КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 438574 томов
Объем библиотеки - 608 Гб.
Всего авторов - 207116
Пользователей - 97824

Впечатления

Serg55 про Захарова: Оборотная сторона жизни (Юмористическая фантастика)

а где продолжение?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
martin-games про Теоли: Сандэр. Царь пустыни. Том II (Фэнтези: прочее)

Ну и зачем это публиковать? Кусочек книги, которую автор только начал писать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Богородников: Властелин бумажек и промокашек (СИ) (Альтернативная история)

почитал бы продолжение

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
martin-games про Губарев: Повелитель Хаоса (Героическая фантастика)

Зачем огрызки незаконченных книг публиковать?????

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Tata1109 про Алюшина: Актриса на главную роль (Детективы)

Не осилила! Сломалась на середине книги.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Зорич: Ты победил (Фэнтези: прочее)

Вторая часть уже полюбившейся (мне лично) СИ «Свод равновесия» (по сравнению с первой) выглядит несколько «блекло», однако это (все же) не заставляет разочароваться в целом. Не знаю в чем тут дело, наверное в том — что если часть первая открывает (нам) некий новый и весьма интересный мир в жанре «фентези», то часть вторая представляет собой лишь некое почти детективное (с элементами магии) расследование убийства некого особо-уполномоченного лица (чуть не сказал «особиста»)) на каком-то затерянном острове, расположенном в далекой-далекой провинции.

В связи с этим (в первой половине книги) у читателя наверняка произойдет некое «падение интереса», однако (думаю) что это все же не повод бросать эту СИ, не дочитав до финала. Кстати, (по замыслу книги) ГГ (известный нам по первой части) так же сперва воспринимает свое назначение, как некую почетную ссылку (мол, спасибо на том, что не казнили)... но вскоре события (что называется) «понесутся вскачь».

Глупо заниматься пересказом «происходящего», однако нельзя не отметить что «вся эта ситуация» продолжает неторопливо раскрывать «тему данного мира» (и неких уже известных персонажей), пусть и не со столь «яркой стороны» (как это было в начале), но чем ближе к финалу — тем все же интереснее...

В искомом финале нас ожидают масштабные «разборки» и «ловля на живца» (в которой как ни странно наживка в виде гиганских червяков, играет совсем не последнюю роль)). Резюмируя окончательный вердикт — эту СИ буду вычитывать дальше... хоть и без особого фанатизма))

P.S И конечно эту часть можно читать вполне самостоятельно (без учета хронологии), однако желательно сперва прочесть часть первую, иначе впечатления от прочтения (в итоге) останутся вполне посредственными.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Shcola про Андрианов: Я — некромант. Гексалогия (Юмористическое фэнтези)

Когда же 6 часть дождёмся то.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Тень змеи (fb2)

- Тень змеи [СИ] 879 Кб, 242с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - (DartShine)

Настройки текста:



Тень змеи

Часть 1

Пролог

— Кто ты… сейчас? — не решившись остановить прошедшего мимо него Саске, задал вопрос Кабуто.

Учиха всё же остановился, и медленно повернув голову, взглянул на него своим шаринганом. Мир вокруг изменился, они словно оказались на огромной шахматной доске, отражавшейся на все четыре стороны. Кабуто не успел ничего предпринять, как оказался захвачен в гендзюцу.

— Ты задал действительно правильный вопрос, Кабуто, — голос Саске звучал во множественном числе, что вкупе с его ярко светящимися глазами, имел сильный психологический эффект. — А сам, что думаешь? Впрочем, если тебе интересна судьба Орочимару, то можешь о нём забыть.

Кабуто вздрогнул, когда мир вокруг пошёл трещинами и рассыпался, сменившись новой локацией. Ему предстало ещё менее приятное зрелище: вид мерзкого белого тела Орочимару, опутанного склизкими змеями. Нукенин безуспешно пытался захватить ими стоявшего напротив ученика, который продолжал смотреть на него своими ужасающими глазами.

Мир вокруг Кабуто завертелся, вызвав головокружение и лёгкую тошноту. В попытках не потерять ориентацию в пространстве он присел, упираясь ладонями в изменившийся пол. По лицу градом стекал пот, он судорожно вздохнул, стараясь выровнять сбившееся дыхание.

Продолжавший стоять перед ним Учиха, казалось, совершенно не замечал его состояния.

— Ты убил его? — голос предательски дрогнул, на что Саске лишь злобно усмехнулся.

— Верно, — жёстко ответил он, — Орочимару стал слабее меня, больше мне нечему у него учиться. Я был даже немного разочарован, когда сокрушил его сознание…

Кабуто вдруг почувствовал исходящую от Саске угрозу. Несмотря на то, что он явно был ослаблен противостоянием со своим учителем, этот Учиха собирался расправиться и с ним.

Однако, вопреки ожиданиям нукенина, бывший ученик Орочимару быстро потерял к нему интерес и, развернувшись, вновь направился своим путём. Похоже, Саске всё же не собирался его убивать.

И вновь, всё окружающее оказалось лишь ложью навеянной шаринганом Учихи. Верный последователь Орочимару осознал это, лишь когда почувствовал нестерпимую боль в своей груди. Попытка сделать вдох вызвала кашель. Он стал захлёбываться собственной кровью и когда Саске вытащил катану из его тела, упал на колени.

— В будущем ты можешь стать опасен для моих планов, Кабуто, — равнодушно произнёс Учиха, вновь занося своё оружие — так что ничего личного.

Мир вокруг вновь завертелся, однако в этот раз это не являлось воздействием гендюзцу.


Глава первая. Приспешники зла

Не знаю, как и почему я оказался в этом мире и в этом теле. Да это и не особо важно, в памяти сохранилось довольно-мало воспоминаний о моём прошлом. На месте имён и лиц своих близких был лишь белый лист, как впрочем, и на месте других немаловажных вещей. Что более странно, реальность, в которой я оказался теперь, была мне знакома.

Я слегка удивился тому, насколько просто принял факт своего попадания. Ни переживания ни страхи не тревожили меня совершенно, всё это обошло меня стороной, словно так и должно быть. Просто однажды я очнулся и сразу всё понял.

Мне не составило труда определить, в какой именно временной период истории я попал, и чьё тело занял. Я подменил сознание одного из главных персонажей — Учихи Саске, во времена, когда он уже заканчивал своё ученичество у Орочимару. И убить его учителя пришлось уже именно мне.

Для незваных гостей, убежища Орочимару могли походить на бесконечный подземный лабиринт, по которым можно было бродить довольно долго. Саске же был его учеником на протяжении двух лет, а потому давно запомнил в них все ориентиры. По бокам длинных коридоров были вырезы, в которых саннин обустраивал комнаты для персонала, если таковой имелся, клетки в которых держал своих подопытных и огромные арены, на которых заставлял их друг с другом сражаться. Лаборатории же обычно находились в другом конце его подземелий. В одну из них я сейчас и входил.

Всё помещение было уставлено гигантскими колбами, к которым крепились различные трубки. В некоторых из них плавала какая-то мерзость. Мои ноги остановились перед одной из таких колб.

— Я собираюсь тебя выпустить, — произнёс я, прежде чем пробить стекло из-которой сразу же хлынула вода.

— Спасибо, Саске, — из образовавшейся на полу лужи вынырнуло тело Суйгецу, — значит, ты всё же убил Орочимару…

— Его время прошло, — согласился я с ним. — Я ухожу отсюда и собираю команду. Как насчёт быть моим первым соратником?

— Ты меня выручил, поэтому я к тебе присоединюсь, — рассыпавшись брызгами, он собрался сбоку от меня и приставил свою ладонь к моей шее, — однако, давай кое-что проясним. То, что ты убил Орочимару, ещё не значит, что ты сильнее. Просто у тебя было больше шансов из-за того, что нас всех держали в клетках.

Я прекрасно знал, что он меня проверяет, однако злить меня всё же не стоит. Повернув голову в его сторону, я поймал его взгляд. Мир вокруг пошёл трещинами. Вокруг ничего не изменилось, однако теперь уже я приставил свой клинок к его горлу.

— Ты и правда, так в этом уверен?

Суйгецу же лишь ухмыльнулся и развел руками, признавая поражение.

— Похоже, твоя победа не была случайностью, — улыбаясь, сказал он, когда я развеял гендюзцу. — Но сначала я бы хотел кое-что забрать.

Как и в каноне истории, мы направились на могилу Момочи Забузы, чтобы забрать его Обезглавливатель, один из семи великих мечей Скрытого тумана.

По пути я поведал ему, что также планирую присоединить к нашей команде Карин и Джуго, которых бывший шиноби Тумана терпеть не мог.

Как это ни странно, первое время я собирался следовать плану настоящего Саске. В первую очередь мне нужна была команда из достаточно сильных людей, и прежний хозяин этого тела уже присмотрел себе тех, кого можно будет в неё пригласить.

Прекрасно помня, что всех нас ожидало в будущем, я собирался подготовиться к грядущим событиям. Мне понадобится сила и благодаря тем же воспоминаниям я прекрасно знал, как быстрее мне её обрести. Именно поэтому главной моей целью, также как и прошлого Саске, оставалось убийство Учихи Итачи. Разве что мотивы у нас с ним были разными.

Если Саске двигала месть за собственную семью, то меня интересовали лишь глаза его брата. Вот же ирония, сам того не желая, я собираюсь исполнить главную цель в жизни парня, тело которого занял.

Когда мы выбрались наружу, я применил технику призыва. Вместе с дымом передо мной появилась огромная птица, на которую мы тут же и забрались.

Обезглавливатель был там же, где его и воткнул Хатаке Какаши. Мой напарник тут же выдернул эту огромную рельсу из могилы Забузы, чуть ли не светясь от переполняющего его восторга.

Лично я бы не смог нормально сражаться этим оружием. Чтобы размахивать такой бандурой требуется невероятная сила и координация. Если не тренировался обращаться специально этим мечом, то лучше даже не пробовать хвататься за него. Однако Суйгецу успокоил меня, рассказав, что долгое время готовился к этому.

Когда мой напарник, наконец, наигрался со своей новой игрушкой, я вновь призвал своего ястреба, и мы полетели в южное убежище.

Это место сильно отличалось от того, которое покинули мы с Суйгецу. Его Орочимару строил исключительно для того чтобы держать в ней своих подопытных. Короче говоря, просто большая тюрьма. Двигаясь по длинному полутёмному коридору, слабо освещённому горевшими факелами, я равнодушно смотрел на толпы сидевших в клетках людей. Кто-то из них молил о помощи, кто-то лишь в страхе старался скрыться от нас во мраке, когда на него падал мой взгляд. Но интересовали меня вовсе не они.

— Саске, ты пришёл один? — встретившая нас Карин казалась удивлённой.

— Эй, он не один. — огрызнулся мой напарник. — Ну что за невоспитанность. Вместо того, чтобы проводить нас к себе в кабинет и предложить чаю, ты сразу задаёшь вопросы.

— Ну и чего припёрлись? — почти всё сказанное Хозуки было ей нагло проигнорировано.

— Саске хочет с тобой пообщаться…

Девушка оказалась вполне себе ничего, думаю, если бы всю голову прошлого Учихи не занимали бы мысли о мести, он бы мог обратить на это внимание.

— Карин, я убил Орочимару, — наконец произнёс я, когда обстановка между ними начала всерьёз накаляться.

— Что?! — по лицу девушки было видно, что она действительно удивилась моему признанию, однако особого расстройства я на нём не заметил. — Серьёзно?! То есть ты и правда это сделал?

— Тебе больше нет смысла здесь оставаться, — делаю неспешные шаги в сторону девушки, — я хочу, чтобы ты присоединилась ко мне.

Когда я пересёк какую-то невидимую границу между нами, она вдруг стала заметно нервничать. Я продолжал говорить ей, что нуждаюсь в её помощи, на что она вдруг стала придумывать какие-то нелепые отговорки.

— Суйгецу, освободи здесь всех, — не оборачиваясь, бросил я себе за спину.

Сзади послышались еле слышное ворчание, однако парень пошёл выполнять мои указания. Поначалу я думал самому использовать базы Орочимару, однако позже отбросил эту затею. Люди, подчинявшиеся этому сеннину, делились на две категории: те, кто искренне верил в своего господина и те, кто его боялся.

Можно конечно попытаться и заполучить верность тех, кого я освобожу, однако сейчас мне это просто не нужно. Полезнее будет, если они разнесут слухи о моей победе над этим легендарным нукенином.

После того, как Суйгецу ушёл, поведение девчонки резко поменялось. Её уверенность вдруг подскочила. Сняв свои очки, она заметно преобразилась.

Её голос, как и смысл, который она стала вкладывать в свои слова… В общем она флиртовала со мной и должен признать, её интерес был взаимным. Не понимаю, как Саске вообще мог игнорировать эту девушку, впрочем, благодаря его вечной безэмоциональности оставаться достаточно хладнокровным к приставаниям Карин у меня пока получалось.

Появление Суйгецу вновь стало причиной её трансформации, что даже стало меня забавлять. Похоже, с ней уже всё решено, а значит остался последний…

Северное убежище. Именно здесь находилась главная лаборатория по экспериментам с людьми. И результаты этих экспериментов, представляющие из себя неуправляемых монстров, тоже содержались здесь. Здесь я искал Джуго, человека, который был прародителем проклятой силы, частью которой обладал сейчас и я.

— Господин Учиха Саске, — нас встретили шиноби с протекторами деревни звука. — Рад вас приветствовать в северном убежище.

— Проводи нас к подопытному Ноль. — равнодушным тоном произношу я. Здесь пока ещё никто не знает о том, что их хозяин уже мёртв. Поскольку Саске довольно часто мотался по поручениям своего учителя, никто не стал задавать мне ненужных вопросов и молча согласились провести нас.

В сопровождении двух шиноби мы в очередной раз за сегодня двинулись по еле освещённым коридорам. В отличие от прошлых убежищ, в этот раз в клетках сидели не обычные пленники, а мутировавшие в результате жестоких экспериментов саннина, монстры.

Впрочем, когда я освобождаю второй уровень своей проклятой печати, внешне не сильно от них отличаюсь.

Единственное разница между нами в том, что я способен контролировать свою трансформацию, а они нет.

— Мы пришли, — шиноби звука остановился перед огромной железной дверью, обвешанной цепями.

— Прекрасно, — молния, выстрелившая из моей руки, пробила его сердце, пока второй тем временем валился на пол, судорожно хватаясь за шею, из которой торчал пущенный мной кунай.

Суйгецу обыскал агонизирующие тела, и забрал у одного из них ключ тут же передавая его мне. Я молча показал им обоим отойти назад и, подойдя к двери, вставил ключ в замочную скважину. В следующее мгновение меня накрыло жаждой крови, и я на одних рефлексах успел использовать частичное преобразование своей проклятой печати. Выросшее из моей спины уродливое крыло защитило тело от столкновения с монстром.

— Ха-ха, ещё одна моя копия?! — В его голосе ясно отпечаталось сумасшествие и невероятное желание меня убить. — Признаю, ты довольно силён, раз смог освоить частичную трансформацию.

Я усмехнулся.

— Ты даже не представляешь насколько. — с силой впечатываю тело Джуго в стену и, продолжая удерживать ловлю его безумный взгляд, активируя шаринган.

Печать исчезает с тела парня, оставляя на лице лишь растерянный взгляд.

Насколько я помню, его главная проблема заключается в том, что он не способен сам контролировать свои вспышки ярости. Что же, мы только что удостоверились в том, что моя сила может его успокоить.

Уговорить парня присоединиться к нам, труда не составило. Как и в каноне, узнав, что меня зовут Учихой Саске, он сразу же согласился к нам присоединиться, убедив себя в том, что я второй человек после его лучшего друга Кимимару, который способен сдерживать его ярость. Так это, в общем-то, и было.

Забрав Джуго, мы незаметно для всех покинули северное убежище. Ни освобождать подопытных, ни убивать их я не стал, как и устранять последователей Орочимару. Вскоре они все итак взбунтуются, когда до этого места дойдут слухи о смерти сеннина.

Мне нет смысла поднимать шум раньше времени.

Когда мы ушли достаточно, я остановился.

— Теперь, когда все в сборе, я расскажу вам, чем мы займёмся в ближайшем будущем.

Встав перед тройкой внимательно наблюдающих за мной людей, я продолжил:

— Все мы преступники, которые больше не могут вернуться в свои скрытые селения. А после того, как весь мир узнает о смерти легендарного сеннина, многие заинтересуются его бывшими соратниками. Они думают, что теперь мы беззащитны, а значит, непременно на нас нападут. Пока я выполнял всякую грязную работу по приказу Орочимару, смог узнать много интересного о том, что творится в большом мире.

Организация Акацки, в которой некогда состоял мой бывший учитель, планирует вскоре устроить новую мировую войну шиноби. Это одна из их главных целей и они наверняка попытаются нас завербовать. Я не собираюсь к ним присоединяться, потому как их цели противоречат моим личным интересам. К тому же первой задачей, которую нам с вами необходимо выполнить — это убийство Учихи Итачи, одного из членов этой группировки.

— Так и знал, что всё к этому идёт, — самодовольно покачал головой Суйгецу, — меня это устраивает. Лично мне нужен один из Семёрки мечников тумана и напарник Учихи Итачи. Я собираюсь забрать Самехаду, которая сейчас находится в руках у Хошигаке Кисаме.

На его слова я только кивнул, прекрасно зная его мотивы и до этого признания.

— При нашем последнем разговоре, Кимимару сказал мне, что продолжит жить в Учихе Саске. И он пожертвовал собой ради тебя, так что я хочу собственными глазами увидеть, как далеко ты сможешь зайти.

— А что насчёт тебя, Карин, — я обратился к единственной девушке среди нас.

— Мне всё равно больше некуда идти, так что я с вами.

Глава вторая. Охотники

Погода вот уже несколько дней была отвратительна. Укрытые тёмными плащами, мы двигались под непрекращающимся ливнем. Слухи о смерти Орочимару уже успели разлететься, и некоторые скрытые деревни открыли за нами охоту. Обычно благодаря Карин, мы заранее знали о том, что впереди нас поджидает засада и могли избежать ненужного столкновения, но сегодня что-то пошло не так.

— Джуго, — мой голос перекрыл шум дождя.

Ослабив контроль над своим проклятьем, Джуго трансформировал свою правую руку и выстрелил ей как из пушки. Валун, за которым скрывалась пятёрка, пока неизвестных нам шиноби, разлетелся осколками.

По нам ударил град из различного смертоубийственного металла.

Выхватив катану, я их все отбил. Сбоку материализовался неизвестный мне шиноби в маске анбу. Его кунай просвистел в опасной близости от моей шеи, однако сам он напоролся на мою искрящуюся молнией ладонь. Красные брызги заляпали мой чёрный плащ. Я отбросил агонизирующее тело, и перевёл свой взгляд на остановившегося в семи метрах от меня, судя по всему их лидера. Из-за мешковатого плаща и скрывающей лицо, уродливой белой маски какого-то демона определить его пол я не мог. Да это и не имело значения.

Возникший из-ниоткуда маленький камешек прошил бы мне затылок, если бы не вовремя среагировавший Хозуки, который вскинул на его пути свой меч.

Итак, один из них мёртв. Двое себя раскрыли. Осталось ещё…

— В сторону, — меня вдруг сшибла стоявшая рядом Карин.

Извернувшись в воздухе, я всё-таки смог быстро приземлиться на ноги. Чтобы увидеть, как из земли, на которой мы стояли вдруг образуется лес из различных лезвий, нашинковав замешкавшегося Суйгецу.

Дыхание костлявой вновь защекотало затылок, вынудив меня парировать удар катаной тёмной фигуры, выросшей из моей собственной тени.

Это стало последней каплей, заставив меня, наконец, перестать изображать из себя дегенерата. Зрение меняет спектр, и я начинаю видеть потоки чакры, которые исчезают из моей тени, растворяя фигуру.

Поздно! Резко поворачиваю голову в ту сторону, где заметил манипулятора и выдыхаю пламя. Пять материализовавшихся комков огня на огромной скорости летят к своей жертве, приобретая формы птиц.

Участок леса, в котором скрывался мой неудавшийся убийца, поочерёдно сокрушают пять взрывов.

Поняв, что попытка моей ликвидации окончательно провалилась, шиноби пытаются сбежать.

— Не уйдёте! — взбесившись, я устремляюсь в погоню за лидером.

Преследуя анбушника, запрыгиваю за ним на ветку огромного леса. Вновь приходится изворачиваться и отбивать в полёте брошенные в меня отравленные иглы.

Настигнув его, произвожу сложную комбинацию атак своей катаной, часть которых он отбивает кунаем а от других просто уворачивается. Но я вижу наперёд все его движения и наконец, сношу с его плеч голову.

С громким хлопком на месте падавшего тела появляется обычное полено, а из моей левой руки уже выстреливает чакра молнии, метя в совершенно другое место. Анбушник всё-таки успел применить замену, вот только я предвидел и это. С громким вскриком, шиноби спотыкается на очередной ветке и, расплескивая кровь из нанесённой мной раны валится наземь.

Спустившись и убрав клинок в ножны, я неспешно направляюсь к дезориентированному, и потерявшему маскировку лидеру моих ликвидаторов.

Только и успеваю запечатлеть лицо молодой девушки с чёрными волосами, как внезапно взрывается моё предчувствие опасности. Быстро активирую нарисованные на собственных локтях печати.

Мощный взрыв содрогает всего меня, пожертвовавшие собственными жизнями, змеи валяться мёртвыми кусками поджаренного мяса. Печати, в которых они были запечатаны, исчезают с моего тела. Горячий сухой воздух обжигает лёгкие. Я стою в центре воронки, в радиусе восьми метров которой всё ещё полыхает.

— О, а он всё же не так прост, как я думал.

— Ну, он же всё-таки младший брат самого Итачи-сана, Дейдара-семпай. Может, лучше не будем с ним связываться? Смотрите, он нас заметил! Мне страшно, Дейдара-семпай!

— Заткни хлеборезку, Тоби! Стой и смотри, как я его прикончу!

Из тени деревьев показались два типа в плащах, покрытых узорами алых облаков. Молодой длинноволосый подрывник сейчас распекал своего напарника, даже и не подозревая о том, кем на самом деле является шиноби в спиральной оранжевой маске.

Я взглянул в единственное отверстие на этой маске и встретился с таким же глазом, как и у меня. «Учиха Обито, тебя я тоже скоро убью» хотел бы я сказать, однако сейчас это просто будет самоубийством.

Другое дело, что он пока не будет всерьёз меня атаковать, в будущем планируя сделать своей очередной марионеткой.

— Эти плащи, — подал я, наконец, голос, прерывая их клоунаду, — Акацки, мне есть дело лишь до одного из вас.

Играть роль обычного мстителя, которого не заботит ничего кроме его цели очень просто, когда эта цель является и твоей. Тоби пока не нужно знать, что в будущем я собираюсь поубивать не только своего братца, но и всех членов его организации.

— Заткнись, чёртов выскочка. — Дейдара явно проецировал на меня свою обиду на Итачи. — Я должен был убить Орочимару, а ты забрал мою добычу.

Поэтому вместо него, я уничтожу тебя. Я позволю тебе сполна насладиться моим искусством, перед тем как убью.

Ах-да, конечно. Этот парень, отбитый на голову псих, называющий взрывы — искусством. Кажется, в каноне он точно также напал на Саске и подох, пытаясь его убить.

— Что же, — мои губы сами стали растягиваться в безумной улыбке, пока глаза ещё больше расширились, — если тебе так хотелось увидеться с Орочимару, я могу отправить тебя вслед за ним.

Я уже успел разогреться во время стычки с напавшими на меня анбушниками и был предельно сконцентрирован, а потому напал первым. Резко сократив дистанцию между нами, я повторил тот же приём, что и в последний раз. Однако, Дейдара всё-таки был нукенином S-ранга и смог уйти как от лезвия моей катаны, так и ударившей следом за ним чакры молнии.

Я понял, что совершил своими действиями чудовищную ошибку, позволив вновь разорвать дистанцию.

Когда он призвал гигантского белого дракона, слепленного из собственной взрывчатки. В меня тут же полетели мелкие бомбы, уклоняясь от которых я с удивлением отметил, что они меняют траекторию вслед за мной. Только благодаря собственной скорости, я успевал уходить из радиуса поражения их взрывов.

Пока я разбирался с этими паразитами, Дейдара взобрался на свою громадину и взлетел.

Как-то так получилось, что больше думая над тем, как мне справиться с Итачи, я совершенно забыл о том, что в каноне Дейдара нападёт на Саске, а потому он всё-таки смог застать меня врасплох. Вот и о том, что он сражается дистанционно, да ещё и с воздуха я позабыл. К тому же пока я бегал от преследующих меня гранат, Тоби раскидал по округе мины, о чём любезно мне и поведал Дейдара.

Меня начинало это бесить. Выпустив силу своей печати, я резко взлетел в воздух и, сделав глубокий вздох, запустил в своего противника огромный сгусток пламени, который принял форму головы дракона.

Дезинтегрировав все летевшие в мою сторону бомбы, огненная техника устремилась в члена Акацки. Лишь в последний момент дракон Дейдары успел увернуться от угрозы, резко снизив высоту и пропустив огонь над собой. Вот только я был уже близко.

Ястребом, упав сверху, я нанёс удар катаной напитанной чакрой молнии, от которой он увернулся. Отпустив, вонзившийся в спину дракона клинок, сам уклоняюсь от контратаки в виде пущенных мне в лицо бомб. Вновь взмываю в небо, и с удовольствием наблюдаю, как огромная птичка вместе с находящимся на нём Акацки, стремительно падают на землю из-за торчащей в её спине катаны напитанной чакрой молнии.

Развеиваю очередную печать на собственном теле, роняя на землю дождь сюрикенов. Они падают в произвольном порядке и детонируют мины по всей площади в тот же момент, когда приземляется Дейдара.

На земле вспыхивает огненный ад, даже находясь высоко в воздухе меня, окатывает волной горячего воздуха.

Мой шаринган непрерывно следит за происходящим, а потому я сразу замечаю вырвавшегося из огня очень потрепанного, но ещё вполне живого шиноби. На этот раз транспортом ему служила уже не настолько большая птичка.

Не желая упускать свой шанс добить врага, резко настигаю его и сшибаю на землю левым крылом. Дейдара с силой впечатывается в землю, распластавшись на спине, словно морская звезда. Через мгновение в его конечности вонзаются запущенные мной иглы с привязанной к моей руке леской. Не успевает противник опомниться, как его тело содрогается в конвульсиях из-за пропущенной мной через иглы чакры молнии, окончательно обездвиживая.

Но всё это было только подготовкой. Вслед за всем этим в землю врезается огромный шар пламени, сжигая всё, чего коснётся и в очередной раз сотрясает это место гигантским взрывом.

Приземляюсь на землю, сразу же отменяя действие печати, и деактивирую шаринган. Если он сможет подняться после этого то, мне хана. В этом бою я истратил почти всю свою чакру. Нда, чтобы приблизиться к мощи оригинала, которой он достиг к концу истории, мне придётся пройти ещё через многое.

Резкий звук на грани слышимости заставил меня уйти перекатом в сторону. А ещё через мгновение около меня материализовались потрепанные члены моей команды. По их внешнему виду было сразу заметно, что не только я сейчас принимал участие в тяжёлом сражении.

— Здравствуй, Саске, — из тени деревьев показался Хатаке Какаши и я понял, что нас окружили шиноби Скрытого Листа.

Часть 2

Глава третья. Нукенин

— Мы пришли за тобой, Саске, — в очередной раз завёл свою песенку, вышедший вслед за ним, Наруто. — В этот раз ты вернёшься в Коноху!

Проигнорировав этого придурка, я стал выискивать дыры в их окружении или хотя бы слабые места. Будь я сейчас в форме, вырваться нам бы труда не составило. Помимо бывшего наставника Саске и его напарника, я насчитал ещё около десятка шиноби, сейчас скрывающихся за деревьями. Полагаю, они тоже моего выпуска, а значит противники не особо серьезные. Я вновь перевёл взгляд на возмущающегося моим поведением, Наруто.

«Серьёзную угрозу представляют только эти двое»

— Мы уже не раз проходили это, — решил я, наконец, им ответить. — Ничего с тех пор не изменилось и если вы сейчас же не уйдёте с дороги, я просто уложу её вашими трупами. Предупреждаю в последний раз.

Наруто как обычно не воспринял мои слова всерьёз и принялся орать своим мерзким голосом:

— Вот именно, ты же прекрасно знаешь, что я не остановлюсь и всё равно притащу тебя домой! Даже силой! Это мой путь ниндзя!

Я вдруг понял, что вижу его в первый раз в своей жизни, но этот придурок уже неимоверно меня раздражает. Его поведение всегда бесило Саске, и если подумать у меня прошлого он тоже вызывал лишь отрицательные эмоции.

— Что будем делать, Саске? — напряжённо спросил Хозуки. — Похоже, твои бывшие друзья настроены серьёзно.

— Джуго, атакуй Наруто, — вместо ответа, скомандовал я, — Суйгецу, возьми на себя копирующего ниндзя. Выиграйте мне немного времени.

Услышав мой приказ, наш здоровяк дал волю своей кровожадной сущности и с криками бросился в атаку.

— А-а! Убью! Убью вас всех!

— Мда, опять ему крышу сорвало, — ухмыляясь и демонстрируя свои заострённые зубы, сказал Хозуки, неспешно двигаясь следом.

— Что ты задумал, Саске? — Оглядев с тревогой округу, спросила у меня Карин. — И что это за парень вообще? У него просто чудовищный запас чакры.

Я злобно посмотрел на джинчурики, на которого сейчас наседал перевоплотившийся Джуго. Шиноби из Конохи использовал свой коронный приём и создал толпу клонов, пытаясь сдержать атаку разъярённого Двуликого. Проклятый расшвыривал их как детей, только сильнее взбесившись из-за того, что никак не может убить живого человека.

— Ты когда-нибудь слышала о джинчурики? Думаю, да. Так вот, в теле Наруто запечатан девятихвостый.

Две огромные белые псины, выскочившие из леса, не позволили нам и дальше расслабленно продолжить диалог. Оба животных на огромной скорости прыгнули в мою сторону, завертевшись в воздухе. Я пока не мог позволить себе тратить чакру на всякий мусор, а потому в последний момент уклонился от обоих атак, оставив в телах нападавших несколько кунаев. Моя контратака поломала им всю технику, и вновь приняв человеческий облик, Киба вместе со своим питомцем перепахали землю в метре от меня. Попыток встать от дезориентированных и истекающих кровью противников я даже не ждал. Шиноби сейчас пытался остановить хлещущую сразу из трёх дыр в животе, кровь, пока рядом истекала красным его собака.

Вслед за поверженным неудачником, на меня налетела толпа жуков. Только вот к несчастью для Шино, его насекомые в сравнении со мной перемещались слишком уж медленно. Я даже не пытался их атаковать, вместо этого настигнув сражавшуюся с Карин, Хинату. Обзор в триста шестьдесят градусов не спасёт тебя, если ты не поспеваешь защититься от удара. Так и получилось: внезапная подсечка заставила её потерять равновесие, а впечатанный в грудную клетку кулак, вышибив дух, отправил Хъюгу глотать пыль. Надеюсь, вставать она торопиться не будет, избивать девчонку нет никакого желания.

Пролетевший мимо моего лица Обезглавливатель, заставил оглянуться в сторону бившихся товарищей. Джуго всё также продолжал разбираться с клонами, не замечая как ему в спину летит придурок с здоровенным расенганом в руке. Суйгецу же утеряв свою главную игрушку, швырялся водными техниками, которые врезались в такие же техники от показавшего шаринган, Какаши.

После того, как я поглотил сущность Орочимару, объём чакры в моём теле подрос незначительно. Зато скорость её восполнения, как и регенерация самого тела теперь была на порядок выше. Вот и сейчас, после довольно затратного боя, почти истощившего мои силы я уже восстановил её достаточно.

Быстро подобрав меч, обронённый ранее Хозуки, я крикнул:

— Все назад! — и активировал технику призыва.

Моя команда сразу же отступила ко мне, а вот попытавшихся последовать за ними шиноби отбросило сильным ветром. Земля содрогнулась от приземлившейся на неё гигантской туши змеи. Возвышаясь над самыми высокими деревьями, мы стояли на чешуйчатой голове между четырёх роговых выступов.

— Быть этого не может, — чуть ли не заикаясь, проговорила Карин.

В противовес девушке, бывший шиноби тумана засмеялся.

— Саске, неужели ты и правда призвал любимого питомца Орочимару?!

— Ты что наделал, Саске?! Даже у Орочимару не всегда получалось управлять им. — впадала в истерику Карин.

Их прервал громоподобный шипящий голос Манды.

— СОПЛЯК, ТЫ ИМЕЛ ДЕРЗОСТЬ ПРИЗВАТЬ МЕНЯ? Я ТЕБЯ СОЖРУ!

— Великий Змей Манда. Орочимару позволял тебе слишком многое. — говоря это, я активирую шаринган. — Но теперь контрактом владею я, а значит, ты покоришься…

Подчинить волю гигантской высокомерной змеи? Когда ты владеешь улучшенным геномом клана Учих сделать это очень просто. Захваченный в гендзюцу монстр стал моей марионеткой.

— Я устал предупреждать вас, — обратился я к шиноби Конохи, — теперь моё терпение кончилось. Вы не оставили мне выбора.

Повинуясь моей команде, Змей с невероятной для такой туши скоростью настиг Шино, который тащил на себе раненного кинолога. Гигантская голова обрушилась на них, превращая всмятку.

— Нет! — Наруто попытался добраться до меня, однако был сбит водной техникой Хозуки. Завертевшись в воздухе, он на огромной скорости врезался в дерево и обессиленно упал на землю.

Змей извивался, круша всё вокруг и пытаясь раздавить шиноби Конохи, которые из охотников сами стали дичью.

— Какой ты всё-таки жестокий, Саске, — глядя на избиение, учиняемое Мандой, ухмыляясь, сказал Суйгецу, — поработил бедное животное, да ещё заставляешь его гоняться за какой-то мелюзгой. С питомцами ведь нужно вести себя аккуратнее. Следить, чтобы он не поранился…

Внезапно Змея сотряс сокрушительный удар разъярённого Наруто. Этот идиот постепенно терял контроль, и его демон уже выпустил три хвоста.

— Я ОСТАНОВЛЮ ТЕБЯ, САСКЕ!

Окружение было разбито в пух и прах, часть из них вообще подохла. Моя чакра была на исходе, долго поддерживать контроль не получится. Биться с лисом в таком состоянии может быть опасно. Я решил закончить это и при очередной атаке Манда насадил тело джинчурики на свой отравленный клык, после чего с силой бросил наземь.

Отменив призыв, я успел увидеть Сакуру, которая подскочила к другу потерявшему сознание. На её лице я увидел слёзы и направленный на меня гнев.

— Ты стал чудовищем. — Абсолютно игнорируя исходившую от нашей компании опасность, девчонка принялась за спасение джинчурики. Совершенно открыта, беззащитна… Боюсь представить, что за борьба сейчас происходит внутри неё. Она же до сих пор любит Саске, несмотря на всё что он натворил. Похоже, даже сейчас…

Я поднял руку, останавливая уже почти ринувшегося в атаку Хозуки.

— Нет, Сакура. Я не чудовище, — произнёс я, проигнорировав вопросительно посмотревших на меня товарищей, — Но если Коноха не перестанет меня преследовать, мне придётся им стать.

Меня озарила яркая вспышка. Передо мной стояло тело Джуго, из которого торчала рука Хатаки Какаши, продолжающая искриться молнией. Он успел подставиться под удар, сумев спасти меня от смерти. Я только что чуть не умер и меня это разозлило.

— Ах ты урод! — размахнувшись своим заточенным куском железа, Суйгецу набросился на врага. Но Какаши уже успел отступить и заслонил от нас Сакуру.

— Суйгецу, живо помоги Джуго! — быстро сказал я, забирая его меч. — Мы уходим отсюда.

Пока Хозуки поднимал истекающего кровью парня, мы с Какаши напряжённо играли в гляделки. И он, и я сейчас находились в опасном положении. Я не в том состоянии, чтобы справится с кем-то его уровня. А он опасается за жизнь Наруто и явно сам хочет поскорее доставить его в деревню, где ему наверняка поможет пятая хокаге.

— Ты понимаешь, что теперь у тебя нет пути назад? — вдруг спросил меня копирующий ниндзя. — То, что ты сегодня сделал уже не оправдать. Теперь Коноха точно объявит за тебя награду и начнёт преследование.

— Я много раз говорил и Наруто и Вам, чтобы отпустили меня, — мои губы скривились в горькой усмешки, — но вы продолжали свои попытки меня вернуть. — Я взглянул ему в глаза, мой тон стал холоден и звучал с неприкрытой угрозой. — Я пойду на всё, чтобы достичь своей цели.

Он скопировал мой тон и ответил:

— Что же, ты сам сделал свой выбор. Теперь Скрытый Лист будет искать тебя уже по другой причине, нукенин Учиха Саске…

Это было последнее, что он сказал, перед тем, как мы растворились в дыму.

Глава четвёртая. Небесный город

Тучи заволокли всё небо, и середина дня казалась поздним вечером. Дождя ещё не было. Кругом стояли высокие многоэтажные здания. Несмотря на то, что они были достаточно стары, чтобы уже начать понемногу разваливаться, здесь продолжали жить люди.

Некогда это место называли «Небесным городом», сейчас же от него остались лишь руины, тень былого величия. В узких улицах, утопавших в многолетнем мусоре, иногда попадались местные жители. Большую часть из них представляли люди бандитской наружности и мошенники самых разных сортов. Мы шли мимо выцветших вывесок над бывшими магазинами и нараспашку открытых дверей, давно безлюдных домов. Это место даже пахло тленом.

Город пришёл в упадок после третьей войны шиноби. Военные действия в то время велись на границах всех стран и Небесный город, конечно же, не стал исключением. Благодаря расположению, с которого было удобно наступать, и оборонять страну Огня, он несколько раз переходил из рук в руки. Говорят, что теперь здесь всем заправляет группа чёрных торговцев, распространявшая свои запрещенные товары по всему миру.

— Ну и зачем ты привёл нас в эти руины? — задал вопрос Суйгецу, поправляя висевшего на его плече Джуго. — Что мы можем найти в таком заброшенном городе, кроме неприятностей?

— Мне тоже здесь не нравится, — призналась Карин, — с тех пор как мы вошли в этот город, воздух вокруг нас стал каким-то тяжёлым.

— Это место очень важное, — ударился я в воспоминания Саске, — здесь мой клан держал свои боеприпасы. Я собираюсь навестить кое-кого.

Наше внимание привлекли два показавшихся перед нами зверька. Две одетые кошки с интересом разглядывали нашу компанию.

— Давно не виделись Денка и Хина, — поприветствовал я старых знакомых Саске, дожидаясь пока они меня узнают.

— Ха, так это же малыш Саске, — одна из кошек приподнялась на задних лапах, — мяу…

— Ты столько лет не навещал нас, мяу… — вторая киса повернулась к нам боком, предлагая следовать за ней, — какими судьбами?

— Наш друг в очень плохом состоянии, нужно было место, где бы мы могли временно отсидеться и заняться его ранами. — кивнул я на бессознательное тело Джуго. — И раз уж мы теперь здесь, пополним заодно запасы оружия. Почти всё было истрачено в последней стычке.

— Офи-игеть! Это же говорящие кошки! — Хозуки склонился над животными и протянул руку. — Кис-кис! Идите сюда, лапули…

— Я бы не рекомендовал… — попытался я его предупредить однако они уже с диким шипением набросились на его руку и искусали. — …их трогать.

— Саске, а ты принёс нам что-нибудь, мяу? — спросила у меня Хина, когда дико орущий Суйгецу всё же отодрал от себя кошек-шиноби.

К счастью я заранее подготовился к её вопросу и сейчас достал купленную в последнем магазине бутылочку кошачьей мяты. Швырнув её, понаблюдал, как она поймала бутылочку в прыжке и поманила нас за собой.

Кошки сопроводили нас в убежище пожилой дамы, с которой вёл дела мой клан. Здесь всюду сновали другие коты, как обычные, так и разумные. Джуго сразу же уложили на подушки, и Карин приступила к его лечению. В дороге она могла только оказать первую помощь, теперь же у неё было достаточно времени. Здесь было безопасно, и она могла полностью сосредоточиться на этой задаче.

Помошницы Старой Кошки (так звали женщину, в чьём доме мы сейчас находились) помогли выбрать нам оружие из старых арсеналов клана, а также подобрали подходящее снаряжение. Я лишь надел чёрные штаны и серый балахон, на капюшоне которого были узоры в виде фиолетовых змеиных глаз. В том случае, если мне придётся использовать проклятую печать просто скину его и останусь с голым торсом. Часть метательного оружия я запечатал в балахон, а всё остальное на собственном теле.

Прикид Суйгецу не сильно отличался, разве что под плащом у него была надета синяя плотно облегающая тело футболка из жёсткого материала, к которой были пришиты крепления для обезглавливателя. Всё время, которое мы собирались, Хозуки не переставал шутить, пытаясь закадрить молодую девушку. Я лишь усмехался, глядя на всё это.

— Я в долгу у вас, Старая Кошка, — склонил я голову в знак признательности перед женщиной. С людьми, которые тебе помогают всегда нужно соблюдать вежливость. Это не только вопрос уважения, но и залог на будущее сотрудничество.

— Хм, значит, всё-таки решился убить Итачи? — сделав затяжку из трубки с каким-то дорогим табаком, она выдохнула струю густого дыма. — А ведь я вас помню ещё маленькими детками, даже не хочется верить, что всё так закончится. В клане осталось всего два человека, да и те стремятся убить друг друга…

Тяжело вздохнув, женщина помотала головой в знак неодобрения и вдруг решила сменить тему:

— Я так понимаю, вы собираетесь остаться здесь до тех пор, пока не поправится ваш друг?

Я лишь кивнул, ожидая продолжения.

— В таком случае, я бы хотела, чтобы ты для меня кое-что сделал…

— Конечно, всё что потребуется…

— Тогда слушай…

Я расслабленно сидел в мягком кресле перед огромным столом. Света в помещении не было. Я был здесь один, Суйгецу остался присматривать за Карин и Джуго.

Дверь открылась и в помещение стали заходить люди.

— Джесс, скорее включи свет, ничего же не видно…

— Конечно босс, сейчас…

Свет осветившей комнату люстры на мгновение меня ослепил. Я моргнул и стал внимательно разглядывать прибывших.

— Ты ещё кто такой и что делаешь в моём кабинете? — задавая вопрос, толстый мужик в чёрном строгом костюме не скрывал от меня угрозы. Чуть меньше сорока, короткие коричневые волосы и усы. В руке он держал сигару, про которую, похоже, забыл, как только увидел меня сидящим на его месте.

— Присаживайтесь, мистер Леви, — махнул я рукой на стоявшее перед его столом ещё одно кресло. Сам же непринуждённо взял со стола ручку и с заинтересованным видом стал вертеть её в руке.

— Эй! Ты че не слышал? Босс задал тебе вопрос! Отвеч…Агх… — грубовато выглядевший мужик, одетый в кожаную куртку схватился за торчавшую из его глотки шариковую ручку.

Я вновь перевёл взгляд на толстого:

— Садитесь.

— Ты что натворил?! — не слушая меня, бросился он на помощь к своему подчинённому. — Ты вообще знаешь, кто я такой? Тебе хана!

Выдернув, наконец, инородный предмет из бедного Джесса, Леви стал орать:

— Где вы, чертовы шиноби? У меня в кабинете какой-то псих! Скорее придите сюда и разберитесь, наконец! За что я плачу вам деньги?

Это начинало мне надоедать. Из моего рукава вырвалась длинная толстая змея фиолетовой окраски, и быстро обвивая тело, стала его сжимать. Леви перестал кричать, не в состоянии сделать и вздоха. Я поднялся и, выйдя из-за стола, подошёл к скрученному змеем мужчине.

— Не этих ли шиноби вы ищете, мистер Леви? — откровенно насмехаясь над этим человеком, произнёс я, активируя призыв. В комнату переместилась змея ещё большего размера, между её скрученными кольцами находились пять человек в масках, полностью скрывающих лица.

Получив команду, змея отпустила мужчину и быстро нырнула обратно в мой рукав. Глядя на испуганно смотрящего на меня человека, я активировал свой шаринган, отчего он наконец-то окончательно проникся ситуацией и задрожал.

— Эт-ти г-глаз-за… Уч-чиха…

— Это не имеет значение, я хотел пообщаться с тобой на другую тему.

Сюда меня попросила наведаться Старая Кошка. Она рассказала мне о том, что в последние месяцы в заброшенном городе стала активно действовать какая-то новая банда. Они совсем не уважали сложившиеся за последние годы негласные правила чёрного рынка. Даже смогли устранить некоторых конкурентов Старой Кошки, заняв их место. В общем, появилась угроза её бизнесу. Меня она попросила добыть для неё информацию.

Леви, который сейчас валялся у моих ног и продолжал выкладывать всё, что ему известно, был всего лишь одним из местных бандитов. Мужчина рассказал, что заключил сделку с какой-то тёмной организацией, работавшей в другой стране. В-какой именно, что интересно он не знал, однако подозревал, что их сеть не ограничивалась каким-то одним государством.

Леви со-своей мелкой шайкой ворюг должны были поставлять самый различный запрещенный товар, начиная рабами и наркотиками, заканчивая оружием шиноби. Взамен их услуги щедро оплачивались, и именно благодаря этим деньгам банда Леви смогла разрастись, а позже и отнять территории других мелких лидеров.

Вот только на их наглое поведение обратили внимание рыбы покрупнее и поэтому я здесь.

— Понятно, значит, ты говоришь, что никогда не видел лица их представителей? — я задумчиво постучал пальцами по столу, на который облокотился, слушая рассказ бандита.

Это заставило меня серьёзно задуматься. Многое из канона этого мира я не помнил, а потому не мог знать точно, но что-то подсказывало мне, что это неучтённый фактор. Нужно будет потом побольше узнать об этой таинственной организации. Учитывая, количество странных запросов у чёрных торговцев и их предполагаемое обширное поле деятельности они могут позже встать на моём пути.

Всех семерых людей, которые меня здесь сегодня видели, я пожертвовал змеям. Перед этим конечно убравшись из убежища банды. Когда я убедился, что все следы моего присутствия были стёрты, я вернулся в дом Старой Кошке и передал ей всё, что смог сегодня выяснить.

— Понятно, — сделав очередную затяжку, женщина продолжила, — я так и думала. Мои каналы в Стране Воды и в Стране Ветров подтверждают слова о том, что они действуют в нескольких государствах сразу.

— Что будете делать? — с интересом спросил я у Старой Кошки.

— Мне нужно будет передать эту информацию другим главам Небесного города, — кисло ответила она, — придётся опять видеть эти рожи…

— В случае обострения ситуации, вы можете рассчитывать на мою помощь, Старая Кошка. До тех пор пока Джуго не поправится, мы всё равно не сможем покинуть этот город.

— Нет, — женщина лишь отмахнулась, — мы конечно все друг друга терпеть не можем, но никто не будет рисковать нарушить давно сохраняемый мир. Всех вполне устраивает сложившийся порядок и обострение никому не пойдёт на пользу. Но спасибо за предложение, Саске. Если потребуется, я непременно попрошу тебя о помощи.

— Раз мы всё обсудили, я, пожалуй, схожу проведать свою команду.

— Конечно, Саске. Мне тоже нужно немного подумать.

Закончив наш разговор, я покинул комнату, в которой женщина вела все важные разговоры, и направился к Джуго.

Часть 3

Глава пятая. Приглашение

Благодаря способностям Карин и телу самого парня, Джуго стремительно шёл на поправку. Мы дали ему ещё один день, в течение которого он окончательно оклемался. А ведь большинство людей после такой раны уже никогда бы не встали, всё-таки проклятье обеспечивало его невероятной живучестью.

Расшаркавшись со Старой Кошкой, вскоре мы покинули её убежище. О былом разговоре она больше не вспоминала. Уж не знаю, действительно ли у неё всё было под контролем или она просто не хотела вовлекать меня в дела этого города. У меня сейчас тоже хватало своих дел, так что мне это было только на руку. На первом месте стоял Учиха Итачи. Мне были необходимы его глаза, а значит нужно поскорее отправляться за ним. Надеюсь, Коноха ещё не успела выслать за мной новый отряд, и больше никто не будет мешаться у меня под ногами.

Четыре фигуры в серых плащах покинули город. Девушка, чьё лицо скрывала белая маска демона, сразу же подала знак одному из своих людей, отправляя его в Коноху. Теперь, когда у них не получилось сходу ликвидировать Учиху Саске, поредевшей группе приходилось аккуратно следить за ним, ожидая дальнейших инструкций.

Её предупреждали об опасности Учихи и они оказались правы. Он действительно оказался опасен, поэтому следовало убить этого предателя до того, как он станет ещё сильнее, чем сейчас.

Мы долгое время вели поиски хоть каких-то следов Акацки. Перетряхивали вверх дном все города и деревни, которые оказывались на нашем пути. Если бы только мои воспоминания канона не были такими выборочными, возможно делать всего этого и не пришлось бы.

— А вы ещё кто такие? — перед зданием с вывеской, на которой было написано «Ломбард» стояла охрана из двух шиноби. Тот, что был постарше и задал этот вопрос, когда к нему подошёл Хозуки.

— Можно мы пройдём внутрь? — спросил у него Суйгецу, вежливо при этом улыбаясь. — Мы бы хотели кое-что обсудить с твоим боссом.

— У него сейчас переговоры с важными клиентами, — раздражённо ответил безопасник, — так что проваливайте отсюда.

— Ну-ну, зачем же так грубо, — продолжая улыбаться, Хозуки подошёл к нему поближе и резко смазавшись, нанёс резкий удар в живот. Грубиян проломил в полёте двери и скрылся внутри здания. Второй попытался атаковать его косой, которая до этого висела у него на спине, но тело Суйгецу превратилось в жидкость и оружие не нанесло ему никакого вреда. Схватив противника за голову, нукенин тумана хорошенько впечатал её в стену. Бессознательное тело сползло на землю, оставляя на ней кровавый след.

Всё с такой же вежливой улыбкой, парень пошёл вслед за первым безопасником. Как только он исчез внутри здания, оттуда стали доноситься звуки продолжения потасовки. Я же всё это время просто наблюдал, оставив все разборки на него. Когда всё затихло, я прошёл через упавшую дверь и скрылся в коридоре.

— Это ведь вы ублюдки ведёте дела с Какудзу из Акацки, я прав? — говорил оскалившийся Суйгецу, поймав бошки двух мужиков своим мечом и прижав их к стенке.

Оглядев бардак, творящийся здесь, я нашёл тело избитого ранее безопасника. Лица двух карикатурных якудз были тоже нормально разукрашены. Должен признать, что Суйгецу с ними неплохо поработал.

— Н-не…не убивай меня, пожалуйста. — дрожащим от страха голосом заговорил тот, чьё лицо пострадало меньше. — бери всё, что хочешь, только не убивай…

— Идиот, — продолжая удерживать свой монструозный меч, Хозуки пнул ногой в живот, сидящего на полу мужика. — Я тебя не грабить пришёл, придурок! Если хочешь жить — выкладывай всё, что знаешь об Акацки!

Пока Суйгецу демонстрируя свою акулью улыбку, выбивал информацию, я подошёл к рабочему столу, на котором валялись какие-то документы. Листая бесконечные отчёты о проведённых этой фирмой сделок и не находя ничего занимательного, я бросал всю макулатуру под ноги. В какой-то момент мне на глаза попалось кое-что интересное. Взяв документ, я направился к пленникам.

— Эй, это что? — кинув в лицо говорливому листок бумаги поинтересовался я.

— Саске, ты что делаешь? — удивлённо спросил Хозуки. — Разве нам не нужна была информация по Акацки?

— Всё что можно было, ты уже из них вытряс, — покачал я головой, — эта мелкая сошка ничего нам полезного так и не рассказала. — затем я перевёл взгляд на двух испуганных людей, с которых Суйгецу наконец снял свой обезглавливатель. — Если не хотите умереть, расскажите мне всё, что помните об этой сделке.

— Х-хорошо…

И вновь из рассказа говорунов я смог узнать не особо много. Пару недель назад к ним пришли три человека, все одетые в тёмные тона и закрывающих свои лица безликими масками. Они хотели предложить поставки местному криминалу какого-то наркотического вещества. Но потом что-то пошло не так и сделку в итоге отменили. Больше их не видели, и единственное что смог вспомнить говорун — было чьё-то имя.

— «Кенни опять будет ворчать…» — проговорил избитый мужик, прерывая своего говорливого напарника. — Вот что как-то сказал один из них в разговоре со своими товарищами. Это имя было единственное, которое их компания вообще произнесла за всё время.

— Кенни, значит… — я задумчиво отвернулся от них и пошёл в сторону выхода, взмахнув рукой отдавая команду Суйгецу.

— Нет! Вы же обеща… — крики внезапно прервались, я, не сбавляя шага, вышел наружу.

— И что это за новые секреты, которые ты скрываешь от своих товарищей, Саске? Не хочешь ими поделиться?

Под змеиным капюшоном Хозуки можно было увидеть только его вечную ухмылку.

— Я и сам пока ничего не знаю, — ответил я, — так что смысла говорить об этом, тоже никакого нет. К тому же, это не имеет ничего общего с нашей нынешней целью.

— Понятно, — усмешка Суйгецу в этот раз не была искренней. — Ну, тут я ничего не могу поделать. Всё же ты у нас — командир…

— Сосредоточься на том, что нам предстоит сделать в ближайшее время, а уже потом можно будет говорить и о будущем.

Сам я, конечно же, своему совету не следовал. Неучтённый фактор не выходил из моей головы.

— Саске!? — Карин встречала нас в своей обычной манере, глядя только на меня и совершенно игнорируя присутствие Суйгецу. — Как у тебя дела? Получилось, что-нибудь выяснить?

— К сожалению, не особо много, — признался я, — и почти ничего полезного. А что у вас?

— У нас тоже всё плохо, — произнёс появившийся вслед за девушкой Джуго, облепленный какими-то маленькими птицами, — животные не смогли рассказать мне ничего нового.

— Что же, похоже, придётся продолжить в следующем городе.

По лицам шиноби было отчётливо видно, как им это всё уже осточертело. Все следы Акацки словно испарились, а выследить высокорангового шиноби это я вам скажу честно, очень сложная задача. Особенно если это кто-то уровня Учихи Итачи.

До вечера мы не успели добраться до следующего населённого пункта и решили отдохнуть в лесу. Когда тебя окружает столько врагов, рекомендуется держать себя в тонусе и при возможности всегда высыпаться.

Ночью меня разбудило чувство опасности. Когда я подорвался, то сразу же встретился взглядом с человеком, в чьих глазах горел шаринган. Мои глаза моментально активировались, и я сразу же обратил внимание, что никто из членов моей команды так и не проснулся. Похоже, все они находились под действием гендзюцу.

— Здравствуй, Саске, — сказал старший брат, на чьём плече грозно восседал чёрный ворон. — Похоже, ты наконец-то стал сильнее…

— А вот ты совсем не изменился, — воспоминания Саске вдруг отчётливо всплыли в разуме. — Всё те же холодные глаза, словно тебя окружают одни насекомые…

— Разве ты не собираешься с воплем броситься на меня?

Усмехнувшись его иронии, я ответил:

— С тех пор многое изменилось, старший братец. — Я прямо встретил его взгляд и произнёс. — Так что теперь ты ничего уже обо мне не знаешь.

Из-под земли, на которой стоял Итачи, вынырнула змея и, схватив его за ногу, стала обвиваться вокруг тела.

— Я больше уже не тот младший брат, которого ты мог отделать щелчком пальцев. Ты хотел, чтобы я обрёл силу. Хотел, чтобы убил тебя. Что же, пришло время последнего акта в твоей пьесе.

Белый луч прошил тело старшего Учихи насквозь.

