КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 438861 томов
Объем библиотеки - 609 Гб.
Всего авторов - 207212
Пользователей - 97866

Впечатления

Михаил Самороков про Злотников: Путь домой (Боевая фантастика)

Гораздо хуже, чем первая. Ни о чём.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Башибузук: Господин поручик (Альтернативная история)

как-то не связано с первой книгой, в третьей что ли встретяться ГГ?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Захарова: Оборотная сторона жизни (Юмористическая фантастика)

а где продолжение?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
martin-games про Теоли: Сандэр. Царь пустыни. Том II (Фэнтези: прочее)

Ну и зачем это публиковать? Кусочек книги, которую автор только начал писать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Богородников: Властелин бумажек и промокашек (СИ) (Альтернативная история)

почитал бы продолжение

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
martin-games про Губарев: Повелитель Хаоса (Героическая фантастика)

Зачем огрызки незаконченных книг публиковать?????

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Tata1109 про Алюшина: Актриса на главную роль (Детективы)

Не осилила! Сломалась на середине книги.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Герой (fb2)

- Герой (а.с. Рекрут-2) 839 Кб, 232с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Коруд Ал

Настройки текста:



Коруд Ал Герой

Глава 1 Водила генералов

Карт невольно вздрогнул. Это взводный шеф-сержант заорал, что мочи: "Всем на погрузочный пандус! Живее, черти! Или вы не Вепри?!" В ответ ему раздался только нестройный гул голосов, все-таки их шеф мог один перекричать целую роту головорезов! Тело заученными и отточенными движениями следовало за товарищами по батальону рейнджеров "Вепри". Бойцы хоть и старались друг друга подбодрить, но в воздухе разлилась тягучей смесью всеобщая нервозность. Похоже, что эта высадка будет непростой.


Еще вчера батальон выстроили на палубе и личному составу было объявлено, что их срочно перебрасывают на Калунию, пограничную планету в системе двух звезд. Довольно редкий тип звездной системы, где непонятным образом таки смогла развиться жизнь. После этого объявления весь начальствующий состав «Вепрей» заперся в кают-компании и получал подробный инструктаж. Сержанты же проводили стандартные процедуры: еще раз проверяли боевые порядки, просматривали ящички с личным оружием, готовились к выдаче боеприпасов.

По взводам же пошли тягостные слухи: говорили, что у войск Федерации на этой планете недавно случились большие неприятности. Народ обрывкам информации доверял, «солдатский телефон» обычно не обманывал. Среди старослужащих было полно приятелей у флотских штабных и самое главное — у тыловых. Ведь именно снабженцы первыми получали запрос на дополнительное оборудование и боеприпасы. И если на склады пришла разнарядка на запчасти и топливные элементы к десантным дисколетам, то значит, впереди большой шухер, а то и полный атас. Сейчас же тыловые крысы носились по кораблю-матке, как наскипидаренные. Что вселяло в бывалых и бесстрашных бойцов лютую тоску.

Вот и сейчас часть их батальона грузилась в "Прыгун". Мимо рейнджеров уже прошли озабоченные пилоты десантной капсулы, у технологических люков суетились техники, подготавливая боевую машину к вылету в атмосферу. Сам же ангар корабля-матки буквально поражал своими циклопическими размерами. Карту никогда еще не приходилось бывать на таких гигантских космических кораблях. "Материк" мог единовременно выслать двадцать капсул с десантом. К этому сонму спускаемых аппаратов надо было еще добавить две эскадрильи ближних охотников, расположенных на отдельных палубах матки. Всего на борту этого межзвёздного циклопа размещалось до десяти тысяч пехотинцев, плюс техника и снаряжение. Как местные специалисты только и разбирались во всем этом гигантском хитросплетении переходов, ангаров и складов? А ведь надо было еще обеспечить всех бойцов питанием, спальной койкой, подать воду для умывания, следить за отхожими местами. Но, надо признаться, уровень автоматизации и робототехники этого корабля также поражал воображение. Производили подобных монстров на Лигане, самой промышленно развитой планете Спирального Альянса.


— Ал, не спи! — подтолкнул его свой могучей рукой закадычный кореш Ларсен. Им повезло оказаться вместе в одном батальоне и даже в одном взводе. Хотя скорей всего на это решение повлияли их победы в Больших играх. Карт побежал вслед за остальными бойцами, идущими гуськом вдоль зеленой мигающей ленты. Это был цвет их отряда. Все в огромном ангаре оказалось предельно практично продумано: каждой команде при погрузке присваивался тот или иной цвет, а дальше просто надо было следовать за указателями.

Погрузка шла довольно быстро, и вскоре Карт влетел внутрь десантной капсулы и сразу повернул налево. Тело работало на полном автомате: заскочить в отсек, найти свое место, занять его, положить оружие в крепление, накинуть на себя противоперегрузочное приспособление и отжать кнопку готовности. Над его головой загорелся желтый огонек, как и у других бойцов отряда. Значит, все было сделано правильно. Заместитель командира их пятого взвода сержант Принер прошелся по отсеку и удовлетворенно хмыкнул, затем доложил по переговорному устройству о готовности и сам занял посадочное кресло. Огоньки тут же переключились на зеленый свет. Капсула была готова к прыжку на планету.

Через некоторое время Алекс почувствовал, как капсула приподнялась над палубой ангара и пошла по гравитационным рельсам куда-то в сторону. Час назад он наблюдал похожий старт грузового аппарата. И явственно представил себе, как их "Прыгун" заходит по рельсам в большое отверстие шлюза, створки за ними быстро закрываются, моторы вентиляторов работают на полную мощность, не повышая шума. Затем в эфире раздался голос штурмана капсулы:

— Готовность! Пять, четыре, три, два, один — пошли!

Все десантники почувствовали, как под ними уходит палуба. Это они распрощались с гравитационным полем корабля-матки. Ощущения полета не наблюдалось просто появилась обычная невесомость. Пока они двигались в "гравитационном" лифте, предохраняющем капсулу от перегрузки и позволяющем здорово экономить энергию. Карт покрутил головой — все парни сидели спокойно, многие закрыли глаза, или спят, или расслабляются. Бойцы, вообще, переживают боевое десантирование по-разному. Хотя если быть до конца честным, то все равно всем им было страшно. Очень даже страшно. Ведь до поверхности планеты можно запросто и не долететь. Обидно вот так понапрасну сгореть в атмосфере или выпасть из разбитого ракетой транспорта, кувыркаясь в воздухе поломанной куклой. Такая бессмысленная собачья смерть! Лучше о таком даже и не думать, поэтому Алекс погрузился в воспоминания, десантироваться им еще минут двадцать как минимум.


После испытательных экзаменов им предоставили двухнедельный отпуск. Начался он на центральной базе рейнджеров в районе Денвера, на Континенте. Большинство курсантов тут же разбрелось по увеселительным заведениям близлежащих городков. Но Алекс к этому повороту событий приготовился заранее. По вновь открывшимся для него каналам, и напрягая некоторые старые, он смог получить официально заверенную «дорожную карту» от одного городка к другому. Только дорога почему-то проходила через Филадельфию. Ну, любил он этот старинный город! Один из немногих, что сохранились с «дочумных» времен. И все было сделано вполне законно, а то, что пересадочный пункт находился так далеко — ну бывает, ошиблись малёхо.

Отпуск вызвал у него двойственное впечатление. Приятно, конечно, произвести фурор среди молодых девушек, появившись в их обществе одетым в парадную форму рейнджера. Заслужить одобрительный кивок от старших, пройдясь твердым шагом по аллее. Но опять же — большинство закадычных друзей находились уже в армии, оказались раскиданы по множеству учебных баз, а кто-то уже пребывал в действующих соединениях. Кто-то из старых знакомых участвовали в соревнованиях на другом конце света.

Поэтому после недели на побывке Алекс как-то загрустил и захотел уехать к новым товарищам, приобретенным в учебке. Был, правда, один довольно веселый эпизод. На второй день ему требовалось зайти в федеральное управление прокачать «дорожную карту». Здесь Алекса и застукал патруль военной полиции. Ухмыляющийся штабс-сержант потребовал "дорожную" и личный чип на опознание. Алекс с иронией наблюдал, как изменилось выражение лица полицейского сержанта. Тот побагровел и зло закричал:


— Курсант, какого черта вы сюда заехали? У вас же пункт назначения в пятидесяти милях от базы!

— Но документы в порядке?

— Не знаю, щенок, как ты это сделал, но…

— Во-первых — не щенок, а рядовой мобильной пехоты, — прервал злобную тираду полицейского Алекс, — во-вторых — у вас на терминале горит зеленый свет. Вы что-то имеете против федеральной службы отправлений?

Патрульный стал красным, как вареный рак и хотел проорать что-то обидное, но молодой рейнджер его опередил:

— Сержант, перед тем как оскорблять будущего штурмовика, подумайте, как бы это вам самому ни вышло боком?

Угроза была вполне реальной, ведь Карт мог потребовать личный номер сержанта, а уж найти каверзный способ, чтобы отомстить военным копам, в таких делах рейнджерам не было равных. Ну не любили они наглых тыловиков. Командир патруля так и застыл на месте, а сопровождающие его двое рядовых замерли в ужасе. Видимо, с подобным наглым отпором они еще на практике никогда не сталкивались.


Обстановку разрядил пехотный капитан, вышедший из боковой двери. Алекс сразу же принял строевую стойку и отдал честь, он успел заметить, что вместо правой руки у гренадера роботизированный протез, значит, офицер боевой, а в тыловую службу ушел скорей всего по ранению. Обычно протезы ставили тем солдатам к кому не смогла успеть квалифицированная медицинская помощь, а это случалось только в очень отдаленных гарнизонах.

— В чем проблема, сержант? — обратился пехотинец к полицейскому.

— Да этот салага мало того что находится здесь незаконно, так еще и угрожает мне!

Полицейский своим заявлением совершил грубую ошибку, он показал, что не владеет ситуацией. Да и не принято в армии доносить друг на друга при обычных дисциплинарных нарушениях. Капитан заметно скривился и протянул руку за документами. Увидев на терминале данные, он усмехнулся и с интересом уставился на Алекса.

— Ты ушлый парень, курсант Карт.

— Рядовой Карт, сир! — поправил офицера молодой человек. — Мы уже прошли экзамены и приняты в армию Федерации.

— Вот как? На какой базе заканчивали обучение?

— Тромсе, сир!

— Хм, интересно. Наслышан. Значит, будешь штурмовиком, — капитан задумчиво посмотрел на Карта. — Только как ты туда попал сразу после первичного курса?

— Привилегия, сир.

— ?

— Я победитель Больших гонок, сир.

Офицер с любопытством уставился на молодого рейнджера, рядовые полицейские также заинтересовались этим странным парнем. Не каждый день встречаешься с чемпионом легендарных соревнований. Сержант же стоял в стороне как оплеванный, сегодня был явно не его день.

— Интересный ты молодой человек, — офицер протянул Карту документы, — не знаю, с кем ты там провернул это дельце, но постарайся больше не попадаться мне на глаза. И возвратись на базу вовремя. Все понятно?

— Так точно, сир! — гаркнул Алекс, потом лихо развернулся на месте и пошел к выходу строевым шагом.


После окончания всеобщей расслабухи новобранцев собрали в ординарные команды и повезли на "Крещение кровью" — старинный и предельно жестокий обычай. В последний раз они взглянули в иллюминаторы грузовика, уходящего на другую звездную систему, на старушку Землю. Все, сейчас у них началась настоящая армейская служба. С детством и юностью пришлось расстаться навсегда! Было грустно и одновременно весело. Впереди-то у них точно будет очень интересная и содержательная жизнь. Во всяком случае, еще лет девять. Не хотелось думать, что она может оборваться внезапно раньше положенного твоими генами и здоровьем срока.

Последующие две недели пути они под руководством сержантов и капралов осваивали премудрости настоящего армейского быта. Дальние космические транспорты совершенно не располагали к комфорту. Узкие кубрики на отделение с двумя рядами коек и встроенными прямо в стены шкафчиками. Туалеты бойцам приходилось посещать по очереди, в душе на помывку были установлены предельно жесткие лимиты воды. Поэтому и внутри пахли эти транспорты не слишком приятно. От ветеранов можно было и вовсе страшные истории про случающиеся время от времени аварии и нехватку самого элементарного на борту дрейфующих в ожидании грузовиков. Тогда вода выдавалась только на питье, и была она не самого лучшего качества, в туалеты страшно зайти, такая там стояла вонь. Да и бойцы к концу пути пахли, как козлы.

Жрачка в обычных рейсах выдавалась весьма однообразная, в основном всевозможные овощные пюре и сублимированные продукты. Тебе вручали тубу с овощами и пакет, который ты должен был наполнить горячей водой. Никаких сладостей и чая! После еды упаковка сразу шла в переработку. На борту, вообще, редко что пропадало, даже отходы жизнедеятельности высушивались и складывались в брикеты. На большинстве станций имелись собственные оранжереи и баки с хлореллой. В общем, добро пожаловать в Действующую армию!


В конце пути им выдали боевое оружие и посадили в обычные суборбитальные капсулы. Их отряд попал на жаркую планету Хлют, завоеванную Спиральным Альянсом уже давно, но еще не покоренную окончательно. Здесь в больших городах постоянно находились гарнизоны войск спиральщиков. Землян среди них было мало, тех в основном использовали в настоящих боевых операциях. Пока молодые бойцы таращились на патруль Вискончиан, гуманоидную расу, одну из немногих реально воевавших за Альянс, их командиры договаривались с транспортом. Во время пути новобранцы вертели головами, благо сферическая крышка авилета была прозрачной. Планета Хлют оказалась почти вся заросшей тропическими лесами. Под крылом магистрального авилета сине-зеленые джунгли шли нескончаемым потоком, прерываясь только зелеными лентами рек.

На вышедших из открытого люка новобранцев сразу же навалилась немыслимая жара и духота. Но бойцы хоть и были новичками, но уже совсем не желторотиками, все-таки серьезные испытания остались за плечами. Поэтому отряд чётко выстроился в колонну и двинулся по грунтовой дороге вглубь лесного массива. Вскоре деревья разошлись в стороны, и взвод оказался у большого озера, на берегу которого и стояла местная деревня. Вернее, её остатки, то тут, то там виднелись последствия весьма жаркого боя. Чадили черным дымом две подбитые бронированные машины, у дороги в рядок уложены погибшие бойцы вискончианского патруля. Многие дома сгорели, на месте некоторых оставались только разбитые в клочья ошметки. На площади валялся какой-то мусор, множество щепок от поломанной мебели, обрывки бумаг и прочей утвари.

— Первое отделение направо, второе налево, третье прямо! — заголосил приданный отряду лейтенант.

Солдаты привычно выполнили приказы и дисциплинированно выдвигались вперед. Около грузового трака их отделение остановилось, им начали выдавать новое оружие. Это были те самые АК-240, старинные огнестрельные карабины. Сильно поюзанные, но во вполне хорошем состоянии. Карт похолодел — значит, это всё не россказни! Им не дали опомниться и сразу отправили на край поселка. Здесь бойцы увидели пару бронемашин висконзианской пехоты и толпу местных жителей, застывших в нестройном строю под прицелом орудий. Маленькие, с темной, красноватого оттенка кожей, они выглядели безобидно, только затравленно озирались и мелко дрожали. К толпе местных то и дело подбегали патрульные и выдергивали оттуда отдельных особей. Набрав, таким образом, небольшую группу туземцев, они отвели их в сторону и выставили в ряд.


— Первое отделение вперед! Построится! — истошно заорал молоденький лейтенант, видимо, и его предстоящая кровавая работа выводила из себя. Солдаты дисциплинированно выполнили команду, вбитые в подсознание рефлексы помогали в этот момент ни о чем не размышлять. — Оружие зарядить! Прицелиться! Огонь!

Молодые рейнджеры произвели дружный залп, выбранные на заклание туземцы упали наземь, как подкошенные. По земле разлетались куски тел, ошметки мозгов, все оказалось вокруг заляпано кровью. Патруль выбирал из толпы новые жертвы. Карт успел только заметить, что среди них есть как мужчины, так и женщины.

— Второе отделение на позицию! — снова раздался громовой голос лейтенанта.

Карт сдвинулся с места вместе со своими товарищами. Голова закружилась, а руки в момент стали липкими от пота. А ведь это, и в самом деле, страшное и жестокое испытание — убийство живого и разумного существа! И не в горячке боя, когда ты и противника толком через адреналиновую пелену не видишь, а вполне осознанное уничтожение в устрашающих целях. Что за идиотский и ужасающий обычай! Но пока голова размышлял о постороннем, руки делали. Он привычно передернул довольно жесткий затвор, снял оружие с предохранителя и по команде офицера прицелился. Ему уже приходилось стрелять из данного карабина, поэтому он покрепче прижал приклад к плечу. Отдача у старинного ружья не слабая. Неожиданно в прицеле он заметил молодого краснокожего парня. Тот со страхом смотрел прямо на Алекса, по лицу новобранца потекли струйки пота, руки непроизвольно дрогнули. Всё его существо противостояло этому совершенно неестественному событию. Не должна разумная особь уничтожать другого разумного! Вселенная итак слишком холодна и бессердечна.

— Огонь!

Палец привычно выжал скобу, карабин дернулся. Алекс с ужасом наблюдал, как у стоящего напротив его туземца разлетелась голова. Убойные у этого старья были выстрелы! Но думать сейчас совершенно некогда. Бойцы бегут к машине, сдают оружие и возвращаются к авилету. Все парни из их отряда выглядят хреново, многих стошнило прямо на красно-бурую почву. Казалось, что та, и в самом деле, впитала целые реки крови, и от этой догадки становилось еще страшнее. Одного рядового привели обратно с позором, он уронил оружие и заплакал, вместо того, чтобы стрелять на поражение. Теперь он пойдет служить в штрафные подразделения. Никто из них не разговаривал друг с другом, да и не было повода веселиться. Новобранцы каким-то внутренним чувством осознали, что сегодня они достаточно прибавили зла во вселенскую копилку темной стороны бытия. Но именно в этот момент они стали полноправными солдатами Земной Федерации!


Через месяц после "крещения" Алекс с Ларсеном прибыли на огромную базу "Титания", оборудованную в глубине гигантского астероида в системе Квахс. Это был один из основных пунктов дислокации частей Мобильной пехоты. Вряд ли на этой базе был хоть один человек, который обошел все помещения и коридоры циклопической системы базирования. Рядовые бойцы неотлучно находились только в своем секторе, где было все необходимое для жизнеобеспечения подразделения: кубрики, санитарно-гигиенический блок, кухня и столовая. В каждом таком отсеке обычно присутствовала и учебно-тренировочная часть, то есть спортзалы и боевые тренажеры.

Двое новобранцев были определены в батальон "Вепри". Этот древний обычай называть свои подразделения звериными наименованиями пришел из Континентальной армии. Но не все батальоны получали собственные имена, а только те, кто это заработал героической службой и подвигами. Аналогом этой старинной традиции у гренадеров было звание гвардейцев. Парни попали в "Вепрь" только потому, что обучались на штурмовиков, прошли довольно жесткие испытания и поэтому сразу попали в высшую касту. Что опять же не спасло их от всех злоключений, присущих обычным новобранцам.


Штабной офицер проводил друзей до кубрика пятого "коричневого" взвода, там они уже попали в крепкие лапы мастер-сержанта Лорейна. Тот быстро ввел новичков в курс дела и показал им их место, а было оно в самом темном углу кубрика. Подошедшие с занятий бойцы взвода познакомились с новичками и популярно объяснили особенности общежития рейнджеров. С незапамятных времен в армии осталась масса совершенно идиотских обычаев и традиций. Но что поделаешь, пришлось их исполнять.

Хотя надо отдать должное — никто зазря новобранцев не гонял и не обижал. Да и кто такой Ларсен, объяснять было не надо, о его победе в Большом турнире все бойцы батальона уже слышали. У норвежца сразу же появилось множество спарринг-партнеров, обычное дело — проверить новобранца на стойкость. Карт также приобрел уважение среди новых товарищей, когда показательно загонял учебный тренажер до отключения и сделал это дважды. Лорейн хлопнул новичка по плечу и сказал, что после боевого крещения назначит его на головную машину.

Иногда в батальоне появлялся его командир — майор Одевский, опытный офицер, недавно пришедший к ним из "Свирепых рысей". Высокий и плечистый он возвышался над своими штабными офицерами на целую голову, любил порядок и дисциплину, поэтому в расхристанном виде перед ним лучше было не показываться. Характер Одевский имел крепкий, по слухам в последний выход его старый батальон лишился командира, и ему пришлось взять командование на себя. "Свирепые рыси" успешно отразили атаки противника и вышли из боя с минимальными потерями. Поэтому штаб войск присвоил ему звание майора и назначило командовать элитным батальоном. Местные старослужащие пока только присматривались к новому командиру, а для Карта и Ларсена он и вовсе был первым.


Все изменилось четыре дня назад. После обеда, когда у солдат по распорядку был двухчасовой отдых, неожиданно раздался противный вой сирены. Учебные тревоги объявлялись достаточно часто, Алекс уже привык к ним. Поэтому встал с койки и начал неторопливо собираться, пока не получил чувствительный пинок в зад.

— Боец, не копайся! — Карт обиженно обернулся, рядом с ним стоял капрал Ухов. — Ты что — не понял, это не учебная тревога!

И в самом деле, весь взвод суетился как ошпаренный. Бойцы выметали из открытых шкафчиков свой нехитрый скарб и упаковывали в штурмовые рюкзаки. На пороге появился сержант Принер.

— Ну что застыли, сосунки? Пошевеливайтесь, сбор через двадцать минут на второй палубе. Живей!

Карт упаковался в невероятной спешке, но он с детства умел быстро собираться, и вышел в просторный коридор. Здесь уже стоял ПВОшник их взвода увалень Кристо.

— Чего это все так засуетились? — спросил новобранец почти дембеля, тот лениво оглянулся и нехотя ответил.

— Привыкай. Так и выглядит обычно настоящая тревога. Хотя, как правило, о боевом выходе сообщают заранее. А если тревога неожиданная, значит, где-то случилась беда, и нас отправляют в самое пекло. Так что поглядывай в оба, салабон.

— Понятно.

Бойцы начали дисциплинированно выстраиваться в колонну. Ведь в таких случаях движение поодиночке было запрещено, чтобы не создавать ненужную сутолоку в коридорах. На второй палубе повзводно выстраивался уже весь батальон. Вскоре перед коробкой их пятого взвода остановился взмыленный Принер

— Так, парни! В одном нехорошем месте у наших войск появились некоторые проблемы, и наше очень любимое командование не нашло другого выхода, как прикрыться нашими задницами.

Бойцы загоготали, но сержант сменил улыбку на хмурое выражение лица, и взвод снова затих.

— Поэтому сейчас бегом выдвигаемся на склад батальона, получаем оружие и амуницию четвертого уровня. Затем к площадке челноков, пятый выход.


Пока рейнджеры ждали посадки на десантную капсулу к взводу подошел его командир штатс-лейтенант Трошев. Он внимательно осмотрел всех бойцов, время от времени поглядывая на планшет. Дошла очередь и до Карта с Ларсеном.

— Вы у нас в первый выход? — спросил Трошев. — Тогда так: Карт, после высадки мы поедем на Кузнечике, сядешь туда штурманом. Опытный водитель во взводе уже есть. Ларсен, ты пойдешь вторым пулеметчиком своего отделения. Сержант Принер обеспечьте рядового оружием. И вот что, парни, — лейтенант посмотрел на новобранцев внимательно, — на рожон не лезть, старших слушаться! Все понятно?

— Так точно, сир!


Суборбитальный челнок перевез их на корабль-матку, где они два дня болтались в подпространстве, пока не вынырнули около планеты Калуния, места их назначения. Еще день рейнджеры болтались на орбите. Здесь уже выстроилась целая очередь из грузовиков. На планете не было функционирующих орбитальных лифтов, поэтому высаживались самым варварским способом, пробивая насквозь атмосферу и её озоновый слой. Первыми на поверхность выгружались гренадеры и легионы механизированной пехоты. Похоже, что на Калунии началась знатная заварушка! Принер попытался собрать через знакомых техников-связистов информацию и с каждым часом становился все мрачнее и мрачнее.

— Значит так, парни, внизу сейчас настоящая бойня, — приземистый сержант кивнул в сторону палубы, — уже спустили три дивизии пехоты и пять легионов. На орбите одних только маток для атмосферников штук двадцать болтается, плюс целый сонм фрегатов и прочей мелкой хрени. Говорят, что и у летунов куча проблема, ремонтные доки не справляются.

— Вот дела, — почесал в голове Ухов, — етить колотить, мне до дембеля три месяца осталось и тут такая лажа. Ну, что ты будешь делать!

— Попали, братцы, — вздохнул невысокий и щуплый техник взвода Померанцев, — наступление, что ли, какое грандиозное идет?

— Фиг знает, — ответил ему Принер, — флотские только сказали, что столько фрегатов поддержки давно не видели. Боятся ударов с той стороны орбиты. Вот тогда начнется реальная жопа. Без поддержки сверху у наших внизу одна за другой пойдут настоящие проблемы, из которых выбираться придется большой кровью. Угадайте с первого раза, кто её прольет?

— Что, флот кораблей еще прислать не может? — спросил Карт.

— Нет, салага. В этом секторе почти все их силы у Салана. Там третий месяц бойня. Верфи в близлежащих системах завалены ремонтными подрядами.

— Хреново, — Ухов совершенно сник, чем повергнул Карта в настоящее уныние. У тебя и так поджилки трясутся, так еще и остальных предчувствия нехорошие. Вот попали!


Стало ощутимо потряхивать, где-то в глуби десантного корабля натужно завыл двигатель. "Ага, значит, из лифта вышли. Скоро приземление!". Вдруг дисколет резко швырнуло куда-то в сторону, началась жесткая болтанка. Снова рывок, двигатели буквально взвыли от напряжения. Кто-то рядом закричал, — "Нас обстреливают!" "Хоть бы долететь!" — мелькнула у Алекса шальная мысль, стало неимоверно страшно, руки в штурмовых перчатках взмокли от пота.

Остальные бойцы мрачно помалкивали. Что они могли поделать, сидя в противоперегрузочных креслах? Но пилот капсулы, похоже, был воякой бывалым. Он, не снижая скорости, вел дисколет прямо к поверхности планеты, на самой границе воздушных потоков он накренил корабль и спланировал вниз, включив на полную мощь торможение основным двигателем. Поэтому сама посадка, несмотря на скорость падения, получилась все-таки достаточно мягкой. Раздался вой сирены, десантники начали быстро отстегиваться и выбегать в коридоры. Столпотворения вопреки ожиданию не возникло, сказывались многие часы предварительных тренировок. Каждый знал свое место и действовал слаженно. За Карта работало его тело, руки самостоятельно закинули ранец за плечи, схватили карабин, а ноги уже несли его на погрузочный пандус. В лицо полетел песок и грязь, на поверхности был сильный ветер. Алекс держался сразу за Уховым и поскакал за ним направо. Их взвод выгружался последним, и только они отбежали от "Прыгуна" на двести метров, как тот тут же стартовал. Не хотелось летунам оставаться лишнее время в этой проклятой мясорубке!


— Карт! — послышался крик Принера. — Держись Арбаса! Сейчас подойдет «Кузнечик».

— Есть! — ответил рядовой и побежал к их штатному водителю. По пути он успел надеть защитные очки, бывшие в комплекте амуниции. Их взвод расположился в каком-то овраге с песчаными стенками. На вершине бокового гребня была заметна растущая сквозь песок трава голубоватого оттенка. Карт глянул вверх, небо оказалось покрыто сплошной молочной мглой. Только изредка можно было увидеть пролетавшие мимо атмосферники.

— Черт! Его сбили! — кто-то рядом отчаянно заорал, и все повернулись в обратную сторону. И в самом деле, из облачности вывалился дымящийся "Прыгун". Он стал быстро рассыпаться в воздухе, задняя часть капсулы полыхнула ярким огнем, машина стремительно падала.

— Бедные парни, — один из рядовых буквально застонал. Все отчетливо заметили мелькающие среди обломков фигурки погибающих десантников.

— Это не из нашего батальона? — мрачно поинтересовался Ухов.

— Нет, — Принер оглянулся, — наши рядом приземлились. Так, бойцы, не спать! ПВОшники разворачивайте свои пушки, третье отделение на фланги! Не видите, что здесь сейчас жарко!

Алекс же на мгновение выпал из окружающего пространства. Неужели это все происходит именно с ним? Это как раз вокруг него идут настоящие боевые действия и умирают реальные люди? Прямо на его глазах только что погибло несколько десятков землян, а сколько их умирает сейчас на этом жалком клочке чужой планеты. Именно тогда его и посетила страшная мысль о неправильности происходящего, о той постоянной лжи, окружающей Карта с самого рождения. Зачем они прилетели сюда за миллиарды кликов от родного дома, что позабыли тут?


Через пару минут техники подогнали загруженный припасами «Кузнечик». Карт стремительно влетел в переднюю часть скутера и уселся на место штурмана. Он сразу же начал подготовку к взлету, попутно рассматривая план полет. Рядом тяжело плюхнулся Арбас. Он молча кивнул Алексу, одобрительно взглянул на горевшие данными табло. Напарник водителя хоть и зеленый новобранец, но, похоже, дело свое знает крепко.

— Смотри за маршрутом, парень, и поглядывай наверх. Тут полно чертовых атмосферников. Эй, сзади, что там с посадкой?

В кабине пилотов появилась голова лейтенанта Трошева:

— Все, бойцы, погнали! И повторяю еще раз — это боевой вылет!

Арбас резво стартанул, машина сразу же легла на маршрут. Карт без опоздания передавал новые вводные, поступающие со станции тактического управления, на дисплей водителя, одновременно следя за верхними и боковыми экранами. Он моментально вошел в рабочий режим, сразу же прекратив мандражирование. Арбас помалкивал, видно, его полностью устраивала работа новичка, хотя Алекс был наслышан о скверном характере лучшего пилота батальона. Новобранец с интересом подмечал "фирменные" трюки старшего товарища, а тот на полпути к точке даже начал объяснять новичку рабочие показатели системы, при которых лучше идти на «Кузнечике». Алекс благодарно впитывал полезную информацию.


"Кузнечик" был более тяжеловесной машиной, чем те, к которым он привык. Но пару раз и Карт дал несколько полезных советов, а Арбас их не проигнорировал, повторил в точности, удовлетворенно кивнув. Тем и отличается настоящий водитель от выпендрежника, что никогда не погнушается использовать умный совет. Пилотирование — это искусство, здесь невозможно достигнуть полного совершенства, нужно постоянно заниматься собой и смотреть, как работают лучшие. Через пятнадцать минут полета они вошли в "красную зону». Так назывались на жаргоне рейнджеров районы непосредственных боевых действий, где запросто можно было встретить противника. В наушниках послышался голос стрелка задней секции — "Наблюдаю бандита — Пять-десять- семьдесят". Это значило, что вражеский летательный аппарат завис над ними в правой задней полусфере.

Арбас тут же резко ушел влево, прижимаясь к стенке скалистого каньона, а Карт с ужасом разглядел на экране пару разлапистых атмосферников, и это были явно не наши машины! Он панически заорал, увидев вспыхнувшие огоньки, — "Ракеты!". Водитель был спокойней и увел "Кузнечик" ещё ниже. Ракету сбили стрелки из левой задней башни, Арбас подставил её как раз против их сферы воздействия. Алекс мысленно выругал себя за панику и погрузился в процесс управления машины. Он заметил на карте маршрута возможность безопасного его сокращения. Водитель согласно кивнул и чуть подвернул машину влево. В кабину просунулась голова лейтенанта:

— Капрал, какого черта мы нарушаем правила прохождения?

Арбас, не поворачиваясь, хриплым голосом ответил:

— Так безопасней, сир!

Шлем командира тут же исчезла. В среде рейнджеров была принята жесткая ответственность специалистов за свои действия, поэтому им и доверяли. Вот и Карту, несмотря на все его регалии, не дали совершить сразу же первый боевой выезд. Хотя он чувствовал, что вел бы Кузнечик намного лучше и быстрее штатного водилы. Но с ним уже приключилась паника во время атаки атмосферника, значит, будут и другие косяки. Сперва бойцу требуется полновесная боевая обкатка, а уже затем можно мериться письками. Армия за последние три столетия выработала блестящую систему воспитания настоящих воинов.


«Кузнечик» проносился над относительно ровной песчаной местностью, все овраги и неровности остались позади. Впереди завиднелась цепь невысоких холмов, за ними можно было заметить клубы черного дыма, время от времени там что-то очень ярко, до боли в глазах вспыхивало. Похоже, что они приближались к линии нашей обороны. Над грядой мелькнули вражеские атмосферники, но из низких облаков тут же вынырнули узкокорпусные земные истребители и тут же завалили один из вражеский авилетов, другой резко ушел обратно. На маршруте то и дело стали попадаться неуклюжие грузовые скутеры гренадеров. В нескольких местах рейнджеры заметили полевые укрепления, вокруг них сновали бойцы федеральной пехоты, мелкие рабочие кары, высились посты ПВО. В двух точках десантники заметили даже батареи тяжелых ионных гаубиц. Земля местами была изрыта следами от попаданий вражеских огневых средств, густо растекались лепешки оплавленной породы. Карт получил новые данные о маршруте и занимался его изучением и поэтому не сразу понял смысл фразы, оброненной Арбасом:

— Эх, вашу мать, во мы попали!

Алекс повернул голову к боковому экрану и замер от потрясения: на поверхности планеты лежали земные пехотинцы, в странных позах, как будто замерев для неведомой детской игры. Он не сразу понял, что это убитые бойцы. От некоторых, вообще, мало что осталось, просто лежали какие-то обрубки на черном пластике. Большой транспортный кар стоял прямо на краю этого поля мертвых, рядом с ним работала похоронная команда. «Кузнечик» резко повернул налево, не дав Карту времени порефлексировать. Впереди явственно загрохотало, несколько рукотворных смерчей взметнулись на вершинах близлежащих холмов — противник наступал и вел заградительный огонь. Через пять минут их десантный катер остановился под прикрытием конусовидного холма, и они тут же начали разгрузку.


— Карт, Ларсен, Ухов, — раздался голос Принера, — остаетесь у машины! Берегите ее, как свои яйца! Мы наверх.

Озадаченные бойцы кивнули и начали обустраиваться. Ухов скорёхонько установил треногу для своего лучемета и направил его в сторону соседнего холма сев перепроверять запасные батареи. Ларсен подключил крепление своего «Кортеса» в дежурное положение. Пулемет сейчас висел на серво-поясе бойца и, казалось, жил собственной жизнью. Управлять им можно было в трех режимах: полностью автоматический предпочтителен в ближнем бою или плохих погодных условиях. Радарная система сама выбирала приоритет целей и направляла ствол пулемет именно туда. Пулеметчику оставалось только контролировать расход патронов и настраивать оружие на необходимую дистанцию.

Когда режим контроля был полуавтоматическим, то радар на тактический шлем пулеметчика подавал метки целей, а уже тот сам выбирал их приоритет. Или сам боец мог указать эти метки координацией целеуказания, производимой с помощью зрения. Правильная настройка указующего глаза была главным в умении владеть этим убойным оружием. Самые опытные пулеметчики обычно сочетали третий тип контроля — ручной режим с полуавтоматическим. Ларсен был поклонником именно этого подхода, поэтому сейчас и занимался настройкой целеуказания. Ствол оружия ходил то туда, то сюда, повинуясь взгляду бойца. Мерно гудели сервомоторы пояса, черный ствол плавно вычерчивал в воздухе извилистые восьмерки. Ухов с интересом наблюдал за телодвижениями новобранца.

— У тебя занятный метод, где научился?

— В Тромсе, один сержант показал.

— Сержанта часом не Ильей Гладковым звали?

— Да, точно, — Олд удивленно уставился на капрала, — встречались?

— Служили как-то вместе почти целый год. Повезло нам тогда, наш батальон ошивался на отдаленной базе, ходили только на мелкие диверсии. Обычно так долго вместе служить не удается.

Вдруг наверху раздался противный визг и в воздух взметнулись кубометры грунта. Бойцы присели, песок и мелкие камешки застучали по шлему и облаченным в броню спине и плечам.

— Твою мать! — выдал русское ругательство Алекс. — Что это было?

— Из дальних баллистических стреляют. Не боись, мы под защитой холма, — ответил капрал и внимательно стал разглядывать показания полевого радара.


Так прошло полчаса. Иногда наверху раздавались взрывы, неспешный вражеский обстрел продолжался по неведомому расписанию. В стороне от них время от времени вспыхивали яростные перестрелки, общий гул сражения не утихал ни на минуту. Неожиданно из-за поворота показалось несколько самоходных прицепов и редкая цепочка людей. Бойцы напряглись, но рассматривающий неизвестных в визир Ухов, произнес:

— Это гренадеры, следите за флангами.

Вскоре к рейнджерам подбежал пехотный капитан

— Капрал, нам срочно нужен этот транспорт!

— Кому это нам, сир? — Ухов возвышался над капитаном на целую голову.

— Я начальник медицинской роты пятого гренадерского полка тридцатого армейского корпуса. У меня почти сотня раненых, их надо срочно вывезти отсюда! У нас есть свои водители.

— Сейчас, сир, — капрал тут же связался с лейтенантом, потом протянул коммуникатор капитану.

«Кузнечик» они отдали, между частями Федеральной Армии всегда было четкое взаимодействие на поле боя. Иначе из-за попыток «тянуть одеяло» на себя у войск были бы большие потери, а это совершенно неприемлемо в условиях реальной войны. Пехотинцы тут же начали грузить раненых в небольшой транспорт. Алекс подошел к двум сержантам-водителям, они оказались парнями опытными, такие машины водили часто.

— Что происходит-то? — спросил Карт у желтолицего узкоглазого мастер-сержанта.

— Что, что — воюем! — сержант посмотрел на погрузку и полез в кабину. Второй пехотинец оказался более словоохотливым

— Большая задница происходит, парень. Наши планировали расширить здесь плацдарм, но центровые сумели накопить значительные резервы. Опять разведка все проспала, черти полосатые! Так что тут очень горячо. От нашего полка вон одни ошметки остались. Даже вас, как простую пехоту используют. Может, легионеры помогут? Тут рядом целый легион недавно разгрузился. Сейчас в атаку пойдут.

— Вот дела, — озадаченно протянул Алекс.

— А ты что, в первый раз, что ли?

— Ага.

— Вот тебе свезло, салага, — сержант беззлобно засмеялся. — Ну тогда удачи, парень! — Он стукнул рейнджера по плечу, кинул ему небольшую флягу и закрыл люк транспорта.

Ухов новостям не обрадовался, все-таки это должен быть его последний боевой выход. С интересом он открыл гренадерскую фляжку и глотнул:

— Ого! Молодца пехотинец, это же настоящее пиво! И где только его взяли, черви гренадерские.


Принер отозвал бойцов на левый фланг, здесь стояли полевые укрепления, оставшиеся от пехоты. А впереди лежала занимательная местность. После этой холмистой гряды почти километр тянулась совершенно плоская долина, а затем возвышалась гряда более высоких холмов. Справа от них что-то громко грохотало, в воздухе мелькали атмосферники. Вдруг артобстрел резко усилился, все легли на дно окопов и склонили головы. На левом холме взметнулась череда разрывов. Обстрел продолжался минут двадцать. Алекс осторожно выглянул, соседняя вершина оказалась здорово раскурочен. Засевшие там бойцы третьего взвода, похоже, получили, по самое не балуй. Видны были маленькие фигурки, выносящие за холм убитых и раненых.

— Смотрите — Ларсен показал на гребень — а это что за черт?

— Хм, похоже, раньше это было зданием — Алекс внимательно огляделся в визир — Видите, остатки какой-то постройки. Да мы же в древнем городе, эти холмы были когда-то зданиями! То-то они так симметрично расположены, а вот на этом место, похоже, располагалась городская площадь.

— Ты как никогда прав, салага — Ухов рассмотрел картинки на своем шлеме, Карт сразу скинул их в общую сеть, — это всего-навсего древний город, которого давно занесло песком и глиной. А вот это что за фигня?

Из-за дальних холмов стремительно выкатывались какие-то светло-коричневые платформы. Они построились ромбом и стали быстро приближаться к позициям рейнджеров.

— К бою! — заорал Ухов, да и Алекс сам услышал в наушнике эту команду, переданную по общей сети лейтенантом. Но схватиться с боевыми платформами врага рейнджерам не довелось. Из-за низких облаков вынырнули несколько атмосферников, и колонна бронетехники противника исчезла в рое небольших разрывов. Затем откуда-то справа вынырнули черные скутеры механизированной когорты, после них показалась туша боевой тактической платформы. В течение нескольких минут они расправились с оставшейся вражеской техникой и двинулись дальше.


— Всем собраться у подножия! — прозвучал новый приказ, переданный на тактические шлемы. Рейнджеры сноровисто подобрали оружие и гуськом потянулись вниз. Там их встретил сержант Принер.

— Так, парни, сейчас подойдут платформы от легионеров, нас перебрасывают вперед, за те холмы.

— А что пехота? — кто-то явно не спешил вступить в бой.

— Какая пехота, Рикс? Их тут на мелкие ошметки покромсали. Оставшиеся там, впереди, в окружении. Вот нас туда и посылают.

— Понятно, мы опять как палочка-выручалочка.

— Рикс, твою мать! Что ты вечно стонешь? Не нравится — после рейда уходи в тыловики. Рейнджеры для того и существуют, чтобы чужие задницы из огня вынимать. Так что заткнись. Вот и наш транспорт!

К холму подкатила песчаного цвета грузовая платформа. Взвод мобильной пехоты живо залез на нее. Платформа была совершенно открытая и предназначалась для перевозки различного груза, поэтому ни сидений, ни скамеек на ней не было. Так что все уселись на свои ранцы и в дороге придерживались за поручни. Летели с ветерком и минут через пять проехали мимо второй гряды холмов. Алекс тут же выхватил камеру фиксаций и заснял близлежащий курган.

— Ты чего? — покосился на него Ухов.

— Смотри, какое красивое здание мы проехали. Сколько тут барельефов! До чего же причудливая архитектура!

И в самом деле, бомбардировка сорвала песчаный покров и стало отлично заметно, что когда-то тут находились величественные здания, возможно, правительственные учреждения или религиозные храмы.

— Он у нас просто спец по УФО, — объяснил такое внимание друга к древностям Ларсен, Ухов понимающе кивнул.


Они пролетели еще один стандартный километр и оказались в самых настоящих развалинах. То тут, то там виднелись следы недавних боев. Стояла подбитая или сгоревшая техника как земная, так и центровых. Кое-где на поверхности лежали неубранные трупы. Рейнджеры мрачно смотрели на поломанные фигурки в песчаном камуфляже гренадеров. Негоже так лежать убитому солдату! Если нельзя вывезти труп на базу, то стоит его сжечь лучеметом и пепел доставить на Землю. Именно так старались поступать солдаты Федерации в сложных ситуациях. Никому не хотелось лежать в грязи на чужой планете!

В самой гуще развалин платформа остановилась, и бойцы моментально ссыпались вниз. На тактические шлемы была сброшена информация, на какие именно точки местности им следует ориентироваться. Карт так и остался с Уховым и Ларсеном. Видимо, взводный имел на них свои виды. Капрал начал тут же устанавливать свою "базуку", Ларсен занял позицию правее, а Алекс, немного подумав, затаился в развалинах, чуть позади напарников. Ухов промолчал, но в его глазах прочиталось одобрение выбранной позиции.

Так прошло полчаса. Принер время от времени проводил перекличку в эфире, даже разрешил маленько перекусить. Рейнджеры ели по очереди, тактическими тройками. Чтобы большинство бойцов были всегда готовы, питаться в полевых условиях разрешалось одновременно не более десяти процентам личного состава. Ларсен и Карт скорёхонько достали сухпайки, подогрели их и в один присест умял. Ухов же пожевал припасенную им сыровяленую колбасу и угостил всех гренадерским пивом. После сытного обеда лежать на теплом песке стало намного приятней, хотя сразу же заклонило в сон. Алекс достал "таблетку внимания" и запил ее глотком воды.

Так прошло еще три часа ожидания, обычного состояния рядового бойца на войне. Иногда в небе можно было разглядеть земные атмосферники, где-то спереди и правее от них много грохотало. Здесь же пока царило полное затишье, что опять же всех радовало. Никому не хочется оказаться на острие чужой атаки! Только раз мимо их взвода прошла колонна отступающих пехотинцев. Помятые, усталые лица, сильно потрепанная техника. "Видимо, это те ребята из окружения" — подумалось Алексу.


Атака центровых началась неожиданно. На позиции легионеров, стоящих справа, налетели какие-то большие атмосферники. Там сразу же все заполыхало. В бой немедленно вступило наше ПВО. Появился и десяток земных атмосферников, но на них откуда-то из низких облаков выскочил целый рой небольших голубоватых аппаратов. Таких среди рейнджеров никто ещё не видел, а они постоянно обменивались по взводной сети информацией и комментариями. Потеряв четыре машины, земляне отошли. На участке, где оборонялись легионеры, разгорелся довольно жаркий бой. Карт глянул в туда и увидел огромную боевую платформу, огрызающуюся огнем во все стороны. Вылетали десятками ракеты, работали плазменные пушки и ближние мазеры. Броня боевого мастодонта то и дело вспыхивала от попаданий, кое-где защита уже была пробита, и оттуда валил черный дым. Но платформа штука живучая, она неумолимо двигалась вперед, сминая противника перед собой.

Рядом с гигантом суетились черные боевые скутера поддержки. Но один за другим небольшие машины выбывали из строя. Бой в том месте шел жестокий! Внезапно оттуда раздался оглушительный грохот, Карт повернул в ту сторону голову, и у него чуть челюсть не отпала. Боевая платформа Федерации озарилась багряным отсветом, потом стала ярко-желтой и начала стремительно разлетаться на куски. Вслед за оглушительным звуком до рейнджеров добралась и воздушная волна. Постройки неведомых архитекторов начало трясти, вокруг понеслись камни, куски обшивки зданий. Все бойцы тут же попрятались по норам и нычкам.

— Ни хрена себе! — прокричал вставший на ноги Ларсен. По его голове ударило какой-то балкой и, похоже, соображал он сейчас туговато.

— Ложись, придурок! — подскочил к нему Ухов и вовремя. Как только он опустил норвежца на землю, вокруг все снова загрохотало. Они попали под очередной обстрел. Хоть бойцов и готовили к этому, Алекс в этот момент жутко испугался. Ведь по всем раздавленным взрывом постройкам давно исчезнувшего города сейчас бродила Его Величество Смерть! И собирала она сегодня весьма обильную жатву. Уже послышались первые крики боли, в шлемофоне зазвучали призывы о помощи. Сеть начала давать помехи, экраны, показывающие изображения прямо на сетчатку глаза один за другим начали отключаться. Их участок обороны явно облучали чем-то очень мощным. Карту хватило соображения включить принудительно усилитель, потребляющий много энергии. Но иначе сейчас было не услышать ни одну из команд.

— Санитара сюда! — воскликнул кто-то, сидевший совсем рядом. "Всем залечь!" — тут же послышался в шлеме окрик сержанта Принера.

Мимо их позиции пробежало двое бойцов, один был из медиков, второй его прикрывал.

— Десант противника! — раздался чей-то яростный крик и сразу же в тактическом шлеме проявился спокойный голос их сержанта — "Внимание всем! Командир взвода ранен, я принимаю командование. На краю развалин, метка Красная Два, только что высажен вражеский десант. Парни, спокойно отбиваем атаку и сидим дальше тихо. Вы знаете, что делать"


Алекс почувствовал, что его руки заходили ходуном, в горле сразу пересохло. В этот момент в его «нычку» кто-то спрыгнул Рико, их взводный медик.

— Ты как, салага? — он ободряюще глянул на Алекса, его белесые брови смешно выгнулись. — Все в первом бою дрейфили, так что это нормуль. Сам-то цел? Ну, бывай, у меня еще пять раненых.

Почему-то после разговора со старшим товарищем, Карту стало как-то сразу спокойнее. Молодой боец, наконец-то, вспомнил те психотреннинги, на которых их учили преодолевать страх и растерянность. Сделав два глубоких вдоха, Алекс «прочистил» сознание и открыл глаза. На все про все ушло не более пары секунд, а очнулся он другим человеком, внимательно осмотрел сектор обстрела и тут же доложился по цепочке сержанту Принеру. В шлеме в ответ раздался сухой щелчок — "Идут".

В этот момент с оглушительным ревом сработал лучемет Ухова, воздух буквально зашипел, запахло озоном. Находящийся впереди остов дома внезапно вспыхнул, как спичка и сложился внутрь. Где-то рядом заработали игольчатые карабины и пулеметы. Грохота от их стрельбы практически не было, только слышались сухие щелчки этого поистине бесподобного земного оружия. Лишь наши инженеры смогли создать миниатюрные патроны-иголки, снабдить их мощнейшей взрывчаткой и баллистической устойчивостью.


"Ну, где же?" — Алекс до боли в глазах вглядывался в собственный сектор обстрела, использовать пехотный радар в такой мешанине было сложно. — "Вот!"

Из-за угла показалась чья-то башка в шлеме и тут же получила в себя разрывную иглу. Голова разлетелась, как спелый арбуз, следом вывалилось дрожавшее в агонии тело. Алекс автоматически перенес ствол вправо, там тоже кто-то показался. Рядом засвистели чужие пули, рейнджер, как и учили на занятиях, тут же откатился в сторону спрятался, а потом одним прыжком перебрался на запасную позицию. И вовремя: в развалины прилетела ракета противника, по спине и шлему застучали камни и осколки строительных материалов.

— Алекс, живой? — раздался рядом голос Ухова.

— Да вроде да.

— Вылезай и давай ко мне! — когда Карт перебрался к капралу, разбирающему лучемет, тот объявил. — Связь с Принером пропала. Похоже, мы атаку отбили, но правому флангу серьезно досталось. Ложись!

Карт заученным движением упал между развалин. Что-то грохнуло прямо у него над ними. Голова закружилась от удара взрывной волны, потом что-то тяжелое упало ему на спину, и Алекс отключился.

— Ал, ты как? — кто-то тряс его голову. Карт открыл глаза и увидел склонившегося над ним Олда.

— Что случилось-то? — боец уже пришел в себя и попытался сесть, Карта тут же вырвало. — Тьфу! Похоже, что у меня сотрясение мозга. А что это было вообще?

— Атмосферники налетели, те самые, синие. Хорошенько тут все распахали. Что за на хрен? Где наши войска?

— Ухов где? — внезапно вспомнил Карт и оглянулся, стенки из камней рядом не было. Он пополз туда и увидел знакомый шлем. — Олд, помоги!


Они начали откапывать товарища, не забывая при этом поглядывать по сторонам. Все-таки их многому научили в учебке! А с капралом дело было плохо, голова в кровоподтеках и, видать, легким тоже досталось. Ухов приоткрыл глаза, попытался что-то сказать, но изо рта пошла кровавая пена.

— Санитара сюда! — заорал Алекс, оглядываясь, и тут же осекся, в десятке метрах от них он увидел тело Рико, вернее его верхнюю половину. Где осталась нижняя часть медика, уже никто никогда не узнает.

— Парни, — заклокотал Ухов, — валите отсюда. Мне не поможешь. Я видел такие раны у парней, а госпиталя рядом нет. Обидно, млять, почти службу закончил, но что поделаешь…

Взгляд у бойца стал мутноватым, и голова безвольно откинулась назад.

— Капрал, не спи! — затормошил его Ларсен. Ухов на миг очнулся и снова засипел.

— Дайте мне блок от Молнии и валите на хрен. Где-то слева еще были наши.

Парни поняли, что имел в виду их старший товарищ. Если знать, где нажать, то батарея от лучемета сработает как мощное взрывное устройство. Они молча достали её и вложили в руки умирающего бойца, затем коротко попрощались и понеслись к спасению.


Бежать в полной штурмовой амуниции по развалинам было тяжело. В воздухе стояла взвесь от пыли и дыма, пахло гарью и жженым мясом. Несколько раз им по пути попадались убитые товарищи. Живых и раненых они пока не видели. Впереди что-то неприятно затрещало, а Олд судорожно заорал:

— У меня цели на локаторе, слева два наших, справа пять бандитов.

Алекс подбежал к товарищу и взглянул расположение целей, затем они посмотрели друг на друга и кивнули головами. Оба сразу припомнили нужную сейчас тактическую схему боя. Бойцы подбежали к чудом уцелевшей стене некогда двухэтажного дома. Карт выскочил из-за угла, пару раз перекувырнулся, приземлился на колени и открыл огонь. Упав навзничь, пространство за стеной буквально поливал взрывающимися иглами Ларсен. Они успели свалить четверых врагов, когда один из них, не задетый иглами, здоровенный под два роста громила бросился на Карта. Умелым движением инопланетянин выбил из рук рейнджера «Удар» и крепко влепил тому в грудь. Алекс попытался ударить врага снизу, но получив левый хук в подбородок, отлетел метра на два. Не было бы на голове шлема и на теле боевого каркаса, тут ему и конец пришел. Ох, и силен же оказался в драке этот вражеский боец!

Но в этот момент в поединок вмешался Ларсен. Он подпрыгнул к громиле с правого бока и попытался зацепить того ногами. Противник, похоже, также оказался бойцом опытным и стремительно ушел от удара землянина. Ларсену было некогда вести сейчас честный спортивный спарринг, он швырнул во врага горсть песка, чтобы запорошить сенсоры закрытого шлема, и тут же прыгнул на стенку, оттолкнувшись от нее ногой, упал на врага сверху. Грохот от падения двух мощных туловищ получился неимоверный. Громила попытался привстать и обхватил руками предплечья землянина, но тот действовал предельно жестко. Несколько раз Ларсен шмякнул врага головой об землю, затем выхватил из набедренных ножен здоровенный нож и ударил прямо в незащищенное место под шлемом, послышался хрип, ноги инопланетянина задергались и вскоре обмякли. Алекс за это время успел очухаться и сразу же кинулся за карабином. Из-за развалин в этот момент кто-то выглянул и крикнул — Свои!


