КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 605669 томов
Объем библиотеки - 923 Гб.
Всего авторов - 239872
Пользователей - 109914

Последние комментарии


Впечатления

Дед Марго про Щепетнёв: Фарватер Чижика (СИ) (Альтернативная история)

Обычно хорошим произведениям выше 4 не ставлю. Это заслуживает отличной оценки.Давно уже не встречался с достойными образцами политической сатиры. В сюжетном отношении жизнеописание Чижика даже повыше заибанского цикла Зиновьева будет. Анализ же автором содержания фильма Волга-Волга и работы Ленина Как нам организовать соревнование - высший пилотаж остроумия, практически исчезнувший в последнее время. Получил истинное

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ASmol про Кречет: Система. Попавший в Сар 6. Первообезьяна (Боевая фантастика)

Таки тот случай, когда написанное по "мотивам"(Попавший в Сар), мне понравилось, гораздо больше самого "мотива"(Жгулёв.Город гоблинов), "Город гоблинов" несколько раз начинал, бросал и домучил то, только после прочтения "Попавшего в Сар" ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ASmol про Понарошку: Экспансия Зла. Компиляция. Книги 1-9 (Боевая фантастика)

Таки не понарошку, познакомился с циклом "Экспансия зла" Е.Понарошку, впечатление и послевкусие, после прочтения осталось вполне приятственное ... Оценка циклу- твёрдое Хорошо, местами отлично.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
srelaxs про серию real-rpg (ака Город Гоблинов)

неплохая серия. читать можно хоть и литрпг. Но начиная с 6ой книги инетерс быстро угасает и дальше читать не тянет. Ну а в целом довольно неплохо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Тамоников: Чекисты (Боевик)

Обложка серии не соответствует. В таком виде она выложена на ЛитРес
https://www.litres.ru/serii-knig/specnaz-berii/ в составе серии Спецназ Берии.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
lionby про Шалашов: Тайная дипломатия (Альтернативная история)

Серия неплохая. Заканчиваю 7-ю часть.
Но как же БЕСЯТ ошибки автора. Причём, не исторические даже, а ГРАММАТИЧЕСКИЕ.
У него что, редактора нет?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Рыбаченко: Рождение ребенка который станет великой мессией! (Героическая фантастика)

Как и обещал - блокирую каждого пользователя, добавившего книгу Рыбаченко.
Не думайте, что я пошутил.

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).

Прятки среди огней [Дмитрий Гришанин] (fb2) читать онлайн

- Прятки среди огней [СИ] (а.с. Рихтовщик -4) 810 Кб, 228с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Дмитрий Анатольевич Гришанин

Настройки текста:



Прятки среди огней

Пролог

Плечистый бугай зажал в углу худенькую официантку и, пока его приятели отвлекали болтовней бармена, беззастенчиво лапал оцепеневшую от ужаса девушку.

– Цыпа, ты че ломаешься? – страстно шептал на ухо жертве бугай, обдавая бедняжку волной ядреного перегара. – Все одно ж я тя затащу в сортир и отымею, как сидорову козу. Смирись, мля, и лучше иди сама.

– Не-нет… Не-нельзззя та-так… Я не хоч… ай!

Болезненный щипок за грудь заставил девушку замолчать.

– Ты ж, сучка, сама мне весь вечер глазки строила, – снова зашептал громила. – А как до дела до шло – заднюю решила врубить. С Бугром такие фокусы не проканают!

– Я не-не…

– Заткнись, сука! И бегом в туалет! А то я тя ща прям здесь, на глазах у всех, на столе разложу! И как последнюю шмару выдеру!

– Эй, выдирун недоделанный! Отпусти девочку, – раздалось за спиной бугая хриплое рычанье кваза.

Цапнув, чтоб не удрала, жертву за длинную косу, Бугор неторопливо обернулся. Бросивший вызов противник его не впечатлил. Кваз был маломерком, и макушкой едва доставал громиле до груди. Догадаться, что перед ним тоже женщина, не составило труда.

– Че на ее место хочешь? – осклабился Бугор. – Звиняй, сучка. Чудищ не трахаю!

Он был полностью в себе уверен. Не сомневался в своем колоссальном физическом превосходстве. И крайне удивился, когда после несильного казалось бы тычка кваза в живот, там будто взорвалась миниатюрная атомная бомба, и из легких разом вылетел весь воздух.

Отпустив официантку, двухметровый амбал скорчился в углу, по-рыбьи открывая рот, в тщетных попытках вздохнуть.

Натерпевшаяся бедняжка бросилась за стойку, под защиту бармена. А невысокий кваз наклонился над Бугром и прошипел в ухо:

– Еще раз к девке подойдешь, башку, нахрен, отрежу.

– Эй! А ну отвали от кореша! – донесся от барной стойки рев одного из друзей амбала.

– В натуре, за другана, ща порву! – подхватил второй.

– Не вмешивались бы вы, ребята, – хмыкнул бармен, обмениваясь с ухмыльнувшимся квазом приветливым кивком.

– Это еще почему? – спросил третий, самый трезвый из компании.

– Да, че ты его слушаешь, – отмахнулся самый заводной – буян номер два.

И, засучив рукава, бросился выполнять угрозу.

Кваз же, ничуть не испугавшись размахивающего пудовыми кулаками громилы, шагнула вперед и, поднырнув под очевидный встречный удар, пнула покрытой роговыми шишками коленкой буяну промеж ног.

Как же бедолага взвыл.

– Это ж Белка, – меж тем, как ни в чем не было, продолжил информировать оставшихся у барной стойки друзей бармен. – Она неделю назад пятерых таких же придурков, как вы, в подворотне подкараулила. И члены всем нахрен поотрывала. А тогда она была всего-то тринадцатого уровня. Сейчас – восемнадцатого. Вот и кумекайте, че она с вами сделает, если нянчится наскучит. Дружеский мой вам совет, ребятки: подбирайте своих друзей, и валите от греха, подобру-поздорову.


Вернувшись за стол, Белка провожала разочарованным взглядом стайку гопников, после разговора с барменом ставших паиньками, и приславших ей на стол, в качестве извинения, четыре кружки темного эля. Но одного извинения придуркам показалось недостаточно, дабы не провоцировать ее своими ублюдскими рожами, они подхватили помятых друзей и заспешили на выход.

– М-да, мельчают мужики, – пробормотала кваз, опрокидывая в зубастую пасть разом полкружки халявного пойла.

– Сама виновата, – неожиданно прилетело в ответ. – Нефиг гладиаторские бои на улицах устраивать. О тебе, голуба, по Вешалке уже легенды ходят.

За стол без приглашения присел невзрачный мужичек. Для которого все хваленое белкино мастерство убийцы было не опаснее комариного укуса.

– Че надо? – прорычала Белка, с грохотом возвращая на стол недопитую кружку.

– Соскучился, решил заскочить, проведать, так сказать, – хмыкнул Скальпель.

Он без спросу взял кружку эля и с удовольствием отпил из нее.

– Мало того, что убил. Решил еще найти и поиздеваться, – проворчала кваз.

– Ой, да ладно, – отмахнулся Скальпель. – Этим убийством одолжение тебе, можно сказать, сделал.

– Ну, мля, спасибо. Благодетель!

– Не юродствуй!

– А че ты меня, как лохушку, лечишь.

– Ты ж прекрасно знаешь, что последнюю неделю не в себе была. Рихтовщика, даже, своего драгоценного зарезала хладнокровно, как бычка на бойне.

– И поделом ему, – проворчала кваз.

Она снова подняла кружку с элем и сделала шумный глоток.

– Ну я ж вижу, как ты по нему сокрушаешься.

– Скальпель, в натуре, че те надо?

– Весть тебе принес, подруга. Увы, не веселую.

– Дождешься от тебя веселой… – фыркнула Белка.

– Очень на тебя обиделся Рихтовщик после убийства. Возненавидел, можно сказать. И замену тебе нашел. Очень симпатичную, молодую барышню.

– Козел! – пустая кружка в белкиной руке звонко лопнула и осыпалась на паркетный пол грудой осколков.

– А знаешь, как зовут его нынешнюю фаворитку? – спокойно продолжил Скальпель. – Некая Слеза.

– Убью, суку!

– Собственно за этим я тебя и нашел, – довольно улыбнулся злодей. – Я собираю команду, для ее поимки. Уверен, ты не откажешься поучаствовать.

Глава 1

В которой меня нарекают обглодышем и ведут в лабиринт


Дверь резко распахнулась, и на пороге кладовки нарисовался мужик лет шестидесяти, с солидным пивным брюшком и длинной седой бородищей на красной роже. В его правой руке застыл занесенный для удара топор. А из узких щелочек на щекастом лице на меня уставилась пара холодных глаз бывалого душегуба.

– Э-э, мужик! Топор-то опусти, – возмутился я, попятившись вглубь кладовки. – Я чел адекватный. Договоримся…

В полумраке задел плечом какой-то боковой стеллаж и смахнул на пол трехлитровую банку. С оглушительным «бздынь», она разлетелась вдребезги, заляпав содержимым мои штаны. И через секунду я аж прослезился от ударившей снизу густой волны самогонного духа.

– Ой-ей-ей! Че деестся! Люди добрые! – заголосила за стенкой припадочная баба.

– А ну цыть! – рявкнул на нее мужик с топором и, опуская оружие, горько посетовал мне: – Сука ты обглодыш. Последнюю банку первача кокнул. Следующая партия у Чучи только послезавтра для перегона подойдет. Э-эх!

Под моим пристальным взглядом, сбоку от незнакомца появился столбец описания, из которого сразу стало понятно, что этот противник мне точно не по зубам.


Игрок Селедка???

Статус: ???

Уровень: ???

Опыт: ???

Показатели:

Интеллект – ???

Атака – ???

Защита – ???

Ловкость – ???

Дух Стикса – ???


– Мужик, извини. В натуре, не со зла я. Случайно так вышло.

– Ладно, выходь, давай, обглодыш. Будем штраф твой обговаривать.

Млять! Дурдом какой-то! Но, как говорится, в чужой монастырь со своим уставом не ходят. Я покорно вышел из кладовки, и оказался в просторной светлой комнате, с дощатым полом, высоким потолком и бревенчатыми стенами.

– Здравствуйте, – кивнул толстой бабище, стоящей в шаге за спиной бородача и буравящей меня колючим взглядом.

Пристальный взгляд на женщину привел к таким же плачевным результатам, как с хозяином дома. Удалось узнать только имя – Чуча – остальная информация скрывалась за вереницей вопросительных знаков.

– Тьфу на тебя, бес окаянный! – истеричка реально плюнула мне под ноги и, оттеснив мягким плечом, рванула в кладовку.

Под потолком там тут же вспыхнула лампа, и следом раздался истошный визг Чучи:

– Ох ты ж кровопивец!

– Видишь, что ты натворил, обглодыш, – укоризненно покачал головой Селедка. – Поди теперь ее успокой! Эх!

– Почему вы называете меня обглодышем. Я такой же игрок, как и вы. И у меня имя есть!

– Да вижу я – чай не слепой, – отмахнулся Селедка. – Обглодыш ты, потому как тока-тока возродился и обглодан Системой до трусов. Ведь все нормальное барахло твое в кисляке сгинуло. А на это стартовое безобразие, что сейчас на тебе, без слез не взглянешь…

– Тяни с гада не меньше пяти сотен! – заявила Чуча, выскочив из кладовки с полным подолом битого стекла.

– Какие пять сотен! Уважаемая, побойся Стикса! Я ж пустой!

Но шустрая, как электровеник, толстуха уже сбежала из комнаты. И вместо нее ответил мне Селедка.

– Ну руки-ноги у тебя целы. И уровень для лабиринта подходящий. Потому там-то свой долг перед нами и отработаешь.

– Какой еще, нахрен, долг?! За что?!

– Уймись, обглодыш! Не доводи до греха, – топор в руке Селедки угрожающе крутанулся.

И меня обдало волной упругого воздуха, от мгновенного разгона оружия до пропеллерной скорости.

– У нас все четко и по закону. Накосячил – оплачивай свой косяк.

– Да че я там накосячил-то? Банку самогона разбил – так ей цена, от силы, пятерка споранов!

– Это Чучин первач, он особенный.

– Хрен с ним – тогда десять. Но никак, не пять сотен!

– Дык, кто ж тебе сказал, что пять сотен за самогон? – ухмыльнулся Селедка. – Не, обглодыш. Пятьсот споранов ты должен за любезное предоставление тебе, под воскрешение, этой замечательной кладовки.

– Так я ж не специально, это Система.

– Но стаб-то наш ты выбрал самостоятельно. И тебя, обглодыш, я впервые вижу, хотя всех, кто хоть раз побывал в нашей Малине запоминаю накрепко – Дар у меня такой особенный, среди прочих, имеется. Получается, ты решил рискнуть, и заявился без приглашения в незнакомый стаб. Так?

– Ну, так.

– Для незваных гостей везде тариф повышенный, – хмыкнул Селедка. – Потому пять сотен, обглодыш, с тебя чисто за мою кладовку… А за пролитый самогон, так и быть, возьму с тебя еще десять споранов. Итого, твой долг составляет пятьсот десять споранов.

– А ты, дядя, похоже тот еще разводила, – проворчал я.

– Немедленно уплатить долг тебе не чем, – проигнорировав мою реплику, продолжил Селедка. – Но у нас, в Малине, на такой случай имеется лабиринт. Где любой может быстро заработать увесистый мешок споранов.

– Млять!

– Я знал, что мы поладим, обглодыш. Пошли, провожу тебя до лабиринта.

Деревянный дом, принятый мною поначалу за обычную просторную избу, оказался настоящим теремом. Вместо привычных коридоров здешние комнаты, как ячейки пчелиных сот, примыкали друг к дружке, образуя единое смежное пространство на весь этаж. Следом за хозяином, мне пришлось пройти с полдюжины комнат подряд, прежде чем, выйдя на приставную уличную лестницу, мы стали спускаться со второго этажа вниз.

Чуча по дороге, к счастью, больше не попадалась, и на улицу мы вышли без приключений.

Если не принимать в расчет располагающийся в центральной части лубочный терем высокоуровневой пары местных заправил – в гостях у которой мне не повезло возродиться – Малина оказалась обычным стабом, мало чем отличающимся от той же Вешалки. Здесь так же по краям замощенных брусчаткой улиц, наползая друг на дружку, теснились угрюмые дома-крепости, с бойницами вместо окон на верхних этажах и украшенными яркими вывесками дверями баров, ресторанов и прочих развлекательных заведений – на первых.

Вдоль обочин тут, как везде, громоздились вереницы машин, изуродованных тюнингом из арматурных ежей и стальных щитов. А по узким тротуарам спешили по делам или просто праздно шатались граждане стаба.

Млять! Вот че, спрашивается, не возродиться б в доме кого-нибудь из этих бедолаг? Всяко, без штрафа б тогда отболтался.

– Вот поэтому и нельзя, – вдруг ответил Селедка. – Незваный гость должен раскошелиться. А снять штраф с такого кабана, как ты, в Малине не многим по силам.

– Я че вслух заговорил?

Вид моей обалдевшей рожи сильно развеселил спутника.

Отсмеявшись, Селедка снизошел-таки до объяснений:

– Нет, ты молчал. Но так красноречиво зыркал по сторонам, что догадаться, о чем думаешь, было не сложно. К тому же, ты ведь далеко не первый обглодыш в моем доме. Навидался я вашего брата изрядно, и думки твои для меня – открытая книга.

– Послушай, уважаемый, не надо меня больше обглодышем называть. Не нравится мне это.

– Тю. Мало ли чего тебе, обглодыш, не нравится. У меня правило: пока обглодыш не закрыл штраф, он – обглодыш. Точка!

– Тьфу ты!.. Идти-то еще долго?

– Уже почти пришли.

Свернув в конце очередной улицы, мы вдруг вышли на пустырь перед высокой оградой стаба, с массивными воротами по центру видимого участка ограды.

– Мы что, выйдем из стаба?

– Разумеется, – кивнул Селедка. – Неужели ты думаешь, что я б допустил проживание колонии тварей в Малине?

– Значит, в лабиринте я буду охотиться на тварей.

– Или они на тебя, – хихикнул злыдень с рожей деда Мороза.

По взмаху руки Селедки, караульные камуфляжники засуетился и стали разводить перед нами в стороны тяжелые створки ворот.

Глава 2

В которой спускаюсь к старым знакомым


За воротами начиналась грунтовая дорога, скрывающаяся в окружающем стаб лесу. Ограду стандартно окаймляла стометровая, простреливаемая с вышек полоса очищенной от деревьев и кустарника травы.

В одном месте, метрах в десяти левее уходящей в лес дороги, на границе зоны безопасности и леса, возвышался достаточно приметный холм, примерно метровой высоты. К нему-то Селедка меня и повел.

Обойдя холм, мы подошли к нему с тыла, и в укрывающем его со стороны леса кустарнике провожатый указал мне на уходящую в землю полуметровую дыру.

– Это вход в подземный лабиринт, – пояснил Селедка. – Держи, это тебе пригодится.

Он протянул мне свой топор.

– А если я там сгину?

– Как раз на этот случай я его тебе и даю, – ухмыльнулся бородач. – Топор привязан ко мне. И как только ты склеишь ласты, он сразу вернется. Так я узнаю, что ждать твоего возвращения бесполезно.

– Хитро, – хмыкнул я, принимая топор.

– Когда спустишься вниз, сразу на ощупь ищи стол. Он должен быть у стены справа. На нем лежат факелы с зажигалкой. Не торопись, у входа твари селятся редко, вряд ли кто-то сразу на тебя набросится. Поэтому спокойно отыщи стол, запали факел, осмотрись, и уже после этого заходи в лабиринт. Там поначалу ход один – не заблудишься.

Я уже догадался с кем придется схлестнуться в лабиринте, и дальнейшие слова Селедки подтвердили мою догадку:

– С обитающими внизу тварями вряд ли тебе доводилось раньше сталкиваться. Они называются слепуны.

Я не стал информировать Селедку о своем немалом опыте общения со слепунами, решил промолчать и послушать его дальнейшие наставления.

– Не смотря на непривычный вид, это такие же зараженные паразитом твари, как на поверхности. С низкоуровневыми слепунами, из-за приличной разницы в уровнях, ты справишься играючи. Но особого прока от их убийства – не получишь. В их споровиках сможешь поживиться только споранами. И для оплаты штрафа, тебе придется завалить несколько сотен тварей – а это минимум сутки беспрерывной охоты. Столько в лабиринте ты точно не продержишься. Лабиринт слишком опасное место для затяжной, вдумчивой охоты. Поэтому, мой тебе совет, не отвлекайся на мелюзгу, а попытайся выследить и завалить хотя бы одного высокоуровневого слепуна. Содержимого его споровика с лихвой хватит для погашения штрафа.

– Понял. Сделаю… Ну я пошел?

– Да погоди ты, торопыга. Я еще не все тебе о них рассказал. Высокоуровневые слепуны, в отличии от мелких сородичей, умеют лазить по стенам и потолку. Поэтому в лабиринте крути башкой не только по сторонам, но и по верхам.

– Понятно. Спасибо за информацию…

– Ты можешь спокойно до конца дослушать! – возмутился Селедка. – Еще у высокоуровневых слепунов во рту есть специальные железы, способные вырабатывать кислотные нити.

«А то я не знаю, – мысленно закатил глаза. – Знал бы ты, дядя, насколько плотно по данному вопросу я в теме».

Но вслух, разумеется, ничего не сказал, и Селедка продолжил заливаться соловьем:

– И слепуны мастера сооружать смертельно опасные для нашего брата охотника ловушки из этих нитей. Так же твари умеют достаточно точно и быстро плеваться кислотными нитями. Твою одежду они прожгут мгновенно. Потому, будь предельно осторожен выслеживая опасную тварь… Если чего не понял, спрашивай. Когда спустишься вниз, спросить станет не у кого.

Провожатый замолчал, ожидая от меня уточняющих вопросов. И счел меня законченным психом, когда вопросов с моей стороны не последовало.

– Дольше двух часов задерживаться в лабиринте не советую. Даже если сразу не наберешь достаточно трофеев, для уплаты штрафа, лучше выбраться из подземелья, вернуться в стаб и отдохнуть. Потом спустишься под землю еще раз… Сбежать, не оплатив штраф, даже не надейся, я лично буду ждать на этом месте твоего возвращения из лабиринта. Опыт подсказывает, что ожидание вряд ли затянется надолго. Как я уже говорил: лабиринт слишком опасное место… Ну, раз тебе все понятно, валяй, лезь под землю.

Я, не раздумывая, сразу забурился в дыру. И секунд через пять благополучно скатился по невысоким ступеням короткой лестницы на хорошо утоптанный земляной пол подземелья.

Как учили, тут же стал ощупывать пространство справа. Почти сразу же дотянулся до стены и, двигаясь вдоль нее, через несколько секунд добрался до стола с факелами и зажигалкой.

В свете быстро разгорающегося факела увидел небольшую пещеру, расширяющуюся по мере удаления от зияющей в дальнем углу наружной дыры.

При свете, рядом с вязанкой факелов, на столе я обнаружил сюрприз, в виде «нашедшихся» винтовки и пистолета. Увы, боезапас огнестрела был ограничен лишь размерами их магазинов: тридцать патронов в винтовочном рожке и двадцать в обойме стечкина.

За неимением кобуры, пистолет пришлось сунуть в карман спецовки, а чтоб не вывалился по дороге, проковырял топором на боку кармана дырку, куда засунул длинный ствол с глушителем. Под топор, навыка владения которым у меня не было, пришлось приспособить второй карман спецовки, тоже с фиксирующей дырой, под высунутую наружу рукоять.

Винтовку привычно закинул на плечо. В левую руку взял факел, правую – вооружил старой доброй Шпорой, и медленно побрел вдоль правой стены дальше.

Метров через двадцать стена оборвалась боковым ходом, откуда на свет факела выскочили сразу трое низкоуровневых слепунов.

Самый резвый сам наскочил на Шпору, и тут же забился на земляном полу с разрубленной напополам мордой. Приятели пережили его буквально на пару секунд, в течении которых молнией метнувшаяся наперехват Шпора одному начисто снесла башку, а второму до сердца вскрыла левую бочину.

– Ну, с почином, – хмыкнул я под нос.

И, спрятав Шпору в инвентарь, достал из кармана топор и стал потрошить споровики тварей.

Глава 3

В которой охотник превращается в камикадзе и таранит потолок


Чтоб не заблудиться в начавшемся лабиринте, решил двигаться все время так, чтобы справа постоянно оставалась стена. Потому, добыв из споровиков тварей спораны, свернул в открывшийся правый проход и продолжил неспешно шагать дальше.

Строго следовать выбранному принципу движения, увы, получилось только примерно метров сто. И эта стометровка, разумеется, вышла совсем не прямой. На ее протяжении я дважды сворачивал вправо, исследуя новые отнорки, и трижды влево, упираясь в глухую стену. По дороге прикончил еще семерых низкоуровневых слепунов, доведя запас споранов – за неимением рюкзака с кошелем, складируемых в достаточно широкие карманы брюк – до девятнадцати штук. Что поделать, «урожайность» у низкоуровневых тварей была не ахти.

А через сто метров относительно спокойного движения мне фартануло напороться на первую серьезную стаю слепунов. Меня одновременно атаковало сразу тринадцать тварей, к счастью стая оказалась без погонщика. Но в одиночку выстоять против чертовой дюжины пусть и низкоуровневых, но ошалевших от голодной ярости, тварей было не просто. Повезло, что атакующая стая создавала гораздо больше шума, чем твари-одиночки. О приближении многочисленных противников я услышал еще до их появления в освещенном факелом секторе пещеры. Успел сменить Шпору в правой руке на пистолет, и появившихся на свету тварей от души отоварил градом свинцовых маслин.

Из стечкина на дальних подступах удалось наглухо завалить троих, и еще двоих ранить. Расстреляв пол обоймы, я едва успел сменить пистолет обратно на Шпору, и понеслась рукопашная круговерть.

Отбиваясь от напрыгивающих со всех сторон слепунов, приходилось, наряду со Шпорой, использовать и факел.

Сама схватка продлилась не дольше минуты. Разумеется, из нее я вышел победителем, прикончив всех слепунов в стае. Но в пылу сражения я опрометчиво отдалился от путеводной стены, выбрался на середины пещеры, где несколько секунд буквально вертелся волчком, отбивая атаки со всех сторон. В итоге, победа оказалась пирровой. Выпотрошив тринадцать споровиков, я прибавил к имеющимся девятнадцати еще двадцать три спорана, и оказался в окружении аж трех стен, расходящихся в разные концы лабиринта, – определить теперь, какая из них моя, можно было лишь с помощью научного тыка.

Меж тем, прогоревший на три четверти факел нуждался в замене. Нужно было срочно возвращаться ко входу, чтоб выбраться наверх, сдать собранный улов Селедки, перевести дух в спокойной обстановке и перед следующим спуском в лабиринт раздобыть у бородача хотя бы фляжку жнеца. А желательно еще и камуфляж, и рюкзак с сухпайком, и запас патронов, и сбрую для пистолета.

Выбрав из трех вариантов стену, показавшуюся более знакомой, двинулся вдоль нее, типа, в обратном направлении.

Через пять минут неторопливой ходьбы, не встретив по пути ни единого трупа слепуна с выпотрошенным споровиком, я понял, что выбрал не ту стену или направление движения вдоль нее, и уже собирался разворачиваться и возвращаться по своим следам обратно. Но проклятое любопытство вынудило сделать десять лишних шагов и глянуть за следующий поворот. По закону подлости, разумеется, там я разглядел на пределе видимости пару затаившихся под потолком погонщиков девятнадцатого и шестнадцатого уровней.

По идее, нужно было сразу врубать «Лунное Пламя» и решительно атаковать высокоуровневых слепунов. Но я пожадничал. И решив, что смогу подстрелить обоих с дальней дистанции, вскинул винтовку, и в окуляр прицела стал высматривать сперва самого прокаченного.

Вроде, все сделал правильно. Но то ли освещение было слишком хреновое, то ли стрелять вдруг с какого-то перепуга разучился, а все три посланные друг за дружкой в тварь пули просвистели мимо цели.

Почуяв неладное, погонщики забили тревогу, и в круг света вокруг меня со всех сторон стали сбегаться низкоуровневые твари.

Жалеть Дары дальше не имело смысла. Отбиться без бонусов от стремительно растущей вокруг толпы не было шансов. Ели экстренно что-то не предпринять, через считанные секунды слепуны накинутся всей толпой, и полетят тогда от меня лишь кровавые ошметки по лабиринту.

– Круши!.. Пламя!

Друг за дружкой крикнул в сторону набегающих тварей фразы-активаторы сразу двух Даров. Параллельно я ни на мгновенье не прерывал лихорадочную стрельбу из винтовки по набегающим слепунам, благо бежали твари кучно, были отлично освещены и промахнуться было практически невозможно. Пару точно наглухо завал, еще двоих, вроде, ранил.

Шкала Стикса мгновенно просела разом на девяносто шесть пунктов, и от ста шестидесяти трех маны осталось всего шестьдесят семь.

Вокруг тела за считанные мгновенья белесым сиянием растеклась защитная аура, мышцы вздулись под одеждой, накаченные бурлящей и требующей немедленного выхода силой. Отбросив к стене бесполезную в ближнем бою винтовку, призвал из ячейки Шпору и, чувствуя себя мифическим Гераклом, шагнул навстречу урчащей толпе.

15… 14… 13…

Шпора прошлась смертоносной косой по первому ряду нападающих, вчистую срубив разом пять или шесть голов. Рухнувший следом факел превратил в кровавое месиво зубастые челюсти еще пары противников. Но места погибших в первом ряду мгновенно заняли слепуны второго ряда. А я оттолкнулся от земли и длинным прыжком ушел из-под одновременного удара десятка лап и челюстей.

За моей спиной разогнавшиеся твари врезаются друг в дружку, и на пустом месте, где секунду назад стоял я, образуется куча мала.

12… 11… 10…

Приземляюсь на спины сразу двух зажатых в толпе тварей и буквально вминаю обеих в земляной пол. Снова двойной удар сверху Шпорой и факелом. Еще семеро слепунов вокруг меня отправляются в Ад вдогонку за парой в блин раскатанных по земле тварей. На меня снова бросаются зубастые твари со всех сторон, но я выше, сильнее и быстрее. И конечно успеваю сделать спасительные прыжок на долю секунды раньше обезумевшей от ярости толпы.

Снова за моей спиной куча мала, кровавая давка, и очень хочется верить, что там сейчас многие слепуны передавят и искалечат друг дружку.

9… 8… 7…

Приземляюсь на спины очередной паре бедолаг. О! Появилось кое-что новенькое. С верхотуры на меня посыпался град из кислотных нитей. Для меня под защитой ауры – это не опаснее обычного дождя. А вот Шпора от кислоты еще как может пострадать. Прячу ее в инвентарь, и по-собачьи отряхиваюсь всем телом.

Налипшие на защитную ауру нити разлетаются в стороны смертельным дождем. Все окружающие твари – десятка два, не меньше – как подкошенные, валяться на землю и начинают биться в агонии. От их обрызганных кислотой туш в стороны расходится белесый туман. Заживо растворяющиеся к кислоте слепуны истошно верещат. Уцелевшие твари, до которых не долетели мои брызги, в ужасе разворачиваются и удирают от меня, как от чумы.

6… 5… 4…

В центре освещенного факелом круга я вдруг оказываюсь один, в окружении гор трупов. И лишь пара неугомонных погонщиков наверху, свята веря в убойность своих снарядов, продолжают осыпать меня потоками кислотных нитей.

Потолки в лабиринте не высокие – всего метра четыре. С усиленными Даром ногами сейчас у меня есть неплохой шанс допрыгнуть до неуемным стрелков.

Втыкаю рукоятью в землю уже чадящий, на последнем издыхании факел. Складываюсь в глубоком приседе. Напружиниваюсь. И…

3… 2…

Резко отталкиваюсь от пола и, раскинув руки, несусь на встречу погонщиком.

Почуявшие неладное слепуны пытаются в последний момент разбежаться в стороны. Но прыжок вознес меня к ним гораздо быстрее.

– Умри! Умри! – скороговоркой выдаю разворачивающимся гадам.

И от души отовариваю каждого кулаком по хребту.

1…

На землю мы рухнули практически синхронно. Сраженные смертельным ударом слепуны уже трупами. А я почти трупом.

Начавшийся откат после «Сокрушителя преград» превратил меня на несколько мучительно-долгих секунд в беспомощный овощ. Если бы сейчас меня атаковала любая самая низкоуровневая тварь, я бы не смог даже попытаться увернуться.

К счастью, обошлось.

Распуганные кислотными брызгами слепуны разбежались во все стороны без оглядки. Теперь должно пройти какое-то время, чтоб разрозненные группки разбежавшихся тварей собрались вновь, и вместе они б осмелели настолько, что решились бы снова поохотиться за лакомым чужаком.

Надеюсь, к тому времени у меня получится благополучно убраться из гребаного лабиринта.

Действие отката продолжалось, но силы начали понемногу ко мне возвращаться. Ощутив, что снова могу худо-бедно двигаться, вытянул из кармана топор и на четвереньках пополз потрошить споровой мешок ближайшего погонщика…

Глава 4

В которой невольно помогаю приближенному, и в благодарность едва не лишаюсь ноги


С высокоуровневых удалось добыть две белых и четыре черных звезды, и еще разом пятьдесят шесть споранов. Суммарные трофеи погонщиков в пересчете на спораны составляли примерно шесть с половиной сотен, и изрядно превысили наложенный Селедкой штраф. Я справился с заданием и можно было возвращаться. Но проблема заключалась в том, что я понятия не имел в какой стороне располагается выход из гребаного лабиринта. А пока не выбрался из подземелья наружу, толку от наличия в карманах кругленькой суммы было не много.

Проблема усугублялась еще и плачевным состоянием факела. Мой единственный источник света доживал последние минуты. Теперь я даже боялся прикоснуться к нему – мерцающий свет, казалось, мог погаснуть от любого резкого движения. Не рискуя выдергивать его из земли, решил использовать последние светлые мгновенья, для потрошения споровиков низкоуровневых тварей. Благо слепунов, после случившейся бойни, вокруг валялось в избытке.

Успел выпотрошить всего семь споровых мешков, пополнив карманы еще тринадцатью добытыми споранами, и отыскать брошенную у стены винтовку. Потом торчащий из земли факел погас, и в пещере воцарилась кромешная тьма.

Нет, я не запаниковал. Заранее зная, что это неизбежно случится, я придумал оригинальный план спасения. В просевшей шкале Стикса еще оставалась мана для активации одного Дара. На этом я и решил сыграть.

– Левак!

Рукава и штаны тут же затрещали, расползаясь по швам под мощью изрядно раздавшихся вширь и длину конечностей, назвать которые руками и ногами теперь не поворачивается язык. Ботинки лопнули и развалились под давлением раздавшихся вширь, из-за костяных наростов, пяток – и я мысленно обругал себя, что забыл предварительно разуться.

Левый глаз полностью ослеп, но в окружающей тьме я этого даже не заметил, более того, сразу закрыл бесполезный правый глаз, и полностью сфокусировался на звуках и запах, роль которых увеличилась в разы, из-за многократно возросшей чувствительности трансформировавшихся ушей и носа.

Издалека вдруг донеслась урчащая многоголосица слепунов:

«Оно там! Да! Я почти укусил!..»

«Страшное! Не пойду! Нет!..»

«Мое! Съем! Я сильный! Съем!..»

«Оно – боль! Да! Не хочу туда! Нет!..»

Оказывается, твари не так уж и далеко удрали.

– Что ж, так даже лучше, – шепнул себе под нос.

Разумеется, произнес фразу на наречье слепунов, потому вместо слов изо рта вырвалось нечто сродни змеиному шипенью.

– Эй, как вас там… низшие ублюдки! Ну-ка живо ко мне!

«Погонщик?..»

«Погонщик!..»

«Погонщик…»

Донесшаяся до моих чутких ушей встревоженная многоголосица подтвердила правильность выбранного стиля общения.

– Живо я сказал!

По земле мягко зашлепали десятки босых лап. И через несколько секунд я оказался окружен стаей.

В нескольких местах из толпы тут же донеслись звуки раздираемой плоти и жадное чавканье.

Уроды явно не брезговали мертвечиной. И спокойно набивали брюхо биомассой, ничуть не заморачиваясь, что пожирают своих бывших товарищей. Мерзкие каннибалы!

– Никому не жрать, без разрешения! – рявкнул на слепунов.

Сработало. Чавканье прекратилось.

«Высший, это плохой корм! Зачем он тебе? Тут был вкусный! Где он?» – озвучил общее любопытство самый смелый.

За что тут же поплатился, получив от меня плевок кислотной нитью. И, захрипев, свалился замертво. От бьющейся в агонии тушки потянуло туманом кисляка.

– Может, еще кто-то из вас, ублюдки, считает себя достойным задавать погонщику вопросы?

Мой вопрос повис в звенящей тишине. До смерти перепуганные твари перестали даже дышать, опасаясь дыханием выдать свое положение.

– То-то же, – хмыкнул я.

– Так, ублюдки, кто из вас лучше всех знает эти пещеры?

Ответом мне было угрюмое молчание.

То ли твари меня не поняли, то ли офигели от странного вопроса. Выяснять я не стал. А поступил, как положено взбалмошному тирану-сумасброду, стал отплевывать кислотными нитями по очереди всех стоящих в первом ряду, прекрасно «различая» каждого в темноте по паническому клацанью челюстей.

Четверо первых дебилов приняли героическую смерть молча. Пятый в строю, оказавшись повыше уровнем и помозговитей, упредил мой плевок признанием:

«Я знаю пещеры».

– Отлично, пойдешь со мной! – распорядился я.

И вызвавшийся слепун гордо заурчав, сделал шаг вперед.

– Остальные, приберитесь пока здесь. Чтоб, когда вернусь, в пещере все блестело. И это… короче, можете тут все сожрать.

Радостно заурчав, твари дружно набросились на своих менее везучих сородичей. От треска разрываемой плоти и жадного чавканья вокруг я чуть не оглох. И без того резкий запах свежепролитой крови и выпущенных порохов усилился многократно.

Я чуть не бегом бросился прочь от отвратительных звуков и запахов. А за мной, понурив голову и глотая голодную слюну, семенил выбранный в проводники слепун, уже совсем не гордящийся своим приближением к странному погонщику.

Белесое сиянье защитной ауры вокруг меня погасло. Время действия «Лунного пламени» истекло. К счастью, откат у этого Дара был достаточно мягким и безболезненным. Чего точно не скажешь о «Чужой лапе», и до окончания действия этого Дара оставалось чуть больше пятнадцати минут. За это время, кровь из носу, необходимо отыскать выход из запутанного подземелья – иначе, придет пушистый лесной зверек писец, и все мои старания сгинут у него под хвостом.

Из-за отсутствия света, я не мог задействовать пристальный взгляд, для определения имени и уровня провожатого. Пришлось обращаться к слепуну, как раньше, обезличенно.

– Эй, ты! Куда разогнался-то! Я ж еще не сказал, куда нужно меня отвести. Ну-ка стой!

Остановившись рядом с провожатым, потрепал когтистой пятерней жесткий загривок слепуна. Но подручный ласки не оценил, и с перепуга напрудил под ноги здоровенную лужу.

– Тьфу ты, млять! – я поспешно отодвинулся в сторону. – Слышь, сикун, до выхода из пещер отсюда далеко?

Слепун в ответ растерянно задрожал.

– Ты ж сказал, что знаешь пещеры?!

«З-знаю», – проурчал уродец и снова пустил под ноги предательскую струю.

– Да откуда в тебе столько воды? – проворчал я, еще на шаг отступая.

– Короче, живо вспоминай план пещер, чудила! А то ща башку оторву нахрен!

Случившееся следом стало сюрпризом для нас обоих. Слепун чихнул, и вылетевший у него изо рта кислотный сгусток с до отвращения знакомой вонью зашипел в луже мочи.

А перед моим единственным правым глазом вдруг загорелись строки системного уведомления:


!!!Внимание! Ваше участие помогло приближенному слепуну пробить начальный предел развития!

!Вами выполнено скрытое задание: свой среди чужих!

Награда за выполнение задания:

!Опыт: +15000. Свободные очки распределения характеристик: +1500. Карта подземного лабиринта!


Пока я читал, оклемавшийся от первоначального потрясения слепун, решил использовать пробудившуюся ядовитую железу против своего благодетеля. Сученок тупо стал захаркивать меня кислотными нитями.

К счастью, свежеиспеченному погонщику не хватало практики, и большинство его плевков пролетало мимо цели. Но и одного попадания в ногу мне хватило, чтоб, взревев благим матом, броситься на обидчика.

Испугавшийся новичок попытался сбежать. Но, даже хромая, я оказался гораздо проворней. Настиг. И буквально разодрал на части могучими лапами топтуна.

Прикончив слепуна, занялся пострадавшей ногой. Действовать по понятным причинам приходилось на ощупь. Впрочем, это и к лучшему. Не думаю, что вид оставленной кислотой язвы добавил бы мне оптимизма. А так, не увидев истинного масштаба трагедии, понял, что ногой двигать могу, значит, рана, хоть и болючая, смертельной опасности не представляет, и моя крутая регенерация затянет ее достаточно быстро.

Мне повезло, что ногу кислотная нить задела по касательной. И большая часть супер едкой кислоты сорвалась на землю вместе с куском прожженной штанины. Так же львиную долю добравшейся до тела кислоты поглотила защищающая ногу роговая чешуя, а в уязвимую мягкую ткань едучей дряни попало совсем чуть-чуть.

Перетянув рану на ноге оторванным рукавом спецовки, я расковырял длинными когтями споровик юного погонщика и, вытащив оттуда одну звезду и пять споранов, добавил к общей добыче в карман.

Разобраться с полученной в награду картой лабиринта не составило труда. Вызвав перед глазами Меню, зашел в раздел Карты, и в нижнем левом углу на периферии зрения появился знакомый черный прямоугольник, с крошечным светлым пятном в середине. Стал вглядываться в светлое пятно. Под моим пристальным взором оно разрослось до четырех разбросанных на небольшой территории стабов. Меня, разумеется, заинтересовала Малина. Приблизив выбранный стаб, увидел около его ворот мигающий черный кружек, подписанный: «Подземная локация. Лабиринт». Мысленно на него надавил, и вуаля – весь прямоугольник в нижнем левом углу обернулся серой картой десятков подземных пещер, соединенных друг с дружкой сотнями обходных тоннельных ходов и прямых смежных переходов. Красный кружочек, отмечающий на карте мое местоположение, оказался в небольшой пещере в северо-западной части карты, на довольно значительном отдалении от выхода. Но воспользовавшись парой обходных тоннелей, можно было достаточно легко отсюда выбраться.

До конца действия Дара осталось восемь минут. Если поднажать, добежать до выхода должен был успеть.

Поднявшись на ноги, я заковылял к первому тоннелю.

Глава 5

В которой удивляю «уловом» и получаю статус свободного охотника


Вероятно твари чувствовали в моем измененном Даром теле сородича и сами уходили с моего пути – иначе, как еще по другому объяснить тот факт, что по дороге к выходу мне наперехват не сунулся ни один слепун. А ведь, из-за окостеневших пяток, я даже по мягкой земле хромал с вызывающим цокотом.

Но пронесло.

В пустынную узкую пещеру, ведущую к дыре наружу, я ворвался на последних секундах действия Дара.

Обратная метаморфоза приключилась со мной на бегу, из-за чего споткнулся и пропахал носом кусок земли перед лестницей.

Следующие полминуты бился на полу в судорожном припадке, пережидая первые болезненные секунды начавшего отката.

Когда боль в теле отпустила уже нормальной рукой провел по лицу, стирая кровь с разбитых о землю губ. Сама ссадина на губах уже успела затянуться.

Проникающий из дыры в углу свет стал значительно темнее, чем когда я сюда спускался. Подсказывая, что снаружи уже стало смеркаться. Поскольку в лабиринт я полез уже хорошо за полдень, в наступлении наверху раннего осеннего вечера не было ничего удивительного.

Кое-как ощупью на четвереньках я дополз до лестницы, аккуратно поднялся по земляным ступенькам, и вылез через узкий ход из опостылевшего мрака на дневной свет.

– Долго ты, однако, там пробыл, – приветствовал меня Селедка. – Уже третий час пошел… Ох ты ж, брат! В кровище засохшей весь, и одежа в лоскуты! Знатно ты там изгваздался.

– Изгваздаешься тут, – буркнул я, слепо щурясь и прикрываясь ладонью от яркого света.

– Ишь ты, ружьишком под землей обзавелся, и, вон, пистоль моднявый из кармана торчит, – продолжил комментировать мой вид стосковавшийся по разговору бородач.

– Это привязанное оружие.

– Да уж догадался, – хмыкнул бородач. – Топор-то мой, надеюсь, в лабиринте не посеял?

– Вот он. Спасибо. Очень мне пригодился, – поблагодарил, возвращая оружие.

– А это что за краля на руке у тебя? – задержал он мою руку.

Из-за оторванного на перевязку ноги рукава спецовки, моя правая рука оказалась до плеча оголенной и сперва Селедка, а следом и я, увидели набитый на предплечье профиль Слезы.

За всей этой поствоскресной чехардой я совсем забыл об этом дополнительном системном бонусе. Татуировка-поисковик была бледно-голубого цвета – значит, подружка сейчас находилась от меня на расстоянии около ста километров.

– Слышь, Селедка! Ты конечно мужик уважаемый, но…

– …Не пошел бы к такой-то бабушке со своими расспросами? – закончил за меня бородач и от души расхохотался.

– Я не так хотел…

– Да брось, обглодыш, – фыркнул Селедка. – Я не в обиде.

– Задрал, мля, обглодышем меня называть! Собрал я тебе штраф!

– Ишь ты, шустрый какой. Нешто так-таки и весь? – покачал головой бородач.

– Не веришь. Вот, – я вытащил из карманов по пригоршни трофеев.

В одной из кучек белая звезда очень кстати оказалась на самом верху, красноречиво подтвердив состоятельность моего заявления.

– Тише, тише, – замахал руками Селедка. – Убери обратно. А то не ровен час растеряешь еще в траве. Сейчас к меняле придем, он оценит твой улов – там со мной и рассчитаешься.

– Что еще за меняла? – проворчал я, возвращая спораны со звездами на место.

– Хороший меняла. Опытный. Звездочетом кличут.

– Не слыхал.

– Уверен, он о тебе тоже, – хмыкнул бородач. – Заодно и познакомитесь… Накось, накинь это на плечи.

В руках у Селедки появился сверток, извлеченный из ячейки инвентаря. Встряхнув, превратил его в широкий утепленный осенний плащ и, передав мне, стал помогать в него облачаться.

– Кутайся в него поплотнее… Вот так. Прячь-прячь рванье-то свое… Ну вот, хоть на человека стал похож, с которым не стыдно и в стаб вернуться… А это еще что такое? Млять! Обглодыш, обувку-то как умудрился растерять?!

– Ну… Короче, так вышло, – проворчал я.

– Ладно, чего уж теперь, – махнул рукой бородач. – Только обуви сменной у меня нет. Уж извини. Никак не ожидал, что без ботинок вернешься. Случалось, конечно, пару раз – бедолаги оставляли в лабиринте обувку, но вместе с ногами. А так, чтоб ноги целы, но без ботинок, со мной, признаться, впервые… Так что придется тебе до менялы босиком топать.

– Дойду как-нибудь. Только пошли уже. Не май месяц – земля холодная.

– Лады. Двинули.


Дом Звездочета, к счастью, оказался неподалеку от входа в стаб, и долго шлепать до него босиком по холодной брусчатке мне не пришлось.

Это оказался обычный двухэтажный дом, стандартной для стаба планировки – квадратная бетонная коробка, с узкими окнами-бойницами на втором этаже и крепкой стальной дверью внизу.

На втором этаже, как я понял, располагался жилой сектор – там меняла жил со своей семьей. Первый же целиком был заставлен высоченными, до самого потолка, стеллажами и превращен, как несложно догадаться, в огромный склад – рабочее место любого уважающего себя менялы.

Надавив на клавишу вызова на современном дверном замке, Селедка назвал себя и, дождавшись щелчка электронной отмычки, решительно потянул на себя ручку двери.

Звездочетом оказался сухопарый гладко выбритый старик, в строгом деловом костюме и с нелепым, смешным колпаком на лысой макушке. Он вышел нам навстречу из-за своей конторки и по-дружески обнялся с моим спутником.

Внутри склада оказалось ничуть не теплее, чем снаружи. А бетонный пол морозил уже основательно задубевшие ступни еще похлеще мостовой. Поэтому, первое о чем попросил своего приятеля Селедка, как только нас друг другу представил, подыскать мне скоренько какие-нибудь тапки.

– …И побыстрее, дружище. А то на его синие пятки смотреть уже страшно.

Сбежав в стеллажный проход, уже через несколько секунд Звездочет вернулся с парой отличных осенних берцев.

– Вот, примерь эти, должны подойти.

Усевшись на указанный стул, тут же натянул обувку. Встал. Прошелся взад-вперед. Ботинки сидели идеально.

– А как вы угадали мой размер? – удивился я.

– Никак, – пожал плечами Звездочет. – Просто увидел тебя, и понял, какие из имеющихся у меня вещей могут идеально тебе подойти.

– Да ладно!

– Прохладно, мля, – встрял Селедка. – Звездочет уже три десятка лет Континент топчет. У него опыт колоссальный. И нашего брата, охотника, он насквозь видит.

– Ну ты уж скажешь, – заворчал хозяин, возвращаясь за конторку.

Но мелькнувшая на губах улыбка, показала, что слава приятеля пришлись старику по сердцу.

– Ну-с, господа, чем еще могу вам быть полезен?

– Выкладывай, – распорядился Селедка, указав мне на пустой медный поднос на столе менялы.

Я высыпал туда из карманов все добытые в лабиринте трофеи.

– Две белые и пять черных звезд, и сто шестнадцать споранов, – объявил Звездочет через секунду, каким-то чудом с одного взгляда все сосчитав.

– Ишь, ты, аж две белые разом добыл – удивил, – похвалил меня Селедка. – Не желаешь, задержаться у нас, и на стаб поработать?

– Нет, я спешу. Давайте рассчитаемся, и разойдемся друзьями.

– Понимаю, – улыбнулся бородач, выразительно глянув на мою татуировку. – Но ты все же подумай о моем предложении. Удачливые охотники, способные так лихо управляться с тварями в лабиринте – большая редкость. В Малине твой талант нам бы очень пригодился. А ты бы смог отлично заработать.

– Я подумаю.

– Так понимаю, трофеи из лабиринта? – напомнил о себе Звездочет.

– Откуда ж еще, – хмыкнул Селедка. – Скажи, сколько это все тянет в споранах?

– По нынешнему курсу белые идут за двести семь, а черные за пятьдесят три. Итого, вместе все будет стоить семьсот девяносто пять споранов.

– Почти восемь сотен за одну вылазку! Парень, и ты еще думаешь, оставаться или нет?

– Да все еще думаю!

– Спокойно, приятель, никто на тебя не давит, думай на здоровье, – отшатнулся с поднятыми руками смеющийся бородач. – Ладно, надумаешь – скажешь. А пока, отсчитай-ка мне, дружище Звездочет, от этого богатства пятьсот десять споранов.

– Будут пожелания по набору трофеев?

– Да. Я хотел бы забрать пару белых и пару черных звезд… Ты, ведь, не возражаешь?

Конечно, мля, я возражал. Мне для прокачки белую употребить тоже было б совсем не лишним. Но тогда оставшихся, за вычетом белой звезды, споранов точно не хватит на нормальную экипировку и запас патронов. А на повторный спуск в лабиринт за новой партией трофеев сейчас, банально, не было времени. После короткой передышки на отдых, восстановление шкалы Стикса и откат Даров, нужно отправляться на поиски Слезы. Отыскать оставшуюся без защиты подругу – сейчас первоочередная задача.

– Разумеется. Забирай, что хочешь.

– Вот и порешали, – бородач расплылся в улыбке деда Мороза.

– Не получится, – вдруг возразил Звездочет. – Две белых и две черных звезды стоят пятьсот двадцать споранов. Ты же велел отсчитать только пятьсот десять.

– Вот незадача, – хмыкнул Селедка. – Тогда давай так… Во сколько оценишь плащ на нем.

– Ну споранов за восемь бы взял.

– А если отдам только за десять?

– Край – девять. Дороже не возьму, хоть режь. Мне тоже надо на что-то жить.

– Черт с тобой, вымогатель.

– Э-э, стопе! – вмешался я в спор. – Мне самому нравится этот плащ. И я готов купить его за десять споранов.

– Двенадцать, – тут же задрал планку Звездочет.

– Попридержи коней, старина, – рассмеялся Селедка. – Вообще-то, по рукам мы еще не ударили. Сделки меж нами не было. Плащ по-прежнему мой. И я с удовольствием отдам его Рихтовщику за десять споранов.

После чего спокойно забрал с подноса два белых и две черных звезды.

А у меня пред глазами загорелись строки уведомления:


!!!Внимание! Ваш статус свободного охотника узаконен в стабе Малина!

!Вами выполнено скрытое задание: возрождение на незнакомом стабе!

Награда за выполнение задания:

!Опыт: +10000. Свободные очки распределения характеристик: +1000!


– Удачи, Рихтовщик, – хлопнул меня по плечу Седедка. – Надумаешь принять предложение – знаешь, где меня искать. Надеюсь, скоро увидимся.

И обменявшись крепким рукопожатием со Звездочетом, он покинул склад, оставив меня с менялой наедине.

– Не корите его навязчивость, молодой человек, – неожиданно заговорил со мной Звездочет совсем не о том, ради чего я здесь остался. – Соседство с логовом слепунов это одновременно и наше проклятье, и источник дохода. Твари чересчур быстро плодятся, их популяцию нужно постоянно сокращать, иначе расплодившиеся слепуны начинают рыть ходы к подвалам наших домов. Такое нашествие слепунов уже случалось, и каждый раз приводило к десяткам смертей среди мирных граждан Малины. Вот почему Селедка так вцепился в возможность заполучить умелого и удачливого охотника на подземных тварей.

– Да, я правда сейчас не могу. Дело у меня, срочное. Может быть потом вернусь, и задержусь у вас на недельку-другую. Поохочусь…

– Будем ждать, – улыбнулся старик. – Так на что желаете потратить свои капиталы, молодой человек?..

Глава 6

В которой пью пиво и встречаю старого приятеля


Я сидел за дальнем столиком в баре «Пенный пес», рекомендованном мне Звездочетом за отличное нефильтрованное и шикарные копченые ребрышки. Старик не обманул – пиво и жрачка здесь действительно были выше всяких похвал.

От менялы я вышел полностью экипированным в новенький, с иголочки, камуфляж, с рюкзаком, набитым тушенкой, сухарями и банками пива. Разумеется, не забыл прикупить патронов: по полсотни для пистолета и автомата, плюс по сменной обойме для каждого из стволов, – это богатство рассовал по карманам разгрузки. Жрачку в рюкзаке сверху прикрыл свернутым в плотный валик плащом. А небольшую походную аптечку, с бинтами, йодом и катушкой прочных ниток с иголкой, вложил в карман рюкзака. Еще на складе я разжился двумя фляжками живца, пристроенными в свободную ячейку инвентаря и на пояс, и саперной лопаткой – из-за подходящего веса легко поместившуюся в последнюю свободную ячейку инвентаря. Поначалу, собирался подыскать себе топор – уж очень понравилось вскрывать с его помощью споровики тварей – но заметив на стеллажах небольшую аккуратную и острую, как нож, лопатку, посчитал ее более функциональной и взял вместо топора.

Конечно, пришлось изрядно потратиться. Все вышеперечисленное, включая, выданную вначале обувку, обошлось мне в кругленькую сумму в сто тридцать споранов. Еще восемьдесят два спорана, следуя данному себе обещанию: при возможности, расширять кругозор, выложил за карту Мертвой Головы – незнакомого пока что мне стаба, аж в двухстах километрах западнее Малины. У старика Звездочета имелись карты практически всех стабов Двадцать Первого Юго-Восточного региона Континента, где волею случая мне довелось обосноваться, – больше трех десятков карт! – когда он начал перечислять их названия, я быстро запутался, и наугад выбрал самое звучное – благо скудных капиталов хватило только на одну карту.

В карманах у меня осталось всего десять споранов и одна черная звезда. Хотя нет, вру, уже только четыре спорана. Шесть пришлось выложить в баре за гору деликатесных копченостей и десять бокалов фирменного нефильтрованного.

Смолотив в один присест две трети ребрышек и половину пива, я насытился и продолжил наслаждаться заслуженным отдыхом, уже неторопливо попивая любимый напиток. Вспомнив об отложенном уведомлении, загоревшемся перед глазами на выходе из лабиринта, решил развлечься полезным чтением и восстановил перед глазами красные строки.


!!!Внимание! Вами лично ликвидировано: 53 слепуна 8-го, 9-го, 10-го, 11-го, 12-го, 13-го, 14-го, 16-го и 19-го уровней!

Награда за ликвидацию:

!Опыт: +24677. Характеристики: +2 к Знаниям, +16 Картографии, +16 к Наблюдательности, +17 к Удаче, +17 к Физической силе, +2 к Рукопашному бою, +17 к Фехтованию, +16 к Меткости, +4 к Физической броне, +12 к Выносливости, +2 к Регенерации, +4 к Скрытности, +18 к Скорости, +19 к Реакции, +18 к Гибкости, +18 к Интуиции, +16 к Силе Стикса, +16 к Броне Стикса, +2 к Медитации, +9 к Познанию скрытого. Навыки: +42 к Алкоголизму, +59 к Владению Шпорой, +38 к Ораторскому искусству, +43 к Кулачному бою, +33 к Легкой атлетике (Ловкость +1), +28 к Тяжелой атлетике, +26 к Торговле, +29 к Штопальщику, +33 к Телепатии, +51 к Стрелку, +46 к Хамелеону, +52 Палачу, +42 к Шпиону!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Лунное пламя!

