КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 439189 томов
Объем библиотеки - 609 Гб.
Всего авторов - 207425
Пользователей - 97917

Впечатления

ANSI про Пустовит: FB2-Librarian (Библиотекарь) Руководство (Программы)

а моё мнение строго полярное - лет 5-7 назад искал и сравнивал проги для хранения книг, так вот именно эта прога заставила меня долго "танцевать с бубном" (сначала по установке, потом по запуску и использованию - то работаю, то не работаю, то вижу базу, то нет((
были использованы ОС от windows XP до windows 8.2
остановился на Calibre, в базе 225 тыс книг и еще примерно столько же ждёт добавления туда

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Пустовит: FB2-Librarian (Библиотекарь) Руководство (Программы)

Будет время - я набросаю брошюрку по этой очень хорошей проге.
К сожалению, у нее есть мелкие баги. В своей брошюрке я напишу как их обходить, а также напишу как использовать язык SQL для пакетной обработки (добавления, удаления, переименования) жанров базы.
Когда появится свободное время.

Пользуюсь прогой лет 17 и очень доволен. В моей библиотеке сейчас более 156 тыс. книг, а будет еще больше.

2 ANSI
Вы наверное путаете с FB2Library.
Вот она точно - то работает, то не работает, то видит базу, то нет. И не портабельна. И не имеет кучу нужных фишек, которые есть в FB2-Librarian.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Михаил Самороков про Злотников: Путь домой (Боевая фантастика)

Гораздо хуже, чем первая. Ни о чём.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Башибузук: Господин поручик (Альтернативная история)

как-то не связано с первой книгой, в третьей что ли встретяться ГГ?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Захарова: Оборотная сторона жизни (Юмористическая фантастика)

а где продолжение?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
martin-games про Теоли: Сандэр. Царь пустыни. Том II (Фэнтези: прочее)

Ну и зачем это публиковать? Кусочек книги, которую автор только начал писать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Богородников: Властелин бумажек и промокашек (СИ) (Альтернативная история)

почитал бы продолжение

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Интересно почитать: Сериал "Зачарованные" (Charmed)

Воспитанницы Грэхэма. Эттея (СИ) (fb2)

- Воспитанницы Грэхэма. Эттея (СИ) 394 Кб, 45с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Мари Лесс

Настройки текста:



   Пролог



  Молодой человек, чуть старше двадцати лет, придирчиво осмотрел сидевших перед ним гостей. Этот вечер стоил ему дорого, очень дорого. Не опуская задумчивого взгляда, он подождал, пока все рассядутся, заняв места на диване и в креслах, кивнул сам себе и только после этого вышел из комнаты, плотно притворив за собой дверь.



  Оказавшись в коридоре, Горан еще мгновение помедлил, а после решительно двинулся в темные недра дома. Сегодня должно было многое решиться.



  Но чем ближе был кабинет наставника, тем медленнее становился шаг молодого человека, то, что раньше виделось небольшой шалостью, сейчас пугало — магистр вполне мог выгнать и приглашенных, и самого Горана.



  Остановившись у тяжёлой резной двери, молодой мужчина потянулся к ручке, но так и не решился нажать на неё. Отдёрнув руку, он нервно пригладил волосы и мысленно повторил уже не раз обдуманные доводы.



  — И долго ты будешь там топтаться? Заходи! — раздался громкий голос наставника.



  Вздрогнув, Горан глубоко вздохнул и решительно шагнул в открывшуюся перед ним дверь.



  — Милорд! — молодой человек склонил голову, приветствуя хозяина кабинета, стоявшего возле пылающего камина. — Ваши будущие ученики прибыли. Я пригласил их в гостиную.



  — Выполнение моего задания заняло у тебя почти год. Долго. Пойдём познакомимся. — Обойдя ученика, наставник вышел в коридор. Миновав который и замерев на мгновение у двери в гостиную, с лёгкой угрозой сказал: — Надеюсь, результат поисков будет достойным.



  Горан молча последовал за учителем.



  Но едва наставник переступил порог, как вся его степенность, под которой магистр мастерски скрывал нервное напряжение, испарилась, и негодование выплеснулось в возмущённом вскрике:



  — Что это?! — Магистр Грэхэм обвёл взбешенным взглядом комнату, полную девчонок.



  — Кто, — поправила его сидевшая на полу рыжая девочка. — Про людей говорят «кто», — рассудительно, без малейшей тени смущения проговорила она.



  — Грель Ивана Льёу, дочь графа Азерского, сирота. — поспешил с представлением Горан, боясь, что наставник сейчас просто развернётся и уйдёт.



  Из-за спины сидевшей на диване черноволосой девочки с белоголовым малышом на коленях медленно поднялась хрупкая фигурка в заношенном, явно с чужого плеча, платье. С худенького, бледного личика на магистра с испугом смотрели огромные голубые глаза.



  Впервые за много лет мужчина почувствовал, как заливает жаром щёки, а где-то в глубине души просыпается давно забытая совесть. Он ведь знал. Всегда знал, что у аристократа, который погиб, защищая его дочь, остался ребёнок. Но так и не поинтересовался его судьбой. А, судя по тому, как девочка выглядит, после смерти отца жизнь её не баловала.



  — Маг воды, восемь лет, — тихо добавил ученик.



  Магистр с трудом разжал стиснутые в кулаки пальцы и слегка встряхнул кисти, сбрасывая напряжение.



  С шутником-подопечным он разберётся потом. Хотя, надо признать, что, найдя девчонку, тот снял с его души часть неоплаченного долга.



  — Остальные.



  — Амэрта Ройт Хингас. Девять лет. Стихия — огонь. Община Фьёд — Свагра.



  Черноволосая девочка осторожно поставила малыша на ножки и, держа его за руку, поднялась.



  Рубашка из грубого домотканого полотна плотно облегала широкие плечи, узкие брюки, заправленные в высокие сапоги, подчёркивали длинные, худые ноги. Тяжёлый длинный кинжал болтался в ножнах, закреплённых в петле на поясе. Короткие, тёмные волосы и пронзительные, светло-голубые глаза под ровными бровями больше всего выделялись на ее лице. Если бы не едва наметившаяся грудь, девчонка вполне сошла бы за мальчишку.



  — Как тебе удалось заполучить дочь гор? — Грэхэм мельком взглянул на ученика, успев заметить, как тот прячет в карман платок.



  — Выиграл в карты. — Горан явно не гордился своим поступком.



  Амэрта на мгновение прищурила глаза и поджала узкие губы, но почти сразу вернула лицу спокойное выражение. Грэхэм усмехнулся — непроста девочка, ох и непроста, похоже, что её лучше не злить, а уж если разозлил, спиной к ней не поворачиваться.



  — Я останусь. — Амэрта посмотрела ему прямо в глаза. — Если останется моя сестра. Ей четыре года, она некромаг.



  — Нет! — Грэхэм ответил твёрдым взглядом. — Младенцев я не учу. К тому же занятий у тебя будет много, времени на уход за ней не хватит, так что она отправится в приют, а ты сможешь навещать её.



  — Мы поможем! — с пола подскочила девочка с рыжими кудрями и лицом, щедро усыпанным яркими веснушками. Широко улыбнувшись, представилась: — Я Долэг. Долэг Фаяр Лита Айн. Племяница Хросса Огненного. Должна была родиться Водой, как предки, но так получилось... — пожав плечами, она сморщила нос и дёрнула себя за прядку, упрямо падавшую на глаза. — Огнём я родилась. А когда сожгла вторую лодку, дядя меня этому... — она небрежно махнула в сторону Горана, — отдал. Я помогу с малышом. Приют — это плохо. Правда, девочки? — Загорелая мордашка повернулась в сторону двух сидевших в креслах. — Правда? — с нажимом переспросила она.



  Грэхэм не вмешивался. Для его целей требовалась дружная команда.



  В течение ближайших занятий пришлось бы выяснять — смогут ли ученики сотрудничать друг с другом.



  А тут судьба сама идёт ему навстречу, подстроив ситуацию, в которой девочкам придётся сделать выбор. Поддержат? Или нет?



  — Нова Майстир. — Крепкая русоволосая девочка поднялась с кресла и слегка склонила голову. Выпрямившись, она спокойно посмотрела на приплясывающую от нетерпения Долэг. — Я помогу. И моя подруга тоже. Эттея? — Она взглянула на соседку. Та прикрыла тёмные «кошачьи» глаза. — Поможет.



  — Нова Майстир, восемь лет, дочь непоместного барона, стихия — земля, — сообщил Шоран. — И Эттея Инев. — Девочка грациозно и лениво поднялась с кресла. — Восемь лет. Вода. Дочь историков-археологов Ин-Енев. Мы оставляем малышку?



  Грэхэм посмотрел на учениц. Четверо, Амэрта, Долэг, Нова и Эттея придвинулись друг к другу, пятая, Грель, спряталась за их спинами.



  — Пусть остаётся. Но! С ней рядом всегда кто-то должен быть. Увижу её одну и… — Грэхэм замолчал. Лишние слова были ни к чему, сами догадаются.



  — Беллью Эша Пэрр, четыре года. Некромаг. Бастард Хингас. — Горан сделал несколько шагов вперёд и устало опустился на диван.



  — С этого дня, юные леди, вы мои ученицы. — Грэхэм обвёл взглядом сосредоточенные лица.



  — Добро пожаловать в особняк Элесене, воспитанницы Грэхэма! — Горан усмехнулся — ближайшие годы скучными точно не будут.





  Он оказался прав. Последующие годы оказались щедры и на приключения, и на спокойные посиделки у камина. На огорчения. На праздники. На победы, и на поражения, пережив которые, девочки с новыми силами устремлялись к успеху.



  Спустя десять лет воспитанницы Грэхэма вступили в огромный мир, заняв свои места в плане наставника.





  Глава 1





   — Милорд! Умоляю! — растрёпанная, полная женщина в форменном платье бросилась к вошедшему в дом лорду Лаену. Упав перед ним на колени, она склонилась, распростершись по полу. — Помогите! Умоляю! Моя девочка!



  — Что случилось, Рэм? — спросил хозяин дома у дворецкого, стоявшего навытяжку у двери.



  — Экономка с дочерью ходили на рынок. Росина потеряла Ронию из виду, когда расплачивалась за зелень. Кто-то видел, как потерявшую сознание девушку усаживают в карету. Никаких знаков на экипаже не было. Лошади самые обычные, какие есть почти во всех конторах извозчиков. Описание похитителей расплывчатые. Но, свидетели сходятся во мнении, что мужчины, коих было двое, аристократы. Больше никаких сведений получить не удалось.



  — Благодарю, Рэм! — Маркиз коротко кивнул, указывая на женщину, и, нахмурив брови укоризненно посмотрел на дворецкого.



   Тот быстро подошёл к экономке и, что-то тихо приговаривая, помог ей подняться. Женщина словно не в состоянии держаться на ногах тут же вцепилась в лацканы его фрака и, повернув покрасневшее, с опухшим носом, зарёванное лицо к лорду слегка гнусаво спросила: — Вы же найдёте мою девочку, милорд? Я что угодно...



  — Не волнуйтесь, Росина, мы обязательно вернём её домой, — лорд поднял руку и, немного помешкав, легонечко похлопал женщину по плечу. — Вернём.



   — Вернём? Мы? — Насмешливо спросил у Лаена высокий и гибкий, как прут, темноволосый, молодой мужчина – один из спутников, с которыми тот вернулся в свой особняк.