— Говори где мне тебя найти Итачи, и в следующий раз это будет уже не клон.

Тело Учихи Итачи рассыпалось кучей чёрных воронов, которое стали кружить вокруг меня.

— Ты стал сильным, хорошо, — голос Итачи становился всё тише. — Я буду ждать тебя в убежище нашего клана. Приходи один.

Когда вороны исчезли я, сделав шаг, назад упёрся в дерево и медленно сполз по нему.

Глава шестая. Противостояние

Гроза преследовала меня. Когда я зашёл внутрь убежища, первым делом стряхнул со своего балахона литры скопившейся на нём воды и снял с головы капюшон. Внутри мне предстало жалкое зрелище. То, что осталось от некогда великой древней резиденции клана Учиха с течением времени превратилось в руины.

Сделав несколько шагов вперёд, я остановился перед широкими ступенями и посмотрел наверх.

Он сидел на величественном каменном троне, на длинной спинке которого был нарисован символ нашего общего клана. Через гигантские окна пробился свет сверкнувшей молнии и я, наконец, увидел непроницаемое лицо Учихи Итачи.

— Итак, ты наконец-то явился, Саске, — не вставая с трона, поприветствовал меня брат.

— Пришёл час твоей смерти, Итачи, — проговорил я, чувствуя растущую в теле жажду крови. Даже после того как сознание Саске исчезло, его тело продолжало желать мести. Я восхитился такой ненависти. — Я вижу, как ты сегодня умрёшь…

— Говоришь, что видишь мою смерть? — на его равнодушном лице скользнула тень улыбки. — В таком случае, давай проверим твоё зрение…

В миг оказавшись в метре от меня, Итачи нанёс удар кунаем, который я успел отвести одновременно контратакуя. Моя ладонь прошла в миллиметрах от его тела, разрывая плащ. Из-за последовавшей за всем этим подсечкой я потерял равновесие, а моя рука была захвачена. Меня швырнули на пол и сверху попытались добить ногой, но я успел уйти в сторону.

Тишину разорвало пение тысячи птиц. Резко сократив расстояние между нами, я пробил тело Итачи своей наэлектризованной правой рукой. Харкая кровью, он опрокинулся на спину.

— Ты и правда, стал сильным, Саске, — проговорил он, вызвав у меня острое чувство дежавю.

С грозным карканьем тело клона рассыпалось чёрными воронами, а мой взгляд приковало к каменному трону и как ни в чём не бывало сидевшему на нём Итачи. В следующий момент, из его груди вышло наэлектризованное лезвие катаны. Я почувствовал, как моё тело распадается на кучу различных змей…

— Тебе не кажется, что пришло время начать драться всерьёз? — сказал я когда спала иллюзия, стоя на том же месте перед ступенями, ведущими к трону, на котором восседал Итачи.

— Ты прав. Но я не могу не отметить, что у тебя всё ещё нет таких глаз, как у меня, Саске…

— Не волнуйся, как только я тебя прикончу, заберу твои…

Итачи на это лишь усмехнулся, из его глаз вдруг стала сочиться кровь.

— Твоя самоуверенность станет твоей погибелью. Я покажу тебе силу этих глаз. Цукиёми!

Мир вокруг перевернулся. Я понял, что не могу пошевелиться, моё тело оказалось прибито к высокому кресту, фиксирующему все конечности. На небе ярко сияла алая луна, придавая окружающей атмосфере кроваво-красный вид.

— Пришло время тебе осознать разницу между нами, Саске…

Этот мир превратился в мой ад. На протяжении бесконечности я видел смерть всей семьи Саске, их убитые тела. Кучи убитых людей смотрели на меня своим мёртвым осуждающим взглядом.

Бесконечный кошмар преследовал меня, я не мог от него скрыться. Я был бессилен. Хоть и абсурдность происходящего была для меня очевидна, разум не мог со всем этим справиться.

Итачи не переставая говорил со мной. И хоть я не видел его, голос старшего брата Саске преследовал меня.

Это бесчисленное повторение кошмара Саске вдруг сменилось чем-то новым. Чем-то очень похожим, но очевидно другим.

Мальчику было восемь лет, когда это случилось. Он только вернулся домой со школы, где был встречен взрослыми мужчиной и женщиной. На их лицах почему-то сияло белое пятно, и вспомнить их имён мне тоже не удавалось. Единственный, кого я мог нормально разглядеть в этом странном видении, был мальчик, вызывающий во мне странное ощущение. Я не помнил кто он, но между нами ощущалась какая-то связь. Из-за бесчисленных видений до этого я был не в состоянии адекватно воспринимать, что происходит.

Картины несколько раз менялись. Везде основой оказывался этот мальчик, безликие взрослые же были всегда на вторых ролях. Эти трое счастливо проводили время вместе. Всё было хорошо, пока однажды родителей мальчика не убил на его глазах какой-то серийный убийца. Маньяк порубил их на куски прямо в их доме, на глазах у спрятавшегося в комнате и в ужасе наблюдавшего за всем мальчишки.

Реальность треснула и рассыпалась, возвращая меня из мира грёз.

Тяжело дыша, я грохнулся на пол, стараясь восстановиться от нахлынувших на меня давно позабытых чувств. Боль и отчаяние, пережитые и давно похороненные мной вновь попытались завладеть моим разумом. Из обоих глаз не переставая лились кровавые слёзы. Стиснув зубы, я заставил себя вернуться в реальность и посмотрел на противника.

— Я стёр этот день из своей памяти, — заговорил я, испытывая злорадство от того, что Итачи тоже досталось, и он сейчас стоит на одном колене, выблёвывая кровь. — Ты ублюдок заставил вспомнить меня этот кошмар…

— Кто ты… такой? — тихим голосом заговорил Акацки, едва восстановив дыхание после отката. — Ты не можешь быть моим братом…

Активирую скрытые в балахоне печати и отправляю в Итачи четыре гигантских сюрикена в сопровождении тучи обычных. Сбрасываю балахон, который охватывает чёрное пламя аматерасу. Моё тело начинает покрываться проклятой печатью.

Взгляд Итачи едва не настигает меня, воспламеняя всё, рядом с чем я находился мгновением ранее.

Пока я играю роль мишени, из под ног Итачи выпрыгивает ядовитая змея, успевая нанести укус, прежде чем быть изрубленной в клочья. Итачи резко пошатывается и, хватаясь за левый глаз, харкает кровью.

— Смотрю использование Цукиёми не прошло для тебя без последствий, — насмехаясь над его моментной слабостью, швыряю наэлектризованную катану.

Итачи уходит в сторону, едва не поймав посланный на ход, сгусток пламени. Успев уйти от моей атаки, он делает глубокий вдох и в меня летит огненный шар. Переместившись на потолок, оглядываю устроенную нами разруху. Большой зал превратился в груду полыхающих обломков. Огненные взрывы разнесли поддерживающие потолок колонны, а чёрный огонь постепенно охватывал собой всё, что находилось внутри древнего логова Учих.

Используя чакру молнии, проламываю потолок и выбираюсь наружу. По разгорячённому телу ударяют холодные капли дождя, которые я даже не замечаю. Мой взгляд приковывается к выползающему в стороне от меня из образовавшейся гигантской дыры человекоподобному существу, сформированному из чакры.

Последовавшего на крышу в след за мной, Итачи окружало невероятное количество чакры, принявшее человекоподобный облик. На моих глазах Сусаноо, поначалу имевшее только скелет, обрастало сначала мышцами, а потом кожей вплоть до доспехов. Теперь моему взору предстала завершённая форма, державшая в правой руке огненный меч, а в левой гигантский щит.

Внимательно приглядевшись, я понял, что эта техника расходует колоссальное количество сил и долго поддерживать её брат Саске не в состоянии из-за какой-то болезни, терзающей его тело. По его подбородку стекала кровь, а на лице явственно читалась сильная боль.

Быстро складываю печати и призываю гигантского Змея. Мне нужно только продержаться достаточно, чтобы он выдохся. И управляемый моим шаринганом — Манда, мне в этом поможет.

Гигантская змея и Сусаноо устремились друг к другу. Я помнил, что клинок Итачи имеет свойство запечатывать всё, что сможет пронзить, поэтому заставлял Манду уклоняться. Огненный меч не успевал достать ловкое змеиное тело. Вопреки своим гигантским размерам скорость Великого Змея превосходила технику Учихи Итачи.

Пробить броню Сусаноо оказалось непосильно даже клыкам Манды, которой смог оставить на них лишь небольшую трещину. Змей пытался наносить сокрушительные удары головой, но они встречались непробиваемым щитом.

Всё время битвы между этими гигантами, я стоял на голове Змея, пристально наблюдая за самим Итачи. В какой-то момент я заметил, как он вдруг упал на колени и начал блевать собственной кровью. Его тело содрогалось в конвульсиях, и я понял, что наконец-то начал действовать змеиный яд.

Не успел я порадоваться победе, как меч Сусаноо всё-таки настиг тело Змея, пробивая его грудь насквозь. Сразу же, как стало ясно, что ему конец я покинул голову змеи, прыгнув высоко над Мандой и техники Итачи. Выбора не было, осталось использовать мой последний козырь.

Я создал в руке чидори и поднял её в воздух в направлении закрывающих небо грозовых туч. Под воздействием моей чакры силы природы покорились моей воле, приняв облик гигантского электрического дракона.

Я в последний раз взглянул в измученное лицо Итачи, который ждал пока я упаду в объятья его ужасающей техники. Жаль, но у меня сегодня другие планы.

— Пришествие грома!

На мгновение всё внизу поглотил электрический разряд невероятно-разрушительной силы.

Часть 4

Глава седьмая. Мишень

Пламя Аматерасу охватывало всё большую территорию, где запах гари смешивался с запахом озона. Я приземлился перед распадающимся и постепенно исчезающем Сусаноо. На месте головы этой техники зияла огромная дыра, тело Итачи же лежало на земле лицом в низ.

— Даже это тебя не убило, — восхищённо проговорил я, медленно приближаясь.

Сусаноо поглотило большую часть урона, а потому Учиха всё ещё дышал. Под его лицом расплывалась кровавая лужа. Неведомая мне болезнь, откат от использования техник мангеке шарингана, змеиный яд и ранения, полученные в битве — его тело справлялось со всем этим, и всё же моя финальная атака поставила его жизнь на грань.

Какое-то время я смотрел на то, как погибает, возможно, единственный человек в этом мире, которого я уважал. Вскоре мне это надоело и, перевернув тело своей ногой, я без жалости вонзил в его сердце кунай, прерывая мучения.

Не теряя больше времени, я лишил его глаз и, убрав их в банку со специальным раствором, запечатал в остатках одежды. Задерживаться здесь дольше было опасно. Пора было уходить.

Покинув не перестававшее полыхать убежище, я устремился к ожидавшим моего возвращения соратникам. Я специально оставил их в лесу, чтобы в случае появления Акацки или других моих врагов, они смогли меня вытащить. Поскольку сейчас я был предельно истощён, ещё одно столкновения мне не выиграть. Уровня чакры едва хватало, чтобы держать под контролем поглощённую мной сущность Орочимару, которая жаждала перехватить контроль над моим телом.

Итачи заставил меня вспомнить то, что я всеми силами старался стереть из своей памяти. Я до сих пор не помню ничего конкретного о том событии, однако те чувства, которые я испытал, когда был тем мальчишкой, до сих пор продолжали травмировать мою психику. Под глазами до сих пор оставались следы крови, которая хлынула из глаз в тот момент, когда я находился под великим гендзюцу.

Я честно не думал, что мне удастся пробудить в теле Саске — мангекьё шаринган. Просто не представлял, как мне соблюсти необходимые для этого условия. И теперь, когда техника Итачи смогла пробиться сквозь блоки в моей душе я понял, что это того не стоило. Совсем неудивительно, что самые могущественные шиноби этого клана были не в ладах с рассудком. Смог ли я сохранить свой в нормальном состоянии станет понятно уже позже.

На моём пути вдруг возник, уже ранее встречавшийся мне Акацки в спиральной оранжевой маске с отверстием перед его правым глазом. Это вынудило меня остановиться и приготовиться к возможному конфликту.

— Учиха Саске, — начал говорить Тоби. Сейчас он вёл себя совершенно по-другому, уже не играя роль клоуна, которого я видел перед боем с Дейдарой. — Как я и думал, ты победил Учиху Итачи.

Во время пробежки мои силы успели немного восстановиться. Сущность Орочимару, запертая в клетке моей души стабильно служила моей батарейкой, потому я уже не чувствовал себя таким беззащитным, как в первые минут десять после победы над Итачи.

Однако разум упорно твердил мне, что до нормального состояния ещё далеко и лучше не вступать сейчас в конфронтацию с таким опасным противником.

— Что тебе нужно? Пришёл убить меня за то, что я прикончил уже двоих из вашей организации? — было необходимо и дальше поддерживать образ ничего не знающего Саске, и я продолжал играть эту роль. Не знаю, получится ли отвязаться от него обычным разговором, но во время него, по крайней мере, надеюсь, я смогу восстановить ещё небольшую часть собственных сил.

— Я здесь не за этим, — отмахнулся от моих слов Тоби, — я просто хочу поведать тебе правду об Учихе Итачи.

— Правда? Меня не интересует твоя правда, — в свою очередь произнёс я, — уйди с дороги. Или мне придётся лишить жизни ещё одного из Акацки.

— Ты меня выслушаешь, Саске. — всё также уверенно произнёс Тоби. — Идём со мной или я просто захвачу тебя силой. Ты же прекрасно понимаешь, что сопротивляться бессмысленно. Сила не на твоей стороне. Не после того как ты потратил всю её на поединок с Итачи.

Внезапно взвыло чувство опасности, заставив меня отклонить голову назад. В сантиметре от моего лица пролетел кунай, к которому была привязана взрывная печать. Успев отдалиться от меня примерно на полметра, она сдетонировала отбрасывая меня горячей волной.

В этот же момент некто напал и на Акацки. Двое шиноби в демонических масках вынырнули из листьев деревьев, связывая его боем. Тот же, кто пытался меня подорвать, попытался воспользоваться тем, что я временно дезориентирован. Попытка снести мне голову могла бы даже увенчаться успехом, если бы в тело шиноби не вонзился Обезглавливатель.

Превозмогая боль от поджарившегося лица, я попытался сконцентрироваться, но в голове всё настолько перемешалось, что у меня ничего не получалось. Недалеко от меня сейчас кто-то с кем-то сражался и этих кого-то кажется, стало гораздо больше, чем было в первые секунды столкновения.

— Саске, что с тобой, чёрт возьми? — я понял, что это был голос Карин и попытался сказать ей что-то, но не смог.

Не вовремя перед глазами встал кошмар из прошлого, воскрешённый глазами Итачи. Вновь накатывало чувство безысходности и отчаяния. Знакомый мерзкий голос стал доноситься из глубин моей души:

— Она ведь нужна тебе, Саске… Сила, чтобы справиться со своими врагами…

— Сколько захочешь… позволь мне помочь тебе…

Как ни странно, этот шипящий голос меня немного отрезвил, заставив начать собирать свои мозги в кучу. Благодаря тому, что он напомнил мне о своём существовании я взял себя в руки и сокрушил терзавшие меня кошмары.

Цукиёми заставил меня вспомнить, что я когда-то был слаб. Но с тех пор изменилось многое, я больше не поддамся уловкам собственного разума.

Кто-то схватил меня за руку и резко дёрнул на себя, ставя на ноги. Затем, не выпуская мою ладонь, Карин развернулась и побежала. Я безвольной куклой последовал за девушкой, постепенно начиная разгонять мыслительные процессы в своей хорошенько встряхнувшейся черепушке.

Дорогу нам расчищал обратившийся Джуго, расшвыривая атакующих его анбу своими несокрушимыми ладонями. Суйгецу же бежал сзади, прикрывая наше отступление. Отбивая, летящее в нашу сторону железо, Обезглавливателем, он посылал в ответ водяные снаряды.

Врагов было около десятка, во время побега я заметил неподвижные тела тех двоих, что набросились на Акацки, который куда-то испарился. Ещё несколько пало от рук моих товарищей, но преследовало нас ещё достаточно много.

Развеяв одну из печатей на своём теле, я швырнул два куная в противоположенные стороны, оставляя их за нашими спинами. Когда они вонзились в деревья, привязанная к ним леска натянулась, поднимая в воздух крепившиеся к ней взрывные печати.

Сзади нас догнал грохот и лёгкая ударная волна с нагретым воздухом. Дабы окончательно оторваться от преследователей, Суйгецу расшвырял вокруг дымовые шашки, и мы растворились в лесу.

<center>***</center>

Свет единственной горевшей свечи безнадёжно пытался развеять мрак, царивший в кабинете. За столом сидел худощавый старый мужчина, чей правый глаз был закрыт белым бинтом. Первый и абсолютный лидер тайной организации «Корень» — Шимура Данзо с непроницаемым видом выслушивал склонившегося перед ним подчинённого, чьё лицо закрывала демоническая белая маска.

Скрываясь в тени Конохи, Корень под его мудрым руководством оберегал и защищал деревню на протяжении десятилетий. Шпионаж, тайные убийства, заговоры — Тьма Шиноби шёл на любые методы ради сохранения мира в деревне.

И в очередной раз его люди принесли плохие новости. «Учиха Итачи был убит его младшим братом — Учихой Саске». А уже второй посланный на ликвидацию Саске отряд провалил свою миссию.

В отличие от глупцов, управляющих деревней, Данзо всегда понимал, что Учиха вскоре станет угрозой для безопасности деревни. Учихи всегда были угрозой, Третий этот старый глупец не понимал этого и не уделял должного внимания воспитанию Саске. Конечно же, это стало ошибкой.

Как Данзо и предполагал, Саске предал деревню при первой же возможности, снюхавшись со змеёй. А теперь стал настолько силён, что смог убить и легендарного предателя и своего гениального брата.

Когда подчинённый, закончив свой отчёт, бесшумно удалился, Данзо остался один. Сокрытый под тоннами земли и грунта, на котором стояла Коноха, там, где никогда не упадёт лучика настоящего солнца. Главный защитник Селения скрытого в листве, глава Корня с равнодушием на лице решал какой конец встретит последний из клана Учиха.

Глава восьмая. Гнездо змеи

Наблюдая за тем, как чёрное пламя пожирает один из неудачных экспериментов бывшего учителя Саске, я прислушивался к собственному телу. И правда, при использовании мангекьё тратилось много сил, а зрение после техники на время падало. Ещё была, в общем-то, терпимая головная боль и лёгкое головокружение во время отката. Но моя повышенная регенерация быстро убирала эти симптомы. В итоге после нескольких дней тренировки новых глаз обретённых во время боя с Итачи, я сделал вывод, что благодаря проклятой печати, и запертому в ней Орочимару, способен использовать мангекьё гораздо дольше брата.

Вернув внимание на жертву, теперь уже своих экспериментов, я сфокусировал на ней свой правый глаз. Чёрный огонь, который продолжал сжигать тело бедолаги, стал затухать и, в конце концов, исчез. Я почувствовал, как по моей щеке стекает кровь.

После нашей последней стычки прошло около недели. За три дня мы добрались до Страны Звука, где захватили власть в одном из тайных убежищ Орочимару. Шиноби, которые здесь находились, оказались достаточно благоразумными, чтобы не пытаться противостоять сильнейшим из учеников их уже мёртвого босса. Нет, были там конечно и идейные последователи «Белого змея», но их оказалось всего двое. После того, как я играючи поймал их в своё гендзюцу а затем приказал связать и бросить в клетку для подопытных, перечить мне больше никто не осмеливался.

За моей спиной бесшумно появилась Карин, и стала тихо ждать, пока я закончу. Продолжая смотреть на то, что осталось от несчастных ставших жертвами, на которых я осваивал свои новые возможности, я негромко спросил её:

— Карин, что ты думаешь об этой силе?

Девушка казалось, сейчас думала о чём-то своём и просто не услышала моего вопроса:

— Ээ… Силе? Хм, да… — она взяла себя в руки и ответила, — твои глаза стали гораздо могущественнее, Саске…

— Карин, я, наконец, решил… — обернувшись, я поймал её восхищённый взгляд, сквозь который было видно её желание. Мои глаза всё ещё горели, несмотря на то, что мангекьё я деактивировал. — Когда глаза Итачи станут моими, я хочу чтобы эти ты пересадила себе…

— Что? — из-за того, что моя ладонь коснулась её гладкой кожи на лице, до неё не сразу дошло, что я только что сказал. — Подожди, Саске! Я не могу!

Последние дни я долго думал над тем, как использовать два моих шарингана, когда я заменю их на глаза брата. Изначально я планировал вживить их в собственное тело и запрограммировать в них технику Изанаги на активацию в момент моей смерти. Но теперь, когда пробудил мангекьё, ценность этих глаз в разы выросла, и я уже не мог себе позволить превратить их в одноразовый камень воскрешения.

— Скажу тебе честно, Карин, — перебил я отнекивающуюся девушку, — у тебя уникальные способности, благодаря которым ты остаёшься бесценным членом нашей команды. Однако, твоя роль сводится только к сенсорике, поддержке и нашего исцеления. Но в том, случае если атакуют именно тебя, и никто из нас троих не будет иметь возможности помочь, тебя просто убьют. Я же хочу, чтобы ты выжила, а потому мой шаринган теперь станет твоим.

Хорошо, что Карин никогда не была дурой. После того, как я закончил, она всерьёз задумалась, над тем, что я сказал, и вскоре согласилась со мной.

После этого разговора она повела меня в местную операционную, где заранее приготовила всё необходимое для пересадки моих глаз. Банка с моим будущим вечным мангеко шаринганом также дожидалась меня здесь. Оглядев довольно мрачно выглядевшее помещение, которое Орочимару использовал для препарирования своих подопытных, я взобрался на операционный стол.

<center>***</center>

Суйгецу неторопливо двигался по убежищу Орочимару в компании Джуго и двух шиноби звука.

Сегодня Саске пересадил себе глаза своего брата, обретя ещё большую мощь. И более того, подарил Карин свои. Теперь и эта придурковатая девка встала на один с ними уровень по бойцовским возможностям. А ведь он любил её подкалывать и всячески препятствовать её попыткам сблизиться с Саске. Ранее это всё его забавляло, позволяло отвлечься в бесконечных погонях и стычках, которые пережила их команда с тех пор как они все пошли за Учихой.

Нет, конечно же, он не жаловался. Даже наоборот такая жизнь ему нравилась гораздо больше того времени, когда он был во власти Орочимару. За то, что Саске их всех освободил, Хозуки был ему искренне благодарен. Даже поначалу раздражавшие его Карин и Джуго, оказались вполне нормальными ребятами.

Раньше его целью было собрать у себя все семь легендарных мечей Тумана и в итоге возглавить новое поколение мечников. Однако сейчас, он сам того не замечая уже думает над этим как о второстепенных вещах, больше уделяя внимания планам Учихи. За такое короткое время, Саске успел грохнуть двух человек из акацки и обрести ещё большую силу. А теперь они вдруг вновь вернулись в Страну Звука, где Саске фактически объявил бывшим слугам своего учителя ультиматум.

У Суйгецу складывалось ощущение, что если он и дальше будет идти за Саске, сможет не только достичь собственных целей, но и обрести что-то большее. Последний из клана Учиха был из того типа людей, которые творили историю. Такие личности всегда оставались в памяти потомков и неважно как о них отзывались. Факт в том, что их помнили.

Хозуки думал об этом последние несколько дней и всё больше убеждался, что Саске определённо был таким человеком.

Когда они выбрались наружу, Суйгецу выбросил из головы эти мысли. Сейчас, пока Саске приходил в себя после операции, заниматься подобными делами приходилось ему.

К ним навстречу шла делегация из четырёх шиноби звука. С собой они тащили двух связанных пленников, которых швырнули к ногам нукенина скрытого тумана. На лицах двух взрослых мужчин, Суйгецу отчётливо видел страх, когда с усмешкой задавал вопрос их сопровождающим:

— Полагаю, двадцать седьмая лаборатория согласилась работать на Учиху Саске?

Вперёд вышла девушка с короткими чёрными волосами, поверх которых была повязка скрытого звука.

— Орочимару не соблюдал договорённость с нашим кланом и использовал некоторых из нас в своих чудовищных экспериментах. Многим приходилось служить ему из страха перед ним, но эти двое были его преданными людьми и собирались отвергнуть ваше предложение, — девушка показала на двух пленников, — мы решили позволить вам решить их судьбу самим.

Джуго стоял позади ведущего переговоры Хозуки и молча наблюдал за процессом.

Когда Орочимару захватил Страну Звука и вынудил местного дайме подписать разрешение на создание скрытого селения, он так же договорился с многочисленными кланами этой страны. Большинство из них были на грани исчезновения из-за последней безнадёжной войны, в которой принимало участие мелкое государство, тогда ещё имевшее название Страна Рисовых Полей. Они присоединились к Орочимару из-за его силы и обещания помочь в возрождении их кланов.

Орочимару обманул их, основав деревню лишь ради собственных целей. Сбора шиноби, на которых он мог безнаказанно ставить опыты и проводить чудовищные эксперименты. Всё ради того, чтобы исполнить свою мечту — изучить все техники мира.

Он так же обманул и Джуго, обещая помочь ему найти решение в сдерживании его ярости, на самом деле желая лишь заполучить его проклятую печать.

Впрочем, Джуго не было до этого дела, пока его держали в клетке и не позволяли никого убивать. А вот у этих людей, с которыми сейчас говорил Хозуки, действительно есть повод не любить их бывшего повелителя.

<center>***</center>

Неподалёку от места встречи двух групп шиноби Звука, в тени деревьев скрывалась ещё одна группа, состоящая из трёх человек в чёрных балахонах. Лицо каждого из них скрывала демоническая белая маска.

Затаившись, шпионы Корня, шедшие по следу группы нукенинов, внимательно следили за разговором. Им пришлось потратить много времени на то, чтобы найти Учиху Саске и вот теперь они встретили двоих из их змеиной четверки.

Капитан знаками показал одному из подчинённых отступить и доставить добытые сведения главе Корня. Сам же он с оставшимся оперативником решил продолжить наблюдение.

Всё указывало на то, что они наткнулись на одно из тайных убежищ Орочимару. Похоже, бывший ученик белой змеи решил занять освободившееся гнёздышко.

Внимание оперативников корня привлекло, что вторая группа шиноби привела с собой двух пленников и передала их представителям Саске. Причем их поведение было похоже на то, что сейчас они признавали свою роль подчинённых.

Капитан вдруг осознал, что Учиха Саске не просто так сбежал в Страну Звука, скрываясь от гнавшихся за ним оперативников Анбу и Корня. Он намеренно вернулся в бывшее логово Орочимару, чтобы собрать вокруг себя разрозненные остатки его бывших последователей.

Сзади внезапно донёсся шорох, заставивший подчинённых Данзо резко вскочить. А в следующий момент они заметили, что на всех ближайших деревьях уже собрались шиноби звука, взяв их в кольцо. Капитан мысленно похвалил себя за своевременное решение отправить одного из оперативников в Коноху.

Часть 5

Глава девятая. Владыка Звука

Всё вокруг буквально кричало о том, как его хозяин любит роскошь.

С интересом рассматривая величественное здание, я неторопливо поднимался по каменным ступеням. Дворец дайме Страны Звука охраняло довольно внушительное количество шиноби. Двое из них сейчас сопровождали меня в покои своего господина.

На мне был накинут серый плащ, на капюшоне которого были узоры в виде фиолетовых змеиных глаз. Тщательно обыскав меня и не найдя скрытого оружия, двое охранников распахнули передо мной дверь. Интересно, эти идиоты, всерьёз думают, что без острых железок я не способен тут всех поубивать?

Дайме был взрослым мужчиной, судя по виду уже разменявшим четвёртый десяток. У него были короткие чёрные волосы, тёмные глаза, не слишком густые брови и лёгкая бородка с короткими усами.

— Господин Ямана, я пришёл, дабы засвидетельствовать Вам своё почтение и обсудить дальнейшую судьбу государства ввиду смерти моего наставника Орочимару, являвшегося главой Скрытого Звука.

Предельно вежливо поприветствовав феодала, я, не спрашивая приземлился на лежавшие напротив него подушки. Я не собирался кланяться или просить на что-то разрешение у этого человека. Я пришёл сюда, чтобы вынудить его официально утвердить меня в письменном виде в качестве нового главы Скрытого Звука.

Благодаря памяти Саске, я знал, что феодал Звука был готов пойти на всё ради расширения влияния своей страны и получения более высокого статуса. Он был очень властен и его не устраивало нынешнее положение дайме, одной из множества маленьких стран, не способных принимать участие в большой политике.

Без одобрения официальной власти мне будет сложнее подчинить себе эту страну. Именно поэтому я пришёл к местному феодалу с предложением, которое ему ранее уже предлагал Орочимару. Отличие было в том, что цели, ради которых сенин использовал шиноби Звука, отличались от моих, о чём я не забыл упомянуть в разговоре.

В дальнейшем я планировал расширение границ этой страны, чем, конечно же, заинтересовал дайме. Он прекрасно знал, на что был способен Орочимару и понимал, что тот, кто его убил, также должен иметь огромные возможности.

В общем, Скрытый Звук являлся страной, в которой мне было проще всего укрепиться. Всего-навсего нужно было завладеть оставшимся детищем Орочимару. Благодаря тому, что Саске был его лучшим учеником, я знал как это проще всего сделать, не тратя при этом много времени и сил.

Слушая высокопарную и максимально пропитанную ложью речь местного владыки, в которой он предельно осторожно соглашался с моим видением будущей политики этой страны, при этом не отклоняя самой идеи о вероятных военных конфликтах, я думал о своих будущих шагах в этой игре.

Страна Звука далеко не последнее государство, на которое падал мой взор на карте, однако помимо моих планов нужно было учитывать и вероятное противодействие со стороны моих врагов, а значит и их устранение. Для решения всех возможных проблем у меня критически не хватало ресурсов и приходилось усмирять свою жажду заполучить всё сразу.

***

— Это бесполезно, — развёл руками Суйгецу, оборачиваясь к девушке, наблюдавшей за ним снаружи темницы, — как только они начинают говорить, их тело парализует.

Перед ним в подвешенном состоянии находилось двое шиноби. Они попались во время слежки, и теперь Хозуки вот уже который день пытался выведать о них хоть что-нибудь. К сожалению, все попытки пока оказывались безуспешными из-за неизвестной печати, наложенной на их языки.

Однако позже Саске смог узнать саму печать и поведал им о скрытной организации Конохи, лидер которой стремился его убить. Поняв, что это Корень, он посоветовал им оставить бесполезные попытки что-нибудь у них выведать путём разговора и применил гендзюцу. И к его удивлению, память шпионов оказалась защищена от вторжения даже его шарингана.

В общем, сейчас пока Учиха в одиночку отправился навестить дайме, трое его приспешников оставались в убежище, занимаясь больше организационными вопросами среди их зарождающейся организации.

Пока Карин, теперь кстати носившая тёмные очки, возилась с людьми приносящими ей отчёты о нынешнем состоянии дел, хозяин легендарного меча решил в очередной раз наведаться в тюрьму.

Джуго больше времени проводил в лесу в компании местных зверей, и пока здесь не было никакой интересной движухи, Суйгецу банально становилось скучно. И чтобы хоть как-то развеять эту скуку, он иногда пытал своих врагов.

— Конечно, бесполезно, идиот! — в своей обычной манере выразилась красноволосая девушка. — Даже Саске не смог преодолеть действие печати, с чего ты вдруг решил, что это получится у тебя?

— Сама дура! Если ты не заметила, он не очень-то и старался. — беззлобно ответил Хозуки. — Хотя о чём это я? Когда это ты обращала внимание на что-то кроме объекта своих влажных мечта…

Кулак Карин быстро врезался в лицо Суйгецу, не давая закончить предложение.

— Придурок! И зачем только Саске выпустил тебя из своего аквариума? Тебе ведь там самое место, тупая ты рыбина!

— Да пошла ты, извращенка хренова! Думаешь, я не заметил как ты…

И в очередной раз рука девушки прервала его речь на полуслове…

В общем-то, это был вполне обыденный диалог между этими двумя, но находившийся рядом капитан Корня старался запомнить всё, чтобы в случае побега доложить Данзо об отношениях ближайших соратников Учихи Саске…

***

Данзо неспешно передвигался по подземным переходам своих владений. За его спиной бесшумно двигалась пара телохранителей в масках анбу.

Помимо своей роли главы секретной организации Конохи, он так же оставался одним из старейшин великой деревни и принимал участие в политике деревни вместе с двумя другими советниками.

Сейчас он в очередной раз возвращался из резиденции хокаге, в которой велись обсуждения смерти одного из сильнейшего шиноби Листа — легендарного Джирайи.

Кончина шиноби такой силы определённо ослабит селение, однако Данзо обращал больше внимание на положительную сторону. Ведь теперь, когда Джирайи больше нет, Пятая осталась без внушительной поддержки.

Хомура и Кохару придерживались более жёсткой политики к внешним угрозам, что автоматически ставило старейшин в один блок против Цунаде и Джирайи. Теперь продавить свои идеи становилось гораздо легче, что учитывая растущие для деревни опасности, было как раз вовремя.

Данзо мысленно вспомнил об уже известных ему угрозах. Если не считать продолжавшие существование другие великие селения, то первыми на ум приходила участившаяся активность Акацки. Несмотря на то, что в последние месяцы эта преступная организация потеряла значительную часть своих людей, они всё ещё оставались весьма могущественны из за собранных в одном месте нукенинов S-ранга.

Затем был Учиха Саске, чьи амбиции и сила не ставились под сомнение. Судя по последним данным, сейчас он был сосредоточен на Стране Звука, однако лидер корня не сомневался, что вскоре его целью станет Коноха.

И наконец, третья сила. Пока тёмная лошадка, поскольку недостаточно информации.

Известно лишь о том, что в последнее время в некоторых странах действующие шпионы Корня замечали о появлении неизвестных. Пока они только налаживали контакты в криминальных сферах, не пересекаясь с интересами шиноби великих стран. Ни кто они, ни откуда появились, пока известно не было даже Корню.

Данзо обратил внимание, что в последние годы в мире вновь накапливалось напряжение. Но помимо обычных игроков, которыми всегда оставались великие страны, на доску выходили новые фигуры. Угрозы для его родины появлялось одна за другой и он, как её главный защитник был обязан знать обо всех и непрестанно держать руку на пульсе, что с некоторых пор становилось делать всё сложнее.

Пятая Хокаге была ещё большей пацифисткой чем Третий, и не воспринимала его предостережений всерьёз. Во время её правления, могущество деревни сильно ослабло, она явно не справлялась со своей задачей.

Данзо долгое время противостоял политике Третьего, непрестанно снижавшего военный потенциал своей деревни. В конце концов, он понял, что если и дальше позволять быть ему у власти деревня станет совсем беззащитной. Лидер Корня даже позволил Орочимару убить его, в надежде, что новый Хокаге будет благоразумнее окончательно отупевшей от старости обезьяны.

Всё усилия оказались напрасны. Однако теперь, после гибели своего друга, Данзо был уверен, что последняя из легендарной троицы станет более сговорчивой.

Мысли главы Корня прервал сильный грохот сверху и лёгкое землетрясение, вызванное ударной волной. Почти сразу Данзо осознал, что в Конохе произошло нечто ужасное…

Глава десятая. Уроборос

Несмотря на то, что страна, некогда носившая название «Рисовых полей», была не очень большой в сравнении с великими государствами, её военный и экономический потенциал превосходил многих соседей, не входящих в пятёрку великих. Немалую роль в этом сыграли амбиции нынешнего дайме, но основной вклад внес, как не странно Орочимару.

На протяжении своей деятельности в роли главы Звука, Орочимару отбирал и совершенствовал детей шиноби, часто прибегая к экспериментам по усилению их способностей. Совершенно негуманные опыты, однако приносили свои результаты. Те, кто выживал в них, чаще всего получал какую-нибудь уникальную способность и силу. Эти дети росли, тренируясь и обучаясь искусству шиноби на протяжении многих лет.

Таким образом, Орочимару создал пусть и не многочисленную в сравнении с великими державами, но достаточно сильную армию, качественно превосходящую большинство таких же маленьких какурезато.

Все эти шиноби также обладали достаточным опытом в боевых действиях. Они были с детства приучены убивать, выполняя приказы самого Орочимару. А он, можете поверить его лучшему ученику, выдавал миссии далёко не по прополке огорода или поиску потерявшегося питомца.

Восседая на огромном, выдолбленном из камня троне, на спинке которого между больших горящих фиолетовых глаз был изображён знак моего клана, я вспоминал Итачи в древней резиденции Учиха.

Тогда я подумал, что ему должно быть, жутко неудобно изображать пафос, сидя на куске глыбы, однако сейчас могу с уверенностью сказать, что всё это глубокая чушь. Те, кто конструировал подобные вещи, явно понимал, что делает это не для крестьянских задниц.

Высвободив правую руку из надетого на меня балахона и оперев на неё свою голову, я приковал взгляд к стоявшим рядам шиноби звука.

— Итак, я полагаю, вы закончили все приготовления?

Суйгецу, стоявший спиной ко мне и также обозревавший строй, состоящий из десятка командиров шиноби Звука, ответил, не удосужившись даже обернуться:

— Всё как ты и хотел, Саске, — весёлым голосом заговорил Хозуки, — армия Орочимару в твоём распоряжении. Я собрал здесь основных командиров из тех, что присягнули Змеиной Тени. Кстати тебе нравится, как теперь тебя называют?

— Теперь, когда у нас, наконец, есть силы Звука, пришло время начать присоединение Скрытых Источников. — Я вызвал маленькую змею и отдал ей заранее приготовленный свиток с моим приказом. После чего отослал её. — В течение двух дней, войска дайме пересекут границы Страны горячих источников, а ты Суйгецу возьмёшь с собой пять отрядов и уничтожишь их какурезато и устранишь феодала.

Суйгецу наконец ко мне обернулся. На его лице стояла его вечная ухмылка, в этот раз, обретая слегка зловещие оттенки.

— Ты хочешь развязать войну? Стране Огня может это не понравится, и она наверняка попробуют вмешаться.

Я на это лишь загадочно улыбнулся и произнёс:

— Склоки между мелкими государствами далеко не редкость в наше время. К тому же, у Огня вскоре будет, чем заняться и помимо нас…

***

В одной из бывших лабораторий Орочимару, которую Саске превратил в секретную базу для сбора и подготовки шиноби Звука, вот уже который день Карин непрестанно изучала свитки, найденные в ранее закрытых от неё библиотеках Кабуто.

Её целью было научиться медицинским техникам и укрепить собственное тело. По совету Саске, который отметил её достаточно великие по сравнению с обычными шиноби объёмы чакры и её способность к исцелению через её передачу, она решила максимально развить свой исцеляющий фактор.

Благодаря вживлённому в неё шарингану, она смогла найти много интересных записей и размышлений Кабуто, который достаточно долго и упорно изучал эту область. Большинство всех его секретов ещё предстоит найти, но теперь, когда она может видеть как нужно обезвредить его ловушки и открыть тайники, для Карин это стало делом времени.

Некоторые техники, такие как «мистическая рука» она уже знала, однако в записях Якуши Кабуто можно было найти способы более эффективного их применения или даже усовершенствования.

Всё это было весьма интересно и очень затягивало молодую соратницу Саске. Изучая новые техники исцеления и регенерации тканей, Карин раздумывала над тем, чтобы создать что-то похожее на основе её уникальной чакры.

Благодаря её целебной энергии, техники мангекьё не сильно сказывались на здоровье куноичи, однако в ближайшем будущем она планировала свести их негативное воздействие к минимуму. Её также сильно беспокоила опасность падения зрения после долго использования техник второго уровня красных глаз, о которой её предупреждал Учиха Саске.

Свитки с личными техниками Орочимару, которые сейчас были в главном убежище, ставшем резиденцией нового главы Селения Звука, также вызывали её интерес. После изучения записей Правой руки Белого змея, куноичи намеревалась заняться и ими.

В отличие от других приспешников Саске, Карин ранее была верной помощницей Орочимару в его исследованиях и неплохо разбиралась в аспектах, в которых были хороши оба бывших хозяина этих техник.

***

Небо освещал кровавый свет гигантской луны.

Я стоял на воде, посреди бесконечного моря. Передо мной был какой-то остров, единственный, который я видел в округе. Отсюда было видно, что это просто кусок суши лишённый какой-либо растительности.

Я неспешно пошёл в его сторону, оставляя расходящиеся круги на воде. Он медленно приближался, и моему взору вскоре предстало змеиное гнездо. Мерзкие склизкие гады самых разных расцветок и размеров не оставляли и сантиметра чистой суши.

Вскоре я приблизился достаточно, чтобы на меня тоже обратили внимание: змеи переполошились, они повернули ко мне свои головы и, открыв мерзкие рты в ярости зашипели. Они пытались меня напугать, прогнать прочь из этого места. Я отчётливо чувствовал их растущий при моём приближение гнев и, как не странно, страх…

В опаске они отпрянули, когда я приблизился к суше, очистив мне целый участок. Полностью игнорируя ползучих гадов, я шёл сквозь них напрямик.

Освобождая мне дорогу, они скапливались по бокам и преследовали меня сзади, яростно шипев и путаясь между собой.

Бояться их? Не смешите меня. Я двигался как ледокол, не сворачивая и не сбавляя шага, пока передо мной не предстал Он.

Гигантский белый змей, словно слепленный из тел мелких своих собратьев. Лишь голова отдалённо напоминала, что когда-то это существо было человеком.

Прибитое к гигантской, стоявшей вертикально плите, тело Орочимару было неспособно двинуться с места. Пока моя воля достаточно сильна, а минимальный запас чакры, необходимый для поддержки гигантских штырей фиксирующих змеюку не иссяк, он не сможет вырваться.

— Ты решил навестить меня, Саске… — когда он открыл свой рот, я увидел мерзкое зрелище гигантских змеиных клыков и языка, — неужели наконец-то сдался и готов отдать мне своё тело?

— Тебе уже давно пора смириться с тем, что ты его не получишь. — Из моих глаз потекла кровь. — Орочимару, в этот раз ты исчезнешь навсегда.

— Эти глаза… они должны принадлежать мне! — Попытки Змея разрушить свои оковы возобновились вновь и в этот раз с новой силой. Я буквально чувствовал, как штыри сантиметр за сантиметром выходят из тела сенина.

Окружившие меня ползучие гады с остервенением попытались наброситься, но бессильно стали биться об окружавшую меня чакру. Вокруг моего тела формировался гигантский скелет из тёмно-фиолетовой чакры.

Под моим пристальным взглядом пламя аматерасу охватило всё тело легендарного сенина, заставив его яростно зашипеть. Штыри всё ещё продолжали удерживать его тело. Он открыл свою пасть, из которой показался Клинок Кусанаги и через мгновение почти пронзил меня им.

Я успел сделать шаг в сторону, а потому удлинившийся меч смог пробить моё, далеко не завершённое Сусаноо, но всё же промахнулся.

Моё тело стала покрывать проклятая печать. Я упёр руку Сусаноо в тело Змея, ещё сильнее его зафиксировав, и выйдя из защиты, коснулся рукой многочисленных змей, из которых он состоял.

Я начал ассимилировать его чакру, вбирая в своё тело змеиную плоть. Это было чертовски трудно, не будь сейчас Орочимару в таком плачевном состоянии, у меня бы вряд ли получилось провернуть подобное. Игнорируя его гневные шипящие возгласы, я отбирал его силу, без которой его сознание уже не могло мне противостоять.

Многочисленные поглощённые им души шиноби пытались под шумок вырваться, но фиолетовые змеи, вырвавшиеся уже из моего тела, не позволяли им, съедая и возвращаясь обратно в меня.

Я чувствовал, как объёмы моей чакры росли, а попытки сопротивляться бывшего наставника Саске становилось всё более слабыми. Это продолжалось долго, пока из тела уже на половину съеденной змеи не вырвалась маленькая белая змея.

Она попыталась, как и предыдущие неудачники вырваться наружу, пока я занят поглощением других, но я только и ждал этого момента.

От моего взгляда невозможно уйти, я довольно быстро поймал фокус и живучего ублюдка, охватил чёрный огонь. Он горел долго, яростно шипя и отказываясь исчезать, пока наконец, от тела склизкой твари не остался только прах и аматерасу не затухло.

После падения сознания, оставшиеся змеи окончательно растерялись, и были поглощены мной окончательно.

Часть 6

Глава одиннадцатая. Вторжение

— Хм, должен заметить, что у местного дайме красивая резиденция, — не снимая с лица своей вечной ухмылки, сказал Хозуки. Правда в этот раз её никто видеть не мог, поскольку на его лице была маска, изображавшая некую хищную рыбу.

Поверх его серого плаща, усеянного узорами в виде извивающихся змей, на спине висел легендарный меч. Голова была покрыта глубоким капюшоном, полностью скрывающим волосы.

— Господин Суйгецу, разве не следует проникнуть в резиденцию местного феодала незаметно? — поинтересовался присевший на ветке рядом с ним один из двух командиров шиноби звука, которых он взял на свою миссию.

— Ах, какой же ты скучный, — В голосе нукенина слышалась лёгкая насмешка. — Конечно же вы должны будете пройти незамеченными. — из-под маски донёсся смешок. — Я же устрою шумиху и отвлеку на себя всю охрану дворца. Пока я буду разбираться с ними, вы и вторая команда разделитесь и, избегая конфронтации, отыщите феодала этой страны.

Закончив излагать план, и не дождавшись больше никаких возражений, он вопросительно повернул голову:

— Вам всё ясно?

Подчинённый ему шиноби слегка замешкался, но ответил:

— Ясно, господин Хозуки. Однако не слишком ли это опасно, выходить против такой толпы в одиночку? Всё же ради охраны дайме, здесь должны быть сосредоточены лучшие люди этой страны.

Суйгецу вновь усмехнулся, и с совершенно спокойным, не вяжущимся с его обычным несерьёзным тоном ответил:

— В том-то и дело. Вряд ли без этого плана у нас получится пройти в такой защищенный объект как резиденция дайме — незамеченными. У них там наверняка следящих техник и барьеров куча понавешана. А так, если большая часть охраны будет сосредоточена в одном месте, вы сможете проскользнуть в образовавшуюся в защите брешь. Но расслабляться вам всё равно не стоит. Личные телохранители феодала наверняка будут сильнее его обычных пешек.

— Как прикажете, господин Суйгецу. Выступаем, сразу после того, как Вы начнёте выполнять свою часть плана.

Суйгецу вновь ухмыльнулся и, поднявшись на ноги, произнёс:

— Раз мы всё обсудили, я иду вперёд. Не смейте упустить нашу цель. Когда Саске становится раздражителен, даже я начинаю, его боятся…

После такой воодушевляющей речи, нукенин спрыгнул с дерева и побежал к главным воротам, на ходу складывая печати. Заметившие его стражники не успели ничего предпринять, как его техника принявшая вид огромных водяных игл прошила их тела насквозь, даже не заметив защиту.

В детстве за свою жестокость и силу его называли «Вторым пришествием демона». Он был одним из самых выдающихся шиноби тумана в своём поколении. И теперь он готов был напомнить о своей скрытой сущности.

Суйгецу с лёгкостью смял первую линию защитников и резко выхватив меч, не останавливаясь взмахнул им, разрубая закрытые ночью ворота. Гигантские двери упали, освободив ему дорогу, по которой он неспешно вошёл внутрь.

Здесь уже успела собраться целая толпа, жаждущая разобраться с нарушителем, но с каждой секундой прибывали ещё люди.

Закинув Палач себе на плечо, он громко засмеялся и произнёс:

— Ух, как же вас всё-таки много. Спасибо, мне это очень сильно льстит. Такая толпа и ради меня одного? Похоже, наконец-то и я смогу повеселиться…

— Кто ты такой и чего ты добиваешься, напав на резиденцию дайме, ублюдок? — яростно крикнул один из защитников.

Совершенно не обидевшись, Хозуки указал на крикуна своим гигантским мечом и ответил:

— Ну, это же очевидно, — из другой его руки выстрели жидкие пули, поражая ближайших противников и того, кто осмелился задать ему вопрос, — я пришёл, чтобы убить вас всех…

<center>***</center>

Деревня Скрытого Горячего Источника в последние годы отказалась от воинственной риторики, вступив на так называемый путь мирной и процветающей жизни. Политика их деревни теперь проповедовала откровенный пацифизм, фактически превратив всю страну в курортную зону для туристов из других стран. Бесспорно, их дружелюбие помогало им быстро богатеть, ведя взаимовыгодную торговлю почти со всеми соседними государствами, однако их оборона трещала по швам. Это сейчас своими глазами наблюдал и Джуго, ведя за собой шесть отрядов шиноби Звука.

Их какурезато представляло жалкое зрелище, и ему как на самом деле далеко не злому человеку было немного жаль ничего неподозревающих местных жителей.

Местные настолько расслабились за спокойное время, что отряду Джуго проникнуть внутрь селения оказалось проще, чем высморкаться. Всего лишь нужно было принять облик обычных туристов, частенько посещающих отныне открытою для всех любопытных глаз некогда скрытую деревню.

Шиноби Звука просочились в деревню разными путями, однако вскоре собрались в разных местах селения на обговорённые ранее отряды и приступили к заранее разработанному плану.

Под началом Джуго был один из отрядов. Пока он удерживал уже начинающую рваться наружу свою тёмную личность, четвёрка расстелила на земле свиток и, встав вокруг него, совместно стали передавать чакру своему лидеру. Командир их группы надкусил палец и активировал технику призыва.

С громким звуком из образовавшегося облака появился гигантский трёхголовый монстр. Сразу после своего появления, гигантская гидра принялась крушить всё вокруг. Местные стали в панике разбегаться и прятаться от неизвестно откуда взявшегося чудовища.

В других концах деревни прогремели ещё три призыва, выпуская из своих облаков гигантских белых змей. Селение стремительно стало погружаться в хаос.

Из ниоткуда стали появляться местные шиноби-защитники, сразу же набросившись на отряд Звука. Часть из них безуспешно пыталась атаковать призванного монстра, а часть уже вступила в схватку с людьми Джуго.

Парень почувствовал как уровень его чакры стремительно подскочил, радужка его глаз приобрела жёлтый оттенок а тело стало покрывать его проклятье. Тёмный Джуго стремительно перехватывал управление, чему он не сильно сопротивлялся.

Хенге уже давно развеялось. Он снял с лица серую демоническую маску, роняя её на землю, и сбросил с тела балахон, окончательно принимая облик второго Я.

Один из защитников возник справа от него и попытался нанести удар ногой в голову, но был легко перехвачен потемневшей рукой. Джуго с многократно возросшей силой шмякнул бедолаго о землю, превращая его внутренности в отбивную.

— Уа-ах-ах, убью убью убью, — не переставая смеяться он крикнул очередной схваченной жертве прямо в лицо, — как много я смогу сегодня убить!

<center>***</center>

Кожа приобрела ещё более бледный оттенок, а проклятая печать исчезла с моего тела, полностью растворившись в моей новой силе. Однако я всё ещё был способен контролировать её и по желанию вызывать трансформацию.

Объём чакры на порядок вырос, а учитывая её теперь ещё более стремительное восполнение из-за приобретённой способности поглощать сенчакру в пассивном режиме, я теперь мог использовать гораздо более затратные техники, не опасаясь остаться без так необходимой в бою энергии.

Некоторые техники Орочимару так же остались мне доступны, теперь я, даже не используя силу своих глаз способен какое-то время продержаться против выпущенного наружу хвостатого.

С зеркала я перевёл взгляд на свою правую руку, над которой продолжал висеть меч. Сам Кусанаги и способность управлять им на расстоянии левитируя и удлиняя его, также оказались частью могущества Орочимару, которую я поглотил. Это оружие мне нравилось, думаю, оно станет великолепной заменой моему старому клинку.

Из тени материализовался шиноби в безликой маске, сразу же упав передо мной на колени.

Проглотив меч обратно, я решил отвлечься от привыкания к своему новому телу и возможностям, переведя ничего не выражающий взгляд на вернувшегося шпиона:

— Докладывай.

— Пришли срочные новости из Страны Огня, господин Саске. Селение Скрытого Листа было атаковано неким Пейном из Акацки.

Я позволил себе скривить губы в лёгкой усмешке:

— Хм, вот значит как. Это очень полезные новости, друг мой. Очень-очень важные… А что с Конохой и с самим Пейном?

— Джинчурики девятихвостого одолел Пейна и убил его, господин Саске. Однако Лист после их битвы лежит в руинах.

Отвернувшись, я серьёзно задумался. Ослабление Конохи сейчас мне было очень на руку. Я уже забыл о том, что здесь не один, размышляя над тем, как мне выгоднее использовать эту информацию.

— Простите, господин Саске, — отвлёк меня голос сзади, — есть ещё одна важная новость.

Я раздражённо обернулся, впрочем, не показывая никаких эмоций:

— Акацки захватили джинчурики восьмихвостого.

А вот эта новость уже застала меня врасплох. Насколько я помнил, в каноне именно Саске со своей командой одолел восьмихвостого. Однако, тот смог обмануть его и избежать попадания в загребущие конечности Акацки. В этой же реальности его вполне могли захватить по настоящему, а это значит, что для исполнения своего плана у них не хватает лишь Наруто.

— Разузнай об этом побольше. И с этого момента я хочу быть вкурсе всего, что сейчас будут предпринимать Великие Страны. В особенности следите за девятихвостым.

— Как прикажете, господин Саске… — склонил голову в очередной раз шиноби, прежде чем исчезнуть…

Глава двенадцатая. Предвестие

Мерзкий, неприятный слуху скрежет, издаваемый волокущимся по каменным ступеням — Палачом, разрывал тишину, поглотившую весь двор. Меч был весь измазан кровью убитых несколько минут назад защитников феодала. Некоторые тела представляли собой изрубленные куски мяса, другие всего на всего лишились конечностей. В любом случае, все кто рискнул встать на пути Хозуки — были повержены и сейчас отступник тумана поднимался по длинной лестнице, по которой растекались алые лужи.

Верхнюю половину лица закрывал собой капюшон, на котором были изображены фиолетовые глаза. Из-под искривлённых в дьявольской усмешке губ, выглядывали острые белоснежные зубы. Маска была утеряна в пылу битвы, на что он даже не обратил внимания.

Взмахнув окровавленным мечом, Суйгецу развалил большие двери и, дождавшись когда пыль немного осядет, вошёл в резиденцию.

Мечник предельно осторожно двигался по узким коридорам дворца, периодически натыкаясь на трупы с перерезанным горлом. Шиноби звука в стремлении как можно дольше оставаться незамеченными убивали даже слуг. Никакой жалости, Орочимару постарался на славу, выбивая из своих солдат подобные слабости.

Не то, чтобы Суйгецу был сторонником методов Белой змеи, однако в войнах обычно побеждают именно те, кто уже с раннего возраста лишились своей совести. Те, для кого это стало всего лишь работой и ничем больше. Ведь кто-то же должен этим заниматься?

Орочимару смог объединить вечно конкурирующие друг с другом кланы в одну скрытую деревню и подчинить все их силы одному человеку. Конечно же, всё это он делал для себя, однако получилось, что всё чего он добился, теперь служит делу последнего Учихи.

Размышляя об этом, Хозуки непроизвольно ухмыльнулся. Было приятно думать, что все планы Белой змеи были перечёркнуты из-за того, что он недооценил Саске, веря в то, что однажды сможет вселиться в его тело как в очередной сосуд для своей склизкой души. Эта ошибка стала для него фатальной.

— Господин Хозуки, — поприветствовал его шиноби звука, стоило только войти в скрытый в стене тайный проход.

На полу лежали тела двух защитников дайме и три человека в экипировке Звука. Феодал лежал на животе, придавленный сапогом командира отряда, посланного Суйгецу.

— Вижу, вы свою миссию выполнили, — не обратив внимания на потери, улыбаясь, заговорил мечник, приближаясь к своим подчинённым. — Хм, он ещё жив?

