КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 438613 томов
Объем библиотеки - 608 Гб.
Всего авторов - 207121
Пользователей - 97832

Впечатления

Serg55 про Башибузук: Господин поручик (Альтернативная история)

как-то не связано с первой книгой, в третьей что ли встретяться ГГ?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Захарова: Оборотная сторона жизни (Юмористическая фантастика)

а где продолжение?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
martin-games про Теоли: Сандэр. Царь пустыни. Том II (Фэнтези: прочее)

Ну и зачем это публиковать? Кусочек книги, которую автор только начал писать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Богородников: Властелин бумажек и промокашек (СИ) (Альтернативная история)

почитал бы продолжение

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
martin-games про Губарев: Повелитель Хаоса (Героическая фантастика)

Зачем огрызки незаконченных книг публиковать?????

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Tata1109 про Алюшина: Актриса на главную роль (Детективы)

Не осилила! Сломалась на середине книги.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Зорич: Ты победил (Фэнтези: прочее)

Вторая часть уже полюбившейся (мне лично) СИ «Свод равновесия» (по сравнению с первой) выглядит несколько «блекло», однако это (все же) не заставляет разочароваться в целом. Не знаю в чем тут дело, наверное в том — что если часть первая открывает (нам) некий новый и весьма интересный мир в жанре «фентези», то часть вторая представляет собой лишь некое почти детективное (с элементами магии) расследование убийства некого особо-уполномоченного лица (чуть не сказал «особиста»)) на каком-то затерянном острове, расположенном в далекой-далекой провинции.

В связи с этим (в первой половине книги) у читателя наверняка произойдет некое «падение интереса», однако (думаю) что это все же не повод бросать эту СИ, не дочитав до финала. Кстати, (по замыслу книги) ГГ (известный нам по первой части) так же сперва воспринимает свое назначение, как некую почетную ссылку (мол, спасибо на том, что не казнили)... но вскоре события (что называется) «понесутся вскачь».

Глупо заниматься пересказом «происходящего», однако нельзя не отметить что «вся эта ситуация» продолжает неторопливо раскрывать «тему данного мира» (и неких уже известных персонажей), пусть и не со столь «яркой стороны» (как это было в начале), но чем ближе к финалу — тем все же интереснее...

В искомом финале нас ожидают масштабные «разборки» и «ловля на живца» (в которой как ни странно наживка в виде гиганских червяков, играет совсем не последнюю роль)). Резюмируя окончательный вердикт — эту СИ буду вычитывать дальше... хоть и без особого фанатизма))

P.S И конечно эту часть можно читать вполне самостоятельно (без учета хронологии), однако желательно сперва прочесть часть первую, иначе впечатления от прочтения (в итоге) останутся вполне посредственными.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).

Валор 7 (fb2)

- Валор 7 (а.с. Паутина миров: Остров-7) 867 Кб, 264с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Иван Шаман

Настройки текста:



Иван Шаман Валор 7

Глава 1

Войска Хэй оказались в нескольких часах перехода от нас. И мы уже отошли от стен запруды и окопались, вновь поставив повозки на бок, в качестве передовых укреплений. Сложно было оценить точное количество, но даже по самым скромным оценкам их количество перевалило за полторы тысячи. Учитывая скрывающиеся за стеной запруды отряды Отступников, горилл, гиен и мятежных анубисов, наши силы оказались полностью равнозначны. Если не считать, что почти все Отступники были извращены хаосм, а в рядах Хэй передвигались гигантсткие бронированные крабы с башнями-ракушками на спинах.

— Наг не видно, но они могли заплыть со стороны океана. — предупредил Ичиро, которого я перебросил на левый фланг. — Воздух слишком горяч для них, а потому до вечера мы в безопасности, господин. В то же время, не факт, что мы сумеем пережить ночь.

— Потрясающая перспектива. — сдержано сказал я, потерев переносицу. — У нас есть несколько часов на штурм основных укреплений, пока не подошли основные войска врага. До заката мы закрепимся на стене, и вынудим их принять мир.

— Не слишком ли амбициозный план, господин? — спросила Гуанг Сонг. — Все же, у нас не так много войск, если нас отрезали от тайного дворца, и подмоги не будет, мы не сможем гарантировать лечение раненым, а погибших окажется слишком много.

— Если атаковать стену в тупую, как это делали демонические твари, конечно. Я рассчитывал на длительную и спокойную компанию, во время которой нам придется вести изматывающую осаду, и стараться обойтись малыми жертвами. — признал я, глядя на укрепление отступников. — Но жалеть воинов врага в такой ситуации не выйдет. Господин Ксу Канг, я прошу вас подготовить осадные машины, для метания бочек.

— Бочек? Зачем? — спросил Ичиро, подняв голову. — Разве вы не хотели разрушить укрепления камнями?

— Планировали, но это даже при самом благоприятном исходе займет несколько дней которых у нас нет. В то же время противник сам оказал нам неоценимую услугу, соорудив дополнительную защиту из дерева. Госпожа Сифара, я очень рассчитываю на вашу и ваших сестер помощь. Нужно будет контролировать огонь, не позволяя врагам затушить его, а в идеале — направить стены пламени вниз, в противоположную сторону.

— Моим сестрам понадобится отдых, после ночного боя. — сказала извиняющимся тоном Сцилла. — Боюсь, мы не сможем использовать все свои силы.

— У вас будет время, пока машины переделывают и ставят на передовую. — предупредил я, внутренним взором оценивая обстановку. — Пока Хэй Лин не очнулась, подробной информации у нас не будет, однако сейчас придется считать войска Хэй враждебными. Странно, что с ней не было адмирала Вэйджа, но это вопрос второстепенный. Возможно он сумеет собрать лояльные Лин силы, и ударит в тыл противнику.

— Или сам решит захватить власть. — тихо добавила Юн. — Ее брат не слишком умный, и крайне самонадеянный, на его самолюбии легко играть.

— В таком случае я просто вызову его на поединок и прикончу.

— Я сказала не слишком умный, а не полный идиот, дорогой. — улыбнулась жена, прижавшись ко мне. — Он прекрасно понимает, что не выживет в дуэли, а потому не купится на столь прямую провокацию. С другой стороны, все что ему нужно — признание его статуса, в качестве главы семьи Хэй. К тому же он, в отличие от Пинг Ян, не слишком принципиален. Если предложить ему нашу поддержку, вместо поддержки Отверженных, да еще и выдать сестру, в знак доброй воли, он вполне может переметнуться.

— И к чему нам такой союзник? — нахмурилась Аи. — Он же предаст в любой момент.

— Тоже верно, он жаждет власти, но не нуждается в ней. — согласился я, обдумывая ситуацию. — Госпожа Сонг, Юн, я прошу вас возглавить тысячу, и выйти на перерез Хэй. Предложите ему переговоры, на приятных условиях. Сообщите, что мы знаем о сговоре, но не хотим войны с теми, кто может стать достойными членами нового совета владык.

— Вы сейчас серьезно, господин? — ошарашенно проговорил Ичиро. — Мы будем разговаривать с этим отбросом, вместо того, чтобы поддержать обратившуюся к нам за помощью раненную девушку?

— Совершенно. Пока наши отношения с Хэй не определены. Они не вступали в бой, не нарушали договоров, и нам без разницы, какой у них глава. Стоит им передумать и пойти в атаку, клан Хэй и Акио лично, станут нашими врагами. Если же вместо этого они помогут нам в штурме — соблюдут договоры, и тогда придется признать Акио законным наследником и главой клана.

— Я все поняла, дорогой супруг. — поклонилась Юн, поцеловав меня в щеку, и беря с собой львенка. — Разрешите идти?

— Да. Не позволяй ему ничего лишнего, будь тверда, в крайнем случае…

— Я напою его чаем. — все понимая ответила супруга, хитро улыбаясь. — Со мной все время будет наставница и десять сотников, они не дадут меня в обиду.

— Хорошо, я рассчитываю на твои дипломатические навыки и хитрость. — с облегчением сказал я. — Берегите мою жену, Сонг.

— Отдам за нее жизнь, если понадобится, господин. — склонилась в поклоне наставница, и Юн со своей свитой покинула главный шатер.

Тут же начали раздаваться команды по сбору, а на миникарте я увидел, как значительная часть войск начала разворачиваться в нужную мне сторону. Ситуация в целом была не слишком приятной, но пока не критической. Чудесные машины дварфов — длинные настенные баллисты, устанавливающиеся на самые высокие башни, сейчас возводили на бревна, прямо перед позицией врага, туда же подвозили боеприпасы.

Мой расчет был крайне прост. Никто, никогда, по крайней мере за последние десять тысяч лет, не атаковал стены Чщаси с помощью настоящих осадных машин. Даже метающие камни гигантские кракены не шли ни в какое сравнение с тем, что устроят бварфы всего через несколько часов. Больше того, они и сами не предполагают какая сила заключена в простых баллистах.

Кроме того, у меня в рукаве спрятано еще несколько тузов, которые я предпочел не показывать. Бом все еще не отлил главное орудие, но свадебные подарки уже ждали своего часа. К тому же кое-что доставили вместе с припасами утром. Этот запас я оставлял на совсем уже крайний случай, но его наличие грело душу.

— Господин, мы и вправду собираемся идти на штурм? — хмурясь спросил Ичиро, когда первые приготовления были завершены и спрятанные за бамбуковыми щитами баллисты задрали свои носы больше чем на сорок пять градусов.

— Штурм? Только после обстрела. — покачав головой, я подошел к укреплениям, осматривая позицию. — На что они рассчитывают, интересно? Что мы пойдем на них в самоубийственную атаку? Нет, вряд ли они на столько наивны, скорее ждут ночи, чтобы атаковать с помощью зверей. Ну что, пришла пора их удивить. Господин Канг, выстрелите несколько раз камнями, чтобы понимать траекторию и натяжение. Госпожа Сцилла, ваши сестры готовы?

— Расстояние слишком большое, господин Валор, но мы сделаем все что в наших силах. — ответила неко, поклонившись. — Мы сожалеем, что из-за нашего прошлого вам приходится сражаться с столь значительными силами врага.

— Все в порядке, рано или поздно это должно было произойти. — усмехнулся я, осматривая стену. — Жаль, что враги сумели объединиться, но сомневаюсь, что Отступники перекинули все свои силы на запруду. В форте их должно остаться не меньше половины, так что у нас есть все шансы победить.

Мои слова прервал жуткий грохот катапульт, по одной выпускающей каменные блоки, вспахивающие землю у самой стены. Защитники хохотали, показывая на нас пальцами, но стоило поднять орудия на несколько сантиметров, как первые каменюки ударили в подножие стены, и отступникам резко стало не до смеху.

— Стрелки! Пять пальцев вверх! — донеслась до нас команда гиганта, в полном доспехе. Сам он ходил между рядами с копьем, соответствующим ему по размерам. — Три пальца левее, готовься! Пли! — с этими словами он чуть отклонился и всем телом выкинул вперед руку с копьем.

— Щиты! — выкрикнул Ичиро, прячась за укрепления. Я же спокойно стоял, смотря на врагов.

Рой стрел, запущенный с стены и башен, градом обрушился на поле перед нами, и только несколько долетело до наших порядков. Кто-то вскрикнул, раненый, но для войска опасности как таковой не было. Здоровенное копье воткнулось метрах в десяти от меня, и стало понятно в кого именно целится здоровяк.

Усмехнувшись я помахал ему рукой и сделал несколько шагов вперд. Выйдя за возведенные стены. Сразу несколько щитоносцев бросилось ко мне, но я жестом показал оставаться на своих местах. Растерявшийся от моей наглости гигант приказал всем стрелкам бить по мне, сам взяв копье чуть короче. Следующий залп накрывал меня с головой, больше двух сотен стрел и копье рухнуло в одно место, поразив иллюзию. После чего я снял эффект ока урагана.

— Щиты не убирать! Держаться укреплений! — приказал Ичиро. — Господин, как вы догадались, что они стреляют не на полную дальность?

— Слишком просто. Они тут уже полторы недели, и должны знать настоящее расстояние, с которого должны попадать. — усмехнулся я, глядя на гиганта, в ярости ломающего очередное копье. — Вероятно они пытались подманить нас ближе, чтобы затем атаковать наверняка, перебив беззащитных бойцов. Хитрый ход, хоть и немного подлый. Госпожа Сцилла, есть ли у вас маги земли?

— Есть господин, что вы хотите? — тут же ответила кошка, собирающая силы.

— Не могли бы вы поднять наши орудия? Вспучить землю, создать холм или возвышенность.

— Это будет не быстро, метнуть такой объем мы не сможем, но вот нарастить. — задумчиво произнесла одна из Сцилл, подозвав кошку в коричневом платье. — Да, думаю у нас получится. На какую высоту?

— Метров десять будет достаточно. — сказал стоящий неподалеку Ксу Канг. — Тогда баллисты без проблем достанут не только до укреплений врага, но и смогут забрасывать снаряды за стену.

— Я… неуверена, — замялась женщина, вновь посмотрев на орудия. — Три, может пять — еще можно, но больше вряд ли получится.

— Хорошо. Делайте как можете. Скорость важна, но не критична. Главное, чтобы орудие стояло прямо на лафете и его не накренило. Иначе мы лишимся преимущества. Остальным — продолжайте пристреливаться.

— Горящие стрелы! — крикнул один из воинов, за мгновение до того, как залп обмотанных сухой соломой стрел ударил по щитам.

Никто не пострадал, но высушенная девятью солнцами древесина так и норовила загореться. Кроме того, теперь лучники отступников не скрывали своей истинной дальности, и почти все стрелы упали на первые ряды наших войск. Выдернув руками стрелу из ближайшего щита, я заметил, как по земле бежит небольшой огонек.

— Ичиро, масло! — крикнул я, бросившись к быстро распространяющемуся пламени. Мечник не стал задавать глупых вопросов. Взмах его дао разрубил верхний слой земли на несколько метров в длину, прерывав пожар. Я же выпустил несколько призраков, одного за другим, отбрасывая землю и прерывая ручеек.

— Обыщите здесь все! Противник похоже зарыл несколько неприятных сюрпризов. — приказал генерал, бросаясь с подчиненными в разные стороны. Через несколько секунд неподалеку раздался взрыв, и поток пламени повалил щиты вместе с воинами. В интерфейсе тут же загорелась информация о десятке раненых, но к счастью обошлось без убитых.

— Похоже они и в самом деле готовились к нашему приходу. Обыщите все, запасы масла мы используем сами. Возможно они подготовили еще что-то. Если надо перепохайте все поле, но так чтобы никаких неприятностей. С каждым копейщиком по паре щитоносцев, и не торопитесь! — приказал я, возвращаясь под защиту деревянных стен.

Обстрел продолжался с обеих сторон более полутора часов. Отступники будто вырастили себе по второй паре рук, не отставая от командира, но на стене я видел только гиганта с копьями. И Тень, и Ян пропали. Или просто готовили свои отряды в тылу. На случай контратаки с тыла я выделил почти пять сотен воинов, удерживающих позиции за вырытыми укреплениями. Единственное слабое место оставалось между основным войском и отрядами Сонг, и я очень надеялся, что этот путь заметит Ян.

Если бы он купился, решив атаковать наши разорванные позиции вдалеке от основных сил, а главное моего внимания, сосредоточенного на передовой, мы могли бы сомкнуть ряды, поймав его отряды в каменный мешок. Да, я мгновенно туда попасть не мог, но все гвардейцы, прячущиеся за повозками, ожидали своего часа. Три десятка золотых воинов должны справится с одним отверженным, даже если он был когда-то героем.

— Баллисты готовы! — выкрикнул Ксу Канг, с высоты образовавшегося холма. — Теперь мы достаем даже за стену!

— Начинайте атаку! — скомандовал я, поднимаясь на новый рубеж укреплений. Противник, понимая откуда исходит основная угроза, переключился на стрельбу по холму, но баллисту прикрывали бамбуковые щиты, обмазанные глиной, и несколько торчащих из них горящих копий не могли нанести орудиям никакого урону.

Первые бочки обрушились на смотровые башни. Они лопались, заливая все вокруг маслом, и столбы пламени поднимались на несколько метров. Горящие противники бегали по стене, с криками, пытаясь сбить с себя пламя. Древесина из которой состояли башни держалась достаточно долго, но все равно вспыхнула, лишая противника преимущества по высоте.

— Продолжать обстрел! — приказал я, видя, как дварфы в ужасе наблюдают за делом рук своих. Они шли на войну с демоническими тварями, привыкли сражаться с монстрами и исковерканными существами, не рассчитывая на то что одним залпом смогут уничтожить сразу десяток врагов. — Канг!

— Не стоять на месте! Вы слышали приказ! — очнулся бывший председатель студенческого совета. — Огонь!

И настал огонь. Нескольких залпов хватило, чтобы пламя разлилось по всей стене, выдавливая защитников. Всего за десять минут на гребне, который должен был выдержать многодневную атаку не осталось никого живого. Защитники забились в каменные башни, огрызаясь оттуда из луков, но нанести нам встречный сколько-нибудь серьезный ущерб не могли.

— Невозможно. Неужели мы смогли закончить сражение до вечера? Можно идти на штурм? — недоверчиво посмотрел на меня Ичиро.

— Не говори гоп. — нахмурился я, осматривая позиции врага. Сколько погибло на стене? Около полутора сотен, может две. Но это край. Куда делось остальное войско, даже по самым скромным прикидкам составляющее полторы тысячи? — Бейте за стену, обычными камнями. Никому не двигаться, слухачи — от вашей работы зависит все.

— Да господин. — шепотом ответил, один из музыкантов, поклонившись.

Войско замерло, стараясь даже не дышать. Несколько человек легло на землю, прислушиваясь, другие стояли у укреплений. По их лицам невозможно было определить реакцию, и немного подумав я приказал выстрелить еще раз. Второй залп камней ушел за стену, пропав, как и первый.

— Ничего, господин. Ни стука, ни криков раненых. — заметил тот, что лежал на земле. — Расстояние слишком большое, определить сложно. Но мне показалось я слышал плеск.

— Так и должно быть. Это же запруда. — пожал плечами Ичиро, и остальные с ним согласились.

— Слишком близко. — возразила Аи, уловив мою мысль. — Вода должна поступать ближе к океану, а с этой стороны возвышенность.

— Верно. Реки давно пересохли. Даже если они закупорили бухту, полностью закрыв местность, здесь воды быть не должно. — согласился я с супругой, задумавшись. — Сцилла, на кой черт им вода? Если ее собираются использовать маги, почему не попробовали затушить огонь на стенах? Чего они могут ждать?

— Вода может служить мощным оружием, господин. — ответила неко, переглянувшись с остальными магами. — В пещерах водяные ножи режут даже скалы. Если противник соорудил там водоем, он может ждать пока мы подойдем, чтобы создать ударную волну и порезать первые ряды, разом убив многих.

— Умно. — пришлось признать мне. — Теперь идти в этом месте на штурм не пробив стену у нас не выйдет. Но в то же время и атаковать с этого направления они не смогут. Придется обходить по стенам, чтобы… Ичиро! Поднять войска! Канг, оставляю этот участок на вас, не дайте врагу перейти в контратаку.

— А куда вы, господин? — растерянно спросил дварф.

— В единственное место откуда мы атаки не ожидаем. — усмехнулся я, увлекая за собой Ичиро и несколько передовых сотен.

— Вижу! — выкрикнула на бегу Аи, тыча в небольшие клубы пыли, поднимающиеся почти на самом горизонте. Противник обходил нас по широкой дуге. Несколько сотен, в основном — поджарых горилл и гиен, двигались по направлению к Дому Света.

«Куват, готовься! К тебе гости».


Глава 2

«Господин, на нас напали демонические твари. Несколько сотен тяжело ранено, есть убитые. Они атаковали днем, когда крестьяне работали в поле. Благодаря магам неко и оставленным воинам мы смогли задержать основной поток и укрыться за стенами, но защитников слишком мало». — отчитался Куват, когда стены города уже появились на горизонте. — «Я не хотел вас отвлекать от войны, и готов принять всю ответственность на себя».

«Обязательно. Занимайте оборону на стенах». — Скомандовал я, на бегу открывая миникарту. Благодаря связи я одновременно мог видеть на ней все что видят мои генералы. И даже то, что Юн, хотя она уже оказалась за горизонтом. Достаточно было мысленно приказать увеличить или уменьшить, чтобы масштаб сменился.

Я не видел всех войск врага, но даже то количество отрядов, что отображались, внушало уважение. Ян сумел собрать многотысячную армию под своим командованием, а разнообразие рас оказалось куда шире, чем у меня. Такие навыки объединения существ с разными культурами, потребностями и даже физиологией достойно восхищения. Жаль только, что он сражается против меня, а не за, но договариваться сейчас он отказался наотрез.

«Передовые отряды вступили в бой, господин». — сообщил Куват, и сразу несколько точек на карте вспыхнуло красным. Вдалеке раздался приглушенный грохот, это гориллы и гиены атаковали дозорные вышки магией камня. Воины на укрепленных позициях отбивались как могли, но отрядов противника оказалось слишком много, они текли, огибая вышки как ручей камни, и неуклонно приближались к стенам Дома Света.

«Мы не успеваем к началу штурма!» — выругавшись сообщил Ичиро, и тут я с ним был согласен. Все же у противника сохранялась существенная фора. Но сильно переживать по этому поводу я не стал, Куват сделает все, чтобы сдержать напор врага. Даже если это будет стоить его жизни. Но именно этого хотелось во что бы то ни стало избежать.

«Аи, возьми лучников и пращников. Всех стрелков, и направляйтесь прямо к городу. Не отвлекайтесь на сражение с противником пока не окажетесь в стенах и не займете оборону». — Приказал я, чуть меняя направление. — «Ичиро, зайди с юга и выдавливай противника к внешним стенам. Я возьму сотню убийц и ударю в тыл, с самого очевидного направления. Не подведите меня, выполните указания в точности».

«Слушаюсь, господин!» — ответил генерал, увлекая за собой больше трети войска.

План был надежен как кузнечная наковальня. Зажать врага, оставив единственное направление для отхода. Наши силы на этом участке окажутся равны, и сражаться лоб в лоб — значит положить больше половины войска. Может Ян и пошел бы на это, но меня такой расклад в корне не устраивал, мне нужна только победа, и как можно меньшей кровью.

Если мы проиграем здесь и сейчас, позиции клана Гуанг рассыплются в прах. Даже если победим, потеряв существенную часть войска — навсегда застрянем в позиции младшего из старших кланов, с которыми только сумели сравниться в военной силе хоть и захватили достаточное количество территории, которой придется торговать. Нет. Мне нужна только победа, и победа сокрушительная. А для этого придется пойти на риск.

— Гориллы! — выкрикнул дальний дозорный, бегущий метрах в ста от меня. — Они разворачиваются в нашу сторону!

И без его слов я видел, как тяжелые воины, закованные в стальные доспехи, замедляли ход, выстраиваясь в оборонительные порядки. Тень, двухметровый отрекшийся, и несколько десятков его черных сородичей, прикрывали горилл контролируя демонических зверей, целой стаей перегораживая нам дорогу. Демонические игольчатые волки, тигры, несколько странного вида четырехлапых гигантов, каждая из лап которых была равна свае, а морды на столько извращены что из них торчали кости.

— Всем выстроиться в клин за мной! — приказал я, держа единственной рукой длинный изогнутый меч. Половину от подаренного гуань- дао. — Герои, первая кромка лезвия!

Закованные в прочные деревянные доспехи воины поняли все без лишних слов. Как бы не тренировал и не командовал войсками Ян, он не мог за неделю переучить годами сражавшихся в подземелье горилл. Тень, преградившая мне дорогу, пыталась компенсировать пробелы в тактике количеством демонических зверей, но в этом плане оставался один существенный недостаток.

Звери, как ты их не обучай, не дрессируй и не держи на коротком ментальном поводке, в первую очередь остаются зверьми.

— Драконье пламя! — выкрикнул я, и десяток расположенных позади героев влились в мою боевую медитацию, испуская потоки Юань— ци. Столб огня обрушился на зверей, и инстинкты взяли верх. Тысячеголосый вой, скулеж, жалобноее блеянье и трубный панический рев обрушились на армию врага. Звери в панике бежали от своего самого большого страха — низового пожара, уничтожающего все живое.

— НАЗАД! Вернитесь! Взять его! — орала Тень, тыча в меня изогнутыми клинками. — Это же лишь иллюзия!

Но обезумевшие от страха демонические существа не собирались останавливаться, разбегаясь в разные стороны. Позже это может стать проблемой, придется создавать десятки охотников на демонических тварей, но прямо сейчас это сыграет нам на руку. Гиганты, ринувшиеся по прямой от огня, вломились в строй горилл, топча тяжелых воинов словно муравьев.

— Сам! Я сделаю все сам! — взревела Тень, бросаясь мне на перерез. — Братья! Остановим ублюдков, захвативших наши дома!

— Держать строй! Прорываемся! — приказал я, не собираясь отвлекаться на одного, пусть и опасного врага. Они хотели задержать нас, даже ценой своих жизней, но такой роскоши противнику я предоставить не мог. — Не останавливаться!

Подняв меч я на полном ходу схлестнулся с Тенью. Призрачный убийца подпрыгнул, растворяясь прямо в воздухе, а затем атаковал со спины. Но его клинки оказались медлительнее моего бега. А позади, словно табун, неслось несколько сотен тяжело снаряженных героев которые чуть не задавили врага. Ему вновь пришлось отпрыгнуть, и теперь Тень бежал рядом, пытаясь атаковать в движении.

— Стой и сражайся как воин! — выкрикнул убийца, но в ответ раздался лишь сбившийся хохот моих солдат.

Среди сотни воинов почти не осталось, а те, кто еще не достиг ранга героя, уже понимали, что нужно делать. Этот же противник явно застопорился в своем развитии на освоении продвинутых техник, не дотягивающих до уровня героя. Пусть его сверхъестественные способности и поражали воображение, но выучка, боевые навыки и слаженность, в бою значили куда больше.

Гориллы, увидев, что их идеальные ряды просто обходят сбоку, начали спешно перестраиваться, но в этом была их главная ошибка. Привыкшие к сражениям в ограниченном пространстве они не умели и не могли передвигаться отрядами для наилучшей боеготовности, увидев слабое звено из разбившихся по одному воинов я направил острие удара именно в эту точку.

Когда я уже был в десяти метрах от разорванного строя, камни под ногами зашевелились, и огромная глыба взмыла вверх, унося двоих героев не успевших разминуться с вырванным из земли камнем. Герои ответили градом игл из наручных браслетов, ослепляя оказавшихся в зоне досягаемости противников. Толстые деревянные иглы, с металлическими наконечниками, били не далеко, но в ближнем бою этого оказалось достаточно чтобы перебить несколько десятков сконцентрировавшихся на магии врагов.

Каменные плиты поднялись вверх, создавая стены из высушенной земли, глины и слежавшегося песка. Они собирались защищаться, отрезав нас от основного войска, но вместо этого лишь создали дополнительное преимущество для атаки. Воины Чщаси вс. Жизнь тренировались сражаться на отвесной внешней стене, и сейчас был именно тот случай, когда они могли показать себя с лучшей стороны.

Гарпуны ударили не сговариваясь, герои взмыли в небо, обрушивая на растерявшегося противника град ударов, сеющих смерть. Привыкшие к тому что сверху их прикрывает скальный потолок, гориллы не знали, как им поступить. И хотя каким— то чудом они еще избежали паники, ряды их смешались, а строй окончательно рассыпался. А затем в него ударил основной кулак.

— Армия мертвых! — громко выкрикнул я, обрушивая ряды призрачных воинов, наносящих вполне реальные раны. Машущие во все стороны копейщики падали под градом ударов, забирая одного или двух призраков. Но мои воплощения служили лишь отвлекающим маневром для настоящей силы, сумевшей врубиться в ряды противников.

Герои Чжен— ци, могучие убийцы пути жизни, ускорились перед нанесением решающего удара, да так что нетренированный глаз не мог различить их силуэтов. Кипящая сила нижнего дантяня вырывалась наружу резкими хлесткими взмахами, и закаленные мечи одинаково хорошо разрезали плоть, железо и дерево. Рев горилл мало напоминал панический скулеж демонических тварей, но и эти могучие воины дрогнули.

— Назад! Держать строй! — кричал Тень, вместе с собратьями исправно удерживающий небольшой пяточек. — Все ко мне!

Как ни странно, его крики действовали. Хотя возможно причина была в седой горилле, облаченной в тяжелый полный доспех. Но именно возле них скопилось уже больше полутора сотен самых разномастных врагов, из последних сил, сдерживающих натиск моих десятников. Но и героям сладко не приходилось, я видел, как многие тянулись за эликсирами жизни, чтобы поддержать собственный бешенный темп. Учитывая малый их запас, битву нужно было заканчивать немедля.

— Серп! — скомандовал я, бросаясь на встречу крепнувшему ядру армии врага.

— В круг! — немедля выкрикнул Тень, и отступники с гориллами ощетинились оставшимся оружием. Будь у меня две руки, пожалуй, я смог бы пробиться и без техник, просто на умениях и виденье Ци врага. Множество из них не было готово к такой схватке. Она оказалась для них непривычна так же, как и для нас, но превращенная в тренировки жизнь солдат Чщаси давала им существенное преимущество.

Стоило какому— то магу сосредоточенно запрокинуть руки, стоя в первых рядах, как в него немедля прилетали иглы. А потому заклятья пусть и били по нашему закругленному строю, но за каждого убитого мы забирали десяток. Их ряды неустанно таяли, и даже орущий на всех черный военачальник не мог не понимать, что поражение скоро и неизбежно.

— ГРАНИТ! — взревел седой предводитель горилл, и сразу несколько его собратьев бросились к повелителю. Несколько, но не все. Я видел с каким ужасом на него оглядывались те что по моложе, а всего через секунду стало понятно такое отношение. Горилла ударила по земле кулаками, и в то же мгновение десяток кинжалов вскрыл грудные клетки самым слабым и раненым. Сама реальность затрещала по швам, когда потоки крови под управлением вражеского предводителя закружились, пропитывая облеплявший его камень.

Он создавал прорыв Хаоса, усиливающий магию, ценой жизней собственных солдат.

— Вперед! Убьем их всех! — расхохотавшись выкрикнул Тень, увеличившийся в размерах, и в диком прыжке обрушился на переднюю кромку серпа. Серебряный герой, один из опытнейших солдат Чщаси и сотник моего отряда, попытался отразить удар, но теневые кинжалы разбили сталь словно стекло, вспоров грудь, из которой фонтаном брызг забила кровь.

Я прекрасно понимал, что главной проблемой сейчас являлась все растущая горилла, уже достигшая трех метров в высоту, но, если я не расправлюсь с Тенью — потеряю большую часть людей. А ведь это только первая схватка, на этом театре, и допустить такого поворота событий я не мог даже теоретически.

— Назад! Займитесь остальными! — выкрикнул я, бросаясь на размытый силуэт.

— Да что ты можешь, однорукий, против избранников истинных богов! — вновь расхохотался Тень, прыгая на меня, и исчезая прямо в воздухе. Это была не невидимость, не отвод глаз и не иллюзия. Сейчас в полной боевой медитации я чувствовал малейшее колебание Юань— ци, и его не было. Противник действительно исчез, оставив после себя только быстро растворяющийся клуб черного дыма. А затем так же из ниоткуда появился у меня за спиной.

Если бы не контроль техники Души, я лежал с отсеченной головой. А так отшатнулся, пропуская клинки врага прямо перед своим лицом, и контратаковал, со свистом разрубив место где тот только что был. Но мой меч разрубил только воздух и дым, а враг, вновь переместившийся за спину, атаковал снова.

«Призраки!» — едва успел приказать себе я, и Тень с кровожадным криком, полным восторга разрубила мое отражение. Почти сразу разочарованно зарычав враг растворился. Но теперь я уже знал где он появится. Это была типичная ошибка воина. Уже хорошего, умелого и даже искусного солдата, хорошо освоившего только один удар, который раз за разом приносил ему победу.

На сей раз я ждал его.

Клинки вспороли мою спину, и фонтаны крови ударили в ухмыляющуюся черную пасть. Даже после того как я снял око урагана, появляясь из невидимости прямо напротив врага, ему потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что бьющая кровь — из его собственной вспоротой моим мечом груди.

Шагнув вперед я резким движением вскинул лезвие, и голова с выпученными, отказывающимися верить в собственную смерть глазами, упала на выжженную землю. Потерявшие предводителя призрачные убийцы бежали, а те, кто остался погибли от многократно превосходящего количества воинов и героев. Солдаты радостно кричали, празднуя крохотную победу, но мне было не до веселья.

Великан поднимался из центра сильно поредевшего войска горилл. Достигающий пяти метров каменный голем, мало чем напоминал о том, что внутри сидит седой вожак. Стрелы и иглы разбивались о толстый каменный доспех, не нанося никакого урона, и даже думать о том, чтобы пробить такую броню мечом, было глупо.

У меня был вариант, но я собирался приберечь его до схватки с Ян, а не расходовать на рядового предводителя.

— Не задерживаемся! Пусть пожрет сам себя! — выкрикнул я, бросаясь от каменной гориллы. — В рассыпную, бейте и бегите!

— Есть! — откликнулись десятники, увлекая выживших. Мы словно бритвы неслись сквозь воду, оставляя после себя лишь кровавые следы. Кровь проливалась повсюду, пропитывая землю. Кровь оставалась в воздухе едва заметной розовой дымкой. Сотни убитых обильно поливали ею землю. Сотни раненых зажимали порезы, из которых она вытекала. И хотя для основного войска горилл и возглавляемых мною солдат Чжен— ци это ничего не значило, немногие герои уже все поняли.

Таков путь.

Один из трех путей по лестнице бессмертия. Один из трех могущественных путей к вершине горы под названием вечность.

Сюэ— ци.

Гориллы не знали. Они понятия не имели что происходит, и хотя немногочисленные оставшиеся в живых отступники пытались кричать, объясняя своим непутевым соратникам что нужно держаться по дальше, они просто не успели.

Я двигался к этому моменту долгих пять лет. Осколки воспоминаний бывшего пророка Света почти полностью растворились во взрослении мальчика и главы клана Гуанг. Но они все еще оставались при мне. Я все еще видел и знал, каково мое предназначение. Я помнил ужасы войны с демонами и собственную гибель от рук приемного отца и верховного демонического инквизитора.

А еще я наконец восстановил все три ядра, в прошлой жизни данные мне от рождения. Все вернулось на свои места, но в этот раз будет совершенно по— другому.


— Лес кровавых шипов!


Земля вспучилась, за нашими спинами, и бегущие гориллы замерли, нанизанные на десятки растущих к небесам сосулек. Остатки полу тысячной армии за считанные мгновения оказались окончательно разбиты. И каменный титан, понявший, что безнадежно проиграл, в гневе начал бить себя в грудь. От ударов содрогалась земля, а каменная крошка разлетелась на несколько десятков метров.

Зачерпнув лапой горсть земли, он кинул камни мне в след, и моим отрядам пришлось разделиться чтобы не попасть под градом ударившую гальку. Монстр бежал следом, да так что при каждом его скачке подпрыгивали даже крупные камни, а воины сбивались с шага. В несколько гигантских прыжков он догнал последние ряды, и я понял, что дальше сдерживаться — опасно.

— В стороны! — выкрикнул я, останавливаясь, и поднимая меч в высокой боевой стойке.

Гигантская каменная горилла неслась прямо на меня. Готовясь размозжить в лепешку и не оставить даже следа. Несколько последних теней летели вместе с ней, желая отомстить за повелителя и господина. Отряды обитателей подземелья собирались для последнего удара.

Но все это было не важно.

Я чувствовал, как десятки сотен глаз скрестились на мне, и на воздетом к небесам мече. Как все их мысли и желания скрестились на мне. А еще я чувствовал исходящие от чудовища потоки хаоса. И слова Тени придавали мне уверенности в своих силах.

— Вы слышали, Янус? Он сказал — другие, истинные боги.

«Мы слышали» — прогрохотало у меня в голове. И почти сразу за этим надо мной появился огненный гигант, сжимающий над головой двуручный меч. Воплощение.

— Удар. — я сказал это спокойно, просто констатируя факт, и опустил на голову врага воплощенный огненный меч. Яркая вспышка ослепила, но в грохоте обрушившегося камня я слышал предсмертный крик отчаянья и злобы.

Несколько секунд мне понадобилось чтобы восстановить зрение, и в облаке опускающейся каменной крошки я увидел злобное лицо, быстро потерявшее очертание, будто вернувшееся в небытие. Как и огненный воин надомной что растворился словно видение. Я выложился на все сто, использовав Душу, Жизнь и Кровь. Мое воплощение было усилено самим богом.

Но победив в схватке мы еще не выиграли в войне.

«Ичиро, Аи, Юн, Куват, Бом — докладывайте!»


Глава 3

«Держимся». — почти немедленно ответил Куват, он и обычно многословием не отличался, но такая форма явно говорила о том, что ситуация крайне тяжелая. Да и судя по карте там творился настоящий ад. Небольшая группа воинов гарнизона, с поддержкой легкораненых и магов, работавших на полях, удерживала натиск тысячной армии отступников и тварей из подземелья.

«Скоро буду на месте, дорогой» — ответила Аи. Точка ее местонахождения приближалась к позиции Кувата с востока, судя по всему им пришлось сделать большой круг, чтобы не увязнуть в битве на юге где основное войско во главе с Ичиро прижимало противника, не давая развернуть полноценную осаду и заставляя прикрывать тылы.

«Мы несем большие потери, господин. Отрекшиеся используют магию и силы хаоса». — ответил кровавый генерал. — «Позиция проигрышная. Нам приходится биться с ними на равных, а у Ян опыта не занимать. Они берут числом».

«Отводи раненых, скоро буду». — решил я, и не дожидаясь отчета остальных повел остаток сотни на помощь Ичиро. Ситуация и в самом деле была паршивая. Отряды Ян многократно превосходили силы Ичиро, к тому же он не мог отступить за стены, не оголив наши фланги. Оставалось только сражаться, используя освоенные техники и обмундирование, да только в этом Ян моего генерала тоже превосходил. Если он и в самом деле обладал силой, которая и не снилась его отцу, придется заходить с козырей.

«Дорогой, мы почти закончили переговоры, но боюсь результаты не слишком утешительные. Они хотят себе половину земель до запруды и две трети самого пруда — у моря». — сообщила Юн. — «А еще он требует свою сестру, как залог доброй дружбы».

«Скажи ему что через три часа я сам приду на переговоры. Со всем основным войском». — отписал я жене, высматривая дорогу между тел убитых. — «Если его и это не сподвигнет предложить более выгодные условия я разрешаю использовать золотых гвардейцев. Хотя, знаешь, — можешь использовать их прямо сейчас. Я прикажу Сонг перебросить остаток войск на твой фланг, и пусть Ксу Канг развернет часть осадных орудий».

«Тебя так заинтересовала эта девчонка, или ты до сих пор дуешься на меня за то, что я была с ним в детстве?» — ехидно поинтересовалась Юн. — «Прости, дорогой, старые привычки. Если ты желаешь обострить конфликт, можем это сделать, но я предпочту попросить перерыв и подготовить войска незаметно».

«Как сочтешь более правильным. Только не забывай, что к этой девчонке прилагается вся южная береговая линия». — напомнил я, и не дожидаясь ответа написал еще раз Бому, уже персонально. — «Ты жив? Что у вас происходит?»

«Простите, господин, я еще не привык к этой магии, а руки заняты». - не сразу ответил Бом. — «Дуло почти готово. Мы собрали тысячу медных монет, как вы и приказывали, и переплавили их в бронзу согласно вашим чертежам. Сейчас остужаем, без закаливания, чтобы снизить напряжение в металле. Надеюсь толщины хватит».

Я на это тоже очень надеялся, но судя по всему времени дожидаться первого орудия на Чщаси уже не оставалось. Сражение кипело и его результат висел на волоске. Не отрежь я тяжелые отряды и не перебей горилл вместе с тенями — город уже взяли. Сейчас же каждая мелочь могла решить исход битвы, и я не собирался оставлять решение превратности судьбы.

«Аи, когда ты прибудешь к Кувату, я разрешаю тебе использовать подарок».

«Ты… уверен?» — спросила девушка. — «Если я достану его сейчас, все шпионы других кланов окажутся в курсе, мы не сможем использовать его как преимущество для более серьезных сражений, а ресурсов на большое количество у нас не хватит».

«Ничего не поделать, используй его только против самых мощных противников, чтобы склонить чашу весов в нашу пользу и помни о разных зарядах». — ответил я, приближаясь к месту схватки передовых отрядов.

Различить в этом аду, где свои, а где чужие, оказалось совершенно невозможно. Строй распался и сражение превратилось во множество поединков, где индивидуальное мастерство воина значило больше чем умение сражаться плечо к плечу с товарищем. И это играло на руку отступникам, ушедшим за Ян и получившим большие силы. Влейся в это сражение мой отряд, он ровным счетом ничего бы не решил. К счастью я не собирался так поступать.

— Обходим! — приказал я, обнажая клинок. — Держать строй!

— Вон он! — раздался громогласный голос Ян, увидевшего мое приближение. — Прикончите владыку, а я займусь последним братом!

Повинуясь приказу четырехрукого гиганта в нашу сторону выдвинулось сразу несколько десятков хорошо обученных отступников, а к ним присоединилось до сотни одиночек, гиен и анубисов. Силы, трехкратно превосходящие мои. Прорыв захлебнулся не начавшись, но вместо того чтобы сражаться я отвел отряд, ища глазами Ичиро.

— Держаться вместе. Не позволяйте им разбить строй! — скомандовал я, активировав око урагана и воткнув меч в иссохшую землю, затем быстрыми движениями выпил бутылек с зельем, вдохнул пар из ингалятора и в конце проглотил здоровенную таблетку в желатине.

По горлу прошла волна жара, сердце бешено застучало, а желудок пообещал, что даром эти приключения мне не пройдут. Но обладая ядром жизни я не особенно переживал за последствия. В крайнем случае несколько дней помучаюсь несварением. Сил в полном объеме они мне не вернут, но помогут сражаться еще час — полтора, а больше мне в данный момент и не нужно.

Окружавшие меня воины и герои поспешно срывали с поясов последние эликсиры, хотя для многих это уже оказалась вторая, а то и третья доза. Они были полностью вымотаны, но понимали, как и я, что этот бой придется выиграть, ведь отступать некуда, Дом Света в осаде. Если мы не сумеем отбить его, от клана ничего не останется. И они пили зелья, даже понимая, что позже это пойдет им во вред.

— Раненых за спины основным силам! Начать формировать десятки! — приказал я, выбирая наиболее щадящую форму Юань-ци для текущей ситуации — размытие. Мой образ стал полупрозрачным и растекся, не позволяя точно определить движения и место. Против не имеющих техник Души гиен и анубисов это сработало идеально. Они просто не знали куда бить, и магия, отнимающая у них жизненные силы, уходила мимо, но к сожалению обучение отступников — бывших гарнизонных войск Пинг, было таким же, как и мое.

— Ты не пройдешь! — выкрикнул, перегородив мне дорогу, герой с четырьмя золотыми поясами, редкость даже среди армии до войны. Под полными доспехами и маской разглядеть его изменения оказалось почти невозможно, и все же детали брони не совпадали по размеру, что говорило о том, что раньше герой был ниже. К тому же его колени выгибались в неправильную сторону, как у собак или других четвероногих.

— Назови свое имя и звание, герой, чтобы я знал кому отдать твои пояса. — сказал я, разрубая воздух между нами.

— В этом нет нужды. Моя семья — клан Пинг! И я покажу чего стоит настоящий герой, даже если в нем нет старшей крови! — храбро выкрикнул мужчина, оголяя катану, с выжженным на клинке драконом.

— Хорошо, я думаю твои дети будут рады знать, что их отец погиб в бою. — кивнул я, отдав приказ остальным двигаться вперед. Оставлять такого врага в тылу — такая же угроза, как и Ян. Но у Ичиро рядом найдется десяток помощников, тут же никто кроме меня этого противника побороть не в состоянии. Вот только, пусть я и знал умения предводителя отступников, здесь даже намека на истинный путь героя не оставалось.

Я прыгнул вперед, ни о чем не предупреждая. Ускорение гнало мою кровь, наэлектризовывая даже волоски на руках. Песок поднялся облачком пыли, от рывка, и я стрелой ударил противника, и тут же отскочил в сторону, получив удар сам. Как? Я не заметил его движения? Он был быстрее?

Поза противника почти не изменилась, и горящие глаза из прорези шлема хитро смотрели на меня. Они привлекли мое внимание, я и понял, что попался. Узкие ярко оранжевые волчьи зрачки, не принадлежали ни одному из известных мне видов зверолюдов. Теперь природа отрекшегося стала еще более очевидна, и все же его силы оставались загадкой. Вопрос можно было решить разными методами, в том числе самым радикальным.

Я поднял меч к небесам, выстраивая над головой сложную иллюзию воина с огненным мечом. Не воплощение, нет. Просто иллюзию, у которой не было силы. До того, как сотни оказавшихся рядом друзей и врагов не увидели и не поверили в ее существование. Они видели, как таким же ударом я совсем недавно разрубил огромное каменное чудовище и ни у кого не оставалось сомнений что и в этот раз удар сработает.

Ни у кого, кроме насмешливо смотрящего на меня противника.

Огненный меч опустился, выжигая полосу сухой травы, и обрушился на врага, который в последнее мгновение чуть подвинулся, но и этого хватило чтобы получивший силу удар прошел мимо. Мне пришлось спешно рисовать в умах окружающих сотни погибших, хотя и так десяток врагов оказались обожженными и ранеными.

— Ты не отрекшийся. — усмехнувшись сказал я, глядя на существо. — Не из Пинг. Кто ты?

— Не лучше ли спросить себя, кто ты? — рассмеялся противник, играясь мечом, и ловя лезвием отблески каждого из солнц по очереди. — Ты не герой, и не владыка. Не глава клана, и говорят даже не император. Тогда кто же ты?

— Ты знаешь ответ. — усмехнулся я, вновь занося меч над головой.

— Знаю, но возможно он не правильный. — кивнул воин, и мгновенно разделился на пятнадцать точных копий, рванувших ко мне с разных сторон.

Отскочив в око урагана, я понял, что противнику плевать на мои иллюзии, его призраки продолжали бежать прямо на меня, сколько бы я не петлял. И тогда мне пришлось самому выпускать армию мертвых, да еще и вступать в бой, на скорости, которая оказалась запредельной. Копии оказались такими же ощутимыми, как и мои, и исчезали схлестнувшись. Вот только навыки противника оказались лучше, а приемы совершеннее.

Каждый его удар достигал цели, в то время как я уже начал промахиваться. Они были резче, быстрее, и даже руки у него вытягивались чуть дальше. Через несколько секунд сражения я понял, что противник не использует левую руку. Будто издеваясь он завел ее за спину, показывая, что сражается со мной на равных, и даже дает фору.

Один факт такой насмешки заставил кровь ударить в голову, но я сдержался, подавив первый порыв, и перешел в наступление. Если в скорости и силе он меня превосходил, да еще и в техниках души и жизни оказался не слабее, у меня оставался только один шанс. Я припал к земле, делая подсечку, и тут же прижал обрубок к кровавой луже.

Десятки шипов ударили вверх, метя во врага со всех сторон, и не оставляя ему даже шанса на то чтобы увернуться. И он не стал. Невозможным движением он перекувырнулся прямо в воздухе, и сбив ряд кровавых сосулек приземлился на одном из ее оснований.

— Ты никогда не был воином Чщаси, а потому твоим детям не достанется меча. — спокойно сказал я, поднимаясь. — Это слишком очевидно, ведь ты использовал только четыре пояса, в то время как должен был надеть пятый. Или не использовать одну из техник, что я видел.

— Все так просто? — недовольно сказал враг, чьего лица я не видел из-за маски. — Не думал, что ваши пояса значат что-то столь существенное. Но это и не важно, пока ты единственный кто догадался, и единственный кто важен на этом острове. А значит с твоей смертью нам больше ничего не будет угрожать.

— Это вряд ли. Понимаешь в чем дело. Ты думаешь, что главная битва идет между нами. Или между Ичиро и его братом, вашим предводителем Ян. А на самом деле единственное что важно… — я усмехнулся, не договорив, и показав на стену.

— Даже не надейся, я не куплюсь на такой дешевый трюк. — рассмеялся противник, а в следующую секунду над полем боя прокатился новый, почти не слышимый в какофонии сражения звук. А сразу за ним, недовольный крик легко узнаваемого голоса вражеского генерала. Несколько секунд, и новый хлопок отнял жизнь стоящему метрах в трехстах от меня здоровенному верзиле с крысиным хвостом.

— Пора сдаваться. — улыбнулся я, а затем проговорил громче, добавляя к словам силу души. — Сдавайтесь, отступники Пинг, и мы пощадим вас. Сдавайтесь, благородные защитники — анубисы, и вы получите кров, еду и новую службу. Сдавайтесь, гиены и гориллы, сохраните жизнь себе и своим близким. Каждому найдется дело. Каждый получит право на искупление. Сдавайтесь!

— Ты шутишь. — помотал головой противник. — Из-за появления одного оружия армия не сдастся! Потеря нескольких бойцов ничего не значит!

— Только если это не генералы, сотники или знаменосцы. — ответил я, обходя врага по широкой дуге. — Беги, и при следующей встрече мы сможем сразится на равных.

— Бежать, когда мои союзники побеждают? — рассмеялся закованный в броню оранжевоглазый. — Нет, я заберу твою голову и закончу эту глупую войну.

— О, тогда бежать придется мне. — усмехнулся я, и прыгнул в сторону, скрываясь с прямой видимости. Враг, взревев, одним взмахом смел отделяющие нас сосульки и бросился следом, прямо на позицию стрелка, которую заняла Аи, со своей новой игрушкой. Я бежал, выбирая прямой путь, и приказав девушке целиться мне за спину.

— Стой! — ревел, быстро настигая меня враг, и я замер, обернувшись.

От такого поворота событий он даже сам затормозил на мгновение, как раз там, где я обозначил мишень для жены. Стоило мне чуть отклониться, прозвучал выстрел, и пятнадцатимиллиметровый шар из свинца со свистом врезался в деревянную броню на груди врага. Тот лишь пошатнулся, не веря в собственное ранение, а затем, когда черная кровь начала пульсируя течь из раны с удивлением дотронулся до дырки пальцем и растер.

— Вы умеете удивлять. — усмехнулся противник, отпрыгивая на несколько метров. — Но у нас тоже найдется пара фокусов в рукаве. До встречи, малыш.

— Стоять тварь! — выкрикнул я, понимая, что сейчас противник уйдет в невидимость, но он просто растворился на месте, как Тень до этого.

Что здесь черт возьми происходит? Что это было? Кто может выжить от такого урона, и при этом еще и поиздеваться? Малыш? Я? Ладно, пусть будет так. Но он говорил «вы на этом острове». Значит он с другого. Или из другого мира, как лезущие из порталов твари которых караулит Янус. Волк, с моими способностями. Или не волк, ведь волчья морда под обычный шлем не влезет.

Не сейчас.

Помотав головой, я рванул к Ичиро, но было уже слишком поздно. Израненный генерал стоял, оперевшись на меч, воткнутый в землю.

— Как ты? — спросил я, подходя ближе.

— Пострадала только моя гордость. — криво усмехнулся Ичиро, заработавший несколько новых шрамов. — Ян ушел. Если бы не помощь Аи, я бы лежал здесь, порубленный на куски. Мне нужно больше тренироваться, господин.

— Хорошо. Он сказал — я должен убить своего последнего брата. Ты знаешь, что это значит и почему для него так важно?

— Боюсь, что да. — поморщился Ичиро. — Мы с ним — последние законные наследники Пинг. Я отрекся от клана, перейдя в Гуанг. Он отрекся от клана уйдя на север. Но все равно — ближе нас к престолу никого нет. А последний…

— Понимаю. Если только один из вас останется в живых — он сможет претендовать на престол клана Пинг. Я отпущу тебя, с войском, когда наступит этот момент. Род твоих великих предков не должен прерваться. Да и сам ты больее чем заслужил место не просто генерала, но и главы клана. — сказал я, протягивая Ичиро эликсир жизни.

— Нет, благодарю, еще один в меня не влезет. — сказал он, отведя мою руку. — И так уже из ушей льется. Простите, господин. Мне понадобится отдых, прежде чем я смогу вернуться в бой.

— Можешь не торопится, кажется его исход уже предрешен. — сказал я, смотря на карту.

Объединившиеся десятки теснили разрозненных противников, безжалостно добивая тех, кто сопротивлялся до последнего. Крупная группа смогла бежать на север, как я и рассчитывал, но те, кто слишком задержались в центре и оказались слишком близко от стены быстро лишались предводителей.

Вовремя подоспевшие лучники засыпали врагов ливнем из стрел и болтов, а самых сильных и упорных выщелкивала по одному Аи. Знамена падали одно за другим, пока последнее не сложили у стены.

Дом Света выстоял свою первую осаду. Бой завершился, хотя до конца войны еще оставалось слишком далеко, и понимали это все.

— Собрать погибших. Отнести в лазарет раненых. Пленных раненых тоже. Магов под контроль, обычных в веревки и на работы! — отдавал я распоряжения, дублируя их через интерфейс и распределяя задачи. — «Аи, возьми всех, кто не слишком пострадал, твой отряд меньше всего участвовал в битве». «Юн, подготовь отряд встречи, скажи, что мы скоро будем». «Бом, грузи орудие на телеги, запрягай свиней. На переговоры поедем».


Глава 4

— Господин Гуанг Валор. — чуть поклонился, как равному Хэй Акио, когда я вошел в огромный белый шатер, служащий для переговоров. За бархатно-алым квадратным столиком сидели Юн и Акио, позади них расположились немедля склонившие головы генералы-тысячники, и особенно выдающиеся сотники. — Вы наконец соизволили присоединиться к нашей беседе?

— Прошу прощения за задержку, господин Акио. — почти не кивая ответил я, сразу обозначая статус и русло беседы. — Мое появление немного задержали недобитки-отступники, из клана Пинг. К счастью недоразумение быстро завершилось. Их силы оказались перебиты, а военачальники казнены. Уверен, вы поддерживаете наш успех. Как и главы совета. Позвольте пригласить вас, и всех ваших военачальников на небольшое представление.

— Если вы просите меня как равного, я соглашусь на ваше приглашение. — упрямо сказал Акио, от которого не укрылось ни то что я разделил его и совет, ни то что я специально не назвал его родовым именем. Это не было прямым оскорблением, и все же Акио с трудом сдержался, одернув руку уже тянувшуюся к трезубцу.

— Я с радостью предоставлю вам возможность доказать наше равенство в поединке. — улыбнулся я, разводя руки в стороны. — Если вы того желаете.

— Нет. У меня нет намерений оспаривать ваш статус Владыки. К тому же вы после длительного и тяжелого сражения, вряд ли этот бой будет честным. — усмехнулся парень с тремя золотыми и одним серебряным поясами, легко найдя благоприятный повод не лезть на рожон. Он поумнел. Стал холоднее и умелее. За то время пока я провалялся в капсуле он сумел подняться на две ступени и формально вполне мог быть руководителем даже крупного клана. Если бы не было других наследников.

— Рад что мы не нашли противоречий по этому вопросу. Мы берем паузу в переговорах. Прошу следовать за мной. — стоило мне отдать явный приказ, как все слуги и военные моего клана склонились, а стоило Юн грациозно подняться и встать рядом, как они начали сворачивать шатер, даже не дожидаясь пока потенциальный противник поднимется.

Чтобы не оказаться в роли сидящего на полу, посреди войска, Акио поднялся. Чуть торопливее чем того требовал статус, на который он рассчитывал. Чтож, дорогу молодым. Я сам такой же, и всех церемоний придерживаюсь только когда это полезно мне. Что не может не бесить старых глав кланов и членов высшего совета Чщаси. Но тут пришлось сыграть в обратную сторону, ведь в отличие от меня Акио не хочет двигаться вперед, он хочет захватить власть в клане и вернуться к тому что было, а значит все церемонии — обязательны и крайне важны.

— Я приказал отвести основное войско. Слишком много людей могут помешать отличному виду. — сказал я, успокаивая брата Лин. В самом деле. Даже осадные орудия Ксу и передовые отряды щитоносцев ушли в глубокий тыл. Осталась только сборная сотня Бома и лучницы Аи, во главе с моей женой, вновь спрятавшей винтовку в красивый шелковый футляр.

Процессия выглядела довольно странно, словно вышли на прогулку два благородных дома. И нет никакой войны. А то что в паре сотен метров колышутся сотни копий в руках готовых к битве солдат — так это молодой бамбуковый лесок, ничего более. Хотя абстрагироваться от войны совершенно мешали доносящиеся крики раненых. Не наших, тех давно унесли в лазареты, а со стены где прогулялся пожар.

Камнебойные орудия потрудились на славу, обрушив края башен, и заставив защитников спрятаться глубже. Но пробить толстую стену не смогли. Впрочем, сейчас это было даже к лучшему, ведь что могло красочнее продемонстрировать новообретенную силу, как не разрушение того, что считали совершенно неприступным?

Поцеловав обеих жен, я посадил их на подготовленные места, и в одиночку направился к изменившему свои очертания холму.

Воздев руку к небесам, я начал подготовку, боевая медитация души, усиленная хором воинов Юань-ци. Позволила почти полностью поглотить ближайшие земли. Все, кто мог видеть, что происходит на холме, попали под действие техники. Акио, сам бывший героем, идущим по пути Души, достойно сопротивлялся больше минуты, но слуги и охрана оказались подобраны слишком хорошо, и под предводительством Юн взломали его защиту.

На только что пустом небе сгустились тучи. Черная точка накапливалась, пока из нее не начал идти дождь, высыхающий раньше, чем успевал долететь до земли. В небесах сверкали далекие разряды, и многие месяцы не видевшие дождя воины, с удивлением смотрели наверх. Все шло по плану и в свете очередной далекой вспышки все увидели стремительно спускающегося дракона.

— Ус-ро-да! — выкрикнул я, и вспышка очередной молнии ударила прямо из пасти спускающегося змея, оглушив всех громом.

Стена, в которую ударил разряд, разлетелась на куски. Несколько огромных валунов провалилось внутрь, и столб воды поднялся выше крепостных башен, оставляя в воздухе густой туман. Капли орошали жадно впитывающую влагу иссохшую землю. Но когда я уже закончил технику, развеивая сложную иллюзию, громыхнуло еще раз и с небес полился настоящий дождь.

Тысячи людей и нелюдей, уже не видевших надежды, смотрели на тучи. Почувствовали прикосновение дождя и столь страстно пожелали его, что воплощение случилось без моего участия. Тучи быстро расширялись, и вскоре закрыли собой весь остров. Я усмехнулся, спускаясь с холма, и вглядываясь в счастливые мокрые лица.

Новая реальность. Хотел ли я дождя? Естественно. Планировал ли такой эффект? Нет. Моя цель была куда проще и прагматичней.

Можно было обойтись без подготовки и широких жестов. Рано или поздно и рецепт пороха, и конструкцию пушек растащат. Уже через полгода, если не охранять секрет, во всех кузнях можно будет увидеть бомбарды и пушечки. Но именно для этого я монополизировал добычу пороха. Именно по этой причине не отдал изготовление орудия Ксу, оставив в своих мастерских. Я не могу допустить, чтобы противники получили те же силы, пока я не захвачу власть на острове.

— Приносящий дождь. Владыка. — доносилось со всех сторон. Воины забыли, зачем мы здесь. И даже Юн и Аи смотрели с восхищением, переводя взгляд с меня на небеса и обратно.

— Кажется вы только что заработали себе новое прозвище. — не слишком весело сказал Акио, над которым держали уже промокший бумажный зонтик. — Громовой зверь приносящий дождь. Вскоре ваши титулы перестанут влезать во все приличествующие рамки.

— Такова судьба молодых владык. — пожал я плечами, садясь возвышении. — Но думаю вы увидели куда больше чем дождь. Как вам моя новая техника?

— Ужасающе. — нехотя признал собеседник, переведя взгляд на окончательно разрушившуюся стену, из которой толчками вырывалась подготовленная магами противника вода. Выливалась вместе с трупами наг, разорванных гидроударом. Вероятно, они собирались напасть на передовые части после того как магией уничтожат первые ряды, но сейчас все их надежды и планы уже не имели никакого решения.

— Мы забрали себе плотину, и всю западную половину острова до тайного дворца. — улыбнулся я, не предполагая, а констатируя факт. — Все самые плодородные и безопасные земли теперь под нашим полным контролем. Новый город, Дом Света, растет не по дням, а по часам, наполняясь слугами и воинами со всех кланов. Великий клан Гуанг, сегодня стал больше еще на несколько тысяч воинов.

— Вы угрожаете нам? — спросил Акио, оглядываясь на своих растерянных генералов.

— Мы спрашиваем, хотите ли вы бойни. — не снимая вежливой улыбки повернулся я к собеседнику. — Предводительница клана Хэй обязалась поддержать нас в бою. Вместо этого я вижу ее брата, который не только не помог мне, но и угрожал моему флангу, заставив снять часть воинов с основного направления. А потому я крайне вежливо спрошу еще раз. Что вы здесь делаете?

