КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 438574 томов
Объем библиотеки - 608 Гб.
Всего авторов - 207116
Пользователей - 97824

Впечатления

Serg55 про Захарова: Оборотная сторона жизни (Юмористическая фантастика)

а где продолжение?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
martin-games про Теоли: Сандэр. Царь пустыни. Том II (Фэнтези: прочее)

Ну и зачем это публиковать? Кусочек книги, которую автор только начал писать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Богородников: Властелин бумажек и промокашек (СИ) (Альтернативная история)

почитал бы продолжение

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
martin-games про Губарев: Повелитель Хаоса (Героическая фантастика)

Зачем огрызки незаконченных книг публиковать?????

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Tata1109 про Алюшина: Актриса на главную роль (Детективы)

Не осилила! Сломалась на середине книги.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Зорич: Ты победил (Фэнтези: прочее)

Вторая часть уже полюбившейся (мне лично) СИ «Свод равновесия» (по сравнению с первой) выглядит несколько «блекло», однако это (все же) не заставляет разочароваться в целом. Не знаю в чем тут дело, наверное в том — что если часть первая открывает (нам) некий новый и весьма интересный мир в жанре «фентези», то часть вторая представляет собой лишь некое почти детективное (с элементами магии) расследование убийства некого особо-уполномоченного лица (чуть не сказал «особиста»)) на каком-то затерянном острове, расположенном в далекой-далекой провинции.

В связи с этим (в первой половине книги) у читателя наверняка произойдет некое «падение интереса», однако (думаю) что это все же не повод бросать эту СИ, не дочитав до финала. Кстати, (по замыслу книги) ГГ (известный нам по первой части) так же сперва воспринимает свое назначение, как некую почетную ссылку (мол, спасибо на том, что не казнили)... но вскоре события (что называется) «понесутся вскачь».

Глупо заниматься пересказом «происходящего», однако нельзя не отметить что «вся эта ситуация» продолжает неторопливо раскрывать «тему данного мира» (и неких уже известных персонажей), пусть и не со столь «яркой стороны» (как это было в начале), но чем ближе к финалу — тем все же интереснее...

В искомом финале нас ожидают масштабные «разборки» и «ловля на живца» (в которой как ни странно наживка в виде гиганских червяков, играет совсем не последнюю роль)). Резюмируя окончательный вердикт — эту СИ буду вычитывать дальше... хоть и без особого фанатизма))

P.S И конечно эту часть можно читать вполне самостоятельно (без учета хронологии), однако желательно сперва прочесть часть первую, иначе впечатления от прочтения (в итоге) останутся вполне посредственными.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Shcola про Андрианов: Я — некромант. Гексалогия (Юмористическое фэнтези)

Когда же 6 часть дождёмся то.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Скиталец: Печать Смерти (СИ) (fb2)

- Скиталец: Печать Смерти (СИ) 637 Кб, 178с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Юджин Сапфир

Настройки текста:



Скиталец: Печать Смерти

Глава I Проклятый

— Ты никогда не поймешь меня. Ты — чернь этого мира и в то же время его свет и надежда. Ты — скиталец и будешь им, пока не искупишь свой грех.

— Кроули! Проснись, давай же!

Я проснулся оттого, что меня нагло тормошили, и, нехотя открыв глаза, увидел Тому, сидящего у кровати. Появилось желание отрубить ему руки. Но я сдержался и, лениво потянувшись, проговорил:

— Чтоб тебя нашли зэлуны (1) и вскрыли голову. Может быть, обнаружат в твоем мозге дефект, — мой взор, скользнув по скромно обставленной комнатушке, пал на стол, где стояла тарелка с едой, видимо, принесенная кем-то из работников отеля. Ничего особенного, лишь толченая картошка и куриная котлета, но и это уже придало мне сил. — О!

— Кроули! Нам надо выдвигаться. Горожане недовольны твоей выходкой с караменом(2), — беспокойно покосившись в окно, предупредил Тома.

