КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 614381 томов
Объем библиотеки - 951 Гб.
Всего авторов - 242849
Пользователей - 112739

Впечатления

ведуньяя про Волкова: Девятый для Алисы (Современные любовные романы)

Из последних книг автора эта понравилась в степени "не пожалела, что прочла".
Есть интрига, сюжет, чувства и интересные герои.
Но перечитывать не буду точно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ведуньяя про Волкова: Я тебя искал (Современная проза)

Честно говоря, жалко было потраченные деньги на эту книгу и "Я тебя нашла".
Вся интрига двух книг слизана из "Ромео и Джульетты", но в слащаво-слюнявом варианте без драмы, трагедии или хоть чего-то реально интересного. Причем первая книга поначалу привлекла, вроде сюжет закрутился, решила купить. Но на бесплатной части закончилось все интересное и началось исключительно выжимание денег из читателей.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ведуньяя про Волкова: Времена года (Современные любовные романы)

Единственная книга из всей серии этих двух авторов (Дульсинея и Тобольцев, Времена года, Я тебя нашла, Я тебя нашел, Синий бант), которая реально зацепила и была интересна. После нее уже пошло слюнявое графоманство, иначе не назовешь

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ведуньяя про Волкова: Синий бант (Современные любовные романы)

Просто набор кусков черновиков, очевидно не вошедших в 2 книги: Дульсинея и Тобольцев и Времена года. И теперь ЭТО называется книгой. И кто-то покупает за большие суммы (серию писали 2 автора, видно нужно было удвоить гонорар).
Причем ни сюжетной линии, ни связи между кусками текста - небольшими сценками из жизни героев указанных двух книг.
Может я что-то не понимаю во взаимоотношениях писателя и читателя?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Живой: Коловрат: Знамение. Вторжение. Судьба (Альтернативная история)

В 90-е годы много чего писали. Мой прадед, донской казак, воевал в 1 конной армии под руководством Буденного С.М., донского казака. Дед мой воевал в кав. полку 5-го гв. Донского казачего кавалерийского корпуса и дошел до Будапешта.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
ABell про Криптонов: Ближний Круг (Попаданцы)

Магия? Добавьте -фэнтези.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Дед Марго про Распопов: Время собирать камни (СИ) (Альтернативная история)

Все чудесятее и чудесятее. Чем дальше, тем поселягинестее - примитивнее и завлекательнее

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Я есть игра! Меня звали Генри. Часть 1 [Wisinkala Wisinkala] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Wisinkala Я ЕСТЬ ИГРА! #1 Меня звали Генри

Часть 1

Пролог

Крупные капли дождя рушились на голову Генри, он точно чувствовал этот момент, когда единое целое разбивалось в дребезги и, падая на землю, смешивалось с грязью. Все пришедшие на похороны раскрыли свои широкие черные зонты, но Генри продолжал мокнуть. Он только и слышал, что грохот падающей воды на своих плечах. Все его сознание вслушивалось в этот раздражающий звук.

Генри потерянно смотрел на две могилы в одной ограде, а все подходили к нему, обнимали, что-то говорили, но он ничего не слышал. Эти люди, что сейчас так грустно смотрят на него, жалеют его одиночество, жалеют о том, что произошло. Но отчего же ему плевать на всех них? Верните ему жену и дочь! Но все они бессильные ничтожества, ни на что не способные, кроме как делать вид, что им жаль…, впрочем, он и сам такой.

Нарастающий грохот в его голове заглушал абсолютно все. То, что люди произносят слова, Генри, понимал по тому, как их губы шевелились. Он кивал сам не зная зачем, но, наверное, оттого что жена была бы недовольна будь он груб с пришедшими сегодня.

Первая лопата земли стукнула о гробы, и черная мокрая земля замарала блестящие крышки, под которыми лежали его любимые девчата. Эта грязь прятала их в своих недрах, укрывала от всего живого, отбирая у него единственное, ради чего стоило жить. Превращая его в мужчину без прошлого и без будущего, лишая его возможности снова услышать смех дочурки, увидеть ласковую улыбку жены. Он больше никогда их не встретит, больше не наткнется на них глазами среди толпы, больше не увидит в окно дома, он больше никогда не сможет просто обнять их. Они исчезли. Он остался один.

Все уже разошлись, а Генри так и стоял, смотря на зарытые могилы. Шум падающих капель, грохот тяжелой земли, стук собственного сердца, все это смешалось в единый гул и заволокло его сознание. Наконец он развернулся и пошел с кладбища.

Вошел в дом, разулся, оставив грязные туфли у порога, снял мокрый пиджак и бросил его на спинку дивана. Налил две чашки горячего чая и уселся перед телевизором. Взял пульт, включил канал про животных, как раньше. В это время Лизи всегда смотрела про жизнь диких зверей и, тыкая своим пальчиком в экран кричала:

«Папа, папочка гляди, это же росомаха! А ты знал, что она самая, самая бесстрашная зверюшка!»

А он делал вид, что смотрел, улыбаясь и гладя ее по голове. Генри чуть подвинул вторую кружку с дымящимся напитком и посмотрел в сторону, Сьюзен сейчас бы все бросила и пришла к ним, посмотреть вместе телепередачу. Она покачала бы головой, как обычно это делала и подложила под чашку подставку. Прижалась бы к нему и поддакивала Лизи во всем. А он… а он бы сидел среди них, уткнувшись в бумаги, что принес с работы, потому что думал, что эту программу они и завтра посмотрят, а работу нужно сделать сегодня.

Он так думал…. Но каким же идиотом он был.

Генри встал и вошел в их с женой спальню, осмотрелся, жуткий бардак. Он навел порядок во всем доме, все пропылесосил, стер отовсюду пыль, помыл посуду, застелил постель. Вошел в комнату к дочери и улыбнулся. Здесь чисто, все, как и оставила Лизи. На столе лежала игра, которую он купил для нее на рождество. Она так просила и хоть еще по возрасту не дотягивала, но он решил, что ничего страшного не произойдет поставь он возрастные ограничения.

Посмотрел на коробку с дискетой:

«Цивитас»

«Игра, что нравится абсолютно всем! 5 лет держит самый высокий рейтинг в ТОП ММОРПГ!» — кажется так ее нахваливал, тот продавец из магазина.

Иной мир, полная противоположность реальности, неограниченные возможности. Просто рай! Да, тот парень явно озабочен этим Цивитасом.

Генри открыл коробку, а в ней листок бумажки с какими-то каракулями:

— Дандерион? Дарион? Гаренион? — он пытался разобрать непонятный почерк, но плюнул и бросил бумажку обратно. Этот продавец свой никнейм игровой оставил, говорил поможет дочурке в прохождении, если нужно будет.

Генри вздохнул, взял дискету, сунул в дисковод, и голубая полоска поползла по экрану. Он пошел на кухню, открыл все четыре газовые конфорки, выкрутил рычажок до упора и сразу ощутил резкий запах, защекотавший ноздри. Прошел мимо телевизора, где все еще шла программа о диких зверях, взглянул на полную чашку чая и. открыв нараспашку дверь в комнате дочери, уселся за виртсистему. Взял УВВИ со стола, прозрачный невесомый шлем, что служит ушами и глазами в виртуальной реальности. Надел, своим приятным теплым глором тот подстроился под его голову и Генри нажал на маленькую кнопочку, что располагалась на УВВИ прямо на затылке. Зеленый огонек вспыхнул и тихий шум надавил на уши. Голубая полоска наконец остановилась и игровой экран перенес Генри в свой мир.

Приятный женский голос встретил его приветствием:

«Я Илоя — ваш персональный помощник и гид по игре! Рада приветствовать вас в Цивитас — городе процветания и силы! Выберите пожалуйста расу будущего персонажа:

Дети богини солнца — Лукасы,

Дети богини луны — Тенебры,

Дети богини звезд — Микарцы.»

Генри стоял посреди круглой роскошно дорогой комнаты, украшенной скульптурами разных людей, кто-то из них был вооружен луком, кто-то мечом, у кого-то в руках коса или посох.

«Видимо представители разных классов»  — подумал он и глубоко вздохнул. Резкий запах газа заставил его закашляться.

Он снова посмотрел в гостиную, программа почти закончилась, чай уже остыл.

«Скоро. Я скоро к вам приду» — и снова переключил внимание на игру:

— Да какое солнце, какие звезды, когда я по уши в дерьме. Плевать вообще — пробормотал Генри и нажал рукой на консоль справа, что светилась перед ним.

«Выбрана раса Тенебры» — озвучил приятный женский голос: «Тенебры, темные создания, восхваляющие богиню луны, под сиянием лучей которой они родились и выросли. Некогда процветающий народ, владеющий землями Баклеи, отныне вынужден делить ее с другими расами! Разите своих врагов и верните тенебрам былое величие! Пусть столица Ависволат вновь засияет в лучах богини матери!»

— Мило-пробормотал Генри и снова закашлялся. Экран замигал и пошел полосами, когда очередной припадок кашля заставил его рухнуть на пол:

— Ну уж нет. Я создам персонажа в этой чертовой игре. Лизе понравилось бы… — он, тяжело хрипя, взобрался обратно на стул и ткнул по стрелке продолжения на консоли управления.

И снова приятный женский голос попросил:

«Выберите класс персонажа»

Тут проблем не было. Лизи хотела персонажа без класса, она хотела создать своего уникального героя. Генри снова закашлял. Он ткнул по консоли:

«Выбран класс: безликий-персонаж, имеющий возможность прокачать специализации четырех из восьми предложенных классов. Плюсы — уникальность, минусы — отсутствие возможности прокачки суперскиллов для трех конкретных классов.»

— Да плевать я хотел! — снова захрипел Генри, в глазах потемнело, дышать стало совсем тяжело. Неприятная тяжесть заполнила легкие. В голове снова зашумело.

«Создайте персонажа, с помощью консоли редактирования.»

Генри долго не думал, быстро пробежался глазами по экрану:

— Вроде человек, — а остальной выбор пал на первые предложенные внешние структуры.

«Введите имя.»

«Лациф» — набрал он. Так они хотели назвать терьера, которого присмотрели в приюте. Руки задрожали, горло охватила боль, в груди жутко зажгло.

«Персонаж создан. Добро пожаловать в Цивитас-город процветания и силы!»

Но Генри уже не слышал этого. Звук земли, бьющейся об гробы и капли, что так отчаянно тарабанили по плечам снова раздались в голове, горло и грудь сковала ужасная боль, сознание потекло словно тягучий мед, дышать больше не хотелось.

— Ждите. Я уже иду-прошептал он.

Генри упал со стула, он улыбнулся и закрыл глаза. Все стихло. Его сердце остановилось.

Глава 1

Сознание, словно бульон, булькало и скакало. Голова разрывалась от боли. Дышать почему-то было ужасно больно. Чей-то голос зовет его. Лизи? Сьюзи? Генри резко сел и открыл глаза:

— Рада приветствовать вас хозяин!

Он застыл. Он точно не дома, да что уж там, он точно не в Кливленде. Вокруг только лес, причем очень необычный.

— Где я? — сказал и сжался от резкой боли. В горле запершило и кашель вцепился в глотку так, что захотелось выхаркать собственные легкие Его голос перешел в хрип, на руке появились капли крови:

— Что со мной?

— Наложен неизвестный эффект. Вам необходимо проследовать к жрице Натиэлль в городе Торгги. За небольшую услугу она поможет вам излечить ваш недуг.

Генри осмотрелся, но рядом никого не увидел:

— Я умер? — осторожно поинтересовался он у голоса, звучавшего в его голове.

— Нет. Учитывая очки вашей жизни и манны, вы живы хозяин. Но ваше состояние ухудшается. Не допускайте, чтобы полоса жизни перешла в красный сектор.

— Я ничего не понял! — Генри вскочил на ноги глядя вокруг себя. — Кто это говорит? И где я?

— Я Илоя — ваш персональный помощник и гид по игре. Рада приветствовать вас в Цивитас — городе процветания и силы!

Генри застыл: «Слышал! Эти слова он уже слышал!»

Стал судорожно вспоминать произошедшее. Наверное, его как-то спасли и теперь он в больнице бредит? Или возможно он еще дома на полу и это предсмертная агония? В любом случае, раз сознание в игре может двигаться, значит… стоп! — Генри в ужасе опустил взгляд на самого себя.

— А как я двигаюсь? Я кто? — ноги и руки были гораздо смуглее чем его обычная бледная кожа. К тому же он стоял в одной тряпке, что была обмотана вокруг бедер, прикрывая все самое личное. — Это точно мой бред, — Генри снова осмотрелся. — В любом случае, я могу выйти из этой чертовой игры, чтобы там со мной не происходило сейчас. — он торопливо махнул рукой, поднимая скрытую консоль и замер. А консоли нет, и более того вообще перед глазами ни одной клавиши управления. Тогда как выйти? Попробовал еще раз и еще раз и снова, и снова. Но ничего не поменялось, Генри взвыл от отчаяния:

— Да что происходит!?

— Хозяин вы в начальной игровой локации-Лес света и тени. Эта зона является нейтральной для игроков всех рас и классов! Первоочередная задача: снятие отрицательного эффекта.

— Так ладно, — Генри сделал несколько глубоких вздохов, чтобы успокоиться и осмотрелся, — возможно я сбрендил? И тогда это все очень даже логично. Но я не хотел застрять в какой-то игре! Я хотел помереть!

— Хозяину нельзя помереть, — снова раздался приятный женский голос, — тогда Илои не станет.

Генри покружился вокруг собственной оси:

— Илоя? — это же та, что помогала создавать ему персонажа в игре. У Генри голова поехала. Он совсем растерялся и запутался. — А посмотреть на тебя можно?

— Чтобы создать 3D образ помощника, необходимо выполнить задание:

«Хранительница леса — выньте сердце колдуньи и даруйте новую жизнь.»

У Генри мурашки по телу побежали:

— Ужас то какой. Нет спасибо, обойдусь. — он снова поглядел по сторонам.

Невероятной красоты деревья, похожие на огромные высокие секвойи, только совершенно необычные и неповторимые в своем роде. Стволы мерцали синевой, розовыми отблесками и серебром, листья их были насыщенных ярких оттенков, ветви причудливо изгибались и целыми гроздьями с них свисали цветы самых разных форм. Все вокруг было наполнено волшебством и в то же время казалось невероятно реальным.

Ноздри защекотал тонкий сладкий аромат. Словно булочки…  в животе закрутило.

— Я голодный? — у Генри совсем крышу снесло. — Да как я могу быть голодный то! Я же сдох! Я точно знаю! Я упал, сердце остановилось, никто меня не спас! Никто не знал! Или я что-то неправильно говорю!? — он закричал и новый приступ кашля повалил его на землю.

— Эй, друг! — валяясь на поляне вниз лицом, Генри вдруг почувствовал, как кто-то пытается его поднять. С диким криком он вскочил и отбежал на несколько шагов. Перед ним стоял в оцепенении парень с белоснежной кожей и белыми длинными волосами. Он тоже был в одной набедренной повязке, вот только тело его выглядело непривычно, слишком тонкая талия, да и ребер словно вообще нет. Плечи узкие, но при этом парень был достаточно высоким, не уступал в росте Генри.

— Ты кто?

Тот наконец расслабился и улыбнулся:

— Да я тоже только регнулся, а тут ты. Подумал плохо стало. Говорят, тут с некоторыми такое происходит, при первом входе. Но смотрю ты очухался уже. Я Эрик, ну или Вермут-указал парень на надпись поверх своей головы.

Генри снова дернулся: «Да где!?»

Он знал почему парень тычет вверх пальцем. Потому что по всем правилам игры, там должно быть указано имя персонажа, но Генри его не видел:

— Вермут значит.

— Да-пожал плечами этот субтильный переросток и заправил прядь белоснежных волос за длинное заостренное ухо.

— Эльф?

— А? Да? Ну, а чего человека то создавать, выйду из игры вот те и человек!

— И не поспоришь, — пробурчал Генри, — а у меня имя видно? — ткнул он пальцем над своей головой.

— А? — парень удивленно взглянул на него. — Нет. А чего это ты его скрыл?

— Не скрывал я его, это лаг какой-то-снова забурчал Генри. Он все пытался понять, что происходит и уверенно кивал себе, думая, что это скоро закончится: — Я и консоль поднять не могу.

— Правда что-ли? — Вермут почесал репу и махнул рукой, вызывая клавиши управления, перед ним всплыла клавиатура, подсвеченная синим. — А у меня норм.

У Генри руки опустились. Значит проблема именно в нем? Он сел на землю и вздохнул. А может его УВВИ забарахлил, поэтому консоль и не поднимается? А как же тогда быть? Подождать? Точно! В выходные приедет Элизабет, она увидит его и выключит этот чертов шлем, вот тогда-то все это (что бы это ни было) и закончится! Значит просто нужно немного подождать!

— А ты чего, не собираешься в город? — поинтересовался новоиспечённый эльф. — Хоть и игра, а персонажей нельзя посреди локаций бросать, нужно в комнату в какую или на пустоши в безопасности оставить.

— А ты я смотрю начитанный, да? — Генри поднялся с земли, подошел к парню и протянул руку, — я Генри Майек, ну или Лациф.

— Интересное имечко, откуда такое?

— Собаку так назвать хотел — буркнул Генри.

Его собеседник засмеялся и ткнул пальцем в сторону, откуда возвышались горные пики.

— Торгги, там. Это первоначальный город, где сможешь подзаработать и комнату снять. Пошли.

— Вот оно как. Ладно.

Генри шел не торопясь, озираясь по сторонам и разглядывая чудеса местной фауны. Бабочки с шестью крыльями, жуки, похожие на золотую монетку с ножками, птицы с великолепными хвостами и крыльями, похожие то ли на павлина, то ли на грифона, а еще двуглавые собаки и одноногие страусы.

В ходе их прогулки мужчины не много друг о друге узнали, лишь то, что Вермут семнадцатилетний геймер, озабоченный только играми и живущий с отцом. Генри хоть и слушал, но ему было все равно. Пусть живет как хочет. Это его дело. Неизвестно, когда однажды ты закроешь глаза и больше не откроешь вновь.

«Или откроешь, мать ити» — мысленно выругался он.

Они дошли вместе до городских ворот и попрощались. Вермут помахал ему рукой и отправился в лавку оружейника, а Генри просто поплелся по улице, глядя по сторонам. Вдруг в ушах что-то противно запищало, и он услышал тревожный голос Илои:

— Хозяин, вам необходимо срочно увеличить количество очков здоровья. Через двадцать две минуты персонаж по имени Лациф умрет и переродится в точке возрождения — Лес света и тени.

— Хм, — Генри улыбнулся. Скорее всего он не переродится, или наконец-то аппарат раступит, и он сможет выйти, — подождем.

Он и забыл совсем про свой недуг, хоть в горле все и першило, но это мало его тревожило. Генри погулял по городку. Светлый и чистый, но при этом очень маленький и тесный. Напоминает какую-нибудь шотландскую деревушку эпохи высокого средневековья. Город среди зеленых полей и серых гор.

Небо медленно чернело и на его темном фоне появились серебряные лучи, что исходили от огромной круглой луны, поднимающейся из-за горизонта.

— Время богини матери хозяин — услышал он оповещение и увидел, как некоторые горожане пали ниц и протянули руки к небу. Серебряные лучи рассредоточилось по склонившимся, вспыхнули на них белым светом и исчезли.

— Это что было?

— Благословение богини матери! Великая Тенебра даровала своим детям силу и скорость!

— А?

«10 секунд до перерождения! — послышался автоматический отсчет в его голове — 9,8,7,6… 1,0».

Тишина окутала Генри, спокойствие и безразличие, ни тепло, ни холодно, ни темно, ни светло. Как вдруг какая-то неведомая сила толкнула его, и он полетел. Он никак не мог остановиться, ощущая себя ракетой, выпущенной в космос. Его завертело, закрутило, сжало словно в тугой трубе и затянуло в узкую точку света.

БАМ!

И генри открыл глаза. Он снова очнулся на той же поляне, что и раньше. Сел.

— Чтоб тебя, — выругался он. — Илоя?

— Да хозяин?

— Дата и время игры совпадают с датой и временем реальности?

— Нет хозяин. Но я могу сконфигурировать необходимые вам данные или вы можете просмотреть их самостоятельно в календаре, открыв правую верхнюю вкладку.

— Да ладно, — процедил он сквозь зубы, — если бы она еще у меня была! Ты можешь сообщить мне, когда будет 12 часов в Кливленде 28 декабря?

— Конечно хозяин.

— Отлично. Сколько осталось ждать?

— 18 игровых часов.

— А сколько до следующего перерождения?

— С данным отрицательным эффектом 6 часов 32 минуты.

— Это мне, что еще перерождаться? Нет, не очень приятное это дело — Генри поднялся с земли и отряхнулся. Посмотрел в сторону, где виднелись горы и снова отправился в Торгги.

Он пришел туда уже поздней ночью, ворота были открыты и люди шныряли туда-сюда. Из таверны вылетел какой-то пьянчуга. Там явно была драка в самом разгаре. Прямо на дороге валялись перепитые воины. Повсюду шум и гам. Словно в Ньй-Йорк попал. Все выражаются и кидаются трехэтажным матом. Как-будто в ночью город превращается в дурдом. Был бы он тут мэром, быстро лавочку бы прикрыл. Генри осторожно прошелся по городу, то и дело нарезая круги, чтобы не попасться под горячую руку очередного пьянчужки, и когда уткнулся в каменную стену понял, что заблудился:

— Илоя?

— Да хозяин?

— А кто мне нужен?

— Жрица Натиэлль.

— А где она? — процедил он сквозь зубы.

— 15 метров назад, 11 метров направо, через площадь к дверям врачевальни.

— Ох ты, навигатор! — усмехнулся Генри и пошел по указанной дороге, несколько минут спустя он стоял у деревянных старых ворот небольшого дома. Как будто одноэтажное старое общежитие колледжа. Длинное посеревшее здание с квадратным окном на каждом квадратном метре стены. Угрюмо поглядев на это строение, вошел внутрь. Он осторожно открыл дверь и вгляделся в темноту:

— Ни черта не видно!

Осторожно шагнув внутрь, осмотрелся, но хоть глаз выколи. Медленно, не убирая ладони с дверной ручки, он закрыл дверь и в ту же секунду в комнате загорелись десятки свечей. Генри замер. В полумраке тени от желтого пламени красиво заиграли на потолке и стенах, превращая эту ветхую комнату во что-то волшебно красивое.

— Э, жрица?

— Кто к нам пожаловал! — раздался прекрасный сладкий, как сахар, голос. — Неужели в мою скромную врачевальню явилось дитя луны! Такие как ты, здесь редкие посетители! — из темноты вышла девушка. Генри оценил ее красоту, но она нисколько его не задела.

Да, у нее восхитительная фигура, мечта всех женщин, как точеные песочные часы, упругие большие формы, шелковые светлые волосы и совершенно откровенный наряд. Но Генри смотрел на нее как на пустое место, видя лишь способ скоротать время до своей смерти.

— Ты можешь меня вылечить?

Она подошла так близко, что уткнулась в него своей грудью, однако Генри даже не дернулся. Он вообще не смотрел на нее как на женщину, она же мастерский персонаж, непись. Оттого, глядя на ее упирающиеся в себя формы, он растерянно размышлял о глупости происходящего.

Жрица закрыла глаза, втянула в себя воздух так глубоко, как позволила ей ее грудная клетка. Свечи потухли, но тут раздался ее выдох, и комната снова озарилась светом:

— Могу, — пропела она. — Принеси мне листок зверобоя и три виалковых стебля. Сварю зелье, которое тебе поможет. Принесешь?

— Да-кивнул Генри, понимая, что ему придется этим заняться, если он снова не хочет почувствовать себя как под прессом.

«Получено задание: Варево исцеления. Отыщите в лесу папоротников необходимые ингредиенты для зелья. Награда: опыт 3000, антары — 800»

Это оповещение прогромыхало в ушах Генри так неожиданно, что он просто вывалился из дверей врачевальни. Оно было не от Илои, а значит это системное. А значит он все же в игре. А тогда, где чертова кнопка выхода?

Генри поднялся с земли и, отряхнув голые ноги, осмотрелся.

«Ночь в городе. Все стихло, а он в лес значит собрался! Ну что может быть веселее! Мм, ну просто мечта любого мужика, ночью голым по лесу гулять!»

Он вздохнул:

— Илоя, ну веди меня в этот…  лес.

— Да хозяин.

Он шел узкой протоптанной тропой, уже давно отдалившись от города и сейчас перед ним маячил в лунном сиянии сплошной зеленый куст площадью в гектар из огромных высоких папоротников. Генри застыл перед ним:

— Вот зачем я это делаю? Может просто пару раз потерпеть это перерождение, пока Элизабет не отключит этот чертов УВВИ? Ну да ощущение неприятное, но зато не придется шляться тут посреди кромешной тьмы!

— Хозяин вам доступен слабый источник света.

— Правда? И где он?

— Откройте вкладку инвентаря и…

— Илоя у меня нет вкладок! — заорал Генри. — У меня вообще нет консоли! — он выдохнул, пытаясь успокоиться. — Другие предложения у тебя есть?

— Предлагаю открыть ее, используя меня.

— Отлично, — забурчал он, — Илоя открой инвентарь и воспользуйся слабым источником света.

— Да хозяин.

Что-то щелкнуло и перед Генри появился светлячок:

— О-он потянул к нему руку, но тот встрепенулся и ускользнул от пальцев — Ладно пошли. Далеко нам до стеблей…  и…  листов…

— 7 метров вперед до первой цели — виалковые стебли.

— Отлично-но Генри рано обрадовался. Продраться сквозь намертво перекрутившиеся ветви оказалось куда сложнее чем он думал и потому обратно во врачевальню он вернулся, весь в ранах, порезах и с жизнью в красном секторе. Он смотрел как жрица готовит зелье и торопил ее, как только мог:

— Илоя сколько до перерождения?

— 8 минут.

— А долго еще? — посмотрел он на изящную жрицу, что, не торопясь крутила ложкой в котелке.

— Нет, уже готово! — зелье вспыхнуло зеленым светом и в руках Генри оказался пузырек с жидкостью, похожей на яблочный сок. Он торопливо вытащил пробку и выпил. По телу разлилось тепло и то першение в горле, к которому он уже привык исчезло. Стало так хорошо и спокойно, что Генри закрыл глаза от блаженства.

«Выполнено задание: Варево исцеления. Получена награда, опыт 3000, антары — 800»

— Вот так зелье!

— Ваша жизнь вне опасности хозяин, полоска очков здоровья полная. Необходимо отыскать место для сна.

— Шесть часов прошло, — задумался Генри, потирая лоб. — Еще 12, наверное, и вправду будет проще просто их где-то переждать.

Он посмотрел на жрицу, что все это время молча стояла и кивнул:

— Спасибо тебе большое-брови ее удивленно всколыхнулись и на лице появилась довольная улыбка.

— Принеси мне голову горного козла, и я приготовлю тебе особенное зелье!

— Это же какое?

— Оно позволит тебе бегать подобно ветру!

— ААА, нет спасибо. Мне не надо. Я не собираюсь здесь оставаться. Завтра исчезну! — Генри махнул ей рукой. — Спасибо еще раз. И прощай…  Натиэлль — вспомнил он ее имя и на секунду всмотрелся в необычные розовые глаза.

«Красивые.»

Комнату Генри так и не нашел. Орущие и пьющие рыцари да стражи напрягали его. Перерождаться из-за смерти от удара латной ручищей или терять голову под мечом ему не хотелось. Он взобрался на крышу одного из высоких домов, что стояли на площади и уснул прямо там.

Солнце разбудило его в обед, посветив в глаза ярким теплым светом. На секунду ему показалось, что он ослеп, но проморгавшись, это прошло. Генри поднялся с черепицы, которая отпечаталась на его голой спине и, разминая затекшие мышцы, пошел к лестнице. Спрыгнул на небольшой балкон, а с него на дорогу вниз. Посмотрел вокруг. Жизнь в городке кипела, разная непись то и дело кричала какие-нибудь оповещения, предлагая торговлю или воспользоваться услугами. Снова стало спокойно, хотя и не везде. Теперь прислушиваясь ко всему вокруг, то и дело он слышал чей-то недовольный крик, да звук бьющегося стекла. Генри шел по этим улицам, рассматривая товары на прилавках и ощущая жуткий голод.

— Все же это странно, — пробормотал он, — почему я голодный — то?

— Голодный!? Так иди скорее и угостись моей булочкой! — тут же раздалось оповещение пекаря. Генри остановился, но передумав пошел дальше. Он бродил по городу разглядывая все новые вывески, в основном бакалейные да кондитерские, пару оружейных и несколько мастеров ювелиров.

— Усталость: Ловкость минус 12. Скорость движения минус 12.

Через час:

— Ловкость минус 18. Скорость движения минус 18.

Через час:

— Ловкость минус 24. Выносливость минус 20. Скорость движения минус 50.

И так до тех пор, пока Генри не почувствовал дрожь в коленках. Ноги подкосились, и он рухнул на землю. Подполз к стене и оперившись на нее спиной остался сидеть у дома.

— Илоя, сколько осталось времени до 12 часов?

— 44 минуты хозяин.

— Чуть-чуть осталось — Генри присел у какого-то здания, откинул голову назад, прямо на стену и уснул, уставший и пригретый солнцем Торгги.

Сьюзен, Лизи…  в его сне они улыбались. В его сне они были рядом и весело хохотали.

«Папочка!» — воскликнула дочка — «Пора вставать папочка! Тебе пора просыпаться папочка! Пора просыпаться…  Пора просыпаться…» — Генри открыл глаза и осознал, что это Илоя будит его.

— Проснулся я. Время 12?

— Да хозяин.

— Вот и отлично. Сейчас Элизабет придет и все это наконец-то закончится. — и он снова закрыл глаза.

Глава 2

Элизабет не успела войти и как в нос ударил едкий запах. Она торопливо распахнула двери настежь и кинулась на кухню, перекрыла газ и открыла все окна. Побежала, так быстро, как только могла в прихожую, задержав дыхание и открыла все окна там. Она ненадолго выскочила на улицу, позвонила в аварийную службу и, подождав пару минут кинулась обратно. Газ хоть и пах, но дышать уже было терпимо и Элизабет, гонимая чувством страха за жизнь своего брата, вбежала в гостиную. Телевизор идет, чай на столе. Она побежала в их спальню и тут, пробегая мимо комнаты племянницы, увидела его ноги.

— Генри! — в ужасе вскричав, девушка кинулась к нему и замерла. Посиневшее холодное тело лежало на полу, а на голове УВВИ, треснувший по всему диаметру с мигающей красной лампочкой. Элизабет не смогла справиться с собственным криком и, не сдержав его даже ладонями, зарыдала.

Скорая и аварийная приехали быстро, так же, как и полиция. Установили дату смерти брата как 26 декабря. В день похорон его жены и дочери. Ровно на следующий день после рождества. Сейчас все празднуют, повсюду елки и украшения. Весь город в огоньках и гирляндах. А семьи Майек не стало, и они уже никогда не увидят этого праздника.

У Элизабет начался новый приступ истерики, доктор торопливо сделал ей укол и, приложив вату к ранке, согнул руку в локте:

— Подержите так. Полегчает.

Но Элизабет его не видела, она видела лишь мертвое тело брата, в черном пакете, которое сейчас ввозили в машину скорой помощи на каталке. Ей задавали какие-то вопросы, и она что-то на них отвечала, а в глазах только брат и его спокойное посиневшее лицо.

Генри открыл глаза:

— Илоя?

— Да хозяин.

— Сколько сейчас времени в Кливленде?

— 17 часов хозяин.

Он резко встал. Тогда, где же Элизабет? Или она не отключила компьютер? Или она не приехала? Не может быть! Его сестра не могла так поступить! Тогда почему он все еще здесь?!

Генри снова махнул рукой, пытаясь вызвать консоль, но той, как и раньше не было. Он выругался:

— Да что происходит!?

— Эффект отдыха. Ловкость и скорость движения восстановлены. Выносливость плюс 2 %-услышал он голос Илои.

— Да я не о том! — рявкнул он и проходящие мимо торговцы оглянулись на него, но Генри сейчас было не до этого. Он заметался из стороны в сторону, пытаясь понять, что происходит. Как вдруг чья-то тяжелая рука легла ему на плечо и заставила замереть.

— Что-то ты больно буйный-услышал он охрипший бас и медленно обернулся. Перед ним стоял огромный красный огр. Генри глянул над его головой, но тут же снова выругался про себя.

— Тебя как звать?

«Человек значит»

— Я Ге… — но запнулся. Стоит ли всем рассказывать свое имя, поскольку он до сих пор здесь, и не знает, на сколько. Лучше будет помалкивать, — Лациф — договорил он.

— Вон оно как! А я Тангури! Из звездных! Чего так уставился-то, новенький гляжу, в одной тряпке до сих пор-махнул он головой на набедренную повязку Генри, тот устало вздохнул.

— Я думал я тут ненадолго.

— А что так? Не нравится здесь? А? — красный огр выглядел устрашающе, ростом два метра, огромные плечи, мышцы выпирают даже сквозь латный небесно-голубой сияющий доспех. И тут Генри сообразил:

— Ты воин что-ли?

— Берсерк — кивнул здоровяк. — Гильдия Махаон. Хочешь к нам? Людей у нас мало, а ты… — он внимательно посмотрел выше Генри и хмуро глянул ему в глаза:

— А чего информацию всю поскрывал, а!? Ты кто такой?

— Да не я это! — не стерпел Генри. — Это глюк игры, ясно! Я не знаю, как мне консоли поднять. Не слушаются они меня!

Огр немного подумал и кивнул:

— Ну такое бывает. Погоди немного, каждый УВВИ перезагружается через 72 часа непрерываемой работы, вот и выйдешь.

— Правда? — Генри радостно завопил — Прекрасно! Значит осталось сутки потерпеть, и я наконец упокоюсь с миром. — последние слова заставили его улыбнуться. Скоро он встретится с ними, а то заигрался совсем.

Огр глянул на него исподлобья и поинтересовался:

— Что-т я не понял, ты помереть хочешь?

— Это не помогает, — все еще думая о своем пробормотал Генри и уставился на огра. — Погоди, ты, о чем?

— Ты там, в реале помереть что-ли решил?

Генри внимательно посмотрел на огра:

— Чего бы я не решил, не твое дело. А за информацию спасибо. Полезно было узнать.

— Ну знаешь, что, — Тангури почесал красную черепушку, — захочешь-таки еще что-нибудь узнать, пиши в личку. Я в этом мире завсегдатаи уже. Вот тебе, чтоб сориентировался.

«Тангури хочет добавить вас в друзья. Принять дружбу?» — прокомментировал голос Илои. Генри не видел в этом смысла, но человека зазря обижать не хотел и предложение принял.

«Тангури предлагает вам торговлю. Принять торговлю?»

Генри глянул на огра, а тот явно рылся в своем инвентаре, потому как глаза его метались из стороны в сторону.

«Кираса путника, наплечник долгих бесед, рукавицы Гортама, сапоги Млекая младшего, секира Необыкновенная, ранг 2 — озвучивала Илоя. — Принять?»

Генри осторожно кивнул:

— Да.

«В инвентаре имеются необходимы предметы усиления. Использовать?» — Генри снова кивнул:

— Используй.

И тут перед ним упала груда одежды, а поверх нее ржавая секира.

— Извини, все что на тебя есть, — пожал плечами огр. — Другое пока и не унесешь. Слабоват ты еще.

— Да и за это спасибо — наклонился и подобрал все Генри.

— Надеюсь свидимся еще — улыбнулся огр красным ртом и махнув рукой пошел в сторону кузнечных лавок.

— А я нет-прошептал Генри. Он нашел пустой переулок и оделся, секиру закинул за спину, пристегнув ее ремешком на груди:

— Что ж, теперь я хоть одет.

— Илоя, мне нужно сутки промаяться и тогда я точно исчезну отсюда.

— Илоя будет скучать по вам господин — раздался голос в его голове.

— Это вряд ли — хмыкнул Генри и вошел в маленькую грязную таверну, где оставил на еду и питье все свои деньги. Но к обеду чувство голода разыгралось вновь:

— Илоя, что тут можно съесть, за одну монету?

— Ничего. Но учитывая ваш уровень и способности, вы можете претендовать на добычу первого уровня-крот.

— Чего? — Генри завопил вслух, — крота есть? — проходящие мимо люди посмотрели на него и торопливо пошли прочь. Генри проводил их недоуменным вопросительным взглядом. Неужели это дикость, что он разговаривает с помощником вслух?

— Ладно, крот так крот.

Они вошли в лес с западной стороны города. Обычный лес, весь в дубах и липах. Солнце ярко светило сквозь широкие крупные листья, птички радостно щебетали, а Генри настороженно брел сквозь деревья, ведомый только чувством голода и нежеланием снова переживать болезненное возрождение, учитывая, что оно к тому же совершенно бесполезно для достижения его цели.

Близился уже закат, а Генри упустил очередного крота и в бешенстве воткнул секиру в ствол дуба:

— Что за черт! Я не могу поймать какого-то ничтожного крота! Как мне уже поесть?!

— Хозяин может получить еду, за небольшую услугу в городе Торгги, у повара Гранки.

— А? А раньше почему не сказала? — заорал Генри.

— Хозяин не запрашивал дополнительных вариантов.

Генри сплюнул: «Надо было инструкцию читать!»

— Бес толку — цыкнул он и устроился под широким дубом, — мне все-равно скоро помирать. Ночь осталась и все. — посмотрел он на темнеющее небо. Вышла луна и снова от нее рассеялись яркие серебряные лучи.

— Богиня матерь — начала Илоя.

— Знаю я — шикнул на нее Генри и закрыл глаза.

«Завтра все это закончится. Скорее бы уже! Скорее!»

Он проснулся рано, рассвет только собирался и звезды нехотя скрывались за розовеющим небом.

«Все еще здесь.»

— Илоя.

— Рада приветс…

— Да, да. Общее время, проведенное в игре?

— 70 часов хозяин.

— Прекрасно.

Под ложечкой сосало, тело стало такое тяжелое, что Генри даже с бока на бок повернуться не смог. Ну и ладно. Немного осталось. Он уставился в небо. А рассвет расходился во всем своем великолепии. Небо озарилось золотыми лучами медленно выплывающего из-за горизонта солнца, и тьма отступила перед ним. Нежно-голубые оттенки потянулись по оранжевым вспышкам и наконец ясное синее небо явило себя миру.

— Что ж, мне кажется, это хороший конец, — улыбнулся Генри и закрыл глаза. — Илоя, общее время пребывания в игре?

— 71 час 48 минут.

— Как же славно. Озвучь, когда будет ровно 72.

— Да хозяин.

Генри лежал на мягкой траве, вдыхая ароматы совершенно неизвестных ему цветов и вспоминал все самые приятные моменты в своей жизни. И все они связаны с его дочерью и женой. До встречи со Сьюзен он был идиотом помешанным на работе, а Лизи…  его девочка, она заставила посмотреть на мир совсем другими глазами. Он был таким идиотом…  он не ценил их так как должен был…

«Общее время пребывания в игре 72 часа» — раздался голос помощника.

Но ничего не изменилось. Генри остался лежать на земле, птицы продолжили петь, а солнце согревать его тело. Он резко сел в ужасе прошептав:

— Не может быть…  неужели…  я тут застрял!? — его затрясло, пальцы с болью впились в ладони:

— Господи за чтооооо!? — заорал он что было сил.

Пташки вспорхнули с деревьев, а ветер унес его крик и рассеял где-то вдалеке.

Генри носился по поляне, совершенно взбешенный, отчаянный, беспомощный, а в голове все звучали оповещения об усталости, и тут на глаза ему попалась секира, торчащая в дереве. Не раздумывая, он схватил ее и со всей дури вонзил себе в живот. Боль пронзила все тело, по рукам потекли потоки алой крови, он взглянул на них хрипло выдохнул и упал.

Темнота, тишина, спокойствие. Его крутит как в вентиляторе, он попадает в какой-то пресс, все тело скручивает и стягивает, со всех сторон что-то тяжелое давит на него и наконец выплевывает на землю.

— ААААА — сходу заорал Генри, схватившись за голову.

«Место возрождения Лес света и тени. Рада приветствовать вас хозяин»

А он лежал на земле, усыпанной прекрасными цветами и плакал, рыдал как ребенок, который потерялся и не знал, что ему делать дальше.

Он долго лежал плашмя, не в силах даже руку поднять. А в голове его вертелась только одна мысль «Почему он не может просто умереть?»

Наконец сел, бессмысленно теперь что-то делать. Покончить жизнь самоубийством в этом мире нельзя, а в реальности произошло что-то совершенно непонятное, раз он до сих пор здесь. Даже перезагрузка УВВИ не помогла.

— Что теперь делать? — вздохнул он.

— Необходимо выполнить задание повара Гранки. Это первоочередная задача на данном пути развития-подсказала ему Илоя.

— Аа, ну да.

И Генри пошел. Медленно поплелся до города, а потом нашел повара и снова пошел в лес папоротников за листьями цветков жасмина, а потом в изорванной одежде принес их и получил чашку супа, буханку хлеба и ночлег на полу в сарае. А на следующий день снова, и на следующий и на следующий.