Феодал ещё дышал и даже пытался шевелиться, на что нога, давящая на его затылок навалилась на него с удвоенной силой.

— Это ненадолго, мы совсем недавно смогли найти эту жирную свинью и двух его телохранителей. К тому же, попались в ловушку из-за чего мои парни и погибли.

— Главное, что вы его настигли, — Хозуки направил на мычащее тело дайме, свой указательный палец, — больше здесь задерживаться времени у нас нет.

Владыка страны горячих источников затрясся от врезавшихся в его тело водяных пуль.

— С этого момента, эта страна теряет свой суверенитет.

<center>***</center>

Страх? Нет. Вовсе нет.

Джуго видел в их глазах ужас. Неприкрытый, сковывающий сознание и тело. Его сила была безудержна, его ярость неостановима. Каждый раз, сокрушая очередную свою жертву, его нестабильный разум охватывало истинное наслаждение.

Его называют Двуликим, в какой-то степени это было правдой. Когда он терял контроль над своей проклятой печатью, наружу проявлялась его бесконечно жестокая и настолько же ужасающе сильная сущность.

Она была безумна, в своём желании нести смерть и разрушения — тёмная личность Джуго находила своё предназначение.

Селение, скрытое в горячих источниках пылало. Земля содрогалась от неистовствующих призванных существ. Крики обычных людей были полны страха и отчаяния. Всё это лишь больше раззадоривало Джуго, в чьих горящих золотом глазах отражалась бесконечная жажда убийства.

— Да! Как же мне весело! — продолжая безудержно смеяться, кричал проклятый. — Ещё! Хочу ещё!

В его правой руке была зажата голова очередного шиноби, рискнувшего бросить ему вызов. На мгновение забывшись, Джуго сжал кулак сильнее и череп еле живого бедолаги смялся, забрызгав его кровью и мозгами. Но этого он даже не заметил, отбрасывая бездыханное тело к куче таких же неудачников.

— Слабаки! Есть тут хоть кто-то способный не умереть от одного удара?! — его ярость трансформировала правую руку в огромную пушку. В очередной раз скакнул уровень чакры и выстрел спрессованной природной энергии разносит целый квартал, стирая в порошок всех, кому не посчастливилось оказаться на его пути.

— Больше! Мне нужно больше! Я уничтожу здесь всё!

<center>***</center>

Захват восьмихвостого стал неприятной неожиданностью для меня. Похоже, мои знания будущего больше неактуальны, цепочка была нарушена. Однако кое-что всё ещё можно было использовать.

Пока Джуго и Суйгецу занимались подчинением Горячих источников, я решил покончить с одной секретной организацией, продолжающей совать брёвна мне в колёса.

Благодаря всё той же памяти и подтверждающей её правдивость — информации, добытой моими шпионами в стране Огня, я знал о том, что близилось собрание пятерых каге великих наций. Так же мне было известно, что на этом саммите, представителем Конохи выступит Данзо. И упускать такую великолепную возможность убрать этого старого ублюдка я не собирался.

В оригинале истории, Саске атаковал собрание, из-за чего в итоге чуть не потерпел поражение. Попытаться убить главу корня, когда помимо него там будут и другие сильнейшие люди этого мира, было бы достаточно глупой затеей. Именно поэтому я собирался действовать немного иначе, а именно перехватить его в дороге, когда не будет никого кроме него и парочки его телохранителей.

В качестве своей поддержки я взял с собой лишь одну Карин, в случае непредвиденного стечения обстоятельств она вполне сможет меня подстраховать. В остальном же я не сомневался в своих шансах на успех. Данзо понятия не имеет, на что я сейчас был способен, тогда как я прекрасно помнил обо всех его козырях. Думая о том, что очень скоро смогу избавиться от досаждавшей мне старой мрази, я даже не пытался скрыть свою предвкушающую улыбку, чем вызвал заинтересованный взгляд стоявшей около меня девушки. И хоть из-за тёмных очков нельзя было точно определить, куда смотрела Карин, я чувствовал, что нацелен он был именно на меня.

Несмотря на то, что разум всё ещё удерживал меня от совершения глупых поступков, меня также одолевал соблазн всё-таки воспользоваться удобным моментом и разобраться сразу со всеми главами великих селений. Вряд ли такая возможность представится мне в будущем, убрать всех этих опасных для моих планов элементов было слишком заманчиво.

Понимая, что доводов «за» мой внутренний голос готов придумать очень много, я, разозлившись, с силой подавил подобные мысли. Не люблю, когда меня подталкивают к какому-либо решению, даже если это делаю я сам. Не люблю злиться и от того злюсь ещё больше, особенно когда мою голову терзают подобные противоречия.

Я взглянул на стоявшую подле моего трона девушку. Карин была одета в фиолетовую кофту, короткие чёрные шорты и высокие тёмные чулки. Поверх своих красных волос она накинула тёмно-серый плащ украшенный узорами извивающихся змей. Сквозь тёмные стёкла узких очков был едва заметен кроваво-красный блеск её глаз.

Я откинулся на спинку, закинув голову и обращая свой взгляд на тёмный потолок убежища. Мне придётся ненадолго покинуть это место…

<center>***</center>

Как не парадоксально, нападение лидера Акацки на Коноху скорее оказало больше положительного влияния, чем отрицательного. Пейн смог наглядно продемонстрировать насколько сильно политика последних двух каге ослабила деревню. Их нерешительность и слабость как лидеров великого селения позволила Данзо наконец-то занять место Хокаге. Пришло время отбросить всю ту пацифисткую дурь, которой следовала Коноха в последние годы.

Жители наконец-то поняли, что угрозы их мирному существованию никуда не исчезали, как это им втолковывал этот наивный дурак — Третий Хокаге. Любовь, воля огня? Что за чушь, встав во главе Конохи, Шимура Данзо собирался показать правильный путь для будущего деревни.

Данзо не смущало, что от деревни остались одни руины. Он уже представлял как сидит в своём личном кабинете в отстроенной заново резиденции Хокаге и прикладывает всевозможные усилия ради достижения величия своей деревни. Третий и Пятая не принимали его методы, но теперь они больше не будут путаться под ногами. Во всяком случае, в ближайшее время точно, пока Цунаде не выйдет из комы, да и даже если она выкарабкается — это ещё ничего не значит. Пока у него есть Корень, Данзо знает к кому можно обратиться, чтобы устранить мешающих людей. Теперь, когда он стал Хокаге убрать, кого бы то ни было становится гораздо проще.

Тщательно обдумывая свои дальнейшие планы, Шимура Данзо в сопровождении своих неизменных телохранителей из членов Корня, двигался в страну Железа. Обнаглевшие Акацки слишком зарвались, и пять великих наций наконец-то решили поставить этих выскочек на место. Ему, как новому Хокаге предстояло представлять на собрании интересы Конохи, и по дороге он так же размышлял над тем, как можно было бы использовать предстоящую встречу себе на пользу.

Внезапно вся троица из Конохи ощутила хлынувшую на них жажду крови, заставив резким рывком отступить назад. Через мгновение то место, где они ощутили опасность, охватил шар гигантского пламени, из которого стал показываться приближавшийся силуэт.

Человек вышел из огня, совершенно при этом не пострадав, и сразу же повернул голову в ту сторону, где скрывалась троица шиноби-Листа.

— Шимура Данзо, — заговорил неизвестный, чьё лицо скрывала тень капюшона, — я вижу, как ты сегодня умрёшь…

Часть 7

Глава тринадцатая. Сила Зла

Дряхлого забинтованного старика в красной шляпе, подтверждавшего его статус одного из каге великих наций, сопровождали два телохранителя. Оба были членами известных кланов Конохи — Яманака и Абураме.

Мне было известно, какие техники использовали враги. Они же обо мне знали гораздо меньше, и в этом у меня было большое преимущество.

— Фуу, Торуне, — невозмутимо обратился Данзо к своим сопровождающим, — я собираюсь снять печать. Займите этого наглеца, пока я не закончу.

— Слушаемся.

Через мгновение эти двое бросились в атаку. Они хорошо комбинировали свои удары танто, умудряясь не мешать друг другу, а дополнять каждый выпад. Их тайдзюцу было так же на весьма высоком уровне, у них получалось не давать мне возможности на контратаку.

Эта пляска надоела мне довольно быстро, я активировал шаринган, начиная видеть все их движения гораздо чётче и предсказывать дальнейшие действия. Лезвие танто словно в замедленном режиме прочертило передо мной полосу, едва не зацепив глаз. Парень, чьё оружие едва не лишило меня зрения, попытался поймать мой взгляд. И это стало ошибкой, которую прощать я был не намерен.

Клан Яманака владел интересной способностью, переносить свой разум в чужое тело и подавлять сознание жертвы. Техника настолько же сильная, насколько и опасная. Если воля использующего эту технику окажется слабее того, на кого он её направит — в обычной ситуации просто ничего не выйдет и разум спокойно вернётся в собственное тело. Вот только, в нынешней ситуации мой противник не учёл одну крайне важную деталь и сейчас я заставлю его об этом пожалеть.

Проиграв борьбу за моё тело, Яманака попытался вернуться в собственное, вот только я не собирался позволять ему сделать это просто.

Его сознание оказалось заперто в кубе, чьим полом и стенами с потолком служила бесконечная шахматная доска. Конечно же, это была всего лишь иллюзия, я не был способен захватить чужое сознание. Однако тот контакт наших взглядов, который телохранитель Данзо применил для вторжения в мой разум, может использоваться и моими глазами.

Тело Яманаки рухнуло на землю. Увернувшись от атаки второго и швырнув в него напитанный чакрой молнии кунай, заставляя разорвать со мной дистанцию, я посмотрел на продолжавшего бездействовать Данзо и оскалился:

— Один есть.

Мне никто не ответил, из-за того, что оперативники Корня были лишены эмоций, становилось даже немного скучно.

Абураме же вдруг стянул свои перчатки и верхнюю одежду, оставаясь с голым торсом. Его кожу стало покрывать нечто чёрное. Возможно, не ведай я что это, мог бы и испугаться. Жаль, когда знаешь о козырях противника, сражение уже не доставляет такого удовольствия.

Мгновенно сократив разделявшее нас расстояние, шиноби попытался схватить меня. Будь я немного медленней, возможно ему бы это удалось. А так, я лишь сдвинулся немного в сторону и почти в упор выдохнул в него небольшой огненный шар, который врезавшись, отбросил от меня подчинённого Данзо.

Его тело, покрытое бесчисленными микроскопическими насекомыми, охватило пламя. Через мгновение это огненное одеяние просто опало с него, стремительно затухая. Нано-жуки спасли его кожу от перспективы хорошенько прожариться.

Из моих рукавов появились головы змей, которые через мгновение стремительно бросились на не успевшего прийти в себя, Абураме. Они распахнули свои рты и схватились за ноги шиноби, вызвав у него болезненный вскрик. Между моих зубов показался острый конец Кусанаги.

Через мгновение, змеи вернулись туда, откуда вылезли, а глаза шиноби удивлённо распахнулись. Между его сжатых губ стала проступать кровь, стекая по подбородку и капая на землю. Абураме медленно перевёл взгляд на свою грудь, где на месте расположения сердца была видна дыра, из которой хлестала кровь, а затем рухнул лицом в землю.

Швырнув наэлектризованный сюрикен в голову шелохнувшегося Яманака, я обратил всё своё внимание на Данзо. Этот момент глава Корня выбрал, чтобы, наконец, закончить со своими манипуляциями. Тяжёлая конструкция на его руке раскрылась и упала, открывая вид на довольно отталкивающее зрелище. Белая, мутированная под генами Первого хокаге конечность была покрыта вживлёнными шаринганами.

Хоть я и был к этому готов, всё же видеть вживую это было достаточно мерзко. Мои губы скривились в презрении, которое вдруг с силой на меня нахлынуло. На меня это было непохоже, словно в теле всё ещё продолжала находиться частичка истинного хозяина.

Подумав об этом, я вспомнил, что ощутил нечто похожее при встрече с Учихой Итачи.

— Я даже не буду у тебя спрашивать, скольких из моего клана ты принёс в жертву, ради этих глаз, — заговорил я просто, чтобы хоть что-нибудь сказать. Особой злобы я ощутить не мог, просто не питал никаких близких чувств к клану Саске, и кому-бы то ни было вообще в его жизни. Да и вряд ли подобные чувства у меня появятся. Опыт моего прошлого говорит о том, что это всё рождает в человеке слабость, чего мне хотелось бы избежать.

— Слишком сильно пришлось бы вдаваться в подробности, — тем не менее, ответил мне старый урод, — не думаю, что тебе было бы интересно выслушивать отдельную историю каждого владельца.

— Не стоит, — согласился я с ним, — удовлетворюсь тем, что отправлю тебя к ним.

Правую половину моего тела стала покрывать проклятая печать, я скинул свой плащ, расправляя выросшее крыло. Это было проделано как нельзя вовремя. Материализовавшийся справа от меня Данзо был молниеносным движением схвачен моей трансформацией.

Частичная трансформация преобразила мой облик, теперь половину моего лица покрывала печать. Продолжая сдавливать тело старой сволочи, я переместил руку таким образом, чтобы Данзо оказался передо мной. Маска безразличия на его лице треснула, когда я услышал звук ломаемых мной рёбер. Он закашлялся кровью, на что я только растянул губы в садисткой ухмылке.

— Знаешь, — заговорил я, наслаждаясь его мучениями, — после убийства Итачи, я смог выяснить кое-что очень интересное…

Данзо пытался сопротивляться, но куда там. Он слишком неудачно подставился, из положения, в котором я смог поймать его, вырваться было нереально.

— Его мотивы и имена тех, кто приказал ему совершить то, что он сделал, — продолжил я, в душе удивляясь, как холодно прозвучал мой голос.

— Кто…кто мог… рассказать тебе? — задыхаясь, успел задать мне вопрос Данзо, прежде чем его тело было раздавлено всмятку.

Не знай я о технике, на которую он полагался, удивился бы, а так лишь равнодушно перевёл взгляд туда, где глава Корня стоял до того как броситься в самоубийственную атаку.

Моему взору предстал совершенно невредимый шиноби, словно не его тело я только что превратил в лепёшку. Изанаги действительно позволяет превратить в иллюзию даже смерть.

— Кто? — как ни в чём не бывало, стал я отвечать на вопрос человека, которого с каждой секундой хотел убить сильнее прежнего. — Тебе это знать совершенно не зачем. Важно лишь то, что ты не последний кого я убью.

<center>***</center>

Карин не могла оторвать взгляд от сражавшегося Саске. Оттенок его чакры на протяжении всего столкновения становился темнее, от неё словно веяло холодом. С каждой минутой рос и её уровень, если он и дальше будет увеличиваться, то приблизится к количеству сравнимому с биджу.

Это будоражило девушку, скрывавшуюся неподалёку от места сражения двух шиноби. Её способности позволяли ей анализировать состояние противников по изменчивости их чакры. И то, что она видела в Саске — заставляло её одновременно страшиться и восхищаться. Аура парня, чьё тело наполовину было трансформировано проклятой печатью, становилась злее.

Невооружённым взглядом видно этого не было, однако её способности сенсора и вживлённый шаринган рисовали вокруг Учихи гигантский тёмный силуэт.

Эта сила была даже темнее проклятой печати Джуго, которая также была активирована. Нет, проклятье, не шло ни в какое сравнения с этим.

Впрочем, противник Саске тоже оказался с сюрпризами. Его таинственная техника буквально возвращала Данзо с того света. Карин с трудом могла в это поверить, однако ошибки не было, она самолично видела, как Учиха уже успел его трижды убить разными способами. И каждый раз старый хрыч возвращался с того света без единой царапины.

Внезапно, Саске остановился. Проклятая печать стала покидать его тело, и её место заняла новая. Карин видела, что он не может пошевелиться и сделала вывод, что это какая-то парализующая тело техника Данзо.

В следующий момент, танто пронзило тело Учихи, заставив его выплюнуть кровь.

— Несмотря на то, что вы родные братья, — презрительно заговорил Данзо, обращаясь к Саске, — ты ему и в подмётки не годишься.

Карин уже собиравшаяся вмешаться, внезапно остановилась. По её телу пробежали мурашки, она вновь взглянула на чакру Саске и ужаснулась, словно увидела перед собой бездну.

В этот момент тело Учихи бессильно упало, однако Данзо не успел обрадоваться, как рот Саске открылся и из него стал выбираться совершенно невредимый парень.

— Ублюдок… Эта техника… Неужели…

Из глаз Саске потекла кровь, а узор шарингана изменился. В следующее мгновение тело Данзо охватил чёрный огонь.

— Не ты один владеешь техниками, затрудняющими твоё убийство…

Грянул призыв и из дыма появилась гигантская химера, слепленная из тел слона, кошки и енота. С громким визгом, эта призывная тварь Данзо стала всасывать в себя всё, стараясь поглотить Саске.

Карин испугалась, когда увидела, что Учиху оторвало от земли. Вертясь в воздухе, он всё сильнее ускоряясь, летел в сторону ёкая. Внезапно, в руке Саске блеснул клинок Кусанаги. Тело химеры было разрезано на части, после чего призыв схлопнулся. Продолжая держать в правой руке меч, которым долгое время владел Орочимару, Учиха извернувшись в воздухе, приземлился перед Данзо.

Печать вновь стала покрывать тело Саске, на этот раз не останавливаясь на половине. Чакра вокруг тела нукенина стала уплотняться, принимая облик гигантского скелета. На кости нарастали мышцы, а в глазах стал гореть огонь.

В ужасе наблюдая за этими изменениями, Карин пыталась понять, что происходит. Уровень чакры Учихи достиг объёмов биджу, по ощущениям ударил нестерпимый холод, словно температура вокруг серьёзно упала. Из глаз Учихи непрерывно текла кровь, он уже находился на уровне груди гигантской фигуры из чакры, которую окружало аматерасу. В руке это нечто держало сильно удлинившийся клинок Кусанаги, уже начиная замахиваться.

— Я хотел разобраться с тобой, не поднимая особого шума, — несмотря на слова, голос Учихи был спокоен и холоден, — к сожалению теперь этого сделать уже не получится. Полагаю, времени у тебя осталось ещё не много, так что давай поторопимся. Я будут убивать тебя, пока ты не умрёшь.

Глава четырнадцатая. Предательство

В воздухе стоял нестерпимый запах дыма и крови. Вороны! Всюду кружили вороны. Они явились ещё до того как всё закончилось и ждали когда появится возможность полакомиться свежим человеческим мясом. Джуго нравились птицы, эти пернатые существа всегда были его друзьями, однако ворон он недолюбливал.

Разруха была первым, что он увидел, когда пришёл в сознание. Селение, скрытое в источниках представляло собой печальное зрелище. Можно было даже назвать его кошмарным, но больше удручало то, что именно он был виноват во всём этом.

Джуго обнаружил себя в центре небольшого кратера. Его окружали бессознательные (или мёртвые, он был не уверен) тела шиноби этой деревни. Некоторые здания представляли собой груды мусора, другие были начисто стёрты с лица земли, словно по ним прошлось гигантское торнадо. На их месте была лишь пустота или жалкие обломки домов.

Чёрные птицы, усевшись на крышах оставшихся зданий, следили за ним. Джуго казалось, что они ждут пока он уйдёт, дабы начать свою кровавую пирушку. Они словно следили за ним, ловили его взгляд.

Кар!

Согнав пернатого хищника со знакомого тела, парень склонился над ним. Шиноби Звука был мёртв, это стало очевидно, когда он увидел в груди своего подчинённого окровавленную дыру размером с кулак.

— А ты хороший?

Джуго ничего не ощутил, а потому голос, раздавшийся за его спиной, заставил его похолодеть. Его чутьё продолжало утверждать, что рядом никого нет, однако вновь прозвучавшие слова, наконец, вынудили его развернуться:

— Этот оказался плохим. Хотел сделать мне больно…

Это был мальчик, не слишком маленький, но ещё не достаточно взрослый. Навскидку, Джуго дал бы ему семь лет, вряд ли больше. Его коротко постриженные волосы были измазаны в саже, из-за чего подручный Учихи Саске далеко не сразу смог опознать их настоящий цвет. В итоге Джуго всё же определил его как — тёмно-зелёный. Перепачканная и достаточно испорченная одежда едва закрывала собой тощее тело мальчишки, на чьём лице парень прочитал лёгкое любопытство. И это было странно, поскольку творившееся вокруг могло бы впечатлить и взрослого, однако совершенно не трогало разум этого ребёнка. Маленькая ручка паренька была направленна в сторону мёртвого тела с пробитой грудной клеткой.

— Ты видел, кто убил его? — не обратив внимания на сказанное мелким, решил спросить у него Джуго.

— Он был плохим… — и вновь как-то отстранённо произнёс мальчик, — я… я испугался…

«С ним что-то не так»

Джуго не мог понять, что происходит. Все его чувства твердили о том, что перед ним никого нет, однако глаза не могли обманывать. В них он был абсолютно уверен, и это только сильнее разрывало его голову противоречивыми мыслями о том, чему ему следовало верить.

<center>***</center>

Меня вряд ли можно было назвать хорошим человеком. Даже более того, если бы меня так всё-таки кто-то назвал, это лишь вызвало бы мой смех. Этот мир всегда был жесток и без жалости съедал добрых людей. Именно поэтому когда-то я понял, что это не мой путь.

Боль расползалась по моему телу неспешно. Возможно, разум просто был слишком удивлён этому, что отказывался её принимать. Я в этом не уверен, однако вкус собственной крови, которая стала рваться между моих сжатых зубов, был действительно отвратителен.

Я закашлялся и перевёл взгляд на выросший из моей груди клинок. Он был так прекрасен весь покрытый моей кровью.

Избитый и лишённый обеих рук, Данзо лежал у моих ног. Несмотря на своё плачевное состояние умирать он всё ещё не собирался благодаря клеткам Хаширамы.

— Следовало побыстрее убить меня, мальчишка, — насмехаясь надо мной заговорил предводитель Корня.

Сейчас я был с ним полностью согласен, в какой-то степени даже восхищён своей глупостью. Самонадеянность и гордыня никогда не были моими лучшими чертами характера, но, к сожалению, они во мне были сильны.

Карин молчала, хотя сейчас от неё я бы вряд ли смог добиться хоть каких-то объяснений. Я не ругал себя, это было бы глупо. Мне казалось, что глупостей я на сегодня сделал уже достаточно много, чтобы совершать ещё одну.

Благодаря играм со стариком Шимурой, объём моей чакры готов был пробить собой дно. Говоря проще, сил на то, чтобы вызвать хотя бы обычную огненную технику, и добить еле живого врага в моём теле сейчас не было. Хуже было то, что катана, которую вонзила в меня девушка, находясь под воздействием Котоамацуками, нанесла критическую рану и если ей не заняться в ближайшее время, Учиху Саске ждал бесславный конец.

— Глупый мальчишка, ты так и не смог ничего доказать. Итачи следовало убить тебя той ночью.

Он верил, что меня это заденет? Вероятно, да, поскольку попытки зацепить на этом не остановились. Данзо продолжал вспоминать все очевидные ошибки в действиях совершённых Саске и винил Итачи в слабости к такому никчёмному младшему брату.

Карин выдернула из моего тела меч, вызывав очередную волну боли и заставив закашляться от заполнявшей лёгкие крови.

Меня нельзя было назвать хорошим.

Когда-то я был слаб, и эта слабость принесла мне боль. Боль долгое время расползалась и крепла, она охватывала всё больше, и разрушало то, что было хорошим во мне.

Говорят, что время лечит любые раны, но чаще всего этот процесс длится до самой смерти. И пока мы живы, эта боль живёт с нами. Она заставляет нас изворачиваться, вынуждает меняться, дабы избежать её. И вот так выкручиваясь и избегая её, мы и становимся другими.

Оставаясь, я всё тем же, безусловно, проиграл бы и погиб. Вот только время моей смерти ещё не пришло, ведь я действительно видел, кто из нас сегодня умрёт.

Из моей раны в спине вырвалась фиолетовая змея и мгновенно набросилась на не ожидавшую этого девушку. Она скрутилась кольцами вокруг её тела и с силой сжала её, впиваясь в шею своими клыками.

— Я ведь уже говорил тебе, — произнёс я, чувствуя, как в тело хлынула живительная чакра девушки, — Данзо, я вижу твою смерть.

На лице старика наконец-то отразилось то, чего я так долго ждал. Верно, это было отчаяние, ведь козырей больше у него не было.

<center>***</center>

Вот уже неделю отряд Суйгецу занимался тем, что мотался по стране Горячих источников по распоряжениям дайме Звука. Убийства высокопоставленных лиц во власти и во всё ещё сопротивляющихся остатках армии поверженной страны начинали ему уже надоедать, однако это было необходимым злом.

Дабы покорить государство новой власти, сокрушить её армию и убить правителя оказалось недостаточно. Целые города отказывались принимать очевидный факт, из-за чего находящимся в стране шиноби-звука приходили заказы на убийства не желающих признавать новую власть.

Немногочисленные отряды подчинённые Хозуки сейчас действовали везде, пока он большую часть времени проводил в резиденции командующего армией дайме, находящейся в городе Шиен.

Это был первый город, который сдался во власть нового дайме. Он был расположен на границе между двумя странами и располагал внушительными силами по меркам маленьких стран, однако продержался не долго.

В очередной раз Суйгецу покинул здание мэрии, после аудиенции у наместника, роль которого пока исполнял главнокомандующий.

Он шёл в сопровождении двух шиноби, чьи лица закрывали маски с изображениями различных животных. Вся тройка была одета в серые плащи, изрисованные змеиными узорами — отличительная форма высокопоставленных шиноби Звука.

— Что-нибудь слышно о Джуго? — в очередной раз поинтересовался Суйгецу, пока они продвигались по многочисленной улице. Увидев их, люди стремительно уступали дорогу, стараясь, стать незаметнее. Слухи об их кровожадности непрестанно подпитывались агентами Звука, которые заполонили страну стремясь проникнуть во все слои общества.

— О нём до сих пор ничего не известно, — раздался справа шёпот одного из безликих, — мои люди недавно вернулись из деревни Скрытой в источниках… — он не надолго умолк, а затем добавил, — того, что осталось от неё.

— И что, шесть наших отрядов бесследно исчезли? — удивился Хозуки настолько, что даже не выдал своей вечной ухмылки. — Не нашли ни одного из них? Что даже трупов нет?

— Тел в той деревни было предостаточно, — в отличие от шёпота первого, второй безликий говорил ровно и достаточно громко, — но ни одного нашего. Мои люди сейчас обследуют окрестности, если что-нибудь станет известно, тут же доложат нам.

— Да уж пусть постараются, — злобно сказал Суйгецу, подойдя к прилавку, в котором готовили рамен, — Золотце, мне, пожалуйста, со свининой…

Безуспешно пытаясь скрыть свой испуг, молодая девушка кивнула и принялась за приготовление лапши. Хозуки тем временем приземлился на стул, махнув руками своим подчинённым, что было истолковано, как указание тоже сесть, чему они и последовали.

— Нам нужно разобраться с этой проблемой пока о ней не узнал Саске, — между тем продолжил нукенин, любуясь миловидной девушкой, — не хочу потом оправдываться перед ним, к тому же это даст этой дуре — Карин очередной повод назвать меня идиотом.

— Вынужден напомнить, что у нас есть сейчас чем заняться и помимо поисков господина Джуго, — тихо произнёс первый безликий. Честно говоря, его манера говорить шёпотом всегда вызывала у Суйгецу мурашки. А учитывая, что эти двое так же были одними из опаснейших подопытных Орочимару, вероятно способные конкурировать даже с Джуго и возможно с ним, заставляло Хозуки опасаться за своё высокое положение в иерархии…

— Ты прав, Малис, — наконец был вынужден согласиться нукенин Тумана, — что нам известно об этих шиноби о которых нам только что поведал наместник.

— Скорее всего, это группа недобитков из Скрытых источников…

— Спасибо, Рочи, — с сарказмом ответил Хозуки, — ещё информация об этих неуловимых ублюдках есть?

— В скором времени она должна появиться, — вновь привлёк к себе внимание Малис, — я уже позаботился о том, чтобы установление их местонахождения было в приоритете…

— В таком случае, вы оба свободны, — произнёс Суйгецу, когда перед ним поставили дымящуюся чашку. Когда он взял в руки палочки, он уже был в одиночестве.

Часть 8

Глава пятнадцатая. Послание

Небо заволокло тучами, из-за чего лунный свет не достигал спящего города. На одной из крыш многочисленных зданий, стояла тёмная фигура, тонув в общем мраке, окутывающем всё за исключением малочисленных островков вокруг ночных фонарей и горящих факелов, освещающих улицы, которые патрулировали захватчики.

Человека съедало беспокойство, из-за чего позволить себе заслуженный отдых он пока не мог. Сейчас на лице Малиса не было маски, и случайный свидетель мог бы заметить на довольно отталкивающем лице уже взрослого мужчины тень беспокойства. Инстинкты, которым шиноби-звука привык доверять, подсказывали о грядущей опасности.

Проблема заключалась в том, что у мужчины пока не выходило засечь возможного врага своими способностями. И это было странно, поскольку радиус его техники позволял охватить большую часть города, в центре которого он сейчас и находился.

Из высокопоставленных шиноби-звука в Шиене сейчас оставался лишь он один со своей группой подчинённых. Суйгецу покинул город, оставив Малиса следить за наместником и охранять его от вражеских убийц. И, похоже, именно второй своей задачей мужчине сейчас и придётся заняться.

Радар наконец-то засёк вероятного ликвидатора. К сожалению, с опозданием, поскольку он уже успел пробраться во дворец, в котором сейчас находилось всё руководство вторжения.

Выругавшись, шиноби скрыл своё лицо под маской и направился наперерез, одновременно подавая сигнал тревоги. С этим как выяснилось немногим позже, он также опоздал. Проникнув во дворец по следу пока неизвестного убийцы, Малис обнаружил тело одного из своих подчинённых, лежавшего в луже собственной крови. Бедолага, похоже, даже не заметил, как к нему подкрались, и сейчас лежал с дырой размером с кулак в районе сердца.

Бросив мимолётный взгляд на тело мёртвого соратника, мужчина устремился за его убийцей. Судя по крикам впереди, второй раз провернуть трюк с бесшумным убийством у него не вышло.

Когда шиноби-звука наконец настиг сражающегося с защитниками ликвидатора, он на мгновение растерялся. Продолжая безудержно орать какую-то бессвязную чушь, двух оставшихся в живых шиноби сейчас теснил Джуго! Ранее этот псих пропал на своём последнем задании и сейчас вернулся настоящим предателем…

— Что ты творишь, Двуликий?! — начиная свирепеть, прошипел Малис, скидывая плащ, под которым было видно как стремительно его тело покрывала проклятая печать.

Руки стали приобретать форму крыльев, маска слетела с лица, открывая тупой нос и клыки, пока белые глаза наливались золотом.

— УБЬЮ! — заорал лишённый рассудка Джуго, впечатывая голову очередного шиноби в стену. — Я всех вас убью!

<center>***</center>

Выдернув меч из уже остановившегося сердца старого ублюдка, я рефлекторно им взмахнул, пачкая белый снег каплями красного. Хоть это оказалось сделать гораздо сложнее, чем я себе представлял, но мне всё же удалось заставить его навечно замолкнуть.

Отведя взгляд от поверженных шиноби листа, я направился к валявшейся без сознания, Карин. Несмотря на чакру, которую я силой забрал у девушки, моё состоянии всё ещё было далеко от удовлетворительного. Рана, нанесённая предательницей, зажила, оставив лишь следы подсыхающей крови и лёгкую боль от продолжающих сращиваться внутренностей. Об активации шарингана не могло идти и речи, сил хватало только на то, чтобы удерживать собственное тело от падения. Я серьёзно выдохся.

Цвет лица Карин был схож со снегом, на котором она сейчас и лежала. Воздействие техники Данзо и моя атака серьёзно подточила ресурсы её организма. Впрочем, подозреваю, что её состояние больше обусловлено психологической травмой от котоамацуками, нежели моего поглощения.

Злился ли я на неё? Безусловно. Вот только, это ничего не меняло, в конце-концов её вина была лишь в том, что она не смогла сопротивляться вражеской технике. И я её винил, потому что слабость своих подчинённых означало мою слабость. Позже нас ждёт очень серьёзный разговор, а пока…

Тяжесть её тела совершенно не ощущалась, даже несмотря на моё, будем честны, весьма потрёпанное состояние. Будь ситуация другой, нести на руках девушку такой внешности было бы приятно. Сейчас же мне было жутко неудобно. Она всё норовила выскользнуть из моих вымотанных рук, что вынудило забросить бессознательное тело на плечо. Возмущаться такому отношению она по понятным причинам не стала, и в очередной раз, оглядев последствия нашей стычки, я взял направление противоположенное тому, куда шла группа шиноби-листа.

Сам того не желая, я повторил путь настоящего хозяина этого тела, проделанный им в каноне. Вот только в отличие от Саске, мои действия не связаны с местью, которая двигала им. У нас совершенно разные цели, просто так легли карты. И ради собственных стремлений я готов убрать любого, кто рискнёт мешать мне. А труп Данзо послужит своеобразным посланием всем, кто всё ещё сомневается в моей силе и до сих пор не воспринимает меня как угрозу.

Эти старые дурни пока не осознают, что грядёт эпоха перемен. На собрании лидеров великих селений, на которое так спешил оставшийся позади меня мертвец, каге собирались обсудить возросшую активность акацки. Но в этом мире есть кое-что страшнее этой секты отступников. В тенях порой мелькают щупальца ещё более таинственной организации.

Но всё это несущественно. Настало моё время. И если вы с этим не согласны, я жду. Придите и остановите меня. Пока ещё не слишком поздно.

Глава шестнадцатая. Неизвестный враг

Толстые цепи звенели, сопротивляясь попыткам их разорвать. Они были намертво вмурованы в стену, заставляя существо скованное ими висеть с вывернутыми руками. От него исходила сильнейшая жажда крови, даже в такой ситуации он не останавливался в своих попытках вырваться и наброситься на меня.

Многочисленные раны, кажется, совершенно его не беспокоили. На лице явственно отражалось безумие, а в искажённом яростью голосе оно слышалось ещё отчётливее. Он не замолкал ни на секунду, продолжая изливать проклятья. Бездушная тварь, желающая лишь одного…

— Я ПРИКОНЧУ ВАС ВСЕХ!

— Как это произошло? — не обращая внимания на поток проклятий со стороны Джуго, обратился я к Суйгецу. От моего взгляда не укрылось его потрёпанное состояние. Кажется, доставка этой неконтролируемой живой бомбы далось ему непросто.

— Мы ещё сами не разобрались. — вместо мечника ответил один из его людей. Его голос, в противовес продолжавшего орать Джуго, звучал спокойно и тихо. Даже слишком тихо.

— Малис, — обратив на него взгляд, начал я, — я жду объяснений. Какого чёрта, он до сих пор не приходит в себя?

Мне никто не ответил, впрочем, мой вопрос был риторическим. Уверен они и сами уже не раз успели задать себе его. Я подошёл ближе к Джуго. В общем-то, я уже знал краткую историю произошедшего, вот только ничего толком она не объясняла. И чтобы разобраться, оставалось сделать лишь одно.

Каково же было моё удивление, когда вернуть адекватную личность Джуго с помощью гендзюцу шарингана мне не удалось. Даже хуже, это ещё больше взбесило Двуликого. Я не мог ничего понять. Походило на то, что он до сих пор находился под чьим-то контролем…

— РААА!

Цепи не выдержали и порвались. Освободившись от оков, Безумный Джуго грохнулся на пол, и, не успев нормально встать, бросился на меня. Через секунду его яростный рёв был прерван, а на лице сквозь сумасшествие проступило удивление и какая-то даже обида.

Меня же всё произошедшее неимоверно злило. Сначала была Карин, а теперь это. Неужели я окружил себя настолько слабовольными людьми, что каждый встречный может взять их под контроль и заставить выступить против меня?

Но что это вообще было? Некто не просто манипулировал эмоциями проклятого, как это делал я, когда было необходимо вправить его мозги. Здесь же ситуация была абсолютно противоположная, нормальную личность не просто заблокировали, неизвестный смог даже управлять этим психом. Не думаю, что Джуго по собственной инициативе проник во дворец и попытался добраться до важных шишек нашей феодальной армии.

Сквозь сжатые зубы Двуликого проступила кровь, а его глаза стали закатываться. Я выдернул из его груди продолжающую сверкать молнией руку, заляпав свою одежду в красном. Джуго стал валиться на пол, но смотреть я на это уже не стал, развернувшись в сторону, стоявших у двери, Суйгецу и Малиса.

Не говоря ни слова, я прошёл мимо них, и ничего не замечая вокруг, двинулся по подземельям, построенным Орочимару. В мыслях сильнее разгоралось желание поскорее добраться до того, кто посмел влезть в мои дела. Больше раздражало только то, что ничего о потенциальном враге было неизвестно.

Мои планы попадают под угрозу из-за неизвестного фактора и пока что с этим ничего не поделать. Это немного выводило из себя, заставив злобно усмехнуться собственным мыслям. Что же, раз кто-то сам хочет со мной поиграть, почему бы и нет? Только пускай потом пеняют на себя, ведь проигрывать я ненавижу…

Так, поглощённый собственными мыслями я свернул на очередном повороте и чуть не столкнулся с Карин.

Мы оба остановились, и мой взгляд упал на свитки в руках у девушки. Очевидно, она направлялась с ними в одну из лабораторий ранее занимаемых Кабуто.

После того инцидента с её предательством наши отношения охладели. Я всё ещё злился, она чувствовала себя виноватой и разговоры как-то не ладились.

Я пробежался глазами по молчавшей девчонке. Когда наши взгляды встретились, она свой виновато отвела. Это вызвало во мне очередной приступ раздражения. Подчиняясь внезапному порыву, я сблизился с ней и прижал к стене, после чего склонившись, медленно вдохнул аромат её волос. Пальцы нетерпеливо стали расстегивать её блузку, проникая к тому, что она скрывала.

Карин что-то начала говорить, но я её совершенно не слышал. Сейчас от неё мне нужно было кое-что другое и, зафиксировав рукой подбородок девушки, я поцеловал её. Слух уловил, как свитки выпали из рук девушки.

Пока мой язык агрессивно проникал в неё, руки продолжали исследовать тело. В какой-то момент она вышла из ступора и начала отвечать, но этого мне было мало. Я сорвал с неё шортики и, не давая передохнуть, раздвинул её ноги. Что-то попыталось воспрепятствовать, но я даже не замедлился, чем вызвал её вскрик. Не прекращая движения, мои пальцы с силой сжали её соски, вызвав слабый протест в очередном стоне. Развернув Карин спиной, я заставил её склониться вперёд и, намотав красные волосы на кулак, продолжил. В порыве чувств, она стала забывать о былой неловкости между нами. Во всяком случае, сдерживаться она больше не пыталась, ещё сильнее разжигая во мне пламя страсти.

Голос Карин надрываясь, просил меня не останавливаться, пока мои пальцы не заткнули её. В какой-то момент девушка окончательно сорвалась в крике. Она сжала меня так сильно, что копившееся всё это время напряжение выстрелило из меня стремительным потоком на время лишая нас обоих сил, взамен оставляя лишь блаженство.

<center>***</center>

Собрание каге было сорвано возмутительной новостью. Представитель Конохи, временно исполнявший обязанности Хокаге был найден мёртвым. Тела шиноби-листа были обнаружены недалеко от границы, на местности которой осталось множество следов ожесточённой битвы. Очевидно, один из каге вовсе не собирался умирать, но атаковавший его человек оказался сильнее.

Собравшиеся лидеры великих селений были всерьёз обеспокоенны неизвестной угрозой. Эти люди всегда были соперниками и, конечно же, в первую очередь подозревали друг друга. Райкаге, в своей грубой манере сделал предположение, что вина на устранении делегации Конохи лежала на акацки, деятельность которых и являлась причиной этого собрания.

Кто-то высказывался против этой мысли, обосновывая свои выводы тем, что преступники были сосредоточены на охоте за биджу, и тратить свои ресурсы на устранение далеко не самого слабого шиноби они бы не стали. Особенно в связи с потерями, которая их организация понесла в последнее время.

Внезапно спор был прерван появлением человека в оранжевой маске. Люди мгновенно напряглись, приготовившись наброситься на вторгнувшегося на собрание члена акацки. А в том, что он был представителем обсуждаемой организации нукенинов, никто здесь даже не сомневался. Каждый знал, в какие цвета одевались её члены, и нынешний преступник исключением не был.

— Прежде всего, — заговорил Тоби, проигнорировав угрозы посыпавшиеся со стороны Райкаге, — хотелось бы развеять ваши сомнения по поводу причастности акацки к смерти одного из вас. Нам и вправду не было никакой нужды тратить ресурсы на его убийство. Зачем нам что-то делать, когда есть Учиха Саске, который сделает за нас всю грязную работу?

На Тоби посыпались новые вопросы и он, конечно же, стал на них отвечать. Причём честно, стараясь убедить всех в том, что угроза со стороны молодого Учихи вовсе не преувеличена.

Саске спутал ему все карты, отказавшись от сотрудничества, так почему бы в наказание не натравить на него это сборище идиотов? Это позволит немного понизить их интерес к акацки и его планам. Понятно, что охоту на них никто не прекратит, но если они всё-таки объединятся, то шансов добраться до последнего из джинчурики у него просто не будет. Отсутствие делегации Конохи дало ему немного времени, а последние действия Учихи, на которые ранее никто из великих стран не обращал внимания, отвлекут часть сил, которые могли бы помешать исполнению плана «Глаз Луны».

Глава семнадцатая. Тот, кто видит всё

Ливень шёл не переставая, буквально заливая улицы селения скрытого в Дожде. Сырость и уныние, вот что чувствовал в этом месте человек не связанный с этим небольшим государством. От встречавшихся местных веяло тоской и безнадёжностью их положения. Закрытое и подавленное общество.

Человек бросал безразличные взгляды на лица, которые отражали страдания этого места. Его мало волновали их судьбы, его не трогала их печаль. Он не понимал их и даже не пытался понять. Эта дыра его совершенно не привлекала, и лично бы он сюда не сунулся, если бы не одно но.

Человек бросил очередной мимолётный взгляд наверх. На одном из самых высоких зданий этого селения стояла фигура в плаще с узорами красных облаков. Эта девушка и была той причиной, которая заставила его прийти сюда лично.

Человек был одет в совершенно обыденный серый плащ, так популярный в этом городе. Капли непрерывно били по капюшону, которым он скрыл свою голову и часть лица. Он походил на многих других, тех до кого ему совершенно не было никакого дела. Его интерес вызывала лишь женщина наверху. Вернее то, к чему она его приведёт.

Человек ждал возможности забрать то, что она так охраняла. Было бы проще, если бы ему не приходилось действовать таким деликатным образом, но он не спешил. Силовой вариант можно применить в любой момент, ему же хотелось обойтись и без него. Действовать грубо ему не очень-то хотелось, тем более женщина была далеко не так слаба, чтобы совсем не напрягаться. Всё-таки организация в которой она состояла собирала только сильных.

Человек знал многое о том, что происходит в этом мире. Его даже забавляло наблюдать за грызнёй великих селений из-за мелочей, которые они считали серьёзными причинами. Ну правда, наблюдать, как люди убивают друг друга, искренне веря, что сражаются ради чего-то большего, чем амбиции зажравшихся владык, иногда даже бывало весело.

Он вновь бросил взгляд наверх и скривил губы в лёгкой усмешке. Даже эта женщина верила, что действует из-за добрых намерений, когда совершала далеко не добрые поступки.

Человек знал многое об этом мире и, к сожалению именно по этой причине ненавидел его. Лицемерие, жестокость и насилие. На этих столпах и строился мир шиноби, который сейчас мог видеть любой, кто бы захотел посмотреть общую картину, а не всю ту пропагандистскую чушь, которую детям говорят при вступлении в школы для малолетних убийц.

Когда-то человек понял, что это далеко не та сказка и разговоры о дружбе и пацифизме совсем не помогут, когда тебя стремятся прикончить. Лицемерие этого мира злило его, но он не пытался что-то изменить. В этом не было смысла. Наоборот, со временем человек пришёл к выводу, что не хочет ничего менять. Сделать этот мир лучше слишком глупо и наивно, поэтому он решил показать всем правду. Но прежде чем это случится, было необходимо кое-что сделать.

Бросив очередной взгляд на свою цель, человек зашёл под крышу небольшой лавки, где готовили рамен. Сев за столик, он сбросил уже промокший насквозь капюшон, открывая слипшиеся белые волосы. По его лицу было трудно сказать, доставляло ли ему это дискомфорт. Он казался равнодушен ко всему вокруг и молча ждал, когда мужчина за прилавком обслужит опередившего его посетителя.

Хозяин этой забегаловки моментально понял, что человек является чужаком, что он не очень-то и пытался скрывать. Глупо было бы даже пытаться это сделать. Хоть он и держался отстранённо, его внешний вид слишком отличался от среднестатистических жителей страны Дождя. Из-за растрепавшихся белоснежных волос, немного не достававших ему до плеч хозяин не сразу определил, что человек был ещё достаточно молод. К тому же пару лет добавляли резкие черты лица. Но всё это меркло по сравнению с тем, что действительно выделяло молодого человека среди обычных людей. В каждом его глазу было по паре зрачков с синей радужкой. Зрелище не слишком приятное, впрочем, мужчина предпочёл его вежливо не заметить.

Когда перед молодым человеком появился его заказ, он, полностью игнорируя какие-либо попытки заговорить от второго посетителя и самого хозяина раменной, приступил к его уничтожению. Вежливость никогда не была его визитной карточкой, из-за чего те, с кем он когда-то рос, считали его высокомерным выскочкой.

Сам же молодой человек не имел никакого желания идти на контакт с теми, кто был ему абсолютно безразличен. И пусть, окружавшие его люди в этот момент чувствовали от данной ситуации дискомфорт, его самого кажется, это даже не касалось. Он не демонстрировал особого аппетита, впрочем, и на его полное отсутствие похоже не было. С такой же миной на лице он мог есть обычную траву, словно не чувствовал никакого вкуса.

Так же безмолвно, молодой человек заплатил, и вновь набросив всё тот же мокрый капюшон, вышел из лавки. Стоило ему перешагнуть порог, как он столкнулся взглядом со своей целью.

Не обращая внимания на проливной ливень, перед ним стояла девушка в плаще акацки. Бумажный цветок в её фиолетовых волосах так же отказывался намокать, что толкало на мысль о том, что он был пропитан её чакрой.

— Кто ты и почему следишь за мной?

Её усталый голос первым разрушил молчание. Страха в нём не было, только беспокойство и лёгкая грусть.

Человек не хотел этого разговора. Их встреча должна была пройти по-другому. Но в этот раз он не стал молчать. Подняв подбородок так, что тень плаща больше не падала на верхнюю половину его лица, он сказал ей:

— Скажи мне, где тело Нагато.

В нём не было угрозы, его голос был спокойный и немного хрипловатый. Однако женщине его ответ не понравился.

— Откуда… Кто ты такой? — вновь задала она тот же вопрос, уже насторожившись по-настоящему.

— Я знаю о вас всё, Конан, — человек вновь ответил на часть вопроса, после чего сделал небольшую паузу, — но обо мне тебе знать не обязательно. Хм, похоже, выбора у меня нет. Зато теперь он есть у тебя. Какое решение ты примешь? Расскажешь мне, где спрятала тело Нагато или мне спросить в более грубой манере?

Конан молча приготовилась к битве, на что человек лишь равнодушно пожал плечами. Он уважал сделанный ей выбор, однако это не значило, что теперь он отступит.

Говоря о том, что знал всё о ней, человек не лгал. Ему было известно и то, какие техники она применит. Конан же понятия не имела чего стоит ожидать от него. При других обстоятельствах результат этой стычки мог бы оказаться любым, но сейчас у этой женщины просто не было шансов.

Район, в котором они сошлись, потонул в многочисленных взрывах. Но сражение длилось недолго и вот после очередной партии взрывов, человек уже стоял перед поверженной девушкой. Плащ Конан превратился в кровавые тряпки, сама она лежала на обуглившейся земле, посреди горящих домов, чьи жители так и не успели выбраться.

— Что…что это за техника-а? — выдохнула последняя из главарей Дождя. — Как…откуда ты…?

— Я вижу всё, — лаконично ответил так и оставшийся не известным, после чего склонился над ней, — а теперь, дай мне увидеть, где лежит Нагато.

— Нет! — девушка из последних сил попыталась нанести удар кунаем, но её рука была перехвачена.

Продолжая держать её руку, человек приблизился к ней и их взгляды встретились.

— Тебе не обязательно быть живой, — Конан почувствовала, как её грудь пронзили насквозь, из её глаз полились слёзы, — ты способна ответить на мой вопрос и мёртвой…

Сразу после смерти женщины, человека атаковали немногочисленные отряды этого селения. Но все эти попытки были тщетны, он видел их намерения. Каждая внезапная атака была для него ожидаема.

Когда человек покончил с последним, он вновь вернулся к убитой правительнице Дождя. Склонившись над телом Конан, сложил печати и активировал технику. После свершённых манипуляций, над её телом пошла рябь из чакры, веки человека расширились, а зрачки словно стали искать нечто невидимое. Теперь человек знал ответ на тот вопрос, который задавал ещё живой Конан. Она ему всё показала…

Часть 9

Глава восемнадцатая. Путь силы

Пещера Рьючи. Когда-то, ещё во времена обучения у Орочимару, Учиха Саске здесь уже бывал. Тогда он посетил это место, чтобы заключить контракт с Аодой, гигантской синей змеёй. Сегодня же я был здесь за кое-чем другим. Пришло время познакомиться с Белым Мудрецом.

Со слов Орочимару, Саске было известно, что Белая Змея-Мудрец являлась личностью крайне своеобразной, и была очень опасна в битве. Так что недооценивать её я не собирался и в том случае, если мы не сможем договориться, был готов отступить. Это её территория и ставить свои условия будет опрометчиво.

С помощью обратного призыва мои змеи перенесли меня в это мрачное место. Меня встретили мрак и сырость, а после того, как я активировал шаринган, ещё и густой туман.

Пещера была огромна, всюду, куда падал взгляд, попадались кости различных зверей. Подсознательно я ожидал увидеть среди них и человеческие останки, но нет, всё-таки это место находили лишь немногие.

Из моего рукава выползла фиолетовая змея и взяла направление. Я неспешно двинулся за ужом, продолжая разглядывать пещеру в ожидании какой-нибудь пакости.

Орочимару рассказывал о неких испытаниях, которым подвергается тот, кто ищет встречи с Белой Змеёй. И также упоминал о том, что те, кто их не проходят, могут быть съедены обитателями Пещеры Рьючи. Последнее меня не страшило, но лишний раз подставляться, зная о том, что тебя может ожидать, было бы глупостью.

Ощутив мощное гендзюцу, я лишь довольно усмехнулся. Пусть я пока никого не видел, всё же меня действительно испытывали. Не будь я сам хорошо подкован в этой области или не являйся обладателем шарингана, это могло бы доставить проблем. К тому же, иллюзию накладывал явно не Итачи, а только у него могло получиться затуманить мой разум.

Когда я свернул на очередном ответвлении, мне на голову упал пятнистый питон. Вернее, он попытался сделать это. Сейчас мои чувства обострены, и реакция следует мгновенно, как и получилось с мерзкой тварью. На мгновение вспыхнувшая во тьме электрическая дуга располовинила пресмыкающееся, после чего я двинулся дальше.

На протяжении всего пути я ощущал на себе взгляды обитателей пещеры. Их алчущие моей, вероятно выглядящей довольно аппетитной, туши. Порой на переферии слух улавливал шорохи и шипения, подсознательно не давая мне расслабиться в ожидании внезапной атаки.

В такой атмосфере я двигался долго, но после очередного поворота, уж, за которым я следовал, наконец-то привёл меня к той, кого я здесь искал.

Пещера ещё больше расширилась, открывая вид на огромные пространства. Взгляду предстали ступени, ведущие на возвышенность, в центре которой на гигантском троне скрутив своё тело кольцами, лежала чрезвычайно большая змея белого цвета. Она превосходила размерами даже Манду, считавшегося в этом мире одним из самых громадных существ. Большая часть её тела не помещалась на троне и лежала рядом, также скрутившись кольцами, дабы просто уместиться на самой возвышенности.

На голове Белой Змеи был надет тюрбан с двумя острыми краями и красной сферой по его центру. А под тюрбаном ещё один головной убор оранжевого цвета. На её шее висела цепь с кулоном в виде зелёной сферы. Во рту Мудреца был зажат огромный мундштук с соответствующих размеров дымящейся сигаретой.

— Ты смог дойти до этого места… — величественно и надменно заговорила Змея. — Ты заслужил право говорить. Скажи, зачем ты здесь?

— Я искал тебя, Белый Мудрец-Змей, — разглядывая шаринганом мудреца, начал я отвечать. Судя по спокойному течению чакры, она была не сильно удивлена моему появлению. Или, что более похоже на правду, ей было просто наплевать. — Когда-то мой бывший учитель рассказывал о тебе, той кто в совершенстве владеет искусством манипулировать природной энергией. Я пришёл, чтобы просить тебя помочь мне овладеть этим искусством.

Змея, похоже, именно этих слов от меня и ожидала, однако не спешила соглашаться. Вместо этого она выдохнула длинную струю дыма и, повысив голос, мрачно произнесла:

— Я отказалась учить Орочимару, с чего ты взял, что буду помогать его ученику?

От вспыхнувшего раздражения, узор в моих глазах изменился. Я ответил, слыша в собственном голосе еле уловимые нотки угрозы:

— Я не он! Мой бывший наставник не смог удовлетворить мою жажду силы и пал от моей руки!

— Значит, ты смог убить его? — впервые за время нашего разговора Мудрец проявил нечто похожее на интерес. — В таком случае, это может быть весьма интересно…

Змея вдруг потонула в облаке дыма, и когда он развеялся, её облик уже не был настолько подавляюще огромным. Теперь она была копией себя, но человеческих размеров.

— Говоришь, что желаешь силы? — она стала неторопливо сползать со своего величественного трона. — Но за силу всегда нужно платить. Ты готов пойти на это?

Я ни секунды не раздумывал над ответом, изначально ожидая от неё этих слов.

— В таком случае, — змея мгновенно преобразилась и её острейшие клыки уже были около моей шеи, — если ты не справишься, я, нисколько не сожалея, сожру тебя.

Острая и невыносимая боль от укуса мгновенно поставила меня на колени. Яд этой насмехающейся твари распространялся по моему телу с невиданной скоростью. Меня бросило в жар и вскоре, парализованный я распластался на холодном камне, содрогаясь в судорогах.

Наличие унаследованного мной от Орочимару иммунитета, похоже, совершенно не волновало яд Мудреца, который приступил к разрушению моего организма.

— Ты сам пожелал этого, — донёсся до меня искажённый голос Мудреца, — Выживи и я обучу тебя всему, что знаю сама. Но если ты проиграешь моему отравлению, я не сильно расстроюсь…

Не знаю, сколько времени, но по ощущениям я страдаю уже очень долго. Меня периодически выключает, но позже я всё равно возвращаюсь на пару секунд. Вероятно, если бы не проклятая печать, клетки Хаширамы, которые я позаимствовал у Данзо, и не чакра унаследованная от самого Белого Змея, этот укус уже отправил бы меня за грань.

Всепоглощающая адская боль терзала меня, но сдаваться я отказывался. Моё желание жить было сопоставимо с жаждой силы, которую я так стремился получить. Умирать так и не приблизившись к своей цели, я отказывался. Как отказывался и отступать от желания обучиться манипулировать природной энергией.

Через неопределённое время моё измученное тело всё же смогло перебороть эту заразу. Это осознание далось мне нелегко. Бесконечная слабость и боль во всех конечностях была первым, что поприветствовало моё сознание.

