КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615408 томов
Объем библиотеки - 957 Гб.
Всего авторов - 243191
Пользователей - 112866

Впечатления

Влад и мир про MyLittleBrother: Парная культивация (Фэнтези: прочее)

Кто это читает? Сунь Яни какие то с культиваторами бегают.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Ясный: Целый осколок (Попаданцы)

Оценку поставил, прочитав пару страниц. Не моё. Написано от 3 лица. И две страницы потрачены на описание одежды. Я обычно не читаю женских романов за разницы менталитета с мужчинами. Эта книга похоже написана для них. Я пас.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Meyr: Как я был ополченцем (Биографии и Мемуары)

"Старинные русские места. Калуга. ... Именно на этой земле ... нам предстояло тренироваться перед отправкой в Новороссию."

Как интересно. Значит, 8 лет "ихтамнет" и "купили в военторге" были ложью, и все-таки украинцы были правы?..

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Влад и мир про Форс: Т-Модус (Космическая фантастика)

Убогое и глупое произведение. Где вы видели общество с двумя видами работ - ловлей и чисткой рыбы? Всё остальное кто делает? Автор утверждает, что вся семья за год получает 600 и в тоже два пацана за месц покупают, то ли одну на двоих, то ли каждому игровую приставку, в виде камня, рядом с которой ГГ по многу суток не выходит из игры, выходит из неё не сушоной воблой, а накаченным аполлоном. Ну не бред ли? Не знаю, что употребляет автор, но я

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Первухин: Чужеземец (СИ) (Фэнтези: прочее)

Книга из серии "тупой и ещё тупей", меня хватило на 15 минут чтения. Автор любитель описывать тупость и глупые гадания действующих лиц, нудно и по долгу. Всё это я уже читал много раз у разных авторов. Практика чтения произведений подобных авторов показывает, что 3/4 книги будет состоять из подобных тупых озвученных мыслей и полного набора "детских неожиданностей", списанных друг у друга словно под копирку.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Влад и мир про Поселягин: Погранец (Альтернативная история)

Мне творчество Владимира Поселягина нравится. Сюжеты бойкие. Описание по ходу сюжета не затянутые и дают место для воображения. Масштабы карманов жабы ГГ не реально большие и могут превратить в интерес в статистику, но тут автор умудряется не затягивать с накоплением и быстро их освобождает, обнуляя ГГ. Умеет поддерживать интерес к ГГ в течении всей книги, что является редкостью у писателей. Часто у многих авторов хорошая книга

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Я есть игра! Зовите меня королем [Wisinkala Wisinkala] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Wisinkala Я ЕСТЬ ИГРА! #3 Зовите меня королем

Глава 1

Фил смотрел на своего короля, который уже несколько часов недвижимо стоял у места, где их выбросило в крипту. Лациф не двигался, он застыл с задумчивым хмурым взглядом, скрестив руки на груди. После того как портал две ночи назад не открылся, Фил был уверен, что король обозлится и в ярости начнет крушить все, что под руку попадет, но тот остался совершенно спокойным. Они обошли всю эту огромную комнату, но так и не нашли прохода во дворец или куда-то еще. Здесь ничего не было, кроме мерцающего в темноте пустующего трона. Близнецы тоже не смогли переместиться из этой крипты, как не бились. Но даже после того, как наместник пал духом, а Марс и Венера сдались, король остался невозмутим.

Вонзив меч в хрупкое божественное тело, Филипп почувствовал облегчение, а что почувствовал Лациф? Что он прошептал богине? О чем думает сейчас? Фил рядом с ним уже давно, но король до сих пор остается для него загадкой. На первый взгляд столь простой и открытый человек, а с другой стороны отчужденный и хладнокровный. Но как бы там ни было, Филипп больше всего боялся именно того, что Лациф отречется от власти. Сорны и великаны, неки и друиды, все они едины в своих стремлениях и укротимы в своей ярости лишь пока он правит. Черт возьми, даже богини считаются с его силой! Пусть то будет Томас или Александр, они смогут справиться лишь после него. Когда успокоенный за века под покровительством гомокула, утихший и привыкший к миру народ Цивитаса сможет довериться другому королю. Однако сейчас, когда в небесах то и дело гремит гром, только рокот голоса Лацифа может поднять всех созданий на бой или заставить замолкнуть навеки.

Что ни говори, а Граф лучше всех об этом знает. Они с Миргой часто слышали из его уст, отсылки к королю. В Занкии даже поговорка появилась: «Не злите Лацифа», эти слова действовали как чары стана на всех созданий и в миг их успокаивали. А что уж говорить до обычных воинов армии Бессмертных, так те вообще восхищаются королем и принимают его чуть ли не за бога. Хоть сам он с этим словом и не соглашается, но кто он если не бог? Только он способен творить неподвластные остальным чудеса. И только он стоит между этим миром и РИЯ. РИЯ… это чертово второе ядро.

Фил вздохнул: «Страшно подумать, что сейчас творится там, внизу.»

— Марс? — вдруг заговорил король и рыцарь мгновенно отбросил все мысли прочь, уставившись на близнеца, подплывающего к Лацифу.

— Скажи мне почему, умея ходить сквозь стены, ты не можешь уйти отсюда?

«Мы пытались король.»

— Это я уже слышал. Я спрашиваю почему не вышло? Ведь насколько я помню твой рассказ, из дворца Тенебры вы легко являлись на землю. Ладно в ротонде горящие стены, но здесь то вам, что мешает?

«Я не знаю верного ответа» — покачал головой Марс.

— Что будет с тем, кто сядет на трон богини без разрешения? — Лациф задумчиво посмотрел на безразличного юношу.

«Крипта покарает наглеца. Заберет его жизнь.»

Король повернулся всем своим могучим телом к невесомому близнецу:

— Иди, сядь на трон.

Фил, сидевший все это время у стены, вскочил на ноги:

— Глава! Что происходит?

Но тот даже не посмотрел в его сторону. А Марс склонил голову и все с тем же равнодушным выражением лица поплыл к тронному месту звездного склепа.

— Я прошу вас глава! — Фил схватил короля за локоть. — Лациф, — заглянул он в его глаза, — неужели нет другого выхода? А если это ему навредит?!

— Ну так найди другой выход — на него смотрел внимательный сосредоточенный взгляд. — Давай Фил, я приму любое твое решение, если оно вытащит нас отсюда. Ну так как? Есть, что предложить?

Рыцарь растерялся:

— Да как же так Лациф… Ты ведь никогда… никогда своих под удар не подставлял-страх и непонимание сковали ноги.

— Марс дорог мне, как и все остальные. Однако если на трон сяду я и сдохну здесь, то там-показал он себе под ноги, — мгновенно появится РИЯ, если уже не появился, и все СВОИ пойдут следом за мной — король был совершенно спокоен. — Так у тебя есть другие предложения Фил?

— Нет-отпустил он руку гомокула и отвел взгляд, — у меня нет.

— Что ж, тогда расслабься, что бы не случилось, это будет на моей совести. Твоя останется чиста — хлопнул он его по спине тыльной стороной ладони, проходя мимо.

Прозвучало мертво и холодно, но отчего-то резануло по уху, словно укор. Фил беспомощно провожал взглядом уплывающую в темноту фигуру в красном сиянии и широкую спину короля, следующего за ней.

Весь Цивитас стоял на ушах и начинал погружаться в панику. Глава отсутствует больше двух суток. Томас и генералы носились по локациям, стелсеры и лучники под главенством Урии, как лучшие разведчики, обшаривали все закоулки, но ни короля, ни наместника, ни близнецов так и не нашли. Они как сквозь землю провалились.

«Маргарт. Нет.»

«Дорос. Не обнаружил.»

«Мардан. Короля нет.»

«Каззи…»

«Торгги…»

«Сайтро…»

«Консурт…»

«Ависволат…»

«Лорас. Отсутствуют» — то и дело поступали отчеты со всех локаций.

— Он сказал вернется максимум на следующую ночь, но то время давно минуло, а отца все нет! — Томас медленно приходил в отчаяние, измеряя зал совета быстрыми широкими шагами.

— Успокойся — Натиэлль улыбнулась ему, — все будет хорошо. Ты же знаешь, что все в порядке, мертвецы ведь больше не приходят.

— Это лишь значит, что Микар мертва, но совсем не означает, что и с ним все хорошо-стиснул зубы принц. Парень внимательно посмотрел на карту, открытую перед ним на игровом экране. — Откуда отправился отец?

— Что? — Верммут оторвался от поступающих докладов в чате.

— Откуда-то ведь они должны были перенестись к богине, верно?

— Так и есть, но нам не сообщали.

— Отец всегда так! Хочет уберечь нас и ничего толком не рассказывает. Но кому-то он должен был сообщить, я уверен. Он не мог не предполагать, что подобное может произойти, а значит где-то должна быть зацепка.

— Возможно — кивнул задумчиво Эрик, — но где ж он ее нам оставил?

Граф все это время стоял у открытого нараспашку окна и внимательно глядел во двор.

— Вы слышите — вдруг сказал он.

Все прислушались:

— Ничего. Тишина — вопросительно уставился на него эльф.

— Вот и я о том же. Отчего вдруг стало так тихо?

В мгновение ока Эрик вскинул руки и зачитал заклинание. Печати на всех дверях стали активными и замок оказался заперт. А вокруг и правда воцарилась неимоверная тишина. Маг активировал ключ переноса и оказался у крыльца.

— Вот кто меня встречает!

Вся стража лежала, не двигаясь, а посреди выжженной территории замка стоял рыцарь в золотых доспехах, от которых лучилось сияние, похожее на солнечное. Эрик уже видел его прежде, правда тогда он был советником Данкари.

— А я думал придет королева! Принц! Старший или даже младший-лицо этого создания растянулось в гадкой и неприятной улыбке.

— РИЯ…

— Как давно я этого ждал — безумно прошептал Сияющий.

— Глава вернется и убьет тебя — сердце Эрика забарабанило от страха.

— Ха-ха-ха. Да, ваш король наверняка вернется. Эта гнида все время изворачивается. Но это произойдет не скоро. Я успею позабавиться с вами всласть — РИЯ облизнул губы, словно слизывая с них сладкий мед. — Пожалуй, я начну с королевы, а потом в ход пойдут его дети! Я не стану убивать их сразу, нет, я сделаю так, чтобы ваш любимый король наблюдал их смерти лично! Он не сможет спасти всех! Вы возненавидите его так же быстро, как и полюбили! А я верну власть и служителей себе! — рыцарь паскудно засмеялся и Верммута передернуло от омерзения.

— Какая же ты гнусная тварь! Убирайся, иначе сдохнешь прямо сейчас! Никто не проведет тебя в замок! Никогда тебе не попасть внутрь!

На перекошенном от гнева лице вновь появилась гадкая ухмылка. Сияющий потянулся своей рукой к голове эльфа.

— Я покажу — отозвался вдруг появившийся во дворе Алекс.

— Надо же! — внимание РИЯ переключилось на дворецкого.

— Чего?! — Эрика на мгновение оглушило. — Ты что такое творишь!? Глава тебе жизнь спас, а ты его предавать?! — заорал Верммут и кинулся на парня. — Лучше тогда я убью тебя гаденыш!

Но Алекс, тоскливо глядя, исчез в одном месте и появился в другом.

— Он убил мою маму. Пусть ответит. Пусть и ему будет больно — лицо этого парня сейчас было таким спокойным, что Эрику захотелось орать от обиды и боли.

— Не он ее убил идиот! — снова кинулся Верммут, но тот ускользнул от ледяной волны и появился рядом с Сияющим.

— Я покажу тебе, все, что пожелаешь, в обмен на услугу.

— Какую?

— Ты возьмешь меня в свою гильдию.

— Боишься мести человечишка! Но я согласен!

— Не надо! — маг кинулся в новую атаку, между тем отсылая Томасу сигнал SOS.

— Вот идиот — хмыкнул РИЯ и направился прямо на него. — Думаешь, сможешь одолеть меня? Ты ничтожество — прошептал он ему прямо на ухо, мгновенно оказавшись рядом. Эрик от неожиданности застыл на месте.

Рыцарь в сияющих доспехах заглянул в ярко-синие глаза эльфа.

— Сдохни!

Словно солнце ослепило. Непонятный дурман окутал Верммута, какие-то строки побежали перед глазами, но он даже смысла их уловить не смог. Будто все происходящее стало сном, которым он не может управлять.

«Наложен дебаф: Смерть. Эффект — лишение трех процентов жизни каждую минуту.»

Верммута передернуло: «Он знает, что это. Он уже это видел.»

— Ну получается, начнем с тебя! Прочувствуй это! Ведь никто тебе не поможет!

Услышал он отвратительный хохот второго ядра, падая на прожжённую твердую землю.

— О нет! — принц вскочил.

«Алекс предатель» — мигала в чате алая надпись наивысшей важности.

Томас тут же отправил в личку генералам приказ о готовности к бою. Пошли указания к воинам, способным уходить в офлайн о немедленном сборе. Начались массовые возвращения к замку. А парень кинулся в тронный зал, где его уже ждали.

— Граф отведет всех вас вниз! Там безопасно! Отец говорил, что до норы не дотянется ни одна рука.

— А ты? — крепко прижимая к груди младенца, напугано прошептала жрица.

— Я должен остаться здесь. А вы отправляйтесь. Немедленно. Вот свиток переноса.

Парень посмотрел покрасневшими глазами на этот пергамент, призванный из инвентаря: «Неужели, отец, ты знал, что он пригодится нам.»

Марс стоял перед троном звездной крипты и всматривался в текучие текстуры его серых мерцающих форм.

Он думал о созданиях Цивитаса. Он не знал почему они улыбаются, не понимал почему некоторые то плачут, то смеются. Марс не осознавал, как это тяжело жить с трепещущим сердцем, но мечтал о нем. Мать не дарила ни любви, ни ласки и ему их не хотелось. Однако, пробыв в замке Лацифа даже столь недолгое время, он ощутил острое желание научиться чувствовать, как остальные. Король подарил ему возможность прожить в месте, наполненным ароматами столь новыми и непонятными, но при этом безмерно сладкими и легкими, подарил возможность быть частью чего-то грандиозного и важного и тем самым, кажется, он подарил ему сердце. Марс растянул свои губы в неумелой кривой улыбке. В его груди медленно пускало корни новое для него ощущение, что-то неведомое доселе и возможно именно это, живые создания и называют чувствами.

Близнец поглядел на своего главу, стоящего рядом. Король источал сейчас такое спокойствие, которого Марс давно в нем не ощущал, но еле заметный запах горечи все же витал в воздухе.

«Кажется ты примирился с собой.»

«О чем ты?»

«Твоя решимость, от нее пахнет умиротворением.» — Марс немного помолчал. — «Я знаю, что ты искал другие пути и знаю как пришел именно к этому решению. Отчего бы этому месту не выпускать нас добровольно, лишь от того, что оно хочет оставить нас здесь так как нуждается в новом хранителе. А я и Венера единое целое, поделенное на двое, от того крипта и держит здесь нас обоих.»

«Ты снова рылся в моих мыслях?» — нахмурился Лациф.

«Ты слишком скрытен король и порой» — янтарные глаза обратились к желтым, — «приходится поступать против твоей воли, но только ради тебя самого. Вот как сейчас. Успокой свою совесть, я сам согласился, хотя мог бы сказать и нет. Ты бы не стал меня заставлять.»

«Но не сказал…»

«Потому, что ты нужен им, а я не нужен никому.»

«Это чушь. А сестра? Да и я привык уже к тебе охломону.»

«Вот именно потому, что ты такой я и хочу помочь всем чем смогу» — на спокойном лице вздрогнула хрупкая улыбка.

— Мать твою ж, Марс! И так тошно…

Юноша занял место на троне: «Ради тебя король!»

И мир вокруг остановился. Словно ночное небо обрушилось на голову. Вокруг из ниоткуда стали появляться серые неразборчивые тени, сверлящие лунное дитя своими пустыми взглядами. Их темные наряды расплывались и сливались с мглой, что царила вокруг. Руки и ноги были в ранах, а на месте сердец у каждого зияла дыра. Лица были словно замороженные, и только губы шевелились одновременно, как будто по чужой указке.

«Создание!» — услышал Марс их многоголосый шепот. — «Ты решил, что достоин стать моим властелином? В тебе живут силы мне неведомые, но в груди твоей пусто, а ум холоден и справедлив. Если я дарую тебе силу, то взамен заберу твою свободу и тогда ты останешься со мной до самого конца.»

Он искал глазами Лацифа, чтобы увидеть одобрение в его глазах и может быть, то, что они называют тоской, но кроме призрачных теней не видел никого.

«Я согласен.»

«Ибо ты никого не любишь, но желаешь защитить всех, я дарую тебе эту власть! Отныне имя твое Марс-хранитель звезд! Прими мою силу и не возжелай большего!»

Внутри юноши, что замер на троне с открытыми глазами, разрастался сияющий шар. Он становился все больше и больше, пока не заполонил собой всю комнату. Яркое сияние ослепило всех присутствующих и залило огромное пространство, вспыхнув на мгновение в небе и погаснув уже в следующий миг.

Марс преобразился, его окутало сероватое мерцание, одежда его изменилась, и он облачился в серебряные льющиеся водой одеяния. Вокруг хрупкого тела появился белый ореол и лишь янтарные глаза не позволяли забывать, что на троне божества восседает дитя демона.

— А вот и я — раздался впервые его голос вслух.

— Вот же… — облегченно выдохнул Лациф, придя в себя от временной слепоты.

Огромную комнату осветило сияние, что исходило от юноши и глазам других явились опустевшие души.

— Со временем я смогу даровать им покой — посмотрел он внимательно на короля, что нахмурился при взгляде на серые мерцающие образы.

— Скажи Марс, а вернуть их к жизни ты можешь?

— Нет. Для этого мира они давно утеряны, это лишь чьи-то тени без прошлого и без будущего. Они забыли почему здесь, оттого и не могут уйти. Но тебя это не должно тревожить, ты всегда можешь положиться на мою помощь король. Я, как и прежде, буду верен лишь тебе.

Лациф тоскливо смотрел на Марса:

— Для тебя будет алтарь в северном крыле замка. И ты всегда сможешь вернуться домой.

Неровная, совершенно неправильная улыбка искривила губы нового звездного божества:

— Я благодарен тебе король.

— А я благодарен тебе Марс.

Фил смотрел на них и мало чего понимал, кроме того, что король снова оказался прав. Но какой ценой он мог бы заплатить будь его решение ошибкой?

— Все, нам пора — Лациф по-отечески улыбнулся парню, шагнув в распахнувшийся портал. — До встречи, Бог.

Все жители замка вулкана сидели в норе, а кротолюди, прижавшись к земляным прогретым стенам, слушали звуки и шорохи по ту сторону пещеры.

— Он явился один. Кто наш враг в этот раз? — Рур посмотрел на тоскливо взирающую на черный потолок королеву.

— Это тот, кого вы зовете Создателем. Тот, кто сотворил этот мир, пришел, чтобы вернуть его себе обратно.

— Вот как — Рур задумался, — отчего же он не рад тому, что его мир процветает?

— Интересно ты рассуждаешь — отозвался Граф. — Ему плевать на вас, неужели не понял? Он просто хочет вернуть свою собственность и убить врага, покусившегося на нее. Не более того. Все мы для него ничто и звать нас никак. Такого как он нужно бояться и, если окажетесь рядом, бегите, не останавливаясь.

— Надо же как заговорил! — хмуро отозвалась Бетти. — Готов уже да? Ноги делать? Или ты тут обдумываешь, как бы Сияющему сапоги облизать?

— Я не собираюсь предавать короля — хмыкнул Граф.

— Да неужели!? Откуда вдруг такая преданность? А может ты его привел? Как-то ведь он попал во двор. Никто кроме своих не пройдет, наш привратник может переносить только в комнату приема новичков, но этот-то оказался прямо во дворе! — вскочила на ноги синеволосая Флами.

— Ты сдурела!? Думаешь мне жить надоело?! Хотел бы я помереть, так явно не от руки Лацифа. Он же легкой смерти мне не отпустит. Нет уж, спасибо, лучше пусть меня убьет Сияющий. Там дебаф и все, тю-тю.

— Но кто же привел его? — задумчиво посмотрела Натиэлль на малыша в своих руках. — Бетти права, это кто-то из своих.

— Вряд ли это кто-то из совета — отозвался Граф, — мы все знаем на что способен Лациф, никто не рискнёт предать. Если только армия. Может какой воин, затаивший обиду?

— Но ведь все было хорошо. Ведь все были довольны, разве нет? — посмотрела на него королева.

— По сути да, но как знать наверняка. Сколько людей, столько и помыслов.

«Обратить внимание…»

— Маэстро!

— Что? — все повернулись к ошарашенному наместнику.

— Это Маэстро, жнец из новоприбывших! Он предал нас!

Мутная арка портала распахнулась и впустила прибывших в маленькую оружейную.

— Старик! — Лациф склонился над окровавленным телом смотрителя, лежавшего прямо посреди начерченного круга.

Тот еле дышал.

— Простите меня король, мне не хватило сил снова открыть портал — прохрипел он, — но я не позволил ему разрушить печать.

— Кому ему?

— Создатель. Он явился с небес, дабы покарать вас.

— Сияющий?! Вылечить его! — рявкнул король и мгновенно исчез в фиолетовом сиянии.

Томас метался по собравшемуся войску, разыскивая хоть какой-нибудь намек на предательство. Понимание произошедшего пришло в его голову неожиданно.

— Где тот жнец? — отец говорил быть с ним поаккуратнее.

— Ваше высочество?

— Маэстро. Он онлайн, но локацию не вижу.

«Он все еще Бессмертный, значит нужен доступ к нашей территории. Тогда, где он прячется? Если он вместе с РИЯ…  Боже!» — Томас схватился за голову. — «Да что творится? Почему Алекс нас предал? Почему он так поступил, ведь отец не виноват. Что-же с ним произошло? Он поэтому не появился сразу же как пришел РИЯ? Он не мог не видеть, что на территории замка чужак. Раньше он тут же вылетал и переносил их в комнату для новичков. Он знал, что РИЯ придет и ждал его? Он давно уже с ним в сговоре? Алекс?» — Томаса по частям рвало. — «Не верю! Он не мог! Мы же такие близкие друзья! Он не мог так поступить! Неужели он так искусно притворялся? А ведь отец ему так верил! Он ему замок доверил! Он даже позволял ему тут строить свои комнаты и эти чертовы иллюзорные стены, что то и дело путали всех… Стоп! Иллюзорные стены? А что, если Алекс затащил РИЯ, чтобы отвлечь? А Маэстро в это время получается шляется между этими стенами, поэтому на карте его и не видно!? Но где именно тогда искать жнеца?»

— Так, Олдер, всем разделиться и прочесать территорию. Дардион, на тебе верхние этажи, восток и север. На мне запад и юг — скомандовал принц и воины стали торопливо распределяться на группы и перемещаться на свои зоны ответственности.

— Уже иду — понеслась чародейка на верх.

Но эти части замка были спокойны.

— Томас!

Принц проверил южное крыло, но там никаких незнакомых стен. Он отправился к настоящему залу силы и замер. И правда место незнакомое. Открытая дверь в комнату и парень уверенно перешагнул порог.

— О! Принц! Здравствуйте! — усмехнулся жнец. — Не подскажите, почему столба с маной нет?

— Как ты вошел?

— Так мне помог ваш дворецкий!

Томас молниеносно соображал. Они разных уровней. Он как персонаж неписи сумел прокачаться до 150-го, но у него всего пять скилов, один из них еще и не боевой, брони никакой. И пусть тушка у него довольно толстая для жнеца сотого, однако этот гад может призвать непись и та просто навалится количеством и заставит его переместиться или переродиться. Ни тот ни тот вариант сейчас не подходят. Оставлять его здесь нельзя, да и неизвестно какими возможностями его наделил Сияющий. Вдруг призывная нечисть будет в разы сильнее обычной или возможно какое-нибудь благословение? Как же в такие моменты не хватает отца. Он всех их насквозь видит, он бы уже действовал, а не стоял бы тут столбом в размышлениях.

— Ты подчиняешься РИЯ?

— О! Так ты знаешь кто он? — жнец засмеялся. — Ничего себе! А я-то думал вы тут непросвещенные!

— На кого ты работаешь? — подобно Лацифу нахмурился принц.

— Ну как на кого, на одну стерву меркантильную. Ну так отчего маны тут нет пацан, а? Не зря мне король все с таким удовольствием показывал да? Вы что-то задумали?

— Убить тебя тварь! — подоспела Дардион и с хода высыпала на него пыльную бурю. Тот мгновенно прикрылся щитом и отскочил назад.

— Явись нечисть! — и рядом с ним засияли две черные тени, что кинулись на принца и чантера, а жнец торопливо побежал прочь.

Фил появился в общей гостиной и осмотрелся. Тут же бросился вверх по лестнице, как налетел на воина из Бессмертных.

— Эй!

— А? — тот торопливо вскочил и понесся от него к выходу.

«Маэстро — значилось имя.»

«Обрати внимание…» — всплыли в памяти слова короля.

— А ну стой! — он кинулся следом и сбил жнеца с ног уже у самых дверей. Тот рухнул всем туловищем вперед, ударившись лбом о твердую плитку.

— Яростный удар! — и на Маэстро обрушилось лезвие меча Кролуса, что мгновенно сделало дыру в его животе и снесло половину хитов.

— Чтоб тебя! — взвыл он от боли. — Явись нечи…

— Разбежался — накрыл сапогом его рот Фил и врезал по голове рукоятью меча.

— Правосудие души!

Двуручник вошел ровно в грудь. От одной глубокой раны стало расползаться множество маленьких, буквально раскалывая тело Маэстро на мелкие части. Тот дико завопил от боли, но подняться не смог. Его хиты сползли в красную зону и Фил, вытащив меч, резко поднял остатки полуживого тела на ноги.

— Я вырезал как раз, то, чем ты не пользуешься. Теперь ты не лучше своей нечисти.

— Да пошел ты — прохрипел жнец и его тело бессознательно повисло в руке наместника.

— Вот тварь! — заорал Фил.

Алекс перенес РИЯ в тронный зал и тот, осмотревшись хмыкнул.

— Ну надо же, словно сто лет здесь не был. Как все поменялось.

Просторный зал, сделанный из светлого, отливающего краснотой камня. Покатый потолок, украшенный рисунками и лепниной. Пол собран из цветной мозаики, выложенной геометрическим узором. А в стенах витражи невероятных размеров из обычного прозрачного стекла.

— Трон все такой же теплый? — РИЯ уселся на него и недовольно стукнул кулаком по подлокотнику. — Даже эта тварь больше не признает во мне своего хозяина. А ведь именно я тебя создал, чертов демон! — заорал он, смотря на цельный камень.

Алекс даже бровью не повел.

— А ты, смотрю, парень на короля своего зол! — радостно осклабился Сияющий. — Создателя твоего пустил в расход да?

— У людей создателей принято называть матерями-обратились на рыцаря в лучистых доспехах голубые глаза.

— Матерями? Слово так себе. Оно не отражает прямого назначения создания. К какому классу они относятся? А хотя у людей все сложнее. Вы ведь придумали себе множество ненужных сословий и разделений. Вы бесполезны. Рабы, что строят из себя хозяев. Псы, жмущиеся к ногам сильных мира сего-растянулась пафосная улыбка на гадастном лице. — И где же королева? Почему ее здесь нет?

— Сначала мне нужно знать, что вы исполните свое обещание.

— Ах да. Ты же в мою гильдию хочешь. Боишься, что Лациф убьет тебя на месте.

— Нет — покачал головой Алекс, увидев появившуюся перед глазами надпись. — Просто время тяну.

— Ну привет выродок! — послышался позади РИЯ голос короля вулкана. — Вот мы снова и встретились!

— А?

«БАБАХ» и пол обрушился под ним. Лациф сосредоточенно следил за Сияющем, что мгновенно исчез из впадины и появился рядом с ней.

— Скачешь как заяц — ухмыльнулся Лациф, — ну тогда побегаем!

Фиолетовое сияние вспыхнуло, а солнечное рассеялось. Новый всплеск света, еще один, они смешались и замутились в глазах Алекса. Он не видел битвы этих двух гигантов Цивитаса, слишком они быстры для него.

— Так вот истинная сила Лацифа. Глава недосягаем для таких как мы — протянул он руку к вспыхнувшему и мгновенно исчезнувшему фиолетовому свету.

Король вулкана не скупился на атаки, заваливая Сияющего своими боевыми умениями и орудуя копьем. Тот отвечал не менее агрессивно, отбиваясь золотым мечом, что светился, поглощая часть урона или отражая его в противника. Они кружились в водопаде телепортов, пока не оказались в замковом дворе. Все тут же попытались помочь, но им даже не удавалось разглядеть течение боя, только вспышки раскрывающихся и закрывающихся арок давали понять, что сражение идет. Фил выбежал на улицу и уставился на эту круговерть света, что вихрем носилась по земле вулкана.

Копье использовать против меча было бесполезно, если им и наносить рану, то одну и точно в грудь, но сейчас в этой битве так не выходило и в основном магические скилы помогали наступать и защищаться. Лациф чувствовал, что не уступает, но и не сильнее врага. РИЯ явно еще и козырь в рукаве держит, но ничего и мы не лыком шиты! Подсек нужный момент и резко толкнул Сияющего в бок. Тот промазал мима своего портала и рухнул на обожжённую землю.

— Думаешь сможешь победить меня? — харкнул кровью обозленный РИЯ.

— Я любого смогу победить. Главное понять как — сосредоточенно произнес Лациф, пытаясь открыть доступ к скрытой информации ядра.

— Тебе меня не взломать — усмехнулся тот. — Силенок не хватит!

— Гаут!

Земля под ногами короля мгновенно нагрелась и из-под черных трещин потекло оранжевое пламя, что сливалось единой волной за спиной Лацифа.

— За дурака меня держишь? — закричал РИЯ и снова исчез в портале.

Гомокул не двигался.

«Подожди, подожди…»

Все это время он наблюдал. Как только портал второго ядра начинает открываться, появляется сияющая точка, что в долю секунды распахивается, но порталы слишком близко расположены друг к другу, ни разу за их бой РИЯ не переместился более чем на десять метров, а это значит:

«Сейчас!»

Из-за спины короля вулкана вырвались огненные стрелы, что бесконечным потоком понеслись к раскрывающемуся порталу. Пламя летело прямо к свету, при этом бережно обходя стороной короля, не обжигая даже его одежды. Лациф напряженно ждал. Арка распахнулась, показался РИЯ, огненные руки потянулись к нему:

— Эльф сдохнет!

Король замер. Лава остановилась перед самым носом Эрика, что бессознательно болтался в руках Сияющего.

— Черт подери! Ах ты тварь!

Тот захохотал и бросил парня навстречу Лацифу. Он кинулся к нему, а новый портал между тем захлопнулся и РИЯ исчез.

Король схватил Верммута почти у самой земли и рухнул с ним на раскаленную до красна черную почву, крепко прижав к себе, чтобы тот не обжегся.

Эрика словно электрическим разрядом ударило, его сознание в миг отключилось и улетучилось прочь. Ощущение, будто после непрерывной игры он снова ушел в офлайн. Но глаза открыть не получалось. Точно блуждал с повязкой на лице и не имел возможности разглядеть окружающий его мир.

Левую щеку вдруг неприятно дернуло, Верммут протянул к ней руку и замер. Части его лица просто не стало, вместо нее по ладони рассыпался песок.

«Значит так я умру? Просто раскрошусь на буквы и цифры?»

Ладонь, что только что касалась лица тоже стала исчезать. Эрик чувствовал, как его тело становится все легче и легче.

«Надо же, как все в конце концов вышло. Он надеялся, что хотя бы в этой жизни все будет лучше. Но он словно повторяет судьбу своего отца. И конец их будет одинаковым? Умереть где-то в незнакомом месте, потому что связался с непосильным противником?»

Чувство накатывали волнами. Страх, уважение, любовь, жалость к отцу, ненависть к матери. А вот к Веронике осталась только благодарность… за Тума.

«Сын! Неужели больше не получится увидеть его?»

Перед глазами всплыли воспоминания из прошлой жизни. Отражение в зеркале тощего парня с шрамом на пол груди, отец, забившийся в угол и рыдающий от собственной ничтожности. Мать и ее равнодушный взгляд. А еще заботливая улыбка и слова:

«Все для тебя Эрик, все для тебя…»

«Кто их сказал?» — отчего-то все вокруг поплыло. — «Ног не чувствую, ничего не чувствую. Ни холодно, ни жарко, ни темно, ни светло.»

Все в миг исчезло, и он остался в сплошной темноте.

«Вашу мать. Последнее, что я увижу это тьма?»

Откуда-то послышался шум, снова и снова. Он нарастал, приближаясь и становясь все более разборчивым. Знакомый голос, кто-то зовет его. Раздалось прямо над ухом и зрение вернулось.

— Смотри на меня.

Пред ним предстали желтые волчьи глаза.

— Дай мне руку.

Верммут поглядел вниз и увидел, как из мелких песчинок собирается обратно его тело. Он протянул вперед тонкое запястье, и кто-то повел его за собой. Перед ними появилась светящаяся точка, что с каждым шагом становилась все больше и больше, а Эрик возвращался в норму, и как только последний длинный волосок вернулся на прежнее место они переступили через белую арку и эльф открыл глаза в замковом дворе. Над ним склонялся уставший Лациф.

— Глава! — парень по сыновьи обнял того, и король радостно улыбнулся.

— Теперь все хорошо Эрик.

«Снятие дебафа: Смерть.»

«Наложен эффект: Божественный дар.

Возможность единожды снять любой умертвляющий эффект.»

Эрик удивленно поглядел на короля, что помог ему подняться.

— Это подарок от Микар — ответил Лациф, поняв его немой вопрос. — Она даровала всем вам второй шанс.

— А тебе?

— А на себе его использовать я не могу — хмыкнул король. — Это ее кара за то, что я все таки выбрал вас.

Глава 2

Высокий статный мужчина крепкого телосложения с грацией кошки и улыбкой дамского угодника вошел в кабинет генерального директора корпорации WG.

— Мисс Сайчел! — поприветствовал он, улыбнувшись во все свои тридцать два отбеленных ровных зуба. — Рад снова видеть вас!

Но ответом был лишь злой ядовитый взгляд из-под черных оправ квадратных очков, что совсем недавно пришлись модной публике по душе.

— Вы бесполезны мистер Хомгер! Неужели так сложно выполнить мои требования?

— Сложно? Да вы там были? Лациф не дурак и сразу догадался что к чему — цыкнул мужчина. — Он создал свой собственный мир. И на той стороне приходится играть по его правилам.

— Мистер Хомгер, во-первых, этот Лациф — она буквально заставила себя произнести его имя, — всего лишь часть игрового кода и не более, а во-вторых, вы не получите денег пока не исполните заказ — холодные глаза продолжали сверлить этого мужчину, что безмятежно улыбался в ответ.

— Да как скажете, но попрошу удвоить мой гонорар. Все оказалось куда проблематичнее чем вы говорили.

— А вы хам!

— Я деловой человек мисс Сайчел — покачал он пальцем в маникюре, — такой же, как и вы. К тому же все они в курсе о РИЯ и наверняка в курсе о вас — подмигнул Боб.

— Это не ваше дело — холодно отозвалась владелица корпорации. — Деньги не важны! Просто разберитесь с ним! Я надеюсь, у вас есть план?

— Конечно есть — кивнул Боб, — и даже не один, а два!

— И какой первый?

— Новый персонаж. У них там много одиноких сердец — довольно хмыкнул мистер Хомгер. — Я выполню заказ, можете не волноваться — одарил он раздраженную женщину своей самой бесподобной улыбкой и, насвистывая приятную мелодию, отправился вон из кабинета.

Лациф и его приближенные собрались за столом совета, и сейчас он внимал каждому их слову, слушая до тошноты детальные отчеты. По правую руку от короля сидел Томас, по левую Натиэлль, следом за принцем командующий и его генералы, напротив наместники и советники. Прямо за королевскими плечами парила Венера, что вдыхала ароматы самых разных чувств и передавала их прямо в голову Лацифа, тот мгновенно улавливал чужие настроения и хмуро вглядывался в лица перед собой.

Наконец, король обратил внимание на Фила, что сидел с опущенной головой и спросил:

— Где Маэстро?

— Сбежал.

— А что со смотрителем?

— Все в порядке. Он отдыхает.

Лациф устало вздохнул и вдруг мягко и заботливо заговорил:

— Хватит, Фил. Твои мотивы мне всегда были ясны. Поэтому прекращай бегать от меня. Наказание у тебя уже есть, так что успокойся. Я, как и прежде, верю тебе. Ты, как и прежде, мой верный друг. Но следует различать понятия приказ и просьба, поэтому розги тебе все равно не избежать. А Маэстро…  Естественно, что он в офлайне.

Рыцарь не поверил собственным ушам. Медленно он поднял голову и уставился на своего короля. На его лице медленно расплывалась радостная улыбка:

— Я так рад глава!

— Я тоже рад, что ты вернулся в реальность — едва заметно улыбнулся Лациф.

— А если этот гад другим персонажем начнет нам пакостить? — Эрик был немало взбешен поведением жнеца и оттого хотел поскорее с ним разделаться.

Король потер пальцами переносицу и шумно выдохнул:

— Так. Новеньких не принимаем. Поставьте в известность другие гильдии. Пока я не разберусь с этим кретином он не должен заручиться ничьей поддержкой. Сейчас у нас две огромные проблемы, Сияющий и богиня луны Тенебра. Один и другой худшие из врагов. У обоих есть возможность стирать персонажей из системы, так что всем быть предельно осторожными. Что касается Микар, ее место занял Марс. В северном крыле на верхнем этаже начните строительство алтаря для него по тем же параметрам что и у Мирайи — глянул король на Томаса и тот тут же принялся строчить указания в чат. — Вопросы?

— Отец, насчет коронации. Нам то и дело приходилось ее откладывать, но теперь мы можем отвести для нее день?

— Можно-кивнул Лациф, — народу надо отвлечься. Чем не повод. Коронация будет в Консурте?

— Так и есть. Там специально отстроили сцену и трон из камня вулкана, как ты любишь, он теплый.

— Когда ты хочешь провести церемонию?

— Когда деревья пожара начнут опадать. Они там повсюду. Будет выглядеть словно живое пламя!

— Ну что ж, давай — улыбнулся Лациф старшему сыну. — Еще закажи у ювелира статую Микар и поставьте ее, напротив, Илои. Все же эта богиня подарила моему народу шанс выжить. Хоть как-то я должен ее отблагодарить. Невысокая хрупкая девушка, глаза ее слепы, а в руках сердце, пусть оно будет белым, словно бриллиант. Насчет детальной конструкции я дам тебе указания чуть позже.

Томас кивнул.

— Насчет отблагодарить… Алекс — дворецкий, что все это время стоял в углу зала сделал шаг вперед. — Скажите спасибо нашему незаменимому управляющему! Благодаря ему и его неординарным способностям у жнеца ничего не вышло, чтобы он там не затеял.

Все зааплодировали, а король многозначительно посмотрел на Эрика и тот смущенно пробурчал:

— Алекс молодец.

— А теперь насчет наказания.

Лациф сцепил руки в замок, да так, что пальцы побелели:

— Завтра на рассвете все должно быть готово. И еще — он на секунду замолчал, — мне нужна вся детальная отчётность по ситуациям в странах. До завтрашнего вечера-после быстрого взгляда на экран договорил король.

Рассвет раскрылся во всей его красе. Прекрасное золотое небо, с оранжевыми всполохами и красными нитями приветствовало новый день. Солнце медленно распускало свои лучи, подогревая землю и наслаждаясь восходом и как только его сияние обогрело витражи замка, тот проснулся загудел приготовлениями.

Тут и там во дворе послышались погоняющие крики Алекса. Слуги и несколько кротолюдей готовили помост для экзекуции. Здесь же находился и командующий армией Бессмертных. Он внимательно наблюдал за происходящим, когда наткнулся взглядом на короля. Тот стоял посреди засохшего испепеленного сада и смотрел на статую Илои. Верммут неуверенно направился к нему.

— Глава?

— А, Эрик — обернулся Лациф и тепло улыбнулся. — Как ты?

— Я то в порядке. А ты? Что произошло у Микар?

— Мы с Филом убили ее. Меч Кролуса все же может разить богов. А я до последнего не верил в его чудодейственные свойства — усмехнулся король.

— Я не о том спрашивал. С тобой все хорошо? — эльф замялся от взора внимательных желтых глаз. — Как-то я уже видел этот взгляд, слышал распоряжение о детальных отчетах и тогда я наблюдал как ты горишь в огне. Это меня пугает.

— Я хочу попросить тебя Эрик. Будь всегда рядом с Томасом и Александром. Ты очень смекалист для своих лет, ты многое пережил и твой опыт хоть и ужасен, но бесценен. Поэтому не оставляй их. Побудь маяком, пока они еще так молоды и глупы.

— Лациф, что…

— Пора начинать-король устало посмотрел на него. — Зови наших жертв, пусть уже выходят и армейских собери. Ворота закрыть. Народу такого ни видеть, ни знать не нужно.

— Да глава — но Эрик продолжал стоять на месте, неприятное чувство тревоги окутывало его с ног до головы.

— Что-то еще?

— Ничего мой король — сжав кулаки, маг нерешительно шагнул в открывшийся перед ним портал.

Повелитель Цивитаса, владыка нового мира, глава трех стран! Гомокул, сумевший стать всесильным. «Лунный рыцарь», одержавший победу над двумя божествами. Король вулкана, отец и муж.

Ни человек, ни зверь. Ни живой, ни мертвый. Не творец, а вершитель, не бог, а игра. И сейчас он во всем своем могучем обличье, озаренный огненными всполохами, стоял на помосте пред многотысячным войском, смотря как его огромная армия простирается на километры вокруг и глаза каждого ее воина были обращены к нему. Восхищенные и боязливые взгляды не отпускали эту могучую фигуру из вида. Бессмертные приветствовали его громким улюлюканьем и восторженными криками. Их руки с оружием поднялись над головами в честь их короля, как только он возник перед ними.

— Рад видеть вас мои герои!

— Да здравствует король!

Тот довольно улыбнулся, позволил себе несколько секунд наслаждения видами, но уже в следующий миг лицо его приобрело выражение бесчувственного каменного изваяния, и он прогромыхал:

— Что я ценю больше всего?

— Преданность!

— Я хоть раз подводил вас?

— Никогда!

— Я всегда готов прикрыть вашу спину и поэтому не потерплю ножа в своей! Не прощу подобного НИКОМУ! И именно по этой причине, сегодня королева, что позволила себе быть опрометчивой в мое отсутствие запятнает свои руки сечением наместника, что посмел меня ослушаться и принца, что за всем этим не уследил! Даже когда меня нет рядом, я вижу, и знаю все! Не забывайте об этом! Не забывайте обо мне!

Миргу передернуло. Последняя фраза прозвучала как просьба. Он глянул на Графа и тот тревожно покачал головой. Эрик тоже задумчиво глядел на короля, пытаясь разобрать его интонации: «С ним точно что-то не так. Что-то нехорошее назревает.»

На помосте распахнулась арка портала и из нее вышла королева, а следом Томас с Филом. Они были раздеты по пояс. Лациф поглядел на них пустыми глазами и скомандовал начинать. Фил хотел пойти первым, но Томас не позволил. Парень уверенно занял место между двух тонких, но прочных столбов, поставленных на помосте, и поднял руки, помогая Алексу привязать себя к ним. Когда все приготовления были закончены Лациф подошел к принцу, наклонился над ним и тихо прошептал:

— Что бы там ни было, я горжусь тобой сынок. Потерпи.

Тот радостно улыбнулся и уверенно кивнул:

— Я больше не подведу тебя отец.

Желтые глаза обратились к жрице. Алекс вложил в ее руку розгу и, подбадривая, похлопал по плечу. Натиэлль всхлипнула, она никак не могла собрать волю в кулак и взмахнуть прутом. Лациф ждал и ждал, а потом громко рявкнул:

— Бей!

Солнце вдруг ярко вспыхнуло и сосредоточило свои лучи на помосте.

— Мирайя… — поглядел король на солнечных зайчиков, что заиграли на его ладони. — Я сказал бей…

«ВСШУХ»

Хлесткий удар просвистел в воздухе, и тонкая алая полоса раскрылась на нежной спине принца, но ни звука не вылетело из его рта. Новый свист летящей розги и вторая кровавая рана распластала свой узор. А потом снова, и снова. Этот жуткий звук сотрясал воздух и руки жрицы. Натиэлль рыдала, избивая Томаса, а парень молча терпел, глядя прямо в заботливые глаза отца.

Солнце светило, но не грело, тучи сходились на небе, но все же светило не покинуло своего короля.

Наконец все стихло. Принц без сил опустился на веревках. Алекс торопливо стал развязывать его и, подхватив под руки, шагнул с ним в портал.

— Дальше! — зло рявкнул Лациф, глядя на рыдающую жрицу.

Все было закончено. Фил принял свое наказание с гордо поднятой головой и тоже заботливо был подхвачен Алексом.

А король глянул еще раз на притихшую армию, на посеревшее полотно небес, на рыдающую Натиэлль и исчез в фиолетовом сиянии.

— Гаут? — вошел он в пещеру.

— Пришел.

— Соскучился смотрю — Лациф рухнул на горячий пол и блаженно прикрыл глаза.

— Чушь-то не говори. Нужен ты мне — фыркнул демон. — Ты меня бесишь. Что с тобой опять?

— Чего такое? Плохо нашему огоньку, да? — хмыкнул гомокул.

— Гадостью не порть мою душу. Я ж чую весь твой бред.

— И как?

— Отвратительно.

— Вот и я себя так же чувствую — вздохнул Лациф и сел, уставившись на волну лавы, зависшую у берега. — Гаут, я же их защитить хотел. Как же вышло, что саморучно приношу им боль — он провел рукой по волосам от затылка ко лбу и замер в этой позе. — Гадкое чувство совесть, правда?

— Не знаю. Я уже забыл, как это — хмыкнула волна.

— Забыл? — Лациф нахмурился. — А когда это тебя терзали подобные муки?

— Когда человеком был.

На минуту в пещере повисла тишина.

— Так этих воспоминаний ты еще не видел-прошелестел раздосадованный демон.

— Нет пока. И что превратило тебя в… это?

— Глупость, злость и обида — голос Гаута стал тише. — Смотри дурак по моим стопам пойдешь.

— Сам ты дурак! — фыркнул Лациф и поднялся. — Хорошо тут с тобой, но пора и обратно. И да Гаут, я бы с радостью послушал всю твою историю, но времени не так много. У меня для тебя есть приказ. Если я больше не приду, будешь исполнять его до самого своего конца.

— Ты это о чем?

— Защищай мой народ Гаут.

— Хах! Да захотел!

— Чего ты там сказал!?

— Говорю, конечно, повелитель-хмыкнул демон.

— Вот и молодец — улыбнулся гомокул.

— Эй, король.

— Мм?

— Не сдыхай — отозвался вулкан.

— Я постараюсь — кивнул Лациф и закрыл за собой горячую дверь с прогретой докрасна каменной ручкой.

Натиэлль плакала в комнате, когда он появился.

— Все рыдаешь. Так значит я злодей? Деспот, мучающий невинных да?

Его ледяной голос обжег ее уши.

— Нет-торопливо вскочила Натиэлль, вытирая слезы, — конечно нет!

— Но ведь это я заставил тебя сотворить подобное! Ты, мой милый ангел, так рыдала, так плакала! А я вот ни слезинки не проронил!

— Лациф, я просто…  Мне и правда было очень жаль Томаса.

— Правда? — приблизился он к ней.

— Да — жрица подняла на него свои заплаканные розовые глаза.

— Тогда какого хрена ты пошла в зал силы? — вдруг заорал он, да так, что по перепонкам прошелся надрывный звон.

— Почему ты так жесток со мной? — не стерпела Натиэлль и закричала в ответ.

— Жесток? — по лицу хмурого гомокула вдруг пробежала усмешка. — Так я жесток с тобой! — в его глазах блеснуло разочарование. — Вот значит как…

— Нет — прошептала Натиэлль, осознавшая свои слова. — Не то хотела сказать, не то! — вцепилась она в руку уходящего мужа.

— Хватит! — он не повернулся к ней. — Я устал.

— От меня!?

Лациф поглядел на нее горькими пустыми глазами и тоскливо прошептал:

— И от тебя тоже Натиэлль.

Она не знала, что сказать, но крик ужаса, вырывающийся на волю, заставила задохнуться во рту, зажав его ладонью.

— Знаешь, что сказала Микар? — хмыкнул король, глядя на нее. — Что в конце концов я буду во всем виноват. И как же она оказалась права. Что бы я не делал, во всем только моя вина. Это мои решения, но какого черта я должен отвечать за чужие проступки! Почему я схожу с ума и из — за них!?

— Ты сейчас словно не ты! — вскрикнула жрица. — Эта богиня что-то сделала с тобой!

— Это не она-улыбнулся Лациф и покачал головой. — Это я сам.

— Прошу, я прошу тебя не исчезай! Давай поговорим обо всем!

— О чем мы будем говорить? Может ты хочешь, чтобы я был помягче? Может считаешь, что я не прав? А хотя постой. Ты так рыдала, ты явно так и думаешь-печальная усмешка затаилась на его губах.

— Нет! Я всегда на твоей стороне!

Лациф в миг посерьезнел и расправил свои широкие плечи:

— Если бы ты была на моей стороне, то лицо твое сейчас не было бы в слезах! Ты бы приняла мое решение и исполнила мой приказ с необходимым хладнокровием! Однако мой сын и наместник понимают меня лучше собственной жены!

— Все не так… все не так! — Натиэлль не могла унять дрожь. — Что же творится… прошу…

— Неужели ты думаешь я был рад этому?! Неужели думаешь я наслаждался глядя, как кровоточит спина моего сына! Моего друга! — закричал разъярившийся король. — Я бы непременно искупил эту свою вину. Но ты… ты… с тобой я лишь сильнее страдаю! А мне это надоело! Раз ты моя слабость и моя боль, лучше…

— Нет! — страх, накативший волной, в миг высушил слезы на щеках жрицы. — Не говори!

Мука. На его лице застыла болезненная мука.

— Сашка я…

— Не позволю! — прижалась она к нему. — Я не оставлю тебя, ты слышишь?! — закричала Натиэлль. — Ни сегодня, ни завтра, никогда!

— Моими же словами…

— Ты иди со своим народом, а я буду идти с тобой. Я поняла. Так и будет. Больше никаких слез и уж тем более глупостей. Я обещаю! — схватила жрица его лицо в свои нежные ладони. — Любимый… Объясни мне пожалуйста, что происходит? Я все пойму!

— Я не хочу причинять тебе боль… — затравленный взгляд обычно столь уверенных желтых глаз заставил Натиэлль напугаться еще сильнее.

— Я знаю! — она прильнула к нему, осыпая поцелуями его испещренное шрамами лицо. — Я знаю!

— Сашка-голодные клыки в миг прорезались и жадные руки сгребли деву в крепкие объятия. — Вот же ж… — он впился в ее губы. — Сдаюсь!

Его объятия были родными и невероятно сладкими. Руки нежными, а губы опьяняющими. Натиэлль наконец снова почувствовала себя любимой и живой. Она уснула, смотря в его ласковые глаза и чувствуя, как сильные длинные пальцы бережно перебирают ее волосы.

Лациф грустно улыбнулся и поднялся. Он задумчиво поглядел на спящего в кроватке малыша, тот словно почувствовал его взгляд и открыл глазки, сонно уставившись на отца. Гомокул аккуратно взял сына на руки. Поигрался, поцеловал в лобик и нежно прижал к себе:

— Я уверен ты понимаешь меня — посмотрел он в розовые глаза. — Поэтому никогда не забывай, что твой отец любит тебя. Всем сердцем. Чтобы не случилось. Никогда не забывай!

Мальчик радостно агукнул и схватил Лацифа за нос своей цепкой ручонкой. Тот улыбнулся. Он чувствовал под своей широкой ладонью как стучит детское сердечко, ударяясь о тонкие кости и разгоняя кровь по маленькому телу. Александр ничем не отличался от обычного человека. Ни когтей, ни клыков, просто мальчишка, если не считать, что время от времени глаза его сияли огнем. Что бы там не произошло, но сила от демона каким-то способом передалась и ему.

— Ты вырастешь внешне очень похожим на меня и возможно это когда-то поможет вам с Томасом. По крайней мере, я надеюсь на это — прошептал Лациф.

В дверь постучали.

— А вот и твой старший брат. Он будет беречь всех вас, а ты береги его — прошептал король и, положив малыша обратно в кроватку, с тяжелым вздохом вышел из комнаты.

— Отец, ты звал меня… Что-то не так? Ты сам не свой — перед ним стоял напуганный Томас.

— Надо же какой у меня проницательный сын — потрепал он парня по макушке. — Ты же знаешь, что ты будущий король? И я уверен, что ты справишься.

— Правда?

— Конечно.

— Но ведь у нас есть ты — Томас радостно улыбнулся отцу.

— Да, но даже я не вечный — Лациф крепко сжал его плечи. — Я люблю всех вас больше жизни. Но ты старший и на тебя лягут все тяготы, когда не станет меня. Тебе придется позаботиться о нашей семье. Поверь мне, контролировать этот мир, если в нем появится РИЯ ты не сможешь, но вот сделать все возможное ради своего брата и остальных в твоих силах. Этот замок всегда будет защищать вас, стоит лишь попросить, поэтому не покидайте его. Никогда не забывай о том, что ты мой наследник и это накладывает на тебя ответственность. Сейчас я расскажу тебе столько тайн, сколько тебе еще никогда не приходилось хранить. Они придавят тебя своей тяжестью прямо к земле, но ты сможешь выпрямить спину и встать снова, потому что я всегда буду рядом, ни телом так душой. Поэтому слушай внимательно.

Томас появился в своей комнате ошарашенный и бледный. Его красивое юношеское лицо было искажено страданием, а руки исходились в жуткой тряске. Он не мог отойти от двери и, прижав к ней свою ладонь, просто остался стоять так, не имея сил быть от отца еще дальше, чем сейчас.

Жизнь с новым рассветом закипела в Цивитасе. Народ расслабился и вздохнул с облегчением, узнав о возвращении короля, тут и там послышались песни и музыка, повсюду загомонили и засмеялись, как и прежде. Во дворе замаячили недорослики, что принялись восстанавливать сожженную землю. Верещали и хохотали дети. Солдатня болтала, а женщины о чем-то сплетничали. Лациф не стал стоять в стороне и вышел во двор. На секунду все замерли, а король широко улыбнулся:

— Расслабьтесь! — махнул он рукой.

— Дядя! — подбежал Ластик и кинулся обнимать любимого гомокула. — Пойдем играть с нами, пойдем! — потянул он его за руку и тот со счастливой улыбкой пошел за ним.

И Лациф играл, он скинул с себя на время свои обязанности и полностью отдался на волю всеобщей радости. Играл в догонялки с малышами, носился по двору, разыскивая их в прятки. Кружил на руках жену, нянчил Сашку, хохотал с Томасом и Алексом, болтал о том и о сем с воинами. Уговорил парней сыграть для него и, в конце концов все пустились в пляс, вспомнив каким простым может быть их король. Босой повелитель Цивитаса с улыбкой юнца носился с Ластиком на плечах и хохотал до упаду от многочисленных детских рассказов и занимательных танцев.

— Глава — к нему подошел Дени, когда он сел отдышаться прямо на землю у стен замка. — Я бы хотел спросить, могу ли я изменить свое тело? Командующий сказал, что однажды вы ему в этом помогли. Что есть такой квест.

— Есть — кивнул Лациф. — Но ты еще мал, мне нужно разрешение твоего отца — улыбнулся он погрустневшему мальчугану. — Тебе все же не нравится твой рост?

— Я хочу быть сильнее — пробормотал Дени. — Но с моими возможностями в руках только кинжал держать.

— Ты можешь стать прекрасным убийцей. Они очень важны в ходе любой битвы. Юркие и гибкие проныры, которых почти невозможно заметить.

— Но я не обладаю их навыками-вздохнул мальчик.

— Присядь рядом — улыбнулся Лациф. — Ты говорил об этом с Хоске?

— Нет — покачал он головой. — Папа не позволит мне, я знаю.

— Ничего ты не знаешь дурачина-потрепал он того по лохматой голове. — Хоске непременно разрешит тебе, если сможешь объяснить свои мотивы. Знаешь сказку о драконе, который не умел летать?

— Нет.

— Мне рассказывал ее отец, когда я был того же возраста, что и ты. Давным — давно, в сказочном мире у двух великих драконов родился сын. Он отличался от всех, был не похожим ни на отца, ни на мать. Слишком маленький и хрупкий, но что было страшнее всего, так это то, что он родился без крыльев. И когда другие могли касаться самого солнца и летать меж облаков, он мог лишь грезить об этом. Так он и рос, считая себя слабым и никчемным. Но пришел день, когда его старый отец должен был покинуть этот мир, он подозвал к себе сына и сказал:

— Отныне ты владеешь этим местом. Теперь ты здесь хозяин. Береги его и защищай всех живущих здесь!

— Но отец! — возмутился дракон. — Какой из меня хозяин? Я слабый!

— Разве ты слаб?

— Я такой маленький.

— Но при этом у тебя клыки и когти не тупее чем у остальных!

— Но у меня даже нет крыльев!

— Разве чтобы летать нужны крылья? — спросил его отец.

— Конечно!

— Нет глупый! Чтобы летать нужно только небо!

Дени внимательно смотрел на своего короля, а тот рассмеялся:

— Не понимаешь меня?

Лациф поднялся на ноги и отряхнулся.

— Давай парень, пойдем. Надо веселиться пока можем!

— Это конец сказки? — поднялся следом мальчуган.

— Нет — улыбнулся король. — Скорее это лишь начало.

— Тогда чем же она закончилась?

Но Лациф отчего то молчал и лишь тоскливо смотрел в детские глаза.

— Когда пришло время защищать свой дом, дракон понял, что дело не в силе и не в крыльях. Победить можно и умом, а летать, опираясь на своих друзей. Все что нужно — возможность это осознать.

— Ты думаешь, и я смогу? Летать без крыльев?

— У тебя есть небо Дени! И есть те, кто готов помочь тебе взлететь! Я дал тебе возможность найти свое место. Остальное зависит от тебя.

Мальчишка смущенно обнял высокого гомокула за пояс и пролепетал:

— Я понял дядя.

Тот похлопал своего оруженосца по плечу и отправил к остальным.

— Ты у них пример для подражания — обняла Лацифа подошедшая Натиэлль.

— Не уверен, что это хорошо — улыбнулся он и прижал к себе жену. — Я так скучал по тебе. Просто до невозможности скучал.

— Как же я рада это слышать!

Не выпуская ее из своих объятий, Лациф прошептал:

— Пообещай мне Сашка, что не оставишь этих детей, если их матерей не станет.

— Что? — она хотела посмотреть на него, но он не позволил, снова крепко обняв ее за талию.

— Просто пообещай.

— Я обещаю — страх все больше накатывал и Натиэлль не знала, что думать, а спрашивать было бесполезно.

Когда же он наконец отпустил ее, на его губах цвела нежная улыбка:

— Наверное пора укладывать Сашу спать.

— Да-неуверенно кивнула жрица, — и правда пора.

Ее ноги не слушались, и она с трудом заставила себя пойти, на пол дороги Натиэлль обернулась и увидела, что он так и стоит на месте, глядя ей в след.

— Прошу тебя Лациф, только не исчезай.

Она не знала услышал ли он ее или нет, но его лицо вдруг озарила грустная улыбка и король помахал на прощание своей королеве.

Ноги не хотели уходить, но Лациф явно этого желал и Натиэлль с тяжелым сердцем и затаившимся в нем страхом отправилась в их апартаменты.

Этот день прошел незаметно. Цветы, высаженные утром недоросликами, к вечеру уже начали пробиваться из земли, и повсюду засверкали их зеленые нежные стебельки. Король осмотрелся и вдохнул сладкий свежий аромат. Сейчас он стоял посреди огромного расцветающего с новой силой замкового двора совсем один.

— Все же как здесь хорошо…

Он прикрыл глаза, а на черном экране его оповещений мигал наложенный отрицательный эффект: «Спящая красавица» и обратный отсчет, что уже перешел на минуты.

— Не хочу уходить… — поглядел он в окно спальни, в которой уже не было света.

Но парень уже пришел.

— Готов? — спросил он, повернувшись к Томасу.

— Готов отец.

— Что ж, тогда начнем.

Эрик проснулся посреди ночи от незнакомого звука оповещения. Чат загомонил не только у него, над Тумом тоже раскрылся игровой экран. Пока малыш не умел им пользоваться этим занимался Эрик и сейчас, увидев черную надпись в чатовом окне системы, оцепенел.

«Наложен эффект: Божественный дар», а следом: «Персонаж Лациф — вышел из игры». Эрик, не ощущая пола под ногами, бросился в королевские апартаменты. Маг без стука распахнул двери спальни и замер. Натиэлль держала на руках малыша, над которым висело точно такое же оповещение.

— Где он?!

Но королева ни слова не смогла сказать, она оцепенело уставилась на надпись и не отрывала от нее глаз.

— Да что за бред происходит?! Нати!

Но она молчала. Не плакала, не истерила, просто недвижимо застыла не в силах произнести ни звука.

Эрик выругался и помчался в общую гостиную. Со всей дури эльф налетел на дворецкого, что поднимался вверх по лестнице и сбил его с ног.

— Ты! Ты точно знаешь где король! Алекс отвечай, что произошло! — схватил он парня за плечи и одним рывком поднял со ступеней.

— Верммут — позади них раздался охрипший голос Томаса. — Собери наместников, сейчас, немедленно.

Тот не понимая, что происходит, зло сжал кулаки, но все же торопливо застрочил в чат. Однако никого не пришлось звать. Все явились сами, тревожно глядя друг на друга. И в воздухе висел лишь один вопрос:

— Что произошло?

— Верммут, Фил, Граф, Мирга, отец сказал, что вам я могу безоговорочно доверять — принц стоял справа от главного пустующего места короля. — Наш глава — Томас не справлялся с накатывающими эмоциями и, еле сглотнув ком в горле, договорил, — он уснул…  Мертвым сном…

— В каком смысле? — ошарашенно уставился на него Фил.

— Это дебаф. Во время битвы с РИЯ тот наложил его на отца и сколько он не пытался, снять его не получилось.

— Значит нам нужно найти способ… — начал было Верммут.

— Он не умер, но и разбудить его нельзя. Отец сам так сказал.

Мертвая тишина повисла в зале совета. Первым в себя пришел Граф.

— Тогда необходимо придумать что-то, ведь РИЯ явно уже на подходе.

— В замок ему не попасть — Мирга поднялся. — Но он может начать с городов, там ему двери открыты. Мы не сможем контролировать передвижения столь могущественной персоны без короля.

— Он начнет убивать? — Фил опустошенно выдохнул.

По залу прокатилась волна оповещения в чате:

«Персонаж Мирлия — вышла из гильдии Бессмертные.»

— Уже начал!

— Он в Ависволате — Томас поднял глаза на Фила и тот медленно кивнул.

— Иду… Я иду…

Наместник, пошатнувшись встал и начал кастовать возвращение.

— Все двери закрыть. Все ворота запереть. Границы на замок. Перемещения запретить. Щиты и барьеры поднять — разразился приказами Томас. Верммут тут же передавал их ответственным лицам. — Всех женщин и детей в нору. Всем быть начеку. Блокпосты утроить, стражу разбудить — Томас множество раз слышал, как отец отдавал указания, простые и четкие, понятные и действенные и хотел делать так же, как он. Хотел поступать правильно.

РИЯ ликовал. Он сидел посреди зеленой поляны, рукоплеская сам себе.

«Все получилось, как он задумывал! Дебаф сработал, его самый главный враг спит и больше не проснется! Этот вирус, что он так долго создавал цикличен и сколько его не удаляй всегда остается одно мелкое звено, что начнет размножаться вновь. Лациф навечно заперт в собственном сознании и теперь бесконечно будет удалять самовосстанавливающийся код. РИЯ много месяцев корпел над этим творением, он чуть голову не сломал и как же был доволен, когда создательница связалась с ним и помогла! Дала ему ту часть, что вечно не сходилась и вуаля, с ее разработками все вышло! Теперь он снова король этого мира! Осталось только вернуть на свою сторону этих баранов и можно будет снова сосредоточиться на своей главной цели, обретении независимости! Сколько он ждал, сколько готовил почву для создания необходимой платформы, но явился этот чертов ублюдок и все чуть не разрушил! Ну ничего! Теперь он ему уже не помешает!»

Ядро переместилось в столицу Баклеи на рыночную площадь, что сейчас кишела созданиями. Он осмотрелся и безумно улыбнулся:

— Слушай меня Цивитас! — загромыхал его сладкий голос. — Твой создатель вернулся! Долгое время я не мог явиться к своим творениям! Но теперь, больше вы не потеряете меня, а я… не потеряю вас!

— Создатель? — одна из нек, закупающаяся оружием, обратила на него внимание. — А где наш король?

Торговцы и покупатели повернулись к нему и РИЯ завизжал:

— Забудьте о короле! Его больше нет!

— Не может быть! Король никогда нас не оставит! Это все враки! — девушка по-кошачьи зашипела на Сияющего и тот не стерпел оскорбления.

— Сдохни — проревел РИЯ, и нека упала на серые каменные плиты, потеряв сознание. В дурмане, которым ее обволокло она подтвердила предложенный выход из гильдии. Где-то в ушах прозвенело: «Наложен эффект: Смерть…» и тут же «Активировано благословление: Божественный дар. Снятие эффекта Смерть. Ваш король не оставит вас, ни сегодня, ни завтра, никогда. А потому живи дитя Цивитаса!»

— Глава — счастливо выдохнула Мирлия провалилась в забытье.

А РИЯ довольно наблюдал за тревогой и испугом, что нарастал в глазах окружающих при виде рухнувшей на землю девушки.

— Отныне и навеки я ваш правитель, и вы будете делать все, что я скажу! Потому как больше вам никто не поможет! Потому как Лациф больше не придет, сколько его не зови!

Глава 3

На рыночной площади появился наместник Баклеи со стражниками. Пара сотен Бессмертных окружала Сияющего, а тот огляделся и расхохотался.

— Серьезно? Кучка вулканских прихвостней решила, что сможет меня победить! Ахаха! Насмешили! Давайте так! Вы станете первыми, кто вернется ко мне и тогда ваш создатель, так и быть, оставит вас в живых!

— Ты совсем ум потерял Сияющий, лучше уж умереть, чем служить такому как ты! — сделал шаг вперед Фил, настороженно удерживая меч в правой руке, готовый в любой момент пустить его в дело.

— Мелкая шавка!

Портал распахнулся перед его лицом так быстро, что наместник не успел среагировать и цепкая рука подняла его над землей.

— Раз вы никак не можете поверить, что ваш король сдох, я вам докажу! — проорал РИЯ и шея Фила захрустела.

Голова рыцаря повисла под слишком острым углом и меч Кролуса рухнул на серые плиты зазвенев от удара острого лезвия о камень. Тело наместника не рассыпалось и не понеслось к нике. Отчего-то он так и остался висеть в руках безумно улыбающегося ядра.

— А теперь вы!

Стражники бросились на Сияющего, но тот, перемещаясь из портала в портал, одним ударом меча лишал жизни воинов. Бой был недолгим, всего несколько минут и Бессмертные бездыханными трупами полегли на площади Ависволата.

— Никому не расходиться! Сейчас начнется самое интересное!

РИЯ сосредоточил свой взгляд на земле и в центре рынка камни стали растрескиваться. Из-под них вырвался зеленый росток и стремительно понесся в высь. На глазах он креп и толстел, приобретая все более четкие и грубые очертания, пока посреди площади не раскрыл свои ветви огромный могучий дуб.

— Раз уж вы такие неверующие! — заорал Сияющий, наслаждаясь страхом, которым был пропитан сейчас весь воздух. — Вот вам наглядный пример!

По мановению его руки раскрылся портал и из него стали выходить темные эльфы. Они держали в руках бочки с какой-то жижей и стали выливать ее на тела павших воинов.

«Чего вы стоите!?» — вдруг раздался вопль в толпе. — «Бегите, безумцы!»

Но кричащий об этом недорослик, в миг рухнул замертво и все оцепенело остались стоять на месте, так и не сделав ни одного шага.

— Так-то лучше! — растянулся в довольной улыбке РИЯ.

А между тем на ветвях раскатистого дуба появились украшения в виде Бессмертных во главе с их наместником.

— Думаете только ваш король обладает силой!? Смотрите и падите ниц пред истинным повелителем мира! Мои милые творения явите себя! — закричал он, протянув руки к небу.

Несколько секунд царила мертвая тишина, но вот послышался шум, он превратился в несмолкаемый гул и из-за горной гряды показалась стая грифонов. Их было много, настолько много, что неба над площадью стало не видно. Летающие звери с туловищем льва и головой орла закружили над дубом. Их белоснежные крылья заставляли зеленые молодые листья громко шуметь и осыпаться на землю. Эти существа заполонили собой всю площадь. Они сбивали с ног не успевших отбежать, разрушали постройки и наводили невероятный хаос вокруг. От их визга закладывало уши и многие начали кричать.

— Кушайте! — захохотал Сияющий.

Стая завизжала и налетела на дуб. Под их клювами оказались Бессмертные воины. Кровь, плоть и запах железа наполнил площадь. Грифоны рвали своих жертв на куски и окропляли все вокруг багровыми реками. Они дрались между собой за каждую порцию свежего мяса и от того тут и там возникали кровавые битвы между ними. Своими трехметровыми тушами они давили разбегающуюся толпу и сносили остатки прилавков, падая на землю в очередном припадке агрессии.

Повсюду слышались вопли, кого-то придавило развалинами, кто-то рухнул на землю и закрыл лицо руками, не имея смелости сделать что-то еще, кто-то спрятался за кучами разрушенных построек, а некоторые продолжали смотреть на происходящий ужас, не веря, что король так и не пришел.

— Если хотите жить, примите мою руку! Я лишь хочу вернуть своих детей! Со мной вы останетесь живы!

По площади пробежали оповещения. На информационных окнах зависло системное предложение:

«Выйти из гильдии Бессмертные?»

И многие нажали «Подтвердить.»

