КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 439057 томов
Объем библиотеки - 609 Гб.
Всего авторов - 207367
Пользователей - 97886

Впечатления

Михаил Самороков про Злотников: Путь домой (Боевая фантастика)

Гораздо хуже, чем первая. Ни о чём.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Башибузук: Господин поручик (Альтернативная история)

как-то не связано с первой книгой, в третьей что ли встретяться ГГ?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Захарова: Оборотная сторона жизни (Юмористическая фантастика)

а где продолжение?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
martin-games про Теоли: Сандэр. Царь пустыни. Том II (Фэнтези: прочее)

Ну и зачем это публиковать? Кусочек книги, которую автор только начал писать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Богородников: Властелин бумажек и промокашек (СИ) (Альтернативная история)

почитал бы продолжение

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
martin-games про Губарев: Повелитель Хаоса (Героическая фантастика)

Зачем огрызки незаконченных книг публиковать?????

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Tata1109 про Алюшина: Актриса на главную роль (Детективы)

Не осилила! Сломалась на середине книги.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Интересно почитать: Фирма oemcentr.ru

Добро пожаловать на Терру! (fb2)

- Добро пожаловать на Терру! (а.с. Рассказы) 152 Кб, 21с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Елена Тихомирова (Элтэнно)

Настройки текста:



Элтэнно Добро пожаловать на Терру!

Лёгкие горели огнём. Воздух, казалось, уже не проникал в них. Я не мог дышать, но по-прежнему бежал. Это было какое-то машинальное движение тела.

— Ха-ха, наш милый мальчик решил от нас спрятаться! — раздался из динамиков язвительный голос комментатора. — Но мы-то с вами, дорогие зрители, знаем, что здесь не так спокойно, как он считает. И, может, пора показать отважному герою, что такое «огненный дождь», а?

Слова заставили меня остановиться и начать с подозрением озираться по сторонам. Я и правда думал, что нашёл в этом богом забытом лабиринте неплохой зал для передышки. Мне виделось, что здесь я смогу обновить повязку на руке. Ткань пропиталась кровью, на неё налип сор. Нужно было обработать рану, и в медкомплекте у меня ещё оставались обеззараживающий спрей и бинт. Но, судя по всему, ничего с лечением не вышло бы. Однако, пока комментатор разглагольствовал, стоило хотя бы отдышаться. Не иначе скоро мне вновь придётся изрядно побегать.

— Так как, что вы на это скажете? — с задором спрашивал неприятный голос, и со всех сторон до неслось громогласное:

— Да!

— Вы хотите увидеть шоу?

— Да!

— Тогда начинаем?

— Да!

— Внимание, только по вашей просьбе мы начинаем наш, — тут голос комментатора перешёл на таинственный шёпот, — «огненный дождь».

«Что за дождь? О чём они?» — с тревогой подумал я, так как не предвидел, откуда может последовать опасность. И всё же вскоре мой слух уловил скрежет металлической сетки, заменяющей в этой части полигона потолок. Я тут же уставился наверх, начал нервно всматриваться и едва успел заметить человека в маскировочном костюме, прежде чем он выстрелил. А затем раздался ещё один выстрел. И ещё.

Пули были странными и чем-то походили на петарды. Когда они попадали в землю, а стреляли люди не в меня, а рядом с моими ногами, то эти пули взрывались. Один из осколков царапнул мне бедро, и я постарался отпрыгнуть подальше от того места, где стоял. Это движение вызвало смех зрителей и большую активность выстрелов. Вскоре я буквально‑таки затанцевал, но и это было только началом. А потому у меня не осталось выбора, кроме как броситься через шквал огня туда, откуда я пришёл.

«Чёртова Терра!» — мысленно обругал я планету, но что поделать? Если не хочется однажды попасть в компанию моральных уродов, то не надо искать встречи с ними. Надо окружать себя куда как более цивилизованными людьми. Железная логика. И единственный её изъян в том, что как иначе, будучи капитаном космического контрабандистского судна, заработать достаточно деньжат на ремонт корабля и выдать каждому члену команды положенный ему куш?


— Эй, кэп, — привлёк моё внимание штурман и пилот в одном лице. — Тут некто на боевом крейсере класса «Зиро-05» пытается связаться с нами. Врубить связь?

Я окинул ледяным взглядом беспечно развалившегося в кресле Михаэля и едко спросил:

— А как этот «некто» на боевом крейсере понял, что мы рядом?

Увы, моё язвительное замечание пилот не воспринял. Нет, с одной стороны, хорошо, что он такой безбашенный, ничего не боится и с него всё как с гуся вода — только с таким характером и возможно осуществлять те трюки, что этот ас порой вытворяет. Но иногда бесит. Правда. Достаёт до печёнки!

— Так я давно говорю, что надо апгрейдить систему маскировки, — нагло улыбнулся пилот да ещё и заявил с усмешкой: — Не знаю, чего там Кэтти халтурничает.

— Я халтурничаю? — обиделась наша механик, демонстративно уперев руки в бока. Она как раз зачем-то пришла в рубку, и, видимо, только из-за этого Михаэль и сказал свои слова. Хотел повредничать.

— Оу-оу, Кэтти. Успокойся, — попросил я, глядя на её недовольное лицо.

Эта молоденькая девушка была мастером, богом техники, и я бы ни разу не пожалел, что нанял её, если бы не присущие ей детские черты характера — наивность и обидчивость.

