КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 439057 томов
Объем библиотеки - 609 Гб.
Всего авторов - 207367
Пользователей - 97886

Впечатления

Михаил Самороков про Злотников: Путь домой (Боевая фантастика)

Гораздо хуже, чем первая. Ни о чём.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Башибузук: Господин поручик (Альтернативная история)

как-то не связано с первой книгой, в третьей что ли встретяться ГГ?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Захарова: Оборотная сторона жизни (Юмористическая фантастика)

а где продолжение?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
martin-games про Теоли: Сандэр. Царь пустыни. Том II (Фэнтези: прочее)

Ну и зачем это публиковать? Кусочек книги, которую автор только начал писать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Богородников: Властелин бумажек и промокашек (СИ) (Альтернативная история)

почитал бы продолжение

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
martin-games про Губарев: Повелитель Хаоса (Героическая фантастика)

Зачем огрызки незаконченных книг публиковать?????

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Tata1109 про Алюшина: Актриса на главную роль (Детективы)

Не осилила! Сломалась на середине книги.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Проклятый род (fb2)

- Проклятый род 1.43 Мб, 423с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Юджин Сапфир

Настройки текста:



Проклятый род Юджин Сапфир

Арка I Новобранец Глава I Начало

Черный клан. 15 апреля. 3:40. 2073 год.

— Влад! — К парню подошёл старик в черном плаще, лицо его было все в морщинах, копну седых волос на макушке прикрывала черная фуражка. — Подними автомат и смотри вниз — привыкай к темноте.

Владислав поднял автомат стволом вверх и начал бдительно осматривать обстановку внизу.

— Извините, Сергей Петрович, такого больше не повторится! — сказал, как отрезал, Влад.

Они стояли на стене высотой в двадцать метров и следили за обстановкой вокруг. За их спинами был город, а впереди — раскидистый лес и разрушенные дороги, за которыми, в самой дали, смутно виднелось другое поселение. Ширина бетонного сооружения, поражающего своей мощью, равнялась двум танкам, поставленным вместе. Неподалеку, на неровной площадке верха стены был разожжен костёр, согревающий и освещающий кромешную тьму. Возле огня сидел еще один мужчина в черной майке и военных штанах, крепко сложенный, кареглазый, с длинными растрепанными волосами цвета грязи. В правой руке у него был длинный меч, который он тщательно полировал, уставившись в костер. Изредка сидевший кидал быстрый и цепкий взгляд на патрулирующих.

— Серег, не налегай на пацана. Он первый день в дозоре, понимаешь?

— Знаешь что, Андрюха? — Сергей Петрович бегло оглядел Влада. — Твоему отпрыску уже двадцать лет, и надо быть по ответственней… Если не показать, что да как, не поймет ведь. Я как этот… Сенсей! — гордо вскинулся он, словно перед коронацией. — Так что, пусть это, ну, учится у меня!

— Учи других, не его, — злобно посмотрел Андрей на Сергея Петровича, всем своим видом показывая раздражение. — У него есть учитель, и это я… Влад, — махнул он рукой, чтобы тот подошел к нему. — Урок мировоззрения. Серег, постоишь один пару минут?

— Эх… — вздохнул Сергей Петрович, поворачиваясь к ним спиной и поднимая автомат.

— Давай, Влад, скоро тебя возьмут в братство, и я хочу еще раз услышать, что произошло в мире и что происходит, — Андрей отложил меч и внимательно посмотрел на сына. — Пока погода хорошая, и дождь нам не шепчет, я послушаю тебя.

Владислав, немного замявшись, сел возле отца. Ветер начал усиливаться, и парень наблюдал, как играет пламя, и танцуют искры, летящие из костра.

— С чего начать? — тихо спросил Влад, словно желая слиться с тишиной, и перевел взгляд с потрескивающего огня на отца. — С разращения мира?

— С разращения! — утвердительно кивнув, сказал мужчина.

— Все началось, как утверждают многие, с находки в пещере в 1990 году. Там люди прошлого нашли два трона, и на них восседало два неизвестных миру существа, держа каждый в руке капсулы с кровью: белой и красной. Потом, всего через год, появился вирус, обращающий людей в монстров, и он… Белый Дьявол — существо невероятной силы, которое раньше было человеком. Как он выглядит, все еще никто не знает толком, у всех разные представления о его виде. Ведь последний раз его видели в 2005, после этого он исчез. Его мотивы по уничтожению мира до сих пор никому не известны, — парень закрыл глаза, пытаясь припомнить все подробности. — В 1992 году мир уже пал. Всего за год Дьявол со своими отродьями уничтожил почти все, что только мог.

— Отродьями? — Андрей непонимающе нахмурился. — Выражайся людскими терминами, а не вашим молодежным сленгом. Не вздумай так сказать в клане.

— Поправочка. Обращенные — бледные, а также другие монстры. Россия была последним оплотом человечества, но, увы, хоть у нас и была кровь неизвестных, она не сильно помогла нам. Страна была почти полностью уничтожена за какие-то жалкие четыре месяца. Правильно говорю? — посмотрел он на отца.

— Россия выдержала пять месяцев, а не четыре. Запомнил? — мужчина дал сыну щелбан. — Продолжай, и лучше тебе не ошибаться, если не хочешь вместо головы скворечник.

— Никак нет, — уверенно выдал Влад, вытягиваясь, как по струнке. — Я продолжу. Россия была развалена, выжило всего двенадцать миллионов человек. Появилось пять кланов: Черный, который обосновался в Челябинске, Белый — в Уфе, Красный — в Казани, Синий — в Нижнем Новгороде и Серый, который появился в Москве и считается самым большим и сильным, — Влад замолчал, перебирая информацию в голове.

— Что-то забыл? — начал разминать палец Андрей. — Я тебе помогу вспомнить — ударю так, что твой котелок начнет работать на полную.

— Я все помню, пап, лучше не надо твоих болезненных методов, а то из меня вообще все знания вылетят. — Мужчина поднял руку, намекая на то, чтобы сын продолжал. — Были созданы пять кланов, и у каждого клана под защитой пять городов. У нас — Александровка, Глебовка, Тарасовка, Ульяновка и Денисовка. Все города назвали в честь главы города. У Красных — Волк, Медведь, Лиса, Рысь и Тигр — города названы в честь зверей. У Синего — Огонь, Земля, Ветер, Вода и Лед, — названы в честь элементов природы. У Белого клана города идут по нумерации от первого до пятого. У Серых — Сокол, Ворона, Голубь, Ласточка, Ворон. Каждый город отдает клану, за шесть месяцов защиты от монстров: еду, патроны, или в большинстве случае металл, для нашего собственного изготовления пуль, и ковки холодного оружия. Но, как они живут, это уже не наше дело. В каждом городе есть главный, который за все отвечает — вот он та, и отвечает за все происходящие, и информирует клан об угрозе городу.

Неожиданно Сергей Петрович передернул затвор автомата и направил его вниз. Взгляд у него стал, как у волка, Владислав даже немного испугался.

— Что такое? — Андрей подошел к выступу вниз. — Опять они! Ты, Сергей, только не стреляй — другую заразу привлечёшь.

Влад поднялся и подошёл к выступу. Его взору открылась картина не из приятных: внизу стоял человек без одежды, цвет его кожи был бледен, как луна, волос на голове не осталось. Он был худым, как спичка, а вместо ногтей — самые настоящие когти. Существо просто замерло, таращась вверх мутным взглядом. Влад передернул затвор автомата и направил дуло на человека. Он знал, что это такое, только по слухам, но, слухи были куда лучше, чем увиденное.

— Влад, — Андрей положил руку на автомат и медленно опустил его. — Это всего лишь бледный. Запомни правило номер один: тишина — твой друг. Если монстр один, просто пережди и не трать патроны. Это лучше, чем рисковать своими товарищами, ведь на шум могут выйти монстры пострашнее бледных.

Влад послушался отца, поставил автомат на предохранитель и повесил на плечо. Он впервые видел бледных: все свое время он обычно сидел в городе и работал на производстве. Отец учил его, помогал во всем, но увидеть другую часть мира за стеной у него получилось только сегодня. Впечатления от увиденного монстра, который раньше был человеком, приводили парня в ужас. Наблюдая за тварью, Влад все снова и снова возвращался к мысли: "Неужели это действительно когда-то было человеком?'' Внезапно бледный начал царапать стену и выть, словно зверь. От этого зрелища Владислав опять потянулся к автомату, уже серьезно думая разобраться со зверюгой, потому что тот орал и мог привлечь внимание других.

— Подожди, — мужчина подошёл к костру и достал из сумки кинжал. — Лучше я.

Он поднял руку над головой и прицелился. Молниеносный бросок — и дикий вопль снизу. Теперь у бледного в голове был кинжал, который вошел по самую рукоять. ''Невероятно, просто невероятно'', — такие мысли были у Влада от увиденного. Человек метнул кинжал с высоты в двадцать метров и попал прямо в лоб чудовищу!

— Вот так-то лучше.

— Мужики! — по стене бежал отряд в черных плащах. — Что за шум?

У подоспевших был суровый, укоризненный взгляд.

— Успокойтесь, — Андрей указал пальцем вниз. — Бледный разорался, но я уже успокоил его. На века.

— Андрей, ты что, сына на дежурство привел? — посмотрел главный на Владислава. — Пропуск у него есть?

— Степан, я думаю, ему не нужен пропуск, — жестко ответил мужчина. — Я просто уверен в этом, — он вытащил из-под майки жетон со звездой.

— Так точно. Просим простить и откланиваемся, раз вы уже разобрались, но все равно прошу вас: в следующий раз сделайте пропуск чаду.

— Хорошо.

Отряд развернулся и скрылся в темноте.

— Номера уже на стенах стоят, — почесал голову Сергей Петрович. — Вот это да.

— Такие вот настали времена, — Андрей опустился у костра. — Влад! Давай продолжим.

Влад подошёл и тоже сел у огня, восхищённо глядя на отца.

— Можешь мне сказать, что это были за люди? — продолжил свой опрос Андрей.

— Это номера — отряды с нумерацией. Чем ближе отряд к нулю, тем он сильнее. Нулевой — самый сильный. Им дали красную кровь и они смогли пробудить огромную физическую силу.

— Хорошо, — Андрей достал из-под майки жетон со звездой. — А кто я такой?

Владислав смотрел на жетон и одновременно на отца, видя в его глазах пламя, яростное и непредсказуемое.

— Ты Страж — это люди, которые уничтожают очаги и рои монстров. Вас немного, всего пятеро, по одному в каждом клане, но вы — люди, кому красная кровь дала не только огромную физическую силу, но и смогла пробудить невероятную мощь, за гранью понимания человеческих знаний. Ваши отряды состоят из пяти человек — эти пятеро вместе по силе не уступают вам, капитанам.

— Правильно, но есть один просчет, — Андрей одарил сына еще одним щелбаном, да так, что у того аж в глазах помутнело. — Как распознать номера?

— Ай, — потер лоб Владислав. — У них такой же жетон, как у тебя, только с номером и черного цвета. У командиров жетон белый. Есть искатели, их мы и держимся. Они предупреждают об опасностях или обнаруживают находки, которые могут помочь людям, например, медикаменты. Потом есть… — Влад увидел, как отец разминает пальцы, теперь уже на двух руках. — У искателей жетон орла.

Сквозь длинные волосы мужчины он смог разглядеть улыбку, из-за чего и сам несмело улыбнулся.

— Тебе весело? — улыбка исчезла со скоростью ветра. — Хочешь еще по котелку?

— Не, не, такого не хочу.

— Последний вопрос, и пойдешь к Сергею. Как зовут главнокомандующего Черного клана?

Парень широко открыл глаза от незнания и овладевающего им стыда, ведь он жил в этом клане и до сих пор не знал имя главы. Позор. Если он не растормошит свою память, то ему светит не просто щелбан, а отцовский лещ, от которого Влад не то, что имя главнокомандующего, он и свое-то забудет.

На лице отца появились морщины — от растущего раздражения и тихой ярости, губы начали сворачиваться трубочкой. И тут на Влада словно снизошло просветление:

— Смолин Геннадий Викторович!

— Ладно. На этом все, — Андрей поднялся. — Жду тебя дома. Серег, давай, до встречи! — отец развернулся и медленно растворился в темноте.

Влад встал на ноги и подошел к Сергею Петровичу.

— Суровый у тебя папка, — похлопал тот по плечу Влада. — Но ты молодец, ну, образованный.

Они еще несколько часов стояли в дозоре, пока не пришли другие мужики из отряда и не сменили их. Уже начинало светать. Владислав шел по стене, охватывающей две пятых города вокруг. Чтобы забраться и спуститься, на стене была лестница. Владу она никогда не нравилась, потому что он боялся высоты. Спускался он долго, около десяти минут, и когда, наконец, оказался на твердой земле, это очень его обрадовало.

Влад шел по проспекту, рассматривая полуразрушенные здания: где-то горели тусклые лампы, и в их отблеске виднелись лица людей, всем своим видом выражавших отчаяние. Некоторые дома были завалены руинами развалившихся верхних этажей; кое-где на крышах можно было разглядеть прорывающиеся к свету чахлые растения: от кустарников до небольших деревьев. На улицах нестройными рядами стояли палатки, в которых жили те, кому не хватило места в имеющихся постройках. И можно было заметить, что почти возле каждой из них стоял бак с огнем — они были для людей способом согреться, так как открытые костры разводить запрещалось — пожар в этих походных условиях мог стать фатальным для многих.

Люди здесь были разные: от белых до черных. По пути Влад наталкивался на попрошаек, умоляющих дать еды или пытающихся навязать случайным прохожим свои проблемы — ведь жили они в более скверных условиях. Как он успел заметить, один бродяга, подойдя к лавочке, просто залез под неё, сверху накинув тряпье, судя по виду, некогда служившее шубой. Таким образом, получался своего рода шалаш.

Пройдя чуть дальше, возле поворота к дому Владислав невзначай наступил на жалобно звякнувший кусок ржавчины, на котором отчетливо можно было прочитать «21 Б…». Названия улиц уже давно были забыты, так как таблички были переплавлены или просто сгинули где-то, в хаосе тех времен. Влад находился на «Черной 3», а жил на «Черной 20» — в пятиэтажном здании, напротив института, где обосновался Черный клан, сделав его главным штабом.

Проходя мимо людей, Владислав всегда обращал внимание на их разговоры. Весь город был для него одной большой книжкой с невероятными и порой забавными рассказами: то на караван напали неизвестные монстры, то в палатках живут домовые, которые любят колбасу. Травили байки про забытые заводы и утерянное оружие массового поражения. Но лучшие истории были у искателей: те, по большей части избегали сочной и любимой всеми приправы под названием ложь. Искатели тусовались возле университета, прохаживаясь туда-сюда и греясь возле баков. Владислав постоянно отпрашивался у отца сбегать к ним, когда видел издалека, как у здания зажигается свет, от которого у него на коже выступали мурашки. Искатели принимали его как своего, отлично зная, чей он птенчик, и какой ворон прилетит к ним, если они чем-то обидят мальчонку. Вот и сегодня Влад направился к ним. Подойдя к ЮУРГУ, который по виду напоминал огромный замок с массивными смотровыми — двумя квадратными корпусами по бокам, — Владислав завернул за угол и увидел вдали маленький огонек, который так и влёк к себе. Вокруг горящего бака стояло трое мужчин.

— Влад, сегодня к нам? — встретил парня с добротой в голосе мужчина в черном плаще. Волосы у говорившего были пшеничными, но кое-где уже виднелась седина.

— Так точно. Хочу послушать Ваши истории, Кирилл Павлович, — отозвался Влад с улыбкой.

— Погоди… У меня тоже есть истории по круче Кирюхиных, — вдруг выдал мужчина, стоящий рядом, в таком же точно плаще. Он был лысый, с маленькими лисьими глазками. — Да ведь, Колян? Сегодня только вернулись с Денисовки.

— Я хочу услышать все, Чингин. И Николая тоже послушаю.

Парни были старше Влада на семь лет, так что он обращался к ним по именам.

— Ты уверен, Чингин? — на него с ухмылкой глянул Кирилл Павлович. — Я только что вернулся с очага. Так что можете с Коляном на пару идти считать голубей.

Все трое были удивлены его словами. Чингин достал из-под плаща бутылку с мутной водой, а Колян быстро метнулся в здание напротив и притащил колбасу с хлебом. Кирилл Павлович подобрал на улице шесть кирпичей, поставив их в два ряда по три прямоугольника, потом нашёл длинную, гнилую уже от времени, доску и положил на них. Владислав забежал за угол и прикатил четыре полена, которые он спрятал от посторонних лиц, ведь такие «ценности» обычно забирали домой. Они хранились в одном подвальчике за углом, от которого у Влада были ключи. Там его отец прятал выпивку, найденную во внешнем мире. Так почему бы не прятать там и поленья?

— Стол накрыт, — Кирилл Павлович сел на импровизированный пенек. — Теперь и поговорить по-человечески можно, — он взял бутылку и глотнул мутную жидкость. — Ох… Самогончик что надо… Где-то это ты такой надыбал, Чингин?

— Сами с братьями делаем, — хмыкнул Чингин. — Делать-то нечего. Только когда на задания отправляют, можно развеять скуку.

— Это ты прав, — пробубнил Колян.

— Ну-с, к моему рассказу, братья, — вернулась прежняя улыбка Кирилла Павловича. — Слушайте внимательно, может, если с таким же столкнетесь, и поможет. Был я в Ульяновке, поступило оттуда, что люди пропадают, да одни кровавые пятна остаются от них — силком кто-то утаскивает. В общем, мы с тридцать первым отрядом пришли на выручку. Я пошёл по кровавым следам, которые вели в разрушенный город, неподалёку от Ульяновки. Вернулся, позвал отряд из пяти человек, и мы вмести пошли обратно. Только мы зашли в это мрачное место, у меня аж мурашки пошли по коже. Моя интуиция била тревогу, но мы тихо передвигались дальше по дворам, думая, что все идет по плану. Даже повезло наткнуться на стоявший по пути почти нетронутый кафетерий. Моему удивлению не было границ. Чай! Кофе! Целые куски рафинада! Новенькие кружечки, которые только входили в моду. В общем, мы набили всё — в прямом смысле всё, — от рюкзаков до карманов. Это единственный приятный момент в моей истории, но, Бог мне свидетель, как же мы ошибались. Двигаясь дальше по улицам, становилось как-то не по себе: затылок онемел, на душе неизвестно от чего стало тревожно и сиротливо, неприятно, а могильный холод стал пронизывать меня с головы до ног. На крышах разрушенных зданий начали появляться силуэты, быстро мелькающие и тут же исчезающие тени… Поначалу я не придал этому значения, но позже, пройдя район почти до конца, не я один почувствовал неладное. Мы переглянулись и посмотрели по сторонам. Глаза разбегались — мы пытались уследить за всем периметром сразу, но выходило не очень, словно цель все время ускользала. Что-то — ну как, вроде, шестое чувство, что ли, — подсказывало наблюдать за крышами. И тут мы снова увидели силуэты. Не я один впал в ступор: передо мной стояли пятеро бравых мужиков, готовых хоть в огонь, хоть в воду. Но к такому они явно не были готовы… Мужики, только представьте: стоим мы, значит, в центре круглого двора. А вокруг одни дома, да другие низенькие постройки. Угораздило же… Крыши домов скрывал туман, а в нём силуэт, метра так под три. Напоминало статую… Но движущихся статуй не бывает. А движения жуткие такие, резкие. И то ли две руки, то ли четыре, то ли вообще ноги это были. Хрен разберёшь. Но одно стало ясно — выбора у нас было два: дать бой или прятаться.

— А че за монстры? — глотнул Чингин самогона. — Интересно просто.

— Я же говорю — не разглядели. Но явно не люди. Человека я могу отличить от монстра — даже по силуэту. Чингин, сиди и слушай! — Никола было собрался раскрыть рот и задать какой-то вопрос. — Потом, Коля. — Владислав только сидел и пожирал рассказчика глазами, с любопытством ожидая дальнейших событий. — Чухнули мы, значит, что это не просто непогода. Медленно двинувшись к ближайшему подъезду, наш отрядик быстро спустился в подвал. Думали, подождём часок, да выйдем. Даже на момент задремали, сами не заметили, как всех одновременно сморил сон, а почему — непонятно. Вот сплю я, значит, и вдруг падает мне на лицо кусок штукатурки. Я вскочил, значит, и никого — остальные спят. А на меня хлопец смотрит и к ружью тянется. Мы давай прислушиваться — шорохи и передвижения. Не людские. Разбудили мы Ваську — командира отряда. Дали понять, что происходит, начал он светить фонарём и рассматривать, что там. Его ребята сделали так же, я держался позади них. Звуки становились громче, а наши нервы напрягались, как струны, с каждым шагом. Но вдруг Васька в отблеске фонаря заметил промелькнувшую тень. Быстрым движением он направил фонарь на угол стены, а мы — кто достал оружие, кто перезарядил. Беды было не миновать. Там мы увидели Многоножку.

— Многоножку? — непритворно удивился Влад.

— Да, Владик. Господи, чтоб ещё раз такое увидеть… Впившись в стену, на нас смотрела женщина. Вернее то, кем она когда-то была: три руки, значит, и четыре ноги, а тело длиннее нашего, щеки впалые до дыр, бледная как смерть, и воняет от этого существа гнилью просто адски. Увидев нас, оно оскалилось, и язык высунуло, похожий на шип, в котором яд. Вместо пальцев — два длинных закругленных когтя, что позволяет ему бегать по стенкам и так хорошо убивать. Так вот, сидит, значит, многоножка на углу стены — открыла рот и шипит, скребет своими крючьями по бетону, намекая, что сейчас нас полюбает. Но Васька тоже не лыком шит — у него был автомат с глушителем, как дал ей очередью свинца, та и упала со стены — брюхом вверх. Мы обрадовались — все кончено, да и не шумели слишком, как вдруг брюхо многоножки раскрылось надвое, и весь подвал оказался в зеленом тумане, который вонял, как у Коляна изо рта.

— Чего? — удивленно привстал Николай. — Ничего у меня не воняет. Бредишь, старый!

— Да это я так, развеять обстановку. Продолжу… В общем, смердело там жутко. Вдруг всё затихло — кромешная тишина. Но я-то знаю, что все эти твари в одиночку не бродят. Выходим мы, значит, из подвала — ни единой души. И силуэты, которые нас так жутко пугали, пропали. Сгруппировались мы и медленно начали двигаться дальше. Выйдя из-под козырька крыши, Васька остановился и, резко вздрогнув, направил ствол на угол навеса. По его взгляду можно было понять, мы в опасности. Рядом стоявший хлопец быстро среагировал, достав нож, и в этот момент оттуда сверху на Ваську накинулась та же тварь из подвала. Быстрая как молния, зараза. Повалив его на землю, не давая ему вырваться, она не переставала наносить удары в голову этим своим языком-шипом. Васька в свою очередь схватил её за башку, перенаправляя удары подальше от своей головы. И в этот момент рядом стоявший хлопец, который первый среагировал, нанёс удар клинком ей в глаз. Немедленно откликнувшись на боль, она переключилась с Васьки на атакующего, за долю секунды подняв своё тело, и вонзила свой язык ему в шею с такой скоростью, что мои дряхлые, но зрячие глаза не могли уследить за происходящим. Хлопчик без единого движения упал на землю и из его шеи начала вытекать желтая жидкость, разъедая кожу, как вода портит бумагу. Убив его, Многоножка ринулась от нас прочь, издавая такой звук, будто перед нами не эта жуткая тварь, а юная девушка, голос которой был настолько чистый, что можно было подумать, мы убиваем человека, а не бездушное чудище. Разъяренный Васька быстро поднялся, не сводя глаз с трупа своего товарища, который спас ему жизнь. Он быстро выхватил кинжал из набедренного пояса и метнул его вопящей твари вдали прямо в голову, заткнув её навсегда. Не успели мы собраться с мыслями, как поступить дальше, со всех сторон начал раздаваться этот самый пронзительный, жуткий вой. Многоножки наступали отовсюду. Из соседних подъездов, с крыш, и просто выбегая из других районов. Васька отодрал железную дверь подъезда и дал приказ всем держаться за ним. Мы бежали на единственный указатель — луч света. Васька откидывал их, не прекращая бежать, а за ним мы — строем по два человека, открывая огонь в каждую сторону. Я был замыкающим строй, обстреливая всех сзади. Мы только и успевали перезаряжать автоматы, которых у нас и так было мало. В итоге, я взял одного подчиненного Васьки и откинул назад, метров на пятьдесят. У того была с собой взрывчатка. Так как мы здорово сильнее обычных людей, падение с такой высоты для нас пустяк. В общем, мы еле смогли добежать до одного большого оврага, где тот, которого я откинул, заложил взрывчатку. Ух, какой фейерверк был, все еще перед глазами стоит! Эти твари боятся очень громких шумов, и от выстрелов автомата они иногда словно застывали на короткое время, да и то не все. В общем, от взрыва они все замерли, и тут у нас появился шанс. Бежали мы, не оглядываясь назад, до самой речки неподалёку от Ульяновска. Быстро залезли в нее и вынырнули, чтобы сбить немного запах. Потом, чуть погодя, папку твоего, Влад, позвали. Он-то их и убил всех. — Мужчина вздохнул, видимо вспоминая погибшего товарища. — Царство небесное тому хлопчику. Уверен, и на том свете этих тварей достаёт. Вот и сказочке конец, а кто слушал — молодец.

— Невероятно, — хлопнул в ладоши Владислав. — Вы и правда, швырнули человека на пятьдесят метров?

— Где-то так.

— Влад, давай пей, — протянул Чингин бутылку Владу. — Давай, глотни и расслабься.

— Нет, спасибо, — отмахнулся рукой парень. — Не люблю спиртное. Только иногда могу выпить.

— Неженка, — бросил Николай, закусывая колбасой самогон. — В этом мире надо уметь забываться.

— Я сам решу, когда и что мне делать, — злобно глянул Владислав на солдата.

— О, у птенчика прорезался голос? — усмехнулся Николай. — Или батю будешь звать, чтобы со мной расправился?

Влад уже хотел встать и помериться силами с наглецом, и хоть тот и обладал огромной физической силой, Влада это не пугало, но неожиданно Кирилл Павлович встал первым.

— Колян, — Кирилл Павлович схватил того за плечо и сжал его так, что у солдата искривилось лицо. — Не прекратишь пургу нести, я тебе помогу успокоиться.

— Понял Вас… Кирилл Павлович, только отпустите. — Мужчина разжал пальцы, крепко сжимающие плечо Николая, и тот отставил бутылку, виновато глядя на Владислава. — Перебрал… Бывает. Ты извини, Влад. Не хотел, разум затуманила бодяга.

Влад кивнул, тем самым давая понять, что прощает его.

— Бодяга? — Чингин раскрыл глаза так широко, что сначала его собеседники удивились не его словам, а непривычному виду. — Ты каждый день просишь эту бодягу! Че, патронов и оружия много у тебя, смотрю? Каждый день за спасибо лакать… хм… бодягу… Хрен тебе теперь, а не бодяга.

— Чингин! Помутнение в голове, не принимай близко к сердцу. Мы же друзья с детства! Сколько я тебе и твоим братьям помогал?

Чингин больше не смотрел на Николая так ошеломленно, а Влад вдруг вспомнил, что отец ждет его после дозора. Он поднялся на ноги и поглядел на своих товарищей.

— Ладно, мужики, я, наверное, уже пойду.

Он попрощался со всеми и уверенно направился вперед, и, миновав улицу и свернув за угол, оказался на «Черной 20». Пятиэтажка была вся в дырах, крыши не было, и пятый этаж ничем не прикрывался. Парень подошёл к подъезду, открыл железную дверь, которая противно скрипела от старости, словно жалуясь на проржавевшие петли. Влад с отцом жили на третьем этаже. Лестницы были наполовину разрушены — надо было прыгать от одной лесенки к другой, и, наконец добравшись до третьего этажа, Владислав открыл дверь ключом. Таких квартир было мало, обычно в домах дверей нет, или есть, но без замка. Квартирку составляла одна большая комната. Раньше, правда, это была двухкомнатная квартира, но одну комнату завалило, все обои давно слезли, пол был прогнившим и весь в плесени, и было всего одно окно с видом на ЮУРГУ. В комнате стояло две кровати у каждой стенки и два больших железных шкафа, поставленных вместе возле входа в квартиру. Один был с одеждой, другой с оружием отца. Влад быстро оказался у своей кровати, завалился на нее и почти тут же погрузился в сон. Он подумал, что отец сам разбудит его, когда придет.

* * *

— Прошу… Открой глаза… Не оставляй меня… — сквозь сон услышал Владислав, и открыл глаза: перед ним была молодая очаровательная девушка. Волосы ее были средней длины, чуть ниже плеч, цвета огня, глаза — как лазурное небо, фигура стройная — формы песочных часов. Одета она была просто: черные штаны и майка.

— Ты должен встать.

Влад хотел что-то сказать, но не мог, почувствовав жгучую боль в районе живота, которая словно сковала его губы. Он неожиданно понял, что сидел, опершись спиной о бетонную стену в какой-то комнате, где по всему полу вокруг валялись ножи с окровавленными лезвиями, а из живота у него торчал длинная черная рукоятка с тремя черепами. Почему-то парень не мог увидеть, как выглядит комната — все пожирала кромешная тьма. Лишь лицо девушки, склонившейся так близко, можно было разглядеть в этой тьме.

— М-м-м… — только смог проскулить Владислав из-за тупой, пульсирующей в ране боли.

— Он идет за нами, — девушка обхватила голову парня двумя руками, большими пальцами проводя по щекам, и пристально взглянула ему в глаза. — Ты… — непонятный свист в ушах заглушил слова девушки. Владислав хотел сказать или показать незнакомке, что не слышит её, но тело не слушалось. — Верь в себя, — шум неожиданно пропал. — Мы сможем выбраться отсюда, нужно только подлатать тебя.

Внезапно, за ними, в темноте промелькнула какая-то тень, отчего Владу стало не по себе. Его голова просто шла кругом от непонимания происходящего! Он отчетливо чувствовал яростную, выжигающую его изнутри боль. Что-то показалась у противоположной стены, и девушка медленно и плавно вытащила нож из живота парня. Существо, как заметил Влад, было метра три в длину, но полностью разглядеть его было невозможно. Однако Владислав с уверенностью мог сказать — это был не человек. Существо начало медленно и тихо, маленькими шажочками, приближаться к ним. Руки Влада затряслись от страха, в горле пересохло. Через несколько секунд монстр оказался уже за спиной девушки.

— Потерпи еще немного и я… А?

Из уголка рта девушки дорожкой медленно потекла кровь, стекая с подбородка прямо на грязный бетон. Ей кто-то проткнул живот: тот, кто показался из чернильной темноты с чем-то напоминающим белое крыло с острым концом, похожим на наконечник копья. Девушка застонала от боли. У Влада от страха и бессилия в уголках глаз выступили слезы. В то самое мгновение незнакомку, что казалась Владиславу прелестной нимфой, затянуло во тьму. Оттуда были слышны чавкающие звуки и стоны полумертвой девушки, которые быстро стихали во мраке. Влад прикрыл глаза, прислонившись затылком к холодной стене. Он думал — вот он, его конец. Скоро комнату наполнил леденящий кровь рык монстра, который по звуку находился примерно в десяти шагах от парня. Во мгле показались два кровавых блестящих глаза, которые таращились на него, потихоньку приближаясь. Влад уже мог слышать его сопение, которое напоминало тяжелое дыхание хищника.

— М-м-м… — Влад пытался что-то предпринять, но у него не получилось даже поднять руку.

Он знал, существо перед ним. Ждет, наблюдает, облизывается в предвкушении. Владислав открыл глаза и посмотрел в кромешную тьму. Какие-то десять секунд, но для него они длились словно вечность. Перед парнем зависла невидимая тварь, пожирающая его жадным взором алых нечеловеческих глаз. Оглушительный крик монстра, и Влад, почувствовав невыносимую боль в шее, ощутил, как льется его кровь, стекая на грудь. Он упал на пол, сползая по стене на бок. Парня пожирала неведомая дрянь, а у него не было сил бороться..

Влад проснулся весь в поту, с ошалевшими глазами, разбуженный собственным вскриком. Он уже не понимал, где сон, а где реальность. Быстро переведя взгляд на окно, парень застал привычный ему вид здания ЮУРГУ. На улице уже был вечер.

— Что с тобой? — обеспокоенно спросил отец, показавшийся в дверях квартиры. — Приснилось что-то плохое?

— Приснилось, не то слово, — Влад стер пот со лба, пытаясь прийти в себя.

— Ты проспал более полу суток, — Андрей подошел к кровати сына. — Что снилось?

— Тебе лучше не знать.

Мужчина вздохнул, с жалостью смотря на сына:

— Влад, время пришло. Главнокомандующий собирает всех в штабе.

— Уже?! — Влад рывком сел на кровати. — Так скоро? Ты же говорил, что еще долго ждать.

— Обстоятельства. Так бывает: время всегда приходит быстрее, чем надо. Так что вот, — отец положил черные штаны с майкой и берцами на кровать. — Одевайся, я жду тебя у входа в штаб, — и он быстро вышел из квартиры, закрыв за собою дверь.

Влад поднялся с кровати и впопыхах начал переодеваться, переводя взгляд на окно, где в лучах заката горели окна ЮУРГУ. Парня распирало от радости — так давно он хотел туда попасть. Во всем был виноват, его отец — он всегда рассказывал ему свои истории о выполненных миссиях: как он уничтожал очаги и рои, как люди из дальних городов рассказывали ему про невиданных существ, обитающих в заброшенных городах и в округе, про интересные личности в других кланах. Всегда, когда Андрей возвращался с миссии, «маленький чертенок» в лице Владислава поджидал его и буквально съедал своими глазами, дабы отец рассказал ему что-нибудь вкусненькое, чтобы лечь в постель «сытым».

Влад зашнуровал берцы, встал и вышел из квартиры.

* * *

— Влад, быстрее, — подгонял его Андрей у входа в институт, — опоздаем — я из тебя уху сварю.

Влад бежал по улице, не жалея ног. Наконец добравшись до здания, он, запыхавшийся, сделал шаг на первую лестничную ступень. Перешагивая одну ступеньку за другой, парень разрывался от радостных чувств. У огромной дубовой двери, которая единственная в своем роде смогла сохранить свое величие и к которой подошли Андрей и его отпрыск, они замерли. Влад, не решался от волнения, первым открыть дверь в «Ад», о котором он так долго мечтал. Наконец, отец медленно отворил дверь, и оба зашли внутрь, и первым, что попалось на глаза, был массивный кожаный диван, изрядно, правда, потрепанный временем. Он стоял почти у самого входа, в углу, а в центре располагалась широкая лестница с двумя разветвлениями, и было трудно не заметить, что как потолок, так и лестница были из чистого мрамора. Вот ведь умели раньше делать на совесть, на века'', — мимолетно подумал Владислав. Атмосфера здесь была плачевно-ностальгическая. Некогда это здание переполняли улыбчивые студенты и ворчливые преподаватели. Голоса здесь лились шумно. Здесь кипела жизнь. И от одной этой мысли, и что произошло с миром в целом, Владу было не по себе. Всё напоминало о прошлом. Беззаботном. Счастливом. И плакаты, развешанные по стенам, с изображением лидеров тех времён, флаги и даже изображение самого учреждения, выложенное мозаикой при входе в здание.

Пройдясь по коридорам, Вдад подметил, что внутри было не так хорошо, как казалось на первый взгляд: пол был прогнившим, штукатурка давно отпала, стены были голые, все черные от давнишнего пожара, некоторые были проломлены, чтобы совместить кабинеты. Отец и сын поднялись на второй этаж, который был полностью пуст: все стены, кроме несущих, были снесены и теперь, он представлял собой большой длинный зал. Здесь стояло много мужиков в черных плащах и с жетонами номеров, в середине был старик в мундире, ослепший на один глаз, а здоровым рассматривающий всех курсантов, стоящих перед ним в шеренгу в численности двухсот человек. И тут Влад понял — они опоздали.

— Как думаешь, — Андрей злобно покосился на сына, — тебя варить с приправами или нет?

Влад от страха даже сглотнул.

— Андрюша, — беззлобно подозвал к себе старик, — пойди сюды, а чадо твое пусть в строй встанет.

Андрей послушно подошёл к старику, а Влад встал в конец шеренги. Там стояли все молодые, больше двадцати не дашь, и все в такой же одежде как и у Владислава.

— Постой-ка, — притормозил его главнокомандующий, — встань в начало. С тебя первого начнем.

Влад послушался и обошёл шеренгу, вставая там, где повелел старик.

— Александр, — вызвал старик какого-то парня из шеренги, — проверь, что может этот хлопчик.

Номер кивнул и повернулся к Владу лицом с волевым подбородком, шрамом на правой щеке и с зелеными глазами. Он скинул плащ: на его бедрах висели два меча, и сделал жест рукой Владу подойти к нему, что тот и сделал.

— Каким видом оружия пользуешься? — четко спросил номер.

— А? — Влад глянул на отца, который не сводил с него глаз. — Кулаки!

— Хорошо, — номер скинул мечи, — тогда приступим.

Парень поднял две руки сжатыми кулаками и молниеносно атаковал Владислава двумя прямыми ударами в нос. Влад упал на спину, из носа хлестала кровь.

— И это все, на что ты способен? — разочарованно посмотрел номер на Влада.

Нахмурившись, Влад собрал волю в кулак, вскочил на ноги, тыльной стороной ладони стер под носом кровь и пошел на номера с кулаками. Прямой, боковой с отмашки — все летело мимо. Лоу-кик в коленную чашечку, но номер отбил его, как ни в чем не бывало. Потом ударил, раскрутив свое тело, тыльной стороной кулака Владиславу в челюсть. Парня откинуло в сторону, кровь расплескалась по бетону алой полоской.

— Не в тебя хлопчик пошёл, — сочувственно похлопал старик по плечу Андрея. — Но не бойся, мы из этого стебелька вырастим дерево.

Влада взбесили такие слова. Он встал, в очередной раз вытер с лица кровь, растирая по щекам, и быстро приблизился к номеру. Номер атаковал его правым боковым, но Влад успешно нырнул под удар, сделал кувырок и схватил лежащий меч на бетоне. Парень вытащил его из ножен, и после молниеносного движения руки лезвие оказалось у горла номера. Тот остановился и поднял руки.

— Не по правилам играешь! — усмехнулся парень.

— Кто-то здесь говорил про правила? — отдышавшись, огрызнулся Влад.

Старик хлопнул в ладоши и хрипло рассмеялся.

— Ошибся, чадо-то твое — нет сомнений. Можешь встать обратно в строй, курсант.

— Извините, — неожиданно раздался женский крик, и к строю подбежала девушка. — Я Катя Ульман — курсант.

Эта девушка очаровывала своей красотой: волосы по плечи цвета огня, глаза лазурного цвета, от которых трудно было оторваться и чуть пухлые губы. Она словно была эталоном прекрасного.

Влад стоял с разбитым лицом почти возле нее и удивленно ее рассматривал. Он не мог поверить своим глазам — это девушка из его сна, от которого у него бежали мурашки по коже.

— Курсант Влад! — выкрикнул старик. — Вернись в строй и прекращай пожирать взглядом нашу обаятельную девушку.

Влад замялся, а все стоявшие мужики рядом с главнокомандующим и все курсанты посмеивались над ним, а девушка одарила парня раздражительным взглядом, намекая, чтобы тот убрал от нее «свои лупы». Он еле заметно дернулся, опустил голову и отошёл, вставая первым в строй.

— Уже невеста есть, Андрей, — тихо рассмеялся старик и пихнул стоявшего рядом мужчину в бок.

— Боюсь, не доживет, Геннадий Викторович, — с тихой яростью посмотрел Андрей на сына так, что у того застыла кровь в жилах и из носа даже прекратила выступать алая жидкость.

— Да не надо так. Популяцию-то надо как-то восстанавливать, — снова прыснул главнокомандующий, и от этого Владу стало еще более стыдно. — Девчушка, ты следующая, — кивнул он одному номеру.

Тот скинул плащ так же, как и первый, и Катя выбрала бой на кулаках. Влада ждало удивление: девушка, — по виду хрупкая и прекрасная — оказалась настоящим монстром во плоти. За несколько секунд она скрутила номера и вырубила его ударом с ноги в голову. Все курсанты были в шоке от увиденного. Геннадий Викторович довольно хлопнул в ладоши и попросил Екатерину вернуться в строй, она встала к Владу, сместив его на второе место, как в шеренге, так и в глазах других. Влад все еще прожигал девушку взглядом.

— Если ты не прекратишь, — злобно глянула на него Катя, — я доломаю твой нос.

От таких слов Влад сразу же молча перекинул взгляд на следующего сражающегося с номером. Так прошел примерно час. Все курсанты сразились с номерами, и больше было проигравших, чем победителей.

— Отлично, сейчас всё вам расскажу, — старик подошел к курсантам ближе. — Сразу говорю, это вам не летний лагерь. Запомните, здесь вы умрете и переродитесь заново, как великая мифическая птица феникс. Вас будут обучать лучшие из лучших, тренировки с огнестрельным, с холодным оружием, будете выходить на задания в города, а в конце вам дадут кровь неизвестных, и вы станете этакими силачами. Вас разделят на две группы, которые будут учиться в разных корпусах, а под конец месяца будут битвы между курсантами на этом самом месте. Здесь вы пробудете год. Если все понятно, две первых шеренги и половина третей — сделать три шага вперед, — курсанты шагнули вперед. — Вы первая группа. Ваш корпус справа от штаба. Все остальные — вторая группа. Ваш штаб левый. Разойтись по корпусам! Там вас встретит руководитель, к которому вы прикреплены и который будет следить за вами.

Все послушно вышли из штаба и направились в свои корпуса. Здание было уже оранжевого от сырости цвета. Внутри было так же, как и в университете. Курсанты вошли внутрь, и там их встретил лысый, с длиной черной густой бородой, мужик в знакомом черном плаще.

— Добро пожаловать, — вяло поприветствовал их он. — Я Женя. Для вас — Евгений Константинович. С этого дня вы мои подчинённые, пока не закончите обучение. Вопросы?

— Какой у Вас номер отряда? — выкрикнул парень из толпы.

— Семнадцатый, — посмотрел он на курсанта, словно на пустое место. — Попрошу не задавать глупых вопросов, не относящихся к теме пребывания вас здесь, — мужчина посмотрел на толпу и закатил глаза. — Все за мной.

Курсанты двинулись за Евгением Константиновичем по коридору, потом на лестничную площадку и на второй этаж. Здесь тоже были пробитые стенки у некоторых кабинетов.

— Этот этаж для обучения с огнестрельным оружием. На третьем такой же огромный зал, как тот, из которого вы пришли. Там будет проходить занятие с холодным оружием и рукопашный бой. Четвертый этаж — место сна. Есть палатки в каждом кабинете, так что я думаю, всем хватит. Пятый этаж — изучение монстров. Так как солнце почти село, отправляйтесь на четвертый, поспите, и с утреца начнем ваши пытки.

Влад все косился на Евгения Константиновича, думая, шутит он или нет. Парень еще до конца не понимал, куда он попал и что предстоит ему пережить.

Глава II Голос

— Влад…

Он услышал сквозь тьму женский голос. Несмотря на тянущую тяжесть, которая неожиданно сковала все его тело — даже такой простой жест, как движение век казался невозможным — Владислав открыл глаза, и картина, развернувшаяся перед ним, повергла его в шок. Он опять сидел, упершись о бетонную стенку спиной, и наблюдал, как Катю, ту самую Катю Ульман, пронзило штыком неизвестное ему существо.

— Помоги мне!… — хрипло просила девушка. — Мне… больно… — ее все больше и больше утаскивало во мглу, откуда вскоре раздался душераздирающий крик и чье-то мерзкое чавканье.

Из темноты жадно блеснули два алых глаза. Рык разнесся по всей комнате, и опять Влад почувствовал эту отвратительную боль в шее.

— А-а-а-а! — со вскриком Влад подскочил на матрасе, открывая глаза.

Пытаясь отдышаться и понимая, что это очередной сон, парень лег обратно на свою импровизированную постель, сооруженную в палатке. Он не мог поверить, что это снится ему вновь и вновь, и перед ним, в видении, снова Катя. Все могло бы показаться чистым совпадением, если бы не аудитория, в которую поселили Влада с еще четырьмя такими же солдатами, среди которых была и Ульман.

— Парень, — в палатку к Владиславу просунул голову блондин с темно-зелеными, точно у кота, глазами, — с тобой все нормально?

— Ага… — все также тяжело дыша, отмахнулся Влад. — Извини, если разбудил.

— Ничего, — кивнул парень. — Мы уже час назад встали. Тебе бы тоже надо очухаться. Через десять минут придет учитель.

Влад приподнялся на локтях, медленно приводя себя в сидячее положение — в голове до сих пор был сумбур от увиденного кошмара. Он похлопал себя по щекам, чтобы окончательно проснуться, расстегнул молнию рюкзака с вещами и едой, валявшегося рядом, который принес ему вчера отец, достал оттуда булку и банку шпрот. Парень разломил хлеб пополам и, сделав себе парочку бутербродов, начал спешно их поглощать, пока не почувствовал себя сытым. Теперь можно было вылезать из палатки. Аудитория была большой, шла лесенками вниз, и на каждой широкой ступени стояли рядами парты, покрытые пылью времен, на удивление, выглядевшие вполне целыми. Солдаты спали на том месте, откуда раньше преподаватель читал лекции и давал указания для практических занятий, окрикивая болтающих или дремлющих на задних рядах студентов. Аудитория вся разваливалась: два полуразбитых окна выходили на постоянно темную теперь улицу; в стенах зияли дыры, из которых бил поток непрекращающегося ледяного ветра; повсюду расползлась плесень от навечно воцарившейся в плохо отапливаемом помещении сырости, а на полу, не останавливаясь ни на минуту, деловито сновали какие-то мелкие насекомые, заползающие повсюду и мешающие Владу спать. Везде валялись тетрадки, мятые или полусгоревшие листы бумаги.

Как говорится, все имеет свою историю. Так и в этой аудитории ощущался почти физический, вызывающий неприятный холодок, до мурашек «привет из прошлого». На полу, среди кусков штукатурки и грязи, виднелись стекла некогда стоявших на партах пробирок. Зайдя в препараторскую, становилось не по себе. Даже спустя столько времени бездействия, разбитые реактивы словно пытались удушить, и задерживаться здесь казалось безумием. Владислав вышел из препараторской и закрыл за собой дверь. В аудитории парня заинтересовала одна парта: на ней не было пыли, и, подойдя, он все рассмотрел получше. На нижней полке он нашёл две газеты, которые давно уже были почти истлевшими, чуть ли не рассыпающимися, со слепленными листами, и разъединить их было подобно разрыву истории. На первом листе было написано «1991 г.» и заголовок: «Монстры! Всем срочно эвакуироваться». Вторая газета гласила: «США пали! Кто следующий?». Владислав долго рассматривал выцветшие печатные буквы, а потом протянул руку вглубь парты, медленно и с опаской изучая каждый сантиметр в поисках чего-то еще, и правда — в левом углу он нащупал мягкую бумагу, подцепил ее и вытащил ее на свет. Скомканная пачка листов оказалась третьей газетой. Влад стряхнул с нее вековую пыль, осторожно разглаживая. Черно-белая фотография не пострадавшей от сырости первой страницы порадовала своей целостью. Он аккуратно развернул газету: «Зверь ищет свою добычу, — значилось в заголовке. Влад читал и впитывал все в мельчайших подробностях. — 1991 год. 25 ноября. Первый эпицентр — Новосибирск… Что нам делать? Кто нас спасет? Почему правительство бездействует?». Фото было устрашающим: проезжая часть, где на бегущих прохожих нападают монстры, и обороняющиеся от них, в большинстве своем безоружные люди, у которых, с очевидностью, ничего не получается… Плач, который словно слышался Владу с выцветшей фотографии, щемил сердце, как и люди, запечатленные сидящими возле трупов детей. Люди, которых давно уже нет — а боль их была так ощутима даже спустя почти век.

Парень собрал все три газеты, сложив их стопкой, зашел в палатку, открыл рюкзак и положил газеты со всей аккуратностью, с какой смог, словно он укладывал спящего ребенка в кроватку, чтобы тот не пробудился. В теперешнем мире учебников или книг не осталось — они в первую очередь пошли на топку для костров, но человечеству этот шаг дался трудно, почти невыносимо. Отец рассказывал Владу, что в книгах заключались все знания мира, но людям необходимо было тепло, и ничто более не горит так хорошо, как бумага. Другого выбора не было. В клане, где состояли Владислав и Андрей, была, по праву названная великой, библиотека. Она располагалась в конце города, в противоположной стороне от штаба, где хранились миллионы книг, и каждый день людям выдавали по две книги для разжигания в баках костра. Только одна теперь вещь имела историю — газеты. Они очень хорошо продавались, но почти все просто хранили их у себя дома. У Влада в шкафчике для вещей было две стопки, по пять газет в каждой.

Вспомнив, что скоро придёт учитель, Владислав быстро застегнул рюкзак, снова вылез из палатки и подошел к умывальнику, который находился в левом углу аудитории. Умывальник представлял из себя шланг с краном, а в полу — водосток, чтобы здесь не случилось потопа. Парень умылся и подсел к курсантам, которые собрались кругом в центре аудитории.

— Давайте познакомимся, всё-таки нам придется жить вместе, — осмотрел всех блондин и широко улыбнулся. — Я начну первый. Меня зовут Кирилл Сафронов, — парень был тощий, маленького роста, и все, что его выделяло, это милая мордашка и яркие зеленые глаза.

— Виктор Пронин, — другой парень, что представился, был высоким и подстриженным почти под ноль.

— Маргарита, — кротко проговорила девушка, следующая по очереди, — пухленькая, с розовыми щечками и туго заплетенной каштановой косой. У некоторых в клане не было фамилий: так обычно бывало у сирот.

— Екатерина Ульман.

— Владислав Самойлов, — немного замялся Влад, последний и замыкающий круг. — Рад знакомству.

— Влад, — перевел на него взгляд Кирилл, — ты сын Стража?

— Да, — кивнул тот.

Не успел Кирилл задать Владу следующий вопрос, как раздался неприятный, заставивший многих вздрогнуть скрип. Дверь открылась: в проходе стоял Евгений Константинович. Он махнул рукой, подзывая их.

— Вставайте, — нехотя скомандовал он. — Сегодня огнестрельное и рукопашные бои. Я познакомлю вас с вашими тренерами… Быстрей выходите! За моей спиной толпа, которая ждет только вас!

Ребята подорвались на месте и выбежали из аудитории. Они спустились на второй этаж, где их ждали пять мужчин в черных плащах. От них веяло недовольством, даже какой-то скрытой опасностью и крепким перегаром. В клане мужики любят выпить, особенно по вечерам.

— Вам нужно поделиться на пять групп, — обратившись к спустившимся, Евгений Константинович подошел к мужчинам. — С сегодняшнего дня они, — он кивнул на тренеров, — ваши палачи. Кто будет ныть — будет драить сортир. Кто будет показывать свой характер — будет драить клетки с монстрами. Кто решит, что это не для него — сначала отдраит сортир, потом клетки, и только потом уйдет отсюда. На этаже пять аудиторий. Мужики, — бросил он «черным плащам», — выбирайте.

Влад узнал одного из пяти. Длинные белые волосы, пронзительные карие глаза, пугающие, и, странным образом, имеющие свойство зачаровывать, мускулистое тело, из-за которого надетые вещи казались не по размеру. Прозвище у него было «Цыган» — старый друг отца, который был в его отряде и прошел с ним через огонь, воду и медные трубы. В детстве Влад очень боялся его из-за ненормального цвета волос и называл «старым», но со временем смог привыкнуть к его обществу и даже с ним подружиться. Характер, правда, у мужчины был весьма специфический. Он мог смеяться, а через пару минут уже рвать и метать, злиться как зверь, разнося все у себя на пути. Ну, а если Цыган пил, то это была полундра, дикий буйвол на корабле. Мужчина объяснял свою перемену настроения достаточно мудрено, и Влад все равно не понял, что тот имел в виду: «Перехитри лису — познаешь хитрость, побори медведя — познаешь силу, загрызи волка — познаешь кровь, — по этим правилам живу и я, из-за этого и характер такой. Добрый, но хитрый. Всегда за всеми наблюдаю и ищу способ убить, ведь друг в наше время может оказаться и недругом. Злой, но сильный, зря кричать не буду — по морде получат без предупреждения. Смертоносен в своей работе — просто так кровь ни у кого не прольется, а если человек нарушит два первых мои правила, то третьего ему тогда не избежать. Разве что только это не монстр, потому что для них у меня другие правила». Остальных мужчин Владислав не знал: двое худых, как спички, и похожих друг на друга, как две капли воды. Двое полных, но отличных друг от друга: один блондин с сальными космами и без трех передних зубов, а второй — брюнет с чистыми волосами и, на удивление, белоснежной улыбкой.

— Влад, подойди ко мне, — махнул рукой Цыган, и парень послушно приблизился к нему. — Давно не виделись, мелкий. Как батя поживает? А то меня закинули в этот детсад на целых три месяца, хоть плачь!

— И тебе не хворать, Старый, — дружелюбно и в шутку произнес Влад. — С отцом все хорошо, он говорил, что ты здесь будешь, — Цыган прищурился, глядя на Владислава. Он хотел задать один очень важный вопрос, на который, однако, Влад сразу же ему ответил, словно предугадав еще не сказанное. — Я все знаю. Отец мне рассказал, почему ты здесь.

— Цыган! — усмехнулся беззубый и вальяжно подошёл к старому знакомому Влада. — Поцыков выбирай, а то, это, гляди, — он сплюнул на пол, — разберут всех, да ныть начнешь.

У Цыгана набухли вены на лбу, он медленно развернулся, положил свою ладонь на плечо беззубому, набрал воздуха в легкие, и пошло-поехало:

— Крыса ты беззубая, будешь мне указывать? А? Да я тебя, скотина, на куски порву и монстрам за стеной скормлю, чтобы хоть кто-то порадовался твоему существованию, — Цыган сжал его плечо. Щербатый стоял в растерянности: не ожидал он такого. Он начал бросать отчаянные взгляды на стоявших рядом номеров, чтобы они, в случае чего, помогли ему, но те уже молча посылали его на все четыре стороны. Они-то знали, кто такой Цыган, и на что он способен. — Чё глазами стреляешь, супермен? Не смотри, не помогут. Один здесь поляжешь.

— П-п-прости, — задрожал беззубый. — Честное слово, не хотел. Помилуй!

Цыган тут же изменился в лице, напряжение пропало.

— Ну ладно, так уж и быть. С тебя самоделка автомата и ствол, — он задумался, уперев подушечки большого и указательного пальца в подбородок. — «ТТ» пойдет, — Цыган убрал руку с мясистого плеча коллеги по несчастью и похлопал по нему. — Выбирайте людей, я возьму последних. С Владом хочу потрещать, давно эту мелочь не видел.

Курсанты на слова Цыгана отреагировали нехорошо. Влад почувствовал на себе множество взглядов, прямо как рыба в аквариуме.

— Значит, батя рассказал? Ну Андрюха, просил же его, говорю, сынишке только своему не рассказывай, а он!.. Тьфу ты! Ты это тайну храни… Её должен знать только ты, батя и главный.

— Я не трепло, — Владу стало слегка обидно за то, что ему не доверяли. — Мог бы об этом и не говорить.

— Да ладно тебе, — приобнял за плечо парня Цыган, — ты ж меня знаешь — несу все, что попало. Не обижайся.

Так Влад побывал в знаменитых Цыганских тисках, которыми он одаривал только своих близких. Беззубый мягко, словно, если бы он прибавил тона, то вернулся бы в ту же ситуацию, что приключилась две минуты назад, сообщил Цыгану, что они закончили, а потом, будто дым, испарился со своими курсантами.

— Полялякали да хватит, — Цыган сделал шаг навстречу стоящим курсантам, а Владислав встал с ними в строй, чувствуя нагнетающую вокруг себя обстановку. — Курсанты, звать меня просто — Цыган. Я буду учить вас пользоваться огнестрельным оружием. Пошли за мной.

Он повел всех в аудиторию, вход в которую был как раз напротив того места, где они стояли. Помещение было очень длинным, но больше оно удивляло своим видом: стены были покрыты какой-то чёрной тканью, плотной и мохнатой, а пол был такой же темный и мягкий. Половина аудитории была отделена от другой стеной из пуленепробиваемого стекла. И в той части помещения, в которой находился Влад с остальными курсантами, висели набитые сеном куклы, и, примерно на расстоянии в пятьсот метров, стоял длинный стол с оружием.

— Подойдите сюда, — приказал Цыган новобранцам, — и смотрите внимательно, — он поднял очень странный пистолет: ствол был в длину с кулак, магазин непропорционально длинный, что не очень удобно упирался в кисть, и широкое в диаметре дуло, под которым находился курок. — Это, ребятишки, произведение искусства — самодельный двенадцатисантиметровый автоматический автомат, который разработали братья Толстопятовы — фантомасы, — никто из курсантов не мог понять, про кого им говорят. — Эх… Прошли те деньки, когда их все знали. Банда такая была в РСФСР, придумали же такое. Раньше знатоки оружия приезжали и выслеживали по гильзам эту банду, дабы разузнать, как они смогли создать такое оружие. Фантомасов ликвидировали, а их детище осталось. Первое их изделие было, конечно, не ахти: ствол был слишком гладким, да и конструкция ненадежная. Зато последующую разработку «преступные оружейники» даже снабдили своим фирменным клеймом, а в девятимиллиметровом стволе появились самодельные нарезы. Правда, «преступную славу», Толстопятовых никому затмить не удалось — полет фантазии прервал уголовный розыск, но, как отмечали криминалисты, если бы бандитов не поймали, то автоматы пошли бы на производство, — Цыган еще раз покрутил автомат в руке, словно наслаждаясь им. — Мы называем его «Фантом». Идем дальше.

Мужчина положил автомат на стол и тут же поднял с последнего еще более удивительную игрушку. Это был пистолет с барабаном, рукоять которого была направлена не вниз, как обычно, а вертикально, и длиной примерно с вытянутую ладонь. Вместо курка карабин, а вместо магазина, как на автомате, барабан с шестью зарядами и длинным дулом.

— А это, мои глупые детишки, «Мадонна». Посмотрите на этот карабин с револьверным бараном вместо магазина. Создал это оружие бывший стрелок-спортсмен, скорее из любви к искусству и стрелковому делу, чем из каких-либо других бандитских целей. Специалистов поразила собственноручно разработанная методика нанесения нарезов в канале ствола семи целых и шестидесяти двух миллиметров и качество самого изделия, изготовленного под «нагановский» патрон. Автор этого «технического шедевра» получил тогда минимальный срок, ибо суд принял во внимание ряд смягчающих вину обстоятельств. Закон есть закон. Но этот случай, отмечу, исключение из правил. Если в республиках бывшего СССР различные «самопалы» на свой страх и риск тихонько точились разного рода подпольными мастерами, на предприятиях из подручных средств, то уже в 1990-е, когда мир начали уничтожать монстры, производство самоделок перешло на поток. Продолжу, — Цыган положил Мадонну, — чем дальше, тем лучше.

Он достал большой автомат, напоминающий немецкий во времена Великой Отечественной войны. Рукоять была сделана из дерева, а все остальное из сплошного металла. Ствол был длинным, магазин — больше, чем в «Фантоме». Это оружие удивило Влада больше предыдущих. Оно выглядело элегантно.

— Это ПП «БРОРС». (ПП «Брорс» (или «Борз»)) — «Волк». Он производился в Чечне для вооружения отрядов самообороны, партизанских и диверсионно-террористических формировок. За основу конструкции взято устройство пистолета-пулемета Судаева «ППС». Автоматика действует за счет отдачи свободного затвора. Затвор подпирается спиральной возвратно-боевой пружиной, надетой на направляющий стержень, — Цыган передернул затвор и ловко расстрелял соломенную куклу перед ним.

В нос забилась гарь. Кто-то чихнул. Цыган, усмехаясь, разрешетил куклу от ног до головы. В ушах стоял мерзкий писк, из-за чего Влад заткнул их пальцами. И, наконец, когда кукла была совсем «убита», мужчина, с довольным выражением лица, положил автомат на стол.

— Сколько раз он меня спасал, уже и не помню, — вздохнул Цыган. — И, наконец, самая моя любимая игрушка.

Он взял со стола необычный пистолет: не очень длинный, но, как известно, размер не важен. Это был пистолет с восемнадцатью зарядами, ручка была деревянная и маленькая — под ладонь, а курок в форме кольца.

— Это моя прекрасная «Мариэтта». Такой пистолет используйте только в крайнем случае и близко к врагу, потому что у вас будет всего одна попытка, ведь перезаряжать эту крошку очень трудно. Теперь ознакомлю вас с ней. У образцов стрелкового оружия того времени, помимо крайне необычного и даже массивного вида, выделялась и высокая скорострельность, благодаря которой их охотно раскупали в качестве оружия для самообороны. Однако, были и недостатки. Система снаряжения револьвера была устроена крайне сложно и требовала довольно длительных процедур. Каждый ствол заряжался порохом и пулей, и для этой процедуры было необходимо сначала снять ствол из блока при помощи специального ключа. Помимо сложных процедур по перезарядке, револьвер «Мариэтта» отличался еще и крайне низкой точностью стрельбы, в силу которой эффективно стрелять из него можно было либо в упор, либо на расстоянии до пяти метров. Револьвер был крайне популярен в Европе: его дарили, создавали на его базе своеобразные оружейные «подарки» и просто преподносили в знак особого уважения. Производство бельгийского револьвера было налажено по всей Европе и, как минимум, двенадцать оружейных домов занимались его изготовлением. Некоторые из оружейников, в целях повышения качества револьвера, изготавливали оружие из редкой в то время дамасской стали с характерным рисунком. Однако, неумолимо надвигавшийся прогресс добрался и до этого чуда оружейной мысли: в конце девятнадцатого века «Мариэтту» окончательно начали вытеснять капсюльные револьверы, которые, помимо конструктивных новшеств в виде применения патрона с центральным воспламенением, отличались еще и куда большей надежностью и точностью стрельбы.

Цыган подошел к кукле на расстояние в двадцать шагов и спустил курок. Раздался шум хлопков, которые по очереди быстро закручивались в ритме вальса. «Волк» даже рядом не стоял с этим зверем: куклу разорвало надвое, и пуля впилась в стену.

— Незаменимая вещь, — поцеловал мужчина рукоять пистолета. — Теперь я расскажу, по какой методике буду вас обучать. И да, кстати, я не просто так рассказал вам все про оружия и их изготовителей. Первое правило — знай о своих новых друзьях все. Второе правило — чисти и ухаживай за своими друзьями. Третье правило — не ломай и следи за ними: от этого зависит твоя жизнь. Теперь методика вашего обучения.

Цыган взял «Мадонну» и переложил ее в руки Влада. Парень был в недоумении, что мог задумать этот импульсивный человек.

— Стреляй, — неожиданно четко скомандовал Цыган и отошел на десять шагов от Влада.

— Но… Если я попаду в тебя? — начал волноваться Владислав, растерянно глядя на Цыгана.

— Стреляй, — настаивал тот. — Ты не попадешь, а если боишься рикошетов — эта комната как раз для таких случаев: стены обтянуты кожей с мехом, так что пули не будут отлетать от стен, — Цыган заметил, что у парня участилось дыхание, а на лбу появилась испарина. — Влад… Верь мне. Расстреляй весь барабан.

Влад сделал глубокий вдох. Он верил говорившему и доверял ему. Выдох. Парень вытянул руку, рукоять плотно прилегала к коже, ладони, на удивление, не были влажными. После слов Цыгана, он перестал бояться. Момент истины. Владислав потянул за карабин, сделав выстрел, — раздался оглушительный хлопок. Раскаленная гильза вылетела из барабана. Цыган, правда, вовремя увернулся, и пролетевшая мимо него пуля задела седые волосы на виске. Влад промазал.

— Стреляй, — мужчина никак не мог угомониться и пошел на Влада уверенным шагом.

Владислав потянул карабин уже без страха. Цыган увернулся и от второй пули, отведя правое плечо назад, чтобы смерть пролетела мимо. Он приблизился к Владу еще на два шага. С третьим выстрелом Цыган сделал полушаг. Четвертый выстрел, и Влад начал испытывать страх из-за того, что Цыган слишком близко подходил к нему. Отдача от каждого выстрела ощущалась во всем теле, словно неугасающая барабанная дробь. Мужчина снова увернулся, слегка присев. Но совсем скоро он встал и приблизился еще. Дистанция в два шага: дуло «Мадонны» оказалось прямо у лица Цыгана. Выстрел. Молниеносным движением правой руки мужчина сменил направление ствола, развернув его в другую сторону. Влад нечаянно потянул карабин еще раз в направлении, которое ему задал Цыган. Парень стоял в полном шоке! «Разве человек может увернуться от пуль, на расстоянии десяти шагов?», — подумал Влад.

— Вы все видели, — Цыган забрал «Мадонну» у Влада, — ваше главное оружие — не умение пользоваться огнестрельным или холодным оружием, а владение вашим зрением и реакциями. Знайте, пуля летит прямо, она никогда не изменит траекторию. Она будет лететь только туда, куда направлено дуло. Именно это знание и навык я буду вбивать в ваши зеленые головы.

Никто из курсантов не мог до конца поверить, что такое возможно. Может, это все из-за крови, которая наградила Цыгана необычной силой? Но нет, не похоже было, что он сейчас воспользовался этим своим преимуществом: только зрение и рефлексы.

— Надевайте, — указал он на стекло, у которого лежало упакованное снаряжение. — Потом по двое заходите в дуэльную.

Все послушались Цыгана. Влад взял в руки пакет со снаряжением, но кто-то быстро его выхватил.

— Что?

— Это женское, — обернувшись, он увидел Катю. — Но если хочешь, дам. Кто знает, какие у тебя склонности, Мистер Глаза-Лупы.

— Не надо… Послушай, мне неловко, что так получилось, просто… Я тебя перепутал с одной девушкой из моих снов, — засмущался Влад. — Извини, если разозлил или обидел тебя.

— Ничего, прощен, — улыбнулась Катя и кинула ему пакет с другим снаряжением. — Твой размер. Я уверена.

Влад удивленно раскрыл серый мешок и достал тонкий бронежилет, с длинными железными нарукавниками, которые по толщине и гибкости напоминали тряпки. На ноги нацепил защитные пластины. Была так же железная каска с пуленепробиваемым стеклом, прикрывающим глаза, на которой белыми буквами было написано слово «Полиция». Все было его размера.

— Спасибо, — растерянно произнес Влад.

— Не благодари. Не хочешь со мной в пару? — мило улыбнулась Катя. Владислав, как ни старался, не мог запретить себе таращиться в эти очаровательные лукавые глаза, которые чем дальше, тем больше пленяли его.

Курсанты, стоявшие рядом, услышали разговор девушки и Влада, и спина последнего буквально запылала от недовольных и даже яростных взглядов. Каждый из парней, по видимому, мечтал предложить ей в пару свою кандидатуру, и кто знал, может, кому-нибудь из них бы повезло. Но Владислав, хоть и не нарочно, но отобрал у них эту возможность, и настрой новоявленных солдат стал жестче. Особенно агрессивно был настроен один из них.

— Екатерина, — к Ульман подошёл уже упакованный в обмундирование молодой парень — коротко стриженный брюнет. В зрачках его хитрых глаз пылали огоньки, — меня зовут Алексей Зубин. Не хотите стать моим компаньоном в предстоящем?

— Нет, — с холодным взглядом ответила ему Катя, — я уже выбрала того, с кем буду в паре. Пойдем, Влад.

— С ним? — с насмешкой спросил Алексей и подошёл к Владиславу вплотную, бегло осматривая. — Сын Стража. Пользуешься своим авторитетом? Заставил ее идти с тобой? — взгляд Алексея стал неприветливым и даже презрительным — Поговорим, может, по-другому?

— Хочешь драться? — с серьезным выражением лица Влад размял пальцы обеих рук. — Я тебе это устрою.

— Нет. Если я начну драку, — Алексей указал рукой в сторону Цыгана, — он разорвет меня на две части, и так как я знаю, что вы с ним почти как родственники, то лучше и не пытаться. Известно, что с Цыганом вообще лучше не кусаться — чистая подстава. Я думаю, мы решим все дуэлью. Кто сможет первым увернуться от пули, тот и победил.

— Почему ты решил, что я буду участвовать в твоих состязаниях? Ты слишком зазнаешься.

Алексей стоял молча, но было видно, как в его голове продумывается хитроумный план, который он хотел бы озвучить, да его опередили.

— Я уже выбрала того, с кем хочу быть в паре, — еще раз четко повторила Катя, надевая шлем, взяла Владу за руку и повела в комнату для дуэлей. — Много болтаешь, — по дороге шепнула парню Катя.

