КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 438861 томов
Объем библиотеки - 609 Гб.
Всего авторов - 207212
Пользователей - 97866

Впечатления

Михаил Самороков про Злотников: Путь домой (Боевая фантастика)

Гораздо хуже, чем первая. Ни о чём.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Башибузук: Господин поручик (Альтернативная история)

как-то не связано с первой книгой, в третьей что ли встретяться ГГ?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Захарова: Оборотная сторона жизни (Юмористическая фантастика)

а где продолжение?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
martin-games про Теоли: Сандэр. Царь пустыни. Том II (Фэнтези: прочее)

Ну и зачем это публиковать? Кусочек книги, которую автор только начал писать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Богородников: Властелин бумажек и промокашек (СИ) (Альтернативная история)

почитал бы продолжение

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
martin-games про Губарев: Повелитель Хаоса (Героическая фантастика)

Зачем огрызки незаконченных книг публиковать?????

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Tata1109 про Алюшина: Актриса на главную роль (Детективы)

Не осилила! Сломалась на середине книги.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Интересно почитать: Работа в такси Ситимобил

Демоненок (СИ) (fb2)

- Демоненок (СИ) (а.с. Пешки Богов-1) 970 Кб, 279с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Кир Лирик

Настройки текста:



Пешки Богов. Демоненок

Глава 1

Пролог. Сделка

— Приветствую тебя, демон! — произнёс "человек" в сером плаще с накинутым на голову капюшоном. — Добрался без проблем? Всё-таки не у каждого детища хаоса хватит силёнок открыть окно в скрытую от непосвящённых удалённую частичку вселенной.

— Здравствуй… — больше прибывший гость не успел сказать ни слова, в микродоли секунды, невидимые даже для глаз демона, "человек" оказался за его спиной и остриём кинжала надавил гостю под подбородок, при этом вторая рука так и осталась под плащом, а накинутый капюшон даже не шелохнулся.

— У меня много имён. Не надо их произносить даже здесь, где подслушать почти невозможно. Но именно это самое "почти" и не даёт полной гарантии. Для тебя я — Высший! Так и называй меня! Надеюсь, ты почувствовал, что за кинжал у меня в руке?! Уж очень он любит поглощать души вашего разумного вида. Хотя разумным его можно называть с большой натяжкой, — раздалось угрожающее шипение из-под капюшона.

— Приветствую тебя, Высший. Да, я чувствую малый поглотитель душ и понимаю, что после удара этим ножичком, мне уже не суждено уйти на перерождение. Но сейчас не я, а ты нуждаешься во мне, так что давай поговорим без этой показухи силы, присущей вашей братии, — даже не моргнув, спокойно ответило дитя хаоса, но внутренний испуг — навсегда исчезнуть из мироздания, появился. При этом всё же подумал, что с каким бы удовольствием разорвал бы на куски этого надменного ублюдка и с наслаждением бы высосал его душу. Но пока сил демона, почти Высшего повелителя одного из доменов инферно, не хватает для уничтожения этого бессмертного существа.

Убить Бессмертного… — мысленно ухмыльнулся демон своей же шутке, но внешне так и остался невозмутим и спокоен.

— Хорошо, давай о делах, я тоже ценю своё время, хоть и понятие это относительное, — уже спокойным тоном произнёс "человек" или, как он сам себя назвал — Высший.

При этом непринуждённо щёлкнул пальцами, и пустота вокруг начала заполняться. Под ногами появился выжженный песок с сероватым оттенком, небо затянула серо-малиновая гуща, напоминающая сплошные облака без просвета и намёка на солнце. Из ничего выросли два вулкана, которые рывками выбрасывали раскалённую лаву, стекавшую во множество расщелин и оврагов вокруг собеседников. При этом температура не поменялась ни на градус, и все изменения происходили в полной тишине.

— Я думаю, что в иллюзии твоего родного мира и беседу тебе вести будет комфортнее, — с явным сарказмом произнёс Высший Бессмертный.

— Дешёвый фокусник! — хмыкнул демон.

"Человек" пропустил мимо ушей это замечание и, как ни в чём не бывало, продолжил: — Надеюсь, ты не забыл условия, подписанного нами контракта? — вынул руку из-под плаща, в которой был зажат скрученный в трубочку свиток.

Вместо ответа демон снова лишь ухмыльнулся.

Выдержав небольшую паузу, как говорят смертные — «Несколько ударов сердца», "человек" продолжил: — Ну, тогда коротко освежу твою память: — Ты дитя хаоса, имя опустим, обязуешься в оказании помощи мне, почти любой моей просьбе, естественно, по мере твоих возможностей. Условия выполнения этой просьбы тоже опустим, их слишком много. В обмен на это ты получил две чёрных сферы хаоса.

— Всё правильно, Высший, я помню условия контракта и дальнейшее обсуждение выполнения этой писульки разумно только после того, когда озвучишь, что от меня требуется! — при этих словах морда демона приобрела такой вид, словно он только что получил под хвост пинка от одного из святых архангелов.

Продолжая игнорировать замечания в свой адрес, Бессмертный продолжил: — По моей информации — те две сферы очень помогли тебе в ваших внутренних разборках с неким Амдусциасом. По крайней мере, ты не проиграл ту войну, но и не выиграл. Хотя первое утверждение логично, иначе мне уже не с кого было бы требовать должок! — всё это он произнес, ухмыляясь и не скрывая презрения, что мгновенно вывело из напускного спокойствия демона.

— Пекло тебе в зад! — зарычал он, при этом, уже не контролируя себя, выпустил здоровенные когти и начал переход в боевую трансформу. — Наши разборки тебя не касаются!

— Спокойно, спокойно… — выставив обе ладони вперёд, успокаивающим тоном произнёс "человек", наигранно делая вид, что испугался. Но нечеловеческий оскал из-под капюшона говорил об обратном.

Вспомнив, с кем разговаривает, и чем для него может кончиться его несдержанность, дитя хаоса вернул свой прежний вид и небольшой промежуток времени, тяжело и часто дыша, успокаивался и гасил врождённую, безумную ярость.

— Ладно, перейдём к сути нашей беседы, — выждав, когда гость полностью придёт в себя, произнёс Высший: — У меня появилась необходимость в одной из вселенных, из одного мира в другой переместить душу разумного смертного. И это нужно провернуть так, чтобы никто из моих братьев об этом не узнал. Хоть и по последнему пункту тебе верить — себя не уважать, но он прописан в контракте, так что тут для тебя без вариантов. Иначе станешь моим рабом, то есть, по сути — моей ручной зверюшкой.

Демон выглядел озадаченно, в его рогатой голове было очень много вопросов, но боясь подвоха и зная, что на большинство ответов не получит, он задал основной: — Почему ты сам этого не сделаешь? Для тебя это раз плюнуть! Ну, почти плюнуть и почти раз.

— Что ж, ты меня не разочаровал, именно этот вопрос я от тебя и ждал! — ответил "человек". — Но объясню по порядку, а потом будешь спрашивать, — дождавшись кивка рогатой головы, продолжил: — Мир, откуда надо изъять интересующую меня душу, местные разумные называют — Земля. Мы его называем — Синяя Планета. Так вот, этот мир с недавнего времени, по сути, принадлежит всего одному светлому богу, не считая мелких божков, которых он давит с завидной периодичностью, и последние несколько тысяч лет я с ним в не очень дружеских отношениях. И моё вмешательство только усложнит эти отношения, — тут Высший замолчал, видимо, предавшись воспоминаниям, связанным с этим миром, но продлилось это не больше минуты и, видя вопросительный взгляд демона, продолжил: — А вы, порождения хаоса, появляетесь в этом мире с патологической настойчивостью. Сейчас, правда, реже, но прецедентов много. Так что твоё появление ни у кого не вызовет подозрений, но претензии могут быть, ну тут уж сам справляйся. И вас, демонов, трудно отследить, вы же постоянно таскаете души смертных из всех миров, а мне светиться в этом деле — не с руки. Ладно, что-то я разоткровенничался с тобой. Цени! А мог бы просто приказать!

На последнее высказывание демон оскалился.

— Единственное условие! — делая вид, что не замечает оскала собеседника, Бессмертный продолжил: — Новый сосуд для вселения должен быть человеческой расы, мужского пола и не моложе десяти циклов.

Демон ничего не спрашивал и сидел с задумчивым видом. И если включить воображение, то можно было услышать, как скрипят несуществующие шестерёнки в рогатой голове.

Неожиданно он резко пробасил: — Договорились!

"Человек" удивился, не такой реакции и быстрого согласия он ожидал, но комментировать не стал и промолчал.

— Только один вопрос! — прорычал демон: — Как узнать нужного смертного и в какой мир его доставить?

— Это два вопроса! Здесь… — передал в когтистую лапу маленькую коробочку Высший: — …все координаты и слепок его ауры.

— Хорошо! Вот координаты нужные мне сейчас, открой окно, я удаляюсь. О выполнении контракта ты узнаешь, когда самоуничтожится свиток.

Высший молча сделал круговое движение рукой, и перед ними появилось окно по полученным координатам, в котором был виден первозданный хаос или не для посвящённых — пугающая своей энергетикой чернота.

Дитя хаоса развернулся и так же молча шагнул в эту черноту, а по сути, в межмировой телепорт. И если бы в момент его перехода Высший Бессмертный видел довольную ухмылку убывающего гостя, то заподозрив подвох с его стороны, незамедлительно бы отделил наглую рогатую голову от его чешуйчатого тела. Но Высший светлый Бог, а это был именно один из сильнейших светлых Богов, не заметил этого, он был слишком погружён в мысли о неправильном поведении этого почти Высшего демона.

А когда портал закрылся, бог оскалился и с ухмылкой произнёс в пустоту: — Всё прошло даже лучше, чем я планировал!

Глава 1. Ушибленный на голову

ИЛВУС.

Темнота. Почему так темно?! Наверное, глаза закрыты, надо открыть. Попытка. Боль в голове, но всё та же темнота. Ещё попытка! Яркий свет резко ослепляет, жмурюсь. Постепенно привыкаю, глаза полуоткрыты. Всё та же боль в голове. Фокусирую взгляд и вижу перед собой женщину, но она не замечает, что я очнулся. Безумно хочется пить! Пытаюсь попросить воды, но вырывается только сиплый стон. Всё… силы кончились! Забытье!

Очнулся я два дня назад. Боль в голове утихла. Ситуация вокруг, мягко говоря — напрягала. С памятью очень плохо и это ещё не грубо сказано. Не помню ничего… ни кто я… ни где я… вообще ничего.… По виду собственного тела — парень тринадцати … пятнадцати лет. Плечо и голова аккуратно перевязаны, видимо, там имеются какие-то повреждения. Женщину, которая за мной ухаживает, не узнаю, но по поведению, теплоте и одновременно тревоге за меня в её глазах, напрашивается вывод, что это моя мать. Но есть одно сильное противоречие этому утверждению — мы совсем не понимаем друг друга и говорим совершенно на разных языках. В голове постоянно крутится слово — амнезия. Для дальнейших выводов слишком мало информации, а как её добудешь, если у нас языковой барьер. Вот лежу и пытаюсь достучаться до воспоминаний, но без толку, как будто в тёмной комнате ищу то — чего нет.

Судя по внешней обстановке моей комнаты — я нахожусь в деревенской избе. В пользу этого предположения так же говорит мычание и блеянье домашней скотины за окном. На улицу выйти нет никакой возможности — сильная боль в перевязанном плече и голове, хотя сегодня она почти прошла, но женщина пока встать не позволяет. Причитает на неизвестном мне языке и, видимо, сильно переживает за моё состояние.

Вообще, у меня постоянное чувство неправильности происходящего вокруг, но никак не могу объяснить эту мысль самому себе, мне бы с памятью разобраться. Раз в день приходит пожилой мужик, осматривает раны и водит надо мной руками. Сегодня ушёл очень удивлённый, чтобы это понять, мне даже не потребовалось знание языка, очень уж вид у него был ошарашенный.

Одни вопросы и непонятки! От бессилия внутри закипает злоба, накатывает волной, стиснув от злости зубы и сжав, что было мочи, кулак здоровой руки, резко встаю… сильная вспышка боли в многострадальной голове и снова, так полюбившееся мне забытье.

— Здравствуй, Евгений, — слышу сзади звонкий мужской голос. Поворачиваюсь и вижу перед собой человека в сером плаще с накинутым на голову капюшоном, полностью скрывающим лицо незнакомца.

— Ты кто? Где я? Стоп! — начинаю судорожно соображать: — Я тебя понимаю! А ты меня? — бросаю быстрый взгляд вокруг и отмечаю, что нахожусь на какой-то поляне: трава… солнце… тихое умиротворение и спокойствие вокруг. Но огромное количество вопросов в голове точно не добавляют мне этой безмятежности.

— Успокойся, я тебя тоже понимаю! — невозмутимым, в отличие от моего, тоном, человек в плаще констатировал и так понятный факт.

— Я сплю? Что вообще происходит? — быстро тарабаню, уже несколько дней мучащий меня вопрос. Видя, что череда этих вопросов только начинается, незнакомец прервал меня жестом руки и всё тем же спокойным тоном продолжил: — Знаю, что ты сейчас ничего не понимаешь в происходящем, но пока ты всё не вспомнишь и не осознаешь произошедшее с тобой, то и отвечать на твои вопросы в данный момент бессмысленно. Твоя новая физическая оболочка была повреждена, и в целях твоей безопасности я временно закрыл твою память и память нового тела, сейчас уже можно воспоминания вернуть. Если выживешь в новом мире, мы с тобой ещё не раз пообщаемся! — закончил он и положил мне руку на голову.

Я и мяукнуть не успел, как вдруг картинка местного пейзажа начала расплываться, а я словно в вязкий туман начал проваливаться в темноту. Но успел расслышать уже далёкий и тихий шёпот: — Надеюсь, ты меня не подведёшь!

Утром, открыв глаза, первые мои ощущения — очередная острая боль в моей ушибленной голове и вместе с ней поток… нет… лавина информации, до которой я пытался безуспешно достучаться последние несколько дней, хлынула в мой бедный мозг. Понимание, что я попал в такую глубокую жопу, пришло, но подсознательно я всё же надеялся, что это шутка или сон. Может, я валяюсь в коме в больничной палате, меня колют наркотиками и это всё большой весёлый глюк. Но нет, даже для глюка слишком всё натурально.

Успокоившись, начинаю анализ с самого начала. Я, Ткачёв Евгений Николаевич, родился в России, наверное, теперь надо добавлять — планета "Земля". "Несмешная шутка!" — тут же подумал я. Родился в таком-то году, в таком-то городе, в самой обычной семье. Жил, как все и ничем не выделялся из толпы таких же обычных граждан. В школе науку учил, в армии службу служил, на работе работу работал. Дважды женился, дважды развёлся, детьми не обзавёлся. В общем, ничего выдающегося в жизни из себя не представлял.

И вот одним обычным утром, похожим на предыдущие, по дороге на работу в одном из безлюдных переулков, по которому я решил сократить путь, на меня кинулась словно ожившая тень. Теряя сознание, я почувствовал резкую боль в области сердца, и следующее моё пробуждение было уже в этой комнате. В мистику никогда не верил, хотя в той жизни мои родители чем-то таким увлекались, но я к ним с нравоучениями не лез, хоть и сильно их любил, да и сам иногда киноиндустрию из категории фантастики смотрел, да и бывало, что ту же битву экстрасенсов, сидя за компом, одним глазом по телеку наблюдал.

И вот я в другом мире! От одной этой мысли по спине побежали мурашки размером с беременных тараканов. Во попал — "Дорогие родители, у меня всё хорошо, пишу вам на сапоге убитого друга…"

Сюда моё сознание переместили в тело подростка, сделали это с определённой целью и от меня чего-то ждут, но самое неприятное, что моего согласия никто не спрашивал, и цель мне неизвестна. И то, что мне не отвертеться, чётко намекнул в конце нашей беседы в моём беспамятстве незнакомый мужик, для себя я его решил называть — "Серый Плащ". Блин, прям герой из известного мультика, только плащ отличается. И способности этого "плаща" очень впечатляли.

С другой стороны — в прошлой жизни мне было уже за сорок, а тут молодое тело и шанс прожить новую интересную жизнь в новом незнакомом мире. Да только за это "Серого Плаща" надо расцеловать, хотя, наверное, он не оценит моей благодарности. Я хмыкнул, когда представил эту картину. Вместе с телом мне досталась память прошлого владельца, хоть и очень скудная и, естественно, знание местного общего языка, что уже было неплохим бонусом.

Сам мальчишка был из обычной крестьянской семьи. Мать, отец и младший брат погибли пару лет назад в последний "чёрный мор", это что-то вроде нашей чумы, а может быть это она и была. И его воспитывала тётка Алта, а полное имя — Алтая, это женщина, которая за мной ухаживала. Она переехала сюда жить после смерти моих родителей из ближайшего города. Мужа у неё не было, а сын тоже умер от этой болезни, поэтому вся её забота досталась мне, ну то есть парню. Да, быстро же я ощутил себя хозяином нового тела. Экзорциста на меня не хватает!

Ну и последняя, но одна из самых важных деталей — это был мир средневековья и магии! Эту инфу я взял из памяти парня, короче самая натуральная фэнтезийная компьютерная игра. И почему-то именно от этого факта я тихо офигевал и медленно "выпадал в осадок".

Мои размышления о моём неопределённом будущем прервала тётка. Она села на край кровати и с тоской в глазах, погладив меня по волосам, грустно сказала: — Илвус… Илвус, бедный мой мальчик, единственная моя кровинушка.

И тут на меня навалилось чувство вины, тётка племянника своего очень любит, а племянник теперь — я. На улице уже вечереет, а я за весь день ей слова не сказал из-за погружения в свои размышления.

— Тётя Алта, я уже в порядке, — жалобно пропищал я.

— Мальчик мой, очнулся?! — через слёзы выговорила она, но в глазах была лишь радость. И от этого тёплого взгляда самому на душе стало теплее, хоть и, по сути, это чужой для меня человек.

Следующий мой вопрос просто шокировал бедную тётку: — Тётя Алта, а ты научишь меня читать и писать?

Она, медленно осознав мною сказанное, сидела, открыв рот, с удивлением и непониманием в глазах. Потом, наконец, выдавила из себя единственное, по её мнению, правильное решение: — Илвус, ты лежи, а я за лекарем быстренько сбегаю, пусть твою голову осмотрит.

Скорее всего, дело было в том, что в нашем селе я, точнее прошлый Илвус, считался сорванцом, который старших слушался через раз, был любителем покрасоваться перед местными деревенскими девчонками и охочий до игр в лесу в королевских лесных егерей, из-за чего и получил увечья, сорвавшись с дерева и пересчитав все ветки. В общем, великовозрастный раздолбай! А тётка Алтая в городе учила читать и писать детей из не очень богатых дворянских или купеческих семей, этим и зарабатывала на жизнь. Чему и Илвуса не раз пыталась научить, но он её и слушать не хотел, а мужской руки для порки в целях воспитания в семье не было. И тут я с такими желаниями! Оставаться жить в деревне я не собирался, а чего-то добиться в новой жизни — нужны знания и информация, так что желание обучаться грамоте было вполне логичным.

Тётка начала вставать, но я взял её за руку и успокоил: — Тётя, не беспокойся, головой я, конечно, знатно приложился, но сейчас всё в порядке. Она на мгновение задумалась, потом кивнула, но тут же в ответ возразила: — В любом случае нужно позвать лекаря, пусть всё же тебя осмотрит.

Теперь в ответ уже кивнул я.

Минут через тридцать в комнату вошёл уже знакомый мне дедок. Сняв повязки и осмотрев меня со всем придирчивым усердием, он поставил диагноз: — Ты почти здоров, отрок, и то, что захотел изучать науки — дело хорошее. И это уже положительный эффект от твоего полёта с высоты! — с прищуром, задумчиво глядя на меня, продолжил: — Я бы хотел пообщаться с тобой наедине, так что, когда совсем оклемаешься, заходи в гости.

Покопавшись в памяти старого хозяина тела, сделал вывод — лекарь хоть и слабенький, но маг. Ох, чует моя пятая точка — непростой дедуля. Но с ним, как с магом, надо пообщаться в первую очередь, а тут он сам приглашает, поэтому незамедлительно дал своё согласие.

Следующие дни для меня пролетели совсем незаметно, помогал тётке по хозяйству, а по вечерам учился. Тётка очень радовалась моему усердию, но никак не могла понять, как я — деревенский хулиган, с такой жадностью, лёгкостью и быстротой усваиваю новые знания. На её памяти я первый такой уникум. Но что такое человек из высокотехнологичного мира, я в день информации усваивал больше, чем все жители деревни за сезон. А все свои странности списывал на падение и ушибленную голову.

Приходили местные мальчишки, куда-то меня звали, но я лишь отмахнулся. Хоть и тело пятнадцатилетнего парня, но сознание то далеко не юноши. Так что лучше буду грызть гранит науки, хотя тут, наверное, о таком камне и не слышали, у них тут все изделия из дерева, даже кружки и ложки.

Настал день, когда я решил посетить лекаря. В этой деревне, наверное, только у него можно получить хоть какую-то информацию о новом мире. Узнал у тётки, что зовут его Таврон, а то у Илвуса в памяти имя врачевателя отсутствовало, да и тётка с трудом вспомнила. И так же по чужой памяти отправился в гости к местному светиле.

До нужного дома добрался довольно быстро, собрался уже постучаться, как, неожиданно, дверь открылась, а на пороге стоял лекарь: — А, отрок, заходи, уж не думал, что придёшь!

Но во взгляде я не заметил ни капли удивления.

— Здравствуйте, уважаемый Таврон! — поприветствовал я.

От моих слов у дедка в глазах произошли разительные изменения, они просто полезли на лоб. Но он быстро справился с шоком, и вот на меня смотрит всё тот же хитрый прищур, и, не удержавшись, он пробурчал: — Всех что ли в деревне башкой ушибить, чтоб уважение к моему возрасту и почти бесплатной помощи высказывали. Ну, или хотя бы имя моё помнили.

Вопрос был риторический, и я лишь улыбнулся.

— Проходи, вон на табурет садись, отварчику бодрящего заварить?

— Нет, большое спасибо за предложение, но я и так молод и полон сил.

На самом деле я заранее решил, что ничего пить и есть — не буду, кто знает, что у этого хитрожопого дедка на уме, целее буду. Вдруг напоит каким-нибудь эликсиром правды.

— Ты в курсе, что уже должен быть мёртв?! — ошарашил началом беседы меня дед.

— В каком смысле? — стараясь выразить изумление, спросил я.

— В том смысле, что такие серьёзные раны я бы не залечил, в целительском искусстве я слабоват. У тебя были сильно повреждены внутренние органы. Я поделился с тобой жизненной силой, а дальше ты сам восстановился. И аура твоя сильно изменилась, я, вообще, сомневаюсь, что она человеческая, хоть и не утверждаю этого, в этом вопросе я тоже не спец. Ещё одна странность — первые дни ты говорил на неизвестном мне языке. Уж прошлый Илвус точно ничего кроме общепринятого знать не мог. Да что там аура, ты на своё поведение посмотри, ты нынешний отличаешься от прошлого, как благородный от свинопаса.

Мляяя… а дедуля то молодец, быстро всё сопоставил и просчитал меня. Играть решил в открытую, вон как напрягся, ждёт ответного хода, наверняка, если сделаю глупость, расщепит меня на молекулы каким-нибудь убойным заклинанием. Что ж, надо идти ва-банк, другого выхода не вижу, все отговорки будут звучать, как минимум, глупо.

— Уважаемый лекарь, вы во всём правы, хотя многого я сам не понимаю, и есть такая поговорка — «Чем меньше знаешь чужие тайны, тем крепче спишь ночью».

Лекарь завис, сверлил меня своим фирменным хитрожопым взглядом, потом, наверное, что-то для себя решил и заржал. Смеялся долго, от души и до слёз, а когда успокоился, но ещё похрюкивая, выдавил: — Да уж, не думал я, что деревенский сопляк будет меня премудростям учить. Хотя верно говоришь, именно из-за чужих тайн я в этой глуши и оказался.

За сопляка было обидно, но именно так я и выгляжу, так что промолчал, сделал морду кирпичом, мол, как хочешь — так и понимай.

— Ладно отрок, в твои тайны лезть не собираюсь, голова у меня пока варит. Может и спать буду лучше! — хихикнул он.

Я понял, что, не высказывая вслух, мы договорились о нейтралитете, и Таврон меня не сдаст. И думаю, что в будущем можно будет нормально общаться и узнать побольше о магии, и решил наглеть до конца: — А вы бы не могли мне помочь и немного просветить меня в науках, например, в общей географии?

— Географии??? — ты откуда такие учёные слова-то знаешь, хмыкнул дед. — В столице-то не каждый учёный муж знает его значение! — и вопросительно посмотрел на меня.

— Снова млять! Вот я баран, вообще за словами не слежу, но сообразил: — Тётка научила.

Таврон вроде поверил, а может, сделал вид для приличия.

— Мои уроки будут скучными из-за сухой подачи знаний, а вот если ты договоришься с Борком, то не пожалеешь. Он бывший наёмник, побывал во многих местах, и я уверен, что историй о дальних странах и приключениях, у него скопилось немало, может и железом махать подучит. Он же давно за твоей тёткой ухаживает. Мог бы и сам догадаться, "мудрец", — подколол меня лекарь.

По дороге от деда к Борку я анализировал разговор с этим пронырливым и мудрёным хитрованом. То, что он не деревенский лекарь — факт! По его манере разговора и способностям логически думать, ясно, что он здесь прячется от злых дядек или, как вариант, в опале у сильных мира сего. Да он и сам этого не скрывал, одно упоминание о столице — многого стоит.

Из его слов напрашивается вывод — маги видят ауры людей, а может и не только людей. Что такое аура — я знал, благо зомбоящик много смотрел. И раз такой слабенький маг, как Таврон, смог её рассмотреть, то о более сильных волшебниках и говорить нечего, и попадаться им на глаза — не стоит. И с моей аурой произошла какая-то непонятка или до сих пор происходит. Но этот вопрос отложим на будущее, сейчас всё равно его решить нет никакой возможности.

И последнее, то ли у меня офигительная регенерация, то ли меня вылечил мистический "Серый Плащ". И эта акция была одноразовая, чтобы я в первые дни не окочурился. Но это легко проверить, резану ножом палец или ладонь и посмотрю на скорость заживления.

С такими мыслями я и добрался до дома наёмника.

Глава 2. Зверь

ИЛВУС.

Борк оказался мужиком, как говорится, свой в доску. Я слукавил и сказал, что меня к нему направила тётка, а так как он питал к ней тёплые чувства, то согласился, не задумываясь.

Мы с ним договорились, что он подтянет мою физическую подготовку, покажет — с какой стороны браться за меч и в свободное от тренировок время будет рассказывать приключения своей жизни. Гонял он меня не жалея, я даже армию вспомнил, а когда обман про просьбу тёти открылся, то в наказание усилил темп, хоть и через меня их отношения постепенно перерастали в более близкие.

Регенерацию я проверил в тот же день. Перед сном порезал себе левую ладонь, так как правой завтра нужно было тренироваться с мечом, замотал тряпицей и лёг спать. Утром моей радости не было предела, размотав повязку, даже шрама не обнаружил. Но когда первые эмоции улеглись, трезво взглянув на ситуацию, я пришёл к выводу, что просто так такие бонусы давать никто не будет, и в конечном итоге от меня потребуют платы, вопрос лишь в её размере, наверняка, повесят на мои хрупкие, подростковые плечи какую-нибудь смертельно опасную ношу. Настроение от мрачных мыслей резко пошло вниз, и в подавленном состоянии я поплёлся на первую тренировку.

Бывший наёмник был мужик с понятиями, о моих изменениях в поведении после травмы и быстрому восстановлению после ушибов и синяков вопросов не задавал, и мы с ним быстро сдружились. Лучшей пары для моей тётки и желать не надо. Каждый вечер мы ходили на ужин к нам домой, за трапезой Борк рассказывал историю своего наёмничества, я не стеснялся задавать вопросы и получал информацию и представление о новом мире, естественно, где-то он привирал для красоты словца, я это понимал, но уличать его в мелкой лжи не стал, ведь перед тёткой старался, а та слушала, открыв рот, иногда забывая подносить к нему ложку, охала в самые опасные и интересные моменты повествования нашего героя.

Так прошла декада. В один из вечеров после очередных издевательств над бедным мной, мы сели у моего учителя в избе утолить жажду укрепляющим отваром, по рецепту известному только ему. Уставшие, мы неспешно беседовали, как вдруг наш слух разрезал душераздирающий визг с улицы. Так кричат разумные только в одном случае — когда их убивают! Не сговариваясь, мы рванули наружу, Борк успел схватить свой меч, который стоял возле двери, а я выбежал с кинжалом в руке, который пару дней назад подарил мне наёмник, чтобы мог тренироваться самостоятельно во владении ножом, и я с ним не расставался, ведь все особи мужского пола имеют слабость ко всему колюще-режущему и всё-таки это моё первое оружие в этом мире.

На улице уже темнело, но в одном из домов разгорался пожар и давал достаточно освещения, чтобы разглядеть метающихся жителей и нападающие на них силуэты с очертаниями людей. Боковым зрением заметил, как с крыши дома напротив в нашу сторону прыгнула тень. Я впал в ступор, но Борк не подвёл, он просто разрубил нападавшего на подлёте, потом подошёл к ещё шевелящейся половине твари, смачно выругался и выдал вердикт: — Вампиры… низшие… значит где-то рядом их поводырь.

Так и не двинувшись с места, я пребывал в шоке, смотрел на разрубленное тело и не мог поверить во всё происходящее, для меня до сих пор это была нереальная сказка, но две половины почти дохлой твари говорили совсем об обратном. Мой мозг просто не принимал действительность!

Сильная пощёчина, прилетевшая от наёмника, да такая, что аж голову мотнуло, привела меня в чувство. Поймав мой взгляд, он рыкнул сквозь зубы: — Тётка… бегом!!!

— Мляяя… — во мне словно кнопку "пуск" нажали, я развернулся и, что есть мочи, рванул в сторону дома.

Вокруг творился хаос, люди кричали и метались в панике, ища спасения, горело уже множество домов и было светло, как днём. Половину пути я преодолел просто в рекордные сроки, но из-за угла ближайшего дома выскочила очередная тварь и преградила дорогу. Рефлекторно я упал и по инерции просто проехал по земле мимо неё. Тут же, развернувшись, вскочил на ноги и выдохнул с облегчением, наёмник не отставал и уже снёс вампиру голову. Но эйфория от маленькой победы длилась недолго, через мгновение из двери этого же дома выпрыгнули ещё двое.

— Беги! — закричал Борк и двинулся им на встречу.

Дважды повторять не пришлось, и я побежал. Оставив наёмника одного, я утешал себя мыслью, что он опытный боец, а я буду только мешать. Приближаясь к дому, заметил, что ставни на некоторых окнах отсутствуют, и, предположив самое худшее, я ускорился, хотя бежал и так на пределе возможностей. Не успев затормозить, больно впечатался в стену, но, не обращая внимания на отбитый бок, дёрнул ручку двери. Она оказалась закрыта, сообразив, что тётка, наверняка, заперлась, влез в ближайшее окно с выбитыми ставнями. То, что я увидел, навсегда отпечаталось у меня в памяти, эту жуткую картинку нельзя описать никакими словами! Тётка сломанной куклой лежала на полу в луже собственной крови, один из этих уродов, стоя на четвереньках, мерзко причмокивал над её шеей, а второй рядом жадно обсасывал её оторванную руку. Они даже не заметили моего появления и спокойно продолжали ужасное пиршество. Кем бы ни были эти отвратительные существа, но это точно были нелюди!

Меня начала заполнять чужеродная ярость, она быстро захватывала каждую клеточку моего организма. Это была нечеловеческая злоба, это была первобытная жажда убийства. Мозг ещё не полностью отдался этой жажде, и я ещё пытался контролировать свои действия. Просто негромко свистнув, привлёк к себе внимание. Нелюди нехотя отвлеклись от омерзительной трапезы, уставились красными зрачками и одновременно бросились на меня. Время как будто растянулось, чуждыми для меня, но какими-то звериными инстинктами я чувствовал, что противники быстрые, очень быстрые, но я быстрее! И я рванул на встречу! Ближайшему упырю, не снижая скорости, я воткнул в глазницу кинжал, который так и не выпустил из руки, а второму, зажав его шею в изгибе руки, сломал хребет. Всё действие заняло пару секунд.

Не глядя на тела убийц и тело, ставшей за это время мне почти родной тётки, встал на колено прямо в её кровь и ладонью закрыл ей глаза, в которых застыл предсмертный ужас, и прошептал: — Прости! Не успел!

И в это мгновение животная ярость заполнила меня полностью, всю мою сущность затопила жажда крови, человеческого больше не осталось ничего.

— Ну, сссуки… убью! — зарычал пробужденный зверь, выпрыгнул в окно и на улице завыл, призывая к схватке: — Твари, я здесь!

И тут всё завертелось! Момент боя я практически не запомнил, мозг просто отключился от реальности, предоставив телу сражаться на инстинктах и рефлексах зверя. Я рвал, ломал, убивал и упивался кровью врагов. А когда очнулся, вокруг были только тела и их фрагменты, отдельно валялись руки, ноги, головы. А меня словно в ванну с кровью макнули. Территория вокруг напоминала бойню, впрочем, так оно и было. Адреналин убойной дозой до сих пор бил в голову и затуманивал способность мыслить, а звериная ярость ещё не отпустила сознание. Напротив, из-за теней домов и построек вышли ещё твари, много тварей, но один из них сильно выделялся. Стоит прямо, взгляд холодный и уверенный. Нас разделяло приличное расстояние, но оно не стало помехой, и я посмотрел прямо в его глаза и прохрипел: — Старшие пожаловали! Ну, идите сюда, нелюди!

Зверь, получив удовлетворение от схватки, уже прятался куда-то на затворки сознания, а без него шансов повторить бойню и выжить — не было. Я понимал это и приготовился умереть, но решил хоть ещё парочку ублюдков прихватить с собой. Сделав шаг в сторону новых врагов, неожиданно получил удар по мозгам, словно с размаху роялем ударили, не по голове, а именно по мозгам, и я отключился.

ВЫСШИЙ ВАМПИР ЛОРД ЛУГАТ ДЭ МОР.

Лорд Лугат стоял на балконе своего рабочего кабинета и смотрел немигающим взглядом на заходящее светило. Со стороны можно было подумать, что это не разумное существо, а каменная статуя, просто сделана очень искусным мастером.

Закат был очень красив, на небе не было ни облачка, и кроваво-бордовый оттенок от скрывающегося светила, ровно расстилался по верхушке леса вдоль всего горизонта. Но высшему вампиру в этот момент было не до созерцания красот природы. Его мысли были очень далеко от этого места.

К слову сказать, истинным высшим вампирам лучи солнца были безвредны и доставляли лишь небольшой дискомфорт в чутком зрении, приспособленном к тёмному времени суток. Высшим вампиром надо было родиться от таких же высших особей этой расы, что случалось крайне редко. Этим и объясняется немногочисленность этого разумного и опасного вида.

Простых истинных обращали, для этого подходили представители только человеческого вида, но при этом выживал только один на сотню, а то и две. От чего это зависело, не знал никто, хоть и пытались разгадать эту тайну ни одну тысячу лет.

А вот низшие — это рядовые бойцы или, как их многие называют, мясо на убой, их светило сжигало за несколько ударов сердца и, кстати, многие разумные ошибались, считая, что сердце у вампиров не бьётся. Впрочем, обыватели слишком мало знали об этой скрытной расе, вот и придумывали байки одна страшней другой. Хотя в этих байках и была доля правды. Для обращения в низшего нужен был лишь укус, а не обмен кровью, как в ситуации с истинными. Для этих целей по всему материку скупали заключённых, приговорённых к смерти и просто рабов.

Лорд Лугат являлся лидером клана "Багровая Ночь" уже около ста циклов, возраст же самого лорда приближался уже к четыремстам. Он взвалил на себя правление и с ним неподъёмный груз ответственности за весь клан после последней большой междоусобной войны вампиров. Тогда же погиб его отец — бывший лидер, но они одержали победу. Были и другие претенденты на место руководителя, но совет старейшин единогласно проголосовал за Лугата.

И вот за всё время правления лордом больше таких серьёзных междоусобиц не было, мелкие стычки не в счёт. И сейчас интуиция, и вся сущность высшего просто кричала, что спокойные времена закончились. А за прожитые века он привык доверять своему чутью опаснейшего хищника этого мира. Последние несколько декад творилось что-то непонятное, пропали трое истинных, которые выполняли задание клана в людских королевствах, тревожные донесения агентов из других кланов, но никакой конкретики. И вот нападение на наш караван, в котором везли купленных заключённых для обращения, но не их потеря беспокоила Лугата, в караване инкогнито ехал человек с очень ценным грузом.

От размышлений лорда отвлёк стук в дверь.

— Входи! — не оборачиваясь, обронил вампир.

В кабинет неуверенно вошёл слуга человеческой расы.

— Говори… — разрешил хозяин кабинета.

— Лорд, прибыл ваш внук Клаус с приближёнными истинными из карательного рейда по нападению на караван. Остальное мясо подойдёт только к утру второго дня, на светлое время суток они зарываются в лесу и не успевают за старшими. С прибывшими есть пленник — человеческий подросток, он связан, весь в крови и без сознания.

— К полудню Клауса ко мне с докладом!

Слуга кивнул и бесшумно вышел.

В назначенное время в дверь снова постучались и, не дожидаясь разрешения, вошёл Клаус.

— Здравствуй, дедушка, — в неформальной обстановке он позволял себе такую фамильярность к главе клана.

От обращения — "дедушка", лорд сморщился, как от зубной боли.

— Проходи, садись, налей крови или вина и докладывай, что с напавшими на караван и кого ты там притащил?

Клаус разлил крови по бокалам и они, не спеша, сделали по глотку, наслаждаясь напитком. Внук, зная, что лорд никогда не перебивает и задаёт вопросы только в конце доклада, уверенным тоном начал:

— Когда мы добрались до разграбленного каравана, естественно, живых там уже не было, даже лошадей. Это работа низших, только они убивают всё живое. К слову сказать, если бы не талисман подачи сигнала тревоги у человека, который вёз "чёрную каплю", то мы бы до сих пор были не в курсе нападения и упустили бы время. Труп нужного нам человека нашли, но артефакта конечно с ним не оказалось. Мы перевернули и вытряхнули всё, что могли, но так и не обнаружили "каплю". Все продукты для поселений, заказанные нами, или уничтожены, или испорчены путём заливки смолой. По следам определили, что нападавших было около сотни мяса, может чуть больше. Это логично, так как нападать с меньшими силами было бы бессмысленно. Трупы вражеских низших, погибших при нападении, к нашему прибытию уничтожило светило. В ментальном плане по остаточным эманациям я почувствовал одного истинного, причём высшего. Я принял решение продолжить преследование, они опережали нас всего на половину суток, шанс догнать был очень высок, тем более о преследовании они не догадывались. Направление, куда двинулась такая толпа нападавших, не заметил бы только незрячий. На их пути была деревня местного барона, напрашивался логичный вывод, что они хотят напасть на неё, а последствия люди спишут на нас, ведь мы ближайший клан и тогда конфликта с ними не избежать. Впоследствии, мои опасения подтвердились. К началу атаки на поселение мы не успели, но и высший просчитался, кроме него, все до единого нападавшие были уничтожены.

Клаус прервал доклад, глотнул из бокала и наслаждался видом удивлённого главы клана, такую картину он наблюдал редко.

— Продолжай… — поторопил его Лугат.

Его внук выдержал интригующую паузу и продолжил: — Мы прибыли к концу боя. В этой глухой деревне оказался тёмный маг, причём выше среднего уровня. Наверняка, он отсиживался там от одному ему ведомых неприятностей. Но это только мои предположения. Нападавших он просто рассыпал заклинанием "прах". Я не раз видел последствия этого заклинания, поэтому легко и определил его. К концу схватки он так же скрылся. Преследовать его — решил нецелесообразным, себе дороже выйдет, да и не он был нашей целью.

Клаус снова смочил горло и продолжил: — Так же в деревне оказался неплохой мечник, скорее всего ветеран, по мастерству — середнячок, но и он сумел успокоить около полутора десятка низших. В итоге его просто задавили массой. И теперь самое интересное! Большую часть мяса уничтожил человеческий подросток, причём голыми руками.

Докладчик снова замолчал, повторно наслаждаясь удивлением деда. Дважды, причём за такой короткий период времени он не видел его никогда. Заметив, что взгляд деда изменился на требовательный, Клаус перешёл на официальный тон: — Понимаете лорд… — тут он замялся, видимо, подбирая слова: — …я такого никогда не видел, парень двигался на скорости, не уступавшей нашей в боевом трансе. Он убивал голыми руками, просто одним движением отрывая головы и другие конечности. Причём он не обучен никакой технике, брал только голой силой и скоростью. Я тут же проверил ментальный фон во время боя, и от него шла волна… — тут внук лорда запнулся: — …я даже не знаю, как объяснить… это были эмоции наслаждения убийством, жаждой крови и присутствовали нотки безумия. Однажды я уже сталкивался с похожим ментальным фоном. Помнишь, циклов двадцать назад мы были на задании в Эрдагании, совместно с местными магами составляли боевую звезду, и случилось так, что в то же время какому-то неудачнику тёмному не удалось удержать при вызове демона, и нам пришлось его успокаивать. Демон конечно успел повеселиться в столице империи, а того мага позже за вызов укоротили на голову, но ни в этом суть, так вот именно от демона исходили похожие эманации. В деревне, поняв, что парень после устроенной бойни, решил взяться за нас, я вырубил его ментальным ударом, хотя не надеялся, что моя попытка даст результат, ведь тогда в империи демон мои атаки просто игнорировал — тут Клаус слукавил. В тот момент, когда человек посмотрел прямо в глаза и что-то сказал, ему… высшему вампиру реально стало страшно, и именно со страху он на рефлексах нанёс ментальный удар по силе, на которую был только способен. И сейчас вампиру было очень стыдно перед самим собой за пережитый ужас. Но воспоминания этого неприятного момента на лице менталиста никак не отразились, и он тем же уверенным тоном продолжил: — Весь обратный путь я держал парня во сне. От немногих выживших местных жителей я узнал, что его зовут Илвус, родители погибли в чёрный мор, и его воспитывала тётка. Бой произошёл возле её дома, где мы и обнаружили её обезображенный труп. Ничего необычного за Илвусом местные раньше не замечали, вот только последние декады полторы он как будто резко повзрослел. Больше про него ничего не удалось узнать. И кстати, тот маг появился в поселении три цикла назад, назвался Тавроном и подрабатывал местным лекарем. Тёмный и он же лекарь — очень странно! Про него тоже информации больше нет. В деревне я оставил одного из своих подчинённых, уладить вопросы с местным бароном. По трупам мяса нельзя сказать — к какому клану они принадлежат, на телах нет никаких опознавательных знаков. Тот, кто ими руководил, позаботился об этом! — рассказчик замолчал, ожидая вопросов от главы и на его удивление, их не последовало.

— Ты хорошо поработал! Мальчишку в укреплённую рунами камеру, пусть отмоют от крови, обращаются с ним хорошо и нормально кормят. Мне надо обдумать ситуацию. Всё, иди, отдыхай! — закончил разговор лорд.

Клаус встал, молча кивнул и вышел, а лидер клана ещё долго сидел и осмысливал полученную информацию.

Глава 3. Неудачная шутка

ИЛВУС.

Очнулся я в средневековой камере — квадратный каменный мешок, окна отсутствуют, в двери, обитой металлическими листами, небольшое отверстие с решёткой, через которое поступает слабое освещение от зажжённого факела, в углу прямо в полу дырка для нужды, а в другом деревянные нары. На ноге цепь, другой конец которой вмурован в стену, и длина не позволяет дотянуться до двери, наверно, чтобы не барабанил, не качал права и не требовал адвоката. Что удивительно — в кольцо, обвивающее ногу, вставлен кусок мешковины, видимо, чтобы не натёрло мозолей — странная забота о заключённом. Так же на себе обнаружил другую одежду без пятен крови, на теле следов тоже не обнаружил.

Один плюс — кормят от пуза. Понятно, что меня схватили упыри, только не ясно — с какой целью, но раз не убили, значит зачем-то им нужен. Может они меня откармливают, чтобы кровушка повкусней была. Да уж, неуместный юмор. Хотя после той бойни, что я устроил, не удивительно, что со мной хотят пообщаться клыкастые. Самому бы разобраться, что со мной произошло, что-то вылезло из глубины подсознания, я был как будто посторонний наблюдатель и не мог контролировать собственное тело, но воспоминания, как в тумане. Хотя чему удивляться, я сам в теле парня — гость, может вместе со мной ещё какая гадость подселилась?! На все вопросы ответит только "Серый Плащ", а он не спешит ко мне с визитом. Поэтому подождём с ответами, если, вообще, доживу. Сейчас следовало выработать линию поведения с будущими визитёрами, хотя если начнут пытать, то тут без вариантов.

По моим внутренним часам пошла уже третья ночь, но сидя в камере без окон, легко можно ошибиться. Меня разбудил металлический скрежет открывающейся двери. Зашли двое с горящими факелами, вставили их в специальные отверстия в стене, а у двери поставили стул со спинкой.

Как они уходили, я пропустил, так как от яркого света пытался проморгаться. Когда это у меня получилось, я спокойно осмотрелся и увидел двух новых персонажей. Того, что стоял у выхода, я узнал сразу, он последний, кого я видел в деревне перед тем, как отключиться.

Сразу перед глазами всплыла картинка мёртвой тётки. Видимо, что-то заметив в моём взгляде, он слегка дёрнулся назад.

— Здравствуй, Илвус. Выслушай нас, а потом будешь делать выводы! — попытался сгладить разгорающийся немой конфликт мужчина, сидящий на стуле. На вид среднего возраста, с правильными, чуть заострёнными чертами лица, тёмные волосы, убранные сзади в хвост. О таких говорят — «Аристократической породы». Добротная, кожаная, но без изысков, удобная одежда. И ледяной взгляд безжалостного убийцы.

Я решил выбрать роль деревенского простачка, а дальнейшее поведение скорректировать в зависимости от ситуации.

— Я лорд Лугат, высший истинный вампир и лидер клана "Багровая Ночь", а это мой внук Клаус — один из моих заместителей и командующий нашими боевыми подразделениями. Илвус, на твоё поселение напали низшие вампиры одного из враждебного нам клана, какого именно, мы пока не выяснили. Они разорили один из наших караванов и напали на твою деревню, чтобы спровоцировать конфликт между нами и людьми. Клаус со своими бойцами их преследовал, но они не успели и подошли к самой развязке. Так что мы тебе не враги! — лорд замолчал и, наверное, ждал от меня какой-то реакции, но я с тем же придурковатым видом просто смотрел на него.

— Ты помнишь бой в деревне?

Я отрицательно мотнул головой, говорить пока не спешил и обдумывал свои ответы в связи с полученной информацией. По крайней мере, пытать и убивать меня пока не собирались.

— Если ты обещаешь вести себя спокойно и не доставлять проблем, то сегодня же я прикажу переселить тебя в гостевые покои, естественно, под охрану, — как можно благодушнее предложил лорд.

Ага, мягко стелешь кровосос, да только спать потом жёстко будет! Пока ко мне серьёзно относиться не будут, то и основательного разговора не получится, и опять запрут под замок, пора выходить из образа простофили.

— А меня бить не будут? — как можно правдоподобней изобразил я обеспокоенность.

— Конечно нет! — не моргнув, ответил Лугат.

Я решил перехватить нить беседы, а для этого надо было их ошеломить, и пока они приходят в себя, гнуть линию удобную мне. Сменив выражение деревенского простачка на звериный оскал, что было не сложно, помня, кто убил тётку, и не факт, что это были не они, я поинтересовался: — Могу я задать ещё три вопроса?

— Конечно, задавай, — опешил от смены моего поведения клыкастый.

— Вот мне очень интересно — как появились вампиры? Может эльфийка понесла от дохлого гоблина?! Или, например, какой-нибудь некромант изнасиловал поднятую им нежить, а та неожиданно залетела. Хотя есть ещё много вариантов.

На Клауса было жалко смотреть, он стоял с отвисшей челюстью и с круглыми, размером с мой подростковый кулак, глазами. У лорда был удивлённый вид и глупое выражение лица. Не дав им прийти в себя, я рисковал, но продолжил кривляться: — И второй вопрос. Один мой хороший знакомый — великий истребитель вампиров, рассказывал, что если в задницу кровососа вставить осиновый кол, то он сразу очеловечивается и добреет. И чем чаще этот кол поворачивать, тем добрее становится очеловеченный вампир, — я замолчал, опасаясь реакции со стороны посетителей, ведь и прибить могут.

Но тут произошла неожиданность для всех — лорд просто загоготал, как конь перед водопоем, и ржал с такой силой, что чуть не свалился со стула. В этот момент я пожалел, что у меня нет моего телефона с камерой, чтобы запечатлеть этот исторический момент. Внучок смотрел на клыкастого дедушку с ещё больше округлившимися глазами. Немного успокоившись, но ещё похихикивая, Лугат полюбопытствовал: — А почему кол осиновый?

Упс… я сообразил, что про "осиновый кол в сердце вампира" тут не слышали, но быстро нашёлся: — В осиновом заноз больше.

И истеричный ржач повторился.

Глядя на Клауса, я подумал, что, наверное, сейчас он станет первым вампиром, который помрёт от сердечного приступа, зато сразу попадёт в разряд — уникальный. Даже я не удержался от улыбки, очень уж картина была потешная.

Пока ждал, когда один прогогочется, а другой от удивления в себя вернётся, гадал — сколько же им лет?! На вид обоим лет тридцать… тридцать пять, хотя дедуля выглядел чуть постарше, но по факту может обоим по три тысячи. Всё же успокоившись, Лугат, не обращая внимания, что его внук в предобморочном состоянии, с каким-то сожалением сказал: — Да уж, сильно я вас недооценил, молодой человек.

— Век живи — век учись! — выдал я заезженную умность родного мира.

Высший задумался и с ещё большим сожалением ответил: — Нет, я ОЧЕНЬ сильно вас недооценил. Мудрая фраза, надо запомнить. И вы задали два вопроса, какой же третий?

Ко мне уже на "вы" обращаются, значит не зря весь этот спектакль!

— А третий вопрос предсказуем! С какого тёмного демона, я должен вам верить?! — вспомнив выражение Борка, как можно злее спросил я и продолжил наседать: — Пришёл добродушный дядя вампир и давай деревенскому мальчишке булочки с вареньем сулить и обещать, что выпустит, хотя сам же меня сюда и посадил, и, насупившись, уже из вредности закончил: — Меня и здесь неплохо кормят.

Лорд ухмыльнулся: — Что ж, твоё недоверие оправдано. Давай пройдём ко мне в кабинет и продолжим в более располагающей обстановке. Уж извини, Клаус поприсутствует, недоверие у нас пока обоюдное, это он тогда в деревне тебя вырубил.

Меня опасаются, а это огромный плюс, будет легче договариваться, внешне я остался невозмутим и независимо проронил: — Хорошо!

Описывать эти катакомбы, по которым мы добирались, нет никакого желания. И вот мы устроились в кабинете главы клана. Я со стаканом воды, который заранее попросил, а то за время беседы в горле пересохло, а лорд с бокалом вина, это я понял по запаху алкоголя, я то думал, что они только кровь пьют, хотя может, решил меня не смущать. Клаус всё так же безмолвно стоял за спиной деда. Непривычно было осознавать, что разумных, с виду почти одного возраста, разделяет два поколения.

Начинать разговор я не собирался, разглядывал обстановку вокруг и ловил задумчивые взгляды вампира.

ЛОРД ЛУГАТ ДЭ МОР.

Пока мы шли от тюремной камеры до моего кабинета, я обдумывал ситуацию с этим наглым, но определённо не по годам умным юношей.

Сначала меня сбивало глупое выражение его лица, не так я представлял его образ. И все наработки будущего разговора с ним, которые я продумал, не пригодились. Но потом, видимо, он что-то для себя решил, преобразился, даже оскалился, а поведение поменял на противоположное. Мало того, что он начал с пошлых шуточек, чем меня озадачил, хотя и шуточки не плохие, а то про нас только страшные сказки придумывают, так ещё и получается, что сложившуюся линию беседы задавал он, причём с самого начала. И это я — высший вампир, глава сильнейшего клана не смог раскусить какого-то человеческого мальчишку. Передо мной даже короли робели, хоть и пытались это скрыть под ментальными артефактами, а в его взгляде не было ни капли страха, только заинтересованность, уверенность и нездоровое веселье. Вон Клаус, наверняка, после проверки эмоций парня, до сих пор в себя прийти не может. Всё это вышибло меня из образа эмоционально непробиваемого лидера, и, по сути, смеялся я сам над собой. И вот сидя в своём кресле и глядя на парня, я принял решение — договариваться с ним в открытую, без утайки фактов, иначе не только не склоню его на свою сторону, но и отхвачу из-за него кучу проблем. Уверен, что непростой мальчишка, думаю, что не раз ещё меня удивит. Такой козырь в будущем противостоянии очень пригодится.

— Илвус, ты можешь объяснить то, что произошло в деревне и откуда у тебя способности, мягко говоря, которых в принципе не может быть у представителя твоей расы. Конечно, в людских королевствах есть мастера боя, но и они не могут голыми руками отрывать фрагменты тел, но скорость у них приличная, но точно не в таком юном возрасте, — видя, что парень в сомнениях, я начал приводить аргументы, чтобы дожать его: — Пойми, скоро совет старейшин, а после произошедшего тебя придётся им представить и врать, что ты ничего не помнишь — не получится, среди них есть разумники посильнее Клауса, им отличить правду от лжи не стоит вообще никаких усилий.

Услышав последнее утверждение, во взгляде парня появился азарт и гадкая ухмылка, не обещающая ничего хорошего, и, предвидя пакость с его стороны, я уже пожалел о своих словах.

— А вы уверены, что ваш детектор лжи… тьфу ты… способность распознавать ложь дает полную уверенность в том, что проверяемый объект вас не дурит? — всё с той же ухмылочкой поинтересовался Илвус.

Сидя спиной к Клаусу, я услышал, как тот ехидно хмыкнул. А мальчишка, как будто только этого и ожидая, начал провоцировать нас: — А давайте проверим, я скажу то, чего в принципе не могло быть, а Клаус проверит, где я нагло вру, а где говорю правду?! Если выиграю я, то получаю свободу перемещения по вашей территории, если проиграю, то тихо сижу под охраной и жду ваших старейшин.

У парня была такая уверенность в своих силах, что моё чутье высшего просто визжало, что из этой бравады он выйдет победителем. На свою интуицию я привык полагаться, но очень было интересно, чем закончится наше пари, и в способностях внука я был уверен, он ещё ни разу не подводил. У парня не было никаких артефактов, его тщательно обыскали дважды и на нём наша одежда. Мне передался азарт мальчишки, и я кивнул, давая согласие, но выставил одно условие: — На совет ты явишься в любом случае и без принуждения!

— Что ж, принимается. Тогда слушайте и не говорите, что вы не слышали! — пафосно начал зачинщик спора. — Я был в разных мирах и в разных обличиях: то человеком, то эльфом, то гномом и даже драконом, я уничтожал врагов сотнями и участвовал в битвах богов! — всё с тем же весельем отчебучил парень: — Вот и где я соврал? И ведь этого же в принципе не могло быть?!

Услышанное поставило меня в тупик, такого я точно не ожидал и не припомню, чтобы кто-то осмелился шутить такими вещами, да ещё и богов при этом упоминать, а уж драконы вообще в легендах остались. Я встал, повернулся и, ожидая увидеть довольное лицо внука, растерялся, увидев полную противоположность. Его руки дрожали, а в глазах был откровенный ужас.

— Клаус…

Не дождавшись реакции, хорошенько тряхнул его за плечо. Он повернул голову и тихо пробормотал: — Это всё правда, он ни слова не солгал!

Я посмотрел на парня, а тот, как ни в чём не бывало, ехидно улыбался и цедил воду из стакана. И тут до меня дошли слова Клауса!

— Тёмные боги, да кто же ты?!

Головоломка сложилась, теперь все странности парня вполне объяснимы. Кто-то из высших божественных сущностей или тёмных князей решил развлечься в нашем мире и завладел телом мальчишки.

Наверное, первый раз в жизни я испытал чувство страха!

Глава 4. В гостях у сказки

ИЛВУС ДЭ МОР.

Сидя в тени и, прислонившись оголённой спиной к прохладному камню, давая уставшим мышцам расслабление и отдых, я получал наслаждение от его прохлады. Мысли регулярно крутились вокруг феноменальных, даже экстремальных событий, произошедших со мной за последнее время.

С лордом мы смогли договориться, хотя после моей глупой шутки с проверкой способностей его внука, это было не очень просто. Устроив это представление, в тот момент я, наверное, не смог совладать с гормонами юного тела, шока после устроенной бойни, потери тётки и первого друга в этом мире — наёмника Борка, перемешанной с эйфорией от подаренного второго шанса — прожить новую жизнь. Я до сих пор не смог в полной мере принять существование персонажей из фэнтезийных книг родной планеты, вполне реальных и способных, не напрягаясь, оторвать мою глупую голову. А глупая, потому что в ней родилась неразумная хохма, которая заключалась в том, что я вспомнил компьютерные игры, в которые рубился последние несколько лет и выбивал клавиши за разных персонажей, о чём и поведал клыкастым. И ведь ни слова не соврал, что и подтвердил Клаус. Ведь это хоть и виртуальная, но жизнь. Главное чтобы он заикой не остался, а то можно будет его за деньги показывать. Я хмыкнул от этой мысли, а то очень уж вид у него был запуганный, впрочем, как и у лорда.

Шутки шутками, но это мир магии, суеверий, поддержки обычаев, веры в судьбу и почитания богов. И этим шутить не стоит! После моего прикола я был уверен, что высший бросится и прекратит моё существование, при этом моя бурная фантазия перебирала способы моего убийства, и потребовалось очень много усилий, чтобы сохранить спокойствие и держать улыбочку полного дебила. Я чуть штаны не испачкал, хотя позже понял, что у Лугата была похожая ситуация.

И своей необычностью я засветился в полной мере. Я даже боюсь представить — за кого меня приняли кровососы. Хотя с другой стороны, если я был бы таким же, как остальные человекоподобные, то давно пошёл бы на корм этим упырям. Ладно, что сделано — то сделано!

Нужно отдать Лугату должное, не быть ему лидером целого клана убийц, если бы он не умел быстро ориентироваться в ситуации и брать её под контроль. Он отправил внука по надуманным, неотложным делам, чему тот был только рад, было видно, что он меня боится. И начался серьёзный разговор. Убедить его, что я обычный человек, мне не удалось, хотя, честно, очень пытался, но он решил, что раз я хочу таковым казаться, то и относиться ко мне будет соответственно, что меня вполне устраивало.

Начался торг. Естественно, клыкастый лидер до совета старейшин хотел меня посадить под большой амбарный замок и ключик подальше спрятать, но отношение ко мне изменилось и, понимая, что сотрудничество может быть только добровольным, иначе могу устроить им кровавую баню в собственном логове, пошёл на уступки. Переубеждать и разочаровывать его я уже не пытался и поэтому просто старался выторговать себе побольше благ. Тем более свободное передвижение я выиграл в споре, ну почти выиграл, верить он мне всё равно отказался. И мы договорились, что в ожидании совета я занимаюсь колкой дров, чего захотел я сам для улучшения своей физической формы, и особо не пихать везде свой нос, а то его могут оторвать, ну или, по мнению лорда, я случайно кого-нибудь прибью, поэтому навязал охрану, только я опять не понял, кого они будут охранять — меня от окружающих или окружающих от меня. От апартаментов отказываться не стал и после первого же посещения был в восторге от комфорта, конечно, не хватало душа с туалетом, но после тюремной камеры это были несущественные мелочи. Не вдаваясь в подробности, на том и порешили.

Наконец, выйдя первый раз на свежий воздух, я был поражён до глубины души величием логова клыкастых. Сюда-то я прибыл в бессознательном состоянии, но теперь мог в полной мере оценить неприступность средневекового строения. Хоть я в этом и не разбираюсь, но с одного взгляда было понятно, что замок предназначен именно для обороны и осады. Само за себя говорило большое количество узких бойниц для лучников или арбалетчиков, на небольших площадках по всей высоте находилось что-то наподобие компактных катапульт, внутренняя территория впечатляла размерами и количеством бытовых построек и всё это внутри стены не меньше десяти метров в высоту. Отдельно нужно сказать об огромных стальных воротах, которые казались настолько монолитными, что в моём понимании, чтобы их вынести, нужна пара баллистических ракет. Хотя в этом мире нельзя скидывать со счетов наличие магии, о которой у меня нет никакой информации, может для любого, мимо проходящего мага, его случайный чих от этой цитадели оставит только безжизненную воронку.

И вот в конце дня, наслаждаясь отдыхом, я слушаю непрерывную болтовню Лины. Лина, а полное имя — Лиана, была приставлена ко мне, как обслуживающий персонал. Два раза в день она пригоняла старого мула, впряжённого в здоровенную телегу полную дров, и снабжала меня продуктами. Рот у неё не закрывался, она говорила без умолку, перепрыгивая с темы на тему, никак не связанных друг с другом, но в данном случае это был огромный плюс, ведь это был единственный источник информации для меня, я фильтровал и успешно усваивал полученные сведения.

После общения с ней, откинув все предрассудки, сказки и фильмы про вампиров, на их уклад жизни я взглянул совсем с другой стороны. Эти долгоживущие и дальновидные деятели по мере необходимости в человеческих ресурсах выкупали рабов или заключённых, давали им статус крестьян и навязывали им надел возле своего домена. При этом жизнь этих людей была на порядок выше, чем у тех же крестьян в людских королевствах. Добытую ими продукцию, конечно, не обширную, а на уровне сельской местности клыкастые брали в качестве налога и планку не задирали. И раз в декаду собирали кровь в умеренном количестве, причём безболезненно, каким-то хитрым артефактом и платили за красную жидкость звонкой монетой. И эти же деньги люди отдавали тем же клыкастым на закупку товара для своих нужд в городах, так как покидать территорию клана им запрещалось пожизненно. Вот один из таких караванов из города и был недавно разграблен. И при этом крестьяне жили в достатке и не жаловались. В общем — «И овцы целы, и волки сыты».

Конечно, находились умники, которым не хотелось сидеть на земле, и случались побеги. Но таких ловили, с них прилюдно сдирали кожу или обращали в низшее мясо. Так что если и были желающие побегать, то это были единицы, у остальных стремление жить именно здесь после такой демонстрации умножалось в разы.

Хоть эти земли и были родиной Лианы и других территорий она не видела, но данных об этом мире предоставила прилично. Девушка была ненамного старше меня, но моё великовозрастное сознание понимало, что она имеет на меня виды. Естественно, молодой организм требовал интимной близости, но, не зная местных порядков на эту тему, я давил желание и держался. Вдруг тут одна проведённая вместе ночь приравнивается к женитьбе, а обижать девушку и выяснять у неё этот вопрос я постеснялся.

Так мы и общались последние несколько дней, и это общение доставляло мне огромное удовольствие. Людей тут было много, но скорее всего из-за охраняющих меня двух клыкастых, постоянно находящихся рядом, ко мне не подходили.

Вампиры на людей обращали внимания не больше, чем на скотину в стойле. Хотя пару раз одна парочка упырей, проходя мимо, что-то говорила в мою сторону, но не на общем, а на своём шипящем диалекте, не стесняясь охраны, которая, кстати, тоже ухмылялась и ржала в голос. Меня это бесило, но, не зная языка, отвечать было глупо, но на будущее я запомнил эти клыкастые рожи.

Глава 5. Ненужные ответы на нужные вопросы

ИЛВУС.