Ещё не до конца придя в себя, сквозь сжатые зубы из меня вырвался болезненный стон, что не укрылось от продолжавшей лежать на троне белой змеи.

— Удивительно, но ты справился, — произнесла Мудрец, пуская дым. — Признаюсь честно, я ожидала обратного, но уговор всё ещё в силе. Ты доказал, что достоин того, чтобы я передала тебе свои знания.

— Сколько… прошло… времени? — делая большие паузы, задал я свой первый вопрос.

— Ты был в беспамятстве три дня, — последовал её ответ, что сразу же подтвердил остро сосущий желудок. Я не ел уже более трёх суток, к тому же в ходе борьбы с ядом, мой организм потратил значительные ресурсы.

Несмотря на тяжёлое состояние, я был доволен. Выбранный мной путь изначально предполагал испытания. И сколько ещё не пришлось бы их преодолеть, сломить меня ничто не сможет.

Глава девятнадцатая. Демон Моурё

В стране Демона уже была поздняя ночь, когда группа из трёх человек устроила лагерь на самой её границе. Вокруг было чистое поле без единого дерева и выбрали это место не случайно. Они осторожничали, поскольку врагов в этой стране у них было действительно много.

Под чёрными плащами, которые сливались с окружающей их ночью, порой можно было увидеть белые кэса. На этом их сходство заканчивалось, и начинались различия.

Первый был мужчиной с острым взглядом в возрасте тридцати пяти лет, с короткими чёрными волосами. Вторым невысокий молодой паренёк со светлой головой и наивным взглядом. Третий же, представлял из себя типичного двадцатилетнего рубаку с горой мускулов и высоким ростом.

— Кенни, — вдруг обратился третий к первому, внимательно прислушиваясь к чему-то в окружающей их тьме. Даже луна этой ночью скрылась за тучами, не говоря уже о звёздах. — Кажется, господин вот-вот появится…

— Ты что-то услышал? — сразу же подобрался названный.

— Походку господина Шиона я ни с чем не спутаю.

— Как и всегда, от твоего слуха ничего не ускользает, Самигулла, — раздался спокойный голос явившегося из мрака человека. Он был одет во всё тот же серый плащ, который защищал его от погоды в стране Дождя. — Как продвигается план?

— Всё готово, провидец, — ответил Кенни, — мы ждали только Вашего возвращения.

— В таком случае, — Шион призвал стеклянную банку, внутри которой плавало то, ради чего он и проделал этот длинный путь, — время приступить к последнему ритуалу, прежде чем мы начнём приводить наш план в исполнение.

— Великолепно, — глядя на переданный ему в руки риннеган, восхищённо прошёптал Кенни, после чего открыв банку, перевёл взгляд на своего господина, — приготовьтесь, мы начинаем.

— Искусство тёмной операции, — активировал технику Кенни, надрезая тыльные стороны ладоней Шиона скальпелем, напитанным чакрой. Человек, в чьи руки сейчас вживляли великое доудзюцу, наблюдал за самим процессом с тем же отстранённым лицом, с каким ел рамен в лавке страны Дождя. На нём нельзя было прочитать никаких эмоций, в конце концов, это всего лишь очередное средство для достижения его целей.

— Операция завершена. — прокомментировал окончание своей работы Кенни.

Шион поднёс свои руки к лицу, недолго разглядывая изменения. После чего вытянул одну из них в пустое пространство и активировал, когда-то «виденную» им технику. Невидимый импульс ударил из его ладони.

— Отлично, — удовлетворённо произнёс провидец, после чего похвалил того, кто проделал эту операцию, — ты великолепно справился, Кенни. — после чего оглядев всю группу, закончил. — Теперь пришло время привести наш план в исполнение.

Группа уже из четырёх человек направилась в тщательно охраняемое место страны Демона.

<center>***</center>

Светало. Шион вместе со своими последователями стоял на возвышенности, с которой можно было наблюдать их нынешнюю цель. Это был древний храм, скрытый от всех любопытных глаз горными скалами. Именно под этим зданием и было некогда запечатано одно из могущественнейших существ этого мира. Демон Моурё.

Провидец отдал приказ, и тройка его подчинённых мгновенно вырезала всех сонных часовых. После чего, оставив их снаружи, в одиночку направился в тёмное подземелье.

Словно только и ждав, пока он сделает первый шаг, вспыхнули факелы чакры, освещая его спуск во тьму. Его лицо оставалось непроницаемым, даже когда перед ним возник огромный светящийся монумент, весь обклеенный печатями. Пока Шион неспешно двигался в его сторону, боковое зрение само обратило внимание на стоявшие здесь каменные статуи воинов, которые являлись частью легиона демона запечатанного здесь.

Он в очередной раз посмотрел на монумент, обратив внимание на главную печать, которая и сдерживала дух древнего зла. Впервые его беспристрастная маска дрогнула и на лицо вылезла злая усмешка, ведь когда-то именно его предшественник и запечатал здесь эту тварь.

Шион поднял свою правую руку и направил ладонь на монумент. Ирония ситуации забавляла провидца. Когда-то его обучали технике, которая должна была помочь запечатать эту потустороннюю тварь. Теперь же, он использует эти знания для совершенно противоположных целей.

Произведя необходимые манипуляции, человек подал нужное количество чакры и активировал ритуал. Все печати мгновенно вспыхнули фиолетовым пламенем, а стена на монументе пошла трещинами и рассыпалась. В следующее мгновение из провала в другое измерение подуло потусторонним холодом, от чего плащ, который провидец так до сих пор и не снял, стал развеваться.

Внезапно раздался замогильный голос:

— Какое знакомое чувство… Я снова оказался в этом мире…

На лицо Шиона уже успела вернуться бездушная маска.

— Демон Моурё, твоя сила будет полезна моим планам.

— Кто ты?

Веки провидца расширились, а губы растянулись в ехидной ухмылке.

— Кто я? — медленно спросил человек, чьи зрачки в этот момент будто смотрели сквозь провал между мирами. — Я потомок той, по чьей вине ты торчал здесь всё это время.

— Ты? Неужели? — рассмеялась сущность. — И зачем же ты призвал меня?

Растягивая губы в очередной злой усмешке, Шион направил свою ладонь на провал в измерение демона.

— За этим, — с помощью Пути человека, провидец стал выдёргивать и поглощать дух Моурё.

В Шиона тут же устремились фиолетовые сгустки чакры в виде драконьев голов, но поднятая вторая ладонь активировала Путь Преты и стала поглощать их. Душа демона поглощалась и абсорбировалась телом провидца, преумножая его личное могущество.

Демон ярился и отказывался сдаваться, но он был слишком слаб без собственного тела и не мог противостоять силе великого доудзюцу. Его мощь была огромна, и скорее всего, любой другой человек просто не выдержал бы такого количества чакры. Но, провидец изначально обладал силой сопоставимой с могущественнейшими доудзюцу. Пусть даже не имея с ними общих корней.

Веки Шиона расширились, а зрачки непрерывно вертелись в орбите глаз. Радужка, из синей, приобретала фиолетовый оттенок.

Процесс длился долго и отнял у провидца много сил. Но демон в итоге всё же пал и стал частью его могущества.

Глава двадцатая. Обречённые

Деревня скрытая в листве, после нападения Пейна ещё не успела толком отстроиться. Всюду, куда не глянь, сновали люди самых различных классов и профессий, занимаясь делом. Селение напоминало разворошённый муравейник, работа нашлась всем от обычных мирных жителей до элиты, которая ранее и лопату за всю жизнь в руках не держала. Всюду слышались крики, стуки и другие звуки, встречающиеся на огромной стройке.

Продвигаясь по будущим улицам Новой Конохи, Наруто не скрывал довольную улыбку, когда очередной прохожий приветствовал и благодарил его, называя Героем Листа. Через столько лет безуспешных попыток достучаться до всех, он всё же смог заставить людей признать своё существование. Видя искренние улыбки вместо ненависти на лицах мелькающих мимо людей, сердце молодого шиноби наполнялось теплом.

Наруто дошёл до огромной палатки, в которой сейчас отдыхала Пятая Хокаге и просочился внутрь.

Старуху, которая выглядела как молодая красавица, шиноби любил и был бесконечно счастлив, когда она наконец-то вышла из комы. Первое время Хокаге постоянно ела и спала, восполняя свои силы, но с каждым днём ей становилось гораздо лучше. Наруто было радостно видеть, как Цунаде шла на поправку и он этого даже не скрывал.

— Здравствуй бабуля-Цунаде, — улыбаясь, ворвался молодой шиноби, — как ты сегодня себя чувствуешь? Скоро встанешь на ноги? О, вам тоже здрасте, Шизуне!

— Здравствуй Наруто, — слегка улыбнувшись, произнесла Цунаде, передавая своего питомца в руки Шизуне. Тонтон пару раз хрюкнул, но покорно позволил помощнице своей хозяйки себя забрать. — Рада видеть, что ты остался всё тем же неугомонным. Даже несмотря на то, что уже стал героем деревни.

— А-то! — поднял большой палец Наруто. — Теперь, когда ты очнулась, этот старый хрыч Данзо больше не сможет устанавливать здесь свои порядки.

— Данзо… — нахмурилась Пятая. — Надеюсь, этот старик не успел натворить дел на собрании каге…

— Не волнуйтесь госпожа Цунаде, — поглаживая свинку, произнесла Шизуне, — всё-таки каким бы ужасным человеком он не был, Данзо всегда действовал в интересах нашей деревни.

— Надеюсь, ты права, Шизуне, — с сомнением произнесла первая женщина Хокаге, — в любом случае, Наруто, — перевела она взгляд на молодого шиноби, — наша деревня сейчас впервые настолько ослаблена. Внутренние дрязги придётся на время оставить, так что я прошу тебя не накалять ситуацию с этим человеком.

Последовала небольшая пауза, за время которой улыбка на лице Наруто померкла, после чего он предельно серьёзно ответил:

— Я понимаю, Бабуля-Цунаде.

И именно эти слова, возможно, заставили женщину окончательно признать, что этот вечно непоседливый и никогда не слушающий окружающих, юноша, действительно вырос. Эта мысль отразилась в промелькнувшей на её лице улыбке. В этот момент ей вспомнилось лицо его учителя, на которого очень походил Наруто, и улыбка слегка погасла, сменившись лёгкой грустью утраты.

Разговор был прерван группой из трёх человек одетых в экипировку анбу. Их одежда несла следы пыли и лёгкой грязи, намекая, что шиноби только вернулись с задания. В центр вышла одна из фигур, чьё лицо единственное было не скрыто маской. Проигнорировав ошарашенного их внезапным появлением, Героя листа, она склонилась перед Хокаге и произнесла:

— У нас плохие новости, госпожа Цунаде.

— В чём дело, Анко? — видя настрой капитана группы анбу, Пятая так же опустила приветствия и подобралась.

— Временно исполнявший обязанности Хокаге, Шимура Данзо был убит в пути на собрание пяти каге. — чётко доложила Митараши Анко.

От услышанного Шизуне чуть не выронила из рук питомца своей госпожи, только визг выскальзывающей из рук свинки заставил её опомниться.

— Что? — не сдерживаясь, заорал Наруто. — Старого хрыча убили? Кто это сделал? Скажите, кто это сделал?

Одна лишь Пятая Хокаге смогла удержать свои эмоции в узде. Хлопнув по столу, за которым сейчас сидела, Цунаде холодно произнесла:

— Успокойся, Наруто!

Командный тон последней из Сенджу заставил молодого шиноби подавиться своими вопросами. Он прекрасно знал, когда Бабулю-Цунаде лучше послушать. Для своего же блага.

— А ты, Митараши, — Цунаде перевела грозный взгляд на лидера тройки анбу, — говори, что вам удалось выяснить.

— Убийца — Учиха Саске, — бросив мимолётный взгляд на Наруто и удостоверившись, что тот не собирается вновь встревать, — в этом практически нет никаких сомнений. След, который шёл от тела главы Корня вёл в одну из лабораторий Орочимару, в которых сейчас обосновался этот предатель.

— Что же ты творишь, Саске? — не в силах больше сдерживаться, опустошённо произнёс Наруто. — Ты окончательно превратился в обычного преступника…

— Это было ожидаемо, — вновь взяла слово Анко, вызвав удивлённые взгляды своими словами. Поняв, что её не поняли, она решила объяснить. — Вы, госпожа Цунаде приказали нам только следить за ним и докладывать о его действиях. По вашему желанию, анбу избегали открытых столкновений. Но Корень не прекращал свои попытки его устранить. — равнодушно высказывала свои мысли лидер анбу, после чего припечатала. — Учиха просто воспользовался возможностью убрать того, кто подсылал к нему убийц.

— Чёртов Данзо, — сжав кулаки после услышанного, произнёс Наруто.

— Больше это уже не важно, — вновь взяла слово Пятая, после чего обратилась к молодому шиноби, — Наруто, больше мы не можем игнорировать его выходки. Он не признаёт ничью власть и творит то, что хочет. Неизвестно, что дальше твой друг выкинет. Конохе придётся обратить на него внимание.

— Хватит, Бабуля-Цунаде, — спокойно ответил Наруто, — я понял. Но вы должны оставить Саске мне. Это бремя я, как его единственный друг, возьму на себя.

Наблюдая за решимостью в глазах молодого шиноби, Цунаде вспоминала о Джирайе и Орочимару. Ей становилось грустно от подобных мыслей, но сходство нынешнего положения было трудно отрицать. Похоже, оно словно проклятье, передавалось из поколения в поколение.

— Хорошо, — наконец сдалась Цунаде под этим неуклонным взглядом голубых глаз, — я позволю разобраться с этим тебе, раз ты этого так хочешь.

— Не волнуйся Бабуля-Цунаде, — Наруто вдруг вновь переменился в лице. Только что он был мрачен и серьёзен, услышав о ситуации, сложившейся с Учихой. Теперь же он улыбался, искренне и тепло. — Я не умру.

<center>***</center>

А в то же время, на границе леса, который выходил вблизи селения листа стали всё чаще мелькать человеческие силуэты. И их было много.

Двое патрулирующих границы чуунина заметили что-то неопознанное среди деревьев. Всё ещё помня недавнее нападение одного из акацки, они попытались забить тревогу, но перед ними вдруг возник человек в оранжевой маске. После чего их буквально засосало в межпространственную дыру.

Сопротивление? Они не смогли его оказать, и были перемещены в довольно пугающее место. Мир вокруг не походил на реальность, но боль от погружения в тело металла была настоящей.

Тем временем из теней леса в сторону Селения скрытого в листве смотрели множество глаз, предвкушая скорое веселье.

— Хотели предупредить всех? — человек в оранжевой спиральной маске стоял перед двумя еле дышащими шиноби листа. Он был зол. Очень зол. И пусть в его ярости был виновен некто другой, но эту злобу он был намерен вскоре выплеснуть. — Вы не справились и теперь все ваши близкие обречены…

Часть 10

Глава двадцать первая. Лист в огне

В обычном случае, чтобы собрать необходимое для вхождения в режим Мудреца, количество природной чакры, пользователю приходится какое-то время оставаться абсолютно неподвижным. И это, пожалуй, является самой серьёзной слабостью этого состояния, поскольку в бою тебе никто не даст это время.

К счастью, окончательно поглотив Орочимару, я так же ассимилировал его проклятую печать, которая обладала свойством пассивно поглощать природную энергию. Это позволило мне устранить недостаток режима Мудреца, и теперь я могу использовать новые способности неограниченное количество времени, до тех пор, пока не иссякнет моя собственная чакра.

В режиме Мудреца мои базовые характеристики вырастали на голову. То есть физическая сила, выносливость, ловкость и даже рефлексы с восприятием становились на иной уровень. Чувства ещё больше обострялись, вплоть до того, что теперь я могу чувствовать вокруг себя чакру, и ощущать с какой стороны будет следующая атака без необходимости видеть что-то.

Самой, пожалуй, выдающейся способностью, которой я ещё не овладел в полной мере, была возможность напитывать неодушевлённые предметы природной энергией, что позволяло ими управлять.

В Режиме Мудреца также претерпевала изменения моя внешность. Почернели склеры, зрачки окрасились в жёлтый цвет и вытянулись как у змей. Кожа вокруг глаз приобрела фиолетовый оттенок, в остальных местах наоборот ещё больше побледнев. Да и в целом черты сильнее стали походить на змеиные. Я заметил, что вижу всё больше сходств с учителем Саске, которого презирал. Впрочем, меня это совершенно не страшило. Ради обретения настоящей силы, что-то приходится отдавать взамен. И если однажды передо мной встанет выбор, внешность это далеко не последняя вещь, которую я был готов принести в жертву.

— Время вернуться к тренировке. — раздался шипящий голос Белой Змеи-Мудреца, заставляя меня отвернуться от своего отражения. Оно наблюдало за мной из лужи, образовавшейся из просачивающейся с поверхности влаги и, подозреваю, сейчас также от меня отвернулось.

Да, я смог полностью освоить трансформацию Мудреца, но это было только началом в пути к овладению искусства в управлении природной энергии.

<center>***</center>

Не так давно стёртая с лица земли Коноха, вновь подверглась полномасштабной атаке. Ещё не успевших вновь обложиться кучей защитных печатей и техник, жителей деревни оказалось довольно просто застать врасплох.

Для этой атаки Тоби выделил из своих военных ресурсов двадцать тысяч Белых Зецу. Передвигаясь под землёй, клоны распределились по всей территории Конохи и одновременно атаковали, сея хаос и неразбериху. Они убивали всё, что двигалось и поджигали всё, что было способно гореть.

Находясь на возвышенности и наблюдая за таким приятным зрелищем, как очередным уничтожением ненавистного ему скрытого селения шиноби, Тоби про себя отметил, что Нагато всё же сделал хоть что-то полезное, перед тем как бездарно сдохнуть. Не сотри он эту деревню вместе со всей её защитой в порошок, так нагло вторгнуться у армии Белых Зецу бы не получилось. Сейчас же, благодаря Пейну, сделать это оказалось довольно просто.

Красный глаз, который был виден сквозь единственную дыру в маске, сейчас непрестанно сканировал всю Коноху. Тоби про себя отмечал, что шиноби листа впервые минуты успев потерять некоторое количество своих защитников, всё-таки оправились от шока. По всей территории завязались бои, в которых шиноби сейчас давали достойный отпор армии клонов Белых Зецу.

Но нападавших было действительно много и далеко не все шиноби были способны лёгко с ними справиться. Похоже, элита Конохи это тоже понимала, а потому вскоре стабилизировав ситуацию на своих районах, сильнейшие шиноби стали разделяться и разбегаться в противоположных направлениях, стремясь нормализовать всё там, где у защитников дела шли не ахти.

Проблему создавал только Хатаке Какаши. Тоби уже вычислил настоящего Наруто среди всех его теневых клонов, которые носились по деревне, обрушивая ад на головы Белых Зецу. И Копирующий Ниндзя всюду следовал за джинчурики, видимо подозревая истинную цель этого нападения.

— Кисаме, — обратился Обито, к стоявшей за его спиной фигуре, — будь готов к тому, что нам будет мешать Копирующий Ниндзя.

— Тот парень, что грохнул Забузу? — с ухмылкой ответил ему отступник Тумана. — Что же, он способен серьёзно осложнить нам поимку Наруто.

— Именно, — согласился с ним Обито, — потому, я хочу, чтобы ты отвлёк его. Поимку девятихвостого же я возьму на себя.

— Как пожелаете, — покорно принял указания Хошигаке Кисаме, готовясь попасть под воздействие техники лидера акацки.

<center>***</center>

Снова! Снова это произошло!

Обрушив рассенган на очередного противника, от чего тот с силой врезался в толпу своих клонов, Наруто прыгнул на крышу почти достроенного здания. С возвышенности его взгляду предстала полыхающее и взрывающееся сразу во многих местах, родное селение.

Его душу переполняли противоречивые эмоции при взгляде на встречавшиеся тела убитых людей, которые ещё всего несколько часов назад приветствовали его счастливыми улыбками и благодарили за своё спасение. Чувство вины и безысходности перемешивались с разгоравшейся в сердце злобой. Вина перед теми, кого он должен был защищать. Безнадёжность при виде краха своей любимой деревни. Гнев на тех, кто вновь принёс сюда этот ад.

Разговорившийся в последние дни девятихвостый, сейчас бился в ярости. Он прекрасно понимал, что сейчас близок к возможности в очередной раз попытаться высвободиться из заточения, в которое его заключил отец Наруто.

Молодого шиноби терзала боль. Он ещё не успел забыть её от потери знакомых и близких людей и сейчас его душевные раны вновь кровоточили. Продолжая сражаться, пытаясь спасти как можно больше, его разум всё сильнее охватывала фрустрация.

Рядом сражался Какаши-сенсей. Близкий друг и наставник, которому Наруто без вопросов доверил свою спину. Этот человек один из немногих кто всегда был рядом и помогал в те моменты, когда остальные в него не верили. Только благодаря бившемуся с ним учителю, молодой шиноби ещё продолжал держаться. Но в душе Наруто всё сильнее чувствовал, как лис постепенно приближается к моменту, когда ему будет позволено выйти.

Их было много, не страшащихся смерти и абсолютно одинаковых. Они продолжали бросаться на него, даже видя, что стало с их предшественниками. Бездумно надеясь задавить числом превосходящих в силе противников. И признаться честно, это действительно пугало Героя Листа.

Применяя в очередной раз множественное теневое клонирование, Наруто решил показать, что не только враг может использовать эту тактику. Его копии не уступали в ярости и бесстрашии, но этого всё равно было мало, чтобы быстро переломить ход сражения. Ему начинало казаться, что враги никогда не закончатся.

Внезапно на сражавшуюся толпу клонов обрушился гигантский водяной шар, который уничтожил не только всех теневых клонов Наруто, но и покалечил значительное количество его врагов.

Обострившиеся в бесконечной схватке рефлексы заставили молодого шиноби резко уходить от внезапной атаки. На том месте, где мгновение назад находился Наруто уже стоял человек, чьё лицо закрывала спиральная маска.

— Ну, надо же, — вопреки ожиданиям, в этот раз этот акацки совершенно не придуривался. Его голос звучал предельно серьёзно. Настолько, что по телу джинчурики побежали мурашки, столько в нём ощущалось скрытой угрозы… — Ты смог увернуться? Очень неплохо. Но всё это тщетно… Спастись у тебя не выйдет.

Глава двадцать вторая. Последний биджу

Наруто сразу же создал пять теневых клонов и отправил их подальше от места схватки. Сейчас же нужно было выиграть время пока они накопят достаточно природной чакры, чтобы можно было перейти в Режим Мудреца.

— Акацки… — заговорил молодой шиноби, еле сдерживаясь от того, чтобы не броситься на врага. Но нельзя. Ему уже было известно, что противник это не из простых. К тому же, помня, на что способен этот парень в маске, атаковать его следует очень осторожно. — Я думал, что раз лидер мёртв, ваша кучка головорезов теперь перестанет всем докучать. Выходит, я всё-таки действительно слишком наивен. — зло усмехнувшись, сказал Наруто.

Из-за маски, скрывавшей лицо члена акацки, было сложно что-то определить. Но противник, похоже, раскусил задуманное Героем Листа и, не дожидаясь пока Наруто созреет, бросился в бой сам.

Контратака, зажатым в руке, кунаем, не возымела никакого эффекта. Как и при предыдущей встрече, удар прошёл насквозь. Однако в следующий момент Тоби сам коснулся шиноби-листа, после чего пространство вокруг них начало всасываться в дыру в его маске.

К счастью Наруто успел войти в Режим Мудреца и нанёс жабий удар. На удивление атака в этот раз прошла, отбросив их друг от друга. Это позволило Герою Листа сделать кое-какие выводы.

— Хе-хе, значит, тебя всё же можно ударить, — ухмыляясь, заговорил Жабий Мудрец, — и, кажется, я даже понял, почему у меня получилось.

— Что же, — вдруг заговорил акацки, отряхивая плащ от несуществующей пыли. — Всё же зря я тебя недооценил, ты всё-таки смог одолеть Нагато. Впрочем, не обольщайся слишком рано, — медленно, так чтобы угроза в его словах была отчётливо слышна, договаривал Тоби, — о том, как ты смог справится с Пейном мы ещё поговорим. Мне это очень интересно.

— Я знаю, кто ты. — внезапно произнёс Наруто. — Твоё имя — Учиха Мадара. Я знаю, что если не буду серьёзен с самого начала, то мне не победить тебя. Сегодня ты ответишь за всё, что ты сделал. За всю боль, которую причинил моей деревне. Потому что, именно таков мой путь ниндзя!

— Тебе известно моё имя… — задумчиво произнёс Обито, — интересно откуда? Совсем немногие знают меня под ним. Позже мы поговорим с тобой и об этом тоже. — в его руке материализовалась древесная игла. — И ты не сможешь отомстить мне, ведь ты уже обречён.

<center>***</center>

Расшвыряв Самехадой двух рискнувших встать у него на пути чуунинов, Кисаме увернулся от, выросшего прямо перед ним, куска земли. После чего пришлось блокировать мечом кунаи с печатями. Какаши и группа его поддержки наседали с неудержимой силой, стремясь прорваться к сражавшемуся с Тоби, Наруто.

После прогремевших взрывов, никак не повредивших ему, акацки изрыгнул огромные объёмы воды. Тех, кто не успел уклониться, поглотила гигантская волна. Атака была щедро запитана чакрой и, сокрушив трёх каких-то чуунинов, пошла дальше, неся смерть и разрушение всему, что попадалось на её пути.

Внезапный сокрушительный удар врезался в спину шиноби-отступника, заставив мгновенно протаранить полыхающее во всю силу здание. В следующий момент потолок прямо над ним обрушился, и сверху приземлилась нога Майто Гайя. Замедлись нукенин хоть на мгновение и его голова оказалась бы размазана по полу, но Кисаме успел среагировать и убраться из-под удара.

Вывалившись наружу, Хошигаке сразу же оценил расклад не в свою пользу. На помощь Копирующему Ниндзя прибыл Зелёный Хищник Листа и теперь ему придётся иметь дело с двумя опаснейшими джоунинами Конохи сразу. Понимая, что ситуация заметно накалилась, акацки сложил печати и выблевал ещё одну гигантскую массу воды, после чего создал из неё водный купол. Всё в радиусе ста метров от нукенина было захвачено в водяную сферу, а сам Кисаме слился с Самехадой. Время немного поохотиться.

С помощью той же стихии воды, отступник-Тумана создал пять акул людоедов, которые набросились на попавших в ловушку, шиноби-листа. Они кружили вокруг своих жертв на большой скорости, создавая вокруг них водоворот и тем самым лишая их возможности передвижения. Их острые зубы рвали на куски всех неудачников, попадавшихся им.

Сам же член акацки устремился к Какаши, который пытался вырваться из купола. Но как только Кисаме выбрал его своей целью, сделать ему это уже было не суждено, поскольку купол изменял своё положение в соответствии с движением одного из семёрки мечников Тумана.

Кисаме на огромной скорости врезался в тело Копирующего ниндзя, нанося режущие раны. Из-за воды, шиноби-листа был не в состоянии оказать нормального сопротивления. К тому же в его лёгких уже заканчивался воздух. С каждым столкновением, вокруг бессильно плавающего тела в воде вокруг него образовывались кровавые сгустки, но поделать он ничего не мог. Как бы молниеносно не реагировал Хатаке на суше, вода была совершенно не его полем боя.

Ситуацию спас Майто Гай, открывший свои пресловутые врата и значительно увеличив возможности собственного боевого потенциала. Благодаря этому его скорость и сила нисколько не уступали нукенину-Тумана.

Слившийся с Самехадой Монстр Скрытого Тумана и открывший несколько запретных врат, Зелёный Хищник Листа сошлись в более менее равном противостоянии, за время которого они ушли от Какаши достаточно далеко, чтобы тот смог наконец-то вывалиться из водной сферы.

<center>***</center>

Учиха Мадара оказался действительно неудобным противником для Наруто. Каждый раз, когда Герой Листа пытался сам атаковать мужчину в маске, его атаки просто проходили насквозь, из-за чего Наруто был вынужден пытаться достать его только на контратаках. И сделать это оказалось гораздо сложнее, чем подумать. Противник явно строил всё своё сражение предполагая, что именно так и будет действовать его оппонент. От того подловить Мадару было практически невозможно. С того первого раза, как Наруто удалось его коснуться, повторить это больше так и не получилось.

Природная чакра уже была на исходе, и остался последний клон, спрятавшийся где-то под землёй. Мадара догадался о его слабости и натравливал на его теневых клонов своих пешек, которые мешали им собирать природную энергию.

Где-то на периферии сражались Какаши-сенсей и Гай-сенсей. Они столкнулись с одним из семи мечников Тумана, Хошигаке Кисаме. И судя по гигантской водяной сфере, которая приближалась к месту битвы Наруто и Тоби дела у них тоже шли не особо гладко.

Наруто не сдавался, продолжая попытки подловить Мадару и нанести ему удар. С нематериальными противниками ему сталкиваться ранее не приходилось, а потому это было по-настоящему сложно сделать.

Вот в очередной раз Тоби сблизился, Наруто сразу же бросил в его голову кунай, который ожидаемо, прошёл сквозь маску и улетел дальше. Но это было уловкой, эта техника тоже должна была иметь откат. Пусть даже не долгий, но Наруто верил что он есть и обязан был успеть нанести ему второй удар до того, как враг вновь станет не осязаем.

И в этот момент их обоих поглотил водный купол. Скорость Героя Листа мгновенно замедлилась, из-за чего он даже не смог достать своего врага. Зато Тоби моментально сообразил воспользоваться сложившейся ситуацией.

С всё возрастающем на лице ужасом, Наруто словно в замедленной съёмке наблюдал, как пространство вокруг щели в маске начинает вертеться, засасывая всё в себя. В следующий момент молодой шиноби испытал на себе странное ощущение невесомости, после чего осознал, что находится в совершенно ином месте, представить себе которое, наверное бы не смог и в страшном сне. Всё здесь было настолько чуждо и непонятно ему, что уже настораживало бесстрашного шиноби.

— Отсюда тебе не сбежать. — припечатал лидер акацки, стоя на гигантской прямоугольной фигуре неясного происхождения. Как и всё здесь. — Добро пожаловать в моё измерение.

<center>***</center>

Как только Какаши немного очухался после безнаказанного избиения со стороны одного из акацки, сразу же направился в сторону продолжавшего сражаться Наруто. К несчастью именно в ту же сторону сейчас направлялся купол, из которого он еле выбрался.

Какаши продолжал верить, что его вечный оппонент в спорах справится с этой рыбиной, но то, что их сражение постепенно перетекало к Наруто, заставило Какаши насторожиться.

В какой-то момент, когда Копирующий Ниндзя, прорываясь сквозь завалы и продолжавших лезть со всех щелей белых одинаковых людей, уже почти настиг купол, тот перестал существовать. Все находившиеся внутри попадали переломанными куклами, и даже сам Хошигаке сейчас был явно в тяжёлом состоянии.

Акацки сейчас стоял перед поверженным противником, который смог его серьёзно потрепать. Майто Гай валялся у его ног, еле двигая руками и ногами. Кажется техники, которые решился использовать этот шиноби, действительно тратили ресурсы собственного организма и сейчас Зелёный Хищник просто демонстрировал последствия от перенапряжения.

Не испытывая никакой жалости и колебаний, Кисаме нанёс последний удар, превративший голову джоунина-листа в кровавое месиво когда внезапно взвыло чувство опасности. К сожалению, в последнем бою ему тоже неслабо досталось и сил, чтобы быстро среагировать на атаку просто не хватило.

Последовала мгновенная вспышка боли, после чего голова нукенина завертелась в воздухе. Пока сознание ещё не успело ничего понять, Кисаме запечатлел собственное безголовое тело, которое сейчас падало на колени. Рядом с телом хозяина грохнулся его легендарный меч, после смерти прервавший слияние. В уже застилающем зрение — кровавом тумане, нукенин успел опознать шиноби, правую руку которого разрывали молнии.

Часть 11

Глава двадцать третья. Прозревшие

Действие происходило в одном из тайных убежищ Акацки. Тот, кто был известен под именем Учиха Мадара, развалился на огромном каменном троне. Зецу должен был появиться с минуты на минуту и доложить о результатах своего поиска. Осуществление Плана было поставлено под угрозу, что неимоверно злило Учиху.

Но как всё это было подозрительно! Словно неизвестный воришка точно знал, когда и у кого забрать риннеган будет проще всего. Учитывая, что смерть Пейна в тот момент стала неожиданностью и для самого человека в спиральной маске, всё это походило на какой-то тайный заговор. Просто объяснить произошедшее стечением обстоятельств никак между собой не связанных? Слабо в это верилось, учитывая, насколько быстро всё было сделано. Как уже было сказано, смерть формального лидера акацки никто не ожидал, а потому у Конан появилась неплохая фора, пока Зецу не приступил к её поискам. К тому же эта женщина много лет была правой рукой Пейна и прекрасно изучила способности каждого из присоединившихся к ним отступников. Конечно же, это включало и шпионские навыки Зецу.

Учиха в сотый раз проклял того, кто украл эти глаза, являвшиеся, по сути, ключом к технике. Без них Вечное Цукиёми не активировать. Он уже раздумывал над тем, как ему добиться своей цели другими путями, когда из-под земли появился последний член акацки помимо самого Мадары. Состоящий из двух половин, чёрной и белой, мужчина был облеплен гигантским растением, на которое накинул плащ с красными облаками.

— Наконец-то, — сходу начал Тоби, — что так долго?

— Ну, извини, — развёл руками Зецу, продолжая говорить, — я же не ты. Мне приходится тратить больше времени на перемещения…

— Что ты выяснил? — перевёл тему человек в маске. — Ты установил местонахождение риннегана?

— С этим оказалось гораздо сложнее, чем мы думали, — заговорила чёрная половина, — Вор очень осмотрителен и по непонятным причинам постоянно оказывается на шаг впереди нас. Он словно чувствует моё приближение и всегда успевает ускользнуть. Единственное, что удалось установить точно, он где-то за пределами пяти великих стран.

— Даже так? — изумился Учиха. — Неужели он смог ускользнуть даже от тебя?

— Не совсем, — перебил его Зецу, — мне всё же удалось кое-что выяснить.

Щель в оранжевой маске вспыхнула. Тот, кто известен, как Учиха Мадара вмиг подобрался.

— Не томи! Что ты узнал?

Зецу поднял руки в примиряющем жесте, после чего заговорил:

— Помнишь, пару лет назад наши агенты столкнулись с одной сектой. Хм… Как же их звали? — на мгновение задумалась чёрная половина. — Увидевшие? Нет… что-то… зрящие… Вспомнил. Точно, они называли себя «Прозревшие».

— «Прозревшие» говоришь? — задумался Учиха. — Кажется, что-то такое действительно мелькает в памяти. Но какое дело имеет мелкий, никому неизвестный, культ, к нашему положению? Во всём мире их наберутся сотни…

— Самое прямое, — не разочаровал Зецу, — для начала это не просто обычный безобидный культ, члены которого поклоняются сомнительным вещам. Он появился совсем не давно, что-то около трёх лет назад и уже сейчас его эмиссаров можно встретить на территории всего континента. Но не это главное, — прервал себя Зецу, — среди всех слухов и бредней, мне удалось кое-что выяснить про их, как я полагаю, лидера… Ты не поверишь, но это последний Верховный Жрец Страны Демона, по непонятным причинам исчезнувший четыре года назад. А по тем же слухам, им может стать только наследник своего предшественника, унаследовавший его способность. Всеведение…

— То есть риннеган был похищен этим бывшим жрецом? — с лёгким сомнением в голосе, произнёс Учиха. — С другой стороны, если эта способность не миф, возможно, это объясняет то, с какой точностью он выбрал момент для его кражи…

— Вероятно, по той же причине, у меня пока что не выходит выследить его, — добавила чёрная половина.

— Продолжай. Рано или поздно он где-то оступится. Мы должны вернуть риннеган как можно скорее, — произнёс Учиха, — Этому жрецу он тоже был нужен для каких-то своих целей, а значит, вскоре он должен начать действовать. И мы не упустим этот момент.

— Я понял, но в последнем сражении мы потеряли последнего члена акацки и теперь нас всего двое. Ввиду новых обстоятельств нам бы не помешало восполнить потери кем-то более могущественным, чем армия Белых Зецу.

— Пока ты не явился, я как раз над этим думал, — ответил акацки в оранжевой маске, — и у меня уже есть решение этой проблемы.

— В таком случае, я займусь поиском украденного у нас риннегана, а ты новых союзников? — уточнила на последок белая половина.

— Именно так мы и поступим, — подтвердил Тоби, — отправляйся сейчас же. Я же планирую навестить одно из убежищ нашего старого скользкого друга. Надеюсь, смогу найти там то, что поможет скорректировать план.

В следующее мгновение Зецу стал проваливаться в пол, а акацке в оранжевой маске использовал межпространственную технику перемещения. База отступников опустела.

<center>***</center>

Всё вокруг было окутано беспросветным туманом, из-за чего обычному человеку было бы сложно разглядеть посреди него огромное скрытое селение шиноби. Но для него этой маскировки было недостаточно. Четыре зрачка с фиолетовой радужкой непрестанно смотрели сквозь неё, видя все уязвимые точки в защите.

Наблюдая с возвышенности за селением, Шион безошибочно определял куда следует нанести первый удар, чтобы максимально снизить оборонительный потенциал шиноби. Он рассматривал их вероятные действия, выбирая самые удобные для себя варианты.

Позади него стояла тройка его последователей. Их он планировал оставить в резерве, в том случае если возникнут серьёзные затруднения. Пока же их помощь не требовалось.

Шион смотрел на обычных мирных жителей. Людей, что выбрали спокойные, не связанные с войной, жизни. Он видел перед собой самых обычных рыболовов, продавцов и пекарей. Было ли ему жаль этих людей? Ведь они никак не связаны с теми, кто властвует над ними.

Шион лишь цинично усмехнулся на заданный самому себе вопрос, после чего ответил на него: Их вина в том, что они не пытаются противостоять своему собственному лицемерию. Не хотят видеть ничего, что заставит их усомниться в том, что они живут в правильном мире. Но хотят они того или нет, вскоре он заставит всех прозреть. Включая последнего безобидного старика, который сейчас сидел и выпрашивал милостыню. От зажравшихся от собственной безнаказанности и власти, лордов, до последних нищенок. Он уравняет всех, поставит на один уровень и будет наблюдать за их попытками найти различия, в которые люди так верят.

Мгновенно переместившись на километр над центром селения, Шион направил свои ладони на всё то, что находилось под ним. Невероятная ударная сила сокрушила Скрытый Туман, мгновенно убивая значительную часть его населения. Тем, кому повезло выжить, были погребены под завалами, оставшимися от зданий, которые были выстроены по всей площади деревни.

Тысячи убитых, ещё больше раненных, тех, кто минутой ранее даже не подозревали о приближающейся катастрофе. Испытал ли он что-нибудь от совершённого преступления?

Ничего, ни чувства вины, ни удовлетворения. Это была всего лишь демонстрация. Пускай испытают на себе то, на что бесчисленные годы обрекали других, даже не думая о том, что различия между вами не так уж сильны.

Кара? Нет. Кто он такой, чтобы кого-то карать?

Шион всего лишь помогал людям избавиться от того невежества в которое они себя сами и загнали. Он заставит всех увидеть то, что на протяжении всей жизни его преследует.

Глава двадцать четвёртая. Тучи над Звуком

Карин вальяжно сидела на троне, который некогда было позволительно занимать только Орочимару. Перед ней в поклоне стояли двое шиноби в экипировки Звука, чьи лица скрывали чёрные маски. Поскольку Саске всё ещё не вернулся из мистического места, называемого Пещерой Рьючи, а Суйгецу Хозуки был занят подчинением кланов шиноби Страны Горячих Источников, руководством Скрытого Звука занималась она.

— Итак, вы выяснили, что стало с группой занимавшейся наблюдением за девятихвостым? — отстранённо произнесла девушка, про себя сожалея о долгом отсутствии Учихи. После того внезапного порыва страсти, когда он бесцеремонно и грубо взял её, тем самым осуществив потаённые желания самой девушки, новоявленный лидер Звука был постоянно занят. А почти сразу, как разобрался с делами, отправился на поиски некоего Змеиного Мудреца. От мечтаний об очередной встречи с объектом своих желаний, Карин отвлёк голос шиноби.

— Нам не удалось найти тел, но мы думаем, что их устранили те, кто атаковали Коноху, — распрямившись, заговорил один из них.

— Коноха была атакована? — услышав его, насторожилась Карин, постукивая пальцем по подлокотнику. — Снова акацки? Что с девятихвостым?

Дождавшись, когда поток вопросов приближённой Учихи иссякнут, мужчина ответил:

— Это определённо были акацки. Среди нападавших мы видели человека со спиральной оранжевой маской, о котором рассказывал господин Саске. С ним так же был один из семёрки мечников Тумана, Хошигаке Кисаме, который пал в битве с Копирующим Ниндзя. Но помимо этих двоих, акацки использовали огромную армию каких-то искусственных людей. Мы подумали, что господина это заинтересует и похитили одного из них.

— Правильно сделали. — перебила его девушка. — Я понимаю, акацки пришли за джинчурики. Им удалось его забрать?

— Определённо. — подтвердил разведчик. — Второй акацки владел неизвестной нам межпространственной техникой, и во время битвы ему удалось переместиться, захватив с собой Узумаки Наруто. Дальнейшая судьба девятихвостого нам неизвестна.

Слушая доклад шиноби, Карин в очередной раз пожалела, что здесь сейчас нет Саске. Он неоднократно намекал, что нельзя позволить акацки завладеть последним хвостатым зверем, впрочем, не упоминая почему. Будь здесь Хозуки, можно было бы выслать отряд на поиски с ним во главе. Сейчас же она не знала, как ей поступить. Отправится самой и надеяться, что её ново-обретённых возможностей хватит, чтобы обнаружить и вторгнуться в скрытое убежище организации, возможности которой позволяют сокрушить целое Великое Селение? А ведь это ещё не самое сложное, ещё нужно найти там джинчурики и устроив ему побег как-то самой выбраться живой.

Временно отринув размышления о сложившейся ситуации, Карин решила посмотреть на похищенного бойца, которого пленил отряд. По её приказу пленника притащили в лабораторию, ранее занимаемую Якуши Кабуто, то есть теперь уже её. Его бросили на операционный стол и зафиксировали тело ремнями.

Когда её помощники доложили, что всё приготовили, девушка сама пришла в лабораторию и с учёным интересом стала разглядывать лежащего на кушетке человека.

Первое, что бросалось в глаза, это пигментация кожи, из-за которой всё его тело имело белый цвет с лёгким зеленоватым оттенком. Волосы существа были темнее, ближе серо-зелёному, а глаза наоборот ярко-салатовые.

Обойдя пленника по дуге, Карин встала к нему так, чтобы он тоже мог её видеть. Из-за ремней, стягивающих все его части тела, повернуть голову он был неспособен.

— Мне уже известно, что ты такой далеко не один. Скажи, акацки давно создало себе армию солдат. И что ты такое вообще?

Рот пленнику завязывать не стали, но за всё время, что был в сознании, он только и делал что, молча, разглядывал в потолок. Впрочем, до её появления с ним и не пытался кто-то заговорить.

— Зря стараетесь, мне не о чём с вами разговаривать. — ответил невольник, что было для девушки вполне ожидаемо. Она скорее удивилась, если бы он добровольно пошёл на контакт и сейчас уже выкладывал все тайны своей преступной организации.

С сожалением отметив, что гендзюцу далеко не её конёк и даже обретение шарингана это не смогло исправить, Карин взяла со специального столика с хирургическими инструментами шприц. Не хотелось, конечно, сразу прибегать к препаратам, ломающим психику пациента, но альтернативой были пытки, в искусстве которых она тоже была далеко не так сильна. К тому же было не ясно, как организм этого существа на них среагирует. Не хотелось бы, чтобы он помер, так и не дав никаких объяснений.

Вопреки ожиданиям Карин, ничего из того, что она поочерёдно вколола в тело пациента, результатов никаких ни дало. То есть вообще никаких, человек, лежавший на кушетке, просто оказался иммунен к такого рода, химическим воздействиям.

Факт бессмысленности дальнейших попыток расколоть его с помощью введения в кровь всякой гадости, разозлил, и всё-таки вынудил её перейти к традициональным методам ведения допросов.

Карин положила очередной шприц и взяла с того же столика хирургические щипцы. Краем глаза она смотрела за реакцией пленника, и на его лице в этот момент отразилось беспокойство.

Спустя семь вырванных ногтей, четыре зуба и трёх раздробленных пальцев, Карин смогла выяснить две вещи. Первая: это всё бесполезно, он всё равно ничего не расскажет. И вторая: что ему свойственны все человеческие эмоции. Он чувствует боль так же как все люди, и так же ему не хочется её испытывать. Поначалу он ещё пытался держать себя в руках, но вскоре всё же стал орать, как и любой другой на его месте. Он пытался ей угрожать, проклинал, а когда понял что это бесполезно, стал умолять и даже плакать. Его определённо возможно сломать, но верность тому, кому он сейчас служит нечто другое. Предать он не способен.

Бросив очередной окровавленный хирургический инструмент, девушка решила изучить сам организм существа. Для этого она взяла различные частички его тканей, кровь на анализ, и приступила к работе куда более свойственной и интересной ей, учитывая, чем она занималась, когда работала на Орочимару.

Итоги исследований оказались довольно интересными. Первичные результаты показали, что в теле пленника присутствуют клетки идентичные тем, что были в руке Данзо, вживившего в собственную конечность клетки Первого Хокаге. Вторым интересным фактом оказалось то, что, по сути, перед ней лежит не столько человек, сколько живое растение.

Девушку крайне заинтересовало, каким образом такое существо было выведено, и она решила продолжить изучение.

В течение нескольких дней Карин продолжала копаться в теле пленника, ставя различные эксперименты и выявляя реакцию на, разного рода, раздражители, в попытках выяснить больше о новой силе акацки. В конце концов, в будущем им с большой вероятностью придётся с ними столкнуться.

Звук тревоги застал её в лаборатории, как раз во время очередного посещения подопытного. Услышав его, девушка отстранилась от микроскопа, недовольная тем, что её отвлекли, и направилась выяснять причину.

Какое-то время Карин ничего не слышала, пока двигалась по подземным лабиринтам, пока не выбралась наверх. К ней навстречу выскочил человек, как раз спешивший доложить руководству о случившимся:

— Это нападение, госпожа Карин! — похоже изумлённый собственными словами, а от того неконтролирующий голос поведал ей один из её помощников.

Карин и сама была удивлена. Из очевидных врагов, Коноха сейчас не в том состоянии чтобы атаковать хорошо защищённое убежище Учихи, которое к тому же находилось в самом центре Страны Звука. Неужели кто-то смог проникнуть в сердце владений Змеи совершенно незамеченным? Это настораживало…

— Известно кто напал на нас? — стараясь сохранять хладнокровие, спросила девушка, когда они вместе побежали в сторону звуков всё сильнее нарастающего переполоха. Атакующие уже смогли проникнуть на первый уровень и встретили сопротивление.

— Я убил одного из них, — ответил шиноби, сбивая дыхание, — он был один в один человек, который сейчас лежит в вашей лаборатории.

— Хочешь сказать…

— Да, госпожа, — ответил шиноби, когда они остановились, — похоже, это Акацки…

Но Карин уже сама это видела. Шиноби в экипировке Скрытого Звука на её глазах отступали от превосходящих их численно, абсолютно идентичных людей с белой кожей.

— Все назад! — приказала Карин, снимая с глаз тёмные очки. — Аматерасу!

Часть 12

Глава двадцать пятая. Логово Змея

Коридоры были устланы телами копий Белого Зецу и защитниками убежища, некогда отстроенного Орочимару. Кровь всюду. Многие полегли, сопротивляясь внезапному вторжению. Ещё больше человек в маске видел тех, кого он отправил на штурм. Тоби неспешно шёл через них, продвигаясь в самую глубь, где ещё были слышны звуки яростного сопротивления.

Не будь молодой Учиха таким упёртым, всё было бы гораздо проще. Но, как Тоби уже успел убедиться, признавать над собой какой-либо авторитет он не собирался и уж точно добровольно не пустил бы в своё хранилище, которое перешло ему в наследство от прошлого владельца. Придётся пойти на обострения их отношений, но деваться было некуда.

В какой-то момент на его пути попался ещё живой шиноби-звука, который привалился к стене и пытался перевязать свою оторванную руку. Тоби отметил, что крови натекло уже немерено и скорее всего мужчина скоро просто отключится так и не успев исполнить задуманное. Он навис над ним, проигнорировав пролетевший насквозь кунай, и заговорил:

— Думаю, ты сможешь мне помочь, — после чего сместил маску на лице и активировал шаринган, — скажи, как мне попасть в хранилище техник Орочимару?

Попав в гендзюцу, человек расслабился и, отстранившись от реальности, стал монотонным голосом выкладывать нужную информацию. После того как он закончил, Учиха Обито убил его, вонзив в грудь созданную древесным элементом иглу.

Выяснив нужное направление, Тоби ускорился. В какой-то момент, дорогу лидеру акацки перекрыло пламя аматерасу, продолжавшее гореть на горах убитых клонов Белого Зецу. Защитники отступили как раз в ту сторону, которою показал ему шиноби-звука и Учиха свернул на нужной развилке.

По пути ещё попадались убитые, но уже не в таком большом количестве, как когда он шёл по главной дороге. Сражавшиеся расползлись по всему убежищу, представляющее из себя огромный комплекс подземных тоннелей. Впрочем, успех его захвата несильно волновал того, кто носит имя Мадары. Клоны Зецу уже справились со своей задачей, пробив брешь в защите и позволив ему без помех заняться своими поисками.

Звуки очередной битвы приближались, как близилось местно, которое интересовало Тоби. Похоже, схватка была не далеко от хранилища, что могло немного осложнить задачу попасть туда.

И действительно, бои шли по всему коридору. К счастью нужная дверь оказалась заперта, и проникнуть туда пока ещё никто не успел. Проигнорировав попытку разрезать его пополам от какого-то шиноби, Тоби прошёл сквозь стену и наконец-то добрался до хранилища.

Тёмное мрачное помещение, куда попал Учиха, было полностью уставлено стеллажами битком забитыми различными свитками. Похоже, здесь Орочимару собрал неплохую коллекцию техник и немалую изобрёл. Но из всего этого богатства знаний, человека в маске интересовало лишь одно.

Тоби стал шерстить все полки, сбрасывая мешающие свитки и выискивая нужный. В какой-то момент техника «Нечистивого Воскрешения», которую когда-то изобрёл Второй Хокаге и улучшил Орочимару наконец была найдена.

Стоило только схватить нужный свиток, как, всё ещё остававшаяся запертой, дверь была с треском выломана телом одного из копий Белого Зецу. Осветивший на миг помещение свет, в следующую секунду очертил фигуру красноволосой девушки. Но Учиху в первую очередь привлекли внимание не цвет её волос, а глаза, которыми она на него смотрела.

— Эти глаза… — заговорил до сего момента не собиравшийся вступать в бессмысленные драки, Обито. — Откуда они у тебя? Хотя, подожди… — вдруг он стал догадываться, в чём дело. Лидеру акацки было известно, что после убийства Итачи, его младший брат забрал себе его глаза. Значит… — Не говори мне, что Саске передал свой собственный шаринган какой-то девчонке?! — в конце он не выдержал и рассмеялся.

Ситуация его одновременно и забавляла и злила. Когда-то давно Учиха Обито сам поступил таким же образом, отдав свой шаринган тому, кто позже стал известен как Копирующий Ниндзя Хатаке Какаши. Сейчас же его идиотский поступок повторил последний из их клана.

В любом случае, теперь, когда Учиха увидел два шарингана, он передумал ограничиваться только техникой. Саске лишил его глаз Итачи, взамен он заберёт его собственные.

<center>***</center>

Глядя на насмехающегося над ней члена акацки, Карин в очередной раз пожалела, что здесь нет Саске или хотя бы этого придурка Суйгецу. Но выбора, к сожалению, не оставалось, придётся выпутываться самой.

— Эти глаза ведь принадлежали Саске, верно? — повторил свой вопрос человек в спиральной оранжевой маске.

— И что с того? — грубо спросила в ответ Карин, про себя думая, что ей предпринять. Она бы ни за что не призналась, но сейчас ей было по-настоящему страшно. Саске когда-то отметил, что её специализация не сражение и был прав. Тягаться с типами вроде того, кто сейчас стоял перед ней один на один определённо опасно. Но также, Карин помнила, что именно на подобный случай Учиха и отдал ей свои глаза.

В следующее мгновение тело акацки охватило тёмное пламя, от чего он забегал пытаясь его потушить и грязно ругаясь. Карин уже думала, что сможет одним ударом прикончить такого опасного противника, как вдруг человек в маске остановился и просто прошёл сквозь него. Какое-то мгновение чёрный огонь просто горел в воздухе, а потом затух. Акацки похлопал в ладоши и издевательски похвалил её:

— Не плохая попытка, ты смогла застать меня врасплох, — начал человек в спиральной маске, — не ожидал что в его глазах, как и у Итачи, запечатан аматерасу. Хотя, наверное, не стоит удивляться, они же всё-таки родные братья. Хе-хе. Погодика! — внезапно остановил он себя. — Так значит, он смог пробудить мангекьё-шаринган ещё до того, как пересадил себе глаза Итачи? И то чёрное пламя, которое попадалось мне по дороге сюда тоже твоих рук дело? И что-то я до сих пор не наблюдаю здесь Саске. — размахивая руками, говорил сам с собой человек. После чего посмотрел прямо ей в лицо, из-за чего девушка увидела в глазной щели его шаринган. — Его здесь нет, верно? Ха-ха, его здесь действительно нет. А где он сейчас и что замышляет сделать? Впрочем, можешь пока не отвечать, пожалуй, я захвачу тебя с собой, где ты мне всё основательно расскажешь…

— Никуда я с тобой не пойду, чёртов урод! — надоев слушать разглагольствования одного из акацки, выкрикнула девушка, вновь воспламеняя его.

— Это мы ещё посмотрим! — в этот раз, даже не заметив её техники, один из членов акацки резко устремился в её сторону.

Запаниковав, Карин отскочила назад, отбрасываясь кунаями, которые пролетели сквозь его тело, словно сквозь воздух. В следующий момент противник почти настиг её, но девушка, извернувшись, побежала в другую сторону.

На её пути выросли два искусственных человека, теснивших в этот момент одного из шиноби-звука. Вонзив в спину одного из них кунай, она толкнула его в сторону бегущего за ней человека. Случилось тоже самое, что и до этого, он просто прошёл сквозь живое существо, не встретив никакого препятствия.

В ответ акацки швырнул в убегавшую девушку сюрикены, вонзившиеся ей в ноги, тем самым заставляя грохнуться на пол. Карин больно впечаталась в холодный камень, а в следующий момент почувствовала, что противник уже склоняется к ней, чтобы коснуться. Она попыталась отмахнуться и ничего не почувствовала, когда рука прошла сквозь его грудь.

Уже начиная понимать, что обречена, девушка стала в очередной раз жалеть о том, что Саске сейчас нет рядом, чтобы спасти её. Проклинать идиота Суйгецу, что так не вовремя свалил и ругать Джуго, что заставил Учиху прикончить себя.

Когда Карин смирилась с тем, что спасения не будет, тело почти схватившего её человека продырявило лезвие клинка Кусанаги. Всё ещё не веря, девушка опрокинула голову назад и увидела неспешно шагавшего в их сторону Саске.

Учиха изменился. Его шаринган ещё сильнее стал выделяться на чёрных склерах. Пигментация вокруг глаз стала фиолетовой, тогда как само лицо было бледное. На тело Саске был накинут тёмно-фиолетовый бесформенный плащ, а голову накрывал капюшон с огромными узорами в виде змеиных глаз.