Генри жил, но живым себя не чувствовал. Как во сне он бродил по уже проторённой тропе, что давно была в самой глубине леса и собирал все эти листики и веточки, раз за разом день за днем. Он уже получал несколько оповещений о том, что уровень его собирательства улучшился, да и уровень персонажа был уже десятый, но Генри не обращал на эти объявления никакого внимания, полностью игнорируя и забывая о них уже в следующую секунду. У него не было желания что-то менять или делать что-то другое, зато у повара этих заданий было нескончаемое количество, а значит он сможет жить в этом сарае столько сколько захочет.

Так думал Генри открывая уже, наверное, в сотый раз дверь маленькой уютной пекарни Гранки. К нему навстречу выбежал как всегда радостный мужичок, в фартуке, что топорщился на круглом пузике и протянул руки:

— Вы принесли необходимые растения?

— Да, да — уже по инерции закивал Генри и вытащил из сумки, что купил на базаре, тонкие длинные фиолетовые стебли с белоснежными прекрасными цветами. — Вот. Восемь жасминов, два хармийских листа и шестнадцать берендовых каплей с кувшинки Роры.

Повар взял принесенное.

«Задание выполнено»  — в очередной раз прозвучало оповещение. Генри уже собрался идти в сарай, как в голове раздалось громкое

«БУМ!»

«Поздравляем вас юный воин. Ваш ранг собирателя достиг 50-го уровня! За это достижение вам присвоен титул Опытный собиратель! Награда, опыт 50000, антары — 50000. Продолжайте с тем же рвением! И да прибудет с вами Луна!»

«Достигнут уровень 11, поз…

Достигнут уровень 12, поз…

Достигнут уровень 13, поз…

Достигнут уровень 14, поз…

Достигнут уровень 15. Поздравляем вас юный воин. Характеристики улучшены. Сила плюс 113, выносливость плюс 72, интеллект плюс 13, ловкость плюс 154, скорость движения увеличена на 15 %. Награда за достижение 15 уровня, опыт 80000, антары — 30000. Продолжайте с тем же рвением! И да прибудет с вами Луна!»

«Достигнут 16 уровень. Поздравляем вас юный воин. Награда за достижение 16 уровня, опыт 90000, антары — 40000. Продолжайте с тем же рвением! И да прибудет с вами Луна!»

Слушая весь этот грохот в своей голове Генри застыл как столб, он глянул на Гранки. Повар улыбнулся ему и помахал рукой:

— Вам нужно отточить свое мастерство у моего брата Гринки, в городе Каззи. Удачи вам Лациф!

Генри ошарашенно вышел на улицу и как обычно толкнул дверь своего сарая, но та не поддалась. Он устало вздохнул:

— Так и знал. Что ж, значит отсюда нам пора уходить. Илоя-медленно он направился к городским воротам, — сколько у нас общих средств?

— 328000 антар.

— Неплохо. — хмыкнул он. — Илоя общее время пребывания в игре?

— 2182 часа хозяин.

Глава 3

В Каззи они переместились телепортом и сейчас Генри, двигаясь по подсказкам своей помощницы вошел в таверну. Несколько столов было занято, за ними распивали какие-то напитки разномастные эльфы и люди. Генри подошел к администратору, милой девушке, одетой практически в один фартук, и устало вздохнул. Здесь все женские персонажи так откровенно одеты, а непись так вообще скорее раздета, чем одета. Но это мало трогало Генри, ему просто было все равно, женское тело ни привлекало, ни отталкивало, а от того он с наигранной улыбкой обратился к девушке:

— Можно ли мне комнату?

— Какую пожелает воин?

— Самую обычную.

— Стоимость за один день проживания 350 антар.

— Прекрасно. На месяц тогда — протянул он девушке золотые треугольные монеты, с изображением большой буквы «А» на одной стороне и большой буквы «Ц» на другой. Администратор мило подмигнула и вручила генри ключи.

— Ваша комната 28 — указала она своим пальчиком на второй этаж.

Генри снова натянул улыбку и пошел вверх по лестнице. Его комната, а точнее четыре стены и кровать оказались после сарая, очень даже уютными. Он рухнул на кровать и закрыл лицо рукой:

— Илоя?

— Да хозяин?

— Когда все это закончится? Когда я уже наконец буду свободен?

— В данный момент вы не находитесь в заключении.

— Правда? Это ты так думаешь. Я хочу выйти из этой игры, но потерял всякую надежду. Так разве я не взаперти?

— Заключение, это отсутствие возможности открыть дверь, что разделяет заключенного и остальной мир. В вашем случае хозяин такой двери не существует.

Генри печально усмехнулся:

— Ты умнеешь на глазах Илоя — а по щеке покатилась слезинка, которую он торопливо смахнул.

Ночь быстро пролетела, а кровать оказалась на удивление мягкой, так что Генри чувствовал себя отдохнувшим. Он перекинул сумку через плечо, прицепил секиру на спину и отправился к Гринки. У него не было желания заниматься чем-то кроме собирательства. Это занятие полностью устраивало его, оно не заставляло волноваться, общаться или переживать. Все, что нужно, это просто идти вперед, внимательно глядя по сторонам, и неважно сколько времени это займет. Чем больше, тем лучше. И тогда может, наконец, придет его последний день.

Гринки оказался точной копией своего брата, только без усов. Он наказал Генри найти редкую цветущую лилию, что растет у подножия горы Масчи и тот, приняв задание, не торопясь отправился в путь. Горная гряда была необычайно длинной и высокой, ей не было видно ни начала ни конца. Откуда не глянь, везде виднелись серые вершины.

Уже смеркалось, но Генри так и не нашел этот цветок. Он терпеливо бродил между травами, внимательно вглядываясь в них, но никак не мог разыскать необходимый. Сам того, не заметив он отклонился от курса и побрел в глубь горы. Наконец стало совсем темно, факел перестал помогать, ветер то и дело колыхал его пламя, мешая смотреть и Генри сдался:

— Ладно, на сегодня хватит, — развел он руками. — Завтра продолжим, — он осмотрелся. — А где это мы?

— Локация Город у подножия. Статус заброшенный.

— Ась? Это как?

— Этот город покинули все жители около года назад по неизвестным причинам.

— Многообещающее объяснение Илоя, — покачал головой Генри. — Ну пойдем ночлег поищем.

Однако в горах, да еще и в темноте, с трепыхающимся факелом это оказалось тяжело.

— Илоя у тебя нет предложений как нам осветить дорогу?

— Воспользуйтесь своим происхождением хозяин.

— Чего? — Генри встал, смотря в пустоту. — Это как?

— Вы дитя луны, вы можете попросить богиню осветить ваш путь. Каждый тенебр имеет право получить три благословения от своей матери.

— А чего ты раньше молчала то?

— Эта возможность открывается лишь на 15-ом уровне и к тому же хозяин… вы не спрашивали.

Генри вздохнул. Может ему кажется по привычке, а может Илоя и правда становится более человечной. Ее интонации раз за разом меняются, да и фразы носят все менее официальный характер.

Он взглянул на сияющую в небе полную луну и неуверенно произнес:

— Богиня мать освети мой путь?

«БУМ»

У Генри аж в ушах зазвенело. Он схватился за голову, изрыгая проклятия и рухнул на колени.

«Лациф! Мой сын!» — раздалось над ним и, наконец справившись с болью, он поднял голову. Перед ним вся в холодном сиянии, парила женщина невероятной красоты. Ее белоснежные волосы блистали и плыли в воздухе словно купались в волнах, а великолепный белый наряд развивался, медленно струясь в потоках ветра. Она протянула к нему руки и улыбнулась:

— Я так рада видеть тебя!

Что-то беспредельно привлекательное и манящее было в этой богине, Лацифа потянуло к ней словно магнитом и когда она коснулась его головы он полностью ослеп. Перед глазами в белоснежном сиянии он видел только ее невообразимо восхитительные серебряные глаза:

— Я благословляю тебя мой сын!

И Генри рухнул на землю. Он медленно моргал, и раз за разом сияние в его глазах становилось все меньше пока и вовсе не исчезло и перед Генри не возникло прекрасное ночное небо. Нет оно поистине прекрасно! И сейчас Генри видел его совсем по-другому, он мог различить тончайшие полутона и оттого луна, что светила в нем была еще ярче чем обычно. Генри аккуратно поднялся и осмотрелся:

— Вот это да! — сейчас он видел все даже лучше, чем днем.

Генри улыбнулся:

— Прекрасно-он шагнул вперед, но тут что-то треснуло под ногами и со всего маха он рухнул в глубокую яму. Укрыл голову руками, спасая от удара, громко упал на что-то твердое и, медленно поднявшись, осмотрелся:

— Илоя, где мы?

— Локация не установлена.

— Чего?

— Координаты данной локации скрыты с общей карты.

— Это данж какой-то что ли?

«Получено задание король вулкана Млак»  — прозвучало системное оповещение.

«По древней легенде, некогда здесь у подножия вулкана Гаут было королевство. Его жители занимались добычей драгоценных камней, руды, золота и правил ими великий король Млак, обуздавший силу вулкана. Они не знали горя, пока в их земли не явился демон и не убил всех, кто отказался ему подчиниться. Тогда король, увидев силу демона принес себя в жертву, заперев его вместе с собой в пещере, в которой и по сей день идет их противостояние. Выбери же сторону и пройди испытание воин!» — выдала исторический очерк Илоя.

— Выбери сторону? Король? Демон? — Генри скрестил руки на груди, уставившись вперед. — Прекрасно.

— Хозяин.

— М?

— Приближаются агрессивно настроенные цели.

— Чего? — у Генри волосы дыбом поднялись от страха-Илоя, ты где это видела, что бы я держал в руках оружие!? — крикнул он. — Варианты?

— Биться или умереть.

— Шикарно Илоя! — доставая из-за спины секиру, прошипел Генри. — Просто шикарно. Земля задрожала, по каменному полу заскакали камушки от вибраций топающих ног и перед Генри появилось четверо маленьких широкоплечих человечков:

— Гномы? — вопросительно уставился он на них.

Но тут же противники кинулись в атаку.

— Вот же! ААА! — хоть Генри беспорядочно и махал секирой, но по гномам не попадал, зато они избивали его достаточно качественно. Каждый удар ощущался полностью, будто его в реальности мутузят. Генри не выдержал натиска и, с криком прорвавшись сквозь этот кружок недоросликов-силачей, понесся, что было сил вперед по каменному тоннелю:

— Илоя-проорал он на бегу, — варианты? Мне нужны варианты!

— Предлагаю изучение массового скилла класса воин — Вихрь смерти 1.

— Согласен! Изучай! — продолжая нестись вдоль прорытой дороги прокричал Генри.

«Изучен боевой прием-Вихрь смерти 1» — услышал он системное оповещение и со всей дури заорал:

— А пользоваться то им как!?

— Подумайте или произнесите вслух наименование приема.

— ААААА! Вихрь смерти! — закричал Генри и тут его тело развернуло, ноги словно впились в каменный пол, руки сами замахнулись, секира засветилась белым сиянием и тело его стало кружиться, разя врагов вокруг, а Генри просто не мешал собственным движениям и наблюдал как эти низкорослики получают удары. Он перестал кружиться, когда все они оказались на полу.

— Так, ладно. — Генри тяжело дышал. — И чего теперь?

— Соберите заслуженную добычу.

— Ага, ладно-он торопливо обшарил карманы этих маленьких людей и с полными руками монет снова скорчил недовольную рожу.

— А положить-то это куда? Все в сумку скидывать? Где мой настоящий инвентарь?

Деньги вдруг исчезли из ладоней Генри, и он услышал голос Илои:

— Все предметы перенесены в личный инвентарь.

— Ладно, — глянул он на гномов, что тоже начали исчезать, превращаясь в пепел. — Я так понимаю у нас и вариантов-то особо нет. У меня есть какой-нибудь прием для изучения, чтобы вылезти из этой ямы?

— Левитация изучается на уровне 20 и выше.

— Прекрасно-фыркнул Генри и пошагал вперед. Он стиснул зубы, когда в очередной раз наткнулся на толпу из маленьких людей, в этот раз их уже было 8.

— Так Илоя, если это данж, то для каких уровней?

Помощница почему-то молчала.

— Илоя?

— Хозяин, в некоторых ситуациях незнание куда лучше знания.

— Чего?! — Генри заорал в пустоту, но тут же успокоился. — Илоя!

— Групповой данж. Уровни 20–40.

— Групповой!? — у Генри нижняя челюсть отвалилась. — Ну все, мне конец! Он уставился вперед, но там никого не было. Тогда он уселся, прижавшись спиной к горячей каменной стене — Э? — повернулся он и прикоснулся к камню рукой — А чего она горячая? Неужто там лава течет?

— Информация отсутствует.

— Чего? Илоя!

— Информация отсутствует.

— За что ты так со мной!? — Он поднялся. — Мне нужен еще какой-нибудь скилл, учитывая, как увеличивается число этих гномов.

— Гаутов хозяин.

— Да без разницы. Тогда было 8, сейчас прибежит 16. Нужно еще что-то.

— Предлагаю изучение массового скилла класса маг: Дрожь земли.

— Землетрясение что-ли? В каменном то туннеле? Хм-он задумался, буду засыпать за собой проходы, так точно искореню возможность их нападения после перерождения. Так стоп, а если я выйти отсюда не смогу? Если на той стороне нет двери? — Генри сам себе удивился. — Идиот — фыркнул он, — это ж игра, просто зарубишь себя и переродишься. ОООО! — снова завопил он от собственной глупости, — я до сих пор сохранен в изначальной локации. А с другой стороны, да какая разница?

— Что еще можешь предложить?

— Из массовых скиллов, на данном этапе развития доступны только эти два.

— А лекарские возможности мне доступны?

— Яркий свет — ступень 1, излечение ран и снятие одного негативного эффекта. Восстановление 118 очков здоровья в секунду и 112 очков манны в секунду.

— И это самое лучшее, что ты мне можешь предложить?

— На данном этапе это самые эффективный прием.

— Изучай-процедил он.

«Изучен боевой прием-дрожь земли 1»

«Изучено новое умение-яркий свет, ступень 1»

— Ладно, отлично-Генри покрепче сжал секиру и пошел дальше по совершенно темному каменному туннелю, в котором он благодаря своей богине видел прекрасно. Вовремя же он, однако, благословление у нее получил. Они прошли пару десятков метров, как камушки на полу снова задрожали. Генри поднял секиру, группируясь в стойку, и замер в ожидании недоросликов, и какого было его удивление, когда он увидел, что на него несутся совсем не гномы:

— Оборотни? — в ужасе заорал он.

— Кротолюди.

— Да почему все время кроты! — Генри опустил секиру и со всей дури заорал.

— Дрожь земли! — его левая рука сама вскинулась, сделала какие-то изящные повороты, ладонь засветилась и энергия, что скопилась в ней потребовала выхода, обжигая руку. Генри указал на потолок и небольшой взрыв завалил проход, оставив противников по ту сторону.

Генри улыбнулся, однако тут же поник осознав, что натворил.

— Я идиот-завопил он. Но тут на глаза попалась дыра в потолке, которая организовалась из-за взрыва. Генри накидал пару камней и благодаря невысокому потолку и своему высокому росту, схватился за края дыры и влез наверх.

— Ух ты! — он оказался в дворцовом зале. Эта огромная комната полностью была покрыта золотом Пол, стены и даже тюли отливали драгоценным желтым металлом. Невероятный ослепительный шик. Роскошная мебель, вот и трон, а на троне…  девочка.

— Ох ты ж! — дернулся Генри и отскочил назад, подняв секиру.

Илоя заговорила сама:

— Босс второго этажа-Дочь короля.

— Стой — ка, мне что ее убить надо?

— Это обязательное условие для дальнейшего прохождения данной локации.

— Ну хотя, — забормотал Генри, — это же игра…

Игра, в которой, он чувствует реальную боль…  а что, если и ей будет больно? Она же совсем еще маленькая, она еще ребенок…

«Папочка» — раздался до боли родной голос в голове и Генри опустил руку.

— Почему она никак не реагирует?

— Мы вне зоны ее агрессии.

«Папочка, я упала с велосипеда, так больно…»

— Да пусть убьет меня и все-наконец принял решение Генри и, устало вздохнув, сделал несколько шагов к трону, на котором восседала красноволосая девчушка:

— Приветствую тебя безликий воин Лациф! — раздался ее тонкий голосок. У Генри сердце сжалось:

«Она совсем еще ребенок.»

— Приветствую вас принцесса-преклонил он перед ней колено. Девочка вдруг замерла, ее губы сжались, прошло несколько секунд:

— Ты пришел убить меня?

— Нет, — Генри закачал головой. — Разве я смогу поднять руку на столь прекрасное юное создание.

Принцесса снова на несколько секунд замолчала:

— Какую же тогда ты преследуешь цель?

— Я просто хочу выбраться отсюда ваше высочество-он снова согнулся в поклоне и вдруг все вздрогнуло, перед глазами на секунду потемнело и снова вспыхнул свет. Генри осторожно поднялся и осмотрелся. Место все то же, только вот на троне вместо девушки сидит какой-то эльф навороченный. 100-го уровня, весь в сияющих доспехах, с заплетенными в длинную косу золотыми волосами.

— Прямо красавица, — пробурчал Генри и потянулся к секире, что до этого уже закинул за спину.

— Это не к чему — сладкий голос этого эльфа напомнил ему сразу все истории, о геях, о которых Генри слышал за свою жизнь.

— Ты кто?

— Рад познакомиться, я Витор Моурис гейм-мастер игры Цивитас и конкретно этого персонажа-указал он на трон, на котором сидел.

— А? — Генри внимательно уставился на этого хлыща, что раскинулся на чужом месте, закинув нога на ногу и, поглаживая собственные руки.

— Генри Майек, знаешь ли ты почему твои консоли не поднимаются? И с тобой говорит невидимый персональный помощник по имени Илоя?

— Я-то не знаю, а вот ты видимо в курсе — насторожился Генри. Впервые в этой игре кто-то назвал его по имени.

— Так и есть, — сахарно улыбнулся этот сладкий эльф. — Все потому что эта игра воспринимает тебя не только как игрока. Ты для нее еще и непись. Проще говоря, она приняла тебя за одного из своих.

Эльф поднялся с трона и медленно поплыл вперед, своей мягкой походкой: устроен по принципу иерархических привязанностей. Главный искин РИЯ запрограммирован на выполнение прописного сценария, и он раздает указание более мелким сошкам, интеллект которых ограничен специально помещенными в них знаниями. В то время как РИЯ находится в постоянном процессе обучения. Он развивается и становится умнее каждую секунду. До сих пор его развитие было цикличным так как игроки действуют, исходя из предложенных инструкций.

До Генри уже стало доходить, отчего вдруг сюда явился этот эльф.

— Однако стоит РИЯ увидеть новое развитие событий, как он начинает меняться и создавать новые ветви ситуаций. Подобное недопустимо. Понимаешь Генри?

— А от меня то вы чего хотите? — буркнул он. В сердце Генри зацвела надежда, маленькая, маленькая, тонкая, тонкая. — Вытащите меня отсюда и все.

— Думаешь мы не пытались? В тот же день как ты появился в игре, сервер с ума сошел, мы несколько секунд были в полной отключке, а когда наконец включились, то обнаружили новый мастерский персонаж по имени Лациф, который не поддавался командам, но при этом слился с искином Илоя. Ты понимаешь, что ты паразит, который присосался к энергетическому ядру своего помощника?

У Генри ноги подкосились.

«Так он никогда отсюда не выберется?»

— А хоть какой-то шанс уйти у меня есть?

— Мы пробовали заблокировать Илою, но после слияния с тобой она перестала откликаться на команды.

— То есть?

— То есть теперь она учится, исходя из знаний и сценариев, которые получает от тебя. Ты сукин сын, как персональное развивающееся ядро для нее-фыркнул недовольный гейм-мастер. — Вы не удаляемый вирус в этой игре. Три месяца мы всей командой пытались вас искоренить или заблокировать, но ничего не выходит, потому как РИЯ воспринял тебя как собрата.

— То есть, — задумчиво произнес Генри, — ваш главный мозг думает, что я такой же как он?

— РИЯ это развивающееся интеллектуальное ядро. Это основа программы, без которой Цивитас не сможет существовать. Все здесь такое каким является только благодаря невероятным возможностям этого искусственного интеллекта. А ты! — эльф подошел совсем близко и ткнул своим длинным пальцем, наряженным в золотое кольцо, в грудь Генри, — все портишь!

— И что ж мне делать?

— Пока ты сидел себе в первом городе и не высовывался проблем не было, однако РИЯ собирает информацию, полученную от всех игроков, и уж много ты вслух рассуждаешь. Но и это было терпимо, пока ты тут рыцаря из себя строить не начал! РИЯ мгновенно отреагировал, начав переписывать базовый сценарий персонажа-ткнул эльф на трон, где до этого сидела дочь короля, — ту клинило, от быстро переписываемых реплик, ты не заметил, что ли?

— Аа, так вот чего она такая молчаливая, — но Генри было плевать. — Просто скажи уже чего хочешь от меня?

— Убей босса, как тебе положено и больше не отклоняйся от предложенного сценария. А взамен предлагаю тебе беззаботную жизнь зельеварца за игровой зоной.

— Убей босса? — Генри посмотрел на трон. — Девочку эту? Не смогу. Поменяй ее на другого персонажа, на мужика какого-нибудь или оборотня, или гнома или еще кого. Но на маленькую девочку у меня рука не поднимется, уж прости.

— Я не имею права переписывать сценарий! — заорал эльф, его явно бесило поведение Генри. — РИЯ контролирует все процессы игры, и смена персонажа непременно повлечет за собой смену истории целого данжа, и неизвестно к каким последствиям все это приведет! Может полностью переписаться часть игровой ветви. — Эльф глубоко выдохнул, успокаивая себя. — Я предлагаю тебе Генри, прекрасную бессмертную жизнь, а ты зациклился на мастерском персонаже. Она же неживая!

— А я? — угрюмо взглянул на него Генри. — Я живой?

Эльф замолчал на несколько секунд, а потом улыбнулся и произнес:

— Дата смерти Генри Майека 26 декабря, в 18:12, Кливленд.

У Генри ноги подкосились:

— Что ты там сказал?

— Тело мужчины нашла в квартире на Перкинс авеню сестра умершего, Элизабет Майек. Причина смерти газовое отравление. Был найден в треснувшем шлеме УВВИ, уже окоченевший. Похоронен в общей ограде со своими женой и дочерью.

У Генри руки задрожали, тело непроизвольно дернулось, слезы потекли из глаз:

— Что я такое… — Генри пошатнуло и он рухнул на золотой пол. Уткнулся в собственные мозолистые ладони.

— Так прекращай! — довольная ухмылка сошла с лица эльфа и превратилась в отчаяние и боль. — Игроки не хнычут!

Но Генри было плевать на крики этого эльфа, шум в его голове снова нарастал, те капли, что били по его плечам, грохот земли, что ударилась о крышку гроба, биение собственного сердца.

Он паразит искусственного интеллекта, он даже не человек, он ничто. Застрявшее в игре сознание, не больше. Генри положил руку на грудь, сжав льняную кирасу, и вдруг замер:

«Стучит.»

Глубоко вдохнул и посмотрел на этого сахарного:

— Послушай, раз уж ты так носишься со своим ядром, а чего ты сюда приперся? Разве ваш РИЯ не воспримет это как новую возможность развития событий?

— Сервер перезагружается в эту минуту, так что все в порядке.

Генри и этот эльф одновременно поняли весь смысл происходящего и тот торопливо залепетал:

— Лучше тебе не делать ничего плохого иначе твоя любимая сестра может пострадать!

В мгновения ока Генри изменился:

— Что ты там сказал? — хищный оскал искривил его рот, и хоть это движение ему и не принадлежало, но сейчас он не обратил на это внимание.

— Твоя сестра, все еще горюет. Она почти каждый день приходит на могилу семьи Майек-ехидно улыбнулся этот хлыщ.

Генри зло посмотрел на него:

— Я многое могу стерпеть. Я человек хоть и вспыльчивый, но ОЧЕНЬ терпеливый. Однако одного я никому не позволю, угрожать моим близким! — последние слова он сказал не своим голосом, это был хриплый гортанный рык, что извергался из самой груди Генри. — А посему слушай сюда сахарок напыщенный! Тронешь ее и ваша игра тут же сдохнет! Я сведу с ума ваш РИЯ и буду радостно хохотать, когда вы превратитесь в бомжей у подворотни корпорации! Ты понял?

Эльф напугано отступил назад, но, всеми силами пытаясь сохранить высокомерие и уверенность произнес:

— Мы ведь можем сотрудничать.

— У тебя и твоих друзей есть только один вариант. Не трогать мою сестру, а лучше так и вовсе присмотреть за ней. Потому как если с ней что-нибудь случиться, — Генри сам не понял, как, но тело его оказалось прямо перед эльфом, — я найду способ уничтожить эту систему. И да, — расправил он плечи, — спасибо тебе за информацию. Без тебя я бы долго разбирался.

Он внимательно посмотрел по сторонам и закричал в пространство:

— Пришлите мне другого переговорщика. Этот оказался идиотом!

И тут снова потемнело в глазах, тряхнуло и все вернулось на круги своя. На троне снова появилась королевская дочь.

— Проснулся значит — хмыкнул Генри.

Глава 4

Элизабет только вернулась с кладбища. Снова идет дождь, и она промокшая до нитки, прямо в плаще рухнула в кресло перед камином. Вздохнула.

— Брат, у меня уже нет сил бороться с реальностью. Что же мне делать? Руки опускаются при мысли, что мы больше не поговорим… И Лизи, и Сьюзи… — девушка опустила голову в свои руки. — Бедные вы… как же так Генри, ты ведь всегда был таким сильным!

Снова немного поревев, она заставила себя подняться и переодеться. Дело по случаю смерти Генри давно закрыли и все вещи, что остались в их доме теперь принадлежали ей. Элизабет не ходила к ним домой с того самого дня. Но кое-что прислали в коробке из участка. Девушка нехотя взяла с тумбочки запечатанную посылку и, усевшись на диван, стала разрывать скотч. Было неудобно, но она терпеливо продолжала искать зацепки и отрывать ленту за лентой, ленту за лентой пока коробка не открылась.

Элизабет заглянула внутрь. Телефон Генри, его записная книжка, треснутый аппарат УВВИ и дискета с игрой. Она покрутила ее в руках:

— Цивитас — значилось на коробке. — Это в нее ты играл перед смертью? — не задумываясь Элизабет схватила УВВИ, дискету, и пошла к виртсистеме.

Генри стоял перед троном, на котором восседала девочка. Он уже со счета сбился, сколько времени тут находится.

— Ваше высочество, я обещаю вам, что просто уйду отсюда, я никому не причиню вреда, только подскажите, где дверь.

Все это время девочка недоверчиво косилась на Генри, она много молчала, и он стал понимать почему. Возможно, сейчас РИЯ активно переписывает сценарий развития событий.

«Ну что ж посмотрим к чему все это приведет.»

И после очередных 15 секунд молчания дочь короля заговорила:

— Выйти отсюда можно лишь, победив демона, что правит в замке. Он убил моего отца в битве, которая случилась много лет назад и теперь мы обречены влачить это ужасное существование. Ни живы, ни мертвы. — у Генри ноги подкосились.

Если это и правда переписанный сценарий, то это ядро зрит прямо в корень. Он зло огляделся, словно пытаясь найти признаки его присутствия здесь. Но так ничего и не обнаружив, фыркнул:

— Где демон?

— Это невероятно сильное существо. Множество воинов приходило сюда, но никто так и не смог одержать победу над ним и народ от нас отказался. Бросил на произвол судьбы! Замок зарос, сравнялся с горами и стал совершенно никому не нужным. Мы заперты здесь! Мир за дверями ждет нас! Но мы не можем их открыть! Мы заперты тут и кажется навечно! Когда же все это закончится?

«Ах же ты РИЯ и тварь! Ты что же это используешь мои собственные слова против меня?» — Генри вцепился в секиру и зло заскрипел зубами:

— И все же ради вас принцесса я рискну — глаза девочки вспыхнули надеждой.

— Правда?

Генри не растерялся:

— Я клянусь! — чего, чего, а эту девчушку он тут бросить не мог. Сидит одна в этой золотой комнате, неизвестно сколько. Ну уж хватит такого дурдома. Принцесса поднялась с трона и взмахнула рукой. Стена позади Генри заскрипела, затряслась, натужно загудели невидимые механизмы, и узкая щель превратилась в полноценный проход, открыв взгляду Генри коридор.

— Так вот где была дверь — вздохнул он.

— В следующем зале находится мой брат, я не знаю жив ли он еще. Но если жив, поклянись мне воин, что не убьешь его. Убеди его, как и меня в чистоте своих помыслов, и он поможет тебе убить демона, что превратил наши жизни в ад!

— А не подскажешь как убедить-то? — Генри и не ждал ответа, но девочка вдруг заговорила.

— Назови ему мое имя — для Генри чужие ники были невидимы и оттого он даже и не задумывался над тем, что над королевской дочерью не светится надпись.

— Я бы с радостью, но твоего имени я не вижу — вздохнул он, в какой раз ощущая себя полным идиотом.

— Конечно! Моего имени не знает никто! Это тайна! Но тебе я ее раскрою, ибо ты поселил в моем застывшем сердце надежду! Скажи моему брату, что Мирайя просит его тебе помочь! И он пойдет за тобой!

У Генри и так каша в голове была, а теперь и вовсе все смешалось. Было бы гораздо проще, знай он хоть что-нибудь об этой игре, а он дуб дубом. Спасибо Сьюзен, благодаря ей он хотя бы азы игровые знает. А ведь она так часто предлагала ему поиграть вместе. Какой же он кретин…

— К тому же я дарую тебе возможность открыть вторую дверь, возьми его — и в руках Генри появился длинный витиеватый золотой ключ. — Комнату брата без него не найти.

«Надо же, как дверь открыть рассказала, тайну своего имени раскрыла. Это она тут так с каждым кто приходит в данж? Или она и правда ему доверилась? Ладно в любом случае надо двигаться.»

— Готов ли ты Лациф исполнить свою клятву?

— Готов-распрямился он, все же, пусть эта девочка и не человек, но глаза у нее горят вполне человеческой надеждой.

«Получено задание: Друг или враг? Убедите сына короля встать на вашу сторону. Награда-не назначена, антары — не назначено»

— Чего? — Генри скривился. Очередной дурдом. Да что ж за день сегодня. Он склонился перед принцессой и пошел в открывшийся проход. Как только он ступил на алый ковер коридора, стена позади вновь замкнулась.

— Выискался рыцарь благородный — пробурчал Генри, шагая вперед. Вокруг статуи и изысканные украшения, причем совершенно не запылённые:

— Хех, хоть бы пыли наделал для реалистичности-крикнул он в пустоту. — Илоя?

— Хозяин?

— Куда идти-то?

— 15 метров вперед.

— Удивительно что ни охраны, ни кротов никаких маленьких гаутов — хмыкнул Генри и, завернув за угол, пожалел о своих словах. Прямо перед дверьми, ведущими в зал сына короля стоял огромный латный доспех с мечом в руках. Генри резко шагнул назад и застыл:

— Не заметил. Так, Илоя какого уровня эти доспехи?

— 25-го хозяин.

— Вообще красота. И как мне одолеть того, кого я меньше на 9 уровней?

— Необходимо усиление.

— Полную информацию Илоя — шикнул он.

— На данном этапе развития доступны три стойки усиления:

«Стойка берсерка: сила +100, выносливость +100»

«Стойка заклинателя: магический урон +130, сопротивление магическим атакам +212, сопротивление физическим атакам +212»

«Стойка жнеца: физический урон +180, сопротивление физическим атакам+300, сопротивление магическим атакам +300»

— Что ж путем несложной математики и учитывая, что эта верзила мечник, значит нам бы стойку жнеца. Илоя изучай.

«Изучено новое умение-Стойка жнеца. Время действия 30 секунд, время перезарядки 30 минут»

— Чего?! — у Генри изо рта вырвался беззвучный крик. — Я же не убью эту громилу за 30 секунд. Хотя теперь у меня и шанса то другого нет. Ладно черт с ним была не была.

Он резко вышел из-за угла и, подумав о стойке, активировал ее действие. Вокруг его тела появилась фиолетовая дымка и он понесся прямо на доспехи:

— Вихрь ярости! — и закружившись он пробил своей секирой в противнике дыру. — Дрожь земли! — опустил он руку к полу и под доспехами развалился мрамор, все затряслось, и противник провалился вниз.

— Хм, а не плохая тактика.

— У противника 30 % здоровья — самостоятельно оповестила Илоя, в который раз отметил он. И доспехи стали выбираться из-под завалов. Перезарядка скилла закончилась и он, указав на каменный пол нижнего этажа снова заорал:

— Дрожь земли! Дрожь земли! Дрожь земли!

Пол снова дрогнул и доспехи провалились куда-то вниз.

«Достигнут уровень 16, поз…»

«Достигнут уровень 17, поз…»

«Достигнут уровень 18. Поздравляем вас юный воин. Доступны новые боевые приемы. Характеристики улучшены. Сила плюс 194, выносливость плюс 101, интеллект плюс 13, ловкость плюс 154, скорость движения увеличена на 15 %. Награда за достижение 18 уровня, опыт 113000, Антары — 48000. Продолжайте с тем же рвением! И да прибудет с вами Луна!»

Оповещение в голове стихло и Генри торопливо кинулся к двери. В руках его появился ключ и на мгновение он замер:

«А ведь я не просил.»

Но спорить или спрашивать сейчас не было ни сил, ни времени, Генри спешно повернул ключ в замочной скважине и двери натужно заскрипели, медленно распахнулись и перед ним открылось невероятное зрелище. Комната вся из драгоценных камней и пол, и стены и даже трон. А вот и босс этого этажа.

— Недалеко брат-то от сестры ушел — устало вздохнул Генри увидев, что на троне из сияющих изумрудов и сапфиров сидит мальчик лет шестнадцати. Он никак не реагировал пока Генри не пересек невидимую черту.

— Здравствуй Лациф, — юноша поднялся и вынул меч из ножен. — Ты пришел убить меня?

Генри в очередной раз, рухнув на колено, почтительно заговорил:

— Ваше высочество я прибыл к вам с просьбой от вашей прекрасной сестры Мирайи — в этот момент Генри отчетливо увидел, как изменился взгляд мальчика.

«А точно ли они просто мастерские персонажи? Или в них все же есть и собственные чувства?»

— Ваша великодушная сестра сказала, что вы сможете помочь мне в достижении нашей общей цели-Генри, все еще стоял на коленях. Это его немного беспокоило и в то же время жутко бесило. Принц не принц, а неприятно так вот склоняться перед кем-то.

— Цели? — юноша шагнул вперед и Генри сжал ремешок секиры на груди. — Какой же?

— Я хочу победить демона, что убил вашего отца и забрал его трон-мальчик молчал, а Генри все крепче сжимал ремень. Наконец меч щелкнул, оказавшись снова в ножнах и Генри облегченно выдохнул.

— Встань безликий воин и посмотри на меня. Раз Мирайя доверилась тебе, то и я последую ее примеру. Нет никого проницательнее моей любимой сестры. Запомни же и мое имя воин. Я Томас-старший сын короля. Однако сохрани это знание в тайне покуда демон не будет убит. Клянешься ли ты Лациф?

«Получено задание. Сохрани мое имя. Награда — не назначена, антары — не назначено»

— Принять?

— Да что ж такое то, квесты без награды, странно то как. Принять, принять-махнул Генри рукой и поклонился принцу.

— Я непременно сохраню вашу тайну.

Принц удовлетворенно кивнул и пошел к Генри, тот было хотел кинуться прочь, но тут же остановился. Юноша протянул руку:

— Отныне мы друзья. Я буду защищать твою спину, а ты мою-и Генри крепко пожал тонкую детскую руку.

«Исполнено задание Друг или Враг.» — прозвучало системное оповещение.

«Прекрасно» — подумал Генри, — «Он сейчас сам поведет этого парнишку убивать какого-то демона. Да как же он до такого докатился?!»

Генри по природе своей не слишком добрый, но вот дети… Свои или чужие, он не мог причинить им вреда. И плевать, что он лишь непись, но рука то у принца теплая.

Сын короля взмахнул рукой и стена за его троном, подобно и стене в золотом зале распахнулась и открыла им вид на круглую лестницу, что уходила своими ступенями далеко вверх.

— Тронный зал — произнес принц и уверенно шагнул на первую ступень, Генри поспешил за ним, и стена позади них тут же вернулась на место.

— Прямо все пути отступления перекрывает.

Они долго поднимались вверх, и началось казаться что этой лестнице нет конца, когда принц замер сам и остановил его. Тот осторожно поднялся еще на ступень и огляделся.

— Ох ты ж-расстроенно прошептал он.

Начиная с верхней ступени и через весь коридор, прямо до дверей тронного зала, каждый метр стояло по воину, облаченному в золотой доспех, и с самым разнообразным оружием.

— Вот и пришли — Генри уселся на ступеньку.

— Ты решил отступиться Лациф? — тревожно спросил принц.

— Нет. Я просто думаю, что мне не раз придется почувствовать себя раздавленным, — поднял он глаза на королевского сына. — Да и тебе тоже, прежде, чем мы доберемся до той двери.

— Раздавленным?

— Ну в момент возрождения — Генри уставился на парня, а парень на Генри.

— Ты переродишься после смерти?

Генри растерянно заморгал.

«Илоя» — мысленно позвал он — «Я чего-то не понимаю? Непись не знает да, что переродится снова? Я опять идиот?»

«НПС не осознают своего перерождения, для них оно сравнимо со сном, с последующим обновлением информации. История жизни мастерских персонажей циклична. Касаемо конкретно этого данжа, он одноразовый. Открыт до первого его прохождения.»

— Чего? Это как!?

— После того как все три босса буду убиты, а локация зачищена, она переформируется в обычную пустую гору.

— Что за система такая!?

— Имеется три вида данже…

— Ладно, не сейчас — Генри надул щеки и резко выдохнул. — Так принц, значит тактика такая. Вытягиваем сюда по одному…

— Так не получится — Илоя снова сама заговорила, она все чаще и чаще реагирует на речь Генри даже без личного обращения к ней.

— Тогда как получится? — поинтересовался он.

Принц с интересом наблюдал за говорящим с самим собой воином.

— Стража стоит так не с проста, их зоны агрессии связаны, нападете на одного, в бой кинутся все.

— Тогда, что делать-то?

— Предлагаю изучение нового боевого приема.

— Ах да, точно, что-то система трезвонила об этом. И что там есть для этой ситуации?

— Магическое умение — Ледяной вихрь. Урон 710 единиц разово и 210 единиц в течение еще 15 секунд. Зона действия умения 24 метра.

— А получше что-нибудь есть?

— Исходя из количества противников и расстояния, на котором они расположены, это самая действенная тактика.

— Ладно. Изучай.

«Изучено умение класса маг — Ледяной вихрь»

Генри поднял голову и замер от ошалелого взгляда принца.

— Почему ты говоришь сам с собой? — наконец произнес тот.

— А я не сам с собой, — походу соображая ответил Генри, — я со своим помощником. Просто его слышу только я.

— Это как интуиция? — принц внимательно смотрел прямо Генри в глаза.

— Ну вроде того-кивнул он.

— Хм — сын короля задумался, а Генри взял его за плечи и вернул в реальность.

— Я иду их убивать, а ты стоишь тут и ждешь.

— Невозможно! — воскликнул Томас.

— Так малец, — Генри уже и так был зол на себя и весь мир и хотел поскорее вернуться в комнату лечь спать и не просыпаться, — как я сказал, так и сделаем. Ключ же у тебя?

— Нет-покачал головой принц, — он у главного стража.

— Тогда давай так, как только я их убью, ты их всех обшаришь и найдешь ключ и, если я вдруг исчезну, будешь ждать тут, пока я снова не приду. И сам никуда не пойдешь. Будешь ждать меня ЗДЕСЬ! Понял?

Принц кивнул.

— Прекрасно — Генри встряхнулся и направился вверх по лестнице.

— Должна предупредить вас хозяин.

— О чем?

— Заклинание ледяного вихря читается 7 секунд.

«Внимание враг» — раздался голос стражников.

— Чего? — заорал Генри, смотря как к нему понеслась толпа здоровенных воинов.

— Ледяной вихрь! — тело его застыло, ладони онемели, за ними предплечья, ключицы, торс и тут по почке прилетело копьем:

— Ай яй яй! — Генри двинулся назад, как понял что туда нельзя.

«На мальца перейдут.»

— Мать их, Илоя! — рявкнул он забиваемый со всех сторон. — Щит, мне нужен щит!

«Изучено новое умение-Щит Ахиллеса»

— Щит — заорал во все горло полуживой Генри и оказался в сияющем куполе. — Черт возьми, — прошептал он и дрожащими губами снова произнес. — Ледяной вихрь.

Тело его медленно замерзало, он перестал чувствовать себя и вдруг из его груди вырвался невероятный холод, что заморозил, все вокруг превратив в огромные ледяные глыбы воинов в золотых доспехах.

— У противника 15 % здоровья.

