


Заседание малого совета прошло даже быстрее и будничнее, чем он ожидал. Да и председательствовал Клим уже не в первый раз, частенько он в этом деле отца замещал. Правда два военных начальника были немного пришиблены свалившемся на них откровением об иномирье, и больше слушали и поглядывали по сторонам, чем сами задавали вопросов. Удивило голосование по назначению Петра Ивановича, постоянным членом малого совета. Оказывается, даже рыцари не раз видели его рядом с лэром Вардисом и были в курсе, что он помощник архимага, поэтому все прошло без лишних вопросов.

Ну что же! — Подумал Клим. — Значит даже среди высших сановников мой авторитет непререкаем! И сам же усмехнулся. — Пока непререкаем! Ладно постараюсь не ударить в грязь лицом, а то только скипетр регента вручили. Кстати для вручения скипетра, министр Эр-Риз предлагал собрать большой совет и провести все в торжественной обстановке, но Клим отбоярился, мол не время противный — страна в опасности. Ну шутки — шутками, но действительно сидеть в столице еще несколько дней, дожидаясь явки на заседание остальных семи баронов, командора Хоргена из Тихой гавани и ландратов государственных земель, у Клима, совершенно не было времени. Хорошо министр, да и с этого дня все члены малого совета были в курсе дел с открывшимся каналом и пошли владетелю навстречу, проголосовав за незамедлительное вручение скипетра и назначение его регентом. Речь Клима, по результатам первой вылазки в иномирье произвела на всех неизгладимое впечатление, вкупе и с новостью, что цена на серебро там, во много раз меньше чем в их мире.

После почти трехчасового заседания, выслушав всех членов совета, Клим подвел итог.

— Если канал продолжит устойчиво функционировать и впредь, владение Вэллор ждут времена экономического подъема и процветания. И нам всем нужно приложить всевозможные усилия, чтобы достичь этого с наименьшими затратами и в наименьшие сроки. С вновь выбранным членом малого совета и руководителем отдела всех технических нововведений в нашем лэрстве, главным мастером Петером вы уже познакомились. Но пока есть руководитель, но нет как такового самого отдела. Поэтому предлагаю, провести собеседование среди подмастерьев и обученных грамоте клерков, чтобы мастер Петер мог сам выбрать себе в отдел нескольких человек. — Клим обернулся к сэру Умберту. — А вам нужно будет собрать данные на отобранных в новый отдел сотрудников, провести с ними беседу и скорее всего выделить несколько человек, чтобы приглядывали за ними. Все же у них будет не простая работа, а секретная. Также, нужно усилить охрану лабораторий в резиденции и самого канала находящегося на этой территории. Сейчас там постоянно проживают два ветерана, но этого конечно мало, крайне мало!

— Что вы, Лэр Климент, предлагаете? Может перевести туда отряд гвардейцев? — Уточнил Умберт.

— Я думаю, нам целесообразно создать новое, подведомственное подразделение, которое будет также заниматься личной охраной членов малого совета, ученых занимающихся научными разработками во вновь созданном отделе, а так же непосредственно охраной канала. Сэр Умберт, я думаю здесь можно разделить их на две категории. Первая — призвать туда преданных ветеранов, возможно даже привлечь инвалидов. Это те, кто будут охранять непосредственно лаборатории и подземелье с каналом, там главное не молодость и физическое состояние, а можно сказать наоборот, преданность уже доказанная ветераном и ответственность. А вторая, это те, кто будут непосредственно закреплены за людьми и заниматься охраной самой летней резиденции. Они могут набираться и из воинов-гвардейцев. Я думаю, отряда в две дюжины мечей с мастер-сержантом, будет достаточно.

— Извините, лэр, я не совсем понял зачем нам ветераны и тем более инвалиды? — Опять спросил сэр Умберт.

— А вы против этого, сэр Умберт? Против того, что мы предоставим достойное место, проявившим себя в боях и доказавшим свою преданность людям? Кому еще можно так доверять, как не людям, отдавшим десятки лет жизни и свое здоровье на службе своей стране? Ведь не секрет, что назначаемый пенсион ветеранам мал и люди вынуждены искать хоть какую-то подработку. Так почему же не привлечь их к внутренней охране? Уж посидеть несколько часов за столом в закрытом помещении, они смогут! Я вот смотрю, командор Ланс, не задает излишних вопросов, стало быть поддерживает заботу о своих солдатах. — Обернулся Клим к Сэру Лансу, на что тот подбоченился и согласно склонил голову.

— О, нет-нет, лэр! Вы меня совсем не так поняли! — Тут же нашелся командир гвардейцев, конечно же я всемерно за. Я полностью поддерживаю ваше предложение! А какое число гвардейцев вы планируете задействовать для охраны важных персон?

— Ну если брать то, что грядут большие перемены в Вэллоре. Я считаю будет целесообразным расширить личную сотню гвардейцев, на которую возложена охрана правителя и членов малого совета, до полутора сотен. А так же привлечь десятка два ветеранов, как вы слышали, Сэр Умберт, на них будет возложена ответственность по охране отдела научных исследований. Поэтому вновь созданный отряд, я думаю, будет совсем не лишним для охраны территории лабораторного корпуса, который придется значительно расширять. Строить мастерские, расширять кузницу, а возможно и цеха для производства. Небольшое опытное производство. Так же рекомендую огородить территорию под три десятка домов, где будут проживать новые ученые и мастера. Построить этакий закрытый поселок.

— Три десятка? — Удивился министр Эр-Риз. — Зачем так много?

— Ну во-первых построим с запасом, а во-вторых, чует мое сердце, что двумя-тремя сотрудниками отдела, мы не обойдемся. Да и к тому же, предлагаю назначить вам нескольких помощников, которые вместе с семьями будут так же проживать в новом поселке.

— Лэр, Климент, вы намекаете на то, что я не справляюсь со своими обязанностями? — Привстал Эр-Риз.

— Сядьте, барон! Никто вас ни в чем не упрекает, вы много лет достойно справлялись с обязанностью единственного министра владения. Но, как я уже сказал, времена меняются. Если все пойдет так, как мы и задумали, то нам нужно будет сделать рывок индустриализации. А одними научными разработками тут не обойтись. Строительство это — раз! Те же, новые дороги нужно протянуть на пару сотен миль. А это не только добыча камня для мощения, но и постройка минимум полудюжины мостов через притоки Руда. До сих пор там через броды переезжаем.

А инфраструктура? Сейчас на большом тракте, всего несколько постоялых дворов где остановиться можно с комфортом и повозку нанять. Да и сам государственный тракт уже во многих местах требует ремонта, где-то почва просела, где-то весенним паводком размыло или дождями осенними. А можно будет по хорошему тракту без проблем из Гавани в Столицу добраться, да и в другие места. В империю например или из империи сюда, так и торговля на другой уровень выйдет.

Экономика — два! Сельское хозяйство — три! И со всех спросится не по-детски! Не думайте, что это будет теплое местечко, крутиться будут как белки в колесе! Скажу вам честно министр, потом, со временем, эти ваши помощники ну или другие если эти не справятся, сами возглавят одноименные министерства! А вы будете именоваться премьер-министром и будете курировать уже все министерства.

— Извините… э, лэр Климент. — Поднял руку и неуверенно начал Петр Иванович.

— Да, мастер? Говорите, здесь все свои! — Подбодрил его Клим.

— Я думаю, было бы целесообразным назначить помощника и по образованию. Ведь насколько мне известно, у нас действует только одна начальная школа в столице, да и та платная и для дворянских детей. А нам нужны будут строители, механики, агрономы, экономисты, геологи… э… рудознатцы, да и просто обычные, но квалифицированные рабочие в конце-концов! Нужно начинать обучать грамоте детей простых горожан.

— Ну вот видите, господин Эр-Риз! — И Клим демонстративно, загнул еще один палец. — Может университетов сразу не откроем, но пару-тройку гимназий и ремесленных училищ создать обязаны. Насколько я помню, у нас есть несколько человек, кто отучился в Империи?

— Есть, лэр Климент, дюжина точно за последние годы уехала. Но они, там и работают. — Ответил Эр-Риз.

— Ну я думаю не на высоких должностях, скорее всего что-то типа второго помощника младшего механика. — Усмехнулся он. — Вот и предложите им работу по специальности, но уже на Родине. Да и насколько я помню, семьи их тут?

— Надавить через родных? — Тут же отозвался командир гвардии. Надо заметить в маленьком государстве на его гвардейцев так же возлагалась обязанность сходная с жандармерией, да и отдельного кабинета внешней разведки и контрразведки у маленького владения пока не было.

— Да бросьте вы, сэр Умберт, свои штучки! — Повернулся к нему Клим. — Зачем? Если мы им предложим хорошую работу по специальности на Родине, да за достойную оплату, я думаю только глупец откажется. Ну а коли глупец, так зачем нам такой? — Усмехнулся он. — Тогда уж другого найдем! Ведь так?

Командир гвардейцев не замедлил согласно закивать и покоситься на командора Ланса, с кем у него было негласное соперничество.

— Так! А что-то вы сегодня отмалчиваетесь, командор? — Теперь уже Клим глянул на командующего войсками. — Может у вас какие предложения будут?

— Э… Так точно, ваша светлость! — Командор Ланс растерянно вскочил.

— Слушаем вас, сэр рыцарь, какие у вас предложения?

— Э… Никак нет! В армейских частях полный порядок! — Отрапортовал он.

— И что, никаких предложений, пожеланий, солдаты всем довольны? — Удивился Клим. — Да садитесь вы, не на параде!

— Лэр Климент, ну в армии всегда найдется пара-тройка чем-нибудь недовольных, а в целом все в порядке! Правда… оружия бы подкупить, крепостных арбалетов совсем мало, да и кольчуг и шлемов на всех опытных воинов не хватает. Почти треть, даже солдат ветеранов, в кожаных куртках, да стареньких кожаных шлемах еще.

— Ну вот видите, а вы говорите, что все у нас в порядке! Решим мы этот вопрос, я думаю в самое ближайшее время решим. Давайте так — от каждого члена совета разумные пожелания и предложения в письменном виде мне на стол через два дня. Но, господа, повторяю — разумные предложения. И второй вопрос опять к вам, сэр Ланс, на базе заставы учебный центр для новобранцев действует?

— Так точно, лэр Климент, действует. Одноух… гм, мастер Лаэрт, главный инструктор и пара мастер-сержантов, молодняк обучают. Все как всегда.

— Я думаю нам нужно расширить, наш учебный центр, сейчас там максимум три десятка новобранцев обучение проходит. Так вот, нужно ввести курсы для младшего командного состава, то есть сержантов назначать как и прежде из опытных и отличившихся бойцов, но перед этим отправлять их в учебный центр, на… — Он задумался на минуту. — Ну тут я думаю, трехмесячных курсов будет вполне достаточно.

По простым же новобранцам, считаю целесообразным проводить обучение по отрядно. Например два отряда по три-четыре десятка человек в течение шести месяцев. А так же, создать на базе нашего учебного центра отряд дальней разведки. Также воинов двадцать пять-тридцать, самых опытных, я думаю будет вполне достаточно. Ну по этому вопросу с мастером Лаэртом, я сам все обговорю. Таким образом, мы удваиваем количественный состав военнослужащих на заставе. А с учетом того, что каждые полгода будем прибавлять к регулярным войскам больше сотни бойцов, увеличим наш гарнизон в Тихой гавани и поселке при летней резиденции.

Да! — Вскинул руку Клим. — Чуть не забыл. Еще предлагаю назначить начальника учебного центра. Лучше из опытных мастер сержантов, кто в скором времени будет повышен до лейтенанта или уже офицеров, из тех кто ждет титул рыцаря. А лучше, двоих — начальника учебного центра и его зама. Насколько знаю, у вас таких несколько кандидатур, вот и подумайте, сэр Ланс, кто будет лучше справляться с этим делом.

— Извините, Лэр Климент! Ваши нововведения по поводу армии предполагают какие-то конкретные действия? — Спросил представитель баронства. — Ожидаются военные походы?

— Пока нет, сэр Де-Гирт, если вы имели ввиду военные действия, а не просто учебный поход. — Но сильному государству, каким со временем мы хотим стать, будет нужна сильная армия. Кстати если бароны будут почаще посылать своих дружинников в учебный центр, то это будет только приветствоваться. А то посмотрим. — Улыбнулся Клим. — И до полутора сотен, состав учебки увеличим. Как и обычно, вооружение будет выдаваться за счет приславшего новобранцев барона. Потом они уже вооруженные к вам в дружину и придут.

— А питание? Раньше каждый сам по себе, да и обучение всего пару месяцев шло. — Вздохнул представитель баронств.

— Теперь питание будет общее, за счет казны. — Кивнул Климент. — Правда и посланные воины, на полгода приписываются к составу регулярной армии владения, то есть могут привлекаться к в военным действиям, но и получают оплату воина-новобранца, на эти полгода из казны. И подумайте, барон, через полгода вы получите в свою дружину, нескольких уже полностью обученных солдат, с опытом рейдов и вылазок на дикие территории. Причем заметьте, за увеличившееся обучение и питание солдат, вы не тратите совершенно ничего. Разве не выгодное предложение?

— Да, действительно, Лэр Климент. — Барон Де-Гирт встал и чуть склонился. — Бароны по достоинству оценят введенные вами новшества и с радостью пришлют на обучение своих дружинников. Я думаю по три человека, будет точно.

— Давайте, Де-Гирт, уж человек по пять от баронства, тогда из ваших дружинников мы отдельный отряд сформируем.

— Хорошо, лэр Климент, соберем новобранцев в течении недели. — Еще раз коротко поклонился барон.

— Следующий вопрос. Если из иномирья нам пойдут серебряные монеты, у нас появятся лишние… хотя нет, не правильно сказал, лишних денег у нас еще долго не появится! Но хотя бы средства, которые мы сможем скрепя сердце, на это выделить. Недели через две, нужно будет удвоить производство кирпича и заготовку древесины.

Эр-Риз скоординируете заготовителей леса и выделите солдат для их охраны в Заречье, ну и по кирпичу тоже на вас. А также увеличить насколько возможно количество камнетесов, давно пора возобновить мощение тракта. Чтобы народ шел работать на каменоломни более охотно, увеличьте им оплату. Насколько я знаю сейчас там средняя ливров семь? Пусть будет восемь минимум, работа-то довольно тяжелая. И мастерам тоже добавьте, в общем всем добавьте по одному ливру к ежемесячной оплате.

— Разумно ли? — Пожал плечами Эр-Риз. — Если объявим найм, то и за прежнюю оплату желающие найдутся. В столицу, а тем более в Тихую гавань прибывают беженцы из западных княжеств.

— Да не скупитесь вы, барон. Беженцев не так много, и ясно же что в каменоломни идут те, кто не владеет другими навыками, то есть те кого не берут в гильдейские артели. Да и получают они не много совсем, так что увеличение оплаты будет стимулировать приток новых людей. Нам нужно увеличить поставки теса, как минимум вдвое. Да и предлагаю не с завтрашнего числа поднять оплату, а когда мы получим первые серебряные монеты с "той" стороны. Так что расходы будут оправданы и для нас не существенны.

Министр владения кивнул и обмакнув перо в чернильницу застрочил им по листу плотной желтоватой бумаги, записывая указания лэра регента.

— Как я уже только что слышал, к нам небольшим ручейком текут люди из великих княжеств? Кто от войны пострадавший и лишившийся крова, а кто и дезертировавший из их армий. Чтобы не было разброда и шатания и у нас, займите этих людей делом, а то грабежи на тракте участились. Этим вопросом займитесь совместно с сэром Умбертом. Первым делом все должны быть учтены, кто что умеет и чем планирует заниматься на территории владения, а так же в дальнейшем приписаны либо к какому-нибудь населенному пункту или к одному из баронств, либо к артелям или гильдиям. Теперь поняли, что без помощников не обойтись, а то ли еще будет!

— Ваша светлость. — Опять спросил представитель баронств. — А как будут распределяться прибывшие крестьяне?

— Ежели и правда крестьяне, то поровну между казенными землями и баронствами, а ежели работники или дезертиры то тут будем посмотреть куда их направить. Но не обольщайтесь, барон, либо в армию владения либо в артели или мастерские. Мощеный тракт-то по всем землям пойдет, а прокладывать его, да мосты строить за счет казны будут. Так что тут без вопросов. И еще одно, как говорится последнее, но не на последнем месте. — Скаламбурил Клим. — Предлагаю провести перепись населения, сто процентов, все возраста. Хотя… — Он на минуту задумался. — Детская смертность все же у нас большая и лекарей на все деревни, а уж тем более малые хутора не хватает. Поэтому с пяти лет и старше всех переписывайте. Я думаю за две недели управимся? Не в Империи народу. В баронствах естественно сами ответственных и непосредственно переписчиков назначите. — Обратился он к Де-Гирту.

— А зачем нам это? — Удивился министр. — Почему так важно?

— Ну во-первых с налогами наконец-то разберемся, а во-вторых с людскими ресурсами. А то задумаем например дорогу строить между Гадюкино и Простоквашино, а сколько свободных людей на работы сможем привлечь мы не знаем. Да и с предстоящей реформой бесплатного начального обучения, по детям сведения нужны.

— Понятно. — Кивнул командор Ланс. — Позвольте только уточнить, где такие деревни, лэр?

— Да это я так, к слову взял, сэр Ланс. Не важны названия, важны сами дороги, а то у нас после дождя или осенью на телеге невозможно проехать, не говоря пешком дойти. А если срочно, или армейское подразделение маршем? Так будут, грязь на месте месить. Поэтому как настоящий фюрер, ну то есть ваш вождь, начну с автобанов. — Усмехнулся Клим, но видя что никто не оценил шутки, покхекал и продолжил. — Дороги — это важнейшие артерии на теле страны и в военном плане и в экономическом. Да и вообще дел много на ближайшие годы задумано, вот и надо людские ресурсы знать, сколько работников у себя нанять можно, а сколько артелями из империи привлечь. И всех новых переселенцев в городе и во всех поселениях в обязательном порядке регистрировать и в эти списки вносить. Ну теперь понятно? Возражений по переписи населения нет? Проведем всеобщую, а потом назначим в каждое крупное поселение грамотного помощника старосте, который и будет далее все записывать и учет вести. А то почтовую карету по тракту пустили, а писаря отписать о каком-либо происшествии, порой сыскать не могут.

— Как в империи при каждом баронстве или графстве государственный писарь? Я думаю это будет не лишне, и нам учет легче вести и самим баронам помощь. — Затряс головой министр владения.

— Ну конечно и не только при баронствах, просто в крупных селах тоже нужен. — Клим усмехнувшись кивнул. — Задачи ясны, цели поставлены, за работу господа-товарищи! Как любил говаривать один человек. — Немного переиначил Клим известное выражение.


После заседания, в зале с большим круглым столом остался министр. — Ваша светлость, вы торопитесь опять перейти по каналу в иномирье?

— Да, Эр-Риз, неспокойно мне что-то! — Сознался Клим. — Там-то уже третий день пойдет. Вечером и перейду. Но в этот раз, я постараюсь более суток не задерживаться, так что в тот же день и вернусь.

— Не будет ли разумным, взять с собой для безопасности, одного или двух человек?

— И кого вы предлагаете, мессир? — Посмотрел на министра Клим.

— Да хоть того же барона Де-Гирта, а можно и меня, хотя в воинском деле владения мечом, мне до барона далеко, но все же… — Потупился Эр-Риз.

— Спасибо за заботу, мессир, но вынужден вам отказать. Нет, не потому, что не доверяю! Тут как раз наоборот. — Заверил его Клим. — Просто там все другое, тот же барон, со своими дворянскими замашками, будет выделяться как гвардейский ветеран среди крестьянского ополчения. Нет, совершенно не в упрек вам! — Успокоил он министра. — Но если и брать кого, так молодых, не закостеневших. Чтобы… — Он на миг задумался. — Прогнулись под тот мир, что ли! Приняли таким какой он есть. Да и язык им учить придется самостоятельно, а у нас даже простеньких амулетов для этой цели нет. Хорошо, барон, я подумаю кого можно привлечь, посовещаюсь с мастером Лаэртом и тогда решу. А пока буду действовать в одиночку. Мне так будет удобнее, меньше внимания к себе привлеку. Уж поверьте.

— Простите, еще один вопрос, лэр. По вашему батюшке нет никаких зацепок?

Клим вздохнул, молча мотнул головой и вышел из зала.


Обратная дорога заняла меньше часа пути. От столицы до летней резиденции Корвинов было совсем недалеко. Сам Клим, вместе с новоиспеченным начальником отдела, сидел в легкой коляске. Но теперь его сопровождала дюжина всадников-гвардейцев из личной охраны.

«Как и задумывал часть оставлю на охране лабораторного комплекса, человек шесть там спокойно в домике где ветераны жили разместятся, а потом строительство начнется, так и караулку расширим и небольшую казарму пристроим.» — Подумал Клим. А Борка с Гюнтером в башне резиденции поселим, там комнаты пустые есть и условия получше, пусть наслаждаются— заслужили ветераны! Хотя башней строение можно было назвать только условно, скорее массивное четырехэтажное здание, двенадцать на двенадцать ярдов. Или как теперь мог перевести Клим в метрическую систему, со стороной немного меньше одиннадцати метров.

Пока ехали, разговор опять коснулся темы строительства и дорог.

— Так вы думаете, мастер, мы сами сможем варить асфальтовую смесь? И даже механизмы для утрамбовывания и укатывания сами изготовим? Хотя правы вы, чего там сложного каток сделать, да лошадьми тягать!

— Можем думаю. Нефть только нужна.

— Гномов привлечем и насчет нефти будем договариваться.

— Так может и все сами сделаем, без помощи гномов. Правда нефть все же у них придется закупать. Да и каток можно механический изготовить, на паровой тяге! Повозиться конечно придется, но ведь в нашем мире это уже все проходилось. Мне бы, литературы соответствующей! Принесете? — Посмотрел на него ученый.

— Да там легче сейчас в нете, по компу все найти, чем книжку соответствующую искать. Да не заморачивайтесь! Найдем. — Видя непонимающий взгляд пояснил Клим. — А по строительству дорог, подумаем еще. Хотя вы знаете, вы по паровым устройствам опыты не прекращайте.

Ученый согласно закивал.

— А можно механические станки к каналу подсоединить? — Внезапно осенила владетеля мысль. — Ну если их рядом с ним установить.

— Теоретически можно, но практически надо пробовать. Все же это, не от концентрированного сгустка запитаться. Тут вроде как рассеянную в воздухе энергию собирать нужно, тот самый магический фон. Магические амулеты с этим наверное справляются. А вот чисто механически? Да… задали вы мне задачку молодой человек! — Снял очки и помассировал виски Петр Иванович. — Это не на одну неделю научная работа, вон тот же канал много лет рассчитывали да растили. Да и опытного мага артефактора у нас нет. Мы сейчас даже простенький амулет не изготовим сами, а вы в такие дебри теории лезете.

В каждом амулете используется серебро, как взаимодействующий с фоном металл, а если амулет сильный, то обязательно и кристалл. Драгоценный камень, который аккумулирует, то есть накапливает магическую энергию и сам серебряный амулет, который конденсирует и выплескивает силу определенного заклинания. Если, я конечно правильно помню значение этих названий, все-таки столько лет прошло. Вы мне учебник какой, по физике купите там. — И добавил. — А в принципе, если разобраться, все это и есть механические преобразователи. Другой вопрос, что и серебро и сам камень дорого стоят.

Хотя серебро вы говорите, там можно брать намного дешевле, так вот если бы еще вместо дорогих камней найти дешевый аналог, то тогда можно было бы самим изготавливать такие преобразователи. Дело совершенно нехитрое, хоть на конвейер ставь! Серебряные заготовки к амулетам, хоть на прессе штампуй. Сделал несколько матриц для разных амулетов и изготавливай заготовки хоть сотнями. Потом один маг артефактор вам одно плетение будет накладывать, другой другое. А уж какие изготавливать и в какой сфере использовать, сами решите. Хотите воду кипятить или магические устройства подпитывать, а хотите магам передаете или воинам — для боевого использования.

— Ни фига себе! — Присвистнул Клим. — Заманчиво излагаете! Не магия прям, а механика сплошная. Хотя… спорить не буду! — Махнул он рукой. — Только, даже если серебра много будет, где же я вам мага артефактора найду, да еще и нескольких?

— Вот в том-то и вопрос. Но мне самому с этим даже в теории не разобраться, а тем более на практике, тут магик нужен очень сильный, лучше магистр или академик.

— Ну вы, блин, загнули — академик! Я где вам в нашем захолустье академика нарою? Они и в империи все на перечет.

— Вот видите, второго Кастора у нас нет. — Вздохнул мастер. — А сами мы, как слепые котята, будем только тыкаться в эти сгустки энергии.

— Ладно, вы пока на это силы не распыляйте! Вы мне асфальт делать научитесь, цемент, движки паровые для катеров например и пароходов. Да и паровозы бы в будущем, самим делать, хотя… далеко нам до этого! Лесопилку бы паровую и камнедробилку. Порт в Тихой гавани новый строить будем, так кран подъемный. Вот вам и первые задачи нарисовались. Обдумывайте пока сами, а помощников подберете, так к практическим работам перейдем. 

Глава 6

 Что-то свербило и не давало ему покоя, даже сердце поднывало в груди. И Клим в тот же вечер, снова перешел портал магического канала. Теперь уже походя, совсем не напрягаясь. Он вспомнил как делал это несколько дней назад в первый раз. От напряжения спина вспотела, да и не сразу тогда получилось, как будто канал прощупывал его, определял достоин ли, решал пускать или нет.

Хотя бред конечно! Просто тогда был шаг в неизвестность, поэтому и мандраж такой, а теперь вроде был уже, даже друзей там завел. Так мало того, что переход совсем не составил никаких затруднений, как будто из одной комнаты в соседнюю зашел, так и энергии опять хапнул. Шел вроде и отдохнувший и магическим фоном до краев напитанный, ага казалось так, что до краев! А как в канал сунулся, прям как плазмы жидкой в вены вкололи, так и гляди выплеснется.

Климу даже казалось, что если прислонить к его груди ухо, то помимо размеренных и ровных ударов сердца, можно услышать гул замкнувшейся на его контур и жаждущей выхода магической энергии. И Клим, ради смеха, решил попробовать фокус которыми удивляют простых людей, опытные маги. Оп-па! Ну ни хрена себе, светлячок! В сине-зеленых сполохах, которые сгустки энергии бьющие из портала, отбрасывали на земляные стены подпола, прямо у своей раскрытой ладони он увидел яркую белую точку. Которая пульсировала и даже немного увеличивалась откликаясь на его мысленные посылы.

Мдя-а! Если светляк на раз вышел, значит и те умения которыми обладал до перехода, должны возрасти. Надо будет проверить, но не на казахе как в прошлый раз. — Усмехнулся Клим. — А может просто окутанному энергетическими выбросами магической энергии так легко магичить?

Он осторожно приподнял крышку старого люка. Ага, да тут еще солнце не зашло, только долгий майский вечер начинается. Ну ничего пару часиков можно и подождать. Хотя… А последняя электричка-то во сколько идет? Нет пожалуй, можно оглядеться, да до забора сквозануть. И Клим встав с четверенек и прикрыв за собой люк, осторожно сделал шаг к окну.

Ох-е!! Так же заикой можно сделать! Он судорожно сунул руку в карман спортивных штанов и вытащил, так напугавший его резким пиликаньем телефон. Блин! Сам же его, перед тем как в канал сунуться включил! Так, смс-ка пришла! Номер-то не знакомый, а ведь его телефон только четверо и знают, может Сереге кто скинул?

«К брату не ходи!» — Прочел он полученное сообщение.

Ого! Что не Серый и не Санька, это точно! Методом исключения остаются двое. Они же и думают, что Сашка его старший брат. А номер-то, не Зинин и не Петровича. Может просто не на тот номер послали, ошиблись? Нет дуриком к Саньке переть незачем, проверить обязательно надо! И Клим подумав набрал номер врача.

— Алло, Андрей Петрович? Здравствуйте, это Клим! Да у меня все в порядке. Нет, голова не кружится и обмороков не было. Позвонил чего? Просто тут смс-ка пришла, не могу понять от кого. — Решил открыть карты Клим. — Не вы значит. Ну ладно. Ага, до свиданья, Андрей Петрович. — И Клим дал отбой.

Он еще раз посмотрел на полученное сообщение. — А ведь если прикинуть по датам, так сегодня только скинули и по времени уже вечером. И что мы имеем с гуся? Значит или Зина или вообще номером ошиблись! А если не ошиблись? И он набрал номер медсестры.

— Алло! Алло!

После долгой паузы, ответил резкий и испуганный женский голос.

— Не звоните сюда пожалуйста! Зина больна и ответить вам не может! — И в трубке пошли короткие гудки.

Оп-па! Похоже не ошибся, все действительно хреново! И чего делать-то? Самому разрулить или все же прав был Эр-Риз, что один в попе не воин? Чего? В какой попе? — Клим хохотнул. — Ну Диман, достал ты уже со своим камерным юмором, чего мне какой-нибудь профессор там в пивном баре не попался. — И Клим усмехнулся опять. — Ага нашел где профессоров искать! Ладно! Решил он. Выводим на сцену Одноухого! Клим глянул на часы телефона. Так, гвардейца верхом до заставы, потом Лаэрт до башни, ну в принципе не критично, часа в два по местному уложимся.

А вот на последнюю электричку мы уже точно не успеем! Ладно, решение принято. А теперь еще одно дело. Клим задумался на минуту. А, что? Может и выгорит, хотя сказать кому, авантюра чистой воды! Он взял трубку и снова набрал Зинин номер.

— Молодой человек! Я же вас предупреждала, мне в милицию позвонить?! — В первые мгновения Клим растерялся не ожидая такой отповеди. Так! У меня секунда, максимум две! И он нащупал под футболкой простой серебряный амулет для усиления магии и сосредоточенно и монотонно заговорил в трубку сотового, заученные магические слова.

Ментальное воздействие, да еще на расстоянии, только через органы слуха! Да он крут, он реально крут! Пусть и с помощью чародейского амулета, но все же… попробуй такое дома проверни, а тут надо же, сработало! Теперь он знает адрес Зины и ее мама в курсе, что он должен зайти. И довольно лыбящийся парень полез обратно, в подпол старого дома. А вот теперь не теряя ни минуты, бегом за Лаэртом! 

* * * 
— Артур, здорова бродяга! Как сам?

Артур поморщился. Он не любил такого панибратства и лет десять уже предпочитал когда его называют Артур Эдуардович. Он оглядел вошедшего, нет этому объяснять что-то без толку. К нему в палату вошел худой, жилистый мужичок лет сорока пяти — пятидесяти, седой, с очень короткой стрижкой и колючим выцветшим взглядом. Кисти рук выглядывающие из-под рукавов черной толстовки, сплошь покрывали лагерные татухи. — Да и не поймут, у таких как этот свои понятия. Как там его? Самсон? Да, точно так. И не поймешь, то ли взаправду имя такое, то ли кличка. Нет скорее кличка, ну может и от фамилии производная, если например Самсонов? Ага, едрить твою, вылитый ветхозаветный Самсон. — Хохотнул про себя Артур. — Дрищ лысый. Ну только если он уже в заточении побыл, у этих… македонян? Нее… самаритян вроде, помнится поп какой-то по телеку что-то библейское про этого Самсона талдычил. Ну то, что в заточении побывал сомнений не было и так даже не одной ходкой — это точно, но то что у самаритян— вот это сомнительно. Артур только кивнул и пожал протянутую руку с наколотыми перстнями.

— Там ребятки мои, санитарку в больничке тряхнули. Так она гутарит, мол практикантка ихняя с ним шашни крутила. Вроде даже встречались или созванивались, но она сама точно не знает. Че, может взять курву за гриву, да сюда привезти? Ну, девку я имею ввиду? Пощупаем за вымя, что там за девочка-целочка. — Оскалился он железными зубами.

— Самон, ну здесь-то она мне зачем? — Мотнул головой Артур. — Вы не узнавали, сегодня работает?

— Ага, работает! Даже видел ее, ниче так бикса. Молодая, сисястая! — Усмехнулся пришедший и изобразил женскую грудь руками в наколках.

— Вы ее в машину посадите, только чтобы без шума. — Глянул на него Артур. — И отзвонитесь. Я уже не в больнице буду, надоело тут без толку бока пролеживать, через час уже в городе буду. — Пояснил он. — Тогда и пересечемся.

— Добро, так и сделаем. Доставим в лучшем виде! — Криво усмехнулся Самсон, опять блеснув железными зубами.

Ну вот и ниточка нашлась! Никуда ты не спрячешься, Климентий Макаров, менты через базу не нашли, так сами отыщем. Ну и имечко, понятно что из деревни недоумок приехал. Через брата твоего или вон через девочку медичку найдем.

Артур потрогал перевязанную на бедре ногу. Сука! Так меня перед партнерами подставить! «Мы думали, это твой город, а у вас шпана всякая, на серьезных людей кидается. Как, Артур Эдуардович, тебе серьезные деньги доверить, если ты порядок у себя дома не навел?»

Артур заскрежетал зубами и ударил кулаком по спинке кровати. — Да пошли вы, суки! Сами приползете и просить будете, чтобы в долю взял! А тебя парень, в прямом смысле на ремни порежу и в парашу спущу!


— Артур Эдуардович, куда сейчас? В офис заезжать будем? — Повернулся к нему с водительского сиденья, чернявый мускулистый парень с мощным подбородком и перебитым носом.

— Да, Рома, сейчас в офис заскочим на часок, а потом уже меня домой отвезешь. — Сидящий за рулем парень коротко кивнул и стал разворачивать серебристый Гелендваген.

Раздалось мелодичное пеликанье сотового. — Артур Эдуардович, Самсон звонит, говорит медсестра у них в машине. — Доложил он через минуту.

— Пусть сюда везут, объясни как доехать. В машине поговорим, в офисе лишних глаз много. А тут за стоянкой, пустырек — место тихое.

Парень кивнул и стал объяснять по телефону где они находятся.


— Пра-авда! Мы только один ра-аз виделись! — Захлебываясь слезами говорила Зина.

— Тут рядом говоришь живет? Скажешь где, домой отпустим. Или дальше будешь Зою Космодемьянскую изображать? А, что похоже… Зоя… Зина! Ну! Сука? — Схватил ее Артур за волосы и резко дернул назад. — И не ори, а то скажу парням, они тебе рот твоими же трусами заткнут!

— Не на-адо! — Опять зарыдала Зина. — Покажу, я номер дома помню, это рядом совсем, подъезд последний, а квартира на третьем этаже слева. Только отпустите, пожалуйста-а!

— Ты знаешь, что я тебе сделаю, если соврешь? — Посмотрел ей Артур в глаза. — Тебя-то как найти, я знаю!

— Не-ет! Правда скажу, только отпустите! — Продолжала плакать девушка.

— Ладно, говори! Рома, запиши, на всякий случай. Кивнул он парню.

Девушка сказала адрес, даже рассказала что дверь старая, еще коричневым дерматином обита. Отпустить? Подумал Артур. Или Самсону с парнями отдать? Не, те наследят, а ниточка к нему привести может. Если что и делать, то только самому, чтобы максимум его парни знали, да и то самые надежные. Артуру очень хотелось убить эту, хоть и мимолетную, но подругу врага. Хотя… Можно и по другому. А убивать эту шлюшку? Зачем?

— Смотри девочка, я тебе поверил, если обманула, живьем в грязном зиккурате сгною! Поняла меня? Ну? — Артур притянул медсестру за волосы и дождался пока она кивнет ему. — Пойдешь в милицию, всех привалим и тебя, и твою мать и сестру! А это… если первая его вдруг увидишь, то привет от меня!

И Артур, продолжая держать ее за волосы, стал методично наносить удары прямо в заплаканное лицо. — На! На! На, сука!

— Артур Эдуардович! Не надо! Вы же ее убьете! — Испуганно смотрел на него водитель Рома, пытаясь удержать его руку.

— Что?! — Взревел Артур. — Заткнулся щенок! Убери руки, если скажу, сам будешь ее метелить, ногами топтать, а надо будет и на куски резать! — Волна ярости, так внезапно его накрывшая, так же внезапно схлынула. — Все, пошла отсюда! — И он открыв дверь, ногой вытолкнул девушку из салона автомобиля.

Зина упала прямо на землю. Уже в полуобморочном состоянии она не чувствовала боли, а только продолжала закрывать руками, свое разбитое в кровь лицо.


Доехали на удивление без проблем. Когда они с одноухим вылезли из подпола старого дома, в полуразбитые окошки уже заглядывала синяя сгущающаяся темнота. Дверь все так же оставалось запертой на навесной замок и вылезать пришлось через так же как он и влезал — через окно. Что в принципе было даже удобней, окно в отличие от входной двери выходило на куст сирени у глухого соседского забора.

Последняя электричка ушла больше часа назад и Клим попробовал тормознуть одну из машин мчащихся по трассе в сторону города. Ага, куда там! Даже не притормаживают! И тут им повезло, одна из машин зарулила на площадку перед кафе и водитель зашел внутрь и через несколько минут показался с запотевшей баклашкой минеральной воды. Стекла не тонированы и в свете фонаря было видно, что в машине больше никого нет. А ведь это шанс!

— Привет братишка! — Обратился Клим к жадно пьющему холодную воду парню. — До города, меня с братом не подкинешь?

— Не-е! Машина служебная, не могу, извини! — И он даже не посмотрев в сторону Клима, направился к своей белой семерке.

— А, ну ла-адно тогда! — Равнодушно протянул Клим, и шагнул вплотную к долговязому парню, опять нащупав амулет на груди и махнув незаметно Лаэрту. — Тогда послушай, чего тебе братан скажет.

Уж кто-кто, а темный мастер ментального воздействия, не Климу с ним тягаться в этом.

— Ага вот сюда сверни! Показал Клим на поворот к стандартной девятиэтажке. Да, вот там видишь площадка, там развернуться можно, а нас тут высади.

Водитель послушно притормозил и выпустил Клима и Лаэрта, который тенью нырнул за плиту отгораживающую двери мусоропровода от подъезда.

— Ну все, спасибо тебе Андрюха! Теперь разворачивайся и домой езжай! — Водить безучастно кивнул и поехал к площадке в конце дома, чтобы сделать, как ему сказал вылезший с переднего сиденья пассажир.

Клим подождал пока белая машина развернется и потом проедет мимо. — Поле непаханное. — Подумал Клим. — Люди тут даже от простенького заклинания не защищены. Чуждо это для них. Сам-то он маг так себе, да и какой к чертовой бабушке маг, с его-то вторым уровнем? У деда третий был, у отца тоже третий, а он в магии еще слабее их, благо вот амулеты пока не закончились, да Лаэрт рядом. У эльфов и дроу в частности природная предрасположенность. Даже полукровки и те магическими способностями обладают. А уж чистокровного эльфа без магических способностей, он вообще не видел, а Лаэрт и внушение на пятерку отрабатывает, вот как с этим водителем. Хорошо, что он темного сегодня с собой взял.

Водитель развернул машину и поехал к выезду со двора, Клим даже махнул ему на прощанье рукой. Но тот смотрел ровно перед собой и даже не глянул в его сторону и Клим стал набирать номер квартиры на клаве домофона.


Вышел он из подъезда без малого через полчаса. Лаэрт в своем легком темном плаще с надвинутым на самые глаза капюшоном, тут же шагнул к нему из-за плиты отгораживающей мусоропровод. Когда дроу находился в тени, да еще ночью при слабом освещении редких фонарей, разглядеть его самому было практически не возможно.

— Все нормально, лэр Климент? Я уже стал волноваться, вы сказали минут на десять.

Клим молчал и только стиснув зубы сжимал и разжимал кулаки. В тот момент он твердо решил, что убьет Артура. Может это будет и не правильно, прийти в чужой мир и вершить суд на который он не имеет права. Но сейчас, ему очень хотелось убить этого человека. Не из мести, за что ему мстить? За удар по голове? За разбитое лицо еле знакомой девчушки? И даже, не из чувства самосохранения, а потому что ему так хочется. И еще потому, что так, надо и так, будет правильно. Как убивают, вдруг появившегося в деревне оборотня или пристреливают сбесившегося пса. Артур сам живет как зверь, вершит свой суд по праву сильного, вот и с ним он поступит так же. По праву сильного! По своему праву!


В подъезде дома было темно, то ли лампочка сама перегорела, то ли ее выкрутили бандиты, но сейчас это только было на руку Климу и темному эльфу. Клим напряг зрение чуть подпитывая свои глаза магической энергией из амулета на груди, а дроу вообще даже никакого заклинания творить не требовалось — он и ночью видел не хуже чем при дневном свете. А может и лучше, все же темные эльфы как ни крути — дети ночи.

Клим достал из кармана сотовый и набрал Сашин номер, после третьего гудка трубку взяли.

— Алло! Сань, ты?

— Не ходи сюда, ждут те… — Послышалась возня и Саня закашлялся, а в трубке уже другим голосом продолжили. — Ты это, парень, сюда езжай, поговорим. А то братцу твоему кранты. И к ментам не ходи— хуже будет.

— Да я тут уже, перед дверью стою, открывайте. Поговорить и приехал.

Такое заявление явно озадачило незнакомца. Он прикрыв трубку рукой с кем-то поговорил. — Точно тут уже? Один?

— Да один я, открывайте, только брата не бейте. — И Клим легонько постучал в дверь.

Быков ждавших Клима оказалось трое. Двое с ножами и только у одного был потертый тт-ешник, который он впрочем не успел достать. Бандиты не придумали ничего лучше как выключить в квартире свет перед тем как запустить Клима. А вот это они зря, сам Клим уже активировал свое магическое зрение, а Лаэрт так вообще как кошка в темноте видит.

Вот сами себе хуже и сделали. Прежде чем успели что-то сказать или сделать двое были уже вырублены, впрочем Клим успел вырубить только одного. Третий, который поздоровее, лысый как колено и почему-то голый по пояс и был пистолетом вооружен, попытался его выхватить из кармана штанов, но позади уже выросла фигура дроу. Хруст резанул по ушам и последний бандит словно подрубленный рухнул на пол.

— Лаэрт, я же просил не убивать. — Вздохнул Клим.

— Живые все. Руку только этому сломал и оглушил. — Буркнул эльф на своем эльфийском, но Клим его понял.

— Хорошо. Вяжи, пока в отключке. — И Клим повернулся к сидящему на полу и прикованному наручниками к батареи, хозяину квартиры.

— Вон у того ключ. — Показал рукой Александр, на одного из жуликов и утер разбитые губы.

— Что, Саня, сильно досталось?

— Нее, бить не били, ну почти. Пистолет к башке приставили и пристегнули, вот. — Потряс он кистью в стальном браслете.

— А это? — Показал Клим на разбитые губы.

— Да это уже когда с тобой по телефону говорил. Ну и до этого пару раз приложили. — Сознался Саня. — Сваливать надо. А то еще кто приедет из этих.

— Нет. — Решительно мотнул головой Клим. — Нужно решать с этим, раз и навсегда решать. Хватит бегать. Пусть сюда Артура вызывают. Саша, кто у них за старшего был? Лаэрт тряхни его, пусть в себя придет. — Обратился он к дроу, когда Саня показал на лежащего бандита. 

* * * 
Джонни закивал и начал набирать нужный номер. Вообще-то он был Женя, но для корешей Жека, а чаще Джонни. В животе холодело когда этот смуглолицый, будто пеплом лицо присыпано, смотрел на него. Что-то было не так. Нет не что-то, все конечно сейчас было не так. И все было бы ясно если бы мусора повязали, неприятно конечно, могли и отбуцкать хорошо. Но потом бы, все равно выпустили. Было уже такое пару раз, выкупали свои братки.

Да и зоны Джонни не боялся, не приятно конечно опять к хозяину попасть, но не смертельно, все же две ходочки за плечами. И статьи среди братвы уважаемые. А своя братва дачками подогреет. Водочкой побаловаться и даже ширнуться, там всегда можно. Да и телок если надо подгонят. Те же опера приведут, лишь бы бабло было. Нет, тут другое совсем, тут какая-то неизвестность. Особенно когда беловолосый посмотрел и оскалился своими клыками. Джонни готов был поспорить, что его глаза красным огнем полыхнули. А какого цвета вообще у него глаза? Джонни на мгновенье задумался и понял, что не помнит ни черты лица, ни цвета глаз. Лицо темное, но не негр же. Нее, точно не негр. Может араб? Волосы вроде белые и зубы белые и длинные. Как у волка.

Джонни вдруг вспомнил детскую сказку про красную шапочку. Волосы на затылке зашевелились, ему стало страшно. Даже нет, ему стало очень-очень страшно. Он и ощутил себя этой самой маленькой девочкой в темном лесу. Да ну нах! Кто бы ему такое сказал… ну про девочку. Сразу ответку получил. Не из робких был Джонни, когда бабло срубить нужно было, так на гоп-стоп один ходил, с перышком в кармане. И в замесы серьезные попадал, но заднюю никогда не врубал, не из пижонов ссыклявых, среди городских пацанов в авторитете. Ну а чего, жизнь блатаная — копейка, а судьба — индейка.

Но вот сейчас ему было по настоящему страшно. Он даже реально представил эти клыки вгрызающиеся в его горло. А вдруг он его и вправду съест? Как тот волк.

А ведь все так хорошо шло, отработали бы темку и бабла срубили и Самсон на радостях ширева бы дал, хоть и не одобрял он когда братва травилась. Но в редких случаях разрешал, даже сам наркоту хорошую подгонял.

Дело-то не сложное хоть и мокруха, да не в первой. Вывезли бы в лесок его, да брата и прикопали. Кому они нужны, землю бы рыть следаки не стали. Так бы висяком все спустили, если трупы бы нашли, а если нет, так и вообще чисто все. Как говориться нет тела— нет дела.

Джонни опять покосился на темнолицего. Глаза того вновь сверкнули в полумраке квартиры, а когтистая рука чуть сдавила горло.

— Я все как надо скажу. Правда. Только не убивайте. — Прошептал он враз осипшим голосом и увидел как губы темнолицего растянулись в улыбке, опять обнажив белые клыки. Джонни вдруг нестерпимо захотелось в туалет, даже в животе заурчало и холодок пробежал от затылка вниз по позвоночнику. Но он переборол себя и начал говорить, только не глядя больше в эти жуткие, горящие безумным огнем глаза.

— Артур Эдуардович? Это Джонни, ну это… да, от Самсона который. Мы все сделали. Да, оба здесь, он и брат его. Машины сейчас нет, лучше вы сами сюда приезжайте. Да тихо все здесь. Ждем.

Джонни нажал отбой и боясь опять глянуть в глаза темного протянул ему трубку.

— Ну вот, хороший мальчик. Поспи немного. — Парень совершенно не понял, что сказал ему темнолицый и хотел было переспросить, но рука дроу продолжая находиться на шее мазурика, чуть пережала сонную артерию и тотпоплыл. — Живи пока мясо.

Лаэрт положил обмякшее тело прямо на пол и с сожалением провел по жесткому ежику темных волос. Скальп снять — хороший бы трофей был, да нельзя, лэр запретил убивать. Или вот кисть отрубить, там у него какие-то знаки, но не магические, нет. Скорее просто опознавательные знаки своей шайки. А на второй кисти паук в паутине. Эту бы тоже отрезал, этот рисунок ему символ темной богини напоминал.

А у того здорового хумана, что с голым торсом, во всю спину татуировка, целая картина. Лаэрт даже немного залюбовался, срезать бы со спины и выделать кожу. А потом в рамку вставить и над камином повесить. Нет, командир сказал не калечить и не убивать никого.

Хотя дроу не мог понять такой мягкости к врагам. Зачем? Не нужно это. Врага следует уничтожить. Уничтожить так, чтобы другие боялись и рассказывали об этом долгие годы. Ну да ладно, приказы не обсуждаются. И он еще раз с леденящей кровь улыбкой, более похожей на оскал зверя, провел по коротким волосам уснувшего бандита. 

* * * 
— Он у вас? Привести сможете? Машины нет? Да, так даже лучше, сейчас подъеду. — Артур явно повеселел, убрал телефон и повернулся к водителю.

— Поехали на тот адрес, что девка его сказала. Оприходовали блатные голубчика.

— Убили, что ли? — Явно расстроившись спросил Рома.

— Да нет, живой. Но поймали. — Артур усмехнулся и добавил. — Так что, пока живой.

— А может ну его? Ему и так голову пробили, зачем все это, Артур Эдуардович?

— Зачем?! — Заскрежетал зубами босс. — Затем чтобы место свое знали. Быдло всякое хавло чтобы не разевало. Вот зачем. Чтобы знали кто тут хозяин. Да он у меня щас кишки будет на кулак мотать! А ты Рома добренький, вот таких добреньких и имеют. И тут имеют и на зоне. Понял? Нельзя никому и ничего прощать. Нельзя, никогда нельзя что-то на тормозах спускать! Вот тогда будут и уважать тебя и бояться.

Артур еще долго говорил распаляя сам себя, только когда гелик уже зарулил во двор нужного им дома, парень-водитель до этого молчавший, решительно ему ответил.

— Знаете, Артур Эдуардович, не сработаемся мы. Не нравится мне все это! — И Ромка тряхнул головой. — Я увольняюсь, прямо с завтрашнего дня от вас ухожу.

— А-а, вон оно как. Ну-ну. — Артур скривился и бросил сквозь зубы. — Здесь меня жди, сам к ним поднимусь.

Он вылез из машины в темноту тихого дворика, хотел было опять набрать звонившего ему, но увидел как из открытого окна призывно махнули рукой. — Ну может и к лучшему все. — Усмехнулся идущий к подъезду Артур. — В одной ямке и ляжете, ты да братцы из той квартиры. — Он сплюнул и чуть обернувшись глянул на парня за рулем. — Опять вот только водителя искать. А может из быков самсоновских кого взять, те туповаты конечно, зато вопросов никаких не задают, делают все что скажут. Лучше уж во всю голову отмороженного торпеду водятлом иметь, чем такого чистоплюя. Ну что же, каждый сам выбирает свою судьбу. — И он решительно шагнул в темный подъезд.


— Лэр! — На плечо сидящего перед Артуром Клима легла серая рука с белоснежными заостренными ногтями, более похожими на когти зверя. — Это не та смерть, что достойна поединка! И не марайте руки казнью, для этого у вас есть мы — ваши верные слуги. — Усмехнулся Лаэрт, одними губами. — Отдайте его мне.

Клим вскинул голову и посмотрел на эльфа собираясь возразить. Но тот опередил его, не дав ответить.

— Простите мне мою дерзость, милорд, понимаю, вы сами хотели завершить начатую не вами, войну. Но я прошу вас, прошу как награду, за верность. Моя религия, обязывает меня принести жертву богине Ллос, в мире куда сотни лет не ступала нога представителя темного дома. Я знаю, лэр, вам не хотелось бы, чтобы это был случайный, ни в чем не повинный человек. Потому прошу, пойдите сегодня мне на уступки. Явите свою милость, вашему верному воину.

Обещаю, больше никогда не попрошу о подобном! Жду вашего справедливого решения, Ваша светлость. — Чуть склонил голову дроу. 

Глава 7

 Через два с лишним часа мотания по центру, в поисках валютных банкоматов, в его кармане лежало двадцать три тысячи американских и двести семьдесят тысяч, соответственно рублей русских. Ну а то. У Артура с собой полдюжины банковских карт оказалось, пара из них валютных. Да и все пины к ним он записывал и возил в своем портмоне.