— О, так ты всё-таки явился, Саске, — как ни в чём не бывало, заговорил акацки, сделав шаг в сторону. После это Учиха укоротил свой клинок и направил его в землю. — Хм, ты не совсем вовремя, я тут как раз пытался развлечься с твоей девицей…

— Так хочешь умереть? — растягивая губы в змеиной ухмылке, которую ранее Карин на его лице ещё не видела, спросил нынешний правитель селения Звука. — В таком случае, я готов исполнить это желание.

Карин моргнула, а когда открыла глаза, Саске уже стоял перед человеком в оранжевой маске, впрочем, не атакуя, а лишь закрывая её от возможности акацки достать её.

— Как интересно, — никак не отреагировав на внезапное сближение с ним, заговорил акацки, — ты смог войти в Режим Мудреца? В своё время, я слышал даже Орочимару не смог этого сделать. А ты действительно быстро прогрессируешь. — похлопав в ладоши заметил он. — Вижу, ты догадываешься, что атаковать меня бесполезно, интересно как долго ты наблюдал? Впрочем, не важно, похоже всё-таки придётся в этот раз удовлетвориться лишь свитком с техникой.

На протяжении своего монолога, человек отходил от Учихи всё дальше и дальше, и когда остановился, около его глаза начала образовываться воронка. И сказав напоследок: «Буду с нетерпением ждать нашей новой встречи…», его тело стало искажаться, пока не было затянуто в её центр.

Глава двадцать шестая. Крах

Развалившись на троне, спинка которого была украшена в виде символа моего клана и змеиных глаз над ним, я со скукой на лице выслушивал отчёты о потерях и разрушенных секций моего убежища. Подонки из акацки мне изрядно насолили своей атакой. А ведь я до последнего не верил, что Обито решится пойти на открытую конфронтацию со мной.

Я неверно его просчитал. Всё-таки этот мир не сказка, по которой я неосознанно продолжал судить местных обитателей. В реальности он не стал дожидаться, пока вечно грызущиеся друг с другом великие страны объединятся и поставят его на место. Напал сам без предупреждения, да и к тому же всё-таки смог захватить этого девятихвостого идиота, помешанного на моём предшественнике.

Тем больше вопросов вызывало это непонятное вторжение в мои владения, ради техники воскрешения. Логичнее было бы сразу же начать исполнять свой «великий» план по погружению всего мира в вечную иллюзию. Если только…

Я остановил постукивающий по подлокотнику палец и махнул другой рукой, отпуская этим жестом, стоявшего передо мной, шиноби-звука. Его место сразу же занял другой, которого я слушал также вполуха.

Так значит, Тоби по каким-то причинам до сих пор не завладел риннеганом. Но зачем ему вдруг понадобилась техника «нечестивого воскрешения»? В связи с гибелью своей последней пешки, пытается повысить потенциал своей группы за счёт мертвецов? Но для чего ему они? В сущности Акацки уже выполнили то, ради чего и создавалась их организация. Все биджу были захвачены.

С другой стороны почти в то же самое время, когда был сокрушён Лист, был уничтожен и Туман. Фактически две из пятёрки могущественнейших скрытых деревень перестали существовать, из-за чего баланс сил на континенте серьёзно пошатнулся. К тому же не стоило забывать, что на всех дайме этой пятёрки были совершенны покушения. Как нестранно, три даже удавшихся. Главы стран Ветра, Воды и Молнии были зверски убиты и выброшены со своих дворцов на потеху толпе. Везде палачами оказались фанатики из некоего культа, именующими себя «Прозревшими».

Узнал я обо всём этом только сегодня утром, когда выделил немного времени на восполнение информационного голода. А из-за вчерашнего нападения дел было действительно много.

После успешной компании в Стране Горячих Источников, часть моих людей осталась заниматься укреплением нашей власти, тогда как другая была направлена в соседние страны в качестве агентов. Доклады от них приходили постоянно, но поскольку я некоторое время находился недоступен, всё это скапливалось и дожидалось моего возращения. И нужно признать, за то время пока я отсутствовал, в мире произошло множество событий, которые полностью поменяли в нём расклад сил.

Континент погрузился в настоящую смуту. Одновременно откуда-то повылазили недовольные властью, поднимая целые бунты, где-то даже доходящие до переворотов. На государства: Чая, Дождя, Мороза и Водопада уже обрушились кровопролитные войны всех со всеми. В великих странах тоже начались шевеления после смерти их лордов, но пока ситуацию удаётся сдерживать за счёт сильной армии. В Стране Горячих Источников получилось раздавить мятеж только из-за стоявшей там армии Звука. И что-то подсказывало мне, что всё это только начало…

Интересным оказался тот факт, что везде, где всё это начиналось, было замечено появление эмиссаров секты «Прозревших». Я уже был почти уверен, что именно с ними и столкнулся Джуго перед тем, как утратить свою адекватную личность. Определённо, своей интервенцией я помешал их планам по включению в свою «веселуху» Страны Горячих Источников.

В итоге я всё-таки смог сложить дважды два, поняв, что весь это беспорядок начался через некоторое время после смерти Нагато. В пользу моей теории также намекало и вчерашнее свидание с Учихой Обито, который, похоже, по какой-то причине неуверен, что в состоянии в одиночку отобрать глазки Мадары. А учитывая то, во что превратилось Селение Скрытого Тумана, я прекрасно его понимаю.

Весь этот безудержный поток информации взорвал мой мозг настолько, что я до сих пор его перевариваю, параллельно руководив очисткой убежища от трупов и наведения порядка, плюс контролируя процесс восстановления защиты.

Раньше проблемой был только предсказуемый Обито, теперь же к нему добавился ещё и неизвестный, умыкнувший у первого риннеган. И всё это злило меня, потому что полностью сломало всю картину, выстроенную в голове на годы вперёд. Придётся менять планы, принимая во внимание столкновение с силой, которой в известной мне истории не было.

Оставалось решить, что сейчас делать мне. Заманчиво конечно было бы не лезть во всё это, понаблюдав за тем как Акацки и эти Прозревшие, друг друга уничтожают. Вот только допустить попадания риннегана в руки акацки позволять было ну никак нельзя. С ним они моментально приведут свой замысел в исполнение, и мир провалится в бездну, а вместе с ним уже и мои планы.

Как бы мне не хотелось убрать акацки чужими руками, но риск в этом случае был слишком высок. Долго размышляя о том, как мне поступить, в итоге я решил самолично завладеть глазами Учихи Мадары и уничтожить их.

<center>***</center>

В связи с внезапным уничтожением Конохи и Кири, и начавшимся в мире переполохом, оставшиеся каге экстренно собрались ради разрешения общей проблемы. Развединформация трёх лидеров совпадала, из-за чего они приняли единогласное решение объединиться и совместными силами сильнейших шиноби сокрушить главного виновника сего бардака.

Безжалостно стерев с лица земли Скрытый Туман, бывший жрец страны Демона, показал, что не намерен вести никаких разговоров. Никаких требований или иных попыток выйти на контакт с его стороны до сих пор не последовало. Мышление маньяков всегда руководствовалось странной логикой, но обычно у них бывает мотив. Непонятный абсолютному большинству, порождённый извращённым менталитетом. Но закономерность всегда прослеживалась.

Жрец же был абсолютно непредсказуем. Всё, что им двигало — это жажда разрушений. Как бы то ни было, так решили трое каге, обсуждавших план по его ликвидации.

Разведка объединённых сил доложила, что смогла вычислить цель в Стране Молний. По непонятным причинам, жрец не стал сразу нападать на скрытое селение, направившись вместо этого в столицу самого государства. В связи с опасностью лидера «Прозревших» было решено нанести по нему совместный удар трёх сильнейших представителей своих селений, дабы гарантированно устранить угрозу.

Цель была найдена на полпути в главный город страны Молний. Что удивительно, он двигался совершенно без сопровождения, неторопливо, словно позволяя им подождать и выбрать подходящий момент для внезапной атаки.

Такая беспечность вызвала у сильнейших шиноби своих наций раздражение. Враг как будто насмехался над ними, являясь абсолютно открытым, и не пытаясь как-то себя обезопасить.

Каге решили встретить свою жертву в пяти километрах от того места, где он сейчас двигался. На время, сумев позабыть ранние разногласия и согласовав между собой план совместной атаки, лидеры скрытого Облака, Песка и Камня стали ждать его появления.

Человек, вскоре появившийся в их поле зрения, представлял из себя беловолосого молодого мужчину, одетого в серый балахон. Его, безмятежная и расслабленная, походка неимоверно злила Райкаге. Настолько ему не терпелось по быстрее расправится с, бросившим вызов всему миру, наглецом.

Эй нанёс удар первым. Покрывшись чакрой молнии, он переместился к, ничего не подозревающему противнику, после чего схватил его двумя руками за талию. Враг не успел ничего понять, как оказался поднят в воздух и с сокрушительной силой впечатан спиной в землю. Во все стороны разошёлся сильный разряд чакры молнии, а под телом уже должно быть подохшего врага, образовался кратер диаметром в десять метров.

После того как Райкаге нанёс удар своим сокрушительным тайдзюцу, руки и ноги полудохлого противника сжал песок Казекаге. Гаара успел почувствовать, что его жертва попыталась дёрнуться, но в следующий момент в тело устремился светящийся луч от парившего в небе Цучикаге.

— Столько криков на пустом месте, — прокомментировал победу Ооноки, разглядывая то, что осталось от «угрозы всему миру», — Как я и говорил, ты всё слишком преувеличиваешь, Казекаге. Впрочем, что ещё ожидать от, не успевшего толком опериться, юнца.

— Это было просто. — согласился с ним Райкаге, ощущая странное чувство беспокойства.

— Смотрите. — немногословно произнёс Гаара, указывая на тело, только что убитого ими человека, от которого сейчас осталась только верхняя половина. Всё, что ниже рёбер просто перестало существовать.

Внезапно, одна из раскиданных рук слегка дрогнула, после чего из тела мертвеца стала вырываться тёмно-фиолетовая чакра, приобретая вид змеиных голов. Из-под земли вдруг было призвано неизвестное существо, имевшее облик гигантской мифической головы. Оно открыло рот и проглотило убитого, после чего из его уже вновь распахнувшегося рта вышел беловолосый человек, чьё тело окружали сгустки тёмно-фиолетовой чакры.

— Знаете, — заговорил абсолютно восстановившийся жрец, — я подумал, что будет честно позволить вам одну попытку. — Он устремил свой взгляд на, стоящих в отдалении, каге, и от его тела во все стороны ударила чакра. Зрение лидеров скрытых селений застила тьма. — Вы облажались…

Часть 13

Глава двадцать седьмая. Подавление

Шион равнодушным взглядом обвёл, стоявших напротив него, каге. Какая жалость, если бы в последний момент он не успел поглотить часть чакры той техники, которую обрушил на него Тсучикаги, они бы действительно могли его убить. Благо риннеганы не были повреждены, и поглощённая демоническая чакра привела тело в чувство, когда попыталась вырваться из него. Лишённая самосознания, демоническая сущность всё ещё остаётся довольно своевольной и при серьёзных повреждениях начинает безобразничать. Как это, например, случилось сейчас.

Взбунтовавшаяся чакра была поглощёна обратно, из-за чего её демоническое свойство погружать всех окружающих во мрак, спало с троих каге. Лидеры селений, на мгновение потерявшие возможность видеть, вновь узрели перед собой свою невредимую цель.

— Он же только что был при смерти, — возмутился такому повороту событий Ооноки, — а сейчас уже не только живой, но без единой царапины…

— Наглый ублюдок издевается над нами. — разъярился Эй, вновь покрываясь чакрой молнии.

— Всё-таки было глупо надеяться, что нам удастся так легко убить человека, стёршего с лица земли одну из великих скрытых селений… — не выказывая никакого удивления, сказал Гаара.

Шион презрительно усмехнулся, после чего заговорил:

— Вы, каге почему-то всегда думаете, что всё должно идти так, как того хотите вы. Всерьёз верите, что раз обладаете большей силой, чем большинство других людей, имеете право решать их судьбы. Но это всего лишь очередная иллюзия. Я открою вам глаза. Правда заключается в том, что вы ничем не отличаетесь. Вы всего лишь властолюбивые лицемеры, заботящиеся только о собственных низменных потребностях. — на протяжении монолога, сквозь маску безразличия на его лице всё же проступала злость. — Такие как вы, сочетают в себе все качества, которые я презираю…

— Ничего не понял. О чём говорит этот урод? — не поняв ни слова из того, что сказал разглагольствовавший враг, яростно взмахнул кулаками Райкаге.

Ооноки и Гаара не спешили ему отвечать, молча готовясь ко второму раунду схватки.

Шион ещё раз обвёл взглядом эту троицу и, выставив в их сторону правую ладонь, произнёс:

— Вы поймёте, — масштабная отталкивающая сила устремилась в каге, — я заставлю вас понять.

Предчувствуя опасность, Эй на максимальной скорости ушёл с линии удара, в то время как Ооноки взмыл в небо. В следующее мгновение перед Гаарой выросла стена песка, в которую врезался удар спрессованного воздуха.

Шион оттолкнулся о земли, прыгнув на десятки метров, после чего сложив нужные печати, призвал прямо воздухе гигантскую птицу, на спину которой и приземлился. В следующее мгновение она спикировала в сторону взлетевшего Ооноки и протаранила его гигантским клювом. Впрочем, это оказался всего лишь каменный клон, сразу же рассыпавшийся в пыль. Настоящий в этот момент появился за спиной птицы и выпустил в неё луч стихии пыли. Какого же было его удивление, когда Шион принял технику Ооноки вытянутой рукой, став поглощать её чакру.

Пока Тсучикаге пытался уничтожить противника своей техникой пыли, Райкаге на огромной скорости нанёс удар ребром своей ладони прямо в область шеи птицы, на которой тот стоял. Брызги крови, полетевшие на землю красным дождём, мгновенно исчезли, после того как призыв схлопнулся прямо в воздухе, в результате чего Шион, потеряв опору, стал падать. Этим воспользовался Гаара, заставив свой песок устремиться к беззащитному в свободном падении, противнику. Когда он уже был готов пробить его тело насквозь, с другой стороны возник Эй, намереваясь нанести свой сокрушительный удар.

В следующее мгновение Райкаге, как и песок Казекаге были отброшены в противоположенные от Шиона стороны. Причём он ещё успел извернуться в воздухе и, выровняв положение, приземлился на ноги. А через секунду уже отбросив левую ладонь назад, не глядя, принял атаку техники пыли.

— Так дело не пойдёт, — вдруг произнёс Шион, предвидя, как с одной стороны к нему в очередной раз несётся Райкаге, с другой летит песок Казекаге, а с третьей продолжает давить Тсучикаге, вынуждая непрерывно использовать Путь Преты. — Похоже, пока я не избавлюсь хотя бы от одного из вас, вы мне и шагу не позволите ступить. Тсучикаге, ты уже очень стар, однако доставляешь проблем больше, чем сразу эти двое…

В следующее мгновение Шион снова применил технику, позволявшую ему манипулировать гравитацией, и отразил все атаки. Скорость Эя сыграла с ним в злую шутку, переломав его руку и отбросив раненное тело назад. Песок Гаары, даже техника Ооноки были отражены, неспособные сопротивляться одному из Путей.

В следующий момент тело провидца покрыл необычный доспех, так же являвшийся одним из способностей даруемых риннеганом. На нём появились четыре дополнительные руки, которые моментально преобразовались в различное оружие. Одна из них сразу же выстрелила в Казекаге четырьмя ракетами, то же сделали две других с всё ещё не оправившимся Райкаге. Последняя рука трансформировалась в лезвие, и в это же мгновение Шион прыгнул в сторону последнего из Каге.

Не успевая разорвать дистанцию, Ооноки покрыл свой правый кулак камнем и принял на него удар провидца. Это стало ошибкой. Тсучикаге понял это по ухмылке на губах Шиона, не скрытых доспехами. Позволив каменному кулаку Ооноки вдребезги разломать оружие и часть доспехов, провидец коснулся его головы, а в следующее мгновение выдернул душу.

Тело старика бездыханно грохнулось на землю, камень, заключивший его кулак, раскололся и рассыпался в пыль. Шион ловко приземлился, с его тела отваливались куски доспеха, и он их окончательно сбросил. После чего с лёгкой иронией в голосе произнес:

— Итак, теперь вы начинаете понимать это? — он неспешно направился в сторону Райкаге, решив оставить самого молодого из каге напоследок. — У вас изначально не было шансов. И теперь, когда сильнейший из вас был мной повержен, всё что вы можете, это лишь продлевать свою агонию… Посылая своих людей убивать других, неизвестных вам, вы всегда прикрывали свои амбиции государственными интересами. Но я вижу все ваши истинные причины. Жадные до власти, унижая других, кто был не способен противостоять вашей силе, вы тешили свои низменные желания. — вёл свой последний монолог Шион, перед тем как закончить эту битву. — Вы уже, наверное, забыли это чувство? Я напомню вам его. Как и другие, вы прозрите и вспомните, что такое безысходность…

В следующее мгновение песок, до этого лежавший на каменистой земле взмыл в воздух, окружая тело провидца. Не теряя времени, Гаара попытался заключить его в свой песчаный гроб. Но все оказалось тщетно, он осознал это, когда почувствовал невероятную силу, отторгающую всё, на что она направлена. Гроб был разрушен в мгновение ока. А в следующее мгновение около тела Шиона возник Эй.

Шион предвидел эту атаку, но не успел ничего предпринять. После использования гравитационной техники следует интервал в пять секунд, потому оттолкнуть всё вокруг себя не представлялось возможным. Просто увернуться или как-то заблокировать удар, он не успевал. Слишком быстро тот двигался.

От удара тело Шиона развернуло и отбросило с огромной силой, из-за чего он впечатался в скалу и сполз по ней, оставляя огромную вмятину. Его внутренности превратились в фарш, от чего из горла выбило фонтан крови. Эй попытался добить его кулаком и даже уже почти настиг головы. Вот только, в тот момент, когда Шион узнал об этой атаке, тот был ещё достаточно далеко, чтобы успеть применить технику замены. Когда Эй разнёс вдребезги булыжник, с которым поменялся местами Шион, сам провидец еле двигаясь от ран, призывал Путь Нараки.

Жаль, но песок Казекаге помешал ему им воспользоваться, внезапно полностью поглотив его. Ситуация была почти критическая и если бы техника контроля песка Гаары работала быстрее поглощения чакры Шиона, он сейчас уже был бы мёртв.

Забрав всю чакру из песка, провидец спасся, а в следующий момент уже видел свою очередную возможную смерть. Если только…

Эй надеялся прикончить паршивца сверху мощным ударом ноги, приёмом, который сам называл «Гильотинное падение». Вот только всё опять пошло не так, Райкаге в очередной раз нарвался на невидимый контрудар. Из-за собственной скорости его чуть не размазало противостоящей гравитацией. Так с переломанной ногой его и отбросило вместе с формировавшимся рядом с противником, песком Казекаге.

Из вновь призванного Короля Ада высунулся язык и, утащив в рот провидца, захлопнулся. После чего уже во второй раз за эту битву, Гаара мог видеть невероятную силу исцеления, которую продемонстрировал ему бывший жрец.

Райкаге валялся переломанной куклой, в сторону которой Шион более даже не смотрел. Всё, что ему нужно, он уже увидел заранее, и теперь интерес ко второму поверженному каге у него пропал окончательно. Несмотря на то, что лидер Скрытого Облака всё ещё был жив, его состояние не позволит вернуться к битве. А это значило лишь одно:

— Вы и вправду были близки, — произнёс провидец, глядя прямо сквозь Гаару, — это похвально. Но моё зрение меня никогда не обманывает. И теперь ты тоже это видишь. Все ваши попытки убить меня оказались тщетны…

Глава двадцать восьмая. Ультиматум


Каменное, уже полуразвалившееся от времени, здание, оставшееся на самой границе страны Облака, было всеми забыто ещё со времён, когда отгремела последняя Мировая Война Шиноби. Так было до тех пор, пока агенты «Прозревших» не устроили здесь временное убежище.

Молодой паренёк, чей наивный взгляд никак не вязался с занимаемым им положением в иерархии культа, сейчас с задумчивым видом рассматривал доску для игры в сёги. Один из безымянных приспешников секты сделал свой ход, и теперь парень просчитывал свои дальнейшие действия в этой партии. Казалось бы, положение было безвыходным, всего два хода и его король окажется под прицелом. Так, во всяком случае, всё выглядело со стороны оппонента паренька. И он поддерживал его растущую уверенность в победе. Пока тот был увлечён, он не видел, как края губ паренька слегка натянулись, а глаза расширились.

Какого же было удивление его оппонента, когда он осознал, в какую ловушку его загнали. Вот только всё это было уже неважно. Потому что Кэло (так звали парня) делал заключительный шаг в этой партии.

— Ох, я проиграл, — с сожалением произнёс человек, — всё-таки, как мне и говорили, ваши способности поражают, господин Кэло.

— О, очень лестно слышать от Вас похвалу, Ичиджи, — невинно улыбнувшись, произнёс Кэло, — но всё же, я считаю, что вы меня переоцениваете…

— Ничуть, — покачал головой названный, — я с детства играю в сёги и довольно опытен в таких вещах. Ваш талант виден невооружённым взглядом, достаточно было одной игры, чтобы я понял, насколько вы превосходны в таких вещах.

— Возможно, немного, — с сомнение произнёс, парень, всё ещё отказываясь признавать правоту человека, которого только что победил в логической игре. — В любом случае, благодарю за эту игру, мне было интересно попробовать что-то новое для себя…

После сказанного, Кэло оставил задумавшегося над чем-то мужчину и направился в другую секцию убежища. Там ему предстала обворожительная женщина, одетая в синее элегантное платье. Её коричневые волосы были уложены в замысловатую причёску, а декольте вызывало на лицах видевших её мужчин определённые мысли. Да, её безусловно можно было назвать красавицей, коей она собственно и являлась. Проблема заключалась в её взгляде, вернее в полном отсутствии признаков какой-либо разумности на нём. Её лицо напоминало скорее изысканную куклу, нежели человека.

Кэло подошёл к ней, после чего не стесняясь, схватил за роскошную гриву волос и потянул на себя, заставляя нагнуться так, чтобы их разница в росте ему не мешала. Он стал ощупывать её голову, выискивая место, в котором, сам, ранее орудовал более острыми инструментами.

— Почти что всё зажило, — произнёс сам себе парень, после чего отпустил женщину и, встав за свой рабочий стол, стал делать пометки в записях некоего журнала, который на нём лежал.

А ближе к вечеру, Кэло почтил своим присутствием самолично Шион, притащив за шкирку два еле живых тела. Невинность Кэло всегда было лишь впечатлением, которое он производил на людей, знавших его не очень близко. Но провидец всегда видел его насквозь, и тем сильнее подкупал этим паренька.

<center>***</center>

Селение Скрытого Листа, она же родина Учихи Саске. Воспоминания того, чьё тело я занял, разительно отличались от того, что перед моим взором предстало сейчас.

Испытания, которым подверглась Коноха, её окончательно сломили, превратив одну из могущественнейших сил всего континента в среднестатистическую деревню шиноби маленьких стран, коих было множество.

Уныние и беспросветное будущее, вот что я ощущал, проникнув сквозь жалкое ограждение. Новая защита вызывала лишь смех, обойти её человеку моего уровня раз плюнуть. Что уж говорить, раз я смог пройти сквозь её защитников, даже не потревожив ни одной сигнализации. Я восхищался своей наглостью, двигаясь по деревне средь бело дня и ещё успевая отмечать, что шиноби, патрулирующих Коноху, оказалось гораздо меньше чем я ожидал.

Всюду царила атмосфера безнадёги, на протяжении моего продвижения я ни разу не услышал детского смеха, который когда-то наполнял селение. Люди ходили угрюмые, все разговоры, какие улавливали мой обострившийся слух, прекрасно передавали то отчаяние, какое сейчас властвовало над разрушенной деревней-шиноби. Никакой надежды на будущее, только страдания и боль…

В новый штаб Конохи, который ещё к слову до сих пор строился, я проник через главный вход. Причём, абсолютно не скрываясь, и когда меня окружили анбу-Конохи, потребовав остановиться, я даже подчинился. Уже готовые начать меня убивать, шиноби оказались слегка удивлены, но передали мою просьбу встретиться с Хокаге.

Пока они извещали своего лидера, я покорно ждал, не пытаясь как-то вырваться или наоборот броситься на пролом. Видимо поняв по моему поведению, что в данный момент я не собираюсь ничего тут крушить, окружившие меня люди в масках заметно расслабились. Несмотря на то, что внутри я был готов ко всему, внешне никакого напряжения не выказывал. Ни активации шаригана, ни каких-либо других лишних телодвижений, которые могли бы расценить неверно. Сегодня я был здесь действительно только за тем, чтобы поговорить и, зная об опасности, которую я представляю, анбу также не собирались обострять нашу итак достаточно напряжённую ситуацию. Хорошо, что это были представители анбу, а не те, с кем когда-то Саске обучался в академии. Боюсь, они, вряд ли готовы простить мне нашу последнюю встречу.

Когда материализовался посланец, передавший, что Хокаге согласна поговорить со мной, меня провели на крышу. Эта секция будущей резиденции главы Листа уже была достроена. В сопровождении анбу, я предстал перед стоявшей ко мне спиной блондинке. После чего с ней остались только два телохранителя, остальные оставили нас.

— Учиха Саске, — резко развернувшись ко мне лицом, заговорила Пятая Хокаге, — после того, как ты покинул наше селение, все твои действия только и вредили Конохе. И сейчас, после всего, что натворил, ты посмел появиться здесь? Я не понимаю… Назови мне хотя бы одну причину не убить тебя прямо сейчас, когда ты так опрометчиво сюда явился?

Несмотря на то, сколько лет было этой куноичи, её внешность привлекало моё внимание. К тому же, мне повезло, что сейчас в Листе командует именно женщина, тем более такая привлекательная. Всё-таки в разговоре с красивой женщиной вести себя вежливо гораздо легче, чем с перекаченным амбалом, который раздражает тебя одним своим видом.

— Госпожа Цунаде, — сделал я лёгкий наклон головы, поприветствовав её, после чего заговорил о том, зачем я сюда собственно и пришёл, — Ваша реакция мне понятна и Вы, безусловно, вправе сделать то, о чём сейчас говорили. Но, я бы на Вашем месте всё же не торопился с выводами.

Не заметив пока никакой агрессии, видимо ей всё же действительно интересно, почему я так рискую, мои голос продолжил излагаться в слова:

— В первую очередь, чтобы между нами не было недопонимания. Я хочу сказать, что не собираюсь ни за что извиняться. Мне стало известно, что именно старейшины Конохи во главе с Шимурой Данзо, повинны в резне, которую устроил мой брат. Так что, Коноха была моим врагом ещё до того, как я её покинул. Просто узнал я об этом слишком поздно, а потому отказываться от своих прав на месть селению я не намерен.

На протяжении моего монолога, который я вёл с абсолютно каменным лицом, выражение на прекрасном лике женщины всё же менялось. Я, конечно, знаю, что она не имела никакого отношения к той истории, но всё же думал, что став лидером этой деревни, вся информация стала ей доступна. Похоже здесь также подсуетился Корень, тем самым оставив Пятую в неведении прошлых тёмных дел её деревни. Впрочем, это всё было лишь предисловием.

— Но то, зачем я сегодня здесь, к этому никак не относится. — перевёл я тему, немного объяснив мотивы, которыми руководствовался, когда действовал против Конохи. — Я хочу сделать предложение Вам, госпожа Пятая Хокаге. После действий акацки, Лист более не является силой, которая могла бы и дальше кому-то диктовать свои условия. Признайте, вы слабы и больше не в состоянии защитить страну Огня.

— Не заблуждайся, паршивец, — сквозь зубы произнесла эта тётка. — По крайней мере, мы ещё можем уничтожить одного предателя…

— Это Вы заблуждаетесь, — проигнорировав её тон и недвусмысленную угрозу, продолжил я, — вы прекрасно всё видите сами. Ах-да, если Вы всё ещё верите, что способны убить меня сейчас, я развею Ваш самообман. — после чего немного подумав, добавил в голос немного холода. — Возможно, госпожа, Вы лично и способны на это, но не забывайте кто я! Я — Учиха Саске! Я убил Орочимару, прикончил двух человек из акацки и сокрушил лидера Корня! Вы и вправду верите, что наше столкновение не повредит вашей и так еле живой деревне?!

— Так зачем ты здесь на самом деле? — справившись с собственными эмоциями, спросила меня Цунаде, признавая поражение в нашем маленьком споре. — Что ты хотел предложить, если сам не желаешь идти на уступки и понести заслуженное наказание?

— Вы не правильно меня поняли, госпожа Хокаге, — активируя мангекё шаринган, вновь заговорил я, — Я готов пойти на уступки и даже позволю Листу продолжить своё существование. Всё, что Вам следует сделать, это признать мою власть. — заметив как напряглись телохранители и расширились глаза Цунаде, я закончил свою мысль. — В противном случае, моё следующее посещение Конохи, станет последним днём для Селения Скрытого Листа.

Часть 14

Глава двадцать девятая. Тень змеи

— Что это значит? — грозно нахмурился феодал страны Звука, когда Хозуки передал ему слова Саске. — Учиха Саске уже является каге Скрытого Звука, он не может просто так покинуть свой пост и переметнуться на сторону Конохи.

— Вы неверно поняли меня, господин Ямана, — вежливо обратился к нему Суйгецу, — Учиха Саске не собирается покидать свой пост лидера селения Звука.

— Но как он может быть каге двух разных селений одновременно. Не говоря уже о том, что это два разных государства?

— Кажется, до вас наконец-то начинает доходить, господин Ямана, — растягивая свои губы в ироничной ухмылке, продолжил Хозуки, — отныне страна Звука прекращает своё существование. Страна Огня аннексирует эту территорию, как и государство Горячих Источников…

— Это…это возмутительно! — разъярился феодал. — Это измена! Вы не только собираетесь предать нас, но ещё и позволите другому государству вторгнуться на наши земли? Я не позволю вам! Люди страны Звука ни за что не поддержат вас!

Выслушав феодала с всё той же ухмылкой на лице, Хозуки произнёс:

— Вашего одобрения здесь и не требуется, господин Ямана, — в голосе Суйгецу слышалась насмешка, — в последнем военном конфликте, я, знаете ли, неплохо сдружился с генералами вашей армии. Интересным для меня открытием оказалось, что ваш собственный сын считает, что ваша задница на троне слишком задержалась, и пора бы власти поменяться…

— Стража, убейте предателя! — услышав достаточно, феодал отдал приказ шестерым своим телохранителям.

— И последнее, что Саске просил меня Вам передать, бывший господин Ямана, — издевательски рассмеялся нукенин-Тумана, хватаясь за рукоятку гигантского меча, висевшего за его спиной — что вы ему не нравитесь, а потому он забирает, всё, что вам принадлежало.

<center>***</center>

— Вы не перестаёте удивлять меня, господин Учиха, — лорд Огня сидел за своим рабочим столом в собственном кабинете, когда я возник из теней и, представившись, изложил ему весь нынешний расклад. — Вернее, меня удивляет Ваша неслыханная наглость! — несмотря на сказанные слова, тон его был предельно спокоен, словно не я ему только что в ультимативной форме изложил ситуацию и предложил сделать выбор. — Хотите, чтобы я одобрил на роль главы нашего скрытого селения — нукенина? Да вы определённо надо мной издеваетесь!

— Это не издевательство, лорд Косё, — поправил я феодала Огня, — я предлагаю Вам взаимовыгодное сотрудничество. И Вы прекрасно понимаете, что выгодно оно в первую очередь именно Вам.

— Признаться честно, я в смятении, — признался дайме, — ваши условия действительно слишком хороши, учитывая тот хаос, который сейчас устроили эти фанатики. Вы предлагаете свою защиту моей стране и к тому же, в случае моего согласия государство Огня прирастает новыми землями. Всё, что вы требуете взамен, это легализовать во главе своей главной силы и опоры в стране — нукенина. Это несколько подозрительно, Вы так не думаете? К тому же, ваше предательство лорда Звука, говорит о том, что человек вы не слишком любящий придерживаться собственных договорённостей и держать обещания…

Моя усмешка подтвердила, что я думаю о нашем соглашении с Владыкой Звука.

— Ваша подозрительность имеет на то основание, — не стал я отрицать, — но вы же должны заботиться в первую очередь о нынешнем положении, в котором оказалось ваше государство. Я Вам нужен и Вы не станете отрицать этого.

Лорд Огня помолчал, разглядывая пламя свечи, после чего вздохнул, признавая мою правоту.

— Не стану, это было бы глупо. Но что вы планируете делать, — вдруг он прямо посмотрел мне в глаза, — когда станете Хокаге? И что относительно меня? Свергните, так же как и своего прошлого лорда?

— Вы обо мне неверно думаете, — решил я развеять его сомнения окончательно, — в том случае, если мы с вами придём к соглашению, и вы будете неукоснительно его соблюдать, беспокоиться обо мне, Вам совершенно не придётся. Даже наоборот, в этом случае ваша жизнь будет и в моих интересах. И её защитой займутся мои люди, что учитывая вероятные новые попытки «Прозревших» Вас устранить, сейчас как раз необходимо.

— В таком случае я согласен на ваши условия, — сделав вид, что у него был выбор ответил мне лорд страны Огня. Таким людям, как дайме, всегда нужно оставлять некую иллюзию самолично принятого решения. И пусть мы оба знаем, что на самом деле он не мог отказать мне, но последними словами Косё сохранил своё лицо. Во всяком случае, убеждал себя в этом…

— Хорошо, раз мы договорились, хочу сразу представить Вам человека, который отныне будет сопровождать Вас всюду. — я подал, незамеченный лордом, сигнал, и в комнате материализовался человек в маске и экипировке шиноби-звука. — Когда вашей жизни будет угрожать опасность, Малис Вас защитит. К тому же, через него Вы можете напрямую со мной связаться. Как и наоборот, если мне что-то понадобится от Вас, я передам это через Малиса.

— Собираетесь сделать из меня марионетку, как из лорда Ямана? — иронично усмехнулся феодал. — Впрочем, это было ожидаемо. Я не знаю, чего Вы хотите добиться, господин Учиха, но готов поддержать любое ваше решение в том случае, если ваши действия послужат на пользу нашему госудраству.

— Разумеется, лорд Косё. Не сомневайтесь, вы сделали правильный выбор.

Говорить ему о том, что с ним случилось бы в том случае, если бы он мне отказал я, конечно же, не стал. Думаю, он прекрасно понял это и без моих намёков.

Вместо этого я сложил нужные печати и, не прощаясь, развеялся, оставляя дальнейшее на своего подчинённого.

<center>***</center>

Конечно же, учитывая мои последние действия, недовольных принятым решением Пятой оказалось много. Дзёнины, чуунины да даже генины были наслышаны, как я когда-то жестоко расправился со своими собственными одногодками. Впрочем, их мнение сейчас не имело особого веса, поскольку сильных дзёнинов в селении осталось не сильно много после деятельности акацки. Цунаде, которую я вынудил, просто раздавила их всех своим авторитетом действующего каге. Понятно, что оглашать мою угрозу в случае отказа, никто не стал. Это лишь создало бы лишние волнения, которые не были полезны ни мне, ни Принцессе Слизней.

Единственные, кто яростно воспротивился моей кандидатуре на роль нового лидера Скрытого Листа, были советники Хомура и Кохара. Даже Цунаде тут оказалась бессильна, а потому в этот раз мне пришлось всё же выловить их в своих собственных покоях и напомнить о том, что они сделали с кланом Саске. И, что если они сейчас не уступят мне, я их просто убью. Учитывая мою репутацию, это предупреждение они восприняли со всей серьёзностью, но даже после этого продолжали мутить воду.

Ситуация выправилась и окончательно разрешилась с личным приездом дайме Огня. После того, как мою кандидатуру одобрил сам глава государства, выбора у всех противившихся новой власти просто не оставалось. Иначе это уже могло бы перерасти в измену, что автоматически позволяло мне на законных условиях бросить всех несогласных за решётку, о чём я недвусмысленно и намекнул упёртым советникам нынешней Хокаге.

Настал день инаугурации. Я надел специально сшитый для меня плащ тёмно-фиолетового цвета, на спине которого ярко красными иероглифами была написана цифра шесть. Капюшон с узорами в виде жёлтых змеиных глаз сейчас был небрежно отброшен и, приведя себя в порядок, я направился в центр деревни.

Когда жители деревни собрались вокруг подмостка, вперёд вышла Цунаде Сенджу и Лорд Косё, которого я попросил провести мою инаугурацию на пост Хокаге.

— Сегодня мы собрались здесь, чтобы избрать человека, который будет защищать нас в это смутное время. — начала вещать женщина. — Он должен обладать безоговорочной силой, решимостью бросить вызов всем нашим врагам и твёрдостью характера, чтобы привести нас к победе над ними. Он должен быть воплощением нашей воли. Воли страны Огня!

Толпа заворожено слушала слова Цунаде, которая, абсолютно не выказывая своих настоящих чувств на мой счёт, настраивала людей на нужный лад.

— И такой человек среди нас есть! Это Учиха Саске! — дождавшись, когда Пятая закончит свою речь, встрял лорд Косё. — Он уже не раз доказал это, собственноручно прикончив троих из самых могущественных наших врагов! Даже покинув деревню, он сам не понимая этого, действовал по воле Огня!

Пришла моя очередь и, поднявшись, я встал между ними. Толпа собралась огромная! Я даже представить себе не мог, что их будет так много! Сейчас, стоя на возвышенности и наблюдая за этими тысячами смотрящих на меня глаз, мне даже стало немного неловко. Но я продолжал изображать из себя статую, никак не выражая того, что испытывал внутри.

Один из помощников владыки страны Огня передал ему головной убор каге, после чего Косё подошёл ко мне и водрузил его на мою голову, сопровождая весь этот процесс своими последними словами:

— С этого момента ты, Учиха Саске, Шестой Хокаге Скрытого Листа!

Молча приняв его поздравления, я оглядел собравшуюся толпу жителей селения. Здесь были все. И шиноби и обычные люди, жившие в этой деревне и не связанные с военным ремеслом. Я прошёлся по ним всем и заговорил:

— Многие из вас, сейчас вероятно испытывают смешанные чувства. Но я уверяю, что избрав меня, вы сделали верный выбор. Да, возможно моя кандидатура кажется вам довольно спорной, но послушайте, что я скажу вам на это. — я сделал небольшую паузу, дабы они прониклись. — Вся моя жизнь до определённого момента была ради одной цели, убить человека уничтожившего мой клан. — я говорил ровно, стараясь не сильно перегружать их лишней информацией. — И я сделал это! Я совершил свою месть, когда прикончил выродка по имени Шимура Данзо!

В толпе послышались шепотки, люди начали волноваться, но я продолжил свою речь и они заткнулись:

— Именно лидер секретной организации Конохи, под названием Корень и отдал приказ Учихе Итачи на убийство всех моих родных. К сожалению, узнал я об этом уже после того, как разобрался с братом. Впрочем, его вины это не отменяет. Когда я узнал, что за уничтожением клана Учих стоят лидеры Конохи, я сделал то, что сделал бы абсолютно любой из вас, стоящих сейчас передо мной. И поскольку вина Данзо была доказана, госпожа Пятая Хокаге поняла меня и позволила вернуться в деревню.

За время моего монолога лица людей менялись и теперь уже не смотрели на меня, как на преступника и убийцу, непонятно каким образом вообще здесь оказавшегося.

— И сейчас, в это время начинающихся войн, я как Шестой Хокаге, обещаю всем вам. Я не прощу акацки, за то, что они сотворили с нашим домом и вскоре уничтожу их. Этот мир с каждым днём всё сильнее погружается во мрак и отчаяние, но вы не должны унывать. Пока я являюсь Хокаге, никто больше не сможет сломить вас! Я сокрушу любого, кто посмеет выступить против Конохи и втопчу его в грязь.

Глава тридцатая. Новый Порядок

— Вы хотели видеть нас, господин Шестой? — отвлёк меня голос Хьюги Неджи.

Я оторвал взгляд от окна на всю стену и развернулся. Передо мной стояли три ученика Майто Гая, погибшего в последнем сражении с акацки.

— Да, вы троё отправляетесь в столицу страны Огня, — ошарашил их я, выдав свою первую миссию на посту одного из каге.

Рок Ли и Тен-Тен выглядели слегка удивлёнными, похоже всё ещё до сих пор с трудом веря, что теперь я из их врага превратился в главного босса. Только Хьюга не показывал того о чём думает, лишь уточнив своё задание.

— Возможно, вам ещё не приходилось с ними сталкиваться, поскольку вы больше занимались противостоянием с акацки, — начал я вводить их в курс, — но слышать вы о них просто обязаны, учитывая беспорядки, в последнее время начавшиеся по всему континенту.

— Шестой, Вы говорите о «Культе Прозревших»? — ожидаемо догадался Нейджи.

— Именно, Хьюга. Я говорю о них. — схватив со своего рабочего стола свиток, я протянул его Нейджи. — Здесь вся необходимая информация. Если говорить вкратце, вашей задачей будет выявить и устранить, действующую в городе группу этих сектантов.

— Всё ясно, — пряча переданный мной свиток, ответил Нейджи, — есть ещё, что-то, что Вы хотели сказать, господин Шестой?

Не став его разочаровывать, я передал ему небольшой конверт.

— Это отдадите моему человеку, который сейчас в свите лорда Огня. У него же узнаете больше о нынешнем положении в городе. Просто навестите резиденцию дайме и он с вами сам свяжется. Это всё, можете отправляться.

Получив нужные указания, команда покинула мой кабинет, и я вновь развернулся к окну. С высоты открывался вид на гигантскую стройку, к которой я также подключил часть шиноби. Было необходимо как можно скорее отстроить саму Коноху, но часть людей, я сразу же бросил на восстановления стен и их укрепления.

В мой кабинет постучали и после моего разрешения, в компании двух анбу вошли Суйгецу и Карин. Суйгецу сразу же склонился передо мной и в своей насмешливой манере поприветствовал:

— Лорд Учиха Саске, вы желали нас видеть?

— Рад, что вы наконец-то прибыли, — проигнорировав его ироничный тон, заговорил я, — вы как раз вовремя.

— Саске, я по тебе соскучилась, — намёк Карин я понял, но пока было не до этого.

Пройдя мимо, я бросил им, чтобы следовали за мной. Мы спустились на первый этаж, и вышли из резиденции Хокаге, после чего направились в одно интересное место.

После смерти Данзо, Корень был распущен, и теперь все бывшие его члены перешли в структуру анбу. Поначалу я немного беспокоился, что они будут вставлять палки в колёса, поскольку именно я прикончил их руководителя. Но мне повезло, их верность деревне стояла выше мёртвого главы Корня.

Передо мной материализовался один из бывших агентов моего врага.

— Господин Шестой, я проведу Вас.

Дав своё согласие, мы последовали в один из секретных проходов, ведущих в подземелья Конохи. Атака Пейна им не повредила, и теперь мы спускались на несколько уровней в низ, следуя за человеком в маске некоего демона.

На протяжении пути я обмолвился несколькими фразами с девушкой, которая с нескрываемым интересом разглядывала Коноху и её людей. И гораздо больше, чем несколькими, обмолвился с Хозуки, который, в своей обычной манере, не прекращал затыкаться ни на секунду.

Лабиринты Корня чем-то напоминали подземелья Орочимару, с той лишь разницей, что здесь тоннели были гораздо уже. Так же сыро и мрачно, те же увешанные вдоль стены факелы, едва освещающие путь.

Вскоре мы проникли в более просторное место. Это был бывший центр организации, всюду ходили члены анбу, роясь в каких-то документах и изучая свитки.

— Хочу представить вам сердце секретной организации Шимуры Данзо, — заговорил я, когда мы остановились, после чего перевёл взгляд на девушку, — в первую очередь, Карин. Я представляю её тебе.

— Мне? — удивлённо переспросила меня девушка. — Но, что ты хочешь, что бы я здесь делала?

— Правильный вопрос, — похвалил я Карин, — за время своего существования, Корень скопил множество различной информации. Здесь хранятся вещи, до которых простым смертным никогда не было доступа. Секретные техники, чудовищные эксперименты и много чего, что ещё может нам пригодится.

— С этого момента Инугами переходит под твоё командование. — чётко произнёс я, после чего сопровождавший нас член анбу слегка склонил голову. — Я хочу знать все секреты Корня и поручаю заняться этим тебе, Карин.

— Я всё сделаю, Саске, — кивнула всё ещё до конца не избавившаяся от удивления, девушка.

— Суйгецу, — обратился я ко второму своему приспешнику, — мы с тобой возвращаемся в Коноху.

— Как скажешь, — равнодушно пожав плечами, произнёс Хозуки, впрочем, успев в очередной раз ухмыльнуться, когда Карин на него посмотрела.

Я сделал вид, что не заметил, как девушка бросила на него свой убийственный взгляд, и направился наружу. Мечник, молча, последовал за мной.

Пройдя весь путь обратно, мы проследовали в одно из зданий анбу, где шиноби складировали своё и трофейное оружие. Там нас встретил уже оповещённый о моём посещении, член анбу и провёл нас в нужную секцию.

— Суйгецу, — заговорил я, входя внутрь, когда шиноби в маске открыл дверь оружейного склада. Чего тут только не было. И различные катаны, тонфы, прочие колюще-режущие предметы, как ближнего боя, так и метательные орудия убийства. — Ты отлично поработал, когда внедрился в окружение наследника страны Звука, и я решил, что стоит тебя за это наградить.

— Правда? — заинтересовался мечник. — Мне уже любопытно, что ты предложишь мне, Саске. Какой-нибудь новый крутой меч? В принципе, мой Обезглавливатель меня вполне устраивает…

— Поверь, я тебя не разочарую, — усмехнулся я, взмахом руки отдавая команду сопровождавшему нас члену анбу. Шиноби в элитной экипировке лишь молча направился к стоявшему в тёмном углу, непримечательному сундуку, на который было сложено ещё несколько других.

Переставив мешающий хлам, анбу коснулся печати на сундуке, после чего последовала вспышка чакры и он открылся. После этого шиноби отошёл в сторону, а я, молча дав разрешение Суйгецу посмотреть самому, стал наблюдать.

— Это же… — достав замотанный в белые ленты огромный меч, Хозуки не веря, посмотрел на меня.

— При последней атаке акацки на Коноху, бывший владелец Самехады, был убит, — решил я объяснить ему, как здесь оказался сильнейший из семи мечей Тумана.

— Я долго этого ждал, — произнёс Хозуки и, взмахнув мечом, сбросил с него все ленты, — Самехада теперь наконец-то принадлежит мне…

Для подержания верности, тех, кто следует твоим приказам иногда необходимо баловать. Иначе со временем они могут в тебе разочароваться и просто взбунтуются, это общеизвестный факт. Люди не любят подчиняться кому-то запросто так. Передав в руки Суйгецу сильнейший из мечей, я подкормил его лояльность ко мне и заодно обрёл себе ещё более могущественного приспешника.

<center>***</center>

— Ты хочешь, чтобы мы направились в страну Ветра? — спросил Чоуджи.

Ино, Шикомару и Чоуджи сейчас стояли перед моим рабочим столом. Мою инаугурацию эти троё пропустили, поскольку выполняли какую-то миссию, а потому, их мягко говоря, несказанно удивило, что на стуле Принцессы Слизней сейчас развалил свою задницу я.

— Верно, — проигнорировав их невысказанные вопросы, заговорил я, — после смены власти в Конохе, необходимо засвидетельствовать Суне, что мы всё ещё планируем поддерживать наш союз. К тому же, Нара, — обратился я к Шикамару, — ты вроде бы неплохо сдружился с сестрой Казекаге. Это может быть полезно Конохе.

— Скорее полезно тебе, — поправил меня шиноби, — хочешь, чтобы я попытался влиять на политику чужого каге, используя свои дружеские отношения с ними? Не знаю, где ты мотался эти годы, после того как сбежал, но это похоже сказалось на твоём рассудке, Саске.

За их спиной раздался смех Суйгецу, вышедшего из тени в которой он скрывался.

— А этот парень мне нравится, Саске, — усмехаясь, сказал мечник, — у него хватает смелости дерзить тебе. Прямо как я.

— Ты ещё кто такой? — сжал кулаки Чоуджи. Ино в этот момент настороженно переводила взгляд с меня на Шикамару, видимо не зная, что ей следует сделать. Поддержать членов своей команды или наоборот успокоить.

— О! А я разве не представился? Эх, куда подевались мои манеры, — развёл в стороны свои руки, мечник тумана, — я Суйгецу Хозуки, де факто правая рука Учихи Саске. Мы с вами даже когда-то встречались, но вы, наверное, уже забыли об этом…

— Хватит, — произнёс я. Тональность моего голоса явственно говорила о том, что я начинал злиться, — хотите вы того или нет, Шикамару. Но теперь я ваш Шестой Хокаге и вы будете мне подчиняться. Так что, у вас есть три дня на отдых, а после выметайтесь из деревни выполнять дипломатическую миссию на благо нашей страны.

По глазам видел, что Чоуджи собирался мне возразить, но Нара положил ему руку на плечо, заставив, успокоится. После чего они, ничего не говоря, вышли за дверь. Лишь блондинка в последний раз на меня оглянулась, но столкнувшись с моим холодным взглядом, поспешила поскорее убраться.

— Лис. — произнёс я в пустоту, после чего передо мной материализовался шиноби в плаще и маске анбу. — Вызови ко мне Пятую Хокаге, Хатаке Какаши и Митараши Анко.

— Как прикажете, Шестой. — произнеся это, шиноби вновь исчезнул, а мой взгляд в этот момент упёрся в ухмыляющегося мечника.

— Что ты опять задумал, Саске? — со своей извечной улыбкой, спросил меня Хозуки. — Для чего тебе понадобилось собирать всех сильнейших представителей этой деревни?

На это я лишь усмехнулся и произнёс:

— Время строить новый порядок…

Часть 15

Глава тридцать первая. Две змеи

Дождавшись пока все трое собрались в моём кабинете, я снял головной убор каге и положил на стол. Какаши, Анко и Цунаде расселились на стоявших в кабинете креслах и в ожидании уставились на меня.

— Я собрал вас, чтобы обсудить наши дальнейшие действия. Но для начала, стоит поделиться с вами кое-какой информацией, которую мне удалось раздобыть.

Подняв со стола два рисунка, я прошёл к специальной доске, и повесил их. Пятая Хокаге и два дзёнина с интересом уставились на них, пока не спешив задавать свои вопросы.

— В первую очередь, расскажу немного о способностях человека в маске, — начал я говорить, припоминая из того, что мне было известно, — как вам уже наверняка известно, этот член акацки применяет пространственно-временные техники и способен имитировать нематериальность собственного тела.

— Это всё и так нам известно, — перебил меня Какаши, — Саске, ты можешь рассказать, что-нибудь действительно новое?

— Вот как? — недовольно перевёл я на него свой взгляд. — А о том, что он использует ту же технику, что и в твоём мангекё шарингане, ты уже тоже знаешь?

— Что? — удивился Какаши. — Что ты имеешь в виду?

— Попрошу больше не перебивать и дослушать меня до конца, прежде чем задавать вопросы. — проигнорировав дзёнина, продолжил я. — Шаринган в правом глазу человека в маске способен использовать технику мангекё, которая и является секретом его способностей.

Разведя руки в стороны, я ещё раз посмотрел в сторону Какаши, и добавил:

— Помимо этого, также известно, что он способен применять древесные техники. Именно этот человек ответственен за создание акацки и долгое время использовал вместо себя свою марионетку — Пейна.

— Где ты смог достать такую точную информацию насчёт его техники? Мы долгое время не могли понять, как работают его способности, хотя пытались сделать это не раз. — в этот раз задала вопрос уже Цунаде.

— Госпожа Пятая Хокаге, вы всё ещё недооцениваете меня, — покачал я головой, а слово тем временем взяла Анко.

— После убийства Учихи Итачи, Саске вернулся в Звук и, подчинив бывших людей Орочимару, создал на его наследии новое скрытое селение. К тому же, Пятая, Вы забываете, что Орочимару был так же врагом акацки и наверняка копал под них не меньше нашего. И наконец, учитывая, что сам он некогда был одним из этой группы нукенинов, он мог что-то выведать, пока работал на них.

— Конечно, интересно обсуждать моего бывшего наставника, но мы отвлеклись. К тому же, пора бы прейти ко второму человеку в акацки, о котором я хотел вам рассказать. — я махнул рукой на рисунок черно-белого человека, из под плаща которого росла мухоловка. — Его называют Зецу. На самом деле довольно интересный персонаж, а если точнее это два разных существа: Белый Зецу, живые клоны которого, кстати, атаковали Коноху, и Чёрный Зецу, о котором мне пока что мало что известно. Но одно я знаю наверняка, эта двуликая тварь прирождённый шпион. Его навыки позволяет ему проникать куда угодно, к тому же очень быстро покрывая дальние расстояния. Клоны белого Зецу способны принимать облик любого человека, которого они коснутся, так что будьте осторожны, вероятность того, что его копии проникли в Коноху и сейчас наблюдают за нашими действиями, далеко не нулевая.

— Возможности акацки действительно поражают, но чего же они добиваются? Только не говори, что тебе и это уже известно? — заметив появившуюся ухмылку на моём лице, задал вопрос Какаши.

— Известно. — не разочаровал я бывшего учителя Саске. — Я смог выяснить конечную цель их организации, — слегка насмешливо произнёс я, вновь присаживая за свой рабочий стол. — И вам, дорогие друзьям мои, она гарантировано не понравится.

— Зачем акацки собрали всех хвостатых? — поручень, за который Цунаде схватилась, треснул. — И что с Наруто?

Вспомнив того раздражавшего меня блондина, я изображая предельную искренность, безжалостно ей ответил:

— Сожалею, госпожа Пятая, но вероятно он уже мёртв. Уж вы то должны это прекрасно понимать, после случая с Песчаным Гаарой. Я бы не надеялся на чудо, шансов на то, что они ещё не извлекли из Наруто девятихвостого, просто нет. — после чего я резко сменил вектор в который двигался наш разговор. — Мы опять отвлеклись. Я собирался поведать вам план акацки. И вот, что мне удалось узнать. Существует некая древняя легенда, что девять хвостатых зверей на самом деле представляют из себя частички другого единолично владеющего всей чакрой зверя, называемого десятихвостым. Акацки же планируют собрать всю звериную чакру и, воскресив это существо, взять его под контроль, дабы диктовать этому миру свои условия.

Я солгал, когда говорил Цунаде о том, что Наруто скорее всего уже мёртв. Скорее всего, раз Джуби ещё не появился, он всё ещё дышит, но где-то спрятан. В этом случае, лучшим вариантом решения нынешней проблемы, будет прикончить его самому, поскольку это на время отсрочит возможность Тоби вновь заполучить последнего из биджу.

Открывая карты, я многое всё ещё умалчивал. Например, никакого смысла говорить им о вечном гендзюцу, в которое хочет погрузить весь мир Тоби, не было. Хватит с них и того, что я рассказал сейчас.

— Но почему они всё ещё не призвали этого десятихвостого? У них же собраны все хвостатые. — задала резонный вопрос Анко.

— Вот здесь мы как раз и подходим ко второй нашей проблеме, которая называет себя «Прозревшими». - откинулся я на спинку, сложив руки на подлокотники.

— А эти фанатики, какое значение имеют ко всему этому? — спросила Цунаде. — Они тоже связаны с акацки?

— Совсем наоборот, — отринул я её предположение, покачав головой в стороны, — насколько мне известно, лидер этой секты далеко не простой человек. Следующая моя мысль лишь предположение, всё-таки информации о нём ещё не достаточно: мне кажется, что глава «Прозревших» украл у акацки один важный фрагмент для реализации их плана.

— И что же это такое, — Какаши, судя по голосу, заинтересовался, — он украл у них одного из хвостатых?

— Хуже, — опровергнул я это предположение, — риннеган Пейна, играющий ключевую роль в той технике, которую собираются применить акацки. Лидер «прозревших» уже с его помощью стёр в порошок Скрытый Туман, пока вы здесь воевали с акацки.