Они зашли за бронированное стекло, держа каждый в руке по Мадонне. Совсем скоро к ним подошёл Цыган и встал посередине, у зеркала.

— У вас шесть выстрелов, — мужчина протянул каждому по шесть патронов в насадках, чтобы одним разом засунуть все патроны в барабан. — Выстрелили — сменили барабан. Фокусируйте взгляд на глазах противника и на руке, что держит оружие. Когда выстрелите первый барабан, вставьте второй и через каждый выстрел приближайтесь друг к другу. В голову не цельтесь, а то хватит и пары раз, чтобы вызвать сотрясение, а, может быть, и чего похуже. Приступайте.

Влад отошел на нужное расстояние в другой конец комнаты, потянул карабин и нацелился девушке в грудь. Выстрел пришелся точно в цель: с прицелом у парня было очень хорошо, потому что отец учил его стрелять, делать поправки на ветер и обучал всем тонкостям огнестрельного оружия. Это так же была одна из причин, почему Цыган выбрал первым Владислава.

— Кхх, — послышался хрип со стороны Кати, — все равно боль чувствуется…

— Девка, — вдруг обозлился Цыган, — а ты думала, что все так просто? Думала, здесь сказка, что не будет боли? Если да, то ты ошиблась местом, дорогая. А если нет, то правильно думаешь: здесь кровь и холодный бетон.

— Извините, — Катя подняла «Мадонну» и сделала выстрел.

Влад сосредоточился на дуэли. Он почувствовал вспышку, отвратительную боль в животе, которая мгновенно его скрутила, но говорить парень ничего не стал. Вдох. Выдох. Превозмогая неприятные ощущения, он поднял пистолет. Началась перестрелка. Катя попала ему в ногу, в правую руку, грудь, еще раз в живот, в плечо. Влад нарочно стрелял ей в плечи и ноги, не желая причинять сильную боль. Щелчок, и Влад быстрым движением поменял барабан. Они начали стрелять, делая шаги каждый раз при выстреле. Катя была не очень меткой, поэтому три выстрела прошли мимо. Почему-то Влад жалел ее и продолжал целиться только в ноги и руки. Когда подошел момент для последнего выстрела и дистанция между ними была в пять шагов, Влад пристально посмотрел в глаза Кати — ее магия не действовала на него, пока на ней был шлем, и дуло пистолета было приподнято немного вверх. Они выстрелили друг в друга одновременно. Влад увидел вспышку и чуть-чуть смог уловить силуэт летящего свинца перед глазами, отклонив голову влево, в правую сторону шлема угодила пуля. Влада перекрутило, и он упал на пол. Цыган в одно мгновение оказался рядом с парнем и стянул с его головы шлем.

— Ты как? Живой?! Эй!

— Жив я, жив, — хрипя, приподнялся на локтях Влад, рассматривая все вокруг. В висках стучало, в ушах стоял низкий звон, вызывающий тошноту.

— Все в порядке? — подбежала Катя и сняла свой шлем. — Как голова? С тобою все нормально?

— Да не переживай так, — шум в ушах начал понемногу утихать. — Я крепче, чем могу показаться на первый взгляд.

Цыган схватился за бронежилет Владислава и поднял, поставив на ноги. Они с Катей были на дуэли первыми, за ними пошли следующие пары. Алексей стоял со своими прихвостнями и наговаривал на Влада, что, мол, тот полный ноль и слабак. Но парень пропустил мимо ушей насмешки: он уже привык не обращать на дураков внимания. Урок длился около двух часов, и все курсанты успели пострелять в куклы. Дверь открыл Евгений Константинович и попросил всех идти за ним. Влад попрощался с Цыганом и побрел вместе со всеми. Они поднялись этажом выше, в огромное пространство без стен, как и в главном штабе, где их распределяли, кого куда. Здесь стояли деревянные изрезанные куклы в многочисленном количестве. Пройдя за Евгением Константиновичем еще пару шагов, курсанты остановились. Учитель подошёл к женщине, которая, упершись руками в стол, бдительно рассматривала вновь прибывшую группу. На вид ей было лет сорок. Маленькая, коренастая, крепко, но ладно сбитая, с косой до копчика — она была облачена в черные штаны, майку и кожаную куртку. На лице, с левой стороны, шрам, змеящийся ото лба до подбородка.

— Эта Снежана Степановна, — вяло указал Евгений на женщину.

— Я и сама могу представиться, — она недовольно поморщилась, словно глотнула чего-то кислого. — Иди отсюда, сама разберусь.

Он посмотрел на нее, выгнув бровь, а потом своей ленивой походкой вышел из помещения и закрыл за собой дверь.

— Наконец-то он ушёл отсюда, — вздохнула женщина и, выйдя из-за стола, встала перед толпой. В руках ее оказался длинный меч. — Зовите меня Алой. Надеюсь, это понятно всем.

Алая улыбнулась, и Влад вздрогнул. Ее зубы были сточены на конус, точно акульи, но что-то еще в ней пугало помимо зубов: от женщины словно веяло смертью, да и жуткая улыбка, редко проскальзывающая на губах, была донельзя зловещей.

— У меня нет такого количества оружия, как у Цыгана, — Алая подняла руку с длинным мечом. — Ваше новое оружие — меч и кинжалы. Еще я буду преподавать рукопашный бой. Кто-нибудь умеет сражаться на мечах?

Катя, которая стояла возле Влада, подняла руку и сделала шаг вперед.

— Отлично, — женщина кинула холодное оружие Кате, проверяя ее ловкость, и та поймала его без проблем. — Нападай.

Алая была безоружна, но ее это не остановило. Они начали кружить друг вокруг друга, маленькими шажками переставляя каждую ногу с осторожностью ждущего атаки зверя, двигаясь ловко и с оглядкой. Катя атаковала внезапно, сделав шаг вперед и сократив дистанцию в разы — острие меча было направлено в плечо. Но не успел меч дойти до Алой, как она быстрым движением отвела его тыльной стороной ладони, указательный палец оказался на лезвии меча, и противный звук ногтя, который молниеносно пробежал по лезвию до самого эфеса, наполнил слух. Потом она перехватила рукоять меча, повалила Катю на пол и, покрутив в руке меч, — очень красиво и элегантно, — приставила его к шее девушки. Все это произошло в считанные секунды.

— Движения у тебя хорошие, быстрые, но ловкости не хватает. Но ничего, — Алая воткнула меч в щель в бетонном полу, протянула Кате руку и помогла ей подняться. — Я научу тебя, как надо по-настоящему пользоваться мечом.

— Пожалуйста.

— На столе лежат мечи, — обратилась Алая уже ко всем курсантам, — возьмите их и подойдите к деревянным куклам.

Влад взял клинок со стола и внимательно рассмотрел его: не очень длинный, с черной рукоятью, которая не скользила в руке. Для своей длины оружие было очень легким. Алая подошла к кукле.

— Слушайте внимательно. Первое: все монстры произошли от человека, а значит, их внутренние органы располагаются на тех же местах. Сердце, легкие: любой твари надо дышать. Воткните кинжал подмышку, между ребер, и наступит моментальная смерть: не имеет значения, монстр перед вами или человек. Самое для вас главное сейчас — набить руку под меч. Цыган занялся вашим зрением и рефлексами, так что я могу не учить вас этому. Второе: вы должны наловчиться. Пару деньков будете прорабатывать несколько ударов, что я сейчас вам продемонстрирую. Первый, — Алая повторила удар Кати, ловко пронзив острием меча голову куклы, — это колющий удар — укол, простыми словами. Атака остриём меча чаще всего используется для отвлечения. Второй, — женщина подняла над головой клинок и сверху вниз атаковала манекен, всадив лезвие в плечо, а потом быстрым движением потянула на себя, — это режущий удар, когда меч вонзается в плоть вашего противника. Ох, сколько крови будет!.. И рубящий удар, от режущегося отличающийся тем, что вы не режете противника, а атакуете всем весом тела и тем самым можете разрубить жертву пополам. На этом все. Приступайте.

— Извините, — вылез парень из толпы курсантов. — А зачем нам мечи? Мы же будем сражаться с монстрами, а не с людьми. Почему не топоры, или копья и еще что-нибудь похожее?

Алой, судя по ее физиономии, не очень понравились расуждения парня. Она злобно улыбнулась и, подойдя к парню, вокруг которого тут же образовалась пустота, остановилась в нескольких сантиметрах от любопытного.

— Представь себе: ты пошел на монстра с топором. Вот ты замахнулся и ударил, но знаешь, что будет дальше? — Парень судорожно сглотнул и задрожал, — Тебе пиздец за секунды! Топор не защитит тебя от атак монстров. Если ты кинешь в него топор, не факт, что попадешь… Да и с чем ты останешься тогда? Еще ты говорил про копье…. Монстр просто сломает твое копье, а потом и тебя. Ну, а меч — ты можешь вести атаку на расстоянии, вероятность что он сломается, крайне мала. Тем более, вы, новое поколение, очень сильные, даже слишком. Уже проверено, что ваши отцы, дедушки, прадеды, каждый раз сражались против монстров и доводили своё тело до изнеможения на тренеровках, на генетическом уровне их выносливость передалась вам. Вы, как губки, все впитали. — Учитель толкнула парня, и тот снова оказался в толпе мнущихся позади курсантов, которые воодушевились словами Алой. — Вернулись те времена, когда человек мог располовинить лошадь с всадником. На этом все! Я пошла.

Все проводили взглядом учителя и принялись за дело. Влад взял в руки меч, подошёл к манекену и начал наносить удары. Он долго тренировался, думая, как же это все трудно. Руки его были не приспособлены к такому, хотя в свое время он доил коров, кормил свиней, ухаживал за конями. Производство было хорошо налажено в клане и давало свои привилегии — если работаешь, то мясо дают бесплатно. И так как Андрей был против того, чтобы его сын выходил за пределы стены, он отправил его на производство. Однако, когда Влад подрос, он смог выклянчить у отца, чтобы его приняли в клан, когда ему исполнится двадцать. Андрей весь день работал, а вечером приходил домой и готовил мясо, которое приносил Влад. В городе было много магазинов со всякими «вкусностями», с напитками, а оружейная валюта была одна — патроны. А если хочешь купить патроны, то давай оружие или нож, кинжал или еду. Когда Владислав был маленький, он обменивал мясо на патроны: пять патронов за один килограмм; и потом складировал у себя дома, собирая самые разные. Но парню больше было интересно, что же творится там, за стенами. Каков был мир теперь? Влад знал его только по фотографиям из газет.

Прошло три часа. Алая приказала остановиться и подняться за ней на этаж выше. Когда курсанты поднимались по лестничной площадке, Влад услышал странный писк. С каждой пройденной ступенью он усиливался, складываясь в слова.

— Не жги… п… ре… крати.

Голос был резонирующий, шипящий. Влад начал оглядываться по сторонам и попытался заткнуть уши пальцами, но голос не пропадал — он словно проходил внутри него, невидимой мерзкой волной. Наконец, показалась железная плоская дверь, Алая открыла ее для всех и крикнула, чтобы все садились за парты. Звенящий голос неожиданно пропал.

Аудитория была большой и, также как и та, где они ночевали, шла лесенками вниз. А в самом низу стояла женщина в белом халате. Растрепанные волосы, очки и ее внешний вид в целом подчеркивал какую-то «ненормальность». Возле нее была клетка, где находился Бледный, весь в ожогах. Он жался в углу клетки и закрывал свое лицо ладонями с длинными когтями на пальцах. Сделав несколько шагов, Влад сел за парту. Рядом сидела и Катя. Парты на каждой ряду стояли совмещенные друг с другом так, что на первой лесенке поместилось человек двадцать. Аудитория удивляла своей чистотой, все парты были вымыты, уцелевшие стены покрашены белым цветом, доска выглядела новой, как будто только что была куплена. Все расселись. Алая вышла и закрыла за собой дверь.

— Добро пожаловать в класс знаний, — женщина в белом халате широко развела в сторону руки, — мои юные хомо-сапиенсы. Я — Елена Владимировна, но зовите просто по имени — не нужны мне формальности. Все мы равны, пока не монстры. Урок первый: запоминайте все то, что я буду вам рассказывать.

— Чудная, — шепнула Катя Владу. — Не находишь?

— Есть такое, — быстро ответил Влад. — Но не имеет значения, как она выглядит или как себя ведет — все знания, что она вложит в наши умы, помогут нам в бою.

Елена Владимировна приблизилась к клетке. В руке у нее была склянка с какой-то жидкостью красного цвета.

— Смотрите, — подняла она ёмкость над головой. — Эта кровь того же происхождения, как и та, что течет в его жилах, — женщина налила кровь в ладонь, сложенную чашечкой и брызнула на Бледного. Он тут же покрылся волдырями, забился в конвульсиях, завывая, а всю аудиторию наполнил тошнотворный запах горелой плоти. — Ха-ха. Смешная штука природа. То, из-за чего человечество обратилось в моснтров, похоже на вирус Марбурга. Только вместо того, чтобы убить, он обращает вас в монстров, и так быстро, что не успеете опомниться. Но, вот в чем отличие от вируса Марбурга. Когда мир начинал разваливаться, ученые сразу обнаружили сходство. И принялись лечить людей, но, увы, ничего не вышло. Этот вирус — хитер, он лишь схож с известным науке, и это дало исследователям надежду. На то чтобы найти лекарство, потребовало очень много времени… Только спустя десять лет, человечество узнало, что то был не вирус, а яд! Доныне неизвестный миру, способный обратить человека в чудовище… Разрушающий его клетки и формирущий новые. Потом, через год, ученые смогли сделать противоядие. Этот яд назвали — Серафим. И, — женщина прикрыла рот, и тихо засмеялась, — он не выносит себе подобных. Видели, как Бледный визжал, когда я его облила кровью его же собрата. — Все курсанты начали переговариваться, узнав такие подробности. — У монстров нет каннибализма между собой. Яд, что содержится в их крови, агрессивен и начинает пожирать другого носителя, поэтому, если окатить одного монстра кровью его собрата по несчастью, то он оплавится, как если бы человека облили кислотой. — Елена Владимировна еще раз брызнула кровью на монстра, и тот завизжал и начал метаться по клетке. — Это существо две недели назад было человеком. Если на вас каким-то образом попала кровь носителя, то незамедлительно сделайте укол антидота. Когда яд попадает в кровь, его можно уничтожить только им, но если не сделать этого в течение двух часов, то это конец!

— П-п-помо… гите…

Влад опять услышал тот писклявый голос. Но теперь он знал, откуда он исходил… Клетка! Монстр сидел на коленях, весь в волдырях, и жалостливо-моляще оглядывал курсантов.

— Я… такой… же… к-к-как… и вы!..

Влад не мог поверить своим ушам. Голос исходил от чудовища, сидевшего в клетке. И хоть у Бледного был закрыт рот, парень отчетливо слышал звуки. Владислав похлопал себя по щекам, и покрутил головой, думая, что все это бред, и лишь поймал недоумевающий взгляд Кати.

— Что ты делаешь?

— Ты разве не слышишь?

— Что не слышу? Здесь только Елена говорит и никто больше.

Владу стало жутко. Неужели он сошёл с ума за один день? Таких чудиков со слабоумием было много, и Владислав никогда не забудет, как он увидел впервые возвращающихся курсантов с задания: одного тащили на руках — у него был пустой взгляд и изо рта непрерывно текли слюни. Говорят, вскоре его пристрелили, потому что помочь таким нельзя. Владу стало страшно за свою жизнь.

— Курсант посередине, — неожиданно Елена Владимировна указала кровавым пальцем на Влада. — Что такое? Не нравится моя лекция?

— Нравится, — Влад моментально поднялся с места. — Просто раньше Бледных так близко не видел.

— Понятно, подойди-ка сюда. — Влад отодвинул стул, на котором сидел, и спустился к женщине в белом халате. — Не бойся, — она приобняла чистой рукой парня, подвела ближе к клетке и налила в его ладонь немного крови. — Тебе страшно?

— Нет, — твердо ответил Влад.

— Плохо. — внезапно вздохнула та. — Страх — это мост в новую жизнь. Из-за страха мы взялись за оружие, из-за него мы изучаем монстров и этим мы отличаемся от них. Запомни: не боишься — значит ты монстр в человеческой шкуре. Плесни-ка на него крови.

Владислав уже было замахнулся, чтобы окропить монстра этим странным жидким огнем, но замер. Он опять услышал голос в своей голове и теперь наверняка знал, что он исходил от монстра, который смотрел на него своими белыми, без зрачков, глазами.

— Не… надо… Убей… Убей!.. Не жизнь — мучения… п-п-пожалуйста…

Влад подошел к клетке вплотную. Он двигался машинально, ничего не понимая, но слышимый голос был наполнен страданиями и грустью. Парень протянул руку с кровью между прутьями клетки. Елена Владимировна была удивлена его действиями, но ничего не сказала, лишь настороженно наблюдала. Катя рванулась к Владу, как и Кирилл, его сотоварищ по палатке, но лектор их остановила. Монстр приблизился к Владу и сел на колени, открыв рот. Влад вылил все содержимое его ладони бледному в рот.

— Спа… сибо… Собрат…

От слов монстра у Влада на глаза навернулись слезы. На губах Бледного появилась вымученная улыбка, потом его вырвало, он забился в агонии и испустил дух.

— Ты что, слышал его? — спросила женщина.

Влад удивленно посмотрел на Елену Владимировну. Его губы были плотно сомкнуты, как ворота перед приближающийся ордой.

— По глазам вижу, слышал. Курсанты, сидите тихо, — повернулась к ним женщина, — мне нужно отойти с этим молодым человеком.

Она взяла кровавой ладонью руку Влада и уверенно повела к выходу. Парень напрягся. Елена Владимировна вывела его на улицу и завела в штаб. Первый этаж, второй — они поднимались все выше и выше. На третьем этаже была толкучка. Когда женщина открыла дверь, на скамейках сидели или бегали по коридорам с листками бумаг искатели. Окна были распахнуты настежь и на подоконниках сидели голуби: искатели наматывали на их лапки ниточки с письмами, и пернатые улетали. Над каждым окном был надписан город. Владислав прошел одно окно, где была написано «Ульяновск». Потом перед ним открыли дверь, и они вместе с Еленой вошли внутрь. Кабинет был не очень просторным — большую часть его занимал огромный стол с флажком России, весь заваленный бумагами. Вокруг кресла стеной высились стеллажи с папками. Здесь было достаточно уютно.

За столом сидел старик в мундире, ослепший на один глаз — Виктор Сергеевич. Он даже сначала не заметил, что к нему пришли.

— Главнокомандующий, у нас… Извините, — позвала Елена Владимировна Виктора Сергеевича, который одарил ее неодобрительным взглядом, — этот парень — ищейка.

— Ищейка? — перевел он взгляд на Влада. — Ох, это ж чадо Андрюхи. Говоришь, ищейка? Хм, — задумался старик. — Слышишь голоса монстров?

— Не знаю… — неуверенно ответил Влад. — Я впервые это ощутил.

— Он подошёл к клетке с монстром вплотную, — истерично начала женщина. — Бледный даже не пытался атаковать, парнишка дал ему кровь, чтобы тот умер.

— Он просил смерти, — боязливо произнес Влад, — и я помог ему.

— Все-таки ищейка. Поздравляю, Влад. Теперь ты незаменимый человек в клане. Даже я теперь стою на ступень ниже.

— А кто такие эти ищейки? — осторожно спросил Влад, вытерев тыльной стороной окровавленной ладони выступивший на лбу пот. — И почему я выше вас?

— Ищейки, хлопчик мой золотой, это люди, которые слышат монстров и чувствуют их. Стражи тоже так могут, но ты не страж. Таких было всего лишь три за тридцать лет, и последний умер пять лет назад. И наконец-то у нас появился ищейка! В общем, слушай расклад: через месяц будут бои между курсантами, и ты должен выиграть. Выиграешь — пойдешь на задание с Цыганом и двумя твоими товарищами, которые тоже одержат победу. Там-то тебя и проверим. А сейчас возвращайся в аудиторию. Но никому не говори про свой дар.

Владислав попрощался с Виктором Сергеевичем. В его голове не укладывалось то, что он услышал пару минут назад. Это были не галлюцинации, Влад и вправду слышал бледного. Он не знал, что и думать, да и эта новость эта совсем его не радовала. Зачем ему их слышать, раз он хотел научиться их убивать? Тот монстр не был плохим. Он был напуган и несчастен, но сознание — та человечность, что в нем еще оставалась — покинула бы его окончательно через месяц, пробудь он еще немного в таком состоянии.

Откинув лишние сомнения — все равно сделать с этим сомнительным даром он ничего не мог, как и отказаться от него — Влад решил усиленно тренироваться и разобраться со способностями ищейки уже за стеной.

Глава III Победа

Черный клан. 17 мая. 08:00

— Вставай, — слух объял приятный голос девушки и сладкий, но не приторный аромат. — Сегодня ответственный день. Давай, подъем.

Владислав открыл глаза и увидел Катю всего в нескольких десятках сантиметров от его лица. Парень покраснел и рывком приподнялся на локтях. Они были в палатке, и Катя забралась в нее его разбудить.

— Чего покраснел? Стесняешься? — она мягко улыбнулась Владу.

— Н-нет, — растерянно мотнул головой тот, — я… Просто видел плохой сон.

— Опять ужастики снятся?

— Да, — Влад взглянул на Катю с какой-то тревогой, — опять. Ты сегодня выглядишь по-другому. Не так, как обычно, — заметил он.

— Заметил, — Катя снова улыбнулась. Ее волосы были забраны в простой пучок на затылке, но это придавало ей лишь еще больше шарма. — Тебе нравится?

— Тебе идёт, ты стала еще красивее… — от собственных же слов сердце парня пропустило удар. — Это… нет… не так, ну… эээ…

— Пойдем уже, — тихо рассмеявшись, Катя упрямо вытащила Владислава из палатки.

— Наконец-то встал, — поприветствовал его Кирилл. — Ты не перестаёшь меня удивлять, как у тебя получается так крепко спать.

— Заканчивайте разговоры, мальчики, и пойдемте в штаб.

И они втроем дружно направились туда.

* * *

Месяц пролетел для Влада незаметно. Он каждый день полностью отдавался тренировкам, научился уворачиваться от пуль, и отлично владеть мечом. Владислав уже стоял с Алой в спарринге, и та хорошо о нем отзывалась, как о сопернике. У Елены Владимировны он многое узнал о существующих монстрах, на отдельных лекциях они вскрывали бледных и еще некоторых монстров, которые приносили номера. Алексей был на Влада обозлен, обзывал или натравливал на него других, но Владислав с этим справлялся с помощью двух незаменимых друзей — Кати и Кирилла.

Они поднялись на второй этаж штаба, где уже построились две шеренги курсантов. Ребята подошли к одной из них. Перед курсантами стояла толпа номеров: Алая, Евгений Константинович, Цыган вместе с Андреем, Елена Владимировна и, в центре, Виктор Сергеевич, который также рассматривал всех своим единственным зрячим глазом.

— Меньше слов — больше дела, — неожиданно громогласно заявил Виктор Сергеевич и кинул оружие на бетонный пол на территорию для сражения двух людей. — Кто первый?

— Я, — отличившись самоотверженностью и смелостью, Влад сделал шаг вперед, покинув строй.

Старичок кивнул ему и жестом руки показал, чтобы тот надевал снаряжение. Тем временем из второй колонны выступил второй паренек, представившийся Антоном. Он был невысокий, коротко стриженый и с большими карими глазами. Все его руки были исцарапаны, на шее красовался продольный шрам. Поговаривали, что в другом корпусе владению меча курсантов учит Азазель. Влад знал про него от отца, и тот же говорил ему, что это жестокий человек, ставящий принципы выше человеческой жизни.

Владислав прицепил к поясу кобуру, на которой слева была «Магетта», а справа «Фантом», а потом ремень с двумя мечами. «Мадонна» была у него в руке, и он смело сжимал рукоять. «Волка» не дали. Защиты не было, магазины были полны пулями с краской, но если в ходе сражения будут применены мечи, драться придется до первой крови. И если в тебя попадут пулей, и она, разорвавшись, окрасит одежду в алый цвет — бой проигран.

Все отошли от парней. Два воина, между ними сто метров.

— По моей команде, — поднял руку Виктор Сергеевич. — Начали!.

Антон стремительно побежал влево и сделал свой первый выстрел. Влад увернулся, согнувшись, и в таком же положении, подобно молнии, направился в противоположную сторону. Звуки выстрелов эхом отскакивали от стен, и две тени перемещались друг от друга на незначительном расстоянии. Антон сделал второй выстрел, Влад потянул карабин, выпрямив руку и развернув корпус своего тела, чтобы пуля пролетала мимо, и теперь стрелял Владислав. Антон отклонился назад, удачно пропустив пулю мимо, и в следующий момент безостановочно стал стрелять по сопернику. Влад ответил тем же. У него был зоркий глаз, и за месяц он смог натренироваться еще лучше. Все пули, что выстрелил Антон, встретили пули Влада. Раздавались хлопки. Брызгами летевшая краска удивляла наблюдающих, но больше они хотели узнать, кто станет победителем этой великолепной дуэли. Противники приблизились друг к другу, и дело оставалось за мастерством. Дуло оружия Антона оказалось у глаза Влада, но он смог выстрелить в ствол пистолета, чтобы тот ушел в сторону. Воспользовавшись моментом, Владислав молниеносно атаковал Антона локтем в голову. Удар успешно удался, и Антон упал на бетон с разбитой и кровоточащей нижней губой. Влад уже было направил пистолет на него, но тот, в момент падения, умудрился сделать кувырок назад и поднять свое тело, упершись в холодный пол руками. Отбросив «Мадонну» в сторону, Владислав вытянул из кобуры один бастард и «Фантом», поставив последний на огонь очередью — в нем было двадцать пять патронов. Антон выстрелил, Влад махнул мечом сверху вниз, раздался резонирующий звук металла об металл, и он ловко разрезал пулю с краской. Такого никто не ожидал: юнец, пришедший месяц назад, показывал такие результаты, о который мог только мечтать опытный боец.

Антон взбесился и сплюнул кровь на бетон. Его дыхание было сбитым и неестественным, а глазами он хищно пожирал Влада. Парень достал «Маггету» и направил дуло на Влада. Но тот быстро побежал в противоположную от Антона сторону. Ему стоило запомнить, что если стреляют из «Маггеты», в сторону от этого уйти не получится — надо нырнуть в выстрел. Пули летят спиралью, и в центре образуется маленькая пустота. К счастью вспомнив слова Цыгана, Владислав увеличил дистанцию. Сзади послышались хлопки, которые закручивались. Влад быстро развернулся и молниеносно побежал назад. После многочисленных тренировок он научился замечать пули и теперь видел, какой град на него летел. Оторвавшись ногами от бетонного пола, он вытянулся вперед, пролетая точно в середине спирали, приземлился и после кувырка уже бежал на Антона, подняв руку и давая по сопернику очередью, от чего тот начал перемещаться зигзагами, не давая «маленьким проказницам» к нему даже приблизиться. Вскоре Влад засунул меч обратно в ножны, а «Фантом» в кобуру. Он опустился и молниеносно приблизился к парню, которого тот даже не заметил. Этим Влад и воспользовался, снова вытащив «Фантом» и направив дуло на Антона.

Антон был этим ошарашен, он направил на Влада оружие и нажал на курок, но последовал щелчок — закончились патроны. Влад улыбнулся, и сделал выстрел, но парень ловко достал меч, которым ему умело удалось отразить пули, окрасившие металл в алый. Владислав, фыркнув, отбросил «Фантом» в сторону, потому что, в отличии от Антона, он считал патроны, и достал сразу два меча. Приблизившись к шокированному Антону, он начал наносить удары. Звук металла резал слух. Выпады и атаки Влада становились все сильнее, а защита его противника понижалась на глазах. В момент, когда Антон сделал «укол» в голову, Влад склонил голову вправо, удачно пропустив меч. Следующий удар пришелся о рукоятку меча противника, выбив его из руки. Растерянный Антон стоял с одним мечом и, наблюдая за своим противником, понимал, что тот слишком импульсивен. Влад кинул мечи на пол и показал рукой, чтобы тот подходил. Антон стал задыхаться от злобы, глаза налились кровью, все его волосы встали дыбом. Он побежал на Влада. Владислав заметил, как Антон делает размашистые удары. Когда расстояние дошло до пяти шагов, Влад быстрым движением потянулся к левой кобуре, достав «Маггету». Антон был в панике и пытался остановить свои несущее его к проигрышу ноги, но лучше бы он этого не делал: из-за того, что тот запаниковал и пытался остановиться, забыв про свой меч, он оказался в двух шагах от Влада, и тот воспользовался его паникой, за секунду приблизившись вплотную и выстрелив ему в живот. Тело Антона откинуло вверх. Влад подбежал к точке его падения, схватился рукой за его подбородок, в момент, пока тот летел вперед, и резко потянул вниз, ударив его об бетон затылком. Звук падения хлопком раздался по всему помещению. Влад выиграл.

— Невероятно! — Виктор Сергеевич даже захлопал в ладоши. — Истинный Самойлов, — он посмотрел на Андрея. — Да, твое детище умеет удивлять.

Влад медленно поднялся на ноги, стараясь отдышаться, и, отойдя от Антона в направлении курсантов, поднял руку в знак победы. По группе прошелся восхищенный шепот, и все начали хлопать. Владислав посмотрел на своего отца, у которого на лице была выражена гордость, и от чего у Влада в груди разлилось приятное теплое чувство. Но неожиданно лицо Андрея искривилось и стало злобным, какое обычно бывает у Цыгана, когда тот чем-то очень недоволен. Парень ничего не мог понять. Что он натворил, чтобы так прогневать отца? Андрей поднял руку, и Влад почувствовал позади себя легкий ветерок. Повернувшись, он от страха сделал шаг назад: перед курсантом стоял Антон, который хотел атаковать его мечом, целясь в голову, но удар, к счастью, так и не дошёл, и будь Влад сантиметров на десять ближе — точно был бы убит. Влад обернулся к отцу: он все также стоял с поднятой рукой, пока в считанные секунды молниеносно не оказался рядом с сыном, а затем и не подошел вплотную к Антону, прожигая его взглядом, полным ненависти.

— Мразь, — сквозь зубы процедил Андрей, одной рукой поднимая курсанта за грудки, — я распотрошу тебя, и расставаться со своей жалкой жизнью ты будешь долго и мучительно.

Андрей в мгновение вытянул из-за пояса небольшой по размерам, но с широким лезвием, нож и, без промедления отсек тому кисть руки. Бетон забрызгала кровь, хлещущая из артерии, а Антон мычал и не мог сказать ни слова. Все, что ему оставалось — обездвиженно стоять на одном месте. Влада охватил ужас: таким отца он уже давно не видел, но знал, что любого, кто «тронет его сына», он убьет не задумываясь. Когда-то, очень давно, Влада до полусмерти побил один номер с друзьями… больше их никто не видел. Вот так Андрей любил своего единственного сына.

Перед мужчиной появилась Алая с двумя мечами.

— ОТСТАВИТЬ! — заорала она. — Не смей убивать курсанта! Убей свой телекинез!

— Ты тоже под раздачу хочешь попасть, зубатая? — в Алую полетел булыжник, который она разрезала на пополам. — Он не уйдет от правосудия… Или, может быть, ты хочешь его защитить? — Андрей поднял руки и сразу же опустил их, уперевшись в пол.

Под ногами прошлась вибрация. Алая еле стояла, пока не упала на колени: под ней трескался бетон. Это работала способность стража — телекинез. Человек, обладающий такой особенностью, мог двигать или вминать предметы, создавать невидимые барьеры, усиливать свои удары до невозможного… Андрей считался вторым по силе стражем.

— Отец, — к нему осторожно подошел Влад, — не надо… Мы же не звери.

У того в мгновение исчезла злоба с лица. Давление на Алую прекратилось, и она встала.

— Ты не прав, Влад, — рядом с Антоном появился Цыган. — Мы хуже зверей, — неожиданно он сделал замах и с такой силой ударил по голове Антона, что та буквально сорвалась с шеи и, упав, прокатилась по бетону, разбрызгивая кровь.

Андрей приобнял Влада за плечо и шепнул ему на ухо:

— Человек, который хотя бы раз пытался тебя убить, будет пытаться снова и снова. Правила нового мира смешиваются с зачатками старого. Убьешь либо ты, либо тебя.

Мужчина бросил короткий взгляд на лежащую поодаль человеческую голову, и вернулся вместе с Цыганом к Виктору Сергеевичу, который не сказал им ни слова о происходящем. Влада смотрел на обезглавленное тело Антона, валяющееся в луже крови, фонтаном бьющей из артерии. «Как же так?» — мелькало в его сознании. К горлу подступила тошнота, которую он не скоро смог отогнать. Курсант вернулся в строй ничего не понимающих ребят и взглянул на отца, как на предателя. Все молчали, молча же прошел и следующий бой, и так, пока не сразились все курсанты. Друзья Владислава выиграли, даже не прикладывая особых усилий, — в противники слабаки попались. Под конец вышло двадцать победителей, в их числе стоял и Алексей.

— Все молодцы, — перед ними встал Виктор Сергеевич. — Но не будем тянуть кота за яйца — скажу сразу всю суть. Сейчас вы должны одеться и выйти в холл затем, что сегодня вы разъедетесь по городам с заданиями и прикрепленным к вам командиром. Разойтись.

Влада подозвал к себе Цыган.

— Кого хочешь в группу? — спросил тот, поглядывая на парня.

— Катю и Кирилла, — не задумываясь, выдал Влад, и Цыган тут же махнул им рукой, чтобы те подошли.

— Твоя душенька довольна? — Влад посмотрел на мужчину со злобой, ведь еще не отошел от произошедшего, да и вряд ли так просто получится это сделать. — Пойми, Влад, хоть задырявь ты меня взглядом — уже ничего не изменить. Этот парень стал трупом потому, что у него промелькнула мысль убить тебя. В общем, курсанты, — Цыган в мгновение стал серьезным. — Выдвигаемся сразу к воротам стены, там я вам и снаряжение дам, и о заданиях расскажу.

* * *

Влад и остальные стояли у огромных, массивных стальных ворот. На них были прикреплены многочисленные фотографии людей и объявления о пропаже как детей, так и взрослых. Рядом был построен импровизированный алтарь, обложенный венками и разными личными вещами. А чуть поодаль уже ждала большая машина вся в металлических пластинах, с пуленепробиваемыми стеклами и со стоящим на крыше пулеметом. Влада обрадовало то, что им не придется идти пешком. Он, конечно, видел машины — в городе их было много, но целую, да еще и на ходу повидать ему удалось впервые. Как и Катя с Кириллом, стоящие рядом, Влад смотрел на нее с удивлением. Вскоре к ним подошёл Цыган и раздал все необходимое: «Мадонну», «Волка», «Фантома», «Маггету» и пояс с двумя бастардами. Потом дал каждому по портфелю, которые были очень тонкими и почти прилегали к спине.

— Там патроны и еда на всякий пожарный. Патроны в боковых карманах.

— Цыган, — начала Катя, все смотря на машину, — а задание серьезное?

— Приедешь — увидишь.

Кирилл только улыбнулся.

— В общем, садитесь. Я все расскажу по пути.

Они залезли в «пасть механического монстра», и дверь закрылась. Длинные сиденья были мягкими, потолок, как и пол, черным, и везде был сплошной металл. Цыган сел вперед. Сзади сидела Катя, Кирилл и Влад, который находился посередине. Ворота перед ними открылись, луч света слепил их и загадочно тянул быстрее выйти за пределы стены. Легкий толчок, и машина поехала.

Влада удивила местность снаружи: казалось, везде теперь разросся лес. Разрушенные дома интересовали парня, а разрушенные колонки с бензином, — некие пункты, на которых они останавливались, — пугали своей тьмой. Иногда Влад видел, как в магазинчике рядом с колонкой мелькали тени. Дорога была вся во рвах и трещинах, и, кидая пассажиров из стороны в сторону, наконец заправившись и наполнив две канистры бензином, они свернули с разрушенной дороги в лес. Деревья были самых разных размеров, и хоть Влад и видел их, за стеной теперь они казались ему еще больше завораживающими сознание. Всю дорогу курсанты ехали молча, рассматривая каждый сантиметр погибающего мира. И, наконец, Цыган повернулся к ним, дождавшись, когда те немного успокоятся от увиденного.

— Нагляделись? — посмотрел он на отчасти счастливые лица. — Вижу, что да. Слушайте, мы едем в Ульяновск, потому что задание от них поступило — дети пропадают. Говорят, словно кто-то за стену их утаскивает, потому что в городе даже трупов не находят. Понимаю, задание чрезвычайно серьезное и требует более тщательной подготовки и более развитых боевых навыков. Но в прилежащих городах и без этого проблем выше крыши. Поэтому нас попросили о помощи. Да и для вас лучше случая показать себя не представится. Испытаете себя в целом. Согласны? Думаю, да. Так что, есть предположения, кто крадет детей?

— Может маньяк? — подумав, выдвинул свою теорию Кирилл. — Кто их за стену может утащить? Это ж бред! Если бы такие монстры существовали, то о них бы давно уже было известно.

— Хорошее предположение, но все клянутся, что это не свои. Вот и загвоздка нарисовалась… Ну, приедем на место, соберём информацию и обмозгуем все. — Всё трое кивнули ему. — Отлично… Влад! Что молчишь?

Влад сидел с широко раскрытыми глазами. В его ушах звучал знакомый писк, который медленно перерастал в рычание. Никаких слов, просто три или четыре рычания почти в унисон, которые усиливались в его голове.

— Цыган, — с трудом смог отвлечь себя Влад от звуков. — Я слышу рычание. Их четверо.

— Рычание? — удивился Кирилл. — Ты головой об машину на кочке ударился, что ли?

— Просто показалась, — вступилась за Влада Ульман. — Это звук мотора. Показалось, бывает.

Цыган быстрым движением постучал по потолку машины, оставляя на нем незначительные вмятины.

— Степа! — закричал Цыган, высунувшись из окна. — Гостей жди. Пулемет держи наготове, — наверху послышался звук передергивания затвора.

— Цыган, что такое? — запаниковал водитель, который был укутан черным шарфом. На руках были коричневые перчатки, которые не скользили по рулю, а глаза прятались за затемненными гоночными очками.

— Делай свое дело, перевозчик, — недружелюбно отозвался тот, передергивая затвор «Волка». — Твое дело везти, наше дело, спасать жизни.

Между деревьев начали перебегать непонятные тени, на четвереньках рассекая воздух. С крыши раздался оглушительный выстрел, звук гильзы, падающей на крышу и летящей на лобовое стекло.

— Это лешие! — выкрикнул Степан и стукнул по потолку рукой.

— Екарный бабай, — на лице Цыгана читалось удивление. — Их нам еще не хватало.

— Я разворачиваюсь, — руки водителя сжали руль, издавая натягивающийся звук. — Я на такое не подписывался.

— Хрен тебе, — Цыган схватился за руль. — Свернешь — то же самое будет с твоей шеей.

Цыган опустил руль, перевозчик послушно дал газу.

Тени приближались к машине, а наверху, все не прекращаясь, раздавались выстрелы. Владислав пытался разглядеть силуэт, но ничего не выходило. Все было слишком быстро. Вдруг он почувствовал горесть и боль в груди. Рык начал удаляться, а потом и вовсе исчез из головы Влада, но печаль осталась, словно пожирая его. Степа кричал, что убил одного, но остальные сбежали. Влад понял — это была горесть монстров, которые видели смерть своего собрата.

— Как хорошо, — закрыл стекло Цыган. — Быстро они, однако, отстали.

Все трое сидели в непонимании. И только глупо моргали, смотря на Цыгана.

— Че с вами? Да не переживайте. Лешие, они это, глупые. Где-то рядом их гнездо, вот они к нам и пристали. Вы давайте, поспите. Дорога долгая, часа три еще ехать. Дальше никаких трудностей быть не должно.

Влад с остальными сел поудобнее, и все закрыли глаза. Владислав провалился в сон уже через несколько минут.

* * *

— Зря ты пришел в этот город… — вдруг услышал Влад голос в темноте. Он был грубым и резонирующим по ушам своим тембром.

Открыв глаза, он опять сидел на бетоне с пробитым животом. Но что-то изменилось. Пол был устлан синим ковром, но вдали, перед ним, все ещё ничего не было видно. Только слева виднелось огромное полотно метров десять в ширину и около пятнадцати в длину.

— Она пришла, — в темноте раздалось шипение.

Влад услышал в темноте быстрые неритмичные шаги — кто-то спускался по лестнице вниз. Совсем скоро из темноты показалась та самая Катя, которая каждый сон помогала вытаскивать из его живота кинжал с тремя черными черепами.

— Смотри не нее, ведь это последнее, что ты увидишь перед смертью, человек, — за спиной девушки, надвигаясь, начала красться высокая, под три метра, тень. — Ее жизнь, ее будущее, все оборвется, и в этом виноват исключительно ты!.. — тень, чьи глаза светились алыми огоньками, уже была за Катей. — А знаешь, почему?.. Потому что только ты можешь меня слышать… — в одночасье Катю проткнуло белым заостренным крылом, с острия которого на пол тут же начала сбегать кровь. — Ты рад?.. — бедняжку утянуло в чернильную темноту и раздалось чавканье. — Она вкусная… вкусная…

Чавканья медленно утихли, и тень с алыми глазами приблизилась к Владу, который сидел и уже даже не испытывал страха. Ему было интересно. Он хотел понять, что это такое.

— Твоя очередь. Ты был достойным противником, но это — конец.

Отвратительная боль в шее, на которую парень уже не обращал внимание, пронзило все тело. Он увидел белую чешую и попытался разглядеть монстра. Но вдруг белый свет ударил по глазам.

— Просыпайся, — у глаз Влада мелькал фонарик. — Мы приехали.

Влад открыл глаза, и Кирилл убрал фонарь. Он все еще не мог отойти от своего сна, который теперь слегка изменился. Катя похлопала Владислава по щекам, чтобы тот пришел в норму. Он помотал головой, но ощущение непонимания из сна перенеслось в реальность. Машина подъехала к огромной стене, на которой были такие же стальные ворота, что и у них в клане, только здесь большими зелеными буквами было написано «УЛЬЯНОВСК».

— Кто такие? — закричали наверху со стены.

— Эй, мужики, — приоткрыл Цыган дверь машины. — Из Черного клана мы. Пропустите.

— Пропуск? — Цыган достал из-под майки жетон с двумя звездами.

— Мужики, откройте им. А этот один из отряда стража Черного клана.

Петли издали громкий скрип, и ворота медленно начали открываться, пока не распахнулись до конца. Машина опять зарычала и въехала в город. Перед отрядом открылся вид на огромное здание с названием «Дворец культуры». Оно напоминало деревенский домик, разве что этот был семиэтажный, выполненный из бетона или из мрамора, что, в общем-то, трудно было определить. Парадный вход, к которому вела широкая лестница, украшали высокие колонны, а на ступенях сидели бедняки в рваных лохмотьях. Некоторые даже выбегали на дорогу — приветствовать прибывших. Это был дом для бедных и сирот. Так сказали отряду.

Справа, поодаль, был магазин, из названия которого упало несколько букв, и внутри, на расставленных кроватях, спали люди. Во всем городе дома сохранились в принципе хорошо. Никаких разрушений или грандиозных потертостей на них не было. Говорили, это единственный город, который сохранил свое величие и не был атакован монстрами.

Вскоре к машине подошел мужчина в военной форме и попросил проехать к вокзалу, потому что там сидела глава города — Ульяна, она уже ждала их.

Они поехали по прямой, не сворачивая. Дороги были убиты самую малость, а так и разогнаться можно было. Встречные люди были удивлены машине на улице, так как те ходили по дороге, и звук гудка не прекращался, чтобы отогнать их с пути. Все они были одеты в лохмотья, детишки бегали и игрались с палками. В заданиях горел неяркий свет фонарей, намекая, что там живут люди.

Через пятьсот метров показалась широкая площадь с памятником женщины, которая выставила руку вперед, и два огромных каменных обелиска возле нее с написанными на них именами — это, как обьяснил Цыган — первая глава города. Но возле этого памятника располагалось белое здание: длинное и трехэтажное, из окон которого бил розовый свет, и на каждом окне сидели обнаженные женщины — от полных до худышек. Называлось это место «Глубокая глотка», и на входе стояли девушки в одном нижнем белье, заманивая посетителей. Сидевшие Влад с Кириллом сглотнули от такого зрелища.

— Нравится? — повернулся к ним лицом Цыган с широкой улыбкой. — Шикарное место, а особенно бабы. И название подходящее: и бабе дать, и глотку смочить, и глотку от ора надорвать. В общем, название, что надо.

— Блядюшник… — со смущением сказала Катя. — Это нормально?

— Дорогая моя, каждый в этом мире зарабатывает так, как может. Если ты ничего не умеешь, но у тебя хорошее тело, то можно и поблядствовать. А как я успел заметить, именно в этом плане у тебя все очень даже неплохо. Правда, парни? — и в этот момент уже порядком раздраженная Катя направила на них «Фантом», а парни, переглянувшись, улыбнулись. — Мы почти приехали, — усмехнулся Цыган.

Водитель свернул направо и поехал по улице вниз. По пути им еще встретился огромный универмаг под названием «Магни». Это был настоящий оазис. Здесь было все. В прямом смысле, а именно: многочисленные прилавки с разнообразными видами оружия от ножей до гранат, от легкого до самого тяжелого. Стояли даже манекены с обмундированием, что было очень даже креативной идеей. Цены были на любой кошелек. Здесь постоянно кипела жизнь, в окнах было видно бегающих людей, пытающихся что-то продать или купить. Доехав до двухэтажного здания с широкими окнами, которые на удивление были не разбиты и сквозь которые было видно, как внутри сидели за столами люди, занятые работой, отряд из Цыгана, Влада, Кати и Кирилла покинул машину и вошел в здание вокзала, открыв стеклянную дверь, за которой стояли мужики с «Волками» на плечах. Они попросили пришедших сдать оружие, что те и сделали. Первое помещение, через которое они проходили, было просторным, с ларьками, полными оружия. Пол под ногами был украшен мозаикой, что выглядело очень красиво, а по правое плечо были кассы, за которыми сидели люди и продавали билеты. По ним по железной дороге можно было проехать в другой город или клан. Широкая лестница вела на второй этаж, куда Цыган и повел курсантов. Там, за поворотом, была еще одна невзрачная лестница, но вниз, туда, где за решетками сидели воры, мародеры и убийцы.

Пройдя по коридору, им встретились искатели, которые срывали записки с лапок голубей у огромных распахнутых окон. Но в основном, там, на лавочках, сидели номера и рассуждали о чем-то своем. Коридор продолжался, незаметно сужаясь. Отряд дошел до самого его конца, где была деревянная дверь. За ней скрывался кабинет, где за широким дубовым столом сидела женщина и подписывала какие-то бумаги. На вид она была лет сорока, каштановые волосы, еще без проседи, были убраны в хвост, а глаза, полные сил и энергии, горели. Красная кожаная куртка, накинутая не ее плечи, слегка удивляла. По крайней мере, Влад такой еще не видел, но ему понравился внешний вид этой женщины. Перед ней сидела старуха в серой косынке и потертой старой серой длинной юбке, которые были в моде у стариков в 90-х, и со слезами на глазах просила ее о чем-то. Цыган подошёл к столу.

— Здравствуй, Уля. Как поживаешь?

— Похуже тебя, Цыган, — вздохнула она. — Почему так долго?

— Как смогли, так и выехали. Вот, знакомься, — новобранцы, — указал Цыган ладонью на курсантов и первой представил девушку. — Это Катя Ульман, это Кирилл Сафронов, а это…

— Я знаю, кто это. Такие же глаза, как и у отца, — внимательно посмотрела она на Влада. — Да внешностью на него похож. Ты Влад Самойлов?

— Так точно.

— Как папашка? Не помер еще? — с легким задором спросила женщина.

— На твоих молитвах держимся, — с улыбкой посмотрел он на нее. — Давно не виделись, Ульяна Петровна.

— Помнишь меня, значит?

— Вас не забыть, особенно, Ваш борщ.

Когда Владу было лет двенадцать, она жила у них в клане, в квартире Андрея и Влада, около двух недель под предлогом бумажной волокиты и прочей работы. На самом деле, Андрей и Ульяна были любовниками, и каждый день на протяжении этого времени отец отправлял Владислава ночевать к соседу, но когда тот возвращался обратно, Ульяна встречала его, словно мать, которую парень не помнил. Настоящая его мама умерла при родах, отдав свою жизнь, чтобы на свет появился Влад, и он не знал даже, как ее звали. Мальчик, не знавший материнской любви, хотел вкусить ее, и когда женщина уезжала, он со слезами на глазах просил ее остаться с ними. Но у Ульяны был целый город, от нее зависели человеческие жизни, и поэтому она покинула Черный клан, сказав на прощание, что когда-нибудь они еще встретятся.

— Вот мы и встретились, плакса, — она поднялась из-за стола и подошла к Владу, крепко его обняв, на что он ответил ей тем же. — Ты возмужал… Как быстро летит время.

— Вы все так же прекрасны, Ульяна Петровна.

— Хм, весь в отца… Но перейдем к делу. — слух объял плач бабушки, сидевшей на стуле и наблюдающей, как два родных человека встретились спустя столько времени. — У этой старушки пропал вчера внук.

— Степа, — сквозь всхлипы произнесла старушка. — Степа… Пропал! Украли!

— Как все было? — подошел к ней Цыган. — Расскажите нам, мы Вам поможем.

— Ночью проснулась от звука такого противного, — бабушка вытерла слезы старым платочком. — Минут десять лежала да встать не могла — отказало все, а когда получилось подняться, — на глазах ее снова выступили слезы, — Степки и след простыл. Нету его, унесли… Украли, ироды! Верните, умоляю!

— Мы сделаем все, что будет в наших силах. А теперь я хочу попросить Вас выйти. Нам нужно обсудить план, — проводив старушку из кабинета, она закрыла за ней дверь. — Вот так у нас тут. Дети пропадают, а этот — уже второй за две недели. До него еще пятеро пропали. Все говорят одно и то же: противный звук и парализация тела на десять минут.

— И никаких догадок? — участливо спросил Цыган.

— Монстр, наверное, чудной какой-то появился в нашем округе. А возможно…

— Не тяни.

— Говорят, что пропавших детей видели на улице Победы, но там все огорожено.

— В городе была улица Победы, или, можно сказать, даже целый район. Когда-то там функционировали довольно-таки серьезные исследовательские клиники, стояли диспансеры и прочие медицинские учреждения, да и прославился этот район именно лечебницами для тех, кто не мог жить нормальной жизнью, среди социума в силу своего развития или просто стечению обстоятельств. Все было в строжайшей дисциплине. Охрана по графику, питание и лечение. Рядом строились жилые массивы для персонала, работающего в городе. Но когда положение дел стало хуже, многие начали уезжать. И со временем контроль над всем этим свелся к минимуму. Здания стояли почти пустые, процветало мародерство и убийства. И город охватила волна жалоб. О выходках тех самых душевнобольных. Жалобы были разнообразные: укусы, нападения, ненормативная лексика в общественных местах, вандализм, убийства. Местные власти начали предпринимать определенные меры. С помощью нашего тогда ещё существовавшего доблестного ОМОНа вылавливали бунтарей и помещали назад, на улицу Победы. Но так как ни времени, ни номеров не хватало на обеспечение охраной этих лечебниц, стали вырастать по территории района огромные бетонные заборы с натянутой колючей проволокой. Так и превратился некогда медицинский центр в еврейскую печку, как это место называли в газетах, и с тех пор там так и обитают люди, вставшие на кривую дорожку. Поначалу из-за забора виднелись клубы дыма пожаров, процветали убийства, изнасилования. Вопли не затихали и длились целые ночи. Это стало в порядке вещей на этой территории, пока однажды все не прекратилось.

— Ясно, — выдохнул Цыган. — Значит, начнем оттуда.

— Хорошо. Я буду здесь. Если что-то понадобится, то приходите. Прощайте. И еще, в городе появилась группировка, они называют себя «Автозавод». Гады разрушают и грабят мирных людей. Если привидится случай… Убейте их.

Отряд вернулся к машине и поехал к обгороженному сектору, который по слухам сдерживал ненормальных. Владиславу стало безумно интересно, что там творится. Там, в месте, где нет еды и воды. Как там вообще выживают люди? Этот вопрос стал самым первым.

Неожиданно впереди нарисовалась «Глубокая глотка», и Влад сидел именно с той стороны машины, чтобы все увидеть. Жаль только, они очень быстро проехали это место, и Катя, заметив, как тот разочаровался, толкнула его локтем в бок. Парень, правда, даже не стал спрашивать, за что его так.

Через десять минут они были на месте.

Все действительно было огорожено, но к основному забору были прибиты железные листы, и имевшиеся кое-где дыры были завалены камнями. Здесь же стояла стена памяти с фотографиями разных деятелей медицины и простых жителей. Кто знает, кем они были. У входа стоял мужик в драной одежде и со снайперским ружьем наперевес, а рядом его — сторожка. Своего рода часовой, подумали курсанты.

— Открывай! — скомандовал ему Цыган.

— Цель визита? Вы либо сумасшедшие, либо родственнички, решившие сделать передачку, — цинично посмеявшись, промолвил сторож. — Посещения запрещены. Некого уже проведывать, — объяснив всю ситуацию и прикрепив к ней пропуск, одна створка ворот не без посторонней помощи открылась.

Они вчетвером зашли за ворота, и взгляд сторожа провожал их до самого поворота к району.

Гробовая тишина, переплетенная с жутким отчаянием. Именно такая атмосфера присутствовала в этом районе. Перевернутые кареты скорых, пустые глазницы окон после пожаров, изрисованные граффити стены. Из некоторых окон виднелись лазы: канаты, что-то вроде связанных тряпок. Видимо, через подъезд уже не пробраться, подумал Влад. Пройдя пару кварталов, они встретили лежащий в пыли скелет, кое-где еще обтянутый кожей.

* * *

—Мы уже несколько часов тут, — сказала Катя, озираясь вокруг, — а нам не встретилось ни души. Тогда откуда доносились крики по рассказам? Должен быть хоть кто-то, кто бы смог объяснить, что тут произошло, — все согласились с ней и продолжили путь.

Вскоре у них на пути возникла полуразрушенная аптека, и, подходя ближе, можно было заметить, как люди оборонялись здесь когда-то. Вход был завален кучами старого мусора вкруговую, представляя из себя некий оборонительный пост. Но двери были сломаны, и только гул ветра зазывал курсантов внутрь. Отряд миновал аптеку и, вновь бродя по пустым улицам и перешагивая изредка встречающихся мертвецов, они продвигались дальше и дальше. Очень запомнился пятиэтажный дом, лежащий почти в руинах.

— Утечка газа скорее всего, — осматривая дом, предположил Влад.

Уже вечерело, и мрачно-оранжевый закат с печалью озарял своим взором отряд в этом Богом забытом районе. Внезапно послышался какой-то шум, и спустя пару секунд наступила гробовая тишина. Мгновение, и слух наполнил тихий отдаленный скрежет. Идя на звук, все вместе они обнаружили ссохшегося старичка в почти съеденном молью пальто, в натянутых брюках и с босыми ногами. Увидев группу, он попытался бежать, но силы все больше покидали его с каждым новым движением. Сделав несколько шагов, он рухнул и начал тихонько завывать, повернувшись к ним спиной. Подойдя ближе, ребята попытались с ним поговорить, и надо было просто видеть их лицо, когда он им ответил.

— Рука, — пробормотал старик. — Гниет… Аптечка есть?

Вытащив перекись, Катя попыталась рассмотреть рану и ужаснулась от увиденного. От кисти до локтя рука была обглодана и отдавала жутким зловонием.

— Загноение, гангрена, заражение крови, — пыталась объяснить старику Катя, но тот неумолимо просил обеззаразить рану, просил помочь его жене, Лиде, с чемоданами, которая поехала отдыхать с детьми. Просил еще, чтобы курсанты никому не говорили, что он вчера пил пиво с мужиками в гараже. Безысходная картина разыгрывалась перед глазами группы, но вскоре она двинулась дальше, а старик так и оставался сидеть на месте, тихонько завывая…

— Может, на сегодня достаточно, Цыган? — нерешительно спросил Кирилл. — Завтра с утра более детально обследуем другие районы.

— Так уж и быть, — пробормотал Цыган. — Здесь делать нечего. Одни трупы… И живые в том числе.

— Солидарен.

— Согласна.

Решение было принято единогласно, и группа двинулась назад. Стемнело, и они еле узнавали уже ранее пройденные места. Проходя мимо домов, можно было иной раз услышать крики, тяжелые вздохи или невнятную речь. Было понятно — живые еще остались, но было их крайне мало. Атмосфера становилась все более пугающей, по пути, вдалеке, изредка попадались небольшие группировки, которые молча сидели на земле. Произошло даже нечто неприятное, что еще более вгоняло страх в сердца ребят: из ниоткуда выбежала женщина и вцепилась своими сбитыми в кровь ногтями в Цыгана, умоляя его найти ее мужа с сыном. От нее исходил жуткий запах мочи, и все бы ничего, но быстрым движением она попыталась укусить мужчину, на что Цыган незамедлительно вонзил нож в ее шею, и медленно уложил ее, истекающую кровью, на землю, пристально смотря в ее темнеющие глаза. В ответ она не произнесла ни звука. Мужчина вытащил нож из ее шеи и вытер лезвие об ткань штанов, засунув его обратно в ножны сзади на поясе. Никто не сказал ему ни слова — все понимали, почему он так поступил. Отряд продолжил движение, молча и торопясь. Оставалось совсем немного до ворот…

— Убирайтесь… Быстро!.. Уходите или умрете!.. — неожиданно послышался шепелявый и отдающий эхом голос.

Владислав моментально повернул голову на ближайшую к нему пятиэтажку и пробежал глазами пролеты, пока не дошел до третьего. В окне стояла тень ростом с три метра и со светящимися алыми газами, которые пожирали его и которые он узнал. Сон! Как завороженный, он побежал ко входу в здание.

— Куда?! — попытался схватить и остановить его Цыган, но Влад был быстрее. — Стой! Остановись! Даже не думай заходить внутрь! — мужчина бросил на Катю и Кирилла недоумевающий взгляд. — Что встали?! Ловите его! Не дайте зайти в дом!

Катя с Кириллом молниеносно побежали за Владиславом, но опоздали: он пробежал козырек подъезда и открыл дверь, откуда повеяло смертью, но что его совершенно не испугало. Он сделал первый шаг в неизвестность и побежал по лесенкам. В подъезде было темно — хоть глаз выколи. Первый, второй и, наконец, почти поднявшись на третий этаж, он обо что-то споткнулся и упал на бетон. Приподнявшись на руках, он потер лоб и словно почувствовал что-то сзади… По спине пробежал холодок. Вытащив быстрым движением «Мадонну», он хотел было выстрелить в темноту, но что-то схватило его и обвило его горло полностью.

— Ни звука… — услышал парень у уха знакомый голос.

Подъезд как будто ожил. Возле себя Влад уловил хрипы и тяжелое дыхания, выше — крик женщины и царапанья стен. Казалось, что и стены начали вздыхать, и атмосфера начала пугать Влада по-настоящему. Наконец-то в его ногах промелькнул свет от фонаря, потом медленно перешел наверх. В свете очутилось лицо Цыгана, он держал Владислава за горло, но вскоре, впрочем, медленно его отпустив.

— Еще раз так сделаешь, — злобно прошептал он, — я тебе руку сломаю. Дебил.

— Но, Цыган… Там, в окне на третьем, кто-то был.

— Да мне похер. Сначала смотри, куда ты бежишь. Запомни, мелкая бестолочь, если здесь есть монстры, то эти дома — место их обитания. Если тебе не нужно ни от кого скрыться, то никогда не заходи в подъезды. Смотри, — Цыган направил фонарь на пол, чуть за свою спину.

Влад был ошарашен увиденным. То, обо что он запнулся, было не какой-нибудь палкой или чем-то подобным: на последней ступени лежал иссохший труп женщины, больше похожий на мумию, а на лестничной клетке сидели люди, которые были худые настолько, что ребра словно прорезали их кожу. Глаза их были мутными, непонятными, смотрящими в никуда. Они тянулись к Владу, хрипя и разбрасывая последние слюни. Кто-то пытался встать, но безуспешно.

— Кого ты видел?

— Темный силуэт. Я слышал в своей голове, как он гнал нас отсюда.

— Какая квартира? — Влад сразу же направил свой палец на самую правую дверь. — Там, значит…

Они обошли сидящих людей. Один из них схватил Цыгана за ногу костлявыми пальцами, но тот пнул беднягу по лицу, моментально того убив. Подойдя к деревянной двери, которая была заперта, Цыган хлопнул по ней, и та слетела с петель. Он взял в руки «Волка» и передернул затвор, идя в перед, а Владу сказал остаться на лестничной площадке, что парень и сделал. Находиться в кругу отсталых людей, которые смотрели на него, словно он высшее создание, — было очень неприятно. Правда, один из них смог все-таки подняться и подойти к Владу. Ноги его были тонкие, как спички, и желтого цвета, голова и лицо было испещрено коростами. Он смотрел на Влада с раскрытым ртом, который то закрывался, то открывался. Щелчки от его рта раздавались по всему подъезду, что Владислава объяло волнение. Он не переставал так делать даже, когда сзади него появился Цыган и откинул со своего пути живой труп.

— Пошли, — шепнул Владу Цыган, и они начали спускаться по лестнице. — Там никого не было!

— Как не было? — остановился Влад у железной двери на втором этаже, пребывая в шоке. — Но я уверен, что там кто-то был. Я слышал его… Это правда.

— Ты только начал слышать монстров, так что, может, тебе привиделось. Как думаешь?

— Нет. Я четко видел его алые глаза в темноте.

— Алые? — остановился Цыган, повернувшись к парню и схватив его за плечи. — Ты уверен? — лицо его выражало удивление от слов Влада.

— Абсолютно. Ты меня пугаешь. Алые глаза что-то означают?

— Только смерть, — четко и тихо проговорил мужчина, — и ничего больше. Спускайся вниз к остальным и иди собирать информацию. Если ты сказал правду и видел два алых глаза, значит, вам здесь не место, — Цыган обошел Влада и внезапно направился обратно наверх.

— Подожди. Куда ты? Объясни мне про алые глаза. Кто это?

Но Цыган не слышал его и уже скрылся в темноте. Курсанту больше ничего не оставалась, кроме как выйти из подъезда, где на улице его ждали Катя и Кирилл.

— Что с тобой такое? — подбежала к парню встревоженная Катя. — Что это была за выходка?

— Я… — Влад завяз во фразе, потому что ему было стыдно за произошедшее. — Не знаю….

— Ты пугаешь нас, — сказал Кирилл. — Объясни, что происходит.

Наплевав на запрет главнокомандующего, Влад рассказал друзьям свой секрет, взяв с них слово, что об этом никто не узнает. Ребята узнали про особенный дар — слышать монстров. Они долго молчали, неверяще смотря на парня. Он рассказал им про бледного в первый день в корпусе. Что тот просил его убить. И тут они вспомнили всю картину происходящего тогда и только после этого смогли во все это поверить.

— Это все объясняет, — задумчиво произнес Кирилл. — Уже хорошо, что ты не сумасшедший. А то после нападения леших я уже начал задумываться над твоей адекватностью.

— Если честно, — смутилась Катя и опустила глаза вниз, — я тоже так думала.

— Отлично просто… — пробормотал Влад. — Может, вы меня здесь с психами этими хотели оставить?

— Катя, — Кирилл пихнул девушку вбок, громко шепча, — он нас раскрыл… Операция «Дурдом» прекращается. Пакуем клиента.

Не удержавшись, Влад рассмеялся вместе с Катей и Кириллом. Он был рад, что они стали его друзьями — с такими нигде не страшно, потому что они тебя в беде не оставят.

— А где Цыган? — чуть погодя спросил Кирилл.

— Он пошел проверить здание. Сказал, нам нужно идти в город и собирать информацию.

— Хах, я даже знаю, с какого места нам начать, — широко улыбнулся Кирилл.

— И с какого же? — заинтересованно спросила Катя.

— С «Глубокой глотки», — опередив Кирилла, сказал Влад. — Было легко догадаться, Катя.

— В этот, простите, блядюшник? Что мы там забыли?

— А как ты думаешь? — опять опередил Влад Кирилла, на что тот косо посмотрел на друга, но тот ответил ему лишь улыбкой. — Где собираются в этом городе все истории и у кого больше детей? Конечно же, у проституток.

— Я не с вами, — запротестовала девушка. — Я пойду в дом бедных. Расспрошу там всех.

— Как знаешь…

Глава IV Атаман

Ночь. Розовый свет бил в небо, озаряя тьму перед Кириллом и Владом. Они стояли возле цитадели разврата.

— Эта довольно-таки оригинальное архитектурное сооружение, — заметил Кирилл.

— Оригинальное? Правда?

Перед ними, свернувшись в спираль, была огромная мраморная лестница, и таких было даже две, но первой просто повезло меньше. Возле громоздких каменных дверей по обе стороны были хорошо вымытые витрины, по ту сторону которых изящно извивались обнаженные девушки, а поверх стекла была пущена гирлянда с отчетливым непрерывным «маршрутом» «Глубокая глотка».

Переглянувшись, парни вместе шагнули не первую ступень лестницы с голливудскими улыбками до ушей, и, не спеша, поднялись на самый верх.

— Я первый, — запустив пальцы в волосы и зачесав челку назад, Кирилл уже дотронулся до золоченной дверной ручки. — Без обид, но встретимся через час в холле. Будем собирать информацию по одиночке.

— Ладно, — пожал плечами Влад.

Когда, войдя в помещение, их встретили два огромных мужика, ребята отдали им по три патрона — каждый за вход. Обойдя охранников, они остановились, осматриваясь. Впереди оказались идущие наверх две лестницы из того же мрамора, что и при входе, а посередине них расположилась статуя — огромное каменное сердце.

— Ума не приложу, как они это сюда затащили, — с удивлением рассматривал статую Владислав.

— Спятил? Они уже здесь с этим булыжником работали, — фыркнул Кирилл.

Поверх этого камня возвышалось дерево с обильной растительностью. На ветках, нежно укрывающих вершину камня, висело разнообразное женское белье разных расцветок и фасона. От ультра-откровенного до приятной классики. Тщательно все рассматривая, парни впали в ступор, когда увидели молодых мужчин в смокингах.

— Я думал, их уже не существует, — глаза Кирилла, которые говорили: «Хочу такой же», восхищенно загорелись. — Они великолепны… ну… в смысле, я про смокинги.

— Ну да, — также не отрывал от них взгляда Влад. — Конечно, я тебя понял.

Курсанты сделали первые шаги, и каждый шаг вводил их в некий транс. Все было так по-настоящему, будто нет никаких кошмаров, поджидающих за каждым углом, нет никакой ужасной жизни. Будто время здесь остановилось. Все было так, как до падения мира, о чем говорил каждый элемент притязательного для глаз декора. От выхода, слева, был небольшой коридор, в конце которого, друг напротив друга, расположились две комнаты. Миновав первую дверь и войдя внутрь, Влад обратил внимание на обтянутые мягкой красной тканью стены, и показалось даже, что это был самый настоящий бархат. На потолке висела старая хрустальная люстра, возвышающаяся над столом с пятью поставленными рядом кальянами. А вокруг стола, будто свернувшийся змеей, стоял круглый массивный кожаный диван, с такой же массивной спинкой, местами потрепанный, но через чур хорошо сохранившийся даже для этих времен. А в самом углу играла приятная, до боли знакомая, композиция на граммофоне. В этой комнате сидела дама на вид двадцати пяти лет, держа в руке громоздкую трубку и выдыхая молочно бледные клубы дыма с закрытыми глазами.

Когда они с Кириллом разделились, и тот пошел сам добывать информацию, Влад вошел в комнату, которая навсегда перевернула его сознание. Стекло было везде: на стенах и на потолке, а в центре стояла огромная двуспальная кровать с большим мягким на вид матрасом. Спинка кровати была ручной работы и представляла собой руки, держащие сердце. «Невероятно!», — подумал Влад. По углам комнаты расположились два странных инженерных изобретения с разными ремнями и стяжками. Электрического света в этой комнате не было, но везде горели свечи. Обведя всю комнату взглядом, внимание парня остановилось на неком стенде, на котором висели различные игрушки для взрослых. И в тот момент, когда Владислав уже почти повернулся к выходу из комнаты, дверь в противоположном конце открылась, и в очертаниях свеч он увидел длинноногую женщину, одетую в кожаный костюм. Но, даже не рассмотрев ее лица, курсант вылетел прочь из комнаты и очутился у выхода. Смотря в тот самый коридор с двумя комнатами, он подумал: «Даже для меня это чертовски дико!». Оглядевшись по сторонам, Влад увидел подъем на второй этаж, а в левой части просторного холла комнату, откуда доносилась шумная живая музыка фортепьяно. Он решил пойти на звук, и перед ним открылся настоящий банкетный зал. Все было дорого и со вкусом. Вот стояла барная стойка, за которой специально обученный человек изящно разливал коктейли сидевшим за стойкой дамам. Многочисленная элитная выпивка не могла оставить кого-либо равнодушным. «Откуда это всё здесь?», — подумал Влад. Вся стойка была типичного золотого цвета и играла отражением сидевших за ней гостей. Всюду над барменом висели бокалы, а за ним стоял тот самый стенд с разнообразным алкоголем, позади которого была небольшая стеклянная стенка под размер полок, которая будто жила своей жизнью, отображая всю дикую радость этого зала. В центре стояло с десяток столиков из черного мрамора, а рядом находились два мягких, деловитого стиля кресла. И перед всеми столами расположилась сцена, на которой стояло то самое фортепьяно, за которым играл настоящий дьявол, потому что не ясно, как может настолько задорно и лихо играть обычный человек.