  — Ночь девственниц, — задумчиво произнёс второй, на контрасте со своими темноволосыми и кареглазыми приятелями, бывший светловолосым и голубоглазым. — Раньше на аукционы выставляли только желающих.



  — Желающих? С каких пор проданные дочери, племянницы и сиротки стали желающими? — В низком, звучном голосе маркиза прозвучала злость. Застарелая, а от того более острая.



  — Собираешься привлечь служащих своей конторы? — поинтересовался первый собеседник.



  — Да, Дагим. Иначе нам за ночь город не обыскать.



  — Мы, конечно же, не тайный сыск, но кое-что можем. — Светловолосый ухмыльнулся. — Есть у меня несколько нужных нам адресов.



   Небо начало розоветь, и Лаен уже был не так уверен в выполнении данного им обещания. Ему оставалось проверить два адреса, и маркиз мысленно проклинал молодых лоботрясов, затеявших постыдное развлечение.



   Хотя, и в этом рейде нашлись положительные стороны: список высокородных семейств, которым предстояло встретиться с последствиями неблагоразумного поведения своих отпрысков рос, а вместе с ним рос и список будущих подопечных вдовствующей маркизы.



   Возможно, окунувшись в заботы о девушках, деятельная маменька на время забудет, что сыну уже исполнилось тридцать, и перестанет приглашать в его дом подходящих, по её мнению, девушек на выданье.



   Если к первому дому в списке адресов маркиз и его люди подходили тайно, то сейчас мужчина шёл не скрываясь.



   От воздуха, пропитанного запахами несвежих продуктов и сдобренного ароматами пряностей, доносившимися со стороны находившегося рядом порта, перехватывало дыхание.



   Щедро вылитая жильцами покосившихся домиков на улочки окраины и смешавшаяся с мусором и гниющими отходами дурно пахнущая вода, пропитавшая тонкие подошвы мужских ботинок и низ брюк, вызывала справедливое чувство омерзения. Скула, пострадавшая в драке и сейчас наливавшаяся синяком, портила и без того отвратительное настроение.



   Так что, светившиеся защитные нити плаща и пелерины, накинутой на голову вместо утерянной где-то шляпы, заклинание “последний удар”, сияющей перчаткой обвалакивавшее пальцы правой руки и шпага в левой, предупреждали тех, кому не сиделось дома или в трактире, об опасности встречи с разъярённым магом.



   Высокий мощный охранник у двери в бордель “Отдых усталого путника” был благоразумен и, шагнув в сторону, исчез в тени дома.



   Зал, в котором проходил аукцион, Лаен нашёл по доносившемуся шуму.



   Зайдя в помещение с небольшой сценой, размещённой напротив двери, и заставленное мягкими стульями с развалившимися в них молодыми и не очень мужчинами, бросив взгляд на просвечивающий сквозь прозрачный занавес тонкий силуэт стоявшей на возвышении девушки, Лаен опешил.



   Расправленные плечи и гордо поднятая голова, изящная линия плеч, и полыхающие зелёным наручники на запястьях, ошибиться было невозможно – на аукцион выставили аристократку. Мага.



   Развеяв заклинание Лаен опёрся плечом на косяк и принялся наблюдать за торгами.



   Зал тонул в полумраке и клубах дыма от горевших ароматических свеч, расставленных на треногах возле стен.



   Маркиз усмехнулся: голоса присутствующих сливались в непрерывный гвалт разбившихся по стаям птиц.



   Ближний к нему ряд стульев занимала группа торговцев средней руки. Крепкие, основательные мужчины, приведшие отпрысков-подростков знакомиться с одной из сторон взрослой жизни. Двое юношей сидели в середине. Один из них всё ниже и ниже склонял голову, зато второй, вздёрнув подбородок о чём-то спорил с соседом.



   Пару следующих рядов занимали служащие разных рангов. Намётанным глазом мужчина выделил тех, работает в госконторах. Бросающие на своих менее удачливых в карьере коллег презрительные взгляды хорошо одетые мужчины, были не меньшими снобами, и Лаен знал это по своему опыту, чем многие из его знакомых.



   Несмотря на то, что мужчина стоял передние ряды он видел плохо. Но, судя по причёскам и фракам, заполучив такой заманчивый лот, как аристократка-маг, хозяйка заведения сумела привлечь внимание членов знатных семейств.



   И расстаралась, вложив немалые деньги в мероприятие.



   Незаметными тенями среди посетителей скользили одетые в белые фраки официанты, разнося вино и более крепкие напитки.



   Едва слышно звучала мягкая, расслабляющая мелодия. Лаен обвёл помещение взглядом, но не обнаружив музыкантов, взял этот факт на заметку.



   Взошедший на сцену мужчина поднял руку, привлекая внимание, и торги начались.



   Цена стремительно росла. Лаен запоминал местоположение тех, кто делал ставки. Его идеальная память в своё время стала одним из критериев, благодаря которому в сравнительно молодом возрасте он занял пост главы отдела стратегии и тактики.



   Мужчина позволил себе слегка позлорадствовать – глава налоговой будет ему должен. Теперь часть запросов на снижение налогов можно будет смело отправить в мусорную корзину, и не тратить время на проверки.



   Если потомок проматывает такие суммы, то родителям явно не следует беспокоить занятых людей жалобами на плохой урожай, болезни скота и другие причины своей задолжности государству.



   То там, то здесь взлетала рука, обозначая ставку.



   Аукцион стремительно близился к завершению.



   Гул нарастал, и вдруг разом стих. Окончательная цена повергла всех в шок.



   Маркиз никогда не был ни бедным, ни жадным, но результат, сравнимый с годовым доходом от крупного поместья, впечатлил и его.



   На проданную девушку надели широкий плащ и, накинув капюшон на голову, прикрыли её лицо.



   Лаен осторожно нажал ногой на рычаг, для удобства разносивших напитки официантов удерживавший створку в открытом состоянии, опустил его и, бесшумно затворил дверь.



  — Лорды! Господа! Вас приветствует тайный сыск Его Величества!





   Глава 2





   Тихо постучав в дверь, в комнату вошла горничная. Лёгкими шагами приблизившись к столику, с круглого, серебряного подноса составила на него изящную чашку с чаем и вазочку с печеньем.



  — Вам ещё что-нибудь угодно, миледи?



   Чувствуя любопытный взгляд служанки, Эттея отрицательно мотнула головой.



   Лорд привёз гостью и, коротко раздав указания, отбыл, оставив девушку дожидаться его возвращения. Самая интересная тема для прислуги. Кто? Зачем?



   За последние полчаса горничная заходила уже трижды: разжечь камин, наполнить ванну и расправить кровать, и вот сейчас – подать чай, хотя Эттея не высказала ни одной просьбы – давать, пусть и крохотный, шанс на опознание её по голосу она не собиралась.



   Шаги прозвучали в сторону окна, прошелестела ткань, Эттея подняла край капюшона – молодая женщина в сером форменном платье закрывала окно.



  Сунув кончик языка между зубами и нижней губой девушка прошептала: — Не-е-ет!



  — Не закрывать? — Служанка резко повернулась, но капюшон уже вернулся на место, полностью скрыв лицо Эттеи. Она снова отрицательно мотнула головой.



   Осознав, наконец, что увидеть гостью хозяина ей так и не удастся горничная покинула спальню. Громко щёлкнувший замок выдал её раздражение.



   Оставшись одна, девушка откинула капюшон, брезгливо поморщившись, подняла подол плаща и, закутав им пальцы, чтобы не оставлять собственного запаха, закрыла дверь на задвижку.



   Обитатели особняка уже удостоверились, что гостья на месте, и бежать не пытается, теперь стоит подумать, как выбраться из дома.



   Взгляд скользнул по комнате.



   Надо отдать должное хозяину, усмехнулась девушка, покои, в которых её поселили, отличались элегантной роскошью.



  Ни бросающейся в глаза позолоты, ни кричащих о богатстве деталей.



   Выполненное в светлых оттенках жёлтого, с редким вкраплением нежно-персикового, убранство комнаты, как нельзя лучше, подходило юной девушке.



   Изготовленные из массива пепельной осины кровать со струящимся балдахином, закреплённым на резных столбиках, низкое трюмо и обтянутая имитирующей гобелен тканью банкетка с причудливо изогнутой спинкой и низкой тумбой на два ящика с правой стороны, составляли собственно ансамбль спальни.



   Эттея дошла до кровати и, опустившись на колени, рассмотрела клеймо мастера. Возможно, и ей пора задуматься о новой мебели для своего дома.



   Поднявшись, она выглянула в окно, мысленно благодаря служанку за отдёрнутую штору.



   Лучи скрытого домами солнца высветили яркую, видневшуюся меж зданиями, полосу вдоль горизонта.



   В нависших над городом облаках, напоминавших разложенный по столам для просушки хлопок сырец, перекликались фиолетовый и жёлто-оранжевый цвета, с редким вкраплением голубого в просветах. Утро вступало в свои права.



   К этому моменту Эттея придумала уже четыре плана, как покинуть дом, и все отмела – использование магии, слепок которой, лорд не применёт снять, чётко и однозначно укажет на род Ин-Енев.



   — Где же ты? — простонала девушка. Ещё немного и хозяин особняка вернётся, и тогда ей не удастся выбраться из этой ситуации неузнанной.



   Ответом на её мольбу стал влетевший в окно пушистый, размером с мелкую монету, комочек, который вцепившись коготками в край шторы и сложив крылышки, закачался перед её глазами.





  — Тия, крошка моя, — Эттея протянула было руку, чтобы погладить любимицу, но, вспомнив о запахе, отдёрнула её. — Потом, милая.



   Проложив между собой и подоконником полу плаща девушка выглянула наружу, обнаружив Дол, гладившую высокого, серого в яблоках жеребца, прошептала: — Она сошла с ума...



   Тихо свистнув Эттея привлекла внимание подруги, и спустя несколько минут, закрепив брошенную ей верёвку вокруг ножки кровати, быстро спустилась в сад. Оказавшись на земле девушка дёрнула подбородком и приподняла брови, задавая безмолвный вопрос.





  ***



   Лаен сидел за письменным столом в своём кабинете и раздражённо стучал карандашом по столешнице.



   — Все словно разом оглохли и ослепли. Я не верю, что среди присутствующих нет того, кто бы не заметил, как и когда, а, главное кто, привёл девушку. — Откинувшись на спинку стула мужчина бросил карандаш на стол.



   Тот покатился, чиркнул кончиком грифеля по пресс-папье, на половину свесился с края, несколько мгновений качался, и наконец упал.



   С интересом следивший за ним сидевший в кресле блондин побарабанил пальцами по подлокотникам.



   — У меня сложилось мнение, что в этом деле каким-то образом замешан Хозяин. И, увы, — он развёл руками, — люди в трущобах его боятся больше, чем нас. И я их прекрасно понимаю. — Поймав удивлённый взгляд хозяина кабинета, он пояснил: — Года четыре назад, ты тогда ещё здесь не работал, этот человек, ну и его подручные, за одну ночь вырезали банду Хромого. По нашим сведениям, около шестидесяти только взрослых мужчин. Пропали также их жёны, любовницы, содержанки. И... — Он выдержал паузу. — Дети. Тела не были найдены. Для наших шефов это был кошмар наяву. Дали разрешение на тяжёлые заклинания. Все службы несколько недель работали в режиме тревоги. Усилили патрули. Всё боялись, что среди банд начнётся бойня для захвата власти. А потом прошёл слух, что появился человек из ниоткуда, объяснил выжившим главарям, — посетитель усмехнулся, — принцип мирного сосуществования. Слышал о таком? Вот и я нет. Второй волной подчистили несогласных. Не скажу, да ты и сам знаешь, что с тех пор в трущобах всё спокойно. Но, наши осведомители говорят, что Хозяин скор на расправу. И желающих попадаться ему на пути всё меньше и меньше. Конечно, считается, что мы поддерживаем там закон, но, реально, последнее слово всегда за Хозяином.