Так, первую часть плана он выполнил. Нужно ли теперь рисковать? Может вернуться к тем, кто отпустил его, прямо сейчас? Сумма-то не маленькая. Ну так в том-то и дело что не маленькая, но и не большая! Нет, если бы Марат не был его двоюродным братом, он бы никогда не пошел на такой риск, а так стоит попробовать. Вот авантюра же чистой воды, но ведь может выгореть!

Ему хоть и пообещали десятую часть от всех собранных средств, но не в деньгах было дело. В чем тогда? Ромка и сам не мог объяснить. Люди-то вроде не плохие, что сам хозяин квартиры, что брат его. Может чувство вины еще не отпустило, он ведь поначалу подумал что насмерть Клима тогда, ну или как минимум инвалидом сделал, а тут прям как камень с сердца упал. Да и брата предупредить надо! Авось и у того все выгорит! Придут к консенсусу — как говаривал один известный деятель. И он решившись достал из кармана сотовый.

— Марат, спишь еще? Ага я, привет! Встретиться надо, нет это срочно! Нет по телефону нельзя. Только быстрее давай, я тебя через десять минут в сквере у твоего дома буду ждать, ну ты сам знаешь где. Да, Марат, случилось. Нет пацанов не надо с собой брать, просто поговорить надо. Да только я один буду, давай быстрее, жду! — И Ромка нажал клавишу сброса.

Странно, переволновался как! Даже курить захотелось, хотя сигаретный дым никогда не переносил. Или выпить. Да уж… происшествий многовато для одного дня. И он посмотрев на свои трясущиеся руки полез за руль мерседеса.


Через некоторое время они присели на скамейку в сквере у старого дома культуры. Видно было, что Марат тоже нервничает. Ерзает, зыркает по сторонам и постоянно поправляет ворот своей цветастой, спортивной ветровки.

— Блин, прохладно с утра! Что случилось-то выкладывай давай! Не зря же разбудил. С Артуром проблемы?

— Именно, с Артуром. — Подтвердил его мысль Роман.

— Мдя… он конечно тот еще фрукт! Я уж потом сообразил в какой гадюшник тебя сунул, ты, брат, извини. — Так и подумал потом, что зря это все. Не уживетесь вы с ним. Не такая у тебя натура. — По своему истолковал слова брата Марат. — Ты сколько у него проработал? Пару месяцев? Может еще отмазать получится, скажу, что ты к нам в долю вошел. Как сам думаешь отпустит по-хорошему? По-плохому бы, совсем не хотелось, злопамятный он. Да и не потяну я против него. — Опустил голову брат.

— Да ладно! Я же сам тебя просил, любую работу найти. Да и не так ты все понял. Спекся Артур!

— К-как спекся? А бизнес? Мы ведь в торгово-развлекательном центре в доле, пятьдесят на пятьдесят. Да мы туда же все бабло, что было ввалили! Колян так вообще, квартиру продал.

— Марат, погоди, не нервничай. Об этом и поговорить хотел.

— Ромка, да ты толком рассказывай что произошло? Там же не только я, а все пацаны завязаны! — Аж вскочил с парковой скамейки его брат.

— Помнишь драку у кафе? Когда его ножом в ногу ткнули?

— Это где ты кому-то шампусиком башню снес, а потом переживал? Помню конечно! И чего, нашел он того? И причем тут это?

— Нашел. — Кивнул Ромка. — Только зря он его нашел. А еще и девушку его избил, да и вообще. — Рубанул он рукой. — При мне это было, гнида он! За два месяца я всякого навидался. Психушка по нему точно плакала. Марат, я бы его сам убил, если бы они попросили.

— Да кто они-то? И чего у вас там вышло? Знаю, что он псих и башню сносит когда не по его выходит. Что было-то? Убил того парня и менты повязали?

— Да не менты! И не убил вовсе, совсем наоборот! Ну в общем кончат его, или уже!

— Да ты че!! — Опять привстал Марат. — Братва что ли?

— Ну пацаны тоже. Но не блатные, не синева. Вояки, вроде спецназовцы бывшие.

— Спецназеры, это совсем ху! Они тоже все безбашенные напрочь! Им бывает убить, что высморкаться.

— А Колян твой? Сам же из вояк бывших. — Повернулся к нему Рома.

— Не ну ты всех под одну гребенку не ровняй! Колян свой в доску, и вообще нормальный парень.

— Ну и те вроде нормальные. Это Артур убивать шел. А они просто ответку включили. Выходит защищались.

— Так ты чего, разговаривал с ними? — Удивился Марат. — И тебя отпустили?

— Ага, я с карточек поехал деньги снимать, так они десятую часть мне пообещали.

— Ну ты дурак! В такое ввязаться! А точно не следили? — Заоглядывался брат.

— Не, не следили. И верю я им. Вот правда, верю и все! Да они и сказали, если мол не доверяешь, заедь куда-нибудь и свою долю там оставь.

— Рома, а это точно про Артура? Не отпустят его потом? А то и тебя подставят и нам боком выйдет.

— Нет, там точно не отпустят. Я же говорю, нет его больше. Поэтому и тебя предупредить решил. Знаю, что у вас дела и бизнес общий.

— Блин, так это же война пойдет! Передел в городе! А эти чего говорят, чего хотят-то? Тьфу ты как все не вовремя! Только вроде наладилось все, только центр отбился и прибыль пошла! Сука, мля и опять война! Опять передел!

— Да не будет, Марат, войны! С ними разойтись краями можно. Откупные дать и ваше все. Если я с вами решу, то так и будет. Они мне слово дали.

Марат прищурился. — Точно? Что-то сильно ты им веришь! Рома, такими вещами и такими деньгами не шутят!

— Я, брат, и не думал шутить. Ну так как? Если я с ними все утрясу? Вам выгода есть?

— А то! — Марат, посидел с минуту молча. — Да один только центр в месяц тысяч… ну в общем нормально приносит! А ведь еще несколько стоянок есть и автомойки, целая сеть. Это только его личное, да с десяток тех, что просто данью обложены! Два городских рынка, чуть не забыл, мы же там тоже в доле. Поэтому никому не отдадим. Про мелкие тоже можно подумать. Авторынок опять же! Поле не паханное, что нужно успеть на себя завязать. Про пивной бар и пару микрорынков не заикаюсь, там Самсон со своей синевой кормится, туда лезть не будем, а вот ресторан центральный наш будет, это однозначно! Ну и так, по мелочи всего навалом, магазины, сауны, да кабаки разные. У него дома все бумаги, в кабинете. Там даже сейфа нет. Блин, Ромка, если все так как ты говоришь, то не все так плохо! Мы еще и в наваре охрененном будем! Ну, а ты чего? Раз они тебе за содействие в разрешении этого вопроса долю дают, так может к нам, с этими деньгами и вольешься? Видишь какая пляска пошла, люди проверенные нужны.

— Подумаю, Марат. Надо сначала этот вопрос решить, чтобы всех устроило.

— Ну это да! Знаешь, если бы я тебя с детства не знал, то не поверил бы! Вот не в жизь! Очень на развод смахивает. Погоди, не перебивай! — Остановил он своего брата. — Но я тебе верю, знаю что ты меня не кинешь и не подставишь! Поэтому буду все как есть говорить! Согласен?

— Давай! Этого и добиваюсь.

— В общем так! Сейчас у нас совсем с филажом не густо, но пять лямов с братвы наберем.

— Ни хрена у вас загашники! — Присвистнул Ромка. — А еще говоришь — не густо!

— Погоди. Это сразу. Ну вернее через два-три дня. И мы как раз все утрясем и по Арчи сведенья подтвердятся.

— Не веришь, все же? — Отвернулся брат.

— Ромка, сказал же верю тебе! Если бы не верил вообще никакого разговора не было.

— А чего тогда два дня?

— Ну деньги-то собрать надо! Да и не один я в доле, говорю же общие деньги собирать будем, а людям подтверждение нужно. Ладно, дальше слушай, не перебивай! Если они ни на что не претендуют кроме денег, то есть ты с бывшим артуровским бизнесом все утрясаешь и никакого передела и терок не будет, то через месяц со всех стоянок, рынка, центра и транспортной компании еще столько же. Поднатужимся конечно, в долг возьмем, кое-что продадим, я может даже мерина своего продам. Нет, точно продавать придется.

Но это все! Червонец в конечном итоге. Ты им, Рома, объясни что это только с Артуровой доли, там же еще соучредители есть, да и свои пацаны у него. Они хоть и не дольщики, но тоже кое-что отожмут, пусть мелочь конечно, тот же Чоп например, потому как там половина самсоновских охранниками числятся. Да и хрен с ним, пусть забирают. — Махнул рукой Марат. — Если еще микрорынок отдадим может и возбухать не станут. Так… в администрацию и нотариусу забашлять придется и не слабо, у тех ротик зубастый, малой подачкой не обойдемся!

К тому же, мы все что у него было, подгрести никак не сможем, хорошо если треть пирога откусим, и то как бы об такой кусочек зубы не обломать. В общем упор на предприятия будем делать где сами в доле. Так что нам, это все, в два раза дороже озвученной здесь суммы обойдется. Но с другой стороны, худой мир, он завсегда лучше доброй войны!

— Хорошо, я все это им объясню. Марат, скажи честно, вам это выгодно будет? А то может мою долю отминусуешь, как-то неудобно со своего родственника деньги получать.

Марат внимательно посмотрел на брата. — Честно? Если все как ты сказал, то очень выгодно. Мы это все, меньше чем за полгода отобьем. Я даже думаю, месяца за три — четыре. Тьфу-тьфу-тьфу, чтобы не сглазить. — И Марат шутя, костяшкой указательного пальца постучал по своей голове. — А без Артура в бизнесе, даже спокойнее будет, от него в любой момент, любой подляны ожидать можно было, да и доля наша вдвое против прежнего станет, а то и поболе. Сами в городе рулить будем. Так, что как думаешь — выгодно нам?

И это, братан… от своих денег не отказывайся, тебе как раз комнату продать и хату можно взять, правда только однокомнатная выйдет. Ну все-таки свое жилье — это с женой и дочкой не в общаге ютиться! Как семья кстати? Извини, что сразу не спросил, огорошил ты меня этими новостями.

— Да дома, хорошо все. Спасибо! Как твои родители? Сам-то жениться не надумал?

— Родители нормально. А жениться? — Марат хохотнул. — Молодой я еще, это ты, только из армии и сразу захомутали! А я погуляю еще, остальных девок порадую!

— Слушай, Марат, мы тут Артурово наследство делим, а жена его как же? Альбина же наследница выходит? А может еще кто есть?

— Не, детей у него нет и родители уже умерли, это я точно знаю. А насчет жены… Рома, ну кто ей дуре, от такого пирога позволит урвать? Они и расписались меньше года. У них коттедж только, на червонец тянет, а еще и машина у нее своя хорошая. И дача на водохранилище есть. А зная Артура, больше чем уверен, что там дома по тайникам еще столько же бабла заныкано. Нее, бедствовать эта бабенка точно не будет. Найдет себе через полгода-год какого-нибудь буратину. Уж что-что, а попой вилять она умеет и внешность смазливая. И вообще, ты Рома, думаешь что у него это первая жена? Официально вторая, первая трагически погибла. Хотя пацаны говорили, разводиться хотела.

— Ты намекаешь, он ее того…? — Отшатнулся парень.

— А чего тут намякивать-то? Тут, мля, белыми нитками все. Надоела бы Алька лет через пять, а то и раньше и тоже бы неожиданно скопытилась, это я тебе точно говорю!

— Так, а как же? — Уставился на него брат.

— А вот так! Артур ее даже не из-за денег бы грохнул. Даже если бы просто ничего не просила. Просто потому как его собственность была. Он по жизни, ничего своего никому не отдавал. Вот и с бабой так же, понял? Так что Альке, повезло сейчас крупно! Птица вольная и с богатством не малым.

— Ни фига себе! — Они посидели с минуту молча. — Ну вроде решили все? Значит десять лямов ваша цена?

— Да, так и передай, что больше не реально. Откупные это считай, чтобы мирно разойтись, без трений, чтобы они на часть бизнеса не претендовали. Это с ними, а вот с соучредителями нам пободаться еще придется. Хотя, время сейчас на нашей стороне, очень хорошо что предупредил. Так, что и с ними думаю разведем нормально. Ты смотри сам только аккуратней, чтобы не кинули и не убрали как свидетеля. Хотя если через тебя решают, да и деньги не сразу… — Марат задумался, а потом вдруг заржал.

— Ты чего? — Удивился Ромка.

— Это же надо такой гнидой быть! Ведь всех достал!

— Чего?! — Напрягся Роман.

— Да я про Артура опять, вот смотри по идее мы должны мстю устраивать за братка и собизнесмена. А мы его убивцам еще и денег башляем! Охренеть! Расскажешь кому — не поверят! А кстати, о птичках! — Взгляд Марата упал на припаркованный геленваген. И он подмигнул брату. — Ты машинку себе оставишь или как?

— Нет наверное, лучше или как! — Мотнул головой брат. — Слишком примелькалась она в городе, могут вопросы возникнуть.

— И это правильно! — Поднял Марат указательный палец. — Но! Машина новая, дорогая! Короче есть варианты. Настоящую цену она не потянет, со всеми отмазками, а миллион запросто! Только в соседний город ее перегнать придется, и лучше не тянуть с этим. Лучше сегодня вечером и выехать, край завтра — с самого ранья. Хотя… нет, тебе светиться никак нельзя! Ладно, сами все сделаем. — Махнул Марат рукой. — А у меня там с пацанами тоже завязки есть, я им позвоню заранее, они себе заберут. Если возьмусь решить, то деньги по полам колем?

— Давай, если все оформить берешься. Только я свои пятьсот в общий котел кину, к тем десяти лямам. Так что, мне полтинник. — Улыбнулся парень пожав плечами. — У нас же договор.

— Эх, Ромка! В кого ты такой честный, мне рядом с тобой постоянно стыдно бывает! — Засмеялся Марат. — Ладно, ты поступай как хочешь, а я свое возьму. Как договоримся, когда ты машину подгонишь?

— Да забирай прямо сейчас. Чего тянуть-то! Я на такси доеду, деньги есть. — И Роман протянул брату брелок с ключами.

— Во! Это дело! Кстати, не лишний козырь пацанам предьявить, ну насчет Артура. — Пояснил Марат. — Все, тогда разбежались! Теперь главное время не упустить. И это! — Придержал он уже развернувшегося брата. — Спасибо тебе, Ромик, что позвонил и приехал сразу. Считай я твой должник. Кто владеет информацией — тот владеет миром! Ну все — хоп!

Ромка еще постоял с пару минут наблюдая как бывший борец, неуклюже раскачиваясь, перешагивает лужи толстыми ножками. Но неуклюжесть брата была больше напускной, в минуты опасности он превращался из неуклюжего медвежонка в мощного и быстрого матерого медведя, Ромка видел такое пару раз. Но не боялся Марата, он всегда был для него старшим братом, заступался в школе и во дворе, да и потом после армии несколько раз выручил.

Результат переговоров по-правде ошеломил его. Он вообще не ожидал такого результата, а тут счет на миллионы пошел.

Да уж! — С интонациями Кисы Воробьянинова произнес он вслух.

А может и впрямь, деньги к ним в бизнес вложить? — Сам себе задал он мучавший его вопрос. И сам же ответил. — Нее, не стоит туда влезать, сколько раз они пролетали, то не получалось что-то, то откат надо, то от тюрьмы отмазать кого, то прокурорским или судье взятку дать. Да и с криминалом слишком тесно дела бывших спортсменов были повязаны. А у Ромки семья — жена и дочка маленькая. Погонишься за жирным куском, так вообще, все потерять можешь, да и должен будешь, не просто так же к себе в бизнес притянут — значит в бригаду. Значит опять по указке действовать и готовым быть любое дерьмо разгребать. Нет уж, Артура хватило! Лучше и впрямь свою долю в жилье вложить. Хотя с другой стороны работу не искать опять, уже в теме будешь, при делах.

А оно ему надо? Нее, в группировку не пойдет, пусть хоть и к брату. Специально хотел просто водителем устроиться, да не угадал немного, знал бы что Артур сволочь такая, так бежал бы от такого предложения без оглядки. Ладно, чего уж… о мертвых или хорошо или никак! Поэтому лучше помолчать, сразу себе в мозг вбить, что не было его с ним, отпустил домой пораньше и весь сказ.

Парни ясно сказали, что три часа у него есть, в три часа он и уложился. Три часа, а потом им этот займется, смуглолицый с клыками и пепельноми волосами собранными в хвост. Назвать его человеком, язык не поворачивался. Страшен, хоть и не страшилище совсем, скорее даже красив по своему, только красота эта какая-то холодная, опасно-смертельная. Глянешь на такую красоту и кровь в жилах стынет. Да и впечатление такое что не помнит он его лица, хоть и разглядел вроде хорошо тогда, а как вспомнить пытается так вроде как уплывает образ. Шрам на лице помнит, клыки вот опять же, а все вместе не собирается. Да и нереально это все как-то. Нее человек-не-человек, а лучше о нем никому не рассказывать, даже жене.

Не обманут они его? Да ну. Хотели бы убить так сразу убили, да и пацанов они всех отпустили. Всех кроме Артура. А если убьют когда деньги им передаст? Так все равно сейчас только минимум, остальное в течение месяца, считай по частям передавать. Не откажутся же они от десяти миллионов?

А! — Махнул рукой Ромка. — Сам кашу заварил — самому и расхлебывать! — И поправив ворот своего пальто, пошел ловить машину. 

* * * 
— А неплохой, парень. — Сказал Александр держа в руках деньги. — Хорошо, что там все так вышло. Что поговорить с ним решили. Я думал тоже бандит, а он нормальный оказался.

— Ромка то? Ну один среди них и нормальный. Так он с Артуром недавно совсем, водителем просто работал, не успели испортить. Да и уйти хотел. Только убили бы его. Вместе с нами и убили.

— Да ладно? — Удивился Макаров.

— А чего ладно. Артур сам мне рассказал, под гипнозом эльфийским. Вот такие дела брат.

— Ну тогда повезло парню. И правильно, что ты решил ему денег дать.

— Ну скорее он нам даст. А мы просто поделимся. — Усмехнулся Клим. — Я же с ним поговорил, он хоть и молодой, но семейный уже, дочка маленькая. А живут в общаге.

— Ни фига себе, это помимо этого нам еще десять лямов обломится. Оба-алдеть! — Мечтательно протянул хозяин квартиры.

— Ну миллион-то его будет. Так что наши девять. — Поправил его Клим. — Да и не говори гоп. Знаешь ведь?

— Твои, не наши. — Мотнул головой хозяин квартиры, проигнорировав поговорку про прыжки. — И не спорь, если бы не ты, то меня бы уже пришили эти урки.

— Саша, если бы не я, то всей этой каши вообще не заварилось бы! Я вас во все это втянул выходит. И не спорь со мной, мы обговорили тему вместе тянуть, чего тогда от денег отнекиваться? Все и поделим, на троих.

— Вот тут я с тобой, Клим, в корне не согласен. Тема твоя, ты нам за монеты деньги платишь. С Артуром все ты решил и твой человек. — Сказал он понизив голос чуть не до шепота.

— Ну он не совсем человек, вернее совсем не человек. Дроу это, темный эльф. — Поправил его Клим.

— Да какая разница, хоть румын. И Серый здесь не присутствовал. — Так что твоя половина от всего и это обсуждению не подлежит.

— А Серега? Ему не дашь, что ли? — Удивился Клим.

— Почему не дам? Раз вместе работаем, то и делим все по справедливости. Тебе половина и нам по четверти. — И видя, что парень собирается опять спорить, остановил его жестом руки. — Клим, ты ведь нам все равно со своей доли за серебро будешь платить, ну чего тогда сыр-бор разводить. Да и сам говорил, что с тем участком что-то решать нужно? Не так разве?

Юный правитель на некоторое время задумался, потом совершенно по простому поскреб затылок.

— Да прав ты. Нам участок выкупить нужно, а лучше и соседний. Потом дом там строить. Да и бизнес какой-никакой хотелось, как бы еще денег этих хватило.

— Ну вот видишь. — Начал было Александр, но Клим продолжил.

— Поэтому предлагаю, вот эти деньги, разделить, а девять лямов оставить как общий фонд.

— Ну дело теперь. Все правильно. Только эти деньги я буду делить. И не спорь. Давай так, там у себя во владениях, ты главный, а тут я! Понял?

— Ладно. — Смирился Клим. — Замучаешься вам деньги втюхивать. Даешь, так еще и не берете. Дели давай, милый мой бухгалтер! А то мне ехать пора, пока народ с работы домой не попер. Да и свои опять потеряют. Лаэрт поди уже у канала ждет.

— Так он сам до поселка доберется? Одноухий твой. Не заблудится? — Озадачился Саня.

— Саша, это же темный. Это по меркам вашего мира как спецназер, только круче. Еще и с навыками темной волшбы. У него природные ориентиры и нюх лучше всякой собаки, а бежать он пару суток может почти без остановок, так что доберется, куда он денется.

— Ну ладно. — Пожал плечами хозяин квартиры. — Тебе виднее.

— И это… — Продолжил Клим. — Ты его одноухим не называй он не любит. Мне только прощает, остальных того. — Провел он рукой по горлу

— Так ты сам… и я же не при нем. Он же нас не слышит. — Смутился парень.

— Ты, Саша, уверен что не слышит? Я бы так не рисковал. — Усмехнулся Клим.

— Да ну вас, с вашими штучками колдовскими. — Махнул он рукой, но все же непроизвольно понизил голос и оглянулся. — Короче так, вот тебе сто двадцать, нам с Серым сто двадцать на двоих. — Протянул он Климу пачку денег. — И долларии тоже в общий фонд оставим, пригодятся.

— Да зачем мне там, тутошние деньги?

— Да мало ли что? Ну вдруг тебе туда что купить срочно понадобится или наоборот сюда перейдешь, а меня дома нет или еще что.

— Ладно, уболтал. — Кивнул лэр. — А на монеты?

— А монеты, я с этих куплю или вон пару сотен баксов в обменнике разменяю. — Показал он на стопку долларов. — Найдем, не боись, денег вон полные карманы, у меня столько зараз уже давно не было.

— Ладно. — Опять кивнул парень. — Есть рациональное зерно в твоих рассуждениях. — Сказал он распихивая деньги по карманам.

— Тебя когда ждать теперь?

Клим задумался на некоторое время. — Давай через несколько дней? Ты не забывай, что у нас время по-разному бежит. У меня ведь там дела государственные неотложные и очень важные есть.

— Да понимаю. — Теперь уже кивнул хозяин квартиры.

— Ага, понимает он. — Усмехнулся лэр. Но сразу спросил. — Серега уже вернется к этому времени, я думаю?

— Так завтра обещал приехать и монеты сказал привезет. У него от бабки шесть полтинников осталось, вот считай тебе шестьдесят грамм уже есть. А мы постараемся еще на ярмарке прикупить.

— Ну парни, молодцом! Зачин есть, порадовали. — Заулыбался владетель. — Тогда действуйте, задача прежняя, покупайте сколько найдете. И поосторожней Саша. Не забывайте, что на вас Ромка и оставшиеся деньги.

— Да понимаю. Не подведем. — Как-то по армейски даже подтянулся он, не прекословя и все же принимая лидерство Клима. 

* * *
Рогожкин Валерий Игоревич, был следователем из главка. И не простым, а по особо важным делам. Не сказать чтобы характер у него был тяжелый, но вот сегодня как раз он пребывал в преотвратном настроении. Ну еще бы с утра с женой успел повздорить, месяц выбивал себе положенные отгулы и наконец вчера их получил. Сегодня после обеда с женой и дочкой, собирались на дачу укатить на целых четыре дня. Купаться, загорать, рыбачить, ну в свободное конечно от огорода и указаний жены время, но все же какой никакой, а долгожданный отдых. В прошлую субботу он дежурил в главке, поэтому он так надеялся на эти отгулы. Должен был, ага лучше бы с утра и укатили. Нее и с утра бы не успел, машину за ним начальник еще восьми не было выслал. Тогда вчера с вечера и телефон отключить. — Подумал майор и самому стало стыдно. Все-таки моя работа. Ладно, на выходные все равно уедем, а отгулы на следующей неделе постараюсь взять или через неделю. Все равно выбью положенное! — Твердо решил он. Аврал, да он всегда аврал на такой-то работе, то убийство какое, то депутата ограбят и дело на контроль возьмут, то прокуратура с проверкой нагрянет, те вообще работать не дают, только мешают. — Рогожкин вздохнул и вылез из остановившегося служебного автомобиля.

— Ваш участок, что там? — Спросил он у пожилого усатого капитана стоявшего у ряда железных гаражей, отделявших тополиную рощу от проезжей части.

— Трупак, чего еще там быть может. — Безразлично ответил тот и вытащил из пачки сигарету.

— А чего тогда меня дернули? Дежурного следака мало? — Недовольно поморщился Рогожкин.

— Так личность говорят в городе больно известная. Бизнесмен, в депутаты все лез, ну это сейчас, а тогда… в общем Артур Ридман, мать его так. Да и не в нем самом дело.

Майор присвистнул. — Знаю такого, бандитствовал, лет пятнадцать назад постоянно на слуху был. Заказуха? Опять денежный пирог братки делят? А что там с ним не так?

Пожилой мент пожал плечами. — Если и заказуха, то странная. Больше на казнь похоже или убийство ритуальное… в общем хрен его знает, но с ним много чего не так. Руки, ноги, голова, все отдельно от тела находится.

— Ни хренаж, что прям все и поотрезали? Ну пойдем покажешь.

— Нее, сам иди! Вон сержант с молодым летехой из любопытства поглядели уже.

— И чего? — Удивился майор.

— Так минут десять уже, оба, за кустами блюют. С судмедэкспертом иди, он привыкший и желудок у него луженый. Тот и покажет, а мне до пенсии три месяца осталось, мне излишнее любопытство нахрен не надо. — И он с раздражением смял в кулаке так и не прикуренную сигарету. — Кстати он после осмотра сказал что сердце вырезали и нет его.

— А куда делось-то? — Удивился следователь.

— Ну я знаю? — Пожал плечами капитан. — Может с собой забрали.

— Что так, все жестко? — Сглотнул Рогожкин. — Кто его хоть обнаружил?

— Да бомж местный, с утра пораньше за гаражами бутылки собирал.

— Точно не он его? А позвонил как?

— Точно! Он вон в уазике сидит, до сих пор трясется, отойти не может. Да и не звонил он никуда, наши ехали он им чуть не под колеса бросился, патруль думал припадошный какой.

— Ладно пойду гляну издалека, долг обязывает. А потом с экспертом поговорю. — Майор вздохнул и направился в проход меж гаражей.

Капитан снял фуражку и вытер со лба капельки холодного пота. — Лишь бы не маньяк какой новый в городе нарисовался. Эх, три месяца еще и катись оно все к едрене фене! Уеду в деревню, там и охота и рыбалка, природа мать ее. 

Глава 8

 Когда Клим уехал, хозяин квартиры принял душ, оглядел припухшие разбитые губы, потрогал щетину и потом тщательно выбрил лицо. После водных процедур, с удовольствием выпил кофейку с хорошим бутером. Несмотря на бессонную ночь, спать совсем не хотелось. Ну еще бы! Какой тут сон после стольких происшествий, еще адреналин из крови не выветрился, да и деньги руки жгут. Оглядел лежавшую на столе и радующую глаз, кучку денег.

— Нет, спрятать от греха, да прогуляться пойти, время-то только обеденное. Во, точно! Сходить перекусить в кафе, а то с этим безденежьем совсем никуда кроме недорогого пивного бара не наведывался. Да и то, только когда Серый приезжал — вроде как повод был, а так все дома больше. Яичница с колбасой да супчик из концентрата, бутеры вон еще с кофеем — поднадоело уже, подножный корм какой-то. Чисто холостяцкая еда. И вообще, сейчас деньги появились так готовить нужно нормально начинать, меню свое разнообразить. Мясо там покупать, фрукты и все остальное, а то так до язвы не далеко. А в нете-то рецептов прорва, все можно посмотреть как готовить и всему научиться, желание было бы.

— Ага, так и сделаю, завтра. Хотя почему завтра? Продукты можно и сегодня купить, да и супец мясной сварганить там или картошки с курочкой потушить, это ведь умею. Хотя если сегодня в кафешку сходить, немного отметить что все удачно разрешилось, то тогда и впрямь завтра. Но завтра точно! — Твердо решил Макаров.

Рубли он убрал в шкаф, причем разложил частями по нескольким отделениям. Потом отделил половину валюты и спрятал на антресолях, вторую половину завернул в старую газету и сунул в зимний ботинок стоящий в шкафу прихожей. — Нее, если миллионы будут, то дома хранить ну его нафиг. А куда? А в банк положить на хранение или вон Климу отдать, пусть там будут, в иномирье. — Решил он.

Александр оглядел свое отражение в зеркале прихожей и остался собой крайне недоволен. Мало того что разбитые ночью губы и нос, теперь были красные и припухшие, так еще под глазами круги темные. Да и выглядит он в своем спортивном костюме, как гопник натуральный.

— Да какого хрена! — И Саня прошел в комнату и опять открыл платяной шкаф. — Есть же вещи новые, но все на потом, на выход. Так вот и выход. — Усмехнулся он сам себе.

— Ну строгий костюм надевать… не, слишком уж, чай не на торжество собрался. А джинсы и легкую хлопковую курточку в самый раз, тем более почти новое все, пару раз всего одеванное. И туфли есть легкие, кожаные, полу-спортивного пошива. Вот и это в самый раз и сочетается хорошо, совсем дело другое. Даже настроение еще лучше стало. КрасавЕц однако!

Достал из шкафа семь тысячных бумажек, потом подумал и присовокупил к ним еще три — ну все таки девушку выгуливать собрался, да и себя хотелось побаловать. Как говорил их замполит, выдавая по символической сумме, хватавшей аккурат на пару мороженых и лимонад, идущим в увал солдатам срочникам — Идите, ребята, и не в чем себе не отказывайте!

Вышел из подъезда, вздохнул полной грудью — Красота-а! Почти лето настало, хоть и начало мая по календарю, теплый ветерок приятно ласкал лицо и чуть перебирал паутинку только появившейся сочной ярко-зеленой листвы.

— Алло! Тань привет! — Александр позвонил своей недавней знакомой. Ну не одному же в кафе идти. — Ты чем сейчас занята? Хотел пригласить тебя…

Начал он свой разговор, но его перебил недовольный девичий голос.

— Я же тебя просила мне на работу не звонить! И вообще, не нужно мне звонить, от слова совсем. Понял меня? — И девушка сбросила его вызов.

— Вот тебе бабушка и юрьев день! — Вздохнул он. Постоял в растерянности, помялся с минуту, но все же решил еще раз набрать ее номер.

— Алло, Тань, погоди не бросай трубку, я на попозже с тобой хотел договориться. Ты же часа через полтора заканчиваешь, ну хочешь встречу тебя?

— Саша, подожди я из кабинета выйду. — Раздались ее шаги и скрип двери. — Я же сказала не нужно мне звонить! Еще раз повторить для непонятливых?

— А чего случилось-то? Вроде нормально общались? — Растерялся еще больше Макаров.

— Это по-твоему нормально? А, что ты мне можешь предложить? Как досуг скрасить или свозить куда? В хрущебе твоей посидеть, пивко потянуть, а потом в койку? — Зло ответила ему его бывшая пассия. — Ты же нищеброд, еще и хромой.

«А вот это уже обидно!» Но все же Саша промолчал, но и не нажал клавишу отбоя. А девушка тем временем продолжила свои разглагольствования:

— Да у тебя потолок мечтаний, работу охранника найти. И чего? Мне это зачем? Я за охранника замуж не собираюсь.

— А я тебя и не звал. — Бросил он в трубку.

— Да и слава богу! Знаешь, от таких как ты даже детей не рожают! Зачем, чтобы алименты потом копеечные получать? Ищи своего уровня… уборщицу какую например! Все, досвидос! — И Татьяна оборвала разговор.

— Вот, сука! Все настроение испортила. — Саня доковылял до лавочки опираясь на трость. — Может у нее это… пмс? Все равно обидно. Сука! — Еще раз повторил он и в сердцах сплюнул. — Да пошла ты! Хрен тебе, решил в кафе, вот и пойду. Сам, мля, без ансамбля!


А давно он уже тут не бывал, оглядел он просторный холл торгового центра, год, а то и больше. Раньше он сюда если не каждую неделю заглядывал, то раза два в месяц точно. То с девушкой в кино, то в кафе или суши-бар, а то и сам по-себе забежит кружочку-другую пивка выпить.

В кино не тянуло, может потому что уже настроился вдвоем сходить, может названия новых фильмов ни о чем ему не говорили, но решил идти прямиком в бар. Вообще, в этом центре суши-баров было целых три, но сходив во все по-разу, он остановил свой выбор на одном из них. И уютно, аквариум большой с рыбками и относительно не дорого, да и на сколько он помнил, в будние дни шли существенные скидки. А сегодня как раз будний день и время… — Он глянул на часы. — О, как раз успеваю. Так, а в какую сторону идти уже и не помню. Не, что на первом этаже этот суши-бар он помнил, но вот в какой из сторон, тут уж память его подводила. Все три широких коридора были одинаковы и сверкали по обеим сторонам стеклом витрин магазинчиков и бутиков. В просторном холле первого этажа важно прогуливался охранник — молодой чур… не русский парень, в общем. В темном костюме и белой рубашке, с пристегнутым бейджиком «секьюрити» на груди.

— Слушай, где тут «Рыба-Рис», суши-бар такой? — Пояснил Александр, видя непонимающее лицо охранника.

— А-а, кафее такая. — Протянул он с жутким акцентом. — Нэ знаю, я первий дэн работаю. — И он с важным видом отвернулся и продолжил неспешно прогуливаться по залу.

Макаров уже хотел пойти искать сам, но его привлек другой парень подошедший к охраннику с другой стороны. Тоже молодой и тоже, мягко сказать «не русский», одетый в длинный цветастый фатрук с логотипом одного известного бренда закусочных.

— Дарагой, падскажи как в кафее пройти, вот в эта, а? — Ткнул он в свой фартук с логотипом.

— Патирялся, да? — Участливо поинтересовался у него секьюрити.

— Да. — Закивал работник кафе. — Я первий дэн работаю.

— Вай и я первый! — Обрадовался охранник и даже от избытка чувств хлопнул того по плечу. Далее они начали, что-то радостно обсуждать на родном языке.

— Поди земляки еще. — Усмехнулся Александр и развернувшись пошел искать знакомый бар. — Да… прям Джамшут с этим… как его? Ну вторым в общем. — Так и не вспомнил он имя.

— Вот, точно туда. Ага, магазин "Ашан", а потом бар. — Увидел Александр знакомый ориентир.

Раньше на входе его всегда встречала брюнетка-администратор, хоть и совсем невысокая ростиком, но очень стройная и симпатичная на лицо. Было дело, Александр даже хотел с ней познакомиться, но закомплексовал как-то, она по годам, поди лет на десять, младше его, студентка наверное. В этом кафе в основном студенты и подрабатывали, все молодые были и парни и девушки. Но сейчас у стойки на входе стояла, хоть и молодая, но опять же не русская девушка. Смуглая, темноволосая, с хищными чертами лица и заостренным носиком.

— Они что, из-за кризиса таких в обслуживающий персонал набрали, чтобы платить еще меньше чем студиозам? — Подумал он.

— Здравствуйте! — Поздоровалась с ним девушка. «Ну хоть эта нормально по русски говорит.» — Отметил про себя Саша.

— Здравствуйте, у вас же акция еще действует? — Спросил он на автомате и уже собрался пройти в зал.

— Нет. — Ответила односложно новый администратор.

— Э… а почему? Нет совсем больше? — Остановился озадаченно Макаров. — Раньше до семнадцати часов всегда акция была.

— И сейчас до семнадцати. — Подтвердила девушка, почему-то глядя сквозь него.

Саня озадаченно постоял, посмотрел на свои наручные часы — было только четверть пятого.

— Так есть значит акция? — Все более озадаченно спросил он.

— Нет, сегодня уже нет! — Ответила смуглая девушка и демонстративно повернулась лицом ко входу, явно его игнорируя.

— А почему нет? До пяти же действует? — Уже немного раздраженно спросил он.

— В туалете бумагу поменяли, значит акция уже не действует. — И она опять отвернулась к дверям.

— Какую бумагу? Кто поменял?

Девушка повернула голову и смерила его оценивающим взглядом, потом вздохнула и начала объяснять как ребенку.

— Работники бара в пять часов меняют в туалете, туалетную бумагу. После этого акции уже нет! Я тут уже вторую неделю работаю и всегда так.

— Так время, еще пяти нет! — Смутился Александр и опять глянул непонимающе на свои часы. Черт его знает, может у него часы так отстают? Да нет утром сверял, все нормально было. Он поискал глазами часы и увидел электронное табло в одной из витрин. Нет, все верно, только начало пятого.

— Акция есть или нет? До пяти действует? — Опять спросил он у молчащей девушки.

Девушка опять, но уже раздраженно смерила его взглядом. — Нет. Бумагу в туалете, уже поменяли.

— Какую бумагу? Причем тут бумага туалетная вообще?! — Уже зашипел Саня. Ему порядком надоел этот бестолковый разговор. — Идите и выясните, есть акция или нет!

Южная девушка постояв еще несколько мгновений и явно размышляя, что ей делать с таким бестолковым посетителем, но все же развернулась и с недовольным видом пошла вглубь зала. Вернувшись, она как ни в чем не бывало встала у стойки продолжая смотреть через прозрачную витрину, только бросила односложно, не глядя на Сашу.

— Да есть.

— Действует?

— Да. — Ответила она все так же продолжая смотреть в сторону, словно не замечая его.

Александр стиснув зубы втянул в себя воздух, но все же сдержался от всяких комментариев и просто прошел в зал.

Уже выбрав место за столиком, он продолжал размышлять о разговоре. — При чем тут бумага? Зачем ее менять каждый раз? У них че жопы другие, более нежные, у тех кто вечером сюда заходит? Или раз без скидок то бабла больше, им и бумагу подороже? И эта… даже не извинилась, понабрали, мля, работников!

В общем и роллы были так себе и пиво какое-то беспонтовое, а может всему виной улетучившееся куда-то, его прекрасное утреннее настроение?


Выйдя на своей остановке он неожиданно столкнулся со своим знакомым, которого вся школа знала под прозвищем «Шустрый». Учились они с ним в параллельных классах, да и потом он частенько видел его слоняющимся по массиву, правда почти всегда в компании таких же как он подвыпивших приятелей.

— Привет, Санек, сколько лет, сколько зим! — Радостно поприветствовал его бывший однокашник.

— Здорова, Леха. — Пожал он протянутую руку.

— Че, как сам? Как дела? Как у тебя с работой, устроился куда? Затарился смотрю. — Поинтересовался Шустрый с интересом глядя на большой пакет с продуктами, что Саня накупил в Ашане. Последнее время Александр резко пресекал попытки Шустрого поклянчить у него мелочь на рассыпуху, мотивируя тем, что сам сейчас без работы.

— Да вроде нормально. Ну так… — Уклончиво ответил Макаров. — Наклюнулось вроде, можно сказать, аванс получил.

— А это… не одолжишь пару червонцев или полтишок? Не, я тебе отдам, внатуре отдам, я и сам устроился, в аэропорт грузчиком. Ездить правда далеко, но зато зарплата хорошая. Уже неделю отпахал, но бабосы еще не давали. Как тока, так сразу и отдам. — Стукнул себя кулаком в грудь Леха.

— Да ладно. — Махнул Саня рукой и вытащил из кармана сотенную купюру. — Не последнее. На. Только пропьешь ведь?

— Ну а то! — Радостно закивал Леха. — Вчера вечером с мужиками неделю трудовую обмыли, так теперь тяжко, надо здоровье поправить.

— Пиво будешь? — Вдруг сам для себя неожиданно предложил Александр и не дожидаясь ответа вытащил из пакета банку пива. — На поправь.

— О-о… пивасик, это есть гуд! — Радостно, обеими руками, принял подарок Шустрый и на его прыщавом лице растянулась искренняя блаженная улыбка. — Это, спасибо тебе. А сам че? Может вон на лавочке посидим, пиво попьем. Щас девчонки должны подойти, так что вечер можно, внатуре, весело провести.

Макаров может быть и выпил бы пива на лавочке со своим школьным приятелем, но вот сообщение о девушках, наоборот, отбило всю охоту.

— Не, Леха, видел я твоих девочек. Все у распивочной крутятся, с мордами опухшими, а то и с бланшами бывает.

— Гы-гы. — Вдруг заржал Леха. — Точняк. Это Алка, у нее фонарь ща под глазом. Ну так-то веселые, да и домой зовут если водки купить.

— Леха, зачем тебе к алкашкам на хату, у тебя же жена дома? И ребенок есть вроде?

— Есть. — Погрустнел Шустрый. — В третьем классе уже. Да она не любит когда я пьяный, да еще друзей привожу. Бухтит постоянно, а то и тарелкой запустить может. Ну так я же месяц без работы ходил, а теперь все нормально будет.

— Так ты, не пей.

— Не буду много. Тока здоровье поправлю и все. — Леха заоглядывался на подошедшую к распивочной компанию. — Ну че, пошел я, а?

— Давай! — Махнул рукой Александр.

Шустрый развернулся и посеменил к увидевшим его приятелям, потом притормозил шаг и оглянулся. — Человек ты, Саня, внатуре. Я в тебя всегда верил. — И он снова припустил к дверям распивочной.

— Ага! — Усмехнулся Макаров и пробурчал себе под нос. — Скажи еще, что не подвел и полностью оправдал твои ожидания. Только, мля, чета девушки не любят, прям как старика Паниковского. — Вспомнил он свой телефонный разговор с Татьяной.

Мда, ситуация. Мотнул он головой и вздохнул. — Вот Шустрый, алкаш же, каждый день вечером в дугу, а жена симпатичная и терпит его, да и ребенок есть. А может и терпит только из-за ребенка? Ну все равно — семья, не то что у некоторых. — Опять вздохнул Саня.


Отпирая входную дверь, он уловил позади какое-то движение и чья-то тень закрыла свет подъездного окна. Обернувшись Александр даже вздрогнул, в первое мгновенье не узнав своего друга. Ну еще бы после ночных происшествий еще нервы не успокоились, как струны еще натянуты.

— Тьфу ты, Серый, напугал дурак! Я же завтра тебя ждал. Чего у тебя с лицом-то?

Сергей стоял на лестнице ведущей на верхний этаж и прикрывал лицо носовым платком.

— Ох, е! Кто ж тебя? — Только сейчас хозяин квартиры заметил что из-под платка капает кровь. Да и вся старенькая олимпийка на груди друга, была заляпана кровавыми брызгами.

— Жду тебя уже больше часа. Где шляешься-то? — Глухо пробурчал его друг. — А то соседка уже проходила, косяка на меня давила неоднозначного, хорошо ментов не вызвала, да и хреновасто мне чего-то.

— Давай рассказывай! — Потребовал Макаров уже в квартире, уложив своего товарища на диван. — На вот, платок чистый.

— А побольше есть тряпка? Платок маловат будет, кровь идет еще. Рассекли сильно. — Показал Сергей свое лицо, правая сторона которого сильно опухла. И это, Сань, дай от головы, что или обезболивающее лучше, больно.

— Так может скорую? Или Петровичу позвонить и до него доехать? Ну врач, что Клима лечил. — Пояснил он.

— Не, ну его, само пройдет не в первой. Только тряпку побольше дай, а то всю подушку тебе кровью залью. И таблетку, если есть.

— Есть, как раз сильное обезболивающее. — Протянул он ему таблетку. — У меня бывает колено ломать на погоду начинает, так без этого не уснуть.

— Может две? — Попросил Сергей.

— Не, Серый, это сильное, его после операций прописывают и продают только по рецептам. Одной хватит. Мне знакомая из аптеки берет, а так не продают. Сейчас тряпку чистую принесу, платок у тебя, хоть выжимай уже. — И Александр вздохнув пошел отрезать лоскут от чистой, но уже старой, простыни.

После, Сергей поведал свою, в общем-то банальную историю. Приехал он в город как оказалось еще до обеда, потому как ему еще вчера позвонил приятель насчет работы. Охрана, сутки-трое условия неплохие. Не долго думая, парень решил все же съездить со знакомым в офис, где набирали персонал.

— Ты понимаешь, Сань, к ним в коридоре очередь стоит. Три стола, за каждым деваха, несколько вопросов задает и все— вы нам подходите! И водителей берут и охранников и работников офисных. Даже электриком мужика при мне приняли. Я еще удивился, что так много народу набирают, там в час человек полста проходит, сам же знаешь что сейчас многие работу ищут. И условия хорошие обещают и питание на сутках бесплатное, в столовой конторской. Спросил, говорят что несколько офисов больших и склады на двух базах, потому и персонала так много требуется.

— Ну и чего дальше-то?

— Чего-чего. — Буркнул парень. — А дальше человеку говорят, что на работу его приняли, только нужно рабочую одежду самому купить, мол без проблем потом деньги по чеку вернут, с первой зарплаты. И адрес дают где покупать. Ну мы и поехали, там в пустом павильоне одна точка работает, все этой формой завалено. Вроде как охранникам с темно-синим верхом, а водилам со светлыми вставками, ну и так далее. Народ покупает. Дорого только, два косаря просят, а там роба, что на зонах шьют, ей красная цена триста рублей да и то в базарный день. Ну так копию чека всем выписывают и печать ставят, народ и верит, что деньги вернут.

— Ну и чего, купили?

— Не, я нет, у меня же денег не было столько. Я с собой только тысячу из дома взял, остальное Машке отдал. — Ответил Сергей прижимая к лицу большой лоскут. — Тема, тот взял, а я нет. Ну правда хотел у него денег занять, да тут два парня пришли, скандалить начали, что обман это все.

— В смысле? — А где обман-то? — Не понял Макаров.

— Да везде, Саня. Развод по полной! Народ радостный бежит покупает это тряпье за большие деньги. Ну а как же— работу нашли, условия устраивают, вот и радуются. Только потом созваниваются, а их отправляют на большую базу, мол там вас ждут. Вот и эти два парняги туда приехали и три часа битых кругами ходили искали, кто их и где ждет.

— Ну, а позвонить?

— Так говорят созванивались, их то туда, то обратно отправляют. Там ангаров штук пятьдесят на территории и корпусов не один десяток и в каждом по нескольку фирм.

— Поня-атно. — Протянул Саша. — Значит там тебя и приласкали. Ну так ты же не покупал, чего полез тогда?

— Да, блин, получилось так. — Тяжело вздохнул Сергей. — Тема давай ныть, что последние деньги потратил на тряпье это, мол семья дома, жрать нехер, ну я и пошел разбираться. Слово за слово, одному дюзнул по морде.

— Ясно. Как обычно у тебя. Включил Бяшку— борца за справедливость, как в книжке детской.

— Да иди ты, Саня, лесом! — Засопел его болезный гость.

— Да ладно, чего дальше-то было?

Сергей с минуту помолчал изображая оскорбленного, но потом продолжил. — А чего дальше-то? По башке дали и все. Вырубили меня нахрен. Парень второй, он как раз позади стоял. Здоровый и морда такая ушлая— век не забуду.

— Так, а остальные, чего? Ну, Тема твой? Ты кстати откуда его знаешь?

— Да какой он мой, мы с ним на прошлом собеседовании познакомились, когда работу искали. Сбег, Тема. Потом звонил правда, когда я тебя ждал. Говорит испугался, кипиш мол, меня без сознания на улицу вынесли. В общем кто разбежался, кто остался. Пришел в себя, мужик какой-то меня за плечо трясет, он же меня и подвез почти до дому.

— Чего за мужик-то? — Поинтересовался Саша.

— Да тоже на работу устраивался, видел меня в офисе. Он сам робу, эту же купил.

— Ну, а те чего, козлы эти? Ну кто продавал? Они же тебя рубанули выходит?

— А чего те? Закрыли палатку да свалили тоже, а павильон под сигналкой. Там еще двое ихних из машины подскочили. Мне это мужик уже сказал, что здоровые и на бандитов похожи, вот народ и струхнул. Разошлись всепо домам.

— Вот уроды! — Саня стукнул кулаком по подлокотнику кресла. — Мафия целая, козлы вонючие! В стране и так кризис, так эти простой народ еще дурят, на последнее бабло разводят.

— А то. Точно мафия целая. У них же этот офис оказывается почти неделю работал и реклама в газетах и по бегущей строке шла. Да они походу робы этой два вагона распродали, если не больше. И знаешь, Саня, что реально зацепило? Что девки те, ну секретутки, что народ анкетировали, они ведь тоже знали обо всем. Знали, что простых людей на деньги кидают! И пофигу всем, лишь бы нажиться.

— Так может их в темную использовали? — Засомневался Макаров.

— Нее, Сань, я вот пока тебя на лестнице ждал, все вспоминал и обдумывал. Переглядки ихние, недосказанность. Сначала подумает, что сказать, потом уже отвечает, да и потом они же по телефону еще пару дней народ дурили, всякую чушь несли про нестыковки на базе. Мол, сегодня уехали уже все, завтра после обеда ждать вас будут.

— Сучки, тоже при делах значит. Да, прям афера года какая-то. — Потер Саня бритый подбородок.

— И вот сидел я, Саша, на лестнице и думал, — продолжил его друг, — они же все молодые, лет по двадцать пять-тридцать. Все чьи-то матери, ну в большинстве случаев, или будут. Так чему такая падаль своих детей научит, как товарища на бабло кинуть? Вот мне интересно, а мужей они себе, под стать находят или тоже с перспективой обмана, чтобы поиметь с него что, алименты там пожирнее или хату отжать при разводе?

— Ну ты блин, Серый, углубился. Прям в дебри психологии полез. Еще дедушку Фрейда сюда приплети.

— Ну, а чего? Не прав скажи? — Даже привстал на локте его друг.

— Да лежи ты! Вон кровь на подушку капает. Прав ты, сам ведь знаешь. И это… Серый ты волнуйся поменьше, раз вырубили, то и сотрясение есть. И Петровичу я все же потом позвоню, спрошу какие лекарства тебе купить. А то, ты и так нервный, как не по твоему так с кулаками кидаешься. Да ладно! Ну шучу я, лежи спокойно. Где хоть болит?

— Да башка болит везде и затылок еще сильнее. Да и вот. — Убрал он тряпку от лица и чуть надавил на опухшую сторону. — Похоже кость лицевая сломана, внутри все ходуном ходит, будто дырка. Теперь опять траты, на лекарства мне.

— Ну нихренаж себе! — Присвистнул Макаров.

— Мне, Саня, похоже дубинкой мякнули. Били по затылку, а кончик загнулся, вот под глазом рассек и кость сломал. Хорошо, что затылок не пробили, опухло только все и болит.

— Да уж, дела. — Вздохнул Саша. — Повезло тебе, что глаз не выбили, пара миллиметров выше и все, хана… Поспишь? Легче хоть стало, после таблетки?