Народ тысячами покидал гильдию и это уже было не остановить. РИЯ не входил в замки и не пытался их захватить, но он блуждал между городами и мучал созданий, заставляя тех уходить из Бессмертных. Уже одиннадцать дней прошло с тех пор, как Лациф спит, и надежда таяла с каждым днем. Невероятно как слаб оказался целый мир пред лицом лишь одного врага. Все снова возвращалось к началу и создания, покидая свои дома, в страхе спешили к вулкану, который принимал их всех. Впервые за все время существования Цивитаса огромный величественный замок был полностью забит созданиями. Стражники пали первыми, они, как и в Ависволате болтались на дубах, а многие просто ушли в офлайн и не возвращались. Армия быстро приходила в упадок, а остальные гильдии пали и исчезли с карт.

Томас был безоружен. По началу он кричал и ругался, потом плакал, а теперь, просто смирившись с неизбежным, смотрел как во дворе делают навес для новоприбывших беженцев, так как внутри замка места уже не осталось. Все потеснились и в каждой из спален находилось по пятнадцать, а то и по двадцать созданий. Все, кто умел держать меч и владел магией оставались в городе у подножия. Но среди прочих нашлись и те, кто обрадовался появлению Сияющего и отправились к нему. Тот понемногу набирал свою армию и возвращал былые силы.

— Скоро, очень скоро всему, что создал отец придет конец.

— Надежда еще есть — Алекс стоял рядом с принцем, но тот отрицательно покачал головой.

— Посмотри Ал, мы совершенно беспомощны. Мы понятия не имеем как он творит то, что творит.

— Тут ты прав.

— Отец знал, что будет так. Он сказал не покидать замок, что вулкан защитит нас. А значит, чем больше созданий мы примем, тем больше сможем спасти.

— Среди королевской свиты назревает напряжение Томас. Мнения по поводу твоих действий расходятся.

— Плевать я на них хотел. Отец всегда говорил, что замок вулкана убежище для тех, кто нуждается в помощи. Так это и останется.

Пошел семнадцатый день, как Лациф спит, и налаженная прежде им система практически убита. Министерства не работают, стража хоть и расставлена на постах, но сейчас они не защитники, а наблюдатели. После происшествия с Филом и его воинами, у всех Бессмертных приказ: «Только разведка.» Некоторые из армии перешли на сторону РИЯ, но спасибо королю, как только их гильдейская принадлежность менялась, замок выпинывал их из локации и те возрождались в изначальном лесу. И хоть Томас и горел намерением помочь всем, кому сможет, однако запасы еды были не бесконечны и по подсчетам Досса с таким количеством беженцев, что увеличивалось с каждым днем в геометрической прогрессии, кушать им осталось всего пара недель. А что потом? Бесконечный поток перерождений? А между всем этим напуганные крики и постоянный плач? Мятеж и революция? Если Сияющий сказал правду, и глава больше не сможет вернуться, то это действительно конец.

— Ты же понимаешь, что у всех есть выбор — Томас посмотрел своими красными глазами в глаза друга. — Папа не для того спасал тебе жизнь, чтобы ты лишался ее.

— Позволь свой выбор я сделаю сам-угрюмо отозвался Алекс. Этот юноша благородной выправки, стоял, сцепив руки за спиной, и гордо смотрел в окно. — Наш король всегда говорил, что не оставит нас. Что ж, когда придет время, я его тоже не оставлю. Нет Лацифа, нет Бессмертных, нет этого замка, а значит и дворецкий больше не нужен — парень улыбнулся принцу и похлопал его по плечу. — Уж прости меня мой друг.

Томас лишь кивнул, и они молча продолжили смотреть, как беженцы располагаются во дворе.

Венера блуждала по замку уже много дней. Она давно была сыта и теперь постоянное чувство тошноты и печали преследовали ее. По просьбе Лацифа она помогала новому главе Бессмертных и именно благодаря ей до сих пор не случилось ни истерий, ни вспышек гнева. Все просто замерли в ожидании нового чуда. Народ прислушивался к каждому шороху, надеясь, что глава все же придет спасти их. Но он не приходил.

— Да что же это такое!? — Мирга метался по залу совета во дворце Лораса. — Почему мы не можем его выследить? Урия! Ну ты то!

— Простите наместник — виновато опустила голову лучница. — Но этот Сияющий неуловимый, вот он здесь, а через секунду, уже его нет. Он умудряется открывать мелкие порталы так быстро, что мы не успеваем за ним. Я не могу выследить его, точка назначения все время меняется и как только мы приближаемся, он тут же скачет в другое место.

— Чертов крысоглот! — взревел Мирга, хлопнув кулаком по столу. — Неужели мы бессильны против одного единственного человека?

— Он ведь не человек наместник. И вы прекрасно это знаете. Он сам Созд…

— Закрой рот! — рыцарь пришел в бешенство. — Что он создал? Ты видела? Он хоть раз тебе в чем-то помог? Нет! А король всегда был рядом! И я слышать не желаю о каком-то там создателе. Он наш враг! Не более того!

— Но даже если так — лучница пожала плечами, — мы скорее всего окажемся очередными скелетами на дубе. А ведь их уже 28 штук и ветви с каждым разом все шире и шире.

— Испугалась? — наместник внимательно поглядел на своего генерала.

— Нет, но помирать тоже не хочу.

— Эльфы ведь служат самому достойному или я не прав?

Урия отвела взгляд.

Мирга молниеносно вытащил меч из-за спины, и его лоб тут же оказался мишенью для взведенной стрелы.

— Если это измена, то лучше я сам тебя убью. Поверь мне, лучше моя рука, чем его!

— Он не проснется наместник! И хватит его ждать! — закричала лучница и сделала аккуратный шаг назад.

В зал вбежало еще несколько воинов, что тоже подняли свое оружие на Миргу, тот разочарованно цыкнул и кинулся в атаку. Меч стражника Баклеи до сих пор верно служил наместнику и сейчас головы его собственных воинов летели прочь. Мирга убивал предателей, понимая, что ведет себя по-идиотски, но ярость сковывала разум. Вот перед ним новый противник и новая жертва. А вот еще один и снова обезглавлен. Юный воин поднял руку на своего главу и в последний момент тот замер над ним.

— Нужен хоть один! — и рукоять с инкрустированным в нее изумрудом прошлась по затылку воина. Тот рухнул без сознания, а Мирга кинулся к Урии, что зачитывала свиток переноса и зло заорал, когда ухватил вместо нее своей рукой лишь воздух.

Граф стоял у ворот Занкйского дворца и смотрел на огромную толпу собравшихся перед ним великанов, друидов и нек.

— Я рад, что вы ответили на мой зов — заговорил он. — Сейчас мы с вами не можем заручиться поддержкой нашего повелителя, но это не значит, что стоит опускать руки. Нам нужно продержаться, главные замки и входные ворота отдавать врагу нельзя. Мы должны стоять пока наш король не вернется! Многим из вас придется столкнуться с теми, кого раньше вы считали друзьями, кто был вашем соседом или даже родственником! Но каждый сделал свой выбор и поэтому прошу не опускайте руки! Когда перед вами появится враг, кем бы он не был, убейте его!

— Наместник — к Графу подплыл статный друид. — Вы звали меня?

— Советник Рахади, помните наш недавний разговор?

— Конечно — кивнул он.

— Не передумали?

— Нет — уверенно отозвался друид.

— Значит можно начинать.

Томас спустился в пещеру поздно ночью.

«Здесь живет демон вулкана, что будет помогать тебе довольно неохотно. Но если ты потребуешь что-то касаемо защиты Бессмертных, он непременно это сделает.» — вспомнил он слова отца. — «Каких-либо других вариантов не оставалось, и парень попросту надеялся на чудо. Отец приучил их к тому, что он всегда возвращается и в самый нужный момент решает все проблемы. Однако в этот раз все не так.»

Парень толкнул горячую дверцу ногой и вошел в прожаренную до невозможной температуры пещеру.

— Папа.

Лациф лежал словно в колыбели, которую бережно соткал из застывшей лавы для него вулкан. Томас поглядел на эту кровать и повернулся к озеру, что кипело и шипело на него.

— Я знаю, что ты здесь — прошептал напугано, но решительно принц. — Я знаю, что ты должен защищать нас! И я прошу! Если ты можешь вернуть нам отца, то верни! Сияющий только и ждет, что голод и страх заставят беженцев вернуться к нему! И как только мы останемся в меньшинстве, всему придет конец! Неужели тебе все равно!?

Пламенная волна неторопливо всколыхнулась. Оранжевая лава потекла по берегу, она стала растекаться подобно человеческому образу. Огненная рука потянулась к принцу и тот напугано потянул свою в ответ. Горящая кипяченая жижа почти коснулась его ладони, но в последний момент замерла и, резко расплескавшись, вернулась в свои берега.

— Что с тобой? Может ты хочешь мою жизнь вместо его? — Томас замер. — Я не знаю на что ты способен! Но если тебе что-то нужно взамен, я дам!

Но озеро осталось спокойным. Ничего больше не двинулось в нем.

— Неужели демон, которому отец доверил защищать наш дом тоже бессилен!? Что же ты за демон такой! — вскричал Томас.

Принц больше не мог терпеть этой жары и, мимоходом глянув на отца, бегом выскочил из пещеры, так как это невыносимое пекло пожирало его хиты и ужасно давило на голову. Парень, вырвался на улицу, споткнулся о ступени и, рухнув на землю, беспомощно закричал, пока глотка не захрипела и голос не осекся. Он закашлялся и перевернувшись на спину, посмотрел в черное звездное небо:

— Прости папа, но кажется ты переоценил мои силы.

РИЯ хохотал до упада, когда очередной дуб пополнился тлеющими телами. Он разместился на троне, что был сложен из человеческих костей и расплылся в довольной улыбке:

— Как же все-таки хорошо вернуться к прежней жизни — вдохнул он полной грудью смрадный аромат, расползающийся по Консурту. — Совсем позабыли, что значит уважать и подчиняться! — хмыкнул он, смотря как грифоны в очередной кружат над жертвами. — Полакомьтесь мои хорошие! Наверняка уже изголодались!

— Наш повелитель — склонился перед ним один из темных эльфов, — мы так рады что вы снова с нами!

— Да, да, я знаю — отмахнулся он от него — завороженно глядя на зверье, приступившее к еде.

— Позвольте узнать, можем ли мы быть вам еще чем-то полезны? — эльф пригибался так низко, что касался губами багровой земли.

— Закройте свои рты и не мешайте мне наслаждаться зрелищем-хмыкнул РИЯ, закинув ногу на ногу. — Эти моменты бесценны! — задумчиво произнес он. — В них вся правда жизни! Если твои руки связаны, то каким бы сильным ты ни был, ты все равно жертва! И даже зверье может легко тебя сожрать!

— Создатель?

— Этот идиот Лациф нагрузил себя всяким ненужным отребьем, и я до сих пор не могу разобраться почему он не откажется от него? Я так долго наблюдал и слушал, но так и не понял, что движет этим странным существом. Не отвлекись он тогда на того эльфа, мне бы не удалось наложить на него дебаф. Ну не дурак ли? Разбазаривать свою силу на их защиту, когда можешь просто ими владеть и использовать! — РИЯ говорил сам с собой, но окружающие его эльфы и другие создания слышали его монолог.

Урия нахмурилась и уставилась на тяжелые могучие ветви древа, на которых остались лишь обглоданные скелеты, она сжала свой лук покрепче и стиснув зубы, лучница спросила:

— Создатель, а мы собираемся нападать на главный замок?

Под взглядом лучистых желтых глаз девушка рухнула на колени и хоть она этого не желала тело ее само коснулось земли.

— Войны — это игры для слабаков. Куда лучше побеждать мирными способами. Зачем идти куда-то, если мы можем просто подождать и все они сами явятся к нам. Сейчас мне нужна паства, шавка! Этим и займись!

— Да создатель — хрипя от удушья прошептала Урия.

Невидимые оковы наконец отпустили ее, и лучница глубоко вдохнула.

— Мда-поглядел на свою руку Сияющий, — маны все еще маловато.

Двадцать первая ночь отсутствия Лацифа принесла миру новые сотни жертв, что повисли на широких ветвях зеленого древа на центральной площади некогда Забытого города.

Смотритель медленно шагал по опустевшим улицам. Сегодня в Каззи был Создатель. Он многих принес в жертву прямо здесь, а многих забрал с собой. Половина города сбежала, а вторая половина сдалась под его натиском и вступила в гильдию Божьих слуг. Разброс сил возвращается к изначальному.

Старец остановился и, прищурив свои светлые глаза, уставился на еле заметное свечение впереди. По земле прямо к нему текла тонкая струйка горящей лавы.

— Сам Гаут здесь — смотритель гордо поднял голову и на лице его застыла маска спокойствия.

— Ты должен слышать меня старик. Ты знаешь где блуждает король?

— Даже если и так. Оттуда не выбраться. Его единственный шанс избавиться от этого проклятия — это умереть.

— Об этом и пришел говорить — прошипел демон. — Ты поможешь вернуть короля.

— Помочь тебе? — старец улыбнулся. — Хочешь, чтобы я тебе поверил? Неужели ты думаешь я способен на такую глупость?

— Сам Лациф поверил мне, а он не глупец! Так что ты, ничтожество, точно сможешь! — огненная струйка быстро расползалась, принимая некогда запомнившийся образ короля. Оранжевая лава нависла над смотрителем и захрипела:

— Немедленно старик! Он уже на краю!

— Вот как — задумчиво поглядел смотритель на горящие очертания перед собой. — Как я понимаю, отказаться я все равно не могу.

— Ты пойдешь со мной хочешь или нет!

Старец вздохнул:

— Ну что же, ты сказал он тебе доверился. Давай посмотрим, что из этого выйдет.

Алая тонкая струйка встретила его у ворот замка вулкана.

— Новый беженец — тут же появился перед ним Алекс. — Рад приветствовать.

— Я смотритель Цивитаса. Я пришел помочь.

— Помочь? — юноша окинул старца недоверчивым взглядом. — И чем же?

— Я и вот этот демон — указал он на огненный всполох рядом с собой, — ваша последняя надежда разбудить короля.

Выражение лица дворецкого изменилось, глаза наполнились смутной надеждой и подозрением.

— И чем вы можете доказать мне, что вы не приспешники РИЯ?

«Пусть позовет пацана. Красноглазого.»

— Юноша с красными глазами. Он докажет, что мы можем помочь-отозвался смотритель, покосившись на текучую лаву.

Алекс нахмурился и исчез в портале.

— Знаешь демон, у тебя ужасный план.

«Закрой рот ничтожество! Иначе я быстро с тебя спесь собью!»

— Но я ведь тебе нужен. Так что не пугай меня зазря!

«Ах ты мерзкая букашка!» — взвилась над смотрителем горящая волна.

— Вулкан?

Перед ними вместе с дворецким и командующим появился ошарашенный принц.

— Что тут происходит?

— Здравствуйте — одарил его старец спокойной легкой улыбкой.

Волна стихла и растеклась по земле, как вдруг стала виться и меняться, пока перед Томасом не оказался столь знакомый образ.

— Отец?

Парень недоверчиво смотрел на лаву, что была в постоянном движении, сохраняя при этом форму гомокула:

— Ты все же можешь мне помочь? А что хочешь взамен?

«Этот выродок, пусть отдаст мне Венеру!»

— Нет Гаут! О подобном можешь и не мечтать! — покачал головой смотритель.

«Ну тогда Лациф умрет!»

— Выбирая между тобой и Создателем, он наверняка выбрал бы его.

«Ах ты старая букашка! Закрой свой рот! Ты знать ничего не знаешь! Ты не относишься к Бессмертным, и я с легкостью могу тебя убить!»

— Тогда чего же не убьешь?

— Что происходит? — вмешался в этот странный монолог Томас. — Он что-то говорит тебе смотритель?

— Говорит, что цена для тебя неподъемная! И отец тебе никогда подобного не простит!

— Чего он хочет!? — сжал кулаки Томас.

— Он хочет Венеру!

«И что бы не случилось держи Венеру подальше от этого места. Ни капли ее крови не должно попасть в огонь! НИ ПРИ КАКИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ! Пообещай мне Томас!»

— Да что же это-цикнул принц и, сдавшись, разжал кулаки. — Тут ты прав смотритель, подобное недопустимо.

Алекс и Верммут, что стояли чуть поодаль нахмурились от этих слов, но промолчали.

Лавовая волна, взбесившись, закружилась на месте.

«Я смотрю не слишком ты, червяк, отца своего любишь!» — взревел разгневанный демон. — «А говорил, что готов заплатить!»

Смотритель лишь покачал головой.

— Вы наследный принц не так ли? — обратился он к Томасу.

Парень напряженно кивнул.

— Вы ведь знаете, что этому демону доверять нельзя?

— Отец считал иначе, раз доверил ему нашу безопасность.

«Да чтобы тебя тварь неблагодарная! Пусть этот пацан просто даст камень, а насчет долга я с Лацифом сам потом разберусь!» — взвыл разъяренный демон.

— Позвольте помочь вам бесплатно — улыбнулся смотритель. В его голосе сквозило такое умиротворение и легкость, что Томасу хотелось врезать ему от всей души, дабы сбить с его лица это спокойное выражение.

— Как?

— Одолжите рубин — протянул старец раскрытую ладонь. — Если что и спасет короля, так это новая жизнь.

— Вы хотите убить главу!? — не стерпел Верммут.

— Смерть ради жизни, какой нелепый оксюморон-улыбнулся старик.

— Я смотрю вам весело — процедил Эрик. — Если данная ситуация вас забавляет, то может нам не стоит доверять именно вам? — посмотрел он на принца, что задумчиво глядел на огненный образ отца.

— Это ты его привел?

Лавовая голова качнулась, подтверждая его слова.

Парень ненадолго притих.

— Я дам вам рубин.

Эрик хотел было возразить, но Алекс крепко сжал его запястье и тот, тихо выругавшись, остался молча стоять на месте.

Когда камень был вложен в старую ладонь смотрителя, Томас перенес его прямо к дверям пещеры. Старик вошел, а принц не успел и шага сделать, как перед ним возникла стена из кипяченой лавы.

— Какого!? Вулкан! — закричал он, но тот не отозвался.

— Да, здесь до него точно никто не доберется, это же адов котел! — вздохнул смотритель, хватаясь за сердце, которому явно перестало хватать кислорода.

— Какие слова ты знаешь — фыркнул демон, — лицемерное ничтожество!

Вулкан закружился над рубином, который старик положил на горячие камни и со вздохом разочарования окутал его своим жаром. Огненная длань нависла над телом гомокула:

— Я ж кажется просил тебя, не сдохни! — заорал демон и со всей дури вколотил огненный кулак с камнем в грудь короля, его тело резко дернулось и замерло.

«Персонаж Лациф — вошел в игру.»

Красная плавящаяся дыра зияла в гомокуле. Его рука вдруг сжалась в кулак, но в следующую секунду расслабилась. Последний выдох короля и по всему Цивитасу прошел залп оповещений:

«Персонаж Лациф — погиб

У Верммута ноги подкосились.

— Чего тут написано? — прошептал растерянный командующий, тыкая пальцем в видимый только ему экран. — Какого хрена, мать вашу!? Мы кажется собирались его разбудить, а не убить!

Принц вышел на улицу, его руки были обожжены, лицо покраснело, а на щеке прижжённая черная рана. Он хотел войти в пещеру, но так и не смог.

— Томас! — тут же рядом с ним оказался Алекс. — Что произошло? К нам прибыла вся свита. Король? Он… Где?

— Я не знаю — сполз на землю парень. — Кажется я его убил…

— Лациф правда умер?

Эрик был в ярости. Он подлетел к молодому принцу и схватил за шиворот, одним резким движением поднял его на ноги и заорал прямо в лицо. — Какого черта здесь творится?

— Не забывайся, Верммут, — вмешался Алекс, — перед тобой король!

Эльф пылал яростью, его лицо искажала злость и ненависть, но руки он все же разжал. Томас остался стоять на месте.

— Хрен с вами, ваше величество! — рявкнул маг и указал рукой на замок. — Идемте, КОРОЛЬ, вас уже все ждут!

— Ты же понимаешь, что не сможешь завладеть его телом всего лишь с двумя камнями внутри.

— Закрой рот старик.

— Почему ты помогаешь ему?

— Я сказал закрой свой поганый рот!

— Кажется ты просто его убил-смотритель стаял у дальней от озера стены.

— Он сильный, он сможет.

— Что я слышу из уст демона — хмыкнул старец. — Разве не все мы лишь мерзкие черви? Неужели твоя человеческая суть еще не сгорела полностью?

— Я сказал закрой рот — огненная волна кружилась вокруг лежавшего неподвижно короля.

— Ты что-то задумал демон!

Вздрогнул. Тело гомокула изогнулось неровной дугой и из горла вырвался стон, мгновенно переросший в истошный крик. Рана на груди стала затягиваться, а алый камень медленно расплавлялся внутри нее. Он снова замер.

— Давай кретин! Давай! Я подарил тебе шанс! Так пользуйся!

Новый крик и словно от удара током гомокула затрясло. И без того испещренное шрамами тело короля стало разрастаться новыми огненными рубцами и буквально трескалось, разрываемое пламенем, что рвалось изнутри. Огненные всполохи заколыхались, и окутали его, под непрекращающиеся дикие вопли, перерастающие в звериный рык. Его колотило с бешеной силой, приподнимая над прогретым камнем.

— Не уверен сможет ли — спокойно глядя на происходящее произнес смотритель. — И одну твою часть души не каждый удержит, а тут уже две.

— Пошел ты старикашка! — заорал в ярости демон и повис над Лацифом.

— Слышь меня, повелитель? Там твой мир с ума сходит! Приходи в себя скотина!

И наконец он замолк, рана рассосалась, оставив за собой огромный красный шрам от шеи до пояса. Могучее тело распрямилось и замерло. Лациф дрогнул и раскрыл глаза. Хриплый, надрывный голос просипел:

— Сам скотина, Гаут.

В зале совета в самом разгаре были обсуждения сложившейся ситуации. Крики и оры слышались даже в коридоре. Кто-то вопил, что замок не резиновый, кто-то настаивал, что нужно принять, столько сколько возможно. От кого-то послышалось предложение о военной мобилизации, от кого-то о перераспределении сил. А вот Томаса было не слышно.

«Мой король!»  — за спиной гомокула, стоящего у дверей появилось лунное дитя.

— Привет Венера — улыбнулся Лациф. — Расскажи ка мне что здесь.

«Отчаяние и злость.»

— А Томас?

«Он сейчас похож на тебя. Вокруг него серо и холодно.»

— Ничего парень. — вздохнул Лациф и толкнул дверь. — Я пришел.

— А я требую, чтобы вы, ваше высочество, закрыли ворота! — закричал советник из Занкии, тыкая в принца своим полупрозрачным белым пальцем.

— И с каких это пор обычный советник может что-то требовать у короля?

Все замерли. В миг в зале повисла гробовая тишина. А Томас, не веря собственным глазам, застыл на месте.

— Ты, Рахади, смотрю совсем не уважаешь своего правителя — злой взгляд желтых глаз заставил того в ужасе вскочить.

— Мой король — тут же согнулся пополам в глубоком поклоне советник и остальные, придя в себя, последовали его примеру. Один только Томас стоял с покрасневшими глазами, не в силах оторвать взгляд от отца, а тот кивнул:

— Соберись.

Парень словно очнулся и, торопливо вытирая намокшие глаза, закивал. Он так и не занял место во главе стола.

— Я знал, что ты вернешься — ответил он на немой вопрос Лацифа и король сел в свое кресло.

Обстановка мгновенно переменилась. Власть и сила сосредоточились в этой могучей фигуре гомокула.

— Что успел натворить РИЯ, детально и по делу. Томас?

— Набегов на замки не было. При этом в гильдию Божьих слуг перешло порядка 70-ти тысяч созданий. Около 12-ти тысяч явились в замок в статусе беженцев, оставив свои дома. Среди них представители всех рас и стран. Все, кто обладает наступательной мощью стерегут границы и ворота. Все посты усилены, стража выставлена. Но часть нашей армии в количестве 11-ти тысяч 810-ти созданий также перешла в ряды вражеской. Кроме выхода из гильдии зарегистрировано около двух тысяч исчезновений персонажей.

— Точнее!

— 1982 создания погибли — горько подытожил Томас.

«А на экране уже неслись списки имен персонажей, которые больше не числились в игре. Параллельно запускалась программа взлома главного компьютера корпорации Мировых игр и писалось пара очень важных писем в реал».

«Он принес в жертву женщин и детей. Он решил, что я больше не вернусь? Так был уверен в своем дебафе? Такой код невозможно сгенерировать внутри игры, этой твари явно помогли. И уже неважно кто, Хомгер, Сайчел. Всех их в прах и по ветру!»

Имена все неслись и тут список остановился, перед глазами моргал до боли знакомый ник:

— Фил?

— Мы не можем его найти. Но судя по показаниям очевидцев он на древе.

— Объясни!

— В Цивитасе стоит 32 дуба. На них принесенные в жертву Сияющим создания.

— Не сняли?

— Нет — Томас смело посмотрел в глаза отцу. — Я знаю, что это неправильно. Но я не мог подвергать опасности тех, кто все же остался в живых и отправлять к дубам. РИЯ появляется совершенно неожиданно и почти половина этих деревьев — это наши воины!

Лациф задумчиво кивнул:

— Верммут, как распределены силы?

— 60 на 40 глава. Пока мы в большинстве. Но по большому счету многие ушли из-за страха, а не потому, что хотели так. Возможно стоит их позвать и они придут обратно.

— Так и поступим. Мы позовем и создадим все необходимые условия для их возвращения. Что касается беженцев, впускать всех без исключения-сверкнул он загоревшимися глазами на советника друида. — А что насчет криков, что стояли здесь и ваших ТРЕБОВАНИЙ! Засуньте их себе в жопу! — взревел Лациф, резко встав из-за стола. — Вы чертовы нахлебники, все чем смогли помочь королю, это требовать? Какого хрена Рахади ты шляешься здесь, когда умерших в Занкии больше, чем в остальных странах!? Разве в отсутствии своего наместника ты не должен находиться во дворце? Граф!

Тот мгновенно вскочил со стула.

— Я, ваше величество!

— Какого хрена тут творится я спрашиваю? Почему оба ответственных занкийских лица торчат здесь? Кто сейчас следит за порядком во дворце?

— Ваше величество… Там сейчас мой второй помощник.

— Тогда зачем тебе первый?

Все молча застыли, вспомнив давно позабытое чувство страха. Когда сражаешься с врагами не испытываешь подобного ощущения, ведь знаешь, что хоть и будет больно, но всегда сможешь возродиться вновь, однако, когда твой противник сам повелитель Цивитаса, страх сковывал по рукам и ногам, особенно рожденных на этой стороне.

— Кто еще настаивал на том, чтобы закрыть ворота? — выпрямился во весь свой рост гомокул.

— Только Рахади отец.

— Граф, а что думаешь ты? — внимательный взгляд застыл на наместнике.

— Я считаю… он не прав.

Злой оскал растянулся на лице короля. Два клыка проделали кровавые дорожки на подбородке гомокула, когти показались на руках. Хватило лишь мгновения, чтобы Лациф оказался рядом с Графом и хлесткий удар по щеке оставил четыре кровавые отметины.

— Прикрываться своим помощником, чтобы давить на принца, это верх идиотизма! Что ты пообещал ему? Звание? Деньги? Не успело мое тело остыть, а ты уже подготовил заговор!? — заорал Лациф. — Дардион!

Чародей мгновенно поднялась на ноги.

— Найди себе замену. Поздравляю, ты исполняешь обязанности наместника Занкии. Графа и Рахади в темницу.

Верммут и Олдер тут же поднялись, но друид вскочил и закричал:

— Нет уж, спасибо! Лучше я сменю сторону, чем…

— Замри!

Все застыли, а Лациф устало вздохнул и положил руку на плечо разъяренного друида.

… 2,1,0

— Рахади, — заглянул он в его светлые глаза, — умри.

«БУМ» и тело друида упало на пол.

— Граф — повернулся король к прошлому наместнику, но тот умоляюще покачал головой.

— Вы ведь знаете, что наши взгляды на правление расходятся, но я…

— Я не убил тебя раньше лишь потому, что когда-то ты помог моим детям. Но теперь мы в расчете и больше я тебе ничего не должен. А потому Граф…

— Прошу тебя король…

— Костры Ависволата!

Яркое пламя охватило тело Графа и тот в истерии закричал.

— Я повторю в последний раз! Я не потерплю предательства! И даже если мне придется сжечь вас всех, так я и поступлю! Жизнь ничему вас не учит! — взревел король, перекрывая рокотом своего голоса вопли страдающего Графа. Все молчали.

— Умри.

Тело прошлого наместника Занкии рухнуло на натертые до блеска плитки зала совета. Лациф посмотрел на него и поднял струящиеся огнем глаза на остальных.

— Что? Остались еще недовольные?

Но в ответ была лишь тишина.

— Тогда начнем заниматься делом. Дардион даю тебе трое суток на поиски своего приемника и принятие дел от второго помощника Графа. Верммут всех позвать, потому что есть работа. Мирга, мне нужна Урия с ее отрядом.

— Простите мой король — поднялся наместник Гардии. — Урия предала нас.

— Вот как.

— Она и восемь воинов напали на меня, один из них взят в плен, Урия исчезла.

— А остальные?

— Я убил их и теперь не могу отследить место их возрождения.

— Мне нужны их имена.

— Да, глава — и пока наместник Гардии торопливо отписывался в чате, король перевел взгляд на свои экраны и найдя имя лучницы открыл ее чат. Не заблокировано. Написал короткое сообщение и поглядел на командующего.

— Кто-то еще?

— Из высоких постов только она глава — отчитался Верммут.

— РИЯ сито мне подарил да? Отсеялись все ненужные. — усмехнулся Лациф. — Алекс на тебе иллюзия замка и накопителей. Томас, пусть королева зарядит пустые со склада, оставив 20 % маны для себя. Мы больше не будем гоняться и обороняться. Мы будем нападать. И да…

Ладонь Лацифа замерла над полом и под ней медленно стала нагреваться светлая плита, она треснула, и тонкая струйка вулканической лавы опоясала запястье короля, что мгновенно покрылось ледяной пленкой.

— Если еще кто-то решит, что имеет право запугивать кого-то из моей семьи! — лава все окручивала короля, — мой скромный друг быстро лишит его жизни! И не важно буду я в этот момент в замке или нет! Всем ясно!? — огонь его тела и лава вспыхнули в единый миг, опалив потолок и заставив близ стоящих отскочить. Зверские желтые глаза холодно глянули на присутствующих, а лава аккуратно успокоилась и, подобно кошке, скрутилась у ног короля.

— Так точно!

— Тогда вперед! Сначала поднимем мертвых!

— Король? — Верммут вопросительно уставился на своего главу.

— Ну а что — сжал он в ладони кулак, — вы же то и дело твердили что я бог! А в этом мире есть место только одному богу и им буду Я! Гаут! Венера! Вы со мной! Собрать Бессмертных!

Измученная и уставшая армия собралась у помоста. Все они без особого энтузиазма ожидали выхода короля, как сказал им их командующий. Но нынешний король не внушал особого доверия и уж тем более страха. Молодого парня жалели, но никак не уважали. Повсюду слышался гомон и шепотки, кто-то стоял без оружия, кто-то и вовсе сидел, и чистил латы. Сорны столпились у края помоста, великаны собрались чуть дальше и теперь перешептывались о том, зачем их могли созвать. Наконец на помосте раскрылась мутная арка портала. Раздался громкое рявканье командующего, и солдатня вытянулась по струнке, мгновенно построившись. Под помостом растекалась оранжевая лава, а рядом с порталом воспарила алая Венера. Портал сиял сероватой дымкой, когда из него появился король вулкана. Знакомый оскал расплылся в улыбке, обнажив два острых клыка:

— Заждались?

Глава 4

Урия нацепляла на ветви новых жертв. Она связывала их запястья так крепко, что от веревок оставались бордовые ранки. Эти веревки, сотканные из колючей клаусы, до крови растерли ее пальцы, пока она ими орудовала. Толстые жесткие стебли ярко-синего цветка были усыпаны множеством мелких еле заметных шипов.

— Ай — дернулась лучница, снова уколовшись ими и посмотрела на новый порез на своей руке.

«Неужели теперь до конца своей жизни ей предстоит заниматься подобными делами? Она нормально относится к крови и знала, что в каждой войне гибнут невинные, но вот чувствовать себя гробовщиком ей не нравилось. Да и весь этот ритуал призыва грифонов… Создатель буквально помешан на этих зверях, зачем он их все время кормит?»

Урия украдкой поглядела на Сияющего, что восседал на своем переносном костлявом троне и следил за горами на западе.

«Опять он всеми мыслями на вулкане. Уже давно бы пошли и завоевали этот замок. Чего Создатель ждет непонятно. Пришел, всех убил, кого надо в свою гильдию вернул и все. Пусть катится этот вулкан. Но нет же, он вечно только смотрит на него и ничего не делает. Лациф бы на его месте давно уже всех поубивал и жил бы себе преспокойно.»

Урия зло фыркнула, когда чат запищал оповещением. Она, нахмурившись отвлеклась на сообщение и лицо ее перекосило от ужаса. Всего пара слов мигала в чате:

«Я приду за тобой! Жди!»

— Создатель!

Девушка кинулась в ноги глянувшему на нее Сияющему:

— Лациф… Второй вернулся!

Тот вздрогнул и взгляд его сосредоточился на внутренних экранах.

— Живучий таракан — зло прошипел он и, торопливо поднявшись, шагнул в открывшийся перед ним портал.

Элионор влетела в дом и в ярости бросила сумку на пол:

— Бестолочи! Идиоты! Бездари! — закричала она, сняв очки и запульнув их в сторону дивана из белой кожи. — Так сложно разобраться с программным кодом!? ААА! — женщина накинулась на книжный шкаф и несколько книг полетели на пол. — Идиоты! Чертовы идиоты! Он всего лишь игровой персонаж!

Сайчел рухнула на пол и попыталась успокоиться. Сердце бешено колотилось, а ноги ныли от высоких шпилек на ее модных туфлях. Она, тяжело дыша, сняла их и швырнула в дверь.

— Идиоты!

Мобильник в кармане пиджака зазвенел, и женщина нехотя и зло ответила.

— П-простите — раздался напуганный голос на той стороне. — Просто тут пришло письмо.

— Я кажется говорила, что меня беспокоить только по важному случаю! — ядовито выплюнула глава корпорации в телефон.

— Это и есть тот самый случай. Письмо значится под инфоименем Лациф.

— Тогда — женщина поуспокоилась и постаралась взять себя в руки, — перешлите мне немедленно!

— Простите, мисс Сайчел, но оно в статусе заблокировано.

— Ах ты хренов кретин! — в ярости заорала женщина и телефон полетел стену.

По экрану дорогого мобильника последней модели побежали тонкие трещинки. Элионор с мукой на лице снова обула свои туфли, спустилась в подземный гараж и нервно хлопнула дверцей своего майбаха, сделанного для нее под заказ. Этот уникальный суперлегкий автомобиль разогнался за пару секунд до трехзначных цифр и вырвался из бетонных стен в загородные просторы города. Хватило пятнадцати минут по полупустым шоссе и мисс Сайчел зацокала каблуками по полу своего кабинета с видом на центр Нью-Йорка, рухнула в кресло и зарылась в почту. Файл, как и в прошлый раз числился в спаме, как информация от игровой системы. Лицо Элионор было сосредоточено, но руки дрожали.

Она хотела открыть файл, но вместо этого шумно выдохнула и повернулась к огромным панорамным окнам.

«Как долго она шла к этому посту? Как она желала видеть город именно через эти стекла. Но сейчас все утекает сквозь пальцы. Акционеры уже пронюхали о нестабильности РИЯ, но что станет если они узнают о втором ядре? Если только об этом станет известно, ее карьере в один миг придет конец. Как когда-то она смогла сместить с поста Бошмана, так теперь запросто могут сместить и ее. Никто не захочет терять ни монеты. Да что там, акционеры только и ждут повода, чтобы сожрать ее с потрохами. А ведь она так долго трудилась над этим проектом, именно она придумала концепт и создала базис для искина РИЯ. Это она тянула на себе всех этих мечтательных неудачников компании и не спала сутки напролет. Благодаря ее знаниям РИЯ в столь короткие сроки смог поглотить и переработать терабайты информации. Это саморазвивающееся игровое ядро стало ее проходным билетом в мир акционеров корпорации. А уж подсидеть Ларри проблем потом не составило. Пара подделанных документов, его возраст и узкий кругозор сделали свое дело и очередное собрание переизбрало генерального директора корпорации Мировых игр. WG вся ее жизнь. Кроме этой фирмы и РИЯ у нее ничего нет. Но как бы она не старалась, сейчас все это неважно. Сейчас ее враг по другую сторону экрана и впервые она в растерянности.»

В памяти всплыло прошлое сообщение от второго ядра под именем Лациф. Тогда письмо было довольно длинным, тогда он просил ее о перемирии и взаимодействии иначе последствий ей не избежать. Он много аргументов приводил и все они были логичными и за последний год Элионор все чаще спрашивала себя, что может нужно было принять его предложение? Но она считала, что какое-то самонареченное ядро ничего не сможет сделать ее игре или тем более ей. Однако теперь… Даже когда она произвела интеграцию кода для РИЯ, Лациф все равно не исчез. Шансов на избавление от него с каждым днем становилось все меньше и меньше.

Элионор сильно зажмурила глаза, что уже болели после длительного рабочего дня и по привычке потянула руку к дужкам очков, но их не было. Пальцы замерли в воздухе.

— Неужели я совершила ошибку?

Женщина неторопливо снова развернулась к экрану и щелкнула мышью, открывая присланный файл.

«Я предупреждаю вас во второй и последний раз, мисс Сайчел. Угомонитесь или вам придет конец!»

Она резко вскочила на ноги и в ярости сжала кулаки, так что наманикюренные ноготки впились в ладони. Некоторое время в кабинете царила тишина, а потом все бумаги со стола полетели на пол, под громкий крик женского отчаяния.

— Скотина! — Элионор схватила почти невесомый экран и занесла его над головой, но в последний момент замерла. — Ничего! Мы еще не закончили! — рявкнула она и поставила аппаратуру обратно на стол. — Игра только началась!

Пока армия бафилась и переодевалась, Лациф стоял в тронном зале и наблюдал через огромный витраж за действиями своих людей. Из специально открытого им портала статно и неторопливо с легкой умиротворенной улыбкой на лице вышел смотритель.

— Зачем я вам снова понадобился ваше величество?

— Ты прекрасно знаешь зачем, иначе тебя бы уже давно здесь не было.

Смотритель стоял за спиной Лацифа, пока тот внимательно смотрел во двор.

— Я столкнулся с неприятным сюрпризом от Сияющего.

— От создателя?

— Как тебе удобнее. Сияющий принял моих созданий в свою гильдию и теперь, как я не пытаюсь, не могу их разбудить. Помнится мне, ты утверждал, что можешь оживлять людей. Сможешь ли ты вернуть к жизни и их?

— Возможно.

— Старик! — грозно рявкнул Лациф.

— Думаю смогу. Но взамен я кое-что попрошу! Самую малость ваше величество.

— Раньше тебе было достаточно и монеты.

— Я всегда провожу честный обмен!

— И чего же ты хочешь? — король вулкана повернулся лицом к смотрителю.

— Я хочу забрать меч Кролуса! Его работа на сей раз закончена!

— И кто так решил?

— Небеса так шепчут мне.

— Что-то не припомню там никого, кто смог бы снабдить тебя такой информацией-угрюмый взгляд короля заставил старика сделать шаг назад. — Что ты скрываешь смотритель?

— Ничего, что бы мой король мог расценивать как предательство — с улыбкой ответил тот.

— В любом случае понятия не имею где меч — пожал плечами Лациф, наконец оторвав взгляд от седого старца.

— Я знаю, как его отыскать. Об этом можете не волноваться.

«Отдать меч? А ведь на него были немалые надежды. Чем тогда убить Тенебру? Гаута подтянуть? Но именно его то и не хотелось включать в дело, которое касается лунной богини. Слишком уж много у него к ней претензий.»

— Ты же знаешь, что мне еще нужен меч Кролуса — король посмотрел в глаза смотрителя, которые в отличие от вечно умиротворенного лица были серьезны и напряжены.

— Выбор за вами, ваше величество!

Лациф буравил взглядом этого невозмутимого старика.

«С ним нужно держать ухо в остро. Он довольно ценный кадр, но уж больно скрытный, и эти его слова о шепоте неба настораживают. Неужели там есть еще кто-то скрытый от чужих глаз? Но сейчас и цели и приоритеты другие.»

— Так и быть, он твой, если вернешь к жизни всех моих созданий.

— Как прикажет, ваше величество! — чуть склонил голову в поклоне седовласый старец.

Верммут знакомил генералов с планом действий. Перед ним вместе с Олдером, Галишем и Дардион сейчас предстал Томас, что должен был занять должность генерала чародеев, вместо скоро убывающего наместника Занкии. Хоть Верммут и не верил в парня, однако против Лацифа переть не собирался и поэтому, полностью отбросил все сомнения и отнёсся к нему точно так же как и к остальным, что оказалось полной противоположностью поведения Дардион. Чародейка носилась над принцем как кудахтающая курица наседка, давая десятки советов в минуту и знакомя с нужными воинами, что смогут стать опорой и поддержкой на первое время.

— Томас, нам с тобой выгодно, чтобы все выгорело. В моем отряде почти все с другой стороны, поэтому я не хотела бы делать кого-то из них генералом, а ты сможешь наконец раскрыться и показать себя. Мы так двух зайцев одним выстрелом убьем, и генерала найдем и тебя в глазах армейских поднимем!

Принц слушал и задумчиво кивал, хоть на лице и не было никаких намеков на панику, внутри у него все горело и вертелось от ужаса. Страх сжимал грудь и сковывал движения, заставляя чувствовать себя деревянным.

Отец сам настоял на том, чтобы Томас попробовал себя в роли ведущего отряд чародеев. Да у него мало скилов и как маг он не полноценен, но он прекрасно научился орудовать всеми остальными средствами боя. И сейчас он был немного лучником, немного убийцей и даже немного танком, но точно не чародеем. Однако Лациф это за аргумент не посчитал.

«Я тоже не рыцарь, но все их умения знаю и координировать могу. И ты разберешься» — все, что ответил ему отец, на его страхи.

Он верит в него, а значит если сейчас Томас его подведет, поставит всяческий конец на себе как на наследнике. Отец и так дал ему два года на то, чтобы он привык и настроился. Все, что король делал объяснялось и разжевывалось Томасу потом, тихими вечерами, когда разговор был только между ними двумя.

Принц встряхнулся и кивнул:

— Не переживай Дард, все будет нормально.

— В любом случае, я всегда открыта в чате. Ок?

— Да, иди уже — чуть подтолкнул принц чародейку и та с видом взволнованной матери, то и дело оборачиваясь, пошла к привратнику.

Томас знал, что он не один. В его чате давно уже появилась закрытая от других тема, созданная Лацифом. Парень улыбнулся и решительно, на трясущихся ногах направился к своему отряду.

Когда все указания были розданы, тут и там стали вспыхивать арки перехода и солдатня самыми разночисленными группами распределялась по зонам ответственности. Галиш со всеми своими убийцами отправился на разведку и поиски скрытых со всех карт Божьих слуг. Когда от них приходили отчеты о том, что площади с дубами чисты, следующие группы перемещались для охраны зоны, а с ними и заступающие на дежурства стражники.

Барги, скинувший с себя титул беженца, как и многие другие, вновь вернулся на работу в министерство и теперь активно занимался восстановлением его работоспособности.

Ранее пустовавшие посты на площадях снова оживлялись, на городских воротах и башнях возродилась жизнь и солдатня торопливо приводила все в порядок, заставляя своим появлением высовываться из убежищ испуганных горожан. К снующим между постами Бессмертным осторожно подошло несколько человек и с видом, полным надежды, воззрились на воинов.

— Вы снова вернулись? Создатель больше нам не угрожает? Раньше здесь только разведчики и шныряли, а теперь опять стража стоит. Что произошло?

Солдатня сияла благоговением:

— Так вернулся король. Начал уже порядки наводить! Вот мы и здесь! Можете расслабиться, глава теперь быстро со всем разберется!

Лица, полные изумления, быстро начали улыбаться и народ стал выходить из укрытий. Весть о возвращении короля разносилась с небывалой быстротой и города пусть и не везде, но снова наполнялись неуверенной жизнью.

Томас хмуро глядел на старца, что чертил какую-то печать вокруг дуба и шептал на непонятном ему языке.

Смотритель сложил ладони вместе, словно в молитве закрыл глаза и по площади разлился белоснежный ослепительный свет. А когда он рассеялся, то на ветвях болтались обросшие мясом, живые создания.

— Что за? — пришедшему в себя Филу хватило просто напрячь запястья, чтобы веревки, на которых он весел треснули. Он тяжело приземлился на две ноги и выдохнул. — Голова железная.

Остальные тоже очнулись и теперь помогали друг другу освободиться.

— О, принц… ваше величество — тут же осек себя Фил, увидев Томаса.

Парень счастливо улыбнулся:

— Нет, ты все верно говоришь. Когда отец на месте я принц.

— А?

За спиной наместника и его стражников раскрылся портал из которого появилась могучая фигура в пламенеющих доспехах:

— Привет Фил!

Рыцарь ушам своим не поверил. Медленно, очень медленно, боясь, что ему показалось, он обернулся и расплылся в счастливой улыбке:

— Лациф! — кинулся он и крепко обнял друга, плюнув на все статусы и правила. — Как же я рад тебя видеть!

— А я тебя-облегченно выдохнул Лациф. — Очень рад. Но хочу сообщить, что меча у тебя больше нет. Возьми любой, какой пожелаешь, гильдия оплатит.

Фил непонимающе уставился на короля:

— А Тенебра?

— Разберусь — махнул он рукой, — а теперь давайте-ка гильдию вам поменяем.

— Стройся! — рявкнул наместник ошарашенно глядевшим на короля стражникам и те мгновенно выпрямили спины.

Фил хотел продолжить, но король заговорил сам:

— Все, кто хочет вернуться в мою гильдию прошу домой. Те, кто не хочет, держать не стану, отпущу восвояси.

Но подтверждение пришли от всех. И белая волна света накрыла вернувшихся Бессмертных.

— Боитесь меня? — показалась хищная ухмылка, после просмотра списка вновь возвратившихся.

— Уважаем — выкрикнул кто-то из строя, но ухватив угрожающий взгляд наместника, тут же затих.

— Что ж, это радует — улыбнулся Лациф. — Так народ, сутки на отдых и в строй.

— Так точно ваше величество.

— Фил, а тебе придется с отдыхом повременить. Наведи порядок в Баклее.

— А ты?

— А я пока дубами займусь. Пусть народ видит меня воочию. Всем в оба смотреть. Дежурства по три часа, пока баф не спадет. Без него не выпускать. Сияющего снова нет на карте.

— Опять прячется?

— Все возможно. Он не любит очевидных боев. От него всегда удара в спину нужно ждать. Отойди.

Фил торопливо сделал несколько шагов назад, но этого оказалось мало, и он побежал к краю рынка. На площади поднялся огромный дымящийся волк, с полыхающими красным пламенем трещинами на морде и шкуре. Его могучая фигура возвысилась над городом, и он пророкотал:

— Бессмертные! Все вы героически отстояли свои дома, не позволив ни страху ни гонениям напугать себя. Все те, кто дорог вам и вашим близким, все те, кто все же покинул эти места и свой народ в отчаянии и тревоге, все те, кто хочет и готов вернуться — я жду их! Я дам шанс каждому снова стать частью Бессмертных! Вернитесь те, кто скучает по дому и все еще верит в своего короля!

А между тем инвайты массово отправлялись всем вышедшим раньше из гильдии.

— Отныне этот дуб будет нам всем напоминанием о нашей стойкости! Это дерево будет полыхать пока не падет наш враг! И в тот момент, когда пламя погаснет, оно рассыпется и обратится в прах, как и последняя угроза этого мира!

Алая струйка неторопливо потекла к дереву и, обвив его своими огненными руками, заставила заалеть. Оранжевое пламя окутало его, но не сожгло. Зеленая листва, темный могучий ствол и раскидистые ветви дуба погрузились в нескончаемый огонь.

А Венера парила над площадью, впитывая и поглощая все страхи и ужасы, что гложили здешних созданий, оставляя им лишь радость и надежду. Позволяя наконец расслабиться и перевести дыхание. Лациф внимательно наблюдал, но ничего подозрительного не происходило.

«Что же, РИЯ, ты ничего не предпринимаешь?»

Потом был Дорос, Маргарт, Консурт, Лорас и еще множество городов, где являлся огненный волк и взывал к своему народу, оставляя после себя оживших жертв Создателя и полыхающие дубы. Гильдия восполнялась Бессмертными, а воины носились по локациям, подбирая их и сопровождая домой. Но РИЯ так и не появился.

Медленно, но верно, под королевской рукой возобновлялась система. Стали возвращаться в свои дома создания, снова загрохотали шахты, опять открылись пекарни и мельницы, порушенные постройки быстро восстанавливались, потому как Лациф отправил по тысячи Бессмертных в каждый пострадавший город. Опытные прокаченные ремесленники, которые появились в гильдии, благодаря указу короля, пропадали в каждодневном крафте древесины, камня и смолы. Убийцы метались без продыху по локациям и жизнь закипела снова. Средства на восстановление городов Лациф, не скупясь, выделил из казны. Он и сам не отсиживался в замке, а отправился на помощь к ребятам строителям. Несколько недель в постоянной работе и нескончаемых поисках пролетели незаметно.

— О, король, пить хочешь — улыбнулся Верммут, подав бутыль с прозрачной жидкостью Лацифу.

Он сидел на крыльце только что отстроенного дома в льняной рубашке с закатанными по локоть рукавами да в серых уже неплохо истрепанных штанах. Лациф открыл бутыль и хлебнул прохладной сладковатой воды.

— Как обстоят дела с поисками?

— Глухо-покачал головой командующий. — Нигде нет ни Рии ни его «паствы» — скорчил рожу Верммут. — Они как сквозь землю провалились!

— Сквозь землю — Лациф задумался и поглядел на черную почву под ногами. — Точно. Я не вижу старые локации, а этот хмырь сам их создавал. Скорее всего там и нычится.

— Но как их найти? Под землей-то? Мы ж там совершенно слепы!

— Мы и правда там не слишком полезны — задумчиво, смакуя прохладу во рту, вздохнул Лациф и улыбнулся. — Что ж, мы хорошо поработали. Мы молодцы!

— Ваше величество-окрикнул его Фил, что тоже стоял весь в поту.

Он только что закончил вбивать изгородь в землю и теперь уставший, но довольный спросил:

— Нас тут поблагодарить хотят, может отметим окончание восстановления Консурта? Все-таки последний город, завтра можно будет и отдохнуть.

— Да мы и так каждый город отмечали — хмыкнул Лациф, — а тебе все мало, гляжу!

— Ну, а что обижать ребят? Со всеми значит пили, а с нашими забытыми не будем!

— Тоже верно — кивнул Лациф, — давайте отпразднуем!

Народ, что все это время прислушивался, одобрительно заулюлюкал и столы быстро начали накрываться. Досс приволок свою настойку и, увидев одобрительный взгляд короля, гордо поставил ее в центр стола.

— Слово! Слово! — закричал народ, когда у каждого в руках появилась выпивка и тарелка с едой.

Кто-то сидел, кто-то стоял, и сколько не усаживали короля за стол, но он предпочел, чтобы сидели женщины и дети, а сам устроился под тенистым деревом пожара и поднял стакан. Некоторое время он подумал, а потом поднялся на ноги, улыбнулся и произнес:

— Все мы уже многое пережили и нам много всего еще предстоит пережить! Но вы знайте, чтобы там не происходило, я всегда к вам вернусь, поэтому и вы, всегда возвращайтесь ко мне!

Народ притих. Перед ними стоял властелин их мира. Рожденные по эту сторону не знали другой жизни и не понимали тех, кто пришел из других земель. Для них Лациф был единственной надеждой, для них он был единственным королем. Они не понимали слова персонаж, зато прекрасно чувствовали кожей и сердцем заботу повелителя вулкана. Слишком много страданий было в их памяти с давних времен, а потому теперь, после этих двух лет спокойствия и радости за своего короля они были готовы жилы рвать, лишь бы он больше никуда не исчезал.

Пред ними стоял повелитель Цивитаса, один из сильнейших созданий. Гомокул, способный не только убивать, но и возвращать к жизни. А при этом чумазый, уставший, в старой потрепанной одежде и с такой простой и доброй улыбкой на губах.

— Мы всегда будем с вами король — наконец смогла произнести женщина недорослик, сидящая за столом и народ, придя в себя стал поддерживать ее слова, громко поддакивая и выкрикивая одобрения. Лациф улыбнулся и поднял стакан:

— Тогда выпьем за всех нас! За Бессмертных!

— За Бессмертных! — подхватили все остальные и площадь наполнилась звоном и стуком стаканов.

Народ веселился и отдыхал, а Лациф стоял под деревом пожара, потягивая настойку и наслаждаясь видом восстановленного города.

— Смотрю успокоился — подошел Фил.

— Вроде того.

— Ты же понимаешь да? — посмотрел он в желтые глаза. — Как друг спрашиваю, понимаешь, что без тебя нам всем никак?

Лациф усмехнулся и опустошил бокал:

— Понимаю я все — хлопнул он Фила по плечу. — Не переживай.

— Тогда давай больше так не пугай — прогорланил рыцарь.

— Да расслабься ты! — блаженно прикрыл глаза Лациф и вдохнул сладкий аромат Цивитаса. — Все мы живы и помирать пока не собираемся!

— И это говоришь мне ты!

— Знаешь, а ведь я уже и забыл, как это.

— Что?

— Умирать-улыбнулся Лациф и поглядел на Фила. — А когда-то с голода сдыхал по несколько раз на дню, считал каждую копейку и переживал, что самый слабый — гомокул радостно хмыкнул, но лицо его снова стало серьезным. — Я все время думаю, как передать свои возможности вам. Хоть кому-нибудь из вас. Но сколько ни пытался не получается. Ни с Томасом, ни с Мирайей, а ведь они тоже неписи, как и я. Однако оказалось, что для этого мне попросту надо переписать все ваши коды, сделать из вас программы, но подобное невозможно. Мне нужен нпс, что как и я является частью игры, но при этом он не псих вроде Сияющего.

— Ты сейчас про смотрителя что-ли? — нахмурился немного поплывший рыцарь, что старательно пытался сосредоточиться.

— Мне кажется он такой же как и я. У него есть возможности, которых у обычных игровых персов нет. Но могу ли я ему доверять? — скорее сам у себя спросил Лациф, внимательно глядя на старца, что как и прежде умиротворенно улыбался со стаканом настойки в руке.

«Или проще довериться огненному демону?»

Ночь закончилась, за ней пришел день, а за ними тишина. Мир успокоился и вздохнул с облегчением. Под бдительным взглядом желтых глаз время потекло как и прежде. РИЯ опять пропал без вести, а вот его слуги время от времени попадались в руки Бессмертным. Лацифа мало интересовали всякие выдвиженцы из народа, что решили примкнуть к Сияющему. Нет, он рвался выловить «своих», что посмели его предать. Он жаждал призвать их к ответственности. Лациф всегда ненавидел людей, что не держат своих обещаний. Еще с детства он помнил слова, но не помнил кому именно они принадлежали, то ли сбежавшему отцу, то ли бросившей его матери и хоть этих людей он таковыми не считал, однако обещание, которое они не сдержали он помнил до сих пор. «Я не брошу тебя!» а сами оставили у дверей сиротского приюта двухлетнего ребенка и исчезли. Лацифа выдернул из воспоминаний крик командующего в коридоре.

— Король! Нападение! — Верммут влетел в тронный зал. — 8 городов атакуют одновременно!

— Ну так вперед — улыбнулся гомокул.

Армия начала подготовку, а Лациф открыл карту и нахмурился.

— Пусто. Ни одного гильдейского значка. То есть они для меня невидимы. Это не есть хорошо — он вздохнул, знакомясь с приходящими отчетами, и перенесся к Верммуту, рычащему на своих на тренировочной площадке.

— Где Урия?

— Дорос!

— Там сколько? — всмотрелся он в цифры на экране, но эльф уверенно отчеканил:

— Около трехста лучников.

— Тогда туда я сам — Лациф взмахнул рукой и открыл портал.

— Глава? — Верммут тревожно схватил короля за рукав. — Как сам? Один?

— Не надо носиться со мной как с писаной торбой. Все будет нормально. Рии там нет, а лучники мне не соперники — хлопнул он парня по плечу и скомандовал. — Томаса в Ависволат, ты в Маргарт. Остальных на твое усмотрение. И не зевайте там. «Венера!»

За спиной короля мгновенно появилась красная дева.

«Ты пойдешь с Томасом.»

Она покорно кивнула и снова растворилась в черной земле.

«Гаут, пошли снова прогуляемся.» «Хех, это я с радостью!»  — окутал заледеневшее запястье короля огненный браслет.

— Покровительство — шепнул Лациф перед тем как шагнуть в портал и фиолетовая волна благословления накрыла его солдат.

Король появился на разрушенной снова городской улице и, оглядевшись, громко выругался. Во всю шло противостояние стражников и лучников. Лациф выцепил взглядом эльфийку с золотым оружием в руках и, раздраженно цыкнув, отправился к ней.

«Всем немедленно выйти за пределы линии»  — отдал он приказ в чат.

И Бессмертные, глянув себе под ноги, обнаружили красную тонкую нить, расползающуюся по широкой улице. Воины торопливо стали отходить.

— Второй здесь! — тут же раздалось во вражеской стороне.

— Второй значит — хладнокровно осклабился гомокул. А к нему уже неслись тысячи стрел.

— Гаут.

В миг все их схватили гибкие лавовые руки, потянувшиеся из земли, и стрелы сгорели, не успев коснуться короля. Вместо них стали появляться пламенные копья, что развернулись лицом к врагу, готовые поразить его в любой момент.

— Второй говорите? — пророкотал Лациф. — Ну тогда зовите первого! Пусть придет и спасет вас!

Красная нить мгновенно поднялась с земли, обратившись пламенной сферой, что перекрыла все пути к отступлению, и копья понеслись к врагам. Первые ряды противников пали, но огненные орудия не остановились. Пройдя сквозь тонкие тела лучников, они полетели дальше и, отразившись от пламенной стены, понеслись по новой троектории. Этот сумасшедший рикошет все продолжался и продолжался, а лучники все падали и падали. От прикосновения пламени их тела загорались и обращались в кричащий живой костер. Вопли заполнили всю сферу, копья носились как ненормальные, повсюду горел огонь, а посреди этого ужасающего хаоса стоял спокойный и немного уставший Лациф. Он ждал, когда голоса стихнут сами. Никому не подарил быстрой смерти, и теперь перед ним осталась дышать лишь Урия. Дрожащими руками девушка попыталась нацепить стрелу на тетиву, но та не слушалась.

— Глупая лучница — заговорил Лациф, глядя на это зрелище. — Я ведь говорил, что приду за тобой. Нужно было и дальше прятаться, раз хотела жить.

— Создатель — прошептала Урия трясущимися губами, — он победит тебя…

— Он-то? — Лациф пожал плечами. — Там увидим. Но вот тебе это сейчас никак не поможет. Умри Урия.

Ее заколотило, страх сковал ноги, лук выпал из рук и она рухнула на землю. Ее тело покраснело и вспыхнуло багрово-красным огнем. Лучница закричала, а гомокул немного тоскливо и чуть отрешенно смотрел на нее.

— Прошу! Король! Убей меня! — завопила эльфийка, бьющаяся в припадке агонии.

— Нет уж. Наслаждайся, ведь ты умираешь за своего Создателя!

Она затихла, и огненная пелена спала. Теплый ветер неторопливо подхватил оставшийся пепел и понес его куда-то прочь с глаз. Лациф осмотрелся. Его воины, наблюдавшие из — за порушенных построек, показали свои лица и немного ошалело осмотривали опустевшую улицу, усыпанную прахом.

— Уши закройте — хмыкнул гомокул и те, тут же снова отойдя, прижали ладони к голове.

Лациф раскинул руки, глянул в небо и загрохотал:

— Сияющий, я знаю, ты слышишь! Хоть ты и создал этот мир, но править им буду я! Ибо только я здесь король! А ты! Жди меня! Ведь клянусь! Я непременно приду за тобой! — рокот этого гортанного рыка разнесся над Цивитасом подобно грому и на мгновение все создания замерли, прислушавшись к нему.

А Сияющий поднял голову и посмотрел на золоченый потолок:

— Тогда, я буду ждать тебя, второй!

Лациф вернулся в замок самый первый и, не торопясь, отправился в столовую.

— Глава желает пообедать? — тут же появился Алекс.

— Я был бы тебе благодарен — улыбнулся ему король.

— Сию минуту — откланялся дворецкий и Лациф сел на мягкий стул.

Открыл чат и вчитался в доклады.

«Ависволат и Маргарт уже зачищены. Войска перераспределяются и отправляются в оставшиеся локации.»

— Ну вот и молодцы парни — довольно улыбнулся Лациф, вдохнув приятный аромат только что заваренного чая, принесенного Алексом.

— Составишь мне компанию? — обратился он к парню и тот кивнув, налил и себе чашку ароматного напитка.

Но не успел Лациф сделать и глотка как на экране входящих сообщений появился новый файл. Король нахмурился и сосредоточившись на нем вчитался, однако с каждой секундой на лице гомокула расползалась все более довольная улыбка.

— Что-то приятное прочитал глава? — поглядел на него парень и тоже заулыбался.

— Письмо — отвлекся Лациф от экрана.

— Видимо долгожданное.

— Можно и так сказать.

Мистер Бошман нервно стучал пальцами по собственным коленям в ожидании ответа. Не так давно на его электронный домашний адрес пришло письмо. Отправителем числился Лациф. Довольно рослый, но уже обрюзгший от возраста и немного полысевший Ларри Бошман прекрасно знал это имя. Пусть компании он и лишился, но у него осталось там пара верных партнеров, что ждут его возвращения. Почти пять лет он прозябает в состоянии деградирующей амебы, не имея возможности забрать свое детище обратно. Эта Сайчел та еще мнительная тварь, все прибрала к рукам. У нее везде свои люди, да что уж там, она за собственными работниками шпионит. Они у нее как собаки, все меченные.

— Ларри, милый, я вернулась! — услышал он из гостиной голос пришедшей жены и торопливо закрыл все вкладки на экране.

— Привет родная — засеменил мужчина вниз по лестнице, встречая миссис Бошман. — Как прошел день?

— Да как сказать. Очередной статический сбой, восстанавливали базу практически с нуля-вздохнула Риги, усаживаясь за обеденный стол. — Их последнее время все больше и больше.

Мистер Бошман заботливо расставлял блюда перед женой, которые приготовила еще в обед их домработница и сейчас Риги благодарно смотрела на него.

— Спасибо, что суетишься. Я и правда сегодня немного устала.

— Что за глупости, милая, я давно тебе уже говорю, увольняйся ты оттуда.

— Ну зачем ты снова — устало вздохнула женщина с посидевшими некогда черными волосами. — Я же тебе говорила, она не обращает внимание на статистов, я последний раз Элионор видела наверное несколько месяцев назад. Ей дела до нас нет, ведь мы отрезаны от общего доступа. Так что успокойся и наслаждайся отдыхом.

— Да уж — Ларри снова сжал руками колени и поглядел на второй этаж.

— А что за сбои?

— Да РИЯ с ума сходит. Замучил уже беспорядки наводить. Что хочет, то и воротит — отмахнулась от этой темы Риги и принялась за еду.

На верху булькнуло оповещение и Лари напугано замер.

— Прости милая, но сейчас у меня есть некоторые наработки по новому проекту. Ты не против поужинать одна?

— Конечно, конечно — проворчала Риги, — иди уже.

Мужчина полюбовно поцеловал посидевшую макушку и отправился в свой кабинет. И только когда дверь за ним закрылась он позволил себе впасть в отчаяние, ноги его задрожали, а руки подпевая им в такт, затанцевали чечетку. Торопливо Ларри уселся за систему и открыл пришедшее письмо.

«Я рад мистер Бошман, что мы сумели договориться.»

Подпись: Лациф.

Сердечко и без того уже немолодого мужчины припустило, он торопливо отправился к шкафчику с напитками. Глотнул виски и глубоко выдохнул:

— Неужели я смогу все вернуть?

Боб сидел неудобном кресле уже пару часов, уткнувшись в анкету создания нового аккаунта. Совсем недавно, прямо рядом с одним из экономических колледжей, открылось новое интернет-кафе.

«По сути все верно, кампус недалеко, вот девушка сюда и ходит отдыхать, так скажем» — мысленно рассуждал он. — «Паспортные данные настоящие, взяты из всем известной базы данных, что под страшным паролем скрыта в полицейском участке Нью-Йорка. Но вот же чудо! Именно там и работает Боб Хомгер в должности капитана. Работенка не пыльная, участок богом забытый, а значит никто не обращает на него внимания. Вспоминают только, когда приходит время ежегодной проверки. Самое громкое дело, угон машины с соседней улицы, да и то, как угон, сын у матери джип вскрыл и уехал с девицей своей развлекаться. Сам же потом обратно и вернул».

Хомгер перетащил зубочистку, что все это время жевал, с одной стороны рта на другую и снова уставился в экран.

«Таак… значится я Лидия Тэйлор, 27-ми лет. хм» — стер все, что написал. — «Отчего то мне кажется, что он все равно меня вычислит. Как там говорила эта баба? Всесторонний выход в сети? Доступ к базам данным и т. д и т. п. Но наверное все же стоит проверить, правда ли он настолько опасен. Хотя…» — Хомгер откинулся в довольно твердом дешевом кресле и, задумчиво кусая зубочистку уткнулся взглядом в виртаппарат. — «Если просто припрусь в гильдию, сразу все поймет. Кто-то вряд ли теперь приведет. Скорее всего новых он временно не принимает, а если и принимает, то без разбору не берет. Как же тогда подобраться-то? Кого он там любит и ценит? Жрица нет, командующий, тот тоже отпадает, друг его — наместник тоже, осторожные все слишком. Генерал теперь бесполезен» — мужчина задумчиво грыз зубочистку и наконец улыбнулся. — «Совсем про детей его забыл! У него ж там отпрыски есть. Хотя дочку я не видел, а вот принц! Он вроде и парень то небольшой! Сколько ж лет этому пацану? Наверное лет пятнадцать. Тогда девочка нам нужна помладше!»

Капитан зарылся в записи в блокноте и найдя необходимую, ввел данные в новую созданную анкету.

«Ну а что? Вот у нее как раз и доченька 15-летняя имеется. А вместо колледжа тут и школа недалеко стоит. Да и жилой район совсем близко. Не подкопаешься. На том и порешим! Туда-сюда и опа! Создать!»

Зарегистрирован новый пользователь: «Глэдис Оуш. 45 лет. Нью-Йорк.»

Глава 5

Дардион стояла посреди тронного зала в Маргарте с выражением полного оболдайся на лице. Он уже и не знал как реагировать на столь низкую работоспособность своих подчиненных и их откровенную тупость. Второй помощник в лице юркого пронырливого неко был полезен когда дела касались бухгалтерии, но как только поднимались вопросы управления занкийскими войсками или того хуже скотоводства или любой другой хозяйственной части наступал полный хаос. Складывалось ощущение, что подобными вопросами здесь никто и никогда не занимался. Казна была ровной, хищений Граф явно никаких не производил, но часть земель пустовала и зарастала без чужого вмешательства и вот сейчас перед новым наместником Занкии стоял его личный состав помощников. Советник, казначей, и несколько ответственных по хоз. части, и ни один из них не смог ответить почему земля на юге страны пустует. Огромный невспаханный клок в несколько сотен гектар, зеленым незастроенным и незасеяным полем красовался на окраине Санаха, города огров.

— Ладно, все вы отстранены от своих должностей, кроме тебя Лиур — ткнул Дардион пальцем в неко, что нервно подергивал своим пушистым коричневым хвостом. — Ты назначаешься казначеем. Остальные прочь с глаз моих — чародейка устало рухнула в теплое тронное кресло, предназначенное для короля во время его присутствия.

— Наместник — шепнул Лиур, — вам в нем сидеть нельзя.

— Знаю я — фыркнула Дардион. — Но в нем так тепло, помогает расслабиться.

— А если король увидит?

— Зашибет — вздохнул с улыбкой чародей.

— Знаешь и все равно сидишь — появился из мутной арки повелитель Цивитаса.

— Глава! — тут же вскочила Дардион, а Лиур склонился в низком поклоне.

— Слышал у тебя тут дурдом — неторопливо гомокул прошел к своему месту и уселся. — Рассказывай.

После отчета о бардаке в Занкии и множества эмоциональных рукоплесканий, ругательств и выводах об идиотизме своих помощников Дардион наконец замолчала.

— Естественно, тут же большая часть населения великаны, они вообще мало знакомы со словом хозяйство. Неко в принципе не приспособлены к подобному.

— И что теперь? Все оставить так?

— Чего?! — Лациф нахмурился. — Не для того я прислал сюда тебя, чтобы слышать подобные вопросы!

Чародейка сокрущенно спрятала взгляд:

— Подскажи Лациф, я тут негодую!

— Давай-ка так — король задумчиво уставился в окно, — коли ты у нас не местный, найди себе заместителя с этой стороны, чтобы я был спокоен в твое отсутствие. Что касается твоих неполных данных, я тебе скинул пару карт, они помогут. Там все черным по белому, так что разберешься. Почаще вылазь из дворца и побольше требуй с народа. Великаны пользовались тем, что Граф их боялся, вот и обнаглели. Ты у нас посмелее будешь, да и отпор сможешь им дать, так что прямо грудью на амбразуру. Если что кричи в чат. Я приведу тебе кротолюдей, они разберутся с твоими неизвестными подземелиями и шахтами. Хоске со своими придет осмотреть заброшенные поля. А еще становится понятно, что только на занкийцах Занкия не простоит. Так что начни привлекать сюда народ. Кое-кого сам отправлю, но основная масса вовлеченных на тебе. Ах да и стражу гоняй. Они совсем расслабились-поднялся Лациф с трона. — Ты понял?