!Характеристики: +10 к Удаче, +3 к Физической броне, +3 к Скрытности, +10 к Силе Стикса (Дух Стикса +1). Навыки: +20 к Легкой атлетике, +40 к Хамелеону (Защита +1)!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Сокрушитель преград!

!Характеристики: +3 к Рукопашному бою, +10 к Физической силе, +10 к Силе Стикса. Навыки: +20 к Кулачному бою (Атака +1), +20 к Тяжелой атлетике (Защита +1), +40 к Палачу!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Чужая лапа!

!Характеристики: +3 к Регенерации, +10 к Выносливости, +10 к Броне Стикса. Навыки: +20 к Ораторскому искусству, +20 к Штопальщику, +20 к Телепатии, +40 к Шпиону!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


!!!Внимание! Разблокирована карта местности в окрестностях стаба Мертвая Голова!

!Характеристики: +5 к Знаниям, +10 к Картографии. Навыки: +33 к Торговле, +30 к Телепатии!


Дочитав, вспомнил об оставленной черной звезде и решив больше не затягивать с употреблением, тут же растворил ее в очередном бокале нефильтрованного. Янтарная жидкость превратилась в угольную бурду, и даже отфильтрованная через кусок бинта оказалась омерзительно кислой, как свежевыжитый лимонный сок. Невольно вспомнился замечательный коктейль, составленный из раствора звезды Слезой. По сравнению с моим вырвиглазом, коктейль подружки был просто божественным нектаром.

Увы, сейчас Слезы рядом не было, и приходилось глотать бурду собственного приготовления. Дабы не растягивать «удовольствие», запрокинув голову, перелил раствор в глотку, как лекарство. Едва при этом не задохнулся, и в конце разразился мучительным кашлем. Но, к счастью, справился. И тут же стал заливать отвратительное послевкусие нормальным пивом, читая загоревшие перед глазами строки вымученного уведомления:


!!!Внимание! Вы употребили черную звезду!

!Шкала Удовольствия: +1. Показатель Интеллект: +1. Характеристика Знания: +62!


Я как раз допивал предпоследний бокал и обгладывал последнее ребрышко, составляя на выведенной в нижнем левом углу карте окрестностей Малины маршрут предстоящего движения, и готовясь в ближайшие четверть часа отправиться по нему в путь, когда в бар вломилась шумная компания из четырех парней и трех дам. Вновь прибывшие нагло захватили сразу пару центральных столов, бесцеремонно согнав сидевших за ними людей, соединили их вместе и затребовали у бармена, кроме пива и ребрышек, виски и спирта.

По большому счету плевать мне было на этих задир, все равно собрался уходить, и наглый галдеж за соседним столом терпеть осталось считанные минуты.

Так рассуждая, взялся за последний бокал. Но успел спокойно отпить из него лишь глоток, как был вдруг окликнут по имени:

– Рихтовщик?!

Смутно знакомый голос раздался от шумного стола. Игнорить вопрос было глупо, да и самому уже стало интересно откуда ветер дует.

Я повернулся к компании задир, и мысленно выругался, заметив махнувшего мне рукой безусого паренька с широченной улыбкой.

Подорвавшись, со своего места, юнец нагло прихватил со стола одну из двух только что доставленных официанткой литровин вискаря и пару стаканов, и отмахнувшись от расспросов товарищей, переместился за мой стол.

– Шило? Какими судьбами здесь, брат?

Приветствовал я старого знакомого, пожимая протянутую руку.

– Да я в Малине недели две, как обосновался, – хмыкнул Шило. – С отрядом… – кивок в сторону оставшейся за спиной компании, – …в окрестных лесах охотимся. Неплохие спораны, кстати, зашибаем. А вот тебя, брателла, раньше здесь не видел. Тоже поохотиться решил?

– Ну, типа, – буркнул, принимая наполненный приятелем стакан.

– За встречу, Рихтовщик!

Мы звонко чокнулись, выпили. Вытащив из кармана разгрузки сигареты с зажигалкой, Шило тут же закурил. Предложил мне. И я с удовольствием составил ему компанию.

– Ого! Смотрю ты, прям, красава! – сощурился Шило, сканируя меня проницательным взглядом. – Двадцать шестой уровень уже отхватил! Когда успел-то? Ведь совсем недавно с тобой ноздря в ноздрю шли.

Ну да, на моем фоне его семнадцатый уровень смотрелся, мягко говоря, мелковато.

– Да, в охоте одной недавно довелось поучаствовать, – ответил я, выпуская из ноздрей струи сигаретного дыма.

– В охоте он поучаствовал, блин! Можно подумать, я тут только в барах винище пьянствую!

– Братан, че завелся-то.

– Да ниче, мля! Мы по трое суток из лесных рейдов не вылезаем! Тварей каждый день десятками валим! Думал, качаюсь охренительными темпами. И вот – млять! – встречаю тебя, и понимаю, что все это время в рейдах, походу, тупо потрачено в пустую. Херней я тут страдаю, а не качаюсь!

– Да нормально ты качаешься.

– Издеваешься?

– Млять!.. Наливай.

Молча чокнулись, выпили, закурили еще по одной.

– Шило, ты извини, братан. Но мне пора уже двигать.

– Мля, ну че ты, в натуре, обиделся что ли?

– Да не, все ровно. Просто охоту ночную запланировал. Пора выступать.

– Ну давай хоть еще по стаканчику… На ход ноги.

– Искуситель, мля!.. Ладно, уговорил, наливай.

Снова чокнулись, выпили.

Я затушил окурок, и стал собираться, пристраивая за спину рюкзак.

– Короче, братан. Я вот че надумал: а возьми меня с собой! – выдал вдруг Шило после пары нервных затяжек.

– Не гони, у тебя ж отряд – вон сидит.

– Да ладно, я ща с народом побазарю – скажу кореша старого встретил – поймут. Из одного отряда выйду, в другой войду. Ты ж мне приглашение бросишь?

– Боюсь, не получится, братан, – покачал я головой. – Закавыка в том, что сам я уже состою в отряде другого чела. Покидать его мне не резон. Потому, создать совместного отряда у нас не получится.

Я надеялся, что после моего отказа вспыльчивый Шило обидится и отвалит к своим за стол. Но приятель удивил неожиданной покладистостью.

– Ну не можешь, и не можешь. Обойдемся без отряда, будем просто охотиться в паре. Нам же с тобой не привыкать быть напарниками. Отлично сработали раньше, и сейчас, уверен, все круто выйдет.

И что я ему на это мог возразить… Млять! Это ж был Шило! Парень, пожертвовавший собой за нас с Галей.

– На прощание и сборы у тебя пять минут. Буду ждать на улице. Не успеешь, уйду один.

– Спасибо, Рихтовщик! Вот увидишь, ты об этом ни разу не пожалеешь!

Мля, я уже об этом жалел.

Глава 7

В которой становлюсь заложником незаконченного боя


Охрана у ворот стаба без энтузиазма восприняла наше заявление покинуть Малину на ночь глядя. Пришлось раскошелиться на пару споранов, оплачивая «беспокойство честных граждан», как выразился начальник караула. После уплаты откровенно выпрошенной взятки, ворота нам мигом открыли. И мы шагнули в ночную темень.

Я планировал поначалу двигаться вдоль освещенной луной дороги, но опытный местный охотник Шило убедил, что это верный способ нарваться на засаду тварей, стаи которых устраивают лежбища аккурат рядом с дорогой, чтоб было сподручней атаковать проезжающие мимо машины. А уж двое пеших путников, не способных быстро сбежать на своих двоих, для зараженных станут просто подарком судьбы.

Поддавшись на уговоры Шила, я позволил ему вывести нас из окрестностей Малины знакомыми звериными тропами. И, направившись в противоположную уходящей от стаба дороге сторону, мы вломились в совершенно непроходимую, на вид, чащобу. Казалось бы накрепко перемешавшиеся между собой лапы соседних елок неожиданно легко раздались в стороны под руками моего проводника.

– Одну руку все время держи возле лица, – повернувшись, шепнул Шило, когда вокруг меня сомкнулись еловые лапы, отрезав от лунного света. – Чтоб оберегала от веток глаза.

Завершив короткий инструктаж, проводник возобновил движение.

Дальше я шел за напарником практически в кромешном мраке, ориентируясь лишь на шелест еловых лап впереди. И за полчаса однообразного движения вполне приноровился. Свыкшиеся с мраком глаза даже стали различать контуры окружающих елей. А когда среди деревьев вдруг замаячили белесые просветы, я даже сощурился от их яркого света.

– Впереди довольно большая поляна, – снова обернувшись, предупредил Шило.

– Ну и?

– Там, наверняка, засела стая тварей – любят они такие места. Можно поохотиться и двинуть по поляне напрямик. Или, не привлекая внимания, сейчас свернуть и обойти поляну стороной. По времени, и там, и там, выйдет одно и то же. Первый вариант, конечно, рисковый, но сулит хороший барыш. Второй – безопасная пустышка… Решать тебе, командир.

– А сам, как думаешь?

– Я б рискнул. Появление возле стаба высокоуровневых тварей маловероятно. Тамошняя мелкота, уверен, нам по силам.

– А у меня, знаешь ли, имелся опыт общения с рубером неподалеку от стаба.

– Так че, в обход? – погрустнел Шило.

– Вот фиг ты догадался, – хмыкнул я. – Готовь свой лук. Мы принимаем бой.

Да я сам был в шоке, когда еще на улицах Малины заметил у великолепного стрелка Шило, вместо винтовки или, на худой конец, калаша, не очень с виду мощный композитный лук, перекинутый в специальном чехле через плечо, поверх забитого длинными стрелами колчана. На мое закономерное: «Нахрена напялил это средневековье?», – приятель загадочно усмехнулся, и пообещал, что сам все пойму, когда увижу «это средневековье» в действии.

– Супер! Ща мы тварюшкам наваляем!

Двинувшись дальше, Шило до миллиметра выверенным движением выдернул из чехла лук, на ходу ловко нацепил на него тетиву и, проверив щипками натяжку, наложил стрелу. Все это проделал он буквально секунд за пять. Конечно дольше, чем вскинуть и снять с предохранителя винтарь, но не на много.

Добравшись до крайних елок, осторожно выглянули на залитую лунным светом поляну.

Поначалу в застилающей ее густой высокой траве я ничего не смог рассмотреть. А вот опытный лесной охотник, занявший позицию в метре от меня, еще как смог.

Тренькнула отпущенная тетива, и серооперенная тень, метнувшись над травой, по самое оперенье вошла в трухлявый пень на середине поляне. «Пень» оказался вдруг лотерейщиком. Вскинувшись было от неласковой побудки, он с бессильным шипеньем тут же рухнул на место и забился в предсмертной агонии.

Это че за стрелы у Шила, что так запросто прошивают броню твари, легко выдерживающую попадание пистолетной пули с убойной дистанции?

Увы! Озвучить свой вопрос я не успел, потому как тихая полянка после смерти лотерейщика превратилась в бурлящий котел.

Разбуженные резким движением неудачливого сородича остальные члены стаи повскакивали со своих мест. Злобно заурчав, все твари хаотично стали метаться по поляне и бросаться на окружающую стену ельника, в поисках невидимого обидчика.

Прежде чем я, поймав одну из тварей в окуляр прицела, надавил на курок и упокоил первого бегуна, Шило успел выпустить по мечущимся тварям еще три стрелы, и все с филигранной точностью пробивали броню в области сердца и наповал косили бегунов и лотерейщиков.

Конечно, твари нас, в конце концов, учуяли, но к тому времени мы успели завалить две трети стаи, причем отстреливали в первую очередь самых матерых и опасных в ближнем бою. И с атаковавшим наше укрытие десятком бегунов легко справились врукопашную.

Подводя итог короткому сражению, вынужден был констатировать, что Шило обставил меня в нем по всем статьям. Мало того, что стрелами он завалил четырнадцать тварей, в то время как я только шестерых. Еще и в рукопашной, удивительно слаженно работая двумя мощными тесаками, он выпотрошил шестерых бегунов, оставив моей Шпоре всего лишь четверых.

Отчего-то на этот раз запаздывало и все не загоралось перед глазами победное системное уведомления, будто начатая нами схватка с тварями оставалась незаконченной. И какое-то время мы настороженно прислушивались к окружающей тишине, готовые дать отпор затаившемуся в кустах врагу. Но прошло пять секунд, десять… Первым испытание тишиной не выдержал напарник. Через полминуты Шило убрал в ножны один из тесаков, а с помощью второго взялся потрошить убитых тварей.

Сменив Шпору лопатой, я следом за Шилом занялся потрошением споровиков приконченных мною тварюшек. С двух лотерейщиков и восьми бегунов, в итоге, удалось собрать две желтых и одну белую горошины, и девятнадцать споранов.

Шилу со своими жертвами пришлось возиться гораздо дольше. Мало того, что их было больше, еще ему приходилось тратить время на вырывание из тел мертвых тварей застрявших стрел – не все, конечно, удавалось спасти, добрая треть, при извлечении, безнадежно ломалась. Но все равно пользоваться ими в лесу оказывалось куда как выгодней, чем моей винтовкой. Убойность та же, а скорострельность и экономия боеприпасов куда как выше.

Освободившись раньше напарника, и ожидая пока он управится со своими жертвами, решил употребить одну из добытых горошин. Разумеется, белую.

Достал из бокового кармана рюкзака четвертушку уксуса, нацедил в заранее припасенную на такой случай, обмотанную бинтом столовую ложку, бросил туда белую горошину и, дождавшись окончания бурной реакции, снял бинт с ядовитым осадком и, как горькое лекарство, проглотил оставшийся раствор.

Перед глазами загорелись строки уведомления:


!!!Внимание! Вы употребили белую горошину!

!Характеристики: +12 к Силе Стикса, +13 к Броне Стикса, +10 к Медитации, +10 к Познанию скрытого!


Пройдя засыпанную мертвыми тушами тварей поляну, мы снова углубились в дремучую чащобу и двинулись дальше, по намеченному Шилом маршруту.

Но не успели далеко уйти, как за нашими спинами раздалось грозное, как львиный рык, утробное рычание. А еще через секунду, совсем уж неожиданно, урчанье перекрыл истошный женский визг.

– Быстрее! Возвращаемся! Мы должны помочь!

Развернувшийся напарник едва не снес меня с ног, ужом просочившись рядом на узкой звериной тропе.

– Да куда ты, придурок?! – бросил Шилу уже вдогонку.

Разумеется, не получил ответа. И мысленно костеря себя на все лады, за то что связался с этим отзывчивым раздолбаем, рванул следом.

Припомнилось недавнее недоразумение с задержкой уведомления. Похоже, пожаловал-таки на полянку недостающий вожак стаи. Вот только откуда там взялась баба, которую тварь атаковала.

Интуиция подсказывала, разворачиваться и бежать от этих непоняток прочь. Но я не мог бросить товарища, дважды принесшего себя ради меня в жертву. Потому зло сорвал с плеча винтовку, и через Меню зайдя в описание Даров, стал на ходу проверять их боеготовность.

Из трех активированных в лабиринте полностью откатиться успел лишь «Сокрушитель преград». До восстановления «Лунного пламени» еще оставалось чуть больше двадцати минут. Ну а до повторного использования «Чужой лапы» ждать еще полагалось больше девяти часов.

Конечно, кое-что в загашнике имелось, я был уже не совсем пустой, но, чую, против лютующей на поляне твари доступного минимума может не хватить.

– Эх, Шило-Шило, вот че б тебе в бар пятью минутами позже не прийти, – проворчал себе под нос и прибавил шагу.

Глава 8

В которой враги попадают в капкан и мне достаются лавры победителя


Сунувшись было следом за Шилом на поляну, тут же отшатнулся назад. И стал смотреть за развитием событий, скрываясь за еловыми лапами.

А на поляне было на что посмотреть.

Матерый кусач, без пяти минут рубер, аж тридцать восьмого уровня, носился по поляне, как игривый щенок, пытаясь поймать пару парней и одну девушку, крутящихся вокруг него, с подсвеченными белесым сиянием кривыми мечами в руках. Пока что отчаянным мечникам удавалось уворачиваться от когтистых лап и клыков «щенка», а их ответные удары читерскими клинками прорубали броню кусача и оставляли на боках страшилища длинные кровоточащие раны. Но мощная регенерация высокоуровневой твари затягивала неглубокие порезы буквально на глазах. А рубануть повторно в то же место, чтобы расширить уже прорубленную рану, мечникам банально не хватало времени, после каждого удара им приходилось уворачиваться от ответной атаки монстра.

Что кусач умеет жестоко карать за малейшую заминку, на собственной шкуре довелось испытать еще троим, менее удачливым, членам отряда. Два практически разодранных пополам трупа: мужской и женский, недвижимо валялись в траве у твари под ногами, и постепенно превращались в кровавое месиво из-за частых пробегов по ним полутонной туши кусача. Третьей неудачнице повезло больше – тварь всего лишь по локоть отгрызла несчастной правую руку – обезоруженная и ослабевшая от потери крови девица, зажимая здоровой рукой культю, отползала в дальний конец поляны, пока трое товарищей отчаянно атаковали тварь, отвлекая от подранка.

В отличие от меня, Шило с ходу вступил в бой. Тоже отвлекая тварь от уползающей девчонки, выскочил из ельника и, в отрытую, стал осыпать кусача стрелами.

Почему достаточно опытный игрок так поступил? Да потому что на поляне под раздачу кусача угодил его отряд. Те самые трое парней и девчонок, что, после нашего ухода, якобы остались дальше отдыхать в «Пенном псе». А на самом деле ребятки за каким-то чертом поперлись на ночь глядя в лес, вдогонку за нами. Охренительный – млять! – сюрприз для меня.

От такого сюрприза за милю тащит подставой. Потому-то я и не спешил выступать против твари на стороне явно что-то против меня замыслившего отряда.

Стрелы Шила, великолепно себя проявившие против лотерейщиков, для гораздо более массивного кусача оказались далеко не так смертоносны. Практически всю убойность они растрачивали на пробитие толстых роговых пластин, в тело же погружались самую малость, и хоть на каждое попадание серооперенной стрелы кусач реагировал болезненным взвизгиванием, шкала его здоровья при этом практически не сокращалась, значит реальной угрозы здоровью твари точные выстрелы лучника не несли.

Отползающая безрукая девушка, меж тем, добралась-таки до границы ельника и скрылась за широкими нижними лапами елок.

Одному из мечников удалось повторным ударом расширить рану на боку кусача, а снайпер Шило тут же по самое оперение загнал в нее стрелу. Шкала здоровья кусача разом просела на добрую четверть. И воодушевленные мечники кинулись добивать серьезно раненого зверя. Но твари удалось выстоять под яростным натиском, умело закрыть от стрел и новых ударов прореху в боку, и через несколько секунд ветреная удача переметнулась уже на сторону кусача.

Один из мечников в неловком отскоке подвернул ногу, не успел отпрянуть от летящей следом когтистой пятерни, и рухнул в траву с до хребта разрубленной шеей. Он еще был жив, и попытался отползти, но кусач тут же добил подранка, навалившись тяжеленной тушей ему на спину, и в кашу перемолов позвоночник и ребра.

Двое выживших мечников попятились к лучнику, под защиту стрел – которых, к слову осталось у Шила в колчане не больше десятка.

Победно взревевший кусач ринулся преследовать добычу. И пропустил стрелу в раззявленную пасть. Снесшую разом еще добрую четверть его здоровья. Так что шкала здоровья твари просела наполовину.

Но и тяжело раненая тварь продолжала теснить мечников. Мечущиеся перед кусачом парень с девушкой тоже изрядно вымотались, и едва успевали уворачиваться от хоть и замедлившихся, но по-прежнему смертоносных ударов кусача.

У Шила опустел кончал и, отшвырнув бесполезный лук, он бросился на подмогу мечникам с обнаженными тесаками.

Вмешательство в рукопашную схватку относительно свежего игрока, казалось склонило чашу весов в пользу отрядной победы. Шилу удалось дотянуться одним из тесаков до открытой раны в боку, и здоровье твари снова серьезно просело.

Обезумевший от боли кусач, получив короткий прилив сил от отчаянного бешенства, на пару секунд стал таким же неуловимо быстрым, как в начале схватки. И это его чудовищное ускорение пережить смог лишь Шило. Смертельно уставшие парень с девушкой не успели увернуться от дьявольски острых зубов и когтей кусача, и рухнули в траву, обливаясь кровавыми фонтанами из смертельных ран.

А оставшийся в одиночестве Шило исхитрился вновь удачно ударить тварь в открывшуюся рану на боку.

Захрипевший кусач попятился под его напором, уходя в глухую оборону. Теперь он лишь вяло отмахивался от тесаков лапами и спокойно подставлял под удары бронированные грудь и лоб.

Низкоуровневому игроку банально не хватала сил пробить броню кусача. Такая отступательно-выжидательная тактика давала возможность твари перевести дух и набраться сил для смертельного рывка.

Опустившаяся ниже трети шкала здоровья твари снова медленно поползла вверх.

– Рихтовщик, млять! – в отчаянье, заорал Шило запыхавшимся голосом. – Помогай, братан! Один не вытяну!

Что ж. Раз так просят…

Поначалу думал активировать откатившийся «Сокрушитель преград» и упокоить кусача смертельным ударом. Но учитывая плачевный вид твари, решил рискнуть, и попытаться добить зараженного своими силами.

Из укрытия я выскочил вооруженный Шпорой и пистолетом. И тут же буркнул себе под нос фразу активатор:

– Пухом!

Ставшее невесомым тело легко оторвалось от земли и, зависнув в высоком пряжке, мягко спланировало прямо на спину твари.

Прикосновение моих невесомых ног к роговым пластинам на спине прошло для твари незамеченным.

Из-за того, что кусач, беспрерывно находился в движении, хоть и вяло, но отбиваясь от нападок Шила, удержаться на его спине с первой попытки не удалось. Почувствовав, что соскальзываю, оттолкнулся и по новой над ним воспарил.

Вторично приземляясь на спину твари, я уже был готов к ходуном ходячим роговым пластинам под ногами, удержался, прицелился и врубил Шпору точно в узкий зазор между шипастой роговой пластиной массивного наплечника и чешуйчатой шей. Ухватившись за намертво увязшее оружие, как за поручень, приставил пистолетный ствол к щели споровика – благо взревевший от неожиданно полученный страшной раны кусач очень удачно встал на дыбы и запрокинул голову – и надавил на курок, за пару секунд засадив в споровой мешок пол обоймы.

Вернув Шпору в ячейку инвентаря, снова подскочил со спины зашатавшегося кусача и через пару секунд аккуратно спланировал в метре от завалившейся в траву туши.

– Гребаный ты ублюдок! – прохрипел Шило вместо благодарности, убирая в ножны не нужные больше тесаки.

– Че раньше-то не мог тварь завалить?! Столько хороших ребят из-за тебя полегло!

Действие Дара закончилось. Придавленный собственным вернувшимся весом, я хлопнулся на задницу, не устояв на подогнувшихся ногах.

– Че придуриваешься, клоун, – фыркнул Шило. – Не надоело шута из себя изображать.

Из-за начавшегося отката я был совершенно беспомощен в течение ближайших десяти-пятнадцати минут. И агрессивный настрой недавнего напарника мне очень не нравился. Чтобы выиграть время, я заговорил в ответ.

– Кто из нас двоих больше клоун – еще вопрос, – криво ухмыльнулся я. – Может объяснишь, напарник, какого хрена твой отряд отправился за нами следом?

– Так вот почему ты позволил ребятам умереть, – злобно ощерившись, Шило схватился за рукояти тесаков.

– Я только что на твоих глазах завалил кусача. Думаешь, у тебя есть шанс против меня? – фыркнул я, с ужасом понимая, что сейчас не успею даже вскинуть в его сторону по-прежнему зажатый в левой ладони пистолет.

Оставалось лишь блефовать. И следующей фразой я ударил бывшего приятеля ниже пояса.

– Та девчонка с откушенной рукой – ей ведь можно еще помочь. Займись-ка ты лучше ей. Не доводи, братан, до греха. Если рыпнешься, мне придется тебя убить. А следом добить и ее.

Шило купился. Убрал руки с тесаков и направился к месту схрона раненой подруги.

А сковавшая меня тяжесть начала потихоньку развеиваться. Я кое-как поднялся на ноги и, с лопатой наперевес, двинулся потрошить споровик кусача.

Глава 9

В которой подбиваю бабки и угораю от сквозняка


!!!Внимание! Вами лично ликвидировано: 1 кусач, 2 лотерейщика и 8 бегунов!

Награда за участие в ликвидации:

!Опыт: +14826. Характеристики: +1 к Знаниям, +11 Картографии, +11 к Наблюдательности, +12 к Удаче (Интеллект +1), +12 к Физической силе, +1 к Рукопашному бою, +12 к Фехтованию, +11 к Меткости, +2 к Физической броне, +8 к Выносливости, +1 к Регенерации, +2 к Скрытности, +13 к Скорости, +14 к Реакции, +13 к Гибкости, +13 к Интуиции, +10 к Силе Стикса, +11 к Броне Стикса, +1 к Медитации, +5 к Познанию скрытого. Навыки: +29 к Алкоголизму (Защита +1), +27 к Владению Шпорой, +31 к Легкой атлетике, +43 к Левитации, +25 к Стрелку, +26 к Хамелеону, +22 к Шпиону!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Легче пуха!

!Характеристики: +2 к Медитации, +10 к Гибкости, +10 к Силе Стикса. Навыки: +20 к Легкой атлетике, +30 к Левитации, +20 к Шпиону!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


Параллельно с просмотром наконец-то загоревшегося победного уведомления, исследовал споровик кусача и, кроме сорока двух споранов, добыл оттуда одну золотую, две белых и девять желтых горошин. Чего и говорить, улов оказался отличный. Невольно подосадовал, что недавно употребил белую горошину, теперь из-за этого вынужден отложить употребление куда более эффективной золотой на двенадцать часов. Впрочем, час уже прошел, осталось ждать только одиннадцать.

Сложив трофеи в специальный кожаный мешочек к предыдущей добыче, решил напоследок еще разок пошарить пальцами в пустом споровом мешке высокоуровневой твари – мало ли, вдруг какая горошина в уголок закатилась. И таки нащупал еще одну мелкую бусину. А когда стал при лунном свете разглядывать на ладони добычу, едва сдержал восторженный вопль.

Это оказалась ни разу не горошина, а самая настоящая черная жемчужина.

Невероятная удача! Столь ценный трофей даже у руберов встречается чертовски редко. А здесь всего-то кусач.

При наличии в ячейках инвентаря трех белых, откладывать в кубышку, про запас, еще и черную, было б с моей стороны уже натуральным скряжничеством. Потому, не откладывая в долгий ящик, решил сразу использовать подарок судьбы по прямому назначению.

Закинул черную бусину в рот. Проглотил. И запил живцом из фляжки.

Никакого физического дискомфорта от употребления жемчужины я не испытал. И через несколько секунд перед глазами загорелось ожидаемое уведомление:


!!!Внимание! Вы употребили черную жемчужину!

!Опыт: +1000. Очков свободного распределения характеристик: +1000!

!!!Внимание! Употребленная вами черная жемчужина открывает Дар Стикса: Всевидящее око!

!Постоянный бонус за открытый Дар: Интеллект +2. Фраза-активатор, запускающая действие Дара: «Сквозняк». Описание 1-ой ступени Дара: Позволяет обнаружить живых существ в радиусе 30 метров с вероятностью 100%, в радиусе 60 метров с вероятностью 60%, в радиусе 100 метров с вероятностью 20%. Период действия Дара: 3 минуты. Откат Дара: 1 час. Расход Духа Стикса (маны) на действие Дара: 10 единиц шкалы Духа Стикса!

!Разблокирован навык: Рентген. Навык Рентген: +18!

!!!Внимание! У вас достаточно параметров для активации 1-ой ступени Дара Стикса: Всевидящее око!

!Для активации 1-ой ступени Дара Стикса: Всевидящее око, необходимо поднять характеристику Наблюдательность до 1000 очков. Для активации 2-ой ступени Дара – Наблюдательность до 3000 очков. Для активации 3-ей ступени Дара – Наблюдательность до 6000 очков. Для активации 4-ой ступени Дара – Наблюдательность до 10000 очков!

!Наличие у вас развитых навыков Гипноз и Телепатия позволяют самостоятельно активировать 1-ю ступень Дар Стикса: Всевидящее око!

!Желаете немедленно активировать 1-ую ступень Дар Стикса: Всевидящее око? Да/Нет!


Разумеется, я захотел активировать. И вот тут меня проняло. Сразу после согласия на активацию, голова разболелась так, будто в виски вбили раскаленные гвозди. Оба глаза заслезились и полностью ослепли.

К счастью, этот ужас длился считанные секунды.

Боль исчезла так же внезапно, как и началась. Зрение полностью восстановилось, и даже как будто стало лучше прежнего. Впрочем, из-за ночного времени, показавшееся улучшение запросто могло мне почудиться – перед приступом слепоты луну могло на несколько секунд затмить набежавшее облако, а когда снова смог видеть, луну уже ничего не закрывало, вот и почудилось, что вокруг на поляне все стало ярче и четче.

На всякий пожарный я все же сделал еще пару глотков живца из фляжки, читая загоревшиеся перед глазами красные строки очередного уведомления:


!!!Внимание! Активация 1-ой ступени Дара Стикса: Всевидящее око, прошла успешно. Дар доступен для применения в любое время суток!

!Характеристики: +20 к Наблюдательности, +10 к Познанию скрытого. Навыки: +26 к Алкоголизму, +33 к Телепатии, +41 к Гипнозу (Интеллект +1), +28 к Рентгену!


Шило все еще колдовал над раненой подругой в другом конце поляны, и по-прежнему предоставленный самому себе, я решил опробовать новый Дар.

– Сквозняк! – шепнул под нос фразу-активатор.

И едва не рухнул обратно на задницу, шокированный мгновенно произошедшими вокруг изменениями.

Стена елей перед глазами вдруг сделалась полупрозрачной, и лунный свет теперь запросто пробивался сквозь ставшие призрачными деревья. Такое же чудо происходило во всех направлениях вокруг меня. Стоило повернуть голову, и в радиусе ста метров окружающий лес превращался в призрачную голограмму.

Оглядываясь вокруг, стал примечать в разных местах подсвеченные красным контуры живых существ. В основном это были мелкие тушки затаившихся в ельнике птиц и спрятавшихся на земле, под еловыми лапами, мышей. Лишь в одном месте заметил более-менее крупную живность – затаившегося под елкой зайца.

Стал приглядываться к косому, пытаясь на глаз определить разделяющее нас расстояние, и тут же получил неожиданный бонус от Дара, в виде информационной строки, появившийся над красным контуром зайца: «До объекта 37 метров».

Проверяя полезную абилку, сместил взгляд на Шило с девушкой. Через пару секунд над головой бывшего напарника загорелась такая же информационная строка: «До объекта 11 метров».

– Эй! Хорош просто так пялиться! – почуяв мой взгляд, развернулся Шило. – Иди сюда! Помощь твоя нужна.

Что ж. Раз так просят…

Глава 10

В которой я вывожу всех из-под удара и пропускаю укол


По дороге задержался у кучи тряпья, оставшегося на месте обернувшихся черным прахом тел погибших мечников, пошвырялся в ней ботинком и, обнаружив пару практически полных фляжек с живцом, прикрепил их к поясу.

– Мародерствуешь, – зло зыркнул через плечо Шило.

– Им, один фиг, больше не пригодится. Чего ж добру пропадать.

– Ну-ну.

– Слышь, умник, святого-то из себя не корчи!

– Ладно, не кипятись… Подержи ее, братан. А то зашить культю пытаюсь, а она вырывается, не дает.

Присев рядом с бывшим напарником, взял в левую дрожащую культю несчастной, а правой прижал к земле ее здоровую руку.

Шило тут же умело заработал иголкой, а бьющаяся у меня в руках девица из последних сил завопила так, что оба мы чуть не оглохли.

– Игла, потерпи, родная! Чутка осталось! – стал уговаривать беснующуюся подружку Шило.

Я же, по-прежнему находясь под воздействием Дара, завертел головой по сторонам, опасаясь, что громкий крик раненой может привлечь на поляну новую стаю тварей.

И как в воду глядел.

С разных сторон на фоне призрачных елок мелькнуло несколько крупных красных фигур. Пока что твари были в сотне метров от нас, им предстояло еще продираться сквозь дремучий ельник, так что минута-другая в запасе у нас была. Всего в обеих стаях я насчитал десятка полтора тварей, но это лишь замеченные Даром на самой дальней дистанции – вероятность обнаружения живности на которой всего двадцать процентов – соответственно, реальное количество тварей было впятеро больше.

Перебить шесть с половиной десятков тварей врукопашную вдвоем с Шилом у нас вряд ли получится, потому единственным шансом уцелеть было немедленно рвать когти.

Девчонка наконец сомлела от боли и перестала терзать наши уши душераздирающим воплем.

– Надо уходить! – буркнул я, отпуская заштопанную Шилом культю.

– Погоди. Я хоть йодом швы обработаю и повязку наложу.

– Потом наложишь. А сейчас валим.

Не слушая возражений Шила, я поднялся и закинул девчонку на плечо.

Красные силуэты среди призрачных деревьев заметно приблизились, и их стало гораздо больше. Значит твари уже приблизились до пятидесяти метров.

– Рихтовщик, млять! Какая муха тебя укусила?! Куда ты ее потащил?!

– Нас окружают, придурок! Две стаи заходят с разных сторон!

– Да какие, нахрен, стаи?! Придумал хрень и…

Неподалеку в лесу с треском разломился сухой сук под чьей-то ногой, и вся напускная бравада тут же слетела с приятеля в мановение ока.

Обогнав меня, Шило по дороге вырвал пук стрел, густо торчащих из бока кусача. Больше половины оказались сломанными, их он отбросил, но четыре целые перекочевали в пустой колчан.

Действие Дара прекратилось, и ели вокруг поляны снова стали непроглядной, черной в ночи, стеной.

Перед глазами загорелось системное уведомление:


!!!Внимание! Активирован Дар: Всевидящее око!

!Характеристики: +15 к Наблюдательности, +10 к Удаче, +5 к Познанию скрытого. Навыки: +20 к Шпиону(Интеллект +1), +30 к Рентгену!


Пока, читая на бегу, я допыхтел до входа на звериную тропу, Шило успел подобрать брошенный лук, сунуть в чехол и закинуть за спину.

Едва мы успели спрятаться за елками в начале тропы, как на поляну с разных сторон стали выпрыгивать бегуны и лотерейщики. Твари из разных стай тут же набрасывались на валяющиеся в траве трупы с выпотрошенными споровыми мешками и начинали жадно их пожирать.

– Гребаные каннибалы! – зашипел рядом Шило. – Чтоб у вас животы полопались!

И впервые с момента нашей размолвки я был искренне с ним солидарен.

Сразу несколько тварей из разных стай подорвались в нашу сторону, к лежащему неподалеку от входа на секретную тропу кусачу. Дабы не привлекать к себе ненужного внимания, мы сочли за благо не дожидаться, чем закончится дележка самого крупного источника биомассы, и, развернувшись, по-тихому углубились в лес.


– Ну, че, друг сердешный, не желаешь покаяться? – завел я неизбежный разговор, когда мы удалились от поляны на значительное расстояние.

– Да сам, поди, ты уже обо всем догадался, – откликнулся бредущий впереди Шило, не оборачиваясь.

– Одно дело догадываться, другое – услышать признание. Так на кого вы работали?

– На Скальпеля.

– Он приказал вам меня убить?

– Если б приказал, ты б не вышел живым из бара, – хмыкнул Шило. – Все гораздо интересней, братан. Нам велено было доставить тебя в Вешалку живым и здоровым. И пальцем, при этом, запрещено было трогать.

– Да ладно?!

– Прохладно, мля!

– И как же, интересно, вы собирались туда меня доставить?

– На тачке. Она тут неподалеку, на поляне спрятана.

– И к ней, подозреваю, мы сейчас направляемся.

– Догадливый.

– Но, вот убей, не понимаю, на что вы рассчитывали? Во-первых, не факт, что я сел бы с тобой в появившуюся вдруг у нас на пути машину. Жизнь отучила доверять таким подозрительным совпадениям. Во-вторых, даже если б тебе удалось меня уболтать прокатиться, неужели ты надеялся, что я не догадаюсь, что везешь меня в Вешалку?

– Нет конечно, – хохотнул Шило. – В смысле: не надеялся, что не догадаешься. В нашем плане задумано все было гораздо проще.

– Прям, заинтриговал.

– О, кстати, мы почти пришли.

В ельнике перед Шилом и впрямь замаячили просветы с серебристым лунным светом, мы подошли к очередной поляне.

– Погоди. Про план-то ты мне так и не рассказал.

– Зачем рассказывать, когда можно показать, – хмыкнул проводник, раздвигая последние еловые лапы, и первым выбираясь на поляну.

– Чего?! – возмущено бросил я вслед.

Выскочив следом, успел увидеть замаскированный срубленными елками массивный фургон, тюнингованный по местной моде стальными листами и решетками из сваренной арматуры.

А потом мне под лопатку впилась игла. И я даже не успел сбросить с плеча коварную гадюку, до последнего момента притворявшуюся бесчувственной колодой. Перед глазами все поплыло, и я завалился в траву у автомобильных колес.

Глава 11

В которой вижу сон и получаю фигурку


Я лежал на пригорке, со всех сторон окруженном березовой рощей. И почему-то пялился на лесную дорогу, небольшой отрезок который отлично просматривался с моего возвышения. Из-за показавшегося над горизонтом краешка дневного светила, все вокруг медленно наливалось красками пробуждающегося дня.

Как я здесь очутился – мог только догадываться. Вероятно Шило с не такой уж и беспомощной, как оказалось, подружкой затащили меня в фургон и привезли сюда. Но зачем? Ведь, Скальпель велел доставить в Вешалку. Впрочем, про Вешалку я знал лишь с его слов. А бывший напарник мог запросто и соврать.

Ночная серость отступала под неудержимой поступью рассвета. Дорогу и придорожную лесную траву на обочине стало стремительно затягивать белоснежным туманным ковром. Испугавшись, что это кисляк, попытался вскочить на ноги. И не смог. Тело абсолютно меня не слушалось.

– А ты смелая, – шепнул в ухо сосед справа до дрожи знакомым голосом Скальпеля. – Не испугалась тумана. А вдруг это кисляк?

– Вдруг только кошки родятся, – рыкнул в ответ я тоже хорошо знакомым голосом. – Если б это был кисляк, мы б уже от вони задыхались.

Сразу все встало на свои места. Похоже со мной приключилась очередная серия вещего сна, где я снова угодил в тело крестницы Белки. Появившаяся в поле зрения чешуйчатая пятерня кваза подтвердила мою догадку.

Почесав нос, уже Белка зашипела с сторону соседа:

– Уже час тут загораем. Долго еще?

Вместо Скальпеля, на этот раз ей ответил Блоха, печально знакомый мне по убийственным переговорам в оазисе.

– И правда, что-то опаздывает. По моим расчетам полчаса назад должна была появиться.

– Хорош трепаться, – шикнул Скальпель. – Поганка провидица проверенная. Раз сказала: она здесь пойдет. Значит, так и будет. Ждем.

Следующие минуты три прошли в молчаливом ожидании.

Туман над дорогой окреп и поднялся. Но не достаточно, чтоб скрыть, неспешно вырулившую из-за поворота колымагу – когда-то бывшую симпатичным спортивным седаном, но теперь, из-за смятой в блин задницы и глубокой вмятины с правой стороны, превратившуюся буквально в дребезжащую груду металлолома, непонятно как вообще способную еще ехать.

– Она там! – оживился Блоха.

– Ну, сучка, готовься, ща потанцуем, – прошипела Белка, извлекая из ножен кинжалы.

К слову, теперь оба ее клинка были обычными стальными.

– Так. Мы с Белкой заходим спереди. Ты, Блоха, страхуешь сзади, – скоренько проинструктировал членов отряда Скальпель. – Ну, понеслась…

Белка рванула следом за щуплой фигурой высокоуровневого убийцы и, несмотря на все свои отчаянные старания, сразу начала отставать.

Для окружения неспешно катящейся в туманном бездорожье машины их потребовалось не больше десяти секунд.

С разбега заскочив на капот, Скальпель так вдарил по нему каблуками сапог, что тонкий металлический лист под ним выгнулся дугой. Наверняка, от такого страшного удара серьезно пострадал автомобильный мотор, потому как внутри что-то явственно хрустнуло, после чего машина замерла на месте, как вкопанная, и из-под смятого капота повалил вверх густой сизый дым.

Подлетевшая вторым номером Белка рубанула крест-накрест кинжалами по дверному замку и тут же рванула на себя больше не запертую дверь. При этом раздался щелчок вылетающей из гнезда гранатной чеки. И за мгновенье до взрыва расширившимися от ужаса глазами крестницы я увидел пустой салон, с набитым взрывчаткой рюкзаком на водительском месте и придавленной кирпичом педалью газа.

Перед глазами ослепительно сверкнуло…


…И я проснулся уже в собственном теле.

Я лежал в широкой двуспальной кровати, под мягким пуховым одеялом. За узким окном незнакомой комнаты серел начинающийся рассвет.

Заглянув под одеяло, обнаружил, что остался в одних трусах. Впрочем, паника из-за отсутствия одежды была не долгой. Скосив глаза, пропажу обнаружил на прикроватной тумбочке. Выстиранную. Высушенную. И даже хорошенько отутюженную.

Выясняя нынешнее местоположение, перво-наперво через Меню открыл доступные карты. И ничуть не удивился, обнаружив себя в Вешалке – в каком-то незнакомом доме, через две улицы от печально известного бара «Синий бегун».

На тюремную камеру моя комната никак не походила, скорее это была гостевая комната в жилом доме. Ну да, ведь Шило говорил, что меня запрещалось прессовать – доставить в Вешалку надлежало аккуратно. Что ж, со своим заданием этот предатель справился блестяще. И разместив в комнате без решеток, мне, похоже, дали понять, что я здесь не пленник, а на правах гостя.

– Ну да. Только попавшего в чужой дом не по своей воле, – хмыкнул я. – А ну-ка проверим. Может за дверью десяток цепных псов с автоматами мой сон стерегут?.. Сквозняк!

Все вокруг: стены, пол, потолок и даже кровать, в которой я по-прежнему лежал, под действием Дара, мгновенно отозвавшегося на фразу-активатор, сделалось полупрозрачным.

Вопреки моим ожиданиям, в призрачном коридоре за призрачной дверью моей комнаты никого не оказалось.

Но в доме, разумеется, людей оказалось довольно много. Большинство находились внизу, в разных помещениях первого этажа. А на одном со мной этаже обнаружились всего три обозначенные красным цветом человеческие фигуры – одна, судя по позе, возлежала где-то в ванной, и очень похоже, что это была женщина, еще две большая и маленькая – мужчина с ребенком – находились в одной комнате.

Маленькая фигура, будто получив разрешение от большой, выскочила из комнаты и побежала по коридору в сторону моей комнаты.

Еще до того, как распахнулась дверь, я уже догадался, кого сейчас увижу.

– Дядя Рихтовщик! – донесшийся из коридора восторженный детский вопль невольно вызвал улыбку на заросшем дневной щетиной лице.

Через мгновенье дверь широко распахнулась и ворвавшаяся, как маленькое цунами, девочка сходу запрыгнула ко мне на кровать, крепко-накрепко обняла за шею и засыпала небритые щеки тысячей поцелуев.

– Галчонок, как ты выросла! – смущенно выдал в ответ первую пришедшую в голову банальность.

– Дядя Рихтовщик, почему ты так долго ко мне не приходил! – упрекнула оторвавшаяся, наконец, от моих щек девочка. – Я тебя каждый день ждала. Очень-очень. Ты ведь обещал!

– Галя, извини меня, пожалуйста. По делам замотался…

– Дела, заботы – скукотища! – перебила мой жалкий лепет девочка. – Смотри, чего я умею.

Девчушка достала из кармана большую желтую пуговицу, и на несколько секунд закрыла глаза. Вокруг ее пальцев вдруг вспыхнуло серебристое пламя и, охватив зажатую в них пуговицу, мгновенно переплавило ее в человеческую фигурку.

Галя снова распахнула глаза и гордо продемонстрировала мне мою миниатюрную копию, со Шпорой в руке.

– Ух! Да ты просто волшебница!

– Это тебе. Дарю, – улыбнулась девочка.

И сунув фигурку мне в руку, снова крепко меня обняла.

– Дядя Рихтовщик, ты ведь погуляешь сегодня со мной?

– Конечно погуляет, – опередив меня, ответил дочери появившийся в комнате франт в роскошном белоснежном костюме.

– Ртуть.

– Рихтовщик.

С негласным хозяином Вешалки мы обменялись короткими кивками. И замолчали с одинаковыми искусственными улыбками на губах, не решаясь при девочке выяснять отношения.

– Как здорово! – меж тем ликовала довольная Галя. – Я покажу тебе своего ослика. Дядя Рихтовщик, ты видел когда-нибудь живого ослика?

– Нет. Не видел.

– Дорогая, тебе пора завтракать, – подойдя к кровати, взъерошил волосы дочери Ртуть.

– А вы?

– Иди умывайся, и спускайся в столовую. А дядя Рихтовщик сейчас оденется, и мы присоединимся к тебе в столовой.

– Ну ладно, – девочка отпустила мою шею и слезла с кровати.

– Когда пойдешь, прикрой, пожалуйста, за собой дверь, – попросил ее отец. – А то Рихтовщику будет неудобно одеваться при распахнутой двери.

– Хорошо, пап.

Время действия Дара закончилось. К полупрозрачным контурам вокруг вернулась материальность нормальных стен и предметов.

Перед глазами стандартно вспыхнуло короткое уведомление:


!!!Внимание! Активирован Дар: Всевидящее око!

!Характеристики: +16 к Наблюдательности, +10 к Удаче, +4 к Познанию скрытого. Навыки: +26 к Шпиону, +32 к Рентгену!


Пока я читал, девочка ушла и закрыла за собой дверь.

– Одевайся, – распорядился Ртуть, из голоса которого после ухода дочери мигом испарилась былая любезность. – На разговор у нас мало времени. Потому, слушай, что тебе нужно будет сделать…

Глава 12

В которой мне предъявляют за гарем и навязывают задание


– На. Сам дай ослику, – потребовала Галя, вкладывая мне в руку морковку.

Я сунул овощ в зубы ослу, но избалованная скотина попятилась и зафыркала.

– Нет. Не так надо! – возмутилась девочка.

И отобрав у меня морковку, протянула ее под морду упрямцу на открытой ладони и засюсюкала с пузатым любимцем:

– Ну, Жемчужинка. Ну, на, скушай. Ты же любишь.

Скотина соизволила откусить овощ.

– Понял, как надо?.. Давай теперь ты.

– Галь, давай лучше сама, а. Видела же, твой ослик меня не любит.

– Глупости. Они с папой тоже сперва не ладили. А сейчас, сам посмотри… Папа, покорми Жемчужинку!

– Конечно, дорогая.

Окинув меня уничтожающим взглядом, Ртуть забрал у дочери морковку и присев перед наглой животиной на корты, с ласковым: «Кушай!» – протянул ослу покусанный овощ.

Какая умилительная сцена – заботливый добряк папочка с руки кормит любимца доченьки. Идиллия, мля! Как будто совсем не этот «добряк» всего часом ранее, угрожая расправой над Слезой, в ультимативной форме заставил меня заключить соглашение на исполнение с помощью «Душелова» пяти заказов от его высокоуровневых партнеров по бизнесу.

Почему пяти?.. Разумеется, я тоже задал ему этот вопрос. И от ответа Ртути просто выпал в осадок. Оказывается, они со Скальпелем так решили меня наказать за пять заныканных белых жемчужин. По заказу за жемчужину. Ну и, на бедность мне, обещал закидывать на мой банковский счет по десятке (десять тысяч споранов), за исполнение каждого заказа.

Будь я один, разумеется, покочевряжился бы, набивая цену. А, может, и вовсе послал бы делягу куда подальше. В конце концов, со своим уникальным Даром я запросто могу найти благодетеля в любом другом стабе. Но цепной пес Ртути Скальпель устроил облаву на мою подружку. Глазами Белки во сне я только что видел, что Слезе уже плотно сели на хвост. И хотя в тот раз подружке каким-то чудом удалось обхитрить загонщиков, и с помощью устроенного взрыва даже временно вывести часть их из строя, понятно, что рано или поздно, она угодит в лапы Скальпеля. И тогда Ртуть со Скальпелем, через нее, возьмут меня за горло.

Ртуть поклялся немедленно отменить охоту на Слезу, если я подпишусь на пять заказов. Пришлось подписаться.

Исполнение первого заказа уже было запланировано на этот вечер. Подробный инструктаж мне был обещан чуть позже… А пока мы гуляли вместе с Галей по небольшому уютному садику во дворе их особняка, основной достопримечательностью которого являлся размещенный в специальном вольере осел.

– Видишь, у папы получилось, – снова насела на меня неугомонная девчонка. – Держи морковку. И иди, еще раз попробуй покормить.


Распрощавшись с отправившейся на тихий час Галей, как было договорено, я пришел в кабинет Ртути. И за столом на хозяйском кресле неожиданно встретил Скальпеля.

– Здорово, Рихтовщик, – хмыкнул опасный, как подколодная гадюка, тип. – Извини, руку пока пожать не могу.

Он поднял спрятанные под столом руки, и я увидел, что на обеих ладонях вместо пальцев сейчас в разные стороны торчали какие-то нелепые безсуставные отростки. Поскольку сам я неоднократно терял пальцы, без объяснения понял, что Скальпель сейчас как раз пребывал на стадии их отращивания.

– Приветствую, – кивнул я, усаживаясь на первый подвернувшийся под руку стул у стены. – Где пальцы-то потерял?

– Кабы одни пальцы, – хмыкнул Скальпель. – Шесть часов назад мне обе руки по локоть оторвало. И вообще взрывом знатно всего разворотило. Хорошо Блоха при взрыве далеко находился, практически не пострадал. Помог братан. Швы вовремя наложил. Ну а уж дальше, с помощью своего целительского Дара, пришлось самому выкарабкиваться.

– Ничего себе! Две руки отрастил всего за шесть часов.

– Не до конца, – поморщился Скальпель. – На другие раны тоже время тратить пришлось… А знаешь, кому я обязан всей этой радостью, Рихтовщик?

– Неужто мне? – фыркнул я.

– Почти… Твоей гребаной подружке.

Шпора мгновенно материализовалась у меня в руке.

– Ну давай, Рихтовщик, атакуй меня, – осклабился Скальпель, следом за мной вскакивая с кресла. – Подари мне шанс порезать тебя на законных основаниях. У меня с оазиса к тебе должок неоплаченный имеется.

– Ну-ка прекратить! – рявкнул на нас появившейся на пороге Ртуть. – Устроили тут гладиаторские бои!

Хозяин кабинета отогнал от кресла помощника и занял свое законное место. Погрустневший Скальпель, неуклюже подхватив беспалыми руками стул, приставил его сбоку от хозяина и сел рядом со Ртутью.

– Значит так, с этого момента все былые распри между вами забываются, – объявил Ртуть. – Скальпель, Рихтовщик, надеюсь, оба вы хорошо меня поняли. Потому что повторять я не люблю.

– Да поняли мы, поняли, – за нас обоих проворчал Скальпель.

Я без слов вернул Шпору в инвентарь.

– Как видишь, я держу слово, – обратился уже только ко мне Ртуть. – Скальпель вернулся в стаб. И за твоей подругой никто из наших людей больше не охотится.

– Из наших нет, – хмыкнул Скальпель.

– Ну, договаривай, – приказал Ртуть.

– Подозреваю, Белка имеет серьезный зуб на Слезу. И она пойдет до конца.

– Ртуть, ты же обещал! – возмутился я.

– Твою мать, Скальпель! – в свою очередь хозяин кабинета обрушил праведный гнев на помощника. – Ты ж ее привлек. Так прикажи ей оставить девчонку Рихтовщика в покое.

– Так Белка тоже в некотором роде девчонка Рихтовщика, – развел руками Скальпель. – Он сам виноват. Развел, понимаешь, гарем. Так что девки глотки друг дружке из-за него рвут. А Скальпель крайний!

– Скальпель, млять! Не беси меня! Реши проблему с Белкой и быстро!

– Как скажешь, – зевнул убийца. – Велю Блохе изловить и в клетку на недельку посадить. Чтоб остыла.

– Может, не стоит в клетку-то, – запротестовал я.

– А уговорами бесполезно, – пожал плечами Скальпель. – Белку недавно взрывом на куски разметало. Я ей теперь не указ. Она, как возродилась, так в одиночку на охоту за обидчицей направилась. Могу парней своих пустить по ее следу. Чтоб успокоили грамотно и в клетку посадили.

– Решать тебе, Рихтовщик, – предоставил мне право выбора Ртуть.

– А может, вместо клетки, нас с ней как-то свести? Чтоб я объяснился с ней спокойно. Она не глупая девчонка, должна понять.

– Рихтовщик, че ты мечешься, как говно в прорубе, – заворчал Скальпель. – Определись уже, наконец, какая баба тебе нужна.

– Мне нужно поговорить с Белкой.

– Ладно, Скальпель, устрой ты ему этот разговор, – раздраженно хлопнул ладонью по столу Ртуть.

– Сука, детский сад какой-то! – фыркнул Скальпель.

Но под требовательным взглядом хозяина быстро сдулся и пошел на попятную:

– Ладно-ладно, сделаю.

– Вот и порешали, – облегченно перевел дух Ртуть. – Теперь к делу, господа. Примерно часа через три произойдет перезагрузка Киреевка – это село неподалеку от нашего стаба. Рихтовщик, ты в тех краях бывал?

– Доводилось.

– Отлично. Значит, на местности сориентируешься быстро… Держи карту.

Подорвавшись из-за стола, Ртуть положил руку мне на лоб, и перед глазами тут же загорелось уведомление:


!!!Внимание! Разблокирована карта местности в окрестностях жилого кластера – село Киреевка!

!Характеристики: +5 к Знаниям, +10 к Картографии. Навыки: +30 к Телепатии!


– Заходи на карту, смотри, – распорядился Ртуть, вернувшись на место. – Я там нужный дом крестом отметил.

Заинтригованный, я уже привычным макаром вывел в нижнем левом углу карту Киреевки, и один из имеющихся там домов, в центральной части села, действительно оказался замаран жирным зеленым крестом, будто небрежно намалеванным сверху маркером.

– А как это вы смогли? – подивился я.

– Ну поживешь с мое на Континенте, еще не такому научишься, – ухмыльнулся Ртуть. – Мой крест продержится ровно сутки, потом сам собой исчезнет. Безо всяких последствий для тебя и карты… Как ты уже сам догадался, нужная нам цель будет в помеченном доме. Это молодой, пятнадцатилетний пацан – зовут Вадиком, не перепутаешь. Его нужно избавить от паразита и вывести за пределы села. Там тебя подстрахует наш отряд. Под его охраной, вернешься в стаб.

– Всего-то, – не сдержавшись, фыркнул я. – Делов-то на полчаса.

– На все про все у тебя будет ровно три минуты, – огорошил Ртуть.

– Чего?!

Судя по тому, как вдруг заржал Скальпель, лицо у меня вытянулось весьма уморительно.

А оставшийся невозмутимым Ртуть, продолжил спокойно объяснять:

– Киреевка, ведь, перезагружается не первый раз. И за годы наблюдения за ней после перезагрузки, разумеется, были подмечены некоторые каждый раз повторяющиеся события. И одним из них является пожар, случающийся в нужном нам доме ровно через три минуты после рассеивания кисляка… Поэтому, до пожара, тебе нужно добраться до дома, разыскать пацана, активацией Дара избавить его от паразита и вывести на улицу. На все про все, как я уже говорил, у тебя будет ровно три минуты.