— Да вроде полегче. Спасибо тебе. А прикинь если бы у меня в городе никого не было? Съездил дурак деревенский, устроился, мля, на работу. — Криво, только одной стороной рта усмехнулся его друг. — У вас-то тут как обстановка? Я ведь монеты привез, как обещал. Я кстати с мужиками поговорил, так было бы бабло, такого по деревням много можно скупить, даже ложки серебряные предлагали. А один сказал, что портсигар от деда серебряный остался, тоже продать готов. А чего, там народ деньгами не избалованный, дешевле чем у коллекционеров покупать все можно. Да сам знаешь, денег с собой много не было.

— Да есть, Серый, деньги. Там и тебе доля хорошая. Лекарства какие Петрович скажет, такие и возьму. Все нормально будет, ты главное сам выздоравливай.

— Откуда деньги? — Удивился его друг. — Клим опять приходил?

— Приходил. — Не стал отрицать очевидного хозяин квартиры. — В общем все нормально теперь у нас и с деньгами ровно. Только давай, я тебе завтра все расскажу? А ты пока отдохнешь, поспишь.

Видно его друг и впрямь очень устал и плохо себя чувствовал, потому как не стал настаивать на продолжении разговора, а только слабо кивнул и прикрыл глаза.

Александр прошел в другую комнату. — Мда… умотали Сивку крутые горки. Да и у меня и ночь и день насыщенными выдались, еще и колено больное к вечеру разнылось, спать пораньше упасть, что ли? — Он стал раздеваться и вытащил из кармана большую часть взятых с собой, но так и не потраченных купюр и небрежно кинул их на обшарпанный журнальный столик. Вздохнул, все перебирая в голове события произошедшие с его другом, да и разговор с Татьяной тоже не выходил из головы. — Да уж… и богатые тоже плачут, внатуре! 

Глава 9

 На следующий день, хоть и моросил мелкий дождик, Александр как и планировали поехал на книжную ярмарку, где и монетами для коллекционеров приторговывали. Он сам неоднократно видел как среди современного новодела и юбилейных десяток, выложенных на самодельных дощатых прилавках, промелькивали старые серебряные рубли и полтинники. Сергея пришлось оставить дома, лицо опухло еще сильнее, а правый глаз совсем не открывался превратившись в узкую щелку. Подумал тогда. — Эх, Серый, как тебе башку разбарабанило, дай бог чтобы через пару недель опухоль спала, да без последствий обошлось.

Вернулся он уже к обеду и с удивлением обнаружил хозяйничавшую в квартире зазнобу Сергея.

— Эт чего? — Удивленно кивнул он на двери в кухню, когда уже подсел на диван к лежащему другу.

— Да я чего? Она сама приехала. Я ей как обещал, позвонил, а она узнала что болею, вот и примчалась. Апельсины вон притаранила. — Показал он на вазу с ярко-оранжевыми плодами. — Правда думала, что у меня простуда.

— Ну-ну. — Усмехнулся Макаров и подмигнул другу. — Ну и как она твою морду лица оценила?

— Как-как. — Недовольно пробурчал друг. — Переживает за меня, как увидела мою репу, чуть не в слезы, еле успокоил.

— На вот, таблеток тебе накупил разных, при сотрясении пить. Да ладно не смущайся ты, хорошо что приехала, я вчера продуктов купил вот как раз и сготовит нам на обед чего.

— Спасибо. Ну чего там? Ну, в смысле купил чего?

— Курица есть и еще всего разного купил — пельмени, сосиски, помидоры, яйца, но вчера так и покидал в холодильник — не готовил ничего.

— Тьфу ты, прикалываешься что ли, какие нафиг яйца? Я про монеты имею ввиду. Купил?

— А то! Вот смотри. — Протянул он два старых серебряных полтинника. — На одном красовалась пятиконечная звезда, а на другой молотобоец, правда советский рабочий был так затерт, что еле угадывался его силуэт с занесенным для удара молотом.

— Два-а всего. — Разочарованно протянул Сергей, но глядя на хитрую улыбающуюся физиономию друга, добавил. — Ну вижу же что не все, колись давай. Еще есть? Или договорился с кем?

— Ага. — Только и кивнул Саня. — Лошки мы с тобой, Серый, монеты это ерунда, проще все гораздо, понял. Короче, лучше есть способ, не надо никаких монет. Нет, их тоже конечно отдадим…

— Саня! Не томи, рассказывай суть. Короче давай.

— Ну раз короче, то держи. — Протянул ему Макаров, что-то весомое завернутое в черный пакет.

Сергей, осторожно вынул сначала один, а затем и второй блестящий брусочек.

— Это че, серебро? Но откуда в слитках?

— Глаза разуй, ну хоть один свой. — Усмехнулся Саня. — Штамп же стоит сбербанка.

— Епт! Это же сколько сразу. — Все еще недоверчиво крутя слитки спросил Сергей.

— Слиток килограммовый. Тут два значит и по деньгам намного выгоднее чем монетки скупать. Побродил я по ярмарке, две вот только и нашел, ну в общем и подумал, если на ярмарке старых нет может новые в банке взять, пусть и не так выгодно будет. Зашел начал смотреть монеты, там инвестиционных целая витрина, но дорогие очень.

— А про слитки как узнал?

— Да, что ты вечно не дослушаешь-то? Как-как? Разговорился с девахой, что там работает, она мне поначалу обезличенные счета давай предлагать, типа металлы разные покупаешь, но они у них остаются, только бумажку тебе дают подтверждающую. — Пояснил Саня. — А потом уже и про слитки сказала, хорошо у меня паспорт с собой был.

— Че прям так слитками и продают?

— Так и продают. — Подтвердил Макаров. — Они правда в пакет были запаяны и сертификат еще вложен, но не удержался достал, каюсь.

— Я, Сань, себя каким-то наркобароном уже чувствую. Это же сколько по деньгам нам выходит?

— Так с каждого слитка, семьдесят пять чистыми! — Прищелкнул пальцами Макаров. — С десяток таких слитков в иномирье передал и год живи — ни в чем себе не отказывай. А я думаю по десять штук можно каждый месяц Климу брать, а то и больше. Я бы еще взял, но не было у них, да и денег с собой не воз, спросил — сказали что во всех отделениях по одному-два есть, но привезут сколько нужно, если под заказ.

— Так по-многу сразу не надо брать, Саня, вдруг внимание привлечем.

— Ага, поучи отца… осторожный ты наш. — Засмеялся его друг.

— Слушай, а вдруг Климу не нужно столько?

— Да ну, там же целое владение под ним, не голытьба какая как мы с тобой. Да и потом, он же мне объяснял, почему серебро у них вдвое дороже золота. Его же в магических амулетах разных используют и для лечения тоже.

— Ну это я слышал.

— Да погоди ты, не перебивай снова! Вот и я у него спрашивал про это. Так амулет имеет свойство разрушаться и выгорать, вот и выходит, что серебро в отличии от золота постоянно тратится. Ну расходуется в общем в этих штучках магических. Поэтому переизбытка на рынке не бывает, только растет оно в цене со временем.

— Хорошо бы, по десять кило в месяц. Я себе машину хочу, джи-ипа. — Мечтательно протянул его лежащий друг. — Не, дорогого да нового не буду брать, а так по средней цене можно поискать. Бензину конечно тот побольше жрет, ну так чего если деньги будут?

— Вы чего тут шепчетесь? — Вошла в комнату Светлана. — Я там картошку с курицей на листе в духовке сделала и салат, так что готово все, идите кушать. Ой, Сережа, может тебе сюда принести? — Спохватилась она.

— Да че, я совсем инвалид что ли? Вместе и отобедаем. И это… спасибо тебе, Светик. — Смущаясь приобнял он девушку, когда Саня уже вышел из комнаты.

Пообедали, можно сказать в семейной обстановке, даже от пива Саша отказался, чтобы болезного друга не смущать.

— Серый, я пойду прогуляюсь, да покурю на воздухе, а ты пока пообщаешься с девушкой.

— Неудобно как-то, ты же здесь хозяин, а тебя и за дверь. — Замялся друг.

— Неудобно знаешь чего? Ага, это самое, но на потолке. Норм все. — Подмигнул ему Макаров. — Ты это… пригласи ее куда, ну потом когда отлежишься. Хорошая девушка.

— Хорошая. — Сразу согласился Сергей. — Вот что она во мне нашла? Бедный и деревенский, а сама приехала, суетится вон на кухне.

— Вот и отблагодари ее, своди в кафе или там в театр и подарок купи хороший, а можешь и то и другое, сейчас какой ты бедный? А то что не за деньги повелась, это и хорошо, значит и правда что-то есть к тебе.

— Другая бы послала, да еще с мордой такой. — Потрогал он свое опухшее лицо. — Хорошо хоть кровь перестала. — И тут же добавил. — Я с Машкой разводиться буду.

— Это из-за Светки что ли? — Удивился Макаров. — Может не нужно так сразу лошадей гнать?

— Да она сама уже ушла. — Посерьезнел Сергей. — Поскандалили мы… ну в общем как обычно, перед моим отъездом, а сегодня утром батя звонил, говорит собрала вещи и уехала. Сказала что с концами.

— А дочка твоя как же?

— Аленку у родителей моих оставила, деньги что я отдал все забрала и свалила, сука. Да и к лучшему чем алименты этой дуре отдавать, я лучше своему ребенку все сам покупать буду. Пока с ними поживет, они не против совсем, даже наоборот. Ну а с деньгами сейчас вроде наладилось, так буду постоянно отвозить и покупать, что нужно.

— Я пойду наверное, тебе Сережа, отдыхать нужно. — Вышла с кухни Светлана.

— Не-не-не, я сейчас схожу к чаю чего возьму и попьем все вместе. — Остановил ее Александр. — Да и вообще сегодня суббота, куда тебе торопиться?

— Слушай, Сань, купи ей цветов, знаю что не сам, но куда мне с такой рожей ща выходить? Розы, букет хороший, а? — Зашептал ему на ухо Серый.

— Да без проблем, друг. — Макаров засмеялся и пояснил Светлане. — Мороженку просит, болезный. А я что? Куплю конечно. Ты, Света, пломбир любишь? Ну не скучайте, пойду тогда прогуляюсь. — И он подмигнул своему другу.


На улице дождик закончился и воздух был свеж, еще и солнышко пробивало сквозь редкие облака. Макаров и правда доковылял до скамейки и с удовольствием закурил. А куда торопиться? Пусть голубки поворкуют. Да, мля, вроде две приятельницы, а разные совсем. Вспомнил он вчерашний телефонный разговор с Татьяной. Неожиданно зазвонил телефон, Саня даже удивился, не Татьяна ли решила сама позвонить, но это оказался его новый друг.

— Клим, привет! Ты какими судьбами? Я думал ты только к понедельнику объявишься.

— Я сегодня в город не поеду, дел много, но по участку решил. У вас все удачно? Есть что?

— Есть, тоже все срослось и даже больше чем планировали. Так что у нас тоже все хоккей. — Сообщил Макаров радостно. Подумал говорить ли про Сергея, но решил промолчать. По телефону всего не расскажешь, так чего зря человека напаривать, лишь добавил. — И Серый приехал уже, у меня сейчас дома.

— Хорошо, я к вам в понедельник не поеду…

— А как тогда серебро заберешь?

— Да погоди, не перебивай! Я вас в поселке ждать буду, постарайтесь часам к девяти утра с деньгами, будем участок выкупать. Я уже предварительно с хозяевами договорился, так что проблем быть не должно. И про монеты не забудьте. — Добавил Клим.

— Ясно все.

— И парни, просьба еще, вы по машине решите сами, нам к нотариусу мотаться придется и вообще. И еще, Сань, одна голова хорошо, а три лучше, подумайте куда деньги вложить. Нам бизнес нужен, хоть небольшой, как прикрытие и лучше тут, ну в поселке имею ввиду. Ну все, давай до понедельника и Серому привет! Все понял?

— Да все. Давай, до понедельника. — В трубке раздались гудки.

Вот же. С появлением Клима жизнь как бы ускорилась, слишком много событий произошло всего за несколько дней. — Александр тряхнул головой. — Да и хорошо, все лучше чем затишье, сидишь как в болоте и ждешь непонятно чего, а тут дела поперли. Движенье — жизнь! И он затушив сигарету, не спеша похромал в направлении магазина. Потом еще немного посидел на лавочке в другом дворе, выпил баночку ледяной фанты и не торопясь прогулялся до цветочного магазина, где выбрал для Светланы шикарный букет из одиннадцати роз алого цвета. Посмотрел на часы — больше часа прошло, так что будем надеяться не помешает влюбленным вернувшись, но тут опять зазвонил мобильник.

— Алло, Александр? Это Роман, я по деньгам хотел решить, когда удобно? Могу сегодня подъехать. Часа через два? Хорошо.

Хм… надо с Романом и поговорить, может в понедельник он их покатает. А чего, парень честный. Ладно, поговорим. — И Александр направился в сторону дома.


— Ну, а что тебе? Машина же у тебя есть? И работа говоришь нужна. — Пожал плечами Макаров.

Парень снова покосился на сидевшего Сергея. — Нее, парни, мне криминал не нужен. Я сто раз тогда пожалел, что к Артуру водителем пошел. Брат вон тоже в бригаду к себе зовет, но не по мне это все. У меня семья, дочка маленькая, мне просто бы работу найти.

Макаров снова посмотрел на деньги лежащие на журнальном столике. — Ну вот ты возьмешь себе десятую часть, так все одно не надолго хватит, а работу хорошую сейчас трудно найти. — Он перевел взгляд на опухшее лицо Сергея. — Да кто тебе сказал, что это криминал? В аварию он попал, теперь без машины и его в понедельник дергать нефиг. Пусть тут отлеживается.

— Да может до понедельника пройдет все? — Слабо попытался возразить Сергей.

— Куда там! — Только махнул рукой Макаров. — Таблетки от сотрясения пей. — И опять обратился к приехавшему парню. — Ну так как? Я под дом участок хочу в поселке выкупить, так что никакого криминала, просто повозить пару дней, бумаги там оформить и все такое.

— Точно авария? — Почесал Ромка в затылке. — Ну можно, так-то. Но у меня ведь машина не крутая — Деу Нексия старенькая.

— Да какая разница? Главное ездит и нормально. Ну так договорились? Тогда к восьми часам подъезжай в понедельник. А по деньгам… ну думаю пару тысяч в день плюс заправка наша. Да! — Махнул он рукой. — Давай до двух с половиной округлим, тогда пятерка тебе за два дня.

— Чего-то многовато выходит. Точно не криминал?

— Слушай, ты для нас вон миллионы выбил, а тут многовато тебе! — Усмехнулся Саня. — Дают-бери! Да и мне лучше со знакомым ездить, чем такси вызывать. А ты если не секрет, сколько получал? Ну когда у этого бандита работал.

— У Артура-то? Двадцатку.

— Всего двадцать? — Удивился Саня. — Я почему-то думал больше.

— Куда там! Прижимистый он, э… был, да еще штрафануть норовил за всякую мелочь, ну если машина до блеска не отдраена например. Да ладно, чего теперь-то вспоминать об этом. Ну хорошо! — Сдался парень. — Тогда утром в понедельник буду, но если, что изменится, позвоните — сотовый знаете.


— Что ты к нему пристал-то? — Удивленно спросил Сергей, когда Ромка уехал.

— Ну, а чего? Парень нормальный, от криминала сторонится, значит не подставит с деньгами. Да и одному на такси туда-сюда кататься не хочется, лучше уж со знакомым ездить, ты вон еще неделю как минимум пролежишь, болезный ты наш, неутомимый боец за правое дело.

— Ну чего ты, Саня, опять начинаешь? Думаешь не понимаю, что подвел? — Засопел его друг.

— Да ладно, проехали. Клим когда по участку звонил, просил покумекать на тему бизнеса какого.

— А зачем нам бизнес-то? И так деньги будем поднимать.

— Ну вот для того и надо, а то спросят тебя через год: А на какие шиши, ты любезный, квартиру приобрел и машину будучи безработным? Что тогда?

— А… бизнес как прикрытие!

— Да почему как прикрытие? Ну да… и вообще. Мало ли. Сегодня канал этот есть, а завтра? А так реальные деньги вложим, чтобы зарабатывать нам. Согласен?

— Ну так-то логично. И чего предлагаешь?

— А чего, я могу предложить? Я как-то от бизнеса далек, больше охраной занимался.

— Может грузоперевозки? Или маршрут выбить, вон из поселка того же? Пустить на маршрут с десяток пазиков и пассажиров возить.

Макаров пожал плечами. — Мы этим никогда не занимались, думать надо. Я конечно Климу эту идею подкину, а там посмотрим, вместе порешаем. Тем более в понедельник в этот поселок поедем, сами на месте поглядим. 

* * * 
Судя по тишине и росе на траве, сейчас было очень раннее утро. Хотя уже рассвело, но довольно прохладно. Клим невольно передернул плечами и поежился. Вот же гребаная рассинхронизация времени, никогда точно угадать не получается, хорошо хоть утро уже, а то приперся бы снова ночью и сидел бы пережидал. Может Петра Ивановича попросить примерную таблицу вывести, так это с ним нужно туда-сюда переходить. А… к бесу все! Некогда пока этим заниматься, да и ученый сейчас занят. Несколько дней назад Клим притащил ему несколько университетских учебников по химии и физике и теперь ученый штудировал эти книжки и выдавал идеи по применению теории в жизнь. Ну ладно электричества у них нет, но оптика, механика, химия и паровые машины — все это нашло применение в его опытах.

Клим намекнул ему про асфальт, мол хорошо бы варить самим да дороги делать. Но вчера Петр Иванович пришел к нему и предложил другой вариант — сделать мини-заводик по производству цементных смесей. Мол он уже прикинул какие паровики будут задействованы для дробилок, если будем производить бетонные плиты, то дорогу можно мостить во много раз быстрее чем из тесанного камня, да и дешевле чем асфальтировать примерно во-столько же раз. Ну да нефть-то гномы добывают, а бочка так называемого земляного масла, ну очень дорого стоит. Гномы из него керосин для ламп гонят.

На базе его лаборатории уже развернули опытное производство, заложили еще пару корпусов для механических работ, да и охрану серьезно увеличили. Так что Петр Иванович обещает в скором времени неплохие практические результаты своих исследований. Просит сам в этот мир прогуляться. Клим обещал конечно, да и пару толковых механиков бы ему в помощь отсюда привести, найти только людей подходящих. А главное с участком тянуть никак нельзя, купит кто-нибудь и начнет дом строить, что тогда?

Из-под ног выскочила трясогузка и побежала в сторону, видно пытаясь увести не званного гостя подальше от своего гнезда.

— Ты че там тресся, паразит?! — Громкий окрик заставил его вздрогнуть. Ну все спалился, твою маман!

— Я говорю чего там шаришься?! Кастрюли люминевые воровать залез? — Опять прокричала дородная тетка из-за покосившегося штакетного забора. — Я щас сына позову он тебе быстро бока намнет, ирод!

Вот же, видать в сортир поутру пошла и его увидала на соседнем участке. — Поморщился такому провалу Клим. — Скорее всего услышав ее громкие крики из дома выскочил мужичонка лет под сорок, с сильно припухшим лицом и всклоченными рыжими волосами. При попытке пробежать к тому месту где стояла тетка, его сильно качнуло в сторону и он едва удержался на ногах. Одет он был в серую застиранную майку-алкоголичку, голубые треники с сильно вытянутыми пузырями на коленках и домашние тапочки на ногах.

— Ма… че кого здесь? — Уставился он на нее стеклянными глазами.

— Ну куда выскочил в тапочках, паразит! А потом в дом грязь понесешь? — Переключилась тетка уже на своего сына. — Ну пошел в дом, проспись сначала.

Рыжеволосый мужик развернулся и слова не говоря в ответ, посеменил обратно, правда его снова занесло когда он преодолевал три ступеньки подъема на крыльцо, но опять ему удалось удержаться. Правда дверь в дом он похоже открыл головой.

— О…видал! Бухает гад, как сократили так две недели не просыхает. — Повернулась тетка опять к Климу. — Щас последние пропьет, сволочь, а потом корми его родная мама на свою пензию. Потом добавила. — Я тетя Клава! — И грозно уставилась на Клима.

В моей смерти прошу винить Клаву К. -Всплыло из подсознания. Ну да, такая и сковородкой тюкнуть в гневе может, да и сына вон даже пьяного строит на раз.

— Кхм… вы понимаете я тут дом хочу построить, вот участок себе присматриваю. Не знаете где мне хозяев найти?

— Чего искать-то, мать моя тут жила кивнула Клава на полуразвалившуюся халупу, померла два года назад.

— Так вы не продаете этот участок, почему?

— Почему не продаю? — Вопросом ответила ему тетка. — Продать-то можно, но не за копейки, а то у меня соседка Зинаида просит ей продать под огород, так предлагает двадцать пять тысяч, это же курам на смех!

— А вы сколько хотите?

— А сколько дашь? — Опять вопросом на вопрос ответила Клава.

— Ну… — Замялся Клим. — Пятьдесят? — Больше спросил чем ответил он.

— Совсем ку-ку?! — Покрутила тетка пальцем у виска. — Вон новые участки под строительство, что к озеру ближе, те по семисят продают, а ентот вообще к центру ближе, станция вон через дорогу и остановка под боком. Сто не хошь!

— Нее… ну чет совсем дорого— сто тысяч! — Более из азарта принялся торговаться Клим. Хотя по правде говоря готов был выкупить именно этот участок за гораздо большую сумму.

— Ну дороговато, согласна. — Не стала спорить хозяйка. — Но меньше чем за восемисят не вжизнь не отдам. — И пояснила. — Это новых цельную улицу нарезали, потому цена упала, а как те участки распродадут и ентот продам, на следующий год.

— А документы в порядке?

— А как же, все чин-по-чину. Это у меня старшенький запойный, а младшой все чин-по-чину, все как надо оформил. Да он тоже в поселке живет с женой и дочкой, но не с нами, две комнаты снимает у Голомедовых, как подкопит денег так строиться будет. — И видя удивленный взгляд Клима, пояснила. — Нее не на ентом участке, около нас прямо у нас свой участок больше двадцати соток, так что места всем хватит. Да и старший когда работает, не пьет совсем, так что поможет.

— Ну ясно тогда. — Кивнул Клим. — А этот участок сколько соток?

— Десять. — Насупилась тетка.

— А новые, что ближе к озеру нарезают?

— Те по двенадцать. — Еще больше посмурнела тетка и видимо истолковав этот расспрос не в свою пользу выдала. — Семисят пять! За меньше не буду продавать.

— Хорошо. — Согласился Клим. — За семьдесят пять куплю.

— Не брешешь, деньги точно у тебя есть? — Прищурилась Клава и с недоверием оглядела его спортивный костюм. — Точно купишь?

— Точно. — Подтвердил Клим. — Правда сегодня суббота, а в понедельник можно оформлять. На брата только, ему дом строить будем, он в понедельник приедет.

— Ты мне тут не крути брату-свату, сын все проверит, чтобы без обмана и деньги сразу, а потом только оформляем. Если обмануть хотите то сама пришибу! — И тетка подошла вплотную к полузавалившемуся забору и протянула Климу руку. — Клавдия Кукушкина.

Точно Клава К. Сдержал Клим смешок и пожал пухлую но крепкую руку. А вот насчет одежды приличной нужно зарубочку поставить, а то в спортивном костюме не комильфо серьезные темы решать.

Клим не спеша направился к остановке. Огляделся, но по причине раннего времени народу не было вообще. Да и трасса была пустая, пока он шел эти сто метров проехала только одна фура. — Мдя, рано я приперся и сколько сейчас времени у тети Клавы не узнал. А сотик постоянно сбоит как его через канал пронесешь так все данные скидывает, ну так батарейка там вырубается начисто, хорошо хоть не крякнул еще. Как участок выкупим и строиться начнем нужно тут и оставлять на этой стороне, не таскать с собой.

Клим присел на лавочку под железным навесом поселковой остановки.

— Рано приперся, студент! — Он оглянулся. За остановкой собирал бутылки в мешок из-под муки, мужичок предпенсионного возраста, одетый в застиранный зеленый камуфляж. Такой наряд был распространен даже среди рабочего класса в городе, а уж поселке в нем ходил каждый второй.

— Рано говорю еще. Первый автобус только через полчаса будет, рань ведь неописуемая.

— А сколько сейчас? — Спросил у него Клим.

— Так пяти еще нет. — Мужик достал из кармана покоцанный раритетный сотик и приглядевшись к черно-белому экрану пояснил. — Четыре сорок девять. Во! Сказал же рано, первый автобус в город в пятнадцать минут шестого идет. А ты местный? Что-то тебя раньше в поселке не видел. Дачник небось?

И не дожидаясь ответа, сам же продолжил. — Да места у нас красивые, озеро, лесок сосновый, природа… просто неописуемо!

Дачное общество располагалось на той стороне от железной дороги, там было еще одно озеро но поменьше раза в три, поэтому безлошадные дачники предпочитали ездить на электричке, хотя бывало и забредали на поселковую автобусную остановку.

— Слышь, студент, а не поможешь пролетарию материально? — Спросил мужик снова, не дождавшись ответа на предыдущий вопрос. — Не, много не прошу, хоть мелочью рублей двадцать, а? — С надеждой посмотрел он на Клима.

— На опохмел, что-ли? — И Клим зашарил в кармане спортивного костюма.

— Ага! — Видя такое дело, мужик с готовностью закивал и даже расплылся в улыбке. — Душа просит понимаешь. Вон киоск видишь? — Показал мужик на площадь перед магазином на другой стороне от трассы. — Вот там Валька и продает. Портвишок как в магазине, только даже дешевше выходит потому как с оптовой базы. Можно за те же деньги в полтора раза больше взять.

— Вот. — Клим вынул из кармана банкноту в пятьдесят рублей и протянул мужику.

— Спасибо, сту… — Начал было тот, но осекся. — Извини! Михалыч я! — Протянул он руку Климу. После рукопожатия и взаимного знакомства, мужик подсел на лавочку и опять пустился в объяснения.

— Ларек-то армяне держат, но не из поселка хотя у нас тоже живут, у них по трассе таких несколько, раз в день привозят ей белую в полторашках пластиковых и портвишок, бывает еще Изабелла вино, но та конечно пожиже градусом, но и ее для разнообразия употребить можно.

Водку-то они сами гонят, но не паленка совсем, говорят на ихнем же спирту, так что нормальная. Даже дачники приходят и покупают. Но я красненькую предпочитаю, ну с утра если. Меня же сократили еще в прошлом годе в связи с кризисом, я же плотником был при жеке, ну и так чего принести, где пособить помогал, а щас Ильич сам один управляется. Я вот как свободный гегемон тару собираю. — Брякнул он мешком. — Так вот, о чем это я? А, так водяра она мозг тяготит и в сон клонит, а красненькая наоборот вострит ум и дает заряд бодрости, это неописуемо.

Михалыч еще раз глянул на табло своего потертого телефона и пояснил. — Ларек он навроде круглосуточный, но Валька, млять такая, спит до пяти утра, так что лучше рано не соваться, характер у ей — не приведи господи! Пошлет на три буквы и не продаст потом, хоть как проси. Армяне тут шашлыком еще приторговывают. Но другие, эти наши мастные, но что-то у них с мясом проблемы, не торгуют уже неделю. Ну вот вроде пора мне. — И он встав с лавочки снова протянул Климу руку. — Я тутошний, живу на соседней улице, так что если надо чего, подремонтировать там или по огороду чего сделать, то обращайся, сделаю дешево но сердито. Это… ну в смысле комар носу не подточит, просто неописуемо!


Клима повеселил такой разговорчивый собеседник, но что-то еще его зацепило в разговоре с Михалычем. Что? Про водяру? Нет совсем не то. Шашлык, точно! Вернее не сам шашлык, а поставки мяса для него. И Клим даже хлопнул себя по лбу. — Вот же идиот! Какой еще бизнес можно выдумать если являешься владетелем аграрного края? Это не нынешняя современность где большая часть населения по городам сбилась. У него в лэрстве девять десятых это сельское население, в городах осели мастеровые из всевозможных гильдий, немного чиновников, солдаты, стражники, торговцы, купцы опять же, благородные господа или просто зажиточные горожане да их обслуга. А основная часть населения — это крестьяне и все они сельским хозяйством живут. Нет есть конечно и в селах дровосеки — те кто на лесопилки лес поставляет и каменщики, ткачи, кожевенники, кузнецы, но их по сравнению с простыми крестьянами несопоставимое меньшинство. А климат у нас мягкий, не в сравнение со здешним, два урожая в год — стабильно, просто неописуемо. — Тьфу ты! — Клим сплюнул. — Хех, надо же привязалось.

Он балбес, сидит тут голову ломает каким бизнесом парням заняться, а дома переизбыток сельхоз продукции. Уж что-что, а с этим в Вэллоре никогда проблем не было, если только наоборот — переизбыток выращенного, климат хоть и не такой теплый как в империи, но здешнему не чета. Скорее Крым или юг Франции, как говорится палку в землю воткни и она прорастет.

По закону и устоявшимся правилам десятая часть урожая шла барону и его дружине, еще десятина, под присмотром того-же барона, выкупалась как казенные госзакупки на содержание армии и в городские продуктовые склады. А выходит восемьдесят процентов всего выращенного оставалось производителю, чем собственно тот мог распоряжаться как заблагорассудится. Причем все старались вырастить как можно больший урожай, даже если часть его потом пропадет, потому как эти самые десять процентов отмерялись от общего количества, за чем очень рьяно следили и старосты селений и сами бароны.

Самые шустрые, часть оставшегося поставляли в таверны или продавали заезжим купцам-скупщикам, но конкуренция в этом деле была огромная, поэтому у большинства населения эти восемьдесят процентов так и оставались в наличии. Были конечно и те кто позажиточней, объединялись по нескольку человек и отправлялись караваном до столицы или Тихой гавани и там все продавали, пусть и по заниженной цене, лишь бы какую монету за выращенное выручить. Хотя бывало приходили караваны купцов из империи или княжеств, реже из северных королевств, закупали и зерно и мясо, вот тогда был шанс хорошо расторговаться, прибыльно.

Так что даже если у крестьянина была большая семья состоящая помимо него и жены из пяти-семи детских ртов, что было кстати совсем не редкость, то все равно весь урожай не съедался. Вот и заводили почти все крестьяне себе разную живность чтобы совсем урожай не пропадал, начиная от кур-гусей и заканчивая свинками или бычками, их выращенным и откармливали. Вэллор конечно край не богатый, но народ никогда не голодал, землицы вдоволь, а лошадка почитай в каждом третьем дворе есть, так что за пару медяков в день сосед тебе ее в аренду даст.

Из откормленной на убой скотины делали ту же колбасу, коптили мясо, вялили хамон, да и выгоднее мясные продукты продавать чем овощи или зерно, цена-то поболе. Вот и жили крестьяне в надежде что на будущий год процент госзакупок хоть немного подрастет и еще часть выращенного своими руками, обратится в медную монету, что кстати бывало не редко, но и не так часто как хотелось бы пейзанам.

Так, что еще помимо всевозможных овощей с огорода, разнообразного мяса и мясных деликатесов? А вино, домашнее! Ведь в каждом баронстве было по нескольку винокурен при виноградниках и вино хорошее и дешево совсем. Просто в Империю его не закупали, по причине того, что располагалась она южнее и там своих виноградников было море, нет часть конечно закупалось купцами и увозилось на север на торговых кораблях из Тихой гавани, но опять же очень небольшая часть. В общем если госзакупки поднять с десяти процентов, ну скажем… еще на десять, то не на одно кафе хватит, а можно еще и оптом приторговывать. Тем же шашлычникам мясо поставлять. Причем хоть свинину, хоть баранину, хоть крупного рогатого скота. Хотя нет, из говядины вроде шашлык не делают? — Потер Клим лоб. — Да хрен ли на деталях зацикливаться. Что еще помимо сельского хозяйства?

Что еще? Мед, орехи, грибы, ягода, а лесная дичь, а в конце-концов разная рыба! — Принялся Клим загибать пальцы. — А икра? Причем севернее Руденбурга, в Облачном озере и горных речках было полно красной рыбы, а уже в самом Руде и в Срединном море водилось огромное количество осетровых. Но самое смешное, что в его мире икра не была таким деликатесом как тут, нет ее конечно солили в небольших бочонках, но она больше считалась повседневной крестьянской закуской чем присутствовала на столах господ и зажиточных горожан. Мдя… надо же совсем простое решение и лежало на поверхности, а вот поди же ты не пришло сразу на ум. Тут же трасса федеральная, тут если кафе открыть так проходимость — мама дорогая будет, если конечно цены не ломить и готовить хорошо.

В общем идея чем парням заниматься есть, нужно еще немного обдумать самому и вперед. Поэтому смысл сегодня ехать к парням? Ну только если радостью озарения поделиться? Нее, пусть сами голову поломают, может еще что дельное придумают. — Усмехнулся Клим. — Сразу в понедельник и встретиться, предупредить только нужно, чтобы не потеряли, ладно сейчас рано звонить, чуть позже перейду и звякну. Он поднявшись с лавки бодрым шагом направился обратно в сторону заросшего участка. — Главное чтобы тетя Клава снова не спалила, а то совсем подозрительно это будет.

Пара часов пролетели со скоростью разогнанного локомотива. Клим едва успел позавтракать, пройтись по развернувшейся стройке и заскочить к Петру Ивановичу в лабораторию. Новые мастерские, стояли готовые к монтажу паровиков и завозу станков. Правда построили их еще до истории с переходом. — А ведь парочку небольших станков можно и на той стороне купить, пусть даже списанных из какой-нибудь школы, но все лучше и точнее будут чем на кожано-ременной передаче. А уж к паровому приводу их Иваныч как нибудь адаптирует. — Подумал оглядывая пустое помещение Клим.

А вот новую казарму на полную роту охраны, а также кирпичный двухэтажный офицерский дом, заложили только вчера. А чуть в стороне и фундамент под новый химический лабораторный корпус уже готовят. — Да уж… планов-то громадье лишь бы парни с серебром не подвели, считай только на это и надежда, казну на строительство он выгреб почти до суха. Правда часть денег он еще выделил на новые доки, пока только ремонтные, да новую пристань в самом Руденбурге. — Клим остановился и посмотрел как с дюжину крепких бородатых мужиков засыпают песок, а потом на эту подушку укладывают крупные камни. — Эх, не успели цементный заводик еще запустить, так бы намного быстрее продвигалось все это дело. Хотя Петр Иванович говорит, что все рассчитал, теперь только средства выделить на закупку паровиков и камнедробильных машин. Да и паровики было бы не плохо самим клепать, на порядок бы дешевле вышло, чем в империи закупать у тамошних гномов.

По началу Клим хотел производство асфальта наладить, но нефти во владении нет, а у гномов ее покупать больно дорого выйдет, вот и предложил Петр Иванович дороги небольшими бетонными плитами выкладывать. По расчетам на порядок быстрее выходит чем булыжником тесанным мостить, да и дешевле на порядок. А дорога нужна, это как известно артерии страны и для торговли пользительно, а то единственный каменный тракт всего на пару десятков миль тянется, а нужно… — Клим прикинул общую длину в милях — сто двадцать. Если, еще отросток до Одинокого стража и в другую сторону — от Большого каменного моста до заставы — это еще плюсом с полсотни. Тут лет на десять работы, даже со средствами. Хотя… — Он опять задумался и чисто по крестьянски, всей пятерней поскреб затылок. — Если например не одной бригадой работать, а скажем сразу тремя или даже пятью, да с разных сторон начать, то и время выходит сократится впятеро.

— Ха! — Тут ему в голову пришла неожиданная мысль. — А если ввести аналог стройбата? Ну а чего… скажем лучших мастеров отобрать и на этой основе создать батальон из тех же пяти рот, что строить дорогу будут начиная с разных мест. Хотя на батальон он конечно губу раскатал, а вот ежели пять взводов дорожных рабочих, человек так скажем по двадцать каждый. Хм… Выходит довольно резвенько, правда конечно в теории.

Да и не только дорогу, в планах еще как минимум несколько военных объектов, давно уже пора каменные укрепления возводить, деревянные заставы да засеки все же дюже не надежны, да и строились как временные укрепления. А простояли больше полувека, а некоторые и к веку подходят, хотя ремонтируются периодически, но все одно как времянки возводили, а кто не знает, что временное порой намного долговечнее любого постоянного. — Усмехнулся Клим. — А люди в стройбат пойдут, еще и отбор будет не хилый, как его по ихнему? А, точно — кастинг! Ну а как? Сейчас артели разъезжали по владению в поисках работы, да и инструмент был больной темой, не каждая артель могла себе позволить купить лучший и в достатке. А если не только работой и инструментом снабдить рабочих, но и обучать на совесть, рабочую одежду выдавать и пенсию по выслуге как ветерану армии… да не то что пойдут, от желающих отбоя не будет. — Клим даже умилился столь хорошей идее. — Хотя пенсии все же это не скоро, это по меньшей мере лет через тридцать-сорок выслуги в этом самом стройбате. Да и то для этого мира пенсия по выслуге пока нонсенс, вон даже ветераны гвардии только выходное пособие получают в размере золотой кроны, так гвардия — самая престижная служба во владении. Сейчас в гвардии сотня охранения и два десятка конных кирасиров. — Клим тяжело вздохнул. — По меркам империи это совсем небольшой отрядик, да в Великих княжествах гвардейские части как минимум в несколько раз поболе будут.

Эх, хорошо бы коней для тяжелой конницы прикупить, да и для армейцев надо. Но если для кирасиров подходили только имперские дестриэ, цена на которые была довольно высока, то для легкой армейской конницы кони были раза в полтора, а то и в два подешевле. Да и дестиэ можно было купить только под заказ, с согласования имперских военных чинов, а это им еще небольшой откат приготовь. Но кони того стоили, тяжелые боевые жеребцы специально выращенные и обученные для боевых действий. И насколько Клим знал, их было запрещено продавать помимо их владения куда бы то ни было и насколько он помнил, чистокровных имперских дестриэ за все время покупали только два раза по полдюжины, но было это последний раз лет восемь назад. И на сегодняшний день, те два десятка что под гвардейскими кирасирами гарцуют, уже вовсе не чистокровные боевые жеребцы, а помесь имперских дестиэ с местными кобылками. Поэтому чистокровных хоть с десяток не помешало бы прикупить, а лучше пару десятков.

— Клим опять усмехнулся — Ага и таблеток от жадности, да побольше! Но по хорошему много чего надо покупать и для армии и для промышленности. Как ни крути, а гвардейский отряд, со временем нужно увеличить минимум вдвое, тут другого мнения быть не может. Серебро пошло, теперь нужно по-хорошему в империю ехать, насчет филиала банка договариваться, да насчет коней и разного оборудования, тех же камнедробилок паровых хоть пару у гномов заказать.

Да, хорошо бы было наладить производство своих паровых машин, тогда и пароходное сообщение по реке можно наладить. А еще лучше железку протянуть от Руденбурга до Тихой гавани, тогда точно товарооборот раза в два увеличится, да и людям в повозках три дня не трястись, всего день и приехал. А что, проблем с углем во владении нет, есть пара месторождений недалеко от горного кряжа. Вот только своими силами железную дорогу не протянуть, да и паровоз в мастерской на верстаке не склепаешь. Тут помимо средств, еще и заводы нужны, и рабочие обученные, а это к гномам имперским на поклон идти нужно. А еще рельсы делать из чего? Сейчас комплект защиты тяжелого кирасира стоит шесть золотых крон, а ведь еще оружие надо.

И вообще железо дорогое пока. Нет его столько не только во владении, но и в империи нет. Да чего там, сами гномы еле свою паровую самоходку склепали, а вот на рельсы железа, уже и думать не моги! Так что первая нормальная железная дорога в той же империи появится, дай бог лет через двести. Все в нашем мире как-то неспешно. — Подумал молодой лэр. — Вот вроде керосин отец говорит уже давно изобрели. А прошло полста лет как в империи в центре первые фонари керосиновые вместо масляных появились, а если их владение взять, так не в каждом городском доме еще керосиновые лампы есть, что тут о деревнях, да хуторах говорить. Крестьяне до сих пор при лучине вечера коротают.

Так что тех же лам керосиновых производство наладить… а если и керосин самим выделывать, так тут и без принесенного серебра озолотиться можно, только для керосина все та же нефть нужна, а это опять у гномов в Трехгорье закупать. Так те калачи тертые, если прознают, что сами керосин делаем, так и нефть не продадут. Так что нужно самим думать, или искать дома месторождения или «оттуда» бочками таскать. Вот Серый тогда про рельсы ляпнул, а ведь любой кузнец деревенский тебе за метровый кусок того самого пиленного рельса лошадь отдаст или пару коров, потому как сколько из него инструмента можно наделать или тех же ножей! Ну а чего, может если тут сырую нефть покупать да керосин дома делать все одно выгоднее чем у гномов будет? Тогда и самим фонари можно в Руденбурге ставить. А если там их производство наладить? Стекло там дешевле, да и качеством намного лучше, да и зеркала не дороги. Вот и еще небольшой бизнес, посадил пару человек у Сани в гараже, да и пусть лампы керосиновые клепают, фонари всякие, а то и зеркальца с ручками для простого населения. А можно и подобие примусов или керогазов начать выпускать, тоже дома на ура пойдет, ну если конечно с керосином опять же перебоев не будет. Ну да ладно, что далеко загадывать сейчас. Главное на той стороне закрепиться, а когда серебро пойдет, тогда уже и реальные планы строить.

А вообще если пойдет постоянный приток средств, то и северный берег Руда давно пора осваивать. Нет артели там лесозаготовительные постоянно работают, но поселений пока нет. А ведь по площади территорий, только по берегу Руда еще как минимум полдюжины баронств. А шесть баронств, это считай шесть небольших, но укрепленных замков, пусть поначалу и деревянных и по сотне баронских дружинников в замке, что тоже большим плюсом. Да не меньше двух дюжин новых сел, ферм и хуторов. Земля там хорошая плодородная, луга заливные, пастбища, да и лесопилку каждый барон поставит, а то и не одну — Серебряный бор под боком. Хотя там можно и больше баронств основывать. Там Серебряный бор почти на сотню миль на север тянется, земли и на две дюжины баронств хватит. Даже если их все от реки отмерять. Будут поуже чем на южном берегу, скажем вдвое, так в длину вытянутее. По площади то-на-то и выйдет, никто не обделен, у нас и так баронство раза в полтора, а то и в два площадью больше чем в империи. Там-то все земли давно поделены, да и не по одному разу поди.

Где только крестьян брать для новых деревень, да солдат в боярские дружины? Хотя все одно сразу восемь новоиспеченных баронов никто не назначит. Пока пару человек на очереди, им и присвоить высокий титул и землями наградить, а остальные земли пусть под присмотром лэра будут, а лет через десять и там деревни да малые хутора сами собой нарастут, тогда и других баронов на эти земли сажать можно.

А ведь можно пожаловать дюжину серебряных крон новому барону и пусть в империи себе дружину нанимает, да и крестьянам первым на обустройство останется. В империи хоть народ в колонии подался, но все больше по принуждению конечно, все одно перенаселение, большинство выберет наше владение чем неизвестные дикие земли колоний. Ну или переселенцев с восточного берега заманивает, тоже неплохой вариант, в империю то их с неохотой пускают, разве что в армию вербуешься или в те же самые колонии, тогда да, тогда с распростертыми объятиями встречают. Только дураков мало находится из огня да в полымя соваться, чай сами от войны да нужды только утекли.

От таких дум у него даже настроение улучшилось, хотя и так с утра хорошее было. — Прям день озарений какой-то. — Усмехнулся Клим и вновь перешел через канал на ту сторону. Если первые пару раз он проходил через плотный барьер напоминающий густой кисель или резину которую приходилось как бы продавливать входя в режим магии, то с каждым разом переход становился все легче, еще и мана наполнялась до краев. Казалось что даже тело начинало мелко вибрировать от переполнявшей его энергии. Но что странно, без него через барьер смог пройти только Лаэрт, да и то как подозревал Клим потому как он его провел первые два раза, а остальные, кто совсем не обладал даром, просто натыкались на темную плотную стену. Проводил он такие опыты с охранниками. Выходит, что через барьер просто так не перейти, поначалу он должен был провести человека, а может и постоянно, так как по дроу нельзя судить. У эльфов вообще способности к магии как у хорошо обученного боевого мага, причем дар есть у всех поголовно прямо от рождения, а не как у людей у одного из нескольких тысяч. Хотя волшба вроде у всех разная что у дроу, что у светлых эльфов, что у лесных.

Клим стараясь держаться подальше от соседского покосившегося забора, выбрался наружу из заросшего участка. Но как видно день сегодня такой, не успел он отряхнуть и очистить свои спортивные штаны от травы и прицепившихся репейников, как столкнулся лицом к лицу с сухонькой и благостной старушкой в бело-голубом платочке.

— Я вижу осматриваетесь? Я не ошиблась, это ведь вы хотите Кукушкиных участок купить? Только не пойму зачем? — Всплеснула она сухими руками.

— Так это… дом строить будем. — Даже растерялся Клим ее напору.

— Так лучше ближе к озеру участок купите, там и лес близко и природа. А тут же к трассе совсем близко, гарью только дышать. А вообще, у нас немец дом продает, на той стороне. — Указала она через дорогу рукой. — Очень хороший дом, каменный, двухэтажный, просто загляденьеце. У него и участок большой, ухоженный и даже удобства все в доме, как коттедж, право слово. Он его поначалу дороже хотел продать, но тут уезжать надумал вот и продает меньше чем за миллион. А там и дом кирпич и баня из бруса и гараж на две машины, не дом — картинка. — Принялась она расхваливать жилище уезжающего немца.

Тут до Клима начало доходить, что это видно та самая соседка что просила продать ей участок у Клавдии.

— Э… Зинаида… извините не знаю отчества?

— Ага, ага, Зинаида Семеновна, я! — С готовностью представилась старушка. Вот с той стороны я живу. — Кивнула она на небольшой синенький дом с яркими зелеными ставенками и крытой шифером крышей. — Ну так что, сходишь посмотришь немецкий-то дом? Строить-то такой всяко дороже выйдет! А участок какой — все ухоженно, грядочки как по линеечке, два парника застекленных. Забор и тот с кирпичными столбцами.

— Ну, а чего не посмотреть. — Легко согласился Клим. — Схожу.

— Вот умничка! — Опять всплеснула руками старушка. — Ты прямо чичаз и сходи, вдруг приглянется. А если денег хватит, то бери не раздумывай. А я может Клавдию уговорю этот участочек мне уступить. — Невинно улыбнулась старушка.

— Нее! — Мотнул головой Клим. — Сказала меньше чем за семьдесят пять не отдаст, тогда говорит пусть внукам в наследство стоит.

— Вот дура упертая. — Насупилась старушка и стрельнула глазами в сторону Клавиного дома. — Ну ты дом все-же посмотри. — И она развернувшись посеменила в сторону своего участка.

Клим перешел через дорогу и дошел до указанного дома — он хоть и был в конце улицы, но заплутать было-бы проблематично, так как дом немца был двухэтажным. Остальные вокруг в один этаж, правда было несколько домов с мансардами, но они были деревянными. Действительно, большой кирпичный дом больше напоминал коттедж — чистый и ладный, хотя и не новострой, стоял под сенью высокого раскидистого дерева.

Дом даже напомнил Климу летнюю резиденцию его отца, такой же крепкий на вид и тоже из красного кирпича, разве что летняя резиденция повыше на два этажа. Да и место хорошее тенистое, кругом деревья убранные в яркий наряд из весенней листвы, у забора куст шиповника и акации. Клим осмотрелся, подумал немного разглядывая дом, а потом решительно ткнул на синюю кнопку электрического звонка. На звонок буквально через минуту выбежал поджарый мужичок лет под шестьдесят с совершенно седой головой.

— Глок Иван Генрихович. — Протянул тот руку. — Это вы мне звонили насчет дома? Так вроде в начале недели договаривались?

— Нет, я не звонил, мне соседка сказала что дом продаете. Говорит дешево, меньше миллиона.

Глок поморщился как от зубной боли, но потом махнул рукой. — А… чего там, заходи! — И распахнул перед Климом добротную калитку, с коваными фигурными уголками.

От калитки к дому шла мощеная цветной плиткой дорожка, по бокам которой росли цветы и разная лопухастая и хохластая зелень. Дальше, в глубине двора, виднелся большой кирпичный гараж.

— Дом восемь на шесть, плюс веранда. На втором этаже три комнаты, внизу кухня, раздельный санузел и большая зала. — Глок вздохнул. — Да и кухня большая. Подвал хороший, сухой и стены кирпичом тоже выложены. Отопление центральное, но и котел на всякий случай имеется. Баня за домом новая, три года как построил. — Пояснил хозяин. — Пошли сам внутри все посмотришь и оценишь.

Климу дом очень понравился, чистый, светлый, да и участок большой с двумя парниками — все как Зинаида Семеновна и сказала. Сработала бы только схема, что он задумал. — Скажите, а вам принципиально кому продавать дом? И цена какая?

— В смысле? — Пожал непонимающе плечами немец.

— Мне дом понравился, но откровенно скажу нам он не нужен.

— Это как, перекупы что-ли? — Разочарованно спросил Глок. — Так мне времени нет тянуть, мне быстрее нужно. Или берете или нет. Я и так цену до самого «немогу» скинул, если бы не горело, то за девятьсот пятьдесят не в жизнь не отдал. Билеты у меня с открытой датой уже взяты, но через три недели улетать нужно, крайний срок.

— В Германию? — Поинтересовался Клим. — А чего уезжаете-то?

— А… — Глок махнул рукой. — Брат у меня с сестрой еще пятнадцать лет назад в Германию уехали. Потом и дети тоже, десять лет уже там живут, даже внуки народились. А я не хотел все, упирался как мог, а работы нормальной нет. Вон даже пробовал свой бизнес — хрена с два, тому дай, этому подмасли! Плюнул в конце-концов и решился ехать, полтора года вызов ждал, а тут бац! И вроде ждал, а все одно неожиданно. Вот и распродаю все в срочном порядке. И совсем задаром не хочется, и по срокам сильно горит. Дети там вроде хорошо устроились, так говорят бросай мол все и приезжай сам. Жена уже месяц как улетела, а я вот с домом да с машиной тут завис. — Он опять в сердцах махнул рукой. — Тут у меня и родственников больше нет, ни на кого не оставишь! Вот такая песня не веселая. А ты говоришь — вам дом не нужен!

Клим с полминуты постоял задумавшись, опять посмотрел на дом. — Я вам откровенно скажу, нам участок у трассы нужен, кафе мы хотим построить. Вот присмотрели у Кукушкиных участок, вернее они один продают, а второй, который больше — нет. В понедельник с ними разговаривать будем, если они сюда переселятся, то сразу покупаем ваш дом.

— Это мой дом на их развалюху поменять? Да вы ребята в своем уме? Зачем это вам, а потом еще заново строиться. А в прочем… — Глок тяжело вздохнул. — Делайте что хотите, мне продать бы побыстрее.

Эх, дядя! — Подумал Клим. — Да если бы переход скажем в твоем гараже был, так все просто замечательно срослось — заселили бы сюда Саньку. Дом-то и впрямь хорош. А так… вот придется и строиться самим заново, да основательно. 

Глава 10

 Клим сидел за массивным столом из мореного вардосского дуба и разглядывал несколько набросков, сделанных простым карандашом.

— Ну что же он тут у вас так губу выпячил? Будто ему на обед жабу предложили. А тут брови свел и глаза прям на выкате?

— Это я пытался изобразить признаки величия и высокородства! — Вскинулся было принесший рисунки человек, но потом глянув на дроу замолчал и втянул голову в плечи.