— Мы пришли поддержать клан Гуанг в войне с отрекшимися, бандитами и демоническими зверьми. — нехотя произнес Акио, тем самым руша все надежды клана Хэй.

— Вот как? В таком случае почему вы не приняли участия в сражении? По нашему договору с Хэй Лин, заключенному в присутствии всех великих домов, армия клана Хэй должна была атаковать противника с юга, в то время как мы — с востока.

Однако вместо этого вы просто стояли рядом, тратя наши силы и время. Вы не выполнили договор, и не можете претендовать на земли, которые получили бы в случае успешной войны. Клан Ксу же наоборот, выполнил свою часть сделки полностью, а потому я готов вручить ему обширную область, прилегающую к северо-западной стене. После сезона дождей она станет идеальна для выращивания продуктов и лесов.

— Благодарю вас, господин Валор. — склонился Ксу Канг. — Мы принимаем этот дар и клянемся быть верными союзниками клану Гуанг и впредь.

— Семейство Сонг получит в свое распоряжение плотину, вместе со всеми крепостными сооружениями. Многим беженцам придется по вкусу близость к границам порядка и хаоса. И кому как не вам, наставница, удастся сдержать их гнев и направить в созидательное русло. — сказал я, одним махом обрубая всякие надежды Хэй на возвращение запруды, и размещая постоянный гарнизон в обильных землях.

— Спасибо за доверие, господин, мы его оправдаем. Я найду подход к каждой народности, а самых талантливых буду перенаправлять в город. — склонилась Гуанг Сонг, принимая новое назначение. Возможно в будущем, очень далеком, это станет проблемой, ведь они могут выделиться в хорошо укрепленное независимое поселение. Но в ближайшую сотню лет мне это не грозит, а после — перестанет быть проблемой.

— Что же до вас, Хэй Акио. Я не буду совершать никаких враждебных действий. Ваши разборки внутри клана, покуда меня не касаются. Вам лично мне предложить нечего.

— Нечего? — проговорил узурпатор, понимая в какой ситуации оказался. Пусть мое основное войско измотано, но части Юн и Сонг не вступали в битву. К тому же все только что убедились в моей силе, и получили то, на что даже не надеялись. В такой войне у войска Хэй не было и шанса на победу, и Акио это прекрасно понимал.

Так же как понимал он и всю опасность сестры, находящейся у меня под защитой. Ведь покинутая девушка может решиться на самые отчаянные меры. Все что угодно, лишь бы вернуть власть в клане назад. А допустить такого развития событий Акио просто не имел права. По его только образующимся морщинам была видна вся ненависть к сестре, которой по недразумению достался трон Хэй.

— Что вы хотите за возвращение Лин домой? — с нажимом спросил Акио.

— Возвращение? Выглядит так будто я ее удерживаю силой? — удивленно поднял я бровь. — Ни в коем случае. Я бы и рад выставить ее за порог, но правила приличия и гостеприимства не позволяют. Она останется моим гостем столько, сколько посчитает нужным.

— Я требую ее возвращения домой! — едва сдерживаясь выкрикнул герой.

— Требуете? У меня? — вкрадчиво спросил я, ставя пиалу с дымящимся чаем.

— Прошу прощения, я не верно выразился. Крайне прошу. — поспешил оправдаться узурпатор. — Мы все очень желаем ее возвращения.

— Как я уже сказал, она не пленница. Уйдет, как только посчитает нужным. — сказал я, чуть пожав плечами. — А сейчас прошу меня простить. Дела клана требуют моего немедленного решения. Покиньте земли Гуанг, в течении пяти часов. Думаю, этого как раз хватит, чтобы вы отошли к свои изначальным позициям. Для того чтобы не было сомнений, тысяча Сонг проводит вас. Всего доброго.

— Слушаюсь! — склонилась орчанка, а затем поднялась во всей своей боевой красе. — Идемте, господин Акио. Не стоит заставлять господина ждать.

— Мы еще встретимся. — бросил на последок давний соперник. Оставляя последнее слово за собой. Я даже бровью не повел. Хотя и сделал себе зарубку. Парень все еще горячий, как и я. Но ему повезло меньше. Он с детства рассчитывал на роль главы клана, а теперь был в ситуации проигравшего, хоть и не потерял ни одного солдата.

— Вы же понимаете, дорогой супруг, что на этом все не закончится? — спросила Юн, поднимая чашу. — Он соберет войско больше, благодаря дождям они смогут сражаться с нами на равных, а то и выставить большую армию земноводных. Одни крабы с башнями чего стоят. К тому же у него точно найдутся союзники среди кланов тайного дворца. Никому из старших семей не понравится то что мы присвоили себе большую часть острова.

— Это правда. Даже я, далекая от политики, понимаю, что Джен и Пинг будут недовольны. Если они объединяться, их силы будут пятикратно превосходить наши. — заметила Аи, уставшая от марш-броска и стрельбы не меньше, чем Юн от почти дневных переговоров.

— Верно. Но благовидных предлогов для нападения у них не найдется. Мы обещали очистить остров от беженцев и демонических тварей? Мы это сделали. Теперь все западные земли под нашим контролем. Нужно будет заново организовать посты на внешней стене, и найти командиров в гарнизоны. Еще одного нашествия мы не переживем.

— Я займусь этим, как только вернемся в Дом Света. — сказала Юн, едва отводя губы от пиалы с чаем, который из-за дождя только прибывал. — Весть о том, что вы вызвали дождь, разлетится по всему острову. Мои соловьи уже начали петь песни, и никто не осмелится напасть на нас, пока сезон дождей не закончится. Побоятся, что они исчезнут раньше.

— Нам придется приспосабливаться к этой новой реальности. — нехотя сказал я, вглядываясь в тучи. На долю секунды мне показалось что в них и в самом деле летает дракон. Только такого воплощения нам не хватало. — Если достаточно веры нескольких тысяч, и ожиданий сотни тысяч в то что дождь идет, для того, чтобы он и в самом деле пошел — это новое оружие, которым мы должны уметь управлять.

— И на чем же вы хотите проверить правильность этой теории, дорогой? — улыбнулась Юн.

— Это не так просто. С дождем все было понятно, его жаждали все на острове, да и боги скорее всего руку приложили. Нам нужен инструмент, который будет отслеживать желания большинства, и направлять его.

— Рукотворное чудо? — улыбнулась Юн, понимая к чему я клоню. — А если они станут верить в то что нам не выгодно, придется сменить их убеждения. Так?

— Да. — кивнул я, одним махом допивая чай. — Поднимайте всех боеспособных воинов, нужно прочесать запруду и захватить всех, кто там находится. Дождемся возвращения Сонг, и отправимся в город. Что с Лин?

— Очнулась, ждет под охраной золотой гвардии. — немедля ответила Аи, и хотя Юн почти не среагировала, я заметил как дергаются вниз уголки ее губ. Кажется, единственной моей возможностью выжить в будущем гадючнике — все время находиться в состоянии перманентной войны со всеми.

— Хорошо. Я оставляю передовую на вас. Теперь же и мне стоит провести свои переговоры.

— Вы не хотите воспользоваться моей помощью? — спросила с легким нажимом Юн.

— Уверен, для разговора с Лин мне не потребуются никакие дополнительные меры. — улыбнулся я, дотронувшись до плеча Юн. — Все будет в полном порядке.

— Как скажете, господин. — чуть склонилась супруга, но тихий скрип сжатого в ладони веера говорил, что все совсем не в порядке. Если с присутствием в моей жизни Аи, Юн смирилась, то другим девушкам грозила реальная опасность. Независимо от их статуса. — Покуда она нам нужна, я обещаю, с ее головы не упадет ни одного волоса. Но лучше ей оказаться полезной.

— Кхе-кхе. — подавилась чаем Аи, которая тоже дурой никогда не была. — Ко мне это тоже относится?

— Что ты, сестренка. У нас с тобой совсем другие отношения. — как ни в чем не бывало улыбнулась Юн. — Мы же не чужие друг другу. Даже котята так считают.

Львята и в самом деле резвились втроем под дождем, почти не обращая внимания на окружающих воинов. А вот солдаты их сторонились. Еще бы, каждый котеночек был килограмм по двадцать, да еще и с уже прорезавшимися клыками. Только за время чаепития они сожрали по дневной армейской порции, и сейчас развивали мускулатуру. Однако стоило мне подняться как львенок лапой прижал одну из сестер к земле. Я махнул ему рукой, приказав продолжать и золотогривый с урчанием бросился в потасовку.

Найти палатку Лин оказалось не сложно. Ее со всех сторон окружали золотые гвардейцы. Но даже закрыв глаза можно было с легкостью определить нужное направление. Из палатки доносилась чарующая мелодия и приятный голос Лин.


Глава 5

Красивая, и в то же время заунывно грустная мелодия, разносилась над лагерем, и многие солдаты непроизвольно останавливались, чтобы послушать ее. А потом и вовсе замирали от неземной чарующей красоты. Улыбнувшись я направился прямо к шатру, но прежде чем зайти внутрь остановился и прокашлялся, давая знать о своем присутствии.

Этикет позволял Лин продолжить свою мелодию, а мне же, не зависимо от ранга предписывал дождаться, пока песнь незамужней девушки закончится и она позволит мне войти, пригласив в шатер, временно ставший ее комнатой и резиденцией. Независимо от текущих обстоятельств, Лин оставалась главой великого клана, а это накладывало определенные обязательства. Если бы я вошел раньше — тем самым обозначил для всех, что не считаю ее равной. А это немедля донесут Акио.

— Прошу вас, владыка Гуанг, войдите. — через полминуты донесся до меня благодарный голос девушки. Не знаю, заметили окружающие, или нет, но она свернула мелодию, чтобы не заставлять меня ждать, хоть и сделала это крайне умело.

— Приветствую вас, госпожа Хэй. — чуть поклонился я, когда стража отогнула полог, временная хозяйка богато украшенного шатра, сидевшая на ковре в центре, поклонилась в ответ, как равному. Но стоило мне зайти внутрь, а пологу опустится за спиной, как девушка наклонилась сильнее, почти коснувшись ковра лбом. — Я рад приветствовать в моем лагере, если вам что— то понадобится, только скажите.

— Даже если это будет армия против моего брата? — улыбнулась Лин, сразу перешедшая к делу. Это как раз было грубое нарушение этикета, говорить о подобных вещах так просто.

— Расскажите, как произошло, что он узурпировал власть?

— Все очень просто, господин Гуанг Валор. — улыбнулась девушка, откладывая восьмиструнный инструмент, который она держала на коленях. — Война закончилась, совсем не так, как многие ожидали. В том числе — как ожидали многие из старейшин. Сейчас уже нет смысла скрывать, дружественные Хэй племена наг и русалок участвовали в штурме города в прошлом году. И если бы не ваше вмешательство — тайный дворец пал.

— И все же он выстоял. — улыбнулся я.

— Совершенно верно. — согласилась девушка. — Во время короткой, но кровопролитной войны, погибло два из трех кракенов. Армии Хэй проиграли, мой отец и дядя погибли, но вместе с войсками Пинг и Фенг нам удалось отбить береговую линию, а позднее и взять под контроль как внутреннюю бухту, так и все побережье. Покорившиеся племена наг сильно прорядились и пришли к временному спокойствию.

Но сказать этого о старейшинах было нельзя. Мы с братом — герои, не владыки. Имея одинаковый ранг, мы не можем претендовать на единоличную власть над кланом. И до того, как один из нас вырастет, получив верховный ранг, совет старейшин имеет столько же прав голоса, как у меня или Акио. Несмотря на то, что отец прямо передал мне клан, в завещании, многие посчитали, что на троне должен сидеть мужчина.

Ситуация усугубилась, когда солнечные лучи, губительные для посевов и деревьев, прогрели морские воды. На глубинах, куда раньше не попадало и лучика солнца, теперь буйно расцвела растительность. Все заполонили водоросли, а за ними пришли рыбы. Появилась пища для хищников, и вскоре явились они. За нашей бухтой, в океане, проснулся великий змей, тысячелетиями спавший на дне.

Спасающиеся от истребления змеем наги начали массово прибывать в бухту Чщаси, усиливая потрепанные кланы. Все больше русалок — все меньше места для рыбаков. И когда я предложила договорится с кланом Гуанг о разделе запруды, брат вышел перед советом, и рассказал, что уже заключил союзы и с новыми племенами наг, и с отступниками Пинг. И что в награду мы получим не часть запруды, а всю ее, а к ней южную часть острова.

Несколько старейшин и генерал встали на мою сторону, но остальные поддержали брата. В результате наши мнения разделились, но вместо переговоров, и обоснованного спора, Акио решил дело мечом, подняв переворот. Он выступил перед армией, заявив, что победа будет быстрой, союзников много, а завоевание щедро возместит все потери клана. Дальнейшее вы уже знаете.

— Благодарю за рассказ, госпожа Хэй Лин. — сказал я, прокручивая в голове разговор с Акио. Все верно. Парень очень часто смотрел на своих генералов, и только появление дождя окончательно убедило его в правильности отступления. Почему? Элементарно — у него нет и не было тотальной поддержки подчиненных. — Подскажите, сколько старейшин выступили за вас, и сколько против?

— Трое, против девяти. Однако вы победили, и прогнали брата. Теперь ситуация в корне изменится. — улыбнулась Лин. — Если вы окажете мне поддержку. То мы, вместе сможем одержать верх над Акио без кровопролития.

— Агрессию против Хэй, даже против лидера-узурпатора, в тайном дворце воспримут как вывешивание флага. — слегка покачав головой ответил я. — Мы не сможем оказать вам военную поддержку, но поможем в переговорах, дадим небольшой отряд охраны, достаточный для вашего статуса, и даже поможем с размещением лояльных сил. Однако я вижу и другой вариант развития событий. Союз, между нашими домами, скрепленный браком.

— О, это предложение? — прикрыв рот широким рукавом рассмеялась Лин. — Оно очень щедрое, но боюсь вас неправильно могут понять. Старейшины верные Акио скажут, что вы держите меня в плену, и угрожаете убить, чтобы я вела себя на публике словно благодарная жена. Если я соглашусь стать вашей женой, они исключат меня из клана, и сделают его полноправным правителем. Для них этот вариант даже лучше, чем мое убийство.

— Такого исхода хотелось бы избежать. — согласился я, принимая замечание собеседницы. — С удовольствием выслушаю ваши предложения по дальнейшим действиям.

— Мне тяжело что-то предлагать, не зная мнения своих людей. А потому я хочу попросить вас пойти на рискованный, но в то же время оправданный шаг. Посетить по моему приглашению клановый дворец, и присутствовать на собрании старейшин. — сказала, не особенно настаивая, Лин. И я ее прекрасно понимал, даже такое предложение, в текущих условиях — риск, граничащий с оскорблением. Если я откажусь — покажу свою слабость, если соглашусь просто так лезть в дом врага — глупость.

— Мне интересны ваши слова, госпожа Хэй Лин. И я думаю, что смогу вам помочь. Однако, есть несколько незначительных сложностей в вашем предложении. — осторожно ответил я, подбирая слова так, чтобы это не прозвучало как обещание, и тем более клятва. У шпионов хороший слух. — Мне нужно все обдумать, и утром я приму решение. Но в начале, не могли бы вы сыграть для меня еще раз?

Я вышел из палатки Хэй в добром расположении духа, и твердой уверенности, что помогать ей стоит. Больше того, это был единственный возможный путь, для дальнейшего захвата острова. Учитывая, что сейчас мои главные противники — отступники, измененные хаосом. И беря во внимание неизвестного, что легко появился на поле боя, чуть меня не прикончил, и благополучно испарился.

— Хорошо провели время, дорогой? — язвительно спросила Юн, когда я вернулся в наш, командирский шатер. Девушка, ожидая меня, грела чай, в то время как Аи, хмурясь, выполняла инструкции по чистке необычного оружия.

— Дорогая, в твоем голосе столько яда, что, если ты собиралась добавить что-то в чай, это явно избыточно. — улыбнулся я, присаживаясь на циновку рядом. — Мы только поговорили. Я еще не принял никаких определенных решений.

— Не обманывай себя, дорогой, ты уже давно все решил. — вздохнула Аи, вынимая из дула почерневший ершик. — Она нам нужна. Верно? Как нужен клан Хэй.

— Его можно получить и другими способами. — заметила Юн, двумя ладонями подавая мне пиалу с чаем. — Принудить к даче вассальной клятвы нового главу. Можно — поединком. Подвести войска к самому побережью. Пустить слухи в их клановом доме, что Акио не благородно отступил, по своей воле, а позорно бежал. — перечисляла, загибая аккуратные пальчики девушка. — Подкупить нескольких старейшин, или запугать. Убить его, в конце концов, не в личном поединке, а с помощью тайных мастеров.

— Наши лучшие мастера куда-то запропастились. — заметил я, проверяя список сообщений. От Хироши, с самого нашего ухода из города, не было никаких вестей. — Пусть военная разведка, в полном порядке, без шпионов и соглядатаев мы не способны адекватно оценить количество сил противника, его планы и намерения. И все же, доля правды в твоих словах есть. Подкупить старейшин для перехода на сторону Лин — необходимое зло.

— И все же Лин. — прошипела Юн, сжимая в ладонях пиалу, так что она пошла трещинами, и чай потек по ладоням супруги. — Дорогой. Я прошу тебя. Рассмотри другие варианты усмирения дома Хэй, не доводи до греха.

— Мы рассмотрим все варианты. — успокаивающе улыбнулся я, демонстративно делая большой глоток горячего ароматного чая. — Если найдется способ подчинить Хэй бескровно. Не потеряв полторы-две тысячи наших людей, и не получив в спину клинки лояльных им остатков Пинг и Джен, мы его используем. Не забывай, за короткую, трехдневную войну, мы в начале получили почти десятитысячную армию, а после потеряли убитыми и ранеными четыре тысячи. Это колоссальный провал, который мы не сможем скрыть даже появлением дождя после боя.

— У нас нет армии, как таковой. — нехотя признала Аи. — мы все учились драться в тройках. Максимум — в десятках. И против бездумных зверей, а не собственных собратьев. А сейчас, приходится сражаться именно с ними, разумными. Устраивающими засады, создающими наши-же укрепления, и использующими те же приемы, обучение и тактики.

— Но мы готовы меняться, доказательство этого у тебя в руках. — заметил я, кивнув на винтовку, созданную по моему собственному чертежу.

— Да, страшное доказательство. — с ужасом и восторгом признала Аи. — Я умелый лучник, может и не смогу посоревноваться с Юн, но и со ста шагов в яблоко не промажу. Однако даже с усиленным луком и стрелами с калеными наконечниками я не сумела бы уничтожить стольких могучих героев.

— Расскажи, каково это, применять ручной гром, не против соломеных чучел, а против героев Юань— ци. — попросила Юн, явно намекая на Хэй Лин, пошедшую к бессмертию именно этим путем. Впрочем, мне и самому хотелось услышать мнение супруги.

— Бесчестно. — ответила Аи, после неловкого затянувшегося молчания. — С таким оружием, даже полный новичок, адепт, не выше серебра, сможет убить героя.

— Оно на столько хорошо себя показало? — не веря подняла бровь Юн.

— Восхитительно и ужасно. — кивнула Аи, откладывая шомпол и начиная снаряжать барабаны. В самый низ — крупный свинцовый шар. На него порох, легковоспламеняющуюся бумагу, и наконец смесь из серы и селитры — крошечную бусинку запала. После полной зарядки шести камор, на барабан накручивалась задняя часть, удерживающая бумагу. Процесс не быстрый, но в момент боя можно было вытянуть пружину, и сменить пустой барабан полным.

— Может добавишь подробностей? — с нажимом спросила Юн, когда, закончив один барабан Аи взялась за второй.

— Этот шарик, летит с такой скоростью, что пробивает любую броню. — взяв пулю двумя пальцами сказала Аи. — Бамбуковые щиты, деревянные, костяные и даже железные наборные доспехи не могут ему ничего противопоставить. Герой, который ударом меча способен разрубить падающий волос — не может от него увернуться. Все что нужно стрелку — зрение Ци, чтобы найти наиболее уязвимую точку, твердая рука, чтобы оружие не болталось, и ровное дыхание.

— Три сотни таких орудий могут перевернуть Чщаси с ног на голову. — согласился я, глядя на оружие в руках жены. — К нашему счастью, никто кроме присутствующих не знает, как именно оно устроено, и что именно с ним нужно делать. Даже в клане Ксу пока не в курсе происходящего, и так должно остаться как можно дольше, тем более, что и с оружием у нас большие проблемы.

Месторождений нужных минералов на острове нет, железной руды — нет, что там, даже дерево в достаточном количестве осталось только в северном форте, который захватили Отступники. Мы просто не в состоянии произвести достаточное количество для быстрой и повальной победы, но это не значит, что мы не должны пытаться.

Предложение Хэй Лин — крайне заманчиво. Мы должны его всесторонне обсудить и обдумать варианты решения, наиболее выгодные для нас. Но пока мы им занимаемся, на севере крепнет армия извращенных хаосом. Если не осадим их город, можем через пару месяцев получить новую порцию демонических тварей.

— А что наши союзники? Твой отец, Фенг Гуань-юй. Разве он не собирался зачистить восточную часть острова от тварей хаоса, отступников и ренегатов? — спросила Аи, глядя на вторую жену. Вопрос на самом деле был не праздный, лишившись отчетов разведки я сильно просел в понимании происходящего в городе.

— Не знаю, у меня столько же знания, что происходит за сотню километров, сколько и у остальных. — сказала успокоившаяся Юн.

— Ты понимаешь, что это значит.

— Да. Конечно. Нужно организовать разведку, дозоры и прочее. Но я больше по клановым интригам. Какая жена какого тысячника одела слишком богатое, или наоборот слишком бедное платье. Кто поддерживает семьи при борьбе за верховное место в своем клане. — причислила Юн. — я могу и готова заняться организацией и подкупом чиновников, и старейшин, однако с боевой разведкой… придется найти другого кандидата.

— Я тем более ничего в этом не смыслю. — просто ответила на мой взгляд Аи, пожав плечами. — Могу вести за собой отряды, могу сражаться и прикрывать спину. Убивать сильных врагов на расстоянии. И еще кое-что могу, как выяснилось. — последнее она произнесла с явным румянцем на щеках. — Но все это не имеет ни малейшего отношения к разведке.

— Нужен Хироши. — согласилась Юн. — Или такой же пройдоха, который все про всех знает и готов без мыла влезть в любую… щель. Лишь бы найти правильные сведения.

— Конечно нужен. Где бы его еще найти. — хмыкнул я, понимая всю тяжесть нашего положения. Такие кадры за один день не воспитываются. И хотя передовая разведка, какая-то, у нас была, только на третий день удалось наладить патрулирование. Как верно заметила Аи, у нас не было армии. Она создавалась на крови убитых и раненых, на поте и страхе выживших.

И как бы страшно это не звучало. Лучшей армии на Чщаси все равно не было. По крайней мере пока. Могу поспорить Ян сделает из сегодняшнего поражения такой же вывод что и я, и начнет выковывать из полудиких подразделений одиночек — единый слаженный механизм. Как этого можно добиться? Только тренировками. Но если нас с раннего детства приучали драться небольшими группами, сейчас придется все осваивать заново.

Страшно сказать, но щитоносцы, так хорошо себя показали не по причине того, что смогли создать идеально ровный строй, зацепившись щитами друг за друга, а потому что и противник тоже привык сражаться в одиночку, ища конкретную цель. Залпы стрелков напоминали частый град, а не жуткую всепоглощающую волну. А уж про индивидуалистов убийц и редких воинов поддержки и вовсе ничего хорошего сказать было нельзя — каждый дрался во что горазд.

— Если мы сейчас не начнем обучать воинов сражаться заново, следующее же сражение может обернуться катастрофой. — заметил я, допивая чай. — У нас слишком много убитых и раненых. Утром разобьем всех способных сражаться на десятки, сотни и тысячи. А после приступим к групповым занятиям.

— Хорошо, дорогой. — кивнула Юн, принимая у меня пустую пиалу, и легким движением развязывая пояс кимоно. — А сейчас, давай займемся другими занятиями. Тоже групповыми.

Кожа засмущавшейся Аи, еще больше потемнела, но она от супруги отставать не собиралась, тоже сбросив одежды. И при виде двух прекрасных девушек у меня уже не осталось никаких аргументов или возражений. Хотя возможно дело было не в нахлынувшей страсти, а особом составе чая. Но этого уже никто не узнает.


Глава 6

Армия. Это странное, страшное, гордое и в то же время непонятное слово которое воспринимается каждым по-своему. У Чщаси никогда не было армии, и сейчас я должен был создать ее из разобщенных подразделений. Начало было положено месяц назад — когда я укрупнил тройки до десятков, а десятки до сотен. И все же основная работа предстояла именно сейчас.

Армия. Создать ее из групп одиночек, привыкших сражаться в поединках, не представлялось никакой возможности, и потому я пошел самым лучшим, надежным, но чрезвычайно долгим путем — я начал формировать большие отряды из адептов. Техники трех путей легко позволяли справится воину с адептом, и герою с воином. Но стоило выйти соотношением десять к одному, прикрыться щитами, отгородиться копьями и ограничить движение противника стрелами — ситуация в корне менялась.

Конечно, даже десяток адептов при всем желании не мог справится с героем, и даже сотня не выдержит натиска владыки, но такими экстремальными сражениями я заниматься не собирался. Моей задачей стало создание щита для своих приближенных стрелков. В первую очередь — супруг. После — их телохранительниц. Еще позднее, через несколько месяцев, если принципиально ничего не изменится, я смогу получить первый отряд убийц героев из сотни вооруженных винтовками воинов. Но пока все эти мысли не выходили за рамки мечтаний. Противник же был куда ближе чем хотелось.

— Как твоя рука? — спросила Аи, заметив, что я растираю растущую из обрубка культю. Отросток уже вытягивался, достигнув половины локтя, но пока различить в нем будущую руку у меня не получалось.

— Странно. Так же, как и пользоваться одноручным оружием в схватках. — ответил я, спокойно оценивая собственное состояние. — Если я сумею ее восстановить через месяц или полтора, это станет настоящим достижением. Пока же придется рассчитывать на длинный дао и техники.

— И дипломатию, — сказала с легкой улыбкой Юн, чешущая пузо своему питомцу. Львица фыркала от удовольствия, и игриво выпускала когти, ловя руку девушки мягкими подушечками. — Нужно вернутся в город. Собрать совет и рассказать об успехах прилюдно, так чтобы у глав других великих домов не осталось выбора, и пришлось их признать. К тому же, мы можем посадить за стол глав Хэй Лин, которую официально не отстраняли. Она сможет набрать в городе сторонников, и уже вместе с ними вернуться в клановый дом.

— Это хорошая мысль. — кивнул я, понимая, что пока совет нам еще нужен. Он пригодится и позднее, но уже в совсем другой роли. Сейчас же нам необходимо получить его одобрение для дальнейшего роста территории. Да и жителям полезно узнать об освобождении острова. Так мы сможем получить больше крестьян. Жизнь возродится, и через пару поколений придет в норму.

— Разрешите войти, господин? — громко спросил Куват, остановившийся у полога шатра.

— Да, входи. — сказал я, одергивая одеяние, и пряча отросток руки в согнутом рукаве.

— Доброе утро, Владыка Гуанг Валор. — еще раз поздоровался градоначальник Дома света и лорд-защитник. — Я хотел бы лично обсудить с вами несколько важных вопросов.

— Ты же знаешь, что знаю я — знают и мои супруги. Говори.

— Как прикажете. Прежде, добрые вести. Озеро По вернулось на свое место. Глина удерживает воды, так что мы можем высвободить магов воды на несколько дней. Посевы залиты, но в этом нет ничего плохого, наоборот, несколько десятков новых членов клана с умениями пути природы, пользуясь дождями, сумели вырастить целый сад. Корни деревьев опускаются на десяток метров и переплетаются, так что даже во время следующей засухи они будут плодоносить, на ближайшее будущее мы обеспечены не только мясом, но и фруктами, овощами и зерном.

— И в самом деле хорошие вести. Благодарю. Сразу видно, что тебе приятно об этом говорить, обычно ты немногословен. — сказал я, когда Куват сделал паузу. — Тогда что тебя смущает?

— Беженцы, господин. — с тяжелым вздохом выдавил из себя градоначальник. — Их слишком много, многие совершенно не приспособлены для жизни на поверхности, а еще их конфликт с неко. Кошки совершенно не собираются признавать их равными, наоборот, хотят сделать рабами насильно.

— Это то что мы им обещали, возвращение прошлого статуса. Но ты прав, новые конфликты нам сейчас ни к чему. — согласился я, мрачнея. — Хорошо, я подумаю, что с этим можно сделать. Как ты сам понимаешь — наши силы очень ограничены, а сильные и лояльные маги — только среди народа неко. Если мы лишимся их поддержки, придется каждый раз сражаться с каменными големами, наводнениями и огненными смерчами. Но и оставлять это как есть — тоже нельзя. Решено. Собери всех беженцев, свободных слуг, пленных и пригласи на собрание Сциллу Сифару. После встречи с ними я отправлюсь в тайный дворец, на собрание верховных кланов.

— Хорошо, господин. Как скажете. — с облегчением произнес Куват, поднимаясь. — Я сделаю все еще до полудня.

— Я прибуду в город раньше. — кивнул я, провожая помощника до выхода из шатра. — Ты уверен, что это все, зачем ты так далеко заехал? Ты мог бы написать сообщение.

— Да, господин. — сказал градоначальник. — К тому же путь не занял много времени, мы опробовали новых ездовых птиц — туняо, они бегают со скоростью недоступной даже лучшим спринтерам Чжен-ци. Оставил нескольких для вас и супруг. Попробуйте.

— Обязательно. Пока ты не ушел, что думаешь на счет наездников на кабанах?

— Они не слишком быстры, хоть и выносливы. — задумчиво ответил Куват. — Не вижу смысла в их дрессировке, вес воина может выдержать и птица, и при этом она куда быстрее.

— Пока у нас нет тяжело вооруженных воинов в металлических доспехах — все так. Но я подумываю собрать отряд героев в тяжелой броне. Очень тяжелой. Которая может выдержать даже прямой удар моего меча, или копья.

— Простите, господин, я не понимаю смысла. — сказал градоначальник, на половину уже стоящий под дождем. — На острове осталось четыре владыки, считая вас. Никто другой не сможет соревноваться с вами по силе, к чему создавать оружие против себя самого? Тем более, каждая крупица металла идет на создание оружия.

— Тут ты прав. Железа нам откровенно не хватает. Но о моем предложении подумай.

— Хорошо. Всего доброго, господин, я жду вас в городе. — поклонившись Куват вышел наружу, и вскоре от вбитых в землю стоил, едва видневшихся через плотные стены воды, отделилось несколько фигур на страусах.

— Нам придется приспосабливаться к новым условиям. — вздохнул я, возвращаясь на сухой помост. — Сонг уже вернулась?

— Да, под утро. — ответила Аи, хотя я и сам мог посмотреть карту. — Отвела свои отряды к переправе и начала зачистку и принуждение к миру. Никаких провокаций со стороны Хэй не последовало. Даже наги отступили, не выказывая агрессии. Все очень радовались дождю.

— Это продлится не долго. День-два. Максимум неделю. — сказал я, прикидывая список дел, на обозначенное время. Выходило мягко скажем не мало. Построение новой структуры армии за такой промежуток точно не осилить. Полгода? При удачном стечении обстоятельств вполне возможно.

— Господин, разрешите? — донесся до меня голос Бома, стоящего снаружи.

— Откройте полог. Начнем день совещаний. — усмехнулся я, понимая, что наедине с женами больше мне не быть. В шатер тут же вошли Бом, Сифара, перевязанный Ичиро, и несколько главных генералов. — Посол Сцилла Сифара, рад приветствовать вас. Что привело вас ко мне сейчас?

— Господин Гуанг Валор, — поклонилась одна из регентов неко. — Мне передали, что вы собираетесь обсудить судьбу захваченных горилл и анубисов. Это совершенно неприемлемо, учитывая наши договоренности в рамках союза.

— На вашем месте, я бы не спешил с выводами, госпожа Сцилла.

— Прошу прощения, но, если ваши действия поставят под угрозу наш союз и народ неко, я не в силах молчать, ведь защищать интересы моего народа — единственная моя задача как посла. — гордо сказала кошка, дергая хвостом из стороны в сторону. — Вы как правитель великого клана Гуанг прекрасно понимаете, что значит ответственность за своих людей. И, надеюсь, разделяете не только букву, но и дух нашего союза.

— Вы правы, я несу ответственность за всех в моем клане, и мне понятны ваши опасения. Но нападая на меня, и ставя под сомнения мои слова, действия или цели, вы оскорбляете не только меня, но и всех регентов Сцилл, которые доверили вам столь сложное задание, как посольская миссия.

— Прошу прощения, господин Гуанг Валор, я и в самом деле перегнула палку. — потупившись сказала кошка, и поклонилась, признавая свою вину. — Ни в коем случае я не хотела показать сове недоверие или непочтение к вам.

— Хорошо. Я рад что мы разобрались в этом вопросе. — выждав немного сказал я. — Прошу вас собрать ваш народ и встретится со мной в Доме Света, после полудня.

— С радостью выполню вашу просьбу, господин Гуанг. — выпрямляясь сказала посол. — Ваш мир такой большой, и такой странный. Мы уже привыкли к палящим солнцам, а теперь небеса прохудились и с них идет вода. Дождь, я хотела сказать. И он мокрый. — с последними словами она непроизвольно поежилась, раскидывая капли по полу, а затем, натянув капюшон, вышла наружу.

— Бом?

— У меня появилось предложение, господин. — сказал воодушевленно главный кузнец клана. — Я расспросил солдат, что сражались с вами, и понял, что использование телег может сильно сэкономить время для создания передвижных стен. Придется пожертвовать несколькими десятками таких телег, но мы в любой момент сможем поставить небольшую крепость в удобном для вас месте. Даже с наблюдательными вышками. Ушедшие на север отряды Ксу оставили нам несколько скорпионов и одну баллисту. Их тоже можно установить на колеса для перевозки.

— Зачем это нужно? — нахмурился Ичиро. — У клана остался лишь один враг — мой брат, и мы точно знаем где он скрывается. Нет смысла быстро перевозить и возводить укрепления, когда северную заставу можно обойти по стене.

— Ты не прав. Бом, это хорошая идея. Займись, но помни что телеги кто-то должен тащить, а нам еще понадобятся передвижные медицинские пункты. Когда посчитаешь необходимые материалы — встреться и посоветуйся с Аи и Куватом. Еще предложения есть?

— Пока нет, господин. — покачал головой дварф. — Разрешите идти, выполнять?

— Разрешаю. Ичиро, у тебя какой-то срочный вопрос?

— Да, господин. Прошу прощения, но я больше не могу возглавлять вашу армию, и прошу отстранить меня от командования. — С этими словами он встал на одно колено, вытянув вперед руку с мечом. Из-за ран далось это движение ему с большим трудом, но он все равно держал оружие, даже кода повязки начали покрываться кровью.

— С чем связана твоя просьба?

— Я просто не в состоянии возглавлять такое войско. Мы чуть не проиграли битву за Дом света. Сам я едва не погиб в сражении с братом. Я недостоин такой чести. — сказал Ичиро недрогнувшим голосом.

— Судя по своему тону, ты решил это за ночь, верно? Ты не проиграл брату, хоть и не выиграл у него. Признай, твой брат стал чудовищем.

— Все так, господин, и все же он мой брат. — с достоинством произнес Ичиро. — Я должен сам его победить, а для этого — посвятить всего себя тренировкам. Как ваш соратник и убийца — я обязан победить его в следующей схватке.

— Я не позволю тебе уйти сейчас, когда ты так нужен. Но в то же время и проиграть тебе не разрешаю. Мы многое прошли вместе, и с сегодняшнего дня я буду сам учить тебя, тому что получил в наших сражениях. — сказал я, беря его за руку и заставляя подняться. — В следующий раз, когда ты сойдешься с братом в схватке, у тебя будет шанс победить.

— Это… я такого не заслуживаю. — нахмурился Ичиро. — Вы уверены, что мне будет дозволено узнать секрет духа огненного воина?

— Огненного — нет. У тебя есть свой дух. — усмехнулся я, хлопая друга по плечу и возвращая его в реальность. — Еще вопросы?

На протяжении часа мы разбирали локальные задачи, такие как организация патрулей на границе с Хэй, создание резервных водоемов и переброска войск на север. Даже после серии кровопролитных сражений наша позиция выглядела выигрышной, как не взгляни. Территория острова вернулась под управление тайного дворца, хотя расстановка сил значительно поменялась.

Даже со всеми потерями, объединенное войско моих личных сил, людей Ксу и вассальных кланов Сонг и альянса с Сциллой, составляло около семи с половиной тысяч. Это если не считать тяжело раненых и пленных. После лечения и вербовки численность вновь можно было дорастить до десятка. Что вполне сравнимо с войсками Фенг, Джен или Пинг и в несколько раз превосходит силы Хэй. Гуанг действительно стал великим кланом.

И все же этого было еще слишком мало, чтобы соревноваться в могуществе с остальными великими домами. А вот если подмять под себя отступников Пинг и Хэй, можно будет уже диктовать свои условия остальным. Учитывая, что Гуань-юй скорее всего поддержит мои притязания, до конца войны и объединения Чщаси осталось немного.

Когда с основными заботами было покончено, мы выпили чая, скормили львятам половину их собственного веса мяса, и взгромоздившись на страусов отправились к Дому света. Управлять птицами с помощью магии души оказалось проще простого, но в процессе езды выяснилась одна любопытная деталь — даже на максимальной скорости львята не отставали. Больше того, им так понравилось бегать, что прибыв на место они еще долго гонялись друг за другом и за страусами, а затем начали запрыгивать на главную трехметровую стену города.

— Если так пойдет. Вскоре они будут сражаться с нами на равных. — сказала Юн, глядя на то как Чимбик самозабвенно раздирает когтями на щепки толстое сучковатое бревно.

— Возможно. — кивнул я, поднимаясь по ступеням кланового дома. Удивительно, чего можно добиться при содействии магов природы и камня, тысяч рабочих рук и примерном усердии. Всего за месяц Куват превратил сгоревшую деревушку в настоящий город, и хотя большинство землянок оказалось затоплено проливным дождем, жителям не пришлось мокнуть на улице. Бараков и навесов хватило на всех.

Главное здание оказалось возведено из камня, и больше напоминало крепость внутри крепости. Хотя внешние стены и не могли сравниться по толщине и высоте с укреплениями тайного дворца или внешним периметром острова, но взять их наскоком не получится даже у большой хорошо вооруженной армии. Не говоря уже о том, что погибнет огромное количество нападающих.

— Господин Гуанг Валор! — громко сказал незнакомый глашатай, когда я вошел в полностью заполненный зал. В центре возвышалось три трона, один центральный и два поменьше. Все они пустовали. А внизу у их подножия стояли кресла рядом с которыми уже склонились Куват и его жена Иона. Пройдя мимо соратника, я сел на трон, свысока оглядев зал, а супруги сели по обеим сторонам от меня.

— Благодарю за торжественное приветствие и приношу извинения что не смог занять положенное место раньше. Куват, твоя работа достойна всяческих похвал. — сказал я, несколько раз похлопав ладонью по колену. Символический жест поддержали супруги, а затем и гости, которых набилось в зал до самого отказа. — Так же я хочу воздать почести героям, закончившим эту кровопролитную и тяжелую войну. Чщаси вновь свободен от демонических тварей!

— За Чщаси! За клан Гуанг! За героев! — раздались радостные крики из толпы. — За Гуанг Валора! За приносящего дождь!

— И за наших верных союзников! — дополнил я. Довольные крики не утихали несколько минут, пока я не поднял руку. — Битва окончена, и пришла пора получить достойную награду, или наказание. Ведите старейшин и глав захваченных семей. — приказал я, и Куват подал знак стражникам. Расталкивая толпу из бокового прохода начали выводить связанных и скованных горилл, анубисов, гиен и отступников клана Пинг. У многих из них были ярко выраженные следы воздействия хаоса. Звериные уши, хвосты или вытянутые лица.

— На колени. — приказал Куват, и те, кто не подчинился, получили удар, заставивший согнуть спину.

— Все, кто сражались за нас, получат достойную награду, те кто сражались против — наказание. С этого момента, все пленные понижаются в ранге до статуса неофитов, неразумных детей, не способных самостоятельно принимать решения. — строго сказал я. — Кланы и семьи, что возьмут над ними шефство, должны будут заботиться о них, учить работать, и сражаться. Как они поступили бы со всеми неофитами, любого возраста. Те же в ответ обязаны выполнять все, что прикажут старшие.

— Мы не дети! — зарычала одна из гиен, но сообразившая в чем подвох горилла, стоящая рядом, заехала ей по плечу. — Эй!

— Нам сохранят жизнь, и дадут свободу? — не замечая возмущения спросил гар.

— Только тем, кто научится слушаться и повзрослеет, забыв старые обиды. Госпожа Сцилла, как я и обещал, передаю под ваше попечительство большую часть анубисов и горилл. Относитесь к ним как к неразумным детям. Наказывайте, понукайте, но главное — учите. Учите как жить в новом мире. Учите работать и существовать рядом с вами.

Куват, распредели остальных по кланам и родам войск. Тех, кто лучше приспособлен к боям — в армию. Те, кто способны заниматься земледелием — на фермы. Мы победили, и пришла пора выстраивать новую, мирную жизнь. Так же, как готовится к защите наших домов от надвигающейся с севера опасности. Готовы ли вы к новой жизни? Способны ли простить побежденных, и победителей, чтобы наши дети и внуки могли жить в мире, а не мстить друг другу поколениями? За мир!

— За мир! — донесся дружный гвалт голосов, среди которых нашли свое место все расы.

Начало было положено. Оставалось только закончить. Но прежде — собрать достойную свиту и отправится в тайный дворец. Не затягивая празднество, я взял с собой всех золотых гвардейцев, две сотни воинов под предводительством героев. Собрал головы особенно уродливых тварей — Тени, гиганта копьеносца и некоторых других, убитых Аи, и жутких демонических зверей. И оставив Кувата за главного отправился в город.

— Постойте, господин. — попросил один из разведчиков, отправленных к стенам. — Там что-то не так.

— Собраться! — сказал я, проверив легко ли вынимается из ножен меч. — Телохранители, держитесь ближе к моим супругам. Веди.

— Слушаюсь. — поклонился разведчик, и вскоре я стоял над телами нескольких десятков эльфов, пронзенных стрелами в спины. — Тела еще теплые, кто бы это не сделал — это произошло недавно.

— Сюда! — крикнуда Аи. — Здесь есть живой!

В несколько длинных прыжков я оказался возле умирающего, но тот, увидев мое лицо, лишь скривился.

— Предатели… — произнес эльф, испуская последний дух.


Глава 7

— Не вовремя. — помрачнев сказал я, оглядывая ближайшие заросли, склонившиеся под каплями дождя. — Обыскать лес! Найти виновных и собрать погибших. Действовать только десятками, далеко не расходится! — быстро раздал я приказы, дублируя их через интерфейс. Созданная с помощью техник Юань-ци система легко отображала миникарту, со всем окружением, моими войсками и возможными точками опасности.

— Ничего, господин. — склонившись доложил через несколько минут подбежавший золотой воин. — Мы нашли несколько следов — но они привели в никуда. Лес пуст.

— Хорошо. Свободен. — сказал я, не подавая вида что обеспокоен. Дождавшись, пока закончат стаскивать убитых я подозвал к себе Аи. — Что думаешь? Какая причина смерти?

— Кроме очевидных стрел в сердцах и затылках? — спросила, чуть улыбнувшись Аи, попытавшаяся разрядить обстановку. — Тот, кто на них напал, точно знал куда стрелять, чтобы надежно прикончить даже мастера пути Чжен. Почти все попадания — между позвонками, в череп или сердце. Смерти начались с дальнего от нас края, приближаясь к дороге. Их враг был опытен.

— И умен. — согласилась с выводами одной супруги — другая. Юн показала мне подобранный снаряд. — Стрелы специально смазаны маслом, чтобы не свистеть в воздухе, кончики срезаны. Наконечники — бронебойные. Таким сложно убить, не попав в сердце или голову, ранения не вызовут большого кровотечения, к тому же они легко вынимаются из тела, что облегчает последующее лечение.

— То есть стрелы для убийства наверняка, а не для охоты на демонических тварей. — уточнил я, рассматривая наконечник. — В первый раз вижу такую форму. Это не камень и не железо. Но кость вроде тоже не похоже.

— Это дерево, дорогой. — улыбнулась Юн, беря у меня из рук стрелу. — Видишь, здесь нет перехода от древка? Вырастить подобное могут только эльфы, и то не все.

— Эльфы, владеющие техниками природы. — закончил я за супругу. — Выходит, на них напали сородичи. В то время как они должны были атаковать кого-то на дороге. А учитывая, что никто кроме нас идти по ней не мог, это была засада, по нашу душу. Кто-то из Джен решил перейти в наступление. А возможно это приказ самого Джен Ли. Тогда войну с домом эльфов можно считать объявленной.

— Мы ее не потянем. — сказала, посерьезнев Юн. — Не сейчас, дорогой. Нам нужно закрепиться, победить отступников Пинг и Хэй, и тогда, возможно. Но не сейчас.

— Они это знают не хуже нас, скорее всего разведчики Джен есть среди наших стрелков или лекарей. Значит новость о гибели их отряда доберется до руководства через несколько часов. — рассудил я, считая трупы. Вышло семьдесят два. Слишком мало для полноценной сотни, слишком много для самостоятельного отряда в несколько десятков. — Их было больше сотни, и предали их свои же.

— Может Хироши поработал? — с надеждой спросила Аи.

— Он бы так не подставился. — покачал я головой. — После такого станет очевидно, что в рядах засады был предатель и подозрение падет в первую очередь на него. Нет, Хироши первым бы бросился на меня или выстрелил из кустов, а потом, в разгар сражения, атаковал своих сзади. Или добил нас, смотря что посчитал бы более выгодным. Нет. Это кто-то другой. Кто-то нам неизвестный или наоборот, хорошо знакомый, но на кого мы не подумаем. Какие есть варианты?

Среди эльфов на нашей стороне могут быть только ученики наставницы Хотару, но большинство перешло на нашу сторону еще неделю назад, а сомневающихся загнали в клановый дом. — задумчиво произнесла Аи, крутя в руках стрелу. — тридцать восемь бойцов, это много, а уж лучников такого уровня и вовсе непомерная потеря для клана.

— Я согласна, Хироши так глупо не подставился бы, а если даже пошел на такой риск — позднее присоединился к нашей армии. Это не он. — кивнула Юн, прячась от дождя под рвущимся бумажным зонтиком, через который уже сочились капли. — Тут кто-то куда более отчаянный, не собирающийся отступать. Проблема только в том, что таких среди Джен я не знаю. Это могут быть выскочки, из медных или бронзовых героев, но не ниже.

— И мы возвращаемся к тому же, с чего начали. Доказательств что они собирались напасть, а не просто зачищали территорию тоже нет. И союзник, и противник нам неизвестны. А предполагать мы можем что угодно. — вздохнул я, прикрыв глаза и привычно потерев переносицу. — Соберите тела, аккуратно, с достоинством. Положите их на телеги, рядом с трофеями, но уберите все стрелы! Кто-нибудь из вас видел убийц? Сражался с этим отрядом? Нет. Так и скажете если вас спросят. Мы нашли их тела и привезем родным.

— Благородно. — кивнула Юн. — Утаить такое точно не удастся, так почему бы не поиграть в добропорядочных граждан, но и следы убрать. Хорошая идея, дорогой.

— Учусь у самых хитрых. — сказал я, поцеловав супругу. — Телеги поедут позднее, через час после нашего прибытия в город. Идем, наш путь еще не окончен.

До главных ворот Тайного дворца оставалось полчаса хода, и мы никуда не спешили. Клан Гуанг шел с победой, и маленькое приключение в ближайшем подлеске никак не скажется на нашем настроении. Весть о приближении самого молодого владыки в истории острова уже разлетелась по городу и на воротах нас встречала довольная толпа, машущая желтыми и оранжевыми тряпками — что у кого было.

Стражники из Пинг, такому соседству были не особенно рады. Больше того, я видел по их хмурым лицам, что толпа явно мешает. И это было не обычное раздражение служивых много часов торчащих на посту. Они нервничали, переминались с ноги на ногу и часто оглядывались назад, будто ожидая подкрепления. Вот только вместо знакомой униформы с башней прибывало все больше обычного народа.

— Приносящий дождь! Владыка Гуанг! — в восторге кричали горожане всех рас и возрастов. — Громовой зверь! Пламенный воин!

«Агитаторы перестарались». — написал я Юн. — «ты говорила придут сто-сто пятьдесят человек, а тут больше пяти сотен, еще немного и они стражу выдавят».

«Наших тут не больше трех десятков». — заметила супруга, улыбаясь и спокойно, с достоинством, маша толпе. — «Остальные пришли сами, ваша слава сработала лучше подкупа и долга. Если так пойдет, то мы сможем перетянуть свою сторону еще больше горожан, без дополнительных затрат».

Любая толпа создается только если ее организовывать и подкармливать. Или вызвать на столько большое возмущение, что люди соберутся сами. Но мы не собирались оставлять такой важный момент на волю судьбы, и агенты Юн, по письму, заранее начали собираться в тавернах и на площадях. Мы ожидали провокаций, случившейся в последний момент подлянки, и судя по поведению стражников не зря.

— Эй! Чего же вы ждете?! — донесся до нас крик из толпы. — Откройте ворота героям Чщаси! Откройте ворота, они спасли остров! Верно! Откройте ворота Владыке!

Вот только мы продолжали приближаться, улыбаясь и маша руками, а ворота как были, так и остались на замке. Ситуация крайне тревожная. Это уже не провокация, если они сейчас не побегут открывать, о триумфальном въезде можно забыть. Больше того, придется забыть и о совете владык, который мы планировали созвать. Такая встреча — явно покажет враждебность при чем нашу. Ведь солдаты просто выполняют свой долг.

«Отдать приказ зазывалам на штурм?» — спросила по интерфейс Юн.

«Нельзя. Это могут счесть за бунт черни или провокацию. Солдаты на посту, мешать им — выступить против всего острова. Но и остановится мы не можем». — ответил я, прикидывая, смогу ли использовать иллюзию так далеко. По всему выходило что точечное воздействие невозможно, а задевать толпу — нельзя. Они уже разогреты, куда лучше внушаемы и первыми ринутся открывать ворота. Прямой бунт.

— О чем вы думаете? — куда громче, с нотками возмущения, спросили из толпы. — Это же Медный Владыка Гуанг Валор! Освободитель острова! Грозовой зверь приносящий дождь. Откройте ворота! Вы против клана Гуанг?! Вы против тех, кто спас нас от демонических тварей? Вы что, за отступников?

Последний довод был явно лишним и слишком острым. Разрыв в клане произошел не так давно, получился крайне болезненным и многим стоил друзей и родных. Вот только сказать — да, я за отступников, или своим бездействием подтвердить предположения толпы — значит признаться в мятеже. Сейчас главой клана являлась старуха Мингжу, и она выступала строго против внуков. Что Ичиро, сидевшего рядом со мной, что Ян, занявшего северную крепость.

— Открыть ворота! — гаркнул начальник караула, когда мы, специально в несколько раз замедлившись, уже подъезжали к самому проему. — Да здравствуют освободители Чщаси! — последнее он сказал с таким выражением, будто послал нас трехэтажным матом, но я был рад и такому. Что-то происходило в городе, из-за чего нас не спешили пускать, и мы срочно должны выяснить, что именно.

«Юн, твои шпионы среди благородных семей что-нибудь узнали? С чем может быть связано такое поведение солдат Пинг?»

«Нет, только у одного из кураторов есть интерфейс, но он даже не предполагал таких событий. Я встречусь с подружками после заседания совета, мне удалось со многими из них сойтись, некоторые обязаны мне жизнью и положением, я поспрашиваю что слышно». — сообщила Юн, не добавив ясности.

— Ура! Гуанг Валор! Молодой Владыка! — кричали девушки и девочки, осыпая меня липкими от капель лентами и конфити из цветной бумаги.

— Владыка Гуанг! Приносящий дождь! — кланялись бедняки и люди более высокого положения. Настроение в целом мне понравилось, видно было что горожане либо искренне за нас, либо просто еще не понимают, что произошло. Благоприятная ситуация, чтобы договариваться с другими великими семьями, особенно на фоне такого знаменательного события как победа.

— Идем сразу к дому собраний. — приказал я, не забывая улыбаться и махать единственной здоровой рукой. Чем дальше мы двигались, тем больше становилась толпа, и когда мы подошли к мостику у ратуши, ведущему через вновь наполнившуюся водой реку, собралось больше двух тысяч горожан.

Большинство радовалось, искренне, незамутненно. Но своим цепким взглядом я легко выцеплял из толпы хмурые лица мужчин и женщин, подпоясанных мечами. А то и вовсе — в полном воинском облачении. Пока, на фоне их казалось не так много, но общие черты постепенно складывались в один образ.

«Воинов Фенг нет. Только простолюдины». — заметила то же что и я Аи. Верно. Среди толпы не было ни одного солдата или воителя из союзного клана. А вот Джен, Пинг и Хэй — хватало. Они уже сейчас превышали количество наших телохранителей в несколько раз, и все продолжали стягиваться.

«Нужно поддержать толпу. Что-то происходит, возможно мы поломали планы трех великих семей. Если толпа рассосется раньше, чем мы покинем город — нападут». — написала Юн и я с ней был полностью согласен. Такое единообразие одетых в доспехи воинов, при том что они должны их одевать только за пределами стен тайного дворца, ни к чему хорошему привести не может по определению.

— Жители Чщаси! Мы принесли вам мир! — громко выкрикнул я, усиливая слова техниками разума. — Отпразднуем же победу вместе, после окончания совета! Зовите друзей, приводите родных! Пусть все знают, голоду и страху больше не место на нашем острове!

— Ура приносящему дождь! — тут же откликнулись несколько десятков голосов. — Долгих лет владыке Ввалору! Славься клан Гуанг!

— Этого не хватит. — мрачно заметила Юн, не забывая улыбаться. — Чувствуете, как сгущаются тучи. За перекрестком, который мы только что проезжали, строится целый отряд из воинов, почти равный нашему по численности, и он такой не один.

— Готовятся к бою? Здесь? На улицах Чщаси? — не веря спросила Аи, оглянувшись на супругу. — Кому это вообще могло прийти в голову?

— Вариантов не много. — сказал я, незаметно прикусив губу. — Нужно разработать план отхода, и срочно. Что-то мне подсказывает, что он нам понадобится.

— Можно уходить по одному. — предложил Ичиро. — Затеряться в толпе, и постараться выскочить к воротам. Воины даже просто на стены смогут прыгать.

— На это они как раз рассчитывают. Разбить наш отряд, перехватить и отловить по одному. — покачал я головой. — Нет, так не получится. Если опасения все-же верны, придется пробиваться сплошным фронтом, жертв будет море и тогда мы из освободителей станем простыми убийцами. Знать бы, что происходит.

— Ва-лор! Ва-лор! — скандировала разгоряченная толпа, даже не подозревая что мы обсуждаем. Возможно они и замечали все эти признаки, но старались не обращать на это внимания, а вот мы себе такой роскоши позволить не могли. К моменту как мы достигли дома собраний уже больше тысячи воинов трех великих домов окружало небольшую площадь. Через час их будет пять, а если понадобится, то и все десять тысяч.

— Чщаси свободен! — выкрикнул я, подбадривая толпу. — Вместе, единым альянсом, мы освободили остров от демонических тварей. Взгляните на головы монстров, что мы привезли с собой! Эти чудовища могли терроризировать наши земли еще десятки лет, но теперь стена вновь под нашим контролем!

Дождь вернул жизнь нашим землям. Вернул плодородие пашням, напоил реки и озера. Враг разбит! — я кричал, отслеживая реакцию не толпы — воинов которые мрачно за ней наблюдали. — Мы принесли мир для Чщаси! Мир для всех, от мала до велика. Больше никаких сражений внутри стен! Не нужно проливать свою кровь! Можно вернутся к привычной жизни!

— Мир для Чщаси! — поддержала меня толпа. — Слава клану Гуанг!

«Они почти не реагируют». — заметила Юн, прекрасно понимающая, в кого я на самом деле мечу своими словами. — «Некоторые могут засомневаться, но не многие. Мы где-то ошиблись, и очень жестоко».

«Трупы эльфов прибудут только через час. Наши подвиги неоспоримы. Мы что-то упускаем». — сказал я, маша народу рукой, и вновь и вновь задерживаясь, прежде чем зайти внутрь. Зайду — потеряю контроль над толпой, и тут же окажусь в ловушке. Не зайду — толпа все равно разойдется, а ловушка захлопнется. — «Нам нужен план отхода. Ичиро, сотни на тебе, показывай головы, держи толпу, не позволяй чужим воинам приближаться ко входу, возможно я сумею договорится».

— Господин Гуанг Валор. — вежливо, но не слишком, поприветствовал меня глава эльфов, встретивший в зале для великих семей. — Мы не ожидали вас так рано.

— Господин Джен Ли, мы и сами не рассчитывали на то, что все так удачно сложится. — улыбнулся я, усаживаясь на свое законное место. — Вы можете выйти к толпе, посмотреть вместе с ними привезенные трофеи. Голова громового шестилапого дракона не самое потрясающе. Измененные хаосом звери и воины могут оказаться куда страшнее.

— Мы слышали басни, что это вы призвали дождь. Вот ведь любит народ рассказывать небылицы. — слегка рассмеялась Пинг Мингжу. — Где это видано, чтобы воин, пусть даже владыка, мог влиять на погоду

— Все так и было, госпожа. Если одни в состоянии вырастить дерево за несколько часов, почему другому не создать дождь? — спросил я.

— Одно дело — дерево. И совсем другое — дождь. — покачала головой матриарх Пинг. — Такого просто не может быть.

— Времена меняются, то что вчера считалось невозможным, сегодня не вызывает сомнений. Как существование богов, девять солнц или тифлинг ставший владыкой до двадцати. — пожал я плечами, понимая, что разговор затягивается, а кроме нас троих никого в зале нет. — Где же господин Фенг Гуань-юй? Начинать собрание меньше чем половиной великих семей не имеет смысла.

— Все, кто должны быть здесь, уже в сборе. — произнес жесткий знакомый голос, и в зал вошел Шен, в полном, стальном боевом доспехе. — Ты так увлекся отвоевыванием острова, что не прочел до конца законы, на которые ссылался. Гуанг Валор, я администратор Гуй Шен, глава академии и тайного дворца, обвиняю тебя в попытке узурпации власти. Владыки, помогите мне.


Глава 8

— Обвинения ложные. — улыбнулся я, не давая поводов для нападения. — Мы лишь сделали то, что могли и должны были.

— Вы «слегка» переборщили, захватив больше половины территории всего острова, а кроме того, осуществили немыслимое — создали город, которого не было, и не должно было появится на карте Чщаси. — сказал Гуй Шен, целясь наконечником своего копья мне в шею. — Мне нет нужды доказывать вашу вину, она мне известна не хуже, чем вам. Вы не герои, вы захватчики ничем не лучше, чем демоническим зверям или мятежникам.

— И все же, народ, скандирующий мое имя, с вами не согласится. — улыбнулся я, садясь по удобнее. «Всем внимание! Это засада! Повторяю — ЗАСАДА. Дома Пинг и Джен, заручившись поддержкой бывшего председателя Гуй Шен, решили истребить Гуанг, обвинив в захвате острова». — написал я всем через интерфейс. — «Готовьтесь, возможно из города придется пробиваться с боем. Разрешаю применение козырей».

— Народ глуп, и не понимает, что для него лучше. — многозначительно улыбнулась Пинг Мингжу. — Старые порядки, то что позволяло нам тысячелетиями удерживать остров от захвата и уничтожения демоническими тварями. Вернем их и главенство старших семей над островом — и все снова станет как раньше.

— Я не могу сказать, что не благодарен вам, господин Валор, благодаря вашим усилиям остров очищен от демонических тварей, но вы возомнили о себе слишком многое. — сокрушенно покачал Джен Ли, держа подле руки искривленный кинжал. — Настала ваша пора уйти на покой, на вечный покой. Вас запомнят, как Владыку. Возможно даже будут рассказывать о вас в легендах, которые быстро приобретут другие акценты, а затем забудутся за пару поколений. Пока мы продолжим править.

— Вы кое-что забыли. — улыбнулся я, даже не собираясь вставать. — Но ничего страшного. Я вам напомню. Вы должно быть не знаете, но я уже был мертв. И не один раз. Но все же боги меня воскресили. А вы… вы спросили у тех, кто удерживает наш мир на своих плечах — что они обо мне думают?

— Какое нам дело до не вылезающей из своего хрустального дворца личности? — пренебрежительно спросила матриарх Пинг. — Все решится сейчас, и этого будет уже не изменить!

— Вот как… господин Шен. Вы и вправду думаете так же как эта непосвященная?