— Но, капитан, он не понимает, о чём говорит! Я делаю всё, что могу. Не моя вина, что вы не даёте мне денег улучшить наш корабль. Половина деталей на «Фраере» требует замены. Невозможно чинить то, что разваливается, стоит только дотронуться пальцем!

— А вот здесь вообще остановись.

Тон моего голоса заставил девушку замолчать, но губы она недовольно надула. Что же, меня и такая реакция устроила. Мне нравилось, когда команда есть команда, когда каждый может нормально беседовать друг с другом и доверять своему капитану. Однако это не значит, что лидером я был только номинальным. Все знали, что поставить на место я сумею кого угодно. Просто не надо меня до этого доводить.

— Итак, Кэтти. Зачем ты пришла сюда?

— У нас перегорела проводка маскировочного поля. Некоторое время мы будем видны на всех радарах.

— Да, это я уже понял, — поморщился я и приказал. — Давай, иди и чини. А ты, Михаэль, включай связь. Послушаем, чего от нас хотят?

Механик ушла. Пилот нажал на несколько сенсоров на панели управления, и я уставился на экран. Вскоре на мониторе возникла рябь и через помехи стало видно знакомое мне лицо.

— Злюка Жером, — кисло протянул я вслух.

— Да-да, капитан Кир, ты не обознался, старый пройдоха.

— Разве я старый? По-моему, морщины избороздили твоё лицо, — нагло усмехнулся я. За шесть лет Злюка Жером и правда сильно сдал. Он даже дышал через специальную маску.

— Чёрт с ней с кожей, зато я не летаю на такой доисторической развалине. Отчего ты никак не сменишь своего «Фраера» на нечто поприличнее?

Замечание заставило меня недовольно поджать губы. Я любил свой корабль, а потому если что и менять, так это его нутро. Кэтти права, нужно обновить как минимум половину систем и узлов!.. Эх, найти бы на это деньги. Последние два месяца наша команда сидела на мели. В округе отчего-то шастало слишком много хранителей порядка, и дела срывались одно за другим.

— Так чего тебе надобно от меня? С твоим боевым крейсером-то? — между тем с улыбкой проговорил я.

— Видишь ли, я коллекционер.

— Это я помню. А ещё ты любитель стрелять в спину, чтобы не платить за сделку.

— Всё не можешь забыть былое? — удивлённо приподнял брови Жером. — Я же с тобой расплатился по итогу. И сейчас у меня куда как более надёжная репутация. Кроме того, она мне нравится. Сечёшь?

— Угу.

— Так вот. Недавно я выкупил на аукционе прототип первого персонального лазера. Исторически значимая вещичка. Я такие люблю. И потому хочу непременно заполучить его обратно. А то кое-кто нагло увёл его у меня прямо из-под носа. Пираты напали на транспортный корабль и забрали себе весь груз.

— Не проще ли выкупить?

— Проще. Я потому и направлялся к Терре.

— Один? — изумился я. У этой планеты была жуткая репутация.

— Ну, ты и шутник! — заливисто рассмеялся Злюка Жером.

— Кэп, — тут же шепнул мне Михаэль. Его лицо чрезвычайно побледнело, а палец стал судорожно тыкать по стеклу круглого радара. Я присмотрелся, чего он хочет, чтобы я увидел, и обомлел. Оказывается, боевых крейсеров было аж пятнадцать.

Да-а. Дела. Первостепенная задача поставить новую систему маскировки! Негоже, чтобы нас засекали такие опасные типы. Для них надо оставаться неприметной помехой на экране.

— Так всем известно, что юмор я люблю, — постарался не измениться в лице я, когда повернулся к Жерому.

— Так и я, Кир. И я! — со всей убедительностью воскликнул коллекционер. — А потому, как только понял, что эта груда допотопного металла твой «Фраер», то обрадовался донельзя. Знаешь, какую шутку мы сможем сообразить на двоих, а?

— Ну?

— Обокради ради меня вора.

— Ты хочешь, чтобы я по доброй воле отправился на Терру? На планету беспредельщиков‑садистов? Ради тебя? — не сдержался я от сарказма.

— По доброй воле и за сто пятьдесят тысяч кредитов.

— Сто пятьдесят тысяч кредитов?! — услышал я восторженный шёпот Ляо Шеня или Миа Цуна. Эти двое китайцев являлись не только штурмовиками в нашей команде, но и были братьями близнецами. И я до сих пор различал их чаще всего только по тому, в какую каюту тот или иной брат отправлялся на боковую.

— На такие деньги мне нужны гарантии.

— В знак нашей дружбы я готов перевести тридцатку прямо сейчас.

— Ох, Жером. Я сделаю это только ради тебя. Ты ведь в курсе? Я всегда считал тебя своим лучшим другом! — улыбнулся я во весь рот.

При этом в голове у меня звучали только четыре слова — сто пятьдесят тысяч кредитов. Да за такие деньги можно вообще новый корабль купить!


«М-да. За сто пятьдесят тысяч можно купить новый корабль. Конечно. Но вот новую шкуру себе — никак нет», — укорил я себя, когда всё-таки остановился и начал перевязывать рану. Теперь уже и на руке, и на ноге. Правда, бедро оказалось несерьёзно оцарапано. Но вдруг дальше придётся через грязюку пробираться? Не надо, чтобы внутрь попала инфекция.