   — Странно. О человеке с такой кличкой я знаю, но почему ни в одних документах нет ни слова о резне? Рэнд?



   Гость поёжился под тяжёлым взглядом тёмных глаз: — Мы все дали клятву. Мы – шефу, наши помощники – нам... итак до самого распоследнего постового. Цепь-веер. Болтать о том, что какой-то преступник выжил нас из района порта... Шеф только сегодня утром снял её с меня.



   Разговор был прерван стуком в дверь.



  — Курсант Анорд прибыл по вашему требованию! — Звонко отрапортовал вошедший юноша в серой форме младшего состава. Сделал два шага вперёд, повернулся и, расправив плечи, вытянулся перед столом Лаена. — Дежурный сообщил, что вам требуется помощь!



  — Хорошо, курсант. Возьмите бумажный пакет в углу. И вынесите его в мусор. Выполняйте!



   Юноша помрачнел и, едва слышно вздохнув, отправился выполнять приказ.



   Оставшись одни мужчины, переглянувшись, улыбнулись.



  — Неужели когда-то и мы были такими? — С тоской произнёс Рэнд. — Академия. Девушки. Трактиры.



  — Были, — отозвался его друг. — И тогда не приходилось выбрасывать в мусор совсем новый фрак, — проворчал он. — И туфли.



  — И плащ, — рассмеялся гость.



  — Ну да, и плащ тоже. — Лаен закинул руки за голову и потянулся. — Надо идти домой. Надеюсь, моя гостья уже отдохнула и сможет ответить на некоторые вопросы.



  — Так ты что? Совсем с ней не разговаривал. Даже не попытался?



  — Рэнд, она юная леди. Попавшая в борд…ситуацию, которая способна испортить репутацию девушки так, что и замужество не спасёт. Испуганная. Плачущая. Как? Как я мог?



  — Сейчас ты и сам выглядишь испуганным, — поддел Рэнд, поднимаясь с кресла.



  — Да-да. Не люблю женских слёз. К тому же, боюсь, мой способ успокаивать плачущих женщин в этом случае опасен. Так можно и в храме оказаться. В роли жениха. Надеюсь, матушка уже вернулась из гостей, и сможет присутствовать при нашей беседе.





   ***



   — Морской прибой! Дол, ты сумасшедшая!— Пропуская подругу в холл заявила Эттея. И рассмеялась. — Только тебе могло прийти в голову похитить жеребца! У тайного агента! О чём ты вообще думала?!



   Долэг широко улыбнулась, и толкнула подругу плечом.



  — Он красив?



  — Кто? — откинув капюшон, Эттея сделала вид, что не понимает о ком речь.



  — Ладно. Иди. — Поморщившись, Долэг дёрнула прядку упавшую на глаза. — Пахнет от тебя… Лиго-о!



  — Чего ты кричишь? Постарайся, не пугать слуг, — Этея покачала головой и стала подниматься по лестнице.



   Выбежавшая в холл девушка, на ходу одёрнула короткий, покрытый плотной вышивкой жилет, надетый поверх туники и шаровар, и, остановившись перед хозяйкой, склонила голову.



  — Лиго, меня не было всего два месяца, — вкрадчиво произнесла Долэг. — Ты ведь расскажешь мне, что здесь, — она обвела рукой комнату, — произошло.



   Служанка бросила короткий взгляд на лестницу и, сделав шаг вперёд, прошептала:



  — У леди Эши было плохое настроение.



  — Ясно-о-о… Возьми-ка бумагу и карандаш. Вернём прежнее величие нашему дому. Прекрасно зная свою младшую подругу Долгэг хлопнула в ладоши, комната погрузилась в полумрак, и девушка, вздрогнув, почувствовала как по спине пополз холодок.



  — Да сесть мне дном на рифы! Эша, каракатица ты придонная!



   Особняк, располагавшийся на главной площади столицы, как и все принадлежавшие Грэхэму здания, отличался строгими формами и прямыми линиями.



   Поселившаяся в доме Эттея постепенно разбавила строгие интерьеры утонченной роскошью антикварных вещей.



   Частый участник аукционов она была скупа в тратах, и тем не менее ей удалось приобрести несколько, весьма сомнительных, по мнению других покупателей, предметов мебели, которые после реставрации стали украшением дома.



   Оглянувшись, Дол усмехнулась: так и есть – два старинных витража по обе стороны двери, с изображением девушки, державшей на раскрытых ладонях большой цветок лотоса справа, и юноши в боевых доспехах слева, были перерисованы Эшей в скелет, сжимавший пальцами сердце, и оскалившегося оборотня в полуобороте.



   Дол повела взглядом по холлу.



   От пауков, сидевших в углах, по потолку и стенам расползалась чёрная паутина.



   На изящном диванчике, обитом гобеленовой тканью, восседала семейка мышиных скелетов.



   Из зеркала, закреплённого на стене наполовину высунулась фигура призрака.



   В низкой, широкой вазе на столике, стоявшем напротив дивана, торчали обглоданные берцовые кости.



   Но, на создании мрачной обстановке, пятнадцатилетняя некромантка не остановилась.



   Стоило Дол кончиком пальца коснуться подвешенного к люстре гнома с одутловатым лицом и вывалившимся изо рта языком, как по комнате пополз мерзкий запах разложения.



   К злости и раздражению, затопившим девушку, примешалась изрядная доля гордости – юная хулиганка уверенно овладевала совсем непростым искусством некромагии.





  Глава 3





   — Лиго-о!



  — Дол, ты могла бы не кричать. — Эттея подошла к большому окну, выходящему в сад, и отдёрнув лёгкую занавеску, приоткрыла створку.



   Уткнувшись носом в плечо, медленно втянула воздух, несмотря на то, что она приняла ванну с настоем трав, и переоделась в чистую одежду, девушке всё чудилось, что от неё пахнет трущобами.



  — Да. Наверно... — Долэг расстегнула верхние пуговицы синего мундира и рухнула в кресло. — Сама знаешь, голос у меня такой. — Она вытянула из волос заколки, больше похожие на прищепки, и бросила их на стеклянный столик перед собой. — Попробуй шторм перекричать шёпотом.



  — Миледи, — неслышно вошедшая служанка склонилась в поклоне.



  — Илиин сердца моего, — ласково произнесла Долэг. — Принеси что-нибудь… — Она приподняла ноги. — Когда ей подставили мягкую низкую табуретку, девушка со стоном опустила их на неё. — Сапоги, лучик.



   Лиго, мельком улыбнувшись, опустилась на колени, стянув высокие ботфорты и поставив их возле кресла, скользящим движением поднялась: — Ещё что-нибудь угодно моей госпоже?



  — Что-нибудь… Что-нибудь… — Задрав голову Долэг несколько минут изучала танцующих девушек на потолке. — Эттея, а когда мы успели? — Она указала наверх. — В прошлый мой заход росписи не было.



  — Была. — Эттея села на диван и, откинувшись на спинку, забросила за неё влажные волосы и потрясла головой. — Была. Нова с Эши сделали её год назад. Лиго, принесите, пожалуйста, чай, что-нибудь из выпечки, фрукты. И проследите за лишними ушами.



  — Да, миледи.



  — Как у тебя так получается? — Чуть прикрыв глаза Эттея взглянула на подругу. — Прислуга для тебя, кажется, готова даже раскалённый уголь из камина вытащить.



  — Не знаю. Может, им мои волосы нравятся. — Долэг тряхнула огненно-рыжими кудряшками. — А, может, они благодарны что я их вытащила оттуда, где им грозила смерть. Лиго, что скажешь?



  — Конечно же ваши волосы, моя госпожа, — лукаво улыбнулась девушка, ставя на стол чайник с чашками и вазы со сладостями.



  — Спасибо, Лиго. Можете идти. Присмотрите там. И, я буду благодарна, если вы обнаружите причину для увольнения девушки от маленькой виконтессы.



  — Да, леди Эттея.



  — Что за девушка? — Долэг посмотрела на подругу.



  — Какая-то родственница кого-то из слуг виконтессы. Она за неё просила.



  — И?



  — Дол… Ты можешь представить, как я прошу кого-нибудь за слугу?



   С минуту помолчав, Долэг мотнула головой.— Нет.



  — Леди Отиния слишком любопытна, и обожает разносить сплетни. А мне не нужен соглядатай в доме. Когда ты отплываешь?



  — Меня что? Даже не покормят в собственном доме? — притворно возмутилась Долэг, выделив три последних слова. — Тебе что-то нужно?



  — Сколько рабов ты сможешь забрать? — Эттея пересела в кресло, и принялась разливать чай. — И… Ещё три женщины хотят покинуть Ирсин. Вместе с семьями. Одиннадцать человек.



  — А рабов? Отличный чай.



  — Пока трое. Мой брат. Его лакей. Хозяйка борделя.



  — Брат? — Долэг поперхнулась чаем.



  — Он потребовал у меня деньги. Те, что родители выделили мне на сезон. Конечно же, я отказала. Уже заказаны платья. Завтра должны привезти карету. К тому же, я не вижу смысла покрывать его карточные долги.



  — Это как-то связано с тем, как ты оказалась в доме будущего герцога Лорейского? — Долэг с горящими от нетерпения глазами подалась вперёд. — Ну же, Этти, покайся... Ты влюбилась в него? Он красив?



  — Дол, ты невыносима. — Эттея вскочила на ноги, и нервно зашагала по комнате. — Мой брат! Мой родной брат!



  — Я бы не была в этом так уверена... Иглы флатта! — Девушка только сейчас заметила, что наклонившись, она обмакнула пышное кружевное жабо в чашку с чаем.



  — Что-о? — Эттея резко остановилась. — Что ты сказала?!



  — Аккуратнее! — воскликнула Долэг. И спокойнее пояснила: — Ты чуть вазу подолом не снесла.



  — Что ты сказала, Лита?!



   Долэг поморщилась: своё третье имя, переводимое с языка Туманных островов, как нежность, она терпеть не могла.



   — Что ты совершенно непохожа на своих родителей! — Отчеканила она. — Как только ты появишься в обществе, за твоей спиной начнут шептаться. О том, что дочь в семье светловолосых и светлоглазых Ин-Енев, темноволоса, темноглаза, узколица, уже вовсю судачат. Так что... — Долэг медленно поднялась на ноги, и исподлобья взглянула на подругу. — Придержи свой гнев для других. — Она махнула рукой, указывая на светящиеся пальцы Эттеи. — Ударишь – я ударю в ответ.



   Несколько минут девушки зло смотрели друг на друга. Потом Эттея рассеяла атакующее заклинание.



   — Прости, Этти. Прости. Лучше я тебе скажу. И ты будешь готова. Чем ты приедешь на бал, и, ничего не подозревая, нарвёшься на любопытные взгляды и злые языки. Прости.— подойдя к подруге Долэг осторожно обняла её.



