КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 438576 томов
Объем библиотеки - 608 Гб.
Всего авторов - 207117
Пользователей - 97824

Впечатления

Serg55 про Захарова: Оборотная сторона жизни (Юмористическая фантастика)

а где продолжение?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
martin-games про Теоли: Сандэр. Царь пустыни. Том II (Фэнтези: прочее)

Ну и зачем это публиковать? Кусочек книги, которую автор только начал писать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Богородников: Властелин бумажек и промокашек (СИ) (Альтернативная история)

почитал бы продолжение

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
martin-games про Губарев: Повелитель Хаоса (Героическая фантастика)

Зачем огрызки незаконченных книг публиковать?????

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Tata1109 про Алюшина: Актриса на главную роль (Детективы)

Не осилила! Сломалась на середине книги.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Зорич: Ты победил (Фэнтези: прочее)

Вторая часть уже полюбившейся (мне лично) СИ «Свод равновесия» (по сравнению с первой) выглядит несколько «блекло», однако это (все же) не заставляет разочароваться в целом. Не знаю в чем тут дело, наверное в том — что если часть первая открывает (нам) некий новый и весьма интересный мир в жанре «фентези», то часть вторая представляет собой лишь некое почти детективное (с элементами магии) расследование убийства некого особо-уполномоченного лица (чуть не сказал «особиста»)) на каком-то затерянном острове, расположенном в далекой-далекой провинции.

В связи с этим (в первой половине книги) у читателя наверняка произойдет некое «падение интереса», однако (думаю) что это все же не повод бросать эту СИ, не дочитав до финала. Кстати, (по замыслу книги) ГГ (известный нам по первой части) так же сперва воспринимает свое назначение, как некую почетную ссылку (мол, спасибо на том, что не казнили)... но вскоре события (что называется) «понесутся вскачь».

Глупо заниматься пересказом «происходящего», однако нельзя не отметить что «вся эта ситуация» продолжает неторопливо раскрывать «тему данного мира» (и неких уже известных персонажей), пусть и не со столь «яркой стороны» (как это было в начале), но чем ближе к финалу — тем все же интереснее...

В искомом финале нас ожидают масштабные «разборки» и «ловля на живца» (в которой как ни странно наживка в виде гиганских червяков, играет совсем не последнюю роль)). Резюмируя окончательный вердикт — эту СИ буду вычитывать дальше... хоть и без особого фанатизма))

P.S И конечно эту часть можно читать вполне самостоятельно (без учета хронологии), однако желательно сперва прочесть часть первую, иначе впечатления от прочтения (в итоге) останутся вполне посредственными.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Shcola про Андрианов: Я — некромант. Гексалогия (Юмористическое фэнтези)

Когда же 6 часть дождёмся то.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Одарённые (fb2)

- Одарённые [publisher: SelfPub] 2.37 Мб, 215с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Карина Вальц

Настройки текста:



Карина Вальц Одарённые

ГЛАВА 1. Неприятно познакомиться

– Эй, коротышка! – совершенно неуместное оскорбление стало вишенкой на торте. Перед этим чьи-то наглые руки бесцеремонно сгребли меня за шиворот и переставили на нижнюю ступеньку с такой легкостью, словно я была тряпичной куклой.

– Прости, Кудряха, но я опаздываю! Не люблю пропускать интересное, – и наглец побежал вверх по узкой лестнице, даже обернуться не удосужился. И кто бы в этом сомневался, ведь всем известно, что у Мартина (так звали нахала) совершенно нет манер и чувства такта, даром что он Ароктийский.

Но очень скоро нам точно придется встретиться еще раз, ведь узкая лестница, что змейкой вилась внутри башни, вела в кабинет нашего общего ректора. Больше тут свернуть негде, можно только обратно вернуться или из окна выпрыгнуть. Оба варианта вполне в духе Мартина, он точно мог устроить забег по лестницам прямо под носом у ректора или устроить вынос окна со всеми вытекающими, но что-то мне подсказывало: поднимался он в заветный кабинет, в который вызвали и меня саму. Дежурный первокурсник робко прервал практикум и сообщил, что меня ожидают наверху. Немедленно.

Вопреки приказу, я не особо торопилась, шла и гадала, что могло понадобится начальству от меня. Все выдуманные варианты не очень радовали, потому по лестнице я поднималась рекордно медленно, но после инцидента с однокурсником все же ускорилась. Если ректор вызвал не меня одну, значит, не все так плохо, как я успела нафантазировать.

Уже наверху я притормозила, чтобы перевести дух и собраться.

Раздались шаги – кто-то поднимался следом за мной. Вскоре из темноты вынырнул парень примерно моего возраста, увидев меня, он резко остановился, как будто узнал меня. Он учится у нас? Ни разу его не видела, хотя он явно не первокурсник. И слишком примечателен, чтобы его не заметить: светлые растрепанные волосы резко контрастировали с абсолютно черными глазами, наводя на мысль о темных магах и демонах. И было в этом парне что-то такое, от чего хотелось бежать без оглядки, и я не могла понять, в чем дело, откуда это взялось. Может, все дело в слишком темных глазах? Нет, не только в них, тут что-то другое, должно быть что-то еще. Со мной такое впервые произошло, ноги приросли к полу, а внутри все кричит о побеге и потребности спастись.

До конца понять, что вообще случилось, я не успела. Парень мне улыбнулся и подбородком указал на дверь кабинета:

– Девушки вперед.

Я вздрогнула и прошла в кабинет. Неожиданная встреча полностью выбила меня из колеи, теперь меня беспокоил не вызов к ректору, а этот странный парень и моя необычная реакция. Хотелось разобраться, с чем это связано.

Но загадок у меня только прибавлялось. Оказалось, Мартин Ароктийский и странный парень с черными глазами не единственные, кого вызвал к себе ректор. На диванчике справа восседала известная на всю академию парочка. Их имен я не знала, но звались они Близнецами. Брат и сестра, неразлучные, недоступные, всегда вдвоем, но никогда с кем-либо еще. Их боялись и уважали одновременно.

Что может быть общего у нас всех, к чему эта встреча?

Пока я оглядывалась, Мартин Ароктийский упал в ректорское кресло, закинул ноги на стол и сложил руки за головой.

– Итак, дети мои, расскажете, кто вы все такие и как сильно меня любите? Кстати, у нашего ректора на редкость неудобное кресло, – в доказательство он поерзал на месте. – Неудивительно, что он все время такой злобный.

– Он добрейшей души человек, – заметила Близняшка, сдвинув платиновые брови.

– Да? А на меня все время зевает во весь голос.

– Может, дело не в ректоре?

– Вообще не понимаю, на что ты намекаешь, – весело подмигнул девушке Мартин. И почему-то повернулся ко мне: – Кудрявая, а ты чего встала, как неродная? Проходи, разувайся, раздевайся… можешь заодно и спутника своего представить… – говоря это, он спустил ноги со стола и начал копаться в чужих бумагах, время от времени досадливо морща нос и откладывая в сторону малоинтересное чтиво.

Со стороны это его мельтешение можно было бы принять за нервозность, но я точно знала, что ее и в помине не было. Уверенность Мартина Ароктийского граничила с идиотизмом, этого парня ничем не прошибить. Видимо, это как раз тот случай, когда слухи не врут и парень может горы свернуть одним своим глупым лбом, зато с твердой уверенностью, что только так и надо делать. Отчасти за это его и звали Воином. За это и за уникальный по силе дар.

Но в противовес твердым эмоциям Мартина рядом волновались Близнецы. Сразу оба, хотя сразу так и не скажешь, ведь на лице парня сквозила только скука, а девушка выглядела недовольной, как будто ее не с практикума вызвали, а из столовой. Зато внутри оба места себе не находили и почему-то очень боялись. Может, их тоже напугал черноглазый парень, что пришел со мной?

Он, кстати, Мартина проигнорировал и молча сел в одно из кресел. Мне эта тактика понравилась, я последовала его примеру.

Некоторое время в кабинете царила тишина, все напряженно приглядывались друг к другу. Думаю, и вопросами задавались похожими: что мы тут делаем? И почему напротив сидят именно эти люди? Зачем нас вызвали всех одновременно? И такими вопросами мне нравилось задаваться, ведь это означало, что вызов к ректору не связан с моей семьей, что уже хорошая новость.

– Вы очень скучные, – через некоторое время сделал вывод неугомонный Воин. – Предлагаю не молчать, а обсудить мысли вслух. Мы ведь все думаем об одном и том же?

– И о чем же? – поинтересовалась Близняшка.

– О многом. Например: как Кудрявая спит по ночам? Серьезно, я слабо представляю, как можно не задохнуться во сне в таких-то торчащих во все стороны дебрях. Если специальный прием, чтобы не умереть? Или приходится смотреть сны стоя? Или что, как это работает?

Это не первая шутка о моих волосах, но уж точно самая раздражающая и бестолковая.

– У меня встречный вопрос, – глядя Воину в глаза, улыбнулась я. – Зачем мы здесь собрались? Ты ведь об этом уже знаешь.

Тишина вернулась, теперь взгляды всех присутствующих сосредоточились на Воине. Но это его ничуть не трогало, парень привык к популярности, ведь считался местной знаменитостью. Мартин Ароктийский в Ароктийской академии – звучит! И многое объясняет.

– Смелое заявление, – наконец признал парень. – Но ты уверена?

– Я уверена.

– Это же та девчонка, которая мысли читает, – заметила Близняшка.

Теперь все внимание сосредоточилось на мне, вот только в отличие от Воина, мне это не особо нравилось. Слишком много чужих эмоций, в которые не хотелось вникать, а отстранение мне давалось с трудом.

– Я не читаю мысли.

– Так уж и нет? – прищурился Ароктийский. – И о чем я сейчас думаю?

– Ты слышал, что я ответила «нет»?

– Скажи.

– Хорошо, – сдалась я. – В твоих мыслях ничего интересного. Возможно, зреет очередная бестолковая шутка про мои кудри.

– Значит, все правда, что люди врут! – притворно ахнул он. – В очередной раз убеждаюсь, что надо слушать всех подряд и всем верить на слово. А его мысли прочитать можешь? – ткнул он пальцем в сидящего по соседству со мной черноглазого.

– Конечно. Он думает, что ты очень утомительный.

– Точно? Он как-то странно улыбается, аж жуть берет…

И я совершила ошибку: посмотрела на парня с лестницы. Едва повернув голову, оказалась в плену черных глаз. И, говоря про плен, я имею ввиду нечто страшное, когда дышать трудно, внутри все цепенеет, а по коже бежит неприятный мороз. Когда голова кругом от ощущения безвыходности, как будто окунулась в пустоту и никогда уже оттуда не вернешься. Вот такой плен.

И со второй попытки я поняла, что не так с этим парнем.

Это не укрылось от внимания черноглазого, он едва заметно улыбнулся и кивнул. Мне стало страшно, захотелось отсесть от него подальше, но я удержала себя на месте, помня, что мы тут не одни.

– Что в его мыслях, Кудрявая? Явно что-то неприличное, с таким-то взглядом…

От необходимости что-то врать в ответ меня спасли шаги – кто-то явно шел к кабинету от лестницы. Все тут же забыли о чтении мыслей и уставились на дверь в ожидании ректора, который все объяснит и отправит восвояси. Хотя… ладно, ректора ждали не все, а лишь четверо из присутствующих. И тут нельзя не отметить, как ловко глуповатый на вид Воин ушел от моего вопроса и переключил внимание на других.

Дверь открылась, но вместо невысокого и плотного на вид ректора нашему внимаю предстал незнакомый мужчина. Высокий, подтянутый и взрослый, как минимум на пятнадцать лет старше нас всех. С темным ежиком волос и умным взглядом. И мужчина был облачен в традиционную форму ближайшего круга самого короля, этот ярко-красный мундир трудно спутать с чем-то еще.

– Ноги убрал, – коротко бросил он Воину и тот сразу же послушался, что неудивительно – уверенность мужчины в форме была настолько мощной, что казалась осязаемой.

Не надо быть эмпатом, чтобы почувствовать всю его важность и значимость. И эти качества не напускные, принадлежность к королевской свите это доказывала. Ведь Пламенный король, по слухам, отличался рассудительностью и никогда, никогда не допускал к себе близко людей непроверенных, какими высокородными они бы ни были. В последние лет этак пятнадцать всем приходилось доказывать свое право находиться при дворе и носить особые титулы. Оттого Пламенного обожали так же сильно, как порой и ненавидели.

Поэтому я опять не удивилась, когда Воин под колючим взглядом нашего внезапного гостя поднялся, обошел ректорский стул и устроился рядом со мной, без особой вежливости подвинув меня к черноглазому.

Прибывший мужчина устроился на ректорском месте.

– Смотрю, вы уже успели познакомиться. Что ж, отлично, теперь моя очередь, если вообще есть такая необходимость. Дэнвер Верном Стрейт, государственный советник внутренней службы его величества. На данный момент я один из тех, кто отвечает за безопасность нашего с вами короля.

Дэнвер Стрейт! И почему я не узнала его сразу? Видимо, все дело в возрасте, ведь последний раз я могла видеть советника пять лет назад, тогда я часто посещала различные приемы с семьей. Но в те времена я вряд ли могла обратить внимание на кого-то вроде Дэнвера Стрейта, я была девочкой-подростком с интересным даром и жадно изучала наиболее ярких в плане эмоций окружающих людей. А в советнике все говорило о закрытости, он явно не самый простой объект для изучения.

Мужчина тем временем продолжил:

– Каждого из вас я выбрал лично, так что представляться вам не обязательно. Честно говоря, времени у меня в обрез, но я посчитал, что не стоит передавать подобные вести через вашего ректора. Уверен, каждый из присутствующих в этой комнате уже строит планы на будущее – вы все выпускаетесь из академии уже через несколько месяцев. И никто из вас не откажется поступить на службу к королю. Даже несмотря на высокое происхождение, – тут особый взгляд достался Воину, а потом и мне самой. – Говорю сразу – легко не будет. Потому что вами намерен заниматься я лично. Поблажек не предвидится, увеселений и глупостей я вам так же не позволю, и ни на какие прошения свыше смотреть не стану, – опять особый взгляд для Воина, меня на сей раз пронесло. – Если кто-то из вас желает отказаться, пусть делает это прямо сейчас.

Картинка потихоньку складывалась – я была права, Воин знал, что нас ждет. А все потому, что за него просил отец – человек, без сомнений, богатый и очень влиятельный, о чем нам намекнули весьма непрозрачно. Хотя можно было и обойтись, уверена, все тут помнят название учебного заведения и на чьей земле оно стоит.

– Отказаться? – впервые за все это время голос подал Близнец. – У нас есть такая возможность?

– Возможность есть. Но это меня сильно расстроит.

Не похоже, что у нас есть выбор, по крайней мере, так советник все пытается выставить. Но где же правда? Дэнвер Стрейт категоричен и не приемлет отказов – с этим его качеством я сразу определилась, одного взгляда на глухо застегнутый мундир достаточно. Но еще советник слишком умен, чтобы наживать потенциальных недоброжелателей на пустом месте, да еще и приглашать их для работы на короля, слишком много заморочек. Значит, он уверен, что каждый тут будет рад открывшейся возможности. Я точно буду рада, Мартин Ароктийский тоже. Остальные? Не сомневаюсь, что так.

– Ты что-то хочешь сказать, Таната? – взгляд серо-голубых глаз советника вновь обратился ко мне. Смотрел он так проницательно, что я забеспокоилась: а ну как он мысли читает?

– Я… нет.

– Ты не уверена? Что означает эта пауза? Так, с этого момента я ввожу новое правило: говорить. Домыслы, соображения – все приветствуется, если по делу. Я собираюсь вас учить и если вы собираетесь мямлить и молчать, то нам не по пути. Так что спрошу еще раз: ты что-то хочешь сказать, Таната?

– Хочу. Думаю, вы лишили нас выбора, чтобы сэкономить время, ведь вы точно уверены, что каждый из нас согласится в итоге. Путем ненужных вопросов и сомнений, но все же согласится.

– Она читает мысли, – Воин шепотом пояснил для советника.

Дэнвер Стрейт покачал головой:

– Она не читает мысли.

– Нет?! Но слухи ведь не могут врать! Или могут?

Советник вздохнул так тяжко, что и без эмпатии вызвал сочувствие. Видимо, представил, что в будущем ему придется каждый день иметь дело с Воином и заранее расстроился. Я это тоже представила и содрогнулась.

А вот Близнецы заметно расслабились. Их порадовала новость, что я мысли читать не умею? Или предложение Стрейта? Интересно.

– Алекс, что скажешь ты? – советник обратился к черноглазому.

– А я должен что-то сказать?

– Да, раз я к тебе обратился.

Алекс коротко усмехнулся и промолчал. Высшая форма наглости, это даже грубее, чем шуточки Воина. Словно поняв, что я думаю о нем, черноглазый обратил свой взгляд на меня, и неприятный холодок, от которого я почти избавилась, вернулся. Как там говорят? Если долго смотреть в бездну, она начнет всматриваться в тебя. Наверное, тот, кто это сказал, был знаком с таким вот Алексом. Взгляд бездны – слишком уж точное описание моих ощущений. Неужели так будет всегда? Судя по всему, в будущем нам придется видеться часто, нехорошо, если я каждый раз буду вздрагивать. А все мой дар виноват.

– Таната – эмпат, она читает не мысли, а эмоции, – словно нехотя выдал Алекс, все еще не отрывая от меня взгляда. – Надеюсь, с меня слов достаточно?

– На сегодня, – равнодушно ответил советник. – И мы заметно отвлеклись. Вижу, Ника и Вик, у вас много вопросов, – он посмотрел на Близнецов, – и постараюсь на них ответить. Я уже сказал, что занимаюсь особыми поручениями короля, под моей ответственностью находятся все расследования, связанные с короной. Я курирую все до самой последней мелочи.

«Особые поручения» и «расследования».

Звучит занятно, но чем Дэнвер Стрейт занимается на самом деле?

– И мне не нужны ваши магические таланты, мы все понимаем, что при желании я могу найти кого-то сильнее и с необходимым мне опытом. Меня интересует другой ваш талант, Ника. Схожий с тем, коим одарен ваш брат, но в то же время разительно отличающийся, – подбросил советник очередную загадку и тут же перешел к следующей: – При дворе так же не нужны и артефакторы, но нужны такие, как ты, Алекс. Одаренные, но не магически. Если есть дар, то его нужно использовать, в последнее время я занимаюсь этим по приказу короля. Магия истончается с каждым годом, приходится развивать другие направления. Науку, артефакты… и дар, вот что меня интересует в вас, вот что вам нужно знать уже сейчас. Остальное вы узнаете уже в ходе обучения.

Итак, советник собирается обучать нас и использовать наши таланты в дальнейшем. Талантливы тут очевидно все, не только я со своей эмпатией. Возможно, даже советник скрывает некий дар, это было бы логично. И интересно.

– Разумеется, ваш труд будет высоко оплачиваться, – подытожил советник.

И эти слова эффектно завершили картину, лишили последних сомнений Близнецов. Я сдалась еще раньше, Воин и вовсе пришел в полной боевой готовности, колебались только Вик и Ника. И новость о высокой оплате их заметно порадовала. Ну а Алекс… хотела бы я знать, что происходило в голове у Алекса.

– Мое время здесь подходит к концу, – поднимаясь из-за стола, заметил Дэнвер Стрейт. – Думаю, я и так все объяснил доступно, советую вам начинать собираться. С ректором я уже поговорил, через три дня он обеспечит вас порталом к моему поместью в столице. Ваш путь начнется оттуда.

– Через три дня? Но учебный год…

– Для вас окончен, как и обучение в целом. Три дня у вас есть, чтобы сдать все экзамены, к выпуску я выделю вам два дня выходных. Еще вопросы?

Вопросов у нас накопилось много, но благоразумнее было промолчать.

Советник попрощался и вышел, оставив нас недоуменно таращиться друг на друга и переваривать услышанное. Не знаю, как у остальных, но у меня это получилось легко. Экзамены за три дня я с легкостью сдам, может, баллы будут не самыми высокими, но Дэнвера Стрейта это вряд ли смутит.

И самое главное, мне не придется возвращаться домой, если я поселюсь в столице и стану работать на самого короля. Фактически, только приказ короны и мог стать хорошим предлогом никогда не показываться в мрачном замке Альмар и не следовать застарелым семейным правилам.

– Ну что? Кажется, теперь мы будем не разлей вода? – Мартин пихнул меня всем весом и зазывно улыбнулся, ожидая ответа, но его не последовало. Его слова так и повисли в воздухе – каждый думал о своем и готовился к предстоящему переезду. Будущее оказалось ближе, чем мы могли предположить.

ГЛАВА 2. Урок вводный, неудачный

Оставшиеся до переезда дни прошли суматошно и так быстро, что слились в один. Я бегала по академии, что-то подписывая, что-то сдавая, с кем-то разговаривая… Одновременно с этим собирала вещи, потом разбирала их и паковала вновь, а спала совсем мало. В общем, нервничала. Как ни странно, за все время беготни я ни разу не столкнулась ни с кем из пятерки, отобранной советником. Даже с Никой, а ведь раньше я частенько замечала ее платиновую макушку в женском крыле общежития.

Перемещение в резиденцию Дэнвера Стрэйта прошло так же сумбурно, как и мои сборы. Ректор вызвал нашу пятерку к себе, выдал напутственную речь и лично проводил до стационарного портала. У самого портала, конечно, намекнул, что академии неплохо было бы пополнить запасы тальмарина и глянул на меня со значением, как будто я лично контролировала все семейные дела и поставки.

– Вперед, мои хорошие! Не подведите! Таната, вы с Мартином идите вперед.

Не знаю, почему ректор нас вдруг в пару объединил, но Воин от такой перспективы встрепенулся и быстро вспомнил, что язык за зубами – совсем не про него.

– Можешь меня обнять, Кудрявая, я возражать не стану. Как говорится, на безлюдье и Фома король!

– Это ты про себя?

– Про тебя, Кудряшка, про тебя. – Он схватил меня за запястье и потянул в арку портала, не затыкаясь по дороге: – А что такого? Мы молоды, я красив… к чему тратить время попусту? Ты же понимаешь, о чем я?

Как только мы оказались по другую сторону, я молча выдернула руку из лап этого самоуверенного болвана и отошла подальше. И это он-то у нас первый парень академии, о котором все девчонки только и говорили? Сплошное разочарование, ведь хамить с широкой улыбкой на губах кому угодно под силу.

В общем, если и присутствовал минус в предложении Дэнвера Стрейта, так это был Мартин Ароктийский. Придется либо его терпеть, либо находить какое-то другое решение.

Ну а в том, что присутствие Мартина именно минус, большой и жирный, я уверилась уже на следующий день, когда советник решил, что мы достаточно обустроились в его поместье и вполне способны приступить к делу. Начать решил он с малого и собрал нас вместе у себя в кабинете.

И нас стало не пять, а неожиданно шесть. Незнакомый черноволосый парень занял место рядом со мной, он сделал это так тихо и незаметно, словно старался стать невидимым. Но вряд ли хоть кто-то его не заметил. Например, Вик, садясь по другую от меня сторону, заметно на новичка косился.

– К вашему сожалению, я не смогу уделять вам достаточно времени, – без лишнего вступления начал советник. – Как понимаете, дел у меня много и без вас, и вам многое придется постигать самостоятельно.

Повторял это он уже не в первый раз, думаю, дошло до всех. Но вот что мы будем постигать, пока загадка. Хотя вчера сам советник дал подсказку, ведь в комнате я нашла внушительную папку с документами. Записки к ней не прилагалось, но я и так поняла, чего хотел советник. Уверена, похожую папку получили и остальные, я только сомневалась насчет содержания.

– Самостоятельно? Или вы оставите с нами помощника? – осведомился Вик.

Советник тут же понял, о ком речь и переключился в режим наставника:

– Думаешь, он мой помощник?

– Я так и сказал.

– Ника, ты согласна с теорией брата?

– Да, – ответила Близняшка. Звучало уверенно, но внутри она сомневалась. Видимо, у этой парочки принято поддерживать друг друга во всем и без раздумий.

Взгляд советника сдвинулся в сторону.

– Алекс?

– Вы же знаете, ответ для меня очевиден.

Неужели он мысли читает? Если не я, то кто-то же должен… Ох, надеюсь, что это не так, иначе… иначе что? Мне бы очень не хотелось, чтобы он мои мысли прочитал, вот что. И в любом случае не стоит паниковать раньше времени, может, у парня совсем другой дар. Или специальность. Ведь советник и до этого обращался именно к Алексу в первую очередь. Он какой-нибудь гений? Что у него может быть за дар?

– Таната, отвечай ты, – вынес вердикт советник.

Едва от волнения не ляпнув «ответ для меня очевиден», я выдохнула:

– Он один из… нас.

– Поясни для других. Твоя специальность больше других приближена к тому, чем вы будете заниматься, так что привыкай говорить объемнее для остальных.

– Ваш помощник не сидел бы в одном ряду с нами. Думаю, он стоял бы возле вас или чуть позади. К тому же, он нашего возраста, слишком молод, чтобы вам помогать. Вы недоверчивы, нужны годы, чтобы завоевать ваше расположение и право находиться рядом, уверена, помощника у вас вообще нет. Думаю, парень тоже студент-выпускник, но вы нашли его где-то в другом месте, в нашей академии я его ни разу не видела.

Губы советника дрогнули в едва заметной улыбке.

– Может, ты и имя его знаешь?

– Пока нет.

– Выс-коч-ка, – прошептал со своего места Воин и сделал это слишком громко, чтобы услышали все.

– Арастан, – представился новичок немного плаксивым голосом. – И я учился в столице, в королевской академии. Рад наконец увидеть вас всех.

Его слова повисли в воздухе.

– И него тоже есть талант? – недоверчиво спросил Воин.

– Мы все здесь не просто так, – хмыкнула Ника.

– Это я заметил. Но вам не кажется, что Растаман не особо вписывается? – Мартин скосил глаза в сторону стола, явно прикидывая, дотянутся ли до него его длинные ноги, но потом взгляд его упал на поджатые губы Дэнвера Стрейта и до парня дошло, что трюк с ногами лучше оставить до лучших времен, советник – это тебе не бедолага-ректор.

За неимением подходящей поверхности, Воин закинул ногу на ногу, скрестил руки за головой и продолжил излагать свои ценные догадки:

– Я имею ввиду, посмотрите на себя: нас явно подбирали по цвету волос! Кудряха – блондинистее некуда, угрюмая парочка туда же, демон тоже светловолос. А с новеньким ошибочка вышла на этапе отбора.

Как это просто – одним предложением насолить каждому из присутствующих. Неприязнь так и витала в воздухе, равнодушным остался один Алекс.

– Меня зовут Арастан!

– У тебя тоже волосы не слишком светлые. И что же?

– Ничего. Мое место куплено, если еще кто-то не в курсе. Уверен, Кудрявая прочитала все мои мысли и всем растрепала…

И все это продолжалось и продолжалось. Так бывает, когда собираются слишком разные люди, половина из которых не понимает, что же от них ждут, а другая половина поддается на провокацию первой. Советник Стрейт наблюдал за происходящим с нейтральным видом, хотя я на его месте как минимум испытала бы разочарование, ведь вместо готовых выпускников, взрослых и рассудительных, он получил кучку детей. Ну ладно, пятеро детишек и одного… Алекса, кем бы он ни был.

Видимо, в конце концов все это советника достало.

– Похоже, дела обстоят куда хуже, чем я думал, – заметил он тихо. Но все услышали и замолчали. – А я планировал, что сегодня вы покажете мне, на что способны.

Это он наверняка о посланных нам папках. Кстати, не одна я принесла свою на сегодняшнюю встречу, так поступили все, кроме Мартина. Вряд ли советник обделил его, скорее уж Воин попросту ее не заметил. Или забыл. Или оба варианта сразу.

– Хотел, чтобы вы поняли, что от вас требуется.

– Может, вы просто нам расскажете?

– Возможно, но…

– Но пятеро из шести здесь безнадежны, это понятно, – пригорюнился Воин.

– Но оставим это на потом, – советник легко поднялся, и я заметила, как взгляд его упал в сторону пепельницы. Искусно выполненная и до блеска начищенная, она вряд ли использовалась для курения. Скорее, стояла тут для красоты. Мужчина едва заметно поморщился, тоже отметив сей факт.

«Курит» – тут же обнаружила я изъян в идеальном Дэнвере Стрейте. Курит и не хочет портить элемент декора. Но других пепельниц тут не наблюдалось, стало быть, и этот кабинет советник использовал крайне редко. Я бы сказала, что дома он бывает лишь наездами и чувствует тут себя неловко. Простые черные брюки и того же цвета рубашка, что сменили его глухой мундир, ситуацию так же не спасали – он явно любил свой мундир и привык к нему, как к родному, а рубашка отравляла его существование.

Свое место Дэнвер Стрейт покинул не просто так, а с целью – он добыл с полки округлую вазу нежного песочного цвета и сунул ее мне в руки. Сходил за чистым листком и буркнул:

– Раздели на шесть частей и черкни на каждом по имени.

Его задумку я поняла сразу и быстро выполнила указание, закинув порванные бумажки в вазу. Советник хмуро кивнул и развернулся к нашему полукругу:

– Правила такие: каждый тянет имя товарища. И рассказывает о нем все.

– Я думал, вы в курсе – мы тут не все друзья, – хмыкнул Воин. – Я к тому, что рассказ может получиться коротким. Буквально одно имя. Хотя… кого тут как зовут?

– Я в курсе, Мартин. И скажу больше – у тебя тут меньше всего шансов даже на приятельство, если продолжишь в том же духе. Сегодня ваш первый урок, шанс произвести впечатление и познакомиться, так что вперед, – как всегда коротко и информативно поведал советник, тряхнув перед Воином вазой и только чудом не дав ему по носу.

Затем трюк с рукой пришлось повторить каждому из присутствующих.

Я посмотрела на выпавшее мне имя и мысленно содрогнулась.

– Правило одно – все обсуждения потом. Пока один говорит, остальные слушают и анализируют. Вы должны знать друг друга лучше себя, научиться думать, делать выводы. Доверять, стать командой и использовать возможности друг друга наиполезнейшим образом. Считайте, что это начало. Алекс, ты первый.

– Вик, – коротко озвучил тот выпавшее ему имя, поднимая черные глаза на близнеца. – Его связь с сестрой очевидна, они редко отходят друг от друга. Готов защитить ее по первому требованию. Думаю, их связывает тяжелое детство, они многое пережили вместе. Легко предположить, что они от кого-то скрываются. Возможно, жестокий отец, а может, и другой призрак прошлого.

Украдкой взглянув на пепельноволосую парочку, я поняла – Алекс не ошибся. Страх, удивление, даже паника – их чувства были настолько сильными, что казалось, стоит протянуть руку и их можно будет потрогать. В прошлом Близнецов и в самом деле таится что-то ужасное.

– С другими сходится тяжело, никому не доверяет. Кроме сестры, конечно. Предпочитает молча следить за происходящим, но это только пока – в будущем он начнет говорить. И много. Насчет их дара… у меня есть предположение. Специфическая внешность, разные глаза, бесцветные волосы – они наследственные перевертыши. Подробнее сказать не могу, но вы упоминали, что дар у них разный. Какой именно у Вика, полагаю, скоро узнаем. Собственно, вариантов не очень много, лично я знаю лишь четыре вида перевертышей. Что еще? Магический резерв ниже среднего, такова природа этого уникального дара – он снижает способности к магии почти до нуля. И Вику нравится, что они с сестрой попали сюда. Чем бы вы ни заставили нас заниматься, он согласится. Но не думаю, что это большой сюрприз для вас, советник.

«Интересно, почему он решил, что они скрываются?» – задумалась я, но ничего толкового высмотреть так и не смогла. Конечно, я знала, что Алекс не ошибся, но почему? Что заставило его сделать такой вывод?

И теперь я поняла задумку советника куда лучше – узнавая друг о друге, легко понять, чего он от нас хочет. Я читаю эмоции, Близнецы – перевертыши. Признаться, я не слышала, что все, кто наделен столь редким даром, имеет так же и внешние особенности. Я думала, это забавная игра природы – сделать Близнецов разноглазыми. Но нет. И если кто-нибудь из них двоих может обращаться в другого человека – то это… почти невероятно. Что можно делать с таким талантом? Да что угодно! Скрываться, вести допрос, втереться к кому-нибудь в доверие… Дэнвера Стрейта интересуют не просто талантливые выпускники, а те, кого не обманешь. Или те, кто может выдать себя за кого угодно в самом прямом смысле слова.

– Вот как? И чем я, по-твоему, заставлю вас заниматься? – опешил советник.

– Вы нарушаете свое же правило, – равнодушно пожал плечами Алекс. – Все вопросы после.

– Принято. У тебя все?

– Пока да.

– Отлично. Таната, твоя очередь.

И наступила она куда быстрее, чем я того хотела. Но делать нечего, боюсь только, что у меня не получится так же сухо изложить факты, как это сделал Алекс. Коротко, информативно, безэмоционально… нет, не выйдет.

Кашлянув, я назвала выпавшее мне имя:

– Алекс. Он умен, даже очень, – начать стоит с главного. Это самая простая часть – во-первых, так сказал сам советник, во-вторых, Алекс уже не раз это показал. – Он взвешивает любое свое слово. Манипулирует каждым – легко раскусил меня и вывел из равновесия Мартина. Наблюдатель. Его девиз – врать, врать и врать. По-другому не может. Не говорит правды, если не видит в этом выгоды, не испытывает раскаяния, использует других…

– Остановись, Таната, – оборвал меня советник. – Это не то, что ты увидела.

Я испуганно вздрогнула, поняв, что увлеклась.

– Вы правы. Все, кроме склонности к манипулированию – мои догадки. Но обоснованные, – я сделала паузу, все еще сомневаясь. – …Алекс не испытывает эмоции так же, как мы с вами, у него их нет. Такие люди встречаются время от времени, и все они… обычно они причиняют вред другим, просто потому что по-другому не умеют. О его даре я могу лишь догадываться, но уверена – это что-то весьма похожее на мой собственный дар. Или что-то, связанное с умственными способностями. Здесь он, потому что… потому что по своей природе склонен к поиску увлекательного. Того, что не покажется ему скучным, даст хотя бы слабые эмоции. Если такого не случится, он уйдет искать дальше и… неизвестно, к чему приведут его поиски. Вряд ли к чему-то хорошему, если верить историям о похожих людях. Ах да – магический резерв у него средний.

Мое выступление повергло всех в шок. Ни у кого не было слов, даже у вездесущего Воина. Потому что переварить сказанное мной нелегко. Пусть я избегала прямых слов, все поняли, кто есть Алекс. Человек без души. Неудивительно, что сидящая рядом с ним Ника заерзала и попыталась отодвинуться подальше.

– Неплохо, – в своей суховатой манере отозвался советник. – Арастан, теперь ты. И постарайся без отступлений.

Но тут к Воину вернулся дар речи:

– Погодите, погодите… это что сейчас было? Я один резко перестал чувствовать себя в безопасности?!

– Все обсуждения потом. Еще слово, и я вышвырну тебя за дверь. Арастан, начинай говорить.

У новенького с анализом получилось хуже – он сбивчиво повторил все, что ранее сообщил Алекс, добавив, что Ника красивая. Не особо информативно. Не отличился и Близнец, которому достался сам Арастан. Но винить его не в чем – черноволосый с нами сколько, полдня? Трудно проанализировать другого человека за такое время, тем более, если раньше подобным не занимался. Хотя, уверена, Алекс смог бы что-то сказать. Может, он даже дар Арастана уже вычислил.

– Ника, твоя очередь.

Сейчас либо я, либо Мартин.

– Мартин, – разрушила мои надежды Близняшка.

Значит, мне «повезло» и вскоре придется выслушать порцию оскорблений.

– Папенькин сынок, – не особо мудрствуя, начала Ника и за такое бодрое начало я ее почти полюбила. – Избалованный, задиристый и чувствующий свою вседозволенность.

Пока все верно, по крайней мере, полностью совпадало с моими впечатлениями.

– Слушаю и не верю – неужели я настолько хорош?

– Считает себя выше других…

– Я и есть тут самый высокий, дурочка.

Ника поморщилась, но нашла в себе силы не вступать в перепалку.

– …и не только потому, что его семья – богаче не придумаешь. У него гигантский магический резерв, говорят, с ним даже наш ректор не мог тягаться, оттого и позволял больше дозволенного, например – выходить за пределы академии в любое время суток и творить, что вздумается, лишь бы стены академии устояли до его выпуска. Учился Воин на факультете боевой магии, равных ему не было и вряд ли когда-нибудь такое случится, он считал себя королем. И, раз уж все рассказывали о причине присутствия здесь, могу напомнить его же слова – потому что так захотел его папочка. У меня все.

– Отлично, хоть и поверхностно. Мартин, остался только ты.

– Ну наконец-то, – Воин даже вскочил, радуясь, что ему официально дали слово. – Пользуясь случаем, хочу сказать спасибо нашей язве: сказала прям вот ах! Сам бы лучше себя не описал!

– Ближе к делу. И без лишнего трепа.

– Конечно, советник. Так, что у меня тут, – склонный к театральности Воин картинно махнул бумажкой, разворачивая ее. – Некая Таната. Хмм… таких я не знаю, но, раз уж о Кудряшке до сих пор никто не высказался, это сделаю я. Не люблю, когда кого-то обделяют. И прежде всего хочу сообщить вам ее полное имя – Таната Вэндел Альмар. Уж если мое происхождение знают и обсуждают все, то пусть и Кудрявая страдает. Если вы еще не поняли, озвучу – ее семейство очень похоже на мое собственное, но академии в честь Альмар никто не назвал, похоже, не было у них в роду умников. Зато есть некий волшебный камешек тальмарин, за который многие готовы друг другу глотки порвать, лишь бы достать кусочек, и вот семья Альмар как раз на одном таком кусочке замок себе отгрохала. Кусочек большой у них есть.

Все посмотрели на меня с интересом, особенно новенький Арастан.

– Но мы тут анализировать должны, так что слушайте: за все время учебы я Кудряху знать не знал, а ведь обычно такие как она в тени не остаются. О чем это говорит? Она любит быть неприметной. Забитая девчонка, что не стремится быть в центре внимания. Из богатой семьи, но учиться пошла не в королевскую академию, а в нашу. Так что я уверен: из дома ее попросту выгнали и у бедняжки не осталось другого выбора. Куда взяли, там и оказалась.

Я, выгнанная из дому бедняжка, подняла на Воина круглые глаза: это ж как надо до такого додуматься? А ведь начал он почти неплохо!

– А еще они с Психодемоном постоянно косятся друг на друга. Это так, к слову. Что-то здесь явно нечисто. Возможно, у них заговор…

Тут уже советник сдался:

– Достаточно, Мартин. Высказались все? Неплохо для первого раза. У кого-нибудь остались вопросы?

Может, и остались, но никто в этом не сознался.

– Ника, собери бумажки с именами обратно.

– Еще одна лотерея? Вы нас балуете, советник! – понятно, чей это комментарий.

– Вы должны научиться взаимодействовать друг с другом. Не думал, что с этим будут проблемы, но раз так вышло – будем учиться, одновременно изучая ближнего. Вы нужны мне как команда.

Мы дружно переглянулись. Думаю, абсолютно каждый сомневался, что из нас может получиться команда. Советник наши взгляды проигнорировал и вытащил из вазы три бумажки с именами.

– Мартин, Вик и Алекс – вы выбираете себе пару, – приказал он.

– Звучит немного двусмысленно!

– Не испытывай мое терпение, – советник сунул Воин вазу. Может, его предостережение и звучало как угроза, но выглядел он абсолютно равнодушно, да и внутри ощущалось холодное спокойствие.

– Ар… Новенький? Вы что, шутите?!

– Ближайшие три дня получаете задания и работаете вместе. Алекс?

– Таната.

И вот опять – бездна смотрит на меня, а я тону в черноте. К этому можно привыкнуть, наверное. Раньше у меня с трудом получалось описать свой дар. На что он похож, что я ощущаю, «читая» другого? Я не задумывалась особо, просто распознавала эмоции. Знала и все. В последнее время начала делать выводы, нехитрые, но все же. А теперь вот пришло осознание – все куда глубже. Может и затянуть. Казалось, если я сосредоточусь и подойду чуть ближе, окажусь в пропасти сама. Свалюсь и не смогу выбраться. Интересно, такое возможно? То есть, я могу… заразиться? Глядя в темноту, появлялся страх, что смогу.

– Эй, а разве это честно – Близнецы остаются вместе? – в очередной раз ожил Мартин. – Может, мы махнемся и Вредина достанется мне?

– Жребий есть жребий, – отрезал советник.

Все возражения Воина он так же проигнорировал, а остальное время потратил на короткие пояснения, что нам делать можно, а что не стоит ни в коем случае. Ходить в его домашнюю библиотеку и сидеть там круглосуточно – можно. Вести себя как сегодня – нельзя.

ГЛАВА 3. Убийство первое, шокирующее

Наше с Алексом взаимодействие проходило легче, чем я опасалась, а еще растянулось на более долгий срок.

По замыслу советника нам предписывалось выполнять различные задания, на что у остальных уходили целые вечера, а Воин с Арастаном и вовсе до утра засиживались. Хотя, судя по красным глазам Арастана и помятому виду Мартина, я бы предположила, что последний спал, оставив напарника в гордом одиночестве. У нас же с Алексом ситуация выдалась прямо противоположной – мы не только не засиживались, я даже присесть не успевала. Может, это и преувеличение, но совсем небольшое.

В первый день мы разбирали дело, которое вел сам советник много лет назад. У одного из приближенных короля похитили дочь – потенциально сильного мага, что сейчас большая редкость. Найти девочку не смогли, даже Дэнвер Стрейт оказался бессилен. Вот только много лет спустя девочка, точнее, уже девушка, вернулась. Говорить она отказывалась, да и родители никого к ней не допускали. Даже лекарей – она их пугалась и впадала в истерику. Но постепенно все пошло на лад, девушка начала общаться с окружающими и даже выходить за стены семейного поместья. Но все оказалось глубже. Советник предлагал нам поработать над версиями и понять, что же не так с этим делом.

Честно говоря, все и впрямь выглядело немного странно.

– Все элементарно, – сказал тогда Алекс, откинув папку. – Это подстава. Советник занимается безопасностью короля, этот тип с похищенной дочерью – его приближенный. Не утверждаю, что это связано, похищение может существовать и отдельно, но кто-то воспользовался горем родителей и исчезнувшей дочерью. И подсунул им подмену. Вот тебе и нежелание общаться, допрос никому не нужен. Да и про резерв похищенной девчонки тут сказано – сильный. Не так просто это подставить, а лекари могли почуять неладное. А дальше сыграли на чувствах родителей – вот вам дочь, немного похожа, в остальном привыкнете. Не вычисли мошенницу Стрейт, она смогла бы подобраться к королю, раз отец у нее… ну, я уже говорил. Главное – ловко обмануть всех.

Не знаю, что в тот момент меня больше впечатлило – скорость, с которой построил версию Алекс, или сложность всей этой аферы. Наверное, все-таки второе. На следующий день он раскусил преступника столь же быстро и мне опять пришлось оправиться восвояси. Не знаю, торопился ли Алекс избавиться от моего присутствия или избавить меня от своего. Трудно сказать наверняка, но чутье подсказывало, что второе.

Отчасти поэтому на третий день я и позвала его в библиотеку – времени вместе мы проводили мало, а советник упоминал про слаженную группу. Не уверена, что его странная задумка вообще выгорит, но наша задача ведь попытаться? Была у меня и другая причина провести время с Алексом – успокоить себя, убедить, что смогу выдержать его общество чуть дольше. А еще Алекс виделся мне хорошим помощником именно в библиотечных делах.

– Я думал, ты знаешь все о своей эмпатии, – сдув пыль с очередной книги, сказал парень. – Что именно ты хочешь найти?

– Не уверена точно… – слукавила я совсем чуть-чуть. Не заявлять же, что хочу выяснить, как далеко могут простираться мои возможности и смогу ли я… упасть в бездну?

Да уж, про бездну точно лучше не упоминать.

Конечно, Алекс сразу разглядел мое вранье.

– Можешь не говорить, если не хочешь, тальмариновая наследница.

– Не называй меня так.

– Почему? Ты же Альмар.

Прозвучало обыденно и отчего-то неприятно. Я нахмурилась и отложила книгу, все равно все прочитанное проходило мимо меня.

– В чем твой талант, Алекс?

– Зачем ты спрашиваешь?

– Это же очевидно – потому что мне любопытно.

– Нет, я не об этом. Ты сама говорила, что я лжец. Что я вру постоянно, это моя сущность. И ты была права, я тебе вру и буду врать дальше… скорее всего. Так что повторю вопрос: зачем ты спрашиваешь?

– Может, я надеюсь на честный ответ? Для разнообразия.

– Вот как? – кажется, разговор его забавлял.

– Почему бы и нет?

– Потому что мне незачем это делать. К тому же, люди не всегда готовы к правде.

Но всегда стремятся ее узнать, как я сейчас. И мне нужна была эта правда, нужна ради общего дела, чтобы взаимодействовать с Алексом дальше. Обычно я знала все про человека, с которым разговариваю. Эмоции рассказывают о многом: он раздражен, весел, ему все равно? А тут я вдруг сделалась слепым котенком в полной темноте, это меня не устраивало. Я так не привыкла, вот и старалась ситуацию исправить.

Вздохнув, я все же решилась:

– А что, если я готова? Скажи мне что-нибудь правдивое. Мне интересно, как ты видишь мир и о чем думаешь.

– Готова, значит? – он поднял на меня взгляд и я честно его выдержала.

– Да.

– Любую правду?

– Для моего понимания, да.

– Что ж, если так, то слушай: я люблю узнавать что-то новое, но сидеть тут с тобой и листать пыльные книжки – занятие скучнее не придумаешь. Но ты неплохо выглядишь и меня в каком-то смысле привлекаешь, так что я готов потерпеть скуку, если это означает, что дальше мы займемся чем-то поинтереснее уже для меня. Так я вижу честную сделку.

– Не продолжай, – проявила я понятливость. Уверена, сейчас я покраснела до самых кончиков своих кудряшек, одними ушами дело не ограничилось.

– Вот видишь, – Алекс вернул книгу в руки. – Как я и сказал – ты не готова к правде, и уж точно не хочешь знать, о чем я думаю.

– Просто я не ожидала… такого. Если помнишь, речь шла о твоем даре.

– Нет. Речь шла о правде. А если точнее – «скажи что-нибудь, любую правду», – ловко изобразил он меня.

– Хорошо. В конце концов, ты не сказал ничего такого, чего обычно мне не говорит Мартин. По сравнению с его вывертами, твоя формулировка почти очаровательна.

– Вот как? Ты считаешь мои фантазии очаровательными? – ну вот, теперь он надо мной откровенно смеялся.

Я закатила глаза:

– Сказала же – по сравнению с трепотней Мартина.

– Хмм…

– Я не считаю это очаровательным, понятно?

Алекс пожал плечами, мол, ну как хочешь, и вернулся к чтению. Время от времени он указывал мне на интересные моменты об известных эмпатах, мы читали вместе и спорили о правдивости информации. Все дело в том, что раньше магия затмевала дары вроде моего. Маг считался магом, все было связано магией. Эмпаты существовали, но трудно разобраться, отделить один конкретный дар от магии. Это сейчас стало проще, когда люди растеряли бо́льшую часть былого могущества.

– Знаешь, у меня есть еще вопрос, – призналась я через некоторое время. – Уже два дня я ломаю голову – почему ты решил, что Близнецы скрываются? И что в прошлом у них случилось нечто нехорошее?

«Это и есть твой дар – знать?» – едва не добавила я, но удержалась. Потому что нет такого дара. Среди известных, конечно.

– Это же очевидно, Таната. Ты могла бы сама догадаться, ты умная.

– Видимо, не такая уж и умная.

– Все мы порой не замечаем прозрачных вещей, – патетически заметил Алекс.

– Значит, не скажешь? – проявила я чудеса догадливости.

– Нет.

Придется и дальше ломать голову. Это часть моей сути – докопаться, выяснить. Меня многое беспокоило в Алексе, но еще больше тревожила собственная слепота. Он увидел что-то в Близнецах, а я нет? Меня такое не устраивало.

Понаблюдав за мной некоторое время, Алекс поморщился:

– Не мучайся, это отвлекает и раздражает. Если пообещаешь прекратить, дам тебе подсказку.

Не уверена, как такое можно пообещать, но любопытство пересилило:

– Уже прекратила.

– И больше никаких вопросов.

– Сегодня больше никаких вопросов, – улыбнулась я.

Алекс поднял одну бровь, но мое «сегодня» комментировать не стал.

– Вик и Ника – подумай над этим.

Открыв рот, я быстро его закрыла. Обещала же, никаких вопросов, а Алекс к чужим обещаниям относится серьезно. Это на свои он может наплевать, но когда правила нарушают другие, он может выйти из себя. Потому я кивнула, благодаря за «подсказку» и вновь уткнулась в книгу, посвященную всем проявлениям эмпатии в людях.

«Вик и Ника – подумай над этим».

Так и сделаю. Если пойму, что это вообще означает.

В поместье Дэнвера Стрейта мы провели несколько дней, как он и обещал. Все это время разбирали старые дела советника, ситуации, в которые он попадал. Наконец стало понятно, чего добивался от нас Стрейт и как он собирался нас использовать в будущем. Этакая замена ему самому, только в большем количестве.

А дальше мы переехали во дворец.

Ладно, не совсем во дворец, а в королевскую академию. Ее территория примыкала ко дворцу, оттого учиться здесь считалось особой честью и выпадала она не многим. Либо самым богатым наследникам, либо… богатым наследникам, что богаче первых, просто богатых. К слову, Арастан оказался будущим выпускником, можно сказать, из поместья Стрейта он вернулся домой. Вот только он не был похож на обеспеченного наследника и у меня появилась еще одна загадка: как он попал в стены королевской академии и как тут удержался аж до самого выпуска?

Советник объяснил наше проживание вне стен дворца так: нечего путаться под ногами лишний раз. Король готовится к легендарному приему «Алое сияние Новой Крови» через два месяца, его нельзя отвлекать. А мы точно умудримся это сделать, с нашей-то незрелостью. Сказано будет явиться во дворец – явимся, в остальное время заниматься своими делами полагается тихо и незаметно.

А дальше мы узнали больше о работе советника внутренней безопасности короля. Звучит внушительно, но так ли это на самом деле? Честно говоря, все это время я представляла работу Стрейта как целую череду интриг, загадок, бесконечный список заговорщиков, которых надо успеть вывести на чистую воду, пока они не подобрались к королю… На деле же мы всю неделю рассматривали жалобы служанок, тайные доносы стражников друг на друга и кляузы графских жен. И в реальности это еще «веселее», чем звучит.

– Если в будущем вы хотите работать со мной, придется уяснить: любая мелочь может быть важной. Я знаю обо всем, что происходит во дворце. А вы? – комментировал советник.

Мы, понятное дело, не знали ничего. Странно вообще об этом спрашивать.

Зато мой дар оказался полезным как минимум трижды: я вычислила, что один из стражников наговорил на другого и дважды выявила воровку. Алекс оба раза кивком подтвердил мои выводы. Может, парень чувствует ложь? Этот дар сродни эмпатии и объяснил бы многое. Но опять же, Алекс и эмпатия понятия несовместимые.

После я часто ловила на себе взгляд черных глаз. Обычно в эти моменты Алекс улыбался краешком губ, как бы говоря «не угадала». Как будто знал мои мысли. И почему-то именно с ним мне было легче всего – за пару недель, что наша шестерка провела вместе, я смогла сойтись лишь с Алексом. Может, потому что мы похожи? Странным образом, но похожи. А еще я чувствовала – мы здесь к месту. Это правильно. Несмотря на все вопросы, ответов на которые у меня пока не было, это правильно.

То же чувствовали еще трое – Близнецы и Арастан. Или Видящий, как мы стали его называть, когда узнали, каков его дар – прикасаясь к предметам, он мог понять прошлое, все ситуации, в которых побывали предметы. Картинка часто получалась размытой, иногда – очень короткой. Но всегда точной.