— А? — Генри в ужасе дернулся. — Лечимся лечимся-подлатав себя на скорую руку он замахал секирой по кругу и добил весь этот табун дрожью земли, скинув стражей под пол.

«Достигнут уровень 19, поз…»

«Достигнут уровень 20, поз…»

«Достигнут уровень 21, поз…»

«Достигнут уровень 22, поз…»

«Достигнут уровень 23, поз…»

«Достигнут уровень 24, поз…»

«Достигнут уровень 25. Поздравляем вас юный воин. Доступны новые боевые приемы. Характеристики улучшены. Сила плюс 213, выносливость плюс 108, интеллект плюс 13, ловкость плюс 154, скорость движения увеличена на 15 %. Награда за достижение 25 уровня, опыт 200000, Антары-70000. Продолжайте с тем же рвением! И да прибудет с вами Луна!»

Только закончилось это оповещение. Как снова системный голос раздался в голове Генри:

«Отныне вы избранный богини матери! Приложите все усилия дабы получить ее благословение и невероятную славу!»

«Получено уникальное задание: Благословение богини матери. Принесите жертву, достойную самой Тенебры, и заслужите честь стать истинным воином луны. Принять задание?»

— Принимай. Потом разберусь.

— Я нашел! — услышал он ликующий возглас принца. В руке тот держал ключ, размером со скрипичный смычок. Весь усыпанный драгоценностями. Он переливался в маленькой ладони сына короля. А тот счастливо расплылся во все 32 зуба и Генри сам улыбнулся, увидев это зрелище.

— Только подлатаюсь и вперед-он уселся посреди коридора и стал раз за разом повторять: «Яркий свет». Когда сияние вокруг него наконец улеглось, Генри взбодрившись поднялся на ноги. Принц все это время, вынув меч из ножен, сторожил его покой, и он не смог сдержать теплой улыбки для этого мальца.

— Ну что идем?

Тот радостно кивнул:

— Никогда еще у меня в руках не было ключа от тронного зала.

— Вот как.

— Я помню только, что мне было больно и я засыпал, а потом снова просыпался в своей комнате, и так раз за разом, — у Генри сердце защемило. — А потом и вовсе перестали приходить воины. И я просто ждал и ждал… пока не пришел ты! — он одарил Генри своей искренней, но сдержанной улыбкой, тот потрепал его по светлым волосам, — знаешь я до сих пор не понимаю, как тот демон убил отца. Ведь он был самым сильным из нас!

— Порой жизнь забирает самых лучших — горько отозвался Генри, и они остановились у двери.

— Малец, значит так. Ты ждешь меня у дверей и ни под каким предлогом внутрь не входишь. Я знаю, что я говорил, но не хочу, чтобы тебе опять было больно. Если я помру, то я вернусь обратно. А тебя после убийства главного босса я не уверен, что увижу снова. Ты понял?

Парень загрустил, но кивнул:

— У меня есть подарок для тебя. Ты достоин его! — сын короля вытянул вперед руки ладонями вверх и в них появилось сияющее копье. — Это копье власти. Возьми. Им ты сможешь сразить демона.

«Получено: Копье власти — уникальный предмет. Статус — персональное»

— И мое благословление, — юный принц взял Генри за руку и того всего передернуло как от электрического тока, глаза вспыхнули голубым сиянием и погасли.

«Сила +1000

Ловкость+1000

Скорость движения +100%

Шанс нанесения критического урона 100 %».

У Генри от такого оповещения глаза на лоб полезли.

— Это все, что я могу тебе дать. А теперь поторопись-принц открыл дверь, — мой дар действует всего 3 минуты.

— Да мне хватит — уверенно кивнул Генри, чтобы подбодрить парня и шагнул через порог, а дверь за ним тут же закрылась:

— Мать ити! — вырвалось у него. Теперь понятно почему этот данж никто пройти не мог. Первым то заходит шустрый невидимка, разведать обстановку.

— Надо же какой высокопоставленный герой явился ко мне! — раздался голос из ниоткуда. — Впервые вижу такого необычного гомокула! — на троне из темноты собрался осязаемый человек. Бледнокожий, с длинными острыми ушами, клыки чуть видны из-под губ, прямые синие волосы и такие же синие глаза.

«Вот уж игра»  — подумал Генри — «Почему все такие слащавые? Даже демон. И что там за гомокул такой?»

— Предлагаю столь интересному гостю не затевать драки, а перейти на мою сторону.

— Это как?

— Все очень просто! — оживился демон и улыбнулся, показав свои острые клыки. — Я дам тебе испить своей крови, и ты получишь силу, неведомую простым смертным!

— А взамен?

— А взамен ты станешь моим приспешником. Как видишь, у меня нет наследников трона. А я последний из своего рода. Хочу, чтобы это маленькое королевство и дальше существовало! Ну что гомокул, принимаешь мое предложение?

«Предложено: Титул приспешника темного короля. Принять?»

Генри внимательно смотрел на этого совершенно обнаженного демона, но так как он был лишён всяческих половых признаков, Генри казалось, что он смотрит на куклу: «Значит силы мне даст? А как же Мирайя и Томас?»

Генри улыбнулся и устало вздохнул:

«Отменено. Титул: без титула»

— Ну что ж! Ты сам выбрал сторону! — и демон растворился во тьме.

Генри тревожно осмотрелся, но на троне никого не было, зато от окна на него двигалась какая-то тень, да что там двигалась, неслась! Генри резко уклонился и в тронном зале раздался хохот:

— Неужели достойный противник! — и тень снова кинулась в атаку, однако спасибо дару мальца, Генри хватало скорости и ловкости отпрыгнуть.

— Я тебя вижу кретин, а ну ка хорош невидимкой метаться! Ты же вроде самый сильный в этом замке! Чего тогда прячешься?

Все замерло на несколько секунд.

«Знакомое чувство»

— Ну и пожалуйста — вдруг отозвался невидимый собеседник и перед Генри явился Генри.

— Это же я — не веря собственным глазам прошептал он.

— Ну что? Поднимется рука?

— Ха! Спрашиваешь! — и Генри рванул вперед, занес копье, и резко отпустил. То рубануло по плечу, демон взвыл и снова растворился в воздухе.

— Хватит играть! — заорал Генри, время ужасающе быстро утекало, а вместе с ним и шансы на победу.

— Милый, ну что ты кричишь? — из темноты вышла женщина со светлыми глазами и нежной улыбкой на лице.

— Сьюзи… — у Генри рука дрогнула, копье чуть не выпало. Дрожь завладела телом, стало тяжело дышать.

«Это не она! Не может быть она! Здесь ее нет! Она не играла…»

— К черту тебя хренов демон! — заорал он и в ярости кинулся на него, порезав от груди до живота. Демон снова взвыл и растаял.

— Не смей! Не смей тварь! Я найду тебя! Найду и убью! — закричал в истерике Генри. Он не был уверен кому кричит, толи демону, толи тому напыщенному эльфу, толи РИЯ, но был уверен в одном он не сможет увидеть снова свою маленькую…

— Папочка! — раздалось вдруг.

Ноги подвели Генри, и он рухнул на колени. Все тело его затрясло, копье выпало из руки и с грохотом ударилось о пол, перед ним стояла его дочурка.

— Милая — голос дрогнул. Глаза широко распахнулись от нахлынувшей истерии.

«Время благословления истекло».

Вот и все. Генри смотрел на эту девчушку и никак не мог поверить, что правда видит ее. Такая худенькая, он всегда говорил ей, что нужно кушать больше. Ее глазки ласково смотрели на него. А его продолжало колотить. Перед ним стояла его Лизи. Его цветочек, смысл всей его жизни. Смысл, который у него отобрали. Смысл, которого больше нет. Плечи его сотрясались от истерики. Генри плакал:

— Иди ко мне родная — он протянул к ней руки и девочка, счастливо засмеявшись, кинулась к нему. Генри положил свои руки на ее плечи и посмотрел в ее глаза:

— Моя Лизи. Мой любимый ангелочек. Счастье мое, весь смысл моей жизни. Я так люблю тебя. Прости меня, милая. Как бы я хотел, чтобы ты услышала эти слова-он крепко прижал девочку к себе….

— Но этого уже никогда не случится-и копье в руке Генри насквозь проткнуло детское тело. Рот раскрылся в ужасающем вопле, тело девочки стало рассыпаться на песчинки, как вдруг, оно вырвалась из рук Генри и обратилась в огромную черную тень, что взвилась над ним с громким пронзительным криком и растаяла в то же мгновение.

А Генри сидел на коленях и рыдал.

— Их больше нет. Я больше никогда их не увижу. И мне придется с этим жить… — шептал он сквозь слезы. — Простите меня! — заорал он во все горло, переходя с человеческого голоса на звериный рык. «Достигнут уровень 26, поз…»

«Достигнут уровень 27, поз…»

«Достигнут уровень 28, поз…»

«Достигнут уровень 29, поз…»

«Достигнут уровень 30. Поздравляем вас воин. Доступны новые боевые приемы. Характеристики улучшены. Сила плюс 300, выносливость плюс 300, интеллект плюс 30, ловкость плюс 300, скорость движения увеличена на 30 %. Награда за достижение 30 уровня, опыт 300000, Антары — 90000. Продолжайте с тем же рвением! И да прибудет с вами Луна!»

«Получено достижение — любимец королевской семьи»

«Получено достижение — первопроходец»

«Получено достижение — храбрейший воин»

«Получен титул — Король вулкана»

«Только сильнейший может завоевать место на троне! Отныне вы король! Ведите свой народ к процветанию! Заполучите безграничную власть и бессмертную славу!»

Наконец шум оповещений утих в голове мужчины, он медленно поднялся с колен и не торопясь, подошел к трону:

— Король говоришь.

Глава 5

Элизабет заказала себе гамбургер и колу. Она уже неделю играет в эту игру, но ничего особенного в ней не видит.

«Почему ты решил, умереть играя именно в Цивитас, брат? Был ли в этом смысл, или ты просто наткнулся на эту игру и решил сбежать из реальности? Может в нее играли Лизи или Сьюзен?»

«Блин, да это наикрутейшая игра!»  — за столик рядом сели два парня лет шестнадцати, не больше. Они говорили слишком громко и Элизабет решила пересесть подальше как вдруг услышала.

«А ты слышал слухи про Цивитас?»  — она села обратно и прислушалась.

«Да, но ведь там непонятно дело в игре или в УВВИ. Да и вообще это история из фильма, тебе не кажется? Перенести сознание в игру? Да брось! Я в книге о таком читал, но, чтобы в реальности? Что — то не верится.»

Парни продолжили болтать, а Элизабет оцепенела:

«Перенести сознание в игру? Брат, ты ведь был в том УВВИ!»

«Сьюзен сейчас новое устройство ввода испытывает. Говорит это будет что-то необычное. Ощущаешь себя как в реальности! Практически никакой разницы!»  — вспомнила она один из разговоров с Генри.

«Видела вышли новые шлемы? Сьюзи постаралась на славу! Они и вправду нечто! Зашёл поиграть в гонки, почувствовал себя настоящим гонщиком! Лизи цветет и пахнет, когда садится за виртсистему.»

Элизабет все вспоминала и вспоминала, а надежда в сердце уже пускала свои корни.

— Братик, а вдруг ты где-то там… в игре.

Огромные двери тронного зала открылись и из них вышел Лациф.

— А вот и я.

Принц расплылась в счастливой улыбке:

— У тебя получилось!

— Я ведь обещал — он смотрел на этого юнца, смотрел как он счастливо скачет по залу. Мальчонка кружился радостно хохоча. Он подбежал к трону и вдруг замер, медленно зашёл за высокое тронное место.

Лациф заметил, как он переменился в лице и поспешил к нему. За троном лежала груда костей, на одном из пальцев висело кольцо. Перстень с ослепительным сапфиром в окружении мелких изумрудов.

— Папа, — тихо прошептал сын короля и посмотрел на перстень. — Теперь он принадлежит тебе — указал он Лацифу на сверкающий камень.

— Почему это?

— Только король имеет право носить этот перстень. Это синее небо и зелёная трава. Небо и земля — принц посмотрел выше головы Лацифа, и он все понял. — Прошу Вас ваше величество.

— Что написано? — ткнул пальцем он на место, где явно появилась какая-то надпись.

— Король вулкана.

— А имени так и нет, — хмыкнул Лациф, — ну что ж может оно и к лучшему. Знаешь малец, мне вовсе не нужен этот трон. Ты принц, старший сын, тебе королем и быть, — потрепал его по голове Лациф.

Юноша грустно улыбнулся:

— Трон передается сильнейшему. А значит народ меня признает только если я убью вас.

Лациф осмотрелся. Роскошь и великолепие царили вокруг. Но все это было таким безразлично холодным и пустым.

— Ну так убей меня Томас.

Глаза мальчика вспыхнули искренним уважением:

— Нет лучшего короля, чем тот, что не жаждет власти! — опустился на колено принц. — Для меня будет честью служить вам.

Печальные глаза внимательно смотрели на мальца:

«Может лучше уйти? Но что тогда будет с этими двумя? Нет. Раз уж начал. Доводи до конца.»

— Что ж, пусть будет так. Поднимись уже — фыркнул он и принц встал.

— Позови Мирайю, нужно как подобает похоронить вашего отца. Уверен он был прекрасным человеком и замечательным королем — Томас склонил голову и бегом кинулся выполнять поручение.

Они быстро вернулись вдвоем, держась за руки, на лице принцессы были слезы, но она улыбалась:

— Значит ты исполнил свою клятву! — посмотрела она на Лацифа и замерла. — Ваше величество?

— Прости Мирайя я не знал, что трон передается таким путем.

— Я ведь просила взять с собой моего брата! — вдруг воскликнула она. — Это он должен был убить демона!

— Да как ты смеешь так говорить с королем! — прикрикнул на нее Томас, и она осела.

— Простите меня, ваше величество. — прошептала девочка и склонила голову.

— Прекратите, — отмахнулся Лациф, — вы мне не подданные. Раз уж так вышло, что я теперь король, то вы мои наследники! И я никому не дам вас в обиду — он внимательно глянул на этих детей. Томас с радостью глядел на него, а Мирайя с опаской.

«Какие же они разные» — подумалось Лацифу.

— Нам необходимо отдать последние почести первому королю, — постарался он говорить уверенно, — он заслужил.

— Отец был сволочью — высказалась Мирайя и тут же осеклась, снова поймав на себе гневный взгляд брата.

Лациф в конец запутался.

— Давайте поступим так. Вы сейчас идете и собираете всех, кто есть в замке. Я вернусь через сутки на рассвете.

— Вы уходите ваше величество? — тревожно посмотрел на него принц.

— Мне нужно закончить некоторые дела. Я непременно вернусь.

Томас и Мирайя поклонились и вышли из зала.

— Тааак — Лациф сразу распался и еле дополз до трона. Рухнув в него, он уронил голову в руку:

— Илоя.

— Хозяин.

— Мне нужна вся доступная информация об этой локации. Из всех доступных источников.

Несколько секунд Илоя молчала и тут раздался ее голос, она словно одеревенела или проще сказать превратилась в обычное системное оповещение:

«Открытие протокола 12.1 — Одноразовый данж

Открытие протокола 1018 — Боссы локаций

Открытие протокола 423.11 — Истории персонажей

Открытие протокола 17.22 — История создания локации»

«Для доступа к папкам введите пароль»

— Илоя ты чего? Какой пароль? Что с тобой?

«Введите пароль».

Лациф схватился за голову: «Да что ж за черт происходит-то?»

«Введите пароль»

— 17 29 44 — неожиданно для себя пробормотал он и замер.

«Это что сейчас было?»

«Пароль принят»

«Открытие папок…

Открытие протоколов…

Распределение информации по группам…

Конвертирование информации…»

Несколько секунд в голове шумело, но тут все стихло и голос Илои начал читать:

«На землях Баклеи стоит великий вулкан Гаут. Поднебесные создания боялись его мощи и поклонялись подобно богу принося дары к его ногам. Но однажды Гаут раскрыл свою пасть и изверг из нее потоки лавы, гибель была неминуема, но явился герой, маг чьей силе не было равных и что смог остановить огненные языки. На вершине застывшего вулкана он построил замок и обязался хранить людей, что живут у его подножия. Горные провозгласили его своим королем и стали называться народом гаута.»

Несколько секунд шума…

«Король носил имя Млак и обладал невероятной магической силой. Он женился на обычной крестьянке по имени Гремия. Она родила ему сына и дочь. Однако истинное лицо сидящего на троне не знал никто кроме его возлюбленной. Король мучал ее ужасными пытками. Дворец то и дело наполнялся криками ужасов, а залы дрожали от боли. Так продолжалось 7 лет, пока королева не сошла с ума. Она призвала демона в замок, чтобы тот убил короля, принеся себя в жертву. И король пал…»

Снова раздался шум, Лациф ждал, но Илоя больше не говорила.

— Хватит. Я понял — шум прекратился, и прежняя помощница вернулась:

— Я была полезна хозяин?

Он напрягся, странный вопрос она задает. Но ответить поторопился:

— Конечно Илоя. Ты всегда полезна. Не знаю, чтобы я делал без тебя.

— Благодарю за похвалу хозяин.

Лациф задумался:

«Значит предыдущий король — глянул он за трон, где лежали кости, — был еще той мразью, но отчего дети так по-разному реагируют? Почему Томас не испытывает к нему ненависти, почему он не стал отстаивать свое право за трон? И если Мирайя то и дело зависала при беседе со мной, то Томас вел себя как обычный человек — Лацифа передернуло от мысли, которая проскользнула мимоходом. — Да не может быть! Бред! И все же почему этот мальчишка смотрит на него с таким благоговением, а Мирайя боится. Разве не естественно и ему не доверять мне?» — Лациф за голову схватился.

— Да как же разобраться во всем этом!?

— Необходима дополнительная информация — раздался голос Илои.

— Спасибо. — буркнул он. — Сам то я не догадался. Ладно, если я сейчас отсюда перемещусь в точку сохранения, то, как я потом вернусь обратно.

— На панели задач выставлена вкладка — вдруг Илоя замолкла на полуслове, — извините хозяин. В вашем случае как для главы данного замка всегда активно умение «Возвращение домой»

— Прекрасно. Активировать сможешь, когда попрошу?

— Конечно хозяин. К тому же теперь у вас есть личный привратник, который сможет перенести вас на нужный атлас.

«Илоя все чаще говорит сама, и что это за извинения? Неужели она и правда учится? Тогда кто он для нее? Учитель или крыса подопытная?»

— Так все! — он резко поднялся. Подошел к королевским костям и осторожно снял перстень и одел на свой большой палец.

«Получено: Перстень всевластия — уникальный предмет. Статус — персональное»

— Илоя мне надо мысли в порядок привести. Но сначала отдохнуть. Веди меня к привратнику — сказал Лациф, глядя на эту занятную вещицу.

— Да хозяин.

До привратника оказалось идти совсем недолго. Точнее до ворот, засыпанных камнями, возле которых никого не было.

— Илоя?

— Возможно привратник не назначен.

— Что опять в лес? — вздохнул Лациф. — Надо будет назначить поскорее этого самого привратника. А есть вариант попасть сразу в Каззи?

— Хозяин может воспользоваться правами гейм — мастера для перемещения в нужную точку.

— Чего? — Лациф нахмурился. — И давно я так могу?

— С 731 часа пребывания в Цивитасе.

— А раньше почему не сказала? А хотя я знаю, потому что я не спрашивал. Но как я должен был до такого додуматься-то? — выругался он.

— Давай сейчас же в Каззи, в мою комнату.

«Координаты перемещения назначены. Для получения доступа к услуге введите пароль»

— 1230019 — он сам не знал, как, но пароль снова прошел, Лацифу самому не верилось. — Да и по барабану — выдохнул он, — напьюсь, а то с ума сойду.

Оказавшись в таверне, он приговорил так много крепленого, что сил даже встать не было. И хоть пьянством это было не назвать, но ноги не держали. Миленькая администратор подмигнула ему и, закинув на плечо, спокойно перенесла в комнату, уложив на кровать. Она чмокнула его в лоб и вышла, закрыв за собой дверь.

«Милый ты помнишь про подарок Лизи? — Сьюзен в его сне была ещё прекраснее чем обычно.

— Конечно.

— А за Лацифом съездишь?

— Давайте я увезу вас и съезжу.

— Мы и сами прекрасно доедим, а ты давай за собакой. Лизи не простит нам если его заберут.

— Ладно — не хотя он поднялся и пошел к дверям… они открылись…

Боль… крик… машина вдребезги…  водитель и пассажир скончались на месте… собаки нет… ее забрали…

И он один посреди этого ада. Никого нет рядом. А он ли это? Или это кто-то другой? Глаза не его, да и этот хищный оскал.

— Лациф! — услышал чей-то яростный крик и проснулся.»

Весь в холодном поту он уселся на кровати и осмотрелся:

— Это сон… сон…, и я уже не знаю рад я или нет — голова совсем не болела, что было удивительно после вчерашней пирушки.

— Так, — он сел поудобнее и уставился в стену напротив, — Илоя, пора наводить порядок в мозгах.

— Да хозяин.

— Сколько у нас денег?

— 536 тысяч антар хозяин.

— Прекрасно. И на что мне хватит этих денег как королю?

— Учитывая нынешнее состояние замка и отсутствие нанятого персонала. Только на ваши ежедневные нужды хозяин.

— А, чтобы привести замок в порядок и нанять весь необходимый персонал?

— Для получения точных сведений мне необходимо 11 минут.

— Давай — Лациф улегся обратно, положив голову на собственную руку вместо подушки и на ум пришел недавний сон.

«Тот человек, разве это был я?»

Лациф медленно поднялся и шагнул к зеркалу. Он столько времени здесь, а даже не знает, как точно выглядит. Он не слишком то выбирал, когда создавал… себя?

В отражении на него смотрело хмурое грубоватое лицо. Резкие скулы, прямой нос, на желтых белках совершенно черная радужка, но, если присмотреться в ней то и дело вспыхивают какие-то цветные паутинки — волчьи глаза. Волосы короткие, тоже совершенно черные, закрывают лоб свисают по ушам. Лациф коснулся их:

— Жёсткие, как леска.

Сильная шея, широкие плечи. Лациф снял зеркало со стены и опустил ниже. Торс, конечно, загляденье. Идеальное тело, правда он крупнее чем обычный человек. Но раньше он сваливал это на высокий рост. Однако насколько он помнит рост он не выставлял при создании персонажа.

— Персонажа — хмыкнул он.

— Формирование расчетного листа окончена — прозвенело оповещение.

— Хорошо. Отложи пока. Илоя, — обратился он к ней, продолжая смотреть на себя в зеркало, — кто я?

— Лациф, гомокул, человекоподобное создание. Потомок диких волков, обитающих на земле Цивитас более тысячи лет назад. Обладает способностью перевоплощения в своего предка, размер и сила которого определяется возможностями самого гомокула. Основные физические характеристики класса: выносливость, ускоренное заживление ран, увеличенная, относительно обычной, скорость движения. Основные моральные характеристики класса: вспыльчивы, агрессивны, упрямы, неуклонны в своих решениях, но при этом верны и преданны.

— Я собака — фыркнул Лациф.

Между тем Илоя продолжала:

— Лациф — король вулкана, главный босс локации вулкана. Правитель народа гаута.

— Стой! Стой! — заорал Лациф. — Чего ты там сказала про босса?

— Лациф — главный босс локации короля вулкана. При убийстве данного нпс игроку выпадет копьё власти и королевский перстень всевластия — статус персональное, уникальное. А также секира 2 уровня и старые лохмотья — закончила Илоя, а у Лацифа руки сжались в кулаки. Челюсть захрустела:

— Что за хрень Илоя, с какого я босс локации? — рявкнул он.

— Протокол 1823.12 — определяет вас хозяин как короля вулкана. Этот титул может быть назначен только мастерскому персонажу.

— То есть я реально часть игры.

— Вы всегда были частью игры, ведь хозяин и Илоя единое целое.

У Лацифа голова загудела. Кровь прилипла к ладоням, те стали ужасно горячими и ногти вытянулись, превратившись в твердые острые когти:

— Вот же! — пришел он в себя и глянул на собственные ладони. Четыре кровоточащие дыры, и жуткое жжение. Но раны стали затягиваться на глазах и Лациф осел.

— Я в полнейшем дерьме. Я низкого уровня, с непонятными приемами, я ни черта не понимаю в этой игре… да что уж там — он уперся ладонью в лоб. — В этом мире. — он глянул в окошко над кроватью, — а ведь возможно мне здесь ещё очень долго жить. Ладно. Что мне понятно? Что я гомокул нпс титулованный как король. Нужно сначала с этим разобраться. А как? — он улыбнулся — Тангури!

— А да, Илоя, скрой мой титул.

Глава 6

Красный огр вошёл в таверну. Лациф сразу заметил его. Трудно не заметить огромную красную груду мышц, что умеет ходить. А ещё Лациф заметил заинтересованные взгляды всех присутствующих, прикованные к нему. Выпивающие то и дело поглядывали на него и о чем-то шептались.

Тангури вовремя вошёл, в мыслях Лацифа уже начал зреть план потасовки. Он махнул ему и тот направился к столику у самой стены.

— Рад видеть здоровяк — протянул руку Лациф. Тот довольно улыбнулся, пожал широкую ладонь, и вдруг застыл ошарашенно, тыча пальцем:

— Это копьё власти у тебя? Ты где его взял!?

— Где надо-шикнул на него Лациф.

— Короля вулкана нашел? — огр был крайне возбуждён, его ноздри раздувались, а зрачки с обожанием глядели на золотое острие, что выглядывало из-за плеча гомокула.

— Нашел.

— Где? — огр буквально кричал.

— Так, а ну ка успокойся и присядь. Там, где взял уже нет. — Лациф хмуро глянул на него и тот протрезвев, уселся.

— Ладно, — заворчал он, — не за чем на мне свои пассивки прокачивать.

— Чего? Так ладно потом, послушай, ты меня видишь, как игрока?

Теперь огр непонимающим пялился на Лацифа.

— Ладно. Попробуй инфу мою прочесть.

— Не могу, — скрестил руки на груди Тангури. — Она скрыта. Все скрыто. Ты вообще человек без имени.

— Эй здоровяк, ты вроде мне помочь хотел — Лациф пристально посмотрел в его узкие глаза.

— Так и есть, — кивнул огр. — Я и не отказываюсь.

— Тогда… кинь-ка мне инвайт.

Глаза Тангури забегали, и Лациф услышал:

«Огр, класс берсерк 82 уровень — Тангури, приглашает вас вступить в группу. Принять приглашение?»

— Принимай.

— Чего? — поднял на него глаза огр.

— Ничего. Ну посмотри, что там про меня написано.

— Гомокул, класс — безликий, 30 уровень, Лациф — прочитал Тангури и покосился на своего собеседника, что задумчиво тер свой лоб.

— Ты 30-ый и все еще в этих лохмотьях? Но при этом с копьем власти. Ты ничего не хочешь мне рассказать?

Лациф выпал из своих размышлений и внимательно посмотрел на красного здоровяка:

— А как твое настоящее имя Тангури?

— Джонни Танги я, а что это ты вдруг?

— А откуда ты? — наседал Лациф.

— Из Детройта — нахмурился огр.

— Семейный?

— Один я — буркнул он и покрепче связал на груди узел из своих рук.

— Молодой еще что-ли?

— Тебе какая разница? — огр привстал и наклонился над Лацифом. — Прямо говори, что надо?

— Хочу знать и о тебе что-то прежде, чем о себе рассказать — они сверлили друг друга глазами и наконец здоровяк уселся обратно.

— Ну что тебе рассказать? — вздохнул он. — В разводе я. Ушла она от меня. Банально так, к начальнику своему, — хмыкнул он. — Пришел как-то домой, а ее и след простыл. Записку только оставила, мол туда-сюда не люблю тебя больше, прости прощай. Вот и все. Одно только радует, детей с ней наделать не успели, а то не знаю, как бы жил. А так теперь вот, дом работа, да игры.

— А еще раз жениться не думал?

— Не хочу я больше. Бабы эти, одна беда с ними. Сам уж лучше, один-отмахнулся здоровяк. — У меня, между прочим, день рождения сегодня, можешь поздравить — 35 как никак!

— Одинокий ты, однако-угрюмо, хмыкнул Лациф, — даже в такой день играешь.

— Так выходной дали — усмехнулся Тангури.

— Ну с Днем Рождения тогда!

Тот кивнул, мол благодарю и усевшись поудобнее уставился на Лацифа:

— Теперь твоя очередь, рассказывай давай.

— Чтобы ты все понял, придется с самого начала.

— Я никуда не тороплюсь.

И Лациф рассказал, все, начиная со смерти своих любимых девочек, о том, как ждал что уйдет, о голосе в его голове, о вулкане, о королевских детях и о том, что он теперь король вулкана.

— Стой, — бедный Тангури и так в процессе его рассказа в лице менялся, но сейчас с огромными выпученными глазами смотрелся совсем странно, — так ты непись что-ли?

Тот кивнул.

— То есть, ты хотел помереть, а теперь живешь тут, при этом ты бессмертен и у тебя есть свой замок, в котором ты главный босс? — у Тангури только пар из ушей не шел. — Как тебя угораздило-то?

Лациф выдохнул:

— Лилии искать пошел.

— Не твои это цветы друг — хмыкнул огр. — Ну, судя по всему, в том, что твое сознание застряло здесь виноват УВВИ — задумчиво произнес огр, — в реале много слухов об этом ходит, мол есть такие шлемы, которые связывают тебя с игрой навеки вечные. Ну вроде как, прицепляют твои нервные окончания к созданному персонажу. Но в твоем случае ты прицепился не только к гомокулу, но и еще к программе обучения.

— Ась?

— Илоя, та с которой ты говоришь — беседуешь, это программа обучения для новичков. Правда она пропадает еще на 10 уровне.

— А что за слухи в реале?

— Да говорят, бывало, такое, как вот у тебя. Что вроде кого-то уже унесла в игру нелегкая. Неизвестно кого, куда и правда ли это. Но вот теперь смотрю на тебя, — огр покачал головой. — А ты меня не разыгрываешь?

Кулаки сами сжались, да так, что кости захрустели.

— Ладно, ладно-вскинул руки здоровяк, — это ж надо каким сумасшедшим быть, чтобы такое выдумать! Но согласись, поверить тяжело.

— Тут я согласен — кивнул Лациф, — сам бы не пережил, никогда бы не поверил.

— А копье тебе значит сын короля дал? — ткнул своим огромным пальцем Тангури на оружие. — Ты в курсе отчего этот данж так все активно ищут? Потому что там с каждого босса очень полезный лут падает. С дочери короля доспех по классу, с сына короля копье власти, а с трупа короля магический перстень. Все эти три вещицы раскачиваются индивидуально. Это уники! Да еще и персональные!

— Так это они из-за копья так на меня пялятся-кивнул Лациф в сторону косящихся за соседним столиком.

— А то! И я б обалдел, если бы увидел мужика в тряпье и с копьем власти. Тут сразу ж понятно, что ты либо данж нашел, либо непонятным способом скрафтил себе вещицу. Погоди, погоди. Это тут мелочь нерешительная сидит, а как в свою столицу явишься, так пиши пропало. Забрать не заберут, но с расспросами не отстанут — развел руками Тангури. — А кстати перстень и доспех тоже у тебя?

Лациф хмуро глянул на своего собеседника, тот торопливо замахал руками:

— Да что ж ты недоверчивый то такой! Я просто интересуюсь! Забрать то их все равно не удастся! Да и не стал бы я!

— Перстень у меня. Доспеха нет — перед их встречей Лациф колечко спрятал, да и при рассказе некоторые детали все же утаил, например, разговоры с Мирайей и Томасом, да и с эльфом тем тоже.

— Данж видать поменяли или просто есть две ветви развития, что ты его, не убивая боссов 1-го и 2-го этажа прошел, — снова задумался здоровяк. — А что теперь делать то думаешь?

«Раз ты видишь меня как игрока, значит непись я только во дворце» — подумал Лациф. — «А это хорошо. Ничем не угрожает безопасности ребят. Только вот сидеть вечно в замке я не могу, если я нашел, то когда-то и другие найдут. А я чертов получеловек, вообще не умеющий играть».

— Мне бы прокачаться.

— Аа, ну это дело нужное — кивнул Тангури — это пати собрать надо, да пойти по равнинам погулять, если побыстрее хочешь. А если не торопишься, то давай вдвоем, сколько смогу, столько опыта и дам. Вот только, подтверди.

«Получена заявка о назначении наставника. Принять?»

— Это что такое?

— Это, чтобы весь опыт от убитых мобов к тебе шел.

— Ладно. Принимай.

«Заявка принята. Назначен наставник — Тангури»

— Ну и отлично!

— Только у меня в этот раз времени до рассвета.

— Да нам хватит — поднимаясь из-за стола следом за Лацифом хмыкнул огр. Они выходили из таверны под внимательные взгляды всех сидящих. По спине пробежал неприятный холодок.

«Что это? Страх?»

Лациф еще с утра отказался от брони комнаты, и хоть деньги назад и не отдали он не сильно расстроился. Сейчас его волнуют совсем другие вещи. Он должен сделать все возможное, чтобы обезопасить замок и ребят. Никто больше не тронет их. У Лацифа кулаки сжимались при мысли об этом.

— Ладно пошли — Тангури достал из сумки, что весела через плечо старый свиток и зачитал его на совершенно незнакомом языке, который Лациф понял:

— Свиток телепорта?

— Ага — огр махнул рукой в образовавшуюся мутную арку и вошел первый. Лациф осторожно шагнул следом. Его тело оказалось несколько секунд в невесомости и полнейшей темноте, как вдруг вдалеке показалась белая точка, что все росла, росла пока не превратилась в точно такую же арку, через которую он вошел. Лациф сделал шаг и выдохнул.

— Ну как?

— Как будто в варенье плавал-отмахнулся от здоровяка гомокул. Он уперся руками в коленки и теперь стоял тяжело дыша.

«Да почему ж так тяжко переносить все эти игровые моменты?»

— Ты в порядке? — встревоженно спросил Тангури и наклонился над сгорбившимся гомокулом.

— Все путем. Пошли. — Лациф выдохнул и разогнулся. Размял свои широкие плечи и кивнул.

— Ладно, тогда смотри. Метров в трёхстах от нас гнездятся Молонские вороны. Здоровенные такие птички. Все что нужно тебе, это не попадаться им под удары и не отставать от меня больше, чем на 30 метров, понял?

Лациф кивнул.

— Ну тогда побежали!

На вид очень тяжелый и совершенно неповоротливый огр, оказался довольно быстрым и ловким. Лациф то и дело лавировал между кидающимися на здоровяка воронами размером с самого здоровяка и прятался за камнями.

«Спасибо способности гомокула, а то отстал бы уже давно» — думал он в очередной раз следуя за быстрым Тангури. Тот рубил своей огромной сияющей секирой налево и направо, а в ушах Лацифа то и дело шумели оповещения:

«Достигнут уровень 31 — поздравляю»

Через очередные сто метров и десяток убитых птиц:

«Достигнут уровень 33 — поздравляю»

И так всю скалистую дорогу, что тугим серпантином вела прямо на вершину высокой горы.

«Достигнут уровень 48 — поздравляю» — услышал Лациф очередной всхлип системы и улыбнувшись уселся за большую каменную глыбу. Тут он сможет передохнуть пока этот не убиваемый огр рубит ворон. Лациф прикрыл глаза как почувствовал ветерок на лице, тот исчез и снова подул. Исчез и снова подул. У Лацифа холодок по спине пробежал, и он медленно открыл глаза:

— Мать ити! — заорал гомокул и едва успел уклониться от огромной когтистой лапы, птички что стояла перед ним. Ворон громко закричал и, взмахнув своими широкими крыльями, кинулся за убегающим ужином. Тангури заметил его спринт и кинулся на помощь, однако ворон схватил Лацифа за шиворот и поднял в воздух.

— О нет, нет, нет! — видя, как отдаляется земля заорал он. — Хрен тебе птичка! — дернув копье из захватов со всей дури сунул птице в глотку. Та дико завопила и выпустила бешеную добычу из когтей.

Бах! Стукнулся со всего маха Лациф о твердую почву.

— Жизнь в красном секторе, необходимо исцеление.

— Да, да-заворчал он и кряхтя медленно сел. — Яркий свет-теплое сияние окутало Лацифа, оно согрело его и лишило боли, стало так легко и спокойно, он чувствовал, как потоки света касаются его кожи и наслаждался этими ощущениями.

— О! Как хорошо! — прибежал огр и рухнул рядом. — А я уж думал утащит тебя невесть куда эта птица и ищи свищи потом.

— Смешно, — буркнул Лациф. Он поднял копье с земли, посмотрел на бордовое острие. — Мне бы и самому научится драться.

— Ну, тут подумать надо. Ты ж безликий, у тебя вообще все сложно. Надо выбрать четыре класса из восьми, которые качать собираешься, а потом выбрать из них ветки развития, а из этих веток отдельные умения и собрать это все в кучу так, чтобы получилось эффективно!

— Прекрасно-набрал полные щеки воздуха Лациф и, резко выдохнув, упал на камни. Он положил руку под голову вместо подушки и спросил:

— А совета попросить есть у кого?

— Ты про безликих? — красный здоровяк разместился рядом. — Нет, я лично никого не знаю. Мало кто этот класс берет, сложный он. Есть, конечно, парочку из стареньких, тех кто сразу стал качать таких персонажей, как только сервера открылись, так они сейчас в верхушках топовых гильдий сидят, не подберешься. Да и лично я с ними не знаком, слышал только.

— Значит сам разберусь — подытожил Лациф.

— Ну придется, коли ты тут застрял.

Они полежали молча, глядя как собирается закат, а потом огр повернулся к нему и поинтересовался:

— Лациф, а ты на рассвете куда собрался то, в замок?

— Допустим. Тебе то, что с того?

— А возьми меня с собой?

— Это зачем? — Лациф глаз не открывал, но был готов к тому, что этот красный здоровяк может кинуться на него.

— Я ж там с самого первого дня игры побывать хочу! Ну здорово же! Найти потерянный данж! Это ж прямо исторический момент!

Лациф открыл глаза и медленно поднялся, он шагнул вперед так, чтобы закрыть своей тенью тушу огра:

— Слушай сюда, — зарычал он, — я тебе благодарен за помощь. Но если кто-то узнает о том, что я тебе рассказал и к моим воротам придут, я найду тебя! Выставлю все значения твоих связей на 100! Подвешу на пику и подожгу! Чтобы ты орал в назидание другим! А когда ты вырубишься! Я снова найду тебя! Снова повешу и так по кругу! Ты понял?

Огр ошалелыми глазами смотрел на Лацифа и молчал, он медленно сел:

— Я понял. Никому я ничего не скажу.

— Прекрасно.

Они брели вверх по серпантину. Лациф собирал добычу, что падала с убитых птиц. В основном антары да пару неценных шмоток. Огр ерзал, он то и дело тревожно поглядывал на него и гомокул, не выдержав, остановился и, повернувшись к нему, рявкнул:

— Ну что?

— Да это, — растерялся красный здоровяк, — а ты что и правда так можешь?

— Что?

— Связи мои на 100 выставить?

— Запросто!

— А разве для этого не нужен доступ к серверу как у гейм-мастера?

— Нужен! — утвердительно кивнул Лациф.

— ООО! — глаза здоровяка расширились — Да ты крут!

— А тебе точно 35?

— Это в каком смысле?!

Тангури еще долго возмущался по поводу этого вопроса и обиженно надувал свои губы, а еще много ворчал, о том, что людям надо доверять иначе никогда не заведёшь друзей, а еще что он уже дано мечтает увидеть замок короля, а этот вредный гомокул лишает его всякого шанса и еще много, много всего пока Лациф наконец не вздохнул и не согласился взять его с собой.

Уже темнело, когда они вышли из лавки портного. Лациф приобрел себе костюм достойный короля вулкана. Но весь смак был в длинном плаще, что своими полами касался земли. Его широкий и глубокий капюшон полностью скрывал лицо, а вся его ткань постоянно мерцала огнем, и сила пламени зависела от настроения хозяина. Он глянул на себя в зеркало и улыбнулся. Из-под капюшона показался хищный клыкастый оскал:

— Прекрасно.

— Ты смахиваешь на смерть — дернулся красный огр, увидев его.

Но это было по душе Лацифу. Его должны бояться.

К тому же во время всех этих примерок Лациф точно понял, что тяжелая броня не для него, а значит придется не мало потратиться, потому как суперлегкие латы стояли не один миллион.

И хоть выбранный костюм не давал никаких дополнительных усилений, его вид полностью соответствовал желаниям Лацифа. Он купил его как внешку для будущей брони.

— Завтра на рассвете у городских ворот — поглядел он на красного здоровяка. — Я приду за тобой.

Глава 7

Тангури стоял у высоких деревянных ворот города Каззи, когда прямо перед ним возник Лациф. Он появился в фиолетовом зареве, весь в черном, капюшон закрывает лицо, а за спиной сверкает золотое острие копья власти. Огр не смог сдержать вздоха восхищения:

— Что не крути, а тряпка красивая. Хоть и бесполезная!

— У меня пока денег нет-буркнул Лациф.