— Я сумею удержать твою душу в теле, не позволяя переродится. — сказал бывший ректор и градоначальник, но удар нанести не спешил, вероятно ожидая провокации от меня. — Что же до богов — большинство их священников и молящихся — мои соратники и слуги. Достаточно им перестать приносить подношения, и боги ослабнут на столько, что согласятся на любые условия.

— Вы на столько не хотите меняться, что готовы превратить тайный дворец в поле боя? — спросил я, внимательно вглядываясь в лица каждого, из вечно живущих. Ни одного намека на сомнения, ни один их мускул не дрогнул. Они были готовы к схватке, готовы прикончить меня немедленно, на месте. Но что-то их удерживало. Возможно правило, о существовании которого я не догадывался.

— Мы изменимся, вернув части наших кланов на законные места. — сказала Мингжу, перебирая звенья колючей ударной цепи. — Твои достижения станут достижениями Чщаси. Твои жены останутся вдовами, а после мы казним их за измену. Если у тебя по какому-то недоразумению родится наследник — мы сгноим его в каменной кишке, а все твои достижения забудутся.

— Все мои достижения — на благо острова и наших богов, удерживающих этот мир от падения в хаос. — улыбнулся я, покачав головой. Возможно слишком уверенно, ведь Гуй Шен вздрогнул, его зрачки расширились и ментальное давление обрушилось на мои плечи. — Поздно. Весь остров уже видел, что вы сделали.

— Что? Что за чушь он мелет? — спросил, мгновенно теряя самообладание Джен Ли.

— Один старый трюк, увиденный мною у Шунюаня. — сказал я, поднимаясь и отряхиваясь. — Стоило мне понять, что вы задумали, как я активировал проекцию на здании главного собрания. Мои воины не позволили вашим слугам высунуться наружу и доложить о происходящем, и только поэтому вас еще не остановили. Но уже слишком поздно.

— Ты все равно умрешь! — прыгнул вперед Гуй Шен, и я едва успел отбить удар в сторону. Движения мастера-тифлинга были куда быстрее и отточенней моих, копье со свистом вспарывало воздух и закручивая небольшие вихри. Я успевал только отступать и парировать удары, без возможности перейти в контратаку. Будь у меня здорова вторая рука, возможно еще оставался призрачный шанс, но сейчас — никаких.

— Владыки, закончим быстрее! — позвал нетерпеливо Гуй Шен, набрасываясь на меня с утроенной силой, но, когда Джен Ли уже положил стрелу на тетиву позади него раздался топот ног и в зал влетело несколько десятков золотых гвардейцев, окружив и меня, и противников.

— Боги разочарованы вашими дрязгами. — произнесла Кингжао, выходя в центр зала и снимая храмовый капюшон. — А в особенности пренебрежением их волей. Недовольны всеми вами, без исключения.

— Боги, решили вмешаться в нашу политику? — зло прищурившись спросила Пинг Мингжу. — Не они ли обещали нам оставить в покое мирские дела в обмен на толпы освобожденных от работ и податей поклоняющихся?

— Только если они на прямую не влияют на дела богов. — отрезала все возмущения матриарха Пинг верховная жрица. — Вы не сумели вправится со своими обязанностями, а потому мне приходится высказать мнение не только Януса, но и народа Чщаси. Примеритесь, и работайте сообща на благо острова.

— Нет! — зло выкрикнул ректор. — Он опасен! Опасен не только для нашего общества и строя, для всего мира! И возрождение спавших тысячелетиями богов — тому лучшее доказательство. Он считает себя реинкарнацией императора и поступает соответствующе своим реваншистским настроениям! Нельзя такого допускать!

— Я лишь хочу принести мир. В начале, на Чщаси, а затем дальше. Высвободив достаточно сил, чтобы верующих хватило на настоящее воплощение. — сказал я, успев получить передышку. — Мы освободили остров от демонических тварей, заключили прочный союз с Фенг и Ксу. Мы создаем мир, и боги должны быть на нашей стороне.

— Боги поступят так как считают нужным. — отказалась от моей поддержки Кингжао. — Но это не значит, что они допустят бойни в городе. Гуанг Валор, вы не выполнили обязательства как командующий божественной гвардии, ваши повелители ждут отчета.

— Один из нас умрет сегодня. — сказал Гуй Шен. — Я не допущу, чтобы такой как он стал императором и вел за собой людей. Он погубит их всех!

— Это решать не тебе. — ответила верховная жрица, и тифлинг, понимая, что проигрывает тактически — ринулся вперед с утроенной скоростью.

Вставшие у него на пути золотые гвардейцы разлетелись в стороны, от ударов, но, когда до меня оставалось меньше полуметра мир вокруг демона изменился. Реальность буквально отдернула и выплюнула его в сторону, будто гигантская невидимая рука. Хотя я не почувствовал даже шевеления ветерка.

— Шен без клана. За прошлые многочисленные заслуги, тысячи лет упорного труда и верной службы своему народу ты будешь прощен, но только в этот раз. — сказала отстраненным голосом Кингжао. — Гуанг Валор, дабы предотвратить кровопролитие следуйте за мной без понуждения.

— Как прикажут боги. — хмыкнул я, пряча меч в ножнах.

Выйдя из общего дома, я увидел, что золотые гвардейцы, жидкой цепочкой разделяют мой отряд и объединенные войска Пинг и Джен. Зрелище было внушительным, будто в огромную лужу пустили щепочку-кораблик, но она застряла на самом краю. На всех моих воинов приходилось больше семи тысяч противников. Один к семидесяти… такое не выигрывается даже в самых фантастических снах.

— Следуйте за мной. Не отставайте! — приказал я, идя за верховной жрицей. Воины и герои, предупрежденные об окружении, не питали иллюзий, а потому беспрекословно подчинились. В кольце врагов, друзей и марионеток Януса мы двигались к храму в центре тайного дворца, а над нашими головами быстро светлело небо.

Когда, влившись в группу служителей двуликого бога, мы втянулись в храм, позади осталась армия, в любую секунду готовая перейти в наступление. У воинов был долг перед своими кланами, и только о нес они должны были думать в первую очередь. Прикажут Джен Ли, Шен и Пинг Мингжу идти на штурм храма — они пойдут, даже если это станет концом нашего мира.

— Ты не торопился. — сказали Янус, когда я вошел в центральный зал. Голос божеств не шел по воздуху, он сразу возникал у меня в голове, минуя уши.

— Я выполнял ваше поручение, восстанавливая порядок на острове и увеличивая количество поклоняющихся. В доме света все возносят молитвы во имя вашего царства. — ответил я, выпрямляясь, и ни одно из моих слов не было ложью. — Я благодарен, за то, что меня выручили в сложной ситуации, но, если бы меня просто предупредили о ловушке, я изменил планы и не сунулся в город.

— Мы не можем следить за всеми порталами и этим миром одновременно, именно потому ты был воскрешен, как пророк и военачальник порядка, природы и света. — не обращая внимания на мои слова продолжили Янус. — Вместо этого, ты занялся собиранием земель, порабощением тварей хаоса и примирением родственников. Твои действия привели к созданию стойкой оппозиции, чего не произошло бы, выполняй ты только свои обязанности. Хотя, мы сами развязали тебе руки — твои поступки, дела и мысли — только твоя персональная ответственность.

— Я примирил большую часть острова, и готов закончить это в ближайшее время. После, управляя природой и мнением горожан, мы сможем усилить верования в вас, и дадим всем жителям острова достаточно для жизни.

— Этого не хватит. — оборвали меня Янус. — Если бы ты сделал все, как тебе приказывали, пошел по пути пророка, объединил нацию одной верой и привел к служению каждого, через несколько лет, без всякого кровопролития, все кланы, без исключения объединились под твоим правлением. Но ты решил по-другому.

Идущий по тропе войны всегда находит лишь войну, и не может получить признание никаким иным способом. Очистил остров от демонических тварей? Хорошо, но недостаточно. Усмирил мятежный клан? Это даст тебе больше сторонников, но и только. Эльфы, связанные жесткими узами родства и вековечной дружбы, не станут твоими союзниками и не предадут своих лидеров. Клан Пинг, разделенный гордыней, не отступится даже перед полным уничтожением.

— Тогда я объединю остальные кланы. Фенг, Хэй, Ксу и Гуанг, а затем приду за двумя оставшимися с позиции сильного. — сказал я, понимая к чему ведется разговор. — Если они не смогут подчиняться мне — не смогут стать единым народом.

— В корне не верно. Они БЫЛИ единым народом, до твоего появления. И поддерживал этот баланс тот же, кто сегодня собирался тебя убить. — сказали Янус, ставя меня на место. — Твои дела, говорят больше чем ты думаешь. Покори город без осады и кровопролития, и тогда наше благословение будет на твоей стороне. Возьми его силой, и останешься один. Это последний раз, когда мы спасаем тебя.

— Благодарю за доверие, но я уже шел этой дорогой. Что если Джен, Пинг или сторонники Шен нападут на меня первыми? Мне что, нельзя защищаться?

— Мы все сказали. Подумай над нашими словами, и ты все поймешь сам. Мы освобождаем тебя от должности командующего золотой гвардией и отзываем гвардейцев из твоих рядов. — сказали боги, теряя ко мне всякий интерес. — Верховная жрица Кингжао, проводите главу клана Гуанг за пределы тайного дворца.

— Прощайте, боги. Мы еще встретимся, когда я войду в город как победитель. — сказал я, подумав, а затем, развернувшись покинул зал, вслед за тифлингом.

Наставница молчала всю дорогу до ворот города, а удивленная толпа, взирала как отряды воинов Пинг и Джен сопровождают нашу делегацию. Когда мы миновали стены, на них стояли только стражники и солдаты, метящиеся в нас из арбалетов. Никаких сторонников и галдящей толпы. Никаких сомнений, что нам ударят в спину, и мы молча уходили в сторону леса, под прикрытием золотых гвардейцев, которые, дождавшись нашего отступления вернулись за городские стены.

— Что будет дальше, господин? — спросила Аи, когда мы оказались за пределами стрельбы городских баллист. — В городе осталось больше шестидесяти тысяч жителей и тридцати тысяч воинов. Если понадобится, они сметут нас одной волной.

— Нет, они не выдвинутся, пока полностью не будут уверены в своем успехе. — ответил я, задумавшись. — Они хотели разделаться со мной без сражения основными силами. Не вышло. Пару дней, возможно неделю, они будут обсуждать возможности решить все малой кровью, попытаться нас разделить. Натравить на нас союзные кланы.

— Им это не удастся, я позабочусь. — сказала Юн, раздражженно складывая и раскладывая веер. — Даже без моих усилий, все понимают, что именно вам и клану Гуанг обязаны освобождением острова. Новыми землями, слугами и титулами. Меня куда больше беспокоит отсутствие в городе воинов Фенг и моего отца.

— Верно. — кивнул я. — Это очень опасный пробел. Мы должны как можно быстрее отыскать выступившую на зачистку северной крепости группировку. У тебя есть там соглядатаи, обладающие интерфейсом Юань-ци?

— Не думала, что мне нужно держать их в окружении отца. — с сожалением покачала головой Юн. — Нет. Увы, нам придется искать его самостоятельно.

— Это наша первоочередная задача. — согласился я, разворачивая ездовую птицу. — Ичиро, веди воинов в Дом света, готовь город к отражению осады, но не забывай о полях и садах. Пока вода еще не высохла, нам нужно собрать как можно больше урожая и обеспечить защиту крестьян от нападений.

— Вы будете сражаться с моим братом без меня, господин? — нахмурился генерал, не собираясь перечить приказу.

— Надеюсь, что нет. Мы поедем на максимальной скорости, возьмем с собой только героев на птицах и личную охрану, для большей мобильности. Вы же должны будете без моего вмешательства все подготовить к войне с преобладающими силами врага. Помни обо всех наказах и формировании рот из десятков и звеньев.

— Я все помню, господин. К вашему возвращению я буду полностью здоров и готов к любым, даже самым жестким тренировкам. — поклонился Ичиро, отходя.

На двух десятках птиц мы помчались к северной крепости, занятой отступниками, выискивая места битвы или возможных стоянок. Войско «свинопасов» насчитывало больше десяти тысяч солдат, и скрыть такое количество было просто нереально, вот только они выходили из противоположных от нас — восточных ворот. Объезд, по широкой дуге, занял больше четырех часов, и только к закату мы увидели костры большого лагеря.

— Что-то не так. — сказала, прищурившись Юн, которая дольше прошла по пути стрелка и видела дальше меня. — Не могу понять, что…

— Крики, госпожа. — заметила одна из слухачей-служанок. — Крики и звон оружия.

— Ускоримся! — приказал я, пришпорив и без того уставшего страуса. Гигантская птица вытянула шею, прижавшись почти к самой земле, но скорость выросла не на много. С помощью зрения Ци, еще за сотню метров от лагеря я увидел валяющиеся тут и там трупы, пронзенные стрелами.

— Это Джен! — с удивлением выкрикнула Юн, доставшая из футляра винтовку.

— В лагерь, не останавливаемся! — приказал я, направляя птицу прямо на костры.

Небольшая группа, в три десятка бойцов, стояла спина к спине, отгородившись щитами, и защищаясь от скрывающихся в тенях противников.

— В чем дело? С кем вы сражаетесь? — спросил я, подъезжая ближе. — Прорвались демонические твари? Беженцы?

— Это эльфы. — вполголоса сказала супруга, не спешащая убрать оружие. И не даром. Стоило обороняющимся увидеть наши эмблемы, как вместо ответна в нас посыпался град стрел. Реакция девушек и их телохранительниц была мгновенной. Спрыгнув с птиц и прикрывшись щитами, они сделали залп из ружей, и длинные потоки пламени ударили по самым опасным из воинов.

— Смерть предателям! — вскрикнул кто-то из эльфов, но в то же мгновение его призыв оборвался всхлипом, когда прилетевшая из темноты стрела ударила заводилу в горло. Дом Джен всегда славился своими ловкими воинами и умелыми стрелками, но даже стена щитов ничего не могла противопоставить тяжелым ружейным пулям.

— Сдавайтесь, и я обещаю сохранить вам жизнь! — выкрикнул я, защищаясь от стрел десятком призраков, отбивающих все что в меня летело. — Мы не враги!

— Вы захватили остров! Забрали все себе, не оставив нам и клочка земли, а теперь хотите сделать нас своими слугами? Не бывать этому! Вперед братья! Их всего два десятка! Сомнем их.

— Последнее предупреждение. — сказал я, и огненный воин разогнул спину, поднимаясь от самой земли на несколько метров. Его огромный объятый пламенем меч был зажат в закованных в броню ладонях. — Сдавайтесь или погибните смертью глупых. Мы не враги вам, но будем защищать свои жизни и принципы до последнего. Три! Два!

— Стойте! — раздался голос из первых рядов. — Я не хочу умирать.

— Лучше сдохнуть чем стать слугой предателя! — выкрикнул сосед сдавшегося, пырнув его ножом в горло. Больше я ждать не стал. Пятиметровый огненный меч обрушился на отряд врага, вбивая недавнего убийцу и еще десяток его соратников в землю. Ударив мечом плашмя, я отбросил противников, разрушив их построение, а остальное сделали лучницы и супруги. Все закончилось за считанные минуты.

— Что за чертовщина творится. — мрачно спросил я, глядя на лежащих в дыму и пепле противников. — ЭЙ! Враг моего врага — мой друг! Выходите!

— Это те же, кто убил отряд засады. — заметила Юн, подняв характерную стрелу. — В этот раз они напали на своих сородичей из темноты. Кажется, у нас появился тайный доброжелатель.

— Верно, но с этим мы можем разобраться позже. Ищем выживших! Они должны рассказать, что здесь делали, и что вообще твориться.


Глава 9

Их осталось шестеро, раненых, спрятавшихся в ночи под трупами друзей и соратников. Выживших случайно или струсивших и забившихся по глубже. Ни одного в нормальном состоянии. Из более чем двухсот бойцов, от медного воина до золотого героя. Двое командиров, как раз героев, погибли еще до нашего прихода — буквально нашпигованные стрелами они лежали в окружении других тел.

— У вас еще есть шанс выжить. — сказал я собранным пленникам, освещая их лица масляной лампой. — Расскажите о ваших приказах, и тех, кто вас атаковал.

— Мы ничего не знаем, господин. Пожалуйста, пожалейте нас! — взмолился самый молодой из выживших лучников.

— Возможно это прольет свет. — сказала Юн, протягивая мне несколько туго завязанных крохотных, не больше мизинца, свитков.

Едва не раскрыв их, я успел в последнее мгновение остановиться и осмотреть веревки с помощью зрения Ци. Только благодаря этой предосторожности смог заметить стеклянные ампулы с кислотой, всего несколько капель в каждой, но под натяжением от завязок, так что человек не знающий мог бы вскрыть их не раздумывая.

— Иглу. — сказал я, положив свертки на землю. В протянутую руку мгновенно легла деревянная игла из браслета-стреломета, которой я вскрыл боковую поверхность ампулы, вылив загоревшиеся на воздухе капли.

— Должно быть что-то очень важное, раз они так старались защитить сообщения. — сказала удивленно Аи. — Никогда не видела подобных устройств.

— Мне доводилось слышать о подобном. Война кланов никогда не стояла так остро, но сложные времена бывали, и не раз. — заметила Юн. — Отец учил, что нужно всегда доверять союзникам, и никогда — врагам.

— Буду рад если он останется на нашей стороне после всего произошедшего. — сказал я, зажав свиток между средним и указательным пальцем, разматывая большим и мизинцем. — Это приказы по устранению генералов Фенг. Тайном, без боя. Отравления, дружественный и случайный огонь, падения с башен…

— Уроды. — Юн подняла разложенный боевой веер, но в последний миг ее рука замерла, не донеся орудие до шеи пленника. — Мы должны немедленно отправляться дальше! Отец считает их друзьями!

— Верно. Поторопимся. — кивнул я, складывая свитки в карман. — Пленников связать и доставить за нами!

— Есть! — ответила пара воительниц, из свиты Аи.

— Ускоримся. — попросила Юн, первая пришпоривая своего страуса.

Львята, уставшие после первого перехода, недовольно рычали, но продолжали бежать следом за нами. Удивительные свойства демонических зверей позволяли им расти с жуткой, неестественной скоростью. Хотя возможно основная причина скрывалась не в их природе, а том ментальном воздействии, в котором я с супругами держал зверей.

Мы, все трое, обладали развитыми верхними дантянями души. Юань-ци являлась нашей основной силой, а звери обладали к ней повышенной восприимчивостью. Возможно, что именно из-за этого львенок Аи наращивал чуть ли не столько же мускулатуры, сколько поедал мяса. У котенка Юн уже начали проступать вены, куда шире чем следовало. А мой питомец вообще был не похож на обычного льва. Слишком угловатый, и роговые пластины начали появляться.

Успев понаблюдать за зверями, я тоже пришпорил усталую птицу, чтобы поравняться, а затем обогнать спешащую Юн. И дело было не только в том, чтобы показать, что именно я веду группу, жена должна видеть, что может на меня опираться, и ее дела интересуют меня не меньше чем собственные. К счастью дорога оказалась не слишком длинной, уже через час мы увидели большие огни, а затем и палатки с характерной каплей крови на узорах и вышивках.

— Стой! Кто идет! — вышел было вперед стражник, но Чимб бросился ему наперерез и оставленный в карауле адепт отпрыгнул, метя копьем в львенка.

— С дороги! — крикнула Юн. — Быстро!

— Простите, госпожа, не узнал. — склонился стражник, прижимая оружие к ноге.

— К палатке генерала. — приказал я, трогая птицу. Страус, несший меня из последних сил, добежал до гигантского шатра, возвышающегося на добрый десяток метров. Стража, издали разглядевшая наше приближение, встречала нас с Юн почетным караулом, которого и заслуживала наследница клана.

— Успокойся. — тихо сказал я супруге. — В лагере нет паники, все довольны и спокойны, значит с твоим отцом все в порядке.

— Пока — да. — резко ответила девушка, переживающая за воспитавшего ее опекуна.

Спорить с супругой было бесполезно, тем более на людях. Так что я просто возглавил процессию, и дождавшись пока девушки спустятся со своих беговых птиц жестом подозвал львенка. Прежде чем войти в шатер я взял его за загривок, пусть в звере было уже под сотню килограмм, я все еще был в состоянии остановить его одной рукой, при надобности. А в том, что она возникнет не оставалось сомнений — ведь он уже тихо рычал, скаля зубы.

Войдя в шатер, мы увидели богато украшенные походные столы, ломящиеся от яств которых в городе давно было уже не сыскать. Свежие фрукты и овощи, большое обилие свинины и птицы. За столами сидели не только старшие командующие, но и обычные сотники в руках каждого — бокалы и чаши. А во главе самого широкого стола — Гуань-Юнь и десяток малознакомых героев, среди которых были и эльфы в зеленом.

— Доченька! — радостно вскочил гигант, чуть не опрокинув целую секцию, но не пролив и капли из гигантского кубка. — Зять! Я так счастлив что вы приехали!

— Отец! — радостно, как ни в чем небывало вскрикнула Юн, пряча страх за улыбкой. — Я так соскучилась!

Она бросилась в объятья главы клана Фенг, почти незаметно стараясь разлить вино у него в руке, но владыка крови и жизни сумел удержать кубок. Судя по его виду, генерал выпил уже не один подобный бокал, и останавливаться не собирался.

— Отец, разве ты не рад меня видеть, что не выпускаешь вина из рук? — спросила обиженно моя супруга.

— Ну что ты, доченька! Наоборот, я так счастлив, что готов залпом выпить его до дна, за здоровье молодых! — искренне улыбался Гуань-Юнь.

— Даже если бы это был ее искренний чай? — спросил я, подходя к владыке. — Здравствуйте наставник.

— Чай? — в начале не понял тесть, а потом как понял. — Кхм. Пожалуй, я и вправду переборщил сегодня. Прошу прощения дорогие гости, мне нужно пообщаться с моими дорогими детьми. Встретимся завтра, на переговорах.

— Прошу прощения, но я бы хотел присоединиться к пиршеству чуть позже. Мы немного пообщаемся и вернемся все вместе. Не могли бы господа из Джен, нас подождать? — спросил я, улыбнувшись, и подавая знак охране — остаться у входа в шатер.

— Боюсь, что и в самом деле слишком поздно, но я благодарю вас за приглашение, владыка Гуанг Валор. — поклонившись, как старшему, сказал золотой герой, эльф которому было по меньшей мере пятьсот лет. — Мы будем в своем лагере, и с удовольствием пообщаемся завтра, после полудня.

— Я не в том положении чтобы настаивать, как и вы я гость. Но возможно если владыка Гуань-Юнь попросит, вы согласитесь остаться еще на пару часов?

— Удерживать гостя силой, плохой тон, мой мальчик. — покачал головой глава дома Фенг. — К тому же, их лагерь всего в полете стрелы от моего шатра, внутри лагеря. — он сделал небольшой акцент на последних словах, но нам всем его хватило, чтобы услышать поднимающуюся из глубины груди генерала угрозу.

— В таком случае не смею задерживать господ героев. — согласился я, написав через интерфейс телохранительницам Юн и Аи — проследить за эльфами, и доложить о их местонахождении при первой опасности. — До завтрашней встречи.

— Спокойной ночи, владыка Гуань-Юнь. Владыка Гуанг Валор. — поклонившись по очереди, эльфы покинули шатер, а мы с тестем и супругами отошли чуть в сторону.

— Что случилось, что вы прискакали под утро. — нахмурился глава Фенг, так и не научившийся скрывать свои эмоции на людях. Не мешкая я протянул ему найденные свитки, и генерал быстро пробежал глазами по каждому из них. Затем внимательно осмотрел печати, внешнюю часть и даже футляры от сообщений, которые я оставил по чистой случайности.

— Это ничего не доказывает. — через несколько минут молчаливых раздумий произнес владыка крови и жизни. — Печати без формы, бумага самая обычная, никаких подписей или узнаваемых почерков, в этом можете быть уверены — я достаточно начитался переписки с Джен Ли и Пинг Мингжу. Писали не они.

— Даже если не они — под их диктовку. — горячо сказала Юн. — Они напали на нас в городе, вытеснили из тайного дворца, воспользовавшись отсутствием вас в городе.

— Как ты видишь — мы все в походе, и с неплохим уловом. — довольно улыбнулся Гуань-Юнь, обводя ладонью зал с ломящимися от еды столами. — Хватает всем. Нет, то есть совершенно всем, даже зеленым воинам и адептам. Мы сумели отбить несколько деревень отрекшихся, на полях которых обильно росла еда. А после — загнали несколько настолько больших стад кабанов, что хватит мяса на несколько недель! Это просто чудо!

— Или хаос. — помрачнев сказал я, понимая, что власть Януса на этих землях может быть ослаблена. — Все в лагере ели добычу с полей?

— Конечно. Даже запрети я, все равно не удержались бы! Ты только посмотри, какие яблоки — да каждое с голову размером! Видишь тот общий котел на пятьсот порций? Мы варим в нем кашу с мясом единственной свиньи под три тонны весом! После голода в стенах тайного дворца, никто не смог отказать себе в удовольствии насытиться.

— Это катастрофа. — мрачно проговорила Аи, выражая общие опасения. — Если хаос повлияет через еду на воинов, мы можем оказаться в тупиковой ситуации.

— Десять тысяч новых отрекшихся. — потерев переносицу произнес я.

— Мы никогда не предавали, и не собираемся предавать Чщаси. — гордо сказал Гуань-Юнь в глазах которого оставалось все меньше веселого хмеля. Организм владыки быстро очищал кровь от ядов.

— Дело не в принципах. — сказал я, вкладывая все силы в зрение Ци и внимательно осматривая сидящих за столами воинов. — Больше половины уже начали склоняться под порчей хаоса. Если мы не сможем нейтрализовать этот эффект, изменения начнут проявляться визуально, и тогда Джен и Пинг смогут убедить горожан закрыть ворота, назвав вас всех монстрами.

— Вот почему эти уроды ели только дряные пайки и лепешки. — ударил кулаком по колену Гуань-Юнь, поднимаясь. — Всем бросить еду! Отойти от столов!

— Да, господин. — почти мгновенно откликнулись первые помощники, буквально вскакивая с места. Герои последовали их примеру, золотые воители и младшие соображали чуть дольше, но приказ тоже выполнили, хотя некоторые продолжали жевать.

— Мастера Юань-ци, я прошу подойти вас. — сказала Юн, и глава Фенг кивнул, подтверждая приказ. Как и ожидалось — таких нашлось немного, в основном среди воинов поддержки и героев, которые стремились к статусу владыки. На несколько сотен — не больше десятка.

— Плохо. — мрачно сказал я, когда все подошедшие выстроились в небольшой отряд. Оставшиеся у столов солдаты явно ждали разрешения продолжить трапезу, но ее не последовало. — Мы должны оградить воинов от еды и начать очистку.

— Как? — давно придя в себя спросил Гуань-Юнь. — Если мои люди в опасности, я должен знать, как с этим недугом бороться.

— Только порядок может победить хаос. — помрачнев сказал я. — Но это не значит, что мы не в состоянии ничего сделать. Боги Янус удерживают хаос от разрастания, и мы должны обратиться к их силе, чтобы перебороть влияние инородной энергии.

— Ты хочешь, чтобы мы молили богам? — нахмурился владыка Фенг. — Никогда мы не полагались на них, и не ждали от них пощады или благосклонности. Мы воины Чщаси, тысячелетиями сдерживающие потоки демонических тварей. Где они были в прошлом году, когда мы боролись с нагами? Где были, когда пришла засуха? Когда твари пробили внешнюю стену и заставили нас оборонятся всеми силами?

— Под академией. Все это время они сдерживали хаос, который воспел и взрастил декан Шуньюан. А когда прорыв все же произошел — они не позволили ему поглотить весь остров, загоняя вглубь земли. Каждую секунду, и это не шутка и не пустые слова, они борются с демонами и тварями хаоса, которые проникают в наш мир через тысячи порталов. А сейчас мы должны попросить их о помощи в деле которое не сможем осилить сами.

— Это ниже моего достоинства. — недовольно поморщился Гуань-Юнь. — Просить у кого-то неизвестно что. Я владыка крови и жизни. Первый из Фенг, кто сумел пройти путем двух дорог до малых вершин. Лестница к бессмертию еще высока, но я не остановлюсь. Тем более, что теперь у меня достаточно сил и времени на ее покорение. Но, еще раз, я сделаю это сам, ни на кого не полагаясь.

— Отец, я прошу тебя, от этого зависит твоя жизнь, и жизнь твоих воинов. — взмолилась Юн. — Неужели ты не хочешь, чтобы они вернулись домой, к женам и детям? К тем, кто нуждается в их любви и защите? Попросить помощи, не у человека, даже не у равного тебе владыки — у бога! Что тебе стоит?

— Хорошо. — нехотя сказал Гуань-Юнь, направляясь к выходу из шатра. — Не ради себя, а для своих солдат, я пойду на такое унижение. Но после, если это сработает, вы выполните мою просьбу. Всего одну, но беспрекословно.

— Как скажете, отец. — учтиво поклонился я старшему. Удовлетворенно он кивнул, а затем поклонился в ответ.

— Герои! Воины! Солдаты! — взревел владыка Фенг, и голос его мгновенно перекрыл все разговоры в лагере, тем же кто рядом пришлось прикрыть уши чтобы не оглохнуть. — Нас предали, заманив в ловушку! Подсунули отравленную еду. Но отравлена она не обычным ядом, который можно вывести с помощью зелий очищения, а только вашей твердой верой. Верой в Порядок! В Устав клана! В богов острова — Януса.

Я встану на колени, но не перед врагами! Не перед судьбой что уготовила нам тяжкую участь! Я встану на колени перед теми, кто служит нам, и благоволит. Перед теми, кто спасает мой народ каждый час со времени со времени появления. Боги примите мою молитву! Услышьте меня, моих боевых братьев и сестер! Янус, избавь нас от хаоса!

— Янус! — хором повторило за владыкой чуть ли не десяток тысяч людей, орков и дварфов с эльфами. — Избавь нас от хаоса!

— Услышьте нас, боги, и помогите в нашей схватке! Услышь нас, Янус!

— Помогите нам, от хаоса. Услышьте… — вторили герои, и вслед за ними — обычные воины и солдаты. Мольба шла несколько минут, и казалось ничего не происходило. Даже осматривая войска с помощью зрения Ци я не видел улучшений. А потом все изменилось.

Это почувствовал каждый. Само небо вздрогнуло, и звезды на мгновение погасли, а затем стали ярче. Последние облака мгновенно испарились, открывая нашему взору розовеющую в лучах восхода внутреннюю стену. Солдаты вздрагивали, хватаясь кто за живот, кто за сердце. Гуань-Юнь скривился, когда по его телу прошла дрожь. А затем, не мгновенно, но достаточно быстро, чтобы это можно было заметить, ростки порчи хаоса начали отступать.

— Я чувствую, как стал слабее. — сказал не слишком довольно Гуань-Юнь, вернувшийся к нам после молитвы. — Да и небо… опять будет жарить.

— Может и нет. Три ярчайших солнц, из девяти — солнца хаоса. — заметил я, глядя на первую — черную точку, поднимающуюся над горизонтом. — Три самых тусклых — забвения. У всего есть порядок, баланс, возможно он наступит и в нашем мире.

— Что теперь делать с едой? — спросил, хмурясь, один из заместителей генерала. — Солдаты не поймут, если мы будем выбрасывать такое количество припасов.

— Если вы будете молиться всей армией, по одному разу в день — критичных изменений можно избежать. — сказал я, понимая ситуацию владыки. — Но лучше не напирать на еду, выросшую на границе порядка. Иначе все превратятся в чудовищ, наподобие отступников Пинг. Даже у них есть шанс вернуться в обычную форму, но он крайне низок.

— Есть и молиться, что не пронесет? Или чтобы пронесло? — не весело усмехнулся Гуань-Юнь. — Ты выручил меня в сложной ситуации, зятек. И ты, доченька. Без вашего предостережения нам некуда было бы возвращаться. Но теперь сражение с отступниками может оказаться куда сложнее, чем я рассчитывал.

— Помощь родителям — обязанность детей. — улыбнулась Юн, поклонившись приемному отцу. — Я никогда не смогла бы себе простить, случись с что-то вами.

— Рано или поздно это все равно произойдет. — сказал генерал, погладив дочь по щеке ладонью. — Но это наша, родителей, обязанность защищать детей, а не наоборот. И потому я хочу, чтобы вы выполнили мою просьбу. Без разговоров, споров и сопротивления.

— Мы обещали, что исполним ее. — сказал я, выходя чуть перед супругой. — И сделаем это, если оно в наших силах.

— Чтож, я надеюсь в ваших. Больше того, я надеюсь, моя просьба придется вам по вкусу. — улыбнулся Гуань-Юнь. — Пусть это прозвучит эгоистично, но я хочу внуков. Отправляйтесь обратно в свой город, и не участвуйте в сражениях, до тех пор, пока у вас не появится наследник. А после, так и быть, мы сразимся, и твоя рука не станет оправданием. Победитель же примет командование над обеими армиями и возглавит как Фенг так и Гуанг. По праву сильного.


Глава 10

— Отец, ты не думаешь, что это немного нечестно. — спросила Юн, стоило Гуань-Юнь выставить свои условия. — Понимаю, что тебе хочется внуков, но только мне, как матери, определять, когда я готова завести ребенка.

— Я вас в этом смысле не тороплю. — широко улыбаясь сказал гигант в алом кимоно. — Даже если вы будете трудиться не покладая… ну вобщем не покладая, он затянется минимум на девять месяцев.

— Именно! И на все это время мы окажемся вне игры! Как ты себе это представляешь? Наши солдаты…

— Постой, доченька. Давайте обсудим этот вопрос не перед войском. — произнес генерал, показывая на свой штабной шатер. Стоило нам втроем зайти как по одному жесту главы клана Фенг все посторонние будто испарились, и мы остались наедине. Усевшись на свой походный трон, генерал вздохнул, прикрыв глаза рукой. — Ты меня разочаровываешь.

— Простите отец, но… — плечи Юн мгновенно поникли, но решимость не ушла из ее глаз. — У нас есть обязательства перед вами, но и перед нашими людьми тоже!

— Именно. Но вы совершенно о них не думаете. — строго сказал Гуань-Юнь. — Ты просто не понимаешь, Валор. Сейчас такое время, когда ты не можешь позволить себе победить.

— Не могу… — я запнулся на полуслове. — В каком смысле?

— Всю свою жизнь ты занимался только тем, что стремился к победе, всеми доступными способами, и посмотри, куда тебя это привело? — сказал генерал.

— Простите, отец. Но я действительно не понимаю. Я стал самым молодым главой клана, за тысячелетие. Первым владыкой, признанным советом в моем возрасте. А кроме того — мой клан Гуанг, возможно впервые в истории стал старшим домом. Разве это плохо?

— Хм. Если мерить все таким лекалом — то нет. Однако я говорю о другом. Твой клан — в растерянности. Маленькая птичка напела мне что за два дня боев вы потеряли более полутора тысяч убитыми и ранеными. — строго произнес Гуань-Юнь, ударяя ребром ладони по колену. — Это катастрофа! Ни разу за всю историю острова мы не теряли столько людей во время междоусобиц или войн кланов. Будто этого мало — ты разрушил свои отношения со всеми старшими домами кроме Фенг и Ксу!

— Разве этого мало? Три дома на моей стороне…

— И три против! — возразил Гуань-Юнь. — Это уже не конфликт, не междоусобица — это гражданская война, в которую ты вовлекаешь весь остров. Представь, что произойдет, если я позволю себе выступить на твоей стороне? Это расколет Чщаси пополам. Все старые связи окажутся разорваны. Семьи начнут воевать друг с другом и вскоре это может превратиться в кровавую бойню, после которой Тайный дворец не восстановится уже никогда. Ты на такое согласен?

— Я. Нет, я не к этому стремлюсь. Наоборот, я хочу объединить все семьи, навсегда закончив мелкие распри перед лицом большей угрозы.

— В таком случае ты выбрал ошибочную тактику. — чуть успокаиваясь произнес гигант в красном. — Мне казалось, что ты уже перерос детские амбиции, но похоже придется преподать тебе жизненно важный урок. Запомни — никто, никогда, не будет доволен, если ты будешь насильно причинять добро и наносить справедливость. Любовь без взаимного согласия называется изнасилованием.

— И что вы предлагаете? Отступиться? Бросить остров на произвол судьбы, дожидаясь пока демонические твари придут и захватят его, сожрав мирных жителей?

— Ни в коем случае. Но сейчас твои враги не демоны, и даже не отступники — это глава Джен, матриарх Пинг и молодой Хэй. Если ты выступишь против них — они единым фронтом сотрут с лица земли клан Гуанг. А я… прости, но я не смогу вмешаться. — покачал головой Гуань-Юнь. — Ты останешься в одиночестве.

— Я понимаю, у вас есть обязательства как у главы клана и рода.

— И как у нового защитника острова и главнокомандующего. Как приемный отец Юн я убью любого, кто покусится на ее свободу или жизнь, но как Защитник Чщаси, я не имею права вмешиваться в этот конфликт. Я говорю это с тяжелым сердцем, пойми меня верно, но сейчас ты и в самом деле не можешь победить. Цена такой победы окажется слишком высока. И единственное что тебе остается — не проиграть.

— Предлагаете мне запереться в Доме света и сидеть там безвылазно, пока сами сражаетесь с отступниками и заканчиваете освобождение острова? — спросил я, сжимая одной рукой культю другой.

— Ну, это не единственный вариант, но да. Лучше я пока ничего не могу придумать. Кроме того — тебе пора познакомится с более мягкой дипломатией. Сегодня ты доказал что Янус нас слышит, а значит мнение богов впервые стало действительно важным. Так почему бы тебе не остановится на этом?

— Быть не главнокомандующим, а пророком? — кисло усмехнулся я, прикрыв глаза. — Значит вот кто должен был возглавить остров.

— О чем ты? — нахмурился Гуань-Юнь.

— Вы слишком заигрались в политику, забыв о своем долге силы. — вздохнул я, покачав головой. — Приняли правила, навязанные Гуй Шен, и решили не вмешиваться во внутреннюю политику острова. Пара нечаянных убийств, небольшой переворот в Хэй, отступники — это все игра старших семей. Но что она принесла острову кроме хаоса? Кто готов взять на себя ответственность?

— Тот, кто переживет большую игру. — усмехнулся Гуань-Юнь. — Кому как не моей красавице дочке знать это, верно, Юн?

— Юн? — переспросил я, когда девушка смущенно отвернулась. — О чем он говорит? В чем дело?

— Когда ты пропал… считался погибшим, я вынуждена была искать себе достойную пару. — нехотя ответила супруга. — Наследница старшего клана просто не может себе позволить выйти замуж за кого-то ниже ее, так что мне пришлось несколько форсировать события.

— Погоди, хочешь сказать, что недавний переворот в Хэй — полностью твой сценарий?

— Не совсем, но… да. — поморщилась Юн. — Если бы я все еще оставалась свободной, то отец поддержал притязания Акио на престол, и в результате мы имели довольно слабохарактерного супруга, которым я смогла бы управлять, подчинив Хэй клану Фенг, а потом и вовсе объединив их.

— А что с Пинг?

— Ичиро отпал сразу — я давно знала о его влюбленности в одноклассницу. — взяв себя в руки, строго сказала Юн. — А его брат был слишком стар и самоуверен. Он не смог бы стать хорошим правителем. К тому же, потеряв отца и многих братьев, он возложил на свои плечи непомерную ответственность — стоило лишь немного подтолкнуть, и вся жесткая структура Пинг посыпалась вслед за своим новым главой.

— О господи. Значит во всем что сейчас творится виновата моя красавица и умница жена?

— Ну не во всем, не преувеличивай ее возможности. — улыбнулся Гуань-Юнь, хлопнув по колену ладонью. — Однако она и в самом деле умница. Если бы я сам ее не удочерил — посчитал бы что это загримированная тысячелетняя эльфийка, сотни лет плетущая паутину интриг. Джен были счастливы подтолкнуть Пинг и сделать их своими должниками. Хэй погрязли в войне с нагами. Ксу были настолько угнетены отсутствием ресурсов и гибелью главы, что просто не смогли адекватно реагировать. Так что.

— Значит вы смогли добиться своих целей без кровопролития?

— Почти. Но тут все наши планы нарушил один чересчур живой покойничек. — смеясь толкнул меня в плечо генерал. — Твое восхождение и в самом деле стало стремительным, но сопутствующий ущерб выше всякого допустимого предела. Тебе придется над этим поработать. В ближайший год. А я за это время добью отступников и утихомирю старшие семьи.

— Это может оказаться не так-то просто. Сражение с Ян станет тяжелым даже для вас, господин Гуань-Юнь. — сказал я, отбросив все сомнения. — Отрекшиеся стали другими, после воздействия хаоса. Сильнее, быстрее… а многие из них изменились еще и физически. Стоит Пинг Ян освоится со второй парой рук…

— У него четыре руки? — удивленно переспросил генерал. — Если он станет двумя фехтовать и еще двумя парировать удары — это станет настоящей проблемой. Что еще тебе известно об отступниках?

— Не так много, но и не мало. Нам удалось убить двух его заместителей… — начал рассказывать я. На то чтобы полностью обсудить ситуацию и составить хоть приблизительный план действий ушло несколько часов, но к концу вечера нас крайне вежливо попросили убираться восвояси. Даже снарядили почетный караул из воинов Фенг, больше двух сотен — вполне достаточно, чтобы задержать даже тысячную армию.

Путь домой занял больше восьми часов, так что в городе мы оказались с закатом и без ног свалились от усталости. Обычно мне не требовался сон даже после утомительных сражений, ядро Чжен-ци делало свое дело, но в этот раз все было иначе. Возможно причина скрывалась в воздействии Хаоса, через пищу, а может — в том, что с последнего боя на западной границе мы почти не спали. Не осталось сил даже на шалости.

— Господин Гуанг Валор, прошу прощения. — стук в дверь и обеспокоенный голос Кувата разбудил нас около четырех утра. Львята, лениво зевали, свернувшись клубками возле входа, а мы спали под одним одеялом. И все же одной секунды хватило чтобы оказаться на ногах и с оружием в руках.

— В чем дело? — спросил я, натягивая кимоно. — Сейчас глубокая ночь.

— Совершенно верно, господин, но вы должны это увидеть. — извиняясь ответил градоначальник. Повесив меч на пояс, я дождался пока супруги возьмут оружие, и все втроем мы последовали за виновато выглядящим орком-защитником. — Нам придется подняться на новую башню. До того, как мы ее возвели это было не столь заметно. Но несколько минут назад начальник караула позвал меня, а я посчитал это довольно важным чтобы вы увидели все своими глазами.

— Ты меня порядком испугал…

— Простите господин, но я и сам в ужасе. — ответил Куват, приглашая следовать за собой. Несколько деревьев, выращенные в правильном порядке магами природы, переплелись в причудливую башню — косу, поднимающуюся на добрых двадцать метров, невозможная высота для обычных строений.

Штурмовать такое укрепление без должной подготовки должно стать самоубийством. Один единственный стрелок с барабанной винтовкой легко, чтобы союз «с» не повторялся дважды перестреляет столько врагов — сколько у него будет патронов. Но еще одним приятным бонусом такой конструкции и высоты стало пятикратное увеличение дальности горизонта. Двадцать с лишним километров. И благодаря этому мы могли видеть не только то что творилось до самой стены — но и в тайном дворце.

— Что за… — выругался я, не веря своим глазам.

Хрустальный храм бога Януса просел. Все это время он сиял, возвышаясь над городом, а теперь опустился ниже уровня остальных построек, словно провалившись в озеро тьмы, над которым стоял. Свечение заметно притихло, и он больше не выглядел тем величественным строением, которым был до этого.

— У нас могут быть проблемы. — сказал я, до скрипа кожи стиснув ладонь на перилах. — Очень большие проблемы.

— Потому я и позвал вас, господин. — резко сказал Куват. — После увиденного в лаборатории Шунюаня, я испугался, что увиденный нами демон вырвется наружу, ломая реальность. Все те твари, от которых нам пришлось отбиваться во время сражения в подземелье. Весь ужас… если он обрушится на город.

— Мы не можем этого допустить, но и ворваться в тайный дворец — нельзя. Этим мы только спровоцируем бойню. — коротко ответил я, пытаясь придумать обходной путь. — Юн, какие у нас есть варианты? Что с твоей подругой, которую ты собиралась проведать?

— Я отпишу все главному зазывале, пусть поднимет на уши всех работников. — мрачно сказала супруга, глядя на город. — Там остались многие из моих друзей. Все работники Фенг. Если случится прорыв, как тогда в лаборатории… не уверена, что Джен и остатки Пинг смогут выдержать такое давление.

— Нам нужны агенты во всех слоях общества. Это касается как нового устройства нашего мира, так и дознания. — задумчиво сказала Аи, вглядываясь в горизонт с помощью зрения Ци. — Если мы хотим знать обо всем что произойдет в городе — придется постараться. Проникнуть внутрь, завербовать агентов.

— Может и нет. — задумалась Юн. — Наше появление в городе противопоказано, а кого бы не завербовали мои слуги — это будет не слишком высокий уровень.

— Нужно чтобы люди сами хотели попасть в Дом света. — сказал я, принимая решение. — Пусть сейчас не лучшее время, но пора объявить о наборе в академию Гуанг. Так мы сможем набрать рекрутов и поднять боевой дух.

— Вот уж и в самом деле не лучшее. — несогласно покачала головой Аи. — Ты же понимаешь, что кланы Джен и Хэй не пришлют своих учеников? Шен сделает все чтобы возродить свою школу.

— Вот только он не призывающий дождь победитель грозового дракона. — гордо улыбнулась Юн. — Не волнуйся, если мы сможем подготовится и показать свои успехи на практике — показать, что наши ученики в состоянии стать чем-то большим, чем были их предки — у нас и в самом деле получится.

— Вот только это будет через полгода минимум, а решение по городу нужно нам прямо сейчас. Нет, мы начнем набор, из тех кому можем доверять. Это станет безопасным и достаточным поводом, чтобы не привлекать внимания. А после, вернем их в тайный дворец и заставим работать на себя.

— Это довольно жестоко, использовать родителей чьи дети будут под нашей опекой. Но возможно это единственный вариант. — согласилась, коротко кивнув, Аи.

— В таком случае глашатаи с самого утра начнут объявлять о наборе уже через несколько часов. — сказала Юн, глядя на гаснущие одна за другой звезды.

— Куват, у нас есть достойное помещение для такого мероприятия?

— Ничего что могло бы сравниться со стоэтажной башней из стекла, господин. — сокрушенно покачал головой орк-защитник.

— Да, с академией Чщаси вряд ли что-то может сравнится. — вынуждено согласится я. — Но это не значит, что мы ей хоть в чем-нибудь уступим. Мы должны подчеркнуть свое отличие, и в то же время — приверженность традициям. Позови ко мне Сифару, когда рассветет. И пошлите гонца за Сонг и Ксу Канг.

— Что ты задумал? — спросила Юн, но я лишь улыбнулся, прокручивая в голове постепенно созревающий план.

Мы начали обсуждение будущей академии на рассвете, и закончили — глубоко за полночь. несмотря на то что ни один из приглашенных кураторов не осмелился полностью мне перечить — картина существенно изменилась, и план пришлось переписывать несколько раз.

С каждым разом будущее строение слегка меняло свой вид, приобретая очертания большого разветвленного замка, с несколькими башнями. Привычные пути Чжен, Юань и Сюэ-ци соседствовали с новыми технологическими и магическими направлениями. Кроме того, внутри них нам пришлось делать разделения на пути и специализации. В центре же — должна была появиться арена для испытаний.

Строительство началось в тот же день — когда грандиозный план был окончательно сформирован. При этом мы учитывали, как небывалые сроки, так и жуткую ограниченность в строительных материалах и людских ресурсах. Магов природы, камня и огня пришлось использовать на полную катушку, иначе мы бы не смогли управиться к жестко назначенному сроку, нависшему над нами. И только периодически поступающие сведения из города успокаивали, даруя очередной день спокойствия.

Мы молились, строили, тренировались и снова молились. Спя и перекусывая в короткие перерывы, не часто выпадающие на вечер. Пришлось работать в несколько смен — во время которых мы с удовольствием использовали работников из подземелий, для которых разницы между ночью и днем не существовало. И когда наконец первые ученики, с родителями, начали съезжаться в город, мы наконец могли сказать…

— Ничерта не успеваем. Это просто катастрофа. — мрачно смотрел я на едва достроенный до половины замок. — Первый же дождь, и половина третьего этажа будет затоплена, а крохотный кусок четвертого до сих пор не достроен. Мы не можем принимать неофитов в таком бедламе.

— Придется сотворить небольшое чудо, дорогой. — устало улыбнулась Юн, прижимаясь ко мне своей пышной грудью, едва скрываемой полупрозрачной тканью ночной рубашки. — Завтра тебе придется открыть академию города света в том виде, в котором она есть. Хочешь ты или нет — теперь это уже предопределено. Больше пятисот учеников приехало со всех уголков Чщаси. Даже храбрецы из Хэй и Джен есть.

— Кроме того к нам вернулось порядка полусотни преподавателей, служивших в академии. — подтвердила, устало потягиваясь, Аи. — Возможно среди них наемные убийцы и заговорщики, но нам придется использовать те ресурсы что есть. Уже решил, что ты скажешь первым неофитам Города света?

— Нет, с этим, как и со всем остальным, придется действовать по наитию.

— В таком случае — перед тем как ударно поработать, нужно как следует отдохнуть. — прикусив губу сказала Юн. — Ты же не хочешь чтобы наш вынужденный отпуск затянулся на годы?…


Глава 11

— Дорогие ученики, мы рады приветствовать вас в новом здании академии, пожалуйста, пройдите к комиссии для оценки ваших способностей! — зазывали глашатаи, стоящие по обе стороны от плотно движущегося потока новоприбывших. Эльфы, дварфы, орки и люди с опаской смотрели на держащихся кучками чужаков из подземелья, которые тоже привели своих детей для поступления. Лишь неко держались достаточно уверенно.

Кошки, миролюбивые, активные и с постоянной, не натянутой улыбкой, заставляли всех окружающих отвечать взаимностью, и вскоре на площади в центре замка наступила доверительная обстановка. Но, к сожалению, не настолько, чтобы семьи из Хэй и Пинг чувствовали себя уверенно. А кроме того, отношения неко и жителей подземелья вызывали опасения.

— Как думаете, Сциллла, они справятся с поставленной ролью примирителей? — спросил я, глядя с высоты третьего этажа на толпу. — Все же больше десятой части учеников — дети горилл, анубисов и гиен.

— Не переживайте, господин Валор. — промурлыкала Сифара. — Мы сделаем все возможное, чтобы мероприятие прошло как можно лучше. К тому же, раз ваши сородичи смогли принять измененных, значит и мы свыкнемся что бывшие рабы могут стать полноценными гражданами.

— Это будет не легко. Экзамены достаточно сложные. — покачала головой Аи.

— Очень на это надеюсь. — с едва заметной язвительной интонацией сказала Сцилла. — Мои сородичи неуютно чувствуют себя среди бывших рабов.

— Вам придется привыкать к их статусу, как и им к вашему. Будет много конфликтов, особенно в начальных и подростковых группах. — заметила госпожа Сонг, перебирающая списки кандидатов. — Магия, магия… технологии… как много того что я встречаю впервые. Мы действительно собираемся учить детей этому?

— Мир изменился, и у нас просто нет вариантов. — ответил я отхлебнув из пиалы с чаем. — Мы должны двигаться вперед, иначе навсегда отстанем от него.

— Изменился… иногда мне кажется, что он сошел с ума, господин. — со вздохом сказала Сонг, но спустя секунду она уже взяла себя в руки, надев обычную броню гордой невозмутимости. — Что бы вы не приказали — мы выполним. Вы были щедры к общине орков, как никто до этого.

— Вам нет нужды просто расплачиваться за оказанные услуги. Мы не для того собрались вместе. — улыбнувшись сказала Юн.

— Но мы крайне благодарны что вы, вместе с Хотару, взяли на себя эту тяжелую ношу. — заметил я. — Не представляю, как бы мне удалось управиться с академией без вашего опыта и целеустремленности.

— Это все конечно хорошо. Но, господин Валор, пора выступать перед учениками. — сказал Ксу Канг, ожидавший в новом стальном доспехе. — Надеюсь ваш подход и в самом деле сыграет нам на руку. Не все будут рады переменам.

— Им придется приспособится. — усмехнулся я, поднимаясь. — Идем.

Выйдя на балкон, я посмотрел сверху на собирающуюся толпу. Многих уже разобрали экзаменаторы, но, если раньше все действовали только по анализу крови, после появления хаоса выявлять способности стало несколько сложнее. К счастью Сциллы прекрасно разбирались во всех подобных воздействиях, и уже предоставили своих воспитанниц, сортирующих всех детей.

— Ученики, родители и конечно наши глубоко уважаемые преподаватели. Мы рады приветствовать вас на первом отборе в академию Гуанг. Мы сохраняем традиции, привнося новое. Позвольте представить вам декана факультета Чжен-ци, и проректора — госпожу Гуанг Сонг.

Многочисленные аплодисменты на несколько секунд затопили арену, ведь тех кто не знал этого имени на острове не осталось. Это было моей главной ставкой — показать, что старая академия с уходом Гуй никуда не исчезла.

— Декан факультета Сюэ-ци, и директор лаборатории — Гуанг Хотару. — продолжил перечислять я «звездный» состав преподавателей. — Декан факультета Юань-ци, глава великого рода Ксу Канг. Декан факультета хаоса, одна из глав народа неко — Сцилла Перфекта. Декан факультета технологии, мой заместитель и доверенное лицо Гуанг Бом. — на последних словах аплодисменты значительно стихли, но ненадолго.

Все, кто пройдут первичное тестирование, будут распределены по факультетам, в зависимости от вашей природной предрасположенности и навыков. Учитывая, что в этом году у нас достаточно новичков, не разбирающихся в классических школах, я позволю себе перечислить все факультеты и объяснить их значимость.

Юань-ци, душа или верхний дантянь — путь самосовершенствования через познания душ и разумов, окружающих вас разумных. Успокоить друга, заставить врага нервничать или совершить ошибку. Увидеть то, чего нет, или заставить поверить в отсутствие того что на самом деле есть. Поступившие на этот факультет смогут стать воинами поддержки, командирами или стратегами.

Сюэ-ци, кровь или средний дантянь — путь убийц, стремительных, неотвратимых и безжалостных. Они заставляют собственное тело стать совершенным оружием, превращаясь в превосходных бойцов ближнего боя. Наши лучшие командиры на передовой, самые отчаянные рубаки и самые быстрые гонцы — прошли этим путем.

Чжен-ци, жизнь или нижний дантянь — путь защитников и лекарей. Всегда способных выдержать сокрушительный удар судьбы или атаку врага. Наши будущие щиты, наши лекари и защитники — наша несокрушимая броня — все они пройдут путем жизни. Ни один участок стены или схватка не могут обойтись без адептов Чжен-ци.

Наши новые факультеты, не менее портясающие чем ранние.

Хаос и магия уже показали себя в бою, управление первостихиями, которое раньше считалось совершенно невозможным — теперь неотъемлемая часть нашей жизни. Мы не можем этого отрицать, и должны следовать по новому пути, пользуясь поддержкой старших товарищей. Огонь, вода, воздух, земля, а также их более сложная смесь — природа, уже стали для нас привычной действительностью, но это не значит, что вскоре мы не откроем чего-то нового.

И наконец — технологии. Впервые мы вывели кружки по интересам в отдельное направление, и связано это не только с доказанной эффективностью такого подхода, но и с достижениями, которые стали возможны только благодаря отдавшим себя науке дварфам, людям и даже эльфам.

Сегодня вы сможете оценить эффективность каждого подхода собственными глазами, а уже завтра — приступить к обучению, чтобы достичь небывалых высот в выбранном вами пути.

— А как же ваши навыки, господин Валор? — с долей насмешки спросил кто-то в толпе, и я без труда рассмотрел эльфа в зеленом кимоно. Подпоясанный несколькими мечами и висящими поперек груди метательными ножами он был вынужден отказаться от привычной брони воина, но явно не собирался оставаться безоружным. — Разве вы не хотите научить всех студентов своим техникам?

— Всех? Нет. Избранных которые смогут освоить все три пути — жизни, крови и души, а также проявят способности в технологиях или магии — возможно. Но только после третьего курса. — спокойно ответил я, предполагая подобный вопрос. — Каждый обучающий Владыка возьмет себе ученика, среди способных. Однако — только одного, и прямо сейчас у меня уже он есть, Гуанг Ичиро, один из моих ближайших соратников, не обладающих техниками души, через год покажет, чему он сумел обучиться.

— Как же ему себя проявить, если вы владеете всеми тремя путями, а он только двумя? — все так же насмешливо, но с куда большей долей скептицизма спросил тот же голос.

— Как и всем остальным ученикам — пройдя через сотни тысяч часов упорных тренировок, боев и медитаций. Ни по цвету кожи, ни по наличию рогов или хвоста, ни по полу или возрасту — мы не будем судить вас. Только по тем успехам, что вы совершаете в учебе. Любой, достигший ранга воина, и прошедший серию испытаний, станет полноценным членом нашего нового общества. Ну а если нет — что поделать, он останется «ребенком» на попечении «родителей».

— Посмотрим, как вы справитесь с ненавистью, за погибших родственников. — усмехнулся куда тише эльф. Но я услышал, и не только я.

— Ходите, смотрите, дерзайте! — сказал я, напоследок, под аплодисменты возвращаясь с балкона в зал техники. — Юн, пусть твои птички выяснят, что это за урод мне мешал. Если его цель — саботаж деятельности академии, мы должны пресечь его попытку на корню.

— Хотите, чтобы мы его устранили? — осторожно спросила Аи.

— Нет, ни к чему. Проведи профилактическую беседу и выставь из города. Не хватало нам еще усиливать ненависть на пустом месте. — сказал я, просматривая длинные списки прибывших. Толпа — вполне подходящее слово, чтобы описать количество учеников, стремящихся в новую академию.

Дети бывших народов подземелья, которые в ином случае станут рабами. С помощью хаоса открывшие в себе новые способности адепты, почти потерявшие надежды на продвижение по путям. Пропустившие из-за войны год обучения подростки и воины, стремящиеся попасть к старым преподавателям, переметнувшимся на сторону Гуанг. Даже матерые воины — желающие получить новые способности и бонусы в новых дисциплинах.

— Это может оказаться сложнее чем мы думали. — заметила Юн, вместе со мной проследившая за распределением кандидатов. — Их больше чем было нас всего полтора года назад.

— У нас есть костяк из прежних учителей, так что справимся. Вопрос только в совете, который возглавит академию. — сказал я, вновь посмотрев на списки. — Нам нужны молодые воины, и в то же время — крайне важно развязать руки боевым звеньям, патрулям и отрядам противодействия.

— Не выйдет. — немногословно заметил Куват. — Уже сейчас понятно, что от армии почти ничего не осталось. Никто не хочет воевать со своими.

— Куват прав, господин. — согласилась Юн. — Мы не можем одновременно и преподавать, и набирать учеников, и воевать на два фронта. Даже просто — обеспечивать припасами всех, кто собрался в Доме света — тяжело.

— Выходит мы все-же переходим к обороне. — помрачнел я, открывая перед глазами интерактивную карту. Из пятитысячной армии в боевом положении осталось около тысячи человек. Десять сотен, в каждой из которых было минимум двое воинов пути души, обеспечивающих связь, три мага — огня, земли и воздуха, и несколько всадников на птицах. Достаточно, чтобы пресечь проникновение старомодных отрядов Джен, но слишком мало, для того чтобы сразится с полноценным войском старших домов.

— Придется положится на моего отца, господин. — склонилась в поклоне Юн, извиняясь за обещание, которое мне пришлось принять.

— Он поймал меня на слове. Теперь нам не остается ничего другого кроме как по максимуму извлечь выгоду из сложившейся ситуации. — сказал я, отодвигаясь от стола. — Нужно удержать завоеванные рубежи, при этом не слишком растянув войска. Куват, у тебя уже есть опыт в построении укреплений. Твои предложения?

— Сторожевые вышки, господин. — воодушевленно сказал орк-защитник, наклоняясь к столу, и раскладывая карту с отметками. — Благодаря магам земли мы можем оперативно возвести укрепления, которые не взять нахрапом. Башни, рвы. Небольшие стены по всей длине.

— Стена внутри Чщаси? Еще недавно я не одобрил бы такое предложение, но сейчас… Хорошо, распиши сроки реализации и места возведения. Необходимые для этого ресурсы и прочее. — нехотя согласился я. — Если придется двенадцать месяцев сидеть на одном месте — лучше его обезопасить. Так же — как участки земледельцев. Юн, что у нас с родителями?

— Предлагаю выждать до вечера, пока их дети пройдут отбор, будут распределены по факультетам, а уже после этого назначать встречи. — сказала супруга, загадочно улыбаясь. — Я позволила себе сделать список всех кандидатов, наиболее интересных для вербовки.

— Пятеро из Джен, трое из Пинг. Не густо. — удивленно сообщил я.

— Зато все они входят в ближний круг своих семей. — возразила Юн, указав родословную и ступень развития. — Если нам удасться на них воздействовать, получим самые достоверные источники важной информации.