   Та, помедлив, ответила на оъятия и, положив голову на плечо подруги, всхлипнула.



  — Он продал меня. Продал. Мой брат продал меня в бордель.



  — Тише. Тише, родная. — Дол ласково гладила подругу по спине. — Ты поэтому хочешь, чтобы я увезла его?



  — Он маг, Дол. Маг. — отстранившись, Эттея достала платок, и вытерла слёзы. — Если сыщики докажут его вину, то маги его не простят. Ему будут бросать вызов за вызовом, пока не искалечат, или не убьют. Я не хочу ему смерти. Пусть живёт. Но, пусть отрабатывает свою вину.



   — Туда нельзя! — послышалось за дверью. И в коридоре зазвучали быстрые шаги.



  — Я просто хотела убрать посуду.



  — Леди просили не беспокоить! Займитесь... — шаги стали удалятся.



   — Кто-то слишком любопытен. — Дол потянула Эттею к дивану и, усадив её, села рядом. — Рассказывай!





   ***





   — Как она сбежала? — Маркиз стоял в дверях гостевой комнаты, и смотрел на старшую горничную.



  — Никто не знает, милорд, — женщина средних лет явно нервничала, но старалась отвечать спокойно. — Как было приказано, гостье приготовили ванну, принесли чистые, согретые полотенца, новый халат. Она ими не воспользовалась. Чуть позже подали лёгкий ужин. Леди попросила больше не беспокоить.



  — Кто?



  — Рета готовила ванну. Эна принесла ужин. — старшая горничная сделала шаг назад, и повернулась так, чтобы хозяин смог увидеть двух находившихся за её спиной девушек.



   Лаен мысленно усмехнулся – матушка предпочитала брать в услужение людей с приятной внешностью.



   Тёмно-синее платье невысокой девушки с пепельно-русыми волосами было украшено небольшим белым воротничком, который означал, что она служит в доме не менее трёх лет.



   Вдовствующая маркиза, не утруждая себя запоминанием имён, таким образом определяла кому можно дать задания и посложнее, чем заправить кровать или вытереть пыль.



   Бросив взгляд на каштановые волосы её напарницы, Лаен нахмурился – темноволосых обычно нанимали перед приездом кузины. Будучи блондинкой, та терпеть не могла симпатичных, светловолосых горничных в своём окружении.



   Взявшись за руки, стоявшие рядышком девушки испуганно переглядывались. Одна толкнула подружку плечом, и прошептала:



  — Ты…



  — Нам велели… — уставившись в точку на его груди и запинаясь, начала светловолосая. — Велели. Приготовить. Там, — Она бросила на Лаена быстрый взгляд, и махнула рукой в сторону двери. — Потом...



   Мужчина, стиснув зубы, раздражённо посмотрел на старшую горничную. Та быстро поняла, что от неё требуется.



  — После просьбы леди не беспокоить, в комнату никто не заходил, и никто из горничных позже гостью не видел.



  — Можете быть свободны.



   Женщина и девушки, поклонившись, быстро покинули коридор.



   — Значит… — Лаен прошёл в комнату, и закрыл за собой дверь. — Сбежала.



   Тонкие, золотистые нити, стекли с кончиков пальцев, и потянулись во все стороны, осторожно, чуть поглаживая, прикасаясь к мебели.



   На несколько мгновений нити, оплетавшие два кресла, столик и диван, служившие гостям для отдыха и приёма самых близких, натянулись.



   Лаен насторожился, но, они почти сразу же ослабли, и потянулись дальше, к висевшему на стене гобелену.



   Спустя короткое время поисковое заклинание погасло, оставив крохотную бордовую точку на шторе.



   Приблизившись мужчина подвёл правую ладонь под повреждённый участок и кончиками пальцев левой осторожно разгладил его. На плотной, в мелкий рубчик ткани обнаружилась крохотная петелька, вытянутая из полотна.



   Затаив дыхание маркиз провёл рукою снизу вверх, повернул кисть ладонью к себе и огорчённо выдохнул: на ней еле заметно светился отпечаток крохотной летучей мыши. Видимо животное влетело в открытое окно и, отдохнув на шторе, отправилось прочь.



   К сожалению, в деле опознавания незнакомки… Хотя… Задумавшись мужчина замер.



  — Хотя… Обычный зверёк, кажется, след не оставляет, точнее, оставляет, но только не такой, реагирующий на поисковое заклинание. — Лаен проговорил свою догадку вслух. — Значит, надо поинтересоваться у торговцев. Кто-то ведь купил тебя, малышка. — Мужчина сжал пальцы, укрывая свой трофей. — И, всё-таки, как же она сбежала?



   В дверь тихо постучали.



  — Войдите!



  — Милорд! — Запыхавшийся лакей судорожно вдохнул. — Там такое!



  — Где?



  — У ворот!



   Маркиз стремительно перенёсся на крыльцо.



   Неудачно. Прямо совсем рядышком с застывшей каменным изваянием матушкой.



   Её взгляд был прикован к оборвышу, державшему на поводу высокого, серого в яблоках жеребца.



   Мужчина стиснул кулаки: на горделиво изогнутой шее его Скоура пламенел завязанный причудливым бантом женский шарф.



   — Тирсинский шёлк… — Матушка одарила маркиза негодующим взглядом. — Кто она? Кто эта бессовестная, что присылает тебе шарф из редчайшего, тирсинского шёлка? Подарок мужчине! Какой стыд!



  — Милая маменька, давайте не будем устроивать представление для соседей, — изображая смиренного сына, маркиз склонил голову.



   Его слов хватило, чтобы негодование леди Адианы немного поутихло. Окинув взглядом ближайщие дома, женщина не спеша скрылась за дверью.



   Лаен легко сбежал по лестнице, и... едва слышно выругался – узел банта был украшен бриллиантовой булавкой. Его булавкой. Той, что пропала после весеннего бала у кузины.



   — Что ж… — Ласково проведя ладонью по шелковистой, гладкой шерсти Скоура, прошептал маркиз. — Решили бросить вызов, юная леди. Я его принимаю… — Итак… — мужчина повернулся к оборвышу. — Где вы же нашли этого жеребца, молодой человек?



   Мальчишка выпрямился, расправив худые плечи: его назвали молодым человеком. Не отродьем, не попрошайкой, а молодым человеком.



   — Это… в общем-то… да я… — грязные руки отдёрнули коротенькую курточку, пригладили лохматые волосы. — Я… это… не нашёл. Мне велели его сюда привести.



  — Кто? — Маркиз старался говорить мягко, понимая, что стоит чумазому собеседнику испугаться, и он рванёт прочь, и не догонишь.



  — Так… Это… Монетку бы мне… — Мальчишка склонил голову вбок, и лукаво улыбнулся.



  — Держи, — кругляш, сверкнул на солнце, был пойман на лету, и тут же исчез в кармане залатанных брюк.



  — Так вот… Это… Мужик привёл. За дурака меня принял. Обмануть хотел. — В ломком голосе прорезалась обида. — В форме пришёл. Кадетской. Морского училища. Да только я… В общем, моряк он. Взрослый.



  — Не студент?



  — Не-е. Этот флатт корявый на берег недавно сошёл.



  — И как ты узнал?



  — Так они ж по первости… — Мальчишка попытался изобразить походку незнакомца. — Шагают так будто палуба под ним. — Так как-то.



  — Привёл. И?



  — Заплатил, само собой. А за так кто ему чё будет. Велел вести сюда. А я чё? Деньги ведь. Привёл. Вот.



  — А как не побоялся-то? Мой Скоур чужих не любит.



  — Я? Побоялся? Да я! — Светлые выгоревшие брови, взлетев, скрылись под неровно обрезанной чёлкой. — Да я! Я… Я с любой животиной могу. — Чуть успокоившись, мальчишка ласково погладил жеребца по морде. — В порту все знают. Только вы не думайте! Я не краду! Меня уж и били. Но мамка сказала – одной ногой в болото ступишь, по макушку уйдёшь. А у меня дар есть. Я учиться буду, — он гордо выпятил грудь. И сразу же нахмурился. — Тока не здеся.



  — Значит, моряк, говоришь.



  — Моряк. Точно. Из недавних. Корабль, то есть.



  — Ты давно в порту живешь? — Вторая монетка перешла из рук в руки.



  — Так… Родился там. И мать там. И братья. Все там родились. Живём. Всю жизнь живём.



  — А про Хозяина что-нибудь знаешь? — Уже задав вопрос, Лаен понял – зря.



  Мальчишка насторожился. Голубые глаза чуть сощурились, и быстро и внимательно оббежали окрестности. Худощавое тело напряглось.



  — Не убегай. — Маркиз выставил вперёд ладони. — Я не обижу. Не хочешь говорить – не надо. Может знаешь у кого можно спросить?



  — Я и не боюсь, — огрызнулся оборвыш, и вытянув из-под рубахи шнурок со сверкающей подвеской, показал крупный сапфир на ладони. — У меня вот чего есть. Мне твоя магия… — Он сплюнул. — Мужик тот дал. Сказал защита. А я не дурак, проверил.



   Камень был хорош. Очень хорош. Чистый, без вкраплений. С ровными гранями. Лаен прекрасно представлял его стоимость.



   — Насовсем дал?



  — Ты чего? — Мальчишка хлопнул ладошкой по лбу. — Кто ж такое насовсем отдаёт? Верну. Иначе… — Он бросил повод, и сцепил ладошки на своей шее.



  — А кому?



  — Кто дал, тот и заберёт…



  — А на встречу с ним можешь меня взять?



  Прикрыв глаза, мальчишка долго молчал. И помотал головой.



  — Не-а. Но, если золотом заплатишь, кой-чего скажу. Ты не думай. Я не… Мне на учёбу надо. Я вон и говорить стараюсь без ругательств. И… В общем, заплатишь, скажу.



   Маркиз обернулся к стоявшему в дверях дворецкому и коротко кивнул, тот отдал распоряжение, и скоро секретарь принёс деньги.



   Получив монеты мальчишка несколько мгновений любовался ими. Потом сделав шаг назад, зажав в одной руке сапфир, в другой золото, сказал: — Я ведь не сам. Мне велели. Я и передаю. Тот, кто жеребца у тебя увёл, тот и гостью забрал. Хочешь узнать больше, побывай в порту. Склады. — Он сделал ещё один шаг назад, и скрылся в портале.





  Глава 4





   — Ты что сделала? — Эттея посмотрела через зеркало на подругу. Поправлявший бровь тонкий палец замер, острый краешек ногтя царапнул кожу. — До-о-о-л!



  — Этти, не волнуйся! Это вредно для кожи, — Долэг села в кресло и, повернувшись, перекинула ноги через подлокотник, опершись на второй спиной. — Пока ты мылась, я очистила холл от художеств Эши. Всё-таки следует наказать девчонку. Амэрта её избаловала. Потом отправила жеребца хозяину. С подарком, разумеется. Мы же… — Она распрямила плечи на сколько это было возможно, и посмотрела на подругу широко раскрытыми глазами. Хлопнула пару раз ресницами. — Мы ведь леди. И умеем благодарить за помощь. Шёлковый шарф. И бриллиантовая булавка. Хотя, булавка его собственная. Наверно, разозлится. Я её украла на каком-то из балов. А что? — Девушка пожала плечами на возмущённый взгляд Эттеи. — Мне было скучно. И эта обувь! И намекнула где тебя можно найти. Хозяину, конечно, не жеребцу.