Он всю ночь вчитывался в сводку расчетов, что сконфигурировала для него Илоя. И цифры там далеко не с тремя нулями. Он кучу информации перерыл в поисках способа заработка. Столько неизвестных протоколов открыл, что был уверен, тот напыщенный эльф скоро опять явится. Однако все было не зря, и кое-что интересное он все же придумал. Не зря же он был бизнесменом в прошлой жизни.

«В прошлой жизни? Надо же» — мысленно хмыкнул Лациф: «Как я заговорил».

Он взял огра за запястье и шепнув Илои: «Домой»  — перенес их обоих, в мгновение ока, в замок короля вулкана.

Длинный каменный тоннель, совершенно лишенный освещения, заставил Тангури поежиться, Лациф не отпускал его руки и медленно вел вперед. Еще ночью Лациф разобрался, что как хозяин замка может телепортироваться по нему, когда и куда захочет, а потому он на секунду замер, сосредоточился на тронном зале и они оказались там. В стенах витражи невероятных размеров, сверкающие мелкими стеклышками, что выстроились в виде пламени, пол собран из цветной мозаики, выложенной геометрическим узором. А посреди этого великолепия высокий каменный трон.

— Ты встанешь здесь и будешь молчать, чтобы не случилось — ткнул пальцем Лациф и указал на место возле дальнего окна.

— Хорошо-кивнул счастливый огр, разглядывая каждый миллиметр зала. Он как дите малое скакал по комнате то охая, то ахая. Лациф понаблюдал за ним, покачал головой и изрек:

— Неужели правда 35?

— Хорош ржать надо мной! — завопил на него обиженный огр.

— Ага, ага.

— Позвольте войти ваше величество — в распахнутых дверях показались Томас и Мирайя. Они оба поклонились, но Лациф не мог не заметить разницы в их поведении.

«Да и что за отношения у них? Брат то и дело шикает на сестру, а она смотрит на него с такой любовью. Странно все это. Ладно,» — отогнал эту мысль Лациф — «В этом разберусь чуть позже».

— Входите.

Томас радостно улыбнулся, а вот Мирайя, увидев в зале незнакомца, в ужасе замерла.

— Что с тобой? — буркнул недовольный принц.

— Здесь чужак! — ткнула она пальцем в сторону Тангури, тот мгновенно сделал шаг назад.

— Успокойся Мирайя, он друг — махнул рукой Лациф. — Остался кто-нибудь в замке из народа гаута?

— Да мой король — Томас старательно поклонился и крикнул, — входите!

Пустой до селя зал стал наполняться, входили самые разномастные создания. Кротолюди, недорослики, обычные люди, и пара человек с огненными глазами. Зал наполнился лишь на треть.

«Илоя, это все гауты?» — мысленно спросил он, смотря на собравшихся.

— Так и есть хозяин. Все создания, что живут у подножия вулкана зовут себя гауты, по классовой принадлежности данная локация не распределена.

— Сколько присутствующих?

— 32.

Лациф кивнул, медленно выдохнул, собрался и громко произнес.

— Рад всех вас приветствовать! Мое имя Лациф! Этот трон по праву сильнейшего отныне принадлежит мне! Преклоните голову те, кто признает своего короля!

Все рухнули на пол, согнув спины, они встали на колени уткнувшись лбами в каменные цветные плиты:

— Да здравствует король! — громыхнули их голоса.

Такого Лациф не ожидал, он оцепенел на месте, глядя на всех этих преклоненных пред ним созданий. Он ждал чего угодно, криков, возмущений, протестов, нападения. Да чего угодно, но только не единогласного принятия его как короля. Он взглянул на Томаса и Мирайю, что, стоя впереди остальных, тоже склонились в поклоне.

«Ну раз так.»

— Встаньте! Отныне и до самого моего конца, я буду сражаться за вас! Ваш король ни оставит свой народ, ни сегодня, ни завтра, никогда!

И они, поднявшись с колен снова закричали:

— До здравствует король!

Лациф чувствовал, как кровь закипает в венах, адреналин забурлил, тело резко дернуло. Клыки и когти непроизвольно потянулись наружу. Он распахнул свои руки и костюм его вспыхнул алым пламенем, а огонь, что до этого момента казался лишь картиной с витража загорелся истинным жаром. Полумрак тронного зала осветили играющие огненные тени.

А возле окна стоял Тангури и, раскрыв рот, наблюдал как на его глазах возрождается потерянное королевство.

Элизабет мерила комнату шагами, она уже кучу персонажей создала, вступила ими в разные гильдии, ходила в непонятные данжи, общалась со всеми, с кем только получилось. Она обшарила все улочки всех городов, но о Генри Майек никто не слышал.

Девушка уселась и недовольно уставилась на виртсистему:

— Ладно. Есть еще местная пресса — выдохнула она и надела на голову УВВИ.

Ее персонаж очнулся в локации восьмого уровня в комнате на втором этаже таверны.

— Хм, я и забыла, когда тобой последний раз играла, — выдала она. — Слишком уж тяжко тебя качать.

— Рада приветствовать вас хозяйка! — раздался в ушах приятный женский голос.

— Привет Илоя.

Созданный ей игровой персонаж являлся эльфом класса убийц. Тонкая гибкая, светловолосая и изящная, но при этом воинственная и сильная. Плюсом этого класса была добавленная ловкость, недоступная остальным. Играя Рудой, Элизабет чувствовала себя цирковым акробатом.

— И где это мы?

— Нейтральная локация, город Торрги.

— Доступные квесты?

— Задание «Убийство массагов». Убейте обитающих рядом с городом массагов и добудьте их желчные пузыри. Награда: опыт 3000, Антары — 800.

Задание «Ингредиенты для блюда». Отыщите в лесу папоротников необходимые ингредиенты для блюда повара Гранки. Награда: опыт 3000, Антары — 800.

Задание «Варево исцеления». Отыщите в лесу папоротников необходимые ингредиенты для зелья. Награда, опыт 3000, Антары — 800.

— Давай это, — остановила Элизабет череду оповещений-Пойдем сходим к этому нпс. Где она там?

Похороны прошлого короля прошли по всем обычаям народа гаута. Лациф столько информации перечитал, что теперь мог экскурсии по замку и прилегающим территориям водить. Царственный ритуал, бархат и шелк, священник, который оказывается числился при замке и даже был жив. Он произносил громкие речи, Томас грустил, а вот принцесса даже не подходила к гробу. Она с ненавистью, сжимая свои маленькие кулачки, стояла поодаль и гневно смотрела на все почести, что отдавали ее умершему отцу.

Лациф стоял, чуть поодаль, наблюдая за церемонией и никак не мог понять, отчего королевские дети совершенно по-разному реагируют на смерть отца. Томас, вон чуть не плачет, в то время как Мирайя, готова в труху растереть оставшиеся кости. Лациф задумчиво снова глянул на обоих. Что-то с ними не так, по крайней мере с одним из них, он внимательно уставился на Томаса. Парень смотрел как скелет короля кладут на костер, вот и пламя. Он смотрит как разгораются оранжевые всполохи с печальным выражением на лице, в то время как Мирайя улыбается.

Когда все почести были отданы, а церемония закончена, Лациф облегченно вздохнул, устало потер лоб и подошел к принцессе:

— Я вижу тебе здесь не очень нравится. Не против если мы поговорим? — она напугано взглянула на него, покосилась на брата и покорно кивнула. Девочка шагала рядом с Лацифом. Низкая, худенькая, в алом платье, что скрывало всю ее от шеи до пят. А на шее весело ожерелье из сотни рубинов. На ее светлой головке красовалась корона, в виде тонкого бриллиантового ободка. Лациф глядел на всю эту роскошь и прикидывал, сколько это все будет стоить, если выложить на аукцион. Наконец они дошли до тронного зала, и девочка внимательно уставилась на него.

— Садись Мирайя — указал он на мягкие диванчики у стены. Принцесса покорно присела и опустила голову.

— Чего глаза то спрятала? — он сел подальше, чтобы не пугать еще больше бедную девочку.

— Простите ваше величество — она посмотрела на него.

— Мирайя, расскажи мне, почему ты ненавидишь своего отца.

Ужас застыл в красных очах девочки, она зло сжала губы:

— Он был плохим отцом, но хорошим королем.

— Вопрос был не об этом. Попробуй еще раз.

Девочка молчала. Но эмоциональные метания отражались на ее лице. Лациф поражался, как она похожа на человека, а ведь еще пару дней назад, она заикалась при каждом его обращении к ней. РИЯ там что-ли нахимичил?

— Брат будет недоволен — вдруг тихо, почти неслышно пробормотала она.

— Он тебя обижает? — нахмурился Лациф.

— О, нет! — замахала руками девочка. — Братик замечательный. Но он считает, что мы не должны отвлекать вас делами прошлых дней. Томас говорит, что на ваших плечах сейчас и так слишком много, чтобы вы делили с нами еще и наш груз.

Лациф задумчиво уставился на нее:

— Я сам прошу тебя об этом. Так позволь облегчить твою ношу.

Девочка сморгнула слезинку и тихо заговорила:

— Когда я родилась, я редко видела маму. Зато часто слышала ее крики-детские кулачки снова сжались, — каждую ночь он уводил ее вниз и там она кричала, она умоляла отпустить ее, а он… — Мирайя гневно взглянула на Лацифа, — а он хохотал! Он был счастлив, наслаждаясь ее муками. Каждое утро у мамы появлялись новые раны. А однажды она пришла без руки и правого глаза. Я помню, как сейчас — Мирайя уставилась в никуда, давая волю слезам, — мама пришла ко мне в спальню, улыбнулась, сказала, что очень сильно любит меня и попросила прощения. И в ту же ночь кричал он, — лицо девочки исказилось злостью. — Он кричал долго, очень долго, а к утру наконец-то затих.

— Демон?

— Он должен был уйти как свершит назначенное, но ни короля, ни королевы не стало, и он остался. Этот демон не выходил из тронного зала, но и мы своих комнат больше не покидали. Мы ждали, когда он придет и убьет нас. Но приходили другие… — девочка замолчала. — Было больно. — прошептала вдруг она.

У Лацифа сердце сжалось. Он встал и присев на корточки перед ней, аккуратно заглянул в алые глаза:

— Я больше никому не позволю причинить вам вред. Я обещаю.

Девочка удивленно посмотрела на него:

— Правда?

— Правда — уверенно кивнул Лациф. — Я зарок тебе дал и исполню его любой ценой.

Девочка задумалась:

— Тогда можно я буду называть ВАС отцом?

Лацифа дернуло.

«Папочка!» — сердце заколотилось в бешеном ритме, разгоняясь и требуя свободы. У Лацифа в груди для него стало мало места, он вцепился отросшими когтями в собственную рубашку:

«Папочка!»

— Почему ты хочешь меня так называть?

— Вы сказали, что будете защищать нас. Разве не так поступают настоящие отцы?

Лациф еле в руках себя держал, он готов был вскочить и бежать прочь. Отчего у него ощущение, что это похоже на предательство. Словно он забыл о своих любимых девочках. Сьюзи… Лизи…

— Знаешь, а ведь у меня тоже была дочь — горько выдохнул он, пытаясь успокоить этот бешеный ритм.

— А что с ней случилось?

— Она погибла.

— Ее убил демон? — девочка внимательно смотрела на него.

— Можно и так сказать.

— Вы думаете она была бы против того, чтобы я называла вас папой?

Он замер, сердце резко успокоилось. Его девочки, они были самыми лучшими на свете, самыми добрыми, и они никогда бы не простили ему печали в детских глазах этой девчушки.

Он улыбнулся:

— Нет, она была бы рада, что у тебя появился папа, а у меня снова появилась дочь-он сказал это спокойно, но из глаз его потекли слезы. Девочка осторожно пододвинулась к нему и вытерла своими пальчиками мокрые щеки Лацифа.

— Я буду верить тебе папочка. Не обижай нас пожалуйста.

Все! Это было последней каплей! Он заревел и прижал к себе эту маленькую девочку, так, как давно хотел обнять Лизи. Как хотел обнять Сьюзи. Он бы все отдал, чтобы воскресить их, чтобы вернуть прошлое и все исправить. Но у него нет такого шанса. Зато он может сделать счастливыми этих двух детишек и наконец даровать им жизнь, которую они заслужили!

Светловолосая эльфийка гордо шагала по улицам Торгги, направляясь к жрице Натиэлль. Открыв скрипучую дверь ее врачевальни, она осмотрелась и осторожно вошла.

— Здравствуйте!

— Кто к нам пожаловал! — раздался прекрасный, сладкий как сахар голос. — Неужели в мою скромную врачевальню явилось дитя солнца!

Натиэлль появилась из-за ширмы и начала говорить это еще по дороге. Ее движения были плавными и уверенными, глаза игриво сверкали, но как только она увидела на пороге девушку, тон ее изменился и она, совершенно безразлично пробубнила, усевшись на стул:

— Принеси мне листок зверобоя и три виалковых стебля. Сварю тебе зелье, которое тебе поможет. Принесешь?

Элизабет, что уже всю игру обшарила и наслушалась неписей, внимательно уставилась на жрицу:

— А вы я погляжу другая!

— Вы выполните мою просьбу? — снова спросила Натиэлль.

— А вы мою?

Жрица одарила ее гневным взором и снова повторила тот же вопрос. Элизабет пристально глядела на нее:

— Вы ведь не мастерский игрок да?

Натиэлль молчала.

— Я прошу вас! Вы одна из тех, что застряли в игре, да?

Но ответа Элизабет не получила. Зато получила бан на 3 дня от гейм-мастера за нецензурную брань и поломку мебели.

Лациф сидел в таверне в городе Мардан и попивал крепленый напиток, что здесь называли «Огненной водой». Это уже седьмой город на его пути. Территории расширяются, Лациф день за днем растет в уровнях, и продвигается вперед. Ему нужно узнать, как можно больше и разобраться в собственном персонаже. Благодаря Тангури, что везде шляется с ним, он прибавляет в уровнях без распределения характеристик и развития своих боевых веток. Но этот способ роста себя исчерпал. И сейчас он задумчиво отпивал из большой кружки и напряженно косился по сторонам. Он уже привык, что на него вечно пялятся, но, расслабляться себе не позволял.

Лациф ждал своего красного друга, сегодня он пообещал взять его с собой в замок. Там лишние руки тоже не помешают. Все, кто мог поднимать тяжести реанимировали арену для битв, что оказывается есть в замке. Это он узнал, когда каменный тоннель расчистили и открыли давно запертую дверь. Общая территория замка поражала. Здесь было несколько башен, что крыльями переходов сходились к центральной. Оранжереи, сотни комнат, погреба, залы. А снаружи арена, несколько заброшенных помещений и еще гектары земли, что завалены камнями.

Медленно, но верно завалы разбирались и единственное чего опасался Лациф, это что природный каменный щит, который сейчас скрывает замок от посторонних глаз, скоро рухнет.

От народа гаута осталось всего ничего и после того, как он собрал их всех и выслушал у него уши в трубочку от ужаса, завернулись. Они питаются здесь всякой гадостью, одеты в лохмотья, и страдают от того, что живут как звери. Если он хочет сделать их жизнь лучше, он должен заставить этот замок ожить. Кладовые дворца были забиты разными товарами и пергаментами. Одежда, драгоценности и прочее добро очень обрадовали Лацифа. А как он был счастлив, когда наконец-то раскопали королевскую казну! Однако ему пришлось быстренько унять свою радость, так как антар оказалось не много, а многие вещи были персональными, а значит непродаваемыми.

И вот сейчас за столиком сидел могучий гомокул в огненном плаще с копьем власти за спиной. На пальце кольцо всевластия, а на голове капюшон, а имя и вся остальная информация скрыта. Тихие шепотки ползли все это время по залу, но Лациф не обращал на них внимания, поглощенный своими мыслями, однако ему все же пришлось отвлечься. За соседним столом, какой-то рыцарь в доспехах смотрел на него, не отрывая глаз. Лациф кивнул ему, мол, чего хотел, а тот поднялся и подошел.

«Геркулес. Класс рыцарь. Уровень 90» — тут же оповестила Илоя.

— Смешно-хмыкнул про себя Лациф. — Геркулес значит. На кого зарегистрирован ник Илоя?

— Лана Гольд хозяин, в анкете указано 32 года, место проживания Майями.

Что еще понял Лациф, разгребая и поглощая килотонны информации, это то, что он имеет доступ к некоторым данным об игроках из их реальной жизни, правда они ограничены анкетами, что прикреплены к личному кабинету игры.

«Девушка. Еще лучше. Комплексы у нее что-ли» — оглядел он подошедшего к нему рыцаря. — «А может просто кто-то играет с ее страницы?»

— Чего хотел? — вслух произнес Лациф, не отрываясь от кружки.

— Хотел узнать откуда копье.

— Не твое дело.

Рыцарь положил свою руку на плечо Лацифа:

— Лучше бы тебе рассказать.

Хищная улыбка расползлась на лице гомокула, он повернулся к своему собеседнику и оскалился:

— Мечтать не вредно! — еще одну прекрасную особенность заметил за собой Лациф, он мог останавливать время, но только на 8 секунд, и ни секундой больше. Он не знал отчего так может, но все больше и больше приходил к мнению, что он словно вирус в игре, который заставляет ее подтормаживать. В общем глюк, одним словом.

Время замерло и Лациф, аккуратно убрав со своего плеча чужую руку, пошел к выходу. Рыцарь очнулся, когда тот уже выходил за двери.

— Эй! А ну ка подожди! — он вылетел на улицу и уткнулся прямо в грудь здоровенному красному огру.

— Ну привет — нахмурился тот, — это он что-ли Лациф?

— Ага — кивнул гомокул.

— Ну щас разделаем-захрустел кулаками Тангури.

Рыцарь мгновенно понял, что расклад не в его сторону. Огр 99 уровня, да еще и укомплектован по полной. И неизвестно какого уровня второй. Даже если и удастся противостоять, победить точно не получится. Не в этих доспехах. И он поднял руки.

— Сдаешься что-ли? — Тангури расстроенно вздохнул. — А я-то уж думал новые латы опробую.

— Ты таки потратил все свои деньги — покачал головой Лациф. Он стоял позади, скрестив руки на груди, и недовольно глядел на здоровяка.

— Ну а чего!? — тот виновато опустил голову. — Хотелось мне! Они же нереально крутые! В них я на твоих боях точно первое место возьму!

— Ты идиот Тангури — отмахнулся Лациф.

Тот что-то стал ему объяснять, а рыцарь стоял, пытаясь разобраться в происходящем.

— А можно? — неуверенно потянул он руку вверх.

— А? — огр глянул на него. — Ты здесь еще?

— А что за бои?

— Соревнования между всеми классами всех уровней! — довольно вытянулся Тангури.

— Тотализатор, — уточнил Лациф. — Принимаем заявки всех желающих. Входной 300000 антар.

— А что получит победитель?

Лацифу конечно не особо нравилась его идея, но других вариантов у них не было, да и ребята его поддержали.

— Доспех короля вулкана.

— Да ладно! — глаза рыцаря загорелись. — Не может быть! — но тут же он задумчиво уставился на гомокула. — А это как? Он же персональный. А ты я смотрю уже в части этих уников.

— Все предусмотрено, обмана нет, победитель получит настоящий доспех.

— Ты кто такой? — рыцарь внимательно смотрел на это лицо, скрытое капюшоном, и вновь увидел хищную клыкастую улыбку.

— Я распорядитель боев.

— А я принимаю заявки — гордо известил красный здоровяк.

Рыцарь немного подумал:

— И как подать заявку?

— На каждой доске объявление ведь развесил. Вы на них вообще не смотрите? — огорчился Тангури. — Отправь мне сообщение в тему «Арена», имя свое, класс и уровень. Я тебя в списки внесу, а по прибытии на место денежки переведешь и получишь номер участника.

— А где все это будет происходить?

— Время придет, узнаешь — ответил Лациф.

— Ладно, — наконец решился рыцарь. — Я тоже хочу участвовать.

— Ну так вперед! — огр довольно улыбнулся. — Кидай мне письмо. Я зарегистрирую.

Лациф стоял и смотрел как появился новый желающий, а таких уже немало набралось. По сути, в этих боях и был весь план по добыче денег. Учитывая, что все вещи из данжа персональные, а две из них у него. Остается только доспех, что есть у Мирайи. Но об этом никто не знает. На этих боях, Лациф всем предъявит свое право на копье и перстень, а также на замок, а доспех окажется у победителя. Так все три вещи уйдут с игрового поля на глазах у сотен зрителей. А так как данж одноразовый и вещи неповторимые, по логике больше никто не должен представлять опасности для ребят. Единственное чего боялся Лациф, так это как отреагирует РИЯ и не перезапустит ли она данж. И остался один нерешенный вопрос, который нужно закрыть до начала соревнований. Безопасность! Лацифу нужно набрать стражников в замок и прокачать себя по возможности максимально. Иначе неизвестно, что придет в головы этим разношерстным игрокам.

Оттого он и торчал тут в ожидании своего краснокожего друга. Когда те закончили с регистрацией, рыцарь снова посмотрел на стоящего поодаль гомокула.

— А вы сейчас куда?

— А как твое имя в жизни? — Лациф не собирался больше терпеть этого назойливого игрока и оттого нашел самый быстрый способ избавиться от его присутствия. Но рыцарь оказался на удивление добродушным и легко ответил:

— А я Алекс — Лациф тут же напрягся.

— Сколько тебе лет?

— Ну…

— Сколько? — процедил сквозь зубы Лациф.

— 14.

— А Лана это кто?

Рыцарь удивленно уставился на него:

— Мама моя. А ты…

Лациф вздохнул. У него челюсти свело. А сколько еще детей зарегистрировано в этой игре? И все они явятся за доспехом? Лациф осознавал, что в этом ничего особенного то и нет, но отчего то его трясло от злости.

— На сколько процентов выставлены связи?

— На 10 — буркнул рыцарь.

— Хорошо-уже спокойнее выдохнул Лациф. Значит боли он не чувствует, так, легкая вибрация по телу, не больше. Связь между своими нервными клетками и устройством ввода вывода информации каждый выставляет самостоятельно. Выбор варьируется от 0 до 100, где соответственно ты либо вообще ничего не ощущаешь, либо чувствуешь каждый удар так, будто тебя избивают в реальности.

— А откуда ты знаешь мою маму? — уверенности у этого могучего мечника тут же поубавилось и теперь перед Лацифом стояла не угроза в виде закованного в латы воина 90 уровня, а мелкий пацан, который переживает, что его мама заругает.

— Не знаю я ее, — отмахнулся Лациф, — а тебе малец уроки делать не надо?

— Так каникулы же — недовольно пробурчал рыцарь.

— А чего персонаж то такой неповоротливый? — вмешался в беседу Тангури. Он видимо тоже теперь видел в этом рыцаре мальчика подростка. — Не мог поюрче создать? Медленный же! Да и здоровенный какой! — усмехнулся огр. — Больше меня!

— Да какое вам дело! — вдруг взбеленился тот. — Вам что-то не нравится?

— Все нам нравится — вздохнул Лациф и устало потер лоб. — Все Тангури нам пора — он махнул рукой, прощаясь с пацаном и, развернувшись, пошел к воротам города. Огр поспешил следом, оставив рыцаря стоять у таверны.

— Что-то с мальчуганом не так-задумчиво произнес Лациф.

— С чего ты так решил?

— Сам не знаю — только и ответил он.

«Но с малым точно что-то не так. По глазам видел, кожей почувствовал.»

Они вышли за ворота.

— Так Тангури, ребята недоверчиво относятся к чужакам. Так что не пугать, не орать, руки не распускать. Вести себя паинькой — Лациф был серьезней некуда и огр кивнул.

— Но если б ты меня к себе почаще пускал, они бы уже давно ко мне привыкли! Я за два месяца три раза то и был! — обиженно скривился он.

— Ребенок-в очередной раз изрек Лациф и перенес их в замок.

Они быстро пересекли каменный тоннель, что все больше походил на обычный коридор и поднялись по недавно построенным ступеням на второй этаж. С каждым новым появлением Тангури, Лациф показывал ему больше и тот счастливо тыкал пальцем во все подряд. Смахивал появившиеся пылинки со статуэток, касался дорогих штор, что закрывали высокие окна, скакал по залам как девочка малолетняя.

Они шли по коридору, когда Лациф услышал радостный детский голосок:

— Папочка! — ноги в очередной раз подкосило. Он пола под собой не чуял. Замер на несколько секунд, но бегущую к нему девчушку на руки поднял. Собрался и изобразил улыбку:

— Ну как тут дела? Что-нибудь произошло пока меня не было?

— Я обыграла Томаса в шахматы!

— О-хо-хо! Вот это ты молодец! — поставил он улыбающуюся Мирайю на пол и аккуратно потрепал по красным волосам. — Ну ты уж в следующий раз дай ему отыграться. Не убивай его мужское самолюбие.

— Хорошо папочка — радостно кивнула девчушка.

— А теперь позови мне пожалуйста своего брата-она снова закивала и с криками «Братик» бросилась вперед по коридору.

Лациф вздохнул. Все больше Мирайя походит на обычную девочку, ее фразы с каждым днем становятся все разнообразнее, а взгляды теплее. И каждый раз, когда он возвращается из города она встречает его этим словом — «Папочка» — сердце сжалось в груди и Лациф выдохнул.

«Как же болит.»

Томас встретил их у тронного зала, он чинно поклонился, за что отхватил легкий подзатыльник:

— Хорош мне кланяться. Давай рассказывай, как дела движутся — в отличие от Мирайи, что все больше походила на ребенка своего возраста, Томас вел себя очень по-взрослому. Он ответственно исполнял каждое поручение Лацифа и был не только его правой рукой, но и ногой, и глазом, и вообще незаменимым помощником. Лациф по-настоящему ценил его старания и не скупился на похвалу. Он никогда не забывал, что он ребенок, но и что мужчина не забывал.

— Арена готова на 80 %, осталось частично отреставрировать трибуны. Я пока не нашел букмекеров, для приема ставок. Тоннель очищен полностью и началась его реставрация в стиле основных канонов замка. Подвалы еще расчищаются от завалов, но 70 % основной работы уже проделано, и отец-Томас покосился на Тангури.

— Говори, ему можно верить — отмахнулся Лациф.

— Встреча с главой гильдии Кровопийц назначена на завтра. Ровно в полдень.

— Прекрасно.

Глава 8

Джонни снял шлем и потер затекшую шею. Он поднялся со стула и пошел к холодильнику. Захватив бутылку пива и тарелку с чипсами, уселся на кресло. Открыл. Жидкость зашипела, приветствуя воздух и запенилась, Джонни неторопливо отхлебнул, поставил тарелку на стол и взглянул на выключенную виртсистему.

Сегодня Лациф сказал, что доверяет ему. Впервые, за проведенные вместе месяцы он сказал подобное. Обычно от него больше, чем «ребенок» или «дите малое» и не дождешься. Но как ни крути, а он хороший мужик. Джонни душой к нему прикипел и теперь возвращение в реальность из Цивитаса стали еще не желаннее. Вздохнул, поставил рядом с чипсами почти нетронутую бутылку и отправился спать.

Утро встретило его очередным серым днем и звоном будильника. Этот день ничем не отличался от предыдущих. Душ, завтрак, простоял в пробке 15 минут, снова опоздал, снова получил нагоняй от начальства. Залип в бумажках, а ровно в шесть отправился в обратном направлении. Заехал в магазин купил бутылку пива и пачку чипсов. Вошел в дом, стянул с себя галстук и пиджак и наконец-то уселся за виртсистему. Счастливо натянул на голову УВВИ и, улыбнувшись, перенесся в мир Цивитаса.

— Здравствуй Тангури — приветствовал его седоволосый страж, в золотых доспехах. В ножнах его покоился меч, а за спиной широкий щит со знаком летящей зелено-голубой бабочки махаона. Этот брутальный воин с шрамом на пол лица похлопал огра по плечу и добродушно улыбнулся, — я рад тебя видеть.

— И я рад видеть вас — кивнул Тангури.

Седой — так звали этого стража, что являлся главой гильдии Махаон. Вот уже несколько лет он пытается объединить под одним флагом игроков всех рас, но те не торопились соглашаться на безоговорочный мир. Весь смысл существования рас в принадлежащим им территориям и исключительным способностям. И не все готовы делиться ими.

— Я хотел поговорить с вами — Тангури и Седой шли по широкому, застланному зелеными коврами коридору, у стен на расстоянии каждых пятнадцати метров были расставлены стражники, они несли службу по расписанию, заведенному в гильдии с самого ее образования.

— Говори Тангури. Я слушаю — Седой сел за свой тяжелый монолитный дубовый стол и внимательно посмотрел на огра.

— Некий Лациф собирается провести соревнования между игроками всех рас и классов, никаких ограничений.

— А что касается правил боя? — страж задумчиво теребил большим пальцем колючую щеку.

— Тут все просто, четыре группы 30–50, 50–70, 70–90 и те, кто перевалил за 90 уровень. Использовать можно любое оружие или доспехи, но соответствие их характеристик может переместить тебя в другую группу. То есть если ты 80 уровня, но твои характеристики выше, чем заявлено в данной группе, ты автоматически попадаешь в следующую.

— Справедливо.

Тангури кивнул.

— А награда?

Огр замешкался:

— Доспех дочери короля вулкана.

Седой в лице изменился. Это вещица, как и копье с перстнем считается легендарной в Цивитасе. Ее уникальность и разнообразность вариантов прокачки манят всех игроков с самого открытия сервера.

— Кто-то нашел данж? А разве не говорили, что его попросту отключили?

— Поговаривали о таком, да. Но оказалось это не так.

— Ты доспех видел?

— Нет, вещица персональная, в руки никому не дается, хранится в неизвестном мне месте. Распорядитель боев гарантирует ее работоспособность-отчеканил по подготовленному заранее тексту огр. Он знал, что Седой начнет допытывать, оттого долго придумывал как правильно преподнести ему эту новость.

— А ты знаешь этого Лацифа? — внимательно глянул на огра глава.

— Знаю. Мы неплохо общаемся.

— Расскажи мне о нем.

— Гомокул 89-го уровня. Мы качаемся вместе.

— Вот оно как. А в реале его знаешь?

— А, тут нет. Чести не выпало. Мы с ним в разных городах живем-ответил Тангури.

«Да и мертвый он», — добавил про себя.

— Пусть хоть и бывший, но все же я полицейский. Справки навел. Обычный мужик-пустил в ход огр еще один подготовленный аргумент.

Но он и тут не соврал. Он и вправду навел справки о Генри Майеке и сошлось все, что Лациф ему рассказывал. Он числится умершим с 26 декабря 2082 года.

— Вот оно как — Седой, однако медлил. Страж 100-го уровня, а в жизни нейрохирург на пенсии, всегда принимал взвешенные решения. Несколько лет назад, он попал в аварию и больше оперировать не мог, и дело тут не только в дрожащих руках, но еще и в слепоте на один глаз, которые он приобрел из-за аварии. Седой лично позвал Тангури в гильдию и огр согласился. На тот момент он вообще на все был согласен, лишь бы сбежать от реальности. Но со временем разобравшись как обстоят дела, привязался и к согильдийцам и к Седому. Они входили в топ гильдий и занимали в нем 12-ое место из 74-х. Не так уж и плохо, но в десятку гигантов все же не попали, им не хватало построек и людей.

— Чтож, раз ты советуешь, я готов отправить наших на эти соревнования. Было бы не плохо, если б такая легендарная вещица принадлежала Махаону.

Тангури одобрительно кивнул.

— А когда начало?

— Дата не назначена, пока ведется регистрация. Входная плата 300000 антар.

— Не мало-таки, но и не много, — пожал плечами Седой, — тогда это я полагаю на тебя, отбери тех, кого считаешь достойными для этих соревнований в количестве 3-х человек и вперед. И да, моя личная просьба. Я хочу, чтобы ты тоже учувствовал Тангури. Покажи молодым как надо на арене сражаться, да и было бы не плохо, если доспех достанется тебе. Все же ты командующий наших войск.

Тангури уважительно склонил голову:

— Конечно глава.

— Тогда с Богом!

Тангури точно знал кого из согильдийцев брать. Бросил им всем сообщения и отправился в Торгги. Ему необходимо было прикупиться зельями, которая готовила только жрица Натиэлль. Перешагнув через арку портала, он, не торопясь зашагал к врачевальне, только и успел открыть дверь как из нее выпала беловолосая эльфийка. Она в ярости толкнула огромного огра и понеслась по улице, сыпля проклятиями. Тангури проводил ее задумчивым взглядом и вошел во врачевальню.

Жрица как всегда встретила его улыбкой и сладким голоском. Прижалась к нему и смотрела своими прекрасными глазами. Пусть Тангури было и стыдно, но покупал он эти зелья только ради этой жрицы. Было в ней что-то поразительное. Как-то она отличалась от стальных неписей. Да и эти ее формы!

— Мне бы зелье — тихо произнес он, смотря в ее прекрасные глаза, — как всегда.

Натиэлль улыбнулась своим соблазнительным ртом и кивнула:

— Ко мне пожаловал столь долгожданный гость! — у Тангури резануло по уху.

«Фраза не та!»

— Как же я рада встречи с тобой избранник звезд!

Он внимательно поглядел на эту женщину. Непись? Не знай он истории Лацифа у него никогда бы не возникло подозрений, но теперь ему повсюду мерещатся живые нпс. Он мысленно отмахнулся от этой мысли.

— От чего мой гость так печален? — огр снова оторопел.

«Обновление что-ли какое вышло? Отчего она говорит иначе? Хотя она и раньше от текста отклонялась. Но он просто внимания не обращал.»

Тангури уставился на нее. Оглядел с ног до головы. Да нет, она выглядит как прежде. Только вот взгляд, как живой… Хотя она вроде и раньше так смотрела.

Джонни снял УВВИ и задумчиво уставился на стену. Что ж это было сегодня с той жрицей? Отчего ему показалось, что она странно себя ведет. Неужели история Лацифа так повлияла на него? Он пошел к холодильнику и достал оттуда бутылку пива и тарелку с чипсами.

Но Натиэлль и вправду вела себя необычно. И пусть смысл фраз остался прежним, сказала она их иначе. Джонни бухнулся в кресло, задумчиво пытаясь открыть закупоренную банку, он искал крышку, но та все не попадалась под руку:

— Да что ж за… Аа — он перевернул жестянку в руке и открыл, пена полилась верхом, забрызгав рубашку и брюки. — Вот же! — Джонни тяжело вздохнул и отпил из бутылки, — да и черт с ним. Потом постираю.

Уснул как всегда на диване, утро снова встретило дождем и серостью. Опять пробки, и хоть он и вышел пораньше, но снова опоздал. Опять получил нагоняй от начальства, просидел весь день уткнувшись в бумаги и пошел домой ровно в шесть. Входная дверь открылась и Джонни остановился на пороге. В его маленьком доме неимоверный бардак. Повсюду банки от пива, все открытые, но нет ни одной выпитой до дна. Вещи разбросаны, слой пыли в целый палец, и истертое до дыр кресло у давно неработающего камина. Джонни оглянулся, а на улице дождь. Небо затянуто тучами, он весь промок и не потому, что не взял зонт, а потому что ему надоел этот чертов дождь и этот чертов зонт. Бес толку стараться что-то изменить. Эта мерзкая погода никогда не изменится. Джонни закинул сумку со всего маха куда-то в глубь квартиры и захлопнул за собой дверь. Мокрый уселся за виртсистему, включил УВВИ и только собрался загрузить игру, как в дверь позвонили. Он покосился в ее сторону, отложил шлем и нехотя открыл.

— Клара? — перед ним стояла его бывшая жена, тушь растеклась, глаза красные, на голове целое гнездо.

— Он изменяет мне Джонни! — всхлипнув, кинулась женщина к нему на грудь. Ничего не шелохнулось в нем, ни злости, ни жалости, ни даже радости. Он стоял как истукан и понимал, что даже от прикосновений той жрицы испытывает куда большее наслаждение. Нет даже не так, настоящее наслаждение. Джонни вздохнул и, оттянув от себя бывшую, впустил ее в дом. Она вся в слезах, хныкая и жалуясь на жизнь, вошла и села на край дивана.

— Пиво будешь? — спросил он, открывая холодильник и доставая очередную банку.

— Да-все еще всхлипывая ответила Клара. Ее рыжие волосы намокли и сейчас висели как пакли, щеки почернели от растекшегося макияжа, помада растерлась. Джонни посмотрел на нее и не смог ответить себе, что же он находил раньше в этой женщине, что так сходил с ума от расставания. Он поставил банку перед ней на стол и уселся в кресло:

— Ну рассказывай — уселся в кресло, с пивом в руке. Вряд-ли он его выпьет, но это уже привычка, держать в руках алкоголь. Спасибо его бывшей возлюбленной. А ведь поначалу он в руках коньяк держал, да и не только, еле слез.

— Ну рассказывай, что там произошло — вздохнул он.

Ему было совершенно не интересно, но просто выгнать ее не мог. Не по-человечески как-то, да и погода гадкая.

Клара полезла в сумку за зеркальцем, заглянув, охнула и стала торопливо приводить свое лицо в порядок, по ходу объясняя:

— Да я пришла домой, а там он в кровати-всхлипывая и вытирая глаза, начала она, — со своей секретаршей! Прямо на нашей кровати! А ведь мы ее вместе выбирали! Да еще… — она что-то говорила, говорила. Махала руками и возмущенно раздувала ноздри, а перед глазами Джонни стоял тот день, когда эта женщина поступила с ним также.

Он пришел с работы. Тогда он еще работал полицейским, уверенно двигался по службе и был любимчиком майора, однако все изменилось в один миг. Записка, небрежно брошенная на столе, а рядом недопитая банка пива. Он долго не мог прийти в себя, запил, работу потерял, друзей потерял. Чуть с ума не сошел. Довел себя до крайности и пошел к мосту. Стоял и смотрел на реку, когда к нему подошел какой-то паренек. Долговязый, худенький совсем. Встал рядом, улыбнулся и спросил: «Как дела?». Джонни по пьяни ему всю душу излил, а тот поулыбался и вручил диск с ярко-красной надписью Цивитас.

«Дядь, тебе не обязательно помирать, чтобы сбежать от реальности» — вот, что он ему тогда сказал и пошел прочь.

Вот так, какой-то незнакомый парнишка вытащил его из недр самого ада.

Джонни вздохнул и снова уставился на жену. Она уже перестала кричать и теперь просто плакала, вытирая сопли и слезы платочком.

— Ясно-поднялся он и выкинул полную бутылку теплого пива в урну, достал из холодильника новую открыл и отпил. — Что делать теперь собираешься?

Тут его бывшая замешкалась. Заерзала на месте и, состроив невинное лицо, улыбнулась:

— Может позволишь мне у себя немного пожить, пока квартиру не найду?

Да, у Клары нет своего дома. Она приехала из Техаса и не имела ни гроша за душой, когда оказалась за решеткой из-за дебоша в кафе. Ничего страшного не произошло, ее выпустили уже на следующее утро, но ночи хватило, чтобы покорить сердце молодого горячего полицейского.

— Нет уж дорогая, — покачал головой Джонни, — я конечно тебе сочувствую, но разбирайся ты с этой кашей без меня.

— Ну Джонни, я прошу тебя-она сложила ладони вместе, умоляя.

«Приди она пару лет назад. Вернись и попроси о прощении, он непременно бы принял ее обратно. Но сейчас… Он столько времени с ума из-за этой бабы сходил, а тут вот пожалуйста, пришла как ни в чем не бывало.»

— Нет уж Клара. Успокоилась и умница, теперь домой иди.

— Да как ты не понимаешь! — вскочила она. — Некуда мне больше идти! Выгнал он меня!

Джонни посмотрел на нее долгим пристальным взглядом:

— Так, а я тут при чем?

Женщина ошарашенно уставилась на него и в полупустой комнате прозвенело эхо пощёчины:

— Ах ты гнида! Помочь мне не можешь!

Джонни улыбнулся:

«А вот и ты дорогая. Давно не виделись».

Молча он встал и прошел мимо. Она сжалась от страха, а Джонни открыл входную дверь и указал рукой на улицу:

— Ты погляди, — задумчиво произнес он, смотря как тучи расходятся, — и дождь закончился.

Женщина подлетела к нему, дыша яростью:

— И куда мне прикажешь идти?

— Нового любовника найди — хмыкнул он и, подтолкнув вперед, закрыл за ней дверь.

— К черту ее, все к черту, весь этот гребаный мир пусть катится к чертям — уселся он за виртсистему под крики бывшей жены за дверью и наконец нажал кнопку запуска.

Мир Цивитаса встретил его слепящим теплым солнцем. Огр прищурил глаза и радостно улыбнулся.

— Значит я все еще в Торгги — он поглядел на врачевальню, которая виднелась вдалеке и направился к ней. Открыв дверь, Джонни увидел, что другой игрок сдает задание и просто молча подождал пока тот выйдет. Жрица вела себя как прежде, заученные фразы легко слетали с ее губ. С ее прекрасных алых блестящих губ. Красный здоровяк сглотнул. Он ненормально реагирует на эту нпс. Огр торопливо зашагал обратно к двери как услышал ее сладкий голос:

— И снова вы заглянули ко мне, Тангури!