А вот Воин чувствовал себя неуместно, лишним. Я улавливала эти ощущения даже через его непробиваемую самоуверенность, ставшую привычной. Он не изменился, нет. Ему не нравилось, что остальные могут сделать больше. Мартин к такому не привык, ведь он один должен быть в центре внимания. Но мы не использовали магию, а Воин был именно магом, редким по силе, уникальным. Жаль, его сила пока ни разу не пригодилась.

Вскоре у нас установился определенный распорядок дня: утром советник разбирал с нами по паре-тройке случаев, затем сухо читал лекцию. Обычно – что-нибудь криминалистическое, вроде «Как распознать следы магии» или «Что делать, если на предмет наложен морок. Как его обнаружить и уничтожить». После он нас покидал, впрочем, не забывая дать очередное каверзное задание. Мне, как единственному следователю, несколько раз доставался «подарок» в виде Воина – необходимо было объяснить ему самые азы. Далее советник появлялся уже под вечер и мы разбирали одно из сложных дел, кои попадались ему в прошлом. Алекс обычно молчал, давая нам возможность подумать самим. При других он вообще становился менее разговорчивым, а часто даже грубым.

В принципе, все происходящее не сильно отличалось от моих обычных будней в академии. Если задуматься, мы и жили сейчас как раз в академии, только королевской… вот только выходных у нас не было. Совсем. Кажется, советник даже не слышал о таком слове и не предполагал, что отдых может понадобиться нам. Попросить об одном свободном дне никто не решался, даже хваленая (им самим) смелость Воина куда-то подевалась.

Не знаю, как долго бы все это продолжалось, возможно, до самого нашего выпуска (советник пообещал нам два свободных дня в честь такого праздника). Но, как известно, все плохое случается неожиданно. Вот и в наш выверенный распорядок закрался хаос.

День был совсем обычным.

Мы сидели в кабинете советника и уже лениво перекидывались колкими замечаниями. Это тоже своеобразная традиция, что у нас завелась, иногда даже Алекс принимал участие в общем пустом трепе. Воин ухмылялся и норовил пошутить поострее, я же отвлеклась на убранство дворцового кабинета советника. Тут все сильно отличалось от домашней обстановки, больше души и беспорядка. Сразу понятно, где мужчина живет, а где бывает лишь набегами. А еще моя догадка о курении оказалась верной, ведь пепельницы тут торчали из каждого угла. Куда бы ни упал взгляд – на тебя смотрела пепельница. Почему-то раньше это от моего внимания ускользнуло, зато теперь здорово рассмешило.

– Кудряшка, я буду на тебя жаловаться! – Воин пощелкал пальцами перед моим носом, но этого показалось ему мало, и он дернул меня за волосы. – Ау! Красавчик вызывает Кудряшку!

– Сделаешь так еще раз, и…

– И что?

Угрожать этому парню мне и в самом деле нечем. Если только…

– Расскажу, что ты шатаешься по ночам непонятно где, – выдвинула я угрозу. Как-то ночью я застукала Воина, крадущегося по коридору в сторону крыла для прислуги. Не уверена, узнал ли он меня, и видел ли вообще, но сама я разглядела его прекрасно.

– Так это была ты… – вместо того, чтобы поддаться на угрозу, он разулыбался, явно довольный тем, что я его застукала. – Ну конечно, ты! Как я мог не узнать твои кудри? Они же в темноте светятся и торчат во все стороны!

– Похоже, что-то важное отвлекло… от моих волос.

Воин открыл было рот, чтобы ответить, что мне так и не удалось узнать, что же такое его отвлекло в ту ночь. Дверь кабинета распахнулась, и перед нами предстал советник Стрейт. Выглядел он мрачным. Я имею ввиду, еще более мрачным, чем обычно. А еще в его настроении сквозило беспокойство пополам с ледяным гневом. Это странно – такого за советником ранее не водилось. Он всегда излучал уверенность и непоколебимость, которые могли посоревноваться со скалой, не меньше.

– Вставайте и за мной, – бросил он.

Само собой, мы вскочили и кинулись к двери. Может, эмпатка я тут и единственная, но остальные перемены в советнике тоже заметили, у них же есть глаза. Все отреагировали по-разному, Близнецы, например, привычно запаниковали.

Так как находились мы во дворце, долго идти не пришлось – всего четыре длинных коридора и около двадцати ступеней. Здесь я оказалась впервые, но примерное расположение многих помещений во дворце знала, и сейчас мы прибыли в зону, полностью принадлежащую обслуживающему персоналу. Рабочие, кухонные помещения, жилое крыло – все здесь. Может, очередное дело? Еще одна жалоба служанки или случай воровства?

Но я не угадала. Совсем.

– Заходите, – бросил советник, кивая на приоткрытую дверь комнаты.

Первым сделал шаг Воин, за ним и мы все.

– Это…

– Но…

– Твою ж матушку! – громче всех выругался Мартин.

Ника слабо пискнула и схватила брата за руку, ища поддержки. Не знаю, как она вообще устояла на ногах – меня окатила такая волна чужой паники, что я сама едва не упала. Чужие эмоции порой затмевают все.

– Интересно, да? – шепнул рядом Алекс. Так, чтобы слышала только я одна.

Вот так он описал смерть. Интересно. Не пугающе, жутко, нелепо, неестественно… а интересно. Для него это так и было. И, если быть до конца честной, для меня тоже. В какой-то степени. Загадка, я уже ее чувствовала и сама не заметила, как взгляд начал жадно бегать по комнате, отмечая, какой беспорядок царит здесь. Или, быть может, я избегала смотреть на девушку, лежащую на полу возле кровати? На мертвую девушку.

– Молчание – не та реакция, которую я от вас жду, – сухо бросил советник Стрейт. Он остался стоять у двери, внимательно наблюдая за нашими действиями и открытыми от шока ртами.

– Мы здесь не первые посетители, – Алекс даже не спрашивал, а утверждал. – Все осмотрели до нас. Прошло уже немало времени, тут побывало много людей.

– Естественно.

Почему советник нас сюда привел? Обучение обучением, но это… слишком. То, как он цепко наблюдает, на что мы способны. Его наплевательское отношение к девушке, на которую я до сих пор не решилась взглянуть… наверное, за годы работы становишься настолько циничным, что чужая смерть – лишь часть жизни. Часть работы, рутина. Во дворце многое происходит, это место сосредоточения интриг и подлостей.

«Прекрати изображать из себя изнеженную девицу» – приказала я себе.

Не зря же я поступила наперекор семье, убежав учиться. Я не хотела быть похожей на сестер, а сейчас как раз с успехом изображаю одну из них. Осталось только упасть в обморок для полной картины. А я так мечтала о другой жизни.

– Таната, – голос советника привел меня в чувство. – Расскажи, что мы ищем на любом месте преступления в первую очередь.

Как всегда, если дело касалось теории – первый вопрос мой.

– Мы… – я осеклась, наблюдая, как Алекс подошел к девушке и присел рядом, удачно скрыв ее от наших глаз. – …мы ищем следы, носители информации. Мы ищем следы-излишки, следы-недостачи и следы-изменения. То есть, то, что появилось на месте преступления, то, что исчезло и то, что преступник попытался изменить.

– А ты не упустила самое главное? – подал голос Алекс. – Ведь мы не установили, что это преступление. Ты не взглянула на тело. Кстати, девушку убили, – будничным тоном закончил он. – На мой взгляд, заметны следы водной магии и немного боевой, слабые заклинания. Можешь в этом сама убедиться.

Это вызов, я видела по глазам. А еще Алекс что-то обнаружил. Понял. И предлагал мне найти тоже самое. Мне даже показалось, что он слегка качнул головой, подтверждая мою догадку.

– Псих, прекрати нервировать, – бросил Воин.

– А ты не нервничай, – Алекс медленно отошел от девушки.

Я решила принять его молчаливый вызов. Взяв себя в руки, прошла вперед.

На самом деле, требовалось сделать всего пару шагов – комната довольно узкая. Кровати две, обе прижаты к противоположным стенам – значит, у погибшей имелась соседка. Но где она сейчас? Это она нашла тело?

Копируя движения Алекса, я присела рядом с девушкой, между двух кроватей. Погибшую я видела впервые, но по форме легко сказать, что это одна из служанок, горничных. Молодая, вряд ли старше меня самой. Наверное, была красивой. Как минимум очень милой. Рыжеватые волосы выбились из-под съехавшего на бок чепчика. Повода не верить выводам Алекса у меня не было, но сама я ни за что бы не обнаружила причину убийства. Хотя о водной магии можно догадаться. Но следов боевой я не видела и, честно говоря, даже не знала, что искать. Сильные заклинания мне не удавались, как и большинству теоретиков, приходилось справляться без магического поиска следов или в будущем рассчитывать на более одаренных коллег.

– Не стоим, – рыкнул советник. Надо думать, обращался он к остальным.

Но что нашел Алекс? Теперь уже без страха разглядывая девушку, я пыталась это понять. Но меня опередили. И, как ни странно, сделал это Мартин:

– Такое чувство, что у меня дежавю… и где-то все это я уже видел. Ни у кого такого нет? Нет? Ну ладно… пойду, пожалуй, присяду, – он ткнул пальцем в единственное кресло в комнате и упал на него.

– Ты серьезно решил сейчас посидеть?

– А что в этом, собственно, такого? Все равно я ничем не могу помочь вам, умникам. Смотрите тут все сами… Кстати, я вспомнил! Все это очень похоже на ту скукоту, в которую мы вникали на прошлой неделе. Мертвая девица, бардак, следы водной магии, скрытые под боевой, как сказал Психодемоноид… один в один же!

В комнате повисла тишина.

Я медленно поднялась и тоже повернулась к остальным.

– Что такого я сказал?! – искренне изумился Воин.

Ничего особенного, лишь нашел причину, по которой Стрейт притащил нас сюда.

Воин, хоть и дурак, но оказался прав – это точная инсценировка одного из дел, которое мы разбирали вместе с советником. На мгновение пришла шальная мысль, что Стрейт решил все воссоздать, инсценировать, и нет тут никакой мертвой девушки, но я сама только что ее осматривала. Она мертва. Она настоящая, никаких подделок. И если опустить мысль, что советник чокнулся на почве нашего обучения, то выходит…

– Кто-то полностью скопировал старое убийство, – тихо заметила Ника.

– Верно. Вот только кто? – советник мазнул взглядом по каждому из нас.

– Тот, кто знал о старом деле. Или узнал о нем совсем недавно, – любезно объяснил Алекс, почему-то глядя на меня…

ГЛАВА 4. Высказываемся вслух

Первый шок прошел быстро.

Прийти в себя нас заставил советник Стрейт.

– Не стоим столбом. Докажите, что я не зря выбрал именно вас. Смотрим, ищем.

На этот раз мы избегали смотреть друг на друга. Возможно, последним высказался советник, но в воздухе повисли именно слова Алекса: убийцей может быть один из нас. Даже наиболее вероятно, что это так. Серьезно, каков шанс, что все это – большое и неловкое совпадение? Нулевой, я думаю. Такого не бывает. Все это связано с нами, кто-то из нас либо проболтался о старом деле советника Стрейта (что трудно представить), либо… все страшнее.

– Вик, что скажешь?

Близнец вздрогнул, не ожидал, что советник обратится к нему.

– Я… я думаю… здесь что-то искали?

– Не, ну вы видели этого гения?

– Я не давал тебе слово, Мартин. Вик, продолжай.

– Вокруг бардак. Шкаф открыт, все полки выдвинуты, многие вещи не на месте. Как будто кто-то здесь рылся. Может, здесь орудовал вор? Зашел поживиться чем-нибудь, но девушка вернулась и ему помешала. И случилось… убийство.

– Или это постановка, – подхватила я и начала развивать догадку: – Если бы здесь что-то действительно искали, заглянули бы в каждую щель. То есть… если девушку убили ради чего-то, что было в комнате спрятано, убийца бы не ограничился парой шкафов. Кровати нетронуты, одежду из шкафа не вытащили до конца, даже издалека видно, что по меньшей мере половина платьев осталась висеть на месте. Их не трогали, и это странно. Ведь девушки обожают прятать что-то в карманах старых вещей, которые вряд ли еще наденут.

– Хорошо, Таната.

– Думаю, самое время воспользоваться теорией и поискать здесь что-нибудь, – заметил Алекс с полуулыбкой. Ситуация забавляла его все больше и больше.

– Отлично. Скоординируй других, – одобрил советник.

– Вик, Ника – вы обыскиваете комнату. Ищите все, что покажется хоть немного странным. Думаю, вы слышали, на что нужно обращать внимание в первую очередь – на следы, в том числе и те, что исчезли. Арастан – ты… ты знаешь, что должен делать. Оглядись тут, может, увидишь что-нибудь интересное.

Все тут же разбрелись по комнате, будто только и ожидали чужого приказа. Близняшка подалась в сторону шкафа, ее брат, аккуратно обойдя тело, занялся кроватью. Видящий подхватил самый крайний предмет с прикроватного столика и прикрыл глаза, пытаясь уловить его прошлое.

– Таната, мы с тобой побеседуем с соседкой убитой. Я же прав и она жила не одна? – Алекс обратился к советнику.

– Прав. Но с ней вы побеседуете позже. Я допросил ее, сейчас она отдыхает.

– Это она нашла тело?

– Да. Пришла после рабочего дня и застала картину, что мы с вами видим сейчас. Утверждает, что днем в комнату не возвращалась, ее слова проверяются. Так же после обнаружения тела она не отходила от двери, ожидая моего прибытия. Ничего не трогала, внутрь никого не пускала.

– Отлично. Тогда мы с Танатой…

– Псих, ты чего это к Кудряшке приклеился, паразит? Уж не надумал ли ты отхватить себе богатую наследницу всея порталов и тальмарина? – поинтересовался Воин, который остался без задания и ничуть по этому поводу не горевал.

– Еще один комментарий, не касающийся дела – и загремишь в темницу на сутки, – как всегда коротко, но информативно сообщил советник. Никто и не подумал усомниться в его словах, вот и Воин тут же затих.

– … мы с Танатой еще раз тут осмотримся.

– А я понаблюдаю за остальными, – решил Воин. – Побуду главным!

Я бы сказала, что ему некомфортно, но броня из самоуверенности никуда не делась, не позволяя мне разглядеть его эмоции до конца. Было что-то, глубоко внутри… но с Воином едва ли не труднее, чем с Алексом.

Последний, кстати, тихо присел рядом, вернув мое внимание обратно к девушке.

Второй раз осматривать мертвого человека оказалось намного проще, я была к этому готова и не паниковала. Раньше я так близко со смертью не сталкивалась, вот и перенервничала поначалу. Под внимательным взглядом Алекса старалась ничего не упустить, это помогало сосредоточиться.

– Что ты видишь? Сообщай остальным.

Желание советника – закон.

– Во-первых, эта комната и есть место, где ее… где было совершено преступление, это понятно по многим признакам. Во-вторых, преступник был один. Это лишь предположение, но… все это видится мне чем-то личным. Он пришел сюда, убил девушку и сделал вид, будто что-то искал. Зачем так делать? Обычно таким образом пытаются сбить со следа. В нашем случае он сделал это дважды: когда скопировал ваше старое дело, советник, а еще – когда устроил тут балаган. Это точно личное, продуманное убийство, и убить он хотел именно ее, потому речь идет об одиночке. Такие преступления не совершаются коллективно.

– Почему ты все время говоришь «он»? Я обижаюсь за всю мужскую половину, чтоб ты знала, – заявил Воин.

– Ты прав. Он или она.

– Я что-то нашла, – Ника отошла на шаг от шкафа, держа в руке сверток величиной с ладонь.

– Что там говорила Кудряшка? Нечего искать, постановка?

Говорила. И была в этом абсолютно уверена.

Неужели я ошиблась, и убийца просто не успел обыскать тут все? Но что ему в таком случае помешало? Тогда не сходится… я пока не уверена, что именно, но вот так поверить в новую теорию не могла.

Ника между тем дошла до нас с Алексом, демонстрируя обнаруженный предмет нам обоим и волнение – только мне. Советник Стрейт никакого интереса не выказал, значит, находка Ники таковой не являлась. Точнее, была найдена раньше им самим или кем-то из его людей, сейчас он наблюдал за нами. Потому что ему интересно, как мы справляемся, или он уже думает, кого подозревать в первую очередь? Два в одном, наверное.

Положив сверток на соседнюю кровать, Ника аккуратно развернула его, избавляя от верхнего слоя толстой бумаги. Внутри оказался небольшой бумажный пакет цвета умбры с неровно нацарапанным на нем набором букв и цифр. А-1М-230313. Номер ни о чем мне не говорил и на первый взгляд не имел смысла. На второй, кстати, тоже ничего не изменилось.

– Что там внутри? – рядом со мной на пол опустился и Мартин. – Ого, вот так находка! Теперь понятно, за что кокнули служаночку. Тут нормальная такая партия, убойная.

То, что было понятно ему, осталось загадкой для меня.

– Ты знаешь, что это?

– А кто не знает?

– Я не знаю.

– Серьезно? Кудряшка, я был о тебе лучшего мнения, – хмыкнул Воин и, заметив, как Ника начала разворачивать пакет, быстро остановил ее: – Блонди, не стоит это открывать, надышаться можно очень быстро. Хотя… может, это поможет нам всем? Парочка волшебных вдохов, и разбирайтесь с убийством сами, советник Стрейт.

– Это магический порошок, известный всем под названием «сиреневая пыль», – пояснил Алекс. – Обрел широкую популярность несколько лет назад, сейчас же это почти незаменимая дрянь, ее использует каждый студент во время сессии. И не только студент, но говорят, началось все как раз с учащихся королевской академии, хотя сейчас о «пыли» знают почти все. Порошок может на короткий срок повысить способности к магии, но вызывает привыкание и откаты потом очень болезненные. Состав порошка не определен до конца, что и делает его таким уникальным. Создатель неизвестен.

Конечно, я слышала о чудо-порошке и раньше, но название пролетело как-то мимо меня и в памяти не отложилось. И сама я никогда его не принимала, хотя знакомые девчонки в академии подбивали. Но я боялась, что порошок усилит мой дар и я попросту с ума сойду, слушая чужие эмоции.

– Вопрос: откуда «сиреневая пыль» взялась у служанки?

– Блонди, это смешно: все знают, как легко достать…

– Это тебе легко, – резко перебила я. – Не у всех гора папиных денег в кармане. Не думаю, что этот пакетик можно купить на зарплату служанки. Если только она годами не копила на него.

– Она могла украсть его. Или деньги, а уже на них разжиться «пылью».

– И за это ее убили?

– Видишь, Кудрявая. Я раскрыл убийство быстрее вас всех, умников.

Примерно на этом моменте я задалась еще одним вопросом, ответ на который мне бы хотелось узнать в ближайшее время. А именно: чем руководствовался советник, когда разбавлял нашу пятерку этим… Воином. Неужели только силой его магии? Ах да, еще просьбой отца. Все равно этого мало.

– Что означает этот буквенно-цифровой набор? – в обсуждение влез и Вик. – А-1М-2303. Эй, Ароктийский, ты должен знать, как постоянный покупатель порошочка.

– С какой стати?

– Потому что папины деньги позволяли тебе баловаться «пылью» чуть ли не ежедневно, – ядовито заметила Ника.

– Это да. Допустим – допустим! – ты права. Но стал бы я смотреть на какие-то записульки на пакетике? Какая вообще разница, что там нацарапано.

В это легко можно поверить.

Еще одной находкой стала тонкая цепочка с кулоном в виде половины сердца, на первый взгляд вещица простая и уж точно не дорогая. Но интересная, ведь у такого кулона должна быть вторая половина. Кому она принадлежала? Мужчине, сестре? Мои сестры носили когда-то похожие кулоны. А еще эта находка принадлежала Арастану, значит, нашел он не предмет, а его историю. Видящий уловил воспоминания.

Даже советник Стрейт заинтересовался новой информацией.

– Постарайся ничего не упустить.

Видящий кивнул.

– Она… ее звали Харита. Харита Энио. Молодая, красивая… ищущая. Она пришла сюда совсем недавно и не собиралась задерживаться надолго, дворец ей не нравился, вызывал отвращение. Но я не вижу причину… девушка точно собиралась уйти. Она что-то искала, она не воровка, нет. Искатель. Она пыталась найти нечто ценное, но не вещь, а ответы.

– Что за ответы?

– Ясное дело, что! Хотела разузнать что-нибудь интересное во дворце, а потом поднять денежек. Такая штука шантажом называется, – закатил глаза Мартин.

– По-моему, ты просто помешан на деньгах, – не выдержала я.

– По-моему, тебя бесит, что я во всем разобрался быстрее тебя.

– Ты еще ни в чем не разобрался.

– Так что за ответы? – настаивал на своем Вик.

– Я могу поймать отголоски эмоций, чувств, которые испытывал хозяин. Иногда вижу картинку, но только если чувства были очень сильными и направлены на предмет или связаны с ним. Я не могу ответить на все вопросы, даже если очень того захочу, – пояснил Арастан.

Я понимала, о чем он. Многие ожидают от дара куда больше, чем он способен дать.

– Что ж, неплохо, неплохо, – задумчиво пробормотал советник. – Теперь, когда вы все осмотрели, предлагаю переместиться обратно в мой кабинет. Я приду позже и надеюсь услышать от вас что-то, хотя бы отдаленно похожее на версию. Ах да, еще вы расскажете мне, кто и чем занимался этой ночью.

Похоже, вскоре нас ожидает настоящий допрос. И это хорошо – быть может, я смогу уловить что-нибудь подозрительное и нам не придется копаться во всем этом дальше. И уж точно не придется подозревать друг друга, как это происходит прямо сейчас.

ГЛАВА 5. Прошлая бурная ночь

Мы рассредоточено двигались по дворцовому коридору в сторону кабинета советника, каждый был занят своими мыслями. Я чутко улавливала эмоции каждого, но не видела ничего необычного. Близнецы паниковали и волновались – как всегда, Арастан нервничал – с ним такое и раньше случалось, а Воин… а Воин бесцеремонно схватил меня за руку и дернул на себя, заставляя отступить в один из боковых коридоров.

– Надо поболтать, – пояснил он с нахальной улыбкой.

– И мы поболтаем. В кабинете советника.

– Нет, надо сейчас и наедине. Ты ведь уже успела что-нибудь лишнее нафантазировать, верно? Так вот: брось ты это все.

– Пока я хочу бросить в тебя чем-нибудь тяжелым, – отметила я, хотя уже начала догадываться, к чему все идет. К его ночным прогулкам, конечно, уж слишком часто мы сталкивались в коридорах по ночам. Воин и во время осмотра комнаты на меня странно косился, и в его эмоциях скрывалось что-то… непонятное, неуловимое для меня. И даже сейчас я это чувствовала.

Воин воровато огляделся и придвинулся чуть ближе ко мне. При всем желании он не мог выглядеть еще более подозрительным. Специально что ли переигрывает?

– Другим необязательно знать о наших ночных встречах, – шепнул он. – Ты ведь со мной согласна? Это в наших общих интересах.

– Нашим ночным… а, это ты о том, что каждую ночь болтаешься по дворцу с неизвестной целью. Нет, мне так не кажется и даже не думай, что я промолчу.

Наверное, заявлять об этом так прямо не особо умно, но не убьет же он меня, в самом деле? В конце концов, наше отставание от толпы не осталось незамеченным, я точно видела, как Алекс провожал нас взглядом. В общем, я чувствовала себя в безопасности… почти. Будь Воин чуть пониже и поменьше в размерах, дышалось бы намного легче, если честно. Неприятно, когда над тобой нависает такой вот громила. Я к этому не привыкла.

– Но тогда ты выдашь и себя, – заявил Воин с некоторым раздражением.

– Я ходила в библиотеку, причем не одна, а с Алексом. А что делал ты?

– О, так Псих по ночам тоже шастал по дворцу вместо того, чтобы смотреть ненормальные бездушные сны и предаваться неадеквату в одиночестве? Вот так сюрприз!

– Среди нас один неадекват – и это ты.

– И одна дура. Хочешь, скажу, кто это? – скромно предложил Воин и неожиданно сдался: – Ладно, если выдам свою большую тайну, обещаешь не проболтаться советнику?

– Нет.

– Нам надо серьезно это обсудить.

– Этому не бывать! Вот и обсудили.

– Придушить бы тебя! – рыкнул Мартин, но слово с действием, само собой, у него разошлось. – Да жалко дурочку! В последнее время меня ничего так не вдохновляет, как твоя недовольная мордашка.

– Отлично, – порадовалась я. – И, если мы опустились до подобных признаний, может, ты и о ночной вылазке мне расскажешь?

Настойчивость я проявляла с единственной целью – позлить Мартина, на деле же знала, что советник правду из парня и без меня вытрясет, можно не стараться. Да и вряд ли шатающегося по ночам Ароктийского видела только я одна, есть ведь стража, да и много других людей. Непонятно, зачем этот разговор вообще нужен и почему все эти очевидные вещи не пришли в светлую голову Мартина, но злить его мне определенно нравилось, раз не нравился он сам.

– Знаешь, а за твоей тошнотворной милотой скрывается зубастая хищница, – вместо ответа на вопрос осчастливил Воин. – Напомни, почему мне до сих пор не выпадало время с тобой?

В небольшой игре советника мы с Воином еще ни разу не вытягивали друг друга, зато Алекс мне попался уже трижды, чему я искренне радовалась. С Алексом как минимум всегда интересно. Со странностями, но интересно.

– Наверное, все дело в моей удаче.

– А она мадам переменчивая, да?

– Это угроза?

– Скорее обещание.

– На твоем месте я бы такими штуками не разбрасывалась. Кто знает, возможно, советник узнает о твоих прогулках, и ты попадешь за решетку уже сегодня. А из королевской тюрьмы даже тебе не сбежать.

Говорят, эта тюрьма строилась очень давно, потому могла сдержать даже самого сильного мага, причем без дополнительной охраны. Слухи ходили самые разные, непонятно, насколько они точны, но раз тюрьма строилась для магов прошлого, то с нынешним уровнем магии в настоящем она способна удержать кого угодно.

Воина вновь коснулось раздражение:

– Ладно, есть у меня во дворце пара подружек! Вот к ним и ходил.

– Не делай из меня дуру, Ароктийский. К чему скрывать подружек от советника? Он даже не женат, значит, шастал ты не к его супруге, а больше причин прятаться я не вижу. Может, подружки и были, в это я даже верю… но ходил ты не только к ним, ведь так? – я улыбнулась, чувствуя свою правоту. – Давай, Ароктийский, признавайся. Ты же хочешь, чтобы я промолчала?

– Ты же сказала, что сдашь меня?

– Я подумаю.

И это даже не ложь. Я-то могу и промолчать, а вот стража так делать не станет, правда все равно наружу выйдет. Но разговор наконец меня заинтересовал, Воин уж слишком сильно раздражен и мнется, а на пустом месте такие треволнения не возникают, у парня есть причина нервничать и беситься. А ведь он всегда так уверен в себе! Что могло его вывести на нетипичное для себя поведение? Это… любопытно.

Он помялся еще немного, вглядываясь в мое лицо. И наконец выдал:

– Я ходил в город, ясно?

– Не особо. Мы с тобой встречались в коридорах дворца, Ароктийский. Кого ты надеешься обмануть? Чтобы выйти в город, надо всего-то выбраться из комнаты, спуститься вниз и выйти на улицу, во дворец прокрадываться ни к чему. И не надо врать, что ты делал крюк и заглядывал к одной из своих пассий!

– Чтоб тебя! Я делал крюк, потому что ходил за братом!

– У тебя брат во дворце?

– Да! Он командует стражей. Не один, конечно. Но вчера, например, именно он должен был приглядывать за порядком, но ведь можно отлучиться ненадолго. И не только вчера… и мы проводим время вместе. Что в этом такого?

Ничего, наверное. Кроме такой ерунды, как безалаберная охрана короля. И я поверила Мартину на этот раз. Теперь его беспокойство выглядело логичным – он не хотел подставлять родственника. Тот отлучался с поста, чтобы пошататься с братцем по всяким сомнительным местам в городе. Конечно, они могли просто гулять, но я в этом сомневалась. Спрашивать, где они были, не хотелось, иногда лучше довольствоваться предположениями. Так или иначе, Ароктийский-старший может получить по шапке и слететь с места как минимум, а все из-за дурацкого убийства.

– Теперь довольна? Не сдашь меня?

– Не сдам. Но на твоем месте я бы не стала недооценивать советника и сама все ему рассказала. Пока не стало поздно.

– Обойдусь без советов всяких Кудрявых, – буркнул Воин.

– Как знаешь. А теперь, если не возражаешь, нам лучше догнать остальных, наше уединение выглядит подозрительно, – и я протиснулась мимо него и свернула обратно к центральному коридору.

Воин тут же нагнал меня и попытался приобнять за плечи:

– Да скажем, что ты влюбилась в меня без памяти и начала приставать. Но я, конечно, отказал. Не рыдай раньше времени, Кучеряшка, заставим твоего Психического ревновать, а там и до великой любви рукой подать. Он вообще ревновать умеет, кстати?

– Руку убери! – я попыталась скинуть с себя тяжелую конечность, но выходило так себе: налицо перевес сил и упорство Воина, он вцепился в мое плечо и нахально улыбался, наблюдая за моими страданиями.

Поняв, что сопротивляться бесполезно, я расслабилась. Воину стало скучно и руку он быстро убрал. Возможно, сделал он это, чтобы толкнуть дверь кабинета советника.

– Прошу, – шутливо пропел он.

– Спасибо.

Под любопытными взглядами ожидающей нас четверки мы прошли к своим местам (Воин старательно пыхтел позади меня, явно пытаясь наступить на пятки). Я привычно устроилась между Арастаном и Виком. Осталось дождаться нашего главного – советника, и можно будет приступать… к чему бы ни было. Честно говоря, оставалось лишь догадываться, что ждет нас дальше.

– Как вы думаете, что теперь будет? – задала я вопрос вслух.

– Нас выпнут отсюда, как собак блохастых, вот что, – буркнула Ника, как обычно окатив меня эмоциональным клубком из волнения и страха. Постоянно опасаться чего-то для нее норма, значит, скоро и я привыкну.

– Советник нас подозревает, о чем сообщил прямо, – поддержал ее брат. – И ему ни к чему кучка потенциальных убийц рядом, за нами придется пристально следить. Как прежде уже не будет.

– Я один тут вижу одного потенциального убийцу? – влез Воин. – Серьезно, ребят, вы чего? Среди нас только одно бездушное зло.

– А еще парочка, примеряющая чужие лица, – подал голос Арастан.

– У нас с Виком разные способности, – заявила Ника. – И вообще, разве не ты тут учился по соседству все это время? Мы прибыли издалека, ту служанку знать не знали, да и узнать ее шанса не было, с чего вдруг ее убивать? А вот ты все время болтался по соседству.

– Думаешь, во время учебы мы спокойно могли попасть во дворец?

– Сейчас-то мы можем, не так ли.

И Ника права: мы проходили во дворец по одному из западных коридоров, но неужели так происходило всегда? В королевской академии учатся только лучшие и привилегированные, но все же за всеми начинающими магами никакая стража не уследит.

– Просто советник обеспечил нас пропуском, – спокойно пояснил Арастан. – Помнишь? Перед тем, как отправиться во дворец? Тогда он рассказывал про мороки, а потом и про защитные заклинания. Одно из таких и ограждает дворец от праздно шатающихся. А без пропуска никто из нас не продвинулся бы дальше западного коридора.

– Вот так новости!

– Подозревать стоит каждого, – сделал вывод Алекс. – Главный вопрос – у кого была возможность? И причина.

– А разве тебе нужна причина? Ты же Психодемон, – не желал отставать Воин.

Аргумент как всегда дурацкий. Очевидно, что убийцу-Алекса никто и никогда бы не вычислил. Он из тех, кто продумал бы все до самых мелочей, хорошо продумал, без лишних эмоций, дотошно и досконально. И уж точно он не стал бы копировать старое дело советника! Думаю, он выдал бы случившееся за несчастный случай, и в этом никто бы не усомнился, даже хваленый советник. Конечно, есть вариант, что за всем этим прячется какая-нибудь хитрость, мне недоступная, но всерьез я Алекса не подозревала, не верила, что он способен на топорность и простоту.

Другие же думали иначе:

– И в самом деле!

– Это логично.

– Ну да…

– Мы даже не знаем, почему он здесь, – Воин обрадовался поддержке и взял на себя роль дознавателя: – Серьезно, Псих! Какой у тебя вообще дар? Мы до сих пор этого не выяснили, так скажи уже сам, не томи!

Алекс на все реагировал с иронией.

– У меня нет таланта. Не так, как у вас.

– Он врет? – Ника стрельнула в меня взглядом.

– Я не знаю.

– Ты же эмпатка? И не знаешь?

– Я улавливаю эмоции, а не ложь.

– Неужели? А кто тут раньше выпендривался? «Вы врете, советник», – передразнила она меня.

– Я просто наблюдаю. Но я уже говорила, Алекс – идеальный лжец и никто не сможет понять, врет ли он. Если только не поймает за руку, – опять получилось резко, я украдкой глянула на невозмутимого Алекса. Тот слабо улыбнулся в ответ.

– Кудряшка, я слышу в твоем милом голоске восхищение? Да ты, наверное, соучастница! – не смог промолчать Воин. – Ну а что? По-моему, гениальная версия. Но у меня есть еще одна, намного лучше…

К счастью, озвучить очередной бред он не успел, в кабинет ворвался советник.

– А, вы здесь, – бросил он с удивлением, точно не ожидал нас увидеть. – Хорошо, хорошо.

Уверенным шагом Дэнвер Стрейт пересек комнату, вот только направлялся не к своему обычному месту за столом, а куда-то в сторону многочисленных книжных полок, они занимали большую часть его кабинета. Пошарив рукой чуть выше себя, советник вытянул с полки предмет, смутно напоминающий книгу. Приглядевшись, я поняла, что это не книга вовсе, а хьюмидор – такие используют для хранения сигар. Открыв его рывком, мужчина выругался сквозь зубы и опять полез рукой наверх за точной копией предыдущего ящика. В этот раз ругаться не стал, выудил сигару и вернулся к столу.

Под нашими заинтересованными взглядами он щелкнул пальцами и прикурил, с наслаждением выпустив дым. Похоже, он тоже сегодня перенервничал, раньше я только догадывалась о пристрастии советника к курению. Хотя волнения мужчины я не чувствовала, эмоции Дэнвера Стрейта не выделялись и не лезли на передний план. Я присмотрелась к нему получше и уловила слабую каплю раздражения. К чему тогда этот выпад? Может, он хотел показать эмоции, которых не испытывал. Ведь остальных его яростная беготня впечатлила.

– Ну что, проблемные мои? – советник усмехнулся и придвинул ближе одну из выглядывающих отовсюду пепельниц. – Надумали что-нибудь интересное?

– Вы нас подозреваете, советник?

– А мне стоит, Ника?

– Нет. Не знаю, – девушка дежурно занервничала.

Даже не глядя в сторону Близнецов, я уже знала, что они держатся за руки, ища поддержку друг в друге.

Воин же оседлал любимого коня:

– Если никто не хочет говорить о своих подозрениях, то начну я! Ведь все мы понимаем, кто тут самый подозрительный…

Дружный обреченный вздох.

– Придется мне озвучить то, о чем все молчат, – продолжил Воин, весело подмигнув видимо всем и сразу: – Ведь очевидно же, виновата Кудряшка. Сами подумайте: при одном взгляде на нее можно умереть от умиления. Или тошноты. Серьезно, даже наш Психический не устоял! Тебе, кстати, стыдно должно быть – так опозорить бездушных собратьев, – тут он с укором глянул на Алекса, встрепенулся и продолжил: – Это я к тому, что подобная внешность – отличное прикрытие для беспринципной и бездушной убийцы!

– Еще версии? – поинтересовался советник.

– Хватит и одной, – буркнула беспринципная и бездушная я.

– Значит, больше комментариев нет? – Дэнвер Стрейт с удовольствием затянулся и ответа, само собой, не дождался. – Что ж, отлично. Помолчим. Может, хотя бы это поможет вам напрячься и вспомнить, где вы накосячили во время осмотра.

Час от часу не легче. Неужели мы что-то проглядели?

И Алекс тоже?

С версиями у всех оказалось туго, мы сидели молча и ждали приговора. Хоть чего-то ждали. А вот советник вел себя странно. Думаю, мы все ожидали примерно одного и того же: гнева, криков, въедливого допроса каждого… да чего угодно, вплоть до тюремной камеры! А вместо этого что мы делаем? Вспоминаем, где накосячили во время осмотра места преступления и смотрим, как советник с наслаждением курит. И больше мы заняты последним.

– Значит, соображений никаких? – вскоре сделал он вывод. – Плохо, очень плохо. Надеюсь, завтра с утра вы сможете меня порадовать, а сейчас – все свободны. Сегодня уже поздно, лучше вам отдохнуть, да и мне тоже, – он неохотно поднялся и посмотрел на Воина: – А ты, Мартин, следуй за мной.

– Куда? – опешил тот.

Честно говоря, нам всем было интересно. В голове мелькало много версий, вплоть до самой кровавой, но последнюю я решительно отмела, как и в случае с Алексом. Воин, конечно, придурок редкостный, но чтобы убийца?

Советник подталкивал Мартина в сторону выхода:

– Как это куда? Я же обещал: еще один комментарий не по делу, и в темницу на сутки. Думаешь, у меня короткая память или я бросаюсь словами просто так?

– Это что, шутка?

– Нет. – И они оба скрылись за дверью.

– С советником шутки плохи, – прокомментировал Вик.

– Я один считаю, что Воин сам напросился? – хмыкнул Арастан.

– Определенно нет.

ГЛАВА 6. Загадочные загадки

Стоило советнику с Воином удалиться, как мы всей пятеркой обсудили судьбу Мартина и только хорошее воспитание не дало мне позлорадствовать вместе с остальными. Затем разговор плавно перешел на более злободневную тему – убийство и его влияние на наше будущее и положение при дворце в целом.

Все сошлись во мнении, что советник повел себя странно, раз допрос перенес на утро. Я, конечно, не полноценный следователь, раз даже диплом получить не успела и формально прохожу практику, но основы все же знаю и тактика Стрейта даже для меня осталась загадкой. Чем руководствовался советник, распуская нас по комнатам? Может, это ловушка, он надеялся, что виновный попытается сбежать? Он вообще нас подозревает? И что за допрос нас ждет завтра?

Неизвестно, как долго продолжался бы наш сбор, не предложи Вик разойтись.

Алекс вызвался проводить меня до комнаты, что звучало естественно и непринужденно. И вообще, он часто так делал. Но сейчас я его компании обрадовалась больше обычного: есть шанс поговорить наедине.

– Ты ведь понял, на что намекал Стрейт? – задала я насущный вопрос.

– И ты поняла. Когда, если не секрет?

– Слишком поздно. Уже после ухода советника, когда Ника начала намекать, что ночевала в комнате брата, потому что одной скучно, а она привыкла всегда быть с ним. Уж я-то помню, что в академии Ника жила в женском крыле и уж точно без брата под боком… ладно, это неважно. Главное, что ее слова напомнили мне о времени смерти. Мы забыли установить время смерти.

– Ты не поверила Нике? Может, она была с братом, – хмыкнул Алекс.

– Думаю, при случае это выяснится.

– Будет забавно, не находишь?

Алексу уж точно. Наверное, наблюдает за каждым из нас с чувством превосходства, да хихикает про себя над тем, какие мы все эмоциональные и глупые.

– Я впервые видела мертвого человека так близко, – зачем-то начала объяснять я. – Поэтому немного растерялась. А потом новость про постановку наложилась…все это вместе выбило меня из колеи.

– Не стоит передо мной оправдываться.

– А я не оправдываюсь, а объясняю, – опять же, зачем-то уперлась я. – Очевидно, что ты видишь ситуацию по-другому, Алекс. И не понимаешь, как на нее же смотрят остальные люди. Обычные. Как я, Ника, Вик, Арастан и Мартин. Иногда, даже часто, мы мыслим не так рационально, как ты, нами управляют эмоции и сопротивляться этому очень трудно.

Мы как раз успели дойти до моей комнаты, Алекс остановился и повернулся ко мне с улыбкой.

– Кажется, ты что-то путаешь, Таната. Я не нуждаюсь в твоих пояснениях, о таких обычных как ты я знаю все. Лучше открывай глаза остальным, им это необходимо.

– Ты прав. Наверное.

Мы так и замерли в темном коридоре, глядя друг на друга. Пригласить Алекса в комнату? Или остаться тут? И почему этот вопрос меня вообще беспокоит? Глупость какая-то. Мне с ним легко, потому что я не вижу его эмоций, они меня не отвлекают. В остальном с Алексом лучше даже не дружить, и уж точно не подпускать его близко. Он опасен.

– Заклинание остановленного сердца, – заговорил он неожиданно. – Тебе приходилось его применять, Таната?

– Нет. А тебе?

Глупый вопрос, он ведь не учился на следователя!

– Приходилось. Сегодня.

– Что?! Но… когда ты ему научился?

– На прошлой неделе, – хмыкнул Алекс, наслаждаясь моим недоверием, оно его забавляло. – Советник ошибся. Значит, он обычный человек, да? Не самый умный, не самый внимательный.

Выучить заклинание остановленного сердца за неделю – феноменальный успех. Я, к примеру, его и вовсе не освоила, а из всей группы студентов-теоретиков таким успехом могли похвастать от силы человек десять. А Алекс выучил так быстро, да еще сказал об этом, будто речь о рядовой ерунде.

– С такими темпами обучения… зачем ты вообще в академии учился?

– Ради магической печати.

– Врешь.

– Вру, – согласился он со смешком.

– Ладно, дело твое, – нахмурилась я, в этот момент жалея, что не могу подслушать его эмоции. Меня так и бросало из стороны в сторону: я то находила в этом плюсы, то одни минусы. – Значит, ты применил заклинание? И какой цвет?

– Оранжевый, но с переходом к желтому. Думаю, все случилось еще до рассвета, но девчонку никто не хватился, и она терпеливо ждала возвращения соседки.

Все-таки ночь, значит, но ближе к утру. С выводами Алекса я согласилась: алый свидетельствовал о недавней смерти, дальше цвет начинал меняться в зависимости от времени. Оранжевый – это половина суток, переход к желтому – плюс еще четверть. Осмотр мы проводили поздно вечером, посчитать легко.

Мне показалось, в конце коридора мелькнула тень.

– Может, пройдешь? – все-таки предложила я парню, сообразив, что болтать обо всем среди коридора не очень уместно.

– Не сегодня Таната. У меня другие планы на ночь.

– О-о. Отлично, замечательно, у меня тоже.

Прозвучало странно. Хорошо, что я не слышу его эмоций, мне и насмешливого взгляда хватило, чтобы опять покраснеть! А так бы вообще с ума сошла от неловкости. Интересно, что у него за планы? Прозвучало уж очень неоднозначно.

– Не хочешь спросить, что я делал в предрассветные часы, Таната? Есть ли у меня алиби? – Алекс понизил голос до шепота. – Ты хочешь узнать, но не спросишь. Я же лжец и все равно обману.

– Это игра у тебя такая?

– Нет.

Да. Он знает, что я ненавижу загадки, которые остаются без ответа, они меня мучают. И все время эти загадки мне подкидывает. Он играет, и играет постоянно, вот поэтому Алекс опасен.

И еще опасен его дар – кажется, я догадалась, в чем его суть. Странно, что не сообразила раньше. «У меня нет дара. По крайней мере, такого, как у вас» – сказал он раньше и соврал, сказав правду. Вот такой каламбур. Он и в самом деле не мог поразить так же, как и Близнецы, но запомнил целый курс следовательской теории за пару дней. И выучил сложнейшее заклинание остановленного сердца. Вот такой у него дар.

– У людей есть удивительная особенность: наделять других качествами, нафантазированными где-то в процессе взаимодействия друг с другом. Завышать ожидания и в итоге разочаровываться, когда что-то идет не по плану. Не фантазируй обо мне слишком сильно, Таната.

Надо срочно сменить тему, мне уже везде мерещится какой-то подтекст.

– Почему Воин меня боится? Ты упоминал об этом как-то.

– Он боится не тебя, а непонятного. Разбирайся с ним сама, ведь я уже опаздываю, – бездна в темных глазах Алекса в очередной раз посмеялась надо мной. – Спокойной ночи. Постарайся поспать.

И он исчез в темноте коридора.

– И ты постарайся. – буркнула я ему вслед, всерьез рассматривая вариант слежки. Но делать глупостей, само собой, не стала. Вместо этого скрылась в комнате, строя предположения. Не думаю, что хотя бы одно из них было верным.

Всю ночь я ворочалась и думала о всяком.

Неудивительно, что утром встала разбитой и с головной болью. В таком состоянии мне день не пережить, я наспех собралась и накинула форму – нам ее выдали по приказу советника, такая же строгая и яркая, как у самого Дэнвера Стрейта, вот только на мне она смотрелась иначе, наверное, из-за пушистости волос. Никакой тебе грозности и внушительности, но что есть, то есть. Я привела волосы в относительный порядок и быстро покинула комнату.

Советник о времени сбора ничего не сообщал, потому я логично решила, что ждет он нас после завтрака, как и в остальные дни. Вот и отлично, как раз успею заглянуть в библиотеку. Там обитала Хранительница, она приглядывала за бесценными артефактами и текстами, а еще делала прекрасные отвары с целебными свойствами, и часто угощала ими меня и Алекса, когда мы засиживались в библиотеке. За время, проведенное во дворце, мы успели неплохо сдружиться, тем более, Эли не многим старше нас с Алексом. Она питала роковую страсть к своей настоящей специальности, которая была весьма далека от библиотеки и от книжных дел, а еще к околодворцовым сплетням, потому не упускала возможности распить отвара в нашей компании. А еще ей нравился Алекс, но разве можно этому удивляться?

Помнится, Эли утверждала, что встает с первыми лучами солнца. Пожалуй, сейчас самое время это проверить, благо она жила при дворце, не придется караулить ее возле библиотеки с утра пораньше.

Под любопытными взглядами стражи я прошмыгнула по западному коридору во дворец, а затем и добралась до жилого крыла. Комнату Эли я нашла без особого труда, хотя и была здесь всего один раз – тогда девушка старательно зазывала нас с черноглазым в гости, отказываться было неудобно. Хотя тогда я быстро поняла, что как раз мой отказ ее бы не опечалил.

Возле двери я немного замялась: а что, если она еще спит? Некрасиво получится. С другой стороны, у меня дело, а Эли девушка добрая. Ладно, если не откроет после деликатного стука, то я уйду.

Вопреки ожиданиям дверь распахнулась едва ли не быстрее, чем к ней прикоснулся мой кулак. Я застыла от неожиданности с поднятым вверх кулаком.

– Кого там принесло? – Эли высунула конопатую физиономию в коридор, заметила меня и тут же одарила легкой волной удивления и радости. – Натка?

– Не возражаешь, если я зайду?

– Спрашиваешь! – Она хихикнула, открывая дверь пошире. – Честно говоря, удивлена. С утра пораньше, да при всем параде. Даже неприлично принимать тебя вот так, – она указала на себя, одновременно закрывая за мной дверь. Вид у нее и в самом деле мало походил на парадный, понятное дело, она только что проснулась.

– Забудем о приличиях, я к тебе по делу, – порадовала я.

– Даже как?

– Да. Спала – хуже не придумаешь, а дремать на ходу мне сегодня никак нельзя. Так что давай свой хваленый отвар. Если тебе не трудно.

Последнее я добавила из вежливости, потому что знала – рыжая Эли такому предложению не просто обрадуется, а еще и отблагодарит. Я ведь говорила, что она без ума от своей специальности? И это даже не отвары, нет. Это лекарное дело. Не так давно она закончила королевскую академию, став дипломированным специалистом, вот тогда-то все и пошло не по плану, потому что кроме веры в предназначение у Эли имелась одна опасная черта – чрезмерная инициативность. Пару лет назад она едва не угробила сразу несколько десятков стражников, пытаясь их вылечить, ей запретили лечить людей и благодаря высокопоставленному дядющке не выгнали из дворца с позором, а определили на должность Хранительницы.

С тех самых пор Эли не упускает возможность «подлечить» кого-нибудь втихую, на что нам с Алексом намекала не раз и даже не двадцать раз. Я сбилась со счета еще в первый день знакомства и решила, что Эли лучше опасаться. Но отвары всегда считались безобидным методом лечения, и вообще, я скорее пришла поговорить. Если при этом избавлюсь от головной боли – считай, повезло.

Эли, узнав о моей проблеме, ожидаемо запрыгала от восторга.

– Как же здорово! – цепко схватив за руку, она протащила меня через всю комнату и усадила на кровать. – Сиди здесь, я быстро тебе чего-нибудь соображу. Будешь летать и радоваться жизни, совсем как ребенок!

– Я же не опьянею, верно?

– Не переживай об этом.

На время потеряв ко мне интерес, Эли полезла в шкаф – чудовищного вида гигант примостился в углу и пугал своими размерами. Рывком распахнув его дверцы, Эли полностью исчезла внутри, время от времени приговаривая:

– Не то, тоже не то… корень зверника… ерунда. Может, желтолистник? Слабовато будет. Может, этот сгодится? Нет, надо поядренее, чтоб наверняка. А вот и мой малыш! Чудо, что будет за эффект!

– Что за эффект? Как от «сиреневой пыли»? – ввернула я вопрос. – Слышала, это уникальное средство.

Эли высунула рыжую макушку из шкафа:

– И что ты такого слышала, интересно мне знать? Наболтают, тоже мне, – фыркнув, она опять исчезла с моих глаз. – Если хочешь знать, эта дрянь вызывает привыкание. Да, да! Память улучшается и заклинания иногда можешь такие провернуть, что диву даешься, но тебе это надо, если потом случится мощный откат? К тому же, – она опять выглянула, – ты эмпатка, Таната. Ты хотя бы представляешь, что с тобой будет, если примешь «сиреневую пыль»? Повезет, если не сойдешь с ума от последствий.

Представляла, потому и воздерживалась.

– Просто я подумала, ты знаешь, реально ли достать ее во дворце.

– Еще как реально, дурочка, это ведь дворец! – хмыкнула Эли, появляясь из шкафа на этот раз полностью. В руке она держала небольшую по размерам коробку. – Далеко ходить не надо, всего-то за озеро прогуляться. И будет тебе заветная «пыль».

Мне хотелось уточнить подробности, но любопытный взгляд Эли остановил. Она ведь сплетница, а мы во дворце. Если разойдутся слухи, что Таната Альмар покупает запрещенные вещества… ох, какой скандал может случиться! И до семьи дойдет. Так и представляю каменные лица родителей, которым сообщают последние новости. Нет, лучше с такими вопросами повременить, в конце концов, никуда от меня Эли не денется.

Хотя спросить очень хотелось, конечно. Это ведь ниточка к убийце! Неважно, подкинул ли он пакет, или искал его. Если подкинул – там есть номер. Скорее всего, это номер. А что еще царапают на пакете? При известной хитрости мы сможем узнать, кто тот самый таинственный делец «пыли», а уже через него… ладно, это амбициозно, ведь дельца до сих пор не нашли люди вроде советника, куда уж нам. Ну а если предположить, что убийца как раз искал порошок (что очень маловероятно), то это тоже неплохо и кое-что говорит о нем самом, и вряд ли такого человека мы не поймаем… да уже сегодня!

В любом случае советник должен допустить нас до расследования и позволить побеседовать как минимум с соседкой убитой или с ее подругами. Что-то мне подсказывало, наше обучение не остановится просто так.

– Держи, хватит спать на ходу, – отвлекла меня Эли, сунув в руки дымящуюся чашку внушительного размера. Как я заметила, рыжая Хранительница по мелочам не разменивалась – огромный шкаф, кровать такая, что можно уложить пятерых, теперь вот чашка. И энтузиазм через край.

Я с подозрением принюхалась: на запах очень даже приятно.

– Что это?

– Кое-что получше твоего порошка!