– А потом вам с пацаном придется уносить ноги от топтунов, которых в перезагрузившееся село приманит явление игрока двадцать шестого уровня, – огорошил Скальпель. – Гребаный закон равновесия! Чтоб его!

– Ты будешь один, поэтому тварей за тобой погонится не больше десятка, – «успокоил» Ртуть. – Кстати, забыл спросить. Ты машину-то водить умеешь.

– Ну, садился за руль пару раз.

– Понятно. Ничего пара часов до перезагрузки у нас железно есть. Скальпель тебя понатаскает.

– А че я-то? У меня вообще-то тоже дел море накопилось…

– Ну, не можешь сам. Поручи кому-нибудь из своих.

– Лады.

– Ну, кажись, порешали. Ступай со Скальпелем, он тебе сейчас водилу толкового подберет в наставники, и тачку покажет, на которой в село поедешь… Все, господа, расход. И удачи тебе, Рихтовщик.

Глава 13

В которой забываю былые распри и получаю ценный навык


!!!Внимание! Вы употребили золотую горошину!

!Опыт: +46. Характеристики: +31 к Силе Стикса, +36 к Броне Стикса, +29 к Медитации, +30 к Познанию скрытого (Дух Стикса +1)!


– Рихтовщик, хорош ворон считать, – оторвал меня от чтения уведомления голос неожиданно быстро вернувшегося Скальпеля. – Вот твой инструктор по вождению.

– Млять! – невольно вырвалось у меня при виде улыбающейся рожи Шила.

– Я тоже рад тебя видеть, братан! – подмигнул наглец и, как ни в чем не бывало, протянул мне руку.

– Его отряд, кстати, будет прикрывать тебя на выходе из села, – позлорадствовал Скальпель. – Потому, для обиженок повторю слова Ртути: с этого момента все былые распри между вами забываются… Я доходчиво объяснил?

Эта скотина откровенно надо мной потешалась, мстя за наложенный хозяином запрет сведения счетов.

– Да понял я, понял, – проворчал, пожимая руку насильно навязанному инструктору.

– Раз понял, не смею вас больше задерживать, – хмыкнул Скальпель. – До вечера, Рихтовщик. Надеюсь увидеть тебя со спасенным пацаном. Все, парни, катитесь. Да поможет вам Стикс!

На последней фразе усмешка слетела с губ Скальпеля, Стикс он упомянул предельно серьезно.


– Рихтовщик, да твою ж через плечо! Ты вообще понимаешь значение слова плавно! – надрывался на соседним сиденье Шило, пока я, обливаясь потом, воевал с гребаным сцеплением.

– Да плавно я отпускал! – бог весть какой по счету раз нервно огрызнулся в ответ.

– Если б плавно отпускал, тачка б не заглохла! А она, млять, ЗАГЛОХЛА!

– Не ори, сука! Бесишь.

– Ладно, давай еще раз… Да куда ты педаль давишь! Сперва рычаг на нейтралку и ключом мотор заведи… Вот, молодчина. Правильно, рычаг на первую. И плавно отпускаешь сцепление.

– Млять! Я так и делаю.

– А на газ давить за тебя Пушкин что ли будет?!

Я притопил педаль газа. Тачка дернулась. Чихнула. И заглохла.

Гребаный УАЗик! Мешок с гайками, а не тачка!

– Твою мать! – рядом обреченно закатил глаза к потолку Шило.

– Ну не выходит у меня с этим гребаным сцеплением. Че, нельзя что ли с автоматикой мне тачку подобрать было? – заворчал я.

– Нихрена, раз обещал сделать из тебя настоящего водилу – сделаю, – возразил упрямый инструктор. – А по-настоящему тачку прочувствовать можно только на механике. Автоматика – это для слабаков. Братан, ты ведь не слабак.

– А в рыло!

– Значит, будем нарабатывать навык дальше. Ниче, у нас еще полтора часа в запасе. Давай, по новой…


Вопреки моему пессимистическому настрою, старания Шила принесли результат. Под конец изнурительной двух часовой тренировки я смог вполне сносно трогаться с места и переключением скоростей с подгазовкой за полминуты разгонять тачку до требуемой для выполнения задания скорости.

За мои упорство и старание, в конце второго часа Система расщедрилась-таки на разблокировку у меня навыка «Водитель», правда пока накинула на него все-то жалких десять очков, но, как говорится, лиха беда начало.

Узнав о разблокировке навыка, Шило разом успокоился и отчего-то поверил, что теперь, если я и завалю задание, то точно не из-за своего куцего вождения. Типа, раз Система признала меня водилой, значит вовремя подрулить к месту на тачке теперь я, по любому, смогу.

Я его оптимизма не разделял. Но времени на продолжение тренировки уже не оставалось, пришлось собираться и выдвигаться к селу.

Чтоб я получше прочувствовал свой капризный старенький внедорожник, Шило настоял, что до села я поведу его самостоятельно, без его подсказок. Сам Шило сел за руль своего боевого фургона, уже укомплектованного давно возродившимися бойцами отряда – не хватало только коварной злодейки Иглы, которая в клинике Скальпеля наращивала откушенную кусачом руку.

Шило поехал первым. Мне велено было не отставать и держаться на дистанции в десять метров.

Охрану нашего переезда к селу полностью взяли на себя парни и девчонки из шилова отряда. С тяжелым пулеметом один из парней разместился в люке фургона – с верхотуру он прекрасно обозревал все окрестности и был готов ураганным огнем первым встретить атаку из придорожных кустов тварей. Остальные, в случае опасности, готовы были поддержать пулеметчика автоматным огнем. Трое из боковых окон фургона. Двое – подсевшие ко мне перед началом поездки парень с девушкой – из открытого кузова моей колымаги.

Четко выполняя наработанный с Шилом порядок действий, я без труда завел машину и пристроился в хвост фургону. Обдувающий со всех сторон ветер приятно холодил кожу, гасил жар волнения и наполнял гордостью, что я неплохо справляюсь с поставленной задачей. В какой-то момент поездки я поймал себя на мысли, что начинаю получать удовольствие от самостоятельного вождения. Я даже настолько осмелел, что попытался разговорить своих молчаливых спутников. Но выпытать у них удалось лишь имена: парень назвался Слепнем и девушка – Вьюгой. На мои дальнейшие расспросы сосредоточенные на охране ребята отвечали односложно (да-нет) и с явной неохотой. Я не стал им докучать, и в УАЗике снова повисла удручающая тишина.

К счастью, ни одна из окрестных стай не позарилась на наш мини-караван, и до места мы добрались без приключений.

Когда мы прибыли на лесную опушку, село в низине уже скрылось под многометровым слоем кисляка. Зловонье опасного тумана я почувствовал еще за полкилометра, а на месте от поднимающихся от села ядовитых испарений у всех буквально заслезились глаза.

Сопровождавшие в поездке, неразговорчивые парень с девушкой, покинули салон УАЗика и, присоединившись к остальным членам отряда, стали исследовать окрестные кусты, в поисках огневой точки, удобной для отражения атаки моих будущих преследователей.

Я тоже вышел из-за руля, чтобы размять слегка занемевшие с непривычки ноги и спину. Загоревшееся перед глазами короткое уведомление, о начислении еще двадцати трех очков к навыку Водитель, заставило мои плечи раздаться от гордости.


Минут через десять напряженного ожидания ко мне подбежал Шило.

– Братан, кажись, начинает рассеиваться. Давай за баранку и выруливай вон туда, к началу спуска.

Вернувшись в водительское кресло, я запросто завел мотор и тронулся достаточно плавно, чтоб заслужить похвалу от наставника.

– Ну вот. Можешь же, когда захочешь, – хмыкнул Шило и бегом рванул следом.

Нагнав в точке старта, он грузанул меня последними наставлениями:

– Главное не нервничай. Я в боковое зеркало за тобой наблюдал во время нашей поездки – за рулем ты держишься вполне уверенно. Все у тебя получится. Спокойно выходи на скорость и подруливай к дому. Первые минуты после кисляка дорога будет свободна, никто тебе не помешает. Отсюда до дома не больше километра. Грамотно разогнавшись у калитки будешь край через полторы минуты. А скорее всего, гораздо раньше. Дальше сам знаешь, что нужно делать. С цифрами не церемонься. Будут препятствовать – вали направо и налево. С твоей силищей это раз плюнуть… Ну вроде все.

Внизу перезагрузившееся село стремительно избавлялось от остатков вонючего тумана, рваные клочья которого у нас на глазах буквально всасывались в землю. Стали отчетливо видны все дома. Полностью очистилась от белесой хмари спускающаяся с холма в село асфальтовая дорога…

– Пора. Удачи тебе, Рихтовщик.

Шило напутствовал меня хлопком по плечу.

Я плавно тронулся и покатил навстречу очередному приключению.

Глава 14

В которой я ностальгирую, горю, лечу, скачу и падаю


Проезжая по пустынным улицам только что перезагрузившегося села, поймал себя на мысли, что ужасно скучаю по прежней тихой, спокойной и размеренной жизнью. И жесткая ностальгия рвала мне душу ровно до того момента, когда, тормознув у нужного дома, выскочил из тачки и открыл калитку.

Выскочивший из сторожевой будки здоровенный лохматый пес атаковал меня без единого гавка. Будь на моем месте обычный человек, сведенный с ума паразитом зверь через секунду порвал бы несчастному горло и, оттащив труп в просторную будку, стал бы набивать утробу килограммами кровавой биомассы, окончательно превращаясь в ненасытную тварь. Но я был игроком двадцать шестого уровня, способным в легкую выдержать атаку матерого медведя. Против сторожевого волкодава я не стал даже использовать Шпору. Легко увернувшись от собачьего прыжка, врезал кулаком по хребтине пролетающей мимо псины. Истошно заверещавший пес отлетел к забору, где с перебитым хребтом не смог больше подняться на ноги.

Не желая пачкать рук, вытащил пистолет и добил бедолагу, милосердным выстрелом в голову.

На собачий вскрик из дома выскочило двое аборигенов – мужчина и женщина, оба примерно лет сорока.

– Мужик, ты кто? – спросил хозяин дома.

– Пожарный, – хмыкнул я.

– А мы не вызывали…

– Коля, он Шарика убил! – взвизгнула хозяйка, ткнув трясущимся пальцем на лохматую тушу у забора.

– Это не я, а мой пистолет.

– Чего? – продолжил тупить Колян.

Мне надоел этот тупой треп на пороге, и я просто вырубил обоих рукоятью пистолета. Не насмерть. Сдержав силу удара, я их просто оглушил. Потом, вернув в кобуру пистолет, за каким-то хреном потратил еще пару драгоценных секунд, чтобы отбросить тела от двери к забору – ну, типа, так эти двое точно уцелеют, когда дом запылает.

– Тук-тук! Эй! Есть кто в доме живой?! – крикнул в дверной проем.

Но на призыв никто не откликнулся. И мне чертовски это не понравилось. Ведь дома же точно должен был быть пацан. Так с фига ли этот придурок молчит?

Прыжком заскочив на короткую лестницу в сенях, забежал в просторный коридор, и стал по очереди заглядывать за все выходящие из него двери.

За первой оказалась пустая кухня, с закипающем на плите чайником. Судя по двум стоящем на столе чашкам с остатками заварки, и вазочке с вареньем, отсюда Колян с женой подорвались на роковую встречу со мной. За второй дверью была спальня, где пацана тоже не оказалось, но обнаружился младенец, мирно посапывающий в люльке у окна.

– Твою ж мать! – досадливо саданул кулаком по косяку и, понимая, что совершаю чудовищную глупость, рванул к люльке и осторожно поднял малютку на руки.

Из соседней комнаты донесся звон бьющегося стекла.

С ребенком на руках рванул в соседнюю комнату и увидел, наконец, пятнадцатилетнего сорванца. Вернее его задницу, сверкнувшую при моем появлении в разбитом окошке.

– А ну стоять! – отчаянно взвыл ему в след.

И не рискнув с ребенком преследовать мальчишку через окно, рванул обратно в коридор, надеясь, выбежав через входную дверь, перехватить отважного беглеца хотя бы у калитки.

Разбуженный моим криком ребенок отчаянно заревел, я попытался его укачать, но от моей тряски малютка завопил еще сильнее.

Пробегая мимо кухни, услышал громкий хлопок, и в спину мне, сбив с ног и буквально вышвырнув в сени, ударила огненная волна. «Походу, газовый баллон взорвался», – мелькнула мысль в полете, и я покрепче прижал к телу маленький кричащий комочек.

Мое укрепленное тело высокоуровневого игрока выдержало огненный таран. Отбив правое плечо о затрещавшее в стене бревно, я грохнулся на колени в метре от распахнутой двери, но ребенка от травм уберег. До полусмерти перепуганный творящимся вокруг мракобесием младенец испуганно примолк. Над головой бушевало вырывающееся из коридора пламя, подняться в полный рост не было ни малейшей возможности. Опустившись на карачки, кое-как на коленях и локтях я преодолел несколько метров и выбрался-таки из горящего дома на улицу.

Куртка на спине реально горела. Сбивая огонь, я тут же завалился на спину, и еще несколько метров отползал от беснующегося пламеня на спине.

Ребенок в руках снова отчаянно заверещал. Изогнув шею, из лежачего положения обернулся к калитке, и разумеется никого в ней уже не обнаружил. Кляня себя последними словами за идиотское сострадание к цифрам, отчаянно закатил глаза, и вдруг наткнулся на настороженный взгляд пятнадцатилетнего пацана, затаившегося на кортах у забора рядом с бесчувственными телами родителей. Ну хоть здесь мне, наконец, повезло, гаденыш, ради которого чуть не сгорел заживо, хотя бы не сбежал.

– Ты Вадик? – прохрипел я.

– Да. А вы?

– Пожарный, мля!

– Пожар! – донесся истошный визг с соседнего двора.

Но заторможенный после перезагрузки кластера народ, с ведрами соседям на выручку не спешил. Бревенчатый дом пылал как факел. Даже в пяти метрах от него лежать становилось жарковато.

– Зачем вы побили моих родителей? – спросил пацан.

– Придурок, не видишь что ли. Я их спас! Если б не выкинул из дома, они бы сейчас сгорели.

– Я видел. Вы их ударили.

– На болтовню времени не было. Каждая секунда была не счету… Слышь, пацан, ты умеешь брата успокаивать.

– Это Мариша, сестра… Давайте.

Осмелевший пацан подошел и забрал надрывающегося младенца. У него на руках малютка мигом перестала истерить и лишь изредка устало похныкивала.

Я поворочался на спине, туша в земле остатки тлеющих углей, и с мучительным стоном стал подниматься на ноги.

– Ну че там? – спросил у разглядывающего мою спину пацана.

– У вас сзади куртка насквозь прогорела, – сообщил пацан. – И в дыре видно кровавые волдыри на коже.

– Пустяки, – хмыкнул я, и присосался к отстегнутой от пояса фляжке.

– Чудище! – донесся отчаянный крик откуда-то с окраины села.

Крик перешел в безумный вопль. И резко оборвался.

– А вот и гости пожаловали, – подмигнул я пацану, возвращая фляжку обратно на пояс.

– А-а! – донесся новый отчаянный вопль уже ближе, через пару секунд оборвавшийся так же неожиданно, как предыдущий.

– Что это, дяденька? – спросил пацан.

– Это, пацан, топтуны пожаловали, – честно ответил я. – Если хочешь жить, поехали со мной.

Не дожидаясь ответа, подхватил его в охапку и вместе с хныкающим младенцем потащил в стоящую у калитки машину.

– Не хочу так! Нет! Там мама с папой остались! Я их не брошу!

– Спокуха, пацан! – цыкнул на парня, усадив рядом на пассажирское сиденье. – За родителей не переживай. Они у заборчика тихонько лежат, их топтуны не заметят. А вот на писк сеструхи твоей топтуны, как тараканы на грязь, со всей округи сбегутся.

– Нет! Я не…

– На паузу!

Помимо воздействия активированного мною Дара, от дальнейших протестов и споров пацана удержало еще и появление в конце улицы двухметрового широченного монстра на костяных пятках.

– Ну, родимая, не выдай, – пробормотал я, запуская мотор.

С перепугу, я недостаточно плавно отпустил сцепление и тронулся с рывком. И тут же едва не спалил мотор, отчаянно газуя во время разворота на первой передачи. Натужно взревев, УАЗик отреагировал на варварское обращение серией хлопков. Просто чудо, что не заглох, и вырулил до конца.

Привлеченный раздавшимся шумом, топтун ринулся вдогонку за машиной. И тут же в конце улицы появилась еще пара высокоуровневых тварей, с характерным цокотом пяток по асфальту.

Манипулируя рычагом переключения передач быстро разогнал машину до максимальной скорости, и стал наконец отдаляться от почти нагнавшей нас троицы топтунов.

– Впереди! – отчаянно взвыл мой пассажир.

И я в отчаянье заскрежетал зубами, тоже заметив несущегося с проулка наперехват четвертого топтуна. Я гнал тачку уже на пределе, и топтун успевал перехватить меня даже на максимальной скорости.

Спасительное решение пришло в голову за пару секунд до удара.

– Пухом! – выдохнул я фразу-активатор.

Почувствовав легкость, выдернул ноги из-под руля на сиденье и, подхватив за шиворот мальчишку, за миг до столкновения, оттолкнувшись ногами от сидения, взмыл вверх.

Под ногами разогнавшийся УАЗ на полном ходу протаранил бочину высокоуровневой твари и от страшного удара буквально развалился на части. Топтуну тоже изрядно досталось. С покореженным боком и сломанными ногами он отлетел в сторону и уже не спешил подниматься.

Спланировав на дорогу в паре метров от горящей машины, с непострадавшими детьми в руках, все еще находясь под воздействием Дара, я длинными кенгуринными прыжками поскакал в гору. До выхода из села осталось всего полторы сотни метров. Но несмотря на все мои старания, цокот костяных пяток за спиной быстро приближался.

Действие «Легче пуха» закончилось примерно в пятидесяти метрах до окончания асфальтовой дороги. Отбросив вперед пацана с младенцем на руках, я приказал ему бежать вперед. И рухнул под воздействием начавшегося отката.

Находившийся под «Душеловом» Вадик не посмел меня ослушаться и рванул вверх так, что пятки засверкали. Я выполнил задание – пацан успеет выбраться под защиту отрада Шила, значит, будет спасен.

Ну а мне осталось лишь героически сдохнуть под тройным ударом уже практически добежавшей троицы топтунов.

Или…

А че? Маны, вроде, должно хватить… Эх, где наша не пропадала!

– Левак!

Глава 15

В которой меня кидают, и я исполняю


Обожженный камуфляж затрещал по швам, под напором стремительно деформирующихся рук и ног. На асфальт посыпались куски рваной материи. Больше всего было жалко теплых, удобных и практически не ношенных осенних ботинок, тоже разлетевшихся на кожные лоскуты под напором деформирующейся ступни.

Левый глаз ослеп и затянулся срастающимися веками. Изменившиеся уши и нос, многократно усилили слух и обоняние. И даже лежа лицом вниз я по цокоту пяток и запаху давно не мытых тел мгновенно определил, что топтуны уже буквально в трех метрах за спиной.

– Стоять! – шикнул на разгоряченную погоней троицу на диалекте тварей и, преодолев измененными и усиленными Даром конечностями слабость отката, бодро вскочил на ноги.

Подействовало.

У высокоуровневых тварей имелся интеллект. А значит и любопытство. Все трое ожидаемо удивились и сдержали атакующий порыв.

«Откуда взялся?»

«Где мой корм?»

«Оно в шкуре корма! Оно – корм!»

Последний из троицы оказался самым башковитым, и обратил внимание на остатки камуфляжа на незатронутом Даром туловище. Остальные двое до этого растерянно озирающиеся по сторонам, тут же вперились в меня налитыми кровью буркалами.

Такой нездоровый интерес к моей персоне нужно было быстро пресекать.

– Да ты сам мой корм! – рыкнул я на «Шерлока Холмса».

И облегченно перевел дух, когда двое недалеких топтунов – которых тут же мысленно окрестил «тупарями» – переместили гастрономические взгляды на башковитого спутника – тоже мысленно обозначенного «умником».

Пока твари играли в гляделки, чутким ухом я уловил урчание мотора наверху. Заполучивший пацана Шило, следуя полученному от руководства приказу, вместе с отрядом возвращался в стаб. Меня же, увы, оставляли тварям на закланье. Суки!

А с другой стороны, в моем аховом положении люди Шила, даже если б остались, один фиг, ничем помочь мне уже не могли. По уговору, они не должны вступать в бой, пока я не выманю тварей за пределы села. Все из-за чертова закона равновесия! Явившись в жилой кластер сразу после перезагрузки, я спровоцировал нападение высокоуровневых тварей на село. И в кластере против тварей я мог рассчитывать только на свои силы. Любая помощь мне отряда на территории перезагрузившегося кластера спровоцировала бы нашествие на село орды. Появление которой в здешних краях, из-за близости стаба, было крайне не желательно.

«Оно в шкуре корма! Не я!» – логично парировал гребаный умник, возвращая меня к суровой действительности.

Оба тупаря снова развернулись ко мне.

Я жопой почуял, что если немедленно не избавлюсь от остатков гребаного камуфляжа, эта славная троица меня точно сожрет. И с большим – сука! – аппетитом.

Единственное, что пришло на ум в сложившейся пиковой ситуации, разогнать Дар, под воздействием которого уже находился, до высшей четвертой ступени. Свободных очков в последнее время мне прилетело изрядно, на смелую затею должно было хватить. О том, что их потом точно не хватит для штрафа за смерть, если задумка не сработает, и топтуны меня все-таки растерзают, запретил себе думать.

Я подтвердил списание очков свободного распределения на поднятие до следующей ступени «Чужой лапы». Перед глазами ожидаемо загорелось системное уведомление:


!!!Внимание! Вами использовано 3866 очков свободного распределения характеристик!

!Характеристика Регенерация: +3866 (Защита +39)!

!!!Внимание! Активирована 4-ая ступень Дара Стикса: Чужая лапа. Фраза-активатор, запускающая действие Дара: «Левак». Постоянный бонус: Атака + 3, Защита +5 к показателю Игрока. Описание дара: Превращает целиком все тело Игрока в тело зараженного, сходного с игроком уровня. Период действия дара: 20 минут. Откат дара: 12 часов. Расход Духа Стикса (маны) на действие дара: 66 единиц шкалы Духа Стикса. Дар доступен для использования в любое время дня и ночи!

!Навыки: +250 к Шпиону (Интеллект +1), +250 к Хамелеону (Защита +1)!


Получилось даже лучше, чем я рассчитывал.

Пока читал строки уведомления, туловище изрядно раздалось в плечах, в лоскуты разрывая остатки камуфляжа. Все тело покрылось костяными бляшками брони. Челюсть на превратившемся в роговую маску лице изрядно выпело вперед из-за ставших непривычно крупными и острыми зубов. И кульминацией моего полного преображения в высокоуровневого монстра стал отросший за спиной двухметровый хвост – очередной «подарочек» от подземной «родни» – с костяным шипом на конце.

Угрюмо созерцающие мое преображение топтуны, когда в конце я злобно на них зыркнул и осклабился, демонстрируя впечатляющий набор зубищ, невольно отшатнулись.

«Не. Оно не корм!» – озвучил общую мысль умник.

«Оно сильный! Хочу в ближний круг!» – неожиданно напросился в союзнички слабейший из тупарей.

Перед глазами, как насмешка, тут же загорелся системный запрос:


!!!Внимание! Зараженный 23-го уровня Глотка153 (топтун) просится к вам в стаю! Принять? Да/Нет!


Разумеется я послал размечтавшуюся тварюшку лесом.

Отверженный Глотка обиженно засопел, но выяснять отношения со мной не решился.

А по мне, так уж лучше бы напал. С ним одним я б справился без труда. И остальные бы не стали вмешиваться, потому как у нас вышел бы типа поединок. Но если я сам сейчас попытаюсь напасть на слабого, остальные наверняка тут же за него впрягутся – а против троих топтунов, два из которых практически одного со мной уровня, шансы мои невелики. Меж тем, с тварями нужно было срочно что-то решать. Время действия Дара не бесконечно. И если я не прикончу топтунов в ближайшие пятнадцать минут, они порвут меня, как только я обратно стану человеком.

«Дайте! Хочу корм!» – неожиданно раздалось злое урчанье за спинами троицы.

Топтуны расступились, и мы увидели сбитого машиной инвалида, кое-как доковылявшего до нашего междусобойчика на поломанных ногах.

Калека был уверен, что собратья скучковались в отдалении, потому что делят сбежавший от него корм. Бедолага спешил изо всех сил, чтобы урвать законную долю от добычи, и обнаружив вместо кровавого лакомства рядом с нами пустой асфальт, похоже, посчитал, что мы все сожрали. От отчаянья раненый топтун озверел и атаковал самого безобидного – Глотку.

Сцепившиеся топтуны покатились по асфальту, оставляя за собой кровавую полосу. Умник бросился за ними вдогонку, то ли разнимать, то ли кончать зачинщика. Досматривать, чем там дело кончится, я не стал, в свою очередь атаковав очень кстати замешкавшегося и оставшегося в одиночестве тупаря номер два.

Хоть топтун и был идиотом, боевые навыки у него были прокачены на совесть. И даже от неожиданной атаки, он ловко успел уклониться, подставив под мои когти бронированную спину, и едва не цапнув зубами меня за ляжку. Но я все равно его достал – и это стало для меня самого большом сюрпризом – уже фактически проскочив мимо, попытался задействовать непривычный и еще плохо управляемый хвост, и с первого раза вдруг все у меня прекрасно получилось. Удар хвостом для противника оказался неприятным сюрпризом – длинный костяной шип на конце выбил топтуну глаз и повредил его мозг. Окосевшая тварь с истошным визгом рухнула на асфальт, где я ее тут же добил метким плевком кислотной нити в кровавую дыру на месте глаза.

А в следующее мгновенье уже мне пришлось уворачиваться от атаки умника, бросившегося мстить за умирающего собрата. Когти топтуна оставили глубокие борозды на моей правой руке, а огромные зубищи со зловещим хрустом сомкнулись на выставленном в последний момент плече. Во все стороны брызнуло крошево обломанных роговых шипов. Серьезно раненая правая рука повисла плетью. Под мой ответный удар левой, в открывшееся на миг горло, опытный противник успел подставить правое плечо. В отчаянии посланный следом плевок кислотной нитью прошел мимо изворотливой цели. Торжествующие взревев, топтун нацелил обе когтистые пятерни мне в горло. Здоровой рукой я успевал перехватить лишь одну руку. А уклониться от атаки второй не было ни малейшей возможности. Но снова на выручку мне пришел хвост, неожиданно атаковавший тварь в неприкрытый пах.

Конечно у топтунов эта интимная зона далеко не такая чувствительная, как у людей. Репродуктивные органы у высокоуровневых тварей вообще атрофируются за ненадобностью, превращая их в бесполых существ. Но некоторая часть расположенных в паху нервных окончаний все же сохраняется. И когда длинная костяная игла моего хвоста, пробив не самую толстую чешую, полностью вошла в мягкое подбрюшье твари, топтун, забыв об атаке рванул обе руки к болячке внизу живота. Вскрыть в этот момент когтями левой невольно открывшуюся шею – было делом техники.

Обливающийся кровью из порванного горла топтун завалился рядом с уже затихшим собратом. И я добил его контрольным плевком кислотной нити в и без того смертельную рану.

Буквально за минуту разобравшись с двумя противниками, я развернулся ко второй паре. И расслабленно выдохнул.

Откатившаяся метров на десять ниже по склону пара расцепила смертельные объятья, и топтуны продолжили остервенело рвать друг друга уже на короткой дистанции. Калека превосходил Глотку уровнем и был гораздо сильнее физически, но из-за поломанных ног изрядно уступал в проворстве. И по совокупности факторов противники оказались примерно равными, потому их дуэль затянулась.

Пропустив первый страшный удар, превративший его левое плечо в кровавое месиво, теперь Глотка постоянно был начеку и вовремя уворачивался от тяжелых ударов калеки. Его же ответные контратаки каждый раз достигали цели, но уязвимое горло калека берег, а броня остальных участков тела хоть и трещала, но пока справлялась с недостаточно мощными ударами Глотки.

Так выяснять отношения до очевидной ошибки противника топтуны могли довольно долго. А у меня не было времени ждать. И я решил поторопить дуэлянтов своим неожиданным вмешательством.

Глотка аж пасть открыл от изумления, когда, в очередной раз промахнувшись размашистым ударом, на излете его неповоротливый противник напоролся глазом на рванувший наперехват неуловимо быстрый кончик хвоста. Туда-то я и плюнул кислотной нитью. Что значит куда? Разумеется, Глотке в распахнутую пасть.

И вторая пара топтунов моими стараниями забилась на асфальте в предсмертной агонии.

Под действием супер-регенерации глубокая рана от когтей умника на правой руке уже практически затянулась.

Оставшиеся минуты действия Дара я потратил на быстрое потрошение четырех споровиков, – моя совокупная добыча с них составила: девяносто семь споранов, пять белых и шестнадцать желтых горошин – сбор разлетевшихся по асфальту клочьев одежды и амуниции, и бегство, от греха подальше, из села в лес.

Как я и предполагал, на лесной опушке отряда не оказалось, а за шиловым фургоном давно уж и след простыл.

– Млять! Хоть бы рюкзак со сменкой мне оставили! – проурчал я, цокая костяными пятками по оставшемуся на земляной дороге следу от разворота фургона.

Я почти успел дойти до ведущей к стабу асфальтовой дороги, когда меня, наконец, накрыло ожидаемым откатом.

Рухнув на колени, успел сунуть в зубы остатки разорванного ремня, чтобы не заорать от сковавшей тело болезненной судороги. Следующие полминуты я катался по земле, по новой просыпав все собранное барахло, и даже этого не заметив. Ставшее прежним тело мстило за перенесенные трансформы, терзая мышцы бесконечными судорогами. За полминуты я изжевал толстый ремень так, что на нем появилось несколько новых дыр. И это обычными человеческими зубами! Даже представить боюсь во что бы превратился ремень, растянись обратная трансформа хотя бы на пару секунд, в течение которых его бы терзали зубищи топтуна.

Когда судороги отпустили, я поднялся с холодной земли и кое-как укутался в обрывки одежды. Мои винтовка и рюкзак с теплым плащом, оставленные Шилу на сохранение, уехали на стаб. Из оружия при мне остался лишь пистолет с почти полным магазином, Шпора и лопата.

До Вешалки было примерно с десяток километров. Пустяк на машине и целое гребаное испытание, когда пешкодралом, по пустынной вечерней дороге, да в почти не защищающих от холода жалких обрывках, вместо нормальной одежды, и до кучи босиком…

Но выбора у меня не было. Как говорится, дорогу осилит идущий.

И я пошел…

Глава 16

В которой получаю заслуженные лавры и обещание короткого отпуска


Чтоб как-то отвлечься от холода, усиливающегося с наступлением сумерек, на ходу занялся изучением уведомлений, пришедших практически сразу после победы над топтунами, и отложенных на потом.


!!!Внимание! Вами лично ликвидировано: 4 топтуна и 1 медляк!

Награда за участие в ликвидации:

!Опыт: +29718. Характеристики: +2 к Знаниям, +15 к Картографии (Интеллект +1), +15 к Наблюдательности, +15 к Удаче, +16 к Физической силе (Атака +1), +2 к Рукопашному бою, +16 к Фехтованию, +15 к Меткости, +3 к Физической броне, +11 к Выносливости, +1 к Регенерации, +3 к Скрытности, +17 к Скорости (Ловкость +1), +18 к Реакции, +17 к Гибкости (Ловкость +1), +17 к Интуиции (Ловкость +1), +14 к Силе Стикса, +15 к Броне Стикса (Дух Стикса +1), +2 к Медитации, +8 к Познанию скрытого. Навыки: +26 к Алкоголизму, +28 к Ораторскому искусству, +36 к Кулачному бою, +33 к Легкой атлетике, +27 к Тяжелой атлетике, +32 к Штопальщику, +39 к Телепатии, +32 к Левитации (Дух Стикса +1), +34 к Гипнозу, +22 к Стрелку, +42 к Шпиону, +35 к Водителю!

!!!Внимание! Активирован Дар Душелов!

!Характеристики: +3 к Знаниям, +10 к Наблюдательности (Интеллект +1), +10 к Силе Стикса. Навыки: +20 к Ораторскому искусству (Интеллект +1), +20 к Телепатии (Дух Стикса +1), +40 к Гипнозу!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Легче пуха!

!Характеристики: +2 к Медитации, +10 к Реакции, +10 к Силе Стикса (Дух Стикса +1). Навыки: +20 к Легкой атлетике, +40 к Левитации!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Чужая лапа!

!Характеристики: +1 к Регенерации, +10 к Выносливости, +10 к Броне Стикса. Навыки: +20 к Ораторскому искусству, +20 к Штопальщику, +20 к Телепатии, +40 к Шпиону!

!!!Внимание! Ваш показатель Интеллекта достиг первого предела неоспоримости – уровня в 150 очков.

Награда за достижение:

!Опыт: +15000. Открытие в вашем инвентаре дополнительной ячейки, для хранения любого предмета весом до 1-го килограмма!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


!!!Внимание! Ваше вмешательство спасло от гибели в пожаре 4-рех разумных существ!

!Вами выполнено скрытое задание: спасите наши души!

Награда за выполнение задания:

!Опыт: +20000. Свободные очки распределения характеристик: +2000!

!!!Повышение Уровня +1!

!Все показатели: +1. Характеристики: +65 к Удаче, +55 к Фехтованию, +49 к Выносливости, +39 к Реакции, +89 к Броне Стикса!

!!!Выполняйте задания – это выгодно! Удачной игры!


Круть, блин! Уровень новый взял! В Интеллекте первого предела достиг! Шестую свободную ячейку за это получил! И даже похвалиться этим дождем, из вдруг свалившихся на голову плюшек, не перед кем.

Невольно с тоской вспомнил недавние благословенные времена, когда по каждому пустяку мог затеять спор с наставницей. Конечно, иногда она чертовски меня доставала. Зато, с ней не было скучно… Да чего уж, с ней бы нынешняя дорога до стаба пролетела куда как незаметней.

Интересно, как там Слезе без меня приходится? Тоже с грустью вспоминает? Или нарадоваться не может, что отделалась от навязанного обстоятельствами тупорылого придурка?.. Глаза сами собой опустились на поисковик на правой руке.

Татуировка по-прежнему оставалась голубой, подтверждая неизменившееся расстояние между нами в добрую сотню километров. Меж тем, до истечения задания: на поиск подружки, осталось уже меньше суток. Единственное, что утешало в сложившееся ситуации острого цейтнота, – появившийся у меня навык Водителя, позволявший разжиться на стабе тачкой и рвануть на поиски Слезы, что называется, с ветерком.

Из-за лютого холода как-то само собой я сперва перешел с обычного шага на быстрый, а потом и вовсе побежал. Из опасения не заметить на бегу притаившуюся в кустах засаду, заранее снял с предохранителя зажатый в правой ладони пистолет.

К счастью, воспользоваться им по дороге к стабу так ни разу и не пришлось.

Открывавшие мне ворота охранники просто охренели от моего босяцкого вида. Меня даже поначалу не хотели пускать, дескать такому голопятому – да и чего уж греха таить, практически, голозадому – дикарю не место на улицах приличного стаба. Лишь угроза пожаловаться на них Ртути и Скальпелю, дожидающихся моего возвращения с важного задания, вынудила насмешников пустить меня внутрь и даже предложить доставить меня на транспорте до дома Ртути.

Мое неожиданное возвращение на своих двоих – а не возродившимся после смерти бедолагой, как все ждали, – произвело эффект разорвавшейся бомбы. Предупрежденные по рации сопровождающими меня до дома охранниками Ртуть со Скальпелем спустилось со второго этажа, и лично встречали машину охраны у крыльца особняка.

Не задавая вопросов, меня с порога отправили греться в оперативно раскочегаренную сауну, а стол в прилегающей к ней комнате отдыха буквально завалили горами разнообразной жрачки и банками обожаемого мною нефильтрованного.

Когда через два часа распаренный, чисто вымытый, сытый, децел пьяный и довольный, как обожравшийся сметаны котяра, я вышел в холл в новом камуфляже и ботинках, поджидающий меня там Шило вернул сданные на хранение рюкзак и винтовку. И по дороге к кабинету Ртути на втором этаже, до дверей которого он вызвался меня проводить, Шило посыпал голову пеплом и молил о прощении, что не рискнул меня дождаться и, бросив на произвол судьбы, уехал с прибежавшим пацаном.

– Да брось, – отмахнулся я, выслушав его извинения. – Ты все сделал правильно. На твоем месте, я б точно так же поступил.

– Как же ты смог практически безоружный с тремя топтунами сладить.

– С четырьмя, – хмыкнул я. – Тот урод, об которого я тачку разбил, вскоре тоже к остальным подтянулся.

– Охренеть!

– Да я, честно говоря, сам в шоке от того, как лихо все получилось. Дар у меня, понимаешь, есть один…

– О, а вот и наш герой, – распахнув нам навстречу дверь кабинета, своим появлением Скальпель вынудил Шило, не дослушав до конца мои объяснения, сбежать вниз.

– Ну проходи, проходи, – посторонился опасный тип, пропуская меня в кабинет.


Выслушав историю моего спасения, Ртуть огорошил неожиданным бонусом:

– Отличная работа, Рихтовщик. В очередной раз убеждаюсь, что с тобой можно и нужно иметь дело. Помимо оговоренных десяти тысяч споранов, плюсом сегодня ты заработал еще пять тысяч, в качестве премии, за спасенную горящего дома малютку, к которой у наших деловых партнеров тоже возник нешуточный интерес, когда узнали, что это сестра спасенного пацана.

– А как вообще пацан-то?

– Не беспокойся, братан, – пересев рядом со мной на стул, по-свойски хлопнул меня по колену Скальпель. – Парень и сеструха его теперь будут, как сыр в масле кататься. Точно так же, как наш Галчонок. Только на другом стабе.

– А где? Как стаб-то называется?

– Это не важно, – опередив помощника, вмешался Ртуть. – Вернемся к нашим баранам… Итак, твой доход, Рихтовщик, за выполнение первого задания составил пятнадцать тысяч споранов. К сожалению, не обошлось без расходной части. По твоей вине серьезно пострадала доверенная тебе тачка.

– Чего?

– А ты как думал, братан, – развел руками сидящий рядом Скальпель. – У нас тут не благотворительный фонд, а деловая контора. Заработал – получи, накосячил – будь добр оплатить.

– Да за что там платить-то! Корыто с гайками дали неповоротливое! Даже мимо топтуна на этой тарантайке проскочить не успел! Да если б не мой Дар!..

– Успокойся, брателло, мы в курсе, – перебил Скальпель дружелюбным голосом, но зыркнул при этом так, что спорить мигом расхотелось.

– Твоих заслуг никто не умоляет, – продолжил, как ни в чем не было, Ртуть. – Но факт остается фактом – нашу тачку ты угробил. В свое время приобрели мы ее за шестьсот семьдесят споранов. Полагаю, справедливо будет списать означенную сумму с твоего дохода.

Я аж задохнулся от возмущения. Шестьсот семьдесят споранов за убогий раздолбанный УАЗик. Но под холодным взглядом Скальпеля подавил протест и выдавил в ответ:

– Справедливо.

– За вычетом расходов, получаем: четырнадцать тысяч триста тридцать споранов. Три часа назад означенная сумма была переведена на твой счет в банке Вешалки.

– Это вы поторопились, – проворчал я.

– Хотел забрать наличными? – усмехнулся Ртуть. – Это не проблема. С утра можешь наведаться в банк и забрать хоть всю сумму со счета целиком.

– Да я не о себе, о вас переживаю. Как подумаю, что барахло это, после бани мне выданное, забыли в расходы оприходовать, прям, сердце кровью обливается.

– Отнюдь, – покачал головой ничуть не обиженный моим упреком Ртуть. – Выданные одежда и обувь – твоя законная компенсация за пришедшую в негодность, при выполнении задания, амуницию.

– Ишь ты. Не боитесь, такими щедрыми подачками контору по миру пустить?

– Рихтовщик, дружище, – снова дружески хлопнул меня по колену Скальпель, – ну не нарывайся, а. Душевно тебя прошу.

– Так, с наградными разобрались, – снова заговорил Ртуть, привлекая наше внимание. – Еще раз повторюсь: приятно было с тобой поработать, Рихтовщик. И напоминаю, что по заключенному между нами соглашению, ты должен нашей конторе исполнение, с помощью своего замечательного Дара, еще четырех заданий.

– Да помню я, помню.

– Следующее запланировано через пять дней. Рекомендую, задержаться на них в Вешалке. У нас в стабе – роскошная сфера услуг. И с кругленькой суммой, уже сейчас имеющейся на твоем банковском счете, гарантирую, ты ни в чем не будешь нуждаться.

– Я ваш пленник?

– Обижаешь, брателло, – покачал головой Скальпель.

– Тогда, с вашего благословения, я покину стаб. В ближайшие дни у меня неотложные дела за пределами Вешалки.

– Я даже догадываюсь как зовут твои дела, – подмигнул Скальпель. – Начинается на «с», а заканчивается на «а»…

– Не возражаю, – перебил помощника Ртуть. – Только через пять дней, будь добр, вернуться. Иначе рассержусь.

– Даже я боюсь его сердить, – шепнул мне на ухо продолжающий дурачиться Скальпель.

– Я могу быть свободен?

– Как ветер, – хмыкнул Скальпель.

– Не подскажите, где в стабе сейчас можно быстро приобрести машину?

– Сейчас нигде, – развел руками веселый сосед с колючими глазами. – Ночью, братан, все порядочные менялы спят.

– Рекомендую, сегодня переночевать в отведенной тебе комнате, – снова заговорил Ртуть. – А завтра с утра Скальпель поможет отыскать тебе хорошую машину. Поверь, он в этом деле настоящий дока.

– Вот вечно все всё за меня решают, – притворно закатил глаза Скальпель. – Ладно, считай, уговорили, помогу тебе, Рихтовщик, по старой дружбе… Иди, ложись, разбужу с первыми петухами.

Я вышел из кабинета и направился в знакомую по утреннему пробуждению комнату.

Глава 17

В которой вижу тревожный сон и отправляюсь на поиски


Крадучись скользнув в чуть приоткрытый дверной проем, оказался в незнакомой спальне. Взгляд остановился на огромной двуспальной кровати, практически все пространство которой занимала бегемотоподобная туша толстухи.

Подкравшись к спящей женщине, стремительным рывком оседлал ее безразмерную грудь, и пальцами кваза, как тисками, намертво сдавил дряблую шею толстухи.

Проснувшаяся женщина поначалу задергалась, пытаясь сбросить меня, но не в силах шевельнуть руками, придавленными сверху моими ногами, быстро угомонилась и умоляюще захрипела:

– Пожл… ста…

– Что, Поганка, не хочется подыхать? – склонившись к уху беспомощной жертвы рыкнул я голосом Белки.

И только после этого до меня дошло, что во сне провалился в очередную серию кошмарных похождений крестницы.

– А мне, вот, пришлось. После того, как, по твоей наводке, сука, вместо гребаной сучки Слезы, мы тормознули набитую взрывчаткой тачку.

– Я… не…

Толстуха захрипела, забилась в судорогах и обмякла.

– Ну нет, сука, так легко от меня не отделаешься!

Отпустив шею, Слеза отцепила с пояса фляжку с живцом, влила немного содержимого в распахнутый рот жертвы, дождалась судорожного глотка, и парой звонких пощечин привела толстуху в чувство.

– Я не понимаю, кто ты? – прохрипела дама в кровати.

– Не важно, – фыркнула Белка, возвращая фляжку на пояс. – Главное я знаю, кто ты! Ты Поганка – провидица, нанятая Скальпелем, для наводки на след некой Слезы.

– Признаю. Было. И я честно выполнила свою часть договора.

– Да ты подставила нас своей наводкой!

– Я лишь указала время и место появления Слезы. А в том, что девчонка оказалась хитрее вас, и поимела отряд Скальпеля, моей вины нет.

– Ах ты ж, сука! Ну, ща и я тебя поимею!

Выхватив кинжал, Белка прижала его к горлу толстухи.

– А знаешь че будет потом? – неожиданно улыбнулась толстуха, ничуть не испугавшись смертельной угрозы. – Когда я воскресну, первым делом разыщу Скальпеля, и предъявлю ему за твой необоснованный наезд. Ты даже не представляешь, сучка психованная, что он с тобой сделает за смерть своей лучшей провидицы!

– Скальпель тоже пострадал при взрыве, – уже не так уверенно возразила Белка, отодвигая кинжал от жирного горла.

– Но у него хватило ума не предъявлять мне за собственный косяк… Да слезь уже с меня, дура. Так и быть, по новой тебя на след Следы направлю.

Перекатившись влево, Белка ловко спрыгнула с кровати на ноги.

– Ну ты это… Извини меня, ладно, – проворчала крестница отступая к стене.

– В жопу себе свои извинения засунь, – прокряхтела толстуха, с раскачки, усаживаясь на кровати. – А мне выплатишь две сотни за беспокойство. И еще три – за наводку.

– Заметано. Без базара… Горохом возьмешь?

– Пойдет…

Дальше картинка перед глазами поплыла, и я проснулся.


Окно по-прежнему заливал лунный свет, из чего сделал вывод, что проспал я немного. Но спать больше не хотелось. Растревоженное вещим сном воображение рисовало картины изрезанного кинжалами тела подруги – какой уж тут нахрен сон.

Чтобы отвлечься от сводящих с ума опасений за судьбу Слезы, встал и направился в ванную, благо в моей гостевой комнате имелась, пусть маленькая, но своя.

Забравшись под широкую лейку, пустил воду и несколько минут, меняя температуру воды, наслаждался контрастным душем.

Растираясь полотенцем, при свете включенной лампы, неожиданно обнаружил, что татуха на правой руке сменила цвет, с голубой превратившись в красную, что по данной Грузом классификации означало: нахождение объекта поиска на минимальном расстоянии от поисковика, в радиусе двадцати километров.

Выходило, что за всего несколько часов, пока я вел переговоры в кабинете с высокоуровневыми боссами и потом забылся коротким сном в своей кровати, Слеза успела сократить разделяющее нас расстояние аж на восемьдесят километров, и сейчас находилась где-то уже совсем близко.

– Ого, сам проснулся! И даже душ принять успел! – приветствовал меня без стука вошедший в незапертую дверь Скальпель. – А я вот только будить тебя иду… Ну, раз шустрый такой, давай, одевайся и вниз спускайся. Сейчас на кухне перехватим чего-нибудь и двинем к меняле – тачку тебе подбирать.

Скальпель ушел.

Я быстренько облачился в новый, с иголочки, камуфляж, закрепил под мышкой кобуру со стечкиным, сверху на куртку навесил разгрузку, с рассортированными по карманам гранатами и запасными винтовочными рожками и пистолетными обоймами, закинул за спину рюкзак и, прихватив прислоненную к тумбочке винтовку, вышел в коридор.


Когда мы подрулили на роскошном бентли Скальпеля к огороженной решетчатым забором, с рядами колючки поверху, широкой, как футбольное поле, автомобильной стоянке, сплошь заставленной, наверное, доброй сотней машин, на востоке уже зарозовел рассвет, и ночь отступала под натиском утреннего сумрака.

– Чича! Хорош дрыхнуть, лежебока! – заорал Скальпель, тряся запертую изнутри на ключ калитку. – Открывай уже! Я клиента тебе привел!

Появившийся через пару минут крендель, с заспанной красной рожей, был потрясающе похож на суслика. Такой же длинный и худой, как щепка, и с парой широченных, смешно выпирающих из верхнего ряда, желтых резцов.

– Кого хрена в такую ранищу-то приперлись?! – хмуро «поприветствовал» нас хозяин стоянки, отпирая калитку.

– Звиняй, братуха, – от души пожал сухую длинную ладонь Скальпель. – Парню колесами обзавестись невтерпеж. Еле рассвета дождался… Кстати, познакомьтесь. Рихтовщик, мой хороший приятель, прошу, как говорится, любить и жаловать… А это Чича – основной меняла Вешалки по тачкам.

Мы с Чичей пожали руки.

– Че интересует-то? – спросил похожий на суслика меняла, и выудив из-за уха папиросу, раскурил ее от эффектно вспыхнувшего на указательном пальце огонька.

– Пиромант, мля, – хмыкнул Скальпель.

– До пошел ты, – беззлобно отмахнулся Чича, выпуская через ноздри две струи сладковатого, явно не табачного, дыма. – Зато на спичках экономлю.

– Это да, – кивнул Скальпель и, не удержавшись, в голос расхохотался.

– Рихтовщик, ну че тупим-то? – поторопил меня Чича, обдавая очередной порцией конопляного дыма. – Какую тебе надо? Побольше? Поменьше?

– Чего-нибудь типа джипа.

– Да ты везунчик, бро, – подмигнул Чича, под воздействием наркоты из хмурого типа на глазах превращающийся в беззаботного растамана. – Вчера только аккурат такую тачку по случаю взял. Как знал, что ты за ней сегодня придешь.

– Э-э, грузило, хорош порожняком по ужам гонять, – встрял Скальпель. – Веди уже. Показывай свой шикарный подгон.

– Скальпель, бро, ты езжай, ежели торопишься. А мы с Рихтовщиком тут сами спокойно, без суеты, все порешаем.

– Ага, щас! Бегу, мля, и падаю!.. Решил ошкурить моего неопытного приятеля? Хрен тебе, умник! Перетопчешься! Я парня не брошу.

– Да никто никого…

– Веди, давай. Показывай.

Тачка, к которой нас привел Чича, мне очень понравилась. Реальный джип, с маленьким пробегом. Чистенький, сверкающий в утренних лучах, будто только из салона. И всего восемь сотен споранов. Я б согласился, даже не торгуясь. Но у Скальпеля относительно показанной тачки оказалось диаметрально противоположное мнение.

– Восемь сотен за это убожество?! – возмутился он и стал открывать мне глаза, на «крутую» тачку.

– Противотуманки слабые. Глушителя толкового нет, значит тарахтит тачка будь здоров. Бампер – говно. Кенгурятника вообще нет. Кузов совершенно не укреплен – чтоб вскрыть его, даже бегунам минуты хватит. Краска на солнце бликует так, что твари за километр приметят. Колеса, мало того – почти лысые, еще и без шипов… Мне продолжать?

– А че ты хочешь, бро? – развел руками Чича. – Я же сразу честно предупредил, что пацаны вчера только тачку подогнали. Совсем горячий свежак. До переделки под местные реалии ее еще руки не дошли.

– Так че ж ты такое сырое говно втюхиваешь по цене нормальной тачилы?

– Бро, ну парень же сам попросил…

– Короче. Нет времени с тобой пререкаться. Давай нам за восемь сотен нормальный аппарат, на котором по Континенту не стыдно будет рассекать. И добрым словом тебя поминать. А ежели еще раз попробуешь туфту подогнать… сильно обижусь!

Через пять минут мы покинули стоянку Чичи на обшитом стальным листом внедорожнике, с зарешетчатыми арматурой бойницами вместо окон, и с наваренными спереди и сзади шипастыми решетками кенгурятников. Напоминающая броневик машинка обошлась мне в те же восемь сотен, на которые я Чиче выписал банковский чек.

Пересев в свой бентли, Скальпель проводил меня до выезда с Вешалки. Пока открывали ворота, подошел попрощаться, напомнил об обещании вернуться через пять дней и пожелал удачной охоты.

Когда я выехал за пределы стаба солнце только-только поднялось над линией горизонта. Я расслабил руку с поисковиком, стараясь уловить, как учил Груз, легкое дуновение ветра, указывающего направление нахождения объекта поиска. И через пару секунд действительно что-то такое почувствовал…

Глава 18

В которой расстреливаю засаду и получаю долгожданный нагоняй


Что угадал правильное направление, понял, когда перед глазами вдруг загорелось системное уведомление:


!!!Внимание! Остальными членами отряда в отрядном бою ликвидировано: 5 бегунов и 7 прыгунов!

Награда за участие в ликвидации:

!Опыт: +338. Характеристики: +4 к Удаче, +4 к Фехтованию, +4 к Выносливости, +4 к Реакции, +4 к Броне Стикса. Навыки: +16 к Алкоголизму, +20 к Хамелеону!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


Это могло обозначать лишь одно: я приблизился к Слезе достаточно, чтоб Система сочла теоретически допустимым возможность нашего совместного участия в недавно закончившемся бою. А поскольку направление текущего движения, с недавних пор, мне было хорошо известно, еще не доехав до места, я уже был уверен, что найду там Слезу.

Зайдя через Меню в отрядный чат, увидел цветную аватарку Слезы, рядом с которой тут же загорелись строчки адресованного мне послания:

«Рихтовщик! Чувствую, что ты уже рядом! Потому предупреждаю: не вздумай с боем прорываться ко мне! Я в Киреевке, в местном сельмаге! Чертовы муры засели в округе! И взяли под прицел все выходы из магазина! Уверена, меня они используют, как приманку! Им нужен ты! Заляг где-нибудь в отдалении! И постарайся прищучить их с дальней дистанции!»

Понял! Сделаю! – мысленно надиктовал ответ.

И в следующую секунду едва не загнал машину в придорожные кусты, из-за острого желания немедленно пуститься в пляс.

Выруливая через минуту с лесной дороги на знакомую до боли лесную опушку на пригорке, испытал острый приступ дежавю.

Наскоро припарковав машину между деревьями, с винтовкой занял удобную для стрельбы позицию под крайним кустом, и через окуляр прицела стал рассматривать дома Киреевки.

Сельмаг и пару обезображенных наваренной на кузов арматурой муровских фургонов, припаркованных неподалеку у здания сельсовета, отыскал быстра. Тут же нацелившись в окна магазина, уловил внутри мельтешение закутанной в камуфляж фигуры подруги. А вот с затаившимися в округе мурами поначалу у меня вышла полная лажа. Как ни вглядывался, не смог заметить ни одного в окружающих домах.

Слеза! Я занял позицию, но муров нигде не вижу! – надиктовал в отрядный чат.

Ответ не приходил довольно долго, я даже забеспокоился: не случилось ли чего с только-только по новой обретенной подругой. Но когда он, наконец, прибыл, причина задержки объяснилась сама собой.

«Трое автоматчиков засели в здании сельсовета, на первом этаже, за вторым, пятым и шестым окнами. Еще двое с пулеметом засели на чердаке большого серого дома с красной крышей. Один автоматчик прячется в зеленой беседке желтого дома с синей крышей. Где разместились остальные муры не видела. Но ты пока начинай отстреливать первую шестерку. Остальные, когда поймут, что засада раскрыта, и их методично отстреливают, наверняка, запаникуют, и сами себя обнаружат.»

Благодаря такой подробной инструкции, круг поиска сузился буквально до нескольких окон и беседки, и это мгновенно принесло результаты.

Начать решил я с самых опасных – пулеметчиков. В широко распахнутом чердачном окне пара муров обнаружилась без труда. Невольно подивился, как все просто, когда точно знаешь, где следует искать. Ведь наобум шаря прицелом по округе, я просматривал и этот дом, но, без подсказки, нагло выставившихся в чердачном окне муров не заметил.

Мощная оптика прицела позволила навестись точно на головы жертвам. Два тихих щелчка, пара едва ощутимых толчков прикладом в плечо, и муры на чердаке, с расплесканными по стенам мозгами, перестали таить угрозу для членов нашего отряда.

Так же бесшумно, точным выстрелом в затылок, упокоил мура в беседке.

Троих парней в камуфляже, притаившихся за окнами сельсовета, я обнаружил без труда, но эти автоматчики прятались за закрытыми окнами. Нейтрализуя их, пришлось пошуметь, трижды разбивая стекло.