— Что ты от меня хочешь? Я выполнил их просьбу, — я фыркнул, припоминая эту, не самую удачную, охоту. Но, ведь, действительно, с кем не бывает? Подумаешь, несчастный случай на производстве. Ну… или несколько десятков несчастных случаев.

— Разрушив полгорода в придачу.

— Ну, жертвы и разрушения… — задумчиво протянул я и сел за стол, немедленно приступив к трапезе. — Они всегда были и будут.

Особого раскаяния я не чувствовал. Да и с чего бы? Задание выполнено? Да. Монстр убит? Тоже верно. Что им еще нужно? Навряд ли кому-то удалось бы уничтожить молодого и сильного карамена с меньшими разрушениями. Все же город — всего лишь камни. Построят еще раз. От нечисти вреда было бы куда больше. Да и сам по себе монстр с телом быка и множеством паучьих лап уже способен хорошенько напугать.

— Кроули! — послышался рассерженный мужской голос, а затем и настойчивый стук в двери. — Выходите! Это не смешно!

— Черт! — я с сожалением покосился на не успевшую опустеть тарелку, но все же поднялся из-за стола. — Да что вам надо?!

Рассерженно подойдя к двери, я снял замок и распахнул ее, так и не удосужившись сменить пижаму на что-то более подходящее. Спустившись с лестницы и выйдя из здания, я удивленно присвистнул: на темной улице стояло около сотни людей с зажженными факелами, и уж точно нельзя надеяться, что они пришли только поздороваться. Озлобленные лица в первых рядах мягко намекали, что меня ожидает, в лучшем случае, близкое знакомство с вилами.

— Вы разрушили город! — выкрикнул бородатый мужчина, который, видимо, и стучал в двери.

— Почините, — вяло ответил я, сонно зевнув. — Я-то в чем виноват? Работу я выполнил, а вы мне, между прочим, все еще не заплатили.

— Деньги он захотел! — послышался женский голос из толпы. — На вилы его!

Я вздохнул и посмотрел на стадо баранов. Ведь все люди знают, кто я такой. Меня уже лет триста как нельзя убить человеку. Тот день отпечатался у меня в памяти как самый ужасный и в то же время самый прекрасный. Как-никак, день моего перерождения.

— Убьем его! — кто-то из толпы поднял в воздух вилы, и люди поддержали его воодушевленными возгласами.

— Серьезно? Вы думаете, что сможете убить меня?

Их можно понять. Кто-то потерял деньги, кто-то — родных. Но я — эгоист и был таким с рождения. Да и монстр, рожденный из черной энергии леса — карамен — мог уничтожить куда больше. В этом мире не существует таких понятий, как «сделать все правильно». Жертвы будут, никто от этого не застрахован. Но вернемся к жителям.

Они ждали от меня действий. Сжимали факелы от ярости, видя мою беспечность. Нападать, как я понял, не решаются. Ведь понимают — ничего не выйдет.

Я невольно улыбнулся. За свою неестественно долгую жизнь повидал немало людей, но всякий раз поражаюсь, какими же они бывают тупыми. Особенно отличившихся просто невозможно забыть. Да и не особо нужно, ведь они — отличный источник новых баек, которые можно поведать прекрасным дамам, забежавшим на мой огонек.

— Кроули, — подошел ко мне Тома, — заплати им, и мы сможем нормально выйти из города.

— Тома, — я вздохнул и тяжело посмотрел на своего недалекого друга, — если я отдам им деньги, они вечно будут сидеть на моей шее, как это было с одним городом восемьдесят шесть лет назад.

— С кем он разговаривает? — Прокатились озадаченные шепотки.

Тома опустил голову, и на его лице отразилась кислая мина. Его никто не видел, кроме меня и других Скитальцев. Он был духом, приставленным ко мне от Ордена, смотрителем и помощником в нелегких ситуациях. Больше он наблюдал, чем вмешивался. Но за сорок лет мы с ним порядком сдружились и научились понимать друг друга.