Тем же вечером я не мог уснуть и, ворочаясь с боку на бок, пытаясь отвлечься от желания близости с Линой, размышлял о мистической составляющей происходящего. Это были философские мысли на тему бессмертия души, существования богов, в которых беспрекословно верило местное население, наличие связи между различными мирами, что подтверждало моё присутствие здесь и подробные знания в моём мире о местных расах, которые у нас считались просто выдуманными персонажами. Так же пугала неизвестность моего будущего, напрямую связанного с собранием старейшин кровососущих. Если они во мне увидят угрозу, то непременно захотят уничтожить или, того хуже, вздумают обратить в подобного им, тогда даже мой внутренний зверь не поможет, слишком уж сильны и опытны противники. В таких мрачных раздумьях я всё-таки начал проваливаться в сон.

— Здравствуй, Евгений! — раздался уже знакомый мужской голос из-за спины.

— А я уж подумал, что забыл про меня, — поворачиваться я не спешил и своё поведение выстроил заранее, плясать под его дудку я не собирался.

Пауза затягивалась, я стоял и молча любовался пейзажем, не изменившимся с момента нашей первой встречи. Не я тут хозяин и не мне начинать диалог! — проскочила бунтарская мысль.

— Неприлично в гостях к хозяину спиной стоять, — словно прочитав меня, сказал "Серый Плащ", и от понимания того, что мои мысли, как открытая книга, по спине пробежал предательский озноб.

Я медленно повернулся, "Серый Плащ" сидел в удобном кожаном кресле, капюшон всё так же скрывал его лицо, но чувствовался колючий взгляд, направленный на меня. Перед ним стоял походный, раскладной столик моего родного мира с разными яствами и такое же пустое кресло напротив. Не дожидаясь разрешения, я наглым образом плюхнул в него свою драгоценную пятую точку.

— Ну гость я поневоле, может откинем приличия и ответишь на мои вопросы?! — вызывающе спросил я.

— Дерзишь! — звучный голос сменился на грубый бас.

Капюшон слетел, и на меня посмотрели волевые и в то же время нечеловеческие, холодные глаза. И в этот момент чужая воля сковала мой разум тоннами металла. Я утратил способность мыслить, осталось лишь желание упасть на колени и служить чуждым мне желаниям. Потерялось чувство времени, сохранилась лишь зависимость выполнять приказы. Но где-то в глубине подсознания, словно через вязкую, плотную пелену, настоящий я сопротивлялся и упорно пытался дотянуться до собственного рассудка. Мне помогал кто-то чуждый человеческому понимаю, он рычал, сопротивлялся и хотел свободы. Вместе мы справились! Не могу сказать — сколько времени продолжалось это противостояние, кажется, прошла вечность, но желание быть свободным победило. Воспоминания возвращались медленно, но я снова осознал себя, как личность и уже начал пытаться выталкивать посторонний разум.

И тут давление резко прекратилось и сознание очистилось. Я очнулся стоя на коленях, пот заливал глаза, во рту словно кошки нагадили, давило состояние депрессии, я начал терять чувство реальности и завалился на бок.

Придя в себя, заметил, что снова сижу в кресле, прислушался к чувствам и понял, что во мне словно батарейку поменяли — слабость ушла, тело налилось жизненной силой, появилось чувство лёгкости. Мой мучитель, как ни в чём не бывало, так же сидел напротив меня с задумчивым видом.

— Мля… что это было? — осипшим голосом спросил я. Да уж, круто он меня приземлил, но и раболепствовать, даже после пережитого я всё равно не собирался.

— Я в тебе не ошибся! Выдержать "Взгляд Души" способен один из… да никто из смертных не способен! — рассуждал он сам с собой, пока я рукавом протирал глаза от пота.

— Я немного тебя подлечил, а то мог бы и совсем загнуться.

Разглядывая волевое лицо с тёмными, как уголь, волосами и одновременно слушая этого садиста, и это ещё мягко его назвал после проделанного надо мной, я начинал злиться.

— Хватит смотреть на меня исподлобья, налей вина, промочи горло и слушай меня, вопросы потом задашь! — приказным тоном начал "Серый Плащ".

— Твой первый вопрос звучал — кто я?!

Я молча кивнул и глотнул из бокала, не чувствуя вкуса, смачивая сухое горло.

— У меня много имён. Для этого мира я Аригат — один из сильнейших богов, в данном случае — бог удачи, хотя правильнее будет — бог везения. Многие не понимают разницы между этими понятиями, но она огромна. Но сейчас не об этом. Когда-то мне поклонялись и почитали и на твоей родной синей планете. Моё древнее имя в твоём мире ни о чём тебе не скажет.

От услышанного я молча офигевал, это же в какую жопу я попал?! Игры богов — это уже не компьютерная игра, а вопрос загробной жизни и, как оказалось, вполне реальной. Не верить этому существу — не было смысла. Кто ещё мог провернуть такой фокус с переселением сознания, да ещё на другую планету, а может и в другую вселенную. Уже во второй раз после подселения в тело мальчишки, моё мировоззрение перевернулось.

— Вижу ты удивлён?! — усмехнулся бог.

Наверное, глупое выражение моего лица говорило само за себя.

— Я только подхожу к самому интересному… — сделав очередной глоток, Аригат продолжил: — Всё началось с твоих родителей. Они где-то отыскали книгу "Вызова", как им это удалось, я не знаю, да и не очень интересовался этим вопросом. Эта книга была утеряна в вашем мире уже больше ста тысяч лет назад, но смысл не в этом. Поверь, обряд вызова высшего бога очень и очень сложный, но им это удалось. Твоя мать была бесплодна, и в обмен на эту книгу я ей помог забеременеть, вложив в её чрево частичку своей жизненной силы, — Аригат замолчал и цедил вино, наверное, давая мне паузу усвоить неправдоподобные, просто фантастические для меня новости.

Я сидел молча, в происходящее верилось, но со скрипом. Родители всегда увлекались мистикой, так вот откуда ноги растут. По лицу бога было понятно, что он наслаждается моим придурковатым видом: — Вижу, что до конца не осознал смысл моих слов. Как там у вас говорят — «Система зависла!» Дальше ещё интересней, и с твоего позволения, продолжу…

Злость уже сменилась удивлением и непониманием ситуации, но лёгкое раздражение всё же осталось: — Ну да, тебе моё позволение нужно, как свинье бантик.

— Перейду сразу к главному, — продолжил Аригат, не обратив на моё высказывание никакого внимания: — Так как в тебя при зачатии вложена частичка моей силы, хоть и очень не большая, но всё же…, то ты являешься моим потомком. Не прямым и не сыном конечно, но если перевести на доступные для тебя понятия, то я твой отчим, а ты мой пасынок, хотя утверждение не совсем верное, но близкое по смыслу. У нас свои законы, не очень вникай и лови суть!

Сказанное долетело до моих ушей и даже дошло до моих перегруженных мозгов, но это был уже совсем перебор. Окружающая действительность начала восприниматься, как шутка, такой своеобразный божий юмор. На Аригата я посмотрел, как на личность с душевнобольными отклонениями и с пошатнувшейся психикой. Что, естественно, не осталось без его внимания.

— Ну что ты смотришь на меня, как демон на девственницу, которая его только что силой попользовала?! И с психикой у меня всё в порядке, это ты, похоже, сейчас умом тронешься!

— Млять, он же меня считывает не напрягаясь, — пронеслась мысль, но сейчас это было не главное, и она тут же затерялась в потоке более насущных проблем.

— Евгений, включай голову, а то быстро её с плеч снимут! — интонации бога изменились на требовательные, а выражение лица приняло серьёзную маску, лишённую эмоций. — Слушай меня внимательно! От того, что ты сейчас услышишь и как последуешь моим советам, зависит твоя жизнь и жизнь очень многих разумных этого мира, и поверь, посмертие тоже не будет для тебя сладким, если не усвоишь то, что я пытаюсь сейчас донести до тебя.

От смысла услышанного и от властных интонаций существа, привыкшего только повелевать, аж дыхание перехватило, пришло понимание своего незавидного положения. Я попытался выкинуть все лишние мысли из головы, вышло не очень, но всё же слушать и запоминать я был уже в состоянии.

— Как ты уже догадался — твоё сознание или душу, называй как тебе удобнее, я перенёс на эту планету не просто так?! — дождавшись моего кивка, Аригат уже более мягким тоном продолжил: — О целях смены твоего "места жительства" мы поговорим при других обстоятельствах, если доживешь, конечно, до этого разговора. И если быть точным, то твоим "переездом", по моей просьбе, занимался один очень самонадеянный демон. При подселении твоего сознания в тело парня он прицепил к тебе незаметного демона паразита, который передаёт информацию хозяину и при необходимости защищает тело носителя. По сути это слабые сущности, не способные на эффективное противостояние в серьёзной схватке, но тут сыграла роль божественная часть жизненной энергии в тебе, которой паразит питается и откуда черпает силу. Был бы ты обычным человеком, то демон внутри тебя не смог бы устроить эту резню при встрече с вампирами. Кстати, рогатая голова этого демона-шутника теперь украшает один из моих залов славы, если будет время, как-нибудь проведу тебе экскурсию, всё — таки не чужие друг другу, — иронично юморнул бог. — И надеюсь, ты понимаешь, что я отделил глупую башку от тела этого недоноска отнюдь не из отцовских чувств к тебе, просто мы такое не прощаем! — глядя мне в глаза, серьёзным тоном произнёс Аригат.

Я сидел, хлопал глазками и просто принимал информацию, как факт, удивляться я уже не мог, новые данные запоминал, анализ отложив на потом.

— Не вдаваясь в подробности — в тебе сейчас тёмная и светлая сила. Эти две противоположные составляющие искажают твою ауру. Ты и так, благодаря моим стараниям, от рождения сильный, хоть и неинициированный, но всё же маг во всех светлых направлениях. А благодаря демонической сущности, теперь ещё и силён в тёмной магии. Судя по твоей ауре — эти две противоположные силы притягиваются друг к другу, хотя по идее всё должно быть с точностью наоборот. Но на моей памяти таких случаев не было и сравнивать не с чем. И что произойдёт, когда они соприкоснутся, никто не знает. Возможно, что тебя просто распылит на атомы, а может переродишься во что-то иное. Есть у меня мысли на этот счёт, но это только домыслы без подтверждений. Так что ты эксклюзивный экземпляр! — хохотнул мой новоприобретённый родственник. Хотя мне было совсем не смешно, выводы были совсем неутешительные — каждый день просыпаться и ждать, что тебя если не сотрёт с лица земли, то в прямом смысле превратит в монстра, никому неизвестного до сих пор вида.

Видя моё подавленное состояние, Аригат подбодрил меня: — Не хорони себя раньше времени, если мои рассчёты верны, то в конечном итоге получится "нечто" с хорошими задатками в магии и с высокими физическими данными. Скорее всего, внешне ты не изменишься. Но подробнее вряд ли тебе подскажу.

— Ну, хоть что-то, не могу сказать, что успокоился, и в "нечто" превращаться совсем желания не было, но хоть надежду на будущее он мне дал, — подумал и увидел одобрение на лице бога, видимо, он не переставал копаться в моей голове.

— Твои мысли не услышит лишь глухой! Поставить тебе ментальный блок, чтоб никто не смог безнаказанно лазить у тебя в мозгах, я не могу, сейчас любое магическое вмешательство может быть с непредсказуемыми последствиями, но я дам тебе амулет, повесь его на шею и пока он с тобой, то даже самый сильный менталист будет бессилен! — с этими словами он передал мне камень синего цвета размером с ноготь и с отверстием, в которое был продет шнурок. Я, не разглядывая, поспешил надеть его на шею и испытал облегчение от понимания, что теперь мои мысли скрыты от Аригата, и, видя моё довольное лицо, он лишь ехидно хмыкнул.

— Теперь я вложу знания местных диалектов разумных в твою голову, это не магическое изменение твоей составляющей, поэтому вреда не будет, но голова завтра будет болеть, как с перепоя.

Он встал, подошёл ко мне и попросил закрыть глаза, я поколебался пару секунд, но, решив, что вряд ли он будет повторять эксперимент с моим сознанием, как в начале беседы, прикрыл веки, почувствовал его руку на голове, сразу появилось ощущение, что внутри черепа словно пёрышком водят. Продолжалось это несколько мгновений и, как только он убрал ладонь, сильно заломило в висках, я начал растирать их пальцами и стало чуть легче. Но новых знаний в своей памяти я так и не обнаружил и отложил этот вопрос на потом, не до этого сейчас.

Аригат, видя мои манипуляции, подождал и потом продолжил: — Далее… ни в коем случае не пользоваться магией, неизвестно, как себя поведёт любое заклинание, созданное тобой. Захочешь зажечь обычную свечу и случайно спалишь ближайшие окрестности.

— Да я и не умею ничего! — перебил я. Это была первая моя фраза, не считая реплику про свинью с бантиком с момента, как бог сказал слушать и не задавать вопросов, но сейчас это было утверждение и на этот счёт указаний не было.

Он недовольно взглянул на меня: — Вот и не надо пока пробовать, если будет возможность, то учи магию в теории, — он замолчал, что-то обдумывая, потом, наверно, приняв решение, продолжил: — Пока будешь жить в клане вампиров, этот вопрос я с ними решу. У них многому можно научиться, так же у них есть знания по рунной магии, ей очень мало кто пользуется из-за длительности времени её применения, но тебе будет полезно подучить руны и не вздумай их применять, если сдохнешь по глупости, я тебя и после смерти достану. С советом старейшин я тоже постараюсь решить вопрос, но может произойти всё что угодно, вампиры хоть долгоживущие и мудрые разумные, но раса непредсказуемая, так что будь готов к любым неприятностям. На этом моя помощь заканчивается, и так для тебя сделал больше, чем должен был. Так что дальше рассчитывай только на себя и не болтай языком про меня и нашем родстве, а то найдётся много желающих пустить тебе кровь, у меня много врагов среди нашего брата, и некоторые божки, наверняка, захотят грохнуть тебя, лишь бы мне гадость сделать, не напрямую конечно, ты для них пока букашка, но своих адептов обязательно натравят. Да и местные чокнутые маги не против получить такой экземпляр для опытов, а некоторые из них, вообще, плевать хотели на гнев божий. Теперь можешь задавать вопросы! — закончил свою тираду Аригат.

В голове была такая мешанина, конечно же вопросов было ну очень много, но я решил сначала всё осознать и проанализировать услышанное, да и не хотелось выглядеть глупо, задавая вопросы, ответы на которые лежат на поверхности, а по поведению бога было видно, что тёплых, отцовских чувств он ко мне явно не питает, и я просто ему для чего-то нужен, поэтому, ничего умнее, как съязвить, в голову не пришло: — А мы будем иногда собираться на тихие семейные вечера?

— Шутишь?! Это хорошо! Значит рассудок не повреждён! — с улыбкой ответил он, видимо, оценив мой сарказм. — И последнее… Раз уж ты мой родственник, а я всё-таки бог везения, то в этом мире, где процветает магия, тебе будет сопутствовать это самое везение. И не путай с удачей. Разница между этими терминами в том, что тебе будет везти, как на положительные моменты в этой жизни, так и в той же мере повезёт с неприятностями. А в удаче разумные видят лишь плюсы. В общем, если не помрёшь, то скучать точно будет некогда.

Это была последняя услышанная фраза, глаза против моей воли закрылись и я провалился обратно в сон.

Глава 6. Незваный гость

ЛОРД ЛУГАТ.

Лугат сидел погруженный в свои мысли и мало обращал внимание на происходящее.

А посмотреть было на что! За длинным прямоугольным столом сидели ещё шесть представителей кланов вампиров. Старейшиной считался или сам лидер или высший истинный, которого он назначил. В данном случае, не считая Лугата, было два лидера и четыре назначенных вампира, от своих кланов. Совет проходил каждый цикл и каждый раз в родовом замке следующего клана по давно устоявшейся очерёдности. Главой совета считался старейшина, в домене которого происходило собрание. И соответственно он же сидел во главе стола. Сейчас им был сам лорд Лугат! И это собрание он созвал в экстренном порядке, что случалось крайне редко. Так как в штатном режиме они его провели всего два сезона назад. Все присутствующие не торопили главу совета и обсуждали разные вопросы, такие как: межклановые браки; политическую обстановку в империи; межрасовые конфликты, вспыхивающие по самым разным причинам и на самых неожиданных территориях; цены на кровь и многое другое.

Перед каждым стоял небольшой графин и бокал, в котором была кровь высшего эльфа, что считалось редким деликатесом для кровососущих разумных. У Лугата это был последний запас, слишком трудно её было достать. Литр такой крови на чёрном рынке достигал таких высот, что на эти деньги можно было бы купить небольшое графство, но дело было даже не в цене, за убийство высшего эльфа могла бы развязаться небольшая, но очень кровопролитная война. Эльфы и вампиры люто ненавидели друг друга уже много тысяч циклов. И эту красную жидкость было не достать и не купить за последние пару десятков лет. Но лорд не пожалел этот ценный запас, хранившийся у него очень долгое время, сегодня многое должно решиться, а мысли Лугата вертелись вокруг последних событий.

Совет он созвал две декады назад, положившись на то, что за это время узнает, какой из кланов, а, возможно, и не один, ведёт тайную войну против него. Но время шло, а точной информации так и не поступало, что очень нервировало лорда. Потом появился этот странный парень, и острое чутье убийцы нашёптывало, что с ним пришли перемены и не факт, что в лучшую сторону.

И вот за два дня до прибытия старейшин Лугат, поднимаясь к себе в кабинет, перед дверью почуял что-то неладное, что-то витало в воздухе необычное, такое чувство бывает перед грозой, но убедившись, что магическая защита на двери не тронута, расслабился и, сняв её, спокойно вошёл.

Сделав первый шаг через порог кабинета, лорд заметил фигуру в плаще, спокойно сидевшую за его рабочим столом. Не задумываясь ни на одну долю секунды, вампир ускорился и бросился вперёд, в надежде быстро убить незваного гостя. Их разделяло не больше десяти шагов, но, не преодолев и половину этого расстояния, получил сильнейший удар в грудь. Удар был такой силы, что отлетев к противоположной стене, он своим телом сломал один из шкафов, который в свою очередь был сделан из добротной, дорогой и крепкой древесины. Рёбра были сломаны, скорее всего, как и позвоночник. Вампир нащупал рукой на поясе стеклянную колбочку с кровью, укреплённую магией — дабы не разбилась случайно или при таких вот незапланированных полётах, и, превознемогая боль, поднёс ко рту и опрокинул спасительную жидкость. Тут же началась быстрая регенерация, и он не был бы лидером целого клана убийц, если бы не смог сохранять ясность ума и хладнокровие даже в таких экстремальных ситуациях.

Лугат понимал, что захоти визитёр, то давно бы добил его. А раз жив, значит надо переходить к диалогу, узнать, что понадобилось гостю и, исходя из полученных данных, действовать по обстоятельствам. Не делая резких движений, он начал скидывать с себя обломки мебели, восстанавливаясь, организм уже позволял совершать такие манипуляции, собрав всю волю, через боль поднялся и со всей невозмутимостью, присущей высшему вампиру, спросил: — Кто ты и что тебе надо?

— А здороваться тебя в детстве не учили, тем более, когда в гости заглянул один из богов, которому вы часто возносите молитвы, надеясь на удачу в бою?! — ответил незнакомец, скинул капюшон, и в комнате повеяло такой мощью, что казалось вот-вот заискрится воздух.

Всё хладнокровие и спокойствие с вампира, как рукой сняло! Сомнений в том, что перед ним Бессмертный, не оставалось, даже лицо — точная копия статуи бога удачи. Это был единственный светлый бог, которого почитали вампиры, ведь удача нужна всем, в том числе и тёмным расам. Лугат тут же упал на одно колено и смиренно склонил голову. Мысль, что к нему заглянул лично бог удачи, никак не укладывалась в голове вампира. Такого не было никогда в истории его предков, если конечно кто-то из них не утаил информацию. Да что говорить, случаев, чтобы вообще кто-то из богов, которых они чтили и которым поклонялись, лично удостоил общения кого-то из его рода, не было. Чудеса случались, но вот чтоб так…

— Приветствую тебя Бессмертный! Прошу прощения, за то, что неразобравшись, оказал столь негостеприимный приём! — не поднимая головы, смиренно извинился вампир.

— Ты был в своём праве напасть на меня, это же твой дом! И урок, который я тебе только что преподал, говорит о том, что ты слишком расслабился, что для тебя непозволительно даже во сне. Ты отвечаешь за многих разумных и должен быть всегда готов к неожиданностям и, почуяв угрозу, не должен был сам открывать дверь. Ну да ладно, не нотации же я пришёл тебе читать. Поднимись и садись, нужно поговорить, а общаться с твоим затылком мне крайне неудобно, — интонации Аригата были добродушные, но в то же время чувствовались приказные нотки: — Выпей крови, чтобы до конца восстановиться, не нужно, чтобы болевой дискомфорт отвлекал тебя от важного разговора, — сказал бог, кивнув на графин с кровью, стоящий на столе.

Дождавшись, когда хозяин кабинета устроится в кресле напротив, Аригат перешёл к сути своего визита: — К тебе попал необычный паренёк, — дождавшись кивка от вампира, продолжил: — Я хочу чтобы ты взял над ним шефство и принял его в свой род, как полноправного представителя вашего клана, но без обращения в вампира.

Лугат уже сообразил, что визит бога связан с появлением Илвуса, но такой просьбы никак не ожидал, и от последних пережитых впечатлений, не подумав, сказал: — Это невозможно, совет не поймёт, это противоречит тысячелетним устоям, и начнутся конфликты!

— Ты меня не понял! Надеюсь не надо тебе объяснять, что случится, если ты не выполнишь мою маленькую просьбу, и такой способ, чтобы заткнуть ваших старейшин без ущерба для клана, ты знаешь! — спокойно произнёс Аригат.

До лорда дошло, что сморозил глупость, и невыполнение просьбы таких сущностей ведёт, как минимум, к исчезновению всего рода, стоит ему просто лишить своего покровительства удачи, и тогда даже посмертие и перерождение для них не будет лёгким. И да, вампир знал способ, о котором говорил бог, и уже решил, что воспользуется им без сомнения и решился уяснить детали, чтоб потом не было претензий со стороны бога: — Что ещё от меня требуется?

— Молодец, быстро схватываешь, настоящий лидер! — одобрил вопрос Аригат. — Поверь, от этого парня зависит судьба всех твоих сородичей, и не важно, погибнет парень или нет, у вас уже нет выбора, вопрос лишь в том — каким путём вы пойдёте! Мне нужно, чтобы у вас он научился всем способам умерщвления разумных, да и неразумных тоже, чтобы он убивал без раздумья и жалости, но и бездушного убийцу не надо из него делать. Пусть своей головой думает и сам принимает решение — где для него добро, а где зло! Его надо провести через кровь, которую он пустит своими руками, но не переборщи, делай всё постепенно. Кровавого маньяка нам ещё не хватало!

Кто такой маньяк, Лугат не понял, но и переспрашивать не стал, примерно уловив суть. Но пробелы, которые просто необходимо было заполнить, имелись. — Могу я задать ещё вопросы? — неуверенно спросил вампир.

— Не можно, а нужно! Но не обещаю, что на все дам ответы!

— Парень уничтожил около полусотни низших, и угрызений совести я в нём не заметил. Чему же мне его учить, если только технике боя?! — задал разумный вопрос Лугат.

— Верно подметил, но он сделал это неосознанно, он защищал свою жизнь и жизнь близких, а мне нужно чтобы его решения были взвешенными и обдуманными. И чтобы он не мучался выбором — убить или не убить! И низших он воспринял, скорее, как животных, кем в принципе они и являются! — констатировал гость.

— Могу я узнать, что из себя представляет парень, ведь от него я понял, что он не человек, конечно открыто он это отрицает, хотя та информация, что он нам дал про себя, склоняет думать, что он один из Бессмертных! — этот момент очень интересовал лорда, ведь если рядом находится один из богов, хоть и в теле мальчишки, то стоит опасаться даже лишний раз чихнуть рядом с ним. Эти сущности очень непредсказуемы и капризны!

Бог удачи улыбнулся, вспомнив шутку Илвуса, когда он рассказал кровососущим про компьютерные игры, но решил преподнести это в другом ракурсе: — Всё что он говорил, чистая правда, я не смогу этого тебе объяснить досконально, но это с ним происходило совершенно в другой реальности, он словно помнит жизнь до перерождения. Сейчас он не совсем человек, но мыслит и думает именно, как представитель этой расы. И относиться ты должен к нему именно так! И не надо с ним нянькаться, если он погибнет и в этом не будет твоей вины, то и спроса с тебя не будет. Других объяснений я тебе не дам!

Вампира вполне устроили и эти пояснения, в детали он благоразумно решил не вдаваться.

— И, кстати, дай ему источники информации о ваших рунах и магии в теории, но не позволяй использовать эти знания на практике, иначе от твоего замка может остаться лишь непригодная для жизни пустыня! — предостерёг бог вампира, про себя смеясь, представляя, как лидер клана будет бегать и следить за парнем, чтобы тот случайно не устроил маленький апокалипсис и не уничтожил всё живое вокруг.

— За твои услуги я расплачусь с тобой…

Не дав продолжить, Лугат снова припал на одно колено, и, как можно учтивее, опустив голову, произнёс: — Мы часто молимся и просим у вас покровительства и сопутствующую удачу в наших делах, думаю, что вы обращаете на нас свой взор и в будущем не лишите нас своего внимания, о большем и мечтать не надо.

— Хитёр! — ухмыльнулся Бессмертный. — Вроде ничего и не просишь, но и в то же время оставляешь меня быть обязанным… ты мне определённо нравишься, только не забывай с кем разговариваешь! Моё благословение получают лишь достойные, не люблю оставаться в долгу и с тобой я расплачусь… — прозвучали угрожающие интонации, и Лугат сжался, ожидая гнева, но его не последовало: — …информацией, хочешь узнать, какой из кланов затеял игру против тебя и твоих клыкастиков? — бог замолчал и ждал реакции вампира.

Общение с высшей сущностью уже было наградой для лорда, но и то, что предложил бог сейчас, для него было жизненно необходимым, это был вопрос выживания.

— Как вам будет угодно, но и без награды я бы выполнил вашу просьбу! — снова опустив голову, сказал вампир.

— Похвальна твоя скромность! Да сядь ты на место! — дождавшись, когда Лугат снова устроится напротив, продолжил: — Против тебя действует клан "Несущие Смерть". Ликвидация пропавших твоих подопечных и нападение на караван — дело их рук! И это не инициатива главы клана Мезлена, хотя он и в курсе происходящего, это его внучок — Велен воду мутит, даже по вашим меркам он ещё молод, и если не ошибаюсь, то он хотел вступить в брак с твоей племянницей — Виолой, но получил резкий отказ, выраженный отрезанием твоей родственницей — Валькирией ему одного уха, вот у мальчика амбиции и взыграли. Если нужны доказательства, то это уж давай сам!

Лугат сжал кулаки с такой силой… хотя кожа вампиров и так бледная, но было заметно, как костяшки пальцев побелели ещё больше. Он вспомнил эту историю, которая произошла циклов шесть назад, видимо, сопляк затаил обиду, хотя с его дедом и одновременно главой "Несущие Смерть", тогда всё решили без конфликта и нашли компромисс.

— Надеюсь, ты понимаешь, что афишировать наш разговор и мой интерес к этому парню — не стоит! Если только при необходимости и только тем, кому полностью доверяешь! Мне пора удаляться и так потратил больше времени, чем планировал. И я надеюсь, что ты всё сделаешь правильно! — свернул разговор бог.

Лугат не понял слова — афишировать, но, не задавая больше вопросов, уже в третий раз снова припал на колено, увидев, как посреди кабинета открылся необычный тёмный портал, в который и удалился ГОСТЬ. Но после общения с Бессмертным, лорд уже не удивлялся, а в его голове начал складываться план дальнейших действий.

Глава 7. Ультиматум

ИЛВУС.

Второй день безвылазно по указанию лорда Лугата я сидел в своей комнате. Не знаю, что произошло, и почему он посадил меня под замок, но его самого я не видел, а приказ передали два его клыкастых бойца, которые теперь посменно дежурили за дверью и не собирались отвечать на мои вопросы. Они же передавали мне еду, которую приносила Лина, но за порог её не пускали.

Самое удивительное для меня после общения с новоприобретённым родственником и по совместительству местным и не самым хилым богом (а то, что это общение состоялось и мне это не приснилось, доказывал амулет, висящий на шее) было то, что услышав родной шипящий язык кровососов, я сразу начал чётко его понимать, во мне словно, как в компьютерной программе, открыли файл с информацией. Аригат сказал, что вложил мне в голову множество местных диалектов и, видимо, пока я сам не услышу их, то это знание будет скрыто от меня, так как других языков, кроме общего местного и русского матерного я, как ни старался, не мог вспомнить. Наверное, нужна активация скрытой информации в голове, которую последнее время я считал не совсем здоровой, хотя возможно, любой другой, после свалившегося на него, вообще бы "крышей потёк".

Наречие вампиров было не очень сложным, но вот почему так много в нём согласных шипящих звуков, я не мог понять, ведь имена у них вроде обычные для этого мира, и чтобы не забивать голову мыслями о своём неопределённом будущем, свободное время посвятил тренируясь в произношении этого наречия. Естественно, я делал это негромко, чуть ли не шёпотом, не хотелось, чтобы мои надзиратели услышали меня, лишний козырь в общении с этими прирождёнными маньяками-убийцами не будет лишним.

Ближе к вечеру, зашёл один из вампиров, приставленных меня сторожить, и сообщил, что в ближайшее время меня вызовут на совет старейшин, который недавно начался. Эта новость была ожидаема, но предположения, что я буду волноваться и бояться, не оправдали себя. Внутренне я собрался и был готов к любым неожиданностям, что не очень походило на прошлого меня, наверное, демоническая сущность дала о себе знать и приготовилась защищаться, а если придётся, то и нападать. Изменения характера на лицо. Но удивляться уже не было желания.

За мной пришли примерно через четверть часа и пригласили следовать за сопровождающим. В коридорах замка охраны было больше, чем обычно, и как я понял — она была смешанной, из бойцов всех кланов, всё-таки к местным я успел присмотреться, конечно, я видел лишь малую часть подчинённых Лугата, но чужих выдавал настороженный взгляд, было видно, что они чувствуют себя неуютно и готовы к бою, видя врага даже в соседе, который выполнял те же обязанности, но не был соклановцем.

Шли не долго, но я не ожидал, что мы остановимся у двери, у которой нет ни одного охранника, да и рядом никого из них не было видно. Боятся, что подслушают что ли?! Но, наверняка, тут полно сюрпризов для нападавших, если такие самоубийцы найдутся. Сопровождающий молча открыл дверь, пропуская меня вперёд, и так же молча закрыл за мной, оставшись снаружи.

Я оказался в зале, посередине которого стоял длинный стол, за которым сидели разумные по виду разных возрастов, а во главе был Лугат. Он молча указал мне на стул у стены за ним. Я так понял, что заметив меня, все разговоры стихли и в полной тишине, только при треске горящих факелов я прошёл на предложенное мне место и так же молча сел.

— Лугат, это и есть выживший из той деревни?! — спросил один из старейшин на шипящем родном диалекте вампиров. На вид он был постарше хозяина замка лет на пятнадцать. Он сидел в вызывающе расслабленной позе, а в руках крутил пустой бокал, с оставшимися следами крови. — Это его ты хочешь предъявить мне в качестве доказательства, что это нападение — дело рук моего клана?! Ты, видимо, нас собрал, чтобы повеселить?! Что ж, хорошая шутка!

Глава "застолья" сидел молча и смотрел на говорившего ледяным взглядом, это я почувствовал шестым чувством, даже сидя чуть позади лорда. Не дождавшись ответа на колкость, обвинения продолжились: — Ты давно стоишь во главе своего рода, но начал сдавать позиции. У тебя безнаказанно грабят караваны, бесследно пропадают твои подчинённые и, не найдя виновных, ничего умнее, как созвать совет и обвинить одного из нас, ты не придумал?! Видимо, наступило время дать шанс молодым проявить себя на твоём месте?! Может тебе уступить свою должность более перспективным кандидатурам, а самому начать сочинять мемуары для потомков?! — язвительно хохотнул тот.

Другие старейшины сидели молча и ждали продолжения словесной баталии. Лугат выдержал пафосную паузу и, отпив из бокала, ответил: — Что ж, Мезлен, тебе дали возможность высказаться, но пока ничего кроме твоей дерзости мы не услышали, наверное, ты забыл, что находишься хоть и на совете, но всё же в гостях, и неуважение к хозяину и главе совета может привести к очень печальным последствиям. Но к этому мы ещё вернёмся!

Я заметил, что слова лорда вызвали лишь ухмылку у названного Мезленом, он сидел в той же расслабленной позе и делал вид, что происходящее его мало волнует, а высказанная угроза, вообще, адресована не к нему.

— Мы обсудили много второстепенных, но от этого немаловажных вопросов, перейдём к сути и главной причине созыва совета! — было видно, что все подтянулись и приготовились к серьёзному разговору.

— Мезлен хоть и не проявил уважения в своих высказываниях, но в одном он прав, наступила пора дать дорогу более молодому поколению. Я сообщаю вам, что хочу воспользоваться одним из наших законов. Я добровольно передаю место лидера клана "Багровая Ночь" одному из своих потомков, при этом совет не препятствует моему последнему распоряжению, которое идёт в разрез с мнением собравшихся, но не несёт прямой угрозы каждому по отдельности. Надеюсь, что вы помните этот пункт нашего закона при проведении совета кланов, написанного ещё до нашего рождения?!

В зале повисла полная тишина, все ждали продолжения от главы совета, но он молчал, давая усвоить информацию собравшимся. Я понял, что происходит что-то необычное, но пока не понимал смысла своего присутствия здесь, но хотелось верить, что Лугат не совершает сейчас глупость. При этом я старался сидеть со скучающим видом, не хотелось показывать свою заинтересованность и то, что понимаю их речь. Хотя можно было и не стараться, на меня внимания, вообще, не обращали, похоже я для них был кем-то типа таракана.

Тишину нарушил сидевший справа от Лугата, прямо напротив Мезлена: — Насколько я помню, то таким правом воспользовались лишь однажды. Если не ошибаюсь — это было более пятисот циклов назад в клане "Бегущие Тени", — говоривший посмотрел на своего соседа и, наверняка, тот был представителем этого рода.

— Да был такой случай в истории моего клана! Тогда совет приговорил к казни сына нашего лидера, на тот момент им являлся Гаронд. Некоторые из присутствующих застали то время и должны помнить тот случай. Его сын обвинялся в предательстве! Из-за него тогда погибло пять высших соклановцев! — говоривший посмотрел на Мезлена и продолжил: — Мезлен — один из тех, кто тогда проголосовал за казнь! Но суть этой истории сейчас не буду пересказывать. Но тогда Гаронд отказался от лидерства и взамен отменил смертный приговор своего отпрыска, — пояснил старейшина.

— Так что же ты хочешь, Лугат, я надеюсь, что ясность ума ты не растерял и понимаешь, что обвинить меня в нападении на твой клан таким образом — не получится! — вставил слово Мезлен. — И объясни, наконец, что делает этот человечишка здесь, это совет или ты окончательно решил превратить его в балаган?!

— Ты, Мезлен, уже перешёл границы, высказываясь таким образом, но мои слова о твоей дерзости и её последствиях до тебя не доходят?! — угрожающе произнёс Лугат. — Ты уж постарайся понять дальше сказанное мной! — глава совета встал и перешёл на официальный тон: — Я, лорд Лугат дэ Мор, отказываюсь от должности главы клана "Багровая Ночь", передаю свои права и обязанности своему внуку Клаусу дэ Мор и, воспользовавшись своим правом, без обсуждения советом старейшин, принимаю в свой клан этого человека, известного под именем — Илвус, без обращения его в вампира, но считать равным в правах и обязанностях! Для доказательства своего права — считаться полноправным членом моего рода, Илвус должен выйти в тёмный круг истины с представителем клана "Несущие Смерть" — Веленом дэ Тор, доказать правоту моих слов в обвинении этого клана в нападении на моих собратьев, уничтожении собственности клана, в данном случае — разграблении каравана и разорении людского поселения, не находящегося под нашим контролем, но у границ нашего домена, что могло привести к конфликту с представителями власти человеческой расы. Из круга живым выйдет только один! В случае победы моего подопечного, Мезлен дэ Тор признаёт мои обвинения, выплачивает компенсацию, которую определим позже. В случае отказа выйти в круг истины его внука, я лично, как ещё действующий глава клана, вызываю на поединок Мезлена дэ Тор. Это всё! — подытожил сказанное лорд.

Наступила полная тишина! Все, в том числе и я, пытались осознать услышанное! Все взгляды переводили: то на меня, то на Лугата. Всё-таки, видимо, он совершил глупость! Меня сейчас больше всего волновал вопрос — что за тёмный круг истины такой, с чем его едят, и почему выйдет только один живым?! Он что, подписал меня на поединок с высшим вампиром??? Капец котёнку, а в данном случае котёнок — это я! Лугат совсем с ума сошёл?!

И в подтверждение моих мыслей их продублировал в слух один из старейшин: — Лугат, у тебя с головой всё в порядке?

Все, в том числе и я смотрели на него, как на психа, сбежавшего из больницы, при этом не скрывающего данного факта, а то и гордящегося им! Мне показалось, что сейчас он даже справку покажет, что у него шизофрения, причём в запущенной стадии. Мезлен, вообще, выглядел ошеломлённым, такого развития событий он явно не ожидал и с глупым видом смотрел на меня, как удав на кролика, наверное, раздумывая — сейчас меня сожрать или на потом оставить.

Глава совета молчал и стойко выдерживал нападки от членов совета в виде вопросов и даже обвинений в нецелесообразности и неадекватности его действий. Я тоже начинал заводиться, мало того, что Лугат продержал меня взаперти два дня без объяснения причины, так теперь, вообще, на бой меня, как камикадзе, подписал без моего же согласия.

И ведь сам рискует многим, наверняка, проворачивает какую-то хитрую комбинацию, и не удивлюсь, если тут замешан мой новый родственничек — Аригат. И очень надеюсь, что если меня грохнут из-за этого клыкастого генератора идиотских идей, то Аригат не побрезгует и повесит его голову в своём зале славы.

Глава 8. Неравный бой

ЛОРД ЛУГАТ ДЭ МОР.

Начался форменный бардак, а не совет долгоживущих и мудрых разумных. Все пытались высказать свои претензии и узнать мотивы моего решения, естественно, которые я объяснить не мог, да и не хотел. Для всех присутствующих принять человека без обращения в вампира в клан — было просто дикостью, они даже мысли такой допустить не могли! Мне даже начали угрожать карой богов, знали бы они, что именно эти самые боги замешаны в этом, в миг бы разбежались по своим замкам и боялись бы смотреть в сторону моего клана. Пора было заканчивать, как ранее высказался Мезлен — этот балаган.

— Мезлен, я жду твоего решения или ты только на язык быстр?! — как можно язвительнее поторопил его на необдуманное решение.

— Я не знаю, зачем тебе этот мальчишка, но можешь попрощаться с ним, Велен выйдет в круг и когда разделает его, как кусок мяса, то ту компенсацию, которую ты хотел получить от меня, выплатишь мне сам! — в порыве злости прорычал глава "Несущие Смерть".

— Отлично! Тогда пока прервём совет и соберёмся после поединка, — не обращая внимания на возражения, я встал и развернулся к выходу.

— Илвус, идёшь со мной! — сказал уже на общем и, не оборачиваясь, двинулся к выходу. Остальные члены совета тоже начали подниматься со своих мест.

Как только мы вышли и за нами захлопнулась дверь, Илвус остановил меня и начал поливать такой отборной бранью, что его фантазии позавидовала бы самая опустившаяся портовая шлюха. Как только начали выходить остальные старейшины, я прервал его и в грубой форме дал понять, что всё потом… когда останемся наедине. Он всё понял, и до моего кабинета мы шли молча.

В кабинете нас ждал Клаус, и, как только мы зашли, мальчишка продолжил не очень лестно высказываться в мою сторону. Ругался он вперемешку на разных языках. Клаус, как обычно, открыл рот и прибывал в ступоре от такого обращения к лорду, а я прямо заслушался, некоторые моменты даже записать хотелось, чтобы потом перечитывать перед сном. По его высказываниям, кем я только не был: и плодом гомосексуальных утех в доску пьяного демона, которого изгнали из ада за мужеложество с каким-то диким безухим и кастрированным ослом; и каким-то невиданным мною зверем — недоразвитым выкидышем безмозглой, лысой и красножопой макаки, которую насиловало аж декаду целое племя орков идиотов, потому что только от таких идиотов мог появиться такой тупоголовый, как я; и всё в таком духе. Хоть я и половины не понял, но звучало очень красиво. В общем, у парня накипело.

Когда фантазия закончилась и он успокоился, я спросил: — Илвус, откуда ты знаешь наш язык? По крайней мере, материшься ты на нём виртуозно!

— Два дня под замком очень способствуют ничегонеделанию, вот и коротал время, изучая вампирский матерный. Лугат, хватит мне зубы заговаривать, рассказывай, что это был за спектакль, и какого ты меня посадил под замок в обход нашей договорённости и не предупредил, что я должен с кем-то выходить на смертельный поединок, да и вообще…

Я прервал его жестом руки и поинтересовался: — А ничего, что ты сейчас всё это говоришь лорду высшему вампиру, тебе не страшно?

Ох, зря я это сказал, потому что дальше на меня вылился новый поток ненормативной лексики, и её итог сводился к тому, что из меня лорд, как из гоблина император! И бояться надо его — грозного Илвуса, потому что если он останется в живых, то за подставу отравит всех разумных ближайших поселений неким непонятным слабительным, чтобы мы от употребления их крови, как минимум, пару дней не слазили с нужника.

— Всё… успокоился?! — и, не дождавшись продолжения тирады, я серьёзным тоном отдал распоряжение: — Клаус, подними челюсть, ты будущий лорд, не надо так остро реагировать на обычную несдержанность некоторых невоспитанных подростков, — посмотрел на Илвуса в надежде увидеть раскаяние, но куда там, тот еле сдерживался, чтобы не разразиться новой бранью.

— Иди и отдай распоряжения, чтобы подготовили зал истины и всё необходимое для поединка. Предупреди всех старейшин, что мы скоро подойдём.

Клаус молча поднялся и удалился.

— Так… Илвус, мне некогда сейчас тебе всё объяснять! Давай коротко обрисую ситуацию. Принять тебя в клан — не моя прихоть, а просьба одной ну очень влиятельной личности, отказать которой и поставить под удар всех членов клана, я не мог. Наверное, ты догадываешься, о ком я говорю?!

Парень кивнул и раздражённо сказал: — Я вам обоим это припомню, даже если сдохну сегодня, то буду в качестве призрака на мозги вам капать.

— Договорились, только учти, что есть амулеты, отпугивающие духов, — обломал я его выдуманную и маленькую месть. — Ладно, давай посерьёзней. Твоё передвижение на эти пару дней я ограничил в целях твоей же безопасности. Мезлену ты в принципе угрожать ничем не мог, но зная, что ты выживший из той бойни, он мог тебя устранить, просто на всякий случай. Далее… Чтобы у старейшин не возникало в будущем вопросов, ты сегодня должен победить и доказать, что ты достоин быть равным нам. Ну и заодно отстоять честь твоего будущего клана. Хотя уже сегодня он будет твоим родным домом! — видя, что парень хочет перебить меня, я его осадил: — Давай возражения и вопросы позже! Теперь коротко о тёмном круге истины. Он есть в каждом клане, это очень сложный артефакт, созданный ещё нашими предками, который состоит полностью из магии крови и рун. Считается, что в поединке побеждает тот, кто прав в возникших разногласиях. Так это или нет, я не могу точно сказать, но часто заведомо слабый противник побеждал более подготовленного. Есть такие прецеденты. Ты не должен бояться, ты уже доказал, что можешь справиться с более сильным врагом. Руны блокируют любую магию, на этот счёт можешь не переживать. Так… Клаус тебя проверял и сообщил мне, что у тебя полностью закрыт разум, такой сильной защиты у тебя при последней нашей встречи не было, да и вообще никакой не было. Сейчас я проведу ритуал принятия тебя в клан, так как принимаем тебя без обращения в вампира, то такой ритуал я провожу впервые, его описание нашли только сегодня в нашей библиотеке. Для этого мне нужен доступ к твоей голове, ты можешь снять защиту?

Видя, что парень колеблется, хотя его можно понять, за половину дня столько на него свалилось, но и других вариантов не было, я его начал дожимать в принятии решения: — Послушай, у нас сейчас нет времени на раздумья, если ты отказываешься, то говори сейчас, но помни, что подставишь всех членов клана перед старейшинами, сейчас я полностью поставил на тебя и не только нашу репутацию! — я замолчал, дав ему паузу, чтобы всё взвесить.

Но он, почти не думая, ответил: — Я согласен, но при одном условии! Больше не посоветовавшись со мной, никто не будет решать, что мне делать! Это касается и будущего лорда клана.

Мда, жёсткое условие, но выбора у меня нет и Клаусу придётся это доходчиво объяснить, и я ответил: — Согласен!

Парень кивнул головой, и мы обменялись рукопожатием.

— А теперь открой разум, сними рубаху, встань на колени и молчи! — в ультимативной форме потребовал я.

Илвус выполнил всё в точности и снял какой-то амулет с шеи, его разум тут же стал доступен, а где он взял такую мощную игрушку, оставалось только догадываться. Я открыл книгу, надо было торопиться, времени оставалось не много. Порезал свою левую ладонь, а правой начал наносить руны на тело парня своей кровью, в точности, как в книге. Потом прочитал небольшое заклинание на вампирском наречии, которое не несло, никакой смысловой нагрузки. Руны вспыхнули ярким багровым цветом и начали впитываться в тело парня, Илвус дёрнулся и упал, но сознания не потерял. Я помог ему подняться, тело парня было очень горячим.

— Мляяя, словно током шибанули, не мог предупредить?! — надевая рубашку, обиженно пожаловался он.

— Если бы я знал, что такое — током, то обязательно бы тебе о нём сообщил. И поздравляю, Илвус дэ Мор, теперь ты один из нас! Кстати, в книге написано, что при этом ритуале выживает один из тысячи, — сообщил очередную новость парню. Он так на меня посмотрел, что я подумал, что сейчас кинется на меня и поспешил смягчить ситуацию и оправдался: — Шучу! И, кстати, теперь в твоей ауре должна появиться метка принадлежности к расе вампиров, не имею понятия, как она у тебя выглядит, ауры мы не видим, но у нас аура тёмно-бордового цвета, похожего на кровь. Ладно, приводи себя в порядок и пора выдвигаться.

Мы шли молча, я переживал и очень надеялся, что моя задумка сработает и парень останется жив, иначе из-за моей ошибки пострадают многие мои родные. Илвус шёл спокойно, но чувствовалось, что он натянут, как тетива арбалета. Я не стал лезть к нему с наставлениями, надо, чтобы он полностью отдался инстинктам, как в бою в родном посёлке. Мы подошли к нужному коридору, там уже собралась толпа и ждали только нас.

— Уважаемые! — как можно громче сказал я, привлекая к себе внимание. — Представляю вам нового члена нашего клана — Илвус дэ Мор. У кого есть сомнения в этом, то проверьте ауру молодого человека, если есть такая возможность."Человека" я выделил интонацией, чтобы напомнить, что его не обращали в нас подобного. Видимо, ауру проверить из присутствующих никто не мог, поэтому всем пришлось поверить на слово.

Я попросил всех удалиться на этаж выше, чтобы наблюдать действие со специального большого балкона и не мешать дерущимся. Остались только мы вдвоём и Мезлен с Веленом.

— Лугат, ты сегодня сделал самую большую ошибку в своей жизни, решив пойти на конфликт со мной! — не удержался от колкости Мезлен. — Сегодня умрёт твой щенок, и тебе недолго осталось, а на счёт будущего лорда Клауса, я ещё не решил, возможно, если будешь перед смертью скулить и просить за него, то может он ещё поживёт!

Это был уже открытый конфликт и, возможно, межклановая война! При удачном стечении обстоятельств, я решил, что Мезлена тоже придётся кончать, нельзя дать ему запереться в замке, оттуда его будет трудно выковырять.

— Ты стал слишком несдержан, и клянусь, что ответишь за свою дерзость, а сейчас не надо воздух сотрясать пустыми обещаниями, давай активировать круг и начнём! — я еле сдерживал себя. Было сильное желание порвать горло этому ублюдку, но этим только бы всё испортил.

Мы вошли в зал вчетвером, по бокам стояло по одной ёмкости с кровью объёмом литров по пять каждая. Мезлен знал, что делать, мы одновременно начали не спеша лить кровь в специальные желоба, которая начала заполнять всю площадь пола, и тут же начали вспыхивать руны. Вскоре всё пространство пола светилось тёмно-кровавым цветом, рунами была исписана вся площадка, активируясь, они впитывали кровь и на полу не осталось ни капли. Хоть и назывался зал — тёмный круг истины, но был он прямоугольной формы. По периметру на балконе уже собрались старейшины с одним или двумя своими приближёнными, там же находился Клаус.

Всё это время Илвус молчал и был хмур. После активации я взял его за руку и отвёл чуть в сторону. Сейчас был самый важный момент, на котором мною всё было построено.

— Илвус, ты готов?

— А разве к такому можно быть готовым? — задал он риторический вопрос. Хотя какой вопрос — такой и ответ.

— А теперь послушай меня, вот этот молодой вампир, — я указал на Велена, который ждал его уже в центре зала: — Это он руководил нападением на деревню и это лично его инициатива. Тогда он скрылся, но, по сути, это он виноват в смерти твоих близких!

Весь расчёт был на то, что я смогу воспоминаниями о чувствах к родным и их гибели разбудить того хищника, который тогда устроил жаркий приём нападавшим и, указав на виновника "торжества", я добился успеха. Илвус закрыл глаза, постоял так какое-то время, а когда его веки поднялись, я аж отшатнулся. Это был уже не Илвус, и кто сейчас был передо мной, я не мог определить, но одно знаю точно — это существо создано для убийства!

Теперь я был уверен в успехе своей задумки. Велену конец! Даже я сомневаюсь, что смог бы сейчас выстоять против этого парня. В руках я держал его амулет с шеи, который смог незаметно снять, разрезав ногтём шнурок. Мне нужна была уверенность, что он не устроит тут бойню, а Клаус вовремя сможет обезвредить его, так же, как в тот день в деревне. И при ритуале посвящения, его можно было не снимать, просто мне нужно было знать заранее, как открыть его разум для удара, если Илвус потеряет контроль над собой, хотя и сейчас он вряд ли что-то контролирует. Может быть зал и блокировал бы магию амулета, но догадываясь, кто мог его передать парню, я в этом очень сомневался. Магия богов нам не подвластна!

Вся моя комбинация была чистой воды авантюра, а каждая мелочь могла всё испортить, и тогда последствия были бы непредсказуемы и фатальными, но другого способа выполнить просьбу бога и не подставить весь род под удар, я просто не видел.

Илвус уверенно приблизился на расстояние трёх шагов к своему противнику и стоял молча, разглядывая его. Он был на пол головы ниже и со стороны смотрелся даже смешно — человеческий мальчик против опытного высшего вампира.

Велен не выдержал первый и, ускорившись, бросился вперёд, желая закончить бой одним чётким ударом. Парень уклонился, но и Велен оказался не так прост, видимо, просчитав такой вариант, он тут же развернулся и ударил Илвуса ногой в спину. При такой скорости удара, как бы позвоночник не переломился. Мальчишка отлетел и сильно приложился о каменную стенку зала. Велен вальяжно и не спеша двинулся в его сторону, рисуясь перед зрителями. Но глупых жизнь учит и часто со смертельным исходом, а этот молодой вампир явно не успел ума набраться. Что произошло в следующую секунду, наверное, не понял никто. Только что валявшийся на полу парень просто вскочил и размазался в воздухе. Зрение просто не успело зафиксировать его движения. Вот Велен стоял, а теперь лежит на полу и хрипит, а Илвус, стоя, давит ногой ему на горло. Потом он наклонился и резким движением руки вырвал сердце поверженного противника. Он просто стоял и с пугающим спокойствием и интересом разглядывал только что вырванный жизненно важный орган. Именно из-за этого спокойствия картинка была более чем пугающей!

Налюбовавшись своим трофеем, он двинулся в нашу с Мезленом сторону. Я подал заранее договорёнными движениями знак Клаусу, чтобы тот был наготове. Мезлен наконец-то понял, что его развели, и перед ним сейчас сущность намного выше любого представителя из нашей расы.

Он достал какой-то амулет, скорее всего с боевым заклинанием и сломал его, пытаясь активировать, но, видимо, забыл, что зал блокирует магию, и, естественно, ничего не произошло. Илвус спокойно добрался и остановился прямо перед ним. В левой руке он всё так же сжимал сердце, с которого капала кровь и тут же впитывалась в руны, продлевая время их действия. Я заметил, что его ногти удлинились раза в два, и ногтями их уже вряд ли можно было назвать. Мне самому стало не по себе, и я приготовился дать отмашку Клаусу.

Мезлен не был глуп и в отличие от своего внука не предпринимал никаких попыток напасть на существо, стоящее перед ним.

— Ты недоссстоин власссти! — шипящим голосом, пробившим до мурашек, сказал Илвус и свободной рукой вырвал вампиру кусок горла. Тот упал зажимая рану и захрипел так же, как недавно его внук. Парень спокойно нагнулся, двумя ударами прекратил агонию бывшего лорда и отделил когтями голову от тела. Взяв голову за волосы, он повернулся и провёл взглядом по всему периметру балкона. Потом швырнул обе части тела в центр зала, от чего руны засветились чуть ярче в местах их приземления от стекающей, ещё тёплой крови, и сказал тем же жутким голосом на нашем наречии: — Теперь это мой домен и находитссся под моим покровввительссством. Если ещщщё хоть кто-нибудь из вассс задумает навввредить мне или любому из моих приближжжённых, то будет отвечать лично передо мной!

В зале была полная тишина, даже я, будучи не сильным менталистом, ощущал исходящие от Илвуса демонические отголоски бездны. Зал блокировал только магию, но не способности мозга к экстрасенсорике.

Вдруг Илвус начал заваливаться, я его подхватил и, поняв, что он потерял сознание, аккуратно уложил его на пол и взглянул на Клауса, но тот мотнул головой, мол я здесь ни при чём. Значит организм парня просто перегорел от такой нагрузки.

Я сообщил, что бой закончен, совет соберётся завтра, и попросил всех удалиться. Зрители покидали зал в тишине, думаю, большинство уловили демоническую составляющую парня и поняли смысл сегодняшнего представления. А вот к чему приведёт эта показательная демонстрация силы — покажет только время.

Глава 9. Политика дело тонкое и грязное

КИРОНИЙ ДЭ ФУРТ.

Кироний дэ Фурт сидел в своём рабочем кабинете и заканчивал просмотр документов, скопившихся за последние пару дней. Тут были и донесения агентов, и протоколы допросов арестованных, и доносы граждан, которые его помощники уже просмотрели и отсеяли то, что по их мнению, не стоит внимания главы внутренней службы безопасности империи Эрдагания.

Внешность одного из самых влиятельных людей страны была очень обманчива. На первый взгляд это был мужчина средних лет, немного полноват, невысокого роста, русые волосы средней длинны, добродушное лицо, внушающее доверие. Он был больше похож на продавца с рынка или владельца небольшой лавки, зарабатывающего честным трудом на кусок хлеба для своей семьи. Но те немногие, которые знали его чуть ближе, чем по слухам, боялись до холода в кишках. Даже чины из высшей аристократии при общении с ним тщательно выбирали слова и интонации. Поговаривали, что он сам принимает участие в пытках неугодных, а потом полуживые трупы приносит в жертву каким-то неизвестным тёмным богам. Но чего только не болтают простолюдины после рабочего дня в вечернее время за кружкой хмеля в кабаках. Те, кто знали близко Кирония, понимали, что всё это полный бред, но не исключали возможности, что эти слухи глава секретной службы распускает сам про себя, дабы при допросе подозреваемых, только при виде него, те начинали изливать душу и вспоминать грехи с самого раннего детства, с момента, когда ещё мочились под себя.

Сам Кироний дэ Фурт был родом из самых низких слоёв общества, как говорится — с самого дна. Тогда ещё его звали просто — Замухрыш. Он был сиротой и с детства промышлял воровством, и вот как-то срезав кошель у представительного господина, он не был пойман в тот момент и добыча была невелика. Но после этого, уже к полудню секретная служба начала трясти весь криминальный мир в поисках столь дерзкого вора столицы империи города — Эрдагания. Его сдали свои же подельнички, а авторитеты воровского мира, которые обычно не выдавали своих, не были против его поимки, лишь бы успокоилась эта шумиха.

Как оказалось, Замухрыш увёл кошелек у тогдашнего главы службы внутренней безопасности, и ни сам глава, ни два десятка человек в толпе, охранявшие его тушку, ничего не заметили. Этим воришка и заинтересовал столь влиятельную личность. Тогдашний дэ Фурт давно хотел найти преемника, научить всему и подготовить его на случай своей смерти. И выбрал на эту роль Замухрыша. Он воспитал достойную себе замену, дал ему имя — Кироний, в честь погибшего сына и начал учить запоминать, сопоставлять, думать наперёд, проссчитывать все варианты событий и анализировать информацию. Учил руководить и манипулировать людьми, учил быть политиком и судьёй. В итоге Кироний унаследовал высокую фамилию и, взлетев до самых высоких ступеней власти, стал достойной заменой своего учителя и приёмного отца. И вот уже три десятка циклов он руководил этим безжалостным аппаратом, перемоловшим кучу жизней, но который отвечал не только за безопасность императора, но и внутреннюю безопасность всей страны.

От бумаг его отвлёк стук в дверь. По тональности стука он узнал одного из своих помощников: — Гарт, входи, — дождавшись, когда тот предстанет перед ним и закроет за собой дверь, поинтересовался: — Что случилось? Уже почти ночь на дворе!

— Прибыла птица с сообщением из ближайшей заставы на пути, по которому двигаются эльфы. При таком темпе, если не встанут на ночлег, то прибудут завтра к обеду, — отчитался Гарт.

Кироний знал о незапланированном визите эльфов правящего дома, птицы от дорожных постов давно доставляют информацию о их приближении. О цели их визита никто не знал, и это нервировало, он очень не любил ситуации с нехваткой информации.

— Да я помню, мы примерно рассчитали время их прибытия. Это всё?

— Нет. Только что прибыла старшая жрица богини Лахесис!

А вот это уже была новость весьма посерьёзней прибытия эльфов! Жрица богини судьбы просто так не будет отрывать его от важных дел.

— Сколько с ней сопровождающих? — задумчиво спросил хозяин кабинета.

— В её сопровождении всего две жрицы, — ответил помощник и застыл в ожидании дальнейших распоряжений.

Если уж сама старшая жрица решила посетить главу безопасности, да ещё и в столь позднее время и при этом в столь малом сопровождении, значит не хочет афишировать свою поездку и причину, наверняка, более чем серьёзную, и предстоит приватная беседа не для чужих ушей. Быстро прокрутив информацию, он отдал распоряжения: — Пригласи её в кабинет для переговоров, распорядись, чтобы накрыли на стол чего-нибудь перекусить и хорошего вина. Я сейчас прибуду.

Кабинетом для переговоров называлось помещение, обустроенное с соответствующим комфортом для таких случаев, но главное, что в нём был артефакт, обеспечивающий полог тишины высшего круга магии, да и ещё много магических ухищрений, осложняющих жизнь желающим подслушать чужие тайны.

Уже сидя в этом кабинете, дэ Фурт снова услышал стук помощника, дверь открылась, и он пропустил фигуру, полностью скрытую под плащом, но очертания были явно женские. Кироний не был дураком и на всякий случай в кармане в руке зажал боевой амулет, готовый к активации. Скинув капюшон, женщина с очень красивыми чертами лица, смеясь, сказала: — Кироний, ты не меняешься. Убери свою смертельно опасную игрушку. Или ты боишься, что хрупкая девушка обидит тебя в этом помещении, просто пропитанным магией?! — и снова звонко рассмеявшись, пройдя, устроилась в свободном кресле перед круглым небольшим столиком напротив хозяина.

Кироний невольно залюбовался чертами её лица. Восемнадцать циклов назад они так же встретились в этом кабинете по государственным делам, после чего между ними вспыхнул яркий, но, увы непродолжительный роман. После этого они обменивались нужной им информацией через своих людей, но больше не виделись. Он её очень желал и поэтому избегал! — только что признался он сам себе. Он не хотел привязанностей, через которые недруги могут шантажировать его.

Время не затронуло её внешность и она выглядела так же сногсшибательно, как и в прошлый визит. Наверняка, пользовалась услугами магов жизни, хотя может это один из даров её богини, кто знает, как у них там всё происходит.

— Дорогая Лаура, ты всё так же прекрасна, время не затронуло твоей красоты!

— Ох, Кироний, дамским угодником тебе никогда не быть, зачем девушке лишний раз напоминать про её возраст. Ну да ладно, не за комплиментами я же пришла, — взяв предложенный бокал с вином, отпила, и продолжение фразы затянула, ожидая инициативы от бывшего любовника.

— Рассказывай… — вздохнув, ожидая новых неприятностей, произнёс он.

Лаура, посерьёзнев, начала рассказ: — У нас проблемы! И когда я говорю — нас… то имею ввиду всех разумных этого мира, — видя поднявшуюся бровь и удивление собеседника, не стала вдаваться в пояснения, а продолжила по порядку: — В прошлый раз мой визит сюда был в связи с предсказанием самой Лахесис. Если помнишь, то тогда богиня через одну из жриц храма, находящегося в городе Грод, передала послание про большую кровь на севере империи. Тогда, уже покойный отец нынешнего императора, да хорошего ему перерождения, не очень серьёзно воспринял эту информацию, в результате чего потом ушло много финансовых ресурсов, а главное, погибло очень много людей, выбивая северные племена орков из прилегающих провинций, и кровь текла рекой.

— Да, я помню эти трудные дни! К чему этот урок истории? — спросил Кироний, но уже понимая, что значит сейчас ситуация ещё серьёзней, раз жрица начала с воспоминаний о прошлых ошибках империи.

— Потому что этот кусочек истории — лишнее напоминание вам, что к богам надо относиться со всей серьёзностью и ответственностью! Сегодня было новое предсказание! Одна из жриц, прямо при мне вошла в транс и произнесла эти слова… — с волнением Лаура начала доставать из-под плаща свёрнутый листок, а бывший любовник заметил кусочек оголённой груди.

— И Кирон, чтобы ты понимал всю серьёзность ситуации, я подтверждаю, что в момент неожиданного транса жрицы я чувствовала присутствие самой Лахесис! — с этими словами она положила листок на стол.

Дэ Фурт взял его, развернул и начал читать вслух -

Разверзнется земля повсюду,

Дыханием смерти мир наполнив,

И солнце тьма веков погубит,

Моря брега омоют кровью.

Никто не сможет здесь укрыться,

Настигнет всех холодный ветер ночи,

Когда промчится колесница смерти

Над обречённым миром этим.

Сей миг далёк ещё, и время

Играет на руку разумным.

Есть юн отрок — он же решение!

Оружие…, хоть и безумный,

Неуправляемый и дерзкий,

В нём свет горит и тьма таится,

Вот выбор — жизнь или забвение!

Он тот, с кем зло спешит сразиться.

В закрытых землях оно дремлет!

Кироний ещё несколько раз пробежался глазами по тексту и, не стесняясь присутствия дамы, так смачно и витиевато выругался, что Лаура невольно покраснела.

— Это что? Предупреждение о конце света? — вопросительно взглянув на жрицу, спросил он.

— Смысл текста расплывчат, но думаю, что да! Делать выводы твоя работа! Но вряд ли богиня потратила своё время ради мелочи! — последнее предложение она произнесла язвительно, напоминая о прошлых событиях и войне с северными дикими племенами орков, к которой империя оказалась не готова, даже после того, как их тыкали носом в будущую проблему.