— Итак, капитан Кир выходит в следующий раунд! — голосил никак не затыкающийся комментатор. — Он продержался час. И согласитесь, дорогие зрители, что не каждый фраерок радует нас таким результатом. А потому давайте приготовим ему нечто особенное?

— Да! Пусть пройдёт через «тоннель»! Нет, отправить его на «круги Ада»! — закричали невидимые для меня люди.

— Я услышал все ваши предложения! И, поверьте, у меня тоже есть место, куда бы мне хотелось послать этого героя, — в ответ на это замечание раздался дружный громкий смех. — И всё же сейчас мы устроим традиционное голосование. Нажмите на одну из трёх кнопок. Решите будущее сами!

Не знаю, за что они голосовали. Перечисленные комментатором названия мне ни о чём не говорили, но вряд ли итог мне понравился бы. Каким бы он ни вышел. Поэтому я закончил с перевязкой и ненадолго прикрыл глаза, желая собраться с силами. И посидеть у меня так вышло с минут пять или десять.

— Ага! Итак, нашего героя будет ждать «зомбятник»!

«Это что такое?» — только и успел ошарашено подумать я, как лабиринт вдруг начал меняться.

Перво-наперво все проходы намертво закрылись. Их перегородили заслонки толстых плит так плотно, как на космической станции во время разгерметизации. А затем стены начали движение. Пространство сужалось. Это заставило меня подняться на ноги и начать пятиться. Я был в ловушке. Ещё немного и меня раздавит!

— Ха-ха! Поглядите, как забеспокоился капитан Кир, — радостно проговорил комментатор. — Ах, какой сюрприз его ждёт! Пять. Четыре. Три…

От этого отсчёта мне стало совсем не по себе, а потому я постарался встать в центре уменьшающейся комнаты и насторожился до предела.

— …Два. Один!

Пол под моими ногами резко исчез, и я упал на мешки с мусором. Падение не было мягким. Я получил преизрядно синяков, так как со всей этой кучи сверзился и покатился, но, хотя бы, травматичным полёт не стал. Так что я простонал, буркнул нечто нецензурное себе под нос, и, встав на ноги, постарался осмотреться. Увы, это было невозможно. Люк над моей головой уже закрылся и вокруг стало не видно ни зги.

— О, поглядите, мои зрители, на замедленные кадры. Какой ловкач! — рассмеялся неприятный голос и с ненавистью сообщил. — Да такого паршивого падения не было ещё за всю игру! Капитан Кир сущий отстой!

— Да! Никчёмыш! — загалдела толпа.

— Интересно, сможет ли такой гнилой овощ, как он, продержаться в «зомбятнике» положенное время?

— Да! Нет! Да-да! Нет, ничего он не справится! Отстой!

Тут в окружающей темноте ярко-алым цветом загорелись огромные часы. На них были обозначены пятнадцать минут и ноль секунд.

— Итак, делайте свои ставки. У вас осталось на них совсем немного времени. Вскоре мы начнём новое испытание, — продолжил комментатор и, наконец-то, обратился ко мне. Правда, со всей присущей ему язвительностью. — Кир, Кир, Кир. Что это за имя дурацкое Кир? Не хочет ли капитан «Фраера» рассказать немного о себе напоследок?

На меня тут же упал слепящий луч прожектора. Он заставил веки крепко зажмуриться. Глазам было очень больно. Я оказался полностью дезориентирован и потому бесцельно топтался на месте.

— Никак капитан Кир оглох? Или он просто делает вид, что не слышит нас? Ха, а давайте, мои любимые зрители, мы проверим его слух?

— Да!

В комнате тут же пронзительно взвизгнуло так, что я резко сел на корточки и постарался как можно крепче прижать ладони к ушам! Звук был настолько мерзкий, что мне показалось — некто засунул в мои уши раскалённый прут. Хорошо хоть продолжалось это издевательство недолго.

— Итак, за что такого героя мамочка обозвала Киром словно приблудного щенка?

— Кир сокращённо от Кирилла, уроды, — всё-таки буркнул я, поняв, что просто так от меня не отстанут.

— И всё? Больше капитан Кир ничего нам не расскажет?

— Идите вы все в отстойник!

— Да, этот герой полностью оправдывает название своего корабля. Малыш даже ругаться не научился, ха! — усмехнулся комментатор, и за кулисами раздался звонкий смех толпы. — Однако он не оказался и молчуном, да? А о чём это говорит?

— Пули! Пули! Пули!

— Верно-верно, мои благодарные зрители, — луч прожектора сместился не очень далеко от меня, и я увидел столик, на котором благодаря миниатюрному лифту появился пистолет и несколько патронов. — Капитан Кир произнёс десять слов, а потому ему полагается десять пуль. Хороший урок на будущее быть поразговорчивей, э?

На языке у меня вертелись только нецензурные слова. Причём такие, что могли бы заставить весь этот сброд понять, что ругаться я умею ещё как! И всё же у меня не вышло вымолвить хоть что-либо. Внезапно комментатор крикнул:

— Отсчёт пошёл!