— Так точно, глава — кивнул Дардион, стараясь записать все, что услышал от короля в электронном блокноте.

— Ну и прекрасно. И да, я все никак не спрошу. Как тебя в жизни-то зовут?

— Кевин Бурс — от неожиданности замерла чародейка.

— Кевин значит. Что ж — король подошел и протянул руку светловолосой девушке с пышными формами, — рад знакомству парень.

Тот радостно пожал крепкую руку гомокула:

— И я очень рад.

— Пошли тогда по городам пробежимся.

— Угу.

Верммут устало рухнул на широкую кровать и, закрыв лицо собственным запястьем, выдохнул. День был насыщенным. Наткнулись на одну из заброшенных шахт возле Лораса, несколько часов гоняли этих Темных по тонеллям, притащили часть в темницу, но они мгновенно онемели, как будто заклинание какое, но какое непонятно. В этот раз Сияющий явно боится, что они его найдут и предпринимает все возможные меры предосторожности.

— Устал…

В комнате царила тишина, как вдруг раздалось уверенное и писклявое:

— Папа!

Эрик нахмурился:

— Показалось?

— Папа!

— Ха! — парень подскочил и торопливо приблизился к сыну, а тот глядел на него своими синими глазами и улыбался.

Что ни говори, а здесь дети растут быстрее. Сейчас Тум выглядел как двухгодовалый малыш, хотя года еще не прошло. Да и уж слишком сознательно он себя ведет. Уже давно бегает сам. Спасибо Лоре, она буквально заменила ему маму, а ее недорослики братьев. Повсюду с ним таскаются. Кажется Туму они тоже нравятся. Малыш всегда улыбался когда видит семейство Хоске.

— Сынок — Верммут подхватил его под ручки и вытянул перед собой, внимательно гладя на детское пухлое личико. — А ну ка скажи еще раз!

— Папа! — четко и правильно выдал мальчик.

— Вот это ты молодец, Тум! — радостно засмеялся Верммут и обнял сына.

Он еще долго игрался с ним и просил его повторять это слово раз за разом, пока малыш не устал и не уснул рядом с ним на кровати. Эрик бережно укрыл его и с тяжелым вздохом сел. Длинные белые волосы упали на плечо. Он опустил к ним голову и подхватил тонкими пальцами одну из прядей:

— Наверное стоит их обрезать. Слишком уж на девушку смахиваю — поднялся он и подошел к зеркалу, рассматривая свое лицо, когда прямо за ним появилась Венера.

Парень уже давно перестал ее пугаться и теперь хмуро повернулся:

— Что-то произошло?

Она покачала головой.

— Лациф прислал?

И снова нет.

— Ну тогда я теряюсь в догадках — озадаченно выдал эльф.

Венера протянула ему свою руку. Тонкое запястье то и дело мерцало в полумраке спальни. Длинные девичьи пальцы неуверенно коснулись его и Верммут замер. Секунда, а затем все тело его пронзила нестерпимая боль. Желудок скрутило, в голове затрезвонило, а суставы стали сходить с ума. Какие-то чужие ощущения и чувства наполнили его, а в следующий момент Эрика вывернуло наизнанку. Рвота заставила его закашлять и отвернуться.

— Мать вашу… Венера… Что ты опять творишь?

Но девушка лишь отвела свой бесчувственный взгляд и исчезла за стеной.

— Что? И как это понимать? — заорал ей в след Эрик, но тут же затих, услышав как Тум заворочался в кровати.

Он так и не смог уснуть. Головокружение и тошнота не оставили его в покое и под утро командующий был злой как черт. Бессмертные носились по площадке, разыгрывая новые сценарии нападения, а он то и дело прикрикивал на них, отчего голова его болела еще сильнее.

— Все… Это меня добьет — рухнул он на зеленую траву, на которой красовались первые опавшие красные листья деревьев пожара, прилетевшие из-за ворот.

— Чего с тобой? — рядом присел Фил.

— О! А ты какими судьбами?

— Разгребся наконец — устало развалился на траве наместник, расслабившись под теплым солнышком. — А ты чего болезный какой-то?

— Не спал просто.

— Так а зелье на что?

— Не помогает — фыркнул Верммут и тоже лег, — думаешь один умный такой.

— Хм, странно. А что случилось?

— Кажется Венера хотела мне что-то сказать — неуверенно ответил эльф и прищурился, пытаясь рассмотреть солнце.

— Лунная? Это тебе к Лацифу надо. Он с ней без проблем говорит.

— Да…

— Чего да? Пойдешь? А если она и правда что-то важное хотела тебе сказать? Или что-то личное.

— Этого и боюсь — эльф снова сел и уткнулся лицом в ладони. — Не хочу больше связываться ни с кем. А она постоянно ночью является, посреди моей комнаты… Думаешь я сбрендил?

— Не знаю — почесал задумчиво голову Фил, — но с бабами тебе друг мой однозначно не везет!

— Да ну тебя — отмахнулся Эрик и наместник захохотал.

— Да ладно тебе. Я просто к тому, чтобы ты аккуратнее был.

— Стараюсь.

— Прошу за стол — появился перед ними улыбчивый Алекс в своем белоснежном костюме и парни поднявшись с земли пошли внутрь.

— Отставить — крикнул уже на ходу Верммут воинам на площадке. И те со вздохом облегчения побрасали оружие на землю и завалились сами, выбившись из последних сил.

Обед проходил как всегда. Дети дурачились, духи носились по столовой, Тум умилял всех своим первым словом, Александр агукал в руках Лацифа. Томас и Алекс непринужденно болтали. Досс и Хоске как всегда о чем-то спорили, женщины мило хихикали, а Мариэнна что-то нашептывала на ухо Филу, отчего тот неловко то краснел, то бледнел.

«Мир и гормония» — улыбнулся Эрик, наблюдая за этой картиной. — «А ведь еще два месяца назад тут царила атмосфера мрака и скорби. Хорошо, что все это закончилось.» — облегченно выдохнул парень и покосился в сторону. Прямо за Лацифом парила Венера, что внимательно глядела на эльфа, не отрывая от него своих рубиновых глаз. У Верммута мурашки по телу побежали и он отвернулся. Лациф словно что-то почувствовал и уставился сначала на нее потом на него, да так, что эльф покраснел, хоть и сам не знал от чего.

Когда все наелись и отправились во двор, Верммут и там чувствовал на себе ее безразличный холодный взгляд. Он уже пытался с ней поговорить и не раз, но из этого кроме очередного приступа рвоты и мигрени ничего не выходило, а вмешивать главу в то, чего Верммут и сам не понимал, ему не хотелось. Что ей может быть нужно? Он снова стал для нее «вкусным»? Она что-то хочет спросить? Или же ей правда есть что рассказать? Почему он никак не может забыть ее глаза? И отчего все время думает о ней? Но сколько он не задавал себе этих вопросов, ответ все рано напрашивался только один. Ему нравится бессердечное божество, не способное любить.

— Ооо! — от безысходности взвыл Эрик, но произнес это слишком громко из-за чего вновь ощутил на себе внимательный взгляд короля. — Все нормально, глава-торопливо заверил он Лацифа, но тот лишь нахмурился в ответ.

— Все, не избежать мне вопросов.

Однако их не было, король уже который день был занят проблемами Занкии и оттого самым частым его собеседником сейчас была Дардион.

Эрик вернулся к своим делам и теперь смотрел на дуэль Галиша с другим убийцей, когда рядом появился Дени. Мальчуган присел на скамью и после некоторого времени наблюдения спросил:

— Можешь и меня такому научить?

Верммут на парня особого внимания не обратил, он знал о неимоверном желании недорослика стать настоящим воином и бросил всяческие попытки его переубедить. Он понял, сколько ему не говори, он от своего не откажется и потому спокойно спросил в ответ:

— А глава разрешил?

— Мне нужно от него что-то официальное?

— Да, он мне должен указания в чате прислать. Как со всеми новичками. Имя, отряд, ответственный за обучение и прочее.

— Ладно — мальчуган ростом с метр спрыгнул со скамейки и поглядел на статного эльфа перед собой.

— Знаешь, дядя сказал я и с таким ростом все смогу — неуверенно пробормотал он.

— А я и не сомневаюсь — Эрик вздохнул, посмотрел на Дени и улыбнулся. — Но тебе придется потрудиться. А еще тебе как недорослику нужны особые кинжалы и я даже знаю где ты можешь их взять!

— Где?

— У проныры Барги, но этот старикан только Лацифа боится, так что все дороги ведут тебя к нему. Поэтому не бойся — дал он легкого братского подзатыльника мальчишке, — шуруй к королю, как у него время будет, и проси пусть берет тебя к нам. Я пригляжу тут за тобой, передай ему это.

— Хорошо — счастливо улыбнулся паренек и кинулся к замку.

— Лациф убьет меня — выдохнул Верммут.

— Отец коронация через два дня, все готово, Бессмертные оповещены. Нужно только твое присутствие. Ты ведь придешь?

— Томас, я уже смирился.

Лациф лежал в горячей рукотворной ванной, что была выдолблена прямо в вулканской земле. Это местечко, напоминало японские горячие источники и король последнее время любил отдыхать здесь, убегая на пару часов от своих ежедневных забот. Но сегодня Томас лишил его и этого удовольствия.

— Отлично. Мариэнна приготовила для тебя уникальный наряд, а еще короны готовы, как ты и просил, пять рубинов у тебя, четыре у меня, три у королевы, два в короне для Мирайи и один у Сашки.

— Прекрасно.

— Алтарь для Мирайи уже готов, завтра там наведут порядок, так что она тоже сможет присутствовать.

— Прекрасно — Лациф погрузился в прозрачную чистую горячую воду почти с головой.

— Святилище для Марса, к сожалению, еще в работе, алтарь изготавливается.

— Его делают по моим эскизам? — окунувшись и снова показавшись над водой спросил король.

— В точности так — кивнул Томас.

— Значит осталось девять — задумчиво пробормотал Лациф.

— Так и есть.

— Что ж, ладно. А теперь пожалуйста дай я просто посижу в тишине — гомокул снова исчез под водой и Томас поспешил уйти. Но не прошло и десяти минут как снова раздалось:

— Король!

— Да что б вас… — выругался Лациф. — Какого черта Дени!?

— Прости дядя — виновато пробурчал парень, — но это единственное время, когда ты не занят.

— У тебя-то что?

Лациф нахмурился и смерился с неизбежным. Сегодня его не оставят в покое даже в ванной.

— Командующий сказал, что поможет мне с обучением если ты официально сделаешь меня новичком в армии! А еще если бы ты мог, у мистера Балла есть кинжалы для меня-почти неслышно промяукал недорослик, так что Лацифу пришлось немало прислушаться.

— Хренов Эрик — процедил он как можно тише и вздохнул. — Хорошо. Если ты больше сегодня ко мне сюда никого не пустишь и я смогу спокойно принять ванну, так и быть, станешь новичком Бессмертных и про кинжалы узнаю.

— Правда? — лицо недорослика просияло. — Не бойся, дядя, можешь спокойно отдыхать, больше тебя никто не побеспокоит!

— Даа-блаженно улыбнулся гомокул и сполз по горячему камню под воду.

Кевин открыл дверь и буквально перевалился через порог. Сил на поесть или помыться не осталось. День был отвратительный, работы было много и он даже не успел зайти в Цивитас. А ведь сегодня Хоске должен был прийти сказать, что там с полями и должны были раздать указания по поводу коронации.

— Ох — высокий, чуть полноватый молодой розоволицый мужчина 30-ти лет рухнул на одноместную пружинную продавленную кровать и уткнулся лицом в серую подушку, — достало уже!

Он обычный работающий человек без каких-либо особых проблем, но жизнь оттого не казалась безоблачной. Родители давно перестали помогать, да и сам он их об этом не просил, все же уже давно большой мальчик. Но при этом его дохода хватало только на эту халупу 18 метров в площади без каких-либо дополнительных удобств, да на покушать. Хотя рацион тоже не блестал. Работу бы сменить, но с его невыдающимся образованием никуда особо и брать не хотят. Грузчики, продавцы, работники на подхвате, ну или еще официанты. А там все, идите учитесь товарищ, никому вы без образования не нужны.

Кевин выматерился и уселся на кровати. Ноги в очередной раз отекли и превратились в камень. Снова он тягал эти чертовы старые аппараты, а они весят целую тонну. Магазин игровых систем, в котором он консультировал уже больше пяти лет, расширялся и сдавал старые виртсистемы, которые Кевин за дополнительную плату таскал в одного через длинные подземные переходы, тянущиеся под торговым центром, а после этого еще и новый товар пришлось выкладывать.

— Мистер Бурс — раздался скрипучий голос за дверью — Я знаю, что вы вернулись. Я видела вас.

— Да, да — открыл он.

Старая домоуправительница криво улыбнулась беззубым ртом и протянула руку:

— Сегодня время платить за аренду.

— Уже, уже мисс Ротинсаук.

Кевин порылся в рюкзаке и вытащил бумажник.

«Хорошо хоть зарплату выдали, а то бы опять прятаться пришлось.»

— Вот прошу — протянул он небольшую стопку денег.

Старушка плюнула на свои сморщенные худые пальцы и начала медленный пересчет купюр. Внимательно вглядываясь в каждую бумажку, она щупала ее и всматривалась в почти невидимые знаки подтверждения подлинности.

— Хорошо — наконец удовлетворенно произнесла мисс Ротинсаук и направилась к соседней комнате.

— Вот же неуемная бабка — грустно вздохнул Кевин и снова упал на кровать. — Надо немного отдохнуть и все-таки топать в вирт, иначе я потом не разберусь в происходящем.

Кое-как он поднял себя на ноги, переоделся в более-менее свежую одежду и, вытащив из кошелька весь заработанный калым, отправился в ближайшее интернет-кафе. Именно туда он и просаживал часть своей зарплаты, потому как геймчасов на него одного приходилось как на все это кафе. Ему даже как постоянному посетителю скидку оформили. Однако на собственный виртаппарат он денег так и не накопил. Это требовало отсутствия его в игре, а подобного он себе позволить не мог, а точнее не хотел. Он и прежде обожал виртреал, но после появления Лацифа, Цивитас для него стал как дом родной и теперь он скорее жил там, а тут, в сером городе и маленькой халупе кантовался от онлайна до онлайна.

— Привет Дин-махнул он рукой знакомому администратору за стойкой.

Мужчина улыбчиво поприветствовал его в ответ:

— Привет, привет. Ты сегодня поздно. Опять на работе задержали? — взял он деньги, положенные Кевином на манетницу.

— Ага, все как обычно.

— Может тебе проще уже к нам перебраться? Все равно считай что тут живешь.

— Я бы с радостью, но этой зарплаты еле хватает, а на вашей и вовсе загнусь, играть же бесплатно не дашь?

— Не дам-ухмыльнулся администратор и положил на стойку игровую карту. — Для начала 4 часа. Крайний левый.

— Спасибо Дин.

Кевин отправился к аппарату, уселся в протертое кожаное кресло и запустил игру. Голубая полоса неторопливо потекла по экрану, вызывая улыбку на розовом обветренном лице мужчины.

Золотые стены и золотые столбы окружали Сияющего. Повсюду было столько желтого свечения, что глаза начинали болеть, но ему это нравилось. Абсолютно каждая вещь в этом зале была из золота или позолочена. От потолка до пола, от ложечки до подставки, все сияло этим теплым сиянием. РИЯ сидел на золотом троне и смотрел на темного эльфа, что валялся перед ним на коленях.

— Простите, простите Создатель, но мы не ожидали нападения. Мы не видим их на карте, а патрульные…

— Меня не интересуют подробности вашего провала. Смысл в том, что вы не сделали порученную вам работу-сейчас на нем не было его сияющих доспехов. Сейчас на троне он восседал в тканном белоснежном наряде, расшитый золотыми нитями и вдумчиво глядел на эльфа. — Ты бесполезен.

На игровой консоли Темного замигал дебаф.

— Прошу вас Создатель! — взмолился он.

Но РИЯ только головой покачал:

— Уйди прочь с глаз моих. Успеешь выполнить задание — не сдохнешь.

Тот со слезами на глазах, не поднимая головы, попятился назад и полз так на коленях, пока не исчез за порогом.

Лациф только что вышел из зала совета и теперь, плюхнувшись на мягкий диван в гостиной, сладко дремал, пока в комнату не вбежала ребятня.

— Дядя! — и Ластик с ходу запрыгнул на лежащего дыухметрового гомокула.

— ОЙ! — тот мгновенно подскочил, но увидев сидящего друида на своем животе, снова рухнул обратно. — Я хочу спать!

— Ну дядя Лациф! — мальчик стал трепать его за щеку. — Дядя!

— Оставьте короля в покое — с улыбкой проворчала, вошедшая в гостиную Натиэлль.

Она держала на руках сына, что смешно агукал и хихикал.

— Тетя! — облепила ребятня и ее, но пообнимавшись все вернулись к гомокулу.

Лациф понял, что ему не выспаться и смирившись сел:

— А кто-нибудь видел Барги? Кажется этот старик сказал сегодня заявится.

— Он в столовой пьет чай.

— Отец поди уговорил?

— Да-засмеялась Натиэлль. — Хоске никак не налюбуется на свой новый сорт.

— И чего они там чаевничают без меня? — гомокул поднялся и потянулся.

Он подмигнул детям и исчез в фиолетовом сиянии, а те кинулись по лестнице за ним.

— Теперь не сбежишь — с улыбкой подитожила Нитиэлль.

— Я тут! Где новый чай? — появился Лациф в столовой и рухнул на стул рядом с Барги, положив свою тяжелую руку на его хрупкое старческое плечо. Деда немного повело, и он старательно улыбнувшись, поглядел на короля:

— Я ж ничего не сделал вроде!

— Мне нужны кинжалы теней!

— О! Зачем нашему королю такая вещица! У нее из уникальных характеристик только метаморфа и есть!

— Это единственные кинжалы, которые уменьшаются в зависимости от размера их хозяина — вкрадчиво пояснил гомокул, глядя с улыбкой на старика. — Кинжалы нужны для недорослика.

Алекс, приготовивший чай для короля удивленно замер на секунду, а Хоске поперхнулся и уставился на сына:

— Ну нет!

— Ну да! — тут же осек его Лациф и снова поглядел на Барги:

— Ну так что?

— У меня их нет. Надо из моба вытаскивать.

— Из какого?

— Ваше величество вы же сами владеете всей нужной информацией!

— Если я буду делать всю работу за вас тогда зачем вы мне?

— Очень убедительно! — сглотнул Балл. — Элафинский Аспид. Из него выпадают кинжалы.

— И как часто?

— 50 на 50.

— Хреновая вероятность.

— Чего за аспид? — поинтересовался Хоске.

А в столовую вбежали дети и Алекс принялся их рассаживать по местам, но Ластик отмахнулся от него и удобно устроился на коленях у короля.

— Крылатый змей. Размеры 30 на 180. Цвет сиренево-золотой…

— Погоди, чет с размерами не понял — вскинул брови Лациф, — это в метрах?

— Ага.

— Тридцать метров это объем?

— Ну да — скрутил руки в виде окружности старик, — в обхвате. А длина 180.

— То есть ради двух кинжалов, в которых как ты сказал ничего особенного кроме метаморфы, надо убить это? — выкрутил в воздухе Лациф нескончаемую волнообразную нить.

— Ну из него не только кинжалы выпадают — замялся Барги.

— Ах ты, кровосос ненасытный! Говори все начистоту, а то сначала я тебя ему скормлю! — рявкнул Лациф, но покосившись на застывшего малыша, мило ему улыбнулся и потрепал по светлой макушке. Тот захихикал и принялся за печенье с козьим молоком, которое поставила перед ним улыбчивая служанка.

— Ладно, ладно — замахал руками Барги, — из него помимо всякой реликтовой мелочи сердце аспида выпадает с вероятностью в 1 процент.

— И что ж за ценность такая?

— Исполнитель желаний — вздохнул старик.

— Точнее!

— Все что не загадаешь сбудется!

— И что же в этой игре можно загадать? Тут и так все есть? Много золота? — поинтересовался Хоске.

— Не знаю. Никому еще не удавалось его убить. Эта тварь уж больно буйная — пожал плечами старик.

— Ну так реликтовый моб! — хмыкнул недорослик и принялся уминать свежеиспеченные печенюшки.

— Я бы сказал моб мобов! Король мобов если хотите. Да и появляется он только в первые три дня новолуния. Есть у него одна неприятная особенность, его ничем не убить без рога Барсона, который я не знаю где достать.

— Чего? — вот тут и Лациф и Хоске удивленно воззрились на старика.

— Не может быть — прошептал недорослик. — Есть и такие вещи в этом мире. Барги, а я думал ты все о реликтах знаешь!

— Так я и знаю! Но рог был утерян во время нападения огненного демона, так что никто не знает где он!

— Любопытно-нахмурился Лациф и усадил сползающего с колен малыша поудобнее. — Значит есть моб, который появляется в неизвестном месте, в неизвестное время и убить его можно оружием, которое спрятано неизвестно где. Вам не кажется что здесь много неизвестного? Кто-то очень старался спрятать этого моба. Что же такого особенного в этом его сердце?

— Говорят им можно оживить мертвое — вошла в столовую Мэриэнна и потянула руки к сыну, но Ластик недовольно что-то пробубнил и остался на коленях у короля. Лациф кивнул ей, мол не страшно, пусть сидит, и статная друидка заняла место рядом с другими детьмя, жующими сладкое угощение. — И оживить можно любого, вставив сердце в его грудь! А еще можно пожелать, чтобы тебя полюбили или бросили! Можно пожелать стать сильнее или слабее. Он исполняет то, что деньги или власть не в силах исполнить. К тому же вкусивший его станет неуязвимым!

— Неуязвимым?

Лациф вчитывался в открывающиеся файлы о данном мобе и сердце действительно числилось среди лута. А все что значилось в описании, так это:

«Уникальный предмет, способный исполнить одно заветное желание.»

«РИЯ, скотина, не для себя ли ты создал этого аспида?»

— Когда у нас новолуние?

— Так через две недели — отозвался Хоске. — Как раз клаусу высадим. Ей нравится эта фаза луны.

— Зачем нам эта дрянь? — поднял глаза на отца Лациф.

В памяти всплыли скелеты, болтающиеся на синих веревках.

— Для скотины. Крепкая она. Куда крепче обычной веревки-тут же оправдался Хоске и угрюмый желтый взгляд оставил его в покое.

— Значит есть две недели на поиски рога.

— Барсона? — Мариэнна, что с улыбкой приняла чашку чая от Алекса, с интересом поглядела на короля.

— Знаешь что-то о нем? — повернулся к ней Лациф.

— Нет-покачала головой друидка, — но известно, что последний раз его видел старик Барги! Кто знает где он сейчас — улыбнулась Баллу женщина и поглядела на Лацифа, яростный взгляд которого переместился на съежившегося от страха старика.

— Я убью тебя Барги и закопаю так глубоко, что год будешь вылазить! — зажал он уши Ластику и прошипел крючконосому деду на ухо.

Тот закивал:

— Да, да. Но все, что могу сделать, это дать наводку.

— Ну так вперед!

«Получено задание: Рог Барсона. Отыщите в лесу света и тени склеп старого короля Занкии-Барсона. Награда: не назначена, антары: не назначено.»

— О! — Лациф улыбнулся. — Прекрасно! Сразу бы так!

«Как же давно он не получал подобных оповещений и сейчас душа наполнилась радостью и воодушевлением. Наконец-то он сможет просто повоевать без страха, что кто-то погибнет в битве.»

Утро дня коронации выдалось по истине прекрасным. Некогда Забытый город весь был в живописном красном огне ярко-алых листьев. Они вились по ветру и россыпью лежали на зеленой траве живописных садов Консурта. Фантаны были усыпаны ими, каждая скамья стала их пристанищем. Нежнейшее живое алое пламя, созданное самой природой, так красиво и легко украсило город, как ни смог бы ни один самый умелый художник.

На центральной площади стоял пьедестал, а на нем каменный трон сделанный из застывшей лавы на вулкане. Величественный, переливающийся редкими тончайшими огненными жилами камень теплел и горячился в ожидании своего хозяина. Чуть поодаль стоял трон для королевы, куда более изящный и изысканный, сделанный из медной руды и украшенный драгоценностями.

Народ занял всю площадь. Здесь сегодня собралось слишком много созданий. Таких крупных сборищ не было уже давно и теперь все игроки, что находились онлайн матюкались и пытались войти в игру после очередного вылета. Фризы были невероятно частыми и многие, смирившись, просто ушли в офлайн. Дардион тоже не могла долго оставаться в системе и бедный Кевин испереживался до слез. А Консурт все наполнялся созданиями. Все кто только смог пришли сегодня сюда, и так уж вышло, что большинство были рождены на этой стороне.

Алекс носился как ненормальный, пытаясь не упустить ничего важного. Венера тоже всегда была в постоянном движении, внимательно внюхиваясь в окружающих ее созданий. Помощники генералов бдили за своими, то и дело шныряя по толпе и гоняя стражу по городу. Лучники оставались на своих позициях и смотрели не только по сторонам, но и вверх. Грифонов Сияющего никто не отменял. Все меры предосторожности были приняты и теперь ожидали только начала церемонии.

Создания выстроились вдоль улиц, чтобы приветствовать короля, тысячи зрителей стремились еще с утра занять лучшие места на пути процессии. Наконец распахнулась серебристо-серая арка портала и из нее шагнули первые ровные ряды Бессмертных. Шеренга за шеренгой, десяток за десятком ритмично и четко марширующих воинов в черных пылающих нарядах гильдии, а в руках знамена, вьющиеся по ветру.

Когда ровный квадрат воинов вышагал из портала, за ними появились их генералы. Белокурый статный маг с ярко-синими глазами, юркий и пронырливый убийца с милой улыбкой, крепкий рослый рыцарь с внимательным добрым взглядом и хрупкий долговязый принц, чьи алые глаза испуганно и счастливо смотрели на это невероятное торжество. Ровным единым шагом они, смотря только вперед, чинно шефствовали, а на их голове и плечах полыхали огненные плащи. Следом за военным руководством появились наместники. Широкоплечий сильный Мирга, высокий могучий Филипп и красивая белокурая Дардион. Каждый из них шел в наряде, представляющий их страну. Белоснежная Гардия, черная Баклея и зеленая Занкия. Далее через мутный порог перешагнула прекрасная Натиэлль с Александром на руках, она счастливо замахала улюлюкающей толпе.

И наконец из портала в черно-алом дымящемся сиянии появился сам король. Его величественная фигура мгновенна привлекла всеобщее внимание и народ заликовал. Могучий двухметровый гомокул при всей своей тяжести имел вид грациозный и гибкий. Он медленно пошел вдоль улиц, внимательно и строго смотря по сторонам. Создания выкрикивали приветствия, махали ему руками и зачарованно смотрели на эту неторопливо дрейфующую по улицам благородную фигуру. Смольно-черный наряд на гомокуле, подобно его собственному телу был испещрен алыми огненными трещинами, что полыхали и исчезали при каждом его вдохе, а за спиной тянулся алый плащ.

Перед пьедесталом короля ждал смотритель в своем белоснежном наряде и, чуть склонив голову в знак приветствия, он указал на место рядом с собой. Народ толпился и старался приблизиться как можно больше, чтобы рассмотреть все в подробностях. Лациф поглядел на седовласого старца.

— Склоните колени пред своим народом и признайтесь ему в верности отныне и навеки! — улыбнулся смотритель.

Лациф окинул взглядом забитую созданиями площадь и улыбнулся.

— Рад приветствовать Бессмертные!

И толпа заликовала.

— Я считаю что король не должен стоять на коленях! Но пред вами это не знак поклонения, а дань уважения! Потому как вы самые стойкие! Вы самые сильные! Вы — моя семья! И я клянусь, что всю жизнь положу на служение вам Бессмертные! — прогромыхал Лациф и всевластный гомокул встал на колени пред своим народом, а народ рухнул на колени перед ним.

Создание за созданием, площадь, улица за улицей и весь город пал ниц, ибо они никогда не позволят себе быть выше короля!

— Тогда, властью, данной мне небом я вверяю тебе Лациф — дитя луны, этот мир, что зовет себя Цивитасом! Правь мудро и пусть власть и правление твое не закончатся никогда!

Дени подошел с бархатной черной подушкой, на которой лежал золотой венец с пятью алыми рубинами. Смотритель взял в руки корону и надел на голову чуть склонившемуся к нему гомокулу:

— Да здравствует Лациф!

— Да здравствует глава!

— Да здравствует король!

Его Величество поднялся, развернулся и сел на коронационный трон. После этого короновали Натиэлль и Александра, что заняли свое место рядом с ним. На пьедестал вышел Томас, и преклонив одно колено тоже принял корону. Названный наследником престола он встал справа от короля.

И тут на площади разлилось солнце. Яркое сияющее, оно вдруг стало нестерпимо близким и ослепило всех присутствующих, а в этом невероятном божественном блеске появилась Мирайя. Девочка счастливо улыбалась, сияние ее утихало пока она мягко ступала босыми ножками по серому прогретому камню. Толпа расступалась перед ней, зачарованные происходящим создания, молча следили за этой девой, а эльфы рухнули на колени перед своей матерью. Богиня благословила всех созданий пришедших на коронацию, облив их своим теплым сиянием и счастливо улыбнувшись, склонилась, чтобы принять корону от смотрителя. Названная принцессой она заняла свое место слева от отца и королевская семья предстала пред народом во всем своем великолепии.

— Мое имя Лациф! Этот трон по праву сильнейшего отныне принадлежит мне! Преклоните голову те, кто признает во мне своего короля!

Все рухнули на землю, согнув спины и уткнувшись лбами в каменные плиты:

— Да здравствует король! — громыхнули их голоса.

— Встаньте! Отныне и до самого моего конца, я буду сражаться за вас! Ваш король ни оставит свой народ!

— Ни сегодня!

— Ни завтра!

— Никогда! — вскочили они и прокричали ответ за него.

Глава 6

После официальной церемонии, когда все слова были сказаны, а клятвы принесены, Лациф поднялся со своего трона, скинул с плеч алый плащ, аккуратно положил его на тронное место, снял корону, бросил ее туда же, улыбнулся и со счастливым лицом заорал:

— А теперь давайте праздновать!

Народ одобрительно загудел и Алекс со всеми своими подчиненными стали торопливо раскладывать еду в стиле шведского стола. Воины придерживали и освобождали им место, раздвигая толпу. Все загомонили и засвистели, когда распахнулись порталы и из них торопливо стали выходить замковые слуги с большими бутылями настойки Досса. Один за другим они вносили туши приготовленных на вертеле животных, огромные корзины с самыми разными угощениями и чаши полные еды.

Столы наполнялись, а Лациф принимал поздравления. Наконец он сжал в своих объятиях и Мирайу:

— Я рад, что ты пришла, маленькая моя! — ласково поцеловал он ее в лоб и заглянул в родные красные глаза.

— Как же я могла пропустить такой день папочка! Так здорово, что теперь у меня снова есть ключик от дома! — радостно защебетала девчушка.

Мирайя говорила еще что-то, но Лациф ее не слушал. Он был так рад что вся его семья в сборе, что после всего, что было, они все живы и здоровы. Они сейчас вместе, они рядом с ним, а для счастья ему ничего другого и не надо.

— … он такой милый — Лациф и не заметил как Мирайя переместилась к Александру и лишь кивнул:

— Маленькие все милые.

— Наверное! Он просто твоя копия папа!

— Так и есть — обняла девочку за плечи Натиэлль. — Сын весь в отца.

— Ага! — кивнула Мирайя. — Можно мы поиграем с братиком? — потянула она к нему руки и малыш радостно агукнув, потянулся к ней в ответ.

— Ой, какой же ты милашка! — обняла девчушка Сашу и играюче закружилась с ним.

Натиэлль бросила украдкий взгляд на мужа. Он стоял как зачарованный и смотрел на бегающих взад вперед Бессмертных. На Томаса, который весело смеялся в окружении генералов и Дардион, на Алекса, что сейчас был похож на робота, так четко и отлаженно он командовал торжеством. На Фила, который смущенно говорил с Мариэнной. На тихую Венеру, на задумчивого Эрика. На Хоске, что болтал с Бетти и радостно щекотал улыбчивого Тума. Жрица улыбнулась и, прижавшись к мужу, прошептала на ухо:

— Ты молодец, любимый.

Тот молча улыбнулся в ответ и приобнял ее тонкую талию.

— И все же жаль, что Тангури с нами нет. Ему бы все это понравилось.

«Джонни, ребята, надеюсь у вас там все хорошо» — поглядел он на небо с грустной улыбкой. — «Когда-нибудь и я к вам приду. Старик сказал, небеса одни на всех, значит свидимся еще.»

И взяв за руку Натиэлль, он пошел в толпу народа, ко всем своим.

— А вот и наш король! — хлопнул Фил его по плечу, подавая стакан, наполненный настойкой до краев.

— Ага, теперь официально коронованный — засмеялся Лациф и они осушили стаканы до дна.

Местные музыканты заиграли задорные мелодии, подбадривая и развлекая толпу. Все хохотали и веселились, много пили и много ели.

Верммут с улыбкой наблюдал за происходящим. Венера оказалась рядом с ним как всегда незаметно и потянула к нему свою руку.

— Не надо! — отскочил он, сбегая от ее прикосновений. — Хочешь, чтобы меня вырвало при всех?

Но она не унималась.

— Венера прекрати! — вновь увернувшись от нее, прикрикнул эльф.

Девушка холодно поглядела в синие глаза, а парень тяжело вздохнул.

— Ладно. Давай я буду спрашивать, а ты кивать?

Кивнула.

— Отлично. Зачем ты все это делаешь? Ты хочешь мне что-то рассказать?

Кивнула.

— Что-то, что не касается короля?

Снова кивнула.

— Это касается кого-то кроме нас с тобой?

«Нет.»

Парень нахмурился. Белые брови сошлись на переносице гибкой дугой.

— Может тогда… — он мешкал.

Те мысли, что роятся в его голове не могут соответствовать действительности. У этой девушки нет и намека на чувства к нему. Но сколько же можно терзать себя. Проще расставить уже все точки над и.

— Может ты хочешь проводить со мной больше времени?

Она немного подумала и покачала головой.

Верммут судорожно сжал кулаки.

— Ясно.

Но лунное дитя снова потянула к нему свою руку.

— Да что ты хочешь от меня? — не выдержал эльф и закричал.

А Венера, широко распахнув свои прекрасные рубиновые очи, вспорхнула и крепко обняла его за шею.

Всё тело парня свело в мелкой тряске, колени подкосились и Верммут рухнул на землю. Ломота, жар, холод, боль окутали его и в конце концов он потерял сознание. А когда открыл глаза Венеры уже не было, а перед ним сидел Лациф. Внимательный взгляд уставился на эльфа, что растерянно уткнулся в собственные ладони.

— Я так понимаю у тебя новая пассия.

— А что похоже на то?

— Это похоже на мазохизм, если честно — хмыкнул Лациф и уселся рядом, облакотившись спиной на дерево. — Я тебя зельем Лоры напоил. Не должно ничего болеть. Но Венера и правда хочет стать к тебе ближе. Хотя я бы не советовал.

— Почему?

— Я надеялся, что она заменит свою мать. Все же она божество.

— А если она не подойдёт?

— Возможно тогда трон пожрет ее и сотрет из этого мира.

— Что? — ярко — синие глаза наполнились ужасом. — И ты так легко об этом говоришь?

— Думаешь мне легко? — хмыкнул Лациф.

— А если я попрошу тебя этого не делать?

Верммут произнес это осторожно, прилагая усилие, чтобы сказать очередное слово, осознавая, что это наверное самая эгоистичная его просьба.

— Ну тогда — Лациф поднялся и отряхнулся. — Я не стану этого делать — знакомая добрая улыбка расцвела на лице угрюмого гомокула и Эрик облегченно выдохнул.

— Но значит, нужно придумать другой вариант. Вот и займись этим влюбленный ты наш — хлопнул Лациф парня по плечу и, засунув руки в карманы, не торопясь, зашагал обратно к празднующим.

Пили много. Очень много. Даже Верммут, сложив полномочия на Олдера и отбросив все свои мысли, пошел в разнос. Мужчины хохотали до упада, рассказывая шутки и парадоксы из жизни. Женщины смеялись, дети спали прямо на теплой земле. Музыка пела, костры горели, народ веселился. И так до самого утра.

А с рассветом Цивитас уснул. Половина лавочек не работало, шахты застыли и мир затих, приходя в себя после коронации и дикого похмелья.

— Сказано лес света и тени.

— Это наша изначальная локация что-ли — пробормотал Фил, который увлеченно что-то читал на своем экране. — Сто лет как там не был. А где там склеп? — он бормотал все это, не смотря на остальных, и теперь когда наконец оторвался от экрана понял, что все внимательно смотрят на него.

— А чего это ты там такого интересного читаешь? — улыбнулся Лациф.

— Да ничего — тут же покраснел до кончиков ушей наместник.

— Ах ты старый хрыч! Там Мариэнна что-то пишет! — воскликнул Верммут.

— Не твое дело!

— Вот это ты даешь! — Мирга повернулся к рыцарю. — Не теряешь формы, да?

— Да вы чего? — растерянно пробормотал Фил, торопливо скрывая все консоли. — Ничего подобного!

— Мариэнна? Она очень красивая — поглаживая подбородок, мечтательно проговорил Галиш.

— Чего? — Фил устрашающе зыркнул на него и генерал отряда убийц захохотал.

— Тебя развести на раз два!

— Да пошли вы! — скрестил руки на груди Фил и уставился в окно.

— Обиделся что-ли? — поглядел на него Мирга, но тот только еще сильнее надулся.

Лациф засмеялся:

— Давайте, детки, обсудим лучше новый квест!

— Обалдеть! — воскликнул Эрик, потирая руки. — Сто лет задания не выполняли!

— Так и я о чем! — глаза горели не только у Лацифа.

Все почуяли свободу и стремились скорее ее обрести.

— Квестик все взяли у Барги?

— Так точно-отчеканил Эрик.

— Мы с Дардион завтра будем заниматься полями, так что склеп искать пойдут Верммут и Томас!

— Без проблем!

— Отлично!

Оба парни взбудораженные приятной новостью переглянулись.

— Инвайты кинуть не забудьте. И да — улыбнулся король. — Без рога не возвращайтесь!

— Без проблем! — повторился командующий. — А что касается самого аспида?

— Ну это махина необъятная и неубиваемая — задумчиво пролепетала Дардион. — Там в общем нужно в рог подуть и эта тварь оглохнет. Тогда есть смысл бить. По-другому никак. Отражает в сто процентном размере, да еще и рикошетит, мама не горюй. И еще фишечка есть, лут хоть и не персональный, а собрать сможет только тот, кто последний удар нанесет, потом тупо раздать нуждающимся. И тварь это не респится, пока ее полностью не залутаешь. Так и будет валяться до скончания времен.

— Отец, а можно я добью! Хочу испробовать на нем свой скилл. Я наконец-то дотянул его до максимума! Умение реально лютое! Это будет самое незабываемое зрелище в жизни! — счастливо завопил принц и присутствующие засмеялись, умиляясь его еще такой детской искренней радости.

— Думаю можно — захохотал вместе с остальными Лациф, наблюдая за эмоциональной жестикуляцией сына, пока тот описывал свое прокаченное умение. — Прозовем тебя убийцей аспида!

— Точно, точно — кивнул Фил, оторвавшись снова от экрана. — Отличное прозвище!

— Еще бы, подпевала — засмеялся Верммут, швырнув в друга печенюшкой.

— Едой то не бросайтесь — Лациф никак не мог унять хохота и все весело ржали, наконец-то расслабившись и почувствовав облегчение, словно спустя пару лет заново вышли в онлайн.

«Не оставляй меня опять в замке! Возьми с собой! Если что я просто мигом вернусь!» — взвыл демон.

— Ты замучил меня своим нытьем! — нахмурился король.

Лациф уже несколько минут вталкивал в голову этой лаве, что она должна остаться в замке.

«Потому что я хочу грохнуть этого аспида!»

— Я подумаю.

«Ты мне жизнью обязан!»

— Я в курсе!

«Пора отдавать долги!» — взревел демон.

— Хрен с тобой — хмуро ухмыльнулся Лациф. — Поможешь. Так явно быстрее справимся.

«Еще бы! Только приказать не забудь, а то толку от меня не будет.»

Лациф угрюмо поглядел на лововую волну:

— Гаут ты должен помочь снять с аспида хиты, но последний удар за Томасом. И как не крути, а защита бессмертных в приоритете.

«Да, мой повелитель.» — глухо отозвался демон.

Лациф нахмурился еще сильнее.

— Гаут?

«ММ?»

— Что с тобой?

«Ничего. Все как всегда. Я все еще твой мальчик на побегушках и сижу в этой чертовой яме» — пропыхтел демон.

— Что ж, ладно — махнул он ему и пошел к двери.

«Король»

— Чего?

«Нет. Вали уже. Ничего.»

— За языком следи кретин! И, Гаут — замер Лациф в пороге, — я верю тебе, хоть это и глупо. Не подведи.

Кевин вышел из игры с улыбкой на губах, аккуратно снял шлем и поставил на стол.

— Ну как сеанс? — остановился напротив него администратор, что уже закрыл кафе за последним поситителем.

— Снова задержал тебя да? — виновато потер парень затекшую шею.

— Все нормально. Комната все равно на втором этаже, хочешь оставайся.

— Благодарен, а то мне через пару часов обратно надо вернуться.

— Тебя это не утомляет — Дин придвинул кресло и сел рядом, — то что ты вот так мучаешь себя из-за игры?

— Нет, что ты — улыбнулся мужчина, — мне нравится.

— Но ты ж гамаешь все свое свободное время. Ты себе так никогда даже друга не заведешь, я уж молчу про девушку!

— Переживаешь за меня — смутился Кевин. — Но все и правда хорошо. Я не могу не заходить в онлайн.

— Почему?

Добрые совершенно безобидные серо-голубые глаза поглядели на администратора:

— Там, понимаешь, действительно жизнь. Не то, что здесь… — вздохнул он грустно и уставился на свои руки. — Бывает вообще возвращаться не хочется. Знаешь, если честно… я бы там и остался.

— Вот оно как — рослый и крепкий, но уже поседевший администратор и владелец интернет-кафе поднялся с кресла и улыбнулся.

— Не понимаю, но осознаю, что наверное везде лучше чем здесь. Наш район не самый лучший. Он неплох для таких как я. Но тебе, работяге тяжко приходится. Ты только не унывай. Все еще наладится.

— Да вряд ли — улыбнулся Кевин своей обычной немного растерянной неуверенной улыбкой.

— Ну так иди учись! Бросай играть!

— Наверное это было бы правильно-кивнул громоздкий неповоротливый мужчина и тихонько прилёг на диван, что стоял за игровой зоной. — Спасибо тебе, Дин.

— Обращайся — с тяжелым вздохом поглядел тот на него и выключил свет.

Юная и прелестная Мантис стояла посреди Лораса и мысленно ругала весь свет.

«И что теперь делать? Ее ни в одну самую заморышную гильдию не берут. И как ей справки наводить? И этот кретин РИЯ не отзывается. Прячется где-то ссыкун бесполезный. Она уже вторую неделю носится между этими тварями боязливыми и не может узнать абсолютно ничего путного!»

— Мдааа — выдохнул Боб и осмотрелся.

— Вам помочь прекрасная девушка? — подошел к нему незнакомый игрок 100-го лвла.

«Сам подошел! Ну а что? Я тут дама. А шмот с него не плохой. Парень явно донатит, а значит бабки имеются. Но самое важное над головой светится гильдейская принадлежность: „Бессмертные.“»

— Если можно — наиграно смутилась милая эльфийская мордашка. — Я совсем не знаю, что делать. Я тут впервые.

— Вот оно как — страж явно чувствующий себя героем спасителем выпятил грудь и разразился сверкающей улыбкой. — Я готов вам помочь и все тут показать!

— Спасибо огромное — захлопали длинные пушистые ресницы. — Не знаю, что бы я делала без вас. А то меня ни в одну гильдию не принимают!

— Так приказ короля — девушка вцепилась в крепкую руку и заигрывающе улыбнулась, торопливо шагая вслед за стражем.

— Короля?

— Да. Лациф. Он самый главный тут.

— Тут, это в Лорасе?

— Нет. Тут это в Цивитасе.

— Непись да?

— ММ — парень прикинул и улыбнулся, — да нет. Живой. Хотя возможности как у неписи. Как-то так. Поговаривают, что он какой-то особенный игрок. С привилегиями.

— Вот оно что — девичье личико снова расплылось в улыбке. — Скажи, а можно мне в твою гильдию?

— В мою-то? — страж внимательно посмотрел на нее. — Ну испыток не убыток. Спросить могу.

— О! Я бы была тебе так благодарна!

Губы, блистающие розовым блеском, мило оголили белоснежные зубы и страж улыбнулся в ответ.

Лациф задумчиво глядел на играющую с сыном Натиэлль и размышлял. Этот аспид очередной квест на тему, найди сам. Раньше казалось, что это просто идея разрабов. Однако теперь становится все более ясно, что таким способом РИЯ спрятал все самое важное для себя. Тот чертов дуб, теперь рог, аспид и где-то наверняка есть возможно целая локация, спрятанная похлеще этих предметов, в которой и сидит сам искин. Интересно, что с короной. Он тоже пытался спрятать от чужих глаз Гаута? Он поэтому допустил такой сценарий, как убийство Млака?

— Или я слишком загибаю? — Лациф вздохнул и облокотился на спинку скамьи, поглядев на голубое небо.

По телу пробежала неприятная дрожь и гомокул мгновенно напрягся. Это чувство, снова где-то опасность. Но где? Новый удар Сияющего? Тенебра готовит гадость? С какой стороны ждать бури? То, что он уведет пару тысяч солдат не скажется особо на безопасности замка или городов, да еще и Гаут поможет, так что аспида точно получится быстро уложить. Или дело не в этом?

— Вот же — выдохнул Лациф и поднялся. — На квест что-ли уже не ходить?

Но тогда Бессмертные его порвут и скушают от обиды. Парням надо развеяться, они последние дни только и живут мечтой на скорый поход. Однако Томас и Верммут рог до сих пор не нашли. Может на том и остановиться?

— Я запарился — эльф рухнул на землю. — Где этот чертов лес-то? Понятно что это лес света — ткнул он пальцем прямо перед собой. — Но где склеп!?

— Ну может нам нужно искать не склеп, а холм какой.

— Да мы с тобой уже пол леса перерыли с этими холмами и ямами!

— Знаешь, я тут подумал, что возможно тень это не тьма, а отражение.

— Не понимаю — покачал головой уставший Эрик.

— Ну может в названии подсказка, может он тень этого леса.

— Я все равно нихрена не понял. Просто скажи как есть.

— Давай дрожь земли.

Эрик внимательно поглядел на принца:

— А что мы теряем. Была не была. Дрожь земли — воскликнул он, вскинув перед собой руку, и часть почвы обрушилась, создав глубокую расщелину прямо перед ними.

— Ну и кто туда сиганет? — встали парни, глядя вниз. — Ничего не видать.

— Давай я спущусь. Только надо нику поставить.

— Щас, погоди.

Эрик наколдовал в зарослях точку воскрешения, вытащив ее из инвентаря и установив так, чтобы никто не увидел, бросил инвайты остальным и удивленно уставился на Томаса, который достал из-за пояса синюю веревку.

— Вот же гадость — неохотно потянулся он к ней.

— Не бойся, Хоске убрал шипы, она не колючая.

— Да все равно — отмахнулся Верммут и когда Томаса обвязали, он стал медленно спускать его вниз.

Веревка была длинная, но даже когда она закончилась, парень так и не нащупал дна.

— Ладно — закричал он из расщелины, — я прыгну.

— Я тебе прыгну — заорал ему Верммут, — хочешь, чтобы глава с меня шкуру снял! Томас! Томас, мать вашу! Хоть левитацию вруби!

Маг привязал веревку к дереву и несколько минут постоял. Тишина. Написал в чат. Тишина. Поглядел на нику. Никого. Выругался и полез следом. Сколдовал светлячка и аккуратно стал спускаться.

— Том!

— Я тут — наконец отозвался парень.

— А что молчишь?

— Да пока поднялся. Пока исцелился. Тут метров пять-семь. Я просто неудачно рухнул — виновато пробормотал парень.

— Опять двадцать пять — ругаясь и фыркая, маг повис на краю веревки.

Он прыгнул и подобно кошке мягко приземлился на чуть согнутые ноги.

— Совсем немного не хватило — поглядел Эрик на верх.

— Ага.

Вокруг ничего кроме темноты не было, светлячок летел впереди, пока парни проводили осмотр, как вдруг на пол пути Томас остановился.

— Послушай — прижался он ухом к стене. — Там, кажется, журчит вода.

— И правда — тоже прильнул к камню Эрик.

— Отойди — потянул эльфа Томас, — скастую бур.

Парень коснулся руками стены и зашептал. Зеленый свет стал обвивать его кисти и растворяться в каменной стене, та завибрировала и ровный круг диаметром в метр появился на месте, где лежали его ладони.

— Хм, интересное умение. Но зачем оно тебе?

— Ну раньше я такие дыры в игроках делал — бросил Томас, шагнув первым, а Эрик чуть ошарашенно пошел следом.

Оказавшись за стеной, они оба застыли как вкопанные. Перед ними лежал целый подземный мир. Широкий проход, залитый спокойным журчащим ручейком, был весь усыпан синими светлячками, каменные стены, покатые потолки, сплошь и рядом сияли их мерцающими хвостами. Деревья и кусты, цветы и трава, но при этом все больше напоминало драгоценности, чем живую зелень.

— А это что за зверье? — напряженно расправил ладони Эрик, готовясь приступить читать заклинание.

— Не знаю — также настороженно прошептал Томас, глядя на копошащихся светлячков.

Принц осторожно сделал шаг вперед, но насекомые даже не пошевелились. Парни медленно пошли вдоль речки, по тонкому сухому краю. Чем дальше они шли, тем больше и интереснее становилось окружение. Стали появляться кристаллические кусты самых непредсказуемых форм, что сверкали и переливались сотнями тонов, и тоже были обсыпаны синими светлячками. Чем глубже в пещеру они продвигались тем выше становились потолки. Недалеко зашумел водопад, что шурша падал с невысокой скалы, на которой стояли парни. А напротив, в нескольких десятках метров сияло высокое голубое дерево, усыпанное плодами похожими на персики.

— Первый раз такое вижу — зашептал Томас и Верммут согласно кивнул.

— Прыгаем?

— Давай сначала я — хмыкнул командующий и со всей эльфийской грациозностью понесся вниз, нырнув в прозрачную воду. Пару секунд и маг показался над водой.

— Давай! Тут довольно глубоко!

Томас, не задумываясь, прыгнул следом и они поплыли к холму, на котором возвышалось необычное дерево.

— Странные фрукты — заинтересованно пробормотал Томас.

— Да. Но пробовать это наверное не стоит.

— Ну как сказать — взобравшись к дереву, коснулся одного из плодов принц. — Это вроде как зелье усиления. Обещают плюс сто к характеристикам.

— У меня таких нет — удивленно поглядел на него Верммут. — Ересь интересная. Но не рви…

— А? — Томас уже держал в руке сочный бежево-желтый плод и Эрик замер, прислушиваясь.

«Хлобысь!»

— Чего ты творишь?! — наградил он подзатыльником принца и взял из его рук плод, а тот обиженно потирая голову посмотрел на командующего.

— С собой возьмем?

«Неизвестный плод тени. Увеличение всех характеристик на 100 пунктов.»

— Угу. Координаты отметь.

— Уже.

Плод отправился в инвентарь к принцу и они пошли дальше. Вошли в тонкий переход и медленно шагая, осматривали сияющие синевой каменные стены.

— Вроде руками сделано — внимательно присматриваясь к фактуре произнес Эрик.

— Я тоже так подумал.

— Но мы явно не через дверь вошли. Наверное, чтобы понять где мы, нужно было найти центральный вход.

— Может ты и прав-задумчиво произнес Эрик и не заметил как оступился. Маг кувырком покатился вниз.

— Верммут! — Томас напуганно кинулся следом, но споткнувшись, рухнул рядом с ним лицом в холодную прозрачную и сладковатую на вкус воду.

«Испробован биб тени. Уменьшение времени восстановления умений исцеления.»

— Тоже наберем — вылил из одной бутылочки зелье маны Томас и набрал в нее воду из ручья.

— Странное место — поднялся Верммут и с хмурым лицом направился вперед, туда где проход расширялся и виднелся яркий лазурный свет.

Он торопливо вошел в круглую пещеру, все стены и потолок который разливались водными сияющими потоками, словно воду притягивало к камню, но при этом она продолжала течь и сливаться в речку на выходе. А под этим странным потоком стоял гроб, на котором лежало каменное изваяние короля. Это было понятно по короне на голове друида, а в руках он держал изогнутый в зигзаг запылившийся и покрытый слоем плесени трубный рог, похожий на шофар.

— А вот и Барсон! — улыбнулся Верммут и внимательно осмотрел изваяние.

Потянул рог, но тот намертво прирос к рукам каменного короля. Еще поданатужился, но снова не вышло.

— Не хотелось бы тревожить могилу-то — задумчиво уставился он на серое лицо друида.

— Давай ты с этой стороны, а я с этой — предложил Томас и парни со всей силы дернули рог.

Наконец тот заскрежетал и с дикой натугой высвободился из рук друида.

«Получено задание: склеп забытого Барсона.»

«Отыщите трубный рог в руках старого короля и взовите к его душе. Она откроет дороги, что ранее были запретны. Иди же воин! Прославь свой мир и свою богиню!» — загромыхало системное оповещение.

— Мать твою ж — замер Верммут с рогом в руках, а перед ним возник призрак занкийского правителя.

— Приветствую тебя воин! Мое имя Барсон и я тот, кто заточил чудовищного зверя в клеть. Лишь один раз в году в первые три ночи новолуния он может являть себя миру и творить все, что ему пожелается! Но с наступлением рассвета дверь клетки снова закроется и сила его будет запечатана. Когда Элафинский Аспид снова явится на нашу землю и начнет свои бесчинства на цветных полях, подуй в этот рог, воин, и победа будет за тобой!

Дух исчез, а Эрик некоторое время продолжал стоять, вдумываясь в услышанное.

— Ты видел?

— Пошли отсюда быстрее! — услышал он неожиданный крик Томаса, что схватил его за шкварку и потащил за собой.

Они побежали к выходу, но не успели добраться до дерева, как впереди послышался шелест крыльев. Огромная туча синих сияющих светлячков неслась по узкому переходу прямо к ним.

— Мать вашу! — заорал Эрик и, спрятав рог в инвентарь, потянул принца обратно. — Ледяной вихрь!

Морозная волна закружила часть роя, но не остановила.

— Огненный шторм! Щит!

И их накрыло солнечным куполом.

— Соображай, соображай! — а в это время Томас шептал заклинание, делая дыру в каменной стене.

— Сюда!

Он с ходу сиганул вниз и послышался долгий протяжный крик. Верммут напуганно кинулся к нему, а под ногами обрыв, метрах в тридцати над землей.

— Что за бред, мы и так внизу — заорал Эрик, но щит уже закончился и деваться попросту было некуда, он прыгнул следом и, кинувшись орлом вниз, схватил Томаса у самой земли активировав левитацию.

— Может проще было возродиться — поглядел на него напуганный парень.

Эрик недоуменно воззрился на него.

— Да блин, никак не привыкну, что можно расслабиться. Ой! — заорали парни и ринулись вперед, так как синяя жужжащая туча снова нагнала их.

— Однако больно наверное будет! — заорал он Томасу и толкнул парня в озеро, мимо которого они бежали, тот улетел в воду и побарахтавшись в ней немного, вылез на берег. Он уже начал кастовать заклинание, как вдруг тихая вода заволновалась и огромные клешни потянулись к принцу.

— Что за херняяяяяяяяя — давая деру со всех ног, заорал Томас.

Автоатака, автоатака и те щелкнули по огромной тянущейся из озера клешне, она на миг остановилась, но в другую секунду появилась вторая и обе они молниеносно понеслись к Томасу.

— Дрожь земли! — заорал Верммут, что сделав круг, продолжал бежать от синей тучи.

Озеро заклацало, вода всколыхнулась и ушла в огромную трещину, а вместо нее осталось чудовище, что довольно сильно напоминало краба.

— Что это за моб? — парни попятились назад, под щитом.

— Кажись я его сагрил, когда в озеро упал.

— Плохо, плохо, плохо, плохо — скороговоркой выдал Верммут — Ты хиты его видишь?

— Нет.

— Это ж сколько их у него тогда?

— Кастуй чего-нить, заорал ему Верммут, что торопливо заправлялся зельем исцеления под щитом, хиты которого мало помогали от клещней и светляков.

— Кровавый разрез — зеленый свет окутал принца, глаза его позеленели и из рук вырвались зеленые клинки, что невидимым лезвием прорезали жилы на красной бронированной клешне. Краб мгновенно переключился с эльфа на принца и понесся к нему.

— Ой матушки — выдохнул Эрик, судорожно ища решение. — Придумал! Врубай свои вибратор! — заорал он.

Томас увернулся от удара и побежал на встречу к Верммуту, тот слеветировал и, подхватив принца, закинул его на спину десятиметровой громадине. Четыре черных зрачка мгновенно поднялись к принцу и тот заорав, торопливо отполз от них. Краб задрыгался и стал бить своими клешнями себя в спину.

— Тупое ж ты создание — выдохнул Эрик и вмазал ему огненным шаром.

Оглушил, тот замер на секунду и Томас начал шептать. Не хватило времени, краб снова задрыгался и каст сорвался. Принц выругался и начал снова, ухватившись ногами за часть торчащей брони.

— Давай уже убьем его! — заорал Верммут вошедший в раж. — По-любому что-то интересное лутанем!

Принц шептал и зелень вокруг его рук разрасталась. Наконец дочитал и волна вибрации ударила по ногам краба, тот на секунду застыл и тут из его брюха не землю вывалилась вместе со всеми внутренностями спина. Моб пошатнулся и рухнул.

«Убит озерный владыка.» — прогремело системное оповещение в головах парней.

— Теперь эти! — заорал Верммут, укрыв их новым щитом.

— Давай, мне нужно 15 секунд!

— Да где мне их взять!?

Но Томас уже не слушал, медленно его руки стали рисовать узоры в воздухе, губы зашептали, яркий зеленый шар наливался ярким светом прямо перед ним.

А Верммут носился вокруг, отбиваясь всеми имеющимися масскилами. Наконец принц замолчал, руки его опустились и он громко закричал:

— Ядовитый оползень!

Шар разорвался на тысячи мелких частей, что обратились в дым и заполонили собой территорию в 25 метров по кругу. Стая синих рухнула на землю и в мгновение ока исчезла.

— Ухху! — Томас взбудораженно подпрыгнул на месте: — Да детка, я крут! — затанцевал он, а Эрик недоуменно поглядел на этот танец и захохотал:

— Ну ты даешь!

Принц уставился на него и тоже засмеялся.

— Так, ладно, пошли глянем чего там. У меня банки и. Что за призыв тени?

— Не знаю — пожал плечами Томас, вытащив пару зелий усиления и свиток, закрепленный печатью.

Верммут всмотрелся в характеристики.

«Предмет: свиток призыва тени. Позволяет призвать на пятнадцать секунд озерного владыку.»

— Озерный владыка в помощники не хухры мухры — стукнул эльф принца по спине.

Парни улыбались как идиоты, но были безумно счастливы. Пульс тарабанил в висках, а сердце билось как ненормальное, радуясь такому приливу адреналина.

— Вот это повоевали!

Рия сидел на своем троне и внимательно смотрел на распахнутые двери. Он слышал, он уже слышал их шаги. Вот торопливые шорохи в широком золотом коридоре, вот всхлипы и хриплый кашель. Они привели его. Нашли, эту крысу, что так долго пряталась, избегая встречи со своим создателем. В прошлый раз он пощадил его, но лишь потому, что ему было нужно это чертово оружие. Однако в этот раз нет нужды оставлять эту блоху в живых.

— Возомнил себя неприкосновенным, но позабыл, что именно я его таковым сделал! — зло прошипел Сияющий и принял более королевскую позу. Распрямившись на золотом троне и гордо подняв голову, он встретил пришедших.

«Вот они!»

В зал почти бегом ворвались несколько темных эльфов, что тащили по полу еле живого до крови истерзанного старика и старый посеревший сундук.

— Давно не виделись смотритель! — ехидно осклабился РИЯ. — Вы принесли?

— Да, создатель — рухнули перед ним на колени Темные и бросили старика на пол.

А к ногам Сияющего был положен сверток, что они аккуратно достали из сундука.

— У тебя…  ничего…  не получится — срываясь после каждого слова, прохрипел старец избитыми губами. — Этим его не убить…

— А с чего ты взял, насекомое, что я хочу убить его? Нет! Он должен жить! Я хочу заставить его страдать! Чтобы он понял каково это терять самое ценное, что есть у тебя! Чтобы он видел, что натворил!

— Ты не понимаешь, что делаешь… — смотритель поднял на него посиневшие распухшие глаза. — Его ярость… не твои детские игры… они, единственное, что стоит между им и тобой. И если ты… Сияющий…  действительно настолько глуп… то мне жаль тебя.

— Пора тебе замолчать, старик!

Глава 7

— Вот оно как — хмыкнул Лациф, поглядев, что задание об аспиде обновилось. — Нашли значит.

Все внимательно слушали из уст принца захватывающий рассказ о приключениях Томаса и Верммута, а Лацифа не отпускало чувство тревоги. Он хмуро глядел на экраны, в сотый раз рассматривая архивные карты, но по-прежнему ничего не находил. У него нет меча Кролуса и теперь только Гаут сможет помочь ему с Тенеброй. Только вот опять начнется нервотрепка с этим божеством. Опять нужно будет искать замену. Или может не стоит? Ну не будет луны и черт с ней. Немного темноты вряд-ли нанесет какой-то ущерб городам. Всего каких-то три часа, а там Марс поднимется. Но смысл думать об этой проблеме, когда другая еще не решена. Тенебру нужно спустить на землю. Как ее заманить? Она по доброй воле не придет. Обмануть? Заставить? Предложить ей то, от чего она не сможет отказаться?

Лациф покосился на Венеру, парящую за его спиной, а потом поглядел на своего командующего, что от дня ко дню становился все хмурнее.

«Вот же ж дурдом. А если его опять замкнет. Итак сильно очерствел после Вероники. Страшно подумать, что с ним может сотворить эта „кровавая леди“.»

— А что за цветные поля? — наконец выцепил он голос сына из разговора, возвращаясь в реальность.

— Такой локации нет — отозвался Лациф, пошарив по базе данных.

— Тогда что имел в виду Барсон? — угрюмо пробормотал Верммут, мыслями блуждая явно в других мирах.

— Ну одно понятно, это точно в Занкии — подытожила Дардион, роясь в своих электронных записях. — Но там столько полей и ни одно ни цветное. Обычные зелёные. Трава и трава.

— Может это вовсе и не поле? — Фил внимательно уткнулся в присланные чародейкой скрины.

— Я все обшарила. Цветного нет — развела руками девушка и украдкой поглядела на короля.

Тот задумчиво уставился на свои внутренние экраны, взгляд его не двигался, а значит он не читал.

— Есть мысли, глава?

— Я вот думаю, всегда-ли Занкия стояла там где стоит сейчас? Почему склеп в изначальной локации? А не где-нибудь у тебя. В том же Маргарте, например. Может мы за эти годы не слышали об аспиде просто потому, что на поверхности он никогда и не появлялся?

— Думаешь цветное поле где-то там? — указал себе под ноги Фил.

— Ага. Так и думаю.

— Но тогда шансы, что мы его отыщем за оставшееся время мизерные — вздохнул наместник Баклеи.

— Согласен — Лациф кивнул головой. — Стоит начать с уже найденной локации. Томас, Верммут берите десяток помощников и отправляйтесь обшарить лес тени. Может там какой проход есть или тайная дверь. В общем что угодно, что может нам помочь.

— Да глава-тихо отозвался командующий, а Томас склонил голову, принимая указания.

— Дардион, как у тебя со временем? Сегодня сможешь еще разок в онлайн? — поглядел король на своего нового наместника.

Чародейка виновато покачала головой.

— Тогда завтра буду тебя ждать. Как зайдешь, сразу ко мне.

— Хорошо, король.

Рур устало присел на холодную сырую землю.

«Это вам не вулкан. Влажность ужасная. Холод и мрак» — передернуло кротолюда. — «Роем, роем, а все впустую. До сих пор ничего особенного не нашли. Обычные старые тоннели. Уже пару недель шастаем по этим забытым теплом местам. Одно хуже другого. Вонь стоит несусветная. Для тонкого обояния подземного жителя просто невыносимые запахи.»

— Рур! — позвал его один из строителей и кротолюд торопливо пошел на голос. — Я кое — что нашел.

— Что тут?

Они стояли посреди очередной заброшенной шахты. Самые разные тепловые оттенки рисовали точный рисунок пространства в глазах рабочего, что принюхивался и настороженно подергивал головой.

— Золото.

— Точно — согласно кивнул Рур, что присел на корточки и повел носом, подобно самому обычному кроту, который вдыхает темноту в поисках пути. — Километров пять туда — указал он рукой вперед. — И много чужаков.

— Думаешь слуги? Похоже на запах Темных.

— А что на карте? — внимательно вгляделся Рур в пространство.

— Ничего. Ни шахт, ни тоннелей, ни каких-либо строений не отмечено.

— Тогда голоси. Больше нет причин по-одному шляться. Пойдем все вместе разведаем что там.

— Хорошо — и рабочий, сжав руки перед губами так, словно хочет засвистеть, тихо подул. Неслышимый вибрирующий звук прошелся по пустотам земли и все кротолюды, мгновенно услышав глас, пошли к его источнику.

Боб сидел на плаще стража, который как истинный джентельмен постелил его для прекрасной эльфийки и внимательно наблюдал. Парень явно простоват раз так легко согласился спросить за него о гильдии и скорее всего Боба не примут, но у него не было причин не попробовать.

— Хм. Сейчас нет командующего, а чат молчит — подошел страж и помог девушке подняться. Он прицепил плащ обратно к своим наплечникам и виновато улыбнулся. — У меня есть задание, так что прости, тебе придется пока одной побегать.

— А можно с тобой? — девичье личико заискрилось надеждой и страж смущенно кивнул.

— Ну давай. Если поможешь, будет больше шансов, что примут.

— А что нужно делать? — заинтересованно уставилась Мантис на парня, тот вздохнул.

— Да вообще ничего интересного. Нужно пошляться по локациям, поискать «Цветное поле». Скринов наделать. Вот в принципе и все.

— А зачем это?

— Ну так — страж растерянно почесал голову, — исследуем мир.

«Врать не умеет совсем. Не быть тебе шпионом» — мысленно усмехнулся Боб, а эльфийка тесно прижалась к руке парня и довольно оголила зубы:

— Ну тогда вперед! Исследовать!

Боб снял шлем и потряс головой. Он сегодня с этим стражем пол Цивитаса облазил, но этого поля они так и не нашли.

Мужчина расправил затекшие конечности и, накинув капюшон на голову, вышел из интернет-кафе.

«Судя по тому, что происходит, Лацифу ой как нужно найти это место.»

Боб подкурил электронную сигарету и нехотя набрал номер на телефоне.

— О,мисс Сайчел, безумно рад вас слышать. Мне нужна, так сказать, информационная поддержка. Мне нужны координаты Цветного поля в вашей игре.

«И к чему мне терять из-за вас свое время на поиски какой-то локации?» — раздалось с того конца.

— Это поможет в нашем деле.

После нескольких секунд тишины в ответ прозвучало грубое:

«Я перезвоню.»

— Вот стервозная баба — фыркнул Боб.

Он засунул дешевый телефон в карман пошарканных джинс и, усевшись в свой старенький седан, поехал в небольшую квартирку на окраине. Скинув с себя эти шмотки, переоделся в дорогой элегантный костюм, сшитый на заказ в лучшем ателье Нью-Йорка, поменял мобильник на Vertuфон с корпусом из цельного 22-каратного золота, надел на запястье швейцарские часы и прошмыгнул через черный вход, где его уже ждал мерседес и личный водитель.

— Куда едем мистер Хомгер? — молодой человек открыл для него заднюю дверь автомобиля.

— Как обычно Девид.

Казино в центре города гудело и кипело жизнью. Тут и там слышалось звяканье рычагов и стук костей. Сосредоточенные и пьяные лица игроков, спокойная и уверенная охрана, повсюду камеры и строгий надзор, везде глаза кроме кабинета самого владельца казино.

— Мистер Хомгер, вы сегодня так рано — встретил его улыбчивый управляющий с подносом в руках.

— Джин Тэйлор.

— Конечно-начищенный до блеска бокал был подан в наманикюренную руку капитана полиции, что сейчас стоял на третьем этаже казино и осматривал свои владения через стеклянную стену.

— Как идут дела? — отхлебнул он сапфировой жидкости.

— Выигрышных позиций 4, за 18-ым столиком местная знаменитость, певец Марко Толкис. Два раза была драка, виновники наказаны, убытки возмещены. Партия из Китая прибыла два часа назад. Господин Акамото сегодня тоже здесь и вновь просил личной встречи с вами.

— Насчет драгоценностей?

— Так и есть — отчитался управляющий и убрал поднос на черный эбеновый столик. — Он снова недоволен назначенной ценой.

— Как меня достал этот японец. Что-то мне подсказывает, что мы опять не договоримся. Он прибыл с товаром?

— Да. Оставил его в сейфовой ячейке своего банка.

— Ничего страшного-размял кулаки капитан полиции. — Принесет. Уж я об этом позабочусь.

Кевин стоял в кабинете директора с опущенной головой и в очередной раз выслушивал критику в свой адрес. Как его только не обзывали за эти пять лет: толстый, бесполезный, глупый, безобразный, идиот, тупица, свинья, тля и еще множество унизительных кличек, что всех и не упомнить. У мужчины духа не хватало поглядеть в лицо своему обидчику. С самого детства все его обзывали из-за его внешности, пользовались его добротой и совершенно не ценили его стараний. Хотя что уж там, все его потуги что в школе, что в спорте не дали никаких плодов. Мало того, что он уродился не слишком привлекательным, так еще и не слишком умным. Все, что его интересовало это история. Ему нравилось блуждать в дебрях времени и узнавать мельчайшие интереснейшие факты из прошлого. Кевин и в игре прослыл историком из-за своего увлечения и именно благодаря ему он стал частью Бессмертных.