Кироний сразу начал анализ прочитанного. Мёртвые земли — это, наверняка, закрытая пустошь на юго-западе границы империи. Что произошло на этой территории — никто не знает. Это было настолько давно, что даже летописей не осталось. А слухи — это лишь выдумки обычных людей без подтверждения фактов! И что там за тьма и зло… гадать бесполезно. А вот оружие… из предсказания напрашивается вывод, что это разумное существо, хотя предсказания всегда так запутаны и завуалированы, что часто непонятно о чём идет речь, до момента наступления этих событий. Может это и неодушевлённый предмет! Задница демона, неужто трудно было просто предсказать: то… то, там то… там то, тогда то… тогда то. Зачем так всё усложнять?! Хотя, кто я такой, чтобы осуждать действия богов и тут же мысленно извинился перед богиней судьбы и прорицания.

Размышления Кирония прервала Лаура, он увидел, как она встала, подошла к нише, которая была скрыта занавеской, одернула её, там находилось большое удобное ложе, молча скинула плащ, под которым, вообще, ничего не было, поманила пальчиком и легла, приняв очень соблазнительную позу, демонстративно показывая все достоинства своего тела.

У Кирония все мысли вмиг вылетели из головы, осталось лишь желание овладеть этой женщиной. — Пусть хоть весь мир провалится в бездну! — сказал он и, стягивая одежду, двинулся навстречу безумной страсти и сладостной похоти.

Уже после полудня на следующий день Кироний сидел в приёмном зале императора. Воспоминания о прошедшей ночи никак не покидали его. Лаура была единственной женщиной, затронувшей его сердце. У него было много женщин, как из высшей аристократии, так и очень дорогих шлюх. Но чувства он испытывал именно к этой жрице богини судьбы. Он прикрыл глаза и попытался настроиться, сейчас происходил очень серьёзный разговор, не хотелось, чтобы император заметил, что мысли одного из самых доверенных и приближённых лиц к короне витают далеко отсюда.

— Вот такая вот ситуация. У меня сейчас аналитики работают над предсказанием и скоро будут готовы варианты расшифровки. Но моё мнение, что появился разумный, который в конечном итоге и решит судьбу нашего мира, и если верить словам богини: — «Время играет на руку разумным», значит оно у нас есть, чтобы найти этого спасителя! — Кироний закончил доклад и посмотрел на императора в ожидании его мнения.

Мелотон дэ Эрдан четвёртый не спешил высказывать свои мысли и делать выводы. Он был очень рассудительным человеком, жизнь научила и преподала множество уроков. У власти он стоял уже более пятнадцати циклов и опыт принятия решения и груз ответственности он прекрасно осознавал.

По фамилии предка и была названа империя, который смог более трёхсот циклов назад объединить разрозненные земли в одну большую страну.

— Кироний, мне надо время подумать, не каждый день тебе сообщают, что весь мир катится к демонам на рога. И почему, боги зная это, ничего не предпримут? — задал риторический вопрос император.

— Я думаю, что оружие против тьмы они нам и подкинули, а дальше будут смотреть, как мы копаемся и справляемся, — ответил дэ Фурт, хотя и император уже сам пришёл к такому же выводу.

— Ну где эти надменные ушастые, очень интересно — чего они припёрлись?! Давай встретим их делегацию и позже обсудим наши проблемы, — свернул разговор Мелотон. И тут же после его слов, дверь открылась, зашёл слуга и сообщил о прибытии эльфийских представителей и спросил разрешения им войти. Получив одобрение императора, он скрылся за дверью, а через десяток ударов сердца зашли три представителя эльфийской расы.

— Светлых дней и благословения богов тебе, Мелотон дэ Эрдан! — поприветствовал вошедший первым.

Это был представитель и сын главы правящего дома "Режущий Лист" Лаирэлдоринан. Людям было трудно выговаривать сложные эльфийские имена и их сокращали до первых слогов.

— И вам вечно зелёного леса и процветания Древа! — произнёс обычное приветствие для эльфов император. Но сделал он это без должного уважения в интонациях, между ним и этим представителем эльфийской расы была ненависть, тянущаяся уже больше пятнадцати циклов, с самого первого дня и момента принятия власти Мелотоном, на это были более чем веские причины.

— Давайте откинем официальные прелюдии, не будем терять время, присаживайтесь и перейдём к сути вашего визита, — грубо начал император. Он не любил эту расу, но политика есть политика, своими амбициями и эмоциями нужно было пренебрегать.

— Как вам будет угодно! — они прошли, сели в удобные кресла напротив, и Лаир продолжил: — Мы прибыли по приказу главы нашего дома. А причина в том, что Великое Древо Жизни пробудилось и первое, что оно сообщило через наших жрецов это то, что всему миру грозит опасность.

Услышав это, Мелотон и Кироний невольно переглянулись вопросительными взглядами. Это не осталось незамеченным одним из ушастых: — Вы что-то знаете об этом?

Кироний тут же решил осадить выскочку: — Уважаемый, а вас не учили этикету? Вы приехали без приглашения! Не представившись, задаёте вопросы императору! Может вам на шею украшение повесить в виде петли и вздёрнуть на главных воротах города, как обычного бездомного вора — в назидание другим?!

Задавший вопрос аж пятнами покрылся от злости, и тут же на небольшом балкончике по всему периметру зала по незаметному для других знаку главы службы безопасности появился десяток арбалетчиков, направив оружие на гостей. Это были элитные бойцы из личной гвардии императора, которые не промахивались, даже с закрытыми глазами. А арбалеты в их руках были куплены по спецзаказу у гномов и производили по три одиночных выстрела в интервал одного удара сердца.

Лаирэлдоринан не был идиотом, он понимал, что в доли секунды из них сделают дикобразов, было такое редкое животное на юге их родного леса, всё утыканное иголками. Он взял за плечо своего сородича и усадил обратно.

— Прошу простить моего соотечественника, он слишком молод и не часто посещал такие мероприятия. Его зовут — Эрулантаэль, по вашему просто — Эрул. Это один из лучших магов жизни нашего дома! Его единственный недостаток — это молодость. И посмотрел на несдержанного эльфа взглядом, не предвещающего тому ничего хорошего, тот даже глаза опустил.

Арбалетчики исчезли из зоны видимости, но теперь визитёры ощущали дискомфорт, зная, что в любой момент за одно неосторожное слово их головы поймают смертельный металл.

— Молодость очень быстро проходит! Даже у вас — долгоживущих. Но мы так и не приблизились к сути вашего приезда?! — поторопил события император.

— Как вы знаете, мы поклоняемся и почитаем Древо Жизни и его советы — это всё равно, что для вас послания ваших богов. Древо очень мудрое, оно существовало, когда в этом мире не было ещё ни одного разумного существа. Четыре десятка циклов оно было в спячке и вот пробудилось! За пробуждением последовало послание, что миру грозит опасность, и чтобы мы — эльфы, направились в самое большое государство людей и совместно с ними начали поиски представителя вашей расы. Мы должны его найти и учить нашей магии жизни и стихии природы. Его единственная особенность — он может оперировать как тёмными, так и светлыми стихиями. Сто процентный универсал! И вот мы здесь и просим у людей помощи. Опасность грозит всем, поэтому это и в ваших интересах тоже! — Лаир замолчал в ожидании ответа.

Мелотон задумался. Вот и прояснилась принадлежность расы оружия против зла из предсказания богини Лахесис — это человек. И стала понятна строчка — "В нём свет горит и тьма таится". Это маг светлой и тёмной магии одновременно. Такого уникального случая он даже из уроков истории не знал! Император уже решил, что даст положительный ответ на просьбу эльфов, но не спешил его озвучить. Угроза для всех одинакова и надо действовать сообща, но, как политик, он был обязан выжать максимум из этой ситуации.

— Лаир, когда пятнадцать циклов назад умирал мой отравленный отец, наши маги были бессильны в его лечении и мы попросили у вас помощи, так же, как сейчас, просите вы. Помнишь, что именно вы тогда мне ответили? И именно ты передал ответ! — Мелотон сделал паузу, дав прочувствовать ушастому важность момента. — Тогда вы за содействие попросили три любых услуги империи вам — эльфам. Естественно, отец, узнав о цене выздоровления, не согласился и умер! Вы слишком хитры! Сейчас я его понимаю и на его месте поступил бы так же. Вы могли бы попросить вступить нас, например, в войну и погубить десятки тысяч подданных империи. И при этом мы бы ещё остались должны две услуги! Такая неопределённость, естественно, нас не устраивала. Теперь условия ставлю я! Но в отличие от вас, я не столь алчный и высокомерный и прошу за нашу помощь всего одну любую услугу империи от эльфов.

Лаир выдохнул, они предвидели такое развитие событий, но предполагали, что император затаил обиду за неоказание помощи его отцу, а вылечить его было им по силам, и в отместку он попросит не менее пяти услуг и эльф уже приготовился торговаться. Но фамилия дэ Эрдан всегда славилась рассудительностью и справедливостью, и этот император не оказался злопамятен, но попроси он хоть вечность оказывать услуги империи, эльфы бы торговались и спорили, но согласились бы, они не могли противиться воле Великого Древа.

Второй по статусу эльф правящего дома невольно зауважал правителя самой большой и сильной страны человеческой расы. Он встал, кивнув в знак благодарности и произнёс: — Раса эльфов согласна на условия империи, я — Лаирэлдоринан, говорю от имени всего правящего дома "Режущий Лист".

После подписания договора и всех формальностей, император неожиданно для эльфов попросил тех устроиться поудобней и выслушать дополнительные сведения, кивнув Киронию, и глава безопасности начал делиться информацией о предсказании богини судьбы и своими выводами. Эльфы не были очень удивлены услышанному, боги заботятся о своём мире, как и любой пастух о своём стаде.

Император удалился, у него было ещё много неотложных дел. Сложив все данные в кучу, эльфы вместе с главой безопасности начали думать о совместной работе по поиску молодого мага или магини, от которого зависит судьба всех живых. Сейчас в разговоре больше всех участвовал третий представитель эльфийской расы, это был Эрулантаэль — глава поисковых боевых отрядов, прибывших с ними. И в процессе обсуждения он спросил Кирония, почему император не попросил больше от эльфов, ведь он понимал, что они в безвыходной ситуации. На что Кироний честно ответил: — Мелотон никогда не руководствуется личными амбициями, он смотрит в будущее и понимает, что возникшую проблему мы сможем решить только в союзе. А попроси он у вас больше, то фактически превратил бы вас в рабов, и вы бы не о деле думали, а о том, как бы соскочить с будущих обязательств перед империей. И в ваших душах поселилось бы ожидание худшего и ненависть к нему и ко всем имперцам. Если бы от его решения не зависели жизни его подданных, он бы не упустил такую возможность и подчинил бы вас всех. И поверьте, обещанной услугой он воспользуется лишь в крайней ситуации и точно не на личное благо, он сделал свой выбор!

Эльфы замолчали на какое-то время, обдумывая услышанное и сделав каждый для себя какие-то выводы, продолжили обсуждения о поиске оружия против тьмы.

Знали бы они в тот момент — какие проблемы и головную боль себе ищут в лице этого молодого парня, то, наверное, взяли бы по арбалету и сами застрелились.

Глава 10. Трудный ученик

ИЛВУС ДЭ МОР.

Я сидел в кабинете Лугата и растирал опухшее ухо, а он сидел в своём кресле и слушал жалобы племянницы Виолы. Она жаловалась на меня, как на ученика. Ну как жаловалась, материлась так, что даже я краснел и пытался запомнить самые интересные сочетания матерного вампирского вперемешку с матерным общим языком, и даже чего-то от меня набралась и вставляла из матерного русского.

Особенно мне понравилось — «Это не человек, это дебильный эксперимент двинутого мага, который скрестил дохлую помойную крысу с портовой шлюхой, а полученный результат этог чокнутого мага ещё долго, взяв за руки, которые росли из задницы, долбил головой об стенку, чтобы выбить последние мозги, потому что сейчас у этого недоразумения в голове ничего нету».

На что я ответил: — А тебя не волнует, что дохлую крысу невозможно скрестить в принципе?!

Виола замолчала, посмотрела на меня прожигающим взглядом и, проигнорировав, вновь обратилась к Лугату: — Лорд, позволь мне убить это неразумное существо, потом отдать его некроманту, чтобы тот его поднял в виде нежити, и я ему покажу, как одного дохлого ученика можно скрестить с такой же, ему под стать дохлой крысой!

Я прикусил язык, от этой сумасшедшей, помешанной на искусстве убивать, всего можно ожидать.

Чтобы объяснить причину нашего конфликта, надо начать с самого начала.

После боя в круге истины я очнулся к обеду следующего дня. Обстановка была незнакомой, рядом сидела Лина. Во рту было так сухо, что я не смог ничего сказать, только жестами показал, что очень хочу пить, графин оказался рядом на столе, просто я его не заметил. Утолив жажду, я начал вспоминать, что же со мной произошло. И когда вспомнил бой, вырванное сердце и порванное мной горло, меня вытошнило прямо у кровати на пол. Всё, что выпил, всё и вышло обратно.

Я понимал, что, по сути, за меня действовал демон, который сейчас затаился. Но в отличие от боя в деревне в этот раз я был как бы посторонним наблюдателем и, честно говоря, сам был не против убийства этих двух разумных. Именно это-то и пугало!

Я мирный человек в своём прошлом мире, не считая армию, сейчас был не против хладнокровного двойного убийства, да ещё таким кровавым способом. Поразмыслив, я не стал терзаться муками совести, это мир средневековья, тут или ты убьёшь, или тебя грохнут!

Я извинился перед Линой за столь неприятный казус, и, как только она всё убрала, то поведала мне последние новости клана.

Утром вновь собрались старейшины и после демонстрации силы клана, они были совсем не против, что я помимо Велена, проходя мимо, заодно прикончил и его деда — лорда Мезлена. Клауса утвердили новым лидером, теперь уже моего клана "Багровая Ночь", но в течение четырёх декад лордом остаётся Лугат, пока не передаст дела и не введёт в курс всех дел своего внука Клауса.

Высшие и просто истинные вампиры, то есть все члены клана были оповещены о своём новом соклановце — обо мне и моём статусе. Они не были против, что человек теперь может, по сути, многими из них командовать. Вампиры признают лишь силу, а если я так просто прикончил двоих им подобных, а один из них оказался аж лордом, то я достоин быть им равным. Нашлись конечно и недовольные, но их и слушать не стали, таких было немного.

Как оказалось, очнулся я в своей новой комнате, теперь это была моя собственность. Лина согласилась приходить иногда и наводить здесь порядок.

Мы с ней проболтали до вечера, пока не постучались в дверь и, убедившись, что я очнулся, сообщили, что меня вызывает лорд Лугат. До его кабинета меня довёл тот же посыльный. Встреча была короткой, лорд сообщил, что пока никаких обязанностей у меня нет и с завтрашнего дня клан берётся за моё обучение. Что за обучение — он не пояснил, просто посоветовал пока отдыхать, а остальное сам всё увижу.

Как оказалось, мне дали трёх наставников. Первый был вампир, специализирующийся на рунной магии. Рун у клыкастых оказалось больше пяти тысяч. Их применение было самым различным, от бытового, например, наносишь руну на котелок с едой, активируешь её, и через какое-то время пища подогревалась, до боевых, но тут сложнее, они применялись в комплексе, например, наносишь руну разрушения на стену, и пожалуйста, стена обвалилась, но тут много нюансов, надо наносить так же руну замедления, чтобы успеть отойти и не оказаться под обломками. Каждая руна активировалась кровью, сила и время действия зависели от залитой крови в неё. Но у каждой был предел, нельзя взять ведро крови и вливать в одну руну, если у нее максимальный предел две три капли, то остальная жидкость просто бесполезна. Всё это мне предстояло выучить. Но рисовать их аккуратно и точно у меня хорошо получалось, что было немаловажно, одна ошибка в чёрточке, и из руны сушки одежды получаем руну уничтожения огнём и так далее.

Второй наставник учил меня теории по видам и способам применения оружия в этом мире. Вот это были самые интересные занятия, ведь все мужчины питают слабость к предметам убийства, это у нас, наверное, природой заложено для выживания. Он рассказывал о предметах, предназначенных для умерщвления, как живых, так и неживых. С живыми понятно, а неживых имелось ввиду, например, линчи — это поднятые некромантами трупы магов или обычных зомби и мелкая нежить, и такие тут тоже имелись. Оружие было самым разнообразным, начиная от иголок, спиц, обычных вилок для еды и по нарастающей, до секир и заканчивая осадочными баллистами для взятия крепостей при штурме. Так же он рассказывал про разные расы и каким оружием те предпочитают пользоваться. В общем, информации было очень много!

Третьим наставником был пыточных дел мастер. Он рассказывал про болевые точки и болевые пороги различных представителей разных рас. Как обездвижить нужное тело различными способами. Иногда рассказывал совсем уж жуткие вещи, например, про вырывание жил из рук и ног, и при этом были способы, чтобы тело, с которым такое проделывают, оставалось в сознании.

Как ни странно, но сдружиться получилось именно с этим моим преподавателем. Это был не высший, а обычный истинный вампир, звали его — Умарт. Он считал себя высоким профессионалом своего дела, но после того, как я рассказал ему пару способов получения нужной информации от разумного, которые Умарт не знал, он меня сильно зауважал после этого.

Уж не знаю откуда у меня в голове эта информация, может из очередного фильма про бандитов из телика, а может и прочитал где-нибудь, но это не главное, а суть заключалась вот в чём… Сначала я спросил, знает ли он, что такое обычная мясорубка, оказалось, что не знает и такого приспособления у них нет. Пришлось потратить некоторое время для объяснения строения, предназначения и применения этого средства производства обычного фарша. Умарт был сообразительным и быстро всё понял. Потом я ему рассказал этапы воздействия. Есть психологический метод и если уж он не поможет, то тогда применять физический метод. А смысл вот в чём — берём мясорубку, кусочки обычного мяса и при пытаемом, чтоб он узрел сие действие, начинаем спокойно его пропускать, делая фарш. При этом важно, чтобы крутящаяся ручка скрипела. Потом оставляем кусочек мяса внутри мясорубки, незаметно кладем пластинку на коловрат и опускаем половые причиндалы тела, от которого надо получить информацию внутрь мясорубки. Пластинка для того, чтобы не нанести физический вред. Естественно, это должен быть мужчина, с женской особью такой номер не пройдёт в связи с отсутствием этих самых причиндалов. В общем, начинаем крутить ручку, которая противно скрипит и давит на психику, при этом разумный видит, как выходит фарш, а фарш из кусочка, который мы оставили заранее, но он этого не знает и если психика не очень сильная, то тот начинает "петь" и выкладывать нужные сведения. Это психологический метод, а физический заключается в том, что просто надо убрать пластинку и реально сделать фарш из крайней плоти.

Умарт смотрел на меня с восхищением, наверное, радовался, что наконец-то встретил такого же кровавого маньяка, как и он сам. И в тот момент я понял, что пока он не сделает эту самую мясорубку и не проведёт испытания, то не успокоится. Вообще, в душе он был больше учёный, ему было интересно — как и из чего состоят внутренности любого существа, а разумное оно или нет, его не очень волновало. Доктор Хаус, млять.

А второй способ был очень банален. Я сказал ему, что он может сходить на кухню, взять обычный точильный камень для ножей и этим камнем попробовать сточить зубы любому разумному существу, и как это существо после начала тех самых действий будет себя чувствовать, Умарт додумал сам.

После этого я быстро ретировался, а то мне показалось, что этот потрошитель смотрел на меня, как на подопытного, ему не терпелось попробовать новые методы.

Так же мне предоставили доступ в библиотеку, когда я первый раз посетил её, то долго пребывал в ступоре, книг там было столько, что понадобилась бы ни одна жизнь, чтоб всё это прочитать. Я брал по одной, в основном выбирая по истории и географии этого мира и если оставались силы, то читал перед сном.

Всё изменилось в тот момент, когда в клан с какого-то задания вернулась племянница Лугата — Виола. Эта та, которая безжалостно отрезала Велену дэ Тор ухо и из-за которой начался весь этот сыр бор с кругом истины. Про неё мне рассказал Умарт. По его словам, это была не женщина, а машина смерти. Всем казалось, что смысл её жизни — это научиться убивать всеми существующими способами. Она превосходно владела двумя клинками одновременно и в клане не было равного ей в этом искусстве. За глаза её называли — Валькирия. Её очень, как желали, так и боялись особи мужского пола, она была безумно красива и сексуальна, но мужчин не подпускала ближе, чем на пару метров, и отрезание уха было её любимым развлечением с ухажерами, коих последнее время в клане уже не наблюдалось. Был случай, что один из истинных пустил слух, что переспал с ней, так она вызвала его в круг истины и нарезала такими мелкими кусочками, что можно было их через сито пропускать. Когда Умарт рассказывал про неё, то было видно, что он восхищается ею и тоже мечтает оказаться у неё в койке.

И вот эту фанатичку-убийцу, феминистку и мужененавистницу Лугат поставил моим учителем по боевым искусствам с холодным оружием. Лично я подумал, что Лугат опять хочет от меня избавиться таким изощрённым способом, чтобы она меня случайно прирезала, но как позже признался лорд — поставив меня в ученики к Виоле, он хотел её жестоко наказать таким способом. Из-за её амбиций и высокомерия у клана постоянно были проблемы, и, по мнению Лугата, только я с моим отрицанием авторитетов и дурью в башке мог опустить её с небес на землю и довести до нервного тика. Как оказалось позже — Лугат был прав!

Знакомство у нас сразу не задалось. Я пришёл в назначенное время в тренировочный зал и застал момент, когда Валькирия махала двумя мечами. Это было просто завораживающее зрелище. Я просто не мог проследить её движения, это был вихрь из стали, такое я даже в кино не видел.

Когда она закончила и подошла ко мне, я заметил, что она даже не вспотела. И Умарт был прав — Виола оказалась очень сексуальной представительницей женского пола. Красивое лицо с заострёнными чертами, ну это, наверное, по наследству по линии Лугата передалось, шикарные тёмные волосы, обалденное тело в кожаном обтягивающем костюме и наливная грудь наружу. В общем, я прибывал в ступоре и единственное, что мне пришло в голову, зачем-то я озвучил: — Вот это титьки!

За что тут же получил удар в голову и отключился. Я даже не заметил, чем она меня долбанула. На следующий день, когда я пришёл в зал, она молча дала мне тренировочный меч, закруглённый на конце и незаточенный по кромке, попросила принять стойку, я что-то изобразил и снова получил по голове и опять отключился. Потом ситуация снова повторилась, и меня это начало нервировать, я чувствовал себя грушей для битья, это было унизительно и обидно, и следовало что-то предпринять, а то в один прекрасный момент моя бедная черепушка могла не выдержать и лопнуть, как арбуз.

На следующий день, войдя в зал, я сразу начал диалог и поинтересовался, почему она не хочет меня нормально учить бою, и чем я ей успел насолить, не из-за моей же глупой фразы всё это?! Виола в долю секунды оказалась передо мной, и я почувствовал на своей шее остриё её клинка.

— Мальчик, я не знаю, как ты победил Велена в зале истины, наверняка, то, что болтают про тебя, больше напридумывали, я пока не вижу в тебе ничего особенного, но этого похотливого урода должна была я прикончить, да чтоб ему в червя навозного переродиться. И получается, что мою честь отстоял какой-то человеческий глупый мальчишка, который меч-то держать не умеет. Мне Лорд приказал тебя учить, я не могу ослушаться приказа, но как учить, это уже решать мне. И если ты такой упрямый, то можешь приходить сюда каждый день и получать по своей бестолковке или бежать и плакаться Лугату, но и это ничего не изменит. Убив Велена, ты принизил меня. Так что при первом же удобном случае я порежу тебя на полоски. Всё, вали отсюда! — она убрала клинок от моей шеи и гордой походкой начала удаляться, вертя своей аппетитной попкой.

Я не мог сейчас промолчать и упустить момент, поэтому рискнул нахамить: — Ты чувствуешь преимущество, потому что умеешь махать своими железяками и меня отказываешься учить, даже не дав шанса. И в зал истины я вышел лишь потому, что у меня не было выбора. Слабачка ты, хоть и умеешь красиво убивать. И это не я мальчишка, а ты сопливая девчонка, возомнившая о себе, что она королева, и все ей вокруг должны!

Виола резко остановилась, медленно повернулась и молча стояла, осматривая меня оценивающим взглядом. Если честно, то в этот момент я чуть в штаны от страха не наделал.

— А ты дерзкий мальчик! Что ж, почему бы и не дать тебе шанс?! Если в течение декады сможешь подобраться ко мне незамеченным на расстояние смертельного удара и обозначить себя, то я возьму тебя в ученики и научу пользоваться, как ты выразился — «Этими железяками!» — фыркнув, развернулась и снова гордо удалилась.

Зал я покинул в хорошем настроении, первый раунд остался за мной. Что ж, Виолочка, ты ещё не знаешь, с кем связалась! Ох, как же зря ты поставила это условие. Я ещё не представлял как, но был уверен, что выполню его! И с позитивными мыслями отправился к преподавателю рунной магии.

Вечером я не мог уснуть, думая, как выполнить условие этой высокомерной девицы. Мне очень мешал её волнующий, сексуальный образ, он сбивал меня. Я фантазировал и представлял её в разных позах и именно это натолкнуло меня на одну идею. К утру я, невыспавшийся, поплёлся на занятия по оружию, но довольный, так как план был готов.

Следующие три дня всё свободное время я посвятил подготовке моей задумки: приготовил пути отхода; сварганил в одной из кладовой на нижнем этаже себе место, чтобы пересидеть какое-то время; натаскал туда еды, свечки, книги и ведро для естественных надобностей; изучил места и время посещения Валькирии и определился с местом нападения на неё. И последнее, что я сделал, это нашёл лорда, сказал, где меня искать, когда его племянница успокоится, и не выдавать меня. Лугат уловил, что я хочу её проучить, и пообещал всё выполнить.

И вот настал час икс, я затаился за углом купальни, которую каждый раз после тренировки в одно и тоже время посещала Виола, и стал ждать.

ВИОЛА ДЭ МОР.

Все последующие дни я ожидала нападения со стороны этого, возомнившего о себе не весть что, глупого человеческого мальчишки. Но тот вёл себя, как ни в чём не бывало. На тренировку он, конечно, не приходил, но пару раз я его встретила, когда шла ополоснуться после скакания с мечами в зале. Да вряд ли он решится, наверняка, наслушался про мой характер и коллекцию отрезанных ушей.

Подходя к двери в купальню, я увидела несколько листков, прикреплённых к двери. Я подошла ближе, пригляделась и не поверила своим глазам, на рисунках была я, изображённая в голом виде и спаривающаяся с каким-то мерзким демоном. На другом такая же пошлая картинка. И на третьем, только на нём я спариваюсь… пригляделась… с гоблином. Я просто открыла рот и встала в ступоре. Рисунки были очень натуральны. На полу тоже лежал листок и на нём что-то было написанно. Я рефлекторно нагнулась поднять его и тут же почувствовала резкий и сильный шлепок по заднему месту и выкрик: — Ты убита! И силуэт, выпрыгивающий в открытое окно. Молниеносно, на рефлексах я тут же схватила за ногу прыгнувшего и уже представила, как перерезаю глотку наглецу, но тут это тело, в котором я узнала этого парня, как закричит, нет… завизжит: — Насилуют! Помогите, добрые вампиры! Насилуют!

Весь двор обернулся на его вопли. Я сразу и опять же рефлекторно разжала кисть на его ноге. Придя в себя, я выглянула в окно в надежде увидеть его размазанное, ну или хотя бы поломанное тело, всё-таки четвёртый этаж, но нет, там был стог сена, а его самого и след простыл. В руке я держала поднятый листок с пола, на котором было написано -

«Дорогая Виолочка! Титьки у тебя и правда классные! Да и зад — прелесть! Но если ты откажешься меня обучать, я весь замок обклею такими картинками. Целую! Твой будущий ученик, Илвус дэ Мор. И, кстати, ты убита! А с гоблином, где ты на четвереньках, получилась лучше всего! Ещё раз целую!»

— Ну когда я его поймаю, то убью, нет… поймаю и медленно буду отрезать его тупую голову!!! — злоба просто кипела во мне.

Я себя, вообще, перестала контролировать. Собрав все листки, бросилась искать этого сына вонючего борова.

ИЛВУС ДЭ МОР.

По моим подсчётам, заканчивался уже третий день моего добровольного заточения в кладовке. Свечек ещё хватит на сутки, непрочитанных книг тоже осталось три штуки, но хоть еда пока есть с запасом. Но очень мешал смрад от ведра, хоть я и поставил его в дальний угол и прикрыл. Сделать вылазку я пока боялся, если кто-нибудь меня заметит и сдаст этой сумасшедшей, то, как минимум, могу расстаться с ушами. Это у вампиров, хоть и не быстро, но они отрастают, а со своими не хотелось проводить такой эксперимент.

Но всё заканчивается, и на следующее утро я услышал ругань и узнал голос Лугата: — Илвус, демоны тебя забери, где ты есть?

Дверь открылась и на пороге стоял лорд с зажатым носом: — Ну ты и забрался, тут, наверное, пару веков никто не ходил, я тебя только по запаху нашёл. Давай вылезай, Виола уже успокоилась!

Я, нагруженный книгами и остатками еды, поспешил на свежий воздух, хоть в нём и витали клубы пыли, которые поднял лорд, пока меня искал, но для меня это был прям аромат после кладовой. Лугат потребовал, чтобы я пошёл, помылся и переоделся! Сопровождая меня, рассказал последние события, произошедшие после моей выходки.

Виола была очень зла, ну как зла, была просто в бешенстве! Она перевернула весь замок. Сломала дверь в мою комнату, даже матрас порезала на заплатки. Потом взялась допрашивать всех попадающихся ей на пути. Многим досталось на орехи, как слугам, так и вампирам, но слава богам, обошлось без сильных увечий, не считая пяток поломанных конечностей.

На второй день безуспешных поисков, она пришла к лорду, бросила на стол рисунки с письмом, потребовала моей выдачи и немедленного моего убийства, причём способов лишения меня жизни она предлагала очень много. От перегрызания мне горла, до варки меня в горячем масле. В общем, лорд похвалил меня за сообразительность, что догадался спрятаться. Узнав суть проблемы и просмотрев мои художества, он долго смеялся, послал племянницу под хвост ко всем демонам и им подобным тварям и рассудил, что при нашей договорённости не было обговорено никаких особых условий, и что я прав по всем пунктам.

На третий день в замке была тишина и лорд уже испугался, что Валькирия меня нашла и где-нибудь мучает в подвалах замка, чтобы никто не слышал моих криков, но обнаружил её в своей комнате, спокойно сидевшую и бездумно пялившуюся в окно. На его вопросы она просто ответила, чтобы я приходил во второй половине дня и она согласна взять меня в ученики.

Отмывшись и надев чистое, мы вместе с Лугатом отправились искать его племянницу. Лорд решил, что при встрече он побудет рядом, а то кто знает, что у этой девицы в голове. Нашли её в зале, где она тренировалась на деревянных имитаторах человеческих силуэтов. И судя по их состоянию и изрубленности, Виола уже давно их мучила. Увидев нас, она попросила лорда выйти, на что тот пожал плечами и сказал, что подождёт за дверью. Предатель! Без его присутствия мне, мягко говоря, было некомфортно оставаться наедине с этой бестией.

— Ты выполнил моё требование, хоть и таким необычным способом! Я берусь за твоё обучение, но единственное условие — ты никогда больше меня не изображаешь на бумаге! — тут она замялась, отвернулась и неуверенно добавила: — Без моего разрешения!

И чего она так заволновалась, хотя, кто поймёт этих женщин. Они, наверное, во всех мирах, независимо от расы, одинаково нелогичны в своих решениях и уж тем более в поступках. Естественно, я дал обещание. Тут и начались тяжёлые дни обучения меня и, конечно, по словам Виолы — «Бестолкового и безрукого!»

Валькирия взялась за мои тренировки со всей серьёзностью. Она требовала так же физическую подготовку и пыталась меня научить владеть всеми видами колюще режущего оружия. И вот на десятый день обучения, не выдержав, что я не могу повторить одну стойку и выпад мечом уже больше двух часов, при этом я отпускал пошлые шуточки в её адрес, она просто взяла меня за ухо и потащила к лорду. Ухо она совсем не жалела, и по дороге, согнувшись, я сначала решил угрожать ей всеми карами небесными, чтобы она отпустила моё, уже оттянувшееся, ушко. Потом начал посыпать её комплиментами и давать обещания, что не буду больше отпускать грязные приколы в её сторону, что она самая красивая и замечательная воительница всех времён и народов, но и это не подействовало. Тогда я обещал подать на неё в международный суд по защите от клыкастых и кровососущих и потребовать её исключения из клана и последующей выплаты компенсации за нанесённый мне физический и моральный вред, на что она ещё больше оттянула ухо и ускорила шаг.

И вот я сижу в кабинете Лугата и слушаю её брань в свой адрес.

— Этот недоумок никак не может войти в ускорение, хотя ты меня, дядя, заверял, что сам видел, как это недоразумение спокойно им пользовалось в зале истины! — закончила свой словесный поток Виола и уставилась на Лугата.

Я вообще сделал вид, что меня здесь нет. Ну как ей объяснить, что сам я этого никогда не делал, не рассказывать же ей про демона внутри меня, тогда она меня точно прирежет.

— Илвус, выйди, иди на занятия по рунной магии, а взрослые пока подумают, что с этим делать! — поставил точку в разговоре лорд вампир.

И я, растирая опухшее ухо, гордо и молча удалился.

Глава 11. Дела божьи

АРИГАТ.

Здравствуй, Аригатик, — поприветствовала девушка, появившаяся буквально из воздуха, окно портала бог только почувствовал, но не увидел. Она была очень красива, на вид не больше двадцати лет. Полупрозрачное одеяние подчёркивало её безупречные формы тела. Звонкий, девичий голос буквально завораживал. Но Аригат знал, что это лишь оболочка, захоти, и богиня могла принять любой образ, хоть мерзкой жабы с девятью конечностями. Были такие на одной планете, на которой разумная жизнь только зарождалась, и почему именно это сравнение привёл Аригат, он сам не понял. Это была богиня судьбы и прорицания — Лахесис, хотя в некоторых мирах её знали и под другими именами.

И тебе не болеть! — с сарказмом ответил бог везения. — Ты, как всегда обворожительна, хоть и исполнилось… хм, напомни, сколько десятков тысяч лет тебе? Или уже сотен?! — не удержался от колкости бог.

— Фи, какой ты грубый! Угости даму лучше вином. Я слышала, что у тебя неплохие запасы из мира Грёз, только там делают нектар, достойный нас — богов. В других мирах просто кислятина по сравнению с этим напитком, — промурлыкала гостья.

Аригат сделал взмах рукой и на столе появился ещё один кубок и разные фрукты на подносе.

— Слышал твоё предсказание, ты его немного изменила и направила людей на поиски моего подопечного. Зачем? — спросил требовательным тоном бог. — Такой договорённости не было!

— Дорогой Аригат, ты знаешь лучше меня законы мироздания! Я сделала то, что должна была. Это моя обязанность, как богини. И если я изменю хоть слово, то могу поплатиться за это. И если смертные бросятся искать твоего протеже, то не вижу в этом глобального изменения в твоих планах, — оправдываться богиня и не собиралась и сказала чистую правду.

— Что ж, может это и к лучшему. Зная его, он им устроит весёлую жизнь. Заодно и опыта наберётся в беге с препятствиями. Но Лахесис, если ты вздумала играть против меня, то будь уверена, что потом очень пожалеешь! И надеюсь, не забыла, что именно ты предала меня в союзе против коалиции трёх светлых богов, которые решили, что могут отнять у меня пару миров. Сколько ты тогда от меня пряталась? Пару тысяч лет?!

Богиня поморщилась, как от зубной боли, вспоминая этот момент, как она рассказала им его планы. Тогда Аригат вывернулся и даже развоплотил одного из Бессмертных, решивших, что смогут с ним тягаться, и она пряталась от его гнева в других вселенных и из-за своего отсутствия, потеряла тогда два мира и уйму верующих в неё, но сказала о другом, решив перевести эту скользкую тему: — Лучше расскажи, как ты заставил высшего демона подсадить парню такого уникального паразита. У демонов они очень ценятся и в дефиците!

Аригат не спешил, но подумав, решил, что эта информация никак ему не повредит, решил ответить: — А я и не заставлял! Просто демон решил, что он делает мне гадость и сможет с этого поиметь выгоду, но на самом деле я его к этому подвёл. Элементарная психология и безукоризненное поведение в общении. У демонов с мозгами не очень, им лишь бы войнушки устраивать друг с другом. Кстати, когда я его лишил головы, появившись прямо перед его носом по метке, которую прицепил на него, он как раз с кем-то воевал и даже, наверное, не понял, кто его сделал чуточку короче.

Богиня решила, что можно ещё выжать крупицы информации, пока Аригат разоткровенничался.

— И как, подсаженный демон прижился? Какие прогнозы? Получится из парня демиург? Эти существа давно пропали, многие уже пытались их возродить, но пока ни у кого не получилось!

— Пока трудно прогнозировать, но всё вроде идёт по плану. И я бы на твоём месте, дорогуша, надеялся бы на это. Если мы не создадим силу, способную противостоять Атона-Макру, который скоро пробудится, то мы навсегда потеряем этот мир. Это слишком древняя сущность, и ему, по-моему, плевать на все законы мироздания. С одного забытого языка, его имя означает — Пожиратель Жизни! Он просто поглотит эту планету. И если помнишь, то именно раса демиургов загнала его в ловушку и закрыла эту территорию. Даже я не могу разобраться, чего они там навертели и пробиться к его гробнице. И куда потом делась эта раса — никто не знает! Было бы конечно большой удачей её возродить. Все тайны они утащили с собой. Но прошло уже много сотен тысяч лет, и оковы, сдерживающие эту древнюю тьму, ослабли! — Аригат замолчал, сам обдумывая сказанное.

— А как там князь ночи — Тарант, в этом мире он у вампиров вроде как основное божество, он не предъявлял претензий, что ты ему подсунул в его паству разумного с наклонностями к светлой магии, да ещё и без обращения в вампира. Он ведь может и обидеться, что его не предупредили! — спросила Лахесис, хотя понимала, что такой сильной сущности, как Аригат, чхать на всяких там князей ночи и подобных мелких тёмных сущностей.

Бог улыбнулся: — Милая, он может свои претензии засунуть себе в одно место и проваливать в бездну. Если я решу лишить своего покровительства и везения кровососов, то уже через сотню циклов они просто вымрут. Тарант это прекрасно понимает! Конечно, может по мелкому напакостить. Да и у парня я в голове покопался, он, вообще, не будет никаким богам поклоняться! Его всю прошлую жизнь убеждали, что бог всего один, да и то, он не очень-то верил в него. Так что он нас просто на подсознании не воспринимает и вряд ли будет приклоняться и трепетать, опасается и то не сильно, — Аригат даже хмыкнул, представив, как появляется в родном мире Евгения, ныне уже Илвуса, сообщает, что он бог, а его посылают куда подальше и советуют проверить голову у доктора. Хотя из-за такой шутки могут возникнуть проблемы с тамошним светлым богом, он там, можно сказать, один локальный и единоличный повелитель того мира.

— А ты в курсе, что Древо Жизни направило эльфов на поиски твоего родственника? — прервала мысли Аригата, решив поделиться информацией Лахесис: — И по сведениям моей жрицы, они договорились с людьми совместно его найти и обучить своей магии природы и жизни.

Аригат снова задумался, богиня его не отвлекала и наслаждалась напитком.

— Что ж, события выходят из-под контроля, но Древо Жизни — это частичка сути самой планеты и оно всё сделает для её защиты. Вот только эльфы с вампирами, мягко говоря, не очень дружат. А вернее режут друг другу глотки при каждом удобном случае, а у парня уже в ауре метка вампира, и чем это всё обернётся, не ясно?! — вслух начал рассуждать бог. — А ты выполнила мою просьбу? Проверила линию судьбы парня? — обратился он к богине.

В принципе ради этого вопроса боги и встретились, но Лахесис не спешила с ответом в предвкушении, как Аригат удивится её рассказу: — Как ты знаешь, я могу проследить линии судьбы любого разумного, кроме Бессмертных сущностей, наподобие нас с тобой…

— Дорогая, зачем ты мне рассказываешь то, что я и так знаю? — перебил её Аригат.

— Ну что ты такой нетерпеливый, дорогой, дослушай сначала… — мурлыкая, ответила богиня: — Так вот… Эти линии иногда раздваиваются, растраиваются и так далее, в зависимости от какого-то принятого решения разумного существа в какой-то кардинальный момент его жизни, ну или в определённой точке судьбы. Но самое большое, это когда линия может расходиться ещё на десять витков. Уж на какую дорожку повернёт судьба, это зависит от разумного и его решений. А у твоего парня… — тут Лахесис сделала паузу, медленно глотнув из кубка: — …у парня эти линии расходятся на тысячи, а рисунок, как живой, он постоянно изменяется. Такое ощущение, что его судьба меняется каждую минуту и зависит от каждой мелочи. Даже, наверное, от такого его решения — когда и в какую уборную сходить.

Аригат задрал бровь и не смог скрыть удивления: — Ничего себе! Как такое может быть?! И что это может значить?

— Повторюсь, я не могу видеть судьбы только Бессмертных сущностей, у меня просто нет такого дара. Но с этим парнем всё по-другому, я такого никогда не встречала! Есть одна мысль, но уж на сколько она верна… — богиня опять замолчала, доводя собеседника до нетерпеливости, ожидая, когда бог сам попросит продолжить. Ей нравилось и льстило, что такая могущественная сущность, как бог везения, нуждается в информации и совете от неё.

— Ну и…? — не выдержал Аригат.

Лахесис улыбнулась: — По своему опыту могу предположить, что этот мальчик не подчиняется законам мироздания, а оно пытается взять его под контроль и пока это плохо получается.

Аригат задумался, это были хоть и не стопроцентные сведения, но очень важные! Сейчас рано делать выводы, надо дождаться, когда светлая и тёмная половина в нём соприкоснутся. Бог решил, что он узнал всё, что хотел и пора было заканчивать аудиенцию: — Что ж, спасибо за информацию, если будут изменения или ещё что-то важное, ты знаешь, как меня найти и…

Закончить он не успел, Лахесис оказалась у него на коленях и впилась поцелуем в губы бога, обняв за шею.

— Аригатик, может продолжим общение в более интимной обстановке, посмотри какое у меня шикарное тело, специально для тебя выбирала! — с этими словами она скинула одеяние до пояса, оголив красивую грудь, с манящими наливными сосками, которые, как бы невзначай, начала теребить пальцами.

Но Аригата на этот трюк было не купить, он мягко её отстранил, встал и с ухмылкой посмотрел на надувшую губки богиню: — Дорогуша, мы уже это с тобой проходили. Не забеременев от меня в тот раз, ты меня предала и подставила под удар сразу трёх богов. Давай не будем повторять старых ошибок! И чтобы ты не питала иллюзий, знай, что своё семя я вполне контролирую!

— Ну и зря отказываешься! Я просто хотела загладить свою вину перед тобой. И если вдруг надумаешь, ты тоже знаешь, как меня найти! — богиня встала, открыла портал и, соблазнительно качая грудью и на прощание послав воздушный поцелуй, удалилась.

Да уж, теперь бог понял, почему, увидев её, сразу сравнил со скользкой жабой, потому что это её нутро! Естественно, она хотела затащить его в койку только для беременности. Это бы подняло её статус среди богов сразу на несколько уровней. С этой сукой нельзя рядом расслабляться!

Глава 12. Неудачные эксперименты

ИЛВУС ДЭ МОР.

Прошло четыре декады с момента принятия меня в ученики Виолой. Это были самые трудные и тяжёлые дни за обе мои жизни! Теперь даже служба в армии в моём родном мире воспринималась, как увеселительная поездка на курорт. Мало того, что надо мной большую половину дня издевалась эта безумная женщина, для которой умение убивать было смыслом всей её жизни, так теперь её дядюшка освободил должность лидера клана, передав все дела внуку — Клаусу и присоединился к нашим тренировкам. И Лугат не собирался делать поблажек и гонял меня, не отставая в усердии от своей, мозгами тронутой, племянницы.

К слову сказать, отпускать неприличные хохмы в сторону Виолы я прекратил, так как за каждый мой пошлый подкол она начала ломать мне конечность. И делала это так виртуозно, что обвинить её никак не удавалось, всё происходило как будто случайно. Начала она с пальца, и если бы не моя регенерация я бы переехал жить к местному целителю. Но перелом сращивался за несколько часов, в зависимости от его сложности, и эти часы я не отдыхал, а занимался с другими учителями теорией. Быстро сообразив, что меня можно калечить не в ущерб обучению, Валькирия принялась за мои ноги и руки, и после пятого перелома я крепко держал свой язык за зубами.

Вызывать боевой транс и переходить в ускорение по собственному желанию так и не получалось, но был небольшой прогресс. А началось всё с того, что одним утром я шёл по своим делам и, заметив в дальнем конце двора замка Лину, направился в её сторону. Последнее время у нас не было времени пообщаться, она всё так же убиралась у меня в комнате и приносила туда еду. Честно говоря, я уже давно подумывал склонить её к более близкому постельному контакту, и Умарт — пыточных дел учёный разъяснил мне, что интимные отношения ни к чему не обязывают разумных этого мира, но когда твою тушку после тренировок приносят на носилках в бессознательном состоянии, то как-то не до дел сердечных.

Приближаясь, я увидел, что Лина уронила свою поклажу и, встав на колени, начала что-то собирать. Мимо проходили три вампира, из них двое были те, которые отпускали шуточки в наш адрес, когда я ещё занимался колкой дров, не знал местного наречия и, по сути, был здесь никем. Ситуация повторилась — эти недомерки опять начали ржать, смотря, как девушка на коленях ползает по земле. Я ещё не очень отличал высших от просто истинных, но сейчас это было неважно, во мне просыпался демон! И он хотел крови тех, кто покусился на его собственность, в данном случае ей была Лина.

Подходя к месту событий, я прорычал: — Кто это здесь гогочет? Аааа… это падальщики, питающиеся кровью дохлых и подтухших мертвяков, которых наверняка раскапывают на кладбищах и не способны сами добывать себе пропитание, как настоящие мужчины.

Вампиры в оцепенении осмысливали мои слова и сначала не поняли, что я обращаюсь к ним! Один даже головой повертел, пытаясь увидеть ещё хоть кого-нибудь рядом.

— Чего вылупились?! Или вы считаете себя мужчинами?! Так давайте я вам докажу обратное, затолкав ваши органы, которые отличают вас от девочек, вам же в ваши поганые клыкастые рты?!

Боковым зрением я заметил, как Лина замерла и смотрела на происходящее с диким ужасом. Я ещё частично контролировал своё тело и шыкнул на неё, чтобы та исчезла и не попала под раздачу люлей местным гопникам.

Выйдя из ступора, клыкастые решили сначала поглумиться, а уж потом наказать дерзкого человечишку: — Это что за червяк тут рот открыл?! А ты, наверное, решил заступиться за эту маленькую потаскушку?

Видимо, в тот момент в их пустых головах не возник вопрос, как я убил двух им подобных, которые наверняка были покруче, и после услышанного я перестал сдерживать зверя.

В миг, оказавшись рядом, среднего я выбил ногой, сломав тому грудную клетку, левому полоснул по лицу опять выступившими когтями, сняв ему пол лица с мясом, а правого, схватив за шею и отбив его вялую попытку ударить меня рукой, выдавил глаз. Демон не хотел их убивать сразу, он хотел сначала выполнить моё обещание, ему показалось это забавным и уже срезал с одноглазого штаны с намерением отчекрыжить половой орган, как вдруг какой-то невидимой силой меня смело, как пушинку, и, проломив стену какой-то бытовой постройки, я оказался внутри её. Вылезая из-под обломков, через пыль вокруг я увидел Лугата. Он что-то сломал руками, наверное, активировал какой-то магический амулет, и меня как будто наковальней ударило по голове и вырубило.

На следующий день, опять сидя в кабинете Лугата, который, кстати, он так и не передал Клаусу, а сказал, что пусть тот сам оборудует себе по своему вкусу новый, я изображал провинившегося, выслушивая в свой адрес очередную брань бывшего лорда. Виноватым я себя, естественно, не ощущал. Здесь же присутствовала Виола, эта маньячка, узнав о произошедшем и, воочию увидев покалеченных, чему-то радовалась, и вот это меня очень пугало!

Тот, которому я сломал грудину, восстановился быстрее всего, одноглазому нужно было просто время вырастить новый глаз, а вот с изувеченным лицом чуть не отправился в божьи чертоги, вовремя успели напоить его кровью. И нанесённые мною повреждения очень медленно восстанавливались, всё-таки когти демона — это не столовый ножичек.

Если убрать всю нецензурщину и свести тираду к минимуму, то смысл сказанного Лугатом сводился к тому, что я — бестолочь напал и покалечил своих соклановцев, что категорически запрещено, а все недопонимания и претензии решаются в зале истины до смерти или до первой крови, но это уже по договорённости. И теперь последует очень суровое наказание, а какое… бывший лорд обязательно придумает, так как помимо моих косяков, Лугат потратил на обезвреживание меня два магический амулета третьего круга. Один — удар воздушным кулаком, это когда меня унесло в постройку, а второй — удар воздушным молотом, это когда меня знатно приложило по голове. И что у них настолько высокая цена, что для того чтобы мне за них расплатиться, мне надо всю жизнь выгребать навоз из стоил животных, потому что больше я ничего делать не умею.

На все обвинения я, не подумав, ответил, что не контролирую этот процесс, и это всё сущность виновата. И, заметив, как на меня посмотрела Виола, тут же пожалел о своих словах! Такой взгляд был у Умарта, когда я ему поведал про мясорубку. Ну и попал же я!

ВИОЛА ДЭ МОР.

В зале, тренируясь ножевому бою, я ждала этого совершенно бездарного ученика. Для обычного человека он неплохо справлялся с такой нагрузкой, но ему помогала регенерация, о которой я подозревала, но убедилась лишь сломав ему палец, после того, как он очередной раз грязно пошутил про мою грудь. Но до уровня вампира ему было, как до империи ползком, причём задницей вперёд. Вообще, он был очень странный и эти странности меня и подстёгивали его обучать.

В зал вместо Илвуса зашёл один из слуг, который обычно вечером уносил в бессознательном состоянии парня в его комнату и сообщил, что во дворе замка произошла стычка, есть пострадавшие и один из участников — мой ученик. Быстро закончив элемент упражнения с ножами, я помчалась туда. Первой мыслью было, что парня покалечили, и я прибью того, кто это сделал. Его могу калечить только я! Каково же было моё удивление, когда я увидела трёх наших, причём сильно изувеченных и Лугата с помощниками достающих тело моего ученика из дыры в стене. Я, вообще, не могла ничего понять. Глядя на обрубок лица одного из вампиров, я даже представить не могла, кто и каким оружием это сделал, если только металлическими накладными когтями. Допросив одного из пострадавших, который уже более или менее оклемался, картина ещё больше запуталась. Получается, что всех покалечил мой бездарный ученик, заступившись за служанку. Но как он оказался в дыре стены, тот не объяснил. Я решила не торопиться с выводами и узнать всё у дяди, но тот на меня шикнули и сказал приходить, когда он будет разбираться с этим недоумком.

Илвус оклемался только на следующее утро. Моё женское любопытство не давало мне покоя всю ночь. Вчера, опросив очевидцев, я поняла, что Лугат применил дорогостоящие магические амулеты, чтобы успокоить мальчишку. Но зачем, ведь дядя мог справиться с ним играючи. Одни вопросы, но сегодня я получу на них ответы, даже если придётся устроить истерику перед Лугатом!

И вот сижу, не перебиваю дядю, ведь он так красиво матерится. За всю жизнь ни разу не видела его в таком состоянии, только этот парень почему-то может довести его и это уже не первый раз! Хотя он и меня иногда доводит до нервного срыва!

— Да я то что, я, вообще, не контролирую этот процесс, это всё сущность виновата! — ляпнул он, оправдывая себя, потом взглянул на меня, сделал испуганные глаза, поёжился и замолк.

Вот оно! Попались! Конспираторы демоновы! Значит в нём сущность поселилась?! Но как такоё может быть, сущности всегда полностью берут под контроль тело. То есть, теоретически может быть наоборот и мальчишка может подчинить её. Млять… да это идеальный получится боец! Тьфу… демоновы рога, я ещё и ругательств от него понабралась. Я начала судорожно соображать и нашла выход.

— Дядюшка, успокойся, он и так всё понял, — посмотрела я на парня, тот судорожно закивал головой, хотя было понятно, что раскаяния в нём, как крови в столетней мумии. Я продолжила развивать мысль: — Если он не может контролировать свою вторую суть, то давай поможем ему научиться этому?!

Лугат уже успокоился и заинтересовался моим предложением: — Хм… здравая мысль, продолжай…

— Нам надо сделать так, чтобы он не мог причинить ущерб окружающим, например, заковать его в цепи или посадить в клетку, вызывать его сущность, и пусть Илвус тренируется в её подчинении! — выдала сумасшедшую по своей сути идею.

Парень, услышав это, сделал круглые глаза и даже попятился вместе со стулом от меня в сторону двери. Видя, что дядя в раздумьях, я начала дожимать его и приводить аргументы в пользу моего предложения: — Если опять произойдёт повторение вчерашнего, он нам тут весь замок вырежет, — после этих слов я поднялась и загородила проход. Если он сбежит, демона лысого мы его найдём, опыт прятаться от меня у него уже есть.

Бывший лорд думал недолго: — Согласен! Илвус, это и будет твоим наказанием. У меня никаких амулетов не хватит тебя успокаивать, да и в нужный момент меня может не оказаться рядом. Нужно чтобы ты научился себя контролировать в любом состоянии! Не надо делать так, чтобы мы тебя заставляли, а всё добровольно и своими ножками. Договорились?

Парень с надеждой смотрел на окно, и я решила его, как он обычно выражается — «Обломать!»

— Не смотри на окно, мы не на нижнем этаже, а стога сена внизу нет. Прыгнешь, и по кусочкам будем тебя собирать!

Он вздохнул: — Согласен!

Потом, язвительно и недобро на меня взглянув, поставил условие: — Но как только я потребую прекратить ваши эксперименты надо мной, вы соглашаетесь?!

— Вот и договорились! — пошёл на уступки лорд. — Но, естественно, дай нам и себе время хоть попробовать! И при сём действии будет присутствовать разумник, чтобы при непредвиденных обстоятельствах тебя обезвредить. Перед началом вызова сущности ты отдаёшь свой амулет Виоле, иначе разумник бесполезен, твою игрушку на шее он не пробьёт.

Теперь парень косился на Лугата, но молча кивнул соглашаясь.

— И ещё! — продолжил дядя: — Сегодня тренировки отменяются, иди к учителю рун, сдай ему свою кровь и сегодня позанимайся магией.

— А это то на хера? — удивлённо спросил Илвус.

— Фи, приличный мальчик, а так выражаешься при даме! — съехидничала я и уже догадалась про идею Лугата и продолжила за него: — А это, чтобы мы тебя через магию крови нашли хоть у тёмного князя в заднице. Ты парень ушлый, можешь и там укромное местечко найти!

Он насупился, спросил можно ли ему идти, и получив согласие Лугата, проходя мимо меня, что-то пробурчал под нос на подобие: — Обложили вражины. Но вы у меня ещё попляшете! — а дальше вышел, напевая какую-то песенку: — Врагу не сдаётся наш гордый…

Кто там гордый и не сдаётся, я уже не расслышала, и почему мы должны плясать — тоже не поняла. Надо ещё бдительней быть, от него всего можно ожидать!

Когда за ним закрылась дверь, я решила поинтересоваться у Лугата: — Дядя, может объяснишь мне — почему ты отказался от лидерства ради Илвуса и почему с ним, как с собственным сыном возишься, он же даже не нашей расы?! И что за тайны вокруг него?

— Девочка моя, всё, что с ним связанно, это не моя тайна, захочет, сам расскажет, а может придёт время, и я кое-что поведаю. Но поверь, я знаю очень мало, одни догадки! И мне кажется, что парень сам не знает — насколько он опасен. Но рядом с ним хочется жить, он отличается от всех, кого я знаю, он как будто источник жизненной силы. И поверь, он нас ещё удивит и скорее всего не только нас! — Лугат сказал это глядя в окно, и сложилось впечатление, что он не мне отвечал, а рассуждал сам с собой.

— Мда уж, дядя, подкинул ты мне подарочек! — подвела я итог сегодняшней беседы. И пошла думать, как буду вызывать сущность в этом парне, он же в моральном плане непробиваемый.

ИЛВУС ДЭ МОР.

Вечером того же дня у меня впервые за долгое время из-за отмены сегодняшних тренировок и того факта, что я сам и в сознании дотопал до своей комнаты, появилась возможность почитать книгу. Ужин, принесённый Линой, был на столе и я, жуя пирожок и запивая соком, читал о человеческой магии, а в частности про магию телекинеза. Мой досуг прервал неуверенный стук. Неохотно оторвавшись от чтения, я открыл дверь, в которую тут же проскочила моя кормилица и виновница вчерашнего представления.

— Лина, ты чего тут делаешь, скоро ночь уже! — удивлённо спросил я.

Вместо ответа, она приложила палец к моим губам, дав понять, чтобы я замолк, одним движением дёрнула за шнурок на боку, и платье полностью упало вниз, представив взору обнажённое, красивое, молодое, девичье тело.

У меня аж дыхание перехватило, одним движением я проглотил остаток пирожка во рту и почувствовал вкус её губ. Естественно, что уговаривать меня не пришлось и, несмотря на мальчишеское тело, опыта из прошлой жизни интимного общения с женским полом у меня хватало.

Она оказалась девственницей, впрочем, как и моё новое тело. Я всю ночь был ласков с ней, без сумасшествия и извратов, ведь это был её первый сексуальный опыт, не хотелось портить ей впечатления. На удивление Лина оказалась не робкой девочкой и охотно поддавалась на мои ласки и подыгрывала мне. В общем, ночь прошла в сексуальном блаженстве.

Проснувшись утром, я успел заметить закрывающуюся дверь и ускользающий кусочек платья. Если всегда будет такая благодарность, то надо почаще за девушек заступаться. Прикончив остатки вчерашнего ужина и приведя себя в порядок, я с улыбкой идиота поплёлся в зал на очередную экзекуцию к чокнутой вампирше.

В зале была Виола и Лугат с каким-то вампиром на смотровом, чуть выше балконе, наверное, это и был менталист. Виола подвела меня к стене, из которой торчали цепи метров трёх с кандалами на руки, и протянула мне открытую вверх ладонь. Я не удержался и, как обычно, неудачно пошутил: — Виолочка, я подаяния по воскресеньям раздаю. Да и хватит с протянутой рукой ходить, ты со своей фигуркой и на панели неплохо заработаешь.

Тут же получив хороший подзатыльник, зажмурился и потирая ушибленное место, услышал шипение: — Я тебе потом обе руки сломаю, шутник! Давай амулет сюда, о котором Лугат говорил!

Ничего не оставалось, как подчиниться. Потом, приковав меня цепями к обеим конечностям, уселась неподалеку прямо на пол.

— Ну и как ты собираешься меня злить? — поинтересовался я, гремя железками, так же устроившись на полу, достал из кармана яблоко и демонстративно начал им хрустеть.

— Может с тебя, вообще, цепи не снимать, ты мне в этих украшениях даже симпатичен! — ехидничала она.

Я провёл взглядом по полу зала рядом с собой и вернул колкость: — Тогда я тебе всё загажу тут, да и ужин вчера не очень свежий был.

Валькирия, поморщившись, встала и молча удалилась. Я сидел, доедал яблоко и гадал, что же они придумали. События не заставили себя долго ждать. Дверь распахнулась, в неё ввалились Виола, держа за волосы Лину. Я просто оцепенел от этой картины. Вампирша остановилась на безопасном расстоянии от меня и, достав кинжал, приставила к её горлу. Демон тут же среагировал и выскочил из глубины подсознания. Сейчас мы с ним были одним целым, так как я тоже был не прочь вырвать сердце этой сволочи в женском обличии. Меня переполняла ярость! Я начал пытаться дотянуться до них, оковы гремели, но держали крепко. Демон не сдавался и пытался их выдернуть, поняв бесполезность своих действий, он замер. Потом раздался совсем нечеловеческий рык: — Низшшшая, осссвободи меня… хрррр… пррриклонисссь и тогда, возможжжно, ты сссдохнешшшь быстррро… хрррр…

Вампирша отпустила Лину и начала кричать: — Илвус… Илвус… пытайся взять контроль, борись!

— Илвус, это я Лина, со мной всё в порядке, борись, Илвус… — закричала в такт вампирше её мнимая заложница.

Я опешил от смены роли жертвы в исполнительницу этого спектакля. Впервые я чувствовал эмоции и желания демона! Ему была уже не важна причина его агрессии, он просто жаждал крови! Почувствовав мою слабину, он вытеснил меня и полностью взял под контроль разум! Я уже не мог влиять на ситуацию! Демон повернулся, подошёл к точкам крепления цепей и, вонзив когти в стену, просто вырезал вместе с куском камня одну из них прямо с держателем и с разворота, круговым движением запустил свой снаряд вместе с цепью, которая так и осталась прикованной к руке. Если бы не реакция Виолы, то этот кусок камня просто смёл бы обеих, переломав кости. Она прыгнула на Лину, свалив её, прижала к полу. Булыжник буквально прошёл в сантиметре от головы вампирши, задев лишь волосы. Вместо того чтобы повторить фокус с вырезанием крепежа и освободить вторую руку, демон решил повторить манёвр с запусканием своего смертельного снаряда и начал за звенья подтягивать булыжник обратно. И тут прилетел удар по мозгам и пришла темнота!

Очнулся я ближе к вечеру. Рядом сидела Лина и молча протянула мне кувшин с соком. Утолив жажду, я сразу озвучил мучавший меня вопрос: — Вы договорились с Виолой?

Она опустила голову, всхлипнула и начала каяться: — Виола пришла и сказала, что тебе нужна помощь. Я видела, что когда ты напал на тех вампиров во дворе, ты — был не ты! Ну и я согласилась и сделала всё, как она просила.

— А вчера ты провела ночь со мной по её инициативе?

Лина опустила голову и молчала. Я тоже молчал.

— Я и до этого сама хотела. Честно! — не выдержала она и заплакала.

Опять меня в тёмную сыграли. Ох, устрою же я Валькирии весёлую жизнь! Хотя она спасла сегодня жизнь этой наивной девчонке. Но всё равно устрою! Лину точно не в чем было винить, я её обнял и начал успокаивать и говорить всякие нежности, и как обычно бывает в таких случаях, всё закончилось сексом.

Утром первым делом я нашёл Лугата и поинтересовался — почему дали моей второй сущности время, и та чуть не размазал этих двух актрис. Вампир объяснил, что мой демон учится на своих ошибках и в этот раз поставил защиту, не очень сильную, но пока её взломали, понадобилось чуть меньше минуты. Мы ещё обсудили детали произошедшего, и тут я ему объявил ультиматум, что беру пару выходных, я их заслужил и в эти дни, вообще, никаких занятий. Лугат для виду поупирался, но в итоге дал мне два дня.

Я не просто так попросил отдых, на эти дни у меня были планы. Я давно хотел испробовать в действии пару рун, очень не терпелось узнать, получится ли у меня магия. Так как Аригат меня предупреждал, что может произойти сбой, я решил провести испытания, так сказать, в полевых условиях, то есть за стенками замка. Бывший лорд обещал, что предупредит всех моих преподавателей, и я спокойно пошёл заниматься своими делами.

День прошёл в суете и в подготовке к завтрашнему эксперименту с рунами, даже осталось время на чтение, а вечером Лина принесла ужин и осталась на ночь. Надо сказать, что интим у нас становился всё более откровенный, позы всё разнообразнее, а она всё больше раскрывалась.

Я проснулся ещё до рассвета, собрался и тихонько вышел, утомлённая ночными кувырканиями, Лина даже не хрюкнула.

У ворот замка через специальную калитку, после показательного избиения трёх самоуверенных упырей, я стал местной знаменитостью и меня выпустили без вопросов. Я не стал двигаться по дороге, а выбрал произвольное направление и, добравшись до леса, протопал по нему километра три … четыре. Хорошо хоть солнце уже прилично давало света, а то в самом начале пути чуть ли не на ощупь продвигался.