– Когда это он стал моим?

– Доверься дипломированному специалисту и пей, – отрезала Эли, начисто забыв, что теперь она никакой не специалист. И никогда больше им не станет, видимо, те стражники пострадали сильно.

На вкус варево Эли оказалось фруктовым и приторно-сладким. Но если это поможет от головной боли, то можно и выпить. Особенно под таким внимательным взглядом – девушка с меня глаз не спускала и слегка пугала своим безумным видом.

– Я знаю, почему ты здесь, – порадовала она. – Хочешь поболтать о Харите?

– Ты меня раскусила.

– Это было легко, ты не первая моя посетительница.

Неожиданно все встало на свои места.

– Ночью к тебе приходил Алекс? – уточнила я.

– Еще как приходил, – на губах Эли заиграла странная улыбка. – Хочешь знать, зачем он приходил?

– Если только без подробностей.

– Да два сапога пара! Он тоже заявился, выпрашивая у меня «чего-нибудь для сна». Даже на «сиреневую пыль» намекнул точно так же. Если бы не твое удивление, я бы решила, что вы сговорились и это какой-то странный розыгрыш. Алексу я ответила то же самое, что и тебе, мы выпили отвар, поболтали… а потом он хитро намекнул на Хариту, незаметно так. Эх, надо было посмотреть, получится ли у тебя так же!

– И что ты рассказала ему про Хариту?

– Сказала, что сплетни о служанках не собираю! – Эли обиженно поджала губы. – Да вы вообще знаете, сколько их во дворце? Не счесть! Вот если бы вы про своего советника что-нибудь спросить захотели… интересный мужчина, чего только про него не говорят! – девушка мечтательно закатила глаза. – Так бы и рассказывала, и рассказывала… и от себя что-нибудь с удовольствием бы присочинила, так хорош ваш советник! Да и… хотя ладно, я отвлеклась. Надеюсь, ты поняла мою мысль?

Я кивнула:

– Конечно. Кто-то слишком мелок, чтобы о нем разводить сплетни. А служанки все и вовсе на одно лицо, не отличишь.

– Грубовато, но в целом верно.

– А если, к примеру, кто-то тебя попросит расспросить народ о Харите?

– Кто-то – это ты, что ли?

– Или Алекс, – лукаво ответила я, припомнив ее слабость к черноглазому.

– Так он уже попросил. Говорит, слуги при грозном советнике болтать лишнего не станут, да и при вас тоже, ведь все знают, кого Дэнвер Стрейт взял под свое крыло. А вот я тут почти своя, при мне можно не стесняться. А я еще и неудачница, с такими люди чувствуют себя свободнее.

– Алекс так и сказал?

– Почти. Но я же не совсем дурочка.

– Ты совершенно точно не дурочка, Эли, – улыбнулась я. – Не позволяй Алексу внушить тебе эту мысль. Он это может, я знаю. Да и вообще… таким парнем лучше сильно не увлекаться.

– А если уже поздно, Таната?

На Эли резко нахлынула грусть. Она смотрела в сторону разобранной кровати.

Интересно, как давно отсюда ушел Алекс?

– Шаг назад сделать никогда не поздно. Если тебе это необходимо, конечно, – выдавила я банальность.

Мы еще поболтали о пустяках, пока я допивала отвар. Голова у меня прошла, зато во рту появился сладко-горький привкус. Не уверена, что дело только в напитке.

Поблагодарив Эли, я вышла навстречу новому дню.

ГЛАВА 7. Метаморфозы

Кабинет советника казался пустым.

Присутствовали все, кроме Воина, и так вышло, что именно его отсутствие сделало кабинет пустым и излишне тихим, ведь Ароктийский их тех, кто перетягивает на себя все внимание и разряжает обстановку неуместными комментариями. То есть, раньше они казались мне неуместными, а вот теперь я готова была пересмотреть мнение на этот счет. Если так пойдет и дальше, и вовсе признаю Воина важной частью коллектива.

Советник не стал нарушать традиций.

– Не будем терять время, – заявил он. – Действуем как обычно: один говорит, остальные слушают и задают вопросы. Умение задать правильный вопрос – важная часть вашей работы. Так что вперед, тренируйтесь.

Дэнвер Стрейт хотел, чтобы мы допросили друг друга. Разумеется, это внесло дополнительную неловкость, мало мы косились друг на друга в этой тягучей атмосфере, лишенной шуточек Воина, так еще и этот допрос… не исключено, что советник просто веселит себя за наш счет. Хотя такие развлечения больше подошли бы Алексу.

И именно Алекс первым взял слово, несколько равнодушно рассказав о времени смерти Хариты и уточнив, что в это время он находился в библиотеке со мной, после чего мы вместе отправились спать. В разные комнаты, разумеется. За Алексом выступили Близнецы, заявив, что Ника ночевала в комнате брата. У Арастана компании не нашлось, он хмуро сообщил, что спал в одиночестве.

– Все так, как я и предполагал, – равнодушно заключил советник. – Алекс, расскажи подробнее для остальных, что они вчера упустили.

Пока Алекс объяснял Близнецам и Видящему о времени смерти, я в очередной раз рассматривала светловолосую парочку и занималась любимым делом – пыталась разгадать загадку. Почему Близнецы всегда такие напряженные и испуганные? Что случилось в их прошлом, от чего они бегут? Они родились монстрами – перевертышей часто боятся, все дело в этом?

«Мы боимся того, чего не понимаем»

Наверное, скоро эта фраза станет нашим девизом, ведь она применима к каждому. К Близнецам – так уж точно. Они способны почти на что угодно. Страшно даже подумать, что по соседству бродит девушка, которая без особых стараний может стать тобой. Вести себя как ты, примерить твое лицо. Неприятное чувство. Раньше я бы сама поморщилась при одной только мысли об этом. Но вот я здесь, а передо мной Вик и Ника. И что я о них знаю, кроме туманности их прошлого? Они, несмотря на свой удивительный дар, еще ни разу не использовали его открыто, при нас. Даже не пытались.

У них есть причина? Может, в прошлом им приходилось применять свой дар слишком часто, все дело в этом? Похоже на правду. Но Близнецы не виделись мне плохими, не чувствовались так. Они чувствовались напуганными, склонными обороняться по любому поводу, даже совсем незначительному, а такое обычно идет из детства. Но еще я помнила, что ради своей защиты люди способны на многое. И ради безопасности близкого человека. Близнецы не виделись мне плохими, но я уверена, при необходимости они совсем не прочь побыть таковыми. Особенно Ника. Ника-победительница.

– Вик – сокращение от «Виктор»? – спросила я вслух.

Мой неожиданный вопрос произвел ожидаемый эффект: Близнецы привычно напряглись и переглянулись, а Алекс легко улыбнулся, подтверждая верность моей теории. Он быстро вычислил, что я люблю загадки, теперь пользуется этим и будет пользоваться и дальше.

В конце концов Вик выдавил:

– Да. А что?

– Просто любопытно, – пожала я плечами.

А на самом деле я только сейчас поняла то, что Алекс вычислил едва ли не с первого взгляда на Близнецов. Их поведение, эта вечная склонность к опаске, тревога… и имена. Вик и Ника. Победители. Думаю, Алекс предположил, что имена подделка и выдвинул теорию, заявил о ней вслух. А Близнецы все подтвердили поведением.

– Кажется, я все объяснял уже про рассуждения вслух, – заметил советник, глядя на меня. – Мы тут не замалчивать все подряд собрались, Таната.

– Я…

– Нет времени. Сегодня мне придется поговорить с каждым из вас по отдельности. Вик и Ника – остаетесь здесь, Арастан возвращается на место преступления и ищет дальше, а Алекс и Таната идут допрашивать соседку. Все свои задачи поняли? – вопрос был риторическим. – Ах, да, пока не забыл… вчера вы должны были выбирать себе нового напарника, прошу сделать это сейчас, – советник кивнул на знакомую нам всем вазу.

Ника подошла к вазе и вытащила три имени. Вик, Алекс и Мартин. В итоге Вику уже в который раз досталась сестра, Алексу – Арастан, а мне Ароктийский. Ладно, может не так уж я и скучала по его шуточкам. А скоро я от них и вовсе выть начну.

До места назначения нас всех провожала стража.

– Думаешь, советник нас подозревает? – шепотом спросила я у Алекса.

– А сама как считаешь?

– Уверена, под подозрением все. Разве что короля он исключил.

И то совсем необязательно. Советник Дэнвер Стрейт казался мне очень дотошным, он из тех, кто на всякий случай будет держать на заметке и дворовую кошку.

– Вот тебе и ответ, – пожал плечами Алекс.

– Хотелось бы мне знать, что у него в голове, – вздохнула я.

Сопровождающий нас стражник притормозил возле неприметной двери и толкнул ее вперед, пропуская нас с Алексом. Комната, в которой мы оказались, выглядела точной копией той, где нашли вчера девушку Хариту. Те же две кровати с небольшим проходом между ними, тот же скромный шкаф справа, пара кресел и столик. Места катастрофически мало, но это на мой взгляд.

На кровати слева сидела симпатичная молоденькая девушка в простом зеленом платье, подчеркивающем ее хрупкую фигурку и темные волосы. При нашем появлении девушка тут же вскочила и нервно вытерла взмокшие ладони о юбку платья.

– Привет, – мягко поздоровался мой спутник, преображаясь на глазах. – Я Алексиан, но ты можешь звать меня Алексом. А это Таната.

Девушка испуганно кивнула.

– Советник предупреждал, что вы зайдете… поговорить со мной. Вы… вы хотите присесть? – нервным жестом она указала в сторону кресел. – Вы можете присесть там… если хотите. Меня зовут Дари́н. Дарин Л’лейн.

Даже без моих способностей все эмоции Дарин как на ладони: печаль, тревога, растерянность и страх. Нас она не боялась, думаю, ее пугало будущее. Или убийца, который побывал в ее комнате и убил ее подругу.

– Очень приятно, Дарин. Если ты не против, мы сядем здесь, – Алекс указал на пустующую кровать рядом с девушкой, но сам сел рядом с ней. На другую кровать пришлось устроиться мне.

Прием хитрый и продуманный, хотя девушка в растрепанных эмоциях его даже не заметит. Алекс сел на одну сторону с ней, теперь их не разделяет пространство между кроватями, он целиком и полностью на ее стороне.

На этом все не закончилось, Алекс взялся за вопросы, но начал издалека. Спрашивал об эмоциях и ощущениях, о впечатлениях. Людям необходимо таким поделиться, особенно после пережитого стресса. А начав говорить, остановиться уже трудно.

Дальше пошли в ход более интересные вопросы.

– Расскажи, Дарин, во сколько ты вчера вышла на работу.

– Еще до рассвета.

– Харита еще спала?

– Вроде бы да… не знаю. – Она уставилась на сложенные на коленях руки. – Я проснулась и быстро надела платье. Пришлось его заранее подготовить, повесить на кресло перед сном. Не хотелось будить Хариту, я же знаю, как иногда хочется выспаться. Потому в ее сторону даже не смотрела, то есть… видела краем глаза, что ее кровать разобрана и вроде там кто-то спит, но, честно говоря, утверждать этого точно не могу… я же не разглядывала ее кровать как следует, понимаете? – девушка с надеждой уставилась на Алекса, тот ответил ей понимающей улыбкой и сочувственным взглядом. У него даже глаза как будто стали менее чёрными!

– Ничего страшного, Дарин. Ты и не обязана была разглядывать ее кровать, твой день начинался рутинно и ничего не предвещало беды. Ты ни в чем не виновата.

Пора и мне поучаствовать в беседе.

– Расскажи нам о Харите. Давно вы жили вместе?

– Не очень давно. Управляющий подселил ее ко мне прошлой осенью. Честно говоря, я немного опасалась, что мы не сойдемся, но Харита оказалась девушкой хорошей, тихой и доброй. Никаких казусов у нас не случалось.

– А почему ты боялась обратного?

– Из-за ее сестры.

– У нее здесь есть сестра?

– Нет, но была, – Дарин подняла на меня взгляд. – Я думала, вы знали…

– Расскажи нам, – мягко попросил Алекс.

– Селена – кажется, так звали ее сестру. Лично я ее не знала, но слухов о Селене ходило немало. Говорят, она была очень красивой, из тех девушек, которые нравятся всем. Мимо таких не проходят. Ей приписывали много романов, даже чуть ли не с самим королем… – девушка осеклась и испуганно взглянула на меня. Сплетничать о Фараме при подручных советника – не лучшая идея.

– Мы никому не скажем, – мягким голосом заверил Алекс.

И Дарин ему сразу поверила. Мне она не доверяла, опасалась, а вот Алексу можно уже ничего не делать, сидеть и улыбаться. Дарин расскажет ему все свои секреты, если он захочет их узнать.

– Я… я не хотела так говорить, честно. Просто… просто так говорят, это то, что я слышала. И Селена была такой красивой, об этом тоже все говорят! Как будто она была не настоящей, понимаете? Такая редкая красота.

Меня насторожило прошедшее время.

– Была?

– Селена пропала прошлым летом. Или весной? Нет, кажется, это было лето.

– А Харита появилась во дворце после исчезновения сестры?

Дарин задумалась:

– Мы с Харитой жили вместе с осени, а до этого она соседствовала с Эми, но всего несколько недель, у них случился конфликт из-за Селены. Значит, появилась она тут уже после исчезновения сестры.

Совпадение? Если бы.

– Что за конфликт с Эми?

– Да там ничего такого… Эми довольно вспыльчивая, она даже на нашего управляющего поплевывает. А Харита… она иногда надоедала. Все выспрашивала, искала ответы. Постоянно твердила, что Селена пропала не просто так. Словно помешалась на этой идее. Иногда и меня утомляли ее рассуждения.

– А другие не верили в пропажу Селены?

– Нет, конечно. Дело в самой Селене, в том, какой она была. Она искала лучшую жизнь, жалкое существование горничной не для нее, потому все решили, что она нашла богатого поклонника и укатила вместе с ним в закат. А что? Она была очень красивой, притягивала мужчин. Самых разных мужчин. Но Харита во все это не верила, все твердила, что сестра бы так не поступила и она не такая. Харита говорила, что с Селеной случилась беда, считала сестру хорошей.

– И искала ответы? – подсказал Алекс.

Дарин растерялась.

– Не знаю. Нет… или да. Искала, наверное, я бы не удивилась ее поискам.

Девушки были соседками, но не стали подругами. Вряд ли Дарин расскажет еще что-то интересное, ведь Харита не делилась с ней всем. Пыталась, похоже, но раз за разом наталкивалась на непонимание. Интересно, у Хариты вообще были друзья при дворце? Или она жила одна в своих поисках.

Еще некоторое время Алекс расспрашивал девушку о вчерашнем дне, настаивая на подробностях. Но она не рассказала ничего нового, все вкратце нам уже поведал советник. О том, как она вернулась после смены и обнаружила Хариту, как тут же позвала стражника и не отходила от комнаты ни на шаг. Сама внутрь не заходила, но бардак, само собой, видела. О «сиреневой пыли» ей ничего не известно, она с трудом представляет, что это вообще такое. А уж наличие «пыли» у соседки ее и вовсе напугало. О знакомствах Хариты Дарин знала мало, по крайней мере, о водниках и потенциальных боевых магах ничего не слышала. Последний вопрос можно было вообще не задавать.

Алекс поднялся и подарил девушке очередную теплую улыбку:

– Спасибо за ответы, Дарин. Ты не против, если я зайду? Когда у меня появятся еще вопросы, разумеется.

– Нет, я совсем не против.

– Ты теперь живешь здесь?

– Временно. Управляющий обещал подыскать для меня что-нибудь. Возвращаться туда… туда, где… – она вцепилась в подол платья, опустив голову.

– Я понимаю, – кивнул Алекс.

И никому и в голову бы не пришло усомниться в его бесконечном понимании. Рядом с ним я выглядела бесчувственной и строгой, точно преподавательница средних лет. Дарин опасалась меня и совсем не опасалась настоящую угрозу.

ГЛАВА 8. Вечеринка в темнице и вне ее

Почти сразу после разговора с Дарин Алекс ушел на поиски Арастана. Думаю, ему было любопытно, что нового тот смог найти на месте преступления, да и смог ли вообще.

Стрейт все еще занимался Близнецами, так что я привычно завернула в библиотеку. В исследовании эмпатии я продвинулась мало, зато в последнее время очень много читала о перевертышах. Информация полезная, раз рядом постоянно находится парочка таких. Надо восполнять пробелы в знаниях, а в последнее время у меня что ни день, то новый пробел.

Эли встретила меня радушно, тут же сунув под нос дымящийся отвар и посетовав, что с заданием моим пока не справилась, но обязательно это сделает. Так быстро я результатов и не ждала, потому поблагодарила за напиток и устроилась на привычном месте – в углу возле окна.

Листая книги, я ждала, когда же советник захочет поговорить со мной, или пришлет стражника с очередным заданием. Но время упорно двигалось к вечеру, и ничего из этого не происходило. Зато я узнала кое-что о Близнецах. Точнее, о перевертышах. Они и в самом деле отличались друг от друга: некоторые могли оборачиваться лишь в людей, но только тех, кого они видели прежде; у других был похожий талант, но вместо людей выступали животные. Третьи способны на оба варианта, но необходим личный контакт. А вот четвертый вид превращения описывался туманно и сводился к одному: он существует и очень опасен, а оборачивается с помощью чужой крови, одного контакта недостаточно.

Нику я отнесла к первому типу, девушка точно может менять лица.

А что насчет ее брата? У него животные? Оба варианта? Надо еще понаблюдать и послушать, а может, скоро мы вообще увидим Близнецов в деле. Хотя советник по какой-то причине оставил их сегодня в стороне.

Я поблагодарила Эли и ушла к себе, где и нашла очередное задание советника. Обучение продолжается, старые дела ждут разбора. А мой новый партнер… где он вообще? В камере, вряд ли уже на свободе. Дэнвер Стрейт слов на ветер не бросает, и он обещал Воину суточную отсидку. Придется прогуляться.

Мне Воин обрадовался, причем искренне:

– О, ты пришла проведать меня, Кудряшка? – Он вскочил с пола и вцепился руками в прочную на вид решетку.

– Только чтобы проверить надежность замков.

– Ты умеешь шутить? Никогда бы не подумал!

Для заключенного Ароктийский выглядел на редкость жизнерадостным, глядя на него, любой бы согласился отдохнуть в камере денек-другой.

– Кстати, ты мой первый посетитель, – добавил он.

– Мне удивиться?

– Нет. Радоваться оказанной чести.

– Вот как? А я по наивности решила, что ты просто всех достал, вот никто и не заходит. Я почти уверена, что кто-нибудь, да предложил советнику продлить твой срок. У самой руки чесались так сделать.

– Но ты здесь, зубастая Кудряшка. Значит, я тебе нравлюсь?

– Вряд ли. – Я потрясла перед ним папкой с заданием советника, демонстрируя причину своего появления. Вот знала же, что Воина это только порадует! Так и оказалось: на его физиономии расплылась довольная и многообещающая улыбка. Огромных трудов стоило не закатить глаза.

– Значит, ты моя на целых три дня?

– Я бы выразилась иначе. И вообще… что мешает мне прогуляться до советника и попросить об увеличении твоего срока? Еще дня на три. Как тебе такая шутка?

– Да так себе! – весело хмыкнул Воин. – Беру свои слова обратно: шутки – это совершенно не твое, повезло, что я могу отдуваться за двоих. Кстати, это касается не только шуток, если ты понимаешь, о чем я. И не делай такой лицо, Кучеряха, лучше расскажи, что там у нас нового. Мне наедине с собой, конечно, не очень скучно, но все же любопытно, как вы без меня справляетесь.

– Отлично.

– Стрейт всех уже допросил? Вчера он изводил меня вопросами демоны знают сколько. Хотя после его измывательств спалось хорошо, не без этого. Кстати, на полу я ночевал впервые. Ты знала, что пол такой жесткий?

– Догадывалась, но…

Воин меня перебил:

– Пока Стрейт меня расспрашивал, я все думал, а не ты ли на меня стуканула? И злился. Но потом понял, что возможности такой у тебя не было, ты же все время радом была и молчала. Если только эмпатией нанекромантила что-нибудь…

– По-моему, у тебя навязчивая идея, – поморщилась я, имея ввиду свое стукачество, не первый раз Воин меня в этом обвинял.

А еще я знала, что навязчивые идеи просто так не появляются. И я бы поняла, обвиняй меня в этом Близнецы, они скрываются от кого-то, они боятся, у них фальшивые имена… но Воин? Золотой мальчик, привыкший находиться в центре внимания? Излишняя подозрительность совсем не вязалась с его образом.

– По-моему, ты слишком много думаешь, Кудрявая. А это не к добру.

– Звучит сомнительно. Ты что же, предлагаешь мне мало думать?

– А золотая середина не сойдет?

– Для меня – нет.

– Зануда. Но тебе повезло – раз уж я ни с кем не разговаривал целые сутки и наслаждался исключительно своим обществом, даже ты меня радуешь. А еще мне бы хотелось послушать о том, что вы успели узнать.

Про любопытство он не врал.

– Забавно. Раньше ты демонстрировал абсолютное равнодушие к убийству, а теперь вот заинтересовался. И не говори, что сутки в камере и царящая здесь скука промыли тебе мозги.

Но Воин не из тех, кого легко сбить с толку.

– Не иначе как твой светлый лик на меня так действует.

– Значит, не хочешь отвечать?

– Ты мои вопросы игнорируешь, а я должен разговориться? Тебе не кажется это несправедливым, Наглоната?

Золотой болтливый мальчик не так уж и прост. Вздохнув, я коротко пересказала события сегодняшнего дня, новой информации у нас не так уж и много. А Воин… несколько раз он уже делал замечания по существу, и они были не просто уместными, они были важными. Я это заметила.

– Значит, если собрать в кучу все, что мы имеем, выходит следующее: кто-то поздно ночью, или рано утром – смотря как считать – проникает в комнату жертвы, вооружившись знаниями о старом деле советника Стрейта. Заставляет девушку захлебнуться с помощью водной магии и зачем-то отставляет след боевой.

– Не «зачем-то». Это имитация, не самодеятельность. Он копировал.

Воин махнул рукой – мол, неважно.

– После некто перерывает комнату вверх дном, ища запасы «сиреневой пыли» почившей милашки, – рассуждал Воин, вышагивая взад-вперед. В камере особо не разгуляться, ему приходилось поворачиваться через каждые два шага.

– Или подбрасывает пакет с «пылью».

– Это только ты так думаешь, Подозревата. Зачем подбрасывать пакет, если он и так все выставил старым делом советника?

– Две нити, ведущие в никуда. Или даже три.

– И какая же третья?

Я оглянулась в сторону входа – никого. Но все равно понизила голос:

– Это очевидно: убийство произошло во дворце, делом уже занимается советник Стрейт. А я не думаю, что он лично лезет в любое происшествие с горничной. Рассматривает случай, не более. Он мог проявить любопытство и забыть, но этого не сделал. Вчера это показалось мне странным, но сегодня… сегодня мы узнали о сестре убитой, и эта Селена вела интересную жизнь.

– Если ты поверила слухам о служанке и короле, то ты идиотка, – порадовал Воин с такой улыбкой, будто сочувствовал моей умственной несостоятельности. – Даже я такого себе не позволяю. Знаешь, почему, Кучерявая? Потому что горничных даже не замечаю. И ты не замечаешь. И советник Дэнвер Стрейт, разве что по долгу службы. А уж король… не уверен, что он вообще осведомлен об их существовании.

Прозвучало высокомерно и нереалистично. Воин преувеличил, пытаясь донести до меня простую мысль, но сделал это зря, я и сама сомневалась в связи Селены и короля.

– Я сказала, три нити, ведущие в никуда.

– Заумь.

– Ты уж определись, идиотка я или заумь.

– Это смотря с кем сравнивать. Если с моим светлым разумом…

– Не продолжай, прошу! – закатила я глаза, но уже с улыбкой.

– Ты моя гостья, Кучеряха, так и быть, промолчу, – улыбнулся он с таким видом, точно дарил мне лучший в жизни подарок. – И давай уже разберем стрейтовскую скукотищу, ты же заучка, с ума сойдешь, если мы этого не сделаем! – он устроился на полу и с удобством привалился плечом к решетке. – Только придется тебе читать вслух, Кудрявая. Тут защита стоит, попытаешься что-нибудь передать заключенному – и бах! Как видишь, за мою безопасность советник печется не на шутку.

– А я думала, наоборот, охраняет общество от тебя.

– Ничего, ты не в первый раз ошибаешься, Кудряшка.

Осознав, что вступать с Воином в словесную перепалку бесполезно, я тоже устроилась на жестком полу и приступила к чтению. И сама не заметила, как увлеклась. Время от времени я останавливалась, и мы с Воином громко спорили, обсуждая дело. В основном он говорил глупости, я пыталась не улыбаться и хоть как-то сосредоточиться на деле. И сама не заметила, как пролетело время.

От споров нас отвлек советник, он пришел даровать узнику свободу.

– Похвальное стремление к знаниям, – похвалил он нас. – Мартин, ты можешь быть свободен. На сей раз.

– Звучит оптимистично, – обрадовался Воин, вскакивая на ноги – Но я, в общем-то, и не был заперт! – в подтверждение своих слов он толкнул дверь камеры, та легко поддалась. Все выглядело так легко и естественно, словно речь шла не о королевской тюрьме с ее многоуровневой системой защиты от древней магии. Неужели Мартин Ароктийский силен настолько? Теперь понятно, почему ректор позволял ему творить все, что душе угодно.

Воин наслаждался произведенным эффектом.

– Кажется, вам есть над чем поработать, советник?

– Я не занимаюсь тюремной зашитой, – спокойно ответил Дэнвер Стрейт и кивнул нам на прощание: – Доброй ночи. Утром жду вас согласно старому расписанию.

Советник ушел, оставив нас наедине.

– Ты… – зашипела я зло. – Ты заставил читать вслух! Хотя мог запросто выйти из проклятой камеры!

– Ага.

– Почему ты не вышел?

– Не хотелось связываться с советником, – легко ответил Воин. – Он ведь упертый, гад, в конце концов нашел бы управу и на меня. А мне оно надо? Нет. А так я поскучал денек, и все вокруг довольны. И я в том числе – ты здорово меня посмешила, Кудряха.

Ладно, это не так уж и глупо.

– Лучше скажи мне, Злонаната, какие у нас планы на сегодняшнюю ночь? – парень шустро перевел тему. – И не смотри на меня так обрадованно, я намекал совсем не на то, о чем твоя кудрявая голова мечтает. Куда сегодня завалимся? Предлагаю собраться вместе и обсудить ситуацию без больших и нагретых сплетнями ушей советника. Не ждать же ответов до утра.

– Можно и подождать.

– Да брось! Уверен, ты не такая скучная, какой выглядишь.

– Твои глупые провокации не пройдут, – хмыкнула я.

Воин совсем не расстроился и продолжил наступление:

– Понял. Тогда вот еще вариант: я могу позвать с нами брата.

– Того самого, который не выполняет свои обязанности и сбегает по ночам в город? Твое предложение становится все менее и менее заманчивым, что почти рекорд.

– А ты подумай как следует, Кудряха. Илиф Ароктийский командует местной стражей, он может рассказать тебе много любопытного. Если захочет, конечно. Ведь никогда не знаешь, что может пригодиться в будущем, сама говорила, в расследовании важно все… к тому же, тебе не показалось, что доблестный советник Стрейт решил скинуть убийство служаночки на нас?

– Ты это из-за решетки увидел? – подивилась я чужой прозорливости.

Мой вопрос Воин проигнорировал:

– Значит, договорились. На тебе – Близнецы, а на мне – все остальные.

Я кивнула, чтобы от него отделаться, и позволила проводить себя до комнаты.

И всю дорогу думала: вот такая инициатива для него нормально или стоит обратить на нее внимание? Неужели Мартин Ароктийский увлекся расследованием? До этого скучал и всех выводил, а сейчас нашел себе развлечение… и опять всех начнет доводить, только уже излишней инициативностью. Очень на него похоже.

Но из головы все никак не выходили слова Алекса.

«Опасаешься ее?» – помнится, такой вопрос он задал Воину.

Я успела узнать, что предположения Алекса чаще всего оказываются верными. Но какая у Мартина за причина меня опасаться? Эмпатия? Он боится, что я могу разглядеть лишнее, личное? Но это ведь всего лишь чувства, я не читаю мысли.

А теперь Мартин хочет, чтобы я поговорила с его братом. Настойчиво так хочет. Он думает, я не поверила его словам и подозреваю? А брат должен подтвердить, что ночь они провели вместе где-то в городе. Похоже на то. Непонятно только, с чего бы Мартину Ароктийскому мне что-то доказывать.

От размышлений меня отвлек стук в дверь.

К тому моменту я успела трижды переодеться, причем один раз в уютное домашнее платье, а еще два – в наряды на выход. Все не могла решить, нужна мне эта вылазка с Воином и его братом или не очень.

Деликатностью стук не отличался, понятно, кто пожаловал.

И явился Воин далеко не в одиночестве. Справа от него с полуулыбкой стоял Алекс, слева – незнакомый парень, неуловимо похожий на самого Воина, только старше его на несколько лет и с более темным оттенком волос. Но все равно сомнений по поводу их родства не возникало.

Ароктийский-старший приложил руку к груди и почтенно склонился.

– Илиф Ароктийский. Я бы с удовольствием поцеловал вашу руку, но делать это через порог не принято, так что просто скажу: приятно наконец увидеть вас лично.

– Таната Альмар. Мне тоже приятно, Илиф, – я вышла из комнаты и протянула ему руку. Он принял ее с таким видом, будто это – наивысшая честь, и вообще, чуть ли не лучший момент в его жизни.

Скользкий тип.

И его манерность раздражает младшего, хотя внешне Воин сиял улыбкой.

Если до этого я сомневалась, а стоит ли на эту вылазку соглашаться, то теперь во мне проснулось любопытство. А еще хотелось бы узнать, как в компании братьев оказался Алекс. Как Воин его-то уговорил?

Мы прошли к лестнице, где дождались остальную троицу, и выбрались в город прямым путем, то есть, не через дворец. На выходе все стражники дружно вытянулись, узнав в Илифе командира, а я подумала, что академия охраняется ничуть не хуже самого дворца.

По дороге Воин объяснил, что идем мы в «местечко для своих», где никто не удивится присутствию людей вроде братьев Ароктийских. Или младшей Альмар. Все же нам не следовало болтаться где попало, особенно в столице, где нас могут узнать в лицо. Но «местечко для своих», похоже, отличалось элитностью и дороговизной, потому что в конце своей пространной речи Воин добавил:

– Так и быть, расходы сегодня на мне!

Ладно, он хотя бы не жадный.

А «местечко» оказалось прелюбопытным, никакой тебе вывески, никакого обозначения. Шагая по одной из центральных улочек, мы неожиданно свернули налево и оказались на заднем дворе неприметного дома. Воин пару раз огляделся, прошел к входной двери и приложил к ней руку. Раздался щелчок, дверь распахнулась.

«Защитная магия» – поняла я.

– Не пытайтесь повторить этот фокус без меня или Илифа, у вас нет доступа, – пояснил довольный собой парень, распахивая дверь пошире. – Я же обещал: будет местечко для избранных.

– Не захлебнись от своей особенности, – буркнула Ника.

На входе нас встретила худенькая девушка в вызывающем наряде жуткого розового цвета. Парни при виде сего великолепия дружно разулыбались, мы же с Никой поморщились и принялись разглядывать обстановку.

Внутри «местечко» ничем не отличалось от обычного увеселительного заведения. Безумно дорогого, конечно. Из тех, куда пускают по специальным пригласительным. Или опираясь на громкую фамилию. Карточные столы, ринг для магических поединков – полный комплект. Как говорится, чем бы богачи ни тешились, лишь бы платили.

«Розовое платье» проводила нас до столика в самом центре зала с хорошим видом на сцену. Правда, непонятно, кто будет на этой самой сцене выступать. Учитывая местные наряды у девушек… ладно, не будем забегать вперед. Пока где-то вдалеке играла музыка, хотя самих музыкантов не заметно. Может, на сцене сегодня и вовсе ничего не планируется.

– Так что? Выпьем? – Воин каким-то образом уселся рядом со мной, хотя до этого я специально заняла место между Виком и Илифом.

– Мы замешаны в убийстве, девушка же умерла! А ты предлагаешь выпить?

– Ты не думала, что тебя никто не любит именно поэтому – ты не пьешь сама и портишь настроение другим?

– Это тебя не любят, – открыла я ему глаза.

– А еще алкоголь добавляет смелости. Можно напоить разноглазых и допросить, – к счастью, он догадался понизить голос, чтобы сидящий рядом Вик ничего не услышал. – Они ведь мутные, а тебе хочется узнать о них все.

– Мерзкий план, я не стану так делать.

– Как знаешь, – фыркнул Воин, сразу же потеряв ко мне интерес. – Эй, братец! Как насчет того, чтобы повеселить народ? – он кивнул в сторону ринга для магических поединков.

– А ты не станешь плакать, если опять продуешь?

– Я не во всем беру пример с тебя! – чрезмерно взбудораженный Воин вскочил с места и помчался в сторону ринга. Илиф, подмигнув нам, отправился следом.

– А этот Илиф хотя бы боевой маг? – не поняла Ника.

– Вроде того.

– Пожалуй, я за ними присмотрю, – Алекс поднялся. Похоже, грядущий бой его чем-то заинтересовал, вон как улыбается. Просчитывает вероятность победы Воина? Или хочет взглянуть на него в действии?

Мне этого тоже очень хотелось.

– И я… присмотрю.

– Глупо нам здесь сидеть, идемте вместе, – заметила Ника.

И вскоре мы все последовали за братьями Ароктийскими. Отстал только Вик, он сделал знак девушке в розовом платье пересадить нас поближе к рингу. Готовилось шоу.

ГЛАВА 9. Братья и сестры

Мартин и Илиф уже заняли место на ринге, к ним вышел судья. Судя по всему, все они отлично знали друг друга, значит, братья сражались так уже не раз, может, каждый вечер они сюда как раз за этим и выбирались. Воину требуется выпустить лишнюю энергию, а такие поединки лишали сил.

Исход поединка казался мне очевидным. Мартин известен своей силой, а его брат всего лишь человек со средней одаренностью. Именно поэтому Илиф находился в напряжении, никак не мог расслабиться, а Мартин… да его самоуверенностью и обычно-то можно горы сворачивать! А сейчас он планировал демонстрацию сил.

Поняв все заранее, я отсела подальше.

Ко мне присоединился Вик.

– Ну что, Кудряшка, на кого твоя ставка?

– Не называй меня так. И я не делаю ставок.

– Прости, – стушевался Близнец и посмотрел на ринг. – Жаль, что братья оба боевики. Говорят, нет ничего эффектнее схватки стихтийников. В прошлом году мы с Никой попали на такой бой, когда в город приезжал сам Литор Мейстрем, зрелище незабываемое. Литор бился против Рогена Уэлстема, а он водник. Огонь против воды, ярость против ледяного спокойствия… так было написано на афише. Видела что-то подобное, Таната?

– Нет. Но ты же водник, дело за малым – подыскать тебе в пару огневика…

– И никакого зрелища не выйдет. Ты ведь помнишь, что сказал твой друг – у нас с Никой нет способностей к магии, особенности вида перевертышей.

– Не знала, что нас с Алексом подружили.

Вик как-то странно хмыкнул. Похоже, нас с Алексом не просто подружили.

– Думаю, ты не разочаруешься, – вернулась я к старой теме. – Мартин сильный маг, я сама видела это сегодня. Камера в королевской тюрьме не смогла его удержать, значит, Мартин сильнее даже магов из прошлого. Не думаю, что стихии для него большая проблема. А еще он готов показать себя во всей красе, значит, сделает все красиво.

Братья на ринге как раз разошлись. Судья пробежался по углам и активировал вокруг будущего поля боя защитный барьер, чтобы зрители не пострадали. А защиту обеспечивал тальмарин, тот самый тальмарин, из которого люди уже давно научились строить стационарные порталы.

– Илиф победит, – уверенно заметил Вик, глядя на ринг. – Одной мощи мало, нужны еще мозги и умение себя держать. И знания. А Илиф выглядит более толковым.

Судя по всему, остальные спорили о том же: Ника яростно жестикулировала, тыкая пальцем в сторону ринга, Арастан от нее не отставал. Они оба что-то упорно пытались доказать Алексу, а тот по обыкновению загадочно улыбался и время от времени вворачивал по паре загадочных фраз, отчего Ника с Арастаном бесились еще больше.

– Мартин не так уж и глуп, – возразила я Близнецу.

– Слабо в это верится. Что заставляет тебя так думать?

– Советник Стрейт. Он ведь взял Мартина в программу.

Судья дал команду к началу поединка, тактика каждого из братьев стала очевидна: Мартин собрался нападать, а Илиф – защищаться. Фигура последнего замерцала от действия защитного заклинания, парень собрался, готовый отражать удары. Ну а Мартин был точно уверен, что защита ему не нужна, он тут самый ловкий и умелый, и вообще, лучшая защита – это нападение.

Вик моей мысли не понял:

– И что? Ты в первый же день вычислила, что это его папаша постарался, пристроил нерадивое и неуправляемое чадо.

– Теперь я думаю, что его отец мог только намекнуть советнику. Но принимал решение сам Дэнвер Стрейт, а такой человек никогда не пойдет у кого-то на поводу против своей воли, скорее уж все сделает наоборот. Но Воин с нами, значит, этого хотел именно советник. А он дурака бы не взял.

– Даже дурака с высокими способностями к магии?

Словно услышав слова Вика, Воин наконец ударил брата, сделав хитрый выпад вперед. Удар вышел разрушительным, защита Илифа спала сразу, давая возможность Воину добить соперника. Но он промедлил и лишился шанса на победу – Илиф ударил его выверенно и точно. И весьма ощутимо. Слабость Воина в его самоуверенности.

– Все верно, – кивнула я, потому что Вик ждал моего ответа даже больше, чем очередного удара Мартина. – И это еще больше подтверждает мою теорию. Сами по себе способности к магии мало чего стоят, пусть даже они невероятные. Воин свои навыки развил, а значит, пахал он побольше нашего. Для этого надо иметь мозги как минимум, а как максимум – немало и других качеств.

– Ты замечаешь очень много, Таната. Не думаю, что такому можно научиться…

Я засмеялась.

– Брось, Вик, мы оба понимаем, что это реально. А вот сменить лицо по одному только желанию… вот такое уже никогда не освоить обычному человеку.

– Наверное, – согласился Вик. – Но знаешь, что сказал нам советник? Сменить лицо – это ерунда. Другое лицо это просто человек в маске, он сразу заметен в толпе. Мало примерить чужое лицо, мало надеть маску, надо стать другим человеком.

Похоже, это одна из тех вещей, которые советник говорит исключительно Близнецам. Возможно, Дэнвер Стрейт даже занимается с ними лично время от времени.

– Советник верит в успех нашей группы.

– А я думал, он верит, что один из нас – убийца.

– Мне так не показалось.

– А ты? – неожиданно спросил Близнец. – Ты в это веришь, Таната?

– Никто не хочет о таком думать, Вик. Разве что Воин, да и то шутки ради… к тому же, у нас есть другие зацепки, не только схожесть со старым делом советника. Стоит проверить сначала их. Ту же «сиреневую пыль».

– И то верно.

На ринге творилось нечто невообразимое по своему сумасшествию. Илиф, разгоревшись от эмоций и невозможности победить, продолжал наносить выверенные острые удары. А Воин… Воин, который мог легко победить, вытворял всякие странные вещи, ринг то светился золотом, то гудел от порывов ветра.

– И все-таки я до сих пор не верю, что советник мог взять его по своему желанию, – глядя на все это, покачал головой Вик. – Он ведь может победить, зачем выпендриваться? Невероятное безрассудство.

Я тоже смотрела на ринг и все прекрасно видела (и не одобряла), но все равно понимала, чем руководствовался советник. Не только магией Воина, нет. Можно было подыскать кого-то достойного на его место, путь не такого даровитого, но, например, с двойной специальностью. Но у Мартина имелся козырь получше: фамилия. Как у меня, ситуация абсолютно та же. Эмпаты есть, их не так уж и мало. Но советник Стрейт выбрал девушку из рода Альмар, одну из наследниц тальмариновых запасов.

Наличие таких фамилий рядом с советником придавало его затее вес, значимость, так почему бы это не использовать? Вот поэтому Дэнвер Стрейт будет терпеть Воина и дальше.

Поединок братьев привлек много посторонних глаз, столы вокруг ринга быстро заполнились людьми. Видя все это, Воин окончательно расслабился и взялся за магические эффекты, лишь иногда лениво отбивался от нападок брата. Но оба начали уставать, вопрос – кто вымотается первым? Зрители неустанно делали ставки, а кто-то и вовсе захотел устроить свой поединок. Менее эффектный, зато честный.

Неожиданно ситуация на ринге перевернулась: Воин переоценил силы, не справился с очередным заклинанием и едва не рухнул наземь. Но ногах он устоял, но его здорово шатнуло. Зал дружно охнул, кто-то уже начал праздновать победу Илифа. В это время Воин собрался и нанес один сокрушительный удар в сторону брата, тот странно застыл и завалился на бок. Судья сообщил о победе Мартина Ароктийского.

И вот так Воин мог победить еще в самом начале.

– Что ж, это было любопытно, – к нам присоединился Алекс. – Как думаете, насколько слабее Илиф?

– Раза в два, наверное, – с сомнением ответил Вик.

– А держался долго. Поэтому я и назвал увиденное любопытным.

Подошли Ника и Арастан. На Близняшку я неожиданно взглянула по-новому. Раньше я все думала о ее даре, а ее прошлом и ее связи с братом, а теперь смогла оценить более приземленно. Ника выглядела потрясающе красивой: высокая, тонкая, грациозная. Платиновые волосы подчеркивали необычность глаз. Неудивительно, что Арастан так на нее смотрит и так волнуется при этом.

– Ты был прав, – Ника недовольно взглянула на Алекса и поморщилась. – Это же надо! Воин победил… теперь день за днем будем слушать, какой он прекрасный и сильный. Уже представляю, как он предлагает мне поцеловать его мышцы!

– У нас за такие предложения его бы давно проучили, – улыбнулся Арастан. – Я имею ввиду, в королевской академии.

– Что ж, а у нас он был звездой и перед ним лебезил сам ректор. Представляешь, как вольготно Ароктийский себя чувствовал? Он буквально творил что хотел, а все только и радовались, что он академию с землей не сравнял, молодец какой.

– Вы не ладили?

– Мы не были знакомы, – фыркнула Ника. – Никто из нас. Конечно, слухами земля полнится, кое-что мы все друг о друге слышали, но лично ни разу не разговаривали. Первый раз произошел уже при советнике Стрейте.

– Ничего себе!

– А что такого? У нас много студентов, не королевская же академия, где собирают самых-самых, а потом еще и женят их друг с другом, чтобы побольше выгодных союзов получилось. Своя атмосфера, короче, из привилегированных и титулованных, и лучше туда всяким посторонним не соваться.

– Интересная мысль, – в разговор влез Алекс. – А Арастан у нас привилегированный или титулованный? Не вижу ни того, ни другого. Так как же ты оказался в королевской академии, Видящий?

Ника взвыла.

– Да угомонись ты уже! Честное слово, я бы лучше шутки Воина послушала, чем этот бесконечный анализ каждого слова! – Близняшка посмотрела на Алекса и передернула плечами – не меня одну его взгляд так ужасает. – И хватит так смотреть! Демоны, мне срочно надо выпить… разу уж золотой мальчик пригласил нас сюда и за все платит… или это золотая девочка нас пригласила? Я запуталась.

– Я тоже, – кивнула я.

– Воин сказал, что собраться сегодня – это твоя идея, – пояснил Вик. – Он долго уговаривал нас, мы идти не хотели.

– Тогда заказывайте всего, да побольше. Воин точно за это заплатит.

– Наконец-то нормальный подход, – одобрила Ника и отвлеклась на поиски девушки в розовом платье. У ринга все гудели, стало слишком людно, потому найти кого-то из персонала казалось трудной задачей.

В конце концов Ника позвала с собой Арастана и они ушли на поиски. Вик неотрывно следил за ними, а за самим Виком приглядывал Алекс, а я уже не спускала взгляда с последнего. С ума сойдешь всегда так жить.

– Пойду проведаю братьев, – я вскочила. – Кажется, Илифу было совсем плохо.

Пусть Алекс с Виком сидят и смотрят друг на друга, Ника права – хотя бы один вечер можно расслабиться, а вытягивать друг из друга душу вместе с новыми сведениями.

К моменту моего появления на ринге Ароктийского-старшего уже успели привести в чувство. Парень выглядел бледным и не очень довольным, что закономерно, учитывая недавний проигрыш. А вот Мартин куда-то исчез.

– Ты вовремя, Таната. – Илиф мне явно обрадовался. – Как раз мечтал, чтобы красивая девушка пришла за мной и исцелила улыбкой.

– Хочешь, позову Нику?

– Зачем?

– Не уверена, можно ли исцелять улыбкой, но Ника магически сильнее меня. Может, у нее получится.

Илиф засмеялся.

– Таната! Ты неподражаема.

Пока я соображала, в чем же заключается моя неподражаемость, к нам подошел судья и намекнул, что следующий поединок уже готовится, осталось только ринг освободить от жертв предыдущего. Я помогла Илифу подняться, хотя уверена, он справился бы и без моей помощи, вместе мы спустились вниз.

– Значит, вы с Мартином тут постоянные гости?

– Не совсем, но иногда заходим. Ты не проводишь меня вон туда? – он указал в сторону диванчика в углу. – Мне бы присесть ненадолго. Кажется, я до сих пор не пришел в себя до конца.

До диванчика мы дошли и Ароктийский-старший с улыбкой предложил:

– Не составишь мне компанию, Таната?

– Конечно, не оставлять же тебя одного. Кстати, а где Мартин?

Имя брата заставило Илифа поморщиться. Внешне это выглядело шутливо и даже приятно, а внутри парень содрогнулся от набора отрицательных эмоций. Реакция на проигрыш? Или на самого Мартина, младшего, но более одаренного?

– Мартин с своем стиле, наверняка уже победу отмечает.

– Как-то это не очень по-братски.

– Но вполне в его духе, – заключил Илиф. – Но поругаем его, когда напьется. Расскажи лучше, как тебе во дворце, Таната? Тяжело приходится, да?

Ничего подобного.

– Советник Стрейт известен как суровый и жесткий начальник, – пояснил Ароктийский-старший. – Наверное, странно оказаться во дворце не почетной гостьей какого-нибудь приема, а всего лишь девочкой на побегушках у советника Стрейта. Ты ведь точно можешь рассчитывать на большее, Таната Альмар.

Интересно, он судит по себе? Илиф Ароктийский, ему же по факту рождения все обязаны. И даже сам Стрейт. Но почему-то в жизни все по-другому получилось, а тут еще непростые отношения с младшим братом… да, пока я все видела примерно так. И отношения двух братьев не казались мне теплыми и доверительными. И уж точно не такими, как у Вика и Ники, Близнецы друг ради друга готовы на все.

– Пока все не так плохо, – ответила я нейтрально.

Илиф неожиданно сграбастал мою руку и заглянул в глаза:

– Ты можешь рассказать мне все, что угодно, знай, что я всегда готов выслушать и поддержать. Никаких запретных тем, мы на одной стороне.

Так, теперь я совсем растерялась. К чему эта реплика, что еще за стороны? Может, он хочет, чтобы я про убийство ему рассказала? У него есть интерес? В парне определенно чувствовался какой-то азарт, что-то такое назойливое и жужжащее… может, Воин все выдумал про их алиби? Честно говоря, я совсем запуталась. И этот взгляд глаза в глаза мешал мне сосредоточиться.

– Ты знал Селену Энио? – сделала я попытку.

– Селену? Что за Селена?

– Она работала горничной во дворце.

– Зачем мне какая-то горничная? – недоуменно спросил Илиф, и его недоумение чувствовалось честным. Он не врал, Селена ему незнакома.

Значит, все это не попытка выяснить что-нибудь о деле.

– Я могу спросить о чем угодно? – мне требовалось уточнение.

– Конечно.

– И даже о «сиреневой пыли»?

Илиф пораженно моргнул. Наверное, не такого вопроса он ждал, когда намекал на таинственные стороны.

– Ты хочешь купить «сиреневую пыль»?

– Это можно сделать во дворце?

Ароктийский-старший в ответе сомневался. Не в самом ответе, конечно, а в том, стоит ли произносить его вслух. Он смотрел на меня долгим взглядом, взвешивая внутри что-то. С одной стороны, отвечать опасно, выдавать такое знание не стоит. С другой… с другой стороны, у Илифа ко мне намечался некий интерес, непонятно с чем связанный. И в конце концов интерес перевесил.

Илиф мне все рассказал. Схема покупки «сиреневой пыли» поражала простотой. Стоило всего-то наведаться в полуразрушенный район города и найти особенный дом (инструкция по поиску прилагалась). В заветном доме прятался тайник, туда следовало положить личную вещь, например, перчатки, а в них спрятать определенную сумму, достаточную для покупки заветной «пыли». А дальше – вернуться в тот же дом сутки спустя и забрать товар.

После такого у меня возникло немало вопросов. Например, неужели никто не догадался подловить неизвестного дельца «пыли»? Это ведь так просто, что даже я бы справилась! На худой конец можно оцепить район и выловить преступника, да хоть взять измором! Странно как-то. И зачем оставлять личную вещь? Чтобы скрыть передачу средств? Своего рода «тайник в тайнике», только очень бестолковый?

С таким количеством новых загадок я тут же потеряла интерес к Илифу. Он говорил что-то еще, даже успел сменить тему, но я его перебила:

– Кажется, мне нужно проветриться. Ты справишься тут один?

– Да, но… может, я составлю тебе компанию?

– Нет-нет, отдыхай.

– Хорошо. Рад был поговорить с тобой, Таната.

Илиф улыбался так довольно, радовался так очевидно, будто переиграл меня в чем-то. А я так и не поняла, в чем именно, как будто мы вообще в разные игры играли.

ГЛАВА 10. Цели и методы

Следующее утро началось с Алекса – парень ждал меня в коридоре. Выйдя из комнаты, я на него натолкнулась и едва не побежала прятаться обратно от неожиданности. Руки сами собой потянулись к волосам, проверяя, а не встали ли они дыбом еще больше от испуга.

– Нельзя же так пугать! – буркнула я, так ничего не решив с волосами.

Алекс улыбнулся и пожал плечами.

– Вчера мне показалось, что ты хочешь со мной поговорить, но шанса так и не представилось. Почему бы не сделать это сейчас? – он подал мне руку, словно приглашал на романтическую прогулку.

Руку я приняла, но Алексу верить не спешила. Он здесь, потому что его самого мучает любопытство. Или ему не терпится загадать мне еще парочку загадок, он ведь давно понял мою слабость. Интересно, если он вычислит убийцу первым, расскажет ли об этом? Или будет молча наблюдать за нашими тщетными попытками и наслаждаться процессом?

Думая об этом, я коротко пересказала ему новости, присовокупив пару личных соображений про «сиреневую пыль».

– Погоня за призраком, – задумчиво ответил Алекс. – Сдается мне, это занятие бесперспективное.

– Возможно. Но мне нужен не призрак, а человек. Который объяснит, что значат те цифры на пакете с «сиреневой пылью». А-1М-2303.

– Есть соображения?

– Это может быть дата. Почти уверена, что это так, ведь по числам получается очень близко к нашему прибытию во дворец.

И опять все вертится вокруг нашей шестерки.

– В этом есть смысл, – согласился Алекс. – Но что насчет А-1М?

– Пока думаю. Есть идеи?

– Нет.

Я фыркнула:

– И почему я тебе не верю?

– Наверное, потому что ты любишь наделять меня талантами, которых у меня нет, – предсказуемо отозвался Алекс. – Скажи лучше: ты действительно собралась туда, куда тебя отправил Илиф? Надеюсь, хотя бы не в одиночестве?

Когда он это сказал, я поняла, насколько глупо было бы так поступить.