Играл он так, что сами ноги, улавливая ритм, просились в пляс. Выступление, правда, скоро закончилось, и после него на сцене состоялся настоящий джаз-бэнд. Это было невероятно — собрать людей с музыкальным образованием в одном месте за уровень отдыха которого не было жалко никаких денег. Здесь даже уместился бильярдный стол, за которым с азартом били по шарам на вид серьезные мужчины. По всему заведению расхаживали привлекательные дамы в коротких белоснежных платьях, предлагая свои услуги. И для заинтересованных этими самыми услугами был выделен весь второй этаж с уютными номерами. «Оказывается, он тоже решил вкусить все прелести бара», — подумал Влад, увидев, как Кирилл заводит привлекательную девушку в комнату.

У барной стойки сидела девушка с длинными волосами цвета спелых колосьев. На ней было роскошное черное платье, не потерявшее свой блеск и престиж. Изгибы ее тела волновали… У нее были такие ноги, которые можно было бы целовать, не прерываясь. Она была словно сон, оказавшийся явью. А эта грудь… Она будто говорила: «Эй, взгляни-ка. Посмотри, как я прекрасна». Она была из тех женщин, перед которыми падаешь на колени и благодаришь Бога за то, что родился мужчиной. В этом не было сомнений. Влад подошел ближе и сел возле нее, попытавшись что-нибудь вымолвить, но ее лицо было настолько милым и очаровывающим сознание, что он словно проглотил язык, а глаза пленили так же, как и у Кати, только с двойной отдачей из-за того, что у этой женщины они были изумрудно-зеленого цвета.

— Понравилась? — прозвучал милый голосок из ее уст.

— Да, — машинально ответив, кивнул Влад, но быстро пришел в себя, — то есть… это…

— Говори, я не кусаюсь.

Слыша ее голос, парень ничего не мог с собою поделать. Слова не шли, были только мысли о том, что он, не раздумывая, бросил бы весь мир к ее ногам. «Этот взгляд…», — думал Влад. «Приди в себя!» — говорил он сам себе.

— Я хочу расспросить у тебя про исчезновения в городе, — будто завороженный, произнес Влад.

— Ты из Черного клана? — спросила девушка. — Расскажи, как там у вас. Мечтаю туда попасть.

— Значит… информация за информацию? Забыл представиться, я Влад.

— Жанна. Очень приятно. Начинай, я вся твоя. Ну же.

Влад рассказал свою обыденную жизнь в клане до того момента, как он попал в штаб. Он рассказал, как работал на производствах, и историю про очаг, услышанную от Кирилла Павловича, что очень заинтересовало молодую особу. Влад взял ее в клещи своим мировоззрением, которое так хорошо вдолбил в него отец.

— Невероятно! — с горящими глазами смотрела она на Влада. — Ещё что-нибудь! — начала настаивать Жанна. — Пожалуйста.

— Извини, скоро должен прийти мой напарник, а я еще ничего не узнал.

— Ах, понимаю… — немного разочаровано сказала она. — Тогда слушай. Первым был сын Сергея Денисовича, тот, который сейчас в доме для бедных живет. Говорит, что сын сначала вставал с кровати и просто бродил по комнате, как будто не знал, куда податься, — тут она замолчала и взглянула на свою мать, а потом приблизилась к Владу вплотную, немного смутив курсанта, и шепнула ему: — то, что я расскажу, останется между нами. Даже Ульяна Петровна не знает, — Влад кивнул. — Когда сын Сергея начал ходить во сне в третий раз, он уже вышел из квартиры. Мужчина потом проснулся из-за тяжести на сердце. Родительская любовь. Обнаружив, что его сына нигде нет, он быстро выбежал на улицу. Тот знал, что он всегда играл у северной стены. Когда Сергей прибежал к ней, его сын стоял в темноте и с кем-то разговаривал. И вот его слова: «Вижу, сынулька у стены стоит, я обрадовался, все плохие чувства ушли — груз спал. Начал подходить и почувствовал собачий холод, который пронизывал меня до самого нутра. Сынишка в одних шортиках да майке. Сделал я пару шагов и, клянусь, никакого голоса в ответ на голос сына я не слышал, но те алые глаза, что внезапно появились в темноте и посмотрели на меня, словно отрезали мои нервы, как ножом. Я впал в ступор и последние труханы кирпичами закидал. Эти алые глаза медленно начали растворяться в ночи, пропал холод, и сынишка без сознания упал. Я его домой принес и кофтами укрыл». Его сын исчез на следующий день. Сергей боялся, что его примут за ненормального… Я удовлетворила тебя?

Влад в непонимании прожигал взглядом в барной стойке дыру. Сначала во сне, потом после победы, теперь и очевидец есть… «Что же это такое? Алые глаза! Кому они принадлежат? И Цыган не хочет рассказывать!», — думал он. Вокруг Владислава пропали голоса — был только он и его размышления. «Не может быть, что я сошел с ума. Может, я, как Ванга, будущее вижу. Надо найти этого Сергея и расспросить обо всем в мельчайших подробностях, как все было и где-то место.»

— Э-э-э, конюшня, прием!

Влад вернулся в реальность, но ему она не понравилась. Вокруг него стояли три мужика, одетых в бронежилеты и в военную форму легкого типа, направив на курсанта дуло автоматов «АК-47». А четвертый, одетый также, был лысым и с грязные от сажи щеками. Жанна стояла вместе с какой-то другой женщиной чуть поодаль.

— Повторю, — нагло начал лысый, — неплохие у тебя игрушки. Дашь заценить?

— Лучше отойди и попроси своих головорезов опустить оружие, — строго свела брови к переносице Жанна.

— Спокуха, я тебя трогать-то не буду, только его, а если понравится… то это будет еще один повод загасить его. Ты принадлежишь нашему боссу.

— Боссу? — развернулся к ним Влад корпусом тела, заведя руки за спину. — Вы, ребята, лучше уберите эти свои пукалки.

— Ха-ха-ха, — мерзко заржал лысый. — Вы это слышали? Ты че, смертник, что ли? Или любитель острых ощущений?

— А вы кто такие? — сердито спросил парень.

— Мы, — гордо задрал нос лысый, как и его шайка, — автозаводские.

— Так вот про кого Ульяна говорила. Терроризируете, значит, народ?

— Берем плату за защиту, — вдруг произнес стоящий перед Владом мужик с автоматом.

— Это делает Черный клан, а не вы.

— А ты, значит, типчик, оттуда? Сразу видно, хамло чистой воды. Кончайте его, пацаны, и пойдем баб натягивать.

— Вы смешны! — оскалился Влад. — Набрали себе пукалок и думаете, что меня можно ими убить.

— Думаешь, — лысый достал пистолет «ТТ», — мы не умеем убивать? — он схватил одну женщину, которая пыталась незаметно уйти, и, притащив ее к Владу, приставил ей пистолет к голове.

— Пожалуйста, — заплакала девушка. — Не убивайте… у меня сын… прошу.

— Смотри, — мужчина облизал губы. — Ее смерть, — ткнул он дулом ей в голову, — на твоей совести.

— Матвей! — закрыла глаза девушка. — Прости меня!

— Стой! — перед Владом развернулась картина ужаса: девушке пробило голову, выбив часть мозга на барную стойку. — А? Нет…

В ушах Влада стояли слова женщины про то, что ее ждет дома ребенок Матвейка. Ждет, но не дождется. Влада обуяла ненависть, какую прежде он еще не испытывал. Мужчины, которые навели на него автоматы, рассмеялись, тем самым ослабив свою бдительность, а руки Влада, все еще находившиеся за спиной, до скрежета сжали «Мадонну». Первым убитым был тот, что стоял левее остальных. Влад вытянул руку и потянул карабин, когда тот смеялся, попав ему прямо в голову. Тело начало падать, но Влад быстро подхватил его и встал за его спину, высунув дуло из-под подмышки трупа. Он открыл огонь на поражение, который зацепил еще одного мужика, но не насмерть.

— Мужики! — закричал лысый, прячась за углом стойки. — Убивают!

Влад услышал топот нескольких десятков людей снизу. Кинув труп, он быстро побежал к ближайшему номеру. В проходе, на первом этаже, показались тени. Влад передернул затвор «Волка» и поочередно дал по входу. Услышав хрипы, он понял, что на тот свет отправил еще несколько мерзавцев. Парень с усилием пнул первую попавшеюся дверь, выбив замок. Там стояла большая кровать, на которой развлекался Кирилл с молодой блондиночкой под покрывалом.

— Ты ахерел?! — подбежал Влад к постели и выдернул донжуана. — Меня чуть не убили, а ты тут развлекаешься!

— Как «чуть не убили»? — осекся Кирилл и забыл про девушку, лежащую в постели. — Кто напал?

— Одень майку и возьми оружие, — отдал приказ Влад, и Кирилл, быстро выполнив указания, меньше, чем через минуту, уже стоял в полной боеготовности.

— Сколько их?

— Может, десять, может, пятнадцать. Там есть один лысый, в саже щеки. Не убивай — он мой.

— Хорошо.

— Георг! — послышался голос женщины недалеко от комнаты. — Если мой дом пострадает, твоя лысая макушка окажется в твоей же заднице!

— Успокойся, Карина, — послышался хриплый голос в ответ. Теперь Влад знал его имя. — Я его пристрелю и все дела. Даю слово: никто не пострадает, кроме него!

— Что будем делать? — предусмотрительно спросил Кирилл. — Я так понял, их там побольше, чем ты сказал. Во что ты ввязался?

— Это «Автозаводские»! Ублюдки, совсем охренели.

Во Владе еще буйствовало пламя ярости. Это было его первое убийство человека, но он не почувствовал никакой разницы. Может, потому что его сознание воспринимало этих бандитов не людьми, а животными, которым нужно срочное усыпление.

— Есть план, как отсюда выйти?

Влад подошел к двери и прощупал ее возле нее стены.

— Есть.

Снизу начали слышаться шаги поднимающихся людей. Через несколько секунд они были по ту сторону комнаты.

— Ты, конь, ответишь за Пашку. Даю тебе три секунды, — все его ребята столпились у двери. — Раз, — Георг сделал жест рукой, чтобы на «два» все вломились в комнату.

Но не успела его шайка среагировать, как сзади них послышался звук выстрелов, закручивающийся в спираль. На этаже было около двадцати людей, столпившихся в кучу. Влад и Кирилл вылезли из окна и смогли перепрыгнуть на другое карниз другого, которое вело в помещение, где стоял табун. Но перед этим опрокинули кровать, поставив ее в угол, и спрятали там женщину, во избежание, если они не успеют, или откроют огонь по комнате. Вытащив быстрыми движениями «Маггету» и выстрелив в «табун», первая колонна в десять человек упала замертво, даже несмотря на то, что все они были одеты одинаково в бронежилеты. Прочие стояли в шоке от кровавой бойни, сделанной с их товарищами. Влад, быстрыми перебежками, добрался до одного, что стоял и не мог передернуть затвор на автомате от страха, сковывающего движения, и приставил к его виску «Мадонну», выстрелив. Кирилл раскидал «Фантомом» еще троих. Владислав развернулся на триста шестьдесят градусов, и удар с ноги в голову пришелся еще одному мужчине, который хотел поднять упавший автомат. Кирилл достал меч и отрубил кому-то голову. Двое направили на Владислава автомат и передернули затворы, открыв по нему огонь, но, быстро среагировав, он начал бегать зигзагами, не давая в себя попасть. Прыгнув вбок, он молниеносно выпрямил свое тело и сделал два выстрела, потянув карабин. Пуля попала прямо в дуло одного из автоматов, заклинив его, еще один выстрел прилетел второму мужику в голову, и он, покачиваясь, как кукла, свалился на пол. Оставшийся в живых пытался наладить автомат, весь в поту и со слезами, стуча им по полу. Влад уже оказался рядом с ним и, медленно протянув к его голове руку, выстрелил с хладнокровием. Тем временем на Кирилла пошел последний из вояк. Он подошел к нему вплотную и хотел уже было выстрелить курсанту в голову, но Кирилл легким движением руки ударил по его кисти, перенаправив выстрел в потолок, и потом дал очередью ему в живот. Остался один Георг, который стоял и весь дрожал, поочередно направляя на курсантов оружие.

— Да вы, черти, не знаете на кого руку подняли! — дрожащим, как и его тело, голосом сказал Георг. — Я вас и один смогу убить.

— Он правда думает, что это так просто? — посмотрел Кирилл на Влада с наигранным удивлением.

Но Влад был больше озадачен другим, а именно: как Кирилл убивал людей. Без сомнения и страха, как будто это было обыденным делом! Но гнев вскоре взял верх, и парень забыл про своего товарища, пожирая Георга жадным взглядом.

— Смотри, — отошел Влад на двенадцать шагов от Георга. — В моем пистолете один патрон. — покрутил он барабан три раза. — Ты стрелял, а я считал твои выстрелы, у тебя осталось шесть патронов. А в моем барабане шесть гнезд. Понимаешь? — злобно посмотрел он на него. — Стреляй.

Георг сделал первый выстрел и промазал, попав в стенку. Влад сделал шаг вперед и потянул карабин — ничего. Второй выстрел, он увернулся, убрав правое плечо назад. Потянул карабин— ничего. Шаг вперед. Третий — Мимо. Потянул карабин — ничего. Шаг вперед. С каждым шагом Влад приближался к нему, Георг начал паниковать и нажал на курок. Четвертый — Влад увернулся, раскрутив свое тело от левого плеча, потянул карабин — ничего. Шаг вперед. Пятый выстрел — мимо. Потянул карабин — ничего. Вот дело дошло до шестого выстрела. Влад стоял на расстоянии шести шагов от него. Две вытянутых руки, смотрящих друг на друга. У Георга тек пот, попадая в глаза, из-за чего он тер их. Его рука тряслась, словно на ней землетрясение.

— Прости. — кинул он пистолет на пол. — Я не хотел, чтобы так все получилось. Это все наш босс. Сказал — убить любого, кто к Жанне яица катит. Ты пойми, я здесь не виноват, виноват тот, кто отдал приказ. Я просто рядовой.

— Просто рядовой. — недоуменно стоял Влад с протянутой рукой, в котором была «Мадонна». — Ты лишил маленького мальчика матери. И говоришь — ты просто рядовой?

— Да. — начал мотать головой вверх-вниз Георг, посматривая на карабин. — Простишь?

Влад ничего не ответил и потянул карабин. Оглушительный выстрел развеял тишину, которая проходила между ними. Он попал ему в нос, продавив его вовнутрь пулей — она осталась в голове. Лицо еще сильнее стало уродливым.

— Так тебе и надо. — перезарядил пистолет и положил обратно в кобуру Влад.

— Ну ты и живодер. Прихлопнул бы его и все. — сидел у трупа Георга Кирилл. — И, похоже, у нас будут проблемы. Цыгану вряд ли понравится.

Они спустились вниз, где их ждала удивленная толпа зевак, неверющая, что они смогли выжить. Жанна стояла с матерью за барной стойкой.

— Ты выжил. — подбежала Жанна к Владу и обняла его. — Я так боялась.

— Боялась?

— Когда убивают хороших людей, это печально. Как вы смогли выжить?

— Очень просто, мадмуазель. — улыбнулся ей Кирилл. — Нас учили убивать. — потом он подошел к ней поближе. — И не только.

— Отвали плебей. — не отрываясь от Влада, Жанна сказала Кириллу. — Влад, помоги мне, пожалуйста…их главарь хочет меня в рабыни, — у нее потекли слезы. — Каждый раз когда они приходили, кто-то умирал. Это уже невыносимо. — отпустила она его и врезалась ему взглядом в глаза.

— Хорошо… я помогу тебе. — перекинув взгляд на мертвую проститутку, он подошёл к женщине средних лет за барной стойкой, одетой в простые джинсы с рубашкой. — У нее и правда был ребенок?

— Да… Матвей. — он узнал голос, это была Карина, которой кричал Георг.

Влад снял с плеча «Волка» и положил на барную стойку.

— Отдай это ему, в магазине тридцать патронов, и если он продаст автомат, то получит еще пятьдесят пуль. Это меньшее, что я могу сделать.

Она кивнула и убрала «Волка» под стойку.

— Ты правда нам поможешь?

— Мы вам поможем. — посмотрел он на Кирилла. — Ведь так?

— Эх, — почесал он затылок. — Не брошу же я тебя. Надо за Катей. И уж…

— Что здесь произошло?! — зашла в «Глубокую глотку» Ульяна. — Карина!

— Автозаводские напали. Ребята разобрались с ними. — показала она пальцем на Влада с Кириллом, которые хотели уйти под шумок.

— Куда! — Молниеносно она оказалась около них, посадила их на стулья, и сама присела.

Вместе с ней были четыре охранника. В бронежилетах и в штанах, у каждого в руке «Волк».

— Рассказывайте, — неожиданно со второго этажа упал труп на соседний столик, сломав его. Ульяна перевела взгляд с трупа на двоих парней, которые отводили глаза сторону, боясь посмотреть на Ульяну. — Вы что, убили их?!

— Да. — тихо ответил Влад.

— Вы дураки? Знаете, чем отличаются кланы от городов? — двое подняли и опустили плечи. — А тем, что если ты накосячил… В КЛАНЕ МОЖНО СПРЯТАТЬСЯ, А В ГОРОДАХ НЕТ. — Вздохнула и выдохнула Ульяна. — Потому что города маленькой площади, в отличии от клановых городов. Поняли?

— Да. — в один голос сказали парни.

— Да ни фига вы не поняли! Их главный наверно обо всем знает. И готовится вас убить! — Ульяна, закрыв ладошкой лицо, злобно дышала. — Где Цыган и Катя?

— Цыган остался на победи, Катя в доме для бездомных. — сказал Кирилл.

— Слушайте меня внимательно. Я сейчас пойду к их главному и попробую убедить не убивать вас. Дождитесь Цыгана и идите в сорок четвертую школу, что у западной стены стоит. — Ульяна посмотрела по сторонам, привстала и шепнула Владу на ухо: — Я выиграю для вас немного времени — до утра точно. Когда придет Цыган, составте план и убейте засранцев.

Ульяна встала со стула и вышла из «Глубокой Глотки» с охранниками.

Влад поднялся и вместе с Кириллом пошел до дома бездомных.

* * *

— Ты и правда веришь в алые глаза?

— Цыган что-то знал, но не хочет говорить про это. Так что, надо выслушать мужика.

Они подошли к разрушенным лесенкам и поднялись на верх. Пройдя колонны, они открыли огромные деревянные двери. Внутри была разруха. Везде койки, где лежат люди. На полу разбросанные плакаты с цирком «ШАПИТО''. В огромном помещении было много вековой пыли. Два ветвления направо и налево, где были лестницы, ведущие наверх. На койках лежат люди. Слева от них когда-то была касса, теперь же там отголоски прошлого, захороненные под бетоном времени. В перелётах, что в левом, что в правом — завалины. Только огромное помещение при входе в здание осталось не тронутым. Гардеробы, что раньше служили людям для хранения вещей, теперь столовая, где люди готовят себе еду. Это не „Глубокая глотка“, где все было в роскоши и престиже. Влад увидел, как Катя общается с обросшим мужиком справа от них.

— Расскажите мне все, Сергей Денисович, я вам помогу. — сзади подошли Влад с Кириллом. — Привет. Узнали что-нибудь?

— Как раз шли сюда из-за этого. — Кирилл посмотрел на мужчину, у которого был мертвый взгляд. — Вы — Сергей Денисович?

— Да… — произнес бородатый с такой грустью и болью, что всем стало не по себе.

— Мы по поводу… вашего сына, — присел Влад к нему на кровать.

— Сына? Ах да, — глаза Сергея Денисовича стали влажные. — Был один… да… забрали. Степой звали, хороший мальчишка был.

— Можете рассказать в подробностях про тот день, когда вы увидели алые глаза в темноте. — Сергей посмотрел с ужасам в глазах на Кирилла.

— Убирайтесь… откуда вы знаете? Я-я ничего не знаю…

— Мы ищем того, кто ворует детей. Ваш рассказ принесет вклад в наши поиски, уверяю вас. — Сергей смотрел на утвердительное лицо Влада и через пару секунд заговорил.

— Тварь какая-то была… не человек, ей-богу, не человек. Сынок в темноте стоял и с кем-то диалог вел. Говорил, что папка не разрешает за стену уходить. Потом я подошёл и увидел два алых глаза в такой темноте, что хоть глаз выколи. Они поглощали меня своим светом в темноте, но потом они исчезли, убежали в направление победы. Это все, больше ничем не смогу помочь. Извините, я дурно себя чувствую и лягу спать. — Влад встал с кровати, Сергей прилег и, сомкнув глаза, сразу же уснул.

Вот так прошел у них разговор с Сергеем. Они вышли из здания и направились в гостиницу, куда селили приезжих. Гостиница была трехэтажная, на каждом этаже по четыре квартиры. По дороге к ней их преследовали пару людей, стараясь незаметно следить. Но их заметил Кирилл. „Автозаводские!“ — подумал Влад, что и так было очевидно. Зайдя в комнату, где был один матрас, он скинул с себя оружие и майку, потом прилег на него. Весь день он бегал и разговаривал с разными людьми. И… убивал. Только сейчас он начал задумываться об этом, но усталость была сильней тревог, сомкнув свои глаза воедино, он уснул.

— Маленький мальчик, что озаряет мир своей чистой улыбкой, поднимись на свои маленькие ножки и приди ко мне. — услышал он сквозь сон чистый, тихий голос, отдающийся эхом резонанса. — Жажду плоть твою. Жажду кости твои. Жажду бьющиеся сердце твое. Ибо ты мой и никому не можешь принадлежать.

Влад вскочил с постели весь в поту, он не понимал, что происходит. Он лежал на матрасе, которые был постелен на полу и вдруг…

— Еще немножко. Иди. Иди. Иди.

Голос звучал внизу. Быстрыми движениями он оказался у окна. Внизу по дороге шел маленький мальчик, лет семи, в одной майке и шортах и смотрел на Влада своими широкими глазами. Потом быстро побежал прямо.

— Стой!

Влад быстро схватил один меч, вытащив его из ножен, и побежал вниз. Вышел из гостиницы и побежал прямо так быстро, насколько мог. Перед ним кромешная тьма, что глаз можно выколоть. Но он не останавливался.

— Ты хочешь пойти со мной? За стену?

Влад смог уловить откуда шел звук. Повернув направо, он еще сильнее ускорился, пока не добежал до стены. Стоя и отдыхиваясь, он начал смотреть по сторонам. И уловил взглядом спину мальчика, а лицом он стоял к кромешной темноте. Влад начал медленно подходить к нему, вдруг стало очень холодно.

— Но мои родители будут переживать, — сказал ребенок в темноту.

— Не будут, я их предупредила… все нормально, — послышался из темноты голос, что Влад остановился на расстояние десяти шагов от мальчика. — Кто здесь?!

Влад тяжело дышал и всматривался в очертание в темноте — три метра, больше ничего не видно толком. Он поднял меч перед собой.

— Кто ты? Парень иди сюда.

— Не слушай его, Егор. Это плохой человек, — раздался голос в темноте.

— Парень иди ко мне! — Заорал Влад. — Он украдет тебя и не вернёт назад.

— Может, он этого и хочет, — в темноте появились два алых глаза, смотрящие на Влада. — Ты так не думаешь?

У Влада перехватило дыхание, глаза расширились, тело онемело, он не мог сдвинуться с места, глаза околдовали его. Он понимал. Это не сон, все взаправду! Враг, терроризирующий город, стоял перед ним. Это был монстр, он был уверен. Но как он мог так складно говорить, будто человек?

— Где другие дети? — не отрываясь от глаз, смог произнести Влад. — Отвечай.

— Они… в порядке, — монстр почему-то выдержал паузу в разговоре, что не понравилось Владу.

— Я должен их забрать. Скажи, где они!

— Сказать? Какой ты смешной. Не просто же так я этих детей воровала, чтобы ты потом их забрал.

— Последний раз спрашиваю — где они?

— А то что? Убьёшь меня? Не смеши, ты даже не знаешь с кем связался!

Глаза начали приближаться к нему. Влада пробил пот града, глаза моргали, как ненормальные, руки тряслись. Алые глаза были на расстояние трех шагов, но он все равно ничего не видел, кроме них.

— Ты умрешь… и я заберу ее, заберу твою жизнь. — Влад почувствовал, как за острие его меча кто-то взялся. — Но ты умрешь не здесь. Если хочешь что-то узнать, иди в место, где детям давали знания. А теперь спи.

Влад открыл глаза и оказался в гостинице на том же матрасе, что он спал.

— Значит, сон! Все было так реально.

Неожиданно в комнату забежали Кирилл с Катей. Все перевозбужденные.

— Вставай. Опять ребенка похитили, — завопил Кирилл.

— Пойдем. Надо разбираться во всем. Женщина ждет нас внизу. Плачет сидит, надо выслушать и действовать. — Подняла Катя с постели Влада. — Давай, одевай майку и оружие.

Влад быстро подорвался, натянул майку, потянул руки к поясу и обнаружил, что одного меча не хватает в ножнах, посмотрев по сторонам, он нашёл его у окна. Странно! Очень странно! Влад вложил меч в ножны, одел портфель и две кобуры. Спускаясь по лестнице, он уже мог слышать плачь. На скамейке возле входа сидела женщина, в рваных штанах, обмотанная шалью и в черной жилетке.

— Помогите, — подбежала она к ним. — Егорушка мой… пропал. — заплакала женщина еще сильнее и схватила Влада за майку, падая передним на колени. — Заклинаю тебя… найди сына… Егора….он у меня единственный сын. Покончу с собой, если не отыщешь.

Влад взялся за руки бедной женщины, сжимающей его майку. И тоже сел на колени.

— Я клянусь, что отыщу вашего сына, даю слово. Не надо на себя руки ложить, он к вам вернется.

Женщина посмотрела на его решительные глаза и немного приулыбнулась — ей дали надежду. Она встала вместе с Владом и обняла его. Кирилл с Катей просто наблюдали за происходящим, не говоря ни слова. Значит, не сон! Влад прокручивал в голове момент своей жизни, который, как он подумал, был сном. Но теперь он уверен — это было реально! Но как он оказался в гостинице, сам того не помня? Это приводило его голову в ступор. Женщина отцепила свою тяжелую хватку и на прощание написала свой адрес, потом ушла, сказав, что будет ждать от них весточки.

— Бедная женщина, — сказала Катя. — Надо отыскать ее дитя.

— С чего начнем? — спросил серьезный Кирилл, видимо его тоже зацепили слова мольбы о помощи от женщины. — Я предло…

— Надо идти в место, где дети получали знания, — вдруг перебил Влад.

— Почему? — удивилась Катя. — Почему именно туда?

— Я вам расс…. — Не успел он договорить, как в помещение вбежало пять людей и направивили на них автоматы АК- 47, все были в военной одежде и бронежилетах.

— НЕ ДВИГАТЬСЯ. НЕ ЖДАЛИ НАС СУКИ, АВТОЗАВОДСКИЕ ЕПТАТЬ.

— ПОДНЯЛИ РУКИ.

— ОРУЖИЕ СДАЛИ.

— УБЬЕМ НА ХЕР.

— ШЕВЕЛьНЕТЕСЬ — ПРИСТРЕЛИМ.

Все заорали в один голос. Кирилл с Катей начали продумывать план, как устранить их, рассматривая каждого. И вдруг в памяти Влада промелькнули слова Ульяны: „Их база в Школе 44.“ В школе! Место, где дети получали знания. Он пристально посмотрел на своих друзей, давая понять, чтобы те ничего не делали. Все трое скинули оружие, вояки подобрали их, связали им руки и вывели из гостиницы, где их сразу засунули в очень знакомую машину — вся в металле, наверху пулемёт, стекла бронированные. Их кинули назад, один сел вперед, а трое пошли пешком. За водительским местом сидел знакомый перевозчик, укутанный черным шарфом, в коричневом пальто, как и его перчатки, специальные очки.

— Без обид, ребята, — сказал перевозчик, заводя машину. — Кто больше платит, тот и босс. — Машина поехала.

— Ну что, сучата? Допрыгались? Приедем, и наш босс из вас душу выбьет, — заговорил вояка. — А тебя, красавица, — посмотрел он на Катю. — Я уверен, кинут нам в казарму. Не бойся, я буду нежен.

Катя скривила лицо. Влад продумывал план. Чтобы не задерживаться у них, у каждого были спрятаны кинжалы под майкой. Хоть они и скинули оружие, те их больше не проверяли. Проехав „Глубокую глотку“, они свернули наверх, потом налево и опять прямо. Остановившись у здания, огороженном железным забором с человеческий рост, вояка вывел их, а водитель остался в машине. Подойдя к входу в заборе, у которого стояли двое вояк с автоматами, ведущий открыл им калитку и заорал чтобы те шевелились. Перед ними открылся вид уже бывшей школы для детей. Было большое поле с прогнившими воротами и двухэтажное задание в форме буквы „Г“, вплотную стоявшее к стене. В окнах виднелись люди. Пройдя ступеньки наверх, им открыли уже засохшую и всю облезающуюся дверь. Первый этаж — маленький длинный коридор, увешанный пистолетами и автоматами, на стенках также были рисунки детей: домики, солнце, рисунки всей семьи. В каждом кабинете сидело по шесть и больше вояк, которые занимались своими делами, но, увидев Влада с остальными, пошли за ними следом. Стены облезли. Пол из дерева давал трещины, в некоторых местах были дыры. Их повели на второй этаж по лестнице, которая лучше всего сохранилась. Зайдя на второй, их довели до конца коридора, потом они свернули направо, и перед ними открыли дверь. Перед ними открылось огромное помещение. Пол был из линолеума, лавочки выставлены от стены до сцены и, на них присели все вояки, которые шли за ним в численности, примерно сто человек. Сцена была выше пола на два метра — огромная. На сцене сидел мужчина в кожаном кресле, среднего возраста, наполовину седой, с глазами, привыкшими убивать, и на левой руке было четыре пальца, одет был так же как, вояки, но на бронежилете было написана белыми буквами „АТАМАН''. Троицу завели на сцену и ударили по ногам с прикладов, чтобы те сели на колени перед их вожаком.

— И что же мне с вами делать? — вальяжно протянул Атаман. — С девкой все понятно, — все вояки тихонько посмеивались. — А что делать с пацанами, я тоже уже, можно сказать, придумал. Завалили, значит, моих парней — думали уйдете от правосудия, когда подослали Ульяну? А хрен вам.

— Правосудия? — пристально посмотрел Влад на Атамана. — Твой гнилой собрат убил ни в чем неповинного человека.

— Он убил шлюху! — серьезным тоном произнес Атаман. — Значит ты решил, что жизнь шлюхи, дороже моего молодчика? Плохое решение.

— Зверье. Что вам сделали люди в этом городе?

— Ничего. Жить каждому на что-то надо.

— Опец. — Услышал Влад шипящий и отдающий эхом голос. — Отпести маня.

— Ты воруешь детей? — спросил Влад. — Ведь так?

— Да как ты смеешь? Я хоть и граблю народ, но опускаться до воровства детей… ты меня оскорбляешь.

— Тогда, что за тварь сидит у тебя внизу?

— Что? — вся вальяжность Атамана ушла, осталось только одно удивление. — К-к-как? Что ты несешь?

— Я знаю, что у тебя есть монстр. Он и ворует детей, не так ли?

— Тварь, — встал с кресла Атаман и с разбега пнул ногой Владу по лицу. — Ты нечего не знаешь! Крыса, я хотел убить тебя быстро и безболезненно, но теперь подохнешь самой мучительной смертью.

У Влада помутнело в глазах. Он упал лицом на сцену. Слова начали переплетаться вокруг него. Неожиданно позади вояк сидевших на скамейках появился черный излучавший тьму силуэт с алыми глазами.

— Помеги.

Помоги! Отложилась в голову Влада слова монстра. Он поднял свое тело. Показал сзади завязанными руками Кириллу, что пора действовать. Неожиданно Кирилл сел и раскрутил свое тело, сзади в руке у него был кинжал. Немного порезав Владу веревку на запястье, он освободил его. Стоявший возле них вояка ни с того ни с сего упал. Катя тоже села и раскрутила тело, разрезав вояке сухожилие на ноге, и когда тот приземлился на пол, пнула его всей ступней в лицо. Влад вырвался и опрокинул Атамана на кресло, перевернув его и приставив кинжал к шее. Потом они поднялись. Влад стоял сзади Атамана, немного разрезал ему шею. Все вояки подорвались и наставили на них автоматы.

— Я убью его, если кто-нибудь выстрелит, — предупредил всех Влад. — Выкинули все оружие в окно, — все вояки так и поступили. Катя и Кирилл подбежали к Владу, и тот разрезал их оковы. — А теперь веди нас к монстру.

Атаман сделал первый шаг. Они спустились со сцены. В комнате росло напряжение. Атаман вел их к воякам, за спиной которых огромная железная дверь. Подойдя, он достал ключи и открыл дверь. Влад толкнул его в проем, Катя и Кирилл быстро забежали, и он закрыл дверь на засов. В помещение было темно. Вдруг загорелся фонарь в руках у Кирилла. Атаман стоял растерянно. Сразу видно — не боец он больше. Также приставив к нему нож, они пошли дальше. Был узкий коридор, весь в обваливавшимся кафеле, потом лестница, ведущая вниз, по которой они спустились и зашли в проход без двери. Проход был маленький, без стен, одна земля, больше похожий на погреб.

— Пожалуйста… не убивайте его.

В темноте Влад услышал плачь ребенка и, обрадовавшись, что это может быть пропавший вчера Егорка, ускорил шаг. Но перед их глазами раскрылась совсем другое. Чугунная клетка, где в темноте пряталось существо. Кирилл посветил фонарём и осветил темную клетку. Существо было по колено всем — маленьким, черным, словно его покатали в углях, глаза с белой пеленой без зрачков.

— Ты… нащел… нащел маня.

— Это… мой сын, — протянул Атаман, смотря в клетку. — Его обратили год назад. Эти ублюдки… когда он ездил в другой город с мужиками, которых я считал братьями и которые были главные в городе под руководством Ульяны. На них напали лешие, и один из них укусил его. Шприц с антидотом был один, а укушенных двое — мой сын и один из тех, кого я считал братом… Он решил, что его жизнь важнее. Они привезли мне его и утаили. Через несколько часов, он начал обращаться. Я понял весь расклад, но убить не смог. Это же дитя мое… единственное. — Атаман еще пристальней и со всей лаской посмотрел на свое обращённое дитя. — Самое смешное, что тот, кто кольнул себе шприц, умер через три дня, на задании. Это значит, что мой сын обратился в это просто по прихоти человека, который хотел жить.

— Мне очень жаль, — произнёс Влад, потом отпустил Атамана, присел на корточки к клетке с монстром. — Ты воруешь детей?

— Не я, — подполз к Владу монстр вплотную. — Чудоваще заставила маня так делать.

— Чудовище?

— Масац назад прищел от тоду, — указал черной, как смола, ручкой на стену, что была дальше.

Влад подошёл к стене у которой стоял валун и отодвинул его.

— Что за…? — удивился Влад, когда за валуном была пробитая насквозь стена школы, и оберегающая их стена. — Какого? Что это значит? — посмотрел он на Атамана.

— Мы пробили стену, чтобы вынести оружие и перенести на победу.

— Значит и на победе есть пробитая стена? — в недоумении спросил Кирилл.

— Да, — дал положительный ответ Атаман. — Там и есть наш склад с оружием. Думаете, нас бы пустили через ворота? Я так не думаю.

— Ты ненормальный, — подошла к нему Катя. — Здесь столько людей! А если кто-то залезет?

— Ужа залас. Масац назад.

— Полоумные, — сказал Влад, смотря на дыру.

— Мне плевать на этот город, который отверг моего сына. После его обращения, я вышел за стену и нашел военную часть с оружием и патронами в одном тайнике. Потом нанял людей и начал терроризировать всех. А если кто-то проберется к нам, мне плевать, пусть всех здесь убьет.

— А зачем ты Жанну хотел к себе?

— Прихоть, единственная девственница на город осталась. Думал развлечься.

— Знаешь что, — Влад подошёл вплотную к Атаману. — Если еще раз твои молодчики придут к ней и будут убивать перед ней тех, кто проявил к ней интерес, простым порезом на шее не обойдешься.

Атаман стоял молча и только смотрел на клетку с обращенным сынишкой, который смотрел на Влада.

— Расскажи мне про монстра! — попросил Влад у мальчишки.

— Прищель и заставиль меня дитай красть, могу людям виданье показывать и оглушать на несолке минут и брать контроль над талом… толька у дитай. Напрамер, на победи, я показел тебе образ того монстря, чтобы отпугнуть вас. Ночья вернул теби назад… монстр папрасил. Дитай застевлял идти к победи, охринника порализовал, и детьки проходили и выходили наружа через дырка. Тамь их ждоль монстр и забилал их.

— Куда он их вел? — вцепился Влад в клетку. — Скажи — спасти их должен.

— Дай ласток и чта-нибадь пищащие.

Влад посмотрел по сторонам и увидел у недоуменного Атамана черный фломастер, который смотрел на говорящего с Владом сынишку.

— Ты слышишь его? Или у тебя бред?

— Слышит, — подошёл к нему Кирилл. — Он понимает монстров.

Влад быстро выхватил у Атамана фломастер и нашел скомканный лист бумаги возле клетки с какими-то записями, а обратная сторона была пустой. Протянул руку, и монстр взял все необходимое и начал чиркать по листу бумаги.

— Он понимает меня, — упал на колени в слезах Атаман возле клетки. — Данил… Данилка… это я — твой папка….

Но существо не отзывалась, а уперлось взглядом в листок и что-то чиркало. Через десять минут монстр закончил и протянул лист с фломастером. Там был рисунок большого здания с четырьмя этажами. Возле него стоял памятник — лицо человека на длинном пьедестале и лесенки, идущие вверх к зданию, на котором было написано название ‚П.О.Е.ЭЙ‘.

— Туды их Вел. Дальше от нас еще есть маленькай городок. Тамь сидить с датьми в здание этемп.

— Спасибо, — протянул Влад руку монстру, на что монстр пожал ее.

Ощущение — обугленная шершавая кожа.

— Папи скажи, чтаб убил маня… ни хочу так продолжать. Умолаю.

Влад вспомнил тот момент с бледным в штабе — тот тоже не хотел больше жить. Это печалило его, но он понимал все. Отдающийся болью голос он понимал. Подошёл к Атаману и дал ему в руки кинжал.

— Он просит, чтобы ты убил его… Не может он так больше жить.

— Что?! Нет! Данилка, мы с тобой выкрутимся! — Влад посмотрел на Данила, потом помотал головой Атаману влево и вправо. — Как же так… — Атаман открыл клетку и подошел к сыну, присел и наставил нож ему на сердце. — Данил… Прости меня, — в слезах начал откровенничать он. — Я всегда любил тебя… Помнишь, как мы кроликов стреляли? Ты мне, засранец, палец отстрелил. Ух, как же я злился — пальчик то не вернуть.

— Я все помню, — выступал Влад в роли переводчика между отцом и сыном. — Помню, как утром ты поднимал меня, и мы шли на брусья поттягиваться, отжиматься. Потом, как ты мне вещички приносил, и они были на два размера больше. — Атаман начал рыдать как маленький. — Отец…прекрати терроризировать людей. Они не виноваты. Тот, кто виновен в том, что со мной случилось, уже в земле кормит червей, карма есть карма… Но ты другой. Я же знаю, ты добрый, отзывчивый, никогда не бросишь людей в беде… Сними свою маску, она портит тебя и разрушает изнутри.

— Я понял тебя, сынок, — смотрел Атаман в глаза своего сына со счастливым лицом, заплаканным. — Я все сделаю.

Громкая тишина. Пару минут Атаман сидел возле сына. Влад прекратил вещать слова его сынишки. Дело было сделано. С криками он пронзил сердце своего любимого сына, потом взял его на руки.

— Пойдемте, — с таким же счастливым лицом он повел нас назад к двери, при этом сказал, подождать его немного на лестничной площадке. Потом вернулся.

Они вышли из двери, где во всю пытались скрыть ее вояки. Они были удивлены, увидев Атамана в целости и сохранности, да еще и с монстром на руках.

— Уходите, — сказал он Владу. — Я здесь сам разберусь.

Они послушались его и вышли из помещения. Школа была пустой. Все были в одном месте. Влад и остальные вышли из школы и почти подошли к калитке, как вдруг раздался сильный взрыв из того помещения, где были все вояки и Атаман. Выбило все стекла, и играющий огонь вырвался из здания.

Группировке ‚Автозавод‘ в тот день — пришел конец.

Глава V Полукровка

"Сама по себе жизнь ничего не значит; цена ее зависит от ее употребления." Ж. Руссо

— Заводи машину, — скомандовал Влад сидевшему за рулем Кириллу.

Очень скоро автомобиль загудел, и курсанты выехали за огромные ворота.

— Катя? — аккуратно позвал ее Влад, но она не одарила его коротким взглядом. — Что такое?

— У нас ревнивица в команде, — усмехнулся Кирилл, сворачивая с разбитой, ухабистой дороги на более ровную.

— Только не говори мне, что ты…

Час назад. "Глубокая Глотка"

— Ты разобрался с Автозаводскими, — обрадовавшись, обняла его Жанна. — Ты — мой принц.

Владу было тяжело на сердце из-за произошедшего, но всеми силами он старался выдавить из себя улыбку за понимание того, как счастливы люди, гнет которых закончился. Вокруг сновали мужчины, которые предлагали выпивку, но он, как и Катя с Кириллом, вежливо отказывался, как и отказался от предложения Карины, матери Жанны, — бесплатно развлечься с самыми горячими девочками заведения: следующее дело, которое ждало курсантов, было слишком неотложным, чтобы позволить себе потратить драгоценное время на кувырки в постели. Через посыльного Ульяне Петровне уже доложили, что группировка, терроризирующая город, пала, и про то, что в стене оказались дыры — тоже. Цыган так и не вернулся, из-за чего, конечно, все трое переживали, но дело, которое они себе поставили целью, нужно было выполнить.

— Карина, — Влад протянул женщине листок с рисунком Даниила. — Вы знаете, где это? — Карина внимательно посмотрела на рисунок. К ней присоединилась Жанна.

— Мама, это же "Прометей", я ведь права?

— Да, Жанна. Не думала, что ты еще помнишь это место. В последний раз ты была там еще совсем ребенком.

— "Прометей"? — переспросила Катя. — Где он находится.

— За ворота выезжаешь, красавица, — посмотрела Жанна на Катю, кокетничая. — Прямо едешь до самого завода, его проезжаешь и так же путь, никуда не сворачивая, держишь. Потом лес пойдет, но он редкий и сравнительно маленький, главное, с дороги не сворачивай. А там и городок покажется. Три остановки — и ты на месте. В центре города это задание, милая.

— Спасибо, — засмущалась Катя, на что Жанна одобрительно кивнула.

— Тогда пойдем. Нельзя время терять, — махнул рукой Кирилл и направился к выходу.

Катя и Владислав уже пошли за ним, как последнего остановила Жанна и впилась в его губы сладким долгим поцелуем. Кате это не понравилось, и она быстро вырвала его из цепких объятий. Потом они нашли машину и выехали за пределы стены.

Сейчас

— Кать, да перестань… Так бывает с парнями, — вступился за друга Кирилл, внимательно следя за дорогой. — Мы нравимся девочкам, и они могут нас поцеловать, даже если мы этого не хотим. Да ведь, Влад? — но тот только удосужил его злобным взглядом. — Ладно. Понял. Больше не буду… О-о-о, город.

Впереди виднелись зачатки города. Все дома были полуразрушены, в пыли и с бегающими на крышах и в окнах тенями.

— Сме-е-ерть.

Влад услышал голос, который, как ему казалось, он слышал еще совсем недавно. Посмотрев в окно, он увидел бегущие на четвереньках силуэты, от которых эхом шло единственное слово "Смерть''.

</s>— Лешие! — завопил Влад.

Катя подорвалась и передернула затвор "Волка", затем опустила зеркало, так сделал и Влад, только "Волка" у него больше не было, так что он вытащил "Фантома". Силуэты приближались к машине, и через несколько секунд их можно было увидеть. Длинные руки и ноги с человеческий палец, три когтя, что на руке, что на ноге. Тело длинее человеческого, все в белых волосах, голова с рогами как у лося, только больше и кривее. Челюсть вытянута вперед. Глаза голубого цвета. Они бежали на четвереньках за машинной не останавливаясь. Один приблизился и Влад открыл огонь, одарив того очередью свинца. Мощное тело упало и зарылось в землю, но их еще преследовали. Кирилл давил на газ; они почти приехали в город. Удар сзади, что машину приподняло бампер, а потом также и опустилось. Кирилл чуть не потерял управление, но вовремя успел вывернуть руль и дать газу. Катя вылезла в окно и открыла огонь на поражение непрошенному гостью сзади. Леший упал и зарылся в земле. Как минимум еще двое преследовали их. Они наконец-то смогли заехать в город, но погоня не отставала. Проехав первую остановку, леший подобрался к переду машины. Кирилл выстрелил из Мадонны прямо ему в голову. Но это было ошибкой — тело лешего упало прямо под колеса, перевернув машину. Жилещного заеря выкинуло в здание, пробив первый этаж и застряв в нем.

Влад тяжело открыл глаза и пытался отстегнуть ремень безопасности на сидении. Катя с Кириллом висели без сознания.

— ЧЕРТ. ЧЕРТ. — В панике ничего не получалось у Влада. — Давай. Ну же.

Вдруг дверь, где он сидел, кто-то вырвал, потом белая когтистая рука обхватила его и вышвырнула вместе с сидением наружу. У Влада перед глазами так все быстро летело, что его чуть не стошнило. Приземлившись на асфальт, сидение разломалось так же, как и его плечо. Но это был не перелом — потянул связки. В глазах мутнело, но через пелену он мог видеть, как белый силуэт приближается к нему. Придя в себя, лежа полубоком, над ним была пасть монстра, и все слюни капали на его лицо — это было мерзко. Зубы все неровные, больше похоже на пасть собаки-боксера. Леший обнюхивал его, стоя так же на четвереньках.

— ………есть….хочу……есть.

— Я невкусный, — еле смог сказать Влад. — Как и мои друзья.

— Понимаешь?… меня?

— Понимаю… мы не враги!

— Убили родича… враги.

— Вы первые напали. Что сейчас, что тогда.

— Не оправдание. Убить… съесть… враги.

— Ну раз так, то у меня есть то, чем ты можешь полакомиться.

— Давай… доставай… съем лакомства… потом… тебя.

— Хорошо, мой прожорливый друг. — Влад все это время держался за кобуру с "Маггетой". — Это очень вкусно, так что закрой глаза, я не хочу, чтобы ты видел, откуда я беру вкуснятину.

— Обмануть… вздумал… не проверю.

— Какой обман? Я лежу перед тобой. Даже если я захочу что-то сделать, ты заметишь.

— Ну… ладно. — Леший закрыл свои голубые глаза, в ожидании трапизы.

Влад, не доставая Магетту из кобуры, лег в направлении морды Лешего и нажал на курок. По его ребрам отдало отдачей и жаром. Монстру разворотило голову — он отклонился назад и упал на землю обезглавленный. Рост его был в полную длину, метров 6.

— Вот тебе и убийственная вкусняшка… В натуре, Лешие тупые, — сделал Влад свои выводы.

Покачиваясь, он встал и подошел к друзьям. Снял их с сидений и положил в квартире на первом этаже, в которую они врезались.

— Влад, — покашливая пришел в себя Кирилл. — Что произошло?

— Леший под колеса упал, машина в здание влетела.

— Влад, — пришла в себя Катя. — Ты в порядке?

— Все нормал….

Не успел Влад договорить, как на улице были слышны вой, крики. Они не затихли, а только усиливались.

ГОРОД ОЖИЛ!!!

— Так… Я их отвлеку… встретимся у "Прометея". Придите в себя. — Влад перезарядил "Маггету" и "Фантом" и положил их в кобуру. — Выживите. — И выбежал на улицу.

Он был на проспекте, на второй остановке с полуразрушенным памятником, возле двухэтажного здания. Ему оставалось пробежать еще одну остановку. Он достал фантом и выстрелил очередью в воздух. Эхо, идущее от дома к дому, отдало ревом монстром.

— Идите за мной.

Влад побежал по главной. Сзади него бежали толпы белых силуэтов, которые быстро приближались. Это были не лешие, а бледные.

— Съедим… разорвем.

Только такие слова слышались он от каждого бледного. "У меня что, жопа медом намазана?" — думал Влад, но все же ускорился. Повернул направо по дороге и, услышав треск, посмотрел на верх — с четвертого этажа выпадали бледные и летели на него, у ворот в сторону от одного приземлившегося. Быстрый рывок вперед. Как они не разбились с такой высоты? Опять выстрелил он вверх в воздух. Удар справа из переулка, на него кинулся бледный, начав удар правой и размашисто целясь когтями в голову. Влад прогнул свое тело и прокатился на коленях, потом быстро поднялся и продолжил бежать. Достав "Мадонну", он был полностью вооружен, держа в двух руках оружие. Повернулся спиной и так бежал. Открыл огонь из двух рук в бегущую толпу. Первый строй пал. Пробегая также дом, он увидел на первом этаже в квартире, как бледный бежит в окно. Пробив стекло, он вылетел на Влада. Повернув руку с "Мадонной" влево, парень выстрелил в летящего бледного, прибив его к стене. Развернулся, и побежал прямо. Вытинул правую руку в перед с "Фантомом" и дал очередь по трем бледным впереди. Наконец, пробежав такой длинный марафон, он увидел здание, на котором большими буквами было название "Прометей" и памятник на длинном подиуме. Все было как на рисунке. Влад осекся, потому что вспомнил про чудовищ. Повернув голову и уже думав бежать еще быстрее, он остановился в шоке — все монстры стояли в ста метрах от него и не могли пройти дальше.

— Это его территория… убьет…

— Прав… уходить… пока не вышел.

— В домах спрячемся… парень… труп.

Все бледные побежали в ближайшие дома с криками и ором. Залезали в каждое окно и прятались там. Город подозрительно затих. Влада брало недоумение происходящего. Он пошел по лесенке вперед ко входу, в это зловещие место. Все окна выбиты, стены облезли, лишь плакаты фильмов того года висели.

— Так это кинотеатр!

Вход был пробит, как будто туда забежал слон.

Тихо зайдя в помещение, он пытался не шуметь. Вокруг была разруха, все в пыли и в кусках бетона. На полу, где была тонна пыли, следы огромных ног, три огромных пальца со ступней без пятки, как три следа Влада вместе. Они шли к лестнице напротив. Он поднялся на второй этаж, слившись с тишиной и со стенами, свернул налево, где большими красными буквами написано "Кинозал". Следы вели туда. Он прошел коридор и вышел в буфет, потом зашел в дверь, куда вели следы. Ему сначала казалось, что пошел опять коридор, но одна сторона становилась все меньше, пока не ушла совсем. Влад оглянулся. Стоят много каких-то непонятных ему кресел, идущих вверх ступенькой, в большом пространстве, где висело огромное полотно; пол был обтянут каким-то синим ковром. В зале на удивление было не очень темно, и парень смог разглядеть картину ужаса перед собой. На полотне был… крест из детей! Их будто бы проткнули палкой и сшили. Ему стало плохо, к горлу поступала рвота. Но потом он заметил, что возле полотна сидел спиной к нему мальчик с фонариком, который, повернувшись, светил ему прямо в лицо.

— Мальчик… — Подошёл медленно к нему Влад. — Ты как? Я за тобой пришел. — Мальчик не отвечал, поэтому парень взял его за плечо и потянул на себя. — Нет….

Мальчик упал на пол. Лицо его было с гримасой ужаса, и не было глаз — их кто-то вырвал. Был он в майке и шортах. Влад узнал его — это был Егор, последний пропавший. От него шли следы дальше — вверх к креслам. Парень шел по следам, которые постепенно уменьшались, и когда он дошел до 11 ряда, они превратились в человеческие. Он недоуменно смотрел на человеческий след ноги, обрывающийся у ряда.

— Что это? Человек? Нет, не может этого быть.

— Еще как может. — Услышал он сзади себя голос.

Повернувшись, Влад увидел два алых глаза и темноту, даже силуэта не было видно.

Влад почувствовал удар в живот чем-то твердым. Раздался оглушительный хлопок, как из пушки. Он отлетел в угол помещения и скатился вниз. В глазах все плыло, спина разрывалась от боли. Направив свой взор на ряды, алые глаза спускались к нему.

— Жаль. Очень жаль. Ты мне понравился.

— Что за… — Влад не мог открыть рот. Все тело стало тяжёлым.

Алые глаза подошли и встали перед его лицом, окутанные тьмой.

— Ты рад… Ты нашёл детей! Правда, ожидания тебя не радуют. Но я рада, я сделала из них алтарь, чтобы молиться повелителю… нет, вру, я просто хотела есть! — Монстр заметил в глазах Влада отвращение и тут же сменил тему. — Ты умный. Шёл по моим следам, как собака. Но, правда, один раз я все-таки тебе подсказала, — Монстр увидела что он перестал двигаться. — О, паралич наконец-то подействовал.

— К… т… о… ты? — через силу вырвались слова из почти не подвижных губ Влада.

— Кто я? Ха-ха-ха-ха! — Голос стал нежным женским. — А ты еще не понял? Кто просил тебя спасти меня от группировки? Кто рассказал тебе про первого пропавшего? Кто подсказал и в деталях описал тебе расположения "Прометея"? Кто последний с тобой контактировал, чтобы парализовать тебя?

Влад раскрыл глаза от увиденного. Тьма начала пропадать, и перед его взором открылась правда.

— Ж… а… нн… а!

Перед ним сидела на корточках девушка, с чарующей красотой, но теперь не с изумрудными, а с ярко-алыми глазами, которые пожирали его.

— Согласна — неожиданно. Моя слюна парализует, поэтому ты в таком состоянии. — Жанна встала, и каждая часть ее тела начала хрустеть.

Она выросла под три метра. Платье разорвало на куски, оставив ее голой. Грудь исчезла, все исчезло! Ее тело — это белая натянутая кожа с мышцами, покрытая чешуёй, как у дракона. Голова приняла странную форму: подбородок вытянулся, на лбу выросли два рога; на зубах, верхней и нижней челюсти, вылезли клыки, как у вампира; на руках выпали ногти, и выросли когти под один метр. Ноги вытянулись и больше походили на собачие, но три пальца — человеческие. На спине выросли два крыла по два метра и у каждого на крае лезвие, типа наконечника от копья. На поясе висели два меча и один знакомый ему кинжал. Только алые глаза остались прежними. Перед Владом стоял монстр, который терроризировал его во снах, а теперь и в реальности. Посмотрев вокруг, он понял — это место точь-в-точь, как во сне: синий пол, слева большое полотно. Не хватает только одного.

— Я… чувствую запах девушки… она бежит сюда. — Жанна сняла кинжал с бедра и медленно пронзила живот Влада, боль была адской, но он не мог сказать и слова. — Это, чтобы занять твою возлюбленную.

Жанну опять покрыла тьма, и алые глаза переместились наверх, в противоположный угол потолка зала. "Не может быть! Так этот сон вещий?" — летало в голове Влада.

Сверху послышалось, как открываются двери. Влад смотрел в пол, потому что не мог поднять голову. Вдруг его глаза начали закрываться.

— Прошу… открой глаза… не оставляй меня.

Влад открыл глаза — перед ним была молодая девушка с очаровательной красотой, волосы ее были среднией длины цвета огня, одета она в черные штаны и майку, по бокам свисали две кабуры, глаза лазурного неба, стройная фигура формы песочных часов. Это была Катя, все шло как по сну.

— Ты должен встать! — Катя схватила его за лицо двумя руками и уперлась взглядом в его глаза. — Ты выживешь! — уверенно сказала Катя, но посмотрев наверх на полотно, ужаснулась. — Что это за крест? Боже, кто это мог сделать? — Она опомнилась и снова приступила вытаскивать кинжал. — Я вытащу кинжал из тебя, только не отключайся. Верь в себя. Мы сможем выбраться отсюда, нужно только подлатать тебя.

— Зря ты пришел в этот город. — Алые глаза спикировали на пол, не издав ни одного шума, и смотрели прямо на Катю. — Она пришла. Смотри не неё, ведь это последние, что ты увидишь перед смертью, Влад. — Сзади начала подкрадываться тень в три метра и тихонько бесшумно подходить. — Ее жизнь, будущее, которое оборвётся — во всем виноват ты. — Тень была за Катей — алые глаза. — Потому что только ты можешь меня слышать в этой форме.

Катя вытащила кинжал и обрадовалась, смотря Владу в глаза. Парень собрался с силами и, открыв рот, высунул язык, где черным маркером было написано, "Сзади", указывая глазами, что сзади нее монстр. Катя быстрым движением достала правый меч из ножен и отразила удар крылом. Парировала его в с стену — лезвие крыла почти задело Влада, но прошло мимо.

Когда он вышел из школы, которую взорвал Атаман, он задумался о своем сне. И тем маркером, что взял у Атамана написал на языке: "Сзади", на всякий случай. Ведь случайности не случайны. И прихватил с собой из Магни сувенир. Адреналин! Он лежал у него в кармане штанов. И два шприца из метала, чтобы не сломались.

— Когда ты успел? — Смотрели на Влада два алых глаза, но тьма ушла, и перед Катей явилось самое настоящие чудовище. — Не важно, я все равно убью ее, а потом тебя.

Влад почувствовал, как руки начинают отходить от паралича. Кончиками пальцев он расстегнул карман, и два шприца вывалились с надписью "Адреналин". Катя увидела это и побежала к Владу. Жанна метнулась к ней на нечеловеческой скорости, но была отброшена выстрелом в упор "Магетты" от Кати, та защитила себя, укутавшись в крылья. Она взяла два шприца и воткнула в две ноги Влада.

Парень почувствовал прилив сил. Все его мысли смешались, то ярость брала свое, то боль, то еще что-нибудь. Катю ударила Жанна и отбросила ее в дальнею стену крылом, она потеряла сознание и валялась на полу, но она смогла защититься мечами от лезвий на крыле во время атаки.

Лицо Жанны приблизилось к Владу.

— Тебя никто не спасет! — закричала Монстр.

— Кроме меня самого. — Поднял Влад голову и посмотрел в те глаза, которые пугали его по ночам.

В его голосе не было страха, только решимость.

Он выстрелил из кобуру "Фантомом", оцарапав правую часть лица Жанны, затем быстро поднял свое тело. Теперь оно было как пушинка. Жанна стояла в недоумении и вытащила два меча на бедре.

—Я убью тебя, выродок!

Они побежали друг на друга. Влад достал меч и нанес удар правой рукой, режущий в ребра Жанне. Она заблокировала удар мечами и отбросила его в стену. Силенок у нее было больше, чем у Влада — в раз семь. Он встал и снова побежал на нее. Она начала атаковать его колющими в голову. Влад уворачивался, как заводная игрушка, потом ударил ей колющей в плечо, удар попал и въелся в плоть Жанны. Она быстро выкинула свои мечи, схватилась рукой за меч Влад и вытащила из раны, выкинув его в даль. В этот момент он направил дуло "Фантома" ей в голову и открыл огонь. Она быстрым рывком снесла его с ног плечом и впечатала в стену. Влада стошнило. Но он направил фантом ей в спину и стрелял без остановки. Пули врезались ей в спину, и белая кровь разбрызгалась по всему полу. Она взвыла, взяла его за ремень на поясе и, раскрутившись, кинула со всей силой в даль. Влад проломил тонкую бетонную стену. Его голова была разбита, и капли крови все капали. Он встал, весь покачиваясь. Его живот был проткнут, голова разбита, но решимость была не тронута.

— А-а-а-а-а! — Влад заорал, словно зверь, опустил свое тело, уперев ноги об пол и руки, потом, словно пантера, побежал на противника, почти в лежачем состоянии.

Жанна не ожидала такого. Парень оказался возле нее с протянутым мечом вперед и не сбавлял скорость. Все шло, как будто в замедленной сьемке. Он отпустил меч, кинув его почти к Жанне, и тот начал падать на пол, это немного удивило ее, но в этот момент он выхватил из левой кобуры "Маггету" и наставил пистолет в ее направление. Выстрел! И в этот момент Жанна выбила пистолет кончиком крыла из рук Влада, направив выстрел левее, и только немного оцарапав ей щеку. Жанна начала улыбаться. Но хитрость была в другом: меч еще не упал на пол, так же и Влад не останавливался и почти лежа бежал к ней. Подхватил почти упавший меч и выпрямился в тот момент, когда до Жанны оставался шаг. Он проткнул ей грудь насквозь, поднял ее и так же, не сбавляя скорости, бежал дальше, крича как зверь. Жанна завыла и вонзила когти в спину Влада. Но он не прекращал нанизывать ее на меч. И наконец, добежал до стены, вмял ее туда, прибив мертвой хваткой мечом. Она не могла выбраться и только стонала, пока не приняла человеческий вид. Влад тяжело дышал, действие "Адреналина" закончилось. Раны заныли так сильно, что он упал на колени перед Жанной.

— Не… думала, — похрипывая посмотрела Жанна на Влада. — Что… проиграю человеку. Позор.

В этот момент Катя пришла в себя и побежала к Владу и, упав возле него, начала плакать, смотря на его раны. Двери снова открылись сверху, и там уже были Кирилл с Цыганом, которые были удивлены всей картиной.

— Влад! — Подбежал Цыган к нему и разрезал кисть на правой руке. — Пей! Быстрее!

Влад был удивлен. Но уже ничего не имело смысла и он выпил кровь Цыгана. Неожиданно раны перестали ныть, он почувствовал, что места где находятся раны, стягиваются! Подняв майку, которая была вся в крови, он увидел небольшой порез, вместо здоровой дырки. Сознание плавно начало возвращаться к нему.

— Успели. — Вытер пот со лба Кирилл весь в взволнованный. — Как хорошо. Боже… как хорошо.

— Что с твоей кровью? — спросил Влад.

— У некоторых, как я, кровь — это что-то вроде аптечки. — Цыган перевел взгляд на Жанну. — Не думал встретить такую тварь здесь. Эти твари гипнотизируют народ и всех считаю их своими.

— Все… т-ты знаешь, — прохрипела Жанна. — Я… всего лишь… букашка… отставшая от роя. Ха-ха-ха-ха, который уже у стен ворот. — засмеялась мерзко Жанна. — Я была всего лишь разведчиком. — Она смотрела на Влада и принюхивалась. — Этот парень… он влечёт своим запахом… он…

Не успела Жанна договорить, как Цыган пронзил ей голову мечом. Все были удивлены его поступком.

— Надо быстрее возвращаться.

Цыган взял Влада на плече, и они все выбежали из "Прометея". Когда они вышли, вокруг здания валялись трупы бледных в численности, примерно в сотню.

Перед зданием оказалась машина, простенькая, вся гнилая, сзади которой написано: "ВАЗ 2110". Они быстро запрыгнули в машину и поехали обратно. Цыган был за рулем. Катя обматывала Влада бинтами, которые дал ей Цыган. Кирилл на переднем сидение.

— Где ты был? — спросил хрипя Влад.

— Я охотился за этой тварью. Но она была ловчее меня. Знатно скрывалась. А вы молодцы — нашли ее быстрее меня.

— Кто она? — полу крича спросила Катя, обматывая Влада. — Разве существуют монстры, которые могут обращаться в людей?

— Существуют. Вы сами только что видели этот тонкий процесс. Их называют — полукровки. Так сказать, сменные перчатки белого дьявола. Как мы пьем кровь неизвестных, так и есть монстры, которым белый дьявол дал свою кровь и сделал их разумными. И своими воинами! Есть также и князи, типа наших стражей.

— Воинами? Значит… когда она говорила про рой… — призадумался Кирилл.

— Именно. Рой полукровок направляется в Ульяновск. И мы тут ни чем не поможем. Надо быстрей бежать в наш клан, потом проинформировать все кланы и готовиться к атаке.

— А как же люди? — схватился Влад за подголовник Цыгана. — Мы оставим их? Как же Ульяна?

— Мы ничем не поможем! — ударил Цыган Влада по лицу. — Прекращай ныть! Или выкину из машины!

— Но в городе есть дыры через стену, в двух местах, — вспомнила Катя. — На "Победе" и у сорок четвертой школы, но там был взрыв, так что остаётся только "Победа". Если мы найдем Ульяну или ее людей, они скажут где дыра.

Цыган призадумался. И вынес решение.

— Хорошо. Объедите стену и найдете дыру. Возле стены стоят два грузовика. Народу нормально должно влезть. Сразу знайте — не все поместятся. Нам придется бросить. Многих, — все трое кивнули. — Хорошо. Отдохните, через минут двадцать будем на месте.

Влад сел на место. Рой из этих тварей мог просто уничтожить все человечество. Отличие очага от роя в том, что очаг — это город под огромным скоплением монстров, а вот рой — это передвигающийся очаг. Дела плохи. У Влада начали закрываться глаза из-за потери крови. Но он выдернул себя из сна, ведь сон — это в данный момент самый главный враг.

30 минут спустя. Город Ульяновск.

— Не может быть! — Смотрел Влад в стекло машины.

Некогда город, в котором они были, весь полыхал в яростном черном огне. Ворота проломлены и горят, возле них лежат разорванные на несколько частей охранники.

— Влад, Катя, Кирилл, вы идете за грузовиками; я пойду за выжившими. — Вышел он из машины.

— Цыган! — Выбежал Влад. — Возьми меня с собой!

— Ты чокнулся. Твои раны еще затягиваются.

— Я должен! Я не помог людям. Я должен идти.

Цыган посмотрел на Катю с Кириллом, и те кивнули ему.

— Хорошо. Но не задерживай меня. — Они с Владом сели в машину и на полном ходу заехали в город.

Кровавая бойня.

Полукровок было очень много. Все на вид такие же, как и Жанна в форме монстра. Дом бедняков пылал; на лесенках валялись останки людей, и монстры, поедавшие их, не обрушали внимание на окружение. Пламя было странным — черным! Он видел как люди пытались потушить его, но все тщетно.

— Возьми руль. — Цыган открыл дверь и одной ногой был снаружи, Влад занял его место. — Я пойду за выжившими. Ты езжай до Ульяны. Не останавливайся. Твоя миссия важней. Помни — потери будут всегда.

Цыган выпрыгнул на улицу и просто как молния добрался до дома бедняков, раскидывая полукровок.

Влад дал газу и помчался прямо. По всем домам ползают эти твари. В окнах слышны крики, кто-то падает сверху. Улицы горят. Поднялся алый туман — от крови. На пути сидел полукровка, который обгладывал останки человека. Влад вжал газ в пол, и вмял в землю полукровку, прокатившись по нему. Они не такие сильные как Жанна. Намного слабее. Он увидел вдали, как "Глубокая глотка" держит оборону. На первом этаже и на втором в каждом окне виднелось дуло автомата — они без остановки стреляли в монстров, которые закутали себя крыльями и приближались все ближе.

"Ничего не изменится, если я задержусь на десять минут", — с такими мыслями Влад повернул баранку, выбил лобовуху и открыл огонь в спины полукровкам. Потом вмял их, врезавшись в них на полном ходу.

— Бегите к "Победе". Там вы встретитесь с выжившими и спасетесь! — Весь народ, в численности в тридцать человек, побежал из "Глубокой глотки" к победе.

Влад завел машину и поехал дальше. По пути он смог убить парочку полукровок и наконец добрался до вокзала, где велась самая жесткая оборона и стоял огромный грузовик, куда прыгали вояки. Влад выпрыгнул из машины на ходу, убив еще парочку полукровок, затем встал и быстро забежал в здание вокзала. Все люди были ранены, некоторые были без руки, ноги. В воздухе летало отчаяние. Влад подбежал к одному вояке на втором этаже, и тот сказал, что Ульяна у себя, зашла в кабинет десять минут назад. Влад подбежал к кабинету и уже думал потянуть ручку.

— Какая ты вкусная! — прошипел голос из комнаты. — Эти людишки думают, что ты сидишь тут и обдумываешь план. Ха-ха-ха-ха-ха. Не думал, что женщина среднего возраста, может быть такой вкусной. Вот закончу обгладывать твои кости, и пойду разбераться с твоими подчинёнными.