— Отлично! Просто замечательно! — с сарказмом в голосе произнесла Пятая, воздев руки к потолку, — теперь нам нужно противостоять не только акацки, но и этому новому Пейну… Саске, теперь я начинаю верить в то, что ты действительно единственный наш шанс выстоять в грядущих событиях.

— Госпожа Цунаде, мне это, безусловно, лестно слышать, но не нужно лгать самой себе. Вы бы всё равно предпочли бы не принимать мою помощь. Как бы то ни было, Пятая права, необходимо выработать план наших дальнейших действий и действий внутри Конохи.

— Собираешься изменять что-то конкретное? — заинтересовалась Цунаде.

— Ситуация обстоит таким образом, что нам во чтобы то ни стало, нельзя позволить акацки завладеть глазами Пейна. — принялся я за новые разъяснения. — Это значит, что мы должны либо устранить их раньше этого, либо самим добраться до лидера культа. Проблема же заключается в том, что даже сами акацки не могут пока его выследить, а я вам рассказывал об их навыках шпионажа. Этот человек явно осторожен и зрит на несколько шагов вперёд, и при этом, ещё успевает взращивать семена хаоса по всему континенту. Он явно не обычный человек, недооценивать его не стоит.

— И что ты предлагаешь, Саске? — задал прямой вопрос, Какаши.

— Вы, Хатаке Какаши, должны будете отправиться на достаточно опасное задание, — начал я, раз уж он сам меня спросил, — в поддержку я дам вам Суйгецу Хозуки, вы с ним знакомы, а также какого-нибудь сенсора из деревни.

— И в чём же заключается суть нашей миссии?

— Вы должны будете выследить и уничтожить шпиона акацки. — ткнул я пальцем на всё ещё висевший на доске рисунок Зецу.

— Выследить человека, специализирующегося на шпионаже? — слегка нервозно переспросил меня Какаши.

— Если вы сможете сесть ему на хвост, — продолжил я, проигнорировав вопрос, — то вероятно, даже если и не сможете убить, он приведёт вас к лидеру «прозревших», за которым они охотятся сами.

— Понятно, — начиная понимать, согласился со мной Какаши, — и если мы сможем подобраться к нему, то сможем и прикончить.

— Ни в коем случае, — отклонил я его предположение, — если вы действительно сможете выйти на владельца риннегана, избегайте конфронтации и сразу же вызовите меня. Вступать в схватку, я разрешаю лишь в случае, если на него нападут акацки…

— Он что, настолько опасен? Зачем такая предосторожность? — удивилась Цунаде. — Разве не лучше будет сразу разобраться с угрозой?

— Поверьте, госпожа Пятая, — переключился я на свою предшественницу, — я знаю о чём говорю. Если есть хоть малейший шанс того, что они не справятся, нам нельзя рисковать. В любом случае всё это случится только в том случае, если Какаши сможет выследить члена акацки, преследующего нашу общую цель. А в этом случае, лучше будет устранить его, поскольку сейчас именно они являются нашей главной проблемой.

— Хорошо, пожалуй ты прав Саске. Разбираться с проблемами будет проще по мере их появления. Я этим займусь.

— В таком случае, перейдём к более насущным вопросам. — закончив с предыдущей темой, я перешёл к следующей. — Безопасность нашей страны сейчас стоит под серьёзной угрозой из-за постоянно вспыхивающих волнений, провоцируемых в народе агентами секты. Всюду шастают искусственные копии главного шпиона акацки, к тому же мы не знаем, сколько их спрятано по всему государству. Учитывая их способность — перемещаться под землёй, вычислить местонахождение каждого представляется в данный момент невозможным. Однако, после присоединения Звука и Горячих источников к стране Огня, я вызвал сюда значительное число подчиняющихся мне лично шиноби тех стран. Так же не малая часть всё ещё остаётся разбросана по территориям тех мелких государств и за её пределами, уже занимаясь добычей информацией и противостоянием с агентами наших противников. — я сделал небольшую паузу, доставая с одной из полок нужный свиток и подойдя к Анко, протянул его ей. — Здесь вся необходимая информация по группам шиноби, призванных мной в Коноху. Митараши, Вы назначаетесь координировать их деятельность, также включив их в нашу структуру анбу. Только создайте специально для них какой-нибудь новый отдел. В общем, придумаете что-нибудь. Не мне Вас учить. — загрузил я обалдевшую от внезапно свалившихся на неё обязанностей, девушку.

— Теперь Вы, госпожа Цунаде, — обратился я к Пятой Хокаге, — в целях укрепления доверия между нами, а также ради наилучшего управления деревней, я отказался от помощи бывших советников каге — Хомуры и Кохару. Вы назначаетесь моим единственным советником, а в случае моего отсутствия в селении вновь обретаете практически полную власть. Естественно будут присутствовать ограничения, но их прочтёте позже, после того как оформят необходимый документ и введут нужные правки в новые законы. Я не хочу повторить вашей ошибки госпожа Пятая, а потому не потерплю никакого давления со стороны древних и давно уже разваливающихся старейшин. Именно из-за таких тупых советников вроде них и оппозиционера Данзо, вы и допустили весь этот беспорядок в Конохе. Но не волнуйтесь, я повторять ваши ошибки не стану.

Закончив свой монолог, я вновь обернулся к Анко, которая внимательно читала переданный ей свиток. Что-то зацепило мой глаз, заставив мгновенно оказаться около неё и схватив за горло, поднять в воздух.

Мгновенно около моей шеи оказался кунай Какаши, Цунаде же не спешила как-то реагировать, лишь задала вопрос:

— Что происходит, Саске? После того, что ты говорил слишком странно убивать своего подчинённого. Назови причину своего поведения!

Мои губы растянулись в змеиной улыбке, я продолжал держать Анко на вытянутой руке, несмотря на её безуспешные попытки высвободиться. Вот оно, разницу в силе порой можно продемонстрировать таким простым образом. Но не это являлось причиной того, что я внезапно набросился на девушку.

— Какаши, тебе следовало бы убрать кунай подальше, иначе это уже может превратиться в измену, — продолжая разглядывать девушку, сказал я дзёнину, приставившего к моему горлу, лезвие.

— Не тебе говорить мне об измене, Саске. Лучше поставь Анко обратно. И сделай это медленно.

— Идиоты, вы что, не видите?! — разозлился я на тупость окруживших меня людей. — Хорошо, тогда я покажу вам!

С моей руки на тело девушки стала переползать проклятая печать. Это вызвало ещё больше шевеления со стороны Какаши и Цунаде, но в следующий момент активировалась печать Анко и, распространившись по телу, стала сопротивляться мне. Глаза девушки же в этот момент изменились, приобретая вытянутые жёлтые зрачки. Даже в таком положении, она смогла открыть свой рот и заговорила:

— Так ты все-таки догадался, Саске, — раздался голос Анко, но уже не только я понял, что это была уже не она.

— Это же…

— Орочимару! — закончил за Пятой Какаши.

— Давно не виделись, друзья мои, — мерзко ухмыляясь, заговорил Орочимару. Не понимаю, как ему это удаётся из такого положения.

— Ты стал слишком неосторожен, бывший учитель. — злобно ухмыляясь заговорил я. — Не стоило проявлять себя в моём присутствии, уж тебе ли не знать чем это чревато?

— Ты прав Саске, — согласился со мной Белый Змей, — но мне стало так интересно, что я не выдержал и решил немного послушать ваш разговор. Признаться, я не ожидал, что ты так быстро заметишь меня.

— Как это возможно… — ошеломлённо проговорил Какаши, уже успевший убрать от меня свой кунай, и отскочить от нас с Анко на несколько метров.

— Не стоит удивляться, — ответил я дзёнину, — от этого скользкого ублюдка стоит ожидать чего угодно.

— В любом случае, приятно было повидаться, Цунаде, — мерзко хихикнув, Орочимару попытался закрыть глаза и исчезнуть. Вот только отпускать его я сейчас вовсе не собирался и вместо того, чтобы скрыться в подсознании Анко, он попал в моё гендзюцу.

— Ты действительно верил, что я так просто дам тебе уйти? — чуть ли не шипел я на Орочимару, повисшего сейчас передо мной в своём истинном виде. Его руки были распяты и прибиты к огромному деревянному кресту.

Здесь также была Анко. Она лежала перед ним не показывая признаков сознания. Но мне не было до этого особого дела, когда передо мной в беспомощном состоянии находился куда более интересный объект.

Я пробил ему горло, возникшим в моей правой руке, клинком Кусанаги, после чего коснулся его своей трансформирующейся рукой.

Через секунду я уже вышел из собственного гендюзцу и наблюдал за тем, как остатки проклятой печати Анко поглощаются моим телом, не оставляя на ней и следа.

— Что ты сделал? — задала вопрос Цунаде. — Мгновение назад Орочимару ещё был здесь, а теперь на Митараши не осталось даже его печати.

— Он попал в моё гендзюцу, — усмехнулся я в ответ, — ничему не учится. Я поглотил его метку, и теперь он больше не сможет проникнуть в разум Анко. Кстати о ней, — я положил бесчувственное тело девушки на диван и продолжил, — думаю, скоро она очнётся, но всё же желательно, чтобы её осмотрели.

На этом наше совещание было закончено. Вскоре прибыла группа медиков, которые унесли её, а я вновь остался один. Появление Орочимару меня не сильно удивило, всё же я помнил, что именно из печати Анко оригинальный Саске и воскресил его. Просто в последнее время, у меня появилось уже столько врагов, что я просто не воспринимал подобные мелочи как что-то требующее моего внимания. И даже после случившегося, моё мнение на этот счёт осталось прежним.

Часть 16

Глава тридцать вторая. Искупление

Сидя за своим рабочим столом, я непринуждённо перебирал и подписывал документы. Роль каге одной из великих наций предполагала собой помимо руководства шиноби, ещё и работу с тоннами проходящей через мои руки макулатуры. А учитывая сложившуюся в селении не простую ситуацию, дел такого рода у меня теперь было навалом.

Значительную часть я, конечно, скинул на Карин и бывших помощников прошлой Хокаге, но всё равно мне приходилось очень много времени просиживать в своём кабинете. Масштабная стройка, которую я затеял, тратила колоссальные экономические ресурсы деревни. Помимо найма профессиональных рабочих, приходилось самолично договариваться также и о поставках в селение материалов и продовольствия. Во время последнего вторжения, значительная часть из которых сгорела или пришла в негодность по другим причинам.

Экономисты, отдел которых уже также был отстроен, рвали на себе волосы от моего разбазаривания казны, из-за чего всячески пытались заблокировать мои проекты по укреплению деревни. Впрочем, меня это всё равно не останавливало, я планировал превратить Коноху в неприступную цитадель, с поправкой на местные реалии.

Самые дорогие материалы, высокооплачиваемые специалисты проектировщики и мастера защитных техник. Каждый день я обязательно выделял время из своего забитого графика на то, чтобы лично проверить проделанную ими работу. Коноха всё ещё оставалась одной из богатейших селений этого мира, и я не собирался экономить на её защищённости.

Конечно же, не обходилось и без эксцессов. В селении всё ещё оставались люди недовольные мной на посту их лидера. В открытую выступать против меня смелости у них не хватало, но мутить воду можно и по-другому. Так, например, лидеры кланов Абураме и Инузука действовали мне на нервы, всячески вставляя палки в колёса моей внутренней политике деревни. В конце концов, мне это всё-таки надоело, и я решил поговорить с ними.

Дверь в мою канцелярию открылась, и внутрь вошли Шиби Абураме и Цуме Инузука в сопровождении двух членов анбу.

— Видеть Вы пожелали нас, господин Шестой Хокаге? — заговорил глава клана Абураме, выходя вперёд. Сложно было сказать, что этот человек испытывает какую-либо неприязнь лично ко мне.

Цуме молчала, хотя по ней всё прекрасно было видно. Она даже не пыталась, а возможно и не умела скрывать свои эмоции. Взгляд, каким на меня смотрела эта женщина, был мне прекрасно знаком. Впрочем, понять её было можно, учитывая, что именно я прикончил её сына.

Подписав очередной лист бумаги, я отложил ручку в сторону, после чего поприветствовал двух дзёнинов скрытого листа:

— Рад, что вы так скоро нашли время для встречи со мной, — сыронизировал я, прекрасно зная, что анбу сопроводили их ко мне против воли. Цуме заскрежетала зубами, но смогла сдержаться и не ответила на эту издёвку. По Шиби же было всё также ничего не ясно. — Да, я хотел поговорить с вами обоими.

— И о чём же Вы хотели поговорить? — взяв себя в руки, задала вопрос представительница Инузука.

Два стоявших за их спинами амбала, явно нервировали дзёнинов, поэтому я дал отмашку и они покинули кабинет, встав с другой стороны двери. На удивление, бывшие члены Корня и стали теми, на кого я мог опереться в селении. Данзо идеально привил им верность Листу, а потому они готовы исполнить любой приказ Хокаге, что было мне только на руку.

— Вы двое явно недовольны, что я занял этот кабинет. — заговорив, я показал руками на помещение занимаемое главой селения. — И я вас в этом не виню, вы вправе злиться на меня и даже возможно желать моей смерти. Но ваше противодействие моему правлению не только серьёзно осложняет проводимую мной политику, но и ситуацию Конохи в целом. Вы оба занимаете не последние роли в своих кланах, а потому должны понимать, что иногда нужно поступиться своими принципами ради общей цели.

— Да что ты понимаешь! — всё-таки не выдержала Цуме, дав волю своим эмоциям. — Ты убил моего сына и думаешь, что я смогу спокойно смотреть на то, как ты не только спокойно шастаешь по Конохе, но ещё и устанавливаешь здесь свои порядки? Никогда, слышишь? Я тебя никогда не прощу! Рано или поздно я заставлю заплатить тебя за то, что ты сделал с Кибой!

— Согласен я с Цуме, — подал свой голос Шиби, — не можем мы простить тебя, Учиха Саске. Сейчас ты силён и мы не станем с тобой сражаться, но положения в Конохе добиться тебе не позволим.

Разъярённая волчица — это первая ассоциация, возникающая в голове при взгляде на лидера клана Инузука. И в противовес ей, абсолютно лишённый человеческих эмоций Абураме. Два противоположных человека объединились против меня по одной причине, желания моей смерти за убийство сына. Какая ирония.

— Вижу, вы оба настроены серьёзно, — задумчиво заговорил я, проигнорировав их угрозы, — как же мне вас переубедить? Хотя знаете, — серьезно продолжил я, — я ведь мог бы воскресить ваших наследников…

— Что? — я увидел на лице Цуме гамму эмоций. Здесь были неверие, надежда, а потом всё это перевоплотилось в ещё большую ярость. — Ублюдок, ты смеешь издеваться над нами?

— Права Цуме, — не знаю, как я это определил, но Шиби определённо разозлился, — невозможно такое. Лжёшь ты, дабы чувства наши задеть сильнее.

Ощутив как ситуация между нами стала стремительно накаляться, я обрушил на стол свою ладонь, создав грохот, который заставил их опомниться. На внезапный шум через дверь заглянул один из анбу, но увидев, что со мной всё в порядке вновь её прикрыл.

— Говоря о возможности воскресить человека, я не лгал, — продолжил я как не в чём небывало, — это возможно. Вы даже знакомы с этой техникой.

— О риннегане Пейна говоришь ты сейчас, — смекнул Шиби, — но риннегана при тебе не наблюдаю я. Как ты собрался использовать технику Пейна без глаз его могущественных?

— Не спорю, сейчас я не в состоянии использовать эту технику воскрешения, — согласился я с ним, — но в скором времени у меня появится возможность заполучить риннеган и тогда я готов исправить свою ошибку. Разумеется, только в том случае, если вы прекратите мешать мне.

— Ты лжёшь, — неуверенно сказала Цуме, — риннеган очень редкая мутация. Других с такими глазами нет. Ты просто пытаешься убедить нас, пользуясь тем, что мы готовы ухватиться за любую возможность вернуть тех, кого ты убил!

— Резон в словах Цуме слышу я, — поддержал её Шиби.

Как всё-таки с ними сложно, я уже начинал сомневаться в успехе своей идеи, но отступать сейчас было уже поздно, и я решил давить до конца.

— Я не стану вдаваться в подробности, но вскоре эта техника станет мне подвластна. А потому я во второй раз предлагаю вам сделку, отступите сейчас и я воскрешу Кибу и Шино. Или же продолжайте деятельность против меня, но в таком случае не надейтесь, что вновь увидите их живыми. Так что решайте, — твёрдо сказал я, глядя в их лица, — вы согласны или нет?

Они долго ничего не говорили, продолжая сверлить меня взглядами и не в состоянии дать сразу чёткий ответ. Я их не торопил и в итоге вообще выпроводил, дав время на раздумья. В том, что они согласятся, сомнений у меня не было, но если всё же они действительно откажутся, я приготовил запасной план. В крайнем случае, два готовых гроба сейчас только и ждут, чтобы я призвал их. Думаю после того, как они пообщаются с живыми мертвецами, находящимися под моим контролем, уж точно пойдут на всё, чтобы увидеть их живыми. Самый действенный способ добиться желаемого, это играть на человеческих чувствах. Для кого-то это неприемлемо, но ради достижения своих целей, я готов использовать что угодно. Именно те, для кого не существует таких рамок, и получают всё, что пожелают.

<center>***</center>

Мне вновь пришлось отложить перо. В этот раз меня почтила своим присутствием Карин. Член анбу, стороживший с той стороны дверь моего кабинета, услышав приказ впустить девушку, отошёл, позволяя моей верной приспешнице войти.

— Карин, рад тебя видеть, — поприветствовал я её, с удовольствием пройдясь взглядом по открытым ножкам девушки. Она вновь надела эти короткие шортики.

— Саске, я принесла кое-что, что может тебя заинтересовать, — довольная моей реакцией на её появление, произнесла Карин, — в архивах Корня были найдены запечатывающие техники клана Узумаки.

Она продемонстрировала мне пару свитков, которые я с интересом развернул.

— Карин, насколько мне известно, ты также являешься их потомком. — задумчиво произнёс я, не сильно понимая в том, что было написано в свитках. Всё-таки, Саске хоть и использовал запечатывающие техники, когда например, скрывал тонны колюще-режущих железок, являвшийся его арсеналом, но больше предпочитал техники именно убийственной направленности. И я также следовал этим путём.

— Да, — призналась девушка, — моя мать была из клана Узумаки.

— Это может быть интересно, — сделал я вид, что идея только сейчас пришла мне в голову, — я вряд ли смогу многого добиться в этой области. Но ты, Карин, обладаешь нужными генами…

— Хочешь, чтобы я начала изучать запечатывающие техники Узумаки? — удивилась Карин. — Но ведь, я никогда раньше не практиковалась в данном направлении. А эти техники не могут освоить даже опытные специалисты в фуиндзюцу.

Выйдя из-за своего рабочего стола, я подошёл к девушке и коснулся её нежной щеки. Она непроизвольно закусила губу, после чего вдруг резко сблизилась, и наши губы слились в поцелуе. Дальнейшие разговоры нам не требовались, сейчас мы хотели с ней одного.

Не отрываясь от меня, Карин толкнула меня назад, заставив упереться в собственный рабочий стол. Её руки наглым образом стали пролезать в мои штаны. Я не отставал, расстёгивая пуговицы на её сиреневой блузке. В какой-то момент она отстранилась, после чего ремень на моих брюках потерпел поражение от аккуратных пальчиков девушки. А в следующее мгновение я уже смотрел на красные волосы девушки сверху вниз, пока сама Карин, сдёрнув раздражавшие её брюки, приступала к делу.

Глава тридцать третья. Имя

Над столицей страны Молний росли чёрные столбы из дыма. Город пылал в огне мятежа. Улицы заполонили спасающиеся и сражающиеся друг с другом люди. Мародёрство и насилие царило в домах местных жителей. Всюду встречались убитые и те, кого убивают. Крики о помощи и рыдания перебивались дьявольским смехом. Звуки анархии, неукоснительно следующие за падением привычных порядков.

Шион видел всё это. Сколько уже погибли по его вине и сколько ещё погибнет? Безоружных и беззащитных, слабых и сильных, виновных и безвинных. Их было много и будет ещё больше.

Что он чувствовал, наблюдая за этим? Шион представлял себе все эти лица, но не испытывал ничего. Совесть? Он не знал, что скрывало в себе это слово. Всё, чего он хотел это открыть миру правду. Стереть те иллюзии, в которые себя загнали люди. Лицемерие и жестокость, теперь все они видели то, что представляют из себя на самом деле. В этом бывший жрец видел своё предназначение.

Он заставит прозреть их.

Шион находился в одном из убежищ, принадлежавших культу «Прозревших» и наблюдал. Его тело расположилось на каменном троне, специально оборудованном для него. Его зрачки непрерывно перемещались по орбите обоих глаз. Он видел всё.

Военные конфликты всюду, куда бы он не обратил свой взор. Разнилась только степень развития этих столкновений. Где-то всё ещё только начиналось, строились заговоры, устранялись его агенты, стремящиеся показать людям правду. В той же столице страны Молнии наконец-то они добились своей цели, организовав мятеж, который правительство не сумело сходу подавить. Сыграло свою роль то, что в отсутствие дайме, знать просто не сумела нормально сплотиться из-за вечной грызни между собой. Но теперь они видят последствия своей бесконечной жадности.

Страна Молний пала первой из великих стран, окончательно погрязнув в гражданской войне. В такой ситуации, шиноби скрытого Облака не решились встревать. Сказалось отсутствие централизованной власти, которую они могли бы поддержать и исчезновение собственного Райкаге, без которого такого серьёзного решения принять было просто некому.

Помимо Молний, уже какое-то время продолжали полыхать ряд мелких стран, также павшие в пучину интриг его культа.

Шион наблюдал за всем. Видел даже то, как безуспешно его пытаются выследить. Долгое время его продолжают преследовать, несмотря на всю бессмысленность этого. Его забавляла их настырность. Но пока он сам не захочет с ними встретиться, пытаться бесполезно.

И всё же, было кое-что необъяснимое, то, что ускользало от его всепроникающего зрения. Это был человек, чья жизнь после определённого момента переставала просматриваться. Нечто неизвестное туманило его всеведенье, из-за чего его сила просто отказывалась ему что-то показывать.

Это злило бывшего жреца, привыкшего, что от его взгляда ни что никогда не ускользало. Злило и настораживало, ибо предсказать в такой ситуации, что-либо было очень сложно. Временные нити, взаимодействуя с тем человеком, искажались невероятным образом, образуя хаос в видимой им картине. Словно слепая зона, которой никогда у провидца ранее не было.

Глаза Шиона расслабились, что было заметно по опускающимся векам и прекратившим своё движение зрачкам. Он направил свою ладонь в сторону полупустого фужера с кроваво-красной жидкостью и поймал его в полёте. После чего отпил кисло-сладкий напиток.

Двое слуг, хранивших его покой, заметно оживились, после чего один из них с подобострастием к нему обратился:

— Провидец, мы с нетерпением ждём ваших дальнейших указаний.

Шион равнодушно мазнул по нему взглядом и немного подумав, произнёс:

— Пригласите ко мне — Кэло.

Второй слуга тут же вышел из зала, в котором сейчас находился Шион. Провидец тем временем сделал ещё один глоток из фужера, продолжая думать о чём-то своём. Слуга готовый в любой момент исполнить любой его приказ, в ожидании стоял у двери.

Бывшего жреца беспокоила ситуация, сложившаяся в стране Огня. Именно в этом государстве его приспешники столкнулись с сильнейшим противодействием. Хуже того, всё, что он видел ранее, и на чём строил свои дальнейшие планы, рушилось, из-за влияния человека, который был его слепой зоной. Начиная со страны Горячих Источников, когда его агенты провалились и были уничтожены армией вторгнувшегося соседнего государства, всё шло совсем не по его видению.

Ситуацию усугубляла другая сила, чьи агенты нападали на его людей по всему миру, стремясь выведать местоположение лидера «Прозревших». Опасная сила, чьи планы на дальнейший мировой порядок шли вразрез с его собственным виденьем. Он видел то, что они сделают в одном из вариаций будущего и это полностью противоречило тому, к чему стремился сам провидиц.

От раздумий его отвлёк пришёдший Кэло. Шион допил остатки вина и, манипулируя гравитацией фужера, вернул его на место.

— Вы звали меня, господин Шион? — невинно улыбаясь, спросил молодой беловолосый парень.

Провидца не обманывала его внешность, в отличие от других людей, его было невозможно ей обмануть. Он нашёл его почти сразу же, как сам покинул свою страну. Тогда это был всего лишь мелкий, действительно ещё невинный мальчик, но то, что разглядел в нём провидиц, заинтересовало его. Шион легко смог заслужить его доверие, а позже и верность, просто потому что знал, чего на самом деле желал этот малец. Он умело использовал свою внешность, мог лгать в лицо любому, скрывая свою истинную сущность.

— Кэло, — обратился к нему провидец, — ты ведь уже закончил с теми двумя?

— Да, господин, — склонив немного свою голову, ответил, парень, — их сила в Вашем распоряжении. Желаете этим воспользоваться?

Шион склонил голову и посмотрел прямо в глаза Кэло. От этого взгляда по телу парня пробежали мурашки, он непроизвольно дернулся, но продолжал удерживать на лице свою извечную улыбку, хотя прекрасно знал, что перед ним мог не притворяться. Просто парень уже настолько привык это делать, что так чувствовал себя естественнее, чем когда открывал окружавшим своё истинное лицо.

Взгляд человека, сидевшего перед ним, подавлял и одновременно восхищал Кэло. Он ощущал невероятное могущество смотревших на него глаз. Силу, которой невозможно противостоять. И власть над событиями, на которые благодаря ним, мог влиять Шион.

— Я хочу, чтобы ты отправился в страну Звука, — ровным голосом произнёс провидец, — Найди и убей кое-кого для меня.

— Кто он, этот человек? — во взгляде Кэло проступил интерес. — Чью жизнь мне предстоит оборвать?

Провидиц откинулся на свой трон, и с силой сжав подлокотники, по которым пошли трещины произнёс:

— Его имя — Учиха Саске.

Часть 17

Глава тридцать четвёртая. Миссия в столице страны Огня

Команда Неджи покинула резиденцию дайме страны Огня и сейчас неспешно двигалась по столице, в поисках места, где шиноби могли бы на время остановиться.

Хьюга очень внимательно осматривал город, который был огромен. В разы больше Конохи, а потому дзёнин старался подмечать детали, что может пригодиться во время выполнения их миссии.

Сам город имел очень сильное разделение на богатых и бедных. Это сразу бросалось в глаза, когда шиноби всё дальше удалялись от центра, где была расположена резиденция правителя. В какой-то момент они пересекли невидимую черту, и попали в самые натуральные трущобы.

Плотность населения здесь была гораздо выше, а потому все постройки жались друг другу. Улицы были очень узкими, здания неказистыми и обветшалыми. Запахи соответствующие, всюду, куда не глянь, встречались помои, никогда никем не убирающиеся. На пути команды шиноби, часто попадались обязательные для подобных мест, маргинальные личности.

— Не удивительно, что этим сектантам так легко удаётся убедить людей поднять мятеж, — заговорила Тен-Тен, когда трое шиноби прошли мимо лежащего у обочины тела, — правительство совершенно не интересует, как живёт низший класс.

— До тех пор, пока карманы владык будут набиты деньгами, остальное их не волнует, — равнодушно ответил Хьюга, — мир всегда был таким и всегда таким останется.

— Как-то всё это грустно, — произнёс Ли, — все эти люди страдают, но живут в таких условиях всю свою жизнь…

— Некоторые способны вырваться отсюда, — не согласился Неджи, — редко, но попадаются те, кто хочет измениться и выбираются из трущоб. Но для этого им приходится трудиться всю жизнь, чтобы быть способными переехать в более благополучные районы. Не забывай, что жильё в таких местах несоизмеримо дороже, так что о том, чтобы переехать со своей семьёй и речи быть не может. А ведь у многих здесь родственники, которых они просто не могут бросить.

— Кстати, а почему мы ищем себе ночлег именно здесь? — перевела тему Тен-Тен. — По мне так, гораздо лучше было бы остаться в резиденции, я уверена, попроси мы того парня в маске, он бы всё нам устроил.

— Согласен, — поддержал девушку Рок Ли, — мне здесь как-то не уютно. Уж лучше бы я чувствовал себя некомфортно из-за кучи знати вокруг.

Хьюга Неджи поначалу игнорировал их жалобы, но потом всё же не выдержал и, остановившись перед ветхой гостиницей, рядом с которой стояла куртизанка с дешёвой косметикой на лице, произнёс:

— Не забывайте, что сейчас мы на миссии и именно в подобных районах наши цели проявляют набольшую активность. Гораздо легче будет выследить агентов культа, если мы сами окажемся в их мире. — говоря это, он открыл хлипкую дверь. — И кстати, мы пришли.

Хьюга толкнул дверь, и его команда оказалась в самом обычном кабаке, на втором этаже которого располагались комнаты. Шиноби скрывая брезгливость от того отребья, которое собралось вокруг, подошли к хозяину кабака, по традиции являвшегося сразу и барменом. Впрочем, кроме паршивого сакэ предложить всё равно ему было нечего.

Шиноби сняли комнаты и, отказавшись от ужина, отправились отдыхать.

На следующий день команда принялась прочёсывать город. Благодаря информации, раздобытой для них агентом Учихи, с которым они встретились прошлым вечером, Хьюге было известно три основные точки, где могли укрываться координаторы культа. Дабы не терять время, члены команды разделились, и каждый из них отправился в одно из таких мест.

Неджи стоял на крыше одной из многочисленных построек. Его бьякуган был активен. Перед тем, как врываться в логово врагов стоило всё хорошенько разведать.

<center>***</center>

В то же время в другом конце города, под зданием одного из домов незнатного, но достаточно состоятельного человека, шёл разговор:

— Господин Самигулла, у нас всё готово, — обращался к нему один из местных руководителей культа, — мои люди смогли достать достоверные чертежи резиденции местного правителя.

— Хорошо, — произнёс человек с внешностью обычного тупого головореза, — господин Шион был очень не доволен вашим провалом, потому прислал сюда меня. Думаю, если сегодня мы сможем убрать дайме страны Огня, он не будет больше желать вашей смерти.

Культист побледнел, однако довольно быстро смог взять себя в руки и ответил:

— Не беспокойтесь, господин, мы всё тщательно проверили. Есть тайный ход, который ведёт прямо к покоям лорда Косё. Мы сможем пробраться не замеченными и зарезать его во сне. — после чего человек, немного подумав, добавил. — Однако есть одна проблема. Источник сообщил, что около лорда Огня постоянно крутится какой-то шиноби.

— Шиноби? — удивился Самигулла. — Я думал, после нападения акацки, Скрытый Лист ещё не успел оправиться. Кто он?

— Этого мы не знаем, — разочарованно вздохнул сектант, — наш информатор не рискнул слишком сильно копать под него, опасаясь быть раскрытым.

— Понятно, — задумчиво ответил мужчина, — ладно, план всё равно поздно менять. Этого неизвестного шиноби я возьму на себя, разберитесь со своей задачей.

— Как скажете, го… — Самигулла внезапно показал ему заткнуться. После этого он, к чему-то прислушиваясь, стал осторожно подходить к двери и резко дернул её на себя. В следующее мгновение в проём на большой скорости влетел молодой шиноби в зелёной экипировке.

Поняв, что эффектного появления у него не получилось, Рок Ли тем не менее приземлился и сделав несколько кувырков встал в боевую позицию. Его толстые брови нахмурились, а сам он безошибочно вычислив своего противника, стал представляться. Да, его крутое появление немного смазалось, но это ничего не значило. Время показать негодяям силу Юности Гая-сенсея.

Выслушав трёп шиноби-придурка из Конохи (этот идиот сам всё о себе выдал), Самигулла лишь махнул головой в сторону стоявшего здесь культиста, после чего тот моментально покинул убежище через сеть подземных ходов.

А в следующее мгновение, Самигулла уже был вынужден блокировать удар ноги в свою голову, ножнами катаны. Настроя играться с противником у мужчины не было, а это значило лишь одно. Нужно поскорее закончить с этим самонадеянным юнцом и заняться исполнением воли провидца.

<center>***</center>

Последний противник свалился перед ним на колени. Неджи схватил его за волосы и нанёс прямой удар коленом, выбивая зубы. Тело едва живого, но не способного двигаться из-за выбитых тенкецу, человека, грохнулось на грязный пол.

Хьюга оглядел бьякуганом всё убежище сектантов, но вокруг были только трупы, и тогда он вновь схватив ещё живого культиста, повторил свой вопрос:

— Сколько вас ещё в столице? Где прячутся остальные? Что вы планируете? Отвечай мне! — последнюю фразу Неджи сопроводил ударом своей ладони в район груди человека, отчего тот вновь упал на колени и, задыхаясь, стал блевать кровью.

— Глупцы… все вы… скоро… уже скоро вы всё увидите… — в очередной раз повторил упёртый культист, заставляя Хьюгу заехать ему ногой в ухо, отправляя в очередной полёт.

Всё оказалось бесполезно, никто из фанатиков ничего ему не рассказал. Избивать валявшегося перед ним человека уже более не было смысла, а потому шиноби достал кунай и перерезал ему горло. Пора возвращаться и узнать, что смогли выяснить другие.

В заранее обговорённом месте встречи его уже дожидалась Тен-Тен. Когда Неджи подсел к ней, девушка с аппетитом поглощала тарелку рамена, напомнив ему, что ел он в последний раз утром, а время уже клонилось к вечеру. Заказав стоявшей у прилавка старушки тоже, что и Тен-Тен, дзёнин поинтересовался:

— Что ты узнала?

Девушка не спешила отвечать. Сначала она отложила палочки и, взяв миску двумя руками, отпила бульон, и только после этого произнесла, не глядя на своего партнёра:

— Ничего, этих фанатиков оказалось не так просто расколоть, как мы думали.

— Та же ситуация и у меня, — сказал Хьюга, принимая рамен, — они оказались готовы к тому, что их попытаются раскрыть и не хранили ничего, что могло бы помочь нам найти другие действующие ячейки.

— Стоит дождаться Ли, — вдруг сказала Тен-Тен, — возможно что-нибудь получилось у него.

— Стоит, — не стал отпираться Неджи, после чего остановил палочки на полпути к своему рту, — кстати, он уже должен быть здесь. Насколько я помню, его цель была ближе всех к этому месту.

— И правда, — задумалась девушка, — возможно, что он всё же напал на след и решил, не сообщив нам, сразу же ринуться в бой самому?

— Это похоже на него, — согласился парень, — нам стоит проверить. Этот идиот никогда меня не слушает…

Расплатившись, шиноби направились в последнюю известную им точку, которую указал им их информатор.

Уже на подходе, Неджи почувствовал что-то не ладное. Активировав бьякуган, парень осмотрел здание некоего торговца, под которым устроили своё логово фанатики. Его подозрения стали подтверждаться, когда никого живого он внутри не обнаружил. После того, как парень поведал об этом девушке, они осторожно проникли внутрь и стали искать тайный проход, ведущий в подземелье.

Внизу им предстал беспорядок, характерный в местах, где была потасовка. Тел, к слову не было, только крови разлито было много, словно тут выпотрошили свинью. Настороженно продвигаясь к месту главной стычки, они периодически наблюдали следы битвы на стенах в виде характерных вмятин и расходящихся от них трещин, редкой изломанной в хлам мебели, опять же кровавые сгустки. А потом они нашли Ли…

Голова их приятеля лежала в блюдце на единственном уцелевшем столе. К его лбу была приколота бумажка с надписью: «Прозрейте или умрите»

Тен-Тен отвернулась и упала на колени, её стало выворачивать от увиденного. Хьюга же смотрел на то, что осталось от его приятеля, с трудом сдерживая собственные эмоции и сохраняя своё вечное хладнокровие.

Девушка стала рыдать, от чего парню стало ещё тяжелее. Сохранять равнодушие в таком положении становилось настоящей мукой, и чтобы не сорваться самому он решил выяснить, куда делись те, кто всё это натворил. Чем скорее он найдёт их, тем быстрее сможет завершить миссию и вернуться в Коноху. После такого даже его замороженным нервам потребуется отдых, который он непременно выбьет из нынешнего лидера деревни.

<center>***</center>

Лорд страны Огня засиделся в своём рабочем кабинете. После упадка великих селений шиноби, к творимым культом «Прозревших» и акацки беспределу, добавились расплодившиеся мародёры и преступники разных мастей. От обычных крестьян, которым просто стало нечего есть из-за творившегося кризиса, до элитных шиноби, дезертировавших со своих скрытых или уничтоженных деревень.

Владыка Косё вчитывался в очередное донесение о вырезанном разбойниками крестьянском селении, когда в его кабинете материализовался шиноби, оставленный Хокаге ради его защиты.

— Лорд Косё, — сходу начал шиноби в бесформенной маске, — Вам нужно срочно убираться отсюда.

— В чём дело? — забеспокоился дайме страны Огня. — Куда такая спешка? Что произошло?

— Нет времени разглагольствовать. — грубо прервал его телохранитель. — В данный момент те, кто хотят вашей смерти уже проникли во дворец. Скорее уходим, я выведу Вас в безопасное место.

Не став препираться, дайме быстро направился за шиноби, который начал плутать по едва освещённым коридорам дворца. На одном из поворотов, Косё предстало жуткое зрелище двух лежавших с перерезанными глотками стражника.

Шиноби постоянно останавливался и на некоторое время, молча, стоял, словно вспоминая дорогу. Косё хотел спросить, что он делает в такой момент, но не стал. Они двигались по всему дворцу, постоянно куда-то сворачивая. Видимо так его защитник пытался запутать преследователей. К сожалению, долго это делать у него не получилось и в итоге их вскоре всё же загнали в ловушку.

Перед ними внезапно материализовался человек. В его руках была зажата, светящаяся чакрой катана, и он почти достиг её лезвием шеи лорда Огня, но кунай зажатый в руке Малиса его остановил.

Оба противника разорвали дистанцию, при этом шиноби встал таким образом, чтобы закрывать своим телом дайме Огня.

— Так ты сенсор? — заговорил убийца. — Не удивительно, что тебе удавалось так долго от нас бегать.

В следующий момент дайме и защищавшего его шиноби окружили фанатики. В руках у всех были острые как бритва ножи, по большей части уже испачканные чьей-то кровью.

Но вопреки казавшемуся с виду безвыходному положению, Малис видел, что из тех, кто пришёл за жизнью правителя страны Огня, только один представлял угрозу. Остальные были обычными людьми, слабо понимавшие в сражениях шиноби.

Подчинённый Учихи Саске уже приготовился активировать свою проклятую печать, когда за спинами фанатиков вдруг материализовался град из сюрикенов. Не ожидавшие внезапной атаки, культисты сходу потеряли треть раненными или убитыми.

Малис не стал дожидаться, когда выяснится, кто им помог. Схватив лорда за шиворот, шиноби прыгнул в окно, тем самым выйдя из окружения.

Тем временем, Неджи нанёс удар в сердце очередному врагу. Все эти фанатики были не способны справится с Ли, но вскоре Хьюга встретился с тем, кого искал.

Увидев, как на его голову падает, напитанная чакрой, катана, он, не раздумывая, завертелся вокруг собственной оси, выпуская энергию со всех точек в теле.

Врезавшись в образовавшийся вихрь, клинок, а позже и самого нападавшего отбросило в сторону.

— Тен-Тен, — обратился Хьюга к своей партнёрше, — его я беру на себя, ты разберись с остальными.

— Поняла, — подтвердила девушка, разворачивая в прыжке огромный свиток.

Тем временем их враг уже шёл в сторону Хьюги, готовый к новому раунду.

— Вы ребята, случайно не друзья, того зелёного идиота? — вдруг спросил головорез. И только сейчас Неджи заметил значительное количество кровоподтёков и синяков, украшавших его тело.

— А что если и так? — холодно произнёс Хьюга.

— Просто хотел узнать представляете ли вы, что вас ждёт, — растягивая губы в злобной усмешке, намекнул он на, оставленную на блюдце, голову.

Несмотря на браваду, которую нёс этот тип, Неджи видел, что он блефует. Приглядевшись бькуганом он заметил значительные трещины в костях, внутренние разрывы волокон и прочие повреждения, значительно понижающие его боевой потенциал. Всё-таки несмотря ни на что, Ли его знатно отделал, перед тем, как проиграть.

— Знаю, — ответил, наконец, Хьюга, — меня ждёт награда от Хокаге, когда я принесу ему твою оторванную голову.

Они вновь сошлись в схватке. Противник использовал странную технику владения меча. Любая его атака гарантированно резала то, чего коснулась, так что дзёнину ещё не раз приходилось применять технику вращения. Уходить от его атак не всегда получалось, таким образом, он уже лишился кончика уха и укоротил свои волосы.

Но было видно, что раны, полученные врагом в прошлой битве, не позволяют ему на полную воспользоваться своей техникой. Иногда его удары смазывались и вместо того, чтобы лишиться очередной части тела, парень получал лишь царапину. Да, крови он уже изрядно потерял, но противник к тому времени почти выдохся.

Увернувшись от очередного рубящего удара, Неджи успел схватить запястье противника и переломать его. Катана выпала из ослабших рук ошарашенного головореза, и пока он не успел опомниться, парень нанёс первый удар. После чего, остановить Хьюгу уже было не возможно и, выбив из тела врага все тенкецу, он нанёс завершающий удар в грудь. Культист, из чьего рта ударил фонтан крови, отлетел на несколько метров, остановившись только из-за стены, по которой он в итоге и сполз.

Тяжело дыша, дзёнин подобрал оружие поверженного противника. Бывший владелец катаны был ещё жив, но не был способен пошевелить и пальцем, из-за чего лишь наблюдал, как Хьюга шёл к нему.

— … И всё равно… — Самигулла закашлялся, выплёвывая кровь, — у вас всех нет и шанса…

— Ты этого всё равно не узнаешь, — холодно произнёс Неджи, прежде чем снести ему с плеч голову.

Ударил фонтан крови, который почти сразу же иссяк, Хьюга почувствовал облегчение. Осталось только отчитаться перед Шестым и можно будет немного передохнуть. Он никому не признается, но внезапная смерть друга слегка выбила его из колеи. Сейчас, когда дзёнин отомстил, стало немного легче, но он понимал, что это всё временно. Вскоре чувства улягутся, и останется только грусть.

Рядом встала Тен-Тен и ничего не говоря, положила руку ему на плечо. В этот раз она уже легче перенесла вид лишённой тела головы.

— Ты всех убила? — отстранённо спросил Хьюга, продолжая смотреть на то, как перед ним растекается кровавая лужа.

— Почти, — также равнодушно ответила девушка, — оставила двоих для допроса.

Часть 18

Глава тридцать пятая. Культ делает ход

Я отложил очередной документ, требовавший моей подписи, после чего перевёл взгляд на, стоявших передо мной, Хьюгу и Тен-Тен. Смерть их напарника сказалась на них очень заметно. Даже парень, несмотря на своё извечное хладнокровие, выглядел подавленным, что уж говорить о девушке.

— Что с лордом Косё? — задал я интересующий меня вопрос.

— Лорд страны огня в полном порядке, — произнёс Неджи, — Ваш человек смог увести его с места нашего столкновения.

— Хорошо, — удовлетворённо продолжил я, — вы отлично справились. Я доволен, можете какое-то время отдохнуть.

— Что насчёт тех двоих, что мы захватили с собой? — проигнорировав похвалу, спросил дзёнин. — Не думаю, что стандартные методы в допросе с ними сработают.

— Их уже передали в разведывательный отдел, — сложив руки в замок и положив на него голову, ответил я, — Иноичи уже занимается ими. Он доложил, что столкнулся с теми же блоками сознания, которые были на телах Пейна. Сейчас отдел пытается обойти их.

— Ясно, — так же равнодушно произнёс Неджи, — также я хотел бы поговорить с Вами, Шестой о моём переводе в структуру анбу.

Судя по удивлённо посмотревшей на него девушке, эту идею он озвучил только сейчас. Не знаю, возможно, смерть друга сказалась на нём гораздо сильнее, чем я предполагал. Впрочем, мне это было только на руку. Отправляя их группу на миссию, я изначально руководствовался только желанием держать Рока Ли подальше от селения, как потом поступил и с командой Шикамару, с Хатаке Какаши и другими шиноби недовольными мной.

— Этот отдел предполагает гораздо более серьёзные миссии, неофициальные и порой даже жестокие. Возможно, тебе придётся идти на сделки с собственной совестью, чтобы выполнить задание. — сделал я традиционную попытку отговорить его. — Обсуждать и тем более оспаривать приказы здесь не принято. Если тебя не пугает ничего из этого, то я передам твоё прошение Митараши.

— Благодарю, Шестой, — дежурно сказал Хьюга, — позволю себе только одну просьбу. Мне бы хотелось участвовать в миссиях связанных с культом «Прозревших».

— Понимаю, — равнодушно произнёс я, — поскольку сейчас большая часть наших людей занимается противодействием их агентам, не думаю, что твоё желание не учтут.

— В таком случае, это всё что, я хотел узнать, — сказал Неджи, а после моего жеста они покинули мой кабинет.

Когда эти двое ушли, я больше не мог сдерживать рвущуюся наружу злорадную ухмылку. Всё-таки я очень удачно послал в столицу именно эту команду. Мало того, что они выполнили свою миссию, зачистив город от сектантов, так ещё и сорвали новоё покушение. Прекрасно, и в качестве десерта на торте, смерть очередного неугодного мне человека. Себя я не обманывал, прекрасно помня характер этого бездарного зелёного парня. В будущем, Ли стал бы противиться моей политике, так что очень удобно, что убрать его удалось руками своих врагов, не замаравшись самому. По той же причине, я послал за головой Зецу именно Какаши. Вероятность их успеха довольно низкая, но по крайне мере в случае неудачи, Какаши не тот человек, о гибели которого я буду жалеть. Сейчас, пока в деревне ещё остались сильные и уважаемые шиноби не одобряющие мою политику, диктовать свои условия прямо довольно трудно.

Было бы гораздо проще, если можно было банально убить всех оппозиционеров, но нельзя, а потому приходится всячески изворачиваться. Мой авторитет только начал вылезать из того дна, в которое его опустили мои методы, так что вновь портить его устраняя всех неугодных не тот вариант, к которому я мог бы сейчас прибегнуть.

В своих раздумьях, я в очередной раз осознал, что стою у окна. Селение с каждым днём стремительно обрастало новыми постройками. Окружавшая её стена со дня на день будет уже готова. Всё-таки было верным решением привлечь к работе значительное количество шиноби. Используя элементальные техники, они довольно быстро отстраивали то, что обычные плотники собирали бы месяцами.

Лес вокруг Конохи заполонили призванные мной змеи, которые сигнализировали о любых нарушениях границы. Усиленные патрули, прочёсывающие местность уже поймали восьмерых лазутчиков Белого Зецу, на которых сейчас испытывал различные способы допроса отдел Морино Ибики.

Члены анбу, проинструктированные о возможностях шпионажа наших врагов, работали на износ. Я каждый день требовал от Митараши результатов, от чего она с ещё большим рвением наседала на своих подчинённых. По всей стране шли облавы на культистов и копий Белого Зецу. Уже были выявлены связи и тех и других с различными высокопоставленными личностями в правительстве, кои сразу после допросов исчезали на веки. Дезертиры и преступники разных мастей, а также агенты разведок других государств по моему приказу уничтожались без какого-либо суда.

И всё равно, несмотря на все предпринимаемые действия, в различных концах страны вспыхивали очередные попытки мятежа. Даже те, кто ранее не задумывался о том, чтобы пойти против правительства, стали противиться такому контролю со стороны властей. А я тем временем продолжал закручивать винтики.

Карин продолжала разбираться с наследием своего клана, параллельно роясь в тайнах Корня. Запрещённые техники, эксперименты над людьми, фактически она воссоздала отдел, занимавшийся этим внутри организации. Конечно же, засекретив все разработки и отчитываясь только мне.

От раздумий меня отвлёк материализовавшийся в кабинете член анбу.

— Докладывай. — не отрывая взгляда от окна, произнёс я в воздух.

— Пришло срочное сообщение из страны Звука, господин Шестой, — начал говорить Лис, — ваша главная резиденция была атакована неизвестными.

Благодаря тому, что я продолжал наблюдать за стройкой, анбу не смог лицезреть на моём лице прорвавшуюся наружу ярость. Немного подождав, пока улягутся эмоции, я всё-таки обернулся и сел за свой рабочий стол.

— Мне нужны подробности. Что известно о нападавших?

— Наши люди в данный момент занимаются их выяснением, — ответил на первый вопрос Лис, — пока мы знаем только то, что сил у нападавших хватило, чтобы без проблем расправиться со всеми шиноби в лаборатории.

Селение Скрытого Звука вопреки названию, селением в общепринятом понимании этого слова не являлось. Это была сеть лабораторий, разбросанных по всему государству Звука, а также тайных убежищ, который понастроил когда-то Орочимару. После того, как к власти пришёл я, центром своих владений я сделал одну из таких лабораторий. И сейчас она было кем-то атакована, что вызывало закономерное чувство гнева на тех, кто рискнул это сделать.

После того, как я стал Хокаге, значительную часть шиноби, я дислоцировал в Коноху, другая же была разбросана по другим убежищам или же как, я уже говорил, занималась шпионажем. Так что нынешняя защищённость таких мест сейчас значительно снизилась.

— Мне нужно больше информации, — наконец произнёс я, — изучите там всё и займитесь поисками нападавших. Я хочу лично оторвать головы тех, кто посмел бросить мне вызов.

— Как прикажете, господин Шестой.

— Выполняйте. — припечатал я, после чего анбу исчез, а я вновь задумался.

Было нетрудно догадаться, что теми, кто мог желать и главное у кого были возможности и необходимые для подобного, ресурсы, являлись одними из двух противостоящих мне сил. Осталось только понять, кому это было нужно больше.

Акацки уже один раз нападали и вроде бы смогли заполучить, то, что хотели, а значит оставались «Прозревшие». Мотивов у этих даже больше, чем у Тоби, так что вариант с культистами сейчас был пожалуй самый правдивый.

В очередной раз встав, и развернувшись к окну, я задумался над тем, что сейчас следует сделать мне. Понятно, что в первую очередь необходимо найти и закопать вредителей, которые разрушили моё логово, но что потом? Поиски их лидера ещё ведутся и успехов пока в этом направлении не видно. Однако оставить эту акцию безнаказанной позволить себе я не мог.

Последняя мысль меня отрезвила. Поспешность сейчас ни к чему не приведёт, на данный момент у меня нет свободных ресурсов, чтобы посылать людей мочить культистов ещё и в чужих странах. Придётся немного подождать, а пока разобраться с насущной проблемой…

<center>***</center>

Руководитель местного убежища Учихи Саске с нескрываемым страхом смотрел на молодого беловолосого парня. Его детская улыбка разительно контрастировала с телами убитых, на куче которых сейчас он и сидел.

Сам парень ничего не делал, он только задавал вопросы и если ответ ему не нравился, отдавал приказ одному из своих марионеток. И в этом случае, один из троих шиноби, которые и устроили здесь самую настоящую резню, беспрекословно исполнял его волю.

Человек видел, как здоровенный перекаченный амбал, весь покрытый чакрой молнии с невероятной скоростью размазал голову одного из бедолаг по стене. Наблюдал, как группа из трёх шиноби гибли, поглощённые лавой. Их крики агонии и ужаса перед убивающей их женщиной в синем платье отчётливо впечатались в его памяти. Других поглощал песок третьего, буквально разрывая их тела на куски.

Эту троицу нельзя было остановить, их сила была на совершенно ином уровне. Они расправились с сопротивлявшимися как с тараканами. Безмолвно и безжалостно.

А потом явился этот парень и стал допрашивать выживших. В его глазах не было ни брезгливости, ни жалости. Он просто продолжал пытать их, пока очередной шиноби не погибал. Наблюдая за ним, человек, испытывал настоящий страх перед его жестокостью, хотя сам бесчисленное количество раз, приносил людям боль ради очередного эксперимента.

— Похоже, настал твой черёд, — повернулся к нему парень, так и не изменившись в лице, — поскольку ты последний, думаю, мы повеселимся с тобой подольше, чем с остальными…

— Нет! — оживший песок, схватив его за ноги, поволок в сторону парня. — Пожалуйста, не делайте этого! Умоляю вас!

Он испытывал страх, безудержный и настоящий. Настолько, что даже не смог контролировать процессы своего организма.

— Ха-ха, — рассмеялся парень, — ты, что уже обмочился? Мы же ещё даже не начали, вот умора…

— Пожалуйста, пожалуйста, не надо… — твердил человек, не замечая насмешек.

В следующий момент парень сблизился с ним и впервые представитель Звука увидел его настоящие эмоции. Холодный, уничтожающий взгляд обрушился на его сознание, а после более не выражающий насмешек голос, произнёс:

— Тогда скажи мне, где Учиха Саске?

Глава тридцать шестая. Битва теней

Когда это произошло, я был на очередном обходе селения. За последние недели деревня значительно преобразилась. Следы оставленной акацки разрухи были стёрты, а на их месте выросли свежие постройки. Процесс восстановления ещё продолжался, но уже можно было представить, как будет выглядеть обновлённая Коноха.

Около меня материализовалась змея, а через мгновение и один из членов анбу:

— Господин Шестой, главные ворота были атакованы! — не успел он договорить, как с восточной стороны донеслись звуки взрывов.

Противник слишком быстро прошёл через выстроенную мной систему обнаружения. Змея просто не успела вовремя. Учитывая, что не было известий от патруля, скорее всего, их устранили также быстро. Нападавшие явно были серьёзно настроены.

— Сколько их? — произнёс я, активируя трансформацию Мудреца.

— Известно о троих, — на ходу заговорил анбу, еле поспевая за моим темпом, — перед тем, как я отправился доложить Вам об атаке, я успел увидеть только одного из них в действии. Взрослый мужчина, покрывает своё тело чакрой молнии. Невероятная скорость, техник кроме тайдзюцу не демонстрировал.

— Всё ясно, — произнёс я, перед тем как оторваться от докладывавшего шиноби, — я отправляюсь туда.

Итак, из оригинальной истории мне известен только один человек, попадающий под это определение. И от того закономерно встаёт вопрос, почему? Что понадобилось от Конохи лидеру Кумо? И почему он пришёл лично, да ещё и взял себе в помощь всего двух человек? Не ужели настолько уверен, что Коноха сейчас неспособна дать ему отпор? Одни вопросы, надеюсь после того, как размажу этого перекаченного урода, ответы на них появятся.

Злился ли я? Очень. Даже слишком. Я только начал вытаскивать Коноху из той ямы, на дне которой она лежала, когда я встал в её главе. И теперь очередное нападение, уже третье за такое короткое время. Если узнав причины такой наглости Райкаге, мне они не понравятся, Кумо поплатится за это.

Только благодаря обострившемуся восприятию и скорости реакции, я смог увернуться от удара, появившегося около меня Эя. Что примечательно, встретился я с ним ещё далеко от ворот.

Приземлившись туда, где мгновением ранее находилось моё тело, мой противник оставил вмятину радиусом в пять метров. Я же в этот момент остановился, узор в моих глазах изменился, после чего вокруг тела стала сгущаться фиолетовая чакра, образуя человеческие ребра.

От второй атаки уворачиваться я не стал, лезвие Кусонаги в моей руке покрыла чакра молнии. Внезапный, как ему, наверное, думалось, удар врезался в мою защиту, отбрасывая меня на несколько метров и заставляя врезаться в стоявшую за спиной постройку. Выбравшись из завалов, которые окружали меня под первой формой Сусаноо, я с насмешливым превосходством произнёс:

— Похоже, моя защита оказалась крепче твоей.

Из-за скорости Райкаге, мой контрудар немного смазался, а потому вместо сердца, клинок пробил его в области левой ключицы. Эй равнодушно посмотрел на хлеставшую из него кровь, а после вновь бросился в атаку. Похоже, разговаривать со мной он не очень хотел, от чего мне стало даже немного обидно.