  — Дол… Ты не выносима. — Руки Эттеи бессильно повисли вдоль тела. — Зачем?



  — Так и не надо меня выносить, сама уйду. Сегодня вместе с отливом. Зачем? Давай подумаем… — собеседница подняла голову и, изобразив задумчивость, уставилась в потолок. — У него тонкие, сильные пальцы. Красивые губы. Умные глаза. Лиго!



  Дверь едва слышно скрипнула.



  — Госпожа?



  — Маркиз Виравский...



  — Широкие плечи. Высокий рост. Стройная фигура...



  — Лиго! — Эттея резко повернулась к служанке. — Вы подслушивали?!



  — Нет, госпожа. Описание маркиза было составлено…



  — Можете идти. — С досадой произнесла Эттея.



  — Слушаюсь, госпожа, — Лиго поклонилась, и беззвучно исчезла за дверью, плотно прикрыв её за собой.



  — Не смешно, Дол!



  — А я и не смеюсь. Он тебе совсем не понравился, но ты его хорошо рассмотрела. И, мне кажется, теперь будет честно, и ему дать рассмотреть тебя. — Девушка натужно выдохнула.



  — Только не говори, что ты опять охотилась на этого монстра! — гневно произнесла Эттея, и метнулась к подруге. С кончиков её пальцев сорвались голубые нити заклинания, и опутали Дол с ног до головы.



  — Не говорю, — проворчала та. — Но спина болит.



   Эттея оборвала нити, и развела руки в стороны – мебель, приподнявшись над полом, плавно поплыла по воздуху, и опустилась возле стен, освободив центр комнаты. Девушка помогла подруге подняться на ноги. Одно движение пальцев и, роскошный ковер свернувшись в рулон, откатился под диван.





   — Лиго!



  — Меня ругаешь, а сама орёшь, — съехидничала Дол.



  — Заткнись!



  — И она называет себя леди…



  — Госпожа?



  — Полотно. Саквояж.



  — Я-яд! — простонала Дол. — Быстро действующий. Побольше.



   Обойдя Дол, Эттея провела ладонями по её плечам, и щедро украшенный серебристыми кантом и вышивкой, синий камзол лохмотьями осыпался на пол. За ним последовала изрезанная на полосы блузка.



   — Что ты! — Дол прикрыла руками грудь. — Совсем с ума сошла!



  — Госпожа, — Лиго втолкнула в комнату столик на колесиках, и закрыла дверь. — Вам помочь?



  — Да, — коротко ответила Эттея, разглядывая длинные, глубокие раны на спине подруги. — У улитки мозгов больше, чем у тебя, Дол.



   Лиго, поставив столик так, чтобы до любого предмета на нём можно было без труда дотянуться, взглянув на раны, побледнела.



  — Го-о-спожа-а… — Дол было дёрнулась от ужаса, прозвучавшего в голосе служанки, но опутавшее заклинание держало крепко.



  — Придётся потерпеть, родная. — Эттея осторожно нажала на припухшую, посиневшую кожу. — Прости.



   Прошло довольно много времени до того, как, смахнув тыльной стороной ладони пот со лба, целительница вытерла пальцы о поданную Лиго тряпку, и приказала служанке собрать всё с пола, и сложить в камин.



   — Я тебя ненавижу! — выплюнув мокрый, тряпичный валик изо рта просипела Дол.



   Смуглое лицо девушки побледнело так, что веснушки смотрелись яркими, светящимися точками. Слёзы нескончаемым потоком струились по щекам.



   Эттея промолчала, понимая, что подруга испытывает невыносимую боль.



   Закончив очистку раны и нанеся заживляющую мазь, она уверенно и аккуратно наложила повязку, и осторожно переместила свою пациентку на диван.



   — Что? — Лежавшая на животе Дол повернула голову в сторону подруги. — И даже не отругаешь?



  — Зачем? Как говорил Грэхэм – собственный опыт учит лучше тысячи наставлений. — ответила Эттея, раскладывая инструменты по шкатулкам, а баночки и флаконы составляя в саквояж. — Зато теперь ты уже никогда не забудешь что в это время у любимого тобой флатта заканчивается брачный период, и к поверхности поднимаются самки, когти которых в отличие от когтей самцов покрыты ядом. — Неожиданно она всхлипнула и, буквально рухнув на пол, уткнулась лицом в ладони, и зарыдала. — Я едва успела. До-о-ол… Ты могла умереть… Я…



   Лиго, сбросив окровавленные тряпки на поленья, быстро вышла из комнаты, и очень скоро вернулась, неся в обеих руках стаканы с переливающейся перламутром жидкостью.



   Вслед за хлопком закрывшейся за ней двери, один за другим, в комнате вспыхнули два портала.



   Из зелёного, больше похожего на сплетённую из веток раму, на ходу снимая рабочие перчатки, широким шагом вышла среднего роста, полная кареглазая девушка в широких штанах и рубахе.



   Не успел зелёный портал погаснуть, как из нежно-голубого овала показалась её полная противоположность: высокая, худенькая девушка в изящном, домашнем платье с бледным, тонким лицом.



   Именно на ней и сосредоточилось внимание всех присутствующих.



  — Грэль!



  — Я справлюсь, — тихо произнесла девушка, осторожно касаясь ярко-розового отпечатка ладони на щеке. — Справлюсь! — чуть твёрже заявила она, и предложила: — Давайте лучше разберёмся – почему артефакты подали сигнал. Нова?



   — Я пришла на мгновение раньше тебя, — Снимая платок с тёмно-русых, слегка выгоревших на солнце волос, отозвалась первая гостья. — Но, судя по тому, что я вижу, Долэг снова принялась за старые забавы, очевидно забыв, что на поверхность всплыли ядовитые самки. — Зло закончила она.



  — Дол… — в нежном голосе Грэль прозвучал мягкий упрёк. — Лиго, что за зелье?



  — Укрепляющее и восстанавливающее по вашему рецепту, госпожа Ивана.



  — Как несправедливо! — пробурчала Дол. — Мне больно, а меня никто не жалеет.



  — Сейчас пожалею… — Достав из кармана штанов заблестевший в солнечных лучах медальон, пообещала Нова таким тоном, что Долэг с мольбой уставилась на Грэль.



  ***



   Лаен мысленно ругал и этикет, и собственное воспитание, не позволявшие ему отстранить стоявшую перед ним Маленькую Виконтессу, и продолжить путь.



   Окружённые лучиками морщинок светло-голубые глаза смотрели на него с таким наивным простодушием, что в пору было умилиться. Но маркиз прекрасно знал судьбу тех глупцов, кому не повезло вовремя исчезнуть с пути “милой” старушки.



   — Я могу надеяться, что вы почтите своим присутствием небольшой приём в моём доме? — крохотные пальчики, затянутые в перчатку, осторожно прикоснулись к локтю маркиза.



  — Надеяться? Можете. Но, не обещаю. — Досада на мгновенье исказила черты круглого, припудренного лица, но тут же губы, тронутые ярко-розовой помадой, сложились в приветливой улыбке.



  — Леди Эмер! — Молодой человек, обошедший Лаена, принял протянутую ему руку, и коснулся губами женских пальчиков. — Лорд Лаен! — Маркиза удостоили короткого поклона.



  — Рад нашей встрече, господин Далбер! — искренне произнёс маркиз, и сказав несколько приличествующих встрече фраз, быстро распрощался, не дав Маленькой Виконтессе возможности снова “вцепиться” в него.



   В коридоре, ведущем к апартаментам главы Королевского Совета, Лаена догнал Дагим.



  — Старик и тебя вызвал? — спросил маркиз друга, после того, как поприветствовал.



  — На твоём месте, я бы не называл верховного герцога стариком. Говорят, он этого не любит...



  — И правильно говорят, — раздался у них за спиной сухой, старческий голос.



   Молодые люди остановились. Поравнявшийся с ними высокий, худой мужчина с растрёпанными седыми волосами, на ходу открыл портал, и раздражённо бросив: — Заходите! — первым шагнул в свой кабинет.



   — Садитесь! — миновав длинный стол, хозяин сел в высокое кресло за массивным, рабочим столом, и недовольно посмотрел на рассаживавшихся подчиненных. — А лорд Анаэль значит не соизволил?



  — Скоро придёт. Задержался. Получил важное известие, — коротко доложил Дагим.



  — Ждать не будем. — Старик хлопнул ладонью по столешнице, и притянув лежавшую сбоку папку, открыл её. — Не нравится мне всё это! В деле о заговоре объявилась третья сторона. При чём вступила в игру настолько тонко, что лишь сейчас, проведя полный анализ движения денежных потоков, и купли-продажи крупных заводов и фабрик, мы смогли её обнаружить. Ваши подозрения, лорд Лаен, подтвердились. За последние три года кто-то сумел сосредоточить в своих руках капитал, сравнимый с королевской казной. Несколько месяцев мелкие компании множились, как крысы, и, стоило нам только подступиться к ним, почти одновременно обанкротились. Их счета арестованы. Но, на них пусто.



  — Как так может быть? Банки обязаны...



  — Очень просто... — перебил Дагима герцог.— Гениально просто. Неудачные вложения в закупленные за границей товары, пропавшие вместе с перевозившими их затонувшими кораблями.



  — Что теперь будет с этими компаниями?



  — Большая часть их была выкуплена... — Старик усмехнулся. — Благотворительным комитетом на деньги, поступившие от неизвестного дарителя. А теперь, маркиз, попробуйте потребовать у вашей, возглавляющей этот комитет, матушки, отчёта... — Лаен опустил взгляд на лежавшую перед ним папку. От одной мысли что-то потребовать у леди, спешащих творить добро, ему, боевому магу, стало не по себе. — К тому же, служащие налоговой и отдела планирования, пытающиеся сейчас разобраться, дружно заверят, что вряд ли мы сможем найти что-то, что сможет привести нас к организатору этой... аферы. Что у вас? — Герцог откинулся на спинку кресла, и побарабанил пальцами по столешнице.



  — Один из моих осведомителей посоветовал поинтересоваться складами. — Лаен открыл папку, и подал главе КС лист бумаги. — четыре года назад в порту появился некто, назвавший себя Хозяином. Я не могу утверждать, что он как-то связан... но за эти же четыре года почти все склады были перекуплены, и собраны под руководство компании “Инэн”. Хозяевами компании являются супруги Ин-Енев, которых на территории королевства не видели лет десять. Право подписывать документы они передали дочери. Эттея Енев. Аристократка. Маг. Диплом Королевской Академии.





  Глава 5





   — Покажи спину, — Нова поставила стакан с соком на скатерть, расстеленную на ковре, и требовательно посмотрела на Дол.



   Мебель так и осталась стоять придвинутой к стенам, только огромный пушистый ковёр занял своё место, и подруги, учтя, что Дол трудно сидеть, решили организовать “пикник” на полу.



   Обложившись подушками они рассказывали друг другу новости, и лакомились фруктами, привезёнными Дол из путешествия, и сладостями, изготовленными в недавно приобретённой Эттеей кондитерской.



   — До-о-л!



  — Какая ты нетерпеливая, Нова! Сейчас! — Девушка вытерла измазанные пальцы о салфетку и, немного отодвинувшись, перекатилась на бок. — Смотри!



  — Небольшое покраснение. И шрамы потом надо будет разглаживать, — мягко произнесла Грэль. — Думаю, тебе стоит обратиться к Амэрте.