— Вот, тогда этот! — Решительно выбрал он один из рисунков изображавших его отца. — Только ворот уберите кружевной и цепь тоже. Просто лицо. Ясно, все?

— Стоящий напротив, рыжеволосый художник, в какой-то безразмерной темно-бардовой хламиде и черном, бесформенном свисающем чуть не до плеча берете, сначала глянул на лэра, а потом снова на темного эльфа развалившегося в мягком кресле и внимательно разглядывающего большой палец на своей левой руке. А когда дроу резким, но неуловимым движением выдернул небольшой кинжал чтобы подцепить обнаруженную занозу, художник непроизвольно икнул и закивал. — Так ваша светлость, истинно сделаем как желаете.

— Бояться тебя мои поданные, Лаэрт, а ты будь проще и народ к тебе потянется. — Сказал Клим одноухому, когда художник вышел, на что дроу только оскалился то ли улыбаясь, то ли отказываясь быть проще. — Хотя что тут что там, что ни воятель, то гений сам в себе — вам мол не понять, не доросли. — Засмеялся лэр.

Дроу ухмыльнулся и согласно качнул головой.

— Главное что узнаваемо. На той стороне на принтере распечатаем побольше, может кто отца видел и вспомнит. Ну не может же человек просто так исчезнуть?!

Дроу хмыкнул.

— Да сам знаю, что может. Но нужно же в лучший исход верить. — Вздохнул Клим. — Может еще раз с магическим амулетом попробуешь его поискать? Ну не может же он в поселке выйти и пропасть, так что амулет точку выхода и показывает?

Дроу озадаченно покачал головой и развел руками.

— Хрень какая-то, сколько не пробовали и плетения магические, и заклинания, и амулеты, и даже ты со своей темной магией, все на поселок этот же и сводится. Я вот думаю к частному детективу обратиться, пусть ищет, может нароет что.

Лаэрт посмотрел на владетеля, потом степенно кивнул и показал большой палец. — То ли копируя человеческий жест, то ли демонстрируя ранку от удаленной занозы.

— Я конечно надеюсь что отца найдем, тут без вопросов. Но дела тоже нужно делать. И так все на несколько недель встало, не решали важные вопросы без него, а пора нам решать с новыми баронствами, да и трое наших офицеров давно ждут когда их произведут в рыцарское достоинство. Серебро пошло с той стороны канала, теперь можно. Какое можно — давно нужно! Без рыцарей министериалов нам как без рук, но сам знаешь что платить нечем было. Теперь да, теперь можно. — Опять повторил Клим, то ли беседуя сам с собой, то ли обращаясь к дроу.


Как и предполагал Клим, семейство Кукушкиных на обмен согласилось, не сразу конечно, сбегали все по нескольку раз смотреть дом да переговорить с Глоком, поначалу не сильно-то веря новым покупателям. Потом посовещались с полчаса у себя в доме, Клима и двух его товарищей Глок в это время поил чаем у себя на кухне, и решились — окончательно и бесповоротно. Ну еще бы, мало того, что дом не в пример лучше и крепче, так и по жилой площади больше в три раза и это при почти равноценном по площади участке. Последней соломинкой переломившей хребет их сомнениям было то, что им на руки дают семьдесят пять тысяч за второй участок, а уж когда Клавдия узнала что Глок почти всю мебель им оставляет, чуть не запрыгала от радости. Ехать оформлять документы договорились через час, а пока Клавдия побежала готовиться к переезду, но как подозревал Клим скорее всего пробежать по соседям и объявить что это они покупают дом у немца.

— Все же не понимаю вас решительно. — Развел руками Иван Генрихович. — Дом добротный, говорите что понравился, даже мебель оставляю — просто заселяйтесь и живите. Что не так-то? Давайте я вам еще чаю налью?

— Да все так. — Согласился с ним в очередной раз Клим, подставляя свою чашку. — Если в двух словах объяснить, то мы являемся представителями группы людей которая решила построить кафе в вашем поселке. Ну что около трассы строить нужно вам и самому понятно. Поэтому как говорится мы только исполнители.

— Ну тогда понятно. — Вздохнул Глок. — Не доверяю я этим Кукушкиным, похерят тут все. Хотя младший вроде за ум взялся. Ладно… чего уж там.

— Пойду жене позвоню и машину проверю. — Встал из-за стола Рома.

— Кстати про машину! — Встрепенулся Глок. — Ребята, а вам машина не нужна?

— Да зачем… — Начал было Александр, но Клим его сразу перебил.

— Что за машина-то? Хорошая?

— А то! Минивен Хюндай. Полтора года назад без пробега по нашим дорогам взял. Ну я вам про бизнес говорил помните? Ну так вот не получилось, он у меня почти все время в гараже и простоял, нет ездил иногда в город. Продавать жалко было, вот как на духу, хотел даже на нем к детям ехать, так отговорили.

— Так ясно дело, там мерс себе купите. — Усмехнулся Саня, на что Генрихович только вздохнул и пожал плечами.

Микроавтобус был большой, ну для «микро» — автобуса. Причем на красивых дисках, с хромированной решеткой и ручками дверей. Серебристого цвета, с люком и тонированным салоном.

— Слушай и правда класс! Целый дом на колесах. — Кивнул Саня. — Я даже знаю кто такую машину хочет.

Они немного отошли с Климом в сторону и начали перешептываться. — Ну хорошая же машина? Да и не помешает совсем.

— Отличная просто. Давай на Серого оформим, а то лежит там болезный, страдает? — Попросил Макаров.

— Вот угораздило же его во все это ввязаться!

— Ну, а тебя? Тоже тогда угораздило? Я же тебе объяснил, что он за людей встрял. — Засопел Саня.

— Да ладно, не осуждаю я никого. Машина нужна? Значит берем! Ну и оформим тогда на него, раз тебе дом будем строить.

— Мне? — Искренне удивился Саня.

— Саша, ну давай я там все брошу — два города и все баронства и тут в поселке поселюсь! Ну а кто еще, если не ты? Тебе еще бизнес тут тянуть. Вот Серого сразу напрягай чтобы помогал во всем, тогда и машинуподнего.

— Сегодня день какой-то… результативный что ли. — Вздохнул и покачал головой Саня.

— Время не ждет. — Положил ему Клим руку на плечо. — Ты кстати с Романом поговори, раз у него брат бизнесом занимается, то может и бригада хорошая строительная на примете есть. Нам нужно быстро, а главное качественно сразу кафе и дом строить.

— Да уж скажешь тоже бизнесмен. — Усмехнулся Александр и пояснил. — Это я про ромкиного брата говорю.

— Ну сам же знаешь, что тут бизнес и криминал, можно сказать действия связанные кровными узами. А он по крайней мере нам не враг, скорее союзник. Так что узнай, хорошо? Я тут на долго не могу задержаться, так что все на тебе и оформление дома и машина.

— А Серый? На него же машину хотели? — Искренне удивился Саня.

— Сань, ну ты сейчас его дергать будешь? Сам же говорил лицо все опухло. Делай на себя генералку, потом на него переоформишь. У тебя же права есть?

— Есть. Ладно, раз уж впряглись то должны потянуть. — Сам себе пробормотал Макаров. — Ты главное не пропадай на долго, появляйся.

— Ну скажешь тоже. — Усмехнулся Клим. — Я теперь через день буду точно появляться тебе ценные указания давать, да серебро забирать. Ты Саша в следующий раз к переходу готовься, а то будешь тут стражем канала, а что сторожишь даже не видел.

— Страж. — Посмаковал Саня непривычное слово. — Сторожем значит как был, так и помру. — Сам себе усмехнулся Александр, когда Клим уже ушел.

С одной стороны Саню немного пугала ответственность связанная с большими деньгами, а с другой было какое-то предчувствие, ожидание хорошего и настроение от этого было просто замечательное. Ну а что, участки выкупили (почти), планы по бизнесу наметили. Дом ему построят в хорошем месте и как Саня надеялся не хуже чем у немца этого. Поселок Александру сразу понравился, и озеро большое есть и лес недалеко. Даже вон машину хорошую для друга купит, Генрихович даже расчувствовавшись что выручили его, за нее цену на четверть обещал скинуть.

Что не так? Да все просто отлично начинается. Хотя нет, начало то как раз страшное было и Климу досталось и ему, да и про Артура вспоминать вообще не хочется, да и не нужно. Вон даже Серый свое огреб, хоть и вообще на стороне. А может не на стороне? Может это все звенья одной цепи? — Задумался Саша. — Как он читал, что биополе человека формирует окружение вокруг себя. Типа мир вокруг человека, создает он сам. Хотя кто их эти теории на сто процентов проверял? Но что всем им досталось — это верно, как два пальца об асфальт. Вон как Клим сказал, даже Ромку привалить бандиты хотели. Так может они все заслужили немного хорошего? За что? Да за то что не прогнулись под реалии, а вступили со злом в бой. — Тьфу, блин прям пафосные мысли какие-то поперли. — Саня сам себе усмехнулся и вроде как подытожил свои мысли: — Вот и работать надо, не расслабляться. Повезло, так не упускай свой шанс, страж канала, мля.

По серебру с Климом тоже переговорил, да и слитки передал. Клим очень удивлен был, он ведь тоже максимум на пару десятков монет в неделю рассчитывал, а тут счет на килограммы пошел. Сам Саша немного боялся, что Климу такие объемы не нужны будут, но ничего, тот уверил, что два-три килограмма в неделю это нормально, а если будет больше то он и больше возьмет. А ведь это действительно уже большие деньги, раскрутится бизнес или нет, а считай миллион в месяц, можно только с серебра рубить. Главное с умом брать, в разных отделениях заказывать, да и в другой город можно для этого пару раз в месяц смотаться, заказать слитки заранее через нет, а ехать-то тут часа два от силы.

Саня вытащил из кармана листок со списком, что по быстрому накидал ему Клим. Ага по-быстрому, пунктов на тридцать списочек.

— Так… чай весовой цейлонский пару килограмм… распечатать и ссыпать в полотняной мешок. Ага и кофе зерновой тоже так. — Где эти мешки только взять, самому что ли шить? Хотя тут Клим приписку сделал, что это для личного употребления, поэтому если нет полотняного, то можно ссыпать в простой полиэтиленовый. — Ну так-то лучше. Про кофе и чай он им еще с Сергеем на квартире рассказывал, их в империю из колоний везут и сахар тростниковый тоже, но дорого все очень, так что его интерес в этом понятен, хотя бы себя и ближайшее окружение этими продуктами обеспечить.

Сахар-песок, ага вот и он, килограмм десять купить, а лучше двадцать. — Да без проблем, сделаем. Дальше… керосин, литров десять… тоже задача где сейчас керосин в таких объемах купить? Только если в бутылках есть, на розлив он его нигде не видел. Лампы керосиновые, пару дюжин (или чуть больше, в общем сколько сможет купить)… это он кстати в поселковом магазине видел, и походу этого добра в сельмагах еще валом осталось, можно и проехать, пошукать, скупить сельский неликвид. А вот там может и керосин есть, тоже не забыть поспрошать. Бумагу А4 — пять-шесть пачек, тоже можно сказать для личного применения. Тетради общие, в клетку — пару десятков. Ножи швейцарские многофункциональные — пару штук. Бинокли (штуки три простых китайских и пару штук хороших, мощных), ну это можно купить, сейчас с этим проблем никаких, хоть телескоп. Во, кстати мысль! Нужно потом поинтересоваться насчет телескопа, а то может нужен для придворного звездочета, ну или кто там у него есть.

Корица, перец черный, перец красный, лавровый лист, ну да специи там еще очень дороги, а вот томаты Клим рассказывал завезли еще до основания его владения. Картошку тоже выращивали с незапамятных времен, причем он даже не смог вспомнить то-ли ее завезли из первых колоний, то-ли она всегда росла на их материке. Скорее второе. Просьба глянуть в нете культивирование сахарной свеклы и дальнейшее… вот черт не разборчиво как накарябал, но впрочем и так ясно что сахар свой хочет делать. Дальше в списке шли названия химических реактивов.

Саня поскреб подбородок, ну да тут и некоторые объемы на десятки литров и кило, так что действительно микроавтобус совсем не лишний будет. И хорошо, что Генрихович заднее сиденье давно снял, получилось что-то типа грузового отсека, самому не возиться теперь. А вообще Глок мировой мужик, даже сказал что в гаи сельском у него кореш работает, так что как с домом закончим, к нему съездим и все за полчаса оформим. Он его предкпредит. Пересесть на микроавтобус, тогда можно будет и климовым списком заняться вплотную.

Два дня у Александра прошли в полной суете, нужно было ехать то в одну инстанцию, то в другую, они даже купили половину вещей из составленного Климом списка, поэтому к себе в квартиру он возвращался уже вечером. Надо сказать Ромка не возмущался и полностью отрабатывал положенное ему дневное жалованье. Общий язык тоже нашли быстро, больше по дороге болтали чем молчали, в общем быстро перешли на ты. Ромка реально советами сильно помогал, они даже в офис к архитекторам и дизайнерам заехали, как пояснил Роман — с ними и Артур сотрудничал и брат несколько раз обращался. В общем договорились, что они подготовят несколько проектов по кафе и по дому и покажут в следующий их приезд.

— А ты, Сань, где в поселке жить будешь? Я ведь так понял, что ты будешь за строительством следить и дом вроде тебе строят? — Спросил его Ромка на второй день.

— Ну как где, у Кукушкиных же дом старый остался.

— Так если кафе строить, снесут же все? — Удивленно глянул на него водитель. — Там хоть и центральное отопление и канализация на главных улицах идет, так все одно заново врезаться нужно будет. По проекту.

— Точно! — Макаров даже хлопнул себя по лбу. — Вот же совсем не подумал. Ну не знаю, можно комнату рядом снять, чтобы не мотаться постоянно в поселок. А вообще сейчас бани строят под ключ, дней за десять построят, так можно там спать.

— Ну можно конечно. — Согласился Рома. — Можно вагончик-бытовку выкупить, у меня брат продает как раз. Он у них вместо офиса был, на стоянке автомобильной, а теперь они новый сделали большой в торговом центре. Хотя… — он чуть наклонился к Александру, — ядумаю они просто Артуров забрали, теперь там постоянно днем тусуются, прям как бизнесмены настоящие.

— Как у них дела идут?

— Да путем вроде. — Пожал плечами Рома. — Тоже суетятся постоянно. Марат встретиться с тобой хочет, спрашивал. Да не, реально познакомиться хочет, может пообщаетесь, что придумаете по делам.

Александр только пожал плечами. — Ну вот с домом и машиной закончим, можно и встретиться будет. Хотя наверное лучше если Серый будет тоже, а он я думаю только через пару недель в нормальный вид придет. Посмотрим. — И сменил тему. — Да ну вагончик, лучше уж в бане пожить.

Роман усмехнулся. — Это ты тот вагончик не видел, поехали заедем, тут рядом.

— А нас пустят? И по цене сколько?

— Конечно пустят, я туда к нему часто заезжал когда офис был. По цене вроде шестьдесят хочет.

— Сколько-о?! Не жирно за вагончик-то? — Удивился Саня.

Роман опять хмыкнул. — Поехали сам его посмотришь. — Да и скажу, что ты забираешь, он пятерку скинет самое малое, а то и до пятидесяти отыграет.


Ключ, у охранника на автомобильной стоянке они получили без проблем, тот только поинтересовался как бы между прочим у Романа — в курсе ли его брат, на что Ромка только кивнул. — Ну а то! Покупателю вот показываю, он и просил.

Вагончик надо сказать был почти новый, блестел совсем не облупившейся шаровой краской, даже резина на колесах целая и не сдувшаяся как это обычно бывало на строительных бытовках. Дверь вместо обычной в таких случаях картонно-фанерной, была металлическая и как потом выяснилось с внутренней стороны обитая лакированной рейкой. Да и замок стоял хороший. Что еще сразу бросилось в глаза Александру, так это широкое трехстворчатое пластиковое окно, с пластиковыми же жалюзи с внутренней стороны.

Когда Ромка открыл двери и зажег внутри свет, щелкнув выключателем, Макаров удивился еще больше. Внутри вагончик был обит светлой евровагонкой и покрыт прозрачным лаком, на полу толстый линолеум и коврики. В прихожей, а вагончик был разделен на два помещения, были встроенные шкафы для одежды и стоял небольшой умывальничек с подогревом воды. У другой стены тумбочка с плиткой на одну комфорку и небольшой холодильник, над ним шкаф для посуды. Прихожую, от самого офиса, отделяли легкие раздвижные двери.

Ромка показал рукой на пустующий компьютерный столик стоящий в углу. — Марат только комп свой забрал, а вон даже телек оставил. — Повернулся он и ткнул рукой в небольшой закрепленный на кронштейне плоский телевизор.

Большой кожаный диван у стены, офисный стол с двумя тумбами и два офисных же стула. Правда один из них, что стоял у компьютерного столика, был тоже кожаным с высокой спинкой и мягкими подлокотниками. Макаров даже присвистнул.

— Кучеряво живете! Слушай, правда не ожидал, да тут целый дом на колесах… а ты бытовка!

— Ну а то! — поддакнул Роман. — Во видал. — И он открыл небольшой встроенный шкафчик. Внутри он был отделан зеркалами, а на полочке стояло полдюжины тумблеров для вискаря и три больших коньячных бокала. — Это у них бар был, правда горячительного не оставили, сами выдули.

На противоположной стене, на полке был установлен музыкальный центр с двумя небольшими колонками.

— Так они даже музыкалку не будут забирать? — Удивился Саня.

— А зачем? У них в новом офисе еще круче все. Марат мне предлагал забрать. — Ромка пожал плечами. — А мне куда? Дачи у меня нет, а дома и телевизор есть и музыкальный центр. — Он усмехнулся. — Сейчас еще покажу кое-что. — Он запустил руку между мягким сиденьем и спинкой кожаного дивана и извлек вороненый пистолет ТТ. Но не успел Макаров испугаться направленному на него стволу, как парень усмехнулся и пояснил. — Пневматика. Они же как дети, вискаря буханут и айда по пивным банкам стрелять. — И протянул пистолет Александру развернув его рукояткой вперед.

— Тяжелый. — Взвесил в руке пистолет тот. — Прям как настоящий.

— Кросман, хороший пистолет, шариками стреляет стальными. Его Марат забыл, потом мне тоже сказал забирать у них такого добра и так хватает. Но я подумал, если вы себе вагончик купите, то лишним не будет, а если нет, то себе тогда заберу.

— Не жалко? — Присел Макаров к Ромке на диван. — Мог бы и центр забрать, телевизор и холодильник тоже, вот только не говори что не нужно, не поверю. Продать же всегда можно.

Рома пожал плечами. — Не знаю, может бы и забрал если бы не знакомым продавали. А вы мне про участок под дом сказали, я и подумал вагончик показать.

Макаров задумался, вагончик ему очень нравился своей уютностью, да и было в нем все что нужно для жизни, тем более ему не избалованному большими деньгами. Не осудит его Клим что немного потратит, да в крайнем случае он и со своей доли взять может. Жить ведь и вправду где-то нужно, сейчас май, все лето впереди в нем совсем не холодно будет. Так отличное жилье, почти дача передвижная. Словно прочитав его мысли Ромка сказал.

— Кстати утеплен хорошо, и пол и стены, так что небольшой обогреватель и можно зимой спокойно жить.

— Хороший домик, мне нравится куплю я его. Только притянуть нужно в поселок.

— Так я Марату скажу, что тебе продал, он и перевезти его поможет. Ну не сам конечно, указание мужикам даст они куда нужно притащат. Я рад, что ты покупаешь, он у Марата хоть год всего был, даже меньше, но мне тоже нравился, привык что ли, часто заезжал к нему сюда. Наверноепросто не хотелось, чтобы чужие люди забрали.

— А мы свои что ли? — Усмехнулся Саня. И вдруг переменив тему спросил. — Иди к нам работать, а Ромка? Мы сами в криминал лезть не хотим, вот кафе строить будем, дом мне. Работы много, то привезти чего, то с бумагами помощь оказать, да и вообще советом каким. Зарплату нормальную платить постараемся.

— Скажешь тоже… советом! — Усмехнулся Роман. — Саша, знаешь я с женой еще посоветуюсь, но думаю она не против будет.

Макаров от души пожал Ромке руку. Ну не хотелось ему упускать хорошего парня, а в одиночку тут бизнес не вытянуть, помощники всегда нужны особенно кому доверять можно. Ну вот уже трое и Клим. Нет Клим без вопросов главный, на нем все и держится, он и темы для бизнеса дал, но Клим там, с той стороны. Да он и сам в разговоре с Саней ясно дал понять, что тянуть тут весь бизнес предстоит ему и команду верных людей ему самому набирать. Так, что трое — он, Серый и Ромка — он хоть и на зарплате и про канал ему пока знать совсем не обязательно, но человек проверенный, доверять ему можно, да и связи его не лишние совсем.

Пока трое. Давно вертелась у Макара мысль привлечь к делу еще одного своего приятеля. Даже скорее друга. Когда он работал начальником охраны на небольшом производстве, Виктор там электриком был. На пять лет постарше Александра, но парень свойский. Тоже служил немного в органах, но ушел в девяностые еще, вроде даже в бригаде какой-то был, а потом завязал, устроился сначала к ним на предприятие в охрану, но это еще до Макара, а потом там же электриком работал. Простым охранником-то конечно поменьше выходило. Вот там они и сдружились, даже отдыхать пару раз на природу совместно ездили. Александр тогда с девочкой дружил вот с ней и ездил, а Витек с женой и сыном.

Несколько раз отмечали праздники вместе с Сергеем, так что знакомить их не нужно. Потом Витя, когда уже предприятие развалилось, тоже в область переехал. Продал дом от бабушки оставшийся и свою хрущевку и купил хороший двухэтажный коттедж в пригороде, недалеко от водохранилища. Раньше-то с женой и сыном маленьким в однокомнатной квартире ютился. Не рядом конечно живет, но если на машине, то тридцать минут по объездной дороге и в поселке, даже в город заезжать не нужно. — Позвоню ему вечером, узнаю что-почем, да как жизнь. А там и о встрече договоримся. — Решил Александр.


До поселка Александр добирался на автобусе, ну в смысле не том что купили у Глока, а на простом маршрутном. Уже потом он вместе с немцем доделывал дела по оформлению машины.

Когда все было закончено, он завез Глока домой.

— Спасибо ребята выручили вы меня, дом и автобус разом забрали. — Расчувствовался немец. — Вот Саша тебе от меня подарок, Кукушкины хозяева никудышные руки не из того места растут, а тебе дай-то бог пригодится. — И он загрузил в салон два небольших ящичка с разнообразным инструментом. Саня разглядел несколько разных по величине молотков и рубанки с разным профилем, которых тоже было несколько штук и еще много всякого инструмента. — Любил я с деревом работать, все сам и двери все в доме и рамы. Мебель даже кое-какую сам делал, особенно для сада и для бани.

Поблагодарив Глока Саня доехал до заросшего участка. Надо сказать спасибо Ромке и его брату, вагончик притянули в поселок уже к обеду. Следом приехал и Роман. Поставили бывшую штаб-квартиру городской братвы недалеко от пустующего дома, правда перед этим пришлось разобрать пару секций покосившегося черного забора. Рядом со столбом, что возвышался прямо на границе двух участков, чтобы электрические провода недалеко тянуть было.

— Вот, это вам на новоселье! — Протянул Роман ему трехлитровую банку с какой-то бесцветной жидкостью. — Марат передал. — Стаканы стеклянные, я в бумагу завернул и в коробку все и музыкальный центр тоже на заднем сиденье лежит. — Кивнул он в сторону своей машины.

— А это чего? — Удивился Саня принимая из его рук стеклянную банку.

— Водка. — Засмеялся Роман. — И вторая такая же в машине.

— А за что? — удивился Саша принимая у него из рук банку.

Роман сначала сходил к своей машине за второй, а потом пояснил. — Ну говорю же на новоселье. Говорит, мол пусть покупки обмоют и участок и вагончик. Да и машину же тоже купили — ну вот и презент.

— А чего она в банках-то? — и Саня опять начал подозрительно разглядывать свою.

— Яв подробности не вдавался, должен им кто-то из руководства нашего комбината, как бы не зам — вот и отдает. А так как у этой водки бутылки наперечет идут, то он им в канистрах вывозит. А вообще эта самая дорогая, то ли «Калуга», то ли «Белуга», я водку не пью вот и всю вам привез. Но брат говорит хорошая.

— А он одну тебе что ли отдавал?

— Ну типа того. — Замялся Роман. — Так мне правда не нужно, я пивка иногда или вина, а водку правда не люблю. — Махнул он рукой и поморщился.

— Ясно. Я конечно один столько не выпью, а Серому минимум неделю еще нельзя употреблять, но дегустацию проведу, обещаю. Спасибо братану передавай. Что там по нашим делам, есть новости?

— Ага! Завтра архитектора привезу, созванивался — сегодня они еще несколько планов подберут и по дому и по кафе. С утра с ним встретишься, а там можно и прораба приглашать, а строителей он сказал сколько нужно, столько и привезет, хоть два десятка.

— Тоже знакомые?

— Тоже Марат рекомендовал, они же часто деньги в строительство вкладывают, вот и знает. Говорит люди проверенные.

— Ясно. Слушай давай в город сегодня сгоняем?

— Да не вопрос. Дела?

— Комп хочу купить и модем с флешкой для нета, да и автобус Серому показать, под него же брали… а да, в банк нужно еще заехать, даже в пару. Дел много, так что поехали. Сначала до моей квартиры, подарок отгоним. Я на микроавтобусе, ты следом. — И Саня пошел заводить автобус.


— Ух ты! Вот это аппарат! — Искренне восхитился Сергей встретив его во дворе дома. Подъезжая Саша позвонил ему и не многословно попросил выйти на улицу. — Как джип!

— Лучше, Саня! Смотри какой широкий — сарай, а не машина.

— Какой же это сарай? Нее… — Замотал Серега головой. — Это лучше, это как целый дом на колесах. Новый, да?

— Относительно новый. — Согласился его друг. — Нравится?

— Ну, скажешь тоже! На литье и решетка хром. — Продолжал восхищаться Сергей, оглядывая машину со всех сторон.

— Тогда принимай пепелац! — Протянул ему Макаров ключи.

— Че, правда мне?! — Опешил его друг.

— Ну, а то. Ты думал будешь дома у меня отлеживаться, пока мы с Ромкой как наскипидаренные по делам летаем? Фигушки, пахать будешь как папа Карло. Клим опять список дал чего прикупить надо и насчет чего в нете порыться. Смотрю уже опухоль меньше стала. Так что дня через три-четыре втягивайся. Только сначала не гоняй, обкатайся, город это тебе не деревня.

— Да понимаю я. — Отмахнулся Сергей. — Слушай, а у тебя какие планы на сегодня, может прокатимся на этом красавце?

— Хотел с Романом за компом съездить, интернет-то постоянно нужен. Потом в пару отделений сбера заскочить, можно даже не в пару а поболе — как со временем будет. Кстати, зря переживали, Клим сказал, что два-три слитка в неделю без проблем берет. Понял, Серый, это уже не копейки сшибать. — И дождавшись когда его друг проникновенно кивнул, продолжил. — Вот, потом как в магазин мужской одежды нужно съездить, тот что от фабрики — фирменный.

— А туда-то зачем? — Спросил его Сергей, который одной рукой любовно гладил свой нежданный подарок, а правой придерживал платок у опухали, которая стало от темно-синей под самим глазом и желто-зеленой по краям.

Саня ткнул пальцем в его растоптанные кроссовки. — А тебе еще и ботинки новые не помешают, хватит, Серый, как голодранцы ходить, раз уж в серьезные дела влезли. С нами кстати Марат хочет встретиться.

— Это зачем еще? — Напрягся Сергей.

— Имеет право я думаю, познакомиться с людьми кому он десять лямов отстегнул. Вот и надо соответствовать. — Он усмехнулся. — А то увидит тебя в таком виде, да с побитой мордой лица и обратно все отберет — факт.

— Ага, отдали мы, держи карман шире. — Пробурчал Дубровин. — Так может вместе по магазам и сгоняем, а?

— Точно вместе? Ты себя нормально чувствуешь?

— Да точно! Считай четыре дня на диване провалялся. Голова уже совсем не болит и не кружится, да и чего Ромку держать, пусть домой едет и так с самого ранья мотается. Поди еще ему дел определил?

— Ну есть немного. — Кивнул Макаров и посмотрел в сторону Ромки, который деликатно сидел в своей машине не встревая в их обсуждение. — Ладно скажу ему, пусть еще к строителям заскочит, чтобы завтра прораб утром приехал, хоть место посмотрит и с дизайнерами созвонится. Хорошо, уболтал языкастый, пусть он домой едет, а мы с тобой по магазинам, да по банкам.

— Слушай, Сань, а чего ты свой комп не забираешь? Новый дорогой же.

— Не дороже денег, да и все равно тут выделенка, а там модем на флешке нужен, да и тебе пригодится. Ты думаешь тебе дел не найду? Вот кстати почитай, что нужно по нету глянуть, выписки там сделай, провентилируй вопросы в общем всесторонне. Оклимаешься немного и будешь вообще как белка в колесе вертеться, дел-то выше крыши.

— Не дави на больное, Сантило, понимаю же что дел много, а вы одни разгребаете. — Вздохнул Сергей. — Думаю, день-два и уже сам рулить буду.

— Индюк тоже думал. — Усмехнулся беззлобно Макаров и потрепал друга по плечу. — Ладно, норм все. Землю выкупили, завтра считай строительство начнется. Клим оттуда своих людей приведет, они сами вход сделают и подвал. В общем фундамент с подвалом они делают, а остальное уже за нашими строителями, завтра только с проектом определимся и размерами и начнем. Да! — Спохватился он. — Чуть не забыл, он же просил еще палатку по интернету поискать, большую армейскую, чтобы не светить работы у самого канала. И это уже как минимум к завтрашнему дню нужно. Ладно, это я на Ромку спихну, пусть дома поищет, а завтра сгоняем, выкупим. Ну пойду его обрадую и поедем.

— Саня! — Остановил его Дубровин. — Спасибо за машину, вообще класс агрегат, я даже не ожидал. — Показал он оттопыренный большой палец.


В первых двух отделениях их ждал облом — серебра не было. Зато в третьем купили один слиток, а в четвертом целых два. Серега в банк не заходил, чтобы своей внешностью лишний раз не нервировать охрану, а сидел в своем уже хюндае.

— На сегодня хватит. — Взвесил Макаров трехкилограммовый пакет со слитками. — Теперь поехали приоденемся, а потом уже и за компом заедем. Или ноут лучше взять?

Сергей только пожал плечами. — Я думал везде слитки купим, а они только в двух были. Может еще в парочку отделений заскочим? В центре их много.

— Нее. — Мотнул головой Саня. — Подозрительно если по всему городу мотаться и про серебро спрашивать. В другой день туда съездим. А насчет того, что не привезли где я уже выкупил — так я же не заказывал, вот они и не суетятся. Говорил же у них редко его покупают. Теперь сказали будут заказывать, раз спросом стало серебро пользоваться. Завтра Ромку пошлю в другие отделения, пусть тоже в два-три заскочит.

— Он же про канал и про Клима не знает?

— Не знает. Пока. Поэтому соврать пришлось — сказал, что у Клима ювелирка частная, вот им мол и нужно для работы. Хотя… почему соврать, вроде так и есть. — Усмехнулся он. — Ну если в подробности не вдаваться. Глупо конечно, но хоть какая-то отмазка.


Через пару часов они сидели в небольшом кафе, куда зашли перекусить и выпить кофейку. Сергей поначалу отказывался, но Саня его все равно затащил туда.

— Ну вот, а ты стеснялся. Тут почти полумрак стоит и сидишь спиной к залу, так что никто твою побитую физию разглядывать не будет.

— Да! — Махнул рукой его друг и усмехнулся. — И так пол-города уже видела. Я думал нас из магазина выгонят нафиг — так продавщицы косяка давили. А когда по костюму выбрали и по нескольку рубашек, так вообще окружили, наверно думали мы схватим все и деру мимо кассы.

— Так цены там порядочные, а тут заходят два мазурика в старых трениках и кроссах — маде ин китай. Вот и загоношились. — Поддержал его Макаров.

— Мы явно в их стереотип не уложились. А ты еще и галстук купил чуть не самый дорогой. Слушай, Сань, не против если я Светке тут пирожных куплю?

Александр чуть не поперхнулся от такого вопроса. — Ты че меня-то спрашиваешь? Если она пирожные любит, то и покупай.

— Да я не про то. Я и так пару тысяч из общих взял на продукты. Неудобно, вы работаете, а я дома отлеживаюсь, еще и машину мне купили.

— Серый, ты совсем что ли ку-ку? — Постучал Макаров себя костяшкой по-лбу. — Ты когда монеты бабкины привез, ты чего сказал? Все поровну чтобы, по чесноку было. Вот и не комплексуй, это и твои тоже деньги. А машину тебе купили потому, что она для общего дела нужна, так что не считай за подарок какой. Понял?

— Понял. — Криво из-за своей опухали заулыбался Сергей. — Тогда разных куплю и вина бутылку. Кстати может еще чего по нету посмотреть, поискать, кроме этого списка? Это уж я могу.

— Ну лады. Клим просил цены по листовому железу глянуть и по воздушкам, выписки сделать. А да! Пленка еще парниковая интересует и профильное железо.

— Чего? Зачем ему там воздушки? — Неподдельно удивился его друг.

— Ну воздушки — воздушкам рознь. Ты знал что у нас духовые ружья для охоты выпускают? И мощща такая, что пуля девятимиллиметровая с небольшого расстояния кабана пробивает навылет. Это я по интернету ролик еще давно видел.

— Да ладно? Может врут? В нете фейков всяких, что грязи.

— Ну сам не знаю, но слышал и такое бывает, ну про охоту. — Пожал плечами Саня. — Вот и поройся в сети, выпиши интересное и параметры все, раз поработать хочешь. — Он засмеялся. — А вообще, если захотелось поработать — лучше ляг и полежи! Народная мудрость. — И сменив тему спросил. — Серый, у тебя со Светкой серьезно? Она к тебе поди каждый день заходит?

— А чего? Ну заходит. Готовит мне и вообще. Если ты ей про деньги и дела наши, то ничего я не рассказывал.

— Да нее, я про то что жить вместе не собираетесь?

Сергей помолчал немного. — Ну возможно. Но я пока с жильем не решил, не разговаривал об этом.

— А чем тебе моя квартира не нравится? Вот и живите.

— Да неудобно как-то на халяву в чужой квартире жить. Я и так у тебя загостился.

— Ты не понял, Серый. Забирай себе квартиру. Мне дом будут хороший строить, считай коттедж. А брату моему потом отдадим долю, как на серебре денег поднимем. Все дешевле и выгоднее так, в рассрочку взять чем в ипотеку какую лезть. Да и по срокам я тебя вообще не напрягаю, как будут деньги, так ему и отдашь.

— Ни хрена себе! Ты чего, серьезно?

— Более чем. Я тебе даже вторые ключи отдам хоть сейчас. Если что забрать мне нужно будет, так вместе и заедем или созвонимся.

— Слушай, у меня ощущение такое, что все время темная полоса шла, а теперь вот белая настала! Даже на работу нормальную не мог устроиться, а тут фарт пошел, все и сразу — прям как в кино. Машина и хата, как с куста. Как там говорят — Фортуна поцеловала? А был вообще нищеброд!

— Сплюнь, чтобы не сглазить. Пока только разворачиваемся, вот кафе заработает — тогда и видно будет. Да и не люблю я слово это — нищеброд, вообще не перевариваю, для тупых деточек в нете придумали, мол бери от жизни все, зарабатывай бабло любыми способами. Если не в тренде модном и последний айфон не имеешь, то ты нищеброд. Тьфу, противно даже. Развод для самых тупых какой-то. Кучу кредитов берут, сами в ярмо лезут, но лишь бы соответствовать светской тусне.

— Ладно, Сань, чего ты завелся? Просто я не подумавши ляпнул. Обрадовал ты меня, точно сегодня вина возьму, пирожных и цветов еще Светке куплю. Порадую ее романтическим вечером и поговорю насчет всего остального. Даже костюм новый надену. — Мечтательно прищурился Дубровин.

— Ага, только вином обновку не залей, новые каждый день тебе покупать не будем. — Усмехнулся Саша. — Давай кофий свой допивай и за ноутом поехали, потом тебя домой завезу. — Он помассировал ногу. — А вообще быстрее выздоравливай, а то мне педаль херово жать. Час вон поездил, а нога уже ныть начала.

— Саня, а чего тебе в поселок переться? В вагончике строительном ночевать? Оставайся, а утром поедешь.

— Нее. — Мотнул головой Макаров и усмехнулся. — Вам мешать не хочу, какая тогда романтика выйдет, чай не шведская семья. А вообще не в этом дело. Мне там нравится. Воздух свежий, природа хорошая, озеро недалеко и лесок сосновый. Да и вагончик тот ты, Сережа, не видел — лучше чем на даче, отвечаю. Уютно мне там, хорошо! 

Глава 11

 — Ну привет лоботряс, как хромаешь по жизни, как житье-бытье холостяцкое?

— Здорово Витя, как я рад тебя видеть! — Пожал Александр руку, вылезшему из старенькой вишневой девятки, гостю. — Как доехал?

— Да тут ехать-то, а без пробок по новой дороге вообще красота! А ты я смотрю все выше по карьерной лестнице поднимаешься?

— С чего это? — Не понял его Макаров.

— Ну как? Ты же начинал старшим в охране, а теперь до сторожа деревенского дорос, так сказать апогей карьерного роста. — Обидно заржал Витек.

— Да ладно тебе зубоскалить, пошли что ли в дом? — Показал Саня рукой на свой вагончик.

— Это дом? Погодь, так ты чего здесь на постоянку живешь? А хата твоя в городе?

— А чего? Нормально тут все, природа рядом и воздух чище чем в городе. А квартиру продам, есть куда вложить деньги, да и вообще… — Расплывчато ответил он гостю. — Видишь вон дом строится и кафе на соседнем участке? Так что с перспективой вложение. У тебя кстати как с работой, не хочешь поучаствовать, темы есть.

— Не, Сань, я в такие игры не играю. — Опять засмеялся Витя. — Кидалово стопудово очередное. Это вы все в сказки верите, а я человек наученный жизнью, меня как того воробья на мякине не проведешь.

— Да почему кидалово? — Возмутился Александр, видишь же строится все. Фундамент залили и подвал сделали уже и в доме и в кафе будущем. Кстати архитектор приезжал, забавный такой. Сейчас расскажу про него, оборжешься, строить будем говорит в стиле сельского прованса, с элементами английской архитектуры. Ты понял, как загнул заумно? Ну вот, а сам молодой, лет двадцать всего, но правда говорят соображает в этом, с репутацией уже.

Я Серому про него рассказывал как он сюда приезжал, так до слез смеялись. Рыжий, кудрявый, в штанах клетчатых с красными широкими подтяжками, ему только галстука — бабочки, ярко красного для полного отпада не хватает. Правда строжился тут, все бегал по стройке, все прорабу что-то выговаривал, а тот мужик тертый лет под пятьдесят слушает его и кивает с усмешкой. Ну вот подбегает он к соседнему участку, а там у Иваныча, моего соседа, собака на привязи, здоровый такой среднеазиат, матерый…

— Сань, а чего Серый, корешок твой армейский, тоже с тобой тут подвизался? — Перебил его Виктор.

— Здесь. — Кивнул Макаров. — Но там понимаешь какая история… ну в общем он отлеживался у меня на квартире, ему же голову чуть не пробили, ты бы его видел пол лица опухло— мама не горюй! Но сейчас вроде все нормально, отошел уже, обещал сегодня приехать. Да и вообще у нас ситуация была, чуть все под замес не попали! Пошли расскажу вкратце. — Опять потянул Саня своего гостя к вагончику.

— Вот, не сидится ему, в своей деревне! Кидал бы и дальше навоз вилами, бери больше — кидай дальше, нет же все в город норовят, как медом им тут намазано. И че ты, с ним возишься? Нашел тоже друга.

— А чего? Нормальный он парень, я ж его не один день знаю— служили вместе. — Заступился за товарища Александр.

— Ага, нормальный. То-то я смотрю ты в сторожах, а он с мордой битой отлеживается. А то я вас не знаю? Нашел ты себе другана, заведет он тебя в блудное. Да чего там! Уже видать. Лезете постоянно в криминал по самое не могу, как будто там медом помазано, вот и отгребаете по самое не балуй.

— Да какой криминал, Витя? Ну есть, то есть было немного, но там не мы виноваты совсем. Там вообще бандюганы наехали. Да я тебе расскажу сейчас, сам все поймешь и Серега тут не причем совсем.

— Саша, да что ты мне нового расскажешь? Я и так все вижу. Ты кстати Кириллу говорил насчет квартиры?

Когда Александр работал начальником охраны объекта, они вместе с Витей и Серым пару раз ездили на природу, отдохнуть да водочки под шашлыки выпить. Кирилл, Санин родной брат тоже однажды присутствовал на таком мероприятии, поэтому все были знакомы. И Серый и Кирилл и Витек, все были знакомы через Сашу.

— Да причем тут мой брат? — Удивился Макаров. — Я думал мы посидим, поговорим спокойно. У меня и выпить и закусить есть. Машину тут ставь, а вечером на автобусе рейсовом уедешь, тут без проблем через каждые пятнадцать минут идут. — Сделал Саша еще одну попытку уговорить приятеля на общение и серьезный разговор.

Виктор немного замялся. Выпить и посидеть за столом он любил. Саня метнулся в вагончик и достал из холодильника банку с привезенной Романом водкой. — Во! Говорят отличная водка, с комбината вывозят. — Потряс ей Саня.

— Ну че ты как маленький, Саша! Купил какой-то бурды и пить ее собираешься. — Скривился его приятель.

— Да я не покупал, подарили мне. Сказали, что водка дорогая. — Огрызнулся Саня. — Ну а чего? Может и правда с комбината вывозят?

— Ну, что ты как маленький? Все в сказки веришь! Подогнали бормотухи, а ты ее пить собрался. — Опять оскалился в кривой усмешке Витек. Он демонстративно глянул на часы. — Некогда мне, дела у меня в отличие от некоторых, не в сторожах чай сижу.

Саша как-то растерянно, все еще держа банку с водкой в руке зашагал к собравшемуся уезжать приятелю. — Витя, ну чего ты? Я думал посидим, дела будущие обсудим, а ты сразу уезжать. Как сам даже не рассказал, как Оксана? Баню-то доделал?

— Вот после того как мы с тобой баню строили, так она тебя и недолюбливает. Раздражаешь ты ее Саня, споришь постоянно. Да и сам знаешь, не любит она когда бухаем. А мы же три дня работали, три вечера потом и закидывали по немногу. — Хлопнул он себя двумя пальцами по горлу.

— Так ты же сам хотел, не успеем работать начать ты уже просишь за пивком сгонять. Во и я виноват еще выходит. — Удивился Макаров.

— Да чего теперь выяснять кто прав, кто виноват. Просто говорю супруга моя тебя не очень… поэтому, лучше при ней не приезжай. Ну ладно пора мне, бывай, Санек!

Саня растерянно глядел вслед отъезжающей девятке. — Ага, как баню строить, так Саша помоги, а теперь жена не очень. — Было немного обидно, что бывший коллега которого он считал хорошим приятелем, даже другом, не стал его слушать. Как-то высмеял, что ли? Еще и жену мол, его раздражаю! — Саня даже сплюнул в сердцах и зайдя в вагончик сел на кожаный диван.

— Ну и хрен с тобой Витек! Ну нет, так нет. Сами справимся. — Он открыл банку и понюхал водку. Потом достал с полки коньячный бокал и тумблер для вискаря, покрутил их в руках и оставив тумблер плеснул туда на пол пальца. — Нормальная водка. Да и хрен с тобой, Витек! — Повторил он второй раз.

Посидев еще минут десять он успокоился окончательно, восприняв сложившуюся ситуацию с философской отрешенностью. Потом включив плитку пожарил себе яичницу с колбасой и сделал крепкий кофе.


Четвертый день как он жил в вагончике-офисе окончательно переехав в поселок. Подвал будущего дома, или скорее полуподвал сделали люди Клима. Сделали быстро но и на совесть, расширив старый подпол и выложив стены кирпичом, так что теперь сам подвал представлял собой вместительное помещение шесть на десять метров и с высотой стен около четырех метров, напоминая больше складское помещение чем подвал частного дома.

Сам выход канала располагался в боковой стене и представлял собой квадрат три на три метра. Достаточного размера чтобы проносить даже громоздкие вещи. Поэтому вход, а точнее въезд в сам подвал тоже сделали в виде железных ворот в который спокойно заезжал даже Серегин сарай-автобус. Вернее сказать, что будет заезжать он в просторный кирпичный гараж, который будет совмещен проездом с подвалом и который только планировалось построить.

По началу Александр вообще не замечал прохода, черное пятно на фоне земляной стены бросалось в глаза, теперь же когда проход выделили обложив его красным кирпичом, казалось что этот квадрат стены просто-напросто позабыли закрыть кирпичной стеной. Когда мастера иного мира окончательно завершили свои труды, он при свете электрической лампы, что висела на конце длинной переноски пошел осмотреться.

Все же не кому-то, а ему дом тут строят, он тут и хозяин как никак, даже не просто страж канала, а полноправный владетель выхода в наш мир. Сам усмехаясь над такими мыслями, он вошел в подвал. Мастера и работники постарались на славу, сделали все не просто быстро, но и аккуратно, да и не мудрено когда над тобой стоит или сам лэр Климент или его верный Лаэрт. Последние несколько переходов следовавший за своим господином словно тень.

Сначала он вызывал у Макарова неоднозначные чувства— немного страха, немного неприязни или даже брезгливости. Уж слишком чужд он был в привычном для людей мире. Смугл, клыкаст, с пепельными волосами ниспадающими на плечи словно парик из искусственных волос, как у актера провинциального театра. Держался высокомерно, игнорируя всех кроме своего хозяина.

Все же рассудив здраво, Саня признал полезность одноухого эльфа, помня как тот воздействовал своим гипнозом на бандитов в его квартире. Да и грязную работу сделал за всех них, разобравшись с Артуром. Так что неприязнь и страх сменились скорее если не благодарностью, то ровным отношением к этому разумному гуманоидному существу. А вот как заметил, рабочие что трудились над постройкой подвала непроизвольно ежились и втягивали голову в плечи, поспешно отводя взгляд и избегая встречаться глазами с дроу.

Когда работы были полностью закончены, он не удержавшись пошел осмотреться и главное осмотреть вход в канал. Проход канала все также чернел на фоне подвальной стены, Саня не удержавшись подошел и медленно коснулся черноты ладонью. Вопреки ожиданиям рука не провалилась в черноту а уперлась в нее будто в стену. Странно, ведь Клим проводил его на ту сторону, хотя все что запомнил Макаров, это длинный широкий каменный коридор подземелья, старую каменную лестницу наверх и залитую зеленоватым лунным светом широкую площадку замкового двора по которой неспешно прогуливался часовой одетый в кольчугу, светлую накидку поверх нее и с алебардой на плече.

Макаров постоял так несколько секунд и уже хотел убрать руку, как черная стенка еле заметно завибрировала и стала теплеть, а может это ему только показалось и эта теплота была от его ладони нагревшей чуть прохладную поверхность. Но спустя мгновение, что-то больно укололо его в прислоненную ладонь. Саня вздрогнул, поспешно одернул руку и стал под светом от лампы разглядывать свою пострадавшую ладонь.

— Да ну нах! Может показалось, хотя было больно, но вроде ничего нет. Никаких следов ожога или укола, никакой крови, даже самой мелкой капельки. Саня надулся и обиженно пробормотал. — Мало того, что не пускаешь, так еще и кусаешься, уйду вот от тебя, злой ты. — И махнув рукой на дальнейший осмотр канала и попытку прохода вернулся в свой вагончик.

— А ведь сегодня суббота. Может водки накатить с расстройства? Кент, вроде как и не кент совсем оказался, еще и жену его я раздражаю как выяснилось, канал тот на ту сторону не пущает. Хотя с каналом как-то все более понятно. Клим говорил чтобы проходить нужно магическими способностями обладать как он или его эльф, а для остальных открывать и пропускать. Ну так и хорошо это наверно, не набежит всякая шушера что оттуда, что туда. А магия, так она только для того мира, у тебя, брат эти способности откуда? Вот и уперся он в стенку вместо прохода, однако в самом буквальном смысле этого слова. А то раскатал губу на переход, поставили сторожем вот и бди.

За такие деньги сюда желающих много будет. Ну а что, пожалуй он самый высокооплачиваемый сторож в нашем мире, ну в стране — точно! Еще и с предоставлением жилплощади. — Сам себе засмеялся Саша. От таких мыслей настроение улучшилось и он достав сотовый набрал Серегин номер.

— Серый, привет! Ты собираешься уже? А твоя где? К родителям на выходные уехала? Ну и к лучшему, приезжай давай, посидим, водочки дареной по соточке хлопнем, а то и по стописят. Ну и что, что за рулем, у меня переночуешь. Да нормально все, просто пообщаемся, а завтра уже по делам порешаем, в город до понедельника нам не надо, так что просто отдохнем.

Поговорив по телефону, он еще наказал Сергею привезти его спальник, чтобы кинуть вместо матраса на пол, раз уж диван гостю уступает и кое-что из посуды и личных вещей. А потом вспомнил, что не попросил привезти серебряный перстень, что еще от отца остался. Вот вылетело как-то совсем из головы, а теперь вспомнилось. Хотя, где его Серега искать будет? Лучше сам потом приеду, поищу.

Перстень был очень массивный, наверно грамм двадцать если не больше, с изображением русалки держащей щит и меч. Вроде у Варшавы такой герб. Отец рассказывал, что когда еще по молодости в такси работал, этим перстнем с ним какой-то клиент рассчитался позабыв кошелек, может и поляк, отец не уточнял. Сам он его не носил, а потом и маленькому Сашке его подарил вместо игрушки, когда тот проявил интерес к невостребованному украшению. А когда подрос и перестал играться с перстнем, тот так и лежал на антресолях в пыльной шкатулке со значками и всякими другими безделицами.

Нет, отдавать Климу он его не собирался хоть и серебро, но все же об отце память, а так показать— почему бы и нет. Да и сам вдруг соберется в «тот» мир, вот и оденет, раз там серебро дорогое, может придаст солидности такое украшение.

А еще Клим приглашал посмотреть город, да в замке фамильном побывать, так почему нет?

Саня еще в церковь местную заходил, ну на нашей стороне которая, в поселке, так обратил внимание, что там цепи всякие из серебра продаются, есть довольно массивные, правда и по цене хорошей, но сейчас он мог себе позволить тратить такие суммы даже не задумываясь. Вот прикупить еще и цепуру себе, тогда и променад можно сделать по средневековью, сейчас конечно не девяностые чтобы цепь потолще, да перстень помассивнее надевать, так у них-то все по другому, там может и принято.

Саня поставил себе мысленную зарубку поинтересоваться насчет статусных цацок у Клима. Средневековой одежды у него тоже нет, так Клим говорил, что это вообще не проблема, мол подберет ему костюм— штаны да куртку с плащом, у них даже дворяне по простому одеваются, чай не имперская столица.