Вместе с этой фразой возникло тусклое красное освещение, а часы начали обратный отсчёт. Я тут же завертел головой и понял, что нахожусь в огромном зале, похожем на цех какого-то завода. Он был трёхъярусным. Наверх вели многочисленные металлические лесенки. А с потолка опускались клетки-капсулы с гуманоидными созданиями, суетно дёргающимися так, словно в каком припадке. Их вид мне совсем не понравился. И потому я ринулся к столику и схватил с него пистолет…

О, чёрт! Оружие лежало на мине. Её индикатор запульсировал совсем быстро. И не знаю, как мне хватило мужества ухватить в горсть несколько патронов, но я сделал это и только потом отбежал в сторону. Раздался взрыв. Столик разнесло на части, но, к счастью, его обломками меня не задело. Так что трясущимися руками я принялся заряжать обойму.

Всего пять пуль. Всего пять.


— Мы сделаем это на пять с плюсом, ребята! — довольно потёр я ладони, когда объяснил команде план.

— Кэп, вы знаете, обычно на таких собраниях я молчу, но сегодня мне очень хочется высказаться. Вы решили сделать всё лишь бы умереть? — иронично осведомился Майкл — наш медик, и Адда, специалист по взрывчатке и мой основной напарник, поддержала его.

— Правда, Кир, зачем так рисковать?

— Эмм, сто пятьдесят тысяч кредитов?

Женщина продолжала требовательно смотреть на меня, а потому мне пришлось дать ей иной ответ:

— Этот вопрос снимается с обсуждения, так как, во-первых, любую работу мы делаем ради денег, это все и так понимают. А, во-вторых, тебя, Адда, он не касается. Ты останешься отдыхать на судне.

— Что?! Я не пойду с тобой?

— Верно. Так что найди себе какое развлечение. Можешь, например, косметическую маску на лицо сделать, а то от гнева у тебя лоб слишком хмурый.

Адда грязно ругнулась, и мне захотелось небольшого спектакля. Так что я виновато развёл руками и сказал:

— Прости, дорогая, но когда я говорил о том, что мне нужна прекрасная спутница, то имел ввиду Кэтти.

— Меня? — прошептала механик, недоверчиво округлив глаза, и я ей улыбнулся.

— Ага.

— То есть, на этот раз мы вообще считай не у дел? — недовольно скрестил руки на груди то ли Ляо Шень, то ли Миа Цун.

— Ребята, ау-ау. Нам дали задание обокрасть этого урода, а не прорываться в его крепость с боем, — напомнил я команде. — Так что всё будет проще простого. Мы приземлились на Терру, обозначив вполне определённую цель визита. Не надо от неё отходить. Иначе с домиком Джека Потрошителя не выйдет. С ним возможно только проникновение, так как охрана на высшем уровне. Или вы думаете, что нам окажут милость и перенесут прототип персонального лазера в местечко попроще? Очнитесь. Вспомните, что сообщили местные. Обычно Джек не показывает своего носа наружу даже чтобы игру посмотреть.

— Глянул я эту игру, — поморщился Михаэль. — Та ещё мерзость. Меня аж в дрожь бросило. Это больным на голову быть надо такое смотреть.

— Да плевать на здешние развлечения! — вывел меня из себя он своим замечанием. — Соль в том, что пока Джек Потрошитель свою новую игрушку не продаст, никуда она из его дома не денется. И, по-моему, ни вы, ни я не готовы ждать вечность.

— Капитан, но я механик. Я не хочу никуда уходить с «Фраера», — задрожала Кэтти.

— Чёрт побери, да ведь я тоже! — воскликнул я и пристально поглядел на девушку, чтобы дать ей понять, что никакого выбора у неё нет. — Но вот загвоздка, детка, разговаривать с кем‑то кроме капитана Джек Потрошитель не согласится. Я обязан идти сам. И именно потому, что ты механик, мне нужна именно ты. Нас будут пасти всю дорогу. Так что в какой-то момент я возьму на себя работу наших узкоглазых братьев и прикончу сопровождающих.

— Но с тем, чтобы собрать копию прототипа из деталей, и Адда справится. Я хорошо постараюсь, капитан. Чес-слово! Они будут выглядеть так невинно, что никто не заставит вас избавиться от них при входе.

— Кэтти, это не обсуждается, — строго сказал я. — Без тебя у меня нет шансов взломать замки. Без тебя никто не доберётся до хранилища.

— Добраться до хранилища лишь часть проблемы. Лучше скажи, как вы из него выйдете? Как, Кир? — ткнула Адда в экран планшета, где синими линиями горела неполная схема здания. — У системы отвода мусора не обозначены размеры.

— Если соотносить масштаб, то они достаточны. Пролезем. Главное, подготовьте шаттл и поймайте нас. Не хочется попасть в утилизатор.

Я весело усмехнулся, желая не дать понять команде на сколько на самом деле меня пугает моя собственная безумная авантюра. Однако не особо-то хорошо у меня это получилось, так как Михаэль, после того как ловко поймал ртом подкинутый в воздух орешек, равнодушно заметил:

— За шаттл не бойтесь, кэп. Тут мы справимся. Вы уж только сами не налажайте. А то больно много в вашем плане каких-то там «если».

— А какого черта вообще надо рисковать с копией прототипа? — задал вопрос один из братьев, и я сразу понял, что это Ляо Шень. Он был потупее.

— Потому что тогда Джек Потрошитель не будет охотиться на нас так рьяно. Он, конечно, не из тех, кто правит галактиками, всего лишь местный авторитет, но лишней предосторожность не станет. Пусть увидит, что его игрушка на месте и никуда она не пропала. Так у нашего «Фраера» будет фора, чтобы покинуть Терру.