— Хорошо. Если ты считаешь это дозволенным — приступай. Мне стоит с ними встретится лично?

— Нет, господин. Этим займутся мои телохранительницы. Ваше появление могут счесть провокацией. Кроме того, очень важно чтобы они чувствовали себя на переговорах уверенно, а вы просто задавите их авторитетом. Все же — самый молодой владыка на острове. — улыбнулась супруга.

— Хорошо. В таком случае оставляю это на тебя. — решил я, мысленно прикидывая список текущих задач.

Ситуация в целом оказалась странной. С одной стороны — старшие кланы Чщаси — Джен и Пинг, открыто заявили о своей враждебности, пытались меня убить. С другой — за несколько дней не было совершено ни одного нападения. После того как мы предупредили Гуань-Юнь, он спокойно продолжил продвижение на север, освобождая одну область за другой.

В отличие от меня, тесть не торопился. Он делал все основательно, ежедневно останавливаясь и разбивая лагерь для молитв, которые вошли в обязательный распорядок дня и в нашем городе. Хаос отступал под давлением веры. А возможно просто преобразовывался, из-за энергетических потоков. Куда важнее было то, что просевший было храм вновь вернулся на свое место.

Новости из тайного дворца не оставляли сомнения — хаос отступает. В городе заметили странную группу, несколько человек зашли в дом удовольствия неко, отдохнули, и вновь ушли в храм, не задерживаясь. На это не обратили бы никакого внимания, не будь с ними Сциллы Имаджин, пропавшей около полугода назад. Выяснить, о чем она говорила с остальными главами неко не удалось, Сифара строжайше хранила секреты своего народа, хоть и была благодарна нам за решения проблемы с гориллами.

Вопрос о взаимоотношении бывших рабов и хозяев, стоял довольно остро, и нам с трудом удалось погасить его при подготовке вступительных групп, сейчас же мне предстояло наладить процесс обучения, основываясь не только на старых практиках, но и на обновленном курсе, который должен впервые в истории выйти за границы клана Ксу.

— Вы уверены, что не возникнет конфликта с дварфами? — спросил Бом, назначенный деканом факультета. — Все же это секреты нашей семьи. Если раздавать их направо и налево — вскоре все будут бегать с алхимическими бомбами и ракетами.

— Не будут, но к концу следующего года нам нужно начать выпуск нескольких изделий из металла, а это невозможно без подмастерьев. Нужны десятки учеников, которые станут помогать при ковке, закалке, стравливании… Так же как нужны мастера в кузнечном деле. Благодаря академии у нас будет довольно ресурсов и средств, ведь мы не нуждаемся в поступлении эликсиров для роста способностей.

— Простите, господин. Я как раз хотел рассказать про фермы. — встрял в разговор Куват. — Хочу назначить ответственного и начать операции. Свинины мы в этом году не получим, зато производство эликсиров вернется в норму. Семья, которая занималась ими ранее, сумела выжить и прийти в город.

— Отлично. Конечно, придется на некоторое время оторвать от работы госпожу Хотару, но если наладим выпуск — это станет большим подспорьем. Спасибо что сказал. — воодушевился я хорошей новости, их так мало было в последнее время. — Аи, возьми корпус медиков, и помоги доктору с операциями, сразу после раненых и распределения учеников.

— Хорошо, дорогой. — не споря согласилась Аи. — Мы приступим уже вечером, о месте и времени договоримся. Понадобятся хирургические инструменты, бинты и заживляющие мази. Ну и конечно — набор эликсиров для стартового приживления. Если повезет, выведенные особи будут иметь начальный запас энергии Ци всех видов уже во втором поколении.

— Даже если нет, это значительно снизит нагрузку на бюджет и усилит наши позиции на дальнейших переговорах. Останется только разобраться с нашими южными соседями…

— Как ты планируешь это сделать, не выезжая из города? — удивленно спросила Юн. — Отец выражался прямо.

— Кто сказал, что поеду я? Готовьте посольство. Пора звать других в гости.


Глава 12

С самого начала было понятно, что простой задача не будет. Тот уровень взаимного «доверия» и «уважения» который между нами с Акио постепенно взращивался на протяжении почти пяти лет, можно было описать двумя простыми словами — ненависть и презрение. Новый глава Хэй старался всеми силами удержать пост, который получил во время переворота, и если бы не совет старейшин — он не за что бы не отправился в Дом света. Но мы просто не оставили ему выбора.

Несколько старейшин получили письма с приглашением на дружеский прием. Другие — требование переговоров по судьбе Хэй Лин. Третьи, самые малочисленные — приглашение от самой девушки, с целью поддержки ее притязаний на трон. Как бы то ни было, за несколько дней мы сумели в умах старейшин продавить идею что новый глава Хэй, если он хочет оставаться таковым, обязан отправится вместе с посольством в Дом света.

Еще почти неделя понадобилась Акио, чтобы смириться с этой мыслью, собрать верных воинов и героев, не забыв оставить людей на ответственных постах, и наконец — выдвинуться в длительное, через пол острова, путешествие. Которое даже у черепахи вряд ли заняло бы больше двадцати часов. Но нет, он с помощниками умудрился растянуть это дело на двое суток.

Первые патрули дозорных сообщили о обнаруженной процессии за несколько часов до появления их на горизонте. Городская стража — спустя три часа. А разведчики все это время пасли их с безопасного расстояния. От самого выхода — и до прибытия в Дом света, которое я попытался обставить как можно более скромно.

Юн проследила чтобы служащие нам зазывалы отрабатывали монету на другом конце быстро разрастающегося города, а людей Хэй встречало только огромное количество воинов, стражи, солдат и даже героев. Конечно, того количества что требовалось для представления у меня просто не осталось, и пришлось использовать раненых, способных ровно стоять на стене, но в целом Акио был мрачнее тучи, когда подходил к воротам со стражей из доверенных людей.

— Сколько его мариновать? — спросила девушка в алом кимоно, в последнее время похорошевшая и значительно повеселевшая. Невооруженным взглядом было видно, что интриги доставляют ей истинное удовольствие. — До недержания? Утомления или ярости?

— Так чтобы это не считалось угрозой или оскорблением. — нехотя ответил я. Все же у меня к парню оставалось несколько незакрытых счетов, и я собирался их взыскать. Но не ценой тотальной войны всех со всеми.

— Значит через полчаса он будет в клановом доме. — со вздохом сообщила Юн. — Придется постараться, чтобы соблюсти все формальности.

— Такая уж теперь у нас роль. — кивнул я, одним глазом проверяя, все ли в порядке. Отчеты от всех заместителей и служак сыпались в отдельную выделенную область интерфейса, и я мог одной мысленной командой прокручивать их, постепенно читая. Больше всего отчетов поступало от преподавателей новой академии, но и отчеты дозорных на внешней стене поступали регулярно, и оказались очень интересны.

В лесах соседнего острова — Геге, заметили активные перемещения. Даже со стены можно было различить несколько огней пожарищ, а несколько отрядов наблюдали за крупными схватками горилло-подобных монстров, одетых в доспехи, и привычных нам демонических зверей. Раньше от такой новости у меня волосы встали бы дыбом, но сейчас я лишь усилил охрану, из резерва, и распорядился послать нескольких магов земли для укрепления пострадавшего участка.

— Он здесь, господин. — сказала Юн, отрывая меня от раздумий. — В главном зале.

— Пусть подождет… скажем еще полчаса. По нервничает, прочувствует свой статус и то, что мы нужны ему, а не наоборот. — решил я. — Пусть ему предложат напитки и сообщат, что я занят делами клана, но скоро освобожусь.

— Пусть и формально, по праву сильного, но он глава Хэй. Десяти минут должно быть достаточно, больше — уже оскорбление. — возразила супруга. — Нужно сохранить приличия, если мы не хотим, чтобы он немедля отправился обратно.

— Согласен, удержать его нужно. — согласился я. — Пусть к нему выйдет Куват, как мой заместитель и градоначальник. А я подойду через двадцать минут.

— О таком варианте я не подумала. Конечно, любимый, как скажешь. — улыбнулась Юн, и что-то щелкнуло у меня в голове. Она вела себя чуть по-другому. Более расслабленно чем обычно, а раз так… нет, рано делать выводы. Позже мы сможем обо всем поговорить, сейчас нужно сосредоточится на встрече.

Двадцать минут — это крохотный отрезок, если ты занят важным или любимым делом, и огромный, если ты чего-то ждешь. Куват не обладал красноречием, необходимым для дипломата, и сам это прекрасно понимал, стараясь по меньше говорить. При соблюдении статуса — он лучше всего подходил для того, чтобы заставить Акио неуютно себя чувствовать. Другое дело — переговоры со мной.

Едва раскидав дела на заместителей, я поднялся из медитативной стойки, и позволив одеть на себя торжественное золотое одеяние владыки, вышел из кабинета в главный зал. Я молод, и, хотя уже знаменит, мне приходилось постоянно поддерживать свой высокий статус. И если для воина — это доспехи, то для владыки — одеяние пяти поясов.

Конечно, я не был одет только в полоски с золотыми нитями, на мне был длинный, в пол, белый кафтан, украшенный узорами клана — восходящим солнцем. Рукава, сходящиеся вместе отвороты, низ и ворот наряда — украшали золотые полосы. Те самые заслуженные пояса, от неофита до героя. А последний пояс — самый широкий, в две ладони толщиной, обозначал мой статус как Владыки — медный.

Все это было условностью. Я сам прекрасно понимал, что еще даже не перешагнул в каждом из путей ранг серебряного героя, и только грамотное владение Жизнью, Душой и Кровью, на одинаковом уровне, позволяли мне на равных сражаться с владыками, имеющими два ядра и столетние навыки. Да еще и тот «странник», сражение с которым чуть не стоило мне жизни, и это при том что он не бился в полную силу.

И все же… Каждая условность, каждый подчеркнутый жест или подтверждение высокого статуса, сейчас были крайне важны. Они словно гвозди в крышку гроба били по самолюбию угрюмого Акио, старающегося уверенно держаться, но не обладающего даже десятой доли того могущества, которое, по его мнению, было у меня. Игры разума, к которым молодой, принятый старейшинами, глава Хэй оказался не готов.

— А, господин Хэй Акио. — улыбнулся я, садясь на трон, и даже в таком положении возвышаясь над ним на целый метр. — Мне говорили, что вы прибыли, но к сожалению, я был занят делами клана. Извиняюсь за это. Можете подойти и сесть. — указал я, на принесенный крохотный помост, который должен был возвысить Акио среди окружающих. Вот только это «возвысить» даже близко нас не уравнивало. Так — сантиметров двадцать.

Щеки героя побелели от ярости, но всего на мгновение. Позади него — два десятка старейшин, многие из которых мне были смутно знакомы по академии. Бывшие преподаватели и послы. Даже пара одноклассников встретилась. Но я с ними почти не общался, так что повлиять на них не мог.

С моей стороны представителей тоже было достаточно. Только в свитах Юн и Аи — по девятке воительниц и героинь. Куват с супругой Ионой и пятеркой советников. Ичиро и Айаме — его девушка, отсутствовали, но вместо них сидели десяток героев от бронзы до золота. Клан Гуанг действительно возвысился, хотя скорее возник на пустом месте, словно столб дыма, а затем остался стоять скалой.

— Спасибо за приглашение в ваш чудесный дом. — чуть поклонившись сказал Акио, пересев на предложенное место, я заметил, как его к этому подталкивали несколько старейшин. А вот сам поклон был куда меньше, чем должен быть по этикету, да и в голосе его не было ни капли смирения. На его счастье высота моего трона позволяла этого не заметить. Сверху даже те, кто сидел прямо — казались чуть наклоненными.

— Я не мог отказать себе в удовольствии встретиться с вами. Врата академии открыты для новых учеников, из любых кланов, включая Хэй, и мне показалось несправедливым, если дети из ваших семей не получат возможности расти и становиться воинами, а может и героями, в нашем новом городе. — сказал я, с приличествующей слабой улыбкой. — Если кто-то из ваших людей хочет остаться и преподавать, в нашей академии найдется место.

— Очень великодушно с вашей стороны. — позволил себе улыбнуться в ответ Акио. — Но разве вы уже не набрали преподавателей для всех факультетов?

— Совершенно верно, сейчас у нас полностью укомплектован штат. Сотни учителей, воспитателей и суровых стражей. Приверженцы всех существующих путей, как старых, так и новых. — согласился я. — Возможно впервые в истории Чщаси появилась такая возможность для роста. Подумать только — даже старые адепты оказались способны к новым принципам обучения.

— Вы говорите о?.. — нахмурился Акио, а затем коротко обернулся на старейшин. — Разве это разумно, позволять вчерашним врагам учиться военному ремеслу? Что если завтра они вновь восстанут и пойдут войной на все кланы, начиная с вашего?

— Думаете у меня недостаточно осторожности? — усмехнулся я, показывая, что его сомнения могут быть восприняты как оскорбление старшему. Именно старшему, без всякой недосказанности. Он сам это признал, согласившись занять предложенное место, да и ранее, на переговорах у плотины. И судя по лицам старейшин нравилось это далеко не всем.

— Я не это имел ввиду. Прошу прощения, не хотел проявить неуважение. — едва заметно поморщившись сказал Акио. — Если вы сочли это нужным, значит имели на то свои причины, надеюсь только вы нас в них посвятите.

— Очень разумный подход. — с удовольствием ответил я, поймав себя на мысли что хочу повторить движение Гуань-Юнь и ударить себя по колену кулаком. Это что, такой характерный для всех владык крови жест? Нет, мы как-нибудь без него обойдемся. — Все довольно просто, и я не делаю из своих планов секрета. Вы видели к чему они приводят. Открытый Шунюанем прорыв в хаос — прекрасный тому пример.

Нас окружает тьма, ужас и демонические твари, готовые сожрать любого. Моря и океан полны чудовищ, от которых бегут даже закаленные в глубинных войнах наги. Впрочем, об этом вы знаете не хуже меня, но и на суше дела обстоят не лучше. Мы защищены от наружного мира только стеной, которую пробивают каждый год, и небольшим перешейком, переставшим быть проблемой для монстров. Если мы не изменим наше общество — в скором времени погибнем.

— Чщаси простоял на протяжении десяти тысяч лет, и выстоит еще столько же. — убежденно сказал временный глава Хэй.

— Не сомневаюсь. Вот только выстоял он благодаря тому, что все народы острова бились вместе, на одной стороне. Пусть клановые войны никогда не прекращались, они же при первой опасности объединяли силы. Учились, тренировались ели и спали вместе. Не смотря на некоторую напряженность в наших отношениях — у нас общий долг — защита острова. Надеюсь с этим никто из присутствующих не будет спорить?

— Наша родина, едина для всех. — горячо согласился Акио, выпрямив спину.

— В таком случае я рад что ученики из Хэй смогут получить необходимые для жизни навыки в стенах нашего города. Ни к кому у нас не будет предвзятого отношения, и каждый получит ровно столько знаний — сколько сможет впитать. — кивнув пообещал я. — Надеюсь вас не смутит цена такого обучения, полностью равная аналогичному в старой академии.

— Мы пришлем учеников, но прежде нам необходимо разрешить один крайне щекотливый вопрос. — подал голос самый важны из старейшин Хэй.

Словно готовясь стать владыкой, он был наряжен в синие цвета платье, с золотой окантовкой, но хоть постеснялся пояс цеплять, обойдясь пуговицами. Золотой герой, вечный претендент во владыки. Судя по возрасту ему было не меньше двухсот лет, а значит на следующую ступень ему не перейти никогда — тело уже не выдержит. Все это выпячивание статуса и роли в совете старейшин, только усугубило оскорбление, которое он только что нанес главе клана — перебив наш диалог. Вот только Акио смолчал.

— Как только вы будете готовы говорить, о конкретике, я сс удовольствием вас выслушаю, господин Хэй Акио. Или же вы хотите, чтобы наши слуги решили этот вопрос?

— Нет. Нет, я готов к обсуждению. — оправился юноша, кажется только сейчас поняв, что произошло. — Отец ежегодно платил подать академии рыбой и черной эссенцией. По сто килограмм еды и два ящика элексиров за каждого неофита и адепта. По триста килограмм рыбы и пять ящиков зелий за воинов. В год, естественно.

— Весьма внушительный взнос, и мы готовы принять его в том виде в котором вы привыкли, или можем немного изменить соотношение. — ободряя собеседника улыбнулся я. — В отличие от господина Шен мне не нужна эссенция, у нас ее более чем достаточно. В то же время вызывать дождь для полива полей — несколько проблематично, так что я буду признателен если мы рассмотрим вариант с поставкой еды в большем количестве. Если нет — ничего страшно. У нас найдется кому и на что обменять эссенцию.

— Мы… — начал было тот же старейшина, но Акио резко обернулся, и говоривший мгновенно умолк. Интересно, в каких они отношениях, что старик позволяет себе даже мысль, перебивать главу клана. Уверен, при Хэй Хи такой ерунды не было.

— Мы подумаем над вашим предложением, и примем решение в течении нескольких дней. — чуть откашлявшись сказал, сворачивая всякие обсуждения, временный глава рыбаков. — Но прежде, мы должны решить судьбу моей сестры Лин. Она находится у вас в гостях, я понимаю, но как ее брат я прошу вас организовать нам встречу.

— С большим удовольствием, больше того, я настаиваю на подобной встрече. — поддержал я Акио. — Не дело брату с сестрой ссорится. Однако ради безопасности всех участников, предлагаю, чтобы встреча прошла в присутствии третьей стороны, нас. Чтобы не было никакого недопонимания и риска конфликтов.

— Прошу прощения, но ваше присутствие не слишком желательно. — чуть замявшись ответил он. — Все же, вы можете повлиять на принятые ею решения и слова.

— Совершенно верно, как и на ваши или ваших советников. — не стал я спорить. — Вот только я отвечаю за жизнь и безопасность своих гостей, и не могу допустить чтобы в моем доме пролилась кровь. Это моя обязанность как хозяина, надеюсь вы понимаете.

— Хорошо, я согласен. — помрачнев ответил Акио. — Пора уже поговорить.

— Вот и славно. Аи, дорогая, не могла бы ты пригласить нашу гостью к чаепитию? А Юн пока все подготовит. — приказал я, и обе супруги, в сопровождении свиты исчезли. Остался только отряд Кувата, большая часть старейшин Хэй, и мы с противником, опять попавшим в щекотливое положение.

Я прекрасно понимал задачу Акио. Победа над сестрой, хотя бы дипломатическая, была важнее воздуха. Его генералы и военачальники сомневаются в своем выборе, после проигрыша у плотины. Хорошо еще что там не случилось сражения, хотя я об этом иногда жалел, убить мерзавца и дело с концом. А так — политика. И она требовала нам улыбаться друг другу и расшаркиваться, в то время как наши войска, готовые к бою, стояли на границе территорий. Именно там сейчас находился Ичиро.

А мы беседовали и ждали пока принесут чай. О засухе, о пролившемся дожде, о стремительно отступающих на северные рубежи отступниках. Ни о чем, и обо всем вскользь. Даже его слова о плате за обучение — не более чем уловка чтобы расположить меня, и дать ему больше пространства для маневра. К счастью в эту игру можно играть вдвоем, а в моем случае — вшестером.

Каждое слово я пересылал Аи, Юн, Кувату, Бому и Ичиро. Я не мог охватить всех тем, но так уж вышло что мои советники осваивали разные пути Ци, профессии и даже хобби для развития способностей, что бы не сказал Акио — у меня всегда имелся почти идеальный ответ. А исходя из вопросов уже формировалось мнение о сфере интересов, возможностях и предпосылкам.

«Он находится в крайне шатком положении». — в конце концов написала Юн. — «Старейшина в золоте, это Хэй Пуанг — его первый наставник и мастер. Как второй отец. Конечно, на встрече глав он себя так вести не должен, но в то же время и перечить ему Акио не может. Выходит именно Пуанг возглавляет блок поддерживающий Акио, и переубедить его, отвратить от ученика, мы не сможем. Предлагаю убить».

«Не в нашем доме, Юн. Даже не думай». — ответил я, мельком взглянув на старика героя. Темные прожилки вен на висках, воспаленные глаза и крайняя сухость. Значит его основной аспект — Юань-ци, а вторичный — Сюэ-ци. Сильный противник, но не выносливый, к тому же мастера крови часто импульсивны, чего нельзя сказать про душу. В целом, я бы не хотел сходиться в поединке с этим мастером, но, если придется — уверен в своей победе, пусть и дорогой ценой.

«Мы входим». — предупредила Аи, и оглянувшись я едва сдержал желание протереть глаза.

Лин затмила собой даже моих супруг. Девушка была одета в платье цвета морской волны, с соответствующими статусу регалиями, клановыми узорами и небольшой брошью с голубым камнем. Из высокой прически выбивались кудри, словно пена прибоя. Но больше всего меня поразил цвет ее волос — фиолетовый, переходящий в розовый. Почти полностю совпадающий с цветом радужки измененной искусством Юань-ци.

— Спасибо что пригласили меня, господин Гуанг Валор. Здравствуй, брат. — поклонилась, как родственнику и мужчине, Лин, но тут же гордо выпрямилась, не позволяя принять этот жест за слабость.

— Приветствую тебя, сестра. — ответил, чуть растерявшись, Акио. — Ты решила избавиться от черной краски? Но почему сейчас, в чужом доме.

— Избавится? — в полголоса спросила севшая по левую руку от меня Аи. — Я думала она подкрасилась.

— Нет, это мой естественный цвет. — улыбнулась Хэй Лин, присаживаясь на точно такой же помост, что и ее брат. Вот только она успела взять подушечку и в результате сравнялась с ним ростом. Теперь родственники смотрели глаза в глаза. — Мне больше нет смысла скрывать своей сути. О нагах, как и о прочих монстрах, знают все. Моя мать была наполовину нагой, внучкой вождя народа, ставшего союзником Хэй в тяжелые времена.

— Получается, что вы дикарка? — мило улыбнулась Юн, отдавая распоряжения служанкам, супруга села по правую руку от меня, чуть позади, но я успел увидеть в ее глазах плохо скрываемый гнев.

— Скорее принцесса. — легко кивнув, будто, не заметив колкости ответила Лин. — У наг сохраняется строгая династическая структура, а некоторые даже ведут свое родовое древо от начала времен.

— Это все очень интересно, но… прошу прощения. — Юн быстро взяла себя в руки. — Дорогой, мои служанки долго готовились к этой церемонии. Будет жаль пропадать такому ароматному букету.

— Если ты так говоришь. — улыбнулся я, поднимая пиалу. — Пусть с чаем не говорят тосты, но я пожелаю всем нам разрешать споры за столом, с чаем в руках, а не на поле брани с оружием.

— Не хотелось бы становиться вашим врагом. — сухо улыбнулся Акио, все еще не пришедший в себя от вида сестры. Следуя моему примеру, он отпил горячего чая, и даже прикрыл глаза от удовольствия. Что не говори — чай, что отравленный, что нет, удавался Юн на удивление хорошо. Даже потрясающе.

Но стоило мне открыть глаза и всякие мысли об удовольствии исчезли. Акио замер, но не от вкусов, его мышцы, все до одной свело, он задрожал и уронил пиалу.

«Это не мы!» — мгновенно поняв ход моих мыслей написала Юн.

— Господин! — вскочило несколько старейшин Хэй со своих мест. — Они отравили господина!

— Назад! — рявкнул я, достав половину глефы. — Аи, вылечи его! Куват, перекрыть все входы из города и дворца. Кто бы это не сделал, я найду виновного.


Глава 13

— Он не дышит. — быстро проговорила Аи, держа Акио под голову. — Мышечный спазм, всего тела. Я могу его стабилизировать, но нужно вывести яд и очистить кровь, иначе он умрет через три минуты!

— Юн, помогай. Остальным оставаться на местах! — приказал я, не поднимаясь с трона. Супруга коротко кивнула и подойдя к юноше без сомнения полоснула его по руке, вскрывая вену. Кровь вылилась багряным потоком, но повисла в воздухе пузырем, не коснувшись пола.

«Госпожа Хотару, вы нужны в клановом доме, срочно. Отравлен один из посетителей, мышечный спазм, отсутствие дыхания и сердцебиения». — отписал я единственной кто разбирался в медицине лучше чем Аи, мгновенно получив ответ от начальницы лаборатории и декана Чжен-ци: — «Бегу, буду через 15 минут!».

Манипулируя со структурой, Юн нормализировала состав крови закачивая ее обратно. Аи, заставила работать тело, против его воли, держа на внешнем искусственном дыхании и сердцебиении. Обе девушки работали на пределе возможности и концентрации и мне ничего не оставалось, кроме как не мешать им в благородной миссии.

— Повара сюда. Всех слуг что имели доступ к чаю. Стражей что стояли в дозоре. — быстро перечислял я, просматривая списки находящихся в здании людей. Круг лиц, имеющих возможность подсыпать яд, особенно в конкретную емкость, которая должна была достаться Акио, оказался сильно ограничен. Всего пятнадцать человек, включая меня, Юн и ее пяти телохранительниц.

— Отойдите от нашего господина, убийцы! — выкрикнул Хэй Пуанг, бывший учитель Акио, но с места не двинулся. Понимал седой старик что не справится со мной, в случае если дело дойдет до схватки. — Вы отравители, уроды! Потворствуете этой девчонке, только для того чтобы поработить всех нас!

— Успокойтесь, мы его не травили. — потерев переносицу ответил я. — Спасал бы я его, если бы захотел убить? К тому же, возникни у меня столь сильное желание — я просто выпотрошил бы его на поединке за одно из множества оскорблений, что он мне нанес. Только сегодня было два — этого вполне достаточно.

— Вот как, господин Гуанг Валор, вы не хотели его убивать? Возможно ваша цель была отдать меня брату, чтобы он меня прикончил за формальное неподчинение или призыв к бунту? — с вызовом спросила Лин. Хорошо, что Юн занята, за один такой тон она отвесила бы девушке пощечину, а мне потом разбирайся.

— Дорогая Хэй Лин, я так понимаю, вы сейчас перед старейшинами пытаетесь установить свой авторитет, на случай гибели брата? Можете этим сколь угодно заниматься, но не за мой счет. Вы еще живы, вы все, только потому, что я так решил. Вы нужны острову, так же как нужны своему народу, а значит и мне. Но не сомневайтесь, за оскорбления и подозрения вам придется ответить. Думайте, прежде чем говорить.

— Вот теперь я вижу истинного грозового дракона, призывающего дождь. — самодовольно улыбнулась Лин, а затем с достоинством поклонилась. — прошу прощения, владыка, за невольно нанесенное оскорбление, я высказала его в припадке переживания за брата. Разрешите мне и моим старейшинам удалиться из зала, чтобы не мешать вашим супругам? Будет досадно, если своим присутствием мы навредим брату.

— Куват, проследи чтобы они никуда не исчезли. Каждую секунду чтобы были на виду. Кто захочет вылить жидкость под циновку, развеять в воздухе порошок, затереть пасту из-под ногтя меж досок — нещадно пресекай и веди ко мне. Позже я устрою допрос, дабы выяснить причастность.

— Вы не имеете права, мы старейшины клана Хэй и не подчинимся вашей воле! — выкрикнул Пуанг. — Я не уйду от своего ученика! Можете убить меня на месте!

— Хорошо. Можете остаться, но сядьте в углу и перестаньте кричать. — сухо сказал я, рассудив, что свидетель воскрешения нам действительно пригодится.

Через минуту зал опустел, а перед его вратами уже стояли на коленях все, кто мог быть замешен в происходящем. Еще раз взглянув на десяток телохранительниц моих супруг, которые жизнь отдадут, но не позволят упасть и волосу с их голов, я вышел к слугам.

— Хэй Лин отравлен, в моем доме. Каждый из вас будет утверждать, что не имеет к этому никакого отношения и вполне возможно — это действительно так. Но мне в любом случае придется влезть в ваш разум, чтобы оценить такую возможность. — сказал я, глядя на послушно склонивших головы стражей, поваров и слуг. — Расслабьтесь, как перед медитацией, и старайтесь не сопротивляться. Я все равно пробью ваш ментальный барьер, но при вашем содействии это будет куда менее болезненно.

Мне пришлось сильно преувеличить свои силы, ведь мысли в чистом виде я читать не мог. Больше того — я никогда не слышал о подобном. С другой стороны — когда тебе говорят — «не думай о белой обезьяне», что ты делаешь? Именно это. Предупредив, что я проникну в их разум, я тем самым заставил думать о самых плохих и постыдных вещах которые смогу там найти, а почувствовать стремления, и тем более вложить в чужой разум свою иллюзию — изучаемый Юань-ци процесс.

В начале нужно было снять подозрение со стражников. Их мысли оказались просты и довольно бесхитростны и ко мне и сегодняшнему вечеру имели мало отношения. Все же война и трусость — идут бок о бок, а воинам Чщаси слишком часто приходится видеть смерти родных и друзей. Трусость, мало похожая на страх разоблачения, и близкая скорее к стыду, за то, что они не смогли предотвратить покушение. Все вполне естественно.

— Можете возвращаться на посты, позже я допрошу каждого отдельно. — сказал я, на несколько раз пройдя по мыслям солдат. Кто думал о проявленной трусости, кто о самоволке в дом удовольствий во время дежурства… требовать от воинов недавно пришедших из других кланов безукоризненного поведения не только бесполезно, но и вредно. Они должны привыкнуть к новым порядкам.

Со слугами все было сложнее. Кто подворовывал с кухни для семьи, отпечаток складываемого в подол мяса был почти виден в мыслях девушки-адепта, кто недобросовестно относился к готовке, а один… гхм… повар, позволил себе приставать к подчиненным без их желания.

— Ты знаешь в чем твоя вина, не так ли? — произнес я, сдавив пальцы на голове повара. — Твое поведение недопустимо. Если ты хотя бы подумаешь о том, чтобы продолжить — отправишься во внешний караул. На два месяца. Ты все понял?

— Простите меня, господин, больше никогда, клянусь! — прижавшись лбом к полу запричитал настырный любитель молоденьких девушек. За мысли не наказывают, а жалоб от служанок не было. Все же некоторым он нравился. Не смотря на возмущение. Так что наградив его импульсом боли от Юань-ци я продолжил ментальный допрос, и уже следующая девочка заставила меня отшатнуться.

Можно ли считать влечение преступным деянием? Если это влечение на столько острое, что вызывает жжение. Если оно направлено на человека совершенно иного статуса и положения? Если… ты на него работаешь, каждый день принося чай ему и его супругам? Отвечать на это я ничего не стал, лишь слегка заглушил мысли молодой поварихи иллюзией работы и труда. Ничего, найдет себе другое увлечение, не зачем ломать ей жизнь из-за первой влюбленности, а если Юн узнает — станет одним трупом больше.

Потратив несколько минут, я пришел к выводу что никто из слуг и стражи не виноват. Да, у них были свои недостатки, а кто без греха? Но к отравлению они никакого отношения не имели, честно выполняя свои обязанности и трудясь на благо клана Гуанг. Оставались старейшины, телохранители и сопровождающие. Ну и конечно мои супруги, и главный интересант, человек, который в случае смерти Акио получит больше всего выгоды — Хэй Лин. Хотя, как она могла это сделать, находясь в другом здании, мне непонятно.

Вернувшись в зал, я посмотрел на то как Аи и Юн продолжают поддерживать жизнь в Акио, который в противном случае должен был умереть уже несколько минут назад. Зрачки Аи опасно сузились, превратившись в крохотные точки, по напряженным мышцам, и впившимся в тело пациента ногтям стало понятно, что она находится на пределе своих возможностей, но из присутствующих лучше в Чжен-Ци не разбирался никто. А госпожа Хотару еще не прибыла, судя по карте ее точка и быстро приближалась к главному дому. Минута, максимум три, и она будет здесь.

Юн тоже досталось — кожа посерела, видно выкачала из себя кровь для очистки ее у Акио. Супруга продолжала постоянно обновлять красную жидкость, а на полу, возле руки самозваного главы Хэй, уже разлилась небольшая лужица — использованное вещество. Девушкам понадобится отдых, а мне не плохо бы самому научиться подобным техникам. Иначе может возникнуть ситуация, в которой я их не спасу.

— Где они?! — выкрикнула Хотару, врываясь в зал с двумя помощниками, и я молча отошел в сторону, показав рукой. — Что? Юн! Я же тебе сказала, не напрягаться! В сторону, в сторону обе! — властно приказала глава лаборатории, и девушки обмякли, чуть не рухнув на пол. Подхватив их, я передал телохранительницам, которые бережно унесли супруг в наши комнаты.

Хотару с ходу полоснула скальпелем по груди Акио, и безжалостно запустила свои пальцы под кожу пациента. Закрыла глаза, на секунду, затем выпила крохотный бутылек с зельем, и обмакнув пальцы в лужу отработанной крови положила их в рот, задумчиво причмокивая губами. Мгновение и у нее в руках уже большой шприц, полный светящейся зеленоватой жижи. Толстая игла вошла в живот Акио, к кишечнику, и надавив всем телом Хотару впрыснула почти сто грамм эликсира.

— Ему можно сохранить жизнь? — спросил я, когда не увидел никаких изменений. Эльфийка хмуро усмехнулась, а затем положила ладонь на проткнутый живот. Кожа Акио из бледно желтой быстро приобретала зеленый оттенок. Затем его тело выгнулось дугой, глаза широко раскрылись, и он сипло вдохнул, закашлявшись.

— Жить будет. — удовлетворенно сказала Хотару. — А вот в сознание придет только через несколько дней. Так что, если ты… простите, вы, господин Валор, хотите его допросить — ничего не выйдет.

— Расскажите о яде, возможно это натолкнет меня на идею кто именно решился его отравить. — попросил я, возвращаясь на трон.

— Это самое интересное. Мне такой яд неизвестен. — сказала Хотару, садясь передо мной, как положено старшей из подчиненных. — Я использовала собственную эссенцию жизни, безукоризненно подчиняющуюся приказам. Захватила его тело, своими силами, и заставила снова работать. Эффект хоть и временный, его организм не способен воспроизводить мою эссенцию, но перед выходом все функции, включая мозговые, будут восстановлены, если конечно нет критических повреждений мозга. Но это больше по вашей части, умениям Юань-Ци.

— Как его отравили? Укол, газ или напиток?

— Возможно, любое из них. А возможно что-то совсем иное. — нехотя ответила Хотару. — Моя задача спасать жизни, а не отнимать их. И все же, я вынуждена разбираться в этом искусстве. У эльфов есть яды, которые начинают действовать только в близи от катализатора, человека, предмета или места. Весьма опасное оружие. Есть яды, проникающие сквозь кожу, но при этом никак не реагирующие на кого-либо кроме цели.

— Предполагаешь его могли отравить несколько дней назад, а когда он прибыл на переговоры — яд активировался? — спросил я. — Думаешь виновны Джен?

— Это лишь одна из возможностей. — покачала головой Хотару. — То, что я не нашла следов знакомых мне ядов, не значит, что виноваты именно эльфы. С тем же успехом это могли быть отступники или кто-то из сторонников Хэй Лин. Простите господин, но с уверенностью говорить о виновности нельзя.

— Жаль, но теперь по крайней мере мы понимаем, что убийца не обязан был находиться в этом зале, для отравления. — сказал я, задумавшись.

Кто заинтересован в смерти Акио на территории Гуанг? Это двойной удар, как по престижу моего клана, так и по стабильности Хэй. Так что выгодно это целому кругу семей. Джен, Пинг, отступники — любой из их глав на выбор. А еще со счетов нельзя отбрасывать бывшего председателя Шен и его сторонников. Ну и странник, маловероятно, но совершенно сбрасывать его со счетов тоже нельзя.

Чуть меньший интерес у сторонников Хэй Лин, если они хотят натравить наши кланы друг против друга и выиграть время для захвата власти — весьма вероятно что им это было бы выгодно. Кто точно вне подозрений — так это мои помощники и Гуань-Юнь, все они прекрасно понимают, что ущерб, нанесенный таким действием может оказаться фатальным для мира на острове. Понятно, что Гуанг пережил бы смерть Акио, и все же события могли получить крайне скверный оборот.

— Слишком много вариантов. — потерев переносицу сказал я. — Хорошо. Он будет жить?

— Безусловно, господин Гуанг Валор. Теперь ему ничего не угрожает. — с поклоном ответила Хотару. — Позвольте мне осмотреть ваших супруг, они отдали слишком много силы в этом противостоянии со смертью и могут подорвать свое здоровье.

— Конечно, ступайте и спасибо за помощь. — кивнул я, и вскоре мы остались втроем, если не считать телохранителей. — Значит Акио сможет ответить на пару вопросов, когда очнется. Старейшина Пуанг, мне понадобится ваша помощь.

— Откуда мне знать, что вы сами не отравили моего ученика, а потом не разыграли все это представление для меня? — спросил, поглаживая узкую седую бороду золотой герой.

— А какая мне в том выгода? Если бы я хотел, чтобы он умер — так и произошло. Более того, я бы убил его еще у плотины где наги ждали нас в засаде. Нет, тот кто пытался отравить Акио в равной степени враг и мне, и вам. Ваши друзья, старейшины, не потерпели бы смерти господина и потребовали от новой правительницы — Хэй Лин, отомстить за него. Что привело к еще одной кровопролитной войне.

— Вы на столько уверены в своих силах, что думаете справится с тремя старшими домами одновременно? — удивленно прогудел Пуанг. — Ваше юношеское высокомерие не знает границ, вы ведь понимаете, какие предложения сделали послы Джен и Пинг? И все же я посоветовал моему мальчику принять приглашение от вас и уладить все миром. О чем сейчас жалею. Прими он иное решение — остался в порядке.

— Значит у него недавно побывали послы? Могли они отравить Акио?

— Нет. — категорично покачал головой старейшина. — Они не подходили близко, и не передавали никаких предметов, которых не касался бы я. Еду и питье готовили наши повара, так что в них я уверен. С самого дня смерти его отца я был рядом, ел, пил и спал, не отходя от него далеко. Все что могло воздействовать на Хэй Акио — действовало и на меня. Кроме вашего чая.

— Это легко проверить. — сказал я, поднимая пиалу оброненную отравленным, под изумленным взглядом старейшины я сделал небольшой глоток. — У меня развиты все три ядра, я могу различить любой яд или болезнь, и имунен к их последствиям. Так что нет, чай не отравлен. Если хотите — можете допить остатки, хуже не будет.

— Как заметила ваша помощница, декан Гуанг Хотару, яд мог быть адресован моему мальчику, и не подействует ни на кого кроме него. — веско возразил Пуанг.

— И все же яд есть яд, различить отличия в чае может настоящий ценитель и повар, благо и такой у меня есть. Если хотите, можем его позвать.

— В этом нет нужды, я понял вашу мысль и склонен согласится, отравить Акио не могли друзья клана Хэй или сторонники Гуанг. Но тогда я не понимаю кто и когда это мог быть. — задумчиво произнес старейшина, поглаживая узкую бороду. — Возможно кто-то из ваших сторонников не до конца вам верен? Ваш клан сильно расширился за короткое время, вы организовали академию, в которую съехались ученики со всего острова. Разве вы можете положиться на всех них?

— Хоть ваше замечание и верно, в этом зале присутствовали только те, кому я могу доверять. — возразил я, готовясь к длительной медитации. — В то же время в клане Хэй трижды за полгода произошли крупные перемены. В начале смерть Хэй Хи, и его первых заместителей, переход по наследству прав к Хэй Лин, а затем переворот вашего ученика и ее младшего брата. Уверены, что все старейшины Хэй преследуют одни цели?

— Вы бьете по самому больному. — старик дернулся, словно от пощечины. — Нет, я не могу доверять им всем. В начале большинство поддержало Акио, он начал планировать свое правление, какие у него были планы, но затем он не смог вступить в битву… пусть это прозвучит цинично, но ради благополучия Хэй и всего Чщаси в той битве вы должны были умереть.

— У меня другое мнение по этому вопросу.

— Конечно. — коротко кивнул Пуанг, и его борода затряслась как у козла. — Но после всего что произошло в тот день. Мы многое обещали, и многое потеряли. Множество наг погибло за плотиной и нас обвинили в их напрасной смерти. А потом еще этот дождь. Это не было иллюзией, я был там и сам ловил капли на ладонь. Что это было?

— Одна из моих тайных способностей, если это вам так важно. Но сейчас мы не обо мне. Кто выступил против, когда Акио вернулся с поражением?

— Открыто? Всего несколько старейшин. Они сказали, что было ошибкой свергать осторожную и хитрую мурену Лин, но мы намеренно не стали брать их на переговоры. К тому же, кроме выступивших открыто всегда найдутся те, кто лишь подумал, но не стал спешно действовать.

— Как я уже сказал, если вы хотите найти убийцу — мне понадобится ваша помощь. — сказал я, подобравшись. — Ничего сложного, просто сидите на месте и старайтесь не говорить и не шевелиться.

— Я могу это сделать. Но что вы задумали? — настороженно спросил Пуанг.

— Скоро сами все узнаете. А теперь ни слова и не шевелитесь. — приказал я. — «Куват, заводи обратно старейшин и веди Лин. И не запускай дальше середины зала, когда они войдут».

«Сделаю» — как обычно немногословно ответил Куват. Через минуту двери главного зала распахнулись и в помещение, попарно, словно под конвоем, начали заходить старейшины во главе с Лин. По внешнему виду и осанке девушки сразу чувствовалось — может она и не хотела смерти брата, не планировала ее, но сумела извлечь из текущего положения максимум выгоды. Чтож, мы добавим ей еще немного очков.

— Уважаемые старейшины, госпожа Хэй Лин, с прискорбием вынужден вам сообщить что Хэй Акио не выкарабкается. Мои лучшие лекари сделали все что могли, однако ему осталось жить не больше нескольких часов. К сожалению, я сам не смогу остаться на церемонии прощания, но возможно, каждому из вас еще есть, что сказать. — я поднялся с трона, и мои телохранители отправились за мной. — Куват проследит, чтобы в комнате находился только больной и один посетитель. Если у вас есть что сказать умирающему — говорите, а мне нужно подготовить клан к последствиям его смерти. Прошу прощения что это произошло в стенах моего дома, мы знаем, что этой утраты не искупить. Прощайте.

Закончив говорить, я вышел из зала, во внутренние покои, а затем Куват вновь выгнал всех наружу. Первой, как и положено, прощаться пришла самая близкая, его сестра — Лин. Скользнув по пустому трону взглядом и чуть нахмурившись, она села рядом с Акио, и погладила его по волосам.

— Ну и урод же ты, братик…


Глава 14

— Ну и урод же ты, братик. Столько смертей, интриг, предательств. И к чему это тебя привело? — поглаживая Акио по волосам произнесла девушка. — Чего тебе стоило просто остаться самим собой? Прижимал бы по углам жен ушедших в море рыбаков, спал в свое удовольствие с вдовами, может взял под присмотр пару молоденьких сироток. И не совался в большую игру!

Последнее она произнесла с яростью и в тоже время с легко различимым удовлетворением. Понять девушку легко — ее собственный брат не раз пытался ее прикончить. Так что сейчас перед ней лежал не столько близкий родственник — сколько убийца, насильник и бунтарь, поднявший против нее собственный клан.

— Теперь, чем бы все это не закончилось, власть в клане вернется в руки истинного наследника. Как того хотел отец. — закончила Хэй Лин, и я увидел в ее ладони длинную спицу — вынутую из прически. Наследница Хэй поднесла оружие к уху брата, но в последнее мгновение замерла, не решаясь добить беспомощного родственника. — Нет. Это неправильно. Ты умрешь сам, без моего участия. Пусть все твое зло останется с тобой. Кто бы тебя не отравил, твоя жизнь на его совести.

Несколько секунд, и она вышла из комнаты, оставив позади пустой зал и лежащего без сознания Акио. Честно признаться, я ожидал чего-то подобного, а вот сдержать Пуанга, готового ринуться на защиту своего ученика, мне удалось с большим трудом. Между нами даже прошла незамеченная Лин ментальная дуэль, по напряженности ничем не уступающая обычной схватке. Хотя, возможно, наследница Хэй и почувствовала всплеск силы, что повлияло на ее решение.

Находящийся в центре «ока урагана» старейшина все же внял моим молчаливым приказам и сидел на месте ровно, не растрачивая и без того скудные ресурсы ядра Юань-ци на контроль движения. Род Хэй в основном славился умениями души, и не просто так. Весь их промысел был основан на добыче черной эссенции из добытой рыбы подверженной воздействию тьмы, но мой навык оттачивался в противостоянии с самим Гуй Шен, а старейшины не шли ни в какое сравнение с Владыкой души.

И все же, когда следом за Лин, в зал вошла седая женщина, с покрытым морщинами лицом, мне пришлось приложить массу усилий, чтобы просто не выдать своего присутствия. Это оказалось сложнее чем я мог себе представить, ведь обычно я применял способность во время схваток, и просто задавливал противника энергией Юань-ци, заставляя перестать себя видеть, сейчас же ситуация в корне отличалась, даже само присутствие показать было нельзя, и я действовал, манипулируя тончайшими потоками.

— Молодой господин. — прокряхтела старуха, и погладила Акио по щеке своей трясущейся рукой. — Не уберегли.

Она несколько секунд постояла над телом пациента, и я увидел в ее руке крохотный стеклянный флакон. Яд? Противоядие? Стараясь не выдавать себя, я подобрал оружие, готовый в любое мгновение метнуть лезвие глефы в противника, но вскоре все разрешилось. Трясущейся рукой старуха поднесла ко рту бутылку и залпом осушила ее, не оставив ни капли. Движения ее стали более плавными и спокойными, и выдохнув она вышла наружу, уступив место широкоплечему высокому золотому герою.

Генерал Хэй сел рядом с Акио, а затем прижал свой лоб к полу, будто кланяясь своему господину и молча прося прощения. Выпрямившись он достал короткий меч, и я уже было подумал что он собирается добить парня, когда герой распахнул рубаху и приставил клинок к левой стороне груди, сбоку от сердца, чтобы избежать кирасы. Несколько секунд он тяжело дышал, прижав лезвие, и я понял, что сейчас должно произойти.

«Куват! Срочно запускай следующего!» — приказал я, и догадливый орк немедля распахнул дверь.

— Прочь! Я прощаюсь с господином! — взревел генерал, видя приближающегося градоначальника, и сильнее надавливая на клинок, так что по нему потекла кровь.

— У вас будет возможность оказать должное почтение позже, у себя дома. — проявляя недюжиное красноречие сказал Куват. — Сейчас же вы в гостях, к тому же, не оказали последнюю службу — не доставили своего сюзерена домой. Разве это то место, где должен закончится его и ваш путь?

— Все должно было пройти по-другому. — охрипшим от волнения голосом сказал генерал, он отвернулся, от настойчивых взглядов других старейшин, и все же решился спрятать оружие, вновь запахнув халат. — Я выполню свой долг до конца. Вскоре я присоединюсь к вам на том свете, господин, и продолжу службу.

— Господину Хэй Акио повезло, что у него есть столь верный союзник. — уважительно покачал головой Куват. — Следуйте за мной, позже я позабочусь чтобы вы попали в сопровождающие, но сейчас остальным нужно выказать свое уважение.

Генерал резко дернулся и вскочив вышел из комнаты, а я успел посмотреть на ожидающих за дверью старейшин, которых возглавляла Лин. Девушка, воспользовавшись слабостью брата, уже подмяла под себя несколько старейшин, окруживших ее полукольцом, и на ее миловидном лице я разглядел тень досады, от того что генерал не покончил со своей жизнью.

Вероятно, она очень рассчитывала на такой исход событий. Чтож, не всегда мы получаем то, что хотим. Кто бы не хотел сыграть на отравлении Акио — его сестра первая, кто получит дивиденды с этого события. Умрет он, или останется жив — уже не так важно. В любом случае его власть пошатнулась, как и доверие к Гуанг, если он не выживет. Интересно, она уже обсуждала, что при смерти брата пойдет на Дом света войной? Что-то идея о женитьбе с Лин становится мне все менее и менее приятной.

Один за другим старейшины заходили в комнату, от самых знатных и могущественных, к все более простым. Золотые герои, граничащие со ступенью владыки, сменились серебряными, а затем и бронзовыми. А вот с возрастом все было совсем не так однозначно, ведь среди серебра встречались и молодые герои, даже наши ровесники. И когда за очередной из старейшин закрылась дверь, я заметил ее затравленный взгляд.

Резко обернувшись она подошла к Акио, и встав на колени она вздрогнула, потрогала лоб и губы парня, закусив губу осмотрела рану на его груди и кровавый след от гигантского укола на животе. Затем снова оглянулась на дверь, резко помотала головой, и будто решившись достала откуда-то из глубины одежд крошечную ампулу.

— Замри. — приказал я, вложив в слово столько ментальных сил, что во дворе с глухим стуком попадали птицы. — Отвечай, что в ампуле.

— О боги, простите меня… господин Валор, прошу, позвольте мне дать противоядие! Пусть я заплачу за это жизнью, прошу вас! Позвольте! Если хотите, убейте меня, но дайте ему… — запричитала молодая старейшина, героиня бронзового ранга и одна из бывших одноклассниц Акио. Все же война быстро делает из детей убийц, или героев.

— Хэй Пуанг, что вы скажете? — спросил я, снимая эффект ока урагана с комнаты.

— А что тут можно сказать… — мрачно проговорил главный старейшина, прикрыв глаза ладонью. — Моя глупая дочь не может желать господину зла. Если она утверждает, что в капсуле противоядие — так и есть.

— Дочь? Понятно. — я опустил руку, освобождая волю девушки и ее возможность двигаться. — Внутренний брак, раз уж не удался межклановый, так ведь? Большая часть старшего рода сгинула, все братья, дяди… оставался только Акио и его сестра. Погибни она, и ваши внуки стали бы прямыми наследниками клана Хэй. А для этого нужно всего лишь развязать кровавую войну с соседним великим кланом и убить законную наследницу. Ничего не упускаю? Только вот не очень понятно при чем здесь отравление Акио.

— Все это лживые домыслы, не имеющие под собой никакой основы. — зло сверкнул глазами старик Хэй Пуанг. — У вас нет совершенно никаких доказательств. И к отравлению мы не имеем отношения.

— В таком случае и давать вам ничего не надо так ведь? — удивленно поднял я бровь. — Вдруг там не противоядие, а еще больший яд, который мгновенно добьет брата Лин?

— Отец, пока вы спорите, он может умереть. Прошу тебя! — взмолилась девушка.

— Дура! — выкрикнул старейшина. — Ты хоть понимаешь, что сейчас происходит?!

— Все понимают, господин Пуанг. — с мрачным удовлетворением сказала Лин, когда дверь распахнулась. За спиной девушки стояла большая часть малого круга, все те, кто еще недавно был верен Акио, или до последнего сомневался. Генерал, и несколько не поддержавших ее старейшин, стояли чуть поодаль. — Дай ему противоядие, Микота, не хватало еще, чтобы мой брат умер из-за собственной глупости и гордыни.

— Спасибо, госпожа! — со слезами на глазах произнесла девушка и быстрым движением выдавила содержимое ампулы в рот Акио. Несколько секунд ничего не происходило, а затем его тело начало приобретать нормальный розоватый оттенок. — Слава лестнице, мы успели вовремя.

— Еще рано радоваться. — строго сказал я, жестом призывая всех сесть. — Пока я не узнаю, что именно здесь произошло, никто из вас не выйдет из зала.

— Я готова отдать свою жизнь, но планов господина не выдам. — гордо вздернув носик сказала дочь Пуанга, от чего тот лишь вновь прикрыл ладонью глаза и казалось готов был разрыдаться. По крайней мере его плечи несколько раз дрогнули.

— Дорогая, ты и так уже сказала больше чем нужно было. — покачала головой Лин. — Клан Хэй просит у клана Гуанг прощения, за недостойное поведение и устроенные на вашей территории провокации. Мы не ищем ссоры и не держим зла на клан Гуанг и его предводителя лично. Мы подтверждаем свой статус союзника и друга.

— Клан Гуанг подтверждает соглашение о дружбе и мире. — немного подумав произнес я. — Что бы не произошло сегодня, оно останется внутренним делом Хэй, и не выйдет из этих стен. По крайней мере мы об этом рассказывать не станем. Хэй Акио прибыл в город с делегацией старейшин, чтобы попросить прощения у сестры и вернуть ей положенный трон. Она благосклонно согласилась и приняла бразды правления, не собираясь мстить тем, кто недавно отвернулся от нее. Верно?

— Это внутренние дела Хэй… — попробовала было возразить Лин, но встретившись со мной взглядом первой отвела глаза. — Вы все сказали верно, господин Валор. Мы не будем мстить, в нашей семье умеют улаживать проблемы иными способами. Я благодарна вам за небывалое гостеприимство, и принятие меня как равной, и в любое время готова принять вас в своем доме. Сейчас же прошу прощения, нам нужно вернутся для наведения порядка. Жду вас с ответным визитом через месяц.

— Приятно это слышать, госпожа Хэй Лин. Долгого и благодатного правления вам, благополучия клану, и скорейшего выздоровления вашему брату. — чуть склонился я в ответ на прощальный поклон Лин, вернувшей власть в свои ухоженные цепкие руки. — Я буду ожидать письма с приглашением. Легкой дороги.

Старейшины Хэй поклонились мне как старшему, генерал и несколько его подручных подхватили Акио и унесли, а затем вышли и остальные. Лин ушла первой, возглавляя процессию, но так и не ответив на мои вопросы. Впрочем, некоторые догадки у меня и самого были. В конце концов, все оказалось довольно очевидно, вопрос только что с этим всем будет делать Лин. Не разразится ли на фоне этого перемирия очередная кровопролитная война внутри ее клана.

— Как мои супруги? — спросил я у Хотару, зайдя во внутренние покои. Эльфийка, стоя на коленях и придерживая голову Юн, как раз спаивала ей какую-то микстуру из пиалы.

— Их здоровью ничего не угрожает, однако подобное приключение не может не сказаться на общем самочувствии. — строго сказала доктор, убедившись, что залила лекарство в рот девушки до последней капли. — Нельзя восстанавливать здоровье одного, рискуя при этом другим.

— К сожалению, я обучен совсем другим навыкам, и первая помощь не самая сильная моя сторона. — признавая свою вину склонил я голову. — Спасибо вам, госпожа Хотару, за сохранения здоровья и жизни моих близких.

— Не стоит, господин Валор, это мой долг, как врача, и вашей подруги. — отмахнулась эльфийка. — Кроме того, они обе мои ученицы, и судя по результату не самые умные.

— Верно, об этом. Кажется, вы говорили Юн не перенапрягать себя. — заметил я, и уголки губ Хотару дернулись, улыбка перестала быть такой широкой. — Она воитель крови и души, одна из сильнейших моих соратниц, не показывающая слабости. Вы же понимаете, что это выглядит более чем подозрительно?

— Пока рано об этом говорить. — попыталась перевести тему Хотару, но поняв по моему взгляду что на такую уловку я не куплюсь, тяжело вздохнула. — Срок маленький, всего несколько недель. Да и близости у вас было не так много, но и так бывает. Иногда достаточно одного раза чтобы… ну…

— Чтобы у нас появился ребенок? — едва сдерживая смех, вызванный смущением эльфийки спросил я. — Говорите прямо, мы уже не дети, иначе и быть не может.

— Да. Все верно. — выдохнула Хотару, собираясь с мыслями. — Как я уже сказала, срок слишком маленький, пока это не человечек, а всего несколько клеток связанных воедино и окруженных силами Ци матери, но да. Поздравляю вас, господин Гуанг Валор. Ваша супруга Юн — беременна.

— Это отличная новость. Спасибо вам, доктор. — улыбнулся я, погладив Юн по волосам. Супруга поймала мою руку и прижала к груди. — Мы сделаем все, чтобы у него было светлое будущее, и чтобы над ним не висела топором угроза падения стены или прорыва демонических тварей.

— Пока еще рано говорить, он это или она. — поправила меня Юн, залившись румянцем, и поглаживая ровный, твердый от мускулатуры живот. — Но я никому не дам моего малыша в обиду, обещаю.

— Как и я. — сказала Аи, положив свою ладонь поверх руки Юн. — Это наш общий ребенок, а может за ним последует еще, и не один.

— Давайте пока не загадывать так далеко. — покачала головой Хотару. — У этого малыша еще будет множество времени, чтобы вырасти. И все же, таких испытаний организму госпожи Юн лучше больше не переживать. Сражения, отравления и перенапряжения могут привести к выкидышу, так что я прошу вас, очень прошу, воздержаться на весь срок беременности от битв.

— В этом нет нужды, мы будем охранять покой Юн. — уверенно сказала Аи.

— Вот только не надо меня под крыло как утка мать засовывать. — засмеялась супруга, но через несколько мгновений облокотилась о кровать и легла обратно на подушку. — Что-то мне и в самом деле не хорошо.

— Первый триместр может быть не самым приятным, но интоксикация тебе не грозит. — улыбнулась Хотару, поднимаясь. — Моя работа здесь исполнена, а ученики уже заждались.

— Спасибо за оперативную помощь, госпожа Хотару. Прошу прощения что отвлек от занятий. Надеюсь вести уроки вам не в тягость?

— Ни в коем случае, господин. — улыбнулась эльфийка. — Наоборот, кажется, что все возвращается в норму. Будто и не было войны, падения академия и разрушения нашего дома. Вы даете надежду на завтрашний день. Не останавливайтесь, и я не про военные действия, ваше настоящее завоевание — то что ученики всех кланов вновь занимаются вместе, в одних классах.

— И не только они. — напомнил я, и Хотару, поклонившись, вышла. — Когда ты собиралась мне рассказать?

— Как только была бы уверена, что есть что рассказывать. — сказала Юн, но я заметил, что она нервничает.

— В чем дело? Я же вижу — тебя что-то гложет.

— Да, рано или поздно пришлось бы признаться, так что лучше сейчас. — прикусив губу пробормотала Юн. — Это я.

— В смысле отравила Акио? — удивленно поднял я бровь.

— Да нет. Свела его с той простушкой Микотой. Еще в начальных классах, до твоего суда. Тогда она не обращала на него особого внимания и больше смотрела на старшеклассников, но я убедила ее что Акио — будущий глава клана. — Юн перевела дыхание собираясь с мыслями. — Потом помогла ей добиться расположения, и с того времени она вроде как считала меня своей подругой. А после того как я расторгла его приглашение к помолвке и вовсе была так благодарна что стала советоваться по любому поводу. Ну и…

— Это уже не очень звучит. — заметил я. — Ты подсказала что она должна его отравить чтобы потом вылечить?

— Да, это должно было произойти быстро, простой яд, легкое противоядие. Она бы подставилась — мы спасли Акио без лишних усилий, и получили его благодарность, без потери им места главы клана. Тогда эта холодная мурена Лин осталась бы неудел, и тебе не пришлось с ней связываться.

— Но кое-что пошло не по плану. — понял я, не убирая руку, в которую вцепилась супруга. — Дай угадаю, она выбрала не тот яд?

— Да, слишком сложный, я никогда с таким не связывалась и едва смогла его нейтрализовать. — сжав покусанные губы произнесла Юн. — Еще немного, и Акио и в самом деле бы погиб. Прости меня, дорогой, план вышел хоть и продуманный, но не слишком удачный. А в результате все чуть не пошло прахом.

— Почему ты не сказала об этом сразу? Мы могли надавить на девушку, или просто отобрать у нее противоядие.

— А она в ответ могла еще больше испугаться и испортить противоядие. — возразила Юн. — Я хотела послать ей записку, но было уже слишком поздно. К тому же благодаря госпоже Хотару нам удалось нейтрализовать воздействие яда. Может все не обернулось как лучше, но ситуация разрешилась.

— В следующий раз тебе стоит посоветоваться со мной, прежде чем принимать подобные решения. Есть еще что-то, о чем я должен знать?

— Да. — нехотя произнесла Юн. — В углу, среди тряпок.

— И что я должен там найти? — нахмурившись спросил я, но супруга не ответила, отвернувшись. Не понимая в чем дело, я подошел к сложенному стопками чистому белью, и не понимая, что от меня требуется, начал перебирать вещи, пока руки не наткнулись на что-то твердое. Вынув предмет из стопки я с удивлением увидел маленькую деревянную фигурку дельфина, вырезанную неумелыми крупными мазками.

Старую и смутно знакомую.


Глава 15

— Ты нашла это на одном из тел? — спросил я, вертя в руках фигурку дельфина.

— Не я, одна из моих телохранительниц. — нехотя ответила Юн. — Помнишь ту засаду, возле тайного дворца? Я не хотела тебе показывать, потому что в начале собиралась разобраться во всем сама, а после… не нашла нужного момента. Она была завернута в свиток, с очень простой надписью — «я помню».

— Отлично, и что это должно было значить? — удивленно спросила Аи, попеременно глядя то на меня, но на Юн.

— Это значит, что маленькая девочка выросла, так и не дождавшись своего героя. Выросла, и решила преподнести подарок. — ответил я, с огромным трудом вспоминая соседку по храму, с которой мы играли в детстве. — А еще, что я мог дать неосмотрительное обещание, которого не помню. В отличие от нее.