  — Главное, что не пришлось звать Эшу, — проворчала Нова.



  — У нас не так много времени, думаю, пора идти, — Дол поднялась на ноги, и дёрнула прикрывавший грудь и живот платок, углы которого были завязаны у неё на талии и вокруг шеи. — Эттея!



   Дверь, тихо открывшись, пропустила девушку, и тут плотно закрылась.



  — Я уже здесь! А ты опять кричишь!



  — Ты понавязала узлов, я их…



  — Лиго поможет. Тем более, тебе всё равно надо переодеться. Как я выгляжу? — Эттея покрутилась перед подругами.



  — Бежево-коричневая клетка тебе очень подходит, — высказалась первой Грэль.



  — Но почему опять юбка и жилет? — спросила Нова.



  — И зачем пышные рукава? Ты всё равно нарукавники наденешь. И бант? Ты же на работу идёшь.



  — Дол, не умеешь говорить комплименты, лучше молчи! — обиделась Эттея. — Мне нравятся юбки. Удобно. — Тонкие пальчики легли на тонкую талию, подчёркнутую украшенным двумя рядами золотистых пуговиц высоким поясом. — К тому же… — Она приподняла подол, показывая узкие брюки, заправленные в ботинки со шнурками. — Юбку я могу снять в любой момент, а платье пока снимешь, пять раз убьют. Работа в порту, это не бал у Маленькой виконтессы.



  — Эттея! — хором воскликнули девушки. — Лучше не вспоминай эту… — выразила общее мнение Нова.



  — Почему? Её приём открывает сезон.



  — Не-е-т! — простонала Дол.



  — Почему? — возмутилась Нова.



  Грустно улыбнувшись, Грэль, как обычно, промолчала: зачем расстраиваться из-за того, что не можешь изменить.



  — Она так захотела. Думаю, мало найдётся желающих поспорить с ней.



  — Старая ведьма!



  — Дол! Ты же леди!



  — Нова-а-а… Я дочь пирата. Племянница пирата. Внучка пирата. Где ты нашла в моей родословной леди?!



  — Девочки, давайте поторопимся, — предложила Грэль, и назревавшая ссора утихла.



  — Я иду первой, — Эттея забрала у служанки толстую кожаную папку. — Вы чуть позже. И, пожалуйста, не забудьте, галстуки должны быть одинакового цвета.





   ***





   — Решил прогуляться со мной? — Лаен перешагнул лужу, и поморщился. — Мог сейчас сидеть в кабинете, и раздавать указания, — поддел он друга.



  — Мог бы… — с тоской отозвался Дагим. — Но герцог потребовал проверить два уходящих вечером корабля.



  — Вечером?



  — Вечером… Это и привлекло его внимание. Тебе не кажется, что они… — мужчина кивнул в сторону ругавшихся на крыльце покосившегося дома женщин, — совсем нас не боятся? Они даже головы не повернули в нашу сторону.



  — А должны?



  — Я ду… — Договорить Дагим не успел.



   — Хозяин! — взвизгнула одна из женщин и, подхватив копошившегося в земле мальчишку, рванула в дом.



   Лёгкий ветерок смял мерзкие запахи. В воздухе закружился аромат хвои.



   — Хо-зя-ин! — слышалось в стуке захлопавших рам и дверей.



  — Хозяин! — полетело над крышами.



  — Хозяин! Хозяин идёт! — понеслась по кривым улочкам босоногая детвора, предупреждая обитателей трущоб.



   Лаен огляделся.



   Улица словно вымерла. Даже кошки, гревшиеся на заборе, исчезли. В пронзительной тишине послышался далёкий лай. Скрипнуло где-то дерево. Каркнула, и затихла птица.



   Остановившись мужчина оглянулся, а вслед за ним остановился и повернулся Дагим.



  — Совсем обнаглел! — полувосхищённо-полураздражённо воскликнул маркиз, рассматривая высокую, стройную фигуру, и запоминая её приметы, хотя их было ни так уж и много.



   Широкие плечи обтягивал фрак с атласными лацканами. Под воротником ослепительно белой рубашки был завязан атласный же чёрный галстук.



   Брюки подчёркивали длинные, сильные ноги. Тень от полей широкополой шляпы скрывала лицо. Затянутая в чёрную перчатку узкая ладонь сжимала длинную рукоять трости. Металлические детали её блестели в солнечных лучах.



   Хозяину не больше тридцати лет, только этот вывод и успел сделать Лаен: вежливо поклонившись ему и его другу, молодой человек сделал несколько шагов по направлению к ним, и пропал в открывшемся портале.



   — Стоять будем? — Дагим обтёр налипший на подошву мусор о торчавший из земли камень. — Или…



  — Пойдём,  посмотрим. Только, что-то подсказывает мне, что ничего мы не обнаружим.



   Чистый магический фон на том месте, где стоял Хозяин, подтвердил подозрения Лаена.



   — То ли он универсал, что почти невозможно: они, в лучшем случае, даже при сдерживании силы наставниками, остаются с двумя стихиями...



  — Или выгорают, — подхватил его мысль Дагим.



  — Или выгорают… Но, портал должен был оставить след. Тем более, сразу после активации.



   Золотистые нити поискового заклинания, запущенного Лаеном, медленно опутывали эту часть улицы.



   — Ничего, — призвав силу назад, сообщил маркиз.



  — Сам вижу. Надо будет озадачить артефакторов. Если б мне кто-нибудь рассказал о подобном, я бы не поверил.



  — Тем не менее, мы видели то, чего быть не должно, потому что это…



  — Невозможно… — ухмыльнулся Дагим. — Ты куда сейчас? В порт? Или вернёшься в контору?



  — В порт. Хочу пройтись по складам. Есть у меня несколько… знакомых. Надо бы навестить. — Мужчины двинулись вдоль улицы.



  — Ты там поспокойнее только, чтобы потом Старику жалобы разбирать не пришлось.



  — Ты меня с мысли сбил… Иллюзия?



  — Это не ко мне. Я их даже в теории не изучал. — Дагим разёл руками.



  — К сожалению, я тоже. — Лаен перевёл взгляд на окно ближайшего дома. Заменявшая шторку линялая тряпка с большой синей заплатой едва заметно колыхнулась. — Может спросить?



  — Вряд ли ответят. Его они боятся больше, чем нас. Мы – закон. А он скор на расправу. — Коротко ответил собеседник.



   Многолетняя дружба, связавшая двух мужчин с детских лет, породила в них способность буквально угадывать мысли друг друга.



   — Нагл. Самоуверен. Жесток.



  — Силён. Молод.



  — Молод… И за четыре года не совершил ни одной ошибки, которая бы позволила нам приблизиться к нему.



  — Сообщишь Старику? О портале…



  — Да. Наверно… Нет… Ты только подумай... — Лаен покачал головой. — Спокойно появился, хотя знал, что стражей нагнали.



  — И ушёл. Словно хотел показать нам, что никого не боится… Опять воняет…



  — Если он смог… Запах. Ветер. Маг воздуха?



  — След всё равно бы остался.



   Так перекидываясь словами на ходу, они достигли перекрёстка, и разошлись каждый в свою сторону.



   В своё время матушка наотрез отказалась принять выбор Лаена стать тайным агентом, и приложила немалые усилия, чтобы не допустить его приёма на службу.



   Старик же, приметивший сильного мага, сказав “начнёшь простым стражем”, отправил его в отдел по расследованию преступлений, совершённых при помощи магии. На три долгих года.



   К концу третьего, маркиз знал район порта не хуже его обитателей. Вот и сейчас, отодвинув доску забора, он спокойно миновал двор позади трактира, и оказался на небольшой площади, на которую выходили ворота двух огромных складов компании “Инен”.



   И едва не сбил с ног невысокого, плотного гнома, спешившего к одному из складов.



   — Маркиз! — возмущённо пробасил тот.



  — Мастер Офранг! Простите!



  — Ещё скажите, что не заметили! — Круглое, гладко выбритое лицо гнома покраснело. Серые глаза по широкими бровями гневно сверкнули.



  — Что вы… Неудачно сократил путь. — Маркиз оглянулся на дыру в заборе.



  — То-то же… — мастер переложил толстую папку из одной руки в другую, и продолжил свой путь.



   Маркиз двинулся рядом, подстраивая свой шаг под широкий шаг гнома. Тот остановился, и хмуро взглянул на неожиданного спутника.



   — Что?



  — Торопитесь, мастер?



  — Дела. Тороплюсь. Ждут.



   — Мастер Офранг! — Позвал мягкий, женский голос. Мужчины повернули головы в сторону склада.



   В дверном проёме, сделанном в створе ворот, стояла высокая стройная девушка в костюме, состоявшем из длинной, клетчатой юбки и жилета. Светлая блузка оттеняла лёгкий загар на лице незнакомки.



   — Леди Эттея! Как я рад, что вы на месте! — гном поспешил навстречу девушке.



  — Добрый день, мастер! — Она протянула обе руки вперёд.



   Зажав папку подмышкой, гном схватил их и, сжав тонкие пальчики, пожаловался: — Этот… Он такого натворил. Леди Эттея… Разберитесь.



  — Я как раз шла к вам. Мне уже сообщили о вашей проблеме. Проводите? — Она лукаво улыбнулась.



   Лаен смотрел вслед уходившим, и не мог отделаться от ощущения, что где-то встречал эту незнакомку. И совсем недавно.



   Оглядевшись мужчина отметил, что никто из работавших ни на гнома, ни на хозяйку внимания не обратил. Разгрузка с подвод продолжалась в прежнем темпе.



   Немного понаблюдав за рабочими, мужчина мысленно похвалил деловую хватку девушки: несмотря на довольно большое количество людей, на площади не было суматохи, обычно сопровождающей крупные скопления народа.



   Подводы подъезжали, и отъезжали по заранее определённому для каждой пути.



   Мужчины с жёлтыми повязками чуть выше локтя скупыми жестами раздавали указания, и им беспрекословно следовали остальные.



   Маркиз усмехнулся: сюда бы управляющего Королевскими складами, чтобы поучился, как организовывать работу.



   На мгновение взгляд Лаена схлестнулся со взглядом сидевшего на бочке возле ворот склада мужчины, и незнакомец сразу же отвёл глаза. Охранник...



   Спустя некоторое время маркиз заметил и второго, затем третьего. Одетые, как и все, кто сейчас находился на площади, они не выделялись из толпы, и даже что-то делали, смешиваясь с ней. Только опыт помог Лаену обнаружить их.



   На его короткий кивок, один из мужчин, остановившись, ответил кивком, и снова включился в работу.



   “Пора познакомиться, леди Эттея Енев”.



   Лаен двинулся вслед за ушедшей парой.





  ***





   Эттея злилась.



   Она не спала уже вторые сутки, и, несмотря на то, что, благодаря тренировкам, могла долго обходиться без сна, чувствовала себя… Девушка не могла понять своё состояние.



   Тревога, волнение, предвкушение сплелись в её душе в тугой клубок.



   Неожиданное появление лорда Лаена заставило её нервничать. Впервые за многие годы, в ней появилась неуверенность в том, что она поступила правильно.



   Эттея уже не раз задавала себе вопрос – может лучше было рассказать о том, кто она, и как попала в неприятную ситуацию.



   А потом она одёргивала себя её разоблачение это и разоблачение брата. Подлец, негодяй, предатель. Но его позор ляжет тёмным пятном на всю семью.