И, наконец, я увидел то, что искал! Довольно приличный участок без деревьев, а на нём лежали разного размера камни. Парочка даже выше моего роста, вот их то я и выбрал в качестве материала для опыта, наверное, из жадности. А задумка моя была в том, что я хотел испытать пару рун и выбрал более менее безобидные. Это руна смягчения, которая, по идее, должна была превратить камень во что-то наподобие желе, а вторая была руна уменьшения массы тела, но тут всё понятно.

Перекусив запасёнными, ворованными с кухни продуктами, я приступил к задуманному. Достал листки с точной копией рун. Ох, и достанется же мне, когда учитель по рунам заметит пропажу бумаги, а извёл я прилично, она здесь была дорогим удовольствием, хотя и качество было паршивым. Достал заточенные угольки, заранее сделал из них подобие маленьких карандашей и приступил к работе. Очень скрупулезно наносил рисунок, на основные рисунки я нанёс руны замедления, а то мало ли… рассчитал на пять минут и, наконец, через полтора часа всё было готово. Взяв нож, кольнул палец и накапал по моим расчётам нужное количество крови на оба мои художества. Первым был тот, которым я хотел уменьшить вес.

И тут услышал треск, не сильный, как будто кто-то крался. Я развернулся, прижался к камням, чтобы со спины не напали и приготовился к бою. Навыки владения ножом у меня были уже не плохие. Из леса, к моему изумлению, вышли Лугат, Виола и тройка бойцов из клана, и все в полной боевой "упаковке".

Мляяя … ну щас мне достанется!

Увидев меня, Виола всё же не спешила убирать мечи. Лугат тоже был вооружён, но чем-то наподобие сабли, вроде "нимша", машинально вспомнил я название из уроков по оружию. Как они меня нашли? Блин… магия крови, осенило меня, как же я мог про неё забыть, не привык ещё к магическим штучкам. Они медленно двинулись в мою сторону, а боевики остались на краю леса и держали поляну под прицелом арбалетов.

Подойдя ко мне, лорд, ну бывший лорд, осторожно спросил: — Илвус, а что ты тут делаешь?

Я не сразу сообразил, что сказать: — Дык я это… того… прогуляться решил!

— Ты сам сюда пришёл? — прошептала Валькирия.

— Ну да, так я вроде не заключенный и имею право ходить куда хочу! А вы что, соскучились уже?!

После этих слов все расслабились, поняли, что я — это я и очередная моя дурость! Виола убрала свои железки и тут же попыталась дать мне подзатыльник, но это было ожидаемо, я увернулся и отпрыгнул. И тут зашипел первый камень, вернее руна уменьшения массы. Все уставились на него.

— Илвус, что это? — не отрывая взгляда от булыжника, спросил Лугат.

— Дык, это руна. Сам нанёс! — гордо сказал я.

Пошипев, камень начал рассыпаться в прах, в чёрную пыль.

Я почесал затылок, что-то явно пошло не так. Виола после окончания представления констатировала факт: — Что-то я не знаю такой руны!

И тут зашипел второй каменюка. Он сначала пошёл волной, потом начал растекаться, словно кисель. Лугат посмотрел на меня вопросительным взглядом и уже хотел что-то спросить, как вдруг земля начала превращаться в желе. Ноги начали погружаться в эту жижу. Проскочила мысль, что магия руны каким-то образом перекинулась на ближайшую территорию. Камни вокруг тоже начали словно плавиться.

— Бееежим! — закричала Виола.

Мы рванули, но через два шага начали проваливаться по колено, словно в снежный сугроб. Это уже было не желе, а натуральное болото. Вот тебе и руна смягчения. Скоро мы двигались уже по пояс. У меня началась паника. И это болото добралось почти до оставленных у леса вампиров, это было не менее пятнадцати … двадцати метров. Мы шарили вокруг руками, но никакой тверди не было. Лугат ещё как-то держался, а Виоле эта жижа уже попадала в рот. И тут, почуяв опасность, проснулся демон! Я уловил его мысли, он решил спасаться, а на остальных ему было плевать и у него была полная уверенность в своих силах. Я тоже уже начал загребать ртом эту кашицу. Мои друзья, да почти уже мои родные, моя семья погибали из-за моей глупости. Я не мог поверить в происходящее, так нельзя, это неправильно!

Ааааа… Неееет!!! Это был выброс ярости от безысходности и злости на самого себя. И я просто выкинул сущность из разума, одним ударом, по другому не назвать. Он, почуяв более сильного, чуть ли не заскулил и затаился. Не знаю как, но обходя все законы физики, я выпрыгнул из этой массы и, снова погрузившись в неё, оказался рядом с моими товарищами по несчастью. Лугата было видно, я схватил его за шиворот и одной рукой выдернул до пояса, думаю, продержится, пока ищу вампиршу и нырнул за ней. Не открывая глаз, крутился и шарил вокруг, и о боги, я нашёл её и рванул вверх. Лугат уже захлёбывался, снова схватив его, я резкими прыжками, погружаясь в вязкую жижу почему-то только по грудь, кое-как добрался до суши и вытащил обоих.

Лорд откашливался на корячках, а Виола уже не дышала. К ней кинулись ожидавшие у леса вампиры, но я отстранил их и начал, как в кино, делать искусственное дыхание и, сложив ладони, рывками надавливать на грудь. Когти демона рвали её одежду и кожу на груди, я не обращал на это внимания и продолжал. И я добился результата — изо рта Виолы пошла жидкая масса, я перевернул её на живот и упал рядом.

Капец мне, они же теперь меня точно на ноль помножат!!! — были мои последние мысли и, как обычно, батарейка села, и я отключился.

Глава 13. След

КИРОНИЙ ДЭ ФУРТ.

Кироний дэ Фурт, закончив утреннее, ежедневное совещание со своими замами и начальниками разных отделов, сидел с задумчивым видом за своим рабочим столом. Проблем, как обычно, хватало. Недавно полностью вскрыли сеть агентов южного королевства Хаджират. Мы её давно уже держали под контролем, но не могли вычислить куратора и основателя всей цепочки шпионов. И вот в сам момент захвата он использовал одноразовый свиток и открыл портал, просто шагнул в него и при этом показал неприличный жест, смеясь над нами. Его личность так и не выяснили. Один одноразовый портал достигал в цене сотни тысяч золотом, на эти деньги можно было бы купить маленькое королевство, и все эти факты наводили на определённые мысли, которые надо было проверять допросами и при необходимости пытками задержанных. Да уж, за такой прокол император точно по голове не погладит. Столько времени и ресурсов потратили и всё зря!

На северо-западе империи в одном из небольших городов наши агенты вскрыли назревающий бунт. Что самое интересное, во главе всего этого стоял сам бургомистр, он же глава города. Сам он, конечно, рассчитывал остаться в тени и принимать непосредственное участие в подавлении народного восстания и аресте недовольных. Но после ареста его самого и последующего допроса, ошеломила цель всей этой хитроумной комбинации. Бургомистр хотел, чтоб его заметили и в знак отличия предоставили ему более тёплое и прибыльное местечко ближе к столице.

Совсем зажрались, надо будет инспекции выслать по городам, чтобы занять их головы проверками, а то от безнаказанности начинают воду мутить. В течение декады основных участников доставят в наши казематы и этого умника — бургомистра, надо будет поподробнее допросить, чем он был недоволен на своём посту, и впредь сделать работу над ошибками и пресекать даже мысли о бунте.

Но эти и многие другие проблемы казались Киронию вознёй в муравейнике, так как основная задача на сегодняшний день не продвинулась ни на дюйм. Если нашему миру скоро предстоит отправиться прямиком в пекло, то всё остальное просто бессмысленно, а нужного человека из пророчества так и не нашли, хотя прошло уже четыре декады. На каждые необычные случаи, информацию о которых регулярно получали от агентов, да и просто слухи, высылается группа, смешанная из людей и эльфов. Только вчера отправили одну такую в мелкую деревушку местного дворянчика в двух декадах пути от столицы. По непроверенным данным местные стражи порядка решили попользовать одну из деревенских девиц, и в самый ответственный момент, когда её уже разложили в нужную позу, они возьми, да и сдохни все разом. Девица-то осталась цела и невредима, а вот местный паренёк, оказавшийся случайным свидетелем, растрепал увиденное на всю округу. Конечно, скорее всего девчонка окажется будущим магом смерти, и просто произошла её инициация в стрессовой ситуации, но пусть проверят, нельзя исключать возможность, что она одновременно сведуща и в светлой магии. В любом случае её доставят в столицу, империи не помешает лишний маг в этом направлении, их можно по пальцам пересчитать. Один такой обученный чародей на поле боя выкашивает противника сотнями, если не тысячами, против их волшбы трудно подобрать защиту.

И вот появилась новая информация. Какая-то мутная история у вампиров с каким-то молодым парнем, тоже родом из близлежащей деревушки у границы клыкастых. Но информация обрывочная. Вампиры очень скрытная раса, и среди них, к сожалению, нет ни одного шпиона. Но, как оказалось, в городской тюрьме сидит непосредственный участник и свидетель некоторых событий. Его как раз должны доставить с минуты на минуту.

Заключённого привели минут через десять, это был преклонных лет мужчина, почти старик, с заросшим и исхудалым лицом, хотя следов побоев не наблюдалось. На шее был одет антимагический ошейник, так как он являлся магом, тёмным магом. И это был Таврон, тот самый лекарь из деревни Илвуса.

— Здравствуйте, Таврон, — начал беседу глава службы безопасности.

— И вам добрый день, самый ужасный, беспощадный и кровожадный человек в империи — Кироний дэ Фурт! — ответил маг. И в его словах прозвучал сарказм, а значит человек не сломлен и это понравилось Киронию.

— Почему же вы обо мне такого мнения, я вас пригласил для мирной беседы, а не спустился к вам в пыточную, а вы обо мне так нелестно! Кстати, вина хотите?

— Не откажусь! — согласился старик, невольно проглотив слюну. Сделав глоток, он сначала посмаковал одно из самых дорогих вин в этом мире, а потом уже ответил: — Так вашим именем даже детей пугают, когда они нашкодничают. Хотя моё мнение, что страшилки про вас сильно преувеличены.

— Что ж, вы правы, приятно беседовать с неглупым человеком. Ну да речь не обо мне, а о вашем будущем! — Кироний прервался, тоже смакуя вино и давая время обдумать сказанное им. Это был один из психологических методов манипуляции — дать человеку надежду и время на осмысление и перебирание им самим десятка вариантов развития событий, а потом ему предложить свой. И, как правило, он подсознательно уже был сам готов к сотрудничеству.

Допив бокал, Кироний продолжил: — На сколько мне известно, вы обвиняетесь в убийстве одного из представителей высшей знати, дело конечно давнишнее, но это от наказания не освобождает. Давайте обойдёмся без громких фамилий связанных с тем делом, сейчас речь о вас, Таврон дэ Маран. Вы влезли в разборки власть имущих и поплатились за это свободой, хотя вы молодец, столько лет от нас скрывались, — Кироний замолчал, он специально не задавал вопросов о прошлом, хотел посмотреть на реакцию, будет ли маг оправдываться или выберет другую линию поведения.

— Уважаемый дэ Фурт, чтобы я сейчас не сказал и какие аргументы не привёл в своё оправдание, вы всё равно факты перевернёте так, как будет удобно вам. При желании даже убийство прошлого императора на меня повесите, так к чему эти пустые разговоры, давайте перейдём к сути, ведь вам что-то от меня нужно, иначе я бы здесь не сидел и не пил вино, цена за бутылку которого не меньше тысячи золотом.

Ай да дедок, ай да молодец, просчитал варианты! Такие профессиональные кадры пропадают! Кироний решил дальше говорить по существу, нечего демона за причиндалы тянуть: — Вы последние несколько лет скрывались в деревушке под личиной лекаря, хотя каким образом маг смерти мог лечить, мне не очень понятно, ну да не суть. По нашей информации на поселение напали вампиры и почти всех жителей вырезали. Вам тогда удалось скрыться и если бы вы не устроили пьяный дебош в кабаке одного из портовых городов и не начали бы отбиваться от стражи тёмными заклинаниями третьего круга, то гулять бы вам сейчас свободным человеком. И кстати, с другой стороны опознав в вас мага высокого уровня, вас переправили к нам в столицу, если бы не этот факт, то лишили бы вас седой головы там же. И опять вам повезло, что здесь вас опознали.

Таврон задумался, а потом задал ожидаемый вопрос для главы безопасности: — Что-то я не пойму, в чём мне повезло, что меня здесь опознали?! Так теперь придется ещё и за прошлые грехи отвечать!

— Вот тут и начинается самое интересное! Дело не в вас, а в той деревушке, где вы жили и прятались от правосудия. Дело в том, что нас интересует один паренёк оттуда. Зовут его Илвус, вы его наверняка знали, нас интересует всё, что вы можете о нём рассказать до момента, когда последний раз его видели.

Таврон задумался, Кироний его не торопил. Прошло не менее ста ударов сердца, как тёмный маг, не дождавшись предложения за информацию, начал сам: — Заранее прошу прощения за наглость, а что я получу за предоставленные сведения?

Кироний ответил коротко и просто: — Ничего!

Таврон был умным человеком и сообразил, что ведётся какая-то игра и торговаться сейчас себе дороже выйдет, но что-нибудь ему всё-таки предложат, и поделился всем, что знал про парня. И про его падение с дерева; и про незнакомый язык, на котором он говорил несколько дней после этого; и то, что он сам вылечился, хотя должен был умереть; и про изменения в поведении и внезапном желании учиться; и про вдруг правильное построение речи в разговоре; и про искажённую ауру; и про их занятия с наёмником Борком. Он выкладывал лишь голые факты, без своих домыслов и предположений. При нападении вампиров парня он не видел, тут ему рассказать было нечего. Он ещё долго отвечал на наводящие вопросы, которые иногда повторялись, но звучали просто по-разному, и понимал, что глава безопасности перепроверяет информацию.

После допроса Кироний понял, что напал на след, он как сумрачная гончая, чуял жертву нутром. Слишком много косвенных фактов, говорящих о том, что это тот, кого они ищут. Информация оказалось очень ценной!

— Что ж, дэ Маран, а теперь поговорим о вас! — начал вербовать Таврона глава безопасности: — Вы же понимаете, что вам, как минимум, грозит циклов десять, а за убийство аристократа может и все двадцать отработки на границе империи. И при этом вам оденут ошейник подчинения. Фактически вы будете чародеем-боевиком, а по сути, рабом, хоть и само рабство у нас давно в запрете. Если бы вы не были магом, то давно были бы пищей для червей. Но закон есть закон. А на границе маги очень нужны, вот только мрут очень часто. С тамошними шаманами диких орков трудно соревноваться в мастерстве магии.

— Уважаемый Кироний, я не мальчик, не живу фантазиями и прекрасно осознаю своё бесперспективное будущее, не надо мне его описывать чёрными красками. Не тратьте время и переходите к главному!

— Что ж, перейдём к сути. Этот парень находится у вампиров в клане "Багровая ночь". Недавно там прошёл совет старейшин, что там случилось, доподлинно неизвестно. Но суть в том, что один из кланов, который напал на ту деревушку на совете лишился лидера. Вернее его лишили жизни. Это был некий Мезлен дэ Тор. Но это второстепенная информация. Главное, что этот парень сейчас в клане в свободном передвижении, в каком он там статусе, это неизвестно. И он нужен нам! Я предлагаю тебе отправиться за ним в составе группы моих бойцов и эльфов.

Таврон, переосмыслив сказанное, начал задавать напрашивающиеся вопросы: — А зачем он вам? И при чём тут эльфы? Нам его надо выкрасть? И почему я должен это сделать?

— Зачем нам парень — тебе знать не надо! И не пытайся это выяснить, это одно из условий! Почему поедут эльфы — тоже не думай. Прими, как факт! Красть никого не надо! Для всех посторонних старшим группы будешь ты, нужную бумагу, подтверждающую твои полномочия, получишь позже. На самом деле всем руководить будет эльф, вернее эльфийка. Ты едешь только потому, что парень тебя знает и хоть чуть-чуть, но доверяет. Если эльфийка даст подтверждение, что это тот, кто нам нужен, то с его головы не должен упасть ни один волос. И в случае опасности защищать его любой ценой, даже ценой жизни! Его нужно привести сюда в столицу, но только при условии, что он поедет добровольно, никаких силовых методов. Мы ему много чего можем предложить, от учёбы в академии столицы, до поездки в эльфийский лес и обучению там. Чем мы ещё можем его заинтересовать, это обсудим позже, — дал пояснения Кироний.

И тут до старика дошло, что эльфы и вампиры настолько люто ненавидят друг друга, что эта поездка невозможна в принципе, что он и поспешил озвучить.

— У эльфов есть, что предложить клыкастым, если их это не заинтересует, будете действовать по обстоятельствам, у нас мало информации, чтобы что-то прогнозировать. Мы даже не знаем, чем, вообще, там парень занимается, может его против воли держат. В общем у эльфов все инструкции есть, ты не должен забивать этим голову. В случае успеха ты будешь полностью оправдан, получишь вознаграждение в размере пятидесяти тысяч золотом, хоть у тебя и есть приставка к фамилии — дэ, но это потому что ты маг, а мы дадим тебе ещё и дворянский титул, плюс дом в столице. В случае вашего провала или при попытке сбежать, ты умрёшь, тут без вариантов, поверь, эльфы тебя достанут. Или можешь прямо сейчас отправляться в камеру, а потом примерить ошейник контроля и на границу с орками "дружить". Решай сейчас! — последнюю фразу Кироний сказал очень жёстко и твёрдо, дав понять тёмному магу, что другого шанса не будет. Хотя у главы безопасности были ещё варианты склонить старика к сотрудничеству, но это на случай его отказа. За него уже всё решили, просто дали мнимую видимость свободы выбора.

Таврон уже принял решение, что согласится, но чтобы не терять лицо, сделал вид, что задумался. Потом вспомнил очень важную деталь, от которой тоже многое зависело: — Последний вопрос! Ошейник то снимут? Всё-таки маг без магии, я как демон без рогов!

— Снимут, думаю, что твои способности в тёмной магии пригодятся. И поверь, демоны без рогов тоже бывают.

— Я согласен на ваши условия, всё равно особого выбора у меня нет! — озвучил решение Таврон.

— Ты принял правильное решение, Таврон. Если всё получится, займёшь в обществе достойное место, а если нет, то тут уж извини. И ещё… сегодня пройдёшь омоложение у магов жизни, понимаю, что ты тёмный и, действуя на тебя светлой волшбой, процедура будет, мягко говоря, не из приятных, хотя чего уж говорить, будет больно, очень больно! — поставил Кироний старика перед фактом. — Не хотелось, чтобы в пути ты загнулся от старости, камера тебе здоровья точно не прибавила.

— Вонючая отрыжка падших богов! — выругался Таврон, такой подставы он не ожидал.

Они ещё обсудили много деталей, вечером были сборы и подготовка всего необходимого, и уже на следующее утро отряд тронулся в путь.

Глава 14. Взбалмошный демон

ИЛВУС ДЭ МОР.

В себя я приходил с трудом. Глаза было не разлепить, неожиданно пришёл резкий запах и автоматически поступила информация, что рядом находятся шесть низших особей, я их как-то узнал по запаху и машинально определил место расположения каждого, уже планируя их уничтожение. Я, вообще, не понимал, где сон, а где явь. И тут видение или скорее галлюцинация исчезла, и я смог открыть глаза. Вокруг находились шесть вампиров в полном боевом облачении. Цифра тут же напомнила про только что посетивший меня глюк, причём место нахождения каждого я определил точно и это всё с закрытыми глазами.

— Пить! — попросил я.

Один из клыкастых приподнял мою голову и поднёс кувшин с обычной водой к моим губам. И тут я обнаружил, что на моих руках и ногах цепи и, вообще, нахожусь, не как обычно в своей комнате, а в каком-то подвале.

Заметив, что я очнулся, один вампир тут же вышел. Организм, получив долгожданную жидкость, начал соображать, я узнал трёх из них, мы иногда пересекались в тренировочном зале, но имя вспомнил только одного и поинтересовался: — Голдас, что, вообще, происходит, где я и почему в кандалах?

— Мы шли по лесу за Лугатом и остальными, они оставляли для нас метки, когда двигались за тобой, просто мы выехали позже. Обнаружили вас у какого-то болота. Как мне потом сказал один из бойцов, который был там, что это вы что-то напортачили и оно появилось буквально у вас под ногами. Вы чуть не утопли, но лорда и Валькирию ты вытащил.

Я отметил про себя, что Лугата всё равно называют лордом, но сейчас было не до этих мелочей, я задал главный вопрос: — А почему я в цепях?

Вампир усмехнулся: — Когда ты вытащил Валькирию, то, не меняя боевую ипостась, начал целовать её и лапать за грудь. Всю жилетку ей разорвал когтями, пока она не очнулась и не начала блевать болотной жижей! — Голдас прервался, чтобы похихикать, остальные тоже лыбились, обнажая белые клыки, которые в полумраке смотрелись жутковато. Вампир, поржав, продолжил: — Ты потерял сознание, может это от вида блюющей девушки, но вторую ипостась так и не поменял. Так тебя и притащили в замок. Это Виола распорядилась тебя заковать, чтоб ты, очнувшись, не полез отношения выяснять, уж не знаю, с нами или с ней?! — и захихикал уже не стесняясь.

Мляяя, я же ей искусственное дыхание рот в рот делал и давил на грудь, проталкивая постороннюю жидкость наружу, ей бы и кровь не помогла восстановиться, она бы просто не попала бы в пищевод. А они все подумали, что я её… всё, мне конец!

— Только не говорите, что послали за ней?! — озвучил я самые жуткие догадки.

— Именно за ней, так что мне кажется, что сейчас тебе не только уши отрежут, — озвучил мои страхи Голдас, и они все вместе заржали. И тут, как по заказу, противно скрипя петлями, отодвинулась дверь, вошла Виола, причём её спокойный вид пугал ещё больше. Она приказала всем покинуть помещение, что вампиры сделали с большой неохотой и в разочаровании, что лишились такого представления. Когда за ними закрылась дверь, я из положения лёжа, медленно начал отползать, но получилось, что встал по стеночке на ноги и пытался с ней слиться. Сместиться в бок — не позволяла длина цепи. Я сглотнул и не знал, что сказать, слова застряли в горле, мозг выдавал картинки, что сейчас со мной сделает эта, совершенно отмороженная на голову, женщина-вампирела.

Виола молча достала кинжал и начала им точить свои коготочки. Прошло минут пять, сдунув с ногтей несуществующую пыль, тихим голосом прошептала: — Рассказывай, что это было в лесу?

И тут меня прорвало, я объяснял, что пытался помочь ей, что кровь была бы бесполезна, и рассказал всю технологию способа, который применил. Начал нести чушь про анатомию вампира.

— Хорошо, допустим… И где же ты этому научился и таких умных слов нахватался? — задала она закономерный вопрос и продолжила делать себе маникюр длиннющим кинжалом.

Я начал лепетать про книги, которые читаю в больших количествах и точно не помню, в какой именно это почерпнул.

— Если ты ещё раз дотронешься до меня таким способом и без моего позволения, даже если от этого будет зависеть моя жизнь, то я отрежу твоё достоинство и повешу себе на стенку, надеюсь у твоего демона оно приличных размеров, чтобы глаз радовало?!

Я интенсивно закивал головой, соглашаясь непонятно с чем: то ли с размером, то ли подтверждая всё сразу, и выдохнул. Расчленёнка любимого меня отменяется!

— Ты меня выставил посмешищем перед всем кланом, сегодня тебя спасло только то, что ты вытащил меня из болота, но мы всё равно вернёмся к этому вопросу, ведь именно из-за тебя я там и оказалась! — прошипела Валькирия прям мне в ухо.

Когда она к нему потянулась, я аж зажмурился, ожидая худшего.

Потом она освободила меня от цепей, сообщила, что нас ждёт Лугат, подошла к двери, отстучав специальным ритмом по ней, и та отворилась. За ней стояла вся шестёрка вампиров и, увидев меня, они очень удивились тому факту, что я вышел целый и даже оба уха на месте. Я их постарался всех запомнить и при случае отыграться за их издёвки, а то я чуть не поседел.

По дороге Виола мне рассказала, что свой обычный человеческий вид я вернул через сутки, в момент, когда открыл глаза. Это сообщили дежурившие возле меня вампиры-боевики, на случай если я не смогу себя контролировать. И тут я вспомнил ощущения, когда чувствовал всех в помещении не открывая глаз, это как радар в совокупе запаха и, если можно так назвать, интуиции. Я был готов напасть на них и это наверняка были отголоски мыслей моей второй сущности. Он был глубоко во мне и не ощущал, что находится в цепях. В лесу я смог его вытеснить и полностью завладеть собственным телом. С такими размышлениями мы дошли до кабинета бывшего лорда.

— Вот скажи мне, чем ты напитал руны? — спросил Лугат. Он был спокоен, хотя я ожидал, что мне опять устроят воспитательную беседу с угрозами, криками и топаньем ножкой. Но сейчас это было больше похоже на урок над ошибками.

— Как это чем, своей кровью конечно! — ответил я на вопрос.

— Чему тебя учат на занятиях по рунной магии?! Эти руны предназначены только для вампиров и нашей крови. Неужто ты не понимаешь, что твоя кровь отличается. Я, вообще, сомневаюсь, что она схожа хоть с одним разумным видом этого мира. Вот руны и сработали не так, как должны были, и это нам ещё повезло! — вправлял мне мозги лорд.

А вот об этом я и не подумал, спешил проверить свои способности к волшбе. Проверил! Чуть всех не угробил!

— Как ты смог себя контролировать и как, приняв боевую ипостась, вообще, смог вытащить нас? Тверди под нами точно не было! — прозвучал следующий вопрос.

— Не знаю, я почувствовал, что демон бросит вас, и напал на него. У меня был сильный испуг, что вы погибнете, и просто вышвырнул его из разума. А как я смог двигаться в болотной жиже, не могу объяснить. До похода в лес я прочитал книгу про телекинез, может это как-то повлияло, я многое запомнил из книги. Но под ногами я точно ощущал твёрдую основу, — выдал я свои умозаключения.

— Мда… С твоей сущностью ещё разбираться и разбираться! — и так всем понятную мысль философски изрёк Лугат.

Тут решила в диалог вступить Виола и вновь попрекнуть меня: — Почему ты взял с собой только нож? Даже меча не прихватил, про амулеты защиты я, вообще, молчу! Ты же посещал занятия по оружию и расам, и тебе рассказывали про опасных существ в том числе и в нашем лесу. Да одной риксы бы хватило, чтоб мы от тебя даже костей не нашли! И никакая твоя вторая сущность бы не помогла!

Снова упс… Рикса была вроде земной пантеры, но это было магическое животное, которое могло обездвиживать жертву на расстоянии, а я даже обычного амулета, отпугивающего ядовитых змей, не взял. Не привык я ещё к миру, в котором всё строится на магии. Сказать было нечего в своё оправдание и я прикинулся немым, разглядывая щель в полу.

— В общем так! Лично тебя за твои глупости я наказывать не буду! Я накажу твоих учителей за то, что плохо вбивают информацию в твою дурную голову, а уж они в свою очередь придумают, как отыграться на тебе! — после раздумий вынес приговор бывший лорд. — Больше не магичить и за стены замка без согласования со мной — ни шагу! И чтоб ты не питал иллюзий, теперь за тобой будут приглядывать! Сегодня у нас собрание руководства клана, там тебе делать нечего, а вот после него зайдёшь ко мне, есть кое-какие мысли. И ты тоже, Виола, думаю, тебя тоже это касается. Всё! Брысь с глаз, оба! — закончил разговор Лугат.

Уже перед дверью всё же услышал последнее наставление вампира: — И скажи спасибо Лине! Это она утром прибежала и сообщила, что ты пропал, — и уже после моего кивка, тихим голосом добавил: — Хотя, по сути, это нам тебя надо благодарить. Раздолбай!

Я смог его расслышать, но тактично промолчал.

Когда мы вышли, Виола предложила пойти в трапезную и пообедать, чему я был только рад, в животе было пусто, и я боялся, что она меня потащит сразу на тренировку. Ели мы молча, после последних событий я опасался открыть рот и случайно разозлить её, но и молчание Валькирии пугало не меньше. После обеда она сообщила, что мы идём в зал, а на возражения, что заниматься на полный желудок — это не самая удачная идея, Виола просто промолчала. Прибыв на место, она попросила подождать и ушла в одну из бытовых комнат. Возвращалась Виола со свёртком в руках.

— Держи! — сказала она, вручив его мне.

Когда я развернул его, увидел два меча в твёрдых кожаных ножнах с перевязью на спину. Достав один из клинков, я заворожено засмотрелся на него. Искусная работа — чуть выгнутая форма с заточкой по внешней стороне, средней длины, с нанесёнными рунами. В качестве стали я не разбирался, но на вид очень приличная.

— Это трофейные, их я получила в бою с имперцем — мастером меча, когда мстила за родителей! — пояснила она.

Услышав про месть, я вопросительно взглянул на неё, ожидая продолжения истории. Но поняв, что сболтнула лишнего, она перевела тему: — Это конечно не гномья сталь, но тоже хороший уровень, руны на нём проходят защиту пятого уровня.

К слову сказать, уровней всего было десять, самый высокий — это первый, такой же была и классификация магов и различных амулетов и талисманов, ими производимых. Маг первого уровня, это уже гранд мастер. Это я узнал из прочитанных книг. Есть ещё и нулевой уровень, но такого мастерства, если верить тем же книгам, уже давно никто не достигал.

Валькирия помогла одеть перевязь, подогнали её ремешками под мою комплекцию, клинки торчали из-за плеч и, наверное, смотрелось очень круто, но зеркала, чтобы полюбоваться на себя, рядом не было.

— Сегодня занятий не будет! Тренируйся выхватывать мечи, ты должен довести это движение до уровня рефлекса! При опасности это должно происходить мгновенно и не задумываясь. Но делай перерывы, чтобы руки отдыхали, иначе будут неверные движения. И теперь ты будешь их носить постоянно, даже в уборную! Ты должен привыкнуть к ним и привыкнуть настолько, чтобы без них тебе было некомфортно! Воин даже во сне не расстается с оружием!

Видя, что мне не терпится поиграть с подарком, она отпустила меня, но напомнила, чтобы вечером был у Лугата. Уже у выхода у меня проснулось чувство стыда, ведь я даже не поблагодарил её.

— Виола! — окрикнул я её.

Она повернулась.

— Спасибо тебе большое! — искренне сказал я.

— Иди уже! Демон! — приняла она благодарность.

До вечера в своей комнате я тренировался. Да и просто радовался, как ребёнок, получивший новую игрушку. Можно было бы и в зале этим заниматься, но не хотелось видеть смешки других вампиров из-за моей неопытности. По площади комната позволяла махать ими, даже получилось отрабатывать некоторые движения и связки, которые вбила в меня вампирша. Надо было привыкнуть к новому оружию.

Вечером, поднимаясь к Лугату, я встретил Голдаса, он шёл в том же направлении. Увидев торчащие из-за спины клинки, он одобрительно кивнул и заговорил первым: — Илвус, не подскажешь, как ты целым остался после твоей выходки с Валькирией? И откуда такое оружие, по рукояткам вижу, что непростые. Раньше ты ходил без них!

— Дурак ты Голдас, и уши у тебя холодные! — брякнул я шутку родного мира.

Он машинально их потрогал и спросил: — Чегой-то они холодные?

— А у дураков всегда уши холодные! Ну если тёплые, значит ещё не всё потеряно! — сумничал я.

Он ничего не понял и сменил тему: — Так откуда оружие?

Я не стал ничего придумывать и сказал правду: — Виола подарила!

Услышав это, он остановился, стоял и хлопал глазами. Потом всё-таки вышел из ступора и выдал: — Не может быть?! Я её семьдесят циклов знаю, и на моей памяти такое она сделала впервые!

— Скооооолько??? — теперь в ступор впал я. Никогда не задумывался — сколько ей лет, и относился к ней, как к девушке старше меня лет на восемь.

Как оказалось, Голдаса тоже вызвал бывший лорд, и то, что нам обоим к нему, мы поняли уже у его двери, до неё мы шли молча, каждый думая о своём.

Внутри нас уже ждали Виола, Лугат и действующий глава клана — Клаус. От последних двух я получил одобрительные взгляды, после того, как они заметили клинки за спиной. В этом мире вампиры были в первую очередь воины, а потом уже убийцы в тёмной подворотне, а не те, кем их описывали на Земле — монстры, пьющие по ночам кровь людей, а днём спящие в гробах. Кстати, это мнение о них я как-то рассказал Умарту — пыточных дел мастеру, сказал, что прочитал это в одной книге. Он потом долго пытался узнать у меня, кто автор этой пошлятины и жив ли он, очень уж ему хотелось с ним пообщаться с помощью мясорубки.

— Все в сборе, поэтому приступим! — начал Клаус. — Первое! Мы получили сообщение из империи с помощью почтовой птицы. К нам едут эльфы совместно с имперцами!

Мне, честно говоря, это ни о чём не говорило, а вот у Виолы с Голдасом лица вытянулись от удивления. Лугат сидел спокойный, видимо, уже был в курсе событий.

— Это официальный визит, — продолжил Клаус: — Чего им тут надо, в послании не указано, но император очень просит их встретить и выслушать без пролития крови.

— По закону — официальную делегацию мы не имеем право трогать! — вставил слово Лугат.

— А мы их и не будем трогать! Эльфов я встречу и займусь ими лично! — Клаус выдержал паузу, дав всем усвоить информацию и продолжил: — И в связи с их приездом я решил вас оградить от встречи с ними или их с вами, а конкретно это касается одного взбалмошного демона! — и глава клана укоризненно посмотрел на меня.

Естественно, все остальные тоже уставились в мою сторону. Я подумал, что последнее время меня уже второй раз так называют, так и приклеится ко мне это прозвище. Я состряпал морду невинного котёнка и пробурчал в знак недовольства: — Чуть что, сразу я виноват!

Клаус, услышав мою реплику, решил дать пояснения: — Молодой человек, я, вообще, удивляюсь, как у нас в клане ещё никто не погиб, а встречу с вами, боюсь, эльфы могут не пережить. А это может привести, немного немало — к войне! Я наслышан о ваших проделках, и каждый раз есть пострадавшие. А у эльфов нет нашей регенерации, у них есть магия жизни, только они могут и не успеть ей воспользоваться.

Я насупился и сделал вид, что обиделся, прямо монстра из меня сделали, как будто хожу и калечу всех направо и налево!

— Поэтому вы все отправляетесь на задание, — продолжил молодой лорд: — В двухдневных переходах отсюда из людского поселения прибыл гонец с сообщением, что в прилегающих лесах завёлся хищник. Погибло уже четверо людей, и по всем признакам — это волколак! Я послал одну тройку бойцов, но они просто исчезли. Нападает он с точной периодичностью в полнолуние. По подсчётам следующее нападение будет через декаду. Так что вы отправляетесь через пять дней, как раз ещё останется время выяснить судьбу посланной тройки. Лугат и Виола, вы отправляетесь оба, так как лучше вас никто не знает Илвуса, а с ним надо быть начеку. Ещё неизвестно, кто опасней, он или волколак!

Тут Виола хихикнула, Клаус с укором на неё взглянул и продолжил: — Ты, Голдас, отправляешься со своими бойцами в тройке, как ударная группа, будет ещё тройка прикрытия, но я пока не решил, кого именно послать. Вопросы?

— Волколаков уже не видели пару столетий, вряд ли это он?! — уточнил Голдас.

— Это вам и предстоит выяснить! Все подробности вам расскажет Лугат. Он в курсе всего. Так же соберёте информацию среди местного населения. Все свободны, а нам с Лугатом ещё надо обсудить план ваших действий. Он будет старшим группы! Если больше вопросов нет, то можете быть свободны! — закончил маленькое совещание новый лорд.

Если бы император и его начальник внутренней безопасности не побоялись указать, что цель эльфов — Илвус, если бы сам Клаус не принял решение отослать его подальше от них, то события могли бы пойти по совершенно другому сценарию. Но именно с этого момента они начали развиваться далее никем не контролируемо из здесь присутствующих.

Глава 15. Гладиаторские бои и их последствия

ИЛВУС ДЭ МОР.

Выходя от Лугата, мне в голову пришла идея, как отомстить Голдасу и той пятёрке, которые ржали надо мной, когда я был в цепях, и мне грозила расправа от Валькирии. Я отозвал её в сторону, подождал, когда удалится главная цель моей маленькой подлянки — Голдас, и пересказал наш с ним сегодняшний разговор про клинки, которые она мне подарила, и про то, как он удивился этому факту. Только с маленькой поправкой, я сказал, что при разговоре были все шестеро, возраст с семидесяти увеличил до двухсот пятидесяти, и что все они ржали и высказывались нелестно в её сторону, мол она стареет, стала сентиментальной и начала подарки дарить всяким соплякам. Виола выслушала, не задавая вопросов, молча развернулась и ушла. По её глазам я понял, что к ребятам подкрался северный лис под названием "писец".

Меня кольнуло чувство совести, а не переборщил ли я, но потом, поразмыслив, вспомнил, что они ждали развлечения, как меня лишают ушей, и решил, что всё честно, теперь пусть развлекаются. У меня тогда даже не было возможности сопротивляться, а у них ещё есть шанс сбежать, например, к эльфам в лес. Я хихикнул собственной шутке про эльфийский лес и отправился к себе.

Ужин был на столе, я ждал, что придёт Лина, но она так и не появилась. Я задумался о своём отношении к ней. Было чувство благодарности, она всё время помогала мне в бытовых мелочах, присутствовало чувство нежности, секс был на уровне, но любви, как таковой, не было и вряд ли она появится. Нельзя было допустить её беременности, из меня сейчас папаша точно не получится, да и вряд ли в замке клана я надолго задержусь, да и Аригат ещё не озвучил, что ему от меня требуется, наверняка придётся куда-нибудь бежать на край света. Надо будет у Виолы поинтересоваться вопросом предохранения от нежелательной беременности, хотя за такой вопрос она может и голову открутить, лучше у Лугата узнать, должен же быть какой-нибудь магический способ. Размышляя, так незаметно и уснул.

Утром Лина так и не появилась. Я позавтракал в трапезной и направился в зал. Виолы я там не обнаружил, но присутствовала какая-то нездоровая атмосфера. Никто не тренировался, все шушукались небольшими кучками. Решив, что информацию лучше узнать у женской половины, я подошёл к двум вампиршам и поинтересовался о происходящем. Женщины, наверное, везде одинаковые, независимо от расы и планеты, поэтому они, перебивая друг друга, поведали последние новости. Если откинуть всё лишнее, то смысл сводился к тому, что вчера вечером произошёл конфликт Валькирии и двух боевых троек. Суть конфликта неизвестна, но вампирша предложила с каждым по очередности выйти в круг истины или провести два тренировочных боя с каждой тройкой одновременно в полном составе. Последние подумали и решили, что по трое у них есть шанс против неё, и выбрали второе предложение. Поэтому в полдень здесь состоится представление. По условиям всё будет происходить не тренировочным, а боевым оружием, но без смертельного исхода.

Мда, вот я кашу заварил, главное потом не огрести от всех сразу. До полудня было часа три, и я решил навестить исследователя внутренностей разумных и неразумных — Умарта. Идти на занятия к другим своим учителям, помня, что Лугат решил наказать их из-за меня, не хотелось.

Умарт мне обрадовался и, не здороваясь, затараторил: — О, Илвус, а я хотел сам тебя искать! Слушай, говорят, что вы скоро отправитесь охотиться на волколака?

Я подтвердил информацию, умолчав, что это лишь повод держать меня подальше от ушастых.

— Слушай, а ты не мог бы поговорить с Лугатом, чтобы и меня взяли в команду? — спросил он, при этом сделав жалобный вид голодного котёнка.

Если б я не знал его ремесло, наверное, захотелось бы ему дать монетку на пропитание.

— Тебе-то это зачем? — удивлённо поинтересовался я.

— Понимаешь, волколаков очень давно никто не видел. Говорят, что они решили поохотиться в лесу эльфов, а те жутко обиделись и демонстративно всех вырезали, чтобы и другим неповадно было. Так вот, очень хочется посмотреть на этих существ изнутри, интересно же, как перестраиваются внутренние органы, когда они из человека в волка оборачиваются.

Я очередной раз посмотрел на него, как на психа, но его взгляд никак не выдавал в нём маньяка-потрошителя.

— А почему сам не спросишь?

Он замялся, задумался, а потом с ноткой смущения промямлил: — Он точно не поймёт моих мотивов. Тебя он послушает, из всего клана только ты и Валькирия позволяете себе ему перечить и высказываться при нём, как вам вздумается. Он хоть и бывший, но всё-таки лорд. Вообще, в клане поговаривают, что ты его внебрачный сын полукровка, у нашей расы конечно такого не бывает, но всегда есть исключения. Все думают, что твоя мать суккуба, — видя моё непонимание, объяснил: — Это демонесса похоти и разврата, во время любовных утех они выпивают жизненную силу из любовника и делают это до состояния трупа. А Лугат как-то выжил, а суккуба, родив тебя, отдала ему на воспитание.

Мда уж, вот это история, наверняка женская часть клана слухи распускает, мужской половине, вообще, до одного места — чей я сын, они признают только силу. Хотя если бы узнали, кто мой внебрачный папочка, то меня бы сразу в изгои записали, всё-таки пасынок бога, это вам не деревенский мальчик-выскочка и лишний раз такого лучше стороной обойти.

— Хорошо, я поговорю с Лугатом, — заверил его я.

Он притащил нехитрую снедь и, перекусив второй раз за утро, мы с ним проболтали почти до полудня, а потом вместе отправились на шоу в тренировочный зал.

Как оказалось, тут собрались все члены клана, кто был в данный момент свободен от каких-либо обязанностей. А это, без малого, около пятиста клыкастых, естественно, это был только костяк, сколько ещё задействовано на разных рода заданиях вне территории вампиров, я даже не представлял. Не успев раствориться в толпе, меня дёрнул Лугат и потащил за собой, мы дошли до определённого места, где было сравнительно свободно, и я заметил, что это пространство специально для бывшего лорда обеспечивали три боевых тройки, оттесняя толпу. Я взглянул на балкон, на котором было всё руководство клана. Это были истинные высшие, некоторых я даже в лицо не знал.

— Лугат, а почему ты не на балконе, все старшие же там? — озвучил я вопрос, ощущая неправильность его поведения.

— А я тут я из-за тебя! — увидев непонимание на моём лице, поспешил объяснить: — Если Виола победит в обоих боях, то она вызовет тебя. Весь клан только и судачит, как ты её лапал, пока она была без сознания, а она такое не прощает. Не переживай, тебя она демонстративно погоняет тренировочными мечами, но просила забрать у тебя амулет, чтобы тебя обезвредить, если ты случайно выпустишь демона, а то устроишь тут бойню.

Я стоял с открытым ртом! Такой подставы я никак не ожидал! И сказанул первое, что пришло в голову: — А отказаться можно?

Бывший лорд грозно на меня взглянул: — Илвус, ты уже не мальчик, зарабатывай авторитет в клане. Если ей проиграют две боевые тройки, то тебе уж точно незазорно будет… Тебя и так каждый раз уносят в бессознательном состоянии после тренировки с ней, так что ничего для тебя нового не произойдёт.

По рядам ходила пятёрка вампиров и собирала денежные ставки, такие представления тут редкость, поэтому из него выжимали максимум. Я разглядывал толпу и в моей голове созревал план.

— Хорошо, я отдам амулет! — согласился я, видя, как с облегчением выдохнул Лугат.

Тут к нему подошёл местный букмейкер, и Лорд озвучил, что ставит по тысяче золотом на обе победы Виолы. Его ставку записали, видимо, расчёт монетой будет после.

В центр зала вышла первая тройка. Двое держали по клинку и кинжалу, у третьего, вместо кинжала был небольшой металлический щит, раза в полтора больше обычной плоской тарелки, это был самый оптимальный вес для быстроты движений. Следом появилась Валькирия, её клинки были в ножнах за спиной. Она грациозной походкой дошла до своих "обидчиков" и в расслабленном состоянии остановилась метрах в трёх перед ними. Толпа успокоилась, конечно полной тишины не было, но сразу почувствовалось напряжение зрителей.

Прозвучал удар по специальному подвешенному металлическому кругу, который означал начало поединка. Но участники зрелища не спешили нападать, Валькирия даже не притронулась к оружию. Тройка обступила её с трёх сторон. Что произошло в следующую секунду, я даже не успел рассмотреть. Заметил лишь, как вампирша метнулась между двумя противниками, которые были правее неё. Один оказался на полу, держась за плечо, а у второго был порез ноги, и он, прихрамывая, стал отступать и остановился, когда его третий товарищ подошёл и поравнялся с ним. Виола не стала тянуть время и напала первой, теперь зазвучала сталь, клинки мелькали и было трудно что-либо понять, но я и моргнуть не успел, как она расправилась с ранее подрезанным противником, тот лежал и корчился на полу. Куда она его ранила — было не понять, он сложился в позу эмбриона. С последним, который был со щитом, она провозилась чуть дольше, но в итоге тот лишился оружия и тоже оказался на полу с остриём одного клинка у шеи, другого у сердца. Победа была всухую, Валькирию даже ни разу не задели.

Пострадавших напоили кровью и минуты через три они полностью восстановились и присоединились к зрителям, для вампиров это были несерьёзные раны. Хоть они и проиграли, но их искренне поздравляли. Видимо, о мастерстве Виолы знали все не понаслышке, и, действительно, это было незазорно проиграть такому профессиональному бойцу.

Вышла вторая тройка, я увидел Голдаса, он вышел так же с двумя клинками, как и ещё один из бойцов. Третий держал во второй руке кинжал. Два двуруких — это очень серьёзные соперники! Вампирша не убирала своё оружие, стояла в расслабленной позе и ждала противников.

Этот бой сильно отличался от предыдущего. Как только раздался сигнал, засверкала сталь. Я смотрел, как под гипнозом! Первый раз я увидел Валькирию, пусть и не в реальном бою, но приближённым к этому. Это была богиня войны!

Тройка Голдаса действовала очень грамотно, они одновременно наседали с трёх сторон, но при этом не мешали друг другу, было видно, что их действия согласованы и отточены тренировками. В какой-то момент я не смог рассмотреть Виолу. Это был сплошной вихрь из стали. Звон прекратился, противники отстранились, но на полу, схватившись за лицо, остался один из тройки. Его тут же оттащили, из-под ладоней, которыми он закрывался, хлестала кровь, и его уволокли реанимировать. Остался Голдас и второй двурукий. На вампирше было множество порезов и тоже сочилась кровь, понимая, что теряет силы, она атаковала. Я смог разобрать, что она сделала обманный выпад, показывая, что намеревается напасть на товарища Голдаса, но по немыслимой траектории изменила линию атаки и один из клинков воткнула лидеру тройки в плечо. Не вытаскивая его, она тут же накинулась на последнего соперника, но один на один, даже имея преимущество второго клинка, ей он был не ровня, и, нанеся множество неглубоких порезов, Валькирия подловила, когда тот открылся и чиркнула по шее кончиком острия, отскочив, сообщила тому, что он труп и может уже падать. Голдас сидел на коленях, опираясь рукой об пол, клинок так и торчал из плеча. Последний боец просто плюхнулся рядом на заднюю точку и воткнул клинки рядом, одна Валькирия осталась гордо стоять. И тут весь зал просто "взорвался", кричали, свистели, улюлюкали и поздравляли всех!

— Это еще не всё! — громко сказала Виола: — Принесите тренировочные мечи. Демонёнок, иди сюда и покажи всё, чему ты научился у меня за это время!

Зрители отхлынули назад, все сразу поняли, о ком речь и уставились на меня. Амулет я уже отдал Лугату, нечего всем его светить. Снял перевязь с клинками, но перед тем, как выйти в центр зала, шепнул бывшему лорду: — Не хочешь рискнуть и на меня поставить?! И стараясь не терять лицо, твёрдой походкой пошёл в сторону вампирши. После увиденного, у меня был холод и страх внутри, но я уже накидал план действий и надеялся, что всё рассчитал верно. Валькирия начнёт играть на публику, травм мне точно не избежать, но за всё время, что она меня обучала, я очень хорошо изучил её повадки и решил сыграть на этом и её самоуверенности.

— Двадцать тысяч золотом на победу демонёнка! — выкрикнул Лугат.

Услышав это, в зале поднялся такой галдёшь.

Млять! Он что крови перепил, зачем на весь зал-то орать, теперь Валькирия из меня точно тупой кусок мяса сделает, просто из принципа!

Когда принесли макеты мечей, Виола оскалилась и прошипела: — Помнишь, я обещала, что мы вернёмся к вопросу о том, что случилось в лесу?! Теперь моя очередь тебя унижать!

И тут прозвучал металлический звук, означавший начало моего позора.

ЛУГАТ ДЭ МОР.

— Не хочешь рискнуть и на меня поставить?! — негромко сказал парень и уверенной походкой пошёл к центру зала.

А он молодец, спокойно держится. Даже я бы, после такого представления, с большой опаской вышел бы против Виолы.

Толпа галдела и делала ставки, но ставили не на чью-то победу, а на время, которое продержится мальчишка. С ним постоянно всё наперекосяк, не просто так он сказал мне про ставку, да и что я теряю, денег успел скопить достаточно.

— Двадцать тысяч золотом на победу демонёнка! — выкрикнул я, решив рискнуть.

Толпа сначала замолчала, усваивая услышанное, и, сделав такую ставку, я предоставил сумму, с которой можно выиграть в случае если парень не победит, и начался форменный бардак. Все хотели поставить против него и снять легкие деньги.

И вот прозвучал сигнал начала боя. Виола не спешила расправляться с парнем, как я и думал, она решила поиграть. И началось избиение младенца! Она его лупила макетами мечей, но соизмеряла силу. Он даже умудрялся ставить правильные блоки. У него уже была разбита половина лица, но пока вроде обходилось без переломов. Но парень с тупым упорством вставал и вставал. И вот он начал подниматься, но силы, видимо, заканчивались, так и стоял на четвереньках и сейчас… сейчас Валькирия выполнит свой отработанный удар на нём — с размаху ударит ногой по лицу, и парень как обычно потеряет сознание. Она размахнулась, начала движение ногой и промахнулась. Мальчишка резко убрал голову, сделал ей подсечку и, не вставая, со всей силы приложился ей деревянным мечом поперёк солнечного сплетения ещё в полёте Валькирии. Она упала на спину, парень выбил ей весь воздух, и, открывая рот, лежала и пыталась вздохнуть. Он встал, приложил кончик макета к её шее и констатировал: — Ты убита!

Это слышал весь зал, так как стояла полная тишина! Ай да Илвус, ай да молодец! Он же просто просчитал её и ждал именно этот момент, притворяясь, что обессилен.

Он подал ей руку, помог подняться и, смотря исподлобья, спросил: — Ещё есть претензии?

Виола выглядела смущённой: — Нет, Илвус, ты молодец!

Он вернул ей тренировочный меч и в полной тишине с окровавленным лицом, хромая, двинулся в сторону выхода. К нему подбежал Умарт и взял его под плечо. Толпа перед ними расступалась, все провожали их молчаливыми взглядами. Собравшиеся прекрасно поняли суть его действий и расчёт, но победа есть победа, в бою или ты, или тебя, все средства хороши, этому вампиров учат в первую очередь! Парень в очередной раз доказал, что он достойный член клана.

ВИОЛА ДЭ МОР.

— Помнишь, я обещала, что мы вернёмся к вопросу о том, что случилось в лесу?! Теперь моя очередь тебя унижать! — озвучила я ему причину вызова на бой. Но у него в глазах не было ни тени страха, а именно этого я и желала добиться, он даже ухмыльнулся.

В принципе, разобравшись, я поняла, что парень спас мне жизнь дважды. Я проконсультировалась у Умарта, уж кому, как не ему знать наше строение тела, и он подтвердил, что парень сделал всё правильно, кровь из-за болотной жижи просто не попала бы в организм, а мальчишка её вытолкал, способ хоть и необычный, но оказался действенным. За то, что он нырял и вытащил меня на сушу, я решила отблагодарить его клинками человеческой ковки, качество стали было довольно неплохим. Но весь клан судачил, что Илвус меня облапал, слухи обрастали подробностями и последняя версия гласила, что он меня, вообще, изнасиловал в бессознательном состоянии. За длинные языки бойцы, которые прибыли позже, только что поплатились. Я должна была восстановить свою репутацию, поэтому и затеяла всю эту чехарду. Я не хотела сильно его калечить, но сейчас, увидев его ухмылку и услышав ставку Лугата на его победу, я почему-то сильно разозлилась, изменила своё решение и начала наносить ему серьёзные повреждения. Половины лица было уже не видно из-за крови.

И вот он на корячках на полу, и я решила закончить этот спектакль приёмом, которому однажды он дал название — "пенальти". И я промахнулась, а он воспользовался, ударил по второй ноге, и тут же почувствовала сильный удар в грудь. Я упала, пытаясь сделать вдох, поймав воздух, почувствовала укол в шею и слова: — Ты убита!

Он подал руку, я машинально взяла её, в мозгу стучало — как… как… как такое может быть?! Поднявшись, я увидела его глаза, там не было злости, это был взгляд хищника, в них пылало превосходство!

— Ещё есть претензии? — спокойно спросил он.

Его лицо было больше похоже на кровавую маску и это сделала я! Сейчас мне было очень стыдно, я хотела его унизить и это за то, что он спас мне жизнь дважды, а унизила только себя. Какая же я дура!

— Нет, Илвус, ты молодец! — всё что смогла выдавить я.

Мне хотелось расплакаться, он вернул мне макеты мечей, забрав их, поспешила в переодевалочную, заперлась и разрыдалась.

Успокоившись и, приведя себя более менее в порядок, поспешила в свою комнату через чёрный выход, не хотелось, чтобы кто-то видел меня в таком состоянии. Добравшись, я просто завалилась в кровать, свернулась калачиком и задумалась, как исправить ситуацию. Мне было уже всё равно, что говорят обо мне в клане, сама себе я врать всё равно не смогу, мне было очень стыдно перед ним! Провалявшись пол дня, так ничего не придумав, уснула.

Утром меня разбудил стук в дверь, обычно я рано встаю, но, наверное, повлиял стресс. Разбудил меня посыльный, который передал, что Лугат срочно вызывает меня к себе в кабинет. Быстро переодевшись, а то вчера так и уснула в одежде, я отправилась в другое крыло замка к Лугату. Спускаясь вниз, заметила, что этажом ниже лестница была влажная от воды и мимо пробегали люди, обслуживающие замок, с разного вида ёмкостями, но узнавать — в чём дело, не стала и поспешила к дяде в кабинет.

Не успев взяться за ручку двери, она отворилась, и из кабинета выскочили три вампира, я узнала в них боевую тройку, прикреплённую под командование Лугата. Зайдя в кабинет, я сразу почувствовала напряжённую обстановку, у стены с виноватым видом сидел Умарт, а рядом Илвус, который то ли притворялся, что спит, толи действительно спал, а дядя недобро на них смотрел и барабанил пальцами по столу.

— Лугат, что случилось? — даже не поздоровавшись, спросила я, очень уж обстановка была необычной, и тут почувствовала стойкий запах перегара, тянущийся от парочки у стены.

— Что случилось?! Что случилось?! — зло повторил Лугат, всё так же отстукивая пальцами по дереву и сверля взглядом парочку. — А вот, что случилось! — повернувшись ко мне, дядя так взглянул, что даже я поёжилась.

— Этих бойцов, которых ты встретила в дверях, я поставил следить, за… — тут, видимо, бывший лорд хотел выругаться, но сдержался: — …за Илвусом, чтобы в случае непредвиденных обстоятельств, которые он может сам же и устроить, они успели меня предупредить или попытались обезвредить его, в общем действовать по ситуации. И что ты думаешь, эти двое… — дядя кивнул на сидящих у стены: — …после вчерашнего представления в зале заперлись у Умарта в комнате и затихорились. Наблюдатели, подождав до вечера, решили, что они уже носа не покажут из комнаты, и сняли наблюдение без моей команды, за что будут наказаны! А вот что произошло потом, давай послушаем от непосредственных участников дальнейших событий, — Лугат грозно взглянул на Умарта, тот опустил глаза в пол и, наверное, попытался представить, что его здесь нет, а Илвус всё так же безмятежно, как он сам же выражается — «Посапывал в две сопелки».

— ИЛВУС, тьма тебя забери!!! — выкрикнул лорд, видимо, его терпение подходило к концу.

От резкого вскрика вздрогнули все, в том числе и я, Илвус открыл глаза и пытался понять, что, вообще, здесь происходит, но увидев злого лорда, тоже изобразил жалобный вид.

— Умарт, мы слушаем тебя! — сквозь зубы прорычал Лугат.

— Ну так это… мы этого… — начал запинаться Умарт.

— Не мямли и не испытывай моё терпение! — пригрозил бывший лорд.

— Я привёл Илвуса к себе в комнату, — собрался с мыслями пыточных дел мастер: — У меня было две бутылки имперского виноградного креплённого вина и я предложил ему принять в качестве обезболивающего, заодно и отметить удачный показательный бой, — тут он посмотрел на меня и сжался ещё больше, потом, снова начав разглядывать пол, продолжил: — Когда заканчивалась вторая бутылка, Илвус сказал, что он великий маг Гендальф Ужасный и может превращать воду в вино!

Сидящий рядом, Илвус посмотрел на Умарта круглыми глазами, и я поняла, что он первый раз напился, и молодой непривыкший организм уже на второй бутылке алкоголя просто отключил память.

— Я сходил за водой и Гендальф… — услышав обращение, парень ткнул локтём говорившего вампира, тот поморщился, но виновато продолжил: — …в общем он наносил руны на бутылку, но не удержал её и разбил, а когда начали собирать осколки, то порезался, и, видимо, кровь попала на руну, она как-то активировалась, и в комнате пошёл дождь.

— ЧТООО??? — одновременно с Илвусом спросила я, разглядывая Умарта, вдруг тот несёт чушь, просто ещё не отойдя от похмелья, а парень, вообще, сидел с выпученными глазами.

— Да! — подтвердил сказанное Лугат. — В его комнате идёт самый обычный дождь, прямо с потолка залило нижний этаж, люди сейчас пытаются справиться с потопом, но дождь не прекращается и закончится ли он, вообще — неизвестно! Такое чудо сделать не под силу даже лучшим водным магам империи, потому что нужен источник воды, а его в комнате не наблюдается. Илвус, я тебя предупреждал, чтоб ты не магичил?! — задал риторический вопрос дядя.

Мальчишка сидел с открытым ртом и не знал, что сказать, по-моему, он сам не верил в услышанное.

— Ладно, Умарт, что было дальше? — поинтересовался Лугат.

— Дальше мы допили вино, промокли и решили пойти… пойти… я не помню куда мы собрались, — признался он, всё так же не поднимая взгляда.

— Ну тогда я вам расскажу! — уже ухмыляясь, продолжил бывший лорд: — Вы припёрлись к воротам, требовали вас пропустить, так как вам надо ещё вина и женщин, а потом хотели поймать волколака и отрезать ему причиндалы. И по славам охранников ворот вы собирались пропустить отрезанную часть тела через некую мясорубку и сделать… — Лугат задумался, видимо, вспоминая слова вампиров, стоявших на посту, потом улыбнулся и по слогам выговорил: — К о т л е т ы для увеличения мужской силы! Не поясните, что это за котлеты такие?

Теперь Умарт сделал большие глаза, а нижняя челюсть отвисла вниз. Я не сдержалась и хихикнула. Тут без стука открылась дверь и вошёл лорд Клаус, увидев парня и тоже никого не приветствуя, с порога разразился отборной бранью: — Илвус, чтоб тебе провалиться в самую глубокую и тёмную задницу самого мерзкого демона! Ты что опять устроил?! Ты мне всю дисциплину в клане срываешь, половина клана, бросив все свои обязанности, сейчас в жилом крыле и любуется водопадом в комнате! — теперь он перевёл взгляд на хозяина этой самой комнаты — Умарта, от чего тот опять прикинулся частью окружающего интерьера.

Естественно, не дождавшись ответа, он переключил всю злость на бывшего лорда: — Лугат, какого тёмного беса ты позволяешь ему тут вытворять? Именно ты несёшь за него ответственность! Тебя Аригат предупреждал, чтобы не давал ему магичить?!

После этих слов Лугат таааак взглянул на действующего лорда, что тот аж шаг назад сделал и, поняв, что сказанул лишнего, быстро перевёл тему: — Значит так! На поимку волколака вы отправляетесь завтра ещё до восхода. Я хотел сначала до вашего отъезда посадить его в камеру! — ткнув пальцем в мальчишку, продолжил отдавать распоряжения: — Но он же и там спокойно сидеть не сможет и пока он мне весь замок не разрушил, ты, Виола, до утра с него глаз не спускаешь, а Лугат будет заниматься подготовкой к отъезду. И сообщите другим участникам похода, что время выезда переносится.

Услышав, что ближайшие сутки Илвус проведёт в моём обществе, он задрал глаза к потолку и тихонько заскулил.

— И, кстати, если поток воды не прекратится, то имперцы и эльфы очень заинтересуются этим чудом природы и начнут задавать вопросы, а этого факта мне уже не скрыть, весь клан уже в курсе, поэтому Умарт, дабы избежать расспросов, и как участник и зачинщик пьянки, отправляется с вами.

Умарт, услышав это, заулыбался. Заметив его довольную физиономию, Клаус напоследок пошутил: — И жду волшебные котлеты!

Клауса я слушала в пол уха, просто усваивая информацию, мне не давала покоя его фраза про Аригата. Вряд ли можно встретить разумного с таким именем. Дать имя бога обычному смертному, считалось оскорбить Высшую сущность! Но как бог может быть связан с парнем? И, по словам Клауса, Аригат имел диалог с моим дядей!!! Но как такое возможно??? Вокруг мальчишки одни тайны, и моё женское любопытство полностью вытеснило вчерашнюю хандру и самобичевание. Во что бы то ни стало, я решила узнать эту тайну!

После ухода Клауса, Лугат молча достал мечи, подаренные мной демонёнку, увесистый мешочек, видимо, с монетами и его амулет. — Илвус, ты так и не забрал тогда своё добро, хотя не удивительно, ты был в таком состоянии… но в будущем никогда не забывай про своё оружие, ещё здесь две с половиной тысячи золотом имперскими монетами, это с моего выигрыша твой процент за подсказку на кого сделать ставку, — сказал Лугат, смотря на меня смеющимся взглядом.

Чувство стыда за свой вчерашний поступок опять вернулось и я опустила глаза.

— Вы все слышали распоряжения лорда! Виола, забирай этих оболтусов, приводи их в порядок, у него вон вся одежда ещё в крови после ваших вчерашних "танцев", — кивнув на парня, серьёзным тоном распорядился Лугат: — Потом зайди в оружейку и подбери ему нательную защиту, ну и бытовые мелочи найди, а то он вместо ложки наверняка книг с собой наберёт и руками на привалах будет питаться. Вечером зайдите ко мне, я вам выдам стандартный комплект амулетов. И пожалуйста, Виола, проследи, чтобы до утра он ничего не натворил. Свободны!

— Злые вы все, уйду я от вас! — вставая, за всё время нахождения здесь произнёс единственную фразу Илвус.

— Я те, млять, уйду! — пригрозил Лугат. — Виолочка, сломай ему ногу, а лучше обе, чтобы больше таких мыслей не возникало, как раз к утру заживут!

Даже дядя уже перенял его словечки, да что там дядя, в клане его фразы уже вошли в обиход, и всем желающим он с удовольствием объяснял смысл незнакомых слов матерного значения, а от некоторых фраз даже я краснею, виртуознее него матерятся, наверное, только гномы и орки, и то не факт. И ведь не говорит, где он этого понабрался и на каком это, вообще, наречии. Ещё одна загадка! Ох уж это женское любопытство!

Илвус, услышав предложение про его ноги, аж вздрогнул и попятился, но, увидев смеющийся взгляд бывшего лорда, лишь выругался на тему специфического вампирского юмора.