— Предположу, что звучало оно «поженимся, когда вырастем», или что-то в этом роде? — не весело спросила Юн. — Ее зовут Мэй, Джен Мэй, одна из младших внучек самого Джен Ли, патриарха старшей семьи эльфов. Вот только взрослой она станет по их меркам еще лет через сто пятьдесят — двести, а сейчас является даже не подростком — ребенком.

Но, как и всегда, есть свои особенности. Ее наставницей была владычица и верховная жрица храма послушания Ниу Кингжао, и к семнадцати годам девочка уже стала золотой воительницей, получив три полных пояса. Вот только война с нагами не позволила закончить обучение, девочка вернулась в клан, а дальше… дальше я не знаю.

— По законам Чщаси она является совершеннолетней. — на всякий случай уточнила Аи. — Но эльфам плевать на формальности, когда речь идет об их детях.

— Судя по уничтожению сразу нескольких отрядов Джен, их собственными лучниками, далеко не все в клане согласны с такой позицией. — вернувшись к супругам сказал я. — А раз так — именно они могут стать нашими союзниками. Мы должны найти способ с ними связаться, предоставить этим группам убежище и снабжение. Теперь, когда Юн беременна, я могу покинуть город. Мы снимем Хотару с занятий, чтобы она постоянно за тобой присматривала.

— Прекрати! — вспылила супруга, показывая свою истинную природу, но затем быстро успокоилась. — Прости дорогой, я ценю твою заботу, но от этого чуда я не стала беспомощной или слабой, я вполне могу позаботиться о себе и о нашем ребенке. К тому же наставница всегда рядом и нет необходимости отрывать ее от дел. Это не сделает мою жизнь безопаснее, а ее счастливее.

— Пусть так. В этом плане ты права. Но это не значит, что мы можем себе позволить игнорировать возможность, или же проблему эльфов. Нам нужен специалист, который сумел бы найти и уговорить отступников Джен прийти в Дом света. Достаточно хитрый, прозорливый и лояльный. При этом являющийся эльфом. — я со вздохом потер переносицу. — Что опять приводит нас к Хироши.

— Он не отзывается уже больше двух месяцев, и никто из наших соглядатаев его не видел. — покачала головой Аи. — Мне неприятно этого говорить, но возможно он давно мертв, и мы просто не хотим признавать очевидное?

— Как ты и сказала, пока я не видел его тела и не получил известия о его смерти — для меня он жив. Пусть он тот еще придурок, упрямо отстаивающий свою точку зрения и ценности, но он наш товарищ. — немного подумав я лег рядом с Юн и Аи, растолкав пригревшихся львят. — Мы должны придумать как связаться с мятежниками по всему острову без него. Нам нужен кто-то, способный передвигаться как по Чщаси так и в тайном дворце, без опасения быть схваченным и при этом достаточно сильный чтобы отбиться от случайной атаки.

— Раз уж мы вспомнили о Кингжао, почему бы не обратиться к ней? — спросила, приподнявшись на локте Аи. — В ее распоряжении достаточное количество жрецов, а в нашем городе богослужения Янусу проходят ежедневно, вместе с медитациями. Должны же они пойти нам на встречу.

— Даже если нет — всегда остаются шлюхи Сциллы. — недовольно поморщившись сказала Юн. — Как бы я не относилась к их выбранному пути — секс для них не только физиологическая необходимость, но и одна из жизненных философий. Нам придется с ними считаться, так почему не использовать это в своих целях.

— Мы и так привлекли их в качестве преподавателей. Дали место в отрядах обороны и формирующейся армии. — возразила Аи, гладя своего львенка. — Если так продолжится — нам будет нечего предложить взамен.

— Всегда есть что предложить. — задумчиво сказал я, перебирая в уме варианты. — Они пока не получили полноценного представительства в клане Гуанг, их права, по сравнению с воинами Чщаси, пока не определены. Все же наша кастовая и ранговая система для них чужды. Но это не значит, что мы не можем придумать для них выхода.

— Хочешь провести промежуточный турнир? — с полуслова поняла мою задумку Юн.

— Верно, но сделать это быстро не получится, а связи с эльфами нам нужны прямо сейчас. Отправьте гонцов к Кингжао.

— Роу! — громко позвала Юн, и через несколько секунд за дверью послышался шорох.

— Я здесь, госпожа. — вежливо сказала телохранительница, из-за перегородки.

— Можешь войти. — сказал я, и дверь плавно отъехала в сторону, явив стоящую на коленях девушку. Львята подняли головы, Чимб рыкнул, но поняв, что угрозы нет вновь прижал ко мне свою лобастую морду, с уже появляющимися демоническими шипами.

— У меня для тебя важное задание. — начала объяснять Юн, я же поднялся и подойдя к столу, обмакнул кисточку в чернила. — Нужно отправится в тайный дворец и доставить сообщение госпоже Кингжао. Тайно, и по возможности безопасно, не выдавая себя. Это будет не так просто, учитывая, что город заблокирован кланом Пинг. Нельзя чтобы сообщение перехватили или узнали о его существовании. В крайнем случае — ты должна его сжечь.

— Я размещу внутрь печать Ксу, госпожа. — склонившись ответила Роу. — Любой, кто попробует вскрыть свиток прежде чем уничтожит печать — получит лишь горстку пепла.

— Хорошо. В таком случае рассчитываю на тебя. — сказал я, одним движением подписывая письмо иероглифом солнца. Все же каллиграфия и путь меча шли рука об руку. — Не торопись, чтобы не выдать себя, но и не задерживайся сверх меры.

— Они прожили без нас несколько недель, и еще пару дней проживут. — пожала плечами Юн. — Так что скорость тут не нужна. Главное вернись живой.

— Как прикажете, госпожа. — поклонилась телохранительница, принимая свиток двумя руками. — Спасибо за доверие, господин Валор, я вернусь через несколько дней.

— Хорошо. Ступай. — кивнул я, и спрятав послание в тонкий футляр девушка закрыла дверь, после чего раздался едва слышимые частые шаги. — Нужно подготовится к решительным действиям. Создать плацдарм для развертывания сил. Построить казармы и дома для будущих поселенцев. Так много дел. Так мало времени.

— Как здорово что ты занимаешься этим не один и у тебя есть на кого положится. — улыбнулась Юн, напоминая о соратниках. — Куват понимает в строительстве куда больше, к тому же под его началом все необходимые люди. Ичиро не мыслит своей жизни без армии и возглавляет множество отрядов, его изначально готовили как полководца, так что нет смысла отбирать у него хлеб. Кузнями уже руководит Бом, и если бы не потребность в еде и сне — добровольно его оттуда не вытащить. Сонг и Хотару — занимаются воспитанием молодежи. Каждый при деле.

— И какое же место останется мне в твоем гениальном плане?

— Самое важное, без которого не удалось получить ни одно прочее — место лидера и главы клана. — ответила Юн, глядя прямо мне в глаза. — Если бы не твои действия, еще во время войны с нагами от острова ничего не осталось. Победа над громовым змеем — шестилапом, уничтожение лидера вражеской армии. Ну и наконец — освобождение острова и вызов дождя. Все, от мала до велика, каждый житель Чщаси и тайного дворца, знают о твоих деяниях, а если они и забыли — мы напомним.

— Дознаватели и глашатаи. Ты уже придумала как можно ими управлять?

— В этом нет никакой нужды, достаточно не прекращать совершать подвиги. — улыбнувшись заметила Аи. — О них нельзя не говорить.

— С этим тоже есть некоторые проблемы, мало что можно сделать, не выходя из города. А петь о несуществующих подвигах вряд ли будут. — возразил я, вновь присоединяясь к супругам. — Хотя, есть у меня одна идея, что действительно можно сделать.

— Постой, сегодня был напряженный день, мы только избавились от Лин и еще не отошли от прошлых планов. — сказала, улыбаясь Юн. — К тому же, неужели ты хочешь обидеть Аи, оставив ее без внимания?

— В смысле? А… понял. — я посмотрел на залившуюся краской жену, которая так и не привыкла к нашей совместной близости. И одного взгляда на ее смущение хватило чтобы прийти в нужное настроение, что не укрылось от взгляда Юн. Львята, почуяв заполнившие комнату феромоны, заурчали, пряча морды под лапами, но нам было уже все равно.

Только благодаря развитому ядру Чжен-ци я вышел из комнаты живым и вполне бодрым. Чимбик увязался за мной, и я не стал спорить, пусть привыкает всегда находиться рядом. Выйдя из промежуточного, буферного коридора я поймал на себе несколько завистливых женских взглядов и уважительных мужских. Выходит, мы все же слишком шумели, но ничего страшного, телохранителям и стражам тоже нужно привыкнуть.

Из личного крыла кланового дома я выходил уже в сопровождении обязательной статусной группы воителей, десять орков, людей и дварфов, которых я сам мог бы уложить за несколько минут, но которые обязаны были отдать за меня жизнь, при первой опасности. Один из обычаев, которые я не одобрял, но вынужден был придерживаться. На этой клановости строится все наше общество, а я и так достаточно изменил устои.

— Господин Гуанг Валор, мы не надеялись, что сегодня вы еще почтите нас своим присутствием. — сказал, поклонившись Куват, судя по его выражению лица, даже ядро жизни не помогало справится с постоянной усталостью и ответственностью. — Рад что удалось разрешить ситуацию с Хэй, отъезд главы их клана сильно упростил работу городского совета.

— Надеюсь новая задача не станет для тебя непосильной ношей. Мы создаем поселение для несогласных. Отступников, инакомыслящих и изгнанников. Всех тех чьи кланы отказались от них. — сказал я, усаживаясь на возвышенности. — Надеюсь для тебя и твоей супруги это станет хорошей новостью, ведь там смогут поселится наши союзники, отказавшиеся вступить в Гуанг по своим причинам.

— Выделить еще группу домов для проживания. — с едва заметным вздохом кивнул Куват. — Будет сделано, господин. Что-то еще?

— Да, хочу помочь тебе с твоими делами. Выдели участок, которому могут соответствовать мои навыки.

— Прошу прощения, господин Валор, но боюсь ваше вмешательство лишь затруднит работу на местах. — глубоко поклонившись ответил Куват. — Люди захотят оказаться ближе к вам, поговорить, показать себя, и не смогут трудится как привыкли. Вы и так делаете для нашего клана все что в ваших силах, и мы это крайне ценим.

— Тебе не за что извинятся, друг мой. Я все прекрасно понимаю. Чтож, в таком случае я не буду тебе мешать. — поднявшись я привычным движением активировал око урагана, и стажа начала нервно оглядываться, пытаясь понять куда бежать и что делать. — Возвращайтесь к моим супругам, и охраняйте их. Мне нужно пройтись по городу одному.

Не дожидаясь их ответа, я вышел из главного зала, миновав очередь из просителей, прорабов, строителей, поставщиков и всех тех, с кем приходилось иметь дело градоначальнику и его канцелярии. Я не накладывал максимальную форму и не продавливал ментальные барьеры, просто минуя их внимание, но пара человек все равно обратила внимание на едва заметный контур.

Я их тоже увидел, сделав себе заметку проверить способности работников. Возможно среди пыли найдется настоящий бриллиант. Хотя куда скорее мы выкуем его под давлением постоянных тренировок и в пламени поединков. Схема обучения в академии стала мне родной, ведь именно она позволила пройти по путям Ци, добравшись до трех промежуточных вершин.

Герой трех золотых поясов… Владыка. Я мысленно попробовал эти звания на вкус, но вместо ожидаемой сладости почувствовал солоноватый привкус крови, горечь потерь и вяжущие тона страха и ярости. Владыка… усмехнувшись я проглотил тугой ком, вставший поперек горла, и отправился дальше.

Здание академии, даже недостроенное, вызвало в городе большое оживление. Сами собой образовались ученические кварталы развлечений, которые плотно оккупировали неко. Редкие трехэтажные бараки соединили друг с другом с помощью магии жизни и земли, возведя недостающие стены, и заменив внутренние перегородки тканевыми ширмами. Близился вечер, и солнца постепенно уходили за горизонт, но жара спала, и сейчас жители начали выбираться из домов для того чтобы продать нехитрые результаты труда и просто пообщаться.

Оживала торговая площадь, стихийно образовавшаяся в нескольких сотнях метров от академии, на пустыре, где раньше хранили строительные материалы. Запахи трав, жаренного мяса и скворчащих сладостей, против воли проникали в нос, заставляя дышать глубже, зовя к прилавкам, возле которых уже весело суетилась детвора.

Удивительно, как могут разумные приспосабливаться, искать радость в простых событиях и двигаться дальше, не смотря на все потери, боль и разрушения, что принесли недавние опустошительные вторжения демонических тварей и сражения за территории. Хотя, безусловно есть и те, кого потери сломили, просто они сами не стремятся в шумные места, пытаясь утопить свою злобу в слезах, вине и дурманящих настоях.

И они тоже члены моего клана. Мои соратники, пусть и не близкие. О них я тоже должен знать. Решительно отвернувшись от кричащей радостной толпы, я направился во временные лагеря, где еще не закончилось строительство и были разбиты шатры и палатки. Они располагались на самой окраине города, в двадцати минутах ходьбы от академии. Как ни крути, а Дом света не мог поспорить с Тайным дворцом ни в размере, ни в величии.

Поддерживая око урагана, в облегченном режиме не требующем полной концентрации, я прошел мимо бараков работяг, домов стражи, укрепленных башен дозорных и наконец очутился на окраине, возле трехметровой каменной стены. Не смотря на относительно раннее время здесь слонялись пьяные, перевязанные раненные, сидели в тени, тупо глядя на небо. Несколько оборванных и опухших женщин, с пустующим взглядом, шатались от одного строения к другому, в поисках выпивки.

Помня о только что отпустившей меня радостной толпе, я взобрался на стену, и зло осмотрев бездельников сверху решился на чтение их мыслей. Я должен знать, что происходит в головах у моих подданных. Пока все нормально — они не опасны и торчат на самой окраине, но стоит городу попасть в осаду, или прорваться тварям, и они станут масляной тряпкой, что вспыхнет от любой искры.

Стоило открыть свой разум, и легкими прикосновениями пройтись по душам сидящих в тенях людей, как меня поглотила волна отчаянья и боли. Страшно терять родителей, но нет ничего тяжелее, чем пережить собственных детей. Им было плевать, на то что в небе горят девять раскаленных точек — света в этой жизни не осталось. Он весь ушел, испарился вместе с последними каплями крови, впитанными землей.

Передо мной не было людей, орков, дварфов и эльфов. Передо мной бродили развалины надежд и мечтаний. Большинство из присутствовавших навсегда остались медными воинами, едва ли став самостоятельными по законам Чщаси, но, если живущие ближе к центру старались сотворить будущее, местные жители стремились в прошлое, которое невозможно было вернуть даже с моими силами.

Им нужен был стимул двигаться дальше, почувствовать, что вся их жизнь — не напрасна, что впереди тоже есть что-то светлое и радостное. Вот только максимум что я мог для них сделать — промыть мозги, заставить почувствовать себя лучше. Показать призраков прошлого, во имя будущего, сотворить иллюзию, которая подстегнет их к активным действиям.

Я уже поднял руки, чтобы сложить печать, как в моей голове проскользнула шальная мысль. Дикая, до безобразия. По-своему наивная и жуткая одновременно. За множество лет приключений мне встретилась та, кто мог бы им помочь. Пусть не в том виде что прежде, пусть сейчас ее не было в моей голове, но Джи оставила неизгладимое впечатление от своего яркого присутствия во время спуска для битвы с Шунюанем.

— Интересно, получится ли у меня создать что-то подобное из их воспоминаний? — задумчиво произнес я, внедряясь в разум ближайшей женщины, серебряного адепта Юань-ци, не ставшей даже воином, но прошедшей начальное обучение и получившей немного эссенции. До создания ядра в ее случае было бесконечно далеко, но у меня была совершенно иная задача.

В холодном тягучем болоте ее мыслей раз за разом загоралась звездочка надежды, утерянного счастья, что стало проклятьем неувядающей боли. Вытаскивая эти мысли на поверхность, я добавил к ним собственную уверенность в необходимости действий. Требовательной жажды бедующего и стараясь не переборщить выделил крохотную часть ее силы души для самосознания этого нового существа.

«Протоколы создания Цифрового ассистента развития активированы, получена базовая установка поведения, модель отображения выбрана в соответствии с заданными параметрами. Начата компиляция образа. ЦАРь активирован. Программа адаптации и восстановления запущена. Приоритет выполнения — максимальный».

Женщина замерла прямо посреди улицы, захлопала глазами, а затем схватила себя за плечи, будто стараясь согреться. Через несколько секунд она начала вздрагивать в беззвучных рыданиях, а затем заревела в голос, рухнув в пыль.

В шоке от результата собственных действий я вновь проник в ее разум, но вместо тягучего болота мыслей внезапно угадил в холодную горную реку, бурно смывающую всю накопившуюся грязь. Отчетливый, ласковый голос маленького мальчика утешал женщину, мысленно обнимая ее.

«Ты сделала все что могла, подарила мне счастье, лучшие моменты моей жизни были с тобой. Спасибо тебе, за все что ты сделала…» — вещал он, заставляя женщину исторгать из себя потоки сдерживаемых слез. — «Ты дала мне жизнь и счастье, мамочка…»

— Эй, ты в порядке? — подошла к упавшей в пыль женщине другая. — Что случилось?

— Уйди! Мой сын. Он говорит со мной!

— Ты окончательно сошла с ума? — едко скривилась оборванка. — Никто не захочет с тобой говорить, грязная оборванка. Даже за краюху хлеба ты никому не нужна. Здесь нет работы для таких как мы, нет и не может быть отмщения или смысла в жизни.

— Тут ты ошибаешься. Смысл есть всегда, его просто иногда довольно тяжело увидеть. — тихо прошептал я, роясь в мозгах у противной женщины-воина младшего ранга. Ее горе было куда жестче — словно высохшая на несколько метров в глубину земля, покрывшаяся оранжевой потрескавшейся коркой.

Она похоронила свою надежду глубоко в толще памяти. Не позволяя себе роскоши верить в лучшее. Ее много раз обманывали, обкрадывали и использовали в своих целях. Она не смогла стать твердой, но заставила себя отказаться от света, чтобы не быть обманутой вновь.

Создать для нее ЦАРя оказалось куда сложнее. Перелопачивая ее память, выуживая по крупицам радость, словно золотоискатель, я без раздумий пользовался даром, доставшимся мне с новым телом и ядром Юань-ци. Стоило набрать достаточно связей, и процесс компиляции запустился автоматически, вспышки в мозгу прекратились, а надменная злая женщина скривилась, будто съела лимон вместе с кожурой.

— Нет. Не может быть. — затрясла она головой. — Вон, злые духи. Я не поддамся.

Я лишь улыбнулся такому сопротивлению, но мое внимание уже переключилось на совсем иное событие. Перед глазами появилась странная надпись: «Связь установлена, количество узлов в сети достаточно для получения индивидуальных номеров. Именные идентификаторы активированы. Построена карта сети. Обнаружен удаленный узел связи — Джи Буланская. Местоположение — Тайный дворец, храм Януса».


Глава 16

«Попытка подключения не удалась. ЦАРь не отвечает. Внимание, попытка противодействия, узел отключен от сети. Обнаружено построение альтернативной сети. Локализация угрозы… угроза устранена, подключение зараженных узлов прервано, работоспособность восстановлена».

— Что еще за… — пробормотал я, глядя на то как в интерфейсе, на миникарте, отображается довольно обширный район, мгновенно ставший черным пятном. Весь центр тайного дворца оказался недоступен, а ведь у меня там было несколько соглядатаев которых завербовала Юн.

Простой эксперимент обернулся сразу двумя открытиями, ни одно из которых не было приятным или безопасным. Джи жива, находится в тайном дворце и у нее другой носитель. В голове мгновенно возник образ противника, что играючи сражался со мной на равных во время битвы за Дом света. Того самого, с глазами волка и регенерацией ящера. Врага, способного пережить выстрел из барабанной винтовки.

Если в дополнение ко всем своим возможностям он еще и получил ЦАРя, личного помощника, способного контролировать связь душ, он становится в десятки раз опаснее. Но самое худшее — в данный момент он находится в стане врага, и если получит подкрепление, сумеет объединить под своим руководством Джен и Пинг. Да что там, просто получить их временную поддержку, все предыдущие войны покажутся мне просто разминкой.

— Мне нужно ультимативное оружие и поддержка. — решил я, мгновенно перепрыгнув на ближайшую смотровую вышку.

Неблагополучный район получит свои задачи и своих призраков-хранителей, но прямо сейчас мне придется действовать на опережение. Готовить такую армию, которая сумеет выстоять в прямом противостоянии со всеми великими кланами вместе взятыми. А это в первую очередь люди, воины и их предводители.

— Господин. — Ичиро склонился в приветственном поклоне, хотя я даже не снимал с себя защитного полога невидимости. — Что привело вас в лагерь? Мы должны нападать на Хэй и вы хотите возглавить армию?

— Нет, я благодарю тебя за службу, и пришел лично убедиться, что войска готовы, но не двинулись с места.

— Все так, господин Валор. — ответил мой старый соратник, и взглянул мне в глаза. — Вы обеспокоены. Что-то случилось дома? На нас напали?

— Думаешь я стоял бы тогда здесь, перед тобой? — усмехнулся я, и он, поняв, что только что назвал меня трусом быстро отступил на шаг. — Все в порядке, ты не специально, я знаю. Просто в следующий раз думай о значении своих слов.

— Я герой, генерал и военачальник. Ваш верный меч и солдат. Мне недоступны тонкие материи политики и шпионских игр. — успокоившись кивнул Ичиро. — И все же что-то случилось. Мне поднимать отряды?

— Нет. Пусть Хэй благополучно доберутся домой. Позже у них не останется на нас времени. Надеюсь. Но сейчас… я обещал научить тебя новой технике. И мы начнем немедля. — сказал я, снимая око урагана, и выходя перед ошалелыми воинами по вскакивавшими со своих мест. — Мы с генералом Гуанг Ичиро проведем показательный тренировочный поединок. Поединок не на техниках трех путей или оружии. А на чистой воле. Выходи вперед, мы не должны задеть солдат.

— Простите, господин, но я не понимаю. — сказал Ичиро, подчиняясь приказу. — Как можно сражаться волей? Мы часто проводим состязания на выносливость, болевой порог, решимость действий…

— Не волнуйся, я помогу тебе. — произнес я, сжимая кулак в привычном уже жесте. Мне даже не пришлось создавать иллюзию, солдаты знали это движение, стоило мне поднять руку и сотни воинов подсознательно увидели то чего еще не существовало. Мгновение, и воздух начал закручиваться, обретая очертания огненного воина с гигантским пылающим двуручником в руках.

— Вы хотите, чтобы я сражался с этим? — обреченно прошептал Ичиро, сглотнув ком в горле. — В чем я провинился, господин?

— В чем твоя сила, брат? — жестко спросил я, чуть поднимая оружие великана.

— В верности, справедливости и чести. — не раздумывая ответил мечник, даже не думавший доставать свое оружие.

— Это твои лучшие черты характера, но в чем твоя сила как воина?

— Я… я золотой герой Гуанг Ичиро. Лучший убийца клана, после вас. — не слишком уверенно ответил генерал. — Самый быстрый мечник острова, после отступника Ян.

— Если ты так говоришь, возможно он и в самом деле быстрее… Тогда нет смысла с ним соревноваться, стремиться превзойти…

— Нет. Я стану быстрейшим! Если он получил пару рук, я стану тысячеруким мечником Гуанг! Не сомневайтесь во мне, господин!

— Уже очень, очень давно, я не ставил твои способности и твою верность под сомнение, и не собираюсь делать этого впредь. Тысячерукий? Чтож, мне это нравится. — я улыбнулся, выпуская в умы ближайших солдат простой и понятный образ. — Подними свое оружие! Это тренировка и показательный поединок, вынь его из ножен!

— Да! — рявкнул Ичиро, и волна уверенности ударила по мне словно хлыстом. Он не был мне врагом, как и любому солдату нашей армии, но воины содрогнулись, попятившись, когда его длинная катана выскользнула из ножен. Смертельно опасное лезвие, разрубившее не одну сотню неприятелей, тяжело вооруженных воинов, демонических тварей, ящеров и горилл. Мы прошли с ним множество сражений, и я прекрасно знал силу этого клинка. Возможно даже лучше Ичиро. Но сегодня, я собирался не просто продемонстрировать его навыки, а сотворить чудо.

— Бей. — приказал я, заставляя огненного гиганта заслониться мечом, наклонив его к самой земле, от чего пожухшая трава вспыхнула, расчерчивая черную линию гари и дыма.

Удар Ичиро было практически невозможно различить обычным взглядом, даже я, обладая зрением Ци и отлично зная техники старого друга, едва успел среагировать, поставив блок. Но не потому что замедлился, просто одновременно с Ичиро по огненному гиганту ударило сразу несколько мечей, ставших видимыми лишь на долю секунды.

Большинство солдат ничего не заметило, но некоторые, особенно чувствительные к Юань-ци и опытные, сумели разглядеть поднимающегося над Ичиро воина с множеством рук, в каждой из которых была зажата длинная черная катана. По рядам прокатился недоверчивый шепот, люди обсуждали то чего не могло быть и не было.

— Еще! — вновь приказал я, заметив, что в глазах Ичиро стоят удивление и шок. Да, он тоже это видел и начал понимать, что это значит.

На сей раз он вложил меч в ножны, наклонился, припав к самой земле, и рванул вперед, подняв облачко пыли. Его удар был молниеносен, и без всякого внушения он мог разрубить лучшую сталь, но специально рассчитан так, чтобы не достать по мне пары сантиметров. Идеально выверенный, мощный и быстрый. И все же я не мог себе позволить получить такой удар.

Лезвие глефы встретилось с мечом в ту же секунду, когда десяток черных клинков призрачного воина обрушились на пылающий двуручник огненного великана. Обрушились, и со звоном разбились в пыль, не выдержав столкновения. Большинство солдат сжалось, прикрывая головы и лица от попадания осколков. Но те растворились, не долетев до первого ряда. Белый многорукий воитель показался лишь на секунду и исчез, оставив после себя дымку, огненный гигант ушел в тень стоило мне убрать оружие.

— Вы все это видели! — громко сказал я, не оставляя свидетелям времени на раздумья и возражения. — Ваш генерал, мой друг и соратник, Гуанг Ичиро — обладает духом тысячерукого воина!

— Дух воина… тысячерукий… воитель… генерал. — пронеслось по рядам. Ошарашенные солдаты с восторгом и недоверием смотрели на Ичиро, который и сам пребывал в легком шоковом состоянии.

— С этого дня, я лично буду тренировать его, до тех пор, пока он не сумеет вызывать своего призрачного воина в каждом сражении. — добавил я, отсеивая последние сомнения окружающих. — Каждый, кто прошел со мной сражение с великим демоном, претворявшимся Гуй Шунюанем, обрел душу способную сражаться в нашем материальном мире. Но ближе всего ко мне стоит мой друг и верный товарищ Ичиро. Славьте генерала! Славьте тысячерукого воина!

Солдаты, подчиняясь приказу, скандировали славу, восхваляя только что придуманный образ, так удачно сочетавший любимые техники Ичиро и его основное оружие. Больше того, удар, который он нанес огненному гиганту был вполне реален, вот только вызван не иллюзорной душой воина, а личными навыками мечника, проявившимися под воздействием хаоса в подземелье.

— Что это было? — тихо спросил Ичиро, когда мы вернулись в шатер командующего.

— Кто-то плохо слушал? Это твой дух воина. Воплощение твоих способностей и стремлений в реальном мире. Я разглядел его наличие еще в подземелье. Или ты думаешь, что врагов разрезает воздух, или твой меч внезапно удлиняется? — усмехнулся я, присаживаясь на подушки. — Он был с тобой все это время, я лишь помог ему стать чуть более явным. Но теперь только от тебя зависит, на сколько сильным он станет.

— Вы дарите мне технику, которая позволит победить брата? — на прямую спросил Ичиро, и я кивнул, чуть улыбнувшись. — Это наш ответ на измененных?

— Верно. Они отдают хаосу свои тела, пытаясь получить больше сил. Превращаются в монстров, с неестественными способностями и искривленной природой. Но мы с тобой уже видели другие виды такого воздействия. Магия стихий, природы, теней — все это лишь малая часть сил, которую таит в себе новый мир. И нам придется в нем жить, хочется тебе или нет. Защищать наших близких, сражаться с новыми непонятными врагами…

— У нас появился новый враг? Поэтому вы так обеспокоены? Поэтому решили передать мне вашу секретную технику? — догадался Ичиро.

— Не уверен, что он новый. Возможно все совсем наоборот и новый тут я. По крайней мере он называл меня «малышом». Но это не важно, у нас есть долг и мы его исполним.

— Что я должен делать? — серьезно спросил Ичиро, готовый к любым приказам.

— Тренироваться. И заставлять готовится армию. Мы постараемся никуда не дергаться в ближайшие девять месяцев, но возможно враг решится атаковать раньше, и тогда… тогда мы должны быть готовы. Мы должны превратить эти разрозненные отряды в силу, способную остановить нападение всех старших кланов вместе взятых.

— Как это возможно, господин? Нас, даже в самом лучшем случае, всего пять тысяч, а их, суммарно, больше сорока. — растерянно проговорил Ичиро. — Если Фенг выступит на нашей стороне, и, если Хэй не станут участвовать, мы сможем сравниться с ними численностью. Но против всех, у нас нет и шанса.

— Я это прекрасно понимаю. Вот только и выбора у нас нет. Мы должны подготовиться к войне с бывшими братьями. — тяжело признал я. — Мы используем запретные изобретения, тайные техники и то, на что консерваторы вроде Гуй Шен никогда не пойдут — магию. Мы используем все, но не для того чтобы нападать или уничтожать — чтобы защитить своих близких.

— Девять месяцев. Я понял, господин. Надеюсь с вашей супругой все в порядке?

— Да, будет в порядке. Но сейчас мои мысли заняты не только ею, а всем городом. Возможно, только возможно, у нас есть крошечный шанс на победу без большого кровопролития. И я его не упущу. — сказал я, поднимаясь. — Когда разведчики подтвердят возвращение Хэй — направляйтесь домой. Завтра, в это же время, на закате, я жду тебя на тренировку перед строем. До тех пор, пока ты не сможешь вызывать дух воина самостоятельно — будем заниматься вместе.

— Спасибо за доверие, господин. Все выполню в точности. — склонился в прощальном поклоне Ичиро, и я вернул ему вежливость, перед тем как выйти из палатки. Вот только у порога меня ждал тот, кого я здесь встретить совершенно не рассчитывал.

Вытянувшись во весь рост, пугая солдат и не подпуская к командирскому шатру даже положенную генеральскую стражу, загородив вход на земле валялся Чимбик, Котеночек, вымахавший до размеров, позволявших одним движением челюстей перекусить конечность, увидев меня заелозил хвостом, поднимая облачко пыли, а затем зевнул, показывая великолепные пятисантиметровые клыки и заставив окружавших воинов содрогнуться. Лишь золотой ошейник, отличавший его от диких демонических львов, не позволил солдатам тыкать в него копьями.

— И что ты тут делаешь, позволь спросить? — усмехнулся я, потрепав питомца по загривку, и почесав за ухом. Львенок блаженно закатил глаза и промурлыкал так что собаки разбежались. — Как ты меня нашел интересно? По запаху?

Чимб естественно ничего не ответил, ткнувшись головой в мою ладонь, и я, погладив его шевелюру поднялся. Львенок немедля встал рядом, и я почти на автомате активировал око урагана, лишь в последний момент уловив что техника работает не так как я рассчитывал. Ее создание было… проще? Будто из всей работы кто-то выполнял за меня одну пятую, а возможно даже четвертую часть.

Можно было списать подобное на получившее усиление ядро, но я только недавно использовал силу Юань-ци для создания иллюзии тысячерукого воина, и сейчас прекрасно ощущал каждое движение энергии души. Поверхностного анализа вполне хватило чтобы вычислить благодетеля, и я с интересом посмотрел на ответившего мне вопросительным взглядом львенка, на лбу которого уже показались рога.

— Значит мы с тобой не просто хозяин и питомец, верно? — улыбнулся я, погладив Чимбика. — Ладно, идем. Не будем мешать Ичиро приходить в себя.

Возвращение в город заняло не многим больше, чем путешествие в стан передовых сил. Все расстояния были минимальны, дороги расчищены, а опасность тут скорее представляли мы, а не возможные противники. И все же по возвращению в Дом света я направился не в клановую резиденцию, а к академии.

Теперь квартал удовольствий стал едва различим от такого же в бывшем тайном дворце. Красные бумажные фонари освещали улицы. Отовсюду раздавался веселый смех, играла музыка, а запахи пота смешивались с цветочными ароматами. Гуляющие компании и парочки совершенно не смущались своих расовых различий, и все же жители подземелья предпочитали компанию старых знакомых. Что нисколько не мешало им развлекаться.

Но меня сегодня совершенно не интересовали развлечения такого рода. Просачиваясь через толпу и не позволяя себе или львенку столкнуться с прохожими, я выискивал знакомый знак кошачьей мордочки, и долго ее высматривать не пришлось. Неко заняли самый большой из домов удовольствий, совершенно не скромничая, и щедро оплачивая аренду.

Ступив на порог, я прошел наверх, миновав три поста охраны и чуть не столкнувшись со служанками и развлекающими гостей гейшами. Некоторые комнаты были открыты, и я вполне мог разглядеть что происходит, но после уединения с супругами меня такие вещи особенно не интересовали и не заботили. Другое дело — законная владелица этого заведения. Одна из Сцилл, Сифара, приглашенная мной в преподаватели факультета магических искусств. Но шел я не как к подчиненной, и уж тем более не как к девушке, оказывающей весьма интимные услуги.

— Господин Гуанг Валор. — поклонилась рыжая кошка, глубоко поклонившись и выгодно показывая грудь в глубоком вырезе. — Хотите развлечься или пришли ко мне по делу?

— Посмотрим. — улыбнулся я, удобно располагаясь на подушках в уютном достаточно большом зале. — В начале я хотел бы обсудить один маленький, но довольно щекотливый вопрос.

— Если вы хотите, чтобы неко шпионили для вас, вам придется выполнить выдвинутые условия. — чересчур быстро догадалась о цели моего визита Сифара. — Мы не раз предлагали свои услуги, но ваша супруга все время отклоняет их. Если же вы думаете, что смена переговорщика решит этот вопрос, то мы вынуждены будем вас разочаровать, мы готовы к обсуждению всех условий, кроме этих.

— Давайте попробуем поступить по-другому. — улыбнулся я, показывая свое хорошее расположение духа. — Представим, что мы общаемся на эту тему впервые. Я выскажу свои пожелания, вы расскажете о своих, и мы попробуем прийти к компромиссу.

— Это будет довольно тяжело, господин Валор. Но давайте попробуем. — улыбнулась в ответ Сифара, чуть поклонившись. — Совет Сцилл постановил что вы наш основной союзник на острове. Разрушив наш мир, вы его одновременно и спасли. Дали нам возможность развиваться и войти в ваше общество. Однако этого недостаточно, чтобы мы стали работать против остальных домов, рассорившись с ними. Когда у нас появляется информация, способная вам помочь, не нарушая нашей нейтральной позиции — мы ее предоставляем.

— И мы вам за это крайне благодарны. Как и за учеников что с этого года могут освоить не только мудрость трех путей и лестницы к бессмертию, но и магию первостихий. — согласился я, принимая из рук неко пиалу с чаем. — Но тяжелое положение на острове можно решить только сообща. Помогите мне, и я постараюсь сделать остров более благополучным, стабильным и гостеприимным местом.

— Мы поможем вам в этом, но не таким путем. — покачала головой Сцилла. — Ваши города прекрасны, а умения удивительны. Особенно меня поражают показательные занятия тех, кого у вас называют химиками и инженерами. Мы счастливы что наши дети получили возможность научиться столь многому. И все же, нет. Мы не можем потерять нейтралитет, только если вы сами его не потеряете по отношению к нам.

— И что же будет достаточным признаком нашей лояльности?

— Вашей. Не клана Гуанг, а лично вас, его главы, господин Валор. — покачала головой Сифара. — Мы не согласимся на риск для наших родичей если сильнейший из воинов острова не сделает нам самый драгоценный подарок — ребенка с общими генами.

— Как вы смеете даже предлагать такое? Первенца не отдам!

— Что? Нет, простите господин Валор, я неправильно выразилась. — в ужасе замахала руками Сифара. — Мне совершенно не нужен чужой ребенок. Это лишь станет проблемой которых мы не хотим. Вы знаете, наше самое сокровенное желание — избавиться от проклятья подземелья. Чтобы у нас вновь начали рождаться не только девочки. Но и мальчики. И возможно с вашим семенем у нас выйдет преодолеть рок судьбы.

— Значит вы хотите, чтобы я с вами переспал?

— Боюсь это обязательное условие зачатия ребенка, по-другому просто не получится. — с легкой улыбкой заметила голова Сциллы. — Но наше условие не просто секс, а именно ребенок, не зависимо от его пола. Если ы не против такого условия…

Неко поднялась, и непринужденным легким движением скинула платье, оставшись в полном неглиже. Сочная, стройная и манящая. Чимбик прорычал, и прикрыл морду лапой.


Глава 17

Возвращение домой, не смотря на потрясающую ночь, стало довольно нервным. Возникало чувство неправильности происходящего. Но когда я посмотрел на стыдливо отворачивающегося от львиц Чимбика — заставил взять себя в руки. Я делаю все необходимое для выживания клана, и ничего страшного, если мне это будет нравится.

— Сифара? — спросила чуть обиженно Юн, когда я все прямо рассказал супругам. — Мало нам было Лин, мелкой эльфийки, теперь ты еще и с этой блохастой спать собрался?

— Это вызовет какие-то проблемы?

— Нет. Не вызовет. Я просто устала. — сказала Юн, отворачиваясь. — Обязанности твоей супруги могут оказаться куда сложнее чем я представляла. Сегодняшний день я проведу в лаборатории, нужно опознать противоядие от зелья Микоты. Да и ядами нужно новыми обзавестись, неизвестно, что на нее подействует.

— Ты собираешься травить всех, кто тебе не по нраву? — поперхнулся я чаем, на автомате запуская технику очистки крови.

— Если вы, дорогой супруг, не оставите мне выбора — да. — ответила Юн, вздернув голову. — Мы пообещали сделать друг друга счастливыми, а сейчас…

— Успокойся, сестра. В тебе говорит ревность. — приобняла девушку Аи. — Мы не только женщины, но и супруги главы величайшего на Чщаси клана Гуанг! Мы не должны позволять мелочным обидам навредить нашему дому.

— Ты считаешь это мелочью? — вспылила Юн, сверкнув покрасневшими зрачками. — Что будет если Сцилла забеременеет, а ее дитя захочет забрать трон Гуанг и устроит заговор? Это поставит под удар не только нас с тобой и весь остров в придачу — но и наших детей. Я не могу такого допустить!

— Если так произойдет, мы с тобой сможем справится с любой волшебницей. — убежденно ответила орчанка.

— Вы спорите о пустом. — сказал я, откладывая пиалу. — Для всех заговоров, переворотов и борьбы за трон клана требуется одно непреложное правило — он должен опустеть. Моя лестница на пути к бессмертию пройдена. Ядра крови, жизни и души созданы, а значит мне не грозит старость и увядание.

— А даже если наш дорогой супруг погибнет, боги не отвернуться от него. Пока он верно служит Янусу — смерть всего лишь станет отсрочкой на полгода в его планах. — уверенно сказала Аи, но, когда я посмотрел ей в глаза, отвернулась.

— Мы не затрагивали эту тему, не говорили о произошедшем. — произнес я, собираясь с духом. — И, хотя я услышал многое, о том, что произошло за полгода моего отсутствия, возможно не узнал самого главного. Аи, вчера я почувствовал присутствие духа Джи, существа, что жило в моем мозгу и общалось с нами всеми, когда мы спускались по подземелью. До этого, во время сражения за Дом света, мне встретился странно знакомый чужак с волчьими глазами. Он был равен мне по силе, а то и значительно превосходил, а кроме того обладал всеми навыками боя что и я. Мне нужно знать, не связано ли это с недавно объявившейся Сциллой Имаджин.

— Я не знаю. — не слишком охотно ответила супруга. — То, что произошло, когда ты потерял себя. Потерял свое я… было странным и жутким. Мы молили Свет о помощи он тебя вернул, но все произошедшее стало страшным сном.

— Боюсь теперь такого объяснения недостаточно. Если в моей жизни появился новый враг — я хочу знать о нем все.

— Это тяжело объяснить в двух словах. — вздохнула, собираясь с силами Аи. — То, что ты услышишь… ты можешь счесть что я сошла с ума.

— Я настаиваю. Это важно.

— Хорошо. Это было после гибели Шунюаня. Декан отказался проигрывать просто так. Отказался умирать и позволил вызванной силе поглотить его целиком, превратившись в демона. Это было страшно. Тогда мы почти проиграли. Но в конце концов произошло невообразимое — ты стал Светом, а после… Мы ничего не могли сделать — только бежать. Но ты уничтожил ту тварь — засунул ее в разрастающийся хаос.

Вот только на этом ничего не кончилось. Мы сражались несколько часов, объединившись с десятком людей… существ из разных миров. Это сложно объяснить простыми словами. У них было оружие, которого я никогда прежде не видела и устройства, до которых нашим механикам не додуматься и через тысячу лет. — быстро проговорила орчанка, и сжалась, замолчав. — А потом появилась она. Гея.

— Что дальше?

— Ты умер. — поглаживая по спине Аи ответила Юн. — Я помню этот момент, но тогда я еще не была до конца уверена. Мы вытащили тебя. Позволили выжить — но только телу. Твою душу и разум поглотило чертово божество, а всего через несколько дней тебя не стало, вы исчезли вместе с Аи и Куватом. А потом все изменилось вновь. Они вернулись, через несколько дней, а ты нет. Зато Гея стала Янусом. Тоже не самое легкое воспоминание. Началась война кланов за место под девятью солнцами.

— Об этом я уже слышал. Что произошло со мной? Куда вы пропали и что делали, Аи? — тяжело спросил я. — Прошу тебя, не заставляй звать и расспрашивать Кувата.

— Я… ладно. Ты имеешь право знать, что бы не говорили боги. — вытерев рукавом выступающие слезы сказала орчанка. — Янус не просто так называет себя богом дверей. Нам открылось окно в… другой мир. Мир полный ужасных созданий и непонятных существ. Но тому, кто занял твое место он был близок. Разваливающийся мир из металла и материала, который тот называл пластиком.

Полый мир, центр которого заняло существо, поглощающее все живое, но само живым не являющееся. Оно заполонило собой сотни, может тысячи километров, и нам приходилось прятаться словно крысы. Мы бегали по туннелям, разговаривая со стенами и ожившими куклами. Одна из них даже присоединилась к нам, и хоть она была странной — именно она привела нас к кладу, позволившему тебя воскресить. Мы добыли капсулу, и вернулись домой благодаря моим и Кувата молитвам, это главное!

— Ты не сказала о Джи и враге. Ты явно о них слышала и знаешь. — настойчиво проговорил я. — Расскажи мне все.

— Я… это ведь не так важно да? У нас было множество врагов, множество тварей что хотели нас сожрать. Одной больше — одной меньше. Сейчас, после того как хаос подарил нам измененных, встреченные в том мире больше не кажутся столь жуткими уродами. Но тогда. Люди крысы. Люди волки и ящеры. И их предводитель — огромный волк вожак, в котором Джи признала родственную душу. Она променяла пробудившуюся в твоем теле подделку на этого монстра. А в конце, когда они схватились в смертельной битве, а мы молились свету, тот выкрикнул что нам ничего не поможет, ведь он и есть Свет.

— Они это подделка, и волк которого Джи признала настоящим? — переспросил я, пытаясь сложить в голове единую мозаику. Аи кивнула, слабо улыбнувшись.

— Я постаралась забыть обо всем этом как о страшном сне. Ты вел меня через коридоры ужаса, и я пошла через них и больше никогда не вернусь назад. — произнесла девушка дрожащим голосом, и я не нашел в себе сил не обнять ее. — Иногда я просыпаюсь среди ночи, чтобы проверить что ты жив, что это все еще ты.

— Хотел бы я верить, что все так просто. Но учитывая, что у нас под боком существует Бог, самый настоящий, говорить с уверенностью, о чем угодно — вряд ли получится. Я знаю, что люблю вас, и сделаю все — чтобы жить вместе с вами счастливо. Именно поэтому так важно понять — что за волк, о котором ты говоришь?

— Он напоминает измененных, но только внешне. — всхлипнув начала говорить Аи. — Обильная растительность на лице и всем теле. Кроме правой руки — она полностью металлическая, и из нее вырывается пламя. У вас мало общего, внешне — вы почти не похожи, но та целеустремленность, та незыблемая уверенность в своей правоте. В этом вы схожи. Я не знаю, как его еще описать. Но он сказал, что он Свет, и Джи ему поверила.

Ощущение нереальности рассказанного никак не могло меня пропустить, но в то же время я чувствовал, что все сказанное Аи полная правда. По крайней мере супруга верила в это, а значит я должен был на полном серьезе рассматривать вариант что где-то в тайном дворце, прямо сейчас, бродит некто кого приняла Джи. Других объяснений ее появлению я просто не мог найти.

Он утверждал, что является светом? После вторжения хаоса я видел такое, что безумец со стальной рукой не вызывал удивления. Другое дело, что в памяти о прошлой жизни всплывали осколки воспоминаний о Святогоре, боге света генералом и пророком которого я был. Значит ли это, что воскресшее чудище — частичка воскресшего бога? Если это так, он может оказаться серьезным противником.

Сейчас, спустя более пяти лет, я едва помнил два месяца, застрявшие в моей голове после воскрешения. Два месяца ада, который творил я и мое окружение. Ада для демонических тварей и жутких механизмов, что они привели с собой. Война на уничтожение, не оставляющая после себя ничего живого. В той войне я убил генерала армии демонического владыки — собственного приемного отца. Правда и сам погиб, чтобы возродиться за сотни километров от привычной местности.

Чщаси стал мне не вторым, а первым домом. Я провел здесь больше времени, чем в воспоминаниях. Все, кого я люблю — здесь, рядом со мной. А жуткая война с демонами осталась где-то невероятно далеко. И все же полностью отказаться от произошедшего я не могу. Угроза, исходящая снаружи острова, никогда не отпустит меня и остальных. Демонические твари, живущие на Гэге — могут вторгнуться в любую минуту, и только гигантская внешняя стена, и сотни воинов, несущих на ней службу — отделяют нас от краха.

Но что если жизнь могла пойти по-другому? Кто они, едва всплывающие в памяти тени, что окружали меня прошлого? Что с ними стало? Что сейчас происходит на материке, от которого мы отделены заливом и тысячами жутких монстров, потопивших флотилию адмирала Вейджа?

Рано или поздно мне придется выяснить это.

Безопасность всего живого зависит от того, смогу ли я объединить под своим началом все кланы острова, подготовить армию, отбить соседний остров, а затем вернуться на материк, обладая превосходящей силой. Империя заходящего солнца, закатный край, царство ничто и его император — все еще никуда не исчезли. И то что они не трогают нас — не значит, что рано или поздно они не вторгнуться на остров со своими армиями.

— Мы должны думать о будущем. — сказал я, привлекая к себе Юн. — Мы смогли пробиться через множество схваток, еще пара ничего не изменит. Но возможно твой отец и в самом деле прав. Мы не готовы воевать со всем островом. Не сейчас. Нам нужно время, и мы используем его по полной.

Больше мы не спорили. Ни в тот день, ни неделю спустя.

Мы готовились.

Загруженность достигла пика через несколько дней и на протяжении полугода мне приходилось обходиться медитациями и настоями вместо сна. На ежедневные тренировки со всеми членами старой команды приходили посмотреть ученики всех курсов академии, а на примере наших спарингов мастера разбирали разницу в техниках различных школ.

Куват умудрился не только осчастливить свою жену, но и возвести поистине удивительный город, с вынесенными за пределы стен корпусами для любого отверженного. Аи возглавила работу со всеми, кто потерял близких, вместе с призраками душ они заставляли возвращаться к нормальной жизни даже самых заблудших.

Ичиро, еще недавно сомневавшийся в себе, был так загружен подготовкой, что забыл обо всех размышлениях. А к тому моменту как армия оказалась готова к выступлению, он уже без всяких вопросов мог вызвать и удерживать своего Тысячерукого воина. Так же, как остальные.

Кувату пришлось сложнее всех, у него совершенно не было склонности к Юань-ци, а нагрузка на него как на градоначальника просто зашкаливала. И все же под самый конец полугодия он сумел вызвать без моей помощи, и удерживать Броненосца с двумя щитами, способного полностью закрыть собой сотню бойцов.

Не смотря на беременность Юн занималась вместе с нами, и видела, что я делаю. Супруге со своей склонности к манипуляциям и великолепному контролю толпы, не составило никакого труда воссоздать дух Танцовщицы, осыпающей всех врагов на расстоянии «лепестками роз» — острейшими лезвиями, способными пронзить даже доспехи воина из железного дерева.

Как и Аи, до определенного момента, ничего выдающегося не показала, но с каждой тренировкой она становилась все увереннее. Ее Охотница отличалась от остальных способностью ведения боя как на ближних дистанциях — так и на дальних. А выстрел из лука достреливал на полтора километра, пробивая полуметровое бревно.

Бом тоже выделился, но по-другому. Стоило мне единожды увидеть «что» он собирается воплотить, и у нас состоялся долгий и тяжелый разговор, который в результате привел к появлению Бомбардира. Дух воина, поперек себя шире, тащил на себе гигантское орудие, выстрел которого сжигал все вдоль линии на несколько сотен метров.

Мой же собственный, Пылающий, дух воина, стал моим постоянным спутником. Я тренировал его с каждым из соратников, в результате чего мое общее время превышало в пять раз любого из соратников. Я стал в состоянии, почти не прилагая усилий удерживать его в активном, видимом спектре на протяжении нескольких минут. А сила, подконтрольность и умение пользоваться духом наконец позволили использовать его в каждом сражении.

Армия, воодушевленная примером командующих, тоже не прекращала тренировки. В конце концов нам даже удалось сломать устоявшийся стиль боя малыми группами, введя деление на десятки, сотни и тысячи. Для этого пришлось в корне переработать снабжение, тактику и снаряжение.

Невозможно было игнорировать и другую, не менее важную вещь — появление магии. Сцилла сдержала свое слово, и посоветовавшись с супругами мы выделили ей место за нашим столом. Это решение не оказалось простым, но нависающая угроза полномасштабной войны заставила нас объединиться. Теперь в каждом отряде армии Гуанг было как минимум два мага, не зависимо от их расы.

Особой, тихой гордостью, о которой не знал почти никто, стали отряды стрелков с винтовками. Только элитные телохранители и самые приближенные имели к ним доступ. Они тренировались под прикрытием ока урагана, во время гроз, вызываемых регулярными молитвами тысяч верующих в Януса, и немного в нас.

Хотя мы так и не смогли связаться с неуловимым отрядом эльфов, его соглядатаи регулярно появлялись для пополнения припасов. Им не задавали вопросов — снабжая едой и стрелами, и они на все больший срок задерживались во внешних бараках, приводя своих раненых. Их деятельность не осталась незамеченной и внутри Тайного дворца — большие отряды эльфов перестали появляться снаружи.

Гуань-Юнь остался верен своему слову. Клан Фенг продолжал сражение на северном направлении, поддерживая связи как с нами, так и с остальными кланами. Они соблюдали нейтралитет, освобождая земли Чщаси, и продвигаясь все глубже в джунгли северной цитадели.

Но больше всего вопросов вызывали Хэй. Вернувшийся домой Акио не стерпел позора и начал открытое противостояние с Лин. Вот только теперь на ее стороне оказалась большая часть старейшин. Уже на протяжении полугода их вялотекущая гражданская война не прекращалась, но ни одна из сторон не обращалась к нам за помощью. Возможно — хотели сохранить независимость, понимая, что мы возьмем в оплату. А возможно — просто решили закончить внутри клана не вынося сор из избы.

Так или иначе — близился день обещания. Юн была на последнем треместре, как и Аи… с Сифарой. Тесть уже прислал гонцов, сообщая что прибудет на день рождения малышей, чтобы поприветствовать внуков. Мне казалось, что он будет в ярости из-за того, что забеременела не только Юн, но все его письма, не смотря на немногословность, сквозили теплотой. Возможно он и в самом деле очень хотел внуков, считая нас с Юн приемными детьми, ведь изначально так и было.

— Осталось всего несколько дней. — устало улыбнулась Юн, поглаживая раздувшийся как арбуз живот. — Он так пинается, словно ему не терпится выбраться наружу.

Я положил ладонь сверху, и немедля получил ощутимый пинок, от которого супруга тяжело охнула. Новая жизнь. Удивительное и потрясающее чудо, которое творит сама природа. Неповторимое и непередаваемо прекрасное. И в то же время — пугающее. Стоит малышу появится на свет, и все изменится. Снова.

— Я буду рядом, когда он придет в этот мир. — улыбнулся я. — Хоть мы и не станем первыми. Куват жалуется на то, что не может спать ночами. Его малышка требует внимания.

— С характером. — согласилась Аи. — Кто бы мог подумать, что его эльфийка, окажется столь напориста. Но даже не думай, что сможешь запереть нас в доме после рождения детей. Мы прошли через все это вместе, и пойдем дальше.

— Ты уже знаешь мой ответ. — покачал я головой. — Гуань-Юнь был прав. Мы отцы — должны и способны защитить свои семьи, жен и детей. Я не позволю вам лезть на передовую, но и сам не стану рисковать напрасно.

— Ох как толкается. — поморщилась Юн, тяжело дыша. Ее львица, заурчав, легла рядом, чтобы успокоить хозяйку и согреть ее своим гигантским телом. Три монстра больше ничем не напоминали тех маленьких котят, которыми мы нашли их на поле боя. Жуткие, мощные четырехметровые чудовища, достигающие двух метров в холке, они оставались верными своему прайду и переняли у нас лучшие черты, облегчая использование техник Юань-ци.

Внезапно Чимб повел ушами, а затем вскочил, обеспокоенно выпуская длинные черные когти.

— Посланник к господину! — донеслось из-за перегородки.

— Это должно быть от отца. — улыбнулась Юн. — Наверное говорит, что вскоре будет.

— Тогда бы лев не волновался. — коротко ответил я, поднимаясь и закидывая на пояс разобранную глефу. Аи с грустью посмотрела на то как заправлен левый, остававшимся пустым, рукав. А вот Юн уже заметила разницу. Взяв за загривок Чимба я вышел в тронный зал кланового дома. — Говорите, в чем дело.

— Простите за плохие новости, господин. — низко склонился посыльный. — Ваш тесть, господин Гуань-Юнь, попал в засаду в северной крепости и пропал.


Глава 18

— Я иду с тобой! — сказала Юн, поддерживая живот руками.

— Нет. Это даже не обсуждается. — безапелляционно возразил я, заслоняя супруге выход. — Вы все остаетесь здесь, под охраной гарнизона и Кувата. Это вполне может быть ловушкой, а потому мне придется взять большую часть войск вместе с командованием. Если уж Гуань-Юнь не справился, то полагаться на удачу нельзя.

— Он мой отец. — упрямо проговорила Юн, но малыш вновь зашевелился, и ей пришлось присесть чтобы успокоиться. — Только в этот раз, слышишь? Я не собираюсь становиться обузой, которую нужно постоянно защищать!

— Вам всем придется довериться мне. Не так уж сложно, верно? — спросил я, и Аи кивнула, сев рядом с названной сестрой. — Отлично. Нельзя исключать что это просто провокация и стоит мне выехать за порог как город немедля атакуют, хотя врачи подтвердили, что раны на гонце совпадают с повреждениями доспеха, это все еще может быть хитрым планом.

— В таком случае они перехитрят сами себя, господин. — уверенно сказал Куват, облаченный в обновленный доспех героя. Легкие деревянные пластины сменились сталью, которой на острове всегда не хватало, но для своих генералов я нашел «излишки». — Гарнизон больше двух тысяч воинов, магов и чудовищ, принесших клятвы. Наши стены крепки, а летучие отряды готовы к схватке. Мы в состоянии отбиться даже от тридцатитысячной армии. Можете спокойно отправляться.

— Я доверяю тебе больше чем жизнь, часть души. — произнес я, сжав плечо градоначальника. — Увидимся через несколько дней.

— Все будет хорошо. — улыбнулась Аи, ставшая в последние месяцы более задумчивой и меланхоличной, но не растерявшей своего обычного задора. — Любой, кто сунется против Дома света получит по зубам. Ни у кого на острове нет такого войска и таких способностей. Да и котятки нас защитят. Можешь не думать о нас, выполняя долг.

— Хорошо. Если что-то случится — немедленно сообщайте по связи. — сказал я, в последний раз взглянув на супруг и выйдя из зала.

Связь душ продолжала работать, и после вербовки Сцилл у нас появились глаза и уши по всему острову. Несколько манипуляций с сознанием, пара эликсиров Юань-ци, и любой, даже не обладающий техниками души воин в состоянии передавать и получать сообщения. Вот только на месте передового трехтысячного отряда Гуань-Юнь — словно чернила разлили, ни одного сигнала.

Подобное я видел только в эпицентре прорыва хаоса, и когда Тайный дворец накрыло нечто перекрывающее мне взор. Однако сейчас закрытая область располагалась ближе к краю острова, чего раньше не бывало. Что особенно настораживало, ведь уже пару месяцев я поглядывал на границы Чщаси и Гэге, выбирая место для переправы на соседний остров. Когда все завершится тут — единственным настоящим способом выживания станет миграция и захват богатых территорий.

— Мы готовы выступать, господин. — браво сообщил Ичиро, восседающий на верховой птице. Нам удалось подготовить более пятисот всадников, и на эту мобильную часть я возлагал большие надежды.

— Хорошо, не будем заставлять его ждать сверх меры. — сказал я, запрыгнув в седло Чимбика.

Демонический лев оскалился, но нагрузку принял достойно, благо и само седло мы подготовили специально под его физиологию, распределяя нагрузку по всей спине. Мне приходилось больше лежать, чем сидеть, но все неудобства с лихвой компенсировались мощью и выносливостью питомца.

— Трубите выступление! — приказал я, и сразу десяток горнов взвыло, эхом прокатившись по округе. Ворота распахнулись, и обновленная армия вышла в свой первый марш. Над построившимися перед городом рядами развевались на ветру флаги. Десятки шеренг, построенных в правильные квадраты, повернулись подчиняясь командам. И выступили вперед, взбивая землю в пыль.

Скорость армии равна скорости самого медленного отряда, и путь даже до нижней границы северного форта занял больше трех дней. Бросить провиант мы не могли. К тому же в обозе кроме продуктов и медикаментов ехали маги. Слабые физически, но получившие небывалые силы от хаоса. И пара сюрпризов для любой вражеской армии, которая возомнит себя достаточно подготовленной чтобы напасть на нас в открытую.

Впереди, на расстоянии нескольких часов пути, двигались разведчики. Они не выходили за пределы радиуса прямой связи души, но умело прочесывали каждый кустик, выискивая врага. Дальше шла возглавляемая мной кавалерия — две сотни тяжелых всадников на кабанах, с копьями и глефами, и триста легких убийц и лучников. В обоих составах задача заключалась в точечных ударах, достаточных чтобы спутать ряды врага.

Следом шли основные силы под командованием Ичиро. Две тысячи отлично обученных воинов, полностью снаряженные и укомплектованные. Против привычного порядка отряды разбились на лучников, защитников и убийц — отдельно друг от друга. Большая часть получила копья и башенные щиты, или же новые длинные луки, больше подходящие для атак по дуге чем прямой наводкой.

Пять сотен бойцов поддержки, всех мастей, расположилось в обозе. Многие из них могли поспорить в силе, ловкости и умениях с защитниками первых рядов, но после нескольких удачно проведенных учений смирились со своей ролью — ролью победителей. Они — одна из главных моих козырных карт, и об это скорее всего знают шпионы, как и о моей усилившейся форме духа воина.

«Мы нашли следы битвы, господин». — отчитался один из разведотрядов. — «Прошла не больше десяти дней назад. Максимум — двенадцать. Всех убитых собрали в кучу и сожгли. Судя по останкам — не снимая с них доспехов».

Что за бред? Кто может себе позволить бросить дорогое обмундирование? Ни один из кланов не стал бы столь расточительно относится к вымоченным и пропитанным укрепляющими маслами деревянным доспехам. Ян? Даже если у него за спиной достаточно дерева и войск, одни материалы подготовки многократно превосходят стоимость обычных досок. Нет. Что-то тут не то.

«Разгребите трупы, найдите эмблемы или остатки поясов. Выясните чьи это были солдаты». — приказал я, поочередно глядя за каждым из отрядов разведчиков. Нет, все целы, все на месте. А значит они либо в упор не видят врага, либо его там действительно нет. Ловушка так скоро? Вряд ли, к тому же телам много дней, значит сейчас нам ничего не угрожает, можно двигаться дальше.

«Продолжаем движение, расширить радиус передового дозора». — мои команды мгновенно долетели до разведчиков, и точки на карте вновь пришли в движение. Все, кроме группы, оставшейся у массового захоронения. Прижавшись к шее Чимбы, я направил его сквозь заросли, и уже через несколько минут был у пепелища.