– Возьми с собой кого-нибудь. Будет скучно, если тебя вдруг убьют.

– Это ты так мне свою компанию предлагаешь? – не поверила я.

– Не совсем. Но если у тебя не останется другого варианта, обещаю подумать. Хотя не мешало бы определиться, чего же ты пытаешься добиться. Поймать кого-то неуловимого? Того самого призрака, которого не может найти сам советник Дэнвер Стрейт?

– Думаешь, делец «пыли» настолько всемогущ?

– Думаю, с ним все не так просто.

– Ну это как раз очевидно. И я не хочу его поймать, как ты выразился. Его или ее, что тоже не исключено. Я лишь хочу задать несколько вопросов, вдруг у меня это получится?

Алекс промолчал, видимо, не особо верил в мой успех.

Мы свернули в сторону западного коридора и скоро оказались на территории дворца. Стоило организовать портал, так всем было бы проще. И студенты бы на территорию не попали, и ходьбы меньше. Хотя порталы тут должны быть, видимо, они не по нашу честь.

– Чем вы вчера занимались с Арастаном? – спросила я.

Рассказ Алекса вышел еще короче, чем мой собственный. Парни еще раз осмотрели комнату Хариты, на этот раз – более вдумчиво и тщательно. Алекса веселили косые и опасливые взгляды Арастана, но потом ситуация начала тяготить и черноглазый заскучал. Видящий постоянно бормотал про увиденное, но ничего интересного так и не сообщил. В качестве примера Алекс дословно процитировал видения, и я с ним согласилась – ничего хотя бы немного любопытного. Все те же слова про поиски ответов. Даже я бы заскучала.

– И ничего нового о таинственной сестре?

– Нет. Но разве это проблема? Есть около сотни других методов узнать о Селене. Полагаю, как раз этим мы сегодня и займемся. Составишь мне компанию?

От таких предложений грех отказываться. Присутствие рядом Алекса мне нравилось, никаких лишних эмоций, сплошная чернота и бездна. Интересно, другие люди всегда чувствуют себя вот так в обществе друг друга? Для меня всю жизнь очевидны чужие эмоции, расположение ко мне. Я знала, когда на меня злились, знала, когда и кого я раздражала одним своим присутствием, а кто считал меня унылой и скучной. А с Алексом я ничего этого не чувствовала.

К тому же, в допросе он так хорош, просто другой человек. И мягкий, и понимающий, и небезразличный. Хитрый и опасный, но это ведь не каждому дано понять. И уж тем более не девушке в растрепанных чувствах, когда перед ней вдруг возникает такой привлекательный юноша. И интересно, как бы Алекс очаровывал кого-нибудь другого.

– А Арастан касался пакета с «сиреневой пылью»? – уточнила я.

– Да, по приказу советника. Утверждает, что ничего не увидел.

– Ты ему веришь?

– Трудно сказать. В тот момент не поверил, но, когда провел с парнем побольше времени, убедился – иногда предметы и в самом деле не несут за собой истории. Арастан видит яркие эмоции, а они, в свою очередь, тянут за собой картинку. Без ярких эмоций предмет пуст. Наверное, это что-то вроде твоих ощущений ко мне. Пустота.

Я называла это черной бездной. Потому что Алекс не казался мне пустым.

– В любом случае, дождемся встречи с советником. Может, он порадует нас сегодня новостью? – и парень открыл передо мной дверь кабинета Дэнвера Стрейта, пропуская вперед.

Советник и впрямь нас порадовал. Тем, что не пришел.

Такое случилось впервые и вызвало шквал вопросов и предположений у каждого. Отдуваться пришлось бедолаге-стражнику, который донес до нас сообщение: Дэнвер Стрейт отбыл со строчным делом, сопровождает короля в важной поездке. Похоже, поездка не была запланированной, вряд ли советник строил из себя молчуна, только чтобы потом вот так вот исчезнуть.

– Он его прячет, – заявила Ника, имея ввиду короля Фарама Пламенного. – Потому и уехал в спешке. Боится за жизнь короля.

– Конечно. Бедняга советник так испугался убийцы служанки, что нашел лучшее решение – спрятаться, прихватив с собой самого короля. Наверняка они залезли под кровать, с такой-то логикой, – не умолчал Воин.

Сегодня он выглядел помятым, но это вовсе не из-за поединка с братом, всему виной его вчерашний интерес к винному погребу «местечка». Мартину требовалось отвлечься, вот он и увлекся, в результате пытался подраться на ринге с каждым из нас, включая меня и Нику, потом уткнулся носом в мою макушку и захрапел. После Илиф долго извинялся за поведение брата и из-за этого умудрился упасть в моих глазах еще ниже, извинения звучали неискренне и странно.

– Огреть бы тебя… чем-нибудь потяжелее!

– Братца своего лучше огрей! – Воин подмигнул Нике, покинул свое обычное место и с удобствами устроился на кресле советника. Поерзав недолго, нагло закинул ноги на стол.

– Не наглей, – нахмурился Вик.

– Мне кажется, советник притащил его, чтобы мы порепетировали на ком-нибудь убийство, – прошипела Ника.

– Силенок не хватит, Гореника.

– По-твоему, вот так коверкать имена смешно?!

– Ну ты же бесишься, – Воин с недоумением пожал плечами. – Значит, очень смешно!

Перепалка все нарастала и нарастала, ничего нового. До драки у нас еще не доходило, но кто знает? Покорять новые вершины никогда не поздно. Может, после этого отношения в коллективе хоть немного начнут складываться? Иначе план советника и впрямь провалится.

– Кажется, нам лучше разойтись, – вздохнула я.

– Куда-то спешишь, Кудрявая?

– На самом деле да – хотела поговорить с управляющим.

– Отлично! Идем! – Воин очень быстро поднялся, чем, признаться, удивил.

– Идем? Куда идем?

– Как куда? Говорить с управляющим, сама же сказала. Да хоть с самими демонами, мне все равно! С тобой я хоть на край света… за неимением более занимательной компании.

Зря я это сказала, очень зря.

– И чего ты на Психа косишься? – возмущенно заметил Воин. – Не он сейчас твоя лучшая половина, а я. Вот и будем все делать вместе, как в ваших девчачьих сказочках.

– В наших сказочках такие как ты не появляются, – заметила Близняшка.

– А тебя, Злоника…

– Хорошо! – перебила я. – Пойдем вместе. Думаю, советник не стал бы возражать против небольшого расследования, раз уж он сам оставил нас без задания. Все займемся делом.

– Мы возьмем на себя стражу, – согласился Алекс.

Мы разошлись, Воин сразу нагнал меня в коридоре и по-свойски закинул руку на плечо. Совсем обнаглел. Хотя для него это как раз норма, еще во времена учебы я не раз видела, как он пристает вот так ко всем подряд без особого разбора.

– Мы сегодня команда, да, Кучеряшка?

– Команда, – я зло скинула с себя его тяжелую руку. – И у тебя важная миссия: постараться как можно больше молчать, желательно начиная прямо с этого момента. Я пытаюсь продумать все вопросы, которые нам надо будет задать.

– Ты совсем мне не доверяешь, да?

– Нет.

– Но в убийстве хотя бы не подозреваешь?

– Пока мы не выяснили ничего, что опровергло бы хоть чью-то вину. Так что мы все на данный момент – подозреваемые.

– Зануда! – Воин закатил глаза и попытался приобнять меня опять. Конечно, его болтовня на этом тоже не остановилась. – Слушай, а ты всегда такая зажатая? Я тут опять вспомнил, что мы учились вместе, а я о тебе не знал. Ты пряталась по углам что ли? А ты с парнем-то хоть встречалась когда-нибудь? Говорят, семья Альмар в этом плане очень строгих правил… ты поэтому меня шугаешься? Семейные правила не давали тебе жить даже в академии? Кстати…

Нет, так дело не пойдет. Если я не сойду с ума, то это сделает управляющий во время допроса. Если это вообще будет допрос, а не театр одного артиста.

Я резко притормозила и всплеснула руками:

– Демоны, ну как же так! Утром забыла взять с собой шкатулку, а ведь я обещала занести ее Эли! И мы как раз идем в ту сторону, а Эли меня ждет… может, ты подождешь меня, пока я сбегаю к себе? Я быстро, честное слово.

Воин заткнулся и посмотрел на меня с подозрением:

– За идиота меня держишь, Кудря?

– Да ничего подобного. Эли…

– Слышал я про Эли. Но ждать тебя в коридоре не собираюсь, идем вместе.

– Но я же быстро!

– Даже не надейся, – «порадовал» он.

Очень неохотно я пригласила Воина к себе. Само собой, никакой шкатулки не существовало, импровизировать пришлось на ходу. Отчего на ум пришла именно шкатулка, понятия не имею, но Мартин ошибся – за идиота я его не держала. А вот за того, кто на радостях от раскрытия чужого обмана потеряет бдительность и согласится выпить по стаканчику «целебного» отвара – очень даже.

Так и вышло: мне и сочинять ничего не пришлось, я просто рассказала об Эли, ее способностях лекаря и чудодейственном отваре, который она готовит. Воин чувствовал себя неважно после событий ночи, потому выдернул из моих рук стакан со снотворным и залпом опрокинул его в себя. Вскоре парень с удобствами устроился в моей кровати и уже второй раз захрапел на моих глазах. Предпочитая не думать, что будет после его пробуждения, я засмеялась и вышла за дверь. Вот теперь можно и делом заняться.

С поисками управляющего вышла заминка, я слабо представляла, где его искать и как он вообще выглядит. Все-таки я недавний гость во дворце, всех порядков изучить не успела. Впрочем, с трудностями я справилась быстро, поплутав в служебном крыле дворца. Там же я выяснила много любопытного и о дворце, и о короле, и об управляющем в частности. А еще поняла, что лучше потолковать не с самим мужчиной, а с его помощницей, Варной Роу.

Варна оказалась женщиной средних лет с пышными формами, очень гладким лицом и живым взглядом, она встретила меня в одном из коридоров дворца – ей успели донести, что здесь бродит посторонняя и ищет ее. Демонстрируя бескрайнюю радость от нашей встречи, она пригласила меня на чай, быстро дав распоряжение одной из девушек-горничных.

Пока Варна весело щебетала, я пригляделась к женщине получше и поняла, что она куда старше, чем выглядит. Волосы женщины уже давно поседели полностью, да и заметно, что живость и подвижность даются ей не так легко, как раньше, это чувствовалось в ее движениях, жестах, даже походке. А еще в Варне скрывалась эта располагающая к себе доброта, рядом с ней хотелось улыбаться и вообще, слушать ее веселую болтовню.

– Значит, вы одна из учениц Дэна? – Варна сама перешла к делу, как только горничная принесла чай и оставила нас наедине.

Видимо, Дэн – это советник Дэнвер Стрейт. Непривычное обращение.

– Да.

– Не удивляйтесь, – заметив мое изумление, засмеялась женщина. – Я помню его еще мальчишкой. Его отец всегда находился при исполнении, а Дэн рос на моих глазах. И на моих руках, можно и так сказать, ведь некоторое время я была его няней.

– Это… неожиданно.

– Так я и оказалась помощницей Рона, Дэн постарался. Он никогда не бросает дорогих ему людей, чудный мальчик и великолепный мужчина. Королю с ним повезло, как и вам повезло с наставником.

– Он хороший учитель, – с улыбкой согласилась я. – Но я здесь, чтобы поговорить об одной из ваших горничных. О Селене Энио. Вы такую помните?

– Конечно, – сразу же ответила Варна. – Селену трудно забыть. Красивая была девочка, но красота ее… понимаете, не такая, как у многих других девушек. Редкая красота, необычная, но и порочная. Девушки вроде Селены приносят беды, пусть и не всегда сознательно. Все дело в их красоте.

Чувствовалось, что женщина знала, о чем говорила.

– И кому Селена принесла беду?

– Всем, кто ее окружал. Даже своей сестре – девчонку же в итоге убили. Как пить дать, из-за Селены и ее тайн, больше причин быть не могло. Харита была хорошей девочкой: скромной, трудолюбивой, тихой. Но сестра принесла ей беду даже после своей смерти.

– Смерти? – удивилась я. – Насколько мне известно, Селена пропала.

– Пропала. Но можно догадаться, что не просто так. Она любила шастать по ночам, вот и дошасталась… – Варна нахмурилась, ее неприязнь к пропавшей ощущалась ярко.

– И к кому она шастала? – осторожно спросила я, боясь услышать в ответ стандартное «к королю, конечно».

– Вокруг нее вилось много ухажеров… да даже наш повар, Тибий, голову от Селены потерял! Но на Тиба она, ясное дело, даже не смотрела. Прошли те времена, когда горничные ходили и боялись взгляд от пола оторвать, а уж чтобы помешать кому-нибудь из господ… страшное дело! Сейчас все по-другому, конечно. С тех самых пор, когда дядя короля Фарама посмел жениться на служанке.

И это реальный случай. Вот только девушка была не служанкой, а ее дочерью, и познакомились они с братом тогдашнего короля как раз неподалеку. В королевской академии. А дальше – любовь и свадьба. Тогда это вызвало немало шумихи, это ведь такой скандал! Но случай стал поворотным, после случая с братом короля на неравные браки стали смотреть проще. Похоже, Селена вдохновилась чужими примерами и нанялась на службу во дворец с определенной целью.

– Варна, – я наклонилась чуть ближе к женщине. – А был ли у Селены кто-то… особенный. Ну, знаете, на примете?

Проще говоря – кто был ее жертвой?

– Был, – серьезно кивнула женщина. – Илиф Ароктийский.

Значит, Илиф.

Не сказать, что я сильно удивилась, когда услышала знакомое имя. Но теперь отчасти понятно, почему старший Ароктийский с таким удовольствием поделился со мной сведениями о «сиреневой пыли» – хотел направить расследование в другую сторону. Но потому ли, что виновен сам? Если честно, верилось в такое с трудом, Илиф на имя Селены как-то слабо отреагировал. Но Воин так старательно пытался защитить брата… да и о старых делах советника Илиф мог узнать от младшенького.

Все резко запуталось.

Первым моим порывом стало найти Ароктийского-старшего и с ним поговорить. Но вместо этого я дала себе время подумать и отвлеклась на бывшую соседку Хариты – Эми. Помнится, девушки не сошлись характерами, да и вообще, Эми славилась острым языком и вспыльчивым нравом.

Но при мне она всего этого демонстрировать не стала, была мила и откровенна. И повторила слово в слово все, что до нее уже сказала Варна. Да, Харита искала сестру. Да, казалась странной. Да, бесила некоторых вечными вопросами. И что? За такое не убивают. «Сиреневая пыль»? Конечно, слышала о таком средстве. Но сам порошок даже в глаза не видела, раз стоит он невероятно дорого. Замечала ли она пакет у Хариты? Точно нет, для этого ведь надо знать, как выглядит «пыль».

Держалась девушка уверенно, не выказывая даже малейших признаков волнения. Да и с чего бы? Ее допрашивал не советник Стрейт, а всего лишь одна из его безымянных учениц. Даже будь Эми убийцей, бояться нечего. Я поблагодарила девушку за ответы и ушла.

ГЛАВА 11. Призраки прошлого

Искать Ароктийского-старшего пришлось до самого вечера, он все время от меня ускользал в последний момент. За это время я как минимум десять раз успела перебрать в голове все факты, коими мы располагали, и девять раз прийти к выводу, что он, если и замешан во всей этой истории, то явно не в качестве главного злодея. Конечно, один шанс из десяти все же имелся, потому я и рассказала о планах Алексу. Парень погипнотизировал меня взглядом черных глаз и кивнул, мол, иди куда хочешь, мне какая разница? Одно хорошо: я знала, что Алекс не забудет этот разговор. Не сможет.

Да и Илиф вряд ли станет так рисковать. Даже если и предположить… худшее. Что я уже знаю? Кто-то убил тихую и неприметную девушку, подкинув ей пакетик знаменитого опасного порошка. И это меня тревожило, зачем так делать? Перестраховка? Недостаточно все выставить как старое дело советника?

«Или таинственный убийца знал, что «сиреневая пыль» куда-то, да приведет»

В свете этого откровенность Илифа выглядела любопытно, он зачем-то помог мне найти след. Который мог сам же и подкинуть, если на то пошло. Я металась от «все сложно и запутанно» до «все очевидно и элементарно». Илиф мог иметь какой-то хитрый умысел и нарочно всех дурить, а мог… даже не думать о таком. И пока ко второму варианту я склонялась больше, осталось только найти Илифа и во всем убедиться лично.

И в этом свете зацепка, оставленная убийцей, волновала все сильнее. «Сиреневая пыль». Куда она приведет? А ведь она приведет, на то и расчет. Интересно, советник тоже так подумал? Подумал, и уехал от нас, оставив со всем разбираться… ладно, в конце концов, король – его приоритет, а мы просто очередной проект.

Другая сторона убийства меня тоже волновала: если «сиреневая пыль» – всего лишь отвлекающий маневр, то дело в самой Харите. Точнее, в ее сестре Селене. Харита искала ответы и могла узнать что-то о жизни пропавшей сестры, в результате чего погибла. Она увидела что-то, поговорила с кем-то? Задала неправильный вопрос? В любом случае, Селена и ее история причастны. Редкая красавица и охотница за чужими благами. Обычно за такое не убивают, но это смотря как охотиться…

Кто-то тронул мое плечо, и я вздрогнула он неожиданности.

Обернулась и увидела улыбающегося Илифа. Парень выглядел довольным и, самое главное, чувствовался таковым. А ведь ему точно доложили, что я его искала. Значит, этому он так радуется?

– Слышал, ты меня искала? – Илиф улыбнулся еще шире. – Жаль, что я узнал об этом только сейчас. Не хочешь со мной прогуляться, Таната? Стемнеть еще не успело, а в дворцовом парке потрясающий вид на озеро.

– С удовольствием с тобой прогуляюсь, – заверила я. Парк – место обитаемое и полное стражи. Единственное, что меня настораживало, так это смутное подозрение, что Илиф позвал меня на свидание.

– Отлично! Встретимся у входа в парк? Я распоряжусь, чтобы все для нас приготовили и тебя догоню.

Это точно свидание.

Пока я думала, как выбраться из этой неловкости, Илиф сграбастал мою руку, расцеловал ее и убежал давать распоряжения. Этот процесс уже не остановить, надо было сразу… просто я не сообразила вовремя. Эмоции Илифа сбивали с толку, вроде он и радовался, но как-то странно радовался, не в романтичном смысле. Требовалось больше времени с ним наедине, чтобы разобраться, хотя мне этого не очень-то и хотелось. Главное, исключить его из списка подозреваемых и выяснить все о Селене.

У выхода в парк Илиф оказался даже раньше моего. В руках он держал корзину с вином, свежим хлебом, медом и сыром – планируется пикник.

– Илиф…

– Ни слова больше! – остановил он меня, вновь схватил руку и запечатлел на ней поцелуй. – Сегодня я буду развлекать тебя. Таната.

И он не соврал, путь до озера прошел быстро. Илиф оказался потрясающим собеседником, в том плане, его интересно было анализировать. Он не шутил, как Воин, не говорил загадками, как Алекс. У Ароктийского-старшего была своя особенность – постоянное вранье. И мне эта особенность даже понравилась, а вскоре я начала отличать, когда Илиф заговаривается, а когда выдает крупицу правды.

На берегу озера Илиф расстелил плед и помог мне устроиться с максимальными удобствами. Пока он занимался вином и едой, я любовалась озером, которое звалось Бескрайним. Другой берег с этого и впрямь разглядеть очень сложно, но именно там располагался тот самый таинственный дом, где можно найти «сиреневую пыль». Интересный факт.

Сунув мне в руки бокал вина, Илиф вновь взялся за увеселительную программу, вот только на сей раз я начала томиться. Вставить слово и направить разговор в нужное мне русло не получалось, а время все шло и шло. Между прочим, мне еще в комнату к себе возвращаться! А там… а там будет наказание. Пока не знаю, какое именно, но просто так Воин мою выходку не простит, это точно.

Вспомнив Воина, я запаниковала и решила поторопиться.

– Ты вчера мне соврал, – перебила я Илифа. – Зачем?

Лицо Ароктийского-старшего вытянулось от неожиданности.

– Что?

– Я спрашивала тебя про Селену Энио. Ты сказал, что не знаешь ее.

Он сказал, а я легко ему поверила. Почему?

– А я и не знаю!

И вот опять – не придраться. Абсолютно честное лицо и никаких эмоциональных всплесков. Либо он действительно не знал Селену, и Варна ошиблась, либо… не знаю, какой тут еще вариант может быть.

– Она работала горничной. Вас часто замечали вместе.

– Хм… а как она выглядела?

– Красивая. Очень. Темные волосы, яркие глаза… думаю, чаще всего ты видел ее в униформе, она работала горничной.

– Не помню, – уверенно покачал он головой.

– Вас видели вместе, – продолжила я упираться. – Прошлым летом она пропала. Знаю, прошел уже почти год, но…

– Прошлым… что?! Прошлым летом? Ну теперь все понятно! – Илиф улыбнулся и посмотрел на меня с таким видом, будто я дурочка. – Прошел же почти год, Таната. У меня не настолько хорошая память. Возможно, и была какая-то там темноволосая Селена, возможно, я даже ее вспомню. Но пока не получается, – он бессильно развел руками. – Нужны еще подробности.

Похоже, проблемы с памятью – это семейное. Мартин до сих пор не выучил мое имя, и я даже не надеюсь, что он это когда-нибудь сделает. А Илиф пошел дальше и не может запомнить даже лицо. Не удивлюсь, если завтра он меня и вовсе не узнает.

А еще Илиф говорил правду, по крайней мере, я ему верила. Как поверила и вчера после короткого вопроса о Селене. Моя ошибка: стоило сразу догадаться, что парни вроде Илифа не утруждают себя запоминанием имен горничных, а не городить теории на пустом месте. В жизни все проще.

На улице стемнело и похолодало. Мы с Илифом дружно потянулись в сторону дворца, вот только теперь Ароктийский-старший не спешил развлекать меня беседой, а все больше молчал. Что-то в моих вопросах его вывело из себя, он пытался взять себя в руки и вернуть было настроение. Видимо, я испортила свидание, дело в этом.

Я сама начала разговор.

– И ты, и Мартин очень сильны. Это у вас от отца?

– Наши родители оба боевые маги, их уровень приличный. Примерно как у меня. А вот младшенький переплюнул всех по какой-то неведомой причине. Раньше он был гордостью семьи.

«Раньше» меня очень заинтересовало, но спросила я другое:

– Оба родителя – боевые маги? Говорят, они трудно сходятся между собой.

Илиф хмыкнул:

– А наши сошлись. Они образец счастливой пары.

– А почему Мартин перестал быть гордостью семьи?

– Все очевидно: младшенький вырос, и все поняли, какой он получился нахальный и сумасшедший. Ты же сама с ним знакома, знаешь, как с ним трудно.

Это ложь.

Причем ложь продуманная, Илиф специально упомянул о гордости семьи, точно зная, что я заинтересуюсь. И сейчас он ответил так, чтобы я не поверила и бросилась уточнять. Ароктийский-старший нарочно хотел мне что-то рассказать о брате. И вряд ли это что-то приятное.

– Мартин сделал что-то плохое?

– Смотря что считать плохим.

– По шкале от одного до ста, насколько все ужасно? Один – это глупая шуточка, а сто – это… пусть будет убийство.

Ответ получился безжалостным.

– Тогда что-то около четырехсот.

– По вине Мартина погибло четыре человека? – ахнула я.

– Это не моя история, Таната. Проводить тебя до академии?

– Не стоит, спасибо.

– Тогда до встречи, Таната Альмар. Надеюсь, до очень скорой, – он в очередной раз потянулся к моей руке и наградил поцелуем.

Илиф ушел, а я пыталась унять дрожь в руках. По вине Мартина и правда погибли люди? Это ужасно, но зачем Илиф мне рассказал? Уж точно не ради моей безопасности. Он хотел, чтобы я пристала к Мартину с вопросами, чтобы рассказала остальным. Вот в чем его план. Или чтобы я боялась его младшего брата.

Между прочим, я и так боялась возвращаться в собственную комнату! Хотя Воин уже давно должен был проснуться и уйти. Не сидит же он там в ожидании меня. Кара, если и последует, то только завтра.

В этом я ошиблась.

– А вот и отравительница пожаловала! – раздался знакомый голос, стоило мне только переступить порог комнаты. Самого Воина я видеть не могла, слишком темно.

– Неприлично подкарауливать девушек в темноте, – буркнула я, очень стараясь сильно не пугаться. Слова Илифа пока что лишь слова Илифа, даже если это полностью правда, ситуация не была простой.

– Неприлично?!

– Еще как.

– А опаивать бедного беззащитного парня и обманом укладывать его в свою постель, значит, прилично?! Чтоб ты знала – я бы и так не отказал. Наверное… тебе бы пришлось меня долго уговаривать, но в итоге…

А я еще собиралась извиниться за свой поступок. Но теперь уж точно не стану.

– Я тебя не опаивала.

– Да ну?

– Ты сам выдернул стакан из моих рук, – напомнила я.

– То есть, ты собиралась отравиться сама?

– О каком отравлении мы вообще говорим?

– О моем.

– Тебя никто не травил.

– Никто, кроме тебя.

– Бррр… завязывай уже, хорошо? – не выдержала я. – Скажи спасибо за крепкий и здоровый сон и уходи к себе. Или куда ты там ходишь по ночам. Если хочешь, обсудим все завтра, можешь хоть отравить меня в ответ. Только не сейчас.

Повисла тишина.

– Хорошо! – неожиданно легко ответил Воин и протопал мимо меня в сторону двери. – Мы еще поговорим с тобой, Кучерявая.

– Ты… уходишь?

– Женщины! Вас не поймешь. То «уходи», то «ты уже уходишь?!». Тебе бы определиться, Незнаната.

– До завтра.

– Ага, – и он хлопнул дверью.

Не поверив в произошедшее, я на всякий случай обыскала комнату на предмет магических ловушек или других вообще-то справедливых подстав. Ничего. Чудеса, да и только. Но подумаю о них лучше когда-нибудь завтра.

ГЛАВА 12. «Сиреневая пыль» и где ее достать

На помощь Алекса я рассчитывала.

А еще на его компанию, и на его наблюдательность сразу. Я не могла знать, ответит ли таинственный делец «сиреневой пыли» на мое сообщение и пожелает ли объяснить, что означает номер, выведенный на пакете. И тут назревал вопрос – захочет ли тот самый делец со мной откровенничать? Я надеялась, небольшое вознаграждение его все же к этому подтолкнет. Или большое, о таких вещах я привыкла не беспокоиться, спасибо дедушке.

Все пошло не так с самого начала: во-первых, я не смогла найти Алекса. И где он ходит, интересно? Решив проверить догадку, я забрела к Эли, но она смешивала какие-то травы и делала это в одиночестве. На мой вопрос об Алексе ответила недоуменным взглядом и пожатием плеч. А потом странно огляделась, как будто Алекс мог втихую пробраться к ней и спрятаться за тяжелой портьерой. Поняв, что визит к Эли – трата времени, я собралась откланяться, но не тут-то было, девушка просто так отпускать меня не желала и попыталась напоить какой-то голубоватой жидкостью. Настрой Эли пугал, но отвар я все же выпила, а потом убежала, стоило девушке отвернуться. Да уж, подумать, что Алекс добровольно согласился бы на все эти эксперименты – верх глупости.

Алекса я так и не нашла и рассмотрела запасные варианты. Вика, Нику, Арастана и Воина исключила сразу. Выбрала стражника. В конце концов, я не собиралась скрывать вылазку от советника, мне хотелось воспользоваться его отсутствием и сделать небольшую, но необходимую глупость.

Провожатого я нашла очень быстро и еще быстрее убедилась, что парень в ночь убийства Хариты счастливо отдыхал дома в компании своей матушки Хэлены. Они долго ужинали, а еще матушка подробно рассказывала парню о подругах и их жизненных неурядицах. Увидев в глазах стражника желание все мне пересказать, я предложила сделать это по дороге. Так время пролетело очень быстро.

Когда мы оказались на месте, Бард (так звали стражника) содрогнулся от увиденной разрухи. Часть города за озером считалась необитаемой, когда-то этот район накрыло водой Бескрайнего, а последствия не удалось ликвидировать сразу. Дома пришли в негодность, жить тут стало невозможно. Хотя некоторые пытались до сих пор.

– Мне все это не нравится, – честно признался парень. – И я не хочу отпускать вас в одиночестве в какой-то дом.

– Все будет хорошо, Бард. Если что, вы придете мне на помощь.

Барду мой план показался ненадежным, что, в общем-то, неудивительно, раз он таким и был. Посетовав, что не догадался взять с собой еще несколько человек, он приказал мне стоять на месте, сам же сделал быстрый круг, проверяя местность и даже попытался с помощью заклинания обнаружить присутствие других людей. А еще Бард очень боялся, буквально дрожал от страха. На его фоне я чувствовала себя почти героиней, хотя темнота и заброшенность меня тоже нервировали.

Я уже собралась зайти в дом, когда Бард остановил меня.

– Стойте. Надо еще раз все проверить! Мне кажется… – парень пугливо огляделся и вздрогнул. – …мне кажется, тут кто-то есть. Мы не одни. Слышите?

Я прислушалась. Ничего.

– Как будто кто-то топчется, – уперся Бард. – Я его слышу.

– Вы ведь все проверили, тут никого нет. Все будет нормально, я зайду в дом и быстро оттуда выйду, вы не успеете заметить моего отсутствия.

– Лучше нам вернуться. Взять с собой еще людей…

Кому-то из нас лучше взять себя в руки.

– Стойте здесь, Бард! – приказала я и поторопилась зайти в дом. Трусила, конечно, все время хотелось оглянуться, но не стоит поощрять его страх. Мне и самой начало казаться, что рядом кто-то есть. И что кроме страха Барда я слышу еще чьи-то эмоции. Липкие и пугающие эмоции.

«Глупости, тут никого не может быть» – одернула я себя.

Не помогло. Звуки заброшенного дома наполняли темноту, каждый скрип казался подозрительным. Я вообще не понимала, как отличить подозрительный скрип от обыкновенного и на всякий слушай шугалась каждого. Но все равно упорно шла вперед. Пересекла широкий холл, свернула направо. Где-то здесь должен прятаться тайник. Хотя тайник – сильное слово, просто ниша в стене. Интересно, что мешает любому желающему зайти с улицы и забрать чью-то посылку? А ведь явно что-то мешает.

Где-то за спиной раздался неясный шорох.

Вздрогнув, я медленно повернулась, но никого не увидела. Слишком темно. Но я никого и не почувствовала, из меня вырвался вздох облегчения. Все-таки иногда мой дар очень кстати. Шумно сглотнув, я стянула с себя шарф и завернула в него конверт с посланием, ведь вряд ли требование приложить личную вещь всего лишь прихоть.

Наверху громко скрипнула половица.

Я уронила шарф и потянулась за ним вниз. На улице раздался странный свист, я резко выпрямилась. В лицо неожиданно ударил яркий свет, заставляя зажмуриться, а пол под ногами вдруг перестал быть твердым, а потом и вовсе исчез. Неловко ухнув вниз, я в последнее мгновение ощутила чужую хватку на своем запястье – мой полет в пропасть не проходил в одиночестве.

Впрочем, пропасть оказалась не совсем пропастью, полет завершился быстро. Я даже удара особо не почувствовала, то ли от страха, то ли тут и впрямь невысоко. Да и какая разница, раз кто-то до сих пор держит меня за руку?

Неизвестный звучно выругался самым неприличным образом.

Это точно не мой стражник Бард.

Выдернув руку из его хватки, я отшатнулась в сторону. Где бы я ни очутилась, здесь слишком темно, чтобы разглядеть хоть что-нибудь. Тягучая и абсолютная чернота вокруг, до рези в глазах, до цветных пятен. Но темнота – это не так плохо, если я ничего не вижу, стало быть, и рухнувший вместе со мной неизвестный так же слеп. Пока не сообразит действовать, конечно.

Времени в запасе совсем мало. Я аккуратно начала отступать назад, пока не уперлась в ледяную стену. Мне тут же стало холодно, я поняла, что в этой темноте очень низкая температура, а еще влажно, как в подвале под землей. Выбираться надо как можно скорее.

Неизвестный, что свалился вместе со мной, подозрительно затих. Я тоже затаилась и прислушалась к чужим эмоциям. Глухое раздражение, злость и удивление. Необычный набор. И еще эти ругательства… как будто человек свалился так же, как и я – неожиданно для себя. Может, это один из покупателей «сиреневой пыли»? А что, велик шанс столкнуться к кем-то еще неподалеку от тайника.

Неизвестный нарушил тишину и опять выругался.

В этот раз все ругательства показались мне смутно знакомыми.

– М-мартин?

– Хренартин! А кто, по-твоему, тут еще может быть?

Вариантов много, мне выпал не самый плохой. Я шумно выдохнула и отлепилась от холодной стены. Все нормально, все хорошо. Мы выберемся, со мной же Воин. Если, конечно, он не преследовал меня, чтобы убить.

– Всю задницу отбил по твоей милости, – продолжил ругаться Воин. – Так и знал, что ты – ходячая проблема. Вот с первого взгляда определил, честное слово. Может, я провидец? И у меня тоже дар открылся?

– Что… что ты здесь делаешь?

– Отдыхаю. Неужели не видно?

– Мартин!

– Я находился неподалеку, когда услышал твои крики. Потому я посчитал звезды, несколько раз отжался, порепетировал заклинание, которое никак у меня не выходит… и примчался к тебе со всех ног.

– Но я не кричала.

– Визжала только так, – не согласился он. – Демоны, ты чувствуешь, как тут холодно? У меня уже руки заледенели.

С моими руками пока полный порядок, но я росла в суровых местах. Зима там длилась долго, а лето пролетало незаметно, да и оно теплым не было. Белизна снега и льдистые вершины для меня привычная картина, а холодный пронизывающий ветер что морской бриз.

Я слышала, как Воин возится в темноте, пытаясь согреться. Почему он не пустит в ход магию? Мы хотя бы посмотрим, где оказались. Невозможно и дальше видеть только эту ледяную черноту. Воина, как и меня, сильно беспокоила сложившаяся ситуация.

– Кудрявая, – подал он голос, – есть какие-нибудь светлые идеи?

– Есть. Хорошо бы увидеть, где мы оказались.

– Ага, было бы здорово. Но придется тебя огорчить, Темната.

– Тебе не кажется, что сейчас не лучшее время издеваться надо мной?

– Мне нравится делать это в любое время, но конкретно в этот момент я говорю серьезно – придется тебе задействовать свою соображалку и подумать, как нам выбраться без света.

– Но…

– Что-то здесь мешает мне творить любую магию. Вообще любую, – спокойно пояснил Воин. – Но ты тоже попробуй, может, у тебя что-нибудь получится.

– Я уже пробовала. Ничего.

– Понятно.

Мы помолчали, думая, что дальше делать. Воин завозился и вскоре оказался рядом со мной. Я чувствовала его близкое присутствие, но он искал в другой стороне Услышав мое дыхание, он повернулся и нащупал мою руку.

– Только не дергайся. Кудрявая, – он переплел наши пальцы. – Это вынужденная мера, мне необходимо согреться. А ты поразительно теплая. Может, я тебя еще и обниму? – не дождавшись согласия, он так и сделал. – Вот, так-то лучше. А то провалишься еще куда, а я этого даже не увижу. И где тебя искать потом? Так хоть вместе…

– А я как раз хотела предложить разделиться. Можно разойтись от стены по сторонам, возможно, кто-то из нас наткнется на дверь или коридор… тут ведь должна быть дверь, как думаешь? – понадеялась я, стараясь не обращать внимание на крепость наших объятий и на то, как рука Воина шарит по моей спине. Темнота в этом плане спасала.

На мгновение я заподозрила неладное: а вдруг это все его план мести за мою выходку со снотворным? Но эту идею я сразу отмела. Воин чувствовал растерянность, он привык полагаться на магию. А сейчас сделать этого не мог. В парне вообще роилось много самых разных эмоций, и все они походили на мои собственные. Нет, это не его ловушка. Мне даже стало стыдно за такие мысли.

– Никаких разделений, – отверг мое предложение Воин. – Не для того я за тобой сюда прыгал. Идем вместе, – он потянул меня в сторону, пытаясь нащупать стену. Без его тепла я вновь почувствовала ледяную сырость помещения.

– Значит, ты прыгнул за мной? Ты видел, что произошло?

Простой вопрос вызвал затруднение. Воин ощутимо напрягся и ускорил шаг, из-за этого мы резко врезались в холодную стену. Ароктийский выругался сквозь зубы, и опять не в самой приличной форме.

– Лучше нам разделиться, – заметила я. – Так мы быстрее все обыщем.

– Смелая, да? Сначала прибежала посреди ночи неизвестно куда, потом провалилась… тоже неизвестно куда, а теперь еще и разделиться предлагаешь?

– Здесь холодно, твоя магия бесполезна… что ты еще предлагаешь? В наших интересах обыскать тут все как можно быстрее, а не ходить вместе, держась за ручки! Получится в два раза дольше!

– И в два раза спокойнее! – рявкнул Воин, он уже давно начал злиться.

– Это нелогично!

– Мы будем держаться рядом. Мне холодно. И я не хочу переживать за твою безопасность, – отчеканил он и дернул меня за собой.

Его хватка была железной, не вырвешься. Он упорно шел вперед, держась за стену и тащил меня следом. Ладно, может, он в чем-то и прав, вместе уж точно веселее. Даже пусть и от злости пыхтеть… не представляю, что бы я тут делала в одиночестве. Вдруг Воина не оказалось бы рядом? Даже думать о таком теперь страшно.

Мы успели свернуть несколько раз. Все это время стена ощущалась гладкой, никаких выступов или поворотов, ничего. Сплошная черная пустота.

– Мы в каменном мешке, – очень скоро констатировал Воин.

– Не может такого быть. Давай проверим все еще раз, и… ты же мог пропустить поворот, выход? В конце концов, дверь совсем необязательно должна быть заметной… – я потащила парня вперед. Теперь уже я жадно шарила по стене, а Воин держал меня за руку и терпеливо ждал. Вскоре я убедилась – он прав. Ни малейшего шовчика, ничего, что указывало бы на выход, так и не нашлось, хотя я проверила все.

Тут главное – не паниковать.

Хорошо, что и Воин это понимал, от него веяло собранностью и спокойствием. Как будто мы не попали в темное подземелье без намека на выход.

ГЛАВА 13. Выхода нет?

Воину быстро надоело таскаться за мной в темноте, но он терпел, и даже на мои попытки рассуждать реагировал с налетом невозмутимости.

– Мы свалились сверху, – я зачем-то подняла задрала голову, хотя точно знала, что увижу одну лишь тягучую черноту. – Мне в глаза ударил свет, но падение я почувствовала.

– Я тоже. Пятая точка до сих пор болит, а все из-за тебя! Но если ты надеешься найти выход наверху, могу тебя разочаровать – судя по всему, ты свалилась в чью-то магическую ловушку.

– Не я, а мы, – поправила я из вредности. – И что же ты предлагаешь? Перестать искать выход? Даже если это ловушка… раз у нее есть вход, должен быть и выход. Мы изучали такие ловушки, правда, очень давно.

У Воина познаний оказалось больше:

– Выход есть, как без него. Но обычно он далеко от входа. В этом суть ловушки: ты понимаешь, с какой стороны в нее попал, в нашем случае это падение сверху, но вот где искать выход, надо разобраться. Мы с братом в детстве только так и развлекались, ловили друг друга на каждом шагу.

Последнюю фразу я не могла пропустить. Но мы в Воином держались за руки, он сразу ощутил мое напряжение.

– Пока ты не успела сочинить лишнего – забудь.

– Не понимаю, о чем ты.

– Конечно, ты понимаешь! Я заикнулся о брате, только потому что забыл: рядом со мной ведь сейчас советник Стрейт, его кучерявая версия. Которая моментально построила какую-нибудь теорию.

– Никаких теорий, – начала было я, но сдалась: – Ладно. Илиф мог догадаться, что сегодня я буду здесь, мы ужинали вместе. И это он рассказал мне, как можно разжиться «сиреневой пылью».

– Но о чем мой братец никак не мог догадаться, так это о том, что ты пойдешь сюда одна! Да еще и под покровом ночи.

– Он мог воспользоваться шансом, и… Бард! Я же пришла с Бардом, – от радости я едва не запрыгала. И как я вообще могла про него забыть? – Я была не одна, а со стражником! Ты слышишь, Ароктийский? Все будет хорошо. Мы подождем, пока Бард нас хватится, а это случится очень скоро, и мы спасены!

Воин мою радость не разделил.

– Что такое? – не поняла я. – Ты не рад?

– Спасения не предвидится, Кудряха, – неохотно ответил он. – На стражника не рассчитывай, только на наши силы. И, раз мы тут все обыскали и новых провалов не обнаружили, можно разделиться и искать выход. Без магии на это уйдет уйма времени, но по отдельности будет быстрее.

– Притормози. Почему мы не можем рассчитывать на Барда?

– Ты знаешь, как искать выход? Обычно высматривается магический след, найти его очень трудно даже в обычных условиях, ведь создатель ловушки надежно его маскирует. А в полной темноте, да и без магии…

– Что случилось с Бардом? – перебила я.

Воин вздохнул.

Тяжело, пугающе. Так, что я и сама поняла – все даже не плохо, а хуже, чем я могла подумать. Мы в каменном мешке в кромешной темноте, без представления, как нам выбраться. Помощи ждать неоткуда, по крайней мере, в ближайшее время. А долго мы не протянем, потому что замерзнем. И Бард…

– Он мертв, да? – не предположение даже, а уверенность.

– Да, Кудряшка.

– Ты видел?

– Нет. Я ждал с другой стороны улицы, чтобы вас не спугнуть, а когда понял, что ты отправилась в темный дом в одиночку, а этот идиот тебя отпустил, хотел выйти, схватить его за шиворот и притащить за тобой волоком. И уже вам обоим объяснить, насколько вы неправы. Но стражник уже был мертв. Не спрашивай, почему – понятия не имею, потому что помчался следом за тобой. Успел как раз вовремя, если ты заметила.

– Или нет, – пробормотала я.

– Нет?

– Останься ты наверху, мог бы вытащить меня. Если бы захотел, конечно.

– А если бы не смог? Лучше уж так.

– Наверное.

Мы разошлись в разные стороны и молча приступили к поискам. Мне требовался этот разговорный перерыв и уединение в темноте. Воин почувствовал бы, как у меня трясутся руки. И вовсе не от холода. Можно было бы соврать, конечно, но он бы все понял.

Из-за меня погиб человек. Это я привела его сюда, не подозревая о ловушке, это я оставила его на улице, думая, что так будет лучше. Он же боялся, зачем тащить его в темный дом? И я пошла одна. Думая, что все это – рядовое действие, искренне считая, что я оставлю послание дельцу «сиреневой пыли» и спокойно вернусь во дворец. О «пыли» мне рассказал Илиф, но я не подозревала его в злом умысле, оттого и не боялась. Либо это моя большая ошибка, либо… да все равно ошибка. Стоившая кому-то жизни.

– Эй, ты там как, отошла? – подал голос Воин. – Не погрязла в самобичевании окончательно?

– Откуда…

– Кудряха, необязательно читать эмоции, чтобы понять твои чувства. Ты сейчас винишь во всем себя и думаешь, насколько же ты плохая. Это предсказуемо.

– А я и виновата. Даже в том, что ты сейчас здесь.

– Еще как, – легко согласился парень. – Можешь и дальше переживать, а я пока поищу способ отсюда выбраться сам. А ты займись собой и чувствами своими.

– Я ищу выход, – разозлилась я.

– Сдается мне, это бесполезно. Надо не выход искать, Плаксаната. Пришла мне тут одна интересная мысль… ведь эта ловушка отличается ото всех остальных. Выход обычно ищется с помощью магии, он и замаскирован магически, смекаешь? Мы можем тут шарить хоть неделю и ничего не найти. А магией я пользоваться никак не могу. Вот и предлагаю поискать причину главной из бед.

Хорошая идея, о которой почему-то никто из нас не подумал сразу. Кто-то готовил эту ловушку, причем готовил так, чтобы… убить. Это фактически убийство: посадить людей в каменный мешок и лишить возможности найти выход. Раз даже Воин считает, что без магии это очень трудно.

– Я мало знаю об ограничителях.

– А я очень много. Помнишь, как советник Стрейт меня в королевскую тюрьму посадил? Там тоже стоят ограничители, но я их легко обошел. А эти не могу. Много раз уже пытался, но не получается. Значит, здесь ограничители из какого-то редкого и мощного материала, такого, который впитывает любого рода магию и способен долго ее удерживать. Есть догадки, Альмар?

Есть. Тальмарин.

Воин продолжил:

– На самом деле, способов ограничить магию несколько. Можно, например, выпить отвар из равиновой травы, она магию отрубает надолго. Но последнее, что я пил – это твою отраву, но после нее все с моей магией было в порядке. Значит, думаем дальше. И главный претендент – тальмариновые ограничители. Штука крайне редкая, потому что ненужная. На ком такие использовать вообще? Но вот пригодились для нашего с тобой каменного мешка, Альмар. Прости, не могу в такой темноте звать тебя Кудрявой, я же ничего не вижу! Вдруг ты облысела совсем?

Я улыбнулась.

– Пока нет.

– Хоть какой-то повод для радости, – хмыкнул из темноту Воин.

– Спасибо, что ты здесь, Мартин.

– Ты еще в любви мне признайся! Но лучше представь себе новость: наследница тальмариновых запасов попала в ловушку из своих же запасов, призналась в любви прекрасному… почти принцу, но в конце померла, потому что расклеилась. Понимаешь, на что я намекаю?

– Не расклеиваться, искать.

– И размышлять на тему «а стоит ли доверять всяким мутным дельцам «сиреневой пыли, или лучше их опасаться».

– Сомневаюсь, что это его дело рук, – покачала я головой.

Мы вновь приступили к поискам. Попутно Воин объяснил действие тальмариновых ограничителей. Их должно быть несколько, чем больше, тем они мощнее воздействуют на магию человека. Ограничители действуют на определенной площади, в нашем случае это каменный мешок. Если выбраться за пределы воздействия (что на самом деле может быть непросто по ряду причин), магия вернется. Но удобнее отыскать один из ограничителей и уничтожить его, тогда работа всей сети нарушится.

Когда я шарила руками по полу, наткнулась на что-то мягкое. Не тальмарин, конечно, а кусок приятной на ощупь ткани. Мой шарф! Видимо, я так и не выпустила его из рук, когда падала. Шарф может пригодиться, становилось все более холодно. Даже мне. А Воину? Он не привык к таким условиям, он вряд ли видел настоящую зиму. И во что он одет? Я готовилась к ночной вылазке, а Воин? Наверное, выскочил за мной ровно в том, в чем был и утром. Тонкая рубашка и брюки, больше ничего.

– Ты как? – поинтересовалась я. В темноте мой голос прозвучал резко и громко.

– Отлично.

Оказалось, он совсем рядом, стоит только протянуть руку – и вот он. И я протянула руку, вроде бы нащупала его грудь. Воин перехватил мою ладонь, его пальцы чувствовались совсем ледяными. Я шагнула к нему ближе. Он дрожал.

– Все не отлично. Ты замерз.

Я накинула на него найденный шарф. Вряд ли он спасет от холода, но лучше, чем совсем ничего. Воин протянул руку и крепко меня обнял. Я не возражала, конечно, нет. Сейчас это казалось таким глупым. Мартина трясло, я гладила его спину, нам нужен был этот момент.

– Вот теперь мне почти тепло.

– Врешь.

– Ага! Так и знал, что ты мысли читаешь!

– Это все еще эмоции, Ароктийский, – я улыбнулась. – Все дело в расхождении эмоций со словами. Знаешь, когда человек говорит спокойно, даже равнодушно, а внутри у него такая буря, что страшно.

– Так и думал, что ваши с Психом многозначительные гляделки на самом деле ерунда и вы так нагнетаете обстановку.

Мне почти стало жарко.

– Может, ты поднимешь меня? Если это и в самом деле тальмариновые ограничители, образующие замкнутое пространство, они должны быть как-то замаскированы. Может, они наверху, чтобы труднее было найти? Потому если ты меня поднимешь…

– Хочешь, чтобы я надорвался?

– Ты…

– Да шучу я, шучу! Тут такое дело… это ты у нас коротышка, а я высокий и статный. И до потолка рукой достаю легко. И там тоже ничего, – легко сообщил он и от этой самой легкости стало не по себе. – Но мы выберемся, ага.

– Мой рост – выше среднего, – пробормотала я.

– Самообман – опасная вещь.

Дальше мы искали уже вместе, пытаясь друг друга согреть. Но поиски проходили без энтузиазма, мы уже все здесь обшарили, и не один раз. Тальмариновые ограничители кто-то спрятал надежно. И зачем, интересно? Раз ловушка готовилась для меня. Мне никакие ограничители не нужны, у меня и магии-то нет. Значит, некто предполагал, что я буду не одна. Я и хотела взять с собой Алекса. Интересно, как на нашем месте рассуждал бы он? Наверняка легко нашел бы выход.

Нам придется дождаться момента, когда нас хватятся. Мне не хотелось о таком думать, но какой у нас еще выбор? Воин совсем замерз, даже наша близость не спасала. Его трясло все сильнее, он опирался на меня уже почти полностью. Садиться на ледяную землю нельзя, надо двигаться, но делать это уже не получалось. Мне казалось, я не замёрзла так сильно, как Мартин, но мои руки едва шевелились. Силы внезапно покинули меня, уступая место апатии. Глаза, которые я упорно держала открытыми, ломило от царящей вокруг темноты. Хотелось поддаться и опустить веки, а потом счастливо обмякнуть в объятиях Воина. Но я знала, делать этого категорически нельзя.

Умные мысли не помогли, вскоре мы осели на землю.

– Эй, – прошептал Воин. – А каково это вообще? Постоянно знать, что чувствуют другие люди.

– Так себе, – призналась я. – Я к этому привыкла, конечно, мне уже не по себе, когда я ничего не ощущаю… как с Алексом. Но иногда мне хочется отключать дар, пропускать некоторые моменты, понимаешь?

– Не-а.

– Больно знать, когда дорогой тебе человек вдруг интересуется кем-то другим. Другой. Может, и интерес-то мимолетный, нормальный и сам по себе мало что значит… а выходит, что значит он даже слишком много. И об этом нельзя не думать.

– Значит, вот почему ты такая вся отстраненная. Боишься.

– Да.

– Знаешь… когда ты решила пичкать себя успокоительным отваром, который потом скормила мне, это было верным решением. У тебя заметные проблемы с головой, Альмар.

Надо же, он еще способен шутить!

– Удивительно, но даже сейчас ты тот еще засранец, Ароктийский!

– Главное – не изменять себе, – тут же согласился он. – А насчет паранойи скажу тебе одно – никуда ты от нее не денешься. Ну не вижу я чужих чувств, и что с того? Бояться я тоже могу и не подпускать к себе никого. И дар тут не при чем.

– А советник еще хотел, чтобы мы все друзьями стали, – фыркнула я. – Даже если у тебя, всего такого уверенного в себе, проблемы, что говорить об остальных?

– А я давно говорил – мы кучка людей, у которых ничего общего.

Мы замолчали ненадолго.

– Ты не прав. У нас много общего, – нарушила я тишину.

– У вас – может быть. Но не у меня с вами.

– Кто бы сомневался, ты считаешь себя самым особенным!

– А я и есть особенный, – порадовал он.

– Нет. Ты ухватился за возможность, которую предоставил советник, точно так же, как сделали это и остальные. Ни у кого из нас не было вариантов, то есть… пока я уверена только насчет пятерых.

– И кто же выделился?

– Арастан. Возможно. Из нас всех он кажется самым… благополучным.

– Кто, Нервостан? Кажется, от холода у тебя и мозги промерзли, Кудряха. Или ты и в самом деле облысела? – он попытался пощупать мои волосы, но движения Воина стали заторможенными и ленивыми, он так и уронил на меня слабую руку.