На этом аудиенция была закончена, и мы отправились с этими выпивохами выполнять приказы начальства.

Глава 16. Дружеский визит

МАРИЭНДАИЭЛЬ.

Мы двигались уже чуть больше декады, до конечного пункта границы нужного вампирского клана оставалась пара дней пути. Мариэндаиэль снова и уже, наверное, в тысячный раз прокручивала и анализировала сложившуюся ситуацию и конечную цель этого мероприятия, в котором она сейчас участвовала и, даже более того, возглавляла.

Сокращённо на людской манер — Мари была из эльфийского дома "Дарящие Жизнь". Этот род не относился к высоким правящим домам леса, но его особенность была в том, что в нём рождались самые сильные маги жизни. Вот и Мари достался этот дар по степени равный четвёртому кругу. Если сравнить с магами представителей человеческой расы, то это примерно между вторым и первым уровнем, но для своего рода, она считалась твёрдым середнячком и сделать головокружительную карьеру в этой сфере ей не светило. Она чётко это понимала и решила добиться успеха в военном деле и стать боевиком-универсалом. Многие эльфы начинали с этого и достигли успеха, поднимаясь по службе и заняв руководящие должности, но и многие сложили головы, как в конфликтах и столкновениях с другими расами, так и из-за внутренних интриг. Быть отличным боевиком и стратегом — мало, надо ещё и уметь плести интриги. Эльфы долгоживущая раса, они не любят спешки, очень рассудительны и расчетливы. Иногда начиная интригу, эльфы ждут ни один цикл, а то и не один десяток циклов.

Мари успешно закончила академию леса, была отличницей в боевой подготовке. Она хорошо владела искусством универсального солдата, могла применять магию и одновременно сражаться с противником оружием ближнего боя. Луком она тоже прекрасно владела, но не делала на него ставку, мастеров в этом искусстве и так хватало и, как правило, они так и оставались рядовыми бойцами лучниками. Мари это категорически не устраивало. И она достигла первой ступеньки в военной карьере — её сделали первой звездой в пятёрке. Боевая эльфийская звезда, была самым малым военным подразделением, вот только задачи перед ними ставились совсем не простые и часто заведомо обречённые на провал. На счету Мари и её звезды было уже три успешных операции. Но когда она вела своих собратьев за собой, она всегда знала конечную цель и не задавалась ненужными вопросами.

Но сейчас всё обстояло иначе! Пробудилось Древо Жизни и это был великий праздник для её народа. Но уже на следующий же день сын главы правящего дома "Режущий Лист" собрал шесть лучших боевых звёзд и без объяснения причин вместе со всеми выдвинулся в столицу империи — Эрдаганию. Прибыв на место, через несколько дней звёзды начали посылать по разным поручениям, а друг с другом запретили делиться информацией. Но её нужно уметь собирать: кто-то что-то случайно сказал, кто-то не думая обронил фразу, кто-то шептался, думая, что их не слышно. Так по крупицам сложилась общая картина, и я убедилась в своих догадках, когда нашу звезду послали на первое задание. Нам надо было проверить одну деревушку, в которой вдруг в одну ночь вымер весь домашний скот. Нужно было выяснить причину такой аномалии и проверить всех представителей человеческой расы на предмет любых отклонений в магической составляющей ауры, при обнаружении такого человека, следовало доставить его в столицу живым и здоровым. К каждой звезде прикреплялся боевой десяток из личной гвардии императора и два мага, тёмного и светлого направления. Сложив все факты, я пришла к выводу, что империя совместно с нашим руководством ищет человека с необычными магическими способностями. В принципе ничего удивительного, мало ли какие интересы у властителей мира сего и я не задавалась лишними вопросами, ответы на которые вряд ли получу.

В деревушке оказалось всё банально! Местные жители обидели колдунишку из соседнего селения. Здешними колдунами были люди с магическими способностями, но по каким-либо причинам не прошли нормального обучения. Их либо воспитывали такие же деревенские недоучки, либо они занимались самообразованием, но и бывали случаи, когда в таких деревушках оседали студенты, которых выгнали из учебного заведения и которые не смогли найти достойное место и применение своим начальным навыкам мага в большом городе.

Вот именно такой представитель магической составляющей части населения империи налакался местной сивухи, и затуманенный алкоголем мозг вспомнил все обиды, начиная с молодости, но отыграться он решил на соседях, использовав единственный у него имеющийся камень накопитель силы, кинув на их деревню боевое заклинание — "забвение", которое было ему по силам, а с помощью камня силы смог шарахнуть им по всей площади посёлка. Смысл заклинания заключался в том, что если попавший под его влияние уснёт в течение суток, то уже не проснётся, но этот недоделанный маг по пьяни что-то напутал, и вместо людей не проснулся весь домашний скот, даже собаки. Увидев у своего дома в одной компании звезду эльфов и гвардейцев императора, он хотел повеситься, но не успел, солдаты, выломав дверь, спеленали его, когда тот уже залезал на табурет. Отпираться он и не думал, понимая, что это бесполезно, и за покушение на жизнь людей был тут же казнён без суда и следствия, было такое право у личных гвардейцев императора. Никого с необычными магическими способностями не обнаружили, да и с обычными тоже, не считая казнённого, хотя досмотру подверглись все жители обеих деревушек.

Но сейчас задание было настолько необычным, что я даже не слышала ничего подобного из ранее выполняемых приказов эльфийскими пятёрками. Меня вызвал Лаирэлдоринан к себе и дал чёткие инструкции, которые заключались в том, что мы должны отправиться в один из кланов вампиров. Одного этого факта хватило, чтобы я открыла рот от удивления. Это был самый изощрённый способ самоубийства всей звезды! Вампиры кроме врожденной ненависти к нашей расе, впрочем, это было взаимно, ненавидели в первую очередь боевые эльфийские звёзды, у них была тактика троек, они не пользовались луками и в бою у них было мало шансов выйти победителями, если только две тройки были в состоянии вырезать эльфийскую звезду. Поэтому когда бойцы, состоящие в звезде, попадали в плен, то их смерть была очень мучительна, вампиры просто сцеживали кровь с пленного, при этом он всё время был в сознании, были случаи, что эльфы десятки циклов томились у них в подвалах и были в качестве доноров крови. Но сын главы убедил меня, что нам не грозит быть убитыми, по крайней мере сразу! Это будет официальный визит и нам будет предоставлен артефакт, в котором очень нуждаются клыкастые, и мы должны его передать им в дар. Само задание заключалось в том, что мы должны найти одного парня, проверить его ауру, и если есть аномалии, то попытаться с ним договориться и сопроводить в столицу империи. При этом категорически запрещалось применять к нему силовые методы и защищать жизнь парня даже ценой наших жизней! И Лаир чётко дал понять, что если с парнем что-то случится, то лучше нам не возвращаться, "подружиться" с клыкастыми и оставаться у них, в ином случае он лично нам сердца вырежет. Так же с нами отправляется тёмный маг, который будет мнимым лидером отряда, но, по сути, руководить буду я. Потом мы долго обсуждали мелочи и варианты развития событий и действия при них.

И сейчас у меня была куча вопросов в голове. Зачем им человек с необычной аурой, ну зачем — может и понятно, необычный маг всегда в цене и любому королевству нужен, но чтобы ради человеческого мага, хоть и эксклюзивного, эльфы должны были жертвовать жизнью, такого я даже из уроков истории не знала. Конечно, возможно, что он внебрачный сын императора, но всё равно много нестыковок, слишком наше начальство интенсивно его ищет, и такого родственничка проще прикончить, чем защищать. На мой вопрос — почему не послать хотя бы ещё одну звезду, получила логичный ответ, что большое количество эльфов может увеличить шанс быстрее спровоцировать конфликт с клыкастыми. Ещё мне было очень любопытно, что за артефакт я везу, который нужно передать кровососущим, за который они будут готовы с нами сотрудничать. Коробочка была запечатана магическим ключом, который мне не далию. И как интересно вампиры его будут открывать?! Представить рядом эльфа и вампира, сражающихся на одной стороне, я даже в самых ужасных и смелых фантазиях не могла! Вообще, вокруг этих поисков много суеты и тайн, возможно, что к этому так же причастно Древо Жизни, именно с его пробуждения всё началось. Куча вопросов, но ответы мне давать никто не спешил.

Наше путешествие подходило к своей цели, по словам Таврона, через четверть дня движения на лошадях рысцой начнётся граница вампиров. Но намного раньше мы заметили большой отряд, двигающийся к нам на встречу. Я приказала остановиться и приготовиться к бою! Эльфы натянули луки, гвардейцы взвели арбалеты, Таврон сосредоточился, видимо, подготовил какое-то заклинание, я вытащила меч, на другой руке тоже приготовила сюрприз из магии жизни и активировала амулет защиты первого уровня, которые предоставила нам империя.

Отряд остановился шагов в пятидесяти перед нами, по аурам, которые они не скрывали амулетами, я определила, что все они истинные вампиры и один высший. У всех были накинуты капюшоны, видимо, им было не очень комфортно на солнечных лучах и у каждого был в руке небольшой арбалет, которые сейчас были направлены в нашу сторону. Они взяли нас в полукольцо, вперёд выехал высший, наверное, предводитель отряда, приблизившись, он поинтересовался — кто у нас старший. Таврон выехал навстречу, переговорив с вампиром, вернулся и сообщил, что они нас сопроводят до замка клана, а там мы встретимся с их лордом.

Я дала согласие, клыкастых было не меньше трёх десятков, они замкнули вокруг нас кольцо и мы двинулись в сторону замка. Наши лошади всхрапывали, чувствуя в вампирах хищников, я сама ощущала себя, как будто меня на собственную казнь сопровождают. Только к вечеру мы увидели замок. Всю дорогу двигались молча, все были напряженны. Въехав в ворота, я ощутила на себе множество взглядов, все на нас таращились, как на диковинку, и взгляды были отнюдь недобрые! Хотя обычные люди смотрели просто с интересом.

Нам показали наши комнаты, сообщили, что ужин скоро принесут и попросили без особой нужды из комнат не отлучаться, отдохнуть с дороги, и что встреча с лордом состоится завтра.

На утро пришёл посыльный в составе боевой тройки сопровождения и мы отправились на приём к лорду. В коридоре мы встретили Таврона, которого сопровождал лишь посыльный, и вместе мы добрались, как я поняла, до официальной приёмной. Это была полуовальная комната, в центре у стены которой на подобии трона сидел мужчина с аурой высшего вампира. Мы, как положено по этикету при таких визитах, оба поочерёдно представились, при этом упомянув свои должности, устроились на предоставленные кресла.

— Что ж, приветствую вас в клане "Багровая Ночь", я его новый лорд Клаус дэ Мор. Позвольте, перейдём сразу к сути вашего столь необычного визита, — не стал затягивать официальную часть лидер клана.

Я встала, достала из нагрудного кармана шкатулку и передала слова Лаирэлдоринана: — Наш правящий дом "Режущий Лист" принял решение передать вам некий артефакт в знак доверия и, возможно, это первый шаг к будущему сотрудничеству. Что находиться внутри, я не в курсе и ключа у меня нет.

— Так вот что за ключ прислали с почтовой птицей?! Как вы эльфы любите всё усложнять! — Клаус кивком подал знак одному из своих подчинённых и тот достал и передал ему ромбик, от которого веяло магией, взяв и покрутив его в руках, он на мгновение задумался и, видимо, приняв решение, обратился к нам: — Уж извините меня за перестраховку, но коробочку откроете вы сами, пока доверия я к вам не испытываю, и как говорит один мой знакомый демонёнок — «Лучше перебздеть, чем недобздеть».

При упоминании демонов, я не смогла сдержать эмоции, и, наверное, это отразилось на моём лице, и лорд клана, заметив это, усмехнулся. Это каким же надо быть чудовищем, чтобы водить дружбу с демонами, это же чистые порождения зла! Клаус вернул ключ подчинённому, который передал его мне. Такого поворота событий я не ожидала, было страшно открывать крышку, зная своих сородичей, я могла предположить, что, возможно, в шкатулку вложили убийственное заклинание, хотя это и было бы слишком банально.

Я опять перешла на истинное зрение, чтобы видеть магическую составляющую вокруг, заметила, что все находящиеся в комнате активировали защиту, кроме Таврона, амулеты у нас изъяли ещё вчера по приезду, а врождённой тёмной защитой он, наверное, не решился воспользоваться. Задержав дыхание, я приложила ромбик в выемку, и крышка откинулась. Внутри лежал предмет чёрной каплевидной формы размером с кулак, от которого просто несло тёмной магией, до этого, видимо, шкатулка блокировала выброс тёмной энергии, мне было очень не комфортно держать его в руках и я поспешила передать его вампирам. Заглянув внутрь коробки, у Клауса задралась бровь, было понятно, что он очень удивлён.

— Ты знаешь, что это за артефакт? — обратился он ко мне и, получив отрицательный ответ, решил дать пояснения: — Это "чёрная капля"! По легенде, когда-то в древности в нашем мире произошёл конфликт одного тёмного и светлого бога, тёмный был ранен и его капли крови, коснувшись земли, застывали. Для нас он важен тем, что он повышает рождаемость нашей расы, соответственно, как вы понимаете, вы передали нам очень ценный предмет! Их в мире не больше десятка, у нас был аналогичный артефакт, но был утерян в последней междоусобной войне вампиров. Недавно мы, приложив много усилий, нашли его, но он был похищен из каравана, следовавшего в замок, одним из вампирских кланов. Этот клан был наказан, но артефакт мы так и не вернули! И теперь мне очень интересно, что же вы хотите от нас за столь ценный дар?

Я перевела взгляд на Таврона, мы с ним договорились в дороге, что о цели нашей поездки переговоры будет вести он, потому что я, как представительница эльфийской расы, вызываю отрицательные эмоции у вампиров и это может быть причиной срыва попытки договориться. Таврон открыл рот для ответа, но был прерван жестом руки лорда и последующим вопросом: — Уважаемый Таврон дэ Маран, а не вы ли были тогда недалеко отсюда в одной из деревушек при нападении вампиров и кидались заклинанием "прах", а потом скрылись?

— Да, это был я и это одна из причин — почему я здесь! — ничуть не смутившись осведомлённостью лорда, ответил тёмный маг.

— Что ж, внимательно вас слушаем! — дал разрешение продолжать диалог вампир.

Таврон собрался с мыслями и начал излагать суть: — Меня в состав этой группы включил глава службы безопасности империи Кироний дэ Фурт. Причины нахождения меня в той деревушке не относятся к делу, но там я был знаком с местным подростком по имени Илвус.

После этих слов мне показалось, что у вампира дёрнулся глаз, а по выражению его удивлённого лица было ясно, что он понял о ком речь. Видимо, на должности лидера клана этот вампир недавно и ещё не научился контролировать мимику и эмоции.

— Империю очень интересует этот парень! — продолжил рассказ маг: — По данным Кирония, он находится в вашем клане. Нам поручено переговорить с мальчиком, а при его согласии доставить его в империю, не причинив ему вреда. Зачем он понадобился империи — ни мне, ни моим спутникам не известно! И если вас не затруднит, то могли бы вы поспособствовать нашей встрече и при удачном разговоре, не препятствовать его поездке в Эрдаганию.

Вампир не спешил давать ответ и задумался. Я не понимала его задержки в принятии решения, это же всего лишь человеческий мальчишка, а если учесть важность переданного артефакта, то можно хоть всех слуг человеческой расы нам передать!

— В связи с недостатком у вас информации вы не понимаете — о чём просите, но я вам сейчас всё объясню. Полное имя этого парня — Илвус дэ Мор, он является полноправным членом нашего клана и пользуется правами высшего вампира.

— Но это невозможно! — вырвалось удивление у меня. — Даже при обращении в вампира он не может быть высшим! Высшим истинным можно только родиться!

Клаус хмуро на меня посмотрел и продолжил: — Если вы не будете меня перебивать, то всё поймете! Он, вообще, не является представителем нашей расы, но успешно прошёл один ритуал и получил метку вампира. И он единственный в нашем клане, кому я не могу отдавать приказы и заставлять его что-либо делать против его воли. Причины этого, уж извините, я вам не поясню! Его обучением занимается мой дед и бывший лорд клана — Лугат дэ Мор. И по вашему вопросу надо обращаться к ним обоим, но сейчас это невозможно, они оба убыли в составе боевой группы в одно из наших поселений на поимку волколака.

От полученной информации у меня отвисла челюсть, единственное, что смогла сказать: — Мы же всех волколаков вырезали ещё двести циклов назад?!

Клаус лишь пожал плечами: — Я собираюсь послать ещё группу, потому что уже давно должна была прибыть птица с вестями от Лугата, но её нет, значит что-то случилось! Можете войти в состав этой группы, они выдвигаются сегодня. Естественно, мы дали согласие, обсудили многие моменты и отправились готовиться в дорогу.

Напоследок, усмехаясь, лорд Клаус сказал странную фразу: — Если вы вдруг уговорите Илвуса поехать в империю, то знайте, что империя может не пережить такого гостя!

Выйдя из приёмной, Таврон попросил уделить ему время и пообщаться с ним. И мы опять в сопровождении тройки отправились ко мне в комнату. Устроившись у меня, я не стала тянуть с разговором: — Таврон, о чём ты хотел поговорить, можно было ведь и дождаться выезда и в пути обсудить вопросы.

— А у меня нет вопросов, вернее их нет к тебе, а вот к Илвусу у меня их уже целая телега! Это вам не дают свободы передвижения, а нас людей не ограничивают, и в пути будет много лишних ушей! — интригующе начал маг. — Вчера я пообщался с одной вампиршей, — сказав это, он заулыбался, как кот после случки, видимо, общение было в горизонтальном положении. Маг выглядел после омоложения довольно привлекательным мужчиной, но я огрызнулась: — Таврон, не отнимай моё время, твои сексуальные подвиги меня не интересуют!

— Почему вы эльфийки такие злые? Вот поэтому вас не любят все расы без исключения! — увидев мой злой взгляд, он перешёл к сути разговора: — Так вот, я вчера поинтересовался личностью Илвуса, я не надеялся, что получу информацию, ведь кому интересна судьба обычного человеческого деревенского парня. И знаешь, что я узнал?! — дождавшись моего вопросительного взгляда, продолжил: — Оказывается мальчик — местная легенда! Когда вампиры напали на ту деревушку, в которой я скрывался от властей, то большинство нападавших убил именно он, причём голыми руками!

Такому информатору, как вампиру женского пола, трудно было доверять, поэтому я засомневалась в важности этой беседы: — Вряд ли такое смог бы деревенский парень, просто женщины склонны к преувеличению слухов!

— Ха… слушай дальше! Это только начало! Потом он вышел в круг истины с внуком лидера клана, который руководил нападением тогда на деревню, и убил его, вырвав тому сердце, а проходя мимо самого лидера, оторвал тому голову. И это видели многие из местных клыкастиков. Потом он умудрился довести до бешенства ещё одну местную легенду — двоюродную тетю Клауса — Виолу. Чем он её достал, непонятно, но она два дня бегала, искала его и хотела кастрировать. Говорят, что лучше неё бойца в клане нет, а ещё у неё есть привычка отрезать уши ухажерам, причём, как особям мужского пола из своего клана, так и из других. Её тут боятся сильнее, чем нашествия демонов! А самое интересное, что после этого она взяла Илвуса в ученики и учит его технике боя двумя мечами, — Таврон встал, налил из графина сока и выпил залпом.

— Это всё? — спросила я, не выдержав паузы.

Тёмный маг хитро прищурился: — Нееет, далеко не всё! В следующей истории парнишка один отправился в лес, и за ним кинулись сам бывший лорд и Виола, а он их там чуть в болоте не утопил, а когда они вылезли, парень накинулся на Виолу и они прямо там предались похоти, — Таврон усмехнулся, наверное, видя мои круглые глаза, и продолжил дальше удивлять: — Потом вампирша вызвала на бой без смерти две боевых тройки, за то, что те растрепали всему клану про её интимную связь с парнем и всех шестерых подрезала, одному даже лицо располосовала. Сразу после этого показательного выступления она вытащила Илвуса на бой тренировочными мечами. И… — тут маг сделал пафосную паузу: — …и парень выиграл! Представляешь, две опытных тройки не смогли, а он победил, и это видела чуть ли не половина клана. И Лугат, это который дед лорда Клауса, поставил на парня и выиграл двадцать тысяч золотом. И это ещё не всё! — Таврон снова налил сока и продолжил: — После этого парень с одним из вампиров пошёл отмечать победу, как я понял, то они напились до синих демонят, и что они там сделали в пьяном угаре, никто не знает, но итог пьянки — в комнате собутыльника парня идёт постоянный дождь с потолка, и главное, что источника воды нету. Я сам утром зашёл убедиться и это действительно так! Там сейчас купальню новую делают. Хорошая идея — купальня с невыключающимся душем, который не надо наполнять. Ещё говорят, что они в пьяном и невменяемом состоянии пытались вырваться из замка с целью поймать волколака и продолжить пьянку с ним, при этом покалечили охрану, пока их не вырубил менталист, находящийся в составе охраны ворот.

Я сидела и не знала, что сказать, даже если половина из услышанного правда, то думаю это именно тот, кого ищет империя, более ничего необычнее про одного человека я раньше не слышала.

— Аааа, забыл, ещё парнишка общался с одной из служанок человеческой расы, а когда над ней решили пошутить тройка вампиров, он заступился и в одиночку покалечил всех троих. У одного лицо до сих пор не зажило, никто не может понять — почему регенерация не помогает, хотя тот пьёт кровь чуть ли не бочками. Кстати, я хотел пообщаться с той служанкой, я опросил обслуживающий персонал, и её давно никто не видел. И ещё одно, все считают, что Илвус — внебрачный сын Лугата, а его мать — демонесса! Вот и подумай, кто такой, вообще, этот парень, и что делать будем, когда мы его найдём?! Поэтому лорд Клаус и сказал нам, что империя может не пережить такого гостя! — подытожил рассказ тёмный маг.

Совет был дельный, и я задумалась. Мда уж, чувствую с этим мальчишкой будут проблемы, почему-то я представила, как мы приглашаем его в эльфийский лес, а он успешно его сжигает, но скинув наваждение, мысленно извинилась перед Великим Древом Жизни. Сведения, пусть и непроверенные, но очень важные.

— Значит так, садись, и всё, что рассказал сейчас про Илвуса, запиши на бумагу и вспоминай подробности, я потом допишу от себя и пошлю письмо с одним из гвардейцев в империю. Информация слишком ценна, чтобы отсылать её с птицей! А я пока пойду и попрошу разрешения посмотреть на их новую купальню, очень уж не верится в такие чудеса.

Глава 17. Тайна кровной мести

ИЛВУС ДЭ МОР.

Большую часть дня мы занимались подготовкой к утреннему выезду. Виола почти сразу затащила нас в оружейную для подборки нам обоим снаряжения. Умарт тоже редко покидал клан, специфика его работы не располагала к разъездам, поэтому он тоже решил прибарахлиться. Он выбрал куртку с металлическими вставками, наручни и специальную жилетку с множеством ножей для метания, этим оружием он владел в совершенстве. Для меня тоже подобрали наручни, но из всего предлагаемого выбора нательной защиты, мне категорически ничего не нравилось: кольчуги тяжеловаты, куртки сковывали движения, в общем, я "встал в позу" и капризничал, возможно, что ещё сказывался похмельный синдром. На моё удивление, Валькирия стойко переносила моё самодурство, даже ни разу не пообещала с меня снять кожу, но в итоге её терпенье кончилось, она просто взяла нас обоих за шкирку и потащила к заведующему склада.

Заведующим склада был самый настоящий гоблин, чуть с зеленоватым оттенком кожи, низкорослый и с большим носом, больше похожим на клюв вороны. В клане он был в единственном экземпляре. Я его видел всего пару раз, он был очень нелюдимым и необщительным. Про него говорили, что на службу его взял сам Лугат за, неизвестно какую, оказанную услугу. Позже я выяснил у самого бывшего лорда, что эта история случилась, когда Лугат ещё не был лидером клана, тогда всю семью гоблина вырезали люди, но обстоятельства сложились так, что у Лугата был заказ на убийство именно этих разумных, хотя с его слов, разумными их было трудно назвать, так как это были самые настоящие убийцы, промышлявшие разбоем и грабежом, скрываясь в лесах от закона. И империя решила обратиться за помощью к вампирам, хоть и их услуги стоили ох, как дорого, но дешевле было заплатить им, чем гонять по лесам военные подразделения для поимки обычных бандитов. Естественно, клыкастые вычислили их лёжку и всех вырезали, как свиней. Всё это видел тогда ещё молодой гоблин, так как сам планировал отомстить за семью, но что он мог сделать против вооружённой банды, только следить и ждать удобного момента. И, опознав в Лугате лидера мстителей, он раскрыл себя, припал на колени и обещал в знак благодарности всю жизнь отрабатывать за свершившееся правосудие. Лугат взял его в замок и не пожалел, так как у гоблина оказались способности профессионального хозяйственника и всю жизнь он трудился на складе оружия и других нужных бытовых вещей. Сейчас он уже был в пожилом возрасте, и в клане его звали — Скупердяй, он не обижался и даже гордился своим прозвищем.

Виола подошла к решётке, за которой сидел гоблин, и попросила открыть комнату с оружием гномьей работы, гоблин нажал какой-то рычаг, и отворилась одна из дверей, но предупредил шепелявым голосом, что вампирша знает правила, на что та лишь хмыкнула. Почему гоблин сидел за решёткой, я так и не понял, но когда зашёл в гномью оружейку, то все посторонние мысли вылетели и головы! Это были действительно произведения искусства! Я сразу подобрал себе кольчугу, она была в два раза легче предыдущих, вязка мелкими кольцами и, вообще, смотрелась очень круто. Пока я занимался примеркой вместе с вампиршей, Умарту приглянулся небольшой арбалет, тоже очень изящной работы и, наверняка, на порядок выше по параметрам нанесения урона, чем у стандартного экземпляра. Виола посмотрела с укором на Умарта, но тот опять изобразил взгляд побитой собаки, да так мастерски, что даже Валькирия махнула рукой и сказала, что если он сможет вынести эту игрушку отсюда, то точно может считать её своей собственностью. В чём заключалась проблема выноса вещей из этой комнаты, я понял, когда мы вышли к гоблину.

Дверь сама за нами со скрипом закрылась, как и все остальные, и даже та, которая вела на выход.

— Фиола, ты фзнаеф прафила — или рафрефение лорда, или плати монету, а так нифево фынофить не дам! — вновь шепелявым голосом на общем наречии пробубнил гоблин.

Как я понял, что все двери блокировал именно он.

— Слушай, Скупердяй, мы завтра отправляемся с Лугатом на задание, потом у него спросишь, он даст разрешение на вынос этого снаряжения, — попыталась решить вопрос вампирша.

— Ты уфе один раф так обманула меня, так фто — или монету, или рафрефение! — упёрся тот. При этом Умарт стиснул арбалет ещё сильнее, и я понял, что он его ни за что не отдаст.

— Я тебе щас лицо обглодаю, хмырь болотный! — начала заводиться Виола и попыталась схватить низкорослого гоблина. Теперь я понял, почему он за решёткой, видимо, каждый считает своим долгом отвалить ему порцию звездюлей, а шепелявит, наверное, потому что все зубы ему давно выбили. Валькирия выхватила оба клинка, хотя вряд ли бы ими дотянулась до него, и, увидев такое развитие событий, Умарт достал метательный нож. Для гоблина, наверняка, эта ситуация была не в новинку и в его руках появились два похожих арбалета, но в отличие от того, что держал вампир, они были заряжены и навёл их на обидчиков. Может, конечно, это у них тут и в порядке вещей, но надо было что-то предпринимать, пока не дошло до крови.

— А ну, мляяять, успокоились все! — заорал я. — Умарт, хрен моржовый, убери нож! Виола, демона тебе в одно место, угомонись! А ты убогий, ну-ка быстро опустил свои стрелялки, а то глаз на жопу натяну!

Все участники действия словили ступор, так и стояли с отвисшими челюстями.

— Чего рты раззявили, прикройте, а то кишки застудите! Слышь, Скупердяй, озвучь мне цену арбалета и кольчуги! — приказным тоном раздал я команды.

Гоблин оценивающе провёл снизу доверху по мне взглядом, наверное, оценивая мою платёжеспособность. — Кольфуга три тыфяфи фолотых, арбалет полторы, — и прищурился, видимо, ожидая, что у меня нет такой кругленькой суммы и я начну торговаться или тоже в драку полезу.

— Умарт, вот ключ от моей комнаты, оставь арбалет здесь и принеси мне мешок с монетами, который сегодня мне передал Лугат, — продолжил командовать я: — Виола сходи с ним пожалуйста, проследи, чтобы не потерял случайно.

Видя, что оба опять открыли рты, чтобы возразить, я процедил сквозь зубы: — Делайте, как я сказал!!!

Когда дверь открылась, и они удалились, я обратился к этому хитрожопому коммерсанту: — Слушай, зелёный, давай заключим сделку! Сейчас я заплачу две с половиной тысячи, а в счёт оставшейся суммы, когда я вернусь с задания, я тебе выплавлю новые вставные зубы, причём золотые?!

Гоблин завис от такого предложения, но, наверняка, если дело касалось выгоды, то умел быстро соображать. — А ефли обманиф?

— Скупердяй, я тебя хоть раз обманывал?

Тот, естественно, замотал головой очевидному факту, потому что мы общались-то первый раз, и, пока он не додумался до этой простой истины, я протянул руку через решётку, он машинально пожал мою ладонь, и я констатировал: — Сделка!

Минут через пять зашли вампиры, было видно, что они запыхались, видимо, боялись меня одного оставлять с гоблином, только интересно, за кого они боялись больше, за меня или за зелёного?!

Закончив с расчётом, мы вышли на улицу и меня сразу закидали вопросами.

— Илвус, можно я потом тебе отдам свою часть денег, сейчас у меня только есть часть суммы, — заверил меня довольный Умарт, разглядывая новую игрушку для лишения жизни. — И кстати, а кто такой хрен моржовый?

— Хрен моржовый — это половой орган моржа, это зверь типа тюленя, а тюлень — это зверь типа маленького кита, в общем не забивай голову! — пояснил я, видя в глазах вампира полное непонимание. — А деньги возвращать не надо, это подарок от фирмы!

— А кто такой фирма?

— Умарт, отстань, считай это благодарность от меня за твоё обучение!

Вампир, от переизбытка чувств чуть ли не обниматься полез, я от него увернулся и спрятался за Валькирию. Она же начала меня отчитывать: — Илвус, мы могли всё это получить задарма, зачем ты заплатил ему и как ты договорился о такой скидке с этим скрягой?

— Виолочка, я уже взрослый мальчик и в состоянии многие вопросы решать сам, а не бежать к начальству с жалобами. А что деньги… деньги — навоз, сегодня нет, а завтра — воз. Забудь!

Во взгляде Валькирии мелькнуло уважение, и это очень мне польстило, ради таких моментов было не жалко золота. Как пришло, так и ушло!

Потом мы отправились в конюшню, вообще, у каждого вампира была лошадь, закреплённая за ним, они их воспитывали сами, и некоторые людские поселения на территории вампиров занимались их разведением, чтобы животные привыкали с детства к сущности клыкастых, обычные кони из людских королевств шарахались от них, чуя тёмную суть хищника и убийцы. Мне подобрали более-менее смирную кобылку по кличке Шёпот, как мне объяснили, кличка из-за её умения передвигаться тихо даже по сушняку в лесу. Опыта верховой езды у меня не было, поэтому остаток дня Виола обучала меня этому искусству, но в итоге сказала, что свой драгоценный зад я конечно отобью, но с моей регенерацией это не страшно. Потом мы зашли к Лугату, он выдал нам три комплекта стандартных для таких вылазок амулетов. После чего Валькирия озвучила, что сегодняшнюю ночь я проведу в её комнате. Услышав это, я попятился и уткнулся спиной в Умарта, повернувшись, я увидел выражение его лица, как будто он прощался со мной, от этого стало ещё страшнее.

— Виола, а зачем такие крайности, потом же весь клан опять будет слухи распускать, а виноватым я останусь?! — начал я придумывать отговорки. После всех её издевательств над бедным мной, как женщину я её уже не воспринимал, и ночь в одной комнате с этой неадекватной вампиршей, для меня звучало скорее, как наказание.

— Во-первых, ты сам слышал приказ лорда, чтобы я до выезда с тебя глаз не спускала! — начала приводить аргументы Валькирия: — Во-вторых, с ним… — ткнула она пальцем в Умарта: — …я тебя не оставлю, вы и так неплохо повеселились прошлую ночь, а то есть подозрения, что захотите обмыть вином новые игрушки и опять натворите дел.

Судя по виноватому лицу Умарта, именно так он и планировал поступить.

— А в-третьих, мне надо тебе ещё объяснить предназначение всех амулетов, принцип их действия и способ активации, — привела самый весомый довод вампирша: — И последнее! Демонам под хвост слухи, пусть думают, что хотят!

— Ага, с каких это пор ты стала в точности выполнять приказы старших?! — огрызнулся я, но сам задумался о нетипичном поведении Виолы, сейчас от неё действительно чувствовалась забота, уж не материнские ли чувства у неё проснулись, но решил, что делать выводы — пока рано, и согласился с её аргументами. Я отдал ключ от своей комнаты Умарту, чтобы он переночевал там, сам же он, после нашей пьянки, остался без своего угла, вампир поблагодарил и пошёл искать свои вымокшие вещи, а мы двинулись к Виоле.

Уже в комнате она объяснила мне принцип работы всех амулетов, заставила три раза повторить озвученное, и, поужинав у неё же, дала мне одну из двух подушек и сказала, что я со всем комфортом могу располагаться на полу.

— Виола, а тебе не кажется, что это нечестно, могла бы хоть одеяло запасное дать! — решил я возразить явной дискриминации.

— Демонёнок, ты будущий воин, а не избалованный мальчик-дворянчик, а жизнь воина — это часто лишения многих благ, в том числе и подушки, — сказала она, отбирая у меня эту самую подушку. — И, кстати, не вздумай выходить отсюда, я спросонья сначала проткну твою тушку, а потом буду разбираться в мелочах! — предупредила она, вынимая один из клинков и положив его рядом.

Ну кто меня за язык тянул, подумал я, устраиваясь на полу и пытаясь умостить поудобней голову на локте.

Утром, из-за затёкшего тела, проснувшись раньше охраняющей от меня же самого персоны в виде одной жестокой вампирши, я почувствовал давление в мочевом пузыре, но помня предупреждение, решил потерпеть. Когда же терпение закончилось, начал осторожно пытаться разбудить её: — Виола… Виолочка… проснись, милая!

И тут же ощутил остриё клинка на своей щеке и замер.

— Ещё раз меня так назовёшь, проткну обе щеки насквозь! Чего тебе? — совсем, не шутя, пообещала Валькирия.

— Чего… чего… Я писать хочу! — по-детски озвучил я свою проблему.

— Тьфу на тебя, мерзкий демон, иди уже, чтобы одна нога здесь, другая там! — хихикнув, пошутила она моей же шуточкой.

Выходя, я пробурчал: — Можно подумать, что девочки в туалет не ходят!

На что в ответ получил рядом с моим ухом воткнутый метательный нож в косяк двери. Вернувшись, обнаружил Виолу уже переодетой и собиравшую необходимые вещи в дорогу.

Выезд прошёл буднично, все были собраны, во дворе разобрали уже осёдланных лошадей и ворота проехали, когда солнце только начало вставать. В наш состав включили кроме тройки Голдаса, ещё одну, наглядно я их знал, но лично знаком не был. В дороге все были серьёзны и сосредоточены, впервые я видел вампиров такими, это в замке они могут быть раздолбаями, когда начальство не видит. Сейчас они были готовы в любую секунду вступить в бой и лишать жизни всех — кто вызовет хоть малейшее подозрение в недружелюбности к ним. Кроме меня все были в балахонах поверх защиты, и когда солнце встало в зенит, тройки истинных, в том числе и Умарт, накинули капюшоны, видимо, долгое пребывание на лучах светила доставляло им дискомфорт, бывшему лорду и вампирше это не грозило. Я представил, как мы смотримся со стороны, и аж самому стало жутковато. Прямо девять всадников апокалипсиса и один раздолбай — Илвус!

Так мы двигались почти весь день. Нам попадались пару людских поселений, но в них заезжал лишь Лугат, а мы же ждали на окраине.

Задницу, как и обещала вампирша, я отбил уже в первые часы скачки. Во второй половине дня от скуки я решил поговорить с Лугатом, улучшив момент, когда мы немного растянулись в цепь и нас не услышат, я поравнялся с ним.

— Лугат, у меня есть один вопрос, касающийся Виолы, не прояснишь? — в наглую спросил я.

Лугат пожал плечами: — Спрашивай, если смогу, отвечу.

— Виола, когда вручала мне клинки, случайно проговорилась про месть за родителей, не расскажешь, что с ними случилось?

Лугат услышав вопрос, посмотрел на меня прожигающим взглядом, я, вообще, подумал, что он сейчас на меня бросится. Пару минут мы ехали молча, потом он сказал, чтобы я ехал за ним, предупредил остальных, что мы поедим чуть впереди, и рысцой оторвались от отряда. Когда мы сбросили темп движения, бывший лорд опять взял паузу, видимо, собирался с мыслями, и я его не торопил.

— Эта история произошла уже около двадцати циклов назад, может чуть меньше, — начал рассказ Лугат: — Из империи поступил заказ на одну очень влиятельную особу из высшей знати. Заказ был от нынешней главы внутренней службы безопасности, то есть от самого императора. В принципе мы могли отказаться, но здесь деньги не играли никакой роли, тут, как говорится, сегодня мы вам услугу — завтра вы нам! Устранить этого человека без следов, ведущих к нам, было очень непростой задачей, большое количество денег обеспечивает охрану на должном уровне. В империи есть разумные, занимающиеся предоставлением услуг безопасности на высокой, профессиональной ступени. Естественно, такую задачу не поручишь рядовым бойцам, и этим занялся мой брат. Вообще, в нашей расе двое детей — это дар богов, но нам помогал один артефакт. Почему-то именно на мою родовую линию он так положительно повлиял, с чем это связано — мы не знаем. Но это маленькое отступление. Так вот… при исполнении заказа что-то пошло не так, всегда есть обстоятельства, которые предусмотреть невозможно, ты их называешь, по-моему… хм… форс-мажор. Ну в общем, мой брат устроил там бойню, больше пяти десятков трупов, в том числе и жена объекта. Что доподлинно там произошло, мне не известно, но факт в том, что один человек выжил, который в последствие опознал в убийце вампира. И это был сын заказанного объекта! Мы не боги, и всё предусмотреть не можем! Хотя и боги не всесильны! — и вампир покосился на меня, наверное, ожидая моей реакции, но я сделал морду кирпичом, мол ничего не знаю — моя хата с краю!

— Прошло время, и эта история стала забываться, — продолжил Лугат: — Мой брат поехал в Эрдаганию по делам клана и взял с собой жену — просто развеяться. Ночью с помощью магии их спеленали прямо в гостинице, как выяснилось потом, брата пытали почти декаду, его жену насиловали каждый день у него на глазах, а потом отрезали ей голову, трупы в ящиках прислали к нам в замок! — бывший лорд снова замолчал, заново переживая чувство утраты, но справившись с воспоминаниями, продолжил: — Если бы это убийство не было настолько циничным, возможно, не случилось бы того, что произошло дальше.

Ко мне пришла Виола, поставила перед фактом, что клан не должен лезть в это дело, и она сама накажет убийц родителей! Я с ней согласился! Примерно через цикл после её отъезда, столица умылась кровью! Собрав информацию обо всех участниках тех событий, моя племянница приступила к мести. Она убивала всех, кто хоть как-то был причастен к той истории, даже косвенных свидетелей. Она прикончила даже хозяина той гостиницы и прислугу, которые знали о похищении её родителей, но молчали и не сообщили властям. На всех трупах она вырезала наш герб клана — руну, обозначающую тьму, ну или ночь. Из теории ты должен знать, что при определённых условиях с помощью такой руны можно создать в отдельно взятом помещении кромешную тьму, даже при наличии дневного света. Позже ко мне обратился глава службы безопасности империи и потребовал прекратить убийства, на тот момент было уже около сотни трупов. Но я знал, что Валькирию не остановить и она была в своём праве кровной мести, поэтому пришлось даже пригрозить войной с империей. В открытом бою мы конечно им не соперники, но при желании мы бы утопили людские города в крови. Конечной целью стал заказчик убийства моего брата и его жены, тогда парень выжил, и полученное наследство не стесняло его в достижении к этой цели. Вообще непонятно, на что он надеялся, наверное, думал, что деньгами можно решить все проблемы, но, рано или поздно, мы бы пришли за ним. С него Виола сняла кожу, а ночью его труп вывесила на главных воротах столицы. После исполненной мести, в ней как будто что-то сломалось, и, как ты знаешь, она уже давно не подпускает к себе мужчин. Я не лезу к ней в душу, все мы по разному переживаем потерю близких! — закончил рассказ Лугат. и мы какое-то время ехали молча.

Когда нас стали догонять остальные, вампир попросил: — Илвус, в клане слухов про эту историю много, но правду знают единицы, я бы попросил тебя не распространяться на эту тему!

Я кивнул в знак согласия, да и не собирался ни с кем это обсуждать, это не моя тайна.

На ночь мы остановились на небольшой полянке, вампиры выставили охранный периметр с помощью вырезки рун у корней деревьев и поделили ночное дежурство, мне тоже филонить никто не дал, и моё дежурство с ещё двумя бойцами из незнакомой мне тройки было под утро. Что меня очень поразило, так это то, что кашеварить ужин взялась Виола, её характер никак не ассоциировался с домохозяйкой, но было видно, что ей это не впервой. Поужинав довольно таки вкусной кашей с мясом, дежурившие заступили на пост, остальные разбрелись по полянке и занялись своими делами: кто-то просто отдыхал; кто-то проверял снаряжение и устранял недочёты; я же, вспомнив такие вылазки на природу в своём родном мире, сидел и просто смотрел на огонь, палочкой ворочая и подкидывая обратно в костёр выпавшие угольки.

Неожиданно, рядом плюхнулась Виола, я ждал, что она начнёт опять поучать меня — мол то неправильно делал… это… и дышать, вообще, надо реже, но она молчала, мы сидели и смотрели на пламя. Было что-то в этом волшебное, внутреннее умиротворение, я был благодарен ей за эти минуты молчания, этого не объяснить словами, это нужно испытать, эти мгновения навсегда остаются в памяти, как напоминание, что ты не зверь, ты человек! Но такие моменты к сожалению скоротечны.

— Ил, можно я задам вопрос, но ты только не отшучивайся и не ври, если не хочешь отвечать, то просто так и скажи, — женской хитростью поставила она меня в безвыходную ситуацию. Тут как не вертись, или правду говорить или молчать, но и молчание ей о многом скажет, и, конечно же, даже имя сократила. Как и любой мужчина, я вздохнул и согласился: — Задавай!

— Кто ты Ил? — и в нотках голоса прозвучала мольба.

У меня появилось желание всё рассказать, но я справился с этой мимолётной слабостью. — По сути, я обычный человек, просто… просто я из другого мира. Возможно, когда-нибудь я тебе всё расскажу, но не сейчас! Я сам ещё не разобрался — кто я и какова моя роль в этой постановке?!

Я ожидал вереницу вопросов, но их не последовало. Виола облокотилась на меня и положила голову на плечо, так мы и просидели, время текло, но оно было неважно в тот момент, может, прошли минуты, а может часы. Потом она сказала, что пора спать и ушла, я ещё немного посидел и тоже лёг, укутавшись в походное одеяло. Под утро меня разбудил сменщик, я честно отработал свою вахту, но ночь прошла спокойно.

Утром Виола разогрела остатки каши руной на котелке, не разжигая костра, и, позавтракав, мы двинулись дальше.

Этот день был похож полностью на предыдущий, мы просто находились в движении. Кстати, утром, я, не ощутив никакой боли в тазобедренном суставе, опять через пару часов скачки в полной мере прочувствовал все блага средневекового передвижения — задница просто ныла! Только ближе к вечеру мы всё-таки добрались до конечного пункта. Это был обычный посёлок, в котором был всегда в наличии свободный двухэтажный дом для таких случайных гостей, как мы. Как я потом выяснил, что такие бесплатные гостиницы были в каждой деревне, вампиры не глупая раса, и лишний раз убедился в их консервативности и тяге к комфорту. Я просто завалился на кровать в комнате, которую мне предоставили, и отдыхал от этой безумной скачки.

Примерно через час всех позвали вниз на ужин. Насытившись, Лугат, который сидел во главе стола, взял слово: — Я поговорил с местными, ничего нового они мне не сообщили! И ещё не факт, что это волколак, хотя именно нападения в полную луну наводят на такие мысли. Завтра днём отдыхайте, до полнолуния ещё дней пять, но мы завтра ближе к вечеру выдвигаемся в лес и переночуем там, тут всё равно бессмысленно сидеть. Потом он назначил дежурных на ночь, мало ли что, но меня почему-то даже не рассмотрел, как кандидатуру на ночной пост, а причину я понял утром.

Только поднялось светило, как из постели меня выдернула Виола, как она попала в запертую комнату — осталось загадкой. Она потащила меня на утреннюю разминку и, вдоволь поиздевавшись над моей тушкой, начала тренировку на мечах, причём в связи с отсутствием тренировочных макетов, действие происходило боевыми клинками, а надеть кольчугу она не разрешила. К обеду моё тело было похоже, словно меня закинули в комнату забитую бешеными кошками, всё было в порезах и кровоточило, хорошо хоть рубаху снял, хотя штаны превратились в элегантные шорты, причём бомжа, хорошо запасные вампирша заставила взять, наверняка заранее знала об участи этих.

Во второй половине дня, оставив лошадей под присмотром местных жителей, мы выдвинулись в близлежащий лес. Я заранее запасся разными приправами и репчатым луком, который был и в этом мире, и, мечтая о шашлыке, попросил Лугата, чтобы тот отправил кого-нибудь на охоту, но он упёрся и не хотел разделять отряд. Моё нытьё не действовало, а потом, вообще, пообещал вставить мне кляп, чтобы я заткнулся, но после моей угрозы, что я сам пойду охотиться, он пообещал, что на стоянке отправит одного из бойцов за свежим мясом.

Перед сумерками мы остановились и начали обустраиваться на ночлег, как и обещал бывший лорд — один из вампиров подстрелил трёх зайцев, которых быстро распотрошил Умарт. Из зайчатины шашлык — это конечно не из свинины, но выбирать не приходилось. Я замариновал мясо, нарезал два десятка рогатинок, чтобы было на что положить шампура, роль которых исполняли обычные полоски стали, которые смог найти в деревне и принялся за готовку шашлыка. Вампиры с интересом за мной наблюдали, зная вкусовые пристрастия некоторых из них, я сделал часть — чуть сыроватую с кровью, их я поднял выше над углями, а часть — нормальной прожарки. Естественно, жареным мясом на костре их было не удивить, но способ готовки для них был в новинку. Ужин прошёл на ура, пришлось делать ещё подход к готовке и доделать остатки зайчатины, вампиры схомячили всё мясо, а если учесть, что ели вприкуску с продуктами, взятыми из деревни, то полноценный ужин не стали делать. За мои кулинарные способности меня освободили от ночного дежурства, чему я был только рад — и шашлык поел и выспаться есть возможность.

Когда я уже укладывался, рядом тихонечко присела Виола. Она, не глядя на меня, помолчала, а потом, опустив голову, виновато сказала: — Ил, прости меня за то, что хотела унизить тебя тогда в зале перед всем кланом, я знаю, что ты мне в лесу жизнь дважды спас, просто я… просто я… Просто прости меня!

Я впал в ступор, такого я точно не ожидал! То, что женщину не надо пытаться понять, а просто принять её нелогичные поступки — это я ещё в родном мире уяснил.

— Ви, — присев рядом, осторожно начал я: — Тебе не за что извиняться! Понимаешь, вся эта ситуация, это урок для нас обоих. Я был самонадеян и решил помагичить, при этом практически ничего не умея, за это чуть не потерял тебя с Лугатом. Ты решила, что непобедима в бою, хотя сама меня учила, что заведомо слабый противник побеждает более сильного, умело используя его слабые стороны, и я сыграл на твоей самонадеянности и выиграл бой. Просто мы должны сделать выводы, и обид между нами не должно быть!

Вампирша немного посидела с задумчивым видом, глядя в темноту, потом встала, потрепала мои волосы и с улыбкой сказала: — Спи давай, демонёнок! — и гордо удалилась!

Вот кто этих женщин поймёт, последнее время её поведение очень изменилось, есть над чем подумать. С этими мыслями я уснул.

Следующий день мы просто шли по лесу, иногда приходилось продвигаться чуть ли не с боем по густым зарослям. По каким критериям Лугат выбирал направление — было известно лишь ему одному. А к обеду устроили привал. Мы с Умартом начали раскладывать съестные припасы, и к нам подошла и начала располагаться рядом тройка Голдаса.

— Слушай, демонёнок, — раскладывая продукты, начал Голдас: — Мы тут подумали и решили, что всё честно, мы в курсе, что это ты подставил нас перед Валькирией, но мы тоже виноваты, когда оставили тебя с ней наедине в той камере. Я, вообще, не думал, что ты живой оттуда выйдешь! И на поединке всем досталось! Так что, мир? — протягивая руку для пожатия, предложил он. Мы обменялись рукопожатием, и я подтвердил: — Мир!

— Слушай, Илвус, — заговорчески прошептал Голдас: — Так это правда или нет, что там в лесу ты лапал Виолу, говорят, что вы, вообще, там совокупились?

Я заржал, а вампир посмотрел на меня обиженным взглядом. Взрослые разумные, а ведут себя, как дети малые! Просмеявшись, я решил их очередной раз проучить: — Слушайте, клыкастые, я то могу и приврать в рассказе, так что давайте мы этот вопрос сразу Валькирии зададим, — и, не дожидаясь, когда они мне заткнут рот, крикнул: — Виола, можно тебя попросить подойти к нам. Она обернулась и молча двинулась в нашу сторону. На вампиров было жалко смотреть, мне показалось, что они так усердно пытались изобразить из себя местный пейзаж или хотели казаться невидимыми, что даже уменьшились в размерах. В их взглядах читалось — за что… за что ты так с нами?!

Когда подошла Валькирия и спросила, чего мы хотели, я озвучил начало вопроса: — Собравшиеся господа хотели поинтересоваться… — тут я взял паузу и боковым зрением заметил, что Умарт начал потихоньку отползать, а вампиры потихоньку потянулись к оружию, поэтому не стал обострять обстановку: — …господа интересуются, а ты правда из такого бездаря, как я, сможешь воина сделать?

Виола обвела всех хмурым взглядом и остановила его на мне: — Выражаясь твоими же шуточками, демонёнок, то да, я сделаю из говна конфетку, но если вы ещё раз отвлечёте меня по всякой ерунде… — тут она молниеносно выхватила клинок и кончик приставила к шее Голдаса: — То я вам всем языки поотрезаю, тебе тоже, демонёнок, и приготовлю по твоему же вчерашнему рецепту! Хороший шашлык получится, как раз одна порция. Всем всё ясно?!

Все усиленно закивали головами в знак согласия, в том числе и я, а Умарт, вообще, зажал рот руками, видимо, таким образом хотел обезопасить свой язык. Когда Валькирия удалилась, вампиры минут пять приходили в себя, потом поняв и оценив шутку, Голдас хлопнул меня по плечу и сказал: — А ты молодец, не хотел бы я быть твоим врагом!

Подкрепившись, мы двинулись дальше. В какой-то момент у меня появилось внутреннее беспокойство, я никак не мог понять — в чём дело?! Ближе к вечеру смог объяснить это чувство, как будто мой затылок просматривают через оптику снайперской винтовки, на здешний манер — через прицел арбалета, это внутреннее наитие осталось ещё с армии родного мира. Я старался незаметно оглядываться, пытался разными способами вызвать способность демона, как тогда в камере — контролировать окружающее пространство без зрения, но тщетно, и те же вампиры, с их врождённой чуйкой на опасность, вели себя спокойно.

Мы остановились на ночлег, за ужин снова взялась Виола, тройку Голдаса отправили устанавливать охранный периметр. Моё же чувство беспокойства всё больше нарастало, уже начало смеркаться и я решил посоветоваться с Лугатом. Он был недалеко и копался в своём вещмешке. Я присел рядом на корточки: — Лугат, что-то не так, я чувствую опасность!

Он взглянул на меня и, не дав договорить, приказал, не попросил, а именно приказал: — Сейчас же активируй амулет защиты от магических атак. Спокойным шагом, делая вид, что идёшь по нужде, предупреди Голдаса, пусть все будут готовы к бою, он своим даст знак на расстоянии! Я предупрежу остальных!

Я активировал одноразовый амулет и, сломав его, начал подниматься, но вампир придержал меня и попросил: — Илвус, пожалуйста, не лезь на рожон, если ты чувствуешь опасность — значит так и есть, в случае боя держись меня или Виолы, всё иди.

Я, как можно естественней, пошёл в сторону Голдаса, размышляя, не зря ли панику поднял, амулеты уже не вернуть будет. Вампира скрывали деревья, увидев его, я хотел тихонько его позвать, но тут сыграла роль случайность, уж не знаю, как это назвать — удача, или это то самое везение, о котором предупреждал Аригат, которое я унаследовал от него, но факт в том, что я споткнулся об обычную корягу и, падая, услышал свист над головой и глухой стук. Лёжа, задрав голову, я увидел в стволе арбалетный болт! Стреляли, судя по всему, в район груди, я хотел крикнуть и предупредить вампира, но увидел его сидящим у дерева, в глазнице торчал такой же металлический снаряд, которым только что чуть меня не подстрелили. Этот не жилец — подумал я. Все эти мысли проскочили в доли секунды. Прыгнув за дерево, наконец, осознав опасность и уловив мои эмоции, проснулся демон и тут же вынырнул из глубины подсознания. Из кустов начали выскакивать какие-то тени. И тут началась свалка!

Глава 18. Убийца поневоле

ГУРОН ДЭ КОСТ.

Гурон сидел в полумраке за рабочим столом уже ни один час, размышляя над своими ошибками и разрабатывая план дальнейших действий. Провал всей, так тщательно выстроенной, схемы по захвату власти в империи его просто выбешивал, но он давно научился контролировать свои эмоции, хотя было сильное желание убить кого-нибудь, и лучше, чтобы жертва подольше помучалась. Сущность внутри Гурона всегда получала удовольствие от созерцания чужих мук и с наслаждением впитывала эмоции страдания и страха неминуемой смерти. Мысли невольно вернули его к воспоминаниям начала всей этой истории и к моменту, когда произошли эти кардинальные изменения в его жизни.

Когда-то давно он был молодым и амбициозным и с большими планами на светлое будущее, но для этих планов не было ни финансов, ни титула, ни перспектив. Хотя и сейчас его внешность не изменилась, он был полон сил и довольно-таки привлекательным мужчиной, вот только прожитые года и осознание того, что он не властен над своими поступками, давило тяжким грузом уже не один десяток циклов.

И вот когда ему было чуть больше двадцати, он решил поучаствовать в одной авантюре, которая сулила неплохую прибыль. Расположенности к магии у него не было, но мечом он махал неплохо, благо родители наскребли на школу мечника, а устроиться стражником и жить на мелкие поборы с населения ему не позволяла гордость и всё те же амбиции. Случайно познакомившись с одной компанией в одной из таверн, где обычно расслаблялись такие же искатели удачи и заработка, как сам Гурон, он решил пойти с ними на поиски сокровищ к закрытым землям. Внутрь закрытых земель из покон веков пытались попасть желающие быстрого обогащения, но мутный, полупрозрачный купол, через который можно было разглядеть очертания полуразрушенных построек, ещё никого не пропустил. Хотя ходило множество баек, что кому-то это удалось, вот только это скорее было хвастовство под действием хмеля, так как доказательства ещё никто не смог предоставить. По всей видимости, куполом был накрыт какой-то очень древний город, но и на близлежащих территориях, давно поросших лесом, не раз находили сокровища и древние артефакты. Компания искателей приключений на свой зад утверждала, что у них есть карта, на которой помечен подвал давно развалившегося дома или усадьбы, и что в этом подвале ещё никто не рылся, так как саму усадьбу давно уничтожило время и на поверхности о ней ничего не напоминало.

До места все благополучно добрались, территория нахождения подвала с ценностями была обозначена примерно, поэтому усердно принялись за поиски. Где-то через декаду энтузиазм поисков спал, и вся компания решила немного развеяться и сходить к самому куполу, чтобы была очередная приукрашенная история для пьяных посиделок в кабаках. Добравшись до места, несомненно, все захотели потрогать, пощупать и испытать его на прочность. Кстати, надо сказать, что, конечно же, находились умники и делали подкопы, но даже самым настойчивым становилось понятно, что это не купол, а сфера и подкоп просто бесполезен, хотя персонально каждому этого не объяснить, да и делать это никто не собирался, и такие землерои с лопатами и кирками находились во все времена. Магией тоже постоянно пытались и до сих пор пытаются вскрыть эту защиту, но она поглощает любые заклинания, как губка, как будто питается энергией вложенной в эти заклинания, какими бы они не были по своей природе. Гурон, как и все остальные, тоже приложил руку на эту полупрозрачную пелену. На ощупь она была холодной, но ощущения прохлады отличались, как, например, от прикосновения к металлу при низкой температуре, это было что-то иное. Он стоял и пытался запомнить эти ощущения, как вдруг ладонь будто иголкой укололи. Гурон отдёрнул руку и посмотрел на ладонь, её очертания постепенно начали расплываться, и он потерял сознание. Очнулся он на походном одеяле, недалеко горел костёр, а день уже сменился ночью. Гурон попытался привстать и окликнуть кого-нибудь из своих коллег по кладоискательству, но тут его тело сковали судороги, что-то внутри рвало его, но не физическую оболочку, а саму душу, и это нечто, как будто из мягкой глины лепило новую суть, совсем другую личность, создавало нового Гурона. Когда он открыл глаза, то в этот момент появилось одно единственное чувство — жажда убийства!

Гурон поднялся, оценил обстановку, троё сидели у костра, а двое уже отдыхали, он вынул меч и направился проливать кровь. Первые трое умерли быстро, близсидящему он сзади молча воткнул меч, перерубив шейные позвонки, другому он вогнал уже окровавленный металл в район груди и, не вынимая оружие из хрипящего тела, третьему просто свернул голову. Услышав хрипы умирающего, спящие вскочили уже с оружием в руках, но они нужны были живыми, и новый Гурон швырнул в обоих заклинание, которое обоих обездвижило невидимыми путами. Откуда у него появилась магия, умение ей пользоваться и нечеловеческая сила, в тот момент он даже не задумался. Привязав оба тела к деревьям, он начал своё кровавое дело, сущности, которая была внутри него, нужны были чужие эмоции боли и страдания, она питалась ими и черпала энергию из человеческих мук, и Гурон приступил к пыткам. То, что он начал делать с одним из пленных, было за гранью добра и зла, он просто отрезал от него по маленькому кусочку, при этом он не давал потерять сознание своей жертве, делясь с ним своей жизненной, но уже тёмной силой. И всё это он проделывал просто с безумным наслаждением, граничащим на уровне экстаза наркомана. Видя эту кровавую картину и нечеловеческие вопли пытаемого, у второго, привязанного рядом, от пережитого ужаса просто не выдержало сердце, и он умер, не дождавшись финала. Гурон почувствовал его смерть, но не расстроился, сейчас тьма внутри него получала долгожданную пищу, и боли одного человека и смерти ещё четверых вполне хватило для её насыщения. Организм Гурона, не выдержав такой перегрузки, просто отключился, хотя в моральном плане содеянное его не смутило. Его сознание погрузилось в память тьмы, которая поселилась в нём, не спрашивая на то разрешения.

Атона-Макр в далёкие древние времена, о которых сейчас живущие даже не слышали, был очень сильной и могущественной сущностью. Многие считали его богом тьмы, другие называли его повелителем смерти, были и ещё варианты, но он не был ни тем и ни другим. По своей сути он был паразитом, он питался эманациями боли, страданий и энергией смерти всего живого в любой вселенной. Это был пожиратель жизни! Он не был безумен, это было вполне разумное создание, владеющее очень могущественной магией и силой. Этому существу не нужны были поклоняющиеся расы, он не мог им ничего дать взамен на их веру, из которой черпают силы обычные божества, он был способен лишь уничтожать и брать для себя пропитание путём убийства и истребления живых организмов. Был ли он ошибкой мироздания или, возможно, создан им для противовеса равновесию тьмы и света, не знал никто, даже сам Атона-Макр, да и не очень его волновал этот вопрос. Он посещал миры, иногда от скуки провоцировал в них войны самых различный рас и получал от жертв военных столкновений необходимую ему пищу. Боги боялись с ним связываться, сил победить это недоразумение, созданное мирозданием, вряд ли бы хватило даже у самых могущественных из них, а договориться, чтобы выступить против Атона-Макра сообща, Бессмертные никогда не умели, мешали амбиции и гордыня каждого из них.

В конечном итоге Атона-Макр заигрался и уничтожил жизнь сразу на двух планетах в одной из вселенных. И против него выступили представители расы демиургов. Это были существа внешне очень напоминающие людей, хотя и многие боги предпочитают человеческую оболочку, но демиурги не были ни тем ни другим. Они являлись хранителями миров, об их способностях было мало известно Атона-Макру, да и, вообще, у всех богов было мало информации о них, это была очень скрытная раса, но способная противостоять Бессмертным, чем в принципе они и занимались. Если какому-либо миру угрожала опасность и вероятность уничтожения, то вмешивались они и действовали по ситуации, иногда договаривались мирным путём с богами или теми же демонами, от которых исходила угроза, иногда, не разбираясь, бросались в бой и при этом вполне были в состоянии уничтожить и развоплотить высшую сущность, так как если разумный называет себя Бессмертным, это не означает, что его нельзя ликвидировать, это возможно даже без шанса на его перерождение. В мироздании ничто не может существовать вечно, уходит в небытие всё: вселенные, боги, ангелы, разумные и неразумные расы… Вопрос лишь во времени или способе их уничтожения.

Когда на Атона-Макра напали десяток представителей демиургов, он не успел убраться со второй планеты, на которой полностью истребил жизнь, в момент нападения у него был шанс открыть портал и переместиться, но энергия смерти, которую он поглотил в этом мире, распирала его, и он решил сразиться с ними. Когда он понял, что проигрывает, то шанса сбежать с поля боя ему уже не дали, хранители миров каким-то невероятным способом блокировали способность открывать межмировой портал, и пришлось биться до конца. Атона-Макру удалось уничтожить лишь трёх из нападавших, а дальнейшее развитие событий в его памяти можно описать, как паника. Из него начали выкачивать всю энергию, как такое могло произойти, он не понимал, и в конечном итоге его ввели в состояние, похожее на кому, оставив ему жизненной силы лишь на существование и неспособность даже думать. Его тело поместили в гробницу в одном из безжизненных городов этой же планеты, заключив этот город в эфирную сферу, которая не пропускала ни магию, ни эманации смерти, так нужные Атона-Макру, так же сфера не поддавалась никакому физическому и магическому урону извне. Казалось бы, что демиурги всё продумали и похоронили эту ужасную всеразрушающую сущность навечно, даже при уничтожении планеты, эфирная защита бы выдержала. Но они просчитались в одном! Прошли миллионы лет, а может и миллиарды и планета сама себя излечила, и вновь на ней возобновилась жизнь. Так же и в внутри сферы потихоньку из остаточных мелких живых микроорганизмов началось возрождение. Эфирный купол пропускал солнечное тепло, свет и воздух и в наличии была вода, которую вместе с городом и гробницей поместили внутрь хранители жизни этой планеты, поэтому внутри сферы появился свой маленький и независимый мирок от большого внешнего мира. И этот мирок жил своей жизнью! Трава, мелкие насекомые и просто какие-то живые микробы рождались и умирали, и эту пищу в виде смерти потихоньку впитывал в себя Атона-Макр. Он по крупицам собирал долгие сотни тысяч циклов эту энергию, для того чтобы хватило сил восстать и разрушить защитный купол. Атона-Макр вошёл в состояние полусна, что-то похожее на дремоту, он осознавал, что может накопить силу, достаточную для разрушения эфирной сферы, ведь изнутри это было проще сделать, чем снаружи, но вот тогда он полностью останется без сил и может опять впасть в кому и будет полностью беззащитен, поэтому он решил часть, так скрупулёзно собранной энергии, потратить на то, чтобы создать себе союзника во внешнем мире — своего аватара. То, что там есть разумные, он не сомневался, он чувствовал жажду их всех убить. И вот он поймал момент, когда один из разумных прикоснулся к куполу, сделал жгутом от своей ауры микроскопический прокол в защите и подсадил частичку своей сути в организм или так сказать — душу живого существа. Им-то и оказался бедолага Гурон. Выбор упал случайно, просто он оказался не в то время и не в том месте.