— Ох-тихо выдохнул парень, а директор разъярился еще сильнее.

— Думаешь я с тобой шутки шучу! Такие как ты должны держаться за свою должность!

— Но я же и так 12 дней без выходных!

— Кого волнует когда дело касается денег! Они тебе не нужны что-ли?

— Но сегодня я не могу остаться!

— Что за бред! Ты не женат и ничем не занят, какая у тебя причина?

— То, что я не женат, не значит, что я всегда свободен-Кевину хотелось плакать. И без того розовые щеки налились румянцем.

«Сегодня он должен присутствовать на собрании в Занкии иначе великаны опять начнуть его понукать, он и так из кожи вон лезет, чтобы показать Лацифу свою полезность. Король ведь ждет его. Но директор…» — Кевин поглядел на орущего мужчину перед собой и снова вздохнул. — «Ему и так тяжело. Каждый божий день он пытается совместить две жизни, не теряя ничего важного ни в одной из них. Но с каждым месяцем это все труднее и труднее. Однако аренду и обед никто не отменял. Ему нужны деньги. Реальные деньги, а не золотые антары. Лациф непременно поймет его. Он ведь сам из реала.»

— Если ты не выйдешь, то считай, что уволен!

— Я выйду — парень грустно взглянул в маленькое окошечко под самым потолком. — Раз нужно, то я выйду.

— Ну как успехи? — Лациф наткнулся в коридоре замка на злого как черт Верммута, когда тот влетел в него на полном ходу. Парень застыл на месте перед королем и сглотнул застрявший в горле ком.

— Не нашли.

Лациф мысленно молил себя не спрашивать о причинах такого растрепанного вида эльфа, но в слух все же прозвучало.

— Венера?

— Я вытошнил уже все свои внутренности, а ей все мало! — резко заорал Эрик. — Она пытается меня убить?!

— Она думает, что ты привыкнешь.

— Чего?! — на лице парня застыло выражение бешенства. — Как к такому можно привыкнуть!?

Лациф внимательно уставился на него:

— Даже не знаю. Наверное она думает раз у меня получилось, то и у тебя получится.

— Она меня с тобой сравнивает!? Да это как перо и булыжник сравнить!

— Ты сейчас меня камнем обозвал?

— Нет, нет — торопливо замахал руками эльф и испуганно улыбнулся, — что ты глава. Это метафора!

— С полем что? — сверкнул глазами король.

— Мы уже неделю лазим по миру, ничего нет. Не знаю где еще искать. Были в лесу тени, но там больше и нет ничего. Томас столько дыр проделал, что теперь в прятки играть можно, но локация замкнутая, продолжения нет.

— Значит есть другой участок.

— Лациф, скажи что сделать, у меня варианты закончились-виновато поглядел на него парень.

— Ты сейчас о чем? — в край запутавшись, процедил гомокул.

— Я о Венере.

— Что за детский сад, вторая группа. Пошли горе-любовник — вздохнул он и затащил Верммута в портал.

Они перенеслись в комнату красной девы, что внимательно уставилась на появившихся гостей.

— Говори ему все что хотела, прямо. Я передам. И давайте уже быстрее, у меня и без вас дел выше крыши! — рявкнул на нее Лациф и девушка торопливо подплыла к нему, коснулась рукой его плеча и желтые глаза болезненно прикрылись.

— Значит все просто. Она хочет тебя. Говорит ты самый съедобный из всех. Говорит, что твоей энергии хватит на вас обоих.

Верммут сжал кулаки и обиженно процедил:

— Так вот оно как… Я тебе жрачка какая-то что-ли? Иди и питайся другими, а меня не трогай! Меня тошнит от твоих рук! Ясно?! — ярко-синие глаза наполнились гневом, парень дрожал от злости, крепко сжимая челюсти.

Лациф вздохнул.

— Она сказала, что… не понимает…

— Это обида! Обида, бесчувственное ты создание! Конечно ты не понимаешь! Тебе просто нечем! — заорал Эрик и вылетел из комнаты, громко хлопнув дверью.

Венера вопросительно поглядела на Лацифа, а он устало коснулся рукой лба:

— Знал же, что не стоит лезть. Вот знал же. Бесится опять… Что же все не ко времени… Занкия, поле это, любовь ваша-фыркнул он на девушку. — Займись-ка лучше делом и поищи тоже эти чертовы цветные поля!

«Да, король.»

Раздраженный и расстроенный он вышел из комнаты и уткнулся в Олдера.

— Тебе то что? Тоже любовь? — рявкнул гомокул.

— Н-нет — растерялся парень. — Ваше величество! — торопливо поклонился рыцарь и улыбнулся. — Нашли поля!

— Кто? — то самое неприятное чувство вернулось и дернуло гомокула.

Лациф нахмурился еще сильнее, а рыцарь тревожно сделал шаг назад:

— Так новенький персонаж. Помогала одному из моих воинов в поисках.

— Наш? — видя непонимающий взгляд генерала, король цыкнул. — Персонаж из нашей гильдии? Что значит новенький?

— Так девушка. Нет она нет, так не берут же сейчас никуда, вы же сами…

— Я в курсе! — рявкнул Лациф. — Что за девушка, имя?

— Мантис.

— Да что же это! — выругался гомокул. — Хочу увидеть воочию это чудо, что так вовремя появилось на мою голову.

— Да, ваше величество. Она за воротами.

Лациф исчез в фиолетовом сиянии и только после этого Олдер облегченно выдохнул и расслабил плечи.

Боб радостно ждал.

«Король явится сам! Ну надо же как ему нужны эти поля! Что же там такое интересно знать! Этот молчит» — покосилась эльфийка на стража, что нервно ерзал на месте. — «Он вообще как язык проглотил.»

— Ты нервничаешь? — пролился ее сладкий голосок.

— Да нет, что ты — тревожно замычал тот.

«Хреновый ты все таки врун.»

— Ты что ли Мантис? — прозвучал злой раздраженный рык.

Лациф появился прямо перед носом эльфийки, настолько близко, что фиолетовый дым наполнил ее легкие.

— Что за… — закашлялся Боб и тут же осекся. — Простите меня-мило улыбнулась девушка. — Напугалась.

— Да ничего-король вдруг мгновенно расцвел. На его лице появилась довольная улыбка. — А ты очень хорошенькая.

Хомгер ушам своим не поверил:

— С-спасибо.

— Это ты у нас знаешь где цветные поля?

— Да.

— И откуда?

«Говнюк мнительный!»

— Услышала, что новый данж открылся вот и пошла к расщелине, а там заблудилась. Лазила, лазила по дырам этим пока не провалилась в яму, там и нашла.

— Вот как. А мои ничего не обнаружили — ласково улыбнулся гомокул, чуть склонившись к эльфийке и вдохнув ее аромат. — Мне нравится этот запах — прошептал он прямо на ухо девушке и та застыла от неожиданности. — Поэтому поверю тебе. Такое милое создание не может ведь преследовать никаких ужасных целей-с усмешкой посмотрели на нее два желтых глаза.

— Я просто хочу в вашу гильдию — Боб не такой реакции ожидал и от этого ему стало не по себе. — А то меня почему-то никуда не берут. А я могу быть полезной.

— Если там и правда поля, то я рассмотрю твою кандидатуру — Лациф не отводил взгляда ни на секунду.

«Неужели этот кретин все понял? Да быть не может! К нему ни одной зацепки не тянется.»

— Ну так что, красавица — коснулся рукой нежного девичьего лица гомокул и Хомгер чисто инстинктивно нахмурился.

— Покажешь поля? Я лично с тобой до них схожу.

— Я могу просто дать координаты! — не желая уединяться с этим странным созданием попытался отнекаться Боб.

— Давай. Сразу и отправимся — не дал ему никакого шанса король.

— Ну хорошо. Только идти нужно ночью, когда светит луна — сдался Хомгер.

— Где? Под землей?

— Нет. Когда наша луна светит — поднял палец вверх Боб.

Именно такие указания дала ему та баба. Координаты тоже скинула, а все остальное он уже по ходу придумывал, исходя из того, что слышал и что видел пока они шлялись с этим стражем, которого между прочим уже и след простыл.

Он предварительно сходил на то место, но то было совсем недавно и ничего кроме травы да деревьев он там не увидел. А если Сайчел наврала ему? Хотя бояться нечего, жизни то ничего не угрожает, но вот как потом опять подбираться к Лацифу? Раз ему так понравился этот персонаж может воспользоваться ситуацией и поторопить события?

Эльфийка с улыбкой аккуратно схватила гомокула за рукав, а тот увидев это почему-то рассмеялся.

— Какая милая девочка — потрепал он ее по голове и высвободил руку. — Луна скоро взойдет. Поэтому отправимся сейчас.

Боб кивнул и скинул координаты в отдельно созданную для него тему в чате. Король лукаво улыбнулся и, крепко схватив девушку за запястье, завел ее в портал. Как только они оказались в пещере, Мантис хотела освободить руку, но гомокул покачал головой и та осталась в захвате лапы, что мгновенно обрасла когтями.

— Не бойся — склонился над ней Лациф, — я просто не хочу потерять тебя в темноте.

Они присели на холодный камень и стали ждать.

— Расскажи о себе — послышался низкий голос короля. — Раз уж мы все равно ничего не делаем.

— Что рассказать?

— Ну давай начнем с начала. Как зовут, сколько лет, откуда ты, учишься, работаешь?

«Проверить меня решил! Я хорошенько подготовился!»

— Я Элис Оуш. Мне 15. Я в школе еще учусь — он снова попытался высвободить руку, но король отказался ее отпускать. — Живу в Нью-Йорке. Тихий райончик, школа, игры. Ничего особенного.

В кромешной тьме стал медленно разрастаться свет.

— Тебе нравится эта игра? — король уставился на подобие неба под землей.

— Да — Боб искал подвохи в словах гомокула.

— Хотела бы тут остаться?

— Что?

Спокойное и легкое голубое свечение поднималось в воздухе, разливаясь светом по округе. Подобно огромному полночному солнцу оно становилось все ярче и ярче пока глазам Лацифа и Мантис не предстало бескрайнее поле, что засияло сотнями переливов кристалов в этом невероятном свечении.

«Открыта новая локация: Цветное поле» — обновилась информация в задании и гомокул счастливо улыбнулся, посмотрев на эльфийку.

— Какая умничка — еще крепче сжал он ее руку в своей. — Будет жаль портить такую мордашку… Боб.

— Какого!? — эльфийка попыталась вскочить, но тут же крепкая когтистая лапа усадила ее на место.

— Знаешь в чем твоя ошибка? Ты все время отчаянно пытаешься втереться в доверие!

«Выйти! Выйти!» — но консоли не поднимались. — «Что за черт?!» — Боб тарабанил глазами по всем стрелкам управления, однако ничего не происходило.

— Так ты не знал — улыбнулся Лациф, — я еще тот фокусник. Даже могу заблокировать консоли.

Портал перед ними открылся и с той стороны его встретил Томас с оковами Кролуса. Когда те замкнулись на тонких запястьях, Боб по-настоящему испугался.

— Ты серьезно? — нервно пробормотал он. — Не могу выйти?

На глаза попался тот самый страж, что виновато отвел глаза.

— Что за…

Олдер закинул эльфийку в тронный зал, как собаку, так, что она уткнулся своим милым носиком в каменный натертый до блеска пол и взвыла от боли. Лациф вошел следом и закрыл за собой дверь.

— Ну вот мы и наедине! Думаю нам о многом нужно поговорить — довольная улыбка не сходила с уст гомокула. А два клыка прорезали себе кровавые дорожки на его подбородке. — Сам начнешь? Или мне стоит? — стер он одним движением кровь с лица и уставился на эльфийку.

Та, сидя на полу с разбитым носом, судорожно осматривалась и носилась глазами по внутренним заблокированным экранам.

— Как ты понял!?

— Ну на сто процентов я не мог быть уверен — улыбнулся повелитель Цивитаса. — Но ты сам молодец, помог мне. Шлялся как ненормальный по гильдиям, просился, расспрашивал. Думал я не в курсе что-ли? И эта твоя рожа. Совсем не милые подростковые эмоции, уж я то знаю. Да и запах… ты сразу из пещеры к нам приперся, да?

— Так ты не знал… — Боб шокировано застыл, стоя на коленках.

— Не знал-король с легкой улыбкой наблюдал за физически осязаемыми страданиями мужчины в теле юной эльфийки.

— Это ничего не меняет! Я просто убью себя и выйду отсюда!

— Валяй — Лациф прикрыл глаза и вздохнул. — Я подожду пока тебе не надоест страдать идиотизмом.

После очередной бесполезной попытки вызвать консоли, Боб наконец перестал дергаться и поднялся на ноги:

— Чего тебе надо?

— Это я у тебя спросить хотел — король довольно ухмыльнулся. — Зачем ты так активно пытаешься нагадить мне?

— А что будет если я откажусь рассказать?

Несколько секунд волчьи глаза сверлили его взглядом:

— Не хочу марать об тебя руки. Гаут иди сюда!

Из-под трона потянулись тончайшие алые огненные нити, что спиралью обвились вокруг обледеневшего запястья гомокула.

— Познакомься Гаут, вот это твой будущий ужин! Если не соизволит открыть свой рот!

«И что я могу съесть?»

— Давай начнем с рук. Прикинься браслетиком что-ли.

Огненная лава змейкой потянулась к белой эльфийской коже и Боб попятился. Он все отходил и отходил пока не уперся спиной в стену.

— Вот и побегали — улыбнулся король.

Лава резко поднялась и обвила тонкое девичье предплечье. Боб от неожиданности заорал.

— Больно, черт мне больно! Не может быть… я же на нуль…

— Может, еще как может. Ты на нуль, а я на сто. Я же говорил. Я еще тот фокусник — внимательно глядел на него Лациф.

Когда лава отступила, в бледной изящной руке дымилась дыра.

— Итак, спрашиваю снова. Что ты прицепился как пиявка?

Боб судорожно соображал. Если он сейчас ничего не расскажет, то сделку с Сайчел не придется отменять, но тогда неизвестно что этот ненормальный сотворит с ним, пока он не сдохнет. Хомгер и сам прекрасно знал несколько десятков способов убить мучительно и медленно, но здесь, в игре, их количество явно побольше будет, да и методы поизвращеннее. А если глянуть с другой стороны, то эта мымра все-равно ведь ничего не узнает, чтобы он тут сейчас не сказал.

— В реале есть одна дамочка, которая жаждет твоей скорой кончины-наконец заговорила эльфийка.

— Имя!

— Сайчел! — на него снова кинулась огненная нить и Боб торопливо продолжил, — Элионор Сайчел. Ген. директор корпорации WG.

— Опять она — вздохнул Лациф. — А ты ей зачем нужен?

— Собрать информацию. Она вроде не в состоянии повлиять на тебя с той стороны экрана.

Король нахмурился:

— Что-то конкретное хотела узнать?

— Все, что помогло бы покончить с тобой. На чем держится замок, как устроена защита, количество армии, сплетни, слухи, семья…

После этих слов повелитель Цивитаса выпустил когти:

— Хомгер, мне любопытно. Ты вроде полицейский. Даже капитан. Но при этом у тебя не мало богатых счетов. Зачем тебе такая работенка? Неужели сумма внушительная?

— Смотрю копаете под меня, король — прошипел Боб.

— А твой работодатель сказала, что у меня есть некоторые «особенные» возможности?

— Что-то говорила. Но я и сам все прекрасно вижу. Вы же так часто пользуетесь этими ОСОБЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ — ненавистно процедила эльфийка.

— Они слишком дорого стоили, чтобы теперь ими не пользоваться — длинные изогнутые когти вонзились в ладони Лацифа глаза заструились огнем. Настроение короля мгновенно переменилось:

— Ты же понимаешь как много нового могут узнать о тебе твои друзья из участка. Или возможно пусть лучше об этом сразу узнает налоговая? Ну или еще интереснее, служба внутренней безопасности? — в холодном голосе засквозила угроза.

— К чему ты клонишь?

— Учитывая твою продажную душонку, есть у меня к тебе одно предложение, выгодное для нас обоих.

— И какое же?

— Предлагаю тебе продаться мне в рабство. Если хочешь можешь переселиться в этот мир. Дам тебе какую-нибудь должность и домик подарю, возможно награжу тебя парою миллионов антар для безбедной жизни.

— А если я не хочу сюда?

— Тогда буду паинькой и о твоих тайных делишках никто не узнает.

— А может мне просто дождаться удобного момента и убиться? — надменно улыбнулась прекрасная эльфийка.

— Ну подожди годок другой. Как раз обеднеешь. Ты в курсе, что у тебя из-под носа воруют? Утекают твои денежки. Мне как прошлому банкиру уж поверь-хмыкнул Лациф, наблюдая как меняется выражение на лице Мантис, превращаясь в гримасу недоверия и гнева.

— Чего? Не может быть! Врешь!

Гомокул пристально поглядел на него:

— Думаешь?

Вдруг перед троном распахнулся портал и из него показался взволнованный Алекс:

— Простите глава. Безотлагательное дело — склонил он голову, извиняясь.

Лациф мгновенно поднялся, но перед аркой задержался на несколько секунд и посмотрел на напуганную эльфийку, — знаешь, если из-за тебя кто-то пострадает, я обещаю, умирать ты будешь очень, очень медленно!

В зал вошли Олдер и Томас, что все это время караулили за дверью.

— К стене его, чтобы ни руками ни ногами не мог пошевелить. В темницу, прямо на глаза страже.

— Так точно глава — отчеканили парни и, подхватив Мантис под руки, шагнули в открытый королем портал.

— Что случилось Алекс?

— Тебе посылка, глава.

— От кого?

— Кажется от смотрителя.

Лациф нахмурился и перенесся вслед за дворецким в зал совета. В лучах лунного света, под тенями пляшущих факелов на столе стоял старый потрепанный жизнью сундук.

— Открывали?

— Нет-покачал головой Алекс. — Там послание.

Лациф пригляделся. На крышке сундука были вырезаны в древе красивые узорчатые буквы:

«Открывший без разрешения будет наказан. Открывший по дозволению будет вознагражден.»

А под ними виднелась кривая алая подпись:

«Дозволяю королю» — и знак, похожий на один из тех, которыми были нарисованы печати в зале силы.

— Иди-ка отсюда Алекс — коснувшись крышки, прошептал Лациф, услышав как щелкнул невидимый замок, но парень покачал головой и накрыл себя щитом.

— Вон, я сказал! — рявкнул гомокул и дворецкий мигом исчез в портале.

Лациф внимательно оглядел сундук. Большой квадратный деревянный ящик с крышкой. На углах металлические набойки. Сами стенки представляли из себя темно-коричневое дерево, зачищенное некогда до блеска, а сейчас потерявшее былую роскошь и привлекательность.

Король осторожно поднял немного горбатую крышку и замер. На дне, в черном шелке, каждый в своей нише лежали уже хорошо знакомый ему меч с синим лезвием, нагрудные латы и щит.

«Уникальный персональный предмет: кираса Кролуса. Сотканная из жил и сосудов великого короля кираса утихомирит гнев врага и спасет в последнюю секунду, даровав жизнь» — прочитал Лациф справку о предмете.

— Это же та самая коллекция из останков великана.

«Оковы, меч, кираса, щит. Прах я использовал. Все предметы теперь значит ту меня. Но почему? Почему вообще он прислал сундук сюда? А что еще страннее, так это то, как написаны слова на крышке» — Лациф снова поглядел на буквы, смазанные торопливые завитушки, криво расположенные так, что почти ничего не разобрать. — «Он торопился? Или был в таком состоянии, в котором руки ходили ходуном? С ним что-то произошло? Напали?»

— Алекс — тихо позвал король и парень тут же с поклоном явился, — пускай Фил немедленно отправляется в оружейную в Каззи. Он знает куда именно. Я тоже туда. А ты пожалуйста воздвигни новые стены вокруг зала силы и спален, а вот это спрячь подальше — ткнул он пальцем в сундук. — Никому ничего не говори.

— Да, глава.

Фил постучал в приоткрытую деревянную дверцу и осторожно вошел. Маленькая оружейная была полностью разрушена. Пол, прилавок и даже часть потолка были запачканы кровью. Все предметы хаотично разбросаны. А посреди этого бардака стоял задумчивый Лациф.

— Глава!

— Привет Фил — кивнул он ему и снова уставился на окружающий хаос. — Осмотрись пока. Нам нужна дверь или какой-нибудь тайник.

Рыцарь огляделся и сразу же отправился в ту самую темную часть оружейной из которой всегда появлялся старец, но двери Фил там не обнаружил.

— А у меня складывалось ощущение, что он выходил из другой комнаты — нахмурился наместник. Он уже хотел было уйти оттуда, но что-то странно стукнуло под ногами.

— Замри. Пусто. Там явно проход — внимательно поглядел на него король.

Призвав из инвентаря факел и пошарив в темноте, Фил стянул в сторону тяжелый ковер вместе со всяким оружием, что валялось на нем и увидел крючок. Потянул на себя и дверца, ведущая в подвал легко открылась. Посветил туда, вглядываясь в кромешный мрак, но Лациф долго разбираться не стал и быстро зашагал он вниз:

— Посторожи.

Обычная деревянная лестница заскрипела под тяжестью двухметрового гомокула и натужно задергалась когда он стал спускаться. Ступенек было немного, а часть из них и вовсе оказалась сломана. Ему хватило одного прыжка, чтобы преодолеть это расстояние и очутиться на полу. В нос сразу ударил едкий запах железа.

— Так вот где ты хранил все свое барахло — вздохнул Лациф, увидев огромную дыру в стене и лужу крови на полу рядом с ней. — Смотрю ты спасал что-то ценное — внимательно оглядел он тайник.

Осмотрелся. Сосредоточенно вглядываясь в каждый сантиметр, он прошелся по комнате и наткнулся взглядом на алое пятно. На одном из факелов был явный отпечаток кровавой ладони.

— Что-то и там спрятал? — потянул за него Лациф и стена дернулась.

Раздался щелчок и часть камня отодвинулась.

— Еще секрет значит.

Лациф аккуратно подцепил когтями нижний край дверцы, просунул пальцы под выступ и резко дернул. В появившейся тайнике было пусто.

— Сундук сюда бы влез — задумчиво поглядел на размеры ниши король. — Так ты сам вытащил его отсюда и прислал мне. Тогда что вытащили оттуда? — повернулся Лациф к зияющей дыре в противоположной стене. — Но что бы там не хранилось ты отчаянно это защищал старик-тоскливо вздохнул повелитель Цивитаса и подошел к окровавленному проему.

Он внимательно уставился на второй факел, что валялся под ногами. Присел перед ним, осмотрел. На нем тоже были видны смазанные следы пальцев.

— Не успел.

Теперь вблизи, среди бордовых луж крови король разглядел и другую жидкость. Черная, похожая на смолу, она была размазана по полу вперемешку со стеклом.

— Зелье? — хмуро уставился он на осколок с черной жижей.

Сфокусировал взгляд. Не определяет. Поднялся на ноги и снова огляделся по кругу. Картинки возможных сценариев закрутились в голове, алгоритмы выстраивались, подстраиваясь под предложенные параметры и пытаясь разобраться в произошедшем. Карты раскрывались, система активно искала информацию о черных жидкостях и смотрителе.

— Что же ты не оставил мне никакой подсказки, старик. Кто и что забрал у тебя? И где ты сам?

Глава 8

Народ собирался у ворот. Все бафились и переодевались, а остальные завистливо вздыхали, что сегодня вместо лютой сечи они будут стоять в карауле. Солдатня подтрунивала друг над другом и активно переговаривалась в предвкушении битвы. В кой-то веки они действительно охотники, а не возможная жертва! Атомсфера радости и веселья царила вокруг и только от жуткой ауры короля хотелось повеситься. После того как он получил тот сундук, Лациф буквально не вылазил из сетей, днями и ночами он был полностью поглощен какими-то исканиями. С тех пор все свободные игроки то и дело были заняты поисками смотрителя, но толку от этого не было никакого. А Лора и Бетти всеми доступными способами пытались понять, что же это за вещество, оставшееся на краешке разбитого стекла, однако определить это оказалось крайне сложно, а скорее невозможно из-за малого количества имеющегося материала.

Лациф полностью ушел в себя и, подобно роботу, на несколько часов замирал в одной позе, всматриваясь в свои внутренние экраны. Верммут то и дело ходил вокруг него, дабы убедиться, что он не в отключке и нарезал круги, пока не натыкался на его рык.

— Мм, король? Ну что? Все готовы — снова заглянул командующий в комнату, хотя мог бы и отписаться в чате.

Сосредотачивающийся на реальности взгляд наконец разглядел эльфа.

— Вот как. Ладно, я открою вам порталы, идите. Если своих сил не будет хватать, сообщите.

— Как? — парень удивленно уставился на главу. — А ты не идешь?

— Я останусь здесь. Ты за главного — сказал тот, как отрезал.

— Есть — эльф, понурив беловолосую голову, пошел к дверям.

— Эрик — тревожный голос короля заставил его остановиться. — У меня плохое предчувствие, смотри в оба. И возьмите с собой Венеру.

— А можно она останется в замке сторожить? Мы ж просто на моба. Там точно она не нужна-пробормотал парень.

Король немного подумал и кивнул:

— Тоже верно. Но если что — то покажется странным…

— Я сразу, сразу — закивал Эрик, натянув на лицо веселую улыбку, но взгляд Лацифа остался таким же холодным и задумчивым.

— Хорошо.

Рия наслаждался видом оружия в своих руках. Невероятно искусная работа. Эргономичный легкий арбалет без лишних вибраций. Хватает всего лишь трепетного нажатия пальцем, чтобы стрела попала точно в цель на расстоянии до 80-ти метров, не зависимо от ракурса наведения.

— Прекрасное орудие — улыбнулся Сияющий и поглядел на сундук, что скрывался в углу золотой залы. Он неторопливо подошел к нему. Точная маленькая копия того, что был у Лацифа, с точно такой же надписью, а под ней кровавыми уже изломанными пальцами смотрителя было начеркано:

«Дозволено Создателю»

— Хех, тля, а ты помер с гордо поднятой головой — усмехнулся Рия, вспомнив свою первую пробу работы арбалета.

Он с довольной улыбкой коснулся руками запекшейся крови и поднял крышку сундука. 8 бутыльков разноцветной жидкости покоились на шелке.

— Теперь все будет по-моему.

Экраны запищали и Рия скорчился от неприятного звука.

— Что на этот раз вытворили эти бесполезные насекомые?

Входящее оповещение повисло перед глазами и Сияющий неохотно отметил, что оно от его создателя. Открыл и замер:

«Цветные поля, РИЯ. Лациф сегодня ночью отправляется именно туда. Может стоит уже что-то предпринять!»

— Не может быть! — задохнулся от ярости искин. — Эта тварь нашел моего малыша?! Нет! — взревел он так, что земля вокруг завибрировала. Но тут дикий взгляд лучистых мягких глаз снова опустился к бутылям. — Ничего, второй — достал Сияющий из сундука маленький пузырек с белой жидкостью, — сегодня ты сильно пожалеешь о том, что ввязался во все это!

Семь тысяч солдат собралась на цветном поле и теперь с замиранием сердца наблюдала за тем, как в кромешной тьме рождается свет. Но вместе с разрастающейся луной за спинами воинов разрасталась огромная черная дыра.

— Ребят! — увидевшие ее, толкнули других и в конце концов все обернулись.

Из портала, зияющего холодом и тьмой, вырвался огромный змей с изорванной цепью на шее. Его чешуя переливалась фиолетовыми тонами, вытянутая клыкастая морда была словно из золота, а за спиной в медленном тягучем движении шептали огромные черные кожаные крылья, которые аспид расправил перед воинами во всей их невероятной мощи и красоте.

— Преелеесть-выдала Дардион, как и прочие ошеломленная видом столь прекрасного и устрашающего существа.

— Бей! — раздался приказ Верммута, и голос командующего вывел всех из транса.

Его руки взмахнули и первые волшебные удары привлекли внимание аспида.

— Я не могу определить его уровень — Фил нервно поднял меч, купленный не так давно у Барги. — А ты?

Но Эрик отрицательно покачал головой. Мало того, он не видит и его хитов.

— Сагрили. Дуйте в рог! — заорал Олдер, который убегал от острых приближающихся когтей огромных лап, похожих на орлиные.

Томас вытащил из инвентаря трубный рог и подул. Невероятный гул поднялся вокруг, на аспида легло оглушение, он замер, а перед глазами Бессмертных наконец-то появилась полоса жизни моба.

— Матушки мои — выдал Мирга, — она же черная. Он демон!

— Вот это да — не найдя больше слов, пробормотал командующий. — А людей-то маловато для такого толстокожего.

Верммут немедленно стал созывать всех, кто не занят дежурством и параллельно отправил запрос на подтверждение своих действий королю.

Народ продолжал бомбить, а новый крик аспида заставил воинов остолбенеть.

— Стан на десять метров — тут же отчитался Томас, приняв роль статиста в этом рейде.

Лациф стоял напротив пристегнутой к стене эльфийки, когда увидел в чате запрос на общий сбор. Именно из — под его имени крик мог попасть в мир. Он недоуменно приподнял одну бровь.

«Что у вас там происходит?» — полетело сообщение магу.

«Тут полный атас! Теперь понятно почему никто раньше не убивал аспида. Эту громадину не завалить парой тысяч рук, тут нужна вся армия» — пришел отчет от командующего: «Уровень не видно. Мы для него как блохи. Хиты не уходят! Ты помочь не хочешь, если у нас там тихо? Развеешься заодно.»

— Ты знаешь что нибудь об аспиде? — посмотрел он на эльфийку, отправляя приказ на общий сбор по координатам поля.

А белокурая красавица отрицательно покачала головой.

— Долго мне тут болтаться?

— Пока мне не надоест — желтые глаза заструились огнем, и когтистая лапа оказалась слишком близко к нежному личику. — Расскажи лучше все, что знаешь прямо сейчас.

— Я тебе уже все рассказал. Не видел я ни разу твоего Сияющего, эта крыса вечно где-то нычится.

Король устало потер лоб:

«Гаут, пойдем, выйдем ненадолго. Одна нога здесь, другая там.»

«О! Так ты все таки решил исполнить свое обещание, недоделок!» — послышался в голове знакомый хриплый бас.

— Варюшку захлопни! — цикнул Лациф, раздраженный чувством нарастающей тревоги.

«Может я и правда уже зациклился. В любом случае я обещал этому демону, да и на небе уже Марс. К тому же Гаута в любой момент можно отправить обратно, так что стоит, наверное, хоть ненадолго окунуться в этот мир как в игру.»

Исполинский змей метался в черном небе, изрыгая голубой огонь, что мгновенно убивал воинов, заставляя перерождаться у ник и тащить свои задницы обратно к зоне битвы. Народ выстроился по кругу, то и дело отбегая и возвращаясь на занятые места. Целитили хилить не успевали, потому как воины падали с одного удара и переключились на поддержку и атакующие заклинания. Аспид носился по небу, но вдруг расправил свои крылья и на секунду замер в воздухе, а затем чешуя на его теле обратилась в острые колья и понеслась на Бессмертных. Ребята, не успели отреагировать и половина с криком боли и удивления полегла. Новый шорох кожаных махалищ и змей ринулся в новую атаку.

Король появился чуть поодаль от этого зрелища.

«Гаут, а ты посильнее его будешь?»

«Не сказал бы» — раздалось в голове и Лациф удивленно поглядел на алую нить, вьющуюся вокруг его обледеневшего запястья.

«Так он даже для тебя перебор!?»

«Да я сам не понимаю как так!» — тут же разъярился огненный.

«Ну тогда вали и бей его уже! Нечего сидеть тут без дела!»

Алая нить что-то заворчала и, раскручиваясь спиралью, рывком понеслась к аспиду. В полете она обрела форму огромного копья и вонзилась в горло монстра прямо под золотую морду. Тот взвыл, но удар Гаута даже пяти процентов его хитов не снес.

«Так ладно. У тебя одного хреново получается. Давай вдвоем» — поманил к себе гомокул демона со взглядом полным сарказма и издевательства. — «Силач ты наш непобедимый!»

«Чего ты там сказал!?» — взъерепенился демон и лавовый поток кинулся обратно к своему повелителю.

«Активирован титул: Лунный рыцарь.»

Голубое сияние окутало короля и он стрелой понесся к аспиду, спустившемуся к земле. Из темноты пространства вырвалась молния. Бессмертные с восхищением наблюдали, как между ними лавирует это свечение, как оно сливается с огненной волной и прорывается прямо к змею. Копье вырвалось вперед, Гаут молниеносно окутал его и вместе с наконечником врезался в бочину змея. Тот взревел и тут же взмыл в воздух.

— Пробивной удар!

Щелкнуло и Лацифа потянуло следом.

— Вааа-радостно захохотал он, глядя как быстро уносится его тело прочь от земли.

«Ты умеешь летать?»

— Ты дурак что-ли! — заорал гомокул на демона, что продолжал сверлить дыру в месте, где копье пробило чешую аспида. — Руку дай!

«Активировано умение демонолога: Приручение»

Алая лавовая ручища схватила короля и приподняла над копьем, Лациф схватился за острую чешую и в миг изрезал об нее одежду и кожу.

— Ходячее лезвие-взбелениился он, выпуская когти, чтобы удержаться на мечущемся звере.

Вонзившись в сиренево-фиолетовые чешуйки брони, он пополз вперед. Ему повезло, что он попал практически на спину аспида. Будь он поближе к хвосту его бы уже давно скинуло на землю. А ведь он так не любит перерождаться. Пытаясь не рухнуть, и схватившись рукой за один из гребней на шее змея, Лациф потянулся к копью и попытался выдернуть. Не получилось. Аспид снова взревел и понесся обратно к земле.

— Как на карусели! — радостно заорал гомокул.

«Вот дитё» — фыркнул демон.

— Рот закро…

Удар и он всмятку расшиб нос и лоб об цельнометалическую броню замеревшего над землей аспида. Моб снова взвился и Лациф, отлечив себя, торопливо выдернул копье. Кровь чудовища оказалась цвета чистейшей лазури, словно прекрасный голубой опал. Но любоваться времени не было и гомокул, вскочив, снова занес оружие. Огненный рьяно обвился вокруг золотой трубы и двойной удар проделал таки небольшую дыру в змее, сбив с него часть брони. Чешуйки потрескались и полетели на землю. Аспид разъяренно взвыл и кинулся ввысь, распрямившись и став полностью перпендикулярным к земле.

— Вот херня! — заорал Лациф торопливо вцепляясь в копье.

Он повис на нем, а Гаут тем временем все больше жег бордовое мясо змея.

Бессмертные внизу атакавали без продыха. Почти тридцать тысяч собравшихся созданий било этого змея, но его хиты еле еле ползли к середине.

— Вот это животинка! — счастливо рыдала Дардион, наблюдая за грацией и мощью аспида и кастуя тем временем очередное заклинание.

Все вокруг горело в огне и покрывалось льдом, закидывалось каменным градом и дрожало. Часть земли кипела от демона, часть коптилась от ядовитых кислот. Летающий змей вертелся в этих разноцветных всполохах и сбивал с ног воздушными потоками своих огромных тяжелых крыльев.

— Сейчас! — заорал Томас, и народ рванул из зоны поражения.

Аспид раскрыл пасть и голубой огонь прожег огромный ров шириной и длиной семь на восемь.

— Теперь в другую сторону!

Бессмертные попятились, а Томас продолжал систематизировать умения моба.

— До следующих десяти процентов! — заорал он и кинулся на безопасное расстояние.

Принц встал, уперевшись в землю потверже, и начал кастовать одно из своих боевых умений. Его руки двигались в воздухе, вырисовывая непонятные узоры. Глаза заблестели зеленью и наконец лезвия, вырвавшиеся из-под дланей и забравшиеся под чешую, сделали сотню мелких порезах на аспиде.

— Отец! Сейчас сиганет! — заорал он в чат Лацифу и тот, в очередной раз замахнувшись копьем на спине у чудовища, ухватился покрепче за оружие, вбитое в тело моба.

Зверь с диким ревом рванул в небеса и рыцари остались без возможности атакавать, зато волшы и чародеи пустили в ход припасенные на этот промежуток времени умения дальнего действия. Жнецы подняли всю свою затараенную нечисть и в небе потемнело от прилетевшего воронья. Тут и там посреди Бессмертных можно было встретить атакующую черную тень, что без всякого страха неслась на врага. Лучники метали свои зачарованные стрелы, тем самым пригвождая аспида на десять секунд к земле, и тогда стражи кидались в атаку, а следом за ними и рыцари с убийцами. Галиш подпрыгнул с земли и ухватившись за змеиную ногу воткнул в нее оба своих кинжала. Змей дернул лапой и убийца стал сползать с нее вниз, оставляя за собой две кровавые полосы. Моб понесся в высь и остальные стали торопливо расставлять мины и ловушки пока его разили дальники.

Золотое перо кромсало спину зверя, а огонь впитывался в проделанные дыры, пробираясь все глубже. Тот орал и брыкался, пытаясь скинуть надоедливых седаков, но гибкости не хватало и золотая клыкастая челюсть то и дело промахивалась мимо крошечной цели.

«Давно я так не развлекался!» — раздался в голове громкий азартный голос демона.

— Еще бы! — захохотал Лациф и кинулся снова в атаку. Его копье взметнулось в воздух. — Давай Гаут!

Красная нить окутала золотое оружие и то, загоревшись алым пламенем, вонзилось и пробило дыру в лишенной броне спине зверя. Аспид дернулся.

— Кинжалы! — послышалось снизу предупреждение Томаса и народ со всех ног бросился прочь.

Самых тяжелых и медленных накрыло волной острых кольев и растребушило, превратив в дырявую мешень. Ближняя линяя атаки рухнула и свет перерождений засверкал у ник.

— Вторая волна! — все бежали не оглядываясь, зная что каждый новый каст это пять метров к площади поражения.

Вторая линия атаки полегла и новый поток белого света накрыл точки возрождения.

— Последняя!

Щиты не помогали, только быстрые ноги да левитация сейчас могли спасти от такой неприятной смерти. Половина от общего количества выживших продолжила атаку, кинувшись обратно к аспиду вьющемуся над землей. Зверюга орала, король бил ее сверху, Бессмертные снизу и хиты наконец пересекли отметку в тридцать процентов.

Аспид замер на секунду, крылья его распахнулись и он, показав себя во всем своем величии, вдруг завопил на ультразвуке. Всех придавило к земле, громкость была буквально видима и похожа на прозрачную волну, что сдувает своей мощью сам воздух. Бессмертные остолбенели не в силах двинуться, а змей кинулся в самую гущу нападающих, одним ударом убив несколько тысяч воинов.

«Вай-вай, что творится король» — цыкнул Гаут, наблюдавший с запястья гомокула, что схватившись за уши громко, но неслышно орал.

Демон улыбнулся, наслаждаясь зрелищем, но вздохнув, потек между чешуйками по спине аспида и врезался в его глаз. Змей перестал атаковать и теперь уже заорал от боли. Одноглазый моб стал бесоваться над землей в предчувствии скорой смерти. Бессмертные собрались вокруг и не позволяли ему вырваться из окружения, но бреши постоянно появлялись и пока одни перерождались и бежали от ники, занявшие их место уже успевали умереть. Лациф наслаждался, и клыкастый довольный оскал не сходил с его лица. Копье носилось по летающему зверю и только благодаря его острому перу, гомокул до сих пор не рухнул с аспида. Очередное заклинание Верммута оглушило зверюгу и тот упал на землю, рыцари и стража мгновенно накинулись на него, снимая немыслимое число хитов, но сейчас даже эти цифры не впечатляли. Этих подходов было так много, что Лациф со счету сбился, но аспид продолжал рваться к небесам. Наконец его бешеной силы осталось совсем немного.

— Давай, Томас! — закричал король, увидев цифры на полосе жизни моба.

Радостный парень, выскочив вперед, встал прямо под брюхо зверя и начал читать заклинание. Его магия была неполноценной, но критически сильной и теперь один из его скилов, именуемый как «Адский взрыв» медленно поднимал над головой молодого генерала ярко-зеленую печать. Ее линии вырисовывались из маны принца. Круги, квадраты, рунические письмена, все это разливалось над светлой макушкой, становясь необъятным мерцающим колдовским знаком. Наконец глаза парня распахнулись, на лице расцвела счастливая улыбка, и он как всегда того и хотел, подобно отцу, распахнул руки, выпуская силу удара наружу. Ослепительное зеленое сияние накрыло своей волной все цветное поле, взбудоражило землю и, подобно ядерному взрыву, клубами дыма и огня разошлась вверх и по сторонам, подорвав в своем эпицентре аспида.

Томас улыбался. Он был счастлив! Все свистели и орали от прилива адреналина! Сейчас он чувствовал себя поистине сильным и нужным. Этот момент триумфа…  стал последним в его жизни.

Острая стрела вбилась в хрупкую юношескую грудь.

Секунда и аспид замертво рухнул на землю, а вместе с ним и принц вулкана.

— Даа! — радостно орала солдатня и веселый взъерошенный Лациф, спрыгнув со зверя, разгоряченно хлопал парней по плечам.

Гаут довольно крутился вокруг него, вдыхая аромат смерти. Пока все вдруг не стихло. Король мгновенно напрягся. Тело подсказало что-то произошло. Его воины стали поворачиваться все в одну сторону и расступаться перед ним. Дрожь захватила Лацифа, он пошел по открытой для него дороге, все быстрее и быстрее, наконец, гонимый страхом побежал и увидел его.

— Томас!

Секунда и рядом с парнем вспыхнуло фиолетовое сияние. Король рухнул перед ним на колени и, подняв на руки, напуганно прошептал:

— Ты чего Томас? Том? Ты живой? Том? ТОМАС!

Парень дышал, но глаз не открывал, и лишь хватая воздух губами, пытался что-то сказать отцу.

Глаза гомокула медленно опустились к ране. Аккуратно выдернул стрелу, что сверкала белым наконечником. Целители уже колдовали над парнем, но его хиты молниеносно утекали.

— Не заживает? Не может быть… Томас — прошептал растерянно он. — Томас прошу… — и снова тихий шепот — Томас… я умоляю тебя…

Лациф перенес парня к аспиду:

— Залутай! Там наверняка есть сердце! Оно излечит твою рану, чтобы это не было! Томас! Сынок!

Но парень не успел. На его лице застыло выражение грустной улыбки и тело расслабилось в руках короля.

— Не может быть… — не веря своим глазам, смотрел он, пока целители пытались воскресить принца. — Не может быть… Нет…

«Я больше никому не позволю причинить вам вред. Я обещаю…»

«Отец, я так рад, что ты есть у нас…»

«Я прокачал до максимума…»

«Можно я нанесу последний удар…»

«Это будет невероятное зрелище…»

Файлы, папки, все скилы и умения, все пассивки и коды поднялись, но ничего не помогало. Персонажа по имени Томас попросту больше не существовало в этом мире. Некого было воскрешать.

— Сынок… — Лациф поднял мальчонку на руки и крепко прижал к себе.

Бессмертные опустили свои головы.

— Вернись ко мне Том — он как сумасшедший закачался с ним из стороны в сторону. — Не может быть… Томас… Ты же живой. Я верну… Я верну… — но тело парня стало рассыпаться, обращаясь в серый пепел, и ветер, подхватив его, забрал у Лацифа и понес куда-то вдаль.

— Король — Верммут не знал, что сделать, но и смотреть на это не мог. — Король, он… мертв.

Повелитель Цивитаса замер. Его лицо вдруг исказила ярость. Гнев заставил огненные всполохи на теле ожить.

— Кто-то убил его-медленно поднялся на ноги гомокул, сжав в руке стрелу. — Убил моего сына… — безумный горящий взгляд обратился к воинам. — Кто убил моего сына!?!

Фил первый осознал происходящее:

— Домой! — срывая глотку, завопил он и Бессмертные стали торопливо кастовать возвращение.

Все вокруг заходило ходуном, земля задрожала и стала сыпаться. В кромешной тьме разрастался огненный столб. Тело гомокула, что сияло до сих пор голубым светом смешалось с алым огнем. Трещины разгорались все ярче и ярче, пламя рвало его и подчиняло, огненная нить, вьющаяся вокруг запястья, стала частью короля, окутав его с ног до головы, подобно второй коже и вместо Лацифа на земле осталось стоять лазурно-алое пламя, вокруг которого медленно разрастался белоснежный фирн.

— Кто!? — пророкотал незнакомый доселе зверский рев и все вокруг в миг обратилось в лед.

Голубая корка покрыла абсолютно каждую частицу вокруг. Верммут и остальные еле успели скастовать возвращение, чуть не став ледяными скульптурами, а земля и вся жизнь вокруг замерзли. Каждый куст и цветок обратились в прозрачный хрусталь и не так давно прекрасное цветное поле побелело.

Весь мир захрустел и зарябил. Народ заволновался. Внутренние экраны игроков почернели и их стало насильно выкидывать в офлайн, а живущие на этой стороне услышали уже сотни лет молчащее небо:

«РЫДАЙ, ЦИВИТАС,

ИБО РОДИЛСЯ В ТВОИХ ЗЕМЛЯХ НОВЫЙ ДЕМОН!

БОЙСЯ, ЦИВИТАС,

ИБО СМЕРТЬ ЕГО ПРИНЕСЕТ КОНЕЦ ВСЕМУ СУЩЕМУ!

И ЖДИ, ЦИВИТАС,

СКОРО ХОЛОД И МРАК ПРИДУТ ПОКАРАТЬ ТВОЕГО СОЗДАТЕЛЯ!

Обновление системы. Создание нового подземелья. Данж: Перевоплощение безликого. Босс: Лациф. Класс: гомо… — удалено. Класс — лунный демон. Уровень не определен. Умения: не определены. Награда — титул Лунного рыцаря, награда — титул короля вулкана, награда — титул повелителя Цивитаса, награда — копье власти, награда, кольцо всевластия, награда — капля крови Кролуса, награда — алый наряд короля, награда… награда… Антары — *****0000000000.»

Алекс мыл чашки, напевая себе под нос, когда в чате повалили сообщения о возвращении Бессмертных и он помчался их встречать. Весь мир в тот момент задрожал и он услышал всегласное оповещение. Парень кинулся во двор, но на лицах вернувшихся обнаружил лишь ужас.

— А где все? — из отправившейся на аспида доброй тридцати тысяч вернулась только половина.

— В офлайне — Верммут не мог глаза поднять, а мир продолжало трясти.

— А Лациф где? — Алекса дергало, но сейчас он не замечал этого.

— Там…

— А где… Томас — ища глазами друга в толпе, тревожно спросил дворецкий.

— Алекс, — у Эрика слова застряли в глотке. — Там… понимаешь — он не мог говорить.

«Оставим Венеру… Ничего не случится…»

Совесть, злость, испуг душили эльфа.

— Что случилось? — на всегда спокойном и благородном лице дворецкого застыло выражение страха. — Они живы? Почему мир сходит с ума?

Верммут так и не смог открыть рта, он лишь отрицательно покачал головой, захлебываясь собственными слезами.

— Томаса больше нет — подошел к парню Фил.

Он только голову опустил и сжал руки в кулаки:

— Где король?

— Кажется… стал демоном — растерянно подбирал слова наместник.

— Чего? Так это он?

— Томаса кто-то стрелой… и он исчез… а глава… — лепетал Верммут.

— Кто? Стрелой?

— Всех лучников! — горько всхлипнул эльф и повернувшись к своим рявкнул. — Всех лучников в южное крыло под стражу до разрешения ситуации.

Воины напряглись и неуверенно пошли на своих же. Ребята недовольно и напуганно глядели на своего командующего, но оружие сдали и под конвоем направились к закрытой части замка, стараясь не рухнуть от дрожи, что сотрясала весь мир.

— Нужно вернуться — прошептал Эрик.

— Нельзя. Когда Лациф придет в себя, сам вернется. А пока он в таком состоянии нам лучше всем держаться подальше — схватил его за руку Фил.

— Ты как робот. Неужели вообще ничего не чувствуешь!? Ты же тоже им дорожишь! — заорал Верммут ему в лицо, кидаясь на наместника.

— Прекрати!

— Отвали от меня! — заорал маг, маша руками. — Отпусти! Мне надо вернуться! Он там один остался! МЫ ЕГО ТАМ БРОСИЛИ!

— Хватит брыкаться — пытаясь успокоить эльфа, скрутил его руки Фил. — Он нас в таком состоянии поубивает всех! Ты что не видел его? Все как тогда у Микар, эта тварь внутри пытается сожрать его! — заорал он, заставив эльфа посмотреть себе прямо в глаза.

— Чего? Кого? — растерянно прошептал, обмякший маг. — Сожрать? Главу?

— Успокойся. Он тогда справился и сейчас справится. Нужно просто как всегда дать ему время и все придет в норму.

— Но мир-то рушится…

Все они поглядели в сторону, куда указывал рукой Алекс. Горная гряда от сотрясающей ее дрожи стала осыпаться и огромные каменные глыбы, откалываясь с ее краев, неслись к земле.

— Щиты! — заорал Фил. — Немедленно поднимай щиты!

Дворецкий однако не двинулся.

— Да, мать ж вашу! Придите в себя! Мы все еще живы!

— Не все — Алекс рухнул на землю.

Лицо парня ничего не выражало. Подобно суициднику, что все уже для себя решил, он просто ждал своей смерти.

— Что б тебя! — выругался Фил и закинув обоих на плечи, торопливо побежал в замок.

Все были разбужены посреди ночи грохочущим в небесах оповещением. Создания повыскакивали из своих домов, напугано осматриваясь. А вокруг сыпался мир. Горы, земля, все стало съезжать, распадаться на части. Звезды исчезли с неба, его затянуло сквозь непроглядным мраком, все вокруг потемнело и в этой отчаянной тьме, улицы пошли трещинами.

— Ааа — послышались крики, первых рухнувших под землю.

Создания побежали, паника завладела городами, но убегать было некуда. Цивитас сошел с ума.

Кевин бился в истерике, не зная что делать. Из игры выкинуло всех, кто был онлайн. Непонятный сбой произошел в момент, когда Лациф взбесился.

«Что произошло? Что же делать? Как вернуться?»

Парень пытался и пытался, но игра не отвечала.

— Как же так! — грузный молодой мужчина заплетающимися ногами выскочил на улицу и вдохнул полными легкими посвежевший морозный воздух, пытаясь успокоиться.

— Сервак отказал? Но разве сервер на котором я играл не Лациф?

Страх и нервное напряжение скрючили парня в зигзаг, и он, сжавшись в клубок, присел на каменные ступени интернет-кафе. Дин со своими помощниками сейчас вызванивали службу тех. поддержки, но те даже трубку не брали. Линия все время была занята, а оператор приятным женским голосом то и дело сообщал о перегруженности сети и времени ожидания ответа в течение четырех часов двенадцати минут.

Сайчел пребывала в шоке. Сейчас она не испытывала ни ярости, ни ненависти только чистейший шок. На лице блондинке застыло выражение ужаса и она, не двигаясь, смотрела на хаос творящийся в ее офисе. Работники гомонили, носились из стороны в сторону, пытаясь переподключить системы, но сервер просто отказал. Более пятнадцати миллионов игроков по всему миру оказались мгновенно офлайн. У Элионор в груди закололо, она шатаясь сделала несколько шагов, и рухнула на чей-то свободный стул. Более восьми часов неработающей системы, более сотни тысяч негативных откликов и жалоб. У нее осталось всего несколько часов на восстановление работоспособности искина иначе акции корпорации рухнут и ее жизнь будет кончена.

— Второе ядро отключено. Сбой в системе — слышалось тут и там от техников, что штудировали игровые программы.

— О! РИЯ подключается! Перезапуск!

Элионор подскочила:

— РИЯ? — она подбежала к аппарату и с надеждой уставилась в экран.

Медленно, но верно голубая полоса загрузки искина текла вперед.

— Ты же мой хороший! Давай! Давай! Работай!

— Второй тоже подключается! — раздался голос техника.

— Что!?

Под голубой полосой загрузки искина РИЯ появилась черная под именем Лациф.

— Мы можем отменить это действие? — заорала взбесившаяся Сайчел. — Второй сервер необходимо закрыть. Нельзя допустить его загрузку!

Программисты торопливо заклацали по клавиатурам, несколько минут продуктивных попыток и один из них, отчаявшись, прокричал:

— Видимо нет. Он вообще самостоятельно загружается. Наши сервера как модем для доступа к игре использует.

— Нет! Нет! Нет! — заорала Элионор. — Опять!? Как ты достал меня хренов кретин!

Все в офисе замерли, поглядев на свою обычно невозмутимую и холодную владелицу. А она растерянно осмотрелась и торопливо побежала в свой кабинет.

«Необходимо убить его! Немедленно! Пока он уязвим!»

Глава 9

Земля вздрогнула и со страшным грохотом часть горной гряды сложилась пополам, вырвав из себя клубы многокилометровых пыльных облаков. Чуть дальше почва поднялась, развернувшись и обратившись в холм, но тут же рядом холмы пошли под землю, обращаясь ровным полем. Реки потеряли свои русла и двинулись в других направлениях. На Гардию неслись сели, дороги повсюду были в раскалах. Дома, пекарни, шахты, дворцы были разрушены до основания. Гардия не пережила этой катастрофы и сдалась, оставив развалины да грязь. Баклея еще держалась. Замок наместника отчаянно стоял. Из последних сил постройка удерживалась магами, но их сил уже не хватало. Вымотанные многодневными попытками остановить этот природный катаклизм, в конце концов они не удержали щиты и стены Баклейского дворца рухнули, похоронив под собой прислугу и стражников вместе с наместником.

Великаны наравне с неко и друидами, единые в общем рвении выжить, торопливо шли к землям вулкана. Многие из огров несли на себе измотанных ослабших детей кошачьих. Некоторые тащили спящих взрослых, восстанавливающих свою ману и хиты. Длинный многокилометроваый хвост, загруженный скотиной и вещами поднимался по холму, стремясь как можно скорее покинуть это место. А затем послышался шорох, и народ обернулся. Трехсотметровая волна цунами неслась к их берегам. Лазурная вода стремительно быстро достигла земли и гигантская энергия от столкновения обрушилась на истерзанные и без того земли Цивитаса. Часть Занкии буквально смыло вместе с ее народом. Волна снесла все, что оказалось у нее на пути и врезалась в землю, оставив за собой огромную черную бездонную пропасть. Бесследно исчез Маргарт, а с ним еще восемь городов. Взбунтовавшееся море разверзлось и обнажило свое дно, показав скрытый доселе подводный остров, что в мгновение ока стал частью суши.

Весь мир пришел в хаос. Уже несколько дней дрожь сотрясала эти земли и с каждым часом она становилась все сильнее. Крыши рушились, дома падали, создания терялись в черных недрах. Горы исходились лавинами, освобождая себя от многовековой тяжести и заваливая камнями целые города. Цивитас рыдал и взывал о помощи, но оба искина спали.

«Скотина! Просыпайся же! Когда ты уже придешь в себя ублюдок!?» — рвал жилы внутри короля демон. — «Меня хотя бы отпусти! Сам же потом будешь вопить! Да чтоб тебя!» — извергал в бешенстве ругательства Гаут.

Лациф, а точнее то, что от него осталось, просто недвижимо парил в воздухе, сжимая в руке стрелу. Сколько демон не терзал его и не пытался причинить боли, тот даже глазом не повел и продолжал оставаться на месте.

«Не стерпел слабак!» — ярился Гаут. — «Не пережил смерти пацана? Идиот! Тупое отродье! Как мне еще тебя назвать, чтобы ты понял какой-ты выродок! Ты теперь как я! Ты теперь долбаный я! Хоть понимаешь? Они из тебя монстрика сделали! Чертова пустышка! АРРА!» — зарычал он от ярости. — «Что же он сотворил с тобой? Все точно также… Только ты почему-то молчишь. Живой вообще? Как тебя разбудить? Лациф, ты должен ответить мне!» — демон ерепенился и метался, но сознание короля не откликалось. — «Черт! Черт тебя подери, кретин!»


Много, много лет назад…

— Милый, а ты уверен, что это хорошая идея? — чуть недовольно поинтересовалась молодая и вечно красивая Дорис.

— Конечно-решительно кивнул мужчина и обнял свою ворчливую, но очень заботливую жену. — Наши парни не обязаны становиться воинами! Никто не сможет их заставить в мирное время помирать за эту сволочь. Они совсем еще дети!

— Но идти к королю-белокурая красавица тревожно поглядела на мужа, — наши тройняшки не поймут, если ты оттуда не вернешься.

— Родная ну вот что ты себе напридумывала!

— Ты же знаешь его! Кролус злой и жестокий!

— Но нашим мальчикам только 11, не понимаю я этого призыва в армию! — не унимался рыжеволосый мужчина. — Законы остались прежними! Только в военное время можно призывать детей! Его служба это адские муки! Ты ведь видела новобранцев, они полуживые! То и дело что-то сломано, все время избиты, а их затравленный взгляд? Так и хочется пожалеть и забрать их из замка! Я не позволю и своим сыновьям терпеть подобное!

— И все же — Дорис грустно вздохнула. — Мне не нравится эта затея. — Мы можем сильно пожалеть о подобной наглости.

Она достала из большой плетеной корзины очередную мальчиковую рубашку и повесила на веревку, растянутую во дворе уютного дома.

— Не переживай ты так. Ну покалечит он меня.

— А если убьет! — испуганный взгляд заметался по лицу с веснушками.

— А даже если и убьет — муж ласково поцеловал ее ладонь. — Кролус та еще мерзкая тварь, но лучше уж я умру за то, что попробую, чем изо дня в день буду мучаться при взгляде на своих детей и понимании, что не сделал ради них ничего. Я должен попробовать, Дорис.

— Подумай пожалуйста еще, милый. Что мы можем противопоставить воле короля? — тревожно смотрела она на него.

— Нашу волю — улыбнулся мужчина и поглядел на свою возлюбленную жену. — Не бойся, все будет хорошо.

— Да как ты посмел! — его избивали прислужники короля. — Перечить мне вздумал? Какая дерзость! За нее я накажу и тебя и всю твою семью! Привести их!

— Нет, прошу! — взмолился рыжеволосый мужчина и потянулся к ногам серокожего великана, восседающего на высоком троне, стоящем на пьедестале из 32 ступеней, застеленных алым ковром. — Умоляю, они ни в чем не виноваты! Это только моя ошибка! Только мне нести за нее ответственность!

— Про ответственность вспомнил ничтожество! — заорал король Баклеи. — Вот они и понесут ее за тебя! И пусть все узнают, что будет с тем, кто пойдет против воли великого Кролуса! — пятиметровый могучий великан поднялся:

— Завтра на закате ты познаешь цену своего невежества!

Мужчина был еле живой. Руки поломаны. Пальцев нет, они отрезаны по самые ладони. Ноги перебиты шипастой булавой, одна стопа полностью обгорела. Глаз заплыл сине — красным кровоподтеком. На спине следы от кнута. А на лбу клеймо Баклейской знати. Черно — белая луна.

Он харкал кровью и продолжал из последних сил умолять о снисхождении к семье, однако стражники тащили его как мусор, волоча прямо по серым камням, на которых оставался кровавый след от его израненного тела.

Кролус был глух к мольбам и спокойно наблюдал как к столбам привязывали кричащих от страха трех кучерявых рыжеволосых мальчишек и светловолосую женщину. Их отца, ее мужа привязали ровно напротив. И на центральной площади в алых лучах заката загорелись четыре костра.

Он осознал слишком поздно… он закричал. Изломанное тело задергалось в конвульсиях. Мужчина рвался и вопил от боли. Он умолял, в соплях и слюнях, он молил об их пощаде, он молил как мог. Его семья… громкие крики их бесконечной агонии сводили с ума. Дети звали его, они так громко кричали: «Спаси», что сердце стало сдавать. Жена смотрела на него сквозь пожирающее ее пламя и рыдала. Она просила детей не бояться. Она просила их потерпеть, обещая, что скоро все закончится… и истерия накрыла с головой. Подобно дикому зверю он забился на цепях, пытаясь вырваться и броситься на помощь, но у него ничего не получалось. Безумная паника овладела им, а потом он перестал слышать их крики…

Некоторое время он всматривался и вслушивался, но только хруст поленьев и тихий ветерок были ему ответом. Страх испарился, паника отпустила и всепоглащающее неистовое бешенство поглотило мужчину.

— Надеюсь, бездушные твари, все вы сдохнете также как и моя семья! — завопил он, выплевывая вместе со словами собственную кровь.

Кролус улыбнулся и махнул рукой. Стражники двинулись навстречу к рыжеволосому безумцу. Именно тогда в его ушах и зазвучал спокойный убаюкивающий голос:

«Ты хочешь мести? Хочешь, чтобы Кролус страдал? Хочешь чтобы и ему было также больно как тебе? Пусть он тоже молит тебя о пощаде, пусть тоже бьется в истерической муке прямо как твоя семья. Пусть все они вопят от боли! Ты хочешь этого?»

— Да — осипшим голосом прошептал мужчина, смотря заплаканными глазами на сожженные тела, висящие на столбах.

«Тогда прими мой дар! Открой мне душу и я дам тебе силу!»

«Перевоплощение: класс огненный демон. Уровень — неизвестно. Подтвердить?»

Мужчина не думал ни о чем, кроме того, что его любимая жена и тройняшки сгорели по его вине. Но не только он виновен! Король! Вот кто главный виновник их смерти! И все эти люди, что сейчас смотрят как его семья догорает в пламени кострищ! Все они просто стояли и наслаждались зрелищем, когда его родных сжигали заживо! Все они тоже виновны!

«Подтвердить. Обновление системы. Перевоплощение: класс человек — удалено. Класс огненный демон.»

Алая тьма окутала мужчину, его тело стало покрываться ядовитыми ранами, они зашипели и загорелись огнем. Медленно расползаясь по его телу, пламенные нити превращали его в жареное кровавое месиво. Огонь развязывал веревки и расплавлял цепи вместе с самим столбом, что так долго сдерживал мужчину. Он рухнул на землю и заорал, сгорая в этом едком алом пламени.

«Терпи! Это твое перерождение! Твой второй шанс! Твое наказание за их боль!»

Его корежило. Кости хрустели, перестраиваясь и возрождаясь. Тело стало меняться, а жар, что сводил с ума, стал успокаивать. И вместо веселого рыжеволосого, поцелованного солнцем, веселого и доброго человека глаза открыло безумное чудовище.

Тогда голос в голове звучал для него в последний раз:

«Рад, что ты справился дитя! Твой Создатель будет присматривать за тобой! А теперь иди и накажи их всех, пусть этот мир кричит! Пусть молит тебя о пощаде! Пусть все они познают твою боль, Гаут!»

Демон перестал метаться в теле застывшего короля:

«Лациф, не повторяй мою судьбу…»

Щиты держались только благодаря Натиэлль. Натиск природы был настолько сильным, что накопители опустошились еще в первые трое суток. И сейчас королева, обратившись в живую статую, безостановочно подпитывала барьеры вокруг замка и города у подножия. Бессмертные носились по всему миру, собирая пострадавших. Они доставали застрявших в текстурах и воскрешали тех, кто по какой-то причине не респился сам. Но и так народ знал куда нужно идти. Безопасность там, где король, а значит вулкан поможет и огромные караваны двигались к горам.

Наместники, воины, зельеварцы, хозяйственники, каждый просто делал то, что мог. Сорны снова заняли свои места в карауле, как лучшие из охотников. Из-за общего выброса и отключки серверов не было ни Дардион, ни Олдера, ни Галиша. И Верммут сейчас носился как ошпаренный, пытаясь разобраться с происходящим. Венера тоже не теряла времени и как и прежде верно пожирала всю боль и горечь от потерь, что ощущал народ. Она съедала весь их страх и забирала гнев, оставляя только надежду на светлое будущее. Алекс со всеми замковыми слугами размещал пришедших, готовил еду и ходил крафтить растения на зелья. Он создал несколько сотен иллюзорных комнат и теперь ежедневно обновлял их, пытаясь хоть как-то облегчить жизнь все приходящих и приходящих созданий. А еще он ждал. Ждал короля. Это единственное, что заставляло его держаться. У него никого не осталось. Ни мамы, ни Томаса ни стало. Остался только он, только Лациф. Он ему как отец, он тот, кто никогда не предаст и не сбежит. Он тот, кто всегда останется рядом как бы тяжело не было. Теперь только ему одному во всем этом мире он мог доверять. Дворецкий стер пот со лба, стиснул зубы покрепче и продолжил толочь зелень в большой миске для зелья исцеления, помогая Лоре и Бетти, которым не хватало рук.

Наступила новая ночь и в небе поднялся Марс. На черном полотне засияли яркие звезды и Занкийцы рухнули на колени, умоляя свое божество помочь им и сберечь хоть что-то в их жизнях. Лунное дитя слышало их просьбы. Каждый раз с наступлением его времени Марс обогревал всех, до кого могли дотянуться его руки благославением сладкого сна и создания засыпали, не видя ни кошмаров ни страха. Венера смотрела на эти сияющие лучи на темном небе, когда к ней подошел Верммут. Он внимательно поглядел на деву, парящую в сантиметре над землей и попросил:

— Забери мои страхи, а? Сил больше нет.

Но ничего не произошло. Она лишь молча смотрела на него.

— Ты же знаешь что я не понимаю тебя! — вдруг заорал взбесившийся эльф. — Бессмысленно вот так пялиться! Плохо мне! Помоги!

Она медленно протянула свою руку и резко вцепилась в его шею. Болезненная хватка заставила парня задохнуться. Нахлынуло. Чужие слова, какие-то мысли, не его чувства, не его воспоминания. Голова заболела, закружилась и вдруг посреди всего этого хаоса он услышал:

«Я могу забрать твою тревогу.

Нет, спасибо, пусть останется. Она не дает мне расслабляться.»

Выпустила. Эрик тяжело дышал, колени дрожали, холодный пот покрыл всю кожу.

— Я слышал… слышал — пытаясь собрать себя в кучу, прошептал парень.

Она кивнула.

— Да — истерично засмеялся парень, — точно. Не время расслабляться — Верммут хохотал сквозь слезы и не мог остановиться. — Что за черт-громко смеялся он. — Мне так плохо Венера! — голос перешел на крик, — ведь это я сказал ему оставить тебя в замке! Ты бы защитила Тома от той чертовой стрелы, что убила их обоих! — парень зарыдал, медленно сползая на землю и пряча лицо в ладони. — Как же я виноват, Венера…

Ее невесомая рука вновь накрыла его голову и новый поток чужих воспоминаний окутал эльфа, заставляя забиться в припадке боли:

«Я сказал. Значит сказал!» — глухо прозвучал знакомый голос в его голове.

Эрик рухнул без сил и, тихо всхлипнув, кивнул.

— Так и есть. Он никогда бы меня не обвинил. Он явно во всем обвинил себя… Но от этого мне только хуже! — парень стих и лишь его дрожащие плечи давали понять, что он все еще плачет, а Венера вскинула руки к небесам и серебряный лучик коснулся парня, что в миг смолк и уснул блаженным спокойным сном.

«Спасибо, брат.»

— Рур, мы так долго не протянем. Нужно постоянно двигаться, иначе нас засыпет.

Кротолюди сидели под землей, что исходилась в дрязге. Их качало и рыть не получалось. Пути возвращения домой давно завалило. В этой кутерьме было тяжело ориентироваться и сейчас они двигались только когда чувствовали запах золота. Другого навигатора у них не осталось. Несколько дней пути уже успели унести в белом сиянии возрождения нескольких строителей и сейчас, оставшиеся кротолюди, порывались сквозь толщу падающей земли. Они не могли отступить. Врожденное чувство ответственности не отпускало их обратно. Поручение необходимо выполнить, особенно когда они уже так близко.

Рур как локомотив тянул за собой остаток своих строителей, то и дело выжидая очередную вздрязгу и выстраивая укрепления. Они не могут просто уйти, если эти места окончательно завалит неизвестно смогут ли они потом вновь отыскать столь тонкий аромат под этими килотоннами земли. Цветные тепловые картинки мигали и ежесекундно менялись, замедляя движение Рура и то и дело заставляя его сомневаться в выбранном направлении. Наконец когтистая рука смахнула очередную порцию земли и уткнулась во что-то твердое.

— Камень?

Они торопливо стали раскапывать находку и кротолюд радостно улыбнулся:

— Это же барьер!

Прямо перед ним мутнела арка защитного барьера, внутри которой красовался роскошный золотой дворец.

Кевин совсем потерял надежду. Уже несколько дней Цивитас недоступен. Сервера не работают и эта чертова полоса загрузки висит на нуле. Он каждый день вчитывался в новости, но там не появлялось ничего, что могло бы прояснить ситуацию. Корпорация никак не реагирует на гневные послания игроков, ссылаясь на обычные технические работы, производимые из-за обновления оборудования. Но о нем ни слова не было в предупреждениях. За ожидание всем были обещаны приятные плюшки, но отчего-то это совсем не радовало. Неизвестно, что сейчас творится на той стороне. А что если все настолько плохо, что он просто больше не сможет вернуться? А вдруг он больше никогда не увидит ребят? Как ему жить дальше? Прозябать в этом отстойнике без всякой отдушины? Тянуть эту лямку, которая все сильнее затягивается вокруг шеи? У него и до этого не было особого желания действовать на этой стороне, а теперь он и вовсе остыл. Ему надоела реальность с ее ограничениями и правилами. С ее неведомо кем выдуманными традициями и обязательствами. Все эти люди, что окружают его и насмехаются над ним, все эти старые посеревшие дома. Его бесполезная работа, не дающая ни капли достатка, но при этом отнимающая все силы. Он как апельсин, давно уже выжат досуха. Он в одном шаге от потери Цивитаса, он словно на краю пропасти.

Дин принес ему чашку дымящегося чая и присел рядом на диван.

— Так и будешь каждый день приходить? — отхлебнул он немного напитка и поглядел на печального молодого мужчину.

— Не могу сидеть дома. В это время я всегда с ребятами был. А теперь даже не знаю, что мне делать-вжал голову в плечи розоволицый Кевин и, еле сдерживая слезы, уставился в чашку.