– Наверное, нам надо подвигаться. Или хотя бы попытаться, – я и сама не верила в сказанное, знала, что ничего не получится. Да и Воин, судя по всему, был со мной полностью солидарен, потому что кроме «угу» я от него ничего не услышала. Попыталась скинуть с себя его руку и выпутаться из объятий – не вышло. Может, я и не пыталась вовсе и мне все это уже чудилось? Я слышала, от холода могут наступить галлюцинации.

Вместо попыток подвигаться я заговорила. Несла все, что приходило в голову, обо всех догадках упомянула. Рассказала, что советник не просто сделал нам всем заманчивое предложение, он выбрал каждого по одному нехитрому принципу – никуда мы от него не денемся. Я, потому что у меня нет иного варианта будущего, кроме возвращения в родовой замок Альмар и следующего после этого замужества. Близнецы вообще чуть ли не в розыске и всего на свете боятся, на всякий случай боятся, а рядом с советником им безопасно и удобно.

Алекс тоже нашел для себя выгоду. С его небольшим отклонением он всегда выделялся, не мог не выделяться. Он умел играть роль, но разве это возможно, играть постоянно? А с нами он мог быть собой, к тому же, чувствовал интерес к предложенному советником делу.

Ну и Воин, прошлое которого оказалось не столь радужным.

На самом деле, когда я говорила о нем, ждала, что он поделится своей историей, ситуация располагала на откровенность, ведь я сама была с ним откровенна. Но ответом мне стала тишина. Воин отключился, оставив меня в одиночестве в полной темноте.

ГЛАВА 14. Второе дыхание

Он все не просыпался.

Я перепробовала все способы: трясла его, пыталась согреть, умоляла очнуться, но Воин остался глух к моих просьбам. Его тяжелая рука придавливала меня к полу. Сколько времени прошло? Не знаю. Но мне нельзя отключиться так же.

Собрав остатки сил, я выбралась из-под его руки. Нащупала лицо Воина – твердое, точно маска. И наверняка ледяное, но этого я уже не ощущала.

– Ты и так мне не особо нравился, теперь я тебя почти ненавижу, – я легонько толкнула его в глупой надежде, что он возьмет и очнется. А потом скажет, что все это – большой розыгрыш, месть за мою выходку со снотворным. Я разозлюсь и скину его потом в Бескрайнее, оно же прямо тут, под боком.

Конечно, ничего такого не случилось. Вместо этого я прижалась ухом к груди Воина, чтобы удостовериться, что он еще дышит, прилегла опять и провалилась в забытье. По крайней мере, мне так показалось. Но потом до меня дошло: когда теряешь сознание, все происходит не так. Наверное, не так.

А у меня появились галлюцинации. Я вглядывалась в темноту и увидела что-то. Картинку. Живую, настоящую, но не очень яркую. Она складывалась из мелких фрагментов, словно пятен, следов от чужих ощущений и эмоций. Да, эмоции – это то, что я чувствовать. Но видеть вживую? Такого раньше не случалось со мной.

Может, здесь кто-то есть?

Невозможно, я бы ощутила чужое присутствие раньше. Может, кто-то здесь был? Не так давно, возможно, даже сегодня днем…

Несколько дней назад мы с Алексом читали что-то на эту тему. Про эмпатов. Сильные эмпаты могли видеть больше остальных. Речь об отголосках чувств, их ярких следах. В такие моменты эмпатия перекликалась с даром Видящих, но не становилась им. Неужели со мной это происходит? Или все это – галлюцинации. Такие реальные, такие живые и настоящие.

Я должна проверить.

Кое-как отлепившись от Воина, я поползла вперед. Там зрело что-то яркое, на это стоило обратить внимание. Невидимое обычным взором, скрытое. На общем каменно-сером, лишенным всяких чувств фоне, выделялась дикая, странная смесь. Человека там не было, но когда-то он стоял там. И чувствовал… что? Беспомощность. Сожаление. Грусть и досаду. Обреченность и надежду. А еще усталость, сумасшедшую усталость. Все эти чувства… на мгновение мне показалось, что они мои. Или Воина. Мы чувствовали все это, находясь здесь. А может, до нас в каменном мешке побывал кто-то еще, случайный узник, погибший от холода.

Но почему именно там, в том месте? Почти в углу. Что там?

На четвереньках я добралась до невидимой в темноте каменной кладки и поднялась на ноги. Это далось мне на удивление легко, хотя я до сих пор сомневалась, что мне все не чудится. Я по-прежнему ничего не видела, но сейчас у меня появилось преимущество: точное знание, где следует искать.

Пошарив руками по камням, я ничего не нашла и едва не завыла от разочарования. Нет, что-то здесь должно быть, иначе в чем смысл видения? Нет-нет, это не глюки, не может такого быть. Это реальность, я знала.

Тальмарин ограничивает магию, он должен быть рядом. Не где-то за толстой каменной кладкой, а ближе. И стена… она не везде может быть каменной. Должно быть какое-то место, и оно вот, прямо в этом углу…

– Я нас вытащу, понял меня? – пробормотала я. – Вытащу. Буду потом слушать твои дурацкие шутки и жалеть о сделанном, но это все завтра…

Раз пообещала – надо выполнять. Чутко прислушиваясь, я начала методично простукивать кладку. Стук-стук-стук. Вот оно! Глухой стук сменился на звонкий и резкий. Я ударила еще раз, потом еще. Да-да, мне не показалось! Это где-то тут, под моими пальцами. Я била еще и еще, уже изо всех сил. Тонкий слой камня быстро поломался от моих ударов, вскоре я уже шарила ладонью по небольшой нише. И едва не расплакалась от счастья, когда нашла то, что мы с Мартином искали все это время. Плоский кусочек проклятого камня тальмарина. Камня, впитывающего любую магию, камня, способного почти на все.

И тальмарин вовсе не сверхпрочный, его можно уничтожить. Надо всего лишь приложить усилия. Я схватила камень и начала лупить им о каменные стены, снова и снова, снова и снова, не зная усталости. Во мне неожиданно проснулось второе дыхание, я лупила по стене, словно одержимая. И вскоре услышала характерный треск. Похоже, дело пошло! Еще несколько ударов, и в моей руке остались обломки.

Да!

Опрометью я кинулась к Воину, нащупала в темноте его тело. Теперь столько зависело от него! Он должен очнуться, обязан… я не представляла, как найти выход, такие ловушки для меня испытание новое. Мартин, теперь все в руках Мартина.

Магия вернулась, я смогла нагреть руки. Приложила ладони к груди парня. Подумав, стянула с себя теплую кофту, подстелила ее под Воина и вернулась к его груди. Надо только отогреть.

– Мартин! – я положила руку ему на щеку. – Тебе надо очнуться. Прямо сейчас. Надолго меня не хватит, слышишь? Мартин!

Конечно, слушать меня и просыпаться по первой же команде он не стал. Ему необходимо время, а мне – терпение. Я легла рядом, прижалась к его груди, чувствуя, как его тело нагревается. Очень медленно. Слишком медленно! Но он очнется, я не сомневалась. Он ведь Воин, в конце концов.

И он завозился рядом. От счастья я едва его не расцеловала!

– Мне показалось, или тут стало теплее? – прохрипел Мартин. – Только не говори, что между нам проскочила искра.

Я рассмеялась. По-настоящему, искренне. А потом крепко обняла его.

– Это не искра, это сгорели мои надежды, что ты не очнешься. Придется тебя и дальше терпеть, Ароктийский!

– Похоже на то.

– Ты так меня напугал!

– Есть в этом мире справедливость! Ты меня вообще каждый день пугаешь, ничего вот, терплю как-то… – грудь Воина завибрировала от смеха. Он аккуратно взял меня за плечи и отодвинул: – Не возражаешь, если мы потом пообжимаемся в темноте? Очень хочу встать с этого ледяного пола.

Я вскочила и помогла ему подняться.

– Мне кажется, или кое-что изменилось? Ох, как же мне дурно…

– Об этом пока забудь и просто вытащи нас отсюда! – я схватила его за руку. – Я нашла тальмарин. Слышишь? Я нашла одну часть и уничтожила ее. Теперь мы можем выбраться! Соберись и вытащи нас.

Больше объяснений ему не потребовалось. Несмотря на все произошедшее, Воин остался сильным магом, одним из самых одаренных. Вокруг стало светло, я зажмурилась от непривычной глазу яркости. Воин сжал мою ладонь и потянул за собой, его свет не смущал, он думал только о цели. А потом все повторилось: яркая вспышка, падение, и вот моя пятая точка бьется о деревянный пол, а не о каменный. Да и в помещении на сей раз светло, хоть и с серым оттенком.

– Скоро рассвет, – Мартин тоже заметил эту светлую серость.

– Нам надо возвращаться, – я опять поднялась на ноги первой. Радость от спасения быстро шла на убыль. – Тебе лучше как можно быстрее показаться дворцовому лекарю. А еще нам нужен советник, мы должны все ему рассказать…

– Тебе самой лекарь бы не помешал. Посмотри на свои пальцы! – он схватил меня за предплечье и повернул руку костяшками вверх. Даже в предрассветных сумерках зрелище было неприятным. Наверное, я поранилась, когда искала тальмарин.

– Это ерунда.

– Вот уж не думаю.

– Мы выбрались, мы живы. Раны заживут, есть вещи и поважнее… давай поступим так: ты покажешь мне, где нашел Барда. Стражника. Я побуду с ним, пока ты позовешь на помощь, а потом…

– Ты верно рехнулась, если решила, что после случившегося я оставлю тебя здесь одну с трупом. Уж легче сразу запихнуть тебя обратно в ловушку, так даже спокойнее будет!

– Но…

– Лучше молчи, Кудрявая, мне и так дурно. Поступим мы так: ты вернешься во дворец со мной, возражения не принимаются. Но раз ты настаиваешь, мы найдем стражника и на время скроем его от посторонних глаз. Которых тут и так нет.

Он взял меня за руку и повел к выходу.

– Подожди! – я освободилась и почти бегом отправилась к тайнику. – Пусто.

– Какая жалость. Идем.

Мы вышли на улицу. Утренняя прохлада для нас не ощущалась, хотя в другое время я бы как минимум поежилась из-за холода. Озеро Бескрайнее заволок густой туман, его щупальца словно пытались пробраться дальше и закрыть собой все вокруг. Заброшенный вид района дополнял и без того мрачную картину раннего холодного утра.

На месте, где я оставила Барда, никого не оказалось. Воин беспомощно потыкал пальцем в пустой клочок земли, потерянно огляделся и в итоге уставился на меня.

– Никого.

– Это я заметила.

– Но стражник был здесь.

– Был и сплыл. В прямом смысле слова – Бескрайнее довольно близко, – вздохнула я. Повода не верить в слова Мартина у меня не было, Бард мертв и умер здесь. А, значит, вывод тут только один – кто-то помог ему исчезнуть окончательно.

– Давай возвращаться. Пока мы еще можем.

Возвращение наше получилось более чем скромным. Никаких тебе ночных поисков, обеспокоенного советника Стрейта, снующих туда-сюда стражников… на самом деле, мы вообще никого по дороге во дворец не встретили, ни единой живой души. Город спал. И дворец тоже спал. Когда мы проходили через главные ворота, на нас с недоумением посмотрели полусонные стражники.

– Никто нас не хватился, – понял Воин. – Если бы нам не удалось выбраться… – он не договорил, но и так понятно, что имел ввиду.

Представив эту картину, я невольно поежилась.

– Замерзла? – тут же спохватился Воин.

– Нет. Надо найти советника.

Удалось нам это далеко не сразу – Дэнвер Стрейт все еще отсутствовал. Повезло, что Воин лично знал начальника стражи. Не Илифа, его коллегу. Вместе мы прошли до дворцового лекаря, дабы тот подтвердил: мы пострадали от действия ограничителя и от холода и нуждаемся в помощи. А еще – в советнике Стрейте. И только тогда мужчина согласился отправить нашему начальнику весточку.

В итоге советник появился во дворце ближе к полудню. Мы с Мартином как раз успели пройти много малоприятных, но лечебных процедур и немного поспать. Советник разговаривал с нами спокойно, выслушал внимательно и отправил несколько человек на место событий.

А я впервые уловила у Дэнвера Стрейта яркие эмоции. Раньше мужчина на все реагировал глухо и спокойно, как скала. Казалось, его ничем не удивить, такой он человек, может принять все без лишней эмоциональной окраски. Но в этот раз его что-то тревожило. И не уверена, что дело только в нас с Воином.

К вечеру нас с Воином отпустили по комнатам.

И в своей я обнаружила очередной сюрприз. Обычный конверт из плотной бумаги валялся за дверью – судя по всему, его просунули в щель внизу. Поначалу я мазнула по нему взглядом и протопала к кровати – сказалась усталость. Но взгляд опять наткнулся на белый прямоугольник, за конвертом пришлось вернуться.

Задумчиво повертела его в руках – на первый взгляд ничего необычного. Как и на второй, и даже на третий. Никаких надписей, говорящих об адресате или об отправителе. Хотя тут и так все очевидно: подкинули его в мою комнату, а не в чью-нибудь еще, не надо быть гением, чтобы догадаться – послание предназначено именно мне. А отправитель посчитал, что имя его мне знать необязательно. Что ж, его право.

Вздохнув, я вытащила из конверта сложенный пополам листок. Развернула.

«Не доверяй Воину» – гласило послание.

Коротко и информативно, ничего не скажешь. Невольно я усмехнулась: можно подумать, тут хоть кому-то следует доверять. С таким же успехом впору настрочить: «Не доверяй никому», смысл тот же.

Хотя нет, вру. Именно Воину после случившегося я доверяла.

Но все равно интересно, почему неизвестный решил, что Воин больше остальных достоин подозрений? Почему выделил именно его? Почему отправил это письмо мне? Ладно, этот вывод несколько преждевременный, кто знает, вдруг похожие послания получили и остальные. А еще все могло быть и проще. У Мартина Ароктийского много подружек, одна из них могла заметить нас утром в окно. Результатом ее ревности и стало сие письмо. А что? Не самая дурацкая версия, такую тоже стоит иметь ввиду.

Я собиралась уже выкинуть письмо, но что-то меня остановило. Вместо этого я вернулась на кровать и еще раз рассмотрела конверт. И само послание – написано печатными буквами, ровными, идеальными. Вряд ли отправителя можно вычислить по почерку, да и кто станет этим заниматься? Может, показать советнику?

В итоге я так ничего и не сделала. Упала на подушку и отключилась.

ГЛАВА 15. Верю-не-верю

Разбудил меня стук в дверь.

В первый момент я решила, что это часть сна и никакого стука не было, но он повторился. Стучали деликатно и ненавязчиво, значит, это точно не Ароктийский. Кое-как я пригладила волосы, натянула выданную советником форму и прошла к двери.

Увидеть меня торопились Алекс и Арастан. Они даже предлог выдумали – принесли с собой ужин! И, если визит Алекса меня ничуть не удивил, я даже ждала его, то присутствие Видящего стало сюрпризом.

– Отдохнула? Мы решили, ты захочешь перекусить, – Алекс протянул мне поднос и первым прошел в комнату. Арастан несмело последовал за ним, очень сильно при этом волнуясь.

Парни бестолково потоптались в тесном пространстве комнаты, пытаясь найти себе место и попутно все с любопытством разглядывая. В итоге Видящий занял единственное кресло, а Алекс с удобствами устроился на моей кровати. Вместе с подносом я села рядом с ним и попыталась и в самом деле что-нибудь съесть.

Некоторое время разговор касался только пустяков. Ребята перекидывались ленивыми шутками (за время, проведенное вместе, они у них появились) и обсуждали разницу в обучении. Оказалось, Видящий тоже изучал артефакты, как и Алекс. Когда я отодвинула от себя поднос, их разговор затух, они оба уставились на меня выжидательно – разумеется, пришли они ко мне не для того, чтобы обсуждать учебу. Им хотелось узнать о наших с Воином злоключениях.

И я все рассказала, коротко, но емко.

– Повезло, – подытожил Алекс. – Сама бы ты ни за что не выбралась.

– Знаю.

– Может, не будем об этом? – Арастан мою историю принял близко к сердцу и очень переживал, хотя и любопытство его мучало. – Все обошлось, зачем обсуждать плохие исходы? Они все равно уже не случатся, слава высшим силам.

– Ты прав.

– Но все равно все вышло очень занимательно, – Алекс посмотрел на меня взглядом черных глаз. Мы сидели слишком близко, ощущение падения в бездну заставило меня отодвинуться подальше. Совсем чуть-чуть отодвинуться, но дышать сразу стало легче. К этом взгляду каждый раз надо привыкать заново.

– О чем ты? – нервно спросила я.

– Что у нас было на тот момент, когда ты решила погеройствовать? Сестра убитой, насчет которой до сих пор ничего не ясно. Возможная связь со старым делом советника Стрейта. И «сиреневая пыль». А теперь у нас еще одно убийство и покушение на убийство – я уверен, неизвестный не планировал, что к тебе присоединится Воин, но даже если и так… было сделано многое, чтобы вы с ним не смогли найти выход.

– Ничего нового – три следа. Два из них наверняка пустышки.

Алекс улыбнулся той странной улыбкой, которой обычно намекал: «я знаю то, до чего не можешь додуматься ты».

– Да, но само место с ловушкой… любопытно подобрано, да?

– Думаешь, ловушку подстроил делец «сиреневой пыли»? – подал голос Арастан.

– Уверен, это был он.

– Глупости, зачем ему?

– Чтобы себя обезопасить, – пояснила я. – Короче говоря, на всякий случай. И создал ловушку он довольно давно. Но все не так просто… – я замялась, сомневаясь, стоит ли продолжать, но решила, что все же стоит: – Кем бы ни был этот тип, убивать он там никого не планировал. Думаю, каменная ловушка предназначалась для неожиданных гостей и служила скорее небольшой задержкой. Если вдруг наш… назовем его Делец, чтобы не путаться. Так вот, если вдруг Делец приходит к тайнику и тут случается что-нибудь необычное, он активирует ловушку и уносит ноги, пока пойманный в капкан нежеланный гость ищет выход. На это уходит время, и пока незваный гость тратит силы на поиски выхода, Делец успевает унести ноги и раствориться на просторах местных улочек.

– Но вмешался некто и соорудил из ловушки могилу – ты к этому клонишь?

Я кивнула. По всему телу побежали мурашки от воспоминаний. Как мы с Воином находились в той страшной темноте, как искали выход. Как ноги перестали держать из-за холода и истощения. Тальмариновые ограничители слишком сильны и влияют не только на магию, это мы узнали уже у лекаря. Я продержалась дольше только из-за привычки, я выросла рядом с этим камнем, я с рождения к нему приспосабливалась.

– С тем же успехом это могло быть могилой с самого начала, – не согласился со мной Алекс. Понаблюдал за мной и добавил: – Но ты уверена в обратном. Почему?

Из-за увиденного в той темноте.

– Я почти отключилась, но… увидела что-то. Эмоциональный след. Я не уверена, ведь раньше со мной такого не случалось, может, это вообще мои фантазии, но они спасли нас с Воином, так что… думаю, это все же был след. Или картинка. Я увидела, как кто-то посетил эту ловушку до нас, и именно он подложил ограничители.

– И это вполне мог сделать Делец, – заключил Алекс.

– Да, но зачем ему?

– Чтобы убить.

– Хватит так говорить, Алекс.

– А что? Тебя хотели убить. И ты только чудом выжила.

– Я знаю. Но прошу не повторять это так часто, – разозлилась я.

– И почему же?

Мы уставились друг на друга. Мне хотелось столкнуть Алекса с кровати, прогнать его прочь! Зачем повторять, неужели он не видит, что я и так на грани? А он нарочно выводил из себя, выводил на эмоции.

Арастан неловко откашлялся.

– А вот я согласен с Танатой: кто-то воспользовался ловушкой.

Алекс опять не согласился, предлагая подозревать всех и даже включил в этот список самого себя. Меня же мучало подозрение, что он просто дурака валяет и издевается надо мной и попавшим под руку Видящим. Мои догадки подкрепились, когда Алекс, взяв поднос с почти нетронутым ужином, протянул его Арастану и попросил унести. Уверена, тот намек понял и даже обрадовался возможности сбежать, потому взял поднос и с облегчением удалился, оставив нас наедине.

Едва за Арастаном закрылась дверь, Алекс повернулся ко мне:

– Что скажешь? Любопытный малый, да?

– Насчет любопытства – в точку. Но зачем ты его сюда притащил?

– Хотел, чтобы ты понаблюдала.

– И я понаблюдала, хотя ты и отвлекал.

– Запомни свои наблюдения, вдруг пригодятся, – парень легко поднялся и прогулялся по комнате. А я уже заранее знала, где он остановится. Так и вышло. Возле письменного стола Алекс легким движением руки подхватил конверт, распаковал его и ознакомился с текстом послания.

– Информативно, ничего не скажешь.

– Я так же подумала. И даже собиралась показать его Арастану, но ты его прогнал раньше, чем я вспомнила о конверте.

– Покажешь позже, никуда он не денется. Но будь уверена – он ничего не увидит…

Надо ли говорить, что Алекс оказался прав?

Алекс оказался прав – фраза, которую я скоро буду ненавидеть. Потому что ненормально все это. Или я просто завидую, раз самой мне далеко до таких высот.

По пути к советнику Стрейту я заглянула к Видящему. Тот уже почти спал, но помочь не отказался. Взял письмо из моих рук, зажмурился. Открыл глаза с недоумением, повертел письмо в руках и вновь зажмурился. Мне показалось, он так старался ради меня, сам он быстро понял, что ничего увидеть не сможет. Но все пытался и пытался. Зачем? Показать мне свое участие? Потому что Алекс так часто повторял при нет «убийство» и Арастан хотел помочь? Так или иначе, у него не получилось.

Несмотря на поздний час, советника я застала в затуманенном дымом кабинете. Стрейт умудрился прокурить все вокруг, у меня даже глаза заслезились, стоило мне войти.

Мое появление мужчину не особо удивило.

– Таната, я ждал тебя. Присаживайся.

Я устроилась в кресле и сморгнула слезы.

– Вы нашли… нашли Барда?

– Поисковое заклинание не сработало. Мои люди прочесали весь район, но пока безрезультатно. Завтра придется расширить зону поисков.

– Вы верите, что он мертв?

Советник взглянул на меня с удивлением.

– А ты нет?

– Конечно, но…

– Для начала я проверил вашу историю, если ты об этом. Стражника нигде нет и сегодня его никто не видел, у меня нет повода усомниться в словах Мартина.

– Я думаю, искать Барда надо ближе к озеру, – выдохнула я, чувствуя себя маленькой девочкой, объясняющей взрослому простые истины. – Берег очень близко от того места, где Воин его видел. Озеро – идеальный вариант и сразу понятно, почему поисковое заклинание не работает.

– Знаю, Таната.

– И завтра вы его найдете?

– Возможно, нас ждет сюрприз.

Ответ советника звучал неоднозначно. Но я сразу поняла, о чем он. Меня и саму одолевали похожие догадки, но я задвигала их подальше до поры до времени, доказательств-то не было, одни домыслы.

– Селена Энио?

– Уверен, завтра вам придется осматривать сразу два тела.

– Вы что-то недоговариваете, советник, – почувствовала я. – Вы уверены насчет двух тел, но их может быть и больше?

Стрейт на мое обвинение отреагировал равнодушно.

– Вот завтра и посмотрим, Таната, – и посмотрел в сторону двери, намекая, что пора и честь знать, и так уже слишком поздно.

Я неловко поднялась.

– Вы ничего не сказали. По поводу самодеятельности, и вообще…

– А мне следовало запереть вас? – советник удивленно поднял брови. – Или придумать наказание? Отчитать? Вы уже взрослые, Таната. После выпуска я беру вас на работу, а не усыновляю. Надеюсь, после вчерашнего ты триста раз подумаешь, прежде чем отправиться в одиночку покупать «сиреневую пыль» в подворотне. Это стоило жизни одному человеку, и это только начало. Дальше будет только хуже, если ты не усвоишь этот урок. Я ясно выразился?

– Более чем.

– До завтра, Таната.

– Спокойной ночи, советник, – и меня как ветром сдуло.

Возвращаться к себе не хотелось. Я выспалась, я… места себе не находила. Мне хотелось с кем-то поговорить, с кем-то нормальным. С Воином. Он спас меня, я как минимум обязана его навестить и поблагодарить. А записка… к демонам эту записку.

Постучав в дверь, я приготовилась к долгому ожиданию, но Воин выглянул сразу, будто стоял и ждал, когда же к нему кто-нибудь постучится.

– А, это ты, – буркнул он. – Проходи.

Видимо, ждал он не меня. Хотя мой визит его порадовал.

Я огляделась. Хоть его комната и была точной копией моей, кое-что все же разительно отличалось. А именно – здесь царил хаос. Вещи валялись везде, где только можно, все подряд. И одежда, и папки, полученные от Стрейта, и много чего еще. От чрезмерной аккуратности этот парень точно не умрет.

– Как ты себя чувствуешь? – поинтересовалась я, присаживаясь на краешек кровати. Для этого пришлось расправить комком валяющееся покрывало.

– Очень так себе! Целый день пью какую-то гадость, да я столько в жизни своей не выпивал! Даже когда был весомый повод.

Он огляделся, пытаясь найти место для себя, но в итоге махнул рукой и чуть ли не с разбега завалился на кровать. Закинул руки за голову и широко улыбнулся.

– Извини, не ждал кудрявых гостей. Иначе бы прибрался.

– Не знала, что ты умеешь.

– Не умею, но наврать-то можно?

– Можно, – засмеялась я. – Кстати, от лекарей досталось и мне.

– Не сочиняй, тебя быстро отпустили со словами «здорова, зараза к заразе не липнет!». А меня подвела неотделимость от магии: болеет она, хвораю и я. Ограничители… теперь я их недолюбливаю!

– Зараза к заразе? Мне показалось, там была другая фраза.

– Именно эта. Особенно я бы отметил часть с заразой.

Ладно, он точно не при смерти. Улыбка до ушей, тяга к дурацким шуткам при нем, как и самоуверенность. Даже бардак его не смущал, надо же! И мне он радовался, по-настоящему радовался. Видимо, ночь в каменном мешке сделала нас ближе.

Нечестно хранить от него секреты.

Я протянула Мартину конверт, наблюдая за реакцией. Которая, впрочем, не заставила себя долго ждать – парень звучно выругался, перевел взгляд на меня и, больше не обращая внимания за записку, спалил ее дотла. Пепел скинул вниз.

– Видимо, с твоей магией все в порядке, – прокомментировала я. – И не беспокойся, что уничтожил важную улику, с ней уже ознакомился Видящий. Следов на ней он не обнаружил, так что делу ты не навредил. Хотя мог, конечно.

– Ты поверила в эту ерунду?

Злость, я ее чувствовала.

– Почему ты так злишься?

– А по-твоему, не должен? И я задал вопрос, Кудрявая: ты поверила?

– Честно? Скорее нет, чем да, иначе меня бы здесь не было.

– Но ты здесь, – медленно произнес он. – Почему?

– Хотела проведать тебя. И сказать спасибо. Я вообще-то с этого и хотела начать, но хаос вокруг здорово отвлек меня… ты спас меня, Мартин. Честно говоря, я не знаю, смогу ли я теперь всерьез тебя бояться. Даже после такого, – я кивнула в сторону кучки пепла, которая когда-то была зловещим посланием.

– Ты врешь.

– Что? Конечно, нет!

– Еще как врешь, – он усмехнулся. – На самом деле ты хотела выяснить, почему тебе написали именно это. И поэтому показала мне письмо.

– А может, я уже знаю?

Я говорила тихо, но он не мог не услышать.

В комнате повисла напряженная тишина, яростная.

Воин молчал, и от этого я пугалась еще больше. Его самоуверенность неожиданно испарилась, словно дым. На ее месте появилось так много всего! Гнев, отчаяние, страх и вина… но больше всего гнев. Такой ощутимый, что мне стало душно.

– Откуда ты знаешь? – прямо спросил он.

И я не посмела солгать, только не сейчас.

– От твоего брата.

– Конечно. И как я сразу не догадался, что ты возьмешь его в оборот? Даже не спрашиваю, получилось ли – результат налицо, – слова его били больно, он явно делал это специально. – Наверняка прикинулась очаровательной дурочкой, да? Втерлась в доверие со совей милой улыбочкой и выжала из Илифа все до остатка. Надо ведь знать, с кем имеешь дело, ты же такая… недоверчивая. И такая трусливая.

– Все было не так. Илиф…

– Ой. Замолчи лучше, Альмар! Я представляю, как все было: ты потащилась к Илифу, завела с ним беседу, делая вид, что заинтересована. Играла лучше, чем любая актриска и вытянула из него все, что тебе захотелось. Или он сказал все, что ты захотела услышать – тут уж сама выбирай. Если все это не холодный расчет, то что?

Воин был в ярости. По-настоящему. Новые эмоции пробили его броню, растоптали ее, заставили отступить под своим напором. И дело даже не в секрете, в чем-то другом. Его разозлил мой поступок, вопросы за спиной. Или все еще сложнее, учитывая сложные отношения между братьями.

– Даже если и так… да, я поговорила с твоим братом. Да, выяснила о тебе что-то.

– Ты совсем не соображаешь? Мой братец наплел тебе всего, да побольше, только чтобы порадовать.

– То есть, он соврал?

– Нет. Он не врал… можешь быть уверена: самое ужасное, что он сказал – это правда. И в записке твоей тоже правда. Теперь довольна? Тогда проваливай.

– Я не…

– Уходи, Таната, я серьезно.

– Похоже на то, ведь ты впервые назвал меня по имени, – я улыбнулась, все еще надеясь сгладить конфликт. Мы сможем нормально поговорить, стоит только успокоиться и дать разговору шанс.

Но явно не в этот раз.

Мартин смотрел в сторону, нарочно избегая меня. Ждал, когда я уйду. А я ждала, когда он прекратит валять дурака. К нашему взаимному неудовольствию, отступать никто не собирался, на все мои попытки завести разговор Воин презрительно кривил губы и утверждал, что говорить со мной не желает. Похоже, я сильно его обидела. В конце концов уступить пришлось именно мне, не укладываться же спать по соседству, в самом деле. Еще раз поблагодарив его, я в который раз извинилась и вернулась к себе.

ГЛАВА 16. Что таит Бескрайнее

Утро выдалось пасмурным и очень гармонировало с моим настроением.

Даже не знаю, что грызло меня больше – вчерашний разговор с Мартином или сегодняшние возможные находки. Низкие темные тучи заволокли небо, грозно нависая над дворцом, и как бы предупреждая: ничего хорошего ждать не стоит. А я и не ждала. Особенно после разговора с советником накануне.

– Будет дождь, – выдал ценную мысль Вик.

Мы недружно шагали в сторону озера. Командовал, конечно, советник, он же и вел нас за собой. Вместе с нами шли трое мужчин, судя по их внешнему виду, прибыли они с юга. Загоревшие, в форме светлого оттенка, видимо, их вызвали из летней резиденции короля специально ради сегодняшнего события.

– Я-то думал, ты лица меняешь. Свое попривлекательнее можешь сделать, там убрал, тут подбавил, здесь приукрасил… а ты, оказывается, провидец! – по инерции пошутил Воин. Он, как и все остальные, казался хмурым и предчувствовал беду, но не мог не отвесить какую-нибудь реплику.

На меня он за все утро ни разу не посмотрел.

Зато все его взгляды с лихвой компенсировал Алекс. Конечно, он первым делом заметил, что между мной и Воином случился конфликт и сейчас попеременно разглядывал то меня, то Мартина, гадая, что же произошло. Казалось, я могу видеть, как он мысленно анализирует каждый увиденный жест, как в его голове медленно, но верно строится теория.

Стараясь скрыть раздражение, я поддержала попытку Вика заговорить о погоде.

– Тучи темные, сильный будет дождь.

Это не помогло, а Вик и вовсе уставился на меня с недоумением.

Арастан с Никой отстали от нас, а жаль, ведь обычно именно Близняшка могла разрядить обстановку ядовитыми комментариями. И Воина ее реплики радовали, подстегивали, что сейчас было бы кстати.

В итоге и Мартин заметил взгляд Алекса.

– Псих, будешь на меня пялиться – дам в глаз.

Алекс на его слова никак не отреагировал, зато ожил Вик.

– Так что там с дождем?

– Скоро польет.

– Да, я так и подумал.

Мы с Виком беспомощно переглянулись.

Ладно, это ужасно. Более неловкую беседу и представить невозможно.

– Даже если дождь и начнется, уверен, мы не промокнем, – Алекс кивнул на одного из прибывших с юга мужчин и пояснил: – Дейн ДэГаан, известный водник. Остальных по имени не знаю, но уверен, стихия у них та же – вода.

– Кстати, Одинаковые у нас тоже водники. Вы там как, способны хоть на что-нибудь? Я из интереса к расследованию спрашиваю, – уточнил Воин. – Убийца-то тоже водник. Но это просто совпадение, конечно.

– Ты встал не с той ноги?

– Убийца совсем не обязательно водник, – вступилась я за Вика, у которого и так беспокойств в жизни хватает. – Он использовал не одну стихию, на такое способны далеко не все.

Близнецу такое не провернуть, как и мне. Еще с первой встречи я помнила, что нас объединяют практически нулевые способности к магии.

– Я точно способен, – порадовал Воин. – Кто еще? Псих? Растаман?

– Хватит!

– Пойду проведаю сестру, – буркнул Вик, отставая от нас.

– А спасу Арастана, он же мой временный напарник, – проявил несвойственное ему человеколюбие Алекс. – Кажется, Вику не нравится внимание к сестре. Занимательные у них отношения.

Думаю, он нарочно оставил нас с Мартином наедине. Не знаю, что им двигало, но его ужимки оказались бессмысленными – всю ставшуюся до озера дорогу мы провели в гнетущей тишине, любуясь красотами парка и надвигающейся на дворец тучей. Несмотря на утро, на улице стемнело, я всю дорогу ежилась то ли от холода, то ли от нехорошего предчувствия.

Честно говоря, я готовилась к длительному ожиданию. Поиски могли затянуться надолго, учитывая обстоятельства. Но на деле все вышло иначе: сначала советник извлек из кармана кулон, который я быстро узнала – он принадлежал Харите Энио, и он представлял собой половинку одного целого. Следом за кулоном в руке советника Стрейта появилось нечто, отдаленно напоминающее мужской перстень. Немного нелепый на вид, с уродливым камнем алого цвета.

Советник произнес заклинание поиска, раскрыв ладонь. Перстень с кулоном поднялись в воздух, нервно покружили над головой мужчины и полетели в воду, исчезнув из виду. Но советника это не смутило: с невозмутимым видом он кивнул прибывшим по его приказу водникам и отошел в сторону.

Теперь дело за ними.

Поиск в воде трудоемок, даже невозможен, если ты не обладаешь такой магией. Поэтому поисковые заклинания ни к чему не приводили, их мощи попросту для этого недостаточно. Но советник подстраховался.

– Думаю, они найдут Селену Энио, – прошептала я.

Стоящая рядом Ника забеспокоилась:

– Селену Энио? Разве мы тут не за тем стражником, которого вы убили?

Формулировка требовала уточнений, но я не стала придираться.

– Видела кулон в руке у советника Стрейта? После заклинания поиска он исчез в озере вместе с перстнем Барда. Значит, в озере есть что-то, притягивающее оба этих предмета к себе. Тела людей, связанных с вещами.

– Но кулон принадлежал Харите, разве нет?

– Это кулон-половина, – пояснил Алекс, завороженно наблюдая за работой водников. – Видимо, тут заработала эта связь. Вторая половина кулона сейчас под водой.

Ника зябко поежилась.

– Почему мы вообще ищем эту Селену здесь?

– Обычная догадка. Она исчезла здесь. Вряд ли девушка покинула дворец, никого не предупредив. Просто… никто за нее не беспокоился. Пока не умерла ее сестра. Смерть Хариты сразу обратила внимание и на исчезнувшую Селену, эти события логично связать между собой. Уверена, советник сразу понял, где искать первую сестру. Конечно, были и другие варианты… но сама внезапность ее пропажи наталкивает на мысль, что убийство произошло спонтанно, а убитая совсем рядом. Селена вела интересную жизнь… мягко говоря, она могла увидеть что-то случайно или услышать. Что-то опасное. В результате чего и погибла.

– И озеро оказалось идеальным местом для ее упокоения, – продолжил за меня Алекс. – И самым очевидным. Близко ко дворцу, дойти до него можно так, что тебя никто не заметит. По тому же парку – здесь есть такие тропы, на которые не ступал даже садовник. Шутка, конечно, но пройти незамеченным стражей до озера проще простого. Это, кстати, легко проверить.

Может, позже стоит так и поступить.

Занятые разговором, мы пропустили главное. Водники вытащили на берег тела. Два тела. И по форме я сразу опознала Барда, а вот со вторым могут быть проблемы. Пока даже смотреть в его сторону не получалось.

– Пока не подходить, – распорядился советник. Сам же присел рядом с телами, никак не выказав отвращения. Даже внутри он был спокоен и собран, хотя вряд ли он видел такое каждый день. Его стезя – дворцовые интриги и расследования, а не… такое.

Подойти ближе никто из нас и не стремился. Побледневшая Ника извинилась и исчезла в направлении ближайших кустов, очень скоро за ней последовал Арастан.

– Да они просто парочка-вырывалочка, – заметил Воин, чем заслужил наши неодобрительные взгляды. – Что опять-то не так?

– Я думала, сутки в темнице тебя хоть чему-нибудь научили.

– Ага. Больше не попадаться.

– После этого работа на советника видится в несколько ином свете, – мрачно заметил Вик. В отличие от сестры, держался он отлично. – Что нас ждет дальше?

Вопрос его повис в воздухе.

Мы так и стояли молча, пока Стрейт жестом не подозвал нас к себе. Ника и Рас все еще отсутствовали, но советник будто этого ждал и их отсутствию не удивился. А вот на меня взглянул с некоторым изумлением, он точно планировал недосчитаться троих.

Советник поднялся и сообщил:

– Я закончил. Теперь дело за вами.

– Псих, командуй давай, – ожил Воин. – И предлагаю оставить Кудрявую наблюдать издалека, будет… координатором. А мы уж как-нибудь втроем разберемся. С чего начнем?

– С твоей изоляции в отдельной камере, – нахмурилась я. – Не тебе решать, Ароктийский, кому тут в сторону оставаться.

– Да я как лучше хотел.

Алекс улыбался, глядя на нас, а вот советник хмурился.

Пройдя вперед, я устроилась на корточках возле первого тела. Что там говорит теория? Установить личность. Выявить время и способ причинения смерти. Попытаться найти что-то, что указало бы на убийцу. Думать стоит об этом. Ко мне присоединился Алекс. Его лицо превратилось в равнодушную маску исследователя, от одного взгляда на него становилось не по себе. Лучше смотреть на тела.

С помощью заклинания остановленного сердца Алекс определил, когда погибли оба. Хотя в первом случае мог и не стараться, мы прекрасно знали, когда погиб Бард. А вот с Селеной все иначе, это случилось слишком давно. Но Алекс и тут смогу удивить: он изучил не только заклинание остановки сердца, но и его усиленную версию, что само по себе очень трудоемкий процесс. Конечно, не для Алекса.

– Много больше двухсот дней, – сделал он вывод. – Двести восемьдесят три.

После мы выяснили, что Бард погиб банальным и совсем не магическим способом – кто-то огрел его по голове, так сильно, что парень скончался на месте. Удар пришелся не по затылку, как можно было бы подумать, а в височную область. А вот смерть девушки смутно напоминала смерть ее сестры, Хариты, только без следов водной магии. Тогда убийца еще не пытался скопировать дело советника.

И последний сюрприз преподнёс Видящий.

Он присоединился к нам почти бесшумно, цвет его лица отлично гармонировал с окружающей пасмурной серостью, но в целом парень держался молодцом. Настолько, что смог присесть рядом с тем, что раньше было Селеной Энио и попросить у Воина помощи в поиске половины кулона. Тот справился быстро, кулон ополоснули водой и вскоре Арастан закрыл глаза, пытаясь сосредоточиться и увидеть что-то.

– Триумф, – наконец выдал он. – Перед смертью она испытала триумф. Чувство победы, предвкушение чего-то… большого.

– Похоже, чувство было ложным, – заметил Алекс. – Иначе мы бы сейчас здесь не собрались.

И не поспоришь.

Советник наблюдал за нами все это время. Сделал несколько замечаний каждому и выразил недовольство Близнецами. Ника так и не оправилась от увиденного, а Вик побежал успокаивать сестру и не хотел, чтобы до комнаты ее провожали какие-то там стражники, когда у нее есть такой заботливый брат. Но сильно советник не гневался, все мы понимали, что Близнецы с нами вовсе не ради осмотра разложившихся тел. У них свои задачи, быть может, когда-нибудь мы увидим их в действии. Но мысль о том, что мы ни разу не становились свидетелями проявления талантов перевертышей, наталкивала на определенные догадки.

Стрейт отпустил нас на завтрак, что звучало как издевательство.

После нам полагалось собраться у советника в кабинете как обычно. Разумеется, ни о каком завтраке речи идти не могло, потому, когда Алекс предложил прогуляться с ним, я сразу согласилась. Знала, что прогулка не будет обычной потерей времени.

– Кажется, Мартин хочет меня убить, – хмыкнул Алекс.

Смотрящий нам вслед Воин и в самом деле выглядел… воинственно. Взгляд такой, что кого угодно проберет, вот даже Алекс внимание обратил.

– Ты тут ни при чем. Он зол на меня.

– Зол? А я думал, совместное заточение сближает.

– У нас вышло наоборот, – невесело поделилась я.

– Уверена?

– Странный вопрос, ты же сам видел, как «тепло» он нас проводил.

– Возможно, не все так просто? – само собой, Алекс не мог упустить шанса подкинуть мне очередную загадку. Долго терпел, уже несколько дней. Интересно, Арастана он так же мучает?

Но теперь меня таким не проймешь.

– Думаешь, она собиралась кого-то шантажировать? – поинтересовалась я, имея ввиду Селену Энио. – Перед смертью она явно узнала что-то такое, чему обрадовалась. Испытала триумф.

– Логично.

– Да, но… это все слишком, не находишь?

– Поясни.

– Давай пофантазируем: есть у нас девушка Селена. Красивая, яркая и все прочее. А еще она была амбициозной. По крайней мере, о ней так говорят все, кто ее знал. Так вот, амбиции – это совсем не обязательно выгодное замужество (а именно на него в основном все и намекали). Возможно, Селену интересовали чужие секреты. На мой взгляд, они куда ценнее сомнительного кольца на пальце, все-таки разницу в происхождении переплюнуть готов далеко не каждый. Я бы даже сказала, редкий мужчина пошел бы на это. Вдруг и Селена это понимала? И ее интерес к мужчинам был иного характера? Положим, она случайно что-то услышала или намеренно разузнала… это пока не так важно. Нам интересен важен сам факт. Она что-то узнала и это ее убило. Возможно, она и в самом деле пыталась кого-то шантажировать, или только думала так сделать.

– Ты хочешь убедиться, есть ли в парке места, куда не ступала нога стражника? Давай начнем с этой стороны, – влез Алекс, кивнув в сторону подстриженных кустов. Между ними виднелся узкий проход, а если приглядеться, можно различить и тропинку. – И извини, продолжай.

– Если нам удастся дойти до дворца и никому на глаза не попасться, думаю, можно будет с уверенностью утверждать, что Селена погибла во дворце.

– Или в парке, на одной их таких вот тропинок.

– Точно. Так на чем я остановилась? На ее гибели, точно. Что происходит после? Ничего такого, о чем мы бы знали. Проходит немало времени, прежде чем во дворце появляется Харита. Она задает вопросы, ищет сестру. И делает это несколько месяцев. Тут и начинаются странности. И они… следуют одна за другой! Я могу понять, почему убийца тянул так долго – не видел угрозы в Харите. До определенного момента. Но… многое меня смущает.

Алекс усмехнулся.

– Количество совпадений?

Я помедлила с ответом, но все же кивнула:

– Да. Хариту убили, когда мы появились здесь. Через некоторое время, как раз достаточное для того, чтобы, к примеру, наткнуться на Хариту и узнать о ее интересе к пропаже сестры. И способ убийства… не знаю. Не могу определиться: то ли этот некто действовал как придется, оттого все так и запуталось, то ли он какой-то умник, до которого нам всем далеко. Во-первых, почему он не воспользовался первым удачным опытом и не скинул девушку в озеро Бескрайнее? Не успел? Что-то ему помешало? Это сомнительно, учитывая, сколько усилий он потратил, чтобы подготовить для нас место преступления, выставить все так, чтобы указать на старое дело советника и на нас всех. А еще есть пакет с «сиреневой пылью» зачем-то. И в этом всем есть некий смысл, он подразумевался. По-другому не выходит.

– Могу тебя утешить – я так же теряюсь в догадках. Но это только пока.

Мы прошли приличное расстояние с того момента, когда сошли с основной аллеи, и сейчас нам осталось выйти на одну из широких дорожек. Там обязаны дежурить стражники, потому Алекс, взяв меня за руку, потянул в противоположную сторону.

– Возле одного из фонтанов можно пройти незаметно.

Я согласилась и опять заговорила:

– Количество совпадений меня тревожит. Если отвлечься и посмотреть на все со стороны, получается обыкновенная подстава. Что за дурак возьмет и, обучаясь у советника, воспользуется его же старым делом? Логичнее предположить, что это человек со стороны.

– Так мог думать и убийца.

– Мог. Но он не мог не ожидать, что рано или поздно мы выйдем на пропавшую сестру Хариты. Надеялся, что мы ее не найдем? А к убийству Селены вряд ли кто-то из нас может быть причастен, это двести восемьдесят три дня назад случилось.

– Время покажет, верно? – Алекс улыбнулся той самой «я все знаю, но тебе не скажу» улыбкой.

Опять, опять я что-то упустила!

– Или говори прямо, или катись к демонам, – буркнула я недовольно.

– Обязательно.

– Мог бы и первый вариант выбрать.

– Ни за что. И ты забыла еще об одной занимательной стороне этого дела. «Сиреневая пыль». Тот самый след, который едва не угробил тебя вместе с Воином. Тот след, что подарил там третий труп. От тебя хотели избавиться. Вопрос: зачем?

– Я уже думала об этом, – я вздохнула. – И ответов у меня нет. Зато я знаю, что убийцу, или того, кто подложил мальмариновые ограничители, не радовала мысль об убийстве. Я видела его эмоции. Он сожалел, но в то же время надеялся.

– А тот, кто убил двоих, не может сожалеть о твоей смерти, да? Вот это несовпадение тебя гложет? Даже несмотря на новую находку, которая вполне способна доказать непричастность каждого, – как всегда проницательно заметил Алекс. – Двести восемьдесят три дня, Таната. Это легко проверить. Но ты все равно думаешь, что это может быть один из нас.

– Нет.

Алекс только усмехнулся, ведь вместо нет он увидел «да».

– Мне нравятся твои рассуждения. И я даже согласен с большей их частью.

– Это… радует?

Мы остановились, глядя друг на друга. Я только сейчас поняла, как стало темно, а мы еще и с тропы сошли. Почти мрак! А глаза Алекса… они как будто потемнели еще больше, когда он начал говорить?

– Ты подозреваешь кого-то из нас и нисколько не боишься меня? После всего, что сама и сказала? Ведь первая девушка могла погибнуть на этом самом месте, и сейчас вокруг никого нет. Тебя даже никто не услышит, Таната.

Он провоцировал меня, я знаю. Развлекался за мой счет. Но я все равно поежилась, вспомнив, как совсем недавно находилась на волосок от смерти, почти в такой же темноте, но без надежды выбраться.

– Прекрати. Все видели, что ушли мы вместе.

– Возможно, только это тебя и спасло? – довольно хмыкнул он.

– Это не смешно, – отрезала я и первая пошла вперед.

И мы все-таки сделали это. Добрались до дворца, минуя стражу и ни разу никому на глаза не попавшись. Точнее, это сделал Алекс, он уверенно вел меня за собой, пока я рассуждала вслух, не смотря при этом на дорогу. А Алекс… он хорошо здесь ориентируется, даже слишком хорошо.

«Возможно, только это тебя и спасло?» – спросил он.

Возможно, так оно и было?

ГЛАВА 17. А кто Делец?

Мы собрались в кабинете советника и привычно расселись по местам.

Стрейт привычно тряхнул вазой с нашими именами и отставил ее в сторону.

– Вик и Ника, вы знаете, что делать. Алекс и Мартин идут со мной – будем искать другие следы тальмаринового ограничителя, который Таната нашла в ловушке. Возможно, нам удастся что-нибудь разузнать через него, если установим, откуда он взялся.

Мы с Арастаном остались без задания.

– Ах да, – такое чувство, советник и вовсе о нас позабыл. – Вы двое занимаетесь вместе. В свете последних событий, возможно, Таната сможет нас удивить. И помочь тебе, Арастан.

Прозвучало неоднозначно. Надо полагать под «последними событиями» он подразумевал мой случайно и всего на пару мгновений обнаруженный дар. Честно говоря, я сомневалась, что смогу удивить так же еще раз. Тогда мы с Воином буквально умирали. После я не раз пыталась что-то увидеть, но тщетно.

Советник ушел, парни поторопились за ним. Ника и Вик так же поспешили испариться, хотя мне бы хотелось узнать, что это за таинственное «вы знаете, что делать». Арастан проводил Нику тревожным взглядом и очень обрадовался, когда она обернулась на прощание. Похоже, Ника ему нравится.

– Идем? – Рас криво мне улыбнулся.

Я думала, мы засядем в библиотеке, но ошиблась. Видящий уверенно вел меня за собой, мы все спускались и спускались куда-то вниз, в подвальные помещения. Чем ниже мы оказывались, тем холоднее становилось. Интересно, куда он ведет меня? Я шла за парнем и зябко ежилась, не от холода даже, а от воспоминаний о «каменном мешке». Похоже, это станет моим кошмаром надолго.

Вопреки ожиданиям, мы попали не в мрачное сырое подземелье, а в светлое просторное помещение без окон. Серые стены сливались со свежей кладкой на полу, впереди несколько столов, полки со всякой всячиной… все это напоминало стандартную академическую лабораторию, казалось, вот-вот сюда завалятся какие-нибудь студенты и начнется практикум. Вот только на одном из столов я заметила кровь.

– Когда мы шли сюда с Алексом, он тоже не задавал вопросов, – с улыбкой заметил Арастан. – Догадываешься, куда мы пришли?

– Холодно, безлюдно… здесь исследуют тела?

– Не волнуйся, ты просто понаблюдаешь за мной.

И он постучал в неприметную дверь. Нам открыла приятная на вид женщина, судя по пирожку в ее руке, мы оторвали ее от перекуса. Она засуетилась, пропуская нас внутрь, одновременно пытаясь запить пирожок каким-то крепким отваром. И это поразило меня до глубины души. Она завтракала, находясь рядом… с тем, что осталось от Селены. И это ничуть ее не смущало, не лишало аппетита.

– Расти! – голосила она, провожая нас до столов с телами. – Так и знала, что ты придешь, мой мальчуган! А юный стражник, ты уже слышал? Ох, какое же это горе, какое несчастье! Парень совсем молодой, да и девушка, говорят, была не старше вас! Сама я еще ничего не смотрела, велено дождаться тебя, и только тогда приступать!

Наконец она заметила, что Арастан явился не в одиночестве, улыбнулась широко и приветливо и протянула мне руку.

– А что это у нас за красавица такая? Привет, дорогая. Я Тильда.

– Таната, – я неловко пожала протянутую руку, почувствовав, как ладонь стала жирной от пирожка. Не зная, что делать, я обтерла ее о подол платья.

– Таната-Ната? Как мило! А меня зови Тилли! Ох, ну какая же ты милая, просто картинка! – взгляд женщины забегал от меня к смущенному Арастану и я мысленно закатила глаза.

– Думаю, нам лучше заняться делом, – пробубнил парень.

– Ой, ну конечно! Тилли оставит молодых в покое и понаблюдает за ними со своего места, она все понимает и мешать не станет!