Подбежавший боец оказался ведущим связистом взвода, Нейлом Оргалом. Он осторожно подошел к поверженному громиле и ловко снял с того шлем.

— Это что за хрень такая? Никогда подобного не видел! А здоровый-то, как бык. Это ты его завалил? — связист посмотрел на Ларсена

— Да, — глухо ответил Олд. Он, тяжело дыша, настраивал автоматику пулемета.

Карт подошел к убитому, и в самом деле, такие инопланетяне ему в учебных пособиях не попадались. Черные густые волосы переходили в густую же бороду, чистой кожи почти не было видно. Но лицо вполне гуманоидное, толстый нос, кустистые брови, черные глаза навыкате намертво застыли в бешеной злобе.

— Остальные похожи на этого, только поменьше ростом. Хотя все равно для центровых твари высокие.

— Видимо, новая раса союзников и достаточно агрессивная. Никто так с нашими драться врукопашную не может, — ответил связисту Карт. — Ты один здесь?

— Нет, там еще парень из третьего взвода раненый, ногу повредил. А вы куда сейчас?

— Нам сказали, что на левом фланге остался кто-то, — Ларсен хмуро посмотрел на связиста. Во время схватки он ничем им не помог и отсиживался в своих развалинах.

— Тот парень вроде что-то знает, — кивнул в сторону Оргал.

Бойца из третьего звали Ик Сонг, его привалило взрывом и он, похоже, вывихнул ногу. Перед самим боем Сонг слышал переговоры их взводного с гренадерами, находившимися рядом. Там был расположен дивизион тяжелых импульсников и батарея ПВО, поэтому они еще держались. Туда же выходили все бойцы из разгромленных частей. Получилось нечто вроде временного кризисного центра. Обычное дело в подобной неприятной ситуации, земная армия всегда готова к любому развитию событий.

— Тогда надо двигать, — произнес задумчиво Карт. Он еще не совсем пришел в себя после первой в своей жизни схватки с настоящим врагом, а ему сейчас приходилось принимать чрезвычайно важные решения. — Ик, идти сможешь?

— Если кто-то будет помогать, то вполне. Обезболивающих я уже наглотался.

— Отлично. Тогда ты, Оргал, подсобишь Сонгу, мы прикрываем. Я впереди, Ларсен позади. Смотрите по сторонам, слушаем эфир.

Бойцы дисциплинированно кивнули шлемами, хоть какой-то конкретный приказ. Алекс глотнул воды из фляги и подумал, что неожиданно стал командиром их маленькой группы. Да это и было понятно, с его навыками штурмана и проводника кто еще мог вести их к месту сбора.


Дорога между холмов заняла около часа. Вражеских бойцов поблизости не наблюдалось, только один раз им по пути попался разбитый атмосферник. От машины мало что осталось, только передний обтекатель сохранился относительно хорошо, потому что отлетел от неё и не сгорел.

— Похоже, это гренадерские ПВОшники его пригрели, — кивнул в сторону вражеской машины Сонг.

— Ага, — Алекс присел передохнуть, — надо вот за тот пригорок. И вроде как там кто-то дежурит.

— К нам запрос, — Оргал что-то слушал в наушниках и перебирал висящую спереди коробку на своей амуниции. — Спрашивают кто мы.

— Так ответь! — удивленно посмотрел на связиста Ларсен. Этот недотепа уже порядком раздразнил гиганта.

— Чарли семь, прием, здесь сборная команда из батальона рейнджеров три, семь, двенадцать, статус активный, ищем дом, — услышав ответ, Оргал удовлетворенно кивнул и нажал кнопку на коробке. — Карт, тебе посылка.

И в самом деле, на глаз бойца скинулась картинка их дальнейшего маршрута, с точной привязкой к местности. Алекс поднялся с земли уже более уверенный в их ближайшем будущем.

— Молодцы, пехота, нам совсем рядом

.

Минут через двадцать они уже проходили через расположение батареи ПВО. Гренадерам также досталось, то и дело попадались воронки и искореженная техника. Но здесь уже хотя бы наблюдался настоящий армейский регламент: бойцы несли вахты в бункерах, техники готовили орудия к новому бою, боевое охранение также не спало. Рейнджеров остановил пеший патруль и тщательно проверил. Пехотный ефрейтор отправил их в расположение близлежащего штаба корпуса, там находился сборный пункт всех отставших от своих частей. Несмотря на общее поражение и некоторый хаос командиры федеральных войск смогли организовать здесь какое-то подобие порядка. На месте рейнджеры долго искали кого-нибудь из начальства, пока их не заметил старший сержант с внушительным количеством наградных нашивок.

— Вы кто такие? Кто старший? — сержант внимательно посмотрел на рейнджеров. Те уже успели отряхнуться, почиститься и выглядели вполне боевито.

— Наверное, я — оглянулся по соронам Алекс и вышел вперед, — рядовой-водитель батальона "Вепри" Карт. Вышли из квадрата три-четыре по правую руку. На нас напали какие-то неизвестные гуманоиды, еле ушли! И с нами раненый!

— Вот как? — сержант щипал усы, такие сейчас редко кто носил, вышли из моды лет как пять назад. — Тогда раненого в лазарет. Сейчас скину вам маршрут.

Сержант достал планшет и еще раз глянул на Карта:

— Рядовой, а этих уродов, кто на вас напал, описать сможете?

— И не только описать, я их снял на кодер.

— Отлично! — сержант одобрительно посмотрел на рейнджеров, похоже, он любил сметливых бойцов. — Значит, дело обстоит так, парни. Ваших разбили в пух и прах, от бронированного легиона, вообще, ничего не осталось. На них самый удар пришелся. Вышедших бойцов с вашего батальона мы уже отправили на точку сбора. Скоро и здесь начнется эвакуация, так что идите к лазарету и ждите. Я к вам пришлю офицера из разведки. Все понятно?

— Так точно, сир, — четко ответил Карт и снова заметил довольный взгляд сержанта. Тот еще, видать, служака!


У лазарета скопилась очередь, но, наконец, из бункера вышел медик-сержант и обратился к рейнджерам:

— Что у вас?

Сонга сразу повели в перевязочную, но неожиданно в этот момент Оргал выступил вперед и начал жаловаться на свое самочувствие, подозревая контузию. Ларсен кинул злой взгляд в сторону связиста и сплюнул на песок.

— Ну и падаль, так трусливо смылся! — сказал Олд, когда рейнджеры отошли подальше от входа в лазарет.

— Да ладно, он просто боится, бывает и такое, — Карт пытался хоть что-то найти в своей фляге.

— Он же рейнджер! Ал, мы-то с тобой не струсили!

— А что мы? — Алекс обернулся к другу. — Мы особенные. Ты что, этого до сих пор не понял?

Опешивший от слов друга Олд ответить не успел, к ним подошел моложавый пехотный капитан и спросил резким неприятным голосом:

— Это вы видели нового гуманоида?

— С кем я имею честь беседовать? — Карт по своему обычаю наглел не по званию. Капитан хотел, было вспылить в ответ, но взял в себя в руки.

— Капитан Дрозд, разведслужба Сто Двенадцатой пехотной бригады. Здесь, — офицер зыркнул вокруг, — за начальника разведки сектора.

Рейнджеры внимательно осмотрели офицера. Одет он был по полной полевой форме: и защита, и вся амуниция, хоть сейчас в бой. Ростом не выше того же Карта, но несмотря на тяжелую сбрую, двигался очень легко. Из-под защитного панциря торчали жилистые руки, лицо обветрено и загорело. Да и что-то молод для капитана, значит, дали внеочередное звание за настоящие боевые заслуги.


— Хорошо рассмотрели? — Дрозд иронично глядел на рядовых. — Может, тогда к делу приступим?

— Пожрать тут, вообще, дают? — это уже борзел Ларсен.

— Пошли! — кивнул с улыбкой Дрозд и нырнул под полог маскировочной сети. В метрах двухстах они нашли полевую кухню, где без очереди получили горячее варево и кусок вяленого разогретого мяса. Рейнджеры тут же накинулись на еду и питье, а потом подробно рассказали разведчику о произошедшем с ними.

— Интересно, — Дрозд выключил запись на своем информкорде, — а описать этого гуманоида сможете?

— А чего описывать? — Алекс посмотрел на капитана непонимающе. — Мы его вам покажем, — и он достал уже собственный кодер.

Капитан удивленно взглянул на рейнджеров, потом улыбнулся:

— Уели, бродяги! Так у вас все, наверное, и снято?

— Есть малехо.

Чуть позже Дрозд внимательно отсмотрел на планшете полученные от бойцов материалы.

— Сир, а кто это все-таки? И ведь такой здоровенный, лось! Еле уложил!

— Как это уложил? — озадаченно спросил капитан.

— Обычно, на лопатки, потом ножиком, — Ларсен достал из-за спины собственный тесак.

— Ну-ка, — разведчик отобрал холодное оружие у бойца, — неуставной ножичек у тебя, боец. Да ладно. То есть ты хочешь сказать, что своими руками угробил настоящего чинтосина?

— Вообще то, сир, Ларсен у нас победитель Большого Тура, и чемпион многих соревнований по борьбе. Я же взял приз в туре на Больших гонках этого сезона.

— Вот дела… — разведчик с неподдельным интересом уставился на рейнджеров. — Так, постойте! Это же у вас первый выход?

— Да! — дружно ответили бойцы.

— Офигеть! — Дрозд даже расхохотался от эмоций. — Ну вы даете, парни! Завалить чинто, получить ценные материалы, да еще и просто выжить в этом бедламе. Ей-богу, я бы вас к себе взял.

— Извините, сир, но мы уже заняты. А что это еще за чинто?

— Да! — махнул рукой капитан и нагнулся к бойцам ближе. — Вообще-то, вам знать не положено, но вы и так уже в курсе. Новая раса союзников Центровых: обладают гигантской физической силой, очень агрессивны, довольно-таки опасный для нас противник. Слухи о них появились еще с полгода назад, тогда же мы и начали сталкиваться с ними в боях. Ну а тут, похоже, центровые впервые массово бросили в бой именно чинтосинов, — офицер о чем-то задумался. — Так, Ларсен, ты кто у нас по учетной специальности?

— Тяжелое вооружение, сир.

— Ты, Карт, как я понял, неплохой водитель?

— Так и есть, сир.

— Отлично! Слушайте меня внимательно, бойцы. Отдыхайте пока вон в том месте, под тентом. Отсюда ни шагу! Я бегу в штаб, сообщу новости. Все понятно?

— Так точно, сир! — рейнджеры уже поднялись на ноги и ответили слаженно. Ведь надо держать марку, они не какие-то там простые пехотинцы!


Новобранцы успели даже немного вздремнуть, когда появились признаки того, что ситуация вокруг меняется к худшему. Чаще забегали бойцы, громче стали кричать сержанты, появились озабоченные чем-то офицеры. Пару раз рейнджеров спросили, что они тут делают. Те сослались на Дрозда, и этого оказалось достаточно. С северо-западной стороны приближалась канонада, где-то рядом заработали батареи плазменных мазеров пехотного дивизиона. Мимо рейнджеров на погрузку пробежала сотня бойцов, и вскоре остался только столб пыли, волочащейся за грузовой платформой. Неожиданно из-за близких облаков вынырнули три больших черных атмосферника и попытались атаковать позиции батареи, но откуда-то справа с ужасающим ревом блесканул багровый луч и слизнул один из вражеских аппаратов, второй противник начал стремительно падать, загораясь, как спичка, третий же благоразумно вернулся в облака.

— Суборбитальные атакуют, что-то наши космофлотские совсем нюх потеряли, — раздался рядом знакомый голос. Карт обернулся и наткнулся на взгляд старшего сержанта. — Бойцы, а вы все еще здесь?

— Да, разведка к нам проявила лишнее внимание. А что за нафиг сейчас, вообще, происходит?

— Да ничего хорошего! — старший сержант присел рядом и достал солевую таблетку, было жарко. — По всей видимости, замысел расширить плацдарм не удался, поэтому опять покатимся к морю. Я здесь уже третий раз, невезучее место. Зря наши командиры так суетятся.

— Потом что?

— Потом? Опять будем сидеть на островах. У местных нет флота, и десант кинуть им слабо. Нашим же слабо их орбитальную оборону сломить, короче ничья. Ну да ладно, у меня свои дела. Удачи, парни!

Ларсен посмотрел вслед пехотинцу и смачно сплюнул.


— Твою мать! — выругался он по-русски. — У штабных шахматы, а у нас смерть и кровь.

Карт хотел, было что-то возразить, но рядом раздался зычный окрик капитана Дрозда:

— Вот вы где! Живо ко мне, рейнджеры!

Бойцы резво вскочили и побежали вслед за капитаном, через три поворота они оказались перед закрытыми дверями в бункер. Здесь находились два поста пехотинцев с тяжелым вооружением, торчала и ПВОшная трубка. Дрозд представил обоих бойцов артиллерийскому майору, крупному и не выспавшемуся штабному офицеру. Тот бросил взгляд на рейнджеров и спросил разведчика.

— Они точно подойдут?

— А у нас есть выбор, майор? Этот парень неплохой водитель, я уже успел навести кое-какие справки. Стал чемпионом Диких гонок. Знаешь, что это такое? Там рискуют не меньше, чем здесь. Да и стрелок на борту лишним не будет, они оба практику в лагере штурмовиков проходили.

Майор немного помялся и пригласил бойцов для разговора в сторону, там было оборудовано место для отдыха караульных.


— Значит так, бойцы, — артиллерист бросил пронизывающий взгляд с черных глаз, как будто рентгеном просветил. Карт успел заметить пару серебряных звезд на кителе, брони на офицере не было. По виду вроде штабист, но ох как непрост на самом деле. — Я майор Ришта, начальник штаба дивизиона, ну а сейчас, точнее сказать, сборной бригады всего чего только можно. У нас сложилась довольно непростая ситуация. Противник крупными силами прет прямо сюда, максимум через час тут начнется бой и бой жестокий. Потом мы взорвем к чертям собачьим наши орудия и уйдем в запасной район. Но сейчас нужно выполнить, обязательно выполнить, одно очень важное задание. Так получилось, что в расположении дивизиона оказалась комиссия Штаба нашего оперативного сектора. Там практически одни генералы, сразу эвакуировать их не удалось, а потом они помогали нам составить план отступления. Специалисты там очень высокого ранга, и поэтому чрезвычайно полезные для Федеральных войск, особенно генерал Франхейм. Слышали о таком?

— Вроде да, он же автор теории позиционных ударов? — Карт своим вопросом изрядно удивил офицера.

— Точно, именно он. Теперь, рейнджеры, представляете, насколько эти люди важны для нашей армии? Их надо срочно вывезти в штаб экспедиционных сил и эвакуировать на орбиту. Все уже готово, и скутер, и офицеры, только такая вот загвоздка — нет у нас опытных водителей. Маршрут же достаточной опасный и сложный.

— Где скутер? — спросил без обиняков Карт.

— Ты шустрый, как посмотрю, паренек, — майор иронично взглянул на бойца, — сразу решил, что справишься с таким заданием?

— А у меня есть выбор, майор? — Алекс смело взглянул прямо в глаза гренадера и не отвел их в сторону, выдержав ответный испытывающий взгляд опытного вояки.

— Тогда вперед! — Ришта принял решение. — Капитан, принимай командование. И удачи, парни, пока вам сильно фартило.


Дрозд махнул рукой, и они снова побежали куда-то по глубокой траншее. Вскоре бойцы входили в небольшой ангар, где и стоял скутер.

— Сможешь такой вести? — кивнул в сторону машины Дрозд.

— Комета 4, - с видом знатока оглядел скутер Карт, — а чего нет? Хороший аппарат. Где тут механики?

Рейнджер подошел к одному из бойцов в песчаном комбинезоне и стал что-то выпрашивать у него. Тот сначала хмурился, но потом улыбнулся и согласно кивнул.

— Все нормально? — капитан вопросительно посмотрел на Алекса. Механик уже ушел копаться во вскрытых рабочих панелях машины.

— Да. Надо немного изменить рабочие контуры. Мне также нужен план маршрута, и кто со мной пойдет за штурмана?

— Придется мне, — пожал плечами Дрозд и наткнулся на недовольный взгляд водителя — не бойся, я же разведчик, не один выход в тыл совершил, в навигации разбираюсь.

— Ну, смотри, — с вызовом ответил офицеру Алекс и полез в кабину.

Дрозд несколько минут рассматривал уверенные манипуляции Карта, потом довольно кивнул и передал ему кристалл с файлами маршрута. Затем капитан повернулся и пошел проверить, как там устроился бортовой стрелок. Ларсен деловито обживался на новом месте. Он уже подогнал под себя кресло бортового стрелка задней полусферы и сейчас занимался юстировкой вооружения. Разведчик удовлетворенно хмыкнул, дал пару полезных советов и вернулся в кабину. Карт занимался прокруткой маршрута, делая на нем только ему понятные позиционные точки и метки. Он не привык оставлять на потом важные решения, лучше заранее отметить места, где будут необходимы несколько вариантов действий. Опытные водители только там и поступали. Алекс также не считал себя полным новичком. Рядом суетился механик, крутя различные тумблеры и копаясь в проводах.

— Вы нам скутер не испортите? — недовольно спросил Дрозд. Он почувствовал себя неуютно, как будто был не командиром, а каким-то левым пассажиром. Больно уж эти странные рейнджеры оказались хваткими ребятами, несмотря на то, что по факту являлись зелёными новичками.

— Не боись, капитан, — запросто ответил механик, — парень знает толк в машинах. Мы банально заблочили аварийный модуль, и перешили управление двигателем.

— Это не опасно?

— Конечно же, опасно, если не знать, что и куда пихать, — чумазый механик заржал, как конь, а потом кивнул в сторону Карта, — интересно, у них все рейнджеры такие обезбашенные?

— Наверное, да, — хмыкнул Дрозд и повернулся к водителю. — Можно грузить пассажиров?

— Да, — Карт оторвал глаза от экрана, — и это — закрепите всех покрепче, поездка будет жесткой.

— Принял! — ворчливо пробурчал капитан, поймав себя на мысли, что чуть не ответил "Есть". "Вот чертовы рейнджеры — не армия, а банда какая-то".


Через пятнадцать минут он вернулся в кабину и доложил:

— Все на местах, сейчас генерал Франхейм подойдет и можно двигать. Прикрытие уже готово, враг очень близко.

Сразу после его слов в кабину заглянула чья-то седая голова. Карт думал, что в таком возрасте уже не служат. «Откуда этот пенсионер ещё взялся?» — рейнджер накинулся на непрошеного гостя

— Почему не в кресле? Сейчас будет старт! На место живо!

— Понял, — голова незамедлительно исчезла

— Все готовы? — Алекс повернулся к Дрозду. Тот ошеломленно оглянулся в салон и отрапортовал:

— Все! Ты хоть понимаешь, кого сейчас послал? Это же был сам генерал Франхейм!

— И что с того? По уставу пассажиры должны быть в кресле и слушать указания командира боевого корабля. Или ты хочешь сейчас в мое кресло?

Дрозд промолчал, он был настоящим боевым офицером, повидал всякого, но его сейчас немного нервировала энергия, прущая от этого обезбашенного рейнджера. Да нет, это не присущее юности молодеческие бравирование, не показное ребячество, здесь чувствовалась непоколебимая уверенность в себе. Как будто этот парень каждый день совершал такие смертельные трюки. Разведчик не верил до конца, что они смогут выбраться отсюда, слишком тяжелая ситуация получилась на этом участке фронта. Уж кто-кто, а он владел настоящей информации. Но не попытаться было нельзя, земляне — народ до чрезвычайности упёртый.



— Три, два, один, пошли! — Карт стартанул привычно — с резким ускорением, скутер стремительно несся к закрытым воротам, только когда оставалось десяток метров они моментально отошли в сторону, и «Комета» вырвалась на поверхность. Дрозд чертыхнулся, механик, значит, был тоже изрядным весельчаком. Карт вел скутер извилистым маршрутом посреди нагромождения ангаров и зданий четко и спокойно. Неожиданно позади них послышались разрывы импульсных снарядов, чрезвычайно быстрого оружия центровых.

— Промахнулись, — улыбнулся пилот.

— Откуда ты знал? — капитан нервничал с самого старта, он привык к подобной скорости на разведке, но в пределах расположения своих войск обычно так все-таки не летали.

— Что тут знать-то, — Карт ухмыльнулся, — база под прицелом. Где находятся ангары они отлично осведомлены, основные маршруты также просчитали, но вот на нашу скорость не рассчитывали. Ты, капитан, лучше за небом следи. Прилетят вот эти голубые штучки, а они здорово маневренные, и наши перышки пощиплют. А оно нам надо?

— Принял, — Дрозд практично взглянул на экраны, похоже, этот рейнджер свое дело знает.

"Комета" стремительно вылетела с территории обреченной на уничтожение базы и прибавила скорости, повторяя своим маршрутом складки местности. Карт не боялся лететь, завалив машину набок или почти прижавшись к поверхности. Дрозд с удивлением наблюдал за таблом безопасности, оно давно ушло в оранжевую зону, но система пока молчала и в красный режим не переходила. Пилот выжимал из машины все ее возможности и ресурсы, но не доводил ситуацию до крайностей. Двигатель и энергоблок продолжали работать стабильно, без сбоев, что внушало спокойствие.

— Ты куда? — всполошился капитан, когда увидел, что они отклонились от маршрута.

— Там ровная местность, опасно. Пройдем среди развалин.

— С ума сошел? Там наверняка войска центровых. Собьют ведь!

— Пусть попробуют! — Карт повернул голову к офицеру и нагло ухмыльнулся. Капитан хотел, было крепко выругаться, но остановился. Вид у рейнджера сейчас совершенно шальной. Губы улыбались, а глаза горели каким-то особенным желтым светом. Машина идеально точно выполняла все задуманные маневры водителя. Дрозду еще никогда не приходилось наблюдать подобное виртуозное управление скутером, а он достаточно повидал опытных пилотов. Но здесь сидел настоящий мастер!


"Комета" стремительно ворвалась в район развалин. Среди них, и в самом деле, оказались подразделения Галактического Союза. Но скутер пронесся так стремительно, что противник не успевал дать залп и огонь их системы ПВО прошелся мимо машины. Только на окраине бывшего поселения достаточно четко сработала автоматизированная батарея ПТО, пославшая вслед скутеру пару веретенообразных ракет.

— Две «пульки» сзади! — заорал в переговорное устройство Ларсен.

— Принял, — Карт нахмурился. Эти веретенообразные штуки были очень опасны, их еще упоминал во время учебы сам капитан Чамп. Машину немного встряхнуло, это задний стрелок выпалил сразу две противоракеты. Одна удачно нашла свою цель, но вторая «пулька» медленно, но верно догоняла скутер. Местность из ровной потихоньку становилась пересеченной, чем и воспользовался Карт. Он резко нырнул в небольшую расселину и буквально прилип к стенке.

Дрозд с изумлением наблюдал дальнейшие пируэты машины, скутер лихо перескакивал с одной стены на другую, нырял в ямы, стремительно обходил выступы. Похоже, электронный мозг «Пульки» все-таки не выдержал, перегрелся и ракета в один из моментов ушла в сторону и поразила расчет собственных ПТО, окапывающийся в расщелине.

— Бинго! — заорал по системе внутренней связи Ларсен. — Она своих подпалила!

— Ну, ты и выдал, — Дрозд смог, наконец, вытереть со лба холодный пот.

— Не расслабляемся! Мы на подходе! Капитан за небом следить! — Карт не терял боевого настроя и внимания. Что-то сейчас не давало ему покоя! И в самом деле, вскоре послышался спокойный голос Дрозда

— У нас две птички! Сфера четыре, ноль, пять!

Эт слова можно было перевести как — «Верхняя передняя полусфера, чуть выше сорока градусов по плоскости на условный северо-запад, и пятьдесят градусов по высоте». Алекс мельком взглянул наверх, на них стремительно сваливались два голубых вертлявых атмосферника. Он их уже видел в деле, очень маневренные и опасные аппараты.


— Ларсен, постарайся положить хоть один, иначе не уйдем!

— Принял.

Карт стремительно увел машину влево, там виднелась невысокая гряда холмов. Голубые не отставали, также стремительно повернулись и разошлись в стороны, намереваясь зажать «Комету» с двух боков.

— В клещи берут, гады, — пробормотал сквозь зубы Дрозд. — Ракеты пошли!

Капитан выстрелил две маленькие ракеты ПВО, одна была быстро сбита вражеским атмосферником, а вторая заставила противника немного покувыркаться, чуть задержав его в пути.

— Отлично, кэп! — похвалил не по уставу штурмана Карт и переключился на общую связь. — Всем держаться!

«Комета» с неимоверной быстротой нырнула вниз, Алекс углядел на карте что-то похожее на узкий каньон. Второму атмосфернику пришлось резко тормозить, он прозевал уход скутера с маршрута. И в этот момент его подловил из лучемета Ларсен. Голубой аппарат сразу осел вниз, потом выправился и неуверенно ушел в сторону. Дрозд внимательно всмотрелся в увеличенное изображение вражеской машины, он был безмерно удивлен.

— Офигеть! Этот парень из лучемета снес ему половину маневренных движков. Да он просто бог в стрельбе!

— Где второй? — требовательно спросил Алекс, не забывая ловко маневрировать в каньоне. — Нам так долго не выдержать! Движки уже перегреваются.

— Так, сфера девять, двести десять, двадцать!

Интеллектуальный посредник между водителем и катером был настроен отлично. В названном секторе экрана тут же увеличилось изображение. Автоматика скутера теперь постоянно держала вражеский атмосферник в поле зрения, не отвлекая лишний раз пилота на поиск чужеродного объекта.

— Ну, теперь посмотрим, — Карт был полностью уверен в себе, он уже погружался в знакомое "гоночное" состояние. — Всем держаться крепче!


Дальнейший полет капитан Дрозд запомнил на всю жизнь, это было круче, чем в Дэфильмах о невероятных приключениях старинных земных героев. "Комета" стремительно неслась вперед, постоянно меняя свой маршрут, то ныряя в ямы и расщелины, то резко на всей скорости обходя скальные выступы и углы. Скутер временами буквально прижимался к самой поверхности, что позволяло ему совершать дополнительный толчок для ускорения, освобождая часть мощи главного двигателя. Одновременно не давая заглохнуть перегревающемуся гравиприводу то один маневровый движок, то другой получал положенное время для отдыха, вся система небольшого пассажирского скутера работала размеренно, водитель старался лишний раз ее не перенапрягать. Он действовал по только ему известному алгоритму, выжимая из «Кометы» даже то, что было неизвестно её создателям. Хорошие все-таки машины производились в Федерации.

"Но как можно вести скутер на пределе в течение такого длительного периода? Разве человек способен на подобное? " — мелькнуло вдруг в голове у разведчика. Но размышлять дальше было совершенно некогда — пилот вражеского атмосферника одну за другой выпустил пять ракет, и ни одна из них не достигла цели. Они не были рассчитаны на такую маневренную и стремительную мишень. Да и, похоже, ракеты у противника кончились, он попытался несколько раз ударить из импульсников, но попал только в окружающие маршрут скалы. Затем голубой атмосферник и вовсе начал вести себя как-то неправильно. Машина то и дело вихляла в стороны, или резко теряла скорость, начиная двигаться рывками. Наверное, у нее наступал общий перегрев системы.

— Всем внимание! — закричал Карт — Впереди скалы!

"Комета" между тем стремительно вошла в расщелину между двух скалистых холмов, больше напоминающих башни, буквально встав на ребро. Надо было проскочить вперед между вершинами, а дальше начиналась зона ответственности ПВО войск Земной Федерации. Такую информацию только что сообщил капитан Дрозд. Это было чрезвычайно опасный маневр, и водитель голубого атмосферника, видимо, тоже что-то почувствовал и резко прибавил скорости, включив в дело неведомые резервы. На экране было заметно, что его аппарат временами потряхивает, но пилот там сидел опытный, и он смог удержать тяжелую машину, и также вошел «бочком» в узкую расщелину.


— Ну, ладно, — усмехнулся Карт и выдвинул джойстик вперед, его-то скутер до сих пор находился в нормальном состоянии, можно было добавить еще скорости. Со стенок расщелины полетели камни, скутер слегка встряхнуло.

— Бандит палит из импульсных! — передал Ларсен и сам пару раз выжал последние крохи энергии из своего лучемета. Причинить вреда вражеской машине он уже не мог, но ее пилота несколько напугал. Голубой немного отстал, а «Комета», получив дополнительный заряд мощи, резко рванула вперед.

— Стрелки, это залетная птичка, выходим, за нами бандит, внимание! — Дрозд уже работал открыто в армейском эфире, нарушив все регламенты. Обычное дело в чрезвычайной ситуации.

— Принял, встретим, — скупо ответил без лишних вопросов оператор батареи ПВО. Видимо, им уже поступила информация о важной «птичке» и их ждали.

Наконец, впереди показалась светлая горловина узкого выхода, скутер стремительно достиг его и тут же свалился вниз. Разведчик не успел даже испугаться, как Карт выровнял машину в самом низу, пролетев всю эту высоту за пару секунд, попутно нарушая все мыслимые правила и уставы. Чуть позже из расщелины вынырнула туша вражеского атмосферника и тут же скрылась в огне, мазер ПВОшников поразил его сразу же, не давая выполнить ни один маневр.

— Отлично, парни! — радостно заорал в открытый эфир капитан и дождался ответа оператора.

— Удачи вам! Далее следуйте линии привода. И передайте водителю большой респект. Это было что-то!

— Есть привод! — Карт поставил систему на автоматическое сопровождение. На экране тут же появились метки рекомендуемого маршрута. Теперь можно было чуток расслабиться, но они все еще в зоне боевых действий, поэтому водитель передал по громкоговорящей. — Следить за воздухом, отдохнем дома.

Скорости он не снижал, только с тревогой наблюдал за показателями запаса энергии, такой бешеный темп движения сожрал много топлива. Вокруг машины начали мелькать войсковые укрепления, двигалась техника, стояли батареи, впереди на большую оборудованную площадку садились десантные дисколеты. В эфире появился встревоженный голос оператора посадочной полосы.

— Залетная птичка, площадка номер двенадцать, сбавьте скорость.

— Принял, — ответил Карт, но скорости не убавил. На экране появилась желтая метка, и она стремительно приближалась. Алекс лихо обходил неторопливые транспорты и платформы, принуждая техников приседать и ругаться вслед бешено несущейся «Комете». Через пару минут они подлетели к двенадцатой платформе, заставив местного диспетчера панически замахать руками. Карт умело затормозил, одновременно развернув машину параллельно указателям, и виртуозно её припарковал, сантиметр к сантиметру. К кабине водителя подбежал взбешенный дежурный диспетчер парковки и начал что-то яростно кричать. Капитан показал ему один из древнейших жестов, и на этом перепалка закончилась.


— Что там в отсеке? — Карт уже отстегнулся и заглянул назад, в пассажирский салон. Дрозд уже был там и весело ответил:

— Облевались все, как и положено при такой езде.

— Ларсен, ты как?

— Твою мать, Ал! Ты так и не научился возить людей.

Алекс засмеялся, тело сразу расслабилось, только сейчас он осознал, что у него дрожат руки, да и ноги почему-то не хотят слушаться хозяина. В кабине показалось озабоченное лицо Дрозда:

— Ты как, боец?

— Да как-то так, — криво улыбнулся Алекс, от выброса адреналина его несколько потряхивало. Давно забытое чувство после генеральной гонки на выбывание.

— Понял. Все нормально, парень, а то я уже подумал, что ты железный. Возьми-ка эту пилюлю и запей чем-нибудь, станет легче. Я пока займусь пассажирами, похоже, они не привыкли к подобным аттракционам.

Минут через пять Алекс смог самостоятельно выйти наружу, к нему сразу же подошел местный техник, здоровенный шеф-сержант с множеством наградных планок на груди:

— Водитель, какого лешего вы не снизили скорость? Я подам на вас рапорт, вы создали аварийную ситуацию.

Карт безразлично взглянул на озлобленного сержанта, а к ним подошел, сжимая кулаки Ларсен, вид у него был достаточно серьезный. Сержант как-то сразу стух и оглянулся в поисках помощи, обстановку же разрядил капитан-разведчик:

— Сержант, этот парень вывез из окружения группу штабных офицеров, так что лучше заглохни и займись машиной, — затем Дрозд повернулся к рейнджерам. — Не знаю, откуда вы, парни, но это было классно! Рад знакомству с вами. Сейчас вас отведут на посадочную полосу дисколетов, там в настоящий момент как раз грузятся ваши. Еще увидимся!

Внизу бойцов перехватил какой-то офицер и подвел к генералу Франхейму. Тот был бледен, но выглядел бодрее, чем остальные штабные, которых сейчас срочно приводили в порядок медики.

— Вы, водитель? — обратился седовласый генерал к рейнджерам. — Это был поистине великолепный полет! Черт возьми, я никогда не думал, что наши машины способны на такое! Сразу видно бывалого пилота. Что такое?

— Это был наш первый рейд, сир, — замялся смущенный Карт, — так уж получилось.

— Вот оно что! — генерал тяжело присел на бордюрный камень. Потом внимательно посмотрел на рейнджеров, в его глаза читалось неподдельное уважение. — Все равно этот полет вышел замечательным, парни. И я вас не забуду, поверьте старому генералу. Храни вас боги Вселенной!


Карта и Ларсена высадили на платформе и вскоре они уже стояли посреди колонны усталых рейнджеров. Здесь оказались бойцы из различных подразделений. Часть из них сумела отойти организованно, многие пробивались маленькими группами из окружения. Солдаты скупо обменивались впечатлениями, делились слухами. Большинство бойцов выглядели сумрачно и нервно, ведь сегодня их здорово поимели. Многие давали клятву, что еще вернутся сюда и отомстят за погибших товарищей. Сколько земной крови в эти дни пролились на проклятые пески!

Они еще не знали, что где-то на далекой планете кто-то поставил галочку напротив её названия, которая шла далеко не первой в бесчисленном списке обитаемых миров. Убитые на ней земляне также были только маленькой песчинкой в мириаде погибших разумных особей. Но составителю гениального плана не было дела до чужаков, ставших расходным материалом. Галактические интриги тянулись из неимоверной глубины тысячелетий. Одним миром больше, одним меньше. Что это для такой огромной Вселенной!

Глава 2 Прерванный отдых

Карт лениво перевернулся набок. Солнце, наконец-то, перевалило свой максимум, все-таки на Хэше очень уж длинный день — почти 30 земных часов. Он немного приподнялся на локтях и снова оглядел местность. Ничего не поменялось: все те же, поросшие синеватого оттенка деревьями, низкие горы, покрытая синей же травой долина, озеро с хрустальной водой. Красиво!

— Олд, поймал еще чего?

— Да все, видно, местная рыба жары не любит, — Ларсен положил на каменистую почву мудрёное приспособление для ловли и прилег рядом. — Пойти, что ли, искупнуться?

— Я вот не пойму тебя. Ты же вроде говорил, что хоть и северянин, но холода не любишь, а тут ныряешь себе в ледяную воду. Я даже ноги туда боюсь засунуть.

— Нормальная водичка. Знаешь, как после нее хорошо?

— Хм, какой ты противоречивый.

— Да неужели? Вот и Хвеста то же самое говорила, — Алекс оглянулся на друга, его лицо стало немного печальным и задумчивым.

— Это твоя девушка, Хвеста?

— Да, была… — норвежец помолчал и добавил, — только, когда расстались, понял, как она мне дорога.

— Смотри-ка, — удивленно хмыкнул Алекс. У него самого в жизни было много женщин, от совсем юных до зрелых и опытных, но серьезных отношений так и не сложилось. Да и к чему это? В Земной Федерации давно уже не было такого общественного института, как семья. Еще с тех, Катастрофных лет. Люди при взаимной симпатии могли некоторое время жить вместе, но они ничем не были друг другу обязаны. Юноши еще до армии сдавали спермоматериал в генетические банки, затем им оплодотворяли здоровых и подходящих для рождения детей женщин. Малышей с трех лет забирали в общественные ясли, с семи они уже обретались в детских коммунах. Человек с самого раннего возраста привыкал жить в обществе, ему прививались чувства товарищества и взаимовыручки. Поэтому на Земле невозможно было стать совсем одиноким человеком. В трудной ситуации ты просто выходил на улицу и просил помощи. Если первый встречный не мог сам подсобить, то обязательно находил для этого подходящего человека. Большинство из живущих на Земле жителей вполне устраивала подобная структура общества. Для отщепенцев и любителей старины создавались специальные резервации, и никто друг другу не мешал, одеяло на себя не тянул. Ренегатов в Федерации давно повывели. Во всяком случае им так говорили.


Чуть позже друзья с наслаждением поедали свежую, запеченную на углях рыбу, и смаковали местное вино, красное и тягучее.

— Даже не верю, что у нас еще две недели отдыха, — Ларсен потянулся, под кожей заиграли могучие мускулы. По утрам не менее двух часов он тратил на зарядку и упражнения. Алекс же обходился прогулкой по горам, он был с детства любопытен.


Прошло уже почти два месяца, как они эвакуировались с Калунии, где войска Федерации потерпели жестокое поражение. Им же повезло тогда выжить целыми и невредимыми. После того как Алекс привел скутер на базу, их посадили в эвакуационный дисколет и через час они уже сидели в уходящем от проклятой планеты транспорте. Тот был заполнен мрачными бойцами, лучшие места оказались заняты ранеными солдатами, проклинающими бездарное командование и разведку. Карт никогда еще не слышал столько ругани в адрес земного руководства. Корабельным офицерам стоило больших трудов навести некое подобие порядка. Только врожденная с детства дисциплина помогла им избежать массовых драк, повального пьянства и сопутствующих им дебошей.

На огромной базе Космофлота уцелевших рейнджеров встретила целая делегация. Бойцов разбили на мелкие группы и начали перекрестный допрос. Офицеры разведки подробно расспросили о произошедшем на Калунии. Пара из них даже усомнилась в правдивости информации об их приключений, но у Алекса все произошедшее с ними оказалось записано на информационный кристалл. Со времен Диких гонок у него осталась полезная привычка все фиксировать. Он уже никогда не надеялся на компетентность и скрупулезность всевозможных инспекторов и следователей. Даже в самой лучшей службе никто не отменял проклятый человеческий фактор. Забота о себе любимом у тебя же в собственных руках!

Спасательная экспедиция на скутере произвела на разведчиков флота большое впечатление, и они стали более уважительно относиться к этим двум странным рейнджерам. На следующий день их навестил полковник Кристабель, начальник оперативного штаба базы. Он сердечно поблагодарил новобранцев за службу и вручил каждому по престижной награде — ордену Серебряная звезда. А также им было сообщено, что по достижении полугодового срока службы в Действующей Армии, молодые бойцы за особые заслуги получат звание капрал. Чем несказанно удивил рейнджеров, ведь обычно такое повышение можно было получить только после двух лет безупречной службы.


После долгого и нудного опроса их выпихнули на уходящий дежурный транспорт, на котором они прибыли в огромный орбитальный госпиталь. Планета, вокруг которой вращалась эта бубликообразная махина, была необитаемой, но ее поверхность земляне использовали для получения энергии и ресурсов, подаваемых в госпиталь по орбитальному лифту.

Почти месяц их там мурыжили всевозможные специалисты, выискивая какие-нибудь болячки. С ними плотно работали и штатные психологи, но сами парни считали, что они в полном порядке. Хотя от спецов по мозгам получался неплохой бонус: посещение комнат релаксации, где был настоящий земной воздух, прокручивались запахи и звуки родной планеты. Вдобавок все эти помещения были заставлены настоящими земными растениями. На это армия не скупилась.

В госпитале они повстречались с несколькими знакомых людьми. Один из парней, учившийся в «Патагонии» потерял на Калунии ногу, хорошо хоть сам жив остался. Теперь он лежал в регенерационном боксе, потихоньку отращивая новую конечность. Второму парню, с которым они как-то пересекались в Тромсе, повезло несколько больше. На некоторых участках его лица находились гелевые тампоны, но раны заживлялись довольно быстро.


— Посекло камнями, снял, дурак, щиток не вовремя, — пациент госпиталя был в хорошем настроении. Из его взвода, вообще, мало кто уцелел. Как оказалось, его батальон сражался рядом с «Вепрями». — По слухам, наших на Калунии не слабо так приложили. Лет пять подобных страшных потерь в мобильной пехоте не было. Несколько батальонов сейчас напрочь расформировано, на других участках остро не хватает. Конечно же опытных бойцов

— Да уж, что там думало наше командование? Послали парней прямо на убой! — Ларсен был мрачен, кое-кого из погибших он знал лично. Они сидели сейчас в небольшом кафе-террасе и пили настоящий земной шоколад. Сидящий напротив рейнджеров штабс-сержант с космофлота пошевелил розовыми, новенькими пальчиками и с пониманием взглянул на бойцов.

— Всякое бывает. Центровые нашли свежего союзника и показали нам, как там по-русски — "Кузькина мать"?

— Да, — оторопело, кивнул Ларсен, — слушай, я это слово с детства не слышал.

— А, был у нас один матросик, — махнул рукой космофлотчик, — любил старинные выражения выискивать, самые изощренные ругательства у него в лексиконе водились. Жаль его, попал под декомпрессию. Когда вражеский фрегат по нам шарахнул, тот в кормовом отсеке находился, выбраться оттуда не успел, бедолага. Пока дыру залатали, пока доползли. А мне вот свезло, только пальцы отрезало.

Алекс внимательно глянул на сержанта, тот был старше их всех, служил уже сверхсрочную, но к молодым рейнджерам относился вполне уважительно. Он уже был в курсе их похождений, как и многие в госпитале. "Водила генералов" — вот такая неожиданная кличка образовалась у Карта. Поначалу она его жутко бесила, но опять же, обозвали его так не ради подкола, поэтому пришлось смириться.


— Тут дело в следующем, — штабс-сержант заказал еще шоколада. — Война — это как некие качели, где-то мы врежем, где-то по нам. Сейчас же на всех позициях полный дисбаланс наблюдается.

— Но зачем же нам втолковывали, — вмешался хмурый Ларсен, — что земляне всегда наступают, идут только вперед.

— Ага, было такое, еще три года назад. Сейчас же стоим на месте. Вы поймите, парни — когда Земная Федерация только появилась на театре военных действий, вот тогда получился безмерный фурор! Пусть и неопытные, пусть ценой большой крови, мы попросту расшвыряли всех противников по углам ринга. В нас природной агрессии оказалось на сто инопланетных рас! Мы не боимся крови: ни своей, ни чужой. Потом создали вот такую эффективную машину — нашу армию и флот. Стали жать врагов дальше. Две трети успехов последних двух столетий — это полностью наша, землян, заслуга. А потом… потом противник к нам приноровился, привлек к военным действиям новые расы, создал препараты, помогающие менее агрессивным расам вести себя в бою более храбро и напористо. Да и тактику боевых действий они поменяли кардинально. Поэтому мы и топчемся второй десяток лет на месте. Хотя, конечно, некоторые подвижки имеются.

— Что-то ты много знаешь для обычного космофлотчика, — подозрительно посмотрел на штатс-сержант Ларсен.

— А он и есть не обычный механик. Ты просто не наблюдателен, Олд, — съехидничал Алекс. — Этот жук из космодесанта, у него значок висит на оборотной стороне ворота, чтобы пролезать на этом летающем бублике в любое нужное ему место. Ты лучше скажи, раз такой умный, почему старые цивилизации не дают нам своей самое мощное оружие или свои знаменитые космические дредноуты?

— Хм, ну и вопросики у салаг нынче, — штабс-сержант ухмыльнулся. — А вот как ты себе это представляешь? Я не говорю о «Сжигателях планет», эти колоссальные чудовища уже не используют многие тысячи лет. Слышал о таких?

— Где-то краем уха.

— Вот то-то и оно! Они использовали энергию звезд, в итоге создателям же и вышло боком. Война на уничтожение никому в Галактике не нужна. Центровым и Спиральщикам необходимы только влияние и ресурсы, а нынешние методы войны их вполне устраивают. Все сплошь технологично и не высасывает излишние средства.

— Ага, только наша кровь ценится больно дешево, — мрачно добавил Ларсен.

— Ну надо же хоть на чем-то сэкономить, — по взгляду космодесантника было непонятно шутит ли он или это просто злой сарказм. — Две трети флота нашего Космофлота и так собирают «старики». Знаете, сколько это стоит ресурсов? Сколько проблем пришлось решить, чтобы приспособить управление огромных боевых кораблей под наш мозг и психику. Эти цивилизации в политике Галактики уже десятки тысяч лет, а мы, по сути, еще зеленые новички. Человеческая психика очень плохо переносит глубины космоса, или вы об этом не знали? Процент потерь по причине всяческих отклонения и стресса превышает остальные в разы. Никогда не видели отдельные боксы на звездных кораблях-госпиталях? Я так скажу вам, парни, что лучше вернуться на землю без руки или ноги, чем с такими мозгами. Для них-то точно имплантатов не придумали.


Рейнджеры задумались, а когда еще у них будет время раскинуть мозгами? Их жизнь сейчас напоминает вечную гонку непонятно за чем и неясно куда. Некогда оглянуться, оценить, подумать. Годы молодости у человека и так стремительны, а в гуще кровавой бойни еще и мимолетны.

— Ты хочешь сказать, что наша психическая ограниченность и есть главное препятствие в том, что мы не получаем самое мощное оружие Альянса.

— Одна из причин точно, — штабс-сержант, видимо, оседлал свой любимый конек, а Карту было любопытно получить информацию от очень компетентного человека, имеющего на них свои виды. Сейчас он намного более откровенен, чем иные прямые вербовщики. — Ты же сам водитель, знаешь пределы человеческой реакции. Космические же скорости предполагают молниеносное принятие решений, часть их, конечно же, свалена на автоматику, но и она небезупречна. По этой причине именно для пилотов создаются индивидуальные командные кресла. Да весь интерфейс пилотажных рубок завязан именно на человеческие нервные импульсы, а они перемещаются со скоростью примерно 90 метров в секунду, что не так уж быстро на самом деле. Расы из старых членов Альянса научились разгонять их еще проворней, они, по сути, трансформировали свои тела под нужды большого Космоса.

— Не все, — добавил задумчиво Карт, — просто у некоторых общество разделено на касты. Каждая из них заточены под свои задачи. Мы же раса универсалистов.

— Ты прав, — усмехнулся флотский, — так им проще. Наша человеческая ограниченность и есть та самая планка лимитирования поставок нам современной техники. Но и противник имеет те же самые проблемы. Найти расу, готовую использовать высокие технологии и вдобавок имеющую необходимый уровень агрессивности и кровожадности, это большая редкость. Каждая из вновь найденных дает серьезное преимущество одной из сторон и меняет правила ведения войны.

— Ты же нам провел эту лекцию вовсе не из чувства благотворительности? И для обычного космодесантника ты слишком много знаешь? — Алекс задал прямой вопрос, и рейнджеры с любопытством уставились на сержанта.


Военные в госпитале носили одинаковые костюмы, только цвета разные для рядовых и офицеров. Поэтому разобраться, кто есть кто было поначалу сложно. Десантник криво улыбнулся и поднял руки:

— Все, все, раскусили черти! Вас я знаю, а меня зовут Роберт Сид. Командир отдельной группы "Винт" пятой эскадрильи.

— Так ты нас сейчас вербуешь? — все так же недоверчиво смотрел на космофлотчика Ларсен. Между легкой мобильной пехотой, вернее, элитными подразделениями штурмовиков и эскадрильями космического десанта всегда велось негласное соревнование — Кто из них круче.

— Почему нет? — Сид спокойно продолжал пить шоколад. — У нас много общего. Тем более что вы оба штурмовики, да не простые. Вышли в первый рейд, по серебряной звезде отхватили. Ты, — Сид кивнул в сторону Алекса, — вообще, ходячая легенда мобильной пехоты. В моей группе такие парни не помешают.

— Ага, спасибо — Ларсен криво ухмыльнулся, — плавали, знаем. Мне того приземления в этом гребаном скафандре на Луну хватило. На фиг ваш большой космос не сдался!

— В скафандре?! — сержант чуть не поперхнулся горячим напитком.

— Ага, — в разговор вступил Карт, — в десантном модуле.

— Так это давно запрещено! — изумился Сид. — Где вас так угораздило?

— Да есть тут один крендель, Гевара. Нас на древнюю Лунную базу скинули.

— Ага, Гевара. Бывал я на его "Эшелоне". И в самом деле, тот еще чувачок, с него станется все правила и уставы нарушить. Зато инструктор от бога.

— Это да, многому там научились.

После некоторой паузы космодесантник продолжил:

— Принуждать вас, парни, никто не будет, но считайте, что официальное предложение сделано. Надумаете, свяжитесь на любом терминале с управлением десантных сил Флота.

— Спасибо, мы еще покумекаем, — Ларсен был все так же хмур.


Вечером товарищ подсел на койку к Алексу и выдал тому следующее:

— Насели на нас флотские, теперь не слезут. Этот хмырь ведь из обычного взвода, зуб даю, что это разведка. А нам нужны такие безумные приключения?

— И что предлагаешь? — Карту также не улыбалось прыгать неизвестно куда в глубинах безжизненного пространства.

— Есть тут один офицер из штаба рейнджеров, тоже на Калунии пострадал. Может, подкатить к нему, ситуацию обрисовать. Пусть нас в отпуск ушлют куда подальше, а там шумиха и уляжется.

— Ну, и где он? — Алекс энергично встал с койки. Проблемы надо решать по мере их поступления.


Вот таким вот образом они и оказались на планете Рубиса, старом союзнике Спирального Альянса. Здесь вполне официально находилась база войск Федерации, а у её штаба имелся собственный курорт, где они сейчас и пребывали. Друзья выбрали отдых на природе, видимо, кто-то в штабе замолвил за них словечко, и их обслужили по полной программе. Вот уже третью неделю они бродили по местным горам, купались в озерах и ловили рыбу. Жителей здесь почти не было. Эта часть северного материка считалась на планете заповедной. Карту запомнилась только одна встреча с местными.

На третий день по прибытии они все-таки решили наведаться в центральный офис курорта, надо было уладить несколько формальностей. Перед входом на территорию "земной зоны" они наблюдали непонятную им картину. С транспортного флайера выгружали местных рубичан. Все они были в одинаковой зеленой одежде, чуть позже земляне заметили на каждом из одетых в зеленое силовые наручники. Неожиданно к рейнджерам подошел местный офицер. Армия здесь была и за полицию, и за лесничих, и за спасателей. Рубичане трезво рассудили, что незачем тратиться на лишние структуры. Сами жители планеты во многом походили на землян, только были выше и тоньше. Подошедший к ним офицер выделялся сильно вытянутым лицом с очень оживленной мимикой, такие уж подвижные у местных жителей были лицевые мышцы. Белесые брови густо нависали над его глазницами.


— Чем обязан вашему любопытству? — офицер говорил почти без акцента.

— Да мы просто офис шли, — стушевался Ларсен. Он все еще не утратил пиетет перед высшим начальством, пусть и нечеловеческого рода.

— Офицер, что здесь делают эти люди? — Карта, напротив обуяла неуместная в данной ситуации жажда знаний. Норвежец предостерегающе дернул его за рукав, но Алекс продолжал вопросительно смотреть на рубичанина.

— Это преступники. Могу я увидеть ваши документы? — местный быстро сканировал их информномера и удивленно поднял голову. — Я думал, что вы офицеры. Ведь здесь место отдыха очень высокого уровня.

— Вы весьма осведомлены для простого охранника, — вежливо намекнул Карт.

— Я директор местного департамента, — коротко ответил рубичанин. В этих отдаленных областях это звание означало, что он самый главный в округе, — и я прослужил два года в Действующей армии, так что знаком и с вашими порядками.

— Понятно. Рад был знакомству с боевым офицером. Можете все-таки рассказать об этих преступниках?

Рубичанин усмехнулся, землянин был довольно-таки беспардонен, в разговор пришлось вмешаться Ларсену.

— Офицер, простите этого обалдуя, второй его специальностью является УФО.

— Это контакт с инопланетными формами? — тут же поинтересовался заинтригованный офицер.

— Так точно! Хочется узнать больше из реальной жизни. В справочниках Рубиса нет ничего о ваших заключенных и преступлениях. Вы же достаточно давно являетесь высокоразвитой планетой.

— Ну что ж, пожалуй, я немного удовлетворю ваше любопытство. Ведь у вас на виду оказалась часть теневой стороны жизни нашего общества, но во Вселенной есть место свету, и есть место тени. Так говорят наши древние мудрецы.

— Очень меткое замечание, — похвалил Карт, рубичанин слегка усмехнулся.

— К сожалению, все еще существуют индивиды, которые ставят личное выше общего. На нашей планете жесткое строение общества, вы ведь знаете, что в свое время наша цивилизация чуть не погибла от экологической катастрофы. Мы слишком рьяно проводили индустриализацию и, в конце концов, природа взбунтовалась. Потом мы едва смогли выжить и снова подняться. Вот в те времена и возникла наша кастовая система и, надо сказать, отлично за пять веков себя зарекомендовала. А эти граждане, — офицер кивнул в сторону "зеленых", — пытались выдавать себя за других. На суде они раскаялись и им дали по несколько лет работ в Диких землях. Это очень тяжелый труд, как раз для тех, кто поставил себя вне общества. Все вот это великолепие, — рубичанин обозрел окрестности, — плод сотен лет работы. Когда-то тут была радиоактивная пустыня, остатки последней всепланетной войны.

— Что ж, вполне справедливо, а наказание довольно мягкое, — согласился с доводами офицера Карт.

— Я рад, что у нас совпадают мнения, — улыбка рубичанина была похожа на клоунскую, из какого-нибудь комедийного шоу. Такие вот были выверты у мимики местных. — В крайнем флайере находятся еще несколько преступников, они одеты в черное, нераскаявшиеся и не прощенные. Их отвезут на крайний север, там еще сохранились остатки пустыни. Они будут работать на самом опасном участке и там же умрут.