После того, как три стекла, с засевшими за ними мурами, друг за дружкой вдруг разлетелись веером осколков, и из открывшихся окон вывалилась троица с простреленными головами, как и предсказывала Слеза, оставшиеся муры запаниковали. Четверо открыто побежали к припаркованным фургонам, и я их расстрелял, как в тире. Еще трое выскочили из соседних домов и стали беспорядочно шмалять во все стороны из калашей, этих придурков оставил на потом, и упокоил буйных коммандос после первой четверки. Еще один шустрый малый рванул по сельской дороге со скоростью гоночного болида. Он был так быстр, что я просто не успел отследить его через оптический прицел, камуфляжник мгновенно вырвался из области обзора. К тому же этот чудик рванул не к машинам, а прочь от них, к чему я оказался совершенно не готов. Когда, оторвавшись от окуляра, я попытался отследить движение беглеца обычным взглядом, на сельской дороге никого уже не обнаружил. Удивительный человек-ракета словно сквозь землю провалился.

В общем, как не стыдно в этом признаваться, но этого шустрилу я упустил.

Еще четверо хитрецов решили добираться до фургонов короткими перебежками, прячась от меня за стенами близлежащих домов, и стремительными бросками преодолевая открытые пространства. И у этих самых толковых ребят почти получилось оставить меня с носом. Но против них сыграл шум, устроенный обстрелявшими округу из автоматов придурками, на который в село из окрестного леса ожидаемо пожаловала ближайшая стая тварей – всего трое лотерейщиков и полтора десятка бегунов. Но их внезапной атаки хватило, чтоб почти добравшиеся до фургонов муры были вынуждены развернуться тварям навстречу и, позабыв о маскировке, ураганным огнем из всех стволов встретить цепь набегающих монстров.

Разумеется, я со своей козырной позиции хладнокровно почикал сперва муров, в запале боя невольно выскочивших из-под защиты стен, потом уцелевших под их автоматным огнем тварей.

Кажись, все! Периметр чист! Можешь выходить! – надиктовал я в отрядный чат.

– А я давно уже здесь, – услышал знакомый насмешливый голос за спиной.

Сразу вспомнился тот шустрый камуфляжник, рванувший из-под моего прицела с фантастическим ускорением.

– Эх, Рихтовщик, Рихтовщик, – меж тем оседлала своего любимого конька бывшая наставница и принялась самозабвенно меня отчитывать, – чему спрашивается я тебя целый месяц учила! Как можно было так беспечно оставить совершенно неприкрытыми свои тылы! Будь я твоим врагом, запросто могла бы…

Не желая больше слушать ее болтовню, я вскочил на ноги, сгреб Слезу в охапку и поцелуем запечатал, наконец, ее говорливый рот.

Перед закрытыми глазами загорелись строки уведомления:


!!!Внимание! Вам выполнено задание: в течение 48 часов после возрождения разыскать и защитить Слезу!

Награда за выполнение задания:

!Опыт: +12000. Очки свободного распределения характеристик: +3200!

!!!Выполняйте задания – это выгодно! Удачной игры!

Глава 19

В которой задушевный разговор переходит в форсаж


!!!Внимание! Вами лично в отрядном бою ликвидировано 17 Игроков: 15-го, 17-го, 18-го, 19-го, 20-го и 21-го уровней, 2 лотерейщика и 5 бегунов!

!Без штрафа за ликвидацию. Все ликвидированные Игроки имеют отрицательный статус!

Награда за ликвидацию:

!Опыт: +32577. Характеристики: +2 к Знаниям, +15 к Картографии, +15 к Наблюдательности, +15 к Удаче, +16 к Физической силе, +2 к Рукопашному бою, +16 к Фехтованию, +16 к Меткости (Атака +1), +3 к Физической броне, +11 к Выносливости, +1 к Регенерации, +3 к Скрытности, +17 к Скорости, +18 к Реакции, +17 к Гибкости, +17 к Интуиции, +14 к Силе Стикса, +14 к Броне Стикса, +2 к Медитации, +8 к Познанию скрытого. Навыки: +22 к Алкоголизму, +21 к Ораторскому искусству, +22 к Телепатии, +46 к Стрелку, +21 к Хамелеону, +32 к Водителю!!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


– Поехали, Рихтовщик! Потом дочитаешь, – оторвала меня Слеза от прочтения загоревшего победного уведомления, потянув в стоящей неподалеку машине. – А то, чую, набежит сейчас сюда жадных до кипиша зубастиков.

– А как ты, но что читаю?..

– Кверху каком!.. Не тупи, Рихтовщик, мы ж с тобой в отряде. Значит, мне дубликат твоих великих свершений с порезанным опытом от Системы прилетает, типа: остальными членами… в отрядном бою… и прочие бла-бла-бла… Слушай, может, я поведу?

– Не, я сам, – твердо возразил я, направляя подружку к пассажирскому месту. – Нужно навык нарабатывать.

– Ну валяй, нарабатывай…

Мы расселись по местам, а завел тачку, и началось…

– Да кто ж так резко задом-то сдает. У меня чуть голова на заднее сиденье не улетела! Ты глянь в зеркало-то, как кустик беззащитный шипами своими помял! Практически из земли его, бедолагу, выкорчевал! Просто смотреть больно. Эх, не бережешь ты, Рихтовщик, природу…

– Млять! Ну извини.

– Блин! Рихтовщик! Кто тебя водить-то учил?! Это ж просто кошмар какой-то, а не вождение! Ты дорогу-то видишь?..

А-ааа! – мысленно возопил я. И ведь как хорошо одному было! Вот нахрена, спрашивается, рвался ее спасать? Не зря говорят: благими намерениями выстлана дорога в…

Тычок кулаком в плечо вывел из задумчивости.

– Рихтовщик, уснул что ли! – возмущенно фыркнула в ухо соседка. – Так и будем на третей ползти, как улитки?!

– Извини, задумался, – проворчал, переключая рычаг скоростей и поддавая газу.

– Задумчивый, блин!.. Скажи-ка мне, друг разлюбезный, а тебе, часом, задание не выдавали: на скорейшее воссоединение отряда?

– Да, было. Только по-другому называлось. За сорок восемь часов, после возрождения, нужно было отыскать тебя и защитить.

– Зашибись!.. Чего ж не искал-то нифига?! На меня такое там сафари устроили – чудом выжила! Твоя поддержка точно бы не помешала.

– Да там, понимаешь, с возрождения навалилось всего… Короче, долго рассказывать.

– Ниче-ниче, я никуда теперь уже особо не спешу. Ты, я так понимаю, тоже. Так что, валяй, рассказывай. Жуть как интересно узнать, за что аж два уровня без меня отхватил. Помнится, два дня назад ты был еще двадцать пятый – и уже, хобана, двадцать седьмой!

– Ну ты тоже, гляжу, времени не теряла. Была девяткой, а теперь тринадцатого… вру, даже уже четырнадцатого уровня.

– Да ты не сравнивай. На низких уровнях качаться просто. Вон мне четырнадцатый только что прилетел всего-то за свалившийся, благодаря твоей стрельбе, халявный отрядный опыт. А после двадцатого, новые уровни, пипец, как трудно достаются. У тебя же в день по уровню. Просто гребаное читерство какое-то… Потому, я жду, давай уже, не томи, рассказывай.

– Двадцать шестой уровень я получил за…

– Погоди, вон туда между кустами сейчас сверни.

До выезда с лесной дороги на асфальтовую автостраду оставалась буквально сотня метров. Но по выработавшейся за месяц привычке, я на автомате, не рассуждая, тут же сделал, как сказала наставница. И мы оказались на маленькой, скрытой от посторонних глаз, полянке.

Вот ведь! Я же неоднократно проезжал мимо, и даже проходил рядом пешком, но до сего момента даже не подозревал о существовании здесь этой полянки. Похоже, Слеза в здешних краях не первый раз, и знает окрестные леса куда как лучше меня.

– Надеюсь, здесь нас никто не заметит и не потревожит. И мы спокойно сможем поговорить… А прежде чем продолжишь свой рассказ. Вот, Рихтовщик, держи, у меня для тебя подарочек.

Слеза вытащила из рюкзака фляжку и вложила мне в руку.

– Ну чего ты таращишься на нее, как на паука ядовитого. Открывай. Угощайся.

– Ничего я не таращусь.

– Вот и правильно. Там раствор белой звезды. Приготовила в магазине, пока ты муров отстреливал. Из нефильтрованного, как ты любишь.

Я осторожно глотнул угощение. И вновь оказался приятно удивлен неожиданно приятным вкусом. Вместо кисло-горького лекарства, каковым неизменно получался звездный раствор у меня в собственном исполнении, это было, практически, то же самое нефильтрованное, только с яркой лимонной кислинкой, ничуть не портящей напиток, а даже придающей ему некую пикантность.

Разумеется, сделав первый глоток, я не смог остановиться, пока не удудонил все содержимое фляжки. Перед глазами через секунду после последнего глотка ожидаемо загорелись строки системного уведомления:


!!!Внимание! Вы употребили белую звезду!

!Опыт: +333!

!Шкала Спорового баланса: +2. Показатель Атака: +2. Характеристики: +59 к Рукопашному бою, +92 к Меткости!

!Шкала Бодрости: +2. Показатель Ловкость: +2. Характеристики: +83 к Скорости, +73 к Гибкости!

!Шкала Духа Стикса: +2. Показатель Дух Стикса: +2. Характеристики: +22 к Медитации, +68 к Познанию скрытого!


– Спасибо. Потрясающий раствор.

– Рада, что тебе понравился, – хмыкнула Слеза, убирая пустую фляжку в рюкзак. – Все, теперь рассказывай.

– Может еще по горошине? У меня есть. Белые.

– Да запросто. Уксус есть?.. Давай, давай все сюда. Я сама разберусь. А ты начинай уже рассказывать.

– Ну, значится, двадцать шестой уровень я получил за…

В течении следующего получаса я подробно обсказал бывшей наставнице злоключения двух последних дней. Пару раз делал паузу для принятия растворенной в уксусе горошины, и запивки ее живцом. И для легкого перекуса смастеренными Слезой на скорую руку бутерами, из раздобытых в магазине хлеба, сыра и копченой колбасы.

В процессе ожидаемо перед глазами загорелось системное уведомление:


!!!Внимание! Вы употребили белую горошину!

!Характеристики: +13 к Силе Стикса, +13 к Броне Стикса, +10 к Медитации, +11 к Познанию скрытого!


– Ну понятно, в общем, с тобой все. Рихтовщик в своем репертуаре! Сперва решаю свои проблемы, а потом, если повезет и останется свободная минутка, так уж и быть покумекаю, чем можно помочь далекой напарнице, – подытожила мой длинный рассказ Слеза.

– Да ты ж слышала… Я ж пытался… И, вот, поехал же навстречу.

– Поехал он, блин! Когда до истечения задания осталось всего четыре часа! Так-то ты меня, выходит, ценишь!

– А че, на тачке за четыре часа вполне реально было…

– Если б мне задание на воссоединение отряда не пришло, и я б не подорвалась тебе навстречу… Хрена лысого тебе бы было, а не реально!

– Кстати, а ты на чем до Киреевки добиралась?

– На своих двоих.

– Да не гони. Я ж по поисковику тебя отслеживал. Ты буквально за пять-шесть часов восемьдесят километров преодолела.

– Не восемьдесят, а девяносто четыре. И не за пять-шесть, а за два часа.

– Тем более. Значит, по любому, на чем-то ехала.

– Да бегом я добежала, Рихтовщик. Дар у меня есть, бег разгоняющий.

– Фига се! Выходит, я правильно догадался. Это ты была тем шустриком, что из-под прицела моего выскочил. Круто, конечно, вышло. Но все равно – ты здорово рисковала. Что, если б я, не раздумывая, сразу пальнул? Мог, ведь, и зацепить.

– В магазине оставаться нельзя стало. Когда муры поняли, что у тебя на прицеле, и ты их валишь одного за другим, попытались вытащить меня из магазина, чтобы прикрывшись мной от твоих пуль спокойно сбежать из ловушки. Пришлось прорываться прямо у них под носом. Конечно, в первые секунды разгона они или ты могли меня подстрелить, но если б не рискнула, потом муры, все одно, кончили бы меня, без вариантов. И это в лучшем случае. Могли и в бордель какой-нибудь ботовский определить… Че засопел-то, герой? Разумеется, ты б меня у них отбил. И спас.

Слеза звонко расхохоталась.

– Не вижу ничего смешного, – насупился я. – Вообще-то…

– Ну-ка тихо! – шикнула соседка, резко оборвав смех.

– Ты чего?

– Тцц!

В салоне повисла напряженная тишина.

– Млять! Все-таки учуяли, козлы кривоногие! – раздраженно хлопнула ладошкой по панели Слеза. – Полазай на заднее сиденье, Рихтовщик!

– Че происходит-то? Зачем?!

– Быстро, мля! Нет времени объяснять!

Распахнув дверь, я выскочил с водительского места и, сместившись назад, нырнул на широкое заднее сиденье. Пока я скакал кузнечиком, Слеза переместилась с бокового кресла на водительское и, как только я захлопнул заднюю дверь, резко дала по газам, лихо вырулив задом обратно на лесную дорогу.

При этом ее маневре на длинных шипах заднего кенгурятника повис насаженный, как бабочка на булавки, лотерейщик. И из-за ближайших кустов на машину набросилась урчащая толпа тварей.

Если б я сидел за рулем, они бы точно успели нас окружить и заблокировать дальнейший ход. К счастью, за рулем была Слеза, с великолепной реакцией бывалого гонщика. Она газанула буквально за мгновенье до того, как тянущиеся со всех сторон когтистые лапы добрались до обитого стальными листами корпуса.

Пробкой из шампанского мы выскочили из эпицентра огромной стаи. А оставшиеся с носом твари успели лишь стащить с задних арматурных шипов труп невезучего лотерейщика.

Глава 20

В которой уходим от погони и определяемся с планами на ближайшие дни


Сто метров по грунтовке до асфальтовой дороги мы промчались за считанные секунды. Бросившиеся вдогонку твари, разумеется, прилично отстали на этом рывке. Но дальше последовал крутой разворот с выездом на асфальт, и чтобы не загреметь в кювет, Слезе пришлось сбросить скорость.

Твари стали быстро сокращать набранный на ускорении отрыв. И радостно заурчали, в предвкушении лакомой добычи. Пришлось слегка поумерить им пыл, прострелив из опущенного окошка бошки троице самых резвых бегунов.

Выровняв, наконец, машину на асфальте, Слеза надавила на газ, выжимая из мотора внедорожника всех заныканных там лошадок, и мы стрелой понеслись по гладкой дороге, повторно выскочив из-под когтей и челюстей уже почти догнавшей нас стаи. Оставшиеся с носом твари быстро отстали и скрылись за поворотом.

– Где так лихачить-то научилась? – спросил подругу, по-барски развалившись на широком сиденье.

– В Песках Тридцать шестого Южного региона. Там без тачки никак. На солнце адское пекло, а деревьев и, соответственно, тени практически нет. Из-за жуткой жары твари там до мумий высыхают, и в таких кошмарных монстров превращаются, что здешние, на их фоне, просто пушистые котята.

– Да иди ты. Нашла, млять, котят!

– Серьезно. Я не шучу. Пески – самое страшное место на Континенте, где мне довелось побывать. Кстати, Летящий бег я получила именно там. Из-за специфики тамошних быстроногих тварей, Система, чтобы уравнять с ними шансы, за жемчуг часто выдает охотящимся в тех пустынных краях игрокам такие вот заточенные на ускорение Дары.

– А ты, Слеза, походу знатная путешественница. Наверное, я очень многого о тебе не знаю.

– Да ты вообще обо мне ничего не знаешь, – хмыкнула подружка.

– Но ты ведь мне расскажешь о себе?

– Все может быть, Рихтовщик. Все может быть.

– А почему бы не начать прямо сейчас?

– Сейчас не получится. Читаю задание.

– Какое еще, нафиг, задание?

– А тебе разве не пришло? Странно, было уверена, что оно отрядное.

– Да Хранитель намекал на что-то такое. Но пока мне…

Перед глазами загорелись строки уведомления:


!!!Внимание! Вам предлагается задание: взять под опеку члена отряда Слеза и в течение 72 часов, с момента подтверждения задания, помочь Слезе развиться до 20-го уровня!

Награда за выполнение задания: +25000 опыта и +5000 очков свободного распределения характеристик.

Штраф за провал задания: -20000 опыта и -4000 очков свободного распределения характеристик.

Принять задание: Да / Нет


– Че, принял? – спросила Слеза, по моему расфокусировавшемуся взгляду, догадавшись, что закончил читать системное послание.

Ну да, если задание отрядное, такому опытному игроку, как она, несложно догадаться о тексте сделанного мне предложения. Непринятие такого задания автоматически ставило жирное нет на отряде, а следом, неминуемо, и на наших отношениях. Поэтому, разумеется, я ответил:

– Да.

И подтвердил принятие задания.

– И че, какие мысли будут, по моей форсированной прокачке?

– Есть тут неподалеку местечко одно интересное, называется лабиринт.

– Это у Малины что ли?

– Млять! И это ты знаешь.

– Рихтовщик, не тупи, сам же мне про лабиринт этот полчаса назад рассказал.

– А, ну да… В смысле, он это… То есть, который у Малины лабиринт, да…

– Согласна, на слепунов поохотиться идея не плохая, – подхватила Слеза, сделав вид, что не заметила моего смущения. – И рядом с тобой меня, пожалуй эти милые тварюшки не сильно покусают. Только сперва нужно раздобыть мне что-нибудь такое же бесшумно-убойное, как твоя винтовка.

– У меня с собой сто шестьдесят споранов, две белых и восемнадцать желтых горошин. Можешь располагать ими, для покупки нужного оружия.

– Да ты, прям, не Рихтовщик, а Рокфеллер, блин, – хмыкнула Слеза. – Еще про пакет с трофеями и гору янтаря, что на хранение мне оставил, забыл упомянуть. Или решил, я их закрысила?

– Почему закрысила-то?.. Там, на оазисе, все, кроме тебя, умерли. Соответственно, наследницей всего, что осталась, стала ты одна.

– Да ты гонишь, Рихтовщик, – рассмеялась Слеза. – Мы отряд создали до твоей смерти. А присваивать трофеи члена отряда – крысятничество чистой воды. Потому мешок с трофеями и янтарь по прежнему твои, я их забрала только, чтоб вернуть тебе, при встрече.

– Спасибо, конечно. Но, думаю, будет справедливо, если мы разделим трофеи и янтарь поровну.

– Да без проблем. Я не идиотка, от таких щедрых подарков отказываться.

– Зато теперь сможешь позволить себе выбрать у менялы винтовку по душе.

– Это вряд ли, – неожиданно возразила Слеза. – Не, споранов теперь, наверняка, хватит. Но… Во-первых, моя любимая ВССК на Континенте гостья довольно редкая. Просто так у менялы ее приобрести практически невозможно. Она добывается под заказ. И ждать ее поступления на склад менялы придется, в лучшем случае, месяц. Во-вторых, крупнокалиберная винтовка, даже бесшумная, не годится для охоты в подземных пещерах… Для лабиринта, думаю приобрести, что-нибудь попроще и полегче. Что думаешь по поводу арбалета.

– Ну сам-то я с арбалетом дела никогда не имел. Но как из них стреляют видел… Да ты ж тоже тогда со мной была. Помнишь, пару лесовиков, подставивших нас с Белкой под стаю тварей?

– Разумеется, помню. Собственно, это твое приключение меня и вдохновило, попробовать охоту с арбалетом. Оружие мощное, бесшумное, и оснащено лазерным прицелом. В условиях ограниченного пространства пещеры – идеальный выбор.

– Может, вместо арбалета, из лука попробуешь? Тоже для пещеры – самое оно. Конечно, без лазерного прицела. Но… Я видел, как Шило из лука садит и, четно говоря, меня это очень впечатлило. Лотерейщиков стрелами сносил быстрее, чем я пулями из винтаря.

– Для работы с луком навык нужен специальный – Лучник. У меня, увы, такого навыка нет. Чтоб его Система разблокировала нужно не меньше тысячи результативных выстрелов из лука сделать. Обычно такой навык на стрельбище вырабатывается, и не один день. И даже получив навык, сразу крутым лучником не станешь, опять же ему стрельбу из лука нужно ежедневно оттачивать, совершенствовать и развивать, как водителю свое вождение. Конечно, развитый лучник – это очень крутой стрелок. Ведь при работе с луком напрямую используется Физическая сила, и чем больше эта характеристика у игрока, тем убойнее становятся посланные им стрелы. На Континенте легенда ходят о высокоуровневых лучниках, стрелы которых способны, как бумагу, прошивать броню элиты. Но сама таких ни разу не встречала, врать не буду… Короче, лук мне не подходит, из-за дефицита времени.

– А я бы, пожалуй, попробовал.

– Давай сперва меня до двадцатки поднимем, ладно.

– Разумеется. Это я так. С прицелом на будущее.

– Значит, решено. Обменяю у менялы ботовский автомат на арбалет.

– Смотри сама, тебе видней.

– Вот и ладушки. Засекай время. Через двадцать минут будем у ворот Малины.

Глава 21

В которой отправляемся к меняле, и я открываю тайник


Поездка до Малины вышла на удивление спокойной. Никто нас по дороге не тревожил. Воспользовавшись минутами затишья, решил поэкспериментировать с недавно приобретенным Даром. Благо, в намечающейся в скором времени подземной охоте, на полную катушку намеревался использовать его в пещерах для обнаружения слепуньих лежбищ.

Прежде чем его активировать, решил прокачать Дар до второй ступени. И мысленно дал команду использовать для этой цели необходимое количество очков свободного распределения.


!!!Внимание! Вами использовано 1182 очка свободного распределения характеристик!

!Характеристика Наблюдательность: +1182 (Интеллект +12)!

!!!Внимание! Активирована 2-ая ступень Дара Стикса: Всевидящее око. Фраза-активатор, запускающая действие Дара: «Сквозняк». Постоянный бонус: Интеллект +3 к показателю Игрока. Описание дара: Позволяет обнаружить живых существ в радиусе 40 метров с вероятностью 100%, в радиусе 80 метров с вероятностью 60%, в радиусе 120 метров с вероятностью 20%. Период действия Дара: 3 минуты 15 секунд. Откат Дара: 1 час. Расход Духа Стикса (маны) на действие Дара: 23 единиц шкалы Духа Стикса. Дар доступен для использования в любое время дня и ночи!

!Навык Рентген: +50!


А неплохо так Дар-то прокачался. Общий радиус действия расширился разом аж на двадцать метров. И оба внутренних радиуса изрядно раздались вширь, особо порадовало увеличение с тридцати до сорока метров радиуса стопроцентного обнаружения противника. Кроме того, на пятнадцать секунд увеличилась продолжительность действия Дара.

Разумеется, не удержавшись, решил тут же проверить прочитанную теорию на практике, и активировал Дар.

Окружающий асфальтовую дорогу лес с обеих сторон сделался полупрозрачным, и сквозь скопища призрачных деревьев замелькали подсвеченные красным силуэты затаившихся живых существ. В основном это были какие-то мелкие грызуны или птицы, из окна стрелой летящего по дороге авто толком разглядеть их не удавались, просто попадающие в поле зрения красные точки тут же проносились мимо, и им на смену появлялись новые, в других местах призрачного леса. Лишь пару раз за трехминутное наблюдение за лесом в радиус действия Дара попадались крупные красные силуэты тварей – в обоих случаях они обнаруживались на стометровом отдалении, и даже не реагировали на тихое рычание нашего двигателя.

Когда действие Дара закончилось и окружающий лес стал обычным, я попытался разговорить Слезу, но, как назло, аккурат в этот момент, ровный дорожный асфальт пошел вдруг трещинами и колдобинами. Чтобы не угробить тачку, подружке пришлось сосредоточиться на вождении, и она попросила не лезть с пустым трепом под руку.

Откровенно заскучав на заднем сиденье, от нечего делать даже прочел последнюю пару уведомлений: о смешных крохах, прилетевших отряду за бегство от стаи, скрупулезно подсчитанных и учтенных вездесущей Системой, ну и прилетевшие крошки за недавнюю активацию Дара, до кучи.


!!!Внимание! Вами лично в отрядном бою ликвидировано 3 бегуна!

Награда за ликвидацию:

!Опыт: +428. Характеристики: +5 к Меткости, +8 к Реакции. Навыки: +18 к Алкоголизму, +20 к Стрелку, +14 к Водителю!!

!!!Внимание! Остальными членами отряда в отрядном бою ликвидировано: 1 лотерейщик!

Награда за участие в ликвидации:

!Опыт: +178. Характеристики: +4 к Удаче. Навыки: +10 к Хамелеону!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


!!!Внимание! Активирован Дар: Всевидящее око!

!Характеристики: +5 к Наблюдательности, +10 к Удаче, +5 к Познанию скрытого. Навыки: +20 к Шпиону, +30 к Рентгену!


Кусок раздолбанной дороги закончился, но поболтать с подружкой снова не удалось, на этот раз из-за показавшегося впереди стаба.

Деревянный терем, с малиновой крышей, горой возвышавшийся в центре Малины, первым бросился в глаза. Своим экзотическим сказочно-роскошным видом резиденция местного хозяина разбавляла унылое скопище окольцованных высоким бетонным забором, похожих друг на дружку, как близнецы братья, двухэтажных домов-бункеров.

Массивные стальные ворота приветливо разошлись в стороны при нашем приближении. По знаку начальника караула, Слеза остановила машину на пустыре за воротами.

Нас вежливо попросили открыть капот и багажник, и выйти из машины. Осмотрев салон и все имеющиеся внутри пустоты, охранники убедились в отсутствии у нас контрабанды, содрали въездную пошлину: по спорану с человека и аж целых пять с тачки, и разрешили, наконец, проезд на улицы Малины.


Перво-наперво решили заехать на склад к Звездочету.

Старик обрадовался мне, как сыну и, выйдя навстречу из-за конторки, по отечески обнял. А отстранившись, тут же попенял за смену обуви и камуфляжа, мол, опасно живешь, дружище Рихтовщик, на тебе все, как на огне горит.

Я представил меняле Слезу, и тут же попросил Звездочета произвести ревизию всего нашего отрядного барахла, с целью честного распила пополам.

Слеза по очереди извлекла из рюкзака и выложила на медный поднос в конторке: пакет с трофеями и толстую связку порционных кусков порезанного янтаря.

После минутного изучения содержимого пакета и связки старик обрушил на наши головы настоящий водопад цифр:

– В вашем пакете сейчас находится: пятьсот сорок шесть споранов, двадцать семь черных и три белых звезды, и одна желтая горошина. В связке янтаря – девяносто шесть гладких нитей и тридцать восемь узелковых. По нынешнему курсу желтый горох стоит девять споранов. Белые звезды идут за двести пять споранов, а черные – за пятьдесят один. Гладкие нити янтаря – за сто пятьдесят восемь споранов, узелковые – за семьсот восемьдесят семь. Итого, ваше богатство будет стоить сорок семь тысяч шестьсот двадцать один споран.

– Охренеть! – выдохнула Слеза. – Рихтовщик, может не стоит половину-то? Мне и десятой части от такой прорвы споранов – за глаза хватит.

Честно говоря, меня озвученная цифра тоже весьма впечатлила. Но сделав равнодушное лицо, я небрежно бросил в ответ:

– Уговор дороже денег. Решили делить поровну – значит, поделим поровну.

– В равной пропорции все трофеи разделить не получится, – покачал головой звездочет. – Кроме того, итоговая цифра не четная. Один споран останется лишним.

– Дружище, возьми его себе за труды, – предложил я. – Слеза, ты ведь не возражаешь.

– Ерунду не спрашивай. Разумеется нет, – фыркнула подружка и неожиданно продолжила, обращаясь уже к меняле:

– Вы пока с дележкой-то особо не заморачивайтесь, лично я собираюсь основательно у вас потратиться, а оставшиеся средства забрать в виде жемчуга. Разумеется, если он у вас есть.

– Найдется, – закивал, расплывшийся в довольной улыбке, Звездочет. – Зеленого, увы, пока нет. Но в достаточном количестве имеется черный и красный. По нынешнему курсу черный могу предложить вам за две тысячи пятьсот двадцать три спорана. Красный – за четыре тысячи девятьсот девяносто восемь.

– Слушайте, я тогда тоже, наверное, свою часть в жемчуг переведу, – оживился я.

– Как вам будет угодно. Желание клиента – закон… Может, хотели бы еще что-нибудь, кроме жемчуга?

– Меня интересует ВССК, – заявила Слеза, решительно оттерев меня от конторки. – Или Выхлоп – так эту винтовку тоже называют.

– Да, да, я, разумеется, понял о каком оружии вы говорите, – закивал звездочет. – Но, к сожалению, в данный момент…

– А если я у вас закажу, вы сможете для меня ее достать? – перебила Слеза.

– Разумеется.

– Как долго придется ждать?

– До полутора месяцев. Точный срок назвать не могу. Сами понимаете, товар весьма специфический и редкий.

– Надеюсь, за долгое ожидание, я могу рассчитывать на получение скидки.

– Конечно, уважаемая. Цена вашего заказа составит двадцать тысяч споранов. Это, с учетом скидки.

– Да побойтесь Стикса. Какие двадцать тысяч. У меня была раньше такая винтовка, и я прекрасно знаю ее реальную цену. Только из уважения к Рихтовщику, рекомендовавшему мне вас умным и порядочным менялой, я согласна заказать ее у вас за четырнадцать тысяч споранов.

– Дорогая, вы с ума сошли. Четырнадцать тысяч за такую шикарную вещь – это просто грабеж средь бела дня. Только из-за безграничного уважении к моему уважаемому клиенту Рихтовщику, я готов уступить вам пятьсот споранов.

– Полтысячи?! Я не ослышалась?! Всего лишь жалкие пять сотен с несуразно задранных двадцати тысяч! Уважаемый, это же уму не постижимо! Когда мой друг Рихтовщик рассказывал о вас…

Я закатил глаза и поспешил сбежать от двух ожесточенно торгующихся барыг, всего минуту назад бывших вполне приличными и адекватными людьми.

Увлеченный торгом Звездочет не стал меня удерживать у конторки, и я побрел вдоль рядов стеллажей, с вялым интересом разглядывая груды пылящегося там барахла.

Проходя мимо очередного стеллажа, глаз невольно зацепился за лежащий там на самой нижней полке, практически на полу, отчего-то в гордом одиночестве, красивый наборный лук без тетивы, изготовленный из перламутровых роговых пластин, непонятного происхождения. Вспомнив недавний разговор со Слезой, я поднял с полки непривычное оружие и невольно поразился его легкости, несмотря на то, что лук был практически с меня ростом, и составляющие его пластины выглядели весьма брутально и мощно, весил он не больше килограмма.

Глянув на лук пристальным взглядом, я удивился еще больше. Вместо ожидаемого столбца со строками описания, рядом с пластинчатой дугой оружия появились лишь вереницы вопросительных знаков.

– А, вот ты где, – неожиданно прозвучавший за спиной голос заставил вздрогнуть.

Резко обернувшись, увидел встревоженное лицо старика-менялы.

– Почему не отзывался-то, когда звали?

– Чего? – потрясенно пробормотал я. – Я не слышал. Забрел, наверное, далеко.

– Да уж, далековато. С ног сбился, пока нашел.

– А вы закончили торговаться?

– Давно уж. Пошли, твоя спутница арбалет, поди, уже выбрала.

Я наклонился, чтоб вернуть лук на место, и с недоумением обнаружил, что никакой нижней напольной полки в стеллаже нет, и то место, где раньше лежал лук, завалено рулонами оберточной бумаги, лежащими под стеллажом прямо на полу.

– Постой, а что это у тебя в руке? – спросил меняла, заметив лук, после неуклюжей попытки втиснуть его между оберточными рулонами.

– Да чертовщина какая-то, – честно признался я.

И под требовательным взглядом менялы, рассказал о приключившемся со мной нелепом происшествии.

– Скажи-ка, а у тебя случайно навык Кладоискатель не разблокирован? – огорошил вопросом Звездочет, после моего рассказа.

– Случайно разблокирован.

– Поздравляю! Подозреваю, что сегодня ты его изрядно прокачал.

– Так что мне с луком-то делать?

– Что хочешь. Он твой.

– Как это? Я же его у тебя на складе нашел. Типа со стеллажной полки поднял.

– Рихтовщик, поверь, я знаю каждую самую мелкую безделушку, хранящуюся на этих стеллажах. И заявляю тебе со всей ответственностью: у меня на складе нет, и никогда не было этого лука. Ты его нашел. Он твой. Забирай, и делай с ним что хочешь.

– Нет, так нельзя. Я ж не просто на улице лук нашел, а у тебя на складе. Значит, хоть сколько-то обязан тебе за него заплатить.

– Так ты ж мне за него уже заплатил. Потому и нашел, – огорошил очередной загадкой старик.

– Я? Заплатил?

– Ну конечно. Вспомни, тот неделимый споран, что ты передал мне просто так. Это и была плата за этот замечательный артефакт.

– Какой, нахрен, артефакт? Я совсем запутался. Так ты знал что ли, что я пойду сюда и найду лук?

– Даже не предполагал. И никто не знал. Все это лишь невероятная череда удачных совпадения, и твой вовремя пробудившийся навык. Лучше объяснить тебе, поверь, не смогу. Лук твой, Рихтовщик. И за него ты полностью расплатился со мной дарованным спораном… Пошли, а то твоя спутница нас уже, наверняка, потеряла.

Глава 22

В которой закупаемся, заселяемся, и я считаю плюшки


Возвращаясь следом за Звездочетом, решил поэкспериментировать и спрятать громоздкий лук в свободную ячейку инвентаря, благо, лишняя у меня как раз недавно появилась, после достижения первого предела неоспоримости. Когда у меня это легко получилось, стало очевидно, что с весом лука я не ошибся, и он действительно легче килограмма, несмотря на впечатляющие габариты.

Обратно доставать лук из ячейки я не стал, и Слеза очень удивилась, когда параллельно с ее заказом полсотни болтов для купленного арбалета, я попросил у Звездочета те же полсотни, но уже длинных стрел, для лука, и вместительный колчан под них.

Стрелы с колчаном мне обошлись в семьдесят пять споранов. Еще десять споранов с меня списали за пять комплектов тетивы с удобными креплениями на концах, позволяющими нацепить тетиву на лук за считанные секунды. Еще за полторы сотни споранов докупил по сотне патронов к винтовке и стечкину. Ну и оптом скупил у старика карты аж тридцати двух стабов Двадцать Первого Юго-Восточного региона Континента. Со скидкой за опт, отжатой у прижимистого старика моей хваткой и языкастой подружкой, стоимость каждой новой карты обошлась мне в семьдесят пять споранов, соответственно, за все карты я заплатил две тысячи четыреста споранов. Но эта дорогая покупка стоила того, вместе со стабами открылись окружающие их леса, поля, горы, овраги, реки, озера, болота, и даже значительные участки окаймляющей регион окраинной черноты, и на отразившейся на моей общей карте территории Двадцать Первого Юго-Восточного региона, составляющей приличный кусок Континента, практически не осталось черных пятен.

И, разумеется, после разблокировки каждой новой карты мне приходили одинаковые, как близнецы-братья, системные уведомления, с прибавками очков развития к характеристикам: Знания и Картография, и ростом навыков Торговли и Телепатии. Подытоживая совокупную статистику тридцати двух уведомлений, всего я получил от Системы: +160 к Знаниям (Интеллект +1), +320 к Картографии (Интеллект +3), +320 к Торговле (Интеллект +2) и +640 к Телепатии (Дух Стикса +3).

Кроме того, чтоб не таскать с собой огромный мешок трофеев, я решил перевести оставшуюся часть своей половины разделенного со Слезой богатства в жемчуг. Ее хватило аж на три красных и две черных жемчужины, после покупки которых моя потенциальная «наличность» сократилась до скромных тысячи ста тридцати пяти споранов. Их я забрал в виде одной узелковой и трех гладких янтарных нитей, с доплатой из своих средств ста двадцати шести споранов. После чего у меня в кошеле осталось тридцать четыре спорана, две белых и восемнадцать желтых горошин, к которым прибавилось пять жемчужин и четыре янтарные нити.

Слеза, кроме заказа навороченной винтовки, цена которой в ходе яростных торгов просела до семнадцати тысяч двести пятидесяти споранов, приобрела еще у Звездочета отличный скорострельный многозарядный арбалет с лазерным прицелом, и с двумя дополнительными обоймами, на десять болтов каждая. Аккурат, как она и рассчитывала, Звездочет согласился обменять выбранный арбалет на ее ботовский автомат. Отдельно доплатить еще пятьдесят споранов Слезе пришлось лишь за полсотни докупленных про запас болтов.

На оставшиеся от ее доли богатства шесть тысяч пятьсот десять споранов, Слеза приобрела у Звездочета два черные жемчужины. Ну и, как я, забрала себе из нашей горы трофеев одну узелковую и четыре гладкие нити янтаря, и черную звезду, доплатив из своих средств шесть споранов.

В общем, вышли мы от Звездочета не особливо обремененные покупками, зато с сильно похудевшими кошелями, но чрезвычайно довольные качеством появившейся там наличности.

Сразу отправились в рекомендованную старым менялой гостиницу «Резвый носорог», сняли на три дня местный люкс за десять споранов в сутки и, попросив доставить входящий в стоимость обед в номер, двинулись заселяться.

Люкс располагался на втором этаже, и судя по двери в торце коридора, особняком стоящей на изрядном отдалении от дверей остальных номеров, наше временное жилище имело внушительный метраж.

– Чур я первая в душ! – с порога объявила Слеза и, в корне пресекая мои приставания, добавила: – Два дня не мылась! Грязная, как жаба болотная. Рихтовщик, ты пока обойди пока номер, осмотрись… короче, не скучай, я скоро.

Слеза сбежала в ванную и заперлась изнутри.

А мне ничего не оставалось, как последовать ее совету.

Я не спеша обошел огромную гостиную с красивой мягкой мебелью, откуда переместился в просторную спальню с шикарной двуспальной кроватью под балдахином с тонким невесомым тюлем, потом заглянул в уютный кабинет с большим письменным столом и мягким креслом. Здесь задержался, повесив в широкий стенной шкаф куртку с разгрузкой и кобуру с пистолетом, и пристроив туда же к задней стенке винтовку, колчан со стрелами и рюкзак, предварительно, разумеется, избавленный от переложенного в карман штанов кожаного кошеля.

Из кабинета вышел налегке. Вернулся в гостиную, и тут же нацелился на огороженный барной стойкой закуток в углу, с первых секунд осмотра номера зацепивший меня холодильником со стеклянной дверцей. Благодаря яркой внутренней подсветке, его выставленное на обозрение объемистое нутро не могло не заманить меня полками, плотно заставленными разнокалиберными бутылками и банками.

Лимонад и питьевая вода там тоже, конечно, имелись – чередовались с водкой, виски, ромом и другим сорокоградусным алкоголем – этим богатством была заставлена вся верхняя полка. На средней теснились разноцветные вермуты, настойки, портвейны и вина. Но меня в первую очередь заинтересовала нижняя полка, с баночным пивом.

Захватив сразу с пяток поллитровок нефильтрованного, выставил их на столешницу барной стойки, присел рядом на высокий табурет и, зацепившись каблуками ботинок за удобную нижнюю подножку, приступил к дегустации.

Расторопный малый в гостиничной форме принес заказанный обед. С моего молчаливого одобрения сервировал стол в гостиной на пару персон.

Подорвавшись со своего «трона» я вручил парнишке споран за старание. И перед уходом добрая душа решился предупредить меня, что напитки из барного холодильника не входят в стоимость проживания, и за все выпитое хозяин, перед нашим выездом, предъявит дополнительный счет. Но озвученные им расценки: по два спорана за любой алкоголь с верхней полки, по спорану – со средней, и по полспорана за банку пива с нижней; меня не впечатлили, и после его ухода я продолжил наслаждаться любимым в вкусом нефильтрованного.

Слеза че-то не торопилась выходить из ванной. Я выпил два пива дожидаясь обещанного скорого возвращения. Но судя по довольному мурлыканью и плеску воды за стенкой, ожидание ее появления затягивалось на неопределенное «как пойдет». Торопить подружку с выходом я не стал и, распечатав третью банку, решил скоротать ожидание за полезным занятием: разобраться наконец с описанием загадочного лука.

Достав его из ячейки, вновь невольно поразился мощи и хищной красоте странного оружия. Снова акцентировал на нем пристальный взгляд, и вновь, вместо информации, как насмешка, сбоку загорелись зелены вереницы вопросительных знаков. Не знаю, что в том момент сподвигло сделать этот смелый шаг, то ли сработала пресловутая интуиция, то ли слегка затуманенный третьей банкой пива мозг подкинул шальную идею чисто по приколу… короче, не суть. Главное я повелся на неожиданное озарение и, запив черную жемчужину глотком живца, сосредоточился на лежащем в ладонях луке и мысленно запустил мантру самовнушения: хочу привязать предмет… хочу привязать предмет… хочу привязать предмет…

Через пару секунд перед глазами ожидаемо загорелись красные строки системного запроса:


!!!Внимание! Вы активировали процесс привязки предмета: (вместо его описания, ниже загорелась миниатюрная трехмерная проекция моей лука)!

!Характеристики: +10 к Знаниям, +10 к Силе Стикса. Навыки: +65 к Гипнозу!

!Укажите наименование привязанного предмета: _________ (Хмыкнув, мысленно окрестил лук Разящим. И данное мною имя тут же появилось в пустой строке)!

!Процесс привязки запущен. Удачной игры!


Красные строки перед глазами погасли, я снова глянул на лук пристальным взглядом и хищно ухмыльнулся. Сработало. Вместо вопросительных знаков, сбоку появились зеленые строки информационного описания:


Разящий – привязанный предмет (доступно 41 возрождение), владелец: Рихтовщик.

Легендарный Серый лук Зооэ – вождя племени Вантунгов. Утерян племенем на Континенте в Битве Трех Ветров. Персональный предмет, его владельцем может быть только член племени Вантунгов.

Скорострельность – без ограничений, зависит от физических возможностей владельца.

Прицельная дальность стрельбы – без ограничений, зависит от физических возможностей владельца.

Пробивная способность стрел – без ограничений, зависит от физических возможностей владельца.

Материал наборных пластин – чешуя хвоста ыйрыгла.

Прочность – элитная.

Показатели:

Атака – 6.

Ловкость – 6.

Сила Духа – 6.

Бонусы – нет.

Улучшения – нет.


Из ступора меня вывел мощный приступ кашля, вызванный удушением. Оказалось, читая параметры потрясающего оружия и тихо офигивая от свой сумасшедшей удачи, я затаил дыхание, и обнаружил сие досадное недоразумение, только когда стал задыхаться.

Надо же как неожиданно вдруг пригодился мой статус побратима племени Вантунгов. Хоть внешне я, разумеется, ни разу не похож на серокожих воинов племени, но, благодаря оставленной вантунгами татуировке, формально я как бы являюсь их братом. И этого оказалось достаточно, чтоб легендарный лук признал меня своим владельцем.

Но на этом сюрпризы не закончились. Расщедрившееся на плюшки Проведение неожиданно подкинула мне еще один потрясающий подарок. Перед глазами загорелись строки нового уведомления:


!!!Внимание! Вы употребили черную жемчужину!

!Опыт: +1000. Очков свободного распределения характеристик: +1000!

!!!Внимание! Употребленная вами черная жемчужина открывает Дар Стикса: Второй шанс!

!Постоянный бонус за открытый Дар: Ловкость +3 к показателю Игрока. Фраза-активатор, запускающая действие Дара: «Отскок». Описание 1-ой ступени Дара: Позволяет отмотать время обратно на 3-и секунды. Период действия Дара: 3 секунды. Откат Дара: 1 час. Расход Духа Стикса (маны) на действие Дара: 17 единиц шкалы Духа Стикса!

!Разблокирован навык: Шаман. Навык Шаман: +14!

!Разблокирован навык: Телекинез. Навык Телекинез: +18!

!!!Внимание! У вас достаточно параметров для активации 1-ой ступени Дара Стикса: Второй шанс!

!Для активации 1-ой ступени Дара Стикса: Второй шанс, необходимо поднять характеристику Интуиция до 1000 очков. Для активации 2-ой ступени Дара – Интуиция до 3000 очков. Для активации 3-ей ступени Дара – Интуиция до 6000 очков. Для активации 4-ой ступени Дара – Интуиция до 10000 очков!

!Наличие у вас развитых навыков Гипноз и Телепатия позволяют самостоятельно активировать 1-ю ступень Дар Стикса: Второй шанс!

!Желаете немедленно активировать 1-ую ступень Дар Стикса: Второй шанс? Да/Нет!


Конечно, я захотел. После чего у меня снова дико разболелась голова. Уже имея за плечами опыт прохождения через этот мини Ад, в этот раз я стоически, без единого стона, выдержал и «раскаленные гвозди» в висках, и кратковременную слепоту.

Через несколько мучительных секунд головная боль исчезла так же внезапно, как и началась. Зрение полностью восстановилось. Я разом уполовинил только что вскрытую четвертую банку, и стал читать загоревшиеся перед глазами красные строки очередного уведомления:


!!!Внимание! Активация 1-ой ступени Дара Стикса: Второй шанс, прошла успешно. Дар доступен для применения в любое время суток!

!Характеристики: +20 к Интуиции, +10 к Реакции. Навыки: +28 к Алкоголизму, +34 к Телепатии, +40 к Гипнозу (Интеллект +1), +22 к Шаману, +28 к Телекинезу!


Дочитав, захотел испытать новый Дар. Раздумывая, как это поэффектнее сделать, снова поднял со столешницы, отложенный во время приступа головной боли, лук.

– А что это за палка, такая странная, у тебя в руке?

Вопрос неожиданно появившейся на пороге ванной Слезы застал меня врасплох. И как само собой вышло, что я счел возникшую ситуацию идеальной для проверки Дара.

– Отскок, – небрежно бросил в ответ фразу-активатор.

После чего тут же моргнул и вдруг обнаружил, что рука только-только подхватывает со столешницы лук. Скосив глаза на дверь ванной, заметил, что она начинает открываться, и мгновенно спрятал лук в свободную ячейку инвентаря.

– Ого, уже четыре банки успел выдуть, – хмыкнула появившаяся на пороге Слеза. – Силен, однако.

Об увиденном три секунды назад луке она даже не заикнулась. Потому как время откатилось и, получается, что она его как бы и не видела. Млять, но я-то слышал, что она его увидела. Как бы выяснить это наверняка?

– Слеза, а ты ничего у меня в руке только что не замечала?

– Ты о чем это? – подойдя, подружка цапнула последнюю банку, тут же вскрыла и жадно к ней присосалась.

– Ну, несколько секунд назад, может, у меня было что-то в руке, и ты это заметила? – продолжил я допытываться.

– Странно, по вкусу, вроде, обычное пиво, – выдала подружка, оторвавшись от банки. – Ты с чего окосел-то так, милок?

– Да с хрена ли окосел-то?

– Вот и я не пойму. Буровишь фигню какую-то: было, блин, в руке что-то – не было. Откуда я, нафиг, знаю, че там у тебя было. Я ж на твоих глазах только-только из ванной вышла.

– Ну, думал фокусом тебя удивить, – соврал я, не желая после такого разноса признаваться в эксперименте, невольной участницей которого стала Слеза. – Не вышло.

– Иди, давай, мойся, фокусник, блин.

Я побрел к распахнутой двери ванной. А перед глазами загорелись строки уведомления об использовании Дара:


!!!Внимание! Активирован Дар: Второй шанс!

!Характеристики: +15 к Интуиции, +10 к Реакции. Навыки: +30 к Шаману, +30 к Телекинезу!

Глава 23

В которой нас разводят на лицензию


Мы сидели полуголые в гостиной – я в одних штанах, Слеза в моей майке, доходящей ей практически до колен – и неторопливо обедали, смакуя не часто выпадающие на долю охотников за трофеями радости домашнего уюта. В спальне осталась смятая постель, с остывающим запахом страсти на скомканных простынях. И на лицах у нас светились улыбки полной удовлетворенности друг другом.

Доедая свой кусок безумно вкусного клубничного пирога, я поймал себя на мысли, что хочу растянуть теперешнее счастливое мгновенье навсегда. А че, в натуре, ведь, было б здорово спокойно жить в каком-нибудь тихом, безопасном от тварей местечке, типа этого красивого номера, вкусно есть, сладко пить, и проводить бесконечные часы досуга в объятьях любимой женщины.

И самое смешное, благодаря «Душелову», я ведь легко мог нам двоим такое устроить. Может, и правда, положить на все эти рисковые приключения, опасные задания, охоту за тварями, прокачку… Подписать бессрочный контракт с Ртутью, и жить припеваючи в Вешалке, изредка исполняя дорогостоящие обязательства по контракту…

– Рихтовщик, уже второй час, если решили спуститься в лабиринт в два, нужно вытаскивать задницы из-за стола, и идти собираться, – слова подружки вернули меня от мечтаний к суровой действительности.

– Да, встаем.

Раздавшийся вдруг дверной стук вынудил развернуться на пороге спальни и пойти открыть дверь.

– Да, хорош ломиться! Иду уже!

Нетерпеливый гость уже вовсю теребил дверную ручку. Хлипкий дверной замок трясся, как до смерти перепуганный заяц, норовя вот-вот рассыпаться грудой обломков. Но я успел раньше. Повернул торчащий в двери ключ, и открыл дверь.

– Ишь забаррикадировались, – ухмыльнулся в бороду оказавшийся за порогом Селедка. – Здорово, Рихтовщик.

– Здорово.

– Пройти-то позволишь?

– Можно подумать, развернешься и уйдешь, если скажу нет, – проворчал я, отступая в сторону и пропуская незваного гостя.

– Что ж не проверил, может, и ушел бы, – рассмеялся бородач, проходя мимо.

– Ага… После того, как замок дверной чуть по винтику не разнес, – хмыкнул я в ответ.

– Ворчать – это привилегия стариков. А ты молодой еще, Рихтовщик, и тебе не положено… Здравствуйте, милая барышня.

Последняя фраза адресовалась, разумеется, появившейся из спальни подруге, полностью облаченной, уже, в свой камуфляж.

– Слеза, – опередив меня, самостоятельно представилась девушка.

– Селедка, – пожал протянутую женскую руку «дед Мороз».

И, обернувшись ко мне, добавил:

– Вживую она куда как лучше, чем на твоем рисунке.

Отчего-то вдруг смутившись, я отвел за спину правую руку с красной татуировкой-поисковиком.

Но Селедка не стал больше заострять на ней внимания. Обойдя наш обеденный стол, он сел на свободный стул, а нас жестом призвал занять свои места за столом.

– Вообще-то мы спешим, – проворчала Слеза, усаживаясь на стул.

– Не беспокойтесь, я не отниму у вас много времени, – заверил бородач. – Мне тут местные птички на ушко нашептали, что вы сняли номер на три дня. И сопоставив этот факт с вашим недавним визитом к Звездочету, рискнул предположить, что вы собираетесь спуститься в лабиринт.

– Да, имеется такая задумка, – осторожно кивнул я.

– Отлично! Тогда вам необходимо будет приобрести в правлении Малины дополнительную лицензию на отстрел слепунов.

– Почем? – опередив меня, уточнила Слеза.

– Двести споранов, – тут же обозначил цену бородач.

– Без проблем, – кивнула подружка. – Часть гладкой янтарной нитью возьмете? По сегодняшнему курсу она сто пятьдесят восемь споранов стоит – Звездочет так сказал.

– Ну, если Звездочет сказал… По рукам, выкладывай свой янтарь.

Слеза полезла в карман за кошельком. И, воспользовавшись паузой, я решил вмешаться.

– Следка, че это еще за развод такой с лицензией?!

– Рихтовщик, не лезь, пожалуйста, – закатила глаза подружка. – Мы же уже все порешали. Иди лучше одевайся. Сейчас расплачусь, и пойдем в лабиринт.

– Строгая она у тебя, – подмигнул Селедка.

И от возмущения, что с моим мнением не желают считаться, я вспылил:

– А я, вот, нахрен, не понимаю! И хочу, мля, разобраться! Че еще, в натуре, за хитровыдуманное правление?! И с хрена ли вдруг нужно платить за какую-то мифическую лицензию?! Следка, ты ж лично уговаривал меня два дня назад заняться отстрелом подземных тварей. И ни о каких гребаных лицензиях речи тогда не шло!

– Отвечаю по порядку, – ничуть не смутившись моего напора улыбнулся бородач. – Правление Малины – это я и моя Чуча. Но жена не любит по пустякам выходить из дома, и она мне полностью доверят, потому лицензию от лица правления я выпишу вам в одиночку… Лицензия никакая не мифическая, а стандартная охотничья. Лабиринт, ведь, хоть и заселен опасными тварями, но это собственность нашего стаба, и охотиться там без утвержденного правлением разрешения нельзя. Без лицензии охрана стаба просто не пустит охотника к входу в лабиринт, который, открою вам маленький секрет, прекрасно простреливается из установленных в сторожевых башнях станковых пулеметов.

– Вот только пугать меня не надо! – прорычал я.

– Рихтовщик, да угомонись ты, наконец! – хлопнула ладонью по столу Слеза.

– Вот, уважаемый Селедка, здесь ровно двести споранов, – она подвинула бородачу горку мелких твердых «виноградин» с кусочком янтарной «проволоки».

Я так резко вскочил из-за стола, что стул из-под меня отлетел и врезался в стену.

– Мля, знал бы, что начнутся такие гребаные закидоны с разрешением на спуск в лабиринт, ни за что бы сюда не вернулся! – выдав это напоследок, ушел в спальню одеваться.

– Что до моих уговоров, Рихтовщик, чтоб ты остался и еще в лабиринте поохотился, – признаю, было, – меж тем продолжил спокойно разглагольствовать в гостиной Селедка, выписывая на бланке Слезе обещанную лицензию. – Но свое разрешение охотиться в лабиринте ты автоматически приобрел, вместе с пропиской в Малине, за которую ты заплатил гораздо больше двухсот споранов. И если бы ты сегодня вернулся один, мог бы спускаться в лабиринт и охотиться, без дополнительной лицензии. Но поскольку ты прибыл со спутницей, возникла необходимость в приобретении вами дополнительной лицензии.

– А че сразу-то вот так доходчиво все объяснить нельзя было? – проворчал я, вернувшись в гостиную полностью экипированным в камуфляж, разгрузку, с рюкзаком и винтовкой за спиной.

– Кому надо было, сразу все поняли, – вместо гостя ответила мне Слеза.

– Умная у тебя женщина, Рихтовщик, держись ее! – назидательно объявил бородач, поднимаясь из-за стола.

И направляясь к двери, добавил:

– Ну, как говорится, удачи вам, охотники, в лабиринте.

– Ага, и вам не скучать, – буркнул ему в широкую спину я, все еще злясь на бородача.

– Была рада знакомству! – крикнула вдогон со своего места Слеза.

Не разворачиваясь и не замедляя хода, Селедка без слов отсалютовал ей поднятой рукой и вышел из нашего номера в гостиничный коридор.

Я тут же захлопнул дверь за его спиной.

– Рихтовщик, вот че ты… прям я не знаю! Ведешь себя, как маленький обиженный ребенок! – фыркнула Слеза.

– А че он, в натуре…

– Эх, Рихтовщик, Рихтовщик…

– Ты собралась? Тогда хорош трепаться. Пошли…

И я первым вышел в уже снова опустевший гостиничный коридор.

Глава 24

В которой сохраняю одежду и получаю вынос мозга


Машину брать не стали, решили пройтись по улицам Малины пешком, благо от нашей гостиницы до стабовских ворот было рукой подать.

Шли молча, размышляя каждый о своем.

На выходе дежурившие у ворот охранники забрали у Слезы выданную Селедкой лицензию и, пожелав удачной охоты, выпустили нас за ворота.