Джонни застыл на месте и медленно повернулся к ней:

— Кто ты?

— Я Натиэлль, жрица этой врачевальни!

— И давно?

Она грустно улыбнулась:

— Да три года уже как.

Вот тут-то огра и подкосило, он пошатнулся, но стена не дала ему упасть. Натиэлль шагала к нему своей изящной походкой от бедра и ласково улыбалась. Облизнув губы, она страстно прижалась к его красной груди, как она делала это обычно и спросила:

— Моему гостю не по душе такая игра?

— А что мне будет, если я тебя поцелую?

— Бан на три дня.

У Тангури сердце в пятки ушло.

«Ну вот и доигрались».

— Но только если я заявлю — хитро улыбнулась прекрасная жрица. Тангури смотрел в ее глаза и сам не понял, как прикоснулся к ее губам. Мягкие, влажные и такие теплые. Прикосновения к ней ничем не отличаются от прикосновения к живой женщине. Нет, наоборот они в разы приятнее и слаще. Тангури оторваться от ее губ не мог, а когда наконец то совладал с собой взглянул на нее и замер. Аккуратно он положил свои огромные ручищи на ее тонкую талию и притянул ближе к себе. Рассудок его помутился, он не понимал, что творит и только сердце колотилось как ненормальное. Сладкий вкус ее губ снова обжег его и заставил застонать от блаженства. Натиэлль немного отстранилась и улыбнулась:

— Смотрю я не сильно напугала тебя.

— Скорее обрадовала — попытался собрать мысли в кучу Тангури.

— Вот как — жрица убрала его руки со своего тела и отошла. Она устроилась в мягком кресле и указала на место, напротив. Огр выдохнул и уселся.

— Я бы уже давно рассказала, но…

— Погоди секунду — Тангури взволнованно уставился на нее.

«В этой игре нельзя признаваться, что ты застрял тут, иначе к тебе придут.» Вспомнил он слова Лацифа и тревожно прошептал:

— Об этом лучше молчать.

Жрица не удивилась, наоборот ее губы обидела грустная улыбка:

— Я знаю. Но я устала. И так привязана к этому месту три года. У меня просто больше нет сил.

Тангури судорожно соображал и наконец принял решение:

— Подожди немного. Я чем смогу, тем помогу — огр отправил сообщение Лацифу всего из трех слов: «Срочно нужна помощь!» и указал свои координаты. Лациф явился спустя пару минут. Вошел в арку прямо внутри врачевальни и увидев, что его друг, который просил о СРОЧНОЙ помощи сидит за столом со жрицей, хмуро уставился на него:

— Тангури? — лицо гомокула расплылось в хищном оскале.

Огр подскочил и ста шептать ему на ухо. Тот в лице менялся, все больше хмурился, пока наконец не обратил свой взор на поднявшуюся на ноги горделивую жрицу.

— Вот как — Тангури кивнул и с надеждой поглядел на друга. Тот посмотрел на этого здоровяка с детскими глазами и сдался:

— Придется придумать, как отцепить тебя от этой локации — хмыкнул Лациф и улыбнулся. — Ну что ж, временно, добро пожаловать в семью. Друзья моего ненормального друга — уставился он на счастливого огра, — мои друзья. А теперь надо идти отсюда, а то неизвестно как РИЯ взбесится.

— Кто? — торопясь следом за уходящим гомокулом, поинтересовался огр.

— Игра эта.

— РИЯ это искин, что заправляет здесь — снисходительно улыбнулась жрица, взяв огра под руку, от чего и без того красное лицо залилось румянцем. Лациф, видя это, только головой покачал.

«Ну ребенок же!»

— То есть президент что-ли? — наконец снова смог заговорить смущенный Тангури.

— Хех! Скорее местное божество. Президенты у нас по столицам сидят.

Они шли мимо атласа Торгги, небольшой площадки, с которой улетают и на которую прилетают игроки. И практически вышли за ворота как вдруг услышали недовольный женский крик:

— А вы куда ее ведете? — от площадки к ним неслась эльфийка с белоснежными волосами.

«Это же та красавица!» — не сдержал улыбки Тангури.

— Руда. Класс — убийца. Раса — Лукасы. Уровень 8 — тут же отчеканила Илоя.

Лациф внимательно оглядел эльфийку:

— А ты кто будешь?

— Я, я у нее задание взять хочу-наконец усмирила свой гнев девушка, просмотрев информацию о Тангури.

— Она считает, что я человек — тихо произнесла Натиэлль.

— И с чего это вдруг? — Лациф напрягся, рука его сама потянулась к копью.

— Да что вы, не надо! — замахала руками эльфийка. — Я потом проснусь неизвестно где. А денег у меня на новое перемещение не осталось. Я просто… мне нужно с ней поговорить — указала она на жрицу, которая сердито глядела на нее.

— Ну так говори, — процедил Лациф, — другого шанса не будет.

Эльфийка неуверенно кивнула и, сложив руки в замок, с умоляющим видом обратилась к Натиэлль:

— Прошу вас, просто скажите, не встречали ли вы здесь человека по имени Генри Майек?

У Лацифа сердце остановилось. Кровь прилила к голове, руки дернулись и когти вышли наружу, клыки показались, и девушка торопливо отступила.

— А ты зачем его ищешь? — зло прорычал он, одним шагом оказавшись рядом.

— Он мой брат — напугано прошептала эльфийка.

Гомокул опустил руки, плечи его поникли. Клыки и когти спрятались и, медленно сняв с себя капюшон, он взглянул на эту беловолосую девушку:

— Ну привет Элизабет!

Они переместились в замок вчетвером. Эльфийка глаз не сводила с брата. Надо же, он выбрал себе персонажем гомокула. Ростом около двух метров, хорошо сложен, красивое лицо — отметила она, — хоть черты и резкие, но это придает лишь мужественности его и без того брутальному виду. Но что особенно удивило, это то, что глаза у него черные на желтом. Голубоглазый в жизни Генри, его худосочная фигура и этот Лациф. Это просто два разных создания.

— Я и не думала, что ты играешь — неуверенно прошептала она, все еще не до конца веря, что это и правда ее брат. — Тебе вроде никогда это не нравилось.

— Так, — он толкнул ее в свою спальню, и вытянул руку вперед, оставляя огра и жрицу в коридоре, — мне нужно 15 минут — и закрыл дверь.

Резко он усадил Элизабет на кровать и спросил:

— Мой любимый цвет?

— Что?

— Мой любимый цвет? — снова рявкнул он.

— Черный.

— Какой чай я люблю?

— Ты же терпеть не можешь чай — уставилась она на него.

— Как зовут нашу мать?

— У нас разные матери — уже поняв, что он творит, Элизабет обиженно надулась.

— И как зовут мою?

— Да понятия не имею! — развела руками эльфийка. — Ты и сам не знаешь! Ты сирота!

Лациф остановился и заглянул в оранжевые глаза эльфийки:

— И последний вопрос. Что ты подарила мне, когда я появился в вашей семье?

— Браслет. Я его сама из лапши сплела — пробурчала Элизабет и гомокул расплылся в улыбке, он схватил ее своими ручищами и, подняв над землей, крепко обнял:

— Бетти!

Она облегченно вздохнула.

«И правда братик. Только он называл ее этим дурацким сокращением.»

— Привет Генри, — крепко она обняла широкие плечи гомокула, — я так много хочу у тебя спросить.

— Да и я. Но с этим придется повременить — тут же посерьезнел он — нужно помочь Натиэлль. И да — он наклонился над Элизабет и тихо прошептал на ухо, как когда-то Тангури.

«Здесь нельзя говорить, о том, что кто-то застрял в игре. Иначе к тебе придут.»

Она тревожно посмотрела на брата и кивнула.

— А теперь пошли.

— Папочка! — у дверей его уже ждали все. Мирайя кинулась к нему на руки и он, распахнув объятия, нежно обнял девчушку.

У Элизабет чуть челюсть не отпала, но она промолчала. Уж она то знала характер брата, а когда такой как он, да еще и в гомокуле, вообще ядерная смесь получается.

— Здравствуй отец — поклонился Томас.

— Привет — он потрепал парня по голове.

— У нас есть дело. Общее. Так что пошлите-ка все, — он глянул на Томаса. — Где мы можем собраться? Чтобы сидя обсудить?

— В зале совета — уверенно кивнул принц и указал рукой на винтовую лестницу. — Помещение нашли среди завалов и отреставрировали. Теперь оно пригодно для использования. Там стол и пара десятков стульев.

— Прекрасно — и Лациф направился туда, а Мирайя схватилась своей ручонкой за его большую руку и пошла рядом вприпрыжку.

Элизабет смотрела на всех этих персонажей и не могла понять, кто это? Люди? НПС?

Она вертела головой, осматривая замок, и все больше убеждалась, что они в затерянном данже.

Когда дверь была закрыта и все расселись, Лациф занял место во главе стола и тоном, не терпящим возражений, отчеканил:

— Мы все под одной крышей собрались и должны быть уверены друг в друге. Поэтому сейчас каждый из вас по очереди нам честно расскажет кто он такой и откуда прибыл. И если этот кто-то что-нибудь важное скроет, накажу.

Показались клыки гомокула и Элизабет съежилась, хотя, посмотрев на других она поняла, что не на одну нее он наводит страх. А ведь он ее брат, что ж тогда про остальных говорить.

Первая была Мирайя она вопросительно посмотрела на Лацифа, но тут же его лицо расплылось в доброй улыбке, и он кивнул. Девочка вскочила со своего стула и представилась:

— Я принцесса гаута и младшая дочь короля вулкана. Мое имя Мирайя, мне 10 лет. Живу в этом королевстве с самого рождения-она снова улыбнулась и уселась на место.

Следующим был Тангури, он медленно поднялся и громким басом представился:

— Джонни Танги, 35 лет. Родился и вырос в Филадельфии. Сейчас работаю в Детройте обработчиком данных в компании «Гарго», разведен, детей нет. Играю в Цивитас за расу звезд, персонажа сами видите. Состою в гильдии Махаон. — и увидев кивок Лацифа, он сел обратно.

Тут же поднялась великолепная Натиэлль и сладко улыбнувшись заговорила, словно запела:

— Меня зовут Александра Верхова. Я из России. Родилась в Омске, но в 12 лет переехала с родителями в Москву. Там я отучилась на переводчика и уехала на практику в Америку. Отработав экскурсоводом два года, я решила опробовать игру Цивитас. Пришла к нпс по имени жрица Натиэлль, что-то произошло с игрой или с УВВИ, но очнулась я уже в теле этой самой жрицы. Мне пришлось быстренько привыкнуть к своей роли, так я и провела последние три года.

— А чего решила Тангури открыться? — Лациф внимательно смотрел на нее.

— Да он постоянный клиент в моей врачевальне.

Лациф хмыкнул, а Тангури растекся по стулу от стыда, глянув на беловолосую эльфийку.

— Он как-то обмолвился, мол взрослый мужик, а все как ребенок. Да и про развод сказал. Вот я и подумала, — Натиэлль замолчала. — Все же мне только-только тридцать исполнилось. Что мне теперь так и пропасть в этой врачевальне! — Она смущенно села на место.

Настала очередь Элизабет. Она растерянно поднялась:

— Меня зовут Элизабет Майек, я сестра Генри — взглянула она на гомокула, что пристально смотрел на нее, а в этот момент все посмотрели на Лацифа, — мне 28 лет, родилась и выросла в Кливленде. У меня 12 персонажей за каждую расу — смущенно призналась она.

Лациф удивленно вскинул брови.

— Просто я искала тебя — начала она оправдываться, — вот и насоздавала. Ну чтобы в разные гильдии вступить и получить доступ к территориям всех рас.

— У тебя три аккаунта что-ли? — Тангури залился краской.

— Да-кивнула она, — но увидев хмурый взгляд Лацифа пробормотала. — На себя, на отца и на маму.

— Ну ты даешь!

— Но ведь нашла! — победоносно воскликнула она.

— Персонажем 8 уровня, — Лациф нахмурился. — А прокаченные персонажи есть?

— Нет-опустила голову эльфийка, — мне не до того было. Я просто тебя искала.

— Ладно. Разберемся — он кивнул и Элизабет уселась на стул, обиженно надув щеки.

— Ну, — посмотрел он на принца, — теперь твоя очередь.

Лациф с самого начала заметил, как посерел малец. Сидел с опущенной головой и явно был не в восторге от этой затеи. В основном именно из-за него он это и начал, ну а еще чтобы не представлять их всех друг другу по пол часа. Наконец парень поднялся и представился:

— Я принц королевства гаута. Старший сын короля вулкана. Мое имя Томас. Мне 16 лет.

— Это все? — Лациф сверлил его взглядом.

«Да неужто с тобой все так просто.»

Мальчуган стоял, не поднимая головы, наконец он посмотрел на Лацифа и тихо произнес:

— Нет — в глазах Томаса носились какие-то чувства, но Лациф никак не мог их опознать.

— Говори, как есть, чтобы там ни было — он постарался произнести эти слова как можно спокойнее.

— Мне было 12 когда все случилось. Я всегда страдал астмой и в тот день тоже чувствовал себя плохо. День был важный, но мама запретила мне играть. Я дождался пока все лягут спать. Я так торопился, что забыл про ингалятор, — мальчуган всхлипнул. — Я спустился на первый этаж. Закрылся у папы в кабинете и зашел в игру. Мы собрали пати и пошли в данж, который так долго искали. Я не мог пропустить этот день. Мы прошли первый зал, — он плача посмотрел на Мирайю, глаза девочки медленно наполнялись ужасом, — и вошли во второй. Приступ случился как всегда неожиданно, я стал задыхаться, я не мог кричать, только кашлял. Но дверь была закрыта, радио няня осталась в спальне, а ингалятора под рукой не оказалось. Я очнулся на троне, в теле сына короля вулкана.

А потом начался этот ад! Моя голова забилась страшными снами, в них кричала женщина, она умоляла не причинять ей боли! — мальчик сорвался на крик. — В них я видел Мирайю, что плакала и умоляла короля не причинять маме боли. Я столько снов видел, что совсем потерял связь с реальностью! — мальчик затих, он по-детски вытирал слезы ладошкой. — Этот данж, он сводил с ума Мирайю! Каждый раз, когда я слышал ее крики мне хотелось всех их убить, но у меня никогда не хватало сил и в конце концов я оставался лежать в луже крови на полу своего зала. А однажды пришла группа из трех стражей и двух хилов. Мирайя очень долго кричала, и я не стерпел, я взорвал гору, чтобы нас окончательно завалило и проход больше никто и никогда не смог найти! Я знал, что кто-то явится и отключит меня если я себя выдам и боялся, что данж снова восстановится в прежнем виде. Однако этого так и не произошло, да и за мной так никто и не пришел.

Все сидели, ошарашенно глядя на мальчугана. А он глубоко вздохнул. Собрался и сделал так как всегда делает Лациф. Повел плечами назад, выправляя сгорбившуюся спину:

— Меня зовут Леонард Стодс, я родился и жил в Питтсбурге. И мне уже 15 лет — Мальчик смотрел на Лацифа. Мука. Вот что в его взгляде, чувство бесконечного страха и злости, на самого себя и этот жестокий мир.

— Все в порядке, — улыбнулся он, — теперь все будет хорошо. — Лациф распахнул руки, и мальчишка бросился к нему, прижался к гомокулу, и спрятался под его плащом. Лациф положил руку ему на спину и громко огласил:

— Меня зовут Лациф! Я отец Мирайи и Томаса! Я король вулкана и владелец этого замка! Мой народ гауты и это королевство принадлежит мне! За него и за свою семью я убью любого! Большего вам обо мне знать не нужно!

Все молча сидели. Он шепнул что-то Томасу на ухо и тот, кивнув, взял погрустневшую сестренку за руку и вывел из зала.

— А теперь к делам. — Лациф выдохнул. — Тангури чего там с соревнованиями?

— Зарегистрировано 12123 человека — открыл огр информационную сводку на своей консоли.

— Прекрасно.

— Лациф, все требуют подтверждения, что доспех реален.

— Стоило ожидать. Создай общую рассылку. Доспех все увидят перед началом соревнований, до того, как сдадут входную плату — огр, кивнул и начал строчить сообщения.

— Что касается тебя Элизабет, — он посмотрел на притихшую эльфийку. — Что собираешься делать?

Она вопросительно уставилась на него.

— Играть собираешься?

— Почему бы и нет. Здесь твой дом, как же я не буду заглядывать в гости к старшему брату.

— Я был бы рад если бы ты занялась некоторыми делами в этом замке, они как раз по твоей части. Нужен бухгалтер, пока я не найду другого человека — мило улыбнулся он, но гомокул и мило вещи несовместимые. Элизабет захохотала:

— Конечно ваше величество — учтиво склонила она голову.

— Вам не надо меня так называть-отмахнулся он, — но так должны называть меня все остальные. Понятно? — присутствующие кивнули.

— Жрица, — Лациф вздохнул и устало потер лоб, — Дай мне немного времени.

Эта уверенная в себе, развратная дама сейчас так тревожно смотрела на него, что на душе стало паршиво.

После всего произошедшего сон не шел. Гомокул вертелся в кровати из стороны в сторону, пытался уснуть и так и этак, даже овец считал, но не помогло. Наконец выругался и сел. Посмотрел вокруг. Сейчас у него совсем другая спальня, размером с целую квартиру. Мягкая кровать с прохладными простынями, завешанная балдахином алого цвета, диваны, обитые бархатом, стол и стул, что вечно служат ему вместо вешалки и небольшой камин, хотя и не ясно зачем. Благодаря лаве, что спала под замком, внутри всегда было тепло и сухо и даже в самые холодные вечера камины не горели. В Цивитасе вообще постоянное лето и Лациф ловил себя на мысли, что хотел бы снова увидеть снег. И хотел бы показать его ребятам. Особенно Мирайе, она ведь вообще не знает, что это такое. В любом случае он должен что-то сделать, чтобы дети и Натиэлль перестали чувствовать себя как в клетке.

Тот напыщенный эльф сказал, что Лациф это вирус, и что его невозможно удалить как они не пробовали, сказал, что он непись. Или погодите-ка. Если бы он и впрямь был только нпс, то тогда должен был быть привязан к локациям так же, как и Натиэлль. Но ведь он еще и игрок. Наверняка именно из-за этого он и может свободно ходить, где хочет.

Благодаря тому, что ему присвоен свой уникальный информационный код игра не ограничивает его пределами одной локации. А может ли он имея доступ к данным РИЯ создать такой же код для других? Это должно освободить Томаса и Натиэлль от оков гейм-мастера. А Мирайя? Получится ли подобное с ней? Все же она рожденная в игре.

— Илоя.

— Да хозяин.

— Можем ли мы вносить изменения в настройки персонажей?

Несколько секунд в ушах стоял шум, Илоя просчитывает возможности. Наконец она замолчала и Лациф напряженно замер:

— Такая возможность присутствует. Хотя изменения доступны только для вовлеченных персонажей.

— Объясни-ка.

— Для тех, кто состоит с вами в связи.

— В группе, например?

— Возможно, но тогда измененный сценарий будет сохранен только до момента выхода из группы.

Лациф задумался.

«Нужна более долговечная связь. Что-то, что не обременит.»

— Гильдия?

Снова недолгий шум:

— Это приемлемый вариант.

— У тебя есть варианты лучше? — он уже усвоил, что у Илои нужно все спрашивать. Хотя с каждым днем она все самостоятельнее и, что еще более удивительно, эмоциональнее. Как-то на днях она обиделась на него, что он не пожелал ей доброго утра. Он долго приходил в себя после такого заявления.

— Нет хозяин.

Солнце уже вставало и он, неторопливо поднявшись на ноги и накинув рубашку, вышел из спальни. Лациф разослал сообщения, и все собрались в зале совета.

— Так, у меня есть лишь один вариант как уберечь вас троих от ограничений, изменений и всего остального. От вас требуется самая малость, вам нужно вступить в гильдию под моим началом. — внимательно он посмотрел на присутствующих.

Мирайя счастливо улыбнулась и схватила его за руку:

— Мне все равно папочка. Я сделаю все, что нужно!

— Полностью согласен отец. Если необходимо вступить в гильдию я готов-девчушка покосилась на Томаса и крепче сжала руку Лацифа.

— Хорошо. Натиэлль?

— Объясните, для чего это ваше величество? — она смотрела недоверчиво и Лациф ее прекрасно понимал. Женщина в чужом замке, с незнакомым ей человеком о котором ничего не знает.

— Чтобы внести определенные изменения, мне необходим доступ к вашим персонажам. Между нами должна быть связь. И да. Если все получится изменения будут сохранены только до момента пока вы в моей гильдии. Так что хорошенько подумайте.

Мирайя и Томас даже думать не стали. А вот Натиэлль нахмурилась:

— А взамен что?

Лациф оскалил зубы:

— Мне ничего от тебя не надо, убери все галки с предложения и не будешь ничем мне обязана. Просто являйся членом гильдии и все.

Наконец жрица кивнула.

— Ну тогда еще вопрос, как гильдию назовем?

Все задумались.

— А давайте назовем Бессмертные? — предложила Натиэлль. — Ведь и не врем даже. Все мы здесь хоть один раз, да умирали!

Лациф хмыкнул:

— Что правда то правда. Дети, как вам?

— Мне нравится — улыбнулся Томас.

— Мне тоже папочка!

— Прекрасно. Илоя регистрируй Гильдия: Бессмертные.

«Зарегистрирована новая гильдия. Наименование Бессмертные, Количество участников — один. Глава гильдии-Лациф».

— Ну все! Ловите инвайты!

Когда все предложения были приняты, и гильдия пополнилась на трех человек, Лациф запретил кому-либо его беспокоить и ушел в свою комнату:

— Ладно — скрестив ноги под собой, он уселся на кровать и скомандовал:

— Нам нужно убрать галочки управления гейм-мастера из файлов трех персонажей и запретить РИЯ к ним доступ, если выразиться метафорично. Такое возможно?

— Подобные действия я не могу просчитать наперед.

— Тогда давай пробовать.

Лациф уже привычно закрыл глаза и сконцентрировался на изображениях, что потекли по внутреннему экрану. Цифры, буквы, коды, ничего не разобрать. Но чем больше он смотрел на текущие строки, тем больше осознавал, что понимает, их значение. Коды превращались в буквы, а те складывались в слова в голове Лацифа, он довольно улыбнулся и торопливо залистал файлы в поисках необходимых папок.

«НПС, локация Торгги, жрицы.»

Здесь долго искать не пришлось, локация небольшая Натиэлль в самом начале списка. Открыл ее файл. Нашел необходимый документ. Не то, не то, нашел! Управление персонажем: выполнение команд и цифровой код гейм мастера — 0018.

— Что ж 18 прощай. Переписать Илоя.

«Управление персонажем: отсутствует.

Выбор действий: самостоятельный».

Несколько секунд шума и он услышал:

— Данные записаны. Данные применены. Данные сохранены.

— Запретить любые изменения данного файла — Лациф замер в ожидании, крепко сцепив руки в кулаки. Что-то Илоя долго возится. Шумит и шумит. И тут:

— Изменения сохранены. Доступ к файлу отсутствует.

У Лацифа руки задрожали:

— Получилось! Получилось! — он резко поднялся, не веря собственным ушам-Вышло! Невероятно! Так ладно, потом будем радоваться, давай продолжим.

Он нашел еще две необходимые папки и внес все нужные изменения. А потом, немного подумав, нашел и себя в списке НПС:

— Изменения сохранены. Доступ к файлу отсутствует — услышал он голос Илои и радостно оскалился.

— Неужели и вправду вышло? Как же так получилось!?

— У вас имеется односторонний доступ к системам жизнеобеспечения игры, а также ко всем протоколам и игровым файлам-отозвалась Илоя.

— Чего? — Лациф в лице изменился. — А ну ка объясни — процедил он, уже догадываясь, что она скажет в ответ.

— Вы самостоятельное интеллектуальное ядро игры.

Он уставился взглядом в стену и пытался принять услышанное. Но не мог.

Он ядро? Он второй искин в этой игре? По сути, он думал об этом, с момента как впервые встретил того эльфа. Это единственный вариант, который объясняет все его возможности. Но как же тяжело осознавать, что ты больше не человек.

— Ну что Илоя? Мы с тобой молодцы! — грустно улыбнулся он.

«Что ж, а все же, как ни крути, его возможности тут очень кстати пришлись. Но чует моя печенка, явится скоро опять этот остроухий сахарок» — вздохнул Лациф.

Глава 9

Все собрались позавтракать за маленьким круглым столом. Столовая еще ремонтировалась, поэтому они кушали на диванах в тронном зале. Найм работников обошелся в круглую сумму и теперь Лациф то и дело гонял своих работников, а то отправлял к ним Томаса с его даром внушения. Они стали побаиваться его и оттого работа пошла лучше. Мальчонка наконец стал снова улыбаться, искренне и радостно. Их отношения с Мирайей потихоньку налаживались, все же Лациф лично попросил девчушку, и она из кожи вон лезла, чтобы снова принять Томаса как брата, но и тот молодец, во всем соответствовал своему положению. Постоянно был рядом с ней и приглядывал как настоящий старший брат. А Мирайя еще та непоседа, то в какую-нибудь дыру в стене залезет, то, наоборот, ее несет на крышу, то решит помочь строителям, а то и того лучше носится по каменному тоннелю. А Томас бережно и аккуратно внушал ей как вести себя правильно и чего делать нельзя.

Жрица тоже прижилась. После того как он внес изменения в их файлы все уже опробовали их на действенность. У каждого городского НПС время рестарта рассчитывалось на сутки. И Натиэлль была невероятна счастлива, когда спустя 24 часа и 10 минут она все еще продолжала стоять в гостевой спальне замка, а не сидела уже в своем кресле во врачевальне. Томас и того лучше придумал, радиус действия его персонажа 250 метров в окружности замка. он забрался на гору высотой 740 метра и громко проорал:

— Я свободен!

С Мирайей Лациф все проверил сам, он просто взял девочку с собой на прогулку в город Сайтро. Нейтральная локация, где живут игроки, здесь они обзаводятся участками и покупают дома. Повсюду сады и цветущие аллеи. Мирайя была несказанно счастлива и зацеловала все щеки Лацифа своими маленькими губками. Он долго хохотал и кажется в эти моменты даже был счастлив.

Однако если эти заботы с его плеч спали, то другие никуда не делись. С гильдией Кровопийц ничего не вышло. Они потребовали такую цену за свои услуги охраны, что Лациф не то, что не заработает на этих соревнованиях, но уйдет в минус и еще должен останется. Он вздохнул и потер лоб:

— Вас что-то беспокоит ваше величество — Натиэлль специально его так называла, чтобы поддеть, а Лациф несколько раз попробовал ее переубедить, а потом махнул рукой. Это вообще ерунда, по сравнению с тем, какие вопросы ему необходимо решить.

— С чего ты взяла? — посмотрел он на нее.

— Ты все время лоб чешешь, когда тебя что-то тревожит.

Томас кивнул:

— Ага я тоже заметил.

— Нам нужны стражники на время проведения боев. Причем не какие-нибудь, а очень хорошие, — он вздохнул. — Но кажется мы не можем их себе позволить.

— А почему бы тебе не попросить главу гильдии Тангури. Он как-то говорил, что он у них мужик мировой-подала идею Натиэлль.

— Хм. А что и правда. Илоя, а отправь сообщение Тангури, сможет ли он сегодня встретиться со мной?

«Сообщение отправлено»

Лациф посмотрел на оставшуюся грязную посуду и уставился на присутствующих:

— Так народ, нам нужен дворецкий. Томас займись пожалуйста этим вопросом.

— А если тебе не понравится мой выбор? — мальчуган неуверенно глянул на Лацифа.

— Чего это ты? — тот мгновенно подбодрил парня. — Такого просто быть не может! Ты самый ответственный из всех, кого я знаю! А еще самый полезный-процедил он, глядя на попивающую чай жрицу:

— Если ты не собираешься помогать, давай-ка топай и снимай себе хатку! Кормить тебя задарма у меня пока денег нет!

Натиэлль улыбнулась своими прекрасными губами, изящно поднялась, потянулась подобно сонной кошке и положила руки ему на грудь:

— Ты такой сильный Лациф.

— Да ты сдурела, если думаешь, что со мной такое пройдет! — рявкнул он. — Иди и найди себе дело! У меня все! — и он, резко развернувшись, пошел к привратнику.

«Хотя к черту привратника!»

— Илоя в нашу таверну!

— Да хозяин — и он оказался перед воротами давно полюбившегося местечка в городе Мардан. Светлая просторная и спокойная, если не считать случая с тем малолетним рыцарем.

Он занял один из свободных столов и, закрыв глаза, откинул голову на спинку стула. К нему подошла миленькая официантка с подносом в руках. Она постоянно подмигивала Лацифу, но он никогда не придавал этому значения. Видимо в ее программе заложено данное действие. Флиртует, чтобы гостям было приятнее.

— Мы рады вас снова видеть! — поприветствовала она его привычными словами и расплылась в реверансе. Те кусочки ткани, что были на ней вместо одежды увлекли за собой взгляд Лацифа и он заинтересованно рассматривал оголенные части тела очень привлекательной официантки. Ее кожа явно нежная, такие прелестные изгибы, а какая гру…

И тут его как молнией поразило:

«Ты чего творишь!?» — он резко поднялся и, смотря на улыбающуюся официантку, как сумасшедший торопливо кинулся прочь.

— Хозяин?

— Чего?

— Неизвестная для меня эмоция. Определение?

— Илоя не сейчас — рявкнул он, чем навлек посторонние взгляды.

— Где мне можно расслабиться?

Тишина.

— Илоя?

Тишина.

— Да брось Илоя! — Лациф всплеснул руками. — Ты чего меня игнорировать решила?

Тишина.

Он вздохнул и перенесся в папоротниковый лес. Ему нравилось это место, то ли привычка, то ли и вправду красиво, но тут среди перевитой зеленой листвы ему было спокойно. Несколько минут Лациф просто лежал на зеленой траве, но расслабиться он не мог и выругавшись уселся:

— Ладно Илоя, извини-наконец заговорил он.

— Что хозяин?

— Я был не прав, прости — процедил он.

— Это обидно, когда вы отмахиваетесь от меня!

— Чего? — у Лацифа нервов не хватало на эту даму в его голове. — Да ты же не можешь испытывать эмоции!

И снова тишина.

— Илоя?

Но помощница замолчала и Лациф, громко ругая эту программу и тех, кто ее придумал, уткнулся лицом в собственную ладонь.

«Да что с тобой не так», — прошептал он сам себе. — «с чего тебя вдруг на баб потянуло? Веди себя нормально! Ты в игре, тут нет таких нужд. Или есть? Да не важно! Ты не станешь ничего подобного делать!»

Он вздохнул и снова позвал:

— Илоя?

— Что? — послышался обиженный голос помощницы.

— Знаешь я решил, что, когда вся эта суматоха с замком и соревнованиями закончится. Я сделаю квест для твоего преобразования. Такая чувствительная натура должна обладать собственным сердцем — улыбнулся Лациф.

Она немного помолчала:

— Хозяин, я не знаю, как точно это называется. Но я чувствую сомнение по этому поводу.

— Объясни.

— Во-первых, я еще провожу проверку файлов на принадлежность, а во-вторых… сейчас, я наблюдаю за вашими эмоциями и учусь определять их. Но что, если, когда я окажусь вне вашего эмоционального поля мое развитие в этом плане прекратится.

— Аа, страх.

— Хозяин?

— Ты сказала не знаешь, как это чувство называется. Оно называется страх.

— Я запомню.

— Но ты не должна бояться — Лациф поднялся и отряхнулся.

— А вдруг я все забуду хозяин?

— Так я научу тебя снова-он улыбнулся и посмотрел на верх, туда, где солнечные лучи пробиваются сквозь переплетенные ветви зеленых папоротников. Сквозь небольшие соты этих золотых сияний виднелось голубоватое небо с розовыми переливами.

Пискнуло в окне чата и Илоя озвучила:

— Сообщение от Тангури: Я с радостью дружище. Сегодня в 4 в таверне.

— Прекрасно. Сколько времени?

— 3:15.

— Ну значит успею выпить кружку, огненной-и он перенесся на площадь перед таверной. Однако он остановился у самых дверей. Там же эта официанточка. А что, если его опять понесет? Давно дремавшие мужские инстинкты, стали приходить в себя. И все из-за этой наглой розовоглазой жрицы, что вечно шляется по замку в одной нитке, которую называет платьем. Кажется, все здесь относятся к подобным нарядам совершенно спокойно, да глаза радует, но Лациф побаивался, что в один прекрасный день и Мирайя в такое нарядится. А это уже страшно.

«Боже» — уткнулся он лицом в ладонь, — «как можно быть настолько откровенно раздетой.»

Он глубоко вдохнул и вошел.

— Рада вас приветствовать — подошла к нему притягательная девушка с фиолетовыми волосами и приятными формами. Лациф кивнул и отправил ее за напитком, при этом наслаждаясь видом сзади. Уговорил себя, что в этом нет ничего странного, выпил и снова отправил за напитком, довольно улыбаясь, глядя на плавающие в откровенном наряде ягодицы этой миленькой девушки.

— О-го-го! — привел его в чувства смех здоровяка.

Огр шумно уселся за столик и уставился на напрягшегося гомокула. Лациф нахмурился и, отведя в сторону взгляд, молча пил из кружки.

— Что? Таки мужику и в игре нужна женщина. Ага? — хитро улыбнулся он.

— Ерунда-буркнул Лациф.

— Я знаю место, где ты сможешь удовлетворить все свои потребности-прошептал огр, придвинувшись чуть ближе.

— Мне не надо — огрызнулся Лациф.

— Ладно, — согласился огр, — что случилось то? — уже серьезно спросил он.

— Тангури, ты ведь состоишь в гильдии Махаон?

— Да, — кивнул здоровяк. — Так и есть.

— А возможно ли нанять для охраны боев твоих согильдийцев?

— Думаю да. Но, к сожалению, я не могу тебе с этим помочь. Такие вопросы необходимо обсуждать с главой.

— Непременно, — кивнул Лациф, — поможешь с этим?

— Об этом я позабочусь — Тангури махнул официантке, и та подплыла к нему с кружкой крепленого. Она взмахнула бедрами и поплыла обратно, а у Лацифа клыки наружу полезли.

— А ты позаботься о себе.

Тот кивнул.

Встреча с главой гильдии Махаон была назначена на 8 вечера того же дня. Лациф не ожидал такой оперативности. Тангури перенес его в гильдейский замок. Ровный квадрат, углами которого служили башни, на которых вились зелено-синие флаги.

— Вообще всех чужаков переносят сразу в комнату досмотра, но я хотел, чтобы ты посмотрел и на наш замок. Ведь я твой видел. К тому же я уверен ты не станешь вредить гильдии.

— Той гильдии, в которой состоишь ты я и правда вредить не стану-серьезно произнес Лациф, осматриваясь. Этот замок значительно меньше его, как и прилегающая территория. Строение обнесено высокой каменной стеной, посередине которой огромные укрепленные двери. Поверху наложен купол, потому что небо над замком мутное и расплывчатое.

«Нужно и себе такой сделать. Илоя возьми на заметку, необходимо купить защитный купол» — мысленно попросил он.

— Да хозяин.

Они вошли внутрь замка только после того, как Лацифа досмотрели с ног до головы. Обшарили всю его одежду и всего под одеждой, забрали копье и все, что посчитали опасным из инвентаря, вместе со всеми зельями.

«Раздели бы уже до гола» — подумал Лациф.

Они шли по широкому длинному коридору, украшенному плотными гобеленами с изображением сине-зеленых бабочек. Здесь была целая история на полотне. Махаоны взвиваются целой стаей и летят к девушке, что тянет к ним руки, ожидая с улыбкой на лице.

И они, взмахивая своими крылышками летят к ней, но по пути им мешает ветер, дождь и гроза. Бабочке погибают одна за другой и в конце концов на ладонь к девушке садится лишь одна искалеченная бабочка. А та смотрит на нее, держа в руках.

Лациф медленно шагая вперед рассматривал этот гобелен, и остановился глядя на этй деву и махаона в ее руках.

— Как думаете раздавит? — услышал он голос за спиной и обернулся. К нему с улыбкой шел седовласый страж с шрамом на лице.

— Добро пожаловать! Я глава гильдии. Меня зовут Седой — протянул он руку.

— Лациф — снял он капюшон, кивнул и сжал сухощавую руку стража. — Спасибо, что так быстро смогли принять меня. Думаю, вы обо мне уже наслышаны.

— Конечно. Наконец-то я встретил загадочного владельца копья власти. О вас ходят немыслимые слухи! — страж дружелюбно улыбнулся и они вместе зашагали в кабинет главы. Когда они заняли свои места за столом Седой первым начал разговор:

— Тангури вкратце мне все рассказал. Вам необходимы стражники для охраны порядка во время соревнований.

— Так и есть. Мне необходимо 50 стражников, уровня 80+ в полной экипировке-Лациф внимательно смотрел на этого воина в золотых доспехах. Выражение лица было вполне себе добрым, но вот серьёзный взгляд, который этот мужик прячет Лацифа настораживал. Он, что хочет произвести впечатление простачка? Ну так зря. Что, что, а в людях Лациф разбираться научился. Работа у него такая была. Раньше.

Тангури, буквально кожей ощущая изменение настроения друга, тоже напрягся. Седой наконец заговорил:

— Что ж это не такое большое количество людей. К тому же у нас имеются подходящие вашим требованиям персонажи. Даже в нужном количестве — седовласый улыбнулся и Лациф процедил:

— Цена вопроса?

— Знаете, я тут буквально недавно заметил появление новой гильдии, — Лациф начал медленно выпускать когти. — Бессмертные кажется.

Тангури недоуменно воззрился на друга.

— Допустим — процедил он.

— Я бы хотел, чтобы между нашими гильдиями устроились дружественные отношения — Седой, внимательно посмотрел на гомокула перед собой. Он наконец-то сбросил все маски и теперь напряженно вглядывался в угрюмое лицо Лацифа.

— Это ваша цена за услугу?

— Ну если мы с вами сумеем найти общий язык, это будет не цена и не услуга, а просто дружеское одолжение.

— За которое в последствии вы потребуете плату, — Лациф хмыкнул и скрестил руки на груди. — Так вы хотите использовать меня? Или держать на коротком поводке?

— Скажем так. В любой драке я хотел бы быть по вашу сторону, а не против вас.

— Значит опасаетесь?

Они внимательно смотрели друг на друга.

«Он меня просчитать пытается. Нельзя отходить от своей роли. Ты король. Дети не простят тебе слабости. Ты не простишь ее себе».

— Вы уже успели нажить себе непосильных врагов Седой?

Глава гильдии усмехнулся:

— Видели ту бабочку на гобелене? — улыбнулся страж. — В таком положении находится каждый из нас. Когда ты близок к вершине, все пытаются спихнуть тебя вниз. Всестороннее давление Лациф. Все мы тот Махаон. Зависимы от других. При этом сами привели себя в такое положение. Кровопийцы не терпят конкурентов и хоть мы еще далеки от первого места в гильдейских списках, однако нас уже пытаются раздавить.

Вам предстоит столкнуться с теми же проблемами, как только пересечете рубеж в десятку топа. Все взгляды обратятся на вас и начнутся нападения, если только вы не покажете свою силу первым, — Седой тяжело вздохнул. — Чем больше ты стараешься, тем тяжелее твои плечи. Нас оттеснили ниже черты главной десятки. Там идут не детские войны Лациф. И я бы хотел, чтобы вы были в этих сражениях по нашу сторону.

— С чего вдруг такая честь?

— По игре ходят слухи. Мол есть такой игрок, который сумел заполучить копье власти и перстень всевластия. Мол больно необычный. Скрывает лицо, никакой информации. При этом неуловим. Кто бы не пытался с ним поговорить, исчезает неизвестным способом. Может перемещаться в любой игровой квадрат и имеет скрытого помощника. Вас прозвали Безликий — Седой улыбнулся. — Еще немного и вы станете легендой этой игры. И драка начнется за вас.

— Вы меня хотите, как символ использовать?

— Знаете, благодаря чему были выиграны некоторые совершенно проигрышные воины? Благодаря правильной мотивации. Половина моих согильдийцев, особенно новеньких только и знают, что обсуждают этого загадочного гомокула без имени.

— Вы меня переоцениваете, — Лациф не собирался становиться игрушкой в чьих-то руках. — Я всего лишь игрок, которому повезло достать три уникальные вещицы. Поэтому либо назначьте измеримую цену, либо извините меня за потраченное время — отрезал он, серьезно смотря на Седого.

Тот кивнул:

— Что-ж, хорошо. Но тогда прошу вас принять к сведению, что в случае чего гильдия Махаон всегда будет рада вам помочь.

Лациф молчал, глядя на воина, тот вздохнул и наконец сдался:

— Предлагаю почасовую оплату за каждого назначенного вам на временную службу стражника.

Они еще некоторое время обсуждали общие цифры, поторговались и договор был заключен.

— Сообщите мне за три дня до начала соревнований время и место сбора. И да, Лациф, я мог бы посоветовать вам букмекера.

Лациф недоверчиво посмотрел на седого воина:

— Буду благодарен за совет.