— Сурово тут у вас, однако, — Ларсен поежился, а офицер снисходительно посмотрел на молодых землян

— Кто бы говорил, ваши наказания суровее наших во много раз.

— Может быть, — Алекс задумался. — Но вы в Альянсе считаетесь за расу ученых и великолепных техников. Я не ожидал проявлений подобной жесткости.

— Это самые крайние случаи и это печально для нас, — задумчиво проговорил рубичанин, — Ну, мне пора, был рад знакомству с вежливыми инопланетянами, которым интересен наш мир во всех его красках.


Впоследствии они почти не сталкивались с местными. Работы по рекультивации велись дальше к северу, а здесь раскинулись участки настоящей дикой природы. Величественной и очень красивой. Последние дни отпуска друзья решили провести у большого озера, раскинувшегося в объемной котловине. Здесь находилось несколько щитовых домиков и пирсы с лодками. В первый же день Ларсен сел на весла и мощными гребками вывел длинную лодку почти на середину озера. На следующий день у него болели мышцы рук, все-таки нагрузку на них нужно давать с умом. У Карта же в отличие от другого транспорта отношения с лодками как-то не сложились. Он или слишком много забирал одним веслом или мало другим. Олд ругался и смеялся, в конце концов, отобрал у товарища весла и включил небольшой электромотор. Пару дней они обходили берега водоема, ловили водящуюся здесь синюю рыбу, а по вечерам жарили стейки и горланили песни. Пивом они затарились заранее, на базе была собственная пивоварня. Местные такого напитка не знали, предпочитая фруктовые коктейли.

Но на третий день их отдых прервал шум небольшого авилета. Машина аккуратно приземлилась перед крыльцом домика и к удивлению землян оттуда выбрался тот самый офицер рубичанин.

— Приветствую вас, мои земные друзья!

— Рады видеть, офицер. Мы тут завтракаем, не присоединитесь?

Местный начальник подумал немного и махнул рукой:

— А, давайте!

Взяв шампур с рыбой, он прихватил и кружку с пивом


— Не удивляйтесь, я ваше пиво попробовал на одной из земных баз. Стояли мы как-то на интересной планете с двумя спутниками. Все не мог привыкнуть, что там не бывает полной темноты. Так ярко светят их луны.

— Ваше здоровье! — Алекс поднял кружку. Офицер пригубил пиво и взял жареную рыбешку.

— Я ведь по вашу душу, рядовые, — мне приказали срочно доставить вас в столичный космопорт, к центральному лифту.

— Вот даже как? — Карт был неприятно удивлен. — У нас ведь еще дней десять отдыха.

— Как у вас говорят, приказы не обсуждаются. Посмотрите ваши именные кристаллы.

И в самом деле, на информационные ячейки уже пришли сообщения о срочном прибытии на орбитальный комплекс, их там ждал пассажирский лайнер.

— Ну вот и все. — Ларсен был очень огорчен. — Интересно, что там такого срочного?

— А мне вот интересно, кто вы такие, — офицер выглядел несколько озадаченным. — Вы не офицеры, а находитесь в элитной зоне, и вызов на вас пришел персональный. Не поясните?

— Извините, офицер, это не в вашей зоне компетенции.

— Вечно вы, земляне, устраиваете какие-то тайны! — всплеснул худыми руками рубичанин.

— Поэтому мы и лучшие воины.

— Это так! — офицер рассмеялся. — Видел я вас в настоящем деле, и был очень рад, что ваша раса у нас в союзниках, а не наоборот. Может, начнем собираться?


На орбите они сразу сели в рейсовый пассажирский лайнер, что было также удивительно. Обычные рядовые на них путешествуют редко. Дорога по этой причине получилась вполне комфортабельной, парни даже успели завести несколько романов с женской частью персонала корабля. Кровь в жилах молодых людей бурлила, еще больше её горячило предчувствие неведомых опасностей. Неожиданно для себя друзья оказались на огромной орбитальной военной базе. Обычно «пассажиры» сюда не причаливают, но именно на этом рейсе летело многих военных. Судя по подслушанным разговорам, их всех также неожиданно вызвали из отпусков. Похоже, что назревали какие-то важные события.

Сверившись по сообщениям, пришедшим на информационные кристаллы, рейнджеры переправились на «челноке» в пятую секцию. Судя по тому, что дорога на монорельсе заняла полчаса, станция была поистине огромной. Везде чувствовалась присутствие чисто военного духа: довольно спёртый воздух, излишняя практичность в деталях и убранстве помещений, аскетичность в информационных сигналах и таблицах. Коридоры станции также оказались заполнены военными в различного вида обмундирования. В пятой секции чаще всего встречались люди в форме мобильной пехоты. Повернув на движущуюся дорожку, друзья оказались у нужного им блока. На входе их встречала пара здоровенных рейнджеров. Шеф-сержант потребовал кристаллы и сверился со списком в планшете, потом уже более благосклонно взглянул на бойцов.


— Добро пожаловать, парни! Вы прибыли в знаменитый батальон "Бурые медведи", один из лучших среди рейнджеров. Раз вас вызвали на пополнение, значит, этого достойны. Несмотря на то что достаточно молоды. Идите по стрелкам, вы зачислены в пятый взвод. До вечера по местному времени у вас есть время на обустройство. После ужина будет общее построение. Все понятно?

— Так точно, сир! — дружно гаркнули новобранцы и вошли внутрь. В самом блоке суеты наблюдалось гораздо меньше. Только иногда по коридорам проходили вечно озабоченные сержанты, мелькали деловитые офицеры. Рядовые попадались реже, видимо, были чем-то заняты. В кубрике пятого взвода народу расположилось немного, оказывается, еще не все прибыли. Ни взводного, ни его заместителя пока никто не видел. Бойцы здесь были больше из людей опытных, много видавших чего в этой жизни ветеранов. Один из таких, командир тройки ПВО подошел к новобранцам первым. Звали его Петр Шалыгин, ростом чуть поменьше Ларсена, но толще его раза в два. Эдакий шкафчик на ножках.

— Привет, парни! Располагайтесь пока на этих койках. Душ и туалеты через ту дверь, столовая рядом. Для орбитальной базы еще ничего такая обстановочка.

Друзья скинули походные куртки и остались в парадно-выходной форме.

— Ого! А серебро за что? — на соседней койке показался улыбчивый веснушчатый парень.

— Да вот, на Калунии попали в переделку. Первый рейс и… — Карт виновато улыбнулся. Бойцы тут были более опытные, нечета им желторотикам. — Наш батальон сейчас расформирован.

— В каком служили? — Петр остановился напротив новоприбывших.

— В "Вепрях".

— Слышал, знатная мясорубка там случилась. Так что ваш рейд за пять обычных сойдет. Не дрейфь, салага, сюда, вообще, только достойных собирают. Тут все равны. Орден-то конкретно за что дали?

— Да всякое, — Карт замялся, а потом решился все рассказать. Ведь с этими парнями им еще в бой идти. — Вот Ларсен врукопашную чинтосина завалил. Ну, и оказалось, что мы первые с ними столкнулись лицом к лицу, засняли морды чинтов, потом в гренадерскую разведку передали.

— Да ты скажи, — Петр с уважением посмотрел на Ларсена. — Ты, получается, борец?

— Есть немного, — Олд снял обувь и начал доставать повседневную форму.

— Он в боях без правил участвовал, чемпион, — похвалил друга Алекс.

— Я больше по классике, — Шалыгин поиграл мощными мускулами, выпирающими из-под тонкой майки. — Надо будет нам на ринг как-нибудь выйти, ты не против?

— А чего нет! — Ларсен принял вызов. — Не боишься, что помну?

Петр захохотал и хлопнул норвежца по плечу, другой солдат улетел бы от такого удара в противоположный угол комнаты, а Олд даже не шелохнулся.


Потихоньку вокруг них собрались другие бойцы и начали расспрашивать подробности прошедшей битвы на Калунии. Все тяжело переживали потери в батальонах мобильной пехоты. У многих бойцов там пропали или погибли знакомые и друзья. Ларсен в красках рассказал об их эвакуации на "Комете" и тут пришла очередь удивляться уже бойцам. Улыбчивый рыжеволосый парень, Дрик Ониксен, азартно воскликнул:

— Так это ты, получается, "Водитель генералов"?!

Алекс не знал куда деваться, сомнительная слава достигла его и здесь. Пришлось рассказать о том беспримерном рейсе больше, чем хотелось. Бойцы развеселились, они были рады, что у них во взводе оказался такой легендарный водитель. Как ни странно, но это обстоятельство порадовало и самого Карта. Люди здесь собрались простые и искренние, они эмоционально переживали поражения, и также весело воспринимали путь маленькие, но победы. Неизвестно еще было — выживут ли они завтра, поэтому большая часть бойцов жила настоящим, не загадывая будущее.

— Вот это да! — не унимался Ониксен. — А я думал, что обычные байки. По войскам слухи ходят, что у рейнджеров появились пилоты, которые против законов физики летают! Вот хохма.

— Кому и хохма, — рассудительно пробормотал худощавый капрал-связист, — но если это так, как парни рассказывают, то я постараюсь лететь в скутере, который Алекс будет вести.

— И я тоже, — добавил угрюмый громила с мощными руками, — хороший водитель — половина успеха.

— Точно. Вот был у нас один классный водила…

Разговоры продолжились до самого ужина. Пока еще не сформирована структура части, не назначены все командиры, бойцы могут позволить себе немного повалять дурака. Солдат спит, служба идет — очень древняя армейская поговорка.


После завтрака сержанты объявили общее построение. Оно проходило в зале-трансформере, обычное явление на орбитальных базах. Он мог быть и площадкой для спортивных упражнений и плацем, и тренажерным полигоном, концертным залом, да много чем. Недостаток пространства хитроумные инженеры спиральщиков старались использовать на все сто десять процентов.

Карт огляделся: за вечер и ночь народу в батальоне заметно прибавилось. Их пятый взвод был уже почти весь укомплектован, появился в нем и заместитель командира взвода мастер-сержант Дюллер. Толковый командир, имеет за плечами восемь лет службы, оказался знаком с некоторыми приехавшими ранее ветеранами. В симпатиях к излишней уставщине также не замечен. Хотя во взводе и так царил образцовый порядок, не новички ведь. Утром же прибыл командир их первого отделения сержант Каховский, как оказалось, когда-то служивший в этом элитном батальоне.

Наконец, перед строем вышли несколько старших офицеров, бойцы сразу же замерли и вытянулись по струнке, даже команды не потребовалось. Вперед выдвинулся крепкий и подтянутый офицер с нашивками полковника.

— Приветствую бойцов батальона "Бурые медведи"!

— Здравия желаем, сир! — ответил стройный гул голосов. Сержанты тем временем подравняли строй.

— Рад вас видеть в этом славном подразделении Сил Мобильной Пехоты Армии Земной Федерации! Сначала хочу представиться сам и представить моих заместителей. Меня зовут полковник Орлов. Я имел честь служить в этом батальоне еще командиром взвода, до его расформирования после бойни на Хромсбт.


По рядам прошел совсем тихий шелест, многие слышали о том легендарном поражении земных войск. Полковник медленно поднял правую руку, и снова стало тихо.

— "Бурые медведи" и "Черные Орлы" покрыли себя в том сражении неувядаемой славой! К сожалению, после тяжелых потерь эти батальоны были временно расформированы. Но теперь, из-за жесточайших ударов, нанесенных нам коварным врагом, командование решило возродить эти элитные подразделения и изменить тактику боевых действий. Поясню: вы все уже наслышаны о нашем поражении на Калунии. Я знаю, что здесь присутствуют бойцы, прошедшие там кровавый путь солдата без остатка и ограничений, и добавлю то, о чем почти никто не знает на этой базе. Сегодня ночью большая флотилия Галактического Союза совершила глубокий рейд и почти полностью уничтожила базу Космофлота в секторе А Десять. Мы с вами друзья понесли огромные потери.

По рядам опять прошел гул и ропот, новости были поистине страшными.

— В связи с последними событиями командование Мобильных Сил вновь формирует элитные штурмовые батальоны, предназначенные для активной диверсионной войны. Мы слишком увлеклись грандиозными проектами и совершенно забыли, что рейнджеры изначально предназначались именно для этой боевой работы. Мы воспитали огромное количество опытных бойцов, которые покажут знаменитую "Кузькину мать" всем нашим врагам!

Бойцы в ответ на эти слова неистово заревели и начали дружно скандировать: — "Бурые медведи!", "Бурые медведи!"

Полковник снова поднял руку и продолжил свою речь после установления тишины. Сержантам даже не потребовалось шикать, дисциплина в батальоне уже существовала.

— Теперь познакомьтесь с моими офицерами:

майор Нанс — командир взвода управления, начальник штаба — вперед вышел сухощавый человек в довольно зрелом возрасте.

майор Косак — командир взвода снабжения. Заместитель по тылу — майор оказался невысокого роста и несколько повышенной полноты, характерной для многих тыловиков.

капитан Миннеярви — командир взвода тяжелого вооружения. Этот офицер, наоборот выглядел очень спортивно, с широкими покатыми плечами борца.

А теперь приказываю разойтись по кубрикам и ознакомиться с дальнейшими учебными планами, впереди нас ждут суровые испытания и поэтому необходимо хорошенько к ним подготовиться.



Последующие три недели оказались чрезвычайно плотно заполнены учебными занятиями. Бойцы готовились к всевозможным диверсионным акциям предельно серьезно. Изучали новейшее оружие и амуницию, только что поступившие в войска, принципы работы самой современной связи, до них доводили последние донесения разведки. Батальон оказался уменьшенного, свойственного именно штурмовикам, состава — всего 8 стрелковых взводов. Командиром их, пятого взвода, стал первый лейтенант Сухоруков. Офицер достаточно опытный, хоть и молодой. Ларсен заметил как-то в кубрике, что в "Бурых медведях" что-то много потомков русских и других восточных наций.

— Так это традиция такая. "Орлы" имеют континентальное происхождение, а "Медведи" евро-азиатское, — ответил ему Каховский, — ты же сам на Тромсе учебу проходил. Там много людей из Европы и Азии.

— Ну да, — кивнул норвежец, — просто думал, что это из-за расположения базы. В действующей армии всех обычно перемешивают?

— В основном да. Но у штурмовиков свои древние традиции, а уж где-где, а в армии их чтут с небывалой силой, — сержант усмехнулся.

— Сержант, а не ответишь мне еще на один вопрос: в батальоне в основном опытные, бывалые бойцы собрались, — пододвинулся ближе и Карт, — а мы с Олдом, в общем-то, новички. Зачем нас сюда прислали?

— Ну, во-первых, вы уже отличились, да еще как! — Каховский снова усмехнулся, он был в курсе приключений друзей на Калунии. — Во-вторых, это нормальная практика штурмовиков. Самые опытные должны передавать свои знания подающим надежду новичкам, это закон для бойцов штурмовых батальонов. Если хочешь выжить — стань лучшим. Ну а отбор сюда чрезвычайно жесточайший. И опять же, у вас в послужном списке уже полным-полно очков: учились вы на Тромсе, а Макгир старый кореш Орлова; победители Большого Тура, опять же не хухры-мухры; по ордену успели оба хапнуть, оказавшись сами в полном дерьме. Я думаю Сухоруков тщательно проверил твой "генеральский" полет, Карт. Ему нужен реальный пилот в первом отделении.

Алекс согласно кивнул, его тоже удивило назначение в первое отделение. Ведь его водитель обычно ведет и большой, взводный транспорт.

— Ну а раз ты в первом, значит, отличился по-настоящему. Да и Ларсен того "черного" гамадрила руками ухлопал, тоже очко. Другие новички также в чем-нибудь интересном отличились.

Карт снова кивнул, ему нравилась обстановка в подразделении. Никто новобранцами не помыкал, перед ними не зазнавался, а скорей наоборот: ветераны давали кучу ценных, испытанных на боевой практике советов. На тактических тренажерах именно новичкам в первую очередь показывали новейшие в войсках приемы методы военных действий. Инструкторы-техники проводили для начинающих воинов дополнительные занятия, а ветераны схожих профессий брали себе в стажеры более молодых бойцов. Так и в самом деле было принято у штурмовиков.


Только Карт был в несколько подвешенном состоянии — в батальоне не оказалось водителей, умеющих пилотировать лучше его. Уроки Чампа не прошли для него даром, он много знал из настоящего боевого опыта и научился анализировать все возникающие в реальном времени ситуации. Плюсом также был огромный опыт «Диких гонок» с их безбашенными скоростями и отсутствием всяческих правил. Война ведь, по сути, сама подразумевает отсутствие всяческих правил и принципов. Убей чужеродное живое существо или умри сам! Первое правило боя. Второго уже не существует, а уставы и инструкции для настоящего солдата всегда второстепенны. Но все же Алекс никогда не отказывался от любых советов, ведь ветераны знали очень много об особенностях конкретных театров военных действий. Как в том или ином климате ведет себя та или иная машина. Где и что надо вовремя изменить в системе управления, а где, наоборот, идти строго по приборам. Много разнообразных хитростей таит в себе военная наука. Молодой пилот ценный солдатский опыт впитывал как губка.


Первый их боевой выход был совершен на ничейную планету Орин-5. Центровые там тайно, против всяких неписаных правил оборудовали несколько станций слежения. Командование сил Федерации решило жестоко проучить врага. На этой планете имелась некоторая проблема с кислородом, поэтому действовать приходилось в респираторах. Пользуясь магнитно-ионной бурей, с орбиты спустился небольшой дисколет, несущий только их взводный скутер Кузнечик-В. Это был специальный вариант для штурмовых подразделений, более мощный и лучше вооруженный. Он идеально подходил для данной планеты.

Вел машину Карт. Рядом в качестве штурмана уселся водитель-ветеран капрал Петухов. Чуть позади, в кабине находился сам взводный. "Кузнечик" вынырнул из дисколета на ходу и начал стремительное падение к поверхности планеты. Но на этом скутере стояли более мощные гравиприводы, поэтому машина, используя отталкивающее воздействие хитроумной техники, быстро выровнялась и ужом нырнула в узкую расщелину. Местность здесь была сильно пересеченной, что опять же облегчало задачу штурмовикам, но и солдатам центровых она помогала замаскировать свои станции. Вообще, задание было несколько странным — откуда разведке удалось узнать о точном расположении объектов противника? Но рейнджеры лишних вопросов обычно не задавали, а приняли всю информацию к сведению. В нападении участвовало три взвода "Бурых медведей" — у каждого по одному объекту.

Карт уверенно вел машину вперед своим излюбленным методом — почти касаясь днищем поверхности и используя любую трещину, расщелину, овраг для маскировки. Так он прятал технику от сканирования, практически сливаясь с рельефом и не позволяя засечь энергичную работу гравипривода. Большая часть сканирующей техники обоих сторон улавливала всплески этой активности только при наличии большого зазора между машиной и поверхностью. Растительность на Орине-5 была довольно-таки чахлой. Отчасти благодаря отдаленности планеты от звезды, а также постоянной облачности здесь всегда было сумрачно. Скутер в такой обстановке приходилось вести только по приборам. Петухов по мере надобности менял показания в системе и следил за маршрутом, время от времени приходили новые вводные от лейтенанта, башенные стрелки наблюдали за окружающей обстановкой, короче, шла обычная боевая рутина.


— Карт, ты зачем маршрут меняешь? — раздался в шлемофоне голос Сухорукова. Алекс после некоторого молчания ответил:

— Не нравится мне что-то в той стороне местность.

Петухов с интересом глянул на основного водителя, но промолчал.

— Не нравится? — лейтенант удивлен совсем не был, он достаточно изучил своего новичка и доверял ему. — Тогда двигай по-другому.

Через двадцать минут он снова вышел на связь.

— Слушай, Карт. В той стороне и впрямь какая-то странная активность в эфире. Надо будет потом нашим сообщить.

Алекс резко уронил машину вниз, перед скалистым отрогом лежала долина с серо-зеленым пятном какого-то водоема посередине. Он провел машину точно по береговой линии, стараясь не тратить излишне ресурсы гравипривода. Затем поставил "Кузнечик" на бок и повел ее вдоль гряды. В наушниках раздался голос взводного:

— Всем! Первая готовность! Карт начинай отсчет после красной точки.

Алекс вывел машину в пологое пике, направляя машину в низкое место долины, в самой его нижней точке он начал отсчет:

— Пять, четыре, три, два, один, пошел!

«Кузнечик» невероятным рывком запрыгнул на небольшое плато и резко остановился у самого его края, с выдвинутого сбоку пандуса уже прыгали отделения штурмовиков. После отмашки Карт сразу же увел машину вниз. В эфире зазвучали команды Сухорукова и командиров отделений. Получив подтверждение, Алекс посадил Кузнечика у входа на вражескую станцию слежения. Строения и аппаратура были здесь выкрашены в такой же серо-голубой цвет, что и окружающая обстановка, и опознать все это можно было только подлетев к станции вплотную. Штурмовики уже зачистили периметр и теперь взрывали проходы в подземный бункер. Все антенны были уничтожены еще при подлете башенными стрелками машины. При начале отсчета они запустили ракеты, и те точно попали в назначенные цели.


Карт выскочил из скутера и отбежал в сторону. Заученными движениями он контролировал окружающую местность. Серая скалистая поверхность, почти без почвы, только изредка на камнях виднелись полоски голубоватого мха и торчали странные палки. По ту сторону машины застыл капрал Петухов, позади скутера расположился пулеметчик Ганс, и вскоре в ушах раздался его лязгающий голос:

— Движение!

Маркер на щитке шлема сразу показал нужное направление. Карт автоматически развернулся, прицелился и выстрелил двумя очередями по движущимся неясным целям. Рядом глухо щелкал пулемет Ганса.

— Чисто! — снова раздался его голос. — Карт, пойдем, проверим. Петухов раз-два.

Они потихоньку выдвинулись вперед, постоянно контролируя пространство вокруг них. Видимость была совсем маленькой, здесь царили постоянные сумерки и голубоватая дымка от водяных паров. Плюс еще шлем с респиратором, все это сильно мешало бойцам. Ганс в первую очередь откинул ногой оружие от упавших на землю трех тел. Два тонкокостных торса лежали, неестественно вывернувшись, живые так не выглядят. Их прошило одной пулеметной очередью. Карт приметил, что одежда была разорвана в клочья игольчатыми пулями, что уж там внутри творится? Третий еще шевелился, его перевернули на спину. Из-под респираторной маски на землян с ужасом глядели большие, на выкате глаза.

— Инторианцы — пробормотал Ганс — вот заразы! Карт, ты ему трубку от заплечного кислородного контейнера перебил, он уже задыхается. Прикончи его, чтобы не мучился.


Карт не стал задавать лишних вопросов, им перед выходом показали кадры с разбитой противником земной космической базы. Искореженные корабли и конструкции базовых отсеков, летающие повсюду тела космолетчиков, их искаженные в предсмертной муке лица, обгоревшие костяки флотских бедолаг, застигнутых врасплох. Он просто поднял карабин и выстрелил, инопланетянин сразу обмяк. Внезапно сбоку от них показались неясные тени, пришлось занять защитные позиции. Это был сержант Каховский с тремя бойцами.

— Что тут у вас? — он подошел ближе. — Понятно, беглецы. Мы их заметили, но потом упустили. Молодцы, парни! Карт, тебя взводный зовет, у нас там пленные образовались. Ты же спец по УФО? Ему нужны эксперты, Лодынин проводит.

У разрушенной взрывом круглой антенны на земле сидели четверо взятых в плен инторианцев. Штурм прошел показательно, буквально как в учебных пособиях. Противник совершенно не ожидал здесь нападения и не организовал даже нормальной караульной службы. Думая скорее об атаке с орбиты, они навтыкали повсюду мощные батареи ПВО, а земляне пролезли, как тараканы в щели их обороны. Моментально снесли слабый периметр и взорвали все внутренние жилые помещения. Эти пленные сами вышли из бункера, когда там начался пожар.

— Карт, — обернулся Сухоруков, — не припомнишь слабые места инторианцев.

Алекс подумал и жестко ответил:

— Конечности, там много болевых точек. А так они очень даже живучи.

— Дюллер, ты слышал!

Дальнейшие сцены пыток и допроса были зрелищем довольно неприятным, хотя у земных бойцов к врагу жалости обычно не существовало. Война есть война. Земляне и так слыли самыми свирепыми солдатами Галактики, их боялись все. Поэтому и эти пленные долго не сопротивлялись, и уже через двадцать минут Кузнечик лег на обратный курс.


Нападение на Орин-5 прошло вполне удачно. Два других штурмовых взвода действовали также успешно, потеряв только трое бойцов ранеными. Противник у шестого взвода успел немного очухаться, правда, это ему не сильно помогло. Уничтожив важнейшие станции слежения, земляне получили существенное преимущество и нанесли мощный удар орбитальными истребителями. Большинство баз центровых на планете оказалось уничтожено. Пригодилась и информация их взвода об аномальном участке с непонятной активностью, кстати, совершенно не отмеченном разведкой. Туда также был нанесен удар, и именно там при довольно странных обстоятельствах потеряны два истребителя. Это происшествие сразу же засекретили, но Сухорукову и Карту вынесли отдельную благодарность. По слухам, центровые испытывали там новое оружие, которым орбитальщиков и сбили.


После Орина-5 взвод Карта участвовал еще в трех операциях. Прошли они также удачно, правда, в третьей их спасла только реакция водителя. За их «Кузнечиком» погнались несколько маленьких скутеров огневой поддержки, вооруженных импульсниками. Но Карт всегда перед вылазками внимательно изучал голографические изображения местности, где им предстояло побывать, и лично разрабатывал разнообразные пути отхода. Вот и здесь он увел машину в сторону от трассы эвакуации, заставив аппараты противника действовать не на равнине, а в русле извилистой реки.

Здесь водителю «Кузнечика» здорово помогло умение виртуозно маневрировать. В итоге один вражеский скутер врезался в камни на берегу, второй был подстрелен башенным стрелком боевой машины. А оставшихся неприятелей Карт вывел прямо на засаду, спешно организованную вторым взводом, стоящим тогда в резерве. В итоге кроме собственно разгромленной энергетической базы, штурмовиками были уничтожены все патрульные силы центровых в том районе.

Командование сектора сразу перебросило сюда целый батальон рейнджеров обычного, "строевого" порядка. Вот они там порезвились! Карт за этот выезд получил личную благодарность от Орлова и непререкаемый авторитет среди товарищей. Теперь уже никто даже из ветеранов не сомневался в способностях пилот первого отделения. К прикрепившейся к нему кличке "водитель генералов" добавилась еще одна — "загонщик".





Но особо сложным оказался их пятый выход. В нем участвовала сборная команда из бойцов всего взвода. Вылазка был пешей, их закинули на планету Хлюмс, земной вариант местного названия Хлюием`ососсанака. Земляне обычно аборигенские наименования для удобства переделывали или сокращали. Зачем ломать собственный язык чужеродным произношением? Район высадки оказался расположен на самом экваторе, на большом холмистом острове, сплошь поросшем джунглями. Именно здесь находились автоматизированные шахты центровых, добывающих какой-то очень редкий минерал. Планета не имела разумных существ, но здесь была кислородная атмосфера, и она буквально кишела дикой жизнью. Поэтому штурмовикам приходилось постоянно держать ухо востро. Руководил группой замок взвода мастер-сержант Дюллер и включала она в себя 18 бойцов. Карт и Комотд третьего отделения капрал Рыков работали в этом рейде проводниками.

И буквально через день они заблудились. Как назло, полил сильный дождь, воздух и так жаркий и влажный до невозможности, оказался буквально пропитан водой насквозь. Алексу сразу вспомнились их приключения в Индокитае. Они с Рыковым накрылись маскировочными накидками и начали внимательно разбираться с картами. В этом районе частенько пролетали вражеские дроны, поэтому ПВОшники постоянно держались на стреме.

— Ну что у вас там? — залез к ним под накидку Дюллер.

— Да непонятно что-то, — Рыков был зол, как черт.

— Знаете, — вспомнил события годовой давности Карт, — у нас на экзаменах была такая же ситуация. Мы тогда потеряли ориентиры, оказалось, что нам подсунули старые карты, а новые мы чуть не лишились из-за сломавшегося от сырости планшета.

— Хм, может, и так, — заворчал Рыков, — только вот карты самые новые, разведка ведь зуб за них давала, а они в последнее время нам более-менее точные данные сливали.

— Всё всегда бывает в первый раз, — парировал товарища Алекс.

— Так! — вступил в спор, нервничающий Дюллер. — Вы что предлагаете?

— Надо отыскать новый отсчет координат, в самих джунглях мы хрен чего найдем, — капрал крутил планшет, — только вот где его взять?

— А я знаю, — неожиданно заявил Карт, посмотрев на удивленных собеседников, пояснил, — надо сбить вражеский дрон и с него скачать их координаты.

— С ума сошел! — вскипел Рыков. — Да сюда после этого все дроны с округи соберутся. И рано, или поздно нас засекут! Придется тогда срочно отсюда сматываться.

— Подожди, капрал, — сержант поднял руку, — у водителя резонное предложение. Только сбивать дроны надо по хитрому. Сидите здесь, я сейчас.


Чуть позже в импровизированную палатку сунулись уже две туши — Дюллер и стрелок Харис. Его вторым оружием был Удар-15, штурмовой вариант тяжелой винтовки. В таких рейдах она использовалась для уничтожения следящих приборов и легкой бронетехники.

— Карт, поясни свою идею, — командир группы выразительно посмотрел на новобранца, тот кивнул и не заставил себя долго ждать.

— У нас была подобная ситуация на экзаменах, в джунглях Индокитая. Там мы смогли получить координаты другим способом, и при проникновении на объект воспользовались особенностями местного климата. От постоянной влажности аппаратура и приборы становятся менее надежными, и наша группа проникла на объект по обычному водосбросу, вся её охранная сигнализация оказалась попросту испорченной. Думаю, и здесь такое же случается, и дроны иногда падают на землю от порчи.

— Резонно, — согласился Дюллер, — это получается, если сильно не шуметь, а потом затаиться, то может, и прокатит. За каждым упавшим дроном они экспедицию высылать не будут. Проверят местность, усилят на время патрулирование и успокоятся.

— А как без шума? — не успокаивался Рыков. — Ракета шороху порядочно наведет, они наземных дронов потом обязательно вышлют.

— Харис? — сержант вопросительно глянул на стрелка.

— А я что? Вполне смогу. Следует только отвлечь бродягу, затем завалю первым выстрелом. Я с их устройством знаком, надо бить в заднюю нижнюю часть, там инерционное оборудование. Потом просто ловите на земле и глушите сразу к черту.


К вечеру все было готово, одна весьма шумная местная зверюшка разместилась против своей воли в самодельной клетушке и недовольно вопила на весь лес. Точно по графику ПВОшники засекли патрульный робот, а стрелки выпустили зверюшку. Дрон сразу же двинулся по пологой траектории к земле, но, видимо, заметив представителя местной живности и идентифицировав его, успокоился и полого пошел вверх. И тут, при секундной заминке разведывательного аппарата, Харис и подловил робота. Шарик дрона сразу же свалился вниз, где его подхватили заботливые руки техника Лиса и Карта. Они сразу же замотали дрона в маскировочный плащ, заглушив его аварийные вопли. ПВОшники подтвердили, что машинка не успела послать тревожного сигнала. Лис и Харис быстро разобрали вражеского робота-разведчика и подключили к нему планшет Рыкова. Тот через пару минут подозвал Алекса и Дюллера.

— Смотрите — вот новая сетка координат — вот мы.

— Ни хрена себе! — присвистнул было Карт, но, получив на шлем короткий сигнал от ПВОшников, заткнулся и прилег. Это прилетели поисковые команды противника. Пока полчаса продолжался облет местности новыми дронами, Алекс молча изучал полученную карту и смог сразу же после отбоя тревоги высказать свое мнение:

— Нам не успеть добраться до шахты! Мы сильно отклонились в сторону. А ведь идти придется через хребет, там, на высоте наверняка облачность и видимость, вообще, никакая, а значит, идти будем медленно. Да и разведку следует вести осторожней, и только визуально.

— Это почему это, рядовой? — теперь Дюллеру пришлось играть плохого сержанта.

— Похоже, что разведке в этот раз всучили фуфло, полную дезу. Наши маркеры с реальными вообще не совпадают и ведут нас на край гибели. Вы разве не заметили этого?

— Заметили, — Рыков одобрительно смотрел на водителя, — а у тебя, оказывается, котелок варит, молодой.

— Значит, нам необходимо задержаться или уходить сейчас же.

— Хрен мы уйдем! — принял решение командир. — Переждем ночь, поймаем спутник и отправим сообщение, что задержимся суток на пять.


Так и вышло. Боевая группа выдвинулась в нужном направлении спустя день, когда активность дронов вернулась в обычную. За два дня они потихоньку подобрались к шахтам, еще два дня изучали систему охраны. Она, и в самом деле, оказалась с большими дырами. Поэтому Харис смог выйти на удобную дистанцию и десятью выстрелами уничтожил систему защитного периметра. Когда гуманоидная охрана поняла, что что-то пошло не так, было поздно. Бойцы проникли внутрь и завалили ангар с бронетехникой бетонными глыбами, взорвав стены к чертовой матери! Для этого техники штурмовиков быстро сняли с местных автоматов-охранников боеприпасы и изготовили довольно мощную бомбу. Скоростной флайер забрал их группу с соседней горки, и уже в полете бойцы отряда смогли наблюдать фантастически красивый взрыв вражеского объекта. Участники рейда получили потом на ближайшей перевалочной станции две недели застуженного отдыха.

Но не всем так свезло. Уже дома, на постоянной базе, Карт узнал о ранении Ларсена. Его группа попала в засаду, и Олд прикрывал отход товарищей. Словил он тогда заряд плазмы в ногу, ушел практически на адреналине. Но само ранение оказалось таким тяжелым, что ногу пришлось в итоге отрезать, так что теперь он долго будет находиться в различных госпиталях. Реанимация целой конечности требует достаточно много времени. Еще больше не повезло четвертому взводу «Бурых медведей». Похоже, что им также от разведчиков досталась дезинформация, и они угодили в коварную ловушку. Если бы не вмешательство флотских, то взвод лег там весь. Но и так только убитыми они потеряли более двадцати бойцов. С учетом раненых половину взвода как корова языком слизнула. Полковник Орлов тогда рвал и метал, говорят, что он серьезно поссорился с флотскими из разведки, а кому-то просто-напросто набил морду, и только вмешательство высшего командования спасло его от трибунала. Флотские обиды сносить не привыкли, так что теперь можно было ожидать от них какой-нибудь подлянки. Но авторитет у командира "Бурых медведей" среди штурмовиков после этого инцидента только поднялся.

Батальон через несколько месяцев вывели с боевой базы на запасную. Проведенные им диверсии и меткие удары по тыловым коммуникациям серьезно осложнили жизнь центровым, поэтому штурмовики заслужили некоторый отдых.

Глава 3 Новые друзья


Перед огромным экраном, растянутым на всю стену, в напряженной позе высился угрюмой глыбой адмирал Нахимов. Он держал незажженную сигару, нервно перекладывая ее из рук в руки. Против обыкновения, канал связи в этот раз открывался неимоверно долго. Офицер высшего ранга то и дело дергал связистов, требуя немедленного установления контакта. Наконец, экран замерцал, пошли волны помех, и появилось мутноватое изображение.

— Черт знает что! Связь, вы дадите звук?

— Сейчас, сир! — пришел ответ из технической рубки. — Очень сложное соединение!

Через минуту на изображении появился фокус, помехи исчезли, и прорезался звук.

— Добрый день, адмирал, сир, — раздалось в эфире.

— Он совсем недобрый, полковник, — мрачно ответил Нахимов. Его собеседником являлся оперативный офицер разведки Ордена Чамп. Сейчас он был одет в черный комбинезон космического десанта. — Какого лешего вы не отвечаете на вызов?

— У меня было срочное задание, адмирал.

— Какое? — у Нахимова удивленно поднялись брови.

— Не могу ответить, сир. Оно пришло из Внутреннего круга.

— Да? — Нахимов немного успокоился и присел в кресло. Затем он потянулся к зажигалке и, наконец, прикурил сигару. — Вы что-то часто стали работать с ними, полковник. Не забывайте, что это я ваш непосредственный начальник.

— Я помню, сир, — Чамп наклонил голову, — просто в этом секторе ближе всех к объекту оказался именно я.

— Ладно, — адмирал примирительно поднял руку. — Я связался с вами по другому поводу. На меня неожиданно свалилась куча занятных новостей о вашем протеже.

— Это…

— Да, тот самый лихой гонщик.

— Посланец золотых? — уточнил Чамп, а адмирал буквально поперхнулся дымом.

— Полковник, черт возьми! Не используйте, пожалуйста, при мне этот дурацкий термин!

— Извините, сир, — Чамп продолжал наглым образом улыбаться, как будто ему нравилось злить высокое, но далекое сейчас от него начальство.

— Опять эта ваша дурацкая улыбочка, — у Нахимова сразу пропало настроение, и он отшвырнул сигару в сторону. — Вот вы чем похожи на вашего протеже, вы оба наглые до невозможности. Чамп, вы, вообще, в курсе недавних похождений этого сумасшедшего водителя? Что он успел натворить и чем прославиться?

— Так точно, сир.

— И как это понимать? Вместо того чтобы вести себя тише и следить за объектом, подводя его потихоньку к нашему кругу, вы устраиваете ему вселенскую славу. Теперь он легенда Мобильных Сил. Кто не слышал о "водителе генералов"? Сам Орлов назвал его лучшим пилотом среди всех штурмовиков! Его популярность начала зашкаливать! Вы понимаете, полковник, во что вы нас втягиваете? И он же постоянно на передовой, а это смертельный риск.

— Спокойно, адмирал. Ему пока везде сопутствует удача, поэтому он и стал за короткий срок такой известной личностью. Это как раз и подтверждает мои ранние догадки.

— Ваши догадки в один прекрасный момент могут оказаться трупом, — Нахимов рукой показал древний земной жест, — и мы потеряем очередную надежду.

— Я бы так не драматизировал ситуацию, адмирал. Наш гонщик, как я и показал, генерирует свою удачу. Это подарок Золотых.

— Но он становится слишком популярным, Чамп! А это может повредить нашему делу, надо прекращать.

— Но…

— Все, полковник. Вы хороший тактик и оперативник, но стратегией здесь занимаюсь я! Вам понятно?

— Так точно, сир!

— Подводите его быстрее к Внешнему кругу. Займитесь этим вплотную и лично. Приказ вам понятен?

— Так точно, адмирал, — Чамп вытянулся во фрунт. Нахимов угрюмо кивнул ему и разорвал связь. Еще некоторое время он сидел в кресле, задумавшись, затем вызвал техника связи.

— Соедините меня с командованием Мобильных Сил.



Отдых, если можно было так назвать времяпровождение на старой станции подскока, протекал неторопливо. Солдаты много спали, ходили в спортзал, иногда появлялись на занятиях. Но командование сильно бойцов на отдыхе не напрягало, поэтому прогульщиков почти не было. Полковник Орлов куда-то спешно улетел с начальником штаба. Взводные отдыхали по своей программе, у офицеров было больше возможностей. Сержанты также лишний раз глотки не напрягали. В общем, жизнь в эти дни текла довольно ненапряжно, некоторые в любой обстановке умудрялись получить свою порцию удовольствий.


Под вечер в кубрик Карта заглянул Рыков.

— Давай, боец, собирайся.

— Куда?

— На Кудыкину гору, — Рыков также как все русские, любил древние присказки, — нас в гости пригласили.

— Момент.

Карт уже знал, что у капрала на этой станции нашлось несколько старых корешей, да и скучать одному в маленьком кубрике удовольствие тоже было не самое большое.

Они прошли в стандартный для баз этого типа переход. Сорок пятая станция, как большинство других земных космических баз, своей формой напоминала бублик, поэтому переходы в виде спиц имели меньшую силу тяжести. Движущаяся лента за двадцать минут домчала их до противоположного сектора, самое хитрое в этом виде передвижения было — вовремя соскочить и не ушибиться. Тут-то и становилось заметно, кто здесь новичок, а кто бывает в таких местах частенько. Рыков шел уверенно вперед, повернув сразу в правый коридор, и прошел его до самого конца. Местечко оказалось сильно запущенным, похоже, автоматические уборщики давно забыли сюда дорогу, даже не все лампы на потолке горели.

Капрал подошел к неприметной с виду двери и пальцами выстучал первые ноты гимна штурмовиков. Через пару секунд дверь со скрипом открылась, и гости вошли внутрь. Карт огляделся, просторная комната была разделена на несколько отсеков. В одном сложена какая-то диагностирующая аппаратура, в другом стояли в два ряда стандартные кровати, а в третьем на удобных диванчиках расположились пятеро человек в форме техников.


— Привет! — Рыков поздоровался со всеми и приглашающим жестом подозвал Алекса к себе. — Принимайте новичка. Это и есть тот самый "водила генералов"!

— Неужели!? — с любопытством воззрился на вошедшего краснощекий здоровяк. — Привет, братан! Как же наслышаны, наслышаны. Да ты проходи садись, в ногах правды нет.

По еще одной произнесенной русской присказке Карт, понял, что здоровяк, скорей всего, тоже русский. Алекс прошел вперед и присел на крутящееся кресло. Ему в правую руку тут же сунули бокал с каким-то явно крепким напитком, а в другую вручили вилку с настоящим соленым огурцом! Где они его только взяли?

— Ну, давайте за новичка, нашего полку прибыло! — воскликнул громила с черными бровями, и компания стукнула пластиковыми емкостями. Карт глотнул напитка и чуть не закашлялся. Он давно не пил такой крепкий алкоголь, поэтому поспешил закусить огурцом, стало немного легче.

— О! — взглянул на него одобрительно громила. — Наш человек! Рыков, а он, в самом деле, так хорош за рулем?

— Ага, — капрал уже чего-то жевал, — виртуоз в своем классе. Пару раз вывез наши задницы из полного дерьма.

— Даже лучше, чем Унион? — вступил в разговор длинный и худощавый блондин.

— А чего Унион? Он перед Картом, как студент перед профессором. Я тебе так скажу, братан, мне пришлось видеть много хороших и очень хороших водителей, но этот парень Бог в вождении.

— Вот оно даже как? — блондин с неподдельным удивлением посмотрел на Карта.

— Ладно, парни, раз Рыков так человека рекомендует, значит, он наш, — закончил разговор громила и подошел к Алексу. — Привет, я Грэм Робенсон. Этот худой и настырный тип Дитер Модель. Наш красавчик — Грэм показал на крепкого симпатичного брюнета — Джузеппе Валентиано, а этот бутуз с вечно красно физиономией Миша Карпов.

Карт вежливо поздоровался со всеми и его пригласили сесть поближе к столу. На нем в самом центре восседала пятилитровая емкость с крепким напитком, по тарелкам была раскидана немудреная солдатская закуска. Выпили еще по пятьдесят грамм, заели, пошли неспешные застольные разговоры.


— Парни, а огурцы-то у вас откуда? — спросил опешивший от редких разносолов Алекс.

— А, эти? — повернулся к нему Миша. — У Джузеппе есть связи в теплице на пятом уровне, там мы и берем, а я солю. Мы же им взамен наш фирменный напиток.

Все грохнули от смеха. Карту уже похорошело, блаженное тепло разлилось по всему телу, глаза немного осоловели.

— Э, парень, что-то ты поплыл, — Миша засуетился, — давно, видать, не налегал на хороший алкоголь. Счас я тебе кофейку организую.

Чуть позже, прихлебывая настоящий земной напиток, Карт беседовал с русским парнем об особенностях службы на таких базах.

— Горилку, мы так этот крепач называем, гоним из отходов, которые нам различные базовские столовки поставляют. Мы же сами техники обогревательных систем, у нас теплых и неприметных местечек по все базе хватает. Н, а мы с ребятами из столовых потом, естественно, делимся. Со снабженцами также обмениваемся, оттуда и всяческие вкусности. Флотским тоже подгоняем за доставку земных продуктов. Короче, все в доле. Принцип пребывания на любой большой станции такой — службу тащи, умей делиться и не выпендривайся. Жадных нигде не любят!

— Как же командование?

— А что командование? Мы службу тащим исправно, оргии не устраиваем, все по уставу, — Карпов засмеялся. — Да и тем же офицерам иногда охота гульнуть, а по правилам для них далеко не все доступно. Мотай на ус, молодой.

— Чего вы все меня молодой да молодой, — Алекса потянуло сегодня на разговоры.

— Так радуйся, — снова раскрыл рот Робинсон, — ты из категории салаг резко перескочил в молодые. Считай, у тебя сегодня крещение, а у Рыкова награждение.

Тут уже все присутствующие с непониманием оглянулись на громилу, тому сразу пришлось выложить запасенную новость:

— Димон, с тебя причитается. Мне тут штабные шепнули, что сержанта на днях присваивают.

Бойцы дружно загоготали и захлопали в ладоши. По спине капрала прошелся такой град дружеских ударов и похлопываний, после которых можно было и в госпитале очутиться. Ну и, конечно же, выпили за новое звание.


Рыкову пришлось опрокинуть одним махом целый стакан, такой здесь существовал обычай.

— А как вы все познакомились? — Алекс с помощью крепкого кофе немного пришел в себя и с любопытством слушал их разговоры. Сидящий рядом с ним Миша охотно пояснил.

— Так мы все штурмовики, многие служили вместе, я вот с Димой в "Орлах" пересекался, а Грэм с ним с "Акулах" долго служил, даже в одном отделении.

— Тогда тут то вы чего делаете?

— Как чего? Служим. Наши батальоны временно расформированы, вот сидим пока на технических должностях, дослуживаем до дембеля. Да ты не удивляйся, служба у нас опасная, поэтому командование время от времени отсылает часть опытных бойцов в тыл, чтобы прийти в себя и пересидеть самое кровопускание. Ведь когда начинается мясорубка штабные в топку сражений кидают все, что есть под рукой. В итоге классных специалистов диверсионной работы используют, как обычных пехотинцев. Вот и приходится нашим командирам идти на хитрости, иначе совсем без бойцов останутся. Там уж кто чего может, то и делает. Мы вот техники по образованию, есть еще инженеры, повара. Ты вот кто?

— Он у нас спец по УФО, — донесся пьяный голос Рыкова. Уже клюющий носом Модель тут же встрепенулся и пробурчал:

— Тогда тебе надо записаться на дополнительную учебу, как только "окно" в боях появится, сразу пошлют. Полгода дурака спокойно поваляешь.

— Что-то я не пойму, — Карт был несколько обескуражен, — а почему тогда не посылают штурмовиков в простые мобильные части? Вы ведь все ветераны и хорошие спецы, такие всегда нужны.

— Смысла в этом? Сейчас не те времена, обычные мобильные батальоны, везде как легкая пехота используется. Редко где они по настоящему делу работают. Лучше заныкать бывалых штурмовиков по вот таким базам, чем их, вообще, лишиться. Когда мы понадобимся, нас и позовут. Пока же мы отсиживаемся по дырам и не отсвечиваем.

— Так и в дыре можно по рогам получить, — загоготал Робинсон, — вон Джузеппе попал как-то.

Алекс с любопытством уставился на чернявого красавчика. Удлиненное лицо, прямой нос, густые брови, светлые глаза, непокорная шапка волос — такие типы обычно нравятся женщинам.

— Да ладно тебе! — брюнет махнул рукой. — Ничего особенного там не случилось. Послали меня в том году с тремя парнями на дальний космодром. Дыра дырой, кругом песок и камни, изредка корабли садятся, охрана из гренадеров штрафников. Ну, и как-то местные решили в партизан поиграть, в наш законный выходной на космодром напасть. Вот и получили соответственно по рогам два с четвертью.

— Наш красавчик, как всегда скромен, — пояснил Робинсон, — нападающих было человек пятьсот, да еще и техника. Гренадеров те бы сразу снесли, но Джузеппе успел организовать толковую оборону, благо там еще из самих пехотинцев ветераны были. Запряг он, значит, быстрехонько инженеров, а те переформатировали ПВО на прямую наводку работать. Всем техникам также раздали оружие и загнали за бараки, огнем поливать и внимание отвлекать. Эти партизаны на техников и полезли, тут ПВОшники вдарили, а с тылу Джузеппе со своей группой. Короче тем партизанам полный облом и получился, никто не ушел. Пленных быстро допросили и в течение недели все базы местных недовояк покрошили. Вот для таких случаев нас и держат, а сейчас так, отдых для души и тела. Давай, молодой, еще бахнем. Чтобы количество уходов в рейды совпадало с количеством возвращений!

За такой тост пожелали выпить все присутствующие.



— Ну что там? — Петрич оглянулся на Рыкова.

— Да непонятно, — их сержант посмотрел на небо и сел рядом, — сказали ждать пока.

— Ладно, ждем, — техник взвода лег прямо на траву и смотрел на летящие по небу облачка. Белые облака на голубом небосводе. — Эх, тут все так на Землю похоже. Даже небо.

— Так раньше здесь земная колония располагалась, довольно перспективная, — Карту также нравилось лежать на сочной травке и смотреть на ярко-голубой небосвод.

— Да ты что? Хотя климат вполне себе подходящий. Только чего это я тут никаких городов и поселков не видел?

— Да разбомбили все, — Рыков взял стебель травы и пожевал, — это еще в самом начале нашего вступления в Альянс произошло. Только эта бесконечная бойня пошла.

— Спасся кто? — Петрич помрачнел.

— Не знаю, у нас тогда еще не было таких мощных вооруженных сил. Поговариваю только что транспорты с гражданскими уже на орбите сожгли.

Все замолчали. Рейнджеры появились тут позавчера, вооруженных сил на Трипли с обеих сторон имелось немного, поэтому и интенсивных постоянных боев не наблюдалось. Планета была не населена и пока не представляла для действующих сторон особого интереса. Закинули на полевую базу Федерации из их батальона только один пятый взвод, да и то в несколько урезанном составе. Командиром первого отделения сейчас был Рыков, Каховский ушел на повышение. Дюллера в прошлый рейд отоварило осколком, поэтому Комотд первого оказался заодно и замком. Такое при интенсивных боях случается достаточно часто. Так сказать, лестница для быстрой карьеры.

Хотя последние месяцы штурмовики провели больше в ожидании, чем в работе. Противник, понеся чувствительные потери на коммуникациях и в тылу, затаился. На фронтах настало временное затишье. Стороны проводили перегруппировку, подтягивали резервы, разведка рыла носом землю, штабы всех уровней составляли грандиозные планы. Только рядовой состав устало ждал, что судьба в круговороте событий выкинет ещё, тщетно надеясь на лучшее.

Неожиданно в поле зрения рейнджеров появился офицер легионеров. Он был одет в полевую форму, серебристый комбинезон и той же расцветки шлем. Такая амуниция позволяет выжить в условиях пожара на борту боевой машины, она же регулировала термостатику организма.

— Сержант, к нам "мазута" пожаловал, — прокомментировал приход офицера Харис.

Рыков подошел к капитану бронированных войск. Они минут пять о чем-то оживленно переговаривались. Вскоре появился их взводный Сухоруков, после коротких переговоров он подошел к своим бойцам.

— В рейд идет первое отделение, командует Рыков. Возьмете еще шесть человек из второго: пулеметчиков, ПТО. Задача такая: сейчас против нас тут воюют картейцы, та еще сволота. У них есть группа наших пленных инженеров, а меняться они категорически отказались, поэтому их надо хорошенько проучить. Сейчас на базу, где они содержатся, направляется бронированный дисколет легионеров. Они доставят вас до самого места и прикроют. Ваша задача найти бункер с пленными и освободить их. Все ясно?


— У нас же тоже есть пленные, — Карт стоял в полной амуниции и еще раз проверял снаряжение, — может, подождать и обменяться? Куда их девать-то всех потом?

— Хэ, так дела не делаются. Оборзели картейцы в корягу, вот их и проучат по-нашему, — усмехнулся Харис. — Когда мы своих освободим, то самых ценных картейцев грохнем и вывалим поближе к их позициям. Чтобы знали, суки, что с нами шутить не стоит.

— Хрена себе, однако, жестко. А если они оставшихся наших в плену поубивают?

— Как-то пробовали. Так разведка, в конце концов, узнала обо всех, кто этот приказ отдавал, и кто исполнял. Время и сил потратили, конечно, немерено, но всех уродов нашли и уничтожили. Особенно не любят у нас тех, кто с излишней жестокостью относится к пленным. К таким уродам жалости совсем нет.

— Лихо! — Карт задумался, война казалась теперь далеко не простым делом, как виделось в учебке

Через полчаса они уже находились в чреве бронированной махины. Десантный отсек был ужасающе мал, поэтому штурмовики сидели, плотно прижавшись друг к другу. Легионеры находились на своих рабочих постах. Внутри дисколета, вообще, было очень тесно, в мобильной же пехоте служили все больше люди рослые и здоровые. Поэтому и выскакивать наружу первыми будут легионеры. Как объяснил Рыков использование тяжелой техники необходимо, потому что база, на которой находятся пленные, стоит в плотном кольце батарей ПВО. Легкие скутеры штурмовиков туда попросту не прорвутся. Эти же дисколеты имеют очень высокий класс защиты.


Спустя час полета в шлемофонах послышался голос капитана легионеров:

— Через пять минут на месте. Держитесь!

Внезапно дисколет начал выплясывать весьма странный танец. Карт понял, что пилоты производят противоракетный маневр. И в самом деле, что-то сильно хлопнуло в левый борт, потом и спереди боевую машину, как будто два раза серьезно пнули. Но бронированный дисколет продолжал совершать маневр и готовился к приземлению.

— Импульсниками приложили, — прокомментировал эти удары Петрич и потрогал борт летающей машины, — крепкая дерюга.

Звук двигателей стал громче и пронзительней, сейчас много энергии тратилась на защитные щиты, потом раздался какой-то странный скрежет и послышался голос Рыкова:

— На выход!