— Да-да. Давайте сделаем это дело и поскорее смотаемся отсюда, — нервно и как-то невпопад проговорил Майкл. — Мне с самого начала планета не понравилась. Какая-то она не дружелюбная.

— А ты и правда хотел, чтобы нас встречали с плакатом «Добро пожаловать на Терру!»? — усмехнулся я.


— Ну, всё народ. Стреляем во всё, что движется, — постарался я придать оптимизма самому себе.

Не знаю, кем на самом деле являлись странные существа в клетках, но они были бешеными и донельзя агрессивными. Даром, что внешне походили на людей… Таких больных‑пребольных людей, у которых местами кожа отслаивается и глазницы порой в гное! Бе, такой мерзости я за всю свою жизнь ещё не видывал. Наверное, их специально уродовали, накачивали специальными химикатами и натаскивали нападать. Во всяком случае, узрев мою персону, они начали яростно царапать стенки клеток. И, едва их выпустили на волю, тут же бросились на меня.

Я постарался сосредоточиться. Тварей было десять, а пуль у меня всего пять. Я не имел права промазать. А потому мне пришлось успокоить нервную систему и выстрелить более прицельно. Раз, два, три, четыре, пять… Отлично! Всё в яблочко. Вот только, что делать с остальными?

Ухватив пистолет удобнее, я ринулся бежать к одной из лесенок — во мне жила надежда, что там, наверху, мне удастся добыть какую-нибудь арматуру или иное оружие. Пистолет без путь стал бесполезным куском металла.

— О, глядите, посмотрите только, как он старается! — с восторгом воскликнул комментатор, едва я забрался на второй ярус. Это вышло нелегко. Какая-то из тварей ухватила меня за щиколотку, и я едва избавился от этой хватки.

— Сюрприз! Сюрприз! — заголосила толпа.

— Да-да, капитан Кир. Вы ведь уже поняли, что мы обожаем сюрпризы?

Вопрос ещё не дозвучал до конца, как меня шибануло током. Оказывается, металлические мостики были под регулируемым напряжением. И хорошая сторона момента заключалась в том, что все мои преследователи отлипли от лесенок и теперь хаотично бегали по первому ярусу. Ну, а про плохую сторону и говорить нечего. Мне оставалось либо прыгать с четырёхметровой высоты вниз, либо пытаться как-то добраться до третьего яруса. И я предпочёл второй вариант.

Нет-нет, вовсе я не сошёл с ума! Мне было предельно ясно, что там тоже мог поджидать какой «сюрпризик», но через щели сетчатого пола я заприметил нож. И мне хотелось его добыть.

— Вашу мать! — заорал я и, сунув бесполезный пистолет за ремень брюк, кое-как двинулся выше. У меня была цель, и я знал, что мостиков под напряжением на третьем ярусе нет. По крайней мере, они не соединялись со вторым уровнем, и потому шансы на то имелись.

— Нет, так не интересно, — разочарованно произнёс комментатор, когда я заполучил новое оружие. — Прятаться так высоко слишком просто, капитан Кир. А потому давайте-ка спускайтесь. И помните — время, время.

Мостик затрясло так, что я не удержался на ногах и рухнул на пятую точку. А затем перила исчезли и меня понесло вниз.

— А-а-а! — машинально закричал я, но успел ухватиться пальцами левой руки за сетку. В правой я держал нож, а потому она была бесполезна.

— Ха-ха! — возрадовался комментатор. — Что же наш герой предпочтёт? Упасть или выбросить свою находку?

Нет. Ножа лишаться я никак не хотел и потому всё-таки полетел вниз. Высота была идеальной, чтобы поломать себе все кости, но мне повезло. Рёбра остались целы, хотя не иначе как лёгкие отбило, и сильно пострадал только нос. Я почувствовал, как хрустнула носовая перегородка, и как кровь хлынула по лицу. Однако сосредотачиваться на собственных ощущениях было опасно. Я со стоном перевернулся на спину. Вовремя! На меня как раз с шипением неслась тварь. Она на бегу вытянула вперёд длинные крючковатые пальцы и бросилась плашмя. Однако я успел выставить перед собой лезвие.

«Так, минус один», — прозвучало в моей голове, а затем я поднялся на ноги.

Оставшиеся твари бросились скопом и, наверное, только это меня и спасло. Они мешали друг другу, и у меня получилось нанести серьёзные раны.

— Капитан Кир уже справился, — недовольно вздохнул комментатор. — Порой он может действовать основательно, да, дорогие зрители? Причём действовать основательно нам на нервы!

Раздался хохот, и комментатор продолжил:

— Итак, до конца первого раунда ещё целых десять секунд, и это значит, что в новом раунде у нашего игрока будет аж десять патронов. Снова. Да вы мачо, капитан Кир!

Луч прожектора осветил появившийся из-под пола столик, на котором лежали драгоценные для меня патроны. Я со всех ног побежал за ними, так как уже успел заприметить две вещи. Первая — на часах оставалось десять минут и четыре секунды, а вторая — с потолка опускались новые клетки. И их было больше, нежели прежде. Где-то пятнадцать.


— Так, Кэтти, дыши спокойнее! — приказал я девушке, когда ухватил её лицо руками.

М-да, очень жаль, что механик у нас такая вот неженка… С другой стороны, она справилась. Кто другой на её месте вряд ли бы сумел выполнить задачу, а Кэтти с лёгкостью осуществила всё то, что я хотел. Мы прекрасно добрались до хранилища, подменили прототип и даже закрылись в секторе для отвода отходов.