Гурон очнулся только через сутки, его мучал дикий голод, и он направился к потухшему костру. Почти все припасы были уничтожены лесной живностью, даже трупы были частично обглоданы, но в своём мешке он обнаружил нетронутый паёк, принялся утолять голод и размышлять. Валявшиеся рядом мёртвые тела бывших товарищей его нисколько не смутили. Жуя и не чувствуя вкуса, он пытался осознать свой новый статус в этом мире. Он чётко понимал, какие перед ним поставили задачи. Атона-Макр хотел, чтобы Гурон пришёл к власти и, пользуясь этой властью, при пробуждении пожирателя жизни, (Гурон так решил его про себя называть, это определение очень точно описывало эту сущность) он привёл к нему как можно больше разумных. Конечно можно было привести пленников или рабов, хоть и рабство в империи под запретом, но всё равно этого было мало, это была бы капля в море, а если обладать властью, то одним приказом можно стянуть в определённое место десятки, а то и сотни тысяч живых. И тогда бы тёмному богу хватило пищи для восстановления сил. Почему демиурги не развоплотили это опасное для всего живого существо, Гурон так и не понял, этого не знал и сам Атона-Макр, но по мнению пожирателя жизни, просто он был единственный в своём роде и, возможно, именно это послужило принятию такого решения расы хранителей миров, хотя может быть решение принимали не самостоятельно, а само мироздание руководило ими.

Для воплощения грандиозного плана и продвижения к власти Гурону в первую очередь нужны были денежные средства, в этом ему помогла частичка бога, поселившиеся в его сознании. Теперь кладоискатель мог осуществить то, зачем пришёл сюда изначально. Он не мог почувствовать драгоценные металлы — золото или серебро, но теперь он мог ощущать, где спрятаны и зарыты, так ценившиеся магами, камни — накопители силы. Это были изделия древних, сейчас создать такой накопитель современным магам было не под силу, и нашедший такой камушек в одночасье мог разбогатеть. Их особенность была в том, что они могли принимать в себя и сохранять магическую энергию любого направления и стихии. И при этом они никогда не разряжались до конца, всегда оставляя себе мизерную каплю этой энергии для дальнейшего функционирования, поэтому эти кристаллы ещё называли живыми. Именно эту крошечную частичку силы Гурон мог ощутить в радиусе метров двухсот, а так как в лесу не мешали другие магические потоки, то это было очень просто. Взяв лопату, собрав свой мешок и покинув стоянку с трупами, Гурон отправился на поиски богатств.

Откопав два подвала, оставшихся ещё со времён древних построек, один из которых разрушило время, а второй был почти в первозданном состоянии, так как был укреплён магией, Гурон обогатился на одиннадцать кристаллов, множество мелких побрякушек в виде золотых украшений и различный артефактов. Дальнейшие поиски он не стал продолжать, так как все найденные ценности просто не смог бы унести физически.

Ближайшие два цикла новый Гурон занимался продажей ценностей, и укреплением своего положения в обществе. Кристаллы он продавал аккуратно и в разных городах. Приличную сумму он отложил в гномий банк, часть налички прятал в различных местах и городах. К закрытым мёртвым землям он возвращался ещё два раза, но уже в составе наёмников и носильщиков, дабы унести всё ценное, в последствие всех сопровождающих он убивал, свидетели и лишние вопросы ему были ни к чему. Вообще, он пытался, как можно меньше светить и сорить деньгами, для достижения цели он решил действовать из тени и дёргать за нужные ниточки и нужными людьми.

На западе империи он нашёл одного престарелого барона, жить тому оставалось недолго, но у него была дочь, а финансовое состояние оставляло желать лучшего, договорившись с бароном за кругленькую сумму, они оформили фиктивный брак, в следствии чего Гурон получил фамилию дэ Кост и автоматически стал дворянином. Имя он решил не менять в память о своём беззаботном прошлом, когда он ещё был обычным искателем приключений и искал своё место в этом мире. Как только он получил все законные бумаги, новоявленный дворянин Гурон дэ Кост убил престарелого барона, с ним всю прислугу, а молодую жену снасильничал и замучал в подвале своего нового поместья. Сам он этого не желал, но тёмной сущности его мнение было побоку. Дворянство он обустроил под свою резиденцию, набрал новых людей и начал свою игру.

Он начал плести свою паутину вокруг императора и его приближённых. Гурон не спешил, он играл на слабостях людей — кого-то шантажировал, кого-то подкупал, кого-то запугивал. И вот с помощью этих манипуляций над разумными более пятнадцати циклов назад ему удалось отравить императора, но целью был и его сын, но он избежал этой участи, и так хорошо подготовленный план смены власти полетел демонам под хвост. Молодой император провёл зачистку в рядах аристократии империи и дэ Кост на время затаился. Все ниточки, ведущие к нему, он обрубил.

Вторая попытка тоже провалилась, почти все задействованные люди, которые должны были поднять бунт в столице, были арестованы. Под шумиху и беспорядки в городе Гурон намеревался убрать ключевые фигуры и самого императора, но глава службы безопасности не зря ест свой хлеб и просчитал почти всю цепочку заговорщиков, вот только в этот раз дэ Кост вёл игру намного тоньше. Почти все схваченные и недовольные нынешней властью думали, что их завербовали агенты королевства Хаджират. Может Кироний — цепной пёс императора и разберётся, что его облопошили, но точно не сразу и вряд ли сможет вычислить Гурона. Хотя дэ Кост его уважал, он сам чуть не попался в лапы главы безопасности, хорошо хоть свиток одноразового портала, найденный с другими ценностями у закрытых земель, всегда носил с собой, и в этот раз он его спас. Гурон красиво ушёл от преследователей в одном из конспиративных домов он, воспользовавшись свитком, даже не поленившись показать им неприличный жест, с ухмылкой высмеивая их, шагнул в окно портала.

Глядя на догорающую свечу на столе, дэ Кост раздумывал над дальнейшими планами, как вдруг ощутил, что где-то в этом мире появилась одна из высших сущностей. Была у него такая способность — ощущать даже на большом расстоянии появление Бессмертных. Он вспомнил, что вчера он ощутил открытие портала, и от этого портала несло тёмной божественной энергией. Такой телепорт местным магам был не под силу. И территория, на которой происходили эти события, опять связана с вампирами. Размышляя над происходящим на землях клыкастых, Гурон почувствовал ещё одного Бессмертного, и по ощущениям новый персонаж появился там же. Вообще, происходило что-то необычное, боги, конечно, периодически появлялись, но последнюю половину цикла они слишком часто стали посещать этот мир. Сущность Атона-Макра контролировала Гурона уже больше трёх десятков циклов, но такого ажиотажа и внимания богов к этому миру он не припомнит. И всё это как-то связанно с вампирами. Ещё у эльфов пробудилось Великое Древо, а это был уже стопроцентный враг пожирателя жизни. Следовало бы разобраться в ситуации, нехватка информации может в будущем дорого обойтись. Он зажёг новую свечу и предался мыслям над своими дальнейшими действиями. Просидев какое-то время в раздумьях, Гурон снова почувствовал кого-то из богов, и опять всё происходило так же на территории обитания клыкастиков.

— Да что у них там происходит?! — зарычал он и в порыве очередной злобы смахнул всё со стола и быстрым шагом отправился отдавать распоряжения своим людям.

Глава 19. Божьи разборки

ИЛВУС ДЭ МОР.

Сознание возвращалось постепенно, мы с демоном были ещё единым целым, не открывая глаз, я ощущал пространство вокруг себя и живых разумных в этой досягаемости, как в тот раз, после моей проделки в лесу. В одном помещении со мной находилось ещё три вампира, из них двое лежали без сознания, а один сидел на полу. Демон их расценивал, как низших, недостойных жизни существ. В соседнем помещении он чуял трёх молодых особей неопознаваемой для него расы, чуть дальше находилась похожая по энергетике на них женщина, но уже более старшего возраста. Демон хотел крови всех, я постепенно брал верх над разумом и, наконец, смог вынырнуть из этой пелены образов.

Глаза открыл с трудом, всё тело покрывала корка крови, наверное, поэтому и глаза тяжело разлепились. В помещении царил полумрак и тишина, нарушаемая только потрескиванием горящего факела. На руках почувствовал тяжесть, оглядевшись, обнаружил, что кисти рук находятся внутри подобия металлических варежек, к которым крепились цепи, а другими концами были вмурованы в стену. Млять! Пришло осознание, что я нахожусь в камере в плену, и тут же пролетели воспоминания боя в лесу.

После неудачного выстрела в меня из арбалета, полезли тени со всех сторон, я прислонился спиной к дереву, и демон методично и с удовольствием начал рвать когтями нападавших, они были безоружны, в сумерках да ещё в лесу и суматохе боя трудно было разглядеть противников, лишь красные зрачки, но когда один из них вцепился зубами в локоть в кольчугу, я схватил его за волосы и, всадив когти под подбородок, вырвав ему нижнюю челюсть, узнал в нём низшего вампира. Обдумать эту информацию времени не было, демон зарычал и, повинуясь моим желаниям, пошёл на прорыв к Лугату и остальным, с их стороны тоже был слышен шум боя. Но, не сделав и двух шагов, меня повалили на спину, просто задавив числом. Перекинув одного через себя ногой, следующего схватил за горло и просто раздавил половину шеи, и уже труп в руке вдруг лишился верхней части головы, обрызгав меня мозгами. Откинув тело, я увидел рядом стоявшую Валькирию, как и я, с ног до головы перепачканную кровью, вокруг была просто куча трупов.

— Илвус, отбивайся мечами, не подпускай их близко! Давай за мной, пробиваемся к нашим! Ты слышишь меня?!

Я кивнул и достал клинки, демон не очень хотел биться оружием, ему доставляло удовольствие самому рвать плоть, да и когти мешали удобно держать рукояти, но я эмоционально надавил на него. Добравшись до поляны, мы успели прикончить ещё около десятка "мяса". Там во всю шёл бой, в некоторых местах горела трава и давала неплохое освещение, откуда мог взяться огонь, я задумался лишь на долю секунды, разглядеть наших я не успел, Виола орудовала клинками впереди, как, неожиданно, её отбросило на меня. Мы оба упали, я увидел, как из её плеча торчит арбалетный болт, пробив его насквозь и кровь из раны капала мне на лицо, попадая в рот. Сглотнув попавшую в рот жидкость, демон заревел, но полностью контролировать тело я ему не позволил. Сдвинув тело вампирши на землю, я вскочил и первому же нападавшему проткнул голову клинком, следующему отсёк обе руки, упырей было слишком много, я махал мечами, как мельница, топчась возле тела Виолы, и тут нас накрыла огненная лавина. Огонь стёк вокруг нас, как по несгораемому стеклу, я сообразил, что это сработали наши амулеты защиты от магических атак и скорее всего повторения мы не переживём, но страха не было, наслаждение демоном процессом убийства передавалось и мне.

Оглядевшись, увидел, что все близ находившиеся упыри сгорели, валялись лишь тлеющие головешки, это была небольшая передышка. Я бросился к вампирше, она стонала и пыталась вытащить болт из плеча, не церемонясь, я его резко выдернул, стиснув зубы, Виола захрипела. Нащупав колбочку с кровью у неё на боку, сковырнув когтём пробку, приподнял ей голову и влил красную жидкость в рот. Пока действовала регенерация, и Виола восстанавливалась, я заметил, что на другом краю поляны, зависнув в воздухе, появилась огненная капля, которая увеличивалась в размерах, и в её свете можно было разглядеть несколько фигур, лиц было не видно. Взяв клинки, я приготовился к бою, заметив нас, снова приближались низшие. Боковым зрением заметил, что этот здоровенный огненный фаербол полетел в нашу сторону, на защиту амулетов надеяться было глупо, поэтому, бросив мечи, я схватил под руки вампиршу и прыгнул в сторону леса. Прыжок получился олимпийским, но до деревьев не дотянули и упали, теперь я оказался сверху и спиной почувствовал жар от огня. Приподнявшись, огляделся, земля, где только что мы находились, полыхала, видимо, этот удар был посильнее прошлого. Проскочила мысль, что накрылись мои клинки, и тут заметил, что в нашу сторону прыжками, сбивая нападавших, двинулась здоровенная зверюга, напоминающая огромного волка. Осмысливать информацию и происходящее вокруг, я просто не успевал и принял, наверное, единственное правильное решение — я полностью передал контроль второй сущности и напоследок в эмоциональном фоне крикнул ему что-то похожее на — «Фас!»

Я почувствовал, как демон бросил часть внутренней энергии на укрепление тела. Прошла трансформация, укрепив мышцы и даже кости. Страха, как такового, в нём, вообще, не было, он, увидев достойного противника, даже обрадовался этому факту, и когда эта здоровенная псина оттолкнулась лапами от земли для последнего прыжка, демон прыгнул на встречу. Прям в воздухе он сбил траекторию полёта зверюги, схватив того за шею, почти оседлав его и они кубарем покатились по земле. Я ощутил радостные эмоции демона, когда мои руки впились в плоть волка и начали рвать его когтями. Зверь клацал пастью, брызгал слюной, но не мог дотянуться до моего тела. Он пытался сбить седока, вертясь по земле и по уже затухающему огню вокруг. Боли я не ощущал, а сам демон был полностью погружён в азарт схватки, был слышен хруст суставов, но чьих именно — было непонятно, думаю, что если бы не трансформация моего тела, то оно уже бы превратилось в мешок со сломанными костями. Два зверя сцепились на смерть, они были равны по физической силе, но по физиологии волк был ограничен в движениях и проиграл, демон всё-таки добрался до жизненно важных органов "собачки". В последние секунды схватки зверь уже не пытался сопротивляться, а просто скулил и перебирал лапами по земле, пока совсем не затих. И тут же раздался затяжной одиночный волчий вой со стороны, где должен был находиться Лугат с остальными. Демон оскалился и взглядом начал искать следующего достойного противника.

Половина поля была выжжена и завалена трупами, основная масса нападавших наседала на наш маленький лагерь. Но планам моей второй кровожадной сущности — "повеселиться", именно так я ощущал эмоции демона, не суждено было сбыться, наверное, организм выработал свой предел и, как обычно, решил отключиться. Теряя сознание и заваливаясь на мёртвую тушу псины, у меня мелькнула несуразная и совершенно противоречивая по своей сути мысль — если меня убьют, Аригат меня прибьёт!

На вспоминание этих событий ушло меньше минуты и пора было разбираться в происходящем.

— Илвус, ты очнулся? — эхом прозвучал хриплый голос Лугата, наверное, он услышал грохот цепей на мне.

Очень хотелось пить, в тусклом свете было трудно его разглядеть, он сидел вдоль той же стены, что и я. Сглотнув остатки слюны, спросил таким же сухим голосом: — Да, я в порядке! Лугат, что происходит и где мы?

— Да демон его знает, что происходит, у меня одни догадки. Недалеко от места нашей стоянки открылся портал и оттуда полезли низшие, чтобы портал смог пропустить такое количество бойцов, я о таком даже не слышал! — бывший лорд закашлял и замолчал, наверняка, знатно его помяли, у меня-то регенерация работала, а вот ему вряд ли крови дали, хотя и у меня организм требовал пищи для восстановления энергии, аж в животе урчало.

— Лугат, а кто выжил? И сколько мы здесь уже? — первый вопрос меня очень волновал.

— Умарт и ещё один боец из тройки прикрытия — Юмий. Они тоже тут в камере, но без сознания. Про Голдаса и Виолу ничего не могу сказать, остальные погибли или от магии или от зубов волколака на моих глазах, — тихо пробормотал вампир. — Мы здесь не больше суток, я так думаю, что сюда нас тоже порталом перекинули.

— Голдас мёртв, про Виолу я тоже не могу ничего сказать! — сообщил я неутешительные новости.

Лугат коротко пересказал события, произошедшие с ними на поляне. Ничего нового я не узнал, нападавшие действовали по той же схеме — низшие, магия огня и волколак. Когда их амулеты исчерпали вложенную энергию, их всех вырубили магией. У всех вампиров, так же как и у меня, на руках были металлические варежки, это стандартные кандалы для клыкастых, чтобы не было возможности воспользоваться рунами. Знал бы раньше, научился бы носом рисовать.

Поделиться догадками нам не дали, скрипя петлями, открылась дверь, и меня ослепил яркий свет от зажжённых факелов в руках визитёров. Привыкнув к свету, я рассматривал вошедших, их было троё, каким-то внутренним чутьём я понял, что это вампиры, двоё истинные, а один высший, скорее всего на мои способности накладывался отпечаток второй сущности.

Высший уселся на деревянное кресло, стоявшее у двери, и молча меня разглядывал.

Проскочило чувство дежавю, именно в такой же обстановке я познакомился с Лугатом.

Налюбовавшись красивым мной, он приказал привести в чувство Умарта и Юмия, которые до сих пор не пришли в себя, и дать воды мне с Лугатом. У подчиненных высшего были заранее принесённые вёдра за дверью, два вылили на бесчувственные тела, а два поставили передо мной и Лугатом и удалились. Пить в металлических перчатках было неудобно, поэтому я просто опустил голову в ведро, и, утолив жажду, почувствовал себя намного лучше, но пока решил помолчать и не задавать глупых вопросов. Очнувшиеся вампиры матерились и ничего не могли понять.

— Познакомься Илвус, это Хронт дэ Тор, сын Мезлена дэ Тор и отец Велена дэ Тор, убитых тобой в зале истины! — язвительно и уже не таким хриплым голосом просветил меня бывший лорд.

Высший, услышав про убийство родни, не совладал с эмоциями и вскочил, наверняка, с желанием расправиться с нами немедленно, но, быстро успокоившись, тут же сел обратно. — Приветствую вас, представители рода дэ Мор! Как вам в моём родовом замке? Условия комфорта вас устраивают?

Мы молчали, да и что тут говорить?! Классический злодей из дешёвого сериала, сейчас начнёт трепаться о нашем бесперспективном будущем, и как мы ему в душу нагадили, — проскочила мысль, которая тут же подтвердилась.

— И что ты хочешь от нас? Вернее, чего ты добился, схватив нас? Балуешь своё самолюбие?! — ухмыляясь, спросил Лугат.

— Лугат… Лугат… Всё-таки бывший лорд, а мыслишь примитивно! То, что этот мальчишка грохнул моего папашу, я ему за это только благодарен, а вот за сына вы мне, естественно, ответите. Но ни месть — основная цель! Ты же понимаешь, что без вас клан очень сейчас уязвим. Клаус слишком молод и неопытен, так что в скором времени твой род перестанет существовать, а те, кто захочет, то перейдут в мой домен, — поделился с нами мечтами Хронт.

— А пупок не развяжется?! — прервал я фантазии этого ублюдка.

Он на меня посмотрел таким взглядом, что по идее, я должен был сгореть на месте.

— Мальчик, именно благодаря тебе я смогу уничтожить клан "Багровая Ночь"! Чего уж скрывать, вы всё равно уже покойники, и тебя, малец, решил грохнуть один из Бессмертных тёмных князей ночи, именно он предоставил мне портал, через который можно хоть армию провести. А вы были настолько глупы, что все разом сунулись в ловушку: и Лугат, и Виола, и ты — мелкий засранец! И всех троих удалось взять живьём, видимо, бог удачи на моей стороне.

Услышав про бога и моего названного отца — Аригата, я заржал и смеялся прям от души и не заметил, как этот недоносок оказался возле меня и пробил мне "пенальти" в голову, опрокинув рядом стоящее ведро с водой.

Сплёвывая кровь из разбитых губ, я всё же не удержался от колкости: — Хронт, ты идиот, ты влез в игры богов, думаю жить тебе осталось не больше суток, так что за свой клан я спокоен!

Тут заржал Лугат: — А малец то прав! Тебе недолго осталось носить на плечах свою тупую голову!

— Ну что ж, весельчаки, уж вас-то я точно переживу! — наверное, Хронта сильно выбесил наш смех, и он решил заканчивать этот спектакль одного актёра, достал какой-то шарик и раздавил его. Я даже зажмурился, опасаясь неизвестно чего, но в камере никаких изменений не произошло.

— И, кстати, пока вы живы, хотя это ненадолго, то знайте, что сейчас я пойду и займусь вашей подружкой и такого дикого зверька, как она, думаю, понимаете, что нельзя в живых оставлять. Попользую её пару раз и в божьи чертоги вслед за вами отправлю! — ухмыляясь и наслаждаясь своим превосходством кинул издёвку Хронт.

От мысли, что Виола жива, я испытал облегчение, но пообещать, что вырву сердце этому моральному уроду и заставлю его же сожрать, я не успел, прямо в камере открылся портал, из которого вышло существо, мало напоминающее человека. Рост больше двух метров, на голове множество наростов в виде небольших рогов, кожа бордового цвета, носа, вообще, нет, вместо него просто носовые отверстия, сверху надето, что-то наподобие доспеха, но не из металла, а из кожи какого-то животного, и от этого существа шла постоянная тёмная дымка, чётких очертаний не было, как будто силуэт постоянно расплывается. В общем, тот ещё красавчик!

Хронт упал на одно колено и склонил голову: — Приветствую вас, князь Тарант!

Лугат, Умарт и Юмий, увидев, кто перед ними, тоже поспешили встать на колено и склонили головы. Осознав, кто явился к нам на "вечеринку", я про себя смачно выругался, это был Тарант — один из князей ночи и один из божков вампиров. По мнению клыкастых — он пил кровь своих врагов, и что это он когда-то в древние время одарил их расу регенерацией от употребления крови. И, видимо, шарик, который раздавил Хронт, послужил маяком и сигналом вызова, и ничего хорошего от появления тёмного Бессмертного ждать не приходилось. Я начал мысленно материть Аригата и звать его на наш "праздник", посвящённый вечеру встреч на голову отмороженных убийц. Я не знал, услышит ли меня бог везения, но если он сейчас не поможет, то нам всем придёт писец!

— Смертный, я тебя предупреждал, что меня беспокоить только в крайнем случае! Надеюсь, у тебя весомый повод! — пробасил тёмный князь, с презрением глядя на склонившего голову вампира. Голос был похож, как если говорить в трубу.

Хронт, не поднимая глаз, начал оправдываться: — Вы велели убить мне одного разумного, но я взял его живым и решил, что вам он будет интересен.

Тарант обвёл всех взглядом и остановился на мне, потом немыслимым способом мгновенно оказался прямо перед моим носом, но уже на корточках и с интересом меня разглядывал. На его морде появилось удивление, не оборачиваясь, он приказал Хронту выметаться из камеры и обратился ко мне: — Ты отмечен и светом и тьмой! Ты, вообще, откуда такой взялся, человечек?!

Мой демон тоже с интересом начал изучать Бессмертного, страх перед тёмным богом тут же испарился, но я продолжал про себя звать и материть Аригата. Надо было что-то отвечать и я ляпнул первое, что на ум пришло: — А чего морда такая красная?

— В смысле? — опешил бог.

— В карамысле! Ты же задаёшь глупые вопросы! — ещё больше озадачил его.

Ответить он не успел, сбоку открылся портал, мы оба обернулись, и князя ночи тут же смело невидимой силой. Долетев до стены, мимо прикованных моих клыкастых братьев по несчастью, тёмный её пробил насквозь и исчез из видимости в клубах пыли и обломках камня. Я машинально вжался в стену. В пыли разбитой стены я разглядел лишь шагнувший из портала силуэт. Капец, это же разборки высших сущностей, я почувствовал себя мелкой букашкой и попытался прикинуться ветошью в уголке.

Силуэт махнул рукой, и пыль тут же осела. Я узнал Аригата и выдохнул, видимо, он услышал мои ругательства в его сторону. Аригат с укором посмотрел на меня, накинул капюшон на голову, и тут же плащ начал трансформироваться в доспех. Действие заняло секунду, и, увидев конечный результат, я открыл рот и сразу решил, во что бы то не стало выпросить себе такой же плащик. На вид это была цельная защита, без зазоров, полностью покрывающая тело бога, шлем в виде головы какого-то оскалившегося зверя, всё было цвета светлого металла. Со всеми накладками и шипами на костяшках, наверняка для удара кулаком, смотрелось очень круто.

Закинув руку за спину, Аригат достал какую-то трубку, и тут же из обоих её концов выскочили лезвия, получилось двухстороннее копьё с рукоятью по средине. Взглянув на разлом в стене, я увидел, что Тарант уже поднялся, плечом сбив куски камня, расширив проём, вылез, и тут же в его руке появился здоровенный меч, больше напоминающий две спаянные рельсины с зазубринами с обеих сторон. Через дыру в соседней камере я заметил трёх испуганных и жавшихся друг к другу подростков в цепях.

— Аригат, а ты миром не ошибся, что тебе тут надо? — пробасил тёмный князь, поигрывая мечом с такой лёгкостью, как будто в руках держал веточку с дерева. Тарант говорил на незнакомом мне языке, но, видимо, опять сработала закладка в моей голове, сделанная моим Бессмертным родственником, и я понял, что это наречие богов, и теперь могу свободно на нём говорить.

— Это ты ошибся в своих действиях, Тарант, этот мальчик под моей защитой, и не говори, что не почувствовал частичку бессмертного в нём!

— Ну да, и ещё частичку высшего демона! — ухмыльнулся князь ночи. — Ты без моего ведома его подсунул в мою паству, или ты думал, что я этого не замечу?

— Ты что-то перепутал, тёмный, у вампиров нет единого бога, и твоё мнение о моих действиях меня интересует в последнюю очередь. И если ты чем-то недоволен, могу эту мысль вбить в твою рогатую башку! — с издёвкой ответил бог везения.

Тарант затянул с ответом, наверняка прикидывая свои шансы на победу, но, наверное, их было немного, так как он решил не обострять конфликт: — Не сегодня, Аригат, не сегодня… Но когда-нибудь ты ответишь за свои слова!

Открыв портал, он решил ретироваться, но я не смог лишить себя удовольствия поглумиться: — Тарант, сначала ты нам тут песни пел про то, какие у тебя яйца стальные, а сам убегаешь!

Князь на меня взглянул так, что я не решился продолжать свою пламенную речь.

— Мы с тобой ещё встретимся мальчик, и папочки может не оказаться рядом! — пообещал мне красномордый и шагнул в окно портала.

Аригат преобразовал доспехи снова в плащ, подошёл ко мне, зажал двумя пальцами застёжки на кандалах и те расплавились: — Зря ты так с князем, это очень злопамятная сволочь! — поставил мне в укор бог, но уже на вампирском наречии.

— Из-за него погибли мои друзья, и даже если бы я промолчал, думаешь, что он про меня забудет?! — огрызнулся я, освобождая руки. — Чего он, вообще, на меня взъелся?

— Он мне подгадить хотел, у нас давно неприязнь друг к другу, да и, вообще, амбиций у него много. И, кстати, я тебя предупреждал, что через своих адептов кто-нибудь из богов обязательно захочет тебя прибить, и если бы Тарант сам не явился, то я бы не смог тебе ничем помочь! У нас свои законы, мы не можем просто так напрямую вмешиваться в судьбы смертных, только через верующих в нас, иначе мироздание потом обязательно накажет, но своим появлением он дал мне свободу действий. И если бы ты не додумался воспользоваться мыслеречью и позвать меня, то уже был бы трупом. И на будущее, мог бы просто помолиться, а не прибегать к эпитетам, которые ты употребляешь, прося о помощи, я ведь и обидеться могу! — вправлял мне мозги бог. — И Тарант теперь такой ошибки не совершит и сам больше не явится, но обязательно захочет избавиться от тебя чужими руками, так что повысь бдительность и раз уж ты в замке клана, который всё это заварил, попробуй захватить его и подмять под себя местных. Твоим клыкастым друзьям… — Аригат сделал паузу, посмотрев на Лугата и остальных: — …я не буду стирать память об увиденном здесь, это твои соратники и теперь вряд ли предадут, так что им в будущем можешь доверять. И обрати внимание на деток в соседней камере, они тебя удивят. Всё, мне пора! Дальше сам разбирайся, не маленький! — закончил нравоучительную тираду бог, и, прежде чем я успел открыть рот и попытался выклянчить такой же волшебный плащик, он шагнул в портал и удалился.

Я посмотрел на вампиров, они, мягко говоря, прибывали в шоке от происходящего, но этим потом займёмся, надо Виолу найти, время поджимает, да и цепи с клыкастых я не смогу снять, плавить металл пока не научился, а вырезать крепление из стены некогда. Ещё дети вон из дыры в стене смотрят обалдевшими глазами. Я начал вызывать вторую свою сущность и эмоционально желал убийства, помня, что Хронт может сделать с вампиршей, это вышло легко, демон выскочил и тело приняло боевую трансформу. Надо было спешить, мои батарейки могли в любую минуту сесть, я ведь после боя в лесу так ничего и не ел. Я подошёл к двери и начал колотить по ней ногой. Уж не знаю, какие распоряжения своим подчинённым отдал Хронт, но через минуту в двери начал поворачиваться ключ, и она приоткрылась, я, мгновенно схватив открывавшего и втащил его внутрь. Надавив когтями на шею, да так, что у того кровь пошла, я начал быстро допрашивать. Это был один из истинных, который приносил воду. Не ожидавший такого развития событий, он не стал играть в героя и быстро выложил все нужные мне сведения.

Жалеть существо, держащее детей в клетке, как животных, я не собирался и проткнул ему горло, дотащив его труп до Лугата, сказал, чтобы взяли у него ключи от замков, оружие, кровь на поясе в пробирках и восстанавливались, а потом меня искали в конце коридора в одной из камер, где была Виола. Взяв нужные ключи от камеры, я пошёл её искать. Второй охранник куда-то вышел по своим делам, поэтому я не таился, по словам убитого — дежурят они обычно по двое.

Найдя нужную дверь, я толкнул её, она оказалась не заперта, в свете факела я увидел израненную, голую по пояс Виолу, подвешенную руками к цепям, свисающим с потолка, её ноги чуть касались пола, а рядом стоял Хронт, его кулаки были в крови. В этот момент у меня просто "сорвало кукушку", демон почуяв мой всплеск ярости, просто озверел. Я прыгнул, сбив вампира с ног, не знаю, во мне или в демоне, но пробудилось что-то очень страшное, я взглянул в глаза этого будущего трупа и прорычал: — Сссука, я жжже тебе обещщщал, шшшто ты сдохнешшшь! И тут же я неосознанно начал тянуть в себя всю жизненную энергию вампира, я вытягивал и пил его душу, саму его сущность! Остановиться я не мог, да и не хотел. Тело Хронта, прям в моих руках начало превращаться в мумию, оно просто высохло, он даже кричать не смог, так и умер с диким ужасом в глазах. Откинув тощий труп, я со злорадством констатировал: — Хрен тебе, тварь, а не перерождение!

Моё тело просто распирало от полученной энергии, даже чувство голода пропало, сейчас мне казалось, что я просто неубиваемый! С трудом отбросив чувство эйфории, я кинулся к вампирше, подобрал нужный ключ от замка цепи, открыл, и она мешком упала на меня. Я аккуратно положил её на пол, всё лицо было разбито, один глаз вообще затёк, приоткрыв другой, она оскалилась и прохрипела: — Я знала, что ты придёшь! — И потеряла сознание.

Нужна была кровь, причём срочно, у трупа на поясе не оказалось ни одной пробирки, кровь вампиров не подходила, детей, в качестве доноров, я сразу откинул, и так уже превратился в монстра, бегать и искать людей по камерам, тоже не вариант, может их тут и нет. Решившись, я когтём резанул по вене на руке и приложил к её рту. Виола, сделав первый же глоток, просто впилась в мою руку. И тут посреди камеры открылся портал, и вышла женщина в лёгком одеянии, с тёмными волосами, средних лет, с очень приятными чертами лица и, если так можно выразиться, то с отпечатком опыта и мудрости на нём, но по её выражению было понятно, что она сама в растерянности.

Уставившись на нас, её глаза стали похожи на голодного лемура, удивление было ну очень сильным. Что-то пробурчав себе под нос, она мне кивнула и, открыв портал, исчезла. То, что это была какая-то богиня, сомнений не было, но за каким её сюда занесло?! Ладно, потом у Аригата поинтересуюсь, решил я, не до этого сейчас, и начал отдирать руку ото рта Виолы, а то она похоже и не собиралась останавливаться, её аж потряхивало от удовольствия. Раны на глазах начали затягиваться, я вытряхнул мумию из рубашки с кожаным жилетом и начал натягивать на тело вампирши, стараясь не пялиться на её грудь, хотя сексуальной картину было трудно назвать, всё её тело, впрочем, как и моё, было залито сухой и свежей кровью. За этим занятием нас застал второй охранник этих казематов, я уже приготовился к прыжку, как вдруг он начал оседать на пол, сзади трупа я увидел Лугата с ножом в руке. Я быстро затянул шнуровку рубахи на груди вампирши и уселся рядом, облокотившись на стенку. Лугат, Умарт и Юмий зашли в камеру, молча стояли и смотрели на нас. Я постепенно успокаивался и насытившийся демон нырнул обратно на задворки сознания. Тут в себя пришла Виола и тоже хлопала глазами, уставившись на меня.

— Ну что смотрите? Вроде виделись недавно! — попытался я разрядить обстановку.

И тут эти два недоразвитых клыкастых недоумка — Умарт и Юмий, припали на колено и, опустив головы, выдали: — Илвус дэ Мор, мы просим вашего позволения служить вам!

Честно говоря, я словил ступор от такой сценки, да и Лугат с Валькирией не меньше обалдели, видимо, ребят переполняли эмоции от увиденного сегодняшнего представления, устроенного Бессмертными, и что-то сами додумали про меня. Надо было решать этот вопрос раз и навсегда. Я поступил просто — поднялся и пробил обоим в челюсть!

— Если вы ещё раз выкинете подобное, то можете больше ко мне не приближаться на расстояние видимости. Мы друзья, про то, что мы в одном клане, я, вообще, молчу. Оба уяснили?! Не слышу!

Они виновато начали бурчать что-то наподобие извинений, и что больше такое не повторится.

— Я что-то интересное пропустила? — поинтересовалась вампирша, в недоумении глядя на происходящее.

Теперь все пялились на мумию на полу, но спросить никто не решался. Я начал менять тему, да и надо было решать наши проблемы: — Значит так! Нам надо выбираться отсюда, но вряд ли нам откроют ворота за красивые глаза. Поэтому захватываем замок и власть берём в наши хрупкие ручонки. Для такого манёвра нас маловато, поэтому пробегаемся по камерам и ищем союзников.

Все взглянули на меня, как на невменяемого психа, хотя если бы подумали, то поняли, что другого выхода у нас просто нет, что я им и подробно разжевал.

Поднявшись, смотря на вампиров, я понял, что они все надеятся на меня, они во мне увидели лидера, честно говоря, этот груз ответственности мне даром не нужен, но выбираться из этой задницы как-то надо!

— Ну что, мальчики и девочки, а теперь повеселимся! — пафосно сказал я и снова выпустил демона.

Глава 20. Гнев божий

ВИОЛА ДЭ МОР.

Как меня подвешивали на цепи, я не помню, да и, вообще, момент, как оказалась здесь, в памяти отсутствовал. Кроме меня в камере никого больше не было. Очень хотелось надеяться, что наши все целы, но после такой бойни, возможно, я одна выжила, но Илвус не мог погибнуть, просто отказывалась в это верить, такие, как он, из любой демоновой задницы выход найдут! Да и Лугат очень опытный боец!

Тут отворилась дверь, и в свете факела я узнала Хронта — папашку того похотливого сынка — урода, который хотел на мне жениться, и которого в итоге прикончил Илвус. Его довольная рожа не предвещала ничего хорошего.

— Ну что тварь, теперь ты полностью в моей власти, теперь я изведу под корень весь ваш род, а тебя сначала попользую, а потом уж с удовольствием перережу тебе глотку! — упивался моей беспомощностью этот скот. Вот такие же моральные ублюдки и насиловали мою мать! Я поклялась сама себе, что даже с того света достану его. Он подошёл и начал срывать с меня рубаху, кольчугу, видимо, до этого сняли. Потом стоял и, чуть ли не пуская слюни, пялился на мою грудь, улучшив момент, я с размаху пробила ему лбом точно в переносицу.

— Ах ты сука! — заревел он и начал с неистовой злобой, не жалея силы, бить меня по лицу. Чувствуя, что скоро потеряю сознание, я очень понадеялась, что он не сможет остановиться и добьёт меня, лишь бы не достаться этому опустившемуся недоноску. Но вдруг на Хронта бросилась какая-то тень, отключившись, а потом, снова открыв один глаз, я увидела демонёнка.

— Я знала, что ты придёшь! — прохрипела я и снова провалилась в темноту.

Ощущения вернулись от того, что я почувствовала вкус крови. Сам привкус был необычный, но после второго же глотка меня накрыла истома. Это было похоже на оргазм, но намного сильнее! Раны моментально начали затягиваться, а тело наливаться жизненной силой. Меня даже начало трясти от удовольствия. Такого наслаждения я не испытывала никогда! Но тут источник крови оторвали от моего рта, но какое-то время я находилась в эйфории и даже глаза с трудом открыла и увидела парня у стены, а рядом Лугата, Умарта и Юмия. Узнать их удалось с трудом, все были с ног до макушки в крови. Вдруг Умарт и Юмий плюхнулись на колено и, склонив головы, попросили разрешения у Илвуса служить ему. На что демонёнок пробил обоим, как он выражается — "в табло" и начал орать на них. Вся эта сцена удивила меня даже больше, чем наличие рубахи на мне.

— Я что-то интересное пропустила? — удивлённо поинтересовалась я, хлопая глазами, уставившись на мумию на полу. Про то, чьей кровью меня напоили и что вообще происходит, мне не дал осмыслить Илвус, выдав очередную безумную идею, смысл которой сводился к захвату замка. Сначала мы все обалдели от такого предложения, но он был прав, по-другому нас отсюда не выпустят, даже до ворот не успеем дойти, нас просто расстреляют из арбалетов, а в ограниченном пространстве коридоров у нас был шанс на победу, хоть и очень мизерный.

— Ну что, мальчики и девочки, а теперь повеселимся! — с каким-то нездоровым весельем сказал он и выпустил вторую сущность. Тут же выросли когти, мне показалось, что даже его тело стало чуточку мощнее, а лицо приняло черты хищника. Я не знаю, что со мной произошло в этот момент, но проснулась совершенно другая Виола, которую так долго я пыталась прятать в самые глубокие и потаённые затворки сознания, и я поняла, что за этим парнем я хоть в пекло ада последую. Тёмные боги, да он мне уже столько раз жизнь спасал, что этот долг мне уже не выплатить.

— Лугат, бери этих оболтусов, ключи от замков и пробегитесь по камерам, может найдём союзников, — грубым и изменившимся голосом, начал он отдавать распоряжения: — Виола, мы с тобой возвращаемся в камеру, где дети сидят, ты, как женщина, больше доверия вызываешь, чем мы. Поговори с ними, узнай, кто по соседству сидит, я чувствую женщину похожую по энергетике на них. В камере ведро с водой, умойся, а то напугаешь их, у тебя вместо лица кровавая маска. Ну чего ждём, погнали, пока охрана не спохватилась и не заперли нас в этом подвале! — поторопил нас демонёнок, и самое странное, что все подчинились, не задавал вопросов даже Лугат. Я тоже решила ничего не спрашивать, потом буду разбираться в ситуации, если выживем.

Детей оказалось троё — два парня и девочка, разница в возрасте между ними была пару циклов. Объяснив им ситуацию, что мы постараемся им помочь, самый старший быстро сообразил, что от него требуется, коротко ответил на мои вопросы. А самое интересное, так это то, что он сказал, что стену пробило какое-то существо, похожее на человека, от которого постоянно шла дымка. Выйдя к демонёнку, промолчав про стену, я так же сжато описала ситуацию: — Это дети волколаков, в соседней камере их мать, как я предполагаю — отца ты грохнул в лесу. Их родителей шантажировали детьми и заставляли выполнять приказы вампиров, они здесь уже очень давно. Девочка родилась уже тут и за эти стены даже не выходила ни разу.

— Примерно так я и предполагал, — удивил меня Илвус. — Ну что, попробуем договориться с их мамкой, как боевая единица, она нам очень сейчас необходима. Придётся тоже опуститься до шантажа. Виола, держи факел, ничему не удивляйся и не вмешивайся! — предостерёг меня он, оскалился и открыл дверь в нужную камеру заранее приготовленным ключом.

На полу, на кучке соломы лежала женщина средних лет с тёмными, как смоль, волосами, на её шее был узкий металлический ошейник с вмурованной цепью к стене. Сначала она пыталась разглядеть нас, но потом, зарычав, бросилась на Илвуса, но длинна цепи не позволила дотянуться до парня.

— Ты убил моего мужа… рррр… я чувствую его кровь на тебе… — забилась в истерике она: — Я убью тебя… рррр… убийца, иди сюда… рррр…

Илвус с интересом разглядывал её, на его лице не дрогнул ни один мускул. Потом, резко ускорившись, он схватил её за горло, приподнял над полом и прижал к стене: — Слушшшай меня, низжжжая! Твоего мужжженька я убил в чессстном бою, и это вы напали на нас! А конкретно ты — убила моих друзей! Так шшшто это у меня к тебе есссть претензии! — прошипел парень ей в лицо с такими интонациями, что даже у меня волосы начали дыбом вставать.

Видимо, осознав или почувствовав, что перед ней одна из могучих сущностей, она испуганно и хрипя заскулила.

— Мы хотим захватить этот замок, и если ты хочешшшь сссвободы сссебе и сссвоим детям, то помоги нам, в ином случае я просссто выссссосу ваши душшши, и у вассс даже шшшанса на перерожжждение не оссстанетссся!!! — отпустив испуганную волчицу, демонёнок начал дожимать её в принятии решения: — Если поможжжешь нам и есссли останешшшься в жжживых, потом катитессссь куда хотите! Обещщщаю!

Волчица, потирая шею под ошейником, хрипя, выдохнула: — Я согласна! Можно мне детей увидеть?

— Да, только быстро, время сейчас против нас! И запомни — ударишь нам в спину, то тебя и твоих щенков уже никто не спасёт! — уже более менее нормальным голосом сказал Илвус, снимая "украшение" с её шеи. — Они находятся через одну дверь, увидишь их в дыре стены, мы ждём тебя в коридоре.

Выйдя из камеры, мы увидели приближающихся наших с каким-то мужчиной.

— Это Иргарт — маг воздуха, — представил его нам Лугат. — Его схватили с товарищем, а тот в свою очередь маг огненной стихии, именно он бил по нам магией в лесу, а Иргарт отказался выполнять приказы вампиров, вот и посадили сюда, чтобы подумал о своей судьбе.

Илвус не стал тянуть и задал вопрос в лоб: — Иргарт, ты готов сражаться против своего друга и при необходимости убить его? Он теперь на вражеской стороне. Лично для меня он уже не жилец!

Иргарту на вид было около сорока пяти, с подтянутой фигурой, но с исхудалым лицом. Он с интересом разглядывал парня, но быстро ответил: — Он мне не друг! Товарищем бы мог раньше его назвать, но после того, как он согласился убивать по прихоти вампиров, спасая свою жизнь, то сейчас мы по разные стороны. Но должен предупредить, что, как маг, он сильнее меня, да и я сейчас не в лучшей форме, кормили тут редко.

— Если поможешь нам и если выживем, то дальше ты совершенно свободен и сможешь уйти, когда тебе будет удобно! — пообещал демонёнок.

Диалог прервала вышедшая из камеры волчица. Она уже обернулась во вторую звериную ипостась и, увидев волка, все схватились за немногочисленное оружие, а маг, видимо, приготовился долбануть каким-то заклинанием. Но демонёнок гаркнул, чтобы все успокоились и объяснил, что она будет сражаться вместе с нами. Правда забыл спросить её имя и тут же сообщил, что будем называть её — Уголёк, из-за чёрного цвета шерсти. На что волчица оскалилась, но тут зарычал Илвус, и его вторая сущность рыкнула так, что все отшатнулись, а волчица, поскуливая, начала тереться об него в знак смирения. Честно говоря, все обалдели от увиденного, я в том числе. Парень аккуратно, чтоб не повредить когтями, погладил её бок, вдруг в этот миг у меня появилось желание вцепиться ей в глотку, я еле сдержалась и, закрыв глаза, сбросила наваждение. Да что со мной происходит?!

На вопрос парня — есть ли ещё в камерах разумные, Лугат объяснил, что ещё нашли эльфа, и указал на одну из камер с открытой дверью, но его выпускать нецелесообразно, для него все вампиры — враги, и при любом удобном случае он нам в спину нож воткнёт. Так же нашли пару каких-то молодых дворянчиков, но из них бойцы никакие, если только пустить вперёд, как мясо на убой, на что Илвус дал резкий отказ и решил, что если наш самоубийственный замысел сработает, то позже решим их судьбу. Заглянув в камеру с эльфом, он лишь хмыкнул и приказал запереть дверь.

Далее быстро накидали план совместных действий, чтобы не мешать друг другу в бою, а по сути всё сводилось к "будь, что будет"!

Мы подошли к выходу, Лугат вставил ключ в дверь, а демонёнок оскалился и опять с нездоровыми и весёлыми интонациями прорычал: — Бойтесссь меня, ибо я гнев божжжий!

И вышел первым. От этих слов у меня холодок по спине пробежал, и мы цепочкой друг за другом пошли навстречу неизвестности.

ИЛВУС ДЭ МОР.

Лугат приблизился к двери и повернул ключ. Нетерпенье второй демонической сущности веселиться и убивать — полностью подавило мой страх перед схваткой, и я не удержался от шутки, момент уж очень был подходящим: — Бойтесссь меня, ибо я гнев божжжий!

Лугат на меня взглянул, как девственница на маньяка, и отошёл от выхода, а Умарт, икнув, сделал шаг назад. Млять, вот кто меня за язык вечно тянет, они ж в этом мире таких шуток совсем не понимают. Матеря самого себя, я вышел первым.

Поднимаясь по ступеням, мы никого не встретили, но в первом же коридоре из ближайшего угла вышли два истинных вампира, наверное, это была смена охраны. Одного убил я, сбив того с ног и пробив грудь, а второму в горло вцепилась волчица, рыча и мерзко чавкая, чуть ли голову ему не отгрызла. Быстро обыскав их, забрали оружие и пузырьки с кровью, теперь вооружились все, мне с Угольком этого не требовалось. Трупы затащили в подвал, лужи крови конечно остались, но сейчас это были мелочи.

Время оказалось чуть ближе к рассвету, в окнах только начала отступать темнота ночи, и коридоры были не многолюдны. Вампиры настаивали, что нужно двигаться в жилой корпус и, пользуясь эффектом неожиданности, резать сонных врагов, но у меня созревал план и кровавую баню устраивать очень не хотелось, ещё неизвестно, кто в ней победит. Мне нужен был кто-то из старших высших клыкастых, что я и озвучил. Лугат, как бывший лорд и один из лидеров своего клана, а вампирские кланы по своей системе руководства были схожи, сказывались тысячелетние устои, озвучил, что пару десятков раз был здесь на совете старейшин, поэтому знает, где рабочее крыло замка, и чтобы двигались за ним.

Спокойно преодолев один этаж, прямо на лестнице мы нос к носу встретились с двумя боевыми тройками полностью в боевом снаряжении, спешивших по своим делам. Тут во всей красе показала себя Валькирия, связав сразу троих боем, на ускорении и, неожидавших такой подлянки в своём же логове, она смогла моментально убить двоих. Уголёк, проскочив прямо по трупам, вцепилась ещё в одного. Два последних вражеских клыкастика умерли тоже быстро, один от точного попадания в глазницу ножа Умарта, а последний просто, ни с того — ни с сего, обмяк и рухнул, я уж подумал, что его сердечный приступ посетил, но увидел ухмылку Иргарта, поняв, что это его рук дело, попрекнул его и предупредил, чтобы поберёг силы, он — единственное наше магическое прикрытие. Обнажить оружие успел лишь один из первой тройки, с которым быстро расправилась Валькирия. Теперь счёт пошёл на минуты, трупы могут обнаружить в любой момент, и я поторопил всех.

По дороге нам попались ещё два вампира, которые тоже умерли быстро, даже, наверное, не осознав этого. Уже когда до цели оставался всего лишь один коридор, произошло неприятное событие. Виола остановила всех перед поворотом и сообщила, что кто-то приближается, мы все замерли и растянулись по стенке. Вышедшего из-за угла, вампирша убила моментально ножом в сердце, и это оказалась обычная служанка человеческой расы.

Подойдя к трупу, я констатировал: — Вот и первая невинная жертва на моей совести!

На что Виола, с укором посмотрев на меня, опровергла сказанное: — Эта жертва не на твоей, а но моей совести и, честно говоря, моя совесть молчит. Если бы род дэ Тор смог взять наш родовой замок, то они бы залили его кровью и кровью слуг в том числе. Так что давай без соплей!

Из-за эмоций и жажды убийства демона в моём разуме, моя совесть тоже сидела тихо и не отсвечивала, но чувство неправильности происходящего осталось. Я не стал ничего говорить, и мы продолжили движение. Добравшись до нужного места, Лугат из-за очередного поворота указал на нужную дверь, и объяснил, что у входа двое охранников, значит внутри кто-то из руководства клана, иначе бессмысленно выставлять часовых. На нижних этажах начался какой-то шум, наверное, обнаружили трупы. Быстро посовещавшись, решили, что Умарт и Юмий спокойным шагом, не вызывая подозрения, двигаются в сторону охранников и, приблизившись на оптимальное расстояние, убирают их из прихваченных арбалетов убитых боевых троек. Если дверь заперта, то Иргарт выносит её воздушным кулаком, а дальше пытаемся взять живыми всех находящихся внутри.

Всё прошло, как по нотам. Вампиры, охраняющие дверь в переговорную старших клана, подпустили спокойно подходивших Умарта и Юмия, и те, в свою очередь, спокойно выпустили им по болту в голову. Дверь оказалась не заперта, мы ворвались внутрь, там находились трое высших, которые даже мяукнуть не успели, как у шеи каждого оказался убийственный металл, а Умарт, перезарядив арбалеты, с двух рук водил ими от одного клыкастого к другому.

Заперев дверь, я эмоциями надавил на демона и он нырнул в глубину сознания. После выпитой души Хронта, я чувствовал, что внутренней энергии мне вполне хватит для задуманного, но решил пока свою кровожадную сущность придержать. И теперь настало время устроить запланированный спектакль.

Разобравшись, кто из них кто, я обратился к заместителю их лидера, убиенного мною — Хронта: — Уважаемый Дарт дэ Тор, надеюсь, вы нас узнали, и представляться не имеет смысла?

— Как вы освободились? Что вам надо? — задал глупый вопрос Дарт.

— Как мы освободились — не важно! А надо нам, чтобы ваш клан перешёл под руководство рода дэ Мор! — не стал я тянуть демона за хвост и озвучил основное требование.

Дарт посмотрел на меня, как на умалишённого, совсем не дружащего с головой. В этот момент начали барабанить в дверь, и все машинально повернулись на звук, этим и воспользовался один из пленных высших. Откуда-то из-за спинки стула он выдернул компактный арбалет и выстрелил в волчицу. Её отшвырнуло, она попыталась подняться, но заскулив, снова упала. Видимо, арбалет был многозарядный и он сразу начал наводить его на меня. И в этот момент произошло сразу несколько действий. Умарт не растерялся и вогнал ему в голову болт, Виола, прыгнув, отсекла ему руку с арбалетом, а Иргарт долбанул каким-то заклинанием, как узнал позже, это было воздушное лезвие, и отсёк уже трупу оставшийся обрубок руки вместе с плечом и даже кусок спинки стула. Я прыгнул к Угольку, рана была серьёзная, металлический снаряд попал чуть ниже шеи в район груди.

— Иргарт, у волколаков есть регенерация? — с надеждой спросил я.

— Насколько я знаю, у них раны заживают раза в три быстрее, но мгновенного восстановления, как у вампиров, у них нету! — обломал меня маг.

— Ты можешь ей помочь?

Иргарт задумался и осмотрел рану: — Я могу аккуратно воздушным коконом вытащить болт и сразу сделать воздушную пробку, чтобы остановить кровь и потом наложить малое исцеление, среднее, увы, мне не даётся, я не целитель, да и силёнок у меня сейчас маловато.

— Делай всё, что можешь, она должна выжить! — сказал я и вернулся к Дарту. Взял стул, поставил перед ним спинкой вперёд и уселся: — Значит так, прикажи своим, чтобы перестали ломать дверь и поговорим спокойно.

После быстрой расправы над одним из них, он не стал строить из себя ещё одного камикадзе, поднялся и под прицелом арбалета Умарта подошёл к двери и отдал нужные распоряжения. За дверью сразу успокоились.

— Дарт, из вас двоих кто-нибудь владеет экстросенсорикой на приличном уровне, чтобы отделить правду от лжи? — задал я вопрос вампиру, и когда тот утвердительно кивнул на второго высшего, у меня внутри прямо отлегло. Именно на этом строился весь мой план, а родился он в тот момент, когда я в подвале увидел реакцию клыкастых на фразу — «Гнев божий». Вот сейчас я на этом и решил сыграть, и пусть попробуют уличить меня во лжи, амулет, подаренный Аригатом, у меня изъяли, поэтому разум был открыт.

— Тогда я тебе сейчас объясню ситуацию, а твой менталист пусть следит за правдивостью моих слов, — Дарт дал своё согласие, и я начал коверкать правду: — Ты наверняка в курсе, что Хронт пошёл на сделку с одним из князей ночи — Тарантом и получил от него сверхмощный портал? — снова дождавшись кивка, продолжил: — Так вот, ваш лидер вызвал его прямо в камеру, где держали нас, и Тарант был очень недоволен действиями вашего лидера, — сказал я чистую правду, ведь как только появился князь ночи, то он сразу высказал своё недовольство, что тут же подтвердил менталист.

— Итог всех действий лорда вашего клана — он лишился души, в чём ты сам можешь убедиться, пошли кого-нибудь из подчинённых в одну из камер, пусть принесут его труп, — предложил я Дарту проверить мои слова не только способностями менталиста, что тот тут же и сделал, отдав нужные распоряжения через дверь, и ведь я опять ни слова не соврал, просто не договорил кое-что, пусть думают, что это тёмный князь его наказал.

— А теперь самое главное! Бог намекнул, чтобы власть вашего клана перешла к нам! — опять ни слова лжи, ведь бог везения посоветовал, чтобы мы захватили замок и подмяли всех под себя, а то, что это был не Тарант, я умолчал: — И мои слова могут подтвердить они! — указал я на Лугата, Умарта и Юмия, ведь Аригат говорил это уже на вампирском наречии и они прекрасно это слышали и тут же всё подтвердили, хотя смотрели на меня с беспокойством в глазах, ведь тоже не очень понимали происходящее, хотя я просто наглым образом разводил клыкастых рода дэ Тор. А те в свою очередь уставились на меня уже с ужасом на лицах, они и мысли не могли допустить, что я нагло вру, это другой мир, тут такими вещами не шутят. Эх, знали бы они, как на моей родине умеют лапшу вешать обычным обывателям власть имущие из экрана зомбоящика. И на мнение князя ночи Таранта в этой ситуации мне было плевать, хуже уже не будет, он и так меня убить хочет.

Тут постучали в дверь и сообщили, что доставили труп из подвала. Дарт под прицелом арбалетов открыл дверь, в помещение внесли тело Хронта, вернее мумию. Высший посмотрел на его руку и, узнав перстни на пальцах, развернулся и опустился на колено: — Мы не можем противиться воле богов, отныне наш род в вашей власти!

Тут же на колено опустились все находящиеся в помещении, только Иргарт, сидя возле волчицы, смотрел на меня ошалевшими глазами.

— Млять, опять я "перегнул палку", — пробубнил я себе под нос и тут же решил отвести внимание от себя, пока они не вздумали дать клятву служить мне: — Теперь вашим лордом будет Лугат дэ Мор! — перевёл я все стрелки на вампира.

Тот, сразу сообразив, как я его подставил, ведь отказаться он сейчас не мог, иначе это было бы расценено, как неподчинение божьей воле, посмотрел на меня взглядом, обещающим при первой же возможности устроить мне несчастный случай, причём со смертельным исходом.

Глава 21. Кто этот мальчик

ЛУГАТ ДЭ МОР.

Илвус попросил меня подтвердить слова бога о захвате замка, в тот момент бог удачи, уже говорил на нашем наречии, и я прекрасно всё слышал, и то, что я сказал правду, тут же подтвердил менталист. События происходили с такой скоростью, что я не успевал анализировать ситуацию, да и многое сам не понимал. Сначала появление двух Бессмертных, которые явно питали друг к другу неприязнь, и о чём они говорили, я не понимал, но по интонациям и поведению было очевидно, что Тарант хотел смерти Илвуса, а Аригат заступился за него. Парень — кто же ты такой, если из-за тебя боги сорятся и бои устраивают?! Потом наличие мумии в камере с Виолой и одежда Хронта на ней, но ответы я не успел получить, надо было спешить, и мальчишка был прав — нужно было попробовать захватить этот замок! При этом он умудрился договориться с самкой волколака, и по поведению волчицы было понятно, что она признала его лидером и будет слушаться теперь только его, в своё время у меня был опыт общения с этим видом разумных, пока эльфы их не вырезали, но, как оказалось, не всех. А его слова, про то, что он "Гнев Божий", вообще, вызвали трепет, после всего увиденного сегодня, это вполне могло оказаться правдой.

Теперь он утверждает, что Хронт дэ Тор лишился души, и ведь чтобы труп мгновенно принял вид мумии, нужно было полностью лишить тело всей энергетики. Дарт был в замешательстве, его менталист полностью подтверждал, что парень говорит правду и, узрев мумию и опознав своего лидера, они оба склонились перед демонёнком. Следом на колено упали Умарт и Юмий, потом Виола, ну она-то, вообще, не понимала происходящего, и, поддавшись общему порыву, я тоже приклонил колено. Этим все подтвердили его власть и статус старшего над собой, на что парень выкрутился очень просто — сказал, что теперь новым лидером и лордом должен быть я. Вот же хитрозадый мальчишка, он же сейчас всю ответственность переложил на меня, а сам в сторонке остался, из него бы политик хороший получился.

Я посмотрел на него прожигающим взглядом и пообещал сам себе, что на первой же тренировке сломаю любую ему конечность. Кем бы он не являлся на самом деле, и даже то, что он иногда мне кажется поразумнее многих — кого я знаю, всё равно я к нему привязался и отношусь, как к подростку, чувствуя ответственность за него. Нет, надо сломать ему две конечности в воспитательных целях!

— Нужно созвать совет старейшин, только на нём принимаются такие решения! — озвучил я неоспоримый факт.

— Всеми формальностями потом займётесь, сейчас нужно спасти волчицу! Дарт, у вас есть амулеты исцеления первого или хотя бы второго круга? — требовательно спросил Илвус.

Высший задумался: — Мы ими не пользуемся, но если и есть такие амулеты, то только в кабинете Хронта, но там тайник под сильной магической защитой, а снять её мог только он.

— Дарт, тогда отдай распоряжение, пусть тройка бойцов нас проводит к его кабинету во избежание недоразумений при случайной встрече с вашими подчинёнными. Лугат, остаёшься здесь, и решайте организационные вопросы, Иргарт и Умарт, идёте со мной, Виола и Юмий, тоже остаётесь на всякий случай с Лугатом и присмотрите за Угольком! — начал чётко отдавать распоряжения Илвус, и ведь никто даже не подумал ослушаться, только Валькирия посмотрела многообещающим злым взглядом, наверняка так же решила при удобном случае ему что-нибудь сломать.

— Хорошо, только на входе в кабинет тоже стоит магическая защита, — сообщил Дарт, потом объяснил расположение тайника, открыл дверь и начал отдавать необходимые указания.

Я отозвал демонёнка в сторону, очень уж хотелось ему высказать всё, что я о нём думаю: — Илвус, а ты в курсе, что за такие подставы морду подсвечником бьют?!

Парень опять состроил лицо дебила, мол я здесь ни при чём, но видя моё требовательное выражение, решил отшутиться: — Ну Лугат, чего ты причитаешь, как монашка под амбалом?! Мы живы, клан теперь нам подчиняется, а ты может снова лордом станешь!

Я не стал с ним спорить и сообщать, что становиться лордом — нет никакого желания, и попросил его не наделать очередных глупостей при вскрытии тайника, на что он заверил меня, что именно для этого с ним и пойдёт Иргарт, мол он маг, вот пусть и разбирается.

После того, как Илвус с остальными удалились, мы с Дартом и ещё тремя, вновь прибывшими высшими из руководства "Несущие Смерть", сели за стол, и он начал объяснять им про сложившуюся ситуацию в клане, потом плавно перешли к теме созыва совета старейшин. Юмий сидел, ёрзая на стуле у стены, не выпуская арбалеты, и недоверчиво косился на высших. Виола пребывала в задумчивом состоянии и недобро посматривала на спящую раненую волчицу. И тут громыхнуло с такой силой, как будто в стены замка врезался здоровенный каменный снаряд из катапульты, мы даже почувствовали дрожь каменного пола под ногами.

— Илвус! Тысячу демонов ему в зад! — ругаясь, вскочила Валькирия, в миг оказавшись за спиной одного из высших и, приставила к его шее нож, зашипела, как дикая рикса: — Бегом показывай — где находится кабинет вашего дохлого лорда!

Получив разрешающий кивок от Дарта, они умчались из зала переговоров. Я начал про себя материться и молиться богам, чтобы парень остался жив. На то, что это его проделки, я бы поставил сотню тысяч золотом, но бежать сломя голову туда и показывать свою слабость при присутствующих вампирах — я не мог. А те в свою очередь с опаской косились на меня, всё происходящее сейчас было для них полным шоком.

Просидев молча какое-то время, они осторожно начали интересоваться личностью парня. Все знали, что смерти уже трёх высших вампиров руководства их клана "Несущие Смерть" связаны именно с ним, и двое из присутствующих видели, как он в одиночку убил волколака в лесу.

От неудобных вопросов меня спас Иргарт, его прямо на себе приволокли два бойца. Вся одежда была обуглена и в слое пыли, половина волос сгорела, на лице тоже были видны ожоги, из плеча сочилась кровь и, видимо, был перелом ноги.

— Иргарт, какого беса вы там устроили? — сквозь зубы прорычал я.

Маг сел, тяжело дыша и морщась от боли, со злостью спросил: — Лугат, лучше ты скажи мне — кто этот парень? Но больше всего меня волнует другое! Он сумасшедший???

— Он жив? — задал я самый главный вопрос.

— Я не знаю, меня сюда приказала притащить Виола, а сама осталась выковыривать его и Умарта из под обломков, и, кстати, она пообещала, что если с ним что-нибудь случится, то мне лучше самому зарезаться! Так что очень надеюсь, что он жив!