Влад почувствовал у себя на щеках холод. Это были слезы. Он вспомнил слова вояки, что она зашла в кабинет десять минут назад. И как он решил, что десять минут ничего не изменят. Он спас тридцать неизвестных ему людей, но из-за этого, потерял друга. Слезы все катились по его щеке, не переставая сбавлять напор. Он отошел от двери, вернулся к вояке, содрал с него в ярости две гранаты и пошёл назад, вытирая слезы с лица. Он не понимал, где справедливость в этом прогнившем мире? Почему люди должны так страдать? Умирать в мучениях? Влад дошел до двери и снял с двух гранат чеку. Отсчитал три секунды и забросил в комнату, почти не открывая дверь, чтобы не видеть растерзанное тело Ульяны. Потом прыгнул вдаль. Раздался взрыв. Больше голоса он не слышал. Всю комнату разнесло на куски. Влад спустился и сказал гнать отсюда к "Победе", объяснив воякам, что Ульяны больше нет, а сам запрыгнул назад в кузов, и они выдвинулись до победы. Они знали место, где в стене дыра.

Проезжая через смерть и отчаяние, они открывали огонь по всем тварям, подбирая выживших.

Они подъехали к ограде. Влад сообщил, что с другой стороны стены стоят два такие же грузовика; они ответили что подъедут туда. Потом с тремя вояками, которые знали где брешь, пробежали через распахнутую дверь на запрошенную "Победу". Внутри были полукровки, которые раздирали безумцев, не обращая внимание на пробегающий отряд.

Владу стало не по себе от слов бегущего спереди вояки.

— Хоть на что-то безумцы сгодились.

— Прекрати! — не выдерживая всей обстановки, заорал Влад на вояку. — Они тоже люди!

— Успокойся парень. — Похлопал его по плечу бегущий парень слева. — Степан не хотел, сейчас у всех нервы катятся к чертям. Нам надо быстрей пробираться.

Впереди они увидели огромный табун людей, несущихся вперед. "Их очень много!" — думал Влад и смотрел по сторонам. Впереди бежал Цыган и расстреливал всех полукровок, которые вставали на пути. Влад ускорился вместе с вояками, и теперь они бежали с Цыганом.

— Наконец — то! — Увидел Цыган Влада. — Я уже думал, ты опоздаешь. Где Ульяна? — Влад покачал головой, и Цыган все понял. — Черт. — Цыган бежал, и можно было видеть как влажнеют его глаза, но он посмотрел на бегущих сзади людей и пришел в себя. — Где дыра?

— Через пять зданий прямо, за пятиэтажкой с красной крышей.

— Отлично.

Вдруг сзади послышались крики и всплески красной жидкости. Повернувшись, Влад сразу же сменил направление и молниеносно побежал назад. Полукровки крамсали задний ряд людей без остановки, кидались на них и разрывали своими клыками. Влад спас бегущего ребенка, на которого почти прыгнул монстр, но он быстрым движением, мечом из-под себя, располовинил полукровку на пополам. Белая кровь прыснула на него, окрасив его в белоснежный цвет. Потом он расстрелял троих. Парень стоял на месте, убивал поток монстров и давал людям надежду.

Патроны закончились! Что в портфеле, что в стволах. Он начал рубить всех мечом и поглядывать назад. Всего у него был один меч, другой он оставил из-за спешки в "Прометее".

— Я СДОХНУ, НО ВЫ НЕ ПРОЙДЕТЕ.

Он понял, спасти жизни можно только одним методом — пожертвовать собой. Полукровки атаковали его, но он парировал их атаки когтями, переводя лезвие к их шеи и отрубая головы. Да… по сравнению с Жанной — слабаки. Силы начали покидать Влада. Он посмотрел назад — никого не было. Они смогли убежать! Смогли! Влад радовался. Неожиданно его меч выбили из руки. Полукровка смотрел и улыбался. Все остальные замерли на месте и смеялись — смех слышал только Влад.

— А ты неплох, человек. Но на этом конец. Я убью тебя, а потом сожру, — сказал полукровка стоящий перед ним.

Владу становилось плохо. Сражение с Жанной давало о себе знать. Но, смотря на эту толпу монстров перед собой, он ощутил страх и вспомнил слова Лены: "Страх — это мост в новую жизнь. Из-за страха мы взялись за оружие, из-за него мы изучаем монстров, и этим мы отличаемся от них. Запомни, не боишься — значит ты монстр в человеческой шкуре.''

— Это конец, — прошептал Влад, но потом прибавил тембр. — ПЕРЕД ТЕМ, КАК МЕНЯ РАЗДЕРУТ, Я ЗАБЕРУ С СОБОЙ В МОГИЛУ ПОБОЛЬШЕ ВАС, ВЫРОДКОВ.

Стаявший полукровка приблизился к нему и сделал удар — прямой, правый, вытянув когти вперед и целясь в голову. Влад увернулся в строну, схватился за его плечо обеими руками, пропустив его руку возле своего лица, и ударил ему с ноги в щиколотку, тем самым завалив монстра, и натянул его плечо. Послышался треск кости. Монстр завопил, но Влад был безжалостен. Он со всего размаха начал бить локтем ему в лицо, не останавливаясь. Белые брызги и подёргивающее тело наконец прекратило функционировать. Влад перекатился, встал и не успел опомниться, как ему последовал удар в челюсть, от чего его отбросило на землю. Удар в живот — его вырвало кровью. Встал покачиваясь, и вдруг еще раз с колена в голову. Все раны открылись и кровоточили. Монстры не щадили его и хотели помучить еще побольше, перед смертью. Один полоснул его когтями по спине, оставив три резаные раны. Минут пять он был как игрушка для битья. Его глаза заплыли. Лицо все разбито. Ребра сломаны — не все, но большинство. Кулаки содраны до костяшек. Спина и ноги в порезах. Один полукровка взял его за волосы и поднял.

— Сейчас я выпью твою кровь — до дна. И сожру твои внутренности.

Его пясть широко раскрылась, и кончики клыков почти задели шею Влада, как вдруг произошло невероятное.

— Отпусти его, — послышался из толпы мужской голос и все ближе начал приближаться к Владу.

Из толпы вышел парень, коротко стриженный брюнет, одежда его была странной: джинсы, красный плащ, белая майка с синими линиями. Глаза его были карие. Лицо вытянутое, мускулистое, щеки впалые. Монстр отпустил Влада и сел на одно колено, приклоняя голову. Парень подошёл к валяющемуся в крови Владу и присел на корточки, возле него.

— Ты хороший боец. Даже жалко такого убивать! Не хочешь мне служить?

Влад еле дышал и не мог сказать ни слова. В глазах почти ничего не было видно. Но он набрался сил и плюнул ему в лицо кровавой слюной. В данный момент, хоть ему было и больно, он был рад… рад, потому что его смерть… не зря, ведь люди выжили.

— Хм. — Вытер он с лица слюну. — Дерзкий значит. Мне нравятся такие, но когда они мне прислуживают. — Он положил руку на плечо Влада. — Знаешь, я люблю людей… особенно жарить их.

"Что он несет?" — промелькнуло в сознании Влада. Что это? От его плеча начало вонять жаренным. Он удивился как никогда. Рука парня была покрыта черным пламенем и жгла его плечо. Влад начал стонать. Его кожа чувствовала жгучую боль, которую не передать словами. Посмотрев пристально на парня, он удивился. Вместо его карих глаз — ярко голубые.

— Удивлен? — улыбнулся парень, смотря, как плечо Влада запекается. — Я — четвертый князь белого дьявола. Он решил покончить с вами раз и навсегда, и послал меня — Мефистофеля, разорвать и превратить ваши кости в пыль истории. — Он убрал руку, оставив отпечаток своей руки на плече Влада. — Это, чтобы ты был вкуснее. — Мефистофель провел пальцем по его ране на животе и попробовал его кровь на вкус. — Ч…то… это? — Он смотрел с растерянным видом на Влада, пытался сказать что-то, но не получалось.

Влад хотел, чтобы это быстрей закончилось. Боль от ожога мучила его. Он посматривал на толпу — их почему-то накрыла темнота. Перекинув тяжелый взгляд на верх, он обмяк. Там летела огромная бетонная стена. Мефистофель быстро среагировал и отпрыгнул. Большую часть полукровок прихлопнуло.

Окружающий вид Влада начал меняться — его тащили!

— Быстрее… Он так умрет! — Услышал он знакомый голос.

Задрав голову наверх, он увидел Кирилла, который тащил его к дыре и перекинул на спину. Потом направил свой взор назад. Возле всех полукровок стоял Цыган с двумя мечами в руках. Влад понимал… он спас его.

— Н… е… т, — еле смог сказать через адскую боль Влад.

Цыган только повернул голову и провожал его взглядом и… улыбкой. У Влада потекли слезы, смешиваясь с кровью, обращая их в Алый Цвет. "Почему он… Я должен был умереть! Нет! Нет! Нет! Только не Цыган!" — кричал про себя Влад. Он подписывал себе билет в один конец, который он вырвал у Влада. Цыган пропадал, и они все дальше с Кириллом отдалялись от него. Влад почувствовал, как что-то капает на его руку возле головы Кирилла, что-то холодное и жидкое. Он посмотрел на Кирилла, который плакал… плакал, как ребенок….

— Урок на всю жизнь, салага, — пошмыгивая, сказал Кирилл. — Никогда не бросай своих товарищей. Отдай за них жизнь, если потребуется.

Влад заревел еще больше, потому что знал, чьи это слова. Не оборачиваясь, Кирилл все это время бежал, понимая, что Цыган там один. Так они добежали до дыры, где их ждали грузовики с выжившими, и они тронулись в направление клана. Влад видел вдали, как черное пламя, то где-то взрывалось, то струилось, не прекращаясь в одной точки. Это был конец.

19 мая 2073 год. Ульяновск был уничтожен. Выживших 2000 человек, из 20 000 населения.

Арка I End Глава VI Тьма

— Быстро, вколите ему три кубика пенициллина. Андрей, он умирает.

— Он не умрет, ему нужно кое-что другое. Надеюсь, вы будете молчать! От этого зависит жизнь ваших близких.

* * *

Влад блуждал в темноте, он даже не видел своих конечностей. Мысли расползались по стенкам его сознания. Неожиданно яркий свет, бьющий в глаза, ослепил его, но белая пелена начала сходить, и он увидел перед собой дверь из белого света.

— Что это? — Пытаясь разглядеть хоть что-нибудь кроме двери, Влад начал паниковать. — Где я?

Дверь, словно отозвавшись на слова парня, тихо приоткрылась.

Влад учащённо дышал. Его сознание кричало: "Не входи!", но тело, в котором бьется сердце, говорило обратное — "Войди". Он сделал шаг в темноту, даже не зная, что там; его манила неизвестность. Подойдя к открытой двери вплотную, он замер, перевел дыхание, закрыл глаза и прыгнул.

Он словно провалился вниз на две-три ступени. Громкий звук берцев означал, что здесь есть пол. Открыв глаза, он не понимал, как оказался в таком месте. Длинный зал, с красной ковровой дорожкой, идущей прямо. Огромные колонны с многоэтажку, уходящие вверх и идущие за ковровой дорожкой по пятам. Влад пошёл по ней. Зал был темный, мало чего можно было разглядеть, но он смог увидеть огромные тюли, закрывающие массивные окна от солнца. Не прекращая следовать по дорожке, он вспоминал свои последние воспоминания. Цыган! Только имя друга-родственника отдавало эхом по его голове.

— Как же я мог так оплошать! — начал терзать себя Влад, идя так же по дорожке. — Я хотел пожертвовать собой, для защиты других… — Он почувствовал, что впереди кто-то есть и остановился. — Кто здесь?

Ковровая дорожка закончилась, и пошли лесенки вверх, но где они заканчиваются не видно. Влад прекрасно чувствовал в той зловещей темноте чьё-то присутствие.

— Кто здесь? — Он напряг каждую мышцу в теле, ведь в темноте всегда скрываются монстры!

— Ха-ха, — раздался тихий смешок из темноты. — Это очень интересно. Парень, какой сейчас год по календарю Христову?

— Год? — Влад недоуменно смотрел в темноту. — Какой еще год? Кто ты такой? Где я? Где мои товарищи?

— Много вопросов, на которые тебе не нужны ответы. Мой вопрос один, и он самый простой. Ответишь на мой — отвечу на твой.

— 2073.

— Как много времени прошло. Не Гомера, не Давида, не Цезаря… их больше нет. — В голосе отдавало тоской, которая так была знакома Владу — смерть близких.

— Я ответил на твой вопрос. Ответь и на мои!

— Я уже говорил, и повторюсь последний раз — тебе не нужны ответы, тебе нужен один.

Влад перебирал в голове все, что хотел спросить и тут же, после ответа неизвестного, голова его опустела. Мысли не шли, мозг не функционировал. И тут он решил сказать напрямую.

— Какой вопрос я должен задать?

— Ха-ха-ха. Глупое создание. — В темноте начали появляться ярко — алые точки, стоящие на одном уровне почти рядом. — Главный вопрос, который ты должен был задать — кто я такой.

— Влад… Влад… Давай, открой глаза. Ну же… пульса нет, — послышался сверху голос мужчины, который был так ему знаком — отец.

— Тебя ждут… советую тебе сюда больше не приходить.

— Подожди! Что это значит? Кто я? Ответь!

— Время истекло.

* * *

Влада ослепила яркая вспышка. Открыв тяжёлые веки, как будто на них висели гири, он увидел лицо отца и доктора, стоящего рядом с ним, он был в халате, что привычно для докторов, и седой.

— Это чудо. — Смотрел на Влада ошарашенный доктор. — Он не мог выжить…Что он такое?

— Артем! — Взял Андрюха за воротник доктора и приподнял его. — Заткнись! Или ты забыл?

— Я понял, ухожу, все забыл. Третий раз говорить не надо. — Доктор взял маленький портфель и, не отрывая взгляда от парня, ушел.

— Как ты себя чествуешь? — Присел на кровать Андрюха.

— Где я? — отстраненно произнес Влад.

— Ты в клане, в нашей квартире.

Влад тяжело дышал, чувствовал тяжесть на каждом сантиметре его тела, во рту была противная тяга из-за запекшей крови. Глаза сильно реагировали на свет, ослепляя его, пока не привыкли. На удивление на нем не было ран…вспомнив Цыгана, и его кровь. Парень даже не удивился. Андрюха был все такой же: длинные волосы и глаза цвета грязи, здоровый, как бык. Человек, на которого всегда можно положиться.

— Да, не думал, что полукровки образуют рой. Самая страшная угроза из всех, что на моей памяти.

Влад только молчал, уставившись в привычный ему пейзаж из окна.

— Сколько я был без сознания?

— Четыре дня в койке… плюс день в дороге. Итого: пять дней ты пролеживал штаны.

— Много, — все более отстранено звучал голос Влада, глаза словно умоляли — оставьте меня одного.

— Сынок, — Андрей положил руку на плечо Влада и посмотрел в его глаза. — Он выжил, я тебя уверяю. Чтобы убить Цыгана, надо три роя, — Андрей взялся за плечи Влада и приподнял его, посадив на кровать. — Давай, твои раны зажили… Боль у тебя из-за того, что ты не двигался, все мышцы и связки застоялись. Давай… я помогу тебе одеться.

Андрей помог надеть майку и штаны с берцами, зашнуровав каждый.

Влад был отстранён. Все, что находилось в комнате, не имело право врезаться в его мысли. В его голове буйствовал ураган эмоций, который резал его, как охотник свежует свою жертву. Но, всё-таки, он отвлекся и убрал ураган в дальний ящик с пометкой "Утрата". Андрюха подхватил его за плечо и поднял с кровати. Парень неустойчиво перебирал ноги, все тело было сковано и не хотело распрямляться, но поддалось ему через несколько попыток. Они подошли к двери, и Андрюха потянул щеколду вправо, открыв дверь. Выйдя на лестницу, где по ступенькам приходиться перепрыгивать, из-за того, что они разрушенные, Влад посмотрел на них и тяжело вздохнул.

— Не прыгун я сейчас. Я назад.

— Не спеши. — Андрюха поднял руку, и Влад взлетел на метр от земли. — Давно ты не летал. Как тебе? Еще не забыл ощущения от этого?

У Влада появилась маленькая мелькающая улыбка на лице. Раньше, когда он был маленький, Андрюха часто давал ему летать, что очень радовало малыша. Но здесь, другие обстоятельства — все по-другому.

— Пошли. Надо тебя выгулять, — пошутил Андрей и прыгнул на первую лесенку, а Влад парил за ним по пятам. — Ты не думай, ты все правильно сделал. Народ спасти хотел — уважаю. А Цыган в этой ситуации поступил, как настоящий друг. Будет тебе жизненный урок.

— Прекрати, — тихо, так же, как и паря, сказал Влад, смотря на Отца с частицей злобы на лице. — Я знаю, как он поступил. Тебя там не было! — Влад закричал на весь подъезд. — Все, что я пережил там — Это боль, она впилась в меня и, сколько бы я ни пытался, она не уходит, — Влад взялся рукой за майку на груди и сжал ее. — Думаешь, скажешь мне пару успокоительных фраз, и я приму это?! как ты можешь так вести себя? Он был твоим лучшим другом, а ты ведешь себя так, словно ничего не было!

— Неправда, — Андрюха прыгнул на последнею лесенку, опустил голову вниз и не отрывал глаза от пола. — Я в смятении. Цыгана нет! Но я не верю в это. Он должен был выжить, скрыться от них, спрятаться, притвориться мертвым. Я уверяю тебя, он жив!

— Какой ты наивный, — смотрел, не отрываясь от него пронзительным взглядом, Влад. — Ты рассказывал мне про чудовищ, которые могли многое: жалить, кусать, убивать когтями, убивать сотни людей. Но ты никогда не рассказывал мне, что монстры могут уничтожить город! — Влад перевел дыхание. — Один из них представился как Мефистофель — Князь белого дьявола. — Андрюха перекинул свой теперь непонимающий взгляд на сына. — Да, да, это… я даже не знаю, что он такое. Он мог управлять черным пламенем и в один присест поджог город. — Он снял майку, где был ожог в форме отпечатка руки. — От него подарочек.

— Нет!.. — Андрюха раскрыл рот с глазами от удивления. — Я рассчитывал, что это просто ожог, напоминающий руку. — Он замолчал, взгляд его бегал, сжимал кулаки, Влад одел майку и снова стоял на земле. — Пойдем, надо идти в главный штаб.

Они вышли из подъезда. Открыв железную дверь, Влад увидел перед собой привычную ему картину мира в их клане. На душе становилось спокойней и теплей. Огромные, знакомые ему дома, словно говорили через свои огромные дыры: "Привет, давно не виделись". Вдали через дом стоял бак с огнем, где грелась толпа искателей, и в их числе были Чингин, Колян и Кирилл Павлович, который травил новые истории. Влад начал пятиться в их направлении машинально, но отец взглядом остановил его, потащив за собой несгибаемой волей.

Они проходили палатки и магазины; жизнь текла ручьем. Жители сидели в палатках семьями: кто варил суп в баке на леске, чтобы потом вытянуть кастрюлю, кто просто наслаждался семейным кругом, на их лицах была улыбка и радость. Радостные дети, которые не видели всего ужаса, происходящего за стеной. Простые люди, которые побывали за стеной и теперь околачиваются в клане, из-за боязни выходить. Попрошайки — как же без них? — везде ищут себе кусок хлеба, что с них взять. Спят под лавочками беззаботные люди. Все было в красках жизни. Но у Влада стояла только одна краска перед глазами — алая и черная. Смотря на всех людей, у него словно мелькала секундная фотография в глазах, где людей резали и обгладывали, где дети не играли и радовались жизни, а говорили: "За что?", где родители бросают их, чтобы выжить самим. Табун бегущих людей, словно животные, бросающие самых важных им людей на съедение, только чтобы они сами выжили. Безумцы с последними зачатками разума, умоляющие спасти их, люди отдали их на съедение, дабы спасти себя. Они радовались этому. "Пусть умрут отбросы, чем мы!" — вспомнил он слова женщины, когда бежал в табуне. Почему мир так жесток? За что мы страдаем? Почему мы отдадим самых близких нам людей монстрам, а не попробуем защитить их — закрыть своей широкой спиной? Почему? Дети, старики, женщины — они бросят любого из них, как и сами бросят себе подобных. Кто-то однажды сказал Владу, что у человека есть инстинкт самосохранения, и человек сделает все, чтобы выжить! Но это не выживание — выжить и бросить всех, чтобы жить. Таково правило этого мира? Оно острое, и режет глотку своими шипами. Жизнь! Чего она стоит? Зачем мы спасаем их, если они убивают себе подобных, самыми разными методами. Человек — непредсказуемое и отвратительное создание, ходящее по этому миру.

Владу стало плохо, и они остановились на "Черной 21", которая стояла возле штаба.

— Что с тобой? — Подошел Андрюха к присевшему и облокотившему спиной о дом Владу.

— Ничего. Все в порядке. — Он тяжело дышал, пот полил ручьем, а глаза закрылись, дабы не видеть фотографии ужаса в его памяти.

— Сын, — Присел Андрюха к нему. — Это будет преследовать тебя, я знаю и понимаю тебя. Ты увидел всю суть человечества.

— Брось — тогда выживешь! Это я увидел в людях. Больше ничего… ничего… ничего…

— Самый страшный монстр — это человек. Ты увидел только малую часть того, на что способен наш вид ради выживания. — Андрюха встал, поднял вялого Влада и отряхнул его. — Давай, надо идти.

* * *

Главный штаб. Кабинет Виктора Сергеевича. 24 мая 16:35.

— Ясно. Князь значит.

Влад пришел в кабинет главнокомандующего, который ничуть не изменился с прошлого его визита, ну, если только, маленько, бумаг на его столе стало еще больше. Виктор Сергеевич сидел в своем кителе за столом и курил трубку, делая кольца, пуская их в потолок. Влад сидел на диване, а Андрюха в кресле, которое стояло возле стола. Он поведал Виктору Сергеевичу про стража и про то, как он уничтожил город своим черным пламенем.

— Ты не ошибся? — Сделал затяжку Виктор Сергеевич и, выпуская дым, и подавал всем своим видом, как у него сейчас работает голова.

— Никак нет. — Влад все так же отстранённо говорил, опустив голову и сложив руки замком, положив их на колени. — Он сказал, что белый дьявол послал его уничтожить остатки человечества… полностью.

— Вот же хрень. — Виктор Сергеевич затянулся, потом протянул трубку к кружке и стряхнул туда сожженный табак. — Андрюх, ты же встречал одного Князя?

— Один раз. Я еле ушёл от него. Слишком он был сильный.

— Надо сообщить двум отрядам об этом. Хлопчики не должны умереть — от них зависит наше будущее. Если Князь такой сильный, что смог спалить город… — Виктор Сергеевич принял задумчивую позу. — То предупредить стоит все города. Мы отправили голубей, но из ста доберётся только один, и то, в лучшем случае.

— Вы отправили отряды? — Поднял Влад голову.

— Да, два дня назад были сформированы два отряда, которые дойдут до белого клана и предупредят их об опасности, чтобы мы объединились в нашей нелегкой ситуации. Один отряд сформирован из твоих товарищей Кирилла, Кати и Алексея.

— Что? — Влад привстал от такой новости. — Ушли? Я должен собираться!

— Нет! — твердо сказал ему Виктор Сергеевич и стукнул по столу кулаком. — Ты останешься. Только тебе жизнь спасли, а ты уже рвёшься в бой. Похвально, но даже если и так, у нас сейчас нет людей, чтобы тебя сопроводить. Один ты долго будешь плутать. Да и опасно одному. Так что сиди на жопе ровно. Для тебя тоже будет работа, помнишь я говорил тебе — ты теперь важней меня.

— Влад, иди прогуляйся, а потом домой, поспи, — сказал Андрюха. — Успокойся, и ты придешь в норму. Давай.

Влад вяло встал и ушёл из главного штаба. Спустился по ступенькам у входа, где его ждал Чингин, лысый китаец, приветствовавший улыбкой, и Колян, который помылся и выглядел лучше и красивее, точно так же встречал его с улыбкой.

— Влад! — Подбежал к нему Чингин и обнял. — Ты как, брат?

— Мы все знаем, — сказал тихо подошедший Колян. — Пойдем, посидим, расслабимся.

Влад был очень рад родным лицам — своим друзьям. Он не говорил ни слова — улыбка на его лице и влажные глаза сказали все за него.

Они отвели его на "Черную 55" в самый конец города, в противоположной стороне от штаба, где располагалась больница в одном из зданий на первом этаже. Влад ходил туда, когда болел. И врача знал Артем, который недавно был в их квартире.

Они зашли в дом на второй этаж по хорошо сохранившимся лестницам. Открыли деревянную дверь без замка, откуда тянуло манящим запахом жаренного мяса. Помещение состояло из двух комнат. Первая — это длинный коридор с ответвлением сначала налево, где была кухня, а потом подальше вправо и влево, стоящие рядом комнаты: правая, где спит Чингин с братьями, левая — зал, где они всегда отмечали или просто пили. Пол был из линолеума, стены в ободранных обоях, все вымыто и чистое — ни пылинки. Очень по-домашнему.

— Проходите, а я пока узнаю что по хавчику. — Чингин быстро убежал на кухню.

Влад с Коляном расшнуровали берцы и пошли в зал, где сидели на большом рваном диване три маленьких узкоглазых, так же лысых мальчика, лет шести каждый, братья Чингина. Комнатка была большой, огромный квадратный стол, где стояли две полтарашки самогона с пятью железными стаканами, с одной стороны диван, с другой пять стульев. Справа от них висел дартс с дротиками. Все веяло добром и благополучием… Семья.

— Здравствуйте, дядя Влад, Коля, — поприветствовало их трио ангельских голосков.

— Привет, Жан, Лас, Монгол, — поприветствовал их дует суровым голосом.

— Вы сегодня пить? — С подковыркой спросил Монгол, который казался умнее всех своих соратников. — Брат сказал, что сегодня наша очередь в зале играть!

— Перестань. — Потянул его за руку Лас. — У дяди Влада горе. Пойдемте поиграем в комнате.

— У дяди Влада горе? — Жан будто пробудился, и подошел маленький ангелок к Владу, уперся об его колени, смотря ему в глаза своими почти плачущими глазами. — Как я могу вам помочь?

— Жан. — Положил Влад ему руку с улыбкой на голову и растормошил. — Все хорошо, не переживай. Идите с братьями в комнату.

Три маленьких создания встали и пошли, державшись за руки в соседнюю комнату, оставив Коляна с Владом вдвоем.

— Я… — Колян подбирал слова, чтобы не обидеть Влада. — Сожалею о случившемся… ты не виноват.

— Виноват, Коля, виноват. — Опустил голову Влад. — Я должен был умереть… должен был… а Цыган… — У Влада пошли слезы, и он закрыл рукой глаза. — Предпочел умереть за меня… я… я… ничтожество, полагающееся на других, и это выходит им смертью. Люди, положившиеся на меня, чтобы я нашел их детей, которых принесли в жертвоприношение на алтаре, Цыган, который был для меня словно вторым отцом…….Я их всех подвел!

— Не говори так! — Встал Коля, опрокинув стул и, как будто отмахивая от себя что-то невидимое. — Ты не Бог, чтобы у тебя все получалось!. Ты простой смертный! Люди говоришь, Цыган говоришь… Это был их выбор — на кого положиться и кому верить. В жизни есть два пути — или все хорошо, или все идет в глубины задницы. Других путей нет. Наплюй на людей в том городе, ты им ничего не должен, как и они тебе ничего не должны, ты пытался — старался, исход мог быть любым. Помни Цыгана и храни вторую жизнь, которую он тебе подарил. — Он присел на колено к плачущему Владу. — Пойми… это жизнь, кто-то умирает, бросая другого, кто-то умирает, защищая своего ближнего, — это высшая заслуга человека — самопожертвование. Тем мы и отличаемся от монстров.

— Спасибо. — Влад вытер с лица слезы и посмотрел на Колю с благодарными глазами. — Я запомню.

— Вы че орёте? — Зашел в комнату Чингин с подносом жаренной курицы. — Уже по душам начали говорить… — Он перекинул взгляд на Коляна, который отвернулся от него. — Ну ты, Коленька, и говно.

— Что? — Колян подошел к Чингину, и они стояли лицом к лицу. — Говно говоришь?

— Говно! Мы вроде вместе хотели поддержать Влада, а ты как идеал, все сам решил. Влад, — Теперь Чингин, стоявший с курицей, смотрел на него. — Пореви еще раз… моя очередь тебе мозги вправлять.

— Ты бесчувственный? — В шоке стоял Колян и прикрыл рот.

Влад засмеялся от происходящего, и впервые за все время его лицо окрасилось счастьем. У него были хорошие друзья. Он был рад, как никогда. Чингин только махнул рукой и поставил курицу на стол с тремя вилками, и они с Коляном сели по бокам на стулья к Владу.

— Давайте жрать, пока Кирилл Павлович не пришел со своим прожорливым аппетитом.

Послышалась открывание двери и голос, зовущий Чингина.

— А-а-а-а! — Чингин подорвался с места. — Пришла Кикимора. Влад! — У Чингина почти пошли слезы из-за этой паузы. — Съешь ляжку, она самая питательная. Черт, сам теперь ворованную курицу не поем.

— Чингин!

— Иду, Кирилл Павлович. — Он подошел к двери. — Ешьте быстрей, давитесь. Давитесь, братья, или курица уйдет другим.

Чингин вышел встречать гостей. Колян с Владом переглянулись и улыбнулись друг другу, поглощая курицу, как сумасшедшие. Курица было очень вкусной, редко можно была такое поесть. Курицы были бесценным производителем белка — яйца. Через пять минут вошел Чингин с Кирилл Павлович, и с ними был знакомый ему субъект без трех передних зубов, полный, с сальными желтыми волосами, вальяжная походка.

— Че, пацанчики, все как крысы съели? — Вальяжно подошел к ним беззубый.

— Карен, прекрати, — остановил его Кирилл Павлович.

— Лады, лады, я просто намекнул на их сущность.

— Сущность! — Колян встал, напрягая каждую мышцу на теле и на лице. — Ты, паскуда, ответишь за слова! Первое — обоснуй за крысу!

— Ну, вы же все съели и нас не дождались, одни кости остались.

— Ты че, царица, — влез Чингин в разговор. — Решил, что мы тебя ждать будем? Наглый слишком. И тебя здесь не ждали, так что, убирайся, чернь, отсюда.

— Тише, тише. — Встал перед ними Кирилл Павлович. — Я на задание сегодня утром, его отряд со мной, вот и решил его с собой взять, чтобы потом вместе вышли.

— Ладно, закончим бесполезный треп, пацаны. — Уселся Карен на диван, как король, и расставил ноги в ширь. — Наливайте, бухнем!

Кирилл Павлович сел рядом с Кареном, а остальные, так же как и он, сидели. Чингин открыл полтарашку и налил всем по пятьдесят грамм. Даже Влад решил сегодня уйти во все тяжкие. Первая пошла.

— Ух. — Влад прикрыл рот от мерзкого вкуса, который провоцировал его на нехорошие действия. — Вот это мощь.

— Да это еще лёгкая. — Похлопал его по плечу Чингин. — Пей и привыкнешь ко вкусу. Я тебе зуб даю. Сам же гоню самогон.

— Не, это уже пацанчики, чересчур. Бодяга слишком противная.

От слова "бодяга" Чингин злобно смотрел на Карена, который морщился и убирал слезы с глаз. Он хотел что-то сказать, но Кирилл Павлович помахал ему рукой, чтобы тот не обращал внимания. Чингин сел на место и выпил еще одну стопку.

Так длилось примерно час, одна полтарашка осушена. У Влада все плыло перед глазами. Вся глотка горела. Живот полон. Тело не слушается его. Колян открыл вторую и налил ему еще. Влад выпил, вкус уже не чувствовался, как и говорил ему Чингин. Все остальные уже были на раслабоне. Кирилл Павлович травил свои байки и выпивал стопку за стопкой. Колян с Чингином уже были в хламину, но продолжали пить и разговаривать с Владом. Карен все так же нагло вел себя и зашел слишком далеко.

— Слышал я тут. Цыган-то коньки отбросил. — С улыбкой выпил он стопку с самогоном. — Засранцу теперь и "ТТ" не надо отдавать. Хороший день.

Все молчали и смотрели на обезумевшие глаза Влада: вены на его лбу вспухли и, как будто хотели взорваться.

— Что такое? — Посмотрел на всех Карен. — Знали этого ублюдка? Да по хрен на него. Кто-то умирает, кто-то рождается. Может он уже переродился… в мышь! — Засмеялся Карен. — Поделом ему.

Кирилл Павлович хотел остановить и вмешаться в его наглый разговор, но впервые в жизни его опередил Влад, от чего он удивился, как быстро он среагировал.

— Ты! — Злобно заорал Влад и встал со стула, покачиваясь и облокотившись руками на стол. — Ты не стоишь его! Ты должен плакать из-за того, что такой хороший человек погиб. Мразь! — Владу стало плохо, и он прикрыл рот, сглотнул и продолжил, подняв руку и выставив покачивающийся, словно у него был разум, палец вперед на Карена. — Какая же ты мразь. Я отор… бу-ур… Убью тебя, если ты еще раз что-то скажешь про него!

— Мелкий засранец. — Встал Карен со своего трона и вытащил из-под майки жетон с номером. — Я — командир 107 отряда и оскорбления не потерплю! — Он, покачиваясь, подошел к Владу вплотную. — Че ты хочешь сказать мне, типчик? Что я мразь? Я знаю и горжусь этим. Люблю оскорблять умерших, хобби у меня такое. ПОНЯЛ? Так что заткнись и сядь на стул. — Пнул он ногой стул у Влада. — И слушай, как я буду оскорблять твоего умершего Цыгана. — С довольной рожей смотрел он на Влада. — Что?

— Ты не стоишь того, чтобы марать об тебя руки, туалетная бумага уже давно закончилась в нашем мире. Так что мне нечем подтереть тебя, говно.

— Ни хрена себе. — Посмотрел он на всех. — Пацаны? Вы это слышали? Пора тебя ремнем по жопе. Сделаю это вместо твоего Цыгана.

Карен замахнулся, как и Влад. Каждый ударил ведущей правой рукой в лицо друг другу. Они стояли, облокотившись на руку на лице друг друга, и тяжело дышали, глаза были мутные, бегали туда-сюда.

— Я … тебя… убь…. — Не успел Карен договорить как упал на пол пластом и мычал что-то.

— Перепил. — Подошел к нему Кирилл Павлович. — Ладно, отведу его к себе. Вы давайте, ложитесь спать.

Кирилл Павлович поднял Карена с пола и, попрощавшись со всеми, вышел из квартиры.

— Влад. — Поднял его Чингин со стула. — Ты слабачек, иди ляг на диван. Поспи, я твоему отцу голубя отправлю, что ты у меня останешься.

Влад только промычал, и его отвели и положили на диван. В глазах все кружилось, живот болел. Но он собрался с силами и смог уснуть.

* * *

Черный клан. Квартира Чингина. 26 мая 9:42.

— Собирайся! Это не учение! Кто-то пробрался! — Слышал голос Чингина Влад через сладкий сон. — Коля.

Влад, открыв глаза, увидел, как Чингин с Коляном метались по хате и одевались. Лица их были встревожены. Что-то произошло!

— Что такое? — Открыл один глаз Влад.

— Кто-то подошел к стене! — закричал Колян, зашнуровывая берцы.

— Кто? — Подскочил Влад и побежал за своими ботинками.

— Не знаем. Все стоят на стене с оружием. Одевайся, пойдешь с нами. — Завязал Чингин шнурки.

Они быстро оделись и выбежали из дома. Владу было немного плохо из-за вчерашнего. Голова ныла, как могла, словно у него в голове волки. Побежав по лестницы на стене, они быстро забрались на самый верх.

Весь округ был полон людей. Но им повезло вылезти там, где стоял главнокомандующий с Андрюхой и номерами. Все смотрели вперед, взгляд у них был злобный.

Влад с остальными протиснулись и встали к Андрюхе.

— Не смотри! — Андрюха закрыл весь пейзаж впереди своей спиной, обняв Влада. — Ты пожалеешь, если увидишь это.

Влад ничего не понимал, перенаправив взгляд на Чингина с Коляном, он увидел их раскрытые рты и глаза. Влад собрался и оттолкнул Андрюху в сторону. Голову начало ломить. Из глаз полились слезы.

Перед ними всю стену окружили Полукровки, они были везде — их сотни… тысячи. Точное количество мешали увидеть деревья. Все стояли молча, наблюдая за ними. Они были похожи друг на друга: два рога на лбу, вся кожа стянутая и в мышцах, невозможно было определить их пол, ноги как у собак с тремя человеческими пальцами. Когти на руках. Алые глаза, и во рту два ряда острых как бритва зубов. Но Влад обомлел не из-за них. Вдали, прямо перед ними, был крест из дерева, где был приколочен Цыган. Правая нога на половину съеденная — виднелись кости, левая нетронута. Правая рука оторвана, левая в таком же состоянии, что и нога — вся обглодана. Он был голый. На торсе — раны от укусов, от него откусывали плоть. Глаза отстраненные от всего мира. Голова вся разбита и в запекшей крови. Перед ним вышел коротко стриженный брюнет в красном плаще, в майке с голубыми узорами и коричневых штанах.

— Люди черного клана! — Заорал он. — Я, Мефистофель, пришел, чтобы убить вас всех!

Влад упал на колени и начал задыхаться. В голове был ураган ярости. Он взялся за майку и сжал ее в районе сердца.

— Предлагаю вам два выбора! — Подошел он к приколоченному Цыгану. — Или закончить как он, или вы сдаетесь, и я обещаю — я подарю вам быструю смерть без мучений.

К Цыгану подошел полукровка и откусил от его правой нормальной ноги кусок плоти. Цыган заорал от боли.

— Вы же не хотите закончить так же, как он. — Погладил он по голове полукровку, который жевал плоть Цыгана. — Хороший мальчик.

— Прекрати!!! — заорал Влад со слезами на глазах.

— О-о-о, это же ты. — Обрадовался Мефистофель, хлопая в ладоши. — А я гадал — сдох ты или нет.

— Отпусти его, — сказал Влад с жатыми зубами, и его лицо натягивалось из-за злости.

— Нетушки. Если хочешь, — Цыгана сняли с креста и кинули почти к стене. — Можешь забрать его.

Цыган лежал весь в крови и хрипел от боли, протягивая оставшеюся обглоданную руку к стене.

— Отец. — Влад взял его за шиворот майки и приподнял. — Спаси его!!! Он же наша семья!

— Я… я… — Андрей был в растеренности, его глаза как и поведение, выдавало это. — Не могу, я страж… и должен защитить людей… выйду — тогда клан падет.

— Слушай своего отца!. — заорал на Влада со злобным лицом Виктор Сергеевич. — Мы все сожалеем, но выхода нет, кроме как смотреть.

— Трусы! — Отпустил шиворот отца Влад и попятился назад, смотря на всех людей с презрением в глазах — Какие же вы… трусы. Только и можете, что смотреть и бросать своих на произвол судьбы!

— Прекрати. — Ударил Андрюха пощечину Владу. — Я понимаю, что ты чувствуешь, но у нас нет выхода! Не веди себя как ребенок! — К Цыгану подбежал полукровка и стал грызть его целую ногу, от этого он заорал и все сильней тянулся рукой к ним. — Мы должны проводить его в другой мир взглядом, это все, что мы можем… пойми это…

— Не понимаю. — Подошел Влад к одному из номеров. — И не хочу понимать.

Влад выхватил меч и винтовку у номера, растолкал всех и спрыгнул со стены. Такого не ожидал никто! Парень исчез за секунды пикируя вниз. Перед его глазами начало все ускоряться. внизу земля, но его взгляд был направлен вперед — к Цыгану. Он почти долетел до земли, как его тело остановилось в метре от нее. Перекинул взгляд наверх, там был Андрюха, который лежал на стене и вытянул руку вперед на крае в направления Влада.

— Вернись! — Заорал Андрюха так, что у него полетели слюни из-за рта. — Я тебя верну.

Влад вонзил меч в землю и подтянул свои ноги, встав на них плотно к земле, оставив меч. Потом начал со всей силы идти вперед, действие телекинеза не безгранично. Сделав три шага, от которого у него прошиб пот, все вены вспухли на голове и на руках.

— А-а-а-а-а. — Он сделал еще шаг, и действие телекинеза закончилась, он почти упал вперед, но на четвереньках поднял свое тело, и побежал ногами сломя голову к Цыгану. — Я спасу тебя.

— Ха-ха-ха-ха. — Мефистофель засмеялся и махнул рукой, все полукровки роем побежали на Влада, действие шло на опережение. — Тупой выродок. Не убивать его. Он нужен мне живым.

Толпа монстров… разумных монстров, которые бежали к Владу, пугали его. Но!

"Я смогу! Я спасу его!", — Только эти мысли заботили Влада и давали силу ногам, чтобы не развернуться и не убежать от страха. Расстояние до Цыгана осталось небольшим, ста метров. Влад бежал, затем положил приклад винтовки на плечо и, нацелившись, сделал выстрел. он выкинул винтовку и ускорился. Полукровка, который ел ногу Цыгана, упал на спину и, похрипывая, умер.

Влад бежал, как зверь, не останавливаясь, все его мысли были заняты спасением Цыгана. Сзаде послышался звук вибрации. Но парню было напливать, он не останавливался, но, когда расстояние стало примерно тридцать метров, Влад врезался в невидимый барьер.

— Что?! — Он встал и начал бить пустоту, в которой находилась преграда. — А-а-а-а-а! — Невидимая стена не поддавалась, и он упал на колени.

Полукровки почти подбежали к Цыгану, он смотрел на его лицо, и вдруг он что-то сказал, но Влад не расслышал. Сзади Влада раздался выстрел, послышался звук пули, входящей в плоть. Парень смотрел на Цыгана…он лежал с улыбкой на земле и с пробитой на сквозь головой.

— Не-е-е-е-ет! — Влад повернулся — позади него стоял Андрюха с пистолетом, который он бросил с дрожащей рукой. — Почему?! Почему?! — Влад подбежал к Андрюхе и ударил его кулаком по лицу так, что он упал. Влад сел на него и подтянул к своему лицу. — Я мог спасти его! Почему?.. Почему ты мне помешал?!

— Ты бы не спас. — Андрюха смотрел на своего сына и заплакал, от сурового мужика осталось только название. — Он… попросил смерти. Я… я…

Влад вспомнил, как Цыган что-то сказал, когда тот бил невидимый барьер. Неужели он просил, чтобы его убили? Влад еще сильнее заревел. Он заорал, как маленький ребенок в истерике, слезы шли как ненормальные и отказывались прекращаться.

Он отпустил отца и встал с него. Андрюха прикрыл глаза рукой, он так же рыдал.

— Ха-ха-ха! — К барьеру подошел Мефистофель. — Значит, закрыл весь клан куполом. Ты делаешь мою работу трудней, страж. — Возле него стояли полукровки, которые прислонились к барьеру толпами.

— Черви!

— Мы разорвем вас!

— Смерть людям!

Влад видел, как неподалеку полукровки сжирали останки Цыгана.

— Ешьте быстрей, пока тело еще теплое!

— И так понятно! Не мешай мне!

— Не прощу. — Влад подошел к Мефистофелю и ударил об барьер лбом, сам оставшись в таком же положении, смотря на Мефистофеля, которого отделял один метр от его лица. — Каждого!.. Каждого!.. — Влад смотрел на Князя с яростью, что раньше была ему неизвестна. — Каждого отправлю прямиком в ад! Сотру ваше существование с лица земли! — Парень орал как сумасшедший, разбрызгивая слюной, и так же в слезах и с яростью, которая сковала его лицо. — Мефистофель! Ты умрешь!.. И тем, кто убьет тебя, буду я!

— Ха-ха-ха. Какие слова. Тебе не по силам это сделать… — Он так же уперся лбом к барьеру и натянул улыбку, смотря на Влада. — Я окуну твой мир во тьму, Влад. — Он поднял руку и положил на барьер сначала большой палец, потом по очереди все остальные. — И первое, что я сделаю, — лишу света твой драгоценный клан. — Из его руки начало струиться черное пламя и расползаться по барьеру. — Да погрузитесь вы вечную тьму, и когда вы снова увидите свет — это будет последняя радость в вашей жизни… люди.

В тот момент, как он договорил, пламя взбесилось и начало покрывать купол за секунды. Последние лучи света исчезали… приходила тьма, которая была так всем ненавистна. Из купола ушел свет. Тьма… тьма. Все стало черное. Чернильная темнота. И только противный смех и одно слово за барьером, смог услышать Влад:

— Ха-ха-ха. Наслаждайся.

Арка II Висельник Глава VII Туннель

Черный клан, 26 мая. 20:00

Влад сидел на лавочке возле 45-го дома, свесив тело и облокотившись на коленки. Асфальт был влажным из-за его пролитых слез. Перед ним была тьма — такая, что он не видел даже своих рук. Вдали виднелся огонек от бака. Состояние было какое-то отстраненное. То, что он увидел, что пережил — он не мог этого забыть. Убрать от себя воспоминание того, что видел утром. Ящик с пометкой «Утрата'' — взорвался.

— Мефисто… — прошептал Влад имя Князя со злобой, — ненавижу… Почему отец запретил мне выходить? Как он так может? Я… Я должен отомстить. Обязан изгнать эту заразу с лица мира! Я поклялся… поклялся, глядя, как Цыгана раздирают! — он сжал кулаки и встал с лавочки.

Черный клан. 26 мая 8 часов назад.

— Отпусти меня!

Андрюха тащил Влада за шиворот к стене, освещая себе путь зажигалкой.

— Отпусти! — Влад вырвался и встал перед отцом. — Как ты мог дать ему умереть?!

— Он сам попросил.

— Это твои оправдания! Я мог его спасти! — Влад отдышался и с презрением взглянул на него. — Ты же это понимаешь!

— Это твоя правда. Я видел все по-другому. Когда ты спустился и побежал к нему… другой край стены начали атаковать полукровки из-за твоей выходки. Если б ты сделал еще десять шагов… то не попал бы в зону моей преграды. И одна часть стены с людьми осталась бы без защиты. Так что у меня был выбор: пожертвовать Цыганом и спасти тебя с жителями или спасти тебя с Цыганом и убить население.

— А? — Влад впал в ступор.

Холодная ярость, которая затопляла его рассудок, немного ослабла. В свете огня он наконец увидел лицо отца. Глаза его были серыми, будто вся жизнь ушла из них. Лицо хмурое, руки тряслись.

— От… ец. — Влад притих от этого вида.

— Пойдем, меньше слов.

Они держались за руки, чтобы не потеряться в этой кромешной темноте.

„Как я мог ему такое сказать?“ — теперь Влада разрывало не только горе от потери близкого, но и стыд — за то, что он наговорил отцу, который метался между двух огней и выбрал жителей и его. Спустился со стены, прекратил муки Цыгана… спас его…

Влад с отцом подошли к стене и взлетели. Тьма была такой густой, что, казалось, не они поднимаются вверх, а мгла засасывает их в себя. Почувствовав опору, они встали. Никого не было. Только внизу горели огни: сотни факелов. Там стоял весь клан. Было слышно даже со стены, как люди орут друг на друга. Они с Андрюхой спикировали вниз с помощью телекинеза.

Народу было много. Толпа казалась бесконечной. На улице между 40 и 41 стояло две группы. Одна — воины черного клана, а другая — простые люди, которые взбунтовались. Влад и Андрей подошли к номерам и искателям. Виктор Сергеевич пытался утихомирить народ, стоя возле своих.

— Что происходит?!

— Почему наступила ночь?!

— Кто в ответе за это?!

Толпа с факелами не успокаивалась. Обстановка становилась все хуже и хуже. Матери с детьми, старики, мужчины с факелами — все кричали. Картина отчаяния. Люди напоминали зверей, которые готовы были разорвать любого за неправильный ответ.

— Не орите!!! — Молчаливый Виктор Сергеевич начал орать на всех сам, да так, что толпа немедленно замолкла. Люди внимательно и настороженно смотрели на на него.

— Так-то лучше. — он замолчал, и образовалась зловещая тишина, которая пугала и нагнетала. — Народ, спокойней, крики и обвинения здесь ничему не помогут… Нас атаковали!

Люди начали вздыхать, — кто заплакал, кто повесил голову от страха.

— Но наш страж защитил клан! — указал он на Андрюху пальцем. — Две группы отправились предупредить белых, к нам придет помощь… я вам обещаю. А пока нам надо готовиться: учить вас драться, спрятать детей. Когда придут белые, барьер падет, и мы будем биться.

Все воодушевились. Но Влад понимал… „Отряды не знают, что на нас напали! Как они приведут их сюда?“ Их операция заключается в предупреждении белого клана.

— Расходитесь по домам, зажгите свет… осветите клан… завтра мы будем готовить вас к бою.

Люди с факелами в руках медленно разбрелись кто куда.

Виктор Сергеевич развернулся, схватил двумя руками Влада за воротник и поднял его так, что тот едва касался ногами земли.

— Что это было, мать твою? — Даже сквозь тьму можно было разглядеть его злость. — Из-за твоей выходки мы чуть не потеряли восточную стену! Ты — безмозглое существо! Я понимаю, он был для тебя как второй отец…, но иногда надо просто смотреть. Это лучше, чем просто так сдохнуть и потянуть за собой народ! Мелкая бестолочь!

— Извините…

— Ха-ха! — издевательски хохотнул он, окинув взглядом стоящих перед ним. — Вы это слышали, мужики? Он извиняется! Да срать я хотел на твои извинения! За такое расстреливают как предателя!

— Виктор Сергеевич! — Подошел Чингин, а за ним Колян. — Не расстреливайте его. Накажите по-другому. Только не убивайте.

— Мы можем взять наказание на себя, — положил руку на грудь Колян. — Мы привели его на стену.

— Друзья! — посмотрел на них с улыбкой Виктор Сергеевич. — Это хорошо, когда есть друзья.

Он отпустил Влада и поправил его воротник.

— Вы думаете, — указал он на Андрюху кивком, — он бы позволил мне это сделать? Моя башка слетела бы быстрей, чем я „стреляй“ успел сказать…

Андрюха молча наблюдал за всем происходящим, и только глаза говорили о том, что так и было бы. Чингин и Колян направились к Владу, прикрывая его собой от возможных нападок других. Виктор Сергеевич вздохнул, посмотрел наверх, где теперь не видно было звезд.

— Ничего, — он выдохнул и обвел глазами своих людей, — Пойдемте в штаб…там и решим все. Ситуация не из приятных. — он почесал седину на виске. — Но мы прорвемся. Как и всегда.

Все направились к штабу. Влад недоуменно стоял, озираясь вокруг себя.

„Что мне теперь делать?“ — только эта мысль мельтешила в его голове, словно куча муравьёв.

— Что стоишь? — позвал его Виктор Сергеевич, — Пошли с нами, бестолочь.

Черный клан 26 мая. 6 часов назад.

— Предлагаю спуститься по туннелю! — поднял руку один из номеров.

Они расположились на четвертом этаже. Влад был здесь впервые. Огромное пространство, все внутренние стены снесены. Выглядело помещение впечатляюще.

Четыре ряда шли вверх, по каждой стороне образовывая круг в середине. Там восседал главнокомандующий на большом железном троне, а возле него стоял Андрюха. Где они взяли это седалище? Влад с удивлением косился на странную вещь.

Все ряды были выкрашены в синий цвет, и на каждом стояла свечка, дабы осветить помещение. Влад сел рядом с Чингином и Коляном.

— А где Кирилл Петрович? — Влад огляделся, чувствуя, как нарастает тревога, — Подождите, он же говорил, что утром уходит!

— Не уходил он, — успокоил его Чингин, — Вон, смотри!

Он указал пальцем на ряд перед ними, где сидел пожилой мужичок и махал им.

— Не успел он выйти. — посмотрел на Кирилла Колян. — Повезло. Как и Карену…

— Давайте лучше послушаем главнокомандующего! — попросил Чингин.

— Туннель надо взорвать! — предводитель клана сидел на троне и потягивал папироску. — Эти черти могут к нам пробраться, как раз по нему.

— Но это последний выход на поверхность! — встал номер неподалеку от Влада. — Это безрассудно!

— Безрассудно оставлять его! Повторю для тебя: если они его найдут — нам конец. Надо взрывать. Загвоздка в одном — взрывчатку надо заложить по всему туннелю… то есть, надо выйти на поверхность и заложить её там.

— Главнокомандующий, — встал с места Влад. — Можно я взорву туннель, но возвращаться не буду? Я отправлюсь догонять две группы и предупрежу их об опасности, потом вместе с ними пойду в белый клан!

— Забудь! — даже не взглянув на Влада, промолвил Андрюха, который еще не отошел от случившегося с Цыганом. — К такому ты не готов!

— Но две группы не знают о нападении! Они должны предупредить о возможной угрозе клану.

— Ты прав, бестолочь. — потянул почти потухшую папироску Виктор Сергеевич. — Но ты молод. Да и теперь нам каждый человек нужен. И ты важен нам. Ты же можешь их слышать…

— Он может слышать монстров? — все номера и искатели заголосили почти одновременно.

О его секрете знали только его друзья: Катя, Кирилл, Чингин и Колян с Кириллом Петровичем. Потом Цыган с Андрюхой, Лена и главнокомандующий. Больше об этом никто не подозревал. Теперь на Влада таращились все, кто бы в зале. Он почувствовал себя неловко: как в зоопарке. Только животным теперь был он сам.

— Может нас слышать? — раздался резонирующий шепот в ушах Влада, но тот сидел спокойно, не реагируя. — Нет, если бы это было правдой, он уже среагировал бы на мой голос… Надо продолжать следить за ними… Про туннель я не знал, теперь есть информация про вход. Но я не буду спускать с тебя глаз, Влад.

Голос шел с потолка в правом углу. Оттуда, где были владения тьмы. Влад не смотрел туда, дабы не привлечь внимания. Он знал, кто прячется в этом мраке. Тьма тебе не поможет!

— Чингин, — прошептал он, — Скажи впереди сидящим в правому ряду выстрелить в угол.

— Что? — удивился Чингин, — А что там?

— Просто сделай!

Чингин уставился на правый передний ряд, где как раз сидел Кирилл Петрович, встретился с ним глазами, и тот ответил ему понимающим взглядом. Потом открыл рот и начал говорить — но голоса не было. Кирилл Петрович посмотрел на Чингина с недоумением, потом перевел взгляд на Влада и через несколько секунд кивнул.

— Карен! — завопил Кирилл Петрович, — Смотри кстати, какой я АК- 47 нашел. — он поставил автомат, уперев приклад о коленку, а дуло направив вверх, в направлении угла. — Не поверишь, отдали за один килограмм мяса. Я был счастлив — хлопчик молодой был, вот и не понял, как он оплошал.

— Кирюха, — обратился к нему Виктор Сергеевич, уже выкинувший папиросу вдаль. — Ты правда будешь рассказывать про автомат товарищу в такое время?

— А почему нет? — Кирилл Петрович нажал на курок и выстрелил в темный угол.

Выстрелы озаряли помещение огоньками и мимолётными, смазанными кадрами, как в какое-то чудовище врезаются пули. Тело упало из угла на ряд. Это был полукровка, весь в белой крови.

Все встали с места. Выродок еле дышал. Его рога снова начали врастать в плоть, ноги становились человеческими, когти втянулись в пальцы, приобретая вид обычных ногтей. Теперь в белой крови лежал голый мужик с алыми глазами.

— Женя! — Удивились Номера и кто-то выкрикнул его имя с ряда.

Влад был шокирован… Теперь все встало на свои места. Как они могли так легко уничтожить Ульяновск? Как нашли клан за такое короткое время? Как они могли знать лучшего друга стража и его сына, и в какой город они поедут. Волк в овечьей шкуре! Все было с самого начала подстроено! В белой крови лежал Евгений Константинович — хмурый и неприветливый человек, лысый, с густой черной бородой. Который в первые дни, показывал Владу и другим Курсантам, что где находиться и представлял им учителей, которые будут их обучать.

Каждый присутствующий достал оружие, направляя его на ближайшего стоящего. Комната наполнилась криками. Все тыкали друг в друга стволами и не хотели успокаиваться! На Влада навел пистолет человек на один ряд выше его. На Чингина с Колей тоже.

— Подождите! — выкрикнул Влад, подняв руки вверх. — У этих тварей — белая кровь! Предлагаю каждому сделать надрез на пальце или где ему больше нравится. Так мы и выясним.

— Почему мы должны тебе верить? — сказал мужчина, направивший на Влада ствол. — Это вы вернулись из разрушенного города, может, ты полукровка! И пудришь нам мозги! Чем докажешь свои слова?

— Им, — указал он на еле дышавшего Евгения Константиновича.

Номер кинул ему кинжал. Влад порезал себе палец и показал ему… Алая кровь. Номер отвел оружие, направляя его на другого человека.

—Успокоиться! — встал с трона Виктор Сергеевич. — Сделаете все, как сказал Влад. Тот, кто откажется — убью на месте!

Люди начали доставать кинжалы, надрезая пальцы. Раздался выстрел. Все обернулись — позади Андрюхи один из искателей убил номера. Он был в белой крови. Все остальные — люди.

— Как они сумели к нам пробраться? — искатель в растерянности смотрел на полукровку, который притворялся человеком. — Мы умрем… Мы не сможем выжить!

— Чертовы ссыкуны! — сказал один из номеров в дальних рядах. — Вы хотите умереть как… драные собаки?

— Заткнись….

— Как они сюда пробрались?

— Что же это?

— Во всем виноват этот пацан!!! Надо отдать его им — может тогда нас пощадят? — раздался голос неподалеку от Влада, откуда-то с верхних рядов. Люди притихли, прислушиваясь к нему. — Судите сами… князь полукровок приказал не убивать его, а привести живым!

— Он прав.

— Было такое…

— Тогда отдадим его?

— Он же человек! Мы не можем так!

Чингин с Коляном достали пистолеты и автоматы и направили на стоявших номеров с искателями, которые медленно подходили со всех сторон с безумными глазами!

— Прекратите, он не в чем не виноват! — Начал переубеждать их Чингин.

— Послушайте себя… вы напуганы и ведете себя как звери!

— Вы правда думаете, что если мы отдадим его… то они нас пощадят? Вспомните Цыгана! — подключился Колян.

— Верно. — Теперь пошла тяжёлая артиллерия в лице Кирилла Петровича.

— Вами движет страх. Парень нам нужен ….Без него я бы не узнал, что в углу скрывается это существо!

— Заткнись, старое мудло и вы…. Узкоглазый и крыса! — заорал один. Глаза этого человека метались по всей комнате, в руках был пистолет — он казался безумным. — Мы отдадим тебя… и убьем любого, кто встанет на пут… — он еще не успел договорить, когда его тело буквально смело. Безумец на дикой скорости отлетел к стене, впечатался в нее и потерял сознание.

— Любого…. — лицо Андрюхи исказилось от ярости, он был взбешен. — кто тронет его — убью! Мне плевать на вас… если это касается жизни моего сына!

Люди начали рассаживаться по местам, теперь в страхе перед Андрюхой.

— Влад…. — протянул Андрюха. — Иди домой.

— Но, отец…

— Ты меня не слышал?

Влад встал с места, протискиваясь между рядами Спустился вниз и подошел к Андрюхе.

— Я должен выйти через туннель.

— Пошел отсюда вон.

Влад был в смятении… Почему? Он только опустил голову и вышел из помещения. Его провожали безумные глаза солдат. Дверь захлопнулась.

* * *

Черный клан. 26 мая 4 часа назад.

Влад находился в квартире и лежал на своей кровати. На подоконнике горели две свечки, которые он купил за один патрон.

Он вспоминал, как проходил дома и переулки…….Люди убивались горем. Кто пил, кто плакал, кто резал себе вены. Краски отчаяния разлились по клану. Вчера еще люди радовались жизни, а сейчас… все изменилось так быстро! Ад расползся по городу так быстро, что никто не успел даже опомниться. Хуже всего приходилось попрошайкам — они лежат под лавочками во тьме и умирают от страха. Играющие дети спрашивают пьяных отцов, почему солнце исчезло, но те отвешивают им тумаков, чтобы малышня не лезла не в свое дело.

Баки с огнем были везде…, но это только угнетало народ. Им не нужны гнилые и обуглившиеся баки с искрящимся оранжевым змеем, который в любой момент может потухнуть, если его не покормить — им нужен их старый друг, их защитник от затаившейся во мраке и пугающей их неизвестности — солнце. Им необходимо тепло… Черное пламя, обволакивающее барьер, словно впускало в клан холод… да такой лютый, что можно было умереть. Библиотека справится, у них еще много книг для топки. Но — одно дело когда людям дают топливо в ночное время на несколько часов — понежиться и согреться у бака с огнём. Другое дело если пламя надо поддерживать сутками! На сколько еще хватит книг? Может быть, пора начинать жечь вещи? Или, может, мебель: кровати и стулья? Что угодно, что будет хорошо и долго гореть. Но на длительный срок этого не хватит… Черный клан и правда станет — черным. Сколько продержится Андрюха? Это тоже не давало ему покоя. Неделю? Две? Или три дня? Было не известно никому, кроме самого Андрюхи.

— Мне нужно выйти через туннель. — высказал Влад свою мысль вслух.

И правда… один способ, как можно выбраться из клана, он узнал. Но этот путь должны подорвать, и перекрыть последний выход для людей — вход для полукровок. Ситуация и вправду не очень хорошая. Как же ему быть? У него нет ни оружия, ни знания, где находится путь в туннель — ничего. Эта мысль заронила в груди Влада семена тревоги….и ростки уже начинали показываться. Он встал с кровати, взял одну свечку, другую потушил. И вышел из квартиры.

Он направился в сторону библиотеки: там обретался один его очень хороший знакомый, с которым он любил поговорить, когда ему бывало плохо, и, что важно — тот очень много знал о клане. Влад прошел к восточной стене, где и находилась библиотека на Черной 80.

Она была похожа на огромный белый средневековый дворец, две смотровые башни по бокам. Единственное здание в городе, которое не пострадало и так же, как и прежде, несло свое величие. Дверь из чистого дуба, вся отполированная — ни одной трещины. Влад потянул ручку на себя, — величественные двери, которые хранили знания мира, открылись перед ним.

Пройдя коридорчиком, он зашел в библиотеку. Красота! Всегда, когда он заходил сюда, у него возникали такие мысли. Огромные стеллажи идущие в даль по краям стен. Никаких перегородок не было — одно необъятное помещение. Наверху виднелись еще четыре этажа с книгами, а потом уже потолок, который уже начал крошиться, и штукатурка давала о себе знать. Столы заставлены разными изданиями, пол из ламината — тоже весь в книгах. Здесь было — всё! Любого размера: от тонких брошюр, до огромных фолиантов, что невозможно унести. На первом этаже, за большим столом, полностью заваленным пыльными томами, сидел один мужик, прикрыв лицо книгой. Он спал и так громко храпел, что звук разносился гулким эхом по всему помещению.

— Марат Урбанович. — Влад легонько ткнул книгу, и мужичок дернулся. — Проснитесь!

— Влад… Казу тебе в зад! Будить спящего, пока он не проснется! Плохая примета…

Марат был татарином. Черные волосы до кончиков ушей, массивные брови, карие глаза. Шапка-ушанка с красным крестом на лбу, светло-коричневая легкая шуба, штаны.

— Я пришел поболтать. — с грустью сказал Влад, глядя на Марата.

— Я уже все знаю. — тот встал, пододвинул стул, и Влад сел. — Ты же помнишь… я всегда обо всем — знаю первым!

Это была правда. Все слухи, тайны, убийства — он обо всем всегда был в курсе. Даже в детстве они с Чингином и Коляном приходили к нему, чтобы проведать свежие новости, что были в клане. А еще Марат научил их пользоваться отмычками. В библиотеку шли все, и рассказывали ему всё, потому что он умел держать язык за зубами. Но Влад хоть и догадывался, что тот уже проведал о случившемся, все же рассказал ему о пережитых часах горя. А Марат просто сидел и кивал.

— И что? Ты теперь винишь себя?

— Я не знаю… не могу разобраться в себе. Я не могу найти истину.

— Ты ее знаешь… Как говорил Лао-Цзы — голос истины противен слуху.

— Может, ты прав… Марат, люди меня обвиняли… и хотели сдать. Я уже запутался. Может мне и правда нужно сдаться, как они и говорили?

— Мудрые люди обдумывают свои мысли, глупые — провозглашают их.

— Ты так и будешь продолжать отвечать афоризмами и цитатами великих людей? — посмотрел Влад на Марата с улыбкой.

— Ключевое слово — „великих''. Их изречения спустя сотни лет помогают нам: кто-то не понимает общество, кто-то себя. Для этого они и оставили нам свои мысли и запечатлели их в вековой истории.

— Их совет мне бы помог, будь они живы. А так — это просто слова, сказанные людьми прошлого.

— Не познав судьбы, нельзя стать благородным мужем. Не познав должного, нельзя обрести опору в жизни. Не научившись понимать истинный смысл слов, нельзя знать людей. Понимаешь? Познай слова, и ты познаешь людей. Они обвинили тебя — страх. Они напали на тебя — страх. Они пошли толпой — страх. А что противоречит страху? Здравый рассудок. Они не имели его. А пошли на поводу у страха. По словам можно понять много: когда человек зол, боится, раздражён, счастлив, глуп. Слова — сила. Слова — мощь нашего мира. Андрюха убедил всех своими словами, что он убьет их. Они поверили и сели на свои жирные жопы.

— Теперь я начинаю тебя понимать.

— Ну вот…я ж мыслитель! Так бы меня в древности называли. А щас я библиотекарь. Расточительство моих талантов. — Марат достал из-под стола бутылку красного вина и два железных стакана. — Будешь?

— Немного. — вздохнул Влад. Пойло вчерашнего дня все еще буйствовало в его голове.

Марат разлил в стаканы пурпурный напиток богов.

— В Древней Греции, этот напиток даже имел свое божество: Диониса — бога виноделия. Сколько в этой жидкости грациозности и величия. Если не смакуешь вино — оно не примет тебя. Сначала надо прополоскать рот.

Они с Владом немного набрали вина в рот и выплюнули на пол. Потом сделали по глотку.

— Вкусно. — Влад ощутил сладкий привкус винограда, игристый, наполняющий радостью и весельем. — И правда — напиток богов.

— Эх, — вздохнул Марат, чуть ли не плача, — Открыл вот, вдруг последние дни живем. Жалко-то как!

— Марат. — Влад выпил половину содержимого кружки и поставил ее на стол, — Я хочу спросить тебя еще об одной вещи!

— Ухххх. — выпил тот всю кружку. — Ты хочешь спросить меня про туннель? Я ведь прав? — Влад кивнул. — Нет!

— Марат… мне нужно выйти! — он с решимостью посмотрел в глаза библиотекарю. — Я должен отомстить за Цыгана. Должен изничтожить эту заразу с лица земли!

— Тот, кто замышляет месть, растравляет свои раны, которые иначе уже давно бы исцелились и зажили. Поистине, совершая месть, человек становится вровень со своим врагом, а прощая врага, он превосходит его.

— Простить? — Влад встал со стула, злобный и угрюмый. — Эту мразь… да ни за что! Ты, смотрю, монахом заделался, сидя здесь? Если ты не дашь мне то, что я хочу… я буду мстить и тебе.

— Ты поймешь мои слова… со временем. — он сделал глоток из бутылки. — Да будешь ты избавлен от мести: вот мост, ведущий к высшей надежде! — Марат достал он из-под стола карту, где были указаны все кланы и города. — И радужное небо после долгого ненастья! — указал он пальцем на свою голову. — Туннель находиться в главном штабе в левом пролете. Как зайдешь, там будет железная дверь. — он протянул ему отмычку. — С этим, я думаю, ты справишься. Я ведь учил тебя, как открывать двери. — Влад взял карту и отмычку. — Ну, а снарягу, найдешь себе сам. Теперь, пшел отсюда!

— Марат… — немного остыл Влад, — Извини… наговорил много….

— Давай топай. — махнул он ему с улыбкой. — Спаситель мира!

Влад улыбнулся в ответ и пошел к выходу, а Марат проводил его взглядом.

— Спасибо!

* * *

Черный клан. 26 мая 2 часа назад. Квартира Чингина.

— Ты сбрендил? Андрюха ведь тебе запретил!

Они сидели с Чингином в зале на диване возле стола и бурно спорили. На столе потрескивали свечи.

— Чингин….мне нужна снаряга. Стволы и патроны. Остальное я заделаю сам. Вас никто не заподозрит.

— Щас Колян придет, и мы вместе тебе башку на место вкрутим.

— Крутить ничего не надо. Просто достаньте снарягу.

— Ты идиот. — Положил Чингин руку на свою лысину и потер ее три раза.

— Ты думаешь нам жалко для тебя снаряги? Если бы это было так, то мы не вступались бы за тебя весь день. Мы просто не хотим твоей смерти!