Размышляя на тему украшений и одежд другого мира, Саня почувствовал какой-то мысленный сигнал — вот только сидел спокойно и бац — точно понял что переход только что сработал. Не совсем доверяя своим неожиданным ощущениям, он вышел из своего дома-офиса и направился к широким полу-подвальным воротам. Но не успел он протянуть руку чтобы открыть их, как створка сама приоткрылась и на него вперил взгляд своих аметистовых глаз темный эльф, а потом должно увидев растерянный вид хозяина новостройки, разверзился своей улыбкой-оскалом.

— А, Сантило, хорошо что ты дома. — Клим горячо пожал руку и передал ему большую, плетеную корзину со всякой снедью. — Пойдем поможешь, там еще несколько корзин есть и мясо на пробу.

Несколько дней назад, они все же поговорили с братьями армянами, что торговали шашлыком на привокзальной поселковой площади. У тех действительно были перебои с поставками мяса, а закупаемый в городском магазине, готовый шашлык был дорог по цене и плох по качеству. По началу хотели просто продавать им свежее мясо, по нескольку десятков кило в неделю, разного. Клим сказал, что проблем нет, свинина, баранина или даже говядина в стейках, все что угодно, все будет свежее, охлажденное на леднике и забитое не позднее нескольких дней назад. Качество мяса он гарантировал, а братья шашлычники сами утрясут все с документами и сертификатами, что в общем-то в наши дни тоже не составит труда.

Потом друзьям пришла в голову здравая мысль, что гораздо выгоднее продавать уже замаринованный шашлык, причем это не составит никакого труда для Клима, даже проще — дал указание поварам летней резиденции и они сами все порежут и замаринуют. Лук есть, с томатами тоже проблем нет — их уже в империю из колоний лет сто назад завезли и выращивают даже крестьяне, специи дорого, так тут их покупать тоже не проблема. Вот он и пронес через канал уже готовый замаринованный шашлык, по десятилитровому ведру каждого вида мяса. Вернее не сам пронес, а седой дедок облаченный в кожаную куртку полувоенного покроя, вроде Гюнтер его зовут, так Александр по крайней мере запомнил и махнул рукой как старому знакомому, на что ветеран ответил уважительным полупоклоном.

Александру даже стало немного неудобно, не привык он чтобы ему такое почтение оказывали. Ну так видел же Гюнтер, что они с Климом дружески поприветствовали крепко пожав руки и охлопав друг-дружку по плечам, так что это скорее не ему почтение, а уважительное отношение к другу своего господина, да и ладно, не суть.

В общем старый служака сначала выставил возле стены подвала три десятилитровых эмалированных ведра, купленных кстати на этой же стороне в местном же сельмаге, потом еще несколько больших плетеных корзин полных копченого мяса и разнообразных домашних колбас и неторопливо стал выставлять небольшие деревянные бочонки, каждый примерно литров на пять по объему. Полдюжины глиняных кувшинов, если и уступавших по вместительности бочонкам, то лишь самую малость. В довершении поставил друг на друга два тарных ящика с балыками красной и осетровой рыбы.

— В общем, так. — Начал объяснять Клим, показывая Макарову на все принесенное и выставленное вдоль стены добро. — Шашлык армянам отдашь, это на пробу, бонусом — считай безвозмездно, поэтому все не отдавай максимум кило по три-четыре. Себе возьмите, тоже покушаете, а им и трети от этого за глаза будет. Так, смотри дальше — вино домашнее, красное из местных виноградников, не имперское конечно, но полностью натурпродукт, это всем — тебе, Серому, Ромке и пусть брату своему тоже отдаст пару кувшинов, алаверды так сказать за водку и помощь в общем и по корзине тоже каждому. Понятно?

Дождавшись когда Саня кивнул, Клим продолжил. — Тут еще бочонок с медом и по бочонку икры, красной и черной. Заморской, баклажанной правда не захватил. — Штампованно пошутил парень. — Они по галлону, чуть меньше пяти кило по вашему.

— Так, мед тоже продавать?

— Ну если понравится кому сильно или клиента найдешь, то продавай.

— А сколько тут меда и икры? Мне хоть прикинуть по килограммам и по расценкам в нете глянуть. — Почесал Саня озадаченно затылок.

— Тьфу ты! Не так ты понял. Это. — Показал на небольшие бочонки Клим, — вам, а если на продажу, то клиента ищите и без проблем. Сколько надо доставим. Только тару пластиковую сами купите, бочонков не напасешься на вас, хоть они у нас и стоят четыре медяка штука, да и ваши в килограммах будут. Нам удобнее.

— А по объемам? Какими цифрами примерно оперировать?

— По объемам… — Задумался Клим. — Думаю пополтонныкрасной и черной в месяц, это вообще без проблем и меда примерно так же. Если больше нужно будет, то организуем закуп по рыболовным артелям и хуторским пасекам.

— Ни хренаж! Откуда столько икры-то?

— Сань, ну сам как думаешь? Из рек вестимо, что с севера в Облачное озеро впадают и Срединного моря естественно. В горных реках у нас красная рыба водится, в море осетровые все больше. А вообще, мой тебе совет, ты оптом все не скидывай. Во-первых цену собьешь на рынке, а во-вторых гораздо выгоднее своих пару точек иметь, вон ту же рыбу продавать и икру. Пусть понемногу, но каждый день. Выручка больше, чем оптом и на постоянку, а не единовременно получится.

— Ясно, Серый приедет и помозгуем, да и у армян поинтересуюсь, вдруг знают чего по спросу. Ты сам-то погостишь? Вот бы посидели, твои угощения покушали, да и подумали.

— Саша, правда некогда совсем, зашиваюсь. Ты имей ввиду, если я в империю поеду, то вообще недели на две пропаду как минимум и это если не до столицы, а только к гномам до Трехгорья. Сам же знаешь по времени какой у нас разлет. Да, не удобно конечно — у нас только день прошел, а тут уже вы заскучали, спрашиваете, мол чего долго не был. — Усмехнулся лэр. — Я вон еще Петровича хотел отблагодарить, ему тоже икорки, да вина подогнать, да нет времени до больницы ехать. Через недельку постараюсь и к нему выбраться, да и вам точно скажу, по поводу моей поездки в империю, что да когда.

— А обязательно надо?

— Надо. — Посерьезнел юный правитель. — Серебро легализовать нужно, то что в слитках это хорошо, но мне в монетах надо, да и обмен его на золото организовать. У нас серебром в повседневности рассчитываться не принято, это скорее стратегический валютный запас, да востребованный магический материал и очень ценный притом. Но чтобы его обменивать и не засветиться, вот тут и нужно в монетах его иметь, не слитками же вашими отдавать.

— Так в чем вопрос? — Не понял Саня. — Сами чего свои монеты не печатаете?

— Сами? — Клим растянул губы в кривой усмешке. — Да не такая мы могущественная страна, чтобы свои монеты печатать. Враз засветимся. Нет я понимаю медную, разменную, тут еще можно все устроить. Кстати я над этим уже думал, жаль что у нас медь тоже не добывают, даже если тут ее брать то все одно вопросы могут возникнуть. Ладно помозгуем еще насчет медной разменной монеты. Но серебряную чеканить… Ну, Сань, это как например Приднестровье свою золотую инвестиционную монету стало штамповать, на подобии фунтов стерлингов каких и на мировой рынок в большом количестве вкидывать. Усек? Сразу возникнет много лишнего и не нужного интереса.

Да и еще чтобы метку на монеты поставить, пусть самый плохенький, но маг артефактор нужен, а у нас и такого в лэрстве нет.

— Метку? — Удивился Саша. — Что за метка и зачем?

— Сань, ну сам подумай, серебро по весу намного легче золота и подделывать серебряные деньги легче. Вот чтобы обезопасить себя от фальшивомонетчиков, при каждом монетном дворе уважающего себя государства есть такой магик. А без магической метки у тебя твое серебро ни один купец не возьмет. Понимаешь? На имперских кронах например метка не только на серебряных монетах стоит, но и на золоте. Вот и надо ехать в империю, хоть как-то залегендировать появление в нашем лэрстве серебра, да и насчет филиала банковского договориться с гномами. В общем планов громадье! — Махнул он рукой. — У вас-то что нового? Смотрю ты тут обосновался уже.

— Нового? — Переспросил Саня. — Да вроде все нормально, по плану все идет. А что одинокому мужчине навроде меня еще нужно? Комп купил новый, интернет тут стабильный, воздух свежий, ты вот натуральными продуктами затарил по полной, так что красота.

— Одинокому мужчине говоришь? Одинокому мужчине, завсегда требуется женское общество. — Усмехнулся Клим.

— Ну я теперь жених завидный, вон подвал уже отстроен, так что может и познакомлюсь с местной красавицей. — И сменив тему спросил. — Я кстати в нете подсмотрел сайт, там бани под ключ строят и не дорого, относительно. Ты не против если я баню закажу, всю жизнь мечтал чтобы своя банька во дворе, чтобы с веничком попариться и кваску потом холодного. Ты, Клим, не думай со своей доли закажу, тут без проблем.

— Саня ну чего ты меня спрашиваешь? Ты тут хозяин, вот и обустраивайся как душе угодно. И не надо тут свое-мое разводить, если решили, что дом с общих строим, то и баню тоже с общих делай. Понял меня? Я проверю потом.

— Понял. — Буркнул Макаров. — Чего не понять. Просто неудобно как-то. Да! — легонько хлопнул Саша себя по лбу. — Встречались же мы с Маратом, потрындели о том, о сем. Вроде адекватный человек, да и Ромка за него ручается. Так что по-бизнесу попробуем работать, а в криминал попробуем опять же не лезть. — Усмехнулся Александр.

— Адекватный, говоришь человек? — Задумался Клим и неожиданно спросил. — Что у нас с наливой сейчас?

— Какой наливой?

— Ну е-мое, Саша, с деньгами наличными говорю как? Если точки организовывать свои по торговле, то все равно нужны, да и вам с Сергеем я за серебро много должен.

— Да какое-там, фигня все. Мы привыкли не шиковать, на покушать есть, на бензин тоже. Те что остались от покупки дома и участка, так на стройку расписаны, мы оттуда не берем.

— Свободные деньги никогда не помешают, тем более вам серебро нужно за что-то покупать, я вам опять же всего назаказывал. Да и вам долги… в общем погодь тут.

Клим на десять минут скрылся за завесой перехода, вызвав при этом искристое колыхание на поверхности портала. Появившись он протянул Александру увесистый кожаный мешочек.

— Вот, тут сотня золотых имперских крон, ровно кило двести пятьдесят по вашему. Поговори с Ромкой, может его брат найдет кому сдать по нормальной цене.

— Клим, зачем? Я же говорю есть еще деньги.

— Знаю, что есть, но сколько вы уже потратили на серебро, а сколько на покупки по моему списку, сам говоришь — впритык на стройку осталось. А мне еще много нужно чтобы вы тут закупили, так что половину себе оставите — в счет оплаты за серебро, а половину на новые покупки. Согласен?

— Да согласен я, просто сам же говоришь что тебе золотые монеты нужны, а сам нам сюда отдаешь.

— Нормально все, это я специально вам и приготовил, то что я дал окупается с лихвой одним вашим слитком. Да и сотня золотых монет для экономики роли не сыграют, нам другие объемы нужны, как минимум в десятки раз больше. Вот и поеду насчет открытия филиала банка у нас говорить. Ну да объяснял уже. Все, пора мне, у нас сегодня внеочередное собрание малого совета, а скоро и созыв большого совета лэрства планируем, так что подготовиться еще нужно.

Клим развернулся к порталу, но тут же обернулся, хлопнув себя по лбу ладошкой. — Чуть не забыл! Вот. — Протянул он Макарову листок с рисунком. — На ксероксе сделай несколько копий, можешь даже пару десятков. Нужно найти стоящего детектива, пусть он начнет поиски отца. Скажешь фотокарточек не сохранилось, поэтому рисунок по памяти сделали. Ну в общем придумаешь сам, что-нибудь. Может у Марата есть кто на примете, ты не планировал с ним встретиться снова?

— Так теперь в скором времени придется снова встретиться. — Показал Саня на кошель с золотом. — Зачем все на Ромку сваливать, да и самому надежнее переговорить, вино твое лучше самим передать, чем через брата.

— И это правильно. — Согласился с ним Клим. — Как говориться— хочешь чтобы сделали хорошо, сделай сам. Вот потому и стараюсь смотаться сам везде и по многим вопросам. Ты только все зараз не отдавай, зачем зря искушать человека, дай пару монет как образец, а там если интересно наше предложение, пусть уже бабосы готовят.

— Ну какой ты «величиство», к чертовой бабушке?! «Бабосы», «налива»! — Передразнил его Макаров.

— «Величиство»— это у нас император. А я до имперского герцога не дотягиваю, так что мне простительно. — Подмигнул ему Клим.

— Там Серый говорит по духовым ружьям тебе целую выписку сделал, привезет сегодня. Говорит стоящая вещь, но по телефону много не расскажешь, приедет так посмотрим.

— Хорошо. Я тоже слышал, что стоящее это оружие. Так что, Саша, прикинь хоть подюжине длинностволов. И компрессор сразу бы купить, для подкачки. И лучше несколько баллонов с воздухом, про запас. Ну все, бывайте! — И Клим вслед за дроу шагнул в черноту портала.

По темной поверхности опять пошла искристая рябь. Первые дни, Саша такого не наблюдал, а теперь он стал постоянно различать не только изумрудные искры при самом переходе, но и сполохи зеленого света время от времени срывающиеся языками зеленого пламени с поверхности перехода.

Может просто присмотрелся, а может прорезалось виденье магического. Ладно потом об этом у Клима порасспрошу. — Подумал Александр. — О, блин, теперь нужно снова Серому набрать, пока он не выехал.

Он вновь позвонил своему другу, сказал чтобы Сергей захватил разборный мангал с балкона, заехал за углем и купил как минимум три десятка двухсотграммовых контейнеров под икру и мед.


Через некоторое время они уже раскладывали шпажки с сочными кусками свиного и бараньего мяса.

— Чет мы много нанизали, обожремся. А еще и рыбы с икоркой хотца откушать. — Подытожил его гость, уплетая за обе щеки кусок домашней колбасы.

— А то я тебя проглота не знаю. — Усмехнулся Макаров. — Иванычу еще отнесу несколько шпажек, да и водки тоже плесну, сосед хороший мужик. Он нам присматривать за стройкой подрядился, по городским меркам почти за даром, собаку свою на ночь на стройку выпускает, так что фиг что стырят, да и сам пару раз за ночь обходит. Молодец в общем дедок, сосед каких поискать, бывший военный кстати.

— Так, а чего? Зови его сюда, вместе и посидим.

— Вместе? — Немного задумался Саня. — Не, в другой раз с ним посидим, нам же обговорить все надо. Решить с чего начинать и за что перво-наперво браться. Да и по ружьям ты хотел рассказать, что там накопал в нете. А при нем о многом не поговоришь.

— Ну да. — Согласился Дубровин. — Так, что на понедельник планируем?

— Понедельник у нас будет очень насыщенным днем. Ромку вызвоним, с ним поедем с Маратом встретиться, если он не сильно занят будет. Переговорим по золоту и подарок от Клима передадим. Потом с армянами нужно встретиться… хотя нет, им же шашлык надо на пробу отдать, тогда сегодня же вызвоним и отдадим, а в понедельник уже переговорим по поставкам и по организации торговых точек, чтобы рыбой и икрой торговать. Ну, а ты по отдельному плану. У тебя целый список чего опять прикупить надо и в пару филиалов смотаешься за слитками. Ну что, вроде подрумянился? Как считаешь, готов? — Кивнул Саня на шкворчащее на углях мясо.

— Пробовать надо, но по виду красота. — Расплылся улыбкой, в предвкушении Сергей. — Сань, давай здесь сядем, показал он на старый табурет и чурбачок стоящие возле старой, выцветшей тумбочки. На свежем воздухе, чего в вагончике сидеть-то? Тут красота у тебя, зелень. Слушай, а у тебя строить не будут? А то неудобно как-то мы тут бухаем, а работяги вкалывают.

— Ну давай на улице, мне здесь самому нравится. — Согласился хозяин участка. — Нет, с утра только кирпич мне для дома сгрузили, завтра уже каменщики начнут работать, а сегодня вся бригада на кафе трудится, так что никого не смутим, можно отдыхать. Пойду тогда тарелки захвачу и водки холодной, да и мякнем с тобой по первой. — Направился к вагончику Саша. Но не успел он вынести пару стопок и охлажденную водку налитую в пузатенький графинчик, как на участок хлопнув калиткой вбежал его брат.

— О, Кирюха, а ты как здесь? — Удивился Макаров. — Ты как адрес-то узнал?

— Бухаете? Ты совсем мозги пропил, Саша? Где ключи от квартиры? — Вместо приветствия, на повышенных тонах стал разговаривать вновь прибывший.

— Да погоди ты! Тебе Витек что ли позвонил? — Догадался о причине такого визита Саня.

— Ну. Он и рассказал как тебя найти.

— А чего не позвонил? Я бы тебе сам объяснил как доехать. — Укорил его брат. — Ты на машине?

— Нет, автобусом. Машина в ремонте еще пару дней будет.

— Ну так присоединяйся, сейчас за стопкой для тебя схожу. — Опять развернулся Саша к вагончику.

— Ты мне зубы не заговаривай! Ты хату пропил? Тут в вагончике теперь живешь? — Опять вскинулся на него Кирилл.

— Тьфу, ты! Опять за свое. Киря, я уже понял что тебе Витек всякой фигни наговорил, ты его слушай больше. Вот видишь полуподвал готов и фундамент капитальный? Дом я тут строю, участок вот выкупил. И соседний мы тоже в складчину выкупили, кафе будем строить, двухэтажное.

— А деньги, а квартира? — Уже спокойно спросил его брат, оглядывая стройку на двух участках. — Витек сказал, что ты хату родительскую пропил.

— Киря, ну кого ты послушал? Ничего я не пропил, мне просто тут удобнее, постоянный контроль же нужен. Да и лето начинается, тут на свежем воздухе лучше, озеро тут рядом большое, за ним лес. Мы в участки больше ляма вбухали, а ты говоришь пропиваем.

— А квартира? — Смутившись опять спросил его брат. — Ты квартиру продал?

— Не продал я еще ничего, успокойся. Серый там живет с девушкой. Он выкупить ее и хочет. Так что если тебе деньги срочно нужны, то часть можем отдать, хотя я с ним договорился, что чуть позже он отдавать начнет, как отстроимся и работать начнем. Или ты против?

— Я? Не не против. Точно не пропил квартиру?

— Кири-и-илл, ну ты за кого меня держишь? — Развел руками его брат. — Ну вот Сергей подтвердит, что никто ничего не продавал. Вот он ее и купить хочет, в город на совсем переехать. Ну успокоился? — Ткнул его в плечо кулаком Саня.

Кирил был хоть и старшим братом, но в телосложении и росте немного уступал Сане. Волосы у него были немного темнее чем у брата, да еще и бородку носил небольшую и очки по причине близорукости, зато глаза у братьев были одинакового серого цвета.

— Да я чего? Я просто проверить приехал, ну напарился конечно. Витя позвонил, наговорил всякого, вот я и приехал. — Как-то, уже смущенно проговорил он и махнул рукой.

— Так и хорошо, что приехал. Я ведь хотел баню поставить и вас с Ольгой пригласить, посидеть, шашлычки пожарить. Ну так у нас вот тут все готово, так что очень хорошо что приехал. — Повторился Саша показывая рукой на уже снятые Сергеем с углей шашлыки. — Серый, я специально две тарелки захватил, ты с бараниной отдельно положи, ща мы их сравним.

Сергей кивнул и стал разливать водку. — Ну давайте, пока не остыли. Ну Сань, за что?

— Да за что, за стройку нашу, за будущие начинания, что пока все нормально идет. — Поднял он свою стопку. — За то что брат в гости вот приехал. — Подал он ему его порцию. Вот за все это и выпьем.

— Хороший шашлык. — Одобрительно закивал Кирилл, прожевывая уже третий кусок. — Сами мариновали?

— Ну почти, друг наш это делал из своего мяса, правда сам не смог остаться, загружен очень. Это Клим армянам на пробу делал, чтобы поставлять. Ну, армяне у нас шашлыком тут занимаются, два брата, Самвел и Алик, перед тобой только заходили, забрали на пробу шашлык маринованный. — Пояснил Саша для своего брата.

— Хороший шашлык. — Опять кивнул он. — Просто отличный. А по цене выгодно им будет?

— Так, а чего не выгодно-то? Он ломить цену не будет, по той же цене, что в городе на оптовке отдавать будет, только считай с доставкой и никакой подкачки — все натурпродукт! Понял?

— Понял. Эх, я бы тоже точку открыл. Как думаешь, он на две точки мясца потянет? — Грустно вздохнул Кирилл и проникновенно посмотрел в глаза брату.

— Погодь, Киря. Так у вас же с Ольгой магазин был и ларьки? Что случилось или просто расширяться хочешь?

— Какой там расширяться. — Опять вздохнул брат. — Магазин конкуренция задавила, да и долги. Продали мы его, ларек один остался, но сам знаешь, спиртное нельзя, сигареты нельзя, еще и получить с тебя все хотят.

— Елки, я думал у вас все хорошо. А у вас весь бизнес выходит загнулся? Чего не позвонил, не сказал?

— Так ты сам без работы какой месяц сидел, чего звонить-то?

— А Ольга как, как племяш мой Колюня? Ты странный Киря, ну все равно мало ли? Вместе чего и придумали бы. Да и с деньгами у меня сейчас нормально, просто помог бы.

— Спасибо, Сань. — Проникся его брат. — Колька-то нормально, на велике научился, так до вечера по улице гоняет, а вот с Ольгой почти до развода было. Нее, сейчас вроде помирились, но сам знаешь как денег не хватает, долги появляются, так и в семье от этого разлад. Вот я и думаю может тоже шашлыком на трассе торговать, раз все так замечательно с мясом у вас, как думаете? — Опять с надеждой посмотрел Кирилл на парней. — Я бы даже пару точек открыл, еще и на площади около рынка. Там у нас никто еще шашлыком не торгует.

— Киря, а у вас киоск который остался, он на отшибе стоит или как? И по площади что выходит?

— Нее. — Замотал головой брат. — Почему на отшибе, прямо в центре нашего поселка, напротив станции. Место-то проходное, даже хотели пивом в розлив торговать, но конкуренция опять же, да и мал он чтобы оборудование там устанавливать и кеги хранить. В магазине в розлив наливают, в баре через дорогу тоже на вынос продают.

— Ну понятно, конкуренция опять задавит. — Кивнул Саша. — Так что по площади, совсем маленький?

— Не маленький совсем, он же как бы из двух стандартных сделан, так что есть где складировать товар.

— А если холодильники поставить? Влезут? Ну такие типа промышленные или торговые, как их там называют. — Развел руки Саня. — Такие типа витрин..

— Один есть. Там мороженое и масло в пачках храним. Второй без проблем можно воткнуть. Было бы что хранить. — Пожал плечами его брат.

— Рыбой торговать будешь. — Уверенно кивнул Александр. — Место говоришь проходное?

— Место-то проходное, и рынок и станция, дачники летом валят. Но рыбой… — Поморщился Кирилл. — Мороки много, вонь, а выхлоп с нее небольшой.

— Ты, брат, не понял. Я сейчас. — Направился Саня к вагончику. Через несколько минут вышел неся в охапке несколько рыбин и несколько контейнеров с черной и красной икрой. — Вот! — Уложил он на газету принесенное. — Икра красная, икра черная, осетр и вроде как кета? Или нерка? — Пригляделся он к копченной рыбине. — Я сильно не разбираюсь, а Клим не сказал.

— Может форель? — Оглядел его брат рыбину со всех сторон. Потом с удовольствием принюхался, зажмурив от удовольствия глаза. Ну вы блин вообще, кучеряво живете! Рыба свежак, аж слюньки потекли.

— Ну так кромсай ее кусками на закусь и по второй ща под рыбку, да икорку жахнем, а то перерыв как у финнов получился. — Усмехнулся Серега.

Кирилл посмотрел на рыбу. — Чего, прям резать всю? — Недоверчиво глянул Кирилл на брата и взвесил большую рыбину в руке.

— Конечно, сейчас и попробуем, или под осетра?

— Не, я под икру щас. — Сказал Сергей, скорее наваливая ложкой, чем размазывая, черную зернистую икру на большой ломоть хлеба.

— Откуда, Сань? — Обвел рукой накрытый стол, вернее старую тумбочку, Кирилл.

— Да тоже образцы, для торговли. — Отмахнулся Саня, поднимая вторую стопку.

— Так если образцы, а мы съедим? Можно разве? — Удивился Кирилл.

— Можно конечно, я тебе домой пару рыбин дам и еще икры всякой. Для Ольги вина домашнего, там кувшин литра на четыре. Красное, домашнее натуральное. С юга, из частных виноградников. Понял? Серый и ты тоже своей обязательно захвати.

— А икры и рыбы? — Тут же нашелся Сергей откусывая от своего большого бутерброда.

— Конечно бери, только я же знаю, что сам смолотишь. — Засмеялся Макаров.

— Ну это ты, Сань, зря. Я конечно отъем немного, но Светку тоже порадую. — Подмигнул он довольный другу. — А ведь хорошо сидим?

— Да у вас прям праздник какой-то. — Ответил Кирилл тоже намазывая добрым слоем икру на толстый ломоть хлеба. — Ну блин, вааще! Сань, ты мне на второй холодильник займешь денег? Я знаю где бэушный подешевле взять.

— Зачем бэушный? Мы тебе новый купим.

— Слушай, а по цене как? А то может дорого, не будут у нас покупать в поселке?

— Цену мы в городе посмотрим и свою процентов на десять-пятнадцать ниже поставим, все равно мы им не конкуренты в поселке. Даже можно еще скинуть, пока раскрутимся и народ прикормим.

— А нам-то прибыль будет? — Опять спросил об интересовавшем его брат.

— Киря, будет нам прибыль, не переживай. Мы тут и ценой можем спокойно варьировать и прибыль все равно будет хорошая. Это наш друг общий поставляет и партнер по бизнесу будущему. — Показал он на строящееся кафе. — Все думаю тип-топ у нас будет, вернее у тебя. Ты этим бизнесом и рули, по ценам мы еще обговорим, но тебе точно на хлеб с икрой будет. — Усмехнулся он тоже делая бутерброд.

— Нее с одной точки прям тип-топ, точно не будет. — Вдруг вставил Дубровин дожевывая свой бутерброд. Мало для тип-топа. Ага!

— Чего это мало? Мы же объемы можем большие прогонять, наша прибыль все равно будет. Что не так?

— Так я и говорю, что через одну точку много не прогоним. Хотя согласен, народ прикормим, будут брать. Летом вон дачники еще, да и трасса рядом. Но все равно чем одна точка, лучше пару и нам бы тут тоже открыть.

— Ну тоже верно. — Поддержал его Саша. — Значит и у нас откроем. В чем проблема?

— Рынок открыть свой вообще хорошо. Там мест сколько и все тебе понемногу отстегивают. Я у вас в городе обратил внимание, что чуть не на каждой остановке мини-рынки стоят или строятся, а тут еще нету. У вас Кирилл, в поселке поди тоже крытого нет?

— Нету. — Закивал Санин брат. — Только столики железные на площади.

— Серега! Ну ты, блин, голова. Пока эту идею никто не перехватил, вот и нужно заниматься. Киря, ты же торговлей занимался, потянешь два рынка? Ну не больших конечно, крытые сделаем, мест на тридцать каждый.

— Не ну вы вообще! Ну начинается пьяный базар. Это деньги какие нужны, Саня, там каждый поставить так тысяч в пятьсот выйдет, а то и больше. Может и миллион!

— Да и хрен с ним! Кирилл, рынок это реальная тема. Считай места мы себе какие нужно и сколько нужно бесплатно возьмем, да и остальные места я думаю пустовать не будут. Ты посмотри на площади, то с яйцом от птицефабрики приезжают, то колбасу привозят, то хлеб. А магазин сельский мелкий, не берет ничего, у него свои поставщики. Да и вообще, на перспективу. Не, это тема стоящая, меня армяне с главой поселка обещали свести, вот и пробью эту тему. А ты у себя в поселке удочку закинь.

— А деньги? — Даже сняв от волнения очки спросил Кирилл.

— Да что деньги? Тысяч пятьсот мы прямо сейчас выделить под это дело можем, а остальное с торговли поднимем. С Климом переговорим, он думаю сам заинтересован, так что думаю будет не против. Ну в крайнем случае, мы с Серым со своей доли вложимся. Так что пробивать тему надо. В общем, деньги не проблема. — Подытожил Саша.

Они пожарили еще шашлыка, часть которого отнесли соседу Иванычу, вместе с запотевшим графином, себе разливая водку из уже ополовиненной банки.

— А хорошая вроде водка. Странно, что в банке у вас. Вы ее где покупали, в розлив что ли? — Выпив, констатировал Сашин брат.

— «Белуга» вроде.

— Да иди ты! — Кирилл принюхался к своей налитой стопке. — Да ты знаешь, сколько она в магазине стоит? Хотя икру ложками уплетаете… может и правда «Белуга», я уже, Саня, ничему не удивлюсь.

Уже вечерело, когда друзья провожали Кирилла. Серега держал большую корзину, куда помимо домашних колбас, Саня добавил пару добрых рыбин, контейнеров с икрой и медом, а сверху положил пяток шпажек недавно пожаренного шашлыка.

— Киря это Ольге передай, от меня. — Протянул он брату объемный глиняный кувшин. — Вино, домашнее виноградное.

— Откуда? — Удивился было брат, но потом махнул рукой и пьяно заулыбался. — У вас как в Греции — усе есть, уже понял.

— Киря, я такси оплатил, до самого дома довезет тебя. Понял? И Ольге позвоню сейчас, чтобы встречала. Ну все давай, братан, приезжайте все, теперь знаешь где я живу, с женой и сыном, понял? И по нашему делу не тяни, как все узнаешь, так звони сразу.

— Угу. — Кивнул Кирилл. — Саня да зачем? Я бы сам за такси. Блин, ну вы парни даете, а я дурак прилетел, думал спился Санька, квартиру пропил… а у вас тут… ты братан молодец! — Жал он напоследок руку Александру, пока они не усадили его в такси, вручив гостинцы для семьи.

— Ну что друг, пойдем приберемся немного или ты еще икорки потрескать не прочь?

— Не, Сань, ничего не хочу и наемшись мы и напившись от пуза. — Замотал головой его друг. — В общем обожрамшись до дондышка.

— Понятно. Значит не зря я тебя сегодня из дому дернул? — Усмехнулся Макаров.

— Скажешь тоже! — Заулыбался Серега. — Слушай, а можно на следующие выходные я со Светкой приеду?

— Да без проблем, Серый. Я конечно такого разнообразия как сегодня не обещаю, но шашлык думаю без проблем соорудим, да и икорки немного оставим.

— Да даже не в жратве дело. — Отмахнулся Дубровин. — Хотя тоже конечно не маловажно, сам факт. Посидеть, у себя во дворе, под кустиком зеленым, красота. Я даже вино забирать не буду, у тебя оставлю чтобы под шашлык потом. Ты только никуда не девай.

— Скажешь тоже, пусть стоит, все одно Клим тебе тоже полную корзину передал, так что забирай завтра, а то колбаса там и мясо копченое.

— Ну это да. Заберу конечно. Слушай, Сань, знаешь чего хочу?

— Накатить еще? Так есть в холодильнике.

— Не, чаю хочу. Покрепче, с сахарком. Есть?

— Конечно, есть. Пойдем я тебе баню покажу, что на сайте выбрал. В понедельник звонить буду. Обещают за десять дней под ключ и с печкой уже и вагоночкой отделка. Так что может через пару недель в баньке собственной попаримся. Ты приедешь со своей, Киря с семьей, может и Ромку уболтаем с женой и дочкой приехать.

— Конечно уболтаем, он же тоже в нашей мафии, значит свой теперь человек. Да и вообще он парень нормальный. — Показал большой палец Серега. — Мы его в долю с рыбы возьмем?

— Возьмем, конечно. — Кивнул Саня. — Киря тему тянуть будет, ему и львиная доля, ну и нам так, копеечка малая тоже капнет. Правильно я рассуждаю?

— Правильно. — Согласился с ним его друг. — Слушай, Саня, а ты Танюху в гости позвать не хочешь? Светка говорит, спрашивала она про тебя.

— С чего вдруг спрашивала? Твоя про дом, да про кафе поди рассказала? Да что с деньгами ровно стало, так?

— Братан, я конечно Светланке своей многое не рассказываю, только так… в общих чертах, но суть в общем такая. — Смутился Сергей. — Ну да, может чего и рассказала, общаются все-таки.

— Не, Серый, иногда нужно уметь вычеркивать из жизни лишних людей. Как эта Таня например… или как Витек. — Тихо добавил он помолчав, потом приобнял Сергея за плечо. — Пойдем, мой друг, чай пить. Я угощу тебя чудным, душистым напитком с листьями мяты и смородины, сам сейчас заценишь. 

Глава 12

 В воскресенье они проснулись довольно рано, что было предсказуемо, так как легли они спать еще не было и десяти вечера. Голова, с дареной водки, совершенно не болела и настрой был скорее рабочий чем праздно-выходной. Поэтому по обоюдному согласию решили не употреблять в качестве опохмела ни какое спиртное, пусть и слабенькое домашнее вино.

— Лучше ближе к вечеру, по стаканчику продегустируем и шашлыка у нас еще килограмм пять — не меньше, вот после обеда немного и пожарим. Ну, а сейчас по кофейку с бутером? — Предложил хозяин, на что получил полное согласие своего гостя.


После завтрака встретились с братьями — шашлычниками. Выслушали их восхищенно-одобрительные отзывы по переданному на дегустацию мясу. Потом закинули удочку и насчет мини-рынка и знакомства с главой поселка. Как оказалось, Николай Павлович, или как называли его братья — «Палыч», жил на соседней улице.

Решили для подкрепления знакомства подарить ему Санину корзину с домашними копченостями и кувшин вина. Хотели знакомство отложить на утро понедельника, но Самвел решительно порекомендовал зайти к нему домой.

— Понимаешь, дорогой, Палыч мужик свойский, с ним договориться легко. Поэтому если с бакшишем идешь, то домой иди, точно говорю. Всегда так ходим. — С намеком, подсказал он друзьям.

Поэтому они занесли тому домой гостинцы с «того света» — как про себя пошутил Серый и познакомились с Палычем не откладывая на понедельник. Встретил он их настороженно, но потом узнав что они хотят поставить на главной площади мини-рынок и готовы взять местную администрацию в лице Палыча в долю, ну конечно в разумных пределах, расцвел. Даже предложил пройти за стол и выпить вина или чего покрепче, подкрепляя их устный договор, но друзья отказались ссылаясь на неотложные дела.

Потом пару часов Сергей показывал найденное в нете по охотничьему духовому оружию, но как оказалось что в России охота из воздушек запрещена или мощное воздушное оружие запрещено — Саня сильно не вникал. Понял только что гражданам РФ на заводе где изготавливали мощные воздушки оснащенные нарезным стволом и оптикой, их не продадут.

— Ичего теперь, облом с винтарями? — Разочарованно спросил Сергей. — Не сможем для Клима даже пару выкупить? Вид у них очень даже, как снайперка современная.

— Нам как раз не продадут, номощные это точно.

— Вот же блин, обидно. Давай хоть ему охотничьих арбалетов закажем пару десятков.

— Закажем. — Согласился Макаров. — Но и насчет винтовок есть мысля. Помнишь ротный у нас был, в самом начале? Он же сам с Прибалтики, вроде Литва. Там живет, хоть и фамилия Иванов. Мы с ним в одноклассниках переписывались пару лет назад, так что найти можно.

— Думаешь поможет?

— Так он вроде после армейки бизнесом занимается, фирма своя. Что ему немного денег лишне будет? Там даже если десять процентов от двух десятков предложить, то сумма вполне солидная набегает. Тем более ничего криминального, просто закажем через его фирму, а увезу я сам по доверенности. Я думаю проблем никаких не будет, ну только с ним списаться и переговорить, чего заранее думать?

— Так может сейчас и напишешь ему письмо, обмозгуем как лучше. Чтобы и заинтересовать и не спугнуть, хоть он и друган, но бизнес штука тонкая.

— Ну давай вместе составим. — Одобрил мысль Серого Саша и перешел на сайт соцсетей.

После обеда Сергей засобирался домой, мотивируя тем, что приедет Светлана и обидится если не застанет его дома. Может опять к родителям свалить, кто их женщин поймет. Да и копчености увезти пока свежие нужно, угостить ее. Ну в общем засобирался друг под крылышко к своей ненаглядной, Саня и не препятствовал, только напомнил щелкнув себя по горлу. — Сильно этим делом не увлекайся, завтра жду с утра.

— Сань, ну чего ты! Мне здесь хватило, максимум пива бутылку под копчености домашние выпью, да и то если Светка поддержит.


Его бывший сослуживец и командир ответил неожиданно быстро, как оказалось жил он действительно в Литве, но почти у самой границе с Беларусью. Суть он понял и даже предварительно дал согласие, но предложил Александру прилететь самому для оформления доверенности. А скорее просто проверить хотел, не пустой ли это треп, прежде чем оформлять какие-то документы. Ну в принципе разумно, если человек готов крупную сумму выложить за посредничество и помощь в покупке, то на билет до Минска и обратно должен найти, не такие это большие деньги.

Саша пока сроки поездки не назначал, все же с Климом и Серегой посоветоваться нужно, но его товарищ был готов приехать для встречи в Минск и даже сказал что есть где остановиться, чтобы Саша не переживал по поводу гостиницы. Мол у того какие-то свои бизнес-дела с белорусами и он туда мотается каждую неделю, вот и присмотрел на постоянку уютную съемную квартиру, где иногда сам и останавливался.

Спать Макаров лег довольным собой и довольный общим положением дел. Стройка идет, что Клим просил все сделали или договорились сделать, как в деле с винтовками. По мини-рынку принципиальное согласие получено, так что приедет завтра Киря и пусть сразу начинает документы оформлять. Он даже через Руслана с Маратом созвонился, спросил насчет мини-рынка, оказалось что те сами пару в городе ставили, так что вообще не проблема. Есть и фирма что все делает быстро и под ключ и если нужно, то с оформлением документов помогут. Даже по деньгам выходило чуть меньше чем рассчитывал сам Александр.

Встретиться договорились в понедельник, не откладывая в долгий ящик и по рынкам решить, все же Саша был уверен что с поддержкой Марата они поставят рынок и в поселке у брата, и по монетам переговорить. В общем все тип-топ идет, завтра он еще в строительную фирму позвонит, закажет себе баньку из бруса на участок и вообще красота!

Перед сном он прошел по обеим участкам, совершив так сказать инспекцию и отметив что рабочие сделали за день и даже зашел в подвал, проведя рукой по черной поверхности канала. Канал надо сказать теперь искрился зелеными искрами и когда Саша подносил руку будто бы выпускал из себя зеленые молнии которые совсем не больно, а даже приятно щекотали ладонь. — Хм, а ведь хотел он у Серого спросить, видит тот эти молнии или нет. Вылетело совсем из головы, завтра спрошу. — Решил Александр и с чувством выполненного долга пошел в свой вагончик.

Чрезвычайно довольный собой, Саша уснул на удобном кожаном диване, под редкое погавкивание сторожившей их строящееся кафе, псины.


Он падал в какую-то темную бездну, летел и летел пока не стал замечать что руки и ноги его обвиты жгутами ярко-изумрудного пламени. Потом он оказался на старинной площади, судя по истертыми сотнями ног, камням мостовой. Светила полная луна, но тень от его фигуры была не одна, целых три. Саша оглянулся еще одну тень он отбрасывал от стоящего поодаль фонаря где за стеклом трепетал масляный огонек. Зато третья тень была еще от одной луны, гораздо больше первой, да и больше земной по размеру. Тоже полная, она светила ровным белым светом, отражаясь широкой дорожкой на влажной мостовой.

Саша пооглядывался, еще раз поглазел на обе луны и неожиданно заметил вдали яркий зеленый огонек, который тоже трепетал как огонек в фонаре. Потом он стал приближаться, постепенно приобретая очертания светящейся человеческой фигуры. Через несколько минут Саша уже ясно различал идущего к нему человечка. Хотя это скорее какая-то проекция человеческой фигуры, светящийся и переливающийся зеленым светом контур.

Человек шел опираясь на трость. И вдруг Саша понял, что это он… ну или его отражение, проекция. Вернее не он совсем, но его фигура, его походка и даже трость его. Зеленый человечек вдруг подскочил, отшвырнул трость и начал отплясывать что-то нелепо средневековое, джигу или тарантеллу, нелепо выворачивая ноги и взмахивая руками. В танце он приблизился к Саше и вдруг с оттягом сильно лягнул того в больное колено, Макаров взвыл от боли и проснулся.

За окном уже брезжил рассвет. Колено болело нещадно. — Вот же, блин. Обо что я стукнуться-то мог? Может просто повернулся неудачно, лег не так. — Предположил Саша. — Ну не зеленый же попрыгун меня в самом-то деле звезданул.

День пролетел в суете, как известно еще из народной мудрости, понедельник — день тяжелый. Так еще и колено болело, пришлось несколько таблеток обезболивающего закинуть.

Много на себя взвалили, зато много и успели сделать, даже в четыре разных филиала сбербанка заехали, предварительно заказав там по серебряному слитку. На этот раз выбрали один из дальних районов города. Совместно с Сергеем, они набросали примерный план по выкупу слитков, чтобы не было подозрительно и не заказывать в одном месте, распределили все это по разным районам.

Встретились с Маратом, правда вся встреча заняла от силы минут пятнадцать, обе стороны торопились по делам. Но как оказалось у парней была под крышей ювелирная мастерская, так что как уверил их Марат со сбытом золота проблем не было никаких, да и цена была заметно выше чем в ломбарде.

Все вместе заехали в контору, что строит бани. Посмотрели, выбрали, сделали предоплату. Отправив Ромку решать вопросы с рыжим парнем-архитектором по закупке очередной партии материалов для стройки, они уже после обеда съездили в поселок к Кириллу, навестив семью братана, но главное осмотрев место под второй мини-рынок.

Место было тоже удачным, практически являясь близнецом площадки в поселке Александра, так же находясь почти у трассы и рядом с железнодорожной станцией. В общем день прошел крайне плодотворно и Саня был бы доволен этим днем, если бы не развалившийся зуб.

— Ну е-мое! Теперь в поликлинику ехать, корень выдерать. — В сердцах плюнул Саня.

А ночью ему опять снился он сам, вернее его двойник, переливавшийся и искрившийся зелеными протуберанцами. Он снова прыгал и скакал вокруг Александра, смешно дрыгаясь. А потом приблизился и шибанул Саню настоящей молнией, вылетевшей из руки этого зеленого попрыгунчика.

Саша вновь проснулся на рассвете, был весь мокрый от пота. — Да что за фигня-то? Вроде не пил совсем и днем себя хорошо чувствовал, а какой-то бред вторую ночь снится. Он поднялся с дивана, с осторожностью перенеся вес на больную ногу, но с удовлетворением хмыкнул, нога совсем не болела.

Сбегал обмыл ночной пот под холодной водичкой летнего душа и с удовольствием сел завтракать. Ну еще бы не с удовольствием — куски домашней колбаски с рубленным мясом, что Клим принес, пожаренные с тремя яйцами, кефир и кофе. Яички кстати тоже оттуда, не сравнить с магазинными. А еще лучок и молодая редисочка, уже со своего огорода. Как тут без удовольствия?

Саша с аппетитом прожевал очередную порцию и подцепил со сковородки последний кусок колбасы, как скривился от боли.

— Ну что же такое?! — Чуть не плача от досады, он выплюнул с остатками пищи обломки очередного зуба. — Ну ведь этот-то всего год назад пломбировал! Пломбу ставил дорогую — импортную. Да и не болел совсем, просто взял и развалился на части. Теперь два корня удалять придется. Так мало того, что-то решать нужно будет. Оба зуба коренные, на которых он жевал, оба пролеченные с хорошими пломбами и вот — на тебе фокус!

В таком вот, крайне расстроенном виде его и застал появившийся из полуподвала Клим.

— Мы во время? Нет еще рабочих?

— Какие рабочие? Утро раннее. — Зевнул Саня. — Только рассвело недавно, часа через полтора приедут.

— Тогда вовремя, как раз переговорить успеем.

Он был как всегда со своим спутником, темным эльфом. Лаэрт был одет в свой неизменный черный кожаный костюм, с накинутым на плечи черным-же, но легким плащом. Он оскалился, по-свойски подмигнул и что-то сказал на каркающем, но в тоже время мелодичном языке, бесцеремонно указывая на Саню пальцем. Потом развернулся, не дожидаясь ответного приветствия и ушел в сторону канала.

— Чего это он? — Саша уже несколько раз слышал такую гортанно-каркающую речь, но каждый раз по спине пробегала непроизвольная волна холодка.

— Говорит твоя аура изменилась. Он когда волнуется, то на своем говорить начинает, но я суть понимаю. — Проговорил Климент, приглядываясь к Макарову. — Ну точно. Немного вроде есть, но мне трудно уловить, у меня в этом плане не как у Лаэрта зрение.

— А он что, колдун сильный?

— Ага, колдун-ведун. — Засмеялся лэр. — У них у эльфов у всех магическое зрение развито. А у аристократии эльфийской и тем паче.

— А он, что аристократ?

Клим, повернулся в сторону канала и помолчал вглядываясь в пустоту секунд десять. Затем удовлетворенно кивнул. — Ушел. Хорошо, а то могло не понравиться, что мы про него тут говорим. Пошли что ли на скамеечку присядем.

— Аристократ. — Продолжил лэр, когда они зашли в тенек и расположились на сделанной собственноручно Сашей скамейке. — Сын владетеля одного из темных домов. Они эльфы вообще, что темные, что светлые себя выше людей ставят. Древняя раса. Даже гномы, дворфы и орки моложе немного. Поэтому у них простолюдинов нет, любой эльф это уже дворянин априори. Ну а сын владетеля… в общем аристократ, дальше некуда.

— Так, а чего он все с тобой, будто слуга? Раз такой знатный?

— А… ну ты же не в курсе. — Кивнул Клим. — Все забываю, что ты всем известных вещей не знаешь.

— Да ладно. — Буркнул Саня.

— Да и не слуга вовсе, скорее доверенное лицо. Нет больше такого дома у темных. Грызня там была, между своими, что я тебе скажу у темных эльфов не редкость совсем. В этом они на нас похожи, имею ввиду резню меж своих устраивать, вот он один и остался, ну по-крайне мере из правящего семейства один.

— Теперь у вас на службе состоит? Ясно.

— Да нет, темные вообще к людям на службу не нанимаются, ниже это их достоинства. Тут в другом дело. Он себя моему отцу обязанным считает.

— Так расскажи?

Клим немного помялся, затем махнул рукой. — Ладно, тем более об этом все наши знают, но стараются не болтать лишний раз. В общем было это лет тридцать назад, может даже чуть раньше, я тогда еще маленьким был. Отец с отрядом вылазку в Заречье делал. Вот на самой опушке серебряного бора Лаэрта и нашел. Ну как нашел… Того уже убивать стали, медленно и по частям, как у них водится. Ухо одно успели отчекрыжить, да и так он уже сильно израненный был.

— Кто убивал-то? Орки что ли?

— Да какие орки. — Махнул рукой Клим. — Говорю же типа гражданская война тогда у темных шла, свои же и резали. У них вообще частенько всякие интриги, да заговоры, ну это уже потом Лаэрт рассказал. Он последний был. Они уже с полдюжины расчленили, для ритуала своего дикого. А тут отец. Хорошо что большим составом выехали, не ожидали те, увлеклись жертвоприношением своим темным богам.

С ходу трех темных порубали, остальные правда ушли. А Лаэрт раненый висел, к сосне привязанный, на теле с полдюжины ран, еще и ухо отрезать успели. Ну вроде как опытные воины добить хотели, но там то ли праздник какой религиозный был, то ли просто у отца настроение хорошее, что трех темных кончили, а свои все живы — только легкими ранениями отделались, да и трофеи богатые взяли. Там же оружие да броня еще всех убитых лежали. А эльфийское снаряжение знаешь сколько стоит? Мама не горюй, в общем — для казны существенный привес. Вот и приказал он тогда раненого эльфа отвязать, живительным эликсиром раны смазать, да перевязать. Да еще и флягу с водой и съестного немного оставили. А там уж как древние боги решат, выживет — не выживет, мол не наше дело. Там же у леса и бросили его.

— Ну и чего дальше?

— Объявился через несколько месяцев.

— Выжил значит. Ну да, вон же он только ушел. — Усмехнулся Саша.

— Выжил и сказал, что отомстил уже за семью свою. Ну вдаваться в подробности не стали, это уже совсем личное. Подумали правда немного, все ж таки не обычно это — темный, да у людей на службе. Не бывало еще такого, а тут вон просится, присягнуть отцу в верности хочет.

— Взяли?

— Ну, а сам как думаешь? — Улыбнулся уже Клим. — Мне кажется, что он единственный теперь из свиты, кому отец безраздельно доверяет. Кстати, ты про отца узнавал? Нельзя уже тянуть, самим искать надо, если что, то мы с Лаэртом все дела бросим и сами искать будем. Только вот хоть зацепку какую иметь, ниточку за которую потянуть можно.

— Разговаривал с Маратом, не развит у нас еще частный сыск, но у него в следственном комитете кто-то есть, не из последних чинов. Проведут негласное расследование, но там проплатить надо будет.

— Соглашайся. Сколько надо найдем, заплатим.

— Клим, ну ты меня за кого держишь? Уже согласился. Обещали встречу организовать. Или ты сам хочешь встретиться?

Лэр помолчал. — Саша давай ты сам. Я слова забывать стал. Заметил наверно, что тормозил в разговоре, вот вроде знаю, а из головы вылетело. Хрень полная. Ну, а что ты хочешь, ваш язык-то не родной. Это как кино просмотрел, на время запомнил, а потом чем дальше, тем больше забывается. Практики маловато.

— Так кто мешает? Поживи недельку тут, все вспомнишь, закрепишь, так сказать полным погружением в среду.

— Погружался уже, спасибо. — Потрогал Клим шрам на затылке. — Да и не в этом дело, времени совсем нет. Я же там не одну стройку затеял. Да и с финансами, что-то решать нужно.

— А что с финансами? — Не понял Саша. — Серебро покупаем стабильно, по четыре кило в неделю. Или мало? Так можем больше, не проблема совсем и нам выгоднее.

— Нет, пока больше не нужно. Не в слитках и их количестве дело. Это… как… а, легализовать все нужно. Не могу я кусками серебра рассчитываться. Не принято у нас это. У нас принято, что простолюдины медными монетами получают в фартингах и мелких медяках, а дворяне и купцы, те золотом. Серебряными монетами вообще редко оплату производят. А тут слитки килограммовые, а вообще даже не серебряные кроны.

— Так в чем проблема? Наштампуй крон серебряных и обменяй в банке на золото. Можно же так?

— Во-первых, наше владение своей монеты не имеет, у нас имперские кроны в ходу. Если начнем имперские кроны печатать, то заметят. Нет, даже не фальшивые, а из чистого серебра. Но любой имперский чиновник или банкир, сразу отличит настоящую монету, от новодела не имперского. Там определенная магическая метка присутствует, не схитрить. Да и говорил я тебе уже по монетам, объяснял все. Позабыл?