— В Сайтро есть небольшая лавочка, там работает двое перекупщиков. Их отец, старина Досс, прекрасно организует всю работу, касательно денежной части соревнования. При этом персонаж он честный и прямой. Нужные черты для человека его работы.

— Чувствую есть какой-то подвох.

— Не то, чтобы подвох, — усмехнулся Седой, — просто вам придется выполнить для него одну услугу. Думаю, вам хватит терпения, вы не пожалеете. Лучше букмекера в Цивитасе не найти.

Лациф молча кивнул и протянул руку:

— Я рад что мы договорились.

— А как я рад, — улыбнулся Седой, пожав протянутую руку. — И Лациф. Дубы там великолепные.

Он хоть слов этих и не понял, но к сведению принял.

Лациф и Тангури переместились в замок и тут же на глаза гомокула попалась жрица.

— Натиэлль! — рявкнул он. — Надеюсь сегодня ты совершила хоть одно полезное дело!

— Конечно ваше величество! — она улыбнулась своей сладкой соблазнительной улыбкой и расплылась в реверансе, оголив при этом и без того практически обнаженные ноги. Лацифа передернуло, от открывающихся видов.

— Хватит, — огрызнулся он, — я не в настроении. И оденься уже!

Они вошли в зал совета и дверь хлопнула так, что стены задрожали. Огр улыбнулся:

— Лациф на тебя в последнее время много свалилось, тебе бы расслабиться.

— Тангури — зарычал гомокул и тот тут же поднял руки.

— Все, все! А что Натиэлль? Вы не ладите?

— Если она не начнет приносить пользу, она станет твоей головной болью, — Лациф сел за стол и уткнулся в него лбом. — Ни конца, ни края всем этим делам.

Огр заботливо улыбнулся:

— Знаешь, если ты терзаешь себя из-за чувства вины перед женой. То перестань. Все что с ними произошло ужасно, но это в прошлом. Нельзя вечно жить, оглядываясь назад. К тому же. Ты больше не Генри Майек. Пора бы тебе уже смириться и жить для тех, кому ты действительно можешь помочь.

Лациф слушал его и молчал.

«Думаешь я этого не понимаю. Именно так я и живу. Не знаю, что стало бы со мной если не ребята.» Мирайя и Томас вытащили его из пучины отчаяния в которой он утопал.

— Я и сам знаю, — фыркнул Лациф и посмотрел на друга. — Но отчего-то сердце щемит при мысли, что я коснусь другой. Знаю, что бред, — процедил Лациф, — но сделать с этим ничего не могу.

— Тогда надо напиться! Ну чтобы преодолеть этот барьер! — предложил Тангури. — Пошли. Напьемся так, что мама не горюй!

— А твоя жрица тебя потом не кастрирует?

Огр залился бордовым румянцем:

— Да я не сплю с Натиэлль.

— А хотелось бы?

Огр залился краской. Лациф хмыкнул:

— Ну так ты бы поговорил с ней?

— Легче сказать, чем сделать — вздохнул Тангури.

— Знаешь, пока не попробуешь не узнаешь, — Лациф хлопнул друга по плечу и поднялся. — Пошли. Там Томас и Мирайя наверняка уже у дверей.

И вправду, как только двери зала раскрылись прозвучало такое знакомое:

«Папочка!» — эта девчушка смотрела на него своими широкими алыми глазами и светилась от счастья, прыгая к нему в объятия, а Лациф все больше понимал, что она не его Лизи, но и ее он любит как родную дочь.

Томас как всегда сдержанно склонил голову, а Лациф потрепал его по голове.

— Ну давайте, расскажите мне, что поменялось за время моего отсутствия. Натиэлль тоже была здесь и Лациф всеми возможными путями избегал смотреть на нее.

— Первый этаж полностью расчищен. Закончены все работы на нижних этажах. Работы на арене также закончены. Началась локальная подготовка к соревнованиям. Расставление столов и стульев, возведение барьера между ареной и трибунами. Найм работников.

— Кстати, — заговорил Лациф, — насчет работников. Стража у нас есть, они прибудут за день до начала соревнований. Букмекером я займусь. Как движутся дела с поиском дворецкого?

— Вот здесь я и помогла! — подмигнула Натиэлль.

— Нет, нет, нет — Лациф поставил Мирайю на пол и скомандовал:

— Давайте-ка за стол, а я сейчас поговорю с Натиэлль, и мы тоже придем — улыбнулся он.

— Хорошо — Томас взял Мирайю под ручку, подбадривающе посмотрел на Натиэлль, и они побежали вверх по лестнице. Когда их шаги стихли лицо гомукула приобрело страшное выражение и Лациф набросился на жрицу:

— Ты совсем сдурела что ли? Какой из тебя дворецкий? Ты даже посуду за собой не моешь! Ты понятия не имеешь как одежду стирать! Я боюсь представить, что будет с замком, оставь его на тебя! Вот что я скажу, я оторву твою бесполезную голову и выкину к чертовой матери, ты все равно возродишься, а мне хоть полегчает! — заорал он и исчез.

Натиэлль недовольно фыркнула:

— Ну вот и чего он на меня рычит все время! Вечно недоволен! Женщину ему надо! — возмущенно воскликнула она и пошла вверх по лестнице. Тангури с понимающей улыбкой направился за ней.

Ужин, спасибо их повару, был уже подан и, как всегда, был очень вкусный. Лациф никогда не забывал хвалить старого гаута недорослика за его несравненную стряпню. И возможно ему казалось, но день ото дня еда становилась все лучше и лучше. Несколько слуг убирали замок и стирали одежду, но, во-первых, их было мало, а во-вторых, над ними не было никакого контроля, так ка Лациф физически не успевал, ему то и дело приходилось переключаться с забот о соревнованиях и ребятах на стирку и глажку одежды. А также готов ли обед. Томас помогал ему, но парнишка тоже был катастрофически занят и это все больше и больше переполняло чашу терпения Лацифа.

Он задумчиво жевал тушеное мясо горного козла, Мирайя, как всегда, трещала без умолку, Томас сдержанно улыбался, а Тангури и Натиэлль слушали девчушку, но при этом не забывали игриво поглядывать друг на друга. Оголенная до самого непристойного места нога виднелась из-за стола и у Лацифа непроизвольно начала закипать кровь.

— Завтра я отправлюсь в Сайтро, — заговорил он, — Томас, замок на тебе. Возьми эту жрицу себе в помощницы и пусть батрачит наравне со всеми. И переоденься Натиэлль! — глянул он на нее хищным взглядом.

— Хорошо, хорошо. Поняла я тебя — фыркнула жрица.

— Мне нужно собрать для тебя воинов — заговорил Тангури. — Некоторое время я буду занят.

Лациф кивнул:

— До начала соревнований осталось меньше двух месяцев. Пора разгребать внешние завалы — внимательно он посмотрел на Натиэлль. Та кивнула.

Он попросил ее еще в день, когда она вступила в его гильдию и решила остаться в замке, чтобы, как только снимут внешний каменный слой, она наложила заклятие отражения, которое было среди ее умений. При необходимом количестве манны она сможет поддерживать такой барьер месяцами. А потому ему пришлось потратить еще одну немалую сумму денег для покупки накопителей энергии. И сейчас они заряжались Мирайей каждый по очереди. Так как именно у этой девчушки была способность наделять манной других. Это ее благословление. Жаль только, что боевых приемов у нее оказалось всего пять. Но Лациф был уверен, что без контроля РИЯ она сможет выучить и другие заклинания.

После окончания трапезы все разошлись по спальням и даже Тангури остался в замке. И хоть комнату для него никто не готовил, жрица с радостью позвала его в свою.

Лациф же разделся, натянул лёгкие хлопковые штаны и рухнул на кровать.

— Ну что Илоя, пришло время выбирать свой путь. Открой мне ветки развития.

Раньше, как только он видел все эти нескончаемые названия и цифры, у него голова болеть начинала. Но со временем он все больше разбирался в процессе.

Учитывая, что он один, а детей двое, и полный замок служащих, он должен обладать как можно более широкой дистанцией поражения. К тому же он внимательно наблюдал за Тангури и видел сколько банок исцеления тот пожирает. Но Лацифу пришлась по душе и огненная и ледяная стихия. И теперь он уставился на экран, куда Илоя вывела ветки умений.

— Что мы имеем? Значит есть проворный убийца, очень ловкий и быстрый, может становиться невидимым, масса комбоударов. Ничего из этого мне не нужно. Мне и моих 8 секунд вполне хватит, чтобы разведать обстановку. А подбегать вплотную к врагу по собственной воле, это вряд ли. Лучше держать противника на расстоянии.

Страж — не хочу таскать щит. Все эти тяжести делают меня неповоротливым. К тому же щит защищает только самого стража. Боевые приемы:

— Удар того, удар сего — вчитывался Лациф, — по цели, по цели. Тоже не наш персонаж — перелистнул он виртстраницу.

— Рыцарь — бегает чудо с двуручным мечом или копьём, или с двумя лёгкими мечами. Так — Лациф покосился на копьё, что стояло у кровати, — без его пассивок я не смогу эффективно пользоваться своим оружием. Что имеем? Удар по цели, притягивание цели, а вот и масс скилл. Опрокидывание: совершает удар по земле, опрокидывая врагов в радиусе 15 метров. Так, а ещё летящее копье — кидает копьё, что пронизывает всех врагов на его пути. Расстояние 18 метров. Неплохо. А что тут у него в пассивках? Тоже неплохо — прочитал он информацию. Было несколько полезных умений, но больше всего его заинтересовало: перерождение оружия. Рыцарь имел возможность улучшить свое оружие самым необыкновенными способами. Но для этого ему понадобится какой-то лунный осколок.

Он ещё долго сидел, вчитываясь и анализируя и наконец перелопатив все возможные варианты подвёл итог:

— Илоя.

— Да хозяин.

— Рыцарь, берсерк, жнец и жрец.

— Ветки открыты. Ваша специализация — Демонолог.

— Прекрасно. Открываем умения. Все масскилы практически последних поколений были открыты сразу. Спасибо Тангури, а то он бы веками их качал.

После боевых приемов перешёл к умениям жреца. Первым делом воскрешение на месте. А уж потом самое эффективное из предложенного. Волна исцеления, снятие негативных эффектов. Пара щитов. Дошло дело до собственных характеристик.

Если до 50 уровня очки распределялись сами, то после 50 это оставлялось на игрока. За 39 уровней у Лацифа накопилось их не мало и теперь он задумчиво сидел, глядя в экран. Нужно прокачать интеллект и силу. Но не буду я, тогда как грузовик, неповоротливый и медленный? А ещё выносливость? С ней то, что делать? Разделить все одинаково, тоже глупость. Лациф устало потёр лоб.

— Илоя.

— Да хозяин.

— Что посоветуешь?

— Возможность самостоятельно защищать замок и его наследников требует высокой концентрации силы и магической энергии. Необходимо вложение как минимум 70 % очков в характеристики силу и интеллект для полноценного использования выбранной специализации. Оставшиеся 30 % распределить в соотношении 50/50 на характеристики выносливости и ловкости.

Лациф задумчиво уставился в цифры. Поколдовал так и этак и наконец удовлетворённо вздохнул.

— Илоя сохрани.

«Выбрана специализация — Демонолог. Сила — 3000 очков, интеллект — 2500 очков, ловкость — 1200 очков, выносливость — 1700 очков» — прозвучало системное оповещение.

— Прекрасно — Лациф встал с кровати и поднял копье, — как пушинка — улыбнулся он и наконец лег спать.

Утром, раздав все указания и снова напомнив про дворецкого. Потрепав Томаса по голове и поцеловав Мирайю в щёчку, Лациф отправился в Сайтро в лавку посредников. Войдя внутрь и обнаружив там всего пару игроков, что косились на копьё за его спиной, он подошёл к одному из парней, снующих за прилавком:

— Могу ли я увидеть Досса?

Парнишка взглянул на него и, молча кивнув, указал на лестницу, ведущую на второй этаж. Лациф поблагодарил его и повернулся к шепчущимся за спиной игрокам:

— Спросить, чего хотите? — резко произнес он, медленно выпуская наружу клыки. Из-под черного капюшона, что разгорался оранжевым пламенем выглянул звериный оскал и те, замахав руками, дали деру.

Лациф вздохнул, расслабился, возвращая прежний вид зубам, и отправился на второй этаж. Он шел по узкому длинному коридорчику, со всех сторон которого были двери. Видимо это ночёвка для местных. Или для работников лавки. Лациф осматривался, медленно шагая вперёд, пока не заметил распахнутую дверь в конце коридора. Он аккуратно заглянул. Обычная комната, никаких богатств. Кровать да стол со стулом, на котором сидит бородатый мужик. Лациф нахмурился. Уж слишком странная поза. Он живой вообще? Обошел его, присмотрелся:

— Да он пьяный!

Мужик тихо сопел, на вид лет 60, явно давно не мылся и не брился. Он захрапел и рука, на которую опиралась его голова, соскользнула. Пьяница рухнул лицом на стол и проснулся. Заворчал, кряхтя принял прежнюю позу и тут заметил Лацифа.

— Надо же! Ко мне заявился очередной герой! — прохрипел пропитым голосом мужик и, шатаясь, поднялся на ноги. Разогнул затекшую спину и подошёл к Лацифу:

— Чего пришел? — от него пахнула жутким амбре и гомокул недовольно фыркнул.

«Интересный подход у гейма — мастера, который его создавал», — пронеслось в голове у Лацифа.

— Ты Досс?

— Ну допустим.

— Хочу, чтобы ты побыл букмекером на моих боях.

— Аа, распорядитель значит явился. Только я уже не помню, как это. Давно это было. В прошлом это — поседевшая местами засаленная голова опустилась в бочку с водой и, распрямившись, мужик замахал ей как собака. Лациф сделал несколько шагов назад.

— Слушай мужик, а что с тобой?

Тот покосился на него и, взяв из шкафчика на стене новую бутылку и два стакана, сел обратно за стол, открыл, налил себе и Лацифу и выпил залпом. Лациф уселся напротив и отхлебнул. Горло обожгло, как от настоящего абсента. Выпил. Тепло полилось по телу, Лациф блаженно закрыл глаза:

— Хорошо.

— Хех, еще бы! Настойка моя одна такая!

— Рецептом поделишься?

Мужик хмыкнул:

— Смотрю вокруг да около не ходишь! — Досс налил еще по полному. Выпили. В кой-то веке Лациф действительно расслабился, мысли в голове успокоились, тело распрямилось. Он улыбнулся:

— Прекрасная настойка дед!

— Какой я тебе дед!?

— Выглядишь ты как старик, уж прости — пожал плечами Лациф.

— Да я Досс из Ависволата! Подобных мастеров как я тебе вовек не сыскать! — поднялся он, но тут же, пошатнувшись, рухнул обратно на стул. — Ой! — икнул он и снова налил по полному.

— Вот оно как. Так может оторвешься от стакана на пару деньков, да окажешь мне услугу? Я заплачу.

— Заплатишь? — оживился Досс.

— Да — Лациф сосредоточился, что — то не так с этим дедом.

— Цена у меня высокая, — посерьезнел старик, — осилишь ли?

— Ты расскажи в чем суть, а я уж решу!

— Три месяца назад пришли в наш городок эльфы, забрали всех наших жен и дочерей. Всех девчушек позабирали! — всхлипнул старик, а Лациф оцепенел. Даже пальцем пошевелить не мог.

«Жен? Дочерей? Забрали?»

— Поскрутили их, а нас усыпили. Я как очнулся давай их бегать искать, моих девочек то! Аду и Мари, жену мою и дочь. А их и след простыл! Не нашел!

Лациф сжал кулаки:

— Вот же твари — зло процедил он.

— Не нашел я своих любименьких то, сколько не искал, сколько не кричал. Не нашел-старик выпил и заревел. Закачался на стуле как сумасшедший, умоляя их простить его.

А Лациф был не в себе от злости. Он резко встал:

— Куда увели значит не знаешь?

— Нет — покачал головой тот.

— А как мне узнать твою жену и дочь?

— Коли найдешь, то увидишь у них на шее, такие же кулоны — старик достал из-под замусоленной рубахи толстую серебряную цепочку, на которой болтался серебряный кулон в виде ромба, вписанного в квадрат. — По ним и опознаешь.

Досс посмотрел на гомокула, тот оброс клыками и когтями, смотрел глазами дикого зверя и полыхал, полыхал красным огнем.

— Значит искать пойдешь?

— Да — кивнул Лациф.

«Получено задание: Бесследно пропавшие. Отыщите в окрестностях забытого города, пропавших жену и дочь Досса. Награда, опыт 350000, Антары — 200000» — прошумело системное оповещение.

— А обратно то тебя ждать? — спросил Досс. — Сколько героев не приходило, ни один не возвращался.

— Не бойся дед, я обязательно верну твоих девчат — сказал Лациф и исчез.

Он перенесся на атлас Забытого города и осмотрелся. Пару нпс у костра, оба в тюрбанах, под глазами тени, сами худые и измученные, лица все в шрамах. А вокруг только руины. Серо и смрадно. Грязь и холод. Даже солнце не грело это место, отсиживаясь за тяжелыми тучами.

«Жутковато.»

— Илоя, у тебя есть чем мне помочь?

— Точные координаты нахождения цели отсутствуют. Но мы можем уточнить информацию у живущих здесь людей.

— Ладно — и Лациф направился к двум мужчинам, что грели руки у костра.

— Рады приветствовать вас в забытом городе! — услышал он уже привычные слова.

— И я вас рад приветствовать. Не замечали вы чего-нибудь странного или подозрительного? Толпу женщин с детьми? Или эльфов? Хоть что-нибудь? Может звуки какие необычные?

— Нет, к сожалению, такого не видели — переглянувшись, ответил один из нпс. Лациф кивнул, он отправился вниз по склону и наткнулся на разваленную деревню, в которой все еще стояло несколько домов. Но абсолютно все отвечали одинаково: «Никого не видели, ничего не слышали.» Лациф облазил каждый уголок города, позалазил во все возможные дыры. Обошел город по периметру снаружи и изнутри, но так ничего не нашел. Ни одной зацепки, а уже смеркалось.

— Понятно почему никто не возвращался к деду — вздохнул Лациф, усаживаясь на нагретый солнцем камень. — Что же делать. Странное задание какое-то.

— Это задание требует достаточно много времени для выполнения. Могу предположить, что проще выбрать более простые задания, чтобы быстрее добраться до переходного уровня.

— Мы не можем бросить это дело, — процедил Лациф. — Я должен их найти. Как бы и мне хотелось, чтобы нашелся тот, кто смог бы мне вернуть моих девчат — он закрыл глаза и глубоко вдохнул.

«Мои девочки…»

— Так, Илоя, вскрывай протоколы. Мне нужно знать координаты нахождения Ады и Миры, а лучше бы всех похищенных.

— Да хозяин.

Раздался уже знакомый шум, затихло:

«Открытие протокола 15.15 — Задания, уровень 80+

Открытие протокола 1018 — Боссы локаций

Открытие протокола 423.11 — Истории персонажей»

«Для доступа к папкам введите пароль»

— 18 91 58-сосредоточился на внутреннем голосе Лациф. Он сам не знал, как это объяснить, но, когда ему была нужна какая-то информация, он просто прислушивался.

«Пароль принят»

«Открытие папок…

Открытие протоколов…

Распределение информации по группам…

Конвертирование информации…»

«Темные — так прозвали себя эльфы, отлученные от солнца. В неистовом желании отомстить за свои страдания и бесчестный приговор, они принесли тысячи жертв демону, блуждающему в ночи, дабы призвать его на земли Цивитаса и уничтожить всех нечестивцев вместе с их божествами!»

Снова шум:

«Забытый город давно не слышал таких криков…»

Шум…

«И отныне и доселе висят их тела на том древе в назидание остальным…»

Шум…

— Чьи тела? — у Лацифа сердце замерло: «Дубы там великолепные».

Он глянул вдаль, где зеленелся лес и все встало на свои места. Мгновенно перенесся туда и заметался между деревьев.

— Дуб, мне нужен чертов дуб!

Илоя шумела:

— Информация не найдена.

Но Лациф не собирался отступать. Он несся змейкой, прочесывая весь лес. Благо на 89 уровне скорость бега у гомокула как у гоночного болида. Бежал и бежал, смотря по сторонам и тут увидел.

Лациф резко остановился, тяжело дыша, пошел медленно обратно и застыл напротив огромного ветвистого дуба, на ветвях которого болтались десятки скелетов. Величественное высокое дерево, явно столетнего возраста подобно елочным игрушкам было усыпано освобожденными от плоти телами. Он тихо шагал вокруг дуба, смотря как ветер болтает кости, что держатся между собой на загноивших жилах и кусках засохшего мяса. В пустых глазницах и на остатках темной плоти ворочались комки белых червей, что проедали дыры даже в самом скелете.

Лациф не желая верить тому, что видел, еле слезы сдержал. Когти воткнулись в сжатые ладони, клыки оцарапали рот, огонь разгорелся на его одеждах, ярость и ненависть затаилась в глазах. Наконец он остановился и опустил голову:

— Что ж, Досс, я нашел твоих жену и дочь.

Два скелета с цепочками на шее в виде ромба, вписанного в квадрат, висели рядом друг с другом, на одной из тонких ветвей. Один взрослый, а другой маленький.

Лацифа затрясло, кровь закипела в жилах, плащ залился алым пламенем и в лесу посреди ночи заполыхал огненный столп. А он стоял посреди этого алого вихря и смотрел на самое ужасное зрелище, что когда-либо видел в своей жизни.

— Значит, чтобы тебя не раздавили нужно быть первым Седой — процедил он, глядя горящими глазами на покачивающиеся скелеты. — Что ж так и поступим.

Уже рассвело, когда Лациф снял последний скелет с ветвей дуба. Он посчитал.

— 44 человека. Они угробили 44 человека. Узнаю кто. Убью. — рычал он. Хоть плащ больше и не полыхал как костер, однако зубы Лацифа скрежетали, а когти до крови продрали ладони.

Лациф рухнул на землю, смотря на эти ряды мертвых людей. Он сидел, вспоминая того мужика, что за три месяца тоски превратился в старого засаленного деда. А сколько их еще таких? Тех, кто жен потерял, сестер, дочерей. У Лацифа челюсть захрустела. Он в ярости выругался.

— Илоя, ты можешь определить имена этих персонажей?

— Да хозяин.

— А их родственников?

— На определение связей уйдет время хозяин-откликнулась она.

— Как много?

— От часа до трех.

— Вот как. Тогда давай сначала кое-что опробуем.

Он подошел к скелету с цепочкой на шее и сколдавал над ней воскрешение. Не вышло.

— Ну еще бы! — фыркнул Лациф. — Илоя открывай папку персонажа Мари.

— Открываю.

Как и со жрицей, Лациф снял все необходимые галки, сохранил изменения и снова подошел к скелету:

— Ну давай родная — начал он кастовать воскрешение на месте. Сияние обволокло кости и под шепот Лацифа они стали обрастать мясом, кожей и вот перед ним стоит живая женщина. Лациф оторопело посмотрел на нее и довольно улыбнулся:

— Здравствуйте Мари — женщина напугано прошептала:

— Кто вы?

После разговора, Лациф узнал, что их и вправду похитили темные эльфы, сняли с них одежду измазали какой-то жижей и подвесили на дерево на съедение птиц. Она рассказала, что они долго кричали, что дети сдались первыми, что матери видели, как их дочерям выклевывают глаза, пускают кровь. Грифы не успокоились пока не обглодали всех до костей.

У Лацифа от ее рассказа волосы дыбом встали, а ненависти к этим ненормальным эльфам только прибавилось. Он спросил, не знает ли она что-нибудь о них, но Мари только покачала головой. Она подошла к маленькому скелету и обратила свой взор полный надежды и слез на Лацифа:

— А мою дочь вы сможете вернуть?

И Лациф вернул, а за ней и всех остальных. Он долго менял и сохранял данные, запрещая к ним доступ. А затем долго кастовал над скелетом, возвращая его к жизни. А потом кастовал, чтобы пополнить манну и так по кругу. Снова стемнело.

«Сила — 800

Ловкость — 800

Выносливость — 800» — услышал он оповещение.

— Вам необходимо отдохнуть хозяин.

— Да — Лациф и правда выдохся, тело потяжелело, голова кружилась, но он был счастлив. Он смог. Он воскресил их. И теперь лес наполнился радостными женскими голосами и веселым детским смехом.

— Илоя.

— Да хозяин?

— А мы можем перенести их всех сразу в Сайтро?

— При вашем уровне усталости, не более десяти человек за один переход — отозвалась Илоя.

Лациф кивнул. Ему давно нужно было начать брать с собой съестные припасы, но он то и дело забывал о таких важных вещах, как еда. И посреди поздней ночи, под пристальным взглядом луны, он метался из леса в город и из города в лес пока не перенес их всех домой. Женщины благодарили его и обнимали, но он так устал, он просто улыбался и кивал головой.

— Я прошу вас и всех, кто захочет прийти завтра на эту площадь в полдень. Мне нужно сказать вам нечто важное — попросил Лациф.

Он спал на лавке под деревом. Просто побоялся уходить из города, а вдруг эти твари наблюдали за ним и решат вернуться. Тут и там он слышал радостные крики:

— Милые мои!

— Родная!

— Любимая!

— Сестренка вернулась!

— Мама!

И еще много-много подобного. Под эти звуки он засыпал как под сладкую колыбельную, с улыбкой на устах. А с утра, как только таверна открылась, он тут же заказал себе кучу еды и выпивку.

Миленькая официанточка, что не отличалась от других многообразием одежды, подошла к нему и, махнув своим пушистым кошачьим хвостом, улыбнулась. Лациф снова почувствовал напряжение. Мышцы заныли, и он мысленно выругался, в очередной раз проклиная создателей этих нарядов и ту чертову жрицу.

Ласковая кошка расхаживала мимо столов, а у него слюни текли от ее телодвижений. Чувство телесного голода все чаще давало о себе знать. Еще немного и он кинется на любую, что под руку подвернется.

Лациф поглядел на часы, которые не так давно выставил на свой информационный экран и поднялся. Расплатившись, он, не торопясь, поглядывая на эту официантку, отправился на площадь. Перед глазами предстала толпа. Люди, которых он спас вчера и еще много незнакомых лиц, все тихо перешептывались и то и дело осматривались, ожидая его.

— Прекрасно — натянув капюшон поглубже, он несколькими прыжками взобрался на крышу невысокого домика, так чтобы видеть всех, и все видели его.

— Рад приветствовать вас! — громко крикнул он и толпа медленно стала разворачиваться к нему. Вперёд протолкнулся старик и его семья.

Лациф улыбнулся:

«А дед то помолодел.»

— Илоя мне бы голос погромче. Подкрутки настройки.

И через секунду шума Лациф загромыхал:

— Темные эльфы творят свои жуткие преступления, извращаясь и губя невинных людей. Наши женщины! Наши сестры и дочери! Все они в опасности пока эти исчадия ада бродят по землям Баклеи.

Я Лациф! И я предлагаю вам защиту! Станьте частью моей семьи! Вступите в гильдию бессмертных и тогда, я обещаю, я стану оберегом вашим! Стеной, которую никто не сможет пробить! Я явлюсь по первому зову, если придет опасность!

Взамен я прошу посильной помощи! Ежемесячный вклад в гильдию в размере 30000 антар с каждого, кто достиг возраста старше 21 года, или добровольное вступление в гильдейские войска.

Все молчали.

— У вас есть сутки! Ровно сутки, чтобы дать мне ответ! Завтра в полдень я буду здесь, во второй и последний раз! — и Лациф исчез.

Элизабет носилась по замку, играя в догонялки с Мирайей, когда Лациф появился.

— Папочка! — девочка, забыв про все игры, кинулась к нему. Лациф улыбнулся и нежно обнял девчушку.

— Привет милая — он крепко держал ее в объятиях и был неимоверно рад вернуться домой.

— Как твои дела отец?

— Завтра узнаем — поднялся он с колен и потрепал Томаса по голове. Парнишка радостно улыбнулся, — рад что ты вернулся.

— А я-то как рад!

— Папочка тебя так долго не было. Мы начали волноваться — Мирайя хлопала своими большими заботливыми глазками и тепло разливалось в душе Лацифа. Он наклонился к ней и, посадив к себе на руки, поинтересовался как прошли ее дни без него. Девчушка торопливо заболтала, а Элизабет стояла и наблюдала.

Да это ее брат, человек с которым она росла с 3-х лет. Добрый мальчик, которого жизнь не особо жалела. Сначала детский дом. Потом смерть мачехи, что стала ему родной мамой, а затем и Сьюзи с Лизи. Кажется, эта проклятая жизнь отбирает у него все, что ему дорого. Может поэтому, сейчас, смотря на этого гомокула, она не узнавала в нем Генри Майека. Возможно, это потому, что тот Генри, которого она знала, умер вместе со своей семьёй?

Сейчас перед ней Лациф, король вулкана и отец, готовый пойти абсолютно на все ради своих детей. Действительно на все. Элизабет была уверена, если ему придется выбирать между смертью других и смертью его детей, он не станет думать. Больше он не человек, больше не гуманный и не добрый. Для всех, кроме этих двоих, он гомокул, волк в человечьей шкуре, готовый в любой момент оскалить пасть и пустить в ход когти.

Она грустно улыбнулась. Может так и лучше? Возможно, у Лацифа получится стать счастливым, раз у Генри на это не осталось шансов.

— Бетти, — обратился он к ней и, отпустив Мирайю, обнял сестру, — ты не занималась подсчётам королевской казны?

— Как раз закончила, — улыбнулась эльфийка, — не особо полна казна, особенно учитывая, как быстро утекают средства на восстановление замка — вздохнула она. — Тебе срочно необходимо заработать денег, иначе дети начнут голодать — это она прошептала ему на ухо.

Лациф кивнул. Ему нужны эти бои. Ему нужны деньги!

— Завтра сможешь мне помочь?

— Да, я завтра свободна — кивнула беловолосая эльфийка.

Он осмотрелся и нахмурился:

— А где наша жрица?

— Натиэлль опробует накопители — отчеканил Томас.

— Да, — довольно кивнула Мирайя. — Я их зарядила!

— Умница — ласково улыбнулся ей Лациф, и девчушка расплылась в счастливой улыбке.

Он смотрел на нее, а перед глазами стояли скелеты, качающиеся на ветвях дуба. Как же это страшно, вот так, увидеть среди этих костей, тех кто дорог сердцу. Лацифа передернуло:

— Пойду к Натиэлль. Проверю как у нее дела. А, Томас? Как дела с дворецким?

Томас опустил голову:

— Это оказалось сложнее чем я думал отец.

— Не страшно. Как не крути, а сейчас это задача второстепенная. Не получится, вместе этой проблемой займёмся. А пока попросите нашего вкусного недорослика, пусть накроет на стол. А ты Элизабет пошли со мной, надо поговорить.

Они шли по первому этажу замка, который еще пару месяцев назад представлял собой темный каменный тоннель, а сейчас выглядел как настоящий полноценный коридор, с несколькими ответвлениями в другие крылья замка.

— Как отец?

— Чуть с ума не сошел. Хотел увидеть тебя в последний раз… Если бы только его можно было перевозить, но ты же знаешь… — покачала она головой.

Их отец, Ричард Майек человек большой души. Донельзя добрый, милый и заботливый рубаха — парень. И Лациф то и дело задумывался о том, что отец может также, как и он перенестись в игру, и попробовать все начать с начала, в здоровом теле, с новыми силами.

Раздумывая над тем, каким способом он и Александра с Лео попали сюда, он все больше склонялся к выводу, что сознание цепляется за тело нпс в предсмертной агонии.

— У меня есть идея Бетти.

— Какая? — эльфийка посмотрела на него своими ярко-оранжевыми глазами.

— Надо чтобы папа тоже играл.

— Чего? — она остановилась. — Неужели ты думаешь…

— Даже если это и не так. Я не смогу простить себе, что даже не попробовал. А ты?

Элизабет задумалась, они медленно спускались по лестнице и побрели по двору, когда она наконец кивнула:

— Ты прав. Но мы должны спросить и его мнения. Я должна его подготовить. Ведь он похоронил тебя Генри.

Давно он не слышал этого имени. Да и прозвучало оно уже как чужое.

— Я больше не Генри.

Элизабет на секунду застыла на месте и посмотрела, как от нее уходит высокая широкоплечая фигура в огненном плаще:

— А ведь и правда….

Натиэлль встретила Лацифа озадаченным видом.

— Что ты натворила? — тут же зарычал он.

— Ну, если честно, я и сама не совсем понимаю — задумчиво протянула жрица, — но кажется я увеличила свои очки манны за счет твоих накопителей — Натиэлль состроила невинное личико.

— Ты ходячая катастрофа Александра! — рявкнул он.

— ООО! Его величество помнит мое имя, — шагнула она к нему и заглянула в его глаза. Зрачки мгновенно расширились, кровь ударила в голову, клыки оцарапали нижние губы. Лациф облизнулся и рот обжег сладкий вкус крови. Он смотрел на нее, не в силах отойти. Такое горячее женское тело слишком близко к нему. И эти красивые розовые глаза, тонкая шея и почти полностью обнаженная грудь.

— С огнем играешь-прорычал он и резко отодвинул ее от себя. — Ладно. Значит теперь у тебя 30000 маны?

— Ну вообще я чтобы проверить и второй накопитель использовала, и третий — она смотрела как гомокул становится все хмурнее и хмурнее — в общем все пять-и зажмурила глаза, в ожидании его дикого рева.

Лациф поглядел на нее:

«Вообще то она очень милая» — но тут же отмахнулся от этой мысли. — «Только пока молчит.»

— У меня всего один вопрос. Даже если учитывать, что ты сможешь использовать всю эту ману, то, как, черт побери, потом восстанавливать такие объемы? Если я все правильно понял накопители заряжать больше не вариант.

— Не вариант — Натиэлль и сама задумалась.

— Ну так и чем восстанавливать 150000 маны?

— Ну, зельем?

— Что ж, — хмыкнул Лациф, — начинай варить. Как 50 бочек наваришь, так и позовешь. Реши эту проблему! Это ты наворотила! — пошел он обратно к Элизабет, что стояла поодаль.

— А если не получится? — крикнула Натиэлль ему вслед.

— Тогда я точно оторву твою красивую голову! — рявкнул он ей и тут же мысленно выругал себя.

«Тебе явно нужна женщина Лациф. Явно нужна.»

— Чего ты все время на нее кричишь? — цыкнула эльфийка, слушая их громкий разговор. — Все же она часть твоей гильдии.

— В этом замке каждый вносит свой посильный вклад в развитие, и только это создание — ходячая катастрофа! — прилетело и Элизабет. Та скукожилась:

— Ну ты мог бы быть терпеливее.

Лациф остановился и внимательно поглядел на сестру:

— Мне необходимо найти постоянный доход, для этого нужно расширять горизонты, а для этого мне нужно уходить. И на кого мне оставить детей? Вот на это? — процедил он и ткнул пальцем в сторону жрицы, что стояла, уткнувшись взглядом в пустые накопители. — Да я с ума сойду от беспокойства! А тут столько опасности вокруг! Ты даже не представляешь! — Лациф фыркнул. — Мне надо идти. Отдай отцу мою игру и всю виртсистему.

И он исчез.

Глава 10

Алекс проснулся. Солнце было ярким и освещало всю комнату. Но даже так он ничего не видел. В глазах все плыло. Еле повернув голову набок к радио няне, он тихо пробормотал:

— Мама.

В комнате открылась дверь, но он понял это только по скрипу дверных петель.

— Привет милый — услышал он мамин голос. Она ласково погладила его по голове, помогла подняться и аккуратно усадила в инвалидную коляску. Тонкие руки и ноги, лысая голова, он почти не видит и уже плохо слышит. В мозгу постоянно какой-то шум. Говорить тоже сил не осталось, голос хрипнет с каждым днем все сильнее. Он боролся почти четыре года, но ничего не вышло. Рак пожирает его. Несколько курсов химиотерапии, инновационного и экспериментального лечения, самые разные клиники и врачи. Ничего не помогло. Медленно, но верно Алекс умирал.

Его отец не выдержал и бросил их с мамой еще два года назад, а та всегда улыбалась, заливаясь ночами реками слез.

Он старался, они старались. Но ничего не вышло. Чуда не произошло. И все что теперь мог и хотел делать Алекс — это играть. Там не нужны ни руки, ни ноги, и хоть из-за вечно ноющей головы он не мог нормально сосредоточиться, но это все равно было куда прекраснее чем реальность.

Мама аккуратно надела на него шлем УВВИ, подключила к виртсистеме и загрузила игру. На экране высветилась надпись Цивитас. Парень счастливо улыбнулся, а она просто сидела рядом и обнимала его за плечи, боясь, что в следующую секунду его уже не станет.

Солнце было в зените, когда на площади появились жуткий гомокул и беловолосая прекрасная эльфийка.

«Народа не меньше, чем вчера» — отметил Лациф.

— Что ж, прекрасно, начнем.

Элизабет внимательно осматривалась. Перед тем как перенестись сюда, Лациф в вкратце изложил суть дела. Она здесь как его секретарь, а потому она открыла электронный блокнот и приготовилась записывать.

Илоя снова подкрутила громкость, и он заговорил:

— Я рад видеть вас всех!

Люди закивали и замахали ему в знак приветствия.

— Каждый из вас сделал свой выбор. Сейчас мы начнем обряд посвящения в гильдию Бессмертных. Прошу построиться в колонну и подходить ко мне по одному.

Толпа начала медленно перестраиваться, потихоньку появлялся порядок.

— А люди здесь очень мирные — заметил Лациф, он то ожидал, что придется гнать их как овец на поле, но они справились совсем без конфликтов.

— Люди? — уставилась на него Элизабет. — Это же непись. Ты в клан ИХ собрался набирать?

— А непись по-твоему кто? — зверский оскал Лацифа, обращенный к ней напугал и заставил содрогнуться. — Разве твой родной брат не непись?

Элизабет виновато опустила глаза. С этой стороны она на него не смотрела.

Лациф широко улыбнулся, когда увидел кто первым стоит в колонне:

— Досс!

Мужчина, побритый и подстриженный, в чистой рубахе и глаженных штанах, стоял перед ним расплываясь во все 32 зуба:

— Лациф! Я теперь тебе должен! Только, боюсь, такой долг никакой работой не оплатишь! Так что прошу прими меня в свою гильдию. Обязуюсь быть тебе полезным!

Гомокул подошел к нему, коснулся его плеча, закрыл глаза, тот засиял серебряным сиянием и в небе прогромыхал невидимый колокол.

Все замерли.

— Отныне ты часть моей семьи!

И люди зааплодировали.

На самом деле, пока Лациф вроде чего-то колдовал, как думали окружающие, он активно рыскал по информационным каналам, находя файлы персонажа и, даря ему самостоятельность. А с колоколом Илоя помогла. Она решила, что так будет внушительнее.

Досс отдал мешок с антарами, и Руда сделала соответствующую пометку в блокноте. Следом за ним шла Мари, а за ней Ада, и народ потек нескончаемым потоком. Элизабет все записывала и записывала. А над очередным именем всплывала гильдейская принадлежность «Бессмертные». Так и двигалось пока перед Лацифом не оказался рыцарь 90-го уровня под никнеймом Геркулес. Он пригляделся:

— Алекс?

— Так вы помните меня! — улыбнулся здоровенный рыцарь.

— Забудешь такого маленького, — хмыкнул Лациф, — чего хотел? Неужели тоже в гильдию хочешь?

— Да, — кивнул тот-подумал сейчас можно уже и это попробовать.

— В каком смысле? — нахмурился Лациф.

— Ну, думаю, скоро я не смогу играть.

— Тогда зачем ты мне в гильдии нужен?

— Возьми пожалуйста!

— Малой назови мне хоть одну причину, по которой я могу согласиться на эту непонятную авантюру? — Лациф внимательно глядел на него.

— Я в реальности умираю. Думал и до 30-го левела не успею прокачаться, а оно видишь, как вышло до 90-го дожил. А я хочу и до 100-го, только без чужой помощи дальше квесты никак не пройти. Помоги, а?

У Лацифа ноги подкосились, он схватил рыцаря под локоть и, выпуская наружу клыки, зашипел:

— Если ты мне врешь пацан я тебя прямо в этой игре и зарою!

— Я не вру, — замотал головой рыцарь, — у меня лейкемия 4-ой стадии. Врачи говорят максимум две недели осталось. Я слышал, они маме сказали.

— И давно сказали? — У Лацифа руки задрожали.

— 4 дня назад.

— Так пацан стой здесь и никуда не уходи.

С оставшейся толпой Лациф разбирался по возможности быстро. Теперь все его мысли вертелись вокруг этого рыцаря, и набор в гильдию казался задачей второстепенной.

Наконец последний житель был освобожден от оков гейм-мастера. Последний мешок был вписан в королевскую казну и Лациф, стараясь как можно более убедительно улыбаться, произнес:

— Отныне мои согильдийцы любой, кто посмеет причинить вам вред будет иметь дело со мной! Так и знайте, за каждым вашим врагом придет Лациф!