— Я не вижу мусоропровода! — жалостливо воскликнула Кэтти.

— Если ты его не видишь, это не значит, что его здесь нет. Давай попробуем отыскать. Вместе. Хорошо?

— Да, капитан. Я попробую.

Мы принялись шарить вдоль стен. Грохот долбящихся в заваренную дверь охранников конкретно резал по нервам и мешал поиску. Мне в какой-то момент даже подумалось, что хорошо бы получить свои деньги от Злюки Жерома и уйти на покой. К Дьяволу такую работёнку!

— Я нашла, капитан!

— Умничка.

Кэтти обнаружила панель управления и уже стучала пальчиками по её сенсорам. Вскоре в стене открылась ниша, куда предполагалось складывать мусор. Вот только…

— Давай, детка, давай ты.

Я сунул Кэтти в руки мешочек, в котором лежал прототип персонального лазера и буквально-таки пихнул её внутрь отверстия.

— Но капитан! — на глазах девушки появились слёзы, так как она уже всё поняла — ниша была слишком маленькой, чтобы вместить двоих людей.

— Я следом за тобой.

— Но сброс мусора осуществляется не чаще, чем раз в пять минут!

— Именно поэтому и давай без хныканья. Так у меня будет больше шансов.

Я закрыл стенку ниши и нажал на кнопку сброса.

Всё. Теперь можно грызть ногти. Мои дурацкие порывы благородства всё‑таки подвели меня к печальному итогу. Однако вместо того, чтобы отчаяться, я грязно выругался и, встав в боевую стойку, мрачно уставился на дверь. По металлической поверхности ползли огненные линии. Ещё немного, и вместо них окажется дыра. У меня не было пяти минут, о которых я мечтал. От силы две. И моё предвидение меня не обмануло. Сбежать не вышло. Отбиться тоже. Охрана скрутила мне руки и поволокла к своему шефу.

— А, так вот он какой капитан Кир, — со злой усмешкой высказал Джек Потрошитель.

Несмотря на грозное прозвище, Джек оказался не особо презентабельным плешивым человечком в очках и старомодном костюме. И он выглядел бы скорее как некий клерк, если бы не его взгляд. Только по нему сразу стало понятно, что передо мной один из самых известных садистов на этой планете.

— Право, мне было интересно на вас поглядеть, — продолжил этот мужчина. — Очень необычно, когда контрабандой занимаются добряки. Доставлять на периферийные планеты еду и медикаменты по тем ценам, что вы порой работаете, иначе как бескорыстной щедростью и не назвать. Разве вы не знаете, что все Робин Гуды плохо кончают?

— Э-э-э, у меня паршиво с древней литературой, но вы можете меня отпустить. Я непременно вернусь со свежими знаниями в голове, и мы сможем достойно побеседовать на эту тему.

— Вы не единожды перешли мне дорогу со своими поставками! — рыкнул на меня Джек и ударил под дых. — Я давно думал, что пора отправить за вами какую бригаду, и тут вы сами. Собственной персоной. Это было хорошо. Правильное решение.

— Да? А я вот чего-то засомневался.

Джек Потрошитель ухватил меня за волосы и резко дёрнул за них в сторону. Я не удержался и вскрикнул. Это вызвало на лице мужчины довольную улыбку.

— Не будь вы таким наглецом, мы могли бы договориться. Я люблю деятельных людей, а вы деятельны, капитан Кир. И удачливы. Редко, когда в людях совпадают эти качества. Но то, что вы сделали, большая ошибка. Вашу попытку меня ограбить я простить никак не могу.

— Вы же любите хорошие истории из старых книг? Кто-то мне рассказывал, что в одной из них, очень популярной в своё время, говорилось о всепрощении.

— Я не настолько люблю литературу того тысячелетия, — язвительно улыбнулся мне Джек. — Да и, кроме того, очень много кто знает капитана Кира. И мне хочется, чтобы эти люди навсегда уяснили, что бывает с теми, кто идёт против меня. Так что в ближайшие пару часов мы познакомимся с вами ближе, — он снова ударил меня. — А потом я устрою вам грандиозную славу. Немного публичных мучений будет для вас самое-то. И сценарий для них я напишу сам. Лично.


«И это называется немного мучений?» — мысленно простонал я.

Вторые пять минут прошли не очень удачно. Я сумел добыть себе всего три патрона, зато заработал несколько жутких укусов. Помимо этого, у меня теперь было рассечено плечо и по ощущениям до кости. Кровь беспрерывно текла по руке тёплым ручейком.

— Вот Дьявол! — выругался я, понимая, что времени на перевязку нет.

Часы вели свой безжалостный отсчёт, а с потолка уже опустились новые клетки. На этот раз, чтобы прицелиться, мне понадобилось куда как больше времени. Из-за травмы носа вокруг глаз стало опухать, да и сама рука подрагивала. Однако я не зря считался метким стрелком. Раз, два, три. Три из двадцати вышли из строя. Осталось решить, как справиться с остальны…

Ба-бах! Бах! Ба-бах!

Тела убитых мной тварей взорвались. Меня покрыло ошмётками их плоти, и от растерянности я застыл, хотя надо было действовать. Ко мне стремительно бежали семнадцать уродцев!