Штурмовики моментально отстегнулись от противоперегрузочных кресел и побежали по узкому коридору к пандусу. Тот уже был полностью раскрыт, чуть дальше на поверхности расположились две пары легионеров, в руках они держали какое-то громоздкое оружие. Солдаты бронированных войск могли себе позволить тяжелое и эффективное оружие близкого боя, им же на надо было таскать его далеко. Еще две пары бойцов находились по бокам дисколета, а позади выскочивших из него штурмовиков несколько легионеров выводили три гусеничные платформы с мощными лазерами.

— Карт, — послышался голос Рыкова, — нам куда?

Алекс быстро сориентировался: они приземлились на краю обширного поля, позади на горизонте появился первый проблеск приближающегося рассвета, чуть левее их высилась ажурная антенна.

— Два квартала в ту сторону, затем направо! — выкрикнул он, и штурмовики в боевом порядке побежали вперед.


Идти было тяжело, сегодня на бойцах полная защитная амуниция, как на рыцарях древности. Впереди колонны, на некотором удалении двигалась штурмовая тройка — пулеметчик, ПТР и стрелок. За ним бежали Карт и Рыков, потом остальные. Прикрытие сейчас составляли легионеры. Они быстро продвинулись вдоль больших прямоугольных зданий и повернули направо. Здесь на улицу выходили двери офисов или магазинов. Штурмовики быстро понеслись вперед. Неожиданно позади них что-то загрохотало.

— Легионеры огрызаются, — пробормотал Рыков, — далеко нам?

— Вот до того здания и налево, там узкая улочка, вдоль нее еще одна.

— Понял, парни, вперед, вперед!

На повороте они разделились: в крайний узкий проход ушли две тройки разведчиков. Остальные выдвинулись по ближайшему проспекту вперед, контролируя фланги. Через пару секунд в наушниках послышалось тихое — " Два бандита. Три — три- пять", чуть позже — "На черном здании пост — три бандита, лазер. Один-два-семь". Обозначив координаты относительно севера, разведчики затихли.

— Работаем, схема один! — приказал сержант, и почти сразу же послышалась сухие щелчки выстрелов из Ударов и Кортесов.

— Чисто! — раздалось в эфире.

Карт шустрым шмелем вынырнул на небольшую площадь перед черным внушительным зданием:

— Здесь!

Он показал на левую дверь. Штурмовики разбились на тройки и быстро организовали оборону. Два техника подбежали к входу в здание и начали устанавливать бомбы. Карт занял место на левом фланге, его слух чутко отреагировал на непонятный звук. И вовремя! В соседнем здании раскрылись основательные ворота и оттуда выскочила маленькая колесная машина. Тело отреагировало мгновенно, он прицелился и выстрелил прямо в кабину. Машина сразу же вильнула в сторону и ударилась в противоположное здание. Тут же рядом заухала импульсная винтовка, это подоспел Харис. Вражеская машина сначала окуталась дымом, потом запылала.

Дверь в черное здание в это время взорвали и бросили в открывшийся проход гранаты с газом. Это усыпляющее средство действовало только на картейцев. Уже через минуту из дверей выводили наших пленных, всего девять человек. Они были оборваны, худы и плохо передвигались. Двоим технарям пришлось помочь идти. Между тем около дисколета послышались звуки стрельбы, что-то в той стороне громко взорвалось, подняв большую волну сизого дыма. Карт задумчиво посмотрел в туда и подбежал к Рыкову.




— Сержант, нужно идти другой дорогой!

— С ума сошел! У нас вон пленные еле ползут!

— Так мы и вовсе не дойдем. Картейцы смотри, как быстро очухались, сейчас перекроют нам дорогу на том перекрестке. Сам подумай!

— Тьфу ты! И что предлагаешь?

— Есть проход — вот за этими складами, глухая, к ней не подберешься, выйдем прямо к летному полю.

Рыков уже смотрел в планшет, вылезший из рукава:

— Карт, это же писец как долго! У нас нет времени столько топать!

— А кто сказал, что мы будем идти? Харис, Лойд, помогите!

Он подбежал к горящей машине и выволок оттуда закоптелого водителя картейца, потом ловким движением отрубил ему руку и отдал очумелому Лойду. Затем под прикрытием Хариса он забежал в помещение, откуда и выехала вражеская машина. Так и есть — это был гараж! Он пробежал вдоль стоящих там разномастных двигательных аппаратов и нашел то, что искал.

— Лойд, сюда!

Подхватив у подбежавшего товарища отрубленную руку, он приложил ее к зеленой панели. Машина сразу же ожила, замерцали приборы, и корпус заметно задрожал. Карт сел на рулевое место и потратил минуту на изучение управления.

— Парни! Приглашения ждете? А ну быстро в машину!

Чуть позже он уже догонял пешую колонну, представив удивленному взору Рыкова небольшую грузовую платформу. Их маленькая команда как раз туда вся и уместились.

— Поехали! — Карт сдвинул рукоятку, регулирующую скорость, вперед в крайнее положение, и платформа лихо понеслась по дороге. В заднем отсеке послышались глухие ругательства бойцов, а рядом с ухом раздался голос сержанта.

— Ты как её завел?

— Рыков, я же спец по УФО, это элементарно.

— Ну, ты даешь, бродяга! С меня проставление!

Карт только ухмыльнулся, для него это был довольно простой трюк. Он виртуозно провел платформу по окружному, но более спокойному пути. Пару раз они заметили бойцов противника, сидящих в засаде, но смотрели те в этот момент в другую сторону, за что и поплатились. Земляне стреляли, как всегда очень метко. Вскоре под непрерывным обстрелом противника они загрузились в дисколет и отбыли назад.


По прибытии обратно на перевалочную 45-ю станцию Карту пришлось отметить со своими новыми друзьями присвоение ему звания капрал. Еще один год неимоверно долгой службы остался позади! Молодой человек уже начал ощущать себя совершенно другим человеком, юность, проведенная на гражданке, казалась ему неким сном, далеким и милым. Он еще не понимал, как жестко начало загрубевать его сердце, схваченное холодом жестокого и безразличного космоса. Странный мир, в котором тепло жизни постоянно сочетается с морозом неведомой угрозы, исходящей вовсе не от бездушной материи.









Первая кровь







— Капрал! — майор стал еще лиловей, его тонкая кожа буквально просвечивала. — Вы опять отвлекаете моих людей! И вновь одеты не по форме!

— Почему? — Карт удивленно хлопал ресницами. Ему нравилось доводить этого тылового гренадерского офицера до бешенства.

— Вы не на передовой линии, а почему в латах и тактическом шлеме?

— Мой взвод постоянно на боевом посту, сир. Это наша повседневная форма, пора бы уж знать такое в вашем возрасте.

Майор и, правда, был далеко не молод, его лицо еще более побагровело, и он стал похож на помидор. Они оба уже не в первый раз схлёстывались по причине вздорных характеров. Вокруг спорящих околачивались бойцы гренадерского полка, стоявшего в резерве. Они с интересом и скрытыми ухмылками наблюдали пикировку капрала-штурмовика с серебряной звездой на груди и тылового майора с тусклыми нашивками за выслугу лет.

— Это не дает вам права… Это просто возмутительно! Я буду требовать отправить вас в самую горячую точку фронта!

— Майор, сир, меня и так постоянно посылают именно в такие места, — Карт продолжал издеваться над гренадерским офицером, а тот замолчал, осознав, что сказал глупость — пугать штурмовика передовой.

— Я этого так не оставлю, капрал! Идите в расположение своего подразделения!

— Есть!

Майор двинулся дальше, от него даром что пар не шел, такой он был сейчас злой и красный. Ну а Карт, пройдя десяток шагов, остановился и вернулся к пехотинцам.

— Зря ты это, — обратился к нему высокий сержант, судя по нашивкам, уже сверхсрочник, — этот майор очень вредный тип, он и нагадить может.

— Да ну его! — отмахнулся Алекс. — Нас завтра все равно пошлют на Кудыкину гору, чего мне от этого олуха светит?

— Напишет кляузу в разведку.

— И чего?

Бойцы только посмеивались, им нравился этот наглый рейнджер. Карт был здесь, вообще, личностью популярной. В подразделениях пехоты быстро разнеслась весть, что среди штурмовиков находится тот самый "водила генералов". Своей известностью успешно пользовался и Карт, да и его товарищи в придачу. Многие из здешних гренадеров побывали в бойне на Калунии, поэтому к подвигу капрала относились с неподдельным уважением. Выбраться с той проклятой планеты и так было настоящим подвигом.


Три взвода батальона "Бурые медведи" прибыли сюда в качестве подмоги, вскоре намечалось грандиозное наступление. Карт каждый день наблюдал прибывающие в их расположение новые части и подразделения. С орбиты шел постоянный поток транспортов, в воздухе ни на час не исчезали флайеры и авилеты. На соседнюю площадку то и дело с гулом и скрежетом садились огромные орбитальные грузовые челноки, имеющие на борту настоящие генераторы гравиполя. Обычно такие ставили только на гравитационные лифты.

Алекс еще никогда не видел подобное скопление войск и техники. Все вокруг резко перемешалось: двигались колонны гренадеров, тяжелые машины бронированных сил, в тылу возводилось множество инженерных сооружений. Каждая свободное пространство была буквально утыкана батареями ПВО. На посадочной площадке, чуть в стороне от их месторасположения находилась эскадрилья атмосферников. Временами с неимоверным грохотом они взлетали и проводили тренировочные полеты.

Один раз он и Рыков столкнулся с рейнджерами из 45-го батальона. Их только что высадили с орбитального дисколета и сейчас складывали на большие грузовые платформы. Штурмовики успели перекинуться с парнями только парой фраз. Как всегда, бойцы мобильной пехоты были лучше осведомлены об окружающей их обстановке и рассказали, что на орбите целая очередь межзвёздных транспортов на разгрузку, идут постоянные стычки между истребителями обоих участников конфликта. На той стороне планеты в это время находилась огромная группировка Галактического Союза. Все указывало на то, что здесь противниками намечено решить исход войны на несколько лет вперед. Обычному солдату оставалось только вздрагивать и молиться, он был мелкой пешкой в руках стратегов этой поистине грандиозной бойни.


— Что новенького? — спросил спустившегося в бункер Карта техник их взвода.

— Да все также, — Алекс подошел к бочонку с водой и налил себе целый стакан, наверху было жарко. В этой части планеты царило знойное лето.

— Третью неделю здесь торчим, — Петрич привстал с койки, — аж надоело.

— В бой рвешься? — ПТОшник Коршунов смешливо глянул на маленького техника.

— Да ну его на фиг! — отмахнулся Петрич. — Сидим на попе ровно и ладно. Просто надоело в бункере валяться, место бы, какое получше для нас найти.

— Ты, похоже, накаркал перемены, парень, — Харис показал в сторону входа. Там появился Сухоруков и помотал над головой правой рукой — знак всеобщего сбора.

— У нас брифинг! — тут же заорал Рыков. — Все в зал!


В небольшом помещении, используемом и как столовая, и как место для занятий, набилось человек пятьдесят. Весь несколько уменьшившийся состав их взвода: ведь с начала активных боевых действий батальон почти не получал подкреплений, часть людей оказались ранены, кого-то отозвали в другие подразделения, кто-то написал просьбу о переводе. Командир взвода включил командирский планшет, и перед собравшимися на совещание рейнджерами возникла подробная голографическая карта.

— Значит так, бойцы. Что назревает большое наступление, вы уже, думаю, сами догадались. Ну и мы, конечно же, будем на его острие. Вот здесь, — лейтенант уменьшил масштабирование, — находится полуостров, на картах обозначен как П-08. В этой точке, на игольчатом мысу, у противника очень серьезная база слежения за нашим флотом. В этом месте северный континент вдается далеко на юг, и этот мыс самая южная точка этого континента. Задача войск Федерации захватить эту базу, и именно наш взвод должен служить маркером. Нас высадят в ста километрах от базы, в горах. Космодром, который находится на соседнем мысу, в это время будет подвергнут бомбардировке с орбиты, вот мы под шумок и проскочим. Атмосферники при высадке прикроют нас дополнительно. Выдвигаемся к базе на легких скутерах, надо будет снять с них все лишнее. Главное для нас в этой операции — это скорость! Мы должны в назначенное время захватить центральную вышку и быстро отмаркировать самые важные цели в системе обороны противника.

— Кто наступать-то тогда будет? — удивленно уставился на взводного Комотд Два сержант Первухин. — Как я понял, с воздуха только мы пойдем?

— Правильно понял. Наступать будут "мазуты". Мыс где расположен?

— У океана.

— Вот оттуда и пойдут.

— На кораблях, что ли? — Первухин был озадачен. — Их же перебьют суборбитальщики задолго до цели. Там все как на ладони.

— Вот тут кроется самое интересное, — Сухоруков улыбнулся, — они из-под воды выйдут. Для наступления там какие-то новые аппараты использоваться будут. Что-то вроде кораблей-маток, но подводных. Спутники в таком бардаке ничего путного показать не смогут, и наши, и ихние будут все сбивать напрочь. Поэтому легионеры у самого берега вынырнут, а потом уже на своих бронированных чушках вперед поскачут. Мощи там предостаточно. Наша задача — им своевременно правильные цели поставить.

— Хм, а нас оттуда сразу не вышибут? — спросил задумчиво Рыков.

— Уже некогда будет. Мы еще на подходе сигнализируем, атака тут же и начнется. Вот здесь примерный маршрут и точка входа. Карт, ты идешь, как всегда, первым.

— Откуда дровишки? — кивнул на обозначенные огневые точки противника Алекс.

— Разведка поработала, — Сухоруков усмехнулся, увидев кислую физиономию своего лучшего пилота, — да успокойся, не флотские тут трудились. Гренадеры постарались, а они ребята толковые. Им еще этот полуостров с северо-запада очищать.

— Ну, тогда ладно, — согласился Карт.

— И еще, с тобой их разведчик пойдет, в качестве штурмана.


Дисколет швыряло и мотало, как перышко в шторм, его пилот очень лихо лавировал. Штурмовики угрюмо молчали, устроившись в неудобных креслах Дельфина. Вот так ракета прилетит, или пучок мощного мазера, и даже не заметишь, как покинешь этот чертов мир. Карт еще раз проверил показания приборов. Топлива у них было в обрез, отсутствовало также некоторое количество аппаратуры, отвечающей за безопасность машины. Но пилоты во взводе собрались опытные, они сами отрегулировали под себя систему. Карт добавил пару спрямленных схем и растолковал принцип работы с ними. Парни быстро врубились в тему, два раза объяснять им не пришлось.

— Отсчет! — послышался голос с правой стороны отсека. Алекс немного довернул голову. Там сидел их проводник, боец разведывательной роты сержант Ниро. Он на поверку оказался неплохим парнем, толково обсудив с водителями особенности местности, и совместно с Картом составил несколько вариантов их предстоящего маршрута. Особенно позабавило новых знакомцев то обстоятельство, что Ниро некоторое время служил под началом капитана Дрозда.

— Вот ведь какая Галактика маленькая, — смеялся Алекс и рассказал подробности знакомства с разведчиком. Теперь пришла пора удивляться сержанту. Он, честно говоря, считал, что всем известное спасение генералов на Калунии является мифом, а тут вот оно, как обернулось!


— Принял! — Карт включил систему, выпрыгивать они будут прямо в воздухе, придется немного планировать, пусть движки разогреются, подготовив гравипривод к тяжелой работе. На табло боевого шлема вспыхнул зеленый огонек, водитель тут же нажал большим пальцем правой руки «Пуск» на ручке управления, и они провалились в мгновенно открывшийся люк. Сразу же вокруг них засвистел воздух, а на бойцов обрушилась какофония звуков воздушного боя. Атмосферники землян продолжали жестоко атаковать космодром. Карт полого вел Дельфин к земле. За ним следом, чуть уступом шли остальные четыре машины. Метров за пятьдесят до поверхности он увеличил скорость и на полном ходу вошел в узкое ущелье, здесь они были защищены от немедленного обнаружения. Их небольшая кавалькада резво понеслась вперед. Алекс то и дело маневрировал, используя по возможности все складки местности.

— Маршрут? — выкрикнул водитель.

— Третий! — живо ответил Ниро. Он уже проанализировал поступившую от штурманов эскадрильи атмосферников информацию и сделал соответствующие выводы.

— Принял, — Карт повернул машину направо, пронесся мимо конусовидной горы и нырнул вниз, теперь они шли вдоль обрывистого берега небольшой горной речушки. То и дело приходилось перепрыгивать через большие камни и валуны, иногда облетать короткие скальные выступы. — Птичка три, не отстаем!

— До точки десять кило, — снова послышался голос штурмана. Алекс заметил, что они идут быстрее необходимого срока и чуть уменьшил быстроту движения, горючее исчезало с ужасающей скоростью.

— Вспышка — право Три-Один, — послышался голос с Птички Два.

— Рассредоточиться! — это уже скомандовал Сухоруков. Легкие скутеры разошлись в стороны и двигались, почти сливаясь с камнями обрыва. Ракета, пущенная с поста противника, потеряла ориентиры и ударилась об какую-то скалу, в этот рейс каждый скутер был дополнительно снабжен новейшим дефлектором помех.

— Выходим! — снова заговорил Ниро. Сухоруков тут же отослал сигнал выпущенному только что спутнику связи, а тот репетировал легионерам, то есть дал команду на штурм мыса. В чреве небольшого сигнального фрегата было три таких спутника, что почти гарантировало наличие крепкой связи. В подобных масштабных сражениях такое являлось проблемой номер один, каждая из сторон старалась добиться превосходство в самом начале битвы, а её успех во многом зависел от точности информации и разведывательных данных. Имея в своих рядах элитные штурмовые подразделения, Армия Федерации частенько использовала их, как решающий козырь.


Карт виртуозно проскочил между двух почти соприкасающихся друг с другом скал, затем резко нырнул вниз.

— Чисто! — прокричал он, за ним маневр уже более медленно повторили остальные водители. Легкие открытые скутеры начали приземляться на небольшую площадку, залитую восходящим солнцем.

Только машина соприкоснулась с поверхностью, как Карт отстегнулся, вырубил питание скутера и выскочил наружу. Штурмовики уже начали действовать. Пятое и четвертое отделение встали в защитный периметр, второе и третье под руководством Сухорукова, и Ниро побежали к высившейся впереди белой платформе, которая была увенчана высоченной ажурной башней.

— Противник! — прозвучало в наушнике, и Карт сразу же услышал гадкий стук падающих гранат. Он нырнул за какую-то конструкцию и переждал разрывы, затем послышался шелест работы игольчатого пулемета, потом рвануло пару раз от пуска "Иглы", забухтел чей-то лучемет. Алекса ударили по спине сзади, он обернулся и увидел улыбающуюся физиономию Хариса.

— Давай вперед! Надо Рыкова найти.

Карт кивнул, и двойка бесшумно двинулась к платформе. Там напропалую шла отчаянная стрельба, слышались глухие разрывы химических гранат, шелест плазмы.

— Санитара на одиннадцать-три! — зазвучало в шлеме. Алекс обернулся, в той стороне что-то ярко горело, пуская в воздух клубы чадящего дыма.

— Ни хрена себе легкая выгрузка — ругнулся пулеметчик и сразу же резко заорал — Влево!

Карт уже, не оборачиваясь, падал за какую-то каменную плиту, потом встал на колено и начал стрелять короткими очередями в группу одетых в светлые доспехи бойцов противника. Рядом громко шелестел Кортес. Фигурки в белом стали падать, как подкошенные, часть из них повернула назад.

— Первое отделение, занять оборону на левом фланге. Ориентир красные кусты, — наконец, пришла команда от Рыкова. Карт глянул в сторону платформы и с облегчением увидел фигурки штурмовиков в защитных доспехах "Хамелеон", которые автоматически повторяли цвет окружающей местности. Противник в белом одеянии попросту не успел активировать свои, за что и поплатился. Они с Харисом вскочили на ноги и пробежали пятьдесят метров до красных кустов. Там они обнаружили и Рыкова, и несколько человек из их отделения. Но в первую очередь водитель обратил внимание на растерзанное тело штурмовика, лежащее у чернеющей воронки.

— Кто? — кивнул он в сторону погибшего.

— Лойд, — мрачно ответил Рыков, — не повезло парню. Сразу наповал! Так, ты с Харисом и Чибом занимайте оборону у той лестницы. Боюсь, эта сволочь снова сюда полезет. Взводный сообщил, что "мазута" уже начала, слышите какой грохот пошел? Наши пока зачищают башню.


И в самом деле, в воздухе уже гремела грандиозная какофония, присущая подобному масштабному сражению. Со стороны южного побережья были слышны ухания тяжелых систме вооружения и шелест мощных лазеров. Из-за гор появились точки, приближающихся к полю боя атмосферников. Но наблюдать за десантированием федеральных войск было сейчас некогда. Тройка штурмовиков спешно оборудовала позиции для обороны и вовремя. Их обстреляли из чего-то мощного, в воздух поднимались куски скальной породы, под ногами дыбилась почва. Вокруг бойцов полетели осколки стройматериалов и конструкций. Затем в сумраке клубящейся пыли Алекс увидел знакомые белые фигурки и сразу начал вести по ним прицельный огонь. Рядом упал Харис, громко ругаясь и крича. Но отвлекаться было некогда, Карт прекратил стрелять только после того, как Чиб стукнул его по плечу.

— Карт, посмотри, что с Харисом! Мы их, похоже, отбили!

Точно, белые фигурки исчезли, а с левой стороны площадки замелькали знакомые "хамелеоны" из четвертого отделения. Карт сразу же подскочил к пулеметчику и увидел расколотые доспехи и кровь, хлещущую из растерзанного плеча.

— Разрывной патрон! Харис, ты как? — товарищ буквально мычал от боли, поэтому пришлось действовать самому.

Алекс нажал на кнопки встроенной в доспехи аптечки скорой помощи, и вскоре Харис облегченно замолчал, заработали обезболивающие препараты. Затем Карт снял с товарища нагрудные доспехи и разрезал одежду, рана выглядела неважно. Поэтому он вылил из пузырька приличную дозу обеззараживающего и покрыл кровавое месиво раны медицинским клеем, кровь идти перестала. Потом капрал чуть приподнял Хариса и затянул его плечо в раскладной каркас, включив в его механизме «Режим фиксирования». Все, больше он ничего сейчас поделать не мог, дальше нужна работа медиков. Вскоре к ним подбежали санитары, проверили состояние раненого, каркас и унесли товарища к скутерам.


На самой горе бой уже закончился, и Карт выдвинулся к белеющей платформе. По пути ему еще дважды попались тела убитых товарищей, бой здесь прошел жаркий. Фигур в белых доспехах валялось много, все-таки они застигли врага врасплох. Бойцов противника в реальности оказалось больше, чем докладывала разведка. Около самой платформы он обнаружил Ниро, бережно державшего левую руку на временной перевязи, с ним возился санитар, устанавливая фиксирующий каркас.

— Представляешь, — виновато сказал гренадер, — уворачивался от очереди и свалился с платформы, вот, руку сломал. Смех, да и только!

— Да ничего, легко отделался, — Карт устало сел рядом. Бой был таким быстротечным, что его еще потряхивало от приличной дозы адреналина. — Как там легионеры?

— Мы им все точки входа скинули, сейчас ваш лейтенант новые данные передает. С этой башни оборона центровых как на ладони.

— Пойду тогда, гляну.

Карт подбежал к лестнице и забрался наверх. Там, у подножия башни, восседал Сухоруков со связистом в обнимку. Техник третьего отделения что-то наблюдал на большом планшете, от которого наверх шел тонкий кабель. Рядом с ним сидели несколько бойцов, тревожно посматривая вперед. Алекс нагнулся и прошел к краю платформы, в этом месте она буквально нависала над полуостровом, будучи установленной на самом краю скалы.


Внизу же раскинулась даже не база, а целый городок. Отчетливо были видны улицы, высокие и низкие дома, какие-то общественные здания, а также сооружения явно военного характера. Во дворах было много зелени, виднелись небольшие скверы и аллеи, правда, листва не зеленого окраса, а чаще красная или лиловая. Красивый уютный приморский городок. Только именно сейчас на его улицах виднелись вспышки импульсных разрядов, наблюдались многочисленные пожары и разрушения. Взгляд Алекса переместился правее, там синело море. Неожиданно чуть подальше от берега в воде что-то замерцало, а вскоре из вышедшего с глубины темного чудища, появилась вереница желтых шаров. Карт не сразу осознал, что это шаровидные энергозаряды. Они начали с жутким грохотом разрываться прямо в гуще домов в центре полиса. Он навел визир на полную мощность и увидел на улицах городка людей, вернее, гуманоидов. Не все из них были в белой армейской амуниции, значит, здесь проживал и гражданский персонал, а, возможно, и семьи военных. Центровые были настолько уверены в собственной безопасности?

Вдруг на дорожке аллеи он заметил группу маленьких человечков, и только чуть позже понял, что это дети. Детеныши гуманоидной расы, противостоящей им на этой планете. В следующую секунду среди группы разорвался желтый заряд, разметав тела, вернее, их части далеко вокруг. Карт опустил визир. Он знал, что тут идет война, но всему же есть свои пределы. Видеть ЭТО он не хотел и переместил взгляд к берегу. На него один за другим выползали бронированные машины легионеров, на них находились развернутые батареи, ведущие огонь по пригороду. Высадившийся дивизион ПВО только что отбил атаку вражеских атмосферников, сейчас его бойцы перезаряжали комплексы. Машины боевого снабжения подходили к батареям, поочередное передавая манипуляторами снаряженные ракеты или кассеты с энергоблоками. Работа слаженного и выверенного механизма земных войск не прекращалась ни на минуту.

В самом городе также шли бои: легионеры сильно нажимали на остатки войск центровиков. Тем нечего было противопоставить тяжелой технике землян. Их батареи оказались сразу же разбиты, а легкие машины легко уничтожались небольшими платформами легионеров. Видимо, это и была та самая новая техника. Алекс никак не мог припомнить подобные данные из прочитанных справочников. Хотя кое-где на улицах можно было заметить горящей и земную технику. На одном из перекрестков он наблюдал в визир копошение легионеров в серебристой амуниции, они вытаскивали из подбитой машины тела своих товарищей. Подающих признаки жизни тащили к какой-то небольшой платформе. Рейнджера всего передернуло, вот так вот сгореть в похожей на консервную банку машине. Брр! Ужасная смерть! Хотя с другой стороны, где она на войне легкая? Смерть пехотинца всегда ужасна!


На улицы вливались следующие колонны бронированной техники, на пригороды падали все новые и новые пригоршни желтых шаров. Похоже, судьба этого городка была сегодня предрешена. Карт вспомнил слова разведчика гренадера. Вся оборона полуострова оказалось заточена именно на эту базу, лишившись ее, центровые теряли сразу и весь полуостров, открывая путь вглубь континента. Прошлые попытки совершить сюда десант терпели крушение. Батареи противника хорошо прикрывали береговую линию. Близкий к нему космодром обеспечивал отличную воздушную защиту, а местные средства наведения просто не оставляли нападавшим ни единого шанса. Сложно работать обычным пилотам против целого роботизированного комплекса. Нападение же с орбиты сразу окажется замеченным, тут же получив удар с тыла. Космос огромен, пусть и околопланетный. Флот может контролировать только пространство рядом с собой, на глубину удара.

Взяв вражеский бастион обороны, штурмовики использовали данные комплекса в собственных целях. Противник же по существу ослеп. Но сколько погибло хороших парней-разведчиков, пока им удалось обнаружить все "слепые" зоны во вражеской обороне! Карт помнил и это обстоятельство. Удачный удар всегда получается при поддержке многих факторов. Но внезапно что-то отвлекло его внимание, две тени мелькнули справа от скалы и чуть ниже. Чужие атмосферники! Они вышли с той стороны, откуда прилетели и сами штурмовики. Планируя над землей, оба вражеских истребителя нанесли импульсными пушками удар по разгружающейся платформе. Ее буквально вспучило изнутри мощным взрывом, по берегу полетели куски и части боевой техники. В море же заплескались поднявшиеся волны, захлестывая береговую черту. Один из вражеских атмосферников был сбит тут же. Второй увернулся от выпушенного ПВОшниками заряда и пошел резко вверх, свечкой. Но после отчаянного разворота его достали две юркие ракеты, вражескую машину здорово встряхнуло. И тут Карт с ужасом понял, что чужой воздушный аппарат летит прямо на него. Рейнджер вскочил на ноги и неистово закричал:

— Воздух!

Затем он побежал как можно быстрее к краю платформы, чтобы за ней спрятаться. Но на середине пути его что-то сильно стукнуло в спину, он почувствовал жар, потом Алекса кинуло на какую-то ажурную конструкцию, и весь мир погрузился во тьму.

Глава 4 Первая кровь

— Капрал! — майор стал еще лиловей, его тонкая кожа буквально просвечивала. — Вы опять отвлекаете моих людей! И вновь одеты не по форме!

— Почему? — Карт удивленно хлопал ресницами. Ему нравилось доводить этого тылового гренадерского офицера до бешенства.

— Вы не на передовой линии, а почему в латах и тактическом шлеме?

— Мой взвод постоянно на боевом посту, сир. Это наша повседневная форма, пора бы уж знать такое в вашем возрасте.

Майор и, правда, был далеко не молод, его лицо еще более побагровело, и он стал похож на помидор. Они оба уже не в первый раз схлёстывались по причине вздорных характеров. Вокруг спорящих околачивались бойцы гренадерского полка, стоявшего в резерве. Они с интересом и скрытыми ухмылками наблюдали пикировку капрала-штурмовика с серебряной звездой на груди и тылового майора с тусклыми нашивками за выслугу лет.

— Это не дает вам права… Это просто возмутительно! Я буду требовать отправить вас в самую горячую точку фронта!

— Майор, сир, меня и так постоянно посылают именно в такие места, — Карт продолжал издеваться над гренадерским офицером, а тот замолчал, осознав, что сказал глупость — пугать штурмовика передовой.

— Я этого так не оставлю, капрал! Идите в расположение своего подразделения!

— Есть!

Майор двинулся дальше, от него даром что пар не шел, такой он был сейчас злой и красный. Ну а Карт, пройдя десяток шагов, остановился и вернулся к пехотинцам.

— Зря ты это, — обратился к нему высокий сержант, судя по нашивкам, уже сверхсрочник, — этот майор очень вредный тип, он и нагадить может.

— Да ну его! — отмахнулся Алекс. — Нас завтра все равно пошлют на Кудыкину гору, чего мне от этого олуха светит?

— Напишет кляузу в разведку.

— И чего?

Бойцы только посмеивались, им нравился этот наглый рейнджер. Карт был здесь, вообще, личностью популярной. В подразделениях пехоты быстро разнеслась весть, что среди штурмовиков находится тот самый "водила генералов". Своей известностью успешно пользовался и Карт, да и его товарищи в придачу. Многие из здешних гренадеров побывали в бойне на Калунии, поэтому к подвигу капрала относились с неподдельным уважением. Выбраться с той проклятой планеты и так было настоящим подвигом.


Три взвода батальона "Бурые медведи" прибыли сюда в качестве подмоги, вскоре намечалось грандиозное наступление. Карт каждый день наблюдал прибывающие в их расположение новые части и подразделения. С орбиты шел постоянный поток транспортов, в воздухе ни на час не исчезали флайеры и авилеты. На соседнюю площадку то и дело с гулом и скрежетом садились огромные орбитальные грузовые челноки, имеющие на борту настоящие генераторы гравиполя. Обычно такие ставили только на гравитационные лифты.

Алекс еще никогда не видел подобное скопление войск и техники. Все вокруг резко перемешалось: двигались колонны гренадеров, тяжелые машины бронированных сил, в тылу возводилось множество инженерных сооружений. Каждая свободное пространство была буквально утыкана батареями ПВО. На посадочной площадке, чуть в стороне от их месторасположения находилась эскадрилья атмосферников. Временами с неимоверным грохотом они взлетали и проводили тренировочные полеты.

Один раз он и Рыков столкнулся с рейнджерами из 45-го батальона. Их только что высадили с орбитального дисколета и сейчас складывали на большие грузовые платформы. Штурмовики успели перекинуться с парнями только парой фраз. Как всегда, бойцы мобильной пехоты были лучше осведомлены об окружающей их обстановке и рассказали, что на орбите целая очередь межзвёздных транспортов на разгрузку, идут постоянные стычки между истребителями обоих участников конфликта. На той стороне планеты в это время находилась огромная группировка Галактического Союза. Все указывало на то, что здесь противниками намечено решить исход войны на несколько лет вперед. Обычному солдату оставалось только вздрагивать и молиться, он был мелкой пешкой в руках стратегов этой поистине грандиозной бойни.


— Что новенького? — спросил спустившегося в бункер Карта техник их взвода.

— Да все также, — Алекс подошел к бочонку с водой и налил себе целый стакан, наверху было жарко. В этой части планеты царило знойное лето.

— Третью неделю здесь торчим, — Петрич привстал с койки, — аж надоело.

— В бой рвешься? — ПТОшник Коршунов смешливо глянул на маленького техника.

— Да ну его на фиг! — отмахнулся Петрич. — Сидим на попе ровно и ладно. Просто надоело в бункере валяться, место бы, какое получше для нас найти.

— Ты, похоже, накаркал перемены, парень, — Харис показал в сторону входа. Там появился Сухоруков и помотал над головой правой рукой — знак всеобщего сбора.

— У нас брифинг! — тут же заорал Рыков. — Все в зал!


В небольшом помещении, используемом и как столовая, и как место для занятий, набилось человек пятьдесят. Весь несколько уменьшившийся состав их взвода: ведь с начала активных боевых действий батальон почти не получал подкреплений, часть людей оказались ранены, кого-то отозвали в другие подразделения, кто-то написал просьбу о переводе. Командир взвода включил командирский планшет, и перед собравшимися на совещание рейнджерами возникла подробная голографическая карта.

— Значит так, бойцы. Что назревает большое наступление, вы уже, думаю, сами догадались. Ну и мы, конечно же, будем на его острие. Вот здесь, — лейтенант уменьшил масштабирование, — находится полуостров, на картах обозначен как П-08. В этой точке, на игольчатом мысу, у противника очень серьезная база слежения за нашим флотом. В этом месте северный континент вдается далеко на юг, и этот мыс самая южная точка этого континента. Задача войск Федерации захватить эту базу, и именно наш взвод должен служить маркером. Нас высадят в ста километрах от базы, в горах. Космодром, который находится на соседнем мысу, в это время будет подвергнут бомбардировке с орбиты, вот мы под шумок и проскочим. Атмосферники при высадке прикроют нас дополнительно. Выдвигаемся к базе на легких скутерах, надо будет снять с них все лишнее. Главное для нас в этой операции — это скорость! Мы должны в назначенное время захватить центральную вышку и быстро отмаркировать самые важные цели в системе обороны противника.

— Кто наступать-то тогда будет? — удивленно уставился на взводного Комотд Два сержант Первухин. — Как я понял, с воздуха только мы пойдем?

— Правильно понял. Наступать будут "мазуты". Мыс где расположен?

— У океана.

— Вот оттуда и пойдут.

— На кораблях, что ли? — Первухин был озадачен. — Их же перебьют суборбитальщики задолго до цели. Там все как на ладони.

— Вот тут кроется самое интересное, — Сухоруков улыбнулся, — они из-под воды выйдут. Для наступления там какие-то новые аппараты использоваться будут. Что-то вроде кораблей-маток, но подводных. Спутники в таком бардаке ничего путного показать не смогут, и наши, и ихние будут все сбивать напрочь. Поэтому легионеры у самого берега вынырнут, а потом уже на своих бронированных чушках вперед поскачут. Мощи там предостаточно. Наша задача — им своевременно правильные цели поставить.

— Хм, а нас оттуда сразу не вышибут? — спросил задумчиво Рыков.

— Уже некогда будет. Мы еще на подходе сигнализируем, атака тут же и начнется. Вот здесь примерный маршрут и точка входа. Карт, ты идешь, как всегда, первым.

— Откуда дровишки? — кивнул на обозначенные огневые точки противника Алекс.

— Разведка поработала, — Сухоруков усмехнулся, увидев кислую физиономию своего лучшего пилота, — да успокойся, не флотские тут трудились. Гренадеры постарались, а они ребята толковые. Им еще этот полуостров с северо-запада очищать.

— Ну, тогда ладно, — согласился Карт.

— И еще, с тобой их разведчик пойдет, в качестве штурмана.


Дисколет швыряло и мотало, как перышко в шторм, его пилот очень лихо лавировал. Штурмовики угрюмо молчали, устроившись в неудобных креслах Дельфина. Вот так ракета прилетит, или пучок мощного мазера, и даже не заметишь, как покинешь этот чертов мир. Карт еще раз проверил показания приборов. Топлива у них было в обрез, отсутствовало также некоторое количество аппаратуры, отвечающей за безопасность машины. Но пилоты во взводе собрались опытные, они сами отрегулировали под себя систему. Карт добавил пару спрямленных схем и растолковал принцип работы с ними. Парни быстро врубились в тему, два раза объяснять им не пришлось.

— Отсчет! — послышался голос с правой стороны отсека. Алекс немного довернул голову. Там сидел их проводник, боец разведывательной роты сержант Ниро. Он на поверку оказался неплохим парнем, толково обсудив с водителями особенности местности, и совместно с Картом составил несколько вариантов их предстоящего маршрута. Особенно позабавило новых знакомцев то обстоятельство, что Ниро некоторое время служил под началом капитана Дрозда.

— Вот ведь какая Галактика маленькая, — смеялся Алекс и рассказал подробности знакомства с разведчиком. Теперь пришла пора удивляться сержанту. Он, честно говоря, считал, что всем известное спасение генералов на Калунии является мифом, а тут вот оно, как обернулось!


— Принял! — Карт включил систему, выпрыгивать они будут прямо в воздухе, придется немного планировать, пусть движки разогреются, подготовив гравипривод к тяжелой работе. На табло боевого шлема вспыхнул зеленый огонек, водитель тут же нажал большим пальцем правой руки «Пуск» на ручке управления, и они провалились в мгновенно открывшийся люк. Сразу же вокруг них засвистел воздух, а на бойцов обрушилась какофония звуков воздушного боя. Атмосферники землян продолжали жестоко атаковать космодром. Карт полого вел Дельфин к земле. За ним следом, чуть уступом шли остальные четыре машины. Метров за пятьдесят до поверхности он увеличил скорость и на полном ходу вошел в узкое ущелье, здесь они были защищены от немедленного обнаружения. Их небольшая кавалькада резво понеслась вперед. Алекс то и дело маневрировал, используя по возможности все складки местности.

— Маршрут? — выкрикнул водитель.

— Третий! — живо ответил Ниро. Он уже проанализировал поступившую от штурманов эскадрильи атмосферников информацию и сделал соответствующие выводы.

— Принял, — Карт повернул машину направо, пронесся мимо конусовидной горы и нырнул вниз, теперь они шли вдоль обрывистого берега небольшой горной речушки. То и дело приходилось перепрыгивать через большие камни и валуны, иногда облетать короткие скальные выступы. — Птичка три, не отстаем!

— До точки десять кило, — снова послышался голос штурмана. Алекс заметил, что они идут быстрее необходимого срока и чуть уменьшил быстроту движения, горючее исчезало с ужасающей скоростью.

— Вспышка — право Три-Один, — послышался голос с Птички Два.

— Рассредоточиться! — это уже скомандовал Сухоруков. Легкие скутеры разошлись в стороны и двигались, почти сливаясь с камнями обрыва. Ракета, пущенная с поста противника, потеряла ориентиры и ударилась об какую-то скалу, в этот рейс каждый скутер был дополнительно снабжен новейшим дефлектором помех.

— Выходим! — снова заговорил Ниро. Сухоруков тут же отослал сигнал выпущенному только что спутнику связи, а тот репетировал легионерам, то есть дал команду на штурм мыса. В чреве небольшого сигнального фрегата было три таких спутника, что почти гарантировало наличие крепкой связи. В подобных масштабных сражениях такое являлось проблемой номер один, каждая из сторон старалась добиться превосходство в самом начале битвы, а её успех во многом зависел от точности информации и разведывательных данных. Имея в своих рядах элитные штурмовые подразделения, Армия Федерации частенько использовала их, как решающий козырь.


Карт виртуозно проскочил между двух почти соприкасающихся друг с другом скал, затем резко нырнул вниз.

— Чисто! — прокричал он, за ним маневр уже более медленно повторили остальные водители. Легкие открытые скутеры начали приземляться на небольшую площадку, залитую восходящим солнцем.

Только машина соприкоснулась с поверхностью, как Карт отстегнулся, вырубил питание скутера и выскочил наружу. Штурмовики уже начали действовать. Пятое и четвертое отделение встали в защитный периметр, второе и третье под руководством Сухорукова, и Ниро побежали к высившейся впереди белой платформе, которая была увенчана высоченной ажурной башней.

— Противник! — прозвучало в наушнике, и Карт сразу же услышал гадкий стук падающих гранат. Он нырнул за какую-то конструкцию и переждал разрывы, затем послышался шелест работы игольчатого пулемета, потом рвануло пару раз от пуска "Иглы", забухтел чей-то лучемет. Алекса ударили по спине сзади, он обернулся и увидел улыбающуюся физиономию Хариса.

— Давай вперед! Надо Рыкова найти.

Карт кивнул, и двойка бесшумно двинулась к платформе. Там напропалую шла отчаянная стрельба, слышались глухие разрывы химических гранат, шелест плазмы.

— Санитара на одиннадцать-три! — зазвучало в шлеме. Алекс обернулся, в той стороне что-то ярко горело, пуская в воздух клубы чадящего дыма.

— Ни хрена себе легкая выгрузка — ругнулся пулеметчик и сразу же резко заорал — Влево!

Карт уже, не оборачиваясь, падал за какую-то каменную плиту, потом встал на колено и начал стрелять короткими очередями в группу одетых в светлые доспехи бойцов противника. Рядом громко шелестел Кортес. Фигурки в белом стали падать, как подкошенные, часть из них повернула назад.

— Первое отделение, занять оборону на левом фланге. Ориентир красные кусты, — наконец, пришла команда от Рыкова. Карт глянул в сторону платформы и с облегчением увидел фигурки штурмовиков в защитных доспехах "Хамелеон", которые автоматически повторяли цвет окружающей местности. Противник в белом одеянии попросту не успел активировать свои, за что и поплатился. Они с Харисом вскочили на ноги и пробежали пятьдесят метров до красных кустов. Там они обнаружили и Рыкова, и несколько человек из их отделения. Но в первую очередь водитель обратил внимание на растерзанное тело штурмовика, лежащее у чернеющей воронки.

— Кто? — кивнул он в сторону погибшего.

— Лойд, — мрачно ответил Рыков, — не повезло парню. Сразу наповал! Так, ты с Харисом и Чибом занимайте оборону у той лестницы. Боюсь, эта сволочь снова сюда полезет. Взводный сообщил, что "мазута" уже начала, слышите какой грохот пошел? Наши пока зачищают башню.


И в самом деле, в воздухе уже гремела грандиозная какофония, присущая подобному масштабному сражению. Со стороны южного побережья были слышны ухания тяжелых систме вооружения и шелест мощных лазеров. Из-за гор появились точки, приближающихся к полю боя атмосферников. Но наблюдать за десантированием федеральных войск было сейчас некогда. Тройка штурмовиков спешно оборудовала позиции для обороны и вовремя. Их обстреляли из чего-то мощного, в воздух поднимались куски скальной породы, под ногами дыбилась почва. Вокруг бойцов полетели осколки стройматериалов и конструкций. Затем в сумраке клубящейся пыли Алекс увидел знакомые белые фигурки и сразу начал вести по ним прицельный огонь. Рядом упал Харис, громко ругаясь и крича. Но отвлекаться было некогда, Карт прекратил стрелять только после того, как Чиб стукнул его по плечу.

— Карт, посмотри, что с Харисом! Мы их, похоже, отбили!

Точно, белые фигурки исчезли, а с левой стороны площадки замелькали знакомые "хамелеоны" из четвертого отделения. Карт сразу же подскочил к пулеметчику и увидел расколотые доспехи и кровь, хлещущую из растерзанного плеча.

— Разрывной патрон! Харис, ты как? — товарищ буквально мычал от боли, поэтому пришлось действовать самому.

Алекс нажал на кнопки встроенной в доспехи аптечки скорой помощи, и вскоре Харис облегченно замолчал, заработали обезболивающие препараты. Затем Карт снял с товарища нагрудные доспехи и разрезал одежду, рана выглядела неважно. Поэтому он вылил из пузырька приличную дозу обеззараживающего и покрыл кровавое месиво раны медицинским клеем, кровь идти перестала. Потом капрал чуть приподнял Хариса и затянул его плечо в раскладной каркас, включив в его механизме «Режим фиксирования». Все, больше он ничего сейчас поделать не мог, дальше нужна работа медиков. Вскоре к ним подбежали санитары, проверили состояние раненого, каркас и унесли товарища к скутерам.


На самой горе бой уже закончился, и Карт выдвинулся к белеющей платформе. По пути ему еще дважды попались тела убитых товарищей, бой здесь прошел жаркий. Фигур в белых доспехах валялось много, все-таки они застигли врага врасплох. Бойцов противника в реальности оказалось больше, чем докладывала разведка. Около самой платформы он обнаружил Ниро, бережно державшего левую руку на временной перевязи, с ним возился санитар, устанавливая фиксирующий каркас.

— Представляешь, — виновато сказал гренадер, — уворачивался от очереди и свалился с платформы, вот, руку сломал. Смех, да и только!

— Да ничего, легко отделался, — Карт устало сел рядом. Бой был таким быстротечным, что его еще потряхивало от приличной дозы адреналина. — Как там легионеры?

— Мы им все точки входа скинули, сейчас ваш лейтенант новые данные передает. С этой башни оборона центровых как на ладони.

— Пойду тогда, гляну.

Карт подбежал к лестнице и забрался наверх. Там, у подножия башни, восседал Сухоруков со связистом в обнимку. Техник третьего отделения что-то наблюдал на большом планшете, от которого наверх шел тонкий кабель. Рядом с ним сидели несколько бойцов, тревожно посматривая вперед. Алекс нагнулся и прошел к краю платформы, в этом месте она буквально нависала над полуостровом, будучи установленной на самом краю скалы.


Внизу же раскинулась даже не база, а целый городок. Отчетливо были видны улицы, высокие и низкие дома, какие-то общественные здания, а также сооружения явно военного характера. Во дворах было много зелени, виднелись небольшие скверы и аллеи, правда, листва не зеленого окраса, а чаще красная или лиловая. Красивый уютный приморский городок. Только именно сейчас на его улицах виднелись вспышки импульсных разрядов, наблюдались многочисленные пожары и разрушения. Взгляд Алекса переместился правее, там синело море. Неожиданно чуть подальше от берега в воде что-то замерцало, а вскоре из вышедшего с глубины темного чудища, появилась вереница желтых шаров. Карт не сразу осознал, что это шаровидные энергозаряды. Они начали с жутким грохотом разрываться прямо в гуще домов в центре полиса. Он навел визир на полную мощность и увидел на улицах городка людей, вернее, гуманоидов. Не все из них были в белой армейской амуниции, значит, здесь проживал и гражданский персонал, а, возможно, и семьи военных. Центровые были настолько уверены в собственной безопасности?

Вдруг на дорожке аллеи он заметил группу маленьких человечков, и только чуть позже понял, что это дети. Детеныши гуманоидной расы, противостоящей им на этой планете. В следующую секунду среди группы разорвался желтый заряд, разметав тела, вернее, их части далеко вокруг. Карт опустил визир. Он знал, что тут идет война, но всему же есть свои пределы. Видеть ЭТО он не хотел и переместил взгляд к берегу. На него один за другим выползали бронированные машины легионеров, на них находились развернутые батареи, ведущие огонь по пригороду. Высадившийся дивизион ПВО только что отбил атаку вражеских атмосферников, сейчас его бойцы перезаряжали комплексы. Машины боевого снабжения подходили к батареям, поочередное передавая манипуляторами снаряженные ракеты или кассеты с энергоблоками. Работа слаженного и выверенного механизма земных войск не прекращалась ни на минуту.

В самом городе также шли бои: легионеры сильно нажимали на остатки войск центровиков. Тем нечего было противопоставить тяжелой технике землян. Их батареи оказались сразу же разбиты, а легкие машины легко уничтожались небольшими платформами легионеров. Видимо, это и была та самая новая техника. Алекс никак не мог припомнить подобные данные из прочитанных справочников. Хотя кое-где на улицах можно было заметить горящей и земную технику. На одном из перекрестков он наблюдал в визир копошение легионеров в серебристой амуниции, они вытаскивали из подбитой машины тела своих товарищей. Подающих признаки жизни тащили к какой-то небольшой платформе. Рейнджера всего передернуло, вот так вот сгореть в похожей на консервную банку машине. Брр! Ужасная смерть! Хотя с другой стороны, где она на войне легкая? Смерть пехотинца всегда ужасна!


На улицы вливались следующие колонны бронированной техники, на пригороды падали все новые и новые пригоршни желтых шаров. Похоже, судьба этого городка была сегодня предрешена. Карт вспомнил слова разведчика гренадера. Вся оборона полуострова оказалось заточена именно на эту базу, лишившись ее, центровые теряли сразу и весь полуостров, открывая путь вглубь континента. Прошлые попытки совершить сюда десант терпели крушение. Батареи противника хорошо прикрывали береговую линию. Близкий к нему космодром обеспечивал отличную воздушную защиту, а местные средства наведения просто не оставляли нападавшим ни единого шанса. Сложно работать обычным пилотам против целого роботизированного комплекса. Нападение же с орбиты сразу окажется замеченным, тут же получив удар с тыла. Космос огромен, пусть и околопланетный. Флот может контролировать только пространство рядом с собой, на глубину удара.

Взяв вражеский бастион обороны, штурмовики использовали данные комплекса в собственных целях. Противник же по существу ослеп. Но сколько погибло хороших парней-разведчиков, пока им удалось обнаружить все "слепые" зоны во вражеской обороне! Карт помнил и это обстоятельство. Удачный удар всегда получается при поддержке многих факторов. Но внезапно что-то отвлекло его внимание, две тени мелькнули справа от скалы и чуть ниже. Чужие атмосферники! Они вышли с той стороны, откуда прилетели и сами штурмовики. Планируя над землей, оба вражеских истребителя нанесли импульсными пушками удар по разгружающейся платформе. Ее буквально вспучило изнутри мощным взрывом, по берегу полетели куски и части боевой техники. В море же заплескались поднявшиеся волны, захлестывая береговую черту. Один из вражеских атмосферников был сбит тут же. Второй увернулся от выпушенного ПВОшниками заряда и пошел резко вверх, свечкой. Но после отчаянного разворота его достали две юркие ракеты, вражескую машину здорово встряхнуло. И тут Карт с ужасом понял, что чужой воздушный аппарат летит прямо на него. Рейнджер вскочил на ноги и неистово закричал:

— Воздух!

Затем он побежал как можно быстрее к краю платформы, чтобы за ней спрятаться. Но на середине пути его что-то сильно стукнуло в спину, он почувствовал жар, потом Алекса кинуло на какую-то ажурную конструкцию, и весь мир погрузился во тьму.

Глава 5 Планета Их`вариш

На той стороне огромной кровати раздался скрип, затем послышались легкие шаги. Алекс Карт перевернулся на спину и чуть приоткрыл веки.

— Можешь распахнуть глаза, — раздался приятный женский голос, — я же нравлюсь тебе сзади.

Молодой мужчина с готовностью разлепил веки и с удовольствием взглянул на красивое женское тело. Чуть красноватая по цвету кожа, под которой заметны гуляющие от переизбытка сил мышцы. Крепкие плечи и торс переходят в довольно тонкую талию, а далее в широкие бедра. Ноги с толстыми ляжечками и крепкими икрами. А задница, задница поистине великолепна! Упругие полушария кончаются уютными складочками, сразу видно, что попа крепка и мускулиста.

— Налюбовался? А как спереди? — женщина развернулась к землянину.

Алекс только испустил вздох, здесь тоже все было неплохо. Сочные, выступающие вперед полушария грудей, кончающиеся коричневыми сосками. Чуть округлый живот, заканчивающийся лобком с темными курчавыми волосками. Только если взглянуть в лицо, то можно понять, что перед тобой все-таки инопланетная женщина. Варишки собственным телосложением были чрезвычайно похожи на земных женщин, и физиологией тоже. Одни из немногих гуманоидов с кем у землян был возможен полноценный секс. Ирва-ваш кокетливо бросила взгляд на Алекса и чуть потянула с него простыню.

— Вау, ты уже готов к продолжению, мой герой. Жаль, что мне пора на работу.

Карт облегченно вздохнул, его силы были уже на исходе. Ирва с явным удовольствием использовала мужские достоинства земного организма, и кровать мерно поскрипывала где-то с полночи. В первый день отпуска, когда они с Ларсеном только заехали в этот дом, странный шероховатый скрип сильно удивил Алекса, но, оказывается, это был один из местных обычаев. Варишанские женщины гордились своими сексуальными занятиями, а полночный скрип просторных кроватей как раз подчеркивал их статус. Мужчин на этой планете явно не хватало, нравы царили довольно-таки простые, поэтому отдыхающие здесь земные солдаты без проблем находили партнерш и подруг на время своего отпуска

Вот такие были странные традиции в этом мире. Но сам Алекс не имел ничего против подобного неожиданного для него поворота событий. Последние два года молодым человеком были проведены в достаточно суровых условиях, поэтому законный месячный отдых после лечения в госпитале он хотел использовать по полной программе. Хотя если хорошенько подумать, то посетить именно эту планету его подтолкнули советы капитана Чампа, неплохо отзывающегося о древней культуре варишанцев. Но Алекс никак не ожидал, что встретит здесь самый настоящий вариант матриархата.

Еще одним плюсом оказалось то обстоятельство, что в этот отпуск он прибыл с лучшим своим другом Олдом Ларсеном. Карт использовал связи парней с 45-й станции, а именно Грэма Робинсона. Помог ему и сержант Рыков, также угодивший в госпиталь с легким ранением.