   Сможет ли лорд Лаен удержать сведения о ней в стенах тайного сыска? Ведь, если… На этом Эттея обрывала свои размышления.



   От мысли о слухах, которые с удовольствием будут обсуждать во всех аристократических гостиных, появлялось ощущение, что пространство вокруг неё сжимается. Да, говорить будут шепотом, едва слышно, но достаточно громко, чтобы слухи дошли до неё. Она уже почти чувствовала косые взгляды, которыми несомненно будет сопровождаться каждое её появление в обществе. И страх ледяными пальцами сдавливал её сердце.



   Нет. Лучше молчать. Молчать, и надеяться, что её имя так и останется тайной.



   — Леди Эттея… Леди Эттея-я…



  Девушка неуверенно улыбнулась гному, с тревогой смотревшему ей в лицо.



  — Леди Эттея, что-то случилось? Может вам нужна помощь?



  — Нет, мастер. Благодарю за предложение. Просто немного задумалась. Мы собираемся строить ещё один склад. Не хотите принять участие?



  — Треть?



  — Треть.



  — Только вы и я?



  — Да, — Эттея улыбнулась – причуду мастера: в любом деле не больше одного компаньона знали все, кто был связан с перевозками. С теми, кто по каким-то причинам продавал часть своего пая посторонним, гном больше не связывался.



  — Артефакты?



  — Мои.



  — Стройка?



  — Полностью ваша.



   Мастер Офранг остановился и протянул руки ладонями вверх, девушка прижала к ним свои ладони.



  — Сделка.



  — Сделка.



  И, довольные друг другом,  они вошли в прохладное помещение склада.



   — Мастер! Миледи! — им навстречу шагнул невысокий, смуглый мужчина в тёмно-синих шароварах, затканном бордовыми рунами голубом жилете поверх свободной рубашки-туники.



  — Миго? — На вопросительную интонацию в голосе Эттеи, мужчина на одно, едва уловимое, мгновение прикрыл глаза. — Прошу, — пригласила девушка гнома, и двинулась вдоль ряда стеллажей, заставленных поддонами с товарами.



   — Синий, — подсказал гном, и Эттея благодарно кивнула, хотя уже владела полными сведениями и о проблеме, и о месте.



   Этот склад был у неё любимым. Первое совместное, полностью самостоятельно созданное детище воспитанниц Грэхэма. Намного меньше по площади, чем все остальные, он стал своеобразным полигоном, на котором Нова и Эттея оттачивали мастерство по созданию артефактов. Здесь Амерта и Эша разрабатывали охранные заклинания. Долэг и Грэль определяли размеры и высоту поддонов, чтобы их можно было без усилия грузить на корабли, и в то же время, чтобы с ними было удобно работать на складе.



   Широкие, жёлтые линии ограничивали проход с обеих сторон. Крохотные вкрапления в них, на первый взгляд казавшиеся просто изъянами в краске, на самом деле, были сильнейшими накопителями, способными держать защитные заклинания несколько дней.



   Цветовое обозначение секторов было придумано Грэль, а вот система очистки воздуха была идей Эттеи, и она гордилась ею, как и полученным на неё патентом.



   — Леди Эттея… — Мастер прикоснулся к руке девушки, привлекая её внимание. — Сюда… — Он повернул в проход, который она, погрузившись в воспоминания, уже почти миновала. — Что-то вы сегодня…



  — Задумчивая? — Эттея пошла вслед за гномом.



  — Очень задумчивая. Волнуетесь?



  — Думаю. Считаю.





  Глава 6





   В дверях склада невысокий, смуглый мужчина заступил Лаену дорогу.



  — Туда нельзя!



   То, что нельзя, знаком-эмблемой тайного сыска легко сменилось на можно.



   А вот то, что на службе у леди Эттеи состоят эруши, стало для маркиза неожиданностью, очень большой неожиданностью.



   Народ, проживавший на покрытых лесами островах с общим название Аранг, с жарким, влажным климатом, частыми дождями, и огромным количеством ядовитых насекомых и змей, с остальными народами почти не общался.



   Даже торговля с их закрытым сообществом велась с лодок в море.



   Раньше искатели приключений пытались высадиться на острова, но обычно заканчивалось это болезнями, плохо поддающимися лечению.



   Так что, постепенно, правители многих стран были вынуждены запретить посещение островов. И слово аранг, переводившееся с невдальского как угроза, стало географическим названием.



   — Мне необходимо поговорить с вашей хозяйкой.



   Служащий молча двинулся вперёд, показывая дорогу, и Лаен не спеша последовал за ним, по пути осматривая помещение. Расследуя преступления ему приходилось бывать на различных складах, но этот не был похож ни на один из ранее виденных.



   К массивным, прямоугольным колоннам, проходившим по центру и поддерживавшим крышу, крепилась непонятная конструкция из труб. Ровный пол, раскрашенный в разные цвета, слегка пружинил под ногами. Задержавшись маркиз прикоснулся рукой к колонне. Дерево. Отшлифованное. И чем-то пропитанное.



  — Милорд! — негромко позвал его служащий, остановившийся в проходе. — Сюда.



   Девушка работала. Маркиз замер, любуясь ею.



   Мягкий свет от небольших, висевших на тонких цепях, светильников играл в камнях перстней, украшавших изящные пальцы. Руки незнакомки то взлетали, то опускались, и подчиняясь их движениям, довольно тяжёлые на вид, ящики плавно составлялись на тележку.



   — Кажется, всё, — девушка повернулась к стоявшему чуть сзади неё гному.



   Тот согнал восхищенное выражение со своего лица и ворчливо заявил: — Если бы поставили подъёмники, не пришлось бы звать вас, леди Эттея. Всё это ваше увлечение артефактами.



  — Зато мы можем принимать большее количество грузов.



  — А сегодня… — не унимался Офранг. — Сегодня. Разрядились накопители, и… — он развёл руками.



  — Я… Проверю. — Словно почувствовав взгляд, она обернулась и, заметив Лаена нахмурилась.



   Кто-то разрядил накопители. Эттея прекрасно помнила, что вчера утром они были заполнены на три четверти, а, значит должны были отработать ещё не меньше месяца.



   У неё были подозрения кто мог подстроить ей такую пакость, но говорить о нём вслух девушка опасалась. Достаточно того, что приходится сотрудничать с неприятным ей человеком, а уж если обратить на себя его гнев, тогда и заступничество гномов не поможет, придётся бежать из столицы.



   Ощущение чужого взгляда появилось у девушки ещё тогда, когда она снимала нужные гному ящики, но во время работы отвлекаться было нельзя, любое неточное или резкое движение, и мастер лишился бы своего груза.



   Гном, высказавшись, попрощался и, толкая впереди себя тележку двинулся к выходу. Эттея повернулась в другую сторону, и замерла – кого бы ей хотелось видеть меньше всего, так это сыщика, именно этого сыщика, но, вопреки её желанию, он стоял напротив неё.



   На миг ей показалось, что он узнал её, и внутри всё похолодело, но его последовавшая фраза: «Я хотел бы осмотреть склад», немного успокоила – проверки она не боялась: что-что, а все документы всегда содержались в порядке, в этом отношении Грэхэм был придирчив и строг.



   — Прошу. — Эттея повела рукой, указывая на выход. — Все документы находятся в моём кабинете. Он в другом здании. Если…



  — Вы меня неправильно поняли, леди Эттея. — мягко перебил её лорд. — Документы мне не нужны. Я хочу, чтобы вы показали мне склад.



  «Не-е-т… Только не это...» — мысленно простонала девушка, а вслух спросила:



  — Вы хотите арендовать место?



  — Подумываю об этом. Скоро придёт корабль, груз которого принадлежит мне и моим друзьям. Нам рекомендовали вашу компанию, как ту, что предоставляет лучшие условия. — Мужчина провёл пальцами по поддону. — И то, что я вижу… — Эттея вздрогнула: долгое общение когда-нибудь точно приведёт к её разоблачению, — пока… — Он выделил это слово. — Полностью подтверждает эти рекомендации.



   Выругав про себя болтунов, и пройдясь по Дол, вздумавшей дразнить тайного агента, Эттея вздохнула и приступила к объяснениям.



   — Площадь склада невелика. Это помогает нам удерживать температуру на одну вторую ниже уровня температуры человеческого тела…



  — Понимаю ваше стремление к подробному рассказу, — улыбнувшись, снова перебил её спутник, — но, достаточно сообщать цифры, я пойму.



  — В общем, склад предназначен для хранения природных компонентов, не требующих низких температур, и предметов фабричного изготовления. Продукты питания мы здесь не храним, — быстро проговорила Эттея. — Мы предлагаем полный комплект услуг – размещение, хранение и доставка по требованию. Цены… Я дам список наших услуг, их оплаты и скидок, которые мы предоставляем. Вам стоит ознакомиться с ним самому, так как вы пока не сообщили какого рода груз планируете поручить нам.



   Лаен, вслушиваясь в негромкий, мягкий голос, шёл рядом с девушкой, изредка поглядывая на неё. Леди Эттея явно нервничала, хотя, ей, постоянно работающей с клиентами, интерес к складу должен был быть привычным. И, тем не менее, она нервничала, мужчина заметил и крохотные капельки пота, проступившие на лбу под линией волос, и быстро бьющуюся жилку на виске, и беспокойный взгляд.



   — Что это за трубы? — остановившись, Лаен поднял глаза к потолку.



  — Система против пожара. Сюда, пожалуйста. — Девушка повернула к выходу.



  — Я думаю, мы дойдём до той стены — Внимательно наблюдая за выражением её лица, он махнул рукой в противоположную сторону. На мгновение леди Эттея плотно сжала губы, в тёмных глазах мелькнул страх. Потом, словно смирившись с неизбежным, девушка расслабилась и, кивнув, двинулась в указанном направлении, продолжив рассказ:



  — В этом районе, в основном, деревянные дома. Пожары не редкость, особенно летом и в начале осени. Поэтому, при строительстве мы учли этот факт. Стены сложены из кирпича. Все деревянные детали пропитаны особым раствором. Он снижает способность к возгоранию и препятствует образованию искр— Девушка замолчала, переводя дыхание.



  — Чья разработка? Есть патент? — поинтересовался Лаен.



  — Патент сейчас рассматривается комиссией. В стены и колонны встроены артефакты, которые реагируют на резкое повышение температуры и открытый огонь, тогда начинается подача воды в трубы. Отверстия в них разной величины. Что-нибудь ещё интересует? — Едва сдерживая раздражение, спросила хозяйка склада.



  — Да! — Огромный магический поток Лаен почувствовал ещё за несколько шагов до этого места, где они сейчас остановились, но не стал заострять на нём внимание спутницы, стараясь подойти как можно ближе к точке, где явно находился мощный артефакт. — Что здесь? — Он ударил ладонью по невидимой поверхности.



   — Сектор повышенного уровня охраны, — девушка повернула перстень на правой руке камнем к ладони, и провела ею сверху вниз.



   Иллюзия стены исчезла, на её месте появилось небольшое помещение, заставленное ящиками и ограждённое решёткой, квадратные ячейки которой пересекались более тонкими прутьями по диагоналям. И в центре каждого такого пересечения был закреплён артефакт.



   — Мы уже сдали это помещение. Поэтому, если вы хотите оставить у нас груз, то я могу показать вам свободные места.