— Я не умру…. — Влад почему-то вспомнил свой вещий сон. — Даю зуб!

— Зуб свой засунь обратно. Жизнь не купишь! Если ты ее потеряешь — назад дороги не будет. Твой дом здесь — так останься и защищай его с нами, Влад.

Дверь открылась, и в комнату вошел Колян, вялый и мрачный.

— Нашли еще одного. — подсел к ним Колян. — Замочили гадину.

— Полукровку? — удивился Влад. Он весь день ходил по городу и ни разу не слышал голосов.

— А кто у нас еще здесь обитает? — сказал Колян с сарказмом. — Неизвестно, есть ли еще. Тот, что мы убили был гражданином черного клана. Или они умеют принимать вид любого человека… или эти твари жили в нашем клане….и очень долго.

— Они гипнотизируют народ и обманывают его. — вспомнил Влад Жанну.

—А бумаги, которые подтверждают, что он жил целый год в клане, ты тоже обманешь?

— Че, и бумаги на них есть? — Удивился Чингин. — Во дела… Так. Вернемся к вопросу. Знаешь, что этот чудик говорит? — ткнул он пальцем во Влада, на что Колян пожал плечами. — Он хочет выйти через туннель. И просит, чтобы мы собрали ему снарягу! Прикинь!

Колян сидел молча и обдумывал полученную от Чингина информацию. Долго… очень долго думал. Влад с Чингином даже немного испугались за него. Колян редко так задумывался.

— Пусть идет! — вылетели наконец его заветные слова. — Это его выбор… мы его друзья, Чингин!

— Вот именно — друзья!

— Если бы твоих братьев, или меня с Владом распяли на кресте, а потом кинули к воротам и все видели, как нас едят, как мы тянем руки к стене, думая что нас спасут… ты бы не мстил?

Чингин замолчал. Теперь в молчанку он начал играть сам.

— Влад, если ты хочешь идти — то иди. Снярягу мы тебе соберем… не переживай. Но и нас пойми! Мы — твои друзья и беспокоимся за тебя! Знаешь, чего мы не хотим больше видеть?

— Чего?

— Тебя — на месте Цыгана!

— Я прокляну этот мир если так будет! — вдруг вышел из транса Чингин. — Вот почему я не хочу помогать тебе! Если тебя убьют… я не понимаю, что буду делать…….Цыгана я плохо знал. Поэтому не ощущаю того, что ты сейчас чувствуешь. Но — я знаю тебя!

— Я должен, парни… должен выйти… я не хочу, чтобы на другие кланы обрушился этот мрак и хочу освободить наш — от него. Это не только месть!

— Ты лучше знаешь. — посмотрел на него Колян. — Месть приводит своего обладателя только к смерти.

— Марат уже разъяснил мне, что такое месть. Но я запомню.

— Тогда у тебя появилась еще одна задачка! — вздохнул Чингин. — Тебе придется заложить динамит и подорвать ход. Когда ты ушёл… мы посмотрели на моток от взрывчатки — его хватит на половину хода. Если мотать от середины и до клана, тогда взорвется только часть туннеля, а вход останется, — парень замолчал, и посмотрел на Влада серьезным взглядом. — Понимаешь, к чему я это говорю?

— Да. Мне надо заложить взрывчатку, когда я уйду? — Чингин кивнул, подтверждая мысль Влада. — Я все сделаю.

— У выхода из туннеля стоит машина. Сначала заведи ее потом взрывай……ведь ты знаешь, кто прибежит на взрыв! — предупредил его Колян.

— Мы пойдем за снарягой. Ты посиди на лавочке возле дома. Не надо, чтобы кто-то видел, как ты выходишь отсюда. Свет потуши.

— Хорошо.

* * *

Черный клан. Возле главного штаба. 26 мая 21:00.

— Надевай! — дал ему кобуру Колян.

Они стояли у дома возле штаба. Все трое. Они принесли ему Маггету, Мадонну, Волка, Фантома. Два меча, жилет с тонкой пластиной. Черный плащ, что очень шёл ему. Рюкзак, в котором была еда, анитидоты, три заряда динамита и моток, к каждому оружию по два магазина, два кинжала по бокам. Теперь он вооружён до зубов. Пояс с двумя мечами и двумя кинжалами, сзади на поясе кобура с Мадонной. На теле две кобуры с Фантомом и Маггетой, на плече висит Волк. Черный плащ, Черный, почти сливающийся со спиной рюкзак.

— Держи. — протянул ему свой кулон Чингин. — Притворишься искателем, покажешь этот кулон, тебя впустят в город.

— Про пароль ему не забыл сказать? — отвесил Колян подзатыльник Чингину. — Щас бы ушел!

— Точно. — Почесал затылок Чингин. — Черный — как глаза, белый — как душа, синий — как надежда, красный — как кровь, серый — как настроение. Все вместе — мы один человек. Запомнил?

— Вроде бы. — Влад перебирал в голове информацию, которую получил.

— Это когда тебя спросят, чтобы узнать, искатель ты или нет, так же и номеров проверяют. Это секретный пароль — запомни.

— Хорошо.

— Когда отправишься, — развернул Чингин карту, — поедешь в Александровку. — ткнул он на город, который шел первым в клане. Ульяновск был позади клана! — Проезжай его очень быстро….там не очень хороший народ. Потом идет Денисовка. — указал он пальцем на следующую точку: все города шли друг за другом, как и в других сообществах. — Там-то сейчас в данный момент и отдыхают отряды — мирный город. У тебя целая ночь или… фиг знает! Что у нас сейчас на улице? Я часы не взял…

— 21:30. — посмотрел Колян на руку, где у него были часы. — Не надо благодарности!

— Ну вот. У тебя целая ночь. Крути баранку и не оглядывайся на всякие шорохи… Огонь не открывай. Помни — ты один!

— Если в Динисовке их не будет… то потопаешь в Тарасевку — тишь да гладь. Если и там их не будет…

— Давай не мусоль, Чингин. — влез в разговор Колян. — Ладно, Ладно!Слушай, в Глебовке… Там — полная задница… Если зайдешь — можешь не выйти — там царствует работорговля, и все вне закона. Но я не уверен, если ты представишься искателем… Тебя не должны тогда ловить. Потом двести километров никаких городов, пилишь прямо и выходишь на седьмой город Белого клана. Там отдохнёшь и выдвинешься — следующим должен быть Белый клан. Все понял?

— Да! — твердо ответил Влад и надел на шею кулон со звездой.

— Пароль? — спросил Колян.

— Черный — как глаза, белый — как душа, синий — как надежда, красный — как кровь, серый — как настроение. Все вместе — мы один человек. Так ведь?

— заулыбался Влад.

— Все верно… теперь иди. А! Точно, последние… Андрюха продержится так две недели… Потом купол будет сужаться каждый день и через неделю — он исчезнет. За это время ты должен привести помощь, или нам кирдык!

Они обнялись и проводили друг друга молча. Он не оборачивался назад. Влад был благодарен… Марат, Коля, Чингин……Спасибо…

Влад подбежал к двери, открыл ее. Никого! Ушел в левый пролет и нашёл железную дверь. Поиграл с отмычкой и через пару минут открыл дверь. В лицо сразу подул холодный, свежий ветер, разметавший ему волосы.

Вот оно!

Это был его первый шаг, на пути спасения клана. Его спасительная операция началась!

Глава VIII Шакал

Возле барьера за черным кланом. 26 мая 22:00.

Возле барьера толпились полукровки… Все стояли молча, не издавая ни звука… Но один все-таки не удержался и пошел в лес, где сидел Мефисто с закрытыми глазами, прислонившись к большому дубу. Он подошел к нему и принял человеческий облик. Рядовой был без одежды. Мужчина средних лет. Его лицо было все в веснушках, которые он всегда ненавидел, считая их легкомысленными и неуместными, глаза — цвета янтаря. Длинные волосы до плеч. И на спине — большой шрам от меча, которым его наградил один человек из Ульяновска. Утешало то, что это было последнее, что тот сделал.

— Господин! Долго нам ждать?

— Сколько потребуется! — ответил ему повелитель, не открывая глаз. — Скажу ждать год — будете ждать. Скажу стоять, пока не умрете от голода — будете стоять. Я надеюсь, я смог объяснить тебе.

— Господин! Мы можем оставить половину полукровок здесь и пойдем в города. Чем больше разорим — тем больше убьём людей, тем меньше у них будет подкрепления.

— Твое дело, — Мефисто приоткрыл один глаз, который светился ярким голубым светом, пылая в темноте, — не думать, а выполнять все, что я скажу.

Рядовой сделал шаг назад. Он боялся, поскольку знал — Князь беспощаден и церемониться ни с кем не будет. Так что он опустил глаза, словно подтверждая, что будет выполнять все, что тот скажет.

Полукровка заметил на лице князя улыбку, и из-за этого ему стало еще страшнее.

— Ты должен ждать момента. Скоро птенец покинет свое гнездо. Когда это произойдет, главное не заходи в лес Шакала. Потеряешь много народу.

Черный клан 22:15 туннель.

Влад шел по темному туннелю и светил фонарем под ноги. В туннеле было холодно. Туннель был прокопан от штаба до стены. Везде земля, балки — чтобы структура не рухнула. В земле копошились черви и всякие букашки. Он прошел полпути и, поставив первый заряд, начал отматывать от него катушку.

Он двигался уже около пятнадцати минут и поставил еще два заряда — моток начал заканчиваться, — как наконец увидел железную дверь. Он подошел к ней и приложился ухом к холодной стали. Вслушиваясь, есть ли там кто. Но снаружи он слышал только, как качаются деревья и шепчет ветер.

Влад вздохнул пару раз и набрал решимости из колодца собственной воли. Смелость — как вода, плещущаяся далеко внизу, а все пространство до нее было заполнено страхом, пролезающим повсюду, словно парализующий газ. А Владу было жутко сейчас как никогда. Он боялся не монстров, а неизвестности, что ждет его за этой стеной. Но цель была выше, сильнее страха!

Он открыл дверь. Темно! На улице буйствовал ураган. Все деревья раскачивались, прогибаясь почти до самой земли: казалось, что они вот-вот упадут. Ветер не давал двигаться вперед. Влад примотал конец мотка к ручке двери и начал продвигаться к машине, которая стояла в нескольких метрах от него. Шаг за шагом, и так дальше. Это был Зис — так написано на запасном колесе. Сама тачка квадратная. Он смог дойти до нее, и с трудом открыв дверь, залез на водительское место. Захлопнул дверь и отдышался.

— Какой ветер! — шокированно смотрел Влад в стекло.

Потрогал зажигание и нашел в нем ключ. Повернул! Трррр. Машина завелась. Зверь ожил. Приборки начали светиться, бензина было полбака. Этого вполне должно хватить до Александровки. Потом там заправиться и в путь. Выжав сцепление, он переключился на первую передачу, снял ручник и нажал тихонько газ, отпуская сцепление. Машина подкатилась к входу в туннель. Влад вышел и зажег фитиль. Быстро залез обратно в машину. И надавил на педаль газа. Он поехал по назначенному маршруту Чингина и Коли.

Взрыв! Оглушительный хлопок раздался по всему лесу, отдавая эхом даже в такой ураган. Влад переключился на четвертую. Скорость была около 90 километров. Дорога плохая. Он ехал в лесу по простой рыхлой земле.

Надо быстрей… быстрей! Они уже должны были услышать взрыв.

Влад посмотрел в зеркало заднего вида и увидел как в ночи мелькают алые глаза. Страх и гнев перекрыли дыхание. Он затормозил боком, и прошмыгнул огромный дуб. Газ в пол. Алые глаза приближались, — так думал Влад. Но посмотрев на зеркало, он заметил, что их уже не было.

— Фу… — Вздохнул Влад полной грудью. — Пронесло.

Неожиданно что-то грохнулось на крышу машины, продавив металл и оставив на нем след. Удар. Удар. Кто-то хочет пробраться внутрь! Передернув затвор Волка, он открыл огонь. Что-то упало с крыши. Посмотрев наверх, он увидел как алые глаза перемещаются по деревьям. Отставать они явно не хотели. Они не говорили ни слова! Неужели… "Они уже знают что я их слышу?"

— Черт!

Показалась дорога. Массивный железный монстр выпрыгнул из-под горки и теперь ехал по асфальту. Влад вновь выжал газ до предела. Лес по бокам пропал, открылись бескрайние поля, которые было трудно разглядеть из-за тьмы. Но начавшаяся гроза озаряла пространство секундными кадрами. Влад видел, как как по полям бегут полукровки в его направлении, рассекая ветер, и как их безумные алые глаза пляшут в темноте.

Влада охватила паника, мозг затопил адреналин. Казалось, что он сейчас проломит пол машины педалью. Но топот и огоньки во тьме не хотели отставать от него… пока не случилась непонятное!

— Ауууууу! Аууууууу. — послышался вой волка.

Звук исходил из леса — неподалёку. Влад посмотрел на зеркало…….все алые огоньки отдалялись от него, оставшись позади. Почему они стоят?

Он перевел взгляд вперед. Вдруг неожиданно перед ним оказалась белая огромная сущность. Он не смог уловить, что это было из-за огромной скорости. Машина взлетела в воздух. Тело Влада подбросило с водительского места. Осколки парили в воздухе. Потом все резко рухнуло вниз. Машина приземлилась и ее перевернуло. Влад ударился затылком об крышу автомобиля, когда упал на нее.

* * *

— Влад! — услышал он в темноте грубый голос мужчины. — Ты… обязан ее спасти!

— Где вы? — отозвался Влад в темноту, — Кто это говорит?

— Есть поверье, — теперь говорила девушка, но ее, как и предыдущего собеседника, не было видно. — что в человеке живут два монстра — которых он кормит! Но побеждает всегда один!

— И какой же? — услышал Влад сам себя.

От этого он начал непонимающе вглядываться во тьму, пытаясь разглядеть хоть что-то по сторонам. Мгла пугала, от нее веяло холодом. Все тело Влада словно оцепенело.

— Побеждает тот… кого ты больше кормишь!

* * *

Лес. 27 мая 3:00

— А?

Влад открыл глаза. Его голова гудела, виски и затылок сводило спазмами. Разум отказывался давать точный ответ о том, что происходит, все словно смешалось. Раньше были сны, где он видел отчетливо что происходит… а здесь? Только непонятные ему слова. Почему вокруг дерево?

— Пришел в себя? Парень?

Влад наконец смог отойти от своего сна и закопать его в глубь сознания. Он лежал на диване в каком-то домике из дерева. Напротив пылал камин, слабо освещая помещение, еще два дивана. Пол был весь черный от грязи и пыли. Стены в пыли и паутине. Но это было не самое примечательное и бросающееся в глаза в осмотре интерьера. Перед ним стоял мужчина средних лет: карие глаза, волосы цвета солнца, с пистолетом в руке. Незнакомец держал его на прицеле. Одет он был в вязанный зеленый свитер, джинсы, ботинки на толстой подошве.

— Ты кем будешь?

— Я искатель — неуверенно сказал Влад.

— Хм. Слишком молод для искателя! Молоко ещё на губах не обсохло— а ты уже искатель! Не верю… Чем докажешь? — Влад почти уже открыл рот, но его заставили замолчать слова мужчины. — Будь осторожней со словами! У тебя одна попытка! Помни, дуло моего пистолета, направлено в твою голову.

Влад вспомнил Марата: "Слова — это сила''. Воистину так. Шок ото сна прошел, и он мог разумно думать. И правда — дуло пистолета перед его глазами. Выбора у него не было. Кроме, как сказать распознавательный пароль.

— Черный — как глаза, белый — как душа, синий — как надежда, красный — как кровь, серый — как настроение. Все вместе — мы один человек. — Влад смотрел на каменное лицо мужика, который переваривал услышанную информацию.

— Я же тебе говорил. — вдохнул мужик. — Думай, прежде чем говорить.

Влад осекся. Неужели пароль неправильный? Но Чингин не мог ошибиться или соврать ему. Так в чем же проблема?

— Не говори первому встречному опознавательный пароль. — мужик убрал пистолет в кобуру висящую под левой подмышкой. — Это чревато последствиями. Если бы я не был близким одному человеку из черного клана… Включаем логику! Запомнил твой пароль, потом убил тебя — потом отобрал кулон и плащ. Вуаля! Я — искатель из черного клана. Любые ворота теперь могут открыться передо мной.

— А вы кто? — непонимающе спросил его Влад.

— Для тебя Аркадий Леонтович. А для друзей — просто Аркаша.

— Аркаша?

— Но-но. — Поводил он пальцем как маятником перед Владом. — Мы с тобой не друзья — да и мал ты, чтоб звать меня по имени.

— Я понял вас Аркадий Леонтович. Так кто вы? И где я?

— Я был одним из воинов Ульяновска.

— Ульяновска?

— Да, а что?

Неужели он не знает, что Ульяновск разрушен? "Надо поговорить: так я смогу понять, что именно ему известно". - подумал Влад, когда между ними повисла пауза.

— Ничего! Хороший город.

— Прекрасный, — присел Аркадий Леонтович с широкой улыбкой к Владу на диван. — Бывал в "Глубокой Глотке"?

— Да. Было дело.

— Какие там девчонки в шикарных платьях! А Жанкон — разрывающий ноты за пианино? Все цивильно, уютно. Кажется, что разрухи и не было. Эти заведения стоят во всех городах черного клана. Поэтому я и обожаю наши города и общину.

Влад вспомнил Жанну. После этого он больше не хотел заходить в "Глубокую Глотку". Сейчас ему было важнее узнать где он.

— Прекрати так долго думать. — Поводил перед его лицом Аркадий Леонтович. — Так и муху проглотишь.

— Извините. — опомнился Влад. — Где я сейчас нахожусь?

— Мы в одной хижине. Недалеко от Перевалочного города.

— Перевалочный город?

— Да… Ты же искатель? И ты не знаешь про них? Странно…. Искатели всегда там околачиваются.

Все таки Чингин рассказал ему не все. Ну это и понятно. У них было мало времени с Коляном, чтобы впихнуть даже основную информацию в его голову. Он не винил их. Теперь он сам по себе. И его оружие с разумными людьми — правильно подобранные слова!

— Я только стал Искателем. Был пока что только в Ульяновске. Теперь держу путь в Александровку.

— А что у тебя там за дело?

— Извините — но мы с вами не друзья! — серьезно сказал Влад.

— Бьешь моими же словами! Голова у тебя варит — это хорошо.

— Аркадий Леонтович встал и подошел к темному краю комнаты, достал оттуда вещи и кинул Владу. — Это твое. Одевайся. — Влад начал нацеплять на себя весь боекомплект. — Ты не против? — в ладони Аркадия обнаружился магазин от Волка. — Я взял один. За спасение тоже надо платить.

— Берите. — натянул на себя плащ Влад. — Как долго идти пешком до Александровки?

— Часов восемь… может, десять. А почему ты ехал на машине по этому лесу?

— В смысле?

— Здесь лес Шакала. Самая опасная дорога. Если ехать на машине — привлечешь его и его стаю. Только отчаянные идут этой дорогой!

— А почему ты здесь?

— Я, — поднял его собеседник руку и положил ее на грудь. — Отчаянный. — Потом убрал руку и посерьезнел — Охочусь я — на Шакала. Эта тварь должна сгинуть. Слишком много народу он положил за два месяца. Путники не могут пройти до клана в одиночку. Только конвой проходит. Когда много народу — эта тварь не нападает. Умный.

— И значит — ты решил убить его?

— Ну не то, чтобы решил. — почесал он голову. — Нам обещали двести пуляк за его голову. Вот и охотимся

— Нам?

Неожиданно входная дверь слева от них открылась. Холодные ветер прошелся по комнате, пока дверь не закрыли. Пришла девчонка лет шестнадцати. Стрижка у нее была как у пацана, волосы каштановые. Голубые глаза. Одета в маскировочный костюм военных зеленого цвета. На плече у нее висела снайперская винтовка с большим лазерным прицелом.

— Аркаша. — заговорила девушка, подходя к ним — Он все-таки искатель?

— Да… но он новенький! Вроде того— но больно зелёный…

Владу стало не по себе. Разговор начался слишком грубо и опасно. Он сидел на диване и потянулся к кобуре на поясе.

— Руки! — направила на него снайперку девушка, отчего Влад протянул руки перед собой. — Ты не играй с нами. Я профи, и убить тебя смогу с закрытыми глазами Понимаешь? — Влад кивнул. — Это хорошо. Ты нам нужен, чтобы найти Шакала. Тебя ведь учили, как выслеживать монстров?

Влад нервно сглотнул. Да, его учили как выслеживать монстров, но владел он этим плохо. Даже очень. Его единственный плюс — это его способность. Но поймут ли эти люди, когда он начнет общаться с монстрами? Не застрелят ли его? Очень спорный вопрос! Вдруг послышался скрежет на крыше, из-за этого девушка перенаправила снайперку наверх… Прошло пять минут. Ничего.

— Ну так что? — раздраженно посмотрела девчонка на Влада

— Ага. Но я пока что только учусь всем хитростям этой специальности.

— Хорошо. Поможешь нам, разделим награду на троих! Как тебе? — протянула девушка руку в знак их договора.

— Идет! Но потом вы отведете меня в Александровку.

— Хорошо. — ответила его не любящая шутить собеседница, и Влад, пожав ее маленькую ручку, с удивление посмотрел на огромную снайперку.

— Вот и хорошо. — похлопал по его плечу Аркадий Леонтович. — Все решили, теперь и выходить можем.

— Можем. Снаружи все чисто. Монстры Шакала отстали от нас! — сказала девушка.

— Забыл представить. Это, — указал он на девушку. — Лена! А это, — махнул он рукой в сторону Влада.

— Хмм… Я забыл спросить твое имя.

— Влад.

— Отлично. Влад, теперь ты в нашей банде, Мы — "Серые волки''.

— У вас есть банда?

— Да. — ответила Лена. — Она в Александровке. Оттуда и дали нам задание. Потому что черный клан не отправил своих людей.

— Ты же сказал, что ты из Ульяновска. — Влад перевел взгляд на Аркадия Леонтовича.

— Я и есть оттуда. Но ушел месяц назад и вступил в банду. И я сказал тебе что я, был воином Ульяновска.

— Ясно.

— Вставайте и выдвигаемся. — поторопила их Лена. — Скоро рассвет. Мы должны прочесать округу и найти следы, потом добраться до перевалочного пункта. Здесь небезопасно. Я оставлю Жерику записку, что бы шел в перевалочный город.

— С вами еще один?

— Да, но с ним познакомишься попозже. Надо выдвигаться.

Они все встали и вышли из дома. Влад посмотрел вдаль…….Там его приветствовал его старый друг — солнце. Хоть он не видел его сутки, Влад уже успел соскучиться. Ураган закончился. Несколько деревьев были повалены. Трава была мокрой — непонятно, от росы или от дождя. Влада вели к тому месту, где они последний раз, видели Шакала.

Лес. 28 мая 5:00.

— Здесь?

— Да.

— Какой ты умный!

Влад с остальными стоял у своей перевернутой тачки. Дом находился неподалеку, примерно в сорока минут ходьбы.

— Твоя машина перевернулась не сама собой. — Лена села на траву возле машины. — Ты разве не видел его?

Задумавшись над ее словами, Влад вспомнил белый силуэт, который он увидел перед тем, как машина взлетела в воздух. Он пропустил мимо ушей Ленино замечание и подошел к автомобилю. Тот был весь мятый. Воняет бензином, который вытек из пробитого бензобака. Колеса все перекрученные. Что это? Влад подошел к переду машины и увидел пять дырок на бампере. Выглядело это так, словно кто-то схватился за бампер и швырнул Зис вдаль. Очень странно. Дыры были очень большими.

— Это Шакал перевернул твою машину. — присел к Лене Аркадий Леонтович. — Зверюга сильная и здоровая.

— Когда мы за ним гнались. — Лена положила снайперку на траву, — то увидели, как он швырнул твою машину, потом подбежал к ней, но нападать на тебя не стал. У нас был выбор — гнаться за ним или спасти тебя. Мы все-таки люди… Пошли за тобой. А ты оказался искателем. Потом Жерик пошёл по его следам.

— Поэтому и спасли тебя. Повезло что он оказался искателем, да, Лен?

— Сейчас увидим. Продолжай, парень!

Влад кивнул и продолжил осмотр. Так, посмотрим.

Он лег на землю всем телом."…запомните, монстры очень тяжелые, земля проминается под ними, ни один дождь не смоет полностью их следы.'' -

вспомнил он слова подруги. Вот оно. В направлении, откуда они пришли, были три вмятины на земле. Влад встал и быстро подбежал к ним. Посмотрел по сторонам — дальше шла примятая трава. Он быстро начал перемещаться.

— Что-то нашёл? — Привстал Аркадий Леонтович.

— Да, идите за мной.

Влад продолжал шагать около сорока минут. То ветка где-то сломана, то вмятины в форме ноги — следов было предостаточно. Они шли без остановки. Пока не уперлись в дерево, которое было все в кровавых порезах от когтей. Покореженный ствол был весь в крови. Влад поднял голову и побелел.

— Это Жерик! — с печалью на лице посмотрел на верх дерева Аркадий Леонтович.

— Я думала, он…. Черт!

— Это третий из вашей группы? — спросил поникших спутников Влад.

— Да… Он был нашим следопытам. Можно сказать — Искателем! Но он ушёл этой ночью смотреть следы. Пока мы тащили тебя до дома.

Наверху, на ветках висело тело. Все окровавленное, куски мяса свисали с его шеи. Даже снизу было видно, как она разодрана, не говоря уже о лице. Ноги не было. Кровь капала на листья, придавая ужасной картине дополнительную гнусную окраску. Он впервые видел тело загрызенного человека. Омерзительное зрелище. Вся красота природы, что Влад наблюдал вокруг, спала так же внезапно, как слетает лавина с гор. Он увидел, как на соседних деревьях, наверху, были еще кровавые порезы. Он пошел дальше, и отряд из двух людей пошел за ним. Влад передвигался по меткам, оставленным на деревьях. Но конечная точка их бега не понравилась никому. Они пришли к хижине, из которой вышли. На крыше были царапины, уже от просто от когтей — никакой крови. Следы свежие. Влад подумал, что сделаны они были не более двух часов назад.

— Он что — удивилась Лена, — лежал на крыше все это время?

— Он знал где мы…но не атаковал! — Призадумался Аркадий Леонтович.

— Странно? Вы не находите?

Влад потерял след… После хижины он ничего подозрительного не наблюдал. Как странно! Как будто он играет с ними! Салки Влад не любил с детства. По его мнению — слишком глупая игра. Но здесь! Совсем по-другому. Ситуация, в которую он попал, его пугала: не смертью от лап чудовищ, но тем, что его гибель может стать концом всего клана. Это страшило его больше мысли о собственной смерти.

— Надо похоронить Жерика. — развернулась Лена.

— Даже не думай. — остановил ее Влад. — Если ты снимешь его, запах мертвой крови въестся в твою кожу и одежду. Лучше оставить его там. Птицы и другие падальщики позаботятся о нём.

— Я согласен с ним, Лен. — поддержал его Аркадий Леонтович. — Надо идти до перевалочного города.

— О чем ты? — злобно посмотрела на него Лена. — Мы должны гнаться за ним. Шакал был так близко… а мы даже не заметили его.

— Вот именно. Все это время он давал гнаться за собой, — Аркадий Леонтович устало опустил голову. — Теперь мы его дичь… а он охотник. Надо бежать! Сначала в перевалочный город, потом в Александровку— соберем отряд!

Влад был полностью согласен с Аркадием Леонтовичем. Монстр, который просто сидит и не реагирует… очень странно. Наверняка, он не просто так там сидел. Он их слушал, внюхивался, запоминал запах. Но больше всего Влада поразила, что он не слышал голос монстра! Это, пожалуй, еще раз давало понять, насколько в тот момент монстр был сосредоточен. Он и правда охотник, этот Шакал.

— Пойдемте. До города пять часов ходьбы. — повел их за собой Аркадий Леонтович.

* * *

Они шли три часа. Молча, вслушиваясь в каждый шорох и треск. Влад обратил внимание на то, что Лена устала. Видно было, как она еле передвигает ноги. Влад подошел к ней и взял снайперку. Аркадий Леонтович был первым в строю, потом шла Лена, а замыкал строй Влад. Дорога была сложной. Все размыло — тяжело было даже переставлять ноги. Солнце жарило так, что пот лился ручьем. Влад никогда не ходил так долго по лесу — не привык к такому. Но жизнь была важней! Этот Шакал мог следить за ними, в любой момент напасть. Влад так же ничего не слышал — и это ему не нравилось. Он мог чувствовать монстров на большом расстоянии. А здесь вокруг звенела только гнетущая тишина, нарушаемая их неуверенными шагами. Аркадий Леонтович начал замедляться — тоже, как видно устал. Отряд сделал привал, устраиваясь на дереве, упавшем во время вчерашнего урагана.

— Фууу! — вздохнула Лена. — Какая жарища!

— Возьми! — Аркадий Леонтович достал из своего портфеля бутылку с водой и дал Лене. — Попей, а то обезвоживание еще начнется. Тащить тебя будет трудно. И Владу дай — тоже устал парень.

Лена осушила треть бутылки и передала Владу, чему тот был очень рад. Жара буквально подминала его под себя. Последние минуты он уже не мог идти. Ворту пересохло: казалось, — одно неловкое движение языком, и тот рассыплется на части. Но теперь этот ужас, что творился у него во рту, сразу же прекратился.

Он выпил чуть больше Лены и передал бутылку обратно Аркадию Леонтовичу. Тот тоже приложился к бутылке и положил оставшийся запас воды обратно в портфель.

— Отдохнём минут десять — и в путь! — сказал Аркадий Леонтович.

— Расскажите про свою банду. — попросил их Влад, для того, чтобы убить время.

— Ну, что сказать! — призадумался Аркадий Леонтович. — Лен, расскажи ты ему. Я всего лишь месяц у вас. А ты с рождения.

— Хорошо! Наша банда была сформирована сразу же, как воздвигли город! Суть ее появления — из-за церковников!

— Кто это?

— Фанатики! — злобно произнес Аркадий Леонтович, вытирая пот. — Считают, что мы должны им поклоняться!

— Ты прав, Аркаша. Но не совсем. Они просто хотят полной власти в городе. А единственная преграда — это трис банды в городе. Вернусь к рассказу. Церковники разделили город на две части. Одна их, другая наша. Каждый день они запевают свои молитвы и просят прохожих вступить на их путь божий! Из-за терроризирования Александровки и лесов Шакалом, люди начали уходить к церковникам.

— И много вступают?

— Дебилов много! Бог давно про нас забыл!

— Не говори так. — Аркадий Леонтович вытащил из-под свитера крестик. — Бог есть — и он приглядывает за нами!

— Приглядывает за нами? — сжала кулаки Лена. — Где был твой бог, когда мои родители бросили меня в лесу? Где был твой бог, когда одиннадцатилетнюю девочку насиловали в подворотне? Где он был? Его — нету!

— У каждого своя судьба! — так же спокойно сказал Аркадий Леонтович. — Не вини во всем бога — нас много, углядеть за всеми он не может.

— Ха. Чепуха. Он же бог! Он всесильный и непобедимый! Так почему он не спуститься с небес и не очистит мир от чудовищ?

— Потому что… Вина за появление монстров лежит на людях! Кто натворил — тот и расхлебывает! Бог здесь ни в чем не виноват!

Лена замолчала. Лицо ее пылало гневом. Влад наблюдал за их разговором. Он верил в бога. И всегда когда Андрюха уходил — молился за него. Бог выслушает, бог поможет, чем сможет — ты не единственный, кто просит у него. Влад всегда думал об этом в этом ключе. В мире осталось несколько тысяч людей… им же тоже нужна помощь свыше.

Размышления Влада прервал рев мотора. Все встали с дерева и направили оружие на холмик, откуда шел звук. Из-за холма выехал огромная машина. Это был Урал. Влад видел такие тачки — и к ним порой заезжали.

— СТОП КАЛОНА! — заорал мужик сидящий в Урале. — Уберите оружие и дайте проехать!

Все трое опустили оружие.

— Куда путь держите? — Спросил Аркадий Леонтович.

— В перевалочный город. Там отдохнем и в Денисовку.

— Подбросить до Александровки? — Подошла к кабине Лена.

— За троих пятнадцать патронов! — назначил свою расценку мужик в кабине водителя.

— За двенадцать? — крикнул Влад.

Мужчина начал думать и обмозговывать. Потом кивнул. Они трое скинулись по четыре патрона и пошли назад.

Задняя часть машины оказалась достаточно вместительной и была прикрыта навесом, под которым сидело много людей. Они запрыгнули и устроились у левого борта. Автомобиль тронулся. Люди в кузове казались отстраненными, все мрачно молчали. В глазах читались страх и непонимание. В машине здорово воняло— судя по всему, народ не мылся неделями!

Перед Владом сидел парень, по виду его ровесник. Парнишка весь съежился, волосы рыжие, сальные, куртка и штаны с ботинками — в какой-то черной слизи.

— Парень? — позвал его Влад. — Вы откуда такие?

— С Ульяновска! — в страхе сказал парень.

— И что там? — подключился Аркадий Леонтович.

— Ничего!

— В смысле? — вклинилась в разговор Лена.

— В прямом………он разрушен! Черный клан в осаде — под черным куполом. Неизвестные твари…господи! — парень начал плакать, закрывая руками лицо. — Мы выехали из Динисовки и поехали по дороге, которая не проходит через черный клан… Приехали в Ульяновск. Там был ад. Выжженная земля, трупы детей и женщин. В городе буйствуют лешие и бледные! Теперь — это их дом… — парень перевел дыхание и продолжил. — Мы сразу же отправились в черный клан, но на нас напали неизвестные монстры с рогами и крыльями… проезжая мимо, мы увидели черный барьер, и столпившихся возле него монстров

— Значит… Мой город? — У Аркадия Леонтовича заблестестели глаза, он пытался что-то сказать, но не смог. Потом перевел взгляд на Влада. — Ты знал? Да? Отвечай!

— Знал. — признался Влад, опустив глаза. — Я не знал… Стоит ли тебе говорить.

— Он не виноват, Аркаша! — погладила Лена его по голове. — Успокойся…

— Ты права. Надо мыслить разумно… Парень не виноват.

— Сколько еще до перевалочного города? — крикнул Аркадий Леонтович водителю.

— Таким ходом? Часов шесть!

Они ехали очень медленно из-за размытой дороги. Позади них ехало еще два таких же Урала. Влад наблюдал за бедными людьми. Как же сильно им досталось! Он начал чувствовать усталость из-за пройденного пути. Его глаза невольно закрылись и он погрузился в сон.

* * *

Яркий свет ударил Владу в глаза. Он прикрыл их руками. Что это? Он почувствовал как на его кожу капнула какая то жидкость. Убрал от лица руки — и обомлел. Перед ним был эшафот, лил дождь. Там стояли два человека в черных мешках на голове. Один держал веревку, другой привязывал ее к доске. Но на другом конце веревки перекинутой через высокую, идущую поверху доску, висело тело. Это был Влад. Его вздернули. Лицо уже посинело, из рта струилась пена, руки и ноги подергивались. Но сам Влад наблюдал словно от третьего лица, откуда снизу, зрителем….как будто, он сидел на стуле.

— Все… Можете идти в часовню — мои ангелы смерти. — Влад заговорил, но чужим голосом.

Он не понимал, что происходит! Его конечности не слушались. Он не мог открыть рот и сказать что-нибудь. Его окружающий вид начал меняться. Он встал и забрался на эшафот. К собственному висящему телу.

— Пусть тебя примут в рай, сын мой. — его руки — руки старика — тронули лоб, потом живот, правое плечо, левое плечо. На указательном пальце был перстень в виде дракона. — Пути господни неисповедимы. Ты много знаешь…Бог не прощает такого!

Вдруг все замерло. Капли дождя остановились, сверкая звездами на ночном небе.

— Что это? — Влад удивился, теперь он мог говорить, но, висящее его зеркальное тело, не давало покоя.

Он приблизился, чтобы рассмотреть все в деталях. И правда — это он! Влад начал озираться по сторонам…….но все было во тьме, как будто вокруг все стерли. Была только плаха и его висящее тело.

— Не туда смотришь. — Неожиданно его — как он думал — умершее тело схватило его синими холодными руками за лицо, от чего он потерял дар речи. — Как тебе твой сон? — мертвый Влад начал вертеть шеей, мерзко щелкая позвонками — Ужас! Не так ли? — Он уперся лбом в лицо Влада, уставившись на него ледяными голубыми глазами — единственное их различие, помимо синей кожи. — Я даю тебе еще один шанс… Чтоб не сдохнуть! Ты понимаешь? — Влад стоял молча, словно язык проглотил. — Не пугайся! Я ведь… твой, можно сказать, ангел-хранитель. Без меня — тебя бы уже убила та баба. Благодари меня!

— Кто… ты? — только и смог произнести Влад в панике.

— Ты меня не слышал? — Лицо мёртвого Влада искривилось от злости. — Я сказал, благодари меня!

Влад вырвался из его хватки и отпрыгнул на три шага назад.

— Смертная мразь! — мертвый Влад взялся левой рукой за веревку и дернул ее, тем самым освободив себя, упал на эшафот и затем поднялся весьма странным образом: правое плечо как будто дернулось вверх, заставляя все тело встать. — Думаешь, ты выше меня? — указал он на себя. — Думаешь, ты выше меня? — Мертвец так яростно тыкал себе в грудь пальцем, что тот сломался. — Хрупкое тело.

Влад стоял в диком шоке. Он не знал, куда бежать или податься. Его, можно сказать, кристальное отражение, стоит перед ним и несет какой-то бред.

— Я помогал тебе в трудных ситуациях! — мертвый Влад опустился на колени — Я старался для тебя… а ты не можешь поблагодарить меня? Ну и ладно!

— Кто ты? — От шока заорал Влад и встал в стойку, чтобы начать драку. — Отвечай!

— Ха-ха-ха! Я — это ты! Но только другой ты.

— В смысле?

У мертвеца начали расти рога на лбу, кожа побелела, из за плеч выглянули два крыла. Он поднял голову — лицо больше не принадлежало Владу. Вдоль щек двумя росчерками, сходящимися у подбородка в странном подобии "галки", шли широкие полосы, делящие лик пополам: черное, белое. Сквозь прорези в маске светились злобной издевкой мертвенно-голубые глаза. Кривые рога, вылезшие из того места, где у людей обычно начинается линия волос, венчали этот жуткий образ, вытянувшись в стороны, вверх и закручиваясь на концах в форме полумесяца.

Вся картинка перед парнем помутнела, в глазах почему-то рябило, словно помехи на экране телевизора. Он не верил сам себе… Эта тварь отличалась от всех, кого он видел!

— Что ты такое?

— Неожиданно? Да?

Влад увидел, как что-то промелькнуло прямо перед глазами. Посмотрел на свою грудь. Там была веревка. Она как будто ожила и сжала горло Влада. Он схватился за шею, безуспешно пытаясь ослабить захват. Его потянуло наверх, и он застыл в воздухе, задыхаясь. К нему подошёл мертвый Влад и пристально посмотрел на него своими голубыми глазами.

— Не просри свою жизнь……снова!

Глава IX Помощь

50 км до Перевалочного города. 28 мая 17:00.

— Ааааааааа! — Влад проснулся в поту и крича. — Аххххх. — Отдышка не прекращалась, все суставы ломило от непонятной боли.

— Ты че разорался? — одернула его Лена. — Что случилась?

Влад не отвечал, уставившись в пол. Все его мысли летели и кружились, захваченные течением непонимания, то выныривая на поверхность, то вновь уходя в мутную мглу. Озноб, который появился секунду назад, не прекращался. Лена обняла его.

— Ну, тише-тише. Все хорош! — погладила она его по голове. — Успокойся. Мы в безопасности.

Влад перестал дрожать и пришел в себя. Он поднял голову и увидел красивые голубые глаза Лены, глядящие на него с беспокойством

— Спасибо! — вырвался Влад из ее объятий. — Где мы?

На улице вечерело. Машина стояла. Вокруг никого не было.

— Мы остановились, из-за поломки двигателя. Его пока что чинят. Я осталась с тобой, чтобы ты был не один… А то мало ли! Аркаша на улице. Пойдем, там развели костры, и все сидят — греются.

Они выпрыгнули из кузова. Влада мутило и шатало. Он все мысленно возвращался к своему сну, пытаясь понять, что же это значило, и пока у него получалось из рук вон плохо. Сон пугал его. Здорово болело горло. Он потрогал шею и почувствовал раздражение. Увидев у кабины водителя боковое зеркало, Влад подошел к нему и уставился на свое отражение

— Не… может быть! — На шее был явный след от веревки — как будто его повесили! — Лена! — он подбежал к ней и схватил девушку за плечи. — Ко мне кто-нибудь подходил, кроме тебя?

— Нет! — Лена смотрела на него как на ненормального. — Что с тобой? Ты ведёшь себя странно!

— Забудь. — он отпустил ее и отошел в сторону, подальше от людей.

"Какого черта здесь твориться? Неужели этот сон был реален?" У Влада дрожали руки — и сколько он не пытался, не мог их остановить. Этот сон так потряс его, что даже на физическом уровне организм продолжал реагировать и сопротивляться увиденному. Больше же всего его пугал он сам. Точнее его зеркальное отражение — которое превратилась в монстра.

Неподалеку горел костер, вокруг него собрались уставшие люди. Несколько мужчин зависло возле машины, перекидываясь фразами и копаясь под капотом. Влад решил что стоило попытаться успокоиться и присел к костру, где люди болтали и обменивались историями. Там же травил свои байки и Аркаша.

— Знаете, я как-то раз оплошал. — начал свой рассказ Аркадий Леонтович. — В Александровке, возле кладбища, стоит один мужик с самогоном и тремя столиками. Так сказать — ресторанчик на природе. Я с ребятами решил выпить — в говно! Но мои товарищи отказывались пить много. Все тянули меня от этого чудного места — ну я их и послал куда подальше. Сидел — пил. Думаю — все, хорош. Расплатился и пошел домой. Что бы добраться до дома, мне надо было пройти через кладбище. Так вот, иду я, значит, по кладбищу, и вдруг, слышу, — будто ребенок плачет. Испугался, — сразу говорю — дальше идти не хотелось!

— И что вы сделали? — начали расспрашивать его сидевшие слушатели.

— Нашли ребенка?

— А кто там плакал?

— Я сделал другое! Вернулся обратно к мужичку, надрался самогоном в зюзю — и пошёл обратно. Иду опять по кладбищу, и опять, тот же звук: ребенок где-то плачет. Ну, моя пьяная храбрость взяла вверх, и я пошел на этот плач. Иду, и вижу, могила раскопанная, а там ягненок маленький бегает. Все стало сразу понятно, кто там хныкал. Смотрю я такой на него — жалко скотинку стало, я спрыгнул в яму. Но так как я был в никакущем состоянии — я не смог выбраться! — все сидящие засмеялись, как и Влад. — Думаю, что надо на помощь позвать, вот и начал орать, Спасите, Помогите''. Слышу, шагает кто-то, по звуку человека три. Я и давай орать сильней — и барашек тоже. Думаю, щас спасут, но нет — эти хлопцы от моих криков убежали куда глаза глядят: то ли к мужичку-самогонщику — как я, то ли быстрей домой. Сидел я там минут тридцать, как опять слышу, человек идет. Я опять орать — барашек уже не кричал — замерз. К яме подошел здоровый мужик. Я ему говорю, "Помоги вылезти''. Он согласился. Не подумал я, первого подал барашка. А мужик трогает… рога! Копыта! Как с криками побежит от могилы, с воплями: "Черт, черт! Помогите, убивают! '' Так я и просидел с барашком до утра — пока не протрезвел…

Смех стал еще громче. Стало шумно от выкриков и разговоров — народ оживился. Той тягучей, гнетущей атмосферы как ни бывало!

Влад смеялся и разговаривал с людьми. Пока не услышал шёпот у себя в голове.

— Хшшшшшшшш.

Шепот не прекращался. Он достал меч из ножен и Мадонну.

— Ты чего, парень? — спросил его один из водителей.

— Вы не слышите?

— Нет!

Неожиданно, парень, стоявший возле костра, исчез. Его затянуто в темноту. Кто-то его утащил! Весь народ замер. Совсем близко послышалось рычание и чавканье. Голос парня — орущего от боли во мгле, стих. Из чернильной тьмы вылетела голова бедолаги, вся расцарапанная. Глаза в разные стороны. За этим последовал продолжительный рык из скрывающего все вокруг зловещего мрака.

Влад выстрелил в темноту. Никакого результата — даже движения было не слышно. Вдруг в дрожащий от плящущего костра круг света выпрыгнуло существо на двух ногах, мало напоминающее человека и молниеносно вцепилось в шею стоящей вблизи девушки.

— Ааааааа!

Девчонка завопила от боли. У монстра была массивная спина вся в черной шерсти. Пасть напоминала волчью, руки на подобии лап — по пять пальцев с когтями. Вниз от локтей нелепым продолжением торчали длинные отростки.

Влад за считанные секунды подскочил к чудовищу и, размахнувшись что было сил, отрезал монстру голову широким размахом меча. Женщина упала, захлебываясь собственной кровью. К ней подбежали мужики и зажали рваную рану на шее. Влад, с трудом отдавая себе отчет в том что произошло, не отрываясь смотрел на тело монстра.

Тот был в порванной одежде. Обращенный! Его лицо еще не полностью сформировалось — малая часть была человеческой. Влад узнал его — то был Искатель его новых знакомых, недавно погибший Жерик! Но как это возможно? Трупы не могут обращаться!

— Все по машин… — выкрикнул водитель, но не успел он договорить, как такая же тварь выпрыгнула из темноты и загрызла его.

Монстр был массивнее предыдущего и действовал явно ловчее.

Весь народ вне себя от страха врассыпную рванул в лес.

— Стойте! — заорала Лена. — Только не в лес!.

Она быстро скооперировались с Аркадием Леонтовичем и теперь они вдвоем пытались отогнать людей от леса. Влад быстро направился к монстру что доедал водилу. Приблизился к нему, направив Мадонну ему в голову. Выстрел… Влад был удивлен — расстояние было два шага, а этот монстр смог увернуться, в последний момент убрав голову вправо. Тварь развернулась и бросилась на стрелявшего, широко раскрыв пасть. Влад ударил мечом из-под себя — снизу вверх, надеясь располовинить его напополам. Монстр заблокировал удар локтевым отростком. Потом схватил его за шею рукой, поднял и стукнул об землю головой. У Влада зашумело в ушах. Монстр сцапал его зубами за живот, поднял в воздух и начал мотать головой. Жилет с железной пластиной спас Влада, но ненадолго — он почувствовал, как зубы начинают прокусывать его. Направив Мадонну на чудовище, он выстрелил тому в глаз. Пуля прошла навылет. Он рухнул на землю вместе с монстром. Кое-как разжав твари челюсти, Влад вылез. Заметил на мохнатой шее монстра кулон, с номером 160. Он удивился — неужели это обратившийся номер? Теперь стало понятно, как это создание могло увернуться от пули! Влад огляделся — вокруг царил хаос. В лесу, судя по всему, шла настоящая бойня — из чащи слышались крики и хрипы умирающих. Лена с Аркадием Леонтовичем помогли ему встать на ноги, подняли Мадонну и засунули ее обратно в кобуру Влада, так же и меч. Втроем они рванули к машине. Внезапно дорогу им перегородили трое таких же монстров, только поменьше и в порванной одежде.

— Нам не жить! — начала паниковать Лена.

Влад начал смотреть по сторонам — надо было найти свой билет к спасению…….и он его нашел. Он быстро подбежал к трупу чудовища, которому отрезал голову. Оттяпал ему руку мечом по локоть. Белая кровь брызгала во все стороны. Он быстро подбежал к трем монстрам и окатил их кровью их же собрата. Шерсть чудовищ начала дымиться, они зарычали, но скорее не угрожающе а возмущенно, огорошенные коварным ходом. Влад побежал к одному, и располовинил первого — отделив туловище от ног. Тут же приблизился ко второму. Ударил мечом снизу полумесяцем — отрубив стоящему перед ним монстру ногу, от чего тот, скуля, завалился на бок. Влад за секунду развернулся, перебросил клинок в левую руку и проткнул голову только что упавшего монстра. Третий пришел в себя от ожогов и рванул на Влада — бежал он очень странно! На четвереньках, но опирался не на руки, а на локтевые отростки, выставляя кривые когти на руках вперед. Оттолкнувшись ногами и локтями, тварь прыгнула на Влада, вытянув передние конечности прямо перед собой — она летела на него когтями, целясь противнику в тело. Влад сделал ногами полукруг — раскрутив тело и уворачиваясь от атаки монстра. Потом сверху вниз ударил мечом ему в голову, в полете отрубив ее.

Влад обессилел, сам не понимая из-за чего и замер над останками чудовищ. Его недавний спаситель схватил его и затащил в Урал. Лена села вместе с Владом. Сам Аркадий Леонтович за руль.

— Увози нас! — со страхом в голосе попросила она товарища.

— Я пытаюсь! — Аркадий Леонтович снова и снова проворачивал ключ зажигания, но машина только кашляла. — Давай!

Бррррр. Машина все же завелась. Лена старательно отворачивась от окна, словно не желая больше видеть происходящее снаружи. Влад и рад был бы не смотреть, но оторвать взгляд от заляпанного снаружи чужой кровью стекла не мог. Из-за увиденного все трое немного впали в ступор. На капот упал парень, — нижняя половина туловища у него отсутствовала. Из этого человеческого обрубка лился поток крови. Аркадий потряс головой, слегка пришел в себя, снял ручник и дал по газам. Они поехали, ускоряясь с каждой секундой. Остатки людей, увидевшие, что появился лучик надежды, бросились к машине, но их опережали монстры и пожирали по одному. Влад наблюдал через зеркало заднего вида, как оставшихся вскрывают, словно свиней на массовой бойне — чудовищный по своей масштабности пир во славу победы чудовища над человеком — и забирают все их добро. Он хотел сказать Аркадию, чтобы тот остановился… но его рот не открывался, а все тело словно онемело. Да и слов после происшедшего уже не осталось. Тем, кто навеки замер на межи между дорогой и лесом, слова были не нужны.

* * *

Лес 20 км до перевалочного города 27 мая 20:00.

— Почему он не двигается?! — заорала Лена на Аркадия Леонтовича.

— Он инфицирован.

От места побоища они ехали примерно час. Все тело Влада онемело, голова соображала плохо, в глазах помутилось.

— Надо убить его! — мрачно вынес вердикт вынужденный водитель, не отрывая взгляда от дороги.

— Нет! Он нас спас!

— У тебя есть антидот? — начал Аркадий Леонтович тормошить Влада, чтобы тот пришел в себя.

— По… р…тфель. — только и смог сказать Влад.

— Портфель! — Лена быстро сняла с Влада баул и подозрительно быстро достала железный футляр, где было десять железных шприцов. — Здесь антидот? Если да — то моргни! — Влад моргнул. — Все шприцы с лекарством? — Влад моргнул. — Отлично! — Лена посмотрела все содержимое портфеля, и, на ее лице появилась улыбка, она забрала его оружие: Волка, Магетту, Фантом и Мадонну. Открыла дверь со стороны Влада. — Были рады с тобой пообщаться! — она села и развернула ноги в направления Влада. — Счастливо! — Лена пнула его и он вывалился из машины.

Все в глазах Влада закружилось. Он упал на траву. От падения на большой скорости ему выбило сустав! Влад открыл глаза. Помимо боли, пульсирующей в больной конечности и расходящейся волнами по всему его телу, он чувствовал растущий гнев.

Когда он немного пришел в себя и снова смог двигаться, Влад кое-как поднялся, опершись о дерево. Было темно как в чулане, но он, странным образом все видел. Влад маленькими шагами пошел в направлении, в котором умчался Урал.

"Суки! Они меня обокрали! У меня примерно час — до необратимой фазы! Успею ли я до города? У меня нет патронов — но есть два меча. Надеюсь, их кто-то обменяет на антидот!"

Влад медленно но верно шагал вперед. Текущая ситуация вызывала у него бешенство. Но и это было не столь важно, цель оставалась прежней — ему надо спасти клан! Он понимал, за час до города, на своих двоих, да тем более тащась с такой скоростью, он вряд ли дойдет. Но пока ноги держали его — значит надо было идти.

Так он проковылял минут двадцать — пока чуть не упал, с трудом зацепившись за дерево. В голове мутнело, в глазах все плыло. Щеки странно зудели. Он поднял руку и потрогал их… шерсть!

— Черт! — сказал он вслух.

Он начал обращаться. Оставалось примерно тридцать минут до завершения процесса!

— Помогите! — завопил Влад. — Помогите, умоляю!… кто-нибудь… Помогите…

Перед ним были заросли высокой, колышущейся и шуршащей на легком ветру травы. Трава зашевелилась и в глубине, в тени Влад заметил два неярких голубых огня, похожих на глаза.

— Нет… — Влад достал меч, но тот тут же выпал из его руки. — Нет, нет, нет. — он пополз в другое направление от травы.

— Ты просил помощи? — услышал он позади себя резонирующий шипящий женский голос.

Он остановился и с трудом развернул свое тело к траве, откуда немигающий взгляд продолжал мерцать, обращенный в его сторону.

— Просил!

— Я могу помочь тебе! Но взамен — ты поможешь мне!

— Хорошо.

Влад понимал — это монстр! Но выбора у него не было. Время работало против него, и каждая секунда была драгоценна.

— Мне надо….

— Пост… ой. — Влад начал задыхаться. — Я… клянусь… что помогу тебе… но у меня мало времени! М. не на… до в перевалочный город… если… я… туда не попаду… то и… помочь не… смогу.

— В заброшенный город — где большое скопление людей? — Влад кивнул. — Хорошо, но, если ты мне потом не поможешь… я найду тебя, и можешь не прятаться!

Влад кивнул.

Из зарослей вышло огромное чудовище, не меньше четырех метров высотой. Тело, широкое и массивное, было покрыто белой шерстью, позади волочился длинный хвост. Морда как у собаки — вытянутая, с большими клыками. На голове два закрученных рога, напоминающих бараньи. На локтях отростки как у тварей, что напали на него раньше. По пять пальцев на руках — или на том, что заменяло руки — с когтями размером в человеческий палец. По-собачьи вытянутые задние лапы оканчивались копытами.

Она подняла его с земли, встала на четвереньки и забросила к себе на спину.

— Держись!

Влад вцепился в шкуру из последних сил. Старт! Все внезапно ускорилось, словно на быстрой перемотке. Деревья пробегали перед его глазами с пугающей, вызывающей легкую тошноту быстротой. Ветер свистел в лицо странным подобием серенады, освежая и отвлекая от слишком быстро сменяющихся вокруг кадров. Влажные от пота пальцы соскальзывали с жесткой шерсти— но он, на секунду отпуская руки, снова вцеплялся в шкуру своего неожиданного спасителя железной хваткой.

* * *

Прошло около пятнадцати минут.

— Мы на месте! — Чудовище остановилось. — Влад подумал, что, судя по голосу, это все же была особь женского пола. Она сняла его со спины возле заброшенного дома. — За этой развалюхой люди! Помни про свое обещание!

Влад слез с нее, и не отвечая — потому что у него заканчивались силы, побрел к дороге через дом. Все постройки вокруг заросли травой и мелкими деревцами. Каждый шаг давался ему так, словно он шагал по раскалённой лаве: вперед двигаться было невыносимо, как невозможно было и останавливаться. Влад почувствовал боль в правой руке и мельком глянул на ноющую конечность, понимая, что там его ждет очередной сюрприз. На большом пальце отпал ноготь, и из саднящей плоти показался коготь. Времени было меньше, чем он предполагал. Он заковылял быстрей, сцепив зубы и превозмогая боль — выбора у него не было. Наконец он вышел к домам, на главную улицу — там ходили люди. Все одеты по-разному: кто-то в военной униформе, кто-то в красных и зеленых плащах, некоторые в простой обыденной одежде. Никто, похоже, не обращал на него внимания, словно не замечая вновь прибывшего. Все проходили мимо по своим делам. Отчаявшийся Влад вцепился в одного из прохожих, в военной форме.

— Помоги! — вытащил он меч (второй остался в лесу, возле зарослей, где он встретился с монстром, что привез его сюда) — Дай антидот, возьми за него меч!

— Что? — оттолкнул его вояка, и Влад рухнул на землю. — У нас тут обращенный!

Влад скорчился на земле. В глазах пульсировало — он слышал свое неровное дыхание, кажущееся чужеродным и вместе с тем отзывающееся молотом в ушах. То, что говорил мужик, уже не имело никакого смысла, смешиваясь в голове с его собственными мыслями.

— По…м….о….ги!

— Хрен тебе! — незнакомец снял с него пояс с мечом и забрал себе. — Он тебе не понадобиться.

— С….у….у….к…а! Т…ав…рь!

— Че сказал! — мужик пнул его в живот. Влада обуяла жгучая, заполняющая все его существо ненависть. — Щас увидят что ты обращаешься………так и застрелят, а, впрочем… — Военный достал его же собственный меч из ножен и приложил сталь к шее Влада. — Я тебя сам на фарш пущу.

Все прохожие словно не не замечали, что творится на улице, проходя мимо. В потоке людей образовался круг, в котором были вояка и Влад. Мужчина занес меч над головой, направляя удар сверху вниз.

Влад перекатился вперед. Удар нанесенный с размаху пришелся в землю острием меча, клинок застыл прямо перед ним. Он ударил из последних сил в кисть своего противника. Тот выронил оружие. Влад перехватил летящий меч, не меняя положения, поднял его и воткнул сопернику прямо в стопу. Потом ударил ему кулаком в пах. Вояка упал на землю, вопя от боли. Влад вцепился ему в портфель, висящий на спине. Мужик начал брыкаться, Влад ударил теперь уже из последних сил ему в челюсть, отключив мужика на пару минут как ненужную механическую игрушку. Потом стянул с него рюкзак— открыл его. Там были патроны, еда, пистолет и железный футляр — который так был ему нужен! Он достал драгоценную коробку, дрожащими рукам открывая ее: там лежали два шприца с надписью "Антидот'. Он взял один, закатал рукав, напряг руку и вколол содержимое себя в вену.

Влад подождал пару минут — боль не спадала! Тогда он взял портфель, вырвал из рук отрубившегося вояки свой пояс и меч. Дернулся в один из заброшенных домов неподалеку, нашел открытую дверь на первом этаже. Голова мутнела, перед глазами вертелись радужные круги. Он почти не видел, ничего не замечая вокруг себя, двигаясь практически вслепую. В квартире, в которую он попал, похоже, была только одна комната. Ни мебели, ни чего-либо другого Влад не заметил, хотя доверял себе не полностью. В помещении царила пустота, тишина и мгла, заполонившая пространство между потрескавшимися бетонными стенами и шероховатым неровным деревянным полом. Он свалился мешком в в левый угол комнаты. Ему больше ничего не оставалась, как ждать.

Прислонившись к холодной, влажной стене, Влад тупо наблюдал, как комната перед ним то пляшет, то сжимается как гротескный орган, пульсируя в такт его собственному неровному ритму сердца, нарушая все представления о упорядоченности пространства. Хотелось закрыть глаза, но он продолжал глядеть перед собой, снедаемый собственными тяжелыми мыслями.

"Почему мир так жесток?" — мелькнуло у него в голове, — "Почему люди такие алчные и безжалостные?" Но потом Влад бросил взгляд на портфель, который он сам только что отобрал, осознавая, что это и есть то самое выживание. В этом мире, жестком и бескомпромиссном — а другого он не ведал — выкарабкаться можно было только так. Так что альтернатив у него попросту не было.

Его глаза сами собой начали закрываться, и он погрузился в сон, смутный как осенний туман.

* * *

Перевалочный город. 28 мая 4:23.

Влад открыл тяжелые веки… Комната, к счастью больше не ходила ходуном, хоть красоты ей это не прибавило. Он привстал и с осторожностью ощупал щеки. Шерсти не было! Влад нехотя перевел взгляд на палец — там все еще выпирал коготь! Собравшись с силами, он выдернул мерзкий отросток из фаланги. Кровь разбрызгалась алым фейерверком по стенам, заливая колени и грязный пол вокруг. Влад сжался в комок и застонал сквозь зубы! Воины не скулят! Отдышавшись, он посмотрел на ворованный портфель. Его обуял неведомый прежде, немыслимый стыд. Но стремление выжить взяло в тот момент верх, над всем смятением его чувств. Влад аккуратно встал, надел пояс с мечом и подошел к выходу из своего случайно выбранного пристанища. Дверь взвизгнула режущей слух скрипкой, и неприятный звук тут же разлетелся по всему подъезду. На улице было темно и тихо. Он вышел в зияющий наружу проем, где давно уже не было никакой двери. Влад даже не помнил, как он забежал в это здание, и почему выбрал именно этот дом в качестве своего ночлега. Все происшедшее в перевалочном скомкалось в бесформенный ворох кадров и ощущений, из которого трудно было извлечь что-либо вразумительное.

В голову лезли воспоминания о вчерашней ночи, в особенности данное им слово. Как он найдет этого монстра? Это было отличный вопрос на засыпку. Но он же пообещал! Как учил его отец — слова на ветер мужик кидать не смеет!

Город был обычным, но все же было в нем и что-то неправильное, настораживающее. Явно заброшенные дома, заросшие сорняками и травой, ржавеющие под открытым небом машины, нелепыми изваяниями застывшие на дорогах — все это навевало тоску и било по нервам. Даже от оленей и прочей, более мелкой живности свободно разгуливающий по улицам, словно там им и место, становилось не по себе.

Город спал. Вдоль дорог горели костры — но людей видно не было. Влад подошел к одному из таких потрескивающих, сыплющих искрами в сереющее предрассветное небо огней и присел, чтобы наконец почувствовать хоть какое-то тепло. Пламя согрело его — единственная радость на сегодня. "Как же я теперь попаду в Александровку?" В портфеле, отобранном Леной, была карта с обозначенными городами. Влад погрузился в тяжкие раздумья. Открыв портфель, он сосчитал патроны: три магазина для пистолета ТТ, каждом по тринадцать патронов, хлеб, банка консервов, железный футляр с одним шприцом. Пистолет он вложил в кобуру под левой подмышкой. вытащил из рюкзака тушёнку, недолго думая достал из костра обугленный кирпич и поставил на него металлическую емкость. Эта импровизированная плитка нагрела банку, и через десять минут Влад открыл ее с помощью меча. Не лучшее применение, конечно, но выбора у него не было! Намазав мясо на хлеб, он приступил к своему маленькому пиру. Еда была отвратительной: то ли из-за того что совесть продолжала укорять его услужливо подсказывая, что воровство это гнусно — из-за этого еда казалась ужасной, — то ли тушёнка банально протухла. Влад выкинул все эти мысли из головы и просто заставил себя есть.

Светало. Летний ветерок легко и небрежно поглаживал кожу. Птицы выдавали свои звонкие трели подобно настоящим музыкантам-профи: четко и уверенно, словно им все давалось легко, на лету. Влад все сидел у догорающего костра, погруженный в размышления. Как же ему быть? В голову пришло только одно: пройтись по городу и расспросить у прохожих о направлении. Он встал, отряхнул плащ и побрел к домам.

Протаскавшись минут десять по развалинам, он наконец слышал мужские голоса за обвалившейся стеной, за которой горел костер, увеличивая неровную покосившуюся структуру— казалось что у стены выросли дрожащие, сотканные из светотени крылья.

Он обошёл ее и увидел костер, где сидело трое мужчин. Один — здоровый накачанный бык, брюнет, в толстой куртке и ватных шароварах. Второй был человек в возрасте: седой, одетый в сильно потертую военную униформу. Третий был самым молодым: лет восемнадцати, не больше, блондин в кожаной куртке с дырявыми рукавами, теплых штанах. Влад подошёл к сидящим у костра. Они о чем-то негромко беседовали, но, заметив Влада, сразу замолчали.

— Чего надо? — угрожающим тоном задал свой вопрос старик.

— Мужики, подскажите, в каком направление Александровка и сколько до нее идти пешом?

— Ха-ха-ха — засмеялся молодой, заметив у Влада на шее кулон. — Искатель не знает дорогу к городу! — он посерьезнел, — Это даже не смешно!

— Я не для смеха это придумал! — Влад скрыл свою ярость. — Просто я новенький в рядах искателей. Потерял карту. Теперь плутаю…

— Бывает! — бросил самый адекватный из них, мужик в толстой куртке — Садись к костру, погрейся, да и покажем мы тебе направление, не боись!

— Отец! — вскинулся молодой на говорившего.

— Заткнись, Артем. Пацану нужна помощь, поставь себя на его место!

Артем замолчал и протянул руки к костру, согревая их. Старик молча кивнул, давая понять, что не против присутствия Влада. Тот подсел к ним, держа в голове, что расслабляться больше нельзя. Он поклялся себе самому, что так просто его больше никто не обманет.

— Будешь? — протянул мужик стакан с травяным чаем.

— Нет, спасибо. — он отказался из-за того, что была, все же, небольшая вероятность того, что это отрава.

— Как хочешь. — мужик отхлебнул из кружки, отчего Влад непроизвольно сглотнул. На самом деле он ужасно хотел пить, но все равно промолчал. — Я — Виталя Романов. Это, — указал он на старика, — мой отец, Аркадий Романов. А вот этот несносный мальчишка, мой сын — Артем Романов.

— Очень приятно с вами познакомиться. Я — Влад Самойлов.

— Как ты попал сюда? — спросил Аркадий Романов.

— Ехал на машине из черного клана. Потом ночью машину перевернул монстр. Меня спасли… — Влад сделал паузу, вспоминая все моменты своего путешествия, особенно как его выкинули из машины. — два человека. Но… наши пути разошлись! Потом потерял карту в лесу, нашел перевалочный город. Теперь надо держать путь к Александровке.

— Господи, — посмотрел на него Артем с усмешкой. — Да скажи ты уже, что тебя обокрали и выпнули из машины!

— А?

— Мы знаем про тебя, парень. — заговорил Виталий Романов. — Приезжали тут двое — на Урале. Хвастались, как они искателя обокрали — молодого, и выкинули его из кабины!

— Хвастались! — лицо Влада невольно искривилось от злобы. — Уроды!

— Ты сам виноват. Нельзя верить

тем, кто рыскал в твоем портфеле!

— Поясни мне, Артем. — с тем же злобным лицом попросил его Влад.

— Ладно, девочка. — оскалился Артем. — Они рассказали всю историю целиком. Первое — твою машину и вправду перевернул Шакал. Второе — когда ты очнулся, Аркаша…

— Влад с удивлением посмотрел на Артема и уже было потянулся к пистолету, но его собеседник это заметил. — Прекрати это! Мы знаем этих подонков — приходилось работать с ними. А так — мы никакого отношения к ним не имеем. — Влад слегка расслабился и продолжил слушать.

— Так вот, Аркаша тебе сказал: "Я взял магазин от Волка!" — Влад начал вспоминать ту ситуацию — и правда, было такое.

— Значит, он залезал в твой портфель и видел все содержимое. А что главное у путников? Отвечу за тебя — антидот. Обычно шприцы подписывают. Но у тебя не было надписей — поэтому они немного побоялись их брать.

— Почему? — недоумевающе спросил Влад.

— Тц. Ты и правда новичок! Запомни — когда в футляре много шприцов, да еще они и не подписанные, обычно три из пяти — это яд. Так делают на тот случай, если тебя обокрадут, — чтобы твой обидчик поплатился за содеянное. Теперь понял? — Влад удивленно кивнул. Он даже не подозревал о таком!

— Теперь поставь себя на их место. — подключился Аркадий Романов, взяв разъяснение на себя, — Артему это… немного не понравилось, скажем так. — Ты вор. Нашёл молодого искателя в лесу. У него полный боекомплект, много патронов и еды, а в футляре неподписанные шприцы.

— Я бы засомневался в их содержимом.

— Именно! — вернул себе место рассказчика Артем. — Лучше подождать, когда ты проснёшься и подобрать момент, когда ты расскажешь про шприцы — и их содержимое. — Влад начал прокручивать в голове все моменты с Леной и Аркашей. — Вы нашли попутку! Думаешь, случайно?

— Случайности — не случайны.

— Согласен с тобой, дедушка. Ведь у перевозчиков, всего три маршрута. И если знать один… ты меня понял. — Влад кивинл, его удивление все не успокаевалось. — Вы сели в попутку где очень много народу! Теперь я задам тебе еще один вопрос! Как узнать содержимое шприцов? Они же не спросят тебя, какие нормальные, а какие с ядом!

— Надо было… чтобы меня инфицировали — укусил монстр.

— Beautiful! Ты уже начинаешь мне нравиться — не люблю тупых! Второй вопрос — чем можно подманить монстров лучше всего?

— Шумом! — Влад сидел в полном шоке. Все вставало на свои места.