Самого Карта в том бою у станции слежения изрядно приложило куском конструкции ажурного антенного комплекса. Если бы не броня, то поломало его попросту надвое. Хотя все равно компрессионный перелом позвоночника, разбитые ребра и другие кости пришлось лечить целых два месяца. За это время Робинсон смог найти в базе месторасположение Олда Ларсена, и друзьям удалось списаться по общему каналу. У обоих подходило время законного отпуска, это был первый такой основательный отдых после их призыва в армию.


Наконец, они прибыли на планету Их`Вариш, как оказалось, одно из излюбленных мест отдыха солдат Федерации. В космопорту их сразу же заприметили две варишанки и предложили остановиться у них в доме. В двухэтажном просторном здании, расположенном около реки и утопающем в зелени. Оказывается, среди женской половины населения была даже очередь на такого рода опеку над отпускниками. Друзья, конечно же, не отказались и еще в первый вечер попробовали изыски варишанской кухни, а также особенности национального секса.

В целом эротические утехи местного населения не сильно отличались от земных, физиология была схожа. Хотя варишки больше любили доминирование и их тела несколько отличались от земных девичьих. Груди мускулистей, ноги заметно сильнее. Тонкая талия и широкие бедра были следствием меньшего количества ребер в грудной клетке и более массивных костей таза. Из-за этого и мускулы бедер, и ягодиц также оказались сильнее развиты, что способствовало доминированию в некоторых сексуальных позах.

Все эти особенности местной физиологии друзья изучали каждую ночь, днем же девушки работали на станции речного транспорта. Они были региональными диспетчерами, неплохая должность для молодых женщин. В выходные варишки вывезли землян к морю, расположенному в нескольких часах пути от их поселка. Зеленые волны, белый песок, буйная зелень прибрежного леса. Это был просто рай! Климат на этой планете оказался довольно-таки мягок, самое то для измученных лишениями службы земных парней.

Варишская цивилизация, вообще, была древней, старше человеческой. Их ученые ушли далеко вперед в климатологии и ландшафтном изменении среды. Уже несколько тысяч лет они преобразовывали и улучшали свою планету, и поэтому взор землян радовали безумно красивые ландшафты, бесконечные сады и парки. Варишане уже давно контролировали свою численность и соблюдали жесткий баланс в природе. У землян же такой образцовый порядок наблюдался только в старых агломерациях. Они больше любили дикие, первозданные уголки природы. Сказывался более варварский характер земных гуманоидов. Но варишки оказались совсем не против природной агрессии молодых землян и активно использовали её по ночам.


Выйдя на второй день прогуляться по раскиданному вширь поселению, друзья, наконец, увидели варишан-мужчин. Впечатления они не производили: в большей части физически мелкие и худые, они и на настоящих мужчин-то не походили. Многие из них блистали залысинами, да и спортивной формой также не отличались. На Земле же, наоборот, царил культ природной силы и здоровья. Как оказалось, в местном обществе превалировали именно женщины. Они занимали все командные посты, большинство вакансий в управленческих структурах и лучшие специальности. Мужчинам оставалась только грязная и плохо оплачиваемая работа.

Конфигурация варишанских семей также была оригинальна. Обычно в Большой семье состояло несколько женщин разных возрастов и вдвое меньше мужчин. Мужчины были в семье общие, так как их, вообще, на планете оставалось мало. Как ни странно, в такое генетическое отклонение местные власти совсем не вмешивались. Их, похоже, устраивало подобное положение дел в обществе. Мужчины, видимо, также на судьбу не жаловались. Во всяком случае, Карту не попадались на глаза мрачные или недовольные лица. Как оказалось, мужскую половину населения неплохо обеспечивали достатком работающие женщины, и у "супругов" оставалось много времени на чисто мужские удовольствия. Просто како-то рай для альфонсов!

Многие из мужчин занимались садоводством, поэтому практически все зеленые насаждения на планете были посажены ими. Часто можно было увидеть на улице, как один или несколько представителей мужского пола планеты с увлечением возятся с цветами или окапывают деревья. Ларсен и Карт поначалу удивлялись несвойственному для сильной половины общества поведению, а потом махнули рукой. Кругом было достаточно симпатичных варишек, чтобы обращать внимание на что-то другое. Карт с присущей ему любознательностью выпытывал у хозяек особенности местного общежития, чем несказанно удивил уже их. Обычно молодые солдаты увлекались совершенно другими занятиями. Ларсен популярно объяснил им, что это у Алекса такая военная специализация, вот он по привычке и интересуется. Девушки засмеялись, и чтобы развлечь этих красивых и сильных парней, пригласили на вечеринку молодых подруг.

Наутро Алекс чувствовал себя так же, как, наверное, досуха выдоенная корова. Ларсен же впервые за многие месяцы пожаловался на боль в мышцах. Карт с ехидцей в голосе спросил — а каких именно.


— Привет, Ал! — в комнату заглянула полуодетая подруга Ирвы Васа. Из-под короткой юбки девушки выглядывали крепкие ноги, а подтянутые груди оставались обнаженными, чуть подрагивая от движений варишанки. Один из минусов местной гуманоидной расы, относительная схожесть типов населения. Временами даже, казалось, что среди женщин слишком много сестер или близняшек. Формы тела жительниц планеты, вообще, мало варьировались, те же тонкие талии, шикарные бедра и крепкие ноги, а величина груди чаще зависела от возраста, они понемногу росли почти всю жизнь. Лица же варишек были в большинстве своем скуласты, носы маленькие, глаза большие, чаще всего карие, чуть выпуклые губы и огромные ресницы. Вот и классический портрет варишки. На Земле же разнообразие женских типов лица и форм тела было поистине поразительным.

— Чем сегодня займетесь? — Васа присела на кровать рядом с Алексом и игриво тряхнула бюстом. Затем она начала натягивать голубую блузку, что такое бюстгальтер варишки не знали.

— Наверное, проедем в художественную галерею, — ответил лениво землянин и натянул простынь повыше. Пряный запах кожи молодой варишки возбуждал уже с утра. Эта чертовка опять использовала специальный крем!

— Фи! — кареглазая варишка оглянулась. — Там место только для тупых самцов. Старые статуи, никому не нужные безделушки и картинки. Лучше махните на море! Скоро там начнется сезон больших волн и можно будет кататься на досках.

— Вот когда начнется, тогда и поедем, — отрезал Алекс. Васа еще раз обиженно фыркнула и вышла из комнаты. Варишанские женщины плохо переносили брутальную грубость землян, но все-таки их умудрялись как-то терпеть. Помогала врожденная дисциплинированность.


Ларсен вышел на террасу чуть позже, потирая шею, плюхнулся на плетеное кресло и взял в руки чашку с кофе. Как ни странно, но эта земная культура здесь неплохо прижилась и пришлась по вкусу варишанцам.

— Опять чего потянул? — подколол друга Алекс.

— Да нет, просто уже утомился от постоянных бурных ночевок. Интересно, они долго так могут?

— Вряд ли. Насколько я понял из их традиций, у женщин на секс в семьях очередь. Вот и отрываются, когда могут. А наши подруги еще и не в семье, у них, вообще, с этим делом беда. Мы уедем и им снова ждать.

— Ага, не очень-то долго, — норвежец усмехнулся, — новая солдатня подвалит. Тут же курортный центр.

Белокурый гигант потянулся к корзине с пирожками. Их по утрам доставлял старый варишанин, с удивлением поглядывавший на высокого и мощного телом Олда. На гиганта норвежца на улицах частенько оглядывались. Алекс же удивил их хозяек своей манерой езды на транспорте. На третий день по приезде он попросил арендовать местный вариант скутера, поменял в нем некоторые схемы и отвез компанию к подножию гор. Вместо обычных трех часов путь у него занял меньше одного. Девушки поначалу визжали, вцепившись в кресла, а по приезде к горным вершинам полчаса отлёживались на траве, понемногу приходя в себя. Ирва впоследствии прокомментировала, что была наслышана, какие земляне сумасшедшие гуманоиды, и теперь получила этому явное подтверждение. Но сам полет все-таки произвел на девушек неизгладимое впечатление, и вечер закончился достаточно горячо. Прямо под открытым небом приветливой планеты.

Ну и, конечно же, с утра девушки проспали на работу. Пришлось Карту снова показывать чудеса пилотирования, припарковав свой скутер прямо напротив окна Диспетчерской, вызвав немалую шумиху среди персонала местной дорожной полиции. После этого скандального происшествия арендованный скутер у них отобрали с дальнейшим запретом напрокат. Приходилось теперь летать на автоматизированных такси.

Вот и сейчас друзья медленно проплывали над подстриженным газоном, подразумевающим трассу для такси. Хотя и в таком неспешном движении был свой плюс, можно было спокойно наблюдать жизнь местного населения. Через полчаса полета показались башни и пирамиды Старого города, своего рода музея под открытым небом. Никто не знал, сколько этому полису лет. Здания в нем совершенно не походили на нынешние. Внутри же него можно было передвигаться только пешком, чем друзья с удовольствием и воспользовались. Хотелось все-таки иногда напрячь и другие группы мышц.


Центральные улицы и площади оказались заняты так называемой Художественной Галереей. Место, где продавались и покупались образцы варишанского искусства. Как ни странно, здесь находились только одни мужчины, наверное, среди женщин занятие искусством не котировались. По сторонам широкой улицы расположились небольшие лавки или галереи, где предлагалось большое количество местных поделок, висели художественные полотна, стояли скульптуры.

Среди толпящегося народа встречалось множество инопланетян, Их`вариш был популярным курортным местом. Больше всего, конечно же, виднелось землян, вернее, солдат Федерации. Молодые и подтянутые, они резко выделялись на фоне остальных гуманоидов. Перед ними уважительно расступались, их отчаянно зазывали. Земляне были лучшими покупателями, бесхитростными и богатыми. Тут же на улице, предлагалось и перекусить. Ларсен не смог устоять от завернутого в лепешку ароматного мяса и только причмокивал от удовольствия. Их хозяйки оказались вегетарианками, иногда угощали землян местными морепродуктами.

Карт же присмотрел себе хорошо прожаренный прямо на углях стейк. Оказывается, на Их`варише умели готовить мясо! Продавец с улыбкой наблюдал, как молодой землянин накинулся на мясо, и передал Алексу тонкую лепешку и какой-то соус. Ал сразу же завернул в нее мясо и пучок зелени, осторожно брызнул красным соусом. Во рту соус буквально взорвался огненным смерчем, а потом, как ни странно, пламя специй загасила сочная синяя трава, положенная в лепешку. В итоге получилось этакое небывалое сочетание вкусов! Карт только закивал головой и дал продавцу щедрые чаевые.


Затем друзей зазвали в какую-то большую лавку. Здесь их посадили в удобные кресла, сунули в руки чашки с кофе, сваренным по местному рецепту. Высокого по варишанским меркам роста хозяин начал предлагать гостям поделки из местного камня. Ларсен даже что-то купил, но Алекса Галереи в целом разочаровали. Настоящего искусства здесь было мало, в большей мере оказались выставлены дешевые поделки для туристов. Как он понял, важнее была сама атмосфера, похожая одновременно на праздник, и на деловое собрание. Люди шумели, кричали, торговались на различных языках. Где-то играла музыка, на площадках танцевали варишане в странных костюмах. Но определенно это место было больше торговым пристанищем, чем Меккой для художников.

Самого Алекса заинтересовали орнаменты на темных старинных зданиях. Местами они были выскоблены или уничтожены временем. Карт уговорил Ларсена забраться на огромную пирамиду, идти наверх пришлось пешком, никаких лифтов и эскалаторов рядом не наблюдалось. Потратив полчаса на подъем и страдая от полуденного, жаркого солнце, друзья не были разочарованы. Почему-то именно с вершины этого древнего сооружения открывался самый впечатляющий вид. Оказывается, этот город имел сверху форму шестиконечной звезды, и у острия каждого луча начиналась дорога. С востока к городу примыкало сияющее синевой озеро, с запада виднелся голубоватый лес, с севера же высились местные горы, поросшие красно-бурым на вид лесом. С южной стороны древнее поселение варишан сейчас ярко заливалось местным светилом. Сверху отчетливо наблюдался идеальный и гармоничный порядок в расположении зданий и площадей. Город создавали поистине великолепные архитекторы и строители!

Насладившись видом сверху, друзья спустились вниз. Здесь их уже ждали несколько старых варишанцев. Они предложили землянам насладиться вкусом настоящей древней варишанской кухни. Грех был отказаться!


В небольшой харчевне было сумрачно и прохладно. Мебель и убранство также поражали, здесь все было сделано вручную, и носило отпечаток древности. Поначалу друзьям подали какой-то белый напиток, объяснив, что это сок от плода местной разновидности пальмы. Сок отлично утолил жажду и на вкус был просто великолепен. Затем землянам принесли горшочки с мясом, тушенным в каких-то пряных травах. К мясу же подавался салат из красных овощей и зеленых стеблей. Сочетание получилось, в общем-то, неплохое. Ну, и в конце обеда прямо на столе повар приготовил кофе. Металлические чашки стояли на каких-то мелких камешках, насыпанных в поддоны. Искусный повар подавал снизу горячий воздух, подождав, когда кофе сварилось, он вылил в каждую чашку по одной капле из синей бутылочки. Это был поистине божественный напиток! Сыто откинувшись на кресло, Алекс обратил внимание на медную чеканку, висящую на кирпичных стенах. Она изображала сцены древней охоты и была, судя по всему, выполнена рукой настоящего мастера.

— Нашего земного друга заинтересовали старинные произведения? — рядом раздался голос одного из хозяев заведения.

— Да. Я искал здесь нечто подобное, — живо обернулся к варишанину Карт, — но похожего так и не увидел.

— В этом торжище давно уже нет ничего настоящего, — грустно вздохнул пожилой торговец. — Это место с давних пор стало туристической ярмаркой. Но если ты…

— Да, мне интересно, — землянин внимательно смотрел в глаза немолодого мужчины.

— Тогда мой внук проводит тебя к старому собирателю древностей, — варишанин махнул рукой. Алекс щедро отдарился чаевыми и попрощался с гостеприимным хозяином. Ларсен также вышел из этого заведения вполне удовлетворенным. Он, вообще, был любителем хорошо покушать. Хозяйки же их дома чаще предлагали блюда намного более простые, не хотели варишанки тратить много времени на готовку. Да и мужчины обычно самые лучшие приготовители пищи во всех знакомых цивилизациях. Кулинария — это искусство, а в искусствах женщины обычно не так сильны.


Карта быстро проводили на небольшую торговую площадку под навесом. На столах, уже занесенных песком и пылью, лежали старинные артефакты. То, что это древность, понял даже Ларсен. Карт же перебегал от стола к столу, которые были завалены небольшими статуэтками и геммами. Фигурки неизвестных животных, выполненных в черном камне, поистине завораживали. Норвежец тут же купил пять таких изящных статуэток. Алекс же надолго застыл у небольшой фигурки из странного минерала. Поначалу он принял изображенного на ней человека за землянина, но потом, вглядевшись в удивительно подробно выписанное лицо, понял, что это варишанин. Только он не был похож на нынешних квелых и субтильных мужчин. На подставке стоял настоящий воин, готовый схватиться с любым врагом. В руках он держал какое-то оружие, изгибы его тела подчеркивали силу и отвагу воина. Он как будто напрягся, ожидая нападения врага, глядя куда-то вдаль, за горизонт. Алекс долго держал статуэтку в руках, любуясь дивной скульптурой древнего автора.

— Понравилась? — рядом остановился Ларсен. Он взял у друга статуэтку и внимательно её осмотрел. — Странно. Очень похож на землянина, сильный и отважный воин. Неужели местные когда-то были такими?

— Да, мой молодой друг, — неожиданно прошелестел рядом чей-то голос, в котором явно чувствовался странный акцент. Земляне оглянулись, к ним подошел очень старый варишанин, он был весь согбенный, с седыми волосами и морщинистой кожей, они подобных жителей на планете еще не встречали.

— Добрый вечер, старейшина, — вежливо поздоровался Алекс, — мы просто искали что-то настоящее на этой ярмарке для туристов.

— Тогда вы пришли по адресу, — тихо ответил старик и сделал приглашающий жест рукой. Они отошли в сторону, в углу стояло несколько плетеных кресел. Чуть позже на маленьком столике появился кофейник и корзинка с печеньями.


— Ваш, земной кофе это великий дар Вселенной, — прошелестел старик. — Он пришелся нашей цивилизации по вкусу.

— Спасибо, — вежливо кивнул Алекс. Ларсен благоразумно оставил переговоры своему более опытному в таких делах другу.

— Среди ваших людей немногие доходят до моей лавки, — старик утвердительно кивнул головой, — да, немногие. Вы очень молоды и спешите жить, вам некогда остановится и осмотреться вокруг. Так поступают все начинающие жить цивилизации. Ничего нового под старой Луной Их`вариш.

— Я хотел бы разузнать больше об этой статуэтке, — Карт кивнул на фигуру молодого варишанского воина, стоящего на кофейном столике. — Кто это и откуда?

— Ты хочешь его купить? — варишанин внимательно посмотрел на Алекса.

— Хотел бы, но не могу — молодой землянин развел руками. — Мне еще семь с половиной лет воевать на просторах Галактики. Куда я ее возьму? Но она меня поразила, до глубины души.

— Чем?

— Слишком это изображение не соотносится с тем, что я видел на вашей планете. Извините, но варишанские мужчины непохожи на мужчин. У вас сильнее женщины! А здесь, — Алекс кивнул на фигурку, — ведь это самый настоящий воин. Он приготовился к битве, он бесстрашен и могуч! Это аутентичное произведение искусства, ему место в большом музее!

— Ты прав, мой земной друг, — старик налил себе еще кофе, — этому осталось место только в музее.


Затем старый варишанин встал и отошел к прилавку, оттуда он принес небольшую брошюру и протянул Алексу. Молодой землянин вопросительно взглянул на старика.

— Это устаревший туристический путеводитель. Ему пара сотен лет. Сейчас туристов в эти места уже не возят. Но ты любознательный молодой человек, тебе будет интересно посетить некоторые из этих мест. А что до этого, — он показал рукой на статуэтку, — то когда-то, и мы тоже были молодой расой. Наши мужчины казались могучими и отважными воинами, в чем-то похожими на вас, землян. Только менее кровожадными. Но это было давно, очень давно.

— Но как так получилось? — вмешался в разговор Ларсен. — Я видел сегодня старинную чеканку. Там изображены смелые и отважные люди. Они выглядели, как настоящие бойцы! Куда они сейчас подевались?

Старик замолчал и только шевелил губами. Потом задумчиво взглянул на молодых землян и невнятно пробормотал:

— Прошу вас покинуть меня. Я старый человек и не могу уже ничего изменить, — друзья потрясенно замолчали, потом встали и направились к выходу. Уже здесь их догнали слова старика. — Посетите закрытые от туристов древние города, возможно, там вы найдете ответы.

Алекс обернулся и кивнул, ему показалось, что в глазах старика стоят слезы. Молодой парнишка за небольшую плату проводил землян до стоянки такси. Уже в машине Ларсен перевел дух.

— Интересный получился сегодня отдых. Столько загадок за один день. И старик этот странный, так и не ответил на твой вопрос.

— А что он может ответить? Мне кажется, что он нам и так сболтнул лишнего. Да и, — Алекс достал из кармана брошюру, — он дал нам наводку. А дальше мы и сами все найдем. Ведь мы рейнджеры!

— Точно! — Олд улыбнулся. — Нас уже, наверное, девчонки заждались.


В дом хозяек молодых землян ожидал сюрприз. В гостиной сидели две новые девушки, приехавшие в столичный округ для повышения квалификации, они также работали диспетчерами транспортных коммуникаций. Выглядели дамы чуть иначе, чем очаровательные хозяйки, немного выше ростом, и волосы у них были не темно-медного цвета, а ярко-рыжие. Одна из них, Рата, тут же присела на колени к Алексу и начала расспрашивать у него кто он и откуда. В ходе вечеринки Карт попытался узнать у девушек что-нибудь об этом странном старике и его лавке.

Хозяйкам очень понравились фигурки зверей, купленных Ларсеном, но об остальном они разговаривать наотрез отказались. "Там место только бестолковым мужчинам" — отмахнулась от вопросов Ирва и потащила Алекса и Рату в спальню. Там уже им было как-то не до разговоров.

На следующий день у девушек был выходной, и вся компания рванула к морю. Там начинался сезон Больших волн. По этому случаю Васа взяла в аренду большой скутер. Карту даже доверили немного порулить, но после двадцати земных минут бесшабашного полета, отобрали управление обратно. Девушки с Севера были впечатлены мастерством молодого водителя, и по приезде сразу вдвоем оказали ему знаки внимания особого рода. Поэтому залезть на доску для катания на волнах Алекс смог только утром. Необычный вид спорта ему очень понравился. Все казалось просто чудесным: ярко-бирюзовое море, солнце, сочная береговая зелень, улыбки рыжеволосой девушки на соседней доске. Жизнь опять показалась молодому землянину чудесной штукой.


Вечером, в перерывах между занятиями по изучению местных вариантов любовных утех, Алекс рассматривал подаренный стариком атлас. Рата заглянула на него через плечо юноши и поинтересовалось, откуда у парня такая древность. Узнав подробности, она посоветовала спрятать брошюру подальше.

— Почему? — удивился Алекс.

— Ал, нашим властям не нравится очень многое из того периода истории, — девушка лежала на спине, и землянин поневоле залюбовался формами ее тела. Ее груди были не такими мускулистыми, как у других варишек, и чуть растеклись по телу, а на животе, под кожей, наоборот, игриво заиграли мышцы. Северянки во многом отличались от девушек столичной округи.

— Вы боитесь своей истории? У нас тоже много чего в ней случилось, но мы честно обо всем рассказываем.

— Как хочешь, Ал. Но тебе лучше с кем попало об этом не разговаривать. Хотя, — она взяла в руки атлас и ткнула пальцем, — вот здесь находится очень древний город, посвященный богам. Там еще чтут старинные традиции. Хочешь узнать больше, поезжай туда.

— Спасибо, — юноша притянул к себе теплое и крепкое тело, и поцеловал варишку в шею. Девушка прогнулась, как пантера и обхватила мужской торс крепкими мускулистыми ногами. Они у нее были более стройными, чем у южных варишек. Иногда Карту казалось, что он обнимается с настоящей земной женщиной.


Но закончить отдых на такой приятной ноте молодым землянам не удалось. К большому удивлению рейнджеров, на третий день отдыха в Приморье прямо на веранду поднялся офицер местной полицейской службы. Массивная дама с очень темной кожей. Она представилась, как командер И`Вара и протянула земным солдатам планшет, где висело предписание явиться в сборный пункт Федерации в столичном космопорту.

— Но как же так? — возмутился Ларсен. — У нас еще две недели отдыха!

Он обиженно осмотрел всех и рухнул обратно в кресло.

— Не могу ничего добавить, сир, — вежливо ответила дама-полицейский, — мне только приказано найти всех отдыхающих здесь землян и передать приказ.

— Понятно, — резюмировал Карт, — отпуск закончен, — взглянув на удивленных и разочарованных девушек, он добавил. — Скорей всего намечается нечто грандиозное.

— Вы поедете на войну? — в глазах Раты блеснули слезы.

— Да, милая, — Алекс наклонился к девушке и поцеловал ее в губы, — такая уж у нас судьба.

— На улице вас ждет флайер, — поторопила солдат офицер И`Вара.

Прощание вышло скомканным. Васа и Ирва спешно вернулись, запыхавшись, с прогулки по местным лавкам. Северянки помогли ребятам собрать вещи. Больше всего Олда и Алекса удивили искренние слезы местных девушек, хлынувшие буквально водопадом. Они как-то привыкли за это время к веселому смеху и улыбкам, и такое искреннее проявление чувств землян несколько напрягло.

Парни после довольно бурного прощания сидели во флайере молча и выглядели подавленными. И`Вара, поняв их состояние, негромко пояснила:

— Не все из вас возвращаются сюда, солдаты. Далеко не все.


На сборном пункте они нашли шеф-сержанта, ответственного за рейнджеров. Судя по нашивкам — сверхсрочника. На возмущенные вопли обоих бойцов он невозмутимо молчал. Потом, бросив взгляд на серебряные звезды и парашюты двух штурмовиков, шеф нехотя пробормотал:

— Сержант, эти вопросы не ко мне. У меня здесь свои задачи.

— Кто сержант? — выпучил глаза Карт.

— Вы. Поздравляю с присвоением внеочередного звания. Вот приказ, можете ознакомиться, — шеф повернул плоский планшет к Алексу.

— Ни фига себе! — новоявленный сержант оказался несказанно удивлен. — Только недавно капрала дали. За какие такие заслуги?

— Значит, есть за что, — сверхсрочник внимательно посмотрел на молодых рейнджеров. — Вот что скажу вам, парни. Недавно мы крепко врезали центровым и ожидаем ответных ходов. Поэтому сейчас и собирают всех самых опытных. И вы знали на что шли, записываясь в штурмовики.

— Вы правы, сержант, — протянул Ларсен, — просто уже второй раз нас с отдыха сдергивают.

— Да не проблема. Сходите в пару рейдов и сможете затребовать отпуск снова. Читайте правила службы в действующей армии. Пока же советую зайти вон в тот бар и хорошенько расслабиться напоследок.

— Спасибо, сержант! — бойцы взяли баулы в руки и потянулись в указанном направлении. В просторном и прохладном помещении оказалась неплохая кухня и вкусные коктейли. Зал был полон отпускников, ожидающих очередной челнок.

Столица Их`вариш была оборудована самым совершенным космодромом. Как и все развитые цивилизации Альянса, варишане пользовались только грузовыми лифтами. Для пассажиров были сооружены высокотехнологичные гравитационные порталы. Обычный орбитальный челнок, попадая в такую шахту, мог совершать подъем и спуск намного быстрее, чем капсула лифта, а пассажиры обходились в портале без сильных перегрузок. На орбите же челнок вел себя как обычный космический аппарат и сразу стартовал к приемной станции.

Глава 6 "Носороги"

Через три дня к своему безмерному удивлению друзья опять оказались на 45-й базе. Алекс уже успел повесить на китель новые шевроны и решил наведать старых приятелей. Они с Ларсеном добрались до нужного отсека и скромно постучались. Дверь открыл сам Грэм Робенсон, он только поднялся после ночной смены. Больше никого в отсеке не оказалось.

— Проходи! — Грэм радушно распахнул двери, приглашая гостей внутрь. — сейчас кофейку соображу. Прислали недавно с Земли по случаю.

— Спасибо, мы только варишского напились. Держи пачку! — Алекс протянул упаковку инопланетного кофе. — А где все?

— О! Спасибо! Там тоже знают толк в кофе. А все, — Робинсон помрачнел, — да нет никого, Ал. У нас тут тоже мобилизация. Сейчас вот только Мишку Карпова выцепим и отметим встречу. Это твой друг?

— Да, познакомься, Олд Ларсен. Я тебе рассказывал о нем.

— Рад знакомству, — громила широко улыбнулся. — Вы, парни, присаживайтесь. Я сейчас.

Минут через десять в отсеке ввалился, как всегда краснолицый Карпов, и к огромному удивлению Карта сержант Рыков, хотя, вернее сказать, уже мастер-сержант.

— Какие люди! — Дмитрий улыбался. — Ого! Ты, смотрю, быстро поднимаешься в званиях, скоро всех нас обгонишь.

В дверях уже замаячила мощная фигура Грэма, он довольно потряс бутылкой какого-то крепкого пойла, и все начали дружно устраивать стол. Под хорошие напитки потекли неспешные же разговоры.


— Сейчас, вообще, на военном поле идет какая-то странная игра, — мрачно разглагольствовал Робинсон, — с базы за последнее время повымели очень многих. Миша с Димой вон тоже скоро улетают.

— Вы куда, все еще в "Медведях"? — спросил Карт.

— Да, — коротко ответил Рыков.

— Нас возьмешь?

— Не могу. Меня за конкретными людьми прислали. Может, потом постараюсь к себе перетянуть. Но тут кругом такая чехарда…

— У парней уже другая команда, — вмешался в разговор новый член отделения техников Артур Кориньен, — завтра за вами транспорт придет.

— Так быстро? — Алекс задумался.

— Да брат, вот такие дела. Помнишь Джузеппе? — Карт кивнул в ответ на вопрос Робинсона. — Попал бедолага по самое не балуй! Только его выдернули с тихого местечка, как в первом же рейде знатно приложило. Их капсула у самой поверхности под обстрел попала, потом из-под обломков меньше четверти живых достали. В тыловом госпитале он и, похоже, надолго. Потом комиссуют, но жизнь будет не сахар.

Все подавленно замолчали. Никто не знает собственную судьбу наперед. Они могли встретиться через месяц все вместе, весело погулять и посмеяться, а могли больше и никогда не свидеться.

— Ладно, что загрустили? — вмешался Карпов. — Давайте накатим за нас. Будем жить!

В маленьком отсеке послышался такой родной звук звонкого стекла простых стаканов из местной столовки. Нехитрая закусь того же производителя приятно разбавилась привезенными деликатесами. Крепость напитка перебивала горечь будущего расставания, резкие словца мрачные предчувствия.


— Сержант Карт и капрал Ларсен? — перед бойцами возвышалась мощная фигура чернокожего мастер-сержанта. — Добро пожаловать в батальон "Носороги", одно из старейших подразделений рейнджеров. Сержант, — мастер Нильс с сомнением посмотрел на Алекса, — не рановато вам такое звание дали?

— Раз дали, значит, заслужил, — коротко схамил в ответ Карт.

— Вот завтра и посмотрим, насколько ты хорош. В девять утра по станционному времени прибудете в тренажерный зал. Вас, капрал, это также касается. До встречи, бойцы.

Рейнджеры скупо отсалютовали и двинулись в свой кубрик. Первоначальный прием их никак не вдохновил, но у солдата обычно нет выбора в месте службы. Назначены они оказались в первый взвод, то есть самый передовой в подразделении. Батальон находился еще на стадии переформирования, поэтому штатные должности пока не назначались.

— Ну и зануда у вас мастер, — пожаловался в кубрике Ларсен.

— Да не гоняй, — худощавый капрал-техник Игрек копался в своем шкафчике, — просто он новичкам не доверяет, пока не проверит.

— Понятно. А что, вообще, сейчас тут происходит?

— Да непонятки какие-то, — техник, наконец, присел на койку, — толком никто ничего не знает. Люди прибывают, команды формируются и куда-то сразу вылетают, и над всем этим завеса секретности.

— Чего непонятного, — из угла послышался чей-то гулкий бас, — наши за последний год крепко наваляли Союзу, вот теперь и менжуются, вдруг от тех конкретная ответка прилетит. А сейчас наносят превентивные удары маленькими группами, поэтому и батальон вечно не в полном составе. Так сейчас у всех штурмовиков: потери-то были за последнее время довольно высокими, народ, вон даже с отпусков дергают, да с госпиталей, все учебные базы голяком. Людей не хватает, а опытных тем более. Сейчас наш взвод соберут и то же куда-нибудь бросят. Так что, парни, пока отдыхайте.

— А что, в спирали опять серьезная войнушка? — осторожно спросил Карт, в последние два месяца он совершенно не следил за событиями на фронтах.

— Да ничего особенного, — ответил обладатель мощного голоса, — на Карсии легионеры прут тараном, на Спирсе все та же нескончаемая мочиловка. Шесть лет служу, а там бои ни на месяц не утихают. Мясорубка, млин, хренова!

За ужином они познакомились с этим, введшим в курс дела, парнем. Им оказался мастер-сержант Иевлев, заместитель взводного. К луженой глотке можно было добавить и мощное телосложение. Карт мог сравнить его только со своими русскими друзьями по учебке, настолько от замка веяло легендарной богатырской силушкой. Ларсен оценивающе посмотрел на пудовые кулаки гиганта, но пыжиться не стал. Даже ему на ринге побить Иевлева было бы трудно.


На следующий день, после часового зачета на тренажерах, мастер Нильс удовлетворительно хмыкнул:

— Похоже, ты, сержант, и в самом деле хорош, как и твой дружок. Ну а раз ты уже сержант, то будешь старшим водителем, и соответственно водилой первого отделения. Все понятно?

Карт удивленно кивнул. Получалось так, что он теперь самый квалифицированный водитель батальона и должен натаскивать остальных, несмотря на разницу в выслуге лет. Повышенное звание означало и более высокую ответственность, а ведь еще совсем недавно он был зеленым салагой! Как быстро бежит время!


Через два дня в межотсечном переходе друзья столкнулись с темнолицым майором. Они дружно приветствовали его по уставному, но офицер взмахом руки задержал их.

— Сержант Карт, если не ошибаюсь? — майор имел невероятно мощное телосложение при довольно среднем росте, поэтому видом напоминал большую тумбу.

— Так точно, сир! — только сейчас Алекс догадался, что это и есть их командир батальона Саади Али, и сразу вытянулся во фрунт.

— На меня тут вышел полковник Орлов. Знаете такого?

— Так точно, имел честь служить с ним!

— Хочет вас у меня забрать. Я тут глянул на ваше досье. Знаете, впечатляет. Поэтому, как говорят русские — "Такая корова нужна самому". Да и ваш дружок мне пригодится. Ларсен, вы свободны.

Когда норвежец отошел подальше, Саади Али приблизился к Карту почти в упор.

— Сержант, у меня такой вот вопрос. Что у тебя за проблемы с космической разведкой?

— Да нет с ними проблем, сир, — Алекс выглядел заметно удивленным. Майор загадочно хмыкнул и добавил:

— Мой совет тебе, сынок, держись от них подальше. Понял? Свободен!

Алекс козырнул и двинулся вперед по коридору со смятенными чувствами. Разведку при нем не упоминали с самого учебного лагеря.


К концу недели первый взвод был укомплектован и представлен своему новому командиру капитану Урунчи. Невысокий крепыш со слегка раскосыми глазами внимательно осмотрел строй и представился.

— Я капитан Урунчи, командир вашего взвода. В действующей армии уже пятнадцать лет, поэтому у меня обычно служат самые опытные и лучшие бойцы. Я мастер "тихих операций". После известных событий в штурмовых батальонах острая нехватка штурмовиков, и вот поэтому вы сейчас здесь. Я хотел бы, чтобы наш взвод опять стал лучшим и легендарным. Так что, бойцы, за работу. Командиры отделений ко мне!

С этого дня у солдат первого взвода появился свой, особый план занятий. Они много занимались на беговых тренажерах. В стрелковой зоне многократно отрабатывали действия в лесной местности. Всем сразу стало понятно, что готовится специальный рейд. Комотды отмалчивались, но бойцов натаскивали по строго определенной программе. Ларсен не вылезал из стрелковки, изучая методы стрельбы из специальных дальнобойных винтовок. Карта же плотно загнали в симулятор "Проводника", снова и снова проверяя его навыки ориентации в пространстве, используя для этого особые методы погружения в подсознание. Прошедшие такое обучение бойцы могли ориентироваться на любой местности без приборов, всегда сохраняя ощущение "месторасположения".

Отдельные занятия были посвящены работе малыми группами по два — три бойца. Это только с одной стороны идти в тылу врага подобной маленькой командой легче, но у тебя не будет такой плотной ПВО защиты, всю технику придется распределить на несколько человек, а от многого попросту отказаться. Уже давно было доказано, что самая большая эффективность у групп с численностью семь-восемь человек, тогда возникают все благоприятные условия для специализации, да и шансов выжить также становится больше.


И вот наступил день, когда штурмовикам объявили о выходе в рейд. В оружейной батальона штурмовики получили оружие и боеприпасы. Старшина батальона выдал специальный "лесной" комплект обмундирования и запасы еды со всем необходимым в автономном рейде. Техники и специалисты получили свои «пакеты» с оборудованием. Урунчи еще раз осмотрел всех бойцов и даже отстранил пару человек от задания, счев их неготовыми. Капитан отдельно подошел к Алексу и вручил лично карту маршрута. Сержант оказался назначен главным проводником отряда. Зная дотошный характер командира взвода, это было принято, как знак особого доверия.

Высадили их взвод со специального "диверсионного" дисколета. Такая техника обладала собственным генератором подавителя поля, и на радарах противника была практически незаметна. Пилот мастерски завис над небольшим, свободным от деревьев пятачком, и штурмовики за несколько минут выгрузились на поверхность планеты, используя гравипривод дисколета. Командиры отделений сразу же начали отдавать необходимые распоряжения. Карт в это время подошел к группе управления. Там уже развертывали спутниковую антенну, получая последние данные с орбиты. В дальнейшем это сделать будет намного сложнее.

— Карт, определи точно наше месторасположение и выходи вперед со своим отделением. Проведите на один стандартный клик разведку местности.

— Есть! — ответил главный проводник и сразу же подошел к связисту.


Планета Джелевин была открыта сравнительно недавно. Поэтому еще не стала ареной кровавого противостояния между Альянсом и Галактическим Союзом. На орбите отсутствовала полноценная орбитальная группировка, и можно было не бояться разведронов и спутников-шпионов. Еще перед выходом в рейд штурмовикам отряда вкратце объяснили боевую задачу. Их высадили на дисколете-невидимке в двадцати стандартных кликах от цели — строящейся военной базы Союза. Задачей первого взвода «Носорогов» было уничтожение энергетической термальной станции с большим трудом возведенной Союзом на этой планете. Потом отряд должен самостоятельно уйти на точку эвакуации. Проблема была только в том, что около этой базы тусовался целый тысячный гарнизон, а в их рейдовом отряде всего 68 бойцов.

Джелевин не поражал красотой природы, жизнь на этой планете еще только расцветала, поэтому в воздухе землянам немного не хватало кислорода. Бойцы во время всего рейда должны были принимать специальные метаболические таблетки.

Отряд цепочкой вытянулся вдоль невысокого хребта, поросшего хвойным лесом. Снизу тянулся мелкий подлесок, еще больше подчеркивая мощные стволы деревьев. Хвойные гиганты уходили далеко вверх, поражая землян своей высотой. Птиц и прочей живности на этой планете еще не существовало. Только понизу бегали какие-то насекомые, и в воздухе беспрерывно гудели надоедливые гигантские мухи. Эти твари оказались кусачими, поэтому пришлось испробовать выданные старшиной репелленты.

Алекс крутил головой, ориентироваться в подобном лесу было сложно. Деревья заслоняли своей густой кроной солнце, только изредка появлялись прорехи, сквозь которые можно было увидеть ярко-голубое небо. Здесь оно особенно красивое. Поэтому проводнику приходилось больше полагаться на "внутренний компас" и редкие ориентиры. Горы здесь были сглаженными и лесистыми, зато плохо просматривались с воздуха. У противника хоть и не наблюдалось регулярного патрулирования с помощью дронов, но ПВОшники пару раз засекали пролетающие рядом вражеские флайеры. Орбитальная группировка Федерации на Джелевине была относительно слабой, сигнал со спутника часто пропадал. Поэтому проводникам приходилось чаще вертеть головой. Пару раз Карт останавливал отряд, и, несмотря на ворчание капитана, посылал вправо и влево пешие патрули. Оба раза они помогли установить точное их месторасположение. Урунчи, увидев, что проводник ведет отряд строго по маршруту, успокоился и больше лишними расспросами не донимал.


В течение двух коротких джелевинских суток диверсионный отряд подошел к базе противника достаточно близко, но Карт неожиданно остановил движение.

— В чем проблема на этот раз, сержант? — Урунчи сквозь густые кусты пробился в передовой дозор. — У нас время на исходе.

— Не нравится мне диспозиция для штурма, капитан, — Карт уселся на упавший ствол дерева и дотянулся до фляги, к местному полудню стало достаточно жарко.

— Сержант, её прорабатывали лучшие штабисты. Вы считаете себя умнее их? — ехидно спросил взводный, но его суженные глаза оставались настороженными.

— Капитан, не знаю, насколько умны ваши штабные, но шкурой нам рисковать. А мне не нравится наша диспозиция и всё тут.

— Хватит умничать, Карт, ведите нас дальше.

— Сир, — рядом неслышно возник Ларсен, — я бы доверял чутью Карта. Он уже не раз выручал мою шкурку, да и остальных парней из беды вытаскивал.

В разгорающийся спор внезапно вмешался, и мастер-сержант Нильс. Он подошел к уже начинающему багроветь Урунчи и размеренно проговорил:

— Капитан, сир. Так уже не раз бывало на нашей памяти — или разведка ошибалась, или штабные. Может, все-таки сделать дополнительную рекогносцировку?

— И как её провести, умник? — взводный начал успокаиваться. Его командир группы управления был все-таки прав. В дальних рейдах все члены отряда имели привилегию на собственную точку зрения. Коллективный ум зачастую оказывается более эффективен на практике. — Здесь все заросло этим проклятым лесом. Из-за деревьев ничего не видно, не залезать же нам на них? А подойдем к базе поближе, рискуем наткнуться на датчики или патрули. Наш спутник вчера вечером накрылся, новых изображений мы долго не получим. Наше преимущество: точный и быстрый удар и моментальный отход.

— А что? — Карт резко поднял голову. — Про деревья это хорошо, — он встал и задумчиво огляделся. — Там дальше, чуть западней, высокий отрог. Оттуда можно рассмотреть базу подробно.

— И как ты это сделаешь? Там те же проклятые деревья, — капитан уставился на своего проводника уже с явным интересом.

— У нас же имеются камеры с дистанционным управлением?

— Есть! — вперед выступил Игрек.

— И есть надувные плоты, — Карт уже смотрел на техника, — они состоят из секций, их можно разделить. Теперь осталось наполнить их чем-нибудь более легким, чем местный воздух.

— Найдется, — капрал-техник согласно кивнул, — у меня есть необходимые составные части, шаров на пять смеси хватит.

— Тогда ищите крепкий фал и готовьте шары, — Карт повернулся к командиру взвода, — разрешите действовать, сир.

— Разрешаю, — Урунчи одобряюще взглянул на своего нового проводника, — а вы, Нильс, возглавите группу разведки. Остальным командирам отделений создать охранный периметр и разбить лагерь.


Идея Карта сработала на все сто процентов. Шары с камерами поднялись чуть выше деревьев, а это было довольно высоко. На баллоны были накинуты мимикрирующие и экранирующие накидки, оставлено отверстие только для объектива камеры. С помощью пяти разведзондов штурмовики получили довольно точное представление о базе противника. И Карт оказался прав: на рубеже атаки, намеченной штабистами батальона, они заметили подозрительную активность бойцов противника, те явно создавали там новые укрепления. Видимо, и их командование заметило в том месте слабое звено своей обороны. Весь вечер командиры отделений и ветераны продумывали новый план атаки.

А перед рассветом штурмовики начали действовать.


Карт лежал рядом с Ларсеном, его задачей было наведение. Норвежец же находился под плотной мимикрирующей накидкой, держа на упоре штурмовую винтовку Пламя-15. Новое, недавно принятое на вооружение оружие. Теперь они ожидали сигнала от штурмовых групп. Любым видом связи пользоваться было запрещено, на такой ближней дистанции легко можно попасть в сети разведывательных сканеров. Глушение чужого сигнала также может спровоцировать тревогу. Принципы диверсионной работы не менялись столетиями — Тихо пришел — Ужалил — Тихо отошел. Поэтому сигнал о начале атаки появился древним дедовским методом. Видимый только в приборах ночного зрения фильтр на фонарик и пара миганий, создаваемых кистью руки — вот и вся команда на штурм.

— Первая цель, — пробормотал Алекс.

— Есть, — так же тихо ответил Ларсен, отмечая попадание в основание ажурной антенны. Техники Галактического Союза почему-то любили именно такую архитектуру элементов связи.

Следующие пять выстрелов из тяжелой импульсной винтовки также пришлись по конструкциям связистов. Справа и слева от их на подготовленных заранее позициях работали расчеты еще четырех винтовок.

— Уходим, — Карт отметил в оптический прибор перебитые провода, связь базы с внешним миром была прервана. Он успел мельком заметить штурмовые тройки, ворвавшиеся на территорию базы. Потом скомкал накидку, помог товарищу собрать тяжелое орудие и побежал по тропе в сторону южного входа на базу.

В трех километрах от снайперской позиции они остановились. Около условленной заранее точки сбора уже сидели две пары бойцов. Подождав остальных, Карт скомандовал переход на другую позицию. Они должны были прикрывать отход штурмовиков. К тому времени уже отчетливо различались звуки боя, разгорающегося на территории базы. На полпути к возвышенности они услышали два достаточно громких взрыва.

— Молодцы парни! — радостно воскликнул Хаари Йохансен, снайпер из третьего отделения. — Ломанули-таки энергоблок. Не зря сюда сходили!

И в самом деле, в наушнике прозвучала зашифрованная команда об общем отходе. Снайперские пары прибавили шагу и вскоре уже занимали позиции наверху невысокого холма. Лес здесь рос пожиже, поэтому видимость была относительно хорошей. Пока Ларсен раскладывал «Пламя» и ставил винтовку на специальные амортизирующие сошки, Карт внимательно просканировал лежащую впереди местность. Ему не нравились появившиеся в общей какофонии стрельбы и взрывов звуки работы боевой техники. Что-то противник больно рано проснулся. Вскоре замигали сигнальные фонарики штурмовых троек. Они слаженно отходили по заранее проложенным маршрутам. Алекс заметил пару двоек, несущих раненых бойцов по старинке, на носилках. Мини-платформ с гравиприводами в их рейд не брали. Затем его внимание привлек какой-то достаточно быстро идущий объект.


— Олд, лови координаты, — Алекс сфокусировал взгляд на вражеской боевой платформе, передавая, таким образом, месторасположение противника напарнику. Снайперу информация также пришла прямо на сетчатку глаза. Ларсен моментально прицелился и выстрелил, наводчик же продолжить искать новые цели, то и дело переводя глаз с щитка шлема на работающий в режиме маскировки полевой радар. Этот бесконечно полезный девайс и чудо земной техники сейчас был включен в пассивном режиме. Рядом глухо захлопали импульсные винтовки других снайперских пар. Они все были оснащены самыми совершенными энергогасителями, и засечь их со стороны очень непросто. Дело даже было не в возможностях вражеской технике, центровые зачастую в этом обходили спиральщиков. Проблемы проявлялись у тех, кто эти приборы использовал. Сноровка, быстрота реакции, стрессоустойчивость, эти и также множество других факторов влияли на боевую работу войск на линии соприкосновения. Вот здесь зачастую и проявлялось преимущество землян. Жесткая эволюция на окраине Галактики превратили их в прирожденных бойцов.

— Проводник, второму, — послышался сквозь помехи голос Нильса, — капитан ранен, я командую отходом. Вам еще пять минут и сваливаете. Как понял?

— Второй — проводнику. Принято. Пять минут. Точка три.

— Отбой.

Через двадцать минут они, как лоси неслись по редкому подлеску. Первый натиск преследователей удалось успешно отбить. Дежурная боевая техника была быстро выведена из строя штатными снайперами отряда. В этот рейд не взяли бойцов ПТО, пришлось работать импульсниками. Техника, требующая вдумчивой и кропотливой работы, заряжались эти ружья достаточно долго, поэтому стрелять надо было сразу на поражение. Штурмовые тройки уже были на подходе к точке эвакуации. Вскоре бойцы услышали шум дисколета и радостно прибавили шагу. Впереди завиднелась прогалина, вдоль которой шла дорога для тяжелой техники. Именно её и выбрали для посадки дисколета. Внезапно позади отряда послышался характерный шелестящий шум, и все дружно попадали на землю. Хочешь жить — умей падать! Работу плазменной пушки ни с чем не спутаешь. Разведка в очередной раз облажалась и просмотрела хорошо скрытую позицию ПВО. Впереди раздался оглушительный грохот и в воздух взметнулось море пыли. В этой части планеты стоял сухой сезон.


— Твою мать! — ругнулся почему-то по-русски Ларсен. — Мы что, транспорта лишились?

— Помалкивай! — неожиданно для себя одернул друга Карт. — Вперед, вперед!

На дороге они заметили растянутое в линию оцепление. Карт увидел командира второго отделения Рейгольда, тот молча махнул назад. Группа снайперов рванула в сторону поворота. Тут им и открылась картина крушения. Как ни странно, дисколет серого цвета, ощетинившийся пластинами брони, выглядел относительно целым. Только посадка у него получилась довольно жесткой. Тяжелая летающая машина пробороздила на поверхности не менее пятидесяти метров, вырыв глубокую яму в жирной, коричневой земле. Рядом с открытым люком Карт заметил Нильса, около него на носилках лежал Урунчи, что-то кричащий связисту.

— Что тут? Накрылась техника?

Нильс нервно обернулся к проводнику и мрачно ответил:

— Техника-то цела, а пилоты не очень.

— Что произошло, мастер?

— Тебе, Карт, что делать нечего? Бери своих снайперов и в оцепление. Мы вызываем второй транспорт, нам надо продержаться.

Алекс со злостью стукнул в плечо заместителя взводного:

— Охренел, мастер? Какое продержаться? Нас сейчас моментом сомнут на хрен! Или уходим, или что-то придумываем.

На его удивление Нильс не стал ругаться, а только опустошенно махнул рукой.

— Куда уходить? У нас раненые.

Внезапно Карт заметил в открытом люке какое-то шевеление и сунул голову в дисколет.

— Эй, кто там? Отзовись!

В узком коридоре показалась маленькая фигурка в комбинезоне техника.


— Ты кто?

— Капрал Караджич, техник дисколета, сир.

— Что с машиной, техник? Что, вообще, произошло?

— Нас обстреляли с плазмы, сержант. Командир успел бросить дисколет вниз, броню только чуток опалило. Но и посадка получилась жесткой. Мы буквально рухнули на землю. Я сейчас осмотрел двигатель и системы равновесия.

— И как? — Алекс внимательно вгляделся на испачканное лицо техника. Парень держался молодцом.

— Все работает, правда, на орбиту выскочить не сможем, мощности не хватит.

— Что с командой?

— Командира хорошо приложило, он без сознания. Сейчас с ним ваш медик работает. Штурману повезло меньше, там все разбито в кашу, удар был тяжелым и как раз в его сторону. Поэтому у второго пилота вырвало с крепления кресло, голова всмятку. Хорошо, что эта машинка необычайно крепкая, обычный дисколет бы просто сплющило.

— Так, — Алекс задумался, — дисколет сможет прыгнуть кликов на триста?

— Вполне.

— Поможешь вести шарманку?

Караджич выпучил глаза, но кивнул.

— Но я ноль в пилотировании.

— Не ссы, капрал, не в памперсах. Слышал о "Водиле генералов"?

— Кто же такую байку не слыхал? — затравленно озирающийся техник, наконец, улыбнулся.

— Не лыбься, это я и есть. Не веришь, все в этой команде подтвердят.

Выражение лица техника заставило теперь усмехнуться уже Карта, все-таки неплохо иногда побыть легендой.

— Тогда дуй на мостик, заводи аппарат. Я сейчас организую посадку.


Карт моментально выскочил наружу и тут же озвучил свое предложение Нильсу. У мастер-сержанта поначалу отвисла челюсть, но человек он был бывалый, поэтому тут же занялся организацией посадки. Все равно у них выбор только между быстрой смертью и смертью, растянутой по времени.

— Ал, а ты сможешь? — рядом послышался озабоченный голос Ларсена.

— Нам надо только прыгнуть, Олд. Это-то я точно смогу. Правда, мягкой посадки не обещаю.

— Тогда давай, друг, вытащи нас из этого дерьма. Я пока организую периметр.

Бойцы уже услышали звук разгоняющегося движка и закрутили головами. Помрачневшие лица штурмовиков потихоньку светлели и даже начали озаряться напряженными улыбками, подыхать в таком месте никому не хотелось. Рейнджеры действовали, как всегда слаженно. Сначала занесли внутрь раненых, потом выбросили наружу изувеченное оборудование и лишние сиденья, чтобы не мешались в десантных отсеках. Карт озадачил связиста поиском площадки для посадки. Скоро над ними должен был пролететь аварийный спутник-ретранслятор. Командование также поспешило на помощь диверсионному отряду, попавшему в беду. На все действия ушло буквально несколько минут, никто из парней здесь задерживаться не собирался, поэтому летали пулей.

Наконец, Карт скинул с себя штурмовую сбрую, закрепил карабин в боковую стойку и тяжело рухнул в кресло пилота. Впереди, чуть справа, виднелась разрушенная штурманская кабина. Капрал-техник пересел на место, стоящее позади и левее пилота, и теперь диктовал параметры системы. Алекс еще раз осмотрел приборы, с ними он уже был знаком. Как-то в нарушение регламента, договорившись с инструкторами, он сделал несколько учебных рейсов на тренажере, имитирующем подобный дисколет. Учиться, оно никогда не вредно! Да и пару раз ему удалось побывать в рейдах на месте техника, поэтому основные параметры управления были более-менее ему знакомы.


— Все в норме. Можем взлетать! — доложил громко Караджич, теперь стало заметно, что парень сильно нервничает.

— Ларсен. Пулей в машину.

— На месте, — чуть позже раздался голос норвежца, — вся группа на борту. Давай быстрее, сюда что-то едет.

И в самом деле, на правом радаре появилась красная точка.

— Капрал, у нас есть чем долбануть в ту сторону?

— Сейчас, — техник что-то нажал, и корпус дисколета вздрогнул.

— Бойцы! — гаркнул по общей связи Карт. — Взлетаем! Всем держаться!

Потом он резко потянул ручку мощности от себя и дисколет с огромным ускорением сорвался с поверхности. Карт сейчас больше всего боялся очередного удара вражеского ПВО, поэтому уходил по пологой траектории на предельной скорости и оказался прав. Система отметила два удара плазменными установками противника и три вышедшие со стороны базы ракеты, которые, впрочем, быстро отстали.

— Двигатель перегревается! — запаниковал сидящий рядом техник.

— Не ссы, — повторился Карт, — пломбу оторви и смотри, чтобы за оранжевый уровень не выходили. Если движок в клин не станет, то жить будем, за это время перегреть его в хлам не успеем. Отключи к черту системы оружия и пространственной стабилизации! Мы не в космос летим. Это даст экономию процентов на двадцать. Выруби жизнеобеспечение и климат-контроль, еще три процента в топку.