  — И кто арендатор? — Лаен оценил и количество и мощь защитных артефактов: такая охрана должна приносить хозяйке склада немалый доход.



   Девушка молча указала пальцем на закрытую дверь. Подойдя к ней вплотную, маркиз почувствовала как поднимается в душе ярость. Он смотрел на оттиск короны с пятью зубцами на печати, закрывавшей отверстие в замке, а видел обломки кареты и окровавленные тела вокруг неё.



   Эттея смотрела на потемневшее от гнева лицо мужчины, и в чём-то даже сочувствовала ему. Она неплохо знала и характер среднего сына короля, и его способность, потакая своим прихотям, играть судьбами людей.



   Глядя на то, как сжимает кулаки её спутник, она вспомнила тот день, когда Его Высочество впервые появился на складе.



   Они только-только закончили расставлять груз, доставленный Дол, и уже шли к кабинету, когда высокая, стройная фигура, отшвырнув от себя кинувшегося встречать клиента Миго, преградила им путь.



   Светло-голубые глаза второго наследника короля облили девушек холодом, заставив испуганно отступить.



   Он не просил, ибо не по чину принцу просить, но он и не приказывал, хотя был в праве, он угрожал. И от его угроз стыла кровь, и замирало сердце.



   Пришлось в спешном порядке освобождать нужные мужчине площади. Язвительное обещание пригласить в королевские подвалы вынудило работать на пределе сил. К тому моменту, когда груз принца занял своё место, обе девушки были на грани выгорания.



   Сейчас, спустя три года, Эттея уже могла спокойно относится к тем словам наследника – не за один день, но они с принцем сумели договориться об условиях сотрудничества.



   Эттея усмехнулась: четыре потопленных мстительной Дол корабля из принадлежавших лично высокомерному Высочеству стали его расплатой за тот день.



   — Как я понимаю, — низкий голос вытянул её из воспоминаний, — вы не можете открыть дверь, и не знаете о том, что находится в ящиках.



  — Нет, милорд. Нет на оба ваших вопроса.



   Выслушав её ответ, маркиз сухо попрощался и быстро покинул помещение. Стоило только его фигуре исчезнуть в дверях, рядом с Эттеей возник Миго.



  — Артефакты разряжены. Принц? — Эруши кивнул и, достав из кармана жилета сложенный лист, протянул его девушке. — Спасибо! Травы или металл?



  — Травы, — коротко ответил мужчина. — Ваш принц купил негодный товар. Травы плохо просушены.



  — Сколько времени?



  — Плесень появится через три дня.



  — Спасибо, Миго! Я вернусь на Красный склад. Ты останешься здесь. И… Новый клиент… Что думаешь?



  — Умный. Наблюдательный.



   Эруши никогда не ошибался в оценке людей, вначале эта его способность пугала Эттею, со временем она привыкла полагаться на его мнение.



   Наблюдательный. Девушка зябко повела плечами. Плохо. Рано или поздно, но маркиз догадается кто она.



   У входа в склад её перехватил крупный седой мужчина с жёлтой повязкой на рукаве – старший сегодняшней смены грузчиков.



  — Леди Эттея, мастер Ригвин несколько превысил загрузку.



  — Не оставляет попыток доказать, что и мы можем ошибаться.



  Её собеседник, коротко хохотнув, провёл ладонью по густым с проседью волосам.



  — Надеется. Вы же обещали ему бесплатный месяц хранения, если что.



  — Не будем лишать его этой надежды. Спасибо за вашу внимательность. На сегодня у нас всё. Можете отпустить рабочих, да и сами идите домой. Хорошего отдыха.



  — Спасибо, миледи. А вы?



  — Мне надо заполнить документы. — Девушка покачала головой – слышала бы сейчас её Нова, с её вечными упреками за неподобающее поведение со служащими.



   Эттея улыбнулась. День медленно отступал, солнце почти на половину скрылось за высокой крышей Красного склада. И даже присущий порту и складам резкий запах, казалось, присмирел.



   Люди вокруг ещё суетились, но постепенно площадь пустела.



   Появились уборщики, и девушка заторопилась в контору.





  Глава 7





   Лаен с трудом нашёл друга в обусловленном месте. Казалось весь город устремился в порт. Намётанным глазом маркиз выхватывал в толпе синие и серые кители стражей и кадетов военного училища, видимо, вызванных на подмогу.



   Высокие, мощные охранники разгоняли простолюдинов, освобождая место для прибывавших аристократов.



   — И что здесь ожидается? — поинтересовался Лаен у спутника, оглядывая толпу.



  — Ничто так не привлекает внимания, как заранее объявленное самоубийство, — ответил тот, с язвительной усмешкой уставившись на представителей так называемой элиты, прикрывавших свои лица масками. — Я же говорил тебе, что два капитана собирались провести корабли через Горло при отливе. Один из них отступился, зато второй бросил всем вызов, поставив сверхщедрую сумму на свою победу. Ставки множатся. Народ замер в ожидании зрелища. — Он насмешливо поклонился даме в тёмном плаще, и она, смутившись, спряталась за стоявшего рядом мужчину. — Кто бы мог подумать, что наши хрупкие леди так кровожадны. — Ещё одна молодая женщина, покраснев, опустила капюшон, скрывая лицо.



  — Хорошо, капитан решил угробить своё судно, это его дело. Мы-то здесь зачем? — Раздражённо спросил Лаен, перехватывая ладонь воришки, сунувшуюся было к нему в карман плаща. Сдавив тонкие пальцы до писка хозяина, он отбросил их, и зло приказал: — Исчезни!



  — Ты мне? — Дагим отвлёкся от наблюдений.



  — Карманнику. Ты не ответил.



  — Видишь ли, друг мой, — Дагим заложил руку за борт камзола, выставил правую ногу вперёд и слегка откинулся назад, передразнивая обоим знакомого преподавателя по тактике, — видишь ли… Если этому гадёнышу удастся задуманное, у нас появится щель в охране бухты. До сих пор считалось, что подводные камни позволяют пройти только одним путём, а отлив плотно закрывает этот путь, запирая корабли у причалов. Поэтому наш порт считается самым безопасным в плане контрабанды. — Он протянул Лаену складную подзорную трубу.



   Толпа вокруг оживилась.



  — Пошёл!



  — Новый совсем…



  — Средний…



  — Низко сидит… Не проскочит…



  — Кто капитан?



   Словно отвечая на последний вопрос на палубе показалась невысокая, тоненькая фигурка в ярко-синем, отделанном серебристым кантом костюме капитана, в шляпе с узкими полями и высокой тульей. За обвязанный вокруг неё синий шелковый шарф было воткнуто длиннющее, пушистое, белое перо, кончик которого трепыхался на уровне лопаток незнакомца.



   Капитан сдёрнул шляпу, тряхнул головой и, повернувшись лицом к толкавшимся на причале и разведя руки в стороны, отвесил насмешливый поклон. Лучи заходящего солнца заиграли в огненно-рыжих волосах, волнистым каскадом скрывшим его лицо.



   Рядом с друзьями грубо выругался здоровенный мужик в рабочей одежде.



  — Дол Огненная! Чтоб… Ты… — зазвучали злые голоса вокруг.



  — До-о-ол! — Приложив ладони рупором ко рту завопил какой-то парень. — Я тебя ненавижу-у-у!



   — Зар-раза! — присоединился к общему хору Дагим. Лаен удивлённо посмотрел на друга. — Вот дрянь! Сидит ниже, чем когда мы его осматривали.



  — Скажи, чтобы перехватили.



  — Кто? Те, что здесь, не успеют. Те, что с той стороны не подойдут, камни не позволят. Уйдёт!



  — Ты так уверен, что она пройдёт Горло?



   Ответа маркиз не получил.



   Под кораблём неожиданно возник мощный столб огня и, подбросив судно вверх, исчез.



  — Завалится, — с надеждой произнёс рабочий.



   Но завалиться корабль не успел. С берега в его корпус ударил явно направляемый магом сильнейший поток воздуха, поймал судно почти над поверхностью, и швырнул вперёд.



   Пролетев на камнями корабль плюхнулся в воду, некоторое время опасно раскачивался из строны в сторону, но, в конце концов, восстановив равновесие, рванул в раскинувшееся перед ним море.



   Лаен проследил направление заклинания, и нашёл создавшего его воздушного мага – совсем ещё молоденького парнишку в замызганной одежде, сидевшего на крыше.



   Щуплый мальчишка, оседлавший конёк, резко выбросил вперёд руку, и над толпой, жужжа, полетел какой-то предмет, разрушая оставшиеся следы.



   Казалось, чужой взгляд колючим, зимним ветром скользит по телу. Эттея напряжённо ждала пока собранный из тончайших, деревянных, почти прозрачных пластин марайнгна совешит круг. Выжженные по его крыльях символы земли, стихии противоположной воздуху, тихо пели, собирая разлившуюся в воздухе силу и разрушая магический след.



   Наконец, оружие эруши опустилось ей в ладони, и она смогла оглядеться в поисках человека, наблюдавшего за ней. А найдя его, смотревшего прямо на неё через подзорную трубу, девушка вздрогнула, едва не потеряв равновесие и не сверзнувшись с крыши.



   Расстояние между ней и тайным агентом было достаточным, чтобы она успела скрыться до того, как он пробьётся сквозь плотную толпу людей, занятых сейчас выяснением кто, кому и сколько проиграл, но страх сковал тело, и она продолжала сидеть.



   Мужчина опустил трубу и, что-то сказав своему светловолосому спутнику, стал вместе с ним двигаться к складу.



   Эттея почувствовала себя так, словно с неё сняли поводок. Быстро перекинив ногу, она соскользнула по скату и спрыгнула. Остатка в накопителе хватило, чтобы под её ногами возникла воздушная подушка, позволившая мягко приземлиться. Махнув ладонью с зажатым в пальцах марайнгном девушка подчистила след, и рванула к перекрёстку на котором её ожидала карета.



   Захлопнувшаяся дверца отрезала шум города и подарила несколько мгновений покоя, но девушка понимала, что только надёжные стены дома дадут ей защиту от чужих заклинаний поиска.



   Надев лежащий на сидении плащ с глубоким капюшон, Эттея покинула карету за несколько кварталов до нужной улицы, и оставшийся путь прошла пешком. Сидевшая на козлах Лиго оправилась сдавать взятый в наём экипаж.



   Лишь тихо пробравшись в дом, поднявшись в свою комнату, а после в ванную, и запечатав за собой дверь, Эттея, усевшись на пол, перевела дух.



   Заставив себя подняться на ноги девушка стянула одежду и, поместив её в металлический шкаф, активировала огненный артефакт, установленный на его дверце.



   Как любила говорить Нова в очередной раз наказанной наставником Дол: «Пакостишь, прячь следы лучше и не оставляй улик».



   Вспомнив обиженное выражение на веснушчатом, в ореоле непослушных кудряшек, личике Дол Эттея негромко рассмеялась.



   — Миледи! — раздался за дверью звонкий, девичий голос. — Вам нужна помощь?



  — Нет, — коротко ответила Эттея с трудом сдержавшись, чтобы не отчитать служанку, вошедшую в комнату без разрешения. — Приготовьте мне чай. Подадите в малую гостиную.



  — В гостиную? — изумлённо переспросила горничная. — Не в столовую?



  — В гостиную! И впредь! Не входите в мою комнату без разрешения!



  — Как прикажите, миледи. — с обидой в голосе ответили из-за двери.