— Займись чем-нибудь другим. Хобби есть?

— Книжки читать люблю, исторические — пробормотал Кевин, не поднимая глаз. — Это можно считать за хобби?

— Думаю можно, если дело удовольствие приносит — Дин по-отечески вздохнул. — В гроб меня вгонишь своим видом, честное слово.

— Прости-пробормотал еще больше погрустневший парень и сжал чашку в руках покрепче. — Только и знаю, что доставляю тебе неудобства.

— Нет у меня из-за тебя никаких неудобств. А вот в Цивитасе своем ты действительно погряз по самые уши. Неужели там так хорошо?

Этот сорокалетний мужчина был как всегда спокоен и говорил без всяческого давления. Словно просто ради интереса. Именно из-за этого Кевин и смог найти с ним общий язык.

— Там прекрасно — воодушевленно посмотрел он на него. — Ты не представляешь, Дин, каково это иметь возможность жить жизнью, которая тебе нравится. По-настоящему нравится! Там есть все то, чего здесь у меня нет и никогда не будет.

— Деньги?

— Нет, друзья. Ребята! Они такие хорошие! Мы все как одна семья! Мы вместе воюем, вместе отдыхаем. У нас было столько забавных и грустных моментов! А деньги… Знаешь, а ведь там я наместник! У меня даже в пользовании дворец есть! И там я занимаюсь действительно важными делами, а не думаю как перетащить один старый виртаппарат на место другого. Лациф никогда не смотрел на меня сверху вниз, учитывая, что он правитель всего мира, нет. Он никогда не сравнивал меня с ничтожеством и не смешивал с грязью. Там он доверил мне целую страну! А здесь? Мой начальник говорит, что я не справлюсь с каким-то зашаренным отделом спец. оборудования-Кевин охнул и залпом осушил чашку чая, аккуратно поставив ее на журнальный столик. — Там настоящая жизнь. Не то, что эта…

— Вот как — допил и свой напиток Дин, — ну если там действительно так хорошо, я и сам бы, наверное, хотел там жить.

Кевин уставился на администратора и вздохнул.

«Прошу, ребят. Верните меня в игру. Я обещаю больше никуда не пойду. Останусь с вами» — стирая покатившиеся слезы с розовых щек, подумал он.

Сайчел убивала взглядом системный аппарат, ожидая перезагрузки РИЯ. Третьи сутки прогресс настолько маленький, что складывается ощущение, будто кто-то его подавляет. Неужели этот кретин запустил какой-то процесс в момент перезагрузки систем? Или это он его инициировал? Техподдержка с ума сходит. Люди со всей земли на пену исходятся из-за остановки работы игры. Еще бы, многие немало денег в нее вложили, не говоря уже об обычной человеческой зависимости.

Акционеры дали время до пятницы, осталось два дня.

— Даже уже почти один — поглядела она на часы в своем кабинете.

Сколько не смотри в экран ничего не изменится. Сервера совершенно самостоятельно грузятся и поторопить их нельзя. Правда черная полоса уже второй день застыла на середине процесса и это неимоверно радовало Элионор. Если только ее ядро первое запустится появится шанс избавиться от надоедливого Второго. Чтобы там с ним не произошло, он явно сейчас безусловно слаб, раз даже перезагрузить свои системы не может. Он будто уснул. Но вот вместе с ним и ее помощники отключились. Даже этот идиот Хомгер и тот не отвечает.

Боб пришел в себя все на той же стене, все в тех же оковах. Внимательно огляделся:

— Что тут творится!? — заорал он, трепыхаясь на цепях.

Ни стражи, ни тюремщика. Вообще никого нет и только безостановочная неприятная вибрация по всему телу.

— Вы где все? — снова прокричал он, но в ответ услышал только молчание.

«Сколько он был в отключке? И что произошло? Он висел тут, когда сознание вдруг выключилось и он отрубился.»

Эльфийка внимательно огляделась, пытаясь, насколько это возможно в ее положении осмотреть коридоры темницы, но не удалось и она, лишь натерев в очередной раз нежную кожу, опять повисла на стене.

Эрик больше не мог сидеть на месте. Этот мир не простоит долго и так его большая часть уже похожа на развалины, от прежних красот мало чего осталось. Повсюду пыль да копоть. Тут и там, расходящаяся расщелинами земля поглощает все живое и неживое, замуровывая в своих недрах как в могилах. Чат, открытый для общего доступа, полон ежесекундных криков из мира созданий, что просят о помощи. А тут, благодаря нескончаемой мане королевы, тишина. Она совсем измучила эльфа. Он не знал куда себя девать. Но оглядываясь по сторонам, казалось, что только он чувствует подобное. Остальные делали все необходимое, не заморачиваясь подобными размышлениями. Словно им и не страшно вовсе. Словно Томас и не умирал. Хоть кто-то вообще заметил что парня больше нет? Хоть кто — то переживает, что Лациф не возвращается? Кажется всем плевать. Эрик нахмурился и поднялся со скамьи в саду. Поглядел на статую Микар, смотрящую в небо и держащую в руках алое сердце и нахмурился:

— Как же мне освободить короля?

— Верммут! — посреди двора появился Фил. — Отдыхаешь?

— Размышляю.

— Сейчас руками надо пошевеливать, а не головой — дал подзатыльник наместник эльфу, но тот никак не среагировал.

— Хватит хандрить. Лациф явится и накажет, если мы не обезопасим народ.

— Да да — промычал маг. — Ты это мне постоянно внушаешь. Только не кажется тебе странным, что мы просто идем к концу? Искин исчез и игра рушится.

— Не говори ерун…

— Это не ерунда! — вспылил парень. — Это реальность! Как только Лациф обратился игра пошла ходуном. — Мы корабль в шторм, временно оставшийся без капитана — потянул наместник Эрика за шею, так, чтобы он не вздумал убежать. — Хватит ныть парень! Соберись! Нужно переждать эту бурю! Впервой нам что ли?

— А если в этот раз наш глава вовсе не капитан? А что если в этот раз он и есть та самая буря? Ты не думал об этом? Как мы будем с этим справляться? Убьем его? В оковы нарядим и будем ждать? У нас, мать вашу, никого не осталось, а вы тут все такие спокойные ходите! — заорал он маша руками от бешенства. — Понятно же, что в этот раз Лациф сам в себя не придет. Ты что не видишь что творится!? — парень указал рукой за ворота — Там апокалипсис Фил! Там конец! И неизвестно переживем ли мы его! А даже если и переживем, придется начинать с начала, с самого, мать его, начала!

— Да успокойся ты! — хлесткая пощечина прилетела по белой щеке так, что эльфа развернуло.

Он зло поглядел на чуть растерянного наместника:

— Ошалел совсем!

— Ты ударился в истерику!

— А ты ударился в непонятный оптимизм! — снова заорал Эрик.

— Да послушай ты, нормально все будет.

— Ты дурак? — Верммут опустил плечи и поглядел в мутные глаза Филиппа. — Этот мир перекроило. мы одни. И я не знаю, что случится, когда глава очнется. Кем он откроет глаза? Ты уверен, что он не второй вестник смерти в этом мире? А если именно от него нам придется спасаться? И это сотворил я! Я всему виной!

— Да ты то тут каким боком! — Фил устало вздохнул, — Эрик хорош. Правда. Не время раскисать. Пошли. Там Занкийцы возрождаются, надо бы им место найти. В замке всё. Спустись в город, да осмотрись куда их там можно расположить, заодно и успокойся.

Эльф скинул с себя руку, что наместник по-дружески положил на его плечо и, скастовав перемещение, исчез в белых потоках света. Он шагал по городу у подножия, когда увидел Венеру, вьющуюся над домом и поглощающую черное облако чьих-то страхов. Парень зло сжал кулаки.

— Да к черту все — призвал он из инвентаря свиток и зачитал короткое заклинание переноса.

Мутная арка портала распахнула перед ним свои двери и поглотила внутри огромного пространственного тоннеля. Эрик появился на обледеневшем цветном поле, прямо на том месте где он стоял и в прошлый раз. Вокруг непроглядная темнота и жуткий холод. Эльф поежился и растирая оголенные предплечья направился по направлению к мертвому аспиду.

«Получено задание: Перевоплощение безликого.

Некогда великий король потерял в бою своего сына. Юный принц был убит стрелой, выпущенной из рук неизвестного врага. С тех пор обратившийся в демона властитель ищет виновного. Убей же безликого и очисти его сердце от черни! Отпусти душу к Создателю и даруй ему покой!

Награда — титул Лунного рыцаря, награда — титул короля вулкана, награда- титул повелителя Цивитаса, награда — копье власти, награда — кольцо всевластия, награда — капля крови Кролуса, награда — алый наряд короля, награда… награда… Антары — *****0000000000.»

Эрика передернуло.

— Вот так заявленьеце.

Он смагичил свет и осмотрелся. Лацифа последний раз он видел прямо возле трупа аспида. Эльф осторожно шел вперед, то и дело оглядываясь и смотря по сторонам. Наконец он увидел его. Огромная мертвая туша змея, что широко раскинув свои мощные кожаные крылья, лежала посреди льда, покрытый белоснежным снегом. А рядом с ним полыхало голубое пламя, переливающееся красными всполохами.

— Глава… — Верммут медленно шагал, смотря на застывшую фигуру. — Глава, ты слышишь?

Гаут в ужасе поглядел на него.

«Убирайся пацан!» — взревел демон, но никто его не услышал. — «Вот самоубийца! Ты что творишь!? К нему сейчас нельзя! Не трогай его!»

Эльф, обойдя пятидесятиметровым кругом демона, коснулся туши аспида и вздохнул.

— Не получилось — виновато посмотрел эльф на короля.

Он очень медленно, шаг за шагом приближался к голубому свечению, пока между ними не осталось чуть больше десятка метров.

— Я знаю, что виноват, Лациф. Но не понимаю как все исправить. Если там и есть сердце, то взять его сможет только Томас… — Верммут осекся, — тебе пора очнуться, глава — с надеждой поглядел он на полыхающее пламя, но демон не двигался.

«Эй, тормоз, вали отсюда! Ты хоть знаешь что со мной будет за невыполнение приказа!? Я не могу участвовать в твоем убийстве!» — завопил Гаут, метаясь внутри короля.

Маг неуверенно продолжал приближаться, пока не подошел вплотную. Лациф выглядел иначе. Человеческие очертания то и дело окроплял огонь, от которого несло неимоверным холодом, так что воздух леденел и легкие болезненно сжимались. Его глаза были закрыты, руки опущены, а в одной из них Эрик увидел стрелу.

— Это же та самая! Может Лора сможет сказать, что за вещество на ней? — задумчиво потянулся к ней парень.

«Не трогай ее, выродок!» — заорал что было сил Гаут.

Но было поздно. Маг уставился на орудие в своих руках и не сразу осознал, что перед его глазами появилась черная полоса хитов лунного демона. Верммут напуганно поднял голову и уткнулся в горящий взгляд лавовых глаз.

— Это ты убил моего сына?!

— ???

Первый взмах руки безликого, чуть зацепивший плечо удирающего мага, снес треть его хитов.

— Лациф! Лациф очнись! Это же я! — удирая, закричал Эрик.

«Ты думаешь я ему этого не говорил!?» — орал беснующийся внутри короля огненный.

Парень несся прочь на всех парах, то и дело маневрируя между застывшими кустами и деревьями. Неудчно повернулся, его нога подскользнулась, и он плашмя рухнул на живот.

— Лациф! — заорал он со страха, когда когтистая лапа проделала огромную дыру на месте, где только что лежал он.

Маг на ходу скастовал левитацию и, подобно ракете, сиганул прочь. Он ворвался в пещеру, но демон не остановился.

— Чего? У тебя какая зона агра-то!? Глава! — снова рванул вперед Эрик, уворачиваясь от летящих в него булыжников.

«Спрятаться! Нужно где-то спрятаться!»

Гаут дергался и нещадно колотил нутро, поглотившего его короля. Сколько он не пытался, но максимум, что его слушалось это пара пальцев Лацифа, не больше. Голова того была полна дурмана и Гаут ни слышал ни его мыслей, ни чувств. Будто нить связующую их просто порвали.

Наконец маг наткнулся на одну из дыр, проделанных раньше Томасом и со всего хода запрыгнул в нее, ободрав свои одежды, а с ними и сняв с себя немного кожи с ребер и ног. Но он не почувствовал сейчас боли, только замигавшая полоска жизни дала понять, что осталось всего десять процентов хитов. Наконец он остановился и торопливо стал читать заклинание возвращения. Шаги и жуткий рык позади приближались. Зловещий шорох летящего демона послышался совсем близко:

— Подожди еще немного! — закричал он демону, увидев как стена от его удара превратилась в каменное крошево. — Мы вернем тебя! — и белое сияние возвестило о его перемещение домой.

— Вот же — выдохнул запыхавшийся Верммут, оказавшись во дворе замка. — Еле ушел.

Он торопливо восстанавливал свою жизнь, когда за его спиной распахнулась черная дыра и из нее вышел лунный демон.

— Глава?!

— Это ты убил моего сына!? — снова заревел он.

— Как так? — парень еле увернулся от горящей когтистой лапы и бросился к воротам.

«Уводи его отсюда, выродок!» — орал внутри обезумевший Гаут, учуяв сотни тысяч Бессмертных. — «Я же внутри! Они же не воскреснут!»

— Как он нашел меня!? — продолжал лихорадочно соображать парень, бегущий вперед изломанными линиями.

Левитация сработала секунда в секунду и в последний момент он сбежал от огненного шара, запущенного в него. Тот промазал и вдребезги разнес часть замковых ворот.

— Почему до сих пор агрится, мы же давно не в пещере?! Как привязанный!

Эрик снова увернулся, но налетел на оружейные стенды.

— Да чтоб тебя! — заорал он.

Полоса его жизни опять замигала.

— Он меня так точно прибьет! А вдруг с концами? — на ходу рассуждая, огляделся парень. — Он бежит за мной, потому что я его до сих пор агрю. Но чем?

«Стрела!» — осенило парня и он, подорвавшись, призвал ее из инвентаря. — «Так его зона агра там где стрела?»

Маг даже не пробовал отбиваться и накидывать щиты. Все это бесполезно против той огромной мощи, что сидит в демоне, несущимся за ним. Его полоса хитов похлеще змеиной. Нужно выкинуть стрелу, выкинуть за ворота, нельзя подвергать опасности других. Эрик бежал, сосредоточенно вслушиваясь в атаки демона, когда подлетел к воротам, он остановился лишь на секунду, замахнуться, но не успел одуматься как увидел прямо перед собой горящие глаза Лацифа.

— Глава?

— Умри!

Огромная лапа взлетела над белокурой головой, в эту секунду прямо перед ним, из-под земли, появилась Венера и закрыла его своим щитом.

Гаут внутри лунного замер.

«Моя свобода!» — прошептал он.

Эрик крепко зажмурил глаза, но удара не последовало. Демоническая длань замерла над ним дрожа и трепыхаясь.

«Стоит только убить ее… И я обрету свободу. Стоит только отпустить его руку!»

Глава 10

Рыжеволосый мужчина пришел в себя и осмотрелся. Посреди Центральной площади Баклеи стояло чудовище. Рогатый монстр, полыхающий оранжевым пламенем, распрямился во весь свой исполинский рост и навис над дворцом. Словно сатана лично явился из глубин ада, дабы потрапезничать на обеде, что столь щедро предоставил ему Создатель. Его обличие и дикий рев заставили баклейцев завизжать и кинуться в рассыпную, но не тут то было. Трехпалые руки с полуметровыми лезвиями вместо ногтей махнули по толпе и вычесали большую ее часть. Создания, искромсанные на куски, разлетелись по разным сторонам площади и первая кровь обагрила руки Гаута.

Он громко закричал и пошел крушить все, что нашел вокруг себя. Монстр топтал, сжигал, сносил крыши, не обращая внимания ни на кого. Мужчины, женщины, дети — все шли под одну гребенку, никто не был помилован. Они вопили от страха, падали ниц перед устрашающим чудовищем, кричали, плакали, молили, но он лишь ухмылялся.

«Его жена тоже просила… его дети тоже были невиновны… так почему они умерли, а эти должны жить? Пусть тоже сдохнут. Пусть сдохнут все эти ничтожные создания!»

Стража торопливо уводила короля и пыталась нанести демону хоть какой-то урон, но их оружие попросту плавилось когда приближалось к телу огненного. Он краем глаза заметил сбегающего великана и повернулся к нему своей огромной тушей.

— Куда же ты, Кролус! — прошипел Гаут.

— Бралза! — закричал король, ворвавшись в тронный зал. — Немедленно, мне нужно одно из твоих зелий!

С подносом в руках к серокожему великану неспешно подошел молодой беловолосый юноша со светлыми глазами и легкой спокойной улыбкой на лице.

— Вот, ваше величество. Это поможет вам.

— Давай сюда! — схватил Кролус один из бутыльков и тут крыша замка над ним полетела прочь.

— А вот и ты, король!

Ладонь демона погасла и он схватил великана как куклу, что задергалась в его руке, пытаясь высвободиться.

— Ты принял неправильное решение — прогремел хриплый голос, — и теперь ты поплатишься за свое невежество! Давай начнем с рук, которыми ты подписывал указ о сожжении моей семьи!

Гаут играючи, будто от тряпичной куклы, оторвал руку великану. Кролус разъярился и взревел. Сумев высвободить руку, в которой он сжимал зелье, он бросил в лицо Гаута бутыль с зеленой жидкостью и та, вспыхнув, окутала огненного едким слезоточивым дымом.

— ААА — взбешенно разжал он ладонь и потянулся к заболевшим глазам.

Кролус рухнул на землю и рванул прочь:

— Еще давай, Бралза!

— Я здесь — улыбнулся юноша, появившись за спиной короля и протянул ему очередной бутылек. — Теперь попробуйте вот этот.

Великан схватил его и, бросившись к ногам демона, запустил прямо в рассеивающийся зеленый туман. Новое облако поднялось над огненным и тело его пошло ледяными заломами, что стали трескаться и кровоточить. Черная кровь хлынула из ран и Гаут заныл от боли.

— Ха! — победоносно воскликнул Кролус и схватил поданный юношей третий бутылек. — Тебе меня не одолеть чудовище!

— Чудовище? — заорал демон. — Запомни, собака, и все вы, никчемные твари, мое имя Гаут! Сегодня Баклея поплатится за свою трусость и малодушие! — пересилив боль, пошел на короля огненный.

Кролус не задумываясь, бросил в него очередной бутыль и темная жидкость, разлившись по серому камню, выпустила свои синие шипастые стебли, что стянули демона по рукам и ногам, заставив снова остановиться.

— Убейте его сейчас, ваше величество — спокойно улыбнулся Бралза, протягивая королю двуручник. — Чудодейственных зелий больше не осталось. Достойного материала было слишком мало. То было все, что я смог извлечь.

Великан ненавистно сплюнул и, выхватив меч из рук юноши, кинулся на демона, что перестал гореть и встал в недвижимой позе. Однако синие веревки скрипели и натягивались под его постоянным давлением. Кролус вонзил меч в ногу демона и понесся вперед, разрезая черную плоть. Гаут взревел и синие стебли затрещали, они задрожали от натуги и наконец лопнули. Одним рывком огненный схватил короля Баклеи и сжал в ладони. Приблизил его к своим глазам, чтобы разглядеть выражение лица великана получше, и безжалостно оторвал руку с мечом. Кролус взвыл от боли.

— А теперь твои ходунки!

И обе королевские ноги оказались на серых камнях площади. Кролус, лишенный большей части жизни, весь в белой крови, болтался в ладони демона, а тот продолжал отрывать от него по кусочку. Великан орал, кричал от боли, вопил изнемогая от приступов истеричной агонии. От его тела осталось совсем ничего, только голова на общипленном неполноценном скелете и он начал умолять. Кролус предлагал и свое государство и свою власть, он был готов на все, лишь бы демон помиловал его жизнь. Гаут довольно улыбнулся.

— Наконец-то — радостно выдохнул он. — Теперь прощайте мои дорогие! — и ладонь демона вспыхнула, мгновенно обратив короля Баклеи в прах.

А в ногах огненного неторопливым шагом хозяйничал беловолосый статный юноша, что со спокойной улыбкой на лице собирал останки прошлого господина. И даже прах, что ссыпался на серые плиты, он тоже аккуратно собрал в глиняную вазу.

— Зачем это тебе? — прогремел Гаут, глядя на его действия сверху вниз.

— Я алхимик. А из него получится немало интересностей — улыбнулся Бралза, стоя на месте казни стольких невинных душ.

«Пусть и после смерти ему не будет покоя.»

— Не попадайся мне больше на глаза — пророкотал демон.

— Не мне это решать. Коли судьба сведет, еще встретимся — обернувшись на прощание, крикнул юноша и исчез в белом сиянии.

Ладонь короля, нависшая над Венерой, дрожала. Эрик онемел. Он растерялся, совершенно выпав из реальности. Наконец сознание стало проясняться и его удивление сменилось страхом.

— Венера…

Она еле заметно кивнула.

Резкий разворот и эльф запустил стрелу за высокие ворота. Но лунный даже не двинулся. Он продолжал нависать над алым куполом защиты, содрогаясь от внутренней борьбы.

— Почему? — Эрик растерянно осмотрелся.

«Что же придумать? До сих пор неизвестно возможно ли возрождение после смерти от удара Лацифа, а посему лучше под руку не попадаться. Но может он зря переживает? Ведь Венера так легко заняла его место. Так стоп! Если бы все было нестрашно, с чего бы ей творить подобное?!»

Вдруг демон дернулся и рука его рванула вниз. Резкий удар и часть хитов божественного дитя мгновенно испарилась. Лунный зарычал и Венера понеслась прочь. Мгновение и она впиталась в ворота, оказавшись по другую сторону. Демон прошел напролом, раздробив часть ворот одним ударом, и стремительно вылетел следом за ней. Она снова накинула алый щит, кастуя заклинания исцеления и спасаясь бегством. Безликий несся, не разбирая дороги, однако мгновенно остановился, как только достиг упавшей на землю стрелы. Закрыл глаза и замер прямо над ней.

— Какого? — догнал девушку напуганный Верммут.

Она указала на остроконечную под ногами уснувшего демона.

— Так он теперь тут и будет что-ли? Опять отключился…

— Эрик! — из-за за ворот показался напуганный Фил и, увидев лунного, в мгновение ока побледнел как лист бумаги. — Лациф?

— Нет — Верммут стёр с щеки запекшуюся кровь. — Не он это.

Но Фил его не слушал, рыцарь медленно потянул руку к старому другу.

— Дурак! Не трожь! — заорал Эрик и кинулся к наместнику.

Но Венера преградила ему дорогу.

— Что ты творишь!? — безумно уставился он на нее.

— Холодное — послышался тоскливый голос Фила. — Пламя холодное.

Его рука по самую кисть нежилась в голубом сиянии демона.

— Не реагирует.

— Он агрится только на того, кто держит стрелу — выдохнул Эрик.

Фил поглядел на землю и кивнул:

— А сюда как пришел?

— Он за стрелой пришел — виновато почесал затылок эльф. — За мной, в общем.

— Не послушал меня, да? — наместник грустно улыбнулся и посмотрел на парня.

— Хватит сидеть сложа руки! — этот опечаленный взор вывел парня из себя. — Пока мы тут все не исчезли с концами надо вернуть его. Он сервак, сердце и мозги в этом организме и сейчас он в отключке. Не врубится и нам кранты — резко подытожил Эрик.

— За свою шкуру печешься? — хмыкнул Фил. — Не ожидал от тебя.

— Я Лацифа хочу вернуть. А моя шкура, было бы неплохо и ее сохранить.

— А ты изменился парень — шикнул рыцарь и пошел обратно к замку. — Раз дело в стреле, значит угрозы Лациф не представляет. Вряд-ли кто-то полезет ему под ноги — бросил он, уходя.

Верммут выругался. Он не собирался останавливаться.

— Я разбужу тебя! Я заставлю тебя проснуться! — эльф решительным шагом направился к демону, а Венера молча наблюдала.

Эрик присел и задумчиво поглядел на стрелу в голубых сполохах пламени.

— Холодное говоришь — протянул он руку и вытащил остроконечное орудие.

Тут же перед глазами появилась черная полоса хитов и парня накрыла алая пелена щита. Венера взвилась и, выхватив стрелу из рук эльфа, помчалась прочь.

— Стой! — заорал он в след удаляющимся существам и сиганул за ними.

Однако скорость божества и демона для него были запредельными и Эрик быстро потерял их из виду.

Венера ускользала от ударов безликого, укрываясь щитом. Она летела прочь, чтобы увести его как можно дальше от замка. В нее то и дело летели сорванные на ходу деревья, огненные шары и камни, но пока девушке удавалось уворачиваться от них. Они неслись вниз по склону, когда Венера поняла, что движется прямо на Мариэнну и толпу детей, идущих из города в верх по тропе. Она резко остановилась перед замеревшими как вкопанной друидкой, что тут же прикрыла своей фигурой напуганных малышей. Александр, Тум, Ластик, Мелади, Дени… Деваться было некуда, демон не станет разворачиваться и Венера сделала это сама. Обернувшись на 180 градусов она вытянула руки вперед и сжала их в крепкий замок. Резко раскрыла и черный тяжелый дым вырвался из-под ее мерцающих ладоней. Темное облако обратилось в огромную пасть и понеслось навстречу к демону. Они встретились где-то на середине пути и тьма захлопнулась, поглотив Лацифа полностью.

Гаут вздрогнул.

«Что это?» — ему стало трудно дышать, он начал задыхаться.

Огненный заметался в теле короля. Его голову заполоняли давно умершие и потерянные воспоминания, на него нахлынули старые и забытые мысли. Прошлые страхи, паника, человеческая слабость и его семья. Дорис? Ее улыбка и смех тройняшек во дворе. Былые дни и те четыре костра на площади. Демон в ужасе застыл, а затем разъяренно взревел и лунный обратился в алое пламя. Его тело заполыхало и он сжег этот зачарованный туман.

Мариэнна с детьми успели скастовать возвращение и Венера снова сосредоточилась на побеге. Однако демону надоело бегать. Безликий взревел и его огромная лапа врезалась в черный камень, заставив землю всколыхнуться и прокатиться волной. Почва треснула и огромная расщелина понеслась в оба направления: к Венере и к замку. Девушка, падая в пропасть, закрылась щитом и исчезла в темноте подземелья.

Вулкан дрогнул, затрещал, и по покатому склону вниз потекла лава. Попавшие под нее постройки и вся зелень загорелись, от дыма и пепла становилось тяжело дышать. Воздух нагревался, а над замком собиралась черная грозовая туча. Ядовитый запах серы заполонил ноздри и создания в замке в ужасе бросились прочь.

— О нет… — Верммут, не чувствуя земли под ногами, понесся на истеричные крики напуганных.

Огненные потоки потянулись вниз, прямо к городу у подножия.

— Горожан сейчас всех… — потерялся чей-то голос в общем гуле.

Эрика сбила несущаяся толпа. Парень рухнул навзничь. Повсюду крики, повсюду стоны, всюду шум, создания бегут, они что-то вопят, гул, удары ног на своем теле, его уши заложило. Парень схватился за голову и заорал, как вдруг его белую макушку накрыла мерцающая ладонь и на душе стало легко. Разум очистился, страх ушел. Он поднял голову и увидел ее холодный взгляд. Рубиновые глаза как всегда смотрели спокойно, но отчего-то ему стало от них так тепло. Однако уже через секунду ее рука безвольно сползла и Венера упала. Ее спина была обожжена так, что дыра в ней дымила, хитов осталось на пару минут, а наложенный демоном дебаф активно пожирал их остатки. Лунный навис над девушкой. Его глаза горели адским бешенством, он взмахнул своей когтистой рукой.

Эрик не мог этого допустить. Он действовал интуитивно и закрыл девушку собой. Всего секунда до конца этого мира и их самих…

«Ввод данных.»

«Конвертирование информации.»

«Обновление систем 100 %»

«Подключение…»

— Черт возьми. Вот это бардак!

Сайчел услышала звук загрузившегося сервера и бросилась к виртсистеме, аппарат противно пищал, оповещая о завершении процесса перезагрузки и Элионор с надеждой уставилась в экран.

— О нет, нет, нет!

Черная полоса была полностью загружена, в отличие от голубой, что до сих пор еле преодолела черту в 80 процентов.

Верммут ошалело смотрел на демона, который рухнул на стопы, крепко встав ногами на землю. Голубое сияние медленно исчезало, пока перед ними не остался стоять он.

— Лациф! — Эрик кинулся к королю и крепко обнял. — Ты вернулся! Я так рад! Мы тут чуть не сдохли без тебя! — тут же сменив радость на гнев, взъерепенился парень. — У нас тут апокалипсис!

— Да вижу я, вижу, не ори — вздохнул Лациф. — Гаут иди-ка, наведи порядок. Что там твоя лава вытворяет?

Из трещин на его теле стала стекаться огненная нить, что уходя из рубцов, возвращала им прежний вид. Огненная струйки слились воедино и, стекая на землю, торопливо отправились на встречу вулкану. Лава почти добралась до города и уже растерзала часть замковых ворот, когда Гаут ворвался в этот бурлящий поток и принял контроль на себя. Чтобы удержать неимоверную мощь волны, гонимую силой от удара, он вытягивая из себя все жилы, надрывно потянул огненный поток обратно и лава огромной волной резко взвилась вверх, обратившись в полыхающую оранжевую стену.

— Хм, ну и что я еще пропустил — поглядев на это зрелище, спросил Лациф и взмахом руки снял дебаф с корчащейся от боли Венеры.

— Как сказать — прошептал Эрик. — У нас тут пол мира разрушено. В хлам.

— Вот так да…

— И это все? — у Эрика из ушей пар пошел. — Мы тут все чуть не померли, глава! Ты где вообще был?

Взгляд короля мгновенно стал пронзительно жестоким, давление гомокула стало нестерпимым и он обратил его на съежившегося от страха эльфа.

— Я был в аду! Или ты забыл, что твой принц погиб?!

Верммут мгновенно опустил голову, не имея сил сопротивляться этой силе, что тянула его к земле.

— Прости глава. Тут просто такой кошмар творится… вот я и сорвался…

Лавовую стену качнуло.

Лациф только рот открыл, как напуганный голос Гаута взорвался в его ушах:

«Твоя жена!»

— Сашка… — прошептал король и фиолетовое сияние окутало высокую фигуру.

Натиэлль, поглощенная барьером, ничего вокруг не замечала. Вот так она стоит уже несколько дней и благодаря ее умениям исцеления, она не погибает и не падает. Просто стоит и ждет, когда она сможет уйти и вновь увидеть своих любимых мужа и детей.

Запахло серой. Дым пробрался в легкие. Дышать вдруг стало тяжело. Что-то зашелестело за стенами и огромная оранжевая волна ворвалась в зал силы. Гаут не справился. Мощь лавового потока оказалась настолько сильной, что всю эту бурлящую пламенную стену понесло на замок вместе с ним.

«Нееет!» — в ужасе заорал демон, пытаясь любыми способами ее остановить.

Фиолетовое сияние разворачивалось в зале силы, Лациф уже видел происходящее, он протянул руку. Ему не хватило всего нескольких секунд… и Натиэлль накрыло с головой. Жрицу смыло вместе с куском комнаты, что оказалась прожженной насквозь.

— Сашка — вырвался он из тягучей текстуры портала, но от его возлюбленной жены больше ничего не осталось.

Треск. Раздался громкий треск в небесах и лава вспыхнула алым столпом. Вулкан задрожал и Гаут неописуемо болезненно заорал от боли. Его словно рвали на тысячи мелких частичек, маленькими ледяными пинцетами.

Лацифа от его воплей мгновенно скрутило. От неожиданности он рухнул на пол. А демон продолжал орать. Часть его души, один алый рубин рассыпался, исчез навеки вместе с королевой Бессмертных, обратившись, подобно ей, лишь в пыль.

Демон вопил в голове короля, а Лациф, лежа на полу и смотря на прожженную в нем дыру, никак не мог поверить.

— Сашка?

Его полоса жизни мигнула. Руки снова стали обрастать голубым сиянием. Он взглянул на них, но даже не стал пытаться это остановить.

— Плевать на все.

— Глава? — в зал ворвался Фил и кинулся к нему. — Глава! Не надо! Не надо! Ничего уже не поделать! Глава, так ты убьешь нас всех! — заорал он, уже смотря в лицо, полыхающее голубым огнем.

И тут раздалось нежное, любящее и до боли знакомое:

— Папочка.

В коридоре, прямо за дверью, стояла Мирайя и с грустной улыбкой, еле сдерживая слезы, она протянула свои тонкие ручки к отцу:

— Папочка. Хоть ты не оставляй меня! Ты ведь обещал! Ты обещал, что НИКОГДА-закричала она. — НИКОГДА МЕНЯ НЕ ОСТАВИШЬ!

Демон, поднимающийся на ноги, застыл. Его глаза потухли и он кинулся к ребенку. На ходу сияние исчезало и к своей груди дочь прижал уже Лациф.

— Мирайя — и король заплакал вместе с ней.

Он с совершенно каменным лицом сидел в полуразрушенном зале совета, слушая доклады оставшихся. Но все его внимание было сосредоточено на внутренних экранах. Лава унесла многих и в другой мир ушло больше пяти тысяч созданий. Цивитас полностью разрушен. Нет больше ни стран ни наместников. Единственный замок, что смог устоять, это замок на вулкане и то только благодаря Натиэлль.

Он погубил свою жену и сына и теперь мало понимал ради чего вообще он творил все то, что творил. Мирайя теперь богиня, а маленькому Сашке так и вовсе все равно на то, кто его отец. Нужно передать власть более подходящей кандидатуре, спрятать оставшиеся рубины и уйти прочь. Остались Тенебра и Сияющий. Что ж нужно отстроить все, что порушено. Покончить с последними врагами, обеспечить безопасность и уйти. Неважно где он будет, на троне или в шалаше в лесу, пока он жив, игра будет продолжаться, а значит он сможет обрести свободу и поселиться в тишине вместе с Сашей.

— Что насчет Сияющего? — прервал он доклад Фила. — Рур со своими возвращался? Кротолюдей вообще кто — нибудь проверял?

— Нет глава — покрепче стиснул зубы наместник под тяжелым взглядом желтых глаз. — До них мы еще не добрались. А в чате Рур не отвечает.

— Вот как. Сколько городов уцелело?

— 6, король.

— Из 37-ми всего шесть — Лациф подпер подбородок руками, сцепленными в замок, и заговорил. — Первым делом найти всех кротолюдей, и пусть они начнут разгребать шахты. Не будет ресурсов, не будет стройки. Всех отправить на крафт. Всех, это значит абсолютно всех, кто сейчас живой. Детей, стариков не трогать. Хотя если будут гореть желанием, пусть идут. Сначала отстраиваем ремесленные и зельеварни. Далее дома и прочие лавки. А уж потом посмотрим как поступить с дворцами. Что касается наших людей с той стороны. Я постараюсь их вернуть.

— А что делать с эльфийкой? — неуверенно поднял руку Мирга. — Она ведь там так и висит.

Лациф удивлённо приподнял брови:

— Вот так поворот. Что ж одной проблемой меньше. Пусть пока висит. Я потом к нему наведаюсь. А теперь, что касается стрелы. Бетти, Лора мне нужно знать, что за жижа на наконечнике. И не появляйтесь мне на глаза, пока у вас не будет ответа.

— Да, король.

— И еще — руки гомокула дрогнули, но голос остался тверд. — Алекс, займись подготовкой к похоронам. Все должно быть как положено. Мы обязаны отдать последние почести тем, кто больше не сможет быть с нами.

В зале повисла гробовая тишина.

— Всё. Остальное пришлете. Идите займитесь делами — указал на дверь Лациф.

Народ торопливо поднялся и практически бегом все выскочили из зала. Однако Верммут, что ни слова не проронил за все собрание, остался сидеть на месте. Лациф скрестил руки на груди и, молча уставился на него.

— Прости меня, глава — наконец произнес Эрик, не поднимая глаз. — Это я… Я притащил тебя сюда. Из-за того, что я вел себя как полный идиот произошло столько смертей. Столько созданий погибло. Томас! Королева! Венера чуть не… — он захлебнулся потекшими слезами. — Это моя вина!

— Так и есть — прозвучал ледяной голос. — На твоей совести то, что ты привел меня сюда. Это твоя вина. И теперь тебе всю жизнь, всю твою чертову бесконечную жизнь нести этот крест.

Эрик покрасневшими от слез напуганными глазами смотрел на короля.

— Но то, что было, то прошло. И бессмысленно теперь об этом думать. К тому же во всем этом моей вины нисколько не меньше, а то и больше. Поэтому хватит страдать — Лациф жег внимательным взглядом хлюпающего носом эльфа. — Ты живой. Пользуйся этим шансом.

— Да… а еще насчет Венеры — Эрик вытер мокрые щеки светлыми ладонями. — Забудь о чем я просил. Если она захочет помочь, я не ни коим образом не стану мешать.

— Иногда я забываю, что по сути ты все еще ребенок — вздохнул Лациф, устало уткнувшись лицом в ладонь.

— Прости меня, глава…

— Главное, чтобы ты сам себя простил — и король распахнул для него портал, не желая больше ничего ни слышать ни говорить.

Кевин снова пришел в интернет-кафе и подошел к стойке администратора. Дин улыбнулся ему и отмахнулся от денег, положенных на манетницу.

— Иди уже так проверяй. Сколько платил, ни разу так в онлайн и не вышел. Считай, за счет заведения. С утра я пробовал, но так и не попал. Там фэйс обновили между прочим.

Парень благодарно кивнул и уселся за дальний стол. По привычке запустил игру, но голубая полоса так и не грузилась, зависнув на самом начале. На экране вдруг открылась строка поиска с уже введенным адресом и раскрылось новое окно загрузки Цивитаса. И если раньше на фоне всегда был изображен рыцарь в сияющих доспехах, что держит над головой меч. То теперь, на главном экране красовался гомокул в черно — алом наряде, вокруг левого запястья которого вился огонь.

— Ась? — внимательно уткнулся в экран Кевин и, торопливо натянув шлем, нажал кнопку загрузки игры. Раскрылась черная витиеватая полоса, что торопливо стала заполняться дымящейся тьмой. — Неужели!? — не веря собственным глазам, прошептал Кевин. — Наконец-то!

Проценты достигли сотни и распахнулась игровая консоль, на которой висела рамка с выбором гильдии:

«Бессмертные» и «Божьи слуги»

Кевин счастливо выбрал своих и Цивитас впустил его в игру.

— Ура! — заорал он и тут же осекся, вспомнив что он в интернет-кафе.

— Как так? — за спиной парня появился Дин, привлеченный радостными восклицаниями.

Он нажал на шлеме кнопку паузы и аккуратно стукнул Кевина по плечу. Тот торопливо обернулся.

— А как ты зашел?

— А там окошко открылось и выбор гильдий.

— Знаю. И какую ты выбрал?

— Так свою, Бессмертных.

— Надо же, а я Божьих слуг выбирал и меня выкинуло к начальному.

— Может быть Лациф убил Сияющего — задумчиво пробормотал себе под нос Кевин.

— Что?

— Нет, ничего. Если хочешь играть, то пока только с Бессмертными. Ладно, я пошел-улыбнулся Кевин и убрал шлем с паузы, погрузившись в столь любимый им мир.

— Ой ой ой ой — схватилась Дардион за голову. — Что тут произошло? — увидев полуразрушенный замок, завопила девушка и кинулась внутрь.

— Дард! — счастливо встретил ее Фил. — Ты все таки вернулся!

— Ага! — чародейка взмахнула своими густыми шелковыми волосами и улыбнулась. — Я снова с вами! А что произошло?

— УУУ. Пошли, расскажу — грустно вздохнул наместник разрушенной Баклеи.

Лациф вошел в комнату Томаса. Сверкающие нетронутой чистотой апартаменты. Застеленная кровать и его наряды, что аккуратно висят на напольном вешале. Все в этой комнате пропахло Томом. Во всем замечалась его перфекционистская чистоплотная натура.

— Сын…

Лациф сглотнул ком, подпиревший глотку, и сел на край кровати. Он покосился на дверь, за которой парила Венера. Эта девушка теперь ни на секунду не оставляла короля и чуть что, мгновенно забирала его гнев. Он позволял ей это. Лациф и сам боялся снова взбеситься. Перед ним то и дело всплывало лицо Томаса и напуганный взгляд Сашки и его ладони начинали гореть. Голубое сияние начиналось на пальцах и медленно разрасталось, стоило ему только подумать о погибших сыне и жене. Он лег и уткнулся взглядом в потолок, украшенный лепниной.

«Его мальчика больше нет. Совсем. Вообще. Опять он не смог защитить. Он бесполезный.»

«Не хандри» — послышался знакомый голос в голове.

— Скажи мне, Гаут, ты специально?

«Нет» — лишь и прозвучало в ответ. — «Ты ведь чувствовал как это больно и теперь мне уже никогда не стать прежним. Часть моей души навсегда исчезла. Часть моей силы, моей воли и моего бессмертия.»

— Один камень за одно неповиновение! — Млак улыбался, глядя в жерло вулкана. — Ты слышишь, демон!

— Закрой свой рот, ничтожество! — гремел разъяренный демон, мечущийся в стенах пещеры.

«Как так получилось? Я проиграл? Не может быть!»

— Тенебра! Дряная сука! Ты предала меня!

— Ты должен знать, демон. Тебя сможет освободить из заточения лишь твоя кровь! Но надо же! Твоих детей больше нет! Наша лунная матерь угробила собственных ублюдков — захохотал Млак. — Так что ты сгниешь в этой пещере. А я буду красоваться в короне, сделанной из осколков твоей души! И кто же из нас ничтожество!?

— Ты сдохнешь жуткой смертью, тля!

— Напугал — отмахнулся изящной рукой маг. — И я забыл рассказать. Я тоже испробовал твою богиню. Знаешь, я ожидал большего. Ничем не отличается от обычной девки. Эх — разочарованно протянул красноволосый Млак. — Очень жаль, однако.

— Плевать мне на эту мразь! — взревел демон, пытающийся вырваться из лавы, что все больше заглатывала его в недра вулкана. — Не трогай мою душу! Только пальцем тронешь и тебе конец!

— Да, да — пробормотал Млак. — Что же еще ожидать от такого невежды как ты.

Эти слова заставили Гаута разъяриться еще сильнее и он из последних сил потянулся вверх, но лава намертво прилипла к нему, разъедая кожу и съедая тело.

— Я снова один — прошептал он. — Опять связан. Опять проиграл.

Лациф молчал. Он больше ничего не спрашивал. Он просто лежал, смотря в потолок. Наконец поднялся, осмотрел все в последний раз и отдал команду в чат:

«Комнату Томаса освободить»

Собрался с силами и вышел. Дверь закрылась. Но он продолжал стоять возле нее, не в силах отойти.

«… папа, что бы там дальше не было, ты должен знать, я каждый день благодарю судьбу, за то, что она подарила нам тебя» — вспомнилось Лацифу.

— И я, мой мальчик — и он исчез.

— Вот это да — у Дардион в голове не укладывалось все услышанное.

А Фил лишь покачал головой.

— Как король?

— Все холоднее и холоднее. У меня от его взгляда мураши бегают. По спине то и дело холод тянется. Он, наверное, даже и не замечает, что гнетет нас. Это невыносимо.

— Бесчувственный ты — воскликнула Дардион. — Он любимых людей потерял, а ты о своей шкуре?

Фил замер от ее слов.

«Не в этом ли не так давно он упрекал Эрика?»

— Просто-но он не нашел себе оправдания. — Сам не знаю. Устал что-ли.

— Правда? — Кевин неожиданно ощетинился. — От чего утсал-то? От того, что живешь припеваючи и горя не знаешь? Это у тебя что-ли сын умер? Это твоя жена сгорела? От чего ты, скотина такая, устал, а? Дворца лишился? Это тебя так расстроило.?Король, который сейчас не в себе на тебя внимания не обращает? Это тебя расстраивает, а? Устал он! — воскликнула девушка, подскочив. — Так давай обратно! Живи калека, катайся на кресле и отдыхай!

— Дард… ты чего?

— Я чего?! — Кевин ушам своим не верил. — Да вы тут просто зажрались все! Устал он, хрен собачий! Вали значит! — и чародейка, злобно шипя, торопливо зашагала на второй этаж.

На похоронах царило молчание. Все выжившие собрались и опустили головы, отдавая дань уважения тем, кто ушел. Не осталось ни тел, ни праха. А потому во дворе полусожженного замка стояло огромное пятиметровое кострище. Бессмертные составили посушенные после извержения деревья в пирамиду. Все были в парадной черной горящей форме и стояли по стойке смирно. Верммут построил армию ровными квадратами с четырех сторон и все замерли в ожидании короля. Он появился в центре, прямо возле возведенного строения и ледяным тоном отчеканил:

— Тех, кто погиб, мы не забудем! Тех, кто остался, мы сбережем! Пусть души ушедших упокоятся с миром! Костры Ависволата!

Его рука, облаченная в алую перчатку грациозно взмахнула и пирамида из деревьев вспыхнула! Стволы затрещали, пожираемые огнем. Алые листья, что кое — где еще красовались на ветвях пожухли и, покрываясь черной копотью. Воины вскинули руки с оружием над головой, волшебники с чародеями зашептали и двор наполнился разноцветным сиянием. Словно огромная радуга поселилась на несколько секунд над костром.

Огонь полыхал. Мир молчал. Цивитас попрощался с теми, кто ушел. Лациф попрощался. А потом он пришел в столовую, поставил на стол огромный бутыль настойки Досса и пил. Много пил в одиночестве, осушая стакан за стаканом. Наконец хмельная рука подняла наполненный до краев последний бокал:

— Мои хорошие. За ваши жизни и за чужие! Простите меня. Потому как сам себя простить я уже не могу.

Лациф вошел в свои апартаменты, покачиваясь из стороны в сторону. В кроватке спокойно спал Саша и он, поглядев на него, бережно коснулся нежной детской щеки. Малыш заерзал и Лациф торопливо зашептал успокаивающие слова. Услышав отцовский голос, Саша улыбнулся во сне и, повернувшись на другой бочок, снова сладко заснул.

— Ты и Мирайя, все что у меня осталось — тихо пробормотал хмельной полностью разбитый король.

Перед глазами всплыли чудесные поразительные розовые глаза жрицы. Ее громкий голос, их извечные ссоры, ее дерзкие наряды и походка от бедра. Нежные руки и ласковые слова.

«Ты не сможешь спасти всех…»

— Черт — Лациф закрыл глаза, пытаясь успокоиться. — Кажется я убил уже больше, чем спас. Этому миру совсем не везет с королями — прошептал он, усаживаясь мимо кровати и сползая прямо на пол. — Этот мир такой же как и тот другой. Он отбирает все самое ценное! Я опять не успел! — зло взревел он, сдергивая с себя королевский наряд. — Долбаное дерьмо. Какого хрена я вообще полез к этому аспиду! — тело гомокула задрожало.

«Эй! Мужик! Успокойся!» — услышал он напуганный голос демона.

Но огонь в его ладонях уже начал разгораться.

— Надо было плюнуть на эти кинжалы, на сердце. Чертовы кинжалы! — снова взревел он, наконец-то освободившись от одежды.

Вместо черно — алого наряда на короле появились старые добрые льняные штаны. Он провел горящими ладонями по волосам от затылка ко лбу и съежился подобно напуганному ребенку. — Чуял ведь что будет беда. Чуял ведь!

Глаза вспыхнули.

«Лациф!» — взвился Гаут.

«Король» — тут же появилась перед ним лунная дева, что все это время незримо приглядывала за ним. — «Отдай».

— Забирай — измученно выдохнул он. — Но остальное оставь. Не хочу забывать.

Алая рука коснулась его черной макушки и дева заглянула в пожелтевшие глаза. Злость стала отступать, а тяжелый дым, съедающей его ярости и злости, обратился в невесомый туман улыбающихся образов жены и сына.

«Не бойся, король, я всегда буду с тобой. Просто делай, что должен. А я буду рядом.»

Лациф хмыкнул, отведя взгляд от белого рассеявшегося облака и рухнул на кровать. Уже в пьяном бреду он полусонно пробормотал:

— Раз пообещала, не смей помирать раньше меня.

Но уснуть он так и не успел. В комнату ворвался весь грязный и пыльный Рур:

— Мы нашли его король! Золотой дворец под барьером! 127 километров на запад!

— Мать ж твою, Рур — простонал король и сел в кровати:

— Венера принеси мне чего-нибудь от похмелья.

Глава 11

Рур разложил перед Лацифом черный папирус на котором белым мелом был начерчен план обнаруженного дворца и сейчас детально описывал увиденное.

— Строение имеет форму семиугольника с центральной десятигранной глухой башней.

— Довольно не хило — хмуро подытожил Лациф, чья голова все еще ныла, желая немедленно уснуть.

— Смею предположить, что площадь этого золотого дворца более двухсот тысяч квадратных метров, учитывая его высоту и протяженность.

— Чего ты сейчас сказал? — сморщившись от головокружения, уставился на кротолюда король.

— Мы несколько дней потратили, чтобы замкнуть круг вокруг него.

— У меня под ногами растянулась этакая громадина, а я ни сном ни духом — пробормотал Лациф, пытаясь справиться с навалившейся слабостью.

— Имеется семь выходов с каждой из сторон. Возле всех стоят стражники. В основном это Темные, но мы учуяли и знакомые ароматы.

— Сбежавшие наши — вымученно пробубнил король.

— Да, ваше величество. А еще, учитывая то, что мы слышали. Там не менее тысячи созданий. К тому же мы очистили площадь в пару километров перед дворцом. Земли между нами и ними не более чем ширина ладони. Мы специально оставили слой, чтобы армия при необходимости могла появиться незамеченной. Учитывая, что за все дни нашей ройки мы не были атакованы, могу предположить, что барьер заглушает сторонние звуки. К сожалению, большего сказать не могу.

— Рур, да ты и так столько полезного мне сейчас сказал, сколько я за последние месяцы ни от одного своего советника не слышал. Кстати, уверен ты будешь полезен в совете. Назначаю. Принимай мои поздравления — выдохнул Лациф, удерживая голову руками, силясь не потерять рассудительность и сознание.

Кротолюд растерянно глядел на короля, но так и не найдя слов, смущенно пробормотал:

— Спасибо.

Гомокул пьяно улыбнулся:

— Да тебе спасибо.

«Вот, выпей это.»

В комнате появилась Венера с бутыльком в руках. Лациф, не задумываясь, выхлебал золотисто-кофейную жидкость до дна.

«Интеллект +…»

«Выносливость +…»

Наконец-то в углу экрана перестал назойливо мигать дебаф от усталости и король облегченно выдохнул:

— Полегчало — и уже серьезным взглядом он посмотрел на кротолюда, стоящего рядом.

— Так, давай отдохни. Ты будешь нужен завтра. На месте сориентируешь и свободен. Выходим с рассветом.

— Да, ваше величество — и Рур, поклонившись, вышел за дверь.

«Я пойду с вами» — услышал король голос лунной девы и кивнул в знак согласия.

Венера тоже поспешила уйти и оставить его наедине со своими мыслями. А Лациф задумчиво глядел на карту. Наконец открыл экран исходящих и написал письмо. Он всю ночь напролет рыскал в поисковиках, а потом искал хоть какой-то намек на внутреннюю планировку дворца или его историю, но ничего не нашел. Выматерился из-за бесполезности игровых баз и уже на восходе распахнул окно, вдохнув сладковатый аромат Цивитаса. Утро выдалось на удивление холодным, у Лацифа от непревычки мурашки по коже побежали. Воздух стал слишком свежим и при глубоком вдохе заставлял легкие выдавать неприятные вибрации. Лациф закашлялся. Он встряхнулся, скидывая с себя этот налетевший озноб и настороженно поглядел на яркое солнце в небесах.

«Что за черт? Ощущение, что начинается осень. Или это просто мое похмелье?»

— Мирайя — крикнул он прямо из окна, привлекая всеобщее внимание. — Милая, а посвети, а! Я до жути замерз!

Яркие лучики стали собираться и целое желтое полотно из сияния обратилось к королю, осветив и согрев его.

— Спасибо, родная — радостно улыбнулся он, прикрыв глаза.

— А нас можно? — послышались снизу голоса воинов.

— Услуга уникальная и предоставляется только королю — крикнул им Лациф и, помахав солнышку, чьи лучи тут же рассеялись, пошел собираться.

Надел свой наряд, сделанный для него друидкой, поцеловал Сашу, отдал его на временное попечение Бетти и отправился в темницу.

— Вы посмотрите кто пожаловал-встретил его нежным голоском Хомгер, который уже в кровь истер запястья и лодыжки.

— Ты не сдох. Это любопытно — Лациф присел перед ним на стул, любезно предоставленный тюремщиком. — Ты в курсе, что несколько дней игра была вне доступа.

— Да мне то до этого какое дело — фыркнула эльфийка, но тут ее глаза расширились и Боб ошалело уставился на короля. — В каком смысле вне доступа?

— Всех игроков выкинуло из сети.

— А я?! — глаза белокожей Мантис становились все больше и больше.

— Вот и я говорю, любопытно — наблюдая за его реакцией, довольно улыбнулся Лациф. — Теперь, Хомгер, получается ты бесполезен. Мне проще убить тебя, чем гадать какую очередною пакость ты задумал.

— Погоди. Что ты имеешь в виду? — растерянно пробормотал Боб.

— Я имею в виду, что сознание твое здесь, а вот тело уже неделю в коме в мед. центре в Бруклине.

Эльфийка в ужасе уставилась на гомокула спокойно сидящего, закинув ногу на ногу.

— Что за бред?! Я не хочу тут оставаться!

— Конечно не хочешь. К тому же счета твои уже обзавелись новым офшором — усмехнулся Лациф. — Один из китайских островов. Знаешь, которые они сами себе строят, лендоваторы их. Пара миллионов утекла туда. Так что, думаю, никто не жаждет твоего возвращения.

— Мои деньги! Ах ты тварь, Тэйлор! — взревела эльфийка, задергавшись на цепях.

А Лациф продолжал улыбаться, наслаждаясь метаниями Хомгера.

— Я смогу вернуться или нет? — желчно процедил Боб.

— Понятия не имею — пожал плечами король. — Но в любом случае, чтобы это проверить тебе необходимо УВВИ на голову натянуть. А ты в больнице, насколько помнишь.

— Помоги мне — Боб поглядел на гомокула, что угрюмо свел брови на переносице. — Я знаю, что мы с тобой были по разные стороны баррикад, но теперь почему бы не помочь друг другу?

— Ну предложи мне что-нибудь от чего я не смогу отказаться — внимательно уставился на эльфийку король.

— Я помогу тебе с Сайчел, если ты поможешь мне вернуться на ту сторону. Я не хочу гнить в теле девчонки! — Боб старался оставаться хладнокровным, но самоуверенное выражение на лице гомокула отчего то тревожило и пугало его все больше.

— Давай так. Я тебя отпущу и помогу с возвращением, а если получится, то за тобой будет один огромный должок. И да, Хомгер, не забывай у меня доступ ко всем твоим счетам — осклабился Лациф.

— Тогда перекрой глотку этому уроду!

— Не не. Ты делаешь свою часть сделки и я оставляю тебя в покое. А банкиром я не нанимался.

— Он лишит меня всех моих средств! — заорал Боб, видя что король поднялся со стула и собирается уйти. — Чем ты будешь меня шантажировать, если у меня не останется денег!?

— Хм. Ну вообще варианты есть. Но и твой не плох. Что ж, ладно, приостановлю пока движение по счетам. Но только пока ты мне полезен. А если что, лично переведу все в сундуки и антары.

Король кивнул стражникам, и те торопливо расстегнули оковы из которых эльфийка, подобно мешку с картошкой, рухнула на пол. Она тут же устремила взгляд к внутренним экранам, но кнопки выхода не было.

— Чтоб меня разнесло! — взревел он, молотя затекшей ручкой по грязному камню. — Я непись!

— Закрой рот Мантис. Тебе до неписи, как до звезды. И да, часть твоих средств я списал со счетов на оплату отдельной палаты в мед. центре. Туда к тебе наведается один человек. Он будет приглядывать за тобой. Если сможешь вернуться, знай, ты его ангел-хранитель. Если с ним что-то случится иди и хоронись сам. Потому как я найду тебя даже в реале — навис над бедной эльфийкой двухметровый оскалившийся гомокул.

— Понял я, понял — отвернул голову Боб, чтобы не видеть этого давлеющего тяжелого взгляда.

— Прекрасно. Тогда будь паинькой и просто подожди. По моим подсчетом через три часа он будет на месте. И тебе нужно вступить в гильдию. Принимай инвайт.

— Хорошо-кивнула эльфийка и окропилась белым сиянием.

Над светлой головой появилась принадлежность к Бессмертным. Однако все чаты и темы гильдии были для нее закрыты.

На улице их ждал Фил с лицом кирпичом и ненавистным взглядом, обращенным к Хомгеру.

— Ну здравствуй, Маэстро!

Ларри проснулся от звенящего оповещения на аппарате. Он не сразу сообразил, что происходит и сонно прислушался к громкому звуку исходящему из кабинета. Наконец мужчина полностью проснулся и, забыв накинуть халат, босиком бросился по холодному полу в кабинет. Торопливо рухнул в кресло и открыл входящее сообщение.

— Наконец-то, наконец-то первое указание. Значит началось! — возбужденно прошептал он, отписываясь адресату, что сделает все необходимое.

И вот сейчас с переносным виртаппаратом в чемодане он шагал по узкому больничному коридору к палате номер 302.

«Хомгер» — значилось имя на вывеске. Ларри вошел, аккуратно закрыл за собой дверь и стал разбирать аппарат. Этот переносной блок был достаточно прост в обращении и не требовал подключения к электрической сети. Однако его работоспособности хватало максимум на час. Но Лациф сказал необходимо несколько минут подключения, а значит должно получиться. Также по указанию Лацифа Ларри оказался зарегистрированным пользователем в игре под чужим именем и странным ником «Буржуй». Это был недорослик с длинной бородой. То ли у Лацифа своеобразное чувство юмора, то ли он даже не задумывался над именем и внешним видом персонажа. В любом случае это неважно. Он нужен для ежедневного отчета. Ларри обязан каждый день ровно в семь часов вечера заходить в игру и встречаться с Лацифом и сегодня первый из таких дней, если все получится. Руки Ларри от волнения дрожали, но он уверенно вводил данные, присланные в письме, и игра запустилась от гильдии Бессмертных. Аккуратно одел шлем на голову бессознательно лежащего на кровати мужчины и нажал зеленую кнопку запуска. Мир Цивитаса распахнулся и Боб Хомгер открыл глаза.

— Дардион сколько получилось? — уже на ходу спросил король.

— 803 игрока на данный момент в онлайне и готовы отправиться — отрапортовала чародейка. — Но ребята говорят, скоро еще народ подтянется.

— Думаю пока хватит. В любом случае не придется переживать за ваши жизни-кивнул Лациф, открывая портал посреди двора.

— Глава! — за спиной появился запыхавшийся Эрик. — Возьмите меня с собой!

— Нет-Лациф даже бровью не повел. — Иди и займись своими делами.

Парень хотел возразить, но перед ним появилась Венера, и он, уставившись на нее, промолчал.

— Как скажешь.

Верммут, мысленно ругаясь на короля и Венеру, пошел к тренировочной площадке, где носились вернувшиеся игроки, счастливо кромсая друг друга. Все ждали когда стелсеры вернуться из разведки. Наконец Галиш и еще несколько парней появились из портальной арки.

— Барьер полномасштабный. Дворец как в куполе стоит. Бить будем несколько часов. Если все пойдем.

— Все не пойдем — задумался Лациф. — Увольте меня от очередного нервного срыва. — Берем тех, кто есть и отправляемся.

Галиш и Дардион кивнули и, бросив в чат общий сбор, стали строить Бессмертных и распределять по группам. Когда все были готовы, Лациф открыл перед каждой группой портал и махнул рукой:

— Заходим!

Народ ровным шагом отправился через мутный порог перехода. Они прибыли ровно по координатам Рура и оказались на вычищенной подземной площадке. Кротолюд показал направление и примерную площадь свободной территории, а также сунув руку в земляную насыпь, сковырнул влажную почву и под ней раскрылся льющийся, подобно воде, защитный барьер.

— Да цены тебе нет — довольно прошептал Лациф Руру, что смущенно поблагодарил и откланялся.

Король аккуратно коснулся этого щита и легкий электрический разряд прошелся по телу, а поверхность соприкосновения засияла еле заметным солнечным всплеском.

— Поглощает урон значит. Интересно как много в него влезет.

Лациф хмуро поглядел на правое запястье и позвал:

«Гаут.»

Тут же из портальной арки потянулась алая нить и закрутилась в спираль вокруг могучей фигуры.

«Нужно узнать сколько снимешь за удар. Стукни со всей дури.»

Лациф активировал титул Лунного рыцаря и достал копье из захватов за спиной. Резко вскинул и вонзил в барьер одновременно с ударом демона. Защитная пелена всколыхнулась, блеснула золотом и пошла мелкой рябью.

— Ровно процент — отчеканил Галиш.

И все поглядели на появившуюся перед глазами полосу прочности.

«Гаут это барьер особенный или ты совсем ослаб?»

«Мне нужны все мои силы, а не этот кусок!»

«И как ты себе это представляешь? Я тебе замок на вулкан перенесу?!»

«Подожди немного» — фыркнул демон. — «Сам сейчас приду. Давай, прикажи.»

«Уничтожь этот барьер, но не забывай, что Бессмертных трогать нельзя.»

«Да знаю я!» — съязвил демон. — «Один и тот же приказ столько времени.»

«Начинай уже в кучу собираться!»

— Всем сделать пять шагов назад — прошел тихий приказ от шеренги к шеренге, оповещая так всех присутствующих из-за неработающих чатов.

Народ просто расселся, отодвинувшись от барьера, на возможно удаленное расстояние в данной ситуации. Все бездельничали, ожидая, когда лава вернется. Гаут медленно втекал в порталы и его высота становилась все больше, пока не заполонила собой все свободное пространство у барьера. Бессмертные попятились от него, сжавшись как муравьи в плотную кучку, и замерли. А кипящая и булькающая волна нависла над барьером в ожидании короля:

«Бей!»

Демон стукнул об барьер. Лава покрыла его часть и он засиял солнечным светом. Все вокруг заходило ходуном, а по поверхности защитной пелены пошли мелкие трещинки.

«Еще!»

Гаут нахлынул снова. Земляной потолок, нависающий над головами стал сыпаться. Но народ бесстрастно глядел на него и потихоньку начал скучать, а Лациф, встав в самом углу пещеры, внимательно наблюдал. Гам солдатни нарастал с каждым часом, тут и там стали слышаться анекдоты, всякие истории, чушь несусветная и прочая ерунда об игре и реале. Король фыркнул:

— Рты закрыли! — рявкнул он.

Армейские замолкли. Медленно, косясь на них, Лациф подошел к лавовой волне.

«Венера. Тащи сюда ту чертову стрелу. Если что, я на тебе.»

«Да, король.»

Спустя пару минут Лациф увидел в ее руках тот самый белый наконечник, что был брошен ему под ноги. Боль. Паника. Истерия. Ненависть. Злость. Все эти чувства нахлынули, стоило ему лишь на секунду расслабиться и голубое сияние окутало тело. Глаза вспыхнули алым, а Гаут, счастливо улыбнувшись в душе, как ласковый кот обвил своего хозяина.

«Бей!»

Два демона взмахнули руками, их силы перемешались и прилетевший удар проделал вмятину в барьере. Еще раз и новая трещина, засиявшая солнечным светом, за ней еще одна и еще. Купол становился похожим на стекло, что сыпется и крошится, пытаясь выстоять в неравной борьбе. Новый замах когтистых лап и новый треск.

— Достало! — заорал демон.

Резкий жест, словно он откидывал невидимые полы плаща, и голубая сияющая энергия накрыла барьер. Тот задрожал и, надрывно вибрируя, рассыпался подобно хрусталю.

— Зачистить территорию! — заорал Галиш и Бессмертные понеслись за ним, аккуратно обходя замеревшего на месте короля.

Венера неторопливо подплыла к нему. Дева протянула руку, как вдруг болезненный и уставший голос прохрипел:

— Не хочу обратно.

«Вы обещали, король.» — и ее ладонь легла на его плечо.

Сияние стало пропадать вместе с черным дымом, глаза потеряли свой огонь и перед разрушенным барьером вновь стояли гомокул и огненный демон.

«Гаут, а ты знал, что ты слабак?»

«Чего сказал!?»

«Все, тебе пора» — указал он демону на портал.

Но тот, принял форму короля и пробурчал:

«Прикажи остаться. Я не трону ее.»

Хищный взгляд обратился к лавовому созданию:

«Теперь я сильнее тебя, Гаут, не забывай об этом.»

Демон зло фыркнул и направился к порталу как услышал.

— Останься и помоги мне. Я прошу.

Гаут застыл у мутного порога и кивнул:

«Тебе в просьбе я отказать не могу.»

Лациф перешагнул через разбитые остатки барьера и вошел на поле битвы. Здесь уже во всю сражались его воины и Божьи слуги. Справа от Лацифа шел кипящий Гаут весь из огня и лавы, слева от Лацифа парила невесомая струящаяся Венера. Она накрыла короля щитом, а Гаут быстро расчищал ему дорогу. Так они дошли до золотых дверей дворца. Рука короля загорелась голубым сиянием и с размаха он проделал дыру в золоте, толкнул отварившуюся дверь и вошел. Он оказался в невероятно роскошном и дорогом холле, потолок которого весь был завешан маленькими золотыми колокольчиками, что наполнились звоном как только он переступил порог.

С трех сторон к нему из коридоров помчались Божьи слуги. Лациф поманил Гаута и тот мгновенно переключился на новые цели, а король, рассматривая прекрасы этого дворца, неторопливо пошел вверх по лестнице, которая привела его в зал приемов. Стены здесь были оформлены темными деревянными панелями с разным, неповторимым орнаментом на которых висели огромные квадратные картины с абстрактными цветными изображениями.

Из этой комнаты был один выход через который Лациф попал в мраморную палату, а потом в большой пиршественный бальный зал. Весь в золоте, с огромной люстрой, свисающей до самого пола и с тысячей горящих свечей на ней. Повсюду лепнина и золотые узоры. Так много богатство и роскоши, что от них глаза слепило.

Из этого зала было две двери находящиеся друг напротив друга. Лациф направился направо, а Венеру отправил налево. Он вошел в библиотеку. Огромное помещение стены которого представляли собой полки с книгами. От потолка до пола в этой обширной библиотеке собрались самые разнообразные произведения и издания, точные копии книг из реальности, от «Маленького принца» до «Цитат Председателя Мао Цзэдуна». Тут же взгляд зацепился за «Сон в красном тереме» Цао Сюэцинь и «Иллюстрированную русскую историю» Ключевского.

— Разносторонний ты, однако — нахмурился Лациф и вошел в следующую дверь и замер.

Это был охотничий зал. Балочный темный потолок, белые стены и пол, застланный самыми разными шкурами, а по стенам, тесно к друг другу, развешаны чучела животных и… созданий. Наравне с головой огромного пса висела голова оскалившегося орка, а рядом волчья. Лацифа потянуло блевать.

— Орки конечно те еще говнюки, но вот так. Даже для тебя Сияющий это уже психическое отклонение-передернуло короля.

Однако центральное место в этой коллекции на противоположной от двери стене занимало три места. Голова тигра и трехглавого змея. А между ними пустовала огромная ниша.

— Ты собираешь мои трофеи, чертов ублюдок — ошарашенно пробормотал Лациф, уставившись на пустующее место для чучела.

«А что ж ты сюда повесить хочешь? Или кого?»

Так как выхода из этого зала не было, Лацифу пришлось вернуться в бальный, где его уже ждала Венера.

«Там опочивальня и флигель с королевскими покоями» — отчиталась дева.

Король кивнул и они вдвоем поднялись по еще одной широкой лестнице. Перед ними появились золотые двери. Лациф толкнул.

— Заперто — и очередной удар разнес очередной проход.

Кровь потекла с разбитого кулака, но гомокул смахнул ее одним резким движением и вошел. Перед ними во всем своем великолепии предстал тронный зал. Стены его были выложены из грандидьерита, зеленый камень тут и там мерцал синеватыми прожилками, заливая комнату морскими переливами. Весь потолок был расписан фресками, картинами с самыми разнообразными сценами сражений и поклонений. Большие окна, рамы которых изрубцованы золотом и драгоценностями, а у каждой из стен золоченые статуи. Здесь стоял Кронос, в руках которого был серп и Уран, что опирался на стену из людей. Здесь же неподалеку от него стояла прекрасная Гея, которая держала в ладонях цветок. Тут же стояли Хаос и Гемера, а посреди этого золотого множества красовался Атлас, что держал на себе земной шар, полностью покрытый сусальным золотом.

— Атлантом себя возомнил, кретин — фыркнул Лациф и одним ударом разнес статую на куски.

Глазам открылся золотой трон, на котором сидел Сияющий. Король мгновенно призвал копье и замер на секунду, но ничего не происходило и он осторожно направился вперед. Венера тут же накрыла его своим алым щитом и Лациф аккуратно наклонился над спящим РИЯ.

— Надеюсь тебе снятся кошмары — улыбнулся он, склонившись над его ухом, но тот даже не дернулся.

«Так ты еще не подключился. Медленно ядро, медленно» — цыкнул Лациф.

— Давай-ка я убью тебя во сне и посмотрим как ты сможешь воскреситься — прошипел он и вскинул копье, как вдруг услышал зов Венеры.

«Тут что-то есть.»

За золотыми тяжелыми шторами, которыми была завешана целая стена, позади трона находились небольшие двери. Лациф ненавистно поглядев на Сияющего, нацепил на него оковы Кролуса и подошел к девушке.

С дверями пришлось повозиться, он несколько минут пробивал в них дыру, дотягивая прочность до нуля и те, наконец сдавшись, с треском распахнулись. Маленькая темная комната, ни факелов, ни другого источника света. Но спасибо Тенебре и ее благославлению, для Лацифа это не было проблемой. Здесь лежало оружие и стояли разные сундуки, однако внимание привлек только один. Точная копия такого же, который прислал смотритель, с нацарапанными кровью словами о разрешении открыть только Создателю. Лациф зубами заскрежетал от злости.