— Принял, — уже намного спокойней ответил Караджич.

— Карт, что у вас? — раздался голос Нильса. — Почему нас болтает?

— Все нормально, мастер. Немного болтанки нам не помешает, будете сговорчивей!

— Ты еще тот, оказывается, шутник, ё! Сейчас тебе скинут точку высадки, почти по нашей траектории. Туда уже идут флайеры. Разобьешь нас я тебя на гауптвахте сгною!

Времени смеяться на злую шутку не было, пилоту приходилось работать за двоих и еще за штурмана. Дисколёты сами по себе довольно сложные машины в управлении, а если учесть, что пилотажное средство повреждено и ведете его отнюдь не штатный водитель, то…


На маршрутизаторе появилась ярко-голубая точка. Место было на первый взгляд вполне удачным, на берегу излучины реки. Карта показывала открытую местность, песок и гальку. Карт чуть подправил траекторию полета и начал постепенно гасить скорость. Намного больше проблем доставляла болтанка. Автоматическая система стабилизации была отключена, а управлять балансировкой вручную у молодого водителя получалось не очень, явно не хватало пилотажного опыта. Дисколет летел низко, в плотных слоях атмосферы и понемногу нагревался. Система кондиционирования также была отключена, поэтому в летательном аппарате стало жарко.

Карт вытер рукавом со лба пот, все его внимание оказалось привлечено показаниями "горизонта", слишком большая скорость мешала выровнять тяжелый дисколет, а это было очень плохо, у земли машина могла запросто сорваться в штопор. Карт отлично справлялся с такими проблемами на более легких машинах, но этот бронированный дисколет был явно перетяжелен. Требовалось рассчитать усилие для тормозных двигателей. Неожиданно его сознание прояснилось, и в голове появились искомые числа. Карт моментально вбил их в вычислительный центр, а результат передал технику на экран. "Ай. Какой я молодец!"

— По моему сигналу, капрал, вручную жми на переднее левое и правое сопло одновременно. Параметры у тебя пред глазами.

— Может, все-таки автоматике доверимся? — жалобно протянул техник.

— Жми давай! — повысил голос Карт. — Автоматика нас как "блинчик" по воде запустит. Слишком по касательной идем. Всем внимание! Жесткая посадка!

Карт взял джойстик управления на себя, еле успевая работать ножными педалями, костюма пилота на нем не было, управлять приходилось по старинке, грубой физической силой. На экране теперь отчетливо виднелась изогнутая голубая дуга неширокой реки. Дисколет двигался прямо в сторону обширной песчаной отмели. "Молодцы диспетчеры!" — успел отметить Алекс. Песок должен был достаточно сильно снизить силу удара. Отмель стремительно приближалась, когда сопла передних двигателей отчаянно заработали, нос дисколета приподнялся, на позвоночник навалилась дикая перегрузка. Карт держал манипулятор джойстика двумя руками, машину яростно трепало из стороны в сторону. Тут вовремя заработали и боковые сопла. Техник, похоже, пришел в себя и помог двигателями выровнять машину. Перед падением Алекс успел заметить голубую стрекозу флайера, идущую в их сторону. Потом машина тяжело упала на отмель, что-то под днищем сильно заскрежетало, послышался треск переборок, откуда-то потянуло горелым.


— Движок выключай, на хрен! — свирепо заорал Алекс, все еще не веривший, что они живы и не расплющились о поверхность чужой планеты. — В отсеках, как у вас? Доложите!

— Левый тормозной горит, — раздался рядом нервный голос Караджича, — запустил систему пожаротушения. Все выходные люки открыты, включена аварийная подсветка.

Сквозь помехи раздался голос командира второго отделения. Рейгольд скупо доложил:

— У меня два раненых, что-то на них упало. Двигаемся в сторону аварийного выхода.

— Быстрее парни, быстрее! — это уже был голос Нильса. — Карт, вытаскивай свою задницу, у вас там что-то дымится.

— Это Ларсен, мы потушили возгорание в каком-то сраном ящике. Задняя секция полна дыма, сложно ориентироваться.

— Под сиденьями респираторы! — закричал капрал-техник. — Сейчас включу вентиляторы на полную, экономить питание нет смысла.

— Что у нас по машинке? — Карт уже встал и накидывал сбрую. Ему явно не хотелось сигать со взрывающегося дисколета.

— Все в порядке, кэп! Пожар потушен, задымление скоро придет в норму, все люки открыты.

— Отлично, парень. Тогда валим отсюда! Ходу, ходу!

Они оба по очереди нырнули в диафрагму перехода и побежали по короткому коридору в сторону светлеющего люка. Как приятно все-таки оказаться на свежем воздухе! Где ты жадно ловишь губами чистейший кислород, а лицо радуется хлынувшему на него потоку яркого солнечного света. Тебя стукают по плечу твои добрые товарищи, они что-то радостно орут прямо в ухо, а потом поднимают на руки и кидают в воздух. Древний обычай чествовать победителя!

Глава 7 Нечаянные встречи

Операция на Джелевине сильно подняла репутацию старшего водителя «Носорогов». Теперь за "водилой генералов" закрепилась имидж парня, способного вырваться из лап самого главного черта. Капитан Урунчи надолго выбыл из строя, ранение он получил, прикрывая последнюю, выходящую с базы тройку. В первый взвод на подмену прислали молодого лейтенанта Рахди, офицера без стоящего боевого опыта. Поэтому основными делами в настоящий момент рулил мастер Нильс. Они с Картом в последнее время сильно сдружились. Опытному сержанту пришлась по вкусу смекалка молодого водителя, хотя иногда они все-таки сталкивались лбами на почве дисциплины. Карту её хронически не хватало.

Батальон "Носороги" между тем перебросили на тактическую базу "Меркурий". Новейшая станция, служащая сборным пунктом для многих родов войск. На её борту находилось одновременно до пятидесяти тысяч бойцов, это не считая полутора тысяч самого персонала базы. На отдельной платформе у причала отшвартовался корабль-матка, рядом с ним два современных фрегата. "Меркурий" охраняла целая звездная эскадрилья. Флоту Союза несколько раз удалось удачно атаковать станции Альянса, поэтому меры безопасности были многократно усилены. Действующая Армия больше не могла позволить себе потери основных коммуникационных узлов.

Судя по активности на станции, Федерация и Альянс готовили сильные удары по врагу. Удачно проведенные диверсионные и десантные операции достаточно серьезно повредили коммуникации противника. Но и батальоны рейнджеров, в свою очередь, понесли некоторые потери, поэтому "Носорогов" сейчас использовали больше для единичных акций. Опытных штурмовиков остро не хватало, и их старались посылать только в самые серьезные рейды. Пару раз и Карт со своим взводом выходил в подобные вылазки.

Один раз они наводили на цель орбитальные атмосферники, целую неделю пробираясь по неимоверно жарким джунглям. Другой раз совместно с когортой легионеров снесли на пустынной планете космопорт, на котором обосновались сами Нектирианцы. Обладатели мощного костяка и желтой кожи оказались на поверку совсем неважными воинами. Они не смогли противостоять тяжеловооруженным флайерам легионеров и неожиданному нападению с тыла взвода штурмовиков. Земляне в короткой и ожесточенной схватке сбили заслоны врага, заставив большинство из бойцов противника сдаться в плен. Нектирианцы свою жизнь ценили достаточно высоко и обменивали собственных пленных один к десяти. Нильс срочно затребовал дополнительные дисколеты и тут же получил их. Командование федерации также ценило жизни своих солдат. За этот рейд все штурмовики премировались тремя неделями полноценного отпуска. Ларсен, Карт и еще несколько парней из первого отделения смогли получить направление на курорты планеты вечной весны Ферис.


Удачно подвернулся и транспорт, идущий в ту сторону. Его в последнее время стало остро не хватать. Огромные пространства крайней спирали Галактики всасывали в себя все ресурсы немногих существующих в этом месте Млечного Пути цивилизаций. Считалось, что планеты, расположенный в ближней к центру спирали были изначально расположены враждебно к окраинным. Они считали себя более древними и цивилизованными, а членов Альянса дикарями, не имеющими прав на ресурсы собственных планет. Во всяком случае так преподносилось землянам еще на первых курсах школы. Самым важным обоснованиям подобных заявлений было жестокое нападение так называемого Галактического Союза на Землю сразу после всемирной Катастрофы, постигшей третью планету от Солнца.

Только цивилизации Спирального Альянса пришли тогда к землянам на помощь, они же вкратце обрисовали расстановку сил в этой части Вселенной. Землю, в общем-то, и нашли случайно. В такой дали она была от самых важных торговых и промышленных центров крайней спирали Галактики. Тогда же Федерация получила доступ к инопланетным технологиям, межзвездным перемещениям и встряла в бесконечную бойню, став острейшим мечом спиральщиков.


Ферис являлась планетой необыкновенной, она очень давно была колонизирована цивилизациями Альянса и сто лет назад передана земной Федерации. Её слава оказалась обусловлена необычной орбитой и наклоном планеты. Так получилось, что одна ее половина была постоянно повернута к своему жаркому светилу и соответственно полностью выжжена. Другая же половина пребывала в вечном царстве Ночи и представляла собой ледяную пустыню. Жить можно было только в районе терминатора, границы света и тени. Граница эта также подвергалась небольшим сезонным колебаниям, но в нескольких районах планеты круглый год царила практически постоянная температура.

Понятно, что жизнь в таких суровых условиях носила зачаточный характер. Первые колонисты привели атмосферу Фериса под гуманоидные стандарты и обустроили для жизни несколько подходящих областей планеты. Земляне же переделали под себя некоторые ландшафты. В итоге в котловинах между горами, защищающих и от ледяной стужи и от горячего дыхания пустынь расцвели многочисленные сады и леса. С холодной части планеты постоянно текли чистые воды множества рек и ручьев, на терминаторе лед плавился. С жаркой стороны подходили смягченные атмосферой волны, уже не обжигая насмерть, а даря благотворное тепло. В вечерние сумерки отдохновенно веяло прохладой, а днем солнце посылало свои лучи всему живому. Круглый год оно освещало узкие пространства обитаемых зон, призывая к жизни сонмы всевозможных растений.

Воздух в таких чудесных местах был постоянно свеж, круглый год цвели те или иные цветы. Деревья же в течение сезона несколько раз меняли листву. Земляне высадили достаточно и вечнозеленых растений, привезли множество инопланетных цветов и цветущих кустарников. Ферис постепенно превратился в планету-курорт. Здесь находилось масса госпиталей для выздоравливающих, элитные курорты для офицеров и командования, несколько лагерей для повышения квалификации, а также многочисленные центры гравитационной реабилитации Космического флота. Длительная служба в космосе плохо влияла на психику пилотов, поэтому космолетчики регулярно проходили оздоровительные курсы на курортных планетах. Ферис продолжал развиваться, геоклиматические заводы постоянно совершенствовали изменения погоды и ландшафта. Эта планета была и одним из немногих мест за пределами Земли, где работало множество как мобилизованных на службу, так и гражданских женщин. Еще один из стимулов попасть на местные элитные курорты.


— Вот это да! — Ларсен с детским восторгом озирался вокруг. Они только что прилетели со станции космического лифта, расположенного на темной стороне планеты. После мрака вечной полярной ночи открывшаяся перед друзьями картина напоминала древние изображения рая. Вдалеке блистали снежными вершинами горы, чуть ближе виднелись поросшие густым хвойным лесом изумрудные холмы. Направо сверкало гладью широкое озеро, наполненное чистой горной водой. Вдоль него разместились яркие домики коттеджей. На самом водоеме можно было заметить лодки с архаичными веслами или ножными педалями. Налево расположился шикарный сад с множеством зацветающих деревьев.

Здесь, вообще, цветы были повсюду — вдоль пешеходных дорожек из розового камня, около зданий, выстроенных из легкого материала, на аллеях и галереях виадучных переходов. Каждый свободный метр поверхности оказался засажен цветущими кустарниками или заставлен цветочными горшками. Поэтому в воздухе благоухал поистине настоящий божественный аромат. Вокруг неспешно прогуливались люди, молодые и не очень мужчины с военной выправкой. На самой планете форма была не в ходу, ее носили только патрульные или офицеры местного штаба. Но главное: на бесчисленных пешеходных дорожках и тротуарах можно было увидеть множество женщин, молодых, в возрасте и совсем юных. Некоторые носили форму космических войск, официально Ферис считалась военно-космической базой, другие шли в синей одежде медиков, а многие в легких летних платьях.

Алекс шагнул вперед, кинул на дорожку тяжелый баул, подставил лицо мягкому теплу местного солнца, вдохнул полной грудью прохладный воздух, сильно разбавленный ароматом всевозможных цветов, и произнес:

— Парни, я в раю!

Товарищи присоединились к нему, побросав сумки, они восторженно осматривались. После множества чужих планет, чаще всего недружелюбных к землянам, оказаться в такой чудесном уголочке Вселенной живым и невредимым было немыслимой удачей!


— Молодые люди, я могу вам чем-нибудь помочь? — раздался рядом мелодичный женский голос. Рейнджеры живо обернулись на него — около их группы остановилась женщина лет тридцати в форме космофлота, на шевроне виднелись две звезды штатс-лейтенанта. Бойцы тут же подтянулись, но продолжали рассматривать стройную даму с определенным интересом. Та мило улыбнулась и произнесла. — Можете не соблюдать субординацию, вы не мои подчиненные. Я младший инспектор этой секции Оливия Орейро, слежу за порядком в размещении вновь прибывших граждан Федерации. Просто меня не известили о прибытии сюда группы таких сильных и молодых людей.

Женщина-офицер довольно кокетливо рассматривала отпускников рейнджеров.

— Мы, лейтенант, — Алекс решил все-таки общаться согласно уставу, — из состава батальона "Носороги", прибыли сюда на кратковременный отдых.

— Вот как? — улыбка Орейро была поистине ослепительной. — Значит, вы не выздоравливающие?

— Нет, сир. Просто догуливаем отпуск.

— Вы же штурмовики? — женщина с интересом остановила свой взгляд на Ларсене, тот живо выпятил вперед широкую грудь и приосанился. — Нечасто к нам в секцию попадают парни из ваших подразделений. Обычно они прибывают в зоны госпиталей.

— Нет, лейтенант. Мы абсолютно здоровы и готовы для полноценного отдыха.

Орейро лукаво улыбнулась:

— Ну тогда, мальчики, живо направляйтесь в секцию Пять-А, я сейчас отправлю туда сообщение. И можете сразу снять форму, одежду вам подберут. И желаю счастливого отдыха! Если у вас возникнут вопросы, то я в центре координации, — женщина показала на круглую стеклянную башню, возвышавшуюся над группой раскидистых пальм.

— Непременно вас посетим, — Ларсен неожиданно галантно поклонился.



Рейнджеров разместили в небольших домиках, идущих цепочкой вдоль длинной тенистой аллеи. У каждого был свой номер с широкой кроватью, сразу наводящей на некоторые мысли, с отдельной душевой и уборной. Они быстро приняли душ и переоделись в легкую одежду, выданную пухленькой блондинкой, напропалую делающей глазки Андрею Иевлеву. Молчаливый гигант, похоже, недвусмысленные взгляды девушки принял с благосклонностью. Выйдя на улицу, отдыхающие разделились.

Томпсон и Конелли двинулись сразу в сторону холмов, там располагалась станция канатной дороги, им не терпелось попасть в горы. Они оба были страстными лыжниками. Замок двинулся в центр координации, он хотел найти здесь старого друга, лежащего в госпитале. А Алекс и Олд не спеша, потопали в сторону озера. Там они и провели оставшуюся половину дня, взяли напрокат лодки и катались на них до одури.

Солнце палило жаром и можно было загорать, чем пользовались многочисленные девушки, лежащие на шезлонгах, которые в изобилии стояли на набережной. Дышалось около воды достаточно легко, несмотря на палящее светило. Воистину это был райский уголок! Карт даже не заметил, как после изнуряющей гребли задремал прямо в лодке. В ушах стоял легкий плеск волны, ласковый ветерок что-то напевал, совершенно не мешая спокойно отдыхать. Солнце понемногу склонилось к южному отрогу гор. На терминаторе оно полностью не заходило, только чуть пряталось за вершины. Алекс приподнялся и огляделся, затем увидел машущего ему Ларсена. Тот сидел за барной стойкой и что-то уже употреблял. Алекс в несколько взмахов веслами подогнал лодку к причалу, привязал ее к столбику, и зашагал к ресторану.


— Давно ты здесь? — Карт оглянулся. Открытая веранда со столиками, длинная барная стойка, автоматическое обслуживание, неплохо, в общем.

— Второй коктейль, — улыбнулся Олд, — закажи вот этот красненький. Скоро будем ужинать.

— Кого-то ждем? — по тону друга, Алекс понял, что вечерять они будут не одни.

— Орейро обещала привезти подружку. Или ты хочешь провести вечер один?

— Гм. Быстро ты…

— Так не все тебе шустрить по женскому полу, — Ларсен улыбнулся. — Мы тоже парни не промах. Наши лыжники подвалят чуть позже и также не одни. А Иевлев улетел в другой сектор, вернется через пару дней. Нашел он своего земляка все-таки. А, вообще, классное место, я бы еще раз заехал! Интересно на отпуск сюда существует очередь?

— Ага, держи карман шире! — Карт попробовал поставленный механической рукой на стойку коктейль. Отдавало какими-то сладко-кислыми фруктами, напиток был очень ароматным. — Тут все больше флотские ошиваются, да офицеры. Такие, как мы сюда редко попадают.

— Я уже заметил. Сплошь темные лица, да и возраст у большинства старше нашего. Мы тут, как белые вороны, зато будем пользоваться повышенным вниманием девчонок. А вот и они!

На веранде появилась блистательная Орейро с какой-то незнакомой девушкой. Они весело помахали рейнджерам. Одета женщина сейчас была в обтягивающее платье, с большим вырезом на боку, сквозь который можно наблюдать длинные стройные ноги. Подругу она представила, как Ирину Вальцову, русоволосая грудастая дама под тридцать с интересом взглянула на Карта и сразу же мило ему улыбнулась.

— Мальчики, поднимайтесь, — Оливия тут же взяла вопросы времяпровождения вечера в свои руки, — здесь неподалеку есть обалденное местечко, гарантирую — вам понравится.

И она потащила светловолосого гиганта куда-то в сторону гор. Карт подхватил Ирину под руку и двинулся следом. Закат они встретили в шумном ресторане. Здесь играла настоящая живая музыка, подавали вкусную еду и напитки, а также можно было потанцевать. Ирина недвусмысленно прижималась своим разгоряченным телом к молодому солдату, поэтому, когда они, наконец, добрались до номера, Алекс был уже достаточно подогрет и с нетерпением набросился на женщину. Та же вовсе и не собиралась ему сопротивляться. Большая кровать в номере оказалась очень кстати. Или это был специально заготовленный бонус?


Отдых протекал для бойцов поистине прекрасно. Томпсон с Конелли сманили-таки Ларсена и Карта в горы. Здесь парочка друзей в первый раз опробовали снежные доски. Алексу спуск на такой странной штуке даже понравился. Это как раз была его стихия: скорость, драйв, адреналин. Для начинающего лыжника у него все неплохо получалось. По вечерам они катались на лодках и даже смотались как-то на большое горное озеро, где можно было взять в прокат водяные мотоциклы с гравиприводами. Дорогие машинки, но здесь и курорт высшего разряда, а уровень обслуживания просто поражал воображение. Вкусная разнообразная еда, изысканные вина, масса развлечений и множество женщин различных возрастных и антропометрических параметров. Через несколько дней Алекс вошел во вкус жизни, и теперь каждый вечер у него в постели оказывалась новая подружка. Что еще их ждет на понизанных смертью дорожках этого края Вселенной? Судьба солдата не в его руках.



— Ну, как ты? — Ларсен присел рядом. Они отдыхали на веранде у озера. С утра от воды тянуло прохладой, что весьма радовало изнуренный ночными похождениями организм.

— Вполне, — Алекс пил свежевыжатый сок, редкость за пределами Земли, но здесь было достаточно садов, которые плодоносили круглый год. — Ирма даже научила меня нечто новенькому.

— Да ну? — Олд осоловевшими глазами глянул на друга. Он с Конелли ночью «зажигал» в ночном заведении, и его до сих пор потряхивало.

— Представляешь, да.

— Какие планы?

— Я в горы. А ты сегодня, похоже, не в форме.

— Это точно. Пойду, займу гамак в апельсиновом саду, отлежусь маленько. Вечером с Еленой собираемся на водные горки. Ты как?

— Это которая рыженькая?

— Нет, рыженькая была Мэгги. А это, которая с пятым номером бюста.

— Ну, ты совсем пошел вразнос, бродяга.

— Кто бы говорил, — Ларсен кинул в проезжающего мимо робота-разносчика смятый одноразовый стакан и удовлетворенно хмыкнул, — а рука еще тверда, попал в башку.


Карт закончил завтрак и двинулся в сторону станции монорельса. Дождавшись вагончика, он ловко запрыгнул в него и, усевшись на скамейку, стал вглядываться в горные вершины. Они всегда завораживали его. На Ферисе все было так близко. Территория, где могла существовать жизнь, не превышала в поперечнике и пятидесяти километров. Дальше шла или выжженная пустыня, или ледяные пространства вечной тьмы. Анклавы людей существовали чаще всего там, где находились горные ландшафты, задерживающие ледяное дыхание темной зоны и дающие достаточно воды с ползущих из тьмы горных ледников. Немногие знали, что планетарные климатологи установили для такого удобства специальный режим циркуляции влажного воздуха.

Кабина подошла к лыжной базе, и молодой человек легко спрыгнул на деревянный мостик. Потянуло холодом, он застегнул безрукавку и двинулся к лыжному павильону. По пути ему чаще попадались мужчины, скорей всего офицеры. Некоторые с подозрением смотрели на относительно молодого рейнджера. Карт и так всегда выглядел моложаво, а тут и вовсе смотрелся юным на фоне тридцати и сорокалетних мужчин. Женщины же, наоборот, ярко улыбались молодому солдату, некоторые даже делали попытки заговорить, особенно старались сотрудницы проката. Но Карт хотел сегодня только кататься. Он взял снежную доску и двинул к дежурному подъемнику.


Во время третьего спуска его нагло подрезал какой-то резвый лыжник на такой же доске, в белом комбинезоне. Недовольный случившимся обстоятельством Карт решил проучить наглеца и, срезав путь по небольшим ухабам, пронесся впритирку с "белым" любителем доски. Но что-то молодец удалой не рассчитал, и они оба покатились по снежной горе. К удивлению рейнджера, рядом с ним раздался звонкий девичий голос:

— Какого черта ты сбил меня с маршрута! Ездить не умеешь?!

Алекс снял очки и с любопытством уставился на хозяйку приятного голоса. Она уже откинула капюшон комбинезона и перед бравым рейнджером предстала молодая блондинка с овальным лицом и синими глазами. Её нордическую красоту портил только не очень правильный, чуть вздернутый носик. И девушка на вид очень молода, скорей всего ей даже не было двадцати лет. Карт тут же выдал самую лучшую "фирменную" улыбку. Но чем больше он всматривался в бездонные глаза блондинки, тем больше и глупее становилась его улыбка.

— Ты что, немой? — девушка тоже улыбнулась.

— Ага, — совсем по-дурацки кивнул юноша, все так же продолжая блаженно улыбаться. Он ничего не мог с собой поделать, это его самого чрезвычайно удивило.

— Понятно. Ты цел?

— Вроде да, — юноша ощупал себя и уронил доску, та поехала вниз. Он кинулся за ней следом, за что-то зацепился, растянулся на снежной целине, но доску все-таки догнал. В таком виде, весь в снегу и довольный, с глупейшей улыбкой на лице, он опять предстал перед девушкой, которая собиралась продолжить спуск.

— Можно я за тобой? — скромно спросил он.

— Ну, если успеешь!


Блондинка лихо вскочила на доску и уверенно заскользила вниз, Карт тут же последовал за ней. Девушка оказалось очень опытной лыжницей, и юноше пришлось попотеть, чтобы сильно от нее не отстать. На нижней площадке он подкатил к ней, подпрыгнув для понта на небольшом трамплине. Почему-то у него сразу получалось прыгать на доске. Еще Конелли отметил, что из новичка может получиться толк.

— Ты отлично катаешься! — Алекс сразу же отвесил комплимент девушке, которая снова сняла капюшон и расстегнула комбинезон, в отличие от большинства женщин, состоящих на службе, она носила длинные волосы, сейчас заделанные в косу и свернутую в круг.

— Спасибо, — красавица улыбнулась, — ну ты тоже почти не отстал.

— Я недавно езжу, не совсем моя стихия, — извиняюще улыбнулся Карт.

— Сколько?

— Да почти неделю.

— Серьезно? — в глазах девушки мелькнуло удивление. — А я подумала ты из местного персонала. Я сама тут в первый раз, а научилась ездить еще дома, на Урале.

— Ну то, что ты русская я догадался по твоему вычурному ругательству, — засмеялся Карт. Почему-то с этой девушкой ему было очень приятно разговаривать. Просто болтать ни о чем, а не кадрить для очередного вечера. — Мне часто приходилось служить вместе с русскими парнями, они ценят старинные бранные традиции.


— О, это да! — девушка широко улыбнулась. — А ты где служишь?

— Я рейнджер, сейчас в штурмовом батальоне.

— Серьезно? — глаза у девушки выкатились от удивления. — Как ты сюда попал? На выздоравливающего не сильно похож, их на горы не пускают.

— Я на отдыхе с друзьями, догуливаем прошлые дни.

— На Ферис редко кто из простых солдат попадает в отпуск, — задумчиво проговорила девушка.

— Я и не простой, я герой — засмеялся Карт, а вместе с ним и девушка.

— Ты не страдаешь скромностью, солдат. Странно, что ты еще меня не спросил, что я делаю сегодня вечером. Такому красавчику здешние девушки вряд ли отказывают.

У Карта же перехватило дыхание от этого скрытого предложения, ему нравилось просто смотреть на эту странную девушку, её милое личико, чудесную улыбку. Хотелось подойти к ней поближе и вплотную окунутся в глубокие синие глаза. И, похоже, что он свое желание незаметно для себя проговорил вслух. Девушка прыснула, забавно приподняв голову, а потом заметила с насмешкой:

— Какой ты странный. Знаешь, я тут обычно не знакомлюсь с мужчинами, хотя предложений хватает. Но ты… с тобой я готова провести целый вечер.

У Алекса снова перехватило дыхание, наконец, он совладал с собой и, протянув руку, представился:

— Алекс Карт, я с Континента, водитель штурмовой пехоты.

— Ольга Савина. Волжская агломерация, работаю в этом секторе в восстановительном госпитале.

— Ты медик?

— Да. Я проходила службу на орбитальном комплексе, затем попросилась сюда. Я еще в школе начала осваивать восстановительную регенерацию, а здесь можно получить колоссальный опыт. Затем я хочу заняться научными изысканиями, вот и коплю практический материал.

— Какая ты молодец! — искренне восхитился Алекс. — Мне редко попадались такие серьезные и одновременно красивые женщины.

Они уже шли в сторону станции монорельса. Юноша сбегал и сдал доски в прокат, прихватив по дороге две чашки кофе. В пути они о чем-то болтали, много смеялись.

— Я остановился у Синего озера, у нас там с друзьями домик.

— Хорошее место, — кивнула девушка, — у меня жилище намного проще. За садами у Зеленых холмов, в общежитии местного персонала. Я взяла несколько выходных дней, люблю покататься в горах на лыжах. На этой планете все так рядом! А, вообще, работаю в часе полета отсюда. Там не так весело, как тут.

— Тогда, может, встретимся в кафе на берегу, там неплохие коктейли и можно покататься на лодке.

— В восемь вечера?


Карт примерял то одну, то другую рубашку. Ни одна ему не нравилась, и он психовал. В таком виде товарища и застал Ларсен. Норвежец уже пришел в себя и насмешливо следил за сборами своего друга.

— Новая краля? Чего ты так суетишься?

— Она не краля!

— О как! — Олд скинул ноги с подушки. — Хорошая девушка?

— Да, очень хорошая. Она такая… — Алекс мечтательно застыл у зеркала.

— Понятно. Похоже, ты, парень, пропал для общества. Такие взгляды я уже видел. Алекс, а оно тебе надо? — Карт заметил в глазах друга неожиданную печаль. — Поверь, брат, все не будет так чудесно.

— Может, ты и прав, дружище, но мне сейчас плевать, — Алекс снова занялся подбором одежды.

— Ясненько, — норвежец встал и подвинул другу желтую ковбойку с короткими рукавами, — надевай и не парься. Она будет смотреть на тебя, а не на рубашку.


В кафе Карт заявился заранее, заказал два коктейля, и чтобы успокоиться начал сразу один употреблять. Уже начинало смеркаться, когда он увидел у входа Ольгу и чуть не уронил стакан на стол. Девушка какой-то по-настоящему летящей походкой вышагивала по деревянной набережной. Одета она была в легкое платье с широким ремнем на поясе, что еще больше подчеркивало ее стройную и гибкую фигурку. Платье достаточно целомудренно показывало стройность её ног. Небольшие груди, подчеркнутые скромным вырезом, не портили общее впечатление легкости образа. А волосы… волосы шикарной волной лежали на спине, настоящая густая копна светлых волос!

— Привет! — Ольга присела рядом и взяла в руки коктейль. — Опять потерял дар речи?

— Нет, — Алекс чуть охрип. Ноги вдруг стали до противности ватными.

— А я уж подумала, почему в рейнджеры берут таких тормозных бойцов.

— Я не тормозной, — обидчиво ответил юноша, — завтра поедем кататься на большое озеро, и я там тебе докажу, что такое водители штурмовых батальонов.

— Хм. Это уже интересно — девушка кокетливо улыбнулась.

Затем они пили коктейли, катались на лодке и о чем-то говорили. Алекс скромно проводил девушку к общежитию и по пути обратно в домик наткнулся на компанию Ларсена и Конелли, те шли с девицами из клуба с намерением продолжить вечер дальше. Они угостили Алекса вином. Девушки предложили ему тут же найти подходящую подружку, но юноша только отмалчивался, о чем-то улыбаясь. Ларсен что-то шепнул Конелли, и друзья оставили молодого влюбленного в покое.


Утром Алекс и Ольга позавтракали вместе и направились на станцию монорельса. До самого крупного озера пришлось добираться больше часа. Дорога шла извилистым серпантином между горных вершин, короткий состав часто останавливался, здесь было множество как жилых поселков, так и горнолыжных центров, и прочих развлекательных заведений.

— Эх, был бы небольшой флайер, мы моментом долетели, — пожаловался Алекс.

— Ты умеешь водить флайеры? — девушка широко раскрыла глаза.

— И дисколеты приводилось, — скромно ответил бравый рейнджер.

На прокатной станции он прошел мимо ряда скутеров и лодок, уверенно остановился около неказистого, но крепко скроенного гоночного болида.

— То, что доктор прописал! — по-русски проговорил юноша и, взяв у местного техника инструмент, начал что-то править в машине. Подошедший, было поругаться с ним лодочный инженер незаметно для себя втянулся в полный технических терминов разговор, затем даже стал сам помогать опытному гонщику готовить аппарат к заезду.

Ольга же в это время возлежала на шезлонге. Одета она была сегодня в обтягивающую грудь майку и шорты. Алекс то и дело бросал плотоядные взгляды в сторону ее длинных ног, чем немало смешил девушку. Наконец, машина была готова к заезду, Алекс совершил пробный круг и пришвартовался рядом с шезлонгом девушки. Юноша усадил ее в правое кресло и проследил, чтобы она правильно пристегнулась на все ремни и запоры, затем закрыл колпак и резко взял старт. Горное озеро было нешироким, не более двухсот метров, но довольно длинным. Оно вытянулось крутыми изгибами меж горных вершин на целых пятнадцать километров.


Поначалу Карт вел машину в пределах нормальной, крейсерской скорости. По пути то и дело попадались отдыхающие. Некоторые даже пробовали устраивать гонки между собой. Алекс только усмехнулся, глядя на потуги любителей. Изучив маршрут лучше, он развернулся назад и, помаленьку опробовав переделанные системы управления, резко рванул вперед. Теперь он мчался стремительно, совершая то и дело крутые повороты на изгибах горного озера. Внимание отдыхающих оказалось приковано к этому стремительному скутеру, как ракета мчащемуся по глади озера. Даже не верилось, что такие аппараты могут развивать подобную скорость. Несколько человек на легких и более мощных гидроциклах попытались угнаться за ним, но все равно безнадежно отстали.

Один загорелый здоровяк даже выпрыгнул наперерез Карту, что-то яростно крича и махая кулаком. Затем он на черном гидроцикле сумел вырваться вперед, стараясь прижать молодого гонщика к скале. Но Карт лихо вывернулся и аналогично прошелся рядом с носом аппарата толстого нахала. Здоровяк на гидроцикле в итоге не удержался и свалился плашмя в воду. Алекс еще прибавил газу, бортовой сигнализатор пытался запищать, когда зона безопасности рванула из оранжевой в красную сторону, но ловким движением молодой гонщик заставил её заткнуться. Ольга, поначалу пытавшаяся кричать и голосить, теперь молча сидела рядом и вцепилась руками в ручки безопасности. Стремительный спуск с горы на снежной доске не шел ни в какое сравнение с захватывающим душу спуртом на воде.

Неожиданно с берега пришло распоряжение возвратиться на берег, Алекс сразу же повернул к причалу, с Законом ему спорить не хотелось. У пристани уже толпился народ. Карт лихо, но умело припарковал скутер у линии для гидроциклов, даже не ударив его об надувные боны. Тяжелая машина только аккуратно стукнула их безопасным бортом. На берегу засвистели и зааплодировали. Оказывается, у местных баров находились огромные экраны, показывающие панорамы озера, видимо, здесь иногда проводили настоящие соревнования. И скоростную поездку Карта смогли наблюдать многие отдыхающие.


На причале к Карту сразу подошел распорядитель и начал выкрикивать о грубых нарушениях правил. На что молодой гонщик попросил представить эти сами правила. Распорядитель был в техническом комбинезоне, без знаков различия, но по поведению стало понятно, что он явно офицер, не ниже майора.

— Ты что себе позволяешь, щенок! — тучный начальник внезапно разразился ругательствами. — Я тебя отправлю в штрафники.

— Сначала докажите, — нагло ухмыльнулся Карт, он знал эту породу начальников, берут на голос, — и можно проверить на графике, я ни разу не выходил из оранжевой зоны. Просто грамотно использовал ресурс этой техники.

— Ты еще меня учить будешь? — офицер побагровел лицом. — Ты столкнул в воду уважаемого человека, полковника инженерных войск.

— Ездить не умеют, а суется, — Карт стоял спокойно, сложив руки, чем явно выводил из себя распорядителя. К рейнджеру прижалась испуганная Ольга, с недоумением взирая на мужскую перепалку. Народ также подтянулся поближе и его симпатии были явно на стороне молодого солдата. Все-таки он показал очень высокий класс езды на скутере, такое нечасто увидишь здесь.

— Что тут происходит? — толпа расступилась, и на дощатый причал вышел седоволосый подтянутый старик. Карт сразу же узнал его и вытянулся во фрунт.

— Здравия желаю генерал, сир!

— Ха, я тебя припоминаю рядовой, все та же наглая ухмылка, — генерал Франхейм улыбнулся глазами.

— Никак нет, сир.

— Что, ты уже не служишь? — Франхейм искренне удивился.

— Я уже сержант, сир.

— Вот оно как! Молодец, я знал, что ты далеко пойдешь! Та поездка на Калунии будет мне еще долго помниться, — генерал усмехнулся, потом повернулся к распорядителю. — Какие у вас претензии к герою штурмовику, офицер?


— Я… да… вот, — багроволицый мужчина не знал, что сказать. Между тем к причалу подкатила моторная лодка, и из нее вылез тот самый, упавший в воду полковник. Прямо в мокрой одежде он мчался к стоявшим на причале людям. И бежал толстяк с явно нехорошими намерениями, но, увидев Франхейма, сразу стал сдуваться.

— Какие-то проблемы, полковник? — генерал буквально исходил желчью.

— Этот не… он неправильно себя вел, — незадачливый гонщик все-таки пошел в словесную атаку.

— Вас мало искупали, полковник? Я отлично видел, как вы незаслуженно подрезали его. Такие поступки против всех спортивных правил! Или вам тут закон не писан? Вы, наверное, слишком давно засиделись в этом месте, полковник — пожилой генерал впился взглядом в жирдястого офицера, а у того на лице начала резко отливать кровь. Несмотря на различие в возрасте, Франхейм выглядел в этом словесном поединке намного моложе, чем его соперник. Подтянутый, с прямой спиной и властным лицом боевой офицер против рыхлого, с двойным подбородком и выпирающим животиком тыловика. В толпе одобрительно загудели. Распорядитель незаметно пододвинулся ближе к генералу и уже вместе с ним осуждающе смотрел на полковника. В проигравших быть никому неохота.

— Виноват, сир, больше не повторится, — только смог промямлить тыловой офицер и тут же постарался незаметно исчезнуть. Вслед ему раздались крики и свист. Генерал повернулся к Карту и пожал ему руку.

— Молодец, проучил наглеца. Рад был тебя увидеть живым и здоровым.

— Я также, сир. Вы здесь в отпуске?

— Какой отдых, сынок, — я веду факультативы в местном филиале академии. И кстати, ты не хотел бы стать офицером, данные у тебя имеются?

— Никак нет, сир. Мне больше нравятся гонки.

— Хорошо, каждый выбирает свое. Гляжу, у тебя очень красивая подруга, — Генерал по старинному обычаю поцеловал руку Ольге, та смущенно зарделась. — Береги её, она очень смелая девушка, летать с таким пилотом дано не каждому. Удачи тебе, сержант. На таких, как ты и держится наша Федерация.

Франхейм попрощался и пошел к выходу. Карта и Ольгу оставили, наконец-то, наедине. После беседы с генералом, которого, похоже, здесь все хорошо знали, никто не посмел что-то сказать молодому гонщику.


— А ты, оказывается, у нас легендарная личность, — проговорила Ольга, внимательно рассматривая Алекса.

— Ты о чем?

— Это ведь ты тот самый "водитель генералов"? Франхейм сказал именно об этом.

— Да, это я. Угораздило вот прославиться, — Карт саркастически усмехнулся.

— С ума сойти, я гуляю с настоящей галактической легендой! — девушка засмеялась.

— Да ладно тебе, какая я легенда. Мне уже такая слава — вот где, — он сделал выразительный жест.

— Легенда, легенда! Уже на Земле в школах тебя упоминают, в обязательной программе.

— Ни фига себе! — Карт потрясенно сел на тумбу.

— Ты не знаешь? — девушка явно растерялась.

— Откуда, мы из боев не вылезаем или отдыхаем на космических базах. Планеты для нас — это обычно не место для передышки, а боевая площадка.

— Бедненький, — совершенно искренне погладила по голове юноше Ольга. — Я все забываю кто ты.


Неожиданно рядом раздался чей-то хрипловатый голос:

— Эй, парень! Ты отлично проехал! И я вроде как тебя узнаю, ты же был чемпионом Диких гонок.

Алекс повернулся к подошедшему к ним молодому технику и улыбнулся:

— Да, было такое дело. Пять раз гонки выигрывал в высшей лиге.

— Отлично! Значит, я в тебе не ошибся. Может, что-нибудь замутим и здесь? Разгоношим это затхлое болото.

— А почему бы нет? Счас кину тебе мой Эй-ти. Я тут еще неделю, будете готовы, дайте знать.

— Заметано! — техник отошел от них в хорошем настроении. Алекс же повернулся к девушке и наткнулся на ее чрезвычайно удивленный взгляд.

— Ты что?

— Ты у нас просто человек-загадка. Мало того, что ты герой штурмовик, ты еще и дикий гонщик. Дасудя по всему, и не из последних. Ал, что еще ты скрываешь от меня?

— Да ничего особенного, — юноша улыбнулся своей лучшей улыбкой. Видишь — я сейчас весь твой, без остатка.

— Неужели? — девушка подошла к нему вплотную и приблизила голову. Незаметно их губы коснулись, и Алекса, как будто током пронзило. Оторвались они друг от друга только после чьего-то молодецкого свиста.

— Пойдем, — Ольга взяла рейнджера за руку и потянула за собой, — я знаю одно местечко.

Сначала она подошла к буфетной стойке и о чем-то пошепталась с девушкой, там работающей. Через пять минут Ольга подала Алексу увесистый пакет, повернулась на каблуках и пошла по аллее. Так они шли по садам и постепенно вошли в достаточно густой лес и оказались на чудесной полянке. На деревьях висели гамаки, под ногами шелестела мягкая трава. Небольшое открытое пространство было сейчас совершенно пустынно и огорожено от нескромных глаз густыми кустами.

Над небольшой полянкой веял аромат свежей зелени, распустившихся цветов. Ольга постелила покрывало, сняла обувь и начала раскладывать из пакета нехитрую снедь. Потом они пили чудесное вино, ели бутерброды и бесконечно целовались. Лес вокруг них постепенно погрузился в сумрак, раздавались трели и цокот каких-то насекомых, птиц здесь не заводили. Потихоньку поцелуи становились все жарче и их тела сплетались все ближе и ближе. Одежда как-то сама собой оказалась на траве. Взору юноши предстали небольшие девичьи груди с бугорками розовых сосков, зовущих к себе, он поднял голову и сразу же утонул в бездонных глазах девушки.


Утро застало их на все той же поляне. У Ольги с собой оказалось термоодеяло, и они вполне удобно устроились на широком гамаке. Правда, подъем несколько затянулся, и одеться их заставили только чьи-то голоса. Они шли на станцию, держась за руки, и молчали. У Алекса кружилась голова от счастья, Ольга также была тиха и задумчива, только слабая улыбка блуждала на её милом лице. Но в их взгляде было нечто такое, что заставляло встречных людей поворачивать головы и с завистью смотреть им вслед. Все так же болтая и смеясь, парочка вернулась на свою остановку и рассталась на садовой аллее. Алекс к домику не шел, а летел. Казалось, сзади у него выросли неведомые крылья, такого с ним никогда еще не случалось. Создавалось впечатление, что он впервые сегодня был с женщиной. Хотя, может, так и есть? Именно с женщиной, а не с самкой. С блаженной улыбкой на устах он подошел к дому и столкнулся на веранде с Ларсеном.

— О! Наш Ромео вернулся! И как дела? Хотя вижу, вижу. Эх, парень, потерял ты голову совершенно. Она хоть того стоит?

— А? — Алекс непонимающе посмотрел на друга.

— Понятненько, иди, давай, приходи в себя.


За обедом, когда вся команда рейнджеров, наконец-то, собралась вместе, Карт немного рассказал о своей новой девушке.

— Так приводи к себе, у тебя же целый номер — удивился Иевлев, — а то по лесу шаришься, как молодой.

— Нет, — упрямо повторил Алекс, — хочу, чтобы только мы.

— Ну, дела, — Конелли хлебнул из бокала пиво. — Парни, это серьезно. Хотя, о чем я, жизнь-то у нас одна и, может быть, короткая, так что давай, Ал, дерзай. Я тебе даже завидую.

Друзья замолчали. Кто-то вспоминал былые горячие деньки, другой думал о бренности жизни. У них оставалось только шесть дней отпуска. Так исчезающе много и так бесконечно мало.

— Да, знаете, есть одно предложение, — прогнулся в удобном кресле Ларсен, — тут апартаменты рядом находятся генеральские, правда, денег стоят…

— Деньги как раз не проблема, — уверенно сказал Карт, — здесь действуют земные личные карточки. А у меня там небольшая заначка имеется.

— Сколько? — поинтересовался скромно Иевлев, влюбленный воин показал ему сумму на ручном информере, и у сержанта глаза полезли на лоб. — Да ты у нас просто богатенький Буратино.

— Кто такой Буратино? — подозрительно спросил Алекс.

— Не гоняй, был такой персонаж в древней сказке. Олд, действуй! Все должно быть на высшем уровне. Будет, что потом парням рассказать.

— Сейчас, сбегаю к Оливии. Придется, правда, вечером отработать, но она мне и так нравится, хоть есть, о чем с ней поговорить.


Через полчаса Ларсен вручил своему лучшему другу ключи, заодно передав небольшой пакет.

— Держи. Настоящее Шампанское с Земли. Оливия презентовала, она была просто очарована моим рассказом о пылком влюбленном. И, кстати, мне тут сообщили, что какой-то крутой рейнджер чуть не потопил тыловую крысу в виде целого полковника, а затем забил стрелки на местный аналог Диких гонок. Не знаешь такого?

Алекс смущенно хмыкнул, штурмовики же весело заржали. Иевлев неистово заорал:

— Рейнджеры вперед! Мы надерем задницу Галактике!

Компания дружно прогорланила гимн мобильной пехоты, оставив в совершенном недоумении соседние кабинки ресторана.


Алекс встретил девушку вечером на станции. Ольге пришлось съездить к себе в госпиталь, выбить еще выходных. Она была одета в чудесное голубое платье, с юбкой-колокольчиком и засмеялась, когда юноша очарованно засмотрелся на нее, даже не взяв её поклажу.

— Бери сумку, а то она руки мне оторвет.

— Ого! У тебя там кирпичи?

— Только самое необходимое. Так, и куда мы сейчас?

— Я заказал нам уютное гнездышко.

Они прошлись наверх по дорожке и оказались перед ультрасовременным зданием с множеством вычурно выгнутых корпусов, плавных линий веранд и круглыми башнями высотных этажей.

— Мы сюда? — ошеломленно спросила Ольга.

— Да. Давай скорей!

Они зашли в холл, где их встретила строгая женщина в черной юбке и белой рубашке. Она подозрительно взглянула на Карта, но, увидев его имя в списке, снисходительно кивнула, потом назвала сумму оплаты, услышав которую уже Ольга выпучила глаза. Юноша спокойно протянул информер, женщина считала с него данные и удовлетворенно кивнула. — Сир, ваш номер пятьдесят один, приятного отдыха.

В лифте девушка возмущенно смотрела на возлюбленного:

— Ал, ты не устаешь меня удивлять. Но как?

— Ничего сверхъестественного, дорогая. Друзья помогли, ну, еще и некоторые старые связи.

Они быстро прошли по коридору и оказались в просторном номере. Девушка сразу прижалась к Алексу и жарко поцеловала его:

— Ты скучал?

— Дико! Такое впечатление, что год прошел.

— Только полдня, но это были самые тягучие часы в моей жизни. Представляешь, мне не хотели давать выходные, и я разревелась как дура. И знаешь, это помогло. Вышел сам начальник, услышал мой рассказ и махнул рукой.

— Я так счастлив, что встретил тебя.

— Я тоже.

Они смотрели друг на друга и им не нужны были слова. В их сердцах играла музыка, знакомая во все времена всем влюбленных людям.


Только следующим утром влюбленная парочка смогла толком осмотреть апартаменты. Они были поистине роскошными! Большая отдельная спальня с бесконечно широкой кроватью. Гостиная с панорамной панелью визора, музыкальной системой, удобная лоджия и огромная ванна с гидромассажем. Ванну они сразу же и опробовали, чуть задержавшись там дольше положенного для омовения и налив полные полы воды. Пришлось даже вызвать автоматического уборщика. Здесь же имелась очень удобная функция заказа в номер еды и напитков. Вскоре сидящей за журнальным столиком девушке был подан утренний кофе и горячие булочки.

— Я так проголодалась! — Ольга тут же накинулась на еду.

— Не удивительно, — ухмыльнулся кавалер.

— Какие планы на сегодня?

— Может, просто погуляем у озера? Что-то я устал.

— Да неужели? — девушка сделала круглые глаза, у неё это почему-то отлично получалось. — Наш доблестный рейнджер поставил сегодня рекорд. Я уж подумала, что ты киборг, откуда столько и энергии берется!

— Ну, ты тоже от меня что-то не сильно отставала, — улыбался Алекс.

— Со мной никогда такого не было, — девушка смотрела ему прямо в глаза. — Как хорошо, что ты есть.


В холле они столкнулись с каким-то важным дядечкой, удивленно уставившимся на молодых людей. Они со смешком проскользнули мимо него и оказались на улице. Здесь все так же светило горячее солнце, воздух все так же свеж и полон аромата цветов. Это была самая настоящая планета Весна, планета вечной любви! Влюбленные долго гуляли у озера, катались на лодке, потом просто сидели рядом, и им было хорошо.

— Эй, Ромео! — вдруг раздалось откуда-то. Карт оглянулся, в ближайшем кафе им махали руками.

— Это твои друзья? — спросила девушка. — Познакомь меня с ними. Ведь они тоже все герои.

Рейнджеры тепло приняли девушку. Тут же заказали самое лучшее вино и только что выловленную рыбу. Вино было чудесным, жареная форель бесподобна. За столом шел неспешный разговор хорошо отдыхающих людей. Ларсен с удовольствием наблюдал, как девушка очень милым образом расположила голову на плече его друга. Остальные рейнджеры также были очарованы ею. Потихоньку за стол начали присаживаться подружки парней, они уже не менялись каждый вечер. Потом всей компанией завалились в другое заведение, где танцевали и веселились до самого утра. Ведь где молодость, там всегда радость и веселье! Так было, так есть и так будет. Пока существует человечество и его дети.



— Ты всем понравилась. Ларсен мне сказал, что ты очень необыкновенная девушка, и мы просто созданы друг для друга.

— Мне моя мама тоже говорила, что я когда-нибудь найду себе суженого. Использовала именно это старинное русское слово.

— Ты знала свою маму? — Алекс удивленно приподнялся на постели.

— Да, правда, не так много, как хотелось. Я родилась в рамках какого-то эксперимента и до семи лет жила в обществе мамы. Да и позже мы часто встречались. Она ученая-биолог. Это её пример подвигнул меня двигаться также в науку. Человеческий организм ведь до сих пор для нас загадка.

— Какая ты у меня умненькая, — юноша чмокнул девушку в щеку. Та легонько потянулась, тонкая простыня соскользнула с тела, открыв тонкую талию и стройные ноги девушки. Алекс невольно скосился на часть тела, что шла пониже спины, но решил немного повременить с продолжением любовных утех. Даже его немалым сексуальным потенциям пришел предел.

— Сейчас, — Ольга потянулась к своей сумке, — у меня есть фотографии мамы.

Она достала допотопный металлический планшет и включила его.

— Нашла эту штуку у нас в лаборатории. Ей уже, наверное, более ста лет. Наш инженер сказал, что даже не знает на какой планете его собрали, но вещь вечная, вот и подарил её. Я тут храню свою личную информацию.

Она нажала на чуть выступающие из корпуса кнопки и пробежалась пальцами по гладкой поверхности прибора, затем подала Алексу.

— Вот она!

На планшете появилась фотография моложавой женщины, тоже блондинки, только её лицо было более удлиненное, чем у дочери.

— Красивая, — Алекс с удовольствием ощущал тяжесть планшета в руке, чувствовалась особенность его изготовления. На глаза попался смутно знакомый иероглиф, стоявший в углу прибора.

— Вот она еще молодая, их лаборатория только начала работать.

Карт стал прокручивать фотографии дальше. Здесь мама Ольги, и в самом деле, была молодой, пышащей здоровьем, с крепким спортивным телом, в окружении коллег обоего пола. Внезапно на одной из фотографий юноша буквально застыл — на ней была изображена Ольгина мама рядом с такой же молодой женщиной, блондинкой с тонкими ногами и осиной талией.

— Ты что, Ал? Знаешь эту женщину?

— Нет, милая, просто показалось. Хорошо, что ты помнишь свою маму до сих пор. Иди-ка лучше сюда.

— Зачем? — девушка кокетливо повела плечиком, а затем томно протянула. — Ты еще можешь?

— Сейчас посмотрим.


Уже светало, хотя полной ночи на терминаторе никогда и не было, так, серые сумерки. Алекс лежал на спине, рядом, согнувшись совершенно по-детски калачиком, спала Ольга. Он повернулся, прислушался к ее дыханию, к нему же сон так и не шел. Непонятные события происходят в последнее время вокруг него. У юноши иногда возникали очень странные ощущения — как будто он идет вслепую по узким доскам, натянутым через пропасть. Ему пока везет, благодаря своей безумной энергии и удаче Алекс еще не свалился в бездну. Но надолго ли его хватит? Как увидеть истинное лицо этого мира? И сколько еще тайн в его прошлом и будущем?

Алекс слукавил перед девушкой, он узнал ту женщину. Не мог не узнать. Это была его мать! Ее образ четко впечатался в память ребенка. Да и разве он мог её забыть! Самое дорогое существо в этом мире. И, оказывается, она работала с мамой Ольги, девушки, которую он безумно любит. Может, и сам Карт порождение какого-то генетического эксперимента? Оттуда его неожиданные таланты и умения? Все может быть. И еще… Он узнал иероглиф на планшете. Такой ему показывал капрал Жексон, еще в Патагонии. Тот нарисовал им в гараже несколько таких, и принадлежали они синтанцам, древней и могучей расе. Откуда этот планшет на Земле и почему оказался у Ольги? Слишком много вопросов.

Алекс не заметил, как заснул, как проснулась девушка и, посмотрев на своего суженого-ряженого, не стала его будить, а пошла пить кофе в гостиную, распахнув окно на балкон. Она вышла на него в легком прозрачном халатике, чем произвела неизгладимое впечатление на какого-то мужчину, шедшего по дорожке внизу. Проходивший мимо офицер так засмотрелся на почти обнаженную девушку, что оступился и упал под работающий поливочный агрегат. Ольга со смешком фыркнула и вернулась с гостиную. Здесь она начала приводить себя в порядок, доставая содержимое из своей сумочки, и из нее на столик выпал планшет. Она немного подумала и прокрутила фотографии, сделанные в лаборатории матери, затем остановила свой взор на снимке, на который обратил внимание Алекс. И чем больше она вглядывалась в него, тем шире становились её зрачки. Этого не могло быть, но многие черты этой молодой женщины кого-то ей явно напоминали!