Одно из рёбер в моей защите треснуло после его прошлого удара, а потому предвидеть, что целиться он будет именно туда, оказалось проще простого. И вот, когда я уже злорадно предвкушал, как проткну его тупую голову, мне помешали.

Не будь я сейчас в режиме Мудреца, меня бы, скорее всего, зацепило, но я был в нём. Резко разорвав дистанцию, я смог вовремя уйти из-под покрывала из лавы, которое обрушилось на то, что оставалось от протараненной мной постройки. Сухое дерево моментально вспыхнуло, вызвав во мне очередной приступ раздражения. Я ведь только всё здесь отстроил, а эти ублюдки рушат мои труды.

Восприятие Мудреца подсказывало мне, что значительная часть шиноби, вставших на пути у этих троих уже в другом мире. Обычные граждане не сильно пострадали, не считая тех, кто попался под руку, но вспыхнувший пожар вскоре разрастётся и тогда жертв, среди обычного населения наверняка станет больше. Не стоит и говорить, что если я продолжу сражение с тремя каге здесь, то от Новой Конохи ничего не останется.

Меня окружили со всех сторон. Гаара со своим песком сзади, немного мной поцарапанный Эй — спереди, и Теруми с той стороны, где я был мгновением ранее. Судя по их безмолвным и равнодушным лицам, они находятся под чьим-то контролем, и их целью являюсь именно я. Вероятность того, что именно они уничтожили мою базу в стране Звука почти стопроцентная.

Я резко развернулся и побежал через единственный не перекрытый путь. Нужно поскорее вырваться из селения, пока эти зомби не уничтожили его окончательно.

Райкаге, хоть и превышает меня в скорости, но только на прямой дистанции. Я прыгнул и, сбросив в воздухе плащ, трансформировал из своей спины крылья, после чего стал парить в сторону леса. В этой форме моим врагам приходилось изрядно постараться, чтобы одновременно поспевать за мной и атаковать.

Теперь становилось понятно, как культистам так легко и быстро удалось разобраться с системой обнаружения. Три человека уровня каге это не обычные люди, каждый из них обладает исключительной силой. У простых шиноби, тела, которых я сейчас как раз пролетал, не было даже шанса.

Так же, то, что сектанты смогли победить и даже подчинить себе таких могущественных людей, наглядно говорило о могуществе их лидера. Если буду его недооценивать, могу и поплатиться за это. Впрочем, он наверняка тоже не уверен в том, какой будет исход нашего столкновения, потому и послал своих марионеток. Я поступил бы также, убрать меня гораздо удобнее чужими руками, чем рисковать самому.

Отлично, я смог увести их за пределы селения, а значит, их действительно интересовала только моя жизнь. Ждать поддержки со стороны дзёнинов я не собирался, единственная кто сейчас из остававшихся в Листе, не путался бы под ногами была Цунаде. И зная её характер, она в первую очередь займётся раненными и спасением людей из завалов, образовавшихся в ходе буйства вторженцев. С другой стороны, меня это полностью устраивало, ведь именно поэтому я не стал полностью лишать её власти. Чтобы в случае подобной ситуации, в селении оставался тот, кто смог бы взять руководство, пока я разбираюсь с теми, кто посмел бросить нам вызов.

Пролетев над лесом, я выбрал достаточно хорошо просматриваемую поляну и, отменив трансформацию крыльев, приземлился. Всё это время, преследовавший меня Райкаге попытался воспользоваться моим падением и нанёс удар в прыжке, проигнорировав вспыхнувшие вокруг фиолетовых костей тёмные языки пламени.

Я на огромной скорости врезался в землю, а в следующую секунду мне пришлось нарастить на Сусаноо мышцы, потому что Эй не собирался останавливаться и приземлился сверху. Во все стороны разошёлся разряд чакры молнии, а вокруг моей защиты образовался гигантский кратер. Сусанно в месте удара было почти пробито, но я всё же смог избежать каких-либо повреждений. Зато нападавший сейчас абсолютно не показывая, что Аматерасу доставляло ему хоть какой-то дискомфорт, вовсю полыхал чёрным пламенем.

Воспользовавшись моментом, я быстро сложил печати и выдохнул Дракона Белой Ярости. Райкаге обвил дракон, в центре которого был фиолетовый шар из совмещённой природной и моей собственной чакры. Нас озарил яркий свет, по слуху ударил шум. Вибрации были настолько сильными, что даже я, тот, кто использовал эту технику, был вынужден сразу же сбрасывать кожу.

Когда я выбрался из своей мёртвой оболочки, Эй схватившись за голову, валялся на земле. Эта техника сильно дезориентирует ослепляя всех вокруг, а издаваемые ей вибрации вызывают настолько ошеломляющую боль, что на какое-то время Райкаге сейчас не способен вернуться в битву. Благодаря змеиной роговице, свет не вызывает у меня дискомфорт, однако второй эффект наносит урон и по моему телу.

Напитав клинок Кусанаги чакрой молнии, я снёс полыхавшую чёрным пламенем голову и с усмешкой произнёс:

— Один готов.

Действуй они совместно, так легко убить одного из них мне вряд ли бы удалось. Сказалось отсутствие разума и инстинкта самосохранения. То же самое было и, когда я прикончил Джуго. Только в его случае, разум у него как раз таки оставался, только не тот, который мог пользоваться мозгами. Эти раздумья навели меня на мысль о том, что хозяин этих зомби был тем человеком, кто и поработал над парнем с проклятой силой.

Тем временем меня наконец-то настигли два оставшихся врага. Я потушил обуглившееся тело Райкаге и перевёл взгляд на вышедших из леса Гаару и Теруми Мей. Около меня приземлилось двое анбу, которые видимо, бросились в преследование.

— Шестой, Вы в порядке? — спросил меня Неджи, сам контролируя пространство своим бьякуганом. — Коноха в безопасности, госпожа Пятая отправила нас прикрыть Вас.

— Понятно, — усмехнулся я, — это очень хорошо, что вы здесь. Особенно ты, Хьюга. Эти трое всего лишь пешки, где-то здесь должен скрываться тот, кто прислал их сюда. Я хочу, чтобы вы притащили его в Коноху.

— Как прикажете, Шестой, — последний раз взглянув на убитого мной Эя, произнёс Неджи, после чего оба анбу скрылись.

Поймав взглядом Мизукаге, я активировал Аматерасу, но в последний момент перед этой женщиной выросла стена земли и заблокировала мою атаку. Тогда, я взмахнул удлинившемся клинком Кусанаги, срубив всё, что находилось на уровне её талии. Вместо девушки мой удар разрезал только стену земли и её водяного клона.

В следующее мгновение солнце от меня закрыла гигантская стена песка, на отдельной платформе стоял Гаара. Сусанноо вокруг меня уплотнилось и наконец-то обросло бронёй. И тогда на меня обрушилось небо, после чего не пробивший защиту песок стал приобретать формы гигантских человеческих рук и схватил фигуру, состоящую из моей чакры.

Клинок Кусанаги вновь заискрился чакрой молнии, после чего я устремил его на стоявшего на летающей платформе, Гаару и выстрелил, удлиняя лезвие. Мгновенно образовавшаяся песчаная защита была продырявлена как бумага, но убил я только песчаного клона.

Из земли перед державшими Сусаноо песочными руками вынырнула Мей, после чего выдохнула облако кислотного пара. Моя защита стала плавиться, пар окружил всё пространство вокруг из-за чего ударивший в то место, где находилась девушка гигантский шар пламени, взорвавшись, воспламенил всё вокруг.

После того, как дышащее на ладан Сусаноо приняло весь урон, я деактивировал его. Тактику нужно было менять, против улучшенного генома этой женщины, моя защита была неэффективна. С другой стороны, в отличие от ситуации с Райкаге, в скорости превосходство было за мной, а потому я решил перейти в ближний бой.

В следующее мгновение всё вокруг меня заволокло большим количеством густого тумана. Видимо с помощью этой техники, Мизукаге надеялась ограничить мой обзор, вот только не на того нарвалась. В состоянии Мудреца мне не нужно видеть, чтобы знать, откуда последует атака.

Я сделал глубокий вдох, после чего в то место, где скрывалась от меня Мей, устремился огненный дракон. К сожалению, моя атака столкнулась с аналогичной техникой водного элемента. Два дракона взаимоуничтожились, а тем временем около меня выросла гигантская рука из песка Гаары, и обрушилось на то место, где я находился мгновением ранее.

Выследив источник чакры Казекаге, я послал в землю под ним природную энергию, оживляя её. Выросшие земляные пики разбились вдребезги о песчаную защиту, а в следующее мгновение я уже был рядом, собираясь располовинить его своим клинком.

К сожалению, вынырнувшая из под земли, Теруми не позволила мне сделать это. Пришлось уходить из-под удара самому, поток лавы который выпустила в меня эта женщина, сжёг всё в радиусе восьми метров от места, куда я должен был сделать свой следующий шаг. Тем временем, со стороны Гаары в меня устремились мелкие песчаные снаряды, от которых я еле увернулся.

Сконцентрировав в руке чакру молнии, я создал из неё копьё и швырнул в повелителя песка, одновременно оживляя вокруг него землю. Земляные пики вновь столкнулись с защитой, но копьё пробила её и, врезавшись в тело Гаары, отбросила, на время выводя парня из игры. В отличие от чидори эта атака не имеет такого разрушительного потенциала, но зато отлично подходит, если нужно ранить и обездвижить.

Из-за моей последней атаки, я замешкался и не успел полностью уйти от лавового потока, который на меня обрушила Теруми. Я не смог сдержаться и взвыл от злости и адской боли, которая пожирала моё тело. Рука моментально была уничтожена, я почувствовал, как плавятся внутренности.

Швырнув уцелевшей рукой тучу распечатанных сюрикенов, мне пришлось разорвать дистанцию и сбросить свою повреждённую оболочку.

Успев выбраться из своего прошлого тела, я вовремя ушёл от очередной обрушившейся волны лавы.

Благодаря чуть не угробившей меня атаки, моё тело потратило значительное количество чакры на поддержании его в живом состоянии до того, как я сменил оболочку. Это вынудило меня выйти из режима Мудреца, и окружавший туман теперь стал доставлять неприятности.

Пришлось полагаться только на шаринган, мои сенсорные способности значительно урезались.

Поймав взглядом женщину, я активировал Аматерасу, но гигантский водяной смерч, образовавшийся вокруг неё, полностью поглотил чёрное пламя. Тогда я использовал частичную трансформацию поглощённой печати, на время, повышая свои физические характеристики и сблизившись с женщиной, нанёс рубящий по диагонали удар клинком напитанный чакрой. Меч, выросший до шести метров, разрубил водную защиту и Теруми, не успевшую полностью уйти из-под удара. Всё, что было немного левее головы женщины, отвалилось от неё, а сама Мей сейчас лежала в пяти метрах, истекая кровью.

Порадоваться победе над очередным врагом я не успел, поскольку мои ноги схватили выросшие из-под земли песчаные руки. Пришлось идти на риск и вновь активировать проклятую печать, высвобождая её крылья. Следующим ударом, я отсёк себе ноги вместе с утаскивающими меня под землю песчаными руками, и полетел в сторону Гаары. Туман, после поражения Мей рассеялся, а потому, я мог спокойно видеть своего последнего противника, и что самое важное был достаточно близко, чтобы поймать его взгляд.

В следующий момент Казекаге был зажат в руке тёмной гигантской фигуры, а его тело словно кукла, рухнуло наземь. После чего я со вздохом облегчения упал на колени и… вновь был атакован лавой. Техника, использованная женщиной на своём последнем издыхании, вновь заставила меня страдать от невыносимой боли. Около моих обрубков уже образовалась кровавая лужа, а раскалённая магма тем временем достигла позвоночника. Регенерация просто была не способна совладать с таким количеством повреждений. Из-за снизившегося на критическую отметку объёма чакры, из моего тела стали расти кусты и белые змеи. Я терял контроль над долбанными клетками Первого Хокаге и лишённой сознания сущности Орочимару. Из-за всего этого я не сразу обратил внимание на усиливающуюся резь в глазах и незначительную перемену фокуса своёго зрения.

Чувствуя, как всё сильнее поднимается моя ярость на не захотевшую нормально сдохнуть женщину и на того, кто её сюда прислал, я в очередной раз за эту схватку стал сбрасывать свою убитую оболочку.

Убью! Урою тварей! Я знаю точно, что есть ещё кто-то. Человек, который и сделал из всех этих неудачников живых зомби. Надеюсь, Хьюга не станет слишком увлекаться, и притащит мне его живым. А пока следует немного восстановиться и понять, какого чёрта мои глаза всё ещё болят…

Часть 19

Глава тридцать седьмая. Спаситель Листа

Спустя некоторое время, когда моя чакра немного восстановилась, я подошёл к валявшемуся без сознания телу Гаары. Не скрою, был соблазн добить его, но я всё же заставил себя этого не делать и, призвав большую змею, заставил его проглотить. Казекаге союзной великой деревни будет полезней мне живым.

Ничто вокруг больше не напоминало обычную цветущую поляну. Всюду, куда не глянь, земля была перепахана от взрывов огненных техник, сожжена лавой или деформирована земляными техниками Мей, песочными — Гаары, или же моим контролем природной энергией.

Подумав немного, тело Мэй и Эйя я также запечатал в призванной змее. За этим делом меня и застала Цунаде в сопровождении двух членов анбу.

— Вижу, ты уже покончил с нападавшими, Шестой, — произнесла женщина, наблюдая, как обугленное тело Райкаге пожирает мой призыв.

— Что с Конохой? — задал я вопрос, одновременно оборачиваясь в их сторону. Последнее почему-то вызвало на их лицах реакцию, иначе как ошеломлением идентифицировать я не мог.

— Саске, твои глаза… — потеряв дар речи и забывая о моём титуле вдруг сказала Пятая.

— Что с ними? — встревожено, спросил я, сразу вспомнив, о беспокоившей меня не так давно боли в них.

— Точно такие же были у тел Пейна, — ровно произнёс Тензо, но на мгновение я услышал в его голосе злость.

— Это риннеган, — сказала Анко, удивлённая не меньше остальных. — Но как такое возможно?

Я с облегчением выдохнул, на лице сама собой вылезла змеиная усмешка. Я надеялся обрести его, но не думал, что это будет так скоро. Похоже, моё активное использование глаз, а также подавление пересаженных клеток на пределе своего тела, в итоге сыграло свою роль, ускорив процесс трансформации. Моему злорадству не было предела, враг надеялся убить меня, а в итоге помог стать ещё сильнее.

Отвечать на их вопросы и объяснять, как именно мне удалось пробудить риннеган, я, конечно же, не собирался. Мои секреты останутся со мной, тем более я не уверен как отреагирует Цунаде на то, что я пересадил в своё тело клетки её деда.

— Что же, у меня была теория, и, похоже, она подтвердилась, — сыграв задумчивость на лице, произнёс я, — риннеган действительно был финальной стадией шарингана.

— Но это не объясняет откуда он тогда взялся у Пейна? — сходу отвергла мою мысль Пятая. — Ты утаиваешь что-то от нас.

— Похоже, от вас ничего нельзя скрыть, госпожа Цунаде, — с иронией в голосе усмехнулся я, — что же, признаю. У меня были кое-какие подозрения.

— Не хочешь поделиться ими с нами? — спросил Тензо.

Я перевёл на него слегка задумчивый взгляд, после чего добавив немного стали в свой голос, произнёс:

— Я, конечно же, понимаю, что Вы до сих пор верны госпоже Цунаде, а не мне, — поймав его взгляд, я обрушил на него мощь своих новых глаз, — но дерзить своему Хокаге бывает опасно.

Тензо грохнулся на колени, сокрушённый моим гендзюцу. Цунаде это не понравилось:

— Прекрати, Саске, — с лёгкой угрозой произнесла женщина, — и, несмотря на тон, он прав. Тебе бы стоило раскрывать больше информации, когда речь касается защиты нашей деревни. Ты больше не можешь мыслить как нукенин, если хочешь стать хорошим Хокаге для Конохи.

— Вы как всегда, правы, госпожа Цунаде, — я развеял гендзюцу, после чего анбу тяжело задышал и всё ещё содрогаясь, стал подниматься, — хорошо. Я расскажу Вам, кто истинный хозяин глаз, которыми обладал Пейн.

Моя чакра тем временем восстанавливалась стремительными темпами. Её восполнение было и раньше довольно быстрым, после поглощения сущности Орочимару, но сейчас с пробуждением сильнейшего доудзюцу этот процесс, как и мой личный резерв выросли на новый уровень.

— Вы должны помнить о таком человеке, как Учиха Мадара, — начал я свой рассказ, немного корректируя истинную историю, — он считается легендарной личностью и сильнейшим шиноби не только среди клана Учиха, но и по всему миру.

— Он уже давно мёртв и я не понимаю, какое имеет отношение к риннегану Пейна, — прервала меня Пятая. Впрочем, я не обижался, как уже ранее упоминалось, терпеть красивую женщину гораздо проще, нежели кого-то вроде Тензо. А потому, я как не в чём небывало, продолжил свой рассказ:

— Самое прямое, госпожа Цунаде, — с усмешкой наблюдая за тем, как они нервничают, продолжил я, — Мадара и был тем человеком, кто дал ему свой риннеган.

— Это невозможно, — неуверенно произнесла Митараши, — Учиха Мадара жил задолго до того, как родился Нагато.

— А вот тут вы ошибаетесь, — не разочаровал я их. — Легенда гласит, что он погиб в битве с Хаширамой Сенджу. Но так ли всё было на самом деле? Неужели вы и вправду думаете, что такой могущественный человек, мог так просто умереть? Возможно, сильно ослаб и просто был вынужден в тот момент скрыться? Я долгое время интересовался возможностями стать сильнее, и как истинный Учиха не мог не изучить эту историю. Мадара не погиб и тени его могущества до сих пор продолжают тревожить этот мир. Он был тем, кто создал Пейна. Косвенно повлиял на Скрытый Туман, из-за чего во время правления Ягуры Каратачи его прозвали Кровавым. Не уверен, жив ли сейчас сам Мадара, но именно в период своего исчезновения он и пробудил риннеган, а после пересадил его ребёнку по имени Нагато.

— Выходит, Акацки также его проект? — сообразила Митараши. — И их план по возрождению десятихвостого из всех девяти биджу, тоже придумал он?

— Судя по тому, что мне удалось выяснить, именно таким образом всё и обстоит, — поощрительно кивнул я Анко, после чего перевёл тему. — Ну что же, теперь, когда я рассказал вам, всё что знаю сам, включая мои мысли по сложившейся ситуации, надеюсь, больше у вас никаких вопросов ко мне нет?

— Пока что. — как бы намекая на то, что это «пока» продлится совсем не долго, ответила мне Цунаде. — нет.

— В таком случае, — удовлетворившись её ответом, кивнул я. — Время возвращаться в Коноху. Мне нужно самому посмотреть на то, что сейчас там творится, к тому же, — последнее я произнёс достаточно тихо, чтобы никто из присутствующих меня не услышал, — я хочу кое-что проверить…

Когда мы дошли до разрушенных нападавшими, ворот, моему взгляду предстало печальное зрелище. Всюду кровь убитых, тела которых уже складывали в одно место. Ещё больше раненных, вокруг которых вились слизни Пятой, пытаясь нормализовать их состояние. Граждане ходили хмурые, вокруг слышались проклятья и плач. Мрачная атмосфера, люди равнодушно оборачивались на меня, кто-то благодарил, кто-то лишь презрительно отворачивался.

В сопровождении Пятой Хокаге и двух анбу мы прошли сквозь толпу людей, оплакивающих своих близких. Я вышел вперёд, внутри настраивая себя. Своим внезапным нападением, мои враги сами того не ведая дали мне шанс укрепить свой статус и власть над этим селением. И я не собирался его упускать.

— Сегодня коварный и жестокий враг вновь без каких-либо причин напал на нас, — выйдя вперёд, громко заговорил я, обращаясь к окружавшим нас людям, — у него не было принципов, они были жестоки и беспощадны. Негодяи хотели отнять наш шанс на существование. Хотели убить нас. — еле сдерживаясь от того, чтобы не рассмеяться от той чуши, которую сам говорил, продолжал я. — Но мы справились! Мы смогли постоять за себя! Смогли отстоять свой дом и показали, что с нами всё ещё стоит считаться! Мы убили всех тех, кто хотел убить нас!

Толпа отвлекаясь от мрачных мыслей внимательно слушала меня и смотрела со всё возраставшей гордостью. Ведь они действительно смогли выжить и показать врагам, что бывает с теми, кто связывается с Селением Скрытого Листа.

— Мы были сильны! Мы не позволили врагам остаться безнаказанными! — повысив голос припечатал я в конце своего монолога.

— Господин Шестой, спасибо Вам!

— Спасибо за то, что спасли нас!

— Раньше мы в Вас не верили, пожалуйста, простите нас за это!

Как всё-таки порой сказанные в нужный момент слова, меняют мнения людей. Минуту назад они были слабыми, униженными и сломленными. Теперь я видел перед собой совершенно противоположенные лица. Храбрые, злые и воодушевлённые.

Скрывая свою змеиную усмешку в открытой улыбке, я следил за реакцией Цунаде и её приближённого. Они нервничали, лицо Ямато так вообще было мрачнее тучи. А всё потому, что они прекрасно понимали, что я просто играл нужную мне в данной ситуации роль и говорил только то, что хотела слышать толпа. Мои позиции в деревни значительно подскочили после победы над очередными врагами и сказанных мною слов. Забавно было наблюдать за тем, как ошарашена Цунаде, когда я развеял иллюзию тупого маньяка, который добивается своих целей только угрозами и силой. Нет, дорогуша, ради своих амбиций я готов примерить любую выгодную мне маску.

Слушая воодушевлённую толпу, я понимал, что сейчас самое время заканчивать свой спектакль. А чтобы закрепить нужный мне успех, я призвал мощь своих новых глаз. Благо чакра уже достаточно восстановилась для техники, которую я собирался применить.

— Я должен попросить у вас всех прощение, — заговорил я вновь, когда голоса немного стихли, — я подвёл вас, позволив врагам убить дорогих вам людей. — меня попытались прервать, говоря, что это была не моя вина, что я не должен перед ними извиняться. Что я тот, кто спас всех. Но на все их утешения, я лишь качал головой, а в конце произнёс, — Я верну вам тех, кого у вас отняли по моей вине.

Раскинув руки в строну кучи сложенных рядом трупов, я обратился к своему возросшему могуществу. Всё ещё сказывалась моя неопытность в управлении риннеганом, но за то время, что прошло после того, как я обрёл его и узнал, какой силой обладаю, мои новые способности, как и знания по управлению ими уже успели усвоиться моим сознанием. Сам не понимая, откуда, но я знал, как именно мне активировать нужное умение, а потому через несколько секунд моих безуспешных попыток сделать это, я всё же смог призвать это существо.

Из-под земли вылезла некая мифическая тварь, после чего раскрыла свой гигантский рот и выпустила души умерших, которые незамедлительно стали возвращаться в свои тела, мгновенно оживляя убитых.

Поначалу не веря в своё счастье, через мгновение на меня со всех сторон обрушились восхищённые крики радости и благодарностей. А я тем временем еле держался на ногах, стараясь не показывать, что чуть не совершил суицид. Моего восстановившегося количества чакры едва хватило, чтобы пережить собственную технику. Было бы совсем не весело, если бы я закончил своё представление такой глупой смертью.

Глава тридцать восьмая. Тёмное начало

Пожары! Крики! Беспорядки куда не падает глаз!

Кенни шёл по гибнущей столице страны Земли и злобно ухмылялся. Наконец-то его махинации достигли своей цели. Долгое время он добивался этого, приложил много усилий, но вот он, результат! Очередная великая нация пала перед мощью их культа!

Сделки, уговоры, убийства, а после смерти дайме уже открытые выступления народа, науськанных эмиссарами господина. «Прозревшие» шли на любые методы. И когда все приготовления были завершены, владыка приказал ему проконтролировать весь процесс. И он сделал всё в лучшем виде, как и всегда.

Господин уже наверняка знает о его триумфе, где бы он сейчас не находился. Он всегда наблюдает, а потому Кенни не волновался и не спешил. Когда придёт время, господин свяжется с ним, а пока ему следует покинуть этот гибнущий город. Больше здесь ему делать нечего.

Запрыгнув на стену, ограждавшую столицу от остального мира, Кенни в последний раз оглянулся. Была ночь, но в городе было светло как днём и ещё более шумно. Огромный город полыхал, во всех районах сражались люди. Кто с кем сейчас не имело значения. Те, кто сможет выжить во всём этом кошмаре, получат шанс и прозреют. Другие просто исчезнут, и их мнение не будет никому интересно.

Селение шиноби, этих высокомерных выскочек, считающих обычных людей за скот. Где они? Они не станут вмешиваться, пока им не прикажут. Но кто отдаст приказ? Кенни насмехался над ними, ведь дайме и каге этой страны были уже убиты. Вот только, эти наивные глупцы до сих пор не могут принять, что их Цучикаге уже никогда не появится.

Спрыгнув с высокой каменной стены, он не в силах более сдерживаться расхохотался. Этот мир катился в пропасть и люди, наконец, начинали просыпаться от своих глупых иллюзий. Властолюбивые никчёмные ублюдки теперь приравнялись к любому бедняку из трущоб. Их неприкосновенность лишь заблуждение, теперь они это увидят.

Внезапно Кенни оборвал свой смех, после чего насторожился. Некто рядом уже достаточно долгое время наблюдал за ним, но теперь он приблизился слишком близко. Провидец предвидел этот исход и предупреждал, что однажды ему придётся столкнуться с ними. Злобно оскалившись, мужчина добавил в свой голос угрозы, после чего произнёс:

— Я знаю, что ты рядом. Покажись!

— Хо-хо, так нас заметили, — в десятке метров от Кенни прямо из-под земли, «вырос» человек в отличительном плаще с красными облаками. — Похоже, ты не так прост, как мы думали.

Лицо говорившего делилось на две половины. Одна была белой, а другая чёрной и что не маловажно, оба его лица обладали разным сознанием. Об этом господин его тоже предупреждал.

— Акацки, — Кенни кивнул, удовлетворившись в правдивости своих подозрений, — так вот кто уже некоторое время наблюдал за мной.

— Ему давно известно о нашем присутствии, но он не попытался скрыться. — заговорила чёрная половина.

— Либо он так сильно уверен в своих силах, либо просто недооценивает нас. — закончила мысль другая часть его лица.

Кенни не сомневался для чего они пришли к нему, но всё же сам нарываться на конфликт не спешил. И уж, конечно же, он не собирался недооценивать своего противника. В отличие от других последователей провидца, ему было свойственно больше осторожности. Он был достаточно взрослым, чтобы знать, когда броситься на врага, а когда отступить.

В данный же момент, Кенни всё ещё сомневался. С одной стороны было бы неплохо разобраться с врагом сейчас, чтобы он не создавал проблем в будущем. Но был один момент, провидец предупреждал, что в случае открытого столкновения ему не выстоять.

— Скажи, где сейчас твой господин? — спросила белая половина, а чёрная добавила — Нам совсем не обязательно тебя убивать, просто ответь на вопрос.

Кенни услышав вопрос, не выдержал и, рассмеявшись, ответил им:

— Я допускаю, что вы можете обладать достаточной силой, чтобы заставить меня вам ответить, — после чего добавив в голос яда, закончил свою мысль, — а потому безмерно рад тому, что мне ничего неизвестно.

— Ты лжёшь, — произнесла чёрная половина, — не может быть, чтобы ты ничего не знал. Мы достаточно долго собирали информацию о вашем культе. Все безоговорочно говорили о тебе, как о доверенном лице провидца.

— Что же, это действительно, правда, — признал сказанное Кенни, — вот только, господин Шион предвидел ваше появление, а потому ничего мне не поведал. Зря стараетесь, пока он сам не заинтересуется встречей с вами, вы только бессмысленно тратите силы и время на поиски.

— Так это правда, — подала голос белая часть лица, — он действительно способен на это. Смотреть сквозь время и пространство…

— Вы думаете, что знаете что-то, но вы наивны в своём неведенье, — развёл руки в стороны Кенни, — господин не тот человек, с кем вы способны совладать…

— Это мы ещё посмотрим…

Что он хотел сделать, Кенни уже не узнает. Из окружавшего их мрака вылетели неизвестные тени и молниеносно атаковали, прерывая их спор. Перед его лицом материализовался шиноби с кунаем. Только на одних рефлексах он смог блокировать удар другой руки, защитив область головы и быстро разорвал дистанцию.

— Так, и кто же вы такие? — спросил двуликий, который точно также отступил и сейчас стоял на ветке дерева. Его противником оказался молодой парень, держащий в руки огромное монструозное оружие. Впрочем, отвлекаться на них ему долго не позволили.

Какаши решил опередить акацки, за которым они следили, и взять культиста в плен, чтобы расспросить самому. К сожалению, сдаваться просто так он не пожелал и теперь придётся вступить в битву на две стороны. Впрочем, в отличие от противников их сейчас было двое. К тому же Хината скрываясь, ждёт нужного момента и вступит в схватку при первой же необходимости.

Дзёнин поднял свой протектор, решив биться серьёзно с самого начала, чтобы побыстрее разобраться со своим противником и помочь Суйгецу Хозуки, которого ему навязал Саске.

— Этот глаз, — заметив его шаринган, произнёс Кенни, — всё понятно, ты Копирующий Ниндзя. Много наслышан о тебе, — продолжая говорить, он одновременно достал маленькие иглы и начал втыкать в собственное тело, — большая честь для меня, убить такого человека как ты.

— Ты думаешь, что можешь позволить так спокойно заявить это мне в лицо? — сказал дзёнин, одновременно обратив внимание на внезапный скачёк, циркулирующей в теле противника, чакры.

— Поверь, у меня на то большие основания, — ответил ему Кенни, чьё тело стало вдруг деформироваться, приобретая всё более свирепый вид. Мышцы стали набухать, вены вздулись, став просвечивать сквозь кроваво-красную кожу. — «Искусство тёмных операций. Хирургическая коррекция мышечной массы»

— Выделяется, — похвалил его Какаши, сам пытаясь понять, что за чертовщина происходила с телом его врага. Его чакра напоминала собой химеру, словно её собрали у абсолютно разных людей и, засунув в него, заставили пользоваться.

А в следующий момент, противник резко сократил расстояние и если бы не шаринган, он бы даже не успел вовремя среагировать на внезапную атаку. Успев в последний момент поставить блок, Какаши отлетел от мощного удара, отшвырнувшего его, словно котёнка. Но враг на этом не остановился, и уже нагнав его в полёте, собирался впечатать в землю. К счастью, дзёнин вовремя успел поменяться с валявшимся неподалёку пеньком.

Не теряя времени, Какаши сложил нужные печати, и во врага устремилась водяная акула. К сожалению, эффекта это не возымело, а противник банальным тайдзюцу сокрушив его технику, уже вновь заносил над ним свою ногу. Встретившие её, сложенными в блок, руки, отлетели, открывая беззащитное тело. Враг не стал упускать свой шанс и нанёс быстрый удар кулаком. В последний момент, дзёнин успел поменяться местами с созданным ранее водяным клоном со взрывной печатью.

Когда Кенни понял, что его подловили, было уже поздно. Он уже подорвался, едва успев коснуться клона, и сейчас был отброшен ударной волной. Тело слегка болело, но он был привычен к этой боли и даже не обратил внимания. Вместо этого, Кенни поднялся и предстал перед своим противником вновь.

Какаши с отвращением смотрел на лицо, от которого отвалился и обуглился нос с частичками кожи. Глядел на правую руку, которой враг собирался отправить его на тот свет, а теперь лишь мог размахивать лишённой кисти культёй.

Кенни улыбнулся, демонстрируя раскрошённые зубы, после чего тихо прошептал:

— «Техника тёмных операций. Зашивание тканей»

Коснувшись того, что осталось от его носа, Кенни прикрепил его на место, светившейся техникой в целой руке, после чего подобрал то, во что превратилась кисть и точно также «приклеел» на место.

Не став дожидаться, пока враг закончит «приводить себя в порядок», Какаши возник за его спиной и пробил тело насквозь с помощью райкири. А в следующее мгновение, он был вынужден вновь разорвать расстояние между ними. Он увидел, что чакра внутри врага к чему-то готовилась.

— «Техника тёмных операций. Разрыв сердца» — произнёс Кенни, медленно разворачиваясь в сторону Копирующего Ниндзя. А потом, прямо на глазах у дзёнина, его рука залезла через сквозную дыру в своём теле и вытащила окровавленное сердце. Какаши с удивлением отметил, что это был именно один из источников той силы, что он видел внутри культиста и до этого.

Тем временем, после того, как противник произнёс название техники, сердце в его руке просто разорвалось на куски, после чего единственный шаринган дзёнина отчётливо видел, как чакра, до этого времени находившаяся в ней теперь перетекала в самого культиста.

Чем-то всё происходящее напомнило Хатаке Какаши о способностях Какузу. Враг не погиб даже после того, как лишился своего сердца, а потому шиноби-Листа задумался. Таких сгустков чакры, которые находились в сердце внутри тела сектанта, было ещё три штуки, и чтобы окончательно его остановить нужно уничтожит все. С другой стороны, пусть и оказалось легче его убить, чем взять в плен, Какаши всё ещё хотел его расспросить.

А вот то, что началось потом, у дзёнина в голове не укладываясь. Скорость и сила ударов противника значительно выросли, но не это самое главное. Какаши видел, как внутри тела Кенни вновь образуется чакра в том месте, где находилось продырявленное сердце.

Решение кончать с ним, было принято незамедлительно и бесповоротно, поскольку Копирующий Ниндзя всё-таки уверился в том, что живым взять его будет слишком сложно.

Хозуки уже некоторое время сражался с Зецу и честно говоря, оба противника не особо-то и пытались друг друга убить. Задачей Суйгецу было не подпускать двуликого к цели, Зецу же, как раз хотел его захватить. В итоге сражения особого не получилось, пока на опешившего от такого поворота Зецу, сзади не набросилась Хината. Во всяком случае, попыталась это сделать…

Противник смог увернуться и заразить Хьюгу какими-то порами, из-за которых она начала слабеть и вскоре вообще грохнулась в обморок. На теле девушки стала расти какая-та трава и, испугавшись, Хозуки пришлось воспользоваться своим новым мечом, забрав чакру неведомой растительности.

Когда Хозуки вновь догнал акацки, преследуя его с помощью чуявшей чакру Самехады, они как раз застали кульминацию битвы между Какаши и Кенни. Хозуки обратил внимание на то, как тяжело дзёнин сжимал открытую рану на своём животе.

С другой стороны, шиноби-Листа смог отрубить своему противнику голову с помощью райкири и сейчас безголовое тело только начинало падать. А через мгновение осел и сам дзёнин. Суйгецу видел, что рана у него не особо серьёзная, сейчас перемотает и сможет нормально двигаться. Поскольку тот за кем он всё это время бежал, уже исчез, Хозуки решил воспользоваться представившимся ему шансом исполнить тайный приказ Саске.

Удостоверившись, что девчонка Хьюга ещё далеко и наверняка без сознания, Хозуки, как обычно, мерзко ухмыляясь, направлялся к ничего не подозревающему дзёнину. Меч всё ещё был у него в руке, а потому, когда Какаши что-то заподозрил, было уже поздно, его грудь была разворочена вместе с тем, что она скрывала. Помня об опасности Копирующего Ниндзя, Суйгецу нанёс второй удар, после чего удостоверился, что отправил его в другой мир.

Часть 20

Глава тридцать девятая. Шион

Шион раскинулся на каменном троне, его взгляд смотрел в пустоту. Он наблюдал. Его главная пешка исполнила свою роль. Незадолго до того, как он погиб, страна Земли пала и теперь уже ничто не могло остановить творившуюся там анархию.

Другое дело было с оставшимися двумя. Шион вспоминая о том, что больше не способен заглянуть в их будущее и найти в настоящем, начинал скрежетать зубами. Проклятая страна Огня не хотела так просто сдаваться, тот, кто был способен избегать его всепроникающего взгляда уже смог достаточно укрепить в ней свою власть. И теперь фанатиков его культа преследовали и истребляли по всей стране. Дайме смог пережить оба покушения и больше «Прозревшим» уже не дадут шанса убить его.

Провидца успокаивало лишь то, что настолько сильное противодействие он встретил только в стране Огня, в остальных государствах всё шло по плану.

Скоро, уже очень скоро, его культ падёт не в силах совладать с тем вулканом, который они разбудили. Хаос и анархия в отдельных странах это только начало. Когда исчезнут остатки тех, кто мог изображать из себя хоть какой-то управленческий аппарат, люди осознают, кем являются на самом деле. И в этом мире они все будут видеть правду, которая была им ранее неведома.

Оставалось только разобраться с Учихой Саске и этими надоедливыми Акацки, которые не прекращали свои попытки его обнаружить. Близилась завершающая стадия его плана, скоро все кто переживут его, смогут прозреть и избавиться от своих глупых иллюзий.

Шион поднял свою ладонь и притянул фужер с алой жидкостью. Два неизменных члена Культа продолжали стоять у двери, играя роль статуй, пока ему что-нибудь от них не потребуется. Отпив немного вина, бывший жрец страны Демона дьявольски ухмыльнулся.

Несмотря на то, что Кэло вероятно провалился с убийством Учихи Саске, это не могло испортить его воодушевлённого настроения. Очень скоро они оба встретятся, и тогда его врагу уже не удастся обойти его зрение. Его ничто не может обойти.

Маска безразличия на лице Шиона треснула. Губы растянулись в безумной усмешке. Его стала покрывать демоническая чакра, лишая помещение света. Прошло уже достаточно времени, и поглощённая сущность была им полностью усвоена. Теперь его могущество было на ином уровне.

От стоявшей в зале прислуги пошли волны страха. Во тьме, которая окутала всё вокруг, он был единственным, кто мог видеть. Даже могущественная демоническая способность пасовала перед силой его зрения.

Шион зловеще расхохотался. Он внезапно понял, что испытывает до этого не знакомое ему ощущение. Это было «предчувствие» скорой встречи со своим врагом…

<center>***</center>

— Я упустил свою последнюю зацепку, — признался появившийся в их убежище Зецу, — чёртов Какаши убил его.

Сказанное им, заставило Учиху Обито оторваться от своей работы над лежавшими перед ним человеческими останками.

Долгое время он искал иные варианты в надежде, что сможет найти способ вернуть риннеган без «его» помощи. Но всё оказалось тщетно, лидер культа «Прозревших» оказался слишком могущественен. Забрать у него глаза Учихи Мадары с их силами не предоставляется возможным, к тому же необходимо было ускорить поиски. По непонятной причине, Шион так и не призвал статую Гедо, но это не значит, что он не сделает этого в будущем. Его планы оставались для Учихи тайной за семью печатями, он просто не понимал, чего добивался этот провидец. И всё это ставило его собственный план под угрозу.

Обито обернулся, после чего его красный глаз сверкнул в единственной щели в маске:

— Что там забыл Копирующий Ниндзя? Они что, тоже нацелились на этого жреца? — задал вопрос Учиха.

— О, это была наша вина. — произнёс Белый Зецу. — Шиноби из Конохи смогли меня выследить, когда я сам занимался поиском цели. И, похоже, сели на хвост.

— Как им это удалось? — удивившись, произнёс акацки в оранжевой маске.

— В своё оправдание, скажу, что среди них был сенсор — девушка из клана Хьюга, а также новый владелец Самехады. Учитывая, что этот меч долгое время принадлежал одному из нас, не удивительно, что он чует мою чакру. К тому же тебе ли не знать о навыках самого Какаши. Его призыв отлично подходит для таких целей.

Обито не ответил, вместо этого он отвернулся и вновь подошёл к телу, которое сейчас лежало на каменном столе.

— Я всё приготовил, — наконец сказал он, когда Зецу уже и сам к нему приблизился.

— О-о? Ты решил воскресить «его» с помощью «Нечестивого воскрешения»? — не скрывая удивления, произнёс Белый Зецу.

— Выхода нет, нам необходимо заблокировать возможность забрать у нас статую Гедо. Эта техника вернёт «его» вместе со всеми его возможностями, которые были у него перед смертью.

— «Он» будет очень недоволен, что мы действуем не по плану, — с сомнением в голосе произнёс Белый Зецу.

— Обито прав, — в противовес поддержал Учиху Чёрный Зецу, — сейчас всё, чего мы смогли достигнуть может сгинуть, если мы не удержим у себя хвостатых и не завладеем риннеганом. Только «ему» под силу ограничить доступ к статуе от других пользователей величайшего доудзюцу.

— Ну, раз всё и вправду обстоит так серьёзно, — развёл руками Белый Зецу, признавая, что его смогли убедить, — то, пожалуй, у нас не остаётся иного выхода. Но я чувствую «он» этим будет очень не доволен.

— Это не важно. — равнодушно отмахнулся Обито. — Зецу, именно ты призовёшь его в этот мир.

— Но почему я? — не понял Белый Зецу.

— Я согласен, — вновь поддержал его Чёрный Зецу, — управлять «им» слишком глупая затея, но кто-то должен поддерживать его в этом мире. Если это будем мы, то ты будешь способен и дальше действовать в полную силу.

— Ты как всегда проницателен, — сказал человек в спиральной оранжевой маске, — в таком случае давай приступать.

Акацки совершили последние приготовления вроде жертв и необходимой для призыва ДНК. А потом Зецу активировал технику. Из-под каменного пола вылез человеческий гроб, после чего, акацки отдал нужную команду и его крышка отвалилась.

Длинноволосый седой старик сделал уверенный шаг и выбрался из гроба. Он с интересом оглядел своё неживое, трескающееся в некоторых местах, тело. Никакого дискомфорта от этого состояния он не испытывал. Он вообще ничего не ощущал.

— Эта техника. — уверенным голосом заговорил Учиха Мадара. — Кажется её использовал Тобирама… Но почему ты воскресил меня с помощью неё, — старик резко повернул лицо в сторону стоявшего в отдалении мужчину в оранжевой маске, — Обито? По плану меня должен был вернуть Нагато, а теперь я оказался в этой неживой оболочке…

— Я всё объясню, — заговорил Чёрный Зецу, — всё пошло совсем не так, как мы планировали. Твоими глазами, после смерти Нагато успел завладеть другой человек.

— И как же вы это допустили? — зловеще спросил Мадара.

— Этот человек оказался не так прост, — продолжил Зецу, — он обладает доудзюцу, дарующую ему уникальную способность. Всеведенье.

Выслушав оправдания, призвавших его людей, Мадара немного помолчал, словно вспоминал что-то.

— Всеведенье, значит, — в итоге произнёс он, после чего также задумчиво продолжил — я думал, что эта легенда не имела ничего общего с реальной историей. Но, похоже, всё-таки ошибался. Это даже интересно, вы столкнулись с верховным жрецом страны Демона, я полагаю?

Под маской было незаметно, но Обито удивило, что Мадара так быстро смирился со своим состоянием. Он был равнодушен, словно ему было абсолютно наплевать на то, жив он вообще или мёртв. Или просто на него так повлиял неучтённый его планом, фактор?

— Как ты догадался? — тем временем произнёс Чёрный Зецу. — Тебе было известно об этой способности?

Мадара, равнодушно прошёл мимо него и сел на стоявший здесь каменный трон.

— Известная легенда гласит, — заговорил он, положив голову на правую руку, локоть которой упёрся в подлокотник, — что у Мудреца Шести Путей было два сына, от которых в свою очередь пошли два клана Учиха и Сенджу. И до этого момента я верил, что эта легенда единственно верная.

— О чём ты говоришь? — спросил Чёрный Зецу, хотя уже и сам начинал подозревать это.

— Во времена своих странствий Хогорома Ооцуцуки разделил ложе с одной женщиной. В последствии он продолжил свой путь, но через некоторое время родился ребёнок, который в последствии стал Первым Жрецом в месте на карте, которое сейчас называется страной Демона.

— Выходит этот Шион также является потомком, унаследовавшим частичку силы нашего общего предка? — ошарашенный откровением Мадары, произнёс Обито, после чего добавил скорее про себя. — Теперь становится понятно, как ему удаётся взаимодействовать с риннеганом.

— Доудзюцу, которое позволяет ему использовать способность «всеведенье», на самом деле также появляется довольно редко. Например, прошлая Великая Жрица им точно не обладала, ограничиваясь лишь лёгким пророческим даром. У меня есть теория, что также как и шаринган, это доудзюцу необходимо пробуждать, чтобы полностью воспользоваться даруемым им могуществом.

— Есть ещё кое что, — вдруг вспомнил Обито, — этот дар всегда передавался только первому потомку по женской линии. Но нынешний наследник является мужчиной. Возможно, это тоже оказало какое-то влияние на его завышенные относительно своих предшественников способности.

— В любом случае, — прервал его рассуждения сильнейший Учиха в истории, — нас это мало волнует. Кем бы ни был тот, кто посмел украсть мои глаза, — Мадара ненадолго прервался, сделав зловещую паузу, после чего припечатал, — он познает на себе, что бывает с теми детьми, которые играют с огнём…

Глава сороковая. Обратный отсчёт

Прошла неделя с того дня как я одолел марионеточных каге и обрёл риннеган. За прошедшее время, я окончательно укрепил свою власть, вернув к жизни наследников Абураме и Инузука. Поддержка среди народа также качнулась в мою сторону, а известия о смерти такого уважаемого шиноби как Хатаке Какаши окончательно раздавила оппозиционные настроения. Те, кто до сих пор видел во мне лишь наглого выскочку, сместившего прошлого главу селения, затаились и больше не смели мутить воду.

Цунаде оставалась моим единственным советником по вопросам внутренней политике Скрытого Листа, помогая мне в управленческой деятельности. Митараши захламляла мой стол бесконечными отчётами по устранениям агентов культа «Прозревших» и копий Белых Зецу. Карин продолжала осваивать техники своего клана, параллельно занимаясь изучением новых.

Хьюга смог поймать и даже дотащить в Коноху не убив по дороге того, кто управлял великими каге словно марионетками. Честно говоря, тот пацан меня порядком разозлил своей наглой усмешкой, не выказывая передо мной никакого трепета. Говорить он отказывался, на нём стояли блоки сознания, которые преодолеть члены клана Яманака так и не смогли. К счастью, теперь я обладал такой же способностью и смог часть из них снять.

Благодаря этому мне наконец-то удалось выведать, с кем я сражаюсь и в чём заключался секрет могущества моего врага.

Как я и думал, риннеган далеко не самое опасное, чем обладал человек по имени Шион. Даже дух демона из иного измерения, который он поглотил, меня не так сильно пугал как его изначальная сила. Всё это, глаза, украденные у Нагато, Моурё, павший от его руки и ставший частью его могущества — были лишь производные от силы его собственного доудзюцу. Два зрачка в каждом глазу позволяли ему заглядывать куда угодно, для него не существовало пространства или времени. Он видел всё, а потому знал об этом мире даже больше меня или любого другого, кто против него выступит.

Тем страннее было то, что я до сих пор был ещё жив. В пользу моей теории также говорило то, что высланный им по мою душу Кэло со своей командой марионеток искал меня в первую очередь сначала в старом логове, а только потом узнал, что я теперь нахожусь в Конохе. Это было странно, учитывая возможности всеведения Шиона. Скорее всего, по какой-то причине он пока не способен меня «видеть». Подозреваю, виной тому было моё попадание или обретение воспоминаний, называйте, как хотите, из прошлой жизни.

Недооценивать такого врага будет только конченый глупец, коим себя я не считал. Но также я понимал, что столкновения с ним мне не избежать. Акацки могущественны, и наверняка смогут рано или поздно вернуть то, что он забрал у них. В этом случае мне придётся не сладко, а потому необходимо добраться до Шиона раньше, чтобы избавиться от риннегана Мадары.

Что до собственного риннегана, теперь помимо стандартных манипуляций Шестью Путями, я обладал ещё уникальными техниками телепортации и даже пространственно-временной техникой, с помощью которой могу открывать порталы в другие измерения.

Отличительной особенностью моего риннегана от глаз Нагато было то, что мне нужно было его активировать, как и шаринган. Нет, мои глаза уже навечно стали пурпурного цвета с отличительным узором. Но если я хочу увидеть чакру или использовать какую-нибудь технику глаз, будь-то шаринган или риннеган, в моих глазах появляется по шесть томоэ. Они же постепенно исчезают, когда запасы моей чакры падают до определённого уровня.

Что до пойманного мной Гаары. С ним оказалась та же проблема, что была с Джуго. Он просто отказывался приходить в себя, словно его настоящую личность уничтожили, подменив её новой. Послушной лишь тому, кто использовал эту технику. Сейчас он находился в тюрьме, в специальном помещении, где у него не было доступа к его излюбленному песочку. Он целыми днями сидел в одной позе на кушетке, весь облепленный печатями, которые не позволят ему и шагу совершить. Я планировал вернуть его в Суну, чтобы подкрепить с ними союзные отношения.

В данный же момент я стоял перед двумя гробами, с которых на меня смотрели тела Райкаге и Мизукаге. Пока ещё техника не завершена, осталось призвать их души. Я сложил нужные печати и завершил технику.

Теруми открыла глаза, после чего вышла из гроба. Я настроил их тела заранее, а потому она уже сейчас не способна причинить мне вред или воспротивиться моему приказу.

— Где я? И кто ты? И что со мной? — вопросы посыпались из женщины одним длинным непрекращающимся потоком. Я терпеливо выслушал её, не перебивая, всё таки несмотря на то, что это я прикончил её, она всё равно оставалась довольно красивой. А моё отношение к таким особам уже известно.

— Я воскресил тебя с помощью запрещённой техники, — ровно произнёс я, — госпожа Мизукаге. Что последнее ты помнишь перед своей смертью?

Мои слова заставили её на мгновение задуматься, после чего она вдруг яростно произнесла:

— Этот ублюдок уничтожил моё Скрытое Селение! Точно! Я пережила ту атаку, а потом попыталась убить его. — забыв о моём присутствие, женщина продолжала вспоминать свои последние секунды перед тем, как она потеряла память и оказалась здесь. — Так я всё-таки проиграла и меня он тоже убил…

В конце она расстроилась, это было заметно даже по её искусственному лицу. Даже больше, она была подавлена. Всё-таки являясь лидером своей деревни, Теруми совершенно ничего не смогла сделать, чтобы защитить её. И даже отомстить не вышло.

— После того, как ты проиграла, он тебя не убил, — огорошил я её новостью, после чего безжалостно продолжил открывать ей правду, — с помощью неизвестной мне техники один из людей того, кто уничтожил твою деревню смог взять под контроль твой разум. Также он позже поступил с Райкаге и Казекаге, после чего вы втроём напали на мою деревню.

— Кстати говоря, — поймав момент, она спросила, — кто ты вообще такой? Ты до сих пор не представился, хотя так много знаешь о том, что случилось со мной.

— Похоже, я и вправду забыл о манерах, — раскаялся я, признавая её правоту, — действительно стоило бы тебе сразу сказать, кем я являюсь. Это уберёт значительную часть твоих дальнейших вопросов. Я Шестой Хокаге. Моё имя Учиха Саске.

— Что? — удивилась женщина. — Но я слышала, что Учиха Саске нукенин, который давно покинул Коноху, а позже убил человека, временно исполнявшего обязанности лидера Скрытого Листа. Как такой человек может говорить мне, что он Хокаге?

— Это правда, — не стал я оспаривать её слова, — однако с того момента прошло уже много времени. Мир вокруг стремительно меняется. После уничтожения Скрытого Тумана, тот человек устроил хаос по всему континету. Почти все великие страны уже пали в бесконечной войне. Прошло многое с того времени, когда я был обычным нукенином.

— Похоже, я действительно многое пропустила, — только и смогла сказать Теруми, услышав первые новости за последние месяцы. — Значит, ты смог одолеть нас троих великих каге? И что теперь, зачем ты вообще воскресил меня?

Я с иронией посмотрел на встревожившуюся женщину.

— А как ты сама думаешь? Шиноби с вашими способностями пригодятся мне.

— Значит, тоже используешь нас как своих марионеток? — смекнула Мей. — Впрочем, мне уже на всё плевать, тем более, если хотя бы подчиняясь тебе после своей смерти, я смогу отомстить.

Что же, я узнал достаточно из этого разговора, после чего недолго думая в очередной раз прошёл своим взглядом по её телу. Теруми даже не подала виду, что заметила это.

— У меня есть к тебе другое предложение, — произнёс я, вернув взгляд к глазам женщины. Было видно, что сейчас, когда я приблизился к ней и наши лица встретились, она наконец-то заметила мои глаза. — Я хочу, чтобы ты стала моим оружием на добровольной основе, эта техника не совершенна. Если ты согласишься, я верну тебе настоящую жизнь, а не эту искусственную оболочку с запертой душой.

— Ты обладаешь риннеганом, — не услышав меня, вдруг настороженно сказала Мей. — Я ведь и вправду вижу риннеган?

— Именно при помощи своих глаз я и способен выполнить условие своей сделки, так что соглашайся, — всё-таки начиная терять терпение, сказал я. Она уже была согласна, я видел это в её глазах.

— Хорошо, — выдохнула Теруми.

Не став откладывать, я отменил стоявший рядом призванный гроб с Райкаге и применил технику воскрешения. Тело женщины осветило каким-то мистическим светом, после чего искусственная оболочка стала оживать. Это было сразу заметно, глядя на то, как её серое лицо стало розоветь.

Мей не веря в происходящее, стала осматривать свои ладони. Сжимать и разжимать пальцы, а я тем временем раздумывал над одним возникшим у меня вопросом. Почему бы и нет?

В следующий момент, я притянул, не ожидавшую этого, Теруми и поцеловал. Другая моя рука тем временем уже залезла ей под платье. Использовав свою телепортацию, я перенёс нас прямо на кровать, где стал снимать с неё непонятным мне образом восстановившуюся вместе с телом одежду. Моя настойчивость дала свои плоды и вскоре она уже сама начала ко мне тянуться.

Действительно, почему бы и нет?

<center>***</center>

На следующий день я выдал миссию ранга S, собрав в одну команду недовольного мной Тензо, Суйгецу, Хинату и Сакуру. К ним же приставил Шино и Кибу, отрабатывать своё воскрешение. Миссия состояла в том, чтобы сопровождать Теруми Мей, которой я поставил задачу разобраться с фанатиками в государстве Воды и сплотить все разрозненные кланы шиноби, восстановив Скрытый Туман. Таким образом, я заполучу под свой контроль ещё одну из пятёрки великих стран и установлю господство уже на значительной территории.

Сам же я решил наведаться в Суну с дипломатической миссией, захватив в качестве подарка их Казекаге. По моим сведениям, Шикамару вместо того, чтобы укреплять нашу власть в стране Ветра, всячески старался настроить их шиноби против меня. Похоже, пришло время разобраться с этим вредителем и заодно лично проверить насколько он уже успел всё испортить.

В качестве своего заместителя, я по традиции оставил в Конохе Цунаде. Несмотря на наши лёгкие разногласия, доверял я ей всецело. Эта женщина ни за что не станет меня предавать и не сломается под уговорами своих прилипал.

Вообще, с Принцессой Слизней у нас сложились довольно занимательные отношения. Она не особо противилась моей политике, поскольку мне удалось наглядно показать ей, что мои методы правления действительно приносили пока только пользу Селению Скрытому в Листе. Но в то же время, Цунаде являлась тем сдерживающим фактором, что не давало мне погубить свою репутацию каким-нибудь неверным поступком. Её советы действительно помогали мне. Там, где сам бы я, скорее всего, рубил с плеча, благодаря её влиянию, я действовал более мягко и думал над решением проблем немного больше. Сказывалось, пока ещё моя неопытность и потому к её мнению я старался прислушиваться. И это обычно шло только на пользу моему престижу среди других шиноби деревни.