— Что нашли? — спросил я, не слезая с седла.

— Несколько флагов, господин. — подбежал ко мне один из воинов, расстелив на примятой траве обгоревшие полотнища. Красное с каплей, зеленое с деревом и золотое с башней. — Их прикрыл собой один из воинов, пытался спасти. Судя по пеплу — вместе с свитком, но тот сгорел без следа.

— Джен, Пинг и Фенг вместе? — удивился я, осматривая место битвы. Хотя, кого я обманываю? На битву это не было похоже — скорее на бойню. Следы и пропалены явно говорили о местоположении шатров. Судя по всему — здесь стоял довольно большой лагерь. На пару сотен человек. — Следы крови? Битвы?

— Да, господин Валор. — поклонился разведчик и выпрямляясь начал показывать пальцем, объясняя. — Больше всего крови на северо-востоке, там случилось основное сражение, но враг пришел с юга. Мы нашли много впитавшейся в землю черной крови, скорее всего там убили первых дозорных и оставили тела пока двигались к центру.

Ближе к середине лагеря врагов все-же обнаружили, завязалась потасовка. Судя по останкам в костре — кто-то, скорее нападавшие, использовали измененных или искаженных демонами тварей. Мы никогда не видели ничего подобного, но больше всего они напоминают саблезубых волков, только со странными щупальцами на спине.

— Опять волки. — хмыкнул я, осматривая поле боя сверху. — Хорошо. Что еще можете сказать? Чем били? Какое оружие?

— Мечи, копья и стрелы, господин. Ничего необычного. Большинство следов скрыл огонь, с уверенностью говорить ничего нельзя. — вновь поклонился разведчик.

— Хорошо, это уже много. — кивнул я, и уже собирался уйти. Как заметил, что парень едва заметно переминается с ноги на ногу. — Что-то еще?

— Нет господин. — ответил было парень, но затем тяжело вздохнул. — Да. Есть одна вещь. У одного из тел нет пол головы, но ее не разбили молотом и не срезали лезвием. Такое ощущение что ее продырявили стрелой, которая была размером с бревно. С одной стороны, дырочка крошечная — а с другой в два моих кулака.

— Спасибо что сказал, любая информация важна и может стать ключом к нашей победе. — сказал я, вновь наклонившись к шее льва. Чимбику не нужны были слова или понукание, он с рождения жил в поле моего ядра Юань-ци и понимал все мысленные приказы, и видел направления.

Мощными, почти бесшумными прыжками демонический лев, догнал передовые отряды, и встал во главе продвигающегося войска. Я погладил его шикарную гриву, полную острейших шипов. Лишь когда я был рядом ни прижимались к коже, становясь почти неопасными. Но за полгода Чимб обзавелся многими, неестественными для обычных зверей особенностями.

Густая блестящая шерсть прикрывала толстые чешуйки, среди которых росла. Рога, полгода назад едва заметные под шерстью, сейчас выросли и выгнулись, направившись острием прямо вперед, словно наконечники копья. Двойные зрачки светились в темноте ярким фиолетовым оттенком, а шерсть осталась золотой только по краям — свежие волосы были угольно черного цвета.

Учитывая костяные наросты на лапах и шипы на хвосте, а также гигантский рост, можно сказать что Чимбик уже перегнал по своей мощи родителя. Вожак прайда демонических львов, которого я сразил в поединке, вряд ли мог похвастать столь мощным телосложением и скоростью. Хотя вряд ли его каждый день кормили как на убой и затаскивали по тренировкам. И все же главной силой моего питомца стало не физическое сложение, а возможность использования способностей Юань-ци.

Чимбик сам сопровождал меня на всех турнирах и боях. Смотря, на то как я сражаюсь, что делаю, и как. Он интуитивно учился применять все показанные приемы, копировать мой ментальный отпечаток, и, хотя не мог похвастать полноценным использованием техник — существенно облегчал мне жизнь, усиливая действия ядра на треть. Львицы не уступали ему в скорости обучения и прилежности, а потому стали для Аи и Юн лучшими телохранительницами.

«Мы нашли среди обгоревших тел печати, господин». — сообщил оставшийся возле могил разведчик, и меня аж передернуло от такой новости. — «Пинг и Фенг. На сколько мы можем судить — настоящие, хотя я видел их только издали».

«Заберите и сохраните их, в случае опасности — доставьте в Дом света без промедления». — приказал я, с трудом сдерживаясь, чтобы не выругаться.

Печать клана, даже малая, это один из символов власти. У каждой такой печати есть свои особенности и хитрости изготовления. Подделать печать, имея на руках только ее отпечаток — почти невозможно, ошибешься хоть в завитке и различия легко увидят. С помощью свитков, скрепленных настоящей печатью, можно раздавать ложные приказы отрядам противника, расплачиваться в сделках и давать обязательства которые должен будет исполнить чужой клан.

Если оставить или сжечь воина в полном доспехе — расточительство, но в это я еще мог поверить, то оставить в костре истинные печати кланов — непростительная глупость. Совершить подобное могли либо ничего не понимающие в войне крестьяне, искаженные хаосом. Либо пренебрегающие хитростью животные. Вот только первые точно забрали бы себе доспехи, а вторые не стали стаскивать тела вместе и поджигать.

— Возможно на острове появилась новая сила, господин. — сказал Ичиро, когда я поделился с ним сомнениями. — Или же кто-то специально подсовывает нам нелогичные сведения. Может это отряды эльфов-мстителей? Ведь они убивают своих без причины, пренебрегают договорами и переговорами, а если найдены печати Пинг и Фенг, а среди тел были и воины Джен, значит и печать эльфов унесли.

— Вполне возможно. — согласился я, принимая этот вариант как самый реалистичный. — Нам так и не удалось вызвать их лидера на переговоры.

— Да, господин. Наши дозорные не раз видели, как капюшон приводит раненых, и пару раз встречали над телами демонических зверей, но ни разу не смогли с ним заговорить. Что же до остальных эльфов — они с удовольствием принимают помощь, особенно беженцы, но не могут ничего рассказать о командире. А когда говорят — постоянно путают, мужчина это или женщина. Некоторые даже утверждают, что их двое.

— С эльфами никогда просто не бывает. — нахмурился я, отпуская поводья и позволяя Чимбу идти в привычном ему темпе. Если ничего не изменится — уже через пару часов мы прибудем к стене, той которая когда-то была внутренней и защищала нас от демонических тварей нашего острова. — Как ощущения от армии?

— Странно. — честно признался Ичиро. — С одной стороны — они потеряли индивидуальность в поединках и сражениях. С другой — я никогда не видел такого единства среди защитников или убийц. Вспомните нас с вами всего год или полтора назад — мы дружили, сражались и ненавидели тройками. Максимум — десятками. А теперь — они стоят плечо к плечу и спокойно общаются друг с другом, понимая, что товарищ не подведет.

— Отлично, если еще и сражаться будут на уровне старше своей ступени хотя бы на один ранг — будет великолепно. — улыбнулся я, глядя на то как ровные ряды адептов и воинов вбивают пыль в камень. — Через сколько им понадобится перерыв?

— Если вы хотите поторопиться, господин, можем шагать всю ночь, до рассвета, но тогда они окажутся не слишком боеспособны. У абсолютного их большинства нет ядра. Да что там — треть только недавно начала восполнять энергию Ци из собственных резервов организма. — не слишком довольно ответил Ичиро. — Все же армия из воинов видится мне более подходящей.

— Отметь место на карте, где устроить привал. — приказал я. — Мы возьмем кавалерию и пару быстрых обозных повозок и начнем обустраивать временный лагерь.

— Этим может заняться один из моих помощников. — попытался возразить генерал, но поняв, что я настроен серьезно поклонился в седле птицы. — Как прикажете, я все подготовлю. Спасибо что заботитесь о нас.

— Это моя обязанность, как лидера. — кивнул я, не сознаваясь, что я просто хочу поскорее оказаться рядом со стеной. Как я и рассчитывал, Ичиро выбрал местом для привала холм. Идущий между двух небольших речушек. Чуть ближе к нам располагалось поле, вполне пригодное для привала на одну ночь, но совершенно не подходящее для длительной стоянки. Впрочем, мы вроде и не собирались задерживаться.

— Гуляй обозы, двигаемся вперед. — приказал я, дополняя речь ментальными командами, идущими через верхний дантянь. Теперь, после того как все командиры, от генералов и тысячников до сотников и даже десятников — имели этот необходимый инструмент, управление даже большим войском не требовало гонцов и постоянных. Хотя я понимал, что ни одна система не может быть надежна на сто процентов и оставил их для дублирования задач.

Огромные кабаны, выращенные перебежчиками из Фенг, специально по моему запросу — худые, но длинноногие и жилистые, легко тащили за собой тяжелые телеги. Их бока светились зеленым — изобилие эссенции Чжен-ци просвечивало даже сквозь толстые шкуры. По плану госпожи Хотару это должно как значительно уменьшить их аппетит, за счет получения сил от солнц, так и дать дополнительное усиление. И пока все прогнозы нового декана факультета жизни полностью оправдывались.

Мы прибыли на условленное место за полтора часа до основного войска. Разведчики — посетившие место еще раньше убедились в его безопасности, и теперь мы могли спокойно устраиваться в двух полетах стрелы от внутренней стены. Достаточно, чтобы не попасть под внезапный обстрел небольшой группы, и в то же время следить за всеми подступами.

Пока обозники возводили укрепления и ставили палатки я разослал разъезды, проверять окрестности и прочесывать их вместе с разведчиками. А к моменту, когда основное войско прибыло на холм, лагерь уже вполне функционировал, хотя места на три тысячи человек в палатках все же не нашлось. Но воинам они и не были положены.

Воткнув палки, они натягивали тенты, под которыми вешали гамаки — условия в которых мы жили при обучении в академии. Достаточно суровые, чтобы воспитанники не расслаблялись. И в то же время комфортные и безопасные. Дождь не зальет, змея или ядовитое насекомое не заберется.

— Еда и сон, подъем через семь часов, перед рассветом. — прокатился мой приказ над лагерем, и уставшие от почти пятидесятикилометрового марш-броска люди попадали в гамаки. Тренировки-тренировками, но больше двадцати километров мы никогда за день не ходили — просто некуда было. А тут такое.

— Завтра за стену. — сказал Ичиро не спрашивая, а будто взвешивая эту фразу. — Как думаете, там сильно все изменилось при отступниках?

— Для начала заберемся наверх. Пройдем по кромке, спустим разведчиков. — ответил я, смотря на извилистую линию, идущую от горизонта до горизонта. — В прошлый раз там нас подстерегала смерть и настоящие сокровища. И если Гуань-юнь и в самом деле пропал, значит смерть там все еще живет.

— Там мой брат. — уверенно сказал Ичиро. — И благодаря вашим тренировкам я наконец готов с ним встретиться. Если будет возможность — оставьте его мне.

— Я не стал бы отбирать у тебя бой крови, даже не попроси ты об этом. — ответил я, прислоняясь спиной к теплому боку Чимба. — Завтра ты сможешь доказать, что достоин трона клана Пинг, и вернешь свое наследие. Если конечно выживешь.

— Верно… если. — кивнул убийца, продолжив полировать меч.


Глава 19

— Беспокоишься? — спросил я Чимба, потрепав его по загривку. Сон не шел, и даже медитация не принесла успокоения или просветления. Свет от двух лун контрастно вычерчивал пейзаж, а изменившиеся после открытия портала в хаос созвездия сверкали в небесах. И все же тьма не отступала. Больше того — я чувствовал ее приближение.

Тьма хаоса в центре тайного дворца. Тьма, стеной стоящая вокруг нашего материка и поглотившая весь остальной мир. Тьма что появилась здесь — у северной стены, только недавно отвоеванной у демонических тварей и вновь потерянной при восстании отступников Пинг. Какую форму она примет? Каких монстров породит?

— Полтора часа до рассвета, господин. — сказал Ичиро, позволивший себе немного поспать. — Начинать побудку?

— Да, через полчаса выступаем. — кивнул я, глядя на еще темный небосклон. — Трубите. Пусть у солдат останется время на завтрак и сборы.

— Как прикажете. — поклонился генерал, отдавая необходимые приказы. Через несколько минут лагерь уже был на ногах. Скотники кормили животных, на кострах кипели гигантские чайники и котелки, шум от многотысячной толпы будил животных. Кто-то жаловался на тяжелый переход, другие смеялись, рассказывая о своих снах, третьи проверяли снаряжение и оружие.

Я скормил Чимбу почти пуд мяса, сам сжевав около половины килограмма вяленного свиного окорока. Позволил себе выпить пиалу чая, и проверить остроту клинка. Меня не отпускало ощущение что сегодня придется вдоволь утолить его жажду крови, хоть я и не представлял с кем или с чем именно мне придется сразится.

— Разведчики вернулись. — сообщил не слишком весело Ичиро. — Есть только одно место на стене, где смогут подняться всадники, но повозки придется оставить с этой стороны. Обоз дальше не пройдет.

— Не волнуйся, мы перевезем всех. — ответил я, похлопав генерала по плечу. — Я не даром вчера забирал с собой дварфов и гуляй-город. Учитывая, что весь наш остров разделен и окружен великими стенами, было бы глупо оставлять войска каждый раз, когда нам нужно перебраться на противоположную сторону.

— Вы мне ни о чем подобном не рассказывали. — нахмурился товарищ. — Как мне готовить войска, если вы держите подробности в секрете?

— Это не из-за недоверия, просто установка готовилась до последнего момента, и мы не были в ней уверены. Вчера же я послал отряд воинов и героев занять высоту, и они уже должны были все подготовить. — приободрил я генерала, поднимаясь и собирая последние вещи в походный мешок. — Воспользоваться им смогут только всадники и телеги с большим грузом. Остальным, для скорости, придется воспользоваться обычными крюками.

— Десять метров для воина не составит никакого препятствия. Не говоря уже о героях. — ответил Ичиро, не до конца поверив моим словам.

В чем-то он был прав. Далеко не все чему учились, или что разрабатывалось в новой академии — было публично. Те же винтовки и отряды стрелков — я старательно держал в тайне. Но существовали и более неоднозначные проекты, к которым нам пришлось прибегнуть для выравнивания шансов в войне с неведомым врагом. И вывод быстрых ездовых свиней — один из самых благовидных.

Подъехав к стене, я увидел, как с двух вынесенных деревянных кранов спускаются прочные тросы. Десять метров — и в самом деле совсем немного, если это оборудованная подъемником стена. А вот если это она же — но с несущими стражу врагами — почти непреодолимое препятствие на пути любой армии.

— Борта правь! — кричал коренастый дварф загоняя на платформу одну из повозок, вместе со всем провиантом. — не спешить! Блоки резкой нагрузки могут не выдержать!

— Что это такое, господин? — с удивлением спросил Ичиро.

— Первый на острове работающий лифт. — с готовностью разъяснил я своему генералу. — Мы уже видели подобные в здании академии и подземельях под ним, но они не работали. Не я один обращал внимание на окружающие постройки, и когда встал вопрос о передвижении — Бом предложил этот вариант. Скорость его подъема и надежность оставляют желать лучшего, все же у нас не было в достатке стали. Но свою роль он выполнит. Перевезти пять сотен бойцов поддержки на ту сторону займет около пяти часов, поэтому я приказал выдвигаться так рано. Я отправлюсь дальше — проеду по стене, может замечу что-то, а ты оставайся при армии, чтобы к моему возвращению все были на той стороне. Но начните с разведчиков и стрелков.

— Будет сделано, господин Валор. — ответил Ичиро, поклонившись.

Прижавшись к шее Чимба я отдал ему мысленную команду, и вскоре демонические когти застучали по камням. Лев взмыл вверх, словно перед ним была не неприступная стена, а всего лишь дерево. Не знаю, смог бы я сам с такой же легкостью взбежать на кромку и приземлиться рядом с лифтерами, но реакция вздрогнувших воинов явно позабавила довольно рыкнувшего зверя.

Я не мог обвинять его в любви к позерству, все же — он мое отражение, а я знаю и умею ценить хорошее представление. Однако на противоположной стороне о нашем приближении узнать раньше времени не должны, а потому я сразу же активировал око урагана, закрывая себя и Чимба от любопытных глаз.

Лев, без слов понявший намек, втянул когти в подушечки пальцев, и почти беззвучно поскакал по стене на запад, к океану. Полностью положившись в вопросе передвижения на питомца, я внимательно осматривал раскинувшийся внизу пейзаж. Кто бы не жил в северном форте, он приложил к этому месту массу усилий.

Впервые мы прибыли сюда на турнире большого солнцестояния. Я прекрасно помню это испытание, но главное — поразившую меня буйную растительность, совершенно непривычную после ровных аллей искусственных лесов. Настоящие джунгли, скрывающие сотни тысяч животных, змей и птиц. А еще демонических тварей и полу разумных горилл.

Сейчас же… несколько метров вдоль стены было вырублено, словно кто-то осознанно расчищал местность так чтобы никто не смог пробраться незамеченным даже если на стене не останется ни одного наблюдателя. Вот только если на стороне, с которой мы пришли регулярно встречались фермы или посадки одиноких смельчаков, которых мы старались обходить стороной, здесь же никого не наблюдалось.

Зато в паре километров к северу отлично просматривалась гигантская смотровая вышка. Прикинув по карте, я понял, что это то же место где готовили воинов на моем четвертом году обучения. Жесткие тренировки под руководством декана Шунюаня не прошли даром, и я узнал тогда много о себе нового. Как и о предателе.

Но сейчас важнее то что в момент моего последнего посещения этой башни, как и виднеющихся стен — не было. Если здесь отстроился именно Ян — то честь ему и хвала, он проделал действительно колоссальную работу. Вот только, какого черта? В смысле — Гуань-Юнь должен был прибыть в эту местность еще несколько месяцев назад, но я не вижу протоптанной на юг дороги.

Мог ли прославленный Владыка и генерал бросить свои войска и сам двинуться вглубь джунглей северного форта? Очень сомневаюсь. Несмотря на вспыльчивый характер его никак нельзя назвать дураком. Значит он взял только пеших, лучших воинов и героев, отправив остальное войско домой. Вполне допускаю — что в том числе и на переговоры.

В клане Фенг старейшины имели право голоса, но не при живом владыке, самом молодом владыке этой семье, взошедшем по лестницам крови и тела. Вряд ли они могли отправить на переговоры воинов с печатями и флагами без его ведома. А значит либо замок, который я вижу, принадлежит господину Гуань-Юнь. Либо его укрепления глубже.

Тьма на миникарте начиналась дальше, вглубь территории северного форта, и мне удалось сделать несколько пометок для продвижения войск. Вскоре к моим замечаниям начали добавляться наблюдения разведчиков. Все же это никогда не было моей основной специализацией, так что я мельком просмотрел доклады и уже после второго повернул обратно к войскам.

— Разведка не обнаружила следов недавней деятельности крупных сил, господин. — отчитался стоящи на стене Ичиро. — Тропы — уже заросли травой и кустарником. Следы от костров говорили о том, что здесь ходят раз в несколько дней и небольшие группы — меньше десятка воинов или торговцев. В то же время вырубка леса не ведется очень давно.

— Требование Джен? — на всякий случай уточнил я.

— Не знаю. Возможно выясним, когда доберемся до внутренней крепости. — ответил генерал, указывая на легко заметные строения. — Там происходит что-то странное, вернее не происходит. Полное отсутствие дыма. Готовить без огня пищу, ремонтировать в кузнях оружие и доспехи — невозможно.

— Ясно, но идти без разведки дальше нельзя. Готовь основные силы, я возьму половину всех разведчиков и всю переправленную кавалерию. — сказал я примериваясь, каким путем лучше двигаться к крепости. — они и без меня прекрасно знают как нужно скрываться, но с моими способностями доберутся до самых ворот незаметно. Если мы заметим преобладающие силы врага или что-то странное немедля вернемся.

— Как прикажете, господин. — Ичиро согласился, почти не выказав недовольства. Лишь до бела сжатая на рукояти меча ладонь говорила о многом.

Переправа всех нужных мне подразделений заняла меньше часа, я же и вовсе спрыгнул вместе с Чимбиком не получив никаких повреждений. Тело, укрепленное Чжен-ци выдерживало и не такие нагрузки. Стоило последнему лифту коснуться земли как мы выдвинулись вперед, рассыпаясь по джунглям. Разведчики ушли по сторонам, а сотня всадников — вместе со мной прямо к крепости.

Тут же выяснилось, что моя хваленая кавалерия в джунглях чувствует себя не слишком хорошо. Демонический лев не видел препятствий, да и кабаны будто вернулись домой, а вот всадникам на страусах пришлось нелегко. Даже пешком, в их случае, было быстрее. Так что пришлось послать их назад, в результате чего я остался всего с сотней.

— Держитесь ближе, смотрите по сторонам. — приказал я, прижимаясь к шее Чимба и активировав зрение Ци, мгновенно отделившее живое от неживого.

Мелкие звери разбегались в стороны, и их сигналы быстро пропадали в корнях. Птицы осторожно кружили в вышине, под палящими солнцами. А вот животных крупнее древесной крысы я впервые увидел уже у ворот крепости, одна из свиней паслась прямо посреди дороги и то что ее не съели тоже было знаком. Вот только все мое внимание уже перенеслось на деревянную стену, укрепленную лианами.

— Ворота открыты, нас будто приглашают. — напряженно сказал сотник, сжимая в руке копье. Медный герой из Фенг уже был стар, но мы научили его паре новых трюков.

— Следите за входом, я осмотрюсь сверху. — приказал я, едва потянувшись мыслью к Чимбу. Лев не стал ждать, его когти вонзились в древесину и спустя секунду мы уже рассматривали крепость сверху.

Ужасающая картина. От глиняных домов, сделанных из плетеных веток и обмазанных снаружи грязью — ничего не осталось, они сложились внутрь от ударов. В более крупных строениях зияли дыры, словно их пробивали тараном. Даже с расстояния нескольких сотен метров можно было легко различить следы крови и сломанное оружие.

«Мы опоздали. Крепость пала». — написал я Ичиро. — «Готовь войска и выдвигайся нашим путем. Не забывай о разведке, пусть мы и не заметили сопротивления — засады могли появиться позже или просто пропустили нас из-за ока урагана».

«Принял к исполнению, господин». — ответил генерал, и выходя из интерфейса я заметил, что область тьмы внутри северного форта уменьшилась. Она будто прогнулась, вместе с моим приближением. И это не столько радовало, сколько давало новые поводы для размышлений о ее природе.

— Ищите выживших! — приказал я, спустившись со стены. — Врагов, друзей, не важно. Всех ведите ко мне, мы справимся с любым противником.

— Слушаюсь, господин. — кивнул сотник, и повернулся к своим подчиненным. — Десятки с первого по третий — северная сторона. С четвертого по шестой — южная. Остальные вместе со мной на центр.

Не рассчитывая только на кавалеристов, я связался с настоящими разведчиками, забрав почти треть на обеспечение безопасности основного войска и обследование внутренней крепости. Время было не на нашей стороне, но спешить с продвижением трехтысячной армии в любом случае не выйдет.

Как я и боялся, обожженные тела нашлись довольно скоро. Целые братские могилы, на десятки воинов и животных, прятались в больших домах. Будто кто-то стеснялся показывать их небу, но не мог отделаться от старых привычек. В то же время огонь каким-то чудом не выжигал строение, а будто горел только с одной стороны и вниз, об этом говорили легко читаемые опалины.

С определением принадлежности убитых тоже не было никаких проблем. Ярко красные туники сохранились на многих телах. Как и доспехи воинов, и героев. Кто бы не совершил это нападение — ему было совершенно наплевать на материальные ценности, и в то же время он сохранял видимость порядка. Обходя один дом за другим я пытался найти хоть какие-то намеки на личность нападавшего, но обнаруживал лишь поломанное оружие и тела.

«Господин, тут теплый уголь!» — позвал меня десятник, и когда вскочив на Чимба я примчался в указанное место — увидел кузню.

— Угли в печи еще теплые, вчера вечером здесь что-то грели. — сказал разведчик, доставая небольшие крошки метала. — Странно, я такого никогда не видел.

— Кто-то очень постарался чтобы разогреть сталь до бела. — задумчиво сказал я, глядя на оплывшие края найденного кусочка. — Это выжигает метал, а у нас и так каждый наконечник для стрелы на счету. Чужак…

— С острова Гэге? — удивленно посмотрел на меня разведчик. — Думаете они начали полномасштабное вторжение?

— Мы бы знали. — покачал я головой. — Дозорных на стены! Продолжайте искать!

Задумавшись я сидел, облокотившись на Чимба, в самом центре крепости, складывая то что мне уже известно. Судя по повреждениям зданий и количеству убитых — нам противостоит армия. Может не слишком хорошо организованная — но большая и достаточно мощная. В ее составе есть как звери, так и разумные. Много тяжело бронированных мощных воинов, способных проламывать стены.

Судя по кострам — у них нет обычая сохранять ресурсы, даже мясо для зверей. Любой, кто рос на Чщаси прекрасно знал нашу постоянную нехватку доступного железа, дерева и живой силы, мы бы не поступили так и не позволили поступить другим. Ну и сами костры — они странные. Если в первый раз можно было подумать, что угли прогорели до золы, а потому мы видим только останки, то теперь эта «странность» стала более явной.

— Господин, в крепости нет ни души. — мрачно отчитался вернувшийся сотник. — Мы проверили каждый дом, отыскали подвалы и погреба — пусто.

— Тела считали? — на всякий случай спросил я.

— Да, около семи сотен. Судя по одежде — далеко не все из них были воинами. Нашлись и охотники, и рыбаки, и крестьяне.

— Ясно… если здесь и была армия Гуань-Юнь, она ушла дальше, вглубь джунглей. Оставили достаточный для удержания против пятитысячной армии гарнизон и отправились на войну с отступниками. — констатировал я. — Ищите дорогу по которой ушла армия, возможно это произошло давно. К тому же они двигались привычными путями, прыгали по деревьям и крались, а не шли строем.

— Уже нашли. — довольно отчитался сотник. — Отметины на стволах старые, многие уже успели покрыться свежей корой. Но их достаточно чтобы говорить о массовости исхода. Пару месяцев назад он двинулся вглубь джунглей.

— Зачем, если здесь у него была достаточная армия? — нахмурился я. — Возможно посчитал что победа уже за ним и решил расправится с остатками? Не важно, найдем — выясним. Мы явно догоняем врага, готовьтесь к битве.

— Как прикажете, господин. — поклонился сотник, садясь верхом. — Стройся! Двигаемся в джунгли!

«Ичиро, приказы меняются. Двигайся к крепости с восточной стороны, и не останавливаясь продолжай движение по отмеченному маршруту. Оставаться во внутренней крепости небезопасно. Тут никого не осталось в живых, весь гарнизон перебит. У нас серьезный враг, куда опаснее твоего брата».

«Понял, господин. Мы будем в течении получаса». — ответил генерал, и открыв карту я убедился в правдивости его слов. Армия, неостановимым потоком, двигалась через джунгли к нашей точке. Полчаса решали многое, но я все же предпочел дождаться основных сил. Что-то мне подсказывало, что они нам очень пригодятся.

— Господин. — чуть поклонившись в седле произнес Ичиро. — Мы натолкнулись на пару неумелых засад, хотя скорее на охотников, что не находили себе места.

— Вот как? Отлично. Ко мне их.

— Я знал, что вы так скажете. — улыбнулся соратник, жестом подзывая крепких мужчин и женщин, из орков-полукровок, судя по поясам — адептов и воинов. — Говорите.

— Простите, господин, нам почти нечего рассказать. — упав в пыль взмолился старший. — Мы были на охоте, когда это произошло.

— Почти. — кивнул я, окутывая душу охотника уверенностью и спокойствием. — Говори.

— Что было в крепости мы не знаем. Но вот нападающих… — он затряс головой, в попытке избавиться от жутких воспоминаний, но я наоборот усилил их ментальной техникой. — Твари. Мы раньше таких никогда не видели. Не животные… нет. Серые, почти черные силуэты, похожие на эльфов. Вот только вместо рук у них — длинные лезвия. Их не берут стрелы и мечи — они все из металла. — быстро запричитал старший охотник. — Мы столкнулись с одной из них в лесу. Пытались убить. Потом — сбить со следа. Еши пожертвовал своей жизнью, чтобы позволить остальным сбежать.

— Значит вы бежали как трусы, вместо того чтобы сражаться с товарищами против общего врага? — гневно спросил Ичиро, потянувшись к мечу.

— Спокойно, они не воины, ты же видишь. — остановил я генерала. — Идем. Больше терять времени нельзя.

— Вы что-то поняли, господин? — спросил через минуту Ичиро, когда мы оказались достаточно далеко от охотников.

— Описание тебе не показалось знакомым? Руки-лезвия, тело из стали. — издалека зашел я. — Непробиваемая для стрел и мечей броня…

— Библиотекарь? — нахмурившись посмотрел на меня генерал.

— Верно. И его собратья стражи. — тяжело вздохнув ответил я. — Кто бы не был нашим настоящим врагом. У нас почти нет оружия против этих тварей. Готовь магов земли и огня, скорее всего нам понадобится их помощь.


Глава 20

— Дым, — передали разведчики через семь часов на закате. — В двенадцати километрах севернее. Почти у самой стены. Будем там часа через два.

Даже в джунглях не каждое дерево было способно выдержать Чимба, поэтому мы полагались на снующих по вершинам воинов, высматривающих противников. Скорость перемещения обычных войск, а тем более обозов, сильно упала. Минус перестроенной из отдельных групп армии.

— Продолжайте движение. — приказал я, поправляя левый рукав.

— Господин, может вернемся к старой форме? Выделим отряды только из воинов и героев, пойдем вперед быстрее. — предложил Ичиро, недовольный нашей скоростью.

— Нет. Продолжаем движение. Пусть тяжелые всадники расчищают дорогу. — повторил я, пуская льва вперед. Уже тря часа назад разведка наткнулась на протоптанную множеством ног тропу. Очень тяжелых ног, в подкованных ботинках. Если верить разведчикам — мы догоняли врага, опережающего нас на пять-шесть часов максимум.

Вот только я совершенно не был уверен в том, что мы с этим врагом справимся.

Стена деревьев глушила далекие звуки, но разведчики все чаще докладывали о битве, идущей впереди. Тьма отступала, под моим напором, и я наконец начал чувствовать ее напряжение. Будто мощный чуждый разум давит на черепную коробку пальцами. К счастью моей Юань-Ци вполне хватало для защиты и себя и ближайшего окружения. Но от этого не становилось проще смотреть как пропадают передовые отряды разведки.

«При первой опасности — отступать к основному войску». — приказал я. — «Докладывать обо всем увиденном и услышанном».

— Я чую битву. — разминая плечи усмехнулся Ичиро. — Предстоит хорошая драка.

— Не увлекайся. Ты в первую очередь генерал, а потом уже боец. — осадил я горячий пыл товарища. — Мы пообещали выжить и вернуться домой. Ты помнишь наставления мастеров? Мы можем позволить себе погибнуть только если наша смерть сохранит сотни чужих жизней.

— В вашем случае — тысячи. — согласился Ичиро. — Героев, даже золотых — довольно на острове. Владык — всего шестеро.

— В этом я уже не уверен. — мрачнея сказал я, прикидывая силы возможного оппонента. — Руководить такой армией стражей не может слабак. Возможно он будет даже сильнее меня.

— Сильнее вас? — не веря повторил Ичиро. — Как это возможно?

— Если это тот о ком я думаю, волк севера, то мы уже встречались в бою, и тогда я выжил чудом. Сейчас ситуация может быть куда хуже. Маги готовы?

— Да, господин. — немедля ответил генерал. — Они проинструктированы и кажется уже нашли решение. Благодаря работе академии у нас довольно воинов всех сортов.

— Отлично. — я кивнул, и позволив Чимбу меня нести в потоке кавалерии, погрузился в медитацию. Последние приготовления, слишком запоздавшие, но безумно важные. Я должен был узнать об армии стражей и их предводителе раньше, но разведка ни о чем подобном не докладывала, а соглядатаи в Тайном дворце молчали. Даже вездесущие шлюхи Сцилл не знали о подобном войске, хотя и докладывали о странностях в поведении Джен и Пинг. О подавленном состоянии их командиров.

Что-то изменилось, на столько сильно что сместило баланс на острове, и сейчас мне придется расхлебывать последствия принятых решений. Возможно я должен был смириться с ролью одного из глав верховного совета старших семей? Постепенно, за пару сотен лет, я бы его возглавил. Не спеша подмял под себя остальные кланы, браками и союзами связав их с моим, и только после этого говорить о полном объединении Чщаси под флагами одного клана. Но сделанного уже не воротишь, большая игра разгорается с новой силой, и армия может оказаться в ней простой разменной монетой.

— Враг! — вырывая меня из медитации крикнул один из всадников, и открыв глаза я увидел черные силуэты, мчащиеся на передовой отряд. Активировав зрение Ци я выругался, легко распознав знакомые с детства ауры. Не смотря на незначительные отличия сомнений не оставалось, на нас движутся стражи.

— Маги, залп! — приказал я, пуская Чимбика вперед. Демонический лев, тяжело отталкиваясь от стволов, и ломая тонкие деревца, прыгнул вперед. Пролетев над головами первого отряда, он рухнул прямо на стража, вдавив тяжелые стальные доспехи в землю, полную корней. Металл заскрежетал под когтями, и начал сминаться, будто был полым.

Второго врага, прыгнувшего на меня из темноты, я принял на лезвие глефы, идеально вонзив его в точку сплетения линий Ци. Острие вздрогнуло, на секунду грозя сломаться, но совместная скорость удара и прыжка позволили ему пробиться внутрь, попав прямо в сердце стража. Тот вздрогнул и его конечности бессильно вытянулись вдоль тела.

— Бейте в желудок! — приказал я, ориентируясь по человеческим органам. — Чуть выше солнечного сплетения, в основание грудины. Колющим, на большой скорости!

— Есть! — раздалось позади меня, но бестелесные воины наседали все больше.

Сразу несколько мчалось в мою сторону, их ноги двигались неестественно быстро, движения лезвий на руках идеально выверено и смертоносно. Вот только достичь цели им оказалось не суждено. Под первыми двумя разверзлась земля. Они рухнули в яму, не найдя опоры, а когда следующий враги ее перепрыгнули — земля захлопнулась, словно челюсти, поглощая стражей. Прыгавших сверху, по деревьям, разворачивали потоки воздуха, не позволяя нормально приземлится, а внизу уже ждали молоты-клевцы дварфов.

«Душа!» — донесся до меня далекий возглас, в котором я едва узнал Юн. — «У них есть Ци, значит есть и душа!» — Верно! Супруга, неотрывно наблюдавшая за мной через нашу связь, нашла главную уязвимость стражей, с которой мы сталкивались еще в подземелье. Упорядоченность потоков Ци, на столько структурированную, что даже простую, и даже предсказуемую.

Позволив Чимбу самому расправится с очередным противником, я закрыл глаза и погрузился в одну из самых сложных боевых медитаций Юань-ци. Я не использовал подобный уровень контроля со времени сражения с Гуань-Юнь и драконом, полагаясь больше на отточенные техники. Щупальца ментального контроля дотянулись до ближайших стражей, внося сумятицу в их действия, заставляя спутаться потоки Ци.

Их движения существенно замедлились, пусть стражи все еще оставались куда опаснее обычного воина, но теперь их можно было уничтожать обычным оружием, без вмешательства магии. Стальные истуканы спотыкались, упираясь в землю лезвиями, падали на четвереньки не в силах подняться. И воины быстро делали свое дело, изничтожая врага.

Мы начали побеждать, но в то же время я почувствовал, как чужая воля, яростная и неукротимая, обратила на меня пристальное внимание. Напор стражей увеличился, теперь они нападали со всех сторон и двигались еще быстрее. Но под моим началом было больше пятисот воинов и героев Юань-Ци. Используя суммарный ментальный контур, объединившись с ними в медитативной силе, мы заставили стражей еле двигаться. И стало понятно, что победа — лишь вопрос времени.

— Они отступают! — не веря крикнул разведчик, до последнего отбивавшийся от стража, который, не сумев добраться до воина, рубил дерево, на котором тот сидел. — Бегут со всех ног! Мы победили!

— Не расслабляться! — перебил я радостные вопли. — Это может быть только первая волна! Добить стражей, собрать металл, разведка вперед!

— Есть. — отозвался весельчак, скрываясь в листве. Тьма, отображающаяся на миникарте колыхалась, идя из стороны в сторону. Таяла, уменьшаясь в размере. И по мере того как она отступала — появлялись точки сигналов от знакомых мастеров Юань-ци, и от соглядатаев, которых не мало внедрилось в армию тестя. Отчеты и благодарности сыпались одна за другой. Но я отсекал всю лишнюю информацию сосредоточившись на главном.

Судя по их состоянию — многие были ранены. Довольно было и убитых, а костяк и генералитет Гуань-Юнь сосредоточился там, откуда тьма еще не отступила. Выругавшись я вновь возглавил движение, направившись прямо к ядру области, остающейся черной. Нападения стражей полностью прекратились, а через несколько минут мы встретили первый отряд Фенг, потрепанный, но живой.

— Господин Валор! Слава богам! — обрадованно кричали раненные.

— Где генерал?! — выкрикнул я, перебивая их.

— Дальше, в главном лагере. — тут же ответил золотой воин. — позвольте нам присоединиться к вашей армии!

— Позже, пока займитесь ранами. Ичиро, за мной! — приказал я, прижимаясь к шее Чимба, и пуская его вперед галопом. Лев зарычал, принимая вызов и в азарте ускоряясь с утроенной силой. Он летел, почти не касаясь земли. Перепрыгивая раненых и сражающихся, мы приближались к виднеющемуся между деревьями полевому лагерю.

Гром пронзил небеса, и я заметил яркую огненную вспышку, рядом с шатром тестя. Десятки, а может и сотни стражей сражались вокруг этих построек. Странные твари, не похожие на привычных нам черных демонов, грызли воинов. Им с трудом противостояли герои, а из центра кучи малы слышался яростный крик Гуань-Юнь и рычание его противника, машущего пламенным двуручным мечом.

— Душу! — крикнул я, дублируя команду ментально, и на поле боя опустилась пелена Юань-ци. Враг, которого я еще не видел, но уже чувствовал, взревел, а в следующую секунду все кончилось. Он исчез, вместе с большинством стражей. Не пал в битве, не скрылся и не использовал ментальную защиту — исчез, как сквозь землю провалился. И это было не преувеличением, я видел, как один из стражей падает внутрь черного круга.

— Я же приказал тебе оставаться в крепости, негодный мальчишка. — улыбнулся Гуань-Юнь, держась за окровавленный бок.

— Обыскать окрестности! — не слезая с седла приказал я. — Если стражи еще остались, перебить их и притащить сюда!

— Слушаюсь, господин. — кивнул Ичиро, разворачивая птицу. — Не расслабляемся! Собрать раненых и убитых! Возвести стены!..

— Вам нужна помощь. — сказал я, осмотрев рану тестя. — Половины бока нет. Как вы умудрились пропустить такой удар?

— Не ожидал что меня будет отчитывать мальчишка. — слабо усмехнулся Гуань-Юнь, отказываясь ложиться и упираясь на свою широколезвенную глефу. — А еще не ожидал что он может щелчком пальцев поломать мне ребра и пробить броню. Не хочу этого признавать, но ты вовремя.

— Лекаря сюда! — приказал я, но тесть отмахнулся, глотая один за другим несколько эликсиров.

— Переживу. Пару бадей со свиными ребрами, и я буду в полном порядке. А вот если бы ты не отвлек его своим ударом, возможно пострадал не бок, а голова. — Гуань-Юнь улыбнулся, поморщившись от боли, и все же позволил себе сесть. Рана, которую он зажимал ладонью, быстро затягивалась коркой. — Нужно закончить начатое… Дальше, под холмами, последний лагерь отступников. Ян там.

— Позвольте, господин?! — низко склонившись попросил Ичиро.

— Едем вместе. — сказал я, нехотя оставляя тестя. — Даже не думайте умирать.

— Не увидев внуков? Да ни за что. — усмехнулся гигант. — Идите.

— Кавалерия вперед, остальные — прикрывать тылы. — приказал я, пуская Чибика галопом. Лев рыкнул, облизав черные губы в предвкушении добычи, и помчался вниз, по выжженному склону, свободному от деревьев. Внизу виднелись последние укрепления отрекшихся, стены, едва достигавшие пары метров. Частокол из заточенных колов, смотрящий прямо на нас.

Враги были готовы к схватке, жаждали ее бегая по стенам, но я совершенно не собирался терять войска на взятии укреплений.

Воздев руку вверх, я привычно создал образ огненного воина, нависающего над округой на добрых пять метров. Меч гиганта полыхал, не подчиняясь законам природы, и чем больше людей видели его огонь, тем сильнее он становился. Одним взмахом я срубил несколько метров копий и снес стену, освобождая путь для тяжелой кавалерии.

Кабаны, одетые в прочные деревянные доспехи, ворвались в пролом, разметав не готовых к подобному повороту событий воинов, но стоило войскам сойтись, и началась настоящая куча-мала. К счастью цвета доспеха легко позволяли отличить своих от чужих. Воины противника, непривычные к сражению с всадниками, пытались нападать как всегда, биться один на один, но я уже выбил из своих солдат эту дурацкую привычку.

Пользуясь преимуществом высоты, кавалеристы били своими топорами и молотами на длинной рукояти, попадая в основном по головам. Врагам же приходилось вначале убивать животных, и стаскивать противника на землю. Всадники же не стеснялись отступать, и помогать союзникам, ударяя в спину отвлекшемуся врагу.

Даже измененные тела отрекшихся, имевших больший рост, хвост или дополнительную конечность, не давали им подавляющего преимущества. Сражение строя, против одиночек, быстро дало свои плоды, и отряды кавалерии с минимальными потерями продвигались вглубь укреплений, оставляя после себя втоптанные в землю трупы.

— Ян! Подлый трус! Выходи! — взревел Ичиро, рубящийся в первых рядах. После каждого взмаха едва заметного в лунном свете и огнях факелов меча в сторону отлетали обрубленные конечности и головы. — Прими свой последний бой как генерал, а не жалкая крыса!

— Хочешь боя?! Ты его получишь! И никакие призраки тебе не помогут! — выкрикнул в ответ Ян, появляясь на поле боя, окруженный огромными телохранителями, в которых я без труда узнал последних не сдавшихся лидеров беженцев.

Анубис с черной шкурой, достигший двух с половиной метров роста, сжимал в руке выгнутый полумесяцем меч. Горилла, поперек себя шире, из-за своих шести рук больше похожая на паука чем на примата. Гиена, с горящим загривком, и пылающим хлыстом в лапах. Ползущая на длинном хвосте нага, с извивающимися на голове волосами — змеями.

— Я возьму на себя телохранителей, а ты займись братом. — сказал я, пуская вперед Чимбика, и активируя око урагана.

— Да. — без лишних слов подтвердил Ичиро, бросаясь на врага.

Использовать дух воина в общей мясорубке я не мог, не хватало еще собственные войска порубить, но в остальном никаких ограничений не было. Лев прыгнул на стоящего ближе всего Анубиса. Собачье чутье не подвело противника, он вскинул меч, в попытке защитить шею и одновременно поднял каменный столб преграждающий мне дорогу. Но только позволил тем самым взобраться льву выше.

Лезвие глевы со звоном откинуло меч противника в сторону, мощные челюсти Чимбика вонзились в горло измененного, и вырвали клок плоти. Кровь фонтаном хлынула наружу, но мне было не до того чтобы рассматривать врага. Огненный хлыст взвился в воздухе, пытаясь поймать остающуюся от нас тень. Но лев уже запрыгнул на гориллу.

Поднявшаяся на задние лапы тварь окутала кулаки ледяными шипами, ударив волной сосулек наугад, и Чимбик обиженно рыкнул, когда один из снарядов достал до его брюха. Черная тень упала на гориллу, и я немедля вонзил лезвие глефы в ее глаз, рассчитывая пробить череп насквозь. Тварь пошатнулась, но успела передними лапами перехватить лезвие.

— Держу! Бей по мне! — хрипя от боли крикнула шестилапая тварь, вцепившаяся в гриву Чимба. Лев, не выдержавший такого унижения боднул ее в грудь, пронзая рогами насквозь. А я, разделив глефу на меч и булаву, поймал огненный хлыст, заработав ожег на половину лица. Запахло горелыми волосами, но я старался не обращать на это внимание.

Нага, ориентируясь на звук боя и намотанный на булаву хлыст выпустила несколько стрел. Каждая размером с копье. Дернув за гриву, я заставил Чимбика отгородится от стрелка телом гориллы, и все снаряды попали в мохнатое тело, испустившее от жутких ранений последний дух. Лев взревел, повергая ближайших противников в ужас, и я отпустил оружие врага, спрыгнув на землю.

Обрадованная тем что видит меня нага тут же выстрелила вперед, но лишь развеяла появившиеся рядом призраки. Армия мертвых, созданная моей волей, бросилась вперед, нанося десятки неглубоких ранений лучнице. Тетива лопнула, перерубленная одним из ударов, и нага сама ринулась в атаку, жутко шипя.

Ее путь кончился спустя пару метров, с торчащим из горла лезвием копья, созданного мною из крови поверженных телохранителей. Не веря в собственную смерть нага еще несколько секунд скребла шею, в попытках остановить кровотечение и вдохнуть, но Чимбик прервал ее мучения, с хрустом сжав челюсти и ломая череп.

Оставшаяся в одиночестве гиена окружила себя стеной пламени. Ее хлыст молнией метался из стороны в сторону, развеивая призраков, но, когда последний из них пал, я просто воссоздал окруживший ее отряд. Моя ментальная сила наконец достигла десятого уровня, а благодаря близости хаоса я мог спокойно создавать призраков в неограниченном количестве.

— Сдавайтесь, и вам сохранят жизнь! — выкрикнул я, усиливая голос с помощью Юань-ци, так что он прокатился по всему полю боя. — Бросьте оружие, встаньте на колени и поднимите руки. Вы останетесь живы и сможете искупить вину службой. Продолжите сражаться, и мы вырежем всех до единого.

— Лучше смерть чем жизнь в рабстве! — выкрикнула гиена, бросаясь вперед. Огненный хлыст прошел по широкой дуге, зачищая пространство, но это уже не имело значения. Ослепившая сама себя противница отвлеклась, размахивая оружием по сторонам, и пара кровавых шипов вонзилась ей в грудь. Маг захрипела, сделав шаг назад, огонь вокруг нее прижался к земле, и я шагнул в пламя, заканчивая схватку.

Лезвие глефы просвистело в воздухе. Раздалось кровавое бульканье, а в следующую секунду тело гиены с глухим стуком рухнуло на пропитанную кровью землю. Отрубленная головы, с высунутым языком, откатилась в сторону, и я позволил себе обернуться к остальным врагам.

Большинство схваток уже закончилось. Мы побеждали, а кавалерия доказала свою эффективность даже в ограниченном пространстве. Многие уже побросали оружие. Другие смотрели на своего лидера, стоявшего напротив спешившегося Ичиро. В воздухе над моим генералом отчетливо просматривался Тысячерукий. Оба брата готовились к последнему — решающему удару, и я не посмел вмешиваться в их дуэль.

Ян, старший брат, золотой герой более опытный и получивший дополнительную пару рук, за девять месяцев накопил мяса, и больше не выглядел больным. В каждой из ладоней он сжимал по мечу, одной парой нанося удары, а второй блокируя выпады противника. Сражайся он с кем угодно другим — его сопернику не повезло бы. Но сейчас преимущество было не на его стороне.

Прошедший со мной огонь и воду Ичиро вложил меч в ножны, сжавшись, как пружина, он был готов вложить все в один единственный удар. Едва достигший звания героя, младший брат должен был убить своего единокровного родственника, чтобы прекратить бессмысленную бойню.

Звуки окружающей битвы смолкли, напряжение нарастало. Стало слышно, как собираясь в лужу капает с наконечников копий кровь. Мгновение, и братья прыгнули на встречу друг другу. В свете луны сверкнули клинки. Ян победоносно крикнул, увидев, как его оружие отбивает атаку брата, а его собственные мечи вонзаются в упругую плоть. Но крик сменился хрипом.

Резким движением стряхнув с лезвия несуществующую кровь Ичиро вложил меч в ножны. Он не двинулся с места, а его разрубленный дух вновь обрел единый образ, прежде чем раствориться в воздухе.

Пошатнувшись Ян сделал неуверенный шаг вперед, но нога подвернулась, и он упал, разваливаясь на части, словно башня из кубиков. Под тяжестью собственного веса отделились кисти, а затем и локти всех рук, в панике он попробовал схватиться за голову, но последняя конечность отвалилась, отрубленная от плеча. Воздух начал выходить вместе с кровавыми пузырями, идущими из шеи, и только тогда Ян сдался. Туловище рухнуло, и не сдерживаемая больше голова откатилась в сторону.

— Да здравствует Пинг Ичиро, последний и единственный законный наследник клана Пинг. — громогласно объявил я, и остававшиеся еще стоять воины начали опускаться на колени. — Поздравляю тебя, брат. Теперь ты — глава великого клана.

— За все время вместе я понял одну вещь. — мрачно сказал Ичиро, держась за рукоять меча. Его движения заставили меня напрячься, и пришлось приложить усилия чтобы удержать собственное оружие в ножнах. — На Чщаси может быть только один великий клан. Иначе нам никогда не видать настоящего мира. Я готов принести тебе вассальную клятву. — сказал Ичиро, отвязав ножны, и протягивая их мне вместе с мечом.

— И я принимаю ее, во имя мира, для наших детей и потомков. Встань, Пинг Ичиро мой союзник и брат. Пора вернуться к нашим семьям.


Глава 21

Домой мы возвращались все вместе. Пришлось задержаться, пока все отрекшиеся не принесут клятву верности Ичиро. Да и раны Гуань-Юнь, не смотря на его бахвальство оказались куда тяжелее чем он говорил. Но уже через день мы вновь были на стене. Объединенное войско Гуанг, Фенг и отступников Пинг, не смотря на потрепанность, составляло больше восьми тысяч копий, и расположившись вдоль стены мы заняли почти всю переборку между северным фортом и остальным Чщаси.

— До прибытия в Дом света мы должны решить, что делать дальше. — сказал я Гуань-Юнь, когда мы остались втроем. — Ичиро не сможет претендовать на весь клан, пока не явится в клановый дом, а он занят Пинг Мингжу. До тех пор — можно считать, что он руководит лишь отступниками.

— Это все равно великая сила. Мы полгода бились с ними, превосходя по численности втрое. И все равно сумели лишь зажать в угол. — ответил Гуань-Юнь, щедро наливая в свою пиалу прозрачное рисовое вино. — Не стоит торопить события. Северный вопрос решен, западный тоже, остров наконец свободен от инакомыслия.

— Разве? Тогда кто напал на вас? — спросил я, и глава Фенг скривился.

— Что ты сразу о плохом? Я даже пить перехотел. — с досадой поставив обратно пиалу сказал Гуань-Юнь. — Битва была скоротечной, но даже соединив кровавое ускорение и летний вихрь клинков я не смог за ним угнаться. Таких противников я раньше не видел, попытался застать его врасплох, отрубив руку, но она оказалась металлической. А потом еще этот показной щелчок. Уверен, эта тварь могла бы обойтись и без показательного выступления, но хотела убить меня красиво. У него такая же страсть к представлениям, как и у тебя, зятек.

— Это можно использовать против него, но надеюсь это не единственное что вы запомнили. Как он сражается? Что за оружие использует? Кто его союзники?

— Ты задаешь не те вопросы. — усмехнулся Гуань-Юнь, все же подняв пиалу, а затем разом ее осушив. — А правильный вопрос — почему сейчас. И на него я без труда могу ответить. Что ты знаешь о сопротивлении внутри Джен?

— Не так много, как хотелось бы. — ответил я. — Несколько десятков эльфов, одно из их крыльев, начали нападать на своих сородичей. Их возглавляла Джен Мей, внучка главы клана Джен Ли. Судя по слухам причиной стала попытка моего убийства. Но не связаться с Мей, ни получить от нее сообщений нам не удалось.

— Уже неплохо. — улыбнулся Гуань-Юнь, подливая в пиалу вина. — Вот только их не пара десятков. Почти четверть клана, недовольная изоляцией и выступлением против кланов Гуанг и Фенг, заявила о своем недовольстве. Поверь моему небольшому опыту — это очень много, учитывая природу связи эльфов.

Пару месяцев назад на меня вышел твой бывший приятель, Джен Хироши. Верткий и склизкий как угорь, он тем не менее предложил неплохую сделку — примирение холодной войны между Джен и Фенг, в обмен на нашу нейтральную позицию по Гуанг. — заметив возмущение Ичиро владыка жизни и крови лишь усмехнулся. — Привыкай, мальчик, теперь интриги и договора против бывших друзей, твоя реальность.

Конечно, сейчас об этом и речи быть не может, ты не только мой зять, и отец моих внуков, но и спас мне жизнь. Воины не забудут долга крови, так что сейчас любые союзы с кем-либо кроме Гуанг, возможны только по обоюдному согласию. — отпивая вино заметил Гуань-Юнь. — Но это не значит, что в будущем все не может измениться.

— Мы договаривались о дуэли. — сухо заметил я.

— Верно, и я не отказываюсь от своих слов. — улыбнулся мне Гуань-Юнь. — Неделя, и я буду в полном порядке. Впрочем, видя, что ты сделал с фортом отступников своей техникой духа воина — разницы не будет. Шпионы мне все уши прожужжали, рассказывая о том, как она сильна. Но я, признаться, до последнего не верил. Впрочем, возможно у старика тоже найдется пара трюков.

— Очень надеюсь, что нам не придется сражаться до смерти. — покачав головой ответил я. — Иначе Юн меня просто не простит.

— Ты на столько уверен в своей победе? — рассмеялся глава Фенг, хлопая по колену каменной ладонью, но затем закашлялся, скривившись. — Будет приятно сбить с тебя спесь, мальчишка, и доказать, что я тоже молодой владыка.

— Я и вовсе владыка только по названию. Мои силы все еще находятся на уровне золотого героя, хотя я готовлюсь перешагнуть эту важную черту.

— Создаешь собственную технику трех путей? — с интересом спросил Гуань-Юнь. — Надеюсь к нашему поединку она будет готова?

— Боюсь, что нет. Пока она останется тайной. Тем более, простите за дерзость, но кажется у меня уже появился куда более серьезный враг. — покачал я головой. — Так что на счет переговоров с Джен?

— Они сорвались. — улыбнулся глава Фенг. — Кто-то убил всех переговорщиков, свидетелей и послов. А позже мне прислали бумаги с официальной печатью о расторжении всех договоренностей. Это было около двух недель назад. Подумай, кому, кроме тебя, не выгоден союз между Джен и Фенг.

— Очевидно — Пинг. Они постоянные соперники и союзники, и не могут допустить усиления одной из сторон. Так что, когда мы возведем на трон Ичиро, это не станет такой уж проблемой.

— Пинг? Может и так, но у меня другие сведения. — наливая очередную пиалу сказал Гуань-Юнь. — Почти год назад, когда ты отвоевал западную плотину и взял под контроль половину острова, некто вмешался в переговоры между Джен, Пинг, Хэй и последними представителями Гуй. Я не говорил об этом, потому как не был полностью уверен. Больше того, у меня до сих пор нет точных сведений. Но поговаривают что влияние Джен Ли в собственном клане уменьшилось.

— Как это возможно? Он же бессменный патриарх. Уже сколько? Тысячу лет?

— Почти две. — согласился глава Фенг. — И все же ему предъявили что-то или кого-то, что стало ощутимым ударом по его власти. После этого и начались разброд и шатание в рядах их клана. Ну и сейчас стало понятно кто. Не понятно только — каким образом.

— Опишите его, подробно. — попросил я.

— Это не так просто, как ты думаешь. Нападение было ночью, в основном с нами сражались бестелесные болванчики — пустые доспехи, но и их хватило чтобы смять задние ряды, дойдя до шатра командования. Я лично сразил десяток, отрубив головы и конечности, но покуда не была разрушена грудина — они все поднимались и поднимались.

Второй, не меньшей частью его войска являются звери. Не виденные мною раньше волки с щупальцами на спинах и шипастыми хвостами. Быстрее обычного демонического волка, покрытые толстой костяной броней, они дерутся словно бешенные, прокусывая даже толстые доспехи из железного дерева. — в доказательство своих слов Гуань-Юнь кинул мне под ноги дырявый наголенник.

— Меня больше интересует он сам.

— Огненный двуручный меч, с прямым лезвием. — начал перечислять глава Фенг. — Раскаленный до бела он прожигает сталь. Так он сразил моего защитника, почти не заметив щит. Силой он равен мне, скоростью и ловкостью — превосходит. Он не использовал более никаких техник и школ, кроме своего огненного щелчка пальцами.

— Думаете он не обладает техниками Ци? — спросил Ичиро, пока я обдумывал слова Гуань-Юнь.

— Сложно с точностью сказать, не обладает, или не хочет использовать. — пожал плечами глава клана Фенг. — Валор тоже не использует все свои техники, сосредоточившись на самых эффективных. Можно ли сказать, что он ими не владеет? Возможно мы увидели только самый краешек его власти. Особенно учитывая, как он и его подручные пропали с поля боя, почти не оставив тел.

— Да, это меня тоже беспокоит. — нехотя признался я. — Они не скрывали своего присутствия, не сбежали и не спрятались — именно исчезли. О подобном я слышал только один раз, от своей супруги Аи. Она рассказывала, что Гея открывала ей дверь в иной мир. Но если это правда, получается, что боги Янусы на стороне нашего врага.

— Паршивая перспектива. — поморщился Гуань-Юнь. — А мы еще им молимся.

— Думаю эту ситуацию можно разрешить только одним способом — попав в город и переговорив с богами. Иначе он так и будет нападать в спину и сбегать во время опасности. — сказал я, отправляя в рот кусок хорошо прожаренной свинины. — Придется войти в Чщаси, явно или тайно — это уже другой вопрос.

— Если ты станешь официальным главой Фенг, Джен Ли сделает все чтобы ты не смог проникнуть в город. — покачал головой Ичиро. — Мы можем попробовать в начале добиться моего восхождения, а затем, изнутри, при поддержке уважаемого Гуань-Юнь…

— Ты что, сен не слышал, парень? — удивленно спросил глава Фенг. — Меня попытались убить! Все соглашения разорваны, клан Джен выступил против нас. Ну а старая карга Мингжу, без должной поддержки не пустит тебя даже на порог, назвав предателем. Нет, как ни крути, но нам придется двигаться вместе.

Я вызову своих людей из тайного дворца, и постепенно, чтобы не вызывать панику, выведу все войска. Юн может помочь тебе с написанием писем героям и выдающимся воинам еще находящемся на службе Пинг. Пусть они и не перейдут на твою сторону, но должны знать, что ты вообще существуешь и являешься претендентом на трон. Хотя мне претит политика, это правильные шаги, и они требуют времени.

— Клан Фенг уже является нашим кровным побратимом. — задумавшись на секунду сказал я. — Отступники во главе с Ичиро, кланы неко, беженцев, Ксу и Сонг — тоже. Остается привлечь в наши ряды только Хэй, и тогда Джен останутся в полном одиночестве. У них не будет другого выбора, кроме признать наш союз и вступить в него.

— Никогда не будь уверен в своих союзниках на сто процентов. — усмехнулся Гуань-Юнь, тыкнув пальцем в Ичиро. — Даже в нем. Когда братья убивают друг друга ради будущего клана и своего виденья, нельзя сказать наверняка, не разойдутся ли ваши взгляды завтра. Наши ресурсы крайне ограничены, а борьба за них жестока.

— Поэтому я не собираюсь сражаться за Чщаси. — ответил я, отхлебывая чаю. — Нет никакого смысла в том, что мы постоянно торчим на своем острове.

— Прости зятек, но ты дурак? Забыл, чем кончилась вылазка группы самоуверенных идиотов, которая привлекла толпы демонических тварей? — удивленно посмотрел на меня Гуань-Юнь. — Юн осталась без родителей, как и множество детей до нее. Стоит нам сунуться на Гэге — как всех немедля растерзают.

— Только если делать это так же, как много лет подряд до этого. — улыбнувшись согласился я. — Если лезть небольшими, плохо вооруженными группами на неподготовленную к вторжению территорию — это равно самоубийству. Если же делать все по уму… мы справились с армией наг, вторжением демонических тварей, отступниками, беженцами-магами из подземелья. Этого опыта вполне достаточно чтобы сразится и с теми тварями что занимают побережье Гэге, а после и продвинуться внутрь территории.

— Хочешь сделать освобождение Гэге главной миссией для всех кланов? — перебирая пальцами спросил глава Фенг. — Интересно. По крайней мере необычно. До этого такую возможность мы даже не рассматривали. Если подойти к этой проблеме действительно всерьез, может статься что это сработает.

Зачем грызться за давно поделенные, хорошо охраняемые земли, и считать каждого поросенка и ребенка, если можно захватить огромный шмат земли и жить так как тебе самому нравится? Если у тебя выйдет, если кланы поверят в реализуемость такой задумки и согласятся выделить войска… много если. Но может и получится.