Я ободряюще улыбнулся своему другу и спустился со ступенек вниз, к толпе. Встав перед ними, я широко расставил руки, словно приглашая.

— Кто первый попробует меня убить? — широко улыбнувшись, спросил я, подмечая, как лица людей, стоящих ближе остальных ко мне, исказились от страха. — Давайте, ну же!

— Я убью тебя, — из толпы вышел парень, почти что мальчик, в лохмотьях — крестьянин — в руке заточенная палка. На лице его отражалось столь явное отчаянье, что я почти не сомневался: сейчас кинется в бой. — Ты! Из-за тебя моих братьев завалило… Теперь они умрут!

Еще слишком молод. И не понимает — бесполезно… И как он вообще пробрался сквозь разъяренную толпу? Хотя, может, ему помог общий ступор, и парнишка выбрал подходящий момент для того, чтобы протиснуться.

Он закричал, словно ободряя себя, и ринулся вперед, выставив вперед острие кола. Люди испуганно отшатнулись в сторону, даже не попытавшись остановить мальца, решившего взять на свою душу грех первого убийства. Наконец он оказался совсем близко и вонзил кол мне в грудь с неожиданной силой. Треснули ребра, разразились болью проткнутые легкие, на пару мгновений у меня перехватило дыхание, но я лишь выдохнул и чуть скривился. Неприятно.

— Я смог! — радостно выкрикнул парень, победно подняв вверх свой кулак, но, заметив мою спокойную мину, сразу понял, что к чему. — Нет…

Люди, стоявшие с факелами, только вздохнули, смотря на парня с жалостью.

— Ты, — я вытащил окрасившуюся моей кровью палку из груди и выбросил ее в сторону, — не сможешь убить меня. Это невозможно.

Из раны начал выходить черный клубок дыма, восстанавливая кожу, кости и легкое.

— Так, — парень отшатнулся и упал на колени, смотря на меня влажными от слез глазами, — вас не убить?

— Нет, — равнодушно ответил я, раздумывая, как бы не обидеть его лишний раз. — Где завал?

— Что?

— Покажи мне, где завалило твоих родичей, я их вытащу.

— Там!

Парень быстро отбросил едва не начавшуюся истерику, а затем побежал на запад. Я последовал за ним, Тома шел за мной, рассматривая горожан. Город вокруг ничем не отличался от сотен других, расположенных в королевстве Аура. Такие же домики, построенные в готическом стиле, из черного кирпича, самого прочного материала в этих местах. Где-то вдали возвышался и главный собор, но мы шли совсем в другом направлении. Малец привел нас к длинной улице, где стояли дома бедняков, точнее, то, что от них осталось — жалкое зрелище. Карамен был очень сильным. Кто ж знал, что он побежит от меня в город?

— Господин, здесь, — он указал на совершенно развалившийся дом, на груде камней от которого лежала массивная каменная плита. — Вытащите их, умоляю.

Я подошел к обломкам и взялся за плиту одной рукой — она сдвинулась со скрежетом. Я поднял ее над головой. Под плитой находились в погребе трое бедно одетых мальчишек, измазанных в пыли, смотрящих на меня, словно на Сервампа(3).

Парень быстро прибежал к ним и вытащил братьев одного за другим из плена каменного мешка. Я отпустил колонну, лишь когда все они оказались снаружи, и она с грохотом вернулась на свое законное место.

— Мы квиты, — я с улыбкой взъерошил короткие волосы на голове пацана.

— Да, Господин, — парень смотрел на меня с радостной улыбкой, сжимая в объятьях своих братьев.

— Не можешь ты смотреть на слезы детей, Кроули, — беззлобно пробурчал Тома.

— Я же не совсем бессердечный, — ответил ему, усмехнувшись.