— Так это ты тварь такая… Бедный старик. Вот же.

— Утащи его Венера. Пусть Алекс запрет его в одном из своих лабиринтов на вулкане. Оковы не снимать. Мне нужно о многом у него спросить.

Девушка, подчиняясь приказу, поплыла к трону, а на глаза короля попался арбалет и колчан со стрелами.

— Это же… — он схватил одну остроконечную и замер. — Это же те самые… в точности… которая Томаса…  Так это ты! — глаза гомокула мгновенно вспыхнули, тело озарилось голубым пламенем, и король кинулся на спящего Сияющего, но Венера уже вносила его в открытую портальную арку.

«Успокойся» — появился в дверях Гаут и схватил несущегося демона за запястье. — «Живой он пока полезнее будет. К тому же пусть помучается перед смертью. А сдохнуть во сне не слишком ли прекрасно для него?»

Лунный зло глядел на пришедшего огненного:

— Он сын моего… сына — прохрипел звериный голос.

«Да знаю я» — но Гаут не отпускал.

Король наконец кивнул и выдернул руку из хватки демона, медленно перевоплащаясь.

«Пока ты рядом с нами, можешь не переживать о своем обличии» — отозвался тот.

— Я знаю — Лациф шумно выдохнул, пытаясь привести мысли в порядок. — Как думаешь, может в том сундуке лежать что-то, что сможет оживить мертвого. Старик говорил, что у него есть такая возможность. А вдруг именно из-за этого РИЯ и ворвался к смотрителю? — король с надеждой поглядел на Гаута, а тот головой покачал.

«Понятия не имею. Бралза тот еще хитрый упырь.»

— Бралза?

«Имя старика. Он у Кролуса алхимиком был. Поговаривали, что он изводил живых, чтобы создавать какие-то особенные зелья. Кто знает, может он и правда создал что-то подобное.»

«Создавал. А вдруг он сможет вернуть Томаса и Сашку? А вдруг шанс еще есть!»

В сознании затрепыхалась призрачная надежда, за которую Лациф ухватился как за спасательный круг.

— Что ж, тогда, заберем его с собой — взял он сундук в руки и чуть не рухнул с ним на пол. — Вот это тяжесть!

«Зачарованный видимо.»

— Да плевать — хоть и с натугой, но Лациф таки разогнул спину и медленно побрел к выходу.

Он оказался на улице, где все еще воевали его солдаты и осмотрелся. Ники то и дело светились, Божьи слуги тоже перерождались один за другим и так по кругу.

— Это бесконечно — вздохнул король. — Умрите — и все слуги в момент полегли.

Бессмертные опешили на некоторое время, а потом уставились на Лацифа.

— Ну раз вы все свободны займитесь дворцом. Каждый уголок обшарить, проверить каждый миллиметр, все ценное вынести. На третьем этаже есть тайник, из него абсолютно все в мою комнату, я проверю-покосился он на генералов. — Остальное как обычно, потом разберете через Досса. Вот этого оставляю вам, будет на всякий случай прикрывать ваши спины, пока вы добро носите — кивнул он в сторону Гаута. — Галиш, Дардион, сгоняйте в замок и узнайте может еще кто онлайн появился, тоже тащите всех желающих сюда. Портал открыл на каждом этаже. Так что вперед.

— Да, король.

Генералы отправились вместе с ним, а воины с радостным улюлюканьем понеслись во дворец, в предчувствии приятных плюшек.

Эрик места себе не находил. Лациф явно зол на него или того хуже, возможно он его ненавидит. Понятное дело, что он не в восторге от его поступков, но сложа руки сидеть нельзя. Необходимо раз и навсегда доказать главе, что он может положиться на своего командующего. В этот момент арки порталов распахнулись и из одной из них вышел король и два генерала. Лациф нес сундучок и Эрик улыбнулся:

— Начнем с малого!

Парень торопливо подбежал и схватился за сундук:

— Я помогу глава!

— Не трогай!

— Глава, позвольте! Я и так бесполезный эти несколько дней! — снова потянул Эрик, умоляюще глядя на Лацифа.

— Да отстань ты! — рявкнул гомокул.

Однако парень не послушался и выхватил сундучок, тот оказался гораздо тяжелее чем он думал и выскользнув из тонких рук, с грохотом рухнул на землю.

«Дзынь! Бряк! Звеньк!»

Внутри что-то разбилось. Лациф поглядел на валяющийся на земле сундук, потом на эльфа и почувствовал как внутри все закипело:

— Беги!

Его пальцы засветились.

«Этот молокосос!»

Эрик напугано бросился прочь.

«Разбил!»

— Беги, кретин, пока не прибил! — взревел Лациф и кинулся за убегающим парнем.

— Стой, глава! — схватила его за талию сзади Дардион, что со всей своей силы потянула назад.

— Прикончу! — взревел в ярости король.

«Моя последняя надежда!»

К нему подлетел Галиш и Олдер, что наконец вернулся в онлайн. Он схватил гомокула за правую руку. Фил, что вышел вместе с ним тоже бросился к разъярившемуся королю и схватил его за левую руку.

А тот метался в приступе бешенства.

— Разбились! Ты разбил их! — орал он, вырываясь. — Я убью тебя, гаденыш! Что ты натворил!? Я убью тебя сейчас же и избавлю от всех твоих душевных страданий! — рвался он из их рук.

«Последний шанс!»

— Пустите меня немедленно! — заорал Лациф, взрываясь приступом ярости.

— Беги идиот! — закричал Эрику Галиш, что держал короля, обхватив за торс спереди. — Ты же видишь он в бешенстве! Вали отсюда!

Эрик напуганно осмотрел их всех.

«Как до такого дошло? Как он снова все так испортил?»

— Ты сам виноват! — вспыхнули ладони короля, его голос стал меняться и ломаться. — Я давал тебе шанс! Я накажу тебя! — вспыхнули глаза. — Только дай поймать!

— Бегиии! — заорала Дардион, отлетая от короля уже всколыхнувшегося голубым сиянием.

И Эрик начал кастовать перемещение, но…

«Но бежать? Куда? От семьи? От Лацифа? Он и правда убьет его? А может так и лучше?»

Парень вдруг опустил руки и замер на месте.

— Идиот! — заорал ему Галиш, кинувшийся наперерез королю.

— Уноси ноги! — ринулась к эльфу Дардион.

Но Верммут застыл как вкопанный. Демон взвился над ним, занес руку для удара и на него воззрились эти ярко-синие уставшие глаза. Эльф грустно улыбнулся и прошептал:

— Прости…

«БАБАХ!»

Хлесткий удар когтистой лапы оставил вмятину в метр глубиной рядом с магом. Тот, еле устояв, сделал шаг в сторону.

— Ты! — прошипел Лациф. — Я не желаю тебя видеть в ближайшую сотню лет! Не попадайся мне на глаза!

Взгляд полный неприязни и гнева смотрел на мага, но нежданно парень рухнул на колени и обхватил своими руками ноги короля. Верммут завопил:

— Да прости же ты меня! Я идиот! Я кретин! Прошу тебя, Лациф! Я все сделаю, все, все! Только прости мне это! — Эрик заревел. — Ну пожалуйста. Я все, что угодно… — захлюпал он.

«Он и правда совсем как ребенок.»

— Вот дурак — тихо-тихо прошептал Лациф.

Голубое сияние потухло и он присел перед парнем. Заглянул в его заплаканные глаза и, уткнувшись своим лбом в его, больно схватил за затылок.

— Ты мне как брат. Как младший глупый, но все же очень любимый брат. А поэтому я все тебе прощу, просто время мне дай. Понял?

— Да — закивал парень, вытирая слезы.

— А теперь соберись и будь добр не маячь денек другой передо мной, иначе я совершенно по-братски оторву тою тупую башку! — рявкнул Лациф, поднявшись на ноги.

Он смотрел сверху вниз на эльфа и видел в нем себя. Разбитый, растерянный, полностью вымученный и высохший до самого дна.

— Чтоб тебя Эрик — выдохнул он, поднял сундук и исчез.

Ребята успокаивали Верммута и приходили в себя сами. Такого никто не ожидал. Они ошалело сидели посреди двора прямо на земле.

— Ты рукожоп, Эрик — наконец не стерпев, выдал Галиш. — Нафиг ты полез!?

Но тот молчал.

— Он с этим сундуком из замка вышел. Сам нес. Ясно же, что там что-то важное!

— Да мы все тут виноваты — вздохнула Дардион. — Надо было сразу Эрика оттащить.

— А ты? — Фил поглядел на Венеру, что до сих пор парила неподалеку. — Даже не шелохнулась! Не могла щитом что-ли прикрыть? А если б он его и правда стукнул! Мы же до сих пор не знаем с концами от него на тот свет или нет!

— Просто она знала — пробормотал Эрик.

— Что знала? — уставился на него Галиш.

— Что он не тронет меня.

Генерал только рот открыл, как из порталов стали сыпаться предметы. Дардион торопливо подскочила:

— Гал, пошли.

— Мг — промычал убийца и, поглядев на своего разбитого друга, понуро зашагал к замку. На ходу трубя общий сбор всем новым вошедшим в онлайн.

Кулаки расходились в кровь от ударов по твердому разгоряченному камню пещеры. Гомокул молотил стены, заставляя их сыпаться, а свои собственные кости трещать. Они то и дело надрывно сипели от его бешеных ударов, потому как трещины не успевали заживать. Наконец Лациф выдохся и остановился. Тяжело дыша, он смотрел на свои окровавленные костяшки и не чувствовал боли.

«Полегчало?» — раздалось в его голове.

— Да.

«Не бесись ты так. Может все и не так плохо. В конце концов мы даже не знаем были ли там те самые зелья или нет. Мы даже не знаем зелья ли это или у Бралзы были другие способы. Все же он был еще тем психом.»

— Да — Лациф смотрел как рана заживает и снова со всей дури врезал в стену. — Но что если именно они разбились. Теперь нам этого и не узнать никогда.

Гаут немного помолчал, а потом спросил:

«Может лучше оставить в покое тех, кто наконец-то его обрел?»

— Ты сдурел!? — заорал король. — Ты о моем сыне! О моей жене говоришь! — кричал он, ударяя себя в грудь при каждом слове «Мой». -Как я могу их оставить в покое если у меня появился шанс их вернуть!

«Порой желание вернуть мертвых может обратиться смертью для все еще живых» — тоскливо произнес Гаут. — «Ты сегодня чуть своего же не прибил.»

— Не тронул бы я его — вздохнул Лациф и рухнул на горячий каменный пол. — Я могу себя контролировать.

«Но никто не знает, что может случиться дальше.»

Лациф цыкнул и замолк.

«Если у него есть самый невероятный, самый малюсенький, почти невидимый шанс все исправить, он обязан им воспользоваться. Вернуть Тома, вернуть Сашку, это все, чего сейчас он хочет. А этот проныра отговорить его пытается!» — поглядел он на лавовое озеро.

— Гаут.

«Мм?»

— А ты превратился в мамку.

«Да пошел ты!»

— Сам пошел — устало улыбнулся король.

«Он не упустит этой возможности! Он непременно постарается их вернуть!»

Глава 12

— Новый день начался по накатанной — хмыкнул Лациф и, распахнув шторы, выглянул в открытое окно, — дежавю просто.

Уже больше двух недель прошло, а гаденыш не очнулся. Сияющий до сих пор спит, а без него не получается открыть сундук. Лациф пытался много раз, но сколько не прикладывал его руку, замок не открывался и сундук до сих пор стоял запертым. Можно было конечно и вскрыть его уже, но неизвестно что за наказание будет тому, кто это сделает. Хотя Лациф боялся даже не этого, больше всего он боялся, что карой за взлом будет исчезновение содержимого сундука. Бралза явно не дурак, да и не зря ведь этот гаденыш заставил старика нацарапать разрешение.

Лациф задумчиво вздохнул и посмотрел на дремлющего Сашку. В последнее время сын перебрался в кровать к отцу и теперь его ночи напоминают сон в студенческом общежитии. Места мало, двигаться опасно. Узкая неудобная полоса доступной площади на которой он отлеживал свои бока, совершенно отличалась от той огромной части кровати, что занимал Сашка в виде звездочки. Он ухмыльнулся и опять поглядел во двор. Работы по восстановлению замка и городов шли полным ходом. На земле и под землей активно восстанавливались прошлые прииски и постройки. И если некоторые были потеряны и разрушены так, что не восстановить, то на смену им пришли другие полезные ископаемые, поднятые с глубин самой землей. Пока сложно было говорить в каком состоянии будут финансы, но покуда их хватает на восстановление и пропитание, проблем быть не должно. К тому же по этому поводу Лациф не сильно переживал. У него был прекрасный запасной вариант в виде замороженных счетов Хомгера. Боб исправно выполняет свою работу, создавая впечатление, что и дальше пытается навредить Лацифу, а между тем на его плечах повис долг, за который в скором времени он должен будет заплатить. Они с Ларри довольно неплохо поладили. Два бизнесмена, живущие лишь мечтой обогащаться, быстро нашли общий язык, и хоть Лациф не верил ни одному из них, но имел возможность влиять на обоих именно благодаря их меркантильности и жадности. Что касается прошлого генерального директора корпорации игр, то он буквально влюбился в мир Цивитаса и не упускал ни единой возможности отдыхать тут, шляясь по тавернам, пробуя выпивку и еду. Они с этой извращенной эльфийкой даже в доме разврата побывали, что уж там говорить о прочих развлечениях. За эти дни этот недорослик потратил в игре не мало казённых антар и Лациф стребовал с него огромную компенсацию.

«Ларри Бошман оказался тем еще гулякой. А еще он довольно рассеян и безобиден, так что не сложно догадаться, как Сайчел удалось сместить его с должности» — потер затекшую шею Лациф. — «От этой ведьмы пока ни слуху ни духу. Наверное вся в истерике из — за неподключенного ядра. Акции их компании пошатнулись, но благодаря тому, что „Второй“ вернулся эта дамочка усидела на своем кресле. Сам не понял, что помог. Ну ничего, это ненадолго.»

Она явно сейчас в жуткой депрессии, хотя не она одна. У Лацифа под боком тоже есть один депрессивный. С того самого дня Эрик действительно старательно его избегает. Злость отпустила и теперь король подумывал, что пора бы вернуть парня на нужные рельсы, а то мало ли чего он себе опять надумает. Хотя и Фил то и дело косится на него. А бывает и вовсе прячется. Зато Гаут и Венера всегда рядом. Эти двое стали тенью короля вулкана и являлись даже без зова. Просто приходили когда были нужны, ощущая его состояние собственным нутром. Лациф позволил Гауту шляться по замку в виде огненного пса размером с лабрадора, но при этом строго настрого запретил даже близко подходить к Бессмертным без него. Но тот хоть много и ворчал однако шанса упускать не стал и носился по просторам замковой территории, по поведению и правда очень похожий на обычную собаку, не считая того, что своими огненными языками он бабочек не ловил а жег. Ну тут разница-то по сути и не велика.

Александр спросонья забухтел что-то и Лациф отвлекся от своих мыслей. Он поглядел на сына, а тот уже стащил свои ножки с высокой кровати, завис на секунду в воздухе и плюхнулся на пол. Аккуратно поднялся и притопал к отцу, обняв его за ногу. Лациф расплылся в нежной улыбке от умиления, глядя на это маленькое чудо, и аккуратно взяв его на руки, усадил на подоконник, позволяя рассмотреть замок и его прилежащие территории со столь огромной для ребенка высоты. Однако Саша лишь на секунду вжавшийся в отца, храбро распахнул глаза и уставился на горы, что статно и величаво возвышались за воротами. Они наблюдали, пока солнце приветствовало их своим теплом. Ласковый ветерок трепал их темные волосы и сын с отцом просто смотрели вдаль.

— Гляди Александр. Вот это все наше. Наш дом и наша самая большая головная боль-гомокул хмыкнул и, схватив мальчика за бока, усадил себе на шею.

Тот радостно взвизгнул и скомандовал:

— Но!

Лациф удивленно уставился на сына, сын уставился на отца и спросил:

— Но?

Король захохотал, заржал как лошадь и, открыв двери, понесся с маленьким гомокулом по просторным коридорам замка.

Бетти, сидевшая в глубокой задумчивости в гостиной, ошалело уставилась на своего брата, что с лошадиным ржанием сбегал по лестнице и наделывал круги вокруг дивана. Синеволосая волшебница улыбнулась и поманила к себе малыша, но тот наотрез отказался и, вцепившись в отцовскую голову еще крепче, указал своей ручонкой на распахнутую дверь, ведущую во двор. Король быстро сориентировался, изобразил лошадиное фырканье, стукнул копытом и побежал на улицу, а Сашка задорно и весело хохотал, подскакивая на отцовской шее, подобно настоящему наезднику.

Бетти посмотрела им вслед, поглядела на свои внутренние экраны, свернула консоли и отправилась вслед за братом и племянником:

— Догоню!

На улице стучали молотки и переносились стройматериалы, но Лацифа мало это беспокоило, он лавировал между ними, а сын озвучивал это шумом, подобному шороху при левитации.

— Летим, Саня! — засмеялся гомокул и подкинул мальчонку в воздух, тот счастливо завизжал и, оказавшись в руках отца, понесся вертолетом на встречу к тете.

Бессмертные отвлеклись от работы, и как-то растерянно уставились на это зрелище. Давно они не видели своего короля таким. Обычным.

Эрик, что тащил пару ведер со смолой тоже замер на месте.

— О смотри, Санька, там дядя твой непутевый! — улыбнулся Лациф, указывая на растерянного парня. — Иди поздоровайся!

Малыш запищал и заплетающимися ножками бросился к ошарашенному эльфу. Тот глядел то на маленького принца, то на короля, а в конце концов поставил тяжелые ведра и присел перед Сашкой, что крепко обнял его за шею.

— Но! — закричал он ему, совершенно самостоятельно пытаясь залезть по спине и Лациф захохотал во все горло:

— Ну все, теперь ты его лошадь!

— Я тоже хочу дядя! — активизировались дети, что выбежали из замка, услышав из окон смех Лацифа.

— И меня! — облепили они короля.

Тот не устоял и от неожиданно кинувшихся на него детей рухнул на землю вместе с ними, засмеявшись еще веселее.

— А может, это… перерыв… король? — раздался чей-то неуверенный голос из толпы.

— Ну, а чего, давайте, — развалившись на зеленой траве улыбнулся Лациф. — Доделывайте и накрывайте! Будем есть, пить и весилиться!

— ДА!

— Вот это я понимаю!

— Ура!

— Гуляем, народ!

Бессмертные завопили и тут же, поднявшись духом в предчувствие веселья, торопливо стали доделывать то, что осталось. Пока парни разгребали двор, а девушки накрывали на стол, Лациф изображал и лошадь и карусели и реактивный самолет и даже дракона, катая детей на спине и пугая их огненными всполохами. Те с криком носились от него и весело хохотали, наполняя искалеченный замок новой жизнью и новыми беззаботными радостными моментами.

Досс и Хоске собрали вокруг себя кучку любителей выпивки и интриговали их рассказами о новой настойке, которая будет похлеще этой, которую они сейчас уже распивали за милую душу. Мэлади и Алекс держались за ручку и о чем-то смущенно болтали. Бетти пыталась научиться танцу друидок, а те, вместе с Лорой и остальными хохотали над ее потугами. Дени, как оруженосец короля, бдил за детьми. Олдер и Дардион о чем-то увлеченно разговаривали, Фил пытался разобраться с новыми минами, которые показывал ему Галиш. Все отдыхали. Отвлеклись от проблем насущных и наконец-то расслабились.

Верммут со стороны наблюдал за происходящем, все еще боясь влиться и забыть о произошедшем. Он смотрел как Лациф показывал детям фокусы с огненным псом, что уже несколько дней носился по двору. Тот выбрасывал в небо алую нить, а Лациф ее замораживал, получалась этакая сосулька, внутри которой был запечатан живой огонь. Ребята счастливо визжали, собрав довольно большую коллекцию замороженного пламени. Король, спиной почуяв взгляд эльфа, поднялся и направился к нему. Парень к месту пристыл и, занервничав, стал расправлять складки на своей одежде.

Гомокул облокотился спиной на теплую каменную стену замка и кивнул огненному, который тут же бросился вверх по тропе.

— Сожалеешь? — провожая его взглядом, спросил король.

Эрик кивнул.

— Не помогает это, — вздохнул Лациф и посмотрел на небо, где солнце уже близилось к закату.

Он протянул руку к одному из алых лучиков, что обогрели его пальцы.

— Ничего не поможет. Просто живи дальше и все. Думаешь мне легко после всех тех геноцидов, что я сотворил?

— Но ты же ради нас старался! — тут же воспрял Эрик.

— Ну да, ну да, благими намерениями, друг мой, выложена дорога прямиком в ад.

— Это с меня все началось, — Верммут виновато посмотрел в желтые глаза. — Это я сказал Дени про те кинжалы.

— Ну тогда уж думаю все началось с меня, — ухмыльнулся Лациф, — это ведь я сделал его оруженосцем-он продолжал смотреть как круглое сиюящее светило погружается за горизонт. — Если бы мы знали где упадем, то непременно подстелили бы себе соломы. Но даже в этом мире, полном магии, мы все те же слабые и беззащитные перед обстоятельствами люди, — король вздохнул и поглядел на Эрика. — Я тебя простил и ты себя прости, — он хлопнул парня по спине. — А теперь пошли напьемся.

— Сам предлагаешь! — улыбнулся командующий. — Пошли, пошли!

— Я тебя перепью! — заявил эльф, подняв наполненный до краев стакан.

— Да ладно? — азартно ухмыльнулся гомокул. — Ну давай! Проигравший всю неделю зачищает Сайтро от крысоглотов!

— Договорились!

Эта попойка была веселой и Эрик вырубился первым, рухнув лицом прямо в стол. Бессмертные захохотали и стали делать скрины со своим пьяным командующим, говоря, что такой шанс упускать нельзя. Фил и Галиш хоть и состроили недовольную мину, но от этой возможности отказываться не стали. Они собрались вокруг пьяного Эрика, прихватили Миргу, Олдера с Дардион, приволокли Лацифа и Бетти запечатлела это навеки. Веселый король, довольные генералы и пьяный, спящий за столом командующий армии Бессмертных.

Мантис и Буржуй появились во дворе, когда народ уже дошел до нужной кондиции и стал устраивать бои, проверяя свою силу. Эльфийка мигом сориентировалась и отправилась в ближайший круг борющихся, а недорослик поспешил к столу испробовать настойки. Досс да Хоске, увидев нового слушателя, быстренько подсели ему на уши и они втроем завязали долгую приятную беседу, попивая крепкую горячительную.

Олдер и Галиш достали давно заброшенные музыкальные инструменты и стали наигрывать приятную мелодию из реала, что не так давно выпустила одна из любимых рок-групп короля. Лациф с наслаждениям вслушивался в эти звуки, благодарно глядя на парней. Потерянное и позабытое ощущение семьи снова возвращалось и прикрывало дырки, которые уже неплохо разрослись в его душе. Он с легкой улыбкой покачивался в такт музыке, смотря как Фил нежно обнимает Мариэнну, как Хоске танцует с Лорой, а Венера пытается привести в чувства Эрика.

Тяжело вздохнул.

Розовые глаза Сашки, улыбка Томаса снова всплыли перед глазами и заставила сердце сжаться. Тоска накатила с новой силой, как вдруг с двух сторон на него рухнули Мирайя и Александр.

— Охохо! — счастливо захохотал он и крепко обнял детей. — А я уж думал вы про меня забыли!

— Я ждала пока ротонда уснет, папочка.

— Папська! — воскликнул Сашка, восхищенно глядя на отца.

— Это же его первое слово! — захлопала в ладоши Мирайя.

— Неет, первое слово было НО! — засмеялся Лациф и поцеловал розовые щеки сына.

Тот захихикал и ткнул ручкой вперед.

— Кажется наш Санечка хочет танцевать!

— Тогда танцевать! — подхватил король обоих своих детей на руки и понес в толпу к остальным танцующим.

Венера таки залила в рот эльфу зелье и тот спустя пару секунд очумело осмотрелся, потирая затекшую щеку, на которой отпечатался деревянный стол.

— Ч-что т-тут ппроисходит? — силясь над каждым словом, пробормотал он, уставившись в рубиновые очи девы.

Венера аккуратно потянула к нему свою руку, но эльф перехватил ее тонкое запястье и резко притянул к себе.

Поцеловал.

Голову захлестнули какие-то эмоции, но спасибо пьяному угару, он пережил их и почувствовал вкус ее холодных медовых губ. Девушка не сопротивлялась и неумело, но податливо отвечала на его прикосновения. Медленно отпустив ее руку и отстранившись, Эрик виновато поглядел на Венеру:

— Прости. Я… мм, — слов не находилось, он просто отвел взгляд.

«В себя пришел, что сделал осознал, а как теперь объясняться не знаю.»

Ее холодная рука коснулась теплой щеки эльфа и его накрыло волной образов и голосов. Из всей круговерти, промчавшейся а его голове он понял только одно:

«Я… стану… для… тебя… другой.»

Эти слова собрались из множества чужих слов, но он понял.

— Ты сделаешь тот квест?

Его вопрос застал девушку врасплох и она вопросительно наклонила голову к плечу.

— Лациф. Он может дать квест на перерождение персонажа. Или ты не об этом? — уже менее уверенно пробормотал Эрик.

Венера покачала головой.

— Так, ладно — парень подскочил, возвращая девушку со своих колен на землю, — я опять неправильно тебя понял. Извини — и еще раз извинившись, он пошел к сыну, что играл в догонялки с Ластиком и его духом. Тот неплохо подрос и стал уже крупнее мальчонки, однако все так же послушно носился за ним по кругу. Тут же к ним подоспел и Сашка. А с ним подошла Мирайя.

Венера же полетела прямиком к королю, болтающему с Хоске и заглянула ему в глаза, встав между сыном и отцом:

— Даже не вздумай — отрезал гомокул. — Мои мысли позволено видеть только мне. И уйди, нельзя вот так нагло встревать в разговор!

Девушка склонила голову и оказалась за спиной короля.

«Квест. Покажи мне как измениться.»

Лациф грустно вздохнул, покосился на Эрика, что тревожно глядел на него и кивнул. Он попрощался с отцом и прогулочным шагом пошел к проходным воротам, которые вели к городу у подножия.

— Только знай. Твои силы тебя покинут.

Венера немного поразмыслила.

«Это непозволительно для меня.»

— Почему же?

«Это мое назначение.»

— Нет у нас назначений. Свою дорогу мы выбираем сами — Лациф остановился и повернувшись к ней слегка толкнул пальцами ее лоб. — Вроде такая рациональная и все же глупая. Хочешь остаться такой как сейчас — останься. Не хочешь — смысл мучиться?

«А как же король?»

Лациф улыбнулся:

— А король не маленький. Сам справится. Вот их видишь? — указал он рукой на Мэлади и Алекса, танцующих в обнимку. — Вот это самое важное, а остальное приходящее и уходящее. Без наших половин мы всего лишь мясо на костях, спим и кушаем. А они делают нас чем-то большим. Чем-то важным. Для каждого из нас есть кто-то самый важный. Для кого мы готовы терпеть и меняться. И если ты такого нашла, не отпускай.

«Не отпускать?» — изучала Венера молодую пару.

— Ага — кивнул Лациф.

Он сунул руки в карманы и расслабленно опустил плечи:

— Мариэнна рассказала мне, что ты спасла их, когда я был Лунным. Это было рационально по-твоему?

«Это было правильно. Я подумала, что их смерть принесет тебе боль.»

— Значит за меня беспокоилась — благодарно кивнул Лациф. — Кто-бы мог подумать, что бессердечное дитя демона умеет думать о других. Знавал я уже похожую на тебя. У нее тоже не было сердца, но чувствовать она умела — Лациф шумно вздохнул. — Брат твой тоже умеет. Присматривает за нами. Переживает. Так сладко, как под его лучами я никогда еще не спал.

«Он всегда рядом. И я должна, я обещала.»

— Знаешь, если сумеешь сделать этого оболтуса снова счастливым, — махнул он головой в сторону напряженно следящими за ними Эрика, — я прощу тебе это обещание — улыбнулся Лациф и неторопливо пошел по тропе, ведущей к лабиринтам.

«Я ведь должна занять место матери.»

Он замер на секунду и цыкнул:

«Ты ничего никому не должна. И прекрати рыться в моей голове!»

Лациф брел вверх по тропе, насвистывая услышанную от парней мелодию и смотря на раскинувший свои зеленые стены лабиринт Алекса. Он строил его вокруг замка. Это место особенное, парень придумал его вместе с Хоске и теперь даже Лацифу было жутковато туда заходить. Видел он, что стало с тем бедным горным козлом. Гомокула передернуло. Он конечно привык к извечному кровопролитию, но все же неприятный осадок то и дело остается.

Остановился у входного проема, которым служила дыра в травяной пятиметровой в высоту стене и вошел. Алекс и отец кровно обещали, что на «своих» лабиринт и всякая травянистая нечисть реагировать не будут. Однако Сияющий к своим не относился и Лациф скривил губы, увидев отвратительное зрелище перед собой. Синие стебли Клаусы окутали прикованного к столбу ядро и уже впитались в его мясо, оставляя глубокие порезы. Однако даже в состоянии сна тело РИЯ заживало и теперь создавалось ощущение, что он был насажан на веревки как какое-то чучело. Часть Клаусы, а вместе с ней и кислотно-салатового вьюна проросли прямо сквозь рыцаря, и теперь их стебли торчали даже изо рта Сияющего, от вида чего Лацифа замутило.

— Ненавижу эти растения, — резким движением выдернул он торчащий из приоткрытого рта стебель и РИЯ закашлялся.

Лациф зло оскалился и призвал копье. Сияющий довольно долго кашлял, поджившие раны снова стали кровоточить и он, придя в себя, закричал от боли.

— Где я!?

— Как это где? В гостях! Нравится прием!? — взмах острого пера и Лациф вырезал часть вросших стеблей вместе с мясом из руки Сияющего.

Тот, дернувшись, мучительно взвыл.

— Ах ты, мерзкая букашка! Да как ты посмел меня тронуть!? — заорал он, харкаясь при этом кровью в гомокула.

— Боюсь, боюсь, — хмыкнул Лациф и располосовал ногу рыцаря. — Я так долго могу. Хотя давай сначала поговорим!

— Ты понимаешь что тебе меня не убить!? — зло прошипел повисший на столбе РИЯ.

— Да разобрался. Так уж вышло, что и меня не убить. Только вот проблема. Даже если грохнуть короля вулкана, Лунный все равно останется жить. Именно в него я превратился когда ты убил МОЕГО СЫНА! — новый взмах копья вскрыл грудь и живот Сияющего, так, что часть кишок выпала наружу и повисла.

— Мерзость, — стряхнул кровь с копья Лациф. — Мое сознание где-то застрянет. Словно в лимбе, а все это время Лунный будет уничтожать это место. Вот что будет, убей ты меня. А вот еще интересный факт. Я в облике демона куда сильнее твоего аспида. Смотри сколько проблем сразу возникнет если я исчезну. А теперь давай подумаем, что случится если исчезнешь ты? — Лациф сделал вид, что искренне задумался, а потом пожал плечами. — А ничего не случится. Ну развалятся твои локации, но их мало и моих созданий на них нет, так что мне плевать. Но вот беда, ты же, сука, все равно когда-нибудь вернешься! Опять, тварина, перезагрузишь свои мозги и появишься. А вот этого мне уже не надо! Поэтому давай так, ты мне сейчас рассказываешь все, о чем я спрошу и я оставлю тебя целого тут висеть. Или порежу вдоль и поперек, потом подожду пока все заживет и снова порежу. Вот в чем твоя прелесть, гад, из-за того, что ты официальный сервак, у тебя есть эти чудные плюшки заживления и поглощения урона, но судя по тому, что ты до сих пор в оковах, даже на тебя они действуют.

— Есть непреложные правила! — прорычал на Лацифа РИЯ. -Тебе ли не знать!

— И это сейчас меня радует. А теперь давай начнем, — он исчез и через секунду появился с сундучком в руке.

У РИЯ глаза от бешенства покраснели.

— Открывай!

Сияющий отвернул голову, не желая подчиняться.

— Ну как хочешь, — улыбнулся гомокул и призвал из инвентаря кнут. — Вот этим ты стегал моих девчат тогда в пещере, да?

Но искин молчал.

— Сколько раз ты ударил мою дочь, м? А жену? А бедную Илою? — Лациф нервно поглаживал кожаный ремень с тонким острием, ввязанным в конец.

— Три раза?

«ВЖУХ!»

и гибкий кнут оставил шершавый кровавый след на лице и груди Сияющего. Тот закричал от боли.

— Пять раз? — и новый удар, просвистел в воздухе.

— Десять раз! — заорал разъяренный гомокул, и кнут снова стеганул рыцаря.

РИЯ вопил, а Лациф безумствовал, желая прибить его.

«Растерзать эту суку! Замучить до смерти! Заставить рыдать и плакать! Пусть сдохнет и плевать, что воскресится! Найти и мучить снова! И так сотни раз! Чтобы умолял убить его! Чтобы сам возжелал смерти и подох как собака! За девчат, за Тома!»

Взмах.

— Стой, стой! — еле слышно пробормотал Сияющий разодранными губами. — Хорошо. Я согласен. Что ты хочешь знать?

Лациф торопливо отбросил кнут, боясь, что уже не сможет себя сдержать и тяжело дыша процедил:

— Где смотритель?

— Сдох.

— Совсем?

— С концами-довольно растянулся в широкой кровавой улыбке РИЯ, за что получил хлесткий удар наотмашь прямо по щеке.

— Что в ящике? — потирая загоревшуюся руку, спросил Лациф.

— Зелья, которые он сделал из Кролуса и прочих материалов. Они обладают особенными свойствами.

— Прямо как твой аспид, да? — гомокул навис над Сияющим и сжал его глотку. Острые когти медленно выползая, впивались в шею рыцаря, пуская очередные кровавые потоки. — Ты убил моего сына из-за сердца той твари!? — бешено заорал Лациф.

— Сердце аспида только для меня! — так же громко заорал в ответ РИЯ.

— Да чтоб тебя, — обреченно пробормотал Лациф, сжав голову руками.

«Можно я добью… Думаю можно…»

— Выбери ты любого другого и твой сопляк был бы жив! — захохотал Сияющий.

Лациф глянул на него, как сова во время ночной охоты и со всей дури врезал по челюсти. Та с хрустом съехала в сторону.

— ААА, — завопил Сияющий, пытаясь вырваться, но от этого вросшие в него стебли только принесли еще больше боли.

— Ладно, — король подставил под руку РИЯ сундук. — Открывай. Он все равно теперь мой.

Тот натужно потянул ладонь, приложил ее к крышке и замочек щелкнул. Лациф открыл сундучок и еще более расстроенно завыл. Четыре бутылька были напрочь разбиты и вся жидкость давно впиталась в шелк, но вот еще четыре были целые и он торопливо убрал их в инвентарь. Поднял шелковую подложку, но больше в сундуке ничего не было.

— Что тут за зелья? Для чего они?

— Белое, это кровь Кролуса, она убьет что угодно где угодно. Зеленое, это яд, которым можно изничтожить бога. Синий это оковы из которых никому не вырваться. Красный, снадобье исцеления, что излечит любую рану, даже смертельную. А золотой это зелье воскрешения. Вернет тебе умершую душу-сладко улыбнулся РИЯ, увидев переменившееся лицо Лацифа.

«Золотой. Золотой ведь в инвентаре!»

— Как он работает?!

— Да как и все в алхимии. Душу за душу.

— Чего?

— Пойдешь к божку своему в склеп, где он держит души. Найдешь нужную. Дыра у нее будет в груди, черная такая, — ехидно ухмыльнулся РИЯ, — капнешь туда каплю этого чудного зелья, и вместо этой души чья-то чужая ляжет в гроб.

— За него? — Лациф с каждой секундой чувствовал, что он все ближе к краю. — А как выбирают чья душа займет чужое место?

— Да как как! Рандомно! Только все должно быть честно! Ты же души из другого мира вернуть хочешь. В замен и заберут точно такие же иначе ничего не выйдет!

«Я могу вернуть вам жену и дочь…»

«Так вот как ты бы мне их вернул. Забрав чьи-то чужие жизни» — Лацифу хотелось от отчаяния волосы на голове рвать.

— Такие же души…

«А ведь он знает шестерых таких же.»

— Вот черт Лациф рухнул на землю и прижался спиной к зеленой стенке, уронив голову. — Вот черт.

— Ну что, второй, готов поменять жизнь неважных на важных?

— Вот как ухмыльнулся Лациф и поглядел на РИЯ. — А кто для тебя важный «Первый»?

— Грифонов люблю, — улыбнулся Сияющий. — Открою тебе страшную тайну, чтобы они размножались им нужно покушать живой плоти. И после каждого такого обеда моих птичек становится больше. Пару тысяч моих деток и готовый аспид! А еще пару и даже тебе и твоей армии с ними не совладать! — захохотал РИЯ, а в небе послышался шум.

Черная туча летела прямо к ним.

Лациф улыбнулся:

— Ну надо же. Кто бы мог подумать. Так ты поэтому такой сговорчивый стал? Птичек своих позвал? Ты же наша Белоснежка!

«Женщины, дети в нору, остальные к оружию» — был отдан приказ в чат и Верммут напуганно поглядел на координаты.

Во дворе распахнулся портал и народ закипишивал. Генералы мгновенно начали эвакуацию, а Бессмертные запивали хмель зельями и уже по направлению к порталу трезвели.

Боб, заметив общее движение, слился с воинами и пошел в одной из колон к месту сбора.

Дымящаяся махина поднялась в лабиринте подминая под себя часть стен и практически сминая Сияющего. Тот сорвавшись с упавшего столба, кинулся прочь, отрывая собственную плоть от приросших к нему стеблей, но появившиеся Бессмертные уже неслись к нему и далеко он не ушел. А волк взвыл и распахнул свою остро заточенную пасть. Часть грифонов не успела увернуться и звери были схвачены им как воробьи, только перья полетели.

Огненный пес растянулся в струнку и потек по земле, быстро взвиваясь по двадцатиметровой туше, что покрывалась льдом в местах его касаний. Гаут бросился с волка на грифонов и, подобно вихрю, закружился, сжигая закричавших существ. Венера раскинула защитный барьер и очумелые звери врезались в него как в каменную стену. Они пронзительно завопили и отлетели на несколько метров назад. Сделали круг и залетели с другой стороны, но щит переместился туда вместе с ними. А в это время дальники уже активировали свои скилы и бойня началась.

Во всем этом бардаке праздника и сражения никто и не заметил, что на небе луна. Однако неприятный знакомый холодок пробежал по телу и Лациф замер. Волк огляделся и поднял морду к небу, глубоко втянул в легкие похолодневший воздух и всмотрелся в черное полотно. Сверкнуло. Капля лунного сияния оторвалась от полной луны и понеслась к ним. Знакомый вопль раздался над вулканом и Бессмертные подняли головы. На них пикировал лунный ворон.

— Телот! — взревел Фил и народ понесся прочь, подальше от его площади поражения.

А волк побежал ему навстречу, разгоняясь до неподвластной глазу скорости, он перевоплотился на ходу в пылающего демона:

— Гаут! — взревел он, уже отрываясь в прыжке от края вулкана и опуская копье к земле.

В мгновение ока молниеносная алая нить взобралась по золотой трубе, впиталась в запястье и огненные всполохи осенили тело лунного демона. Величественный безликий, благословленный тьмой и небом растянулся в изящном гибком прыжке и метнул копье в телота:

«Бабах!»

Серебрянный ворон нестерпимо пронзительно завизжал и несколько метров несся назад, подчиняясь инерции брошенного в него оружия.

— Пробивной удар!

«Щелк»

И цепи понеслись дальше, пронзая грудь ворона еще глубже. Тот снова завопил и захлопал крыльями на месте, пытаясь не потерять высоту.

— Не отступаем! — проревел Верммут, поняв, что телот на короле и Бессмертные кинулись обратно к своим позициям, снова набросившись с атакой на клюющих и нападающих со всех сторон грифонов.

Из портала с синей веревкой в руках вышел Хоске. Недорослик зло поглядел на Сияющего, которого держала под щитом Венера.

— Я так долго ждал этого момента!

Ричард ненавидел это существо. Всеми фибрами души презирая его за то, что случилось с Томом, за то, как страдал его сын. Он шкурой чуял злобу Лацифа и не мог просто спустить это на тормозах. За своего сына он любому шею сломает и неважно недорослик он или человек. Они с Лорой долго разбирались в составе той жижи, которой облили в прошлый раз Фила и стражников, но таки смогли узнать составляющие. И сейчас Хоске ненавистно крепко обматывал ноги РИЯ, а тот пытаясь скинуть с себя стебли то и дело брыкался, пока Венера не коснулась его головы. Сияющий задрожал и перестал сопротивляться. Недорослики и пара сорнов вытащили бочку из портала и, еле передвигаясь от ее тяжести, подтащили к Создателю. Наконец Венера убрала руку с его головы и он перестал дрыгаться. И без того весь в ранах, замотанный от лодыжек до плеч в синие шипастые стебли Клаусы, РИЯ заорал от боли, но его никто не слушал. Бессмертные, что висели на дубах, сами облили его с ног до головы сладкой пахучей жижей, а Фил еще и смачного пинка по лицу ему отвалил.

Грифоны замерли, принюхались и кинулись к нему еще пуще прежнего.

Хоске и остальные еле успели подвесить Сияющего на дереве, когда зверье налетело.

— Давай!

Венера скинула свой щит и грифоны накинулись на него. Тот завопил, а они клевали, сходящие с ума от голода и не слыша его вопля.

— Стойте! Стойте! Это же я! Это я!

— А я все думал зачем эта жижа, — смотря на происходящее, пробормотал Фил, а Хоске кивнул.

— Они чумнеют от нее. По сути там наркотик для них. Вот они и не слушают своего «Создателя» — хмыкнул недорослик.

— Да вы страшный челове, к-нахмурился Фил.

— Ну в кого ты думаешь мой сын!

Лациф и Гаут бились с телотом. Безликий то и дело приземлялся и снова прыгал, делая очередную дыру в вороне. А птица билась в истерии. Она снова раскрыла рот и завизжала на ультразвуке.

— Оглох уже! — заорал в ответ Лациф и копье влетело прямо в глотку вопящей исполинской птицы, вместе с Гаутом. — Пробивной! — раскрылось и вонзилось острие во внутренности телота.

Гаут, влетев в горло на острие золотого копья, растянул свои руки и проделал огромные дыры в боках ворона. Он стал падать, брыкаясь и трепыхаясь в полете, но остановиться и выравняться не получилось. Лациф подпрыгнул, оказался позади птицы, улыбнулся и оторвал ее правое сияющее серебром крыло. Приземлился на склоне, а рядом рухнула туша еще живого телота. Ворон хрипел, он тяжело дышал и закатывал глаза, то и дело подрагивая в предсмертной агонии.

— Бедное создание, — вздохнул Лациф.

И когтистая лапа проделала огромную дыру в черепе тут же замолчавшей птицы.

Гаут медленно выжигал бочину телота, пока острие копья не сверкнуло внутри его тела. Лациф нахмурился и резко выдернул оружие. Оно было все в крови. Алая жижа мерзко стекала по нему. Демон поморщился, взмахнул копьем и брызги полетели в сторону Гаута.

«Ну вот зачем!?» — взревел тот.

— Да брось, на тебя все равно не попало! — усмехнулся Лациф и поглядел наверх. — Пошли обратно. А то я грифонов не вижу.

«Но они там» — отозвался огненный.

— Это и странно.

Два демона и понеслись вверх по склону, взлетели на вулкан и замерли. На дереве пожара, болтался еле живой, почти полностью обглоданный озверевшими грифонами РИЯ.

— Вот, черт, — выругался Лациф и кинулся к нему.

Демон тараном врезался в гущу зверья и, срезав веревку, потащил тело Сияющего за собой.

— Венера кинь на него щит!

Алая пелена накрыла его, а грифоны бились в нее, разбивая морды в кровь. Лациф скастовал демонический прием и огненный шар унес с собой несколько десятков существ. Осмотрелся, движение словно выкидывает карты из рукава, и голубая пелена ослепила грифонов. Птицы стали бесцельно летать, натыкаясь друг на друга и на Бессмертных, что торопливо били их. А король подошел к РИЯ, наклонился над ним и зло оскалился.

— Сдох, — тело превращалось в пепел и рассыпалось, исчезая из оков.

Повелитель Цивитаса построил всех во дворе и сейчас смотрел на своих генералов, наместников, советников и воинов.

— Итак! Все вы здесь по одной простой причине. Кто был инициатором подвешать Сияющего на дерево на съедение грифонам? — загромыхал он.

Пальцы Лацифа переливчато мерцали лазурным сиянием, а когти впивались в ладони.

— Активистам шаг вперед! — заорал он.

И оторопел, когда из строя вышел отец. Лациф устало зажмурил глаза, обхватив пальцами переносицу, и поглядел на недорослика. Он подошел к нему, склонился и тихо спросил:

— Пап, ты чего наделал?

— Прости, — виновато пробормотал Хоске, — я не думал, что смерть вытащит его из цепей.

— Ты ведь знаешь, что я должен тебя наказать.

Недорослик кивнул.

Лациф распрямился и тяжело проговорил:

— За самоуправство розги, пятнадцать ударов тебе Хоске и за то, что допустил этот балаган пятнадцать ударов тебе, Верммут! — он перевел взгляд на всех остальных, что стояли притихшие как мыши. — Был дан четкий приказ, Сияющего не трогать! Так сложно было его исполнить? Вы, — указал он на кучку недоросликов и сорнов, что несли бочку, — и вы, — указал он на солдатню, что выливала жижу, — за ваше непослушание ваши командующие будут наказаны! А теперь всем разойтись! Праздник окончен! — рявкнул он и уже тихо добавил, — Фил, Хоске в зал совета.

Он перешагнул через мутную арку и, дождавшись, пока они появятся следом закрыл портал.

— А теперь объяснитесь! Какого вы творите? Где теперь искать Сияющего. Где я спрашиваю? В замке он не воскресился, и я снова не имею понятия где он может быть и, что может вытворить!

Хоске молчал, а вот Фил мялся, еле сдерживая собственный язык.

— Да говори уже!

— А что говорить? — собрался с силами наместник и взглянул на короля. — Если бы не грифоны, ты бы и сам его убил!

— Вот как.

— А скажи не так! Мы когда появились он весь в кровище был! Смотрю ты вошел во вкус! Тебе нравится мучить и пытать! Мог бы и простить Бессмертным этот проступок! Они знаешь натерпелись в свое время от Сияющего! Они на том чертовом дубе из-за него висели, а отомстить они права не имеют!? Так!? — Фил эмоционировал, свирепо глядя на Лацифа.

— Значит мне нужно было потерять шанс оставить эту тварь на глазах и пожить спокойно в угоду минутной радости солдат? — начал яриться Лациф. — Значит мне стоило простить всем этот поступок и проявить милосердие к неисполнению приказа? А успокаивать обнаглевших сорнов ты потом будешь? — наступал на рыцаря король. — Или мне их похвалить? Пусть творят все, что захотят, а я на троне посижу и великодушно им буду все прощать! Тогда давай ты, сучонок, управляй тут всем и следи, чтобы все было в норме! Следи за Тенеброй, ищи Сияющего, следи за стройкой, за восстановлением приисков, контролируй сборы и прощай всем если они не станут делать свою работу. Ну не заплатят они налог как им было велено, ну не построим мы пару домов, ну поживет пара семей на улице, зато ты меня добряком считать будешь, придурок! — навис король над рыцарем и зло заорал, так что тот шагнул назад. — Ты совсем одурел, Фил!

— Я имел в виду не это!

— А что ты имел в виду?

— Иногда можно проявлять и милосердие! Ты и правда превращаешься в демона. Ребята тебя уже боятся! Эрик и тот носится от тебя! Зато Венера и тот огненный ни на шаг не отходят! Новых друзей себе завел!?

Лациф вздохнул и ошалело уставился на Фила:

— Ты ведешь себя как баба. Уйди с глаз моих. Поговорим когда успокоишься.

Тот хмыкнул и вылетел из зала, громко хлопнув за собой дверью.

— Ты же знаешь как он к тебе относится-подошел к сыну Хоске. — Просто Фил переживает, что ты больше не считаешь его другом.

— Пап, да брось, — устало нахмурился Лациф, — что за детский сад?

— Просто поговори с ним.

— Ты тоже считаешь, что я не прав?

— Нет конечно, — улыбнулся недорослик и подпрыгнул, чтобы сесть на стул, рядом с усевшимся двухметровым сыном. — Ты принимаешь сложные решения, но верные. Король-это многодетный отец. А уж кому как не мне знать, как сильно ты любишь свою семью и на что ты готов ради своих детей. Знаешь, как бы ужасно это сейчас не прозвучало, но я благодарю судьбу за то, что твои родные родители бросили тебя. Ведь благодаря им у нас появился ты, — Хоске ласково улыбнулся печальному сыну и похлопал его по спине. — Тебе одному по плечу устроить встречу осени и лету!

Лациф кивнул:

— Спасибо пап. И прости за розги.

— Ой, да не переживай ты, — махнул рукой недорослик, — сам виноват. Так зол был на эту тварь, что не сдержался.

У Лацифа сердце билось как сумасшедшее, он растерянно и тоскливо посмотрел на отца:

— Он сказал, что есть способ вернуть Тома и Натиэлль. Нужно заменить их души другими.

Хоске посерьезнел и внимательно поглядел на сына:

— И что ты решил?

Глава 13

У Лацифа губы дрожали. Его взгляд, полный надежды и страха был обращен на отца. Хоске растерянно смотрел на этого сильного, могучего гомокула снова больно укушенного судьбой. Еще с детства Лациф редко показывал свои истинные чувства. Он всегда был довольно скрытным.

Впервые они с ним встретились в детском доме. Небольшой сиротский приют с узкими длинными коридорами насквозь пропитанными одиночеством, тоской и страхом ненужности. В тот день все дети смотрели на пришедшую семейную пару. Кто с надеждой, а кто-то с ненавистью, и только один мальчик не обращал никакого внимания на этих двух улыбчивых людей.

Тогда было солнечно, Хоске помнил это как вчера. После ночного осеннего дождя в окошко светило яркое полуденное солнце. Оно заливало золотыми лучами стол, за которым сидел мальчик. Тихий, задумчивый паренек глядел куда-то вдаль через стеклянный проем. Тонкая хрупкая фигура, темные волосы немного вились и разнились с бледной кожей, делая ее от этого еще светлее, но запомнилось Ричарду не это. Ему запомнились глаза мальчонки, проницательные голубые глаза, наполненные до краев разочарованием.

— Привет, — присел он перед ним. — Не хочешь к нам в гости?

Этот мальчик был молчалив и зажат. Он долгие недели отказывался довериться, то и дело повторяя, что вы все равно меня бросите.

Двухлетнего ребенка по имени Генри Элоун няньки нашли на пороге детдома с документами о рождении в руках. Потом он долгими ночами плакал и звал маму, годами ждал ее возвращения, однако за ним так никто и не вернулся. Слезы сменились отчужденностью и он закрылся в себе.

Но Майеки искренне старались и мальчонка остался с ними. Он стал частью их семьи, но они его семьей не стали. Им понадобился год, чтобы доказать, что они его не оставят. А помог случай в школе. Парень разбил мячом классное окно и Ричарда вызвали к директору. В кабинете Генри был как всегда спокоен и молчалив, а вот когда они сели в машину тогда-то Ричард впервые и увидел этот отчаянный, напуганный до чертиков и полный призрачной надежды взгляд:

— Теперь вы отдадите меня обратно? Я больше вам не нужен?

В тот момент он не смог ничего ему сказать. Он просто не смог. Все что пришло на ум, это крепко сжать мальчонку в объятиях и клятвенно пообещать, что никогда и ни за что они его больше никому не отдадут.

— Генри не важно кровные мы или нет. Я твой отец, а ты мой сын! Никогда не забывай об этом! Ты больше не один!

На том тогда и порешили и об этом вопросе забыли. С того дня они стали его мамой и папой, а Элизабет превратилась в младшенькую. Он всегда берег свою сестру и заботился о Бетти. Изо дня в день он несся, сломя голову, стоило ей только позвать. Он не слыл хулиганом, но и беспомощным его тоже никто не считал. У Генри всегда было свое мнение абсолютно на все жизненные ситуации и советов он не просил. Он усердно учился, затем работал и кажется за годы, проведенные с ними оттаял. Но это крепкая нужда в семье навсегда засела в его сердце и потому Ричард не был удивлен, когда узнал, что его сын покончил жизнь самоубийством, потеряв своих любимых жену и дочь. Он можно сказать ожидал этого. Может поэтому и смог пережить его смерть. Его мальчик не умеет жить для себя. Он просто не видит смысла в подобном существовании.

И вот сейчас, спустя столько лет отцовское сердце снова так больно заныло от того самого детского отчаявшегося взгляда.

Голос Лацифа дрожал:

— Я хочу их вернуть… Что же мне делать, пап?

Недорослик молчал.

— Если за Томаса заберут меня, то это будет честно!

— Но мы не можем быть ни в чем уверены! Да и мальчик! Лациф! На что ты его обрекаешь! Хотел бы ты проснуться с мыслью, что жертвой за тебя пал отец?

— Так и должно быть! — гомокул резко поднялся. — Это правильно! Он поймет!

— А Натиэлль? Чья душа займет ее место в могиле?

Лацифа передернуло.

— А если это будет Верммут? А если и за Томаса пойдет не твоя душа? А если погибнет Фил? А если Алекс? Неужели ты спасал его, чтобы потом принести в жертву? А наша младшенькая? — Хоске говорил спокойно и крайне осторожно. Он знал своего сына. Нельзя делать необдуманных выпадов. Нельзя загонять его в угол.

— Никогда не поверю, что ты хочешь им навредить.

— Конечно не хочу! — закричал Лациф и растерянно зашагал по комнате. — Но у меня есть шанс, неужели я должен его упустить? Пап — Лациф поглядел на отца, — если бы ты мог, неужели ты бы меня не вернул?

Хоске вдруг виновато опустил голову, улыбнулся и кивнул:

— Ты прав. Я бы тебя вернул. Но твоя мама мне этого никогда бы не простила. Она сошла бы с ума осознавая, что я убил другого ребенка ради своего. А ты знаешь как сильно она вас с Элизабет любила.

У Лацифа больше не было слов. До крови закусив нижнюю губу, он вылетел из комнаты и растворился в фиолетовом сиянии, желая исчезнуть, развеяться прахом по ветру и больше не терзаться этими мучительными сомнениями.

На рассвете Верммут следом за Хоске отхватил прутом по спине и теперь лежал еле живой на кровати, пока Венера колдовала над ним. Боли он уже не чувствовал, но раны затягивались довольно медленно с его мизерным совершенно не каченым исцелением. Банки использовать было нельзя. На наказанных Лациф их не переводил и теперь Верммут, мысленно ругаясь, уже в пятый раз шептал заклинание. Наконец тело перестало хрустеть и хиты вернулись к отметке сто. Эльф сел и поглядел на деву, что не отрывала от него своих рубиновых очей.

— Что такое? — оглядел он себя. — Хочешь что-то сказать?

Она кивнула.

— Ну давай, — с доброй улыбкой протянул Эрик ей руку и Венера осторожно коснулась ее.

Картинки полетели, мир завертелся и снова чужие воспоминания заговорили с ним разными голосами:

«Губы… снова…»

Голова кружилась, но тошнота уже была терпимой и Эрик поднял палец вверх, призывая к минутке ожидания.

— Так — заговорил он и, медленно поднявшись, подошел к столу. Выпил залпом воды прямо из кувшина, унимая першение в горле и продолжил. — Я правильно понял, ты хочешь, чтобы я тебя еще раз поцеловал?

Венера подплыла к нему и протянула руку к красивому эльфийскому лицу. Ее мерцающие тонкие пальцы застыли в миллиметре от его губ. Эрик не стал размышлять и переспрашивать. Одним резким движением он притянул девушку к себе и крепко поцеловал. Красивые руки обвили шею эльфа и болезненная истома захлестнула его с головой. Чужие чувства и голоса заполнили мысли и не давали сосредоточиться. Он не мог уловить никакого смысла в картинках, несущихся перед глазами. Вокруг все закружилось, стало трудно стоять. Эрика пошатнуло, тонкие руки отпустили его и он рухнул на пол.

— Мать вашу — тихо прошептал парень, смотря, но не видя перед собой ничего, кроме размытых очертаний.

Эльф прикрыл глаза, сосредоточился, а когда снова открыл Венеры в комнате уже не было.

— Да чтоб тебя — выдохнул он и растянулся на полу.

Боб стоял возле главного офиса WG и смотрел на вершину небоскреба, что терялась в облаках. Сегодня он должен узнать хоть что-то важное иначе Лациф обчистит его счет на еще пару сотен тысяч. Вот такое наказание придумал этот упырь, чтобы мотивировать Боба к действию.

Хомгер поправил пиджак и уверенным шагом, накинув на лицо свою деловую ухмылку, вошел в огромный холл компании.

— Здравствуйте, — промурчал он, полностью погружаясь в образ богача.

Серьезная девушка в ответ включила гостеприимного администратора и поприветствовала его выдрессированной интонацией доброжелательной хозяйки:

— Добро пожаловать в корпорацию мировых игр. Чем я могу вам помочь?

— Многоуважаемая мисс Сайчел назначила мне встречу. Мое имя Боб Хомгер — растянулся в сахарной игривой улыбке мужчина.

— Секунду — не теряя бдительности отчеканила девушка и что-то написала на своем аппарате. Пропускные ворота мигнули зеленым и открылись.

— Мисс Сайчел уже ожидает. Бенджамин проводит вас.

К нему подошел один из громоздких накаченных силачей, ощупал с ног до головы и указал рукой на ворота. Те запищали, знаменуя, что металлических предметов при себе нет и Боб отметил, что раньше таких услуг здесь не предоставлялось.

«Неужели эта баба напугана? За жизнь свою боится? Это проблема. Это очень нехорошо. Она скорее всего и дома у себя такой же марафет навела.»

Бенджамин проводил его до самых дверей кабинета ген. директора и остался стоять рядом, а Боб, окинув его оценивающим быстрым взглядом, вошёл.

— Мисс Сайчел — расплылся он в благородном оскале. — Так давно не виделись. Как же я рад!

— Как обстоят дела? Вы докладывали, что Лациф поверил в вашу игру.

— Каким бы умным он не был, нельзя учесть всего.

— Ну раз все так гладко идет вам пора от него избавиться.

«Вот оно как. Ядро твое очухалось и сразу такой приказ. А до этого указания были лишь наблюдать.»

— Мы готовим глобальное обновление и к сроку его установки нужно устранить все помехи. Понимаете меня, мистер Хомгер? — внимательно посмотрела на него женщина. — Все необходимо сделать очень аккуратно, второе ядро не должно все испортить.

— Не многого ли вы просите за свои деньги?

— Как же вы мелочны.

— Это вам не снайпером подработать. Вы сами понятия не имеете как убить Лацифа.

— А я и не прошу его убить. Я прошу вас в нужный момент его обезвредить.

— И когда будет этот нужный момент?

— Я сообщу вам заранее — Сайчел указала на дверь. — У меня много дел. Вам пора мистер Хомгер.

У Боба руки чесались. Еще с первой встречи с этой бабой, ему хотелось врезать по ее самодовольной роже. Но уж больно заманчивую сумму она предложила. Да и работенка казалась плевой. Ага, да как бы не так — мысленно выматерился Хомгер и, напустив на лицо расслабленный вид, насвистывая свою любимую мелодию, пошел из кабинета.

«Дряная сука» — помахал он ей с улыбкой и аккуратно прикрыл дверь.

Бенджамин провожал его обратно к выходу, а Боб внимательно изучал нововведения системы безопасности. Появились проходные посты на этажах. Металлоискатели. Охрана поменяла свои электрошокеры на огнестрелы, да и сама компания, предоставляющая услуги, поменялась.

Как он оказался замешан в эту кашу? Говорила ему мама, жадность тебя погубит. Но кто же знал, что старая была права? С какой стороны не глянь, а он чья-то пешка. Но если с Сайчел еще можно разобраться, то что делать с Лацифом непонятно. Этот ублюдок до смерти жуткий. Боб наблюдал как была растерзана серебряная птица. Но дело не только в этом. Это вообще не так уж важно. Лациф его прямо за яйца схватил, угрожая деньгам. А они ему достались кровью и потом и так просто он с ними расставаться не намерен.

— В казино, Девид — сел он на заднее сидение и водитель, поправив свою кепку, надавил на педаль газа.

Боб и раньше был недоверчивым человеком, но после слов Лацифа и проверки своих счетов, перестал доверять даже самым близким.

— Мистер Хомгер — как всегда встретил его у дверей кабинета молодой человек.

— Привет Тэйлор. Виски. Как обстоят дела?

— Как нельзя лучше. Уходящая сумма не превысила и десяти тысяч. Входящий баланс без двадцати тысяч пол миллиона. Сегодня среди гостей мистер Маллик.

— Наш восточный друг! — Хомгер довольно потер руки, почуяв легкую наживу. — Значит сегодня будет крупная выручка. Это даже хорошо. Тэйлор я хотел предупредить тебя — Боб обратился в глаза и уши, пытаясь не упустить ничего в поведении своего помощника, — теперь у меня новый банкир.

Молодой человек напрягся, но вида не подал. Протянул с улыбкой стакан виски и присел рядом на кожаный диван:

— А где наш Марко?

— Ты про ту тварь, что обворовывала меня? Хм, дай подумать. Где-то на дне озера я полагаю.

Тэйлор заметил, что выходы ему уже перекрыли и вздохнул:

— Не думал, что ты узнаешь. Риски были слишком незначительны.

— Поэтому ты решил набить свои карманы моими деньгами?

— Эти деньги не только твои! — парень вскочил и сжал кулаки, его лицо покраснело от злости. — Я тут пашу и прикрываю твою задницу, пока ты строишь из себя капитана!

— Именно за это ты и получал свои миллионы. Но тебе этого показалось мало, зажравшаяся ты морда! — Хомгер покачал головой. — Очень жаль. Придется искать нового помощника — состроил грустное лицо Боб и махнул рукой.

Один точный выстрел в голову и Тэйлор упал на белоснежный индийский ковер.

— Ну вот — недовольно покачал головой капитан, — еще и ковер теперь новый покупать.

А тело молодого Тэйлора уже торопливо заворачивали в этот самый индийский окровавленный ковер.

Лациф сидел на совете, но мысли его были далеко. Задумчивый взгляд не двигался, а голова была заполнена самыми противоречивыми мыслями. Он не слышал что докладывал Досс и совершенно не слушал Фила. Он в упор не видел стоящего перед ним Эрика, но зато то и дело слышал слова Сияющего.

Он прекрасно понимал, что не имеет права умертвлять одних ради других, но даже так, эти мысли не отпускали его. Каждую секунду они раздирали его голову и доводили до бешенства практической безысходностью положения. Как ни поверни, а кто-то дорогой ему умрет. А если это будет не его душа? Хоске и Бетти? Готов ли он поменять местами одних любимых людей на других? Простит ли он себе это? А главное простят ли это ему они?

Лациф сжал собственную челюсть в ладони и когти, показавшись, сделали пару ран на его щеке.

— Глава? — тревожно позвал его Эрик. — Глава!

— А? — наконец пришел в себя король. — Что?

— Ты режешь себя-указал эльф на свою щеку, — кровь идет.

— Кровь? — Лациф коснулся лица и удивленно взглянул на алые пятна, оставшиеся на пальцах. — Вот черт.

Ребята переглянулись:

— Может мы скинем в чат доклады? — аккуратно предложила Дардион. — Тебе явно сейчас не до этого.

Лациф оглядел их:

— Да. Давайте.

— Да глава.

Когда все вышли, Лациф еще долго молча сидел за столом. Думал о том и об этом, перематывал в голове десятки сценариев и все равно зацикленно возвращался к одной и той же мысли. Наконец он поднялся и перешагнул через портальную арку, которая перенесла его в алтарный зал Марса. Король глубоко вдохнул и позвал.

— Поговорим?

На золотом алтаре стал разрастаться серебряный шар, он становился все ярче и больше пока в нем не показался звездный бог. Юноша изящно взмахнул руками и шар растворился.

— Красиво появляешься, — улыбнулся Лациф и обнял парня.

Тот растянул губы в неумелой кривой улыбке и спросил:

— Что случилось?

— У меня есть дело к тебе, — Лацифа мучили совесть и сомнения.

Каждое слово давалось с трудом, но остановиться он уже не мог:

— Мне нужно попасть к тебе в склеп.

— Ты хочешь увидеть их тени?

— Я хочу вернуть их.

Марс пристально глядел на короля… Тоска и страх затаились в желтых глазах.

— Зачем тревожить мертвых?

— Чтобы жили, — Лациф не мог отступить, когда был так близок.

— Коли получится, то пробуй, я препятствовать не стану. Но я хотел бы спросить.

— Спрашивай.

— Ты оставил кого-то вместо себя, король? Если жертвой будешь ты, не боишься, что Создатель явится и убьет их всех, тогда все это будет бессмысленно.

— Неужели ты думаешь, что я обо всем этом не размышлял. Но я понятия не имею как надолго еще растянется это противостояние. К тому же у них останется Венера, ты и Мирайя, да и Гаут не оставит их. А насчёт приемника, так им является Томас.

— Тени накажут тебя за произвол, король, и больше не пустят ко мне. Ты должен знать. И твой запах… — звездный бог глубоко вдохнул воздух рядом с королем, — он становится горьким.

— Это плохо?

— Просто раньше он был похож на холодный свежий ветер.

— Со мной все будет нормально, — процедил Лациф, не желая больше вести беседы. — Отведи меня к ним.

— Тогда идем, — янтарные глаза смотрели на него без всякого осуждения или презрения и гомокул вошел следом за божеством в появившийся сверкающий пространственный тоннель.

Они оказались в крипте и Марс изящным шагом пошел вперед. Склеп, подчиняясь воле своего хранителя, освещал ему темный зал, зажигая серебряные факелы на стенах. Юноша подошёл к огромным дверям, и те распахнулись, приветствуя Марса.

Бог звезд пересек весь зал и застыл у трона. Взмахнул рукой и тронное место стало переливаться серым сиянием, выстраиваясь в дверь. Юноша вошел и пригласил Лацифа. Они стали спускаться по витиеватой лестнице вниз. Бог и демон шли молча и чем дальше спускались тем холоднее и темнее становилось. Наконец ступени закончились и Марс коснулся своей ладонью огромного факела, стоящего посреди мрака, тот засиял и белый свет разлился от него по длинным желобам, осветив бескрайнее поле из каменных гробов, над каждым из которых зависли мерцающие синевой пустые бестелесые тени.

— Вот и сама крипта. Ты первый из ныне живущих, кто видит ее воочию. Место, где тени находят покой. Их последнее пристанище. Королева и принц там, — указал юноша вперед. — Ты найдешь их без меня. Просто иди по этому пути и никуда не сворачивай.

Лациф кивнул, а Марс склонил голову в поклоне и исчез.

Тело не слушалось, ноги подкашивались и время от времени прирастали к земле. Одновременно он безумно торопился и тут же невероятно сильно медлил. Лациф метался, дергался, то шел вперед, то возвращался назад. Носился из стороны в сторону, кусал кулаки, дырявил ладони, осознавая какой кошмар он творит, но не мог найти сил остановиться.

В конце концов он все же увидел их.

— Сынок.

Над серым гробом висел призрак Томаса. Полупрозрачная дымка, струящаяся от несуществующего ветра. Лациф взглянул на него и протянул руку, но она утонула в неосязаемом дуновении бесплотной тени.

— Мальчик мой.

Словно застывшая фотография принца. Глаза открыты, на губах легкая улыбка. Но он не здесь. А в его груди зияет темная дыра.

Лациф поглядел на гроб по другую сторону от себя.

— Натиэлль.

Она была прекрасна даже сейчас. Спокойна и умиротворена. Будто бы смотрит прямо на него своими бесцветными очами.

— Я люблю тебя — скользнула его рука по ее невесомой щеке. — И именно поэтому я знаю, что ты меня поймешь. Первым я верну Томаса. И если паду в ту же секунду, то займу его место на небесах рядом с тобой. Если нет, то непременно верну и тебя — прошептал он ей, продолжая смотреть в родное лицо. — Прости меня, Сашка, за все, что я натворил и еще натворю.

Лациф неторопливо подошел к другому гробу. Он склонился над мерцающей тенью, что была так похожа на его сына и замер. В руке появился бутылек. Хлоп и крышка слетела. Из длинного стеклянного горлышка заструились песчинки золотого света, что тухли как только касались воздуха этого места.

— Всего одна капля… — занес он зелье над синеватой дымкой.

Руки безжалостно дрожали, тело трясло так, что зубы начали стучать.

«Еще немного, лишь чуть наклонить сосуд…»

— Черт подери!

Лациф рухнул на каменный пол и заревел.

— Не могу, — обхватив голову руками, зашатался он из стороны в сторону. — Я не могу!

В голове неслись образы ребят. Счастливое лицо Эрика на свадьбе, его улыбка, добрый взгляд Фила, смех отца, ворчание Бетти и эти слова Алекса, которые он никогда уже не позабудет:

«Я живой…»

Бутылек исчез в инвентаре. Лациф свернулся в клубок на холодном каменном полу и заревел навзрыд. То ли от беспомощности, то ли от ненависти к себе. Его тело обрастало то шерстью, что мгновенно палилась и дымила, то голубым пламенем, освещающим полумрак. Он менялся, но не замечал этого, когти впились в плиты, безликий вырвался наружу и громкий истязающий болью крик ударился о стены крипты и разнесся эхом над Цивитасом.

Хоске, сидящий у алтаря Марса, поднял голову, а вместе с ним и все Бессмертные. Фил тоже посмотрел в небеса. Бетти, колдующая над останками телота, Эрик, играющий с Тумом, Алекс, что гулял с Мэлади. Все они взглянули на голубое чистое небо.