Я подавила смешок: такое чувство, что мы пришли сюда на свидание. Возможно, именно так она и думает – Арастан привел девушку полюбоваться трупами. Романтичнее не придумаешь.

Тилли же продолжала суетиться.

– Так, какие голубчики тут наши? Ах, вот эти два, точно. Девушка и стражник. Другой бедолага лежит тут пару дней, несчастный случай. Прямо ночью все и стряслось: неловко споткнулся парень и вывалился из окна. Второй этаж, но все так неудачно сложилось, не выжил. Возможно, лекари и смогли бы помочь, но нашли парнишку только утром. Такие вот дела, – пригорюнилась женщина и неожиданно хлопнула в ладоши: – Поменьше смотрите в окна, ребятушки!

Ее поток сознания меня заинтересовал.

– Парень здесь два дня?

– Примерно. Да, думаю, да.

– А если точно?

– Точно? – Тилли задумалась. – Кажется, вчера утром его нашли. Да, точно, вчера! Если хочешь узнать точное время, я посмотрю в журнале. Этого паренька я лично не принимала, все интересное пропустила.

Выходит, парень случайно вывалился из окна как раз той ночью, когда мы с Воином сидели взаперти в ловушке. Опять совпадение?

Арастан тоже что-то понял.

– Тилли, а это точно несчастный случай?

– Определенно, мой мальчик, – в своих словах женщина не сомневалась. – Ладно, вы тут оставайтесь, милые мои. Развлекайтесь. А у меня отвар стынет… понадобится моя помощь – кричите громче, я к вашим услугам!

Мы с Расом дружно разулыбались и заверили, что так и сделаем. Потом так же дружно выдохнули от облегчения, все-таки Тилли очень своеобразная.

– Тилли немного странная… – тихо заметил Арастан, косясь в сторону женщины. Но мы находились достаточно далеко, чтобы нас подслушать. – …странная, но неплохая. И очень много чего знает в профессиональной сфере. Когда-то она была лекарем, но не сложилось.

Да, похожую историю я уже слышала.

– Значит, Тилли здесь не просто трупы караулит?

– Нет. Она что-то вроде нас, но без особенного дара.

– Похоже, ей повезло больше, да?

– Ты ненавидишь свой дар? – не глядя на меня, Арастан одернул ткань с наших утренних находок. – Зря ты так, Таната.

– Значит, вы с Алексом уже здесь были и осматривали Хариту?

– Я думал, между вами нет тайн.

– Все, что между нами есть – это одна сплошная тайна, – хмыкнула я, мой взгляд уперся на дальний стол. – Слушай, может мы осмотрим и третье тело? Вдруг Тилли что-то пропустила?

– Я же сказал, она свое дело знает. Если сказала про несчастный случай, значит, так оно и было, – отрезал Арастан. Мое предложение ему не понравилось, будто я поставила под сомнение профессионализм Тилли своим неуместным вопросом.

– Ты прав, прости.

Арастан недовольно запыхтел.

– Посмотрим его позже, хорошо?

– Договорились.

Больше я с вопросами старалась не приставать, но за парнем наблюдала. Арастан он явно не горел желанием находиться в моей компании, а уж стоило мне открыть рот… Чтобы не мозолить парню глаза, я отошла на пару шагов и скромно подглядывала за его работой, попутно размышляя, чего от меня ждал советник. Сам он ничего не пояснил, поди разбери. Второй Алекс, честное слово.

Наблюдая за действиями Арастана, нового я увидела мало, с помощью найденных мелочей он пытался увидеть что-то такое, что привело бы нас к убийце. Зато это самое «малое» натолкнуло меня на интересные мысли. Если вспомнить все странные намеки Алекса… в общем, от нетерпения я стала переминаться с ноги на ногу в ожидании подходящего момента.

Не вытерпела и заговорила, решив начать издалека:

– Думаешь, у нас похожий дар? В смысле, разве может моя эмпатия быть близкой… к тому, что умеешь ты?

Арастан украдкой посмотрел на меня, но увидел лишь полную любопытства курносую физиономию. Мою, конечно. К счастью, и в вопросе он не нашел ничего подозрительного.

– Конечно, может. Ты же эмпат с рождения, разве нет? У тебя было время изучить свои способности как следует, да и возможностей хоть отбавляй.

– Или нет.

– В смысле?

– Или не было у меня всех этих возможностей. Вдруг кто-то смог их ограничить? И только недавно я начала разбираться.

Видящий заметно напрягся.

– Прости, если задел.

– Ничего, – заверила я, но парень все равно переживал, что обидел меня.

Наверное, поэтому продолжил свою мысль:

– Конечно, мы с тобой все видим по-разному, но я тоже в каком-то роде эмпат. И не скажу, что у меня больше возможностей, или меньше, просто они другие. Но кое-что общее у нас есть, ты сама в этом недавно убедилась. И это нормально. Говорят, в стрессовых ситуациях дар может поразить новыми гранями, это с тобой и произошло.

– И все равно… одно дело – постоянно ломать голову, что может означать та или иная эмоция, с чем она вообще связана, другое – наверняка знать, о чем думал человек, прикасаясь к вещи. Что чувствовал, что его беспокоило.

– Сначала у меня тоже мало что получалось, – пожал плечами Арастан.

– Честно говоря, я думала, видения приходят только когда ты касаешься чего-то значимого, личного. Но сейчас ты осматривал одежду… – я кивнула на стопку, что Видящий сложил на краю стола, тщательно перед этим осмотрев. – Ты ведь пытался вызвать видение, какую-нибудь картинку?

– Да.

– И как? Получилось?

– Только со стражником. Перед смертью он испытывал сильнейший испуг, больше ничего. И ты в чем-то права: личные вещи вызывают более яркую картинку, она не стирается со временем. Иногда вообще не стирается. А одежда хранит на себе всего лишь последние мгновения… – Арастан поднял на меня взгляд, но быстро сделал вид, что нашел что-то там на руке мертвого стражника. Эту руку он уже осматривал раза три и ничего нового там уже не найти.

– Последние мгновения, значит? Интересно… а я все думала, зачем этот трюк с личной вещью. А все просто. Чтобы понять: никакого злого умысла у пришедшего за «сиреневой пылью» нет. И что он не какой-нибудь дознаватель, жалеющий поймать таинственного Дельца.

Арастан пораженно замер, он и дышать перестал. Его взгляд судорожно метался от лежащего на столе тела к Тилли, но он никак не мог посмотреть на меня. Он и до этого пытался избегать зрительного контакту. Думал, так мне лучше видно его эмоции?

– Ты ведь не из любопытства это спрашивала, – пробормотал он. – Конечно! А ведь Ника предупреждала меня, говорила…

– Неужели Ника в курсе твоей маленькой тайны? – удивилась я.

– С ума сошла? Она ничего не знает. Просто тебя недолюбливает.

Это не новость для меня, конечно. Но все равно странно. Наша шестерка внезапно начала мне напоминать шайку преступников, у каждого какая-то тайна, все норовят скрыть друг от друга что-то. И во главе советник Стрейт в качестве тюремного надзирателя.

– Теперь по порядку: во-первых, объясни, что значит твоя записка? Ты ведь мне ее отправил, больше некому. Поэтому и «ничего не увидел», когда я приходила к тебе с конвертом. Только не говори, что просто хотел меня запутать.

Арастан замотал головой.

– Ты все неправильно поняла, Таната. Наверняка неправильно! Я к произошедшему с тобой и Мартином отношения не имею, честное слово! Я вообще завязал, нет больше никакой «сиреневой пыли»…

– Об этом позже, – перебила я. – Давай про записку.

– Тебе не кажется, что это не лучшее место для разговоров? – соседство Тилли парня тревожило не меньше, чем моя неожиданная прозорливость. – Может, поговорим где-нибудь еще?

– В укромном безлюдном уголке? Чтобы без свидетелей?

– Да. То есть нет. Нет, ясно? То есть…

– Ты привлекаешь к себе внимание, скоро даже Тилли твою панику заметит, если выглянет из-за очередного пирожка. Но не волнуйся, я тебя поняла: мне ничего не грозит. И не только поняла, я даже в это поверила, твой праведный гнев и горькая обида кого хочешь убедят. Поговорим у меня в комнате.

Арастан согласно кивнул.

Быстро закончив осмотр, мы распрощались с Тилли, заверив ее, что обязательно заглянем вновь. Я даже пообещала принести печенье. До моей комнаты поднимались молча, и мне всю дорогу приходилось наслаждаться скачкообразными эмоциями дельца знаменитой «сиреневой пыли». Надо же, какая честь! Да Арастан практически знаменитость! Или не так: та самая знаменитость – это тихий и в общем-то милый парень Арастан. Невообразимо.

Интересно, как так все получилось?

Я пропустила парня в комнату и напомнила:

– Мой вопрос про записку по-прежнему в силе.

Арастан обессиленно опустился в кресло.

– Я хотел тебя предупредить.

– Да, это я поняла. Но что тобой двигало? Надеюсь, не банальная неприязнь к Воину, а что-то более существенное?

– Он мне не нравится, это правда. Да и тебе, судя по всему… да он никому не нравится! Но ты права, записку я не просто так отправил. У меня была причина… – он уставился на свои руки и затих.

– Мне что, слова из тебя магией тянуть? – возмутилась я. – Так я не умею! Может, позовем сюда Воина и устроим вам встречу? Ему и расскажешь про записку. Он, кстати, на нее очень злился.

– Знаешь, ты совсем не такая, какой выглядишь, – вроде бы с обидой заметил Арастан и неохотно продолжил: – Воин как-то связан с убийством. Поэтому я отправил тебе записку, хотел предупредить. Но больше сказать не мог!

– И как он связан с убийством?

– Не знаю.

– Ты издеваешься? – заподозрила я.

– Что? Нет! Я… прости, волнуюсь. В последнее время я и так чувствую себя хуже некуда, вся эта затея Стрейта, тут еще ты вдруг догадалась. Я дурак, не стоило писать ту записку. Может, тогда бы все…

– Я бы все равно догадалась, – перебила я его бубнеж. – А если не я, то Алекс.

Арастан резко побледнел.

– Алекс тоже знает?

Еще как знает! «Спорим, он ничего не увидит» – сказал мне Алекс о записке. Определенно, он уже тогда догадывался. Но вполне ожидаемо решил молчать об этом в тряпочку и вместо этого поиздеваться надо мной. Нормальные люди у нас вообще водятся?

– Для тебя это новость? А если я скажу, что и советник Стрейт в курсе, в обморок не грохнешься?

– Ты меня так разыгрываешь? Алекс-то откуда знает?

Забавно, что он не спросил про советника. Хотя, казалось бы, он намного более угрожающая персона, чем какой-то там черноглазый бездушный парень. Значит, со Стрейтом делец «сиреневой пыли» смог договориться.

– Давай так, – вздохнула я, поняв, что на мои вопросы он нормально все равно не ответит, – ты рассказываешь мне все с самого начала, до мельчайших подробностей, а я обещаю молчать и хранить твою тайну, пока смерть не разлучит нас. Идет?

– Ты правда никому не расскажешь?

Его желание уцепиться за тайну можно понять, хотя уже слишком поздно.

Я ободряюще улыбнулась.

– Никому.

И Арастан приступил к сбивчивому рассказу.

Приходилось постоянно направлять его наводящими вопросами, иначе наша беседа растянулась бы до самого утра, а то и дольше – парень стремился рассказать все, но не понимал, с чего начать, оттого прыгал с темы на тему, ставя в тупик прежде всего себя. Я больше страдала от раздражения и любопытства, и неустанно его торопила.

Если коротко, то история его сводилась к следующему: жил-был парень, но жизнь его не задалась с самого рождения (это его слова). Родители погибли почти сразу после его появления на свет, из родственников осталась только бабушка. В общем, вырос Арастан в глуши и большой бедности, но зато с редким даром и чувством, что все должно быть по-другому. Учился и развивал дар он самостоятельно, в свободное от работы время. В тех местах, где рос парень, работали с самых юных лет.

Подростком Арастан попал на свалку, помогал смотрителю. Они жгли мусор, иногда выискивая в нем что-то ценное и продавая местным скупщикам. Точнее, продавал сам смотритель, Арастану ничего не перепадало. Свалка – суровое место, но жирное, оттуда просто так не уходили. Предыдущий смотритель должен умереть, чтобы на его место претендовал кто-то другой.

Однажды к Арастану, одаренному видениями парню, в руки попал странный предмет. Артефакт. Выглядел предмет как небольшое женское зеркальце с ручкой, но вместо зеркала красовалось стекло мутноватого сиреневого оттенка. Особо ценным зеркало не выглядело, раз в нем даже зеркала не было, да и на артефакт не походило, но стоило Арастану к нему прикоснуться… как он увидел что-то необыкновенное. Древнюю магию и самого хозяина этого странного зеркала. Арастан все смотрел и смотрел, ведь зеркало показало столько всего! Например, как маг прошлого увеличивал способности к магии. На короткий период, но все же это знание уникальное! По крайней мере, Арастан никогда о таком не слышал.

И парень решил воспользоваться видением.

Так в мире появилась «сиреневая пыль».

И появилась уже не в первый раз, очевидно, но пришла из далекого забытого прошлого. Потому ее состав и был уникальным, и никто не мог понять, чем «сиреневая пыль» является. А Арастан всего-то следовал увиденному рецепту.

Казалось бы, у парня все пошло на лад, вот она, счастливая сытая жизнь… но в дело вмешалась судьба и умерла его бабушка. Не осталось причины оставаться в том же захолустье, в котором он вырос. Так Арастан оказался в столице и поступил в королевскую академию, на мелочи он больше не разменивался и метил высоко. Заработанных средств на это тоже не жалел. Он понимал, что история с «сиреневой пылью» долго продолжаться не может, будущее следует строить иначе. Но перед этим как следует заработать на богатых зависимых детишках из королевской академии.

А потом случилась вся эта кутерьма с советником и завязывать пришлось раньше, чем он собирался. Потому что так Дэнвер Стрейт приказал. Лично.

Вот от этого поворота событий я слегка прибалдела.

– Значит, советник с тобой разговаривал на эту тему? О «сиреневой пыли»?!

– Да, заставил выдать рецепт и пригрозил заточением.

Вот так и Арастан оказался в ловушке Дэнвера Стрейта.

Ни у кого из нас не было выбора, я была права. Только причины у всех разные. И к вопросу о нормальности кого-либо из нас… а глупый был вопрос! Даже советнику в этом плане нечем порадовать.

А что касается записки… убийство горничной потрясло Арастана не меньше, чем найденная на месте преступления «сиреневая пыль». Последняя даже больше. Как оказалось, сразу Арастан с продажей «пыли» завязывать не стал, делал это постепенно. И найденный пакет он не мог не узнать.

– Все дело в номере, – печально пояснил парень. – А-1М означает…

– Мартин Ароктийский.

– Да. Пакет предназначался ему.

Но оказался у мертвой девушки.

Как? Еще одна загадка.

ГЛАВА 18. Подозрения и открытия

После разговора Арастан поспешил смыться.

А ведь мы не осмотрели тело того парня, который якобы случайно вывалился из окна! Подумав, а не сходить ли одной, я решила, что не стоит. Лучше дождусь Алекса и совмещу странное с полезным. Расспрошу его, а заодно получу дополнительную пищу для размышлений.

Пока парни ходят где-то с советником. А Дэнвер Стрейт, надо же! Хитер, как сам демон. Конечно, я и раньше подозревала, что советник коварен, но в свете последних событий стала сомневаться в правильности своего выбора.

Выбор, точно. Обидно, когда у тебя его нет.

Побродив по дворцовым коридорам без особого толка, я заглянула к Варне и попросила собрать обед на двоих. Мы недолго поболтали, и я ушла в сторону библиотеки, где меня ждала Эли.

– Ты – чудовище! – первым делом заявила Хранительница, когда я рассказала, что скоро придет Варна с нашим обедом. – Я ведь как раз недавно перекусила, и ты предлагаешь сделать это опять? Ты видела мои бедра? Кудрявый изверг!

Я тут же заподозрила неладное.

– Ты что, познакомилась с Мартином?

– Да мы и так знакомы, тоже мне. Скажи лучше, где мой красавчик?

Она это о Мартине? Посмотрев на Эли, я вспомнила – нет же!

– Алекс ушел куда-то с советником, – ответила я. – Надеюсь, им весело вместе.

– Тон у тебя не самый доброжелательный, – сощурилась Эли. – Неужели поругались? С Алексом или с советником? Или вообще все передрались?

Отвечать не пришлось, прибыл наш обед. От души поблагодарив Варну, мы устроились за одним из дальних столов библиотечного зала и на некоторое время прекратили разговоры. Даже Эли увлеклась, хотя недавно перекусила.

– Кстати, с твоим заданием я справилась. Помнишь, ты хотела расспросить о Харите, не привлекая внимания?

– И?

– Да ничего, девчонка как девчонка. Ты наверняка слышала это уже тысячу раз, ведь Стрейт заставлял вас беседовать со всеми подряд. Но кое-что интересное я узнала. Не смотри на меня так, а слушай… Сначала мне нажаловалась Лина и я, честно говоря, не придала ее словам значения. Но потом заметила кое-что странное, – Эли заговорщицки понизила голос до шепота и наклонилась ко мне поближе, хотя мы и так были вдвоем во всей библиотеке. – Харита трижды не выходила на работу, сказываясь больной!

– И что? – не поняла я.

– Неправильный вопрос, Танатка, неправильный. Спроси лучше «когда».

– Ты испытываешь мое терпение.

Но Эли это ничуть не смутило, она разулыбалась еще шире.

– Отвечу сама: в последние две недели! Пару раз она просила подменить ее, один раз просто не пришла. Первые два раза никто даже не заметил, что неудивительно, девчонок-то полно. Но я все равно узнала. Вопрос: чем Харита занималась в эти три дня?

– Ответа у тебя, я так поняла, нет? – вздохнула я, не надеясь на чудо.

– Не-а.

– Очень жаль.

– Я с заданием справилась? Значит, теперь твоя очередь: слышала, недавно вы с Мартином попали в такую заварушку, что и врагу не пожелаешь.

– Это точно – почти всю ночь провели в ловушке…

– И как он? Страстный?

– Ты что, совсем больная?! – возмутилась я.

– Ты же сама так сказала! Кто виноват, что ты непонятно выражаешься?!

По опыту зная, что от Эли легко не отделаться, я коротко описала ей недавнее приключение, опустив некоторые подробности, знать которые девушке необязательно, при этом трижды подчеркнув, что Воин практически все время был без сознания. Преувеличила, конечно, но только сплетен от Эли мне и не хватало.

От дальнейших расспросов меня спас Алекс.

Он заявился в библиотеку с широкой улыбкой на губах. Эли воспарила от счастья, едва его завидев, и принялась щебетать обо всем на свете сразу. Алекс слушал ее внимательно и кивал в нужных местах, и никто не усомнился бы в его искренности. Даже у меня повода не было, раз я эмоции его не чувствую! Хотя время от времени парень бросал на меня насмешливые взгляды, чтобы я не сомневалась: с Эли он играет легко и непринужденно. Так же, как и со мной, просто методы разные.

В конце концов он заявил, что нам пора. Намекнул, что это я нас тороплю, сам-то он предпочел бы остаться здесь хоть навечно.

– Ты что, наживаешь мне врагов? – зашипела я, едва мы вышли в коридор. – Если хочешь знать, это выглядит подозрительно.

– Брось, Эли безобидна, как цветок в горшке. Тем более, я не соврал, меня действительно торопила ты.

Стоило нам остаться наедине, Алекс заметно преобразился. Улыбка с ямочками на щеках исчезла, испарился и задорный любопытный взгляд. Теперь его лицо выражало равнодушие напополам с усмешкой, таким он всегда являлся мне и остальным.

– Только не говори, что сам бы с удовольствием посплетничал, попивая отвар.

– Иногда пустая трепотня меня радует.

– Но Эли кажется, что у нее есть шанс. Не надо так с ней.

– У нее и есть шанс, – пожал плечами Алекс. – Почему бы и нет. Хотя это совсем не твое дело, Таната. Без обид.

Без обид. Как будто он думал, что я могу обидеться!

– Вы что-нибудь узнали? – раздраженно перевела я тему.

– Нет, но будем пытаться дальше. Отследить артефакт не так-то просто, особенно в компании с советником Стрейтом. При нем некоторые особо впечатлительные горожане пытались упасть в обморок. Уморительное зрелище.

– Не сомневаюсь, ты был в восторге.

– Значит, все-таки обиделась? Брось…

Бросить хотелось. В него. Камнем.

Но я взяла себя в руки.

– Ты сейчас сильно занят? Хочу тебе кое-что показать.

– Веди, – легко согласился Алекс.

Молча мы спустились вниз, еще раз поприветствовав Тилли. На этот раз она смотрела на меня с уважением, а на Алекса – с опаской. Улучив момент, она шепотом заметила, что мальчишка-Расти ей нравится намного больше, чем этот демонический юноша. С чистой совестью я ответила, что мне тоже.

Тилли без проблем допустила нас до лежащих на столах тел. На сей раз меня интересовал тот самый никому не нужный стражник. Коротко объяснив Алексу причины своего любопытства, в ответ я получила заинтригованный взгляд – он тоже почувствовал некую связь между событиями.

– Значит, парень вывалился из окна той же ночью.

– И Тилли уверена, что это несчастный случай, – кивнула я.

Алекс самоуверенно ухмыльнулся, вот сейчас-то он обставит какую-то там Тилли! И я в этом даже не сомневалась – обставит! Парень склонился над телом и взялся за дело, я напряженно следила за каждым его движением. А потом… Алекс признал, что это несчастный случай! Неожиданно.

Новость требовалось переварить.

Допустим, Тилли не ошиблась. Но кое-что все равно не давало мне покоя.

– Почему его обнаружили только утром? – спросила я, когда мы поднимались из подвала обратно во дворец. – Ведь на ночь дворец не вымирает… неужели никто не слышал, как парень кричал, падая с высоты?

– Может, он падал молча? А звук падения не настолько громкий, чтобы его услышать издалека. Если в той части дворца никого не было, то все логично.

– Падал молча? Никто не стал бы падать молча, Алекс.

– Не спорю.

Я закатила глаза:

– Нельзя просто по-человечески согласиться и признать, что парень был мертв на момент падения? Или что некий весьма сильный воздушник обустроил все очень тихо и похоже на несчастный случай. Нет же! Надо обязательно дождаться, когда я все скажу сама.

– Ты хорошо меня знаешь, да?

– Кое-что успела узнать, – я взяла его за руку, призывая остановиться. И посмотрела в его черные глаза-омуты. – Алекс, ты знаешь, кто убийца?

Мой вопрос его рассмешил:

– Опять ты наделяешь меня чертами, мне неприсущими? В этот раз это тайные знания. Что будет в следующий, Таната? – он наклонился совсем близко. – Ты уже не боишься меня, держишь за руку. Может, не Эли надо предупреждать об опасности? А себя?

Я одернула руку и отвернулась.

– Ты знал про Арастана. Я не наделяю тебя какими-то там чертами.

– Точно, совсем про него забыл.

– Мог бы и сказать, кто прислал мне записку.

– Скучно!

– А сейчас тебе очень весело, да?

– Занимательно. Смотрю на тебя и не могу понять: я угадал или нет?

– Нет, – я прямо встретила его взгляд. – В этот раз мимо. Но ты прав: я не боюсь тебя, Алекс, ведь ты совсем не страшный. А когда-нибудь у тебя не останется для меня загадок. Не боишься этого момента?

Он взглянул на меня из-под ресниц:

– Я жду его.

Мне хотелось спросить, очень хотелось.

Но это бесполезно, и я сменила тему, коротко пересказав ему о прогулках Хариты. Для Алекса и это новостью не стало – кто бы сомневался! Эли каким-то образом успела доложить ему об этом.

– Харита начала прогуливать как раз когда мы прибыли во дворец.

– Совпадение, – Алекс пожал плечами.

– Может и так. В ином случае все выглядит совсем уж нереалистично. После того, как мы нашли Селену, все подозрения отвалились от нас сами собой. Каждый из нас имел возможность убить Хариту, но чтобы ее сестру двести восемьдесят три дня назад…

Илиф Ароктийский!

У него была такая возможность. Надо указать на него советнику, Илифа стоит допросить не только моими силами.

– Ты ведь знаешь о ежегодном приеме, который проходит во дворце? – неожиданно спросил Алекс. – Что-то там про «Алое сияние Новой Крови», примерно тогда студенты выпускаются из королевской академии, а небо на одну ночь окрашивается красным. Приезжают самые разные высокопоставленные гости, весь город гуляет и празднует.

Вопрос показался мне неожиданным, мягко говоря.

– Знаю.

– Мероприятие ежегодное, а в конце дается бал.

– Хочешь меня пригласить?

– Если бы я мог, – хмыкнул Алекс. – Это ты у нас сама Альмар, тальмариновая наследница, как тебя вообще можно пригласить? Но я не об этом. А об убийстве Селены Энио. Если сложить дни…

– Получится, что она умерла в день приема, – пробормотала я, судорожно складывая в уме числа. Неужели все так точно совпало?

– Или в ночь. Прямо во время бала.

– И… что это значит? Думаешь, это все как-то связано с королем? Заговор?

Такой поворот совсем не радовал и казался нереалистичным. И уж точно не укладывался в голове. А уж про цели заговорщиков и думать страшно, ерунда выходит! Зачем им какая-то горничная? Неужели у Селены и впрямь был роман с королем?

– Конечно, нет. Думай еще.

– Селена погибла, что-то увидев. Возможно, это случилось балу. Приглашенных обычно немало, да я и сама была с дедушкой…

Наверное, я побледнела. Как же иначе?

Алекс победно улыбнулся:

– Количество подозреваемых резко сократилось, да? Что с лицом, Таната? Кажется, тебе необходимо присесть. Идем, советник как раз приглашал нас собраться, вдруг порадует новостями, – он взял меня за руку и повел за собой по коридору.

А я все никак не могла отойти. Ежегодный прием, полный людей.

Я была там. Мартин Ароктийский почти наверняка присутствовал. Арастан… тогда он не был выпускником королевской академии, но мог стать чьей-то парой. Близнецы и Алекс. Пожалуй, они не могли достать приглашение.

Найденная Селена Энио вовсе не сняла с нас подозрений. Даже наоборот.

Советник Стрейт новостями нас не порадовал, что сам по себе новость хорошая. Даже шикарная. А то в последнее время почти любая весть тянула за собой либо труп, либо угрозу смерти. Советник коротко объявил, что завтра нам предстоит совместная вылазка в город и рекомендовал как следует перед ней отдохнуть.

Отдых мне требовался, но еще больше требовалось время на анализ новой информации. Селена, ее смерть в ночь ежегодного приема, гибель ее сестры, Барда и стражника, который вывалился из окна. «Сиреневая паль» и Арастан… столько всего надо связать! Понять, что происходит. Одно несомненно – все началось с Селены Энио.

Я сама не заметила, как добрела до комнаты.

И там меня ждал сюрприз в виде Илифа Ароктийского. Он стоял, облокотившись на стену и сложив руки на груди. Никаких признаков нетерпения не выказывал, наверное, пришел сюда совсем недавно.

– Таната, я ждал тебя! – Илиф отлепился от стены и поспешил поцеловать мне руку. А я и забыла об этой его привычке.

– Долго ждал?

– Время не имеет значения, я бы простоял здесь сколько угодно.

– Зачем?

– Что? – не понял Илиф.

– Зачем тебе здесь стоять?

– Чтобы тебя увидеть, разумеется, что за вопрос? Ты бы знала… я вчера чуть с ума не сошел, когда узнал, что произошло! Ох, как же я винил себя, это же я рассказал тебе лишнего. Если бы знал, что все так выйдет… мне так жаль, Таната! Ох, как же я переживал…

Не особо искренне он переживал, если честно.

– А о Мартине ты не переживал?

– О Мартине? Уверен, с ним бы ничего не случилось!

– А вот зря.

Не зная, как реагировать, Илиф попытался ухватить меня за руку.

– Все в порядке? Ты как будто злишься на меня.

– Все в порядке, просто устала. Прости. Если ты не против, поговорим в другой раз, хорошо? Сейчас не лучший момент, Илиф.

– Конечно, в любое время, – с готовностью заверил он, совершенно забыв, что раздражение и злость от меня не скрыть. – Хороших снов, Таната. Думай обо мне так же, как и я о тебе.

Почему-то мне казалось, что ничего хорошего Илиф обо мне не думает.

Ладно, визит Ароктийского-старшего не такой уж и бесполезный, он напомнил мне о важном: утопая в мыслях о приеме и смерти Селены, я совсем забыла рассказать советнику Стрейту об Илифе и моих подозрениях на его счет. А с этим тянуть не стоит.

Я дождалась, пока Илиф скроется из виду, отыскала неподалеку одного из стражников и приказала отвести меня к советнику Стрейту. Да, прямо сейчас. Да, поздно. Да, не положено. Да, советник уже отдыхает в своих покоях во дворце и к нему нельзя. Но мое упорство в итоге перевесило и вскоре я уверенно стучала в нужную дверь, полностью наплевав на приличия.

Дверь распахнулась, но за ней никого не оказалось. Я потопталась немного, сделала шаг вперед и огляделась. В отличие от нас, советник шиковал и проживал не в маленькой комнатке для студентов, а в нормальных условиях с приемной, отдельной спальней, личным кабинетом и другими благами. Что логично, конечно.

В приемной меня никто не встретил, потому я прошла к единственной приоткрытой двери и оказалась в личном кабинете Стрейта. И едва не задохнулась от дыма. Как советник дышит вообще? Это же невозможно! Глаза тут же заслезились, я не без труда разглядела сидящего за столом мужчину.

– Советник, извиняюсь за столь поздний визит…

– Да зови меня Дэном, не стесняйся.

– Э-э…

Мой многозначительный ответ беспомощно повис в воздухе. Точнее, в дыме.

– Ты же пришла ко мне на ночь глядя, не постеснялась. Можешь наглеть и дальше, разрешаю. Покуришь со мной?

– Ну-у…

Мое замешательство его насмешило. Да он попросту издевался!

Ну точно, второй Алекс.

– Я не курю, Дэн, – ответила я зло.

– Очень плохо, Таната. Садись, рассказывай, что у тебя случилось. И не стоит сокращать рассказ, я страсть как люблю всех на ночь глядя слушать.

– У меня Илиф, – выдавила я, уже понимая, насколько сглупила, не подождав до утра. – Не понимаю, почему вы им еще не занялись.

Не теряя времени, я быстро изложила все свои соображения: предполагаемое (сам Илиф так и не подтвердил) знакомство с Селеной, странный интерес ко мне, рассказ про «сиреневую пыль» с последующим покушением на мою жизнь. Правда, присутствие Воина в ловушке смущало, но особой любви между братьями не заметно, зато есть много других нехороших чувств. А еще Илиф отлучался с поста время от времени, и в ночь убийства Хариты его как раз не было на месте.

Выслушав меня, советник обрадовал:

– Все это я и так знал.

– Почему вы его не допросили сразу после того, как мы с Мартином вернулись? Я же вам говорила – все, что я узнала о «сиреневой пыли», узнала от Илифа. Он почти наверняка догадывался, что я пойду за озеро.

– Вот как? Я бы на его месте подумал, что ты все расскажешь мне, а не потащишься в одиночестве на ночь глядя неизвестно куда. С его стороны было глупо рассчитывать на другой вариант. И опасно.

– Но…

– Не расстраивай меня, Таната. Посмотри на все со стороны Илифа. Или поставь себя на его место и подумай: ты бы стала полагаться на такое количество «если»?

– Нет.

С другой стороны, я пока ни разу не строила коварные злодейские планы, откуда мне знать, как там все происходит? Может, наличие многочисленных «если» – обязательное условие?

– Вы не думаете, что Илиф причастен?

– А ты считаешь иначе?

– Да. Он ведет себя странно.

Стрейт опять развеселился.

– И что? Покажи мне того, кто порой не ведет себя странно, хотя бы одного человека. Скоро ты привыкнешь и перестанешь обращать внимание. Научишься отсеивать лишнее.

Но я не считала Илифа лишним.

– Не веришь мне, да? – насмешливо наблюдая за мной, поинтересовался советник. – Что ж, хорошо. Завтра побеседую с парнем лично. Если хочешь, можешь поприсутствовать, только негласно. Договорились?

– Да. Спасибо.

– Ага. А теперь топай, если у тебя все.

Я поднялась с кресла и тут же оказалась в дымном облаке. Наверное, в голове у меня что-то помутилось, ведь вместо того, чтобы уйти, я в очередной раз открыла рот:

– У меня есть еще вопрос.

– Валяй.

– Почему мы ни разу не видели, как обращаются Близнецы? Я не из досужего любопытства спрашиваю, просто это странно. Прошло уже немало времени.

Мой вопрос вызвал у советника очередную улыбку.

– Как тебе утреннее зрелище, Таната? Понравилось?

Это он о трупах? Один из которых «купался» в воде двести восемьдесят три дня.

– Нет.

– Когда пересмотришь свое мнение на сей счет, обязательно понаблюдаешь за оборотом перевертышей. Договорились?

Видимо, так он пытался сказать «никогда».

ГЛАВА 19. Еще один тальмариновый артефакт

Говорят, неожиданные повороты могут привести к победе.

Возможно, это даже не совсем вранье. Насчет победы ничего сказать не могу, но следующий день принес немало сюрпризов. И началось все с опоздания советника Стрейта. Нам было приказано его дождаться, потому мы разбрелись по знакомому кабинету в попытках себя хоть как-то занять. Время от времени Воин пытался поддеть всех по очереди, но никто не поддавался.

Ко мне тихо подкрался Арастан.

– Можно тебя отвлечь? – прошептал он взволнованно.

На тот момент я занималась буквально ничем, оттого кивнула.

Парень нервно оглянулся, проверяя, а не подслушивает ли нас кто. Но Близнецы забились в угол в другом конце кабинета, Воин устроился за столом советника и ворошил его бумаги, а Алекс следил всеми, сидя в кресле.

Наконец, Арастан решился:

– Если я скажу тебе, что могу каждого здесь заставить говорить правду?

– Тогда я спрошу: «ты собрался нас пытать?» и «можно мы начнем с Мартина?». А еще замечу, что советник бы это не одобрил.

– Нет, я серьезно, – и его тон это полностью подтверждал.

– Хорошо. Говори, как.

– У меня есть кое-что… артефакт. Не спрашивай, где я его достал, это долгая история, во многом связанная… сама знаешь с чем.

Он полез в сумку, которую притащил с собой, и извлек оттуда кубок. На вид совершенно обычный и даже аскетичный, хотя приятного цвета – голубоватого, с белыми разводами. Материал, из которого он изготовлен, на первый взгляд не определялся. Как и со второго, и со всех последующих. Но я-то знала, из какого материала артефакты чаще всего изготавливаются. Были и другие варианты, конечно, но самый мощный только один.

Арастан протянул кубок мне и опять полез в сумку. В этот раз в руках парня оказалась бутылка с темной жидкостью.

– Вино, – пояснил Арастан с таким видом, будто это все объясняло.

– На радость нам дано, я поняла. Что с этим? – потрясла я кубком.

Понятно ведь, что опасность заключается именно в нем. Опасное слово «артефакт» уже прозвучало, материал интуитивно определен, а у меня с тальмарином в последнее время отношения как-то не складываются. Пользы он мне точно не принес.

– Это кубок Правды, он не опасен… не очень опасен. То есть, он опасен, конечно, но не для всех. Призван вытягивать из людей признания, делать которые они не собирались. Что-то, что гложет в данный момент больше всего.

– Разве такие штуки не запрещены?

Особенно во дворце, ладно еще где-нибудь в далекой глуши.

– Просил же – не спрашивай, где я его достал. Но… ты же хочешь знать ответы? Мы оба понимаем, что один из нас может быть замешан сразу в нескольких убийствах, а Алекс рассказал про ежегодный прием… слишком много убийств, Таната. Мы должны действовать.

А на действия его подбил Алекс, разумеется.

– Тебя беспокоят убийства или твой пакет с «пылью»?

– Все вместе, – не стал врать Арастан. – Я думаю… думаю, меня хотели подставить, в этом все дело.

– И поэтому ты хочешь накормить всех опасным зельем?

– Не только, я же объяснил! И не говори, что сама не подозреваешь тут каждого. Когда убили первую горничную, Селену, вы с Воином находились во дворце. Я вообще учился по соседству, во дворец мог проникнуть запросто. Близнецы меняют лица, а Алекс… от него у меня каждый раз мурашки.

– Ты даже себя подозреваешь?

Но он не обратил внимание на мою иронию.

– Скоро нам принесут обед. Я предложу к нему вино, уверен, все согласятся. Ожидание утомляет, а тут хоть какое-то веселье. Если ты поддержишь…

– В итоге все выйдет очень и очень невесело, – пригорюнилась я, но уже знала, что соглашусь. За такое можно оказаться в камере, но соблазн слишком велик, слишком! Как же мне хотелось знать, что на уме у остальных. У Близнецов. У Алекса.

Потому умные мысли я успешно задвинула подальше и улыбнулась.

– Сначала расскажи, откуда у тебя этот кубок.

– Да зачем тебе?

– Хочу знать.

Арастан обреченно вздохнул и устало потер рукой лицо.

– Это плата. Иногда… были моменты, когда человек уже не мог платить за «пыль». Но основная масса покупателей училась в королевской академии, сама знаешь, что там за семьи. И что у них может храниться. Что-то вроде этого кубка.

Похоже, кроме кубка у Арастана есть много всего интересного в запасе.

И это если забыть про «сиреневую пыль». А казалось бы, он всего-то способен видеть прошлое предметов, к которым прикасается, подумаешь! Тихий и милый парень с кубком Правды под подушкой. И кто знает, с чем еще.

– О чем тут шепчитесь! – рядом возник Воин и бесцеремонно выдернул из рук Арастана бутылку вина. – Что это тут у нас? Хочешь споить Кудрявую Альмар? А ты шустрее, чем выглядишь, парень. Не зря ты мне не нравишься…

– Эй! А ну отдай!

– Ты вообще никому здесь не нравишься, – буркнула я, осознавая, что происходящее только что вышло из-под контроля. Тут Воин обратил внимание на кубок и отнял еще и его. Повертел добычу в руках и присвистнул.

Мы с Арастаном безвольно переглянулись.

– Эй, народ! – рявкнул Воин на весь кабинет, привлекая внимание остальных. – Есть вариант немного развлечься! Или много, уж как пойдет. Если что, я знаю, как пробраться в местный погреб, стражу беру на себя… да я все беру на себя, но если что – виноваты все, кроме меня.

– Это что, вино? Надеюсь, не белое? Ненавижу белое, – скривилась Ника.

– Просто душа у тебя черная, совсем как глазищи у Психа!

Близняшка вышла из себя.

– Не можешь открыть рот, не опозорившись, да?

– Игнорируй его, – равнодушно посоветовал Алекс. – Почему ты этого не делаешь, кстати? Очень интересно, потому что обычно…

– Ой, хоть ты не лезь, – Нику передернуло.

Воин весело хлопнул в ладоши:

– Я так понимаю, все за? Отлично!

Поймав взгляд Арастана, я покачала головой. Нет-нет, нельзя вот так… мы даже не обдумали все как следует, я не спросила про побочные действия, и вообще… как там все устроено. Мало ли какие последствия нас ждут! Лучше оставить вино с кубком на вечер, подготовиться.

Я догнала Воина.

– Давай не будем наживать лишние неприятности. Советник может вернуться в любой момент, как думаешь, что он сделает? Да в камеру нас закинет! Мы и так ему уже надоели, не хватало еще истории с вином.

– Это ты хорошо заметила, – очень серьезно кивнул Мартин. – Ты права, Кудрявая, дверь лучше запереть. А занудному советнику ни за что не справиться с моей магией, так что в камере никто не окажется. Видишь? Я готов всех спасти, как всегда.

– Но сначала подставить.

– Ты меня постоянно недооцениваешь. Это даже обидно.

Он отвернулся и поднял вверх бутылку:

– Итак, кто за веселье?

Оказалось – все. Я удивленно моргнула. Все?!

– Ты знал, что советник опоздает? – поинтересовался Вик у Раса.

– Нет, конечно. Думал, вечером посидим…

– Удачно получилось.

– Надо поискать бокалы, – встряла я, зло глядя на Арастана. – Уверена, у советника где-нибудь хранятся запасные.

– Да у него тут одни пепельницы! А из пепельницы сама пей, Кучерявая.

– Зачем нам бокалы? Я ведь принес кубок, – улыбнулся Арастан, мелькало в его улыбке что-то недоброе. Еще это странное предвкушение… а ведь он сам должен бояться кубка!

«Артефакт вытягивает то, что гложет человека в конкретный момент»

А у Видящего точно есть тайна, и я ее знаю. Неужели он готов поделиться сокровенным и с остальными? Хотя и Алекс знает. Осталось не так уж и много человек. Может, Арастану уже все равно, он понимает, что раскрытие его тайны неизбежно.

Воин убежал к двери, дабы закрыть ее надежно (никакой Стрейт не прорвется), Близнецы упали на ближайший диван, а Алекс неожиданно хозяйственный притянул к нему стол и еще три кресла. Приготовления последнего поразили до глубины души.

Улучив момент, я оттащила Арастана в сторону.

– Ты не собираешься пить, не так ли?

– С чего ты взяла? – вроде бы удивился он. – Все должно быть честно.

Я смотрела на него, я слушала его. Он не врет?

– Опять вы шепчитесь?! Слушай, парень, ты меня уже бесишь, – подоспевший Воин ткнул пальцем Арастану в грудь, а учитывая довольно ощутимую разницу в комплекции, тычок вышел ощутимым. – Сгинь и перестань таскать всех по углам.

– Придурок.

– Ты ведешь себя странно, – сказала я Мартину.

Хотя в этот момент меня больше тревожили другие загадки.

Что гложет в данный момент меня? Какую правду я выдам? Нечто провокационное про себя? Возможно, но я явно самая скучная персона из всех, здесь присутствующих. Демоны, а вдруг я выдам тайну Видящего? Я же обещала этого не делать, но может все получиться наоборот… но это не так страшно, если он сам все расскажет. А вдруг я про Воина расскажу? Или про брата его. Ох, как много у меня образовалось секретов, и ведь они даже не мои!

Надо ли говорить, что сидела я как на иголках?

И неизвестно, что беспокоило меня больше: отсутствие более-менее приличной собственной правды или тот факт, что я теперь причастна к незаконному использованию артефакта. Предположительно, тальмаринового, то есть, очень мощного.

Интересно, что скажет Алекс? И Близнецы. И Воин. И Видящий.

И что скажу я? Буду молчать? Мне не в чем признаваться, не в чем.

Дрожащими руками я поднесла кубок к губам и сделала несколько глотков. Я даже вкуса не почувствовала, зато ощущения были такие, точно я глотала смертельный яд. Надеюсь, Арастан не отравил вино… при одной мысли об этом я поперхнулась, вызвав целую череду шуток на сей счет. Я посмотрела на Видящего. Нет, вряд ли он вдруг проснулся, спятил и решил стать отравителем. Да и не врал он, когда об артефакте рассказывал.

Я передала кубок дальше.

Сначала ничего не происходило. Вино мы допили очень быстро, Воин отнял у Арастана рюкзак в попытке найти еще «что-нибудь интересное». К счастью, ничего такого он не нашел и скоро загрустил. Ника предложила отправить кого-нибудь за нашим обедом, Мартин предложил «свалить из этого дурацкого кабинета, послав советника подальше». Алекс взирал на происходящее с непонятной мне иронией.

«Он знает» – внезапно решила я.

Он понял, что-то не так, и теперь ждет развития событий.

Поймав взгляд Арастана, я подняла брови в немом вопросе. Он пожал плечами с некоторым недоумением, ясно же, откровенничать тут никто не спешит, а мы вроде как сделали все необходимое, вино выпили. Или все-таки каждый успел произнести свою правду? Например, когда Воин обозвал Вика «белобрысой девкой», он был вполне себе искренен. Да и Вик ответил очень правдиво… Развить эту мысль по-настоящему я не успела: стоящий перед нами кубок внезапно озарился мягким голубым светом.

Это привлекло всеобщее внимание.

– Это что за…

– Почему он светится?

– Вы видите, вы тоже это видите?!

– Конечно, мы же не слепые!

Неровными волнами свет отделился от кубка и пополз по сторонам. Вместо того, чтобы вскочить и убраться от этого подальше, мы сидели, точно приклеенные, завороженно наблюдая за происходящим.

– Эй! – Воин дернул за руку Арастана. – Что это за некромантия?

– Сейчас узнаешь, – многозначительно ответил тот.

Свет, точно отреагировав на его слова, скрутился в пять тонких спиралей, они описали круг возле кубка и зависли над ним. Напряженно и многообещающе, понятно, что это еще не конец. А всего лишь начало.

«Почему спиралей пять, если нас шестеро?» – пришла логичная мысль.

В тот же момент одна из спиралей отделилась от остальных и с размаху ударила Арастана в грудь, отвлекая от догадок. Ника громко вскрикнула и схватила брата за руку, паника девушки резко выделялась на общем фоне чужих эмоций. Она искренне переживала за Арастана.

– С ним все будет в порядке, – заверила я.

Видящий и впрямь чувствовал себя неплохо. Свет прошелся по его телу, обволакивая, глаза парня приобрели голубоватый оттенок. Он расправил плечи, вздернул подбородок. Черты лица его будто расслабились, разгладились. Он смотрел вперед перед собой, но вряд ли видел что-то. По крайней мере, так казалось со стороны.

– По-твоему, это порядок? – взвизгнула Ника.

– Таната, ты знаешь, что происходит?

– Я… – блеснуть догадкой не удалось, прямо на моих глазах одна из световых спиралей ударила и по мне. Сразу же наступило спокойствие, происходящее показалось невероятно забавным. Хотелось глупо захихикать, может быть, у меня даже это получилось, не знаю.

Хмурая и обеспокоенная физиономия Воина выглядела такой комичной. Почему остальные не видят этого? Кажется, он что-то говорит или спрашивает… наверняка какую-нибудь глупость. Как же близко его лицо! Возможно, он трясет меня за плечи, не знаю. Не чувствую. Но все равно хочется отмахнуться, точно от назойливой букашки. Мои руки расслаблены и чинно сложены на коленях. Это тоже кажется презабавным.

В какой-то момент Воин отлепился от меня и присел с наиглупейшей улыбочкой напротив. Надеюсь, я выгляжу получше… ой, а Близнецы только что попытались сбежать от голубого света. Нет, все-таки бег – занятие явно не для Ники, как уморительно она размахивала руками! И падала потешно.

И Вик упал! Он поднялся первым и подал руку сестре. Движения их казались какими-то кукольными, ненастоящими. Немного деревянными даже. Не было в них плавности и естественности. Дружным маршем перевертыши дошагали до диванчика напротив и, чудно подогнув колени, присели. Они тоже заулыбались, наконец-то!

Над кубком спиралек не осталось, кажется, кто-то оказался обделен вниманием артефакта. Но кто именно, припомнить никак не получалось, мозги превратились в мягкую кашу и отказывались повиноваться. Свет вокруг нас словно погас, исчез. Наступила ночь? Стало так темно, я видела лишь чужие светящиеся глаза. Происходящее все больше напоминало нечто запретное, и я жуть как хотела в этом поучаствовать. Даже ерзала от нетерпения. Но что-то меня останавливало, внутренний голос говорил: «еще рано, жди своей очереди». И я терпеливо ждала.

Первым заговорил Арастан.

– Я принес сюда кубок Правды с намерением опоить вас всех. И нисколько об этом не жалею. Если понадобится – опою еще раз. И еще. А потом опять.

«Вот это решимость!» – восхитилась я.

– Я не могу больше так жить, – монотонно начала Ника. – Обманывая всех. Я смотрю на Танату Альмар и завидую, завидую так, что иногда мне хочется пробраться к ней ночью, задушить и занять ее место. Несправедливо, что у нее есть все, а у меня… только брат. Она родилась с золотой ложкой в заднице и совершенно этого не ценит, только светит вечно недовольной физиономией. Все у нее не так, но она понятия не имеет, что такое настоящая жизнь.

– Сестра всегда была мне обузой, тянула меня вниз. Но я все равно никогда не перестану о ней заботится. И не позволю всяким уродам, что опаивают нас, крутится вокруг нее, – неумолимо высказался Вик. – В ее жизни и так достаточно плохого, моя задача – оберегать ее.

– Знаете, вам бы специалиста какого навестить, – включился в игру Воин. – Мозги подлечить. Надо быть проще, – похоже, даже артефакт бессилен перед его многословием. Или вовсе на него не подействовал.

Потеряв интерес к Близнецам, Мартин повернул голову в мою сторону.

– Недавно я осознал, что той ночью… когда нашел мертвого стражника, я едва не спятил от страха. Не за себя, за нее. А ведь она мне даже не нравится. Нет, нисколько не нравится, даже близко. Она… ты… что-то с тобой не так, ясно? Не так. С ней что-то не так. Но тогда я даже не думал головой, и в итоге едва не угробил нас обоих. И сейчас, сейчас все повторилось. Опять этот дурацкий страх, вдруг нас опоили, отравили? И боялся я вновь не за себя. Не защитил, не догадался.

Теперь я смеялась. По-настоящему, весело и задорно. Похоже, некоторые тут здорово лопухнулись, и я в их числе. Или все же нет? Алекс (точно, вспомнила его имя!) не выпил из кубка, а на Воина выпитое не подействовало. Решил, значит, подшутить… А ведь и на меня артефакт не подействовал, правду выдавать не хотелось.

Нет и еще раз нет!

Не наступило никакого странного желания, ничего. Мне весело и хорошо, но теперь могу ответить. Почему бы и нет? Внутренний голос шепнул: «ты можешь сказать все, что захочешь».

И я могу сказать что угодно!

– Мне смешно, потому что мы оба знаем: даже из присутствующих ты последний, на кого я бы обратила внимание. Мы недолюбливаем друг друга и это вряд ли изменится. Уж не знаю, почему ты постоянно ко мне цепляешься и почему я тебя раздражаю, но бахвальство, самовлюбленность, избалованность и грубость – чуть ли не единственные твои качества. Я надеюсь, после выпуска советник возьмет к себе пятерых, ведь ты в нашей компании лишний. Все что ты умеешь – вовремя разрядить обстановку. А магия нужна не так сильно, ведь в любой момент можно воспользоваться помощью со стороны, как в случае с озером.

Едва я произнесла последнее слово, почувствовала, будто из груди у меня что-то вырвали. Это не больно, скорее неприятно, и сразу все прошло. Перед глазами появилась знакомая голубоватая спираль, повисев немного в воздухе, она ринулась обратно, к кубку. К своим светящимся собратьям, они уже ждали ее. Спирали слились в световой шар и нырнули в кубок, наполнив его светом. Через мгновение мягкое мерцание прекратилось, все вокруг погрузилось во тьму.

Может, я просто закрыла глаза? Не знаю. Очнулась, когда тьма отступила, от яркости дневного света хотелось зажмурить глаза. Но обо всех неудобствах я забыла в тот миг, когда увидела взгляд Мартина. В голове болезненно пронеслось каждое слово, сказанное мной под влиянием артефакта. Надо что-то сказать, хоть что-нибудь! Но я не смогла выдавить из себя и звука. И видела только его взгляд, болезненный, полный печали, боли и обиды. Как я могла быть настолько жестокой?

– Я… – собственный голос казался чужим. – …на самом деле так не думаю. Это все неправда, слышишь? Я так никогда не считала! Возможно, в самом начале, но это в прошлом. После всего, через что мы прошли вместе…

– Ой, да завязывай уже бормотать, Кудрявая. С чего ты взяла, что меня это волнует? – тон его был равнодушным, да и во взгляде сквозило безразличие. Он взял себя в руки, вот только… будь ему все равно, он ответил бы по-другому.

– Меня волнует, потому что я так не думаю.

– Да понял я уже!

– Прости.

Мартин фыркнул, наглядно демонстрируя отношение к моему жалкому «прости».