По дороге к норе-входу в лабиринт пришла идея прокачать новый Дар до второй ступени. Под землей, наверняка, придется его использовать, и возможно даже не раз. Вдруг на второй ступени какая новая полезная абилка выскочит? Немного смущал достаточно высокий расход маны на активацию «Второго шанса» даже первой ступени. Возникало резонное опасение, что шкалы Духа Стикса, учитывая неизбежный расход маны и на другие Дары, потом не хватит на повторную активацию чересчур энергозатратного Дара. Но я все же решил рискнуть.

И мысленно дал команду направить очки свободного назначение в Интуицию, на развитие характеристики до трех тысяч.


!!!Внимание! Вами использовано 1348 очка свободного распределения характеристик!

!Характеристика Интуиция: +1348 (Ловкость +14)!

!!!Внимание! Активирована 2-ая ступень Дара Стикса: Второй шанс. Фраза-активатор, запускающая действие Дара: «Отскок». Постоянный бонус: Ловкость +4 к показателю Игрока. Описание Дара: Позволяет отмотать время обратно на 3,5 секунды. Период действия Дара: 3,5 секунды. Откат Дара: 55 минут. Расход Духа Стикса (маны) на действие Дара: 36 единиц шкалы Духа Стикса. Дар доступен для использования в любое время дня и ночи!

!Навыки: +50 к Шаману, +50 к Телекинезу!

!!!Внимание! Ваш показатель Ловкости достиг первого предела неуловимости – уровня в 150 очков.

Награда за достижение:

!Опыт: +15000. Открытие в вашем инвентаре дополнительной ячейки, для хранения любого предмета весом до 1-го килограмма!


Вышло гораздо круче, чем я ожидал. Отскок вырос на полсекунды – а в бою, где порой все решают считанные мгновенья, это не мало. Кроме того на пять минут сократилась продолжительность отката Дара. Увы, как и ожидалось, изрядно подрос расход маны за активацию Дары второй ступени – вместо семнадцати аж тридцать шесть. Но совершенно неожиданным и, безусловно, приятным бонусом стало достижение предела неуловимости в Ловкости, с поощрительной доп. ячейкой в инвентаре. Теперь все мои показатели преодолели рубеж в сто пятьдесят очков, и из новичка я превратился в крайне опасного игрока.

– Рихтовщик, чего скалишься-то? – толкнула в бок спутница, возвращая с небес на землю.

– Ниче я не скалюсь, – проворчал в ответ.

Мы подошли к маскирующему вход земляному холму в зарослях кустарника и стали его обходить.

– Я ж видела. Лыба на лице расцвела, будто гору жемчуга увидел.

– Да анекдот, просто, смешной вспомнил.

– Рихтовщик, кого ты лечишь! Ты ж не знаешь ни одного анекдота!.. Колись, ведь плюшка какая-то от Системы прилетела?

Млять! Она действительно знает меня, как облупленного. Что в общем-то не удивительно, учитывая, что бывшая наставница месяц мысли мои читала.

Делиться новыми достижениями с подружкой категорически не хотелось – она ведь о своих мне ничего не рассказывала, каждый раз сводя мои попытки разузнать что-нибудь о ней в шутку. И, сбегая от допроса, я первым нырнул в открывшуюся в кустах полуметровую земляную нору.

Несколько энергичных толчков локтями от узких стен, и я нащупал впереди верхнюю ступень ведущей в непроницаемый мрак лестницы.

На этот раз спуск прошел аккуратно и обошелся без падения. Привычно двинувшись на ощупь вдоль стены, я быстро набрел на стол с факелами, запалил один зажигалкой и осветил узкий подземный коридор, выводящий в первую пещеру лабиринта.

– Ого! Жесть какая! – донесся с верхотуры лестницы голос Слезы. – И как ты так лихо в эту дыру протиснулся?! Я меньше в два раза – и чуть не застряла!

– Эй, тише там! – шикнул на подругу. – У слепунов уши, как локаторы. Сейчас сбегутся на твои крики.

– Так нам того и надо, – фыркнула Слеза, полностью выбираясь из норы на ступени и начиная спуск. – Пускай сбегаются, а мы здесь, на выходе, засядем и почикаем их в узком коридорчике.

Оказавшись внизу рядом со мной, она все же послушалась и перешла на шепот:

– Рихтовщик, у меня Дар есть, тварей подманивающий – называется «Лакомый кусочек». Могу раз в сорок пять минут активировать. Он длится две с половиной минуты и цепляет всех тварей в радиусе ста метров. Все попавшие под воздействие Дара твари агрятся только на меня. Ты можешь спокойно выходить наперехват и валить их пачками, тебя во время действия Дара твари даже не заметят. Могу прямо сейчас активировать.

Пока Слеза говорила, я передал ей зажженный факел, привязал к ремню рюкзака запасной на смену, и запалил еще один – чтоб у каждого из нас, хотя бы вначале подземной Одиссеи, в руках было по горящему факелу.

– Пока не нужно, – возразил подруге. – Только бестолку ману сожжешь. У выхода на поверхность тварей обычно рыскает мало. В предыдущий раз в первой пещере меня вообще никто не тронул. Предлагаю, сперва забраться поглубже в пещеры Лабиринта. С имеющейся у меня картой Лабиринта сделать это будет не сложно. Там осмотримся, подыщем для тебя надежное укрытие. И уже тогда активируешь свой Дар.

– Да к тому времени он бы у меня уже заново откатился… Ладно, не хочешь, как хочешь. Как говорится, была бы честь предложена… Веди, давай, Сусанин с картой.

Мы зашагали вдоль стены, освещая дорогу факелами.

Как и обещал, я подвесил внизу на периферии зрения карту лабиринта, и секунд на двадцать невольно на ней залип, ошарашенный вдруг появившейся разноцветной числовой разметки. Из-за обилия зеленых, желтых и оранжевых чисел, обильно разбросанных по всему ее периметру, карта уже не казалось такой безлико-серой, какой запомнилась мне два дня назад. Увеличив масштаб на отдельных участках карты, и сопоставив числа с серым изображением подземных пустот, я разобрался, что зеленые числа обозначали на карте сами пещеры, желтые – длинные обходные тоннели соединяющие дальние, не имеющие общих стен пещеры, а оранжевые – прямые переходы между соседними, смежными пещерами. И исходя из максимальных значений увиденных чисел, выяснил, что подземный лабиринт состоял из тридцати восьми пещер, соединенных сто девятнадцатью обходными тоннелями и девяносто тремя прямыми смежными переходами.

Пещера, граничащая с выходом на поверхность, вдоль края которой сейчас на карте двигался мой красный кружок, обозначалась на карте далеко не единицей, а числом девятнадцать. Из нее в разных направлениях расходилось восемь тоннелей и шесть переходов. Для быстрого продвижения в середину лабиринта – в Пятую пещеру, самую центральную из доступных с одного перехода, – я выбрал Сорок Шестой тоннель.

Нужный тоннель располагался практически в противоположном конце пещеры. Добираясь до него, предстояло пройти мимо шести боковых ходов в стене, четыре из которых уводили в другие тоннели, в пещеры поближе Пятой, и два – смежными переходами вели в пещеру по соседству.

Первые четыре арки боковых ходов мы миновали спокойно. А из пятой на нас набросилась небольшая стая низкоуровневых слепунов.

Всего восемь тварей, уровнем не выше двенадцатого. Для двух игроков двадцать седьмого и четырнадцатого уровней, казалось бы, ерунда, а не противник. Но против нас сыграл элемент неожиданности. В итоге, сходу метким ударом ботинка и отмашкой факела, мне удалось оглушить только пару, еще одного слепуна Слеза прикончила метким броском сорванного с пояса ножа. Остальные дорвались до наших тел и повисли на конечностях, раздирая одежду и царапая кожу.

Разумеется, все равно шансов на победу у пятерки шустриков не было. Я б один передушил всех пятерых всего за минуту, а вдвоем со Слезой мы б управились еще быстрей. Но твари уже безбожно драли наш камуфляж, и пока бы мы их кончали, они б превратили нашу одежду в лохмотья. А бродить по подземелью голяком – это то еще удовольствие. Поэтому, решив в корне пресечь безобразие, я буркнул под нос фразу-активатор:

– Отскок.

Моргнул. И вместе со спутницей оказался за пару шагов до роковой арки в стене.

– К стене! – скомандовал Слезе, одновременно перекидывая из правой в левую факел, и извлекая из инвентаря Шпору.

Бывалая охотница без раздумий четко выполнила команду: отпрыгнула мне за спину и прижалась к стене.

Я же шагнул вперед направляя вращающийся диск Шпоры аккурат в то место за поворотом, откуда через мгновенье показалась башка первого слепуна. Показалась, и отлетела с веером кровавых брызг, начисто срезанная острыми шипами. Та же участь настигла набегающего следом слепуна номер два. Дальше из-за поворота вывалилось сразу трое тварей. Первому в тройке Шпора стандартно снесла башку, следующему обкорнала загривок и рубанула хребтину. Третий почти прорвался, но обрушавшийся на макушку факел упокоил «счастливчика» в шаге от моих ног. Последняя тройка тварей, ошеломленная стремительным истреблением остальной стаи, попыталась развернуться и удрать. Но скакнув вдогонку, я рубанул Шпорой, как косой, срубая тварям задние ноги и хвосты. Добить изуродованных слепунов обратным движением Шпоры было делом техники.

Весь мой бой с тварями продлился не дольше трех секунд. За моей спиной Слеза даже толком не успела ничего разглядеть, не то что поучаствовать в схватке. Для нее стычка с тварями выглядела примерно так: она отскочила к стене, я подорвался к арке бокового хода впереди, тут же раздался сочный треск перерубаемых костей, передо мной во все стороны полетели отрубленные бошки и конечности, потом я прыгнул вперед, пару раз махнул рукой, и все затихло.

– Вообще-то, мы спустились сюда, чтобы меня прокачивать, – пеняла мне потом подруга, вместе со мой потроша споровики мертвых слепунов. – Ты, часом, не забыл?

– Ну, мы же в отряде, – проворчал я в ответ. – Значит, и тебе опыт за их убийство прилетит.

– Жалкие крохи опыта! Мизерный процент от полученного тобой за ликвидацию.

– Слеза, атака была неожиданной. Я сработал на рефлексах. Не было возможности тебя подключить. Извини, пришлось все сделать самому.

– Совсем меня за дуру держишь! Сперва, велел мне к стене прижаться, а потом: атака у него была неожиданной!

– Ну так мне было проще с ними разобраться.

– Блин, Рихтовщик, не надо, как проще, надо, как эффективней для моей прокачки. А если ты на каждом шагу будешь меня прикрывать, я точно за три дня до двадцатки не поднимусь.

– Да понял я, ладно. Больше не буду прикрывать… Так, ну вроде со всех собрали. У тебя сколько?

– Восемь.

– И у меня шесть. Итого, четырнадцать споранов. Неплохо с восьми низкоуровневых тварюшек.

Мы сложили добычу в общий пакет, я спрятал его в рюкзаке, и мы продолжили путь.

Следующий боковой ход миновали без сюрпризов. И пройдя вдоль стены еще полсотни метров, свернули, наконец, в Сорок Шестой тоннель.

Глава 25

В которой мы почти попадаемся в разряженную ловушку


– Долго еще? – Слеза в очередной раз задала этот опостылевший мне за время перехода вопрос.

По узкой земляной кишке, высотой чуть за два метра и шириной не больше полутора, мы шагали уже добрых полчаса. Подсвеченная факелами теснота нависающих над головой и давящих с боков стен, казалось, не кончится никогда. Это страшно угнетало. Хотелось поскорее выбраться из окружающего земляного узилища в просторную пещеру, но тоннель тянулся и тянулся…

Еще в начале перехода спутница предложила ускориться, взять меня на буксир и, активировав «Летящий бег», проскочить тоннель за пару-тройку минут. Я ей этого не позволил, опасаясь ловушек высокоуровневых слепунов. И обрек нас обоих на этот мучительно-долгий переход.

Сверившись с картой, подавил приступ раздражения и спокойным, уверенным голосом ответил спутнице:

– Ну, половину мы уже прошли. Значит, скоро будем на месте.

– Издеваешься?! Какое, нафиг, скоро! Мы же целую вечность тут топаем! Видеть эти стены уже не могу! И – оба-на! – оказывается, мы прошли только половину!

– Предлагаешь, развернуться и идти обратно?

– Очень смешно! Прям, бу-га-га!.. Нужно было сразу соглашаться на мое предложение, а не фигней страдать! Ну, какие, скажи на милость, в этом гребаном тоннеле могут быть ловушки?! Он простой, как песня, прямой, как стрела, и длинный, как гребаный мексиканский сериал!

– Млять! Слеза! Как будто ты не была со мной, когда со Свином шарахались по тоннелям метро!

– Ну ты сравнил!..

Краем глаза уловив сзади смутное движение, я резко остановился и, зажав свободной рукой девушке рот, прижал ее к стене.

– Рихтовщик, блин! – разъяренной кошкой зашипела подруга мне в ладонь. – С ума сошел! Нашел время!..

– Арбалет к бою! – шепнул ей на ухо и, отпустив, тут же отскочил к противоположной стене.

В прыжке перебросил факел в левую, правой сдернул с плеча винтовку и тут же навскидку пальнул в подозрительную черноту, за пределами освещенного мерцающим светом коридора.

Болезненный визг подтвердил попадание, и тут же по стенам и потолку из темноты к нам рвануло еще пять тварей – высокоуровневых и чрезвычайно опасных.

Мы встретили непрошенных гостей дружным залпом из винтовки и арбалета. В ответ набегающие слепуны плюнули кислотными нитями. К счастью, не успевающие прицелиться на ходу твари дружно промахнулись. А оба наших выстрела вышли просто на загляденье – выпущенная практически в упор пуля снесла слепуну полбашки, а арбалетный болт угодил в открывшееся на миг горло и перебил артерию. Вот только оба мы выбрали в качестве мишени бегущего по потолку центрового, и двойным точным попаданием гарантированно упокоили лишь одну тварь из пяти.

Остальные четверо под потолком и на стенах за секунду проскочили убойный для нас отрезок и дружно замерли на трехметровой дистанции, гарантированно убойной уже для плевков тварей.

– Пламя! – шепнул под нос фразу-активатор.

И вокруг тела тут же призрачным огнем полыхнула белесая защитная аура.

Краем глаза заметил, как отскочившая от стены Слеза перескакивает ко мне за спину, и, подавшись вперед, грудью встретил град из кислотных нитей. К безмерному изумлению погонщиков легко это пережил и, вскинув винтовку, начал садить по тварям в ответку.

Две расстрелянные в упор твари кулями свалились со стен и забились на полу в смертельной агонии. Пара на потолке, осознав всю тщетность своих усилий достать меня кислотой с дистанции, бросилась в отчаянную атаку. Оскалившись, они в буквальном смысле свалились мне на голову.

От одного слепуна мне чудом удалось отмахнуться горящим факелом, и отлетевшая в стену тварь, со злобным визгом, кувыркнулась на пол. Второй же едва не выбил мне глаза, прочертив когтистой пятерней по лицу, впился зубищами в правое плечо и навылет пробил костяным шипом хвоста правую кисть, вынудив выпустить из рефлекторно разжавшихся пальцев винтовку.

Избавляясь от повисшей на мне твари, я развернулся и изо всех сил шарахнул слепуна спиной о стену. Хватка твари тут же ослабла, челюсти на плече разжались. Но и самому мне вдруг резко поплохело, и я завалился на залитый кровью пол следом за своим обидчиком.


Очнулся от резкого запаха нашатыря. Распахнул глаза и в свете вбитых в стену факелов увидел сосредоточенное лицо склонившейся надо мной Слезы.

– Очухался. Ну слава Стиксу!

– Че это б… – не договорив, охнул от прострелившей лицевые мышцы болевой судороги.

– Помолчи пока, герой, – ладонь подруги накрыла мой рот. – Дай регенерации спокойно справиться с царапинами. Не знаю в каком дерьме тварь испачкала свои когти, но, чтоб нейтрализовать яд в отставленных ими царапинах, пришлось извести на тебя целую янтарную нить. Так что теперь, Рихтовщик, ты мой должник.

Хотел заверить, что все обязательно отдам. Но Слеза не позволила.

– Да успокойся! Шучу я. Ничего ты мне не должен. По уму, это я еще должно тебе приплатить за в очередной раз спасенную жизнь… И не спорь! Ежу понятно, что если б не ты, твари своей кислотой меня б… Брр! Даже от мыслей о возможных последствиях мороз по коже!

Хотел спросить: долго ли лежу? и что с тварями? – но Слеза снова не дала раскрыть рот.

– Да полежи ты спокойно еще пару минут! Дай царапинам спокойно до конца срастись… Блин, ты б видел какая рожа у тебя была десять минут назад. Квазимодо – отдыхает. Даже страшно было швы накладывать. Боялась соединить что-нибудь не так… Но, вреде, вышло нормально. Регенерация, конечно, у тебя потрясающая. А уж после стимуляции янтарем… Пока я споровики слепунов потрошила, болячки на руке и плече полностью заросли. А вот царапины на лице, из-за яда, увы, срастаются медленно. Ну тут уж ничего не поделаешь, придется ждать… Так, я сейчас проверю швы и, если все нормально, разрешу говорить.

Пальцы Слезы забегали по носу и щекам, вызывая щекотку, и я невольно подался назад.

– Больно? – напряглась девушка.

Я отрицательно замотал головой.

– А чего ж тогда дергаешься?

Ладонь с моих губ исчезла. Я понял, что разрешили говорить, и не замедлил с ответом:

– Щекотно ж, мля!

– Щекотно ему… Здесь не болит? – Слеза надавила на переносицу.

– Не-а.

– А здесь? – нажала на край щеки у левого уха.

– Ни капельки.

– На-ка выпей, – подружка приложила к моим губам фляжку с живцом и заставила выпить добрую половину горького пойла.

– Не кривись, ты крови много потерял. А у нас охота настоящая, считай, еще даже не начиналась… На вот, зажуй, – чтоб заглушить горечь живца, она насовала мне полный рот поломанных кусочков шоколадной плитки.

– Суфеф! – расплылся я в довольной улыбке.

– Ну что ж, поздравляю вас, раненый, с окончанием лечения и выпиской из полевого госпиталя.

– Чефо?

– Вставай, говорю! Хорош на полу грязном валяться.

Я поднялся, опираясь о руку подруги и стену, и первым делом ощупал лицо. Нос, брови, губы, щеки… все, вроде, было на месте. Нащупал пару едва заметных бороздок от свежих шрамов – но это пока. Уверен, к концу дня от них на лице и следа не останется.

Потом стал проверять плечо с рукой. Побуревший от крови рукав – приманку для тварей – оторвал и швырнул на пол. Кожа на месте укуса на плече и вокруг сквозной раны в кисти была бурой от засыхающей крови, но без единого шрама. Как я не мял пострадавшие места, не смог нащупать даже намека на характерное уплотнение.

– Да нормально у тебя все там, хоре себя нащупывать. Лучше пакет из рюкзака достань, я добычу из споровиков туда переложу.

Вытащил пакет с горстью споранов, и Слеза досыпала туда из кармана трофеи.

– Три белых и десять черных звезд, и, до кучи, сорок девять споранов, – озвучила она свой улов.

– Не хило так с пяти-то тварей.

– С шести, – поправила подружка. – Ты ж первым выстрелом еще одного завалил… Как ты, вообще, почуял их приближение? Крались-то твари абсолютно бесшумно.

– Померещилось сзади какое-то движение. Вот и решил перестраховаться. Тебя упредил и шмальнул назад не целясь. Думал, пугану… ан вон как вышло.

– Да ты и пуганул – на смерть в сердце с тридцати шагов! Бретер, блин, – хмыкнула Слеза. – Я когда споровик того урода потрошить стала, – она махнула на лежащего в отдалении «счастливчика» с развороченной пулей башкой и пробитым болтом горлом, – гляжу, а дальше у стены еще один слепун валяется. Кстати, самый здоровый из шестерки. Я из его споровика аж три звезды вытащила, и две из них белые. Не иначе, первым выстрелом главаря ихнего положил. Вот такой ты удачливый стрелок, Рихтовщик.

– М-да, нехилый замес получился на ровном месте. Не зря я про ловушки в тоннеле предупреждал.

– Какая ж это ловушка, – возразила Слеза. – Твари в пещере наткнулись на наш след – сам же говорил, что у слепунов нюх, как у собак, – и по нему рванули за нами вдогонку. А поскольку ты не захотел воспользоваться моим Даром, и быстро проскочить тоннель, слепуны нас, тихоходов, без труда догнали.

– Ну, может, ты и права, – не захотел я спорить. – Ладно, двинули дальше.

Я подобрал винтовку и первым выдернул из стены свой факел.

Но далеко пройти не удалось. Шагов через двадцать мы чуть не вляпались в кислотную сеть, перегородившую тоннель от пола до потолка. Прозрачная ловушка совершенно не бликовала и в мерцающем свете факелов была абсолютно незаметной.

Нас уберегло, что двигались, выставив факелы чуть вперед. Они-то первыми и натолкнулись на смертельно опасную преграду. От столкновения с переплетением кислотных нитей факелы зашипели и едва не погасли. Но и сети досталось изрядно – огни факелов прожгли в ловушке две полуметровые прорехи.

– Быстро проскочили б, говоришь, – припомнил я подружке упреки о моей мнительности.

– Выходит, твари не просто так нас преследовали. А выжидали, когда мы нарвемся на эту сеть.

– И если б ускорились, так бы и произошло.

– Да все уже! Все поняли, что идея моя с ускорением была не фонтан. Каюсь и посыпаю голову пеплом. Ты великий провидец, а я никчемная задавака… Доволен?

– Ну, типа того.

– Прекрасно… А теперь просвети меня недалекую – о, разумник! – че теперь делать-то будем? Если дальше пытаться факелами дыры прожигать – боюсь без света останемся. И так вон какие проплешины в пакле от кислоты остались, факелы чудом уцелели – чуть поглубже б застряли, и трындец – мы б сами в слепунов превратились.

– Вообще-то, у меня запасной факел есть. И спички.

– Все равно эти два на сеть убивать жалко.

– И не придется, – усмехнулся я, припомнив, как аналогичную проблему решали в тоннелях метро. – Пошли обратно…

– Да ты чего удумал-то?! На полпути разворачиваться и возвращаться?! Ну уж фиг! Хрен с ними с факелами! Прожжем дыру и пойдем дальше! А то так и будем шарахаться взад-вперед, и до кача нормального никогда не доберемся!

– Да успокойся, никто не собирается возвращаться.

– Так сам же только что сказал!

– Так ты ж не дослушала… Пошли обратно, возьмем парочку тушек убитых слепунов, вернемся и запустим ими в сеть. Помнишь, мы ж с ребятами так в метро делали. И здесь должно сработать.

Глава 26

В которой сперва я работаю незаметным мясником, а потом меня вдруг находят и начинают убивать


– …Да нифига подобного! Пуля летит быстрее болта, значит, ты нанес смертельную рану твари первым. И тебе Система зачла основной бонус за ликвидацию.

Мы шагали дальше по земляному тоннелю. Разодранная сеть осталась позади. Как я и предполагал, парой заброшенных в нее трупов нам удалось проделать в переплетении кислотных нитей огромную дыру, через которую благополучно перебрались во вторую часть тоннеля.

Опасаясь повторной атаки слепунов, сразу после разрушения кислотной преграды я активировал «Всевидящее око». Окружающие стены стали полупрозрачными, и уже в следующую секунду меня чуть родимчик не хватил, когда обнаружил буквально в двух десятках метров перед собой красные силуэты доброй сотни затаившихся в засаде слепунов. Лишь когда, невольно попятившись, уперся плечом в земляную стену, до меня дошло, что тревога ложная – слепунов от нас отделял многометровый пласт земли, из-за Дара сделавшийся обманчиво призрачным. На самом деле напугавшая меня стая тварей даже не подозревала о нашем со Слезой существовании, и мирно отдыхала на устроенном в соседней пещере лежбище. А наш тоннель на сто двадцать метров вперед и назад был абсолютно чист от красных фигур, и внезапной атаки тварей пока что можно было не опасаться. Видимо, шестерка убитых нами слепунов включала всех устроителей тоннельной ловушки.

Коротая очередные полчаса скучного перехода разговорились об актуальной для Слезы теме прокачки. Я был уверен, что с последней стычки ей должен был прилететь опыт с половины убитых слепунов, ведь лично упокоил только троих. Но оказалось, я снова урвал львиную долю бонусов с победы.

– Но последних-то двух тварей ты добила. И за них точно должно…

– Да щас! – отмахнулась Слеза. – У тебя ж силищи немерено. Ты ж слепунов так об стены приложил – у тварюшек все кости затрещали. Когда я добивать сунулась, один уже в смертельной агонии бился. Второй, правда, еще карябал пол когтями, пытаясь отползти, да только не получалось у него ничего, и очевидно было, тоже через минуту-другую тоже откинется. Я, конечно, его добила. Но, уверена, Система порежет бонус за его ликвидацию – за добивание умирающих много очков не дают.

– Хреново.

– Да ладно. Отрядный процент все одно капнет. А когда до пещеры добредем, надеюсь, там наверстаю.

– А уж я как надеюсь!

Разговор затух, и последние минуты пути мы прошагали в тягостном молчании.

Предоставленный самому себе, эти молчаливые минуты я использовал для анализа шкал. Выведенные, как и карта, на периферии зрения, своими разноцветными столбиками они наглядно демонстрировали мое текущее состояние.

При максимуме в две тысячи семьсот десять единиц, сейчас шкала Здоровья колебалась в районе отметки в две тысячи шестьсот сорок, что, с учетом полученных меньше получаса назад ран, на май взгляд, было просто охренительно высоким показателем.. К тому же, шкала Здоровья не застыла на месте, а уверенно подрастала, с каждой минутой добавляя по три-четыре пункта. Путем несложных расчетов я вывел, что к моменту выхода в пещеру восстановлюсь еще примерно на пятьдесят единиц, и к главной схватке со слепунами здоровье восстановлю практически до вершины шкалы.

Шкала Удовольствия со шкалой Жажды и сытости, отвечающие за боевой дух и жизненный тонус, просели на незначительные пять-семь процентов. Они, в отличии от Здоровья, сами собой восстанавливаться не могли, а, наоборот, из-за унылой ходьбы в опостылевшей земляной кишке, продолжали медленно сползать вниз. Но для их восстановления у меня в одном из карманов разгрузки была заныкана горсть долгоиграющих сосачек. Добыв парочку, я закинул конфеты в рот, с удовольствием отмечая, что обе шкалы прекратили тягучее снижение, развернулись и неспешно поползли вверх.

Шкала Бодрости практически не изменилась – неспешная ходьба по тоннелю совершенно не напрягала привычный к куда более серьезным нагрузкам организм.

Шкала Спорового балансе, при максимуме в сто семьдесят три единицы, сейчас просела до ста сорока двух. Спад в ней сигнализировал о падении в крови спорового вещества, активно использующегося организмом для лечения и восстановления магической энергии. Поддерживалась эта наиважнейшая для функционала игрока шкала, как несложно догадаться, употреблением живца. Но здесь тоже имелись ограничения. Целебный напиток нельзя было потреблять в неограниченном количестве, при передозировке, вместо лекарства, живец превращался в яд. И поскольку недавно я уже выпил полфляжки живца, несмотря на имеющуюся потребность, еще какое-то время был вынужден выжидать паузу перед повторным приемом.

Последняя шкала – Духа Стикса – просела гораздо серьезней остальных. При максимуме в сто восемьдесят четыре единицы сейчас ее значение колебалось у отметки в сто тридцать четыре. Такой резкий спад объяснялся активацией в течение последнего часа трех Даров Стикса. Сперва «Второй шанс», опустивший шкалу на тридцать шесть пунктов. Позже «Лунное пламя» – минус еще сорок семь единиц. И, наконец, «Всевидящее око», действие которого закончилось буквально считанные минуты назад, еще откатило шкалу на двадцать три пункта. Разумеется, благодаря хорошо прокаченной Медитации, затраченная мана достаточно активно восстанавливалась в шкале – примерно по единице в минуту. Но учитывая совокупные затраты в сто шесть единиц энергии, пятидесяти шести восстановившихся единиц хватило лишь на покрытие половины ущерба шкалы. За оставшееся до пещеры время шкала Духа Стикса, разумеется, еще немного подрастет, но понятно, что до полного восстановления времени не хватит. Значит, придется экономить и тщательно просчитывать последствия очередной активации доступных Даров.

В число которых, кстати, уже вернулся активированный первым и уже благополучно откатившийся «Второй шанс».


Пещера встретила нас настороженной тишиной.

– Куда дальше? Направо? Налево? – шепнула на ухо Слеза, следуя моему примеру, переложившая факел в левую руку, а правой теперь сжимая взведенный арбалет.

– Направо, – сверившись с картой, объявил я, и пояснил: – Там ходов в стене много. Через них можно дополнительных тварей из соседней пещеры твоим зовущим Даром зацепить.

– Больше тварей это хорошо, – кивнула подружка.

Пройдя вдоль стены метров сто, я велел спутнице остановиться и стал готовить для нее безопасное от атакующих тварей укрытие. Извлеченной из инвентаря Шпорой быстренько наметил в земляной стене на примерно двухметровой высоте от пола квадратную нишу примерно метр на метр длиной и шириной. Первые пласты мягкой породы снял из намеченного квадрата тоже с помощью Шпоры, длинная рукоять которой, вкупе с моим не малым ростом позволили с пола легко вырезать куски земли из стены даже у верхнего края квадрата на трехметровой высоте.

Пробурив Шпорой нишу в стене примерно полуметровой глубины, дальше вручил Слезе извлеченную из инвентаря лопату, закинул ее в почти готовую нишу и велел там окопаться, чтоб сподручней было вести с верхотуры отстрел атакующих тварей.

Сам же, отступив на десять шагов от стены, вбил в пол пару горящих факелов, на пятиметровом расстоянии друг от друга, чтобы максимально осветить прилегающее к стрелковой вышке пространство.

Обустройством своего «гнезда» Слеза занялась со всем старанием, благо шинковать острой короткой лопатой податливую глинистую землю было легко и удобно. Буквально за четверть часа она расширила и углубила нишу до метра, целиком туда забралась, а из срытой с боков глины возвела даже на выходе невысокий бортик. В общем, устроилась в своем укрытии подружка вполне сносно.

Пока Слеза копала, я тоже не стоял без дела, а активно распинывал по округе и приминал отбрасываемую ею породу. Иначе под «гнездом» образовалась бы внушительная земляная гора, оттолкнувшись от которой твари могли запросто запрыгнуть в вырытое укрытие.

Свою винтовку, использовать которую в предстоящей рукопашной рубке мне было практически невозможно, я отдал подруге. Так же на хранение ей передал сковывающие движения в рукопашной рюкзак и разгрузку.

Когда все было готово, мы оба изготовились к бою. Слеза разложила рядом обоймы с запасными болтами и метательные ножи, и навела арбалет и мою снаряженную свежим рожком винтовку на освещенный факелами периметр. Я же в правую руку вызвал из инвентаря верную Шпору, а в левой – сжимал рукоять удобного на короткой дистанции стечкина.

– Ну че, готов? – окрикнула сверху подружка.

– Валяй! Заводи свою шарманку, – бросил я в ответ.

Слеза неразборчиво буркнула фразу-активатор своего «Лакомого кусочка» и… Поначалу ничего не произошло.

Секунд двадцать мы напряженно вглядывались в пустое пространство вокруг горящих факелов. Потом из мрака на свет наконец вырвалась первая стайка низкоуровневых слепунов. Всего пятеро тварюшек, самую быструю из которых тут же упокоила Слеза, точно вогнав арбалетный болт в глаз.

Желая проверить правоту утверждения Слезы, что заагренные на нее Даром твари других врагов на пути не замечают, я двинулся навстречу маленькой стайке с намеренно поднятыми Шпорой и пистолетом, уверенный, что, в случае нападения, запросто смогу отбиться. На крайняк, под рукой был откатившийся и готовый к использованию «Второй шанс». Но все обошлось. Три яростно урчащих слепуна – четвертого подружка ловко сняла в шаге от меня из винтовки – проскочили мимо, даже не покосившись в мою сторону. Я не стал бить им в спину, позволив Слезе спокойно расстрелять троицу в упор из винтовки и арбалета.

Потом появилась еще одна стайка. Следом третья…

Я не вмешивался, пока не заметил подозрительное шевеление на высоком потолке. Увлекшаяся расстрелом хороводящихся на пятаке перед ее возвышением низкоуровневых слепунов, Слеза упустила момент появления погонщиков, от кислотных нитей которых невысокий бортик ее «гнезда» был аховым укрытием.

– Пухом! – шепнул фразу-активатор «Легче пуха».

И сделавшись на пятнадцать секунд невесомым, оттолкнулся от пола и ракетой взмыл под потолок.

Чтоб не удариться головой, пришлось даже выставить вверх согнутую в локте руку с пистолетом, стрелять из которого в невесомости все одно было стремно. Но для расправы над тремя погонщиками, до роковой встречи со мной считавшими себя под потолком абсолютно неуязвимыми, мне за глаза хватило одной Шпоры. Три стремительных выпада вращающимся диском по ошарашенным мордам тварей, и три фонтанирующих кровью туши рухнули на пол.

Я спокойно спланировал на хребет бьющейся в агонии твари и, в горячке боя, чиркнул Шпорой по шее пробегающего мимо слепуна. Тут же раскаялся в очередном невольном отборе у подруги частички опыта. Но обернувшись, узнать как там у нее обстоят дела, обнаружил перед «гнездом» уже внушительную толпу слепунов, пытающихся с пола дотянуться до отстреливающейся девушки. Из-за растущей на глазах у стены горы трупов, набегающим следом тварям добраться до укрытия становилось все проще. И такими темпами в ближайшие полминуты у Слезы грозили возникнуть серьезные проблемы.

Сунуться под стену, чтоб разгрести завал, я не мог, из-за реальной опасности самому схватить шальной болт или пулю. Решил посодействовать подружке истреблением набегающих тварей на дальней дистанции. И буквально за пять секунд, порхая невесомым мотыльком с места на место, зарубил Шпорой шестерых тварей. Мля! Это было отвратительно. Заагренные на Слезу слепуны даже не пытались от меня увернуться. Кончал их, как свиней на бойне, я чувствовал себя при этом не удачливым охотником, а гребаным мясником.

Под потолком нарисовалась еще пара погонщиков. До конца действия «Легче пуха» оставалось всего три секунды, но ради безопасности уязвимой сверху подруги пришлось рискнуть. Подпрыгнул, рубанул Шпорой по не ожидавшим атаки тварям, и вместе с ними полетел на пол. Действие Дара закончилось.

Из пушинки превратившись в чугунное ядро, я так шмякнулся о земляной пол, что задница вмялась в него сантиметров на пять точно. Уж не знаю, что меня уберегло от перелома позвоночника: сильно укрепившийся за последний месяц костяной и мышечный каркас тела или самортизировавший падение, относительно мягкий пол, наверное в какой-то степени благоприятно сработали оба фактора.

Я сидел сгорбившимся и абсолютно ни на что не годным инвалидом среди проносящихся мимо слепунов. Любой пробегающей твари достаточно было всего лишь полоснуть когтями по моему горлу – я не смог бы даже отклониться, покорно захлебнулся бы кровью и отправился на перерождение. Но тварей интересовала лишь Слеза, и меня они в упор не видели.

Перетерпев первые самые тяжкие секунды болезненной беспомощности начавшегося отката, я хоть и с кряхтением, но самостоятельно смог подняться на ноги.

Заагренные Даром твари продолжали стекаться к «гнезду» со всех сторон, и челюсти забравшихся на гору трупов слепунов щелкали уже в опасной близости от арбалетного лука и винтовочного ствола укрывающейся в «гнезде» лакомой приманки.

Осознавшая, наконец, грозящую ей опасность Слеза больше не валила тварей на пятаке под своим «гнездом», а отстреливала набегающих слепунов на расстоянии.

Из-за еще не восстановившейся до конца координации движений я не мог ей помочь Шпорой, но валить пробегающих мимо слепунов из пистолета сил уже вполне хватало. И в унисон с подружкой, я тоже начал отстрел.

Успел разрядить примерно полмагазина и положить семерых слепунов, когда действие Дара Слезы вдруг закончилось. К счастью мышцы к тому времени уже худо-бедно восстановились, и от внезапной атаки секунду назад абсолютно равнодушной ко мне тварюшки я успел увернуться.

Шпора вспорола загривок промахнувшегося агрессора. Стечкин выплюнул маслину в следующую оскалившуюся на меня пасть. Еще одну тварь успел обезглавить обратным движением Шпоры.

А потом на меня набросилась вся скопившаяся на освещенном факелами пространстве толпа слепунов.

– Круши! – выдохнул я.

И вступил с тварями в отчаянный бой.

Глава 27

В которой об меня обламывают зубы, но я остаюсь без штанов


Разумеется, Слеза продолжала отстрел тварей, но под рукой у нее не было пулемета, а одиночными выстрелами из винтовки и арбалета по бесноватой толпе много не навоюешь. Помощь подружки, увы, была каплей в море. Оставалось уповать лишь на собственные силы. У меня было всего пятнадцать секунд действия Дара, для самостоятельного решения алчущей моей крови проблемы под сотню рыл.

Прибегнув к уже не раз опробованной тактике, я взвился в высоком и длинном прыжке, выскочив из-под накатывающейся со всех сторон клыкасто-когтистой лавины. На пустом месте за спиной образовалась куча мала из сцепившихся когтями и челюстями тварей, под ногами хрустнул хребет невезучего слепуна, и Шпора косой пронеслась по загривкам окружающих тварей, упокоив за один мах сразу шестерых, еще одного в недосягаемом для крутящегося диска отдалении отоварил точным выстрелом из стечкина в глаз. Пока потерявшие меня твари растерянно таращились друг на друга, шагая по трупам окружающих слепунов, успел выкосить окровавленным шипастым диском еще с добрый десяток тварей. Дальше меня ожидаемо заметили и пришлось уходить из окружения очередным стремительным прыжком…

За четверть минуты партию «смерть несущего кузнечика» удалось исполнить пять раз. Перебил три четверти тварей. На последней секунде дополнительной фразой-активатором скастовал оба прилагающихся к «Сокрушителю преград» смертельных удара. И двух первых добравшихся, таки, до моего тела тварюшек ожидал фатальный сюрприз. Но, увы, набежавших с округи слепунов оказалось слишком много, и всех перебить я не смог.

Действие Дара закончилось, и совершенно обессиленный, из-за наступившего отката, я рухнул на трупы поверженных врагов. Через секунду ощутил на шее чьи-то мощные клыки, попытался завалить шуструю тварь из пистолета, но не смог даже шевельнуть рукой.

Славная вышла охота! – пронеслась в голове прощальная мысль. Но терзающие шею челюсти вдруг разжались, и на голову рухнуло бьющееся в агонии тело.

Из-за хрипов и стонов умирающих тварей вокруг я не услышал хлопка винтовочного выстрела, но по характерному предсмертному толчку догадался, что терзающий меня урод словил горячий привет от моей подружки.

Но облегчение мое продлилось не долго. Сразу несколько челюстей впились в бока и конечности. Меня стали трясти и растягивать в разные стороны, как гуттаперчевую игрушку. Я взвыл от боли и инстинктивно задергался, пытаясь вырваться из захвата. Сковавшее тело оцепенение прошло, я снова мог двигаться, но сил, чтоб избавиться от десятка вцепившихся и терзающих с разных сторон тело тварей, мне не хватало.

Слеза продолжала сносить точными выстрелами моих обидчиков. Но на опустевшее место у «кормушки» тут же подрывался новый слепун. И я не успевал перевести дух, а в изжеванное убитой тварью место со свежим азартом втыкался зубищами очередной жадный до биомассы монстр.

Тут еще, как назло, истек запас горючести у ближайшего факела. И ярко моргнув напоследок, он погас. Затухающего огня второго не хватало для нормального освещения терзающей меня толпы, и убойность выстрелов подруги тут же просела в разы. Если раньше у меня еще теплилась надежда дотерпеть пытку до того, как Слеза перестреляет тварей вокруг меня, то теперь она с треском провалилась.

Меж тем из разодранных тварями ран уже вовсю хлестала кровь, я чувствовал горячие струи стекающие по телу и впитывающееся в лохмотья, бывшие всего полминуты назад добротным камуфляжем. Вместе с кровью уходили силы. Мои отчаянные рывки утрачивали былую силу и превращались в жалкие подергивания обреченного смертника.

Меня в прямом смысле пожирали заживо. От чудовищной боли одновременно в десяти местах перед глазами клубился кровавый туман. Не ведаю, каким чудом мне так долго удавалось переносить адские муки в сознании. Перед невидящим взором мелькнула сместившаяся с периферии в центр картинка со столбиками шкал, дружно пикирующих вниз, с неотвратимостью подбитого зениткой самолета. И среди общего панического обвала единственным островком стабильности оставалась крайняя справа шкала Духа Стикса, с непоколебимым значением в шестьдесят семь единиц.

Я до сих пор удивляюсь, как оглушенный болью мог смог осознать эту посланную проведением подсказку. Оказывается, у меня осталось достаточно маны для активации еще одного Дара – однозначно спасительного в сложившейся аховой ситуации.

– Левак! – прохрипел я едва слышно.

И мир вокруг резко изменился.

Многократно усилились звуки. Я услышал дружное раздраженное шипенье вокруг, когда вместо податливой плоти под зубами у тварей заскрежетали твердые, как гранит, роговые пластины брони высокоуровневого монстра. А в следующее мгновенья я буквально задохнулся от удушливой вони дружно обмочившихся слепунов, осознавших на КОГО осмелились раззявить свои поганые пасти.

Возмущенно чихнув, я отшвырнул с головы мертвую тушу, резко распрямился, параллельно пригвоздив костяным шипом хвоста к полу первого подвернувшегося слепуна. Второго отварил смачным плевком кислотной нити в жалобно попискивающую пасть.

«Погонщик! Сильный! Боюсь! Хочу в свиту!» – раздалась вокруг отчаянная многоголосица бывших мучителей.

– Да щас! – взревел я.

И получил болтом в грудь. К счастью толстая роговая пластина нагрудника легко выдержала, на ней не осталось даже царапины.

– В кого палишь, дура! – рявкнул в сторону «гнезда». – Да, чтоб тебя черти съели!..

Вторую фразу добавил из-за прилетевшей в живот винтовочной пули. Млять! Это было гораздо больнее! И на роговом щитке остался заметный скол.

«Я съем!»

«Нет я!»

«Погонщик мне велел!»

Не правильно истолковавшие мои слова твари, с какого-то фига возомнив себя чертями, наперегонки рванули «есть» мою обидчицу.

– А ну стоять! – без особой надежды рявкнул им вслед.

Из двух десятков слепунов трое самых исполнительных остановились. О чем тут же пожалели. Подскочив, двоим я разворотил острыми когтями глотки, третьего пришпилил к полу шипом хвоста.

Увидев такое дело, остальные твари, выказывая свою преданность жестокому погонщику, рванули на штурм «гнезда» с удвоенным рвением.

Снова оказавшаяся в осаде Слеза сосредоточилась на отстреле штурмующих.

Я же, во избежание повторения непоняток со стрельбой, задержался в отдалении и, проведя левой лапой по лицу, крикнул подруге хоть и хриплым, но уже человеческим голосом:

– Слеза! Ау! Это я, Рихтовщик! Просто, Дар активировал…

– Да уж поняла я! – откликнулась подруга.

– Че ж стреляла, раз поняла?!

– Так не видно ж нифига было! Приняла тебя за… Ой, мля! Отвали, сука!.. РИХТОВЩИИИК!!!

По отчаянному крику девушки догадавшись, что слепуны таки добрались до «гнезда», и рванул на выручку.

Для почти трехметрового монстра, в которого я превратился, раскидать полтора десятка низкоуровневых тварей оказалось сущим пустяком. Да не просто раскидать, а распороть в процессе всем бока и глотки, или пронзить насквозь хвостовым шипом. Боюсь даже представить в какую жуть превратится моя темная сторона на тридцать первом уровне – начальной стадии развития кусача.

– Уф! Спасибо! – высунулась из укрытия Слеза, баюкая левую руку, разодранный рукав на которой быстро краснел от крови. – Офигеть! Вблизи ты вообще лютый монстр. И долго ты еще таким красавчиком будешь?

– До окончания действия Дара осталось около пятнадцати минут, – прохрипел я, раздирая когтями споровик только что еще бьющегося в агонии слепуна. – За это время нам надо вычистить все споровые мешки убитых тварей и сбежать отсюда обратно в тоннель.

– Понятно. Пока ты в личине этого монстра, окружающие слепуны, типа, тебя боятся и не смеют сунуться к нам.

Разговаривая со мной, Слеза раздобыла в мешке бинт и быстро обмотала им раненую руку, прямо поверх камуфляжа

– Типа того.

– Тогда помоги мне спуститься.

Она нацепила на себя оба рюкзака и оружие и, опершись ногами на подставленные мною ладони, как на ступени, медленно съехала вниз – ну а я, соответственно, при этом нагнулся.

Прежде чем приступить к потрошению, Слеза запалила от затухающего второго наш запасной третий факел, при ярком свете которого мы и занялись в четыре руки потрошением споровиков тварей.

Работать пришлось практически не разгибаясь. Даже с моей звериной силой справиться с поставленной задачей оказалось не просто. Половина убитых слепунов очень удобно лежала в куче у стены, с ними мы управились быстро, всего за четыре минуты, за остальными, трупы которых были неравномерно раскиданы по площадке радиусом примерно в тридцать метров, пришлось побегать, и потратить на это вдвое больше времени.

Всего мы насчитали сто сорок шесть мертвых тварей, в том числе пять погонщиков, ликвидированных с помощью активации «Легче пуха». Собрать со всех удалось две белых и семь черных звезд, и триста четырнадцать споранов.

Все трофеи Слеза, в процессе сборки, аккуратно складывала в добытый из моего рюкзака пакет – мне из-за длинных, как ножи, когтей заниматься этим было несподручно. И когда мы закончили потрошить последний споровик, пакет изрядно прибавил в объеме.

Спрятав мешок с трофеями в рюкзак, мы подхватили каждый свою поклажу и оружие, и рванули в старый добрый Сорок Шестой тоннель, благо находился он неподалеку – всего в сотне метров.

Нырнув в тоннель – кстати, с моим почти трехметровым ростом именно так и было – мы успели забежать вглубь тоннеля примерно на пару сотен метров, и действие «Чужой лапы» ожидаемо прекратилось. Меня на бегу скрутило болезненной судорогой отката, и я, споткнувшись, до капли выжитым лимоном покатился на пол.

Млять! Как же мне стало хреново! Кости в теле ломило и выкручивало. Мышцы, выйдя из повиновения, то самопроизвольно сокращались, то застывали, сведенные судорогой. Я бился на полу в припадке жестокого отходняка и, позабыв о конспирации, орал в голос. К счастью, мгновенно сориентировавшаяся подружка рухнула возле меня на колени и вовремя зажала ладонью мой рот, отчего, вместо отчаянного крика, по тоннелю разносилось лишь негромкое мычанье.

Когда, наконец, отпустило, и снова стал хозяином своего тела, я ощутил себя натуральным дистрофаном. Руки и ноги дрожью реагировали на малейшее усилие. С помощью Слезы я кое-как, с грехом и матом пополам, поднялся на ноги и тут же, чтоб не упасть, вынужден был облокотиться спиной о стену.

– Так понимаю, идти дальше не можешь, – покачала головой подруга.

– Мл… кха-кха-кха! – даже выругаться нормально не получилось, из-за вдруг скрутившего приступа свирепого кашля.

– М-да, совсем ты себя загнал, бедняга, – посочувствовала Слеза и, отцепив от пояса фляжку, приставила к моим губам, заставив выпить до дна.

Живец малехо меня взбодрил. А после того, как мне были скормлены все стратегические запасы шоколада из заначки Слезы, и следом было велено разгрызть и сжевать все леденцы из собственной нычки, я худо-бедно ожил, предательская дрожь в ногах и руках исчезла, и, наконец, почувствовал себя нормальным человеком.

Из одежды на мне практически ничего не осталось: обрывок майки на вороте, забрызганные кровью трусы, с дырой на месте бывшего хвоста, и чудом уцелевшая кобура, болтающаяся на безбожно растянутых ремнях. Стащив последнюю, отправил в рюкзак к стечкину, подобранному Слезой во время потрошения споровиков тварей, взамен оттуда, с самого дна, вытащил подарок Селедки – длинный теплый плащ – и с удовольствием в него закутался.

Увы, я снова не рассчитал с обувью. Развалившиеся в клочья ботинки остались в пещере, и теперь я снова остался босиком.

– На вот, одень. Какая-никакая, но обувка, – Слеза протянула добытые из своего рюкзака шерстяные носки.

Я не стал выпендриваться и тут же с радостью их натянул. Конечно, размерчик оказался изрядно мне маловат, и пятки практически высовывались наружу. Но идти по ледяной земле подземелья даже в таких носках было куда как теплее, чем босиком.

Я забросил за спину рюкзак, повесил на плечо винтовку, с замененным рожком, и браво объявил спутнице о готовности продолжить путь.

– Может, рискнем обратно по тоннелю с ветерком? – предложила подруга.

– А, вдруг, слепуны сеть починили и уже снова в засаде нас поджидают.

– Так перебили же всех.

– Ну, вдруг, новые пришли.

– Какой же ты зануда, Рихтовщик. Фиг с тобой, пошли так. Мне-то че – я в ботинках нормальных. Тебе страдать!..

И мы пошли.

Глава 28

В которой читаем, строим планы и нарываемся на нежданчик


Перед глазами загорелись красные строки уведомлений. Судя по отрешенному виду шагающей рядом Слезы, с ней случилась та же напасть, и она уже углубилась в чтение. Чтоб не терять попусту времени, последовал ее примеру.


!!!Внимание! Вами лично в отрядном бою ликвидировано: 8 слепунов 10-го, 11-го, 12-го и 13-го уровней!

Награда за ликвидацию:

!Опыт: +2171. Характеристики: +5 к Удаче, +5 к Фехтованию, +5 к Выносливости, +5 к Реакции, +5 к Броне Стикса. Навыки: +18 к Алкоголизму, +31 к Владению Шпорой, +12 к Кулачному бою, +28 к Легкой атлетике, +17 к Хамелеону!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Второй шанс!

!Характеристики: +5 к Интуиции, +10 к Реакции. Навыки: +30 к Шаману, +30 к Телекинезу!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


!!!Внимание! Вами лично ликвидировано: 5 слепунов 16-го, 18-го, 20-го и 22-го уровней!

Награда за ликвидацию:

!Опыт: +18178. Характеристики: +2 к Знаниям, +9 Картографии, +7 к Наблюдательности, +11 к Удаче, +12 к Физической силе, +2 к Рукопашному бою, +12 к Фехтованию, +10 к Меткости, +3 к Физической броне, +9 к Выносливости, +1 к Регенерации, +3 к Скрытности, +12 к Скорости, +14 к Реакции, +12 к Гибкости, +7 к Интуиции, +10 к Силе Стикса, +10 к Броне Стикса, +2 к Медитации, +6 к Познанию скрытого. Навыки: +38 к Алкоголизму (Защита +1), +26 к Кулачному бою, +22 к Легкой атлетике (Ловкость +1), +26 к Тяжелой атлетике, +42 к Штопальщику, +41 к Стрелку (Атака +1), +22 Хамелеону, +18 к Палачу!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Лунное пламя!

!Характеристики: +10 к Удаче, +3 к Физической броне, +3 к Скрытности, +10 к Силе Стикса. Навыки: +20 к Легкой атлетике, +30 к Хамелеону (Защита +1)!

!!!Внимание! Остальными членами отряда в отрядном бою ликвидирован слепун 18-го уровня!

Награда за участие в ликвидации:

!Опыт: +1012. Характеристики: +4 к Удаче, +4 к Физической силе, +4 к Выносливости, +4 к Реакции, +4 к Броне Стикса. Навыки: +20 к Штопальщику!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


!!!Внимание! Активирован Дар: Всевидящее око!

!Характеристики: +5 к Наблюдательности, +10 к Удаче, +5 к Познанию скрытого. Навыки: +20 к Шпиону (Интеллект +1), +30 к Рентгену (Интеллект +1)!


!!!Внимание! Вами лично ликвидировано: 88 слепунов 9-го, 10-го, 11-го, 12-го, 13-го, 15-го, 17-го, 18-го, 19-го и 20-го уровней!

Награда за ликвидацию:

!Опыт: +48983. Характеристики: +2 к Знаниям, +18 Картографии, +14 к Наблюдательности, +21 к Удаче, +22 к Физической силе, +2 к Рукопашному бою, +22 к Фехтованию, +20 к Меткости, +4 к Физической броне, +17 к Выносливости, +1 к Регенерации, +4 к Скрытности, +22 к Скорости, +25 к Реакции (Ловкость +1), +22 к Гибкости, +14 к Интуиции, +20 к Силе Стикса, +20 к Броне Стикса, +2 к Медитации, +13 к Познанию скрытого. Навыки: +48 к Алкоголизму, +59 к Владению Шпорой, +22 к Ораторскому искусству, +43 к Кулачному бою, +37 к Легкой атлетике, +35 к Тяжелой атлетике, +43 к Штопальщику (Защита +1), +24 к Телепатии, +34 к Левитации, +27 к Стрелку, +43 к Хамелеону, +37 Палачу (Атака +1), +42 к Шпиону!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Легче пуха!

!Характеристики: +2 к Медитации, +10 к Реакции, +10 к Силе Стикса. Навыки: +20 к Легкой атлетике, +40 к Левитации!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Сокрушитель преград!

!Характеристики: +2 к Рукопашному бою, +10 к Физической силе, +10 к Силе Стикса (Дух Стикса +1). Навыки: +20 к Кулачному бою, +20 к Тяжелой атлетике, +30 к Палачу!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Чужая лапа!

!Характеристики: +1 к Регенерации, +10 к Выносливости, +10 к Броне Стикса. Навыки: +20 к Ораторскому искусству, +20 к Штопальщику, +20 к Телепатии, +20 к Ножевому бою, +40 к Шпиону!

!!!Внимание! Вы в одиночку вступили в безнадежный бой с отрядом зараженных, многократно превосходящим вас в количественном выражении!

Награда за победу в безнадежном бою:

!Опыт: +4000. Очков свободного распределения характеристик: +2000!

!!!Внимание! Остальными членами отряда в отрядном бою ликвидировано: 64 слепуна 9-го, 10-го, 11-го, 12-го и 13-го уровней!

Награда за участие в ликвидации:

!Опыт: +4395. Характеристики: +10 к Удаче (Интеллект +1), +10 к Фехтованию, +10 к Выносливости, +10 к Реакции, +10 к Броне Стикса. Навыки: +20 к Алкоголизму, +20 к Хамелеону!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


– Ну че, можешь меня поздравить, – радостно защебетала рядом Слеза, первой управившись с прочтением статов. – И себя заодно. План-минимум на сегодня мы выполнили. За нашу прокачку мне прилетело тридцать пять с половиной тысяч очков, и я взяла сразу пару уровней. Была четырнадцатой, стала шестнадцатой!.. А у тебя, как дела?

– Уровень новый не взял, – хмыкнул я.

– Да это понятно. Чтоб с двадцать седьмого на двадцать восьмой перейти надо больше двухсот тысяч опыта накопить… Сейчас-то тебе сколько прилетело?

– Около восьмидесяти.

– Фига се! – в голосе подружки послышались завистливые нотки.

– Ну это я в большую сторону округлил. На самом деле на пару тысчонок поменьше.

– Блин, Рихтовщик, скажи мне, вот нахрена тебе столько опыта? Все одно до следующего уровня еще глаза вытаращишь! А я бы с такой кучей очков уже сегодня семнадцатый взяла, и наполовину к восемнадцатому подтянулась.

– Так ведь оно как бы само собой…

– Ладно не парься, шучу я, – прыснула в ладошки спутница. – Выдел бы ты свое лицо, когда за свой опыт на полном серьезе начал оправдываться. Умора, блин!