— Наверно позабыл, с суетой этой. Сложно все у вас как. — Хмыкнул Саша.

— Сложно. — Согласился Клим. — Ну, а во-вторых у нас своего банка нет и даже филиала гномьего банка нет.

— А открыть нельзя?

— Саша, ну вот этим я и собираюсь в ближайшее время заняться. Только чтобы с гномами договориться надо в Трехгорье ехать с визитом и встречаться с тамошним королем-под-горой. А это минимум пять дней, то бишь у вас больше трех недель пройдет.

— Ну блинн… и ты нас бросаешь на произвол.

— Да ладно тебе. Деньги на стройку — есть, на слитки — есть, да и золото продадите — тоже ваше.

— Да не в деньгах счастье. — Приуныл Саня.

— Да? — Поднял бровь Клим. — А трех недель не прошло как ты все за бабло говорил и переживал, что в охране мало платят.

— Ну тогда не было, вот и говорил. — Согласился Саша. — Тут еще много вопросов порешать надо. По винтовкам воздушным договорились, только самому ехать нужно. Пойдем я тебе все по интернету покажу. Но вещь стоящая, правда дороговасто, повышенной силы, охотничьи. С оптикой. Да ее от снайперки не отличить, даже стволы нарезные в германии делают, под заказ.

— Хм, уже хочу. Этот… нагнетатель воздуха, чем подкачивать, возьмете?

— Компрессор? С этим вообще не проблема. А баллоны со сжатым воздухом у вас там не грохнут?

— С чего бы? — Пожал плечами, Клим. — Ну возьмем пару батраков и проверим.

— Ха! Вот ты жук! Не жалко людей, если бабахнет?

— Жалко, Саша. Конечно жалко если при переходе баллон взорвется. А что делать? Давай ты и я потащим. Если бабахнет, всем легче станет? — Посмотрел на него аристократ.

Помолчали от возникшей неловкой паузы. Саня потрогал рукой десну и скривился.

— Чего, зуб? Что сразу не сказал? Я бы тебе настоя приволок, наш лекарь делает. Хорошо обезболивает, проверено. Да и если только болеть начал, то вообще вылечит на раз.

— Да куда там, развалился, второй зуб уже, я колесами вкинулся. Тут, Клим, знаешь фигня какая? Тут то колено болело, то зубы второй день сыпятся. И я сам себе снюсь, вернее двойник мой зеленый и светится весь, искрится. И урод такой то по колену треснет, то молнией зеленой меня шарахнет!

— Двойник? Во сне? А ты этим делом не увлекаешься? — Хлопнул Клим себя по горлу.

— В субботу посидели, под твой шашлычок и даже пива после не употреблял. Чай один пью.

— Если вроде из зеркала вылезет, этот… допельгангер вроде — это плохой знак. А чтобы зеленый, светящийся… — Клим пожал плечами, хрен его знает. Может тебе к нам? Проверишься, водички магической заговоренной попьешь. У лекаря подлечишься, он у нас при замке живет, хоть с неба звезд и не хватает, но на среднем уровне дело свое крепко знает. Да и вообще, природой насладишься и воздухом чистым подышишь? Я тебя на озеро свожу на рыбалку, если время будет.

— А тут? Правильно сказал — если время будет. Тоже не бросишь все. Я ведь думал разгребу, решу с монетами и по фирме документы получу, как раз дня три — четыре и в Минск смотаюсь, по документам для винтарей твоих. Тебя вот и ждал, чтобы ты посмотрел сам и добро дал.

— Пошли тогда в вагончик, посмотрим. Есть интернет, работает?

— Есть. Чай будешь? Или вина? Твое же стоит.

— Не, лучше чай. У нас правда травяной в ходу, но черный тоже можно.

— Так я тебе лист смородины и малины добавлю, а могу и мяты. Тоже класс!

Пока смотрели и читали на сайте завода про винтовки, позвонил Марат.

— Говорит его ювелиры все заберут без проблем и деньги сразу. — Доложил Саня Клименту. — Я тогда Ромке позвоню, скажу чтобы сначала к Серому заехал и золото забрал, потом уже сюда приезжает с деньгами. А и Серому позвонить, предупредить чтобы отдал, без заморочек.

— Не боишься к браткам одного Ромку посылать?

— Так он же его брат, через него почти все с Маратом и решаем. Да и вроде не кидали, нормальные люди, хотели бы, так сразу с деньгами кинули.

— Ну да, вылетело из головы что они браться. — Усмехнулся Клим.

И Саня стал набирать телефон своего друга.


Минут через тридцать, они вышли из вагончика.

— Не, винтари вещь! Нужно брать. Только много не будем, подозрительно и по деньгам дорого действительно. Давай десяток, их ребята Лаэрта в рейдах обкатают. Или нет, дюжина стволов, в самый раз будет, ни много и ни мало. Посмотрят как оно, если понравится, то еще для летней резиденции возможно возьмем, но не факт.

Только ты когда предзаказ будешь делать бери вариант с деревянным цевьем, чтобы с пластиком не светиться. А тут дерево и железо, даже если и увидят, так мало ли кто такие стволы изготавливает, может гномы, а может и у эльфов прикупили. И оптику на все не бери, парочкувозьми на всякий случай, а на все — лишнее.

— Понял. Слушай, Клим, а что за ребята Лаэрта? — Удивился Саша. — Тоже эльфы?

— Взвод дальней разведки. Там вояки опытные, егеря бывшие или охотники опытные, следопыты. Их немного меньше трех десятков народу, вот и вооружим часть для эксперимента. В армии их вообще светить не будем.

— Боишься всплывет инфа про канал?

— И это тоже. Я ведь, Сань, как думал. Наберу серебра и устрою технологический бум. А потом подумал — зачем? Дороги железные проложить? Так у нас от Руденбурга до Тихой гавани миль сто двадцать от силы. Да и железо для этой дороги я отсюда таскать на своем горбу буду?

Дилижанс пассажирский ходит регулярно, карета почтовая, караваны торговые из повозок постоянно. По дороге трактиры и постоялые дворы для отдыха и ночевки есть. Нам бы тракт камнем весь замостить, сейчас кусками пятая часть от силы, да мосты через все речки построить.

Люди привыкли к размеренной жизни, без часов, будильников, без всяких кофеварок, мультиварок и холодильников.

Для них счастье, когда войны нет, когда голода нет и урожай хороший уродился. Чтобы подработать можно было, своими руками что-то сделав. Продать излишки того же урожая, скопить дочке на приданое, чтобы пара монет еще для знахаря нашлась — если кто из семьи заболел. Так зачем бежать впереди паровоза? Зачем умножать сущности без необходимости. Зачем нести в наш мир, то что ему чуждо?

— Может ты и прав, тебе виднее. — Задумавшись пожал плечами Саша. — Двенадцать — так двенадцать. Если через два-три дня вылечу ничего?

— Смотри сам. Тут ты рулишь. Тут кто будет? — Показал Клим на вагончик и строящийся дом.

— Серый, попеременно с Ромкой поночуют. Ничего страшного, я сам не надолго, дней пять — шесть от силы, если с дорогой оттуда считать. Так что подежурят, премию потом получат, твоим шашлыком и будущей баней. — Засмеялся Саша. — Хотя всяко бывает, но задерживаться не планирую однозначно.

— Заказал значит баню? Скоро значит париться у тебя будем.

— Заказал. Сегодня перезвонят и приедут участок смотреть, замеры под фундамент делать. Обещают десять дней, все под ключ. 

* * * 
— Вот, получите, распишитесь. — Протянул Ромка увесистый кожаный мешочек. — Ровно все, как вы и договаривались, я сам у Сергея пересчитал.

— Зашибись Ромыч! — Потер ладони его старший брат и приплясывая пропел. — Это очень хорошо, даже очень хорошо!

— Погоди, а чего такой радостный? Надеюсь все в порядке с расчетом будет? — Напрягся Рома.

— Блин, Ромка, ну ты меня не первый год знаешь. Если сказал, все чики-пуки, значит чики-пуки и никак иначе.

— А чего тогда такой радостно-заведенный?

— Ну во-первых сделка выгодная. И наши ювелиры довольны и мы с пацанами свою маржу снимем. Все по чесноку. Я себе даже десяток монет заберу. Ну, а что? Золото это лучшее вложение, долговременное. И в цене с каждым годом растет, а если надо потом, так болт сделал или жене бранзулетку какую.

— Так ты же не женат?

— Рома ну говорю же — долговременное вложение. Когда нибудь надеюсь встретить свое счастье. — Снова разулыбался Марат. — Да и вообще.

— Чего?

Марат помолчал, но потом махнул рукой. — Ладно, Ромыч, тебе скажу, но пацанам своим не рассказывай.

— Случилось чего? Чего не рассказывать-то?

— Да все наоборот, хорошо. Сказал же. Просто некоторые у нас вякать много стали, шелестеть не по ветру, так сказать. Мол отслюнявили каким-то лохам десять лямов, а они наши деньги теперь в бизнесе крутят. И это, Рома, не в ваш совсем адрес камень был…

— В огород. — Поправил его брат.

— Да разница. — Отмахнулся Марат. — Вроде как по-тихому, за глаза, но мне предьяву кидают. Интрига короче. А чем финансовые интриги в тесном коллективе заканчиваются? Правильно — переделом денежного пирога и соответственно переделом власти.

— А теперь?

— Теперь, Рома, их слушать не будут. Да и сами заткнутся. Лохи золото килограммами не привозят. А наши ювелиры посмотрели те монетки не старинные, а явный новодел. Там каждой максимум десяток лет, хоть и под старинные сделаны. И методы штамповки кустарные. А это чего значит?

— Чего значит? — Повторил за братом Ромка.

— А то, что есть у твоих ребят выход на золотишко приисковое, только они вумные. Ты знаешь что у нас торговля золотом запрещена, окромя золотых изделий? Вот думаю, для этого они это золото в монетки и поплавили. Чтобы не влететь по крупному, ежели чего.

— Так я слышал, что это единственная партия и возможно больше не будет.

— Возможно. — Поднял указательный палец Марат. — А возможно и будет. Да и какая разница. Все равно у них свои деньги есть и не малые. — Показал Марат на мешочек. — Да и рыба, икра. Ты говоришь, Клим у них за старшего? Но приезжает издалека и не надолго? Ну так все ясно. Он в соседней области мутит и думаю или он сам или скорее всего батя его на посту каком-нибудь высоком сидит. А в своей области скидывать это не хочет, да и чревато что всплывет, вот тут и обосновываются. Я же слыхал, что там рыбакомплекс какой-то строили, да и золотишко там на севере моют, ну вот все и сходится. Так что, братан, твои пацаны люди нужные. С ними дружить надо, а не кидать. С такими честно работая, мы больше поимеем. — Опять довольно потер Марат ладони. — Ты им кстати спасибо скажи за рыбу, икру и вино. Надо тоже чего хорошего подогнать, а то мы им водки в банках, а они алаверды прям по-царски. Ты сам-то попробовал?

— Так они и мне целую большую корзину всего надавали и вина тоже кувшин большой. Ну у вас-то бизнес, а мне-то за что? Как-то неудобно.

— Опять тебе неудобно? Дают — бери. Да и ценят значит тебя, доверяют. Левого кента, с такими ценностями не отправили бы. В общем ты работой доволен? Не прошлая твоя работа?

— Скажешь тоже! Даже не сравнивай. — Помотал головой Роман.

— Ну и держись тогда их, раз они такие хорошие. Глядишь и в долю на халяву возьмут. — Подмигнул он брату и засмеялся своей удачной шутке.

— Так уже предлагают. Вернее сказали, что тоже свой процент буду получать с рынков.

— За что это, такое привалило?

— Так в том-то и дело, что ни за что. — Развел руками парень. — Я зарплату не всегда отрабатываю, ну по-большому счету. Не каждый день даже нужен, дома бывает сижу, даже жена удивляется. А тут еще говорят — рынки построим и доля тоже твоя. Типа премии. И с кафе потом тоже.

— Рома, не зли меня, не порти мое хорошее настроение, а то щас завидовать начну. Пошли деньги считать, уже приготовили все. — Подтолкнул он брата в кабинет, где сидели ювелиры выложив на стол пачки с деньгами. 

Глава 13

 Три дня, перед его служебной мини-командировкой, прошли как всегда в суете. Правда часам к четырем он был уже свободен и Ромка или Серый отвозили его к себе на участок. Он заказал себе баню, которую начали строить еще до его вылета и как надеялся Саша, дней через восемь-десять можно было испробовать, посетив ее. Подвал был готов уже неделю назад, закрыт сверху плитами перекрытия, а широкие железные ворота закрывались на врезной замок, поэтому внутри уже можно было хранить все что пожелаешь, внешнее строительство дома на него совершенно не влияло. Да и дом рос как на дрожжах, рабочие трудились каждый день и с раннего утра, поэтому первый этаж был почти полностью выложен кирпичом, разве что пустовали проемы окон и дверей, да и вместо пола были брошены временные сходни. Параллельно строилось и кафе.

В подвале Саша присверлил на стену турник из труб, высота потолка это без проблем позволяла. Под ним планировал купить и поставить пару спортивных тренажеров. На соседнюю стену повесил баскетбольное кольцо с сеткой, которое купил в магазине спорттоваров вместе с баскетбольным же мячом. Места хватало с избытком, можно и как склад использовать и как гараж на несколько машин, главное основную функцию не перекрыть, то бишь вход в канал.

Поначалу копался вечерами в интернете, смотрел фильмы и выискивал фантастические книги, про переход в другие миры, но начинал читать и бросал, все не то совершенно, да и про зеленую магическую энергию нет ни слова и про мерцающего двойника тоже нет. Ну да, это же выдуманное чтиво, а совершенно не инструкция как себя вести в такой ситуации.

Такое времяпровождение ему быстро наскучило и Саша увлекся столярным делом, используя инструмент подаренный Глоком. Сначала сделал скамейку у вагончика, потом легкий садовый столик и небольшую лавочку. Ну а что, досок и бруса разного навалом завезли, выбирай любой материал, никто и слова не скажет. Решил сам смастерить и вместительную беседку для отдыха, но только успел подготовить чертежи перерисовав их с одного сайта в нете, все остальное решил отложить на потом, после прилета из командировки.


Весь полет продремал — ночь все же, да и лететь больше четырех часов. Самолет ощутимо поболтало при посадке в порывах ветра, так что даже стало немного страшно — плюхнемся сейчас о землю и закончится вся бестолковая санькина жизнь. Хоть ладошки и вспотели, но сели можно сказать мягко. Пересадка была в Москве, в этом же аэропорту через два с половиной часа, поэтому Саша бесцельно побродил по аэропорту разглядывая разные сувениры и даже выпил большую чашку кофе с круассаном, хотя отдать шесть сотен за кофе с булочкой было непривычно и давила рабоче-крестьянская жаба еще не свыкшаяся с его новыми доходами.

В Минск летели уже при свете дня и Саша большую часть полета провел у иллюминатора, хоть только при взлете и посадке видел землю, а так белый ковер серебристых облаков, но с непривычки все равно было ужасно интересно. Предчувствие встречи с сослуживцем и путешествие в новые места, симпатичные, улыбчивые стюардессы — все это еще поднимало и без того отличное настроение.

Правда когда уже приземлился в национальном аэропорту Минска, настроение немного испортил звонок Ивана. Он вкратце объяснил, что встретить не сможет и подъедет ближе к вечеру, мол бизнес будь он неладен — непредвиденные обстоятельства, зато продиктовал адрес съемной квартиры и сказал, что через час туда подъедет хозяйка, дождется Сашу и отдаст ему запасные ключи. Потом подумал и решил, что это даже к лучшему, не сразу бухать со старым товарищем стало быть начнет, а погулять по городу время будет.

На такси до указанного адреса он доехал минут за двадцать пять, время еще было и поэтому сначала доехал до банка обменника валюты. Саша ни разу не был в Беларуси и поэтому чтобы подстраховаться, часть карманных денег перевел в баксы, еще там, дома. А конкретнее в кармане помимо русских рублей, лежало еще три сотни зеленых американских, так, на всякий пожарный. Но опасался он напрасно, в банке без проблем обменяли российскую валюту на белорусские рубли.

После обменника зашел в супермаркет расположенный также неподалеку.

— Тэкс, что там Иван любит? Вроде коньяк, если не ошибаюсь. Выбор был неплох и Саша растерялся между молдавским аистом и армянским ахтамаром, все же не долго он выступал в роли буриданова осла и взял большую бутылку армянского, десятилетней выдержки. Балык и икра были с собой и он купил еще хлеба и полкило буженины, потом подумал и взял еще помидоров, десяток яиц и двухлитровый тетрапак яблочного сока, а то кто его знает когда сослуживец пожалует, может поздно вечером только приедет, а встречу отметить сам бог велел.

Хозяйка квартиры оказалась весьма миловидная женщина лет сорока, с очень сексуальной улыбкой и учитывая что бывший командир был тоже постарше Макарова, он даже засомневался, а не ради нее ли он в Минск приезжает, а потом махнул на все рукой, да какая разница может да, а может и нет, не его это совсем дело.

В холодильнике имелся кое-какой запас продуктов, но в основном рыбные консервы и консервированные же ассорти из огурцов и томатов, да еще чуть початая бутылка зубровки, которая предсказуемо называлась Бульбаш. А возле стены стояло два пакета, один с картошкой, второй с луком. Без закуси никак не останемся. Саня достал бутылку из холодильника, повертел в руках, потом почесал нос. — А может тяпнуть сто грамм за путешествие? Ну уж нафиг! Ночь почти не спал, подремал в самолете меньше трех часов, так что сразу в сон поклонит и хрена ли? Может больше в столице бульбашей и не побывает никогда, нет уж в душ и прогуляться — твердо решил он, да и время еще раннее совсем для употребления горячительного.

Выйдя из душа Саня чуток покрутился перед зеркалом и довольно хмыкнул. Как-то он подобрался что ли, постройнел? Похудел это точно, как минимум килограмм семь за последнее время скинул, живот вон вообще плоский стал, на руках стали бицепс с трицепсом выделяться, да и чувствовать он стал себя намного лучше. Природа и воздух загородного поселка, утренняя зарядка и работа по дереву, все очень благотворно сказались на его самочувствии. Хотя, как ему стало казаться не совсем тут дело в природе и спорте, хотя они тоже свою лепту несомненно добавили.

Канал, а вернее выходившая из него энергия, вот в чем было дело. Одни только зубы чего стоили, сначала развалились все с пломбами, так что Саша даже очень запереживал по этому поводу, даже прямо скажем — запаниковал неслабо, а потом на их месте стали новые резаться, не сказать что больно, но все же было необычно и он не стал никому об этом говорить. На месте бывших зубов с пломбами, да и на месте двух удаленных тоже, теперь белели вновь появившиеся. В связи с этим на ум лезла всякая белиберда про укушенных оборотнем и мутировавших от внеземного вируса, понятно что хрень но как обычно все необычное пугает, даже если в хорошую сторону эта необычность вылезла.

А нога? Теперь она в колене сгибалась без проблем. В удовольствие с утра раз двадцать присесть было, да и в течение дня по нескольку подходов делал, прям как помолодел лет на десять от этого чувства. И отжимался тоже с большим удовольствием. Теперь он с утра просыпался бодрым и переполненным энергией. Хотелось даже как в детстве постоянно перейти на бег, а то и просто подурачиться, попрыгать, да поскакать. Что Саша ежедневно и делал в подвале превратив его в мини-спортзал.

А ведь раньше без палки не ходил никуда, а тут про нее забыл в прямом смысле, колено совсем перестало болеть, походка изменилась, потому как не хромал вовсе. Даже друзья на это внимание обратили и брат, но Саша сказал что теперь когда деньги есть, вот он мол и приобрел дорогие импортные лекарства, которые сразу очень помогать стали. Вроде поверили.

А еще и дальнозоркость! В смысле раньше была, хоть и совсем небольшая, но вблизи ведь расплывалось, последний год все хотел зрение проверить, да очки для чтения заказать. А теперь хоть ладонь к кончику носа подноси, все линии и шероховатости кожи видел, вот такие дела. Хотел с Климом поговорит на эту тему, но тот в империю уехал, как и предупреждал. Вот и пребывал новоявленный бизнесмен в противоречивых сомнениях, с одной стороны организм сам излечивался под воздействием этой зеленой энергии, что выходила из иного мира, а с другой стороны как бы оно чего не вышло, в смысле не мутировать в какого-нибудь монстра.

Серому не стал рассказывать об изменениях в своем организме, вроде как хвастаться не хотелось, да и подводил он его несколько раз к каналу, но лучший друг не видел ничего кроме простой черной стены, хоть и водил по ней ладонями. Саша его даже на ту сторону пару раз проводил, не далеко совсем в каменный коридор подземелья, ну и во двор летней резиденции выглядывали. Клим их даже с главным мастером владения познакомил — Петром Ивановичем, что удивило Макарова. Кругом были Гюнтеры, Борки и Эммы, а тут Петр Иванович, да еще и по русски с ними заговорил. Потом понял все когда вместе отобедали и мастер механик свою историю им рассказал, занятный дедок однако… Ну так ладно о нем, в другой раз пообщаются, тем более Клим обещал его к Саше в гости отпустить, тому и город посмотреть очень хотелось и про интернет все расспрашивал, очень его заинтересовало что большинство знаний и технических описаний в сети можно найти и для всех это доступно.

Так вот, Серый канал в отличие Клима и Саши не ощущал совсем, да и лэр, как по его рассказам понял Саша, видел только зеленые всполохи и искорки на поверхности. Макаров же видел не только всполохи и яркие искры, но и силовые линии этой загадочной энергии, которые словно дуги от линии высокого напряжения пробивали от канала к нему если он приближался менее чем на два метра.

А когда он даже будучи далеко от канала, просто с десяток секунд смотрел на свою руку, зрение как-то само собой переключалось и он тоже начинал видеть тонкие изумрудные дуги бегавшие меж его растопыренных пальцев. Он когда досмотр в аэропорту проходил, даже немного боялся, что этот зеленый ток на рамку металлодетектора как-нибудь подействует, зазвенит нафиг. Нет понятно, что не металл это совсем, но все-таки неизвестноенервировало. В какую-нибудь спецлабораторию загреметь, где над ним опыты проводили бы, совсем не хотелось.

Поэтому когда Александр улетал в Минск, он втайне надеялся, что проведя несколько ночей в его вагончике, Сергей тоже начнет видеть энергию исходящую из канала, а может и зубы новые вырастут у другана, ему это без балды надо.

Обсохнув от водных процедур, Саша решил прогуляться по Минску, да и погода стояла солнечная, но не душная совершенно, а с небольшим свежим ветерком.

Побродив с полчаса по центру он вышел к историческому музею. Хм. Подумал пару минут и решил сходить. Находившись вдоволь по паркетным полам, разглядывая древнее оружие и утварь средневековых белорусов тогда входивших в великое литовское княжество, он изрядно притомился и даже не сразу заметил сухощавого, но довольно высокого и подтянутого дедка в строгом темном костюме, с интересом его разглядывающего.

Покосился недовольно, пару раз в его сторону, мол не я витрина музейная, чего надо? Тот почувствовав Сашино недовольство развернулся и скрылся в служебных помещениях музея, но минут через пять опять появился неся в руке небольшой кожаный саквояж, красновато-коричневый, со стилизованными медными застежками, сразу видно что дорогой. В таком бы пачки валюты переносить или золотые червонцы, в самый раз.

Саша хмыкнул, уж не директор ли музея? Одет с иголочки, на шее повязан цветной шелковый платок, сам гладко выбрит и коротко пострижен, вроде как под полубокс, хоть Саша был и не уверен, что именно так называется эта прическа, тем более заметил сзади небольшой хвост, собранный в пучок. Просто очень часто пожилые люди если не сверкали лысиной, то как-то не очень много внимания уделяли своей стрижке, а этот пострижен и расчесан весьма аккуратно. Разве, что крестообразный шрам на щеке немного был не из той оперы, хотя наверно добавлял его лицу мужественности.

Очки с чуть затемненными стеклами в тонкой золотистой оправе, да и часы пускают блики своим стеклом, модные, на прошитом кожаном ремешке, хотя в часах Саша не сильно то разбирался, тем более с нескольких метров было не разглядеть, что это за марка. Дедок неопределенного возраста, а дать ему можно было и шестьдесят и все семьдесят пять, на восемьдесят он пожалуй не тянул, все-таки бодро держался, уверенной походкой направился к Макарову.

— Здравствуйте, молодой человек! Интересуетесь историей родного края или вы приезжий? — Задал дедок вопрос с небольшим акцентом.

— Угу. — односложно пробурчал Саша, то ли отвечая на первый вопрос, то ли на второй.

— Давайте знакомиться, Генрих Конрадович. — Протянул он руку для рукопожатия. — Я сам тут по делам, так все больше в Европе проживаю. Вчера утром из Копенгагена прибыл.

Саша чуть заметно поморщился. Что еще этому хлыщу от него надо, может он вообще не той ориентации, у них в европах это запросто сейчас. Он помедлил, но все же протянул в ответ ладонь. Неудобно будет если забычится, все-таки тот как минимум ему в отцы годится, если не в деды.

— Александр.

Генрих Конрадович пожал Сашину ладонь, хватка была совсем не стариковско-вялая, а скорее уверенного в себе человека.

— Александр, достойное имя, прямо императорское. И в истории веков не раз прославленное.

Саша пожал плечами, приятно конечно, но очень уж навязчивая лесть. Что ему от меня может быть нужно? Может аферист какой матерый, так у меня налички с собой мало. Деньги для бизнеса все по безналу.

Дедок словно угадав мысли, усмехнулся и чуть подмигнул. — Как, говорится, не поймите меня правильно. Совершенно без всяких дурных намерений к вам подошел, просто приятно видеть в музее молодых людей, мало сейчас они историей интересуются.

Саша с удивлением огляделся. И хотел было возразить, что вон ее, полно в зале молодежи, даже группа то ли студентов, то ли старшеклассников пожаловала.

— Да, действительно, тут ходят. В Европе меньше. — Словно прочитав его мысли сказал подошедший. — Я тут сам за консультацией если честно, ну я консультируюсь у местных историков, а чему-то и сам их консультирую. Тоже дело имею по-большей части со старинными вещами.

— Тоже в музее работаете? — Скорее из вежливости, чем из интереса спросил Саша.

— Нет, я антиквар, поэтому в музее не работаю, но с историей связан так сказать. Так вы турист? А в Дании не бывали? Красиво, старинные дома, мощенные улочки, замок Гамлета. Хотя в Европе сейчас всякой мерзости тоже хватает, все в демократию играют, ох доиграются чувствую. — Вздохнул антиквар. — Так вы, Александр, путешествуете?

— Скорее по делам в Минске, на день-два всего. В Дании не бывал и вообще в Европе тоже, тут вот в первый раз. — Как-то сам собой разоткровенничался Саша. — А вы датчанин? По русски хорошо говорите.

— О, так мы с вами почти коллеги, оба товарищи командировочные, я ведь тоже по делам. Но я в Минске уже… да уже и не помню какой раз. — Он усмехнулся. — Я ведь родился в Прибалтике, поэтому и русский знаю, но лет… да третий десяток подходит как живу в Европе, до этого в Норвегии жил, а последние лет десять в Копенгагене или вернее под Копенгагеном, в своем доме в пригороде.

— Ясно-о. — Протянул Саша.

— Осмотрели все? Могу мини эксурсию провести. — Антиквар перехватил саквояж и Саша заметил небольшой перстень на мизинце левой руки с крупнымзеленым камнем.

— Нее, я уже все. Находился, даже ноги гудят с непривычки. — А про себя отметил про увиденный камень. Как бы не изумруд, да скорее всего он и есть. Ну, а чего, сразу видно, что дедок не бедствует. Может ему пару вещей с той стороны притаранить, мечи там или гобелен какой, вдруг да за средневековые пойдут? Хотя ну нафиг, так палиться, вопросы вдруг какие не нужные возникнут, объясняй потом где взял и откуда вещица.

— Так и я все дела тут доделал на сегодня. Вот на обед собирался. Тут рядом есть отличное кафе, чудесные стейки на гриле готовят. Не составите компанию, а то тут сам по-себе, даже пообщаться совершенно не с кем. Я вам покажу свой дом и коллекцию картин, они у меня на планшете есть, фото. — Пояснил Генрих Конрадович. — Хотя я затворником никогда не был, если в гости пожалуете, я вам все покажу уже реально.

Саша опять недоверчиво посмотрел на навязчивого дедка. А может все же гомик? Хотя по манерам совсем не похож, да и кушать захотелось, так что в желудке начало понемногу урчать.

— Жена умерла уже давно, дочери разъехались. А мне не хватает общения. Широкой русской души и не хватает наверно для поговорить. В европах знаете так не принято, чтобы запросто в гости и чтобы бутылочку коньячку распить с товарищем под неспешную беседу или ночь за преферансом провести с друзьями. Все же другие они люди. — Поведал дедок о наболевшем.

— Так переезжайте? Вот хоть в Беларусь, тут вам и не Европа и вроде не далеко совсем.

— Я подумаю. — Усмехнулся антиквар. — Бизнес сами знаете дело тонкое, тем более бизнес очень дорогих вещей. Там контакты десятилетиями нарабатываются и авторитет тоже. Ну так как, отобедаем вместе? Александр, приглашаю вас.

Саша поколебался буквально несколько секунд и кивнул головой. Все же человек общительный этот антиквар, да и в возрасте. Если бы помоложе был, без сомнения послал бы за такую навязчивость, а тут вроде и неудобно. Да и плохого ничего не сказал и не сделал. Вон даже в гости зовет. Может конечно просто так сболтнул — не всерьез.

Кафе и впрямь было совсем не далеко от музея. Внутри царил полумрак и прохлада, удобные кожаные диванчики, дорого сервированный стол и тяжелая бархатная скатерть с белоснежными накрахмаленными салфетками внушала мысль о совсем не дешевом заведении.

Может он сейчас назаказывает и подставит меня, чтобы расплатился? — Подумал Саша, но тут же отмел эту мысль. Совсем внешний вид антиквара не сочетался с таким поведением. Да и деньги у Александра с собой были, в крайнем случае краснеть не придется.

Генрих Конродович вынул из кармана небольшую коробочку-визитницу и протянул Саше одну из вынутых визиток.

— Вот, мои данные, там и адрес правда не домашний, а моей конторы в Копенгагене, зато телефоны и сотовый и домашний, так что в любое время звоните как в Европу соберетесь, а еще сайт указан. У вас же интернет дома есть?

— Есть конечно, хоть и не Европа. — Усмехнулся Саша.

— Совершенно без задней мысли спросил. Просто есть люди кто принципиально не пользуется, но таких скорее моего возраста больше. Так, что вообще отлично, на сайт зайдете можно сообщения на русском писать, я прочту без проблем.

— Ну ладно… спасибо.

Подошел официант, парень лет двадцати в белой рубашке и черных брюках, с черным галстуком-бабочкой на шее, положил перед каждым по небольшой кожаной папке с меню внутри.

— Я у вас не первый раз, так что так заказ сделаю. — Отложил папку антиквар.

— Отлично, слушаю вас. — Достал парень блокнотик и карандаш из нагрудного кармана и приготовился записывать.

Вино красное, сухое, большой бокал… хотя давайте бутылку нам на двоих как раз будет. В прошлый раз я у вас пил сербский вранац, если не ошибаюсь, девяносто пятого года? Неплохое кстати. Есть в наличии?

— Есть. — Кивнул официант.

— Отлично! Тогда большой стейк с кровью и овощной салат приправленный козьим сыром, бутылочку альпийской минеральной воды. А да… кофе по турецки, но его чутьпозже.

— А вам? — Чуть склонился официант над Александром листающим меню. Белорусский был продублирован английским и он пробовал разобраться в ингредиентах салатов. Цены честно говоря были не маленькие, ну так сразу видно что заведение не из дешевых. Жаль не было фото готовых блюд как в некоторых заведениях.

— Берите то же самое, посоветовал Генрих, я всегда беру большой стейк. Да и вино я один не выпью, а бутылочка на двоих в самый раз. — Улыбнулся он.

— Хорошо. — Кивнул Саша. — Только стейк прожаренный, без крови чтобы.

— Скажу по секрету тут порции довольно большие, да что там большие — просто огромные. Я когда первый раз посетил это заведение, то еще и первое заказал, так и половины стейка с салатом потом не осилил, можно сказать лишь попробовал. Они мне стерляжью уху принесли в медном ведерке и черпачок с тарелкой, так не поверите, я три полных тарелки съел, чудо как вкусна. Но стейк с салатом уже не осилил. Поэтому теперь чередую, один раз первое беру, в другой раз мясо и салат. Кстати, рекомендую тут помимо ухи еще и шурпу из молодого барашка отведать. — Доверительно сообщил он Саше, когда официант принял заказ и удалился. — Если не один придете, даму например пригласите или с товарищем, то первое смело на двоих одно берите, да и на троих пожалуй. Там в ведерке как минимум на три тарелки будет.

Через пару минут уже девушка принесла им румяные булочки, и минеральную воду, выставив на стол хрустальные стаканчики и бокалы для вина. За ней пришел давешний парень официант и при них откупорил бутылку вина. — Вранац, урожая тысяча девятьсот девяносто пятого года, продегустируете?

— Наливай сразу по бокалу. — Разрешающе махнул рукой дедок. — Давайте, Александр, за вас, чтобы все у вас получилось и сложилось в жизни. — Поднял он свой бокал сделал пару глотков и поставил. — Потом будто спохватившись, сказал. — Ой, у русских вроде принято до конца допивать если в честь кого-то?

— Да ну. — Саша тоже пригубил и поставил свой бокал. — Стереотипы это все.

Пока не принесли салат, в больших фарфоровых чашках больше напоминающих салатницы, антиквар вытащил из саквояжа небольшой планшет и показывал Саше свой дом и коллекцию картин и каких-то старинных ваз императорского фарфора, но разных империй. Правда перед этим извинился и отошел позвонить, но недалеко, Саша его видел, но разговор не слышал. Да и поговорил дедок от силы пару минут.

Несколько предметов в его коллекции фарфоровых ваз было и из царской России. Дом Генриха Конрадовича Сашу поразил. Какой нафиг дом — целое поместье с прислугой, да как минимум с десяток человек не меньше. Сад, теплицы, большой зеленый луг. Обратил внимание на довольно вместительный гараж с тремя воротами ролставнями.

А еще антиквар с удовольствием показал фото лошадей, их у него было три. Вернее две лошади и один жеребец.

— Я больше любуюсь на них, а вот дочь когда приезжает, то каждый день катается. Вроде и не нужно трех, достаточно одну кобылу оставить, ее любимицу, да и просили продать неоднократно, но привык знаете ли. Это как домашние питомцы, почти члены семьи, как их продавать?

Ни фига себе домашние питомцы, котики-хомячки. Саня даже хотел схохмить про своего домашнего питомца — четвероногого друга по имени диван, но сдержался.

Фигли, у богатых свои причуды, да и собаку он точно заведет когда дом достроят, вон тоже себе среднеазиата возьмет как у Иваныча соседа, да и кота хотелось бы. Хотя от кота все равно шерсть, а у него на шерсть аллергия, кот ведь не собака, во дворе в будке жить не будет.

Раньше никого не было, в квартире куда там, а частном доме собака это хорошо. Саша вдруг вспомнил про свою аллергию на шерсть животных и на цветение, она как раз каждый год начиналась после середины мая, а заканчивалась ближе к середине июня, почти месяц. А в этом году он про нее совсем забыл, даже таблеток не покупал, ведь никаких признаков и в помине не было, а уже должен был пару недель чихать и сопли пускать. Хм, неужели и аллергия прошла от магической энергии? Прям чудо какое-то, расчудесное. Так пожалуй можно и кота завести.

— Про картины Генрих тоже ему рассказывал, показывал фото каких-то гравюр, вроде Дюрера, да и еще пара знакомых фамилий промелькнула, типа Брейгеля. Не бедный дедок, уж совсем не бедный. Часы кстати Саша рассмотрел вблизи, Омега швейцарская оказалась. Так что не аферист вроде, может и правда доведется когда-нибудь в Европу съездить, так и заедет погостить на пару дней к болтливому антиквару, на лошадях покататься, да на вазы старинныепоглазеть. Саша правда тоже рассказал из какого он города и что дом сейчас и кафе в поселке строит, ну не сидеть же отмалчиваясь.

Когда ели салат, Саня поймал себя на сравнении новогодней ночи, когда все набрались изрядно водяры и сидят черпают сразу из салатницы закусь, все же миски больше на салатницы походили. Стейк напоминал собой лапоть, шириной как минимум в две ладони, но выглядел очень аппетитно. Принесли его каждому на большом блюде с полукруглой металлической крышкой. Еще и по пять соусниц, с разнообразными соусами внутри, перед каждым выставили. Стейк полностью Саша не осилил, чуть больше половины съел. Так не нужно было салат весь съедать, вон Генрихович предупреждал, что порции огромные, так он сам и половины салата не съел, зато стейк умял за милую душу.

Когда резал тот свой стейк, то на розовых кусочках выступала кровь, хищник однако дедок, ну так в таком бизнесе слабаков нет. И глаза у него были пугающе черные, Саша разглядел когда тот снял очки протереть, так что когда в дымчатых очках даже лучше было, как-то менее хищно наверно его лицо смотрелось. А вообще сними с него очки, приодень в камзол вместо дорогого костюма и очень даже харизматичный капитан пиратского корабля выйдет, хоть сейчас на экран, и никакого попугая матерщинника на плечо не нужно. Тут и его крестообразный шрам на щеке как нельзя лучше к образу подходит, разве что один глаз можно черной повязкой закрыть или уже перебор будет?

В противовес первичным страхам, что дедок обожрет его и сбежит, Генрих наоборот замахал руками когда Саша попытался достать деньги.

— Что вы! Я вас сюда пригласил, поэтому никаких возражений. Вы меня обидите, если попытаетесь заплатить и он уверенно дал подошедшему официанту золотистую банковскую карточку. — Да и поверьте, для меня эта сумма совершенно ничего не значит, я довольно обеспеченный человек. — Заверил он Сашу. — Это я вам обязан за компанию, было очень приятно пообщаться так что звоните, ну или хоть на сайт заходите, не теряйтесь одним словом. Хорошие люди должны держаться друг друга. — Подмигнул он Александру.

Саша тоже написал свой сотовый телефон, правда извинился сказав что тут вряд ли еще раз сможет увидеться, так как уже будет не один, да и занят делами. Но все же пригласил при случае Генриха в гости, если тот случайно посетит Сибирь. Прозвучало несуразно — натянуто, вроде той фразы — «если будете у нас на Колыме», ну да ладно, он в приятели и не набивался, хотя было приятно что совершенно не знакомый человек пригласил его на обед и открыто рассказал о себе. Может конечно из хвастовства, может у Генриха фишка такая, ну да все равно по большому счету очень приятно.

После обеда дедок антиквар сослался на неотложные дела и остановив такси быстро уехал, правда довольно вежливо поблагодарил Сашу за составленную компанию. Саша даже от удивления головой помотал, мол что это было? Привел в кафе накормил и уехал, как-то необычно все же где-то в подсознании засела мысль, что не все тут так чисто и что-то да нужно от меня этому богатенькому буратине, ан нет видно ошибся, видно и среди акул бизнеса есть просто хорошие люди, совершенно бескорыстные.


Вечером они сидели со старым приятелем-сослуживцем и пили коньяк. Бывший ротный раздобрел с годами, еще и живот не малый наел. Но выглядел вроде не плохо и приехал на новеньком фольксвагене, так что тоже не бедствовал. Правда к сорока одному году успел дважды жениться и дважды же развестись. Ребенок был один, от первого брака. Но его дочке уже в этом году двадцать исполнилось, хотя все равно помогал ей постоянно.

Когда обнялись, ротный оглядел Александра с ног до головы.

— А ты отлично выглядишь! А в одноклассниках на фото вроде полнее, да и с палочкой стоишь. Писал же что после ранения хромаешь, а тут не видно совсем?

— Хромал понемногу и нога побаливала, но бизнесом занялся, деньги появились и подлечил. — Не вдаваясь в подробности поведал Саша.

— Это да, с деньгами если проблем нет, то и в Европу можно съездить подлечиться, да хоть в Израиль. — Кивнул Иван. — А я вот наоборот, раздобрел от жизни сытой. Все себя заставляю бегать начать, да силы воли не хватает. — Махнул он рукой и усмехнулся. — Вот когда сам себе командир и хозяин тоже не все хорошо, сам себя и заставлять должен. Вроде соберусь, пару раз утречком пробегу, а потом опять то дела, то еще какое оправдание найду. Ну теперь вот на тебя глядя буду себя заставлять, может и втянусь. Одно радует, что курить бросил, года три уже не дымлю.

Саша кстати раньше курил, а тут как около канала поселился стал замечать, что тяга совершенно исчезла и он иногда покуривал по вечерам, но больше по привычке чем из-за пристрастия, а вот в командировку даже сигарет не захватил, честно сказать совсем из головы вылетело, так может и к лучшему. Не будет старого друга в искушение вводить.

Саша угадал с напитком, у Ивана тоже была заначка из пары бутылок неплохого коняка, правда молдавского. Выпили за встречу, потом повспоминали годы службы. Выпили и за тех кто не вернулся из боевых командировок. А потом коснулись и дела, ради которого он прилетел сюда.

— Все же, Саша, я не могу понять в чем тут загвоздка? Ну не бывает такого, что просто так, только за договор от моей фирмы и доверенность люди почти четыре штуки гринов отстегивают. И говоришь, что криминала нет, не пойму все же в чем интерес. Ну колись, давай что не так с этой сделкой?

— Вань, ну говорил же уже, все чисто и по документам и с деньгами и тем более с оружием. Официально с завода изготовителя закажем и выкупим без проблем. На складе готовые стволы всегда есть. Его у нас и хранить-то можно, никакого криминала в этом нет.

— Так а зачем тогда? Ну не отряд киллеров же ты вооружаешь, или там боевиков каких?

— Брось, сам же понимаешь, что ерунду сказал. Какие киллеры с воздушками? Нет никакого криминала.

— Ну тем более рассказывай!

— Не отстанешь все равно? — Саша вздохнул. — Ладно. На самом деле, весь рассказ яйца выеденного не стоит. Человек один, причем очень влиятельный, возит обеспеченных клиентов в тайгу на охоту, вроде как в свои угодья прикормленные. Но не с ружьями, а с луками и арбалетами, вот теперь еще решил воздушек охотничьих прикупить, для экзотики и разнообразия.

— Ну вот, у вас же охота запрещена и с лука и с воздушки? Сам же говоришь, так значит криминал голимый. — Упер он палец в Санькину грудь. — И что едут люди, прям в тайгу и с луком?

— Да какой это криминал, я тебя умоляю! Там закон тайга, медведь прокурор. Тысячи верст квадратных. Да и что поделать, у богатых свои причуды. — Пожал Макаров плечами. — Да и его люди страхуют конечно. А этим чудикам интересно такое, а то многим уже и африканское сафари надоело.

Саша не знал поверил его старинный товарищ такой побасенки, но Иван хмыкнул и кивнул. — Да уж делают деньги из всего, на ходу подметки рвут, талант у некоторых прям. Ладно завтра на трезвую голову документы подпишем, у меня все бумаги с собой и печать тоже, так что полчаса и все документы у тебя на руках будут, только к нотариусу заехать заверить и все.

Как и следовало ожидать к консенсусу пришли быстро, да и предварительная договоренность была. Зачем бы тогда Саша прилетал? Правда, хмыкнул и переспросил щелкнув ногтем по бутылке. — На трезвую говоришь?

— Да я и говорю, нам вдвоем полтора литра многовато будет, хоть и закуски ты шикарной тоже подогнал. — Обвел Иван стол рукой. — Но у меня завтра помимо твоих бумаг еще полно дел, поэтому я еще грамм сто, ну максимум стописят и все — харе.

— Не узнаю тебя ротный. — Усмехнулся Макаров, когда это мы на полделе останавливались?

— Сань, здоровье уже не то, честно. Это ты молодой конечно…

— Да какой я молодой, с дуба рухнул?

— Не спорь, на шесть лет моложе, а это многое значит. Я к чему веду, стол у нас богатый, икра черная, икра красная. Может женщин пригласим, ты не против?

— За деньги, что ли? — Поморщился Саня.

— Да ну. — Махнул рукой Иван. — Сам путан не перевариваю. Не, я имел ввиду знакомых моих, ну вернее одна невеста моя и сестра ее вроде как троюродная, но тоже разведенная. Ты хозяйку Милу видел?

— Красивая. — Кивнул Саша. — Так ты из-за нее в Минск каждую неделю мотаешься, а говорил дела.

— И дела тоже. Но не из-за нее вовсе, это как раз родственница Галинкина. Моя помоложе лет на семь, а Миле уже сорок один или даже сорок два, вроде она даже меня на год постарше. Да точно — сорок два ей.

— Ясно. А с чего бы она приехала?

Иван глянул на часы. — Время еще и восьми нет, посидим пару часиков, а там я к Галине уеду, у нее сейчас сын в деревне у матери, каникулы ведь. А ты не теряйся, как говорится попытка — не пытка. — Усмехнулся сослуживец. — Не, я конечно не сводник, тем более она женщина очень порядочная. Не срастется, так посидим просто в женском обществе, все одно приятней. Я все равно потом со своей уеду, не вдвоем же нам на одной кровати спать. А там уж как у вас карта ляжет, но как сказала Галина, ты ей очень понравился, Миле в смысле.

— Она тоже женщина ого-го, в смысле все при ней. — Покачал головой Саша. — Ладно не уверен я конечно, что получится у меня ее за вечер охмурить, но женское общество действительно лишним не будет, да и со своей невестой познакомишь. Только, Вань, я при деньгах. Раз уж ты меня с невестой своей знакомить будешь и с сестрой ее, пойдем хоть цветов им купим? Есть тут рядом магазин цветочный? Да и шампанского бутылку, фруктов каких или конфет.

— Ну ты, блин, романтик. — Усмехнулся Иван, но тут же встал и достал из кармана пиджака, висевшего на спинке стула, свой сотовый. — Я им сейчас позвоню, минут через сорок тут будут, тем более предварительная договоренность была, что вместе вечер проведем.

— Так может в кафе пригласим? Развеемся.

— Сань, у нас стол лучше чем в кафе, да и дома спокойнее. — Отказался Иван. — Но с цветами и шампусиком идея не плохая, пошли купим.

Встретили они девушек шампанским, фруктами и цветами чем сразу расположили к себе. Видно, что Мила была довольна поднесенным ей букетом и оказанным вниманием и сама постоянно кидала на Сашу заинтересованные взгляды.

Галина, невеста Ивана была высокая статная брюнетка напоминавшая модель с подиума, но по характеру вроде совсем не стервозная, а напротив улыбчивая и спокойная. Мила же была постарше, пониже ростом но поокруглее в формах, а от ее сексуальной улыбки Сашу реально бросало в дрожь.

Потом пили, разговаривали, шутили, включили музыку и через некоторое время начались танцы и их робкие обнимания, а еще через час они уже во всю целовались с хозяйкой квартиры на кухне. Вроде и не сильно пьяные под конец были, но полтора литра коньяка на четверых, хоть и под хорошую закуску — расслабляли и способствовали отличному настроению. Потом как-то незаметно Иван с Галиной исчезли и Саша остался наедине с красивой и отзывчивой женщиной. Ей вообще очень шло ее имя — Мила, милая она и была. После нескольких робких возражений, типа — я же намного старше тебя, ты правда этого хочешь, они оказались в постели.

Утро было пасмурным и на улице шел небольшой дождик, они проснулись поздно, потому как большую часть ночи совсем не спали, но вставать не торопились. Мила прижалась к Александру и положила ему голову на плечо.

— Саш, а ты сегодня уже уедешь? — Грустно вздохнула она.

— Сегодня ночью. — Кивнул он. — С удовольствием бы с тобой задержался, но край нужно лететь, там меня люди ждут. Да и билеты уже на руках. Правда я не домой сразу, а в Москву как раз по нашим делам с Иваном.

— Так у вас постоянный бизнес будет, будешь приезжать сюда?

— Нет скорее всего, это разовая сделка. Ты уж извини, Мила, я может и прилечу еще, но сам не знаю когда.

Возникла неловкая пауза, помолчали немного, потом Мила хмыкнув сказала. — Теперь поняла, что значит тост про сибирское здоровье.

— Чего? — Не совсем понял Саша.

— Того. Пять раз за ночь! — Густо покраснела девушка. — Я таких еще не видела.

— А что, много было? — Усмехнулся Саша. — Ну кого видела.

— Дурак! — Притворно ударила Мила его кулачком в плечо. — Немного, но знаю, что не у всех и пару раз выходит, больше хорохорятся.

— Так это только за ночь, я думаю Иван до обеда не появится, так что еще раза три — четыре успеем? — Засмеялся Саша.

— Какого! Ты что?! Ты шутишь так? — Испуганно подскочила Мила. — Нет уж, я в душ пошла, сегодня точно ко мне не приставай больше, не выдержу я такой скачки.

Мила ушла в душ, а Саша полежал еще минут пять, потом сходил в туалет и заметил, что двери в ванную Мила не закрыла на защелку и недолго думая присоединился к ней. Ну насчет нескольких раз он конечно пошутил, но один раз прямо в душевой кабинке они это сделали с большим удовольствием и надо сказать Мила совсем не противилась, а очень даже охотно отвечала на его ласки.

Сказать по совести Саша сам не ожидал от себя такой прыти, он и сам максимум три раз за ночь мог да и то не всегда, четыре раза это по молодости, а тут как с цепи сорвался. Ну во-первых Мила его очень возбуждала в сексуальном плане и любовница была что надо, а во-вторых виной его внезапному богатырскому здоровью была та самая магическая энергия. Он был хоть и за тысячи километров сейчас от канала, но ощущал эту энергию внутри себя. Даже за столом сидя, буквально за мгновение включал свое внутреннее зрение и видел как промеж растопыренных пальцев проскакивают и бегают вверх — вниз зеленые разряды.

По началу боялся, что кто нибудь за столом увидит его фокусы, но потом понял что эту энергию бьющую из его пальцев кроме него никто не видит. Когда еще были вдвоем с Иваном, он после нескольких выпитых рюмок вышел в ванную комнату и включив свое зрение начал гонять внутреннюю энергию по организму, мысленно давая себе команду протрезветь, буквально через пару минут заметил что действительно трезв аки стеклышко и не в том состоянии когда ты пьяный, но думаешь что трезвый, а как раз реально. Потом подумал, а чего тогда коньяк зазря изводить и просто стал пить понемногу, отпивая по полрюмки.

А вот ночью он пару раз выходил в ванную заходил в душевую кабинку и стоя под упругими струями воды с удовольствием гонял по организму потоки магии из чужого мира. Правда потом просто делал это лежа на кровати, просыпаясь среди ночи и буквально приводя свой организм в первоначальное состояние за несколько минут, ощущал вновь как тело переполняет бодрость и энергия. Скорее всего он действительно смог бы еще несколько раз, но это был бы уже реальный перебор, как говорится слишком много хорошо — тоже плохо. Вроде и смешно, но по-большому счету Саня был доволен и горд, и женщину полностью удовлетворил и сибирских мужиков прославил, не ударил в грязь лицом.