Следующий чудесный день они провели в садах. Так приятно было бродить между цветущих или плодоносящих фруктовых деревьев. Алекс срывал для своей возлюбленной яблоки и груши, в некоторых садах это разрешалось. Можно было набрать фруктов и ягод и в небольших павильончиках получить из них свежевыжатый сок, или взбить затейливый коктейль. Было очень вкусно и весело. Оля пролила на себя немного грушевого вина, и юноша решил, чтобы напиток не попал, слизать его прямо с кожи девушки. Их остановило только покряхтывание стоявших неподалеку групп отдыхающих. Молодые люди прыснули от смеха и побежали дальше, в уединенные уголки садов. Где им никто не будет мешать целоваться и ласкать друг друга.

Перед ужином они вернулись в дом отдыха, где в холле на первом этаже им навстречу попался важный чиновник в форме Федерации. Карт увидел возмущенный взгляд этого человека и решил немного задержаться. У поворота к лестнице он смог наблюдать, как чиновник подошел к распорядительнице и что-то возмущенно ей высказывал. Девушка спокойно выслушала его и коротко что-то ответила. Похоже, это не удовлетворило странного мужчину, и он пошел к выходу, громко бурча вслух.

— Ой, допрыгаемся! — засопела над ухом Ольга.

— Не гони, мы тут законно. Если не нравится, пусть сам валит отсюда! Пойдем, хочу в ванну. Ведь вдвоем её будем принимать?

— Ой, не знаю, — ну почему все девушки такие кокетки!


На следующее утро, когда молодые влюбленные встали пораньше, они хотели попасть на лыжную базу, в холле им вслед донеся властный голос.

— Сержант Карт?

— Да? — юноша повернулся и столкнулся с высоким представительным мужчиной, явно офицером.

— Я полковник Дэвис.

— Сир?

— Вы, сержант, меня, наверное, не помните. Я помощник генерала Франхейма, вы вывозили меня с той проклятой планеты. Это был поистине незабываемый полет! Хотел выразить вам свою благодарность.

— Да не за что, сир, — у Алекса отлегло от сердца, ввязываться в неприятности ему сейчас совсем не хотелось.

— Вот еще, что я должен вам сказать: больше ни одна тыловая крыса вас здесь не побеспокоит. Можете спокойно проживать в этих апартаментах, — полковник широко улыбнулся.

— Спасибо, — вмешалась Ольга. Полковник подарил улыбку и ей, а когда Алекс уже повернулся к выходу, обратился снова к юноше.

— Сержант, послезавтра гонки. Я поставил на вас, генерал тоже. Тут, вообще, многие ставят на вас. Не подведите! — Дэвис шутливо козырнул и пошел к выходу.

— Послезавтра? — Карт был немного ошарашен.

— Конечно, ты что не помнишь? Иевлев же вчера говорил.

— Да я был тобой больше занят, — юноша улыбнулся.

— Ой, хитрюга, — девушка расцвела в улыбке, — пошли скорей, нам далеко ехать.



Похоже, что интерес к этим гонкам был очень большим, все кабины монорельса оказались забиты под завязку. Алекс и Ольга еле нашли свободное место в задней части кабины. У большого горного озера толпился народ, все трибуны были уже заняты. Нечасто здесь проводились подобные гонки, командование, вообще, не одобряло азартные игры, но в этот раз в дело вмешались довольно крупные фигуры. Иногда требовалось стравить лишний пар, на этой курортной планете он казался не нужен.

Алекс сразу двинул к причалу. В этот раз все было по-серьезному. Всем участникам организаторы предоставляли одинаковые легкие скутера. Их даже разыгрывали непосредственно перед самим стартом, кому уж какой выпадет. Поэтому что-то заранее настроить было практически невозможно. Около машин с утра дежурили порученцы от самовыбранной судейской коллегии. По пути туда Карту шепнули, что среди судей замечен сам генерал Франхейм. Все трибуны, да и просто окружающие причалы холмы оказались забиты под завязку. В многочисленных кафе люди занимали места у экранов. Количество обслуживающего персонала поражало воображение, видимо, его перекинули с других территорий. Автоматизация уже не спасала.

У высокой скалы установили огромный экран, неподалеку Карт заметил несколько летающих дронов. Они и будут снимать соревнования. Он подошел к техникам и получил инструкции, затем отправился под небольшой навес, где вовсю командовал Ларсен. Норвежец заранее приехал на водный стадион и все уже приготовил. Алекс стал, не торопясь, натягивать гоночный костюм и подгонять под себя шлем с камерами наблюдения и контролирующей аппаратурой. Его охватил знакомый предгоночный мандраж. Как же давно это все было! Южное солнце, шумящая толпа, поклонницы у раздевалки, игроки, которые надеются на тебя и твой выигрыш. Беззаботный уютный мирок! Теперь же все по-иному: еще несколько дней и ему опять нестись в забеге наперегонки со смертью, и только твоя собственная отвага и твои верные товарищи будут стоять между ней и тобой. Карт, вообще, не стал бы участвовать в этих гонках, но пообещал Ольге. Ради нее он готов порвать всех!


— Ты как? — Ларсен внимательно посмотрел на друга.

— Хорошо, — Алекс в этот момент понял, что совершенно спокоен и настроен на победу.

— Вот сейчас вижу, что ты в норме. Ольга где?

— На трибунах с нашими. Сильно переживает, а мне этого не надо.

— Ну, тогда, давай вперед, брат! Подан сигнал. И без победы можешь не возвращаться! Выбросим к чертям из батальона!

Они хлопнули друг друга по рукам и вышли на солнце. Гонщики уже собирались на причале. На трибунах же стоял непрерывный рев. На этой курортной планете редко случались интересные события. Слухи о том, что в заезде примет участие легендарный "Водила генералов" и он же победитель Диких гонок только подогрели зрителей. По дорожкам и между трибун даже прохаживали патрули военной полиции, которых обычно, вообще, не было здесь видно.

Алекс подошел к судьям и протянул свой информер. Человек в белом кивнул, зарегистрировал юношу и показал в сторону скутеров. Алекс мельком взглянул на участников гонок, ни одного знакомого лица. Значит, любители. Он показательно не проявил к ним больше никакого внимания, заставив соперников немного понервничать. Наконец, провели жеребьевку, Алексу достался номер пять, последний. Карт прошел к машине, проверил ее, погонял движок на различных оборотах. Тот же самый техник кивнул ему и представил отчет о тестировании. Все было в норме, и Ларсен дал сигнал судьям, что гонщик готов. Вот они выехали к стартовой линии, включили все системы и по сигналу рванули вперед. Позади гонщиков остался рев трибун и гомон тысяч людей на холмах. Начались Дикие гонки!


Карт решил использовать старую проверенную схему, которую профессиональные гонщики пускали в ход на незнакомых заездах. То есть не выпендриваться, идти в основном стаде и внимательно смотреть по сторонам. Так он и прошел путь до отдаленной части озера. Трасса шла, извиваясь между красными буйками. На повороте в обратную сторону гонщики потеряли одного из участников, третий номер слишком резко развернул скутер и улетел в сторону скалистого выступа. Машина получила повреждения и заглохла. На обратном пути выявился и явный фаворит, суровый на вид мужичок на втором скутере. Он хотел вырвать победу и сразу же ушел в отрыв.

Карт же не спешил и решил поиграть, входя в повороты на более высокой скорости, чем положено для безопасности. Оставшиеся два соперника также поднажали и решили не отставать от известного гонщика, но как раз опыта-то им и не хватило. Первым выбыл из игры игрок под номером один. Его скутер слишком близко подошел к волне, оставшейся от машины Карта, и как раз на резком повороте. Незадачливый гонщик неуклюже подпрыгнул на волне и просто перевернулся. Затем он так и не смог отыграть свой проигрыш во времени.

Четвертый же гонщик, здоровый парень лет тридцати никак не хотел отставать, будто прилип к Карту. Но в этом месте само озеро делало резкий поворот. Алекс решил срезать маршрут, здесь это разрешалось, и пошел ближе к берегу. Четвертый поначалу растерялся и чуть отстал, но на следующем повороте сильно добавил газу и попытался проскочить между двух камней, торчащих из воды. Скутер Алекса только что проскользнул здесь и вырвался вперед, обогнав и гонщика под номером два.

Четверка не учла, что в таких сложных местах нужно виртуозно работать гравиприводом, на этих скутерах они были установлены, но маломощные, не для прыжков. Карт же по привычке добавил усилия гравипривода к подъему за счет основного движка и попросту перелетел через торчащие грани камней. ТО есть он оттолкнулся от воды, а не от поверхности. Четвертый же на них и остался, основательно разбив спортивную машину. Карт представил, как хохотали сейчас на трибунах зрители. Не умеешь — не обгоняй!


С левой стороны послышался зычный рев мотора номера два, он пытался за счет принудительного форсирования движка вырваться вперед. Видимо, вручную переключил показатели системы, наплевав на безопасность. Понемногу он обогнал Карта, до финиша оставался только прямой маршрут, причал уже появился в зоне видимости. Но опытный гонщик не стал дергаться, он держал машину на пределах возможностей, стараясь не перегревать основной двигатель. И теперь скутер номер пять следовал чуть позади второго.

Такая тактика понемногу начала приносить свои плоды. Суровый гонщик номер два, видя, что оторваться далеко так и не удалось, задергался и добавил еще форсажа, но буквально через минуту его двигатель начал захлебываться, появился синий дымок и скутер пошел тормозить. Алекс же спокойно пронесся мимо торопыги, помахал ему рукой и победно рванул к причалу. Пришвартовался он, как всегда лихо, но аккуратно. Трибуны буквально неиствовали, вокруг слышался только рев тысяч взбудораженных гонками зрителей.

Карта тут же у края причала подняли на руки и понесли на временный постамент, где вручались призы победителям. Еще минут десять пришлось ждать, пока до причала доберется участник под номером один. Так вдвоем они и поднялись на пьедестал почета, еще пример древних традиций. Люди вокруг оглушительно кричали и радовались, видимо, зрелище гонок им очень понравилось, как и способ, которым Карт добился победа. Спокойно и уверенно, без лишних понтов, но в очередной раз Карт доказал свой высокий класс. Рядом находились его друзья и любимая девушка, и он снова победитель! На душе у молодого человека разлилось тепло, давно так хорошо не было.



Карт сидел в кресле челнока с мрачным видом. Только что они вышли на орбиту и следовали на пересадочную платформу. Всего час назад он расстался с Ольгой. Как быстро пролетели дни отдыха! И как горек оказался час разлуки. Влюбленная пара в последний раз провела ночь вместе, а утром они уже стояли на посадочной станции. На девушку было страшно смотреть, из нее потоком лился водопад слез. Карт облачен в полевую форму рейнджера. Какая до боли в сердце привычная для Земли картина — женщина провожает на войну своего любимого мужчину. Сколько раз в прошлой, да и в этой истории происходило похожее. Миллионы и миллионы пар тревожно расставались, предчувствуя, что прощаются навечно. Алекс впился глазами в ставшее таким родным девичье лицо и не мог проглотить комок в горле. Друзья расположились чуть подальше, с тревогой наблюдая за влюбленной парочкой.

— Я тебя никогда не увижу, — с горечью провыла Ольга. — Милый, ну почему в этом мире все так жестоко!

Она упала ему на грудь и снова зарыдала. Теперь и юноша не выдержал, из его глаз градом полились скупые слезы, а ведь он не плакал с самого детства. И что он мог ей ответить — что его ждут еще пять лет сражений и битв, и что вырваться из этого смертельного круга попросту невозможно, а шанс вернуться живым и здоровым ничтожен. Да и каким он возвратится потом на Землю? Это будет другой Карт, суровый и повзрослевший, да и она станет к тому времени совершенно взрослой женщиной. Как тогда сложится их жизнь? Ведь они пропустят самые милые и беззаботные годы своего бытия.

Поэтому они прощались навечно, и они об этом знали. Проходившие мимо пассажиры понимающе бросали взгляды на влюбленную парочку, мужчины сочувственно качали головами, а женщины откровенно завидовали. Каждой из них мечталось вот о такой высокой и бесшабашной любви, хотя сами себе они никогда в этом не признаются. Люди обычно выбирают меркантильные чувства, рвать сердце на куски дано далеко не каждому.


— Ты как? — Ларсен присел рядом.

— Ты и сам знаешь, — махнул рукой Алекс, — я оставил там часть своего сердца.

— Я тебя предупреждал. Ничто не дается нам даром, таков уж закон этой треклятой жизни.

Карт с удивлением взглянул на друга, философствование никогда за ним прежде не замечалось.

— Я помню. Но скажи мне, Олд, откровенно. Ты бы отказался от этого, знай даже заранее, что тебя ждет?

— Нет, — норвежец смотрел прямо перед собой, как будто что-то вспоминая, — никогда бы не отказался. Кто откажется от крыльев, поднимающих тебя вверх, туда, где поют и гуляют ангелы. Где ты становишься самим собой, где твоя душа поет гимны и ликует, как в первый раз рождённая. Но как потом горестно падать обратно в ад.

— Ты прав, брат, — Карт закрыл глаза, — мне вот только интересно узнать, кто нам этот ад устроил.

Его слова прозвучали достаточно угрожающе, Ларсен покосился на друга и безмерно удивился. Он с мрачным предчувствием смотрел на своего друга и вдобавок к этому очень необычного человека.

Глава 8 Сомнение

— Сержант, что с вами случилось? — командир батальона "Носороги" выглядел недовольным. — Что за идиотские нарушения дисциплины и субординации? Вы первый день в армии?

Карт стоял перед майором навытяжку. Его опять прорабатывали, а он выглядел совершенно спокойным и никак не выражал свои эмоции.

— Черт побери, Карт! Я хотел поставить тебя замком во второй взвод, а ты меня так подвел.

В батальоне остро не хватало кадров. Боевые выходы осуществлялись регулярно, подкреплений практически не было. Сам же батальон усох до пяти взводов.

— Что же с вами случилось, сержант? — Саади Али махнул рукой. — Садитесь, в ногах правды нет, есть у русских такая поговорка. Ты как вернулся из отпуска, сам не свой стал. И что, Карт, ты выкинул в прошлый выход? Послать командира бригады в сторону мужского полового органа, знаете ли, это чересчур даже пребывая в горячке боя. И что с того, что он дурак? Здесь у нас армия, а не детский лагерь. И совершенно необязательно было колошматить выделенный вам транспорт.

Карт молчал, а темнокожий офицер с интересом присматривался к нему:

— Ал. Это не дело, так вести себя. Да проблема даже не конкретно в тебе. Если бы ты был один, да распоряжайся своей судьбой, как хочешь! С таким отношением к жизни тебя все равно скоро убьют. Но ты подводишь остальных. Пойми, — Али нагнулся через стол. — Ты необычный солдат, тебе очень многое дано. И ты, только ты можешь помочь многим нашим парням вернуться домой целыми и невредимыми. Я за службу всякого насмотрелся, поверь мне. Помоги им, ты ведь можешь?

Алекс недоуменно поднял голову, майор был совершенно искренен. Да и за прошедшие месяцы он сам научился уважать этого немногословного офицера. В отличие от остальных Али, и в самом деле, берег своих бойцов. Он мог ради них даже поругаться с вышестоящим начальством. Поэтому, наверное, до сих пор и был майором. "Носорогам" же зачастую поручали самые непростые задания.

— Я подумаю, сир.

— Думай, сержант, дорогой, думай! Доложи мне через три дня, возьмешь ли второй взвод? Там командиром сейчас желторотый лейтенант Мак Ивор. Парень неплохой, но еще зеленый. Ты знаешь, у нас нехватка офицеров. Как с Калунии началось, так и не вылезаем из боев. На моем веку такая чехарда только во второй раз происходит.

— Я доложу, сир. Разрешите идти?

Али махнул рукой, у него было полно забот и без этого странного сержанта.


На площадке Карта ждала группа людей. Водители первых годов службы, сержант, как главному водителю батальона приходилось заниматься их учебой. И делал он это с большим удовольствием.

— Все тут?

— Почти, сир, — выступил вперед капрал Липс, — Хатгинса вызвали в рейд.

— Ну, ладно. Давайте на тренажер.

В большом зале, где стояло множество симуляторов, Карт внимательно наблюдал за действиями своих подопечных. За прошедший месяц интенсивной учебы по его личной методике в группе наблюдался ощутимый прогресс. Да и сами водители занимались с большим удовольствием, все знали уровень мастерства их наставника.

— Очень неплохо, ты у нас, оказывается, прирожденный инструктор, — рядом находился капитан Ким, он руководил секцией симуляторов на станции.

— Еще бы на реальной технике прокатиться. Все-таки тренажеры — это немного не то, — недовольно пробурчал сержант. Ким скосил глаза, и не спеша, проговорил:

— Эту проблему можно исправить. Тут вечером транспорт на Шалшу идет, через два дня обратно. Там у меня знакомый на полигоне переподготовки имеется.

— Шалша — это такая пустынная планета?

— Да. Там относительно спокойно. Местные немного партизанят, но в меру. Стоят небольшие гарнизоны.

— Ну, тогда я к начальнику штаба?

Капитан молча улыбнулся.


Песок был везде, скрипел на зубах, забивался в складки одежды, старался пробиться под щиток боевого шлема. Такая вот была эта планета! Карт с вниманием наблюдал тренировочные заезды. Они второй день в хвост и гриву использовали машины гренадерского полигона. Хотя планета стояла вдали от района основных боевых операций, этот полигон оказался весьма неплохо оборудован, да и техника тут была самая современная. Местность в меру пересеченная, имелась даже небольшая речка, несущая свои желтые воды посреди волнистых песчаных холмов. Да и сам Алекс воспользовался оказией и перепробовал некоторые новинки. Особенно его заинтересовала Комета — 5бис, местные инструктора поначалу не давали её на обкатку, но, увидев его виртуозное владение техникой, согласились. Затем и сами высыпали гурьбой из бункера — они совершенно не представляли, что может вытворять эта новая машина.

— Отличный аппарат! — сказал Карт, выходя из Кометы, следом за ним выполз бледный штурман. Хотя к его чести можно добавить, что он ни разу не проблевался.

После этого фееричного заезда Карту разрешили все. Частенько на наблюдательной вышке собирались местные инструктора, опытные сержанты, в большинстве своем сверхсрочники. Они внимательно отслеживали маневры рейнджеров, многое было им в новинку. Совершенно не рефлексируя, гренадеры живо интересовались тем или иным маневром, им было не зазорно поучиться мастерству у этого молодого сержанта. Они видели, что Карт выше их на голову по умению водить технику. Самые опытные из инструкторов уже пытались повторить его "фирменные" финты, но ни у кого пока толком не получилось. А Карт же щедро делился знаниями. Он неожиданно воочию ощутил всю мощь солдатского братства землян. Это было новое, доселе незнакомое ему чувство.

Да, существуют высокие штабы, генералы, стратеги, снобы из разведки. Но войну делает обычный солдат и его ближайший друг сержант. Именно они выигрывают сражения, ставят точку в боевых действиях, несут все тяготы войны и кладут собственные жизни на её кровожадный алтарь. Так, может к ним и стоит обратить ту энергию, что полощет его который месяц, превратив злость в военную ярость? Карт еще раз убедился в житейской мудрости командира батальона. Он, видимо, сознал её раньше его, потому что был старше и понял больше. Сколько еще смертей своих братьев им предстоит увидеть?


— Вечером идешь к гренадерам? — рядом нарисовался энергичный Ларсен. Его и Конелли удалось взять сюда с собой "прицепом". Надо ведь кому-то стоять на стрёме, пока водители занимаются. А тут всякое случалось — местные партизаны иногда отчебучивали что-нибудь эдакое. По словам Олда службу здесь вояки тащили грамотно, в такие дыры чаще всего отсылали ветеранов, отсидеться перед увольнением.

— Буду, — кивнул Алекс, — только с парнями на дисколете слетаю, увидев вытянувшееся лицо друге, он рассмеялся, — да не на орбиту, тут рядом, жрачку пехоте на точку подкинем.

— Я бы не удивился, если и на орбиту. Ну, ты это, сильно не задерживайся. Будем настоящее мясо жарить, и выпивка местная.

— Договорились! Десятый, какого черта с маршрута сходим! Что? Гравипривод пережег? Оболтус, зачем на реку вышел? — Карт переключился на своих подопечных.


Полет получился захватывающим. Командир дисколета из инженерного корпуса посадил Карт на место второго пилота. Он доходчиво объяснял особенности пилотирования этой тяжелой, но юркой машины. На спуске они попали в песчаную бурю, и сержант-штурмовик опробовал управление дисколетом и в таких тяжелых атмосферных условиях. Машину немного потряхивало, основной пилот страховал новичка, но, похоже, был доволен его действиями. Ни резких рывков, ни провалов, десантная машина шла ровно, как привязанная к невидимой ниточке. Карт точно вывел дисколет к нужной отметке, ну а посадку уже проводил сам тыловик.

Пока разгружался транспорт, Алекс зашел в бункер местной роты охраны, в этом районе располагалась батарея противоорбитального ПВО. Его усадили за стол и подали местный чай, чем-то похожий на земной зеленый. Они поболтали о том о сем, поделились новостями. Служба здесь была в целом необременительна. Если бы еще и не набеги кочевников, регулярно собирающих жертвенную дань, то, вообще, лафа. Внезапно Карта заинтересовала маленькая темная статуэтка, стоящая на полке. Он подошел поближе и замер от удивления. Один в один, она была похожа на ту, которую они увидели в лавке на Их`вариш. Карт в изумлении взял её в руки и осмотрел, вещь была старинной, такую не подделать.

— Откуда она у вас, парни?

— Что, интересно? — к нему подошел темнолицый шеф. — Осталась тут от одного лейтенанта, мир его праху. Не повезло бедняге, больно горяч был, погиб в схватке с кочевниками. Он и фигурку эту у них добыл.

— У местных? — снова изумился рейнджер.

— У кого же еще? Тут больше нет ни одной души, только эти краснолицые уроды. Не сидится им спокойно, мы же их зря не трогаем, и на переговоры гады не идут.

— Понятно.

— Понравилась? Бери на мен.

— Да у меня и нет ничего с собой, — Карт замялся, — хотя могу передать ваши сообщения куда угодно. Завтра улетаю на базу, а там у меня есть связи с флотскими.

— Точно? — улыбнулся шеф-сержант. — Тогда договорились!


Вечером все желающие собрались на полузакрытой бетонированной площадке. Здесь было относительно безопасно. На гриле жарилось мясо какой-то местной живности, очень неплохое на вкус. На подносах лежали овощи, вязкие и ароматные. Ларсен поприветствовал друга и налил небольшой бокал чего-то зеленого.

— Попробуй, это аборигены гонят из каких-то колючек. Похоже на земную текилу.

— Вполне, — Алекс опрокинул стопку, напиток был крепким и своеобразным на вкус. Он навалил на тарелку мяса, овощей и присел на пластиковый стул. День получился хлопотным. Солнце уже клонилось к закату, освещая и так желто-красноватого оттенка песчаные холмы ярким багряным светом.

— Олд, открой этот сверток.

Норвежец подошел к столу и распаковал статуэтку, потом с минуту переводил взгляд с нее на друга и обратно.

— Это посылку тебе прислали?

— Ага, жди! Это я тут надыбал. Лейтенант ПВОшников у местных головорезов отобрал.

— Ни хрена себе! Это как она сюда попала? Привез кто?

— Не знаю, Олд. Вот только одно точно, что старинная она. Мне тут инженеры анализ сделали — ей не меньше тысячи лет, а на этой планете она два столетия точно.

— Офигеть! — Ларсен присел рядом. — Просто загадка за загадкой. Мне и так та ярмарка икается.

— Это как это? — подозрительно посмотрел на друга Алекс.

— Тебя разве разведка к себе не вызывала?

— Нет.

— Да, многовато что-то тут непоняток вырисовывается. Ну ладно, давай к парням, надо отпраздновать отъезд, как это у русских говорится — "проставиться".


На базе батальона Карт в первую очередь заглянул в кабинет комбата и заявил о готовности стать заместителем командира второго взвода.

— Молодец! — коротко похвалил его майор Али. — По глазам вижу, что одумался. У тебя, парень, еще вся жизнь впереди, много будет в ней испытаний и свершений. Поверь мне, даже в сорок лет жизнь только начинается! А сейчас дуй к начштаба, послезавтра вы выходите. Привыкай к командирской должности.

— Сир, я могу взять с собой Ларсена? Хороший стрелок мне в помощь не помешает.

— Бери, конечно, — майор улыбнулся, — куда ты без него.

Командование штурмовиков не видело ничего предосудительного в перемещениях между подразделения небольших групп, спаянных между собой бойцов. Хорошо знакомые друг с другом бойцы дерутся лучше и несут меньшие потери.


У майора Ротенберга уже находился командир второго взвода лейтенант Мак Ивор, долговязый рыжий парень. Выглядел он моложе своих лет и совершенно не был похож на офицера, то ли из-за своего моложавого вида, то ли от веснушчатой физиономии. Назначение Карта он принял с удовлетворением и теперь с любопытством рассматривал нового замка.

— Вы ведь, сержант, тот самый…

— Ой, только не это! — взмолился Алекс. — Лейтенант, моя популярность мне иногда поперек горла.

Ротенберг засмеялся:

— Лейтенант, у Карта есть и новое прозвище — "Последний шанс".

— Да? — теперь удивились уже двое.

— Совершенно так, — начальник штаба "Носорогов" был человеком веселым, совершенно непохожим на штабного сухаря, — если все пропало, то появляется этот дикий водила и помогает уносить ноги.

Присутствующие засмеялись. Карт, улыбаясь, добавил:

— Бывает и такое в нашей службе.

— Ну, а теперь к делу, бойцы, — майор показал на экран. — Я уже начал рассказывать Мак Ивору о вашем предстоящем задании. Все очень просто и одновременно непросто. Задача вашей взводной группы, а идут в рейд только три отделения, попасть на приемный пункт планеты ХТ -123 и помочь в проводке конвоя снабжения.

— Извините, сир, — вступил в разговор лейтенант, — я так и не понял, если планета ничейная, и там не идут боевые действия, то мы-то там зачем?

— Хороший вопрос. И в самом деле, стрельбы там не наблюдается, но местная живность напоминает Землю эпохи динозавров. Тамошние зверьки очень большие по размеру и весьма агрессивные. Даже по меркам Земли. Поэтому все грузы сопровождает военная охрана на тяжелых машинах. Местные аналоги динозавров представляют реальную угрозу для транспортов. И груз, который вам поручено доставить, имеет очень большую ценность. Подробностей я и сам не знаю. Моя задача послать хорошую боевую группу. Вы, Карт, лучший наш пилот. Надеюсь с "бегемотами" знакомы?

— А как же? Только эти тяжелые машины предназначены для планет с неблагоприятными жизненными условиями.

— Самое то для ХТ -123, - продолжил начальник штаба, — три Би-Семь сейчас грузятся в десантный транспортник, они уже внутри "Прыгуна". Челнок доставит вас на орбиту и выкинет вниз.

— Что-то больно сложно, — удивился Карт, — а прямо на точку почему нас не доставить? Да и по воздуху проще, раз там зверюшки такие.

— Не проще, сержант. Я твоему командиру уже объяснил. Там в системе два солнца и мощные потоки всевозможных частиц и полей. Техника просто сходит с ума, нельзя ни лечь в дрейф на орбите, ни перемещаться в воздушном пространстве. Возможен лишь нырок вниз, прямо по лучу, а дальше наземным транспортом. Только нам удалось закрепиться на этой планете, другие расы оттуда ушли. Центровые также пробовали, но быстро смылись, не выдержали трудностей. Маршрут и прочие подробности уже у вас на планшетах. Удачи, парни!


Карт был со многими уже знаком, поэтому подозвал командиров отделений к себе и устроил совещание. Совместно они отобрали группу для рейда, и он со спокойным сердцем двинулся в сторону шлюза. Надо было проследить, чтобы все необходимое для выхода загрузили в "бегемоты".

"Вот и началась командирская служба", — подумал Алекс, сверяя список в планшете с местами в багажном отсеке. Неожиданно он заметил прошедшую мимо женщину в летном костюме, ее фигура показалась ему смутно знакомой.

— Сир, разрешите обратиться? — он успел заметить на космолетчице погоны капитана.

— Что вам нужно, сержант? — холодно ответила ему космолетчица.

— Элен? — выдохнул Карт. — Ты как здесь очутилась?

— Откуда вы меня знаете, сержант? И что за фамильярный тон!

— Элен, неужели ты меня не помнишь? Челнок на земной орбите, багажное отделение?

— Вы с кем-то меня путаете, — женщина уже повернулась, но Карт не хотел закончить разговор и зловеще прошептал:

— Может, ты еще и моего клона не помнишь, Кранца?



Элен тут же обернулась, и в ее глазах промелькнул настоящий страх. Космолетчица вгляделась в обветренное и загорелое лицо Карта и прошептала:

— Боже мой, это ты! — неожиданно женщина схватила сержанта за руку и потащила за собой. В небольшом закутке она освободила его от захвата и, приблизившись вплотную, прошептала. — Ты что-то узнал о Викторе? Кто ты?

— Я сержант штурмовиков, лечу на этом транспорте в рейд. А вот кто ты? — Карт недобро сузил глаза.

— Я штурман на этом корыте. Меня опять взяли в Космофлот. Извини, ты так на него похож, я….просто теряю голову. Ты родственник Кранца?

— Нет, — покачал головой Алекс — даже никогда о нем не слышал. И по моим каналам его имя нигде не всплывало, хотя искать, честно говоря, было некогда. Да и кто он такой, ты мне не сказала.

— Он моя любовь, — Элен смело смотрела в глаза молодому сержанту, — и я сделаю все, чтобы найти его! Виктор служил в Дальней разведке, вот уже как три года от него нет вестей, командование сначала просто отмалчивалось, а потом эти типы в черном запретили мне искать его, и даже вышвырнули из флота.

— Понятно, — Алекс с сочувствием посмотрел на женщину. — Сталкивался я с ними, нечисто играют.

— У тебя взгляд стал какой-то другой, сержант, — улыбнулась только глазами Элен. — Что-то произошло?

— Да, я тоже нашел свою любовь и, наверное, ее потерял навсегда, — с горечью ответил Алекс, — все так непросто в этом мире, и столько загадок появляется вокруг, что у меня голова идет кругом.

— Сожалею, — женщина говорила совершенно искренне, — жаль, ничем не могу тебе помочь. Странные игры придумывает для нас жизнь.

— Это точно, — Карт еще раз бросил оценивающий взгляд на женщину и решился. Он подобрал кусок оберточной бумаги и написал на ней код. — Вот, держи. Запомни и уничтожь. Это контакт на сорок пятой базе, можешь оставлять там для меня личные сообщения. Я буду свои туда же присылать. Может, вместе, что и разузнаем.

— Спасибо, — Элен горячо поцеловала юношу. — Боже, ты так на него похож!

Алекс угрюмо смотрел вслед космолетчице. Очередной пазл никак не хотел складываться, и это обстоятельство ему совершенно не нравилось.


— Фу, ну и жара! — Мак Ивор поднял щиток на боевом шлеме. — Карт, что там с техникой?

— Сейчас подгонят. Все уже погружено. Мне рассаживать людей?

— Давай! — махнул рукой лейтенант, а Карт двинулся к "бегемотам" Всего в их отряде было тридцать четыре рейнджера, командир и три отделения. Они живо загрузились в пузатые и неуклюжие на вид машины, поэтому и получившие такое неблагозвучное прозвище. Сам же Карт залез в кресло водителя на первой машине. Все системы были проверены еще на транспортнике, "бегемоты" были совсем новыми, все блестело и сияло, как у кота его дела.

— Ларсен? Как там у тебя? — его друг засел в кормовой башенке импульсного излучателя, главного калибра Б-7.

— Готов, сир!

— Всем внимание! — Карт взял на себя командование конвоем, лейтенант шел с транспортами. — Идем за мной по порядку. Парни, следите в оба, здесь водятся очень страшные зверушки. Поехали!

И тут же в наушнике прозвучало:

— Сержант, какого черта общаемся не по установному?

— Извините, сир!

В эфире послышались смешки. Команда тут подобралась весьма отпетая.


Ехать было недалеко, всего двести стандартных клика, то есть земных километра. Земляне для удобства старались использовать собственные эталоны метража, хотя в широком ходу, особенно у Флота, были параметры Альянса. Машины шли ровно, без поломок, водители грузовых платформ являлись людьми опытными. Карт мельком успел с ними пообщаться, большинство контрактеры после армии, встречались и бывшие рейнджеры, так что за эту часть конвоя он был спокоен. Карта больше занимала часто меняющаяся местность, из лесостепной полосы они въезжали в густой лес, лежащий на пересеченной территории. Дорога начала часто петлять, пришлось сократить дистанцию между машинами.

— О, черт! — только реакция спасла Алекса от неминуемого удара. Из густого кустарника выскочила тварь, похожая на толстую змею с множеством ножек. Она попыталась броситься на машину, но промахнулась и теперь угрожающе вертела огромным хвостом со здоровым шипом на конце. Передний стрелок тоже среагировал мгновенно, полоснул из тяжелого игольчатого пулемета, и быстренько нашпиговал тварь толстыми разрывными иглами. Та моментально окочурилась и свалилась плашмя на обочине дороги.

— Всем внимание! Начинается активность местной фауны!

— Сержант, Арьергарду. У нас нападение на конец колонны! — раздался голос капрала Туска, он командовал замыкающим скутером.

— Что у вас конкретно, Арьергард? — вмешался в эфир голос лейтенанта. — Карт, продолжаем движение, у меня плохие показатели на приборах, скоро начнется магнитная буря.

— Первый, Арьергарду. Мы свалили какого-то лося, рога во! Продолжаем движение! Конец связи. — Туск был, как всегда, красочен в разговоре.

— Всем, входим в пересеченную местность!


Алекс внимательно наблюдал за просекой, скорость он немного прибавил, увеличил и дистанцию. Дорога пошла по пологим холмам, деревья раздвинулись меж собой, но стали заметно толще и выше. Этот район они прошли без лишних заморочек. Проблемы начались на ровной местности, густо поросшей кустарником и невысокими деревьями с синеватой листвой. Сначала колонну атаковали какие-то маленькие, но очень крепкие зверьки. Они охотились стаей, бросаясь по очереди на идущие вперед машины. Опять пришлось поработать пулеметчикам. Карт развернул скутер и двинулся вдоль конвоя.

Сидящие по бокам стрелки быстро выбили мелкое зверье, парни работали споро и метко. Грузовики тем временем движение не останавливали. Уже на подъезде к излучине большой реки на колонну напали настоящие гиганты. Карт успел увидеть, как некая тень мелькнула между деревьев, и тут же прибавил скорости. Что-то тяжелое и огромное, с большими клыками и злыми глазками, выскочило на дорогу и обескуражено повернулось к ушедшей добыче.

— Ларсен, жги! — заорал Карт, когда увидел, что тварь собирается снова напасть. Норвежец мух не ловил и врезал из главного калибра, скутер немного содрогнулся, резко запахло озоном. Но и тварь с дороги исчезла, ее просто отшвырнуло в сторону мощным кинетическим ударом, ломая кости и мышцы. Но тут к своему ужасу Карт заметил, как среди конвоя резвятся несколько таких же огромных хищников. К счастью и в других скутерах бойцы не спали, две твари уже валялись на обочины, издыхая. Но какая-то животина оказалась весьма пронырливой гадиной и успела помять один из грузовиков.

— Ларсен, готовься! — Карт резко рванул назад к колонне, описывая пологую дугу, он добавил мощности на нижние движки и теперь буквально парил над кустарником. Гравипривод на этой планете применялся редко, были проблемы с местной нестабильной гравитацией. Норвежец не подвел и свалил хищника первым же выстрелом.

— Парни, не спим! — скомандовал Карт. — Все наверх, выстроили периметр.


Сам же он подкатил к помятому грузовику. Рядом с ним уже копошились техники, и стоял Мак Ивор. Он посмотрел наверх и передал приказ:

— Сержант, тут все в порядке, выдвигайтесь вперед. Сейчас тронемся.

В дальнейшем особых происшествий на маршруте не произошло, рейнджеры продолжали внимательно осматривать окрестности, готовые в любую минуту дать отпор мерзким представителям местной фауны. Только "Бегемот" Карта попытались атаковать какие-то летающие твари, но бортовые стрелки быстро помножили их на ноль.

Дорога, наконец, вышла на открытое место, берег широкой реки был песчаным и без растительности. Вот впереди показалась научная станция, сооруженная на высоком обрывистом берегу. В этом месте река делала поворот и база оказалась расположена на своеобразном полуострове. Ну что ж, неплохое место, учитывая агрессивную живность вокруг. Ближайший язык леса находился в трех километрах от человеческого поселения.

База оказалась вдобавок обнесена мощным охранным периметром, не на всяком войсковом лагере такой и встретишь. На башнях Карт успел заметить людей, значит, технике здесь полностью не доверяли. За воротами находился охранник в стандартной форме, он и указал им место для парковки. Вообще, увиденный пока персонал научной станции напоминал больше военных, коими они недавно и являлись. Все те же уверенные, скупые движения, слаженность между командами и везде образцовый армейский порядок. Коим земляне славились по всей Галактике. Собранность и дисциплина была визитной карточкой для цивилизации с третьей планеты от желтой звезды.


Рейнджеров пригласили зайти внутрь передохнуть. Лейтенант убежал общаться с командованием станции, машины остались под присмотром местных. Карт с легким сердцем отдал приказ спешиться, он чувствовал себя в безопасности, и это было немало. В небольшой кают-компании их угостили жареной рыбой из местной фауны. К ней шли какие-то странные овощи, смесь земных огурцов и кабачков.

— Как рыбка? — подсел к Алексу здоровый охранник с нашивкой "Ленский".

— Вполне, — кивнул сержант, — а то эти смеси на базе порядком надоели.

— Знакомая картина. Сам восемь лет в гренадерах оттрубил. Только видел бы ты зубки у этой рыбки, даже от взгляда этих тварей мурашки по коже идут.

— Как вы их ловите? — подсел поближе капрал Даркель, техник первого отделения.

— А мы не ловим. Глушим, потом дроны собирают. Там в реке полно всяческих зверюшек водится. Иной раз так искупаться охота, а глянешь на эти глазки в воде, так сразу все желание испаряется.

Охранники, сидящие в помещении, дружно захохотали.

— Тут регулярно даже дронов глотают. Что этим зверюгам сделается! Здесь главное — самому не зевать, а то схавают и не подавятся. Чай берите, он тут вкусный.

— Ого! — любитель почаевничать Ларсен был удивлен. — Вам что, с Земли присылают?

— Ага, держи карман шире, — засмеялся Ленский, — это наши ученые шишки выращивают. Кофе не пошел, а вот чай хороший. Сами отсылаем на обмен. Тут, ближе к реке оранжереи имеются, там и овощи всякие растут и трава для специй. Не самое плохое место, чтобы заработать неплохие деньги.

— Хорошо, однако, вы тут устроились, — Карт осмотрел помещение. Оно здесь было чем-то вроде клуба. Большой экран на стене, в углу столы для игр, над стойкой, так и не вышедший из моды старинный Дартс.

— Да неплохо. Контора платит щедро, контракт закончу, уеду на тропические острова жить. Денег надолго хватит.

В помещение вошел высокий охранник с нашивкой "Гизи":

— Кто тут сержант Карт? Начальство вызывает.

Ленский встрепенулся:

— Никак графине до тебя дело есть?

— Это еще кто? — Алекс не спеша, поднялся со стула.

— Наш местный босс — она начальник станции и местный бог.

— Понятненько.


Карт поднялся на третий этаж и вошел в просторный кабинет. Широкие сферические окна выходили прямо на оранжереи и корпуса лабораторий. Было заметно, что стекло в них стоит не простое, а защищенное.

— Вы и есть тот самый "водила генералов"? — к сержанту вышла высокая худощавая женщина примерно пятидесяти лет. На моложавом лице еще сохранились следы былой красоты, безупречная осанка, гордая посадка головы, и в самом деле, графиня!

— Так точно! — коротко ответил Карт.

— Я Мария Шабанина, директор этой научной станции. Проходите, садитесь, — женщина указала на свободное кресло у стола в виде буквы Т. Почему-то земное руководство везде предпочитало именно такую форму мебели. Напротив Карта оказался его взводный Мак Ивор. Он сидел с чашкой чая и смотрел куда-то в окно. В кабинет въехал механический стюард и подал сержанту поднос с маленьким чайником, чашкой и тарелкой печенья.

— Угощайтесь, — хозяйка присела за свое кресло и с любопытством уставилась на Карта, — а вы еще, оказывается, довольно молоды. Я рассчитывала на взрослого мужчину, какие служат у меня на станции, а тут у нас еще совсем мальчик.

Карт не спеша, налил в чашку ароматный чай и с удовольствием отпил. Он не был фанатом травяного напитка, как Ларсен или русские друзья, но именно этот был божественен.

— Очень вкусно. В последний раз я такой пил в Малакке. Но мы ведь тут собрались не чай пить и обсуждать мой возраст, сир? — Карт специально употребил официальный термин. Губы Шабаниной сузились, и она более холодно произнесла:

— У нас сложилась непростая ситуация, сержант. В нашем распоряжении оказались опытные штурмовики с защищенным транспортом. И у нас есть для них весьма важное дело.

— Лейтенант, — Карт невежливо обратился прямо к своему лейтенанту, — нашим взводом уже управляет какая-то женщина? Или мы все еще бойцы элитного батальона? Насколько я помню, нашей задачей было сопроводить сюда конвой, и мы это сделали.

— Сержант, — голос графини стал буквально ледяным, — вы нарушаете субординацию.

— Да? — Алекс снова повернулся к лейтенанту, тот обреченно выдохнул.

— Карт, у нее имеются полномочия. Тут проблемы в секретности, а у вас нет допуска.

— Но мы все-таки нужны? — закончил за него замок. Тут он вспомнил странные знаки, которые подал Мак Ивор одному из охранников станции, а тот ответил аналогичным образом. Что-то тут было нечисто!


— Сержант, — Шабанина внимательно смотрела на Алекса, — как правильно заметил ваш лейтенант, у меня есть полномочия на привлечение вас к очень важному заданию. Официально эта станция принадлежит разведке флота, и я являюсь его штатной сотрудницей.

"Вот оно что!" — мелькнуло в голове у Алекса. — "Опять это проклятые "черные" со своими заморочками". Но вслух он произнес другое:

— Сир, я понимаю. Но у нас боевая группа батальона "Носороги" мобильных войск Федерации. Мы официально не подчиняемся флоту, и тем более полугражданской организации. Поэтому я и настаиваю на приказе непосредственно от своего командования.

— Черт побери! — воскликнула по-русски женщина. — Какой упрямый парень!

— Карт, — снова вмешался Мак Ивор, — я отдаю вам непосредственный приказ, и отвечать за него буду тоже я. Так вас устраивает?

Алекса, конечно же, такой поворот событий никак не устраивал, но что он мог поделать? И сержант молча кивнул головой.

— Тогда перейдем к делу, — графиня повернула экран к присутствующим, — вот здесь, на острове в тридцати милях от устья реки пару лет назад открылась наша опытная станция. Недавно связь с ней пропала, разведдроны людей там не обнаружили. Понятно только, что периметр разрушен и часть зданий тоже. Характер разрушений указывает на физическое воздействие местной фауны. Нам необходимо забрать из бункера этой станции очень важный материал. Не спрашивайте, что там, вам знать не положено.

— Но почему…

— Почему мы сами туда не добрались? — Мария откинулась в кресле и поправила русую челку. — Не было возможностей. Моего персонала хватает только для охраны периметра и коротких вылазок поблизости. Видели, как тут конвои с оборудованием проходят? Да и люди у меня больше по другим специальностям. Вы же штурмовики — лучшие солдаты Федерации, да и транспорт у вас подходящий, у нас такого нет.

— Пойдут всего несколько человек, — вмешался лейтенант, — я, ты за водителя, будет пара ребят из местных, капрал Туск и рядовой Деладье.

"О как!" — Алекс внутренне усмехнулся. — "Он назвал людей из своих" — Я без Ларсена не поеду.

— Приказы не обсуждаются, сержант, — но, увидев кивок графини, взводный поправился. — Ладно и он тоже. Маршрут обсудим с местными проводниками. Свободны!

— Есть, сир, — Карт приподнялся, и тут его взгляд оказался прикован к экрану. На нем в режиме слайд-шоу крутились картинки и фотографии. И вот сейчас там появился снимок какой-то очевидно научной лаборатории с ее персоналом. В середине группы людей сидела Шабанина, только намного моложе, а рядом с ней стояла мама Ольги Савиной! Он не мог ошибиться, это удлиненное лицо, светлая коса, такие же, как у дочери пухлые губы.

— Вы увидели кого-то из знакомых? — удивленно спросила Шабанина.

— Никак нет. Просто интересно. И вы тут такая красивая.

— Спасибо, — женщина улыбнулась, — это были мои золотые годы!

Когда все ушли, директор станции уселась за экран и начала внимательно просматривать фотографии, сделанной в той лаборатории. Наконец, глаза женщины расширились от растерянности и удивления. Она громко крикнула: — Черт побери! Этого не может быть! — и схватилась за пульт связи.

— Клейнор! — скомандовала директор. — Как только появится канал, срочно свяжи меня с отделом "И". Запрос подай на пять звездочек.

— На пять? — у дежурного связиста чуть не отпала челюсть. Самый высокий уровень скорости и секретности.

— Ты меня плохо слышишь, Клейнор?

— Никак нет, все понял, пять звездочек.

— Отбой.

Женщина взволнованно заходила по помещению, и беспрестанно повторяла: — Не может быть! Как мы это пропустили?



Сержант Карт стоял у ангара и разговаривал с их проводником — охранником Мазуром. Тот, по-видимому, раньше служил в офицерах, поэтому пришлось сначала осадить его прыть и перевести беседу в деловой тон.

— Так, смотри — идем вдоль реки, по берегу. Здесь и здесь бережок пологий, песочек и галька. Тут крутой поворот, можно срезать этот перешеек напрямик, растет низкая трава. И во всей текущей местности только травоядные пасутся. Мы пытались поставить как-то здесь буй, но эти твари своими задницами его постоянно сносили. Вот тут уже уходим от берега вглубь, сразу начинается болотина. Река впадает в залив, в нем множество островков, густые заросли камыша. Перепрыгиваешь песчаные дюны и уже на берегу моря. К самому острову лучше идти с северного побережья, тогда чисто по воде всего пять миль будет. Морской берег также пологий, галька.

— На море волны большие?

— Тебе на таком драндулете разве не по фиг? Был бы такой у меня в разведроте…

— Я без гравипривода могу и нижние движки сжечь.

— Почему без гравипривода? — удивился Мазур.

— Так у вас тут какая-то чертовщина с гравитацией.

— Так она не постоянно происходит, я думал, тебе сказали. Сегодня и завтра можно смело включать. Думаешь, мы почему за вас схватились? Тут пути меньше часа, если ты, и в самом деле хорош, как говорят.

— А и я говорить не буду, — нагло заявил Карт, — сам увидишь.

— Ну, как знаешь, — почесал красный лоб охранник, — садимся на крыше вот этого корпуса. Парни потом сами вниз полезут, все искомое там находится. Наше дело прикрывать. Состояние крыши не знаю, поэтому зависни. Да ты сам порядок понимаешь, штурмовик. Я пошел за своими.


Полет, и в самом деле, протекал спокойно. Они быстро проскочили вдоль реки. Алекс смог кое-где срезать дорогу, выписывая немыслимые виражи. Мазур, сидящий за штурмана, только покрякивал, но молчал. Лейтенант также больше помалкивал, выслушивая весьма говорливого местного типа явно гражданской наружности. "Бегемот" резво выскочил к морю, тут уже дул свежий ветерок, пришлось увеличить мощность гравипривода. Но машина вела себя безупречно, и Алекс повернул её перед невысокой скалой в сторону открытого моря. Впереди уже виднелся остров, заросший лесом.

Берега у него оказались с этой стороны пологими, и Карт вывел машину поближе к человеческой станции, которая за прошедшие годы заросла густой травой и кустарником. Они вспугнули каких-то небольших животных, пронеслись мимо разбитых ангаров и сломанного напрочь периметра. Мазур только выругался, взирая на здешний разгром, а гражданский снимал все на инфокорд. Алекс завис в десяти сантиметрах от крыши. Туда сразу же спрыгнули Мак Ивор, Мазур и Туск. Чуть позже они исчезли в проеме двери.

"У нас тихо", — раздался в шлеме голос лейтенанта. — "Действуйте по плану"

Карт отодвинул машину чуть в сторону, подняв её над небольшой башенкой узла связи. Он мрачно взглянул на разорванные и изогнутые антенны и скомандовал:

— Всем внимание!

Ларсен засел в центральной башне, где стоял импульсник и спаренный с ним игольчатый пулемет. Деладье находился в кормовой башенке. Ученый тип вредной наружности запустил в небо маленького дрона и наблюдал сейчас на экране за окружающей местностью. Так прошло с полчаса. Лейтенант и Мазур выходили на связь каждые пять минут. Они уже пробились в подвал и попали в серверную, сейчас Туск занимался выемкой кристаллических дисков с информацией.


— Что у вас, док? — обратился к ученому Карт.

— Очень интересно, как быстро местная жизнь уничтожает следы нашего пребывания.

— Тут есть опасные зверушки?

— Хороший вопрос, сержант, — гражданский поднял глаза на Карта. — Здесь везде одни опасные животные. На этом острове водились рогачи, это такие здоровые твари, наверняка вы их уже встречали.

— Было дело, на лбу у них типа оленьих рогов.

— Точно! Но они туповаты, если атака не удалась, то обычно отступают. И хорошо, что тут нет летающих тварей, они досаждают больше. На этом острове пологие берега, им негде гнездовья устраивать, они любят обрывы или высокие деревья.

Рядом что-то внезапно громко запыхтело и заревело.

— О! Рогач, взрослый самец.

— Ларсен, над деревьями! — Алекс также заметил над лесом большую рогатую голову и развернул машину. Норвежец был чертовски меток, башка страшилища ту же отлетела от шеи, быстрее, чем прошел удар сердца.

— У вас превосходный стрелок, — заметил ученый, поглядывая на экран, — вот и падальщики пожаловали. Теперь можно некоторое время не опасаться нападения. Эти твари получили хороший урок.

Карт краем глаза заметил внизу какое-то движение и убрал машину ближе к зданию. И вовремя — странные твари хотели запрыгнуть на нее прямо с деревьев. Они очень быстро залезали на стволы и также далеко прыгали.

— Это что еще за черт? — крикнул Карт, зависая над крышей. — Лейтенант, сержанту, у нас гости! Вы долго еще?

— Сержант, лейтенанту — заканчиваем, — раздалось глухо в шлеме. — Что у вас там?

— Лейтенант, сержанту, появились какие-то очень резвые твари!

— Сержант, лейтенанту — Ожидайте нас на крыше, контрольное время десять минут.

— Принял, лейтенант. Док, что это за твари?


Водителю пришлось увезти машину от края крыши. Двуногие прыгуны уже пытались вскочить на нее прямо с земли. Они были чертовски ловкими существами! И вдобавок к этому очень злыми.

— Не знаю, — растерянно ответил гражданский, — они чертовски смахивают на каплеголовых, но выросли и сильно изменились и, похоже, стали намного умнее. Твари пытаются сбить мой дрон палками.

— Док, вы серьезно? — спросил ошарашенный Карт и тут же увидел летящий в кабину большой камень. Для бронированной машины он не представлял угрозы, но вдруг попадет в технологическое отверстие? Поэтому Алекс отвел скутер к разрушенным ангарам, зависнув над пустой площадкой. Но буквально через пару минут сюда ворвалась орда каплеголовых тварей и машину засыпали летящими палками.

— Черт! — ругнулся уже ученый. — Они сбили мой дрон! Откуда на этой планете появился подобный высокий уровень разума? Ничего не понимаю.

— А чего понимать, — Карт увел машину обратно на крышу, спрятавшись за надстройкой рядом с входом внутрь здания, — ваши коллеги пошалили.

— Думаете? — гражданский впал в задумчивость, высунул голову в люк. — Я точно не знаю всех аспектов работы этой станции. Вы просто поймите, что на данной планете мы впервые столкнулись с очень похожим на земной процессом эволюции. План очень близок к нашему.

— Какой еще план?

— Молодой человек, неужели вы думаете, что природа развивается без плана? О! Я нашел дрон, попробую аварийно его запустить. Аааа!


Здание под ними содрогнулось, Алекс завертел головой, нагрузил больше гравипривод и приподнял аппарат чуть повыше. То, что они увидели, потрясло всех. Стая этих самых каплеголовых гнала перед собой двух рогатых гигантов. Звери ревели и огрызались, но шли вперед, один из них уже вовсю бодал головой здание. Оно ведь было легким, практически только обшитый панелями каркас, и когда к первому гиганту присоединился второй рогач, то сооружению не поздоровилось. Крыша и стены оказались смяты, часть обшивки отлетела или сломалась. Дверь покорежилась, и выход изнутри заблокирован.

— Ларсен — стреляй из пулемета! Деладье — держи тыл!

Вскоре послышался треск игольчатых пулеметов. Олд не мог использовать импульсник, так как можно было попасть по зданию, тогда оно бы попросту сложилось.

— Карт, что у вас там происходит? — раздался в эфире панический крик лейтенанта. Он даже совсем забыл о культивируемой им дисциплине связи.

— Нас атакуют, сир! Ведем огонь! Выход на крышу закрыт. Вам лучше пролезть из технического лаза на башне связи.

— Принял. Три минуты! — их взводный, к его чести, оказался не паникером.