– Почему ты не высказался? – Ника, хоть и обращалась к Алексу, взглядом стреляла в мою сторону. Почему? Ах да, ее правда… если честно, сейчас мне до нее не было дела. Как-то не до Ники и ее нелогичной, глупой ненависти. Только не в тот момент, когда Мартин сидит совсем рядом и пытается справиться с ситуацией, пережить мои жестокие и злые слова, которые он не заслужил.

Алекс не удивил:

– Потому что я не пил с вами. Во-первых, у меня есть повод не доверять Видящему. Во-вторых, Таната выглядела так, точно лично отравила вино смертельным ядом. Но удивила, когда отважно сделала глоток. Тогда я и понял, что за «сюрприз» они нам приготовили, а правдой делиться мне не хотелось.

– Ты делал глоток, я видел, – буркнул Арастан. Парня что-то здорово тревожило. То ли боялся, что ему попадет от оскорбленного Воина, то ли его волновали возникшие препятствия на пути к большой любви. После всего произошедшего Ника потенциального возлюбленного по головке явно не погладит.

– Я сделал вид.

– Но вина стало меньше! – настаивал на своем Арастан. – Я следил.

– Конечно.

– Значит, ты выпил!

– Если обманывать, то до конца.

– Да он просто испарил часть вина! – рыкнул внезапно догадливый Воин. – А ты… в отравители заделался, Ядоман?

– Ты злишься? – хмыкнул Алекс. – Не в убийстве же признался, подумаешь.

– Псих, лучше заткнись. Иначе я самолично налью в эту штуку вина и затолкаю его в тебя, даже если ты захлебнешься.

– И куда же делся образ романтичного героя-спасителя?

– Алекс, не надо, – тихо попросила я, глядя на него умоляюще.

Как ни странно, это сработало. Не знаю, зачем он вообще начал третировать Воина, бить по больному, но он меня послушал. Впервые. Должно быть, вид у меня был такой, что даже бездушный сжалился.

– Зачем ты это сделал? – в голосе Ники звучала обида, настал черед Арастана отвечать. – Я думала, тебе можно доверять, а ты… сговорился с ней за моей спиной? С ней?! Как можно было?!

– Мы не сговаривались, – вяло заметила я.

– Откуда у тебя кубок Правды? – заинтересовался Вик.

– Неважно… я просто хотел знать, есть ли среди нас убийца.

Слова Арастана произвели впечатление. Все притихли, обдумывая его слова. И ту правду, что услышали. А еще действия Алекса, ведь он единственный, кто не стал пить из кубка. А остальные в убийстве не признались.

– Похоже, теперь нам придется жить со сказанным, – подытожил Вик. – А еще лучше – забыть обо всем.

Легко сказать. Но сделать невозможно. Я чувствовала, как злы, раздражены, обижены все присутствующие. Как Арастан чувствует вину, как Воин избегает смотреть на меня. Нет, не думаю, что кто-то забудет сказанное. И наш с Видящим поступок. Хотя парню достанется больше, но не сегодня.

Мы долго сидели в напряженной тишине. Думая, анализируя, стыдясь.

Пока не появился советник Стрейт.

– Какого демона вы заперлись? – рявкнул он, распахивая дверь. Его взгляд тут же наткнулся на стоящий на столе кубок и пустую бутылку вина. – Ладно, неважно, – неожиданно заявил он. – Таната, ты идешь со мной, остальные могут пока гулять.

Без лишних вопросов я поспешила за советником.

Но он неожиданно обернулся у порога.

– Мартин, ты можешь присоединиться. Если захочешь.

ГЛАВА 20. Откровения новые, малоприятные

Советник Стрейт уверенно вел нас за собой. Мы с Воином направление узнали сразу, оттого переглянулись с недоумением. Королевская тюрьма? Зачем мы идем туда? Неужели советник вот так сходу вычислил правду об артефакте и хочет нас наказать? Тогда со мной все понятно, но Воин-то чем его недовольство заслужил? Запертой дверью? Нет, тут что-то другое.

Может, дело в моем вчерашнем визите?

«Неужели в камере Илиф?» – не поверила я.

Тем временем советник развил фантастическую скорость, мы едва за ним успевали, иногда переходя на бег со спотыканием. У входа в тюрьму нас встречали стражники с каменными лицами, с такими работники дворца часто встречали Дэнвера Стрейта. Но дальше мы свернули в сторону от уже знакомых камер, прошли по мрачному коридору и оказались в невзрачной комнате, смутно напоминающей недавний каменный мешок. Только с дверью справа.

Стрейт обернулся и посмотрел на Воина.

– Заклинание Гезелла помнишь?

– Да.

– Отлично, действуй. – И он исчез за дверью.

Про заклинание я слышала много раз, и быстро поняла, что хотел советник: чтобы мы понаблюдали со стороны, не обозначая своего присутствия.

Воин подошел к стене, за которой сейчас находился Дэнвер Стрейт, приложил к ней руку. Прошелся по периметру, разглядывая серые камни. Встал на цыпочки, провел невидимую линию наверху, затем точно такую же внизу. И по бокам. Похоже на прямоугольник, только неровный. Мартин отошел на шаг, оценивая невидимую работу. Удовлетворенно кивнув, он с силой ударил рукой по каменной кладке, от его руки тут же расползлись белые всполохи, будто уничтожая стену на своем пути. По крайней мере, выглядело все именно так: на наших глазах серые камни исчезали, открывая картину за стеной. Своеобразное окно. Едва всполохи достигли границ того самого невидимого прямоугольника, что начертил Мартин, все прекратилось.

Воин убрал руки от стены и отошел. И громко выругался, ведь мы увидели Илифа.

Брат Воина с абсолютно спокойным видом сидел напротив Стрейта, разделял их только узкий стол. На губах Ароктийского-старшего скользила приветливая улыбка, выражение лица казалось сонным и ленивым. Я попыталась прислушаться к его эмоциям, но не вышло, стена мешала. Несмотря на ее видимое отсутствие, она осталась на месте. Но одно хорошо: мы не только все видели, но и слышали.

– Почему я здесь, Дэн? Честно говоря, я решил, что это розыгрыш…

– Ты здесь, потому что у одной девушки возникли подозрения на твой счет, – порадовал Стрейт сразу всех, кто мог его слышать.

«Ну спасибо, советник!» – мысленно выругалась я.

Воин молча пыхтел рядом. Казалось бы, ухудшить наши отношения попросту невозможно, но я ухитрилась это сделать. Вот только что. Обставить все таким образом – это талант, воистину. Я смотрела на Мартина, пытаясь поймать его взгляд. И извиниться… опять. Но он завороженно смотрел перед собой, не замечая меня. Или делая вид. Ведь я ловила все, что чувствовал он.

Ладно. Сейчас в любом случае не до выяснения отношений.

– Значит, ты притащил меня сюда, как какого-то преступника, опираясь на слова непонятной девки? Серьезно, Дэн? – глубокое возмущение на лице Илифа не поддавалось описанию.

– На твоем месте я бы выбирал выражения.

– На моем месте? Да меня схватили за шкирку и приволокли сюда! Если ты хотел поговорить, мог бы отправить за мной. А ты устроил показательное выступление. Из-за слов какой-то…

– Довольно. Лучше расскажи, почему ты умолчал о близком знакомстве с Селеной Энио, когда я допрашивал тебя в первый раз.

– Что? Да я даже не помню эту потаскуху! Сколько их вокруг вообще? Сам знаешь, запомнить каждую никаких мозгов не хватит.

– Моих хватает, – хвастливо заметил Стрейт.

– Далась вам всем эта Селена… подожди, это не девчонка Альмар на меня настучала? Она же одна из твоих найденышей. Точно, она! Вот же тварь! Даром что тальмариновая наследница… все Альмар одинаковые.

Сам как будто лучше. Слова Илифа меня даже не задели, ведь я в принципе ничего хорошего от него не ожидала. Причем с самого начала – как вспомню его скользкий вид и с какой ухмылкой он целовал мою руку.

– Ты со словами поаккуратнее. Будет неловко, если о твоем длинном языке вдруг прознает ее отец. Сам знаешь, как они относятся к репутации и любому лишнему слову.

– Ты что ли ему расскажешь?

Советник тяжко вздохнул, заметно, что Илиф успел его утомить.

– Могу и я. Но давай ближе к делу: ты умолчал о знакомстве с сестрой жертвы, когда я тебя допрашивал. Положим, сначала ты ее и в самом деле не припомнил. Но даже твоих мозгов бы хватило, чтобы догадаться потом. Да и не верю я тебе, Илиф. Ставлю свою должность на то, что ты знал обеих сестер Энио.

– Ничего я не знал.

– Да? И Харита ни разу не попыталась заговорить с тобой?

– Чтобы ко мне всякие горничные подходили? За кого ты меня принимаешь? – Илиф вздохнул. – Хорошо, может эта дурочка и пыталась со мной заговорить. Но мне было все равно, ясно? Пару раз я послушал ее лепет, потому что подумал – она втюрилась в меня, вот и ходит по пятам. Глупая, что с нее взять. Но быстро понял, что толку от нее не будет, потому и посоветовал ко мне больше не приближаться.

– И она тебя послушала?

– Не сразу, но да.

– И давно это было?

– Что?

– Давно она пыталась с тобой поговорить? – терпеливо пояснил Стрейт.

– Да какая разница?

– Если я спрашиваю, значит, большая. Отвечай, не нервируй меня.

– Ты… и все из-за какой-то кудрявой идиотки Альмар, чтоб ее! – выругался Илиф. – Давно, ясно? Тогда еще холодно было, а эта… Харита выбежала за мной на улицу, лепеча что-то свое. Не догадалась даже одеться, в одной форме по морозу прыгала. Говорю же, глупая она! Я тогда так и решил: с головой не в порядке у девчонки.

«Это не Илиф» – окончательно поняла я.

Он мутный тип и редкая сволочь, но не убийца. Харита начала вести себя странно и отлучаться недавно, значит, что-то ее на это толкнуло. Или кто-то. Но не Илиф, он перед глазами маячил весь год, и ничего. Они вон даже разговаривали.

Но все равно к парню осталось немало вопросов.

Стрейт продолжил беседу:

– Вот видишь? Не так сложно все вспомнить. Теперь, если уж твоих мозгов не хватает на далекие воспоминания, перенесемся чуть ближе. Ты помнишь, что твой младший брат недавно попал в ловушку?

– И поделом ему, – буркнул Илиф.

– Очень мило, но меня интересует другое. Чем ты занимался той ночью и день до этого? Не скупись на подробности, так и хочется их услышать.

Я бы предпочла укороченную версию, но кто меня спрашивал? В итоге советнику, как и нам с Мартином, пришлось выслушать малоприятные подробности жизни Ароктийского-старшего. Разумеется, он не рассказал все так, как хотелось того Дэнверу Стрейту, последнему приходилось постоянно встревать с наводящими вопросами.

В результате картина получилась почти обыденной, а в ночь, когда мы попали в ловушку, Илиф посещал клуб. То самое «местечко», куда пускают только богатых наследников, а вход строго по пропускам. Собственно, через пропуск можно проверить каждого посетителя, о чем Илиф и сообщил. Барда он убить никак не мог, а также не был причастен к падению другого стражника из окна.

– Не волнуйся, я все проверю, – пообещал советник.

Илифа заметно передернуло после его слов.

– Проверяй сколько хочешь, Дэн.

– Ты храбришься, но лучше подумай, как бы задницу прикрыть.

– А я ничего такого не сделал, чтобы ее прикрывать.

– Кроме прогулов, – припомнил Стрейт и резко спросил: – Зачем крутился возле Танаты?

Что-то подсказывало: вопрос этот задан исключительно для меня, вряд ли советнику интересны мотивы Илифа, особенно если они не связаны с убийствами. Нет, зачем-то ведь Стрейт меня сюда позвал. И Мартина тоже. Будут вопросы и для него? Я украдкой посмотрела на парня: думаю, он и сам это понимал.

Илиф же растерялся.

– Что?

– Мне повторить?

– Это тебе зачем? Дэн, не смотри так, я действительно не понимаю. Какая тебе разница до девчонки Альмар? Или ты сам решил за ней приударить? Тальмариновая наследница… не старшая, конечно, но те вообще недоступны миру. А тут такой шанс… в этом все дело, Дэн?

– Не твое дело. Ответь на вопрос.

Ароктийский-старший громко выдохнул.

– Да зачем? Неужели и так все не понятно? Я уже не мальчик, давно отучился и прижился во дворце. Пора делать следующий шаг, пусть мне и не хочется… но семья давит, я старший. На братишку никто не рассчитывает. А тут вдруг девчонка Альмар, да во дворце! И не такая страшная, как говорят… отличный же вариант.

Видимо, Илиф не подумал, что сам он вариант так себе.

Стоящий рядом Воин запыхтел совсем уж свирепо. Каким-то образом я умудрилась разозлить его, даже ничего не делая. И злился он точно на меня, не зря же так грозно зыркнул… Да что за день сегодня такой?

А вот советник развеселился.

– Значит, ты отправил будущую супругу за «сиреневой пылью»?

– Да кто же знал, что эта бестолочь пойдет туда ночью? Я думал, она сплетни собирает, как все нормальные женщины. Чтобы потом того… с подругами обсудить, или что они там дальше делают с услышанным.

С таким настроем супругу ему точно не найти.

– Раз у нас завязался откровенный разговор, ответь на последний вопрос. И больше я тебя не потревожу, возможно, даже не стану создавать неприятности. Но ответ должен быть честным, Илиф.

– Да спрашивай уже!

– Была ли у тебя еще причина для интереса к Танате?

– Да что ты заладил со своей Танатой?! – бедняга Илиф даже подпрыгнул на месте от возмущения, всем своим видом подтвердив – причина точно была. Что-то постыдное, в чем ему ой как не хотелось признаваться.

«Эта часть касается Мартина» – поняла я и зажмурилась.

Илиф по ту сторону стены зло выругался.

– Демоны с тобой, Дэн! Помню же, какой ты упертый… уж не знаю, чем тебе интересна твоя драгоценная Таната, и уже не уверен, что вообще хочу знать, но ничего я ей не делал, понятно? Ночью в город не отправлял, сама пошла, злого умысла на ее счет не держал.

– Ближе к делу.

– Просто ты один, Дэн, и тебе не понять. А у меня… всю жизнь перед глазами мелькает дурацкий младший братец. И все ему дается легко. И одаренный он как никто другой, и заклинания для него не проблема, и родители от него без ума, и все у него выходит шутя, само собой. Все сходит ему с рук… даже когда по его вине люди погибли, все замяли. Как всегда повезло! Знаешь, что мне сказали родители, когда он взорвал наш дом? Если я расскажу хоть кому-то о случившемся, они выгонят меня из дома, отрекутся, никогда не простят предательства. Это, по-твоему, нормально? Нет. Но братцу все мало, теперь он растет дальше и теперь вдруг оказался под твоим крылом. Все мы знаем, как он далеко пойдет, с тобой-то в качестве наставника.

– Значит, решил его наказать?

– Я знаю Мартина, как облупленного. Пара слов с его стороны, и я понял, что его повело. Почти сразу. Он сам еще не разобрался, а я уже… в конце концов, мы друг друга с детства знаем. Захотелось хоть раз его обставить.

– Я услышал все, что планировал, – кивнул Стрейт и поднялся. – Постарайся не показываться мне на глаза какое-то время.

Позади хлопнула дверь – Мартин ушел.

Понятия не имея, что думать или сказать ему, да и нужны ли вообще слова, я понеслась следом, зная одно – лучше ему не оставаться в одиночестве. Слишком много всего навалилось.

ГЛАВА 21. Последствия

Нагнала Мартина получилось далеко не сразу.

Он скрылся от меня за первым же поворотом, там и испарился. Беспомощно повертев головой, я наугад побежала направо. Наверное, потому что оттуда мы и пришли. Промчавшись мимо ошалевших от моего вида стражников, вскоре я оказалась в тупике. Пришлось возвращаться и приставать к людям с вопросами вроде: «а вы не видели, тут здоровый такой парень не пробегал?». Так очередной опрошенный стражник уверенно указал в сторону лестницы, вскоре я выбралась в парк. Мартин обнаружился в самом его конце, у Бескрайнего озера. Сидел на холодном песке и уныло закидывал в воду камни.

Я осторожно приблизилась, боясь спугнуть.

– Можно?

Ответа не последовало, я присела рядом.

– Знаешь, мы неплохо повеселили стражу, играя в догонялки.

И опять тишина. Как будто он вообще моего присутствия не заметил. Я поерзала на месте, лихорадочно соображая, что же мне сказать. Как назло, в голову ничего не шло. Да и хочет ли Мартин вообще меня слышать? После всего озвученного раньше. Пусть не по своей воле, но все же… я была груба и жестока.

Озеро казалось гладким и неподвижным.

Окружающую тишину нарушал только всплеск камней.

– Знаешь, – все же решилась я заговорить. – Сегодня в кабинете Стрейта… я на самом деле сказала не то, что думаю. Ты можешь не верить, но… я так не считаю. Не считала даже тогда, в самый первый день, хоть ты и вел себя как последний засранец. Но ты же делал это специально, да? Может, я и убеждала себя, что ты обычный высокомерный болван, но в душе знала, что это не так. А ты… ты неплохой парень. И очень умный. Ты многое замечаешь, получается вроде бы шутя, но это ведь не так. И ты спас мне жизнь, прыгнул за мной и чуть не погиб! Вот что я о тебе думаю, Мартин. Вот это правда.

Тишина.

– А Илиф – дурак. Его слова не стоят ничего. Понимаю, он твой брат, но…

– Про него я все знаю и так. Не думай, что вы с советником открыли мне глаза.

– А я не знала. Иначе не стала бы с ним даже разговаривать.

– Хватит! – Мартин опять швырнул камень, но до воды он не долетел, врезавшись в мокрый песок. – Ты пришла, чтобы оправдываться? Дурацкая идея…

– Нет, я…

– Ох, ну да! «Я не знала, какой он на самом деле», «мы все мы там сказали не то, что думаем», – передразнил он тонким голоском, надо думать, меня. – Так ведь?

– Наверное, – осторожно ответила я.

– Или ты думала, что такая одна? Несчастная жертва артефакта, ну конечно! Как всегда невиновна. Знаешь, что, Альмар? Мы все сказали правду. Неприятную, но правду. Легко сказать «я так не думаю». А вот признать…

– Но я…

– К демонам все! – в воду полетел очередной камень. – Я не трус, в отличие от тебя, и не стану отрицать: сказал, что думаю. Тут мой братец прав. Даже смешно. Сам гадал, почему ты мне вообще понравилась? А ответа так и не нашел, – он посмотрел на меня, будто пытался отыскать этот важный ответ. – Ладно, это все равно уже неважно.

Похоже, его неокрепшая симпатия ко мне растворилась без остатка.

– Я трусиха, ты прав. И, может быть, мы сказали, что чувствуем… но я бы никогда не была так груба, никогда. Даже мысленно. И это не делает все сказанное правдой. Это влияние момента, Марин. Это моя реакция на твои слова. Я уже думала об этом… твои слова меня здорово напугали, я ответила. Правду. Но не совсем правду. Это трудно понять, знаю.

Воин болезненно выдохнул.

Я сжалась еще больше, боясь, что не смогу объяснить, что он не поймет.

– Все артефакты – зло. В очередной раз я в этом убедилась.

Он засмеялся.

– Альмар, ты вообще себя слышишь? Несешь какую-то чушь в надежде себя обелить. То правда у тебя – не правда, то артефакты зло. Что дальше?

– Просто мне бы не хотелось, чтобы наши отношения испортились окончательно. Мы вместе выбрались из ловушки, столько пережили! Я думала, мы будем друзьями…

– Кем? – запрокинув голову, он засмеялся. Так заразительно, что хотелось к нему присоединится, да вот беда – ничего смешного в сказанном я не углядела. – Друзьями? Мы с тобой?

Я растерялась.

– После всего мне так казалось.

– Друзья вроде тебя похуже любого врага, Альмар. Но ты можешь сдружиться с Илифом, похоже, вы с братцем одного поля ягоды. Возможно, через пару лет погуляю на вашей свадьбе, а потом буду остерегаться ваших рогатых детишек. Подумать страшно, что за потомство у вас может получиться… – он покачал головой. – Друзья, надо же!

– Ты зол сейчас, это понятно.

– Может, в таком случае, ты проникнешься еще больше и оставишь меня в покое? Мне не хочется сейчас разговаривать, а в особенности с тобой. Подруга, – последнее прозвучало так ядовито, что все слова Илифа мне показались розовой мечтой. Сколько бы тот ни говорил, я воспринимала все равнодушно. А Мартину хватило пары слов, чтобы обидеть. Задеть.

– Если ты не поняла – лучше тебе уйти.

– Зря я вообще за тобой пошла. Дурацкая была затея.

– Точно.

Разговор закончен. Но мне уходить не хотелось, ведь он меня не понял. Почему он не может понять? Мне тяжело, мне тоже больно. А услышать о его чувствах вот так внезапно, да еще под действием артефакта! Да я не знаю, как бы отреагировала без него, не факт, что лучше! Это мой страх, это моя слабость. Сильные чувства другого человека. Я ведь не знаю, что с таким делать, я до сих пор не научилась. Душа рвется ответить, только потому что я слышу все, что чувствует он. А разум говорит оттолкнуть. Разум всегда сильнее, он надежнее.

Мне хотелось остаться, но в то же время требовалось убежать подальше.

Я встала на ноги, потопталась на песке. И ушла.

Проклиная Арастана и его идеи, я брела по аллее. Спрашивается, зачем я вообще выпила из кубка? Я знала, знала о последствиях, в этом было мое преимущество перед остальными. Совсем как у Алекса, который тоже знал. И он из кубка не выпил, потому что у него мозги на месте. А у меня… а я решила быть честной перед остальными. Все говорят правду, и я скажу. Справедливо. Но кому нужна справедливость?

Будет мне уроком. Еще одним.

Накрутив себя до предела, я выскочила к фонтанам… и врезалась в Алекса.

– Следишь за мной? – рявкнула я слишком громко.

Алекса мои крики не тронули.

– Увидел в окно твою беготню по парку, решил удостовериться, что все в порядке.

– У тебя окна на другую сторону выходят.

– А кто сказал, что я смотрел в свое окно?

Нестерпимо захотелось его ударить. Изо всех сил, так, чтобы он перестал быть таким спокойным и собранным, таким равнодушным. Ему легко, он из кубка не пил… и как я об этом жалела! Ведь сказанное им с лихвой бы перекрыло все, что наговорили остальные. Особенно я.

– Ты так дышишь, как будто лопнешь сейчас, – заметил Алекс. – Кстати, не только у вас с Воином кризис в отношениях. Когда вы ушли, Арастану здорово досталось. От Ники, конечно. Но и Вик свирепствовал. Потом они отвлеклись на меня, обвиняя во всех возможных убийствах, стало очень скучно. Но после настал момент покаяния, Ника клялась, что не мечтает придушить тебя во сне.

– Хотя бы ты повеселился, – процедила я.

– Занимательное зрелище. Жаль, Арастан надумал избавиться от артефакта.

Что-то в голосе Алекса меня насторожило.

– Только не говори, что он попросил об этом тебя.

– Знаешь, с тобой стало неинтересно. Все угадываешь с первого раза.

Может, когда-нибудь я его и вовсе переиграю. Момент будет долгожданным, но таким приятным! Однажды. Когда-нибудь.

– Пойду составлю компанию Воину, – Алекс улыбнулся. – Думаю, сейчас он нуждается в ком-то понимающем, да и добрый совет ему пригодится.

Я схватила его за руку.

– Не смей им манипулировать!

– Не зли меня, Таната. А то расскажу, как часто мы с тобой за ручки держимся. Ты ведь боишься, что он узнает? Уже бережешь его хрупкие чувства.

И он ушел, посмеиваясь.

Однажды, Алекс. Однажды.

Я долго смотрела ему вслед, пытаясь успокоиться. Хотелось кинуться на берег озера, защитить Мартина. Как будто он сам о себе позаботиться не в состоянии! Он справится с Алексом, он не подпустит его близко. Силой я заставила себя развернуться и уйти в сторону дворца.

Надо отвлечься.

Например, подумать, как пакет с «сиреневой пылью» очутился у убитой горничной, мы ведь до сих пор не установили, принес его убийца или девушка украла пакет у Мартина. Украла… чушь. Зачем ей? Она искала убийцу сестры, а не развлечения. Нет, пакет принес убийца.

Вопрос зачем?

Чтобы подставить Мартина – самый очевидный ответ. Но план провалился, как минимум Арастан знал, кому пакет принадлежит, а значит, и советник догадывался, но его это не тревожило. Но если посмотреть глубже? Убийца принес пакет и даже устроил небольшой погром в комнате Хариты… он сделал все, чтобы «сиреневую пыль» нашли. И мы нашли. А дальше что? Нет, не так: что дальше по мнению убийцы?

«Я думаю, меня хотели подставить, в этом все дело» – сказал мне Арастан.

А если он был прав? Раньше мне его версия казалась сомнительной, но только из-за советника. Он изначально знал о дельце «сиреневой пыли», нет смысла подставлять Арастана, когда Стрейт и так в курсе всего. Но убийца-то мог не догадываться об осведомленности советника. И с этой точки зрения расклады мог получиться совсем другим.

Тогда был бы парень с большой тайной, «сиреневая пыль» на месте преступления и моя героическая смерть в самом провокационном месте из всех возможных. Рано или поздно советник вышел бы на Арастана, а последнему было бы трудно очиститься и оправдаться. Поди докажи, что ты невиновен! «Сиреневую пыль» продавал, ловушку создал… до убийства рукой подать. Видящий стал бы идеальным подозреваемым.

Значит, убийца каким-то образом узнал про Арастана, но не был в курсе осведомленности советника Стрейта. Будем исходить из этого. Но один ли это из нас? Вопрос так и остается открытым. Но теперь у нас есть Селена, погибшая в ночь ежегодного приема. Надо как-то проверить гостей, если это вообще возможно.

«Алекс не выпил из кубка» – некстати вспомнила я.

Конечно, легко сказать «это же Алекс», но… почему он не выпил? Не захотел? Или ему есть что скрывать? В конце концов, мы с Арастаном тоже могли не пить, раз прекрасно знали, что нас ждет. Но мы это сделали. А Алекс нет. Раньше я решила, что это умно. А теперь мне кажется, это подозрительно. И трусливо. Алекс может хранить тайну, которую боится выдать.

В полной растерянности я вернулась к себе.

Под дверью опять валялась записка.

«Зайди ко мне. Пожалуйста», – значилось на куске бумаги.

И чуть ниже подпись:

«Ника».

Особенно удивила приписка в виде «пожалуйста». Как-то это не похоже не Нику. Последняя мысль заставила немного занервничать. Хотя день такой, что я уже по любому поводу тревожилась… потоптавшись на месте без особого толка, я вышла в коридор. Ника жила рядом со мной, почему бы к ней не зайти?

Постучав в дверь, ответа я не получила. Отчего-то это заставило меня занервничать еще больше, хотя, казалось бы, куда больше? Помолотив по двери еще пару раз, я с беспокойством позвала девушку по имени, но ответа не получила. Ударила сильнее, и дверь внезапно открылась. Вряд ли я настолько сильна, скорее уж дверь была не заперта. Предчувствуя худшее, я несмело вошла в чужую комнату.

Взгляд сразу уперся в кровать. Там же обнаружилась и сама Ника – лежала, свернувшись калачиком и вроде как спала. В свете последних событий в такую простоту я не поверила, неужели она не слышала, как я стучу? Подбежав к девушке, я потормошила ее за плечо. Она смешно поморщилась и попыталась скинуть с себя мою руку.

Ладно, она просто спала. А я с ума схожу.

– Что такое, – сонно пробормотала она. – Уже утро?

– Нет, сейчас вечер. Ты прислала мне записку, вот я и пришла.

Ника резко открыла глаза.

– А, это ты! Где так долго пропадала? Задолбалась тебя ждать.

– А по виду и не скажешь.

– Хотя бы сейчас не умничай, ладно?

– Так зачем ты меня звала? – я помахала перед Никой ее же запиской.

Близняшка демонстративно зевнула, потянулась и неохотно приняла сидячее положение. Потерла лицо и еще раз зевнула.

– Звала, потому что тебя не дождалась. Стояла в коридоре демоны знают сколько… на меня уже внимание обращать стали! Пришлось записку оставить.

– А ждала зачем? Придушить хотела?

– Не смешно, ясно? Я хотела извиниться. Но сейчас даже и не знаю…

– Извиниться?

Вот это новость. Даже похлеще самой записки.

– Не смотри так, – фыркнула Ника и отвела взгляд, не хотелось ей на меня смотреть. – Просто я не собираюсь наживать лишнего врага. Можешь мне не верить, но я тебя не настолько ненавижу. С чего бы? Ты, конечно, раздражаешь, суешь везде свой нос, но с этим можно смириться. Понятно, что ты хочешь разобраться, да и вообще… думаешь, что можешь помочь. Может, я тоже так хочу? Хочу помогать.

Самое странное – говорила Ника искренне, в ней чувствовалось желание все наладить. А еще маячили обида и вина за сказанное, и в этом я ее как никто другой понимала, я ведь чувствовала себя так же с Мартином.

Вот только о чем-то Близняшка все равно умалчивала. Как всегда.

– Знаю, слова мои звучали так, будто я и в самом деле мечтаю придушить тебя во сне, но я не так часто о тебе думаю, не льсти себе, – подытожила она.

– Я… постараюсь.

С самым что ни на есть королевским видом Ника поднялась и прошествовала в сторону небольшого шкафа, рывком открыв его створки.

– Всем ясно – скоро советник отправит нас в обратно в академию получать долгожданную свободу. А потом мы все вновь окажемся здесь, вместе. Не знаю, как ты, а я этого хочу. Может прозвучать дико, но последние недели – лучшие в моей жизни. Даже несмотря на все издевательства Стрейта над нами. Знаешь, в детстве я рыдала каждый раз, когда приходилось обращаться. С советником все стало намного легче, и мне на самом деле хочется вернуться. Я… я этого хочу.

– Может прозвучать дико, но я тебя понимаю, – улыбнулась я, наблюдая, как она невозмутимо выкидывает целый ворох одежды на кровать. Будто ничего особенного и не сказала. Хотя парой простых фраз сообщила больше, чем за все время нашего знакомства.

– Вот видишь? Потому мне хотелось с тобой поговорить, не оставлять всю эту ситуацию с артефактом на самотек. Само собой, держаться за ручки и называть тебя подругой я не собираюсь, ты мне по-прежнему не нравишься. Но знай – нож в спину я тебе не воткну и ночью не задушу.

– Пожалуй, это лучшее извинение, что мне доводилось слышать.

– Не ерничай, а то вышвырну из комнаты, глазом не моргну. Помоги лучше выбрать наряд на завтра. Вкус у тебя, конечно, так себе, но не у Вика же спрашивать?

Чтобы не спугнуть нашу зарождающуюся «не вражду», пришлось согласиться и полюбоваться коллекцией нарядов Ники. В который раз я заметила, что одежда у нее дорогая и качественная, мало чем уступает моей. Но количество нарядов скромное, Ника не выглядела большой любительницей наряжаться.

Наверное, когда можешь менять лица, к одежде относишься проще.

– Вот это подойдет, – сделала выбор Ника, разглядывая себя в зеркало.

Выглядела она чудно́: белое платье казалось легким и почти сливалось с ее кожей и платиновыми волосами. Девушка напоминала привидение и, встреть я ее ночью, наверняка умерла бы от страха. Да и днем наверняка бы перетрусила. Хотя кто знает, может, она как раз собралась бродить по дворцу и пугать народ?

– Что скажешь? – она повернулась ко мне, ожидая вердикта.

– Может, стоит выбрать что-нибудь цветное?

Мои слова ее развеселили: запрокинув голову, Ника засмеялась.

Было что-то странное в ее смехе. Возможно, привкус горечи.

«Неужели она и затеяла какую-то аферу?» – подумалось мне.

– Ой, да прекрати уже так на меня смотреть, – осадила Ника. – Я собираюсь произвести впечатление, ясно тебе? Запомниться. Я иду в ресторан, лучший в городе. Нельзя выглядеть как все, я должна выделиться.

И опять эти горькие нотки. Ника меня пугала.

– Арастан пригласил тебя в ресторан?

– И вот опять – суешь свой мелкий нос, куда не просят.

– Прости.

– Лучше помоги подобрать обувь…

Не представляю, зачем Ника все это затеяла, но помощь моя ей не требовалась. Она прекрасно справлялась сама и в вещах хорошо разбиралась. Но образ бледного приведения сбивал с толку. Может, это какая-то шутка надо мной? Тогда и вовсе странно. Изнутри девушку грызло сожаление, и вряд ли оно относилось к выбранному платью.

В итоге Ника быстро выставила меня за дверь, забыв даже попрощаться.

И я не знала, что и думать.

ГЛАВА 22. Городские легенды

На следующий день советник вызвал к себе меня, Алекса и Арастана. Где ходили остальные, и почему их обделили вниманием, мне неведомо, но, судя по уверенности Дэнвера Стрейта, все шло как надо. Он коротко нас поприветствовал и сообщил, что сегодня мы отправился «трясти жулика». Прямо так и заявил. И добавил, что его до сих пор интересует тальмариновый ограничитель, ведь через него можно выйти на убийцу.

Мы воспользовались стационарным порталом и вскоре нас встречал тот самый жулик, которого нам предстояло трясти. Он очень удивил. Мягко говоря. Хотя бы громким именем и принадлежностью к известной семье, да и внешне Айдрис Бенко мало походил на мошенника. А по словам советника у меня о нем именно такое впечатление и сложилось.

В жизни Айдрис оказался статным мужчиной, молодым и привлекательным. Улыбка располагающая, в серых глазах веселый огонек, заставляющий улыбнуться в ответ. Темные волосы зачесаны назад и чуть в сторону по последней моде, щеки гладко выбриты, позволяя любоваться правильностью лица. Одет с иголочки, да и вообще… почти идеал. Он встретил нас у портала в своем доме и проводил до приемной, и сделал это чуть ли не с удовольствием.

– Дэн! Как же я рад твоему визиту, – разглагольствовал он по дороге. – Мы так давно не виделись. Ты привел с собой друзей… и подруг? Они все моложе и моложе, эти подруги. Я распоряжусь, нам всем принесут выпить.

– Обойдемся, – сухо отрезал советник.

Мы расселись по креслам, Айдрис устроился напротив нас с широкой улыбкой. Посмотрел внимательно на каждого, на мне взгляд задержал. Узнал меня? Или оценивает как юную подружку советника? Смех, да и только! Стрейт ко мне почти как к младенцу относится.

– Вы здесь по делу, я понял.

– Точно. Я тут все рыскаю по городу, пытаюсь узнать, кто причастен к покушению на моих людей… но вчера меня посетила гениальная мысль: может, не стоит так напрягаться? Лучше зайти к старому другу и спросить прямо?

– Думаешь, я пытался убить кого-то из твоих людей? – искренне возмутился Айдрис и указал на нас. – Из вот них?!

– А разве нет?

– Спятил совсем?

– Давно тебе говорил, Ай: доиграешься когда-нибудь до грустного провала. И дружбе нашей придет конец.

– Вот теперь я вообще не понимаю, что происходит!

И он правда не понимал. Паниковал и нервничал, похоже, дружба советника для него ценна, терять ее Айдрис Бенко не собирался.

– Верю. Но ты быстро сообразишь, – Стрейт кивнул в мою сторону и продолжил: – Вот эта молодая леди несколько дней назад попала под влияние опасного артефакта. И это чуть не стоило жизни ей и еще одному парню. Мартину Ароктийскому. Соображаешь, что за парочка?

– А это у нас младшая Альмар, я так понял?

Значит, все-таки он меня узнал.

– Верно понял.

– Теперь понятно, почему ты носом землю роешь.

– Видишь, как все серьезно. Так что признайся сразу: артефакт твой? Чтобы избежать вопросов, объясню: набор ограничителей из тальмарина. Редкий набор и недоступный, такой, что и на Ароктийского смог повлиять.

Айдрис покаянно кивнул.

– Мой набор.

– И кому ты его продал?

– Дэн…

– Я буду сидеть здесь до тех пор, пока ты не скажешь правду. Ты знаешь, меня не обмануть, так к чему пытаться? – советник начал раздражаться. Плохой знак.

И Айдрис Бенко чутко это уловил.

– Я и не пытаюсь.

– В любом другом случае мне было бы плевать. Но сейчас сам понимаешь, не та ситуация. Говори, Ай, а там посмотрим.

– А детишки… может, они пока погуляют, да поиграют?

– Они и играют, не мешай им.

– Уверен?

– Абсолютно. Говори, что за тип.

– Не знаю я! – мужчина зло выругался. – Доволен? Я сказал правду?

– Да. Продолжай.

– Пришел ко мне какой-то тип, раньше я его не видел и знать не знал. Поначалу я собирался гнать его в шею, но он… в общем, не простой малый. Маг, очень сильный. Давно таких не встречал. Вроде твоего Ароктийского, штучный товар.

Раздражение советника сменилось удивлением.

– Сильный маг? Неизвестный сильный маг? Как он выглядел?

– Обычно. Глаза, уши, нос – все на месте. Волосы темные, невысокий… не разглядывал я его в деталях, понятно? Он как меня боевым заклинанием припечатал, так у меня в глазах и потемнело. Заклинание-то простенькое, но с такой мощью… сам знаешь, я не боец! Чем я мог ему ответить? Поэтому, когда маг предложил сделку, я согласился. Как бы выбора у меня не было.

– Ты не поинтересовался, зачем ему такого рода ограничитель?

– Конечно, поинтересовался, – ядовито прищурился Айдрис. – И знаешь, чем мне ответили? Ударом по голове! Но хотя бы заплатил хорошо, все мои страдания зря не прошли. Такой стресс.

– И ты о случившемся не сообщил?

– Ты это как себе представляешь?! Мол, меня отделал какой-то неизвестный маг и насильно купил запрещенный артефакт?

– О таком стоило рассказать мне, – ответил Стрейт, поднимаясь. – Сильный маг с таким артефактом как минимум опасен. Да и вообще… завязывал бы ты, Ай. Иначе рано или поздно придется искать твоего убийцу.

– Ты сам когда-то говорил – я удачливый засранец! – засмеялся в ответ мужчина, но как-то невесело. Он поднялся вслед за советником.

Мы вернулись не к порталу, а уверенно прошли к выходу из дома, видимо, на этом дела не закончились и нам еще предстоит навестить кого-то в городе. Айдрис Бенко провожал нас веселой болтовней, но возникшее между мужчинами напряжение чувствовалось, именно оно и заставляло Айдриса болтать все больше и больше.

На улице Стрейт остановился, точно вспомнил что-то.

– Идите без меня, – бросил он и отправился обратно к дому жуликоватого друга.

Кажется, дальше состоится разговор не для наших ушей, и вряд ли сказанное понравится Айдрису Бенко, не зря он так нервничал. Авторитет советника впечатлял и пугал одновременно. И сейчас я не про какого-то жулика, а про себя. Вдруг когда-нибудь наши интересы разойдутся? Остается надеяться, что этого не произойдет.

Мы так и остались неловко топтаться посреди дороги.

– Это было странно, – заметил Арастан. – Я имею ввиду, еще более странно, чем обычно. Еще и портал в доме… нам что, пешком теперь идти?

– Тут не так уж и далеко, – заметила я.

Недружно мы пошагали в сторону дворца.

– Мне показалось, Айдрис Бенко и советник Стрейт – давние приятели, – взялся рассуждать Алекс. – Чувствуется между ними симпатия и какая-нибудь старая история. Хотя я уверен, что таких «приятелей», как этот Бенко, у советника сотня, если не больше.

– Это каких же?

– Мутных, но талантливых дельцов. Вроде тебя.

Арастан недовольно засопел в ответ.

Не сговариваясь, мы выбрали дорогу через город. Она длиннее, более людная и шумная… в общем, идеальный вариант, чтобы идти молча и не вести натужный разговор. Мне хотелось подумать, Арастан явно переваривал недавнюю встречу, а Алекс… вот ему поговорить как раз очень хотелось.

– Как вам услышанное? Встреча открыла много любопытного, не так ли?

– Ты про сильного неизвестного мага? – поняла я. – Во-первых, не факт, что артефакт тот самый… ладно, даже если это и он, покупатель совсем необязательно должен быть нашим убийцей. Вариантов много.

– Думаешь, у него есть сообщник?

– И такое может быть.

– Сообщник, который отправил его раздобыть артефакт? Сильный маг у кого-то на побегушках, получается? Брось, это нереалистично.

– Ароктийский на побегушках у советника, – отметил Арастан. – Да и магу можно элементарно заплатить, почему нет? Сильный – не обязательно очень богатый.

– Обычно так и бывает.

– Предполагать можно сколько угодно, – вздохнула я. – Но Алекс, конечно, прав. Не думаю, что у убийцы есть сообщник-маг. Потому что он и сам неплохой маг. И как минимум владеет воздушной и водной магией на приличном уровне. Возможно, это не единственные его умения.

Арастан обрадовался:

– Значит, из наших можно вычеркнуть сразу всех?

– На первый взгляд – да. Кроме, конечно, Мартина. И Алекса, – я искоса взглянула на парня, думая, что он начнет спорить, но тот промолчал. – Но, если копнуть глубже… к примеру, я могла принять «сиреневую пыль». Эффект не долгосрочный, но на убийство бы вполне хватило. При желании можно изыскать возможности, вот я о чем.

– Хорошо, что у нас тут есть продавец «сиреневой пыли».

– Думаешь, я помню всех покупателей? – ужаснулся тот. – Ничего подобного, их слишком много. Часто это одни и те же лица, да и «пыль» можно было купить очень давно, или и вовсе у приятеля выпросить. И тогда концы в воду.

– А некоторых можно не запомнить при всем желании, – сказал Алекс.

Точно. Если умеешь менять лица, например. Принял чей-то облик – и вот ты уже идеальный покупатель, один из многих. И лицо можно выбрать такое, что из памяти уже на следующий день сотрется. А личная вещь… банально принадлежала хозяину неприметного лица. И все, как сказал Арастан – концы в воду.

Хотя это так, теория. Одна из многих.

Неожиданно мне вспомнилась Ника, как странно она вела себя вчера. Глупости, конечно, но то платье… слишком для нее бледное, такое неподходящее. Или идеальное. Если она подбирала его для кого-то другого.

– А вы с Никой сегодня никуда не собирались? – спросила я у Раса.

– Она со мной не разговаривает.

Значит, не Арастан.

Но Ника куда-то собиралась точно днем, судя по легкости платья. И они с братом отсутствовали утром на собрании, как, впрочем, и Мартин. Но у того уважительная причина, советник позволил ему прогулять (почти в этом уверена).

Пришедшая мне на ум идея могла никуда не привести. Ника не называла времени, да и вообще… но она пыталась мне что-то сказать. Вчера я этого не поняла, но теперь мне казалось, что я должна найти ее. И она упоминала про некий ресторан. «Лучший ресторан в городе» – выдала она вчера.

– Честно говоря, я очень голодна. Не хотите пообедать по пути? – предложила я ребятам с улыбкой. – Я угощаю. На правах тальмариновой наследницы.

Как меня все за спиной называют.

– Я не против.

– Куда пойдем? – уверена, Алекс сразу уловил некий подтекст.

– Есть тут одно место…

Ресторан назывался «Пламенное сердце». В честь короля, я думаю. Мы с дедушкой часто ужинали здесь, когда посещали столицу, и встречали самых разных людей, и короля в том числе. Наверняка и советника Стрейта, хоть я этого и не помню.

Украдкой я оглядела парней: выглядели оба прилично. Ладно, Арастан – прилично, а Алекс… так, словно король Фарам ему родной брат, не меньше. Я не знала, откуда появился Алекс, могла только интуитивно догадываться или предполагать, но он умел держаться как никто другой. В лучшем ресторане города он легко станет своим, и никто не поймет, что он таковым не является. Ведь не является же? Советник все время выделял только нас с Мартином.

В ресторан мы прошли без проблем, нас устроили на веранде, с нее открывался потрясающий вид на дворец и на Бескрайнее озеро. В обычное время на веранду не попасть, но вот днем запросто, посетителей не так много. Наш столик оказался в самом углу, что даже лучше, наблюдать удобнее.

Хотя мой взгляд то и дело возвращался к Алексу. Его самоуверенность, лихая полуулыбка, манеры… мне хотелось спросить, откуда он. Где родился, где рос, что у него за семья. Они живы? Или Алекс сирота? Как он попал в академию и почему я совсем его не помню. Не может быть, что я ни разу его не заметила. Я видела Нику и Вика, а уж Мартина и вовсе наблюдала почти каждый день. Но как так получилось, что мы не сталкивались с Алексом?

Парни вернулись к обсуждению утреннего визита, я же отвлеклась на прическу: требовалось как-то убрать из виду мои безумные и невероятно приметные кудри. Подняв волосы вверх, я замотала их платком и как следует перетянула. Ну вот, так меня не видно уже издалека, что уже хорошо. Не стоит привлекать внимание.

Меня позвал Арастан:

– Таната, ты что думаешь? Алекс утверждает, что у Стрейта тоже есть дар.

«Ты знаешь, меня не обмануть, так к чему пытаться?» – сказал советник Айдрису Бенко, и тот с готовностью согласился. Но обмануть можно кого угодно, если, конечно, у человека нет особого дара.

– Алекс прав, – согласилась я. – Стрейт…

Но Алекс меня перебил:

– Думаю, Арастан должен сам догадаться. Он слышал то же, что и мы, пусть подумает. Это полезно для общего дела.

– Да как я догадаюсь-то? – возмутился Рас.

– Задействуй мозги. Она явно у тебя есть, «пыль» же сообразил приготовить.

– Тише ты!

– Обожаешь издеваться над другими, да? – скривилась я.

– Я помогаю, – Алекс равнодушно пожал плечами. – Ты мне не веришь, дело твое. Ладно, если советник нам всем так неинтересен… расскажи, зачем ты нас сюда привела? Не ради же обеда.

– А вот догадайся, – мстительно улыбнулась я.

Алекс только фыркнул и вернулся к измывательствам над бедолагой-Арастаном. Того корежило от любопытства, все же советник личность примечательная, и любопытство парня стало благодатной почвой для черноглазого мучителя всея и всех. Алекс то подкидывал информацию для размышлений, поощрял рассуждения Раса, то обрывал их все одним простым: «Неверно!». Прием нехитрый, но действенный, сама попадалась. Алекс время от времени косился на меня, а я думала над смыслом этих его взглядов. Он говорил мне, как мы с Расом похожи, показывал, как я порой выгляжу со стороны? Или показывал, что он, Алекс, одинаков со всеми?

Ждать пришлось довольно долго.

Парни начали откровенно томиться, потеряв интерес даже к беседе друг с другом, обед давно уже был съеден. Но я упорно сидела на месте и говорила, что мне нравится вид с веранды. К счастью, с вопросами ко мне никто не лез.

А потом на веранде появилась приметная троица. Темноволосый мужчина средних лет, с ним молодые парень и девушка, такие же темноволосые и смутно на мужчину похожие. Глазами, чертами и отчасти жестами. Ясно, что эти трое – родственники. Я бы сказала, это отец с детьми.

– Не их ли мы ждали? – Алекс незаметно кивнул на новых посетителей.

Как завороженная, я смотрела на мужчину. Он казался таким угрюмым и серьезным, с глубокими морщинами и колючим взглядом. Тяжелым взглядом. Знакомым взглядом. Такое чувство, что мы уже встречались когда-то, поэтому я все никак не могла отвернуться и перестать на него смотреть. Хотелось понять, где же мы встречались прежде.

Силой я заставила себя рассмотреть парня с девушкой. Парень выглядел нашим ровесником и молодой копией своего отца. А вот девушка казалась младше, такая вся солнечная и улыбчивая, яркая и красивая теплой и греющей душу красотой. Ничего общего с холодной на вид Никой. Абсолютно ничего. Как и парень ничего общего с Виком.

Троицу проводили к свободному столику, они расселись по местам. Девушка засмеялась заливисто и весело, парень приобнял ее за плечи. Мужчина тоже улыбнулся. Такая теплая приятная семья. И такая фальшивая, ведь платье я сразу узнала.

– Думаешь, это они? – насмешливо спросил Алекс.

– Уверена в этом. Вчера Ника при мне примеряла наряды, я узнала платье.

– Какое совпадение!

– Я так же решила.

Слушая наш разговор, Арастан подпрыгнул на месте.

– Подождите! Это Ника?!

– Не ори, – шикнул на парня Алекс. – Да, это Ника.

– А с ней…

– Очевидно, ее дражайший брат.

– Значит, они оба… ну, могут становиться другими людьми? Я думал, Вик в животное обращается.

– Ага, в крысу.

– Юморист, – буркнул Рас, напряженно наблюдая за Близнецами.

– Я думал, подружка рассказывает тебе больше, – разочарованно протянул Алекс и повернулся ко мне: – И зачем мы следим за ними? И так очевидно, что перевертыши в обычной жизни выглядят по-другому.

– Кто этот мужчина? Лицо знакомое… – я нахмурилась, пытаясь вспомнить, где же я видела это угрюмое серьезное лицо, но не получилось. Вроде и есть в нем что-то знакомое, но в то же время мы вряд ли встречались в жизни. Или это было очень давно? Непонятное чувство. Может, я видела его портрет?

– Хочешь понаблюдать за ними?

Я задумалась.

– Нет, не стоит. Не хватало еще, чтобы нас заметили…

Стараясь не привлекать к себе внимания, мы спустились вниз и вышли на улицу. Я не понимала, зачем Ника показала то, что показала. В этом должен быть смысл. Дело в мужчине… ведь я точно видела его раньше! Надо только вспомнить.

ГЛАВА 23. Двойная подмена

Рассчитывала я на помощь Эли.

На мой взгляд, кроме книг, в королевской библиотеке должны содержаться и другие интересные данные. Выслушав мою сбивчивую просьбу, рыжая Хранительница кивнула с самым умным видом и умчалась на поиски, что вселило в меня надежду.

Алекс взял меня за локоть и оттащил в сторону.

– Я понимаю, что ты ищешь, но стоит делать это не так громко.

– Что ты имеешь в виду? – нахмурилась я, краем глаза наблюдая за суетой Эли. Ее рыжая макушка периодически мелькала между полками, а потом она исчезла где-то в районе второго этажа библиотеки.

– Если забыла, у нас тут есть уши. Которые могут услышать лишнее.

– Ты про Арастана?

– В том числе. Не лучшая идея при нем копать под Близнецов.

– Ты ему не доверяешь?

– А ты? – с младенчески-милой улыбкой вернул вопрос Алекс.

– Я и тебе не особо доверяю, и что с того? – я была раздражена, но вовсе не из-за Алекса. Достала уже эта таинственность. – К тому же, я говорила с ним. Он далеко небезгрешен, но вряд ли кого-то убил. Арастан не убийца.

– Твоя вера похвальна. А теперь подумай: кто легко мог узнать о его дополнительном заработке и воспользоваться этим?

– Брось, он же не идиот, рассказывать подружке о «сиреневой пыли».

– Но и не гений. Лучше от него избавиться.

– Твое стремление остаться со мной наедине выглядит подозрительно в самом неприглядном смысле этого слова, – мстительно улыбнулась я, только потом сообразив, что мысль, в принципе, не самая бестолковая.

Алекс отпустил мою руку и отступил.

– Все понял. Пойду помогу даме.

Он ушел в сторону, где мелькала рыжая макушка Эли. Мы с Арастаном остались наедине. Парень сидел в стороне со скучающим видом, выглядел задумчивым и ото всех интриг далеким. Переживал о Нике? В нем чувствовалась неуверенность и страх, а еще волнение и любопытство. Так на него повлияла встреча в ресторане.

А как она на меня повлияла?