— О, капитан Кир, вам понравилось? Небольшой подарок. Только для вас! — начал злорадствовать комментатор. — Остановка сердца провоцирует работу детонатора бомбы, заложенной в каждого из этих зомби-малюток. Так что, да, не позволяйте им заключать вас в объятия, — тут голос притворно всхлипнул и принялся за новые издевательства. — Или наоборот! Дайте нам посмотреть настоящее шоу! Мы же хотим увидеть шоу?!

— Да!

— Мы хотим больше крови и смерти?

— Да!

«Вот уроды», — со злостью подумал я и прекратил обращать внимание на звуки.

Действовать, когда ты не бодр и свеж, было тяжело, а дополнительное испытание серьёзно усложнило дело. Больше нельзя было подпускать к себе тварей так близко, чтобы они буквально-таки повисли на мне. Предстояло убивать их как-то по одному.

…и слава космосу, что эти выродки не обладали хоть сколько-нибудь достойным интеллектом!

Я начал бегать туда-сюда, но благоразумно старался не забираться на верхние этажи. Одного раза с лихвой хватило. Из-за электричества зубы у меня до сих пор судорожно стучали. Пожалуй, всё это походило на профессиональный паркур. Вот уж не думал, что у меня может такое получиться!

Вот дело дрянь. Сглазил!

Очередная тварь сумела ухватить меня за больное плечо так, что я едва не потерял сознание от боли. Когти цепко держались за края раны, и я взвыл. В глазах помутнело. Затем челюсти клацнули возле моей шеи. И снова. Но на этот раз они сумели отхватить кусочек уха.

— Какой прекрасный сувенир добыл этот малютка! — прозвучал счастливый голос комментатора. — Или лучше сказать обед?

— Да, сдохни! — выкрикнул я и, кажется, имел ввиду не тварь, которую удачно пырнул ножом, а именно обладателя проклятого голоса.

— Время, капитан Кир. Время, — певуче напомнил комментатор. — Вам надо убить всех противников, пока оно не кончилось. Каждая дополнительная минута будет стоить вам какой‑либо части тела. Снайпер уже наготове. Так что скажите нам, чего вы хотите лишиться первым делом? Кисти правой руки? Быть может, левой ступни? Или вам уже совсем не нужно то, что у вас между ног?

Зрители загоготали, но мне смешно не было. Ни капельки! Оставалась минута, а мне ещё требовалось уничтожить троих выродков. В моей голове бился только один вопрос — как это осуществить? Второй, а зачем мне это надо, ведь всё равно подохну, я старательно игнорировал. Соображать приходилось стремительно, нечего отвлекаться.

Следующим моим действием стало, что я подбежал к лесенке на второй ярус и стал ждать, пока твари не подбегут совсем близко. Тогда я юркнул за лестницу и, немного присев, чтобы когтистые руки не смогли до меня дотянуться, вогнал нож по рукоять в сердце ближайшего противника. Затем резко отскочил назад.

Бах!

И вскоре еще одно — бах!

После этого я подбежал к оставшемуся в живых монстру и полоснул его по горлу.

Ба-бах!

Но я был уже далеко от места, где взрыв мог быть опасен для меня. Так что выжить у меня получилось. Но то, какой ценой мне досталась моя жизнь, заставило мои ноги подкоситься. Я рухнул на пол и тяжело задышал. Это было ужасно. У меня болело всё, что только могло болеть. И я был весь в крови. В своей и чужой.

— Да-да, наша игра становится всё интереснее! — глумился комментатор. — Скажите, мои дорогие зрители, хотите ли вы сделать перерыв в ней?

— Нет!

— Заставим действовать капитана Кира на одном адреналине?

— Да!

— Мы продолжаем игру?

— Да!

«О, нет», — был готов расплакаться я, но в отчаянии поднялся на ноги и прокричал во всю мощь глотки:

— Да вы там что, совсем издеваетесь?!

В ответ на это я услышал лишь смех, а затем раздалось гудение. Из едва видимых в стенах сопел вырвался чёрный дым. Выглядел он очень подозрительно, но мне на то было наплевать. Главное, тусклый красный свет стал ярче. Это ослабило напряжение глаз.

— Итак, все мы знаем, что предстоит нашему герою в третьем туре…

— Эй! — заорал я, привлекая к себе внимания. — А победители вообще бывают? А то какая-то хреновая у вас игра, ребята!

— …и в третьем туре его ждёт Центурион! — громко проговорил комментатор, напрочь игнорируя мои слова, и потом, смилостивившись, посоветовал. — Бегите, капитан Кир. Бегите.

Да, бежать из комнаты смысл имелся. Дым постепенно превратился в горячий пар. Резко стало не хватать воздуха. Кожа покрылась капельками пота. Но убивать меня так никто не намеревался. Мне предоставили возможность выбежать из помещения на арену, расположенную под открытым небом. Видимо, некто решил устроить пародию на гладиаторские бои. Даже зрители на своих местах присутствовали. И то, что они были живыми, а не фантомными, дало мне понять, что это и есть основное место для просмотра хода игры.

Да, верно. Я не ошибся. Вот он и проектор, и экран… Но что это за странная на нём рожа? Это уже не моя.

— А теперь поприветствуем нашего непобедимого чемпиона. Внимание — Центурион!

Люди восторженно завопили, а я уставился на огромную гуманоидную фигуру.