— Не может, обязательно получится. — уверенно сказал я. — Мы уже сталкивались с демоническими тварями и гориллами, не раз их били. Научились достаточному количеству трюков. Звери — это только звери, хотя некоторые сообразительней других.

— До этого еще далеко. — покачал головой Гуань-Юнь, с трудом поднимаясь. — А пока я хочу отдохнуть, прежде чем отправится к внукам. Не могу же я в таком виде встречаться с дочерью? Обнимет она меня, а тут ребер не хватает. Спокойной ночи, сколько бы ее не осталось. — махнув нам рукой глава Фенг вышел наружу, направившись в свой шатер.

— Как думаешь, он поддержит мое возвращение на трон Пинг? — спросил не слишком уверенно Ичиро. — Это важно не только для меня. Для всего клана. Я останусь твоим генералом, и никогда не забуду всего что ты для меня сделал, но воины спрашивают, когда они смогут вернуться домой. Многие только и ждали, пока мы не выиграем у моего брата, чтобы поддержать выдвижение.

— Ты говоришь, как молодой глава клана. — улыбнулся я, помня, что сам еще младше. — Уверен, мы сможем провернуть все максимально бескровно.

— Мне бы твою уверенность. — вздохнул Ичиро, тоже поднявшись. — Брат знал, что так нужно. Что остаться должен только один, и у клана не может быть двух лидеров. Знал, что своими действиями завел отступников в тупик. Именно поэтому он позволил мне победить, в последнюю секунду я увидел это в его глазах. Нет, он не был благодарен за свое убийство и предпочел бы победить сам. Но… мне кажется он понял, что не сможет и сдался.

— Теперь мы этого наверняка не узнаем. — ответил я, запуская служанок, чтобы они прибрались. — Не терзай себя, то что сделано уже не вернуть. Нужно двигаться только вперед. Если свет остановится — погибнет.

— Вот только я не свет. — усмехнулся Ичиро, помахав мне на прощание.

Да… не свет. И вроде я давно планировал его возвышение, и обещал еще до штурма запруды, вот только оказалось, что совершенно не готов. Ичиро, подготовленный, честный, немного высокомерный, знающий себе цену, умный и опытный — внезапно перестал быть моим генералом. Пусть он и говорит обратное, но нужно смотреть правде в глаза. Я остался без помощников.

Бом засел в кузне и лаборатории. Юн и Аи по крайней мере год будут заняты детьми. А то и все пять. Куват загружен так, что в мешках под глазами можно хранить зерно. Хироши — пропал, и судя по словам Гуань-Юнь занимается делами клана. Мне просто не с кем двигаться вперед, и, если не найду себе новых заместителей — останусь в гордом одиночестве. Придется замереть в развитии, остановившись на управлении островом, а это опять приведет к старым распрям и войне за ресурсы.

Как бы мне ни хотелось — но нужно искать новых, перспективных воинов, которые смогут выдержать мои задания и стать героями. В принципе ничего сложного, у меня в достатке учеников академии. Кроме того, никто не запрещает привлекать не отдельные отряды, а целые кланы, и предлагать Ичиро земли на Гэге в обмен на помощь.

— Как все сложно. — проговорил я, устраиваясь под бок к Чимбику. — Ты даже не представляешь друг.

Гигантский демонический лев, в ответ на почесывание за ухом заурчал, так, будто тяжелые барабаны гремят, созывая войско. И все же этот звук для меня оказался успокаивающим. Даже без обычной успокоительной медитации я заснул, стоило глазам закрыться. Заснул и тут же вскочил, от яростного жизнеутверждающего крика, пронесшегося у меня в голове.

Не веря собственным ушам, я посмотрел на недовольно поднявшего голову льва.

— Ты же тоже это слышал, верно? — на всякий случай спросил я. — Какого черта мы здесь разлеживаемся если там… Подъем.

— Что-то случилось, господин? — спросил стражник, когда я, нацепив оружейный пояс высунулся наружу.

— Все в порядке, скажи Ичиро и Гуань-юнь что я отбыл домой по неотложному делу. Пусть добираются, когда смогут. — сказал я, вскакивая на едва проглотившего мясо льва.

Чимбик, не был рад внезапному пробуждению, но потянулся, разминая все мышцы и оставляя на каменной кладке глубокие отметины от когтей. Стоило ему выпрямится как я надел седло, и подтянув пояса взгромоздился сверху, прижавшись к его шее. Лев прыгнул вперед, со стены, и помчался по развалинам чьих-то огородов. По дороге умудрившись поймать и сжевать на бегу кролика.

Земля неслась под мощными лапами, и мы оставляли за собой километры один за другим. Но даже так, у города мы были лишь когда первые лучи радуги хаоса начали подниматься из-за горизонта. Не дожидаясь пока откроют ворота, я велел Чимбу перепрыгнуть через стену, и направил его прямо в клановый дом.

— Господин вернулся, слава Валору! Слава Гуанг! — встрепенулись сонные стражи, которых вскоре должны были сменить. Наспех кивнув им, я ворвался в собственный дом и спешившись ураганом пролетел по залам, пока не оказался перед спальней. За перегородкой стояла тишина, и я неуверенно замер, не зная, что делать.

Что меня ждет там? Как встретят? Стоило ли так мчаться, обгоняя солнце, чтобы разбудить их?

Несколько секунд я провел в раздумьях, но все же решился, распахнув дверь.

Юн сидела на низкой кровати, баюкая на руках крошечного малыша. Она давно заметила мое присутствие и сейчас ласково улыбалась, глядя мне прямо в глаза. Покой и чувство непомерного счастья охватили меня с головой, и я подошел к жене, сев рядом на колени и убрав со лба ребенка угол пеленки. Будто почувствовав мое присутствие, он закряхтел, недовольно сморщившись.

— Доброе утро. Солнце. — сказала Юн, целуя пухлую розовую щеку. — Поздоровайся с папой.

Не веря в такое чудо, я снял перчатку и протянул указательный палец, который малыш крепко сжал в кулачке. Затем Солнце еще раз закряхтело, открыло крошечные глазки-бусинки, и заорало так что стены затряслись.

Кажется, наступило счастье…


Глава 22

— Мог бы хоть кровь смыть, с себя и своего зверя. — заметила Юн, когда сытый карапуз наконец успокоился и снова заснул. — А то и не понять, где твой запах, а где врага. Малыши до полугода познают мир на запах и вкус.

— Это я уже вижу, по тому как он мой палец сгрызть хочет. — ответил я, с трудом расцепляя маленькие толстые пальчики. — Это нормально, что он такой… ну упитанный?

— Радоваться надо, а не спрашивать. — вставила свое слово Хотару, пришедшая осматривать маленького пациента. — И у малыша, и у мамы все отлично. Свертываемость крови хорошая, передавшиеся по наследству эссенции развитию не мешают и это прекрасно. Возможно будут некоторые трудности с воспитанием, но зато на эликсирах сэкономите во время обучения.

— О чем вы? — не понимая спросил я.

— Все очень просто, от мамы малышу могут передаться одна-две укоренившихся в теле силы Ци. — сказала эльфийка, ощупывая и осматривая новорожденного. — Вам повезло, Сюэ-ци и Юань-ци у малыша уже на уровне медного адепта. Они проникли в организм ребенка на этапе роста плода, вместе с питательными жидкостями, и прочно укоренились. Годам к десяти он без всяких эликсиров получит свой второй пояс, если конечно не ускорять развитие насильно.

— А что на счет Чжен-ци? Ее он сможет освоить? — с надеждой спросил я.

— Увы, только на этапе терапии эликсирами, и будет это длительная и болезненная процедура. Не уверена, что вашему сыну стоит через нее проходить. — сказала Хотару, собирая инструменты. — Все, маме покой и хорошее питание, ребенку — покой и маму. Дедушку, мчащегося во главе восьмитысячного войска, так что пыль на горизонте стоит, думаю придется пустить, а остальных не советую. Все же организм ребенка — слишком хрупкий, чтобы давать ему избыточные нагрузки. Отдыхайте, я приду завтра утром, но если что-то случится можете звать в любое время.

— Спасибо, доктор. — устало, но очень довольно улыбнулась Юн.

— И последнее. — уже у дверей вспомнила Хотару. — Советую сделать звукоизоляцию, пустить второй слой бумаги по периметру, оставив между стенами три — пять сантиметров. Этого будет достаточно. Ну и спальни отдельно. А то у вас скоро такой детский сад начнется, что малыши будут друг другу мешать спать.

— Мешать они будут не только спать. — заявила угрожающе серьезным голосом Юн. — Иди мойся, обсудим все произошедшее позже. Могу поспорить у тебя полно новостей. Официальное объявление сделаем чуть вечером, когда прибудут послы других кланов. Я уже разослала приглашения, и не получила ни одного отказа.

— Думаешь подобный праздник — лучшее время и место для переговоров? — поняв задумку Юн спросил я. — Мне кажется многие не появятся, а другие просто не захотят слушать о наших требованиях.

— После того как клан Фенг отойдет тебе по праву сильного? — подняла бровь Юн. — Даже не думай, пусть мои заговоры не всегда работают идеально, но почти всегда достигают своих целей. Так или иначе.

— Возможно тебе придется изменить мнение после того что ты услышишь. — заметил я, но прежде чем раскрывать все карты и в самом деле решил переодеться.

Конечно, как главе клана мне была положена шикарная ванна, с подогревом, служанки, подносящие ароматические масла и прочие удовольствия. Вот только Куват со всем строительством забыл о такой необходимой вещи, так что девушки мылись по очереди в небольшой ванне, подогреваемой живущей с нами Сциллой Сифарой, а я предпочитал проточный водопровод, ведущий на орошение полей.

Довольно большой, постоянно обновляемый водоем вмещал десяток детей, постоянно снующих на побережье, или одного меня в компании льва. Температура меня совершенно не смущала, наготы своей я не боялся, а единственный минус состоял в том, что прохожие девушки, замирали или сталкивались друг с другом лбами.

И не только девушки, мужики тоже пялились, правда больше на Чимбика. Особенно любопытных льву приходилось прогонять рычанием, а вот детей он любил. Но мне иногда казалось, что с гастрономической точки зрения, а своей ласковостью он их просто подманивает.

Вычистившись до последней чешуйки засохшей крови, я вернулся в клановый дом, где застал нервно ходящего из угла в угол Гуань-Юнь, в ожидании, когда же его допустят до внука. Передав слова жены о чистоте в спальне, я получил негодующий взгляд, но после того как упомянул, что ближайшие бани есть в квартале красных фонарей гнев быстро сменился милостью и генерал отбыл становится чище и опустошенней.

Я же вернулся к своим супругам и в подробностях рассказал им о произошедшем за последние три дня. Вместе со всеми теориями и предположениями касательно северного волка, как мы успели окрестить неведомого врага, мы разобрали и предположительную политическую обстановку, в целом сойдясь во мнении, что из-за телепортации, опасность может грозить всем нам.

Тут же выяснилась маленькая, выбивающаяся из моих планов деталь. В нарушении всяких рекомендаций Хотару, супруга уже разослал приглашение на церемонию названия ребенка всем первым лицам, и теперь их приезд только вопрос времени. Смысла отменять встречи я не видел, тем более что назначен он через неделю, так что просто решил внести свои коррективы в распорядок праздника. Ведь пока мы не пообщаемся с Янусом, всем нашим планам может прийти конец.

— На мои молитвы он не отвечает. — признался я, потерев переносицу. — Возможно я действительно переборщил в прошлый раз со спорами и призывом ради подтверждения собственных слов. Спасение мне обошлось дорого.

— Думаешь боги на тебя гневаются? — спросила Юн, качая малыша. — Я не хотела бы давать сыну имя, не благословив его у самого могущественного существа нашего острова, а возможно и мира.

— Опять интриги и поиск силы. — укоризненно произнесла Аи. — Я понимаю, что это твой способ обустроить жизнь, но иногда он доходит до абсурда.

— У каждого свой стиль. Если хочешь, можешь попробовать прорубиться к светлому будущему с помощью топора, посмотрим, как далеко ты сможешь продвинуться. — отмахнулась Юн, поднявшись и протянув сына. — Хочешь подержать своего первенца?

— Да, конечно. — согласился я, аккуратно принимая ребенка. — Он почти невесомый. И такой хрупкий.

— Это твой сын, и в сравнении с другими детьми он совсем не хрупкий. — улыбнулась Юн, примеривая платье для официального приема. — Как и сказала госпожа Хотару, в его теле полно ци души и крови. Это обеспечит ему блестящее будущее. Если он до него доживет. И я сделаю все, чтобы это так и было.

— Сестра, никто не собирается тебе вредить. — ответила на гневный взгляд Сцилла. — Мой ребенок не станет претендовать на наследие клана. Он, я очень надеюсь, что это будет мальчик, сам по себе станет героем нашего народа. Если же выйдет Она, я буду любить ее словно она для меня весь мир, и девочка тем более не станет для твоего сына угрозой.

— Чувствую мне придется провести долгую и счастливую жизнь в завоеваниях, чтобы детям не пришлось делить земли. — вздохнул я, отдавая сына Аи. — У меня не так много времени. После того как соберутся гости, мы уже ничего не сможем переиграть. А потому я спрошу только один раз — что ты задумала? Кого решила стравить друг с другом, кого отравить или прикончить?

— Ты можешь думать обо мне только плохо? — возмущенно подняла бровь Юн.

— Я тебя довольно неплохо знаю, а ты все вышеперечисленное плохим не считаешь.

— Может и так, но праздничный день должен стать действительно необычным. Никаких сложных интриг, никаких убийств. Ну, а на счет ссор — они и сами прекрасно справятся. — улыбнулась Юн, прижимаясь нос к носу с сыном. — Так уж вышло что приглашение на благословение ребенка получили одновременно Хэй Лин и Акио. Госпожа Пинг Мингжу и конечно Джен Ли. Не приехать на такой праздник, это не только оскорбить лично тебя, как главу клана, но и прямо отказать твоему сыну в праве на трон. Не признать его достойным наследником. А это уже повод для войны.

— Ох… е… — вздохнул я, представляя масштаб катастрофы, которая вскоре разверзнется в наших залах. Ни один из великих кланов не пойдет на открытую вражду с Гуанг, после того как нас поддержит Фенг, а это произойдет по вполне очевидным причинам. По сути, своими действиями Юн вынуждает явится первых лиц острова.

— Надеюсь великую жрицу Ниу Кингжао ты тоже позвала? — поинтересовалась Аи.

— Естественно. Как и глав Сциллы и наших старых друзей из Сонг и Ксу. Но от них я никакой подлости не ожидаю, и сама в ответ не планирую. — совершенно миролюбиво улыбалась Юн.

— Хорошо, в таком случае у нас есть способ получить и благословение бога. — подумав сказал я. — Придется напрячь всех своих подстрекателей, глашатаев и сторонников среди жречества. Пусть во время ежедневной молитвы включат несколько дополнительных строчек. Недели молитв вполне должно хватить.

— Господин Гуанг Валор, там снаружи ваш тесть. И он требует немедленной аудиенции. — сказал стражник, не заходя в комнату.

— Я знаю, что ты там! — проревел Гуань-Юнь голос которого донесся через две комнаты. — Хватит уже меня сдерживать, чище чем сейчас я не буду!

— Он что, напился на радостях? — укоризненно спросила Юн. — Это может добавить нам проблем. Постарайся оградить его от спиртного.

— Он начал еще вчера. — заметил я, выходя из женской спальни. — Но идея с дополнительными перегородками и звукоизоляцией и в самом деле хороша.

— Вот ты где. — увидев меня сказал гигант в кроваво красном платье. — А где дочка? Я хочу видеть ее и внука.

— Никаких проблем. — улыбнувшись сказал я, подходя ближе. — есть только один маленький нюанс. — коснувшись его лба я активировал связи Юань-ци, а затем очищение крови от токсинов. Гуань-Юнь икнул, зажал рот ладонью и выпучил глаза, я понимающе показал ему в сторону ванной комнаты, а слуги предусмотрительно распахнули двери.

— Ну и зачем ты это сделал? — спросил меня через полторы минуты умывшийся и посвежевший, но совсем не такой веселый владыка Фенг.

— Ваша дочь, моя любимая жена и мать моего первенца, задумала большое празднество и уже призвала всех глав великих кланов. — сообщил я, и Гуань-Юнь прикрыл глаза ладонью, при каждом слове качая головой. — Сделала она это сильно заранее, а сегодня ночью разослала повторные приглашения. Так что мне потребуется вся ваша помощь, чтобы через неделю провести все в лучшем виде.

— Неделя? Не слишком ли маленький срок для организации столь масштабного праздника? — спросил глава Фенг, постепенно приходя в себя.

— Юн явно начала готовится заранее, но от помощи я не откажусь. Сейчас же, если вы готовы и пришли в себя, мы можем повидаться с внуком.

Гуань-Юнь кивнул и через несколько минут уже держал малыша, положив его на одной ладони. Прихлопни сверху второй — останется только мокрое место. Но дедушка с такой теплотой смотрел на первого внука, пусть и от приемной дочери, что становилось очевидно — он и сам не навредит и остальным не позволит.

На протяжении недели велись приготовления к празднеству, и чтобы Куват не погиб, от переутомления, пришлось брать ему помощников. Каждый вкладывал свою лепту, и никаких особенных сложностей с подготовкой не возникло. Если не считать неимоверный объем работы, начавших заранее собираться гостей и наконец проблему о которой я думал лишь вскользь — мои помощники все больше отдалялись, а новых не было. Скрипя зубами, я сделал себе отметку, об обязательном проведении турнира после именин. Тем более что главный его бой уже был определен.

Утро седьмого дня я выехал за ворота, чтобы встретить самых почетных гостей. По обеим сторонам от вымощенной камнем дороги стоял почетный караул. По правую сторону от меня выстроились войска Гуанг. Ряды одетых в черный и золотой цвета солдат гордо щеголяли новым оружием и доспехами. Кавалерия, тяжело вооруженные воины и герои, снаряженные длинными луками стрелки — вся мощь нового клана.

С левой стороны стояли малые союзные кланы, каждый из которых имел собственную форму одежды и вооружение, но поклялся в служении Гуанг. Возглавляла их госпожа Сонг. Союзники, формально считавшиеся равными, в их ряды не входили, а расположились лагерями чуть дальше, уже в городе. Выстроившихся солдат можно было счесть за армию, но и приближающиеся процессии оказались не меньше.

Старшие кланы Чщаси выдвинулись к Дому света вместе. Даже Ксу, которым пришлось от выделенных северо-западных территорий совершить двухдневный крюк и Гуань-Юнь, последние шесть дней гостивший у нас. Все вместе, пять великих домов составили почти радужный спектр, растянувшийся на всю ширину тракта. Шаги воинов сливались в рокотание, а пыль поднимаемую пыль было видно за километр.

Красные флаги Фенг соседствовали с оранжевыми вымпелами с башнями Пинг. Зеленые полотнища Джен шли рядом с синими, возглавляемыми Хэй Лин воинами. Фиолетовые флаги Ксу, с белыми наковальнями, замыкали процессию. Но были и те, кого я среди кланов видеть не ожидал.

Новое знамя развивалось выше всех, будто объединяя каждого идущего под ним. Черное древо, на фоне золотого солнца. Непривычно серые одежды, больше пригодные для хозяйственных нужд или войны. Глубокие капюшоны, не позволяющие разглядеть лица. Только стоящую во главе троицу я сумел узнать без проблем. Верховная жрица Ниу Кингжао, ее первая помощница Дан-Дан и бывший ректор Шен.

— Добро пожаловать в Дом света. — искренне улыбнувшись, сказал я, встречая гостей как равных. — Мы рады дорогим гостям и надеемся, что дорога не была для вас тяжелой.

— От имени бога Януса, я рада приветствовать владыку Гуанг Валора. — чуть поклонившись сказала Кингжао. — Господь услышал ваши молитвы, и прибудет на церемонию лично, однако у него не так много времени. Мы же задержимся чуть на дольше. — последнее жрица сказала с теплой, чуть усталой улыбкой.

— Не смею задерживать вас дольше возможного. — кивнул я, повернувшись к главам остальных кланов. — В клановый дом могут пройти только лидеры старших семей и не более десятка телохранителей или старейшин. Для остальных приближенных готовы палаты в городе, где накрою праздничные столы. Надеюсь это не станет проблемой.

— Мы понимаем, молодой город еще слишком мал для большого праздника. — пренебрежительно ответила Пинг Мингжу. — Не переживайте, может лет через сто, вы сможете позволить себе такой же большой дом как у остальных кланов.

— Ничего страшного, что вы не можете вместить всех. — притворно снисходительно кивнул Джен Ли. — Все же вы только недавно появились. Уверен, дальше будет лучше.

— Главное, чтобы нашим благородным воинам хватило развлечений. — улыбнулась Хэй Лин, поддерживая общее настроение. Неужели я прогадал, поддержав ее, а не Акио? Или она так мстит, за то, что я не позволил ей прикончить брата, стоящего чуть позади.

— Рад что мы сошлись во мнениях. — словно, не замечая подколок, вежливо улыбнулся я. — Прошу следовать за мной.

Ворота пришлось расширить, чтобы поместилась вся планируемая процессия, и это могло бы сказаться на обороноспособности замка, но подъемный мост и две новые угловые башни легко пресекали любую агрессию. Джен Ли, не скрывая интереса, заглядывал в глубокую яму, полную острых кольев. Остальные же не подали вида, что оценили высокие стены и хорошо подготовленную охрану.

Оказавшихся внутри города гостей немедля окружила толпа довольных зевак, ничуть не меньше той, что встречала меня в тайном дворце после триумфа у плотины. Чуть дальше, когда оборонительные укрепления остались позади, а со всех сторон подступили новые деревянные и каменные дома многие из свит глав кланов не смогли скрыть свое изумление.

Не давая им опомниться, по обеим сторонам от дороги немедля появились процессии девушек с надписями «добро пожаловать» и указанием клана, к которому они были приписаны. Не успели лидеры опомниться, как веселая толпа отделила их от процессии, а воинов кружили и увели за собой зазывалы. Так что до кланового дома добрались только самые высокопоставленные лица.

— Дорогие гости, вы устали с дороги, а потому я предлагаю вам чуть отдохнуть и умыться в этих комнатах. Вскоре всех вас пригласят в главный зал. — сказал я, и не дожидаясь реакции вышел, предоставив их самим себе. Они не торопились появляться, вынудив меня ждать больше трех часов на солнцепеке. Так что пусть тоже слегка промаринуются. Тем более что с этого момента время работало исключительно на нас.

Я внимательно рассмотрел каждого из глав кланов с помощью усиленного зрения Ци, убедившись, что он именно тот, за кого себя выдает. Их первым помощникам досталось меньше внимания, но они тоже были выдающимися личностями. А значит только сегодня у нас есть уникальный шанс — тайный дворец остался без присмотра.

— Нельзя задерживаться слишком долго. — нервничая сказала Юн. Обычно спокойная, привычная к политической жизни и большой игре кланов, сегодня она чувствовала себя не в своей тарелке. — Если они выйдут из-под контроля, то могут навредить городу и нам.

— Ты сама предложила этот план. — обняв девушку проговорил я. — Тем более что они уже все здесь, отступать некуда.

— Если все получится, воевать больше не придется. — приободрила названную сестру Аи. — По крайней мере между нашими семьями.

— В таком случае не будем медлить. — решил я, переодеваясь с помощью слуг в праздничный золотой халат с пятью поясами. — Начинайте.

— Как прикажете, господин. — склонилась телохранительница Юн, одетая совсем не в праздничную одежду. — Мы вас не подведем.

— Очень на это надеюсь. — сказал я, подняв руку, чтобы пояса закрепили сзади. — Действуйте.

Глава шпионов и первая заместительница Юн немедля покинула залы, собрав группу, а мы направились в тронный зал, расширенный специально для мероприятия. Приближалось время вечерней молитвы, и появления единственного гостя, который совершенно не мог ждать.

Сразу три двери открылось, запуская в зал процессии старших семей, и казавшийся гигантским зал очень быстро заполнился. Гости, равные по своему статусу, получили максимально одинаковые места, расположенные полукругом.

— Верховная жрица богов Януса — Ниу Кингжао. Защитник Чщаси, генерал армии и глава великого клана Фенг — Гуань-Юнь. — объявил глашатай, и без паузы продолжил. — Глава великого клана Джен Ли. Матриарх клана Пинг Мингжу. Единственный наследник и глава великого клана Пинг Ичиро.

— Что происходит? — рассерженно спросила Мингжу, видя, как напротив нее появляется одетый в праздничное платье украшенное золотом Ичиро.

— Наследники великого клана Хэй, Хэй Лин и Хэй Акио. — продолжил как ни в чем небывало глашатай, и те, уже переступив ворота залы, злобно переглянулись. Лин сверкнула глазами, посмотрев на меня, Акио же наоборот воспрял духом. — Глава великого клана Ксу Канг. Глава великого клана Сцилла Сифара…

— Что ты задумал? — без улыбки, почти не выражающим эмоций голосом спросил Джен Ли, уже видя, кто войдет в тронный зал следующим.

— Младшая наследница клана Джен, Джен Мэй! — объявил глашатай, уже совсем не так уверенно, и свернув список быстро убрался из зала. Все обменялись подозрительными взглядами. До резни осталось совсем немного.


Глава 23

— Еще раз приветствую высоких гостей в своем доме. — сказал я, пытаясь разрядить обстановку. — Прошу вас занимать подготовленные места.

Ксу Канг, Ниу Кингжао и Гуань-Юнь без всяких споров расселись на удобные подушки. Джен Мэй поклонилась деду и демонстративно отошла в сторону, уступая ему место, глава клана эльфов сомневался, но не долго. Из Сцилл место заняла беременная от меня Сифара, остальные шесть устроились позади. Однако вышел и небольшой конфликт. Пинг Мингжу стояла напротив Ичиро, а Хэй сверлили друг друга взглядом.

— Как мы можем сесть, если место одно, а нас двое? — зло спросила Лин, не скрывая своего раздражения.

— Разве двое? Лишь один может быть главой клана. — улыбнулся я, показывая на небольшие, но богато украшенные подушки. Такие же, как та на которой сидел я. — Остальные, могут занять место в свите, или уйти, если считают, что им здесь не рады. Однако я прошу чуть поторопиться, вскоре время вечерне молитвы, и мы надеемся, что господь Янус почтит нас своим присутствием.

— Не вам определять, кто является главой клана. — гневно сказала Мингжу.

— Естественно, это определили предки и законы острова. Мы же лишь показываем им свое уважение, и смотрим, кого поддержать. — как можно вежливее ответил я. — Разве вы будете спорить, что, оставшись единственным вашим внуком, Ичиро не достоин взойти на трон клана Пинг?

— О поддержке какого рода вы говорите? — спросил Джен Ли, глядя мне прямо в глаза. — Лишь совет, в полном составе, может выносить решения по великим кланам. Более того, дела внутри кланов не касаются никого во вне.

— Уверен, что вы правы, господин Ли, но разве вокруг себя вы не видите всех глав малого совета? — позволил я себе улыбнуться.

— Мы собрались здесь не для этого. — зло сказала старуха Пинг, понимая, что истинные права на престол и в самом деле остаются у Ичиро. — Ваша мелкая провокация не останется безнаказанной.

— Мы признаем Пинг Ичиро главой клана Пинг. — спокойно произнес Гуань-Юнь, подняв руку. — Кто еще готов проголосовать за него? — Ксу Канг, Кингжао и я подняли руки. Формально даже не было нужды большему, но совершенно неожиданно руку поднял Джен Ли. Один из жрецов дернулся в его сторону, но я лишь скользнул по нему взглядом, не найдя ничего примечательного.

— Благодарю за доверие. — сказал Ичиро, но перед тем как сесть, поклонился мартиарху. — Спасибо за вашу заботу о клане в мое отсутствие, бабушка. Прошу помогать мне советами и впредь, возглавив совет старейшин Пинг.

— Хорошо. — морщины женщины внезапно разгладились, и я с удивлением понял, что в глубине души она возможно даже довольна тем как повернулась ситуация. — Вы станете достойным главой нашего рода. Я об этом позабочусь. — с этими словами она поклонилась Ичиро как старшему, а затем отошла, сев у него за спиной.

— Я не отдам трон, у меня столько же прав на него, как и у сестры. — сказал уверенно Акио, который хоть и не побеждал в гражданской войне, но умудрился до сих пор не проиграть, удерживая значительную часть территорий клана. — Но, если она хочет, мы можем решить этот вопрос раз и навсегда. В смертельном поединке.

— В этом нет нужды. — сказал я, откинувшись назад. — Я предлагаю Хэй Акио создать собственный клан. На северном берегу Чщаси, в проливе между двумя островами. Там довольно и земли, и воды. Места хватит всем. Если господин Акио согласится на данное предложение, клан Гуанг окажет вам посильную помощь.

— Чего вы хотите взамен? — спросила Хэй Лин. — Вы не поддерживали ни одну из сторон, хотя конфликт идет уже больше полугода, что вы хотите от Хэй взамен решения этого конфликта?

— Разве не очевидно? — усмехнулся Джен Ли. — Вашей руки и весь клан в придачу.

— Нет. — возразил я, перебив главу эльфов. — Союзный договор, не более и не менее. Что в любой войне или схватке клан Хэй выступит на стороне Гуанг. У меня есть любимые жены, а Лин уже была обещана клану Пинг.

— Моему покойному брату, не мне. У меня у самого… — начал было Ичиро, но морщинистая рука чуть тронула его за плечо.

— Если вы решите иначе, если сама госпожа Хэй Лин захочет иного, тогда мы рассмотрим этот вариант. Сейчас же я предлагаю признать ее единоличной правительницей клана Хэй, как того хотел ее отец, и как решили старейшины ее клана. — произнес я, подняв руку. Акио, увидев пять поднятых рук отступил, а Лин села в первый ряд. Потеряв сосредоточенный деловой вид, она глупо улыбалась, совершенно не веря своей внезапной победе.

— Успели. — сказала Ниу Кингжао, подняв кверху руки. — Несите дитя. Господь наш, единый в двух лицах. Отец солнце и мать природа. Услышьте меня… — начала молитву жрица, и по велению моего жеста боковые створки распахнулись, впустив Юн с ребенком на руках. Девушка опустилась рядом со мной, встав на колени.

Потолок затянулся дымкой по балкам пробежала едва заметная молния, а затем, с рокотом и воем ветра дымка разошлась, обнажив небеса. Куват едва слышно выругался, очевидно посчитав что крышу просто снесло. Но по положению солнц я понимал, что небо — находится по крайней мере за пару десятков километров за нас.

— Мы слышим. — пророкотали в два голоса небеса, а затем из воздуха появился знакомый двуликий образ. — Верные дети Януса, ваши молитвы искренни, а помыслы чисты. Мы даем свое благословение Гуанг Тайян, дни его будут долгими, жизнь счастливой, а служение благодатным. — Гигантская рука опустилась с неба, и при касании лба малыша вспыхнула молния. Сын заревел во все горло, но ожег быстро сошел на нет, излечиваясь прямо на глазах, остался только крошечная красная точка.

Вспышка, и божество исчезло, а почти все жрецы начали как один биться головами о пол. Лишь Кингжао осталась сидеть с поднятыми руками. Шен склонился, прижавшись лбом к полу, но в экстазе веры биться не стал. Как и еще один монах, сидящий чуть позади него. Тот же, что криво посмотрел из-под капюшона на Джен Ли, одобрившего мой выбор.

— Боги улыбаются вашему дитя, господин Валор. — с благоговением сказала Кингжао. — Отныне ему всюду будет сопутствовать удача и радость, покуда вы служите на благо острова и Януса. Примите в дополнении к божественному дару наш скромный подарок. — склонившись она протянула мне украшенный драгоценными камнями футляр, и со всей приняв дар я отвинтил крышку и достал свиток, под которым светящимися чернилами сверкала печать храма двуликого бога.

— Это честь для меня, принять паломников и открыть в нашем городе новое святилище. — поклонился я жрице в ответ, быстро прочитав свиток. — Наш союз будет долгим и успешным, ведь он благословлен самими богами. Должность верховного жреца в храме двуликого бога мы обсудим позже.

— Пришло время дарить подарки? — усмехнувшись спросил Гуань-Юнь. — От себя лично, и от клана Фенг. — сказал тесть, протянув мне свиток, не многим скромнее предыдущего. Владения для моего внука. Кем бы он не вырос, и что бы не случилось в его благословленной жизни — у него будет место куда вернуться.

— Это очень щедро с вашей стороны, господин Гуань-Юнь. — поклонился я, принимая подарок. Развернув карту, я продемонстрировал всем собравшимся нескромную область, заштрихованную в верхней части северного форпоста. Несколько километров побережья и густого леса — плодородная и благодатная как для охоты, так и для рыбалки местность, достаточная чтобы отстроить небольшой город.

— От клана Хэй, юный Гуанг Тайян получит столько эссенции, сколько ему понадобится для становления мастером. — сказала Лин, посоветовавшись с братом. — С самого рождения он может не задумываться о росте Юань-ци.

— Благодарю вас, госпожа Хэй Лин. — чуть поклонился я. — Сколь бы не был малыш одарен, лишним это не будет.

— В таком случае и эликсиры жизни так же придутся ему по нраву. — почти не задумываясь сказал Джен Ли, однако вместо готового свитка он требовательно протянул руку назад, и один из старейшин подал ему бумагу, на которой уверенными движениями глава дома эльфов вывел озвученную надпись.

— Спасибо, господин Джен Ли. Я рад что мой сын будет жить в мирное время.

— Клан Ксу рад приветствовать наследника Гуанг, хотя я лично желаю, чтобы вы — его родители жили вечно. — тактично сказал Ксу Канг, поклонившись и протянув красиво оформленный футляр. — Мы клан кузнецов, и даруем то, что у нас лучше всего выходит — мастерское изготовление трех комплектов оружия, на его выбор, которые он сможет получить при становлении адептом, воином и героем.

— Мы знаем сколь тяжело получить хорошие материалы и достойную сталь на Чщаси, и, хотя надеемся, что ситуация в будущем измениться, благодарны за столь щедрый подарок. — приняв свиток и положив его у ног жены сказал я.

— От имени клана Пинг, и своего лично. — торжественно произнес Ичиро, протянув скрепленный печатью свиток. — Где бы не был ваш сын, куда бы не завели его приключения, мы поможем или сделаем все чтобы это сделать. И он, и вы — всегда желанные гости в нашем доме.

— Благодарю вас, господин Пинг Ичиро. Да прибудут ваши дни столь же долги, как и ваших достопочтимых предков. — ответил я, принимая союзный договор.

— Сциллы знают, как изменился мир. — хором произнесли неко, в шесть голосов. — Знают сколь сильно он может измениться в будущем, и чувствуют нарастающую силу. Мы дадим ему то, что не сможет дать ни один клан или семейство Чщаси. Не богатство, земли или оружие. Не верных товарищей или любимых. Не мир и не войну. Дар стихий. Как только мальчик будет готов, мы обучим его, словно одного из нас.

— Это очень серьезное заявление, благодарю вас. — чуть поклонился я, понимая, что это может стать как великим проклятьем, так и единственным шансом для сына в новом мире. — Спасибо всем вам за столь щедрые подарки, за ваши добрые слова и за подаренный нам мир. Это главное, чего можно желать нашему острову. Прошу прощения, супруге нужно будет удалиться, малышу нужен покой. Вас же, в знак нашей дружбы и признательности я приглашаю на праздничный турнир.

— Турнир? В это время года? — не смог скрыть удивления Джен Ли.

— Совершенно верно. Для турнира зимнего солнцестояния уже немного поздно, для летнего еще слишком рано, а академия только начала свою работу. Так что он будет проходить не между учениками, а между достойнейшими из достойных. Воинами, героями и даже владыками, которые захотят показать свои умения.

— Турнир для владык? — еще больше удивился эльф. — Кому и зачем нам что-то доказывать? На острове шестеро владык. Вы, Шен, Гуань-Юнь, Пинг Мингжу, госпожа Сонг и я. Все мы друг друга отлично знаем, как и наши способности в бою. Каждый способен победить десятки героев и сотни воинов.

— Прошу прощения, я еще не рассказал о сути турнира. — улыбнулся я. — Как и время его проведения, форма тоже будет необычна. Это не только соревнования школ и путей совершенствования. Но и навыков в таких областях как логика, математика, строительство, кузнечное мастерство и тактика. Это турнир не войны, но мира. Призы же на турнире будут подстать состязаниям.

— Впервые слышу о подобном, но учитывая, как изменилось за последние месяцы наше общество — почему бы нет. — ударив по колену рассмеялся Гуань-Юнь. — Я, пожалуй, поучаствую. Если мне придется испытание по нраву.

— Как вам будет угодно. В любом случае, прошу всех пройти за мной, на балкон. — пригласил я, поднимаясь, и чуть расслабившиеся главы великих кланов вышли наружу, оказавшись перед в спешке измененным Колизеем академии. Куват расстаравшийся на славу, встречал нас на балконе.

— Господа, госпожи. — поклонился орк-защитник, когда главы кланов и их свиты расселись за заваленными яствами столами. — Позвольте моей помощнице рассказать о структуре испытаний. — сказал Куват, и его супруга, выйдя вперед раскатала карту с ярким цветком — пятилистником.

— Сегодняшний турнир, наша гордость и достижение. — с ходу заявила Иона. — На каждом из представленных лепестков будет проводится одно испытание. Самое дальнее, на пустыре — для строителей. Каждому участнику предоставлено дерево и инструменты, для того, чтобы он мог проявить себя.

В следующем по движению солнца лепестке расположилась наша ветряная мельница и соединенная с ней кузня. Мастера, с ограниченными ресурсами, должны выковать лучшее оружие или доспех, на который они способны.

Дальше — лепесток нового факультета, возглавляемого Гуанг Бом — механики и логики. Здесь будут придумываться, чертиться и создаваться самые удивительные и сложные произведения. Выиграет тот, чье изобретение будет признано самым полезным и осуществимым.

Четвертое место занимает уголок командиров. Здесь лучшие тактические и стратегические умы острова смогут посоревноваться в умении предвидеть шаги противника, и вести свои войска. Участники будут сражаться на бумажных полях как против наших преподавателей, так и против друг друга.

Пятый, последний лепесток — магических навыков, где будут проверяться не только мощь заклятий, но и умение ими пользоваться. Искусство. Не выраженное в чистой силе, предназначенное для созидания, а не разрушения.

И наконец в центре, на арене академии, будет проходить привычный нам турнир, где каждый желающий сможет бросить вызов такому же участнику, не боясь оскорбить его или быть убитым. Эти поединки не должны стать поводом для оскорблений или вражды, наоборот, они должны снизить напряженность между давними противниками.

— Звучит интересно. — погладив бороду сказал Джен Ли. — Какую же роль в этом всем играем мы? Лишь наблюдателей?

— Нет, господин. Все, кто захочет, может посоревноваться с другими. Остальные же выступят в роли судей. — поклонившись ответила супруга Кувата. — В качестве призов, клан Гуанг дает как оружие, так и дома в нашем славном городе. А также особые призы, по личному указанию господина Гуанг Валора.

— Не будем делать из этого секрет. — решительно сказал я. — Турнир не только для развлечения. Я собираюсь выявить талантливых воинов, строителей, полководцев, магов и механиков, предоставив им руководящие места в клане Гуанг. Уверен, те кто проявит себя лучшим образом, но не пожелают переходить в мой клан — заслужат поощрение в ваших. Возможно это позволит новым звездам зажечься на небосклоне.

— Весьма разумно. — согласился Гуань-Юнь. — И уверен — будет весело. Я стану участвовать. Не в этом всем замудреном. Стоять за наковальней не для владыки. А вот сразиться армиями — без потери солдат, весьма захватывающе.

— Правильно ли я понял, что все чертежи и устройства что появятся в лабораториях — будут показаны общественности? — с интересом спросил Ксу Канг. — Разве можно показывать всем кланам лучшие изобретения что у нас есть? Только за счет своего мастерства и ума наш клан стал великим.

— Именно поэтому это так важно, ведь мы хотим сделать сильнее весь Чщаси а не одну отдельную семью. Выявить таланты. — объяснил я. — Но конечно, никто не может заставить вас показать свои секретные работы.

— Хорошо, возможно мы и в самом деле станем участвовать в этом испытании. И точно примем вызов кузнечного мастерства. — наконец решился молодой глава Ксу.

— Боюсь у вас не останется судей, господин Валор. — улыбнулся Ичиро. — Я лично собираюсь принять участие и в турнире бойцов, и в тактических играх.

— Вы разрешаете принимать участие всем, так ведь? — уточнила Кингжао.

— Вы хотите к нам присоединиться? — на всякий случай переспросил я.

— Нет, но один из жрецов в моей свите — хочет. — ответила тифлинг, бросив взгляд на скрывающего лицо под низким капюшоном мужчину. — Но у него лишь второй пояс.

— Конечно, если он хочет. На то мы и сделали испытания, не требующие воинских навыков. — согласился я, внимательнее присмотревшись к странному жрецу. Тот не первый раз обращал на себя внимание, но я до сих пор не мог понять, что меня в нем смущает. Разглядеть внешность под хламидой оказалось невозможно, а зрение Ци показывало совершенно не впечатляющие потоки энергии.

— Мне нечего и некому доказывать, но я с удовольствием выступлю судьей и понаблюдаю за игрой. Уверен, госпожи Мингжу и Кингжао ко мне присоединятся. — покровительственно сказал Джен Ли. — Если же кто-то из свиты или моих младших захочет выступить, я не буду против.

— Отлично, тогда я пойду. — резко сказала Джен Мей, и ее дедушка лишь сокрушенно покачал головой. — Уверена, я смогу показать особенности нашего дома с лучшей стороны, участвуя в магических поединках и турнире бойцов. Да и в тактической части себя покажу.

— Если хочешь. — махнул рукой старый эльф.

— Я участвую. — сказал Акио, не терпящим возражения голосом. — Когда начинаем?

— Рад что это весьма рядовое событие заинтересовало столь многих. — произнес я, начиная медитативную технику и усиливая собственный голос с помощью Юань-ци. — Всем участникам турнира, приготовиться и направиться на интересующие площадки! Время работы испытаний, до завтрашнего вечера. Ночью — перерыв. Начинаем!

Не могу сказать, что после моей команды толпы бросились к «лепесткам» испытаний, у строителей, магов и механиков в начале было почти пусто, а вот у бойцов — выстроилась настоящая очередь. Но со временем ситуация начала меняться на прямо противоположную.

Чудеса, показываемые магами, быстро затмили привычные всем спарринги и вскоре толпа зевак сместилась от дерущихся воинов к создающим прямо в воздухе ледяные цветы гориллам и поднимающим из земли похожих на людей големов анубисам. Неко показывали самые потрясающие комбинации, и привлекали внимание не только умениями, но и откровенными нарядами.

Ценителей механизмов набралось меньше, особенно в начале, когда ничего не было готово, но как только из груды деталей начали вырисовываться наземные корабли, миниатюрные ветряные мельницы и прочие чудные изобретения, которые чертились на черных досках мелом — интересующихся значительно прибавилось.

Строители оказались самым недооцененным местом, от которого не отрывал взгляда Куват, и не просто так. Я несколько раз пожходил к орку-защитнику, и все время он общался со строителями, помогал и подносил материалы. Спорил, с пеной у рта доказывая свою правоту, но, когда проигрывал — признавал свое поражение. По крайней мере половина из участников в будущем перейдет под его ведомство, высвободив из задач градостроительство. Что очень нас выручит в будущем.

Проходя мимо кузни, я заметил небольшую толпу, и подойдя ближе с удивлением понял, что она собралась вокруг жреца, сворачивающего раскаленный металл пополам. Зачем? Оставалось для меня загадкой, а потому я спросил у одного из дварфов, на что получил исчерпывающее объяснение — создание металла с разными свойствами на краях. Упругого, но одновременно жесткого и прочного. Как это возможно я уточнять не стал, пусть кузнецы разбираются в тонкостях, я предпочту готовое оружие.

Самым же важным для меня был последний блок испытаний, тактический. Когда я подошел, там как раз собирались схлестнуться Ичиро и Акио. Оба — наследники великих домов, с детства, готовящиеся стать полководцами, они долго перебирали фигуры, чтобы расставить их на разделенном на клетки поле боя. Чтобы противник раньше времени не увидел позицию противника их половины были отделены до начала раунда шторкой.

— Помните, что фигуры выдаются по весу. — объяснял судья. — Кого бы вы не выбрали, лучника, защитника или убийцу, он будет равен по весу тому, столько стоит его обучение. Воины — простое дерево. Герои — в три раза тяжелее из-за каменной подставки. Владыка может быть лишь один и его вес в девять раз больше чем у героев.

Защитники полностью игнорируют обстрел и защищают одного солдата рядом. Лучники атакуют на три деления вперед. Убийцы перемещаются в два раза быстрее остальных. Два воина справляется с одним героем, восемь героев — с одним владыкой. Герой бьет дважды, владыка трижды за ход. Урон от воинов владыка игнорирует. Каждый ход, обе стороны говорят мне что делают, а я уже двигаю фигуры. Выбирайте с умом.

— Господин хочет участвовать? — спросил меня Акио. — я могу уступить вам свое место.

— Нет, не отвлекайтесь, я просто смотрю. — отошел я чуть в сторону. — Даже интересно, кто из вас сможет победить в равной ситуации.

— Равных ситуаций не бывает. — заметил странно знакомый голос позади меня, и обернувшись я увидел все того же монаха. — Даже если кажется, что все одинаковое, одна сторона всегда сильнее другой. Тем более, когда выбор войск разный.

— Их фигуры равны по весу. — возразил я. — Хотите принять участие?

— Против этих? — донесся до меня насмешливый голос из-под капюшона. — Это не имеет смысла.

— Вот как? Чтож, ваша правда, они одни из лучших тактиков острова. Нет смысла вступать в заведомо проигрышную схватку.

— Разве что для них. — усмехнулся жрец. — Знаете, что? Я готов с ними сразиться. С обоими. Если после этого за доску встанете вы.

— Идет. — немного подумав кивнул я. — Господин Ичиро, прошу прощения. Не могли бы вы на один раунд уступить свое место? Уверен, это будет быстро.


Глава 24

Это и в самом деле оказалось быстро, вот только совсем не так, как я ожидал. Наследник Хэй выбрал стандартную оборонительную тактику, его набор соответствовал золотым правилам войск Чщаси, прошлой формации. В каждом отряде были убийцы, защитники и стрелки. Пойдя на поводу у качества, он набрал меньше воинов, сосредоточившись на героях и владыке. Расставил их вдоль всей протяженности своей позиции, защищающей находящийся в тылу флаг.

Стоило занавеске подняться и Акио с удивлением обнаружил прямо перед своими стенами огромное войско, состоящее только из воинов лучников и защитников. Раз за разом силы врага обстреливали позиции наследника Хэй, а стоило его героям выдвинуться вперед — спешно отступали на одном фланге, продолжая атаковать на другом.

Не выдержав такого издевательства Акио выдвинул вперед своего владыку, подкрепив удары героями. Его убийцы почти мгновенно уничтожили правый фланг жреца, но сосредоточив все силы в одном месте он потерял из виду центр и левый фланг, в результате чего воины прорвались за стену и забрали флаг ошалелого наследника Хэй.

— Как так вышло? Я же выбрал лучшую стратегию? — не веря спрашивал Акио, когда его сменил за столом Ичиро. Жрец же в ответ лишь хмыкнул.

Перед второй битвой фигуры расставлялись дольше, и более тщательно. Ичиро, прошедший подготовку множеством боев и участвовавший в создании нового войска Дома света, выбирал комбинации похожие на те что в первом бою использовал жрец, но с оглядкой на десятников и сотников — героев. Стрелков он взял в два раза больше чем убийц, но в достатке набрал защитников, не получающих урон от дальнего боя.

Жрец вновь сумел удивить. На этот раз он тоже играл от обороны, занимая позиции на своих холмах, и его армия была крайне похожа на состав войск Ичиро, вот только большое место было уделено распределению отрядов. Они стояли не сплошной линией, а тремя большими блоками.

В начале никто не хотел нападать, но Ичиро больше предпочел оборонительную тактику. Стоило войскам врага чуть сдвинуться, и он собирал кулак из защитников и стрелков, оставляя убийц в резерве за стеной. И именно на этой ошибке жрец его подловил, атаковав всеми силами сразу два фланга.

Ичиро пришлось выбирать, куда бить. Его войска были слишком разрозненны, и когда с укрепленной стороны жрец отвел свои отряды, Ичиро не смог преследовать нападавших направившись на второй фланг. Но стоило так сделать, как атака на первом направлении продолжилась.

Выругавшись Ичиро разделил изначальный отряд поддержки на два, но потери во время раскачивания флангов обошлись ему слишком дорого. Жрец уличил момент и атаковал всеми силами центр, затем сместившись вправо и использовав подкрепление. Битва разгорелась не шуточная, но в конце концов, с минимальным перевесом, жрец все равно победил, почти полностью потеряв свою армию, но захватив флаг.

— Такая победа ничего не стоит. — с трудом сдерживая гнев бросил Ичиро. — В реальности поступив так ты бы потерял всех солдат, и не смог идти дальше.

— А мне и не надо, флаг я захватил, а потери не имеют значения. — пренебрежительно ответил жрец. — Победа за мной, господин Валор. Надеюсь вы не откажетесь от своих слов?

— Вы не обязаны, господин. — сказал судья. — Это всего лишь игра.

— Совершенно верно, и поэтому я участвую. — кивнул я, улыбнувшись. — Без всяких оговорок, и как есть. Однако я еще раз хочу уточнить правила. Мы располагаем свои войска на половине ближе к нам, верно? Судя по предыдущим играм — не только на стене.

— Да, конечно. Но это же логичнее всего? — нахмурившись сказал судья.

— Не важно, что логично. Важно, что работает. — ответил я. — Пусть все это — чистой воды условность, но мне интересно будет посмотреть на результат. Я проиграю, когда потеряю флаг?

— Да, именно так. Если ваш флаг захватит противник — вы потерпите поражение, а если захватите чужой — победите. — спокойно разъяснил судья.

— Ну хорошо, в таком случае начнем. — сказал я, запуская руку в закрытую коробку, стоящую на весах. Удерживая ее пальцем, я вынул все необходимые фигуры, а затем отпустил конструкцию.

— Так мало? Вы уверены? — удивленно переспросил судья, когда весы чуть качнулись.

— Совершенно. Мне этого хватит. Тридцати фигур мне вполне достаточно.

— Десяти ты хотел сказать? — донеслось из-за занавески, после чего раздался удовлетворенный смешок. — Я готов.

— В таком случае начинаем. — чуть помедлив сказал судья, поднимая шторку.

— Что? Какого черта? — удивился жрец, увидев, что у меня и в самом деле на стене три десятка обычных воинов. На его стороне стоял только владыка и один лучник герой. — Кто выбирает слабейшие войска, да еще и без лучников? Это же нелогично! Я разобью эту армию по частям и захвачу флаг за несколько ходов!

— Вот и посмотрим. — пожал я плечами. В обороне остались только шесть защитников — совершенно несерьезное количество против владыки, но достаточное, чтобы противостоять лучнику-герою. Остальные двадцать четыре воина, пополам убийц и прикрывающих их защитников, выдвинулись вперед, идя по противоположным, максимально удаленным друг от друга флангам.

Жрец, посчитав ходы, понял, что убить одновременно оба фланга не может, если они сами к нему не придут, а потому понадеялся на лучника-героя, который способен убить одного воина-защитника за ход. Однако вместо того чтобы напирать на его укрепления я встал чуть впереди, под стенами, затем начав подтягивать отряды, оставшиеся позади.

— Стоит моим войскам дойти до стены, и у вас просто не останется ходов на убийство. — сказал я, уверенный в собственной правоте. — Ситуация предрешена.

— Это мы еще посмотрим. — зло ответил жрец, выдвигая владыку к левому флангу.

Оставив на самом краю пару из убийцы и защитника, я сдвинул весь остальной левый отряд назад, одновременно двигая вперед центр и второй фланг. Жрец, вставший перед выбором — убить двоих, но потерять диспозицию, наплевал на слабейший отряд, атаковав центральных защитников и разгромив их за два хода во время которых я продвинул до стены правый фланг, забравшись всеми оставшимися отрядами наверх.

Ухмыляясь жрец вернул владыку и лучника, отправив их наперерез нападавшим, но я без промедления отступил, сохраняя как можно больше воинов. Видя близкую победу, противник погнался за отступающими, планируя разбить их так же, как и центральных защитников — за пару ходов.

Но когда он уже собирался объявить о своей победе двое оставленных на крайнем левом фланге воинов дошли до флага. Лучник герой сделал что мог, прикончив защитника, но до убийцы не дотянулся, и следующим ходом воин забрал флаг прямо под носом у владыки. При том что я сохранил почти два десятка фигур.

— Еще раз. — раздраженно просопел жрец. — Ты обманул меня при выборе фигур. Наблюдал за тем, как я играю и смог выработать тактику. А я твою вижу в первый раз.

— И в последний. — улыбнулся я, отступая от доски. — Как и говорилось раньше — это лишь игра, мало общего имеющая с настоящими схватками, и я это прекрасно осознаю. К тому же, мы уже и так много времени заняли у остальных желающих, а я еще не видел сражения между Пинг Ичиро и Хэй Акио.

— Какое они имеют значение? — выкрикнул противник, ударив кулаком по столу.

— По осторожнее со словами. Они оба — выдающиеся личности нашего острова. — холодно ответил я. — Пинг Ичиро — глава великого дома. Я, как гостеприимный хозяин, могу себе позволить терпеть дерзость, но моему другу такая щедрость недоступна. Одно лишнее слово, и он будет вынужден ответить на оскорбление сталью.

— Прошу прощения, за неучтивое поведение моего подопечного. — произнесла Кингжао, поклонившись. — Он горячее чем нужно, и не всегда осознает положение, в котором находится. Я ручаюсь — более он праздник портить не будет. Еще раз прошу за него прощения.

— Как скажете, госпожа Кингжао. — согласился я. — Ичиро?

— Я не в обиде, мало ли на острове юродивых? — пожал плечами глава Пинг. — Продолжим? А то нас прервали. Думаю, будет честно обговорить начальное количество фигур, чтобы не было ситуации как в прошлой игре.

— Минимальное количество по весу, да. — согласился Акио. — предлагаю девяносто…

Расставив фигуры, они постарались учесть все ошибки и ходы, что видели в своих схватках и во время нашего боя с жрецом. Я же больше заинтересовался глубокой вмятиной, оставшейся после гневного удара. Такую можно сделать молотом, в крайнем случае латной перчаткой, но не обычным кулаком.

Чимб, наблюдавший за всем происходящим с крыши, прекрасно понимал мои опасения, не отрывая глаз от уходящего жреца. Что-то с ним было не то, слишком много совпадений. Он явно не умеет держать себя в руках. А главное не считает нужным это делать. Свойство достойное бунтаря и амбициозного подростка, но никак не зрелого мужчины, который скрывался под балахоном. О возрасте говорил голос, и вряд ли я сильно ошибался предположив, что это человек лет тридцати двух — тридцати пяти.

Пока я думал, баталия между давними соперниками разгорелась с новой силой. Теперь армии обеих сторон выглядели очень похоже, каждый пытался выманить противника на свою сторону, чтобы контратаковать или получить позиционное преимущество. Действовали оба осторожно, больше не суетились, и, хотя зрелище оказалось совсем не таким захватывающим как предыдущие партии с жрецом — куда более правильные с точки зрения самой схватки.

В конце концов судье пришлось прекратить затянувшийся раунд, и по очкам, с минимальным отрывом, победил Ичиро, сохранивший жизнь большему количеству солдат. Однако и Акио не слишком расстроился, куда больше задумавшись о составе войска, которое мало напоминало привычную ему формацию деления на отряды. Они сыграли еще пару раз с другими соперниками, быстро одержав победы, и оставив их развлекаться я пошел на внутреннюю арену.

Чувства были смешанные. С одной стороны — я убедился в том, что мой бывший генерал, Ичиро, лучше других. С другой, не смог найти ему адекватную замену. По крайней мере на данном этапе. Еще и этот жрец… какого черта я так волнуюсь об рядовом сопровождающем Кингжао, с совершенно непримечательной Ци? Не знаю, просто голос его показался знакомым. Да и удар этот… нельзя его нанести, не обладая силой золотого воина, идущего путем Чжен-ци. А в других школах — это и вовсе сила героя.

Попытавшись отвлечься от посторонних раздумий, я подошел к одному из организаторов спаррингов на арене, и взял у него список матчей. Судя по всему, большинство участников — воины и герои, воспринимали происходящее скорее, как показательные выступления. Никто особых приемов не показывал, особенно выдающихся результатов тоже.

— Ну что, зятек. — усмехаясь спросил Гуань-Юнь. — Готов к поединку? Жаль тебя, конечно. Избивать однорукого мне не слишком по нраву, но что поделать.

— Все возможно. — улыбнулся я в ответ. — Кто знает, чем все обернется?

— Думаешь проиграть мне с сухим счетом? — лучась уверенностью спросил владыка Фенг. — Предлагаю изменить правила. Сражаемся не до первой крови, а пока противник не сможет подняться или не сдастся добровольно. Ну и предмет спора пора изменить. Я же вижу, каково тебе приходится.

— О чем вы?

— Весь день ты только и знаешь, что вглядываешься в тех, кто хочет взобраться по выше. Нет, не спорю, может ты и в самом деле найдешь кого-то выдающегося. Неоспоримого гения, который совершенно внезапно скрывался в нижнем сословии, не способный стать героем. — не веря в собственные слова хмыкнул Гуань-Юнь. — Но ты же понимаешь, что лучшими могут стать только те, кого к этому готовили с детства. Найти тактика среди крестьян так же тяжело, как жемчужину среди камней.

— Ладно, предположим вы правы. Я и в самом деле не могу себе позволить потерять Ичиро. Куват загружен. Супруги и Чифара — беременны и заняты детьми. Мне не хватает рабочих рук, чтобы выполнять все требуемое. — признал я. — И что с того? Помощников за один день не вырастить. А по вашей логике это не удастся и за пару лет.

— Ты говоришь, как глава клана. — покачал головой Гуань-Юнь, ехидно улыбаясь. — Но думаешь иначе. Почему ты не взял силой Лин, чтобы усилить свои позиции? Почему Мэй просто появилась на переговорах и сейчас миролюбиво, хотя еще недавно вырезала его посланников. Кто ты? Кем ты хочешь стать? Не расстраивай меня и не заставляй произносить за тебя то, что и так очевидно.

— Это будет тяжело. — улыбнулся я, собираясь с мыслями. — Кланы не примут изменение миропорядка. Опять придется воевать. У них и так появился новый бог, новая религия и новые главы… хотя возможно сейчас и в самом деле лучший момент.

— Верно, изменить сейчас, во время хаоса, когда ты показал силу — еще можно. Но даже завтра окажется поздно. — сказал тесть. — Итак?

— Я собираюсь стать императором и вернуть нам все земли от Гэге противоположного края океана. Вы мне поможете?

— Только если ты победишь в поединке. — усмехнулся Гуань-Юнь, выходя в центр арены. — Я, глава клана Фенг, владыка путей Чжен и Юань-ци, генерал-защитник острова Чщаси, вызываю на поединок главу клана Гуанг — Валора!

— Я, глава клана Гуанг, владыка трех путей, громовой зверь вызывающий дождь, отвечаю на твой вызов. — выкрикнул я, и остальные спарринги мгновенно прекратились. Воины разошлись в стороны, освобождая нам площадку. Герои взобрались по стенам академии, выбирая вид по лучше. Владыки и главы кланов подошли к краю балкона, чтобы рассмотреть происходящее во всей красе.

— Я не буду сдерживаться. — припадая к земле, и очерчивая наконечником глефы полукруг предупредил Гуань-Юнь.

— Надеюсь на это. Выложитесь по полной. — попросил я, заправив пустой рукав в пояс и достав из ножен лезвие глефы. Время полного оружия еще не настало. Тайна может подождать еще немного.

Тесть глубоко вздохнул, и я заметил, как опасно сузились его зрачки. Реакция, десятикратно усиленная восприятием Ци, замедлила время. Бегущая по щеке противника капля пота замерла, а биение сердца в ушах стало протяжным шелестом. Миг перед первым ударом растянулся на вечность, а когда наконец капля упала на песок, Гуань-Юнь бросился в атаку.

Кровавое копье, коронная техника мастера, ударило с визгом вспороло воздух. Уклонившись от него, я чуть не пропустил веер игл, заставивший припасть к самой земле, и тесть, загнавший меня в ловушку, взвился в воздух, собираясь в красивом ударе завершить только начавшийся поединок.

Его глефа с гудением обрушилась вниз, рассекая воздух и иллюзорную плоть. Вызванный призрак растаял, как дым, и Гуань-Юнь закружился, поднимая кровавый туман, в попытках найти меня. Скрывшись под оком урагана, я поймал висящую в воздухе каплю крови на лезвие клинка, и ускоренный кровавым бешенством и летним вихрем противник обрушился на это место, вспарывая пространство своими нескончаемыми ударами.