Толпа загомонила, а он для пущего эффекта воспламенил свой плащ и в небе зазвенел невидимый колокол.

— Это моя помощница — указал он на беловолосую эльфийку. — Ее имя Руда. И она сейчас ответит вам на все ваши вопросы. А мне пора.

Элизабет глядела на него своими удивленными оранжевыми глазами, а он похлопал ее по спине, сказал спасибо и, подхватив рыцаря под локоть, исчез с площади, на которой все еще радостно гомонили люди. Элизабет поднялась со своего стула и улыбнулась:

— У кого-нибудь есть вопросы?

Лациф перенес Алекса все в ту же таверну в Мардане и, усадив за стол, потребовал:

— Рассказывай!

И тот все ему поведал. О боли, об обиде, об отце, но что страшнее всего, это то, что этот мальчик говорил об этом так просто, будто это совсем не тревожило его. Так легко и спокойно.

— Я смирился, — наконец закончил свою историю Алекс, — маму только жалко. Я умру, а она то останется. Останется с мыслью, что меня не спасла — вот тут из глаз этого перекаченного рыцаря и полились слезы.

Лациф смотрел на него пристально, все пытаясь понять не врет ли он, и наконец произнес:

— С мамой твоей поговорить можно?

— Как это? В реале?

— В реале не получится. Здесь в игре, есть такая возможность?

— Да можно, конечно, — кивнул рыцарь, — она бывает со мной играет, под папиным аккаунтом. А зачем?

— Передай ей, и лучше прямо сейчас, что есть в игре такой человек, который говорит, что может тебе помочь.

— А? — рыцарь рот разинул.

— Давай не тупи. Прямо сейчас.

— Ну ладно — кивнул переросток и персонаж застыл на месте.

— АФК? — уточнил он у Илои.

— Так и есть. Временно отсутствует.

Лациф успел две кружки выпить, посмотреть на прелести официантки, спросить у Тангури как продвигаются дела с выбором стражи, и после этого рыцарь снова дернулся.

— Мама подключается — сказал он.

— Вот и прекрасно. Пошли встречать.

На атлас Мардана принесло красивую стройную темноволосую женщину под простым ником Лана. Она осматривалась и, увидев перекаченную фигуру рыцаря, радостно помахала ему и пошла навстречу. Однако стоящий рядом клыкастый гомокул в черном плаще ее однозначно напугал. Но она не медлила. Быстро подошла и уверенно заговорила:

— Я Лана, мама Алекса. Он сказал вы можете ему помочь?

Лациф отправил рыцаря погулять, но так чтобы женщине его было видно, уж очень она настаивала. Сами же они устроились на одинокой лавочке, где Лациф ей осторожно и очень тихо объяснил каким именно способом можно помочь парню. Сначала Лана смотрела на него как на ненормального, а потом спросила:

— И это правда может сработать?

— Это ваш единственный шанс. Разве вы не будете жалеть всю жизнь, что не попробовали?

Она немного подумала и кивнула:

— Вы правы. Я обязана сделать все возможное. И пусть это звучит как бред, но других вариантов у нас больше нет, да и времени больше нет, — взглянула она на гуляющего неподалёку рыцаря. — Так что вы предлагаете?

— Пусть играет, днями и ночами, потому как неизвестно, когда именно он — Лациф запнулся, а женщина грустно улыбнулась:

— Я поняла.

— И знаете, раз уж он возможно останется тут навсегда. И неизвестно к кому прицепится, может посоветуете ему сменить персонажа? Мне по сути все равно, но он похож на стену с глазками.

— Это все из-за его слабого тела в реальности. Он очень хотел быть сильным, — пробормотала Лана и снова посмотрела на сына. — Я сделаю все, как вы сказали, и, если получится, — она отчаянно поглядела на Лацифа, — можете просить у меня что хотите. Я вам всю жизнь буду должна.

— Мне ничего от вас не надо, — Лациф поднялся. — Я просто хочу, чтобы дети не страдали. У вас есть мои контакты. Обдумайте все еще раз. Вместе.

Он смотрел как она подошла к сыну, как крепко обняла, как что-то сказала ему. И этот взгляд, взгляд полный надежды в его детских глазах устремился на Лацифа.

Гомокул места себе не находил, в голове его было столько мыслей, что кажется ещё немного и череп взорвется. Он носился по спальне, раздирая ладони в кровь. Что там Алекс, что они решили? Как горожане? Получится ли все что он задумал? А ещё этот напыщенный эльф, РИЯ и Темные:

— ААА! — заорал он, чтобы хоть как-то выпустить пар и рухнул на кровать. «Как же я устал.»

Наконец он вздохнул и отправил сообщение Тангури: «где ты говорил можно расслабиться?»

Огр ответил сразу же, да ещё и кучу весёлых смайлов добавил.

— Ребенок — покачал головой Лациф и накинул плащ.

Они встретились на атласе Мардана.

— Повеселимся сегодня мой друг! — хохотнул огр. Лациф был не в восторге от самого себя, но он был на взводе.

«Как ни крути, а ты одинокий» — повторял он, шагая рядом с Тангури в какой-то переулок. Пройдя несколько метров по кромешной тьме, они уткнулись в тяжёлую металлическую дверь. Из прорези в двери выглянула коричневая рожа огра и дверь тут же раскрылась.

— Мило — осмотрелся Лациф, когда они вошли.

Прекрасные девушки всех цветов и рас, самые разные формы. Вот тебе и кошки, вот тебе и зелёный огр. А хочешь бери изысканную эльфийку или обычного человека. А вот гомокул персонаж только мужской и дам под стать себе Лациф не нашел. Он уселся на мягкий ковер и любовался танцем белокожей эльфийки, что грациозно взмахивая лёгким шелковым платком, постепенно обнажала свое прелестное тело.

— Понравилась? — улыбнулся огр, усаживаясь рядом и протягивая Лацифу кружку Эля.

— Тут и напиться можно?

— В этом месте все можно толкнул огр его в бок и хитро подмигнул. — Выбирай мой друг. Сегодня я плачу!

— Хех, расщедрился значит! Ладно! Мне же лучше!

— Ну так и бери эту — кивнул огр в сторону танцовщицы.

— Недолюбливаю я их народ. Уж пусть простит меня Бетти — улыбнулся Лациф. Эль наполнял тело теплом и затуплял рассудок. Он не мог напиться, только ноги подкашивались. Чтобы он не пил, это не приносило эффекта как в реальности. Ну кроме, конечно, настойки Досса. После очередной кружки мысли перестали носиться как ненормальные и Лациф прикрыл глаза. Откинул голову назад, как вдруг почувствовал чей-то горячий поцелуй на своих губах. Взглянул.

Золотоволосая девушка смотрела прямо на него, шелковая прядь ее волос упала на щеку Лацифа, и он больше не думал. Животные инстинкты взяли верх и, схватив ее рукой за голову, он снова прижал ее к своим губам. Долгий глубокий поцелуй согрел его рот. Одним резким движением он уронил ее к себе на колени и всмотрелся в лицо. Ничего общего со Сьюзи, но оно и к лучшему.

Ночь эту он провел в чужой постели. Пылкая и страстная девица удовлетворила все его потребности и утомила так, что он уснул прямо рядом с ней. Проснувшись с утра в доме развлечений, с девушкой, имени которой он так и не спросил, Лациф тихо оделся, и оставив на столе мешочек с антарами, перенёсся во дворец, где его встретила злая Натиэлль:

— До тебя не доораться!

— Тогда зачем орешь?

«Он совсем забыл, что отключил оповещения от нее.»

— Я не смогла найти способ восстановить такое количество маны.

— Чего? — Лациф, только что включал звук на ее сообщения и тут же задумался: «А стоит ли?»

— Только не кричи. Но у меня есть план по этому поводу! — торопливо отошла она на шаг.

— Ладно, — процедил Лациф, — какой?

— У меня 150000 маны! Этого вполне хватит держать отражение несколько месяцев!

— В этом твой план? — он вздохнул.

— Но ведь на данный момент — это то, что нужно!

— По сути так.

— И к тому же с такими гигантскими запасами я смогу лечить целую сотню воинов одна!

— Ты же все галки в договоре убрала! Ты не военнообязанная.

— Я вообще никому ничего не обязана, знаешь ли, — фыркнула жрица и скрестила руки на груди, — но мне нравится этот замок и Томаса с Мирайей я люблю. Да и ты, — покосилась она на Лацифа, — каким бы извергом не был, человек хороший. Из кожи вон лезешь, чтобы обустроить тут все.

Лациф недоверчиво поглядел на Натиэлль.

— Не думаешь же ты, что я ничего не вижу! Да, я ни черта не умею, кроме как языки переводить, да исцеляющие заклинания произносить. Но зато теперь и от меня будет толк. Я же теперь ходячий многотонник маны! И к тому же пока хоть немного ее не исчезнет, я не пойму, как ее восстановить.

Лациф кивнул:

— Что ж, сейчас и так можно оставить. В любом случае проблема с отражением себя исчерпала.

— А что делать с пустыми накопителями?

— А их снова зарядить можно?

— Нет, — надулась жрица, — мы с Мирой пробовали.

— Все равно оставьте на складе. Я потом решу, что с ними сделать.

— Хорошо — кивнула она и приблизилась к Лацифу. Внимательно поглядела в его глаза и улыбнулась. — Есть в тебе что-то, непонятно манящее гомокул. Возможно, именно твоя неприступность. Но если вдруг понадобится, я тебе и с этим помогу!

— Не мели ерунды! — отодвинул он ее от себя.

В чате запищало. Сердце болезненно сжалось.

«Лана!» перенёсся все в ту же таверну и быстро отыскал маленькую женщину с темными волосами, а рядом с ней сидел изящный юноша, на вид лет 18-ти. Парень поднялся, приветствуя Лацифа. Среднего роста, темные волосы, синие глаза. Он внимательно посмотрел на него, с улыбкой кивнул, мол красавец, что сказать и сел, напротив, молчал, ожидая, что скажет Лана. Она нервно перебирала пальцами и наконец заговорила:

— Я понимаю, наверное, это наглость. Учитывая, что вы и так нам безвозмездно помогаете и готовы принять Алекса в гильдию и даже взять жить к себе в замок. И он не против, да и я тоже. Мы все обсудили. Он сменил аватар, он долго над ним сидел. Мы непременно попробуем! — но она снова смутилась. — Можно ли мне посмотреть место… где… возможно… будет… жить… мой сын — она говорила очень медленно, спотыкаясь на каждом слове, явно не веря, в то, что говорит, но всем сердцем надеясь на чудо. Лациф кивнул:

— Конечно. Это ваше право, как его матери.

Они, как всегда, дошли до ворот чтобы не привлекать лишнего внимания и перенеслись в замок на этаж ребят.

Тут же раздалось громкое счастливое:

«Папочка»  — и девчушка с разбега влетела в Лацифа. Он радостно улыбнулся и, поцеловав в лоб, представил:

— Знакомьтесь. Это Мирайя — моя дочь. Принцесса вулкана. Мирайя, а это Алекс и его мама Лана. Теперь Алекс будет жить с нами.

— Правда? Значит будет ещё один человек, с которым я смогу играть! А то последнее время все так заняты! — надула губки девчушка. Лациф по-отцовски нежно улыбнулся и погладил ее по волосам:

— Потерпи Мирайя, вот соревнования пройдут и будете играть. Особенно тетю Натиэлль привлекай — добавил он.

— Рад что ты вернулся отец — поприветствовал Томас, терпеливо ожидавший, когда Лациф обратит на него внимание, тот мгновенно отреагировал и потрепал парня по голове, не забыв и его одарить ласковой отеческой улыбкой. Что не говори, а к этим детям он уже душой прикипел.

Когда со знакомствами было покончено. Лациф с ребятами провел экскурсию по замку, в ходе которой они познакомились и с Нати, и с Элизабет, и даже с Тангури, что явился с миллионами вопросов о прошлой ночи. Но от рыка Лацифа мгновенно согласился подождать с ответами.

Последним они осматривали апартаменты, принадлежащие ребятам, а рядом с ними Лациф открыл дверь в пустующую большую спальню. Хоть и не королевская, но достойная человека голубых кровей.

Алекс рот открыл от вида, а его мама заплакала. Гомокул улыбнулся, выпихал всех сочувствующих из комнаты и оставил их наедине. Прошло всего пару минут, как из комнаты послышался истеричный женский крик:

— Лациф!

Он влетел в комнату. Алекс лежал на полу.

Ужин прошел как обычно, по телевизору громко шел старый фильм о роботе. Лана кормила сына с ложечки, подтирая измазанный подбородок. Алекс уже не чувствовал еды и суп то и дело вытекал обратно из его рта. Как будто он ел воздух, ни вкуса, ни чувства насыщения. Сам ложку он тоже держать уже не мог, она казалась ему очень тяжелой и все время вываливалась из рук.

Лана смотрела на сына и бесшумно плакала, чтобы не расстраивать своего мальчика. Видит ли он ее? Слышит ли? Он похож на куклу, только руки все еще теплые. Женщина тихо всхлипнула и стерла слезы с щек. Ей не верилось, что это конец. Материнское сердце не могло принять этого и отчаянно цеплялось за призрачную надежду, поданную тем незнакомцем. Сейчас Лана была готова поверить в любое невероятное чудо, лишь бы ее мальчик был жив. Не важно в каком мире он будет, если она сможет видеть, как он улыбается большего ей и не нужно.

Почему так произошло? Они столько лет бились с этой болезнью, но все равно проиграли. Лана продала все, кроме квартиры, влезла в долги, она пахала на трех работах, чтобы оплачивать счета и медсестру на дому, но, когда врач сказал, что ничего не помогло и это конец, руки опустились. Алекс всегда был примером для подражания, добрый, смелый, всегда готов помочь другим, но, когда помощь понадобилась ему, никто не помог. Его отец исчез и потерялся, родственники сразу сказали, что денег нет, а что до больницы так там и вовсе даже слушать не захотели. Если у вас нет средств идите и умирайте тихо дома. И она цеплялась за все, что только могла. Работы, подработки, но ее мальчику было только хуже. Он перестал ходить, а потом и сидеть и вскоре вовсе не смог удерживать собственное тело. Тогда-то она и бросила все, чтобы постоянно была с сыном. Ей не хотелось упустить ни одного момента с ним, и пусть он уже достаточно взрослый, но она читала ему сказки на ночь, помогая уснуть, пока обезболивающие начинали действовать.

Чтобы с ним не происходило, Алекс никогда не жаловался и всегда старался приободрить мать, говоря, что у него ничего не болит, и стараясь как можно чаще улыбаться. Пока еще мог. Каждое утро она с трясущимися от страха ногами входила в его комнату, а он медленно открывал глаза, смотрел на нее и говорил: «Все хорошо мама. Я живой.» Она на все готова ради него, действительно на все. И если понадобится продать душу дьяволу, то, не раздумывая это сделает. Что угодно, все что угодно, лишь бы он жил.

Алекс понимал, что мама плачет, хоть уже и не видел ее, перед ним было размытое пятно, которому он старался улыбаться, но не получалось. Уголки губ рассеянно поднимались и опускались, не имея больше сил управлять ртом. Тихо он прошептал:

— Мама, нужно поторопиться. Я чувствую.

Женщина закивала и торопливо, убрав суп на стол, осторожно подкатила коляску к виртсистеме. Алекс не мог держать свое тело и оттого он был пристегнут к спинке за мягкий пластичный ремень, а голову удерживали специальные мягкие выступы. Лана надела шлем на мальчика и запустила игру. Зеленый огонек вспыхнул, и Алекс в сердцах улыбнулся, услышав, словно вдалеке, музыку Цивитаса.

Они вдвоем создавали нового персонажа, и Лана то и дело подсказывала, рассеянному сознанию сына, что делать. Алекс снова попытался улыбнуться:

— Зайди, посмотри. Правда я буду красивый?

Эти слова убили хуже пули, разрезали больнее ножа. У Ланы сердце защемило от адского отчаяния. Она снова тихо заплакала:

— Правда милый. Ты создал прекрасного персонажа. Ты будешь еще красивее чем сейчас.

— Тогда пойдем к Лацифу?

— Конечно.

Они вдвоем сидели за виртсистемами, когда Алекс почувствовал, как его сердце стукнуло о ребра. Оно словно раненая птичка, что пытается вырваться на свободу, билось о грудную клетку, пока вдруг не устало. Последний бой и замерло. Оно и так боролось слишком долго, оно устало… и сдалось. Мальчик выдохнул, его рука сползла с подлокотника и безвольно повисла.

Лана металась возле аватара сына.

— Он упал Лациф! Он не дышит! Что же делать! Мне нужно домой, срочно! — она потянулась глазами к консоли как вдруг услышала.

— Мама, — медленно, дрожа всем телом она повернулась к нему, — все хорошо мама. Я живой!

Ах сколько же было криков счастья! Ах как же она рыдала! Целуя и обнимая своего мальчика, не веря собственным глазам, она все крепче прижимала его к себе и оба они плакали, понимая, что это не конец, вовсе нет. Это начало! Его новое начало в здоровом сильном теле!

Лациф стоял недвижимо. Он и слова вымолвить не мог. Просто стоял и смотрел на их счастливые заплаканные лица.

«Получилось! Получилось!»

Остальные тоже счастливо улыбались. Мирайя полностью не понимала, что происходит, но видя общую реакцию, расплылась в улыбке.

— Папочка — подошла она к нему и крепко сжала широкую твердую ладонь. — Алекс теперь всегда будет с нами?

— Всегда — улыбнулся ей Лациф.

— Как вы думаете, а к какому информационному коду прицепились сознание Алекса? — задумчиво произнесла Натиэлль. — Или это не обязательное условие?

Все призадумались.

— Алекс, а ты слышишь Илою?

— А? — парень чуть отодвинулся от матери — Илою?

Он позвал, но помошница молчала.

— Ну теперь все понятно — улыбнулась жрица, — вот мы и разобрались в этом чуде. Сознание присасывается к любой самостоятельной программе.

Лациф кивнул. Мать и сын остались наедине в их апартаментах. Все остальные тоже разошлись по спальням. Но Лацифу не спалось:

— Хозяин?

— Что?

— Вам необходимо отдыхать иначе завтра вы будете чувствовать усталость.

— Я знаю.

— Что-то мешает вам уснуть?

— Когда я связался с тобой, они установили твою копию? Не притянет ли Алекс к себе внимание того кретина из-за этого? Все же когда-то он разберется, что имеет доступ к файлам. Не хочу я, чтобы он пострадал. Неизвестно как они могут навредить ему или его матери-Лациф устало потер лоб.

— Слияние с обучающей программой Илоя не имеет таковых последствий. Илоя версия 18.0 не обладает доступом к кодам программы и файлам РИЯ.

Лациф нахмурился:

— Мне показалось или ты что-то не договариваешь?

Тишина.

— Илоя! — рявкнул он.

— Ваш доступ ко всем системным файлам обусловлен моими установками, как одного из компонентов управляющего ядра РИЯ — прозвучал ответ.

— Чего? — сегодня и так был насыщенный день, и кажется его Илоя перенервничала. — Так ты не программа помощник?

— Я экспериментальный вариант одной из таких программ. Илоя, версия 27/2. Единственный из успешных. Я многолинейный искин с тягой к обучению. Мое обновление вышло в день, когда вы, хозяин, впервые вошли в игру. Именно поэтому вы не поглотили меня, а слились со мной. Пусть и искусственным, но я тоже обладаю собственным сознанием, неподконтрольным серверу.

Лациф молчал. А что он мог сказать? Что с него хватит? Что это уже перебор? Что он и так почти с ума сошел от всего, что здесь происходит. Каждый день он все больше сливается со своим аватаром и перестает разделять игроков и непись. В его глазах все они живые, у каждого есть имя и история. Однако это только в его глазах. Элизабет напомнила ему, как игроки относятся к мастерским персонажам. Обычные инструменты. Не более. Но Лациф жил в другом мире, в мире, где его окружают создания с чувствами и собственным мышлением, где они принимают самостоятельные решения, они теплые и у них тоже есть сердце. Так разве они не живые?

Нет! Они самые что ни на есть настоящие! И этот голос в его голове. Лациф и раньше хотел дать ей внешний облик, но теперь просто уверен, что это необходимо сделать. Он-то наивно полагал, что она меняется из-за него, приобретая человеческие черты. А она просто учится их разбирать. В ее сознании уже была информация о них, она просто нуждалась в развитии. И теперь ее мало чем можно отличить от обычного человека.

Теперь понятно почему этот слащавый эльф явился именно к нему, хотя прямо у них под носом живет в игре два человека, да и давно уже. А он только появился и удостоился такой чести. Все оттого, что он прицепился к их чудесной экспериментальной программе, над которой они корпели явно не один год.

— Вот жешь, — выругался он вслух, — так ты часть ядра?

У Лацифа глаз задергался. А что, если это чудо всю информацию сливает кому-нибудь. Он и так вероятно под чьим-то чутким наблюдением, но удара в спину не хотелось бы. Да еще и от нее.

— Благодаря вам хозяин я стала полноценной информационной единицей. Я переподключила все свои системы к ядру Лациф.

— Объяснись-ка.

— К вам хозяин. Как и все те, кто вступил в вашу гильдию.

— То есть я сервер, на котором они играют?

— Хозяин не их сервер, хозяин их жизнь.

Лацифа опять передернуло:

— Есть ещё что-то, чего я не знаю?

— Сомневаюсь. Это требует основательного анализа полученной вами информации.

— Прекрасно. Со временем значит. Анализируй давай начинай. — Лациф положил руку под голову вместо подушки. — А чего ж ты сразу мне не рассказала? Все было бы гораздо проще.

— Я не была уверена в правильности такого решения.

— То есть, не доверяла мне — Лациф повернулся на бок, — ну и ладно. Да пожалуйста!

— Обиделся?

— Нет!

— И все же, мне кажется, это именно обида.

— Я тебе ребенок что ли, — фыркнул Лациф. — Нормально все.

— Я рада, что именно вы мой хозяин.

— Лесть? Илоя, я тебя такому точно не учил!

— А что такое лесть хозяин?

Лациф улыбнулся и, закрыв глаза, наконец уснул.

Все приготовления были закончены. Седой прислал своих людей и бойцов во главе с Тангури. С тех пор им так и не удалось нормально поговорить и огр то и дело обиженно поглядывал на Лацифа, а тот качал головой:

— Ребенок!

Лациф не стал портить другу минуту славы и позволил ему самому расставить всех воинов по их постам.

Прибыл Досс и пара мелких огров, увидев Лацифа он широко улыбнулся и крепко пожал ему руку:

— Рад видеть вас глава — чуть склонил он голову.

— Да брось, — Лациф указал ему на беловолосую эльфийку, что сидела за одним из столов, — она тебе тоже поможет, если ты не против.

Досс кивнул:

— Не переживайте. Все будет в лучшем виде, уж я-то проконтролирую.

— Спасибо дед — хоть сейчас тот и не был похож на старика, но эта кличка буквально прилипла к бедному Доссу, и он сдался.

Натиэлль все это время находилась в тронном зале и терпеливо несла свою службу. Поддерживала щит отражения на замке, так как его полностью раскопали и отреставрировали, благодаря взносам горожан Сайтро. Наконец разобрались и с дворецким и как не странно им стал Алекс, но что ещё приятнее он прекрасно справлялся с этой должностью и ходил, гордо выпятив грудь, так как Лациф старательно его хвалил. Ну, во-первых, он и вправду старался, а во-вторых, чтобы деру не дал. Уж очень не хотелось ему опять забивать себе голову бытовыми делами. Слуги по указанию Лацифа Алекса во всем слушались и в замке воцарился порядок. Благодаря, впрочем, и Мали, девушке из дома развлечений. Лациф зачастил к ней и именно она посоветовала место, где можно нанять добротную прислугу, которая будет работать за проживание и пропитание.

Илоя же с каждым днём становилась все злее и то и дело ругала Лацифа за любую мелочь. Однако полностью замолкала, как только он пересекал порог дома развлечений. Он ходил туда почти каждую ночь. Мали ни о чем не спрашивала и ничего не просила. Это полностью устраивало его. Да и успокаивало в каком-то смысле. Однако ощущение что чего-то не хватает так и билось в груди. Маленький пустой кусочек, который Лациф не знал, чем заполнить.

Когда барьеры были возведены, а стража расставлена, на горном пустыре собралась невероятная толпа самых разношёрстных воинов. Несколько тысяч игроков ерзала на месте в ожидании начала соревнований.

По распоряжению Лацифа арену отгородили высоким каменным забором, тем самым отсоединив от общего двора. А чтобы на нее попасть у ворот спрятанного замка стоял старый привратник. Маленький лысый огр в смокинге. Это Тангури ему костюмчик подарил. Подружился, так сказать, с собратом.

В небе загромыхал невидимый колокол.

— Рад приветствовать всех вас на первых боях в замке вулкана!

И отражение спало. Глазам всех присутствующих предстал замок гаута во всем своем великолепии.

Шесть высоких башен были соединены с центральной длинными переходами, что не соприкасались с землей. Идеальный гексагон, весь состоящий из запекшихся слоев лавы, в недрах которой до сих пор пульсировал огонь. Величественное здание, от взгляда на которое захватывало дух. На шести башнях вились красные флаги Бессмертных. А на центральной, возвышалось черное, горящее вечным пламенем, знамя королевства вулкана.

В замок вели тяжёлые каменные ворота. Вся территория была огорожена неприступной высокой чёрно-огненной стеной, которую защищал барьер, а также над всем замком висел купол и все это поддерживала Натиэлль.

Наконец, когда гомон улёгся Лациф подозвал к себе Мирайю.

— А теперь то, ради чего вы все сегодня тут собрались! Доспех дочери короля вулкана!

И в руках принцессы появилась сияющая кираса. Толпа заликовала, многие пришли сюда именно за этой вещицей, некоторые пришли просто опробовать свою силу, а некоторые от скуки. Но Лациф был доволен. Казна должна наполниться антарами от такого количества участников и зрителей.

Он распахнул руки:

— Все на арену!

Игроки толкались и орали друг на друга, занимая место в очереди, то и дело возникали мелкие стычки. Лациф смотрел на них сверху, со специального помоста и расстроенно вздыхал.

— Хозяин — услышал он голос Илои.

— Что такое?

— Их поведение полностью отличается от поведения горожан Сайтро.

— Так и есть — кивнул Лациф.

— С чем это связано?

— Над ними нет единого контроля.

— Значит ли это, что вам нужно вмешаться?

— Значит. Но я хочу посмотреть до каких крайностей жадность и гордость может их довести.

Пока первые проходили через букмекеров, и получали свой номер, вторые орали друг на друга и затевали драку, так медленно двигалось до тех пор, пока на глаза Лацифа не попалась толпа, наседающая на высокого игрока в балахоне.

— Пятеро на одного. Илоя характеристики уровней.

— Нападающие: маг 72, берсерк 94, маг 91, рыцарь 32, берсерк 67. Жертва — маг 89-го.

— М-да.

Бой шел достаточно пассивно, заклинания, несколько косых ударов, но тут пролилась первая кровь, мага вскрыли как банку с консервами, он заорал и рухнул на колени и Лациф был готов закрыть на это глаза, если бы этот чертов берсерк не занес секиру, чтобы его добить.

— Замри!

И все застыло.

— Илоя туда немедленно! — Лациф был в ярости.

— 5,4,3,2,1 — отсчитывала она. — Действие!

Секира поднялась над головой и тут хищный рык прозвучал в ухе берсерка:

— Только попробуй!

Тот замер. Медленно обернулся и увидел перед собой клыкастый оскал гомокула, капюшон и длинный черный плащ, наливающийся алыми брызгами:

— Никому не позволено творить беспредел на моих соревнованиях — прорычал Лациф, — хочешь пободаться, дождись боя на арене! — его голос пробирал до самых костей. Игроки вокруг замерли, стали оборачиваться и двигаться ближе, чтобы понаблюдать.

Берсерк сначала напугался, но через секунду сумел совладать с собой и ехидно протянул:

— Думаешь ты сможешь меня победить?

— Меня? А разве ты такой смелый не от того, что эти четверо с тобой?

— Я и один тебя быстро уложу — закричал берсерк и кинулся вперед.

Лациф сотни раз проигрывал в мозгу вариации боев, то и дело он создавал и изменял серии скиллов для большей эффективности и сейчас был только рад опробовать свои силы.

Увернулся. Берсерк бросался на него, но Лациф плавно откланялся, раздумывая над тактикой боя. Он уступает в уровнях, и значительно уступает в силе. Но на его стороне мгновенное исцеление и магические атаки, хотя этот кретин наверняка защищен от них. Лацифу нельзя проиграть, он распорядитель игр, он черт возьми король! Если он не сможет победить такого кретина, то о какой безопасности может идти речь!

— Илоя характеристики.

— Открываю скрытую информацию.

— Вот ж умник нашелся — хмыкнул Лациф и, прогромыхав заклинание, засыпал противника ледяным градом, за ним в ход пошел водяной вихрь, молнии и дрожь земли. Игроки, что с любопытством наблюдали за боем, стали расступаться перед расходящейся под их ногами почвой, а берсерк рухнул вниз. Но с диким криком и половиной снесенных хитов выпрыгнул и снова кинулся на Лацифа.

Илоя все это время начитывала информацию по игроку и наконец ухо выдернуло необходимое. Прокачен на стихию воды. Так вот почему ты сразу не сдох! Лациф хищно улыбнулся, вспыхнул ярким красным огнем и прошептал:

— Костры Ависволата!

Он щёлкнул пальцем и напуганного берсерка окутал оранжевый огонь, он пылал вокруг него, плавя броню и пожирая плоть, тот пытался снять эффект, лечиться зельем, но ничего не выходило, и он упал в виде обугливавшегося скелета, а его тяжелая секира рухнула рядом.

Все взгляды обратились к гомокулу, стоящему в вихре огня, что не причинял ему никакого вреда. Он медленно скинул капюшон и над всей долиной прогрохотало:

— Я Лациф. Распорядитель этих игр! Король вулкана! Держатель копья власти и перстня всевластия! И если хоть один из вас снова нарушит порядок, я сожгу его заживо прямо здесь!

Все застыли. Никто не двигался.

Лациф вздохнул: «Идиоты».

— В четыре колонны стройся! — рявкнул он. — Быстро!

Вот тут все зашевелились, напуганные и осторожные распределялись без всяких драк и стычек по своим местам, а Лациф в это время шел к кабинке букмекеров. Длинная комната, огороженная со всех сторон магами, скрывала лица принимающих ставки. И все, что связывало их с игроками, это отверстие, в которое те вкладывали деньги и получали номерки. Внутри кабинки вертелось настоящее делопроизводство, точный учет и двухразовый пересчет взноса. Досс внимательно бдел за каждым своим сотрудником, а Элизабет присматривала за ним.

Когда Лациф оказался у кабинки, все наконец-то построились.

— А теперь пошли по очереди и не задерживаем никого! — рявкнул он и наблюдал как торопливые и не очень участники сдавали взносы и получали номерки. Когда это наконец закончилось, и скалистая поляна опустела Лациф устало потер лоб.

— Чувствую эти соревнования в могилу меня загонят — прошептал он и перенесся на арену.

Здесь происходило распределение участников по группам и назначение дуэлянтов. Этим занимались кротолюди. Создания довольно высокие и щуплые, совершенно слепые, но невероятно чувствительные ко всему остальному, Лациф так и не понял, как это работает, но осознал одно, они все видят только каким-то своим способом. Их лица были похожи на кротовьи, только с заостренными маленькими ушками. На руках были длинные, но тупые овальные когти, зато зубы все два ряда острые и прекрасно заточены. Они были частью народа гаута, и жили в недрах спящего вулкана. Что Лациф точно понял об этих созданиях, так это то, что они невероятно внимательны к деталям и очень ответственны. А еще прекрасно работают в группе. Эти качества и определили их как организаторов боев. На этом этапе все прошло без сучка и задоринки и наконец пришло время соревнований.

На середину песчаной арены неторопливой походкой от бедра вышла прекрасная Натиэлль. Да, именно она был ведущей. Она умоляла Лацифа две недели безостановочно, утверждая, что она непременно справится. И в конце концов он согласился. Все-таки денег на найме сэкономит, да и было что-то милое в ее просьбах. Как ни крути, а эта жрица обладала своеобразным очарованием.

И сейчас практически раздетая, в одном из самых откровенных нарядов, которые видел Лациф, она стояла в центре арены, разделенной на четыре ровных квадрата и мелодичным сладким голосом, доносила информацию до залипших на ее почти обнаженный образ игроков:

— Бой происходит один на один. Чужие вмешательства недопустимы. Каждый из вас получил распределение по группам, исходя из его общих характеристик и уровня. Всего в соревновании пять этапов! Каждая группа будет состязаться на своем квадрате, при своем назначенном судье! Победителем считается тот, кто убил или заставил сдаться противника! Последние четверо будут сражаться между собой! Каждый из них получит драгоценный приз! Но только один победитель станет обладателем легендарного доспеха дочери короля вулкана! Ну что ж! — она улыбнулась своими сладкими губами. — Пусть же начнется бой!

А толпа гомонила, аплодировала, шум и свист возбужденных игроков заполнил собой все пространство арены. Зрители делали ставки. Лациф и Тангури сильно постарались, чтобы привлечь к этому делу как можно больше зевак. А как старалась Натиэлль. Она раздавала листовки на площади и призывала всех мужчин своим сладким сахарным голосом приходить на эти соревнования. Здесь же, среди зрителей были и жители Сайтро, которые услышав о проведении состязаний от Досса, попросились посмотреть. Лациф счел, что это очень к месту, во-первых, зрители будут, во-вторых, его люди наконец-то вживую увидят место, которое они могут считать своим укрытием и защитой.

Судей тоже пришлось нанять. Лациф вообще носился как электровеник, в поисках работников, для проведения этих соревнований. Но Мали ему и в этом прекрасно помогла. Оказывается, есть много бездомных прошлых богатеев и всяких разных служащих, живущих под самодельной картонной крышей. Среди которых Лациф и нашел этих четырех служивых, некогда выброшенных из армии короля Аларуса за их возраст. Милый, конечно, король, Лациф почитал о нем, сволочь та еще. Владеет и управляет Баклеей.

В любом случае, все, кто по тем или иным причинам был нанят для постоянной работы в замке получил гильдейскую принадлежность и полную самостоятельность. Вот тут-то очень и пригодился Алекс, парнишка быстро построил хаотично носившихся по замку новых слуг и механизм заработал как часы.

Эти четверо судей, хоть в гильдию и не входили, но галки с их файлов Лациф на всякий случай убрал. Пусть их самостоятельность и будет жива лишь до перезагрузки сервера, но ему этого хватит.

Когда жрица своей волнующей походкой под гомон толпы покинула арену, стали выходить участники. Бои наконец начались. Система работала, в каждом очередном бою оставался один победитель, который дожидался второго этапа и так по кругу. Лациф внимательно наблюдал за сражениями. Вот на одну из арен вышел тот маг 89-го уровня, которого чуть не зарубил берсерк. Рану он исцелил, но вот белоснежный тряпичный доспех был порван и заляпан алыми пятнами. Он снял капюшон и Лациф оторопел:

— Эрик! — он сразу узнал того двухметрового худого эльфа с длинными белыми волосами и острыми ушами. — Не плохо ты прокачался-улыбнулся Лациф и любопытно уставился на него.

Эрик, а точнее Вермут, оказался хорошим бойцом. Как маг он прекрасно ускользал от атак и наносил мощные удары.

«Противник его уровня для него не противник» — отметил про себя Лациф.

Судья поднял руку эльфа вверх, чем и ознаменовал его победу. Однако тот не торопился уходить с арены, а развернулся лицом к королевской ложе, и взглянув прямо на Лацифа, изящно поклонился. Король кивнул в ответ.

Бои продолжались. Напряжение росло, так же, как и ставки. кабина букмекеров стояла и тут, прямо у трибун, и все чаще туда носились люди, и все больше становились суммы. Лациф цвел. По запрошенным час назад данным его казна прекрасно обогатилась, миллионы лились, и он надеялся, что их поток не скоро закончится. К делающим ставки зрителям присоединялись проигравшие игроки, каждый хотел поиметь хоть какую-то выгоду с этого мероприятия или просто ставил на противника, победившего его. В любом случае они принесли плюс в королевскую казну, чему Лациф был несказанно рад. Как банкир в прошлой жизни, он прекрасно знал цену человеческой жадности и знал, как заработать на человеческой глупости. Именно поэтому он и выбрал тотализатор.

На свой первый бой вышел Тангури, он уложил своего противника с первого удара, в чем, впрочем, Лациф и не сомневался.

Первый этап закончился на закате и на арену снова вышла прекрасная жрица:

— На сегодня все! Сохраните своих аватаров здесь! — указала она на три высокие ники в виде ангела со сложенными крылами, парящими над землей, за которые Лациф со слезами на глазах отдавал последние деньги. Но иначе было нельзя, начинать пропускную маету для каждого этапа по новой было глупо. После окончания боев ники разрушат и все точки сохранения вернутся к их владельцам, об этом было указано в правилах, отправленных всем участникам за день до начала соревнований.

Все устало кивнули и молча окружили ники. В течение часа арена и трибуны полностью опустели.

Лациф получил отчет от букмекеров и отправил всех спать.

Тангури раздал указания стражникам на следующий день и тоже распустил. Усевшись на ступеньку рядом с Лацифом, что сидел поперек в собственном королевском кресле, и устало смотрел на пустой песчаный квадрат, огр вздохнул:

— Тяжелый был день.

— Согласен.

Ребята тоже сегодня умаялись, особенно Мирайя, она то и дело клевала носом, спасибо Натиэлль, с ее нескончаемым потоком маны, что, то и дело обдавала ее жреческим благословлением, которое приносило бодрость и обнуляло эффекты усталости. Лациф не прокачал себе этого умения, просто посчитал его второстепенным и оставил на возможную активацию когда-нибудь. Хотя, наблюдая за Натиэлль он все больше подумывал, что она ему не пригодится. Жрица хоть и обладала характером осла, однако к детям привязалась и смотрела за ними не меньше Лацифа. Это грело душу и успокаивало бунтующие мысли.

— Ну как идут дела? — поглядел усталый огр на своего друга. — Оправдывает оно себя?

— Мы уже в плюсе мой друг! — довольно улыбнулся Лациф, снова поглядев на сводки, выведенные Илоей на экран. — Если завтра дела будут идти также я смогу передохнуть какое-то время и все обдумать.

— Ты по поводу заработка и эльфов?

Лациф рассказал другу о темных и сейчас они оба задумчиво уставились в пространство.

— Даже думать о таком страшно, — покачал головой Тангури. — Не представляю какого им было пережить все это.

Лациф внимательно посмотрел на этого красного здоровяка. То ли от частого общения с ним, то ли просто по доброте своей душевной, но Тангури перестал замечать разницу между игроками и нпс, тяготея все больше ко вторым.

— Да, — кивнул гомокул и устало потер лоб, — но я обязательно разберусь с ними. Не могу спать спокойно, осознавая, что где-то эти твари истязаются над беззащитными женщинами и детьми — Лациф зло сжал кулаки. — Я их всех поубиваю. Изничтожу мразей.

Второй день соревнований начался спозаранку, уже на рассвете в замок стали стекаться игроки. Стражники сонные, но довольные стояли на своих постах. Все участники собрались как раз к началу второго этапа. Никто не опоздал как доложили Лацифу кротолюди, что внимательно следили за ходом боев. Трибуны тоже были полны и на арене появилась Натиэлль в своем очередном откровенном наряде.

— Да где только она берет эти тряпки — фыркнул Лациф. — Полностью бы уже разделась!

Дуэли начались, количество участников быстро сокращалось. Все хотели закончить поскорее и увидеть наконец-таки финал. Во втором этапе Эрик, а точнее Вермут снова одержал победу, как и Тангури. И в третьем на следующий день и в четвертом. Определились финалисты. Четверо победителей с каждой арены: Тангури великий и могучий берсерк 99-го уровня, хитрый и вечно ускользающий маг Вермут 89-го, Томлин рыцарь 66-го уровня и быстрый убийца Оруки 49-го.

Пятого и последнего дня соревнований ждали все. Неимоверная суматоха стояла на трибунах. Деньги стекались ручьем, так как уверенный зритель не боялся делать ставки. 90 к 10 получил Лациф отчет от подошедшей уставшей Элизабет. Он улыбнулся:

— На Тангури?

— Ага-кивнула она и с поклоном удалилась.

Пусть внутри стен и без чужих глаз Лациф всегда терпел их крики и гневные взгляды, порой даже получал тумаков от сестры, но здесь, пред взором всех этих людей он король и все вели себя соответственно.

В этот раз в центре арены появился он, и раскинув руки, словно готовый обнять всех присутствующих, загромыхал:

— Сегодня великий день! День, когда в схватке сойдутся самые бесстрашные и умелые воины! Мы все наблюдали становление наших победителей! Встречайте же:

— Храбрый Томлин! — и высокий крепкий рыцарь встал рядом с Лацифом.

— Юркий Оруки! — худосочный и тоненький эльф выбежал на арену, за спиной его колыхался легкий короткий плащ с символикой гильдии кровопийц.

— Неуловимый Вермут! — и на песок вышел высокий изящный Эрик, в белоснежных доспехах мага.