— Там было огромное количество людей. Расскажи им одну смешную историю — и поднимется дикий шум. Вот ты и попался на их удочку. Аркаша, наверное, рассказал свою коронную историю про барашка в могиле! Можешь не отвечать — я уже вижу ответ по твоему лицу. — Артем подкинул бревно в костёр и продолжил. — Он уже всем эту историю рассказал про своего барашка.

— Ты не заме…. — Опять хотел вклиниться в разговор Аркадий Романов.

— Дед!. — завопил Артем. — Я ему рассказываю… дай закончить! — Аркадий Романов кивнул своему внуку с улыбкой. — Продолжу. Шум привлек монстров — они рассказали — ты не слабак! Аркаша и Лена не вмешивались в бой?

— Нет. — пробубнил поникший Влад.

— Они ждали, пока тебя укусят — и это произошло. Потом оставалось отнести тебя в машину. Все получилось, вы едете. Твои первые мысли, небось, были: "Наконец-то все кончилось''. — Влад расстроенно смотрел в костер, мысленно коря себя за тупость и недальновидность. — Им оставалось подождать час, пока тебя возьмёт первая стадия обращения — паралич! Потом они заговорили, что тебя пора кончать! Ты, наверное, испугался и запаниковал! Это не стыдно — все боятся смерти! При параличе отключаются все моторные функции тела, кроме век. Они открыли футляр, и попросили тебя моргнуть.

— Они спросили — все ли шприцы с антибиотиками! — признался Влад.

— И ты моргнул?

— Да!

— Тебя надели по высшему разряду, поздравляю! — похлопал Виталий Романов Влада по плечу.

— Неужели, — Влад сжал кулаки уставившись в землю. — им не было дела до погибших людей? Вся эта бойня из-за паршивых антибиотиков?

— Сколько у тебя было шприцов? — спросил Аркадий Романов почесывая седину.

— Десять!

— Десять! — привстал от удивления Артем. — Да ты был ходячим джек-потом. Один такой шприц стоит — 40 пуль.

Влад был удивлен. Если там десять шприцов — то они могли выручить с их продажи четыреста пуль! И правда — ходячий джек-пот.

— Разочарован? — Виталий Романов снова подал Владу чай, и на этот раз тот взял его. — Привыкай — это жизнь! Теперь весь мир устроен так: или ты, или тебя.

Вдруг из кружки с чаем пошёл пар — стало холодно. Казалось, что все тепло кто-то резко отключил. Стало не слышно птиц, звери убежали, на окнах разваленных машин, начали появляться морозые узоры, на глазах превращающиеся в причудливые рисунки. Влад заметил, что у него изо рта идет пар, когда он дышит. Неожиданно — ведь сейчас лето! Возникло странное, сбивающее с толку чувство, что зима пошла на абордаж, и пытается с каждой секундой спихнуть лето в прошлое.

— Скоро придет Странник! — оглядевшись вокруг, заявил Аркадий Романов. — Пора сваливать!

Три родича встали, и начали собирать свои пожитки. Влад сидел и молчал: он не знал что делать, и о чем вообще шла речь!

— Что сидишь? — Окликнул его Артем. — Туши костер и пойдем с нами, а то Странник тебя убьет.

— А кто такой этот Странник? — спросил Влад, поднимаясь и затаптывая почти потухший костер.

— Ты точно новенький! — поставил точку в опознавании Влада Виталий Романов. — Странник — это такое существо…Даже не знаю как точно тебе объяснить!

— Эта тварь питается теплом, обращая его в холод, в лед! — негромко сказал Аркадий Романов. — Они редкость — но есть в каждом клане! Они любят перевалочные города. Неделю мы живем — неделю он. Все как по часам!

— Ясно! — Влад был потрясен, что есть и такое немыслимое создание — он никогда не слышал про подобную бестию.

Влад потушил костер как раз к тому времени, как родичи собрались. Те поманили его за собой. Они прошли два дома, пока не пришли к здоровому джипу. Машина отличалась от всех увиденных ранее. Она была огромной по размерам, обитая со всех сторон металлическими пластинами. Лобовое стекло было обтянуто проволокой.

Влад залез в брюхо металлического гиганта, расположившись на заднем сидении, рядом с Артемом. Виталий и Аркадий вперед. Аркадий завел мотор и они, оставляя позади шлейф пара, поехали из города.

* * *

Проехав примерно двадцать минут, они притормозили на холме. Аркадий остановился, все родичи вышли, позвав с собой и Влада. Они расположились на полянке, откуда просматривался весь город.

— Гляди! — показал Артем пальцем на оставленное поселение. — Это не каждый может увидеть собственными глазами.

— Мы всегда уезжаем последними, что бы увидеть его. На таком расстоянии он нас не тронет. — похвастался Виталий Романов.

— Идет! — Аркадий Романов был в таком напряжении, что было заметно, что его седые, коротко стриженные волосы встали дыбом на затылке.

Влад прищурился, вглядываясь вдаль. Возле города, лес был — белый? Что? Лес постепенно седел на подступах к городу. Потом и дома покрылись изморозью, словно их мазнули невидимой кистью, окунутой в белую краску. Пошел снег, стало ужасно холодно. Влад закутался в плащ и дышал на руки, чтобы хоть как-то согреть их.

— Вот он, смотри. — показал Артем пальцем на центральную улицу города. Влад взглянул в том направлении и обомлел.

По улице шло существо… за гранью понимания человеческого разума.

— Что это? — Влад был изумлен.

Существо было словно соткано из голубой энергии. Покачиваясь в воздухе, к нему тянулись оранжевые ленты — тепло. С виду создание напоминало человека…но реально от человеческого там была только форма, внешняя оболочка. Глаза светились, будто две лампочки ярко-белого цвета. Оно впитывало в себя тепло, насыщалось, светилось! Он… был прекрасен! Влад заулыбался и почувствовал радость в груди. Он и сам не заметил, как начал шагать вперед, в сторону покинутого города!

— Стой! — остановил его Артем.

— Что… такое? — Влад пришел в себя.

Он не понимал, что произошло, и почему его так тянуло туда … Все было как во сне!

— Это создание чарует своей красотой! Многие, увидев его первый раз, идут прямо к нему, притянутые его чарами, как бабочки летят на свет, и он убивает, сжигает их холодом. Самая опасная пора — это зима, потому что не знаешь, рядом он или нет! Так что держи себя в руках!

— Я понял тебя.

Со всего города, словно дым из мертвых труб, поднимались к небу оранжевые ленты. Они летели вверх, а потом плыли рябящим зыбким облаком к Страннику. Это было очень красиво и завораживающее. Когда первые сгустки тепла достигли его, он будто втянул их в себя, впитал, как губка набирает воду и слегка изменил цвет, В области груди, там, где у людей бывают легкие, словно зажегся бледно-оранжевый огонь, освещая Странника изнутри.

— Все, хватит! Пора идти!

— Но отец! Дай, мы еще немного посмотрим!

— Слушай своего отца, мелкий прохвост!

— Хм. Ладно, дед. Пошли, Влад!

Они быстро подошли к машине и сели в нее. В тачке было тепло, потому что Аркадий Романов не заглушал двигатель. За считанные секунды они согрелись. Машина дала полный ход. Влад не хотел оглядываться назад — ни на прошлую ночь, ни на то, что ей предшествовало, ни на непостижимого уму, неведомого Странника. Сейчас его волновало лишь то, что лежало впереди.

Их направление — Александровка!

Глава X Святой

— Открой глазки!

Влад слышал голос — и, к сожалению, знал, чей он.

— Открой глаза.

В лицо бил яркий свет, просвечивающий даже сквозь сомкнутые веки. Он открыл глаза… и опять! Перед ним возникла уже знакомая гнусная сцена.

Он снова висел на виселице. И наблюдал за собой со стороны. Позади клубилась тьма. Влад мог видеть лишь эшафот и болтающееся на веревке его зеркальное отражение.

— Смотри на меня! — Мертвый Влад злобно гримасничал: на это раз он казался еще страшнее: синий, с распухшей шеей и бледным, с фиолетовыми губами, искаженным нечеловеческим бешенством лицом.

— Когда это прекратится? — поневоле вперившись взглядом в это неприятное зрелище, Влад потихоньку впадал в отчаяние — у него, как обычно, не было выбора. Зритель по принуждению.

— Когда, спрашиваешь? — мертвый Влад пожал плечами и в картинным жестом воздал руки к небу, которого все равно не было видно. — Точно не знаю… Возможно, когда тебя повесят!

— Это же полный бред! Абсурд! Это всего лишь сон!

— Нет, нет, нет. — покойник выразительно покрутил головой, всем своим видом демонстрируя несогласие со своим двойником. От этого нелепого в имеющейся ситуации жеста, веревка еще плотнее впилась в бледное, распухшее в зоне затянутой петли горло — Если бы прошлый сон был просто сном, мы бы с тобой не говорили.

— Кто ты? Кто? Кто ты такой?

— Господи… — притворно испугался мертвый Влад и замахал на свое отражение синюшными руками — Прекрати эту истерику! А впрочем…. срать мне на твои крики! Голоси, если тебе приспичило. Я всего лишь пытаюсь… сохранить тебе жизнь, бесхребетное ты существо! Меня, если честно, уже задолбали твои нелепые выходки!

Влад сел на корточки, зажмуриваясь что было сил и зажимая ладонями уши.

— Уйди! Убирайся в пекло, из которого вышел!

— Смотри на меня!

— Уйди!

— Открой свои тупые гляделки и смотри на меня!

Влад задрожал, как от озноба. Подождал пару минут, убеждаясь, что существо замолчало и больше не визжит. Наступила тревожная тишина — только сердце билось и колотилось испуганной птицей. Он медленно отвел руки от ушей. Возможно, монстру просто надоело терроризировать его. Влад открыл глаза и увидел, что веревка просто болтается, словно от несуществующего ветра, но уже без его зеркального мерзкого двойника. Он невольно вздохнул с облегчением.

— Ушел! — шепнул сам себе Влад.

— Ну нет, я не ушел, бессмысленное ты животное! — висельник обнаружился справа, в нескольких метрах, тоже на корточках, ехидно пялящийся прямо на него своими мертвенными синими глазами. — В следующий раз… смотри на меня!

Ворота в Александровку. 27 мая 10:13.

Влад вздрогнул, пробуждаясь, и спросонья ударил Артема в челюсть кистью, чему тот явно не обрадовался.

— Открывайте, мужики. Это я — Виталя.

— Открывайте! Романовы приехали!

Влад продрал глаза и увидел огромную стену с железными воротами, на которых белыми, неровными от подтекшей краски буквами написано: «Александровка''.

Ворота открылись. Аркадий Романов дал газу. По другую сторону ворот их приветствовали люди в военной форме: видимо, местные защитники.

— Ну, Влад! — Повернулся к нему Виталий Аркадьевич. — С нас экскурсия, которая начнётся прямо сейчас.

— Подождите. — попросил он Аркадия Романова. — Мне нужно кое-что спросить!

Машина остановилась и Влад вышел из нее к военным. Они замерли у необъятных металлических ворот, на коленях молясь какому-то подобию святыни, состоящей из большого креста, свечек и фотки какой-то статуи Иисуса.

— Мужики, извините что отвлекаю вас. Но не подскажете, заезжал ли в ваш город отряд из четырех человек из черного клана — под руководство Алой?

— Были. — Один из воинов поднялся с колен — Но уехали, так, — он почесал бритую голову — вроде два дня назад…

Он опоздал! „На что я мог рассчитывать, потеряв почти сутки с этими аферистами?“ Влад опустил голову и глубоко вдохнул.

— Спасибо.

Он развернулся и пошел обратно к машине. В голове надсадно стучала и повторялась единственная мысль: надо быстрее собираться и выезжать… Но было одно „но“. Он был беден, практически нищий! Всего двадцать патронов, один пистолет, один шприц с антибиотиками. Он мог все продать и купить билет до Денисовки и какой-нибудь еды. Но… Всегда есть это проклятое „но“. Еще не факт, что когда он приедет в Денисовку они будут там! А если он все продаст и его страшные опасения подтвердятся… тогда он уже не сможет выйти из следующего населенного пункта — будет нечем платить.

Влад решил, что поразмыслит об этом на досуге, и что все равно стоит глянуть на местные достопримечательности, сел в машину и они поехали на осмотр города.

— Смотри, — указал пальцем на огромное здание Виталий Романов. — Это магазин, один из самых здоровых! Там есть — все, под все, я имею в виду — все.

Здание было семиэтажным, выкрашеным в белый цвет. На удивление, магазин выглядел прилично, особенно по сравнению с другими, что теснились вокруг: почти все дома были полуразрушены, палаток однозначно больше. Но не это удивило Влада — такая ситуация была достаточно типичной для нынешнего времени. Его больше озадачило то, что он ощутил, даже мельком оглядев бродящих там и тут местных жителей. Народ — от них веяло страхом. Влад слышал, что их терроризирует Шакал, но он не представлял, что народ здесь настолько сломлен и пал духом. Почти каждый, кого он видел возле зданий или импровизированных домов сидел молча, глядя в землю. Даже дети, словно затаившись и не смея показываться на улице, играли в палатках! Все это показалось Владу очень странным, если не сказать, подозрительным, но он решил пока не задавать вопросов и еще понаблюдать.

Они проехали еще пару мест — бар, Глубокую Глотку, больницу. Город был больше Ульяновска, тут было много улиц и дорог — но пустота настораживала и пугала.

— Приехали! — Аркадий Романов притормозил у трехэтажного дома.

Три родича вылезли, потащив своего спутника за собой в здание.

— Ты, Влад, извини, — начал говорить Виталий Романов, открывая дверь и пропуская товарищей вперед, — но мы тебя подобрали не просто так!

— Что? — удивился Влад когда зашел в здание, и дверь за ним закрылась. — Как это — не случайно?

— Узнаешь, — толкнул его вперед Артем. — Пойдем!

Здание было старое, обветшавшее, его выдавал запах и внешний вид, обшарпанные стены и непривычный для Влада стиль постройки. Андрюха рассказывал, что раньше такие квартиры в старых домах называли „сталинками“. Лестница удящая только наверх — но на первом этаже была лишь одна дверь с длинным коридором, куда они и пошли. Ход освещали поставленные на пол лампы-горелки. Они шли, пока Влад не увидел впереди свет. Оказалось позади дома была огромный двор-колодец отрезанный от внешнего мира кирпичными стенами под пять метров. Везде стояли горшки с цветами, много народу сражались друг с другом — тренировались! Владу бросился в глаза один из мужчин на плацу: человек средних лет, в коричневом плаще, ниспадающем до бедер, темных штанах, кирзачах — обликом и особенно выражением лица он напоминал Цыгана, как и волосами — он был весь седой. Влад даже немного прослезился, наблюдая за ним — на него нахлынули воспоминания, и саднящая где-то глубоко боль от недавней утраты.

— Стоп! — остановил тренировку седой. — У нас гость, — он бросил проницательный взгляд на Влада и сделал знак рукой, чтобы тот подошел к нему.

Влад вопросительно посмотрел на трех своих спутников. Те кивнули, словно говоря: „Все нормально'“. Тогда он сделал широкий шаг к седому, пока не встал с ним вровень.

— Искатель, значит? — У Седого были пронзительные зеленые глаза и резкий голос. Ктгда он говорил, он не спрашивал — он словно приказывал отвечать.

Влад был удивлён. Хоть его собеседник и похож внешне на Цыгана, но он, судя по повадке, был полной его противоположностью.

— Да, искатель!

— Молодой слишком!

— Мне это уже говорили!

Они оба говорили серьезным, даже агрессивным тоном. Казалось, что этими словами они прощупывали друг друга, проверяли „на вшивость“.

— Без обид, но надо проверить тебя!

— Проверяй! — поставил Влад точку в разговоре.

Он криво ухмыльнулся, догадываясь, что будет спрашивать этот человек — пароль!

Увы, часто бывает так, что ожидания наши не оправдывают себя, и получаем мы совсем не то, на что рассчитывали. Так было и в этот раз.

У глаз Влада появился двухствольный Диггл. Ухмылка сразу пропала. Он не мог отвести взгляда от курка.

— Раз ты разрешаешь — то начнем!

Он надавил на курок. Влад быстро ударил его в кисть и пригнул голову. Выстрел ушел вверх. Седой был очень ловок. Рука вытянутая кверху от удара Влада мгновенно среагировала — скорее на уровне инстинкта, а не продуманного действия. Он перевернул пистолет в руке дулом на Влада, теперь на курке лежал его мизинец. Седой замер. Прозвучал выстрел. Влад крутанулся на месте, уворачиваясь от пули — которая врезалась в землю.

Он сразу же отпрыгнул от Седого метра на три и пригнулся, внимательно наблюдая за своим оппонентом.

„Нужно держаться от него на расстоянии. Слишком он ловкий с огнестрелом“. Влад думал только о бое. Седой вяло посмотрел на него.

— А ты молодец, сразу понял, что от меня лучше держаться на расстоянии. — Седой засунул пистолет в кобуру. — Рефлексы у тебя что надо, теперь, проверим твое владение мечом. — Он свистнул, и к нему подошли три пацана — у каждого был меч. — Не убивать, порез означает твой проигрыш, как и их. В общем — до первой крови!

Трое парней медленно пошли на Влада. Один был худой — со шрамом на щеке, двое крупных буйволов — один блондин, другой брюнет.

Они приблизились и взяли его в треугольник, вытянув мечи в направления Влада. Сделали рывок вперед, целясь в тело острием клинков.

— Медленно!

Влад сел на шпагат, три клинка встретились и остановились напротив одной точки — сердца! „Они правда только проверяют меня?“ Влад схватился за эфес меча и вытащил его, нанося удар из-под низа по трио мечей, нацеленных на его грудь. Их руки с клинками откинуло назад. Влад сделал перекат и побежал на блондина, тот очухался и нанес удар с размаха, направленный по ногам сопреника. Влад подпрыгнул и широко замахнувшись в воздухе, ударил режущем слева направо, блондин отскочил. Но через секунду, его майка порвалась горизонтальной линией на груди, показывая, что его ранили — рана была неглубокой. Блондин отошел в сторону.

К Владу подбежали брюнет и парень со шрамом. Один ударил сверху вниз, другой слева направо, — их лезвия словно чертили в воздухе крест. Влад следил за их движениями очень бдительно, ему казалось, что кто-то остановил время. С ним уже такое случалось — Жанна. Правда только однажды — это был второй раз. Влад увидел пересечение мечей в момент атаки, ударил мечом наискось, разбивая их крест. Сделал шаг и с разворота ударил Шраму с ноги в голову, тот отлетел на метр с разбитым лицом. Брюнет нацелился в лоб Владу колющим. Правая нога на месте, левую ногу Влад убрал в сторону, изогнул свое тело, меч брюнета прошел возле его глаз. Влад перекинул меч в руке: теперь эфес смотрел в небо, а острие было направлено в землю. Он резко поднял руку с клинком вверх, ударяя рукояткой в нос брюнета, разбивая его. Бой окончен!

— Прекрасно. — Седой похлопал в ладоши. — Ты подходишь!

— Подхожу для чего? — злобно спросил его Влад. — Устроил мне тест, ничего не разъяснив!

— Ты же сказал — что не против!

— Я не думал что будет такое. Я рассчитывал на другое.

— Влад, — подошел к нему Артем. — Ты безупречно владеешь мечом. Нам очень нужна твоя помощь!

Влад был удивлен. С первой встречи Артем был импульсивен и вредным — но сейчас… Он немного замялся из-за того, что плохо понимал, что, собственно, происходило.

— Давайте присядем. — указал Седой на столик с шестью стульями из пластика. Влад кивнул, и они, в составе Седого, Артема, Виталия Романова и Аркадия Романова присели за стол.

— Наша банда называется „Громовержцы“, и у нас к тебе дело! — начал Седой. — Ты уже наверное догадываешься, из-за чего?

— Э-ээ. — Влад задумался, но в голову не приходило ничего умного. — Не имею ни малейшего понятия, зачем я вам нужен.

Все пятеро переглянулись между собой и только затем посмотрели на Артема, которому, судя по всему, только что представилась честь излагать дело.

— Хорошо. Мы хотим чтобы ты убил белого монаха!

— Что? Я не занимаюсь убийствами!

— Но тебя учили убивать! — вклинился Аркадий Романов. — Не так ли?

— Меня учили обороняться и убивать монстров — но не людей!

— А что, если мы предложим тебе сделку? — бросил Виталий Романов. — Ты нам убиваешь монаха, мы же даем тебе пуль и наказываем твоих воришек. Как тебе, а? Честный обмен!

Влад замолчал. Он задумался — это не самый плохой вариант. Но убить человека, да за просто так, не зная подробностей. На такое он пойти не мог!

— Почему я должен убить его? Что он сделал?

— Давай-ка прокатимся, — встал со стула Седой. — И я тебе все покажу. Легче увидеть, чем понять со слов.

12:58.

Влад с Седым тряслись в машине, подпрыгивающей на неровной, потрескавшейся, местами заросшей травой и черенками молодых деревцов дороге. Влад от нечего делать все вглядывался в запуганный народ, и ему становилось все более муторно и тоскливо. Они проехали пару домов, и Седой начал разговор:

— Говорят, — он ехидно улыбнулся. — тебя нагрели, да еще по высшему разряду. Так оно?

— Уже все знают про это?

— Слухи, как ветер — приходят быстро, так же и уходят! Все в этом мире имеет уши и рот. В следующий раз не попадайся на такие уловки. Помни, за стеной, каждый сам за себя! — Машина остановилась. — Мы приехали. И да, тебя ведь Влад зовут?

— Да.

— Матвей, — протянул он руку и Влад пожал её. — Можешь звать меня — Седым!

— Я так и думал, — прошептал Влад.

— Что?

— Нет, нет, так — ничего.

Они остановились у бетонной стены, тянущейся от стены до стены, и разделяющей город на две части.

В стене были ворота под шесть метров из черного камня, с белым крестом на всю высоту. Возле них стояли два человека, укутанные в черные балахоны с капюшонами — монахи.

— Зачем мы здесь? — спросил Влад у Седого.

— Подожди, — Седой закатал рукав на правой руке, на запястье которой обнаружились часы, и мельком взглянул на циферблат — Через пять минут выйдет тот, из-за кого весь сыр-бор.

Влад замолчал и всмотрелся в монахов. Самые обычные люди. Перекинув взгляд на верхнюю часть разделительной стены, Влад чуть не вывалился из машины. На площадке сверху были монахи с мечами — и они следили за обстановкой внизу, у подножья стены. По бокам, где заканчивалось поперечное ограждение, и начиналась оборонительная стена, стояли баррикады, через которые трудно было пройти, и возле каждой замер монах с мечом. „Слишком уж хорошо охраняемое место — для служителей церкви“. — подумалось насторожившемуся Владу.

Два стоящих перед ними монаха, начали открывать ворота. На них не было ручки, ни чего-то подобного, за что можно было ухватиться: каждый уперся в свою половину ворот и начал давить на створки — тем самым, открывая ворота нараспашку. Оттуда не спеша величаво выплыл священник, сопровождаемый свитой, почтительно отстающей от него на пару шагов. Священник — благообразный, даже несколько картинный старик был одет как подобает высокому сану: огромный золотой крест на груди, парчовая золоченая ряса и увесистая Библия в худой, похожей на птичью лапу, руке. За ним следовали десять священнослужителей в темной одежде и один, показавшийся Владу весьма подозрительным, монах в белой рясе, скрывающий свое лицо под широким капюшоном.

— Вот он, — указал Седой пальцем на священника. — Это святой Александр, глава нашего города!

— Глава! Значит, он церковник.

— Да! Пойдем!

Они вышли из машины и последовали за священнослужитем и его свитой. Шли они недолго: позади остались всего пять домов. Все люди, завидев процессию, выбегали на улицу, кто из домов, кто из палаток.

— Святой, возьмите нас собой!

— Святой, отпустите наши грехи!

— Святой, у меня есть деньги, возьмите и впустите в свой Храм Божий!

— Люди! — протягивая вверх ладони, в одной из которых было крепко зажато Священное Писание, заговорил Александр. Монахи пали перед ним на четвереньки, и он встал на них, таким образом возвысившись над толпой, окружавшей его. — Да светится имя Божие! Да падут его враги — монстры!

— Святой, Шакал не перестает нас терроризировать! Что нам делать? — загудели нестройным хором, перебивая друг друга, стоящие перед замершей процессией люди. Их количество уже исчислялось на сотни. Владу стало жутковато.

— Не переживайте. — поднял крест Александр. — Я благословлю вас, и ваши несчастья кончатся! Но все мы знаем, любому человеку нужен хлеб и… жертва!

— Да, великий Святой.

Из толпы вынесли младенца.

Мужчина упал на колени и протянул жалобно хнычущего младенца священнику. Другой горожанин подошел к странному белому монаху, отдавая ему пакет с кучей патронов. Навскидку Владу показалось, что их там было не меньше сотни.

— О, Господен Великий Архангеле Михаиле! Помоги этим грешным людям и избавь их от труса, потопа, огня, меча, и напрасной смерти, от великого зла, от врага льстивого, от бури, несущейся в ночи, от лукавого избавь их навсегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь. — Все люди хором отозвались: „Аминь''. К священнику подошёл белый монах и подал ему золотой кинжал.

— Что они делают? — Влад рванулся в сторону толпы, чтобы забрать ребенка, но Седой скрутил его в удушающий захват. — Что ты творишь? Отпусти меня!

— Смотри! Смотри! Вот зачем мы хотим убить этих скотов. Это не бог — это узурпация власти над городом! Не мытьем, так катаньем!

Влад перенаправил взгляд на священника который начал заканчивать молитву. В глазах темнело. Неужели он все же сделает это?

— Святой Архистратиг Божий Михаил, молниеносным мечом Твоим отжени от этого дитя дух лукавого, искупающегося и томящегося в нем. — Священник занес кинжал над младенцем. — Аминь! — Все люди опять в один голос сказали ‚Аминь'', Священник опустил кинжал и вонзил лезвие в плоть жалобно скулящего ребенка. Влад выдохнул. Хныканье прекратилось. Толпа безмолвствовала. Казалось, тишина сделалась материальной, сжимая их плотным кольцом со всех сторон.

— Отпусти! — взбесился Влад, пытаясь выкрутиться из хватки Седого. — Я их убью!

— Ооо, теперь ты готов их убить, но уже поздно, ребенок все равно уже мертв! Даже если я отпущу тебя, даже с твоим владением мечом тебе не справиться с такой толпой, особенно возглавляемой белым монахом! Смотри… начинается самое жуткое!

К священнику по одному потянулась цепочка жаждущих получить благословение. Золотой церковник макал палец в кровь младенца и величавым жестом чертил на лбу людей кровавые кресты. Все, кто получил это красное причастие, радовались как дети, у них словно начинался экстаз — видно было, что они искренне наслаждались свершившимся. Влад не верил своим глазам — и это люди, такие же по виду как он сам! Безумные фанатики, которые сами не ведают, что они только что сотворили! Убить ребенка — это самый страшный грех на земле, а они ликовали, словно свершили что-то праведное или получили долгожданный подарок! В это невозможно было поверить — и все же это сейчас происходило прямо перед глазами оцепеневшего от прилива ненависти Влада. Последним окрестили того, кто держал мертвого младенца. От радости он швырнул тело ребенка в толпу, где над ним издевались: топтали его, перекидывали как мяч к другму краю собравшихся. Влад, сам того не замечая, беззвучно рыдал, наблюдая за происходящим, обмякнув в захвате Седого.

— Уроды! — сквозь душащие его слезы произнес Влад и закрыл глаза, потому что больше не мог смотреть на эту мерзость.

— Смотри! Ты должен это видеть. — Седой тряхнул его так, что Влад прикусил язык и от боли раскрыл глаза, судорожно сглатывая и чувствуя во рту привкус собственной крови — Смотри! Разве этот ребенок заслужил такое? Разве нормальные люди будут так делать? Это все их вера! Это все их бог, которого они так восхваляют! Я верю в бога — но я не верю, что он требует такой жертвы! Мы должны их уничтожить, закопать в землю, чтобы всех этих ублюдков сожрали черви — с их парчой и ханжеством. — Влад отцепился от говорившего, опуская плохо слушающиеся руки. Так же сделал и Седой, ослабляя захват и выпуская его. — После этого жертвоприношения, они выберут людей и заберут их к себе — но прикол в том, что этих людей больше никто не не увидит, — после того как они переступят порог обиталища церковников.

— Что я должен сделать? — как будто в трансе спросил Влад Седого.

— Ты должен убить его охранника, белого монаха, который вечно нам мешает.

— Хорошо, но вы должны после этого дать мне сто патронов, снарягу, машину с перевозчиком до Денисовки.

— Договорились… и кстати, сегодня ночью, мы пойдем в гости к Серым волкам. Ты с нами?

— Да! — Даже после увиденного Влад помнил про свою обиду и обман аферистов, хоть сейчас ему казалось, что в сердце будто проделали дыру — словно священник вместе с младенцем пронзил кинжалом его самого. — Но мне надо кое-что сделать!

Влад рванул в сторону толпы так внезапно, что Седой не успел остановить его. Он расталкивал окровавленных фанатиков в стороны, пока не дошел до священника. Тот стоял и наблюдал за происходящим с недоброй усмешкой. Лицо его было в морщинах и в потницах, глаза серые и непроницаемые, как утренний туман. Влад подошел к нему поближе. Толпа замерла.

— Сын мой! — удивился Александр. — Тебя не успели помазать кровью! Что-ж, сейчас ребенка докинут в нашу сторону, и я…

— Вы и правда, — перебил его Влад, — думаете, что этого хочет бог?

— Сын мой, я не….

— Я не твой сын! — заорал Влад. — Мой отец — Андрей Самойлов, только он, и никто больше!

— Богохульник! — ухнуло за его спиной. Влад обернулся и поразился, какой ненасытной злобой горят глаза поклонщиков. — Как он посмел оскорбить Святого? Мы все его дети!

— Вы глупцы! — сказал Влад толпе. — Вы не видите истину!

— Как тебя зовут? — обратился к нему Александр.

— Влад!

— Влад, ты веришь в бога?

— Да!

— Вот и я верю, и он говорит мне, что спасение лежит через кровь младенцев. Все, кто был помазан нынче кровью, больше не будут знать тирании Шакала.

— Бред! Вы и вправду в это верите? Вы слепы, вас ослепила собственная вера, которую вы переделали под себя. Вам нужна…

Влад не успел договорить, как его ударил кто-то сзади в голову. Он упал и перевернулся, оглядываясь по сторонам. Ближе всего стоял мужик с одуревшим, словно не видящим взглядом — видимо, он и нанес удар. Влада окружили люди, сжимая кольцо все плотнее и подбираясь к нему. У большинства были безумные, побелевшие от ярости глаза, и слюни струились бесконечным потоком из раззявленных ртов, как у бешеных собак.

— Богохульников, надо убивать. — к нему, расталкивая толпу, подошел белый монах. Безумные расступались перед ним — словно от страха, как перед прокаженным. — Ради бога и детей его, Архангелов! Убейте эту безбожную скверну. Он позорит имя бога, Иисуса Христа.

— Вы все ненормальные! — встал Влад с земли. — Вы убили ребенка! — Гореть вам всем за это в аду! Не Бог примет вас после смерти, а его павший сын — Сатана! Вы хоть подумали о матери этого младенца?

— Я отдала его ради Бога! — выкрикнула из толпы полная женщина. — Все во славу Бога!

Влад шокировано смотрел на говорившую. Ее новорожденного ребенка убили у нее на глазах и разорвали в толпе ненормальных, и она еще оправдывает их? Называет это Божьей волей?

— Убить его. — сухо, словно ему наскучило это зрелище, сказал Александр. — Бог говорит, ему нету места в этом мире.

Влад вытащил из кобуры пистолет и выстрелил в воздух.

— Ушли! — направил он пистолет на людей. — Вы же хотели жизни, если не отойдете, я вас прикончу.

— Бог велел нам убить тебя, — зашелестел народ на сотни голосов, сливающихся в один безумный, отдающийся в ушах вопль. — Если это его воля, мы готовы пожертвовать жизнью!

— Ушли! — Влад опять выстрелил в воздух. — Я не шучу!

Неожиданно раздался гудок машины, и с правой стороны в толпу, направляясь к Владу, вклинился огромный металлический зверь. Это был Седой — он давил людей не оглядываясь. Остановившись возле Влада, водитель открыл ему дверь.

— Залезай!

Влад сразу запрыгнул в машину, Седой сдал назад, проезжая по трупам людей. Влад все не мог оторвать взгляда от Александра, который чертил в воздухе крест. Он, прищурившись, всматривался в сухие тощие пальцы священника и вдруг подался назад ошеломленно таращась в сторону золотой осанистой фигуры. На указательном пальце церковника был перстень в виде дракона, такой же, как и в его сне!

— Ты дебил? Какого хрена ты полез в толпу? — обратил к нему кривящееся от бешенства лицо Седой. Влад понурился, понимая, что мужчина рисковал жизнью из-за его поспешности и необдуманности.

— Я не мог на это смотреть, и хотел все высказать!

— Высказать? — Седой схватился свободной рукой за голову — Ты что, ребенок? Тупица! Больше так не делай!

— Куда мы?

— В бар, там оружие. Надо подготовиться к облаве на Серых Волков!

Бар. 14:47.

Седой с Владом подъехали к старому зданию. Вид у строения был заброшенным: ни одного признака, что там кто-то живет, не наблюдалось. Это была старая хрущевка, без крыши. Через отверстия и пробоины в стене, выходящей на улицу, можно было разглядеть завалы в комнатах или разрушенные перекрытия.

Седой подвел его ко входу с вывороченной дверью, они вошли и, место того чтобы направиться наверх, спустились в подвал, добрели до железной двери. Седой негромко постучался, и гулкий звук мгновенно разнесся по пустому помещению.

— Кто? — раздался голос из-за двери.

— Ворона, открывай, это я — Седой.

За стеной что-то лязгнуло, дверь, скрипя как раненный зверь, отворилась, и перед ними предстал мужик в черной облезлой шубе.

— Здорово, Матвей. — протянул он руку Седому. — А это кто такой?

— Это — Влад. Наш новый собрат!

— Очень приятно, я — Ворона.

Влад пожал руку мужику.

— Где Валя?

— Он внутри!

— Ясно.

Они побрели по коридору, где почти под потолком в стены были вбиты горелки, освещая длинный, узкий, обшарпанный, с облезающей краской проход. Пройдя около десяти метров, они вошли в одну из дверей. Влад увидел перед собой огромное, довольно ярко освещенное помещение. Вдоль стены тянулась здоровая барная стойка, уставленная разнообразной выпивкой. В зале были небрежно расставлено с полсотни столиков, и за каждым сидело по три — пять человек.

Публика здесь собралась весьма пестрая: мужики, совсем зеленые пацаны, даже девушки и старухи.

Они протискивались мимо столов, провожаемые недовольными взглядами, пока не добрались к до центра помещения, где за столом одиноко сидел лысый мужик в ватниках и одной тельняшке. Он кинул на них мутноватый от выпитого взгляд.

— Здорово, Валя! — Седой присел на свободный стул, потянув за собой за стол и Влада. — Как поживаешь?

— Живу… — фраза прервалась иком — … не тужу.

— Понятно. — разочарованно посмотрел Седой на Валю. — Ты достал, то, что я просил?

— Седой! Возьми лучше девушку, развлекись! — пьяный Валя зацепил проходящую мимо девицу в медвежьи объятья.

— Валя, я дал тебе триста патронов, и ты говоришь мне ‚Расслабься?‘

— Какие патроны? — недоуменно посмотрел тот на Седого. — Я ничего…ик… не брал.

— Ага. — Седой поднялся со стула и подошёл с широкой улыбкой к Вале, быстро взял его голову в руки и начал безжалостно долбить, словно какой-то диковинный орех, о мокрый от разлитого бухла стол. — Где мое оружие, пьяная ты тварь?!

Влад сидел, даже не пытаясь скрыть недоумение: он не знал что делать, так что предпочел сидеть на жопе ровно.

— Подожди, — Лысый Валя с разбитым лицом остановил Седого: похоже от долбежки об стол к нему вернулась память. — Они у бармена!

— Так-то лучше, — отпустил он голову удачно, а главное, вовремя избавившегося от амнезии Валентина. — Влад, я отойду на час. — Седой подошел к нему и шепнул на ухо. — Присядь где-нибудь, попей пивка, расслабься. Мне надо обсудить кое с кем план наших действий против Серых волков. Понял?

— Хорошо.

Влад встал со стула и побрел в глубь бара. Ему хотелось разузнать, что это все же было за место. Это не ‚Глубокая Глотка‘, это он понял сразу. Влад внимательно осматривался вокруг: чем дальше, тем интереснее. Пьяные мужики в одних трусах, которых обыграли в карты. В дальнем углу стояла пыльная рулетка, на которой народ оставлял свои патроны. Так он добрел до конца бара, где на кожаном красном диване сидели три девушки невиданной красоты. Одна была блондинкой, вторая рыжей, третья жгучая брюнетка, у всех трех распущенные волосы свободно ниспадали до копчика. Все они были в коротких платьях, которые казались непривычно новыми, словно девушки только что вышли из модного магазина — о которых Влад знал только по рассказам у костра. Рыжеволосая была в огненно- красном, блондинка казалась королевой зимы, в снежно-белом, у брюнетки было черное, почти что строгое платье, не будь оно таким коротким. Возле них стояла толпа мужчин, отталкивающих друг друга и предлагающих королевам патроны в качестве подношения.

— Пожалуйста, обслужите меня? — один мужик стоял на коленях с протянутым пакетом патронов.

— Мы же тебе сказали! — завелась рыжая. — Мы сами выбираем, с кем спать!

— Твои патроны для нас ничто. — поддержала подругу блондинка, ехидно улыбнувшись.

— Следующий! — вальяжно протянула черноволосая.

Мужчина встал с колен, и его место занял другой. К Владу подошел парень примерно его возраста, весь потрепанный, на щеках грязь, руки все черные.

— Тоже хочешь испытать удачу? — спросил парень у Влада.

— А кто они?

— Это три местные три львицы. Та, что в красном платье — Эльвира, в белом — Катя, в черном — Ева. Мало людей оказывались у них в постели, но если так получалось, они сразу становились героями города.

— Ничего себе.

— Пойдешь?

— А что они хотят? Патроны, я смотрю, они не принимают! Да и мне как-то без разницы.

— Без разницы? — раскрыл глаза парень. — О них мечтают все, заняться с ними сексом — означает улететь в другое измерение.

— Парень! — раздраженно сказал Влад, повышая тон, чтобы его услышали окружающие. — Это женщины! А не объект утех и наслаждения. Их надо любить и обращаться к ним вежливо!

— Пацан, ты из какого века вылез?

— Из XXI века.

— Ну, это твое дело!

— Куда вы? — толпа мужиков позади вдруг заговорила в один голос.

Влад с парнем повернулись и увидели, как девушки идут в их направление. Парень оттолкнул Влада и побежал к ним. Влад чуть не упал, потом появилась адское желание проломить голову парню за такое хамство, но он сдержался — было видно что молодчик просто неадекватен. Увидел пустой столик с четырём стульями и присел на один. Владу было до ужаса некомфортно: все вокруг были при делах, а он сидел один и не знал куда себя деть. Ситуация была не из приятных, но потом он заставил себя выкинуть весь этот параноидальный бред из головы: в конце концов ему было о чем поразмыслить — даже лучше, если к нему никто не будет приставать.

‚У него был перстень виде дракона, как из моего сна‘. Влад долго ломал себе голову над этими образами и до приезда в Александровку, пытаясь понять, что бы это могло значить. Поймать разгадку казалось ему страшно важным — особенно учитывая, что сон с его смертью в ‚Прометее‘ сбылся — за исключением того, что он смог избежать ее. Он продолжал ломать себе голову, прокручивая в мозгу отрывочные картинки из кошмара, пытаясь сопоставить это с реальностью, но понять все равно ничего не мог и только еще больше запутывался.

‚Расскажи другим про это, подумают что отсталый, и пристрелят где-нибудь у стены‘. — мрачно подумал Влад. Этот сон, что терроризирует его две ночи подряд, был сильнее и страшнее первого во много раз.

— Мальчик?

Влад вышел из своего транса и опешил. Стулья за его одиноким столиком больше не пустовали: там восседали три красавицы, что покинули свой трон несколько минут назад.

— Как тебя зовут? — мило улыбнулась Эльвира.

— Да, нам интересно! — сказала Катя.

— Так что говори, — подмигнула ему Ева. — Или скушаем тебя.

— Я… Влад. — Влад сидел весь розовый, смущаясь и не зная, как реагировать на неожиданную удачу.

Он опять задумался, стараясь отвлечь самого себя от неловкой ситуации. Но кое-что, он заметил, помимо девушек. Вокруг него летала ненависть, обращенная к нему — Влад словно ощущал ее кожей. Все мужики находящиеся неподалеку: кто у барной стойки, кто стоя рядом — все пилили его взглядом. От этого Владу стало еще более неловко — он не привык к тому, чтобы на него обращали так много вимания.

— Я Эльвира.

— Я Катя.

— Я Ева. — со счастливым улыбками сказали девушки в один голос, кокетливо наблюдая за ними. Влад задумался:

‚Что же мне делать? ''. В его клане не было ‚Глубокой Глотки‘ или подобных баров. Там город военных, если можно так выразиться. С девушками он редко общался, особенно с красивыми. Влад подумал о Кате. Только с ней.

— Может, вы хотите выпить? — Влад скинул со спины портфель и пересчитал патроны, которые вываливались из рук от гнетущего неприятного ощущения где-то внутри — Он понимал, что они были нужны не за этим, но ситуация была такова, что надо было что-то делать — У меня немного, но я готов поделиться. — сказал он с улыбкой. — Чего бы вы хотели?

— Ева, Катя, он такой зайка. — Эльвира накрыла своей мягкой ладошкой руку Влада, которая лежала на столе. — Не волнуйся, мы угощаем. — она остановила одну девушку, и попросила принести им стакан пива, и три бокала вина с бутылкой.

— Ты из черного клана? — прищурившись и глядя на него сквозь длинные ресницы, спросила Ева.

— Да, я искатель, только вступил.

— Как интересно! — улыбнулась Катя, переглянувшись с подругами. — Я слышала, что там живут неотесанные и грубые мужики.

— Ну, таких там хватает. А вы, дамы, чем занимаетесь?

Лица девушек изменились, от них словно повеяло холодом. Эльвира убрала ладонь с руки Влада. Он понял, что сказал не то, что надо.

— Извините! — привстал Влад с места. — Я не хотел вас обидеть, я это… ну… ё-моё!

Все девушки захохотали в унисон.

— Да мы пошутили, — вытирая слезы, сказала Эльвира.

— Ты такой наивный, словно никогда не общался с дамами. — подхватила за подругой Катя.

— Девочки, — пришла в себя от смеха Ева. — Прекратите, мальчик немного засмущался.

Девушка принесла им поднос с пивом и бутылкой вина, расставила бокалы на столике.

— Давайте, я вам налью, — это единственное, что пришло Владу в голову, чтобы сменить тему.

Он наполнил каждой из девушек бокал почти до краев и сел на место, глотнув пива. Напиток был было очень горьким и терпким, но отвлек его. Это было кстати: ему надо было расслабиться, потому что все тело было в напряжении, не говоря уже о том. что творилось в голове. Дамы пригубили вино.

— А что тебя привело в наш город, Влад? — спросила его Ева.

— У меня свои цели. — серьезно ответил Влад, вспоминая про черный клан и меняясь в лице. Девушки, похоже, удивились его сосредоточенности.

— Ты, верно, хочешь отомстить? — бросила на него быстрый взгляд Катя. — Я вижу — это по глазам.

— Да. — тихо сказал Влад, потягивая пиво из запотевшего скользкого стакана. — И отомщу!

— Знаешь, — сделав глоток вина, прожурчала Ева. — Есть поверье, что в человеке живут два монстра — которых он кормит. Но побеждает всегда один!

Влад замолчал и в изумлении раскрыл рот. Эти слова мелькали в одном из его снов, он не помнил голоса, но отчетливо запомнил эту фразу.

— Побеждает тот, кого ты кормишь! — ответил Влад, словно в трансе.

— Нет, — вклинилась в диалог Эльвира. — Побеждает твой монстр, середина.

— Середина? — недоуменно посмотрел он на нее. — Что это значит?

— А то: два монстра показывают тебе какие тебе пути выбрать, а третий — принимает решение. Это ты!

Влад не совсем не понял разъяснение девушек, но их разговор, похоже, окончился. К столику подошли мужики с пацанами, заслоняя Влада.

— Возьмите деньги!

— Я без вас жить не могу!

— Если вы не подарите мне сказочную ночь, я порежу себе вены!

Выражение лица девушек поменялись: из милого и заинтересованного превратившись в привычно занудно-надутую мину. Влад улыбнулся и встал из-за стола: он знал, что через толпу они его видят. Поняв, что им больше не удастся поговорить, он помахал им рукой в знак прощания. Ему было немного обидно, что пришла эта свора и прервала их беседу, приобретшую такой интересный характер. Влад сделал шаг в обратную сторону, откуда пришёл.

— Не уходите!. — заревел один мужик, Влад слышал это позади себя, но не стал оборачиваться.

Его руку кто-то нежно обхватил, он оглянулся и увидел Эльвиру, потом подошла Катя и взяла его под другую руку, Ева встала сзади и уперлась своими нежными ручками в спину Влада, толкая его вперед.

— Что вы делаете? — смущенно спросил их Влад.

— Ты так просто не уйдешь! — промолвила Эльвира.

— Мы подарим тебе один подарок перед уходом. — сказала Ева.

— Который ты никогда не забудешь! — Катя глянула на него и широко улыбнулась.

Весь бар замолчал, как по команде. Все взгляды были прикованы к Владу и его спутницам. Спустя минуту одни заревели, другие схватились за ножи, (к счастью, таких сразу останавливали сидящие рядом), кто-то даже обмяк на полу, иные так и таращились в их сторону в немом изумлении, словно не в силах поверить в происходящее. Девушки подвели Влада к одной из дверей, не обращая внимание на хаос, что возник из-за их жеста. Катя отперла замок, и они завели его в комнату. Ева затворила дверь и заперла ее своим ключом.

Помещение, в котором очутился Влад была просторным, с огромной кроватью в виде сердца, на полу горели розовые лампы, освещая пространство уютным отблеском. Возле стен стояли шкафы и тумбочки, где, через неплотно закрытые створки, виднелась одежда. Стоявшая сзади Влада Ева обняла его за плечи и сняла плащ, портфель и кобуру. Она бросила вещи прямо на пол и отбежала к своим подружкам, что стояли перед Владом в пяти шагах. Они захихикали и разом спустили с плеч лямки платьев, их покровы упали к ногам одновременно, открывая Владу все прелести жизни. У Влада перехватило дыхание. Их стройные обнаженные тела зачаровывали, подтянутые формы — что сзади, что спереди, могли ослепить любого. Они медленно закружились перед ним, без ложного стыда, прекрасные в своей естественности. Владу вдруг показалось, что все идет как надо — по другому и быть не могло.

— Ну, как тебе? — пропели прелестницы хором.

К Владу подошла Эльвира, ее длинные волосы цвета огня развевались, словно на ветру, завораживая его и приковывая к себе взгляд.

— Ты хочешь нас? — шепнула она ему, приблизившись так, что ее грудь коснулась его плеча. От тепла ее губ и дыхания, что он почувствовал за ухом, все тело Влада встрепенулось, заполняясь немыслимо приятной тяжестью ожидания.

Влад сглотнул.

— Не думал… что это будет такой подарок!

Эльвира убрала свое обворожительное лицо от уха Влада и впилась сладкими губами в его полураскрытый рот. Он не растерялся — хоть и поцеловал девушку в первый раз — инстинкт брал свое, пробуждая мужское начало, подчиняя себе волю. Он нежно обнял ее, она оторвалась от его губ и лизнула его щеку. К нему подбежали Катя с Евой и потащили к постели, Эльвира сняла с него майку и кинула ее в конец комнаты. Они бросили его на постель. Ева с Эльвирой сели по боком от Влада, каждая взяла его руку притягивая к собственной обнаженной груди.

— Сегодня это твое! — зардевшись прошептала Ева.

— Делай с нами что хочешь! — тихо промолвила Эльвира.

Ева встала и, откинув волосы назад, подошла к комоду, где стоял магнитофон на батарейках. Влад проводил ее ошеломленным взглядом, не понимая, что же было слаще — смотреть или прикасаться. Она включила какую-то запись, и вся комната погрузилась в музыку прежних времен, которую Влад прежде не слышал. Мелодия полилась спокойно и умиротворённо, потом второй, гармонично переплетаясь с нотами, вступил женский чистый голос на английском.

Something ugly this way comes

Through my fingers sliding inside

All these blessings all these burns

I’m godless underneath your cover

Search for pleasure search for pain

In this world now I am undying

I unfurl my flag my nation helpless

Ужасное рвется извне внутрь меня

Сочится водой сквозь ладони

Моления, грешные метки огня,

Безбожен под этим покровом.

Ишу наслаждения, боли прошу

Я бессмертен, не ведаю страха

Трепещет в безветрии знамя мое

Оставив мой мир без защиты.

Ева, покачивая бедрами, подбиралась к кровати. Эльвира и Катя целовали губы Влада в то время как он ласкал их груди, закипая и почти расплавляясь от удовольствия, которое ему было доныне не ведомо. Ева устроилась на постели, опустилась на четвереньки и, как тигрица, начала приближаться к своей лежачей жертве.

Black black heart why would you offer more

Why would you make it easier on me to satisfy

I’m on fire I’m rotting to the core

I’m eating all your kings and queens

All your sex and your diamonds.

Темное сердце, ты манишь к себе,

Опять предлагая все больше

Зачем ты опять упрощаешь мне путь

в грехе в испытанье и в страсти?

Я в пламени весь, разрушаясь дотла

Пожрав все твои подношенья

Всех брошенных дам,

Всех твоих королей

Заветную плоть и богатства.

Добравшись до Влада, она зубами расстегнула ему ремень, потом ширинку и стянула штаны. Теперь они все были такими, какими вышли из утробы матери. Девчонки улыбались, дыхание их становилось все более неровным от нарастающего возбуждения, пока они молча пожирали взглядом обнажённого Влада. В комнате словно повысилась температура — или это его бросило в жар? Ева, Катя и Эльвира начали ласкать его грудь, целуя в неожиданно почти до боли чувствительные места, трогая кожу языком, облизывая, спускаясь все ниже, пока наконец не добрались до сокровищницы. Влад приподнялся на локтях, пытаясь прочувствовать до конца непередаваемое ощущения, что дарили ему эти три тигрицы.

As I begin to lose my grip

On these realities your sending

Taste your mind and taste your sex

I’m naked underneath your cover

Covers lie and we will bend and borrow

With the coming sign

The tide will take the sea will rise and time will rape.

Теряю себя от твоих козырей

Познаешь себя, соблазняя?

Я весь обнажен под накидкой твоей

Но ткань неверна, уклоняясь

Потоками гнемся и вьемся во лжи

В побеге от злых откровений

А море вскипит, позабыв о тиши

Мы мрем под бичами мгновений.

— Я буду первой, — начала отталкивать Эльвира девчонок.

— Так не честно! — обиделась Катя.

— Я вторая. — задыхаясь от страсти, сказала Ева.

Эльвира забралась на Влада.

— Я буду первой! — шепнула она ему на ухо. — Насладись мной вдоволь!

Его руками завладели Катя с Евой, каждая тянула к себе. Он начал их ублажать, пока Эльвира занималась им самим, отдаваясь ей на откуп.

Black black heart why would you offer more

Why would you make it easier on me to satisfy

I’m on fire I’m rotting to the core

I’m eating all your kings and queens

All your sex and your diamonds.

Темное сердце, ты манишь к себе

Опять предлагая все больше

Зачем ты опять упрощаешь мне путь

в грехе в испытанье и в страсти

Я в пламени весь, разрушаясь дотла

Пожрав все твои подношенья

Всех брошенных дам,

Всех твоих королей

Заветную плоть и богатства.

Эльвира скакала на нем, словно на родео. Отрывочные кадры — пятна света на потолке, очертания комнаты, в которой, казалось, он провел уже сто лет, переплетались в причудливом коктейле, отключающем разум, с умиротворённой музыкой, в которой звучали колокола и незнакомый, и вместе с тем казавшийся почти родным, женский голос и заглушающие его стоны девушек. Эльвира резко поцеловала его в сомкнутые губы и неожиданно вцепилась своими ноготками в плечи Влада, бедра ее дрогнули. Она застонала как раненый зверек — а он почти достиг грани, но еще не успел перейти тот барьер, что она взяла с разбега. Он почувствовал холод и почти разочарование — она покинула его, так и не подарив облегчение.

— Иди ко мне. — Теперь перед Владом стояла Ева на четвереньках. — Давай, я уже не могу терпеть!

Влад подошел к ней сзади, соединяясь с этой новой добычей, как мог сдерживая себя и стараясь подарить ей наслаждение. Она застонала, прижимаясь к нему и, судя по всему, кончила почти сразу, кусая простыню и выгибаясь как кошка. Эльвира очнулась и они вместе с Катей начали ласкать друг друга. Влад чувствовал, как по лицу струится пот, таз разрывался от быстрого движения, пах ныл от желания дойти до конца — но его ждала Катя, поэтому он продолжал оттягивать момент.

Black black heart why would you offer more

Why would you make it easier on me to satisfy

I’m on fire I’m rotting to the core

I’m eating all your kings and queens

All your sex and your diamonds

All your sex and your diamonds

All your sex and your diamonds

All your sex and your diamonds

All your sex and your diamonds.

Темное сердце, ты манишь к себе

Опять предлагая все больше

Зачем ты опять упрощаешь мне путь

в грехе в испытанье и в страсти

Я в пламени весь, разрушаясь дотла

Пожрав все твои подношенья

Всех брошенных дам,

Всех твоих королей

Заветную плоть и богатства.

Всех брошенных дам,

Всех твоих королей

Заветную плоть и богатства.*

На этот раз Влад сам отстранился от Евы. Его терпения оставалось лишь на минуты — возможно, на секунды — слишком сладким и невыносимым было это испытание — или подарок? Он подошел к Кате, которая лежала на спине с раздвинутыми ногами и ждала только его. Но Влад и сам не мог больше оттягивать момент, вошел в нее, не сбавляя напора и желая наконец закончить эту словно затянувшуюся на века заветную пытку. Эльвира обняла его сзади и начала целовать в затылок, трогая языком мочку уха. Ева подползла к Кате и начала облизывать и целовать блестящее от пота, раскрасневшееся от страсти лицо. Катя стонала больше всех — и ее крик перекрыл его собственный, когда наконец желание — одно на двоих — было удовлетворено сполна.

Проснувшись сегодня, заблудившись в этом потерявшем какие-либо границы нескончаемом времени, Влад и не думал что у него сегодня будет такой прекрасный день! В свете происшедшего вечером, даже мерзкая сцена со святым слегка отступил назад, померкла от новых впечатлений и неописуемых ощущений.

Он рухнул на кровать и отдался во власть девушек, продолжающих ласкать и гладить его, обессиленных, но жаждущих новых свершений. Ночь была еще молода — и он чувствовал, что впереди у него было много открытий. Этот подарок он выпьет до дна, прочувствует до глубины — кто знает, когда еще подвернется такой случай. За тот короткий срок, как он покинул дом, Влад научился ценить каждое мгновенье, что дарит ему жизнь — оно вполне могло оказаться последним. Если уж последним — то хотелось, чтобы оно было именно таким, какое сейчас дарили ему три львицы Александровки. Светом, теплом, страстью, желанием, отражающееся на прекрасных юных лицах, тянущихся к его губам за очередным поцелуем.

Так принял его этот город!

David Usher Black Black Heart пер. А. Толстовой-Старк

Глава XI Враги Бога

Бар 20:21.

— Открой глаза!

Опять!

Влад открыл глаза, и не сильно удивился зрелищу, что перед ним предстало. Это уже начало входить в привычку. В петле висела его мертвое отражение — оно улыбалось, смотря на него пронзительными синими глазами. Приятного, конечно, было мало, но картина уже не так шокировала. Отчасти Владу даже было интересно, какой информацией поделится с ним псевдомертвец на этот раз.

— Ты меня не боишься? — удивился мертвый Влад. — Как странно! Или, может, это из-за того, что эти три блудницы помогли тебе расслабиться?

— Я смотрю! — серьезно сказал Влад своему отражению.

Казалось, что висельник был поражен его решимостью. По крайней мере, иссиня бледное лицо несколько секунд выражало что-то похожее на удивление. Потом эта карикатура на его собственную физиономию опять вернулась к типичной для мертвого Влада издевательской гримасе. Мертвец поднял связанные руки над головой и потянул за веревку, на которой болтался. Туго сплетенные волокна лопнули, словно были сделаны из бумаги, и висельник освободился из плена. Неловко приземлившись, он подошел к Владу и замер, пристально глядя ему в глаза.

— Не убивай девчонку! Это важно!

* * *

— Солнышко, открой глазки! — услышал он нежный голос. Кто-то ласково прикасался к его лицу. Влад разлепил веки и увидел Эльвиру, которая гладила его по щеке. Катя с Евой спали рядом.

— Сколько времени? — спросил Влад.

— 20:21.

— Что? — Влад сразу поднялся с кровати, разбудив спящих красавиц.

— Что такое?

— Владик, ты куда? Не уходи!

— Извините девчонки, но мне надо бежать, я сожалею, правда.

Влад быстро напялил штаны, майку, ботинки, кобуру, плащ, закинул за спину портфель. Быстро подбежал к двери, но она была закрыта. Он посмотрел на девчонок. Эльвира спозла с кровати, прикрывая себя простыней, с ключом в руке подошла к двери и отперла ее. Влад хотел было убежать, но остановил себя.

— Спасибо вам за все! — немного смущенно поблагодарил он девушек.

Эльвира взяла его за руку.

— Помни! Если выживешь и опять окажешься в городе, заходи! Повторим!

— Хорошо! — Он одарил их улыбкой на прощание и быстро вышел из комнаты.

В баре на первый взгляд было пусто. Как странно. Потом он заметил за стойкой Ворона, который начищал стаканы черной тряпкой.

— О, Влад, наконец-то ты вышел оттуда. Иди наверх, Седой ждет тебя уже целый час.

Влад кивнул ему и побежал наверх. Отворив железную дверь он выбрался из подвала, выскочил из здания. На улице было уже темно. Перед входом стояла машина, он быстро подбежал к ней и залез на переднее сиденье. За рулем он увидел Седого.

— Ты! — злобно зыркнул тот на Влада. — Красавчик.

— Что? Я думал, ты сейчас тоже будешь верещать!

— Ты отымел трех самых красивых женщин города. На тебя грех обижаться! — Седой ухмыльнулся и дал Владу листок с нарисованным планом. — Смотри и запоминай внимательно. Серые волки обосновались с 1 по 7 дом, — ткнул он пальцем на строения, которые соединялись линией в треугольник из шести зданий, в центре располалось еще одно. — В здании, что в центре — находиться их главный. Надо разбить треугольник, и тогда главарь наш. Снайперы будут нас прикрывать, но у них, как ты понимаешь, тоже имеются снайперы.

— Вы же это не из-за меня на них облаву устроили? Ведь я прав?

— Прав! Эти собаки давно нам путь преграждают. То нашего убьют и скрывают убийцу, то своруют что-нибудь с наших точек. В общем — делиться и прощать, мы не собираемся!

— Понял.

— Не перебивай меня и дай закончить. Продолжу, а ты возьми сзади оружие. — Влад потянулся к заднему сидению и достал два пистолета с глушителем и по три магазина к каждому, которые он положил в боковые карманы портфеля. — Работаем тихо, надо зачистить треугольник по тихому, без лишнего кипиша. На каждый дом по пять человек и один снайпер, последний берем в клещи. Сейчас заедем на базу и разделимся на группы.

Седой тронул машину. На улице горели баки, возле них небольшими кучками толпились люди. Почти все были с кровавыми крестами на лбу. От этого зрелища Владу стало не по себе: он вспомнил, как именно нанесли им эти метки. Пока они ехали, его внутренний счетчик включился заполняя мозги безжалостным отсчетом никогда не останавливающегося, ускользающего времени. «У меня четырнадцать дней, максимум семнадцать. Потратил сутки, чтобы добраться до поселения. Один день уже провел в городе и, я думаю, еще двое суток я здесь пробуду точно — итого четыре дня на один город. Плохо!» Нужно проехать следующий пункт за сутки и не терять времени. К машине меж тем начали приближаться какие-то люди, стуча в стекла и в зеркало с той стороны, где сидел Влад. Седой не обращал внимания и ускорился.

— Что это было? — Влад с недоумением поглядел в окно на незнакомых ему персонажей.

— Это все из-за твоей выходки! Я тебе говорил, не подходи к священнику. — Седой повернул машину, останавливаясь за углом дома. — Выходим.

Они вылезли из машины и приблизились к штабу, где Влад ранее проходил проверку. Зашли на задний двор, где стояла толпа мужчин и пацанов. Одна треть банды Громовержцев уже собралась.

— Мужики! — встал перед ними Седой. — Разбиваемся на команды! Снайперы — ко мне! Влад, иди с остальными.

Влад присоединился к основной группе, где многие взирали на него с улыбкой. Видимо, слух о его подвигах в баре уже распространился по городу. К нему подошел Артем.

— Ну, ты даешь! Я считал тебя бабой! А ты вот эдак, самых красивых женщин уложил куда надо. Зачетно. Ты со мной в группе, можешь не плакать! Я все равно тебя не отпущу к другим.

— Эх, вернулся прежний грубиян, — Влад взглянул на Артема с усмешкой. — А где же «Помоги нам, ты нам так нужен''?

— Заткнись! — Артем отвернулся, словно смутившись этим напоминанием. — Таким ты меня видел первый и последний раз! Понял? Козел…

— Ха-ха-ха. Понял тебя, девочка!

Артем глянул на Влада и тоже засмеялся. К ним подошли трое коренастых, небольшого роста мужчин в черных масках и в темной военной форме. У каждого из них был пистолет с глушителем. Их было не отличить друг от друга, только на масках и на правом плече были номера, с первого по третий.

— Это Первый, Второй и Третий, — представил их Артем.

— Их так и зовут?

— Да.

— Влад. — он протянул каждому из них руку, обмениваясь с новыми знакомыми крепким рукопожатием.

Всех трех номеров объединял цепкий взгляд темных глаз.

— Народ! — заорал Седой. — Все разделились! Теперь снайперы.

К ним подбрел молодой парень — на вид ему было не больше пятнадцати, — в потрепанном плаще, в штанах и свитере. Глядящие исподлобья серые глаза, длинные каштановые волосы до плеч, снайперка на плече.

— О, — приобнял его Артем. — Тарас, ты с нами? Как матушка поживает?

— Привет, Артем, — Тарас казался немного зажатым малым: говоря он опустил глаза и смотрел в землю, себе под ноги. — Хорошо поживает. — Он протянул руку передавая каждому из товарищей по наушникам с маленьким микрофоном. — Вот, держите, будем вести связь. — Когда народ кое-как приладил гаджеты, Тарас достал рацию и поднес ее ко рту. — Прием! — Звук был настолько неожиданным и громким, что народ в отряде чуть не упал.

— Ты, — дал Артем подзатыльник Тарасу. — С дуба рухнул? Че так орать?

— Проверял, — опешив, ответил Тарас. — Все работает, я рад.

— Выезжаем! — крикнул Седой. — По машинам!

— Тарас, иди к снайперам и катись к своей точке! — дал указания Артем. — Как окажешься на месте, дай знать.

— Хорошо. — Тарас рванул к мужчинам со снайперками.

— Поехали, мужики! — позвал за собой Артем. Они расселись по машинам и двинули в сторону намеченной цели.

Третий дом. 22:12.

Стояла тихая, летняя ночь. Теплый ветер играл травой, закручивая и сплетая ее жгутиками. Луна освещала все вокруг мертвенным своим свечением, обрисовывая предметы и подчеркивая густые тени, ложащиеся на землю. Только отряд из пяти человек, скрывающийся за стеной, отторгал этот бледный свет и прятался во мраке. Перед ними высилось трехэтажное здание, где свою службу несли охранники — по шесть голов на каждый этаж. «Они не в чем не виноваты!» — мрачно думал Влад. Но опыт последних дней дал ему понять: чтобы добиться своей цели и отомстить обидчикам, иногда придется переступать через себя, через сомнения и муки совести.

— Тарас? — прошептал Артем в микрофон.

— Можете выдвигаться. — Послышался голос в наушниках. — Я снял снайпера на крыше.

— Отлично, прикрывай нас.

— Так точно!

Расстояние между ними и зданием было не больше пятисот метров, растущая возле дома густая длинная трава отлично могла скрыть их от чужих глаз.

— Зачищаем быстро и тихо, — обратился Артем к отряду. Его товарищи угрюмо кивнули.

Операция началась!

Все пригнулись и слились с травой. Каждый из группы выбрал свое направление. Первый пополз в левое крыло здания, второй направо, третий, Артем и Влад двигались вперед на расстоянии примерно шести шагов друг от друга. Влад полз тихо, раздвигая рукой заросли, лезущие в лицо и пробираясь все дальше.

— Влад, стой! — Послышался у него в ухе голос Тараса. — На три часа в десяти шагах от тебя стоит охранник! Убей его, пока никто не видит и затащи в траву. Я скажу когда можешь стрелять!

Влад вытащил пистолет из кобуры и прополз немного в направления охранника, пока не увидел его. Толстый мужик стоял и курил папиросу, автомат без дела висел у него на плече. Влад установил пистолет в его направления и прицелился.

— Давай!

Раздался глухой тихий звук. Пуля нашла свое вечное пристанище в голове охранника. Погибший начал медленно заваливаться. Влад привстал, тихо подобрался к цели, пригнувшись, как мог, подхватив тяжелое тело и затащил его в заросли лебеды.

— Один есть!

Влад снова распластался в траве и спрятался, продолжая свой путь.

— Первый! У левого окна вплотную стоит охранник. Позади него никого, снимай! — раздался голос Тараса в наушкниках. Через десять секунд. — Еще один есть.

Влад полз, пока не увидел здание, где из трех окон маячили лица мужчин с автоматами.

— Второй! В правом окне охранник! — Через пять секунд. — Следующий есть!

— Третий, Влад, Артем, осталось три охранника! Стреляйте по моей команде. — Через десять секунд. — Огонь!

Трое мужиков начали пятиться назад. Первый и Второй уже были в здании и подхватили тела, оттаскивая их от окон

— Второй этаж наблюдает! Идите по пути Первого и Второго.

Влад пополз к правому крылу где его ждал Второй. Он протянул ему руку, и номер затащил его на подоконник. Третий и Артем залезли через левое окно. Артем показал рукой идти вперед, к лестнице.

Внутри дома было пусто, один бетон, от которого гулко, колоколом, отражался даже самый тихий звук. Влад шел первым, медленно и осторожно, стараясь ступать как можно тише, он осматривал все потайные пути. Пистолет был у него в руке, Адреналин держал все тело в напряжении, как перед броском, в ушах стучала кровь, ритм сердца убыстрялся с каждым шагом.

Пройдя лестницу, вот он уже достиг второго этажа. Перед Владом лежал длинный темный коридор. «Чисто», — махнул он своим рукой, и отряд направился в проход. Они брели, пока не уперлись в край стены, за которой начинался другой коридор. Влад встал на колени, прислонив голову к краю стены, осторожно заглянул за поворот. Повернулся к своим и показал три пальца на руке. Потом вытянул ладони в горизонтальное положение, ребром, показывая вымышленные стены. Помотал правой рукой вверх вниз и положил на ладонь два пальца, потом левой и положил один палец. Артем кивнул и ткнул на Влада пальцем и показал ему один палец, потом указал на Второго и показал ему, что они берут двоих. Влад со Вторым кивнули. Первый и Третий остаются на месте.

Артем дотронулся до микрофона наушника, едва слышно щелкнув по нему, потом махнул рукой — дескать, выдвигаемся. Влад маленькими шагами вышел из укрытия — теперь тьма была его другом и защитником. Впереди, облокотившись на левую стену, стоял охранник с фонарём, чуть дальше по коридору, у правой стены стояли еще два мужчины, которые негромко переговаривались между собой, не особо обращая внимание на обстановку. Влад вытащил кинжал из рюкзака, тихо подкрался на расстоянии трех шагов почти вприсядку, сделал широкий шаг вперед, зажал рот охраннику и воткнул кинжал ему в подбородок. Острие заточенного клинка вышло через череп. Все было тихо! Артем со Вторым подкрались к охранникам и скрутили их, закрыв рты ладонями и мгновенно перерезая горло. Они прошли дальше, пока не вышли в комнату, где возле окна лежали три трупа. Тарас постарался. Вот зачем Артем стучал в микрофон.

Путь на третий этаж был в этой комнате в правом углу. Лестница была закрыта стеной.

— Что-то наших не видно. — послышался голос откуда-то сверху. — Пойду проверю, как у Сани дела.