Отсмеявшись, подруга продолжила уже серьезным тоном:

– Смех смехом, но прокачку мою нам нужно как-то форсировать. Если и завтра будет только тридцать пять тысяч, то очков этих мне с трудом хватит лишь на один уровень. А надо обязательно взять тоже хотя бы два. А лучше три.

– Ну ты, мать, замахнулась.

– Рихтовщик, ау! Ты в курсе, вообще, что переход с девятнадцатого на двадцатый стоит почти сто тысяч очков опыта?

– Млять! Это хреново.

– Значит так, сейчас двигаем к Звездочету, и хорошенько таримся там жратвой, живцом, болтами и патронами, и парой смен одежды с обуви для тебя. Потом в номере отсыпаемся. И завтра с самого ранья спускаемся в лабиринт на целый день. Чтобы качаться, качаться и еще раз качаться.

– Да ты, прям, фанатка кача.

– Просто хочу поскорее взять чертов двадцатый уровень.

За чтением уведомлений и последующим разговором мы незаметно дошагали до середины тоннеля, и по изуродованным кислотой трупам догадались, что вплотную приблизились к кислотной сети, свисающие по краям обрывки которой, слившись со стенами, снова стали совершенно незаметными.

Мы аккуратно друг за дружкой прошли в оставшуюся неизменной дыру в преграде. Пошли дальше, и еще через несколько секунд наткнулись на окоченевшие останки остальных погонщиков.

Вероятность появления впереди свежесотканной кислотной сети была ничтожно мала, и еще полчаса плюхать по пустому тоннелю в уже промокших насквозь, ледяных носках мне ужасно не хотелось, потому, стоило Слезе вновь заикнуться об активации «Летящего бега», я с радостью ухватился за ее предложение.

Активировав Дар, девушка взяла меня за руку, и от ее ладони словно прошило разрядом тока. Мгновенно пронесшаяся по телу энергетическая волна ушла в ноги, но заземлилась лишь малая ее часть.

Из-за невероятного количества энергии, сконцентрировавшейся в ступнях, ноги перестал терзать холод. Более того пятки стало жечь так, будто они оказались на раскаленной сковороде. Подтверждая опасность заработать неслабый ожог, реально задымили стремительно высыхающие носки.

Слеза потянула меня за собой. Чтоб не отстать, пришлось проворно перебирать ногами. И на бегу я вдруг сделал открытие, что когда ступни отрываются от пола, жар в них мгновенно исчезает. Выходило, чтобы не обжечься, нужно было как можно чаще перебирать ногами.

Вот так, сражаясь с охватившим ноги жаром, я и несся по тоннелю, влекомый рукой подружки. И очень удивился когда спустя всего лишь минуту Слеза вдруг отпустила мою руку. Жар в ступнях мгновенно пропал. Я осмотрелся по сторонам, и в свете факела, горящего в руке остановившейся поблизости подружки, обнаружил, что нахожусь уже в Пятой пещере.

– Однако, лихо мы, – ошарашено пробормотал я.

– Это я еще сдерживала бег, – хмыкнула подружка. – Опасалась по стенам тебя размотать.

– И часто ты можешь так?..

– Дар действует ровно одну минуту. С последующим откатом в пятнадцать минут, по истечении которых «Летящий бег» можно повторить.

– М-да, крутая штука это твое ускорение. И ноги от него у меня согрелись.

– А я давно предлагала попробовать… Ну че, так и будем торчать на месте. Или как-то к выходу уже начнем пробираться?

– Пошли, конечно.

По дороге я решил увеличить шкалу Духа Стикса, повышенный запас маны в которой станет совсем не лишним в запланированной на завтра длинной прокачке. И заодно развить до четвертой ступени очень выручивший сегодня Дар «Легче пуха». Как раз очень кстати прилетели бонусные две тысячи свободных очков, с учетом которых прокачка Дара обойдется теперь относительно малой кровью.

«Хочу вложить свободные очки распределения в поднятие характеристики Медитация до 10000 очков», – мысленно сформулировал запрос Системе.

И через секунду перед глазами ожидаемо загорелись красные строки уведомления:


!!!Внимание! Вами использовано 3784 очков свободного распределения характеристик!

!Характеристика Медитация: +3784 (Дух Стикса +38)!

!!!Внимание! Активирована 4-ая ступень Дара Стикса: Легче пуха. Фраза-активатор, запускающая действие Дара: «Пухом». Постоянный бонус: Дух Стикса +5, Ловкость +3 к показателю Игрока. Описание Дара: Делает тело Игрока невесомым и способным перемещаться в воздушном потоке. Период действия дара: 22 секунды. Откат дара: 1 час 15 минут минус количество минут, равное уровню игрока. Расход Духа Стикса (маны) на действие дара: 67 единицы шкалы Духа Стикса. Дар доступен для использования в любое время дня и ночи!

!Навыки: +400 к Левитации (Дух Стикса +2), +100 к Легкой атлетике!


Период действия Дара вырос аж на семь секунд, практически в полтора раза по сравнению с бывшими пятнадцатью. Что изрядно расширяло функционал его применения. А откат сократился разом на пятнадцать минут, и с учетом моего текущего уровня, выходило, что текущий откат Дара составлял всего лишь сорок восемь минут. Увы, к сожалению, на девятнадцать единиц подрос и расход на него маны. Но и шкала Духа Стикса подросла после прокачки аж до двухсот тридцати двух. Правда доступной к применению маны сейчас в ней было лишь на треть, но сейчас оставшаяся мана, надеюсь, мне особо не понадобится, а к завтрашнему утру шкала полностью восстановится и в моем распоряжении окажется изрядно увеличенный, по сравнению с сегодняшним днем, запас.

В малообитаемой Девятнадцатой пещере по дороге нам никто не попался и до ведущего наружу коридора примерно через четверть часа мы добрались без приключений.

При свете факела поднялись по земляной лестнице. И я уступил подружке право первой выбраться через лаз из подземелья на волю.

Энергично заработав локтями, Слеза ужом вклинилась в узкий проход, и через пару секунд снаружи послышался до боли знакомый хриплый голос кваза.

– Ну привет, сучка! Теперь-то никуда от меня не сбежишь!

Судорожно дергающиеся ноги Слезы еще виднелись в конце лаза. Ограниченная узостью норы она была совершенно беззащитна.

Предотвратить беду я мог единственным способом.

– Отскок, – выдохнул я.

Моргнул… Нагнувшись, воткнул факел в землю, подхватил только вползающую в лаз Слезу за дергающиеся ноги и резко выдернул из норы обратно на лестницу.

Глава 29

В которой объясняюсь с бывшей, и получаю привет из прошлого


– Рихтовщик, мля! Ты че творишь, придурок?! – возмущенно заголосила бесцеремонно отодвинутая в сторону подружка.

– Потом объясню! Доверься мне! Сейчас так надо! – скороговоркой пропыхтел ей на ухо.

И, не дожидаясь ответа, сам полез в освободившуюся нору.

Снаружи уже наступил ранний осенний вечер. Накрапывающий дождь и затянутое тучами небо добавили мрачноватости. И нормально разглядеть что-либо дальше десяти метров в таких условиях было уже практически невозможно.

– Белка, выходи. Я знаю, что ты прячешься где-то рядом, – бросил я в сторону леса, даже не пытаясь высматривать мастера маскировки кваза в густом ельнике.

Подтянувшись на руках, полностью вылез из норы. И уже сидя на земле, специально опустил ноги обратно в нору, перекрывая опасный выход наружу для подружки.

– Ну и видок у тебя, – от раздавшегося прямо над ухом рычания я невольно вздрогнул.

Кваз в очередной раз смогла меня удивить, подобравшись абсолютно бесшумной невидимкой, обманув мою уже прилично развитую Наблюдательность.

Я обернулся к бывшей подружке, и в горло и грудь мгновенно уперлись острия двух кинжалов.

– Без глупостей, Рихтовщик. Я пришла не за твоей жизнью.

– Послушай, Белка. Я прошу тебя, откажись от своей мести Слезе.

– Бла-бла-бла, – прорычала кваз.

– Рихтовщик, блин! – донесся приглушенный вопль из норы. – Убери уже свои чертовы лапы! Я выти не могу!

– Походу подружка не в курсе, что пылкий Ромео пытается спасти ей жизнь, – прорычала Белка. – Скажи, как догадался, что я буду ждать вас на выходе. И, клянусь Стиксом, сегодня я эту дешевую подстилку не трону.

– Не пойдет! Пообещай мне, что отстанешь от Слезы навсегда.

– Эй, там! Вообще-то, это ни разу не смешно! Ноги убери, придурок! – не унималась застрявшая в норе Слеза.

– Ты действительно придурок, – хмыкнула кваз и слегка надавила на кинжалы, чтобы из-под проткнутой кожи потекла кровь. – Это твоя жизнь сейчас у меня в руках, а не наоборот. И не тебе выставлять мне условия.

– Никаких условий, Белка, только просьба. В память о нашей дружбе.

– Заткнись, сука! Или я тебя кончу. А следом и тварь, которую ты защищаешь.

– Не верю, – я так резко качнул головой, что облепившие лицо и волосы капли дождя веером разлетелись во все стороны. – И никогда не поверю, что ты способна хладнокровно убить меня.

– Однажды я тебя уже убивала, – осклабилась кваз.

Она еще сильнее надавила кинжалами и нервно облизнулась.

– Докажи! – зажмурившись, я сам навалился на острые лезвия.

И остался жив.

По стоящим в норе ногам отчаявшаяся докричаться Слеза заколотила кулаком. На шестнадцатом уровне подружке, похоже, изрядно прибыло сил – удары по голым голеням выходили весьма болезненными. Но, не подавая виду, я терпел.

– Сука! Сука! Рихтовщик, ты гребаная сука! – вопила отскочившая от меня Белка, неистово кромсая кинжалами ветки ближайшей ели.

– Я хотел, чтоб мы были вместе… правда, – пробормотал я, стирая с груди и шеи кровь из уже затянувшихся ранок. – Прости меня, Белка.

– Да пошел ты!

Сорвав злость на дереве, кваз убрала кинжалы в ножны и отвернулась, собираясь сбежать.

– Подожди. Возьми это, пожалуйста, на добрую память.

Я вложил в крепкую, как камень, ладонь кваза маленькую желтую фигурку Рихтовщика, с небольшим довеском.

– Ее сделала мне одна маленькая талантливая девочка.

– Ты гребаный бабник, Рихтовщик, – проворчала кваз, рассматривая под каплями дождя мою крошечную копию.

– Да она ж ребенок еще совсем.

– Лиха беда начало… Млять! А это че у него из подмышки торчит? Это же!..

– Да, это она… И если однажды ты вдруг передумаешь быть квазом, хочу чтоб под плечом у Рихтовщика всегда могла отыскать спасение.

– Гребаный балабол, – фыркнула Белка. – Спасибо, Рихтовщик. И прощай.

Белка нырнула в непролазную колючую чащобу, как в пушистый стог сена, и скрылась из вида.

Я с болезненным стоном выдернул из норы отбитые до огромных синяков ноги, и приготовился выслушивать заслуженные упреки от подружки.

Перед глазами загорелось системное уведомление:


!!!Внимание, активирован Дар Стикса: Второй шанс!

!Характеристики: +5 к Интуиции, +10 к Реакции. Навыки: +30 к Шаману, +30 к Телекинезу!


До упора вывернул оба крана душа и, прижавшись к кафельной стене, стал кайфовать от хлынувшего на голову и плечи теплого водопада.

Позади остались бурные выяснения отношений со Слезой, не на шутку разобидевшейся на меня за фокус с норой. Я не стал ей рассказывать об устроенной Белкой засаде, объяснив свое поведение интуитивным предчувствием беды. Мол, вдруг почувствовал, что снаружи ее поджидает смертельная угроза, и решил перестраховаться. А чтоб окончательно убедиться, что опасности нет, потом еще выждал какое-то время, маринуя – исключительно в целях ее же безопасности – подружку в подземелье.

Так себе, конечно, вышло оправдание, и чтоб поверила, Слезу пришлось долго уговаривать. На меня долго орали, топали ногами, и били кулачками по груди. Но, в итоге, к счастью простили, и даже обозвали заботливым придурком.

Потом, как планировали, отправились прямиком к Звездочету и обменяли большую часть добытых споранов на жратву, живчик, боеприпасы, и аж пять комплектов камуфляжа и берцев персонально для меня. Одежду с обувью взяли с запасом, чтоб завтра, вымотавшись после многочасового кача, не пришлось по новой к меняле двигать.

Когда, наконец, приползли в номер, мне снова пришлось еще битый час дожидаться пока извозившаяся в земле подружка почистит перышки в ванной. Нефильтрованное, правда, слегонца скрасило томительные минуты ожидания.

И вот, наконец, я тоже смываю под острыми струями восхитительно горячей воды кровь, грязь, пот и накопившуюся за тяжкий день усталость.

Разомлев от жара и неги, я не заметил как прямо под душем провалился в сон…


…Разящий оказался на диво неуступчивым луком.

Я весь взмок от пота, пытаясь натянуть его тетиву, но, увы, всех моих отчаянных стараний хватило лишь на половину полного натяга.

– Нет, сын, рановато тебе еще за такой славный лук браться, – раздался за спиной раздраженный бас.

И я понял, что снова угодил в чужие воспоминания.

С лука глаза переместились на дрожащие от напряжения тонкие мальчишеские руки, с непривычно серой кожей.

– Я справлюсь, отец, – прошипел маленький упрямец, в тело которого я временно подселился.

– Ну-ну, – хмыкнул ничуть не верящий в потенциал сына родитель.

И через пару секунд озадаченно крякнул, когда упорный пацан смог таки преодолеть сопротивление лука и заставил тетиву с наложенной стрелой двигаться дальше.

Мальчишка сражался с луком еще добрую минуту, черпая силы из отчаянного упорства, подпитываемого неукротимой силой воли.

И он сделал-таки то, что еще минуту назад казалось абсолютно невозможным. Довел белое оперение стрелы до самого уха, растянув тетиву неуступчивого лука на всю длину стрелы.

– Молодец, Зооэ, – отцовский голос потеплел, в нем проснулся интерес к сыну. – Теперь наведи стрелу на ствол белого исполина. Дерево достаточно далеко. Не забудь принять упреждение на ветер, как я тебя учил. Вряд ли, конечно, у тебя получится попасть с первого выстрела. Но ты все же попытайся.

Ходящая ходуном от чудовищного напряжения мальчишеских рук стрела вдруг на мгновенье замерла. Мальчик тут же навел стальное жало на белый ствол огромного незнакомого мне дерева, стоящего так далеко, что широкий ствол сейчас казался не толще карандаша, и отпустил, наконец, пальцы, до крови разодранные о тетиву.

Со злым свистом белооперенная стрела рванула к цели. И через пару секунд с едва слышным хлопком вошла в белесую кору белого исполина.

– Отличный выстрел, сын! – в торжествующем возгласе отца была законная гордость подвигом сына. – Отныне Серый лук по праву твой! Да будет так!

Перед глазами, как кадры хроники, замелькали серые руки, из раза в раз неизменно натягивающие тугую тетиву моего Разящего. Сперва это были тонкие руки мальчишки, потом, с наметившимися уже контурами будущих мышц, руки подростка, следом еще по-детски изящные, но уже с вполне сформировавшейся мускулатурой, руки юноши и, наконец, ширококостные, мускулистые, увитые толстыми жилами руки мужчины. В конце каждого натягивания лука следовал выстрел и, улетевшая в цель стрела, с приглушенным расстоянием хлопком поражала цель.

Хлоп, хлоп, хлоп…


…Хлоп, хлоп, хлоп!

Звонкие удары по запертой изнутри двери ванной выдернули меня из сновидения.

Стоя по-прежнему под тугими струями дождя, я утопал в густом мареве белого пара.

– Рихтовщик! Ты уснул что ли там?! – донесся из-за двери раздраженный голос Слезы. – Слышь, хорош прикалываться! Я не шучу! Если немедленно не отзовешься, дверь к чертям высажу!

– Все нормально! – крикнул в ответ. – Сейчас голову смою и выйду!

– Рихтовщик, блин! Нам ужин уже полчаса как принесли! Я слюной тут исхожу! Вокруг стола круги наворачиваю! А ты все не выходишь!

– Все понял! Сейчас выйду!

– Давай резче!

Слеза отошла от двери. Я стал лихорадочно намыливаться. И чуть не растянулся на скользком полу, когда перед глазами вдруг загорелось неожиданное уведомление:


!Разблокирован навык: Лучник. Навык Лучник: +11!

Глава 30

В которой мы начинаем охоту и оказываемся под прицелом


За ужином Слеза в очередной раз угостила меня собственноручно изготовленными растворами белой звезды и белой горошины. Употребив оба с небольшим интервалом, я получил от Системы нехилый набор дополнительных плюшек:


!!!Внимание! Вы употребили белую звезду!

!Опыт: +337!

!Шкала Удовольствия: +2. Показатель Интеллект: +2. Характеристики: +13 к Знаниям, +69 к Наблюдательности!

!Шкала Жажды и сытости: +2. Показатель Защита: +2. Характеристики: +94 к Регенерации, +44 к Физической броне!

!Шкала Духа Стикса: +1. Показатель Дух Стикса: +1. Характеристики: +100 к Медитации!


!!!Внимание! Вы употребили белую горошину!

!Характеристики: +12 к Силе Стикса, +13 к Броне Стикса (Духа Стикса +1), +10 к Медитации, +12 к Познанию скрытого!


Наевшись до отвала, мы уснули едва добравшись до подушки, на секс не осталось ни сил, ни желания.

Впрочем, упущенное вечером с лихвой наверстали с утра.

Лишь настойчивый стук в дверь номера официанта с завтраком вынудил прервать «утреннюю гимнастику» и выбраться из постели. Ну, тут сами виноваты, нефиг было с вечера заряжать парня на настойчивый долбеж двери в районе восьми утра – опасались проспать, и потерять несколько часов из зараженного под прокачку дня. В итоге, вместо побудки, получилось голимое палево.

Плотно позавтракав, подхватили заранее приготовленные рюкзаки – из-за нипиханных туда запасов сейчас больше напоминающих челночные баулы – оружие и, заперев на ключ дверь номера, покинули гостиницу.

После вчерашних закупок у Звездочета, от добытых в лабиринте споранов осталось чуть больше половины, а точнее: сто девяносто три спорана. Плюс, разумеется, все добытые звезды: пять белых и семнадцать черных. По белой звезде мы употребили вчера за ужином. А за завтраком повторять процедуру было еще рановато, положенный интервал в двенадцать часов между приемами звезд еще не прошел. На мое предложение взять с собой еще пару белых и употребить под землей, когда станет можно, подружка ответила решительным отказом. Мол, специально тащить с собой на охоту трофеи, которые можно добыть на месте, – хреновая примета. Вот, завалим в лабиринте первого погонщика, и разбодяжим в банках пива его звезды – и эта вполне охотничья тема опять же для нас будет лишним стимулом побыстрее отыскать и грохнуть высокоуровневую тварь.

Все оставшиеся от первой вылазки в лабиринт трофеи мы спрятали в обнаруженном в номере сейфе, решив поделить разом все добытые в подземельях «сокровища» через два дня, когда закончим прокачку Слезы.

В сейф же закинули и свои кошели с баснословно дорогим жемчугом. А я, когда перекладывал свой кошель из рюкзака в стальное хранилище, незаметно от подруги выудил одну красную жемчужину, и спрятал в свободную ячейку инвентаря, на место подаренной Белке белой жемчужины, решив употребить в лабиринте, когда откатятся сутки после черной.

Мы прошли по пустынным улицам еще только-только начинающего просыпаться стаба, обменялись приветствиями с уже запомнившей нас охраной ворот, вышли наружу и по мокрой от ледяной росы траве побрели к до отвращения знакомой норе.

По очереди спустившись вниз и запалив пару факелов, на этот раз дополнительно, про запас, прикрутили к лямкам рюкзаков еще каждый по паре запасных факелов. И двинулись по коридору в малообитаемую Девятнадцатую пещеру.

Снова выведя в нижнем углу периферийного зрения карту лабиринта, я быстренько наметил нехитрый маршрут, позволяющий нам за день хорошенько покуролесить в семи выстроившихся практически в ряд друг за дружкой соседних пещерах, соединенных короткими смежными переходами, а под занавес красиво свалить из последней пещеры прямым длинным тоннелем сразу в Девятнадцатую.

На этот раз нужный нам переход в соседнюю пещеру располагался совсем неподалеку от наружного коридора. Оказавшись в пещере, мы прошагали всего полсотни метров и свернули в первую же арку бокового хода. Я даже не стал приближать оранжевый номер короткого перехода – всего три десятка метров узкой земляной кишки, и мы вышли в соседнюю пещеру под номером семнадцать.

Я сразу повел Слезу к самому оживленному месту Семнадцатой пещеры, к четырем арочным ходам в стене, кучно расположившимся буквально на участке в полсотни метров. Три из этих четырех были короткими переходами в соседнюю Шестнадцатую пещеру, заходить в которую я не планировать, и наагрить Даром Слезы оттуда тварей нам на замес сам Стикс велел. Четвертый ход уводил в длинный тоннель, и на него я не особо рассчитывал.

Что в округе твари есть, обнаружил, активировав «Всевидящее око». Пока мы осторожно добирались вдоль пещерной стены до нужного места, за три минуты действия Дара я засек пару средних лежбищ слепунов в нашей Семнадцатой пещере, и одно огромное за толстой земляной перегородкой в соседей Шестнадцатой.

– Вот мы и на месте, – объявил подруге, остановившись у стены всего в десяти метрах от ближайшего сквозного прохода.

– Уже? – удивилась Слеза. – И двадцати минут, как спустились, не прошло.

– В этот раз решил долго не плутать.

– Я только «за». Тоннель – та еще тягомотина… Ну, чего стоим? Кого ждем?

– Млять!

Выпустив на волю Шпору, стал пластать землю в двух метрах над полом, намечая контуры будущего убежища подружки. Сотворив достаточно просторную, но не глубокую пока нишу в стене, снова вручил Слезе добытую из инвентаря лопату и, забросив девушку наверх, предложил ей самой обустраивать убежище дальше на свой вкус.

Сам же снова, отдалившись на несколько метров от стены, вбил в землю на пятиметровой дистанции друг от друга, пару совсем свежих и весело потрескивающих факелов.

Еще минут двадцать Слеза потратила на углубление убежища и удобное размещение внутри рюкзаков, оружия и боеприпасов. А я – на расчистку от лишней земли пятака под «гнездом» подружки, и даже небольшой подкоп сделал под стену, чтоб скапливающиеся под убежищем трупы не так быстро скрадывали его двухметровую высоту.

– Готов? – окликнула подружка.

– Врубай, – кивнул я, меняя лопату обратно на Шпору и извлекая из кобуры пистолет.

– Ну погнали…

Снова произнесенная Слезой фраза-активатор воспринялась моим ухом, как беспорядочный набор звуков и совершенно неповторимая абракадабра.

Но «Лакомый кусочек» активировался, и теперь остается лишь ждать появления его первых жертв.

Первого слепуна подружка сразила метким винтовочным выстрелом на самой границе освещенной зоны факелов. Второго – болтом уже в круге света. Третьего – снова винтовочным, уже в пяти метрах от стены. Четвертому в пасть засадила болт в упор, когда слепун в отчаянном пряжке попытался дотянуться до нее…

Что что-то пошло не так, стало понятно уже через десять секунд с начала отстрела.

Твари широкой рекой стекались со всех сторон. От их ненормально огромного количества с первых зе секунд замеса мне даже стало слегка не по себе. Совершенно не сдерживаясь, я заработал Шпорой, как косой, ежесекундно срубая одну-две башки игнорящих меня слепунов, параллельно второй рукой в упор расстреливая из стечкина тварей с другой стороны. Вокруг убежища «лакомого кусочка» тварей сгрудилось уже столько, что можно было не опасаться – на долю Слезы их с лихвой останется.

Я так увлекся истреблением набежавшей мелюзги, что едва не пропустил появление под потолком действительно опасных гостей. Сразу с добрый десяток погонщиков неслышной сапой подтянулось на нашу дискотеку.

– Твою ж мать! Че происходит-то?! – спросил у ближайшей пробегающей мимо тварюшки.

Ответа, увы, не дождался. Обиделся. Снес неразговорчивому гаду башку.

– Пухом! – выдохнул фразу-активатор.

И, оттолкнувшись от пола, невесомой пушинкой воспарил под потолок, чтоб полюбопытствовать о причине чрезмерного ажиотажа у тварей с развитым интеллектом.

Начхавшие на мое появление рядом, заагренные на Слезу погонщики, так же не пожелали делиться секретной информацией, пришлось их тоже убить. Всех. Благо, целых двадцать две секунды действия Дара позволяли мне порхать под потолком зло матерящимся шершнем, и разить тварей направо и налево шипастым дисковым жалом.

Всего под потолком я пробыл двадцать секунд, зарезав Шпорой в общей сложности аж тринадцать погонщиков – еще трое подтянулись к первому десятку уже в процессе его истребления – оставаться дольше не решился, и последние пару секунд потратил на плавный спуск на пол.

Действие Дара прекратилось, меня накрыло болезненной волной начала отката, ноги не выдержали веса чудовищно отяжелевшего тела и предательски дрогнули в коленях – я таки снова плюхнулся на задницу. Практически впритирку с лицом мелькнула клыкастая пасть слепуна, но заагренная строго на Слезу тварь, к счастью, даже не глянула в мою сторону. А на потолке, перечеркивая все мои старания, появилась очередная группа высокоуровневых погонщиков.

– Слеза! – раненым зверем зарычал я из последних сил. – Забей на тварей внизу! Смотри вверх! Ну же! Слеза!

Подружка меня не услышала. И четверо погонщиков неспешно вышли на убойную для кислотных плевков позицию. Кажется, ко мне начала возвращаться подвижность.

Млять! Только бы успеть!

Глава 31

В которой собираем кровавую жатву и несем невосполнимые потери


– Левак!

Шпора исчезает в инвентаре. Пистолет выпадает из стремительно толстеющих и обрастающих ножеподобными когтями пальцев. Одежда трещит по швам. И очередные берцы разлетаются на кожаные лоскуты, под давлением широченных когтистых ступней, с костяными пятками.

Левый глаз слепнет. Но и одного правого вполне хватает, чтоб увидеть, как притаившиеся под потолком твари дружно изрыгают вниз град кислотных нитей.

«Корм!.. Мой!.. Нет мое!.. Не тронь!.. О-о, корм!..» – от многоголосого верещания сбегающихся отовсюду слепунов поначалу с непривычки реально закладывает уши.

Срывая глухое раздражение на беснующуюся толпу, я обеими когтистыми пятернями зацепил пару бегущих мимо горлопанов и, подорвавшись на ноги, одновременно мощным рывком швырнул испуганно верещащих тварей под поток смертельных для подруги нитей.

Сработало! Извивающиеся в полете туши слепунов приняли на себя большую часть смертельных плевков. С обугленными кислотой спинами и боками, они шмякнувшись о стену над головой Слезы, и тут же скатились на головы штурмующей высоту братвы.

Слеза заметила, наконец, смертельную угрозу с потолка, и втиснулась вглубь укрытия. Потому следующий «залп» кислотных зарядов лишь бестолку оплавил землю невысокого бордюра «гнезда». А несколько нитей, отскочив и сорвавшись вниз, нашли себе жертвы в беснующейся у стены толпе слепунов.

Решив временно проблему, занялся верещащим зоопарком под ногами. Ух, как я люто накинулся на тварюшек. Против моей брони когти и зубы низкоуровневых слепунов были совершенно бессильны, а зов активированного Дара не позволял бедолагам прыснуть врассыпную, и я валил тварей десятками: ударами ног ломая хребты, ножами-когтями рук вскрывая глотки и вспарывая бока.

Но даже подыхая под моими ударами свихнувшиеся от зова слепуны, не молили о пощаде, а исступленно хрипели:

«Корм!.. Мой!.. Мне!.. Хочу!.. Корм!..»

Разумным погонщикам наверху потребовалось немного времени, чтоб понять: теперь сверху забившийся в нору «лакомый кусочек» им не достать. Они прекратили бессмысленный обстрел и рванули дальше по потолку к стене. По паучьи проворно переставляя снабженные присосками конечности, за считанные секунды добрались до края, дружно перескочили на стену и наперегонки заспешили вниз, намереваясь сверху «порадовать» визитом трудную мишень.

И у них легко бы все получилось, если б не мой обострившийся слух. Увлекшись избиением тварей внизу, рывок погонщиков на потолке я, разумеется, зевнул – единственный глаз не мог одновременно отслеживать всех врагов внизу и наверху. Но сквозь верещание жаждущей корма толпы, уши уловили подозрительное шуршание наверху. Обернувшись, увидел уже спускающихся к «гнезду» погонщиков, и во всю прыть цокающих пяток рванул им наперерез.

В лепешку расплющив последним скачком спину какого-то подвернувшегося под ноги бедолаги, я в высоком прыжке встретил четверку агрессоров буквально в полуметре от «притолоки» убежища. Уж не знаю, как бы сложился наш бой, если б твари были адекватны, а не одержимы жаждой во что бы то ни стало заполучить «лакомый кусочек» – скорее всего, они б попросту не позволили мне приблизиться, до победного обстреливая кислотными нитями с безопасной для себя высоты. Спустившиеся вниз погонщики в рукопашной схватке оказались слабыми противниками. Я мгновенно сбил троих: двум вскрыл глотки когтями рук, третьему пробил сердце точным ударом костяного шипа на хвосте. До четвертого, увы, дотянуться мне было нечем, и уже заваливаясь вниз вместе с фонтанирующими кровью тушами врагов, я банально харкнул в рожу уцелевшей твари кислотной нитью. Концентрированная кислота сделала свое черное дело, и ошалевший от боли погонщик, утратив контроль над сцепкой, сорвался со стены, и рухнул вдогонку.

Практически одновременное падение с четырехметровой высоты пяти здоровенных туш превратило хороводящуюся внизу толпу низкоуровневых тварей в кровавое месиво. Выбраться из мешанины раздавленных и покалеченных тел удалось считанным единицам. В числе которых, разумеется, первым номером был я.

И без того крепкое, как камень, тело топтуна, изрядно усиленное моими показателями, удара от падения даже не заметило.

С ног до головы целиком залитый чужой кровью я вывалился из мешанины переломанных тел. И продолжил давить и рвать набежавшую взамен раздавленным тварям свежую волну слепунов.

Один из вбитых в землю факелов погас, придавленный неаккуратно отброшенным мною телом слепуна.

В пещере стало заметно темнее. И я не увидел очередную группу откликнувшихся на зов «Лакомого кусочка» погонщиков. Но снова выручил супер-слух.

Я засек троих спускающихся по стене тварей и рванул им навстречу.

Как на зло, аккурат в этот момент прекратилось действие «Лакомого кусочка».

Ошарашенные неожиданным просветлением погонщики замерли на изрядном отдаление от укрытия Слезы – на шестиметровой высоте.

Допрыгнуть до них с пола я не мог. Но и оставлять без внимания опасную тройку нельзя было ни в коем случае – через считанные секунды твари окончательно очухаются, сообразят, кто здесь настоящий серьезный враг и устроят мне дождь из кислотных нитей, против которого бессильна даже теперешняя крутая броня.

Решив использовать-таки до конца имеющийся пока у меня эффект неожиданности, я не стал замедлять разбег и, оттолкнувшись от мешанины окровавленных тел у стены, прыгнул вверх что было сил.

Как и опасался, не дотянулся до погонщиков – до самого низкого не хватило добрых полметра. И до кучи длинные когти рук и ног, при невольном контакте со стеной, глубоко завязли в земле, не позволив тут же улететь обратно вниз, и пришпилив меня к стене, аккурат перед оскаленными мордами тварей.

– Это мой корм! Ну-ка прочь с моих просторов! – с перепугу рявкнул первое пришедшее на ум.

Зловеще зашипел. И угрожающе щелкнул по стене перед лапами тварей задранным хвостом.

Неожиданное сработало.

Уровни тройки зависших надо мной погонщиков значительно уступали моему, и они решили не рисковать, вступая в бой, с опасным одиночкой.

Погонщики шарахнулись от моего хвоста, как от взведенной гранаты. Не издав ни звука, они задним ходом пулей добежали до верхнего края стены, там дружно развернулись, и уже по потолку без оглядки припустили прочь вглубь пещеры, почти сразу же выскочили из круга света и сгинули во тьме.

Переведя дух, я кое-как освободил когти из земляного плена и рухнул на толпу тварей внизу.

Снова расплескал пару бедолаг, которым не повезло оказаться подо мной, и принять на хребты немалый вес моей бронированной тушки.

Остальные слепуны испуганно отпрянули. Атаковать меня, разумеется, никто из низших не посмел. Наоборот со всех сторон понеслась заискивающая многоголосица набивающихся в свиту тварей:

«Погонщик!.. Очень сильный!.. Не гони!.. Меня возьми!.. Буду приносить корм!..»

– Суки, как же вы меня достали, – устало проворчал я.

И цапнув ближайшего «подпевалу» демонстративно вскрыл ему горло.

– Прочь! – рявкнул на остальных.

Не подействовало. Твари продолжили преданно таращиться слепыми бельмами еще не заросших, как у погонщиков, глаз.

Пришлось вставать и устраивать беспощадный геноцид «мирному» населению.

Кровавые фонтаны и оторванные головы попавших под мою горячую руку неудачников включили-таки у слепунов инстинкт самосохранения, и толпа вокруг меня начала редеть.

Через минуту уже на изрядном отдалении от стены я настиг и вскрыл горло последней твари, и подхватив дергающийся в агонии труп, не спеша побрел обратно к одиноко горящему во мраке факелу.

– Рихтовщик! – донесся жалобный стон из «гнезда» вынудил меня бросить добычу и ускорить шаг.

Увлекшись разгоном тварей, я совершенно забыл о Слезе. А ведь подружка как-то подозрительно надолго затаилась после кислотной атаки сверху.

– Я здесь! – на бегу крикнул в ответ, чтоб успокоить подружку.

– Черт, только этого не хватало, – донеслось из «гнезда» в ответ и наружу показался дрожащий винтовочный ствол. – Блин! Да где ж его черти носят!

Вместо успокоения, мой неразборчивый для человека, измененный Даром рык наоборот напугал Слезу. Исправляя недоразумение, я торопливо провел левой лапой по лицу и повторил попытку:

– Слеза, не стреляй. Это я, – голос остался по-звериному чудовищно хриплым, но сказанное теперь вполне уже можно было разобрать.

– Рихтовщик, блин! Своими шутками придурошными ты меня в гроб загонишь!

Подбегая к «гнезду», на ходу выдернул из земли горящий факел и, подсветив им, заглянул в тесную земляную норку – благо теперешний рост позволял легко это сделать.

– Что случилось?

– Зацепили меня уроды. Помогай. Одной мне не справиться.

Вот дерьмо! Несколько нитей погонщиков, увы, достигли цели, и правая рука подружки теперь представляла собой дымящуюся кровавую мешанину из крови и торчащих наружу осколков костей.

Глава 32

В которой меня обзывают наседкой и вынуждают стать доктором


– А-аа!.. Придурок! Аккуратнее граблями махай!

– Говорил же – к знахарю надо. А я, со своими ножами вместо пальцев, сделаю только хуже.

– Да куда уж хуже-то! А-аа!.. Осторожней, блин!

Я инстинктивно отдернул руку, мизинцем которой нечаянно сделал очередную зарубку на и без того изуродованной конечности. Лишившаяся опоры изломанная рука шлепнулась Слезе на коленку, и девушка взвыла в голос.

– Млять! Ну не получается у меня аккуратно! – зашипел я оправдания. – Такими пальцами вырывать кости удобно, а не вправлять.

Подружка сама на этом настояла. Я пытался достучаться до ее разума, объясняя, что наложить грамотно шину на покалеченную так сильно руку не смог бы даже нормальными руками, а теперь, с трансформированными Даром конечностями, я ее скорее еще сильнее покалечу. Но Слеза упросила попробовать…

Единственное, что у меня получилось сделать хорошо, – это срубить когтями тлеющие остатки прожженного кислотой рукава. А когда попытался перейти непосредственно к врачеванию, лишь добавил неуклюжими когтями пару новых ран.

– Где я тебе тут знахарю возьму, придурок?! – сквозь рыдания простонала Слеза.

– Зачем здесь. В Малине отыщем. Под «Чужой лапой» я тебя сейчас мигом до норы на руках донесу. Выберемся наружу. Спросим у охранников адрес ближайшего знахаря. И…

– Никаких И! Знаю я этих знахарей. Руку по плечо оттяпает – и новую отращивать начнет. А с моей чахлой Регенерацией это засада дней на пять – минимум! А у нас задание! Сроки горят! Блин, Рихтовщик, мне срочно дальше качаться надо!

– Да какой, нахрен, качаться!.. С такой-то рукой!

– Ничего, заживет. Я уже раствор янтаря приняла – должен помочь. Главное зафиксировать руку на твердом, и не беспокоить.

– И рад бы. Но сама видела – не выходит нифига.

– Так. У тебя действие Дара еще сколько продлится?

– Ну, минут десять.

– А точнее?!

– Двенадцать минут десять секунд.

– Тогда, значит, поступим так. Ты меня сейчас отсюда аккуратно вынешь и перенесешь на чистое место где-нибудь у стены. Сложишь возле меня наши вещи и оружие, и займешься потрошением споровиков тварей. Все, что получится выгрести, не сортируя, прямо с паутиной, будешь закидывать в пакет – разберем позже… Когда до конца действия Дара останется минута, бросай потрошить споровики, загружай меня с вещами и неси в безопасное, укромное место. Там спокойно переждем твою обратную трансформу, и уже нормальными руками ты наложишь мне шину… Все понял? Вопросы?

Млять! Вот ведь командирша! Едва сдержался, чтобы нахрен ее не послать.

Хотя, конечно, спланировала Слеза все грамотно. Зашуганные мною слепуны, пока я в образе местного Терминатора, к нам на пушечный выстрел не сунутся. И пользуясь этим, можно собрать с упокоенных в бою тварей нехилый урожай – наши заслуженные охотничьи трофеи.

– Да, вроде, все ясно.

– Тогда чего стоим?! Кого ждем?! Шевели булками, Рихтовщик!..

– Заткнись! – рыкнул в ответ.

И видимо мой брутальный вид добавил убедительности, потому что в кой-то веки раз бывшая наставница мигом вняла моей просьбе, часто закивала и даже пикнуть не посмела, когда нечаянно царапнул, подхватывая огромной, как противень, растопыренной пятерней ее под попу, чтоб вытащить из укрытия.

Чистое от трупов слепунов место отыскалось буквально в десяти шагах от завала из тел под убежищем. Перенос туда подружки с вещами занял всего полминуты.

Раскопав в завале из тел погасший факел, я по новой его запалил и отнес Слезе, чтоб не унывала в темноте. А со вторым факелом отправился потрошить споровые мешки.

Мои ножеподобные когти идеально подходили для вскрытия твердых, как кокос, костяных наростов на затылках тварей. Острия, как по маслу, входили в щели споровиков, и силы пальцев с лихвой хватало, чтоб одним рывком разорвать плотную конструкцию, как гнилую тряпку. Выковыривать неудобными ножами-когтями закатившиеся в углы вскрытого споровика трофеи занимало куда как больше времени.

Но я справлялся. Работа спорилась.

Начав с потрошения споровиков самых богатых на урожай погонщиков, я быстро перешел на низших слепунов, перелопатил все споровики в горе из трупов у стены, и углубился на не так плотно заваленную телами периферию.

Так увлекся потрошением споровиков, что чуть было не проморгал наступление последней минуты действия Дара. Выручила Слеза, параллельно с моим обратным счетчиком Дара запустившая собственный таймер. Она заулюлюкала мне, когда время сбора трофеев вышло, и бросив недопотрошенный споровик, я подорвался выполнять последнюю часть ее многоходового плана.


– Нормально ты так наковырял, – одобрительно хмыкнула Слеза, здоровой рукой перебирая трофеи в брошенном ей на колени пакете.

Девушка прислонившись спиной к стене, удобно сидела на своем рюкзаке. Слева, чтоб было сподручно в любой момент подхватить ухватистую рукоять здоровой рукой, у стены был приставлен взведенный и готовый к выстрелу арбалет.

Мы находились в одном из двух переходов между Семнадцатой и Четырнадцатой пещерами. И я пребывал в состоянии жестокой ломки после окончания действия Дара. Потому функции защитника нашего маленкого отряда временно взяла на себя однорукая спутница.

– Ты б… по стор… нам… луч… гляде… – кое-как пропыхтел я.

– Да брось, – хмыкнула Слеза в ответ. – Арбалет я, по любому, успею подхватить быстрее, чем тварь добежит до нас из конца коридора. И одного слепуна завалю железно. А вот потянуть за рычаг повторного взвода без второй руки для меня теперь дело длинное, и если тварей будет несколько, повторно выстрелить я один фиг не успею. Потому приму героическую смерть, прикрыв тебя своей шикарной грудью.

– Балаболка, – прохрипел я уже вполне внятно.

Судороги проходили. Тело снова начинало адекватно реагировать на команды мозга.

Оттолкнувшись голой спиной от холодной стены я сел.

– Очухался?.. Вот и молодец. Как раз вовремя.

Обернувшись, увидел пару низкоуровневых слепунов, показавшихся в конце перехода со стороны Четырнадцатой.

Вжикнула тетива арбалета и одна из рванувших в нашу сторону тварей, кувыркнувшись через голову, забилась в агонии.

– Млять!

Я резко вскочил на ноги. В коленях хрустнуло. Еще не до конца восстановившиеся ноги предательски подкосились, и я по стене сполз обратно на голую задницу.

Почти добежавший до подружки слепун вдруг обиженно взвизгнул и покатился по земле. Из его глазницы торчала короткая рукоять метательного ножа.

– Сиди уж, герой, – хмыкнула подружка, одной рукой неуклюже колдуя над взводным рычагом снова приложенного к стене арбалета.

Стимулируя адаптацию организма, я извлек из ячейки инвентаря фляжку с живцом и сделал пару глотков. Выждав после этого еще секунд пять, вновь попробовал встать на ноги, и теперь все вышло легко и непринужденно.

– Ну и видок у тебя, конечно, – покачала головой Слеза, беззастенчиво разглядывая меня в неглиже. – В сухой кровищи по самые бровищи.

– На себя посмотри. Тоже из-за руки вся обляпалась. Я-то сейчас оденусь, и ничего не видно будет.

– Хорош языком чесать. Одевайся уже. И рукой моей займись уже, наконец. Ноет зараза!

Раскрыв свой рюкзак, вытащил сменку камуфляжа с ботинками и по-солдатски скоренько переоделся.

Вновь подступившись к изуродованной кислотой руке, я от души выматерился на ослиное упрямство подружки, упорно отказывающейся бросить прокачку и отправиться за помощью к знахарю. За прошедшие четверть часа края ран на руке заметно припухли и воспалились. Из-за множества переломов сама рука зловеще побагровела, и сделалась практически свекольного цвета.

– Мля, да у тебя гангрена скоро начнется.

– Не начнется. Я янтарь приняла… Рихтовщик, не нужно кудахтать надо мной, как заботливая мамочка. Я большая девочка, и знаю, что делаю. Просто доверься мне, и сделай все, как мы договаривались.

Перво-наперво я повторил процедуру дезинфекции ран живцом, вылив на руку добрую треть фляжки. Потом полностью ее замотал бинтом, от плеча до кончиков пальцев. На белой ткани тут же проступили кровавые разводы. Стараясь не обращать на них внимания, приступил к самой серьезной части операции.

В качестве шины, для надежной фиксации руки в распрямленном положении, решено было использовать мою саперную лопатку. Вместе с рукоятью ее длина практически идеально совпадала с длинной руки девушки. Приложив лопату к изувеченной руке, штыком вниз, я стал крепить их в одно целое скотчем, моток которого отыскался в рюкзаке запасливой подружки.

Использовав весь моток, я надежно прикрутил руку к фиксатору. А чтоб она не раскачивалась при ходьбе, Слеза пристегнула ее обычной резинкой для волос к брючному ремню.

По завершении операции, Слеза прошлась по переходу взад-вперед, несколько раз подпрыгнула, присела… Висящая сбоку рука при выполнении перечисленных нехитрых действий ей, вроде, не сильно мешала.

В общем, подружка осталась довольна конечным результатом. И даже похвалила меня за старание.

Мы на пару добили початую фляжку живца. Закусили тушенкой и сухарями. И, собравшись, продолжили так непросто начавшийся квест.

Глава 33

В которой оставляем стратегию, но меняем тактику


Знакомство с новой пещерой решил начать так же, как в предыдущей Семнадцатой, с активации «Всевидящего ока», чтоб подыскать грамотное место для подготовки нового «гнезда». Но, увы, напоролся на неприятный сюрприз: «Всевидящее око» еще не откатилось. И до конца его отката оставалось одиннадцать минут.

Получалось – подготовка первого «гнезда», резня в предыдущей пещере, сбор трофеев, мой отходняк от «Чужой лапы», лечение руки Слезы и наш легкий перекус – все это по факту заняло меньше пятидесяти минут. Хотя по ощущениям, я был уверен, что в лабиринте мы куролесим уж никак не меньше полутора часов.

Поделившись своим открытием со спутницей, предложил, затаиться у стены и спокойно переждать необходимые для отката Дара десять минут. В поддержку моего предложения, нам обоим от Системы очень кстати поступили победные уведомления, и жаждущая поскорее прочесть свое Слеза без проблем согласилась.

Мы отошли к стене. Для освещения периметра, воткнули в землю, на небольшом отдалении от выбранной позиции, факелы. И взяв на изготовку оружие – я винтовку с пистолетом, Слеза взведенный арбалет – стали отслеживать свои половины периметра. И, параллельно, коротая скучное время вынужденного бездействия, в полглаза читали красные строки уведомлений.


!!!Внимание! Вами лично ликвидировано: 95 слепунов 8-го, 9-го, 10-го, 11-го, 12-го, 13-го, 14-го, 15-го, 16-го, 17-го, 18-го, 19-го, 21-го и 23-го уровней!

Награда за ликвидацию:

!Опыт: +81737. Характеристики: +3 к Знаниям, +22 Картографии, +18 к Наблюдательности, +24 к Удаче, +26 к Физической силе, +3 к Рукопашному бою, +26 к Фехтованию, +22 к Меткости, +5 к Физической броне, +21 к Выносливости, +2 к Регенерации, +5 к Скрытности, +26 к Скорости, +27 к Реакции, +26 к Гибкости, +18 к Интуиции, +23 к Силе Стикса, +23 к Броне Стикса, +2 к Медитации, +17 к Познанию скрытого. Навыки: +46 к Алкоголизму, +37 к Владению Шпорой (Атака +1), +46 к Ораторскому искусству, +63 к Кулачному бою (Атака +1), +57 к Легкой атлетике (Ловкость +1), +53 к Тяжелой атлетике, +27 к Штопальщику, +41 к Телепатии (Дух Стикса +1), +52 к Левитации, +21 к Стрелку, +48 к Хамелеону, +33 Палачу, +45 к Шпиону, +32 к Рентгену!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Всевидящее око!

!Характеристики: +5 к Наблюдательности, +10 к Удаче, +5 к Познанию скрытого. Навыки: +20 к Шпиону, +30 к Рентгену!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Легче пуха!

!Характеристики: +1 к Медитации, +10 к Реакции, +10 к Гибкости, +10 к Силе Стикса. Навыки: +20 к Легкой атлетике, +40 к Левитации (Дух Стикса +1)!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Чужая лапа!

!Характеристики: +1 к Регенерации, +10 к Выносливости (Защита +1), +10 к Броне Стикса. Навыки: +20 к Ораторскому искусству, +20 к Штопальщику, +20 к Телепатии, +20 к Ножевому бою, +40 к Шпиону!

!!!Внимание! Вы в одиночку вступили в безнадежный бой с отрядом зараженных, многократно превосходящим вас в количественном выражении!

Награда за победу в безнадежном бою:

!Опыт: +4000. Очков свободного распределения характеристик: +2000!

!!!Внимание! Остальными членами отряда в отрядном бою ликвидировано: 33 слепуна 9-го, 10-го, 11-го, 12-го и 13-го уровней!

Награда за участие в ликвидации:

!Опыт: +2451. Характеристики: +5 к Удаче, +5 к Фехтованию (Атака +1), +5 к Выносливости, +5 к Реакции, +5 к Броне Стикса. Навыки: +20 к Алкоголизму, +20 к Хамелеону!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


– Обалдеть! Представляешь, мне уже за первый бой двадцать восемь тысяч очков отсыпали! – объявила довольная, как сытая кошка, Слеза. – И я взяла семнадцатый уровень! А ты говоришь: завязывай с прокачкой! Да рядом с тобой, походу, мне вообще можно ничего не делать! Из двадцати восьми тысяч только семь мне капнуло за личное участие в ликвидации тварей, а остальные три четверти опыта прилетели на халяву, как участнице нашего отряда – за твои, Рихтовщик, подвиги.

– Поздравляю.

Поздравляю, – передразнила подружка. – Чего кислый-то какой? Тебе, поди, раза в три поболе моего опыта-то прилетело?

– Ну, типа того… Только, боюсь, не скоро теперь у нас повторить такой успех получится.

– А ты не бойся. Просто делай. И будет еще круче, чем сейчас.

– Сомневаюсь. «Чужая лапа» – самое действенное оружие против слепунов теперь в откате на полдня. Применить его сможем только поздно вечером. Но я сильно сомневаюсь, что до него мы здесь дотянем.

– Ну че ты тоску наводишь. У тебя ж и другие крутые Дары есть.

– Есть-то они, конечно, есть. Но против массового нашествия слепунов на сто процентов эффективна только «Чужая лапа». Если в следующий раз слепуны так же активно ломанутся на тебя, боюсь в одиночку не смогу всех положить. Меня, тупо, задавят числом.

– Значит надо выбрать менее проходное место, куда твари не смогут сбегаться в огромном количестве.

– А, может, просто отыщем лежбище слепунов и начнем потихоньку отстреливать их с безопасной дистанции.

– Зашибись, придумал. Вот только как ты их разглядишь с безопасной дистанции в здешней темноте. А если факел приблизишь, по любому, засветишься. И нас один фиг атакует толпа слепунов. От которой ты еще, может, и отмахаешься. А мне, без укрытия, писец настанет стопудово. Так что дуру не гони, действуем дальше по плану: я активирую «Лакомый кусочек» и постреливаю потихоньку из укрытия, ну а ты уж отрывайся на всю катушку – руби, кромсай, стреляй… Короче, выживай сам и спасай меня, по мере возможности. Другого варианта кача у нас нет… Ну чего там с твоим сканирующим Даром? Откатился?

– Да уж минут пять как.

– Ну так давай, уже, активируй его, и пошли искать подходящее для засады место.

Прежде чем активировать Дар, решил развить его до третьей ступени, благо вновь прилетевшие две тысячи очков свободного распределения позволяли легко проделать это практически за их счет. А в полезности «Всевидящего ока» я не раз уже имел возможность убедиться.

«Хочу вложить свободные очки распределения в поднятие характеристики Наблюдательность до 6000 очков», – мысленно сформулировал запрос Системе.

И через секунду перед глазами ожидаемо загорелись красные строки уведомления:


!!!Внимание! Вами использовано 2877 очков свободного распределения характеристик!

!Характеристика Наблюдательность: +2877 (Интеллект +29)!

!!!Внимание! Активирована 3-ая ступень Дара Стикса: Всевидящее око. Фраза-активатор, запускающая действие Дара: «Сквозняк». Постоянный бонус: Интеллект +3, Дух Стикса +1 к показателю Игрока. Описание Дара: Позволяет обнаружить живых существ в радиусе 50 метров с вероятностью 100%, в радиусе 100 метров с вероятностью 60%, в радиусе 150 метров с вероятностью 20%. Период действия Дара: 3 минуты 30 секунд. Откат Дара: 1 час. Расход Духа Стикса (маны) на действие Дара: 35 единиц шкалы Духа Стикса. Дар доступен для использования в любое время дня и ночи!

!Навык Рентген: +150 (Интеллект +1)!


Быстро глянул лишь наибольший радиус обзора, и невольно улыбнулся, обнаружив, что он увеличился разом на тридцать метров, одно это уже с лихвой окупало вложение. Дальше вчитываться в изменившиеся характеристики Дара не было времени, рядом нетерпеливо била копытцем Слеза.

– Сквозняк, – шепнул я фразу-активатор.

И окружающий мир привычно изменился. Земляная стена за спиной стала полупрозрачной, но в этот раз сзади за ней красных фигур не обнаружилось. Зато в самой пещере тут же обозначилось небольшое лежбище где-то в районе центра.

Сверившись с картой, я отыскал глухой участок стены всего в двухстах метрах от нашей стоянки, где по близости не было ходов в другие пещеры, и рядом с которым, в прямом доступе для манящего Дара Слезы, находилось лишь обнаруженное в центре Четырнадцатой небольшое лежбище слепунов.

Мы переместились в выбранное место. И, пока Слеза расставляла по периметру факелы, я преступил к подготовке «гнезда».

Из-за задействованной в качестве шины лопаты, теперь все земляные работы пришлось выполнять с помощью Шпоры. Провозился я дольше обычного, да и в земле изгваздался прилично – все-таки миниатюрной девушке было куда как сподручной расширять и углублять метровую нишу изнутри. Мне с почти двухметровым ростом приходилось, даже стоя на коленях, сгибаться в три погибели, да и не предназначенной для копки Шпорой ворочать вырубленные земляные пласты в тесноте было пипец как неудобно. Но я справился.

Правда угрохал на рытье «гнезда» вдвое больше времени, чем обычно тратила на это подружка. Зато, заброшенная наверх Слеза порадовала комплиментом, что в моем исполнении убежище получилось куда как просторнее. Но следующим заявление подружка убила радость на корню:

– Рихтовщик, раз уж у тебя так славно вышло, пожалуй, ты теперь каждый раз будешь убежище мне рыть.

Вот, спрашивается: да, с хрена ли?!

Без труда догадавшись по выражению моего лица о грядущем шквале далеко не лестных эпитетов в свой адрес, Слеза сделала ход конем, типа, извинилась, но выбесила при этом меня еще больше:

– Да пошутила я. Выдохни. Сама буду копать, как только рука снова нормальной станет… А ты, дружочек, давай-ка не расслабляйся. Вон какую гору земли внизу нашвырял. Кто ее за тебя убирать будет?

Млять! Млять! Млять!..

Вымещая накатившее раздражение на земле, я разметал здоровенную кучу у стены за считанные секунды.

Снова наверх к подруге я отправил рюкзак с вещами и винтовку. Конечно, последняя сейчас ей была не шибко нужна – ей с одной здоровой рукой с арбалетом бы справиться. Но мне, в ближнем бою с тварями, длинный ствол на плече будет только мешать. Конечно, винтовка могла сильно выручить против тех же погонщиков, но я рассудил, что в небольшом лежбище, которое Слеза сейчас заагрет на себя, вряд ли будет много погонщиков. С тринадцатью высокоуровневыми тварями под потолком, как показала практика, я вполне могу справиться с помощью «Легче пуха» – давно уже, к счастью, откатившегося и готового к применению. Если же к нам «на огонек» пожалуют незваные гости из соседних пещер, всех слепунов без «Чужой лапы» мне все одно не получится перебить, и с винтовкой я буду или без – все едино – при этом неприятном раскладе твари нас один фиг завалят массой.

Слеза активировала свой читерский Дар и выставила над бортом убежища весь свой арсенал: взведенный арбалет и переведенный на автоматическую стрельбу винтарь. Я стандартно вооружился Шпорой и пистолетом.

Потянулись секунды адреналинового ожидания.

Первого метнувшегося в круг света слепуна Слеза снесла метким выстрелом из винтовки. И понеслось…

Снова неприметным слепунами невидимкой я метался между несущимися к «кусочку» тварями, расстреливал их практически в упор из стечкина и рубил Шпорой направо и налево.