Хороший вопрос. Для начала – не стоит спешить с выводами. Точно я опознала только Нику. А Вик? Логично, что молодой человек рядом как раз и был Виком, он выглядел как брат незнакомки, а Близнецы всегда вместе. Но разве Вик умеет в людей обращаться? Это не обговаривалось точно, но про людей говорила только Ника, попутно добавив, что Вик – другой тип перевертыша. Мы все сами сделали выводы. Видимо, неправильные выводы.

Итак, Вик и Ника. С другим мужчиной, взрослым, смутно похожим на их якобы «отца». На самом деле перевертыши выглядят иначе, вот как мы их видим каждый день, значит, увиденный нами «отец» им далеко не отец. Лишь мужчина, который думает, что встречался за обедом с детьми.

Внезапно раздался крик Эли:

– Нашла! Мы нашлии! – девушка кубарем скатилась с лестницы, едва не расквасив себе нос. – Лови! – и она швырнула в меня впечатляющий на вид талмуд.

Не без труда поймав подачу, я выдавила:

– С… спасибо. Для Хранительницы ты как-то слишком безобразно обращаешься с книгами. И с людьми.

– Ты же поймала! – весело отмахнулась Эли и хлопнула в ладоши: – Вы тут читайте, скучайте, а я пока вас чем-нибудь напою. Давно я не варила для гостей… потому что вы перестали заходить! – и она ушла.

Арастан недоуменно моргнул.

– Что это за книга-убийца?

– Перечень всех значимых граждан королевства, начиная с короля, – пояснил Алекс, спускаясь по лестнице. – Тут мы найдем имя нашего анонима, а дальше… посмотрим.

Через некоторое время я пришла к выводу, что значимых граждан у нас как-то слишком много. Высказав это вслух, я тут же получила предложение от Алекса граждан поубавить каким-нибудь хитрым способом. Предлагал он серьезно и без намека на улыбку, с этого момента я зареклась при нем шутить. От греха подальше.

А чуть позже мне захотелось швырнуть книгу в Алекса, потому что он заметил:

– Книжонка-то старая. Если тут и есть тот мужчина, то изображен он в очень нежном возрасте, – и улыбнулся, отпив принесенный Эли отвар.

– Ты не мог сказать об этом раньше?

– Ты сама должна замечать такие вещи.

– Мы просмотрели уже половину, – сквозь зубы процедила я. – Его черты лица будет трудно не узнать.

– Ты уверена? – включился в беседу скучающий рядом Арастан. – Может, стоит поискать что-нибудь еще?

– Вы поищите, а я закончу здесь…

В конце концов искать пришлось самому Расу. Эли заявила, что она занята и ей не до поисков (на самом деле она перебирала какие-то сушеные ингредиенты, периодически делая пометки в старой тетради). Алекс мог попросить ее о помощи, ведь ради него она бы бросила все дела и залезла на какую угодно полку, но делать этого он не стал. Вместо этого сидел рядом и разглядывал мой профиль, чем сильно нервировал.

– Ты специально отправил Арастана подальше?

– От него все равно никакого толка. И, кстати, ты просмотрела жертву.

– Не может такого быть, – уверенно заявила я, но начала шустро перелистывать страницы в обратном порядке.

– Может. Листай еще, почти до самого начала.

– И ты…

Алекс улыбнулся.

– Мог бы не помогать. Но мне интересно, чем закончится мини-расследование.

Знакомого мужчину мы нашли довольно скоро и со второй попытки мне удалось его узнать. Черты лица те же, но взгляд другой. Наверное, потому я не обратила на него внимания в первый раз. В милом улыбчивом юноше трудно узнать того грубоватого на вид взрослого мужчину.

– Мануэль Аллейн, – прочитала я. – Фамилия знакомая…

– Неудивительно, он богатый и знатный. Это еще в ресторане было понятно, но вот его история… ее неплохо бы узнать. Возможно, там есть ответ, как Близнецы-перевертыши оказались возле этого Аллейна.

– Догадки у тебя есть?

– Как и у тебя. Но лучше узнать все наверняка, не так ли? – Алекс подмигнул и, чуть повысив голос, позвал Эли. Само собой, на сей раз дел у нее не оказалось, она тут же с улыбкой от уха до уха выслушала указания парня и умчалась прочь, заверив, что это не проблема. Только что хвостом не повиляла.

– Ты обращаешься с ней не так, как она того заслуживает, – тихо заметила я.

И сразу заслужила недовольный взгляд:

– А кому решать, чего она заслуживает? Тебе? Дай угадаю: пару раз ты пыталась предупредить ее, намекала, что я не самый лучший парень, но она послала тебя подальше, не так ли? Потому что дура. И ты решила насесть на меня с глупыми упреками, потому что чужая глупость заразна.

– Знаешь, иногда я начинаю считать тебя почти приятным человеком, но…

– Но витать в облаках – плохая привычка, да?

– Да. Да, наверное.

– Знаешь, Таната: есть тонкая грань между поиском проблемы и ее созданием. Ты упорно занимаешься вторым. Создаешь проблему там, где ее нет. Суешься туда, где тебе нет места. Почему ты это делаешь?

Потому что глупость заразна, наверное.

Отвечать на обвинение я не стала, но призадумалась. Алекс в чем-то прав. Все, чем я занимаюсь в последнее время – это созданием проблем. Затащила в ловушку себя, а заодно и Воина, отчасти по моей вине погиб Бард. Молодой парень, который подобного не заслуживал. Останься я тогда в комнате… А вчера? Опоила всех и вынудила наговорить лишнего. Мартин теперь не желает меня знать.

– А ты смешная, – отвлек меня от самоуничижительных мыслей Алекс. – Пара фраз – и ты уже готова захлебнуться от чувства вины. И про упреки забыла, надо же.

– Сволочь! – от души ответила я и отвернулась, чтобы нервно листать книгу.

В этот раз Эли возилась долго, настоящий закон подлости. Но это еще ерунда, потому что в итоге она не порадовала: оказалось, все что касается Мануэля Аллейна, недоступно. На вопрос, а как такое могло случиться, девушка беззаботно пожала плечами и прямо ответила:

– А вы у советника своего спросите. Есть литература, недоступная рядовому читателю и получить ее можно только с высочайшего соизволения. К сожалению, не моего. Или к счастью, проблем меньше.

– И ты ничего не можешь сделать? – с надеждой улыбнулся Алекс.

Эли заметно расстроилась.

– Нет. Вообще ничего. Прости.

– Значит, помочь может только советник Стрейт?

– Ну… – девушка замешкалась. – Вообще, там отдельная комната, но на ней охранное заклинание такой силы… говорят, даже тюремные камеры так тщательно не охраняются. Очень мощная магия.

– А у нас как раз есть уникальный по силе маг.

– Ароктийский?

– Своими глазами видела, как лихо он расправился как раз с охранным заклинанием. Даже глазом не моргнул. Думаю, тут тоже проблем для него не возникнет.

– Найду его, – проявил инициативу Алекс и исчез.

Пока его не было, мы с Эли отыскали Арастана – он примостился на втором этаже библиотеки с книгой в руках. Тут же оставив парня в покое, мы спустились и выпили по стаканчику «зелья красоты». Может, от него у меня волосы выпрямятся? Кто знает… как говорится, надежда умирает последней. Немного подустав от разговоров об Алексе, я поднялась на последний этаж, именно там скрывалась так называемая запретная зона. Скрывалась, кстати, за самой обычной дверью, казалось, стоит повернуть ручку, и дверь отворится. Но делать этого я не стала, решив доверить дело профессионалам взлома.

Вскоре вернулись парни. Воин каким-то образом спелся с Алексом и первым делом заявил, что я опять ищу приключений на свою тощую задницу. Такому приветствию я даже обрадовалась, что вообще ни в какие ворота. Но честное слово, обрадовалась. Хотя странно, что Мартин так быстро пережил вчерашнюю ситуацию. Может, он решил сделать вид, что все в порядке? Что ж, наверное, это неплохо.

Воин с самым что ни на есть хозяйским видом махнул рукой и вывел перед собой защитное плетение запертой двери. Сияющие голубоватым нити затейливо сливались в путаный клубок, но Воин быстро распутал задачку, попутно отпуская плоские шуточки, чтобы никто не усомнился, как легко ему дается такая сложная магия. Клубок исчез, Мартин потянулся к ручке двери, нажал… и дверь поддалась. Легко и просто.

– Ничего себе, – восторженно выдохнула за нашими спинами Эли. – Ты прямо сейчас обставил самого советника Стрейта? Ты… это невероятно!

Воин тут же оживился:

– Понимаю, ты хочешь сделать мне комплимент, но разве можно ограничивать себя всякими рамками? Так и скажи – я умопомрачительный!

– Ты умопомрачительный! – очень серьезно ответила девушка.

– Давайте уже посмотрим, что там, – и я первой шагнула в приоткрытую дверь.

Комната, вопреки ожиданиям, ни пыльной, ни грязной не выглядела и больше напоминала склад, чем библиотеку. Впечатляющий такой склад. Кроме внушительного ряда книжных полок, здесь хранилось много чего еще. Артефакты, стационарный портал, коробки с неизвестным содержимым… столько всего! Пока я стояла и оглядывалась, поняла, что болтовня Мартина вдруг прекратилась.

А за моей спиной осталась лишь ровная и абсолютно гладкая стена.

Как следует испугаться я не успела, прямо из стены на меня шагнул Мартин, неловко наступив на ногу и слегка задев коленом. Он ойкнул, взял меня за плечи и поторопился оттащить в сторону. И очень вовремя – рядом нарисовался довольный Алекс.

Воин небрежно убрал с меня руку.

– Кудрявая, мне кажется, или мы уже попадали в подобную ситуацию?

– Тут тоже ограничители? – насторожилась я.

– Нет, я в целом… хотя кое-кто тут совершенно лишний. Не хочу показывать пальцем, но он странный, жуткий и с именем Псих.

– Болтаешь много, – ответил Алекс. – Волнуешься?

Волнуется, еще как.

– Исключительно за себя, – не стал скрывать очевидного Воин. – Мало ли что может случиться? А я из вас самый ценный, мной нельзя рисковать понапрасну, к тому же, про ловушку я серьезно. Придется искать выход, через вход сюда уже не попасть. И кто знает, как долго провозимся…

– В прошлый раз тебе это легко удалось, – напомнила я.

– Ох уж этот прошлый раз!

– Вам это место ничего не напоминает? – Алекс обвел рукой помещение, указывая на завалы из коробок и книги, что изредка валялись чуть ли не на полу. – Комната явно обитаема, вот только кем?

Слова Алекса нашли во мне отклик. Я прошла вперед, минуя полки, разглядывала детали. Позади обнаружился удобный на вид диван, рядом – небольшой столик. С другой стороны, конечно, очередная коробка. Заглянув в нее из любопытства, я увидела стопку то ли бумаг, то ли газет. Наверное, они ценные, раз хранятся здесь. Кое-что припомнив, я подошла к ближайшей книжной полке и пошарила рукой наверху. Так и есть – припрятанная коробочка подходящих размеров. В таких обычно хранят сигары. Еще одной находкой стала коробка с «сиреневой пылью», запас даже не годовой, а пожизненный.

– Думаю, это логово советника Стрейта. Уверена, сюда можно попасть из его кабинета, не только из библиотеки. Этакая задняя комната, пробраться в которую может далеко не каждый.

– Конечно, тут столько всего.

– Давайте отыщем что-нибудь о Мануэле Аллейне и уйдем, пока советник не пришел и нас тут не застукал, – я огляделась, думая, с чего лучше начать.

Мы рассредоточились по комнате под причитания Мартина. Я стояла к нему близко, оттого слышала каждое слово:

– Я так понимаю, теперь мы все дружим против Близнецов? Да уж. Нам лучше держаться вместе: как только кто-то отсутствует, Таната начинает под него копать и остановить ее невозможно. Я, конечно, ни на что не намекаю, но не пришел ли черед Психа? Опять же, никаких намеков, но он у нас отлично обращается с артефактами, а Близнецы, на мой взгляд, обычные пугливые зануды.

– Почему ты назвал меня Танатой?

– Что?

– Ничего. Просто я думала, что ты…

– Нашел, – перебил меня Алекс.

– Так быстро? Мы тут вообще-то разговариваем, – фыркнул Воин, но вмешательство Алекса ему пришлось по душе. Принесло облегчение. В такие моменты ненавижу свой дар – не всегда приятно знать, что чувствуют другие.

«Друзья вроде тебя похуже любого врага» – сказал он мне еще вчера. И явно не успел передумать. Видимо, все шутки Мартина – напускное, попытка вести себя как обычно. На деле он на меня зол до сих пор.

Алекс сунул мне в руки внушительную по объему папку.

– Держи, все это было на самом верху.

Себе он взял в точности такую же, и мы погрузились в чтение.

Очень быстро выяснилось, как именно Мануэль Аллейн приобрел тот взгляд. Мужчина был одним из тех, кто когда-то должен был столкнуться с советником Стрейтом и его деятельностью, но не сложилось. Постигшее его горе быстро сменилось радостью, расследовать ничего не пришлось.

Десять лет назад в семье Аллейн произошла трагедия: бесследно пропал сын. Его не похитили, он именно пропал, исчез. Родители почти спятили от горя, точнее, жена Мануэля и впрямь спятила. Шли дни, семья тонула в отчаянии и непонимании. А потом мальчик неожиданно нашелся, лежал без сознания недалеко от дома. Но самое главное – он был жив. Мальчик рассказал, что свалился в реку и с тех пор ничего не помнит.

– Знакомая история, – признал Алекс. – Такое уже случалось, только намного раньше, и то дело получило громкую огласку. Наверное, слухи и вдохновили юного Вика на эту подмену.

Воин нахмурился.

– Ничего не понял.

– Стрейт давал нам разбирать похожее дело, – пояснила я. – Еще в самом начале. Известный случай. Маленькую девочку похитили, но не вернули. Вместо нее появилась другая, очень сильно на нее похожая. Прошло время, сразу никто обмана не понял… да и девушка была не перевертышем, все удачно совпало в плане внешности. Но в итоге советник распознал обман.

– И что?

– А то, что история семьи Аллейн очень похожа на то давнее дело советника. Ты его не помнишь, потому что тогда получал задание с Арастаном и уснул, когда он предложил тебе во всем разобраться. Ты обзывал его занудой и храпел, пока он все делал за двоих.

– Злопамятность никого не красит, знаешь ли.

Алекс побарабанил пальцами по папке.

– Думаешь, маленький Вик обратился в погибшего мальчика? – спросил он задумчиво. – Сколько ему тогда было? Чуть больше десяти лет?

– Похоже на правду.

– Да, похоже… но есть вопрос поинтереснее. Ведь у Аллейнов была еще дочь. Младшая. Мы видели, что ее место заняла Ника. Но что случилось с девочкой?

Ничего хорошего.

– Близнецы… мы знаем, что-то с ними случилось еще давно. Возможно, они были в бегах, а тут пропал мальчик. Скорее всего, он погиб. Даже не так: я уверена, он погиб, какая-нибудь нелепая случайность. Но новость разнеслась, мальчишку искали. И Вик занял его место. А потом… – я замолчала, заканчивать предложение не хотелось. Но брат всегда защищал сестру, их глубокая связь очевидна.

Вместо меня заговорил Мартин:

– И Вик подготовил место для любимой сестрички. Ты это хотела сказать, Таната?

– Да.

– Это все, конечно, эффектно, но бездоказательно. Вы решили, что Близнецы дурят этого Аллейна уже десять лет, успешно прикидываясь его детьми. Но что у вас за основания? Старая семейная история, которая, кстати, может быть настоящей, я имею ввиду, парень мог вернуться. И мужик, которого вы увидели в ресторане в компании якобы Близнецов. Но опять же, вы с ними даже не разговаривали и узнавание это сомнительное. Хорошо, если бы Таната засекла, как Ника оборачивается и идет на эту встречу, а история с платьем… не обижайся, но она выглядит очень надуманной.

– Знаю. Но я уверена – мы на верном пути. И это была Ника.

– Все, что я нашел о семействе, лежало на самом видном месте, – влез Алекс. – Готов поспорить, советник Стрейт знает о Близнецах все.

– Теперь и мы знаем, – задумчиво пробормотала я.

– Что тебя беспокоит?

– Просто… еще давно Алекс заметил, что Близнецы не так просты. В смысле, вначале мы знали только о мутном прошлом, но потом оказалось, что живут они в достатке как дети Мануэля Аллейна. Значит, прошлым летом они запросто могли оказаться во дворце. Плюс еще два, кроме нас с Мартином. Харита могла забеспокоиться, потому что увидела что-то или узнала Вика или Нику. Возможно, сестра успела ей о чем-то сообщить. Не уверена, о чем, но… Ника намекнула, что оборачиваться ей в тягость. Возможно, долго ходить в чужой маске не получается, и Селена могла случайно засечь кого-то из Близнецов, увидеть оборот. И дальше… Старое дело советника, оно было доступно нам всем. Попытка подставить Арастана – кто знал о его «подработке»? Ника. Могла рассказать и брату. Потом каменный мешок: человек, подложивший туда ограничители, испытывал сожаление, не хотел, чтобы я умерла. Но знал, что я туда пойду. Опять Вик. Или Ника – он мог рассказать сестре. Он или она хотели, чтобы я погибла и подозрения пали на Арастана, он был бы идеальным кандидатом на роль убийцы. Виновным со всех сторон.

Моя история разволновала Воина еще больше, он едва ли не паниковал. Да я и сама чувствовала себя не лучше! Неужели кто-то из Близнецов? Неужели… Вик?

– Есть еще Псих, не забывай про него, – выдал Мартин. – Почему его нет в списке подозреваемых? Он тоже все знал и мог подставить.

– У него не было доступа во дворец во время праздника.

– Ну… он мог его найти. Посмотри на него – он же Псих! Ладно, раз ты так любишь обвинять за спиной, возьмем Убивастана. И повторим всю эту чушь: одна забеспокоилась, другая растревожилась… и в ловушку он заманил тебя. Этакий обман в обмане: глупо, когда советник обо всем знает, убивать Кудряшку в своей же ловушке. И он вроде как ни при чем, его подставили. Знаю, ты намекаешь, что у Одинаковых есть тайна, за которую можно и убить, но так и у Порошкана она есть.

– Это не Арастан!

– Почему ты так уверена?

– Потому что уверена!

Алекс следил за нашей перепалкой с каменным лицом.

– Советую не увлекаться фантазиями, – выдал он. – Версии, конечно, хороши, но вы оба кое о чем забыли. О советнике. У него ведь даре, его нельзя обмануть. А он беседовал со всеми нами, и ничего. Хотел, чтобы убийца побольше стражников положил?

Воин пожал плечами.

– Стрейт всегда себе на уме, так что неудивительно.

– Надо поговорить с Никой, – решила я. – Тогда все и прояснится. Почти уверена, она сама привела нас в тот ресторан. Эти ее оговорки, игра в подружек… вчера я все думала, зачем? Она хотела, чтобы я пришла в ресторан, увидела Аллейнов и обо всем догадалась.

– Мне кажется, ты переоцениваешь Блондинику. Слишком хитро.

– А она и есть хитрая. Она десять лет прикидывалась другим человеком… хорошо, пять, ведь последние годы они с Виком провели далеко от дома. Но даже пять лет притворства не каждый человек потянет. Только отчаявшийся и очень-очень изворотливый.

– Думаешь, девчонка того? Рехнулась и решила сдать себя?

– Нет. Брата. Думаю, это был Вик.

В этом я уже была уверена.

«Сестра всегда тянула меня вниз» – под артефактом правды выдал Вик.

«Мне надоело так жить» – призналась в свою очередь Ника.

Близняшка все знала, с самого детства знала о брате все. А Вик… он действовал во благо. Так, как это самое благо себе представлял. Он защитил сестру много лет назад, пожертвовав другим, незнакомым ребенком, маленькой девочкой. Он избавился от Селены, тоже ради защиты. И дальше пытался все исправить, исключительно ради сестры. Как самый лучший на свете брат.

Вот только советник… если он знал о Близнецах с самого начала, если он мог видеть ложь, почему оставил все так? Здесь что-то не сходится. Я видела, что Стрейт готов водить дружбу с самыми разными людьми, но Вик столько всего наворотил… нет, Близнецу как-то удалось обмануть самого советника Дэнвера Стрейта.

– Думаю, нам пора выбираться отсюда. Мартин?

– Вся надежда только на меня, ничего нового, – пробормотал Воин, нехотя поднимаясь с дивана. – Что бы вы без меня делали? – и он ушел бродить по комнате в поисках выхода.

Мы с Алексом остались на местах. И с парнем творилось что-то неладное, я заметила это сразу. То, как цепко он следил за снующим за полками Мартином, как напряженно он хмурился. Заметив мой взгляд, Алекс пересел ко мне. Практически бесшумно, точно хищник.

– Только тихо, – шепнул он на ухо. – Ты рассказала ему про Арастана?

Сердце резко ухнуло вниз, потому что я не рассказывала. Он мог догадаться сам, по обрывкам фраз, за которыми я не всегда следила. Но Воин бы обязательно спросил, не в его характере молча наблюдать и слушать. Так сделал бы Алекс, то только не Мартин. А он так уверенно назвал Видящего Порошканом, что сомнений не оставалось: он знает. Наверняка. И он так часто называл меня Танатой.

Алекс понял мой беззвучный ответ.

– Пусть он вытащит нас отсюда, после – сразу бежишь к советнику.

Я кивнула, глядя ему в глаза.

ГЛАВА 24. И кого-то не стало

План неидеален, но что еще мы могли придумать? В ограниченном пространстве, фактически в ловушке. С сильнейшим магом, против которого выступать смехотворно. И мне, и Алексу. Логично для начала выбраться отсюда. Уж это у нас должно получиться.

Наверное, выдала нас именно я.

Не Алекс же? Он сидел совершенно расслабленно, по виду даже скучал. Я как могла пыталась скопировать его невозмутимо-равнодушный вид, но сердце стучало так, точно готовилось выпрыгнуть из груди, а в голове билось упрямое «не может быть». Не может быть, и все тут! Мартин, который кинулся за мной, пытаясь спасти… в ту ночь он чуть не умер, хотя прекрасно знал, где искать ограничитель. Мартин, который даже под влиянием артефакта никому не нахамил. Мартин, которому было больно от признаний Илифа, по-настоящему больно. И Мартин, которого вчера ранила я. Мартин, который никогда не звал меня по имени.

А что, если…

– Все готово, друзья! – весело оповестил Воин.

Я украдкой взглянула на Алекса. Он едва заметно кивнул, напоминая, что все в силе. А не перегнули ли мы палку, нафантазировав всего из-за одной мелкой оговорки? Я же была уверена, что поняла все правильно: это Вик. Все отлично складывалось, в том числе и вчерашнее поведение Ники.

«А что, если это и есть Вик?» – подумала я, поднимаясь следом за Алексом. Хотела поймать его взгляд, но он упорно смотрел вперед. Потом, так же не глядя, крепко взял меня за руку. Вряд ли хотел поддержать, скорее его жест говорил «хватит дергаться, дура». Я отчаянно сжала его ладонь в ответ.

Мы подошли к Воину. Он широко улыбнулся и выкинул вперед руку в неуловимо-быстром жесте. Все произошло за мгновение: Алекс завис в воздухе, тяжело захрипев, а меня резко и болезненно отбросило в сторону. Я споткнулась о коробку и полетела на пол, на ходу соображая, что причиной моего полета была не атака Воина, а толчок Алекса. Он знал, что нам не выбраться? Знал… и оттолкнул меня? А сам…

– Мартин! – я поднялась и подскочила к Воину, он все еще держал руку вытянутой. Та самая воздушная магия, еще немного, и он попросту задушит Алекса.

– Отпусти его, что же ты делаешь?!

Не зная, как это остановить, я повисла у него на руке, до боли цепляясь пальцами и ногтями, лишь бы он убрал руку, лишь бы Алекс перестал так хрипеть, но Воин легко смахнул меня, точно я была назойливой мошкой, не больше.

– Мартин!

– Не ори, все с твоим Психом будет хорошо, – закатил глаза Воин. – Поваляется немного в отключке, – он резко опустил руку, и Алекс тут же рухнул вниз.

– Можешь убедиться сама, он в порядке. Ну же, Таната, я серьезно.

Вздрогнув, я несмело подошла к Алексу. Что, если он… нет, даже думать о таком не хотелось. Я присела рядом с парнем, признаков жизни он не подавал. Осторожно прикоснулась к шее – пульс есть. Из меня вырвался вздох облегчения. Жив! Он жив и дышит. Пока.

– Расслабься, Таната, и перестань так трястись. Он полежит и очнется, а вот ты… скажем так: если я выберусь отсюда без потерь, будешь жить. Можешь мне не верить, но я не хочу, чтобы ты пострадала. Скажи мне, я вру?

– Понятия не имею.

– Неужели? А как же твой дар?

– Могу сказать, что ты веришь в свои слова. Это ничего не значит. Вик, – последнее было лишь предположением, но я оказалась права.

Воин-Вик моей прозорливости удивился, но не слишком.

– Да, верно. Не зря я опасался тебя больше других. Может, ты и слабая, но далеко не глупая, Таната Альмар.

– На самом деле, стоило догадаться раньше, ведь ты выдал себя почти сразу. Видишь ли, вчера мы с Мартином крепко повздорили, о чем ты знать не мог. Да и Мартин кое-чего из сказанного тобой не знал… все это мелочи, но именно из них складывается целая картина. Ты не он, ты на него даже не похож.

Он засмеялся:

– Не похож, ведь я лучше.

– Нет.

– Ты обманулась, Таната. Зачем отрицать?

– Меня сбили с толку твои способности к магии. Не знала, что ты такой талант, Вик. Или все дело в украденной маске? Она позволяет тебе прыгнуть выше головы? Дотянуться до уровня Мартина, настоящего Мартина Ароктийского?

– Не маска. А его кровь, – охотно пояснил Вик. – Отойди от Алекса, настало время преобразиться…

– Кровь? Мартин…

– Жив он, но не совсем в порядке, пришлось подстраховаться Я не убийца и сейчас хочу уйти. Раствориться на широких просторах королевства. В твоих интересах мне помочь и быстрее вернуться спасать своих парней. А теперь отлепись от Психа, Таната.

И опять – он верил в то, что говорил. Верил даже в то, что он не убийца.

Мысль о Воине, сейчас истекающем кровью, заставила меня подняться и отойти от Алекса. Ноги не слушались, собственная беспомощность казалась такой противной. И почему я не догадалась обо всем раньше? Все могло быть иначе.

– Лучше отвернись, – приказал Вик-Мартин. – И не делай глупостей.

Но я не могла не смотреть. Отвернуться, оставив его наедине с Алексом? Ни за что.

Зрелище, свидетельницей которого я невольно стала, мне не забыть уже никогда. Достав из-за пояса нож, Вик взял Алекса за руку и сделал небольшой надрез на внутренней стороне ладони. Я слабо ойкнула, словно руку порезали мне. Вик посмотрел на меня с неодобрением, отвернулся и порезал руку уже себе. Соединил раны, будто хотел смешать кровь.

А после начался настоящий кошмар.

Вик-Мартин разделся, но это даже не успело напугать меня по-настоящему. Потому что за одеждой последовала кожа. Вик свалился вниз, шипя от боли. Его тело ломало, кости трескались и ломались. А куски плоти падали на пол со странным хлюпающим звуком. Надо было отвернуться, как он и говорил, но я стояла, завороженно наблюдая, как он стягивает с себя ошметки старой кожи, давая доступ новой, более светлой. Коже Алекса.

Все прекратилось быстро. Как ни в чем не бывало Вик-Алекс поднялся и принялся одеваться. Теперь я уже отвернулась, внезапно почувствовав неловкость. Как будто я подсматривала за Алексом настоящим.

– Говорил же, лучше не смотреть.

– П-прости.

– Ничего. Можешь поворачиваться.

Что я и сделала, и увидела минимально одетую копию Алекса. Именно копию, причем слабую. Черты те же, глаза – чернее ночи. Но взгляд другой, выражение лица чужое. Может, дело в том, что я все знала, может, в чем-то еще… но я не могла назвать стоящего передо мной парня Алексом, слишком очевидна разница.

– Помоги с рубашкой, что ли, – фыркнул Вик и пояснил: – Теперь я куда меньше Ароктийского и в его тряпье буду смотреться нелепо.

Стянув рубашку с Алекса, я протянул ее Близнецу.

– Какой у тебя план? И почему Алекс?

– Ароктийский слишком приметен, Псих в этом плане лучший вариант, пока не подвернется что-то более подходящее. А план несложный: мы выходим и убираемся подальше от дворца. Потом прощаемся, надеюсь, что навсегда.

– Ты оставишь Нику?

Напоминание о сестре его огорчило. По крайней мере, внешне он огорчился, изменилось выражение лица. А вот внутри… после превращения в Алекса я перестала ощущать эмоции Близнеца, совсем. Не было ощущения той черной бездны, но и читать нечего. Звенящая пустота. Странно, неужели безэмоциональность может передаться через кровь? Магия – да, дар – возможно, но тут немного другое. Способности Вика настолько безграничны?

– Когда я шел сюда, ничего такого не планировал. Хотел уйти с сестрой, мы уже столько лет вместе, друг за друга горой. Она же моя Ника, моя победительница. Когда я увидел сегодня вас в ресторане, сразу понял: это не совпадение. Так не бывает. Пришлось подсуетиться и узнать, что вам известно и как вы вышли на нас.

– А в результате выяснил, что тебя сдала сестра.

Не сдала даже, а показала правду, оставив остальное на моей совести. Откровенно говоря, план Ники нельзя назвать продуманным и рабочим, скорее влиянием момента. Она нервничала, она показала мне платье, надеясь, что я все пойму. Или отчаянно желая, что я проигнорирую ее намеки. Но платье она все же надела.

– Ей здесь нравится, Таната, по-настоящему нравится. Ника хорошая девочка. Уверен, советник Стрейт простит ее. Если нет, можешь ему рассказать, что сестру я запугивал и заставлял молчать. Тебе он поверит, захочет поверить. Ника знала, но молчала, я вынуждал ее молчать, так Стрейту и передай. Запомнишь? Конечно.

Я промолчала.

– Идем, нам пора. Поняла, что от тебя требуется?

– Выйти с тобой из дворца, широко улыбаясь. Если что, выступить живым щитом, а так – обычной заложницей.

– Помни, от тебя многое зависит. Даже жизнь Воина, так что поспешим.

– Как скажешь, Вик.

Почему-то страшно мне не было. Скорее грустно. Не до такой степени, чтобы начать сопереживать убийце, но тоскливо осознавать, что все так обернулось. Все это время я не хотела верить, что преступник – один из нас, но теперь уже поздно.

– Знаешь, а ты действительно ее любишь. Нику.

Мои слова заставили его застыть.

– Да. Да, так и есть.

– Так любишь, что убил ради нее маленькую девочку. Настоящую дочь Аллейнов. Ты же сделал это, Вик? Демоны, ты же был еще ребенком!

– Не осуждай то, чего не понимаешь, Таната, – мрачно ответил Вик.

Он убил маленькую девочку, и сейчас я помогу ему сбежать.

Никогда себе такого не прощу.

В теле Мартина Вик уже нашел выход. Магии Алекса хватило, чтобы выбраться, но оказались мы не у Эли в библиотеке, а в кабинете советника Стрейта. Кабинет пустовал, последняя надежда на чудесное спасение и задержание Вика испарилась, словно дым. Беспрепятственно покинув помещение, мы рука об руку двинулись по бесконечным коридорам, приветствуя стражников. Иногда мне хотелось сорваться на бег, лишь бы все быстрее закончилось, мысль о Воине, истекающем кровью, гнала вперед. Пару раз Вику приходилось останавливать меня и напоминать, что беготня выглядит странно.

Уходить Вик решил через парк, не рискнув болтаться по городу в чужом обличье. Слишком много людей, слишком много тех, кто мог бы на него потом указать. Вик сообщил, что от озера есть тропа к городу, надо только до нее добраться. Я не ощущала эмоций парня, но понимала, что он врет. Хочет запутать, или убьет потом? Иначе зачем рассказывать о своих планах. Может, он хочет затеряться в трущобах? Украсть там очередную личность и уйти дальше. И никакой советник Стрейт его не отыщет.

Мы брели по парку, когда я решилась на еще один вопрос:

– Что такого увидела Селена?

– Та горничная? Она застукала Нику. Мы приехали на прием во дворец, «отец» настоял. Он все говорил, что видит нас редко, в свет мы вообще не выходим. Считал нас затворниками, – Вик усмехнулся губами Алекса. – А Ника… иногда она не может контролировать переворот, когда она сильно нервничает, все идет не так. Чужая кожа вдруг начинает сползать и трескаться. Нам повезло, на самом приеме этого никто не заметил, мы успели выбежать в коридор. Пока Ника приходила в себя, я услышал, что мы не одни, но, когда пошел проверять, за поворотом уже никого не было. А потом ушлая девица заявилась ко мне, сообщив, что знает мой секрет. Знаешь, что потребовала эта горничная?

– Неземных благ?

– Если бы. Хотела стать леди Аллейн. Грозила рассказать всем, если я ее обману. Редкий приступ идиотизма.

– И ты убил ее?

– Назначил свидание. И да… но мне пришлось, Таната. Какой выбор у меня был? Нас с сестрой не просто бы закинули в камеру, мы ведь даже не люди. А Ника? Она вообще ни в чем не виновата! Почему она должна была страдать вместо этой наглой девицы?

– А потом ты хотел подставить Арастана?

– О нем я узнал случайно. Ника проболталась, что он ходит куда-то по ночам, ну я и проследил, надев чужую шкуру. А потом… появилась другая девчонка-горничная. Подошла ко мне и начала выспрашивать о нашем с сестрой даре, о перевертышах в целом. Оказалось, та Селена успела накатать письмо, мол, встретила парня, да не обычного, а самого настоящего перевертыша.

Похоже, Харита даже не догадывалась, что разговаривает с убийцей сестры. Все сплетничали о воспитанниках советника Стрейта и об их талантах. Она услышала про перевертышей и захотела подробностей, надеялась найти ответы. А нашла смерть.

Вик потянул меня направо.

– Нам сюда. Сама понимаешь, Харита была опасна. Следовало тоже заманить ее к озеру и утопить по-тихому ночью, но я не удержался, захотел подставить Арастана. Уж больно нагло он вертелся возле моей сестры, да и он заслуживал, наказания, разве нет? «Сиреневая пыль» отравила немало жизней.

– А ты, Вик? Ты заслуживаешь наказания?

– Вся моя жизнь – сплошное наказание, Таната. Можешь не верить, но это так.

– Хорошо. Допустим, Арастан заслуживал. А я? А Мартин? Мы выжили чудом в твоей ловушке! А Бард? А тот стражник, которого ты убил, возвращаясь с озера? – говоря это, я поняла, что отпустить Вика не могу. Просто не могу. Я обязана что-то придумать, задержать, отвлечь… Если отпущу этого монстра, сама буду не лучше. Я согласилась работать на советника, чтобы такие как Вик не разгуливали среди людей. Он ведь так и будет оставлять за собой след из убийств, всегда найдется кто-то, кто узнает, увидит, подслушает, всегда будет угроза, от которой надо избавиться.

Надо искать варианты, срочно.

Мы все еще в парке, можно позвать на помощь. Но даже магии Алекса хватит, чтобы убить несколько человек, а Вик все равно в итоге скроется. К тому же, я видела, как он перекладывал что-то в карман новых брюк, извлекая из старых. Готова поспорить, это дополнительный бонус к побегу. Что-то, что ему может помочь, если вдруг я взбрыкну, какой-то магический артефакт.

Рисковать чужой жизнью нельзя.

В итоге я рискнула своей, как только мы вышли на тропу вдоль озера. Собрав все свои жалкие магические способности, я вызвала искру на кончиках пальцев. И вцепилась ими в густые волосы лже-Алекса. Моих стараний хватило, чтобы волосы вспыхнули и загорелись. Вик закричал от боли, нелепо взмахнув руками, а я попыталась воспользоваться моментом и вытащить из кармана его брюк спрятанный артефакт. Но на мое везение внезапно закончилось: Вик справился с огнем и, больно схватив меня за запястье, отшвырнул от себя прочь, словно игрушку. Попытка, и без того слабая, провалилась.

Вик подошел ко мне.

Я думала, он убьет меня, теперь уже точно… но он лишь подал мне руку.

– Я думал, у нас уговор, – заявил он с некоторой обидой. – Нехорошо так поступать, Таната. Я считал, тебе можно верить.

– Можно, если ты не мразь, что убила маленькую девочку.

Его протянутая рука застыла в воздухе, Вик медленно сжал пальцы в кулак. Я погибну от руки бездушной сволочи с лицом Алекса… в этом есть своеобразная ирония.

Вик наклонился, схватил меня за шиворот и поднял на ноги.

– Неблагоразумно с твоей стороны, весьма неблагоразумно. Надеюсь, больше у тебя глупостей не припасено, Таната, ведь второй раз я не буду таким добрым. Идем, скоро мы разойдемся, и ты больше никогда меня не увидишь, – он дернул меня за руку, потащив за собой.

Свое слово он сдержал.

Мы ушли достаточно далеко, дальше тащить меня нет смысла. Вик успеет раствориться в лабиринтах города, пока я буду бежать до дворца. Даже до парка. Никаких шансов догнать его потом. Особенно на узкой тропе, которая едва пробивалась сквозь заросли. Вик это тоже понимал.

Притянув меня к себе на прощание, он шепнул:

– Позаботься о сестре. Она ни в чем не виновата, ясно? Скажи ей, что я люблю ее.

– Ей достанется за вас обоих, Вик. Ты же это понимаешь? При любом раскладе Ника пострадает. Если ты уйдешь, на кого, ты думаешь, обрушит гнев советник? На нее.

– Она бы со мной все равно не ушла, не в этот раз. А так у нее есть шанс.

Замечательный шанс, ничего не скажешь.

– Знаешь, Вик, когда мы были в библиотеке, в потайной комнате, я тебе сочувствовала. Глупо, знаю. Но теперь… всю жизнь ты не Нику защищал, а себя и только себя. Прикрываться благими намерениями легко, а вот признать правду сложнее. Если ты все делал ради сестры, защищал ее, оберегал… почему тогда теперь бросаешь отвечать за твои грехи?

– Потому что она сама этого хотела. Иначе к чему был вчерашний спектакль? Все, Таната, – Вик грубо оттолкнул меня от себя. – Я понял, что ты пытаешься сделать. Задержать меня, заговорить… уговорить сдаться. Но я не могу. Не могу, понимаешь? Передай Нике… ты знаешь, что ей передать. Уверен, ты найдешь слова… – и он ушел дальше, оставив меня на узкой тропе.

И я побежала в обратную сторону, когда больше всего мне хотелось остановить Вика. Но как? Не идти же в рукопашную, один раз я уже попыталась. Но вдруг я успею? Если буду бежать достаточно быстро. Шанс есть… я бежала вперед по тропе, перепрыгивая через камни и не обращая внимания на сбитое дыхание и боль в ногах.

Пока не врезалась в стену.

Я вскрикнула, кто-то поймал меня за руки. Мартин, это он! Живой и здоровый, настоящий, а еще очень удивленный нашей встречей. И радостный от того, что я в порядке.

– Живая! – он притянул меня к себе быстрее, чем я успела вымолвить хоть слово. Да и нужны ли они сейчас? Времени все равно нет, всего не сказать.

Я схватила его за руку и потянула обратно, за Виком.

– Ты… я так рада, что ты здесь! Он не успел уйти далеко, я бежала… он не должен уйти, понимаешь? Прости, но…

– Понял я. Стой здесь, а я за ним, – легко подняв за плечи, Мартин переставил меня назад, освобождая себе путь. – За мной не ходить, поняла?

Я кивнула, только чтобы он не отвлекался. Сама же ринулась следом. Как вообще можно стоять на месте в такой ситуации? Оставить его одного. Само собой, отстала я прилично, все же до Мартина мне далеко. Но все равно я бежала как никогда в жизни. Легкие горели, но какая разница? Даже тяжелое дыхание сошло на нет, как только я услышала голоса впереди.

Марин настиг Вика.

Я остановилась и осторожно прошла вперед. Воин успел не только обогнать Вика-Алекса, но и отбросить его назад, преградив путь. Теперь Воин стоял ко мне лицом, а Вик – спиной. Если что, смогу его отвлечь.

– Ты не пройдешь дальше, Вик, – спокойно сказал Мартин. – И меня ты не убьешь. Это тупик, придется вернуться и за все ответить.

Вик все понимал, оттого напал первым, выбросив сильнейшее боевое заклинание, на которое способен Алекс. Для Мартина это ерунда, но он не ждал быстрой атаки и не успел увернуться. Или не сделал этого, потому что ослаб – Вик говорил, что оставил его без сознания и считал, что Воин очнуться не должен. Заклинание ударило Мартина куда-то в бок. Вик усмехнулся и замахнулся второй раз, но уже с артефактом. Неизвестно, насколько сильной выйдет вторая атака.

Я чувствовала, что теперь Мартин готов и ответит, но сработал инстинкт – я выбежала вперед и прыгнула Вику на спину. Мы свалились вперед, только чудом избежав столкновения с торчащим из земли камнем. Кажется, Воин что-то кричал, и, конечно, спешил к нам. Вик пытался от меня избавиться, а держала его что есть сил. Наверное, со стороны мы выглядели комично: девица с парнем возятся на земле и еще один верзила скачет неподалеку.

– Кудрявая, отойди от него, мать твою! – ругался Воин. – Я же тебя задену!

Слова Воина дошли не только до меня, но и до Вика, он быстро вывернулся из моей хватки и схватил за шиворот, выставив вперед. Он мной прикрылся, но не заметил, чего лишился. Своего небольшого козыря в виде плоского красноватого камушка. Тальмарин, это опять он.

– Хватит! – рявкнул Вик.

Воин казался спокойным, даже равнодушным, но вряд ли обманул даже Вика.

– Лучше отпусти ее.

– Я отпущу ее, если ты отпустишь меня. Я уйду, Таната не пострадает. Я и не хочу, чтобы она пострадала! Да мы уже один раз разошлись! Что, так трудно было просто свалить? Вернуться и поплакать на плече у советника? – он с силой потряс меня, точно куклу тряпичную.

Воин согласно кивнул.

– Хорошо, я тоже не хочу, чтобы она пострадала. И на тебя мне плевать, можешь валить на все четыре стороны.

– Что же ты тогда тут делаешь?

– Хотел тебя остановить. Но я был один, рисковал только собой. Теперь все изменилось. Уходи, Вик, пользуйся шансом. Пусть будет по-твоему.

Вик заметно занервничал.

– Она со мной пойдет, а ты отойди…

– Знаешь, так уж вышло, что Кудряха мне небезразлична, но тебе это и так известно. Да об этом знают уже все, чего уж там… Не хочу, чтобы ее светлая голова лишилась хотя бы одного локона. И не хочу видеть ее испуганных глаз. Я согласился тебя отпустить, Вик. Вали на все четыре стороны, я серьезно. Но она с тобой никуда не пойдет, я не позволю. Оставь ее и разойдемся мирно и, надеюсь, больше никогда не увидимся. Никаких ловушек, обещаю. Могу даже поклясться, если хочешь.

– Он не врет? – Близнец тряхнул меня. – Отвечай: он не врет?

Глупо спрашивать о таком у собственной заложницы, но Вик тонул в отчаянии.

– Он не врет.

И я не обманывала, Воин собирался отпустить Вика. Ему было плевать, что убийца станет разгуливать неизвестно где, главное, чтобы обошлось без жертв сейчас.

– Отлично, отлично… – пробормотал Вик и скомандовал: – Отвернись!

Мартин поймал мой взгляд и слабо кивнул, пытаясь сказать, что все будет хорошо. И я ему верила – почему-то я знала, что Вик не убьет меня. Теперь знала. Конечно, глупое утверждение, раз он убийца, но я не просто очередная угроза. Мы провели бок о бок несколько месяцев. Сейчас я не могла видеть, что он чувствует, но легко представляла как волна паники то накрывает его с головой, то отступает, словно гигантский прилив. Сама я больше беспокоилась о том, что Близнец уйдет безнаказанным, у каждого своя навязчивая идея. Мартин боялся, что я пострадаю, Вик тревожился, что мы его остановим. Что Воин его остановит.

Вик дождался, пока Воин отвернется, и достал из кармана еще несколько камней. Похожий я смогла у него отобрать, потому Близнец недосчитался одного камня и выругался сквозь зубы. Значит, это не бонус для усиления магии, как я подумала, это уже знакомые ограничители. Если замкнуть круг из тех, что есть, воздействие будет слабым, но на некоторое время сдержит Мартина.

– Тебе лучше не двигаться, Воин.

– Все как ты скажешь, Вик.

– Отлично, – и Вик швырнул камни в сторону Мартина, те рассыпались вокруг него и исчезли под землей. Теперь на их поиски уйдет время, это не ловушка, но стоя на месте, Воин быстро слабел.

Близнец с лицом Алекса повернулся ко мне.

– Не подходи к нему, пока я не уйду. Поняла?

Я кивнула.

Вик резко отшвырнул меня от себя, вытянув руку точно так же, как и тогда, в тайной комнате с Алексом. Мое горло обожгло от болезненного давления, воздух исчез из легких. Скоро я потеряю сознание. Конечно, Вик не собирался оставлять меня здесь просто так, он хотел лишить меня сознания.

Но Мартин расценил происходящее иначе.

Решил, что Вик передумал, и это было началом конца.

– Убери от нее руки! – взревел он.

– Заткнись, Воин!

– Ты обещал, что она не пострадает!

– Таната, ты сильно страдаешь? – издевательски спросил Вик, но ответить я уже не могла, только хрипеть и беспомощно болтать ногами в воздухе. – Видишь, она в порядке!

Он был уверен в своей безопасности.

– Я правда хотел тебя отпустить, – прошептал Мартин. – Но ты не оставил мне выбора…

Земля вокруг Воина взорвалась и полетела наверх неровными комьями. Она разлетелась во все стороны, свалилась на нас с Виком, в озеро и везде вокруг. Вместе с землей разлетелись ограничители. В панике Вик притянул меня к себе и потащил в сторону, даже не в город, а просто подальше, продираясь через кусты. Он уже ничего не соображал и очень боялся.

Далеко мы не ушли.

В спину Вику ударило заклинание. Слишком для него мощное. Смертельное.

Тело Близнеца обмякло, он упал и придавил меня своим весом.

ЭПИЛОГ

Обстановка в кабинете советника Стрейта царила мрачная.

Учитывая события, через которые прошел каждый из нас, это неудивительно. Всем досталось, но не в равной мере. Больше всего пострадала, конечно, Ника. Сегодня ее с нами не было, вот уже несколько дней она отказывалась покидать свою комнату. Я захожу к ней каждый день, но она каждый раз меня прогоняет. И ее сложно в этом винить.

Советник собрал нас вместе впервые с тех ужасных событий. Глядя на нас, он чувствовал вину не меньше, чем я или Мартин. Ведь именно Стрейт мог догадаться обо всем раньше остальных, но он был слеп и пропустил Вика, потому что слишком привык полагаться на свой дар. Был уверен, что его не обмануть. А Вик смог. Он мог украсть не только чужое лицо, но и магию. А еще дар, иногда частично, так он и обманул самого Дэнвера Стрейта.

«Неудачи и ошибки случаются у каждого. Главное, научиться жить дальше», – сказал советник еще в самом начале.

Легко не будет. А дальше станет только труднее.

И в этот раз советник собрал нас ради простого вопроса: хотим ли мы остаться. Он дал шанс, которого не предоставил вначале: уйти. Мы отказались. Арастан сказал, что Ника тоже не уйдет. Но ей нужно больше времени.

А еще советник хотел попрощаться. Нам предстояло вернуться в академию и завершить учебу. Получить магическую печать, ради которой мы все и учились, отгулять выпуск, а потом вновь собраться здесь.

– Вы знали? Вы хотя бы подозревали его, советник? – мрачно спросил Мартин, когда Дэнвер Стрейт уже собирался уходить.

– Возможно, – сухо ответил мужчина и удалился.

Мартин покачал головой.

– Неловко вышло. Кто же мог знать, что он не такой уж и всемогущий?

– Думаю, он подозревал Вика, не мог не подозревать. Но не верил до конца в свои догадки, потому что мы его слабость.

– Мы? Что-то не верится.

Я хотела молчать о догадках, но все же сказала:

– Каждый из нас не просто выдернут случайным образом. Каждый из нас был одинок, лишен будущего. По крайне мере такого, какого бы нам хотелось. Он выбрал нас, потому что увидел в каждом из нас себя. В Близнецах, которые скрывались всю жизнь, а потом не могли найти себе места из-за одной страшной ошибки. В Видящем, который тоже крутился как мог, чтобы оставаться в королевской академии и выбраться из того места, где он рос. В Алексе, которого никто не может понять и принять. Во мне – девчонке, за которую все решают, которую не воспринимают всерьез. И в Мартине, который привык быть разочарованием и однажды перестал стремиться к большему.

– Это новый уровень самолюбия – подобрать всех под себя! – смешок Воина получился натянутым.

Он поймал мой взгляд и слабо улыбнулся. Я хотела улыбнуться в ответ, но у меня не получалось, ведь из-за меня из забавного разгильдяя он превратился в убийцу. И нам придется с этим жить. Он все так же смеялся над окружающими, обзывал меня Кудряшкой и даже прошелся по Алексу, заметив, что его лицо подошло убийце. Но я знала, чувство вины душило его. Если больше всех пострадала Ника, сдав брата, а затем потеряв его, то следующим в этом списке был Воин, который Вика убил.

Когда все разошлись, я поймала Мартина за руку. Несколько дней он избегал меня, не хотел показывать больше, чем остальным. И это очередной минус эмпатии, иногда людям необходимо остаться с чувствами наедине, не показывать их, вот тогда я неизбежно попадаю в черный список.

– Ты так и не дал мне шанса сказать «спасибо», – тихо сказала я. – За то, что спас меня. Уже не в первый раз.

– Да ладно тебе, Альмар. Понадобится кого-нибудь убить – зови, приду на помощь. Ну, знаешь… вдруг завистница заведется, или поклонник назойливый. Я всегда к твоим услугам.

– Не хочешь прогуляться? Знаю, нам надо собираться, но…

– Твоя благодарность не знает границ, я понял. Прогулка с тобой – это, конечно, награда. Но я откажусь.

Я улыбнулась и отпустила его.

– Хорошо. Погуляем в другой раз, да? – честно говоря, я боялась услышать в ответ «или никогда». Боялась неожиданно сильно.

Но Мартин удивил ответной улыбкой.

– Знаешь, что? Дождись завтра.

– А что будет завтра?

– Ничего, просто я хорошею с каждым днем. И завтра мы возвращаемся в академию, тебе придется постараться, чтобы найти меня, Кудрявая. Вопрос, захочешь ли?

– Думаю, завтра и узнаем…


Оглавление

  • ГЛАВА 1. Неприятно познакомиться
  • ГЛАВА 2. Урок вводный, неудачный
  • ГЛАВА 3. Убийство первое, шокирующее
  • ГЛАВА 4. Высказываемся вслух
  • ГЛАВА 5. Прошлая бурная ночь
  • ГЛАВА 6. Загадочные загадки
  • ГЛАВА 7. Метаморфозы
  • ГЛАВА 8. Вечеринка в темнице и вне ее
  • ГЛАВА 9. Братья и сестры
  • ГЛАВА 10. Цели и методы
  • ГЛАВА 11. Призраки прошлого
  • ГЛАВА 12. «Сиреневая пыль» и где ее достать
  • ГЛАВА 13. Выхода нет?
  • ГЛАВА 14. Второе дыхание
  • ГЛАВА 15. Верю-не-верю
  • ГЛАВА 16. Что таит Бескрайнее
  • ГЛАВА 17. А кто Делец?
  • ГЛАВА 18. Подозрения и открытия
  • ГЛАВА 19. Еще один тальмариновый артефакт
  • ГЛАВА 20. Откровения новые, малоприятные
  • ГЛАВА 21. Последствия
  • ГЛАВА 22. Городские легенды
  • ГЛАВА 23. Двойная подмена
  • ГЛАВА 24. И кого-то не стало
  • ЭПИЛОГ