По сути, Центурион был механизм в четыре метра высотой, внутри которого размещался живой человек и управляющий этой громадиной. Но с моего места его силуэт был едва различим. Хорошо хоть вообще виднелся. Боевые модели таких устройств предполагали не только полную броню, но и силовой щит. Эта же задумка имела множество изъянов… правда, что мне до них? С ними обычному человеку не справиться.

«Это конец», — понял я.

Центурион сделал несколько пафосных движений, доказывающих его силу и ловкость. Мог бы и не стараться. Я и так основательно впечатлился. Даже отбросил в сторону уже не нужный нож. Затем подумал и бросил туда же и пистолет. Всё равно пуль к нему не было.

— А шансы уравняют хоть как-то? — стараясь придать голосу бодрость, осведомился я.

— Ха-ха, нет, — ответил комментатор.

Теперь я увидел его. Он сидел на высокой трибуне рядом с Джеком Потрошителем. Этим глумливым мерзким человеком оказался не менее противный на вид толстячок с блестящей лысиной.

— Тогда вы не против, если я сделаю это сам? — вдруг нагло вопросил я, так как увидел то, на что другие пока не обратили внимание.

«Фраера» я бы узнал и из тысячи кораблей той же модели. Мы были вместе уже пятнадцать лет, а это существенный срок для того, чтобы стать друзьями навеки вечные. И не менее долго я знал бесшабашного Михаэля. После Адды, сбежавшей вместе со мной из колонии старателей, он был вторым человеком, что я нанял. Потом уже был доктор Майкл и пара механиков, про которых и говорить не хочется. Отлично, что их по итогу заменила Кэтти. И я до сих пор не нарадуюсь, что жизнь столкнула меня с братьями Ляо Шень и Миа Цун. Они и вовсе оказались находкой. Жаль, что мы не познакомились лет на пять раньше. Майклу пришлось бы намного реже латать меня.

От «Фраера» отделилось два шаттла, и они начали обстрел арены с воздуха. Это вызвало небольшой ажиотаж, но и только. Зрители не особо забеспокоились, так как местность была защищена силовым полем да и из башенок уже показались защитные орудия. Казалось, моя команда предприняла отчаянную, но бесполезную попытку вызволить своего капитана. Однако это было не так. Похожую шутиху мы проделывали на другой планете, а потому я вполне чётко представлял, что будет дальше. И всё произошло в соответствии с моими ожиданиями.

Внезапно генераторы силового поля заискрили. Сегменты пространства лишались своей защиты один за другим, а затем и стволы орудий безжизненно опали. Тут всем присутствующим резко стало не до смеха. Люди тревожно заголосили, засуетились и после кинулись в рассыпную. Началась паника. В таких условиях повлиять на что-либо охрана Джека Потрошителя уже не могла, им было важнее сперва увести босса. Не устраивать же воздушную битву до того? Так случайно и нанимателя подстрелить можно.

К счастью, моя команда не собиралась разносить всю арену в пух и прах, чтобы дождаться атаки противника. Через несколько мгновений один из шаттлов завис надо мной и на самоподъёмной лебёдке я забрался внутрь.

— Всё, он у нас. Летим на корабль! — тут же приказала Адда, и вскоре я оказался на «Фраере». Ко мне тут же подбежал Майкл:

— Ну, они вас и отделали, кэп!

— Ухо. Ухо новое можно будет?

— А вы сохранили старое?

— Боюсь, что нет. Не успел никому напомнить, чтобы хранили, как реликвию.

— Эй, как там у нас дела? А то я всё понять не могу — мы будем в войнушку играть или сваливаем? — раздался из динамиков весёлый голос Михаэля.

— Тикаем отсюда! — приказал я и куда как тише сказал. — Да ну эту Терру. Не понравилась мне планетка.

— Что, капитан, тоже не хотите сюда возвращаться? — спросила Кэтти и обняла меня. На глазах у неё были слёзы радости.

— Что-то мне не понравилось их «Добро пожаловать!».

После этого говорить стало сложно. Михаэль запустил реактивные двигатели. Корабль начал преодолевать слои атмосферы и нас изрядно затрясло. Часть команды разбежалась выполнять свои обязанности, а Адда и Майкл помогли мне добраться до лазарета. Там я получил долгожданную медицинскую помощь и чувствовал себя невероятно счастливым везучим засранцем… ровно до того момента, как Адда, дождавшись, что мы останемся вдвоём, поинтересовалась:

— Что будем делать дальше, Кир? Пушку-то мы отдадим, деньги получим, но Джек Потрошитель теперь с нас не слезет.

— Можно, перед тем как я тебе отвечу, сам спрошу?

— Давай.

— Вы долго решали надо меня спасать или нет?

Я поглядел женщине прямо в глаза, но она не отвела взгляда и не задержалась с ответом ни на секунду.

— Вообще-то мы долго решали, как тебя спасать. А вот над твоим вопросом даже не задумались. Надо было?

— Нет, — рассмеялся я и сразу ощутил сильную боль в грудине. Два ребра у меня были сломаны.

— Так что дальше, Кир? Джек Потрошитель это не шутка. У него длинные руки.

— Теперь я могу тебе ответить. Джек Потрошитель или кто иной, но мы настоящая команда и потому мы справимся. С любой проблемой. Дальше у нас всё будет хорошо и никак иначе.

После этих слов я с удовольствием откинулся на подушку. Голова и до этого кружилась, а из-за лекарств мне ещё больше захотелось спать. И сны мне снились хорошие. Ведь перед тем, как заснуть, я увидел нежную улыбку Адды.