Наш расчет полностью оправдался. Тварей набежало гораздо меньше, чем в предыдущей пещере, но все равно их было достаточно много, чтоб не скучать ни Слезе, ни мне.

В разгар веселья ожидаемо подтянулись погонщика. Всего пятеро. Честное слово, даже жалко было активировать ради такой малости самый затратный на ману Дар. Но, разумеется, я придушил жабу, и воспарил, аки карающий демон, под потолок. Где уже отточенными за предыдущие разы движениями порубал всех погонщиков за считанные секунды, и оставшееся время действия Дара тупо кружил над толпой слепунов, выбирая свободный пятак для посадки.

Спокойно приземлившись, я заранее плюхнулся на задницу, потому навалившееся на плечи бремя отката пережил стоически. Заагренные на Слезу слепуны внимания на меня не обращали. Я спокойно высидел пятнадцать секунд болезненного возвращения веса, даже исхитрился пристрелить одну пробегающую мимо недостаточно проворную тварюшку. Ощутил, что снова могу двигаться, и тут же, вскочив на ноги, зарубил Шпорой ближайшего слепуна.

Слаженно сокращая поголовье толпы слепунов, беснующихся под гнездом, мы с напарницей в этот раз извели практически всех, еще одурманенных «Лакомым кусочком». По завершении активации Дара на ногах осталось всего с десяток тварей, да и те практически все подранки. Обезумившее от запаха крови твари сами кидались под Шпору. Так что Слеза успела пристрелить лишь двоих из них, остальных выкосил я.

Под прикрытием оставшейся в гнезде Слезы, я занялся потрошением споровых мешков. Перво-наперво вычистил споровики пятерке высокоуровневых погонщиков, потом занялся остальными.

Но спокойно поработать довелось не более пяти минут. Привлеченные запахом свежей крови, к месту побоища неминуемо начинали стекаться другие обитатели соседних пещер.

Сперва это были пробегающие мимо одиночки. И напарница играючи валила пришельцев на дальних подступах. Но когда в освещенный факелами периметр ворвалась сразу тройка слепунов, стало понятно, что пора делать ноги.

Пока Слеза отстреливала пришельцев, я закончил потрошить последний споровик, подобрал факелы и вернулся с добычей к гнезду. Спустив Слезу с оружием и рюкзаками, спрятал собранные спораны в рюкзак и, освещая себе путь факелами, мы со всех ног припустили вдоль стены подальше от опасного места.

Убегая, мы услышали сзади многоголосое голодное урчание. Но никто из тварей за нами, к счастью, не увязался. Набежавшие падальщики вполне удовлетворились оставленными нами щедрыми отступными. Кровавых трупов за нашими спинами осталось не меньше пяти десятков – гребаной биомассы там хватит на всех.

Глава 34

В которой мы попадаем в безвыходное положение, и я вызываю огонь на себя


Шкала Духа Стикса после активации последнего Дара просела до пятидесяти пяти. С таким ничтожным количеством маны затевать поход в следующую пещеру было самоубийством чистой воды. Потому я предложил Слезе затихариться в дальнем тихом тоннеле, чтоб хотя бы полчасика там отсидеться и худо-бедно восстановиться перед следующим вызовом судьбе и тварям.

Подружка согласилась.

И через пару минут мы были на месте.

Забираться глубоко в тоннель не стали, ограничились сотней метров.

Наполовину прогоревшие факелы воткнули в земляные стены. И усевшись на рюкзаки у стены в центральной части освещенного коридора, распечатали очередную фляжку живца. В качестве закуси в этот раз ограничились своими подручными заедками – Слеза обожаемым шоколадом, а я леденцами-карамельками. Ограниченный запас тушенки с сухарями решили приберечь до следующего перекуса.

Аккурат после первого глотка из пущенной по кругу фляжки у меня перд глазами загорелись красные строки уведомления.

Сосредоточенный вид спутницы красноречиво подтвердил что ей «привет» от Системы прилетел одновременно со мной. Последовав примеру Слезы, я тоже сосредоточился на чтении:


!!!Внимание! Вами лично ликвидировано: 37 слепунов 9-го, 10-го, 11-го, 12-го, 13-го, 14-го, 15-го, 17-го, 20-го и 21-го уровней!

Награда за ликвидацию:

!Опыт: +27741. Характеристики: +2 к Знаниям, +16 Картографии (Интеллект +1), +2 к Наблюдательности, +18 к Удаче, +20 к Физической силе (Атака +1), +2 к Рукопашному бою, +19 к Фехтованию, +18 к Меткости, +3 к Физической броне, +15 к Выносливости, +1 к Регенерации, +3 к Скрытности, +20 к Скорости, +21 к Реакции (Ловкость +1), +20 к Гибкости, +13 к Интуиции, +17 к Силе Стикса, +17 к Броне Стикса, +1 к Медитации, +12 к Познанию скрытого. Навыки: +36 к Алкоголизму, +52 к Владению Шпорой, +34 к Легкой атлетике, +27 к Тяжелой атлетике (Защита +1), +44 к Левитации, +26 к Стрелку, +32 к Хамелеону, +24 к Рентгену!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Всевидящее око!

!Характеристики: +2 к Наблюдательности, +10 к Удаче, +5 к Познанию скрытого. Навыки: +20 к Шпиону (Интеллект +1), +30 к Рентгену!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Легче пуха!

!Характеристики: +1 к Медитации, +10 к Реакции, +10 к Гибкости (Ловкость +1), +10 к Силе Стикса. Навыки: +20 к Легкой атлетике, +40 к Левитации!

!!!Внимание! Вы в одиночку вступили в безнадежный бой с отрядом зараженных, многократно превосходящим вас в количественном выражении!

Награда за победу в безнадежном бою:

!Опыт: +3000. Очков свободного распределения характеристик: +1500!

!!!Внимание! Остальными членами отряда в отрядном бою ликвидировано: 16 слепунов 10-го, 11-го, 12-го и 13-го уровней!

Награда за участие в ликвидации:

!Опыт: +1345. Характеристики: +3 к Удаче, +3 к Физической силе, +3 к Выносливости, +3 к Реакции, +3 к Броне Стикса. Навыки: +20 к Алкоголизму (Защита +1), +20 к Хамелеону!

!!!Повышение Уровня +1!

!Все показатели: +1. Характеристики: +26 к Удаче, +81 к Физической силе, +76 к Выносливости, +20 к Скорости, +24 к Силе Стикса!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


– В целом, неплохо, – снова первой «отмерла» подружка. – Одиннадцать тысяч опыта мне прилетело. Конечно, поменьше, чем в первый раз. Но тоже не хрен собачий. Увы, восемнадцатый пока взять не удалось. Так ведь еще не то, что не вечер, до полудня еще добрый час времени. С таким энергичным качем, следующий уровень сегодня стопудово возьму… Рихтовщик, а тебя чем порадовали? Осилил двадцать восьмой-то?

– Угу.

– Серьезно?! Поздравляю!

– Спасибо.

– И сидит, главное, как ни в чем не бывало.

– А че мне в пляс пускаться что ли?

– Да ну тебя… Давай, хоть, обмоем это дело. Ну, за твой славный кач!

Подружка сделала большой глоток их фляжки и вернула ее мне.

– И за твой!

В свою очередь отсалютовал Слезе, и тоже от души приложился к горькому пойлу.

Распив на двоих половину литровой фляжки, перешли на приготовленный подружкой – с помощью моих рук, разумеется – коктейль из растворенных в пиве белых звезд. За неимением свободной тары для цивилизованного слива через фильтр, раствор пришлось пить по-спартански через скатанный из бинта валик, выполнявший роль фильтра.

Как только допил свою банку, перед глазами ожидаемо загорелись строки уведомления:


!!!Внимание! Вы употребили белую звезду!

!Опыт: +326!

!Шкала Спорового баланса: +2. Показатель Атака: +2. Характеристики: +89 к Рукопашному бою, +25 к Меткости!

!Шкала Жажды и сытости: +2. Показатель Защита: +2. Характеристики: +96 к Регенерации, +92 к Физической броне!

!Шкала Бодрости: +1. Показатель Ловкость: +1. Характеристики: +38 к Интуиции!


Отложив пустую банку, Слеза заставила меня вытащить из рюкзака пакет с трофеями и занялась очищением сваленной туда мешанины от паутины, сматывая последнюю в катышки и просто бросая на пол. Наблюдая за тем как ловко она проделывает эту нехитрую операцию левой рукой, я невольно поймал себя на желании нагнуться и собрать в карман все брошенные катышки. А че, паутина ведь тоже споранов стоит, только дешевая, конечно, зараза. Десять граммов паутины стоит примерно один споран, но чтобы эти десять грамм наскрести, нужно выпотрошить с пяток споровиков. Потому такой фигней, как сбор паутины, игроки страдают только на начальных уровнях развития, когда им по силам только медляки и прыгуны, с одной голимой паутиной в споровиках.

И у меня, когда-то бесконечно давно, был такой период на самом старте. Помнится, в клетке я расплатился паутиной с менялой за свой первый кутеж после боя.

– Вместо того, чтоб просто так сидеть и пялиться на меня, лучше б помог, – проворчала Слеза, возвращая меня от воспоминаний к действительности.

– Да брось. Темно же при факелах и неудобно. В гостиницу вернемся, там вытряхнем все их пакета на стол и быстро почистим.

– Не люблю я без дела сидеть.

– Как рука-то?.. Может, развяжем? Посмотрим?

– Да нормально с ней все. Висит спокойно. Двигаться не мешает… А-аа! Ты че, блин, творишь!

– Да я всего лишь чутка ее пощупал.

– Ты че знахарь?

– Нет.

– Ну и нефиг тогда граблями своими хватать, что не просят! Щупальщик, мля!

– Ты ж сама сказала: рука – норм!

– Рихтовщик, не беси меня! А то я те щас, ведь, здоровой всеку!

– Да все, все. Сижу, молчу, никого не трогаю.

– Вот и сиди!

Демонстративно отвернувшись от подружки, положил на колени винтовку и уставился в конец коридора – типа охраняю. На самом деле сосредоточился на карте лабиринта, пытаясь разобраться куда ведет Двадцать Третий тоннель, в котором мы волею случая очутились.

Оказалось, он тянется под тремя пещерами, и из Четырнадцатой выводит сразу в Третью – самую западную пещеру лабиринта. По приколу стал искать из Третьей прямой путь до Девятнадцатой. Увы, не нашел. По всему выходило, что по нашему Двадцать Третьему тоннелю транзитом через Четырнадцатую и Семнадцатую – это был самый короткий путь к выходу наружу из Третьей.

– Чего опять завис-то? – толкнула меня в плечо Слеза. – Долго еще рюкзаки здесь просиживать будем, спрашиваю? Полчаса уже прошли. Как там у тебя с маной-то? Много набежало?

– Восемьдесят семь, – ответил, глянув на шкалу.

– Ну и супер. Пошли. Хорош бестолку сидеть.

– Вообще-то, в предыдущей пещере на два Дара я затратил сто четыре единицы манны.

– Так, пока мы до места доберемся, пока убежище мне соорудим… У тебя, по любому, еще десятка два маны набежит. А, может, и все три.

– Мля, да ты мертвого уболтаешь. Ладно, пошли.

Когда мы выбрались из тоннеля обратно в Четырнадцатую, с места побоища до наших ушей донесся треск разрываемой плоти и хруст костей, перемалываемых крепкими челюстями. Сразу возник соблазн активировать «Всевидящее око» и узнать примерное количество тварей сбежавшихся на оставленную нами гору трупов, но я благоразумно удержаться. Время действия Дара всего три с половиной минуты, и он нам жизненно необходим в следующей пещере – Тринадцатой, а ведь до нее еще нужно было добраться через сквозной переход, где нарваться на группу слепунов сейчас, из-за движухи в соседней Четырнадцатой, легче легкого.

Но нам повезло. Пробежали короткий земляной коридор между двумя пещерами, так никого и не встретив на своем пути.

На входе в Тринадцатую я прошептал:

– Сквозняк!

И мир вокруг резко преобразился.

Земляные стены стали прозрачными, как темное бутылочное стекло, за которым я увидел отдельные красные фигуры тварей, спешащих присоединиться к пиршеству в соседней пещере. И что интересно, слепуны выбегали откуда-то слева, где точно не было хода в Тринадцатую.

А из нашей пещеры в Четырнадцатую, как ни странно, вообще не наблюдалось ни одного ходока. И в самой Тринадцатой пещере ни в центре, ни с боков, нигде не наблюдалось ни единого даже крошечного лежбища. Я даже рискнул, отступив от сложившейся традиции исследования лабиринта, отдалиться на полсотни метров от стены, чтоб активированный Дар полуторасотенным радиусам действия смог накрыть всю территорию Тринадцатой. И практически поверил, что пещера необитаема, пока случайно не задрал голову к потолку.

Млять! Это было жестко!

Огромный потолок Тринадцатой был усыпан красными фигурами, как простынь дешевой ночлежки клопами. Здесь было не меньше пяти десятков погонщиков. Не знаю что это было за сборище: сходняк местных авторитетов, или отстойник для юных погонщиков. Но совершенно точно наши шансы уцелеть против такой прорвы высокоуровневых тварей были равны нулю. Просто чудо, что ползающие по потолку твари до сих пор не заметили нагло шныряющих внизу людишек. Или давно заметили, и хитрые твари просто выжидают, чтоб мы забрались поглубже внутрь пещеры, чтобы атаковать уже наверняка.

От последней мысли меня прошиб холодный пот.

– Пламя, – выдохнул я фразу-активатор, единственного действенного в данной критической ситуации Дара.

– Рихтовщик, ты че творишь? – удивилась Слеза, заметив на моей одежде сполохи белесого огня защитной ауры. – Маны ж в обрез, а ты…

– Беги! – рявкнул на подружку, заметив шевеление на потолке над нашими головами, спровоцированное голосом Слезы.

Опытная напарница не затупила ни на мгновенье: тут же активировала свой «Летящий бег» и рванула обратно с разгоном гоночного болида Формулы-1.

Слепуны банально не успели за ней. Шквал метнувшихся вдогонку кислотных нитей бестолково оплавил землю далеко за спиной супер быстрой подружки.

Я так же ускоряться, увы, не умел. Потому, воткнул в землю факел, вскинул винтовку и стал прикрывать бегство подружки, вызывая огонь на себя.

Особых иллюзий относительно своих шансов я не питал. Конечно, защитная аура «Лунного пламени» какое-то время продержится под шквалом кислотных нитей, но полсотни погонщиков совместными усилиями уничтожат ее в течение минуты. Что будет со мной дальше думать решительно не хотелось.

Первый мой выстрел вышел на загляденье. Погонщик с развороченной пулей башкой плюхнулся на земляной пол. Мгновенно переместив стол в сторону, поймал в окуляр прицела раззявленную пасть соседа, готовящегося «осчастливить» меня щедрой порцией кислоты, и, опередив плевок на мгновенье, первым нажал на курок.

Меня обдало удушливой волной кислоты сгорающей в белесом пламени защиты. Я сместил ствол винтовки и снова прицелился…

Жить мне оставалось уже не более пятидесяти секунд.

Глава 35

В которой огненный болид провоцирует взрыв, и я учусь находить тайники


Похоже я погорячился, напророчив себе гарантированную минуту жизни под кислотным ливнем – прошло всего полминуты, а защитная аура просела уже на две трети. Я успел завалить всего-то десяток тварей. Такими темпами полтора десятка погонщиков – это максимум, отпущенный мне проведением в этом безнадежном бою.

Я поймал в окуляр прицела слепую рожу очередной твари и… Тут случился форс мажор. Десятки тварей, сгрудившихся на освещенном пятаке потолка надо мной, вдруг все разом резко утратили ко мне интерес, и все толпой ломанулись куда-то в подпотолочный мрак. Моя очередная цель аккурат в момент выстрела дернулась вместе с остальными, и пуля впустую пропахала земляной потолок над плечом слепуна.

Уже не выцеливая, навскидку, я еще трижды бахнул в сторону удравших тварей. Судя по одному плюху на землю подбитого тела, попал всего лишь раз.

Причина неожиданного коллективного безумия погонщиков обнаружилась бегущей… нет, не так – огненным болидом летящей по периметру пещеры. Врубившая «Лакомый кусочек» Стрела, с горящем факелом в руках, под своим читерским ускорением, в пещерном мраке производила именно такое впечатление.

– Блин, ну вот нахрена ты сунулась, – ошарашено пробормотал я, завороженно наблюдая за ее стремительным бегом.

– Мог бы я один помереть. А теперь нас обоих кончат.

Внимание привлек мигающий конверт на периферии зрения, сигнализирующий о поступлении «почты» в отрядном чате.

Через меню зашел в отряд и прочел под аватаркой Слезы ее гневное послание:

«Не тупи, блин! Хватай факел и чеши в самый длинный тоннель!»

Я тут же выдернул из земли факел, параллельно выискивая на карте подходящий тоннель, выходящий из Тринадцатой пещеры. Из-за адреналина внимание обострилось, и нужный тоннель попался на глаза практически сразу же. Вход в него располагался примерно в ста метрах от моего текущего положения.

Уже на бегу, я вдруг понял, что понятия не имею, как объяснить бегущей по кругу Слезе, в какой по счету боковой ход ей следует свернуть. И тут же мысленно хлопнул себя ладонью по лбу, окрестив загоняющимся на пустом месте кретином – никого ни о чем предупреждать уже вовсе не требовалось, ведь, горящий факел у меня в руке указывал подружке направление моего движения безо всяких слов.

Вбегая в тоннель, краем глаза заметил, что «огненный болид» уже несется с противоположного края пещеры и через считанные секунды нагонит меня в тоннеле.

Снова замигал конверт на периферии – под аватаркой Слезы появилось новое короткое сообщение:

«Готовь гранату!»

– Твою мать! – выдохнул я, останавливаясь в двадцати метрах от входа и подрагивающими от нервного напряжения пальцами нащупывая в кармане разгрузки гранату.

Ворвавшаяся в подсвеченный моим горящим факелом боковой ход Слеза едва не размазалась по стене тоннеля. Но каким-то чудом удержалась на ногах и, по новой наращивая скорость, рванула ко мне, завопив на бегу:

– Бросай, Рихтовщик! Они у меня на хвосте!

Рванув чеку, я швырнул гранату за спину подружке.

На бегу выронив погасший после удара о стену факел, пробегающая мимо Слеза цапнула меня освободившейся рукой за ворот разгрузки и потащила за собой. Тут же сзади грянул взрыв, мне в спину ударила горячая волна, я ощутил несколько точечных ударов в поясницу и по лопаткам, но боли не почувствовал. Повезло. Видимо, на поглощение гранатных осколков сильно истончившейся защитной ауры еще хватило.

Вокруг с потолка и стен начала пластами сползать и рушиться земля.

На последних секундах активации «Летящего бега» снова невероятно разогнавшаяся Слеза буквально вынесла нас обоих из деформированного взрывом и полностью обвалившегося участка в начале тоннеля.

Когда потолок и стены вокруг перестали трястись и осыпаться, подружка вдруг резко сбавила ход, отпустила мой ворот, остановилась и, как подкошенная, без сил рухнула на земляной пол.

Разумеется, я тут же поспешил о ней позаботиться. Снял с ее спины арбалет с рюкзаком, приставил последний к стене, усадил на него обессиленную подружку и стал отпаивать водой и живцом.

– Ну ты, блин, даешь! – восхищенно выдал я, когда девушки закашлялась, подавившись живцом, и ее глаза наконец открылись. – Я уж там с жизнью попрощался. И вдруг такой поворот…

– На перерождение, значит, решил свалить?! Придурок! – неожиданно яростно перебила подружка. – И меня здесь одну бросить?!

– Так у тебя же факелы, арбалет… пробилась бы к выходу.

– Да куда б я, нафиг, пробилась – с одной рукой в забитом тварями лабиринте и без карты!

– Ну я ж… Для тебя ж…

– Эх, Рихтовщик, ну когда ты уже поймешь, что мы команда. И твоя жертвенность беспонтовая здесь нахрен никому не нужна… Попрощался он с жизнью, блин! Видали?!

От дальнейшего разноса меня спасло загоревшееся перед глазами победное уведомление. Слеза, одновременно со мной, получила свою версию и тут же погрузилась в чтение. Я последовал ее примеру.


!!!Внимание! Вами лично ликвидировано: 18 слепунов 17-го, 18-го, 19-го, 20-го, 21-го, 22-го и 24-го уровней!

Награда за ликвидацию:

!Опыт: +71749. Характеристики: +3 к Знаниям, +21 Картографии, +3 к Наблюдательности, +23 к Удаче, +24 к Физической силе, +3 к Рукопашному бою, +25 к Фехтованию, +23 к Меткости, +5 к Физической броне, +19 к Выносливости, +2 к Регенерации, +5 к Скрытности, +25 к Скорости, +26 к Реакции, +25 к Гибкости, +16 к Интуиции, +22 к Силе Стикса, +23 к Броне Стикса, +2 к Медитации, +15 к Познанию скрытого (Дух Стикса +1). Навыки: +38 к Алкоголизму, +39 к Легкой атлетике, +58 к Стрелку, +43 к Хамелеону (Защита +1), +36 к Рентгену!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Всевидящее око!

!Характеристики: +2 к Наблюдательности, +10 к Удаче, +5 к Познанию скрытого. Навыки: +20 к Шпиону, +30 к Рентгену!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Лунное пламя!

!Характеристики: +10 к Удаче, +3 к Физической броне, +3 к Скрытности, +10 к Силе Стикса. Навыки: +20 к Легкой атлетике, +30 к Хамелеону!

!!!Внимание! Вы в одиночку вступили в безнадежный бой с отрядом зараженных, многократно превосходящим вас в количественном и качественном выражении!

Награда за победу в безнадежном бою:

!Опыт: +5000. Очков свободного распределения характеристик: +2500!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


Восемнадцать погонщиков?! Фига се! Это что же получается – раз из винтовки я положил только одиннадцать тварей, то оставшиеся семь сдохли от подрыва гранаты. Выходит, Слеза била тревогу не зря, и погонщики реально висели у нее на хвосте.

Из задумчивости меня вывел тычок локтем в бок. Оказалось, читая строки уведомления, я присел у стены рядом с подружкой на свой рюкзак.

– Хоть ты у меня и косячный тип, Рихтовщик, но, все-таки, вместе мы неплохая команда, – Слеза заговорила со мной после прочтения статов совсем другом тоном. – Мне двадцать шесть тысяч опыта за твое геройство прилетело. И я, таки, получила чертов восемнадцатый уровень.

– Поздравляю.

– А тебе много прилетело?

– Нормально. Но уровень новый не дали.

– Ишь чего захотел! Тебе, чтоб опыта на двадцать девятый в лабиринте заработать, придется наизнанку здесь вывернуться.

– Ты и про двадцать восьмой так говорила, – не удержавшись, съязвил в ответ.

– Видать, и вправду от души привалило…

– Ну, бывало и побольше.

– Ладно, доставай тушенку с сухарями, будем обедать.


Первым умяв свою порцию, я вспомнил о припасенной в ячейке, для употребления, красной жемчужине. Незаметно от подружки, извлек ее в ладонь и тут же закинул в рот. И, приложившись к фляжке, проглотил вместе с глотком живца.

Через пару секунд перед глазами ожидаемо загорелись строки уведомления:


!!!Внимание! Вы употребили красную жемчужину!

!Красная жемчужина открывает 2 ячейки инвентаря, позволяющие хранить предметы весом до 1 килограмма!

!Красная жемчужина открывает дополнительную скрытую ступень Дара Стикса: Всевидящее око!

!Для активации скрытой ступени Дара Стикса: Всевидящее око, необходимо поднять характеристики Наблюдательность и Познание скрытого до 5000 очков!

!!!Внимание! Для активации скрытой ступени Дара Стикса: Всевидящее око, необходимо немедленно поднять вашу характеристику Познание скрытого на 1590 очков. У вас достаточно очков свободного распределения характеристик для поднятия вышеозначенной характеристики!

!Желаете вложить 1590 очков свободного распределения характеристик в характеристику Познание скрытого и активировать скрытую ступень Дара Стикса: Всевидящее око? Да/Нет!

!!!Внимание! В случае вашего отказа, скрытая ступень Дара Стикса: Всевидящее око будет окончательно выведена из перечня доступных Дару ступеней развития!


Разумеется, я выбрал «Да».

Строки перед глазами тут же изменились:


!!!Внимание! Вами использовано 1590 очков свободного распределения характеристик!

!Характеристика Познание скрытого: +1590 (Дух Стикса +16)!

!!!Внимание! Активирована скрытой ступени Дара Стикса: Всевидящее око. Фраза-активатор, запускающая действие скрытой ступени Дара: «Тайник». Постоянный бонус (с учетом скрытой ступени): Интеллект +3, Дух Стикса +3 к показателю Игрока. Описание скрытой ступени Дара: Позволяет обнаружить ценные артефакты на глубине до 5-ти метров в радиусе 80 метров с вероятностью 90%. Период действия скрытой ступени Дара: 2 минуты. Откат скрытой ступени Дара: 30 минут. Расход Духа Стикса (маны) на действие скрытой ступени Дара: 30 единиц шкалы Духа Стикса. Скрытая ступень Дара доступен для использования в любое время дня и ночи!

!Навыки: +120 к Кладоискателю (Интеллект +1), +120 к Рентгену (Интеллект +1)!


Я едва удержался от соблазна тут же активировать скрытую ступень и узнать, есть ли в лабиринте какие-то скрытые тайники. Активация этого далеко не жизненно важного Дара обошлась бы мне в тридцать единиц маны, которая, даже с учетом резкого пополнения за счет роста шкалы Духа Стикса, еще едва подтянулась до уровня в шестьдесят единиц, и разом ее ополовинивать из-за праздного любопытства было просто глупо.

– Ну чего там у тебя с маной? – словно подслушав мои мысли, спросила Слеза.

– Пока только шестьдесят.

– А че как кисло?.. Я думала, все гораздо хуже. Если уже шестьдесят, пока до конца тоннеля дотопаем, по любому, за сотку перевалит.

– Наверно.

Наверно, – передразнила подружка. – Тоннель-то длинный?

– Чуток покороче вчерашнего.

– За сколько, примерно, его пройдем?

– Думаю, примерно за полчаса.

– Это, если оказий никаких по пути не приключится. А я, вот, что-то сомневаюсь, что без них обойдется. Тоннель-то наш замечательный выходит из пещеры, полной высокоуровневых тварей.

– Да. Сети кислотные тут запросто могут быть. Когда пойдем, нужно будет в оба глядеть.

– Чтоб глядеть, факел нужно твой заменить. Он уже еле горит. А мой и вовсе еще до взрыва погас… Короче, доставай новую пару.

Я запалил новые факелы. Мы поднялись, навьючились рюкзаками и оружием, и зашагали по земляному коридору навстречу новым злоключениям.

Глава 36

В которой я много копаю и соглашаюсь на безумную затею


Тридцать первый тоннель, по которому мы со Слезой сейчас шагали, практически ничем не отличался от вчерашнего Сорок шестого – те же унылые земляные стены, пол и потолок снова окружали со всех сторон. И из-за узости коридора идти бок о бок даже с миниатюрной напарницей было тесновато.

Из-за подсознательного желания поскорее покинуть эту давящую на психику узкую земляную кишку, ноги сами собой постоянно норовили ускориться, и приходилось усилием воли сдерживать эти порывы. Коварная сеть-ловушка погонщиков могла подстерегать нас в любом месте, и приходилось до рези в глазах вглядываться в освещенное факелами пространство, чтоб не вляпаться в смертельно-опасное переплетение кислотных нитей.

Увы, несмотря на строго соблюдаемые меры предосторожности, избежать контакта с подлой конструкцией погонщиков нам не удалось. Мы позорно вляпались! Как мухи – но не в паутину, а в липкую ленту. Гребаные слепуны нас фатально удивили новым видом ловушки. Все та же мелкоячеистая кислотная сеть на этот раз оказалась не натянутой поперек коридора – к чему мы привыкли, и были готовы – а вытянутой вдоль него, как ковровая дорожка. Но, в отличие от последней, держалась все-таки на боковых стенах, потому как не лежала на полу, а была натянута над ним на высоте примерно десяти сантиметров.

Не заметив растянутую внизу идеально прозрачную кислотную сетку, мы обнаружили ловушку только когда уже основательно застряли в ней обеими ногами. Опутавшие ноги кислотные нити мгновенно прожгли кожу ботинок и добрались до наших ног.

От чудовищной боли в обеих конечностях у меня аж помутнело в глазах. Рядом истошно завизжала, бросила факел и вцепилась освободившейся рукой мне в плечо Слеза. У меня тоже вдруг резко подкосились ставшие непослушными ноги и, уже падая в кислотные тенета, я отчаянно выдохнул спасительную фразу-активатор:

– Отскок!

Моргнул. И снова оказавшись на ногах, мгновенно замер на месте. Ничего не подозревающая подружка шагнула дальше, но тут же была схвачена мною за шиворот и бесцеремонно возвращена обратно.

– Ты че, придурок! – взбеленилась испугавшаяся неожиданного нападения сзади Слеза. – Решил, раз я калека однорукая!..

– Заткнись! – перебил подружку.

И мой резкий тон мгновенно привел ее в чувство.

– Что случилось? Опасность? Ты что-то почувствовал? – перейдя на шепот, засыпала меня вопросами напарница.

– Смотри!

Вместо ответов, я просто приблизил к полу свой факел, и в ярком свете пламени мы увидели прозрачную кислотную сеть, растянутую над полом и уходящую вперед метров на десять.

– Твою ж через коромысло! – прошипела Слеза вдруг осипшим голосом и шумно сглотнула.

– Чудом в последний момент заметил, – снова соврал я, не желая светить свой секретный Дар.

– Я ж почти в это вляпалась. Даже представить боюсь, что б тогда со мной стало. Спасибо тебе, Рихтовщик.

– Не за что. Час назад ты меня от кислотных нитей спасла. Сейчас я тебе. Считай, квиты.

– У-уф! Прям, до сих пор колени трясутся… Гребанные тоннели гребаного лабиринта с гребаными сюрпризами!

– Да уж, натянутая над полом сеть – это что-то новенькое. В метро такого не было.

– И как будем через нее перебираться?.. Блин! Были б обе руки здоровые, можно было б по стене попробовать. Болтов бы для опоры рук и ног навтыкали, и вперед…

– К чему такие сложности, – хмыкнул я. – Мы перейдем нормально, пешком.

– Ну-ка удиви меня?

– Да все просто. Снова использую Шпору в качестве мини-экскаватора, и тупо засыплю часть сети у одной из стен землей, вырубленной из той же стены.

– А че, и правда, ведь, может сработать! Отличный план, Рихтовщик!

– Вот только давай, пожалуйста, на этом остановимся. А то я тебя знаю, сейчас начнется: ну, чего стоим?.. кого ждем?..

– Теряем время!

– Ну вот, началось.

– Разговорчики…

На следующий час я снова заделался землекопом. Тоннами валил Шпорой породу, срезая пласты земли и обрушивая их на кислотные нити.

Я б, конечно, мог управиться и гораздо быстрее, но из-за сгорающей в кислоте земли затянутый сетью участок коридора очень быстро заполнялся удушливым белым дымом. И чтоб не задохнуться и не оступиться в белесом мареве с безопасной насыпи, приходилось буквально через каждые пару минут интенсивных земляных работ устраивать технические перерывы примерно на такое же время, чтоб докучливый дым худо-бедно рассеивался.

Наконец, надежная переправа вдоль стены было проложена. Мы по очереди перебрались по ней через частично засыпанную сеть, и зашагали по тоннелю дальше…


!!!Внимание! Активирован Дар: Второй шанс!

!Характеристики: +5 к Интуиции, +10 к Реакции. Навыки: +30 к Шаману (Ловкость +1), +30 к Телекинезу (Дух Стикса +1)!


Системное уведомление на этот раз загорелось с существенным запозданием, мы уже практически добрались до конца тоннеля.

Погонщики, над ловушкой которых я так варварски надругался, наполовину засыпав многометровую сеть землей, на нас так и не напали. Что укрепило нас в изначальном предположении, об отрезанном обвалом тоннеля доступе к нам оставшихся в Тринадцатой пещере устроителей коварной напольной западни.

Во второй половине тоннеля никаких «сюрпризов» от слепунов на нашу долю, слава Стиксу, не выпало. И до очередной пещеры мы добрались без приключений.

Несмотря на затраченные на активацию «Второго шанса» тридцать шесть единиц маны, на выходе из тоннеля шкала Духа Стикса откатилась аж до ста семи. Разумеется, восстановлению сильно поспособствовало вынужденная задержка в тоннеле на лишний час.

Из тоннеля мы вышли в Девятую пещеру, и сие долгожданное событие, по утверждению напарницы, произошло около трех часов пополудни.

Прямо с порога я шепнул:

– Сквозняк.

И уже наученный горьким опытом, перво-наперво, задрав голову, внимательно осмотрел потолок. Подсвеченных красным фигур погонщиков под потолком узрел всего двоих, и с поправкой на вероятность их обнаружения на пределе радиуса обзора, сделал вывод, что опасных тварей в пещере не больше десятка. Такое количество высокоуровневых слепунов было нам вполне по силам, и этот факт порадовал.

Но стоило опустить взгляд, и оглянуться по сторонам, как только-только затеплившаяся надежда на легкий кач растаяла, куском сахара в стакане кипятка. В Девятой оказалось аж три лежбища низкоуровневых тварей, разбросанных в разных концах пещеры, на удалении примерно в пару сотен метров друг от друга, и слепунов в каждой было не меньше полусотни.

Решай я один, однозначно по-тихому свалил бы из этой перенаселенной пещеры, и отправился бы на поиски местечка поспокойней. Но Слеза, выслушав полученные с помощью «Всевидящего ока» разведданные, и слышать не пожелала о тактическом отступлении.

– Будет сложно, но мы справимся, – решительно объявила она.

Под моим укоризненным взглядом, по-кошачьи фыркнула, и поправилась:

– Ты справишься.

– С ТАКОЙ толпой?!

– Рихтовщик, ты ж двадцать восьмого уровня уже. И подавляющая масса слепунов будет практически на двадцать уровней меньше. Это же колоссальная разница и огромное преимущество.

– Слеза, тварей будет не меньше ста пятидесяти. Возможно, даже, в этой пещере на твою читерскую приманку их набежит под две сотни. И безнаказанно резать я их смогу только две минуты действия твоего Дара… Даже если б они все дружно выстроились в ряд и замерли на месте, тупо дожидаясь пока я чиркну каждому Шпорой по горлу, мне б пришлось сильно ускориться, чтоб успеть пробежать вдоль охренительно длинного строя и всех перерезать. Но в реале никто не станет добровольно подставляться, придется гоняться за каждым слепуном, настигать и убивать. А это лишнее время, которого у нас нет!

– Перебьешь сколько сможешь, а управиться с остальными я тебе помогу.

– Ну да, с одной рукой ты прям охренительная помощница!

– Да, блин, Рихтовщик! Это же целая гора опыта. Верь мне, мы справимся.

– Да мы и половины тварей за время действия твоего Дара не перебьем. А потом уцелевшая толпа кинется на меня. И что прикажешь тогда делать?

– Разворачиваться и удирать от них со всех ног в сторону ближайшего тоннеля, – ошарашила неожиданным предложением подружка. – Который ты сейчас выберешь на карте… Этот, – она махнула на арку входа за нашими спинами, – увы, нам уже не подходит.

– Ты че, прикалываешься? Какой еще тоннель? Нафига мне добровольно загонять себя в ловушку? В узком коридоре толком не размахнуться, я ж не смогу там нормально Шпорой отбиваться.

– А тебе и не придется. Гранаты-то у тебя еще остались?

– Чего?!

– Да вижу, что остались… Только сперва нам нужно будет рюкзаки в выбранном тоннеле спрятать. И еще один факел запалить, чтоб им вход в тоннель пометить. А то удирать от толпы преследователей тебе придется в темноте, факелы-то около моего убежища останутся…

– Млять! Слеза, ты можешь нормально от начала до конца объяснить свой план?

– Ну, разумеется, дорогой. Слушай…


В очередной раз отпахав полчаса землекопом, я помог подружке забраться в укрытие, передал ей свою винтовку, и скоренько разровнял земляную горку на площадке перед «гнездом».

Два факела горели в десяти метрах от стены, освещая ближайший периметр. Еще один манил ярким огнем на приличной отдалении в полторы сотни метров, воткнутый в стену у входа в новый тоннель.

Слеза произнесла неразборчивую для моего уха фразу-активатор, и четвертый раз за бесконечно длинный день запустила «Лакомый кусочек».

В этот раз, опередив выстрел подружки, я сам метнулся наперехват первой заагренной Даром твари. Лишенный башки слепун рухнул на землю за моей спиной. Бойня началась…

Снова я без устали работал мясником, кося Шпорой стремительно прибывающих тварей направо и налево, параллельно опустошая очередной магазин стечкина, расстреливая слепунов, до которых не выходило дотянуться.

Несмотря на мои отчаянные старания, весь широкий периметр подступа к убежищу Слезы одному мне, разумеется, перекрыть не удалось. И уже через полминуты с момента активации Дара перед «гнездом» толпилась внушительная толпа жаждущих «лакомого кусочка» низкоуровневых слепунов. Отбивающая от назойливых «поклонников» подружка тоже открыла счет отстреленных тварей.

Приметив собирающихся под потолком погонщиков, я активировал «Легче пуха» и отработанным движением взмыл им наперехват. Серия молниеносных выпадов Шпорой, и девять обливающихся кровью верхолазов рухнули вниз.

Аккуратно спустился следом. Переждал тяжесть первых секунд отката, и снова врубился в заагренную Даром и совершенно для меня пока что безопасную толпу.

Я рубил, кромсал и стрелял тварей на выбор. А соседи умирающих от моих рук слепунов даже не скалились в мою сторону, с радостью ввинчиваясь в образовавшуюся прореху, на место сдохшего собрата, поближе к заветному «кусочку».

Очередным выстрелом Слеза сбила один из факелов, и этим подала мне заранее оговоренный сигнал, предупреждающий, что до конца действия манящего Дара осталось пять секунд.

Освещенность периметра резко ухудшилась. И, следуя безумному плану подружки, в наступившем полумраке я тут же развернулся и побрел прочь от беснующейся под убежищем толпы тварей. Перешел на бег и на ходу срубил башку одинокому припозднившемуся слепуну.

Сзади досадливо взвыла очнувшаяся от двухминутного помутнения толпа. Мои быстро удаляющиеся шаги, как и предсказывала Слеза, тут же заинтересовали перевозбужденных от густого запаха свежепролитой крови слепунов. И все толпа тварей в едином порыве рванула за мной в погоню.

Ну а я, разумеется, уже удирал от тварей со всех ног, нацелившись на горящий во мраке маяком одинокий факел. На бегу сменил Шпору с пистолетом на гранату, и рискнул обернуться.

Пройденный заранее участок пещеры был ровным, как стол, без ям и рытвин, так что запнуться и упасть, даже не видя земли под ногами, я не боялся. Но отчаянно переживал за Слезу, которой теперь предстояло самостоятельно спуститься вниз из гнезда на одной руке, и исхитриться при этом как-то удержать за спиной винтовку с арбалетом.

Вроде бы у нее получилось. Я увидел сорвавшуюся с груды тел у стены человеческую фигуру, легко увернувшуюся от щелкнувших в миллиметрах от ноги челюстей раненой твари и рванувшую вдоль стены по длинному, но чистому от слепунов, пути.

Воодушевленный успехом подружки, я еще чутка поднаддал, и через пять сек уже был на месте.

Едва сорвал со стены факел, как рука налетевшей вихрем подружки снова дернула за ворот разгрузки и потащила за собой вглубь тоннеля.

Сзади за спиной тут же раздалось многоголосое возбужденное урчанье. Толпа тварей тоже добежала до входа и стала набиваться в узкий коридор.

– На… счет… три… бро… сай… гран… ту… и сра… зу… на… пол! – пролаяла подружка на бегу.

И тут же начала отсчет:

– Раз… Два… ТРИ!

Глава 37

В которой мы получаем легкий кач, расслабляемся, и попадаем в петлю лабиринта


Брошенная назад граната еще летела в толпу забивших земляной коридор слепунов, а мы со Слезой уже лежали уткнувшись носами в пол.

Сзади оглушительно громыхнуло. Над головой просвистели осколки. Из-за накрывшего нас следом облака дыма и пыли в беспросветной серой хмари вокруг стало не видно даже огня факела, горящего всего в полуметре от лица.

Маленькая ладошка Слезы, нащупав мою руку, сжала и потянула за собой, заставляя подняться на ноги и снова бежать.

Вокруг осыпались земляные стены, за спиной рушился потолок, и если б не сумасшедшее ускорение, заданное нам по-прежнему активным Даром Слезы, из спровоцированной взрывом земляной ловушки мы бы не выбрались.

А я еще удивлялся: нахрена подружка заставила так глубоко в тоннель затащить наши рюкзаки?.. Оказалось, опытная Слеза рассчитала длину обвала с точностью практически до метра. И когда мы добежали до оставленных вещей, тряска за спиной закончилась, и дальнейший обвал тоннеля больше нам не угрожал.

Смертельно уставшая, но довольная, Слеза без сил рухнула на свой рюкзак, но из-за висящего за спиной оружия не смогла толком прижаться спиной к стене.

Я помог ей снять винтовку с арбалетом.

– Спасибо, – простонала подружка, откидываясь, наконец, на стену.

И вдруг задорно подмигнув мне, добавила:

– Мы сделали это, напарник! У нас получилось!

– Да уж, круто вышло, – подтвердил я, усаживаясь рядом на свой рюкзак и с удовольствием вытягивая натруженные ноги. – Огромную толпу одним подрывом положили. Жалко, только, что трофеи с них собрать теперь не получится.

– Сейчас не получиться. Но через пару деньков, когда нужды в срочном каче больше не будет, можно вернуться и спокойно поковыряться в оставленных завалах. Ты со Шпорой, я с лопатой…

Слеза замолчала, прислушиваясь к подозрительному шебуршению со стороны завала. Через несколько секунд из груды земли на месте засыпанной части коридора высунулась перемазанная глиной морда слепуна. Жадно раздувая ноздри, чудом выжившая тварюшка огласила своды тоннеля радостным урчаньем.

Увы, радоваться спасению выжившему довелось не долго.

Подружка первой схватила прислоненный к стене арбалет, и на вскидку с потрясающей точностью всадила твари болт точно в затянутый бельмом глаз.

Слепун дернулся и затих.

А в следующую секунду у меня перед глазами загорелись строки победного уведомления. Отрешенный взгляд подружки, застывшей с арбалетом на коленях, подтвердил получение ей такого же подгона от Системы. Следом за Слезой, я тоже погрузился в чтение:


!!!Внимание! Вами лично ликвидировано: 112 слепунов 9-го, 10-го, 11-го, 12-го, 13-го, 17-го, 18-го, 19-го, 20-го, 21-го и 22-го уровней!

Награда за ликвидацию:

!Опыт: +76379. Характеристики: +3 к Знаниям, +21 Картографии, +3 к Наблюдательности, +23 к Удаче, +24 к Физической силе, +3 к Рукопашному бою, +25 к Фехтованию, +23 к Меткости, +5 к Физической броне, +19 к Выносливости, +2 к Регенерации, +5 к Скрытности, +25 к Скорости, +26 к Реакции, +25 к Гибкости, +16 к Интуиции, +22 к Силе Стикса, +23 к Броне Стикса (Дух Стикса +1), +2 к Медитации, +5 к Познанию скрытого. Навыки: +44 к Алкоголизму, +57 к Владению Шпорой, +58 к Легкой атлетике (Ловкость +1), +37 к Тяжелой атлетике, +56 к Левитации, +30 к Стрелку (Атака +1), +45 к Хамелеону, +39 Палачу, +38 к Шпиону, +42 к Рентгену!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Всевидящее око!

!Характеристики: +2 к Наблюдательности, +10 к Удаче, +3 к Познанию скрытого. Навыки: +20 к Шпиону, +30 к Рентгену!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Легче пуха!

!Характеристики: +1 к Медитации, +10 к Реакции, +10 к Гибкости, +10 к Силе Стикса. Навыки: +20 к Легкой атлетике, +40 к Левитации!

!!!Внимание! Вы в одиночку вступили в безнадежный бой с отрядом зараженных, многократно превосходящим вас в количественном выражении!

Награда за победу в безнадежном бою:

!Опыт: +4000. Очков свободного распределения характеристик: +2000!

!!!Внимание! Остальными членами отряда в отрядном бою ликвидировано: 28 слепунов 9-го, 10-го, 11-го, 12-го и 13-го уровней!

Награда за участие в ликвидации:

!Опыт: +2329. Характеристики: +5 к Удаче, +5 к Фехтованию, +5 к Выносливости, +5 к Реакции, +5 к Броне Стикса. Навыки: +20 к Алкоголизму, +20 к Хамелеону!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


В этот раз Слеза отчего-то не спешила хвалиться доставшимся за кач опытом, и с задумчивым видом отмалчивалась. Решил ее растормошить.

– Ну, чем порадуешь?

– Все круто, – улыбнулась подружка. – Мне самый большой опыт за день прилетел. Аж двадцать девять тысяч. До девятнадцатого всего тридцать одну тысячу добрать осталось…

– Может, этот добор оставим на завтра?.. У нас живец на исходе. А у тебя рука…

– Да, нормально у меня все с рукой!

– Где нормально-то? Вон как распухла, того гляди бинты порвутся. Тебе к знахарю надо срочно…

– Задрал, блин, своим знахарем! – в параллель возмутилась подружка.

– …А слепуны из лабиринта никуда не денутся, – игноря ее вопль, продолжил я. – Обещаю, завтра мы обязательно с лихвой все наверстаем.

– Ну давай сегодня еще хотя бы одну облаву на тварей устроим.

– Мля, Слеза, завтра для этого у нас еще целый день будет…

– Ну пожалуйста!

– Шут с тобой. Но только одну!

– Спасибо, Рихтовщик! Ты лучший!

Обхватив меня здоровой рукой за шею, Слеза страстно поцеловала в губы.

Маньячка, блин! Так обрадовалась, словно вместо возможности снова тварей закошмарить, я шубу ей дорогущую подарил.

– Ну, не будем терять времени.

Слеза первой вскочила на ноги и стала неловко навьючиваться рюкзаком. Глядеть, как она мучается с одной здоровой рукой, было выше моих сил, пришлось подниматься на гудящие ноги и помогать. Ну а уж поднявшись, пришлось следом навьючиваться самому. И через несколько секунд, запалив последний запасной факел, мы зашагали по тоннелю…


В кой-то веки нам повезло. Пятьдесят шестой тоннель, в котором волей проведения мы оказались, порадовал отсутствием сюрпризов. И хотя, из-за опасения нарваться на ловчую кислотную сеть, мы двигались по земляному коридору неторопливо и с оглядкой, прошли безопасный тоннель за рекордные полчаса.

Пятьдесят шестой вывел нас в Седьмую пещеру, из которой, это я выяснил еще во время пути, имелся прямой путь к Семнадцатой пещере – где состоялась наша первая сегодняшняя заруба с тварями, и откуда до выхода наружу было рукой подать.

Определившись с «черным ходом» на случай очередного экстренного бегства из пещеры, на входе в Седьмую я привычно активировал «Всевидящее око». И даже децл приуныл, обнаружив в пещере единственное лежбище слепунов, десятка на четыре голов. Справиться с таким незначительным количеством тварей мы должны были играючи, и уносить отсюда ноги по окончании действия манящего Дара нам вряд ли в этот раз понадобится.

Доступной к использованию маны в шкале Духа Стикса накопилось на момент входа в пещеру восемьдесят три единицы. Тридцать шесть я потратил на активацию «Всевидящего ока». Оставшихся сорока шести для активации откатившегося «Легче пуха» пока не хватало. Но до начала схватки еще оставалось, как минимум, полчаса, за которые мне предстояло соорудить очередное убежище для подружки – недостающая мана за это время стопудово накопится.

Выбрав удаленный от выходов в другие пещеры, глухой участок стены, я занялся земляными работами. Слеза расставили по периметру факелы, и с арбалетом наизготовку сбоку заняла позицию караульного.

Через полчаса убежище было готово.

Закинув подружку с оружием и рюкзаками в новое «гнездо», я остался внизу ждать активации «Лакомого кусочка».

Как я и предполагал, тварей в этот раз заагрилось немного. И позволив подруге всласть пострелять, я со Шпорой особливо не злобствовал. Быстро и четко сработал только против четверки погонщиков, отработанным маневром сбив всех на пол после активации летучего Дара.

Впервые за день охочие до «лакомого кусочка» твари закончились еще до окончания действия Дара. В общей сложности всего в этом бою мы завалили тридцать восемь слепунов.

И по завершении драки, я смог спокойно выпотрошить все их споровики. Падальщики из соседних пещер отчего-то не спешили сбегаться в Седьмую на свежие трупы. Определенно с этой пещерой что-то было не так. Но разбираться с ее секретом у нас не было ни времени, ни желания.

Я помог подружке спуститься. И, навьючившись рюкзаками и оружием, мы направились к выбранному заранее тоннелю.

Едва вошли в земляной коридор, перед глазами вспыхнули строки победного уведомления.


!!!Внимание! Вами лично ликвидировано: 12 слепунов 10-го, 11-го, 12-го, 14-го, 17-го, 18-го и 20-го уровней!

Награда за ликвидацию:

!Опыт: +10374. Характеристики: +2 к Знаниям, +12 Картографии, +2 к Наблюдательности, +14 к Удаче, +15 к Физической силе, +2 к Рукопашному бою, +16 к Фехтованию, +14 к Меткости, +3 к Физической броне, +10 к Выносливости, +1 к Регенерации, +3 к Скрытности, +16 к Скорости, +17 к Реакции (Ловкость +1), +16 к Гибкости, +7 к Интуиции, +13 к Силе Стикса, +13 к Броне Стикса, +1 к Медитации, +3 к Познанию скрытого. Навыки: +33 к Алкоголизму, +32 к Владению Шпорой, +24 к Легкой атлетике, +41 к Левитации (Дух Стикса +1), +18 к Стрелку, +27 к Хамелеону, +25 к Рентгену!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Всевидящее око!

!Характеристики: +2 к Наблюдательности, +10 к Удаче (Интеллект +1), +3 к Познанию скрытого. Навыки: +20 к Шпиону, +30 к Рентгену!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Легче пуха!

!Характеристики: +1 к Медитации, +10 к Реакции, +10 к Гибкости, +10 к Силе Стикса. Навыки: +20 к Легкой атлетике, +40 к Левитации!

!!!Внимание! Остальными членами отряда в отрядном бою ликвидировано: 26 слепунов 10-го, 11-го, 12-го и 13-го уровней!

Награда за участие в ликвидации:

!Опыт: +2238. Характеристики: +5 к Удаче, +5 к Фехтованию, +5 к Выносливости, +5 к Реакции, +5 к Броне Стикса. Навыки: +20 к Алкоголизму, +20 к Хамелеону!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


– Всего десятка на этот раз прилетела, – пожаловалась Слеза, дочитав свой подгончик от Системы.

– Будешь смеяться, но мне перепало примерно столько же.

– Может еще бомбанем?

– Мы ж договорились!

– Спокойно. Я так просто спросила – от уговора не отказываюсь… Далеко, однако, мы забрались. Поди, долго до выхода-то плюхать придется?

Тоннель, по которому мы должны были выйти в Семнадцатую пещеру, на карте лабиринта проходил под пятью пещерами, изобиловал поворотами и выглядел самым длинным, из пройденных сегодня. О чем я и уведомил спутницу,

Но пройдя всего минут десять, после очередного поворота мы вдруг уперлись в земляную гору, с торчащей из нее башкой мертвого слепуна.

– И как это понимать? – уставилась на меня гневным взглядом Слеза.

– А я-то откуда знаю. Обвал, наверное, в тоннеле случился.

– Да какой, нафиг, обвал! Это ж хвост моего болта у него из глаза торчит!

Слеза приблизила факел к перемазанной глиной голове мертвого слепуна, и я узнал пристреленного ей «везунчика».

– Да нет, погоди, я ж не мог перепутать. Помнишь, где мы вышли из того тоннеля?.. А теперь вспомни, где мы заходили в этот тоннель – это ж практически противоположный конец пещеры.

– Я вообще в пещерах не ориентируюсь. У тебя ж карта есть, сверься с ней.

– Да я минуту назад ее смотрел. Мы совсем в другом…

Слова застряли у меня в горле. Красный кружок, отмечающей на серой карте лабиринта мое местонахождение, снова находился в Пятьдесят шестом тоннеле, из которого мы вышли в злосчастную Седьмую пещеру.

– Ну и? Чего замолчал-то?

– Млять! Мы снова в тоннеле, из которого зашли в пещеру.

– Аллилуйя! – хмыкнула Слеза. – Разумеется, мы в том же тоннеле, если перед нами слепун, пристреленный мной час назад. Ладно, пошли обратно. И я тебя умоляю, Рихтовщик, больше так не косячь.

Через четверть часа быстрым шагом мы вернулись в ничуть не изменившуюся Седьмую пещеру. С места побоища здесь все еще не доносилось характерных чавканья и урчания, что означало: ни единого падальщика по-прежнему не появилось в странной пещере.

Я специально повел подружку через середину пустынной пещеры, чтоб убедилась – мы реально заходим в другой тоннель с противоположного конца.

На карте отобразилось, что красный кружек вошел в змеевик длинного тоннеля.

Мы прошли равно такое же расстояние, как и в первый раз. И уперлись в гребаную кучу земли с торчащей башкой мертвеца.

Сверившись с картой, обнаружил, что мы снова в Пятьдесят шестом тоннеле.

– Млять! Да как так-то?! Ну, ты ж сама видела!..

– Не суетись, Рихтовщик. Здесь, увы, нет твоей вины, – тяжко вздохнула Слеза. – Похоже, мы угодили в петлю.

И сунув свой факел в землю, загасила огонь.

– Возможно, застрянем здесь надолго. Нужно экономить горючее. Пока что нам за глаза хватит и одного твоего факела, – ответила, опередив мой вопрос.

– А че за петля-то?

– В лабиринтах местных такое случается. Все пути закольцовываются, и игрок начинает ходить по кругу, раз за разом попадая в тупик. Это и называется попасть в петлю. Карта становится бесполезной. Единственный способ выбраться из петли – проложить новую дорогу самому.

– В смысле?.. Мне что теперь откапывать этот обвал? Да там метров двести тоннеля завалило! Я ж сутки копать буду!

– Не тупи, Рихтовщик. Я ж сказала, нам нужен новый ход. А не откопанный старый. Уверена, даже если откопать этот завал, за ним окажется выход в ту же злосчастную Седьмую пещеру. Кстати, понятно теперь почему на лежащие там трупы никто не зарится, среди тварей дураков нет – в петлю соваться.

– И откуда начинать копать?

– Ну точно не отсюда. Путеводный тоннель не может выходить из обманки.

– Почему обманки-то? Это ж обычный тоннель. Земля, стены, все вокруг вполне реальное.

– Ну да. Только вошли мы в один тоннель, а оказались совсем в другом. Это обманка петли, Рихтовщик… Короче, не заморачивайся. У тебя задача простая: нужно из Седьмой пещеры прорыть сквозной ход в ближайшую соседнюю. Справишься?

– Можно подумать, у меня есть выбор.

– Ну, тогда не будем терять время. Пошли в пещеру.

Глава 38

В которой заражаюсь «звездной лихорадкой», работаю кротом и преодолеваю второй предел


Еще по дороге в Седьмую я, разумеется, внимательно изучил по карте ее ближайшее окружение. И выяснил, что напрямую она соседствовала всего с двумя пещерами: Восьмой и Шестой.