Карт крутанул скутер и чуть не провалил машину прямо на смятую крышу. "Что такое?" — он прибавил еще мощности на нижние движки, пальцы сами бегали по панели. — "Гравипривод начал барахлить, этого еще не хватало!" Он подогнал машину к самой башне, встав прямо под люком. Наконец, оттуда показалась чья-то голова. Первым на машину прыгнул Туск, его страховал Деладье, а Ларсен ужом вертелся в башенке. Пулемет работал, не переставая, стоящие рядом со зданием станции деревья уже были полностью оседланы каплеголовыми.

Вот прыгнул лейтенант, за ним приготовился Мазур. Неожиданно в воздухе что-то мелькнуло, рядом с башней показалась голова рогача, с нее резво спрыгнули три зеленых твари. Алекс четко видел их оскаленные пасти и маленькие ловкие ручки. Двое каплеголовых схватили охранника и упали на промятую крышу, а один зацепился за открытый люк скутера и попытался пролезть внутрь. Положение спас доктор, он совершенно спокойно достал игольчатый пистолет и выстрелил прямо в башку твари, та разорвалась на кусочки, обрызгав внутренности машины своей кровью и мозгами. Карт сразу же увел "бегемот" в сторону и осмотрел крышу, где вместо упавшего человека были видны только кровавые куски. Мазуру помочь они не могли и поэтому рванули сразу к морю.


Обратная дорога прибавила достаточно седых волос водителю, гравипривод опять начал шалить. Приходилось постоянно менять мощность и следить, чтобы двигатели не перегрелись. Хорошо, что дорога была близкой, и они быстро проскочили участок водной поверхности.

— А вы меня удивили, — заявил Карт доктору, когда машина шла уже вдоль реки, — не каждый так хладнокровно будет действовать в подобной ситуации. Страшные ведь по сути твари оказались.

— В этом мире выживает сильнейший, — усмехнулся ученый, — а, вообще, я раньше в разведке служил, всякое бывало. Жалко Мазура, хоть и вредный был мужик, но все же человек.

Алекс искоса посмотрел на попутчика и спросил:

— А что вы там про какой-то план рассказывали, что-то я недопонял. Нас учили, что типа природа сама устроила эволюцию, это заложено в ней изначально, еще что-то там про борьбу видов и генетические мутации.

— Вас кормят всяческими древними теориями, молодой человек. Ну, чтобы головы лишним не забивали, хотя, может, это и правильно. В серьезной науке нужны доказательства и теория эволюции их нам совершенно не дает. Мы за эти столетия получили остаточно нового материала как на Земле, так и на других планетах.

— И что? — Алекс не спеша, вел машину вдоль берега реки, экономя энергию и стараясь не перегревать основной двигатель.

— А то — единственный, получившийся в результате наших исследований вывод состоит в том, что развитие жизни запрограммировано изначально, как только в живых организмах появились первые гены. Вся эта бурная жизнедеятельность, — доктор кивнул на копошащихся у берега мелких тварей, — имеет свои законы и последствия. Природа только подстраивается под окружающие условия, согласно выданной некогда программе. Слабые и неумелые особи вымирают, более сильные и приспособившиеся дают потомство и населяют здешний мир. Путь недолгий, но что такое сотни миллионов лет для Мироздания?

— Кто же тогда эту программу выдает? — непонимающе посмотрел на ученого водитель.

— Хм, хороший вопрос. Если бы мы знали, то можно было с наукой и заканчивать. Жизнь существует миллиарды лет, где уж тут концы найдешь?

— Вы про…

— Бога? Нет, конечно же. Я же ученый, а не фанатик. Но какая-то третья сила во Вселенной определенно присутствует, и знаете, что самое интересное — в культурах различных рас и цивилизаций Галактики признают существование во Вселенной этой стороны бытия. Это что…

Скутер спасла только реакция Карта. Внезапно из воды поднялась гора звериной плоти с очень острыми зубами. Видимо, эта клыкастая тварь ждала именно их и место для засады выбрала самое лучшее. Но Алекс успел кинуть машину резко в бок и невероятным разворотом послать ее в сторону реки. Скутер сначала сильно просел, задевая днищем водную поверхность, гравипривод вообще не желал работать, но Карт сумел выжать из двигателей всю оставшуюся мощность и быстрым рывком уклонился от повторной атаки хищника, а затем ушел вперед прямо против течения реки, не поднимая машину высоко над водой и не тратя излишки энергии. Они в пару секунд выскочили на берег и спешно рванули вперед, к станции. Над самой речной поверхностью их еще пытались укусить более мелкие твари, но скутер оказался им не по зубам.

— Охренеть! Что это было? — Алекс понемногу приходил в себя, позади него слышались отборные ругательства бойцов, скутер хорошо пошвыряло из сторон в стороны.

— Пизаврус, морской хищник, сюда они заплывают редко. Очень умные твари, — ученый ошеломленно озирался. — Однако у вас реакция, молодой человек, никогда ничего подобного не видел. Вы отличный водитель, сержант!

— Наверное, да, — Карт осклабился.

Они уже подлетали к научной станции, и ворота гостеприимно распахнулись.


Колонна конвоя была выстроена для обратного пути, пришел срочный запрос с базы, сюда шла магнитная буря и следовало быстро возвращаться. Поэтому Шабаниной не удалось переговорить с Картом. Она молча стояла у панорамного окна и смотрела на отъезжающих военных.

— Что у вас, Иволгин? — спросила она у приехавшего с острова ученого.

— Чрезвычайно интересные данные, графиня, — доктор с важным видом прошелся по кабинету и расселся в кресле. — Я сканировал его. Он человек, в мельчайших подробностях — он, несомненно, человек. Но реакция… даже для генетического мутанта слишком явное преимущество над обычной человеческой.

— Вот как? — директор станции повернулась к собеседнику. — Сделайте подробный анализ и завтра доставьте его мне. Что-то еще?

— У нас серьезные проблемы на острове. Похоже, Кащинский тогда переусердствовал. Необходима тотальная зачистка.

— Я его предупреждала, Василий. Столько людей погубил, идиот. Ладно, иди работай. Будем решать новые проблемы по мере их поступления.

Ученый молча вышел за дверь. Посторонние даже не догадывались, что под вывеской научной станции скрывалась дальняя база разведки таинственного отдела "И".




На базе рейнджеров отношения между взводным и Картом после последнего рейда сильно охладели. Они еще два раза участвовали в боевых заданиях, один был довольно простым прикрытием высадки отряда легионеров, второй — помощь в эвакуации разведгруппы гренадеров. Новый замок показательно выполнял свои обязанности, но сходиться ближе со своим командиром не хотел.

— Сержант, вы меня удивляете, — Карт снова стоял перед майором Али, — только вроде все наладилось, и проситесь в другой взвод. Что случилось?

— Сир, разве я могу служить с тем, кому не доверяю?

— Вы про происшествие на ХТ -123?

— Я, вообще, про этих тайных, то ли членов ордена, то ли стукачей разведки.

— Полегче, сержант! — майор поднял палец. — Вы ничего не знаете об этой структуре и уже осуждаете ее. Садитесь и успокойтесь.

— Вы тоже из этих? — непонимающе посмотрел на командира Алекс.

— Нет, — спокойно ответил тот, — хотя я больше тебя знаю об этих ребятах. К сожалению, ты сам понимаешь, я не могу рассказать тебе, что и как. Но поверь мне, парни работают во благо Земли и только Земли. С этим как раз все в порядке. А секретность? Мы же на войне, она тут везде. Так что можешь не опасаться их, просто у них свои задачи.

— Может быть, вы и правы, — кивнул Карт, — может, я чего и не понимаю, но все равно остаюсь при своем мнении. Неправильно это. Мы должны быть в одной лодке и доверять друг другу, а не устраивать вокруг элементарного шпионские игры, из-за этого гибнут люди. Мои братья по оружию.

— Блин, какой ты упертый, Карт! Иди в кубрик, я подумаю о твоем рапорте.

Но перевестись Алексу так и не удалось, следующее происшествие изменило его жизнь навсегда.

Глава 9 Неповиновение

Их дернули в очередной рейд резко, прямо посреди ночи. Спросонья бойцы даже решили, что случилась какая-то тревога галактического масштаба. Но все оказалось гораздо прозаичней — просто подвернулся прямой транспорт. Карт, как заправский сержант, громогласно отдавал команды, даже пытался некоторых особо наглых бойцов в виде Ларсена выгнать из кубрика пинком. Наконец, облачившись в соответствующую заданию форму и получив оружие, взвод построился на палубе. Карт проверил их готовность и доложил взводному. Мак Ивор, по-видимому, сам не выспался и легонько позевывал, затем принял рапорт и скомандовал грузиться на борт. В этот раз им попался скоростной межстанционный челнок. Такие обычно использовались для доставки командования и срочных грузов. Поэтому бойцам не пришлось залезать в камеры для сна или в многоместные каюты, они спокойно уселись в просторном салоне на удобные кресла и начали тихонько кемарить.

Челнок имел защиту от ускорения, поэтому этот этап пути они прошли безболезненно. Человеческое тело, как и тело почти любого гуманоида не предназначено для космических скоростей. Оно слишком чужеродны для безразличного Космоса. Буквально через двадцать минут они подошли к межзвездному шлюзу и был совершен прыжок. Алекс подавил в себе позывы к рвоте и заученно проглотил пилюлю. Обычно такие прыжки они совершали во время сна в глок-камерах. Сам полет в так называемом межпространстве занял всего три часа. Однако быстрая машинка! Вскоре они шлюзовались на огромной станции-матке. Такие устанавливались обычно только на самых важных планетах, где велись масштабные боевые действия. Так и оказалось — выйдя наружу и прочитав название станции, Алекс матюгнулся.

— Чего ругаешься? — рядом оказался заспанный Ларсен.

— Знаешь, куда мы попали? Это чертова Ндриона — колония Нектирианцев.

— И что? — Олд был в непонятках.

— А то, капрал — вмешался стоявший рядом Туск, недавно ставший командиром первого отделения, — что тут который год идет самая настоящая бойня. Наши как залезли сюда семьдесят лет назад, так и топчутся на месте. Вот мы попали!

— Не гунди, — ответил подчиненному Карт, — ты просто не в курсе последних событий. Наши уже как с полгода сильно жмут нектов, поэтому и станцию-матку подогнали. Хотя мы-то им зачем? В тылу работать?


Через полчаса всю команду в составе взводной тактической группы всунули в кабину межотсечного транспорта и перебросили к посадочной площадке гравитационного лифта. Здесь один за другим на планету спускались грузовые дисколеты. Выглядели они сильно поюзанными, видимо, работы им здесь хватало. Уставшие диспетчеры указали на вход и, живо подгоняя, загрузили штурмовиков в очередной дисколет. Карт попытался узнать что-то у взводного, но тот и сам был не в курсах, куда их сейчас отправляют. Радовало только одно, садят их на рабочий космодром, а не сразу в тыл противника.

Спуск проходил в штатном режиме, этот район хорошо прикрывался. Хотя на краю космодрома Алекс заприметил пару разбитых конструкций, бывших некогда дисколетами. Сбили или авария? Их взвод тут же наземным транспортом отправили на противоположный край космического порта.

Вообще, движуха на летном поле наблюдалась изрядная. Один за другим садились или дисколеты, или транспортные беспилотные баржи. Огромные буксиры на гравиприводе двигали челноки в стороны от посадочных полос, тут же подкатывали транспортеры и начиналась разгрузка. Карт еще не участвовал в подобных масштабных сражениях, поэтому наблюдал за всем со жгучим любопытством. Вот из огромного орбитального транспорта выкатывалась боевая платформа легионеров, рядом на площадке стояло уже десять штук таких же и множество более мелких боевых аппаратов. Похоже, тут сразу выгрузился целый легион. И точно — за овальным зданием виднелись группы солдат в серой форме и блестящих комбинезонах.

С другой стороны поля показалась колонна транспортов с гренадерами, на последних платформах находились приземистые боевые машины федеральных пехотинцев.

— Ого! Целый полк чохом высадили, — проговорил сидевший рядом штурмовик ПТО первого отделения капрал Дария, опытный боец, полгода ему оставалось до дембеля. — Давно, сержант, я такого количества войск на одном космодроме не наблюдал. Тут за день целый корпус высаживается. Представляю, что на орбите сейчас творится. Наши что, решили всю планету хапнуть?

Карт только покачал головой. Где много войск, там много крови. Вот зачем им тут понадобились мастера диверсий?


Их взвод расположился в двадцати километрах к югу от порта, на базе гренадерского полка. Пехота вышла недавно из боев и проводила переформирование. Рейнджеров поселили в отдельном ангаре. Алекс раздал все необходимые приказы и вышел на свежий воздух, в этом регионе планеты наступила весна, и еще не было так жарко. Под маскировочным пологом он обнаружил пехотного старшину и сержанта, явно сверхсрочника.

— Здорова "махра"! — поприветствовал соседей древним словечком рейнджер.

— И тебе не хромать "Крутой Уокер", — ответил, усмехаясь, усатый старшина. Откуда взялось это странное словосочетание никто не знал, но употребляли его в отношении рейнджеров довольно часто.

— Не расскажете, что тут творится?

— Садись парень, — сержант подвинулся на скамейке, потом мельком пробежался по нашивкам и удивленно хмыкнул, — а ты хоть и молодой по нашим меркам, но явно бывалый.

— Да просто много где пришлось побывать, — скромно ответил Карт.

— Ага, у вашего брата все так. Кинут, делов натворили и обратно. Это мы вот любители торчать долго на одном месте. На этой гребаной Ндрионе уж целый год сидим, как началась самая движуха. Уже третье переформирование части происходит.

— Вот оно как! Горячо тут у вас?

— Ну, как везде. Сначала в обороне стояли, потом наши какую-то фишку с десантом из-под воды учудили и в тыл нектам ударили.

— Мы видели похожую высадку в рейде на Кактусе. Вышку связи тогда захватили, там в первый раз и ранило.

— Хм, а меня на Калунии хорошенько приложило, — вытянул ноги старшина.


— На Калунии? — удивился Алекс. — Я тоже там поучаствовал. Мы с товарищем чинтосина в схватке приложили, разведка была потом очень благодарна.

— Их и здесь полно, — недовольно хмыкнул сержант, — опасные твари.

— А сейчас тут как?

— На этом участке более-менее спокойно. Наш флот наверху понемногу давит, атмосферники тоже везде. Легионеры и наш брат прёт вперед, континент практически взяли, сейчас зачищаем. У Нектирианцев только главный остров остался. Давно такой мощной победы у Альянса не случалось.

— Круто! Мы как-то все больше по мелочам в последнее время работали.

— Парням в черном надо спасибо сказать. Говорят, флот лиганцев какую-то важную базу центровых порвал на мелкие кусочки, а потом сюда навалились. Говорят, "мусорные" буксира заколебались орбиту чистить, столько там разбитого хлама сейчас летает.

— Ага, вот и по вашу душу, сержант, — пробормотал гренадер, указывая глазами в сторону двух офицеров в черной форме разведки флота, с ними же шел лейтенант Мак Ивор и незнакомый гренадерский капитан.

— Вот черт! — выругался Карт. — Принесла нелегкая этих уродов.

— Что, — пехотинец поднял веселые глаза, — И у вас «черную» разведку не жалуют?

— Кто ее жалует, — старшина сплюнул, — одни только неприятности с ними. А ты, парень, уже сталкивался с Этими?

Алекс сразу понял, куда клонит пехотинец и мрачно кивнул.

— Ну, тогда смотри, осторожней. Удачи!


Через два часа на планшет Карту пришел список с отобранными для операции бойцами и распоряжение явится к двенадцатому ангару. Алекс в скором темпе выстроил людей, и они резво побежали к месту назначения. Там они встретили самого взводного и пехотного капитана, представившегося как Курт Эйнхейм. Тот оказался спецом из армейской разведки и, указав на обычный Дельфин, спросил: — Говорят, что ты классный водитель. С таким аппаратом справишься?

— Смеешься? — не по уставному ответил ему Карт.

У капитана при виде подобного хамства кровь отлила от лица, но он все-таки сдержался:

— Это переделанный для разведки вариант, сходи взгляни сначала.

Алекс молча подошел к машине и внимательно её оглядел, потом протестировал систему и озадаченно хмыкнул:

— Это ж кто её так отрихтовал?

— Вот этот деятель — капитан кивнул в сторону рабочего стенда. Там стоял, улыбаясь, здоровенный детина в кепке и замызганном донельзя комбинезоне.

— Да ёшки-матрешки! — Алекс вставил редкое русское слово. — Ты-то, как здесь оказался, старый ворчун?

— Здорова, крейзи! — крепыш обнял и даже приподнял невысокого сержанта. — Хрена ты поднялся, чувак. Штурмовик, да еще и сержант!

— Хм, а ты как думал! — Карт стукнул механика по плечу. — Ты что, здесь прописался?

— Да я везде. Ты меня знаешь!

— Это мой бывший механик, на гонках работали вместе, лучший спец из каких я знаю, Мартин Лидегор, — представил своим бойцам старого приятеля Карт.

— Это он переделывал машину, — капитан все так же был спокоен, а Карт извиняюще улыбнулся. Стоявший поодаль офицер в черном вышел вперед.

— Ну, раз все пришли к согласию, то перейдем к делу, — разведчик развернул штабной планшет и в помещении вспыхнула голограмма местности. — Вот здесь, в устье реки находится важный порт Нектирианцев. Вчера наши войска его взяли, сейчас идет зачистка города. Там еще полно бойцов противника, а также находится место, которое очень нас интересует. Скажу сразу всем — в этом здании секретный узел связи, и там внутри много всего разного. Но мы знаем только примерный район его нахождения, и у нас еще есть некоторые ориентиры.

— Нормально, — хмыкнул Ларсен, — опять разведка на нашей шее выезжает.

— Капрал, — офицер повернулся к норвежцу, — еще одно подобное замечание, и поедешь в очередное горячее местечко. Мне по барабану ваше так называемое боевое братство, у меня собственные задачи и свои полномочия.

Судя по мрачному сопению и взглядам, большинству из присутствующих это заявление не сильно понравилось, но разведчик не обратил на разозленных рейнджеров никакого внимания и продолжал доводить свои планы до бойцов и командиров. Карту также стоило больших трудов не сорваться в полемику, он бросал гневные взгляды в сторону Мак Ивора, было против правил наезжать на чужого подчиненного. Но взводный за своих людей так и не заступился.


— Ну, как тебе наш работодатель? — Ларсен подвинулся ближе к другу.

— Да такой же козел, как и остальные из их конторы, — огрызнулся Алекс. Они сидели в тесном отсеке транспорта, рядом с Дельфином. Расставание с офицером разведки прошло явно не по уставу. Никто из штурмовиков не отдал тому чести и не попрощался. Даже Мак Ивор довольно сухо ответил на вопросы флотского.

К их группе позже присоединился гренадерский капитан-разведчик, он должен был обеспечивать взаимодействие с пехотными частями, орудующими в городе. Штурмовики сообща, как и привыкли в боевой обстановке, обсудили предстоящую им задачу и погрузились в транспортер. Дело-то для рейнджеров обычное — Иди туда, не знаю куда. Принеси то, не знаю что. Для этого и существует мобильная пехота!

Они доехали до окраины морского порта. Рядом с ним находился дивизион ПВО и передовая база снабжения. Их отряд быстренько разгрузили и увели в большое здание. Похоже, что здесь раньше был зал для занятий гимнастикой. В дальнем углу, прямо на полу они и расположились. Лейтенант пошел узнавать новости, а Карт с Ларсеном отправились проверять свой Дельфин. К их удивлению, через пять минут к ним подбежали все бойцы их маленького отряда.

— Команда на погрузку пришла, сержант, — объяснил Туск. И в самом деле, к бойцам на низком гравицикле подкатили Мак Ивор и капитан Эйнхейм. Они тут же подсели к Карту и показали на планшете искомый район. Местная разведка сильно помогла резко сузить район их поиска.

— Идем осторожно, — добавил Эйнхейм, — в этом районе еще полно отрядов противника, но и наших парней предостаточно. Такой вот слоеный пирог получился. Очень сложная на данный момент обстановка. Понятно?

— Так точно, — спокойно ответил Алекс. Капитан выглядел человеком опытным и боевым. — Идёте у меня за штурмана.

Мак Ивор криво покосился на своего замка, но промолчал. Здесь водитель был в своем праве. Лейтенант встал и заорал как ошпаренный:

— К машине!


Давно Карт не влипал в сущее пекло. Чем ближе к городу, тем больше попадалось им следов от прошедших недавно боев. Разбитые здания, искореженная и сгоревшая техника. Кое-где еще лежали неубранные трупы вражеских солдат, все больше нектирианцев. Представители этой, одной из главных рас Галактического Союза на поле боя появлялись достаточно редко. Тут же они составляли большинство из сражавшихся войск. То-то удар будет по старейшей империи центровых! Обычно они очень плохо переносят потери, больше привыкли воевать руками более младших «партнёров».

Алекс повернул машину налево, впереди сплошняком встали вереницы развалин и виднелись остатки батареи ПВО противника. Похоже, что удар здесь нанесли суборбиталы. Он нырнул в узкий проулок между высокими производственными корпусами. Скорость, с которой шел водитель, являлось самой предельной, и это было достаточно опасно. Бойцы в катере втихаря ругались, не очень-то приятно нестись с такой бешеной скоростью между узкими и высокими громадами зданий. «Дельфин» легко перепрыгнул забор, спасибо Лидегору, удачно апгрейдил машинку. Скутер метеором понесся через производственную зону, мимо них замелькали какие-то башни, трубы, колонны.

— Сержант, не хочешь сбросить скорость? — прошелестел в чате «водитель-штурман» гренадерский капитан.

— Это еще не скорость, кэп! — весело ответил Алекс. Он снова был в своей привычной стихии.

— Через два клика искомый квадрат.

— Принял.

Карт заложил пологую дугу. Он перед заездом хорошо изучил местность, дальше находились цеха разгрузки и, скорей всего, пути были забиты транспортом. Поэтому «Дельфин» совершил очередной прыжок и оказался на широкой магистрали с разделенными растительностью полосами движения. Водитель прижал машину к подстриженным кустарникам и вовремя. Их сразу же обстреляли, но промахнулись.

— Кэп, давай отсчет до поворота.

— Триста, двести, сто, шестьдесят, десять, зеро.


Пехотинец оказался человеком опытным, счет был рассчитан на такт поворота, и Карт достаточно плавно вошел в него. Они одним махом перескочили через невысокие развилины и оказались в административном квартале. Здесь обычные утилитарные здания соседствовали с помпезными общественными, дороги были довольно широкими, время от времени они проскакивали обширные площади и небольшие скверы. В одном месте даже фонтаны работали! Эта картина могла бы выглядеть чрезмерно идиллически, если пару раз их не обстреляли. При втором кто-то из бойцов вскрикнул.

— Кого-то задело? — раздался в шлемофоне голос лейтенанта.

— Никак нет, рядом прошло. Машину только немного вскрыло, детали оборудования искрятся.

— Черт! — это уже ругался Карт, он почувствовал, как что-то со звоном забухало по скутеру. — Это чем таким по нас шмаляют?

— Снял! — доложил Ларсен. Он был, как всегда меток и краток. — Не знаю, из чего этот гаденыш по нам шмалял, но дырки в корпусе крупные.

— У меня мощность падает! — закричал Карт. Он заметил справой стороны по движению какие-то неясные тени и резко метнул скутер влево и, как оказалось, вовремя, позади скутера кусками посыпался разбившийся угол здания. Прилетело туда знатно! Какая-то машина на больших колесах выскочила из-за правого угла и помчалась за ними. Но несмотря на то что мощность двигателя упала на двадцать процентов, Алекс смог добавить еще скорости и ушел от преследователя, лихо маневрируя между узкими и высокими колоннами, подпирающими какое-то здание. Черта безопасности резко придвинулась к красной линии, запахло горелым.

— Кэп, далеко еще? Сейчас машина сгорит!

— Еще полклика на северо-запад, тормозни на той площадке!

Карт пронесся прямо через всю площадь, лихо развернулся и остановился на парковочном пандусе. С одной стороны, их защищало невысокое здание какого-то склада, а с двух других высокий каменный парапет. Бойцы живо слетели с машины и заняли боевые места согласно регламенту. Карт бегло осмотрел "Дельфин" и крепко выругался.


— Что у тебя? — Мак Ивор был несколько встревожен.

— Все, отлетали! На обратную дорогу нужна другая машинка.

— Не беспокойтесь, у нас есть, кому вас вывезти, — заявил Эйнхейм и тут же взялся за трубу спутниковой связи, им приказано вести ограниченный радиообмен.

Алекс оглянулся — здесь было относительно тихо. Откуда-то неподалеку слышались звуки стрельбы из «рельсовиков», а где-то далеко деловито бухали импульсные орудия. Этот район почти не пострадал от боевых действий.

— Сержант, — опять появился капитан, — пойдем, осмотримся. Надо разыскать искомое здание. Ориентиры помнишь?

— Конечно! Ларсен, давай с нами.

Они осторожно выглянули «щупами» за парапет и быстро перепрыгнули через него. Карт неожиданно подумал, что если бы три года назад ему сказали, что он в полной амуниции будет спокойно перелетать через полутораметровый забор, то он сильно удивился. Тело оказалось натренировано до предела. Он в последнее время стал замечать, что сильно возмужал, да и силенок заметно прибавилось. А как забурел… год в сержантах на стиле общения уже сказывается. Вдруг рядом с ними что-то затарахтело.

— Ложись! — Ларсен по своей привычке рухнул на Алекса.

— Чего там?

— Да эта чертова таратайка сюда прикатила, — гренадер смотрел на шлеме картинку, выданную поднятым проводком визира, — что делать будем?

— Сейчас! — Ларсен вытянул из-за спины Удар-14, быстрым движением его включил и загнал патрон в ствол. — Капитан, дай картинку.



Немедленно прямо на глаз капралу упало изображение вражеской бронемашины. Тот пару раз выдохнул и как чертик из табакерки выскочил наверх. Руки привычно направили оружие прямо в цель, палец натренировано сработал, и тяжелая пуля ударила точно в место водителя-механика, разворотив всю переднюю часть машины. Сразу после его выстрела откуда-то раздались сухие щелчки игольчатых карабинов. Бронемашина задымила и больше признаков жизни не подавала.

— Бинго! — Олд закинул тяжелую винтовку обратно за спину. — Ну, и куда теперь?

— Никуда, — неожиданно заявил Алекс. — Вон то здание!

— Ты уверен? — Карт в первый раз увидел, чтобы пехотный офицер так заволновался.

— Вот серое здание, вот дворец с широкой лестницей, а та груда металла была некогда башней связи. Сейчас осталось только подходы осмотреть и маршруты разработать. Открытое тут место, придется маленько подумать.

Капитан развернул на ступеньках полевой планшет, быстро занес туда сделанный Картом панорамный снимок и получил общее трехмерное изображение местности, потом согласно кивнул:

— Да, это наш район. Сержант, ищи подходы, я за остальными. Радиосвязь, в крайнем случае. Все понятно?

— Так точно.

Алекс с товарищем потихоньку двинулись вперед, стараясь держаться в тени строений. Их мимикрирующий камуфляж быстро приобрел зеленоватый оттенок старых зданий. Плавная походка и оптический генератор скрадывали их контуры, со стороны они смотрелись, как некие призраки. Штурмовики нашли канализационный люк, проверили его на возможность минирования и тут же нырнули вниз. Такие водосточные сооружения были практически одинаковыми у многих рас галактики, поэтому они быстро разобрались, куда двигаться дальше. На противоположной стороне широкого проспекта Алекс ужом вынырнул из другого люка и забежал за угол странного здания. Здесь за уступом он почти столкнулся с какой-то расплывчатой фигурой чужака. Оба солдата одновременно наставили друг на друга карабины.


— Черт возьми! Это ты, Карт? — неожиданно раздался смутно знакомый голос. Мгла чуть рассеялась, и Алекс увидел улыбающееся лицо сержанта Первухина из "Бурых медведей".

— Привет, бродяга! — только и смог вытолкнуть из себя Алекс, испугался он жутко. — Что за хрень на тебе надета, и что ты, черт побери, тут делаешь?

— А, это, — мгла около сержанта колыхнулась, — да какая-то новая маскировочная накидка, щиплет жутко.

— И выглядит тоже жутко, чуть в штаны не наделал.

— Это еще кто ползет? Гы, Ларсен, привет! Вы опять вместе, как шерочка с машерочкой.

— Вечно ты Первухин словечки находишь непонятные, — норвежец рухнул рядом. Ползти по узкому лазу ему было намного сложнее, чем его стройному другу. — А ты чего здесь, вообще, потерял?

— Похоже, нашу группу вас прикрывать и отправили. Мы тут несколько высоток заняли, на крышах пусковые установки и снайперы расставлены. В этом месте что-то подозрительно грохнуло, вот и полез посмотреть.

— Да машинку одну завалили, увязалась чертяка за нами. Сейчас остальные парни подойдут, мы им дорогу подсветили.

— Понятно, подождем вашего главного.

— Давно тут?

— Здесь-то? С утра. А, вообще, на планете уж третий месяц. Поначалу пришлось маленько поработать. Помогали пехоте центры связи и ПВО захватывать. Один раз на этих волосатиков попали, полвзвода как не бывало.

— Что, чинтосины тут тоже есть?

— Есть, куда без них. Не так много, но попадаются. Злобные гады, дерутся крепко, но мы их тактикой бьем. Так что пока они против нас никто. Да и бьются они по-детски, наших много выбили, но в основном по ранениям. Сейчас вот помогаем в подобных операциях. Весь батальон на мелкие группы раздерган. Орлов злой как черт, потери большие. Но что делать? Начальство свою линию гнет. В кои веки мы целую планету захватываем.

— Пожалуй, ты прав. Таких масштабов давно не наблюдалось. Явно не дураки здесь наверху сидят, не зря мы второй год, как подорванные бегаем.

— Может, после всего этого передышка будет?

— Может, а вот и наши ползут.


Ларсен помог бойцам вылезать из узкого люка, а Первухин, переговорив с лейтенантом и капитаном, стал вызывать направленным лучом коммуникационного лазера своих. Как он сказал, все эти кварталы плотно прослушивались противником, поэтому общаться можно было или пакетной связью со спутником, или вот таким дедовским способом. Он что-то выслушал в ответ на свой запрос и подошел к командирам. Алекс также приблизился к взводному. Тот странно глянул на своего заместителя, но вслух сказал только:

— Сейчас ждем еще двух штурмовиков из "Бурых медведей", они же и двери нам вскроют. Ты пока с капитаном изучишь местность.

— Есть! — также коротко ответил Карт и ушел вперед.

Когда он с Эйнхеймом после доразведки местности вернулся обратно, то с лейтенантом уже сидели два здоровенных парня из соседей. Один из них сделал характерный знак руками, капитан ответил. Все это Алексу сильно не понравилось, еще больше не понравилось то, что внутрь он и почти все его люди не идут.

— Какого черта лейтенант? Мы слаженная команда. Ларсен и Прист отличные пулеметчики, а как работает капитан и эти парни, я не знаю.

— Сержант, с каких это пор вы вздумали указывать своему начальству, — теперь уже Эйнхейм смотрел на Карта очень недобрыми глазами.

— С тех пор, капитан, — насел на офицера Алекс, — как вы тут начали за нашими спинами что-то мутить.

— Ты часом не охренел, боец? — Эйнхейм подошел вплотную, но Алекс его зло оттолкнул. Тот поначалу опешил, а потом потянулся за оружием.

— Э! Спокойней, парни! — встал между драчунами Ларсен. — Нам еще в бой идти. Ал, какого лешего ты творишь? Хотят идти сами, пусть идут.


Все немного успокоились и разошлись по группам. Рядом с углом остановились Мак Ивор, Эйнхейм, Туск, Дария и двое парней из "медведей". ПВОшники остались позади всех, а за небольшой будкой примостилась тройка самого Карта, еще три бойца с Пристом прикрывали проход.

— Карт, ну ты даешь! — Первухин говорил шепотом. — Совсем обурел! Что, когда замком стал, много силы за собой почуял?

— Да, Ал. Что на тебя такое нашло? — Ларсен достал Удар-14 и осматривал окрестности через электронный визир. — Думай башкой, так и до трибунала недалеко, от этих уродов станется. Оно тебе надо?

— Предчувствие нехорошее, парни. Да и достали эти придурки из Ордена. Корчат тут из себя не пойму, чего. На взводного наплевать, меня после этого рейда все равно в другой взвод переводят. Хочу честной игры.

— Эх, наивный ты чувак, — покачал головой Первухин, — огребешь еще по полной. Так… пригнулись парни.

На экране планшета Карт отчетливо наблюдал, как мелькнувший в воздухе веретенообразный предмет подлетел к зданию из темного материала, и едва заметная дверь взорвалась изнутри. В воздух полетели камни, осколки, вверх взметнулось море пыли. Почему почти в любом месте любой планеты её так много? Сразу же вперед рванули штурмовики, они побросали внутрь какие-то темные предметы, и у всех сразу же заныли затылки. Затем бойцы исчезли в пыли.

— Круто там теперь, — поморщился Первухин. — Они резонаторы в помещения забросили. Эти желтокожие очень к ним чувствительны, сами не раз эти штуки использовали.

Они напряженно посматривали по сторонам, ожидая некоего подвоха. Время от времени Первухин к чему-то прислушивался. Видимо, ему докладывали по закрытому каналу связи. Затем послышались какие-то глухие звуки изнутри здания.

— Что там? — Первухин поднял голову.

— Что что, стреляют. Давай за мной!

Невзирая на ошалелые глаза бойца "медведей", Карт вынырнул из-за укрытия и побежал вперед. За ним поскакал лосем Ларсен, а затем, коротко выругавшись, рванул и Первухин. У входа в здание Алекс остановился и включил фонарик, установленный снизу карабина.



— Эй, есть там кто? — закричал он, услышав впереди невнятное шебуршание. В коридоре до сих пор мутной завесой висела пыль, и плавали клубы белесого дыма. Наконец, размытая фигура отделилась от стены и направилась к ним. Это был Дария. Он тащил за собой большой куль:

— Принимайте гостя, — прохрипел Дария, мучительно кашляя. — Ну и гадость они тут распылили, даже маска не помогает.

Только теперь Карт заметил, что это не мешок, а связанный гуманоид с большой головой и желтой кожей. Видимо, этот инопланетянин и есть нектирианец. Инопланетянин также мучительно кашлял и мотал головой от боли. Резонатор еще работал. Ларсен быстрым движением подхватил пленного и вынес его наружу. Заработала связь и Дария убежал обратно. Первухин также включил общий канал:

— Парни, наши вырубили пеленгатор, можно смело говорить.

Карт тут же вызвал к себе ПВОшников, и они вместе приняли второго пленного, принесенного Дария. Наконец, появился шатающийся Мак Ивор, его поддерживал один из "медведей".

— Где остальные? — требовательно спросил его Карт.

Штурмовик молча показал две капсулы с пеплом, значит, трупы сожгли специальным патроном, чтобы не выносить тела. "Последнее одолжение" — так делали в исключительных случаях, чтобы пепел убитого воина потом развеять над Землей. Боец передал им раненого лейтенанта, присел на ступеньки и хрипло проговорил:

— Тимона убило и вашего, кажется, Туском зовут. Лейтенант много крови потерял, его в госпиталь надо. Ваш и гренадер сейчас подойдут.

— Вот дьявол, так и знал! — Карт был взбешен. — Первухин, нам срочно транспорт нужен, наш сгорел. Есть что?

— Спокойно, найдем машинку, — боец отошел в сторону.

В пыли и дыму показались две фигуры, сгибающиеся под тяжестью каких-то ящиков. Алекс тут же подошел к капитану.

— Все сделали? Надо убираться отсюда, сейчас будет транспорт! А по поводу убитых штурмовиков мы еще с тобой поговорим, капитан.

Эйнхейм мрачно взглянул на взбесившегося сержанта, но ничего не ответил. Лицо его было грязным и потным, на доспехах были заметны два ожога от ручных мазеров.


На улице послышался рев двигателя, Карт выскочил наружу и увидел приземляющуюся неподалеку боевую платформу легионеров "Капуя-7", бронированную машину для перевозки личного состава. К ней уже несли пленных и раненого штурмовика. Карт приказал своим быстро загружаться, их прикрывали "медведи". Внутри уже сидело семь бойцов из их батальона, а платформа была рассчитана человек на сорок, или на двадцать бойцов и одну машину огневой поддержки. Сидеть на маленьких креслах было чертовски неудобно. Пилот на "Капуе" оказался парнем опытным, взлетели они сразу же после посадки личного состава на борт.

Еще три раза боевая машина зависала над крышами окрестных зданий, забирая всех оставшихся "медведей". Некоторые узнавали Карта и усаживались рядом, переброситься словами и новостями. Один раз что-то прилетело прямо в борт машины, но броня выдержала удар. Несколько раз установленные на платформе импульсники начинали свою работу. Похоже, что пехоте еще долго чистить этот город, Союз оборонял его до последнего бойца. Карта подозвали в переднюю часть десантного отсека, там лежали пленные и лейтенант.

Дария мрачно кивнул в сторону взводного:

— Все, от нас ушла еще одна душа. Мало совсем пожил парень, рана слишком опасная, не успели довезти. Ты прав оказался, сержант. Были бы у нас два пулеметчика, прошли бы без потерь. Капитан не очень опытный в таких делах оказался, все вперед спешил, толком не проверили обстановку и попали в засаду. Понадеялись на газ и резонаторы. Ну, а лейтенант у него на поводу пошел, вот и пропал ни за грош.

Карт помрачнел еще больше и сидел угрюмо до самой базы. Они приземлились рядом со штабом ПВОшного дивизиона. Бойцы резво высыпали наружу. Капитан Эйнхейм стал тут же распоряжаться, чтобы в первую очередь выгрузили пленных и ящики, захваченные в секретном центре связи. Карт же, оттолкнув бойцов, первым вынес мертвого взводного, потом подошел к гренадеру.


— Ты ничего не хочешь сказать мне, капитан?

— Сержант, ты свою задачу выполнил, теперь свободен.

— А как же мертвые?

— Это война, сержант, здесь убивают.

— Война, говоришь, сука, — Карт схватил офицера за плечо.

— Ты охренел, рейнджер? За такие дела, знаешь, что бывает?

Эйнхейм скинул руку штурмовика и попытался оттолкнуть Карта, но тот не зря столько времени тренировался у Ларсена. Обманным движением сержант ушел от выпада и сам ударил офицера в голову. На кисти рейнджера были надеты боевые перчатки, поэтому у капитана сразу пошла кровь из носа.

— Щенок! Ты сам напросился! — Эйнхейм совершенно рассвирепел и набросился на сержанта с кулаками. Но Карт и сам находился в боевом бешенстве, его реакция буквально поразила всех присутствующих. Он молниеносно оказался под рукой капитана и резко толкнул того через себя. Тело гренадера взлетело на воздух и опустилось уже в трех метрах отсюда, прямо на металлические ящики с боеприпасами. Раздался крик и хруст, и Эйнхейм больше не двигался.

— Медика! — закричал кто-то панически.

— Алекс, ты что творишь? Это же штрафные теперь тебе светят! — рядом очутился взбудораженный Ларсен.

— Из-за этого козла погибли наши люди, Олд, я не собираюсь этого просто так прощать! — Карт так свирепо взглянул на друга, что тот даже попятился назад.


На площадке появилась группа гренадеров с оружием в руках, рейнджеры из "Бурых медведей" озадаченно столпились чуть поодаль. Наконец, подошел офицер с нашивками медицинской службы и два санитара. Медик склонился над Эйнхеймом, потом перевернул его и проводил диагностику.

— На носилки его! Сломана пара ребер и нос. Кто его так?

Ему молча показали на Карта, и офицер только покачал головой. Из бокового прохода вынырнул пехотный майор в сопровождении военных полицейских.

— Что тут произошло, черт возьми? Я майор Стэнли, комендант этого укрепрайона, — офицер был явно недоволен произошедшим инцидентом. Он получил показания присутствующих, затем подошел к Карту.

— У тебя проблемы, сержант. Явное и умышленное нападение на офицера. Ты что, с ума сошел, может нужно к медику? Боевой стресс? — майор был человеком в возрасте и с интересом наблюдал за очень молодым рейнджером в чине сержанта.

— К черту медика! Из-за этого ублюдка погибли мои люди, в том числе командир взвода, эти уроды с Ордена сами сошли с ума со своей гребаной секретностью.

— Какой еще Орден? — спросил непонимающе офицер.

— Неужели не знаете? — издевательски ответил Карт.

— Сир, — к ним подошел Дария, — у меня двое пленных нектов и секретные данные. Нам нужно срочно доставить все в штаб разведки.

— Понятно, — Стэнли сочувственно посмотрел на Карта. — Сейчас я распоряжусь. А ты сержант, сдай оружие. Будем разбираться.

К Алексу подошел полицейский и протянул руку. Ларсен, было напрягся, но Карт предостерегающе поднял правую кисть и снял с себя оружие. Затем он устало присел на какой-то ящик и обратился к стоявшим неподалеку бойцам взвода:

— Парни, двигайтесь в сторону нашего расположения. Меня можете не дожидаться.

Вскоре подъехал скутер, туда загрузили пленных и ящики, затем к рейнджеру подошел майор Стэнли.

— Попал ты, сынок. На хрена с этими говнюками было ссориться? Даже не знаю теперь, чем тебе и помочь. Давай вставай и за мной.

— Куда меня?

— Ну, сначала в камеру, в мою комендатуру. Потом буду искать твое начальство.

— Командир взвода, вон лежит. Остальное начальство на станции.

— Ничего, разберемся.


Около Алекса остановился один из полицейских. Карт махнул на прощание Ларсену и своим, потом пошел за майором. Они сели на небольшой скутер и вскоре уже были в бункере, где размещалась комендатура. Под камеру приспособили какое-то складское помещение. Полицейские притащили туда раскладную койку, передали термос с горячим напитком и упаковку сухпайка. Только сейчас Алекс понял, что чертовски голоден, и здраво рассудив, что уже ничего поделать не может, сел ужинать. Вскоре в коридоре послышались шаги и в камеру вошел Стэнли.

— Не вставай. Тут такое дело. Тот капитан пришел в себя и потребовал, чтобы против тебя возбудили дело.

— И что?

— Ты тут не выделывайся, сынок. Жить неохота? Я давно служу, многое повидал. Есть и у тебя шанс выкрутиться. Спишут инцидент на боевой стресс. Потеря взводного, чужой командир, нервы, сам понимаешь. Будет комиссия, госпиталь. Пока суть, да дело, все и утихомириться. Ну, скинут с тебя сержантские погоны, так наживешь еще. Я взглянул твое досье, откровенно говоря, впечатляет. Думаю, комиссия тебе многое простит. Там тоже люди сидят.

— Не понимаешь ты меня, майор, — Алекс поставил на пол пустую упаковку от сухпая, — весь этот сыр бор из-за этого проклятого Ордена разгорелся, или как его там называют. Мы могли бы, вообще, обойтись без потерь. У нас что, две армии? Я этого просто так не оставлю.

— Зря ты на этих… бочку катишь. Ох, зря. Ну, смотри, сынок, мое дело было предложить.

— Спасибо вам, майор. Вы человек, но я уже все решил для себя

— Как знаешь.

Неожиданно в проеме двери появился мордатый полицейский:

— Майор, сир. Там какой-то рейнджерский полковник. Требует этого, — коп кивнул на Карта.

— Ну что же, пошли сержант.


В большом кабинете столбом возвышался детина в полевой форме штурмовика. Он обернулся и Карт признал в нем полковника Орлова.

— Сержант, — Орлов мрачно смотрел на своего бывшего подчиненного, — это я командовал этой операцией. Ты что тут натворил, салага? Или и мне хочешь претензию выставить.

— Могу и выставить, — Алекс вышел на середину комнаты и расправил плечи. Полковник озадаченно хмыкнул и также сделал шаг вперед.

— Ты не охренел в атаке, боец?! Ты кто такой, чтобы меня жизни учить?

— А ты кто такой, полковник, чтобы понапрасну распоряжаться чужими жизнями?

Орлов заметно побагровел, с ним в таком тоне никто давно не разговаривал:

— Сержант! У тебя уже большие проблемы! Я очень постараюсь, чтобы твою наглую задницу запихнули в саму поганую дыру этой Галактики!

— А ты меня не пугай, полковник! — Алекс смотрел прямо в глаза офицеру и наступал вперед. — У меня погиб совсем молодой парень — офицер, и еще капрал, которому оставалось совсем немного до дембеля. Если бы не ваша поганая секретность, то мы их поддержали огнем и вовсе обошлись без потерь. Это так тебя воевать учили?

— Это точно так произошло? — Орлов смутился на минуту.

— Да рядовой из моего взвода, тоже из ваших, особых, проговорился. Всего-то нужна была пара пулеметчиков, и прикрыли бы вашу штурмовую группу без всяких проблем. Это ты, полковник, виноват в их смерти!

— Не тебе, щенку, судить о моих действиях! Мы в армии и на войне, а здесь убивают.

— Мне уже временами кажется, что у нас разные армии, — не уступал офицеру Карт. — Может, у нас и цели разные?

После подобного прямого обвинения у Орлова непроизвольно сжались руки, а полицейские в комнате заметно напряглись.

— Ты меня обвиняешь, сержант? Может, еще и побить хочешь, как капитана? Не слишком ли ты бурый?

— Да без проблем, — Алекс двинулся вперед, полковник покачал плечами и также выставил перед собой кулаки. Он был в реальном бешенстве и плохо контролировал себя. Никому не позволено Так с ним разговаривать!

Неожиданно между спорщиками появилась фигура. Майор хоть и был "тыловой крысой", но опыт боевой, по всему, видать, имел. Его движения были скупы и отточены и он, оттолкнув обоих рейнджеров в стороны, громко заявил:

— Стоп, у меня драк в комендатуре не будет! Полковник, вы что себе позволяете! Вам тоже хочется получить обвинение?

— Все, — Орлов взял себя в руки, — за этим сержантом придут люди из разведки, пусть они разбираются. Вы, майор, не имеете доступа к данной информации. А ты, щенок, уже труп!

— Кто бы говорил! — Карт стоял, уверенно расставив ноги.

— Да все уже сказано, — полковник сплюнул на пол и вышел.


— И что это все значит? — майор выглядел ошарашенным. — Ты совсем дурак, сержант?

— Наверное, да. Ведите меня в камеру и принесите чаю.

Майор молча кивнул, и к Карту подошли уже оба полицейских, руки они держали на оружии.

"Как закоренелого преступника ведут" — усмехнулся про себя Алекс.


Алекс не заметил, как уснул. В голове вертелось столько мыслей, он был сильно огорчен и разгневан произошедшим. Видимо, все, что несправедливого накипело ранее, вчера неожиданно и выплеснуло наружу. Вечером его никто не беспокоил. Полицейские только вывели в уборную, да принесли бутербродов с чаем. Утром же дверь со скрежетом открылась, и в проеме появился вчерашний мордатый коп6

— Собирайся! За тобой пришли.

Алекс спрыгнул с койки, потянулся и нагнулся за курткой. Делов-то бросить её в лицо охраннику, потом его вырубить, отобрать оружие и путь на свободу открыт. Для такого опытного штурмовика, как он, не проблема уйти с этой планеты. Но что дальше? Дальше этого идеи у него не простирались. Поэтому Карт просто-напросто накинул куртку, подхватил ранец и вышел вслед за полицейским.

За столом сидел вчерашний майор. Он кивнул Карту и негромко произнес:

— Тут к тебе какая-то шишка из разведки прилетела, похоже, что из Этих. Удачи, сынок.

Алекса провели по коридору и впихнули в небольшой кабинет, где находились только рабочий стол и два стула. За столом сидел смутно знакомый военный в черной форме космофлота. Он кивнул охраннику, и Карта посадили на второй стул.

— Здравствуй, сержант. Говорят, ты у нас большой любитель поскандалить.

— Чамп? Капитан Чамп? — глаза Карта расширились от удивления, но, внимательно вглядевшись, он успокоился. — Полковник Чамп. Разведка флота, значит.

— Судя по тону, ты не удивлен, — Чамп крутанулся на стуле. — Ты всегда был умным парнем, Алекс. Быстро меня просек, или помог кто?

— Думаете, ваша контора такая уж секретная? — иронически усмехнулся Алекс.

— Да, ты стал весьма говорлив. Ты, кстати, завтракал? Сейчас организуем кофе, — Чамп сделал по Интеру распоряжение. — Скажи мне, Алекс, а на хрена ты капитана искалечил? Он-то тут совсем не при делах.

— Фиг знает. Так получилось, под руку подвернулся.

— Ха, ты у нас вдобавок обладаешь немереной силой. Эйнхейм слыл мастером рукопашного боя.

— Значит, я сильнее, — флегматично кивнул рейнджер. — Да и не забывайте, что я уже как пару лет воюющий штурмовик.

— Заметно, — теперь уже кивнул полковник. — Ты уже совсем не тот щекастый паренек, которого я знал. Ну, тем более будет проще разговаривать о взрослых вещах. А, вот и кофе!


Им поставили на столик большой кофейник, от которого несло ароматом настоящего земного напитка. Вдобавок к нему полицейский принес поднос с бутербродами. И хлеб был не консервированным, а свежим! Как, впрочем, мясо и зелень.

— Угощайся, — усмехнулся Чамп, — у разведки есть свои преимущества.

Сам он уже налил себе кофе и тихонько смаковал его. Карт по солдатской привычке сразу умял бутерброды и выпил затем сряду три чашки превосходного кофе.

— Кофе с Их`вариша, — прокомментировал он. У Чампа от этих слов чуть не выпала из рук кружка.

— Ты все-таки там побывал? — изумился он. — Кофе и впрямь оттуда. Они поставляют нам немного. И как впечатления о планете?

— Странные. Больше пока не скажу, мы начали там одно расследование, но дернули из отпуска.

— Понятно. Я в тебе не ошибся.

— Что, вербовать пришли?

— Ну, где-то так, — полковник снова усмехнулся, улыбка у него была такая, располагающая, неслужебная. — Хотя, если откровенно, ты сам в руки идешь. Засветился в паре секретных операций, много вопросов задаешь. Тут о тебе некоторые лишние люди начали справки наводить.

— Вот как? — Алекс не спеша потягивал кофе, когда еще такой попьешь. — А вы, значит, из тех, кто их выдает.

— Можно сказать и так. Ну ладно, перейдем к делу. Мне не очень понятно, почему ты так негативно относишься к Организации?

— К вашему тайному ордену?

— Во-первых, не моему. Эта структура охватывает всю Землю и её колонии. Во-вторых — официальное название Организация, хотя ты прав, непосвященные её знают под именем Ордена.

— Не знаю, — вдруг задумался Карт, — просто не очень приятно, когда вокруг сплошные тайны, и тебя же используют вслепую.

— В армии полно секретов, ты должен был привыкнуть.

— Хм. Одно дело, когда это касается спецслужб или разведки, другое, когда твои товарищи тебе уже, как бы не товарищи. У нас что, две армии?

— А, вот в чем дело… — Чамп погладил подбородок, — к сожалению, Организация сильно разрослась. Больно много перед ней предстоит задач.

— Ага. Вы везде, но как-то наособицу, а это не очень правильно. Солдаты относятся к вам с недоверием.


Разведчик немного помолчал, потом продолжил разговор:

— Знаешь, я не самый главный, и эти вопросы не в моей компетенции. Я честно выполняю свою задачу и, скажу откровенно, неплохо это делаю.

— Ну-ну, честный служака, — Карт в упор посмотрел на своего бывшего инструктора.

— Ты и в самом деле борзый стал, — Чамп внимательно оглядел собеседника. — Мальчик-то вырос.

— И хочет объяснений.

— Сейчас ты их не получишь, но твой подход не очень правильный. Наша Организация создана для защиты Земли, поверь — только для этого. Поэтому я от её лица предлагаю тебе сотрудничество. Ты станешь полноправным членом и будешь продолжать нести службу дальше. Время от времени мы начнем привлекать тебя для особых операций. Поверь мне, эта работа как раз по тебе, и пользы для нашей планеты принесешь намного больше.

— Вы для этого меня учили?

— Для этого тоже. Да мне и самому было интересно. У тебя нет времени для раздумья. Карт. Надо ответить прямо сейчас. Если да — ты тут же уедешь со мной. Если нет — снаружи тебя с нетерпением дожидается полковник Орлов и копы. Уж куда они тебя загонят, никому не известно. Орлов сильно злой, ты что ему сделал?

— Чуть не подрался.

— Охренеть! — Чамп и в самом деле удивился. — Ну ты даешь, салага! Он же все-таки фигура! Надо же иметь хоть какие-то рамки!


Карт задумался. Первым желанием было послать всех подальше. Ничего, он прорвется! С его способностями, а в них он уже не сомневался, шанс выжить будет большим. Он уже понял, что к нечеловеческой реакции и выносливости он вдобавок обладает и невиданной силой. Главное, уметь её проявить. Но с другой стороны — жизнь штрафника нелегка и далеко не престижна. Что и кому он этим глупым поступком докажет? А вот тут как раз открываются неясные перспективы прикоснуться к великой тайне. Хм, а полковник его просчитал, явно просчитал. Ну ладно, сделаю вид, что согласен. Потом посмотрим, кто кого. Он решился и встал.

— Куда идти?

Чамп искренне улыбнулся, поднялся с кресла и пошел к выходу. Алекс двинул за ним следом. Уже сидя во флайере, он подметил, что часть важных пазлов все-таки сложилось воедино. Это сколько около него должно было произойти несчастий, чтобы открылась истинная картина мира? Почему ответы на наши вопросы приходят после кровопролития и безмерные страдания? Кто, в конце концов, когда-нибудь ответит на его треклятые опросы. Некоторые из этого списка он боялся задавать даже сам себе. Например: человек ли он сам?


Оглавление

  • Глава 1 Водила генералов
  • Глава 2 Прерванный отдых
  • Глава 3 Новые друзья
  • Глава 4 Первая кровь
  • Глава 5 Планета Их`вариш
  • Глава 6 "Носороги"
  • Глава 7 Нечаянные встречи
  • Глава 8 Сомнение
  • Глава 9 Неповиновение