За стеной послышались шаркающие по камню шаги: кто-то спускался по ступеням. Третий подошел к стене и выставил пистолет в проход. Звук приближался, пока из темного проема не показался силуэт бородатого мужчины. Он успел только охнуть от увиденных трупов. Третий выстрелил ему прямо в голову и придержал тело от шумного падения.

— Я не могу их снять! Там одно окно! — Послышался голос Тараса.

— Женя! — закричал кто-то с третьего этажа. — Женя! Мужики, что-то здесь не так. — Послышался звук передергивания затворов.

— Три человека спускаются к вам!

Третий поднял тело и убрал его с прохода. Все подхватили подмышки лежащие тела и затащили их за угол, откуда раньше пришел отряд. Все противники были убиты выстрелами в голову, — так крови было значительно меньше и проще было заметать следы.

— Женя, Саня, Айнур, мужики? Вы где?

Три спустившихся сверху охранника стояли в непонимании. Один подошел к окну, двое направились к проходу. Артем опять щелкнул по микрофону. Первый вышел с двумя пистолетами из-за угла и выстрелил одновременно попав двоим подходящим в голову. Второй выбежал и подхватил два тела. Влад прошел вперед и увидел, что на окне лежит тело третьего охранника с пулей в голове.

— Остались двое! — пробубнил голос Тараса в наушнике. — Есть движение. Один остался у окна на этаже, второй собирается спускаться. — Артем посмотрел на всех и только хотел дать указания как. — Убить, быстрее! Они собираются пальнуть из ракетницы!

Влад среагировал быстрее всех и бесшумно побежал на третий этаж.

Он вылетел с лестничной площадки сразу в комнату. Там стояло двое, которые его увидели: один у окна с винтовкой, другой в середине комнаты с ракетницей. Охранник у окна начал было разворачиваться, но алые брызги крови тут же дали понять, почему его тело резко отнесло вбок. Второй мужик наставил на зашедшего на этаж ракетницу. Влад понимал, что тот выстрелит. Он направил на охранника пистолет и выстрелил в дуло ракетницы. Мужчина выронил свое оружие и побежал на Влада. Влад выстрелил ему в голову, и тело упало. Снял плащ со спины и закутал в него дымящуюся ракетницу. Маленькие клубы красного дыма ползли из-под плаща, но этого было мало, чтобы кто-нибудь увидел.

— Здание зачищено, — сказал Влад в микрофон.

— Отлично! — услышал он голос Артема. — Мы идем к тебе.

Артем с номерами забежали на этаж.

— Это ты лихо с плащом придумал! — оценил Артем красный теперь плащ. — Не волнуйся, дадим тебе другой.

— С пятым домом пропала связь! — услышали они голос Тараса.

— Тупые крысы. Жаркон провалился! Выдвигаемся к седьмому дому. — раздал указания Артем.

Они быстро спустились вниз и вышли за дом, где в трехстах метров был двухэтажный дом, обшитый досками Все триста метров пути заросли колосьями какого-то дикого злака высотой почти в человеческий рост. Влад с остальными, под руководством Артема, ступили в заросли. Было слышно, как другие отряды шли вдали. Все удерживали тишину в крепком захвате — никто не говорил. Слышно было только чье-то тяжелое дыханье.

— Остановитесь! — встревоженно сказал Тарас. — Первый отряд пропал из виду — их что-то утащило!

Все напряглись и остановились. Послышался выстрелы и крики людей, разрывание плоти.

— Бежим! — прервал молчание Артем.

Отряд рванул вперед. Что-то преследовало их в лабиринте колосьев, шло за ними по пятам!

— Пхххххххх. — Влад услышал очень знакомый ему шорох в голове.

Сбоку от них мелькала какая-то тень, не отставая и не сбавляя темпа. Никто не обратил на нее внимания, кроме Влада. Он выстрелил в темный силуэт. Послышался рев, звук падения, словно что-то тяжелое шлепнулось на землю. Спустники Влада обернулись, но не прекратили бежать.

— Это монстры! — передал Влад послание Тарасу. — Быстрей бегите к дому или прочь отсюда. Тарас, сообщи это всем.

— Хорошо.

— Монстры? — удивился Артем. — Это город, здесь нету монстров!

Что-то врезалась в Первого и утащило в темноту. Влад сразу метнул кинжал в темный силуэт, который едва заметил. Они поспешили в том направлении, где все произошло, и то что они нашли, не пройдя и пяти шагов, потвердило слова Влада. На Первого подмял под себя монстр, похожий на того, что напал на него, когда его обманули аферисты. Черная шкура, вытянутая морда, напоминающая собачью — острые зубы, на локтях отростки, что существа используют для упора при беге, длинные кривые когти. Они убрали труп чудовища и Первый смог подняться.

— Этого не может быть! — Артем не мог поверить увиденному. — Как монстры могут быть в городе?

Позади них послышалось глухое рычание, и Третий, выстрелив в темноту, замочил еще одну бестию.

— Бежим!

Весь отряд побежал. Они слышали, что за ними по пятам идут другие отряды, кторые искали их. Люди в группах что-то кричали, паля в заросли колосьев. Влад заметил, что Артем был встревожен, но, похоже, не из-за монстров, а потому что где-то там, в колосьях, среди кричащих от боли и ужаса людей, были его дед и отец. По крайней мере, сам Влад больше дергался из-за этого. Они продолжали двигаться, пока не наткнулись на дом. У входа и в окнах были охранники, уже наготове с автоматами. Раздались выстрелы. Влад почувствовал как по металлу царапают пули — жилет с железной пластиной предохранил его, но не спас от отдачи: его отнесло метра на три. Артем подхватил его вместе с Третьим. Первый и Второй попали под шквал пуль, которые носились во тьме как разъяренный рой механических ос, мельтешащих в поисках плоти, в которую можно было вонзиться.

— Уходите! — орал Тарас в ухе.

— Перегруппируемся! Тарас, ближайший живой отряд в каком направлении?

— Слева от вас в ста метрах!

Они быстро побежали, раздвигая высокие колосья, оборачиваясь на каждый шорох. Теперь темнота была их врагом — и смертью! Выбежав из ряда колосьев они наткнулись на отряд, в котором были Виталий Романов, Аркадий Романов и Седой.

— Влад, Артем, Третий! Вы живы! — к ним подошел Виталий Романов и обнял Артема.

— Нужно вынести первый этаж! — прервал их воссоединение Седой. — Пока монстры не пришли за нами. — Все кивнули, согласившись с говорившим. Седой держал в руке палку на которой висели четыре гранаты.

— Я пошел! Когда услышите взрыв, бегите в здание, убейте главаря! — Седой, не оглядываясь, нырнул во мглу.

— Встанем в круг, спина к спине! — предложил Виталий Романов.

Они так и сделали, направляя пистолеты каждый в свою сторону. Тишина во тьме настораживала и пугала, больше любого шума. Влад чувствовал, как его напрягся его слух, пытаясь поймать любое, самое незначительное движение, самый легкий шорох. Монстры могли вылететь из любой точки! Вся это ситуация попахивала бредом: непонятно было, как чудовища пробрались в поселение! Раздался взрыв.

— Продвигаемся вперед кругом, как стоим! — сказал Аркадий Романов.

Они тронулись. Из высоких густых зарослей неизвестного злака слышались шелестящие звуки. словно к ним подкрадывались со всех сторон.

— Огонь! — Виталий Романов не выдержал напряжения, предпочитая атаковать первым.

Все выстрелили по два раза, каждый в своем направлении. Было слышно, как тяжелые тела падали на покрытую прошлогодним сухостоем землю. Они продолжали двигаться в исходной конфигурации еще минут пять, пока не уперлись в здание, которое пылало от взрыва.

На покрытой осколками стекол и кусками штукатурки земле вокруг дома, как чудовищные семена, были раскиданы кровоточащие конечности погибших при взрыве людей, охранявших первый этаж. В лихорадочном свете пожара было видно, что сухая почва уже впитала кровь. Влад невольно содрогнулся, но заставил себя думать о другом. Артем, заметив знакомые тела, подбежал к Первому и Второму, нащупывая пульс на шее двумя пальцами, пытясь понять выжил ли кто-то из товарищей.

— Второй жив!

Третий подбежал к своему другу, брережно приподнимая его за плечи.

— Я буду ждать вас здесь! — Влад впервые услыхал голос Третьего.

— Хорошо!

Из зарослей вышел Седой, весь обожженный, тяжело плюхнувшись на кровавую землю. Третий подошел к нему и положил возле него Второго, потом повернулся к Артему и едва заметно кивнул ему.

— Убьем главаря! — поднял вверх пистолет Артем и рванул к горящему зданию.

— Тарас! Прием! Тарас?

Тарас больше не выходил на связь. «Может они слишком далеко ушли, и рация не ловит сигналы» — мелькнуло в голове у Влада. Артем ворвался в здание, за ним его родственники и сам Влад, закашлявшись от копоти и гари. Они быстро пересекли первый этаж, где невозможно было дышать из-за заполнившего все пространство черного дыма. Пробежали по лестнице и зашли на второй. Момент истины. Перед ними опять лежал очередной темный, кажущийся пустым коридор. Они тихо прошли его, пока не добрались до небрежно приоткрытой двери комнаты.

Зайдя в тесное помещение, все, кто шел впереди, направили оружие на единственного, казалось, живого, сидящего на железном стуле субъекта в белой рясе, прикрывающего лицо клобуком. Это был тот самый белый монах, помощник церковника, в руке у него был странный длинной и тонкий меч, с длинной красивой рукоятью, лезвие которого, тускло поблескивающее в сполохах пламени снаружи, было покрыто пятнами крови. Влад вспомнил когда-то слышанное название — катана. Когда глаза привыкли к освещению, он смог разглядеть, что возле седалища лежало тело мёртвого, разрубленного надвое Аркаши. А позади белого монаха, сидела, сжавшишь в комок в темном углу Лена, дрожащая и вся мокрая от страха — даже в темноте было видно, как блестят ее щеки и лоб, черные от копоти, расчерченные дорожками стекающего по лицу пота.

— Что ты здесь делаешь? — взбесился Артем. — Белый монах!

Мужчина с зарытым лицом молчал, вальяжно развалившись на стуле.

— Я не знал, что церковники помогают банде Серого Волка! — удивился Аркадий Романов.

— Он не помогает, — прошептала из угла Лена, но в гнетущей тишине ее можно было услышать. — Он проник сюда в одиночку и убил нашего босса — Аркашу! Это…это он запустил сюда монстров, через пятый дом!

— Я караю нечестивых, — послышался тихий мужской голос. — С помощи врагов Господних. Спасибо вам, — вы выполнили мою работу ангела смерти!

— Эти монстры? Они твои? — спросил, не верящий своим ушам Влад.

— Я помню тебя, — указал пальцем на Влада монах. — Богохульник!

— Помогите! — прошелестела из угла Лена

Ее губы дрожали, по лицу продолжал градом катиться пот, смешиваясь со слезами. Она обхватила себя руками, слегка раскачиваясь, и только смотрела на монаха безумными, словно не видящими ничего глазами.

— Ответь на его вопрос, монах! — потребовал Виталий Романов. — Эти чудовища, они твои?

— Да… — тихо протянул ответ монах. — И что с того, что они мои?

— Как ты смог подчинить себе монстров? — пробормотал шокированный Артем. — Это невозможно.

— Мне помог Бог. Он их приручил, не я! Я лишь его орудие.

— Бред! Убьем его! — поднял на монаха пистолет Артем.

— Глупое решение, плебей!

Влад смотрел на разрезанного Аркашу, ощущая только печаль и сожаление. Этот человек даже не понял, что он умер. Выражение лица Аркаши было обыденным, как будто он с кем-то разговаривал и просто выдерживал паузу в беседе, — теперь уже вечную. Вроде Влад должен быть чувствовать себя удовлетворенным, что его обидчик умер. Но почему-то он этого не ощущал. В нем еще был жив человек — а человек не мог торжествовать, глядя на это омерзительное зрелище. И потом была еще Лена: один взгляд на нее, — и жалость затопила все его существо: от заносчивой девчонки не осталось ничего, казалось, она уже потеряла рассудок от того, что вынуждена была наблюдать в этой грязной комнатушке. А перед Владом был как раз тот, за кого ему дадут награду, — он пополнит свои запасы и сможет, наконец, убраться из этого города! Хоть одна хорошая новость в этом адовом бреду. Влад улыбнулся, пока не увидел на полу разрезанные пули, и от этого зрелища его улыбка сразу увяла. У него не было меча, он оставил его на базе! Кто мог знать, что белый монах появится здесь?

— Убьем его! — разъяренно повернулся Артем к Владу. — Он стоит перед нами с одним мечом! Тарас? У нас есть шанс. — Он потрогал микрофон, щелкнув по нему несколько раз — Прием! Убей белого монаха!

— Ваши соратники, которые были на крышах домов, уже вознеслись к Создателю! — глухо хихикнул из-под капюшона монах.

— Ты убил Тараса? — Артем трясся, охваченный бешенством, готовый рвануть в атаку и наделать глупостей — Тварь! Я не прощу тебе Тараса! Он же совсем мальчишка, мерзкое ты животное!

— Дай нам уйти! — тихо сказал Влад.

— Что ты….

— Не спорь с ним! — цыкнул с серьезным лицом Виталий Романов на не успевшего договорить Артема.

Артем замолчал, пару раз открыв рот, словно рыба, выброшенная на берег и порываясь что-то сказать, но сдерживая себя: лица отца и деда были слишком серьезными. Напряжение повисло над ними невидимым топором. Ветер, долетающий из окна, трогал их щеки, донося снаружи запах гари, а маленький отряд тщетно пытался угомонить свои нервы, сплотиться перед новой угрозой, в поисках верного решения. Белый монах встал со стула и начал медленно приближаться к ним, замершим у двери. У Влада от напряжения взмок лоб, и теперь он ощущал, как холодные струйки пота бегут по вискам — почти как у Лены, продолжающей тупо раскачиваться в углу. От этого человека, — если он был человеком, — веяло смертью!

— Дай мне хоть одну причину, чтобы не убить вас, богохульник. Впрочем, может лучше и не надо… Не уверен, что это именно то, чего я хочу. — задумчиво произнес монах.

— Первое, — Влад бросил на грязный пол оружие и портфель, показал это сделать другим, что они немедленно, хоть и нехотя сделали. — Если ты и правда служитель церкви — ты не убьёшь безоружных!

— Господь Бог, преклоняю колени перед тобой, дай мне силы и решимость, и прошу твоего прощения… за убийство безоружных людей перед тобой. — Монах взмахнул мечом, стряхивая кровь с лезвия— Аминь!

Дела были хуже некуда! На самом деле Влад не скинул два кинжала и был готов к этому. Монах направил на него острие меча, слегка приседая и вытянул левую руку вверх. Это была странная стойка! Непохожая на другие, что Влад видел раньше: у его противника был свой персональный стиль!

Монах оказался рядом с Владом. Тот даже этого не заметил — слишком быстро двигался этот святоша в белом! Влад почувтвоал, как лезвие скользнуло возле его шеи, задев кожу. Влад выхватил кинжал и ударил по мечу из-под себя, слегка оттолкнув его в сторону — этого было достсточно, чтобы не дать себя обезглавить. Монах крутанулся на месте и в этот момент ударил с локтя ему в челюсть, Влада откинуло на метр назад. Артем меж тем схватил брошенный пистолет и направил его на монаха. Тот ударил наискось по оружию разрезая его. Как раз в этот момент Артем выстрелил, но из-за располовинненого состояния пистолет взорвался в его руке.

— Аааа!

Монах раскрутился и ударил с ноги в голову Аркадию Романову. В полутьме блеснул металл, и послышался мерзкий глухой звук: у тени в белом были железные сапоги! Голова старика раскололась как орех!

— Отеееец!

Виталия Романова обуяла ярость. Он стрелял в монаха из подхваченных с пола пистолетов. Катана в руках Служитель церкви казалась невиданным винтом вертолета — лезвие уже было почти неразличимо, пули либо отскакивали прочь, либо ложились под ноги монаха разрубленными. Цк, цк, цк. Патроны закончились. Монах полоснул Виталия Романова по массивной шее, тот упал на колени, и его голова съехала с плеч, словно кусок тающего масла сползает с нагретого ножа. Лена в углу тоненько замычала. прикрыв ладошкой рот.

— Неееет!

Влад поднялся с пола: в его ушах гудели голоса монашьих монстров, в висках стучала кровь. Он поднял кинжал, наблюдая как Артем побежал на монаха, паля из пистолетов. Влад быстро переместился к монаху, пока Артем не добрался до него, вытащил второй кинжал, нанося удары наискось с двух рук сверху вниз. Белоклобучник отскочил назад, клацнув своей тяжелой металлической обувкой по бетонному полу.

— Неплохо! Но у тебя нету боевого опыта, и тебе не достает прозрения Господнего.

— Уходи! — оттолкнул Влада Артем. — Я его задержу!

— Не смеши меня! — осадил тот Артема. — Ты выиграешь одну секунду, от которой мне ни жарко, ни холодно.

— Вы можете быть спасены! — Монах подошел к Лене и схватил ее за волосы. — Если ты, Богохульник, убьёшь ее! — Он толкнул не сопротивляющуюся девушку к Владу, прямо ему в ноги.

Лена поднялась, бросив на Влада умоляющий взгляд.

— Не… надо. — Из ее глаз ручьями текли слезы, продолжая смывать копоть и гарь с испачканного лица. — Умо… ляю… Я верну все антибиотики… только не убивай!

— Она обокрала тебя! — направил на нее меч монах. — Ты вправе убить ее, воровство — самый страшный грех.

Лена осела на бетон, и, вцепившись в штаны Влада, взывала… молила о прощении. Владу было горько и неловко от этой безобразной сцены.

— Прости… прости, — лепетала девушка, трясясь от слез, еще не пришедшая в себя от всех предыдущих потрясений. — Прости….Прости…….я умоляю тебя! Я не хотела… Я…хочу жить!

— Убей ее! — настаивал на своем монах. — От ее жизни зависят ваши! Отомсти ей!

Артем стоял молча, с неприкрытой ненавистью взирая на глумящегося над ними церковника.

Влада раздирало между добром и злом — он не мог принять решения. Неожиданно ему пришли на ум слова Эльвиры:» Есть поверье, что в человеке живут два монстра, которых он кормит, и побеждает всегда один! Но, есть середина, третья сила — ты сам… На монстров нельзя полагаться, они не несут ответственности, они только предлагают тебе выбор — поэтому они и монстры!»

Влад подошёл к Лене и внимательно посмотрел на нее. В ее глазах уже потухла всякая надежда, словно свет жизни уже кто-то погасил до него. Она уже все поняла и смирилась, хоть и продолжала шептать, больше по инерции, чем реально надеясь на спасение.

— Нет… я не хочу… пощади!

— Действуй! — Монах продолжал ладить свое, играя на струнах предполагаемой жажды мести и ненависти Влада. — Отомсти!

— Знаешь что, — Влад перевел взгляд на закрытое лицо белого воина, — Мой друг однажды сказал: «Тот, кто замышляет месть, растравляет свои раны, которые иначе уже давно бы исцелились и зажили». Воистину, совершая месть, человек спускается до уровня своего обидчика, а прощая врага, он превосходит его. Так что, я прощаю ее! Это мое решение! Сразись с нами и отпусти девчонку, она не заслуживает такого!

Монах стоял молча, словно размышляя. Владу стало не по себе от этой затянувшейся паузы — его противник был для него загадкой, настолько непредсказуемыми были все его действия. Наконец белоклобучник двинулся и подошел к окну, встав на него одной ногой.

— Я отпускаю вас!

— Отпускаешь! — удивился Артем. — Почему?

— Потому что Богохульник продемонстрировал самое святое, что есть в этом мире — прощение и жертвенность! Благодари его, парень, ведь он спас твою жизнь. А ты, Влад, в следующий раз, так просто не уйдешь! Я буду тем, кто покарает тебя своим мечом Господним! — Монах спрыгнул с окна в багровую тьму, и было слышно как монстры и он сам уходят.

— Отец… дед…. — Артем упал на колени, оплакивая своих мертвых родичей.

Влад сел возле него, положив другу руку на плечо. Лена подошла к ним, встала на колени и поклонилась, низко, почти до пола, опуская голову с всклокоченными волосами.

— Спасибо… спасибо. Я этого не забуду! Клянусь, я верну тебе все, что украла.

— Мне ничего, не надо! — успокаивая своего товарища, сказал Влад. не глядя на нее — Просто уходи!

Лена поднялась с колен и вышла из комнаты.

В усталой голове Влада кружил сумбур спутанных мыслей, среди которых явственно билась одна, перекрикивая все остальные, на которые будет еще время — потом. «Все-таки мое зеркальное отражение было право! Вот что хотел сказать висельник!» Если бы он убил Лену, монах уничтожил бы их всех — в этом у Влада сомнений не было. Теперь все вставало на свои места… но разгадку сна, как и сами эти вечно возвращающиеся сны еще предстоит раскрыть!

28 мая 00:01– группировка Серые Волки была уничтожена.

Глава XII Часть I Грехи

28 мая 1:11. Бар

Бар был полон людей — остатки банды Громовержцев. В центре зала, на деревянном массивном стуле сидел Седой, весь в бинтах. Артем и Влад устроились за тем же столом, рядом с ним, вокруг стояли мужики и каждый орал свое, пытясь перекричать и переспорить соседа. Артем сидел, понурясь, уставившись в свой почти нетронутый стакан с пивом. Он не отвечал на вопросы и даже для вида не старался поддерживать беседу. Казалось, горе его надломило, состарило. Влад понимал, что именно сейчас переживает его друг, поэтому старался не отходить от него, и по возможности поддерживать, — насколько позволяло отчуждение, холодной волной затопившее пространство вокруг Артема. Влад уже знал, что без поддержки друзей человек может утонуть безвозвратно, пропасть в бездонной пропасти. Возможно, даже банальное прикосновение руки к плечу напомнит, что ты все еще на плаву, и что есть вещи, ради которых стоит продолжать жить.

К ним подсели Эльвира, Катя и Ева и и начали на свой манер пытаться приободрить Артема, поглаживая его по голове и приобнимая.

— Нам нужна помощь! — Промолвил Седой, морщась, словно от боли. — Нам… нужен Феникс!

— Они?

— Мы же враждуем!

— Никогда!

— К черту их!

Мужики загалдели громче, эхо от их возмущенных воплей разнеслось по всему бару, Ворона стоял, облокотившись, за стойкой, с досадливой гримасой зажимая уши пальцами.

— Заткнулись! — заорал Седой, сплевывая прямо на пол слюну, смешанную с кровью. — Вы не поняли! Церковники подчинили себе монстров! И теперь они уничтожают банды! Единственная группа с достаточным количеством людей для атаки на церковь есть только у Феникса!

Досужие комментаторы на минуту замолчали, обмозговывая сказанное, а потом начали вполголоса переговариваться между собой. Влад слышал, что, по большей части, присутствующие в зале соглашались с доводом Седого.

— Я пойду! — вскинув голову и на секунду оживившись, словно пробуждаясь, сказал Артем. — Я договорюсь с ними!

— Нет, ты не в том состоянии. Положиться мы можем только, — Седой бросил очередной пронзительный взгляд на Влада, — на Искателя!

— На меня?

— Да. Мы на тебя рассчитываем, парень! Тебя довезут до их базы. Главный у них Кабан! Злой мужик — но рассудительный.

— Хорошо!

Влад хотел искупить свой позор в битве против монаха. Он не смог его одолеть — он был беспечен, а это его попустительство стоило им жизни отца и деда Артема. Все это время, с момента, когда они выбрались из проклятого здания, Влад продолжал терзаться жалящими до глубины души муками совести и винить себя. Теперь ему было еще более тошно — от лицезрения своего друга, раздавленного горем, от почти физического ощущения его боли. Влад был готов сделать что угодно, пойти на любые переговоры, даже самые трудные. Эти люди помогли ему в тяжелый момент: если он не оплатит долг — то кто он после этого? Ничтожество!

— Сергей! — На зов Седого вышел пацан лет семнадцати. — Отвези его!

— Хорошо, Седой.

Влад попрощался со всеми, и тихонько попросил девчонок проследить за Артемом.

Они вышли с Серегой из бара, и сели в машину Седого. На улице было темно как в бочке — хоть глаз выколи! Машина с фырчанием завелась, и они поехали к банде Феникса.

Влад прислонился лбом к холодному стеклу и, прикрыв глаза, вспоминал все телодвижения монаха. Этот человек двигался очень быстро. Его жесты были отточены до предела, тренировался он явно не один год, чтобы добиться такого мастерства. Это уже была не просто игра защита/нападение, а виртуозность, граничащая с искусством. "Если бы только у меня был меч!" — подумал Влад и тут же осадил себя. Все это были только отговорки, на самом же деле ему помешал страх. И именно из-за этого он винил себя за смерть родичей Артема.

— Долг! — Раздался в ушах Влада резонирующий женский голос, который он узнал за секунды! — Долг!

— Остановись! — Приказал Влад Сереге. — Где находиться банда?

— У правой оборонительной стены. Их здание самое большое в городе!

— Понял! Вылезай, у меня есть неотложное дело! — Серега в недоумении уставился на него, словно сомневаясь в здравом рассудке Влада и не думая двигаться с места. — Быстро! Ты тупой? — Серега дернувшись, словно от пощечины, вылетел с сиденья водителя, и открыл дверь во тьму. Влад сразу перепрыгнул на его место. — Спасибо! Скажи Седому, что скоро будут вести.

— Хорошо.

Влад надавил на газ и поехал на голос, что все еще звучал в голове и не давал покоя, как ноющий зуб.

— Ты мне должен!

Он повернул направо, обогнув здание и зарулив во двор, потом объехал старую детскую площадку. Двигался вперед потихоньку, пока не подъехал к оборонительной стене, откуда, похоже, и шёл голос! Он выскочил из машины и подбежал к стене, прислонившись к ней головой.

— Ты здесь! Ты помнишь меня? И помнишь, что пообещал мне?

— Да, я пришел! — Со стороны, верно, казалось, что Влад беседует со стеной, — прохожие глядели косо, словно на умалишенного, и, отводя взгляд, ускоряли шаг. — Я готов! Что я должен делать?

— В этом скоплении живых людей, томится мой сын, Арслан! Люди взяли его в плен и заперли. Освободи его.

Одна проблема похлеще другой! Он знал, кому принадлежал этот голос. Это было то чудище, что спасло его и донесло до города. Она взяла с Влада слово, что он выполнит ее просьбу после того, как оклемается и уладит дела. Но когда он пришёл в себя, монстр пропал: он больше не слышал ее! Влад все таки уехал в город, хоть и с тяжелым предчувствием. Во-первых, ему было неприятно априори отказываться от данного слова, хоть и дал он его чудовищу. Тем более, надо было держать — он же человек, мужчина! А потом она сказала, что ему не спрятаться, если он ее обманет. Поэтому, это был в любом случае вопрос времени.

— Сына? Вот оно что. Хорошо, я найду его!

— Полагаюсь на тебя! — Голос начал отдаляться, звучать более неразборчиво: видимо, она отошла от стены.

— Постой! — Влад положил ладони на шероховатую поверхность преграды, что отделяла его от его странной собеседницы. — Я хотел спросить…. Ты и есть Шакал?

— Да… — услышал он еле различимый уже голос.

Она ушла. Теперь Влад знал ее желание и знал, кто она такая! Вот почему монстр Шакал терроризировал их город — они отобрали ее сына! А отобрать ребенка у матери, хоть бы и чудовища— это прямой способ раздуть войну! Она не остановится не перед чем, это было понятно. Теперь все становилась на свои места, и стало понятно, откуда взялись монстры под руководством монаха, которых он взял с собой, чтобы уничтожить банду Серых Волков. Во всем виноваты церковники! Вот почему людей, зашедших в храм, больше никто не видит — они их обращают! Влад осознал, что у него появилась дополнительная проблема. Было понятно, что теперь точно надо было ехать к Фениксам и просить помощи!

2:06 Здание банды Феникса.

Утро щедро рассыпало по заросшим травой пустырям росу, словно решило одним небережным жестом умыть запылившуюся с вечера зелень и напоить просыпающихся в кронах деревьев встрепанных птиц.

Влад подъехал к семиэтажному зданию, где, ему сказали, были магазины на все случаи жизни. Этот торговый центр был самым высоким строением в городе. Влад торопливо припарковался, вылез из машины и зашел внутрь.

Внутри было полно народу; с ходу оглушал шум и ор людей, торгующих, негодующих на бессовестную дороговизну, сбивающих цену, бьющих по рукам. Влад поразился тому, насколько этот крытый базар был полон кипучей энергии жизни — в отличие от самого города. Можно сказать, это был своеобразный мини-город. Все этажи были пронизаны длинными коридорами, где по левую и правую стороны располагались магазины и лавки с разными товарами, бдительно охраняемые ушлыми торговцами. Тут и вправду можно было найти все: оружие, бронежилеты, одежду, еду, ботинки. Влад побрел вдоль торговых рядов, каждый из продавцов зазывал к себе — кто-то более деликатно, но в основном напористо и беззастенчиво. В основном, торговцы были чернокожыми, что показалось Владу странным — хоть и в его родном городе встречались представители разных рас, но не в такой концентрации. Еда была самой разнообразной: от жареных крыс, до деликатесов из свинины, от которых даже у замученного Влада текли слюнки. Он прочесал все этажи, но так и не нашел Кабана. Влад честно пытался выспрашивать про человека, которого он ищет: не все понимали, о чем он говорит, поэтому он, отчаявшись, решил спросить у последнего, расположившемся в самом конце ряда. Торговец, — он же повар — стоял и жарил на мангале шашлык, посыпая шкворчащее на углях мысо приправой. Это был высокий мужчина, непроницамое лицо которого все заросло густой щетиной. На продавце был длинный замызганный сероватый фартук, защищающий видавшую виды одежду от брызг жира, летящих от вкусно пахнущего мяса. Он бросил на парня быстрый взгляд: карие блестящие глаза были почти того же оттенка, что и гладкая, лоснящаяся от жара углей кожа, и слегка вьющиеся волосы. Этот продавец, в отличие от расположившихся неподалеку коллег, не зазывал и не расхваливал свой товар: впрочем, аромат шашлыка говорил сам за себя, прямо таки приманивая к себе. Влад, сглатывая, — он внезапно почувствовал, насколько он голоден, — подошел к жаровне.

— Извините, — обратился он к повару. — Не подскажите, где я могу найти Кабана?

— Ээээ, Кебанев не придаю!

— А? — Влад не сразу понял, что именно сказал, торговец — до того у него было странное произношение! — Нет, я не про животное, я про главаря группы Феникса.

— Ааааа, Мищка, — подозвал он возящегося неподалеку с какими-то ящиками мужчину, видимо, своего рабочего, — Таси ружьё, стралать будам!

— Воу, Воу! — Влад выставил руки перед собой в мирном жесте. — Какое ружье, мужик! Я-же с миром пришёл!

— Чта? Я кебана порасиль пранести!

— Мне нужно не животное… аааааа… мне нужен человек, по кличке Кабан! Такое имя! Понимаешь!

— Пять потранав!

— Уфффф, — вздохнул с облегчением Влад. — Наконец-то мы друг друга поняли!

Влад протянул ему требуемую мзду, — к повару тут же подошёл парень с кусками мяса на подобии деревянного шампура. Повар небрежно забрал патроны, сунул их в заляпанный карман фартука, и, поставив решётку на мангал, приступил к жарке шашлыка, аппетитно дымящегося над шипящими от стекающего мясного сока углями, при этом напевая на неизвестном Владу языке:

Ма хаза йоьду зама хьо

Са дог а хьоьстуш жимало

И 1ехош х1ора хазчу хабаро

Ма хаза йоьду жималла

Са б1аьргаш доьлуш хазала

Са ойла хьоьстуш ц1енчу безамо.

— Подожди! — схватился за голову Влад. — Мне не нужно твое мясо! Скажи мне, где Кабан!

Хаъа суна, хаъа суна,

вай хаза хан даим лаьттар яц

Вай маьл даьлхарх, вай мел хьежарх

жимала а юха йоьрзур яц

Цундела ас доьхьу хьоьга

ойла яш хьо хила хьоменаг

Кхуьур ду вай вовшехь хьега

Дицда вайна юкъехь маьл хилларг

— Оп, Оп, Опа! — Подручный повара, который принес мясо, начал танцевать лезгинку, присаживаться и подпрыгивать, ловко выгибая ноги. — Фууууу. — Он засвистел. — Миня не астанавить. Я уреган!

Влада начало все бесить: нервы были ни к черту. У него было столько задач, что он не знал за которую хвататься, а перед ним отплясывает пацан и орет что он Ураган! Пфуууу. Влад досадливо выдохнул, не зная, как остановить затянувшееся представление и таки выяснить, где же находился тот, что ему так нужен.

— Зя танец тоже будешь платить! — прервал свое пение повар, — Мищька стараеться.

— Кабен! — Приплясывая уже без песни, закричал Мишка. — Продолжай, я хачу дильше танцалькать!

— Хорошо, Мищька!

Хьо суна муха виц лур ву

Хьоьх ялахь муха мегар ю

Ахь еза бохуш дукха хьоьсту со

Хьа къона хазчу б1аьргаша

Хьа мерзачу цу дешнаша

Х1инцалц санна суна йовхо ло

До Влада не сразу дошло то, что он услышал — он все размышлял, как бы ему прекратить эту нелепую сцену.

— Кабан? Так это ты?

Повар перевернул мясо и махнул рукой Мишке. Тот сразу же убежал в магазинчик, расположенный позади жаровни.

— Да перень, это я!

— Наконец-то я тебя нашел! Нам…

— Даржи, — мужчина протянул ему донельзя аппетитную порцию шашлыка на деревянной шпажке — Поишь, больше сделал чем обычна.

— Не нужна мне еда! — настаивал на своем Влад. — Я пришел поговорить, понимаешь?

— Абажди! — Кабан аккуратно пристроил отвергнутый шашлык на решетку, не спеша заглянул в магазин и тут же вышел с зеркалом в руке, — Сметри! — он поднес тут же слегка запотевшую от жара гладкую, с небольшой трещиной с краю, круглую стеклянную поверхность к лицу Влада.

Влад шокировано попятился от своего отражения. Впалые щеки, мешки под глазами, даже его зеленоватые глаза словно посерели, словно в глубине радужки поселилась мгла, что исподволь пожирала природный ясный оттенок.

— Ешь! — Кабан отложил в сторону зеркало и протянул Владу другую, еще большую порцию шашлыка. — Или текими тампами… умрешь!

— Влад было приготовился к очередному протесту, но тут у него предательски заворчало в желудке. Голод терзал его, прогоняя из головы все важные мысли, затуманивая разум. Он протянул руку и схватился за палку с шашлыком, уступая беззлобно глядящему на него Кабану и собственному страждущему телу. И впился в мясо зубами. Было так вкусно, что у Влада даже слезы на глаза навернулись. Было такое ощущение, что это самая восхитительная еда, что он пробовал — сам не помнил, за какое время. Он яростно отрывал от импровизированной шпажки куски мяса и, почти не жуя, жадно, давясь, заглатывал их.

— Как вкусно! — Влад прожевал последний кусок шашлыка и вытер ладонью жирные губы и испачканный подбородок. — Спасибо!

— Тебе спасиба. С тебя потрен, за Мищку.

— Серьезно?

— Да!

Влад достал из портфеля еще один патрон и отдал Кабану. Тот положил его в карман фартука, где уже покоились его собратья.

— Слушаю тебя. — Влад заметил, что Кабан подозрительно хорошо говорит по-русски, словно акцент испарился сам собой буквально за пару минут.

— Громовержцам нужна твоя помощь, чтобы свергнуть церковников!

— Нет, — Кабан покачал головой и приступил к готовке новой порции мяса, что принес сам, не подзывая Мишку. — Это ваша война!

— Она скоро станет твоей! Волна уже поднялась и она затопит всех. — Влад придвинулся к вожаку Феникса поближе, переходя на шепот. — Церковники обращают в монстров прихожан.

— Бред! — Кабан поморщился и перевернул палку с мясом. — Доказательства есть?

— Только мои слова! Вчера мы пытались уничтожить Серых Волков, пошли на штурм, но нас обдурили. Белый монах затащил монстров к ним, убил главаря, да и нас чуть всех не перерубили!

— Это город, парень! — назидательно ответил Кабан Владу. — Здесь нету монстров!

— Они есть! — закричал взбешенный Влад.

Кабан бросил жарить шашлык и подошел вплотную к Владу с перекошенным злобой лицом.

— Пошел вон!

— Но…

— Вали, или я убью тебя той палкой, на которой было твое мясо. Без доказательств, нету дела. Ты поверишь мне, если я скажу, что я белый дьявол? Но я никогда не привлекал к себе внимания, и никто не замечал за мной что-то странное!

— Ну… я…

— Тебе бы поверили, если бы у тебя были доказательства! Доказательства решают все — даже жизнь! А это только треп пацана! — Кабан толкнул его в плечо, и Влад отошёл от него на пять шагов. — Ушёл!

Влад был разочарован и взбешен. Его гнев не знал границ и уже грозился выплеснуться наружу, навлекая на его не умеющего убеждать хозяина кучу неприятностей. Но он сдержал себя, опустил голову и вздохнул.

— Хорошо! Ты вспомнишь меня, когда на твой дом нападут!

— Не заставляй меня повторять!

Влад развернулся и, спустившись на первый этаж, вышел из здания. Еще было темно, но на горизонте вдали небо уже начало сереть, словно линяя и теряя свой насыщенный чернильный оттенок. Налетел ветер, откуда-то пахнуло гарью. До восхода солнца оставалось примерно часа полтора. Влад убрал с лица волосы, пропахшие шашлыком, сел в машину, и только хотел повернуть ключ зажигания, как увидел неподалеку черный с сизым дым, сквозь который в небеса прорывался оранжевый змей, пожирающий предрассветную мглу. Пламя, судя по всему, разгоралось где то возле бара. Влад снял машину с ручника и выжал газ!

Бар, 3:01

— Отпустите!

— Мы уверуем в вас! Только не убивайте!

— Я верю в бога, мы все верующие!

Влад летел на машине, не помня себя, пока не добрался до бара и не увидел толпу фанатиков во главе с Белым монахом. Ему пришло в голову выжать газ и врезаться в наступающих на полной скорости. Но машина неожиданно заглохла, и только красный фонарик, предательски мигающий на панели управления, помог ему понять, что же именно произошло — закончился бензин!

— Черт!

Он выбежал из мертвой тачки, на ходу вытаскивая два пистолета.

Перед толпой фанатиков стояла на коленях вся банда Громовержцев, к горлу каждого приставлен нож. Артем и Седой лежали без сознания у ног монаха.

— Что ты делаешь? — Влад медленно приблизился к толпе безумцев, возглявляемой этим белым паладином — или демоном во плоти, который всегда некстати нарушал все его планы.

— Святой сказал мне. Бог простит ваши грехи только через смерть!

Влад, с исказившимся от ярости лицом, наставил пистолет на монаха

— Это тебе не поможет, богохульник! Ты уже забыл? — Он достал из ножен катану и лениво, словно разминаясь, взмахнул ей пару раз. — Я намного сильнее тебя! — Монах поправил свой клобук и повернулся лицом к внимающему ему стаду. — Братья, Сестры… зачтем же молитву для снятия грехов этих безбожников и принесем их в жертву.

На коленях было больше пятидесяти человек из банды. Фанатики в один голос загудели, поднимая лица с пустыми глазами к черному, подернутому седым дымом небу.

— В руце Твоего превеликаго милосердия, о Боже мой, вручаю душу и тело их, чувства и глаголы их, советы и помышления их, дела их и вся тела и души их движения. Вход и исход их, веру и житие их, течение и кончину живота ихнего, день и час издыхания их, преставление их, упокоение души и тела их.

Влад рванул в безумствующую толпу, стреляя не глядя. Перед ним, словно из ниоткуда появился монах, небрежно отбивая пулю мечом. Металл разрубил воздух и звякнул о металл патрона.

— Ты не пройдешь!

Влад приник к самой земле, упершись ногами и руками во влажный от росы потрескавшийся асфальт, сквозь который пробивалась упрямая трава. Он напряг конечности до предела и, как пуля, ускорился, рванув к живой преграде. Монах явно не ожидал такого маневра. Но дело было даже не в неожиданности атаки. Влад больше не испытывал к нему страха — и оба, и нападающий, и обороняющийся это знали.

— Ты же, о Премилосерде Боже, всего мира грехами непреодолеваемая Благосте, незлобиве, Господи, их, паче всех человеков грешнейшаго, приими в руце защищения Твоего и избави от всякаго зла, очисти многое множество беззаконий ихние, подаждь исправление злому и окаянному их житию и от грядущих грехопадений лютых всегда восхищай мя, да ни в чем же когда прогневаю Твое человеколюбие, имже покрывай немощь их от бесов, страстей и злых человеков… — продолжали уныло бубнить в толпе.

Монах раскрутился, держа катану вниз лезвием. Влад кружил возле него, стараясь стрелять без остановки. Пули отскакивали от него, словно напарываясь на невидимый барьер. Влад затормозил правым боком и потом перенаправил свое движение на монаха, так же целеустремленно и яростно летя в его сторону. Он стрелял и стрелял, стремительно сокращая расстояние между ними, пока не подобрался к монаху примерно на десять шагов. Направил правой рукой магазин пистолета вперед, и нажал на щеколду, магазин начал падать вниз перед Владом. Другой рукой он продолжал вести обстрел. Влад кинул пустой пистолет в монаха — их расстояние было четыре шага друг от друга. Монах разрезал пистолет напополам. Время словно замерло: Влад видел каждое свое движение как в замедленной режиме и это дало ему возможность сконцентрироваться на том, что он собирлся провернуть. В этот момент магазин пистолета почти коснулся земли. Влад пнул по нему и он попал прямо в правый глаз монаха. Это был шанс, которого он так ждал!

Монах растерялся и замер. Влад нажал на курок единственного оставшегося пистолета. Тц. Патроны закончились. Но он не растерялся — такой возможности может больше не представиться — и за секунду выхватил кинжал из бокового кармана. Подпрыгнул и всадил своему противнику в плоть заточенную сталь, направляя лезвие сверху вниз, в плечо. Монах закричал. Влад направил свой кулак ему в лицо, но……….Белый был быстрее и потянулся к ремню, опоясывающему талия, мгновенно выбросив руку в направлении Влада. Раздался выстрел. Влад почувствовал жгучую боль в животе и в области груди, пытаясь сообразить, что же произошло. Его откинуло в сторону метров на пять и он впечтался спиной в асфальт.

Дышать было тяжело, в голове пульсировало, боль не успокаивалась и жгла его. Влад, прищурившись и отгоняя дурноту, посмотрел на монаха и увидел у того в руке Маггету с 18 дулами. Потом перевел свой взгляд на то место, где клубком свернулась боль и увидел как дымиться его жилет с пластиной. Он еле смог его снять и скинуть вбок. Поднял майку и увидел маленькие дырки на теле, в которых виднелись пули. Жилет отжил свое, но попадание из Магетты в упор, точно бы уничтожило его. Тело, словно взбуновавшись от жестокого обращения, не слушалось его. Влад, сцепив зубы, пополз по направлению к людям из банды. Он увидел в их ряду Эльвиру, Катю и Еву, которые глядели на него без страха в глазах.

— Ирод, — Монах, морщась, вытащил из плеча кинжал. Его голос едва заметно дрогнул от боли. — Ты поплатишься за то, что причинил вред служителю Господа! — Он подошел к Владу и пнул его в живот своим железным бутсом, от чего у того перехватило и так неровное дыхание. — Тебя убьют по-другому: самой страшной смертью! А теперь смотри! Это просветление Божье — они почти закончили!

— Врагам видимым и невидимым запрети, руководствуя мя спасенным путем, доведи к Тебе, пристанищу их и желаний моих краю.

— Пощ…..ади, — захлебываясь воздухом, просипел Влад.

— Тебя? — указал он пальцем на Влада. — Никогда! Ты не достоин жить!

— Де… ву… шек! Они… здесь… ни при чём! — Влад приподнял голову и глянул на своих подруг.

— Они нарушили заповедь! Их грех — прелюбодеяние! Они в полной мере заслуживают за это кары! — Монах посмотрел на бубнящих молитву безумцев и тихо, словно самому себе, сказал:

— Уже почти все…

— Даруй им кончину христианску, непостыдну, мирну, от воздушных духов злобы и соблюди, на Страшном Твоем Суде милостив рабу Твоему буди и причти мя одесную…

Влад смотрел на девчонок, которые одновременно беззвучно прошептали ему одно слово — "Спасибо" — и закрыли глаза. Влад видел, как на щеки девушек, освещенные багровым отсветом беснующегося в здании пламени, опустились ресницы, догоняя собственную тень.

— Благословенным Твоим овцам, да с ними Тебе, Творца моего, славлю во веки. — Фанатики, держащие ножи, одновременно потянули руки на себя и четким движением перерезали горло коленопреклоненным из банды Громовержцев, окрасив оступающую ночь алым цветом брызнувшей крови. — Аминь!

— А-а-а-а! — Влад пытался встать, но тело его не слушалась, и он падал. — Уроды! Вы только что убили ни в чем не повинных людей!

Стадо с улыбками на лице набросилось на трупы и начало макать пальцы в лужицы крови, натекшие из раскрытых в широкой алой улыбке шей, рисуя крест на лбу. Пыль на асфальте смешивалась с кровью, и кресты выходили грязными. Влада передернуло от отвращения. Еще одна картина, навеки застывшая в его мозгу. Он должен это помнить. И он будет помнить.

— Люди! — закричал монах. — Вы все можете идти со мной, в храм божий. Возьмите этих людей, их ждет самая страшная кара — в доме господнем!

Безумцы с кровавыми крестами во лбу, смеясь и приплясывая, подняли Влада, потом Седого и Артёма. Перед его глазами все мутнело и плыло, боль накатывала волнами, унося его в небытие. Проще было отключиться — но он решил сопротивляться до конца. Пока есть силы — пока он еще дышит.

Его тащили минут двадцать, пока они не пришли к огромным темным воротам, возле которых безмолвными тенями прорезали мглу два монаха в черных рясах.

— Открыть ворота, братья. — Монахи молча кивнули, и каждый уперся всем телом в свою створку, давя вперед изо всех сил. Ворота, с мерзким скрипом, от которого сводило зубы, начали медленно отворяться— Прошу вас в дом божий!

Влад глянул вперед и даже в таком состоянии не мог не поразиться увиденному. Это, видимо, отразилось на его лице.

— Давай я тебе объясню, Богохульник! — подошел к нему монах. — Эта половина города была разделена по внутреннему периметру на четыре части такой же оборонительной стеной в виде креста, а в середине квадрат — там у нас проводится казнь!

Со всех сторон были развешены лампы, которые освещали мглу и сгущали тени, клубящиеся у подножья ограды. Слева в стене появился проход, но они не стали заходить туда, но Влад краем глаза заметил в отдалении силуэты двух больших зданий с огромным лугом перед ними, покрытым ровно подстриженной, кажущейся почти искуственной, изумрудной в свете желтых светильников травой — где молились монахи. Справа была пустая земля с воткнутыми в нее крестами — кладбище.

— Левый нижний корпус — это дом наших братьев, нижний левый корпус— кладбище, правый верхний корпус — дом высших! Левый верхний корпус — там тюрьма и… — Белый монах замолчал, словно придумывая, как продолжить, но Влад понял, что это как раз то место, где обращают людей, — И центральный корпус! Где тебе предстоит испустить дух, когда грехи твои будут отпущены.

Его проволокли чуть вперед, и перед ними возникла еще одна стена, глядящая на пришедших злобным черным глазом зияющего в ней прохода. А за ней…

— Не… мож-жет… быть!.. — шокировано прошептал Влад, узрив, что было в центральном корпусе.

Там черным, напоминающим какую-то зловещую нелепую птицу силуэтом высился эшафот с веревкой — виселица! Такая же, как и в его сне! В сознание из забытия начали врываться слова его мертвого отражения: "Все закончится, когда тебя повесят!''. Сознание покинуло его, и глаза, страждущие отдыха, медленно закрылись, отрезая внешнюю мглу и возвращая Влада в его собственную тьму, где он привычно очутился в плену сна.

* * *

— Время пришло! — услыхал он свой голос в темноте. — Главное, не помри!

Арка II End Глава XII Часть II Рассвет

«Кто сражается с чудовищами, тому следует остерегаться, чтобы самому при этом не стать чудовищем. И если ты долго смотришь в бездну, то бездна тоже смотрит в тебя.» Фридрих Ницше.

Влад открыл глаза, обнаружив, что находится в каком-то темном помещении. Он потянулся было к пульсирующей болью груди, но обнаружил, что руки были связаны. Он кое-как поднялся, прокашлявшись (это тоже было дико больно — плюс, от любого напряжения судорогой сводило солнечное сплетение, от чего дыхание затруднялось еще больше) и прошел вслепую вперед, пока не ударился об что-то металлическое. Его, как зверя, посадили в какое-то подобие клетки! Длинные железные прутья отрезали возможность выйти, тьма, облепившая его подобием кокона, сковывала движения, сдавливала похуже любой тюрьмы. Влад не мог определить, каков реальный размер его карцера, — эта неопределенность сводила его с ума и заражала усталый воспаленный мозг неконтролируемой паникой.

— Кто здесь? — услышал он знакомый голос в темноте, откуда-то из дальнего угла.

— Артем, я здесь. — Влад пошел на голос своего друга, и они столкнулись лбами примерно на середине пути.

— Ай, куда прешь, остолоп! Больно ведь. — заскулил во мгле Артем, отступив на шаг.

— То же самое могу сказать и тебе.

— Где мы, Влад?

— Мы в другой половине города, у церковников.

— Что? Ничего не понимаю… А где наши люди? — голос Артема дрогнул нескрываемой тревогой.

— Они… мертвы…

Артем едва слышно застонал — или завыл?

— Я их убью, этих уродов-фанатиков! Не знаю как — но я не сдохну, пока не отомщу!

— Погоди. С нами еще был Седой! Ему тоже сохранили жизнь. Пока.

— Он здесь?

— Видимо, нет, раз он не откликается на наши голоса.

— Сколько мы здесь лежим?

— Я сам отрубился, так что не имею ни малейшего понятия.

Их беседу прервало появление тоненького бледного луча света и скрежет металла — открыли дверь. Откуда-то издалека к ним приближался неяркий огонек. Он рос, дрожа от движения несущего его, пока не осветил металлическое ограждение, что отделяло их от коридора. Перед ними возник белый монах, еще более зловещий, чем обычно, озаренный отблеском факела, что держал в руке. Позади него величаво шествовал святой Александр. Монах осветил камеру, где сидели Влад и Артем: маленькую, — в темноте она казалась куда просторнее, — залитую какой-то омерзительного вида черной жижей.

— Дети мои! Я пришел отпустить ваши грехи! — присел на колени возле прутьев Александр.

— Отпусти сначала свои, мразь. — Артем боднул головой решетку и смачно плюнул в лицо Александра.

— Как ты смеешь! — монах одной рукой выхватил катану и было уже двинулся к двери клетки.

— Не надо, — остановил его псевдосвятой, утершись широким рукавом. — У них и так скоро встреча с всевышним запланирована.

— Да, святой. — Монах засунул меч обратно в ножны.

— Как вы подчиняете монстров? — Влад, выдохшись, откинулся спиной на стену камеры, заставляя себя не думать о гадкой жидкости на полу.

— Очень просто — бог дал мне дар! Я слышу их и могу понять.

— Что за бред, не слушай его, Влад! — злобно дернулся Артем. — Этот старик уже совсем обезумел со своей верой.

— Вы, — Влад встал и, не обращая внимания на реплику друга, подошел к прутьям клетки, — Ищейка?

— Ха-ха-ха. — Старичок скрипуче захихикал, вцепившись костлявой правой рукой в массивное распятие на груди. — Я предпочитаю называть себя по-другому. Я — новый, тринадцатый апостол Священного Престола — Святой Александр. Бог наградил меня даром слышать монстров и быть их защитником.

У Влада отвисла челюсть. Вот оно что! Этот святой Александр, такой же как и он — Ищейка. Но вместо того, чтобы помогать людям, он помогает монстрам! Он выбрал другую дорогу.

— А что… если я скажу, что тоже слышу их?

— Не смешно. Как богохульник мог бы слышать их?

— Тащите, сегодня хозяин даст нам еды…

— Тащите, сегодня хозяин даст нам еды. — повторил Влад услышанный скрежет монстра, идущий откуда-то сверху.

— Еда.

— Еда.

— Что ты говоришь? — Церковник с удивлением воззрился на Влада.

— Нечестивец в его голове, Святой. — шепнул монах на ухо Александру.

Влад ничего не понимал. Он повторил слова монстров, это точно: ошибки быть не могло. Значит… этот псевдосвятой лжет, он просто притворяется, а на деле — обычный человек! Слишком хитрый или вообще безумный. Но монстры, все же, слушаются его!

Стоп! В голове начал всплывать недавно услышанный разговор: «… Эти монстры, они твои? — Да… И что с того, что они мои? ''

— Монах! — сказал вслух Влад.

Он и есть Ищейка. Он долбаный фанатик, который хочет прославить своего кумира и для этого предложил тому обращать людей. И начал обманывать „святого“ — что тот слышит монстров. Он не ведает, что творит. Вера ослепила его, и он не понимает — где добро, а где зло.

— Святой, надо заканчивать, скора рассвет!

— Хорошо.

Александр забубнил очередные не уместные в данной обстановке умиротворяющие слова и окропил пленников святой водой. А Артем меж тем продолжал „окроплять“ его своей слюной. Закончив, святоша встал и сотворил в воздухе широкий крест.

— Через полчаса вас повесят. Подготовьтесь: и духом, и телом.

— Святой, я хочу поговорить с ними. Можно? — уважительно спросил белоклобучник.

— Конечно, Эрик. — Святой важно удалился из тюрьмы, углубляясь в одиночестве в темноту коридора, и они остались втроем.

— И что ты хочешь от нас? — вальяжно протянул Артем. — Быстрее, а то мне там дух и тело еще собрать воедино надо!

— Ты и правда, — монах опустился на одно колено и пристально уставился на Влада. — слышишь их?

— Да! Ты уже должен был убедиться, когда я точь-в-точь повторил слова монстра.

— Да… Я тоже их слышал.

Артём сидел молча и с недоумением вслушивался в их разговор.

— Почему ты выбрал уничтожать человечество? — спросил Влад. — Твой дар, как и мой, уникален, но мы должны использовать его во благо: помогать людям, а не обращать их!

— Во благо? Знаешь что… — Монах снял капюшон, и Влад наконец-то смог увидеть его лицо. — Посмотри на меня!

Перед ним был парень, коротко стриженный блондин, с разными глазами: один голубой, другой карий. Но не это заставило Влада вздрогнуть и отшатнуться. Левая щека была срезана, и под давно уже зажившей, криво зарубцевавшейся плотью, сквозь постоянно двигающиеся связки мускулов челюсти виднелся левый ряд зубов.

— Это со мной сделал отец, когда я впервые сказал, что слышу монстров и считаю их друзьями. Мне было одиннадцать.

Влад печально и с сочувствием смотрел на обезображенное лицо говорившего. Он даже представить не мог, что чувствовал этот парень. А тот продолжил:

— Мой отец взял нож и засунул мне его в рот приговаривая:» Раз ты считаешь их друзьями, то с ними надо делиться. Что монстры любят больше всего, знаешь? Человечину''. Он отрезал мне щеку и выкинул ее за стену. После этого я возненавидел людей. Мою внешность высмеивали, а меня презирали и боялись. Это продолжалось, пока я не зашел на территорию церковников, а тут надо мной не потешаются и не судят меня по лицу. Они приняли меня таким, какой я есть. Александр стал для меня новым отцом, что смог подарить мне родительскую любовь! Я хотел быть полезным, поэтому прилежно учился фехтованию и рукопашному бою, тренировался часами напролет. Но этого было мало. Мне надо было, чтобы город стал полностью под властью церкви, под властью моего отца, Святого Александра!

— Поэтому ты приволок чудовище в город! — догадался Влад. — Ты украл у монстра ребенка и затащил его внутрь поселения. Мать начала буйствовать, убивая каждого, кто выходил за стену! Ты породил Шакала!

— Да! Я его породил!

— С его помошью ты и обращаешь людей! Теперь все становится на свои места. Его мать попросила, чтобы я вернул сына.

— Во-первых, ты не сможешь этого сделать, потому что скоро отправишься на встречу с Создателем. Ты уже, по сути, мертвец — это только вопрос времени. Но клянусь — я отпущу детёныша, когда все закончится. — Эрик встал и еще раз окинул взглядом обоих заключенных. — Готовитесь, у вас мало времени!

Монах вышел из тюрьмы, захлопнул железную дверь, щелкнувшуя за его спиной, вновь запирающую пленных, и захлюпал по сырому полу в коридор, не оборачиваясь и унося с собой факел. Клетка опять погрузилась в кромешную тьму.

— Ты… слышишь монстров? — послышался голос Артема из мглы.

— Да, я могу их слышать!

— Ниче себе. И как это? Ну, не страшно?

— Нет, тебя же я не боюсь!

— Ха-ха-ха. Да не гони! Ты первый раз обоссался, когда меня увидел!

— «Влад, — запищал тонким голосом Влад в темноту. — Мне нужна твоя помощь! Мне нужен защитник!»

— Прекрати. Ха-ха-ха. Я не так говорил!

— Да… Но было весело, Артем!

— Точно! — в воздухе опять повисла гнетущая тишина, пауза затянулась, и Артем решил нарушить тягостное молчание первым. — Спасибо тебе, за все! Плохо, что мы так закончим… Но я рад, что хоть и за такое короткое время, я могу назвать тебя — другом.

— Я тоже, друг!

Они опять амолчали. Им оставалось считанные минуты перед грядущей казнью. Каждый ушёл в себя. Голова Влада была пуста, никаких мыслей про смерть. Все это он уже в каком-то смысле прожил, даже несколько раз — во сне! И этот очередной заход теперь казался чем-то нестрашным. Как опрокинуть свечу и затушить пламя. Как заснуть. Единственное, что продолжало его угнетать, брать верх над ожиданием предстоящего — чувство тревоги, за то, что он подвел свой клан. При воспоминании об лицах Андрюхи, Чингина, Коляна, Кирилла Павловича, у Влада нехорошо щемило в груди — и это была не напоминание о недавних ранениях, а что-то глубже, обиднее, больнее. И еще одно лицо мелькало в голове — бледный лик четвертого князя, Мефистофеля. Владу было безумно досадно, до зубовного скрежета, что он не сможет убить эту тварь! Его затопило волной стыда за собственное бессилие. Он взялся за дело — и проиграл.

В дальнем углу знакомо лязгнула дверь. Неужели данный им на покаяние срок так быстро пролетел? Владу казалось, что прошло лишь несколько минут, не больше. Возможно, в своих размышлениях он опять ушел в себя слишком глубоко, забыв о никогда не замирающем времени, и теперь его судьба, освещенная зыбким, плящущим на стенах отблеском пламени с шелестом подступала все ближе, чавкая по сырым камням.

— Встали! — У камеры появились три монаха с факелами.

Артем с Владом поднялись, замок камеры открылся, их вывели вперед. Запястья затекли и ныли, тело горела от ожогов и мелких ран. Влад зашагал к свету, плечо к плечу с Артемом. Каждый шаг стучал в голове, отдавался во всем теле тяжестью и накатывающим тошнотворной волной страхом.

— Пошел, — один из монахов грубо толкнул Влада в спину.

Влад прибавил шагу и вышел на свет.

— Что это?! — чуть не упал бредущий впереди Артем заходя в слабо освещенную проходную комнату. Влад двинулся следом и оторопел от зрелища, что предстало перед их изумленными взорами.

В центре закутка высилась клетка, с огромным, стреноженным монстром с голубыми глазами, которые смотрели на Влада не отрываясь. Он был до нелепого похож на свою мать — только шкура была черного цвета. Сынок был метров шесть, не меньше, его когтистые руки-лапы были крепко схвачены в кандалы и притянуты к потолку, пасть обмотана цепью. Чудовище молчало — даже в голове Влад ничего не услышал, только тяжело и пристально взирало на него своими пронзительными светло-синими глазами. Что в них крылось — печаль, жажда свободы? Укоризна? Возле его тюрьмы, по бокам стояли еще две клетки, поменьше, где сидели те самые фанатики с грязными от намазанных кровью крестов лбами и просили пощады. Но монахи лишь игнорировали их, проходя мимо и загадочно улыбаясь, хранили молчание, как и невольный будущий палач этих пришедших в себя безумцев.

Артема и Влада толкнули вперед, к деревянной лестнице. Лесенки жалобно скрипели под тяжестью идущих, казалось, что им уже несколько веков, и ступать по неровным ступеням было жутковато. Но это только казалось. Пройдя лестницу, монахи открыли дверь. Перед ними было поле с той самой слишком яркой изумрудной травой. Они повели пленников к центральному корпусу. Со лба Артема крупными каплями стекал пот, ужас перед неминуемой близкой смертью начал поглощать его. Владу казалось, что на лице друга он прочел то же, что терзало и его: не только страх, но и стыд.

— Артем! — толкнул он плечом замершего, как кролик перед удавом, приятеля. — Вспомни свои слова, все мы боимся смерти — это не стыдно!

— Ты прав! — Артем поднял голову и оживился. — Пусть они увидят, как мы уйдем в мир иной с поднятыми головами.

— Молчать! — попытался заткнуть их один из монахов.

— Иди в жопу, святоша! — сказал Артем с ухмылкой

Влад тоже улыбнулся своему другу, и они захохотали, беспричинно, до слез, надрывая животы. Монахи, мрачно переглянувшись, выждали время, пока эта внезапная истерика закончилась, потом потолкнули успоковишися приятелей, и унылое шествие продолжилось, пока их не привелик зловещему эшафоту с перекинутой через балку толстой веревкой. Перед помостом с виселицей сидели в ряд на деревянных стульях Александр, Белый монах, и другие обитатели этого жуткого места.

— Святой, мы привели их! — почтительно произнес один из сопровождающих их монахов.

Влад увидел над балкой знакомое лицо. Они молча уставились с Артемом на повешенного Седого, который уже окоченел. С посиневших губ струилась белая пена, засыхая на уже заросшем щетиной подбородке. На помосте по их душу уже стояли два палача в черных накидках, прикрывающих голову, бесстрастно взирающие на свои будущие жертвы сквозь прорези в масках. Торс у экзекуторов был открыт, из одежды, помимо накидок имелись только черные штаны.

Они поманили пришедших рукой, и Влада с Артемом повели к палачам. Пройдя пять ступеней, их остановили. Один из вивисекторов развязал веревку, и тело Седого с глухим стуком, напомнившим Владу гром далекой грозы, свалилось на гнилые доски. Его убрали и подали знак замершим монахам продолжать подъем. Они ступили на скрипнувший под их ногами помост. Палач подошел и сорвал с шеи Влада жетон искателя.

— Он тебе больше не понадобиться!

Влад с Артемом молчали и только смотрели на Александра, который расплылся в мерзкой торжествующей улыбке гиены.

— Подошли.

Артёма и Влада поставили под балкой. Каждому накинули на шею верёвку и туго затянули узлы. Два палача взялись за веревки, слегка натягивая их.

Шею Влада сдавило, гортань свело спазмом, и он закашлялся.

— Дети мои! — Поднялся с места Александр. — У вас есть право последнего слова. Есть ли вам что сказать?

Они стояли молча, со связанными руками, с веревкой на шее и только дырявили его взглядом, стараясь не показывать страха. В лицо им бил холодный ветер, нетипичный для неспешных теплых деньков, оставшихся позади.

Влад посмотрел вдаль и увидел разгорающийся на горизонте восход. Оранжевое солнце медленно поднималось над утонувшей в легком тумане землей, еще сонное, расправляя несмелые лучи. Рассвет показался Владу невыносимо прекрасным: как найденное в грязи сокровище, как долгожданная встреча со старым другом. Верным товарищем, что приветствовал его на новом витке пути и провожал последними лучами. Теперь это провожание изменило свою природу — солнце едва проснулось и станет свидетелем его ухода: первые лучи и последний вздох, прощальный взгляд. Влад выдохнул, и белесый пар вырвался с его губ и медленно рстворился в студеном свежем, пахнущим росой воздухе.

— Приступайте! — сказал монах, наклонившись к Александру.

Палачи медленно начали тянуть за веревки. Из-под ног ушёл эшафот с уже привычным щербатым гнилым деревом. Горло сжало мертвой хваткой, не давая воздуху просочиться в легкие. Влад захрипел, пытаясь урвать хотя бы последний вдох.

— Вы будете так мучиться еще минут пять! — торжественно произнесли в один голос палачи, с трудом закрепляя натянутые веревки за специальные петли, торчащие прыщами из помоста.

Церковники встали с места и начали зачитывать молитву, бесстрастно взирая на двух болтающихся, как куклы в петле, казненных. Влад не уже слышал их голоса: в ушах звучал только собственный хрип, сознание мутнело от невыносимой пульсирующей боли в шее и нехватки кислорода. Он скосил глаза на друга, дергающегося рядом: Артем, побагровевший и сдавленно сипящий что-то, судя по всему, испытывал то же, что и Влад. В глазах начало темнеть — сил сопротивляться подошедшей вплотную смерти уже почти не осталось. Его друг солнце начало тонуть, стираться в мутной пелене небытия. Влад закрыл глаза, впервые пожелав, чтобы эта пытка уже наконец закончилась.

— Значит… ты решил умереть?

Влад услышал знакомый ему почти с самого рождения голос. Тембр, который он никак не мог перепутать с чем-то еще. С трудом разлепив веки, он увидел перед собой Цыгана!

— А-аааа. — хотел сказать Влад, но с губ сорвался только нелепый хрип.

Он был счастлив, счастлив. Даже в такой ситуации. Значит, он почти умер, раз за ним пришёл его второй отец. Влад чувствовал, как его губы сами собой расплываются в улыбке, на глаза навернулись слезы, пробудившие в его душе какое-то светлое, радостное чувство. Он почти забыл о веревке, все туже сдавливающей шею.

— Влад, — заговорил Цыган бодрым голосом. — Ты не должен здесь умереть! Ты не представляешь, что тебе уготовано, Мелочь. — Он подошел к Владу и, вытянув руку, ласково потрепал его по щеке. — Прости меня, за все! — Внезапно Цыган посерьезнел, отступил на полшага и убрал руку за спину. — Вспомни… Вспоминай… Они мучали, они пожирали меня! Что я сделал, чтобы заслужить это? — Влад замычал от злости и отчаяния, вспоминая чудовищную картину, увиденную в клане перед уходом. Цыган меж тем продолжал, горько и как-то устало, как последний безумный пророк: — Мефистофель убьет их, слышишь меня! Он лично сожрет твоего батю, выплюнет его кости и даст остатки свои полукровкам. Все невинные дети! Все женщины! Подумай и попытайся представить это! Твои друзья — их не станет! Этот мир, — Цыган замолчал, будто проматывая перед глазами прожитую жизнь и желая поделиться опытом, самым сокровенным — Он жесток, нельзя прогибаться, один раз — станет вечным! Собери всю свою ярость в кулак, и разорви веревки, ты спаситель… Хочешь, покажу тебе, что будет с кланом, если ты умрешь?

* * *

— Хахахахаха. Я убил его! Наконец-то!

Влад стоял в центре родного города, ошеломленный, не веря увиденному. Весь клан: дома, палатки, даже улицы — пылали синим пламенем, пожирая обитателей этого поселения. Он не мог сделать ни шагу: тело не слушалась его, рот словно заклеили вязкой массой.

— В-в-влад…

Он с трудом повернулся и увидел привалившегося к тлеющей стене Чингина: весь обожженный, на лице черная корка запекшейся крови, его товарищ был почти неузнаваем. На его коленях лежал Колян с раскроенной головой. Владом овладело бешенство, холодное, как тающий в руке снег, и вместе с тем жгучее как разгорающийся где-то внутри огонь. Его разум красной пеленой затуманила ярость! Фигуры друзей растаяли в немыслимом синем пламене, и перед Владом возник силуэт существа, которое он сразу узнал, хоть и хотел видеть меньше всего на свете.

— Привет… Влад!

— Мефисто!

Влад смог заговорить. Он увидел своего врага стоящим на крыше разрушенного здание. Одной ногой он небрежно попирал гору трупов, другой уперся в крошащийся бетон. На согнутом колене висел мешком Андрей, давящийся собственный кровью, — вокруг все было залито алым — или это у Влада опять помутилось в глазах? Рука проклятого четвертого Князя Белого Дьявола по локоть ушла в грудь отца, как, бывало, дети запихивают ладони в ил, чтобы выудить оттуда горсть сокровищ, вроде камушков или ракушек. Андрюха попытался что-то сказать и потянулся к Владу, и в этот момент Мефисто резким жестом выдернул руку с бьющимся и трепещущим сердцем Стража. Ладонь отца упала, словно срезанный серпом стебель, взгляд остановился и остекленел. Мефисто скинул безжизненное тело вниз, к ногам Влада, который так и остался стоять столбом, по-прежнему не в силах двинуться.