Конечно же, на случай если я всё-таки ошибся в Пятой, в Селении также присутствовала Карин, которой подчинялись все шиноби-Бывшего Звука без исключений. А потому я не беспокоился, и спокойно взяв себе двух телохранителей, дабы подчеркнуть статус отправился в Страну Ветра.

Часть 21

Глава сорок первая. Усмирение

Страна Ветра большей своей частью представляла собой одну гигантскую пустыню, жители которой встречались только в немногочисленных деревнях, построенных около оазисов. Днём здесь можно было зажариться, но ночью температура очень сильно падала.

Само Селение Скрытое в Песке было окружено пустынным районом на многие километры, что защищало её от вторжения. Шиноби вторгнувшейся страны просто не выдержат постоянные песчаные бури и нехватку воды.

В сопровождении Джуго и Лиса, я прошёл через главные ворота. Безумца с проклятой силой я воскресил незадолго до своего отправления. Также я пробовал вернуть мозги Гааре с помощью Пути Нараки, но, к сожалению это не сработало. Эта техника только излечивает повреждения оболочки, не затрагивая саму душу. Впрочем, неудаче я не сильно расстроился. Я всё равно не спешил воскрешать Казекаге, предпочтя оставить этот козырь для переговоров. Уверен, мне удастся выторговать себе гораздо более удобных условий, предложив им в плату привести Гаару в порядок.

Поскольку на мне был мой фиолетовый плащ с иероглифами цифры шесть, а также красный головной убор одного из каге, встретившие меня шиноби быстро поняли, с кем имеют дело и без всяких ненужных вопросов проводили к резиденции местного лидера.

Нас довели до переговорный комнаты и чтобы мы пока не скучали, накрыли стол различными прохладительными напитками и сухофруктами. Помня о любви к различным ядам у местных, анбу и Джуго предпочли проигнорировать угощения. Зато я с удовольствием попробовал. У меня же иммунитет.

Через некоторое время в комнату зашли Темари и Канкуро. Они скрывали свою нервозность, но мои глаза было не обмануть. Их страхи и волнения я видел как страницы открытой книги.

— Приветствуем Вас в Сунагакуре, господин Хокаге. — взяла слово Темари, когда они оба расположились на диване с другой стороны стола. — Мы всегда рады гостям из союзного селения, а тем более такому высокопоставленному человеку как Вы.

Я с интересом взглянул на неё, отняв от себя бокал, который, кстати, отравлен не был. Оно и понятно, травить гостей, плохой тон. Особенно, если этот гость фактический лидер другого государства.

— Я до сих пор не увидел Шикамару Нара, — заговорил я, следя за реакцией девушки, — надеюсь, с ним всё хорошо?

Как и ожидалось, она поняла мой намёк правильно. Да, красавица, я был им очень недоволен.

— С Вашим человеком всё в порядке, господин Хокаге, — не показывая виду, произнесла девушка, — он не хотел мешать нашим переговорам, а потому решил встретиться с Вами уже после них.

— В таком случае, я хотел бы разрешить наше недопонимание сразу, — сказал я, щёлкая пальцем. Шиноби в маске лиса за моей спиной, молча, сложил печати и призвал связанного Гаару.

На лицах его брата и сестры был просто каскад эмоций. Удивление, страх, радость, настороженность. Всё это было легко мной читаемо.

— Ваш дорогой братец, а также Мизукаге и Райкаге посмели напасть на мою деревню. — продолжил я говорить, при этом не добавляя в голос никакой злости или угрозы, а просто констатируя факт. — Но можете не беспокоится, я не обвиняю Вас в предательстве.

— Что с ним? — дрогнувшим голосом спросила Темари, так и не оторвав свой взгляд от Гаары. — Почему на нём столько сковывающих печатей?

— Ну, — усмехнулся я, — можете их снять, если желаете. Однако я бы этого не рекомендовал, он сейчас не в себе и даже не вспомнит вас.

— Что с ним произошло? — впервые подал голос Канкуро. — Наши страны заключили альянс против фанатиков «Прозревших», а потом трое каге решили выступить против их главаря. Позже мы искали его, как и другие селения своих лидеров, но на месте их битвы ничего не обнаружили.

— Полагаю, вы уже и сами догадались, — с иронией сказал я, — ваш наспех собранный альянс был сокрушён.

Не скрывая своего отношения, я поведал им о том, что мне было известно. Мой рассказ периодически прерывался. Я забавлялся, практически в открытую выставляя всех членов их союза неудачниками. Почему я так поступал? Мне нравилось погружать их всё сильнее в беспомощность передо мной, показывая своё превосходство, дабы поставить этих наглых выскочек на место. Если эти двое решили снюхаться с Шикамару, они должны понять, что за это незамедлительно последует расплата. В конце я поставил их перед выбором, предложив свою помощь в ситуации с Гаарой, взамен требуя лишь одного. Неукоснительно поддерживать меня во всём, фактически предлагая прогнуться под Конохой.

Шикамару убедил их, что я жестокой человек, готовый ради власти пойти на любые методы. Но этот дерзкий наследник клана Нара даже не понимает, насколько он прав. Те, кто смеют как-то выступить против меня, должны быть готовы, что я их уничтожу.

Если мне потребуется пойти на уговоры, я пойду на это. Если мне придётся прикончить того, кто смеет мешать мне, я сделаю это. Если для того, чтобы контролировать других, придётся внушить им страх, я заставлю меня бояться. Способы не имеют значения, важен лишь результат.

Когда-то вы ещё могли меня остановить, но теперь уже слишком поздно. Я возьму то, что предложат, а остальное просто отберу.

<center>***</center>

Я сидел на достаточно комфортном диване, в выделенной для меня комнате. За моей спиной стоял анбу в маске, а также не особо разговорчивый, после своего воскрешения, Джуго. Эти двое отлично подходили на роль моих мрачных телохранителей. И совершенно не важно, что это тем, с кем я сейчас имел дело, нужна была охрана от меня.

Лицо Ино было бледным, словно мел. Чоуджи явно волновался, продолжая жрать даже стоя перед своим Хокаге. Один Шикамару выглядел готовым ответить за свои действия и не отводил взгляд, когда я холодно смотрел ему в глаза.

— Ты не только подвёл меня, но ещё осмелился выступать против законной власти Конохи. — равнодушно сказал я. — Думаешь, если являешься наследником одного из влиятельных кланов Листа, я не посмею тронуть тебя?

— Ты всего лишь нукенин. Преступник с манией величия. — ответил мне Шикамару. — Ты силой заставил уйти госпожу Цунаде и угрозами вынудил дайме короновать тебя. Шиноби-листа тебя никогда не признают.

Я с усмешкой на губах слушал его попытки меня спровоцировать. Думаешь, что не показываешь трепета передо мной? Но я вижу, что ты боишься. За твоими словами отчётливо слышен страх и я заставлю тебя понять, что он не случаен.

Шикамару похоже забыл, кто я. Забыл, что смотреть в мои глаза очень опасно.

Мы остались вдвоём посреди шахматной доски, отражавшейся на все стороны. Он стал нервозно оглядываться, понимая, что оказался в моём гендзюцу.

— Шикамару, — заговорил я, заставив его испуганно перевести на меня взгляд, — сейчас я покажу тебе, что случится, если ты ещё хоть раз посмеешь противиться мне.

Мы оказались в его доме. На полу всюду была разлита кровь. Его мать валялась с перерезанным горлом, отец был подвешен на леске, которая душила его и постепенно резала горло. Он был не в силах сопротивляться, поскольку его раздробленные руки висели плетьми.

— Нет! — в страхе оступился Шикамару. — Это всёго лишь гендзюцу, ты не посмеешь сделать этого!

— Ты и вправду в этом так уверен, Шикамару? — изображая безумие, спросил я.

Его мать вдруг ожила и, истекая кровью, потянулась к собственному сыну. Леска на шее его отца натянулась и отрезала его голову.

— Прекрати это! Пожалуйста, перестань! — попытался закрыть глаза Нара.

В следующий момент локация вновь изменилась. Теперь Шикамару был распят на гигантском кресте. С гвоздей, которые были забиты в его ладони, капала кровь. Его голова была зафиксирована, а веки растянуты. Он не мог отвернуться и или как-то помешать мне.

Тем временем, я подошёл к стоявшей перед ним обнажённой Темари, и, схватив за шею, притянул к себе, вызвав яростные крики Шикамару. Моя ладонь сжала её грудь, сама же девушка наклонилась, раздвигая ноги.

Судя по тому, что через некоторое время Нара уже переставал понимать, где реальность, моё представление ему нравилось. Я прокручивал этот кошмар в его сознание бесконечное количество раз, а в реальности прошла лишь секунда.

— Шикамару! — бросилась к вырубившемуся шиноби, Ино. — Что с тобой произошло? Очнись!

— Ах, ты ублюдок! Что ты сделал с Шикамару? — на ходу увеличив свою руку, бросился на меня Чоуджи. Но был остановлен Джуго, давшему волю своей печати и трансформировавшему свою конечность.

— Что я с ним сделал? — изображая удивление, спросил я у друга Шикамару. — Всего лишь показал ему, что случится, если он ещё хоть раз посмеет пойти против меня.

— Урод, я тебе покажу! — всё сильнее распалялся жирдяй. — Ты ответишь за это!

— Похоже, тебе тоже стоит преподать урок, Чоуджи, — равнодушно сказал я, после чего махнул рукой. Джуго понял мою команду правильно, после чего впечатал наглого выродка в пол и стал избивать его быстрыми и сокрушительными ударами.

— Нет! Пожалуйста, прекрати, Саске! — в отчаянии крикнула Ино, когда толстяк уже потерял сознание. Сила жиробаса была несопоставима с мощью проклятого Джуго.

Я подал знак и мой карманный Халк отошёл от бессознательного тела, после чего вернулся на то место где стоял раньше.

— Как жестоко, — раздавлено произнесла Ино, по чьему лицу потекли слёзы, — обязательно ли было заходить так далеко?

Я равнодушно посмотрел на девушку, после чего ответил ей:

— Каждый, кто продолжает противиться моей законной власти в Конохе, должен понести наказание. — я встал с дивана, на котором просидел всё это время и прошёл мимо неё. — Ино, я тебе благодарен. Если бы ты не докладывала мне о действиях Нара, он бы мог серьёзно расстроить мои планы. Ты хорошо поработала. В качестве благодарности, я не стану их убивать. Надеюсь, этот урок они не забудут, иначе в следующий раз я уже не буду настолько добрым.

Сопровождаемый Лисом и Джуго, я направился на повторные переговоры с семейкой Гаары. Надеюсь, они уже успели обсудить мои требования. Даже будет интересно послушать, как они будут выкручиваться, чтобы одновременно угодить мне и не сильно прогнуться. Теперь, когда проблема с Шикамару решена, думаю, мы сможем договориться.

Глава сорок вторая. Закат Скрытого Песка

Мадара стоял перед статуей Гедо. Только что он завершил необходимые манипуляции, ограничив её призыв так, чтобы никто кроме него не смог этого сделать. Раз уж Обито оказался ни на что не годен, похоже придётся опять всё делать самому. Глупый сопляк! Был неудачником — им и остался!

Хорошо хоть призвали его не техникой Тобирамы, а её более совершённой версией, благодаря чему он был способен почти на всё, что мог при жизни. Его помощники хоть что-то сделали полезное, добыв её и собрав всех хвостатых. Если бы ещё не позволили так легко увести его глаза, он бы их даже похвалил.

За его спиной вырос Зецу.

— Похоже, мы наконец-то смогли вычислить его местонахождение. Сейчас бывший жрец находится в Суне. И честно говоря, меня кое-что беспокоит.

— Что именно? — спросил Учиха, не отрывая своего взгляда от статуи.

— Мы долгое время не могли найти его, а сейчас он словно сам позволил обнаружить себя. Или он надеется, что мы не рискнём сунуться в одно из Пяти Великих Селений, или же просто бросает нам вызов.

— Думаешь, ловушка? — усмехнулся такой наглости Мадара. — Или он просто настолько самоуверен и дерзок?

— Скорее второе, — сказал Чёрный Зецу, — и его уверенность небезосновательна. По нашим сведеньям, он смог в одиночку уничтожить Скрытый Туман. Трое из пятёрки каге попытались бросить ему вызов, но проиграли. Я думаю, он издевается над нами.

— И в чём же заключается эта издёвка? — заинтересовавшись, спросил воскрешённый. Этот непонятный жрец его действительно забавлял. Несмотря на своё высокомерие, древний Учиха мог оценить заслуги других. И Шион действительно стоил его внимания.

— Насколько нам известна цель его культа, Суна, как и Туман в его планах должна также прекратить своё существование. Полагаю, он хочет решить этот вопрос, используя нас.

Мадара расхохотался. Шион всё сильнее вызывал его интерес. Его наглость была просто неслыханна. Почему? Потому, что если он и правда был провидцем, то это означает, что своими действиями он сейчас бросает вызов не просто Акацки, а ему. Самому Учихе Мадаре!

— Похоже, этот мальчишка совершенно не знает меры. Что же, раз он так этого хочет, мы сыграем с ним в его игру. Пришла пора поставить этого наглеца на место и наконец, забрать мои глаза.

— Есть ещё кое-что, что тебе следует знать. — произнёс Чёрный Зецу, когда Мадара принял решение. — В Селение Песка также прибыл Хокаге.

— Вот как? — скорее равнодушно, чем заинтересованно ответил Учиха. — Впрочем, это ничего не меняет.

— Этот Хокаге — последний из клана Учиха.

А вот после того, как Зецу уточнил, Мадара резко развернулся к нему.

— Повтори, что ты сейчас сказал? — как и ожидал Зецу, реакция древнего шиноби на новость о том, что один из вечно презираемого Конохой клана, всё-таки смог добиться того, что в своё время не сумел сам Мадара, была сильна.

— Это Учиха Саске, — продолжил тем временем Зецу, — не так давно он был нукенином, но теперь каким-то образом смог подчинить себе Скрытый Лист. Если тебе интересно моё мнение, он довольно перспективный шиноби.

— Так значит кто-то из Учиха, пусть и последний из клана всё же смог перебороть чёртово проклятье Тобирамы. — стал посмеиваться Мадара. Новости, которые принёс Зецу, действительно подняли его настроение. Он уже несколько десятков лет не испытывал такой злобной радости, как сейчас. Продолжая злорадствовать над провалом Сенджу, мёртвый шиноби, наконец, решил. — Хорошо, отправляемся в Суну, хочу лично познакомиться с моим «дорогим» потомком и этим нахальным жрецом. Надеюсь, мои ожидания не окажутся завышенными.

<center>***</center>

Несмотря на то, что Селение Скрытое В Песках и считалось одним из пятёрки сильнейших, проникнуть сюда с его способностями оказалось раз плюнуть. Защита? Он видел бреши в ней. Патрули? Избежать их взгляда было проще простого, ведь он знал о них.

Шион был одет в серый плащ, накрыв голову капюшоном, а лицо, скрыв тряпочной маской. Руки же он прятал в рукавах, дабы не показывать великое доудзюцу. Его внешность не привлекала никакого внимания, поскольку он выглядел также как абсолютно любой житель в этой стране.

Не особо интересуясь жизнью местных, бывший жрец просто слонялся по деревне. Могло бы показаться, что у него нет никакой цели, и отчасти это было правдой. Шион просто ждал, пока появятся те, кто сделают за него всю работу.

Акацки своей настойчивостью уже надоели, больше его не забавляло от них скрываться. Но встречу с ним, этим наглым выродкам придётся заслужить. Поэтому перед тем, как уничтожить эту преступную организацию, Шион решил воспользоваться их силой, столкнув с Суной. Так или иначе, все они вскоре прозреют.

Он неспешно двигался по селению, избегая взглядов местных шиноби. Все они были так слепы, что его презрение только росло. Жалости к ним никакой он не испытывал. Они могут обвинять его во многом, в конце концов, он совершал ужасные вещи. Совершит ещё больше. Но Шион знал, что это всего лишь лицемерие, никто из них ничем не лучше него. Как и всех беззащитных и слабых, которых на протяжении многих лет только и делают, что угнетают шиноби, оправдываясь тем, что им приказывают делать это.

Всего лишь оружие? Нет, человек не оружие, он имеет способность выбирать. Ну а раз эти люди отвергают это право, значит, они слепы и кто-то должен заставить их прозреть.

Перед тем как самому придти к этому решению, Шион долгие годы просто наблюдал. Он не мог не смотреть! Его способность была его проклятьем, пока он не принял её и не осознал, что должен делать. С самого детства его посещали кошмары, навеянные собственными глазами.

Тогда ещё он был не способен контролировать этот дар. Ему пришлось измениться, и в тот момент он прозрел и всё осознал. Ну а теперь он просто заставит всех остальных понять его.

Подумав немного, Шион зашёл в стоявшую на пути забегаловку, которые местные гордо называли рестораном. Людей здесь оказалось немного, поскольку солнце ещё было в зените.

Он сел за первый же попавшийся ему столик, и подождав, когда придёт официант, заказал местное блюдо. Ему нравилось пробовать на вкус различные деликатесы, поскольку это было одной из тех вещей, что он не мог познать своим зрением.

Культ «Прозревших» выполнил свою роль в его проекте и постепенно начинал терять свой контроль над спровоцированной им ситуацией. Его последователей преследовали все, кто только мог. Даже те, кто изначально им подчинялся. Конечно, Шион предвидел и это.

Ресурсы когда-то созданной им организации были исчерпаны, вскоре они окончательно падут. Жалел ли он их? Ему была несвойственна жалость. К тому же к тем, кого он изначально обрёк на такую участь. «Прозревшие» пусть, и, несомненно, важная, но всего лишь часть его плана. И их гибель была ещё одной его частью.

Оставив деньги на столе, Шион вышел наружу, и почти сразу же свернув направо, чуть не столкнулся с тремя шиноби. В отличие от него, все они выглядели довольно примечательно. Один шёл по центру и двоё в одинаковой экипировке шиноби отличной от этой деревни, двигались чуть позади, скорее даже являясь его охраной.

Шион против воли заметил, что на том, кого они охраняли, был надет длинный тёмно-фиолетовый плащ с глубоким капюшоном. Последняя деталь не позволяла кому-либо увидеть верхнюю половину лица, довольствуясь только кончиком носа и губами.

Впрочем, бывший жрец довольно быстро потерял интерес к ним. Он отошёл в сторону, пропустив эту группу в ресторан, из которого только что вышел сам и двинулся дальше.

Контраст между землями, в которых Шион побывал, был сразу заметен. Взять только Селение Дождя, являющееся полной противоположностью Суны. Там лил нескончаемый дождь, здесь же беспощадно палило солнце. Люди в Дожде ходили хмурые от безысходности своего положения. В Скрытом Песке жители хоть далеко не все, но выглядели вполне довольными, а кто-то даже был счастлив.

Это различие было всюду, люди, проживающие на территории Великих Государств, никогда не интересовались, как живётся другим в более мелких странах. Они даже не подозревали, и не хотели думать о том, почему всё сложилось именно так. Их мало волновало, что правители творили с другими, ради того, что бы им было комфортно. А потому всех их Шион презирал и считал, что имел на это полное право.

Лицемерие злило его. Они не хотели видеть всей правды, но он заставит их прозреть.

Уже скоро, все порядки в этом мире окончательно рухнут. И с ними исчезнут иллюзии, в которых продолжало жить человечество.

Часть 22

Глава сорок третья. Кровавый рассвет

Снаружи доносились звуки тревоги и топот бегущих ног. Открыв глаза, я сбросил с себя одеяло и принялся быстро одеваться.

— В чём дело, Саске? — ничего не понимая, спросила проснувшаяся, Ино.

— Что-то надвигается, — лаконично ответил я, — тебе тоже стоит привести себя в порядок и быть готовой.

Когда я уже набрасывал свой плащ, а Ино расправляла складки на своей одежде, нашу дверь бесцеремонно открыли, выломав при этом замок. В следующий момент в проходе материализовался анбу в маске Лиса, и, увидев, что мы уже одеты, изложил творившуюся ситуацию:

— Господин Шестой, — начал он не замечая, как за его спиной пробегают отряды местных шиноби, — Селение атаковано. Подробности пока неизвестны, я пришёл сюда сразу же, как только началась тревога.

— Я это и так уже понял. Лис, мы с тобой направляемся в местный штаб, — после чего я развернулся к встревоженной Ино, — найди Чоуджи и Шикамару. Старайтесь избегать драк и спрячьтесь где-нибудь.

Только две силы сейчас способны на то, чтобы бросить вызов Скрытому Селению. И не важно, какая. В разборках с ними, Яманака и члены её команды мне не сильно помогут. К тому же отправлять их сражаться за чужую деревню не в моих правилах, никакой выгоды с этого я не получу.

Перед тем, как идти к Гааре, я решил сначала посмотреть, что творилось снаружи. Расталкивая не слишком расторопных шиноби, мы с членом анбу прошли на выходящую с последнего этажа, лоджию. И зрелище, которое предстало нам оттуда, навевало действительно мрачные мысли.

Прежде всего, стоит сказать, что сейчас был рассвет, и разглядеть на улицах разворошённого селения мы могли всё кристально чисто. Нападавшие уже прорвались за ворота, сокрушив охранявших стену шиноби. И их было много, бесчисленное количество Белых Зецу. Они расползлись по всей деревне. Пользуясь численным превосходством, клоны набрасывались на всех, кто попадался им на пути. Им было неважно кого убить, будь то это обычный несопротивляющийся житель, или вооружённый и способный дать им отпор, шиноби. Селение потонуло в криках, всюду, куда не глянь, валялись трупы. Местные глиняные постройки рушились, погребая тех, кто не успевал из них выбраться.

Наконец я заметил Гаару, который в сопровождении своих брата и сестры, уничтожал противника толпами. Вот только, на место убитых приходили новые, и всё опять начиналось заново.

— Отправляйтесь и помогите Казекаге. — произнёс я, обращаясь к стоявшему за спиной Лису и только что подошедшему, Джуго. — Если эти трое погибнут, мои последние действия окажутся бессмысленны.

— Но что будете делать Вы, Шестой? — спросил меня Лис.

— Саске, я должен охранять твою жизнь, — одновременно с анбу попытался возразить мне Джуго.

Я резко развернулся, и очень недовольно посмотрел на них обоих. Мой тон изменился:

— Вы оба сейчас же займётесь выполнением моего приказа, — после чего немного смягчившись, добавил, — я подозреваю, что это нападение Акацки имеет какую-то более конкретную цель и собираюсь заняться ею. Если мои подозрения подтвердятся, сегодня я разберусь со всеми проблемами разом, и мы наконец-то достигнем наших целей.

Больше не смея мне возражать, двое шиноби отправились на поле битвы. Я же сейчас занялся поиском тех, кто, вероятно, сами занимались поисками.

Трансформация в Мудреца прошла штатно, после чего я погрузился в свои обострившиеся чувства. Нападавших было действительно много, просто нереальное количество, превышавшее даже всё население Скрытого Песка. Они наступали со всех сторон, просто сметая тех, кого встречали. Их потери исчислялись сотнями, но даже это не могло остановить их продвижения вглубь селения. Орда белых Зецу, которых ничто не могло остановить.

В такой суматохе было довольно сложно найти своих целей, но всё же мне это сделать удалось. Неведомым образом, один из нападавших сейчас проник в самое сердце деревни. Его чакра была отлична от клонов Зецу и что немаловажно, мне она была знакома.

Не желая больше терять времени, я телепортировался и возникнув прямо над Учихой Обито, выдохнул огненного дракона. Всё в радиусе сотни метров потонуло в пламени, испепеляющем всё, что находилось в области поражения моей атаки.

Обито же остался на месте, из чего я сделал вывод, что он сейчас был нематериален. Не теряя времени, я обрушил на всю площадь прошлого удара пламя аматерасу.

Мне было известно о том, что Фальшивый Мадара не мог перемещаться в другое измерение, пока был нематериален. Время, которое он мог оставаться в таком состоянии я также хорошо помнил. Другими словами, всё, что мне оставалось это беспрерывно атаковать его, дабы не позволить ему применить другую технику. В случае его атаки, я был готов, поскольку в тот момент он также становился уязвимым.

Сложив печати, я обратился к стихии ветра и обрушил на полыхающий район ураган. Масштабы катастрофы выросли вдвое, моё усиленное пламя стало распространяться вокруг с невиданной скоростью, захватывая всё большие территории.

Загнав Обито в ловушку, я приземлился неподалёку от него, предварительно обезопасив себе место контролем пламени. Меня стали окружать рёбра Сусаноо.

На самом деле я был не против поболтать, всё-таки время в данной ситуации работало на меня. К сожалению Обито это также прекрасно понимал, а потому осознав, что у него не остаётся выбора, бросился к единственному очищенному от пламени месту. То есть туда, где сейчас находился я.

Жаль, но пришлось жестоко убить его надежду, вновь закрыв чистый участок чёрным пламенем. Теперь единственное, что здесь не горело, было моё тело. Всё то, что находилось за рёбрами из моей чакры, окончательно потонуло в огне.

Он мог попробовать атаковать меня, но я находился под защитой Сусаноо. Мог просто попытаться вырваться за пределы чёрного пламени, но, конечно же, понимал, что я просто распространю его ещё дальше. Оставался последний вариант и Обито решил прибегнуть к нему. Рискуя воспламениться, он попытался переместиться в другое измерение. И это стало ошибкой.

Мгновенно телепортировавшись за спину лидера Акацки, я разрубил его тело напитанным искрящимся молнией клинком Кусанаги. Всюду брызнула кровь, мой удар заставил его прервать технику перемещения. Могло бы показаться, что я уже победил и, похоже, мой враг поверил в то, что в эту чушь поверил я.

Как уже ранее упоминалось, моя реакция в состоянии Мудреца была гораздо выше и Обито не даст мне соврать. В тот момент, когда тело мертвеца передо мной исчезло, я уже успел сместиться немного в сторону, пропуская деревянную иглу, на которую меня хотел насадить человек в маске. В тот момент, когда я сместился, клинок Кусанаги, зажатый обратным хватом, уже вонзался ему в грудь.

— Как… — закашлялся Обито, теряя равновесие и постепенно начиная валиться на колени. — Как… ты… понял?

Сказать ему, что я был готов к тому, что он использует Изанаги? Нет, пожалуй, я позволю ему сдохнуть в неведенье.

Выдернув клинок, я резко развернулся и вонзил в его тело длинный чёрный штырь, который секундой ранее вырастил в своей ладони. Всего лишь предосторожность, с помощью него я подавлю чакру полудохлого Учихи и не позволю выкинуть напоследок ещё какой-нибудь фокус.

Пригвоздив Обито к земле, я коснулся его лица и с насмешкой произнёс:

— Тебе стоило попытаться убить меня ещё тогда, в моём убежище. — отбирая его чакру, я восполнял собственные запасы. — Я ведь не шутил, когда говорил, что убью тебя.

— Ублюдок… — беспомощно произнёс Учиха. — откуда у тебя риннеган?

Сказать ему? Всё, что я о нём знаю? Конечно, было бы заманчиво глумиться над ним и дальше, но меня кое-что беспокоило, а потому я решил заканчивать этот фарс. Восстановив свои резервы, я той же рукой выдернул его душу.

— Наконец-то, — донёсся до меня голос того, чьё присутствие я ощущал уже довольно долго. — Похоже, ты всё-таки наигрался.

Сквозь чёрные языки пламени шёл человек. Это был довольно молодой мужчина, чьи длинные, собранные в хвост волосы были абсолютно белого цвета. Моё внимание привлекли его глаза, вернее количество зрачков в них. По два в каждом, с фиолетовой радужкой, отражавшей поглощённую им демоническую сущность.

— Вот мы и встретились, слепая зона…

— Шион. — стоило мне только посмотреть на глаза, как я узнал его. Именно этого человека я видел, когда читал память Кэло.

Из моего рукава выползла фиолетовая змея и стала заглатывать тело Учихи Обито. Просто так оставлять его здесь я не собирался. Пусть я и прикончил лидера Акацки, настоящий кукловод ещё может попытаться использовать его, что никак не входило в мои планы.

— Невероятно, — расширив веки, медленно проговорил провидец, глядя на меня, — даже сейчас… Но почему? Не понимаю. Как тебе удаётся избегать моего зрения?

На эти его слова я лишь с превосходством продолжал молчать, хотя сам в душе вздохнул с облегчением. У меня было подозрение, что при нашей личной встрече, Шион всё же сможет меня «увидеть» и я искренне радовался, что ошибался.

Тем временем змея закончила поглощение тела и растворилась в дыму.

Мы продолжали стоять в десятках метров друг от друга, посреди полыхающего чёрным пламенем города. Я не торопился нападать на него, хотя сейчас это был мой шанс разобраться одновременно и с угрозой самого Шиона и с риннеганом Мадары, тем самым разрушив все планы Учихи. И при всём при этом я не спешил, а Шион аналогично продолжал изучать уже меня.

Резкое потемнение заставило нас обоих бросить свои взгляды наверх. Я грязно выругался, когда увидел стремительно падавшую на нас глыбу. Причём она возникла именно над той территорией, где властвовало моё чёрное пламя.

Я мог бы просто уйти из-под её зоны поражения, но полное уничтожение Скрытого Песка в мои планы не входило, несмотря на то, что я сам действовал не очень-то и аккуратно. Здесь всё ещё оставались люди, которые мне подчинялись, а также семейка Гаары, используя которых я планировал подчинить своей власти страну Ветра. Ослабление Скрытого Песка было мне на руку, но если он перестанет существовать окончательно, местные люди мне не станут подчиняться. Другое дело их Казекаге, который теперь был моей марионеткой.

Крепче сжав в руке клинок Кусанаги, я пропустил через него стихию ветра и прыгнул навстречу метеориту. Длина его лезвия на протяжении всего полёта росла, пока в какой-то момент я резко не взмахнул им. После чего взмахнул ещё несколько раз.

Гигантский камень поделился на более мелкие части, разлетаясь осколками по всей деревне. Из-за рассеянности по большой площади урон значительно снизился, разбомбив лишь небольшие участки районов, где падали его куски.

— Очень неплохо, — проговорил незнакомый голос, когда я, наконец, приземлился. Оторвав свой взгляд от Шиона, которого я всё это время не упускал из вида, я перевёл его в ту сторону, откуда он доносился. — Похоже, Зецу не зря так лестно о тебе отзывался.

— Ну, наконец-то, — произнёс Шион, — тебя-то я и ждал, Учиха Мадара, — после чего он обратился ко мне, — твоё присутствие оказалось для меня сюрпризом, Учиха Саске. Но раз и ты тоже здесь, то всё сложилось даже лучше, чем я предвидел. Я завершу свой план даже немного раньше, чем планировал. Прозрейте или умрите!

Глава сорок четвёртая. Тот, кто останется

— Чёртов сопляк… — воскрешённый техникой «Нечестивого воскрешения» старик даже не пытался скрыть, что его задело такое пренебрежение. — Думаешь, что можешь сказать мне такое в лицо без всяких последствий? Ты лишь жалкий воришка, посмевший похитить часть моей силы. И теперь я заберу её с твоего трупа.

— Вы оба ошибаетесь, — усмехнулся я, после чего обратился конкретно к Учихе, — Мадара, когда-то тебя считали сильнейшим, но всё это в далёком прошлом. Тебя не должно быть здесь, ты всёго лишь мёртвый старый неудачник. Проиграв Хашираме, ты не смог никому ничего доказать и сейчас я просто отправлю тебя обратно. Мне не интересна твоя история, твои планы и твои цели. Мне плевать чего ты добиваешься, но ты мешаешь осуществлению моих целей, а потому я просто отправлю тебя обратно. Туда, откуда тебя вытащили этой запретной техникой. — на протяжении монолога я всё сильнее распалялся. — Вы оба туда отправитесь!

— Дерзкий щенок. — разозлился Мадара. Как я и думал, его высокомерие очень легко задеть. Правда ли я сказал о нём то, что думал на самом деле? Это было неважно, я готов сказать что угодно, лишь бы вывести его из себя. Боялся ли я его? Ведь это был сам Учиха Мадара! Тот, от чьего имени простые шиноби трясутся в страхе! Это тоже было не важно. Я уничтожу любого, кто встанет у меня на пути. — Ты ведёшь себя точно так же, как я когда-то. Возможно, ты и стоишь чего-то, но в то же время всё ещё слишком юн, чтобы хоть что-то понимать.

— Лицемеры, — подал голос Шион, — один готов ради своего виденья лучшего мира, погрузить этот мир в вечную ложь, второй пожертвует всеми ради своих амбиций и жажды власти. Вы олицетворяете то, что я больше всего презираю. А потому я просто сотру вас из истории, а всех остальных поставлю в равные условия. Только так, все наконец увидят и поймут, кто они на самом деле.

В следующий момент Шион прыгнул и применил технику призыва, после чего приземлился на спину гигантской птицы. Мадара почти в одно время с ним использовал свой призыв и теперь из гигантского облака дыма появился девятихвостый демон-лис.

Впервый раз вижу вживую хвостатого зверя, и честно говоря, количество его чакры внушает. Используя его как свой призыв, Учиха значительно усилил свой атакующий потенциал.

Мне нужно было как-то отвечать, сражаться на два фронта, на одном из которых ещё и сильнейший из биджу, было бы проблематично. А потому я сложил печати и, из-под земли передо мной выросло два гроба, крышки которых после моей команды отвалились. Наружу вышли две моих марионетки, Райкаге уже был в своём покрове из чакры молнии, а Гай активировал свои врата.

А в следующее мгновение лис выстрелил в нас бомбой биджу. Из зоны поражения я ушёл, переместившись на несколько сотен метров в небо, где сразу же скинул свой плащ. Из моей спины выросли крылья, на которых я стал планировать.

Место удара превратилось в кратер огромных размеров, всюду продолжало полыхать моё пламя. Похоже, о моих надеждах сохранить хоть какую-то часть населения Скрытого Песка после нашего сражения придётся забыть. Масштабы используемых техник просто не позволят мне избежать его уничтожения.

Тем временем, Райкаге и Гай, ушедшие из-под атаки, набросились на Мадару и его призыв. К сожалению, мои планы по использованию всех врат провалились. Всё-таки техника «нечестивого воскрешения» была не так совершенна как мне того хотелось. Использовать прижизненный потенциал Гая не выйдет. Впрочем, и при семи вратах, он совместно с шиноби-Облака, способны отвлечь на себя девятихвостого,

Спланировав на птицу с провидцем на спине, я, обратившись к стихии молнии, нанёс удар клинком Кусанаги. Шион вскинул руку и, понимая, что он хочет сделать, я выставил в ответ свою. Две отталкивающие силы столкнулись, создав ударную волну из-за которой мой удар смазался, попав вместо провидца по его птице, а нас обоих на больших скоростях разбросало в противоположные стороны.

В последний момент моё Сусанно нарастило мышцы, после чего я впечатался в землю, оставляя на ней огромный кратер. То же самое произошло в другом конце поля нашей битвы с Шионом. Только вот я понятия не имею, что спасло его.

Вновь воспарив над землёй, я обратил внимание на то, что Мадара уже успел запечатать Райкаге в какой-то земляной гроб, пока его призыв размазывал по земле, попытавшегося напасть на него Гая. Как и ожидалось от Мадары, надолго они его задержать не смогли.

Моё Аматерасу распространилось на значительные территории, и я решил воспользоваться этим. Сусаноо стало стремительно обрастать мышцами, а позже и доспехами, приобретая просто колоссальный рост. Моё тело находилось в его груди, и даже так было на уровне головы девятихвостого.

Используя контроль пламени, я притянул весь распространившийся огонь к клинку из чакры в левой руке. В правой был зажат искрящийся меч Кусанаги. Длина каждого из них составляла половину роста моей защиты. Из спины выросли крылья, а потому я отменил те, что были трансформированы на моём теле. Я обратился к поглощённой мной проклятой печати, став распространять её по Сусаноо, повышая его боевой потенциал ещё больше. Молния, покрывающая мой клинок, стала чёрной.

Пока я проводил свои манипуляции, Мадара наконец-то разделался с Гаем, запечатав его тело также как и Райкаге. Лис, в чьих глазах отражался риннеган, обратил свой взгляд на меня. И сразу же получил по своей морде клинком Аматерасу, отправившим его в далёкий полёт до ограждавшей деревню стены. Через мгновение я оказался над самим Учихой и нанёс удар вторым клинком. Моя атака изменила ландшафт, создав гигантскую пропасть на несколько сотен метров и буквально разделив селение на две неровные половины. Ударная волна разнесла всё, что было поблизости, вот только Учиха успел уйти из под моей атаки и сейчас находился в воздухе, вновь призывая временно выброшенного из нашей битвы девятихвостого.

Сразу после того, как Мадара призвал Лиса, хвостатого стало покрывать Сусаноо. Девятихвостый и так был достаточно могучим противником, а после того, как на нём появился ещё и доспех из чакры Учихи, значительно повысив его защиту и позволяя сочетать их атаки, легендарный шиноби сейчас контролировал чрезвычайно мощное оружие.

Почему я так спокойно позволил ему совершить все трансформации, даже не попытавшись помешать? Потому, что в тот же самый момент, когда Учиха призвал своего питомца, меня атаковало гигантское существо, состоящее из тёмнофиолетовой чакры. Даже темнее моего Сусаноо, которого она превосходила своими размерами минимум вдвое. Эта тварь имела очень длинное змееподобное тело, со множеством драконьих голов, каждая из которых сидела на не менее длинной чем остальное тело, шее. В самом сердце этой гидры находился Шион.

Сразу восемь ловких голов набросились на мою защиту, с остервенением пытаясь пробить её или прогрызть своими зубами. Клинок Кусанаги срубал её головы, огнённый меч сжигал их, но их было слишком много. Сусаноо содрогалось от невероятно сильных ударов. Подозреваю, если бы я не усилил его своей проклятой печатью, им бы удалось проломить в моей защите брешь.

В какой-то момент, три головы, до этого не участвующие в атаке, выстрелили в меня сгустками отрицательной энергии. Сусаноо потонуло во взрывах, и было отброшено, проехавшись на своих ногах по итак уже разрушенному селению, оставляя следы из длинных широких углублений.

В защите была пробита огромная дыра, которая сейчас неохотно зарастала. Ещё сильнее удлинив Кусанаги, я отмахнулся от бросившейся на меня гидры. Из-за силы размаха, я просто смёл своим ударом Шиона и бросившегося на него в этот момент девятихвостого со стоявшим на его голове Мадарой.

Получив значительные повреждения, Гидра Шиона сейчас красовалось незакрытым чакрой участком. Отбросив её в сторону, Лис сам упал на неё, принявшись бить своими чрезвычайно острыми когтями. Зубами, отрывая её многочисленные сопротивляющиеся головы.

Воспользовавшись тем, что мои враги пока заняты друг другом, я перевёл взгляд на небо и выдохнул гигантского огненного дракона, в пути усиливая его пламенем аматерасу. Атмосфера стремительно стала нагреваться, собирая дождевые облака, которые для этой страны явление далеко нечастое.

Тем временем на девяти хвостах Лиса образовывались гигантские чёрные шары из чакры. Зверь в броне прижал гидру к земле и собирался обрушить на него всю эту силу с максимально близкого расстояния. Однако Шион тоже не собирался так просто сдаваться, его бесчисленные головы уже разорвали защиту биджу во множестве местах и прогрызались в тело.

Когда я уже взлетел к, потемневшему от собравшихся грозовых туч, небу, прогремел невероятно мощный взрыв, в очередной раз, меняя местный ландшафт. Я оглянулся на слишком увлёкшихся друг другом врагов. Губы сами исказились в дьявольской усмешке, подняв меч Кусанаги к тучам, я принял на него всю энергию природного явления.

Мне повезло, Шиона и Мадару не сильно разметало друг от друга. Лис сейчас лежал с гигантской раной, пробитой вместе столкновения с собственной силой. Похоже, его хозяин не собирался жалеть собственную зверушку. Тело гидры Шиона выглядело ещё печальнее, большинство её голов просто перестало существовать. Видимо, в последний момент он закрылся ими, чтобы минимизировать урон по остальному телу. Попытка, должен признать оказалась удачной, такой дыры как в защите Лиса у него не было, что впрочем, всё равно, скорее всего, сильно на нём сказалось.

Я взмахнул своим клинком, выпуская всю собранную в нём силу в так опрометчиво забывших обо мне, врагов. В следующее мгновение всё, что оставалось от скрытого селения, поглотил электрический разряд чрезвычайно разрушительной силы. Её масштаб окончательно прекратил существование деревни, подозреваю, вместе со всеми кто в ней находился. Надеюсь, Гаара успел эвакуировать под землю хотя бы часть своих подданных. Поскольку я всё ещё находился в Трансформации Мудреца, я ощущал людскую чакру под слоем глины и песка в другом конце селения. По той же причине, я знал, что мои враги всё ещё живы. Хотя, если честно я и не сомневался, что убить так просто их не выйдет.

Лис напоминал побитую валяющуюся рыжую псину переростка, не подающую признаков сознания. Огрызки Сусаноо, которые всё ещё продолжали висеть на нём, сейчас стремительно испарялись. Шион стоял на коленях, выблёвывая кровь, его гидра теряла материальность, с каждой секундой становясь всё прозрачнее.

Я разорвал пространство перед собой и бросил в него свой клинок из Аматерасу, контролем пламени разбрасывая его по одному из своих измерений. Скоро оно мне понадобится.

Я отменил совершённое Сусаноо, продолжая оставаться в Трансформации Мудреца. После активного использования техник, мои резервы значительно истощились. В правую руку лёг клинок Кусанаги, с которым я сейчас устремился в сторону жреца.

Шион тем временем уже успел придти в себя и, вытерев кровь, смотрел на меня расширившимися глазами. Его демонический покров, после поглощения такого сумасшедшего урона, судя по всему, также истощил много резервов. Он поглотил окружавшую его чакру.

— Да кто ты такой?! — сложив печати, он обратился к стихии земли. Вся почва вокруг него обросла земляными пиками. Махнув рукой, Шион заставил их на огромной скорости полететь мне навстречу. — Моё зрение меня никогда не обманывало, с тех пор как я прозрел!

Выставив свою ладонь вперёд, я отразил его кустарные снаряды, но по этой причине не смог противостоять уже его технике. Когда мой удлинившийся меч должен был поделить его на две половины, Шион манипулируя гравитацией, отшвырнул меня вместе с клинком. Из-за скорости, которую я развил во время падения, мне после его контратаки было не сладко. Упав в десяти метрах, я был не способен двигаться из-за переломанного позвоночника. Пришлось сбрасывать оболочку, трансформация мудреца была прервана.

Тем временем, Шион неспешно двигался в мою сторону, внимательно контролируя продолжающего валяться девятихвостого. Меня это тоже беспокоило. Куда подевался Мадара?

В следующее мгновение моё только что выбравшееся из старой оболочки, тело стали опутывать внезапно ударившие из земли деревья. То же произошло и с Шионом, но в отличие от меня, он успел уйти из-под удара. Мадара возник около него, сходу влепив свой кулак ему в грудь, от чего провидец был отброшен.

Я уже успел вновь войти в Трансформацию Мудреца, а потому попытавшийся набросится на меня сзади Чёрный Зецу, был отброшен моей силой манипуляции гравитацией. Я долго ждал, пока он появится. Пришло время разделаться с ним.

Белый Зецу в этот момент стоял неподалёку от валявшегося девятихвостого и Шион сразу обратил на него внимание. Его глаза изменились, теперь в них уже было по три зрачка в каждом.

— Наконец-то! — увернувшись от очередного внезапного удара Мадары, сказал Шион. — Теперь я вижу!

Доминировавший на протяжении всего боя, Мадара отхватил чёрным штырём прямо себе в грудь. Теперь, когда его глаза открыты, он знал наперёд все атаки Учихи и смог подловить и, манипулируя гравитацией, оттолкнул его тело. Штырь всего на мгновение подавил чакру древнего шиноби, но этого хватило. Мадара замешкался и был отброшен. Проигнорировав свой шанс на добивание, Шион вдруг бросился на Белого Зецу.

Отлетевший от меня Чёрный Зецу явно не ожидал увидеть того, чьё тело собирался захватить с другой стороны. Вычислив траекторию его полёта, я телепортировался и разорвал реальность, открывая портал в измерение, где сейчас царствовало моё чёрное пламя. Когда Воля Кагуи залетел внутрь, я сразу закрыл его.

Тем временем тело Белого Зецу было нашпиговано чёрными штырями, а сам Шион выдёргивал его душу. Мадара попытался помешать ему, но не успел какое-то мгновение.

— Теперь всё для тебя кончено, исчезни. — произнёс провидец вонзив в его тело очередной чёрный штырь. Из-за оборвавшейся связи с питавшим его источником, он ослаб и Шион подавил его чакру, не дав применить никакую технику. После чего выдернул душу. Мадара стал рассыпаться, но Шион уже потерял к нему свой интерес.

— Благодаря этой битве, мои глаза наконец-то открылись, — произнёс мой последний враг, — теперь я вижу. И теперь я понимаю, почему раньше не был способен тебя увидеть.

Несмотря на свою далеко не лучшую форму, сейчас Шион смог заставить испытать меня что-то близкое к страху. Нет, мне не было страшно, но ощущение было сильнее, чем простое беспокойство. Просто я вдруг понял, что он сейчас сказал.

— Это не имеет значения, — ответил я, крепче сжимая клинок Кусанаги, — важно лишь то, кто из нас переживёт эту схватку.

Шион усмехнулся. Нет, насмешки или дерзости в ней слышно не было.

— На удивление ты прав. — ровно сказал провидиц, из рукава которого стал вылезать чёрный штырь. — Несмотря на то, что теперь я действительно могу видеть всё, вероятности моей и твоей гибели примерно равны. А потому ты полностью прав, важно лишь то, кто из нас останется.

Моей чакры едва хватало только на то, чтобы поддерживать Трансформацию Мудреца и, судя по стойке, которую он принял, у него были те же проблемы. Мы оба поняли, что решающий раунд придётся сражаться только в тайдзюцу.

Мгновение спустя я уже пытался убить его, а он меня. Благодаря моей Трансформации Мудреца и небольшому превосходству в скорости я мог сражаться против его предвидения на равных.

Шион отбросил голову назад, уйдя от взмаха моего клинка, одновременно пытаясь проткнуть моё тело штырём, который я отвёл в сторону. Если бы кто-нибудь наблюдал за нашей схваткой, для них все движения бы смазывались. Они только видели, как вокруг нас на земле образуются вмятины от ударов или росчерки от клинка. Да взметавшуюся пыль.

С момента начала нашего столкновения прошло уже много времени, солнце давно зашло, а мы всё продолжали пытаться убить друг друга. Он знал о всех моих слабых местах и только скорость и реакция позволяли мне держаться.

За время нашей битвы мы уже успели несколько раз переместиться. Всюду куда ни глянь, земля была перепахана взрывами, образовавшими кратеры, провалы и гигантские обрывы. Но всего этого я, поглощённый битвой, тогда не замечал.

В какой-то момент я понял, что если так дальше продолжится, я просто выдохнусь окончательно и грохнусь на землю. Это заставило меня обратиться к остаткам своей чакры и тем крохам, что получилось скопить, пока я её не использовал. Сражение неимоверно истощало нас обоих, из-за чего восстановление резерва практически остановилось.

Я нанёс обманный удар, но он не стал от него уходить из-за того, что знал, что я промахнусь. Вот только Шион видимо тоже сильно выдохся, из-за чего не смог среагировать, когда я провалился вслед за своим клинком, насаживаясь на штырь, мгновением ранее разорвав за его спиной пространство. Острая боль в боку меня не остановила, я, не скрывая усмешку, смотрел в его расширившиеся глаза. Он всё видел, но не смог избежать моей ловушки. Сшибив его, я вместе с ним провалился в измерение, которое ещё недавно уже прикончило одного из моих врагов.

Эпилог

Лис и Джуго уже сутки шерстили место столкновения трёх великих шиноби. Силы, которые здесь сражались в итоге оставили на месте Скрытого Селения — ничто. Ограждавшие деревню стены превратились в груду обломков, все дома были просто стёрты с лица земли. Следы техник, которые здесь применялись, изменили ландшафт, оставив на месте улиц и целых районов гигантские углубления, различные кратеры и огромные провалы в земле, поделившие бывшую деревню Песка на части.

Те, кто успел скрыться в убежище, сейчас вылезли и занимались поисками выживших. Из-под обломков доставали мёртвые тела, люди, находившие среди них, своих близких рыдали.

Казекаге руководил и сам принимал непосредственное участие в раскопках завалов. Его брат и сестра занимались тем же, им помогала делегация Конохи в составе Шикамару, Ино и Чоуджи. Лис проявил осторожность и решил занять эту команду, отправив их оказывать помощь местным. Если Шестой Хокаге ещё жив и до сих пор с ними не связался, значит, он сильно ослаб и этим могли воспользоваться его политические противники.

Внезапно Джуго остановился, после чего резко развернулся в другой конец селения и побежал. Лис, заметивший это, устремился следом. Когда он его догнал, Джуго уже находился рядом с телом Учихи Саске, за которым зиял провал в другое измерение.

Анбу наконец достиг двух шиноби, одним из которых был Шестой Хокаге. Тело Учихи Саске представляло собой — один большой ожог, но Лис заметил, что тот всё ещё дышал, пусть и потерял сознание после того, как переместился сюда. Бывший агент Корня подозревал, что Учиха долгое время держался только для того, чтобы открыть портал из места, в котором ему, судя по всему, и пришлось так сильно пострадать.

Тем временем портал в иное измерение затянулся, а Джуго склонился к едва живому Учихе.

— Нам нужно срочно доставить его к медикам, — сказал Лис, не понимая, что его напарник собирается делать.

— Не обязательно, я смогу подлатать его опасные для жизни ранения, — отверг его идею Джуго, касаясь своей уже начавшей изменяться рукой тела Хокаге, — как только Саске немного восстановится, он себя сам окончательно вылечит. Пока он в таком состоянии, нам не нужно, чтобы кто-то ещё знал, что он жив.

— Ты прав, — подтвердил его слова Лис, — займись этим, а я пока прослежу, чтобы никто ничего не видел.

Через некоторое время, когда Джуго закончил латать тело Учихи своим проклятьем, он схватил его и два телохранителя Саске направились подальше от основного скопления выживших.

Джуго после своих манипуляций потерял в росте и видимо ослаб, потому как не почувствовал впереди человека. Это оказался один из тех, кто успел спрятаться в убежище, и теперь видимо искал своих погибших близких. Но всё это было не важно, он заметил их!

Не говоря ни слова, Лис швырнул кунай в глаз случайному свидетелю, после чего удостоверившись, что тот мёртв, забрал орудие убийства, вытерев кровь об одежду бедолаги.

— Убивать его было лишним, — сказал Джуго.

— У нас нет времени, я просто сделал то, что должен. — огрызнулся анбу. — Если бы мы связали его и оставили в таком состоянии, рано или поздно его бы нашли. И тогда наш секрет уже перестал бы быть секретом. Пока Шестой не придёт в себя, я сделаю всё, что потребуется, ради его безопасности.

Телохранители нашли чудом уцелевшую постройку в дали от всех остальных, после чего затащили туда бессознательного Учиху. Обезопасив местность охранными печатями, Лис обратился к Джуго:

— Я останусь охранять Шестого, ты отправляйся и приведи сюда Яманаку. Её способности ирьенина сейчас очень кстати.

Согласившись с ним, Джуго ушёл, а анбу тем временем остался на страже. Ради господства Конохи, Учиха Саске выживет, даже если Лису придётся выйти против Казекаге и умереть.

<center>***</center>

И вот я стою на крыше резиденции Конохи. Селение полностью отстроилось, и теперь о былых разрушениях осталась только память в сердцах её жителей.

Прошёл год с той битвы, которая решила судьбу этого мира. За это время Теруми и приставленные к ней шиноби смогли восстановить Скрытый Туман и объединить под властью своей деревни Страну Воды. Суйгецу Хозуки вживил себе оба глаза Учихи Обито и теперь служил моим эмиссаром в свите Теруми Мей, унаследовавшей всю политическую власть. Пока что сомнений в её преданности не возникало, Страна Огня включило её государство в свой протекторат. Тоже самое произошло и со Страной Ветра. Благодаря моему влиянию на Казекаге и влиянию Шикамару на его сестру, статус-кво сохранялся. И со временем станет нерушим, поскольку в результате прокатившихся войн эти два государства стали очень сильно зависеть экономически от Страны Огня.

Карин освоила одну из сильнейших тайных техник своего клана — запечатывающие цепи. При этом она продолжала свои исследования, взяв за основу разработки Орочимару, а также последовав моему примеру, приживила себе клетки Хаширамы. Из-за её сильной чакры, телу девушки удавалось сдерживать их агрессивную природу. В теории она надеялась обрести те же глаза, какими обладаю я.

Джуго с Лисом как всегда стояли за моей спиной, окончательно превратившись в мои тени. Все свои перемещения я совершал теперь только в компании своих подручных. Всё-таки статус нужно соблюдать.

После моей победы над Шионом и лидерами акацки, в стране Огня у меня не осталось политических врагов. Цунаде всё ещё оставалась моим советником, по вопросам управления Скрытого Листа. Также победа помогла принять мой протекторат в странах Воды и Ветра, которые сильно пострадали от действий Прозревших и Акацки. Для них я стал героем, спасшим мир от самых ужасных злодеев в истории.

Через несколько месяцев после Битвы, которая уничтожила Селение Скрытого Песка, я призвал статую Гедо. Была пара попыток сделать это ещё до неё, но Учиха Мадара не был дураком и обезопасил себя, что-то с ней сделав. С его смертью мне это всё же удалось.

С помощью моих глаз, поймать девятихвостого оказалось просто. Я запечатал его в статую, воскресив тем самым Джуби. Для чего он был мне нужен? Чтобы стать его джинчурики и обрести силу, которая поможет мне в подчинении стран Земли и Облака.

Когда тебя поддерживает народ трёх сильнейших государств, включая Страну Огня, где моя личность теперь стояла выше дайме, а также обладая подавляющим могуществом, гораздо легче диктовать свои условия остальным. В заключение я, играя эмоциями масс, наплёл обещаний о благополучии, которое последует сразу за объединением всего континента.

Конечно же, в приватной беседе, я больше апеллировал угрозами и считаю, что сделал всё верно. Пока меня будет поддерживать их народ, меня мало интересует мнение глав самих государств. Почему? Потому, что со временем мои кадры их просто вытеснят. Что в итоге и получилось.

И сейчас, стоя на крыше и возвышаясь над центром своей зарождавшейся империи, я размышлял о том, какими всё-таки разными были наши цели.

Мадара добивался полного погружения всех жителей планеты в вечную иллюзию, которой бы он осчастливил всё человечество. Во всяком случае, верил в то, что этого добивается. Шион стремился разрушить установившиеся порядки, в которых власть имущие ни во что не ставили жизни остальных людей. Для этого он погрузил весь континент в хаос. Я же… Я хотел лишь установить свой порядок. И теперь этот мир принадлежит мне.

Я совершил уже много ужасных вещей. Совершу ещё больше. Перед вами человек, которым стал Учиха Саске. И если вы ждёте каких-то извинений, то попробуйте потребовать их.

Что? Нет-нет, вы не ослышались. Очень скоро я собираюсь покинуть своё государство. Зачем? Чтобы все остальные стали моими. И это обращение странам остальных континентов. Я иду. И за мной шагает Новый Порядок. Что вы выберите? Подчинитесь или остановите меня? Мне сейчас восемнадцать и этот мир падёт первым на пути моего господства.


Оглавление

  • Часть 1
  • Часть 2
  • Часть 3
  • Часть 4
  • Часть 5
  • Часть 6
  • Часть 7
  • Часть 8
  • Часть 9
  • Часть 10
  • Часть 11
  • Часть 12
  • Часть 13
  • Часть 14
  • Часть 15
  • Часть 16
  • Часть 17
  • Часть 18
  • Часть 19
  • Часть 20
  • Часть 21
  • Часть 22