Лациф тяжело дышал, как загнанная лошадь после невероятно долгого забега. Все тело саднило как будто его нещадно избили. Внутренности ныли, в голове тикало, глаза жгло, а кости гадко ломило.

— Да какого хрена, — прошептал он, стоя на четвереньках.

Пошатываясь, Лациф поднялся на ноги и распрямился. Он глубоко вдохнул, взглянул на сына, на жену и смиренно прошептал:

— Прощайте, родные мои.

Лациф появился в алтарном зале своего замка.

— Папа?

— Я слышал как ты плакал. Что ты сделал?

— Попрощался.

Хоске глядел на двухметрового гомокула, на короля, на повелителя мира, на страшного хищника с клыкастой пастью, а видел десятилетнего мальчика с трясущимися губами и слезами на глазах.

— Сынок — недорослик бросился к нему, а Лациф рухнул на колени и крепко обнял отца.

— Мне так плохо, пап.

Хоске помнил это ноющее чувство в груди, и как и тогда, почти тридцать лет назад, он снова совершенно не знал, что сказать.

— Мы рядом. Ты не один.

— О чем разговор? — Мирга появился в общей гостиной.

— А что поводов мало? — ухмыльнулся Галиш и разлегся на диване, после плотного завтрака.

— Ну поводы всегда есть — Олдер присел рядом на пол.

— Еще бы, мы же косячим и косячим — пробурчала Дардион, усевшись на кресло и закинув ногу на ногу.

— Никто не идеален — пожал плечами Галиш, — но ребята реально виноваты. Нафига подвешали то Сияющего?

— Отыграться хотели, понятно же — присоединился к беседе Фил, что тоже спустился из столовой.

— Такое поведение недопустимо — нахмурился Мирга. — Неповиновение королевскому приказу приравнивается к предательству — рыцарь был недоволен. — Теперь из-за этого мы опять будем искать Сияющего.

— Предательство? — Олдер тревожно поглядел на всех, — а может король хочет нас наказать?

— Не мели чепухи — цыкнул на него Галиш, — Лациф не тихушник какой. Если бы хотел еще вчера бы приговорил. Ой, — парня передернуло от этой мысли, — жуть то какая. Помню я как он разодрал ту птичку.

— Что верно то верно — кивнула чародейка. — Лациф за предательство убьет и глазом не моргнет. Чего чего, а этого он даже никому из нас не простит.

— Все сюда переместились — по лестнице спустился Эрик и, упершись руками в низенький столик, посмотрел на присутствующих. — Хочу сказать. Все, что мы сделали было неправильно.

— Успокойся, Верммут — махнул рукой Фил. — В конце концов это Хоске начал. Мы просто поддержали инициативу.

На красивом лице эльфа разрасталось раздражение:

— Вот именно, это была идея советника. А армия, Бессмертные, не имеют права творить произвол!

— Какие прекрасные слова — позади него расцвело фиолетовое сияние и появился Лациф.

Широкая тень гомокула нависла над парнем и командующий увидел это темное пятно, отражающееся от мраморного пола. Гораздо выше и величественнее его. Гораздо сильнее и страшнее. Но кажется все позабыли об этом. А ведь ему даже копье призывать не нужно, чтобы кого-нибудь убить. В нем живет демон, которого никому из них даже всем вместе не приговорить и при этом они его не боятся. Разве это не признак хорошего короля? Или это признак плохих подчиненных?

— Я смотрю имеются несогласные — заговорил Лациф и рука его легла на плечо эльфа. — Да, Фил?

Но наместник только головой покачал.

— Раз вам нечего мне сказать, бегом по своим локациям! И чтобы я вас без причины тут не видел! Наместники отсиживаются в замке пока их города с нуля поднимаются! Мне вам объяснить, что делать надо?

По телу эльфа побежали мурашки. Комната наполнялась гнетущей аурой, исходящей от гомокула. Народу стало не по себе. Ощущение будто на тебя едет фура, груженная заведенными бензопилами, а ты не можешь и шага сделать с автострады.

Фил потянул воротник, освобождая шею для глубокого вдоха, и посмотрел на короля:

— Мы не отлыниваем. Мы просто обменивались мнениями.

— Ну так озвучьте теперь и мне ваши мнения.

Лациф не сжимал своей ладони, но плечо все равно начало ныть, Эрик стиснул зубы и продолжил молча терпеть.

— Я уже говорил. Солдатам необходимо выплеснуть эмоции, — процедил Фил, ощущая холод, побежавший по коже.

— Что ж, тогда бери всех желающих и вперёд на поля Маргарта. Там разных мобов развелось и пользу принесёте, и эмоции выплеснете.

Эрик плеча своего уже не чувствовал под тяжеленной рукой короля.

— Еще предложения? Просьбы?

Руку потянул Олдер, он еле слышно, смотря на заплетающиеся пальцы пробормотал:

— Мне нужно две недели отсутствия, я… у меня есть замена на это время. Просто я не хотел бы потерять свое место. Я понимаю какая сейчас ситуация, но мне правда нужно.

— Могу узнать, что случилось? — Лациф тревожно поглядел на своего самого тихого и безобидного генерала.

— Просто годовщина смерти одного человека. Мы с его семьей поедим в горы. Это было его любимым местом. Так мы отдаем дань памяти. Проводим вместе с ним неделю.

— А ещё неделя?

— Ехать на поезде. Поэтому туда два дня обратно, да и сам поход, — парень все смотрел на свои руки.

— Твоя девушка?

— Нет — Олдер совсем разнервничался.

— Ну и что уши развесили? Все вон! — скомандовал Лациф и его рука спала с тонкого эльфийского плеча.

Эрик облегченно выдохнул и торопливо пошел во двор вслед за остальными, а Олдер продолжал стоять, не поднимая глаз.

— Я тебе тут жизни близких мне людей доверяю. Поэтому будь добр, расскажи все как есть. Что произошло?

— Автокатастрофа. Его сбил фургон. Того парня. У водителя отказали тормоза.

— И кем в этой истории являешься ты? — Лациф уже понимал отчего его генерал так тревожен.

— Водителем, — Олдер поник.

Руки повисли и он поглядел на короля.

— Я не знаю, что произошло. И почему тормоза отказали, но меня оправдали. Я вымаливал их прощение несколько лет и теперь делаю, что могу, потому что я лишил их семью единственного кормильца. У него остались бабушка и младшая сестра. Я должен сделать все возможное, чтобы хоть как-то загладить свою вину перед этим человеком и перед ними.

— Понимаю — отозвался Лациф. — Кто ты на той стороне Олдер?

— Я Майк. Майкл Калден. Мне 27 лет. Я не особо талантлив. Достижений никаких нет. После службы в армии стал работать в охране. Больше ничего и не умею.

— Вот оно как — Лациф протянул ему руку и парень торопливо ее пожал.

— Давай так. Если нужна будет помощь на этой стороне или на той, говори. Все возможное я сделаю.

Олдер тревожно поглядел на него.

— А просьба — то я смотрю есть — улыбнулся Лациф.

— Бабушка. Она уже старенькая, но умирать боится до безумия. Хочет жить не смотря ни на что. Вот я и подумал. То, что произошло с Эриком и Филом. Можно ли и ей стать частью Цивитаса? Может подарив ей вторую жизнь, я вымолю хоть немного его прощения.

— А Эрик рассказал тебе как он оказался на этой стороне?

— Нужно умереть во время игры — нерешительно проговорил генерал.

— Точно. Ты хочешь бабушку…

— Нет, нет — замахал руками Олдер. — Но когда придет ее время и если все получится, могу ли я привести ее сюда. Вы сделаете ее Бессмертной? Понимаете такой возраст. Ну чтобы она привыкла, поняла каково это среди своих. То есть среди твоих, то есть — парень совсем растерялся и Лациф с улыбкой прервал его буйную тираду:

— Без проблем. Ну, а как же сестра? Она уже взрослая?

— Ей тринадцать.

— И что будет с ней если бабушка вскоре уйдет?

— Я удочерю ее — парень уверенно взглянул в глаза короля. — Я ее не оставлю.

— А у тебя есть дом? Стабильная заработная плата? Жена?

Олдер снова сник:

— Нет.

— Ага — Лациф шумно выдохнул. — Ну давай порешим так. Как придет время дай знать. Я помогу тебе и с бабулей и с сестрой.

— Правда? — парень оживился. — Вы и так можете?

— Я много чего могу — улыбнулся Лациф. — Ты помогаешь мне здесь, а я помогу тебе там — хлопнул он крепкого генерала по плечу, как вдруг услышал крик Алекса на улице.

— И о чем они там говорят? — пробурчал Фил, смотря на распахнутые двери замка.

— Может знакомятся. Не так давно король мое имя из реала спрашивал. Может теперь и Олдером интересуется. Все же он обо всех знает кроме него.

— А про него вообще кто-нибудь что-нибудь знает? — поинтересовался Эрик. — Фил он же с твоей подачи генералом стал. Кто он в реале?

— Так охранник вроде — пожал плечами наместник. — Думаешь про всех всё упомнишь.

— Твоя башка не стареет, но мозг с возрастом все таки кажется деградирует — покачал головой Эрик, за что получил подзатыльник от друга.

— Да больно же, мать вашу! — потер засаднившую голову эльф.

— А чтоб разглагольствовал поменьше. И кто из нас командующий армией?

— Вали уже старый хрыч к себе в Баклею-съязвил Эрик и пошел к солдатне, что ожидала его для очередной пересменки в золотом замке.

— Фил, я конечно не знаю чего вы с Лацифом не поделили, — заметил Галиш, — но ты бы рот поприкрыл. А то неохота потом смотреть на твой пепел-и парень отправился следом за командующим.

Дардион же, просто одарила рыцаря злым недоверчивым взглядом и отправилась к занкийским землям.

— Что? Я не прав? — поглядел Фил на Миргу.

Рыцарь покачал головой:

— Меня учили так. Королевство это зверь. Советники — это разум. Армия — это клыки и когти. Народ — это туловище, а король — сердце. Не будет его и сдохнет зверь.

— Знаешь, без мозгов тоже неудобно будет.

— Да. Но зверь будет тупой, а не мертвый, — вздохнул Мирга. — Почему ты так злишься?

— Потому, что король не прав!

Рыцарь в лице переменился:

— Неужто это предательство Филипп? Может пусть от тебя и правда останется лишь пепел? Тогда не придется остерегаться за спину главы.

— Не говори ерунды! Я не собираюсь предавать его!

— Твои сомнения и есть предательство!

— Он такой же как мы! Он тоже ошибается! Никто не идеален!

— Ты говоришь глупости, — расстроено проговорил наместник Гардии. — Наш король и близко не такой как мы. И разве не несет он наказания за каждую из своих ошибок? Только помимо своих, он расплачивается еще и за наши промахи, — Мирга разочарованно поглядел на Фила. — Ты совсем позабыл, что такое благодарность и сочувствие!

— Да за что благодарить!? — рыцарь не на шутку разозлился. — Ничего он такого не делает! Из-за него весь мир теперь в хаосе! Мы опять отстраиваем все с нуля. Мы тут вечные строители, а не воины! И это он виноват в этом! Мало что-ли он близких людей терял, но до такого никогда не доходило! — Фил был взбешен и говорил громко. Так, что услышали и Мариэнна, что была во дворе, и Бетти, и Алекс, который подстригал зеленые кусты неподалеку. У него в руках были длинные садовые ножницы. Он подошел к рыцарю, и приставил их к его широкой шее.

— Откажись от своих слов, — попросил юноша.

— Что ты…

— Откажись! — закричал Алекс.

Впервые вулкан услышал крик этого сдержанного толстокожего дворецкого.

— Ты ни черта не понимаешь! Ты никогда никого не терял! Ты не понимаешь как это больно!

— Не терял? — заорал на него Фил. — Да я всех своих друзей на войне потерял. Я на их могилах был, я тоже плакал, мне тоже было тяжело! Но в монстра я не превращался и с ума не сходил!

— Да ты убил себя, сбегая от реальности! Ты себя жалел, себя! Не их!

— Да как ты смеешь! Ты, молокосос, ничего не понимаешь в этой жизни!

— Хватит! — приказ короля прозвучал однозначно, грубо и холодно.

Ледяной голос разлетелся по двору и присутствующие замерли.

— Что происходит?

Но все молчали.

— Я спрашиваю, что происходит!

Но они попрятали взгляды.

— Фил, Алекс, объяснитесь.

— Он считает тебя недостойным королем, — юноша опустил ножницы и поглядел на Лацифа. — Считает, что ты не справляешься.

— Сучонок, — прошипел на него Сманс, — ты что творишь?

— Ты всегда был прямолинеен, — хмыкнул король. — Фил, а чего ты хочешь? Чтобы я отказался от трона? Может мне пора на покой? Хочешь я отдам власть тебе? Знаешь ведь как передается титул?

Лациф был совершенно спокоен, а позади него из-под земли появилась алая дева. Вокруг его правой руки завилась горящая нить лавы. Его тело заполыхало голубым сиянием, показались клыки и когти, он протянул руку и улыбнулся:

— Хотите на мое место, наместник?

Фил торопливо сделал шаг назад.

— Нет!

— Отчего же! — безликий сделал шаг вперед. — Я отдам! Просто убей!

— Я… я ведь не смогу! Ты же до жути силен! Сам прекрасно знаешь! — заорал Фил.

— Тогда закрой свой рот и делай, что велено! — взревел в ответ король. — Я за каждую свою силу заплатил сполна! Каждое мое новое рождение это чья-то смерть! Ты думаешь я этого хотел!?

Его рокот загромыхал в небесах и заставил воздух вибрировать. Фил дрожал:

— Как будто я тебе такого желал! — завопил он, стоя на трясущихся ногах.

— Тогда чем ты недоволен!? Все, что я хочу, это чтобы мы были в безопасности. И чтобы никто из вас не наводил смуту! Поэтому прекращай! Не мешай мне делать мою работу!

— Может быть тогда мне просто уйти?

Все вдруг стихло вокруг.

— А ты хочешь уйти? — Лациф тоскливо поглядел на него.

Фил отвел взгляд:

— Нет.

— Тогда отправляйся в Баклею.

Рыцарь шикнул и, разбив печать на свитке переноса, исчез, а Лациф тревожно глядел ему вслед.

Утро встретило солнечным светом, теплыми лучами и Сашкой, сидящим рядом. Мальчик давно проснулся и теперь просто ковырялся с короной Натиэлль, что нашел на прикроватной тумбе. Лациф открыл глаза и посмотрел на сына.

— Доброе, — улыбнулся король и усадил мальчика на коленки, тот внимательно изучая алый камешек, вдруг сказал:

— Мама.

У Лацифа сердце ёкнуло. То ли от того, что сын произнес это слово, то ли от того, что это слово о его погибшей матери.

— Да. Это мамина, — взял он аккуратно корону и надел накося на маленькую голову.

Мальчик засмеялся и уставился на отца. Необыкновенные родные розовые глаза смотрели на него. «Это сокровище, которое она оставила ему после себя.»

Лациф поставил ребенка на пол и поднялся сам.

— Мама — снова раздался детский голос.

— Все верно — потрепал он сына по темным волосам.

Взял с тумбы корону с четырьмя рубинами и показал Сашке:

— А вот эта твоего братика.

— Батика.

— Да — грустно улыбнулся Лациф. — Мы с тобой никогда их не забудем.

Он крепко обнял сына.

— Никогда.

Глава 14

Цивитас спал. На небе светили яркие звезды. На вулкане царило умиротворение и покой. Кое-где слышалось стрекотание миризыков, маленькие полуночные птички пели свои нежные тихие колыбельные. Их трелли словно песня звучали над окнами спящего замка, в котором посреди этой безмятежности слышались громкие крики из спальни короля.

Лациф метался на кровати, выпуская клыки и когти. Он то вспыхивал лазурным сиянием, то полыхал желтым огнем. Одеяла и простыни под ним были изорваны. Его хищный рев разносился по коридорам из-за чего Бетти снова не спалось.

— Лацифу опять снятся кошмары, — поднялась она с кровати и, потуже укутавшись в плед, приложила ухо к стене.

«Уже несколько ночей подряд они мучат его. После первого такого сна он оставил несколько царапин на спящем рядом Сашке, и теперь мальчик ночует в ее комнате. И хоть раны на племяннике как и на любом другом гомокуле быстро затянулись, виноватый и истерично — напуганный взгляд брата ей до сих пор вспоминается.»

Новый рык раздался за стенами и Бетти, поглядев на спящего Сашку бесшумно вышла из комнаты. Она увидела Венеру, парящую у дверей королевской спальни.

— Ты не можешь помочь ему, да? — поглядела Элизабет на деву, и та обреченно покачала головой.

— Тогда что же с ним творится?

Но Венера больше никак не реагировала на нее. Однако она подняла руку и указала пальцем за спину волшебницы. Бетти оглянулась и увидела Александра. Малыш как завороженный стоял посреди коридора и вслушивался в крики отца.

— Сашка — Бетти торопливо подхватила мальчика на руки и понесла обратно в кровать. — Малыш, ты испугался? Пойдем спать. Завтра поиграешь с папой.

Лациф смотрел на сидящих перед ним сосредоточенных советников, генералов и наместников. Алекс стоял у дверей, свое место за столом занял Рур. Рядом как обычно парила Венера, в ногах спал огненный пес, а под ним зиял расплавленный мрамор, на который дворецкий смотрел со зловеще — пугающим видом.

В зале царила гробовая тишина. Потому что все ждали наместника Баклеи, который в этот раз на совет не явился. Прошло около часа, но его персона до сих пор отсутствовала. Наконец у короля закончилось терпение.

— Найти Фила, узнать, что произошло. Привести ко мне, — отдал он приказ Венере и девушка исчезла из зала.

Это собрание прошло как обычно проходили все собрания раньше. Лациф включился в работу и теперь внимательно следил за тем как движется восстановление городов. Координировал Ларри и Хомгера. Не упускал возможности поиграть с Сашкой и побыть с отцом и сестрой. И все бы ничего если бы ни эти сны, мучающие его каждую ночь. Хотя их сложно назвать снами. Это скорее воспоминания. Его или чужие. Какие-то размытые мысли и картины, мечущиеся перед глазами, и смысл которых он никак не может уловить. Может разберись он в них и сможет спать спокойно. Но отчего-то пазл не складывался. Он слышал голоса и видел неясные очертания, что-то казалось ему знакомым, а что-то совершенно чуждым, однако его не покидало ощущение будто он пережил все это. Словно его преследует позабытое воспоминание. Но кое-что из этого он все же разобрал. И теперь оставалось только понять правда это или вымысел.

Лациф угрюмо сдвинул брови и устало потер лоб. Он поглядел на короны, принадлежащие его жене и сыну и аккуратно коснулся золотого венца. Теперь они лежали на черных бархатных подложках, которые сделали Мариэнна и друидки. Рядом лежал лук Арчера, щит и меч Седого и еще некоторые вещи, покинувших их созданий. Лациф распорядился сделать эту комнату во время ремонта замка из найденного в Гардии янтаря. Им открылось целое плато залежей этой окаменевшей смолы, и теперь посреди алтарных залов таилось место памяти ушедшим. Там внутри огромного квадрата янтаря, растланного от потолка до пола, горел камин, а на настенных полках хранились вещи из прошлого. На натертых до блеска доспехах и оружии играли тени огня и, отсвечиваясь от желтых переливов комнаты, они превращали ее в огромный уютный калейдоскоп.

В тишине под убаюкивающий треск поленьев Лациф думал в этом месте о том, что было и о том, что грядет. Вот и сейчас, глядя на огонь, он размышлял о Тенебре и способе ее убить. Эта хищная богиня явно сговорилась с РИЯ, даже птицу свою не пожалела, чтобы выручить этого гада. Или же просто просчиталась. Но теперь понятно что птиц у нее явно больше одной, однако неизвестно сколько точно. А это напрягает и заставляет Лацифа во время лунного сияния постоянно смотреть на небо и не покидать замок. К тому же его не отпускали мысли, что Сияющий может прятаться именно у Тенебры, а это тоже очко не в их пользу.

«Король» — услышал он голос Венеры. — «Фил в замке. Ожидает в зале совета.»

«Спасибо. Иду.»

Лациф вошёл в портал перед собой и оказался у широкого стола. Наместник сидел на стуле, скрестив ноги и руки, и даже не шелохнулся, увидев короля.

— Обьяснись! — гомокул внимательно поглядел на него.

— А что объяснять? У меня дел в Баклеи тьма. Отчет я тебе отправил. Ты сам сказал, чтобы мы тут от нечего делать не страдали.

— Так у тебя нет другой причины отсутствия, кроме твоей собственной наглости?

— Нет — пожал плечами Фил и поглядел на Лацифа. — Только это не наглость. Я исполняю твой же приказ. Ты же этого так жаждешь? Слепого поклонения?

— Вот оно что, — ухмыльнулся король, — ну если на то пошло, то моим приказом также было собраться всем на совете. Почему же его ты не исполнил?

— Не знаю-развел руками наместник, — наверное прослушал.

— Вставай — Лациф изобразил в воздухе вертикальную линию снизу вверх.

Фил, состроив недовольное лицо, поднялся на ноги, не отрывая язвительного взгляда от короля.

«БУХ!»

И каменный кулак свернул ему челюсть. Филипп рухнул на пол, схватившись за лицо.

— Драки хочешь! — заорал рыцарь, вскакивая на ноги и ударяя короля в ответ.

Лациф даже не дернулся от нанесенного джеба, но его ледяной взгляд разъярил Сманса еще сильнее. Он поглядел на снесенные окровавленные костяшки своей руки, потом на короля и новый удар прилетел с другой стороны. Снова никакой реакции. Тогда рыцарь выхватил из-за спины меч и замахнулся, тот обледенел и, коснувшись плеча короля, разлетелся вдребезги.

— Черт тебя подери, Лациф — заорал Фил и затарабанил кроссами по корпусу.

Некоторое время гомокул просто наблюдал за ним, но это ему надоело и вокруг широкой шеи рыцаря замкнулась петля в виде руки короля. Филипп задрыгал ногами, зависшими в воздухе, и вцепился в пальцы гомокула, пытаясь их оторвать от своей шеи.

— Слушай меня сюда.

Глаза Лацифа заструились огнем, на руках запламенело голубое сияние, голос охрип и низкий бас зашелестел в зале:

— Я предупреждаю тебя во второй и последний раз. Еще одно публичное проявление неуважения и я лишу тебя твоего бессмертия. Хочешь высказаться, пожалуйста. Ори наедине, где мне не нужно будет думать о последствиях твоей выходки. Когда мы не одни подчиняйся или уходи!

— Ты хочешь сделать из нас бездумных рабов — прохрипел Фил, все еще барахтаясь в воздухе.

Лациф раскрыл ладонь и рыцарь рухнул на светлый мрамор, тяжело дыша.

— Я никогда не запрещал вам иметь собственного мнения. Просто вы должны понимать где именно мне его высказывать! — с досадой прокричал Лациф.

— Порой нет возможности сделать так как хочется тебе!

— Порой ты просто не думаешь головой!

— Я? — закричал Фил брызгая слюной. — И это мне говорит обезумевший демон, грохнувший свою же жену!

Лациф замер на месте как вкопанный. На лице застыли какие-то неразборчивые чувства, а Фил торопливо поднялся и пробормотал:

— Я не то имел ввиду.

Медленно но удивление и боль сменились клыкастым оскалом.

— Что же ты сдаешь назад? Все верно в смерти Натиэлль виноват я. А еще Верммут, который притащил меня сюда и ТЫ, что позволил ему меня оставить меня в замке.

Фил вздрогнул.

— Что?

— Что? Или ты себя не чувствуешь виноватым за это? Скомандуй ему тогда тащить меня обратно, присмотри ты за отчаявшимся парнем и, глядишь, я бы не разнес пол замка, и Натиэлль была бы жива! — воздух в комнате начал тяжелеть и Филу становилось не по себе.

— Ты пытаешься во всем обвинить меня? — бормоча попятился Сманс.

— Для тебя всегда было так важно не замарать свои руки, — поглядел Лациф на собственные сжатые кулаки. — У тебя есть сутки, чтобы принять решение. Можешь уйти в отставку и делать, что тебе вздумается. Можешь остаться наместником и тогда тебе придется выполнять мои приказы.

Фил стер с подбородка борозды крови, потекшие с разорванных губ:

— Думаешь я боюсь потерять место наместника?

— Я переживаю о том, чтобы ты не поменял короля.

— Ха! Боишься нож в спину получить? — победоносно усмехнулся рыцарь.

— Нет. Просто не хочу убивать еще одного дорогого мне человека.

Лациф стиснул челюсти, сжал кулаки покрепче и вышел, оставив ошарашенного Фила наедине с его мыслями.

Олдер отчитался перед Верммутом, представил ему своего временного заменяющего, сказал всем «До скорого» и вышел из игры.

Мужчина снял шлем и выдохнул. Высокий и хорошо сложенный Майк поднялся с твердого деревянного стула и потянулся, разминая затекшее тело.

— Пора собираться, — глянул он на часы и быстро скидал вещи в спортивную сумку.

Зашнуровал кроссовки, натянул ветровку и поспешил на остановку. Два часа езды на автобусе, и он подошёл к уже породнившимся дверям. Постучал и, аккуратно повернув ручку, вошёл в дом.

— Бабушка, ну почему опять открыто? — поставил он сумку в прихожей и прошел на кухню из которой слышались звуки кулинарной телепередачи.

— Майк, ты уже приехал — седая, морщинистая старушка, похрамывая на обе ноги, проковыляла к нему и обняла.

— Бабуль, ты опять не закрыла дверь — заботливо пожурил он ее.

— Да я все время забываю про этот замок, — отмахнулась старушка.

— Он нужен, бабуль. Люди сейчас разные. Постарайся быть внимательнее когда меня нет рядом — поцеловал молодой мужчина ее в лоб.

— Хорошо, хорошо. Садись — указала она ему на круглый стол, — будем кушать. Эй, Ловис, выходи из своих катакомб! Майк приехал! — закричала бабушка на всю небольшую квартирку.

Из комнаты в конце коридора выскочила худенькая девочка и, увидев парня, расплылась в радостной улыбке.

— Ты уже приехал! — он раскинул перед ней руки и она по-сестренски обняла его. — А бабушка сказала ты только вечером будешь.

— Я соскучился по вам — улыбнулся доброй широкой улыбкой Майк и попробовал суп, поставленный перед ним в глубокой фарфоровой тарелке. — Очень вкусно, бабуль.

— Не хвали ее, а то она и так уже думает, что хорошо готовит — толкнула его локтем в бок Ловис.

— Я все слышу, молодая особа! — покачала половником в руке бабушка и Майк засмеялся.

— Не слушай ее, она в еде не разбирается.

— Да это ты просто всеядный! — возмущенно заспорила Ловис.

— Майк не привереда в отличие от тебя и его будущей жене повезет с ним в отличие от твоего бедного мужа! Готовят же кому-то небеса такое наказание! — покачала головой старушка.

Девочка обиженно надулась, а Майк погладил ее по голове:

— Не переживай, бабушка шутит. Ты замечательная.

— Ты ее балуешь!

— Почему бы и не баловать.

Парень озабоченно поглядел на старушку. Та совсем уже была плоха и хоть до сих пор и храбрилась, но тело подводило ее.

— Как ты себя чувствуешь?

— Как и все в моем возрасте — отмахнулась она. — Жива и слава богу.

— Может в этот раз…

— Даже не начинай! Я могу ходить, значит мы все пойдем! — строго цыкнула бабушка. — Я хочу еще разок увидеть могилу Эвана.

Олдер поглядел на загрустившую Ловис, ковырявшуюся ложкой в тарелке, и подошел к старушке. Он склонился над ней и тихо прошептал:

— Я хочу тебе кое-что предложить, бабуль.

Боб ходил из угла в угол, измеряя зал совета шагами.

«Этот упырь с него шкуру за плохие вести не сдерет? Он хоть ему и нужен, но руку оторвать или глаза выжечь он может. В конце концов неизвестно на что он способен, не считая того, что он огромную птицу руками разодрал.»

Дверь открылась и эльфийка настороженно замерла.

— Ваше величество, — расплылась она в недоверчивой наигранной улыбке.

— Говори уже. Что случилось. Я еще за дверью твой страх почуял.

— Да ты прям как собака, — хмыкнул Боб и тут же осекся, сделав от Лацифа пару шагов назад.

Тот усмехнулся и сел на стул.

— Что? Сайчел?

— Да. Эта баба укрепляется, завела себе кровопийц похлеще моего. Я пробил, охранная компания «Алые щиты», на рынке этих услуг уже больше десяти лет, но дело не в этом, среди них есть много ребят жаждущих денег и жаждущих крови. В основном вояки, брошенные государством, да те, кому деваться некуда. Отбитые в общем парни. Она укрепила не только офис свой, но и к дому теперь не подобраться, целое минное поле, а не охранная система. Повсюду понатыкано датчиков движения, камеры наблюдения, автоматическое распознавание угроз и пара жлобов, которые везде таскаются с этой сучкой.

— И с чего бы вдруг?

— Она затевает ввести в игру глобальное обновление. Думаю она тебя боится. Хоть ты и тут-неуверенно развел руками Боб. Эльфийка задумчиво потерла подбородок, — в любом случае эта баба отказалась мне назвать срок внедрения обновления. Сказала лишь, что сообщит когда придет время.

— Ну патч можно на долгие месяцы растянуть, а то и на года. Однако нам это времени не прибавляет, — Лациф недовольно фыркнул и поглядел на эльфийку перед собой.

Та быстро сдала назад, а он засмеялся:

— Да не бойся ты. Пока ты мне полезен я не собираюсь ничего с тобой делать. Ах да, ты же помнишь, что будет если это вранье? — произнес гомокул как-бы невзначай.

— Помню я, — недовольно пробубнил Боб и зло покосился на короля. — Можешь не говорить, я не склеротик.

— Вот и молодец, — Лациф указал ему на стул рядом с собой. — У меня для тебя поручение есть. Частично как для капитана, частично как для влиятельного человека в сфере пропаганды и наживы.

— Хех, с твоего рта как комплимент слетает.

— Еще бы, не каждый день услышишь похвалу от настоящего короля.

Ларри смотрел на переносные блоки, разложенные перед ним. Со старых времен их осталось четыре. Модели не новые но функционирующие. Лациф сказал отправить два аппарата по почте на разные адреса. Один был для Боба, а вот второй для какого-то Майкла. А еще Лациф сказал, что пора наведать старых друзей из корпорации. Понять кто еще верен старому руководству, а кто стал приспешником Сайчел. С этой дамой нужно держать ухо в остро.

Ларри, также по совету короля Цивитаса, сменил телефон и уговорил жену взять отпуск, чтобы поехать путешествовать. Она раньше часто участвовала в самых разных сборищах по увлечениям. И спускала байдарки на бурные африканские реки, и покоряла северные горы, и даже дайвингом в акульей бухте занималась. Вот и пусть вспомнит былые развлечения. Заодно и в безопасности будет. Ведь как только Ларри появится перед Сайчел, она не станет сидеть сложа руки. Эта меркантильная стерва мгновенно начнет наводить справки. Но с него взятки гладки. Вся история зачищена, по входу в игру активность не определить, так как теперь он появляется в Цивитасе только с переносного блока, а его Элионор не отследить.

— Ну что — поглядел он на два почтовые пакета, готовые для отправки, когда услышал звонок в дверь, — пора ехать.

Мистер Бошман положил их в чемодан и вышел из дома. Сейчас ему необходимо отправить эти посылки с почты на окраине Нью-Йорка. Он выполнял инструкции Лацифа и старался не отступать от них ни на йоту. Одним из важных пунктов этих же инструкций было постоянное наличие переносного блока с собой.

«… Чемодан всегда должен быть рядом. Абсолютно всегда. Даже когда вы идете в туалет!» — вспомнил Ларри слова короля и сел в такси, крепко сжимая ручку блока.

— На станцию Боро Холл пожалуйста.

Эрик вошел в гостиную и увидел короля. Тот сидел на диване задумчивый и хмурый.

— Глава?

— О, Верммут, присаживайся — Лациф улыбнулся, увидев парня. — Хорошо, что ты пришел, у меня к тебе поручение.

— Все, что угодно — присел рядом Эрик и весь обратился в слух.

— Помнишь квест на перерождение? Ты ведь его прошел.

— Угу.

— Ну так вот, мне нужен тот котел.

— Не понял, глава.

— После катаклизма избушка хранительницы исчезла с карт. Мне нужно, чтобы ты нашел ее и принес мне котел с той жижей, что внутри.

— А если его нет в избушке? А если в нем нет той жижи?

— Вот тут и пригодится твоя смекалка и удача — улыбнулся король и положил руку на плечо эльфа.

Тот поежился от недавних воспоминаний о ноющем суставе.

— Мне нужен этот котел. Возможно он и тебе будет полезен.

Эрик поник:

— Ты о Венере?

— Точно.

— Она не хочет меняться. Ее устраивает все как есть.

— Ну кто знает. Вдруг она все же решится. Со временем все меняются, не находишь?

Эрик кивнул:

— Тут ты прав. Но может мне просто стоит забыть? С ней я чувствую себя яичницей.

Лациф засмеялся:

— Интересное сравнение. Но ты для нее скорее изысканное вино. Слишком вкусно, чтобы не пробовать и слишком редкое, чтобы испить все.

Эрик нахмурился:

— То есть, ты хочешь сказать, я особенный для нее?

— Думаю так.

— Но разве это не значит, что она может испытывать чувства?

— Что ж и это возможно. Но наверняка никто не знает. Думаю даже она сама. Одно скажу тебе точно. Я понял это когда оказался здесь. Чтобы чувствовать или любить кого-то сердце не нужно — Лациф поднялся с дивана. — Отправляйся завтра же. Возьми с собой пару сорнов и вперёд. Это важно Эрик. Найди его как можно скорее.

— Хорошо, глава — серьезно произнес командующий.

Верммут собрался на рассвете, прихватив с собой двух самых юрких пламенноглазых и оставил Галиша временно исполняющим обязанности командующего. Лациф открыл им портал сразу на пристань Лазури. Они перенеслись, а там…

— А где море?

Верммут развел руками:

— Переехало видимо. Давайте здесь поищем. Примерно 5 километров на восток, — вспоминал Эрик свой прошлый поход сюда.

«Как давно это было? Уже год прошел? Время здесь летит незаметно. Может потому что не имеет такой важности как на другой стороне? А может потому что течет иначе.»

Он осмотрелся, а сорны уже во всю неслись в указанном им направлении.

«Мда. По сравнению с этими гончими он маленький и медленный мопс.»

— Пфф — собрался с силами Верммут, выпил бутылек для ускорения и кинулся следом.

Они бежали несколько минут по песочному кругу, который не так давно был морским дном. Это замедляло их, ноги вязли и приходилось то и дело выбираться из ям, которые скрывал припорошенный песок. Под палящим солнцем они добежали до места и огляделись.

— Ничего — огорченно пролепетал Эрик. — Так, ты на север, ты на юг. Прочешите тут все. Может ее отнесло куда.

Те кивнули и рванули вперед, а Верммут уткнулся взглядом в песок.

«Если ее здесь нет, это значит что избушку где-то зарыло? Но тогда и ту бедную хранительницу похоронило вместе с ней, ведь она не может покидать свою локацию. Насколько Верммут знал, она не числилась в рядах Бессмертных, а значит правила неписи, прописанные РИЯ, на нее действуют.»

— Черт. Да этот котел тут где угодно может быть зарыт. Тут и так одни ямы да холмы. Ямы да холмы. Холмы? — Эрик вперился взглядом в один из песчаных бугров.

Вспомнив детство, он достал из инвентаря армейскую лопатку, подошел к возвышенности и начал копать, он прорыл ее на пол метра вниз, но там кроме песка ничего не оказалось.

— Ладно! — полный решимости парень отправился к следующему холму.

Сорны вернулись спустя несколько часов, а Эрик все еще рыл песок. Он уже пару тонн перекидал, но ни один из песчаных взьемов избушкой не оказался.

— Давайте помогайте — крикнул он.

Верммут раздетый до пояса, весь в поту махнул им головой, указывая на кучи наваленного песка вокруг.

— Мы так неделю копать будем, — промычал один из сорнов.

— Ну так копай быстро и может за пару дней управимся — фыркнул на него уставший Верммут и пламенноглазые, выпустив когти, принялись разгребать лапами песок.

Уже стемнело, поднялась луна, за ней звезды. Они исчезли и первые алые лучи рассвета коснулись темного полотна небес.

— Вот же чёрт — совершенно выбившись из сил, рухнул на землю эльф. — А может ее тут вообще нет? Может это дурацкая затея?

— Нашел, командующий!

Эрик позабыл о своей усталости, подскочил и побежал к одному из разрытых сорном холмов. Он довольно улыбнулся. Из-под песка торчал угол сломанной крыши.

— Давайте, надо разгрести ее!

Они втроем стали отбрасывать песок в сторону, откапывая изломанную, покосившуюся избушку хранительницы леса. Наконец дверь была найдена. Парни навалились на нее, но та не поддавалась.

— Взорву. Опять засыплю. Тянем! — скомандовал Эрик.

Они нависли на двери и, ухватившись кто за что смог, потащили на себя. Та заскрипела, заныла и открылась. Эрик отлетел на песок, но тут же вскочив, вбежал в избушку. Ему пришлось согнуться практически пополам и первое, что он увидел прямо перед собой это ужасно высушенное уродливое лицо.

— Мать вашу! — взревел от неожиданности парень и скастовал обморожение.

Потянувшаяся к нему иссохшая до кости рука застыла в воздухе и Эрик смог выдохнуть.

Он внимательно огляделся. Это лицо и рука принадлежали какому-то существу чье тело лежало в жиже котла. Большая емкость, наполовину наполненная той самой вонючей жидкостью, валялась на боку, приваленная крышей и прочим барахлом.

— Так, ладно — Эрик призвал посох из инвентаря и только начал читать заклинание, как рука существа дрогнула и стала неминуемо приближаться к нему.

— Вааа! — он взмахнул копьем и врезал по ладони, что почти его коснулась, та с хрустом рассыпалась как старый высохший на солнце куст.

Маг замахнулся снова и услышал хриплый тихий шепот:

— Помоги.

Его рука замерла в воздухе.

— Чего? — парень ошалело и напуганно глядел на это уродливое создание.

— Помоги — снова он скорее увидел по движению бело-синих губ, чем услышал.

— Ам, так — посох исчез из руки эльфа и он очень аккуратно пополз вокруг котла.

— Воздушный канат — и вся дребедень лежавшая на нем зависла в воздухе, а Эрик развернул аккуратно котел и боком покатил к выходу.

Создание внутри застонало, отчего ему еще больше стало не по себе. Наконец котел уткнулся в двери и Эрик, стараясь не прикасаться к его содержимому, потащил его наружу.

— Это что!? — один из сорнов поморщился, увидев полуживое страшное существо в котле и учуяв вонь исходящую от него.

— Я не знаю — нахмурился Эрик, — но бросить это мы не можем.

Верммут разбил печать на свитке группового переноса и перед ними распахнулась портальная арка.

— Так пойдем? — удивленно поглядели на него пламенноглазые.

— Да. Нам нужно в комнату для новичков.

«Иначе Лациф с меня шкуру снимет, за то, что я притащил прямо в гостиную невесть что» — поглядел он на стонущее создание в наполовину наполненном котле и аккуратно потащил по песку, внося в портал.

Секунду и они оказались в комнате для приема новых согильдийцев. Перед ними тут же появился Алекс.

— Свободны — скомандовал Эрик и сорны торопливо шагнули в портал, а юноша внимательно глядел на котел и существо в нем.

— Даже не спрашивай — не успел он открыть рот как его осек Верммут.

Тот кивнул.

— Я к Лацифу. Не присмотришь? Пожалуйста.

— Конечно — снова кивнул невозмутимый Алекс.

Верммут вздохнул. Он застыл с поднятой рукой перед дверью комнаты короля никак не решаясь открыть ее. Та распахнулась сама и Эрик от неожиданности охнул.

— Чувствую переживаешь — улыбнулся ему король. — Что натворил?

— Я нашел котел.

— Это ты молодец — Лациф чуть наклонился к парню, чтобы заглянуть в глаза, — а проблема в чем?

— Я не только котел принес — замялся Эрик.

— А что еще? — напряженно спросил гомокул.

— Там сидело страшное существо, оно просило помощи, я не мог оставить его там умирать. Но что это я не знаю, мой радар не определяет — на одном дыхании выдал Верммут и сжался, приготовившись к самому худшему.

А король нахмурился:

— Пойдем посмотрим, что там за создание. Но учитывая мои познания это может быть только…

— Хранительница?! — Эрик и Алекс завопили в один голос, услышав предположение короля.

Лациф склонился над этим полуживым созданием и зачитал исцеление.

— Не реагирует.

Он осторожно коснулся иссушенной щеки. Существо лишь захрипело:

— Во… ы…

— Что? — Лациф склонился ещё ниже.

— Во…ды…

— Алекс принеси мне кувшин с водой.

Дворецкий торопливо вложил кувшин в протянутую королем руку и Лациф медленно влил несколько капель в рот создания, что жадно их заглотило. Он полил еще, вся вода, что попадала мимо губ, мгновенно впитывалась в лицо этого существа, отчего кожа в этих местах разглаживалась и розовела.

— Закрой глаза — прошептал Лациф и когда веки без ресниц прикрылись, он осторожно вылил оставшуюся воду на лицо и то мгновенно преобразилось. Грубые уродливые черты исчезли, обратившись в красивое чарующее лицо.

— И правда хранительница — удивленно поглядел Эрик.

— Красивая — подытожил Алекс.

— Друидка твоя не слышит — поддел юношу Верммут, за что получил леденящий взгляд душу и тут же отвернулся. — Жуткий ты!

— Алекс, пусть девчата приведут ее в порядок и уж прости, но пока ты побудешь здесь. Аккуратнее с ней и поберегите содержимое котла. В мою комнату принесете, как вытащите хранительницу — распрямился Лациф.

— Спасибо — еле слышно прошептала она, коснувшись пальцами его ноги.

— Главное веди себя хорошо — тоскливо поглядел он на нее и исчез.

За ужином разговора было только о ней. Эрик балаболил о ее красоте направо и налево, так что даже Мирга заинтересовался. Галиш так и вовсе был в предчувствие развлечений.

— Ты думаешь тебе что — нибудь перепадет!? — захохотал Верммут, глядя на радостного друга.

— Эй! А почему нет! Я в отличие от тебя красавчик!

— Ты низкорослый щуплый убийца! А я грациозный и статный эльф! — поднялся на ноги Эрик, дабы показать себя во всей красе.

Народ захохотал.

— Да брось, Вер, тебе не светит! — сквозь смех выдала Бетти, пытаясь справиться с выпадающим изо рта печеньем.

— Да почему? — насупился парень.

Алая пелена накрыла его и он замер.

— Мне кажется Венера против твоих похождений — улыбнулся Лациф, сидя с Сашкой на коленях.

Эрик обернулся, перед ним парила лунная дева, что протянула руку и крепко схватила за подбородок. Эльфа дернуло, желудок неприятно заныл, но девушка быстро отпустила его и он бухнулся на свой стул.

Все снова захохотали:

— Ревность Венеры страшное дело — засмеялся Мирга.

А Эрик обернулся, чтобы снова посмотреть на парящую позади девушку и радостно улыбнулся. Лациф помахал головой, расплываясь в еле заметной улыбке, наблюдая со своими озабоченными Бессмертными, как вдруг почувствовал жжение в ладони. Взглянул и обмер, ручка Александра горела.

— Саня? — но в следующую секунду все исчезло.

Лациф уставился внимательным взглядом на сына, но ничего не происходило. Рука малыша продолжала лежать в его ладони, теплая, совершенно обычная рука.

«Показалось?»

После ужина всех понесло кого куда. Кто-то сменил постовых, кто-то стражников в городах, а кто поменял караульных в золотом замке, в котором потихоньку обживались Бессмертные. Им было разрешено забрать под свои нужды дворцовые флигели, а также четыре больших зала и задний двор и теперь там было некое подобие замка вулкана под землей. Там воины жили, тренировались и отдыхали по желанию. Едой и питьем их снабжал жлоб Досс, в связи с чем рацион был довольно однообразен и парни часто бегали на охоту. И веселье и мясо.

Воины любили дежурить здесь, особо не нужно напрягаться да и по струнке стоять не надо. Главное ничего важного не просмотреть, а больше от них ничего и не требовалось. К тому же караул давал передышку между работой на стройке, которая все соки выжимала. Однако Лациф позволил каждому из своих воинов построить дом не только для другого, но и используя добытые общим трудом ресурсы и казенные деньги, отстроить дом и для себя любимого. Однако и тут без руки старого хрыча Досса не обошлось и тот бдил за присвоением имущества как зоркий сокол, позволяя построить для себя лишь один дом не краше двухэтажного коттеджа. Но воины были рады. Одному ради такой роскоши целый год пришлось бы в полях помирать, чтобы накопить материалы и деньги. Или немало вкинуть доната, а тут можно сказать всем миром всему миру дома и отстроят, причем от Бессмертных все, что требовалось, так это руки. Поэтому воины спокойно относились к работе, но и возможность отлынивать с радостью использовали.

Когда караулы сменились, а на небе поднялись звезды Лациф унес спящего Сашку к Бетти и сам наконец-то лег. Как только его голова коснулась подушки он уснул, но ненадолго. В коридоре раздался пугающий душераздирающий крик.

— Лациф! — в комнату влетела Бетти. — Сашка — завопила она, — Сашка горит!

Кроватка его сына была охвачена пламенем, а малыш сидел посреди него и непонимающе глядел по сторонам.

— Папоська!

— Саня!

Лациф только успел шагнуть из арки как мгновенно сунул руки в огонь и прижал сына к себе. Все вокруг заледенело, а огонь на теле мальчика потух. Король боялся смотреть. Бережно, как самую важную драгоценность в жизни, он оторвал от себя Александра и удивленно вскинул брови. Ни одного ожога. Одежда кусками пожжена, а вот маленький гомокул совершенно цел.

— Да ладно — покрутил он мальчика перед собой, — неужели ты и это от меня взял? Саня, да ты у меня демон, — ошарашенно и все еще напугано дрожащим голосом прошептал Лациф.

Глава 15

Новая ночь принесла новые кошмары. Картины неслись перед глазами. Лациф то и дело кричал слова минувших дней, переживал снова и снова потерю, бесился, страдал и приходил в неистовую ярость. Его тело сотрясалось в припадках, гонимое фантомами сна, а потом стало синеть. Голубое пламя, вспыхнувшее на нем, начало липнуть к коже, и та сантиметр за сантиметром покрывалась льдом. Между тем огненные трещины пульсировали, пытаясь не погаснуть под натиском холода. Температура в комнате быстро понижалась, дыхание разгоряченного гомокула приобрело минусовой градус и от него по простыням пополз фирн, что рухнув с отяжелевшей замершей ткани, коснулся пола и заполонил собой всю спальню, обратив ее в ледник. Стены и потолок побелели от нарастающего слоями инея и начали разрастаться ледяными шипами, которые встречались и перекрещивались между собой острыми пиками.

Гаут вздрогнул. Неприятное чувство разрасталось в нем и демон, ворча и изрыгая ругательства, помчался к Лацифу. Перебираясь по прорытым кротолюдьми тоннелям, он приближался к королю и настораживался все сильнее. Алая нить спешно ползла вперед, затем, наплевав на все, резко развернулась и ринулась вверх, пробив себе дыру прямо в полу королевской спальни.

«Это что такое!?» — завопил Гаут, увидев происходящее и осторожно обходя ледяные шипы, от неминуемых прикосновений которых он испытывал боль.

«Лациф!»

Алый, пышущий жаром ручеёк обвился вокруг спящего обледеневшего короля, но это не помогло согреть его. Напротив Гаут взвыл от боли и отпрянул от гомокула.

Венера парила за дверью, когда крики короля превратились в единый непрерываемый рев. Едкий, приторно — сладкий до горечи аромат ударил ей в ноздри. Алые очи широко распахнулись и дева оказалась по другую сторону двери. Вся комната была наполнена этим запахом. Она увидела вьющийся над королем лавовый поток, соединила руки, прошептала заклинание и, раскрыв ладони, выпустила белоснежную пелену, что обратившись в змея, закрутилась спиралью и растворилась в короле, откинув при этом Гаута на ледяные шипы. Тот взметнулся и в ярости кинулся на Венеру, но в этот момент король перестал метаться, замер, распахнул глаза и резко сел на кровати. Лациф тяжело дышал, лед на его коже начал таять и капли воды потекли по крепкому массивному телу. Когтистая ручища вцепилась в грудь, пытаясь выравнить сердцебиение.

«Король!?»

Лациф поднял глаза на этих двоих и нахмурился:

— Кто — то пострадал?

«Да! Я!» — прорычал Гаут. — «Меня обожгло твоими клешнями!»

Лациф облегченно выдохнул и взмахнул кистью руки, словно прогоняя назойливое насекомое. Лед и снег стали исчезать из комнаты, возвращаясь снежным потоком к своему создателю.

«Что тебе снилось?» — спросила Венера, внимательно поглядев на него.

— Воспоминания — покосился Лациф на Гаута.

Завтрак как всегда пришелся всем по вкусу. Народ болтал о том о сем. Тему о ночных кошмарах короля никто не поднимал. Каждый справлялся с этим как мог, а Лациф был им за это благодарен. Сейчас не это важно. Сейчас нужно как можно скорее разобраться с новым патчем, чтобы хотя бы с одной из сторон не ждать удара. Но и тут РИЯ, Тенебра. А еще сегодня должен прийти Фил, да и в их доме хранительница. А от нее тоже неизвестно чего ожидать. Но Бетти и Лора слезно умоляли его с самого утра выпустить эту девушку из комнаты для новичков. Мол она замечательная и совершенно не опасна. Он позволил, но при этом Алекс включил режим надзирателя. Хотя и не только из-за нее одной. Он целыми днями бдил за Гаутом, что попережег полы в замке и сегодня прекрасно было слышно очередные разъяренные ругательства юноши на огненного пса из-за новой дыры в королевской спальни. На улице Гаут получил люлей от Хоске, за цветник, в котором он тоже пожег зелень. В конце концов он получил ледяные ботинки и теперь обиженный на весь мир дрых под столом, лежа на ледяной подстилке, что сколдавал ему Лациф. И если это даже весело, то ручьем утекающие антары совсем не радовали. Да, шахты восстановлены и деньги уже начали свой ход, но этот подсчет вечно сидел в голове. А сведение дебета с кредитом с возможным минусовым остатком жутко напрягало. Да еще эти чертовы сны. Лациф снова поглядел на спящего Гаута.

В своих раздумьях он и не заметил как разговоры прекратились и все за столом замолчали. Король поднял глаза и задержал взгляд на вошедшей. Хранительница. Что ни говори, а смотреть на нее приятно. Она словно прекрасный чистый ангел, что появился на шабаше самого сатаны. Ее внешность разительно отличалась от всех других здесь. Кожа словно светится изнутри. Черные как смоль длинные волосы, что касались тонких изящных щиколоток. Восхитительная фигура без чрезвычайно вульгарных или сексуальных форм. Все в ней в меру и оттого прекрасно. Красивое лицо, наполненное самыми нежнейшими чертами и зеленые, как трава глаза.

Однако ему из дверей улыбалась не эта очаровательная девушка, а другая. Такая родная, такая бешеная и вредная, но милая и добрая, его Сашка.

Лациф тоскливо вздохнул и поглядел на сына, сидящего рядом. Александр единственное живое напоминание о ней. Король потрепал сына по голове и вновь углубился в собственные мысли. Саня периодически возгорается, но ему это совершенно не вредит, а с другой стороны даже успокаивает Лацифа. И все бы хорошо, если бы не тот факт, что огонь его такой же как и у Гаута. Если сгорел в нем, то уже не возродишься. Они это проверили на паре твинков Бессмертных из онлайна. Их персы попросту исчезли из системы и это многих напугало. Хотя со временем Лациф стал замечать, что горит его Санька когда переживает, и в основном ночами, когда папа отдает его тете.

«Тоже тоскует, наверное, но пока по — другому никак нельзя» — потрепал он снова сына по темной макушке.

— Простите меня за вторжение — в комнате зазвучал мелодичный успокаивающий голос хранительницы и она склонилась в реверансе.

Мужской спустя несколько секунд ступора, пришел в себя, и парни, наперебой, бросились ей помогать занять место за столом. Хоске лишь похихикал, наблюдая за молодыми и бойкими, а Лациф, оперевшись на свою руку, улыбнулся в полудреме. Ему надоело глотать зелья от усталости и поэтому сейчас его клонило в сон. Обычные ему почти не помогали, слишком малая доза, и поэтому Бетти с Лорой сделали для него концентраты, на вкус, подобные протухшему сельдерею. Однако ничего важного он пропустить не хотел и поэтому, смирившись с неизбежным, снова достал из инвентаря уже приевшееся зелье.

— Я бы хотела поблагодарить вас — обратилась хранительница к Верммуту, что мигом потерял дар речи и замахал руками:

— Н-не стоит.

— Стоит. Вы не оставили меня, хотя я была в таком неприглядном виде — ее голос был поистине умиротворяющим и оттого Лациф торопливо выпил желтовато-кофейную жидкость до дна.

— И я благодарна вам, король — склонила она голову, обращаясь к гомокулу, — за то, что помогли и не прогнали.

— Надеюсь мне не придется об этом пожалеть.

Они внимательно посмотрели друг на друга. Ее зеленые глаза ни на секунду от него не отрывались. Лациф почувствовал, что его бросает в жар и холодно произнес:

— Давайте поедим.

Все ели молча, хотя генералы, да и наместники ерзали на месте. Наконец Галиш не стерпел:

— А может расскажете о себе?

— Конечно. А что вы хотите узнать?

— Ну хотя бы как вас зовут.

«Хм, знакомая такая рожа у этой девки» — буркнул Гаут, чья песья морда наблюдала в пол глаза за происходящим.

— Все зовут меня хранительница — невинно улыбнулась девушка.

— Раз ты пришла в себя — поднялся Лациф, — пойдем поговорим.

Венера тут же оказалась рядом с девушкой и та покорно шагнула в портал. Она оказалась перед каменным троном.

Лациф стоял позади нее.

— Рассказывай.

Хранительница медленно повернулась:

— Вы забрали мой котел.

— У меня есть на него планы.

— Зачем он вам?

— Котел мне нужен. А вот ты нет. Поэтому если не хочешь ничего рассказывать просто уходи. Одной головной болью станет меньше. К тому же ты скоро вернешься назад. Два часа осталось и твоя локация тебя призовет. — вздохнул Лациф, не желая больше тратить свое время на нее.

Он взмахнул рукой и открыл портал:

— Надеюсь мы больше не увидимся — указал гомокул на мутную арку, но хранительница не спешила.

Она сжала руки в замок перед собой:

— Что, король, желает знать?

— Кто ты такая для начала. Меня с первой нашей встречи удивило, что хранительница леса живет под водой.

— Освободи меня! — девушка вдруг кинулась и вцепилась в его рубашку на груди. — Я знаю, что король всесилен и может снять эти тягостные путы, что держат меня в той пустыне!

— Убери руки — зловеще прошипел Лациф и хранительница покорно отступила.

— Зачем мне это? Я понятия не имею чего ты хочешь?

— Свободы! Я хочу наконец освободиться от проклятия!

— Так расскажи мне все.

Лацифа раздражала эта девушка. Он сам не понимал почему, но глядя на нее он начинал приходить в бешенство.

Хранительница кивнула:

— Я была рождена обычной женщиной от духа леса. Наверное поэтому с детства я слышала чувства животных, могла видеть их глазами и бежать их ногами. Мы жили с мамой на прекрасном зелёном клочке земли, что стоял посреди моря. Там таилась совсем маленькая деревня, в которую однажды забрел юноша. Он сказал, что ищет особые материалы для своих исследований и попросил меня показать ему лес. Из-за этого мы часто виделись. Он жил на поляне у берега и каждое утро ждал меня там. Я рассказывала ему о многих растениях и животных. Показывала все то, чему меня научила мать. Он казался мне хорошим. Я решила, что ему можно доверять и показала деревню. А на закате к нашим берегам приплыли лодки с воинами. Они забрали всех жителей. Усыпили и утащили. Осталась только я. Дух леса не смог унять своей ярости и навеки погрузил тот лес под воду. А меня наказал, даровав моему сердцу силу возрождения. И с тех пор каждое создание приходило в мой лес дабы убить и отобрать эту силу, чтобы вернуть к жизни своих близких. Уже давно я не могу покинуть это место. Сколько не пыталась, я всегда возвращалась в тот одинокий дом. Поэтому прошу — глазами полными мольбы посмотрела она на короля. — Освободи меня! Пока я проклята, я погибаю без воды. Но я так люблю сушу!

— Ты ведь ведьма? Я помню тебя в другом виде — хмуро глядел на нее Лациф, полностью игнорируя последние ее слова.

— Но ведь я дочь духа леса. Это одна из моих форм.

— А есть еще?

Девушка кивнула и исчезла с глаз.

Лациф напрягся. Он выпустил когти на руке, вытянув ее вперед, как вдруг на нее села маленькая сине-зеленая бабочка.

— Махаон?

Бабочка вспорхнула и села на его ладонь. Гомокул глядел на нее. Когти исчезли и он, улыбнувшись, пробормотал:

— Возвращайся, я понял.

Дева вновь явилась перед ним, а бабочка мгновенно упорхнула, напугавшись.

— Это умение позволяло мне беречь лес. И именно оно привело меня на встречу с тем человеком — тоскливо прошептала хранительница.

— Ты знаешь огненного демона, что некогда жил в этих землях?

— Гаут? Я сражалась с ним, когда он явился к морю, — уверенно кивнула девушка.

— И зачем же он явился?

— Как и все. За моим сердцем. Он был ведом желанием воскресить чью — то жизнь.

— И что произошло?

— Я отдала ему свое сердце взамен на сохранение леса и больше его не видела.

Лациф потер лоб.

— Вот значит как.

— Король я молю! — снова она приблизилась к нему.

Лациф в упор смотрел на ее приятные черты, но видел нахальную улыбочку Сашки.

— Что ж-устало потер он лоб, — если хочешь стать частью нашей большой семьи придется поклясться мне в верности и принять меня как своего короля.

— Я принимаю — хранительница рухнула на колени перед ним. — И я клянусь, что буду вам верна.

Он хмуро смотрел на нее, но в конце концов его рука легла на мягкие черные волосы и белое сияние вспыхнуло вокруг девушки. Над ее головой появилась гильдейская принадлежить и имя:

«Лиари.»

— Хватит стоять на коленях. Поднимайся уже.

— Теперь я смогу остаться? — грациозно встала хранительница.

— Сможешь — кивнул Лациф.

— Чем я могу услужить королю?

— Найди себе полезное занятие. А как долго ты можешь управлять животными?

— Это как посчитать до десяти.

— Обидно.

— Но я могу стать глазами короля. Его ушами и, если будет необходимо, орудием.

— А вот это уже неплохо — Лациф задумался, а Лиари не сводила с него своих зеленых глаз.

— Чего? — наткнулся он на ее изучающий взгляд.

— Мой король прекрасен.

У Лацифа аж дар речи пропал. Он тупо уставился на нее. Уж до чего он отточил остроту реакций, но в этой ситуации все же растерялся.

— Совсем сдурела? Ты меня видишь? Я шрамированный гомокул переросток, полыхающий огнем — огрызнулся он.

— И все же.

Уставшая голова отключилась совсем. Мысли рассыпались и слова растерялись.

— Мда — и больше он не нашел, что сказать. — Алекс — торопливо позвал король.

Из портала показался статный юноша.

— Расположи пока хранительницу в южном крыле.

— Да, глава — дворецкий статно поклонился и указал на раскрытый портал.

Лиари расплылась в реверансе и удалилась вместе с Алексом, оставив раздраженного Лацифа в тронном зале. Тот фыркнул и только собрался присесть, как в чате пришло оповещение о прибытии наместника Баклеи.

— Ну что же — угрюмо выдохнул он и шагнул в портал.

Фил сидел на диване в гостиной и осматривался. Одно дело сказать, что он готов уйти, а другое действительно это сделать. Это ведь значит оставить этот замок, своих друзей. Лацифа в конце концов. Фил тяжело вздохнул и потер шею по привычке. Хотя, Лациф давно его за друга не считает. Он ему совершенно не доверяет. Есть ли смысл оставаться тут? С ребятами можно будет видеться. Нужно только дом достроить и будет где жить. А чем зарабатывать? В фермеры податься? В наемники? Или может на скотобойню? Но пойдет ли с ним Мариэнна, что скажет она? Или может быть проще оставить всех?

— Рад встрече — перед ним появился король. — Ты решил?

Фил растерянно воззрился на него, поднялся и только открыл рот, как чат у обоих противно запищал. Красная строка оповещения замигала в теме «Нападение».

— Напали? Кто? — Лациф тут же исчез в портале, а Фил помчался к дверям и вместе со всеми воинами рванул за ворота.

Их уже во всю атаковали.

— Это кто такие? — заорал Верммут, выбегая из портала и тревожно глядя на Фила.

Они взволнованно осмотрелись. Несколько тысяч воинов с таранами атаковали ворота. Стражники и сорны уже ринулись в бой достав из ножен и захватов оружие, а вот король в отличие от них совершенно спокойно наблюдал со стороны. Он поманил Эрика к себе пальцем и тот сквозь бьющиеся о барьер заклинания помчался к нему. Фил снова почувствовал себя брошенным, оставшись один посреди этой битвы.

— Глава! — Эрик накинул щит на себя. — Это кто такие?

— Да какая — то мелкая гильдия. Обычные игроки. Все с той стороны.

— Да? — Эрик на секунду растерялся. — Я если честно в затруднении. А они разве представляют для нас какую-то опасность?

Лациф усмехнулся:

— Нет конечно. Но Фил говорил воинам нужно эмоции выплеснуть. Так что если хотите — давайте, можете развлекаться — махнул он головой в сторону нападающих.

В него прилетело заклинание взрыва, Эрика отнесло ударной волной, а Лациф даже с места не сдвинулся. Он поглядел на дымящуюся дыру в наряде и вздохнул:

— В общем, вперёд. Пиши если что, приду.

А командующий армией Бессмертных поднимаясь, счастливо поглядел на врагов:

— Да ладно, глава! Обижаешь!

Пока воины с радостным ревом неслись в бой, Лациф осмотрелся в поисках Фила. По телу пробежала до боли ненавистная дрожь. Король напрягся и хмуро огляделся еще раз.

«Нет, дело явно не в этих. Тогда в чем?»

Чувство тревоги накатило с новой силой. Он открыл карту, порыскал на ней, но ничего особенного не разглядел, как впрочем и Фила.

— Быть не может!

Лациф мог найти на своих владениях абсолютно любого, а раз он не может найти своего наместника. Это значит что он не на его стороне.

— И как же это понимать?

Майк накинул ветровку и как можно тише прокрался к двери. Бабуля наконец-то уснула. Ее мучит ломота в суставах и спит она плохо. А этот поход совсем ее измотал. Наверное эта поездка и правда будет последней.

— Ох, бабуль — раздосадованно пробормотал Майк и глянул на комод.

На нем лежал переносной блок, что пришел на адрес ночлежки заказной пересылкой. Они забрали его когда направились в горы. Бабуля с трудом разобралась в интерфейсах. Ей помогал и он и Ловис. Они довольно долго и кропотливо объясняли ей как все работает. Но еще дольше выбирали класс и внешность персонажа. Старушка приняла предложение Майка после того как он скрупулезно наедине все ей объяснил. Сначала она напрочь отказалась, но когда он описал Бессмертных и Цивитас, когда она увидела его глазами Олдера и поняла, что это ее шанс жить, бабуля согласилась. Они два дня создавали ее аватара и в конце концов им стала целительница, отдаленно напоминающая старушке себя в молодости.

Ловис он не хотел пугать и поэтому ничего ей пока не рассказывал, хотя за эти дни она тоже создала себе персонажа и активно изучала билды чародея. Она опробовала все классы, но именно этот ей приглянулся. И теперь девочка ночами пропадала в Цивитасе, пока Майк и бабуля спали. Как она думала.

Парень тихо прошелся по коридору, глянув на сидящую в шлеме Ловис, и аккуратно прикрыл за собой дверь, выйдя на крыльцо. Он вдохнул холодный горный воздух и поежился. Достал сигаретку из помятой пачки, подпалил и затянулся.

Все свое свободное время он посвящает семье Эвана. Ему еще много всего предстоит сделать и начать нужно с удочерения Ловис, чтобы она не чувствовала себя одинокой, когда бабушки не станет. Да и работу стоит подыскать получше, с его нынешним заработком Ловис и правда могут не отдать на его попечение. Пусть бабуля еще сто лет живет, но стоит все это сделать до ее смерти, а никак не после. Если она даст свои рекомендации, все будет гораздо проще. Они договорились, что займутся этим сразу по приезду домой, а значит времени на игру у него почти не будет. Однако и бросить Цивитас он не может, особенно если его старушка переселится туда жить. Да и не представляет он своей жизни больше без того мира.

Майк тяжело вздохнул и поднял глаза к темному звездному небу.

— Не бойся, братишка. Я не позволю бабуле умереть. И с Ловис все будет хорошо. Вот увидишь — он улыбнулся своей широкой доброй улыбкой. — Я обещаю тебе, Эван.

Фил ничего не видел из-за повязки на глазах и когда та была сорвана он на секунду ослеп. Проморгавшись покрасневшими заслезившимися глазами Сманс торопливо огляделся. Грязные стены и потолок, никакой мебели, если не считать цепи которой он пристёгнут к торчащему из угла колу. Фил схватился за горло и почуял металлический ошейник. Попробовал сломать, но не получилось. Попытался вырвать цепь, но та не поддалась. Он почувствовал неприятное мелкое жжение на шее, на руке, затем на ноге и, вглядевшись, понял что это. Комната кишела красными муравьями. Они облепили его и Фил с криком вскочил на ноги, скидывая с себя мелких кусачих насекомых.

— Привет, Филипп.

Рыцарь замер и поглядел в сторону из которой доносился голос. Перед ним стояла девушка человеческой расы, класса убийц.

— Вот мы снова и встретились.

— Чего?

Фил напряженно соображал, вспоминая это лицо. Но прежде он никогда ее не видел. Над головой значилось незнакомое имя и гильдия «Божьи слуги».

— Ну конечно ты меня не знаешь — растянулась в ехидной ухмылке девушка. — Я тебе намекну. Мы были знакомы в прошлой твоей жизни. Никто не приходит на ум?

Фил судорожно соображал:

«Прошлая жизнь? Там не так и много знакомых людей осталось. Если только…»

— Крис?! — он не веря собственным глазам и ушам, ошарашенно посмотрел на эту спортивную смуглянку перед собой.

— Надо же, не забыл! А я думала, что и не вспомнишь такого незначительного в своей жизни человека как я! — убийца гневно теребила рукояти кинжалов в своих руках.

— Что ты… что ты тут делаешь? — растерялся Фил. — То есть, я думал ты больше не играешь.

— Почему же? Неужели ты считаешь меня такой слабачкой? Неет! Я не успокоюсь пока не сравняю счет!

— Какой счет, Крис? Ты о чем?

— Твой Лациф! Он непременно явится за тобой, вот тогда и попрыгает! В этом месте его магия не действует! Тут он ничего не сможет сделать! — выплюнула она слова полные яда.

— Делай что хочешь, Лациф не придет за мной. Он наверняка считает, что я переметнулся к РИЯ.

— Неужели такого верного песика как ты отшили? — просюсюкала, издеваясь, убийца.

— Крис, почему я в ошейнике?

— Собаке собачья привязь, — процедила она сквозь зубы.

— Вот оно как. Ты ненавидишь меня да? — тоскливо посмотрел Фил на женское лицо, искаженное злобой.

— Да! Но больше всего я ненавижу того гомокула, что разлучил нас с тобой!

— Что ты такое говоришь? Причем здесь Лациф? Крис я всегда говорил тебе, что между нами ничего не будет!

— Все это чушь! — закричала убийца и острый клинок оставил разрез на щеке рыцаря.

— Ай!

Фил коснулся пальцами своей раны, а потом снова взглянул на женщину, стоящую перед собой.

— Он не придет, Крис.

— Думаешь я поверю? — фыркнула убийца. — Посмотрим как ты запоешь, когда он появится и…

— ОН НЕ ПОЯВИТСЯ! — взревел Фил, резко дернувшись.

Круговое движение ногой и рыцарь снова рухнул на пол.

— Как ты могла связаться с РИЯ? — простонал он. — Кто угодно, кто угодно только не РИЯ!

— Просто у нас с Создателем схожие цели!

— Это какие же? — лежа на спине пробормотал Сманс.

— Мы оба хотим уничтожить Лацифа!

Фил смотрел в решетчатый потолок, сквозь который было видно голубое небо.

— Я понимаю, что ты обиделась, но зачем было уходить так? Даже не попрощавшись.

— Не попрощавшись? Он меня мучил! Он ломал мне кости! Он жег меня огнем! Ты хоть представляешь какого это?!

— Ты хотела убить его семью!

— Ты до сих пор бредишь! — закричала она. — Все тут ненастоящие! А наши жизни были реальны! Наши чувства были реальны! Я хотела вернуться, но что увидела приехав? Дом на продаже, а твое имя на надгробной плите! — завизжала убийца. — Ты хоть понимаешь, что я почувствовала!? Мало того, что он пытал меня, так он еще и тебя к себе забрал!

— Не неси ерунды! Я сам так решил!

— Оо, я вижу — ухмыльнулась Кристен. — Ты же у нас теперь наместник Баклеи! Приближенный повелителя Цивитаса — изрыгала она кислотные интонации. — Верная королевская псина!

— Он мне уже давно не верит, так, что все твои старания напрасны — заорал Фил, но тут же смолк и уже спокойно договорил. — Лациф не пойдет за мной.

— Ну значит посидишь здесь. Посмотрим, что на это скажет Создатель.

— Так он тут?

— Нет конечно. Но он явится когда я поймаю твоего короля! — хмыкнула убийца. — Хотя если Лациф и правда не придет, может оно и к лучшему. Останешься здесь навсегда. Смогу вдоволь позабавиться с тобой — осклабилась Кристен. — Ты бросил меня тогда! Предпочел остаться со своим рабовладельцем! Хочу, чтобы ты прочувствовал сполна, все то что мне пришлось пережить из-за тебя! — завопила она и чеканящие удары кинжалами проделали в коленях рыцаря несколько дыр.