Из сбивчего рассказа раненого мага мы поняли, что подойдя к кабинету мертвого Хронта, он осмотрел магическую защиту на двери, та оказалась не очень сложной, и на снятие бы потребовалось время, на что парень приказал не заморачиваться и выносить её воздушным кулаком, что маг и сделал. Попав внутрь и отодвинув шкаф, они нашли небольшую потайную дверцу, но на ней стояла защита второй ступени магии, и снять её не представлялось никакой возможности, она сработала бы даже от прикосновения к ней. Илвус попросил привести бывшего товарища Иргарта — мага огня. Когда того доставили, и на просьбу Илвуса — попробовать снять защиту, тот его грубо послал, в ответ демонёнок, не долго думая, схватил того за шкирку и, никого не предупредив, просто швырнул его прямо в проём тайника. Иргарт заметил, что мальчишка успел схватить валявшуюся на полу половинку двери и прикрылся ею. Шарахнуло очень сильно! Парня вместе со створкой двери впечатало в стену, которая тут же рухнула, придавив, стоящего в коридоре, Умарта и других. Даже здоровенный кусок уличной каменной кладки выпал наружу. Сам же маг держал на себе защиту, она хоть и ослабила удар, но не сдержала. Долбануло сразу несколько заклинаний, которые он не успел опознать, определил лишь "огненный смерч", и от его бывшего товарища скорее всего даже пепла не осталось.

— Такого способа снятия магической защиты я ещё не видел! Могло же половину замка в руины превратить, мало ли какие там заклинания были вложены. Вот я и хочу поинтересоваться — ваш парень самоубийца?! — закончил свой рассказ Иргарт, при этом маг был на грани потери сознания.

Тут зашла злющая Виола, поставила на стол приличных размеров металлическую коробку с ячейками, в которой было множество амулетов, и сообщила, что внутри тайника ничего не пострадало, и что демонёнок сильно поломанный и обожженный, но живой. Его без сознания отнесли в отдельную комнату. С Умартом ещё хуже, тому ноги, вообще, расплющило, но успели отпоить кровью и пару дней уйдёт на полное восстановление, пока все кости не срастутся. Остальных ещё вытаскивают из-под обломков, но вроде никто не погиб.

Представители нашей расы не могли видеть магию и распознавать назначение амулетов, поэтому я быстро подсунул коробку Иргарту и попросил указать на целительские. Тот уже с мутными глазами всё же смог ткнуть пальцем в одну из ячеек и отрубился. Быстро уложив его на пол, взяв одну из пластинок, положил ему на грудь и сломал. Прошло минут пять и раны начали постепенно затягиваться, он сделал глубокий вдох, резко приподнялся и начал себя ощупывать. Волосы так и не отросли, а затянувшиеся раны, покрылись корочкой, но до конца не исчезли. Оказалось, что амулеты были слабоваты, но придя в себя, маг в отдельной ячейке нашёл два амулета второго круга целительской магии и тут же один из них применил к волчице, та уже еле дышала. Его заряда и силы хватило, чтобы она полностью оклемалась. Второй амулет я забрал и приберёг для Илвуса, сейчас его применить не решился, неизвестно, как на него подействует магия, с этим парнем всё наперекосяк, у него и своя регенерация и получше нашей будет.

На следующий день мы с Дартом разбирались с документами, найденными в тайнике, и он постепенно вводил меня в курс дел клана. Детей волчицы выпустили и всех поселили на одном этаже рядом с комнатой Илвуса, он так и лежал без сознания, хотя раны почти зажили.

Ближе к вечеру ворвалась Виола, увидев её состояние, Дарт тут же испарился, а выглядела она, как в тот раз, когда бегала и искала парня с огромным желанием убить его за шутку с рисунками.

— Лугат, мне кто-нибудь наконец-то объяснит, что вообще происходит? Как умер Хронт? При чём тут боги? Да я, вообще, ничего не понимаю! И скажи этой вшивой шавке, чтобы близко не приближалась к мальчишке! — выпалила она и таким требовательным тоном, что мгновенно вывела меня из состояния равновесия.

— А ну-ка, млять, села и успокоилась!!! — хлопнув по столу ладонью, крикнул я на Виолую — Ты какого тут устраиваешь?! У тебя тоже, как и у Илвуса, демоны начали в голове оргии устраивать?! Парень очнётся и сам будет решать, кто к нему будет подходить, а кто нет! Виола, ты совсем страх потеряла, врываешься к старшим и требуешь чего-то! Мы этому мальчишке все жизнью обязаны! И не забывай, что мы находимся ещё во враждебном нам клане, и клятву верности весь род "Несущие Смерть" нам пока не дал! — видя, что она осознала свой глупый поступок, села на кресло с видом нашкодившего ребёнка, я перешёл на спокойный тон: — Виола, я сам многого не понимаю, парень придёт в себя, и спросим у него, а уж захочет ли он отвечать на наши вопросы или нет, это его личное дело!

Тут ворвался потрёпанный и взъерошенный Юмий, увидев Валькирию, он схватился за арбалет. Я повторно хлопнул по столу рукой, давая понять, что они совсем грани перешли. Приказав Виоле убираться и подумать о своём поведении, начал допрашивать Юмия. Оказалось, что он ближе к вечеру пришёл сменить Валькирию, дежурившую в комнате Илвуса, а та, недолго думая, приставила нож к его мужскому достоинству и начала интересоваться о произошедшем в камере, с момента, когда они все очнулись после схватки в лесу. Юмий хоть и не опытный вампир и Валькирию боялся до дрожи в коленях, но после увиденного представления Бессмертных, страх перед Илвусом пересилил страх лишиться собственного члена, и стойко молчал. Ситуацию изменила волчица, которая, не стесняясь такой интимной сценки, поинтересовалась — можно ли ей пройти к Илвусу. Вампирша, услышав её просьбу, выхватила клинки и, матерясь, попёрла на волчицу. Та тут же обернулась в зверя, а по словам Юмия — само действие перевоплощения не самое приятное зрелище, и она тоже решила выяснить отношения, как выражается демонёнок — «По-взрослому». Видя, что они сейчас порвут друг друга, Юмий схватил арбалет и выстрелил в стенку между ними. От немедленной расправы бесстрашного, недавно обращённого вампира, спас Иргарт и собравшиеся на шум зеваки. При скоплении посторонних накал эмоций спал, и стычки не произошло.

Выслушав, я дал тому распоряжение при повтором недоразумении не вмешиваться, а бежать ко мне, иначе они его прибьют, чтобы не мешался. Тут постучался и вошёл Иргарт. Я отпустил Юмия и вздохнул: — Слушай, Иргарт, там за дверью ещё большая очередь с жалобами?

— Какая очередь? — не понял моего сарказма он.

— Никакая! Проходи, что у тебя?

— Лугат, тут такое дело… В общем, нужно охладить пыл нашей женской боевой половины, они сегодня чуть глотки друг другу не порвали! — отличился "оригинальностью" маг. — И не расскажешь мне, кто на самом деле этот парень?!

Я закатил глаза к потолку: — Тёмные боги! Иргарт, ну ты же взрослый разумный, ты-то куда лезешь?! — видя непонимание на его лице, начал ему всё разжёвывать: — Ты вот обученный маг, а не подумал, почему полнолуние ещё не наступило, а Уголёк спокойно оборачивается в волка?

Тот задумался, видимо, вспоминал информацию полученную в академии о волколаках, потом всё-таки дошло: — Она чистокровная, без примеси человеческой крови. Она из рода прародителей всех волколаков!

— Ну хоть один думать не разучился, а не мечами махать и магией кидаться! — констатировал я диагноз. — Именно поэтому они не лезли в лес к эльфам и остались живы, у них мозгов побольше, чем у их потомков, на эту тему мы с ней ещё пообщаемся. Но суть не в этом! Проблема в том, что она признала парня своим лидером и будет слушать только его приказы, даже шантаж детьми бы не подействовал. Уверен, что если бы покойный муж ей приказал бросить щенков и бежать, то она бы не смогла ослушаться. И защищать своего вожака у самок волколака — принято до последней капли крови. Такова их природа! И теперь ты скажи мне, что ты от меня хочешь? Виоле я, как смог, объяснил, но вряд ли она будет слушать, она в силу своего характера, вообще, никому не подчиняется. Волчица так же меня пошлёт прямиком в пекло.

Видя мой вопросительный взгляд, Иргарт молчал и не знал, что ответить.

Я решил не томить его молчанием, потому что ответа сам не знал: — А про Илвуса… Ты хочешь узнать кто он?! Ну этот вопрос, вообще, у нас сейчас самый задаваемый. Я могу тебе рассказать, то, что знаю сам, но после услышанного из этого помещения вынесут уже твой труп. Тебе это надо?

Иргарт понял, что начал задавать ненужные вопросы, наверное, машинально приготовил какое-то заклинание.

— Иргарт, не будь глупцом, ты же не думаешь, что я не обезопасил себя амулетами защиты при наличии непонятного мага, да ещё и во вражеском клане?! Если я решу, то ты сейчас же умрёшь! — пригрозил я.

Тот, видимо, действительно дружил с головой и прямО на глазах сдулся: — Я понял тебя, Лугат! Извини, надо было самому подумать, а потом к тебе идти.

— Это тебе урок на будущее! Такому вас в академиях не учат! Иди и передай всем нашим, как только парень оклемается, то всем явиться на общее собрание, без детей волчат, естественно! — закончил я эту глупую аудиенцию.

И только через сутки мне сообщили, что Илвус очнулся. И почему-то у меня проскользнула мысль, что всё только начинается и, возможно, я смогу войти в историю, как первый поседевший вампир!

Глава 22. Неисповедимы пути божьи

АРИГАТ.

— Приветствую тебя, Икмирис! — поздоровался Аригат и без приглашения уселся в полупрозрачное кресло, которое, в прямом смысле, было сделано из воды, только очень уплотнённой магией. Вокруг был целый сад из деревьев, слышался шум водопада, хотя склонов и гор вокруг в наличии не наблюдалось, по веткам и между самих стволов деревьев прыгали какие-то мелкие зверюшки, в общем — маленький рай!

Точно в таком же необычном кресле сидела женщина, по возрасту было очевидно, что она уже немолода, но очень даже вполне привлекательна. Распущенные чёрные волосы до плеч, красивые, нетронутые годами черты лица и вполне соблазнительная фигурка. Но это была лишь физическая оболочка.

— Я прибыл на твоё приглашение. И позволь поинтересоваться, что понадобилось богине брака и супружеских уз от скромного бога везения? — спросил Аригат, скинув капюшон, сорвал прямо тут же с дерева и откусил сочный, похожий на персик, плод. — Наши дорожки вроде давно не пересекались или тебе понадобилась моя помощь и надо кому-то из смертных добавить удачи в делах любовных, чтобы влезть в оковы под названием — брак?! — пошутил он.

— Твои манеры всё так же оставляют желать лучшего! Здравствуй, Аригат, — строго поприветствовала богиня. — Да, давно мы не виделись! Последний раз мы встречались в мире "Красного Солнца", когда местное коренное население решило, что светлые боги слишком мало о них заботятся, и они начали уничтожать наши храмы и алтари.

— Дааа … — с улыбкой подтвердил Аригат. — Тогда многие боги сильно обиделись на своих верующих за такое кощунство. Зато теперь местные аборигены до сих пор вздрагивают, помня, что злой светлый Бессмертный похуже полчища безумный демонов. Они до сих пор усиленно молятся, хотя сменилось уже ни одно поколение. Ты тогда тоже сильно взбесилась и в итоге, вообще, запретила какие-либо браки на сотню циклов.

— Мы должны быть милосердны, через пару десятков циклов я их простила, — смущаясь, оправдалась богиня. Видимо, ей было стыдно за столь необдуманный и несдержанный поступок в прошлом.

— Ну так какова сейчас причина нашей встречи? — повторно поинтересовался бог везения.

Икмирис хитро улыбнулась: — Я сегодня решила посетить бракосочетание в одном из миров и благословить будущих супругов, но суть не в этом. При моём эффектном появлении, когда я уже хотела одарить новобрачных и скрепить их союз, открылся портал, и меня просто втянуло в него.

Услышав это, Аригат стал реже жевать уже второй сорванный плод и удивлённо приподнял одну бровь.

— Честно говоря, я сильно испугалась! Портал открылся в каком-то тёмном подвале. Я даже не поняла — в каком из миров это произошло. И знаешь, что я там увидела? — дождавшись вопросительного взгляда Аригата, продолжила: — Уж не знаю, удивишься ты или нет, но там был молодой парень, в котором присутствует частичка Бессмертного и частичка высшего демона. В его божественной части я узнала твою энергетику, но это уже было чуть позже, когда я обдумывала произошедшее.

После этих слов Аригат чуть не подавился и выплюнул недожёванный фрукт на траву, его взгляд посерьёзнел, и он сурово потребовал: — Продолжай!

— Аригат, ты не у себя дома, не надо тут гадить!

— Икмирис, продолжай… — нахмурился Бессмертный.

Богиня с обиженным видом продолжила: — Парень был весь в крови, держал на коленях голову вампирши и поил её своей кровью. В этот момент я просто почувствовала необходимость связать их узами брака, произнесла нужные слова, и их ауры сплелись. Потом портал снова затянул меня и вернул обратно в мой храм в тот же мир.

Аригат, потеряв дар речи, сидел с круглыми глазами и обалдевшим выражением лица.

— Вот я и решила встретиться с тобой, может ты мне объяснишь, что происходит?! И как в твоём потомке уживается тёмная и светлая половина?

Бог молчал и обдумывал услышанное, а потом заржал. Смеялся искренне, богиня не мешала, но сидела с обиженным видом, не понимая повода для такого веселья.

Просмеявшись, Аригат сорвал очередной плод и, улыбаясь, снова начал жевать.

— Может мне всё-таки объяснишь, что тебя так развеселило, и вместе посмеёмся?! — обиделась Бессмертная.

— Милая Икмирис! Твой перенос и необходимость связать узами брака именно этих разумных, скорее всего, устроило само мироздание. Оно, видимо, таким нестандартным способом решило попробовать взять мальчишку под контроль. Наверняка он допустил оплошность и каким-то образом случайно обменялся кровью с этой вампиршей. А мироздание воспользовалось ситуацией.

— То есть парня не контролирует само мироздание?! Вот это новости! А ты в курсе, что закреплённый мною ритуал бракосочетания при взаимном обмене крови нельзя расторгнуть! — озвучила очередную новость она, и Аригат снова начал смеяться.

— Да расскажи мне наконец, чего ты ржёшь? — не выдержала Икмирис.

— Ты закрепила союз между парнем и женщиной с очень, преочень скверным характером, при этом она один из лучших бойцов того мира. У неё даже хобби есть — собирать отрезанные уши слишком назойливых поклонников. Он и так от неё шарахался, а теперь, вообще, будет бегать, как спринтер, — бог снова хихикнул: — При этом ты сообщаешь, что их брак даже нельзя расторгнуть! А теперь представь, на что ты подписала мальчишку?! Слушай, а он тебя видел в тот момент? — получив утвердительный кивок, Аригат снова хохотнул: — Если парень переживёт слияние тёмной и светлой половины, то войдёт в полную силу и за такую подставу с твоей стороны наверняка очень захочет с тобой пообщаться. Правду всё равно придётся ему рассказать! Так или иначе, он её узнает, и вампирша уже наверняка ощутила тягу к нему. Так что ближайшие пару сотен циклов старайся не попадаться ему на глаза.

— Всё так серьёзно? — удивилась Бессмертная.

— Ты же слышала про расу демиургов? По удивлённым глазам вижу, что слышала. Остальное сама додумаешь! Ну а парень пока слаб и без злобы в душе, но, например, обрить тебя налысо с него станется! — сьюморил бог. — Он мальчик с фантазией! Сегодня в том же подвале он умудрился поссориться с князем ночи — Тарантом.

— Ого, ну и потомство у тебя! Ладно, постараюсь с ним не пересекаться. Демиурги могли противостоять Бессмертным и многим не плохо наваляли за их необдуманные поступки.

Тут Аригат замер, а его глаза стали мутными, похожими на две больших жемчужины. Икмирис поняла, что бог сейчас сознанием не здесь и спокойно ждала, когда тот вернётся и обдумывала сложившуюся ситуацию. Не прошло и минуты, как он пришёл в себя, и его взгляд прояснился.

— Что-то случилось? — полюбопытствовала богиня брака.

Ничего серьёзного, услышал молитву одного из лордов вампиров, которому поручил приглядывать за мальчишкой, но тот не очень справляется с поставленной задачей. Парень опять учудил — решил проверить на твёрдость стены того замка и теперь снова без сознания валяется, хотя это для него нормальное состояние! — поделился информацией бог.

Икмирис подумала, что он слишком уж откровенен или это хитрая уловка, и он хочет показать — насколько мальчик опасен, чтобы отбить желание приближаться к нему и поменьше трепаться о его существовании.

— Спасибо за информацию! Если будет нужда в моих услугах, обращайся! — поблагодарил Аригат и подтвердил её догадки: — И ещё, Икмирис, не распространяйся о том, что узнала сегодня. Хотя, по-моему, только ленивый и слепой не в курсе про парня. Но всё же!

Бессмертная кивнула в знак согласия, и Аригат начал движение рукой для открытия портала, но в последнюю секунду передумал и опять повернулся к ней: — Икмирис, давно хотел спросить… Почему ты выбрала оболочку женщины средних лет? Все богини выглядят молодыми и сочными, хотя некоторые так стараются, что становятся больше похожи на дешёвых шлюх.

Богиня не ожидала такого вопроса и смутилась, но всё же, робко улыбнувшись, ответила: — Когда-то очень давно я тоже хотела выглядеть привлекательной и сексуальной, чтобы мужчины при виде меня вставали в стойку и слюни роняли на пол. Но при моей специализации, как богини, это было ошибкой. Представь, что появляюсь я на бракосочетании, благословляю супругов, а в первую брачную ночь новоявленный муж, залезая на жену, представляет мой образ. И ладно если бы один раз, некоторые потом всю жизнь так живут. Для многих смертных мужского пола поиметь богиню пусть и в своих извращённых мечтах — это стремление и цель всей жизни. И потом шлюх в борделях снимают похожих на меня. И о каких крепких супружеских отношениях тут можно говорить?!

— Да, всё логично! — согласился Аригат. — Но и в этом теле ты довольно притягательна!

— А что ты мне предлагаешь? Являться к моим верующим в образе гадкой и мерзкой старухи?! — засмеялась Икмирис: — Чтобы разумные мужского пола при моём появлении, тут же из храма соединения душ сбегали без оглядки?! — развеселилась она. — Но за комплимент спасибо!

Аригат улыбнулся, сделал круговое движение рукой и, напоследок, кивнув в знак благодарности богине брака, шагнул в тёмное окно портала.

ИЛВУС ДЭ МОР.

Открыв глаза, я не мог понять — где нахожусь. Я сидел на мягком диване в небольшом зале, больше похожем на приёмную аристократа. Окон не наблюдалось, под потолком по всему периметру прямо в воздухе висели кристаллы различной формы, которые давали неплохое и мягкое освещение, не режущее глаз. По одной стороне помещения стояли резные колонны, между которых висели картины с изображением каких-то эпических сражений, только непонятно — кого с кем. Приглядевшись, я был готов поклясться, что рисованные персонажи двигались, но я никак не мог уловить момент их движения, просто переводя взгляд, я замечал, что позы дерущихся менялись. Вот только что воин в чёрных доспехах с таким же чёрным мечом прикрывался щитом от летающей твари, больше смахивающей на динозавра, а вот он уже лежит в луже крови, пронизанный когтями этого ящера.

Терпеть не могу ящериц!

Мои наблюдения прервал открывшийся портал, из которого вышел мой названый отец — Аригат.

— Не заскучал? Надо было заскочить в один из миров и там немного задержали, — оправдался он.

Моими последними воспоминаниями было — как я выпускаю демона, хватаю за грудки этого подонка, называющего себя магом, и швыряю его прямо в сторону тайника. На самом деле эту скотину я сразу приговорил к смерти! В отличие от него, те же вампиры или волколаки выполняли приказ — напасть на нас, за который Хронт уже поплатился душой, а эта сволочь убивала моих соклановцев, спасая свою жизнь, при этом предав своего товарища. Только вот я не ожидал, что защита тайника долбанёт так сильно! И тут проскочила жутковатая мысль, которую я поспешил озвучить: — Аригат, а я случаем не умер?

Бог, усевшись напротив, ухмыльнулся: — Нет, твоя тушка валяется в кроватке в замке клыкастых и затягивает раны, но ты каждый раз с маниакальным упорством очень стараешься сдохнуть! Здесь лишь твоё сознание. Илвус, ты когда за ум возьмешься и…

Тут я сообразил, что сейчас начнутся очередные нравоучения и быстренько решил перевести тему и перебил его: — Слушай, Аригат, раз уж мы родственники, то ты не мог бы подарить мне такой же волшебный плащик, как на тебе?

Бог прервал свою поучительную речь, видимо, опешив от моей наглости. Сердито на меня посмотрев, ответил: — Плащ не волшебный, это не магический артефакт. Я его приобрёл по случаю в одном из высокотехнологичных миров. Это инновационная разработка в сфере защиты тела носителя в любой среде обитания, то есть военный наномодуль, а по сути, боевой скафандр. Возможно, и на твоей синей планете через пару сотен циклов научатся производить подобное, если конечно сами себя не уничтожат. Очень мало цивилизаций смогли осознать, что своей индустрией и её развитием губят планету, безгранично черпая её ресурсы. Ну и всегда есть соблазн воспользоваться созданным сверхмощным оружием, после применения которого, на планете не останется победителей, а лишь непригодная к жизни пустыня.

— Да уж! Что есть, то есть! — вздохнул я и подтвердил: — Мой родной мир мы же сами и загадили!

— И мы, боги, подчиняемся законам мироздания, один из которых запрещает таскать любую продукцию из развитых технологичных миров в более отсталые. Так что извини, но плащик тебе не светит! — обломал он меня. — И вы не первая цивилизация на синей планете и даже не вторая. Однажды уже боги нарушили запрет и принесли в ваш мир оружие, которое впоследствии и уничтожило всех разумных. Археологи часто находят артефакты того времени и ваше правительство знает о прошлых цивилизациях и причинах их уничтожения, но выводов не делает! — просветил меня Аригат. — Ну хватит уроков истории, не для этого я тебя сюда притащил…

Пользуясь случаем, я решил прояснить один момент: — Аригат, разъясни мне ещё один вопрос. Я тут у вампиров интересовался — почему разумные их мира считают время не годами, а циклами? Но никто не смог мне толком объяснить смысл, для них это постулаты, не требующие пояснений.

— Хороший вопрос! Голова у тебя не только дурью забита! — одобрил моё любопытство бог. — Просто разумные твоего нового мира этот термин переняли от нас — богов, не понимая его истинный смысл, мы же периодически появляемся там и общаемся со смертными. В каждом мире и на каждой планете свой период обращения вокруг своей оси, то есть время, под которым подразумевают год, соответственно отличается. И чтобы не путаться, есть понятие — цикл, то есть год именно в этом мире, о котором идёт речь. Есть такие планеты, в которых год, то есть цикл, длится примерно тысячу лет в твоём понимании.

— Понял, не дурак! — сумничал я.

Бессмертный сидел, молчал и ехидно улыбался.

— Аригат, ты о чём-то хотел поговорить? — не выдержал я.

Его улыбка стала ещё шире: — А я хотел тебя поздравить!

— И с чем же? — поинтересовался я, взяв стакан и понюхав, там оказался сок незнакомого мне фрукта, и я залпом выпил.

— Как это с чем? С началом счастливой супружеской жизни! — веселясь, сказал он. — Я тут случайно узнал, что ты вступил в брачные узы?!

Я смотрел на бога и, вообще, не мог понять, о чём тот мне толкует. Ещё раз, осмыслив услышанное, решил поинтересоваться о его умственных способностях: — Аригат, ты конечно бог и всё-такое, но ты или не в себе или меня с кем-то перепутал!

— Я-то как раз в порядке, а вот ты не понял, что произошло! Когда ты в подвале напоил вампиршу своей кровью, там открылся портал, и из него вышла богиня. Было такое?

Кивнув, я сразу вспомнил, что хотел ещё поинтересоваться у бога насчёт неё, но в суматохе последних событий этот вопрос просто вылетел из головы.

— Так вот, это была богиня брака и супружеских уз, и она подтвердила и закрепила ваш брак с Валькирией! — пояснил бог.

Я сидел, хлопал глазами, а информация просто отказывалась у меня укладываться в голове. Я раз за разом пытался осмыслить услышанное. Даже мой перенос в другой мир я принял более спокойно. Да такого просто не может быть, подсознание отказывалось в это верить! Я не мог даже чётко сформулировать вопрос, лишь выдавил: — Ты же шутишь???!

— Нет, Илвус, никаких шуток! — не оправдал мою надежду Аригат. — И если разобраться, то ты сам виноват!

— Я? — возмущение было настолько сильным, что я просто не смог совладать с эмоциями: — Да с какого полового органа? Зачем богиня это сделала? Как без нашего согласия, вообще, такое возможно? Да это всё бред какой-то!

— Бред — говоришь! А теперь вспомни, ты сам решил напоить её своей кровью! Тебя же никто не принуждал! — уже серьёзным тоном начал объяснять бог: — А теперь ответь на вопрос! Ты в течение суток сам употреблял её кровь?

— Нет конечно! — возмутился я. — Я же не вампир! Зачем мне её кровь! — я ухватился за эту спасительную соломинку: — Не было такого, отменяйте ваш ритуал!

— Успокойся! И подумай ещё раз! — угрожающим тоном потребовал Аригат, видимо, ему не понравились мои истеричные нотки.

Вдохнув и выдохнув, я постарался поостыть и начал прокручивать в памяти всё случившееся за последние сутки. И тут меня осенило: — Млять, когда в лесу был бой с низшими вампирами, Виоле насквозь пробили плечо арбалетным болтом, она завалилась на меня и кровь из раны попала мне на лицо, в том числе и в рот. Всё, мне писец! — поникнув, озвучил свой приговор Аригату.

— Ну вот и выяснили, — опять, улыбаясь, хихикнул он. — Послушай, Илвус, вы обменялись кровью в течение суток, и поженить вас — не прихоть богини Икмирис. Так решило само мироздание, и богиню, против её воли, именно оно перекинуло к вам в подвал и вынудило закрепить ваш брак, так что Икмирис тут ни при чём. При этом если бы Виола подсознательно не хотела этого, то ничего бы не получилось. Насчёт тебя и о влиянии на ритуал твоих неосознанных желаниях ничего не могу сказать, ты отличаешься от всех разумных, чтобы делать выводы.

— Расскажи подробнее, чем мне всё это грозит и, вообще, какие обязанности после такого ритуала бракосочетания между супругами? — попросил я, уже более менее ясным умом обдумывая сложившуюся ситуацию.

Бессмертный задумался: — Точную информацию по этому вопросу даст только сама богиня брака, — начал рассуждать он, но заметив, как при её упоминании мой взгляд изменился, решил не усугублять ситуацию: — Но думаю не стоит её беспокоить! По сути, тебя с вампиршей это ни к чему не обязывает, но есть нюансы — теперь есть метка в ваших аурах, у каждого своя ярко-жёлтая половинка круга, срезанная по волнистой линии, так же теперь при сильном эмоциональном всплеске вы будете ощущать отголоски чувств другого, и теперь сможете определять примерное направление местоположения друг друга. Да и вообще, в большинстве случаев такой ритуал сближает разумных, и их чувства становятся сильнее, но повторюсь, что с тобой все утверждения могут дать сбой, твоя аура, вообще, не похожа ни на одного разумного. И есть один малюсенький нюанс — такой брак нельзя расторгнуть, даже богам!

От этого нюансика я чуть не завыл, но не без усилия промолчал и пытался осознать эти новости, но в голове лишь скакали картинки, как Виола, узнав о своём замужестве, изощрённо и долго убивает меня. И моя фантазия просто выталкивала здравые мысли. Так вляпаться — это ещё постараться надо!

— Прекращай себя хоронить! Ты, видимо, пересмотрел кино про маньяков в своём мире, в голове прямо кадры из фильмов ужасов, — съехидничал бог.

Мля, я и забыл, что амулета, закрывающего разум, у меня сейчас нет и Аригат видит меня "насквозь".

— Да не издеваюсь я над тобой! Поверь, твоя вампирша, какой бы она не хотела казаться для окружающих, внутри маленькая беспомощная девочка. Её недоступность и агрессия — всего лишь защитная реакция на убийство её родителей. Поверь, наступит момент и ты увидишь настоящую Виолу! — подбодрил меня Аригат. — И хватит тут несчастного и угнетённого из себя строить! Большинство мужчин правую руку бы отдали, чтобы оказаться на твоём месте.

— Без руки жить можно, а вот без головы, которую она же мне и отрежет, вот это вряд ли! — огрызнулся я.

Бог не стал тратить время и утирать мне сопли, а достал из-под плаща резную коробочку и какой-то амулет на шнурке: — Вот тебе новый артефакт, он не только закрывает разум, но и для окружающих создаёт иллюзию твоей ауры обычного человека со средней предрасположенностью к магии, — положил на стол похожий на мой прошлый камешек на верёвочке, только отличающийся по цвету. Рядом поставив шкатулку, пояснил: — Это вам мой подарок! И заранее предвидев твою негативную реакцию, я наложил некоторые ограничения на него.

Я чуть "мозгом не потёк"! Один из множества богов дарит мне подарок в честь моего бракосочетания без моего же согласия на вампирше из магического мира, которая об этом ещё даже не знает. Даже звучит безумно!

— Так вот, узнать, что находится внутри, вы сможете лишь при одном условии — если ваши чувства будут искренними и взаимными! И я имею ввиду — не желание убить друг друга! — схохмил он. — Вот эти два тёмных камушка на крышке считывают ваши ауры. Если камни окрасятся в синий цвет, то значит условие выполнено, и открыть крышку вы сможете только вдвоём одновременно. Кстати, из-за этого хитрого ларчика я и задержался, очень тонкая работа в магическом плане, — похвастался он.

Я взял шкатулку и крутил её в руках и, естественно, безуспешно пытался её открыть.

— А спасибо сказать не хочешь? — пристыдил меня Аригат.

— Спасибо! И особое "спасибо" передай от меня, как там её… Икмирис! — с нотками сарказма ответил я. — И ещё… — но договорить я не успел, глаза сами по себе закрылись, и я провалился в темноту.

Глава 23. Ожидание смерти, хуже самой смерти

МАРИЭНДАИЭЛЬ.

Наш смешанный и довольно-таки приличный отряд по количеству бойцов уже седьмой день двигался по лесу, начиная от людского поселения принадлежащего клану "Багровая Ночь", в котором останавливались посланные на поимку волколака вампиры вместе с этим мальчишкой.

— Мари, надо бы привал устроить, вон подходящее место, — указал Таврон на небольшую поляну, очищенную от лесных зарослей. — Надо передохнуть всем, двигаемся уже большую часть дня!

И действительно, погружённая в свои мысли, я не заметила, как время давно перевалило за полдень и, молча кивнув, дала согласие на отдых. А подумать было над чем!

После разговора с лордом Клаусом мы в тот же день совместно с тремя боевыми тройками вампиров выдвинулись на поиски отряда, отправившегося под руководством бывшего лорда Лугата. Вампиры, зная, что эльфы и люди из личной гвардии императора не знают их языка, демонстративно не хотели общаться между собой на общем наречии. Естественно, что на первом же привале произошёл конфликт. Один из лучников из моей "звезды", не выдержав смешков со стороны клыкастых, взяв одного из них на прицел, в ответ начал оскорблять того на эльфийском языке. Дальше по накатанной — все обнажили оружие. Гвардейцы, подняв арбалеты против вампиров, обступили эльфов, защищая нас. И если бы не Таврон, я бы не смогла уладить конфликт, и без крови бы не обошлось. Тёмный маг, не разбирая расовой принадлежности, без предупреждения долбанул заклинанием "страх". Активировать амулеты защиты никто не успел, и все начали испытывать всепоглощающий ужас! Я, как и многие другие, упала на колени и начала вертеть головой, пытаясь найти источник этого, леденящего душу, страха. Большинство, бросив оружие, зажимали голову руками и, поскуливая, уткнулись головой в землю. Продолжалось это не долго, около двух десятков ударов сердца, но в памяти засело на всю жизнь.

Когда всех начало отпускать это ужасное и подлое заклинание, и все более или менее смогли соображать, Таврон вышел в центр и ледяным тоном, не предусматривающим возражения, объявил, что теперь все общаются только на общем наречении, даже при боестолкновении с врагом, и если возникнут повторные разногласия, то пресекаться будут очень жёстко. Прониклись все, даже тёмная раса вампиров смотрела уже с уважением на мага. Не услышав возражений, Таврон спокойно пошёл заниматься своими делами, с этого момента я тоже прониклась к магу и его силе, хотя тёмных мы ненавидим с момента своего рождения.

Дальнейший путь прошёл без эксцессов. Мы добрались до людского посёлка, в котором переночевал отряд Лугата и, не задерживаясь в нём, лишь пополнив продукты и оставив лошадей, выдвинулись в лес по следам ушедших вампиров.

На следующий день мы вышли на поляну, на которой явно были следы боя, и бой был нешуточный! Прочесав близлежащую территорию, чуть в глубине леса в тени деревьев нашли труп низшего вампира. Наверное, светило не задело мёртвое тело и не испепелило его, а до остальных дневные губительные лучи добрались. По следам на поляне было трудно что-то сказать, тут, видимо, били магией огня, и почти всё пространство было выжжено. Эльфы превосходные следопыты, но смогли лишь определить, что нападавшие появились прямо из неоткуда, и их было точно больше сотни.

Я приказала разбить лагерь, выставить охрану, позвала Таврона и предупредила своих, что он вернётся с моим бесчувственным телом, но промолчала, что, возможно, с безжизненным. Я решилась на ритуал — "Зов Леса". Решение далось с трудом! Его суть заключалась в том, что эльф, обращаясь к духу леса, просит его о помощи, при этом энергетическая составляющая просящего переплетается с потоками энергий всего живого в лесу, даже растений. Лес — это единый организм! И опасность заключалась в том, что эльф мог просто раствориться в этом магическом потоке, лес его просто поглощал в себя, так происходило примерно восемь раз из десяти. У нас всё равно не было выбора, где дальше искать парня — мы не знали, и был ли, вообще, смысл продолжать эти поиски. Может мальчишку давно убили, а без него лучше не возвращаться, это нам чётко дали понять.

Мы нашли небольшой холмик, по дороге я коротко объяснила Таврону, что от него требуется.

— Ты уверена в том, что делаешь? — тактично поинтересовался тёмный маг.

— Нет, Таврон, но выбора у нас нет!

Усевшись поудобней, я перешла на истинное зрение, чтобы видеть магические потоки и начала методично читать заклинание, взывая к духу леса. Постепенно я начала впадать в некое подобие транса, и лес откликнулся на мой зов. Лес принял моё сознание, и я ощутила пространство вокруг совсем другими, непривычными и неестественными чувствами. Я стала его частичкой, я была каждым деревом, каждым листиком, каждой травинкой. Это было очень удивительно, но надо было спешить, и я пожелала увидеть память леса и произошедшее на той поляне. И это с лёгкостью мне удалось.

Если так можно выразиться — то я смотрела "глазами" леса, которые были повсюду, и его "зрение" воспринимало всё вокруг, как сгустки и потоки энергий, просто каждый объект был своего цвета. Было невозможно разобраться в этом море переливающихся красок. Но вот я увидела десяток двигающихся пятен, два тёмно-бордовых, семь ярко-красных, а один рисунок сильно выделялся из всей цветовой гаммы. Он был светлого и тёмного оттенка, который постоянно переливался и скручивался между собой. Так же я заметила несколько похожих пятен тёмно-бордового цвета, которые держались на расстоянии от двигающихся впереди них. Логично было предположить, что бордовый цвет — это высшие вампиры, красные — это обычные истинные и вывод сам напрашивался, что тёмно-светлый сгусток — это тот самый мальчишка. И вот в какой-то момент, просто разорвав энергетику леса, открылась дыра, которая просто пугала своей чернотой и мощью энергии, вложенной в неё. И из этой дыры полезли существа чёрно-красного оттенка, их энергетику лес воспринял, как грязную и противоестественную самой природе. И их было очень много! Это были низшие! Я видела весь бой и со всех ракурсов сразу! Как гасли пятна грязно-красного цвета, как появились два зверя с серой энергетикой, и как один из них погиб. Как тела выживших и мёртвых закидывали в этот пугающий портал. С каждым ударом сердца увиденное становилось мне всё безразличней и безразличней, мне было хорошо чувствовать себя частью леса, быть им самим, хотелось раствориться в этой энергии, меня затягивало и растворяло.

И тут я почувствовала сильнейшую боль буквально каждой клеточкой организма, но перед этим я успела заметить, как портал, а в том, что это был портал, сомнений не оставалось, закрылся, а два пятна бордового цвета удалились в глубь леса. Потом пришла темнота.

Как рассказал потом Таврон — когда моя аура начала исчезать, он просто перерезал мне все магические каналы, при этом ритуале такое было возможно, так как, соединив себя с духом леса, мои каналы полностью обнажились. В беспамятстве я провалялась сутки и, когда очнулась, поняла, что магичкой мне больше не быть! Каналы, по которым протекает магическая энергия, полностью, ну или большой частью повреждены, конечно, есть шанс, что они сами восстановятся, но на это уйдут десятилетия, и шанс был очень мизерный.

Предупредив тёмного мага, что все объяснения позже, я отошла от лагеря в глубь леса и разрыдалась. Кто я теперь??? Магичка жизни? Предводительница боевой звезды? Эльфийка с большими планами на будущее? И без магии!!! Это был крах всем надеждам! Мне даже захотелось прервать свою, теперь уже никчёмную жизнь. И ведь заранее знала, на что шла. Я проклинала этого мальчишку! Будь он сейчас рядом, я бы выпустила ему кишки и намотала бы на кулак! Из-за этого сопляка для своего народа я превратилась в пустое место!

Поубивавшись над потерянными способностями, я вдруг успокоилась и приняла решение — во что бы то ни стало, найти этого парня и выполнить задание. Это уже было дело принципа! После увиденного боя и странной переливающейся энергетики мальчишки, я была уверена — это именно тот, кого ищет империя и моё руководство! Если я не ошиблась в своих выводах, то именно он в одиночку убил волколака. А для обычного человеческого подростка это просто невозможно!

Вернувшись, я надела маску непробиваемого и несломленного лидера и собрала небольшой военный совет, в который кроме меня вошли тёмный маг и по одному старшему от гвардейцев и вампиров. Подробно им объяснила увиденное и свои выводы, что это было нападение вампиров, и что внезапное появление нападающих было обусловлено наличием необычного портала. Но самое главное — я объявила, что знаю, в какую сторону ушли два вражеских вампира, которые, возможно, унесли сам портал или маяк к нему, и что мы — эльфы сможем идти по их следу, всё-таки мы дети леса. На этом решение и остановились.

На второй день продвижения по лесу вампиры сообщили, что след, по которому мы двигаемся, ведёт к землям, принадлежащим клану "Несущие Смерть". Что делать и как вызволять пленных, когда мы доберёмся до их территории, я не имела ни малейшего понятия. На привале, снова собрав наш маленький совет, мы долго спорили, но приняли, наверное, единственное правильное решение — сдаться в плен, найти отряд Лугата или то, что от него осталось, и при первой же возможности всем вместе пробиваться с боем. План был полной авантюрой и, скорее всего, мы все там и сдохнем, но лично мне уже было всё равно. После потери магии я перестала ценить свою жизнь!

И вот мы двигаемся седьмой день, и весь отряд находится в подавленном состоянии из-за неопределённого будущего. Я себя чувствовала не лучше, но именного из-за того, что всех фактически вела на убой.

Мы остановились на отдых, поскидывали вещмешки, как вдруг один из моих эльфов схватился за лук и прокричал на общем: — Тревога!

Все обнажили оружие, гвардейцы и вампиры взвели арбалеты, Таврон тоже сосредоточился и приготовился бить магией. Все оглядывались по сторонам, но вокруг всё было тихо и ничто не выдавало врага. И тут один из эльфов выпустил стрелу куда-то в заросли, но ничего не произошло. Бойцы уже начали с укором поглядывать на поднявшего тревогу эльфа, как из зелени по всему периметру вокруг начали выходить вооружённые арбалетами разумные. Это были вампиры, ауры я теперь видеть не могла, но внешне отличить вампира от человека вполне способна.

Показавшись, они тут же отступили назад под защиту листвы и деревьев, их было около трёх десятков, хотя неизвестно — сколько ещё пряталось за зелёнкой. На полянке остался лишь один клыкастый, видимо, старший.

— Советую всем бросить оружие, встать на колени и руки сложить за головой! В ином случае вы все умрёте и, как вы уже поняли, вряд ли успеете нанести нам вред! — потребовал он на общем наречии.

Я переглянулась с Тавроном, кивнув тому, давая разрешение на переговоры. Он не стал тянуть и задал главный вопрос: — Из какого вы клана?

— Хм… Странный вопрос! Какие-то вы неправильные! Но или сейчас вы пойдёте с нами в качестве пленников или умрёте! Я удовлетворю ваше любопытство. Мы из клана "Несущие Смерть"! — ответил вампир.

Мы снова переглянулись с тёмным магом, я опять кивнула и дала распоряжение всем сложить оружие и сдаться. Все с большой неохотой выполнили мой приказ. Нам связали руки, соединив верёвкой друг с другом, и мы цепочкой двинулись дальше в лес. В Тавроне они не смогли определить мага и уж тем более его уровень, и, по сути, в любой момент мы могли их всех перебить. Шли молча, переговариваться нам запретили. А я наслаждалась лесом, наверное, я прощалась с ним и пыталась запомнить всё вокруг: зелень, запахи, пение птиц, атмосферу общего единства этого организма. Лишь пройдя через "Зов Леса", я действительно поняла, что любой и не только эльфийский лес живой.

К замку вампиров мы вышли уже глубокой ночью, в темноте кровососущие отлично ориентировались и освещение в лесу им не требовалось. Во дворе замка от нашего отряда отделили всех вампиров рода дэ Мор и куда-то увели, а остальных заперли в камерах подвала. На тёмного мага и всех эльфов, включая меня, одели антимагические ошейники. Всю ночь я почти не сомкнула глаз и думала, как узнать про судьбу отряда Лугата, но так ничего и не придумала, а посоветоваться было не с кем, в камере я была одна. Когда-то я представляла себе ещё во время обучения, что могу попасть в плен к вампирам и тогда решила, что если такое случится, то, во что бы то ни стало, сама любым доступным способом прекращу свою жизнь, а тут я добровольно пришла к ним и сдалась. Мда уж, как изменчива судьба!

Утром меня с Тавроном привели к дверям какого-то помещения и перед дверью сняли кандалы с кистей рук, что было очень странно, я ещё ночью ждала начала пыток. Зайдя внутрь, я увидела больше десятка вампиров, и что самое удивительное — там были клыкастые из нашего отряда, они были свободны и вооружены. Неужто предали?!

За столом сидели три вампира, остальные стояли за их спинами, а нас усадили с другой стороны стола.

— Здравствуйте, Мариэндаиэль и уважаемый Таврон дэ Маран. Вижу ваше удивление. Я лорд Лугат дэ Мор и пока исполняю обязанности лорда клана "Несущие Смерть", — представился один из сидящих вампиров со взглядом безжалостного убийцы.

Я, вообще, не могла ничего понять и сидела, открыв рот, не зная, что сказать. Таврон тоже молчал.

— Я понимаю, что сейчас вы не обладаете информацией о происходящем, но так сложилась ситуация, что теперь и надеюсь в будущем лидером этого клана буду я. Объяснять наши внутренние конфликты я не буду, они вас не касаются. Я в курсе, что вы шли сюда спасать меня и моих спутников, что неоспоримо говорит в вашу пользу. Но! Вы ищите Илвуса дэ Мор, и я не уверен, что вы не причините ему вред! — лорд замолчал, наблюдая за нашей реакцией.

Таврон открыл рот для ответа, но Лугат прервал его: — Я в курсе вашего разговора с лордом Клаусом от ваших сопровождающих, и повторяться не нужно. Я сейчас хочу услышать весомые аргументы, что парню ничего не угрожает. В ином случае вы и ваши подчиненные умрёте! А за ваше желание спасти мой отряд, я подарю вам быструю смерть, хотя и понимаю, что вы старались из-за парня и собственной мотивации.

Честно говоря, перебирая в голове варианты, таких аргументов, которые бы удовлетворили вампиров, я не находила.

Но что-то надо было сказать в свою защиту: — Я, Мариэндаиэль из дома "Дарящие Жизнь", клянусь благословением Великого Древа Жизни, что мне приказано защищать мальчика по имени Илвус дэ Мор ценою своей жизни и доставить его в столицу империи лишь по его доброй воле, такие же инструкции получил Таврон дэ Маран, и если в моих словах есть хоть частичка лжи, пусть Великое Древо покарает меня в любое время и в любом месте! — на одном дыхании поклялась я. — С какой целью Илвуса ищет империя и правящий дом эльфийского леса, нам не известно! И за действия нашего руководства мы не можем ручаться. Других аргументов мы к сожалению вам предоставить не можем, и сейчас наши жизни полностью в вашей власти.

Один из сидящих клыкастых кивнул лорду, наверняка, это был менталист, и скорей всего он подтвердил мои слова. Наступила пауза. Лугат сверлил нас прожигающим взглядом, от которого по спине побежал озноб.

Что ж, возвращайтесь в камеру, мы примем решение и оповестим вас, когда посчитаем нужным! — нарушил тишину Лугат.

Другие вампиры так и не проронили ни слова.

В неведении мы просидели три дня. Хоть и мне уже было плевать на свою жизнь, но очень не хотелось смерти других членов отряда, и я чувствовала себя виноватой. При этом нам создали более менее комфортные условия в камерах, по крайней мере мне. Принесли добротный матрас, кормили два раза в день и постоянно меняли затухающие факелы. Эти три дня были самыми долгими в моей жизни, как говорят — «Ожидание смерти хуже самой смерти!»

Но настал момент, когда открылась дверь, и нас сопроводили к уже знакомому помещению. Внутри находились лишь три вампира, что сидели за столом в прошлый раз.

Разговор начал Лугат: — Что ж, мы приняли решение! Мы не будем отнимать ваши жизни! Более того, вам вернут всё ваше снаряжение, и вы отправитесь в империю в том же составе, что и прибыли сюда, — Лугат замолчал, давая время осмыслить сказанное. Наконец, увидев наши вопросительные и удивлённые взгляды, продолжил: — Илвуса здесь нет, ещё за два дня до вашего прибытия сюда, он так же отправился в столицу Эрдаганию. В момент его отъезда у меня не было той информации, которой я располагаю сейчас, иначе бы он не покинул территорию вампиров. И убивать вас — нет смысла, так как если мальчик понадобился императору, то его поисками займутся другие отряды, — Лугат замолчал, что-то обдумывая, никто не осмеливался нарушать тишину. — Вы должны доставить устное сообщение самому императору, если не представится такой возможности, то значит его начальнику службы безопасности и то же самое озвучить представителям эльфийского правящего дома! — вампир опять замолчал и пауза затягивалась.

Таврон решил нарушить тишину: — Что за слова мы должны передать?

Глаза лорда вампиров сверкнули, и я даже не успела понять, как в один миг оказалась на полу, а лорд сжимал моё горло. Боковым зрением заметила, что Таврон находится в таком же лежачем положении, и два других клыкастых приставили к его горлу кинжалы.

— Если с Илвусом в империи что-то случится… — сверкнув клыками, зашипел Лугат, глядя мне прямо в глаза и ещё сильнее сжимая пальцы на шее, при этом ошейник на мне ему нисколько не мешал: — То мы зальём империю кровью! Это не пустые обещания! Мы будем вырезать деревню за деревней, город за городом! И, наконец, саму столицу утопим в крови! А потом придём к вам в лес и спалим его ко всем демонам в пекло! И мне плевать — кто будет виноват: люди или эльфы! И клянусь всеми тёмными богами, что выполню это обещание или умру! Ты поняла, что нужно передать?

Я, хрипя, выдохнула: — Да!

— Не слышу! — добавил угрожающих ноток вампир и почти совсем перекрыл мне доступ воздуха

— Дыа хрр… — захрипела я.

— Таврон! Ты меня слышал?! — перевёл он взгляд на мага.

— Да! Ты доходчиво объяснил! — подтвердил тот.

— Вот и хорошо! — разжимая ладонь, сказал Лугат и отправился на своё место за стол.

Мы так же уселись на свои места, оба потирая свои шеи.

— Я мог бы отправить сообщение птицей, но, думаю, вы лучше донесёте до вашего руководства мои слова. Приводите себя в порядок, вам предоставят гостевые комнаты и завтра на рассвете отправляйтесь в путь. Ваших товарищей уже расположили. Так же у нас в камере сидит эльф, он отправится с вами, пусть благодарит за это великодушного Илвуса. Есть вопросы? — спросил лорд, переводя взгляд с меня на мага.

— Не сочтите за дерзость лорд! — уважительно начал Таврон: — Но почему вы тянули с решением три дня?

Лугат уже с интересом взглянул на него: — Хм… А ты не глуп! Если такой прозорливый, то надеюсь, в отношении парня не будешь предпринимать необдуманных действий. С ответом я тянул, чтобы дать время Илвусу уйти подальше и у вас не появилось желания догнать его. Ещё вопросы?

Маг в ответ лишь кивнул. А у меня вопросов было очень много, но озвучить их не решилась. И так на волосок от смерти была! Но самый главный вопрос просто бил колоколом в моей голове — да кто же этот человеческий мальчишка, из- за которого вампиры готовы развязать полномасштабную войну?! А то, что они готовы к такой резне — нам очень доходчиво сейчас объяснили!

Глава 24. Хищник хищника поймет

ИЛВУС ДЭ МОР.

— Демонёнок, вот просто скажи мне, ты идиот? Почему ты всё время пытаешься сдохнуть?! — сквозь зубы, стараясь не шуметь, распылялась Виола. — У тебя, что дырка в голове и там постоянно гуляет сквозняк?! Хотя чего я спрашиваю, это и так все знают!

— Виола, ты чего так занервничала?! — с непониманием спросил я, хотя уже начал догадываться, почему вампирша, увидев меня, всех подняла по тревоге. По её команде обе боевые тройки взяли нас в кольцо и усиленно пытались разглядеть в близлежащих зарослях опасность.

— Это же просто котёнок! — глядя на пушистый комок у меня на руках, но уже совсем неуверенным тоном констатировал я.

— Илвус, это детёныш риксы, и мамка с папкой сейчас наверняка придут за ним! — дал пояснения рядом стоявший Иргарт и, с сожалением вздохнув, пожаловался: — Мы две декады искали её в лесах с бывшим коллегой, а ты отошёл отлить и приносишь детёныша опаснейшего хищника в этих лесах.

— Мля… Я подумал, что это просто кот! И что делать?

— Дырку себе в голове заткни чем-нибудь! — зло прошипела вампирша. — Иди и отпусти его, может ещё не поздно!

— Поздно! — сказал Иргарт, глядя куда-то в сторону.

Упс… Вечно я во что-то вляпываюсь, а всё так удачно начиналось!

Когда я очнулся после общения с Аригатом, все мои раны, полученные после срабатывания защиты тайника, зажили. В руке я обнаружил шкатулку, которую подарил бог и незаметно сунул её под подушку. Юмий, увидев, что я очнулся, тут же, не сказав ни слова, убежал докладывать начальству. Пока его не было, я перепрятал шкатулку и покрутил перевязь от клинков в руках, которые так и остались в лесу. Когда он вернулся, то сообщил, что Лугат всем нашим приказал через час явиться на совещание. Честно говоря, единственное, о чём сейчас я мог думать, так это — как и чем набить живот, жрать хотелось ну очень сильно, и Юмий проводил меня в местную трапезную. По дороге все попадавшиеся вампиры из клана "Несущие Смерть" смотрели на меня с недетской настороженностью. Хотя это не удивительно, после моей выходки с их лордом и его кабинетом.

Пока я обгрызал окорок какого-то животного, Юмий меня вводил в курс дела, рассказывая о событиях, произошедших с момента моей отключки, но я его слушал краем уха, все мысли вертелись вокруг меня и Виолы. Я пока не знал, что делать и как сообщить вампирше, что она вдруг неожиданно вышла замуж. Да это, вообще, капец какой-то! И отложил этот вопрос на потом.

Когда мы зашли в новый кабинет Лугата, все уже собрались и ждали только нас. Я уселся в свободное кресло, и поинтересовался: — Ну — с, что у нас сегодня на повестке дня?

Все молчали и пялились на меня, как будто я из могилы вылез. На Виолу я старался не смотреть, не знаю почему, но я испытывал перед ней чувство вины. Может она мечтала выйти замуж за какого-нибудь прекрасного принца, а получила в мужья малолетку, у которого временами ещё и дружба с головой не ладится.

— Илвус, прекращай кривляться! — начал отчитывать меня Лугат: — Ты в курсе, что вскрыв таким способом тайник, ты чуть не угробил кучу народу, в том числе и Иргарта с Умартом!

Лорд сразу начал с козырей, и мне реально стало стыдно, они ведь действительно могли погибнуть. Я тут же опустил глаза и начал взглядом сверлить пол. При всех извиняться я не собирался и решил, что потом наедине с каждым поговорю.

— Вижу, что осознал! Ладно, это дело прошлое, и хвала богам, что все живы! — выручил меня лорд и задал вопрос, ну или скорее потребовал то, чего я ну никак не ожидал: — Илвус, здесь и сейчас ты расскажешь, что происходит на самом деле! В этом помещении все те — кто рисковал жизнью вместе с тобой! Ты должен сам решить — кто должен услышать эту информацию, а кто сейчас покинет кабинет. Все предупреждены, что любой из нас, названный тобой, должен встать и уйти, при этом с его стороны не должно быть ни претензий, ни обид. С этим согласились все! Слишком много накопилось вопросов, так что объясниться тебе придется!

О как! Ну Лугат, ну проныра, он меня просто загнал в угол! Если я сейчас всех под хвост демонам пошлю, то как бы выскажу мнение — мол ребята, вы все зря прикрывали мне спину и рисковали жизнями, и мне на вас плевать! Ну такую подставу я обязательно ещё припомню этому хитрожопому кровопийце!

В принципе здесь можно доверять всем кроме Иргарта, он "тёмная лошадка", и про него мы ничего не знаем. Волчица признала меня своим лидером, это мне сообщил Юмий, но пока я не успел проанализировать эту информацию, но с детьми ей всё равно деваться некуда, так что ей можно довериться.

— Иргарт, расскажи, что ты, вообще, делал на землях, принадлежащих вампирам? — начал я издалека.

— Мы с тем магом, которого ты убил таким необычным способом, хотели поймать риксу, — не задумываясь, ответил он. — Этот хищник водится только в лесах вампиров. Труп этого животного очень ценится магами и стоит кругленькую сумму, про живой экземпляр я, вообще, молчу. Скажем так, мы просто хотели заработать. Но нарвались на патруль клыкастых, у которых оказались хорошие антимагические амулеты, и скрыться не получилось.

— Что ж, буду с тобой откровенен, — начал я: — Доверять тебе у нас пока нет оснований! Той же волчице просто некуда деваться, и мы дадим ей кров и защиту клана, вне этих стен она не проживёт и цикла! — я посмотрел прямо в глаза Угольку, она не отвела взгляд и кивнула, полностью подтверждая мою власть.

— То, что ты здесь услышишь, навсегда изменит твою жизнь! Но только при условии, что ты дашь лично мне клятву на магии крови! Взамен ты получишь защиту клана и будешь подчиняться только мне или лидеру клана. Так же получишь полную задницу проблем, неспокойную жизнь и шанс сдохнуть в ближайшем будущем. Как ты уже успел убедиться, что рядом с нами спокойствия можно не ждать! От себя скажу, что мне нужен друг и соратник, а клятва на крови — это лишь осторожность с моей стороны. Пользоваться этой властью я не собираюсь, лишь, в крайнем случае, например, если ты вздумаешь предать меня или моих товарищей. В ином случае ты прямо сейчас можешь покинуть замок, всё необходимое в дорогу тебе предоставят. Решай сейчас!

Клятва на магии крови — это было фактически рабство! Дающий её, не мог никаким образом причинить вред тому, кому поклялся. Так же клянущийся будет даже против своей воли выполнять приказы, иначе его кровь просто вскипит, как молоко на плите. Каким образом это действует на самом деле, я не имел никакого понятия, всё это я вычитал в одной из книг. Но мне нужен был надёжный человек, который хорошо знает империю, так как я давно решил отправиться туда и попробовать поступить в академию магии. Иргарт подходил на эту роль идеально! А то, что он не сволочь в своих поступках, доказывало то, что он отказался убивать по прихоти вампиров, а выбрал смерть в камере.

Маг задумался, и его никто не торопил, все прекрасно понимали — насколько это серьёзное решение. Лично я не надеялся, что он согласится, кто в здравом уме пойдёт на такое и, к удивлению всех присутствующих, он сказал: — Согласен!

Глаза всех очередной раз просто округлились!

— Что ж, видимо, в нашей неадекватной компании пополнение! Поздравляю, клятву дашь позже! И, кстати, ты обязательно об этом пожалеешь после услышанного здесь! — с улыбкой пообещал я.

Обдумав это, теперь все замолчали и уставились на меня в ожидании повествования. Ну что ж, хотели правды, ну так получай "деревня трактор!"

Я провёл всех взглядом, останавливаясь на каждом в отдельности, кроме Виолы, и решил начать с главного: — Я родственник бога Аригата, во мне есть частичка его силы, и я из другого мира. Он перенёс меня сюда, вернее не он, а один высший демон по его просьбе, который и прицепил ко мне демоническую сущность. Так что — кто я теперь, я сам не знаю!

Реакция на мои слова была у всех разная. Лугат воспринял спокойно, но этот давно меня просчитал или подозревал. Виола ехидно оскалилась, ну этого стоило ожидать, опять какой-нибудь маньячный план родился в её двинутой голове, но с ней, вообще, отдельная тема, и я всё так же избегал её прямого взгляда. Уголёк прямо лучилась удовольствием, наверняка радовалась тому, что сделала правильный выбор и не прогадала, ещё бы… аж полубог-полудемон. Умарт с Юмием сидели с открытыми ртами, выпучивая глаза. А Иргарт, присвистнув, и не знал: то ли ему радоваться этой новости, то ли попробовать сбежать, ведь только теперь до него дошло — в какую задницу он попал! А я его честно предупреждал, ну теперь после того, как он узнал обо мне правду, у него без вариантов — только с нами или в могилу!

— Кстати, Иргарт, насколько мне известно, если ты титулованный маг, то у тебя должна быть приставка к имени?! — поинтересовался я.

Маг поднялся и представился: — Иргарт дэ Нарин, к вашим услугам!

Потом я им рассказал про то, что моей смерти хочет тёмный князь Тарант, а, возможно, и не только он, и как я убил Хронта и выпил его душу. Этот факт я тоже не собирался утаивать, пусть знают, этим всё равно их было не напугать, вампиры и так поклоняются ещё более сомнительным сущностям, чем я. Потом отвечал на множество вопросов, но не на все, например, как получилось, что Аригат стал моим родственником, и кто моя мать. Или сколько мне лет на самом деле. Ну и так далее… Незачем им знать моё прошлое!

— Илвус, а какие у тебя, вообще, планы на будущее? — спросила Виола, и почему-то от этого вопроса по спине пробежал холодок. Так и хотелось сказать, что в моих планах стать трупом, потому что, когда ты узнаешь про то, что случайно вышла замуж, то обязательно прирежешь своего муженька! Но, естественно, ответ дал другой: — В планах отправиться в Эрдаганию и попробовать поступить в академию магии.

Лугат, услышав это, сообщил, чтобы я даже не мечтал об этом, и демона лысого он позволит мне покинуть земли вампиров. Ну, тут я уступать не собирался, сидеть в замке под присмотром клыкастых я больше не собирался, надо было развиваться дальше, а тут даже попробовать магичить не дают. Завязался нешуточный спор с бранью и отборным матом в мою сторону. Остальные молчали и, наверняка мысленно делали ставки на победителя в этой словесной баталии. Когда у Лугата кончились аргументы, он, встав из-за стола, пообещал мне прямо сейчас же сломать ноги, но точку в споре поставила Виола: — Дядя, ты его прекрасно знаешь, если он что-то вбил в свою бестолковку, то обязательно этого добьётся! Всё равно же сбежит, а если каждый день ему ломать конечности, чтобы не удрал, так он тогда, вообще, ничему не научится. Я отправлюсь с ним, пригляжу и, по возможности, продолжу тренировки.

Лорд уселся обратно и задумался, но здравый смысл всё же победил: — Хорошо! Виола, поедешь с ним и не давай ему делать глупости! Иргарт, ты тоже отвечаешь за него головой!

Видя, что Умарт с Юмием тоже хотят вставить слово и напроситься с нами, я их осадил: — Вы остаётесь здесь, скоро совет старейшин и вы будете вместе с Угольком в качестве телохранителей у лорда.

— Илвус, до обращения в вампиры я тоже жил в империи, хоть это и было давненько, но вряд ли там многое изменилось, так что мои знания могут пригодиться, до обращения я ведь был человеком, — привёл весомый довод Умарт и опять изобразил физиономию бездомного и голодного щеночка.

— Пусть едет с вами! — сказал Лугат. — Я сразу отправил Клаусу птицу с сообщением, и, думаю, что его бойцы скоро будут здесь, так что охраны вполне хватит.

Умарт прямо засиял, а Юмий, наоборот, обиделся и насупился, как ребёнок.

— Ну вот и решили! И надеюсь, все понимают, что вся информация не должна уйти дальше этих стен?! — подвёл итог нашего маленького совещания Лугат. — А теперь все идите и готовьтесь к отъезду, насчёт оружейки я дам необходимые распоряжения, а то наслышан, как вы в прошлый раз прибарахлились, обычно моему гоблину зубы выбивают, а тут пообещали вставить, — и ведь, ляпнув это, лорд специально уставился на меня. Все остальные, естественно, тоже, в надежде услышать эту историю, но я все стрелки перевёл на Умарта, мол, он в курсе и подробности выпытывайте у него или у Валькирии.

Позже Лугат настоял, что до столицы империи нас сопроводят ещё две боевых тройки из клана "Несущие Смерть", а потом они вернутся.

Утром следующего дня мы выехали из замка в сторону империи.

ИРГАРТ ДЭ НАРИН.

Я не ожидал, что мальчишка мне предложит дать клятву на крови, это фактически означает, что я стану его рабом, и любой невыполненный мною его приказ просто поднимет температуру моей крови до состояния кипения. Но я пообщался с его товарищами, любой из них, не задумываясь, отдал бы за него жизнь, а Виола, вообще, только и ищет повод — кому за него глотку перерезать, и это отношение к парню о многом говорит. Сидя в камере, я и так приготовился к смерти, а тут неожиданное освобождение! В авантюру с ловлей риксы я влез из-за больших долгов и возвращаться мне некуда, в любом городе империи мои кредиторы меня найдут и хорошо если просто убьют, а то ведь могут помучать, а потом продать в рабство в какое-нибудь королевство, где оно узаконено.

Ай, была не была, с этими ребятами точно скучать не придется, наслушался уже историй от Умарта, но про мои долги надо парня предупредить.

— Согласен! — решился я.

А когда он сообщил, что он родственник бога удачи и в нём помимо этого ещё и сущность демона присутствует, вот тут я окончательно понял, что моя жизнь будет короткой, но очень интересной. Достаточно одного факта, что мальчишка поссорился с князем ночи. Я вдруг осознал, что до этого момента моё существование не имело никакого смысла и сейчас меня сделали маленькой частичкой чего-то очень грандиозного! Боги просто так ничего не делают и парня забросили в наш мир с какой-то целью. И я буду непосредственным участником этих событий. Мною овладел какай-то нездоровый азарт и настроение резко улучшилось.

Ритуал клятвы на крови проводил Лугат, но перед этим я отозвал парня в сторонку и сообщил о моей проблеме с кредиторами. На что он ответил: — Не ссы кипятком, мы своих не бросаем! Потом подробнее расскажешь и решим проблему!

Сам ритуал был не сложным, мы накапали в ёмкость моей с Илвусом крови, Лугат её перемешал, макнул в эту жидкость палец и нарисовал на мне три руны одну на лбу и две на плечах, потом дал мне листок с нужными словами, после того, как я их произнёс, выпил остатки крови и потерял сознание. Очнулся только к утру перед самым выездом, из-за меня уже хотели откладывать поездку, но все были собраны и отправились в путь.