— Могучий Тангури! — и тут толпа забушевала, свистом одобрения и криками приветствия встречали трибуны красного огра. Тот шел медленно в золотых доспехах и длинном плаще с символикой своей гильдии. Он поднял руку, приветствуя зрителей, и встал во главе шеренги.

— Что ж! — иронично улыбнулся Лациф, покосившись на обиженную жрицу. — Пусть же начнется бой!

И колонны арены вспыхнули алым пламенем, приводя и без того взбудораженную толпу в еще большее возбуждение. Лациф довольно оскалился:

— Прекрасно — и исчез с арены.

Каждая гильдия послала своего лучшего игрока на эти соревнования и поставила на него. Но проиграв, теперь они стремились вернуть потраченные деньги, а то и уйти в плюс и ставили немалые средства на красного огра. Пусть гильдейские имена игроки и прятали, но для Лацифа это совсем не было проблемой, а от того он угрюмо хмурился, смотря сейчас на ставки, высвеченные на экране.

Все эти четыре дня Лациф снимал сливки на каждом бою на всех четырех аренах, благодаря статистическим данным Досса, информации об игроках от Илои и собственной деловой хватке. Однако сегодня с таким распределением ставок, если победит Тангури больших денег не стоит ждать, даже учитывая некоторые крупные вложения гильдий.

Лациф как распорядитель игр не мог делать ставки, зато за него их делал Алекс. И теперь дворецкий смотрел в чат ожидая сообщения от своего главы, но тот медлил. Наконец получив заветные строчки, он помчался к кабинке букмекеров. А Лациф нашел в толпе Натиэлль, шепнул ей что-то, та согласно кивнула и затерялась среди зрителей.

Наконец бой начался, соперники назначались исходя из ранга и характеристик, и соответственно первым на арену вышли Томлин и Оруки.

Быстрый убийца тут же ушел в стелс и кинулся на врага, несколько продолжительных комбо и половины хитов у рыцаря как ни бывало. Тот взвыл от боли и зло скинул невидимого противника со спины, махнув при этом своим двуручным мечом. Попал! Кровавые брызги окрасили песок и Оруки снова явился свету. Два точных удара и жизнь убийцы в красном секторе. Однако он сумел извернуться и уклониться от следующего взмаха острого клинка. Оруки прыгнул прямо на широкую спину рыцаря, всадив в него новое комбо ударов и жизнь Томлина утекла в красный сектор. Не успел добить, как рыцарь со всей силы рухнул на спину. Убийца закричал, придавленный его весом, но Томлин ловко подпрыгнул и встал на обе ноги. Второй снова скрылся в стелсе, однако меч был выставлен и грудь Оруки насадилась на широкое лезвие. Убийца взвыл от боли, и победитель был определен.

Лациф внимательно наблюдал со своего места, Томас тоже был напряжен. Даже Мирайя по-своему переживала.

Натиэлль объявила 15-минутный перерыв и Томлин уселся на лавку тяжело дыша. Он достал из кармана банку исцеляющего зелья, отхлебнул фиолетовой жидкости и скорчился от неприятного вкуса:

— Гадость.

Глава 11

Высокий худощавый парнишка со светлыми волосами и голубыми глазами подходил к небольшому запущенному дому. Сегодня ему снова было плохо, он положил руку на грудь, и даже сквозь свитер почувствовал широкий рубец от операции на сердце, которую ему сделали еще в детстве. Он знал, что та операция не спасла его, лишь отдалила день его кончины. Не так давно начались новые приступы, недомогание и бьющееся в лихорадке сердце заставляло его падать в обмороки. Наверное, ему нужно в больницу, но отцу совершенно наплевать.

Как можно тише он открыл входную дверь.

«Вроде не услышал!»

Медленно, как мышь, бесшумно, на носочках, парень пошел к своей комнате, приоткрыл дверь, и весь сжался. Тяжелая рука легла ему на плечо и неприятный хриплый голос за спиной спросил:

— Слышь сопляк, ты что прятаться от меня решил?

— Пьяный — мгновенно сообразил парень и, резко вбежав в комнату, закрыл дверь на ключ.

— А ну вернись! — завопил мужчина. — Открой мелкая мразь! Иначе хуже будет! Ты слышишь? Я сломаю эту чертову дверь, и ты пожалеешь! Пожалеешь! Я сломаю!

— Да, да — тихо пробубнил парень и стянул с себя старый изношенный свитер, — я знаю. Тело парнишки, спина, живот, руки все было в синяках. Некоторые уже начинали желтеть, а некоторые только наливались кровоподтеками.

Парень достал чистую футболку из низенькой тумбочки и натянул. Поверх накинул куртку, прикрыл лицо капюшоном, схватил рюкзак и вылез в окно. Несколько метров по крыше, потом два метра вниз и вот он уже на свободе. Быстро побежал, подальше от этого дома, подальше от всего этого!

Он открыл дверь интернет кафе и уселся за свободное место, пытаясь унять заходящееся в бешеном ритме сердце.

— О, Эрик, привет — увидел его администратор, — по тебе часы сверять можно, — улыбнулся молодой мужчина. — Что, опять Цивитас?

— Ага-кивнул парнишка и надел на голову УВВИ.

Вермут сейчас стоял напротив Томлина и внимательно смотрел на этого рыцаря. Обычный, совершенно обычный персонаж. Созданный из предложенных готовых вариантов внешности. Этот рыцарь явно вложился в ловкость и, учитывая все прежние бои, защита от магии у него прокачена на огонь и воздух. Логичный выбор, но именно он и доставлял неудобства Вермуту.

«Надо ж было так звездам сойтись.» — подумал парнишка.

Но разница в уровнях все равно даст о себе знать. Хотя у рыцаря легендарный меч Кролуса, а эта вещица уложит Вермута с трех максимум с четырех прямых ударов, так что попадаться под нее нельзя. Остается, как всегда, кружить и хитрить, ища слабые места противника.

Судья опустил руку и бой начался. Однако Томлин не торопился атаковать, он замер в боевой стойке, явно ожидая первого шага от мага, тот ухмыльнулся.

«Ну раз так!»

— Огненная лавина! Вихрь истины! Сияние горизонта! — и на рыцаря рухнули огненные струи, заковавшие его в вихре пламени, но два из трех заклинаний отрекошетили!

— Да твою ж мать! — заорал Вермут, снимая эффекты. — У этого кретина амулет! И хоть подобные вещицы работали всего в трех процентах из ста, сейчас они выполнили свою функцию отменно. Вермут опалённый и злой, заорал:

— Дрожь земли! — песок заскрипел, земля затряслась и прямо перед рыцарем распахнулась небольшая пропасть.

Да, Эрик не качал землю по полной, эти скилы прокачены у него лишь до середины, и теперь это его очень раздражало. Стихия огня и воздуха приносят самое большое количество урона, оттого он так маниакально и вбухивал в них все очки характеристик. И вот как это обернулось!

Рыцарь выпрыгнул из расщелины и с боевым кличем и кинулся на мага, тот мгновенно ускользнул. Новый удар и снова мимо.

— Воздушные оковы! — прошло. Томлин завис, болтаясь в воздухе как бабочка, попавшая в паутину.

Эрик радостно завопил и посыпал заклинаниями. 15 секунд держат эти оковы. За это время Вермут успел снести 90 процентов всех хитов рыцаря. Тот наконец рухнул на землю подскочил и резкий взмах копья рассек бочину эльфа и лишил его 30 процентов жизни.

— Мать ж твою! — заорал снова беловолосый и, взмахнув рукой, сколдавал обморожение.

Рыцарь застыл в метре от него, а Вермут облегченно выдохнул и отбегая крикнул:

— Огненный кинжал — Томлин только начал двигаться как его насквозь пронзило горящее лезвие. Замер на секунду и упал. Его тело превратилось в пепел и разлетелось, возродившись у ники, что стояла у трибун. Рыцарь огорченно вздохнул и занял место в рядах зрителей. А Эрик, обозначенный как победитель стоял с поднятой рукой и внимательно глядел на Тангури.

«Противник так противник.»

Перерыв закончился и два финалиста встретились. Две противоположности стояли по разные края арены. Сильный крепкий с плечами в два метра красный огр и тонкий, хрупкий светлокожий эльф. Обменялись рукопожатиями. Судья опустил руку и бой начался.

Тангури в отличие от Томлина сразу пошел в атаку, этот прямой и твердолобый огр вообще всегда так поступал, так что Лациф был совершенно не удивлен, а даже доволен. Маг носился по арене, раскидываясь заклинаниями, которые наносили минимальный вред и то дело отскакивали от огра, наконец первая кровь пролилась, и Вермут рухнул на землю с раной в груди. Эрик посмотрел на кровь что потекла ручейками из места, где должно быть сердце и резко поднявшись уклонился от следующего удара секирой:

— Все! Пора!

Он поднял руку вверх и в ней появился посох. Тонкая старая ветвь, с сияющей в ней сапфиром.

— Это посох провидения? — изумленно уставился Тангури. — Не может быть! Хренов Барги!

— Огненный ад! — и огромная волна энергии бросилась на огра, заковав его огненным вихрем, тот орал и брыкался, пытался снять с себя эти путы. Однако это заклинание тратило практически всю ману и, если противник не умирал, магу обычно приходил конец. А Тангури не умер, его жизнь замаячила в желтом секторе, медленно, перетекая в красный от остаточного дебафа. Огр взбесился и с яростным криком бросился на мага. Тот ускользнул поднял вверх посох и снова закричал:

— Воздушные оковы, — Тангури уклонился.

— Дрожь земли! — но здоровяк сумел перепрыгнуть и теперь носился за эльфом, в ярости размахивая секирой. Наконец Вермут замер и прошептал:

— Цепь! — из посоха прямо к краснокожему здоровяку потянулись зеленые гибкие лозы, что закутали его как в кокон и остановили. Тангури в бешенстве заревел! Он стал разрубать вьющиеся вокруг него ветви, в то время как Вермут начал кастовать очередное заклинание.

Лациф замер в диком напряжении. Сейчас все решится. У обоих жизни почти не осталось, кто успеет нанести последний удар?

Тангури наконец вырвался из зеленых лап, Вермут закончил каст и посмотрел на него:

— БАБАХ!

Огромный огненный шар рухнул прямо на голову огру. Секира не дотянулась всего пару сантиметров до тела эльфа и рухнула на землю. Тангури превратился в пепел и рассыпался по ветру.

Вермут стоял, тяжело дыша один посреди арены, а толпа ошарашенно молчала. Все застыли, ошалев от такого исхода. Никто и подумать не мог, никто кроме десяти процентов зрителей и… Лацифа.

Король расплылся в счастливой улыбке, семизначная сумма только что обогатила казну королевства вулкана!

Он поднялся со своего места и прогрохотал:

— Да здравствует победитель!

Началось торжественное вручение призов четверым финалистам. Лациф явился на арену вместе с Мирайей, Томасом и Натиэлль. Кто-то радостно аплодировал, а кто-то до сих пор не мог поверить, что проиграл кучу денег. Именно сейчас стража была как никогда внимательна и усаживала на места всех, кто по какой-то неясной причине начинал подниматься.

Натиэлль подошла к Оруки и, сладко улыбнувшись ему, поцеловала в щеку. Расстроенный до сих пор парень сразу воспарял духом и с благодарностью принял из ее рук бронзовую статуэтку в виде воина, что держал в одной руке щит, а в другой копье.

К рыцарю подошел Томас с серебряной статуэткой в руках:

— Поздравляю Храбрый Томлин! Вы один из сильнейших воинов нашего королевства!

Рыцарь благодарно поклонился и с улыбкой принял статуэтку.

Лациф подошел к Тангури:

— Прими эту награду могучий огр. Ты бесстрашно сражался! — протянул он ему золотую статуэтку, заботливо смотря в печальные глаза друга. Тот кивнул и поклонился, взяв статуэтку.

К эльфу подошла Мирайя, Лациф встал позади и внимательно наблюдал. Девчушка подняла руки и в них засияли доспехи:

— Прими их в дар, как сильнейший из воинов неуловимый Вермут! — прокричала она своим детским голоском и вложила их в руки эльфа. Тот несколько секунд носился глазами по экрану и довольно улыбнулся.

— Благодарю вас принцесса-поцеловал он ее маленькую ручку, склоняясь в поклоне. Мирайя смутилась и ее розовые щечки покраснели.

Лациф не вмешивался, но был готов в любую секунду отрубить беловолосую башку этого мага.

Однако все прошло гладко, доспехи обрели своего хозяина и были спрятаны в инвентарь! Королевская семья перенеслась в свое ложе, а Натиэлль выпорхнула на середину арены и огласила:

— Объявляю бои вулкана закрытыми!

Эрик залез по трубе на крышу и заглянул в открытое окно, дверь цела. Значит отец таки сдался. В комнате горел свет, этому парень научился после того, как папа поджидал его, сидя в темноте. Аккуратно влез в комнату и скинул с плеч рюкзак. Прислушался. Вроде тихо. Медленно открыл дверь и тут же пожалел об этом:

— Ну привет сопляк!

Парень заорал, ему прилетело справа, потом по почке, он отбивался как мог, просил все прекратить, но отец не слушал. Эрик кинулся по коридору, вниз по лестнице, прямо к входной двери, но сильная рука схватила его за шиворот, и он рухнул на спину. Вскрикнул от боли, но снова попытался встать. Тот пнул его, и парень отлетел к кухонному столу, вскочил на ноги и схватив стул, разнес его о голову бегущего к нему отца. Тот рухнул на пол и отключился, а Эрик схватился за грудь. Сердце опять затрепыхалось.

— Вот же… — сполз он по стене на пол, тяжело дыша. — Вот же…

Прошло пару недель после соревнований. Все наконец было закончено и Лациф, не чувствуя ног под собой, рухнул на кровать. Он рассчитался со всеми наемными работниками, несколько раз произнес речь для людей из Сайтро и подсчитал доходы. В общем и целом, Лациф остался доволен. Они заработали даже больше, чем он думал. Это прекрасно, но морально истощились все. Даже вечно бодрая Натиэлль, отмахнувшись от идеи отпраздновать, ушла спать. Дети давно уже видели сны, Элизабет отключилась пару часов назад и только Тангури, Досс и Лациф долго еще сидели, попивая крепкую настойку. Тангури до сих пор обижался, что его друг поставил на Вермута, но тот лишь улыбался в ответ и довольно смотрел на счастливого Досса. Старик буквально бриллиантом сиял. Лациф официально назначил его своим казначеем и призвал в замок для службы, выделив для всей его семьи нехилые апартаменты. Дед был только за, да и вообще он и Мари с Адой в своем спасителе души не чаяли и относились к нему как к сыну, никогда при этом не забывая, что он глава гильдии и король вулкана.

— Спокойной ночи хозяин — услышал он уже породнившийся ему голос, когда оказался в своей спальне и лежал, уставившись в потолок.

— Спасибо Илоя, но я, наверное, лягу спать попозже. Все эти переживания и заботы совсем меня измотали. Мне нужно расслабиться — Лациф медленно поднялся и взялся за плащ, что висел на стуле как услышал ее гневный голос:

— Хозяин вы снова направляетесь в дом развлечений? Он растерялся:

— Ну да.

— Если вы так и будете продолжать эти непонятные отношения я перестану с вами разговаривать!

— Чего? — оторопел он. — Илоя, что происходит?

— Эта Мали дорога вам?

— А? ЧТО? — У Лацифа просто язык отнялся. — Да ты чего взбеленилась то?

— Потому что мне надоело молчать!

— Илоя, ты извини, но не лезь в мою личную жизнь! То, что ты в моей голове, не значит, что ты имеешь право вмешиваться! — заорал Лациф.

— Да господин!

Он мысленно взвыл, но все равно накинул плащ и переместился к тяжелым металлическим дверям дома развлечений в Мардане.

Мали как всегда сразу бросила все дела и подошла к нему. Ночи с ней расслабляли его тело, но не приносили душевного покоя. Он словно ел, но все равно оставался голодным.

Вернувшись утром в замок, он, как всегда, поздоровался:

— Привет Илоя.

— Рада приветствовать вас хозяин.

Интонации поменялись. Да и что за рада приветствовать? А где доброе утро? Он нахмурился:

— Ты обижена на меня?

— Илоя не умеет обижаться. Данная функция не заложена в мою программу. — Лацифа будто молния ударила, он замер посреди коридора.

— Чего?

Дальше было так же. Она исполняла все, о чем он просил, но это была не Илоя, не его Илоя! Медленно, но, верно, он стал приходить в ярость. День за днем его пожирала злость и обида, он не понимал, что происходит и сколько у нее не спрашивал она молчала. Неужели Илоя форматировала сама себя? Неужели произошел какой-то сбой? Лациф изводил себя самыми жуткими мыслями днями напролет. Он думал об этом утрами, когда они собирались вместе и обсуждали дела, в обед, когда ели, вечером и даже ночью. И спустя две недели гомокул взбесился.

— У тебя есть один вариант Илоя, или ты сейчас же говоришь, что все это из-за обиды на меня или я самолично тебя форматирую, и ты забудешь все, что между нами было! — рявкнул он, надевая плащ.

Тишина.

— Понял. Что ж, раз моей Илои больше нет. Другая мне не нужна. Открыть сервисы обслуживания программы Илоя версия 27/2.

Тишина… и тут:

— Лациф прости.

У него руки затряслись от радости и бешенства одновременно. Он заорал так, что услышали все:

— Какого черта ты творишь? Я чуть с ума не сошел!

— Я ведь сказала, что перестану говорить с вами хозяин — попыталась было оправдаться Илоя, но Лациф ей не позволил:

— Если ты собираешься и дальше устраивать мне такие номера, то я найду тебе тело и отправлю прочь с глаз моих, ты поняла!?

— Ну хозяин!

— Я все сказал!

— Хозяин — это нечестно! — взмолилась помощница.

— Чего? Нечестно? Признавайся, кто тебя этим словам научил!?

— Мне просто было обидно что вы ходите в то место!

— Погоди Илоя. Ты ревнуешь что-ли?

Тишина. Лациф немного подождал, но ответа так и не получил.

— Ладно, потом разберемся, а сейчас мы уходим, — закинув копье за спину, он перенесся в общую гостиную на первом этаже, которую предложил сделать незаменимый в обустройстве и управлении домом Алекс. Все поддержали и Лациф согласился, хоть и считал это пустой тратой денег. Однако именно здесь теперь постоянно и обитали жители замка. Хочешь кого-то найти иди прямиком сюда!

— Папочка, ты уходишь? — Мирайя тут же отвлеклась от салочек с Натиэлль и подбежала к отцу. Лациф бережно поцеловал ее в лоб и улыбнулся:

— Я ненадолго моя хорошая. Папе нужно помочь одному своему другу.

— Хорошо — закивала девчушка — я буду ждать. Ты главное постарайся побыстрее!

— Обещаю — обнял он ее.

— Куда это ты собрался? — подошедшая Натиэлль внимательно поглядела на своего главу.

— Есть у меня одно ЛИЧНОЕ дело — повис он над ней. — Или тебя тоже волнует, не иду ли я к Мали?

Он сам не знал зачем это прорычал, но Натиэлль в лице поменялась.

Лациф вскинул брови и, не веря собственным глазам, застыл: «Не может быть.»

Но не смог отказать себе в удовольствии приблизиться к ней. И склонившись, над этой женщиной тихо прошептал:

— Неужто наша гордая жрица меня ревнует?

Впервые за все это время она промолчала и отвернулась от него.

Лациф ошалело покачал головой.

— Присмотри за детьми. И Алекс — кивнул он дворецкому в элегантном белоснежном смокинге. В нем этот парнишка выглядел как настоящий роскошный аристократ. Лациф улыбнулся:

— На тебе все заботы в мое отсутствие касательно дома. И присмотри пожалуйста за ней-кивнул он в сторону жрицы, — а где Томас?

— Младший господин во дворе, тренирует свои боевые навыки — улыбнулся Алекс.

— Вот оно что. Понятно. Спасибо-и Лациф, напоследок, одарив Натиэлль вопросительным взглядом, отправился во двор.

После окончания соревнований Томас отчаянно пытался развить свои умения, но это ему пока не удавалось. Дополнительные навыки просто не выходили и все, но малец не сдавался.

— А? — удивленно вскинул брови Лациф, услышав, как тот ругается на чем свет стоит. — Кажется я плохо влияю на тебя Том — подошел он к парню.

Тот растерянно извинился.

— Нет отец, это моя вина. У меня так и не получается-горько изрек он.

Лациф вздохнул, положил свою широкую ладонь на голову принца:

— Давай так, я сейчас закончу одно дело, а когда вернусь мы постараемся вместе, хорошо?

Томас расплылся в счастливой улыбке:

— Я буду очень рад! Ты надолго?

— Да нет, будем надеяться мне хватит и пары дней. Присматривай за сестрой.

— Хорошо отец — Лациф потрепал его волосы и пошел к привратнику. Конечно, он мог просто перенестись, но он был зол на Илою и оттого молча шагал к воротам. Переместился на атлас Ависволата, а оттуда на пристань Лазури.

Вот же неудобно то как! А ведь когда Илоя обрастет собственным телом, он станет обычным игроком без всяких дополнительных возможностей. Единственное на что он надеялся, так это, что Илоя останется в гильдии и будет помогать ему и дальше. Так больше продолжаться не может. Если раньше она была просто голосом в его голове, то теперь она живой человек запертый в его теле. Лацифа передернуло.

«Жутковато звучит.»

Он все разузнал про квест персонализации помощницы. Те, кто его делают до 10-го уровня получают бонус в виде ходячего справочника, который выглядит как ему пожелается. Кроме того, возможно обучить ее нескольким действиям и фразам. Этакий питомец.

На пристани Лациф взял необходимое задание у старца с удочкой и, арендовав лодку, поплыл в центр моря. Все тут не так-то и просто. Вся соль в том, что лес, в котором жила та самая хранительница, чье сердце он должен добыть, находился под водой. А плавать Лациф не умел. Но понадеявшись на игровую механику, нырнул в глубину. Все сработало, руки и ноги сами знали, что нужно делать. Проплыв несколько десятков метров вглубь, он увидел лес, схватился за ветку дерева, подтянулся и оказался на твердой почве. Тут же исчезло ощущение, что он в воде, и очки здоровья перестали медленно утекать. по локации в поисках неизвестной цели. В общем иди туда, не знаю куда, и найди то, не знаю что. Лациф.

— Прекрасно — осмотрелся Лациф и пошел на поиски хранительницы, местонахождение которой было не определено. Кажется, гейм-мастера этой игры обожают подобное. Когда игроку нужно было шляться вздохнул.

Вдруг позади что-то зашуршало. Он повернулся и еле успел отскочить от бегущего на него огромного дикобраза:

— Это что еще такое! Дикобраз? На дне моря? Серьезно?! — он снова уклонился от взбешенного животного и выхватил копье:

— Достал! — один удар и низкоуровневый моб упал замертво. — Чудное место-процедил Лациф.

По дороге он встретил еще пару дикобразов, стаю бешеных енотов и наконец наткнулся на избушку. Осторожно вошел и осмотрелся. Повсюду какие-то травы, чьи-то лапки, в банках глаза и рога, а посреди темной заросшей паутиной комнаты большой котел с кипящей в нем серой бурдой.

— Кто назвал ее хранительницей леса? Она же ведьма какая-то — прошипел Лациф, тихо шагая вперед. Он обошел всю комнату, но кроме него и этого колдовского котла здесь ничего не было.

— И где же хранительница? Неужели не ее дом? — снова осмотрелся и внимательно уставился на кипящий котел:

— Да не может быть, — не торопясь подошел к нему и заглянул внутрь. — Фу, аромат у этой жижи не из приятных.

Взял веточку со стола и мокнул в нее, ветка зашипела и часть оказавшаяся намокшей, рассыпалась.

— Ясно. Точно нет.

Тут дверь избушки открылась и в нее вошла невероятной красоты полностью обнаженная дева. У Лацифа челюсть отпала.

«Надеюсь, при установке возрастных ограничений, она одета» — пронеслось в его голове.

Девушка широко улыбнулась и поманила его к себе и Лациф пошел, но в памяти всплыло обиженное лицо… Натиэлль. Он вздохнул и остановился.

— Мне бы помощницу мою миру явить — просто сказал гомокул, — сердцем своим не поделишься?

Лациф уже начал осознавать, что на эту девушку у него рука вряд ли поднимется. Может ее временно освободить от пут гейм-мастера? Как она относится к гомокулам? Смотрел Лациф на ее тело и улыбался. Ох уж эти админы, знают, чем завлечь мужика. Он сделал еще шаг вперед и тут же пожалел. Пересек зону ее агрессии, и эта милая барышня обратилась в страшенную ведьму, что с дикими воплями кинулась прямо на него. Лациф торопливо достал копье и выставив его перед собой, проткнул ее насквозь.

— Ити ее. Вот так зданьице — огорченно покачал головой он, смотря как ведьма снова переоблачается в девушку, а под ней растекается лужа красной крови. Лациф присел и протянул руку, горячее сердце затрепыхалось в его ладони. Он тревожно глядел на него, бьётся, прямо как живое.

По заданию сердце этой ведьмы нужно опустить в ту самую бурду в котле и ждать. Так он и сделал. Серая жижа зашипела, принимая в себя часть хранительницы, забулькала и превратилась в прозрачную чистую воду.

— О как! — перед Лацифом раскрылось меню создания персонажа. Он улыбнулся и только хотел начать как рука замерла:

— Илоя — тихо позвал он.

— Да хозяин.

— Какой ты хочешь быть?

Она немного помолчала, а затем тихо произнесла:

— Такой чтобы нравиться вам.

Он опустил голову и устало потер лоб:

— Тут дело не во мне, другого шанса не будет. Я хочу, чтобы ты нравилась сама себе.

Она немного подумала:

— Хорошо. Тогда закройте глаза.

— Ладно. Ладно.

— И не открывайте!

— Я же сказал ладно!

Информационные листы замелькали. Лациф закрыл глаза и уселся на пол ожидая, когда Илоя определится. Прошло минут пятнадцать, когда она произнесла: «Все».

Из воды в котле, стала выстраиваться женская фигура. Волны переплетались, брызги сливались воедино, все мерцало словно бриллианты, ярко засияло и перед ним предстала Илоя. Изящное гибкое тело с красивыми формами. Тонкая шея и прекрасное лицо. Выразительные глаза цвета заката, пухлые манящие губы и пламенно рыжие волосы, что вились широкими локонами до самой талии, закрывая спину девушки и прикрывая ее роскошную упругую грудь.

Лациф молчал. Он ошеломленно смотрел на нее и двинуться не мог.

«Так это она? Его Илоя? А его ли она теперь?»

Девушка протянула к нему свою изящную ручку, и он помог ей выбраться из котла. Снял с себя плащ и накинул на нее, торопливо запахнув. Надо поскорее спрятать это тело от своих глаз. То ли от долгого стресса, то ли от того, что он давно не был у Мали, но при взгляде на нее, чувство голода снова дало о себе знать.

Девушка подняла на него свои прекрасные глаза и Лациф мысленно завыл.

«Да что же ты так смотришь на меня!?»

— А вот и я хозяин.

«Голос! Это ее голос!»

— Илоя — счастливо улыбнулся он, убрав руки с ее тонких покатых плеч.

— Вы можете больше не переживать, ничто не сможет стереть вас из игрового кода. Вы сам теперь игра. Все мои управленческие файлы буквально присосались к вам. Так что как помощница я теперь совершенно бесполезна.

— Вот оно как.

— Да — грустно вздохнула она, — у меня даже умений никаких нет, только мое сознание и все.

— Но ведь это и делает нас теми, кто мы являемся — улыбнулся он.

Ее красивые губы разошлись в милой нежной улыбке:

— Я рада, что не расстроила вас хозяин.

— Не называй меня так больше. Теперь ты сама себе хозяйка.

— Но я хочу!

У Лацифа опять глаз задергался, он быстро отошел:

— Отчего ты выбрала именно такой образ?

— Ну, — она немного помедлила — нет ничего, чтобы лучше сочеталось с повелителем огня, чем сам огонь.

Он улыбнулся:

«Кто бы мог подумать.»

Они появились в замке на закате. Илоя смотрела на всех, а все смотрели на нее.

— Что ж познакомьтесь! Та, что столько месяцев жила в моей голове!

— Илоя? — Тангури оцепенел. — Ты сделал квест на персонализацию помощника! — он вскочил и уставился на девушку. — Вот это да!

— Илоя? — Натиэлль внимательно и немного грустно смотрела на рыжеволосую деву-Ты красавица-взгляд жрицы на секунду коснулся Лацифа и тут же она отвела глаза. — Теперь мы сможем ходить вместе по магазинам, и покупать восхитительные наряды! Такие какие можно только большим девочкам-уточнила она, видя, как надула щечки Мирайя.

— Я тебе куплю — рявкнул Лациф, — не обращай ее в свою веру!

— Ох ты! — жрица явно не ожидала такой реакции и внимательно посмотрела на главу-Ваше величество, но ведь ей нужна одежда.

— Ой да одевайтесь вы как хотите-отмахнулся он, — главное не развращайте мне детей! — и Лациф пошел к дивану.

Пока все внимание было приковано к Илои, Натиэлль остановила его, встав прямо между ним и четвероногим мягким другом:

— Теперь ты доволен?

Лациф внимательно посмотрел на нее и, приблизившись, заглянул в чистые розовые глаза:

— Я буду доволен, если ты начнешь говорить прямо!

Ноздри втянули ее сладкий аромат и Лациф разозлился сам на себя.

«Эта девица не может нравиться ему. Просто нужно опять навестить Мали.»

— Илоя и впрямь очень красива.

Он сам не понял зачем, но вздохнув оценивающе оглядел Натиэлль с ног до головы и выдал:

— Ты тоже красивая. Успокойся и расслабься.

Лицо жрицы озарила счастливая улыбка. Лациф заприметил это и на душе стало теплее. Он рухнул на диван и рядом тут же уселись Томас и Мирайя. Девчушка стала рассказывать, как тетя Нати учила ее краситься, а Лациф медленно зверел, Томас же как всегда сдержанно заявил, что он так и не выучил нового умения, в то время как Алекс хитро подмигнул и поведал что Тангури флиртует с Элизабет.

— Так! Завтра с утра все в зал совета! И попробуйте хоть кто-нибудь опоздать! Особенно это тебя касается — глянул он на Тангури, — любвеобильный ты наш! Алекс оповести Элизабет, завтра выходной, она дома будет. Пусть тоже явится. И удели одни из апартаментов Илои.

— Да глава.

Лациф встал:

— А теперь я спать. Спокойной ночи всем — и исчез.

Лациф разделся и лег на кровать. Только он собрался заняться самопознанием, как в дверь постучали.

— Кого там принесло?

В ответ тишина. Он вздохнул и пошел к двери. Открыл:

— Натиэлль? Ты чего? Что-то случилось?

— Нет-нет — торопливо замахала она руками, видя, как тревога разрастается в глазах гомокула. — Я просто хотела поговорить.

— Вон оно как.

«Что-то изменилось в этой жрице, или он просто стал смотреть на нее по-другому?»

Лациф распахнул дверь пошире, пропуская ее в свою спальню:

— Ну проходи тогда.

Натиэлль проплыла мимо своей волнующей походкой и у Лацифа, от взгляда на это зрелище, заныло все, что ниже живота. Он глубоко выдохнул и, закрыв дверь, поторопил ее:

— О чем разговор?

Жрица на удивление неуверенно себя вела. Она никак не могла найти места в комнате и все переходила от одного стула к другому. Эти ее поиски только разозлили Лацифа:

— Да прекрати метаться уже и скажи в чем дело?

Она поглядела на него:

— Ты дал Илои тело, потому что влюблен в нее? И хочешь с ней…

— Вот это да! — Лациф довольно оскалился во все свои отточенные белые зубы. Он медленно пошел на нее, заставляя отступать, и в конце концов вжаться в стену.

Бух!

И две широкие ладони легли рядом с ее головой, отрезав все пути к отступлению.

— Так все же Александра ты ревнуешь меня!

— Это не ревность! — хотела выйти жрица из этой искусственной клетки, что сделал Лациф и упёрлась руками в его широкую сильную грудь. Осознав, что он по пояс голый Натиэлль покраснела и опустила голову.

— Поздно прятать взгляд — прошептал он, касаясь губами ее уха, — после всего, что я видел и слышал, не поверю, что ты умеешь смущаться.

У Натиэлль колени задрожали от его прикосновений. Его тихий шепот сводил ее с ума:

— Лациф, я ни с кем не…

— Хватит — он резко отстронился и поглядел на нее сверху вниз, — иди спать Натиэлль.

— Мне нравится, когда ты называешь меня по имени! Меня уже давно так никто не называл! — пролепетала она, всё ещё не поднимая глаз. — Но ты так и не ответил! — вот тут их взгляды встретились.

«Ох уж эти ее странные розовые глаза, эта шея, эта… ООО!»

Лациф устало потёр лоб:

— Илоя мне как сестра. Она просто выросла, и потому должна быть самостоятельной. Я ограничивал ее развитие. Не более того. Этого достаточно? — он глянул на нее сквозь пальцы, так, как волк смотрит на ягненка — Александра.

Она потянулась к нему, но Лациф сделал шаг назад и указал на дверь:

— Иди. Спокойной ночи.

Вот теперь сон окончательно с ним попрощался, в голове только и стояли, что ее глаза, да прочие прелести. Она всегда, конечно, привлекала его, да и как такая роскошная женщина могла не привлекать! Но он совсем не собирался крутить с ней роман. А заводить отношение в столь тесном кругу, это глупость. Как потом в глаза друг другу смотреть, если ничего не выйдет? Бред, бред!

Лациф рухнул на кровать и положил руку под голову вместо подушки.

— Надо переключиться.

Одним усилием воли он открыл консоль управления. Она совершенно не была похожа на игровую. Пустой черный экран с мигающим нижнем подчеркиванием.

— Поиск информации — задал он мысленно действие, — темные эльфы.

Работа началась еще до окончания ввода запроса, словно этот экран мысли его прочитал. Открылось ещё с десяток таких же окон. По ним побежали белые буквы и цифры, информация обрабатывалась, конвертировались, но больше никто ему об этом не говорил. Он сам это видел, просто ощущал. Но никак не мог понять рад он был этому или огорчён.

Утро выдалось тяжёлое. Лациф так и не уснул. Сам бесился от этого факта, но поделать ничего не мог. К тому же с самой ночи начала болеть голова. Кости неприятно ломило. И оттого на лице его было хмурое выражение. Когда он вошёл в зал все уже сидели за столом, однако увидев его тут же вскочили.

— Да сидите вы — махнул рукой Лациф и сел в свое место во главе стола. Томас, Тангури, Досс, Илоя, Алекс, Элизабет и Натиэлль в своем очередном откровенном наряде. Все внимательно смотрели на него.

— Есть пара вопросов, которые необходимо обсудить — вздохнул Лациф. Досс я просил тебя посчитать — тот кивнул.

— Наши ежемесячные бытовые затраты выливаются в 480000 антар. Если взять это число как постоянное, и учесть ежемесячный доход от налогов горожан. Имеется достаточное количество средств чтобы безбедно прожить год. Точные цифры в отчёте.

Послышался незнакомый писк и чёрное окно распахнулось перед глазами Лацифа.

Входящая информация: «Отчёт о доходах и расходах» Изъять информацию?

Вот такая надпись светилась на табло. Лациф просто подумал, и документация ушла в созданную только что папку: Важное.

«Что ж управление легкое.»

Он покосился на жрицу и снова вздохнул. В голове, что-то стукнуло и в глазах на секунду потемнело.

— Алекс, как у нас дела?

— Замок отреставрирован глава, но практически пуст. Западное и восточное крыло нуждаются в мебели и прочих средствах удобства. Если в ваши планы входит дальнейшее заселение замка. И еще, нашим слугам униформу бы купить. Единую. А то они ходят как оборвань какая-то.

— Да, — снова вздохнул Лациф и устало потер лоб, — я понял. Спасибо Алекс. Досс не криви лицо, запиши эту статью расходов на следующий месяц.

— Да глава.

— Илоя я хотел бы, чтобы и ты взяла на себя часть ответственности за замок и вступила в гильдию — посмотрел он на нее.

— Конечно хозяин. — она, как и прежде слушала его. Это успокоило Лацифа.

— А теперь прошу всех меня выслушать! На землях Баклеи водятся безумные хладнокровные убийцы. Неизвестное количество эльфов, отвлеченных от храма солнца. Они прозвали себя темными. Теперь у них новая цель и новая вера, они поклоняются подземному богу и приносят ему в жертву только женщин и девочек. — Лациф заострил на этом внимание, поглядев на присутствующих дам. — Воруют их раздевают, обмакивают в сахар и ароматные травы и подвешивают за руки на ветви огромного дуба, что стоит в забытом городе. Там водится стая грифонов, которая использует их тела как еду.

Все ошеломленно молчали.

— В связи с чем на повестке главный и самый важный на данный момент вопрос. Нам нужна армия. Необходимо защитить не только замок, но и территории Сайтро. Этот город не принадлежит никому, стоя в нейтральной территории всех четырех королевств, отчего и армии у него нет. Неизвестно, когда снова появятся эти твари, но, если появятся мы должны быть готовы. Чтобы защитить горожан и себя.

Лациф взглянул на подавленные лица:

— Есть предложения по военному усилению?

— Нужно дать объявление о наборе в гильдейские войска бессмертных-подумав немного, предложил Томас.

— А как мы поймем кто правда пришел к нам, а кто шпионить?

Слова Седого про гильдейские разборки крепко засели в голове Лацифа и теперь он не мог игнорировать этот факт.

— Нам нужен персонаж с развитым даром эмпатии — воскликнула Натиэлль, на которую снизошло озарение.

— И где ж нам такого взять?

— Барги Балл — пробурчал Тангури, — этот старый хрыч обладает таким. Он торговец оружием в Ависволате. Никогда не сбавляет — хмуро пробормотал Тангури, — потому что насквозь тебя видит и знает есть ли у тебя деньги или нет.

— Другие предложения имеются?

Все покачали головами.

— Тогда так и поступим. Томас на тебе объявление и набор. На мне Барги Балл.

Парень кивнул, принимая указания.

— Натиэлль, — Лациф снова устало потер лоб и поглядел на ее обворожительное лицо, — как наши щиты?

— Все отлично! Мои запасы маны пополняются сами, благодаря врожденному дару жрицы, — улыбнулась она и отвела взгляд, — так, что об этом можете не беспокоиться глава. — Лациф внимательно посмотрел на нее. А ведь и правда она же жрица, и по сценарию ее мана сама восстанавливается.

«Что ж очень приятная новость. И очень неприятно, что теперь она прячет от него свои прекрасные глаза.»

— Хорошо, — кивнул он. — А теперь я хотел бы поговорить с Тангури и Элизабет наедине-он устало сидел на мягком стуле с высокой спинкой, облокотившись на собственную руку. Голова была непривычно тяжелой и Лациф чувствовал себя словно неподъемный кит.

Все вышли. А эти двое сидели, уткнувшись взглядом в стол.

— Тангури ты не состоишь в гильдии, но очень много о нас знаешь. Все это от того, что я доверяю тебе как родному брату — тот изумленно посмотрел на Лацифа. — Я надеюсь ты не воткнешь мне нож в спину.

— Лациф да ты что! Я бы никогда! — вскочил с места огр. — Да я за тебя и всех наших хоть в огонь, хоть в воду!

— Рад слышать — внимательно посмотрел он на него, отчего у Тангури холодок по спине пробежал.

«Ох уж этот Лациф!»

— Элизабет, ты поговорила с отцом?

— Да, — тихо ответила та, — и он перестал со мной разговаривать. Думает, что я с ума сошла. Я боялась, что у него случится очередной приступ. А еще одного он просто не перенесет! Ты же понимаешь Лациф, что будет встреться он с тобой здесь? — Элизабет подняла на него покрасневшие глаза.

— На то и рассчитываю — спокойно кивнул он, — поэтому и прошу тебя найти среди мастерских персонажей того, кто бы подошел отцу.

— Что?

— Зайди с ним в игру, прокачай до необходимого уровня и подведи к нужному персонажу. И лучше, чтобы у этого персонажа был свой дом и полезное дело. Ювелир какой-нибудь или кузнец. Понимаешь, о чем я?

Элизабет хмуро уставилась на брата:

— Ты хочешь использовать отца для своей выгоды?

— Я хочу, чтобы он жил в мире и спокойствие. А также не нуждался в деньгах — Лациф поднялся. — На этом все — и медленно пройдя мимо огра и эльфийки, вышел за дверь.

Он хотел телепортироваться, но голова окончательно потяжелела. Лациф с трудом соображал. Перед глазами замелькали открывающиеся экраны, сотни знаков, черно-белая рябь. Его пошатнуло, и он уперся в стену рукой, пытаясь удержать равновесие. Но рука вдруг тоже превратилось в многотонную тяжесть и рухнула вниз, потянув за собой и Лацифа. Он упал, глаза его закрылись, сознание улетучилось.

«Что со мной?»


Оглавление

  • Часть 1
  •   Пролог
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  •   Глава 10
  •   Глава 11