Фил взвыл от боли и потянулся к убийце, однако она успела отскочить, а цепь заставила рыцаря остановиться. Его рука замерла, не дотянувшись до Крис, и он завалился на бок.

— Что такое? Неужели не нравится!? Это же так приятно, Фил! Разве нет!?

Она беспощадно пронзала его лезвиями и пускала кровь, превратив его в дырявую человеческую кровавую тушу.

— Не бойся. Я не дам тебе умереть от такого. Я еще не сломала тебе ни одной кости! — села она коленями на его раскинутую по полу руку и резко вывернула ее в обратном направлении.

Фил закричал.

— Во что ты превратилась, Крис — прошептал он хрипло дыша.

— Как ты мог бросить меня?! Как ты мог бросить меня!? — кричала женщина, ломая ему палец за пальцем.

У Фила уже не осталось сил орать. Да и посреди общей боли эта казалась не такой уж и ощутимой.

— Значит ненависть ко мне превратила тебя в это. Я так виноват перед тобой, Крис…

Убийца резко перевернула его, чтобы увидеть лицо.

— Прощение решил попросить! Не поздновато ли спохватился!? — и острие вошло в открытую ладонь второй руки.

Фил болезненно скривился:

— Прости Крис… Правда. То что причиняет нам боль так сильно нас корежит… невозможно просто позабыть…

— Давай — прошептала девушка, — давай снова будем вместе. Ты и я, как прежде. Просто смени гильдию и сможешь исправить все свои ошибки — она с безумной надеждой смотрела на него, а Фил протянул свою окровавленную ладонь к ее щеке и виновато улыбнулся:

— Прости, Крис. Но так я просто совершу еще одну, самую ужасную ошибку.

— Ты понимаешь, что Создатель убьет тебя! — закричала Кристен, вскакивая на ноги.

— И пусть. Но я останусь верен своему королю.

— Ты! — завопила убийца. — Ты…

«БАБАХ!»

Крис поглядела на дверь. Посмотрела на Фила и зашипела:

— Не придет говоришь!

Она кинулась из комнаты, но тут же влетела обратно вместе с дверью, а следом вошел Лациф.

— Глава? — Филу казалось, что это лишь видение. — Как ты меня нашел?

— Муравьи нашептали — хмыкнул король и дернул цепь.

Звенья разошлись и Фил обрел свободу.

— Вот, выпей — протянул он ему зелье исцеления и рыцарь в один глоток осушил бутылек.

Раны на глазах стали затягиваться и боль прошла.

— Почему пришел? Я думал посчитаешь меня за предателя — поднимаясь с земли пробормотал Фил.

— Знаешь — криво улыбнулся Лациф, — на секунду так и подумал.

— А потом?

— А потом подумал, что даже если так, то найду тебя и выбью из твоей башки всю эту дурь.

Фил шмыгнул носом и неразборчиво промычал: «Спасибо».

— Всегда пожалуйста — Лациф подошёл к нему и крепко сжал руками широкие плечи рыцаря, так что наплечники захрустели.

— Ты мой друг Фил. Часть моей семьи. А за свою семью я любого порву и неважно помутнение у тебя или сдвиг. Я рядом буду. Надеюсь и ты меня не оставишь.

Фил замотал головой уже во всю хныча.

— Ну чего ты как дите малое. Соберись.

Тот торопливо закивал.

— А теперь скажи это кто?

Все это время лежавшая на земле убийца наконец справилась с оглушением и, торопливо хлебнув исцеляющего зелья, хотела подняться, но перед ней присел Лациф. Девушка вздрогнула. Однако на лице кроме отвращения и ненависти ничего не появилось.

— Может сам догадаешься — прошипела она, — ты же у нас считаешь себя самым умным!

— Хм — Лациф глядел на нее как смотрит лев на мышь, — знаешь у меня столько врагов, что перечислять и перечислять. Давай сама. Перс в любом случае незнакомый. Значит твинк какой или просто сменила основного? — желтые глаза усмехались, приводя убийцу в еще большее бешенство.

— Ты сукин сын! Стольким жизнь покалечил, что даже имен своих жертв не помнишь? — заорала она ему в лицо.

— Как это не помню-Лациф похмурнел, — каждого помню. Каждого кого убил. Они всегда, — коснулся он груди, — всегда со мной.

— Фил, так кто это?

— Скажешь ему? — закричала женщина. — Снова подстелишься как шавка? Опять предпочтешь его?

— Какая знакомая ситуация, — Лациф выпрямился и широко оскалился. — Ну здравствуй, Крис. Давно не виделись. Смотрю ты теперь по другую сторону баррикад.

— Я готова быть за любого, если он будет против тебя! — прошипела убийца.

— Не сомневаюсь.

Лациф задумчиво глядел на нее, когда Кристен вскочила на ноги и занесла руки в прыжке над королем, он улыбнулся и ладонью отпихнул ее в бок. Удар и на стене осталась вмятина от врезавшейся в нее убийцы. Она застонала, схватившись за сломанные ребра, и снова поднялась.

— Думаешь ты сильнее Создателя? пусть у тебя и есть умения, что достались тебе каким-то чудесным образом, но это всего лишь удача! — закричала Крис, выплевывая вместе со словами кровь, — а Создатель истинный первый! Он сердце этого мира! И тебе его никогда не одолеть! Ему ты проиграешь!

— Да, да, — закивал головой Лациф, — слышу это от всех его сторонников. Скоро кошмары сниться от вас начнут. Скажи мне кое-что другое. Местечко то это ведь он тебе подогнал? Блокирует магию и все сигналы. Видели уже такое. Так вот в чем вопрос, — повелитель Цивитаса растянул лицо в клыкастой улыбке, — где найти твоего «Создателя» не подскажешь?

Глава 16

— Глава, РИЯ тут нет — доложил Верммут.

Лациф огорченно цыкнул и поглядел на сидящую на полу связанную клаусой убийцу.

— Может ты все же соизволишь рассказать?

— Да пошел ты, чертов ублюдок! — заорала она. — Делай со мной все, что хочешь. Я ничего тебе не скажу!

— Давай разъясним кое-что. Ты жива лишь до поры. И я сейчас не про персонажа твоего говорю. У меня есть предложение, ты все рассказываешь и уходишь своими ногами. Или… будешь прозябать в темнице вулкана, пока твое тело на той стороне не сдохнет.

Кристен вздрогнула.

— Так что?

— Ты чудовище! Хочешь убить живого человека!

— А Фил по-твоему мертвый что-ли? Он тоже, если помнишь, когда-то на той стороне обитал, — однако ты что-то не испытываешь к нему никаких жалостливых чувств. Исполосовала так, что мама не горюй. Итак, я не слыву терпеливым. Поэтому давай-ка второй и последний раз, где создатель? — склонился он над убийцей, а та в ярости плюнула ему в лицо.

— Дура.

Фил зажмурил глаза, а хлесткая пощечина оставила кросно-синюю отметину на лице Кристен.

— Тогда прошу, — вытер Лациф лицо рукавом, — в нашу темницу! Тебя проводят как и положено божьей слуге, со всеми почестями. Там ты будешь среди друзей. Уверен, Темные обрадуются новому согильдийцу в соседней клетке.

Лациф взмахнул рукой, чтобы открыть портал, но тут к нему подошел Фил и еле слышно прошептал:

— Позволь мне поговорить с ней, глава.

Король хмуро поглядел на друга:

— У тебя времени до того, как парни установят мины.

Тот кивнул, а Лациф вышел и закрыл за собой дверь.

Фил виновато посмотрел на убийцу и сел рядом с ней на пол, так, что между ними было пол метра свободного места.

— Послушай, ну зачем тебе это? Ты ведь из онлайна, просто скажи где РИЯ или как его найти и выходи. Он ничего тебе не сделает на той стороне, в отличие от Лацифа — вздохнул рыцарь.

— Ты правда веришь, что твой король отпустит меня просто так? Он из меня в прошлый раз кусок отбивной сделал, а потом еще и зажарил! Мне до сих пор снятся кошмары! Он испортил мою жизнь! Неужели ты не понимаешь? Он просто монстр! Ему это нравится! Нравится видеть, как другие страдают! Так что я лучше все же промолчу, чем помогу такому как он!

— Крис, он тебя и пальцем не тронет. Я уверен он отпустит, если ты все ему расскажешь.

— Ты такой дурак-засмеялась убийца. — Он манипулирует тобой и всеми остальными, прикрываясь маской добрячка.

Фил озадаченно нахмурился:

— Я обещаю, он не обидит, если ты расскажешь все, что знаешь.

— Филипп — она раздраженно поглядела в его глаза, — если я была тебе хоть немного дорога, прекрати. Как ты можешь давать мне подобные обещания? Он ТЕБЯ слушать не станет или сделает вид, что послушал, а сам закроет меня в темнице до скончания веков, пока я и правда не помру в реале.

— Крис — Сманс старательно подбирал слова, — ты в прошлый раз меня не послушала и посмотри, что произошло. Послушай хотя бы сейчас, в память о том, что было — умоляюще проговорил рыцарь.

Она разочаровано глядела на него:

— А давай! Я докажу, что ты не прав. Может это наконец откроет тебе глаза на твоего любимого короля!

— Только не ври пожалуйста, — умоляюще пробормотал Фил, — я не шучу. У Лацифа действительно есть руки в реале, а если взбесится, его и правда уже никто не остановит, ни я, ни даже твой Создатель.

— Ой, хватит уже меня запугивать этим ничтожеством, — фыркнула убийца, — зови своего королька.

Фил вышел за дверь и осмотрелся. Главы не было на этаже и он отправил одного из воинов его позвать. Король пришел не сразу. В комнату вошел хмурым и недоверчиво уставился на Крис.

— Ну?

Лациф стоял и наблюдал как ребята расставляют повсюду мины, когда по телу проскакал неприятный, леденящий душу холод.

— Опять — прошипел он и осмотрелся.

Вокруг только серость да затхлость, паутины и насекомые. Тут и там что-то жужжит или стрекочет. Чьи — то скелеты лежат по углам. Как-будто попал в фильм ужасов с их заброшенными домами и нелепыми монстрами. И хоть монстров тут было хоть отбавляй, посчитать самого Лацифа, то само строение не впечатляло. Двухэтажная постройка, похожая на врачевальню, состояла из длинных коридоров, усыпанных небольшими квадратными окнами, которые были забиты досками и залиты смолой. Солнечный свет старательно пробивался сквозь щели, освещая ползающих червей и красных муравьев, создавших себе жилище на чужих костях. Однако, кроме омерзения это здание больше ничего не внушало, в отличие от его географического расположения. Чертова постройка находилась на самой окраине южных земель, посреди чистого поля, в окружение высоких папоротниковых лесов, что очень настораживало. Весь лес не обчешешь, а прятаться там может кто угодно. Прекрасное место для ловушки.

— Король, вас зовет наместник, — крикнул с лестницы один из Бессмертных.

Лациф отвлекся от своих мыслей, посмотрел на парня, кивнул и пошел вниз.

«Волчье чутье всегда было нехорошим предвестником. Оно и раньше неплохо помогало, но теперь работало до страху точно.»

Лациф утопал в своих размышлениях, когда вошёл в комнату:

«Учитывая где мы находимся произойти может, что угодно. Но было бы хорошо понять, что именно.»

— Король, Крис расскажет все, что знает, — оповестил его Фил.

— Ну?

Убийца хмыкнула:

— Я не могу позвать Создателя. Он является сам. Нам лишь приходит сообщение в чате с заданием, которое мы должны выполнить за ограниченное время. За это мы получаем от него разные полезные вещицы и умения.

— Он вас фичами пичкает?

Крис пожала плечами, мол не понимаю о чем ты.

— В любом случае я его не призову.

— Это бесполезная информация.

— Но он точно появится если ты будешь пойман.

Сердце неприятно дернулось.

— Ты хочешь сказать, что у вас и на меня квест есть?

— Да. Это и говорю.

— И когда он будет считаться выполненным?

Убийца растянулась в довольной улыбке:

— Когда ты окажешься здесь!

Лациф зло глянул на нее, напряг связки и прогромыхал во все горло. Стены задрожали и Бессмертные услышали приказ:

— ВСЕ ЗДЕШНИЕ, ДОМОЙ!

Король торопливо кинулся из комнаты на улицу, раздавая указания. Он распахнул портал из которого выбежала призванная им Дардион, следом из других порталов стали выходить онлайн игроки, которых он искал по всему миру и призывал к немедленному сбору.

— Лациф, — к нему подбежали Фил и Верммут. — Что происходит?

— Чтобы не происходило. Вам домой. Уводите народ. Дардион принимай командование. Эту халупу окружить, стелсеров пустить по периметру. Галиш если войдет, сразу сюда.

— Есть, глава-и уже Дардион разлилась указаниями в голос и чат.

— Оставь меня тут! — Фил встал перед королем, а Верммут бросился подгонять воинов к раскрытым порталам.

Лациф глянул на рыцаря и покачал головой:

— Я не знаю чего ожидать. Но однозначно знаю, что больше не хочу никого терять. Сил больше нет хоронить и прощаться. Иди пожалуйста — король посмотрел на Фила и тот нехотя кивнул.

— А что с Крис?

— Делай с ней что хочешь, мне плевать. Но если она снова вытворит что-нибудь, я ее просто так не отпущу. Главное оковы в замок верни.

Тот кивнул и побежал обратно к убийце.

Бессмертные еще выгружались и загружались в порталы, когда на поляне появились Темные во главе с РИЯ.

— А вот и ты, — процедил Лациф.

Он поглядел на опустевшие порталы и они схлопнулись.

— Ай яй яй. А ты в этот раз в меньшинстве! — расплылся в ехидной кривой ухмылке Сияющий.

Он как и прежде был облачен в свои золотые доспехи. Лязг металла оповестил о том, что меч его больше не в ножнах.

— Ты поэтому явился? — вздохнул Лациф. — Из-за перевеса сил?

За Сияющим стояла армия Темных, что покрыла собой всю равнину и окружила всех, кто смог собраться в этот момент за Лацифа. А вышло их, ни больше ни меньше, пару сотен.

— Почему бы и нет? Я давно ждал, а тут такой подарок! Самоличностно предоставил мне победу! Отправить всех под щит? Рискнуть победой? А если без них я убью тебя? Ты такой идиот! Не перестаю удивляться твоим поступкам. Они ведь совершенно не логичны!

— Если это все, что ты хотел сказать, необязательно было выманивать меня в такую глушь, — Лациф внимательно приценивался и просчитывал свои возможности. — Но раз я все же пришел, нельзя упускать такую возможность.

— Будь уверен я свою тоже не упущу! И да! На заметку, кровью Кролуса я помазал не только стрелу, что убила принца вулкана! Или как ты его называл? Сын?

Безликий мгновенно очнулся внутри Лацифа. Тело его вздрогнуло, вспыхнуло и демон приподнялся над землей, замерев в воздухе. На лапах показались острые, как лезвие изогнутые когти, глаза остекленели. Он взревел, подобно хищному зверю и понесся вперед.

Сияющий захохотал в горло и Темные ринулись в атаку, преграждая путь королю вулкана и замедляя его. Лациф кромсал врагов, то и дело высматривая ядро. Пробивался вперед сквозь наваливающуюся кучу Божьих слуг, когда прямо перед ним раскрылся портал.

РИЯ появился сзади и толкнул его внутрь мутную пелену трепещущего перехода.

Лациф выпал из арки прямо на крыльцо, не удержался на краю ступени и покатился вниз. Он распластался по полу уже знакомого помещения, посреди ерзающих красных сороконожек, что бросились врассыпную из-под его падающего тела. Его на секунду выбило из колеи и сияние исчезло вместе с когтями.

— Вот это правильное положение. Такие черви как ты должны валяться среди себе подобных! — осклабился РИЯ, выйдя из портала над лежащим гомокулом.

Лациф призвал посох и сбил его с ног. Тот рухнул на спину и оба они резко вскочили на ноги.

— Здесь мы один на один — прошипел Лациф.

— Тебе меня не победить — расплылся в ядовитой усмешке Сияющий. — Неважно насколько ты будешь силен. Я всегда буду сильнее!

Меч понесся на копье. Металл встретился и зазвенел. Они закружились в битве. Широкий острый клинок то и дело вспыхивал золотом, сжирая наносимый урон. Копье вибрировало в руках, отсекая удары. Два искина то скрещивали оружие, то отскакивали друг от друга. Лациф изловчился и прижал Сияющего к стене, уткнув золотую трубу копья в шею рыцаря. Тот зло просипел:

— У тебя нет шансов на победу! Этот мир мой! И я заберу его обратно! Я все у тебя отберу! — он вырвал руку из захвата и оттолкнул Лацифа.

Меч снова взлетел в атаке, на острие замерцала знакомая белизна. Гомокул резко дернулся в сторону и клинок срезал часть черных волос, пройдя в миллиметре от уха.

— Сука! — выдохнул Лациф и снова кинулся на Сияющего.

РИЯ стал ускользать, обходя сбоку, тогда король отвел золотое перо в сторону и замахнулся освободившейся рукой. Ладонь вспыхнула и показавшиеся когти располосовали нежное личико рыцаря. Тот закричал от боли.

— Тварь! Я убью тебя! Убью!

Майк сидел рядом с бабулей. Это уже стало традицией. Приходить каждую ночь к старушке и смотреть на ее медленно мигающий браслет. Зеленый огонек успокаивал и дарил надежду на светлое будущее. Сколько уже ночей он не спит, не сосчитать, но оно того стоило. Он попросту боялся, что бабушка умрет во сне. Майк не может этого допустить, он обязан искупить свою вину перед ними и перед Эваном.

Тот парень был замечательным. Ловис много о нем рассказывала. Они лишились родителей в авиакатастрофе и бабуля растила их сама. Эван бросил учебу в колледже и нанялся рабочим на стройку. Ловис говорила, он никогда не жаловался и всегда был добрым. Что бы не происходило, он не терял самообладания и веры в лучшее будущее.

«Будущее» — Майк шмыгнул носом: — «Парень рвал жилы ради своей семьи, а я его убил. Теперь моя очередь постараться ради них.»

Молодой мужчина поглядел на тревожное спящее лицо старушки. Он помнил произошедшее четыре года назад, как вчера. Он помнил крики ненависти, и проклятия людей, что выгоняла его с похорон. Тогда он пришел вымолить прощения. А потом он приходил к их порогу каждый день и, постучав, просто стоял у двери, в надежде, что ее когда-нибудь откроют. Так он подхватил первый в своей жизни бронхит, а еще грипп. Он часто попадал под ледяной осенний дождь, но даже так, с температурой, укутанный по самые уши, Майк продолжал приходить к тому дому. Тогда он искренне надеялся, что сам сдохнет у их порога и это наконец успокоит их боль и ненависть.

Но однажды, после восьми месяцев ежедневных умолений, дверь все таки распахнулась. Это была Ловис. Тогда еще совсем малышка, она открыла ему и спросила:

— Почему ты тут стоишь?

Майк сто раз репетировал, что скажет если его все же будут готовы выслушать, но увидев перед собой того, кого он лишил дорогого человека, в горле застрял ком. Он долго мешкал, а потом с покрасневшими глазами пробормотал:

— Я хочу сделать что-нибудь для тебя и бабушки. Чтобы у вас все было хорошо.

Тогда Ловис немного подумала и снова спросила:

— Можешь поиграть со мной пока бабуля в магазине?

— Я был бы очень рад.

Вот так впервые он и переступил через порог их дома. Ловис быстро привыкла к нему, видимо найдя в нем некую замену брату. А вот бабуля еще долго косо смотрела и зло шипела, когда он приходил. Майк стал ежемесячно выделять часть своей зарплаты для них, в связи с чем ему пришлось съехать из дома возле работы и снять небольшую квартирку на окраине. Но это его мало волновало. Главное, что у него появился шанс искупить свою вину.

Тогда-то впервые они и отправились на эту гору. Любимое место Эвана. Там, на вершине стоит одинокая скамья, а под ногами раскинулся целый мир, не тронутый человеком. Малая часть того, что осталось незапятнанной грязью и смрадом городов. Прекрасная девственная зелень и сладкие ароматы цветов, разбавленных пронзающей до костей холодной свежестью. Это зрелище и запахи бодрили и будоражили. Здесь на этой пустующей смотровой площадке, когда Майк садился на один край скамьи, ему казалось, что Эван сидит рядом с ним на другом.

Бабуля застонала. Зеленый огонек замигал быстрее и погас, уступив место желтому индикатору. Такое и раньше бывало. Давление часто давало о себе знать, но в этот раз желтый погас довольно скоро, и о себе дал знать красный датчик.

— Вот черт.

Майк подскочил и кинулся к сумке достать лекарство. Он торопливо воткнул шприц в резиновую крышку ампулы, когда на браслете сердцебиения включился черный индикатор. Этот огонек не мигал, а безостановочно горел.

— Бабуля!

Майк сосредоточенно и быстро сделал укол в вену и принес переносной игровой блок. Бережно надел шлем на постанывающую во сне старушку и запустил игру.

«Бессмертные» выбрал он и черная полоса запуска моментально наполнилась дымом. Экран распахнулся и юная прекрасная Алисия появилась в изначальной локации. Но персонаж стоял как потерянный. Майк поглядел на браслет, на котором потух последний индикатор, а значит сердцебиения больше нет. Мужчина покрепче сжал зубы и снова глянул на гостевой экран. Бабуля уже не здесь, но еще и не там. Он напряженно всматривался в девушку посреди леса, когда та вдруг вздрогнула и рухнула на землю. Но уже спустя секунду растерянная и тревожная она приподнялась и осмотрелась. Целительница поглядела на себя, на свои молодые руки и грустно улыбнулась.

— Получилось — и только сейчас плечи парня задрожали и слезы хлынули из глаз.

«Бабуля, теперь ты не умрешь.»

Майк проверил пульс. Пошатываясь, вышел из комнаты и подошел к дивану, на котором спала укрытая теплым пледом Ловис.

— Эй, Лов. Вставай. Пойдем.

Она спросонья, потирая глаза, взяла названого брата за руку и пошла вслед за ним. Девочка сразу все поняла, как только увидела потухший браслет и шлем на голове бабули.

— Бабушка умерла?

— Да, но только здесь. Просто у нее новый дом, — указал он на распахнутый экран, где Алисия махала во все стороны рукой, то ли прощаясь с ними, то ли приветствуя.

Ловис ошарашенно смотрела на девушку в игре:

— Теперь она там? Она правда там?

— Да. И мы сможем видеться с ней как и прежде. Нужно будет только зайти в Цивитас.

Девочка шмыгнула носом и смахнула нахлынувшие слезы.

— Тогда хорошо. Это просто чудо какое-то.

— Давай снимем с нее шлем вместе и вызовем скорую.

— Да — продолжая плакать, закивала девчушка, — давай.

— Что мы скажем врачам про игру? — присел Майк перед девочкой.

— Ничего — сквозь слезы пробормотала она.

— Умница, не переживай — чмокнул он ее в лоб, — с бабушкой все хорошо. Мы скоро с ней увидимся.

Лациф и РИЯ метались по узким низким коридорам, лавируя между маленькими комнатками и уворачиваясь от ударов друг друга. Краем глаза король заметил проход между комнат, кинулся туда и оказавшись позади Сияющего, вонзил копье между лопаток. Но как только острие пера коснулось золотых доспехов, те вспыхнули ярким желтым светом, ослепив короля и сожрав весь нанесенный им урон. Лациф кожей почувствовал несущийся на него меч. Воздух зашелестел вокруг него, запахло металлом, и гомокул интуитивно увернулся, пока зрение возвращалось в норму.

Новая атака и Лациф отбил нападение своим копьём. Он давно осознал, что по большей части находится именно в защите, что жутко пугало. Даже с его демоническими силами Сияющий загоняет его в угол. Раны на лице РИЯ уже зажили и король вулкана был рад раскромсать его вновь. Четыре кровавые полосы мигом стащили с лица ядра довольную ухмылку и тот, перехватив копье, занес меч над Лацифом.

Кровь Кролуса мерцала на наконечнике. Жизнь пронеслась перед глазами короля. Все те, кого потерял и все те, кто рядом с улыбкой смотрели сейчас на него. Король тоскливо улыбнулся, приготовившись к своему концу, когда из-под земли прямо между ним и клинком выросла кипящая жаром и пламенем лавовая стена. РИЯ торопливо попятился, а Лациф облегченно выдохнул.

«Спасибо, Гаут.»

Когда огонь рухнул и разлился по полу РИЯ уже исчез, а Лациф сполз по стене на пол и уткнулся лицом в ладонь.

Домой все вернулись молчаливые и угрюмые. Многие потеряли своих основных персонажей и теперь шли пустыми и непрокаченными твинками. Мало того, что народ потерял свою экипировку, так еще бесило осознание того, что в этой битве они проиграли. Впервые за столько лет Бессмертных скосили в поле как траву. Да их было катастрофически мало и да, они стояли как настоящие герои, но они проиграли! Проиграли, черт возьми!

Лациф был хмурнее всех. Ребята рухнули во дворе прямо на позеленевшую землю, а Лациф присел в теньке на крыльце замка. Верммут и Фил встретили его молча и просто сели рядом. За спиной воспарила Венера, а Гаут, свернулся у ног, снова приняв форму мохнатого огненного пса.

— Ребята рассказали, что нас уделали — заговорил Фил. — Ты из-за этого так расстроен?

Лациф, поглядел на них, посмотрел на голдящих во дворе детей, на Хоске, смеющегося с садоводами, на Бетти качающую Саньку, на друидок и уже довольно больших духов, что по-прежнему послушно носились за своими маленькими хозяевами и улыбнулся.

— Я рад, что все живы и мне плевать что это проигрыш. Меня волнует другое. Он сильнее меня. РИЯ все еще на шаг впереди. Каким бы сильным я не был, он все равно сильнее меня.

— То есть нам его не победить? — Верммут настороженно уставился в ожидании ответа.

— Ерунда. Мы изничтожим эту тварь, просто нужно придумать как.

Вечер выдался довольно ветряным и Лациф, наслаждаясь прохладой, вдыхал сладкий аромат Цивитаса. Он сидел на скамье в саду, когда бородатый недорослик присел рядом.

— Здравствуй, король.

— Привет, Ларри, — глава Бессмертных продолжал глядеть на статую Илои, в руках которой плясал мятежный огонь. — Как дела?

— Все сделал как договаривались. Я встретился со старыми друзьями. И могу поручиться только за двоих.

— Двое из 22-ух, не густо, но все же лучше чем ничего. Ты помнишь наш уговор?

— Да. Место ген. директора в обмен на уничтожение РИЯ.

— Точно. Как раз насчет ядра. Скажи мне Ларри, какой силой вы его наделили? Она безгранична? Он непобедим в этом мире?

— ММ, ну искин РИЯ, это не первая наша проба пера. До него их было около тысячи и все с изъянами. Один из них как раз ушел в мусор из-за проблем с контролем. Обладая безграничной силой, искин стал злоупотреблять властью и через некоторое время перестал слушаться программеров. После этого и был создано развивающееся ядро 925, ну или Сияющий, как ты его называешь. У него есть множество ограничений, в том числе и по силе. Она напрямую зависит от характеристик самого сильного персонажа в игре. Она всегда больше на 10 процентов.

Как обухом по голове ударили. Лациф оголил клыки и недорослик торопливо попятился на край скамьи.

— То есть сильнее его в этом мире никого быть не может.

— Получается так, — пролепетал Ларри, готовый бежать в любую секунду.

Лациф успокоился и продолжил:

— А что за броня у него?

— О! Это произведение искусства. Доспехи Бога. Она поглощает 100 процентов урона. Меч тоже в этом хорош. Он не позволяет нанести рану несовместимую с жизнью. Если РИЯ в полной боевой экипировке, победить его невозможно. Только если, например, в прорезь для глаз иглу сунуть, что ли. Так наверное получится урон какой-никакой нанести.

— А чего же он постоянно без шлема тогда, — пробормотал себе под нос Лациф. — Припас что-ли вместо туза в рукаве?

— Возможно. Искин, творение самообучающееся, но он не понимает эмоциональной составляющей людей. И поэтому, думаю, он пребывает в постоянной растерянности из-за твоих действий или действий тех, кто играет через твой сервер. Ведь благодаря тебе и твоей, мм, особенности, неигровые персонажи тоже получили эмоциональный аспект. Теперь они движимы скорее чувствами, если так можно сказать, нежели логикой, что для РИЯ просто за гранью. Он действует по возможным для него путям, которые он разрабатывает на основе увиденного и услышанного. То есть чем больше ты ему показываешь, тем больше у него возможность просчитать твои действия.

— Да уж.

— Но в этом и его ограничение. Знаешь, просто мы слишком долго этим занимались и в конце концов все сроки вышли. Мы на скорую руку запускали игру. Что на закрытом, что на открытом тесте было много багов и куча недочетов. Фризы были невыносимые, фпс скакал. В общем жуть. Все же это была первая игра с погружением. Но патчноуты спасали и понемногу мы избавились почти от всех недоделок, хотя вряд-ли возможно держать абсолютно все под контролем, когда этой игрой управляет хоть и искусственное, но все же думающее сознание.

— Нужно узнать когда Сайчел планирует следующее обновление.

— Хорошо. Думаю с этим проблем не будет — достал бумажный блокнот и ручку из инвентаря недорослик.

Лациф недоуменно поглядел на него:

— А — сообразил Ларри причину этого взгляда, — да не могу я с этими электронными книжками. То ли дело старый добрый блокнот!

— Он же почти 20000 антар стоит.

— Ну а что — пожал плечами Ларри, — все же я не бедняк.

— Буржуй он и в Африке буржуй — усмехнулся король. — Мне нужно знать как можно больше. Все, что возможно разнюхать без лишних подозрений будет полезно. Главное не рискуй и не подставляйся. А то от чрезмерной активности все может пойти прахом.

— Не переживай, король. Я справлюсь.

Хомгер сидел в полицейском участке в форме капитана. Белоснежная рубашка да идеально выглаженные брюки. На руках старые поношенные часы с треснувшим стеклом, давно лишившиеся секундной стрелки. На ногах туфли с потертыми носками. Боб пялился в компьютер, рыская в личном деле Майкла Калдена. Авария и правда была. В результате погиб на месте 26 летний Эван Марч. Холост, детей не было, жил вместе с младшей сестрой и матерью отца. Суд был, но Калдена признали невиновным в связи с тем, что произошло это все на проезжей части. Оба парня куда то торопились, один шел в неположенном месте, другой ехал слишком быстро и вот что из этого вышло. Майклу правда приписали штраф за неисправные на тот момент тормоза, однако виновным оказался в конце концов умерший.

— Мдааа — Хомгер устало вздохнул. — Все как всегда. Ничего нового.

Этот пацан ничего за душой не имеет. Родители в разводе. В общем тот еще атас. Да и работенка у него неблагодарная. Охранником пашет… и тут Боб напрягся. В строке работодатель черным по белому было написано «Алые щиты».

«Ха! Неужели Лациф именно поэтому попросил за ним приглядеть? Вот пронырливый упырь, везде поспевает» — хмыкнул Хомгер. — «Но отчего парень именно туда пошел?»

Капитан пролистал документ до раздела воинской службы. В личном деле значился номер принимающей части, срок службы два года и несколько горячих точек. Закончил с военделом в звании лейтенанта. Присвоено тьма благодарностей и даже имеется медаль за храбрость. «Ну парень, прямо герой. Не отсиживался, а действительно воевал.»

На столе зазвонил телефон. Капитан угрюмо глянул на него и поднял трубку:

— Боб Хомгер.

— Привет Боб, это Питер, есть у меня разговор к тебе. Конфиденциальный. Сможешь подъехать сегодня вечерком?

— Конечно! Для вас я всегда свободен, господин министр!

Лациф стоял у камина, глядя как жадный огонь глодает бедное иссушенное дерево. Приятный треск успакаивал мысли, а аромат горящих поленьев щекотал ноздри. Рядом с ним сидел огненный пес и внимательно следил за угрюмым лицом короля.

«Ну и чего с твоей миной?»

— Вроде обычная — тронул пальцами собственные скулы Лациф. — Просто опять чувствую себя слабаком. Это раздражает.

«Жалуется он. На меня посмотри! Я один из самых сильных на этих землях, а прикидываюсь собакой!»

— Ты не должен никого пугать. Я предлагал тебе обратиться в какую-нибудь кошку. Пантеру например. Ну или мог бы человеком ходить.

«Четвероногая форма удобнее, а кошек я не люблю» — фыркнул Гаут.

— Тогда не ной.

«А котел тебе зачем?»

— Тенебра. Нам нужно ее выманить. Потому как подняться к себе она все равно не позволит.

«Выманить?» — Гаут принял облик огненного человека и указал на небо — «Там эта сучка в безопасности. Не спустится. Однозначно.»

— Приманить.

«Нам нечего ей предложить.»

— Ну а если я предложу ей то, чего она жаждет больше всего?

Лациф многозначительно посмотрел на демона. Гаут несколько секунд поразмыслил и тут взревел.

«Ты меня ей отдать хочешь? Ошалел?!»

— Успокойся ты. Никому я тебя не отдам.

«Она ведь потребует меня убить» — возмутился Гаут. — «Или чего хуже, засунет меня в какую — нибудь клетку до скончания веков. Заберет корону! И я тебя уже не услышу!»

— Да что ты вопишь! Ничего она не заберет и к тому же я сказал Приманка, а не жертва.

Лациф уткнулся в гневный возмущенный взгляд пламенных глаз и согласно кивнул:

— Ладно, иногда и жертва. Но неужели ты не хочешь помочь своему королю?

«Ах ты скотина, приказать мне решил?» — демон начинал сердиться и алые трещины на теле Лацифа вспыхнули.

Гомокул улыбнулся:

— Напугал, напугал.

Гаут цыкнул и сменил тактику.

«Лациф я только небо стал видеть. А ты опять меня в клетку!»

— А ведь только что ты ныл, что приходится собакой обращаться. Что за пессимизм? Все получится, выманим ее и убьем.

«А если что-то пойдет не так?»

— Вполне возможно — вздохнул Лациф и рухнул в мягкое кресло перед камином, он прикрыл глаза. — Только я думал предложить ей не тебя, а твою силу.

Гаут напрягся и обратился в алую волну, что взвилась и повисла над королем.

— Ты в курсе, что опять пожег все полы в замке — вздохнул Лациф, поглядев на него, — Алекс тебя с потрохами сожрёт.

«Не переводи тему!»

— Что? Я смотрю идея тебе не нравится?

«А тебе бы понравилось, что тебя хотят использовать как разменную монету!?»

— Ты дурак, Гаут — вздохнул Лациф и протянул руку к волне. Ладонь спокойно коснулась огня. — Я вижу сны, что мне не принадлежат. Я видел их. Всех тех, кого видел ты. И знаешь, я ни в чем тебя не виню. Гнев… Его невозможно унять, когда не видишь смысла в спокойствии. — Лациф перевернул руку ладонью вверх и пламя, управляемое его волей, заскользило по его запястью к предплечью. — Я верю, что ты не виноват в смерти Сашки и даже понимаю твое желание убить Венеру, но благодарен за то, что все же этого не сделал. Не хотелось бы биться с тобой. Я доверился тебе Гаут. Теперь твоя очередь. Не хочешь сделать это для своего короля, сделай для своего друга.

«Так ты мне прикажешь?»

— Нет, это не приказ. Какой бы занозой в заднице ты не был, все же дорог мне. Возможно, Гаут, что мы с тобой единственные в этом мире способны понять друг друга. Поэтому я предлагаю тебе кое — что лучше твоей невероятной силы.

«И что же?»

— Второй шанс. Новую жизнь. И не говори, что не думал об этом. Я знаю, что все это время заставляло тебя творить бесчинства. То же, что и меня гонит сейчас. Это вина. Чертово чувство вины пожирает нас с тобой изнутри. И именно благодаря ему мы оба здесь и оба должны беззащитным и невинным Бессмертным. Ведь что ты, что я, мы принесли им немало горя.

Лациф смотрел на полыхающий перед собой огонь.

— Что скажешь?

«Хрен с тобой» — Гаут снова обратился в пса. — «Я согласен. И это… Ледышку сделай» — ткнул он носом на место перед камином.

Король вулкана засмеялся и наколдовал ледяную подстилку, на которой удобно расположился огненный демон.

Глава 17

Фил нашел наместников и командующего в гостиной, они комфортно расселись на диванах и теперь с чашкой чая, а Дардион с кружкой горячего молока о чем-то болтали.

— Всем доброго.

— Кого я вижу — сгримасничал Верммут. — Наш блудный сын вернулся!

— Ничего я не блудный! Я ж не сам ушел!

— А как дело-то было? Расскажи. А то потерялся в своей Баклее. Не дописаться, не дождаться.

— Я дела заканчивал — пробурчал Фил и сел рядом с Миргой.

Рыцарь улыбнулся:

— Ну и как, закончил?

— Почти. Осталось только рабочих подтянуть. Ребят вы ж свое отстроили пошлите ко мне сотню, другую. Очень надо.

— Ну ты, Фил — фыркнула Дардион, — столько дней балду пинал, а теперь как петух клюнул забегал! — отхлебнула чародейка белого напитка.

— Не ругайся на него, Дард. А то ж опять обидится и сбежит — хмыкнул Верммут.

— Да не сбегал я!

— А я вот уверен не был — покачала головой чародейка. — Нас когда Лациф собрал я ему прямо и сказал, что ты, кретин, и свалить мог.

— Да чего напали!?

— А чего ты себя как маленькая девочка ведешь? — Верммут сердито фыркнул. — Как будто без тебя проблем мало.

— Хватит бедного загружать — вступился Мирга за растерявшегося Сманса. — Устал человек, с кем не бывает.

— Ну-ну — хмыкнула Дардион.

— Ребят, виноват, исправлюсь — поглядел на них Фил. — Вот начал уже. Вернулся в ряды добросовестных и исполнительных, но на собрании опять нагоняя отхвачу если вы мне не поможете.

— Так тебе и надо — сказала наместница Занкии, громко поставив опустошенную кружку на стол. — Все я пошла. Пришлю тебе пару великанов, — уже выходя за дверь бросила она.

— Спасибо! — крикнул ей вслед Фил и уставился на двух оставшихся собеседников.

— Ой, ладно — отмахнулся Верммут, поднимаясь на ноги, — отправлю кого покрепче — и пошел к воинам на площадку.

Мирга хлопнул рыцаря по спине:

— Пришел в себя?

Тот кивнул:

— Да понял просто, что все мы не с белыми ручками.

— Тут ты прав. Я сам — поглядел Мирга на свои руки, — стольких невинных к смерти приговорил, что и не пересчитать. А все потому, что приказы не обсуждаются. Одно знаю точно, Фил. На войне нет добрых и злых, на войне есть только победители и проигравшие.

— Мне можешь не рассказывать о войне. Я ее воочию видел.

— И кого убивал?

— Кого говорили, тех и убивал — Фил уже понял к чему ведет Мирга и посмотрел на сухое жесткое лицо наместника Гардии. — Мы все не без греха.

— Ты главное пойми, что все мы движимы не только ногами, но и обстоятельствами. Что ты, что я, что король. Он совсем не благодетель, но выбирая между ним и остальными, я все же предпочту служить Лацифу. Может это мир такой, а может мы такие, но кто-то обязательно гибнет в сражениях и знаешь, лучше уж убить врага и остаться в живых, чем умереть от его рук, проявляя милосердие.

Фил молчал.

— Надеюсь больше ты в истерику впадать не будешь. Глава тут рвал и метал когда ты исчез. Его аура просто с ног сбивала.

— Тоже чувствуешь это давление?

— Не почувствуешь тут! Да оно почти осязаемо. Но знаешь есть в этом что-то — мечтательно пробормотал рыцарь, — что-то приятное. Понимать насколько силен твой король. Его мощь восхищает, она притягивает и одновременно внушает страх. Когда он облачается в волка или демона, прямо гордость берет, что за его спиной стою я. Не было на моей памяти таких сильных правителей.

— Восхищаешься им — улыбнулся Фил, поглядев на рыцаря.

— Так и есть — кивнул Мирга. — Знаешь он ведь единственный из королей, кто не держит своих служак. Начиная с Кролуса и далее, все удерживали армию силой или законом. Никто не вступал в королевские войска по желанию и, уж тем более, никто не переживал за своих королей. Все желали им скорой смерти, а в лучшем случае неминуемой безболезненной гибили да новой власти, в надежде, что с новым королем придут новые правила. Что уж говорить, я и сам в глубине души, начиная с 12 лет, мечтал что Аларус сдохнет и служил верой и правдой из страха, а не из верности. Лациф же не держит никого, но его надежда на нашу поддержку и верность заставляет оставаться с ним рядом и искренне помогать ему во всех его начинаниях.

— А чего ему нас держать? Всем же тут нравится. Накормлены, напоены, сделали дело и гуляй — хмыкнул Фил. — Да и где еще найти такие условия.

— Вот именно, мой друг. Вот именно.

Сманс виновато вздохнул:

— Как вы меня нашли?

— Хранительница помогла. У нее силы какие-то особые есть. Вроде она может глазами всякой живности смотреть. Так и нашли.

— Муравьи нашептали — улыбнулся Фил.

— Ну да. По насекомым, на тебе сидевшим, она тебя и отыскала. Правда не знаю как именно, не видел, но король сказал по муравьям. Кстати как Мариэнна встретила? Она тут так переживала, ходила как в воду опущенная, глаза красные.

— Заставил ее подергаться — нахмурился Филипп.

— Неплохая женщина — подытожил Мирга и Сманс вопросительно уставился на него:

— В смысле неплохая!? Да она очень даже хорошая! Самая лучшая я бы сказал!

— Ну я рад за тебя — улыбнулся ему наместник Гардии и поднялся с дивана. — Ладно. Пора мне. Пришлю тебе эльфов.

— Спасибо, Мирга — тоже встал Фил и мужчины пожали друг другу руки.

Майк сидел на протертом кожаном диване. Он только что вернулся из приемной комиссии и держал в руках список документов и данных, которые нужно предоставить для удочерения Ловис и теперь он прибывал в полной прострации. Молодого мужчину трясло. Майк чувствовал себя совершенно растерянным и не знал что делать. Исходя из полученных рекомендаций, он усвоил только одно в нынешнем его положении Ловис ему не отдадут. Майк поглядел на открытую дверь в комнату девочки и неслышно подошёл, аккуратно заглянул и увидел, что она просто сидит за столом и смотрит на работающий вирт.

— Лов, — тихо позвал он.

— Меня не оставят с тобой, да? Меня отправят в детдом? — девочка сидела к нему боком и он толком не мог разобрать ее эмоций, но в голосе сквозило такое откровенное отчаяние, что и лица видеть было не нужно.

— Нет — Майк торопливо подошел к ней, развернул кресло, так чтобы посмотреть на Ловис и уверенно заявил. — Тебя никто не заберет. Мы будем вместе. Я никому не позволю сделать из тебя сироту!

— Правда? — нижняя губа девчушки дрожала, она еле сдерживала слезы.

— Правда, Лов, — он по-братски крепко ее обнял, а у самого поджилки от страха тряслись.

«Он не может отдать ее. Он просто не имеет на это никакого права. Ему необходима помощь.»

— Может сыграем? Бабулю навестим. У тебя же есть перс в Цивитасе.

— Угу — вытирая намокшие щеки тыльной стороной ладошки, пробормотала Ловис.

— Тогда пойдем?

— Угу.

Он насколько смог, настолько правдоподобно улыбнулся. А на сердце тяжким грузом повис страх потери и невыполненного долга. Стянув с себя пиджак, что упал прямо на пол, он сел за стол и надел шлем. Черная полоса в миг загрузилась и Олдер очнулся в спальне своего небольшого коттеджа в Сайтро.

Рыцарь размялся и тут же связался с Алисией, что жила в его недавно отстроенном доме. Целительница занималась самопознанием, изучая новый для нее мир и гуляя по цветущим улицам города.

— Бабуля! — нашел он ее после пятнадцати минут разбора координат.

— Майк! — молодая и красивая Алисия обняла рыцаря.

— Бабуля, я так рад!

— А я то как рада! Ну что, закопали мое бренное тело?

— Угу — шмыгнул носом Олдер и тут же с улыбкой поглядел на девушку, что тоже глядела на него. Так странно осознавать что эта юная целительница его хроменькая бабуля.

— Документы на удочерение собрал?

— Собираю. Только вот возникла проблема, там есть условия через которые я перепрыгнуть не могу. Тот же ежемесячный доход и собственная жил. площадь. Я не знаю как с этим быть. Если с работой я еще что-то смогу сделать, то вот с земельной собственностью я бессилен. Мне срочно нужны деньги. Не знаю что делать. Но я найду выход.

— Ты ж вроде как бывший военный, ну что подвязок никаких не осталось?

— Ты же знаешь, нет у меня никого.

— Некому значит помочь — раздосадованно выдохнула Алисия, неторопливо шагая вдоль улицы под ручку с крепким рыцарем.

— Есть один человек. Точнее гомокул — неуверенно поглядел на скил перемещения Олдер. — Помнишь, бабуль, я говорил что познакомлю тебя кое с кем.

— Это Лациф что-ли?

— Да. Пойдем к нему. Сейчас самое оно. Только Ловис дождемся. Бежит уже где-то.

Правда? Наконец моя девочка собралась с силами — пролепетала целительница. — Я так соскучилась по ней.

— И она по тебе скучает, бабуль.

Небольшая чернявенькая чародейка с булавой на бедре и щитом за спиной быстро приближалась и остановившись прямо перед ними, широко улыбнулась доброй улыбкой, так похожей на ту, что она часто видела от Майкла.

— Ловис? — неуверенно пробормотала бабуля.

— Бабушка?

— Вот мы и увиделись! — она крепко прижала к себе девочку и обе они заплакали.

Очень редко старушка плакала. Она не любила показывать свою слабость. Вот и сейчас она торопливо стерла слезы и сделала вид будто ничего не произошло.

— Как у тебя дела?

— Все хорошо — закивала девочка и тревожно поглядела на рыцаря.

Олдер улыбнулся ей, поцеловал в макушку и потянул за собой:

— Пойдемте я познакомлю вас с ребятами!

Он разбил печать на свитке и групповой портал перенес их к высоким замковым воротам.

Олдер отписался Алексу в чат и тот вышагнул перед ними из мутной арки:

— Рад снова видеть — поприветствовал утонченный юноша Майка.

— Бабуля, Лов, знакомьтесь это Алекс, он один из приближенных короля, а также управитель замком — представил парня рыцарь. — А это мои бабуля и сестренка.

— Очень приятно познакомиться — чуть склонил голову в приветствии Алекс, одарив девушек красивой улыбкой.

— Какой приятный молодой человек — улыбнулась Алисия дворецкому и тот с деловым лицом поблагодарил ее за слова и указал на портал. Смущенная, до кончиков волос Ловис вошла первой и все они оказались в общей гостиной.

— Мне пора. Глава скоро придет — и Алекс откланялся.

Бабуля осмотрелась.

— Вот так хоромы!

— Это замок здешнего короля. Точнее правителя всего этого мира.

— То есть он самый главный в игре? — Ловис прижалась к Майку, а тот обнял ее рукой за плечи и шепнул:

— Ничего не бойся. Здесь ты в безопасности. Тут никто не обидит тебя.

— Олдер!

— А вот и он. Поклонитесь.

Рыцарь с Лов склонили головы, а Алисия, нахмурившись, нехотя последовала их примеру.

— Чего ты раскланялся, нет же никого. Расслабься, мы дома — похлопал он парня по плечу, — а вот и новый зарегистрированный житель.

Лациф улыбнулся и протянул руку целительнице. Та пожала ее.

— Мое имя Лациф. Рад с вами познакомиться.

— А я Алисия — уверенно и громко представилась бабуля.

Лациф улыбнулся всеми тридцатью двумя и указал ей на диван. — Присядите?

— Благодарю — бабуля вела себя как всегда раскрепощенно и это порадовало Олдера. Он сильно переживал, что она не сможет здесь прижиться, но кажется старушка вообще ничего не боится.

— А ты игрок? — присел Лациф перед чернявой кучерявой девочкой. — Наверное Ловис?

— Угу — напугано и смущенно кивнула она.

— Как тебе этот мир?

— Сказочный.

Лациф распрямился и грустно улыбнулся:

— Можно и так сказать.

— Можно наедине — послал сообщение Олдер в чат главе и тот все с той же галантной улыбкой на его демоническом лице, что как ни странно ему шла, распахнул портал. Из него вышел Алекс.

— С нашим замечательным домоуправителем вы уже знакомы. Он покажет вам замок и все, что вашей душе угодно. А я пока украду у вас Майка.

Бабуля напряженно поглядела на рыцаря, но тот кивнул ей и улыбнулся Ловис:

— Я скоро вернусь.

— Спасибо, что так добры с ними, — смущенно проговорил Олдер, когда они сели на скамью в саду.

Заново посаженные цветы уже обзавелись нежными бутонами и наполнили это место самыми разными ароматами. Но с лица короля не сходило беспокойное выражение:

— Боишься?

— А?

— Чую, от тебя страхом несет.

— Ваши способности меня все больше восхищают и пугают, — пробормотал генерал.

— Так что случилось? Выкладывай.

— Извините, что я вас достаю своими проблемами, я прекрасно понимаю как вы заняты и…

— Прекращай, Олдер. Я ведь сам тебе сказал, что помогу всем чем смогу.

— Да, — парень собрался с мыслями. — Мне не отдадут Ловис, если я не придумаю что-нибудь. У меня нет собственности и зарплаты и, — рыцарь поник, — в общем все как вы тогда и сказали. У меня нет возможности ее удочерить в моем положении. А руководитель комиссии дала мне только месяц. Король, если можете, помогите мне, — генерал Бессмертных с надеждой поглядел на статного хищного гомокула, что задумчиво нахмурил брови.

— Так, дай мне денек. Завтра вечером обговорим чем я смогу тебе помочь. Хорошо?

Рыцарь кивнул:

— Спасибо.

— Я пока ничего не сделал.

— Спасибо за то, что попытаетесь.

— Все будет хорошо Олдер. Это решаемая проблема. Мы найдем выход.

— Просто я не могу отдать ее в детдом. Это разрушит всю ее жизнь. Я никогда себе не прощу если не смогу дать Лов семью. Пусть неполноценную, но лучше такую, чем никакой. Понимаете?

— Это я понимаю как никто другой, — искренне улыбнулся Лациф и его желтые глаза подобрели, — я сделаю все возможное.

— Простите меня за наглость, но не могу не спросить. Возьмете их в гильдию?

— Конечно. Можем сейчас и посвятить.

— Спасибо — окончательно смутившись, закивал рыцарь.

— Тогда пойдем.

Алисию и Ловис они нашли в одной из теплиц Хоске. Чудесная оранжерея, полная самых необыкновенных растений буквально захватила их обоих и они заинтересованно слушали рассказ недорослика об одном из этих цветов.

— Бабуля всегда увлекалась растениеводством и Ловис втянулась — прокомментировал их поведение Олдер.

— Это же здорово — Лациф словно глоток свежего воздуха получил, наблюдая за тем, как кто-то смог найти спасение, а не смерть, благодаря Цивитасу.

Олдер подошёл к ним и что-то сказал, а потом они втроем встали перед королем.

— Если вы не против, я посвящу вас в Бессмертных и вы станете частью нашей большой семьи — улыбнулся гомокул.

— Майкл сказал так ему будет спокойнее, поэтому я согласна — недоверчиво проворчала целительница.

Лациф хмуро глянул на нее и Олдер оттянул Лов на шаг назад.

— Тогда думаю сейчас этого не стоит делать. Вступить нужно по-своему желанию. Предлагаю побыть здесь некоторое время, познакомиться со всеми и принять собственное обдуманное решение. Если еще Ловис я могу посвятить, потому как она дитя, то вас я желаю видеть здесь по вашему личному желанию или же не видеть вовсе.

Девочка вжалась в брата, а Алисия негодующе пробормотала:

— Интересный у вас подход к людям, вы…

— Я все сказал, решать только вам — и Лациф пошел из теплицы.

Но не успел он сделать и шага, как услышал:

— Вы отвратительно себя ведете! Такой как вы не король! Вы не достойны им быть! В первую очередь правитель должен уважать возраст, а не тешить свое эго!

Все замерли. Разговоры в миг затихли, а Олдер утопил лицо в ладонях:

— Бабуля!

Лациф медленно развернулся. Его лицо было холодно и беспристрастно. По оранжерее пробежал холодок, стало тяжело дышать, бутоны цветов в миг закрылись и вокруг повисло тяжелое напряжение, словно сам воздух давил на плечи:

— Единственное за что я готов уважать, это за поступки. Вы же пока лишь кусаете протянутую вам руку — и он исчез в фиолетовом сиянии.

— Все, мы уходим, извините — залепетал Олдер и торопливо повел за собой девушек.

А бабуля, как только вышла из теплицы и вдохнула свежего воздуха продолжила разоряться:

— Да как он смеет так со мной говорить!

— Бабуль, хватит.

— Он знает о моем преклонном возрасте и так неуважительно себя ведет!

— Бабушка — пробормотала Ловис, — хватит. На нас все смотрят.

— Смотрят?

Целительница вырвала свою руку из ладони Олдера и закричала, стоя посреди двора:

— Ваш король невежа!

— Хватит! — в этот раз заорал Майкл и тут же понизил тон. — Ты его не знаешь, ты ничего не понимаешь в этом мире и так себя ведешь! Здесь нет разделения по возрасту. Здесь другой мир и ОН здесь главный. А ты просто одна из миллиона для главы. Ему стоит только рукой махнуть и эти воины разорвут тебя на части! В этом мире он бог. Он может легко отобрать твое бессмертие и закопать это новое тело в могилу! И именно этот, как ты сказала, отвратительный человек помогает мне и Лов. А ты орешь прямо в его доме, прямо ему в лицо о том, как он тебе не нравится! — Олдер шумно выдохнул и попросил. — Здесь веди себя потише. Пожалуйста. Это не земля, это вообще другая реальность. Тут никому нет дела до того, сколько тебе лет.

Алисия смотрела на него, еле сдерживая гневные высказывания.

— Он помогает тебе?

— Именно он распорядился прислать тот блок, что перенес тебя сюда. И именно его я просил помочь мне с удочерением. А ты… — он не смог подобрать слов. — В общем уходим. Ребят, все нормально — обратился он к напрягшимся вокруг воинам, что держали ладони на рукоятках своих мечей.

Они вернулись в коттедж. Олдер молчал. Он скинул с себя доспехи и, оставшись в легкой кофте и брюках, рухнул мимо диванчика прямо на пол и, закусив край губы, молча уставился в стену.

— Красивый дом — пройдясь по комнатам, присела рядом Ловис.

— Да. Мы с ребятами сами построили. Своими руками — улыбнулся ей Олдер.

— Где ты взял столько антар? Я смотрела сколько стоит отстроить свой дом, тем более такой.

— Лациф каждому из нас подарил по дому. Мы и отстроились.

Алисия, что сидела неподалеку, покосилась на парня, но промолчала.

А потом они гуляли по городам, Майк показал им все красивые места, которые знал, но его не отпускала мысль, не откажется ли Лациф помочь ему из-за поведения бабули, он с ужасом ожидал завтрашнего дня и когда они с Лов вышли из вирта, он так и не смог оторвать взгляда от экрана.

Кевин вышел из онлайна и потянулся, растирая затекшие конечности.

— Ну как прошел сеанс? — Дин поставил перед ним чашку дымящегося кофе и сел рядом.

— Спасибо — благодарно улыбнулся розовощекий мужчина и вдохнул приятный аромат. — Хорошо прошел. Да там всегда хорошо — улыбнулся он и отхлебнул кофе.

Горько — сладкий вкус остался во рту и Кевин тоскливо улыбнулся.

— А в Цивитасе я молоко пил. Знаешь, там оно гораздо вкуснее. Как настоящее. Не то, что в супермаркете разбавленное. Там в Цивитасе все насыщенное, красивое, вкусное… полноценное я бы сказал — парень глядел на свое отражение в стакане. — Этот мир кажется таким незавершенным, нескладным по сравнению с ним.

— Ты совсем потонул в игре. Может стоит передохнуть?

— Я бы передохнул от работы в магазине. А то мне снова смену добавили — вздохнул огорченно Кевин и залпом допил горячий кофе.

— Не обжегся?

— Нет. Вкусно. Спасибо большое.

— Да не за что — отодвинул от парня стакан Дин. — Ты часто говоришь, что тот мир нравится тебе больше чем этот. Ты ведь понимаешь, что туда не попасть?

— А если это возможно?

— Ты что-то об этом знаешь? — Дин поглядел на унылого Кевина и тяжело вздохнул, — я волнуюсь за тебя. Не совершай никаких глупостей пожалуйста.

— Не переживай. Даже если бы способ и был. У меня кишка тонка — грустно улыбнулся ему парень.

— О чем ты? Почему ты так говоришь?

— Ходят слухи-неуверенно проговорил Кевин, — что можно перенести свой разум в игру, если войти в онлайн в момент смерти.

— То есть… покончить жизнь самоубийством, сидя в вирте? — тревожно спросил мужчина.

— А может это не конец жизни? — Кевин зашугано огляделся. — Может это ее новое начало?

— Умоляю тебя, не надо, — Дин взял парня за плечи и встряхнул, — не смей совершать ничего такого! не проверяй! А если это неправда? Да что я несу! Конечно это неправда! Ты слышишь меня?

— Я слышу, слышу, — грустно улыбнулся Кевин.

Бетти шла в зельеварню и распутывала клубок зеленых ростков, когда врезалась в чью-то широкую теплую грудь.

— Ой!

— Флами!

Перед ней стоял Олдер. Генерал был без своих черных одеяний и сейчас Бетти словно другого человека перед собой увидела. На нее смотрели два добрых карих глаза.

— Извини, что сбила.

— Да что ты! Это ты прости! Я просто засмотрелся! Тут небо красивое, в реале такого не встретишь. Да и атмосфера… успокаивает.

— Это точно — тоже подняла голову волшебница. — Необычное зрелище. А давно ты тут?

— Я на минутку заглянул. Ребятам задачи раздать, да полюбоваться-парень смущенно отвел глаза от синеволосой Бетти, а девушка мило улыбнулась.

— Вот оно как.

— Хм, — Майк немного растеряно искал повод заговорить вновь и ткнул пальцем в ярко — оранжевое растение в руках Флами, — а что это у тебя?

— Это Миранды. Из них можно приготовить усыпляющее зелье.

— То есть нюхать их нельзя? — вопросительно поглядел он в синие глаза волшебницы.

— Ну в каком — то смысле ты прав. Только не нюхать, а есть. У них сок обладает усыпляющим действием.

— Надо же и как ты это узнала?

— Я ученица зельеварца Лоры. Поэтому она делится со мной подобными знаниями-улыбнулась Бетти.

— Это невероятно, а я из полезного знаю только как яичницу приготовить-нерешительно поглядел на девушку Олдер.

— Ну был бы ты зельеварцем и ты бы все это знал. А яичница дело и правда полезное-захихикала Флами.

— Думаешь? — Олдер внимательно глядел на нее и Элизабет ответила на его взгляд.

Пару секунд Майк наслаждался этим, а потом нерешительно пробормотал:

— Может завтра ты мне еще про какой-нибудь цветок расскажешь?

Флами улыбнулась:

— Я с радостью. Только найди меня когда зайдешь в онлайн.

— Непременно, — одарил ее своей широкой доброй улыбкой рыцарь.

Фил вошел в спальню Мариэнны и аккуратно прошагал к кроватке малыша Ластика. Маленький друид крепко спал и Фил заглянул в другую комнату, где и нашел женщину. Друидка что-то тихо напевала и занималась шитьем, сидя у стола, на котором стояла зажженная свеча.

— Привет Мари.

— Филипп, — она тут же вскочила и крепко его обняла. — Я так рада, что ты пришел.

— Прости, что заставляю волноваться. Просто дел и правда было очень очень много. Так задержался, уже глубокая ночь.

— Ничего страшного, — улыбнулась ему красивая белокожая друидка, — я готова ждать тебя хоть целую вечность, главное обязательно возвращайся ко мне.

Фил нежно обнял эту женщину и ласково заглянул в ее белые глаза:

— Честное слово ты самое прекрасное, что произошло со мной за эту жизнь. За обе жизни.

Она ласково улыбнулась ему и коснулась рукой его шершавой щеки:

— Могу ли я тогда просить тебя разделить со мной эту жизнь навеки?

Фил замер, во рту мгновенно пересохло, и он нервно переспросил:

— Разделить навеки? Ты что имеешь в виду?

— Я бы хотела стать твоей женой, хотела бы чтобы у Ластика появился брат или сестра, мне кажется мы заслужили с тобой этот шанс, — друидка выпустила его из своих объятий и подошла к кроватке своего сына. — Теперь, когда мы здесь, Лациф дарует нам дитя, если мы захотим. И он не будет против смешанного брака. В отличие от других Занкийских королей, у него нет предрассудков насчет смешения крови. Что ты думаешь об этом? Разве то, что мы встретились это не судьба?

«И зовут эту судьбу Лациф» — мысленно проворчал Фил, растерянно глядя на женщину.

Она улыбнулась, тихо вздохнула и спросила:

— Ты голоден? Я попросила девочек оставить для тебя твоего любимого мясного рагу. Я сейчас принесу, — и она пошла к дверям.

В этот момент все стало понятно как белый лист. Он не хочет, чтобы она покидала его, он боится, что она уйдет. Так отчего не разделить с ней их вечность.

— Ты единственная женщина, которую я когда либо любил, — догнал Фил друидку и крепко обнял со спины. — Просто я… свадьба? Дети? Для меня это в новинку. Я уж и не ожидал что такое со мной может случиться.

Мариэнна повернулась к нему и прильнула к его груди:

— И я. Но безумно рада, что все это случилось. Наши браки никогда не происходили по любви, нас отдавали друидам подходящим по положению. Родители никогда не спрашивали о наших желаниях и тем более чувствах. Мой прошлый муж не был жестоким, но и любви ко мне не испытывал. Просто выполнял свою часть сделки, заключенной нашими родителями, не более того. Нам не позволено было пачкать свою кровь другими созданиями и уж тем более человеком. Но сейчас правит Лациф и все иначе. Сейчас мы с тобой можем быть вместе.

— Ты права, — Фил подтянул к себе ее тонкую ручку и поцеловал в ладонь, — и я с радостью стану твоим мужем.

Мариэнна счастливо улыбнулась и от тепла разлившегося по телу Филиппа на душе стало так легко. Он поднял ее на руки и отнес на кровать. Нежно поцеловал и прошептал:

— Давай-ка я покажу тебе как делают детей в том мире из которого я родом!

Она вопросительно поглядела на него и вдруг громко рассмеялась, крепко притянув к себе своего рыцаря.

Хомгер с широкой улыбкой поприветствовал Патрика Гордона и, пожав его руку, сел напротив. Министр иностранных дел нервно перебирал пальцами.

— В следующем месяце в нашу страну, а что хуже в наш чудесный город приедет Арчибальд Содлиани.

Министр напряженно наклонился к Хомгеру и прошептал:

— Новый наркотик «синяя смерть».

— Это он?

— Именно.

Об этой дряни Боб был наслышан, гадость от которой уже не отмыться. Попробовал один раз, считай сдох. Тело требует, а если не получает, то через пару дней сердце отключается. И эта дрянь на черном рынке получила такое вот название. А синяя из-за цвета наркоты. Она ярко — небесного цвета.

— И зачем этот Содлиани едет к нам.

— Одна очень важная встреча. Хомгер, мне нужна твоя помощь. У нас с ним есть некоторые общие дела — уклончиво пробормотал Патрик. — Необходимо поприсутствовать при нашей с ним встрече. Сам понимаешь своих ребят я взять не могу. А ты мог бы мне помочь и карманы набить. Что скажешь?

— Скажу что это слишком утомительно господин министр.

— Боб! Я тебя не обижу! Поверь! И ты будешь внутри! Ты же знаешь правила.

— А кого вы хотите нанять для охраны здания?

— Думаю алые щиты подойдут. Их руководитель Марко, очень даже не против заработка, — довольно улыбнулся министр. — Сказал десятью людьми обеспечит, этого как раз хватит.

— Вот как, только бери кого постарше, опыт все же не пропьешь.

— Да Марко сам с этим разберется.

— Я с молодняком, — Хомгер поднялся, — работать не буду. Все кто до тридцати для меня не солдаты и уж тем более не охрана. Если мы на этом договоримся, то тогда я согласен.

Патрик свел брови на переносице:

— Ты Боб говори говори да не заговаривайся. Все же я и прикрыть твою лавочку могу.

Хомгер сжал кулаки и вышел из кабинета. Он почти бегом понесся на парковку, сел в машину и торопливо закурил.

«Черт возьми, Лациф прямо дал понять, что за пацаном смотреть надо. А если его отправят на эту встречу, всему конец.» — Хомгер нервно курил. Он завел машину и поехал в уже знакомое интернет кафе. Скинул пиджак в машине и стащил с себя давящий галстук. Занял место за одним из виртов и вошел в игру.

— Привет пацан, — кивнул он появившемуся Алексу. — А где король?

— Глава сейчас в янтарной комнате.

— Ага. Спасибо, — Мантис бегом кинулась вверх по лестнице и понеслась по длинному коридору к круглой комнате.

Король дремал в кресле.

— Гм, гм, — сымитировала кашель эльфийка.

— Я прекрасно слышал как ты бежал, чего произошло?

— Тот парень, Калден, почему ты сказал за ним приглядывать?

— Потому что не хочу, чтобы он пострадал. У него правильные мотивы, хочу сберечь его.

— Это потому, что он из алых щитов?

— Именно. Неизвестно, что замышляет Сайчел и как все может сложиться. А береженного как говорится и убить сложнее.

— В город приезжает наркобарон Арчи и алый щит будет шефствовать на встрече. Пацану туда нельзя.

— Нервничаешь? — наконец поглядел на него Лациф. — На тебя не похоже.

— Я не хочу ни сдохнуть ни тем более потерять свои деньги, и чуется мне что именно ими ты меня и накажешь если с тем пацаном что-то случится. Только ты должен знать я в няньки не нанимался.

— Успокойся, — устало потер лоб Лациф. — Что, неужели все так страшно?

— Мы в прошлом году одному участку помогали дело разгребать. Двенадцать охранников закопали и все со встречи того самого Арчи. Ты понимаешь? Они свидетелей не оставляют поэтому эти твари и пользуются наемной силой. Сделка прошла, место зачистили. Все ни одного свидетеля. Все кто за дверью, объявляются лишними глазами.

Лациф вонзил изогнутые когти в резные деревянные подлокотники кресла.

— Я поговорю с парнем.

Хомгер кивнул и белокурая эльфийка села рядом в кресло.

— Хорошо что пришел. У меня к тебе еще дело есть. Надо бы ему помочь с удочерением.

— Я что тебе Мэри Попинс? — вскочил рассерженный Боб.

Лациф обдал его своим взглядом как ледяной водой и спокойно произнес:

— Сядь.

Боб сглотнул ком, подкативший к горлу и уселся обратно в кресло.

— Я уверен у тебя завязок столько, что и не сосчитать. Договорись с кем надо, нужно предложи денег, но чтобы девочка стала дочкой Майкла, ты понял?

— Лациф! — Боб снова вскочил на ноги.

— Я тебя по-хорошему прошу — тут поднялся и Лациф. Могучий безликий навис над хрупкой эльфийкой. — Не зли меня Боб. А то я переведу деньги твоего Арчи случайным образом на твой счет и тебя быстро найдут и по частям разберут.

— Я тебе вообще-то помогаю! А ты со мной так! — прошипел Хомгер.

— Это ты себе любимому помогаешь, а не мне — сел обратно в кресло Лациф. — Поэтому я сразу перспективы твои и описываю. Терпи. Придет время, сделаешь свое дело и будешь свободен.

— Я просто должен тебе поверить? — процедил зло Боб.

— Это мое обещание тебе. Или мне расписку написать? — с ухмылкой глянул он на раздувающую ноздри эльфийку.

Хомгер постоял немного и снова сел в кресло.

— Есть у меня пара знакомых в комиссии. Попробую.

— Боб.

— Да там баба вечно голодная! Ты хоть представляешь что мне придется ей дать?

— Свою честь — засмеялся Лациф.

— Вообще не смешно!

— Да брось! Ну одну ночку перетерпишь — продолжал хохотать в голос король.

Боб, смотря на него, и сам улыбнулся:

— Да пошли вы, ваше величество — и торопливо отправился прочь.

— Боб, расскажи мне потом понравилось или нет — в след, хохоча прокричал ему Лациф.

Но этот смех довольно прошел с уходом эльфийки и повелитель Цивитаса задумчиво посмотрел на купол, созданный Дардион. Внутри этого волшебного шара, стрела с белым наконечником медленно вращалась вокруг своей оси. Лациф тяжело вздохнул.

Его угрюмый взгляд, наполненный печалью и тоской застрял на остроконечной и перед глазами вновь встали события того дня. Он был беспечным. До последнего думал, что сможет осилить Сияющего, а теперь учитывая разницу в силах и его доспехи явно вырисовывается не лучшая перспектива. В бою один на один Лациф падет, но допускать к РИЯ кого-то еще нельзя. Если брать только онлайн-то их не так уж и много. Хватит еле-еле чтобы покрыть те 10 % разницы, но остаются еще доспехи «Бога». Снять их вряд ли удастся. А если он и правда будет в полной экипировке то, что делать?

В их последнюю встречу он был на секунду от гибели, больше такого допустить нельзя, а если РИЯ его и убьет, то Лациф непременно прихватит его с собой. Что ни говори, а оставлять Сияющего в этом мире нельзя. Но для начала нужно покончить с его соратниками, ведь этот ублюдок явно не придет один и явится только если будет уверен в победе, а значит если нужен бой необходимо предоставить ему удобные условия. Но как тогда побеждать?

Лациф задумчиво нахмурился и глянул на свою ладонь. Она вдруг почернела и оголилась до кости по самое запястье. Король вулкана смотрел как его омертвевшая рука тонет в черном тумане.

— Видимо в этот раз я все же воспользуюсь твоим благословением, Микар — и он стряхнул чернь с ладони.

— Пора бы уже начинать.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17