Все мои недочёты после применения амулета исцеления Лугатом исчезли, от ожогов не осталось и следа, даже волосы отрасли. Оказалось, что Илвус забрал амулет второго круга у лорда и использовал на мне. Поинтересовавшись, зачем он это сделал, ведь такой амулет стоил не одну тысячу золотом, парень объяснил, что я пострадал из-за него и этим он компенсировал нанесённый ущерб, и, вообще, своим внешним видом не стоит привлекать лишнее внимание в городах империи. В дороге я всё пытался понять и ощутить какие-нибудь изменения после принесения клятвы, но чувствовал себя так же, как обычно.

На первом же ночном привале Илвус пошёл в кусты по нужде, а когда возвращался, я увидел детёныша риксы у него на руках, я конечно обалдел, но сообразил и сразу сообщил Валькирии, возившейся рядом с продуктами. Она даже поворачиваться не стала, а сразу подняла всех по тревоге и приказала всем замкнуть круг вокруг него.

Пока они обменивались "любезностями", я заметил, как справа от нас вышел здоровенный хищник, и, скорее всего, это был самец, так как позади него из кустов вышла ещё одна рикса, но меньших размеров.

Пока вампирша материлась, как пьяный матрос в портовом кабаке, я поставил их в известность: — Поздно!

Самое плохое в этой ситуации было то, что амулетов против ментальных способностей этих хищников никто не взял, мы же не планировали долгую прогулку по лесу, и шанс на дороге встретиться с этой киской был минимальный. Но, видимо, не зря в парне есть частичка силы бога удачи, вот нам и "повезло" и сейчас вполне можем стать ужином этих "милых" кошечек. Я приготовил заклинание "воздушное лезвие", но воспользоваться не успел, риксы ударили первые. Они воспользовались ментальными способностями и обездвижили весь наш отряд, словно кто-то влез в мозг и дал команду замереть. Все так и стояли в позе, в которой находились в момент ментального удара от хищников. Я мог только крутить глазами, Илвус остался вне поле моего зрения, но вдруг я услышал его голос: — Ай… Ты чего кусаешься! Блин, ты мне палец прокусил!

Ментальное воздействие на него не подействовало, может он оказался поумнее нас и прихватил амулет. Потом парень вышел из-за моей спины и аккуратно положил детёныша на траву. Папашка молодого хищника зарычал, а мамка оскалилась и чуть подалась вперёд. Илвус, выставив ладони, начал потихоньку отходить назад со словами: — Киса… киса… хорошая киса…

Котёнку, видимо, понравилось кусать его за пальцы и он, смешно путаясь в притоптанной траве, решил догнать свою "жертву". Илвус, отступая и, поравнявшись с ближайшим обездвиженным вампиром, решил дальше не пятиться и остановился, а мелкий рикс всё-таки, проявив упорство, догнал его и начал, играя, нападать и царапать его обувку. У его папашки шерсть встала дыбом и он, пригнув голову, мелкими шагами начал приближаться к парню. Моё положение головы позволяло видеть его только боковым зрением, и у меня были все шансы заработать косоглазие из-за попытки увидеть мальчишку. Хищник приближался к нему, и было видно по его поведению, что осталось пару ударов сердца до броска, но вдруг раздалось рычание, издать которое человек просто не способен физически, а самец риксы остановился и даже сделал пару шагов назад. Илвус принял свою боевую трансформу, хотя в принципе его внешний вид не сильно поменялся кроме выросших когтей, но даже я, стоя в стороне, каким-то внутренним чутьём ощущал опасность, исходившую от него.

Он взял котёнка в ладонь и, не обращая внимания на двух очень опасных хищников по близости, с интересом рассматривал этот комок шерсти. Риксы, наверняка, осознав, что противник им не по зубам и, не зная, как себя вести, стояли в растерянности. Ситуацию изменил сам Илвус, он приблизился к хищникам, от чего те попятились, но видя своего детёныша в его ладони, остановились и снова зарычали, решив драться за своё потомство до конца. Парень остановился локьтей в шести до самца риксы, присел, протянул руку и отпустил котёнка, тот в свою очередь, в быстром темпе испуганно начал пробираться к матери. Илвус же, негромко порыкивая, всё так же сидя на корточках, снял какой-то амулет с шеи, посмотрел в глаза хищника. В этот же миг ментальное действие на весь отряд исчезло, и все получили свободу движения. Но никто, в том числе и я, не решались на какие-либо действия, все заворожено смотрели на эту необычную картину и потирали затёкшие мышцы, лишь Виола выхватила клинки и приготовилась броситься на помощь парню. А тот тем временем, перерыкиваясь вместе с риксом, смотрели другу-другу в глаза. Самка, прижав уши и зажав своё дитя в пасти, утащила того в заросли леса. Через какое-то непродолжительное время Илвус, как ни в чём не бывало, встал и повернулся к нам, а хищник просто прыгнул в сторону леса и исчез в нём.

— Таможня даёт добро! — информировал нас Илвус и спрятал свою вторую сущность. — Можно спокойно отдыхать, а завтра двигаться дальше, не опасаясь нападения кошечек.

— Ты разговаривал с ним? — опустив клинки, поинтересовалась Виола.

— Ну да, вполне нормальные ребята, правда они хотели вами полакомиться, но я убедил, что вы невкусные, а ты из-за вредности ещё и горьковатая на вкус.

— Тёмные боги! За что вы меня наказываете, связав с этим недоразумением?! — посмотрев в небо, пожаловалась вампирша.

И от моего взгляда не укрылось, как напрягся Илвус, услышав её слова. Этих разумных точно связывает, что-то большее, чем они хотят показать окружающим.

— И ничего я не горькая! — обидчиво пробурчала себе под нос вампирша, думая, что её никто не расслышал, и пошла заниматься ужином.

Я даже не мог подумать, что риксы разумны, да что я, они в принципе считались просто хищниками, но со способностью к ментальному удару. Да в нашем мире уйма хищников с предрасположенностью к магии. Надо завтра в дороге обязательно узнать у парня все подробности этого уникального случая. Вообще, за последние дни на меня столько необычного свалилось, что мысли просто устраивали перегонки в голове, и никак не удавалось уснуть. Но единственное я знал точно — моя жизнь больше не будет прежней!

Глава 25. Добро пожаловать в "Бешеный Лорд"

ИЛВУС ДЭ МОР.

В тот момент, когда я взглянул в глаза риксы, я увидел там страх. Животное было очень красивым и грациозным, если так можно выразиться о существе, которое обычных разумных считает своей добычей и с лёгкостью убивает их. Мне очень был симпатичен его детёныш и я не хотел смерти его родителей, хотя не был уверен, что справлюсь сразу с двумя хищниками. Защищая своё потомство, любое животное будет биться намного яростнее, чем в обычной схватке. Хотя мой демон очень желал померяться с ними силой, и я его еле сдерживал.

Сняв амулет, подаренный Аригатом, я решил попробовать пообщаться с этим котом-убийцей. И это с лёгкостью получилось. Общение было в ментальном плане без слов, информация просто поступала уже в готовом виде, и не требовалось время на её осмысление. По-другому я просто не могу описать этот необычный разговор.

Поздоровавшись, этим я его ошеломил и, не ожидая от меня такого выкрутаса, рикс вдруг сбросил ментальную хватку, и весь отряд получил свободу движений. Я очень надеялся, что никто из них не будет вмешиваться в наше общение. В ответ я получил вопрос, который можно перевести: — Кто ты?

— Я сам не знаю — кто я! — ответил я.

— Я чувствую в тебе сущность старшего! Если хочешь, мы можем сразиться! Но отпусти мою самку и моего маленького будущего самца, — попросил он.

— Я не собираюсь с тобой сражаться, твоя самка может уходить! — заверил его, но что он имел ввиду, подразумевая старшего, я не понял.

И рикса с детёнышем в зубах тут же исчезла, и сложилось впечатление, что она тоже слышала меня.

— Почему твоя стая такая слабая, они все добыча! Их можно съесть!

— Это мои друзья, их нельзя есть!

— Я не знаю, что такое друзья! — удивился он. — Но твоя самка сильная! Сильная самка — сильное потомство!

Я понял, что он имеет ввиду Виолу, но не знал, что на это ответить.

Но он продолжил сам: — Мой детёныш вкусил твоей крови, а в тебе кровь старшего, теперь ты должен дать ему имя! Самец, которому дал имя старший, будет сильным, он должен оправдывать его и стремиться быть лучшим. Он сможет отвоёвывать территорию для охоты у других самцов.

Честно говоря, я не понял — почему я должен давать имя, и как оно поможет ему стать сильным, но не стал заморачиваться на эту тему и, помня про мой прокусанный палец, сказал первое, что пришло на ум: — Теперь его имя — Клык!

— Удачной тебе охоты! — попрощался кот и исчез в ближайших кустах.

На следующий день ближе к обеду, догнав меня на лошади, и попросив Умарта, который решил взять на себя роль моего телохранителя и всегда быть рядом, дать нам пообщаться, Иргарт прервал мои размышления и начал клянчить передать ему смысл нашей беседы с хищником. Я ему рассказал всё, лишь умолчав про Виолу. И, вообще, представил, что будет, если она узнает, что лесные хищники называют её моей самкой. Картинка получилась жутковатая — безжизненный лес! Виола даже муравьёв изничтожит, чтобы не смели так думать в её сторону. Я посмотрел на вампиршу, она, вообще, последнее время стала непредсказуемой, то срывается, то вдруг обижается. Мог ли ритуал бракосочетания так повлиять на неё?! Конечно же мог! Надо срочно в городе скрыть её ауру, если кто-то ей сообщит о метке богини Икмирис, то мне останется жить до момента, когда она ко мне подберётся на расстояние клинка. Я думаю, что она даже заморачиваться не будет — кому предъявлять претензии… Я же всегда виноват!

— Илвус, а его зовут Таможня? — задал очередной вопрос маг.

— Кого? — не понял я.

— Ну ты сказал, что Таможня даёт добро, вот я и спрашиваю, рикса так зовут?

— Слушай, Иргарт, хватит задавать глупые вопросы. Лучше скажи, ты сможешь в городе достать амулеты, которые подделывают ауру, ну или хотя бы скрывают её. И сам ты можешь видеть ауры разумных?

Маг задумался, потом неуверенно просветил меня: — Ауры я видеть не могу, моя ступень мага и умения не позволяют. А наличие амулетов в этом мире, которые заменяют ауру разумного, то я о таком даже не слышал. Конечно, у сильных магов и власть имущих разумных могут быть такие, но вряд ли они захотят их нам продать, да и если бы захотели, то нам придётся грабануть казну императора, вряд ли мы найдём такую сумму. Но амулеты скрывающие ауру есть, но тоже недёшево, но при наличии такой суммы денег, я достану их в ближайшем городе. Я всё-таки, какой-никакой, но маг и смогу со своими коллегами договориться.

— Сколько будет стоить к примеру три таких амулета? — задал я щекотливый финансовый вопрос.

Иргарт опять задумался, что-то прикидывая в уме и, наконец, выдал: — Тысяч двенадцать за все три.

Я аж присвистнул: — Ничего себе у вас цены! По четыре тысячи золотом за один амулет?!

— Так это ещё приграничный город, в столице цены на порядок выше будут. Теперь я в полной мере оценил ценность амулета, подаренного мне богом, болтающегося у меня на шее. Он же не только ауру мою заменяет на фальшивую, но и ментальную защиту держит.

Лугат дал нам восемь тысяч золотом и вексель гномьего банка на такую же сумму. Ну амулетов можно приобрести всего пару, для Умарта и Виолы, третий я просто хотел приобрести на случай потери одного из них. Ну да ладно, финансовый вопрос отложим на потом.

Неожиданно тройка вампиров, двигавшаяся перед нами, встала, как вкопанная, и мы чуть не врезались в них. Так сказать — чудом избежали средневекового дтп.

— Что там? — поинтересовался я у ближайшего бойца, они полностью перекрывали нам обзор дороги.

— Вам лучше самим взглянуть! — заинтриговал меня он.

Мы с магом и Умартом объехали тройку по бокам, тут же рядом со мной оказалась Валькирия. Все лошади начали проявлять чувство беспокойства и всхрапывать. Картина, которую мы узрели, удивила даже меня. Посреди дороги стоял уже знакомый нам кот, а в пасти держал какую-то зверюшку и, как я понимаю, чутка дохлую.

Я слез с лошади, отдав поводья Умарту, выдержал укоризненный взгляд вампирши и начал подходить к хищнику. Тот стоял, смотрел в мои глаза и не двигался. Мля… Я только что же думал про амулет, но не сообразил, что он на шее и блокирует связь, сняв его и с ним ментальную защиту, услышал кота: — Это благодарность моей самки, это её добыча! И положил на мелкую траву на дороге тушки нескольких каких-то бурундуков, рыкнул и скрылся в лесу.

Я-то сначала не разглядел и подумал, что он держал одного зверька. Подобрав трупики, подошёл к лошади, вампиры на меня смотрели с диким удивлением в глазах. Я услышал, как один из них пробормотал: — Будет, что дома рассказать!

Виола, взяв котейкин подарок, вздохнула и то ли спросила, то ли констатировала: — Боги, мы от замка-то отъехать почти не успели, а ты уже в историю вляпался! Что же с нами в империи-то будет?!

Я лишь пожал плечами, мол, чуть что, то сразу я виноват.

— Ты знаешь, что это за зверьки? — кивнув на тушки в её руке, спросила она, и, получив мой отрицательный кивок, пояснила: — Это болотные выдры. Их мех ценится тем, что он не только влагоустойчивый, но и несгораемый. На рынке мы с лёгкостью выручим за каждую минимум сотен по пять золотом. Их поймать практически невозможно, даже с помощью магии, они живут далеко от тверди в глубине болота.

О как, вот это подарочек, и мысленно поблагодарил семейство кошачьих.

— Ты глянь! — удивилась Виола: — Даже шкурка не прокушена, они задушены. Я не представляю, как, вообще, такое возможно сделать в болоте?!

Вопрос был риторический, поэтому я промолчал. Иргарт рядом только и мог, что вздыхать.

Через три дня, которые прошли спокойно и без приключений, мы выехали из леса, и вдали показался город, который пока смотрелся, как жирная точка. Через пару часов мы добрались до его стен. Честно говоря, они меня не впечатлили, сделаны из дерева и всего лишь в два человеческих роста. По словам клыкастых, население города составляло примерно тысяч тридцать разумных, и многие обогащались за счёт вампиров, которые здесь заказывали товары из империи, хоть и получалось дороже, чем самим гнать караваны из центра страны, но торговой жилки в них не было. Так же сюда свозили и продавали продукцию, изготовляемую людскими поселениями, располагающимися на территории, принадлежащей вампирам, этим занимались старосты этих поселений. В общем, было налажено сотрудничество и взаимовыгода.

При въезде в город стоял караван из повозок с товарами, которые тщательно обыскивала стража ворот. Как я потом узнал, что взимали плату с торговцев и разумных, въезжавших с оружием. Обычные граждане, путешественники и вампиры проходили, не платя мзду. Понятно, что город во многом жил за счёт клыкастых, и брать с них дань на въезде, это, как плевать в ладонь, с которой кормишься.

Мы объехали колонну из телег, но в воротах нам преградил путь охранник: — Для въезжающих с оружием проезд платный!

Виола, скинув капюшон плаща, улыбнулась своей модной улыбочкой, обнажив белоснежные клыки. Охранник, опознав вампира, кивнул — то ли здороваясь, то ли просто в знак уважения, и приказал нас пропустить.

Попав в город, я крутил головой, как филин, мне было интересно всё! Конечно, после мегаполиса моего родного мира окружающий быт казался первобытным строем, но именно это и привлекало. К моему удивлению на улицах было чисто, никто не лил на голову с окон помои, как это происходило в средневековых городах европы. Дома были деревянные и в основном двухэтажные. Да и сами местные жители не казались неряхами, одежда у всех хоть и простая, но добротная и чистая. И это лишь окраина города, по логике — чем ближе к центру, тем народ побогаче и поприличней.

Лошадей пришлось оставить за пару серебряных монет на специальной конюшне недалеко от ворот, городок ведь не большой с узкими улочками и передвигались все пешком. Видя вооружённую толпу в плащах, все старались, как можно быстрее, убраться с нашего пути. Куда мы направлялись, я даже не задумывался, увлёкшись, как турист, созерцанием местных достопримечательностей. Мы двигались уже около получаса, и я понял, что все постройки этого города сделаны из дерева, конечно, это логично при наличии рядом леса, но вот с точки зрения противопожарной безопасности — очень опасно!

— Слушай, Умарт, тут кругом деревянные дома, и если спичку кинуть, то весь город сгорит за пару часов, — поинтересовался я у шедшего рядом моего добровольного телохранителя.

Он, не поняв вопроса, переспросил: — Что бросить? Какую спичку?

Иргарт, видимо, ухватив суть, ответил за него: — В таких городках состоят на службе маги водной стихии. Количество магов зависит от размера города. Один ведь может не успеть к пожару из другого конца, поэтому их распределяют по всему городу. Был случай, не помню названия городка, но суть в том, что как-то случился пожар, и в нём находилось три водных мага. Так вот двое из них в тот момент были вдрыск пьяны. Один водник не смог справиться с пожаром, и город полностью сгорел вместе с ним и большей частью жителей. А те двое, даже будучи в невменяемом состоянии, выжили. И по приказу прошлого и уже покойного главы службы безопасности империи — одного из них прямо в столице прилюдно сожгли на костре, а другого утопили в бочке с вином. Показательная казнь, чтобы другим неповадно было. С тех пор таких масштабных пожаров не случалось.

Поучительная история, я всё время забываю про наличие магии в этом мире, и что с её помощью решается множество проблем. Пока мы обсуждали противопожарную безопасность, наш, пугающий прохожих и вооруженный до зубов отряд, добрался до конечной точки. Это было небольшое двухэтажное здание, обнесённое высоким забором, по виду рассчитанное персон на пятнадцать. Как оказалось, у каждого клана в городе есть такая гостиница для своих, как и в их поселениях. Я опять удивился их дальновидности. У вампиров просчитано и налажено взаимодействие с людьми на высоком уровне, хотя чему удивляться, их история насчитывает не одну тысячу лет и за это время они продумали множество многоходовок наперёд.

Подойдя к воротам, Валькирия начала долбить ногой в калитку, через какое-то время со двора раздался сердитый бас: — Кого там принесло?! Щас выйду и ноги вырву!

Калитка отворилась, и перед нами предстал мужчина лет пятидесяти, но вполне крепкого телосложения, с короткими седыми волосами и шрамом через весь лоб.

— Здравствуй, Ромт, — скинув капюшон, поздоровалась вампирша.

— Лира Виола! — как-то наигранно изобразил он удивление. — Приветствую вас! Проходите, располагайтесь. Комнаты всегда готовы. Сейчас жена с дочкой приготовят перекусить, а сына пошлю на рынок и за дополнительной обслугой.

Кроме вампирши все остальные тут были впервые, даже Умарт никогда не посещал это место, поэтому все последовали за ней. Войдя в дом, она начала раздавать распоряжения и распределять комнаты. Умарта и меня она поселила на втором этаже в одном помещении. Плюхнувшись на дальнюю кровать, я поинтересовался у него: — Умарт, а почему мужик, который открыл нам калитку, сказал — ЛИРА Виола?

— Ну в нашем мире…

— Умарт! — перебил его я: — Давай, чтобы я не слышал больше никаких намёков, что я из другого мира! А если кто-то посторонний услышит, то мы все полную задницу проблем хапнем?! Если я чего-то не догоняю, то просто объясни!

— Я понял! — виновато признал он. — Высшие вампиры приравниваются к аристократам, примерно, к уровню графа. В империи обращаясь к благородному, к имени прибавляют приставку — Лир к мужчинами и Лира к женщинам.

— А простые истинные вампиры на каком уровне прослойки общества находятся в империи? — поинтересовался я.

— Илвус, ты иногда так заумно вопросы задаёшь, что хочется тебя послать в… в общем далеко. К нам истинным отношение неоднозначное. Люди аристократической крови, видя, что перед ним обычный вампир-боец, могут и просто по имени обратиться, но в основном они избегают общения с нами, а простые граждане всегда прибавляют приставку Лир ко всем представителям нашей расы, они очень боятся неуважительным обращением разозлить нас.

— Слушай, Умарт, а при каких обстоятельствах тебя обратили в вампиры? Но если не хочешь, то не рассказывай! — мне действительно было интересно, мы с ним не только сдружились, но теперь он сам для себя решил, что будет везде следовать и охранять мой драгоценный зад от любой опасности, и раз так повернулась ситуация, то следовало бы знать о нём всю информацию, дабы избежать недомолвок и неожиданностей от него. Но ответить он не успел, без стука вошла моя жена, конечно ещё не догадывающаяся об этом, и приказала переодеваться и спускаться на задний двор для тренировки. На мои возражения, что мы только что с дороги и небольшой отдых не помешает, она ответила, что если вдруг сейчас внезапно на нас нападут плохие и злые дяди с длинными ножиками, то я им могу поплакаться, что устал, и чтобы они убирались и приходили лучше после ужина. Мой новоявленный телохранитель хихикнул, на что я решил тут же ему отомстить и попросил Виолу разрешить Умарту участвовать в наших плясках с клинками, и она не только разрешила, но и одобрила мою идею, на что мой клыкастый товарищ начал не очень лестно высказываться в мою сторону, мол я самый коварный демон во всей вселенной и, вообще, он больше за такую подставу на одном поле со мной даже гадить не присядет, ну и всё в таком духе.

Тренировка, по мнению Виолы, прошла неплохо, это с учётом, что мы с Умартом, со множеством полученных порезов, еле доползли до комнаты, зато я испытал новые клинки, взятые в замке рода дэ Тор. По качеству они не уступали подаренным мне вампиршей, но на них не было нанесённых рун, хотя там были изделия гномьей ковки, многие мне очень понравились, но ни одна пара не подошла под мою руку, а соединять пару из отдельных мечей я наотрез отказался. Я ещё не достиг того уровня, чтобы махать клинками разной ковки и балансировки.

Когда мы привели себя в порядок, нас позвали вниз за стол подкрепиться. Валькирия отпустила одну боевую тройку до утра развлечься, вторая тройка могла покинуть нас с той же целью после прихода предыдущей. На стол было подано небольшое количество блюд, но очень вкусных: каша с мясом; свежий хлеб, наверняка, только что купленный; салат из мелко нарубленного овоща, похожего на нашу редьку; ну и уже охлажденный морс; хотя позже я заметил, что в кружках вампиров вместо морса — кровь. Интересно, они что горожан для этих целей режут?!

Иргарт, видимо, не дождавшись остальных, сидел с довольным сытым видом и ковырялся в зубах какой-то щепкой.

— Сегодня отдыхаем, завтра сходим на местный рынок и продадим болотных выдр, иначе они стухнут, — поставила нас перед фактом Валькирия.

Я же, быстро слопав свою порцию каши, после тренировки не почувствовал насыщения и поинтересовался: — У кого можно попросить добавки?

— Ромт, одну порцию добавки! — крикнула вампирша.

— И мне! — быстро доедая, попросил Умарт.

— Ромт, две порции!

Из двери под лестницей выскочила девчонка лет десяти … одиннадцати и ловко поставила две глиняных тарелки с кашей.

Я, не обращая ни на кого внимания, продолжил набивать живот, а Умарт полюбопытствовал: — Виола, а кто этот Ромт?

— Его и его жену спас от смерти наш клан, там какая-то мутная история, я не очень вдавалась в подробности, тогда же он и заработал своё украшение на лбу. Он из благородных! — удивила нас она, отпивая из кружки, продолжила: — Уже больше двадцати циклов он здесь управляющий и иногда выполняет для нас мелкие и не очень законные поручения. В городе он пользуется уважением и связями, все, зная на кого он работает, боятся и пальцем тронуть его и его семью. За все двадцать циклов он ни разу нас не подвёл.

— Виола, а давай сходим вечером в таверну? — спросил один из бойцов тройки.

Я, услышав предложение, тоже поддержал его, очень уж хотелось посмотреть на местный кабак, да и пивка здешнего попробовать. Умарт тоже состряпал жалостливый вид, уж он-то точно не мог пройти мимо хорошей попойки. Только маг, молча, держал нейтралитет. Вампирша, сначала упёрлась, но минут через пять всё же сдалась под нашим натиском. Как говорится — «Если пьянку нельзя предотвратить, то надо её возглавить!» Но предупредила, что если из-за меня мы вляпаемся в какую-нибудь историю, то она мне палец отчекрыжит ложкой, мол, заодно и проверим — отрастёт он или нет. Я машинально спрятал руки под стол, но, надеясь на лучшее, кивнул.

Когда начало темнеть, мы все, кроме убывшей тройки клыкастых, вновь собрались внизу и во главе Валькирии, уже отдохнувшие, отправились по ночному городу в местный "клубешник". По дороге нас один раз остановила стража, но, опознав вампиров, тут же отпустила.

Минут через десять мы подошли к дверям двухэтажного дома, зайдя внутрь, сразу ощутили атмосферу увеселительного заведения — воздух был сжатым, и в нём витали запахи алкоголя и готовящейся пищи. Единственное, чем он отличался от таких питейных моего родного мира, так это тем, что не было клубов сигаретного дыма. Половина столов была занята, и, как я успел заметить по одежде, посетители по социальному статусу были выше, чем обычные граждане и работяги.

Мы заняли один из боковых столов побольше размером, я же уселся на место с другой стороны в углу подальше от моей жены, я её сейчас опасался на интуитивном уровне. К нам подбежала милая официантка лет двадцати пяти, и все сделали заказ, в который входило: легкое вино для Виолы; креплённое для Иргарта и Умарта; недожаренное мясо с кровью, пивом и какими-то колбасками для тройки бойцов; ну и всякие нехитрые закуски. Я тоже заказал себе пиво, к нему решил сначала попробовать уже заказанное. Всё принесли довольно-таки быстро, чему я удивился, и мы молча начали утолять голод, запивая спиртным. От пива я был просто в восторге, если сравнивать с родной "Балтикой", то последнюю можно отнести в разряд ослиной мочи, разбавленной водой.

Когда утолили первый голод, начали обсуждать завтрашний поход на рынок.

— А как называется этот городок? — спросил я, вспомнив, что ни разу никто не обмолвился об этом.

Услышав мой интерес, все улыбнулись и ехидно держали паузу.

— А город называется "Бешеный Лорд", — нарушил интригу один из бойцов.

Видя моё непонимание, объяснения решил дать Иргарт, чем в очередной раз подтвердил правильность моего решения — приблизить его к нам. В его голове было очень много информации, в которой я просто испытывал острый дефицит.

— Обычно людским городам не дают такое название, но тут сыграл человеческий фактор. Пограничные городки часто называют сами жители, тут играет роль события, произошедшие в нём, и император частенько закрывает на это глаза, но ближе к столице такие названия не встретишь, там за такую вольность могут и высечь.

— И чем же это место заслужило столь кровожадное имя? — спросил я.

— А это, демонёнок, ты обязан знать! — попрекнула меня Виола: — Название город получил из-за нашего общего с тобой предка — отца Лугата. Тебе, конечно, он не прямой потомок, но ты член нашего клана, причём наравне с высшими его представителями.

— Ну вот я и пытаюсь заполнить пробелы в знаниях истории нашего клана! — отмазался я, хотя не уверен был, что слово "пробел" они поняли.

— Когда ещё отец Лугата был лордом клана дэ Мор, — начала просвещать меня вампирша: — Он часто лично занимался караванами с заказанными товарами. И вот однажды проверяя качество продукции и заплаченную цену за них, он обнаружил, что его обманули, и разница в деньгах была очень существенна. При самом факте вскрытия обмана, лорд сделал вид, что ничего не заметил. Следующие пару дней наш клан выяснял, кто был в курсе этой махинации. Оказалось, что это не первый случай и замешаны были больше десятка человек, в том числе и бургомистр города, который решил, что сможет уладить конфликт с вампирами, если такой появится.

Рассказ прервала уже знакомая служанка, которая поинтересовалась — желают ли господа ещё чего-нибудь?! Каждый дозаказал себе чего-то, и Виола продолжила: — Ночью лорд решил наказать виновных. Дом каждого, названного им, окружили наши бойцы, чтобы никто не успел сбежать, и в назначенное время ворвались и скрутили не только виновников, но и их семьи. Всех захваченных собрали на главной площади возле рынка. И эта ночь навсегда запомнилась жителям города! Лорд лично сначала зарезал жён на глазах мужей и детей. Потом кастрировал виновных, кроме главы города, и оставил их корчиться и кричать до утра. Сам бургомистр умер очень страшно, но тут слухи один страшнее другого, и трудно отличить правду от лжи. Утром лорд всех добил и оставил трупы на площади, забрав лишь голову бургомистра. Их детям, которые наблюдали казнь, он заплатил золотом, поделив между ними сумму, на которую его обманули убитые, и сказал, что эта ценна жизней их родителей, которую они выбрали сами. Голову главы лорд отправил императору с запиской, вложенной тому в рот. Что было в послании, никто не знает, но ныне уже покойный император не только не предъявил никаких претензий, но и устроил чистку и полностью заменил местную правящую верхушку. Жители ещё сутки боялись выходить из своих жилищ, крики умирающих и детский плач навсегда оставили отпечаток в памяти этого города. Эту ночь назвали — "Кровавой Ночью Бешеного Лорда", что впоследствии и дало название городку. Эта история разошлась по всей империи. И торговцы, помня нашего предка, до сих пор дают нам честную цену на товары по всей империи! — закончила рассказ вампирша и осушила бокал с вином.

Ни фига себе у них тут порядки. Хотя может тогдашний лорд и правильно всё сделал, это другой мир, тут нет места коррупции и всякой толерантности. Виноват — заплати жизнью, и во многих случаях не только своей, но и жизнью родных. Додумать мысль мне не дал Умарт, который достал метательный нож и начал тихо материться и причитать, что не взял арбалет. Взгляд всех сидящих был направлен на только что вошедших шестерых субъектов.

— Демоны их всех дери! — выругался один из бойцов: — Высший эльф и боевая звезда! Сегодня точно чьи-то боги порадуются! Сегодня кто-то умрёт!

Млять… Я, как магнит, притягиваю к себе неприятности, хотя чему удивляться, Аригат меня об этом предупреждал! Мысли скакали с бешенной скоростью, клинками махать в ограниченном пространстве нельзя, можно задеть своих. И я тоже достал нож и положил на стол, закрывая его кистью руки.

Глава 26. Когда тьма помогает свету

МАРИЭНДАИЭЛЬ.

Слушай, Таврон, давай ускоримся и отъедем вперед, надо поговорить, — попросила я мага и, предупредив остальных, пустила лошадь рысцой. Вампиры, как и обещали, отпустили всех и даже моего сородича — пленного эльфа. Нам вернули все наши вещи и даже предоставили лошадей, так как до ближайшего леса вела наезженная караванами дорога, и не надо было пробираться через дебри леса.

Отдалившись на приличное расстояние, я скинула скорость и ждала, когда меня догонит маг.

— Что-то случилось? — поинтересовался он, поравнявшись со мной.

— Случилось! Я, вообще, не понимаю, что происходит! Конечно, бывает, что вампиры обменивают пленных эльфов на своих сородичей, но чтобы вот так просто отпустили, да ещё вернув оружие?! Да не было такого никогда! Может у тебя есть какие-то мысли на этот счёт?! — озадачила я его.

— Мари, у нас очень мало информации, чтобы делать выводы! Но могу сказать точно, что этот мальчик очень ценен для расы клыкастых, при этом он имеет право голоса в клане и к нему прислушивается сам лорд. Лугат же обмолвился, что твоего пленного ушастого они отпустили по просьбе парня. Про то, что вампиры готовы вступить в войну из-за него, я, вообще, молчу. И знаешь, Мари, я верю Лугату! На поляне был нешуточный бой, и по твоим словам — отряд лорда взяли в плен и многих убили, а потом вдруг власть враждебного им клана переходит под длань рода дэ Мор — маг замолчал, что-то обдумывая, потом продолжил: — Я могу с уверенностью сказать, что после того, как Илвус свалился с дерева, то этот мальчик уже не был самим собой, что-то или кто-то заменило его сознание.

— Поясни! — попросила я.

— После того, как он очнулся, его аура начала меняться. Но сначала я подумал, что это повлияла травма, но тут парень начал говорить на неизвестном языке, которого я раньше не слышал ни у одной известной мне расы, и он не мог узнать даже родную тётку. Но и это не всё! Когда он пришёл ко мне домой, то по его поведению, манере держаться и строить беседу, можно бы было подумать, что он благородных кровей. И его глаза! Это были глаза взрослого разумного, и от его цепкого и острого взгляда было очень не комфортно. Только сейчас я признался сам себе, что мальчишка при очень сильном желании мог убить меня, но тогда не хотелось в это верить! А вампиры, видимо, смогли раскрыть его суть и сумели с ним договориться, — закончил выводы маг.

— Возможно, ты прав, Таврон, но это никак не объясняет, зачем его так рьяно ищут эльфы и империя?!

На это тёмный лишь пожал плечами.

— Что с освобождённым моим сородичем делать? С ним бы нужно основательно побеседовать, — спросила я совета.

— Пока рано! Он в шоке и до сих пор не верит в своё освобождение. Пусть пообвыкнется и начнёт нам доверять, возможно, лучше в "Бешеном Лорде" с ним поговорить, — посоветовал он.

На этом и порешили, а через несколько дней вдалеке показался город и все в предвкушении нормальной горячей пищи и мягкой постели начали подгонять лошадей. У ворот нас остановила стража. Наш отряд внушал уважение и охрана аккуратно поинтересовалась целью визита, предупредив нас, что въезд платный. Таврон показал старшему официальную бумагу, подкрепленную личной печатью самого Кирония дэ Фурт, и после её прочтения и узнавания личных гвардейцев императора, старший стражи гаркнул на своих подчиненных, и те пропустили нас, при этом вытянувшись в струнку и приложив правый кулак к сердцу в знак военного приветствия.

Недалеко от ворот, оставив на конюшне лошадей, Таврон подозвал пацанёнка, коих в поиске заработка лишнего медяка ошивалось около десятка — кому поклажу помогали донести, кому дорогу в городе в нужное место показывали, и маг за три медных монеты попросил показать гостиницу поприличней, в которой бы поместились все члены отряда, и мальчишка бодро бросился исполнять обязанности провожатого. Поспевая за ним, тёмный невзначай поинтересовался: — Малец, не спеши так, лучше расскажи, что у вас интересного в городке произошло за последнюю декаду?

— Городок у нас спокойный! — перейдя на более медленный шаг, начал тот: — Но вот пять дней назад в таверне "Сытая Лошадь" произошла серьёзная драка, говорят что… — тут парень, опасливо глянув на меня, замялся, но махнув магу и, когда тот наклонился, что-то нашептал ему на ухо.

— Демонова задница, да чтоб вас…! — выругался Таврон, потом задал вопрос мальчишке: — А ты не в курсе, убитые есть?

— Среди нашенских городских точно есть, вчера троих схоронили, один почти мой сосед — дядька Ждан, через два дома жил. У него лавка у рынка, он добрый был, никогда не ругался на меня, когда я у него яблоки рвал, которые над забором свисают. А среди нечеловеков тоже говорят, есть, — ответил малец, косясь на меня.

— Тёмная бездна! — снова выругался маг, посмотрел на меня и поделился информацией: — Вампиры схлестнулись с твоими сородичами! И ставлю тысячу против сотни золотом, это был отряд Илвуса!

— О боги! — не сдержала я эмоцию. — Слушай, мальчик, а ты знаешь, где остановились вампиры и эльфы? Если покажешь, то заработаешь серебряный, — пообещала я, вынув монету.

— Вампиров ищет стража и даже военные маги, весь город перетрясли, а где эльфы остановились — я покажу, но вы там все не поместитесь, — по-взрослому рассудил он, заворожено глядя на серебрушку.

— Веди! — приказал маг.

Парень привёл нас к гостинице и, получив свою плату, испарился настолько быстро, что я даже руку, в которой были монеты, не успела опустить. Зайдя внутрь, стало понятно, что заведение одно из самых дорогих в городе. Чистые скатерти на столах, пол из свежего дерева и даже без пятен крови, за стойкой молчаливый здоровенный детина, видимо, вышибала. Мы заняли почти все столы, лишь один у лестницы на втором этаже остался свободным. К нам вышел сам хозяин и поинтересовался, что уважаемые Лиры будут кушать.

— Обязательно закажем и всё самое лучшее, но сначала ответь нам на несколько вопросов, — сразу перешёл к делу Таврон.

Хозяин после такого начала сразу напрягся и забегал глазками, так делают жалкие душой разумные, когда чувствуют, что виноваты, даже ещё не зная — в чём.

— У тебя останавливались эльфы? Если да, то где они сейчас? — задал прямой вопрос маг.

Хозяин замялся и, неуверенно покосившись на своего вышибалу, который усиленно делал вид, что происходящее его не касается, ответил: — Я извиняюсь уважаемый Лир, но у нас приличное заведение и мы не даём информацию о наших постояльцах.

— Видишь вот этих уважаемых эльфов? — кивнул маг на меня и бойцов звезды: — Вот они ищут своих друзей. А вот эти замечательные ребята — указал он на гвардейцев: — Вот они из личной гвардии императора помогают им в поисках и разучились шутить ещё в детстве.

Я поймала себя на мысли, что любуюсь Тавроном, когда он такой решительный и жёсткий, я начинаю заводиться, и мной овладевают сексуальные желания, закрыв глаза и приказав себе успокоиться, услышала бубнёш владельца заведения: — Второй этаж, дальняя комната слева. Они там вдвоём.

Наверх поднялись я с двумя эльфами из звезды и Таврон с двумя гвардейцами, перед дверью я остановилась и, не решаясь постучаться, посмотрела на мага.

— Стучи, мы рядом! — подбодрил меня он.

Я требовательно постучала и представилась: — Я Мариэндаиэль из дома "Дарящие Жизнь", здесь нахожусь по указанию сына главы дома "Режущий Лист" — Лаирэлдоринана. Через десяток ударов сердца, скрипнув засовом, дверь приоткрылась на два пальца, а отворивший её, дерзкими интонациями спросил: — А это что за толпа с тобой? Вместо ответа Таврон просто долбанул ногой в дверь, которая вошла говорившему точно в голову, и тот отлетел внутрь комнаты, из которой тут же вылетел метательный нож и попал одному из гвардейцев в плечо, а следом в защиту, которую успел поставить тёмный маг в дверном проёме, попало какое-то боевое заклинание, не причинив нам вреда. Таврон, взмахнув рукой, тоже ответил магией, в комнате громыхнула падающая мебель, аккуратно заглянул внутрь и спокойно вошёл в помещение. Всё действие заняло три удара сердца, а я стояла и хлопала глазами, как первогодка в лесной академии. Лишившись магии, я, по-моему, растеряла всю свою реакцию бойца, вбиваемую в меня ни один цикл.

Зайдя следом, я увидела двух эльфов в бессознательном состоянии.

— Не жёстко ты с ними? Они живы? — испуганно спросила я. Смерть моих сородичей мне бы не простили.

— Живы, одного дверью приложило, другого шкафом, скоро оклемаются. Обоих связать! Нашего раненного вниз и амулет исцеления применить, — начал раздавать указания маг.

В этот момент я поняла, что теперь он единственный лидер нашего отряда, а я свой авторитет растеряла нерешительностью действий, наверное, потеря магии сказалась намного сильнее, чем я предполагала.

Эльфов обыскали, связали и усадили на кровать, и в одном, которого придавило шкафом, я опознала высшего, хоть я теперь и не вижу ауры, но перстень с изображением Древа на пальце говорил сам за себя, только высшему представителю нашей расы разрешалось носить такое украшение. О Великое Древо, во что мы опять вляпались?!

Высший начал приходить в себя, открыв глаза, он сначала не мог понять, что происходит, но увидев меня, тут же сориентировался и наглым тоном потребовал: — Приказываю развязать меня и объясниться! Подчинитесь, и тогда наказание не будет суровым!

Я растерялась, но Таврон решил, что беседу будет вести сам и, как оказалось, церемониться он не собирался: — Слушай сюда ушастый, сейчас твой статус не имеет значения…

— Да кто ты такой, ты хоть знаешь — с кем разговариваешь?! — перебил его тот и дёрнулся вперёд, за что тут же получил удар в челюсть от мага. Тут очнулся второй пленный, удивлённо и испуганно хлопая глазами, под которыми начали наливаться тёмно-синие круги, видимо, дверью его хорошо долбануло. Таврон взял за шкирку высшего и снова придал ему сидячие положение.

— Слушай сюда, ушастый! Нам плевать — кто ты! — уверенным и твёрдым тоном, подняв стул и устроившись на нём, начал маг: — Мы совместно с твоими сородичами выполняем задание императора и вашего правящего дома, поэтому…

Договорить тёмный не успел, эльф выкинул вперёд руку, из которой, вылетев, сверкнуло лезвие, Таврон среагировал мгновенно и начал заваливаться вместе со стулом. И произошло то, чего я не могла представить даже в самых страшных фантазиях — я, не задумываясь, воткнула нож в горло высшего эльфа! Его взгляд был переполнен удивлением, наверное, он просто не мог поверить, что умер от руки эльфийки. Так и упал на бок с торчащей рукояткой из шеи, заливая всё вокруг кровью, за которую теперь мне придется отвечать своей жизнью.

Листовидное небольшое лезвие без ручки, которое прячут в рукаве и трудно обнаружить при беглом обыске, оставило глубокую борозду на скуле мага, но если бы он вовремя не уклонился, то сейчас лежал бы рядом так же с проткнутой шеей.

Таврон зажал рану валявшимся полотенцем и быстро начал раздавать распоряжения гвардейцам, приказав закрыть гостиницу, выставить часовых, никого не выпускать и послать двух бойцов за представителями местной власти. Два эльфа из моей звезды, вообще, находились в ступоре от происходящего и смотрели то на меня, то на труп их сородича. Их Таврон приказал закрыть в отдельной комнате, дабы избежать необдуманных действий с их стороны. Потом посмотрел на второго связанного, который зажался в угол и чуть ли не дрожал, с ужасом смотря на нас.

— Значит так, сейчас ты нам всё подробно рассказываешь! Кто вы такие, с какой целью в этом городке и подробности вашей стычки с вампирами в таверне! — морщась от боли, приступил к допросу Таврон.

Эльф и не думал упираться, неожиданная смерть его начальника сильно ударила по его психике, и он понял, что шутить тут никто не собирается. Из его сбивчивого рассказа мы выяснили, что он в составе боевой звезды, охранявшей высшего эльфа, прибыли сюда с целью ждать представителя человеческой расы с необычной аурой, возможно, в сопровождении вампиров, и убить его, при этом пол и возраст разыскиваемого были неизвестны, и то, что он, вообще, тут появится — не было стопроцентной информацией. И по его данным — таких эльфийских групп было ещё три, разбросанных по другим пограничным городам, и все они принадлежат дому "Шёпот Леса". После услышанного Таврон взял эльфа за грудки, приподнял и сквозь зубы прорычал тому в лицо: — Рассказывай про драку с вампирами!

Эльф затрясся, как лист на ветру, и, запинаясь, всё выложил. Как оказалось, в первый же день прибытия их группы, сложив вещи в этой гостинице, узнав у стражников на въезде в город, что утром прибыл отряд вампиров, решили прошвырнуться по городу и на удачу поискать их. Клыкастых обнаружили в третьей таверне "Сытая Лошадь". Из них одна вампирша оказалась высшей и, наверняка, была старшей отряда, так же там был ни чем не выделяющийся маг человеческой расы и мальчишка, но его аура была самой обычной с расположенностью к магии на среднем уровне, может даже ниже.

Высший приказал спровоцировать конфликт. Вампиры, увидев нас, собрались уходить, но высший, назвав вампиршу — клыкастой шлюхой, добился своего. Сам бой допрашиваемый пропустил, так как тут же поймал в рёбра метательный нож, но итог стычки — три убитых эльфа, два убитых вампира, и серьёзно раненый мальчишка, которого вампиры унесли на себе. Так же погибли трое посетителей из числа местных жителей, в стычке обе стороны били магией, и у обычных людей не было ни одного шанса выжить. Когда прибыли представители власти, высший эльф заплатил им и запугал хозяина заведения, в итоге всё представили так, как будто вампиры сами спровоцировали драку. В итоге власти на законных основаниях перевернули весь город, но никого так и не обнаружили. На следующий день одного выжившего эльфа из звезды высший куда-то отправил, какое у него было поручение, допрашиваемый не знал, а его оставил при себе, и ждали неизвестно чего, потом пришли мы и, не церемонясь, грохнули высшего.

— Чьи указания выполнял твой дохлый начальник? Я тебя сейчас собственные кишки жрать заставлю! Кто заказчик? — зло прорычал Таврон, и по его интонациям было ясно, что если эльф сейчас не скажет нужное имя, то умрёт и очень болезненно. Но тот, даже осознавая, что сейчас попрощается с миром живых, отпирался и утверждал, что больше ничего не знает, да и кто такие сведения доверит обычному бойцу. Расправу предотвратили представители местной власти, которые зашли в комнату в сопровождении трёх стражников. Это были два представительных мужчины уже в годах, а всю эту компанию контролировали наши гвардейцы.

Таврон бросил запуганного до икоты эльфа на пол, достал бумагу, которую показывал страже на въезде в город, передал её для изучения здешнему начальству, а сам уселся на стул и, снова зажав скулу уже пропитанным кровью полотенцем, о чём-то задумался.

Изучив бумагу и осознав расширенные полномочия Таврона, один из вошедших нерешительно нарушил тишину: — Лир Таврон…

Но маг его очень грубо перебил: — Рты закрыли и все прикинулись немыми, пока я думаю!

Посидев так какое-то время, маг поднялся и снова начал раздавать приказы: — Значит так! Сейчас мы с вами будем разбираться — кто прав, а кто виноват?! — обратился он к местным начальникам, которые опасливо косились на труп эльфа на кровати.

— Вы остаётесь здесь, в городе будут работать мои люди из гвардейцев императора. Считайте, что на ближайшие сутки эта гостиница — моя резиденция. Отправьте своего человека по городу, чтобы предупредили стражу и она не мешала моим бойцам. Мне сюда привести хозяина "Сытой Лошади" вместе с обслугой, всю смену охранников на въезде в город, в день, когда прибыли вампиры и эльфы, потом магов, которые разбирались в происшествии, при котором были убиты вампиры и эльфы. Остальных я назову по ходу разбирательства. Мари, ты пока спустись вниз и поешь чего-нибудь, мы с тобой позже всё обсудим!

Его интонации были настолько властными, что я не решилась перечить, да и не следовало этого делать при посторонних. Сейчас вся власть в городе была в руках Таврона, бумага выданная главой службы безопасности фактически делала мага его официальным представителем, а уж Кирония все боялись до кровавого поноса.

Я спустилась вниз, села на свободное место и, размышляя над происходящим, начала ковырять ложкой в нетронутой тарелке с каким-то гуляшом. То, что мы вляпались по самые кончики даже острых эльфийских ушей — было понятно так же, как то, что небо синее, а лес зелёный. Таврон сейчас полностью взял разбирательство на себя, оградив глупую эльфийскую девчонку, за что я была ему благодарна. Последние события свалившиеся на меня, что-то подломили внутри, какой-то внутренний стержень и с ним уверенность в собственных действиях. Убить своими руками своего высшего сородича — было последней каплей! Такого мне точно не простит мой народ, даже с учётом того, что он был предателем, и Таврон всё точно рассчитал, начав официальное расследование, тогда хотя бы часть вопросов к нам отпадёт сама собой.

За соседний стол гвардейцы усадили хозяина заведения и, предварительно выкинув на улицу его вышибалу и двух служанок, начали объяснять, что сегодня еда и выпивка за счёт заведения, иначе он может просто лишиться торговой лицензии в связи с обвинением в укрывательстве преступников, хотя ему предоставили ещё вариант — просто случайно упасть на нож, которым его сейчас тыкали в рёбра. Тот побледнел и, естественно, был согласен на все условия! Потом началась беготня, гвардейцы носились туда-сюда с различными поручениями, кого-то приводили связанным, некоторые шли добровольно, но с выражением лица, будто их ведут на казнь. Хотя для многих, возможно, этим и закончится сегодняшнее принудительное посещение этого заведения. Позже бойцы императора притащили своего раненного, оказалось, что двое стражников, участвовавших в разбирательстве конфликта вампиров и эльфов, которых приказал привести Таврон на допрос, оказали сопротивление, произошёл бой, и пришлось их убить. Я достала целительский амулет, которыми нас снабдила империя, и применила на пострадавшем. Да уж, гвардия императора сегодня наведёт жути на весь город.

Мои эльфы, вообще, ничего не понимали, тех двоих, что Таврон распорядился запереть, уже освободили и все они тихо шушукались за одним столом вместе с тем, которого нам отдали вампиры. Сейчас что-либо им объяснять не было ни малейшего желания. Я взяла бутылку вина с соседнего стола и, налив полный бокал, выпила залпом. Боги, этот день, наверное, не кончится никогда! Я осушила второй бокал и, не обращая внимания на суету вокруг, глаза сами по себе начали закрываться, и уже во сне почувствовала, как чьи-то руки подхватили меня и аккуратно куда-то понесли.

Проснулась я от того, что кто-то заботливо гладил меня по волосам, распахнув резко глаза, я увидела Таврона, сидящего передо мной на корточках, и от него шёл стойкий свежий запах выпитого вина. Наверное, тоже стресс снимал таким способом. За окном было темно, но рассвет уже пытался отвоевать у черноты ночи небольшую линию на горизонте города.

— Прости, что разбудил! Хотел убедиться, что ты в порядке. Тебя по моему приказу перенёс сюда один из гвардейцев. Спи! — сказал он, встал и направился к двери.

— Подожди! — пискнула я, сама не понимая, зачем его остановила.

Он развернулся и стоял в ожидании, когда я озвучу причину его остановки. Надо было что-то говорить и я ляпнула, сама пристыдившись своих слов: — Полежи со мной!

— Мари, ты мне очень нравишься, но сейчас не самое лучшее время! Ты светлая, а я тёмный и…

— Просто полежи со мной! — перебив его, разозлилась я.

Он, молча, стащил с себя жилетку и рубаху в собственных пятнах крови, скинул обувку и прямо в штанах лёг рядом поверх одеяла. Я даже дышать перестала, но сердце выдавало моё напряжение, оно стучало, как пьяный гном по наковальне, в тот момент мне показалось, что его слышно даже в коридоре. Таврон тоже лежал не двигаясь, как хищник перед смертельным для его жертвы броском. Я, смущаясь, тихонечко положила ему голову на плечо. Он тоже робко меня обнял и прижал к себе. Устроившись у него на груди, я слушала, такой же громкий стук его сердца, но постепенно ритм становился всё спокойнее и тише, и я услышала тихое сопение. Спи, мой герой! И, тихонечко поцеловав его в щетинистую щёку, на которой осталась гладкая полоска кожи от сегодняшнего пореза после применения амулета, тоже начала проваливаться в сон.

Утром, открыв глаза, своего героя рядом не обнаружила. Я всю жизнь ненавидела разумных, относящих себя к тёмным, а тут прониклась тёплыми чувствами к тёмному магу! Да наши энергии даже по самой природе отторгают друг друга. Боги! Если вы меня слышите! Сделайте так, чтобы тёмное и светлое смогли соединиться! Мотнув головой и скинув наваждение проведённой ночи, я начала одеваться. В дверь постучались и, получив моё разрешение, зашёл Таврон. Усевшись рядом на кровать, он вздохнул и, глядя вникуда сказал: — Мари, нам надо поговорить!

— Что-то ещё случилось? — спросила я, боясь, что он заведёт разговор о сегодняшней ночи.

— Мари, мы в очень глубокой заднице! Выслушай и не перебивай, это очень важно! На данный момент ситуация сложилась очень паршивая! Я провёл расследование, конечно, мы выявили исполнителей, напавших на отряд Илвуса, и тех — кто за деньги из местных закрыл глаза на это нападение, но боюсь, что это нас не спасёт. И тебе и мне наше руководство чётко дали понять — чтобы без парня не возвращались, а мы не только не знаем — где он, но даже не знаем — жив ли он?! Так что в столицу нам возвращаться нельзя! Так же Лугат нам обещал, что если с него упадёт хоть волос, то он утопит империю в крови, а мы даже не успели передать это сообщение, а парень уже пострадал. Так что первые, кого обвинят вампиры — это мы с тобой! Теперь выясняется, что существует третья сила, которая в отличие от империи, хочет смерти парня, хоть они и не обладают полной информацией о нём, но ресурсы впечатляют. Представь сколько нужно заплатить, чтобы подрядить на убийство несколько высших эльфов в составе с боевыми звёздами. Да я даже такой суммы представить не могу, хотя им могли и предложить что-то взамен, но это ничего не меняет. И тут опять мы вмешались и теперь становимся второй целью после мальчишки. В общем, нас будут многие искать и многие захотят нас вычеркнуть из списка живых!

Я сидела и не знала, что сказать, Таврон во всём был прав, помощи нам ждать не от кого и дополнила его неутешительные выводы: — За убийство высшего эльфа мои соотечественники тоже будут нас искать, и им плевать, что тот выступил в роли наёмного убийцы.

— Если бы знал, что всё так получится, отрубил бы руки этому вашему высшему ушастому, лишь бы говорить мог. А ты в курсе, что второй остроухий утверждает, что у парня обычная аура? — спросил меня маг.

— В курсе! Но когда я видела парня глазами леса, то он по энергетике отличался от всех ранее виданных им. Мне даже показалось, что сам лесной дух удивился. Таврон, он тот — кто нам нужен! — настояла я на своём, полагаясь на интуицию.

— Есть ещё одно обстоятельство, о котором ты не знаешь!

— Говори, — попросила я, уже не ожидая ничего хорошего, и судя по последним событиям, напрашивался вывод, что бог удачи, видимо, повернулся к нам задом.

— Когда я ещё разок тряхнул вчерашнего пленного эльфа, он вспомнил один очень интересный факт. У вампирши в ауре была метка богини Икмирис. И ушастый клянётся вашим Древом, что это правда!

— Ого! — удивилась я. — И опять всё необычное связано с парнем. Тебе не кажется, что даже если взять все события, происходящие вокруг него, то этого уже на десяток обычных разумных хватит с лихвой?! — удивилась я.

— У нас с тобой сейчас один выход! Найти парня и лучше всего живым и, по возможности, примкнуть к нему! Больше у нас вариантов нет! Поэтому устное послание для Кирония я передал двум гвардейцам, на случай гибели одного из них, с нами я оставляю только двух бойцов, остальных отсылаю в столицу для сопровождения в первую очередь эльфа из звезды высшего, ну и парочку местных, которые попытались обвинить вампиров в стычке с твоими соотечественниками. Пусть с ними Кироний разбирается. Ты всех своих ушастых тоже отправляй в империю, кто знает, вдруг они из-за чувства патриотизма нож в спину воткнут за смерть высшего "родственничка". Через час вчетвером выезжаем на поиски парня, есть кое-какие мыслишки — где он может быть, если, вообще, ещё жив.

— Таврон, а что нам делать с Лугатом? Нас оправдывает только то, что мы не успели и нашу непричастность к нападению, подтверждает твоё расследование, но вряд ли его это удовлетворит!

— Вампиры, узнав, что на парня напали, перетрясут весь город, если совсем не вырежут всех жителей. Ты слышала историю про "Бешеного Лорда"? — грустно посмотрев на меня, спросил маг.

Я кивнула: — Эта наверняка одна из баек, выдуманная простолюдинами.

— Нет Мари, это не байка. И бешеный лорд — это отец Лугата!

Я открыла рот и единственное, что смогла выдавить: — Пусть боги будут к нам милосердны!

— Ладно, не переживай! Главное найти парня! — подбодрил меня он, и, нежно обняв, поцеловал в макушку. — Иди, собирайся, скоро выезжаем!

В этот момент у меня вдруг появилась твёрдая уверенность, что всё будет хорошо! Я встала и пошла отдавать распоряжения своим подчинённым, но, притормозив перед дверью, повернулась к тёмному магу и попросила: — Таврон, пообещай, что никогда не будешь называть меня — ушастой!

Он улыбнулся и, кивнув, сказал: — Обещаю, остроухая!

Эпилог. Пешки богов

Аригат сидел в расслабленной позе в удобном мягком кресле с откинутой спинкой. Если бы его глаза сейчас были открыты, то можно было бы подумать, что их заменили на два мутноватых хрустальных шарика. В данный момент бог везения сознанием находился совершенно в другом месте, но здесь был его дом, не многие боги удостоились его доверия и смогли побывать тут. Впрочем, свои скрытые от посторонних глаз жилища были у каждого Бессмертного, и они тщательно держали в секрете места их нахождения в бесконечном количестве вселенных, созданным мирозданием.

Сейчас тело бога находилось в одном из многочисленных помещений, которое было обустроено под барную комнату. Здесь хранилась коллекция напитков из множества совершенно разных миров, и в основном это был креплённый алкоголь. Аригату нравилось размышлять, вкушая напитки, которые помогали быстро расслабиться. И вот сейчас он резко распахнул глаза, мутная пелена с глазниц спала, он не спеша поднялся и отодвинул одну из прозрачных створок, за которой находились ёмкости совершенно разной, а иногда и причудливой формы. Общее их количество не знал даже сам бог, но если окинуть взглядом все стеллажи, то количество всяких бутылок, кувшинов и разных сосудов просто поражало — ни одна тысяча штук.

Аригат взял первую попавшуюся ёмкость замысловатой формы в виде спирали, плеснул себе четверть бокала голубоватой жидкости, выпил залпом и, поставив бутыль рядом на столик, уселся обратно и предался размышлениям.

Сейчас он вернулся из мира, который боги называли "Мир Спящего Бога", но смертные, населявшие эту планету, не знали этого названия, незачем было будоражить их умы лишней информацией. Именно в этом мире сейчас находился Илвус, и именно на него была надежда, что эта ужасная и отвратительная сущность, которую раса демиургов изолировала в некое подобие тюрьмы, превратится из спящего в мёртвого. Проблема была не в том, что если Атона-Макр освободится и поглотит одну из планет, а в том, что этот паразит потом перекинется и на другие миры. И если он успеет войти в полную силу, то справиться с ним будет очень проблематично, конечно, когда боги поймут — с чем столкнулись, то сообща, шанс отправить его обратно в небытие увеличится, но до этого момента он может уничтожить жизнь не в одном десятке миров. Есть, конечно, маленькая надежда на само мироздание, вдруг оно решит окончательно расправиться со своим детищем, но ведь для чего-то же он был создан им, и если в те далёкие времена оно сохранило сущность этого пожирателя жизни, то и сейчас надеяться на полное его уничтожение было глупо.

Аригат снова плеснул крепкого напитка, но пока решил цедить его небольшими глотками. Мысли снова вернулись к мальчишке. Парень со своим отрицанием всех авторитетов и дурью в голове определённо нравился богу. У него прямо дар искать приключения на свою задницу, конечно, немалую роль играет божественная частица везения в нём, которая сама притягивает события, но тут прямо талант нарываться именно на неприятности. Хотя, возможно, что божественная энергия в сочетании с демонической сущностью дала эффект от обратного, и теперь неприятности сами липнут к нему.

И вот опять не успел он посетить первый людской город, как умудрился сцепиться с остроухими и снова в полуживом состоянии валяется в отключке.

Потом бог вспомнил, что решил посмотреть, чем занимается отряд под руководством эльфийки, бегающий за парнем, и не пожалел о потраченном времени. Те тоже вляпались в очередную историю и грохнули высшего ушастого. Следя за их действиями, Аригат мысленно делал ставки — вспомнят ли они про эльфа, отданного им Лугатом, ведь именно он видел необычную ауру Илвуса, когда тот из любопытства заглянул в его камеру в подвале замка вампиров рода дэ Тор. Но нет, в суматохе событий они просто забыли или посчитали информацию, которую он может предоставить, не столь ценной. А ведь если бы он подтвердил уникальность парня, то эльфийка с магом могли бы снять с себя множество проблем, при наличии у них такого свидетеля — империя ещё бы и на награду не поскупилась. В тот момент у Аригата даже проскочило желание подтолкнуть их действия, чтобы они вспомнили об освобождённом эльфе и этим вывел бы их из игры, по крайней мере, на время, пока бы они доставили ценного свидетеля и пока разобрались с империей, прошло бы не мало декад. Но в этот момент ход событий и решение бога изменила сама эльфийка, обратившись к высшим силам молитвой — "Боги! Если вы меня слышите! Сделайте так, чтобы тёмное и светлое смогли соединиться!"

Сделав очередной глоток, Аригат ухмыльнулся, он решил ответить на её просьбу и немного поправил её ауру и ауру тёмного мага. Ответив на молитву, Аригат не нарушал законы мироздания и мог не бояться последствий. Теперь эти смертные смогут быть вместе и даже при желании смогут вступить в брак и рожать потомство.

И в этот момент даже высший Бессмертный не смог просчитать, что своими действиями положил начало рождению в этом мире новой расы — тёмных эльфов. Именно так будут называть детей появившихся в процессе зачатия светлой эльфийки с энергетикой магии жизни и тёмного мага с тёмной силой магии смерти. Но это пока вопрос далёкого будущего, до которого этим смертным ещё надо было дожить.

Аригат залпом допил остатки алкоголя, и, вертя пустой бокал в руке, раздумывал — стоит ли помочь парню, тот сейчас был на грани жизни и смерти. Но, поразмыслив, решил всё оставить, как есть. Мальчишка, получив помощь извне, в дальнейшем может почувствовать себя совсем неуязвимым и наделать глупостей, да и мироздание может наказать за такое самовольство. Напрямую и лишь по своему желанию влиять на судьбы смертных было очень черевато для богов. Были прецеденты, и сейчас Аригат вспомнил один случай, как одна из богинь влюбилась в обычного смертного и решила приподнять его статус в обществе, сделав его местным корольком, и уже после оказывала всякое содействие в любом его желании. Припомнив эту историю, бог везения хмыкнул. Для той богини тогда всё кончилось печально! Мироздание в наказание лишило её Бессмертия, оставив ей лишь молодость и возможность прожить обычную и короткую человеческую жизнь. Её возлюбленный, на тот момент уже получивший власть и возомнивший себя местным императришкой, узнав, что теперь она простая смертная и без капли божественной силы, отверг её. Естественно, та, осознав, что натворила и, поддавшись эмоциям, тут же покончила собой, хотя смерть — это не конец, и вряд ли посмертие было для неё облегчением. Кстати, та богиня была покровительницей ремесленников и мастеров и до сих пор её место в пантеоне богов так никто и не занял.

Эта история вдруг напомнила Аригату одну очень распространённую во многих мирах игру, называли её, впрочем, как и игральные фигуры к ней, везде по разному: стратегия; битва военной мысли; в родном мире Илвуса она носила название — шахматы, что в буквальном переводе означало — шах умер. Было много и других названий совершенно на разных языках и с чуть отличающимися правилами, но смысл игры всегда был один — надо было грамотно расставить фигуры так, чтобы не оставить противнику выбора и загнать его в ловушку, при этом часто жертвуя многими из них. Вот и реальность была отображением этой игры — смертные для богов были лишь фигурами, и большинство из них лишь пешками — самые слабые из них. Хотя и сами боги были всего лишь такие же фигурки на доске множества вселенных, которые двигает мироздание. И кто знает, возможно, что есть сила, которая так же "играет" самим мирозданием!

Аригат снова наполнил бокал, но отпивать не спешил и разглядывал голубоватую жидкость, потом поставил стакан на столик рядом с бутылкой, и принял решение. Раз уж напрямую помочь мальчишке не получается, то надо косвенно вмешаться и вытащить того "за уши" из-за грани. Бог открыл портал и, прежде чем шагнуть в него, произнёс вслух: — Ох, парень, ты со мной не расплатишься! Придётся за тебя торговаться с самой богиней смерти!

Портал закрылся, а спиралевидная бутылка, исчезнув со столика, тут же заняла своё место на полке, откуда её взял бог.

Конец первой книги.



Оглавление

  • Глава 1