— Ты хочешь узнать это свое пророчество, Влад? Изволь, я поведаю его тебе, — Мефисто легко спрыгнул с крыши дома и не спеша подошел к Владу. — Ты придешь в клан, и я уничтожу тебя. Эта сцена — Кровавый Бал, на котором тебе придется протанцевать до последней секунды, выпить все ощущения до последней капли, пока не покажется дно!

* * *

— Первый готов!

Экзекутор подошел к Владу и небрежно похлопал его по щекам, пощупал пульс на шее. Этот кончился — было понятно. Палач был опытен, он провел сотни идеальных казней и дело свое знал в совершенстве. Говорят, в доистории при повешении должен был присутствовать врач, чтобы засвидетельствовать смерть. Ему это было не нужно. Сам врач — сам и палач. Экзекутор осклабился. Этот уже был дохлятиной. Второй паренек еще держался, но его лицо посинело от недостатка кислорода — до конца оставалось недолго. Палач повернулся к жадно взирающим на почти завершившееся действо начальникам церкви. Им никогда не было много. Бог справедлив, но жесток. Исполнителю церковной воли нравилось думать, что в момент казни он приближается к небесам. Уничтожать безбожников — не грех, а он — божье орудие. Так говорил Белый, а Святой этот тезис всегда подтверждал, благословляя его на праведное дело.

— Что, снимать? — Он внезапно почувствовал, что в его голову кто-то вцепился сзади и сжал ее так сильно, что возникло ощущение, что череп вот-вот треснет как гнилой орех. Он не может умереть — божье орудие бессмертно! Экзекутор попытался это сказать, призвать на помощь церковников, но все, что сорвалось с его губ, было тоненькое, как скулеж девчонки «Отпусти меня!»

Его собрат впал в ступор — он всегда был слаб. Краем глаза экзекутор заметил, как тот задрожал и попятился назад, семеня как разъевшаяся псина. Глаза застилала муть, мысли путались. Было ясно что кто-то пытался казнить его самого — вот только кто? Неужели никто не поможет? Незаменимых нет — он всегда это знал, но все же он человек. Человеку свойственно грешить — и теперь, похоже, настал час расплаты. И все же платить не хотелось. Но он ничего не решал — он всего-то лишь приводил приговор в исполнение. А это не в счет. Это… несправедливо…

* * *

— Помогите! — Взвыл палач держась за голову.

— Что с этим человеком? — завопил, дрогнув от увиденного, Александр. — Он был мертв, а теперь восстал!

Позади вопящего, нелепо терпыхающегося, как бабочка на булавке, палача, висел Влад, который порвал веревки стягивающие кисти, словно это были гнилые нитки и, обхватив ладонями голову неудачливого исполнителя божьей воли, сжимал ее изо всех сил.

— Ааааа!

Он оторвал палача от гнилых досок, словно тот был пушинкой. Теперь они оба болтались над помостом. Церковники с ужасом, онемев, наблюдали. Влад напрягся, и, напоследок сдавив башку мучителя из всех сил, шваркнул его об эшафот. Хрустнули доски. Палач, судя по всему, отключился. Второй уже сполз со ступенек. Пора было заняться собой — пока святоши не пришли в себя. Влад раскачивался в петле, как сумасшедший. На его лице появилась безумная улыбка, которая ширилась с каждым колебанием тела.

Правой рукой он схватился за веревку, сдавливающую шею, и рванул ее. Петля лопнула, освободив гортань от удушья. Влад упал на эшафот, раздался глухой звук и треск досок. Он не спеша поднялся, оглядывая ошеломленных священников. Даже Белый Монах, казалось, одеревенел, тупо таращась на него из-под капюшона. Влад бросил оценивающий взгляд на валяющегося мешком палача, подхватил его левой рукой за толстую шею и со всех сил бросил в столб, подпирающий балку на которой все еще болтался посиневший Артем. Столб сломался, разлетевшись щепками по помосту, балка повисла без опоры, щерясь острыми обломками дерева. Ослабшая веревка съехала, и Артем рухнул без сознания неподалеку от товарища. Влад подошел ближе к краю эшафота. Его пожирала глухая ярость, которая разрасталась внутри как ядовитая опухоль. Ярость вымораживала его, словно он прислонился к глыбе льда.

— В следующий раз… смотри на меня! — сказал Влад более грубым голосом, чем его собственный. — Тебе просто надо было дернуть за веревку!

Его улыбка не исчезала. Вид Влада намекал на одно — он безумен. Он начал дергать телом в разные стороны, словно бешеный зверь. Стоявшие перед ним святоши онемели, пялясь ему в глаза…

— Его глаза! — дрожащим голосом пробормотал один из монахов, таращась на Влада. — Почему они светятся?

— Ярко-голубые! В него вселился бес! Надо немедленно убить его!

— Ангел смерти — уничтожь нечестивца! — взвизгнул псевдосвятой, указывая на Влада сухой дланью.

К Владу подобрался наконец переставший трястись как осиновый лист второй палач с кинжалом. Он тяжело топал по помосту, размахивая длинным лезвием, но не добежал и рухнул на пол. В груди его образовалась большая дымящаяся дыра, явно оставленная пулей внушительного калибра.

— Перень!

Влад помотал головой, словно отгоняя от себя морок и услышал голос. Он сам не понимал, как ему удалось освободиться. Что вообще произошло? Все было словно в тумане — синем, смутном и леденящем до костей. В голове стучали слова «В следующий раз… смотри на меня! ''.

— Влед!

Влад перевел взгляд на стену, откуда доносился зов. Там, на краю, сидел Кабан, болтая ногами и весело наблюдая за происходящим.

— Что ты здесь делаешь, Кабан? — удивился Влад.

— Зачищаю церковников! — Опять он изменил свой говор на нормальный.

— Ты же мне не поверил!

— Верно, но я поверил ей, — указал он пальцем на противоположную стену, где с дымящейся снайперкой, стояла Лена. — Она нас убедила! Она видела, как фанатики убили банду Громовержцев и утащили тебя с Седым и Артемом на свою половину. Девочка шла в бар, чтобы поблагодарить тебя и вернуть украденные антибиотики. Увидев сцену казни банды, она прибежала ко мне, и начала распевать, прям как ты: „Монстры, Церковь, бла бла бла…" Я и ей не поверил. Но она предъявила доказательства, притащив меня на место расправы ее группы, там мы нашли несколько туш монстров и трупы людей возле них, погибших за пару часов до этого…

Влад шокировано уставился на Лену. Она помахала ему рукой и снова посмотрела в прицел оружия.

Фту!

Позади упал первый палач, неожиданно оклемавшийся и попытавшийся подкрасться к Владу со спины с явным намерением отомстить за себя и за напарника. Лена сняла его точным выстрелом в голову. Ее снайперку не было слышно, лишь пуля просвистела пронесшейся мимо мухой, угомонив вивисектора навечно.

— Монахи! — Встал со стены Кабан. — Ваше правление закончено! Мы уже зачистили нижние корпуса, остались центральный и правый.

— Не зачищайте правый! — воскликнул Влад. — Только со мной!

— Ладно! — Кабан потянулся за пояс и достал длинные ножны, где покоился меч. — Лови. — Он бросил его, и клинок упал возле Влада. — Ты извини, мы воспользовались суматохой — пока вас вешали! Но сразу скажу — мы спешили к вам на помощь!

Влад взял в руки темные ножны, из которых выпирала длинная рукоять. Медленно достал клинок из чехла, и прокрутил, рассекая воздух. Меч словно пел, звеня от движения.

— Невероятно! — Влад с изумлением смотрел на это совершенное в своей законченности оружие.

Клинок был длинным, тонким, черного цвета, как и его круглая гарда, с длинной рукоятью, на которой были вышиты линии ромбиком — алой нитью. Меч завораживал своей красотой, и, в то же время, казалось, что, если он продолжит на него таращиться, то поцарапается. Влад опять взмахнул мечом, прокрутив его в разные стороны. Клинок был удивительно легким и сбалансированным. Этот меч, был как у белого монаха — катана.

— Спасибо!

— Не благодари, это компенсация. — Кабан достал пистолет и выстрелил в монаха в черном, подарив ему вечный покой. — Ты пришел предупредить меня, просил о помощи! Мне стало стыдно, когда я узнал, что все сказанные тобой слова оказались правдой. Я ведь тоже человек.

Монахи нестройной толпой рванули к выходу, но двери не открывалась. Черный табун безнадежно пытался вырваться, но ему не удавалось!

— Это бесполезно! — гордо сказал Кабан. — Выход заблокирован! Вы в ловушке!

— Как ты смеешь! — заорал Александр. Синие жилы на его усеянном коричневыми старческими пятнами лбу раздулись и покраснели, как насосавшиеся крови пиявки, — Это дом Господа! Убийство священников — страшный грех! Ты будешь вечно гореть в аду за это!

— Ага, значит, убийство простого народа, это не грех? Вы — полоумные фанатики, с вами давно надо было расправиться. Вы просто садисты! А не служители Господа. Но ничего, мы вас успокоим — навеки!

На стене появились люди с оружием, наставив пушки в направлении Александра. — Молись, священник! — ехидно бросил Кабан, — Посмотрим, отлетят ли от тебя пули?

К Александру подбежал Белый монах, и заслонил его своим телом.

— Не смейте, он служитель Господа — это грех!

— Кабан! — окликнул его Влад. — Не стреляй!

Он спустился с эшафота и встал напротив монаха.

— Сразимся?

— Что ты несешь, богохульник! За твоими плечами армия с оружием!

— Они не будут стрелять!

— Почему… ты так хочешь сразиться? Монстр!

— Монстр? — Влад не понял, почему монах так его назвал, и поэтому пропустил это слово мимо ушей. — Это будет месть — за Громовержцев!

— Кабан, если он убьет меня, отпусти его, вместе со святым!

— Что? — Кабан был в бешенстве, но бросив взгляд на Влада, и встретившись с тем глазами, содрогнулся и угрюмо кивнул. Влад вложил в эту странную дуэль всю свою решимость, всю ярость, что терзала и сжигала его. Кабан, похоже сумел его понять и решил не встревать. — Хорошо!

— Святой, отойдите в сторону. — Александр послушался монаха и торопливо отбежал к толпе священников.

— Эрик, будь осторожен! — святоша вцепился в распятие на груди и забубнил себе что-то под нос.

— Да!

Монах сбросил свой клобук, за ним скинул и рясу. Удивлению Влада не было границ. На ногах чемпиона церковников были железные сапоги, на руках металлические наручи. Под рясой скрывалась серые штаны, и серая же майка, на шее болтался небольшой крестик. От обезображенного лица монаха все воины Кабана, как и он сам, ахнули. Но Эрик, не обращая внимания на возгласы, шагнул навстречу своему врагу.

‚Хорошо вооружён! ‘ — первое, что пришло Владу в голову, когда он разглядел обмундирование монаха. Он также сделал шаг: теперь между ними было не больше трех метров. Они смотрели друг на друга спокойно и холодно, оценивая, примеряясь, готовясь. Монах достал катану из ножен и провел лезвием по наручам, рисуя крест.

Влад поднял меч, отвел правую ногу назад, левую выдвинул вперед, и направил острие на своего врага. Перед ними упал зеленый остроконечный, похожий на звездочку листочек. Ветер подхватил его и опять поднял в воздух, кружа и медленно, в завораживающем танце опуская на землю. Оба воина, не отрываясь, наблюдали за его движением — словно это был какой-то сигнал свыше. Листочек вновь коснулся земли.

Влад за секунду оказался возле монаха. Они начали обмениваться ударами — прощупывая стиль друг друга. Монах атаковал без жалости, его меч, словно голодный зверь, жаждал плоти. Влад отбивал удары и тут же контратаковал — они оценили один другого, но, играм пришла пора заканчиваться. Наступило время узнать победителя и вскрыть горло проигравшему!

Они начали кружить друг вокруг друга, плавно, не торопясь. Их взгляды, казалось, были соединены невидимой нитью. Монах пошёл в наступление. Он начал с колющих ударов, целясь с большой скоростью в тело Владу. Парень не растерялся и уворачивался, словно маятник, от своей смерти. Он отбил колющий и широко размахнулся, пытаясь разрезать грудь монаха. Монах поставил защиту левой рукой, заблокировав удар, — от наручей посыпались искры. Эрик ударил Влада эфесом в ребра, и оттолкнул его от себя.

Влад отскочил от противника метров на пять. Прокашлявшись, он увидел, что монах рванул на него. Влад двинулся к нему навстречу. Широко размахнувшись, он вложил всю силу в атаку — мечи встретились и зазвенели, словно колокол. Вокруг них свистел холодный ветер. Они начали обмениваться ударами: горизонтальный, вертикальный, ‚мельница‘, со свистом рассекающая утренний воздух. Искры летели в разные стороны. Их мечи скрестились в холодном объятии, и каждый начал давить. Глаза сражающихся, как и головы, были на одном уровне, близко друг к другу — слишком близко, чтобы этим не воспользоваться. Влад боднул монаха в лицо лбом. Тот даже бровью не повел и отбросил его мечом в сторону. Влад отскочил и увидел появившегося возле себя противника. — тот двигался так быстро, что казался вездесущим. Эрик уже почти завершил удар, нацеленный ему в левое плечо. Влад смог заблокировать удар, припав на одно колено от силы давления катаны.

Монах с силой потянул тонкий клинок вниз, придавив меч Влада к земле. Влад ударил ему ногой в пах, но ничего там не обнаружил. Обезображенный Эрик был еще и евнухом! Влад замешкался и получил удар в голову с ноги в железных сапогах. Его отнесло в сторону. Все в голове пульсировало словно от взрыва. На своих щеках он чувствовал горячую и липкую жидкость — кровь! В его руке был меч, но тело от шока перестало слушаться, — он весь словно оцепенел. Монах сел на него и занес меч над головой, направив острие на Влада.

— Это конец!

Влад смотрел в светлеющее с каждой секундой небо, в голове его неотвязно кружили образы того, что продемонстрировал ему Цыган. Если он сейчас погибнет — всему, что в этом мире что-то значит, придет конец.

Мефистофель!

Монах начал опускать меч. Влад собрал все силы и смог нанести ответный удар, столь сокрушительный, что отрубил своему противнику руку по локоть. Отрезанная кисть, все еще сжимающая катану, с влажным мерзким звуком шлепнулась на землю неподалеку. Кровь монаха, горячая и пахнущая металлом, окатила его с головы до ног. Но тот, казалось, даже не заметил, что обеднел на одну конечность. Влад хотел разрезать ему грудь и завершить начатое, но не успел, — монах врезал ему кулаком в лицо. Влад потерялся — перед глазами все закружилось, в ушах зашумело. Удар. Удар. Еще удар. Монах занес окровавленную руку назад для последнего действа и уже начал движение. Влад оперся рукоятью меча о землю, в тот момент, когда его голова уже так гудела, что, казалось, что она вот-вот лопнет сама по себе, без постороннего вмешательства. Еще один такой удар — и ему крышка. Меч, как в масло, вошел в единственную теперь руку монаха, и вылез через локоть. Влад не мог поверить: глаза его противника были настолько отрешенными, что, казалось, он не чувствовал боли! Нет все дело было в его непоколебимой решимости, что была сродни безумию. Влад столкнул монаха с себя и встал на ноги. Кисть антиищейки была почти парализована.

— Это конец, Эрик! — Сказал Влад.

— Ничего не кончено! — Монах вскочил, топнул и широко расставил ноги. — Моих ног хватит, чтобы убить тебя.

Эрик рванул на него. Влад уже знал — все.

Монах на ходу резко затормозил и замахнулся ногой в железном бутсе, чтобы ударить ему в лицо. Влад занес меч за голову и со всей силы опустил его вниз, разрезав плоть нападающего от правого плеча до левого бедра.

Эрик рухнул на землю, весь окровавленный, и глядел только на своего приемного отца — Святого. Рана была чудовищной: от такого нормальный человек отдал бы концы за секунду. Но… монах не был готов умереть.

— Святой, — он оглянулся на церковника, желая провести свои последние секунды с ним.

— Ты! — Александр подошел к тяжело дышащему своему подопечному и загремел:

— Бесполезный… Как ты мог проиграть?! Я приютил тебя, дал тебе дом, семью! А ты так мне отплатил! Никчемный слабак! Я избавил тебя от насмешек, гонений и печали, укрыл за стенами церкви. Но и показал другую сторону нашего дела, — Эрик молча глядел на Александра, глаза его опустели, все, что в них еще жило — ушло вместе со слезами. А старик еще больше распаляясь, продолжал, не желая щадить умирающего, словно хотел его добить. — Ты и правда думал, что, уничтожая ни в чем не повинных людей, ты делал это во славу Творца?! Ты глупец — и был им всю свою никчемную жизнь, что ты пустил коту под хвост. Вернее, монстру. Ты так и не понял, осел, что я тебя использовал? Мне не нужна эта дрянная церковь! Мне нужна власть!

Монах приподнялся на локте и с трудом сел на колени.

— Святой, — дрожащим голосом произнес он и потянулся к монаху своей единственной рукой. — Что вы говорите? Это же неправда? Да? Скажите!

— Ты тупое создание, сдохни уже! — Александр достал из-под рясы кинжал. — Умри хотя бы от моей руки, пес! Эти люди люди мне не страшны! Меня окрестил сам бог. Я его тринадцатый апостол, его правая рука.

Святой с улыбкой сделал шаг по направлению к монаху.

Полилась кровь. Старик стоял в непонимании и смотрел на свой живот, из которого, как какое-то варварское нелепое украшение, торчало лезвие черной катаны.

— Нет… как… Почему?

Святой повернул голову, увидел позади себя Влада. Меч с отвратительным хлюпаньем вышел из плоти. Влад рубанул воздух клинком, смахивая кровь и пронзил псеводсвятому легкое, прокрутив меч в ране. Лицо Александра затуманилось от боли.

— Это тебе за детей! Сучара!

Старик кинул полный ненависти и презрения взгляд на еще живого монаха и собрав последние силы прошипел:

— Чертов… пес! — Он мешком свалился на своего подопечного и испустил дух на его плече.

— Святой! Святой! — Монах тряс его, не обратив внимания на последние слова церковника и не веря в его смерть. — Не умирайте, Саша, пожалуйста… Я буду вашим псом! Я не против… — Монах заплакал. — Умоляю, живите. — Он взялся за свой крест и начал молиться. — Боже, я знаю, я сделал очень много плохого, но, этот человек не заслуживает смерти! Верни его! Верни его!

— Он умер, и больше его никто не спасет. — сказал Влад.

— Заверши начатое! — монах яростно воззрился в его сторону, но потом его взгляд прояснился, стал чистым и непринужденым, словно у ребенка. — Убей меня…

Почему-то Владу было его жаль. Этого человека предали… Он пошел не за тем.

— Ты мог делать великие дела. Мог спасать людей от смерти — но ты выбрал другой путь.

— Мы разные! — улыбнулся монах. — И пути наши разные. Незачем меня осуждать: я шёл к своей цели, как и ты идешь к своей. Я не жалею, слышишь! Я не виню тебя за смерть святого. Я не виню себя за свой проигрыш! Все мы игрушки в руках Всевышнего. Если мне суждено было проиграть, значит так тому и быть. — Монах вздохнул, опустил голову. — Действуй!

Влад подошел к нему, замахнулся от плеча.

— Прощай! — Он со всей силы рубанул и отрезал ему голову.

— Огонь! — Кабан дал приказ, и по толпе монахов открыли огонь, разорвав их на части — никто не выжил.

Кровь разбрызгалась возле Влада, окатив его с головы до ног. Он стоял в алой луже и сам был полностью окрашен ею. Только его катана сверкала мрачным блеском — оружие возмездия, разящий без промаха сгусток тьмы.

После расстрела все погрузилось в тишину, пока один стоящий на стене мужик не выкрикнул, а ему не начали вторить прочие:

— Алый рыцарь!

— Алый рыцарь!

— Алый рыцарь!

Все на стене заговорили в один голос, приветствуя Влада. Но у него оставалось незаконченное дело, не терпящее отлагательств. Он быстро подошел к двери и открыл ее. Сразу же он увидел людей Кабана, и сказал им чтобы забрали Артема. Сам же парень двинулся в правый корпус… По пути он оглядел расстрелянных священников Ему не было их жалко: они получили то, что им причиталось… Но у каждой монеты всегда есть две стороны — это он теперь знал. Он зашел в правый корпус, где его поджидал очередной отряд пришедших на помощь. Они открыли двери, и Влад спустился по гнилым лесенкам, по которым они с Артемом поднимались перед казнью. Влад попросил воинов не стрелять — те сначала не поняли его, но потом они спустились на первый уровень и увидели его… плененное детище Шакала. Мужчины оцепенели: Влад заметил, что кто-то достал пистолет, послышалось передергивание затворов. Он подал им знак, и сопровождающие его люди Кабана отступили. А монстр, висящий на цепях, только пронзительно смотрел на него. Влад подошел к клетке вплотную, и взглянул в загоревшиеся надеждой голубые глаза.

— Я пришел за тобой… Арслан!

28 мая. 5:40. Церковники — пали!

14:21. Лес.

— Зачем мы привезли его сюда, Алый рыцарь? — Артем недовольно ерзал в машине, то ли от страха, то ли от возмущения. — Она нас точно не съест?

— Не бойся! Я же тебе говорил, я их слышу! И не надо меня так называть!

— Поздно! Седой как-то тебе говорил. Слухи — как ветер.

— Это ты к чему?

— Заезжали купцы, и слышали про тебя. Алый рыцарь — мясник плохих людей, он карает каждого своей черной катаной. Как тебе?

— Отстой!

— Ты пришел!

— Артем! Не обоссысь от страха и не делай ничего. Я имею в виду, не стреляй!

Они вышли из машины. Точнее из Урала, где позади под брезентом спал Арслан. Его храп был воистину громким. Самое сложное — это было вывести его, но все обошлось, и они тихо выехали из города.

Из кустов беззвучно вышла мать сладко дрыхнущего в Урале монстрика. В свете дня она казалась еще более внушительной. Закрученные как у барана рога, пять метров в высоту, белая шерсть, вытянутая собачья пасть, огромные клыки, длинные зазубренные когти на каждом пальце, вытянутые ноги — копыта, ороговевшие отростки на локтях.

— Ну нахер!

Артем задрожал и хотел убежать в машину за автоматом, но Влад его остановил и успокоил, похлопав по плечу.

— Смешной человек!

— Я тоже так думаю.

— Она уже говорит? — Артем вытер потный лоб. — Чё-нибудь про меня сказала, ну там: понравился, съест, не съест… — Влад только улыбнулся ему. — Не молчи, доиграешься, нос тебе точно сломаю за это. — Шакал подошла к Артему и понюхала его. — Мамочки! Скажи ей, что я сейчас буду плохо пахнуть.

— От него разит страхом!

— Конечно, он боится тебя. — Влад показал пальцем на урал. — Арслан там.

Шакал подошла к кузову Урала и стянула брезент, под которым посапывая, спал ее сын. Она погладила его, и он тут же проснулся.

— Мама. — Влад услышал резонирующий голос мальчика.

— Арслан!

Она помогла ему вылезти из машины, и они оба подошли к Владу.

— Ты выполнил уговор.

— Да, я всегда стараюсь держать свое слово!

— В кустах, — Арслан бросил игривый взгляд на заросли боярышника — Там женщина! Мама?

— Выходи! — Влад достал меч и направил на кусты. — Или зарублю!

— Не надо! — Из зарослей, вышла Лена, красная как кумач.

— А ты что здесь делаешь? — спросил ее удивленный Артем.

— Вот. — Она подошла к Владу и протянула ему железный футляр. — Здесь десять шприцов. — Влад взял корбку, но открывать не стал.

— Я тебе должен! — Он протянул футляр обратно Лене. — Так что бери. Ты спасла наши жизни.

— Нет, нет, они твои! Я не возьму их.

— Ну, как знаешь! — Он положил футляр с антидотом в рюкзак. — Ты разве не боишься их? — указал он на мать с сыном, которые мирно сидели на обочине и таращились на них.

— Я подслушала вас. Так что знаю, вреда они не причинят.

— Умная больно! — завизжал Артем, когда Арслан начал его тихонько бодать. — Отстань!

— Мы пойдем! — Шакал поднялась и легонько подтолкнула к лесу своего хулиганистого отпрыска. — Я больше не буду нападать на этих людей! И… спасибо и извини — за машину! Если тебе понадобиться моя помощь — просто позови меня! Я примчусь за мгновение!

— Хорошо, спасибо, я буду иметь в виду. Прощайте.

Два монстра встали на четвереньки и стремительно понеслись к чаще, оставляя за собой медленно оседающий на дорогу шлейф пыли.

— Наконец-то они ушли. Фух! — Артем в очередной раз утер лицо от струящегося со лба пота. — Поехали! Все-таки, мы обещали, что отвезем тебя до Денисовки. Ты с нами? — Он искоса глянул на Лену.

— А можно?

Влад устроился впереди, на пассажирском сиденье, и махнул девушке рукой, приглашающим жестом. Артем вздохнул и сел за руль. Лена несмело залезла в машину, и троица отправились в путь…

— Кстати, — покосился Артем на Влада — Мне кажется, или как, что раньше у тебя были темно-зеленые глаза, а не ярко-голубые?

Арка III Испытание Глава XIII Вампиры

— Попрошу открыть глаза…

Как сквозь мутную пелену, Влад услышал грубый женский голос. Он понимал, что происходит — в его сны опять кто-то вторгся. Выполнив команду, Влад открыл глаза, приготовившись увидеть новый хаос. Но…. Ожидание не оправдалось.

Он очутился в белой комнате, где стоял чёрный стол, за которым восседала женщина с темными распущенными волосами, в белом халате и в очках. Незнакомка курила длинную трубку. Она затянулась, выпустила в безвкусный воздух клуб сизого дыма и бросила на Влада цепкий взгляд поверх очков. Глаза ее были пронзительные и, в то же время, бесконечно усталые. Женщина подала Владу знак рукой, подзывая его к себе. Так он и сделал, приблизившись к столу, заинтригованный этой сменой декораций.

— Здравствуй, Влад. — кивнула она. — У меня к тебе есть вопросы.

— Что? — удивился Влад. — Пожалуй, это у меня вопросы, и их очень много.

— Присядь, — проигнорировала она его реплику. — И начнем, пожалуй.

Влад повернулся и увидел позади себя стул. Он удивился — только что там ничего не было! Сознание протестовало, выдавая одну и ту же мысль: «Бред». Но, все же, Влад неуверенно присел на кончик невыясненного стула и взглянул на женщину. В руках у той, как по волшебству, появился блокнот с ручкой. Она бросила на Влада очередной пронзительный взгляд и слегка, вскользь, улыбнулась.

— Ты что-нибудь помнишь про Род Алых?

— А… — Он не мог ответить на этот вопрос, на который он не знал ответа и который показался ему абсурдным. — Что, простите?

— Ясно… — Она что-то черканула в блокноте. — Идём дальше…

— Подожди, — перебил ее Влад. — Где мертвец, и что это за вопросы?

— Мертвец? — Она задумалась, а потом нагнулась, доставая из какого-то ящика маленькую тёмную клетку. — Ты про него?

В клетке кто-то яростно копошился, оттуда раздавались крики. Влад слегка испугался.

— Не бойся, на какое-то время, я его заперла. Но все равно, — он сломает барьер. — Женщина снова уставилась в блокнот. — Продолжим. Ты помнишь про наследие крови?

— Нет, — помотав головой, ответит Влад. — А теперь мой вопрос. Кто ты? Это мой сон?

— Ага, — Она удивлено положила блокнот на стол. — Ясно. Значит ты ничего не помнишь. Но — это пока.

Женщина лихо щелкнула пальцами, и за ее спиной появились врата из серого камня, поражающие своей мощью и какой-то языческой первобытностью. На камнях были высечены пентаграммы и надписи на неизвестном Владу языке. Парень привстал со стула, завороженный неожиданной картиной. Все это не поддавалось логике.

— Смотри, — не оборачиваясь, она указала пальцем на верхушку врат. — Видишь трещину? — Влад посмотрел наверх и увидел длинный разлом, земящийся по поверхности неведомого сооружения. — Твоя сила начала пробуждаться. И все это, — положила она руку на клетку, — из-за него. Контролируй себя. Помни, в твоих снах — главный ты! А пока, мы с тобой попрощаемся. Надеюсь, в следующую встречу ты вспомнишь все. — Она еще раз прищелкнула пальцами, и тьма начала затоплять пространство вокруг Влада, пока не пожрала все комнату, поглотив и его самого.

30 мая. Лес 10:35

— Проснись и пой, синица.

Влада разбудил Артем. Они встали у родника и пополняли запасы воды. Но перед тем как пить, прокипятили ее, чтобы не подхватить какой-нибудь заразы. Лена сидела и чистила свою снайперку. Влад очнулся в машине. Его сегодняшний сон был другим. Эта женщина — кто она? Что за род Алых и наследие крови? Все это вскружило ему голову и не давало покоя. Он уже не понимал, что реально, а что —

нет. И разобраться, как всегда, никто не поможет.

— Влад? — окликнул его Артем. — Чего такой загруженный?

— Да так… Свои тараканы в голове.

Артем только пожал плечами и принялся кипятить новую порцию воды. Влад всматривался в боковое зеркало. Он все еще не мог поверить, что его глаза стали голубыми. Это настороживало и пугало. Ему нужны были ответы — на все! Ему надоело быть болванчиком, который нечего не знает и которым словно кто-то манипулирует.

«В следующий раз, я разберусь в своем сне!» — подумал Влад.

Неожиданно, его лицо задергало. Боль пульсировала под кожей, сводило скулы. Монах изрядно отделал его. Вчера ночью, пока они ехали, лицо, голова, да и внутренности словно горели огнем. Но сегодня стало лучше — было почти терпимо.

Артем сдержал обещание и повез Влада в Денисовку. К ним присоединилась Лена. Артем дал Владу новый черный плащ, два пистолета с патронами. На плече теперь висела черная катана, подарок Кабана. Он в кой-то веки, чувствовал себя уверенно и непринужденно. Тот мальчик, что вечно неприкаянным шатался по родному клану — остался позади. Теперь он совершенно другой человек. И потребовалась ему совсем немного, чтобы понять, как жесток внешний мир, и каким людям надо верить, а каким — не стоит.

— Все, едем. — скомандовал Артем, загружая воду в багажник.

Лена поднялась с земли, отряхнулась, не тратя времени зря залезла в машину и устроилась позади. Влад сидел спереди, дожидаясь Артема. Приятель сел за руль, и они двинулись.

— Поедем через деревню, — указал пальцем Артем на приближающийся силуэт заброшенной деревушки. — Может каких-нибудь животных поймаем. А потом уже и в перевалочный город. Он будет сразу же за деревней, в нескольких километрах. Недолго ехать.

— Надеюсь, что нас не поймают. — пробурчала Лена.

— Не сачкуй, я тут бывал, так что все в ажуре! Влад! — толкнул его Артем в плечо. — Хватит, приди уже в себя. Ты похож на кусок тухлого банана!

— Почему сразу банана? — заинтересовался Влад.

— Он гнилой снаружи, но спелый внутри, — хмыкнул Артем. — Или наоборот? Чет забыл…

Они замолчали, так как уже подъезжали к воротам. Чтобы оказаться в деревне, их было никак не миновать. Но загвоздка была в том, что ворота закрыты на цепь, а на них самих написано кровью «Не входить. Смерть». Спутники призадумались. Но через пару секунд дружно вышли из машины и сломали цепь. Ворота со скрипом отворились. Подул ветер, в лицо им ударил поток воздуха и не самый свежий! Ощутимо воняло тухлятиной. Деревянные строения, где раньше жили люди, были либо сожжёны, либо полуразрушены… Один из домов был забрызган какой-то странной фиолетовой жидкостью, какой Влад раньше не видел.

— Я пойду, подгоню машину. — сказала Лена. — Вы пока поищите что-нибудь.

Парни кивнули и двинулись в глубь забытой богом деревни. Влад достал катану из ножен, Артем тут же вытащил пистолет из кобуры. Надо быть наготове — вид деревни не внушал доверия.

— Иди в тот дом. — Указал пальцем Артем на впереди стоящую избу. — Я пока проверю эту. — кивнул он на домик позади них.

— Ты уверен, что нам стоит разделяться?

— Больше провозимся, если будем ходить табуном. Если что, кричи. Я приду. — усмехнувшись, сказал Артем.

— Смотри первым не завопи! — фыркнул Влад и направился к сомнительному домику, на который указал ему приятель.

Строение было двухэтажным. От него словно разило старостью и запустением. Влад был уверен, что этой избе больше ста лет. Было непонятно, как только полы еще не провалились, и дом не рухнул. Пару секунд Влад обмозговывал, стоит ли заходить туда, или нет. А еще… Он внимательно вслушивался, пытаясь услышать голос монстров.

Он постепенно начал привыкать пользоваться своим даром. Точнее, Владу захотелось развить его. В этом мире — мире монстров, человек занимает вторую ступень. И не каждому посчастливилось иметь такой козырь в руке. Хотя был один… Но он выбрал не ту дорогу. Поэтому-то Владу пришлось обезглавить его — у каждого свой путь. Но он не сожалел: псевдосвятой Александр и белый монах Эрик заслужили свою участь. Кабан наведет порядок в городе. Да и Шакал больше их не будет терроризировать.

Влад посмотрел на вход в избу. Сломанная деревянная дверь, — а за ней тьма. Он не слышал голосов. Значит, там должно быть чисто! Но не факт — ему еще предстояло это проверить. Он вытащил пистолет, а катану вернул в ножны: в доме будет проблематично размахивать мечом. Влад аккуратно открыл разрушенную дверь и вступил в воняющее гнилью и сырой затхлостью помещение. Он брел по скрипучему полу, в надежде встретить какую-нибудь животину, или найти что-нибудь полезное. Доски под ногами трещали, в некоторых местах пол вообще сгнил напрочь. Он решил не рисковать и не идти на второй этаж. Так и провалиться недолго! На первом этаже было три комнаты: зал, спальня и кухня.

Влад начал рыскать по углам, но ничего не нашёл.

Он обнаружил новый путь — подвал. Двери не было, — просто зияющий тьмой проход. Влад долго не решался зайти, пока не услышал лай собаки. Он достал из портфеля фонарь и ступил в цаство тьмы. Деревянная лестница вся сгнила, так что приходилось цепляться за перила. Но все прошло хорошо. Он спустился и побрел вперед — туда, где лаяла собака.

Пол был залит фиолетовой жидкостью, смешанной с кровью. В подвале воняло, до ужаса смердело — смертью. Влад направил фонарь на угол, и увидел истерично брешущую маленькую собаку. Она лаяла на человека, сидевшего на коленях, который заслонял телом что-то в углу от озверевшего пса, опершись на стену, будто кого-то защищал. Вся его спина была расцарапана, сквозь плоть виднелись кости. Влад слышал треск, будто что-то ломается. Парень рискнул и подошел к трупу мужчины и оттодвинул его. Влад сразу же отпрыгнул назад, а труп упал на спину, собака дернулась и побежала прочь.

В углу сидела девочка от силы лет десяти. Все ее лицо было в крови, и больше напоминало какую-то дикую маску — то ли из-за то ли раны, то ли из-за какого-то чудовищного дефекта: ее щеки были наполовину разрезаны. Казалось, что она во что-то превращается, мутирует на глазах. Это было заметно, даже не вглядываясь. Влад хотел рассмотреть странное существо поближе, но услышал крик, доносящийся снаружи. Кричала женщина. Эхо разнеслось по всему дому. Влад рванул к черному ходу из избы и выбил ногой дверь. Он выскочил на задний двор…

Это был уже давно заросший высокой травой сад, с огромной яблоней посредине. Дерево уже давно сгнило, бесстыдно демонстрируя миру свои черные плоды. Возле корней яблони лежала девушка, а на ней на четвереньках стоял человек.

— А ну ушел!!!

Влад разбежался и со всех сил пнул в ребра человеку на четвереньках. Тот отскочил, тихо заскулив. Влад наконец смог разглядеть кричащую женщину. Она была одета в отрепья. Щеку оторвали, словно обглодали до челюстной кости, на которой обрывками висела плоть и натянутые веревки мускулов. Женщина до талии была вся в крови, шея перегрызена. Она пару раз вздохнула и испустила дух. Ее лицо… оно застыло в гримасе страха и страдания. Влад достал меч. И направил его на человека… или на то, что казалось человеком — на первый взгляд. Но посмотрев на него повнимательнее, можно было с уверенностью сказать, что это монстр.

Когда-то это существо могло быть мужчиной средних лет, одето оно было в такую же одежду что и умершая женщина — непонятного цвета лохмотья. Но был в нем странный изъян, из-за чего можно было сразу понять, что это не человек.

Каждая щека лопнула пополам, как какой-то чудовищный гнилой плод, и изнутри торчало огромное, нечеловеческое количество острых зубов. Тварь источала фиолетовые слюни, что, как яд, заливали все вокруг.

Влад попытался настроить разум на иную волну. Но нет, он его не слышит! Это существо уже утратило рассудок.

Тварь запищала и молниеносно рванула на Влада. Парень не сдвинулся с места, и как только его противник добрался до него, нанес мутанту удар, разрезая дряблый живот. Вылетели кишки, все погрузилось в зловоние. Все полусгнившие внутренности монстра были в фиолетовой слизи, похожей на ту, что он увидел прежде в доме. Влад было понадеялся, что, все — конец. Но не тут-то было. Монстр, не обращая внимания на рану, попытался впиться зубами Владу в шею, разодрать гортань своей добычи. Но Влад помнил, что он уже давно не добыча — он охотник!

Он рубанул катаной, и голова мерзкого монстра завалилась за него. Тело грохнулось оземь с глухим звуком.

— Ну теперь-то все! — произнес Влад.

Он уже хотел пойти дальше и обыскать остальные дома. Но, посмотрев на крышу, попятился назад. Был только один выбор. Бежать!

По полусгнившей шиферной крыше, как нелепые гигантские жуки, ползали такие же твари — их было не меньше десятка. Они не отводили взгляда от Влада… выжидали подходящий для нападения момент.

«Что мне делать?! '' — в отчаянии подумал Влад. Он все отступал. Шаг за шагом. Без резких движений. Монстры начали шипеть и, хныкать, поскуливая, словно хор новорожденных младенцев.

Парень посмотрел назад и увидев забор, решил его перепрыгнуть. Но лежавшая девушка — та самая, убитая монстром, неожиданно пошевелилась и застонала! Влад перевел на нее взгляд, и увидел что глаза ее открылись. Она начала дергаться и ворочаться на земле. Вскоре ее щеки треснули, издав звук щелчка, слово лопнул резиновый мячик. Она встала на четвереньки, слепо поводя головой, как животное, и теперь полностью соответствовала виду собратьев на крыше.

„Так быстро?! Черт! Была не была! ''

Влад развернулся и как пуля рванул к забору. Монстры, синхронно, словно по команде, спрыгнули с крыши и побежали за ним. Парень перелез через ограду за секунды и выкатился на дорогу. Его ноги не знали усталости. Он летел как сумашедший к дому, где находился Артем. Не успел он подбежать ко входу, как услышал выстрелы. Сразу же, не останавливаясь, выбил дверь и выхватил пистолеты из кобуры. Но, его ждал не Артем, а нечто другое.

В прохладной затхлой мгле спиной к нему стоял мужчина, увешанный всяким барахлом, на плече его болталась двухстволка. Явный мародер. Сам дом, не разделенный на комнаты, был подобием большого зала с несколькими колоннами, и кроватями вдоль стен.

Мужчина рыскал в шкафу, он обернулся и они встретились взглядами. У Влада, перехватило дыхание — он услышал позади себя шаги. Он прыгнул вперед, и уже было хотел вылететь в окно, но тут на мародера напала очередная зубастая тварь. Он быстрым движением выхватил кинжал из-за пояса и вонзил гадине в череп. В проходе показались еще двое. Один побежал на Влада, другой на его мародера. Влад выхватил пистолет и выстрелил в голову чудовищу. Мужчина быстрым движением снял двустволку и отправил в мир иной его собрата. Они снова уставились друг на друга, как готовящиеся к атаке звери. Влад было хотел сказать, что, он друг, а не враг — но не успел.

В окно влетела девушка, и завалила Влада на пол. Парень успел выхватить ножны с мечом и перегородить пасть твари, что бы та не укусила его. Мародер в это время встречал новых гостей в проходе.

Влад пытался сбросить гадину с себя, но она была очень сильной. Он выронил пистолет и теперь почти безоружен. Этот монстр — та обращеная девушка, на которую напали в саду. Ее длиные, покрытые слизью волосы волосы лезли ему в лицо, из-за чего Владу стало невыносимо противно. Он снова попытался откинуть девушку от себя, но она была очень тяжелой, да еще и упиралась, тянулась к Владу, жаждала его разорвать, дотянуться до шеи, до пульсирующей яремной вены.

— Кххх… ххх… ххх…

‚Что это?‘ С трудом укорачиваясь от зубов женщины, наседавшей на него, Влад огляделся по сторонам и увидел под кроватью старуху без ног. Ее рот раскрылся и оттуда вылез огромный язык, которым она водила по воздуху, задевая грязный пол. Заметив парня, бабка начала медленно ползти к нему. Влад испугался, но переключился на первого врага. Женщина сумела как-то избавиться от мешающих ей в ее намерениях ножен и теперь пыталась укусить Влада. Парень отводил голову, и в то же время тревожно наблюдал за бабкой, которая уже приближалась. Мародер все перезаряжал свою двустволку и снова валил бесконечно набегающих монстров. Возле него уже образовался круг из трупов.

Влад следил за движениями девушки-монстра. Она была как кукла. Сначала атакует вправо, потом влево… Он быстро обнажил меч, и зубастая тварь, раззявив рот, сама и напоролась на лезвие черной стали. Влад со всей силы потянул меч вбок и отрезал женщине половину головы. Тело шлепнулось на ему на грудь, обмякнув на нем невероятной тяжестью. Голова женщины упала на пол. Влад не заметил, как безногая старуха тем временем подползла к нему. Она схватила валявшуюся на полу голову и засунула ее в рот, как ребенок хватает потерянную игрушку, облизывая и впиваясь зубами в плоть погибшей и так быстро обратившейся в монстра женщины.

Влад попытался скинуть обезглавленный труп. Он отпихивал его как мог, пока не почувствовал на щеке влагу, — ему в лицо пахнуло тлением. Повернув голову, Влад встретился глазами с жадным взглядом бабки, в котором не было ничего человеческого: желтые, как фары гляделки, таращись на него, словно до краев заполненные фосфоресцирующей гнилью. Она обхватила руками за голову Влада, словно собиралась его поцеловать, и широко раскрыла пасть, щеки раскрылись до самых ушей. Влада передёрнуло. Ее пасть напоминала распустившийся цветок, плотоядный, полный ядовитых острых шипов. Влад направил на зловонную зубастую щель острие меча и запихнул его до предела в глубь, потом схватил тварь за жидкие космы и начал тянуть изо всех сил на себя. Он нанизывал ее до тех пор, пока лезвие не вышло через затылок. Тварь перестала двигаться, и накачанный до предела волной адреналина, Влад наконец-то смог скинуть с себя труп девицы-монстра. Встав, он снова взглянул на марадера, возле которого валялось немало трупов.

— Муж…

Влад не успел договорить, так как валяющиеся трупы, что мародер якобы прикончил, схватили мужика, и каждый впился обидчику в ноги, тот упал на колени с криками. Позади него было четыре живых еще монстра, они воспользовались моментом и впились в его руки мертвой хваткой, не желая его отпускать.

Мужчина все кричал и смотрел на Влада, и по его взгляду можно было прочесть "Помоги''. Неожиданно, в окно влетел человек, подобравшись к мародеру, разинул рот, лопнувший до самых ушей, и одним махом поместил туда голову мужчины. Было видно как зубы впиваются в плоть, слышно, как скрежещут они по костям черепа, забирая жизнь мародера. ‚Невозможно, он же их замочил? '' Влад хотел было дать деру из этой заваленной немервыми трупами клоаки, но увидел, что убитые им бабка и женщина снова начали шивелиться. Тогда ему ничего не осавалось, как развернуться и выпрыгнуть в окно — все остальные выходы были отрезаны. Отовсюду слышалось шипение. Это чертовски его испугало. Стоило бы остановиться и продумать дальнейший план действий. Но ногам было плевать на голову. Он просто бежал! Бежал, пока не услышал резкий вой гудка автомобиля в другой части деревни.

— Ребята!!!

Влад рванул на звук клаксона. Он бежал без оглядки и хотел быстрее оказаться со своими товарищами, надеясь, что хоть кто-то выжил. Влад, увидев на своем пути ораву монстров, свернул и забежал в какой-то старый сарай. Отворив ворота, он тут же пожалел об этом. В загонах были коровы и лошади, и на каждой гороздьями, словно пиявки, висели фиолетовые твари. Они впились в бедных животных и пили кровь, буквально высушивали их! Заслышав скрип гнилой воротины, все как один отлепились от своих жертв и уставились на Влада. Он, проклиная все на свете, тут же рванул прочь. Но было поздно: монстры уже заметили более лакомый кусок, и потянулись вслед за ним, наползая со всех сторон, стараясь замкнуть кольцо. Влад направил пистолет на топающих позади и выстрелил в ближайшего к нему, надеясь, что хоть если это не убъет, то хоть на пару минут выведет тварь из строя. Монстр упал, а его собратья не обращая внимания, с диким воем и плачем все так же нестройной толпой бежали за ним.

"Черт!!! Черт!!! Черт!!! '' — только эти слова беспорядочно метались в голове у удирающего.

Монстры догоняли его. Двое уже наступали на пятки, но Влад отпрыгнул в сторону, упал на землю и несколько раз пальнул в подбирающихся монстров, метя в грудную клетку. Те, будто ничего не произошло, смотрели на парня, словно на дурочка, — выстрелы затормозили их на несколько секунд, похоже, больше шумом, чем болью. "Не может быть! Я попал им в сердца! ''. Ошеломленный Влад кое-как поднялся с места, оглядываясь по сторонам. Монстры окружили его, действуя как настоящие тактики, словно их вел один коллективный разум.

"Неужели это конец? Я не должен тут сдохнуть! '' — настойчиво стучало в мозгу у Влада. Он размышлял, как бы вырваться из отцепления, пока не увидел в рядах смыкающегося кольца тварей того мародёра, что пожирали в доме… ‚Он уже обратился?! Невозможно, прошло меньше двадцати минут! ''. Влад вгляделся в мужчину с обглоданной головой, что взирал на него с жадным беспокойством умирающего с голода идиота и неожиданно нашёл выход из ситуации. На поясе мутанта висела граната!

Парень убрал пистолеты в кобуру. Монстры притихли и замерли — наблюдая. Потом, все, будто по мановению палочки невидимого дирижера, начали дергаться и извиваться, словно в конвульсии. Влад достал кинжал из бокового кармана на портфеле, и метнул в новообращённого мародёра. Сталь погрузилась в голову до рукоятки. Он упал и открыл Владу брешь в плотном кругу. Парень, словно пантера, стремительно рванул к просвету. Порвав пояс мертвеца, он подобрал гранату, сорвал чеку и тут же кинул в монстров, одолеваемых волной судорог. Взрыв! Влада задело ударной волной и отнесло вдаль. Судя по ощущениям, повреждений не было. Он поднялся, вытер лицо от грязи и снова включился в марафон, в котором, как всегда, призом была его жизнь.

Пробежав очередной дом, он наконец-то увидел автомобиль. Это была не та машина, на которой он приехал. Это была самодельная тачка, вся ржавая, без дверей, с разномастными колесами, — как она вообще могла ездить, было непонятно. Водитель этого франкенштейна сидел в кабине и трясся в конвульсии, оперевшись на руль и посылая в простанство бессмысленные сигналы — это тоже был обращённый.

— Влад!

Парень обернулся и увидел Артема.

— Артем!

Они подбежали друг к другу.

— Что это? — сразу же начал Влад.

— Вампиры! — не раздумывая произнес Артем, нахмурившись и уставившись на приятеля — Я не думал, что они так расплодились… Мы в очаге!!! Сомнений нету. Надеюсь, это не рой, и они останутся на месте и не будут нас преследовать. — Артем схватил Влада за плечо. — Пойдем, Лена нас ждет в конце деревни!

Влад кивнул, и оба они теперь включились в эстафету за жизнь. На этот раз бежать пришлось недолго — цель была близка. Когда они достигли наконец края деревни, с трудом избегая стычек с монстрами, и добравшись до Лены, то обнаружили, что там их ждали новые неприятности.

Лена стояла на коленях, возле нее толпились пять мужиков с протертыми до дыр плащами, в серых штанах, кто без обуви, кто в носках. Трое были в капюшонах — их лиц не было видно. Но двоих, похоже, главных, было прекрасно видно. Один был лысый, со шрамом на черепе, другой с вытянутым как у крысы, узеньким лицом и мерзкими короткими жирными волосами. Все пятеро были вооружены и явно знали, как пользоваться пушками. Когда Влад и Артем добежали до тесно стоящих мужчин, на них тут же навели пистолеты. Лысяга со шрамом все время держал Лену на мушке.

— Опустили пушки, суки! — завопил лысый. — Или я ее, блять, вальну!

— Да я тебя сам вальну, хуев мародер, — все сильней сжимал в руке пистолет Артем.

Влад молчал и думал, как же спасти Лену. Если они и дальше будут переорываться, то приманят нежелательных гостей. Настало время действовать и показать всем, да и себе заодно, чему же его научили в клане.

— Артем, — прошептал Влад. — Уйди в сторону.

— Что? — Дернувшись, как от удара, отозвался Артем, но, видимо, вспомнив случай с монахом, понял, что у Влада есть план и не стал спорить. — Хорошо.

Он быстро отошел от Влада на большое расстояние, но не стал убирать ствол, держа его нацеленным в сторону мародёров.

— Мужики, — Влад бросил пистолеты и начал к ним подходить. — Отпустите ее. И уходите. Мы за жизнь, не за кровь!

— Че, бля! — завопил лысый, вертя пистолет в руке. — А мы за воровство, понял! Мы мародёры, и наше профессия — пиздить все, что только можно.

— То есть, вы нас не отпустите? — улыбнулся Влад.

— Вас — отпустим, — в ответ ему усмехнулся вор с лицом крысы, — к вратам рая. Ну, а девку, — он положил на голову Лены руку с черными от грязи ногтями и игриво потрепал ей волосы. — Устроим ей групповушку. Бабы в этом мире только для этого. Чтоб их драли, а они рожали!

Влад пристально глядел лысому в глаза, что ему явно не нравилось — он начал нервничать, как вызванный на молчаливый поединок зверь. Эта дуэль продолжалась несколько минут. Первым отвел взгляд вожак мародеров.

— Что?

Влад за секунды оказался возле лысого — никто не успел среагировать, так молниеносно и неожиданно он начал действовать. Словно ветер: быстрый, и бесшумный. Сразу же раскрутившись, он ударил с локтя в кадык лысяге. Тот упал, хрипя и схватившись за горло. Потом прописал два боковых крысе, отправив его в нокаут. Лена подобрала выпававший из рук лысого пистолет и выстрелила в двоих в капюшонах. Третий, последний, подобрался к Владу и направил на него пистолет. Выстрел! Влад ударил по его кисти с ноги, и тут же скрутил его в удушающий захват. Мародер попытался вырватьсяиз кольца рук, но, через пару секунд перестал дергаться и обмяк.

— Уходим, — Влад отпустил мародера, осевшего на землю. — пока к нам не пришли вампиры.

Без лишних слов они сели в машину и быстро убрались из этого поганого места.

Ехали они очень быстро: тачку подбрасывало на неровной лесной дороге, деревья летели мимо, сливаясь в единую коричнево-зеленую стену. И вот он наконец — перевалочный город! Место, где они найдут защиту и смогут перевести дух. Вся троица обрадовалась. Но, заехав в город, приятели тут же скисли. Влад прислонился горячим, мокрым от испарины лбом к холодному стеклу, взирая на ужас, что творился по ту сторону окна.

— Не может быть!

Их маленький отряд приехал в место, в обычной ситуации переполненное народом, По крайней мере, так перставлялось Владу. Наяву здесь все было по-другому. Ветер гонял пыль по пустым улицам, шевелил траву на обочинах дорог. Теперь здесь царили две сестры: пустота и одиночество приветствовали притихшую троицу. Влад не мог поверить во все происходящие. Когда он был в первом перевалочном городе, там все буквально кишело людьми, а здесь все вымерло, будто скоро должен прийти странник, и погрузить город в снег и лед, сделать его белым и безжизненным. Но странник всего один в каждом клане. Если бы их было больше — у человечества не было бы шансов. Хотя сейчас, глядя в окно, Влад сомневался, что не все еще шансы упущены — слишком жутким было это запустение.

— Что тут произошло? — не отрывая взгляда от зрелища за стеклом, безжизненным голосом спросила Лена.

Улицы… эти мертвые улицы зияли красным. Ярко-алым, будто гиганту вскрыли горло и затопили его кровью город. Но бросалось в глаза одно несоответсвие, одна страность — трупов не было.

— Проедем дальше, — нарочито бодро сказал Артем, будто пытаясь вселить в молчащих товарищей надежду. — Должны же где-то быть люди!

Влад, не ответив ему, всматриваясь в зловеще опустевший город. На крышу машины с глухим стуком упал алый сгусток плоти, скатившись на капот и промяв его. Стекла окрасились кровью, ослепив алой пеленой сидящих внутри.

— Что это?! — Артем вышел из машины, за ним выпрыгнули и Влад с Леной. — Как?

На капоте валялся человек с раскинутыми в стороны руками: без кожи, мертвые глаза таращились в разные стороны, весь в слизи.

Лену вырвало, Артем откашлялся и отвел взгляд от этого мерзкого зрелища. А Влад сразу же посмотрел на крышу здания возле них. Там, в глубине маячили три тени… на четвереньках. На каждом доме, на крышах, начали появляться похожие силуэты.

— Бежим! — Он быстро рванул вперед.

— Что такое? Что там? — Артем бросил взгляд туда же, куда таращился приятель, тоже заметил силуэты, и дернулся, потянув за собой вытирающую губы Лену.

Троица начала новый марафон. С крыш на них посыпались сотни трупов. Влад еле уворачивался от них. Их кидали прямо на бегущих. Словно это какая-то игра — кегли или вышибалы. Словно они соревнуются друг с другом. Безжизненые трупы, что приземлялись на землю, и, казалось, давно испустили дух — как по команде открыли глаза, рты их располовинились освобождая длинные как змеи, языки, которыми они шарили вокруг себя, будто ища что-то. Трупы опустились на четвреньки и с дикой скоростью равнули на трех людей, замерших перед ними. Они закричали словно безумцы.

— Нам конец!!! — завопила Лена, трясясь как от озноба.

— Заткнись!!! — Заорал Артем. — Мы выживем!!!

Влад остановился, оценивая ситуацию. Впереди были силуэты несущиеся к ним… их было очень много, невозможно даже подсчитать. Они быстро приближались.

— Я здесь не помру, — Влад сбросил портфель и достал меч с пистолетом. — Черта с два!

Его компаньоны также вооружились. Но, судя по этой толпе рвущихся в бой монстров, их шансы на выживание были невелики.

Табун приблизился к ним, все обращеные люди бежали, не сбавляя скорости. Влад приготовился и начал стрелять в первую шеренгу, за ним открыли огонь Лена и Артем. Это не помогло! Их было слишком много — на места уложенных вставали новые и новые твари. Влад перезарядил пистолет и снова хотел начать палить. Но Артем, глянув на бескожных, увидел, как они убегают и оставляют их в покое.

Парня будто озарило, он встал перед Владом и Леной, закрыв им весь обзор на бегущих чудовищ.

— Постойте, — остановил своих спутников, отталкивающих его, Артем. — Что-то не так!

— Уйди! — Влад пихнул его уже больнее. Артем помощился.

— Я тебе поверил с мародёрами! Так что и ты поверь мне!

Влад замолчал, размышляя… Что придумал Артем? Можно ли в такой ситуации бездействовать? Или лучше бежать без оглядки?.. Парень опустил оружие и поверил в своего друга. Лена также опустила пистолет.

Огромный рой монстров пробежал возле них. Они неслись со всех ног… они были испуганы, ими словно овладел ужас. Некоторые сталкиваясь, падали, но тут же поднимались и убегали.

— Кто это? — изумленно сказал Артем.

Влад обошел своего друга и застыл на месте, улыбнушись в ответ. Вдалеке шел мужчина: больше двух метров роста, широченные плечи, длинные каштановые волосы до плеч, горящий, как у волка взгляд. Одет он был в черный плащ, штаны и майку. На шее у приближающегося даже издалека был заметен кулон в виде звезды. Мужчина тащил труп вампира. Но, неожидано размахнувшись, словно мешком с барахлом, тут же кинул его в стену дома, пробив здание насквозь. Артем и Лена застыли на месте, ошеломленные увиденным. Трудно было не понять, кто перед ними. Это был один из отряда Стража черного клана! Человек, что пил кровь неизвестных и смог обрести невероятную силу.

— Ефим!!! — обрадовавшись, Влад бросился к мужчине и обнял его. — Как же я рад тебя видеть!

— Что ты тут делаешь, Мелочь? — отозвался мужчина тихим голосом.

Влад не ответил, а только крепче сжимал его. Он был рад, до чертиков рад! Ефим — тоже друг отца, а также он входит в его отряд. Один из сильнейших в клане.

— Я столько хочу тебе рассказать, — прошептал Влад- Черт… Как же я рад тебя видеть!!!

Влад почти плакал. Слишком он обрадовался такой встрече.

— Здрасьте, — к ним подошел Артем и почтительно кивнул Ефиму.

— Приветствую, — присоединилась к товарищу Лена.

— Отпусти меня, — Ефим расцепил руки Влада и оттолкнул его. — Я задал тебе вопрос. Что ты тут делаешь?

Влад почти упал, но смог удержаться на ногах. Он перевел дыхание. Он жаждал кому-то раскрыться, поделиться пережитым и, неожиданно для себя, начал вопить на всю улицу.

— Клан в осаде!!! Полукровки нас чуть не уничтожили!!! С ними князь… Надо к белым, предупредить, просить помощи. — Влад, сам не замечая, начал плакать. — Цыган умер!!! Его пытали эти твари… Отец его убил, чтобы прекратить мучения. Потом воздвиг купол.

— Ясно, — сухо ответил Ефим, будто пропустив всю информацию мимо ушей.

Он обошел Влада и побрел дальше, не обращая ни на кого внимания. Было ощущение, что ему плевать и на то, что он услыхал, и на тех, кто стоял перед ним!

— Куда ты?! — растерявшись, только и смог пролепетать Влад.

— Тебя не касается… Перевалочный пункт пал, топай в город и жди меня. Я уничтожил вампиров, так что путь до поселения свободен. Машина, — он указал на дом позади них, — за тем зданием.

— Но…

— Не нокай! — перебил Ефим Влада. — Выполняй!!!

Влад тут же замолчал. Опустив голову, он наблюдал, как один из отряда Стража уходит… Артем, недоумевающе помотав головой, позвал Влада. Они быстро нашли машину и тут же сели в нее. Артем, как всегда, занял место рулевого. Лена села вперед, Влад — назад. Парень рухнул на сиденье, как на кровать, и тут же, слвоно по щелчку, погрузился в сон.

* * *

— Выпусти меня!!!

Влад открыл глаза. В этом действии, казалось, не было ни малейшего смысла: что закрыты, что открыты. Везде была тьма, что пожирала даже сознание. Влад начал озираться, пытаясь понять, где он все-таки находится. Он не чувствовал земли под ногами и из-за этого запаниковал.

— Хватит! Я сказал — выпусти меня!

Влад перестал брыкаться во тьме, в бесплодной попытке нащупать хоть какую-нибудь поверхность, на которую можно было встать. Он узнал голос — ведь это был его собственный.

— Почему так темно? — спросил Влад.

Ответ последовал через несколько секунд. Его голос был грубым, и в нем звенел мертвенный холод.

— Выпусти! Все из-за этого порождения Гоморры, — она заперла меня! Я так жажду снова показать тебе твою смерть. Посмотреть на твое отчаяние.

— Ответь мне, кто ты на самом деле?

— Я это т…

— Да, Да. Я — это ты, а ты — это я. Я уже слышал это. — огрызнулся в темноту Влад. — Что-нибудь новенькое будет?

— Ха-ха-ха. — Из темноты послышался смех. Казалась, что собеседник находится где-то совсем близко. — А ты, я слышу, яйца отрастил! — На Влада тяжелой волной накатила тишина, пока ее не разорвал голос его мертвого двойника. — Хочешь знать, кто я такой на самом деле?

— Да…

Влад, затаил дыхание, внимая. Он жаждал наконец-то узнать, кто такой этот мертвец, и что это за вещие сны. Ему надо разобраться — во всем! Узнать правду! Незнание угентало его, словно пригибая тяжкой ношей к земле, и из-за этого трудно идти дальше.

— Не скажу я тебе, кто я… Это ты должен узнать сам. Как один из наследников Крови Королей.

<tab"‚Кровь королей? Что это?"

Мертвец безмолвствовал, и поэтому Влад решил спросить о другом.

— А сны? Почему я вижу свою смерть?

— Это — испытания! Чтобы проверить твою решимость и стойкость. Когда придет время, и назначенный час наступит, я дам тебе то, чего ты больше всего жаждешь.

— Жажду? — тупо спросил Влад собеседника, не понимая, о чем вообще идет речь, — Что ты можешь мне дать? Я вообще считаю тебя плодом моего воображения. Если бы не сны, я бы всерьез подумал подлечить голову!

— А ты и подлечи… чтобы в следующий раз не пускать в мозги порождения Гоморры.

Влад почувствовал, что его как будто поглощает тьма, стирает, откусывая от тела по кусочкам.

— Время заканчивается… Черт. Сейчас я буду с тобой серьезен. Та женщина — не доверяй ей. При случае она проломит тебе голову. Также, она закрыла меня в клетке твоего сознания… Теперь ты не увидишь свою смерть.

Владу, почему-то стало страшно, будто он сделал что-то не так, или потерял что-то очень ценное.

— Ты умрешь через три дня. — В темноте послышался смех. — Чтобы избежать смерти, тебе надо вычислить трех людей, что погубят тебя… Первый будет вечно ходить у тебя за спиной, и, когда ты отвернешься или замешкаешься, перережет тебе горло. Второй будет смотреть на тебя с презрением и когда убьет, плюнет на твой труп. Третий прикинется другом и в нужный момент бросит тебя на смерть.

— Подожди, — обмозговал услышанное Влад. — Значит, они будут действовать не вместе? Кто-то один убьёт меня?

— Да. Только один из трех сможет убить тебя. Но кто — ты должен выяснить сам. Отсчет пойдет с завтрашнего дня! Если убьешь невиновного — увидишь, что будет! Это новое испытание! Дабы проверить тебя! Выживи — и получишь желаемое. На этом мы прощаемся. Не помри, чертово отродье!!!

* * *

Ответвление I

Тьма. Сгусток черного — нигредо. Люди бояться его, но, в то же время, используют царство тьмы для уничтожения себе подобных, для убийства монстров. Тьма — и союзник, и враг в одном флаконе…

Эмма Хэвэнс. Женщина, что ненавидит тьму и призирает ее. Когда-то давным давно она поклонялась тьме. Но теперь — все иначе…

Она сидела за своим любимым столом, в своем кабинете. Просторная комната была отделана белым металлом… Ничего лишнего — стол и стул, на котором она любила восседать, куря длинную трубку.

— Эмма!

Неожиданно в комнату зашел старик в белом халате. Он начал кричать и кидаться бумагами исписанные формулами, что он держал в руках. Эмма сидела спокойно, поглаживая свои длинные черные волосы. Она убрала руку в стол и достала трубку, спички и пакет с табаком. Неспешно набила табаком стаммель и зажгла содержимое. Затянувшись, она выпустила колечко дыма на доктора.

— Ты думаешь… Это игрушки? — Старик скривился от злости. — Какого хрена ты рыскала в сознании носителя?

Эмма ответила не сразу. Этот старик Бертольд ее бесил. Он, в каком-то плане, был паникером. Вечно нервничал из-за любого пустяка. А она, Эмма, больше любила рисковать, действовать по наитию, очертя голову. Без риска — нет и прогресса!

— Бертольд, — Эмма еще раз затянулась и, задержав дыхание, положила трубку на стол, в простую квадратную пепельницу черного стекла. — Успокойся и дыши ровно. Да, я снова была в его сознание. Все во славу прогресса.

— Какой нахрен прогресс?! Ты заперла его поводыря! А если он умрет? — Старик, нервно бегающий туда-обратно, остановился возле стола и продолжил, невыносимо брызжа слюной. — Ты не подумала? Ему теперь закрыто будущее… Его смерть без видений — неизбежна. — Бертольд понурился и склонил голову, будто все было кончено. — Этот парень — последний из рода Алых… Последний носитель их крови, Крови Королей. Мы столько ждали его появления на свет, надеялись, что в ком-то пробудится эта сила! Наши прадеды позаботились об этом, они искусно оплодотворяли женщин, чтобы в будущем когда-нибудь гены сыграли свою роль, и появился он — Король Алых. — Старик подошел к столу и со всех сил ударил по нему ладонями, оставив на гладкой стерильной поверхности влажное пятно. — Вы уничтожили в далеком прошлом род Алых, а когда поняли, что без них никак — тут же запаниковали! Ваши абсурдные исследования дошли до того, что вы почти уничтожили мир!!! Породили этого монстра, что кличет себя Белым дьяволом, он тоже чует наследника королевской крови…

Эмма, не отрываясь, смотрела, как исчезает со столешницы след, оставленный Бертольдом. Гнев все больше затоплял ее разум — идеальную машину для рассчета и анализа. Жалкий штукарь, как всегда, забывался и не понимал, с чем он играет, налетая на нее, как возмущенный доцент — словно она нуждалась в его никчемных уроках! А старикашка, не замечая ее состояния, продолжал гнуть свою линию. — Он жаждет его убить… А нам этого не надо. Мы столько сохраняли ему жизнь… А теперь ты все пустила на самотек… Если его убьют, все закончится. Ты это понимаешь?

— Как одна из рода Белых и носитель их королевской крови — да, я понимаю! А вот вы, похоже, не слишком…

Эмма окончательно вышла из себя: она не была человеком, и ее раздражала, когда люди — эти букашки — общались с ней на повышенных тонах. Она кинула на Бертольда полный ненависти взгляд. Тот резко замолчал, словно ему заткнули рот невидимым кляпом. Тупица наконец осознал, что если не сбавит обороты, она убьет его… Разорвет на маленькие кусочки в этой белой комнате, и превратит ее в призведение искусства, окрасив все стены в алый цвет.

— Изв-в-вините, — Старик вытер выступивший на лбу пот. — Нервы, сами понимаете.

— Ага…

Она встала со стула и зашла за его спину. Бертольд оцепенел, не зная что произойдет…

— Скажите мне… Вы хоть раз видели свою смерть? Знаете, что такое пережить это?

— Н-нет…

Она быстрым движением схватила его за горло когтями, мгновенно выросшими на изящных тонких пальцах и разодрала надоеде глотку. Пространство окрасилось алым. Кровь, словно нелепый ключ, брызгая на стены, сбегала по скрюченному, бъющемуся в конвульсиях телу, пачкая белоснежный халат Эммы. Она поморщилась. Бертольд мешком упал на пол.

— Знаете что, — Она присела рядом с головой хрипящего, как испорченный чайник, старика. — Если бы вы видели свою смерть хоть раз и смогли бы ее избежать — вы бы стали другим человеком. Уверяю вас. Мышление катастрофически меняется. Но видите ли, в чем дело… иногда не надо верить глазам.

— Что только что произошло?

Вся картина изменилась. Бертольд больше не лежал в лужи крови. Он стоял на исходном месте, а за ним замерла Эмма. Обойдя старичка, женщина рассмеялась, глянув на его испуганное побелевшее лицо.

— И как вам — умереть? Ужасно, не правда ли? — Бертольд не отвечал, а только стоял, онемев и разевая рот, как выброшенная на берег рыба — Вернемся к нашей теме. Да, я заперла поводыря. Но не для того, чтобы носитель погиб, а потому что поводырь начал брать над ним вверх. Если так будет продолжаться — то мы увидим бывшего Короля Алых. И лучше нам этого не делать. Поймите. И да… — Она снова обошла старичка и встала позади него.

Бертольд, хоть и был стар, мячиком отскочил от нее. В его голове сохранились кадры его собственной смерти. Это было видно по глазам. Он тарщился на Эмму, как на врага, будто продумывая, как ее уничтожить.

— Вот видите… Я же говорила — мышление меняется катастрофически. Носитель пережил смерть во сн