Потом они завтракали яичницей с бужениной и помидорами, пили крепкий кофе, глядя друг на друга и улыбаясь. Саша даже подумал, что было бы неплохо приезжать к Ивану почаще или Милу в гости пригласить уж билет бы он ей оплатил и уделил несколько дней, переложив основные функции на Серого. Да только она работала в госучреждении и отпуск за этот год отгуляла еще месяц назад. А получится ли еще приехать у Саши в Минск, он и сам не знал. Так, что было немного грустно предстоящему долгому, а может и расставанию навсегда, но сейчас то они были вместе и им было хорошо.

После обеда он подписал все бумаги с Иваном, заверил доверенность у нотариуса и спросил. — Иван, тебе деньги как перевести, если сейчас то половину, а половину после покупки на заводе чтобы уже наверняка, а то мало ли какие препоны еще будут, сам понимаешь всяко может быть.

— Как груз получишь, так переведешь всю сумму. — И придержав его за руку глядя в глаза спросил. — Не обманешь же своего бывшего командира?

— Дурак совсем, что ли? — Фыркнул Саня. — Вот зачем так спросил, чтобы обидеть?

— Забей. — Похлопал его по плечу Иван. — Просто до конца убедиться, что ты каким был таким и остался, не скурвился из-за денег. Ты извини если обидел своим вопросом.

— Ладно проехали. Я как подпишу все бумаги по грузу, тебе отзвонюсь обязательно. И еще, слушай давай в ювелирный заедем?

— Зачем?

— Миле хочу подарок сделать. — Сознался Саша.

— Понравилась? Оставайся, невеста хоть и постарше тебя, зато с квартирой. Даже с двумя, сама с сыном живет в двушке, а эту вроде как мне сдает. Но все равно с жильем, если сыну одну оставит. Будем вместе бизнесом заниматься, темы есть. Подумай.

— Да не в жилье дело, я сам там дом строю. Да и не бросить мне все, там и Серый и ребята и бизнес тоже и вообще. Но еще приехать постараюсь если получится, хотя сам знаешь как бывает. Хорошо, что повидались, рад был, честно. Теперь к нам приезжай в гости, все рады будут.

— Сань, а я как рад. Ты не поверишь, я же после службы за восемь лет с тобой первым увиделся. Хотя вроде и деньги есть — купил билет и поехал в гости, а вот поди ж ты, бытовуха все. Все на потом, а чем дальше тем все меньше шансов повидаться. Так что молодец, что выбрался и хрен с ним с бизнесом, просто в гости приезжай, всегда рад буду. А получится, так и я к вам съезжу.

Саша хотел купить Миле на память колечко, но в салоне ему приглянулись серьги-висюльки с ярко-голубым топазом и россыпью мелких светлых фианитов. Цена немного была выше чем рассчитывал потратить Александр, потом подумал, что глупо жмотиться если может себе это позволить, да и Миле хотелось сделать приятное. Представил ее в этих серьгах — должно смотреться очень хорошо. И под цвет ее глаз камешки.

Жест конечно показушный, подарить дорогие серьги за одну ночь с женщиной, но вот захотелось и все тут. Да и вся наша жизнь и наше суждение о самом себе состоит не только из правильных и взвешенных решений, но и вот таких вот внезапных поступков. И Саша махнув рукой на все за и против, купил такой подарок для понравившейся женщины. Хотя скорее на память взял, потому как сам понимал, что вряд ли еще прилетит в этот город.

Хотел передать через Ивана, но Мила сама приехала вечером попрощаться и проводить его в аэропорт. По началу даже попыталась обидеться, когда Саша достал купленный подарок.

— Саша, ты за кого меня принял? Как будто заплатил за то что переспал! Не нужно мне от тебя ничего.

— Мил, ну ты чего? Я просто приятное тебе хотел сделать и чтобы на память.

Мила вздохнула, было видно как повлажнели ее глаза, но подарок приняла без дальнейших разговоров и даже сразу надела подаренные серьги.

— Красота какая! Спасибо. — Поцеловала она Сашу. — Раз в жизни встретила настоящего мужика когда старая стала, сама ведь понимаю, что не мое.

— Мила! Ну что за ерунду… — Мила прервала его слова поцелуем.

— Ничего не говори, просто знай — ты лучший!


Пневматическая газобаллонная винтовка с предварительной накачкой «Ягер» — егерь значит по-немецки. Саня сначала удивился, что название немецкое, а потом разъяснили что стволы и некоторые детали в германии изготавливаются, совместный можно сказать продукт.

Он продолжал крутить в руках предоставленный образец. — Семизарядная, калибр семь шестьдесят два, вес чуть более трех кило и длина побольше метра. Эффективная дистанция до ста тридцати метров, ну ясно дело что не боевое, но если в лесу так где видимость ограничена, то больше и не нужно, все одно наверно дальше чем из лука, хотя кто его знает эффективную дальность боевого лука в том мире. — Пожал он плечами.

Ему винтовка очень нравилась. Можно и оптику ставить, но Клим сказал, что лишнее, хотя на парочку заказал, а там сам пусть решает как лучше.

Может себе одну купить? И сам же отрицательно мотнул головой. — Да ну на, цена кусается, да и лишняя головная боль, а так купила прибалтийская фирма дюжину винтарей и нет их, наверняка знаешь, что больше нигде не всплывут. А экспортный вариант делали с дульной энергией до двухсот сорока джоулей — как раз для охоты, это супротив всего двадцати пяти разрешенных в России. Так что по идее вещь убийственная, хоть и пуля свинцовая всего три грамма. Крупную дичь или орка конечно на повал не свалишь, да и человека убить — это постараться надо, а если языка брать, да по конечностям стрелять, подранить чтобы не убег, так лучше не придумаешь агрегат. Хотя если с оптикой, да часовому в голову, скорее всего трындец будет. Ладно его дело купить, а там сами пусть пристреливают, да решают как их использовать лучше. На уток охотиться или оркам по ляжкам заряжать.

В Подольске провел пару дней пока все бумаги оформил и груз получил. Газель заранее заказал по объявлению и сам же поехал с водителем рядом, ну все же больше ляма такой груз тянет, не хватало еще чтобы пропал по дороге. Правда машину подрядил всего до Омской области, а там Серый на своем чудо-сарае подтянется, двенадцать кейсов с оружием к нему без проблем войдут. Там они уже вдвоем доедут, да и место назначения светить не хотелось.

Он водиле сказал, что за Омском, в поселке у них железнодорожный контейнер грузится который как раз в Прибалтику и доставит все, мол там помимо этих винтовок еще несколько тонн груза разного, а тому до фени, с документами порядок и оговоренную сумму налом платят. Тем более на ночь газель загоняли на охраняемую стоянку при мотеле и отдыхали как нормальные люди.

Проехав еще пару сотен километров после Омска как и договаривались, в поселке с большой грузовой станцией они встретились с Серым. Рассчитались с водилой газели и перегрузили все в свой микроавтобус.

— Как съездил? Как там ротный, жив курилка?

— Нормально. Иван, с невестой познакомил, тебе привет передавал, огорчился что ты не смог тоже приехать. Да, а курить он бросил, правда брюшко хорошее поднаел.

— Эх, увидеться тоже бы хотелось. А по нашим пирогам что?

— Полный ажур! — Потрепал его по плечу друг. — Никаких проблем не было.

— Это зашибись.

— Ну что, утро еще, до вечера далеко. Осилим пятьсот кэмэ до дома? Чтобы время не терять, разок только перекусить и отдохнуть остановимся?

— Без проблем. — Согласился его друг. — Я-то раньше подъехал, так что часа два покемарить успел. Ехал всего часов шесть с небольшим. Думаю, после обеда дома будем.

— Не загадывай. Гнал поди, раз шесть часов всего ехал?

— Шесть с половиной. — Поправил его Сергей. — И не гнал вовсе, просто дорога хорошая везде минимум девяносто шел если ограничений не было. Что я дурак мою ласточку риску подвергать, ага щаз! Я стараюсь ваще аккуратно ехать. — Любовно погладил он по приборной доске своего микроавтобуса.

— Погнали тогда. — Кивнул Саша. — Я буду рулить, а ты ложись на сиденья позади да отдыхай. Через пару часов пожрать остановимся, я разбужу. Там кстати с мясом и рыбой все в порядке? И вообще?

— Все нормуль дома. Тебя ждали с Ромкой. Я вчера вечером пять ведер мяса армянам закинул и рыбы копченой семь тарных ящиков перетащили через проход ваш, так что все в подвале. Икра тоже есть. Ромка сейчас там, он остальное твоему братану сегодня отдаст.

— Чего это наш? — Удивился Саня. — Я про проход. Ну вернее не ваш, проход он наш и есть — общий. Хотя Клима конечно, но и наш, у нас же в доме.

— Ага, наш. — Буркнул Дубровин. — Ты вон через него как домой ходишь, а мне фиг — не пущает, ну если один иду, а с тобой так за милую душу. — Друг зевнул и улегся на сидения.

Саня пожал плечами и решил пока не рассказывать про новые зубы и полностью прошедшее колено, чтобы значит не травмировать психику друга. Подумает еще что не полноценный какой. Хотя из людей Клима через канал только Лаэрт и ходит и дедок-ветеран, что продукты каждое утро им в подвал перетаскивает, остальные тоже не могут. Хотя Лаэрт какой человек? Вообще не человек, но магические способности есть. И как начал догадываться Саша, через канал могут проходить только люди с магическими способностями и не люди в общем. Хотя не факт. Да и у него никаких особых способностей пока нету, разве что здоровье улучшилось, зрение там, память, нога вон прошла, зубы и вообще… кхекнул он вспомнив ночь проведенную с Милой.

Ну видит же он зеленые молнии что от канала идут, да и ощущает его. Вон последнее время сразу чувствует когда кто-то перешел, да и сны эти с зеленым человечком. Сначала испугали его эти сны, а потом вроде как выходит, что канал помогает ему. Излечил полностью, энергии своей влил. Да и память улучшилась. Последнее время Саша стал замечать, что если о чем-то прочитал и запомнить хочет, так без проблем выходит. С телефонами и адресами особенно хорошо, повторил про себя пару раз и как влитая информация в памяти стала.

Да и вообще если о чем-то думает, то такие материалы всплывают из памяти, что сам поражается. Это как с артистом знакомым, бывает вылетит фамилия из головы и вспоминаешь как его, а потом бац и вспомнил, вроде как само из подсознания вылетело. Вот с артистами это понятно, но у Саши и формулы разные и технические характеристики и на английском целые предложения всплывать стали, в общем что когда-то учил то и вылазит, ну если думать об этом конечно.

Он специально проверял, когда поехали с грузом начал все правила дорожного движения вспоминать и названия знаков, так как в учебнике написано. Так такие абзацы из памяти вылавливал, что сам поражался, с пол-страницы и все как по написанному. Вон про те же винтовки, хоть сейчас мог весь рекламный буклет пересказать слово в слово и все технические характеристики повторить. Выходит и память ему эта сила иномирская, что из канала сочится, тоже улучшила?

— Слушай, Сань, а чего ты свою кофту в подвале бросил? На стеллаже возле прохода прям. — Отвлек его от размышлений Сергей.

— Это какую? Черную с капюшоном?

— Ага, ту что ты из Египта привез, мне она всегда нравилась. Там Рисунок на спине такой классный, скелет на акуле в повязке пиратской. Вроде как дайвинг клуба эмблема.

— Так я переодеваюсь и в ней мешки таскаю и ящики разные с той стороны. Старая она уже стала, износилась.

— Ты че, старая! Ты ее мне лучше задари.

— Серый, ты чего? Да пошел и купил любую, деньги же есть. А это реально рвется уже, на локтях скородырыпротрутся.

— Да такую у нас не найдешь ни фига, не в Египет же за толстовкой ехать. Я посмотрел, нормальная кофта, вообще ни разу не рваная. Какие нафиг дыры? Ну задари, а?

— Да бери, жалко что ли. — Пожал плечами Макаров и как-то удивленно посмотрел на друга. — А по мне так лучше заказать кому нибудь новую, кто в Египет отдыхать поедет, чем в обносках ходить. — Дубровин обиженно засопел на заднем сиденье и Саша чтобы не перегибать предложил. — Ну или ты сам отдохнуть смотайся, кралю вон свою захвати, я думаю она не откажется.

— Во, точно! — Сергей даже подскочил на сиденье. — Как немного разгребем так я бы съездил. Я смотрел там если дней на пять-семь, то не так и дорого выходит. Я же за границей ни разу не был и Светка кстати тоже. А ты точно не будешь против?

— Блин, Серый, ну я же тебе сам предложил. Только мой тебе совет, ехать лучше когда у нас похолодает. Лето пройдет, осень, дожди, а ты опять в лето и в море теплое — кайф.

— Ага, здорово! Да и паспорта еще мне делать и Светке тоже. Хотя может у нее есть, я не спрашивал, но все равно подготовиться надо. Слова там подучить, а то как за границей общаться, на экскурсии ездить.

Саша вздохнул и помотал головой. — Серый, там в отеле по русски понимают, да и продавцы все понимают по нашему, ну почти и экскурсоводы тоже так, что не потеряешься.

— Вот ты, Саня, как выдашь идею! Молоток, здорово придумал. А то может и ты с нами? Всем вместе веселее будет.

— А бизнес? Мясо и рыбу кто будет таскать?

— Так мы всего на недельку смотаемся, да и Ромка твоему братану все передаст и армянам мясо тоже, а там Клим откроет проход его люди все в подвал перетащат.

— Ага, а как ты Ромке объяснишь откуда в подвале каждый день мясо само собой появляется и рыба с икрой?

— Ну да, что-то я про это пока не подумал. — Потер подбородок Серый. — Ему, что не расскажем?

— Когда нибудь расскажем, наверное, но пока не нужно. Да и Клим про Петра Ивановича говорил, может он пока поживет в доме, компом попользуется, да за поставками присмотрит. До осени еще далеко, еще лето не началось, так что посмотрим.

— Не за горами. — Отмахнулся Дубровин. — Через несколько дней начнется, так что паспортом я займусь обязательно, да и со Светкой переговорю на эту тему.

Минут пять проехали молча, а потом Серега подытожил весь разговор:

— А кофту твою я все-таки заберу. Я ее всю посмотрел, почти как новая, ни одной дырочки нет. Думаю чего ты такую вещь классную на стеллаже пыльном бросил?

Саша промолчал, лишь пожал плечами, мол делай как знаешь. 

Глава 14

 Был уже шестой час когда они въехали на сарае к себе во двор. Ну вернее сараем машину Серого звал только Саша, уж больно она была вместительна и здорова по габаритам, да и то называл все больше мысленно. А то друг обижался, любовно называя свой четырехколесный агрегат ласточкой. Хотя Саша недоумевал почему ласточка? Ну как ни крути, а у него этот аппарат ассоциировался только с мужским родом. Хотя вот как его обозвать? Вот в книжке была антилопа Гну — тоже женское название, а если мужским? Не носорогом же или слоном, его называть? Да и в конце-концов это его дело, ласточка — так ласточка.

— Саша привет! Подбежал к нему сразу Роман. — Проблемы у нас в общем!

— Что случилось? Выкладывай.

— Ну вернее не у нас, а у армян, а выходит что и у нас.

— Оп-па! Ну и чего эти гаврики натворили, излагай. — Подошел к ним и Серый.

— Братва к ним подвалила и деньги отобрали.

— Ни хрена себе. А ты где был? Подробности хоть знаешь или к ним пойдем, сами расспросим?

Ромка засопел. — Знаю. Только я же не присутствовал, они сами два часа назад прибегали, вас искали. Я и расспросил, что да как.

— Да погоди ты, Серый. Ромка-то тут при чем? Ну все одно рассказывай, что знаешь. — И Саша решительным жестом показал на собственноручно изготовленную скамейку.

— Ну в общем, наехали ключевские. — Начал доклад Роман, когда они все трое уселись на скамейку. — Говорят подъезжали к ним пару раз когда они шашлыком торговали, брали по трехе в неделю, еще и шашлыка на халяву набирали. Ну вот, а потом они три недели не торговали, армяне то есть. А теперь вот, значит те за долей своей опять приехали.

— Так, а чего не сказали что с нами работают, что мясом нашим торгуют? — Опять встрял Серый.

— Говорили вроде, да те не слушают, мол раз с нами работали, то платите и мол за те недели, что не торговали, тоже должны. — Начал объяснять Ромка.

— Так не работали же почти месяц, за что должны? — Удивился Саня. — Да и вообще правильно Серый говорит, наше мясо и точка. С какого перепугу теперь они должны им платить?

Ромка пожал плечами. — Так вроде пытались объяснить, но старшему по мордасам зарядили и деньги отобрали.

— По морде говоришь? И за те три недели говоришь тоже взяли? — Потер подбородок Макаров. — То есть за те три и плюс за ту неделю? Или за две уже взяли? Если за две, то пятнаха выходит, так?

Ромка надулся и рубанул рукой. — Ага и за те и за будущие. Все отобрали, уроды!

— Как это все? — Уточнил Саша. — Это сколько выходит?

— Почти семидесятка была. — Пробурчал Роман.

— Сколько?! — Хором рявкнули друзья.

— А нахрена столько и нахрена долбанные братья все деньги с собой таскали? — Начал кипятиться Сергей.

— Хороший вопрос. — Поддержал его Саня. — А это не развод, а Рома? Ну я имею ввиду со стороны армян.

— Не похоже. Прибежали, чуть не плачут оба. А у Самвела еще и пол рожи фиолетовые, так зарядили. Про деньги тоже кстати спросил. Говорят, что снимают в поселке комнату и так как никого дома не остается, все деньги с собой и таскали. Хотели говорят вам за все мясо отдать сегодня вечером, а теперь капец, не знают чего делать.

— Чего делать! Отдают наше пусть, дебилы мля, нефиг все с собой таскать! Мы здесь при чем?! — Замахал руками Серый.

— Да погоди. Наших сколько выходит? — Вроде как сам себя спросил Макаров и начал загибать пальцы. — Так первый раз три ведра, это пятнадцать кило. Потом еще два раза по двадцать кило, это уже пятьдесят пять и вторую неделю еще больше на двадцать кило и сегодня еще отдали. Хм… наших выходит как раз тридцать пять косарей.

— Так чего считать? Пополам договаривались с шашлыка получать, потому и мясо готовое им на реализацию вот и выходит половина наша. А неплохо за две недели поторговали, да? А еще народ прикормят, так еще больше уходить будет. Как думаешь до сотки в месяц дотянем?

— Серый, какая сотка? Им теперь чтобы отторговать, что у них эти гады отобрали, сколько времени надо, месяц, два? А где гарантия, что опять не приедут и не отберут?

— Ду уж, ур-роды! — Вздохнул Серый. — Только бизнес налаживаться стал, что теперь Климу скажем. Это мясо тю-тю, несите еще?

— Да, кстати! — Вдруг вспомнил Ромка. — Они все у нового рынка крутились, но там пока закрыто было. Кирилл с утра установкой холодильников занимался, а после обеда закрыл все и свалил. Про вас кстати тоже спрашивал. Я сказал, что вечером должны приехать или край — завтра с утра.

— Хм… искал говоришь? — Странно, сейчас позвоню ему.

Саня набрал брата и после пары минут разговора рванул в вагончик. Сергей было вскочил со скамейки, но тот жестом показал что пошел за ручкой и махнул рукой — сиди мол. Появился он минуты через три-четыре еще больше хмуря брови.

— Нет это уже голимый беспредел! Совсем чумардосы охренели, блатные мля! Хрен им, и за армян еще спросим.

— Саня, погоди, объясни что случилось-то? — Начал теребить его за рукав Сергей. — Что, Кирилл сказал.

— Что сказал? Наехали на него тоже. По телефону правда, поэтому он пораньше и свалил нас хотел повидать и рассказать все. Там же на дверях рынка его телефон написан, в объявлении чтобы места сдавать торговые. Вот и позвонили, стрелу набивают. Говорят, что это их территория и они со всех тут получают.

— Та-ак. Ну совсем ребятки охренели. И чего делать будем? Гасить таких надо. — Потер кулаки Сергей. — Ну, а чего? Ты, я, Ромка и Кирилл — уже четверо. Еще два брата — акробата. А? Сила, мля.

— Нее, армяне драться не будут. Для них это страшная мафия. Они сами-то не местные, боятся всего. Вон одному по роже зарядили, а он и ничего. Только гриву повесил и за деньги причитает. — Высказал свое мнение Рома.

— Да и Кирилла впутывать не надо, какой из него боец? — Мотнул головой Саня. — Да и тебя Ромка впутывать стыдно. Семья все же дома, а тут разборки с блатотой деревенской.

— Да ладно, я же вижу что вы тут правы на сто процентов. Я все-таки кандидат в мастера спорта по боксу и телохранителем работал, на специальные курсы по рукопашке ходил. Ну совсем правда немного. — Смутился парень. — Так что если кулаками помахать, я не против совсем. Правда поножовщины не хотелось бы. А может Марату позвонить, он поможет, не откажется точно. Я сам попрошу.

Саша подумал немного и тряхнул головой. — В общем так! Сейчас я звоню от имени Кирюхи, ну то есть владельца рынка и набиваю им стрелку. Пусть к рынку вечером и подъезжают, а там уже посмотрим. Поговорим и свое решительное нет заявим, не устроит их так тогда будем думать.

Серый пожал плечами. — Я, Сань, всегда готов за правое дело вступиться, ты же в курсе. — Он потрогал еще не совсем сошедшую опухоль под правым глазом. — Но, что если приедут человек пятнадцать мордоворотов и тупо бить начнут? Как такой вариант? Давай хоть лом возьмем или вон вилы? Да и топор пожалуй можно взять.

Сергей вместе с Ромкой уставились на друга. Да нет вроде не шутит, на полном серьезе парень предлагает. — Блин, Серый, ну ты и живодер. Пятнадцать человек конечно хреново, но не убивать же их?

— Тогда Марату звонить?

— Стремно как-то. — Пожал плечами Александр. — Мы еще даже не знаем кто и сколько и что вообще скажут, а уже под пятку лезем. Не хотелось бы в должники к другой братве попасть. Давайте все же сами поговорим, не убьют же в самом-то деле?

— А что хоть за братва такая, ключаев… ключевская? — Поинтересовался Сергей у Ромки. — Не знаешь?

— Ну если честно, я Марату позвонил, поинтересовался. Поселок Ключи, дальше по трассе километра четыре всего отсюда. Но ничего не рассказывал, просто спросил, кто такие. — Вздохнул Ромка.

— И чего?

— Говорит, что не серьезные люди совсем, дебилы деревенские, еще ключники называют. Ну это он так сказал. — Пояснил Ромка. — В девяностых на трассах работали, дальнобоев шерстили. Потом их половину пересажали, часть разбежалась, так большегрузы больше не трогают, с ларьков на трассе пытаются получить, да шашлычников бомбят. В общем говорит ничего серьезного. Голытьба местная и всего человек семь-восемь их от силы осталось, правда отмороженные на всю голову. Старший у них, Сережа Партизан. Ему вроде за сорок уже, и сидел пару раз. Марат с ними дел не имеет, но если надо, сказал впишется без базара.

— Вот сами и пообщаемся, а то сразу сами к бандитам жаловаться бежим. — Извини конечно, что так про твоего брата, так что без обид. — Обратился он к Ромке.

— Да ладно, все верно. Братва она и в Африке братва. — Пожал плечами их новый друг. — Я и сам к нему стараюсь реже обращаться. Так что понимаю.

— Ну в крайнем случае мы знаем где они обитают, если уж разговор совсем не получится. Только армянам сказать чтобы поменьше болтали про нас. Да и переносить их мангал надо. Рядом с рынком на пятаке ставить, там хоть охрана какая никакая предусмотрена и вообще камеру перед входом повесить чтобы в следующий раз никого не ограбили. Свое сами будем охранять и защищать. Да, кстати нам рынок завтра открывать, Киря сказал, что уже четыре места арендовали и еще завтра по двум договариваться приедут, так что надо уже и охраной озаботиться. Может по старым связям позвонить, а Серый, как думаешь?

— Зачем кому-то звонить? Тут пока вас не было, двое парней подходили, за работу спрашивали. Лет по двадцать пять примерно, в общем моего возраста и кстати тоже боксом занимались. Мы на этой теме и разговорились, я им даже помочь обещал. Ну вернее не помочь, а с вами поговорить. — Замялся Рома.

— А чего говорить-то? Насчет чего?

— Да у них в старом клубе секция бокса была, а теперь там ремонт затеяли, но как обычно встало все. Краски нет и материалов на ремонт крыши, вернее денег нет. Ну как обычно все, в общем. Им глава и сказал, мол ищите средства на краску и сами доводите до ума свой зал, чтобы осенью открыться.

— И чего они деньги просят?

— Да они про работу больше спрашивали, но и просили если какие остатки будут, так они бы взяли.

— Взяли бы они. — Буркнул Сергей. — У нас вон и кафе и дом и рынки еще. И везде надо. Какие нафиг остатки?

— Да погодь, Серый! А парни хоть нормальные?

— Ну с двумя разговаривал, так отличные ребята. На голом энтузиазме секцию тянули, даже сами на городские соревнования ездили.

— Так они, что сами и тренируют?

— Тот, что постарше, Вадик зовут, перворазрядник по боксу. Раньше в городе занимался, когда в техникуме учился. Он там на общественных началах и тренирует. Еще и учитель физкультуры приходит — Константин Борисыч вроде, так он школьников немного поднатаскивает. Занимаются всего три-четыре дня в неделю, но не все боксом, некоторые просто штангу пожать. Подкачаться приходят. Ну, так я говорю не за зарплату тренируют, а на энтузиазме. Хорошо хоть за аренду с них глава поселка не берет. Как я понял там школьная группа и взрослые парни по вечерам ходят. Ну вернее ходили пока с ремонтом не встало все.

— Я смотрю ты как старина Штирлиц, все про местных выведал. — Усмехнулся Сергей.

— Так за бокс и зацепились, вот и разговорились, тема-то общая. Я вон тоже почти год не занимался, может и я к ним похожу вечерами. — Пожал плечами Роман. — Мешки есть, инвентарь разный и ринг нормальный, хоть и с советских времен еще. По-хорошему можно даже соревнования проводить.

— Ну, а чего братцы? Смотрите сами, нам пять-семь тысяч на краску и материалы роли не сыграют, да хоть и десять. А с работой в поселке туго, все в город мотаются, да и там их в охрану за копейки берут. А нам как раз охрана нужна и на рынки и в кафе потом. Улавливаешь связь, Серый?

Слушай, Ромка, а может их сегодня и подтянуть? Ну на стрелу, вроде как? Согласен, выглядит не совсем порядочно, но объяснить ситуацию, чтобы просто поприсутствовали для количества, а? Как думаете? А мы им и с материалами поможем и с работой, да и пару рабочих можем из бригады выделить на денек. Вариант?

— А чего, я думаю тут все честно. Мол отстоим рынок, вот вам и объект для охраны. Места рабочие. Можно поговорить. — Кивнул Рома. — Даже если два-три человека подтянутся, уже хорошо, они все парни крепкие.

— Тогда слушай, братцы, окончательное решение. Сейчас звоню, этим отморозкам и договариваюсь о встрече. Там за рынком нашим как раз пятак удобный, с железки кусты сплошные, а с дороги как раз рынок и прикрывает. Так что я думаю лишних глаз не будет. Ну а потом ты, Серый идешь к братьям-акробатьям ограбленным и оскорбленным, а ты Рома к своим новым знакомым. Но тянуть не будем, нужно сегодня все решать, пока воды много не утекло, как говориться по горячим следам.

— Ага, куй железо пока горячо, шеф! — Хохотнул Дубровин и пояснил. — Да я не стебаюсь, правильно все, сегодня и решать надо.


Стрелу ключникам набили на девять вечера. Правда армяне вообще не горели желанием туда приходить, мялись все и Самвел вздыхая трогал свой фонарь расплывшийся на пол-лица. Но все же пообещали, когда Серый сказал, что хрен им тогда, а не мясо и вообще по их же косякам решать будут. Мол так и хотите все деньги отморозкам каким-то отдавать?

Рома тоже поговорил почти никак, говорит сказали подумают, может придут.

— Ха, а может и нет? — Усмехнулся Серый. На что Роман только пожал плечами.

— Ладно, фиг с ними, сами решать свои проблемы будем. Рома у тебя машина тонированная, мы ее повдоль кустов поставим и сарай… ну вернее ласточка твоя тоже тонированная, его тоже рядом. И дверь боковую чуть приоткроем, будет казаться что в машинах еще народ сидит.

— Ага, а если дюлей навешают и машины отберут? Ну мало ли? Нас всего трое, а идем за рынок биться и еще за деньги свои предъяву кинем. — Понизив голос пробурчал Серега. — Жаль машину, да я свою и не отдам, только через мой труп.

— Тьфу, блин, думай что говоришь. И с чего это? Ну на всякий случай ключи подальше спрячем, чтобы не нашли, даже если побьют. Ну блин, не девяностые же в самом деле? — Как-то робко возмутился Саша.

— В общем вы как знаете, а я топор подточу и в салон кину. — Забычился Сергей. — Я машину им при любом раскладе не отдам, порубаю в капусту и в бега лучше!

— Ну, с таким настроением какая нафиг, стрела? Серый, завязывай! Мы еще за свои деньги спрашивать идем, не забыли? В общем просто культурно разговариваем. — Саша глянул на часы. — Все поехали, лучше там подождем полчаса, но раньше их приедем. Саша зашел в вагончик и накинул спортивную ветровку. Подумал и в последнюю минуту сунул в карман воздушку тэтэшник. Ну мало ли?

В пять минут десятого, когда Сашу стали одолевать малодушные мысли— а вдруг да и не приедут, на площадку вырулила видавшие виды темно-вишневая тонированная наглухо девятка. Как и договорились, Саша стоял рядом с Сергеем, а Роман чуть дальше, у своей дэу и совсем в стороне мялись братья-шашлычники.

Из подъехавшей лады выбралась разношерстная компания. Первым вылез водила он же видимо и предводитель прибывшей четверки, парень чуть ниже Саши, хотя если только на несколько сантиметров, зато широкоплечий, сухощавый с рельефной мускулатурой. Стриженный почти наголо, лет тридцати в белой майке и толстой золотой цепурой на шее. Через лоб и левую бровь шел белый тонкий шрам. На обоих предплечьях виднелись цветные картины-татуировки. Нет, явно не на зоне колол. — Подумал Саша. Там больше одноцветные делают, а тут явно рука мастера из тату-салона. Остальные трое были значительно младше, лет восемнадцати-девятнадцати от силы, хотя толстому кажется и того меньше. Второй из компании приехавших, тонкий и высокий, одетый в черный длинный плащ и с вытянутой не пропорциональной головой, напоминающей конский череп.

Другой, маленького роста в стареньком спортивном костюме, с оттопыренными ушами варениками и маленьким носом-пуговкой, которым он беспрестанно шмыгал. Третий, вообще жиртрест, в черных парусах-шортах и полосатой желтой кофте, пузатый и какой-то лохматый, он как-то встревоженно поводил взглядом и несколько раз испуганно оглянулся по сторонам. Хоть пузатый был самый большой по габаритам, но и по возрасту он был явно самый младший в этой гоп-компании. И где вас таких только набрали? Была первая Сашина мысль.

Если бы не первый парняга, Саша точно бы заржал от их вида. Он тут же окрестил длинного конем в пальто, второго — сопливым и третьего как уже упомянул — жиртрестом. Вся троица стояла у открытых дверей девятки, только старший вышел чуть вперед.

А он? Ну на бывалого он точно не тянет, но то что он самый опасный из приехавших, так это к бабке не ходи. Хотя пусть будет бывалый, почему бы и нет? Саша стоял и разглядывал приехавших, пока его не прервал парень в татухах.

— Ну че, кто базарить будет? И эти двое чего тут делают? — Начал разговор Бывалый.

— Так по ним и вопрос. Зачем вы деньги у них отобрали и зачем избили? По-беспределу кстати избили и деньги отняли. И вообще ребята, вы бы представились? — Ответил ему Саша.

— Че?! Он барыга и люлей за неуважение получил! Знать будет как с серьезными людьми разговаривать. А деньги они нам должны были. Это наши коммерсы, вам-то что? Ты сам вообще кто такой? — Забычился старший.

Ага, как в том кино — это наша корова и мы ее доим. — Подумал Саша.

— Они мое, вернее наше мясо продавали и работают теперь с нами. — Обвел он рукой своих товарищей. — И рынок наш это. Так какие вопросы. Деньги верните и расходимся.

— А ты кто такой, чтобы я тебе представлялся? А?! Да ты сам коммерс. Рынок ваш? Тут мы получаем, понял? Так, что платить тоже будешь! — И он сделал знак своим пацанам. Те споро похватали из салона машины биты и палки, а сам подкаченный вытащил из кармана нож-выкидуху.

— Ну че, еще вопросы есть? Или по чирику в неделю с вашего рынка или щас вам, барыги, ноги нахрен переломаем.

Он чуть шагнул в сторону Саши, хотя до него было еще как минимум пять шагов и вся троица стала тоже стягиваться к своему вожаку. Правда пузатый шел позади и как-то робко поглядывал по сторонам.

Страшно не было совершенно, даже немного смешно. Если бы не этот в татухах и с ножом остальных бы он один разогнал просто рявкнув на них, ну может и выдав пару подзатыльников. Вот была у него сейчас такая уверенность. Перед самой встречей он на четверть часа спустился в подвал и энергия иномирья будто предчувствуя, а может и зная это наверняка стала вливаться в его тело и мышцы, забурлив в его крови, насыщая его ману магией и запретной силой. Предчувствуя драку его мышцы затвердели словно бронза не потеряв при этом гибкость и эластичность, а кости скелета стали будто из стали, даже кожа ороговела так что, он был уверен что не всякий и не с первого раза мог ее пробить даже ножом. Правда наверняка это Саша не знал, а вдруг это просто иллюзия, вдруг энергия канала в этот раз подействовала на него словно опьяняющий наркотик. Но по-крайней мере он чувствовал силу и энергию в своем теле, да и решимости было не занимать.

Серега и Ромка не сговариваясь тоже шагнули навстречу деревенским беспредельщикам, но он сделал им знак оставаться на месте. Ну что же, можно и подраться, тем более наточенный топор Серега все же положил в салон своей ласточки, да и похоже лом тоже прихватил. Но это как минимум несколько тяжких телесных. Он вздохнул. Как говориться лбами столкнуться мы всегда успеем, но вот блефануть в такой ситуации нужно. А что, а вдруг? Тем более поединок один на один лучше чем общая драка с топорами и битами.

Он усмехнулся и вытянул из кармана пистолет. — Ноги говоришь переломаете? Ну-ну.

— Да ну его нафиг! — Толстяк бросил палку и повернувшись быстрым шагом пошел в сторону железнодорожной станции, огибая стоявшую девятку.

— Репа, ты че, уху ел? Ты, мля, куда? — Развернулся к нему главный.

— Славян, у меня бабушка одна дома! Старая, ее одну надолго оставлять нельзя. Так, что я на электроне и до дома. — Прокричал пузан-репа и рванул трусцой в сторону станции.

— Су-ука! — Прорычал бывалый и смачно сплюнул.

— Что, Славик побежали крысы с твоего корабля? — Опять усмехнулся Саня. — Ну, не тянут твои ребятки на братву, им в училище надо. На зоотехника там учиться или на сварщика.

— Че сказал, внатуре? — Выкрикнул из-за спиныстаршегосопливый. Но голос в самый ответственный момент дрогнул и он дал петуха. Отчего даже стоявший поодаль Серега хмыкнул, потом криво усмехнулся и провел большим пальцем по горлу, после этого жеста решительно направился к своей ласточке. За топором, понял Саша. А ведь он психованный, если они сейчас не сдуются, а в драку полезут, может и рубануть кого по черепушке да на глушняк. Ну его нафиг!

— Вот, что Славик, предлагаю поединок. Я убираю ненужные вещи. — И он сунул пистолет-игрушку в карман ветровки. — Ты тоже прячешь свое перо и мы выясняем все по-мужски. — И подначил его. — Тет-а-тет, так сказать. Не зассышь схлестнуться? Или кишка тонка?

— А че, трое на трое сами зассали? — Опять выкрикнул из-за спины предводителя горе-рэкетиров сопливый.

— Так можем и мы с тобой схлестнуться. — Ответил ему Рома. — Только я в другой весовой категории и сразу предупреждаю— кмс по боксу, так что за твою сломанную челюсть и сотрясение ответственности не несу.

Сопливый выглянул из-за Славика оглядел Ромку, который был как минимум на голову выше его и гораздо шире в плечах и благоразумно промолчал. Длинный с плаще вообще молчал все время только морщился и кривил губы, будто хотел в туалет по-большому но из последних сил сдерживался.

Саня понял, все, это перелом момента или Славик соглашается или они сдулись и сейчас смоются. Нет, надо дожимать, чтобы потом стрел не набивали. А то как обычно бывает, свалят, а потом насобирают таких же клоунов но раза в три больше и опять говори с ними разговоры, доказывай что-то.

— Ну чего, братва, слабо? Славик, а ты внатуре зассал? Мы-то с тобой вроде в равных весовых? Без базара, твоя возьмет так за деньги шашлычников нет предъяв. Отвечаю.

— А за рынок? — Зыркнул из подлобья татуированный.

— Тут уж извини, тут вам хрен чего обломится. Да и с армян вы все наперед уже взяли. Ну че, выходи по-мужски или в должники пойдешь? За деньгами домой поедешь?

— Хрен тебе, а не деньги! — Рыкнул Слава выходя из себя и сунув нож в карман, сжав кулаки пошел на Макарова.

— Саня, может я? — Спросил Ромка. — Но Саша только отмахнулся и скинув с плеч ветровку бросил ее боксеру.

В этот момент из-за кустов стали выходить местные парни. Ну ни хрена себе — внатуре, пятнадцать человек, на сундук мертвеца! Посчитал их Саня. Да и телосложением никто не обижен. Да и по возрасту все старше подручных лысого. Часть из них сразу стала брать в клещи машину незадачливых рэкетиров, обходя их по широкой дуге.

— Здорова еще раз, Ромка. Мы не сильно опоздали? — Задал вопрос один из них.

— Привет, Вадим. Нормуль, в самый раз.

Оставшиеся двое, а то бишь маленький сопливый и конь в пальто, испуганно крутя головами на окруживших их боксеров, попятились к машине, пряча биты и палки за спинами. Только Славик смотря на всех ненавидящим взглядом остался стоять на месте.

— Привет, парни. Спасибо что подошли, но у нас тут поединок намечается. Правда не боксерский, а скорее борьба без правил. — Поприветствовал их и разъяснил все Саня. — Так что вы просто посмотрите, не вмешиваясь. Не успел он договорить, как из-за крытого рынка вылетело два черных джипа.

Все обернулись на вновь прибывших.

Двери синхронно распахнулись и оттуда выбралось девять человек, причем габаритами если не превосходили, то по-крайней мере не уступали поселковым спортсменам.

— Здорова пацаны! — Поприветствовал их Марат и даже помахал рукой. Остальные его подручные стояли молча. Почти все тридцати-тридцати пяти лет, в общем совершенно взрослые дяди с серьезными лицами и не предвещающими ничего хорошего взглядами. По-крайней мере у троих, из-за ремня виднелись рукоятки пистолетов. Да и остальные держали правые руки в оттопыренных карманах ветровок и олимпиек. — Да походу они все заряженные, вон у Марата правый карман олимпийки тоже предательски отвис. — Подумал Саша.

— Сань, ты извини, я все же позвонил. — Виновато сказал Ромка и пожал плечами. — Я объяснил все, сказал, что это моя только просьба.

— Да ладно, хорошим людям мы всегда рады. — Выдавил из себя улыбку Макаров.

— Так че, кого? — Обвел всех взглядом Марат. — Кто тут злобный бандит и жаждет доли?

— Да вот эти трое. — Усмехнулся Саня кивнув на притихших ключевских. — Плати говорят дань, мы тут со всех получаем.

— Чего, правда, что ли? Вот эти? — Недоверчиво и совершенно некультурно ткнул Марат пальцем в троицу. — А остальные?

— Так это наши все, подтянулись, видать тоже заплатить им хотят. — Пошутил Саша и обвел собравшихся рукой.

— Гы-гы-гы! — Натурально заржал Марат и его братки тоже смотря на незадачливую троицу стали тянуть губы в усмешках.

— Я правда пообещал Славику, что если он в поединке победит, то долг прощаю, а если нет, то пусть без обид. — Пояснил приехавшим на разборку бандитам Саша.

— Сань, а стоит руки об это дерьмо марать? Может заберем машину, в счет компенсации, а их вон в озеро поплавать пустим, кто не выплыл — я не виноват!

— Че, за базар ответишь? — Вдруг прошипел Слава. — От чего его подручные отпрянули от него, мол мы сами по себе, знать не знаем этого дерзкого типа.

Марат, даже скорее удивился чем оскорбился или разозлился. — А ты, Славик, как я слышал? Вроде видел тебя где-то. Ты, Славик понимаешь, что своим гнилым базаром и беспонтовым наездом подставил Сережу Партизана?

— Че это? — Вскинулся лысый.

— Так вы же его ребята? — Почти ласково спросил Марат. На что и конь и сопливый синхронно кивнули. — Не сами же вы по-себе? А с Партизаном работаете, так? — На что оба опять синхронно кивнули. — Во-от. — Протянул Марат. — Мне с вами-то западло дела иметь, вы ему передайте что теперь он нам за ваш наезд должен. Не вы тут опарафинились, а он, так как вы под ним ходите и его флаг носите и ответственность, стало быть обоюдная. — И вдруг рявкнул так, что двое кивавших присели скорее всего в этот момент очень завидуя своему толстому, но более находчивому другу, да и Славик втянул голову в плечи. — Усекли, что я сказал?! Так ему и передайте. Предъява ему по существу вопроса. — И уже обращаясь к Александру. — Ну так чего решил? Машину забираем и пинками их отсюда?

— Марат, я ему слово дал. Да и за машину базара у нас не было, только за долг.

— Ну смотри сам. — Пожал плечами бывший борец. — Хотя прав ты — слово есть слово, даже если шакалам сказал, все одно держи. — И чуть отведя Сашу в сторону прошептал: — Слушай, Саня, я этого Славика видел и слышал за него, отмороженный во-всю, осторожней в общем… ну и если не потянешь против него, так кивни только мне, я только знать буду и больше никто, что-нибудь придумаю, разыграю опять спектаклю на публику, но один хрен пи*ды ему вломим. — И повысив голос уже для всех. — Удачи тебе брат!

Саша уважительно глянул на Марата, вот надо же оказывается все это спектакль разыгранный был. А ведь даже он поверил и проникся. Хотя по-большому счету так оно и есть, у авторитетов из братвы вся жизнь игра на публику, только зритель строже тут не верю-не-верю Станиславского, тут если переиграл так перо под ребра получи, ну или пулю.

Хотя спектакль, спектаклем, а слова Марата этому Сереже Партизану конечно передадут. Все ж таки предъяву он ему кинул, не побоялся возможных осложнений. Да и на стрелу прилетел вместе со своими, хоть и не звал его Саша. Но вот, Ромка перестраховался. Не ругать же его за это, он в своем праве был, если рассудить здраво. Что-то пауза затягивается.

— Ну что, Славик, начнем? — И Саша вышел в широкий круг образованный собравшимися на бесплатное зрелище людьми. Даже братья-армяне вытянув головы поглядывали на происходящее, выглядывая из-за плеч собравшейся на стрелку братвы.

Первую серию ударов Саша чуть не пропустил, не ожидал просто, что этот Славик так резво на него попрет. Да уж, опыта в уличных драках видать у того не занимать.

Тройка прямых и хорошо поставленных ударов в голову, первый из которых весомо впечатался в скулу, а от других двух Саша успел уклониться и тут же последовал короткий пинок в голень.

Нет, пинок тоже не его, а этого, мля, резвого отморозка! И ведь достал и ощутимо достал, если бы нога продолжала болеть, то скорее всего сбил бы его с ног этот удар. А так только косточка заныла. Ссадина похоже на голени хорошая будет и на скуле тоже, вон как кожу жжет.

Так не пойдет, так он меня реально уделает. Встряхнул головой Саша. Где же тот настрой, что перед стрелой был? Когда я в подвале перед переходом стоял, а зеленые молнии мои руки щекотали и кровь подпитывали. И Саша переключив свое зрение на магическое мысленно попробовал разогнать кровь, так как это было в подвале.

От следующего удара он уклонился, и от последующего за ним тоже. Руки по немногу стали светиться зеленоватым светом, а кровь и впрямь казалось побежала быстрее. Саша даже начал видеть всех зрителей боковым рассеянным взглядом, но и себя он теперь тоже видел как бы со стороны. Нет, он не вышел из своего тела в астрал, он все так же находился перед мускулистым отморозком, который прожигал его ненавидящим взглядом, но и другие картинки тоже видел и всех присутствующих и себя и даже пару деревенских мужиков, что метрах в двадцати прятались за кустами и со стороны наблюдали этой встречей. Даже узнал одного из них — местный алконавт Михалыч, по кличке «неописуемо». Второго тоже неоднократно видел с ним, но вот имя не помнил, а скорее всего и не знал. Все это он видел магическим взглядом, хотя не отрывал глаз от своего резкого и опасного противника.

Еще он заметил, что стоящие вокруг люди тоже светятся, но все по-разному, каждый своим цветом и даже пульсирует этот цвет по разному. Так это же аура и эмоции, вот и получается такая картинка. Кто-то имел флегматичную, желто-зеленую ауру, в основном это были люди Марата. Хотя сам Марат, пульсировал с более частой амплитудой и имел явные синеватые сполохи. Волнуется он что ли? Похоже так и есть, переживает за меня.

У его друзей тоже частые пульсации с синеватым оттенком, а у Серого еще и пепельно-черные мотивы ненависти, ну да, он же неотрывно на Славика смотрит. Сам того разорвать готов!

У коня и сопливого мелкая дрожь, с палитрой коричневого и ярко-оранжевого, да и еще буря эмоций в душе. Да и сердца неистово пульсируют в груди. Конечно напуганы они не по-детски, что еще с ними будет, теперь-то уже не убежать. Были бы людьми постарше, такими лет за сорок пять-пятьдесят, Александр реально побоялся бы сердечного приступа который мог тогда с ними случиться. А так пусть потрясутся — на пользу будет, не все коту масленица, нужно и отвечать за свои поступки, да за распальцовки с гонором. Тоже мне рэкетиры, мать их так! Не тормозни их в таком возрасте, так неизвестно что бы из них получилось лет через десять. Хотя почему неизвестно? Вот он такой результат перед Саней пританцовывает, прожигает его ненавидящим взглядом. Даже аура у него хоть и пульсирует не так часто, но горит ало-кровавыми тонами с выплесками черной ненависти. Как же он реально ненавидит его, ведь такая волна агрессии, что стена его ненависти почти физически докатывались до Александра. Нет нужно его останавливать, ломать и ломать жестко!

Вот теперь хорошо, теперь он себя чувствовал так же уверенно как и там, в сполохах изумрудной энергии. Уверенно и спокойно. Он уже на сто процентов знал чем закончится этот поединок. Мышцы как упругая бронза, кости как сталь — повторил он про себя. Хотя как может быть бронза упругой? Но вот поди же ты, само сравнение сложилось где-то в подсознании.

Может тот старый-старый фильм этому поспособствовал, то-ли китайский, то-ли японский, что показывали на заре видеосалонов — «Двадцать восемь бронзовых бойцов». Хотя что их было именно двадцать восемь Саша тоже бы не поручился. А вот засело же. Так и сейчас он как бронзовый боец, все видит и все контролирует превосходя своего противника как минимум на уровень.

Движения противника стали совсем вязко-замедленными, как отработка приемов в воде или даже в киселе. Саша вновь играючи уклонился от прямого удара и поднырнул под левый боковой.

— Са-аня-я, бе-ей са-ам не бе-ег-и-и! — Макаров бросил быстрый взгляд на Марата, когда тот медленно, как на зажеванной магнитофонной ленте тянул свой крик. И даже улыбнувшись подмигнул ему, отчего его обеспокоенное выражение сменилось на крайне удивленное.

Что думаете, вымотался Сашок? Скачет из последних сил, уклоняясь от ударов этого дуболома? Вы думаете я убегаю от этого отморозка? Нет господа-товарищи, спектакля только началась, рассаживайтесь согласно купленным билетам.

И Саша чуть уйдя назад от мощного лоу-кика, тут же сместился в сторону, под бьющую ногу и ткнул Славика пальцами под ребра. Он видел как полыхнула аура темно-бордовым сполохом боли в месте удара и лицо скривила гримаса. Что больно сопляк? Считай первой ласточкой, сейчас еще добавлю.

Славик только поставил на землю ногу пронесенную в неудачном ударе, а Саша уже нанес второй удар — просто хлопнув того ладошкой по щеке. Правое-то плечо он опустил, от резкой боли в ребрах, открыв при этом лицо. Но если учесть что, сейчас скорость была как минимум в два раза выше чем у противника, то и удар вышел совсем не невинной пощечиной. Голова его злобного спарринг-партнера мотнулась с такой силой, что Саша готов был поклясться — левым ухом тот достал свое же плечо. Как только голова не отлетела? Ну ничего, тебе на пользу. Опустить с блатных небес на грешную землю.

Саше на миг показалось, что в глазах Славика вспыхнул испуг, но только на мгновенье, тот взяв себя в руки тут же вновь кинулся на Макарова. Сделав ложный выпад правой, он рыча по большой дуге провел левый боковой, который в простой драке был способен решить исход дела просто сметя врага. Но Саша видя как в течении нескольких мгновений рука по дуге летит к нему, не нашел ничего лучшего как поставить блок. Но в таких реалиях блок вышел настолько жестким, что предплечье лысого вспыхнуло резкой болью, а сам он вскрикнул. Левая рука повисла плетью, Саша был не уверен что сломал кость, скорее всего просто отбил его руку на время. Ну да вроде сполохи боли ровные, если бы кость была сломана, то он бы это почувствовал и увидел, он был уверен в этом.

Не ожидая, пока Славик отойдет от такого блока и вновь кинется в атаку, Саша провел толчковый удар открытой ладонью ему в грудь. Но удар вышел такой силы, что Славик не державшись на ногах отлетел назад и даже проехал пару метров на заднице, под удивленно-испуганные взгляды своих подельников.

— Убью-ю су-ука-а! — Раздался его растянутый рык. Он бросился на Александра выхватив из кармана нож.

Саня видел как что-то негодующее закричал Марат, а Серега дернулся откуда-то сбоку, но Саша остановил его рукой. Он просто стоял и ждал когда медленно бегущий отморозок приблизится к нему. Медленно словно при замедленном просмотре пленки тот перебирал ноги выставив перед собой лезвие ножа. Наконец он приблизился и Саша просто левой рукой схватил его за кисть сжимающую рукоять ножа, а правой за горло.

Ярость захлестнула и Саша даже сделал над собой усилие чтобы с хрустом не сжать правую, при этом ломая и сминая шейные позвонки врага. Да правую он сдержал, а вот левую сжал так что послышался хруст поочередно ломающихся пальцев. Славик заорал разевая рот, но чуть сжатые пальцы на горле прервали крик боли.