Глефа Гуань-Юнь, оставляющая после каждого движения едва заметный кровавый шлейф, превратилась в колесо с тысячей лезвий. Стоило мне пошевелиться, или как-то иначе выдать себя — как на это место обрушивался неостановимый град ударов, разрывающий воздух.

Армия призраков сделала шаг от стены академии, к центру арены, и в то же мгновение противник закружился, выпуская по одной кровавой стреле на каждого клона. Идеальная точность, в совокупности с неимоверной силой и скоростью. Лишь три из пятнадцати призраков смогли уклониться от ударов или отбить их. Мое Юань-ци было сильно, как никогда. А вера в дополнении к влиянию хаоса давали удивительные результаты. Теперь на арене нас было четверо.

Взрывным прыжком Гуань-Юнь переместился сразу на три метра, подняв облако пыли и не позволяя мне среагировать. Его глефа ударила сразу с нескольких сторон, и даже зрение Ци не позволило определить направление. Отбить только один — или пропустить все — не осталось никакой разницы. Призрак растворился в облачке дыма, на котором легко читался замысловатый кровавый узор, оставленный лезвием глефы.

Не останавливаясь даже на секунду, словно у него было бесконечное количество сил, противник запрыгнул на стену, и побежал, минуя пересечение с двумя оставшимися призраками. Оттолкнувшись, и оставив на дереве вмятину, он обрушил с небес град кровавых стрел, покрыв область в несколько метров кристаллами крови, с одинаковой легкостью пробивающими плоть и доспехи.

Два призрака успели уйти, отпрыгнув из области поражения. Но третьего, стоящего ближе к центру, изрешетило.

Взревев от переполняющей его ярости и силы Гуань-Юнь бросился в погоню, но призраки резко разбежались в противоположные стороны, не выпуская противника из вида. Владыка крови вновь подпрыгнул, целясь в стоящих на противоположных краях арены противников, но вместо этого атаковал неприметное место в центре.

Гигантское копье, в полете впитало в себя всю рассеянную кровь, обрастая сотней длинных шипов. А когда я отпрыгнул в сторону, подняв облако пыли — взорвалось, осыпая меня иглами. Вызванные призраки приняли на себя удар, и все же несколько игл мне пришлось отбивать самому.

Гуань-Юнь, наконец найдя настоящего врага, прыгнул, мгновенно пересекая арену, и одним взмахом развеял оставшихся призраков, собираясь обратным движением разрубить меня пополам, но я так же активировал кровавое ускорение и летний вихрь. Теперь наша скорость движения стала одинаковой, мы мчались, оставляя после каждого рывка глубокие следы на песке, лезвия сталкивались в воздухе, и над ареной одновременно разгорались сотни искр.

Вот только Гуань-Юнь был куда опытнее и сильнее. Формально достигнув звания владыки, я оставался золотым героем трех путей и мог спастись только на недоступной ему школе. Отбив очередную атаку, я резко ушел в сторону, используя технику ока урагана. Вот только она по какой-то причине не сработала. Он продолжал меня видеть.

Отступая еще, я попытался активировать технику армии призраков — бесполезно. Простейшего размытия образа — без толку. Все мои техники души разом перестали работать, и по глазам противника я понял, что он тоже не понимает, что происходит, вот только увлекшись сражением не собирается давать мне время на передышку.

Этот поединок был настоящим, и кажется я в нем проигрывал.


Глава 25

Развернувшись в воздухе, я отскочил от стены, уйдя под ноги Гуань-Юнь, и едва разминувшись с лезвием его оружия, перекатился оказавшись за спиной противника. Реакция владыки оказалась молниеносной. Оставив на стене перекрещенный порез, он ринулся в атаку, с каждым взмахом заставляя меня отступать. Отбить мечом сдвоенные удары глефы оказалось почти невозможно, но я умудрялся получать от его нападений дополнительные импульсы для ускорения.

В горячке боя владыка решил не рисковать, сосредоточившись на рукопашной схватке и все время наращивая темп. Воины и младшие герои даже не успевали следить за нашими движениями. Для них мы исчезали в одном месте, а затем вместе со звоном оружия появлялись в другом, оставляя после себя сноп искр.

Держась лишь чудом, я понял на сколько привык к силе Юань-ци, и на сколько беспомощным чувствую себя сейчас. Все мои основные трюки были сосредоточены на этом пути Ци, и невозможность его использования ставила под вопрос все мое мастерство как героя. И как только я осознал это — следом пришло простое понимание, если я немедля не пересмотрю тактику, не стану использовать все что имею — проиграю.

Гуань-Юнь налетел словно ураган, обрушивая град ударов со всех сторон, столь быстрых, что казалось — у него, а не у Ичиро был дух воина — Тысячерукий. Меч сверкал в моей руке, со звоном отбивая взмахи противника, но я элементарно не успевал за владыкой Сюэ и Чжен-ци, получая небольшие, но ощутимые порезы. Кровь начала проступать из ран, и в мгновение, когда тесть уже был готов нанести решительный удар я сам ринулся в контратаку.

Легко отбив выпад моего меча Гуань-Юнь усмехнулся бесхитростной попытке, и тут же отпрыгнул, чуть не угодив в облако игл, слетевших с моего тела. Воспользовавшись секундной передышкой, я провел мечом по доспеху, собирая всю вышедшую наружу кровь внутри рукояти. Видя серьезность моих намерений тесть демонстративно порезал ладонь, позволяя своему клинку впитать необходимую для техник влагу.

— Что происходит? Почему он не использует исчезновение? — удивленно спросила Мэй, облокотившаяся на перила.

Я и сам бы хотел знать ответ на этот вопрос, но к сожалению время для раздумий вышло не самым удачным. В сражении сила на силу и навык на навык у меня не было ни шанса, Гуань-Юнь многократно превосходил меня по этим параметрам. Все что оставалось — воспользоваться духом воина, но что-то подсказывало что делать этого нельзя. Так же, как нельзя показывать уже полностью выздоровевшую вторую руку. Но выбирая из двух зол, приходилось рассчитывать на то, что позже принесет больший эффект.

Прыгнув вперед я ударил новым кровавым облаком, заслоняя угол обзора Гуань-Юнь, и противник, полностью уверенный в собственном превосходстве, решил пойти на прямое противостояние. Его лезвие с ревом разорвало облако и кровавый хлыст, вытянувшийся на несколько метров, ударил по мне, оплетая пояс.

Почувствовав вкус победы, владыка дернул хлыст на себя, одновременно запуская в мое тело острейшие шипы, и притягивая для финального удара. Его глефа взметнулась вверх, и обрушилась прямым, всесокрушающим взмахом, не оставляющим мечу и шанса на отбитие от второго, идущего колесом удара.

Лезвия зазвенели, встречаясь, я почувствовал, как немеет от блока ладонь, но это позволило мне снизить скорость противника достаточно, чтобы вплести в узор его боевого танца собственные такты. Гуань-Юнь сосредоточил внимание на лезвии меча, единственного оружия которое ему угрожало. Он точно знал, что успеет нанести мне ответный удар навершием глефы быстрее, чем я восстановлюсь. И когда, продолжая движение, отвернулся, на долю секунды, чтобы ускорить вращение оружия и дать ему большее ускорение, я наконец вонзил ему в бок жало своего второго клинка.

Кровь алым фонтанчиком выбилась из недавно зажившей раны. Ритм ударов Гуань-Юнь сбился, всего на пол такта, но это позволило мне отступить и встретить его уже во всеоружии — держа полностью собранную глефу, состоящую из двух лезвий — меча полуторника, которым я постоянно сражался в последнее время, и короткого шипа на длинной рукояти, уже испившего крови владыки.

Не дав врагу опомниться, я закружил собственную боевую мельницу, метя в уже поврежденный бок. Гуань-Юнь требовалось всего несколько секунд, чтобы затянуть рану и вернуться в норму. Именно столько у меня осталось до гарантированного поражения, и я собирался использовать это время по максимуму, не гнушаясь ничем.

Вопреки логике мастера убийцы, я выстрелил в ноги противника гарпуном, сбивая темп его движения и вынуждая разрубить трос. А когда владыка использовал один из ударов мельницы для того чтобы высвободиться из пут, использовал эту заминку, сам нанеся глубокую колотую рану в плечо.

Теперь уже Гуань-Юнь пришлось отступать под градом моих ударов. Наши техники были идентичны, но я развил полученные от мастера уроки, дополнив их собственными приемами. Смысл техники бесконечной мельницы состоял в непрекращающихся ни на секунду ударах, бьющих один за другим в одно и то же место и вынуждающих противника постоянно защищаться.

Сам владыка добавлял к этой технике кровавые шипы, идущие вслед за лезвием, и отстающие на полтакта, так что казалось, что вместо двух атак, он совершает четыре. Отлично зная эту особенность, я не мог позволить владыке перейти в контрнаступление, игнорируя порезы, оставляемые его кристаллическими лезвиями. Зато, когда он наконец решил, что достаточно измотал и ранил меня, принимая очередной удар на жесткий блок, для разворота мельницы, его ждал неприятный сюрприз.

Находясь в доминирующем верхнем положении, я прижал шип к земле подошвой, а освободившейся левой рукой надавил на лезвие, добавляя к и без того мощному удару добавочную силу. Не ожидавший такого напора Гуань-Юнь сместил блок, получив глубокий порез, идущий через левое плечо и шею, а затем отступил, пытаясь раскрутить собственный боевой танец. Однако первое же движение вышло не так.

Тонкая кровавая игла, ударившая из полости моей глефы, прошла под мышкой противника, вспоров вену и заставив потратить силы на то, чтобы ее разбить. Взревев от ярости Гуань-Юнь проигнорировал удар, силой ломая выгодный мне темп боя. Его умения и навыки школ Чжен и Сюэ-ци были более высокого ранга. Его физические скорость, сила и выносливость превосходили мои, возможно даже многократно, но сейчас мы сражались на равных, даже без использования мной техник Души.

Каждый раз, когда противник восстанавливал свой темп боя, я рушил его нелепыми. Наносящими мне столько же урона, как и ему выходками. Постоянно смещаясь я заставлял его атаковать с невыгодных положений, оголяя для контратаки поврежденный в недавнем сражении бок. Пусть он и говорил, что полностью восстановился после сражения с северным волком, это не было правдой, и я это использовал.

Гуань-Юнь был готов проиграть мне, применяющему три школы. Но проиграть собственному ученику, который использует только те техники что и он сам — было ниже достоинства главы клана Фенг. И чем острее он осознавал, что я выигрываю, тем в большую ярость впадал. Темп поднялся на неимоверную высоту, за которой я уже не улавливал мелодии боя, но удары становились рваными, будто захлебывающимися.

Мое тело быстро покрывалось порезами, я успевал отбить оружие противника только в последний момент, с трудом уворачиваясь от выпадов. Кровь веером летела с клинка мастера копья, но я заставлял расплачиваться за каждое нанесенное мне увечье.

Три пореза, нанесенных на запредельной скорости? Хорошо.

Я не стеснялся использовать жесткий блок и особенности моего оружия. Одного поворота рукояти было достаточно, чтобы разобрать глефу на меч и булаву. Отскочить, поймать на блок, сорвать темп, разобрать, пропуская лезвие врага там, где только что было древко и нанести два удара с разных направлений.

Да, нанести рану мне удавалось реже, но каждый из уколов оказывался глубже, порез длиннее, а оружие противника все чаще просто не попадало по мне. Гуань-Юнь, привыкший сам сбивать противников с толку, рассчитывал обвести меня вокруг пальца сломав мой темп боя, однако вынужден был сам подстраиваться под ситуацию. Не зная, подставит противник блок или уйдет от удара, какое у него в следующую секунду будет оружие в руках, станет ли он атаковать или отступать, владыка еще больше сбил свой взвинченный прерывистый темп.

Когда я уже подумал, что битва перестает быть безнадежной, Гуань-Юнь прекратил схватку, отпрыгнув к противоположной стене арены. Я попробовал не отпустить его, перейдя в контратаку, но был встречен веером кровавых игл, и обратной мельницей, бьющей снизу-вверх и не позволяющей адекватно защищаться.

Выгадав секундную передышку владыка путей крови и жизни вытер лицо от крови, даже не поморщившись, когда пальцы прошли по свежим порезам. Неистовая ярость, только что игравшая в его глазах, сменилась тяжелым осознанием. Он стал холоден и сосредоточен. Его движения стали плавными, не имеющими четкого начала или конца.

Я тоже позволил себе перевести дух, собравшись с мыслями. Я только что провел пятиминутный бой, на поле противника, великого генерала-защитника Чщаси, и остался жив. Даже стоял на ногах! Что уже можно считать за достижение. Вот только схватка еще не кончилась, и прежние уловки не могли спасти положение. Теперь все станет максимально серьезно, и мои шансы стремились к нулю.

Оружие, рисунок боя, адаптивность — все это осталось в прошлом. По движениям Гуань-Юнь очевидно, что он учел все эти особенности и готов к ним. Остались только неочевидные преимущества, полученные в многочисленных схватках против существ хаоса и демонических тварей. Я знал, что изменился, вместе со всем миром. Видел, как война на границе меняет меня. И чувствовал то, что нормальному воину Чщаси было не положено. То, что откладывал на крайний случай.

— Вы готовы, господин Гуань-Юнь? — спросил я, собрав глефу воедино.

— Решим все одним ударом, господин Гуанг Валор? — вопросом на вопрос ответил владыка Фенг, не в состоянии скрыть улыбку. — Эта битва станет легендарной!

— Не думаю. — улыбнулся я, проводя кромкой наручного браслета по лезвию глефы. Едва заметная молния пробежала до самой рукояти, выгнувшись дугой. Увидевший это противник нахмурился, ожидая подвоха, и он был. Мое тело потеряло способность к электричеству, но благодаря Мэй получило неимоверную регенерацию. Так что я уже был в полном порядке. И все же главной моей силой со спуска в подземелье было другое.

Воплощение. Простое слово, означающее столь многое.

Синтез веры людей, воздействия хаоса и уверенности в собственной мощи. Создание невозможного — вроде многодневного ливня, о котором будут молиться. Духа воина — становящегося тем материальнее, чем большее количество войск его видит. Чем крепче ты в него веришь. Моя армия призраков — чистой воды иллюзия, получившая возможность отражать удары и резать плоть. Все это, и гораздо больше — воплощение.

— Грозовой зверь! — донесся по рядам зрителей восторженный вопль. — Он будет биться с молнией!

— Огонь, молния… ты не перебарщиваешь ли, зятек? — насмешливо, но куда более сосредоточенно спросил Гуань-Юнь.

— Нисколько, ведь это в моей природе. — ответил я, пуская еще одну молнию из спрятанной в рукаве эбонитовой палочки. Пара таких фокусов, и вера сделала свое дело, пусть только на этот бой, но в сумме с моей предыдущей репутацией это дало достаточный эффект чтобы оружие начало быстро наэлектризовываться.

— Возможно это последний бой, который я проведу в текущей форме. — улыбнулся я. — Давно пора сменить его на что-то более практичное.

— Практичнее глефы? — недоверчиво переспросил тесть, медленно отводя левую ногу назад и готовясь к атаке. — Сейчас я покажу тебе, что значит настоящий мастер копья!

Гуань-Юнь прыгнул вперед, оставив после себя облачко пыли, пошедшее завихрениями. Рваные удары превратились в нескончаемый водопад. Колесо раскрутилось, да так что не оставляло сомнений — один удар, и живым я не останусь, меня пропустит словно через мясорубку, выдавив в конце пути в виде фарша.

Отпрыгнув назад я едва не попался на простейшую ловушку — повернувшись лицом к солнцам. Гуань-Юнь, одежда которого пропиталась кровью, обрушился на меня осыпая ударами, а я лишь отступал, выбирая подходящий момент для контратаки. Да только он никак не наступал.

Лезвие глефы противника нашло лазейку в моей обороне, и холодная сталь вспорола живот, погрузившись на пять сантиметров и почти дойдя до позвоночника. Запах отвратительной сладкой кислоты ударил в ноздри. Адская боль пронзила все тело, и только многолетние тренировки позволили остаться в сознании, и даже, перехватив древко, атаковать в ответ. Но Гуань-Юнь, с уважением оценивший мои потуги, с легкостью вырвался из захвата и отпрыгнул.

Кровь и содержимое желудка хлынуло наружу, щедро смочив землю, но я лишь рассмеялся повороту судьбы. Тесть счел мою улыбку как признание проигрыша, но останавливаться не собирался. Раскрутив глефу он шагнул вперед, готовясь нанести последний решительный удар. И в этот момент, я опустил лезвие.

— Гром! — вскрикнул я, так чтобы у зрителей не осталось сомнений в моих действиях, и усиленный верой сотен людей электрический разряд прошел по луже из моего желудка, пробежал по пропитанной кровью одежде Гуань-Юнь и впился в его тело, мгновенно сведя все мышцы в теле до единой.

Трясясь от удара, он рухнул на землю, и не теряя времени я шагнул вперед, всадив лезвие своего оружия ему в горло на пару миллиметров. Одно неверное движение, и оно отсечет голову постепенно приходящему в себя владыке. Надо отдать должное, почувствовав укол противник не стал дергаться, в начале открыв глаза.

— Все кончено? — слабо улыбнулся тесть. — Глава клана Фенг повержен, да здравствует новый глава?

— Мне Юн не простит. — ответил я. — Тем более, ваше предложение мне понравилось. Пора идти дальше. Готовы сдаться?

— Уже. — сказал, подняв раскрытые ладони Гуань-Юнь. — Если ты чуть отодвинешь лезвие, чтобы я мог говорить нормально…

— Сделаю даже больше. — произнес я, убирая оружие и подав ему руку. Выглядящий не многим лучше меня владыка не стал ее игнорировать, наоборот, приняв предложение и поднявшись.

— Я, владыка Фенг, Гуань-Юнь, признаю себя унизительно проигравшим в поединке. Когда соперник даже не пользовался третью своих способностей. — во всеуслышание заявил Гуань-Юнь. — Я считаю этого молодого человека, самого раннего Владыку трех путей, своим мастером. А клан Гуанг, старшим, по отношению к клану Фенг!

— Что? Не может быть… — донеслось с разных сторон. — Фенг столько веков боролись за то чтобы встать вровень с Пинг, а теперь готовы признать молодых Гуанг старше?

— Я, глава клана Пинг, Пинг Ичиро, признаю Гуанг Валора своим мастером. — громко сказал Ичиро, выходя на арену. — А клан Гуанг считаю старше остальных, включая Пинг!

— Не бывать этому! — вскочила с места Мингжу, но ее мнение уже никого не интересовало. Старуха, уже признала право Ичиро на трон, и сейчас находилась в безвыходном положении. Толпа же ликовала, заходясь восторженными возгласами.

— Я, глава клана Ксу, Ксу Канг, признаю клан Гуанг старшим по отношению к клану Ксу. — сказал наблюдавший со стены за боем дварф. — Уверен, за вами будущее, и мы сможем не только вернуть величие острова, но и пойти куда дальше.

— Клан Хэй признает старшинство Гуанг. — нехотя произнесла Лин, за спиной которой стоял брат, уже готовый выкрикнуть то же, чтобы получить преимущество. — Мы стали верными союзниками и будем поддерживать вас дальше.

— Сциллы народа неко уже состоят в альянсе с Гуанг, и как остальные готовы признать их старшими, а Гуанг Валора — нашим лидером. — торжественно произнесла Сифара, поглаживая круглый живот, который уже невозможно было скрыть.

На несколько секунд на арене нависла полная тишина. В первый раз за много столетий, возможно за все время на острове четыре из пяти великих кланов признали верховенство одного. Небывалое событие, сравнимое с появлением богов или девяти солнц на небосклоне. Все ждали решения Джен, и его главы Ли.

Старый эльф прикрыл ладонью глаза, а затем обратил свой взгляд на сидящую чуть в стороне Кингжао. Выражение лица тифлинга было невозможно разобрать. Она словно хотела смеяться от счастья и плакать от сожаления одновременно. С трудом сдержав эмоции верховная жрица подошла к краю балкона.

— Молитесь, и боги дадут вам свой ответ. — торжественно произнесла Кингжао. — Они благословили сына господина Валора — Гуанг Тайян на долгое правление, и возможно именно это имели ввиду. Однако храм не будет вмешиваться в политику кланов, пока это не угрожает острову и всему миру. Молитесь — и боги ответят.

— Мы будем молиться. — с готовностью согласился я, понимая, что ее что-то сдерживает и другого ответа мне сейчас не добиться. — Что скажет Джен?

— Не важно, что я скажу. — грустно покачал головой Ли. — Это уже не имеет совершенно никакого значения. Но во благо острова и клана, я не стану выступать против всеобщего союза. Клан Джен останется в стороне и готов к сотрудничеству с любым… кто займет трон императора.

— Императора? — удивленно переспросила его Сцилла Сифара.

— Правителя всего. — кивнул старый эльф. — Вот только претендентов будет больше одного.

— Замолчите! — приказала Кингжао.

— Поздно, они все равно узнают, и скоро. Ваш подопечный исчез. А значит вскоре придет искать справедливости и головы предателей. — поморщившись ответил Джен Ли. — Скоро все это закончится. Вот только сомневаюсь, что кому-то из присутствующих понравится, как именно. Господин Гуанг Валор, советую начать вам собирать войска. Они вам скоро понадобятся.

— Мне нужно уходить, нужно посоветоваться с богами, возможно все еще можно решить миром. — сказала верховная жрица, сбегая по лестнице. — За мной! Уходим. Может мы еще сумеем догнать его… объяснить.

— Какого черта происходит, вы можете мне объяснить? — спросил я, но жрица лишь коротко поклонилась, бегом направившись к городским воротам. Свита поспешила за ней, и многие верующие тоже. Триумф превратился в непонятный фарс.

— Собирайте войска. — еще раз посоветовал Джен Ли. — Это лучшее, что вы сейчас можете сделать. И молитесь, как советовала жрица.


Глава 26

— Берите все. — приказал я Бому, стараясь не обращать внимания на боль в перевязанном животе. Хотару наспех провела операцию, зашив все что можно, и пока этого было достаточно. — Все готовые баллисты и орудия — на стены. Мы видели, что враг делает на поле боя, и вполне возможно нам предстоит пережить тоже.

— Что со стрелками? — коротко спросила Юн.

— При вас останется десяток. Остальных я забираю. — сказал я, проверяя, хорошо ли состыковывается с лезвием от глефы барабанная винтовка. — Вы должны оставаться в стенах, контролировать город. Понятия не имею, с чем нам придется столкнуться, но в случае опасности мы все отступим в Дом света.

— Хорошо дорогой. Мы обеспечим его безопасность и прикрытие вашим спинам. — понимающе произнесла Аи, встав рядом с Юн. Львицы сидели неподалеку, ближе к кроватке Тайян, и подозрительно осматривали всех находящихся поблизости. — Наш город стал действительно силен, ни одна армия не сумеет его взять.

— Наши маги помогут. Все до одного, не взирая на расы. — поддержала Сифара. — Теперь это и наш дом тоже. Мы сумеем отразить нападения тварей, о которых ты рассказывал. Големы будут начеку.

— Рад это слышать. Ичиро, не против если клан Пинг возглавит оборону стен?

— Делай что должен — это наш девиз. — чуть поклонился новый глава клана на флагах которого стояла башня и щит. — Скажешь охранять стены, будем стоять пока последнее бревно и камень не упадут, и даже после — мы сами станем живой стеной.

— Надеюсь до этого не дойдет. Господин Гуань-Юнь, вы ранены, будет лучше если вы останетесь в крепости.

— Сказал тот, кому я вспорол живот. — усмехнулся тесть. — Нет. Мы пойдем в поле вместе. Ты же хочешь встретить войска врага чуть впереди, чтобы прощупать его слабые стороны?

— Да, вы угадали. Пусть мы и справились с небольшим отрядом без особенных проблем — что будет против большой армии, непонятно. Господин Джен Ли, не могли бы вы подробнее рассказать о том, что происходит. Судя по всему, вы в курсе происходящего лучше всего, и способны даже простым советом спасти множество жизней.

— Что бя я не сказал — это будет не важно. Сегодня сотни моих друзей и сородичей погибнут в бессмысленной мясорубке. — тяжело вздохнул владыка Чжен-ци.

— Дед! Почему ты такой… упертый?! — закричала Мэй, сжав кулаки. — Просто расскажи, чтобы этого не делала я!

— Почему нет? Это же твоя любимая сказка на ночь. — усмехнулся Джен Ли. — Сказка, в которую я никогда особенно не верил, и которая внезапно обернулась кошмаром. Ей уже тысячи лет, но каждому кто поднимается на престол Джен дают оду и ту же табличку с одним единственным словом на передней стороне — Долг.

Я не знаю, на сколько правдиво то, что написано на обратной стороне. Но это не так важно. Главное, что в нашем клане нашелся тот, кто прочел эту надпись раньше срока, поверил в нее, и передал остальным. Не знаю, на что Хироши надеялся, рассказывая всем о грядущем императоре, но точно не на то что однажды на порог нашего дома заявится последний потомок Силерантилов со своей свитой.

Больше похожий на одного из отступников или измененных хаосом он потребовал нашей службы, дословно процитировав клятву, что мы хранили. Часть клана сочла это глупостью, но у него нашлась одна из императорских регалий — огненный меч способный разрубать сталь. Пока большая часть сомневалась, другие, поверившие Хироши, объединились под руководством странника. А еще через несколько дней — это стало совершенно не важно. Силерантил получил большой запас черной эссенции души, поддержку жрецов, и новых помощников. Хотя в нашем клане он появлялся не часто, большинство времени проводя в храме Януса, но быстро нашел сторонников. По крайней мере так говорил Хироши.

— Госпожа Хэй Лин, не от вас ли поступила эссенция? — повернулся я к новой главе Хэй. — Можете пролить свет на это событие?

— Мы воевали внутри нашего клана больше полугода. — нехотя сказала Лин. — Было всякое, в том числе мы вынуждены менять эссенцию на продукты и оружие. И мы этим занимались не одни, верно братец?

— Я делал все необходимое для выживания своих людей. — ответил Хэй Акио. — От нас требовалась только сырая эссенция. Двенадцать бочек необработанной крови и рыбьих мозгов в обмен на сто двадцать комплектов стальных трезубцев и коротких закаленных мечей. Слишком соблазнительное предложение чтобы отказываться.

— А сколько литров в бочке? — на всякий случай уточнил я.

— Сто. — без промедления сказала Лин. — Мы обменяли двадцать пять бочек. Но обычно из одной бочки выходит только пять-семь эликсиров.

— Ему нужна была грязная эссенция. — предположил Ичиро. — Но зачем?

— Я разобрал доспехи что вы принесли с боя у северного форта. — вмешался в разговор Бом. — Если коротко — это не железо. По крайней мере не так как мы привыкли. Если опустить его часть в горн — половина сгорит от жара, крошечная часть оплавится, а большая останется в виде каменной крошки. Металл там есть — но крайне мало, по этой причине вы смогли их легко разбить.

— Легко это не было. — возразил Ичиро. — Но твоя правда, какую-то часть удалось прибить, большую — истребили маги.

— Три с половиной тысячи литров неочищенной эссенции, смешенной с металлом, камнями и древесиной. — проговорил я, пытаясь представить общую конструкцию противостоящего нам механизма.

— Вы забываете о запасах храма послушания, кланов Пинг и Джен. — добавил Джен Ли. — Считайте, что у него больше раз в пять — семь. А может все десять.

— Больше полутора тысяч искусственных воинов. Достаточно прочных, чтобы противостоять в схватке даже герою. А несколько таких существ имеет все шансы победить… — сказал я, прикинув в уме соотношение и численность. — Что на счет эльфов? Сколько выступит на его стороне?

— Если брать фанатиков, загоревшихся идеей — около двух тысяч. Еще столько же жрецов, подчиняющихся ему как господину. — ответил Джен Ли. — Возможно мне удастся отговорить часть из них участвовать в бойне. Мэй уведет своих приверженцев. Но это все что мы сможем сделать.

— На стороне Силерантила будут биться звери, те уродцы что напали на лагерь Фенг во время северной операции. Сколько таких изувеченных волков у него в подчинении — неизвестно. — заметил Гуань-Юнь. — Не плохо было бы против них использовать подчиненных демонических зверей.

— Мы используем все силы, не зависимо от их происхождения. — согласился я. — Нужно только определиться с полем боя и отрезать врагу шансы для наступления на других фронтах. Если мы не ошиблись с численностью — у него около восьми тысяч воинов. В нашем альянсе — куда больше, но войска разбросаны по всему острову и оперативно мы сможем собрать не так много. У клана Гуанг — пять тысяч подготовленных солдат.

— Сциллы предоставят пять сотен магов в дополнении к уже сражающимся. — сказала Сифара. — Наши слуги… бывшие. Тоже смогут выставить около двух сотен.

— Думаю настала пора использовать отступников. Пусть искупят свои грехи кровью. — заметил Ичиро. — В дополнении к отряду, приведенному Мингжу у нас будет тысяча копий. Вполне достаточно чтобы разбить вдесятеро превосходящие силы.

— Сколько уверенности. — скривился Джен Ли. — Мы не будем участвовать в этой глупой схватке. Все, кого я смогу отговорить — тоже. Этого достаточно.

— Нет! Мы будем сражаться! — гордо подняла голову Мэй. — У меня три сотни лучников, но каждый стоит пятерых.

— Я тебе запрещаю! Это бессмысленная мясорубка! Как ты не поймешь, дите?! Они будут биться за цели, которые никакого отношения к нам не имеют! — схватив за плечи внучку прокричал Джен Ли. — Кто бы из них не победил, лучше для клана Джен не станет! Погибнут сотни эльфов, которые иначе переживут не только эту междоусобицу, но и сотни других, не менее страшных. Мы — долгоживущие, наш долг помнить и контролировать молодняк, а не участвовать в их сиюминутных драках!

— Молодняк, как вы нас называете, вершит историю. — сказал я, оглядев собравшихся глав кланов. — Мы будем отстаивать свои ценности и точку зрения до последнего. Но если будет шанс, хотя бы мизерный, на мирное урегулирование — мы его используем.

— Для этого нужно чтобы вторая сторона была готова к переговорам, а Силерантил убежден что избран богами. — покачал головой Джен Ли. — Делайте что должны, мы не станем участвовать в битве…

— Ясно. В таком случае мы покажем мощь, с которой ему придется считаться. — собравшись с мыслями произнес я. — Ему наплевать на потери, и он это уже не раз доказал, как во время атаки на клан Фенг, так и во время тактических игр. Его не остановит обычная сила или угроза гибели армии. Но возможно я найду способ остановить его лично. Готовьте войска, мы встретим врага на своих условиях.

Передовые части Фенг и Гуанг выдвинулись на позиции сразу же. Больше тысячи воинов, готовых к немедленному противостоянию расположились в полутора километрах от городской стены. Маги подземных народов возвели в поле укрепления из камня, смешали с потрескавшейся землей и пылью полуметровый пласт воды, создав болотистую местность протяженностью в километр и шириной в десяток метров.

Кавалерия заняла заранее обозначенные позиции, позволяющие как атаковать вражеские фланги, так и быстро сместиться для защиты центра. Непокорные эльфы оккупировали небольшой лес между тайным дворцом и Домом света. Клан Ксу в спешке привез свое последнее изобретение — большой осадной арбалет на телеге.

Акио, и пятьсот верных воинов Хэй заняли южный фланг. До армии им было далеко, старый формат сказывался, но раньше это не ставило вопросов о боеспособности. Южный фланг, перекрывающий проход между внешней стеной Чщаси и Домом света, заняли отступники Пинг, получившие шанс искупить проступки кровью.

Всего за несколько часов мы сформировали устойчивый фронт, достаточный для сдерживания многотысячной армии противника. В крайнем случае центр должен был поддержать отступление флангов, а затем сам втянуться в городские ворота. Но меня крайне смущала вновь разрастающаяся тьма, уже полностью поглотившая Тайный дворец, и медленно надвигающаяся на наши позиции.

Я не видел своих войск, а стоило кому-то из разведчиков попасть под влияние противника — он пропадал из моего зрения Ци, терялась связь и возможность отслеживание. Я оглох и ослеп, видя только то что находилось в пределах моих органов чувств и за спиной — в безопасной зоне. Непривычное чувство, которое пришлось компенсировать посыльными на страусах.

— Войска противника в двух часах пути. — сообщил запыхавшийся, совсем молодой гонец. — Их тысячи! Черные твари идут впереди, вытаптывая дорогу!

— Успокойся, воин. — похлопав по дрожащего парня лет двенадцати сказал Гуань-Юнь. — Мы сражались с ними и победили, второй раз всегда проще чем первый. Верно я говорю, господин Гуанг Валор?

— Совершенно. — кивнул я, вглядываясь в горизонт.

Два часа — предательски мало. Но, к счастью даже если бы ни одна из сторон не присоединилась к нам вслед за Фенг, мы готовились к противостоянию со всем остальным островом. Да что там, это был мой основной и единственный сценарий. Захват власти с минимально возможными жертвами. А для этого — получение подавляющего превосходства в обучении армии, вооружении и умениях командования. Вот только все мои планы пошли прахом вместе с появлением ранее неведомого врага.

— Эльфы были обнаружены своими братьями из Джен и вступили с ними в бой. — доложил гонец, не слезая с птицы. — С ними странные звери.

— Пусть отходят к отступникам, это приказ. — сказал я, и уже другой гонец умчался к лесу. Я держал перед глазами меняющуюся карту, тьма приближалась. Где-то там, в ее центре — шел самозваный император эльфов и кукловод. — Засада не удалась, но теперь мы знаем чуть больше. Хотя просто твари, не показательно.

— Будем выдвигаться вперед? — спросил Гуань-Юнь.

— Нет. Мы в хорошей позиции. Он нет. Посмотрим, что он попробует сделать. — ответил я, вцепившись в карту глазами. Была одна вещь которой я очень боялся. Что молитвы моих приспешников, оставшихся в Доме света, окажутся недостаточно четкими, яростными и громкими. Что Янус передумает и в последнюю секунду у нас за спинами откроются порталы, через которые враги хлынут в наши тылы. Все остальное мы сможем пережить, и возможно даже победить в схватке.

«Обнаружен большой отряд противника, движущийся от тайного дворца к южному побережью. Больше тысячи воинов, но разглядеть кто именно не получается». — доложил по связи души смотровой пост. Он находился на самом краю темной области и скорее всего уже послал дублирующего гонца, чтобы продублировать информацию.

«Продолжайте наблюдение, докладывайте каждые пятнадцать минут». — приказал я, жестом подзывая Акио, ждущего в ставке.

— Да, господин Валор? — спросил второй наследник Хэй.

— Клановый дом Хэй выдержит нападение тысячи врагов, или ему понадобится подкрепление?

— У нашей госпожи под началом более трех тысяч воинов и несколько десятков героев, они умеют оборонять стены и не раз сражались с демоническими тварями. — ответил Акио, а затем, немного подумав, добавил: — К тому же — рядом запруда и океан, мы всегда можем получить подкрепления из дружественных племен.

— Это может быть обходной маневр, с попыткой ударить во фланг. — предположил Гуань-Юнь. — Советую отправить отряд на перехват.

— Нет. Мы не можем распылять силы. — покачал я головой, просматривая чистый от тьмы тыл. — Что мы можем — так предупредить гарнизон и убрать с полей крестьян. Нечего гибнуть попусту мирным жителям. Отправляйтесь к Хэй Лин с донесением, пусть тоже готовится. — приказал я, возвращаясь к карте. — Нам остается только ждать действий врага.

Спорить ни у кого желания не нашлось. К тому же спустя всего несколько минут и без всяких гонцов стало понятно, что войска противника близко. Девять солнц уже клонились к закату, и в оранжевых лучах легко угадывалось огромное облако пыли, поднятой тысячами ног.

Как и говорили гонцы — первыми стали видны серо-черные твари, поблескивающие металлом. Они двигались не ровным строем, а бежали врассыпную, мешая прицеливанию. Зрение, усиленное Ци, выхватывало искаженные потоками горячего воздуха фигуры, с длинными лезвиями вместо рук. Ожившие статуи неслись вперед, не чувствуя усталости, а между ними угадывались полутораметровые звери, с щупальцами на спине. Остальных войск пока видно не было, или же они скрывались в пыли.

«Куват, готовь гарнизон, скоро может начаться атака. Не удивлюсь если они попробуют совершить диверсию». — предупредил я градоначальника, а про себя подумал, что на его месте так бы и сделал. Для меня этот остров — родной дом и отправная база, каждый убитый — огромные потери в будущем. Для противника, который не ценит жизни даже своих солдат — они лишь разменная монета. Так что нанести удары по мирному населению для него вообще не станет проблемой.

Мы же должны были спасти как можно больше, и по этой причине встречали врага перед воротами, а не за городскими стенами. Остановить или ослабить врага до того, как он подойдёт к основным укреплениям — наш долг, и все воины Гуанг это понимали. Союзники возможно тоже, но их ситуация оказалась куда сложнее.

— Идут… — констатировал Гуань-Юнь, поднимая копье. — ИДУТ! Приготовиться к бою!

Я не стал вмешиваться, запуская пальцы в густую гриву Чимбика. Демонический лев тихо рычал, показывая длинные клыки, и выражая наши общие эмоции. Я беззастенчиво использовал его ментальную энергию чтобы успокоить и усилить собственную Юань-ци.

— Баллисты! — коротко приказал я, когда враг подошел на пятьсот метров. Редкие тяжелые баллисты, груженые на телеги, выбросили в воздух сотни килограмм камней. Острые осколки ударили по толпе наступающих, и это даже возымело незначительный эффект — я увидел, как падают пустые големы, которым перебило ногу или проломило грудину. Как снующие между ними волки падают, забившись в конвульсиях.

Вот только на общие порядки неприятеля это нисколько не сказалось. Они продолжали переть, растянувшись вдоль горизонта и прячась в облаке пыли, которое сами же поднимали. Сколько там врагов сказать проблематично. Тысячи? Наверняка. Но на большую точность можно было не рассчитывать.

Но и нас — не кучка. Воины, оглядываясь на соседей, набирались духом, а одинокие падающие враги вызывали бурю одобрительных криков. Постепенно нарастающий страх перерождался в агрессию. А злой воин — это хорошо. Отчаянней будет биться. Главное, чтобы ярость не стала паникой, под напором холодного ужаса, который несли на себе марионетки.

— Столкновение у отступников! — доложил глашатай, но я лишь кивнул. Видел и так. Продолжающая наступать тьма, закрывающая мою миникарту туманом, будто натолкнулась на стену, и из-под ее покрывала наружу выскочили сотни красных точек. Вот только место для этого выбрали не самое удачное.

«Куват, с севера. Пусть эльфы и отступники идут на стены и в башни. Встречай гостей». — приказал я, напряженно всматриваясь в позиции между Домом света и внешней стеной. Я до конца не был уверен в своем решении, и все же план работал.

Отступники, да еще при поддержке малочисленного, бежавшего из леса отряда эльфов Мэй — пусть не самый явный, но откровенно слабый фланг. У них не было ни укреплений центра, ни большой армии или отрядов поддержки. Но это только с точки зрения врага, не разбирающегося в жизни на острове.

Любой ребенок, знает, что воины Чщаси умеют карабкаться по стенам не хуже ящериц, а герои и вовсе могут бежать по вертикальным поверхностям с помощью крюков на ботинках. Стоило врагу прорваться в узкое горлышко между стенами, как на него со всех сторон полетели снаряды. Красные точки, минуту назад врубавшиеся в ряды моих солдат, теперь быстро таяли.

«Это Лин. Войска противника развернулись, идут к вам, на север». — связь с главой Хэй была краткосрочной, но достаточной, чтобы я почувствовал интонацию горечи и облегчения, она была счастлива, что атака направлена не на ее клан. — «Около тысячи. Эльфы, твари, звери. Готовьтесь, мы ударим им в спину».

«Благодарю. У нас есть чем их встретить». — ответил я, мгновенно переключаясь на кавалерию. — «Южный фланг, с минуты на минуту появится противник. Ударьте и отходите к западным воротам держась вдоль стены. Если перестанет вас преследовать — бейте вновь. Нужно чтобы у лучников был шанс расстрелять их в движении».

«Выполним, господин Валор!» — ответил по связи командир тяжелых кабаньих всадников, и вскоре пять сотен зеленых точек выдвинулось навстречу приближающемуся фронту.

— Уверен, что это хорошая идея? — спросил Гуань-Юнь, поняв, что от армии отделилась приличная ее часть. Сейчас враг ударит, и подмоги уже не будет.

— Нам она и не понадобится. — выдохнул я, забравшись на Чимба. Серая масса приближалась, сверкая в закатном солнце клинками. До столкновения оставались считанные секунды. — За Чщаси! За славу!

— За славу! За Чщаси! За Гуанг! — раздалось позади меня, и в следующее мгновение прыгнувшие вперед твари рухнули в вязкое болото, резко потеряв в скорости.

— БЕЙ!


Глава 27

Сотни тяжелых арбалетных стрел и увесистых камней осыпались градом на увязших в грязи марионеток. Снаряды проламывали толстую скорлупу и откалывали части полых доспехов. Ринувшиеся было за ними звери оказались умнее. В последний момент они отскакивали в сторону, возвращаясь в облако пыли.

Ответ не заставил себя ждать. Облако стрел вырвалось из завесы, со свистом рассекая воздух. Щиты первых рядов моей армии резко пошли вверх. Но в паре метрах от условной линии противоборства стрелы снесло порывом ветра, и они бессильно попадали в болото. Следующий залп не пролетел и десяти метров. Вихрь подхватил их, обрушивая на первые ряды наступающих.

Магический ветер, идущий от самой земли, сдул облако пыли, обнажив ряды врага. И в этот момент мне впервые с момента начала схватки стало по-настоящему страшно.

Дело было не в количестве, хотя силы противника не уступали нашим. Мы ожидали увидеть марионеток, волков и эльфов. Но армия врага оказалась куда разнообразнее. Десятки невиданных ранее существ — чешуйчатые монстры, достигающие двух с половиной метров в росте. Крылатые твари, лишь издали напоминающие людей, частью туловища и головой. Мохнатые чудовища, способные легко поспорить длиной рук с гориллами.

Но куда страшнее для меня, что они были в клановых накидках и сохранили на себе части экипировки воинов и героев кланов Пинг, Джен и даже Гуй. Все они, все эти звероподобные монстры — когда-то были людьми, эльфами или орками. Расами склонными к Чжен-ци.

— Ты видишь тоже что и я? — уточнил Гуань-Юнь, сердито глядя на нестройные ряды врагов. — Он превратил наших братьев… в это?

— Да. Иного объяснения я не вижу. — хмуро заметил я. — Должна быть причина, почему они согласились на столь чудовищное изменение. А значит они стали быстрее, сильнее или выносливее.

— Против убийства этих тварей даже Джен Ли возражать не станет. Если кому-то нужен был дополнительный повод, чтобы сражаться — вот он. Дерись, иначе тебя превратят в монстра. — сказал глава Фенг, указывая глефой на врагов. — Прочь сомнения. Нужно уничтожить уродов и убрать заразу с нашего острова.

Я не стал ему отвечать. В стане врага произошло шевеление, сквозь ряды гигантов шел уже знакомый мне враг — северный волк. На сей раз он не стал притворяться одним из отступников или жрецов, облачившись в полный стальной доспех. Из сочленений на шее торчала шерсть, но правая рука оказалась полностью свободной от доспеха. Хотя по цвету конечность не отличалась от брони — черно-стальная, отсвечивающая в последних лучах садящихся солнц.

— Я, пророк и сын божий, первый после бога, император людей и эльфов — Майкл Силерантил! — мощный, многократно усиленный голос прокатился по округе. — Сдавайтесь или падете под моим взором! На колени!

Волна ментальной силы ударила по рядам моей армии. Я никогда прежде, даже во время сражения с Гуй Шен или Шунюанем не чувствовал такого подавляющего напора. И сотни воинов врага, в едином порыве опустившиеся на землю, лишь подавали пример. Несколько секунд — и то же началось с моими солдатами, из слабых.

— Встать. — приказал я, накрывая каждого связью. — Поддержка — щиты. Ментал.

— На колени! — вновь взревел Майкл, но десятки воинов и героев Юань-ци уже активировали защитную медитацию. Ряды вновь выровнялись, армия встречала врага в полной боеготовности. — Во имя Света! — прорычал ложный император, поднимая двуручный меч, и лезвие вспыхнуло. — Именем его!

— Во имя Света! Именем его! — пророкотали ряды противников, и я почувствовал, как сила начинает наполнять их. Воплощение, искривленное, не полное, но все же действенное. Они не понимали, как и с чем работают, полагаясь только на один аспект из многих. Тем лучше для нас.

— За Чщаси! За Януса! За Гуанг! — взревел я, поднимая глефу.

— За Гуанг! За Валора! За Чщаси! — хором ответили стройные ряды воинов, и внезапно прокатившаяся по небосклону молния осветила вечернее небо. Тучи начали сгущаться, хотя секунду назад там не было ни облачка. А следом за первыми, робкими каплями дождя и громом сверху раздался могучий рев. — За Гуанг Валора! Громового дракона, приносящего дождь! За Валора! За Януса!

— Слово власти, Смерть! — взревел Силерантил, направляя на меня меч. Я лишь усмехнулся, но с в следующую секунду понял, что абсолютно зря.

Сердце сжалось, перестав биться, боль в нижней части груди заставила меня согнуться. Но я понял природу этого явления. Это тоже была Юань-ци. Простая, как железная палка. Действующая не как наши привычные техники, а прямо. Но прямой удар не обязательно принимать на жесткий блок, достаточно изменить его направление или уклониться. Мне потребовалось три секунды, но я вновь выпрямился улыбнувшись. Что привело противника в неописуемую ярость.

— Во имя смерти ложных богов и императоров. — прорычал Силерантил, поворачиваясь к последователям. — Встать! Во имя Света!

— Именем его! — ответила армия измененных. — Во имя Света!

Силерантил оскалился, рыча, и бросился вперед, возглавляя многотысячную армию. С воем в небесах мчался гигантский дракон, изрыгающий молнии. Последнее солнце зашло за горизонт. Последний луч исчез, и теперь две крошечных луны освещали поле где суждено было произойти самой важной схватке в истории всего нашего мира.

— Боли нет. Крови нет. Тьмы нет. — почти хором произнесли мы с архиврагом. — Лишь свет!

Дождь обрушился стеной, расширяя болото. Войска противников вязли, при наступлении, но двигались синхронно. Теперь, когда они не скрывали своей истинной природы и численности — их мощь поражала. Прикрываясь пустыми доспехами, они рвались вперед. Ловкие убийцы, получившие новую лохматую звероподобную форму, перепрыгивали болото по трупам друзей и разбитым доспехам. Тяжелые ящеры-защитники, шли по пояс в воде, почти не снижая скорости. Снующие в небесах стрелки осыпали нас стрелами.

Армия Гуанг, объединенная с отрядами Фенг, смело встретила врага.

Стоящие плечо к плечу воины прикрывали соседей ростовыми щитами. Укрывшиеся за их спинами арбалетчики били только наверняка, экономя каждый выстрел. Но тяжелые стрелы пробивали даже толстую чешую гигантских ящеров. Маги земли открывали под противниками ямы. Огненные струи сбивали зарвавшихся летунов. Потоки воздуха помогали нашим стрелкам и мешали вражеским. Вода поднималась, захватывая врагов в коконы и те задыхались.

Но даже массовая гибель на передовой не останавливала противника. Будто ведомые единой волей они пробивались вперед, шагая по телам соратников. Болото быстро наполнилось трупами, и даже дождь не помог. И когда наши войска встретились в рукопашной, я позволил змею спуститься.

Гигантская разветвленная молния ударила в подтопленную землю, выжигая сотни врагов, пересекающих болото. Доспехи-марионетки попадали, перегруженные и лишившиеся сил. Противники бились в конвульсиях, не в силах сдвинуться с места. Магия стала почти неприменима. Друзья и враги смешались в смертоносной схватке. Но даже находясь рядом, солдаты Силерантила сражались тройками. А чаще всего — каждый сам за себя, надеясь на усиленное тело.

— Во имя света! — ревел, гоня в бой своих солдат северный волк.

Он сам перебрался на нашу сторону, круша первые ряды защитников огненным двуручным мечом. Рассекая доспехи словно бумагу, он продвигался вперед, стремясь уничтожить как можно больше моих воинов. Понимая, что попытка пробиться к врагу лишь внесет суматоху в ряды солдат, я приказал вести общее отступление.

— Враги бегут! Вперед братья! Сомните их! — яростно закричал Силерантил. — Смерть неверным! Именем света!

— Хватит. — мрачно сказал я, поднимая глефу к небесам. Пылающий, мой дух воин, поднялся во весь рост. Оставляя вокруг себя облако пара он вслед за мной поднял меч, готовый обрушить его на врага.

— Ты ничего не сможешь, подделка. — усмехнулся волк. — Смерть бессмертным. Нулификатор!

Волна тьмы окутала меня, заглушая потоки Юань-ци. Но я рассчитывал на такое противодействие, и Пылающий лишь выше поднял меч. Следуя за моим движением дух размахнулся, и обрушил гигантский огненный меч на ряды противника.

— Какого… — выругался волк, пытаясь блокировать удар. Его двуручник жалко звякнул, отлетая в сторону. Шерсть опалило, а на доспехах осталась глубокая рубленная рана, через которую толчками выходила кровь. — Врешь… не возьмешь! Молитесь! Все!

— О свет… — запричитали несколько сотен врагов. Но драться и возносить хвалы одновременно — не слишком легкая задача. Даже для тех, кто годами осваивал боевую медитацию. Подобные техники были непривычными, как и борьба против строя щитов.

Убийцы, учившиеся воевать один на один, смело набрасывались на защитника. И тут же получали удары от его товарищей, стоящих плечом к плечу. Гиганты, набрасывались, рассчитывая легко пробить строй, но вместо этого увязали в противостоянии копий. Крылатые стрелки в попытках атаковать с фланга забирались слишком далеко, сами попадая под обстрел со стены и башен.

— Больше! — негодуя орал Силерантил. — Вашему богу нужно больше!

Эффект и в самом деле был. Черная эссенция оплела его тело, вместо доспехов. За спиной торчало множество щупалец, которыми он орудовал словно десятком рук. С каждой минутой он все больше светился, и сливающиеся из-за мельтешения щупальца уже начали казаться крыльями.

Его атаки били без промаха. Пятеро героев, вступивших с ним в поединок, пали спустя всего несколько секунд. Почти не встречая сопротивления, он продвигался в мою сторону. Полностью блокируя Юань-ци он отрезал меня от руководства, но это было не так важно. Гонцы уже передали все приказы, Гуань-Юнь был отправлен в тыл.

— Подделка! Я прикончу тебя! — взревел Силерантил, поднимаясь над землей на четырех светящихся щупальцах. — Взрыв!

Я увидел метнувшуюся в мою сторону пустую руку и среагировал раньше, чем понял, что будет дальше. Демонический лев подо мной дернулся, уходя от удара, и огненный шар пролетел в нескольких сантиметрах от меня. Выругавшись противник бросился вперед, не обращая внимания на отступающих воинов. Рывок, и он уже в нескольких метрах. Чимб пригнулся, готовясь к прыжку. И когда огненный меч уже был готов опуститься на мою голову Пылающий обрушил на него свое оружие сбоку, отправив противника в непродолжительный, но эффектный полет.

— К стене! — приказал я, не став преследовать вновь поднявшегося врага. Лев недовольно рыкнул, но подчинился. Мягкими широкими прыжками уходя от преследователя он догнал втягивающуюся в ворота армию.

Я выиграл время для отступления соратников. Но противник все равно собрал кровавый урожай, перебив больше трех сотен воинов. Отряды Фенг пострадали больше, чем организованная армия Гуанг. Преследователи, лишившиеся лидера, задержались на первом месте стычки. А после и вовсе замерли в нескольких сотен метрах от стены, вне досягаемости баллист и стенных арбалетов.

— Господин Гуанг. — чуть поклонился Ичиро, встречая меня у ворот. — Мы отбили несколько диверсионных атак. Гарнизон силен, отрядов Пинг хватит для удержания рубежей. Но мне хотелось бы знать, что вы будете делать дальше?

— Ждать утра. — устало ответил я, слезая со льва. — Что по отряду, обходившему наши позиции с юга?

— Полностью уничтожен совместными силами тяжелой кавалерии и подкреплением Хэй, возглавляемых Хэй Вэйджа. — отчитался Ичиро. — Отряды на севере так же были взяты в клещи и перебиты. В плен взять никого не удалось. Они больные фанатики…

— Вполне возможно, что неспроста. — заметил Гуань-Юнь, устало присев на подготовленную табуретку. — Видели, как он светиться начал? Еще и молиться себе требовал. Я мол сын божий и пророк. Пусть это и может показаться бредом, но возможно доля истинны в его словах есть?

— Он не более сын бога чем я. — произнес я, отмахнувшись. — Но его сила неоспорима. В одиночку с ним не справится даже мне. Даже не знаю, с кем его сравнить на пике сил.

— Значит завтра мы должны выйти против него все вместе. — уверенно сказал Ичиро. — Вы не должны сражаться в одиночку, господин Гуанг. Вы обучили меня, и Тысячерукий всегда окажет вам необходимую поддержку. Уверен, ваши ученики — Бом, Куват, Юн и Аи так же сочтут за честь сразится с вами плечом к плечу.

— Согласен. В обычном бою схватка один на один — честнее. Но против этих монстров, боюсь у нас просто не останется выбора. — кивнул головой Гуань-Юнь. — Мои войска отвлекут от вас остальных противников, а вы нанесете совместный удар.

— В этом не будет необходимости. — донесся знакомый, но давно не слышимый голос. И из тени в круг света факела вышел Хироши. Сразу десяток лезвий замерли у его шеи, но эльф лишь устало вздохнул.

— Паршиво выглядишь. — заметил я, глядя на глубокие фиолетовые мешки под его глазами. — Ну хоть в ящерицу не превратился, уже плюс.

— Значит вы знаете о морфизме. — поморщившись, как от зубной боли, сказал Хироши. — Во всем произошедшем есть и доля моей вины. Признаю, но я был удивлен, когда ваши шпионы пришли в клановый дом Джен с предложением.

— Раз ты здесь, значит их задача выполнена. По крайней мере частично. — кивнул я. — Присаживайся. Говорят, ты хотел настроить молодежь против главы клана.

— Не против. Я хотел, чтобы они приняли одного знакомого, назвавшего себя императором. — горько улыбнулся эльф. — Так и случилось, вот только император пришел другой. Жестокий, зацикленный на своей цели и самовлюбленный. Но сильный, во всем что связано с Ци. Правда он называет ее просто — эссенцией. Другая школа, в корне отличающаяся от нашей. Хотя многие приемы почти полностью копируют техники трех путей. Но в основном они грубее и проще. Словно идут не от мастерства, а от простого заученного шаблона.

— Это я тоже уже понял. Он умеет многое, возможно недоступное нам. Но в то же время и у самого его далеко не все ладится. — согласился я, глядя в усталые оливковые глаза эльфа. — Зачем ты пришел ко мне, старый друг?

— Совершить предательство. — повесив голову глухо проговорил Хироши. — То, что вы делаете — преступление. И я должен его остановить. Если так продолжится — завтра он атакует Дом света. Он знает о готовящейся засаде. Знает о вещи под названием «ружье» и стрелках с этим новым орудием. Говорил, что у вас есть «пушка», хоть и не объяснил, что это значит. А еще он уверен, что в состоянии перебороть все ваши силы.

— Но ты понимаешь, что это не так?

— Да. Я пытался убедить его что мы обороняли стены тысячелетиями, что наши воины умеют это лучше всего и сдерживали невообразимые полчища демонических тварей. Но он лишь рассмеялся, заявляя, что мы отсталые еретики. — покачал головой старый товарищ. — Завтрашний день станет последним в вашем противостоянии.

— Ты даже не представляешь, на сколько ты прав. — согласился я, читая принесенный свиток. — Что ты готов сделать, чтобы как можно больше твоих сородичей выжило?

— Вы примите нас? — глухо спросил Хироши.

— Да, примем. Как приняли отступников, измененных и жителей подземелья. Даже если не всем найдется место на Чщаси — у нас под боком целый Гэге. А там и материк. Уверен, мы сможем что-нибудь придумать. Все кланы объединились. Теперь наша победа— вопрос времени.

— Нет. — слабо улыбнулся эльф. — Главное тут, сама постановка вопроса.

— О чем ты?

— В чем именно будет заключаться победа? Если даже мы ударим ему в спину — сколько лет продлиться восстановление острова? — напористо спросил Хироши. — Если ты победишь, но из восьмидесяти тысяч жителей останется двадцать, тебя это устроит?

— Нет. Но такого не произойдет. Мы победили сегодня, потеряв всего несколько сотен, а уничтожили больше тысячи.

— Он не был готов к такому отпору, хотя я его предупреждал. — кивнул Хироши. — Но завтра он подойдет со всей серьезностью, и ему будет напевать на потери. Даже если он проиграет, но сможет укрыться в храме Януса — создаст новую армию, накопит силы и вновь пойдет в бой. И так будет продолжаться пока один из вас не умрет. Окончательно. Ведь даже если ты его убьешь. Или если умрешь сам — вас воскресят.

— Камера репликации в храме. — догадался я, потерев переносицу. — Хорошо. Что ты предлагаешь?

— Дуэль. Один на один. Перед всеми вашими войсками. А тот, кто проиграет — отправится в добровольное изгнание на другой конец света.

— Ты же понимаешь на сколько бредово это звучит? У меня больше армия, за мной город, у меня есть множество козырей…

— А у него в заложниках весь остров. Он не пожалеет ради выполнения своей цели никого и ничего. Все ваше превосходство — лишь довод для схватки, но не для сдачи. Если вы позволите — я проведу переговоры. Сегодня он не согласится, я уверен. Но завтра… завтра после рассвета все может измениться.

— Господин Валор, это же явная провокация! — вмешался в разговор Ичиро. — Он знает, что вы ранены и вызывает на заведомо проигрышный бой!

— Я уже в порядке. Зарастить пару сантиметров кожи куда проще чем отрастить руку заново. — успокоил я товарища. — Другое дело что он прав. Если этот фанатик будет биться до последнего. Если боги продолжат его поддерживать — он будет возвращаться, каждый чертов раз.

— У него есть сторонники. Тысячи — как и у вас. Где-то на севере. — сказал Хироши. — Пока они в него верят и продолжают молиться — у него будет достаточно сил.

— Отлично, просто отлично. Значит он для нас — не убиваем в принципе. — зло проговорил Ичиро. — Не можем же мы отправить экспедицию в неизведанные земли только за тем чтобы отговорить кучку безумцев?

— Хорошо. — наконец решил я. — Передай Силерантилу, что я согласен на поединок.

— Передать мало. Придется убедить. — вздохнул Хироши, поднимаясь. — Спасибо тебе, друг. Ты куда человечнее этого недобожества.

— Постарайся, чтобы тебя не убили. — кивнул я, жестом отзывая стражей.

Дождавшись, когда эльф покинет замок я обсудил с товарищами оборону замка. Не важно, что говорил Хироши. Это мог быть хитрый план с двойным дном. Но одно было верно — шпионы поработали на славу. Перед сном я удовлетворенно наблюдал как госпожа Пинг Мингжу униженно кланяется Ичиро, занявшему трон главы клана. Простая табуретка с высокой спинкой в виде башни, но выкрасть ее составило отдельных проблем.

Теперь, когда он полностью официально занял свое законное место, ни у одного воина в клане Пинг не оставалось выбора. Подчиняйся или уходи. И сомневаюсь, что с учетом всех приключений последних полутора лет кто-то еще сомневается в правильности пути Ичиро. Ну и моем.

— Сегодня всем нужно будет выспаться. — серьезно сказал я, собрав совет владельцев Духа воина. — Завтрашний день будет решающим в жизни острова, и вы все должны быть готовы к тяжелому испытанию.

— Вы не собираетесь выходить с ним на поединок? — спросил удивленно Ичиро.

— Собираюсь, но не верю, что он выйдет или станет сражаться честно. — ответил я. — По сему у нас есть только один шанс, быть готовыми ко всему.

— Да, господин. — не стал спорить глава Пинг.

Глубокую медитацию с натяжкой можно было назвать сном, но я не сумел выполнить собственный приказ, а тело отчаянно нуждалось в передышке. Хотя, судя по лицам соратников утром, выспаться не удалось никому. На помощь пришли чаи Юн и плотный завтрак, немного компенсировавший вчерашнюю усталость.

За ночь не произошло ни одного нападения, что меня сильно удивило и порадовало. Но стоило первым лучам солнца появится над горизонтом и боевые рога противника громко заявили о начале нового дня, и новой битвы.

— Не похоже, чтобы он жаждал поединка. — мрачно сказал Ичиро, глядя на поднимающиеся штандарты с изображением солнца. Даже после вчерашней битвы у врага оставалось больше двадцати тысяч воинов. Его армия в разы превышала нашу, но позиция у нас была выгоднее. — Скорее хочет задавить нас силой.

— Он попытается. — кивнул я, показывая на несколько тяжело движущихся повозок, видимых только с помощью зрения Ци. — И похоже у него есть все шансы на победу.



Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27