Обе соседние пещеры, разумеется, имели сквозные проходы в Седьмую, сейчас, увы, не доступные нам с напарницей из-за гребаной петли.

Отделяющая же пещеры друг от друга земляная прослойка на карте лабиринта везде была примерно одной толщины, имела, похоже, чисто схематическое обозначение, и для выбора узкого места совершенно не годилась.

К счастью, у меня имелось «Всевидящее око», за время пустой беготни по закольцованным петлей тоннелям давно уже благополучно откатившееся. Маны для активации Дара тоже набежало уже предостаточно. А поскольку окружающие твари меня сейчас совершенно не волновали, по возвращении в пещеру, я решил опробовать недавно приобретенную новинку. И воспользовавшись оказией, активировал скрытую ступень Дара:

– Тайник.

Окружающее пространство преобразилось почти так же, как после активации обычных ступеней «Всевидящего ока». Высокая земляная стена Седьмой привычно приобрела прозрачность сильно затемненного стекла, сквозь толщу которого наметились контуры соседней пещеры. Вот только подсвеченных красным фигур живых существ теперь нигде в округе не наблюдалось. Зато в изобилии появились мелкие зеленые искры, которые были и в толще земляной прослойки, и за ней в соседней пещере, и даже в Седьмой – несколько искр безо всякой системы просто лежали на пещерном полу. Причем одна находилась, аккурат, у меня под ногами.

Двухминутная продолжительность действия Дара позволила отвлечься на проверку странных зеленых блестяшек. Я сосредоточил взгляд на искре под ногами, и неожиданно сбоку от нее загорелась подсказка:


!Малый артефакт Стикса. Глубина захоронения в земле – 0,54 метра!


– Рихтовщик, ты че, блин, с дуба рухнул?! – возмутилась Слеза, наблюдая как я, вызвав Шпору, тут же врубил на всю глубину шипастый диск в землю под ногами.

Вместо объяснений, я сунул подружке мешающий факел, и освободившейся левой стал помогать правой ловчее орудовать Шпорой, как лопатой.

– Але! Придурок! Не вглубь надо копать, а вбок!

– Сама придкрок! Под руку не лезь!

За считанные секунды выворотив из земли пару внушительных пластов глины, докопался до нужной глубины и, подцепив Шпорой третий кусок породы с зеленой искрой внутри, вытряхнул его отдельно от основной кучи. Пошарив в полупрозрачной земле рукой, обнаружил твердый комок, поднес его к факелу и…

– Фига се! Ну ты даешь! – озвучила мое с трудом сдерживаемое ликование Слеза.

В моей перемазанной глиной ладони лежала белая звезда – далеко не самый дешевый трофей. И таких подарков судьбы в одной Седьмой, благодаря козырной скрытой ступени, можно было наковырять больше сотни. А ведь они в изобилии присутствовали и в других пещерах, даже в стенах между ними. Млять! Да это же гребаный Клондайк! Можно было набивать карманы дорогущими трофеями без охоты на тварей! Быстро, много и малой кровью!

Так, откат скрытой ступени составляет полчаса. Нужно быстренько застолбить на полу десятка полтора «зеленых искр», и начинать откапывать скрывающиеся в земле трофеи. Когда со всеми управлюсь, как раз пройдет полчаса, и нужно будет повторить…

– Эй, але! – выдернула меня из задумчивости подружка. – Что звезду нашел, конечно, молодец. Но нам вообще-то нужно из петли выбираться.

Я встряхнул головой и, прогоняя объявшую сознание «звездную лихорадку», решительно придушил охочую до халявных барышей жабу. До окончания действия скрытой ступени Дара оставалось чуть больше одной минуты. Нужно было немедленно сосредоточиться на поиске узкого места в межпещерной земляной перемычке.

И, выхватив у Слезы факел, я бегом припустил вдоль стены, выискивая подходящий участок.

– Да, Рихтовщик, блин! Фиг ли ты творишь?!

Донесся в спину возмущенный вопль оставленной в темноте подружки.

Но терять драгоценное время на объяснение своих действий я не стал. За что через пару секунд поплатился, получив от нагнавшей Слезы мстительный тычок кулаком в спину.

Нужный участок попался на глаза уже на последних секундах действия Дара. Толщина между пещерами в этом месте составляла всего двадцать пять метров. Так точно определить ее мне помог артефакт, оказавшийся внутри земляной перемычки аккурат в середине узкого участка.


!Крупный артефакт Стикса. Глубина закладки в стене – 12,3 метра!


Положа руку на сердце, признаюсь: имелась рядом еще парочка мест, где ширина перемычки была примерно на пару метров тоньше. Но… Млять! Тут же был заныкан артефакт Стикса! И не абы какой, а крупный! А учитывая, что вполне себе, на мой неприхотливый взгляд, крутые белые звезды Система определяет в разряд малых артефактов Стикса, я даже предположить боюсь, что там скрывается под крупняком. Да я ж потом просто от любопытства изведусь, если сейчас пройду мимо и не докопаюсь до сути.

– Чего? Определился, наконец, – проворчала остановившаяся рядом подружка.

– Да. Здесь буду проход копать, – вырезал Шпорой крест на еще полупрозрачной стене, напротив артефакта.

– Ну здесь, так здесь, – пожала плечами Слеза и забрала факел.

Действие скрытой ступени Дара закончилось. Передо мной снова была обычная земляная стена.

– По мне так, где хочешь, там и начинай. Как говорится, хозяин – барин… Ну, чего встал-то, рассупонивайся, давай. Или с винтовкой и рюкзаком рыть полезешь?

Кроме обозначенных подружкой вещей я еще сбросил с себя объемистую и сковывающую движения разгрузку, и сунув ее в рюкзак, добыв оттуда на замену плащ.

– А это-то тебе зачем? – удивилась Слеза.

– А на чем по-твоему я буду землю их прорытой норы выносить?

– Похвальная смекалистость.

– Эх, жалко, конечно, плащ…

– Забей. Выберемся, я тебе новый куплю. Еще лучше… Ну все, хорош сопли жевать. Чем раньше начнешь, тем быстрее закончишь.

– Командирша, блин, – беззлобно фыркнул в ответ.

И врубился Шпорой в помеченный крестом участок…


Все-таки работа землекопа это тот еще геморрой. Даже с недюжинной силой игрока двадцать восьмого уровня копка норы продвигалась удручающе медленно.

Как ни упирался, на вырубку Шпорой каждого нового метра прохода в среднем уходило по десять минут, а с учетом необходимости периодически оттаскивать обратно в пещеру заваленный землей плащ, временные затраты на метр работ возрастали до двенадцати минут.

Чтоб убедиться, что не сбился с маршрута, и рою в нужном направлении, через каждые пять метров я активировал скрытую ступень «Всевидящего ока». Появляющийся с каждым разом все ближе и ближе артефакт придавал сил и стимулировал на дальнейший трудовой подвиг.

Несложно подсчитать, что до середины и, соответственно, заныканного артефакта я докопался только через два с половиной часа. В темноте узкой норы, куда совершенно не доставал отблеск горящего снаружи факела, разобрать, что за хрень угодила мне в руки под видом крупного артефакта Стикса, увы, сходу не смог.

Это был сгусток какого-то мягкого, желеобразного вещества, величиной примерно с мой кулак, на ощупь похожий на медузу. Решив разобраться с находкой позже в спокойной обстановке, я спрятал «медузу» в свободную ячейку инвентаря, благо небольшой вес находки позволил легко это сделать.

И продолжил ишачить кротом…

А ведь не так давно на меня давили узкие стены тоннеля… Узкие?! Серьезно?.. Млять! Да по сравнению с гребаной крысиной норой – в которой приходилось без устали: то неуклюже ворочать Шпорой, то, по-змеиному извиваясь, ползать взад-вперед с добрым центнером земли – там у меня был просто охренительный простор для маневра.

Но – слава Стиксу! – многочасовой изнурительный марафон наконец-то подходил к концу. Последняя активация скрытой ступени «ока» подтвердила, что до выхода в другую пещеру осталось всего пара метров. Потому, оттащив сейчас в последний раз землю в Седьмую, я позвал следом за собой в нору давно бьющую копытцем от нетерпения Слезу…

Что мы выбрались из замкнутого круга петли старо понятно, когда в проделанное Шпорой долгожданное сквозное отверстие в новую пещеру тут же сунулась слепая морда тамошнего аборигена. Разумеется, за свое любопытство наглая тварь тут же поплатилась жизнью. Расширяющий проход шипастый диск мгновенно отчекрыжил слепуну полбашки.

Мало того, что из-за этого дурацкого происшествия мне прямо в лицо, залив глаза, ударил фонтан крови. Еще тварь успела издать короткий предсмертный визг, чем мигом переполошила десятки собратьев в округе. И мы снова вляпались в злоключение – прокопав ход аккурат к лежбищу слепунов.

Впрочем, появившуюся возможность: в душевном мордобое размять, наконец, скрюченные несколько часов кряду конечности, я принял, как подарок судьбы. А че… За пять часов, даже не смотря на периодическую активацию «Всевидящего ока», шкала Духа Стикса у меня полностью восстановилась. И самый действенный против слепунов Дар, благополучно откатившись, был доступен к активации. Короче, я был крут, зол и жаждал крови.

Потому.

Крикнув назад подружке, чтоб активировала «Лакомый кусочек», я убрал в инвентарь Шпору и выдохнул себе под нос:

– Левак!

Запоздало пожалев, что снова перед этим забыл разуться.

Чувствуя, как наливается чудовищной силой стремительно трансформирующееся тело, толкнулся отросшими на ногах когтищами, и в брызгах разлетающейся в стороны земли бронированным ядром выстрелил из стены навстречу сбегающимся на «зов» Слезы слепунам.

«Корм!.. Мой!.. Мне!.. Хочу!.. Корм!..» – снова невыносимо застучала по ушам доносящаяся отовсюду многоголосица.

– Заткнитесь, суки! – яростно зашипел я в ответ, лупя в направлении доносящихся голосов когтями-ножами.

Признавая мой неоспоримый авторитет окружающие твари послушно замолчали, но отказаться от манящего «кусочка» было выше их сил, и онемевшие от ужаса слепуны продолжили ломиться к норе.

Мой левый глаз ослеп сам собой, а правый я зажмурил сам, в кромешном мраке пещеры целиком переходя на слух и зрение. Наработанные еще в метро навыки ориентации вслепую включились сами собой, и не наблюдая воочию собирающихся вокруг врагов, я великолепно слышал каждого, и одновременно улавливал десятки оттенков мускусных ароматов, исходящих от агрессивных слепунов.

У входа в нору со скрывающимся внутри «лакомым кусочком» я устроил настоящее побоище, за пару минут закошмарив с добрую сотню тварей. Кромсал острыми, как бритва, когтями всех, кто пытался прорваться в нору. В подавляющем большинстве моими жертвами стали, конечно, низкоуровневые твари, но добрый десяток раз под мои залитые кровью лапы попадались и откликнувшиеся на зов погонщики.

Как только действие «Лакомого кусочка» прекратилось, уцелевшие слепуны бросились врассыпную, как тараканы.

Я не стал терять драгоценные минуты на гонки за ними. Проведя левой пятерней по бронированной морде, я вернул себе человеческую речь и прохрипел в нору:

– Слеза, они сбежали. Давай скорей сюда. Посвети мне.

Следующие двенадцать минут мы потратили на потрошение споровиков перебитых мною тварей. Добытые трофеи, без счета, швыряли в изрядно пополневший за день пакет.

Процесс потрошения происходил следующим образом, я в две руки играючи вскрывал мощными когтями споровые мешки слепунов, а Слеза левой рукой сноровисто оттуда все выгребала и высыпала в поставленный на землю пакет. Последний, две трети уже прогоревший факел, чтоб не связывал руки, воткнули в стену.

В процессе сбора, Слеза подобрала слетевший с меня вместе с кобурой пистолет и сунула его в мой рюкзак.

Как выяснилось в процессе сбора трофеев, всего за пару минут действия манящего Дара я перебил девяносто шесть слепунов – в том числе одиннадцать погонщиков.

Еще в процессе потрошения я озаботился поиском на карте лабиринта пещеры, в которой мы теперь оказались. Это оказалась Шестая пещера, кроме закольцованной петлей Седьмой, она соседствовала еще с Пятой – знакомой нам по вчерашнему разведывательному спуску в лабиринт.

Потому, как только управились с потрошением споровиков, я помог подружке навьючиться рюкзаками и оружием, потом подхватил ее саму на руки и огромными прыжками понесся к сквозному переходу в Пятую. Оказавшись в знакомой соседней пещере, прямиком, не таясь, рванул к Сорок шестому тоннелю, напрямую выводящего в граничащую с наружным выходом Девятнадцатую пещеру.

Мой расчет на решительный марш-бросок оказался верен. Никто из обитателей Пятой не решился встать на пути у трехметрового кошмарного «погонщика», напротив, все находящиеся в середине пещеры твари, при моем приближении, вскакивали и, поджав хвосты, разбегались в стороны.

Оказавшись внутри тоннеля на последней минуте действия Дара, я успел отбежать сотню метров от входа и аккуратно поставить на пол Слезу, а дальше началась обратная трансформа. Рухнув на пол, я забился в судорогах и, оглушенный болью, на полминуты выпал из реальности.

Очнувшись, увидел сидящую на рюкзаке подружку, с отрешенным видом пялящуюся в стену напротив. Разгадка ее состояния пришла через секунду, вместе с загоревшимися перед глазами красными строками победного уведомления.


!!!Внимание! Вами лично ликвидировано: 96 слепунов 8-го, 9-го, 10-го, 11-го, 12-го, 13-го, 16-го, 17-го, 19-го, 20-го, 21-го и 24-го уровней!

Награда за ликвидацию:

!Опыт: +80592. Характеристики: +3 к Знаниям, +21 Картографии, +3 к Наблюдательности, +22 к Удаче, +24 к Физической силе, +3 к Рукопашному бою, +25 к Фехтованию (Атака +1), +23 к Меткости, +5 к Физической броне, +19 к Выносливости, +2 к Регенерации, +5 к Скрытности, +25 к Скорости, +25 к Реакции, +25 к Гибкости (Ловкость +1), +16 к Интуиции, +22 к Силе Стикса (Дух Стикса +1), +22 к Броне Стикса, +2 к Медитации, +5 к Познанию скрытого. Навыки: +48 к Алкоголизму (Защита +1), +82 к Владению Шпорой (Атака +1), +28 к Ораторскому искусству, +61 к Кулачному бою, +59 к Легкой атлетике, +55 к Тяжелой атлетике, +34 к Штопальщику, +29 к Телепатии, +47 к Хамелеону (Защита +1), +38 Палачу, +41 к Шпиону, +29 к Кладоискателю, +27 к Рентгену (Интеллект +1)!

!!!В процессе ликвидации, 6 раз активирован Дар: Всевидящее око (скрытая ступень)!

!Характеристики: +12 к Наблюдательности, +60 к Удаче, +18 к Познанию скрытого. Навыки: +180 к Кладоискателю (Интеллект +1), +180 к Рентгену (Интеллект +1)!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Чужая лапа!

!Характеристики: +1 к Регенерации, +10 к Выносливости, +10 к Броне Стикса. Навыки: +20 к Ораторскому искусству (Интеллект +1), +20 к Штопальщику, +20 к Телепатии, +20 к Ножевому бою, +40 к Шпиону!

!!!Внимание! Вы в одиночку вступили в безнадежный бой с отрядом зараженных, многократно превосходящим вас в количественном выражении!

Награда за победу в безнадежном бою:

!Опыт: +4000. Очков свободного распределения характеристик: +2000!

!!!Повышение Уровня +1!

!Все показатели: +1. Характеристики: +8 к Удаче, +13 к Физической силе, +13 к Выносливости, +9 к Скорости, +38 к Броне Стикса!

!!!Внимание! Ваш показатель Защиты достиг 2-го предела несокрушимости – уровня в 300 очков.

Награда за достижение:

!Опыт: +30000. Открытие в вашем инвентаре 3-х дополнительных ячеек, для хранения любого предмета весом до 1-го килограмма!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


– Вставай, простудишься, – довольный голос подружки вывел меня из ступора, навеянного обилием приваливших вдруг плюшек.

Сразу ощутил пронизывающий холод влажного земляного пола, на котором лежал в практически ничего не прикрывающих жалких лохмотьях, еще двадцать минут назад бывших добротной крепкой одеждой.

Вскочив на ноги, я вытащил из рюкзака очередной комплект камуфляжа с берцами и стал одеваться.

– Ты сделал это, Рихтовщик, – продолжила вещать Слеза, наблюдая, как я лихорадочно натягиваю штаны. – За отрядное участие в твоем бою мне сейчас прилетело еще двадцать семь тысяч опыта. И я, таки, взяла девятнадцатый уровень! Завтра останется поднять лишь один… Легкотня. Считай, задание у нас в кармане.

– Ну да, еще пару часиков здесь посидим. И встретим завтра уже здесь.

– Не гунди, ворчун… Колись, двадцать девятый-то взял?

– Угу.

– Нифига себе! Ну ты монстр, Рихтовщик!

– Все, я готов. Можем идти.

– Ладно. Есть-пить все равно уже нечего. Считай, уговорил.

Мы навьючились рюкзаками, взяли оружие, я выдернул из стены мерцающий на последнем издыхании факел, и двинулись по хорошо знакомому Сорок шестому в сторону наконец замаячившего на горизонте выхода.

До середины тоннеля мы осторожничали, опасаясь нарваться на по новой натянутую слепунами ловушку. Но когда добрались до изуродованной вчера сети, и обнаружили следом за ней не тронутые и ужа начинающие пованивать тела вчерашних мертвецов, стало очевидно, что после нас сюда еще никто из аборигенов не наведывался.

Слеза активировала «Летящий бег», взяла меня за руку, и вторую часть тоннеля до Девятнадцатой мы преодолели меньше чем за минуту.

Еще плохо ориентирующаяся в пещерах подружка не решилась тащить меня до конечного коридора. И в Девятнадцатой снова наш маленький отряд возглавил я.

Факел предательски погас примерно в пятидесяти шагах до арки входа в конечный коридор. И последние метры нам в буквальном смысле пришлось пройти на ощупь.

К счастью, рядом с наружным выходом пещера была совершенно необитаемой. Мы без приключений добрались до коридора, потом по стеночке до земляной лестницы в конце, и по очереди вылезли через нащупанную нору на волю.

Осенняя ночь встретила нас ветром и дождем. Но даже без луны и звезд, после кромешного мрака подземелья, снаружи нам все было прекрасно видно.

Выбравшись из-за скрывающего нору холма, мы побежали к воротам стаба. Сумасшедший кач бесконечно длинного дня наконец-то закончился.

Глава 39

В которой артефакт преподносит сюрприз, и меня валят, как загнанную лошадь


Несмотря на мои уговоры, от знахаря Слеза категорически отказалась. Потому, зайдя через открытую охранниками калитку в стаб, мы прямиком отправились в гостиницу.

На столе в номере нас дожидался давно остывший ужин. Ладно хоть так. Я боялся, что, по возвращении, вообще придется давиться опостылевшим за день сухпаем, благо тушенки с сухарями у Звездочета было закуплено с солидным запасом и этого добра в шкафу было – хоть облопайся.

Когда я срезал скотч, отодрал и спрятал в ячейку инвентаря шину-лопату, и размотал бинт, рука подружки оказалась в куда лучшем состоянии, чем я себе напридумывал. Принятый вовремя лечебный раствор нити янтаря, надежная фиксация и частая подпитка живцом и сухпаем сделали свое дело. Рука больше не выглядела бесформенной сосиской – опухоль заметно спала. Торчащие после ранения наружу осколки костей за время наших подземных злоключений сами собой встали на место, и на следах от недавних ран и ожогов бугрились багровые шишки свежих шрамов. Рука еще имела синюшно-багровый цвет и практически не гнулась в локте, но пальцы на ней уже вполне сносно сжимались в кулак.

– С утра еще лучше станет, – пообещала Слеза. – А потом я раствор янтаря дополнительный приму, и рука будет, как новая.

Из-за позднего времени и накопившийся за долгий день усталости, не стали пересчитывать добытые в пещерах трофеи, а просто переложили пакет с добычей из рюкзака в сейф, оставив подсчеты на утро.

Потом друг за дружкой по очереди быстро приняли душ и вместе поужинали, за едой приняв приготовленные Слезой растворы двух добытых за день золотых звезд и пары белых горошин, из моих личных запасов.

Уже засыпая в обнимку с подружкой, я прочел два системных уведомления за употребленные трофеи.


!!!Внимание! Вы употребили золотую звезду!

!Опыт: +1400!

!Шкала Удовольствия: +3. Показатель Интеллект: +3. Характеристики: +84 к Знаниям, +13 к Картографии, +67 к Наблюдательности!

!Шкала Спорового баланса: +4. Показатель Атака: +4. Характеристики: +100 к Физической силе, +89 к Рукопашному бою, +80 к Фехтованию, +17 к Меткости!

!Шкала Жажды и сытости: +3. Показатель Защита: +3. Характеристики: +79 к Физической броне, +92 к Регенерации, +15 к Скрытности!

!Шкала Бодрости: +3. Показатель Ловкость: +3. Характеристики: +100 к Скорости, +89 к Гибкости, +40 к Интуиции!

!Шкала Духа Стикса: +4. Показатель Дух Стикса: +4. Характеристики: +91 к Силе Стикса, +100 к Броне Стикса, +76 к Медитации, +63 к Познанию скрытого!


!!!Внимание! Вы употребили белую горошину!

!Характеристики: +12 к Силе Стикса, +12 к Броне Стикса, +10 к Медитации, +11 к Познанию скрытого!


Утром нас разбудило бряцанье посудой в гостиной официанта, убирающего со стола грязную посуду и сервирующего его к завтраку.

Дождавшись, когда работник гостиницы, исполнив свои нехитрые обязанности, уберется с тележкой из номера восвояси, мы не спеша занялись любовью. И только через полчаса, полностью удовлетворенные, довольные и счастливые нашли в себе силы подняться с кровати.

Правая рука подружки действительно стала заметно лучше. Опухоль полностью прошла, она стала сгибаться в локте, синюшно-багровый цвет заметно поблек, а местами даже сменился на желто-синий – подживающих синяков.

Слеза первой сбежала в душ, наказав мне без нее не завтракать.

Еще вчера в лабиринте, когда получил от Системы сразу пять свободных ячеек в инвентарь, собирался, по возвращении в номер, заполнить их ценными трофеями из кошеля. Но, из-за усталости, вчера сделать это забыл. И теперь, дожидаясь очереди в душ, занялся заполнением ячеек.

Всего у меня на данный момент в инвентаре имелось тринадцать ячеек. Одна персональная для шпоры. И двенадцать универсальных – под размещение любого предмета, весом до одного килограмма. Шесть из них уже были заняты: двумя белыми жемчужинами, луком, саперской лопатой, фляжкой живца (имеющуюся полупустую фляжку сменил на добытую из шкафа полную) и непонятным медузоподобным артефактом лабиринта. Еще три сейчас заполнил добытым из кошеля жемчугом: двумя красными и одной черной жемчужинами. Чуть подумав, в четвертую спрятал и дорогостоящую узелковую нить янтаря. Последние две, по приколу, затарил банками нефильтрованного из холодильника.

Едва успел отойти от холодильника, как выпорхнувшая из душа подружка погнала меня мыться.

Забравшись под теплые струи воды, решил проверить вчерашнюю непонятную находку. Заодно помыть перемазанный в земле и глине артефакт.

Это решение оказалось роковой ошибкой.

Коварную «медузу» я даже не успел толком рассмотреть.

Появившийся у меня в руке зеленоватый желеподобный сгусток непонятной субстанции под струями воды мгновенно зашипел, как угодивший под воду раскаленный камень, и полетевшие от него во все стороны брызги обернулась вдруг концентрированной кислотой.

Обе руки, грудь, живот, промежность и ноги мне словно опалило жидким огнем. Я, разумеется, тут же вернул смертельно опасный артефакт обратно в ячейку, но сильно обожженному телу от этого легче не стало. По-прежнему льющаяся из душа вода усугубляла действие попавшей на кожу кислоты. За считанные секунды тело покрылось сотнями кровавых язв. Наконец дотянувшись до крана, я вырубил воду и, взвыв от запредельной боли, рухнул на уже густо заляпанный каплями крови поддон.

Голову прострелило запоздалое озарение, и я прохрипел спасительную фразу-активатор:

– Отскок!

Моргнул… И обреченно выругался, обнаружив материализовавшийся в руке зеленый желеподобный сгусток, от которого мгновенно во все стороны брызнули жгучие кислотные потоки.

Увы, трех с половиной секунд «Второго шанса» не хватило для спасения, пришлось заново прятать артефакт и корчиться от волны болючих ожогов.

Примчавшаяся на мой отчаянный крик подружка выбила дверь и, ворвавшись в ванную, обнаружила меня корчащегося в судорогах в луже крови и облаке вонючих испарений.

– Рихтовщик! Что это?! Почему ты весь в крови?!

От застилающих рассудок волн боли я мог лишь бессвязно мычать. Ушедшая под кожу кислота не исчерпала своего губительного заряда, и продолжала выжигать мою беззащитную плоть. Над кровавыми волдырями курился вонючий кислотный дымок, омерзительно похожий на ненавистный кисляк.

Шкала здоровья быстро поползла вниз.

Слеза попыталась промакнуть кровоточащие язвы на груди и животе полотенцем. Но лишь разодрала кровавые волдыри, отчего окровавленная травка у нее в руках задымила и начала обугливаться.

– Дай… раст… вор… янт… яяя!.. – кое-как провыл я из последних сил.

– Боюсь, тебя это уже не поможет, – покачала головой Слеза, отбрасывая почерневшее, дымящиеся полотенце.

Перед глазами загорелось уведомление, о решении Слезы покинуть наш отряд.

– Не… на… до… – глядя в родные глаза, прокряхтел, выплевывая перемешанные с кровью слога.

– Ты сам виноват, – голос склонившейся надо мной девушки звучал уже едва слышно, словно в каждое ухо мне напихали по мешку ваты. – Обещал помочь, и так меня подвел. Теперь все придется доделывать самой. Задание должно быть выполнено. Постарайся меня понять, Рихтовщик. Тебе так и так край – а мне нужен опыт. Прости!

Появившийся в левой руке девушки нож одним стремительным росчерком вскрыл мне горло.

Я не почувствовал боли. Потрясение от столь вероломного предательства превратило меня в бесчувственное бревно.

Окровавленная ладонь бывшей подруги через секунду закрыла мои остекленевшие глаза.

Глава 40

В которой почти прощаю подружку, и упираюсь рогами в дуло


Мерзкая вонь кисляка вынуждала дышать исключительно ртом. Все-таки это отвратительное место, к которому решительно невозможно привыкнуть. Омерзительная вонь! Брр!

Чтоб как-то отвлечься от вонючего кислотного марева, стал читать загоревшиеся перед глазами строки уведомления.


!!!Внимание! Активирован Дар: Второй шанс!

!Характеристики: +5 к Интуиции, +10 к Реакции. Навыки: +30 к Шаману, +30 к Телекинезу!


!!!Внимание! Вы умерли!

Штраф за смерть:

!Опыт: -31219. Очков свободного распределения характеристик:-4122!

!!!Осталось воскрешений 91! В качестве поощрительного бонуса к характеристике Удача: +10!

!!!Удачной игры!


М-де, здорово меня почикали. Тридцать тысяч опыта псу под хвост. Но гораздо больше потерянного опыта удручало изъятие четырех тысяч очков свободного распределения… Накатившая волна раздражения даже отодвинула на второй план вонь кисляка.

Напоминание об использованном вхолостую «Втором шансе», побудило немедленно увеличить интервал его отскока. Я не был уверен, что после штрафа мне хватит оставшихся очков свободного распределения, но решил хотя бы попытаться.

«Хочу вложить свободные очки распределения в поднятие характеристики Интуиция до 6000 очков», – мысленно сформулировал запрос Системе.

И через секунду перед глазами загорелись красные строки уведомления:


!!!Внимание! Вами использовано 2795 очков свободного распределения характеристик!

!Характеристика Интуиция: +2795 (Ловкость +28)!

!!!Внимание! Активирована 3-я ступень Дара Стикса: Второй шанс. Фраза-активатор, запускающая действие Дара: «Отскок». Постоянный бонус: Ловкость +5, Дух Стикса +2 к показателю Игрока. Описание Дара: Позволяет отмотать время обратно на 4 секунды. Период действия Дара: 4 секунды. Откат Дара: 50 минут. Расход Духа Стикса (маны) на действие Дара: 50 единиц шкалы Духа Стикса. Дар доступен для использования в любое время дня и ночи!

!Навыки: +150 к Шаману, +150 к Телекинезу!


Время отскока увеличилось на полсекунды. Казалось бы пустяк, но очень может быть, как раз этой полсекунды мне и не хватило там, в душе. Откатись я на мгновенье позже, успел бы удержаться от рокового выноса чертовой «медузы» из ячейки инвентаря, и случился бы гребаный хэппи-энд.

Конечно, значительно подрос расход маны на активацию третей ступени Дара: с тридцати шести до пятидесяти. Но появившиеся дополнительно полсекунды форы того стояли. И сократился на пять минут откат Дара так же являлся немаловажным бонусом апгрейда.

В общем, я остался доволен. И решился даже прокачать «Второй шанс» по максимуму. Но мой наглый запрос: о доведении характеристики Интуиция до десяти тысяч очков, Система проигнорировала. Похоже, оскудевшие запасы свободных очков распределения уже не потянули эту чрезмерно задранную планку.

– Да и третьей ступенью, на мой взгляд, поторопился ты, Рихтовщик, – насмешливый голос из-за спины, как обычно, застал меня врасплох.

Я резко развернулся, но никого сзади не обнаружил. А хихиканье неуловимого насмешника через секунду снова донеслось из-за спины.

Несмотря на серьезно прокаченные характеристики Наблюдательности и Познания скрытого, отследить перемещение Хранителя в кисляке и в этот раз мне, увы, не удалось.

– А че поторопился-то? – проворчал я.

– Так это тебя надо спросить: чего это ты поторопился-то? – хмыкнул насмешник.

– Мля, завязывай, а, – поморщился я. – Объясни толком, почему не нужно было поднимать Дар до третьей ступени?

– Я такой глупости никогда не говорил, – продолжил глумиться неуемный насмешник. – Наоборот, всегда приветствовал развитие Даров Стикса у игроков.

– Млять!

– Но в данном, конкретном случае, считаю, что вкладывать очки свободного распределения в развитие Дара было преждевременно. Из-за внезапной смерти и последующего перерождения, у тебя, Рихтовщик, возникли серьезные проблемы с исполнением текущего задания. Ты обязался помочь подружке в достижении двадцатого уровня…

– Тоже мне подружка – прирезала, как барана, – раздраженно перебил я.

– …Срок исполнения взятого обязательства истекает через двадцать часов, – как ни в чем не бывало, продолжил Хранитель. – Без тебя девчонка вряд ли справится…

– Да и хрен с ней!

– Но на штрафы-то попадете вы оба. А после того, как ты только что освоил новую ступень Дара Стикса, у тебя не хватит очков свободного распределения, для выплаты штрафа.

– И чем это мне грозит?

– На недостающее количество очков Система порежет твои характеристики.

– Но я ж это все потом смогу обратно восстановить?

– Безусловно.

– Ну и ладно. Пускай тогда режет.

– Рихтовщик, я не узнаю тебя. Ты ж боец… Еще остается время. Воскреснув, можешь попытаться отыскать подружку и…

– Да я для этой суки, после того, что она сделала, палец о палец не ударю!

– А что, собственно говоря, такого уж непростительного она сделала?

– Издеваешься?

– Я серьезно, Рихтовщик.

– Да она прирезала меня, как барана! Даже не попыталась помочь! И это после всего, что я для нее сделал!

– Да, она добила тебя… И правильно сделала. Ты умирал, Рихтовщик, необратимо пожираемый кислотой. Если б не Слеза, ты бы со своей сверх-развитой Регенерацией, агонизировал еще в ванной минут пять. И все равно бы умер. После такой убойной дозы кислоты, что ты выплеснул на себя, тебя не смог бы вытащить даже знахарь. Подруга лишь ускорила процесс, и подарила тебе быструю и легкую смерть.

– И поимела на мне гребаный опыт, – проворчал я уже без прежнего пыла.

– Не без этого… Но это было сделано от безысходности.

– Чего?

– Скажи: Слеза похожа на дуру?

– Нет, конечно.

– Я тоже так считаю. Она опытный игрок и не могла не знать, что за убийство игрока двадцать девятого уровня ей прилетит не больше десяти тысяч опыта. Меж тем, до следующего уровня ей нужно было не менее девяноста. Вот и покумекай сам, что ей было выгодней: спасти тебя, чтоб потом вместе отправиться в лабиринт и там, считай, наверняка разогнать ее опыт до нужной величины, или кончить тебя ради жалкой десятки опыта?

– Ну, так-то, логичней было б спасти, конечно.

– Я уж не говорю о ее нежной привязанности к тебе, Рихтовщик… Даже из чисто меркантильных интересов ей было выгодно тебя спасти. И если б у тебя оставался хоть один шанс выжить, не сомневаюсь, она бы зацепилась за него зубами. Увы, пожирающая тебя заживо кислота не оставляла ни единого шанса на выживание. Опытная подруга сразу это поняла, и избавила тебя от ненужных мучений.

– Нашел, мля, артефакт в лабиринте! Лучше б вообще дерьмо это не трогал. Теперь даже из ячейки доставать стремно.

– Не скажи. Найденный тобой кислотник – чрезвычайно редкая и безумно дорогая вещь. И достать ты его можешь в любой момент. Главное держать подальше от влаги. Как ты недавно убедился на собственном горьком опыте, при контакте с водой, он в огромном количестве вырабатывает концентрированную кислоту.

– Ну, ладно, если так, – разъяснения Хранителя меня ободрили. – Говоришь, дорого продать эту хрень можно?

– Не хрень, а кислотник – кислотную железу слепуна, умершего естественной смертью от старости. В последние минуты жизни кислота в железе древней твари густеет и превращается в кислотник. Потом, тело мертвого слепуна пожирают сородичи, а кислотник выбрасывают вместе с другими несъедобными отходами. В большинстве случаев кислотник попадает во влажную землю, где через какое-то время бесследно растворяется, бестолково выжигая землю вокруг образующейся от влаги кислотой. Но изредка ему удается надолго законсервироваться в сухом участке грунта – как раз на такой подарок судьбы ты, Рихтовщик, случайно и нарвался… А что до его дороговизны, то суди сам: цена за грамм кислотника в разных стабах Континента колеблется от пятисот до семисот споранов.

– Ни хрена себе! А ведь в моем куске грамм триста будет – не меньше.

– Уже меньше. Часть кислотника растаяла под душем.

– Все равно там тысяч на сто пятьдесят споранов точно осталось! И это по минимальной ставке!

– Рихтовщик, я б не советовал тебе его продавать.

– А мне-то он зачем?

– Как ты думаешь: для чего на Континенте используется кислотник?

– Да фиг знает… В производстве, наверное, каком-нибудь, где кислота нужна. Или алхимиками, для зелий, там…

Хранитель тихо рассмеялся.

– Все гораздо проще… Его режут на мелкие части и используют в качестве начинки для боеприпасов. Ксеры добавляют кислотник в патроны или снаряды, с которыми потом можно устраивать сафари на элиту. Даже ничтожное количество кислотника в ране вызывает бурную реакцию с кровью твари, превращая ее в ядовитую кислоту, разъедающую рану изнутри.

– Так, я ж не ксер.

– Что-то мне подсказывает, что очень скоро из тебя может выйти вполне приличный лучник.

– А это-то здесь причем?

– Притом, что существуют специальные стрелы с полым сердечником – их запросто можно купить у любого менялы. Обычно, в них охотники закладывают взрывчатку, чтобы повысить пробивную способность выстрела. А ты мог бы начинять их кислотником. И у тебя появится оружие, способное свалит элитника.

– Стрелами?.. Элитника?.. Да там такая броня, из танка не прошибешь.

– Уж поверь, Рихтовщик, знавал я лучников, стреляющих гораздо дальше и мощнее танков. У игрока, в отличие от техники, нет ограничения ударной мощи… Подумай об этом.

– Подумаю.

– Но это потом, на досуге… А прямо сейчас тебе нужно определиться с местом возрождения! Просто назови мне стаб! – торжественно провозгласил Хранитель.

И перед глазами загорелась строка системного запроса:


!Объявите стаб, для предстоящего возрождения. Доступные варианты: Свинарник, Вешалка, Малина, Молотилка, Мертвая Голова… (дальше следовал длинный перечень еще из трех десятков совершенно незнакомых мне названий)!

!!!Внимание! Выбор необходимо сделать в течение одной минуты. Если, по истечении указанного срока, вы не определитесь с местом возрождения, он будет выбран случайным образом!


01.00… 00.59… 00.58… 00.57…

В этот раз я не стал тянуть время и озвучил заранее сделанный выбор уже на первых секундах.

– Малина.

И услышал в ответ стандартное напутствие Хранителя:

– Удачи, Рихтовщик.

Окончание нашего общения обозначили проступившие сквозь кисляк красные строки длинного воскресного уведомления.

Я сосредоточился на пылающих письменах и, стараясь пореже вдыхать вонючие испарения, стал быстро читать:


!!!Внимание! Запускается процесс внедрения на Стикс!

!Возрождение девятое, нейтральное, без штрафов. На кластере: 752-17-22. В регионе Континента: 21-ый Юго-Восточный!

Игрок Рихтовщик

Статус: Положительный 18972/-

Уровень 29

Опыт 1529737/1828079

Показатели:

Интеллект – 229,9 (+10; +10%) Достигнут 1-ый предел неоспоримости

Атака – 191,1 (+28; +5%) Достигнут 1-ый предел неудержимости

Защита – 305,55 (+21; +5%) Достигнут 2-ой предел несокрушимости

Ловкость – 216,05 (+16, +45%) Достигнут 1-ый предел неуловимости

Дух Стикса – 273,7 (+21; +15%) Достигнут 1-ый предел неугасимости

Характеристики:

Знания – 6500 очков / бонус к Интеллекту: 65

Картография – 2300 очков / бонус к Интеллекту: 23

Наблюдательность – 6100 очков / бонус к Интеллекту: 61

Удача – 2210 очков / бонус к Интеллекту: 22

Физическая сила – 2100 очков / бонус к Атаке: 21

Рукопашный бой – 6400 очков / бонус к Атаке: 64

Фехтование – 2000 очков / бонус к Атаке: 20

Меткость – 2100 очков / бонус к Атаке: 21

Физическая броня – 5400 очков / бонус к Защите: 54

Выносливость – 2500 очков / бонус к Защите: 25

Регенерация – 10300 очков / бонус к Защите: 103

Скрытность – 5200 очков / бонус к Защите: 52

Скорость – 2000 очков / бонус к Ловкости: 20

Реакция – 1858 очков / бонус к Ловкости: 18

Гибкость – 2000 очков / бонус к Ловкости: 20

Интуиция – 6000 очков / бонус к Ловкости: 60

Сила Стикса – 2312 очков / бонус к Духу Стикса: 23

Броня Стикса – 2312 очков / бонус к Духу Стикса: 23

Медитация – 10210 очков / бонус к Духу Стикса: 102

Познание скрытого – 5111 очков / бонус к Духу Стикса: 51

Свободного распределения характеристик – 1874 очков

Шкалы:

Здоровья – 2910/2910

Удовольствия – 230/230

Спорового баланса – 191/191

Жажды и сытости – 306/306

Бодрости – 216/216

Духа Стикса – 274/274

Дары Стикса

Душелов. Постоянный бонус (с учетом всех ступеней): Интеллект +7, Дух Стикса +4 к показателю Игрока. Дар 1-ой ступени. Фраза-активатор, запускающая действие Дара: «На паузу». Описание дара: Позволяет Игроку излечить любого зараженного на начальной стадии болезни (в стадии пустыша) и дать излеченному 24-часовой иммунитет от повторного заражения. Период действия дара: 1 сутки. Откат дара: 2 недели. Расход Духа Стикса (маны) на действие дара: 24 единицы шкалы Духа Стикса. Дар 2-ой ступени. Фраза-активатор, запускающая действие Дара: «Мороз». Описание дара: Позволяет заморозить у другого Игрока действие Личины кваза. Период действия дара: 1 час. Откат дара: 2 недели. Расход Духа Стикса (маны) на действие дара: 38 единиц шкалы Духа Стикса. Дар 3-ей ступени. Фраза-активатор, запускающая действие Дара: «Плюсую». Описание дара: Добавляет любому Игроку по вашему желанию +1 дополнительную жизнь. Период действия Дара: 10 секунд. Откат дара: 2 недели. Расход Духа Стикса (маны) на действие дара: 55 единиц шкалы Духа Стикса. Дар скрытой ступени. Фраза-активатор, запускающая действие скрытой ступени Дара: «Вернись». Описание скрытой ступени Дара: Позволяет изолированной тени Игрока получить свободу, при наличии в радиусе 10 метров подходящего вместилища. Период действия скрытой ступени Дара: 10 минут. Откат скрытой ступени Дара: 6 часов. Расход Духа Стикса (маны) на действие скрытой ступени Дара: 16 единиц шкалы Духа Стикса.

Сокрушитель преград. Постоянный бонус: Атака +4, Дух Стикса +1 к показателю Игрока. Дар 3-ей ступени. Фраза-активатор, запускающая действие Дара: «Круши». Описание дара: Увеличивает Игроку в 10 раз текущий показатель Атаки и, под действием Дара, наделяет Игрока способностью нанести два Смертельных удара (фраза-активатор Смертельного удара: «Умри»). Период действия Дара: 15 секунд. Откат дара: 2 часа 30 минут минус количество минут, равное уровню игрока. Расход Духа Стикса (маны) на действие дара: 49 единиц шкалы Духа Стикса.

Легче пуха. Постоянный бонус: Дух Стикса +5, Ловкость +3 к показателю Игрока. Дар 4-ой ступени. Фраза-активатор, запускающая действие Дара: «Пухом». Описание дара: Делает тело Игрока невесомым и способным перемещаться в воздушном потоке. Период действия дара: 25 секунд. Откат дара: 1 час 15 минут минус количество минут, равное уровню игрока. Расход Духа Стикса (маны) на действие дара: 69 единицы шкалы Духа Стикса.

Чужая лапа. Постоянный бонус: Атака + 3, Защита +5 к показателю Игрока. Дар 4-ой ступени. Фраза-активатор, запускающая действие Дара: «Левак». Описание дара: Превращает целиком все тело Игрока в тело зараженного, сходного с игроком уровня. Период действия дара: 20 минут. Откат дара: 12 часов. Расход Духа Стикса (маны) на действие дара: 66 единиц шкалы Духа Стикса.

Личина кваза. Дар заморожен в пассивном состоянии.

Лунное пламя. Постоянный бонус: Защита +5, Ловкость +2 к показателю Игрока. Дар 3-ей ступени. Фраза-активатор, запускающая действие Дара: «Пламя». Описание дара: Укрывает тело Игрока защитной аурой, добавляющей на время действия Дара +20000 к его характеристике Физическая броня, и увеличивающей на время действия Дара в 10 раз его характеристику Скрытность. Период действия дара: 15 минут (действие Дара может прекратиться раньше, при обнулении бонусных очков Физической брони). Откат дара: 3 часа 30 минут минус количество минут, равное уровню игрока. Расход Духа Стикса (маны) на действие Дара: 47 единиц шкалы Духа Стикса.

Всевидящее око. Постоянный бонус (с учетом всех ступеней): Интеллект +3, Дух Стикса +3 к показателю Игрока. Дар 3-ей ступени. Фраза-активатор, запускающая действие Дара: «Сквозняк». Описание Дара: Позволяет обнаружить живых существ в радиусе 50 метров с вероятностью 100%, в радиусе 100 метров с вероятностью 60%, в радиусе 150 метров с вероятностью 20%. Период действия Дара: 3 минуты 30 секунд. Откат Дара: 1 час. Расход Духа Стикса (маны) на действие Дара: 35 единиц шкалы Духа Стикса. Скрытая ступень Дара. Фраза-активатор, запускающая действие скрытой ступени Дара: «Тайник». Описание скрытой ступени Дара: Позволяет обнаружить ценные артефакты на глубине до 5-ти метров в радиусе 80 метров с вероятностью 90%. Период действия скрытой ступени Дара: 2 минуты. Откат скрытой ступени Дара: 30 минут. Расход Духа Стикса (маны) на действие скрытой ступени Дара: 30 единиц шкалы Духа Стикса.

Второй шанс. Постоянный бонус: Ловкость +5, Дух Стикса +2 к показателю Игрока. Дар 3-ей ступени. Фраза-активатор, запускающая действие Дара: «Отскок». Описание Дара: Позволяет отмотать время обратно на 4 секунды. Период действия Дара: 4 секунды. Откат Дара: 45 минут. Расход Духа Стикса (маны) на действие Дара: 53 единиц шкалы Духа Стикса.

Достижения:

Убийца монстров 1-го ранга. Постоянный бонус: Атака +5 к показателям Игрока и членов его отряда. Защита +3 к показателям Игрока и членов его отряда. Ловкость +25% к текущему показателю Игрока.

Побратим племени Вантунгов. Постоянный бонус: Атака +2 к текущему показателю Игрока. Защита +2 к текущему показателю Игрока. Ловкость +20% к текущему показателю Игрока.

Убийца монстров 2-го ранга. Постоянный бонус: Интеллект +10% к текущему показателю Игрока. Атака +5% к текущему показателю Игрока. Защита +5% к текущему показателю Игрока. Дух Стикса +5% к текущему показателю Игрока.

Навыки

Алкоголизм – 2604 очка / бонус к Защите: +13

Владение Шпорой – 1636 очков / бонус к Атаке: +8

Ораторское искусство – 1008 очков / бонус к Интеллекту: +5

Кулачный бой – 1470 очков / бонус к Атаке: +7

Легкая атлетика – 2748 очков / бонус к Ловкости: +13

Тяжелая атлетика – 1492 очка / бонус к Защите: +7

Торговля – 651 очко / бонус к Интеллекту: +3

Штопальщик – 761 очко / бонус к Защите: +3

Телепатия – 1886 очков / бонус к Духу Стикса: +9

Левитация – 1679 очков / бонус к Духу Стикса: +8

Амфибия – 25 очков / бонус к Защите: 0

Гипноз – 1016 очков / бонус к Интеллекту: +5

Стрелок – 2018 очков / бонус к Атаке: +10

Ножевой бой – 292 очка / бонус к Ловкости: +1

Хамелеон – 2617 очков / бонус к Защите: +13

Палач – 759 очков / бонус к Атаке: +3

Шпион – 1786 очков / бонус к Интеллекту: +8

Кладоискатель – 415 очков / бонус к Интеллекту: +2

Рентген – 1004 очка / бонус к Интеллекту: +5

Водитель – 114 очков / бонус к Ловкости: 0

Шаман – 236 очков / бонус к Ловкости: +1

Телекинез – 246 очков / бонус к Духу Стикса: +1

Лучник – 11 очков / бонус к Атаке: 0

Инвентарь

Персональная ячейка для Шпоры – 1 шт.

Доп. ячейки – 12 шт.

Задание на игру: В течение 72 часов, с момента подтверждения задания, помочь игроку Слеза развиться до 20-го уровня (на выполнение задание осталось 18 часов 51 минута).

!!!Осталось воскрешений 91! Удачной игры!


Под струями задувшего в спину сквозняка кисляк заклубился и стал быстро рассеиваться.

Сквозь белое марево проступили знакомые очертания барной стойки, со стеклянной дверцей холодильника за ней.

Я вернулся обратно в свой гостиничный люкс. И тут же был неприятно ошарашен страстными стонами, доносящимися из нашей со Слезой спальни.

– Вот, не сука, а?! – возмущенно прошипел я.

И сгорая от ревности, ломанулся в соседнюю комнату.

Недвусмысленная возня за балдахином с порога бросилась в глаза. Подскочив к дергающейся в страстных объятьях парочке, я резко дернул полог полупрозрачной занавески…

И уперся лбом в огромный револьверный ствол.

– Ну, здорово, Рихтовщик…

Эпилог

Пошел второй час, как Белка неподвижным истуканом сидела в густых зарослях молодого ельника. Толстая шкура кваза, укрепленная роговыми бляшками брони, делала контакт с острыми иголками практически не ощутимым и совершенно безболезненным. А терпения охотнице, заматеревшей за месяц непрерывных скитаний по лесам, было не занимать.

Поганка обещала появление сучки на этой лесной поляне без телохранителя. Белка верила жирной жабе, не раз доказавшей потрясающую прозорливость своего уникального Дара. Значит, оставалось только ждать. Рано или поздно разлучница, по любому, должна была здесь появиться.

Заросли ельника в противоположном конце поляны вдруг заходили ходуном.

Белка плавно опустила ладони на рукояти верных кинжалов и напружила ноги, приготовившись взорваться в стремительном прыжке.

Но вместо ожидаемой миниатюрной женской фигуры на поляну вывалился здоровенный лотерейщик.

Тварь встряхнулась, избавляя шкуру от налипших паутины и иголок, и стала жадно принюхиваться. Заметив лежащие в траве трупы упокоенных Белкой полтора часа назад бегунов, лотерейщик довольно заурчал и закосолапил к лакомой добыче.

– Принесла же тебя нелегкая, – зашипела Белка, беззвучно извлекая из ножен кинжалы. – Млять, как же не вовремя!

Но за мгновенье до ее броска, в кустах за спиной лотерейщика сухо щелкнула спущенная арбалетная тетива, и тварь, словившая болт точно в трещину между роговыми пластинами под левой лопаткой, подрубленным деревом беззвучно рухнула в сухую осеннюю траву.

Заросли ельника снова раздвинулись, и бесшумной тенью на поляну скользнула, наконец, та, ради кого Белка так долго отсиживалась в засаде.

– Ну че, сучка, потанцуем, – шепнула кваз и стремительным тигриным прыжком покинула укрытие…


Скальпель как раз подруливал к особняку Ртути, когда на сиденье сбоку пронзительно запиликала рация.

– Да сейчас, мля, дай хоть припаркуюсь, – раздраженно зашипел водитель на крикливый аппарат.

Кое-как втиснул бентли в узкую прореху между двумя здоровенными джипами, по самые колеса закутанными в колючее железо, цапнул надрывающуюся рацию и надавил кнопку приема.

– Ну, чего там у тебя?

– Шеф, они встретились! – сквозь шум помех из динамика донесся возбужденный голос Блохи.

– Кто бы сомневался, – фыркнул Скальпель. – Зря что ль две сотни споранов Поганке за инфу забашляли?.. Че они делают?

– Пока разговаривают.

– Ишь ты. Неожиданно… Думал Белка лясы точить не расположена. И сходу бросится убивать.

– Она и бросилась. Но Слеза от первой атаки увернулась. А потом что-то ей сказала… И Белка передумала ее убивать.

– Че сказала-то?

– С моей позиции не слышно было. Извините, шеф.

– Млять, толку от тебя, Блоха!

– Шеф, мне вмешаться?

– Не надо. Пока просто наблюдай. Когда драться начнут, позвони.

– А если не начнут?

– А если я тебе башку за пререкания оторву!.. Не беси меня тупыми вопросами, Блоха! Все! Отбой!

Сунув рацию в карман куртки, Скальпель вышел из машины, прошел мимо козырнувших у крыльца охранников, вошел в дом, поднялся на второй этаж и без стука распахнул дверь кабинета.

– Ну? Что там? – тут же навстречу посыпались вопросы от сидящего за столом хозяина дома.

– И тебе, Ртуть, не хворать, – хмыкнул помощник, проходя внутрь и усаживаясь на стул, рядом с хозяйским креслом.

– Да не томи ты, черт!

– Пока не…

Скальпеля перебила очередная пронзительная трель рации.

Переложив ее из кармана на стол, Скальпель нажал кнопку приема.

– Докладывай! – склонившись над столом, Ртуть рявкнул в микрофон.

– Девки сцепились с тварями! – донесся испуганный голос Блохи.

– Скальпель, чего вообще происходит? Какие, нахрен, твари?!

– Сам в шоке, – пожал плечами помощник. – Блоха, че еще за твари? Откуда они взялись?

– Прибежали вдруг, – затараторил сквозь шум помех наблюдатель. – Целая стая. А девки, как будто их ждали. Встретили грамотно, без паники. Белка ближним боем связала самых шустрых. А Слеза остальных с расстояния из арбалета гасит. И меткая, зараза, буквально с выстрела каждую тварь кладет.

– Это че получается? Вместо того, чтоб глотки друг дружке рвать, они в отряд объединились, что ли? – откинувшись на кресло, спросил друга Ртуть.

– А я предлагал сразу после разговора с Рихтовщиком Белку изолировать, – проворчал Скальпель. – Ливером чуял, что сбил он нашей мстительнице первоначальный настрой… Ты ж уперся – мол, надо стравить девок, чтоб кровь друг дружке пустили… Вот они и пустили – млять! – только не друг дружке!

– М-да! Неожиданный поворот.

– Просто, охренеть, какой неожиданный.

– Эй, хорош, выражаться-то!

– Извини.

– С Рихтовщиком-то че? Выяснил?

– Из номера он точно никуда не выходил. И в номере его нет. Когда девка ушла, Блоха там каждый уголок проверил… Как не крути, выходит, мочконула стерва любовничка…

– Кхм! Извините, – донесся из рации робкий голос Блохи.

– Ты че, придурок, рацию не выключил?! – зашипел на помощника Ртуть.

– Извини, ну уследил, – повинился Скальпель и раздраженно рявкнул в микрофон: – Блоха – дятел долбанный! Ты хрен ли до сих пор уши греешь?!

– Извините, шеф, но тут такое дело. Думаю, это важно…

– Думает он, мля!

– Погоди, – осадил помощника Ртуть и, склонившись к микрофону, велел: – Говори.

– После обыска номера, я камеру в гостиничном коридоре установил. Сейчас в планшете просмотрел инфу отснятую. И обнаружил, что четверть часа назад в люкс Рихтовщика заселились новые жильцы…

– Какие, в жопу, новые жильцы! – возмущенно перебил Скальпель. – Номер на трое суток Рихтовщиком снят! Из него вышла только Слеза! Все в гостинице уверены, что Рихтовщик остался в номере!

– Ну они, конечно, не жильцы. Так, приблуды. Но судя по доносящимся из номера звукам, ведут себя там, как хозяева.

– Млять! Да кто заселился-то? – потеряв терпение, рявкнул в микрофон Ртуть.

– Пара из отряда Свина. Старик с девкой молоденькой. Шеф, помните, когда мы их преследовали, вы еще сказали, что хорошо этого старика знаете.

– Пастух с Овечкой, – хмыкнул Скальпель.

– Точно шеф, они.

– А это еще что за кренделя? – нахмурился Ртуть.

– Следи за девками и за номером. Как узнаешь что-то новое, сразу выходи на связь. Пока все, Блоха. Отбой.

Надавив на кнопку разрыва связи, Скальпель достал из внутреннего кармана сигару и, сунув в зубы, стал раскуривать.

– Не испытывай моего терпенья, – проворчал хозяин кабинета. – Я жду ответа.

– Помнишь Кровавое поле, за Свинарником? – выпуская кольца ароматного дыма, спросил Скальпель.

– Это которое каждые две недели перезагружается, подкармливая окрестную орду очередным лошадиным табуном?

– В точку… Так вот, при первой загрузке этого нестабильного кластера одному из погонщиков табуна удалось выскочить из кольца тогда еще не такой многочисленной, как сейчас, орды. Счастливчику повезло дважды – он оказался иммунным и стал игроком. Ну, и в память о вырезанном тварями табуне, на Континенте его окрестили Пастухом.

– Значит, в нашей многоходовке появляются новые игроки. Что ж, как говорится, будем посмотреть.


Продолжение здесь: https://author.today/reader/86007


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37
  • Глава 38
  • Глава 39
  • Глава 40
  • Эпилог