— Зарезать меня решил сучонок? Казалось ярость и мощь распирают Сашу, он приподнял парня почти на вытянутой руке и придержал несколько секунд, пока тот не перестал трепыхаться, а только безвольно висел и хрипел начинающими синеть губами и смотрел на Александра расширившимися от ужаса глазами.

Я же его сейчас убью! — Вдруг понял Саша и сделав над собой усилие он выпустил Славика, рухнувшего на землю безвольной куклой. Нет вроде живой, вон изуродованную руку к себе прижимает и воздух глотает судорожно.

Все как-то мгновенно закончилось, не сказать чтобы на Сашу после этого навалилась смертельная усталость, просто какая-то пустота и вместе с этим мир вокруг обрел реальные звуки и краски. Загалдели парни вокруг, опять зашмыгал носом сопливый, хлопнула дверца машины и кто-то ногой отпнул биту, что выпала из руки испуганного горе-бандита.

Марат подошел к так и валяющемуся Славику и резким движением сдернул с шеи довольно толстую цепуру нещадно разрывая ее.

— Трофей. — Пояснил он и протянул цепь Саше, добавив. — Так надо, держи.

Потом Саша видел как выворачивали свои карманы подручные Славика, как потом поволокли его едва переставляющего ноги в машину. Как машина сначала робко, будто не веря что ее отпустили выехала с площадки, а потом резко, с перегазовкой рванула в свои пенаты.

Подошли Серега с Ромкой, обнимая его и хлопая по плечам. — Как ты, брат? Ну ты молодец!

Марат тоже подошел и протянул вначале Саше, но потом передумав отдал Серому смятые бумажки. — Вот, по карманам у них и в бардачке почти тридцатка была, не успели еще свою долю потратить, остальное с Партизана. Его косяк он и должен. А зря все же машину отдали, еще и навар бы хороший поимели. Ну да как знаете. — Он пожал всем по-очереди руки и чуть придержав Сашину, серьезно сказал. — Ну ты монстр, реально ты ведь его голыми руками порвать мог!

Потом они как две футбольные команды после окончания матча все по-очереди жали руки. Уехали восвояси два черных тонированных джипа. После разошлись и поселковые парни, которых они поблагодарили и пообещали помочь с ремонтом спортивного зала. Только два брата-шашлычника стояли по стойке смирно, испуганно заглядывая Саше в глаза.

Серый чуть наклонился к другу. — Ты теперь, Саня, для них самая страшная мафия. Как в истории веков — падение одних авторитетов и взлет другого величия.

Саша даже усмехнувшись, посмотрел на него. — Ты откуда такое вычитал?

— А чего? Я и сам сказать красиво могу, только подумать нужно.

— Ну-ну. — И кивнул армянам подзывая их. — В общем вы нам ничего не должны, работаете как работали. Мясо завтра заберете и мангал поближе к рынку переносите, тут охрана будет, чтобы больше у вас никто деньги не отбирал. И никаким браткам ничего не платите. Понятно? — Те радостно покивав головами словно китайские болванчики, спешно удалились.

— Ладно, время позднее, давайте все по-домам, завтра рынок открываем, так что дел по-горло. — Попрощался с друзьями Саша. Но Серега заявил, что уже отпросился у Светки и переночует тут.

Через полчаса они сидели на скамейке под плафоном уличного фонаря, Саша повел плечами и отпил горячего ароматного чая. А хорошо сидим! И ведь водку не стали сегодня пить, хотя немного хотелось конечно нервишки упокоить, после сегодняшней встряски. Да и чай хорошо. Тем более с травками разными, как раз нервишки и успокоить. И курить тоже не хочется, он вообще заметил, что мало совсем стал курить. Не тянет главное. Все же энергия исходящая от перехода имеет свой положительный и оздоравливающий эффект. Да и силой его сегодня как подпитала, да и реакция!

Месяц назад его бы этот Славик в тонкий блин раскатал, а теперь Саша был уверен что из десяти поединков с ним он во всех вышел бы победителем, ну если конечно ману свою энергией магической подпитать своевременно. Хм… это что же выходит, если магическая энергия на меня действует, да и зрение магическое я подключать научился, то я маг? Нафигачу заклинаний, если уметь конечно, вернее намагичу? Да уж дела.

Саша вздохнул. — А хорошо сидим. — Повторил он свои мысли для друга. — Хорошо когда все спокойно, все проблемы текущие вроде разгребли. И я надеюсь никаких сюрпризов в ближайшее время не будет. А сам подумал, как еще тот Партизан отреагирует, хотя там ему Марат предъяву кинул, но все равно расслабляться не нужно.

— Ага, и чай у тебя вкусный и сверчки стрекочут, хорошо. — Поддакнул Серега. — И хорошо, что я Светке позвонил и сказал что у тебя остаюсь.

— А не заругает? Подумает, что забухал.

— Нее, я сказал что дела. Она понимает, что бизнес это, мля… в общем бизнес. Стрелы, терки, вливания, вложения, ну типа того… — И переменив тему. — А хорошо ты ему сегодня навалял, внатуре не ожидал от тебя. Прям, красава! Не, ты и раньше норм был, а теперь как ногу вылечил, так вообще гладиатор. До сих пор вспоминаю, как ты его одной рукой поднял, охренеть! Знал бы на смартфон записал или на фотик.

— Ага, тебе бы братва Маратовская этот фотик в одно место засунула. — Усмехнулся Саня, но было видно, что ему приятны слова друга.

Они немного помолчали, а потом Саня решил поделиться одолевавшими его последнее время мыслями.

— Ты, Серый, только не смейся, но я вот к чему пришел, додумался значит до чего.

— Ну, и чего ты надумал? — Посерьезнел Дубровин. — Рассказывай.

— Капиталистический путь развития чужд русскому народу. Наш путь, это построение социализма — однозначно! — Выпалил на одном дыхании Александр.

— Ты че, серьезно? Ты не бухал вчера? — Усмехнулся Сергей. — Я уж думал, что стоящее надумал.

— Да при чем тут бухал? Я тебе на полном серьезе говорю. Ну вот смотри сам, что вокруг хорошего?

— А плохого? Машины новые, компьютеры, за границу народ ездит.

— Серый, машины — это прогресс технический. Причем тут политический строй? Да и что у всех кругом машины хорошие и все работяги поголовно за границей сейчас отдыхают?

Сергей пожал плечами и хмыкнул. — Ну ты блин, загнул опять. В коммунисты что ли запишешься?

— Ты знаешь, я к коммунистам всегда прохладно относился и голосовать ходил за Путина, ну еще давно в двухтысячном, а потом бросил совсем. А вот теперь думал-думал и правда вижу что единственный верный путь развития для нашей страны, это построение развитого социализма. Мы далеко в будущее, где коммунизм полный заглядывать пока не будем. Как говориться давай о наболевшем. Так вот, значит наш путь — построение социализма, помнишь как раньше лозунг был? От каждого по способностям — каждому по труду. Но строить не так как при Хрущеве-Брежневе строили, а настоящего социализма — без номенклатуры раздутой, кормушки для элиты, спец-пайков. Когда звание коммуниста налагает больше обязанностей, чем дает льгот. И уж тем более для нас чужд путь построения капитализма!

— Да почему? Ну что плохо нам сейчас? Кафе вон свое скоро откроем, два рынка построили. И все теперь коту под хвост? Чем не нравится-то, Саня? Обоснуй.

— Обосновать? Да пожалуйста! Я, Серый, не конкретно про нас с тобой, я в целом про народ, про страну и про экономику. Ведь все в Китае заказываем, а могли бы и дома это делать. Вот чайники те же, микроволновки. Сколько у нас перед перестройкой заводов было? И все похерили. Сейчас хорошо если из пяти один остался. Потому, что тогда плановое хозяйство было, а потом растащили все по кускам и распродали, мол будет рынок он все на места поставит. А что рынок? Вся страна и торговала в течении десяти с лишним лет. А производить кто будет? Кто деньги в экономику будет вкладывать? Капиталисту доморощенному побыстрее прибыль миллионную сорвать и вместе со всеми родственниками в лондОн свалить. Все, что народное было, по карманам растырили. Какой капиталист тебе свои деньги отдавать будет? Им вообще, чем у работяг зарплата меньше, тем лучше— больше денег себе хапнут!

— Вот ты распалился и ты все однобоко рассматриваешь. И сейчас есть те кто хорошо получает, те же адвокаты, архитекторы или дизайнеры.

— Согласен есть, но сейчас таких единицы. А квартиры давали? А медицина и образование? Все ведь было действительно бесплатно, не собирали на лечение детей всем миром ролики гоняя по ти-ви. Задолбало если честно! Кому-то долги миллиардные прощаем, а сами ни детей вылечить, ни пенсионеров накормить!

— Да ладно и тогда не все так радужно было. — Попытался опять возразить ему друг.

— Ну так давали квартиры?

— Ну давали.

— И в больницах бесплатно лечили. А то, что не все радужно — согласен. Мы же развитой социализм так и не построили. Война, потом восстановление разрухи после, а при Хрущеве уже идею коммунизма-социализма заменили холодильником с колбасой каждой семье. Ну, а про Горбачева и Ельцина тебе не нужно рассказывать, надеюсь помнишь как все что строили разворовали? Как миллионы людей обули с прихватизацией и ваучерами?

— Ну и чего теперь предлагаешь? Отдать все кому-то? И кафе и рынки?

— Ты, брат, не передергивай. Кому, я отдать предлагаю? Чтобы это отдать надо чтобы все, что разворовали у народа вернули и Володя страну сам, добровольно по социалистическому пути повел, сам сменил курс и сам провел национализацию предприятий. Воров привлек к ответу и пофиг, что на тетю или жену записана недвижимость — конфискация всего, что украл. Чтобы и нефть и газ, опять все народное и для народа опять все, а кафе и рынки тут вообще не главное. Мелкий бизнес вообще можно за кооперативами оставить.

— Сань, а ты сам-то в это веришь?

Александр посидел молча с минуту. — Да не верю, в том-то и дело. Добровольно никто разворованное не вернет. А если опять к революции призывать — так это экстремизм, против действующей власти выступление. Ладно, Серега, не парься ты. Просто рассуждаю я о наболевшем. Смотреть на этот дикий капитализм уже не хочется, как люди выживают и копейки считают от зарплаты до зарплаты или от пенсии до пенсии. Как бы еще и пенсии не отодвинули.

Дурдом короче! А смотреть как с обнищавшего народа еще и на лечение детей вымогают! И в газетах и по телеку, мол дай денег на благое дело, не жмоться. А где средства с природных ресурсов, тех кстати что народу и принадлежат? Где? По карманам у олигархов? Почему мы раньше детей могли за народный счет лечить, а сейчас должны всем миром собирать?

— Ну погоди, Сань, вот ты завелся! Президент сказал, что возраст этот… пенсионный поднимать не будут. Это однозначно! Ну капитализм строим и чего? Не так же все плохо, вот Финляндия или Норвегия, там говорят хорошо живут. Там, что социализм? Тоже ведь капитализм, вот и у нас со временем так будет.

— Да ты пойми, садовая твоя голова, там развитой капитализм и социальные программы в действии уже десятилетия, за которые гегемоны боролись и продолжают бороться. Там профсоюзы реально действуют отстаивая права граждан, пролетариата. И детей, там лечат за счет этих самых программ.

А у нас? А у нас, Серый, сейчас только начало построения капиталистического общества. Так называемый — дикий капитализм, когда социальных программ все меньше и меньше Не остановятся, пока все платным не сделают и образование и медицину. Откинули нас, как минимум, лет на сто назад, и пока пролетариат себе социальные программы борьбой не вырвет будет только хуже и хуже.

Построение корпораций, акулы капитализма не только рабочих по черному эксплуатировать будут, но эти самые акулы пожрут и мелкую буржуазию. Поэтому не уверен, что нашими эти рынки останутся еще лет двадцать и кафе вон тоже. Или самим превращаться в корпорацию, становиться такой акулой и идти по трупам конкурентов и пролетариев эксплуатировать по-черному, выжимая все соки. Противно обрисовал? Мне да.

— Да уж… ты брат загнул теорию, если бы я тебя не знал давно решил, что покурил чего. Как-то и впрямь грустно все. Не согласен я с тобой, ну не во всем согласен — так вернее. — Почесал Сергей затылок. — Ну, а делать-то чего предлагаешь, назад в Союз?

— Да, что тут предложишь и Союза уже не вернуть! Говорю же выплеснулось просто все о чем думал. В политику лезть? Так там деньги миллионами зелени надо, а то и миллиарды. Да и не уверен, что не грохнут нас пока туда пролезем и свои взгляды озвучим. В том-то и дело, что по-честному сказать — не знаю, что делать. Жить по совести самим. Парней вон рабочих не обижать, не драть в три шкуры со своих. Пока только это можем сделать, а там уже видно будет. Как говорится, поживем — увидим.

— Ну это да. По крайней мере у нас вроде пока получается. Тьфу-тьфу, не сглазить. — Постучал Сергей себя костяшкой пальца по голове, а потом толкнул кулаком в плечо товарищу. — Ты просто скажи, что у тебя настроение сегодня не очень, философское какое-то… Я же твою натуру знаю! Завтра все может вывериться, да и некогда сидеть думать да рассуждать будет, дела попрут — нужно будет шевелиться.

— Кто спорит? — Пожал плечами Макаров. — Может оно и так. Одно слово мы не пассионарии, а субпассионарии, вот и сидим сопим в тряпочку.

— Чего-о? Опять ты словами непонятными грузишь. Совсем ку-ку? Может и правда на тебя канал этот так действует или Славик тебе сегодня в башню зарядил? Раньше выпили пивка и красотень, а теперь бубнишь за свою политику непонятными словами.

Саня пожал плечами и промолчал. Серега тоже посидел с минуту размышляя над разговором, а потом ткнул друга кулаком в плечо. — Приходит больной к доктору, и говорит — я мол подкашливаю постоянно. Тот ему — а травки не пробовали? Пробовал говорит — хихикаю, но все равно подкашливаю.

— Ты это к чему? — Усмехнулся Макаров.

— Да это я так, обстановку разрядить, а то ты сам напарился и меня напарил политикой своей. О смотри! Вон как раз тип по улице чешет, натуральный мадригал!

— Кто?

— Ну то есть этот, как его беса… ну ты еще упоминал таких когда за политику тер… А, вспомнил — маргинал, так его!

По улице по направлению к их участку шел довольно высокий, широкоплечий мужик с мешком через плечо, еще и под мышкой держал какой-то длинный предмет обернутый в клеенку. Черная борода торчком, не чесаные, длинные волосы лоснившиеся под тусклым светом уличных фонарей. Одет он был, несмотря на теплую погоду, в старый коричневый ватник и обут в калоши на босу ногу.

— Во типец! Может продает чего ходит? — Предположил Сергей и замахал рукой когда мужик остановился перед их калиткой и стал ее открывать. — Не, нам ничего не нужно, дальше вали.

Подошедший остановился приоткрыв на половину калитку и молча стал разглядывать друзей, периодически с прищуром поглядывая на приоткрытую дверь подвала и затягиваясь почти догоревшей сигаретой. Только сейчас Саша разглядел кольцо серьги из белого металла, что висела в левой мочке странного мужика.

«Где я мог его видеть? — Застучала в висках мысль. — Еще и серьга эта… где? Может это он?…хотя вряд ли, да откуда?… а ведь точно… нет, ну не может быть! А ведь точно, он!»

— Слушай, я этому люмпену сейчас точно в ухо закатаю! Стоит, мля, вылупился понимаешь как в винном магазе на витрину. Ну вот, че надо?! — И Сергей начал вставать со скамейки, но его опередил Макаров.

— Да погоди ты! Молчи лучше. — Осадил он друга придержав его за плечо. И уже повысив голос обратился к стоявшему у калитки.

— Милости просим, Ваше сиятельство… э… ну вобщем… в общем светлость. — Бодро начал, но тут же сбился, хмыкнул и виновато пожал плечами. Мужик только махнул рукой и решительно шагнул во двор, прикрыв за собой калитку.

— Без политесов обойдемся. Сын мой как? — Спросил бородатый подойдя ближе.

— Все хорошо, почти каждый день заходит. — Теперь уже взяв себя в руки спокойно сказал Александр. — Но сейчас дней десять не был, к гномам поехал, вроде как по филиалу банковскому решать.

— А ты я смотрю в курсе всего. — Он хитро подмигнул и похлопал Саню по плечу при этом бросив косой и хитрый взгляд на Серого. — Ну это хорошо, значит мой сын вам доверяет, раз в курсе.

Саша деликатно промолчал, а Серый только от удивления открыл шире рот.

— Ну и отлично, что все хорошо, слава семи богам светлого круга. — Мужик прислонил длинный сверток к скамейке на которой сидел Серый.

— Вот это вам может пригодиться, там это все одно без надобности. — Потом он прямо на земле распластал мешок и порывшись в его недрах вынул толстую белую цепь с каким-то большим кулоном и потом выудил пару десятков желтых монет, сунув все это в боковой карман фуфайки. Встав он протянул мешок Александру.

— Сам посмотришь, что оставить, но вроде дорогие безделушки, в общем сами распорядитесь как надо. Хотя, лишними точно не будут. Ну, пошел я? — Вроде как спросил он посмотрев вначале на Саню, а потом и на Серегу.

Сергей привстал со скамейки и тоже промолчал, а Саша не найдя что ответить, только кивнул головой. Он видел как из приоткрытой железной двери, вначале робко будто пробуя его на вкус или скорее обнюхивая пришедшего, стали тянуться зеленые щупальца иного мира. И пришедший тоже почувствовал это, распрямился, вдохнул полной грудью вбирая в себя энергию перехода. Отчего щупальца заклубились, заметались словно обручи хулахупа на теле спортсмена циркача, образуя сверкающие изумрудным пламенем протуберанцы бегавшие вверх и вниз по телу стоявшего. От такого зрелища у Макарова чуть не перехватило дыханье.

Саша покосился на Сергея, но тот явно не видел этот завораживающий танец зеленых молний, он стоял и просто смотрел удивленным, но спокойным взглядом на незнакомца.

— Может чайку выпьете, у нас бутеры есть? — Чуть запоздало поинтересовался Саша, но бородатый только отрицательно мотнул головой.

Пару секунд он постоял будто впитывая энергию, потом развернулся и решительно спустился в подвал.

Буквально через несколько секунд Саша почувствовал, что переход сработал и незнакомец ушел. Хотя какой незнакомец? Очень даже знакомец, и Александр хмыкнул растянувши рот в улыбке. — Ну хоть тут все хорошо закончилось, повезло Климу. — А еще он понял, что канал подпитав старого знакомого, оставил того в покое.

Мало того из-за дверей робко протянулось зеленое переливающееся щупальце и к Саше. Причем он как-бы чувствовал на эмоциональном уровне, что канал вроде извиняется за столь бурное проявление своих эмоций. Хотя есть ли у него вообще какие-то эмоции или это просто обычная физическая сила, но только не из нашей земной физики, а из другого мира. Хотя кто его знает, может эта сила вполне разумна? Снился же ему человечек из этой самой зеленой энергии полностью состоящий.

Вот и сейчас энергия будто вопрошала его, мол не обиделся ли ты страж? Это я только поприветствовал своего старого приятеля и коренного своего жителя и теперь опять полностью на твоей стороне. Саша протянул руку и энергия канала, словно верный щенок, лизнула его ладонь и опять скрылась за дверью. Странно, вот почему я это вижу, а Серый нифига? А хорошо все же что нашелся батя Клима. — Опять подумал он про пришедшего мужчину.

Только интересно, как это появление на нас с Серым отразится? А может все по-старому будет? Ведь канал функционирует, товары что Клим заказывал, они покупали регулярно, да и серебро идет небольшой, но уверенной струйкой.

Так может и все договоренности в силе останутся? Все-таки Клим не хрен с горы, а тоже лэр и тоже влияние имеет, правда как он сказал не коронованный, а только регент. Будем посмотреть в общем, но все равно чувствовал он себя легко и радостно, будто камень с души свалился, ну еще бы это же батя его другана нашелся, чего теперь голову греть, что да как. Как будет, так и будет. Хотя мужик простой вроде, без наездов все, без капли гонора. Да и Саня на месте оказался — сижу мол, бдю за вашим переходом, прохиндеев всяких не пущаю.

Размышления Макарова прервал его друг, решительно ткнув того локтем под ребра. — Ты мне-то, хоть объясни, что это щас было?!

— Возвращение короля, это было. — Усмехнулся хозяин дома и по совместительству страж перехода. — Вот так, мой друг, не много не мало. Ну, что давай позычим, чем это нас сир с барского плеча одарил. — Засмеялся он.

— Так он вроде этот… лэр?

— Да какая разница? — И Саша присвистнул и оглянулся когда чуть отогнул обертку длинного свертка. Под старой полопавшейся клеенкой было изящное оружие. С виду совсем новый болтовой винтарь с оптикой и на щечках украшенный золоченной гравировкой сцен охоты. Он перевел взгляд на присевшего на корточки друга, как бы спрашивая — видал да? Но Серый присев у мешка, держал в руках толстые пачки евро, перетянутые каждая несколькими канцелярскими резинками, удивленно разглядывая их.

— Ни хрена себе, мадригал! Саня, да тут миллионы, если на нашипересчитать.

— Да уж, будем считать, что первая встреча прошла в дружественной обстановке раз такие подарунки наш лэр нам вручил. — Пошутил Саша и оглянулся по сторонам. — Давай-ка только уйдем с глаз долой, да от греха подальше и посмотрим все основательно.

— Ага. — Только согласно кивнул его друг, засовывая розовые, желтые и зеленые пачки валюты обратно в грязный мешок. 

Часть 2. В плену у колдуна

Глава 15

 Из темноты, рябившей колючим бураном, вышел человек. Мужчина был выше среднего роста, широкоплеч, одет в простую серую стеганную куртку и вязаную шапочку из неокрашенной пряжи, из-под которой выбивались волосы цвета воронова крыла. На вид ему было около сорока лет и несмотря на простую, совершенно не броскую одежду, цепкий взгляд зеленых глаз выдавал в нем человека, облеченного властью.

Поежившись на холодном ветру, он поправил широкий ворот, прикрывавший от колючих льдинок обрамленное небольшой черной бородкой лицо, и шагнул под тусклый свет фонаря. Внимательно осмотрев качающуюся в порывах ветра «летучую мышь», он чуть заметно пожал плечами и, думая о чем-то своем, двинулся вдоль обледеневшей дороги, пробираясь по снежным переметам, кое-где доходившим ему до колена. Человек кутался в широкую, подбитую мехом куртку, придерживая трепещущий на ветру овчинный ворот, иногда замирал, вглядываясь в темноту и прислушиваясь, словно жулик идущий на дело. Пригородный поселок еще спал, совершенно не спеша выбираться из объятий Морфея в это еще по зимнему холодное раннее субботнее утро.

Человек шел, внимательно вглядываясь в предрассветную черноту и далекие огоньки фонарей, изредка останавливаясь и изучая начинавший вытаивать из серых сугробов разный мусор. Одинокая жестяная банка и пара вытаявших пивных бутылок заинтересовали его настолько, что он, присев рядом на корточки, потрогал их рукой. Затем задумчиво хмыкнул, кивнув самому себе, словно соглашаясь с чем-то, отряхнул руки от грязного придорожного снега и продолжил свой путь.

Через пару домов его очень заинтересовала припаркованная у ворот старенькая шестерка. Он обошел ее по кругу, трогая рукой ледяное железо корпуса и заглядывая в салон, затем присел и погладил колесо. За ближайшим забором, во дворе, скорее всего услышав скрип снега под ногами, громко забрехала собака и незнакомец поспешно ретировался. Там, где ветер выдувал сыпавшую с неба ледяную крупу, было черно от грязного весеннего льда и мужчина пару раз поскользнулся, удержался лишь ухватившись за штакетник полисадника.

Внезапно утреннюю тишину прорезал гудок поезда, проходящего в другой стороне от дороги, метрах в трехста от тропинки, по которой шел мужчина. Фонарь прожектора локомотива замигал сквозь стволы деревьев, послышался громкий перестук колес набравшего скорость пассажирского поезда.

Казалось, это немного напугало идущего, он съежился и нервно закрутил по сторонам головой. Но поезд промчался дальше, игнорируя небольшую остановочную платформу поселка. Вслушиваясь в звуки удаляющегося поезда, мужчина постоял еще пару минут, потом вроде бы успокоился и осторожно пошел дальше, приближаясь к металлическому навесу автобусной остановки.

Минутой позже, откуда-то из проулка вышел еще один человек — он тоже направился к остановке. На вид значительно моложе первого, невысокого роста, черноволосый. Он был одет в старенький спортивный пуховик и серую заячью шапку с опущенными ушами. В руках он держал тяжелую хозяйственную сумку, побрякивающую разным строительным инструментом.

Зайдя под навес, парень поставил сумку на единственную не выломанную доску лавочки и прикурил сигарету, щелкнув простенькой газовой зажигалкой.

Вроде бы обычное поведение невысокого парня заставило напрячься чернобородого, его рука метнулась к поясу, на котором был нашит накладной карман, и нащупала деревянную рукоять небольшого ножа. Однако молодой не проявлял признаков агрессии, а продолжал спокойно покуривать сигаретку, усевшись возле своей сумки, болтая ногой и при этом попинывая кусок льда у металлической стены.

Внимательные зеленые глаза еще с полминуты изучали сидящего на остановке, однако тот вел себя естественно и расслаблено, и это успокоило смотревшего на него. Будто бы решившись, он сделал шаг из темноты и присел на противоположный конец лавки. Куривший равнодушно мазнул по вновь подошедшему взглядом, а потом что-то спросил, одновременно похлопав пальцами правой руки по запястью левой. Высокий зеленоглазый мужчина поначалу напрягся, потом, не отрывая взгляда от спросившего, показал свое левое запястье, приподняв рукав куртки, и пожал плечами. Такой незамысловатый ответ вроде бы устроил сидящего, он коротко кивнул и тоже чуть пожал плечами, выкинул докуренную до фильтра сигарету и поправил широкий клетчатый шарф, защищая им лицо от ветра. Потом прикрыл глаза, явно собираясь вздремнуть до прихода первого автобуса.

«А это шанс, и шанс стопроцентный!» — подумал зеленоглазый человек, еще раз окинув внимательным взглядом окружающую их темноту. Вокруг было тихо, лишь в стороне от дороги светилось сквозь буран несколько расплывчатых огоньков, да пару раз для проформы гавкнула собака в дальнем дворе.

«Надо действовать, пока время на моей стороне, чуть рассветет и не факт, что выпадет такой случай. Скорее всего, днем тут людно» — и зеленоглазый, решившись, активировал большой серебряный амулет с довольно крупным сапфиром, сжав его в кулаке так, что побелели костяшки пальцев.

Он быстро шагнул к прикемарившему на досточке молодому строителю и прижал свою голову к его голове, придерживая того за шею.

Парень в испуге широко распахнул глаза, попытался рывком вскочить на ноги, но сильная рука зеленоглазого удержала его на месте, погасив первый неуверенный рывок, а затем взгляд сидевшего расфокусировался, напряжение ушло, отчего лицо парня стало совсем каким-то по-детски беззащитным.

Чернобородый, продолжая стоять голова к голове, не спеша досчитал про себя до двух дюжин, и отступил шаг назад. Сидевший на скамейке, продолжая смотреть ничего не выражающим взглядом сквозь так подло напавшего на него мужчину, качнулся, и кроличья шапка полетела с его головы в прямо в истоптанный снег. Бородатый ловким движением подхватил ее у самой земли, надел на голову строителя и аккуратно прислонил того к столбу остановочного навеса.

— Ничего, дружок, потерпи немного. Кастор говорил, что такая считка совершенно безвредна, через малое время ты придешь в норму и даже не вспомнишь обо мне. Ну, а мне ждать тоже резона нет. Пора.

Зеленоглазый разжал ладонь и посмотрел на остатки осыпавшегося амулета на покрытый паутиной трещин помутневший камень и не без сожаления, забросил его с размаха в серый придорожный снег. Чтобы не терять времени даром, он выбравшись на дорогу побежал обратно, немного скользя своими кожаными полусапожками по обледеневшему асфальту дороги.

Так и не стихнувший буран, казалось, закружил колючий снег с новой силой, словно пытаясь задержать спешившего в обратный путь зеленоглазого мужчину, кидая ему в лицо новые порции острых льдинок. Перед поворотом он все же поскользнулся, и, не удержавшись на ногах, больно приложился о лед коленом.

В тот же миг из-за поворота вынырнули два ярких огня, ослепив нашего ночного искателя приключений. Последнее, что он увидел был быстро приближающийся серебристый бампер и черное боковое окно скользящего юзом внедорожника. Буквально через мгновение он ощутил сильный удар и резкую боль, которая полыхнула перед глазами красно-зеленым, проваливая сознание нашего героя в бездонный колодец.

* * *
Очнулся Вардис в темном, прохладном помещении. Дышать было тяжело, грудь сдавливала какая-то повязка, вся влажная от пота. Попытался перевернуться со спины на бок, и застонал от резкой боли в ребрах и левом плече. Голова тоже была перебинтована. Его мутило и очень хотелось пить. Вардис прошептал лечебное заклинание и аккуратно, правой рукой, стараясь не беспокоить свое тело, сотворил в воздухе знак, призванный если и не снять, то на какое-то время хотя бы приглушить резкую боль чтобы прийти в себя.

Стало немного легче. Он опять прислушался к своим ощущениям и, опираясь о холодную каменную стену справа от лежанки, присел, опустив ноги на холодный каменный пол. Ох, е!.. Еще и колено болью прострелило, когда ноги коснулись пола. Первым делом он прикрыл глаза, хотя пока разглядел только стену рядом и решетку из толстой арматуры, до которой он мог при желании дотянуться рукой, и "включил магическое зрение. Осторожно, орган за органом начал сканировать свое тело и выявлять полученные травмы.

Так… ребра… два сломано… и еще…да, точно, трещина в третьем. Левая рука в плече… закрытый перелом, но без смещения, и кость уже начала срастаться. Колено… колено вроде нормально, без переломов и трещин, просто то ли от удара так опухло, то ли еще и сухожилие надорвал, а скорее всего все вместе.

С одной стороны, это хорошо, хотя чего лукавить — хорошо, конечно, со всех сторон: что осколки в переломах не разошлись и срастаться уже начали. Плохо, что он уже довольно долго тут находится. Скорее всего пару суток, раз кости поломанные уже срастаться начали — никак не меньше. А сколько конкретно находится и где это «тут» — еще нужно выяснить. Явно ведь не в своем замке и не в спальне летней резиденции.

Но пока продолжим… Так, дальше… голова… Вардис с облегчением вздохнул. Голова в порядке, только болит очень. Ну, по крайней мере, не пробит череп, просто запекшаяся кровь коркой на лбу и в волосах, а еще обширная гематома на лице, в простонародье именуемая «бланш в пол рожи».

Сотрясение, конечно, было, но это не страшно, несколько дней, максимум неделя и организм сам приведет голову в порядок. Вот с рукой подольше будет, там недели полторы, а то и две пока все срастется, ребра сломанные тоже не вызывают оптимизма, но побыстрее должны в норму прийти.

Вардис посмотрел на свои ноги. Вернее, в полной темноте он посмотрел в сторону своих ступней, покоившихся на холодном полу, и начал ощупывать колено. Перелома не было, но колено болело и было раздуто до того, что натянуло тонкую ткань подштанников. А пол-то ледяной, ноги замерзли основательно.

— Сапоги? Где они? Какая разница, что он сейчас прибывал во тьме, сапоги на ногах он бы почувствовал. Но их не было. Портянок тоже не было, по-крайней мере, они не были намотаны на ноги. Он провел рукой по бедру и понял, что стеганные утепленные штаны тоже отсутствуют, а сидит он босой и в одних домотканых подштанниках.

Рука скорее интуитивно метнулась туда, где на куртке был пришит карман с небольшим, но острым как бритва ножом с обожженной рукоятью из белого ясеня и клинком в кожаных ножнах. Но ножа не было, как и надетой ранее утепленной куртки. Даже теплая рубаха отсутствовала, только суконная безрукавка была на нем.

— А ведь там, в подкладке куртки, пару небольших амулетов было зашито. Пара серебряных чешуек, хоть и небольших совсем, по весу едва в треть от тройской драхмы, но с выбитой мастером артефактором магической руной и заряженных перед самым переходом. Вот черт, как жаль-то! Там в один только «каменный щит» нормально энергии закачано, как он бы мне сейчас пригодился. Да и без «неспящего» чувствуешь себя совершенно неуютно. Привык уже, и без элементарных охранных амулетов, типа вшитого в куртку сторожка, чувствуешь себя словно раздетым. Вардис скривился:

— Так и вправду ведь сейчас раздет до исподнего.

А еще его расстроила пропажа амулетов тем, что нет уже Кастора — того, кто все эти амулеты изготавливал. А сильный маг, который может создавать новые амулеты и потом накачивать их магической энергией на вес золота. Да, что золота, серебра!

Вардис в испуге стал ощупывать кисть левой руки. Нет, простенькое серебряное кольцо было на месте, да и не снималось оно уже лет сорок, вросши в плоть указательного пальца. Это ему еще по-молодости отец дарил — простенькое такое колечко с руной силы, но так выручавшее в рубке с более сильным противником или помогавшее в дальних рейдах, где переходы порой были по времени дольше, чем световой день. Затем он протянул руку к мочке левого уха, небольшое кольцо-серьга тоже было на месте. Вардис, успокаиваясь, перевел дыхание.

— А ведь в серебряную серьгу влито заклинание «усиления слуха.» Оно, конечно, амулет простенький, при максимальной нагрузке разрядится за четверть часа, но ведь нужный, порой выручавший и спасавший жизнь владельцу. Вардис его не использовал постоянно, а активировал время от времени, в разведрейде, например, или ночью, когда послышится какой-нибудь подозрительный шум. Существовали, конечно, амулеты, которые в постоянном режиме усиливали слух владельца, но там и амулет нужно весом поболе в несколько рази, желательно, с кристаллом драгоценного камня, куда энергию аккумулировать можно, чтобы не одноразовые, как у него.

Лэр вздохнул. Там и цена другого порядка совсем, он не стал их брать, подумал, что для получасовой прогулки и того, что есть с лихвой хватит. Пожалел дорогие амулеты, а вот поди ж ты, сиди теперь в полной жо… хм, тьме беспросветной и думай о судьбе своей грядущей. Он все же активировал амулет, но не на полную мощность, и совсем на малое время. И тут же отключил его, ничего толком не расслышав, чтобы пока не тратить драгоценную энергию.

Кстати… Вардис ощупал тюфяк, на котором сидел. Набит тюфяк совсем не соломой, а вроде как чем-то мягким, хотя едва уловимо пованивало от него, но сидеть было удобно. Вот еще бы подушку под спину — и для удобства, и чтобы от холодного камня защититься.

Маны в его теле оставалось меньше половины, даже скорее треть. Видимо, организм растратил резервы, самостоятельно борясь с полученной травмой. Попробовал восстановить потраченную энергию, но дело не увенчалось успехом. С нанесенными магическими татуировками усиления даже полностью истраченная магическая энергия восстанавливалась в организме за сутки. И далеко не простые татуировки у него наколоты, возможно, таких ни у кого нет больше даже в Вардосской империи, не говоря уж о Великих княжествах.

Только у сына еще моего такие татуировки есть, и все. Магические знаки темной эльфийской руницы, Лаэрт наносил их на темноэльфийском, кое-где иглами, а кое-где мелкими надрезами, оставляемыми острым, как бритва, ритуальным ножом. И не за раз, а день-два, бывало, пыхтел над одним только знаком, в каждую руну магии под завязку вливая.

Так что теперь и энергия у Вардиса и его сына Климента восстанавливалась почти вдвое быстрее против обычных магов. И вот на тебе… всего треть ее в организме осталась и сейчас не пополняется мана совсем. Очень это странно.

Он резюмировал свой осмотр — в общем, раны не критические, но довольно многочисленные. Если бы была постоянная подпитка маны магической энергией, через пару недель, а то и раньше, он бы был полностью в норме. А вот тут… тут он не знал, сколько организм будет восстанавливаться самостоятельно.

Так ведь и месяц проваляться можно, а то и больше. И ведь у него был с собой амулет «каменный щит», пусть небольшая чешуйка с руной, но все же. Если бы не активация этого амулета, которая происходила сама в случае реальной угрозы, то и травмы были бы намного серьезней. Кто же его так уделал? Вардис осторожно помотал головой, и потер виски.

Удар… Боль… Вот черт, совсем же ничего не помню! Амулетов некоторых нет, и маны всего треть, хотя согласен, много ее потратилось на блокировку боли и первоначальное излечение травм. Да и при получении этих самых травм мана изрядно опустела, иначе было бы все намного серьезней, так и восстановления магической энергии совершенно не чувствовалось. Почти в любой ситуации, когда был расход маны, ощущался и прилив энергии, так сказать, естественная циркуляция любого магика, который достиг хотя бы начального уровня.

А у Вардиса был, слава святому кругу, далеко не начальный, он даже мог применять боевые заклинания, требующие мгновенной реакции и огромного слива энергии из маны. Пусть всего пару боевых заклинаний мог применить против врага, самых простых, но ведь мог же!

И всегда энергия моментально начинала восполнять ману, как только было потрачено ничтожное ее количество пусть на самое простое волшебство. Тьфу ты… да даже на то что и волшебством-то не назвать. Вот магическое зрение активировал, и уже чувствуешь, как энергия заструилась, подкачивая и восполняя ману. А тут нет! Просто полное отсутствие вокруг магической энергии. Как такое может быть?

Где-то вдали раздались шаги и одинокий щелчок, под потолком зажегся яркий светильник, свет резанул по глазам и одновременно к Вардису вернулось воспоминание, как он перешел по выращенному Кастором каналу в другой мир, и как задействовал его амулет, совершив считку частей памяти того парня, что ждал на остановке первый автобус.

Вардис прислушался, одновременно активируя свой магический амулет-серьгу. Но все что он услышал — это как кто-то дышал за закрытой дверью, то ли рассматривая его в щелочку, то ли раздумывая, входить в помещение с пленником или нет. И лэр, отключив амулет, углубился в собственные размышления.

— Так я, выходит, сейчас в другом мире, я же не успел вернуться. Тогда, что случилось? Было еще темно, когда я возвращался, подскользнулся на дороге… вдруг яркий, слепящий свет… фары автомобиля и удар? Удар сильный, от которого я и вырубился. Меня сбила машина, от того и травмы эти. — Наконец пришел к выводу Вардис.


Заскрежетала, открываясь, железная дверь. — Железная! — Успел подумать Вардис. Часть двери ему была видна из-за колонны, возвышавшейся посередине помещения. — Хорошо живут. У нас железную дверь не каждый аристократ может себе позволить. Ну еще бы, фунт плохенькой болотной руды на рынке стоит порядка десяти су, то есть фунт доброго железа будет уже не меньше ливра, а то и двух. А ведь наш фунт это почти треть от здешней меры веса. Вот и выходит, что железная дверь, да вместе с работой… у-у пару золотых выложи-не скупись, а то и больше. Да что, дверь! Тут решетка вон тоже железная — прутья с палец толщиной, наверное на три таких двери потянет.

Вардис поймал себя на мысли, что он углубился в расчеты стоимости железной двери и решетки, совершенно отвлекшись от происходящего. Но ведь и тот, кто открыл дверь, не спешит выйти из-за беленой каменной квадратной колонны, словно раздумывая, показываться на глаза пленнику или нет. То, что Вардис сейчас находится в роли пленника, он уже успел понять, разглядев серую бетонную нишу, примерно четыре на пять шагов, отгороженную от основного помещения той самой, толстой решеткой.

Хороший мир. Если даже, железо здесь в несколько раз дешевле, то уже есть резон. А ведь главная надежда была на серебро. Если, как уверял его Кастор, тут нет магического фона и соответственно магиков, то и главный магический металл должен стоить намного дешевле, чем дома. Теперь-то он был в этом уверен. Теперь, когда он частично просканировал воспоминания того парня, он знал точно — в этом мире благородное серебро было намного дешевле золота. Это очень хорошая новость. Одно не ясно — будет ли у него возможность воспользоваться полученным знанием, а тем более воспользоваться самим серебром из этого мира.

Глаза немного привыкли к незнакомому, режущему глаза электрическому свету и наш пленник решил оглядеться. Все же прикрывая глаза от нестерпимо яркого света, Вардис глянул в противоположный угол помещения и обомлел.

Квадратный стол или алтарь, покрытый багряной тканью. По краям толстые черные свечи. На столе какая-то металлическая чаша и стеклянный череп. На стене, над алтарем кровью, небрежно с потеками выведена перевернутая пятиконечная звезда. — Хм… скорее все же краской рисована, — подумал Вардис, — засохшая кровь, она бурая, а это краска ярко-алая, блестящая. Хотя, стоит признать, смотрится очень эффектно. На квадратной колонне, как бы смотря на алтарь красными стекляшками глаз, была подвешена черная голова козлища с большими кривыми рогами.

— Тьфу ты, нечисть! Это куда меня угораздило попасть? — Подумал Вардис, и по его спине пробежал неприятный холодок. — Алтарь, черные свечи, козлиная голова и перевернутая пентаграмма — вся обстановка наводила на нехорошие мысли. Все это, явные атрибуты темной магии. И, главное, череп на столе. Череп это символ некромантов. Неужели Кастор ошибался, и в этом техногенном мире, лишенном магического фона, тоже есть магики, колдуны, шаманы и ведьмы?

Свет погас так же внезапно, как и зажегся. Но через секунду невидимый хозяин застенка включил тусклый светильник, горящий нервным синим светом. В полумраке из-за колоны шагнул человек небольшого роста. Обряженный то ли в длинный халат, то ли в черную хламиду с капюшоном. Черная клиновидная бородка, руки с массивными перстнями на пальцах были скрещены на груди. Капюшон надвинут на самые глаза, которые оставались в тени, видно было только рот с пухлыми губами и соответственно, черную козлиную бороду.

Мужчина театральным жестом развел руки и Вардис увидел на его груди большой амулет на толстой цепи, изображавший человеческий череп в круге со множеством острых лучей.

Вардис почувствовал, как у него вновь закружилась голова. Он рухнул бы на пол своей камеры, если бы не придерживался правой рукой за доски лежака. И все же ему пришлось откинуться спиной на каменную стену, чтобы справиться с головокружением и не упасть.

Вот же мерзость нечистая! Угораздило меня. Ведь точно некромант! И по одежде и по магическим атрибутам. Но как? Неужели тут живут такие сильные ведьмаки и чародеи, что его вычислили в течении четверти часа и заперли в этих застенках с толстой решеткой?!

То, что темный колдун был сильным, не вызывало сомнения, даже аура не выдавала в нем магика. Изменить свою ауру, да так, чтобы от магического зрения маскироваться? Сильный однозначно. Ведь он даже не отобрал у лэра амулеты в виде серьги и кольца на пальце, да хоть бы попросту отрубив палец с этим самым кольцом. Значит настолько уверен он в себе.

А уровень? Если даже на пару уровней больше, чем у Вардиса, то применять к нему изученные боевые заклятия совершенно нет смысла. Если только врасплох взять, когда совершенно не ожидает, да когда он без своих колец и амулетов будет. А кто знает, что у него там за знаки на теле наколоты? Да и под одеждой может пару амулетов висеть. Врасплох, да еще голого… это из-за угла, после бани что ли? — криво усмехнулся Вардис самым уголком рта.

А ведь у него и кольца, и цепь, и сам амулет из чистого серебра. Тут хоть серебро и не вступает в реакцию с магическим фоном, однако любой магик, даже первого уровня, безошибочно определит его наличие.

Да на нем целое состояние надето, все это не меньше десятка унций весит. Хм… а серебро вот так с ходу не определишь, нет магического фона вокруг, вот оно и смотрится как обычный металл, тут магическое зрение подключать надо. Это у нас самая мелкая серебряная чешуйка вспыхивает россыпью изумрудных искр. От того и не окисляется никогда, не темнеет, в отличие от здешнего.

Колдун снова свел руки к груди, словно давая понять пленнику — ну что червь, узрел мою силу и величие, понял, как ты жалок и беспомощен? Ну тогда, пожалуй, будет с тебя.

Он быстро шагнул за колонну, а через пару мгновений послышался уже знакомый скрежет железной двери.

— Все пропало, я в плену у некроманта! — Только одна мысль, не смотря на вновь нахлынувшую усталость, билась в мозгу у лэра.

Усталость, нервное напряжение или болезненная слабость, а скорее, все вкупе навалилось на лэра и он вновь впал в беспамятство, упав на вонючий тюфяк.

* * *
— Ну, что там? — Спросила сухощавая и жилистая рыжая женщина у возвратившегося из подвала мужчины в черной бархатной хламиде. Ее ярко-рыжие волосы были острижены в каре. Была одета в розовую молодежную олимпийку и короткую кожаную юбочку, поэтому по фигуре ей можно было дать лет двадцать пять, однако, если приглядеться к морщинам около глаз и обвисшим уголкам тонкого рта, было ясно-ей глубоко за тридцать, даже скорее к сорока. А может, ее так старила темно-бордовая помада, почти черная, когда она поворачивала лицо в тень и такого же цвета лак на ногтях. Сама она сидела в глубоком кресле, стоявшем вполоборота к почти прогоревшему, но еще шаявшему рубиновыми углями, камину. На лакированном журнальном столике стояла откупоренная бутылка вина и большая тарелка с разными фруктами.

— Че, че! Драчече! — зло передразнил он ее. — И не нукай — не запрягла! Говорил же тебе, дура, что гололед страшный. Так нет… Дай порулю, дай порулю! Еще и разогналась, как бешенная.

— Да ладно тебе, Гарик. Ну правда, не виновата я, — начала оправдываться рыжая. — Он сам неожиданно из-за угла выскочил.

— Не винова-а-а-тая я, он са-ам прише-е-ел, — прогнусавил, растягивая слова, козлобородый, передразнивая свою подругу. — И сколько раз говорить, не Гарик — Герман! Гер-ман! — произнес он по слогам, повышая голос. — Я же тебя больше Ленкой не зову. Коли уж взяли новые имена, так забудь про старые.

— Ну-у, Га… Гера, ну не сердись на свою рыжую ведьмочку. Ты себе новый паспорт сделал, ты теперь и по-паспорту Герман. А я? Мне когда новый закажем?

— Ты же знаешь, сейчас не до этого. Бессонов на дно залег, сейчас ниже травы, тише воды в столице себя ведет. Слышал даже, что сам сваливать оттуда собирался, но нет, вроде пронесло — удержался. Утрясется все, тогда и тебе новый паспорт через него справим. А машину за твой счет починим. Поняла?

— Там бампер всего и крыло немного побилось. Без проблем починим. — беспечно махнула она рукой. — Отдадим на СТО и сделают, там же крови нет, да и никто не видел. Ну скажешь, что я училась разворачиваться и в дерево въехала. Повезло зато, что никто ничего не видел. Теперь вот у нас где голубчик!

— А фара? Фара вдребезги, фару менять надо. Да и бампер пластиковый разлетелся в куски, его тоже покупать. Не хотелось бы машину за копейки отдавать, когда сваливать решимся. Да и не факт, что совсем никто как ты его сбила не видел. — И, внезапно сменив тему, спросил — Слушай, а ты и по-паспорту Ираидой хочешь быть?

— Ну, а чего? Сильное имя. Про эту ведьму даже в библии прописано. Ты же вроде не против был?

— Запоминающееся очень, необычно. Да и в Украине по делу нашей секты ты с этим псевдонимом засветилась. Может все же Маргарита? Марго?

— А ты, значит, мастер? — хохотнула рыжая. — Подумаю, да и самостийная далеко. — отмахнулась рыжуха. — А в Европу свалим, там все одно как-нибудь под местное переиначат. Ну так, что там, Герман?

— В себя пришел, сидел на топчане глазами лупал, потом опять вырубился. Главное не орет от боли, а то хоть и подвал, не приведи демоны, его соседи услышат. А ведь и рука и ребра точно сломаны, а молчит.

— Не услышат, того мелкого зассанца Борюсика никто не слышал, хоть и ныл постоянно, вспоминал свою мамочку-алкоголичку.

— Тс-с! Курва! Сколько раз говорить, забудь уже. Что было, то было — сейчас нет его больше.

— Да я же только с тобой об этом вспоминаю, — обиженно засопела Ираида.

— Вот баба-дура, привыкнешь его вспоминать и ляпнешь при том же Андрюше, что мы с мелким сделали. Жертву повелителю сотворили и все — забудь! Наградил тебя наш хозяин силой — хорошо, нет, так в другом одарит — поняла?

Ведьма кивнула.

— Да и Борюсик малой был, пуганули, и только всхлипывал сидел в свой клетке, да ночами под себя мочился, а от этого здоровяка хрен знает чего ожидать.

— Так может мы его тут и кончим? Внизу? Устроим хозяину черную мессу и определим в жертву этого придурка?

Герман поморщился:

— Определим, определим, но ты же знаешь, что, когда мы на капище древнем жертву творим, то хозяин меня хорошо силой одаривает. Место силы это тебе не подвал домашний. Погодим маленько. Через неделю оттепель обещают и весну раннюю. Дороги просохнут и этого на капище свезем.

— Ну то тебя-я, — опять обиженно протянула ведьма. — Да и ждать долго — месяц, а то и больше.

— Сказал же, не дает силу колдовскую, так в другом одарит. Да и не всем же экстрасенсами да магами быть. Верить надо, а не роптать, да языком чесать. Да и погодить лучше, не пороть горячку, вдруг видел кто или искать его активно начнут. Посидит пока, а там решим что с ним делать.

— Так этот вон через три дня в себя пришел, а через месяц совсем здоров будет. Как справимся тогда?

— Даже если совсем все переломы срастутся, придумаем что-нибудь. Снотворное введем, или вон из твоих запасов марафетом уколем. Тут ехать-то час с небольшим, главное чтобы дороги лесные просохли.

— А дубинушке нашей чего скажем? Спросит ведь, однозначно спросит, что за фрукт в подвале сидит, — поинтересовалась женщина.

— Ты про Андрюшу? — уточнил экстрасенс. — Так скажем, что этого тоже лечим, от припадков. Главное, чтобы не говорил с ним ни о чем. Пусть под твоим контролем ему воду и пожрать носит. И, вообще, скажи, что тот в подвале — сумасшедший, мол, нельзя с ним общаться. Поняла?

Ведьма опять кивнула, плеснула красного вина в хрустальный стакан и взяла крупный персик из большой разукрашенной тарелки.

— А ты когда к Бесу собираешься?

— Ты только при нем это не ляпни! Он жуть как своего прозвища не терпит. — поморщился Герман. — За такое прибьет, не поморщится. А нам с ним хорошие отношения надо поддерживать, нам от него еще многое может понадобиться.

— Да ладно! — опять отмахнулась ведьма. — За глаза все зовут, да и видела я его, пока в Москве были, пару раз мельком. Он больше с тобой общался. Так когда летишь? — опять повторила она свой вопрос.

— Дня через три — четыре. Но я не надолго.

— А чего ему от тебя надо? — не унималась с расспросами рыжеволосая ведьмочка.

— Дело, говорит, есть. — пожал плечами колдун. — и разговор не телефонный.

— А, может, ну его? От его рожи за версту неприятностями несет. Может, этого в подвале на жертвенник, и валить самим?

— Вот дура! — сжал кулаки Герман. — Ладно дом снят через него, а