Вновь послышались топот и голоса толпы, и я понял, что вопрос о разрушении города не закрыт. Уже приготовившись вновь отвечать на глупые выпады, я обернулся в их сторону. Но добежать до меня они не смогли: их путь преградила карета, украшенная гербом с изображением синего орла, который, расправив крылья, держал во рту мышь — знак короля Ауры. Увидев королевский герб, люди в толпе попадали на колени. Дверь кареты открылась, и ангельский голосок оттуда позвал меня. Я усмехнулся и бодро направился к ней. Сев в карету вместе с Томой, я встретил взгляд рассерженной девицы в чарующем белом платье, чьи светлые волосы, в цвете которых словно переплелись золото и серебро, были собраны в строгий пучок. Очаровательную головку украшала декоративная корона тонкой работы, а изящные ручки — сапфировые кольца на каждом пальце.

— Приветствую вас, королева Мариэль Аль Аура.

Мариэль раздраженно цокнула языком, а ее взгляд с каждой секундой становился все более недружелюбным. Наконец, она смогла собрать мысли воедино и заговорить:

— Ты омерзителен, не смей со мной разговаривать, нежить!

— Нежить или нет, я помогаю вашему королевству. Скажи спасибо своему мужу, именно из-за него я тут, — незамедлительно ответил я, откинувшись на обитое синим бархатом сидение кареты.

— Не надо так, — влез в разговор Тома. — Она же королева.

— Не смей разговаривать в моем присутствии, дух, — презрительно поморщившись, оборвала его Мариэль.

Она могла видеть Тому. Королева относилась к малому числу видящих: как я, мой Орден или Отверженные, Церковники. Хотя она была простым человеком…

Тяжело вздохнув, я почесал грудь. Только сейчас вспомнил, что все еще нахожусь в одной только пижаме. Так вот почему Мариэль так морщится.

— Смени свой вид, белоглазый, — грубо потребовала она.

Я не стал спорить. Меня окутал густой черный дым. Он рассеялся буквально через пару мгновений, и я предстал в кожаной куртке, штанах и в высоких кожаных сапогах.

— Пойдет? — вежливо спросил у королевы.

— Да. Теперь молчите оба, пока мы не доедем до замка.



***

— Открыть ворота! Приехала Королева со скитальцем, — объявил глашатай, когда королевское средство передвижения подъехало к замковым стенам.

Я безразлично окидывал взглядом давно уже знакомые места из окна кареты. Сам замок был выстроен в форме буквы «П» и возвышался над всеми окрестными зданиями. На случай опасности, его окружали высокие стены. По слухам, они достигали пятидесяти метров, но я сам никогда не измерял. Такие тяжело взять штурмом.

Во дворе замка суетились люди: повсюду мелькали стражники, бегали по срочным поручениям слуги. Проехав чуть вглубь, карета остановилась у ступеней, ведущих ко входу в замок. Дубовые двери немедленно отворились, и наружу выбежала молодая служанка. Она открыла дверцу кареты и подала королеве руку, помогая ей грациозно выйти. Стоящие неподалеку вояки замерли, не в силах отвести взгляд от красоты Мариэль. Она была еще совсем юной, шестнадцать лет отроду, а уже носила корону.

Я шел позади королевы, как и положено по статусу. Возможно, другого бы впечатлили огромные залы, украшенные картинами от выдающихся мастеров и дорогостоящими скульптурами, но я бывал в этих стенах так часто, что уже мало смотрел по сторонам. Наконец, мы дошли до тронного зала — огромного вытянутого помещения, у самой дальней стены которого стоял на мраморном помосте королевский трон, украшенный барельефами с изображением различных чудовищ. На нем восседал со скучающим видом мой друг — король. Седой старик со смешливым детским лицом, на плечах которого лежала красная королевская мантия, а на голове — золотая корона. В зале толпилась и пестрая толпа из вассалов: графы, герцоги, бароны. Все они казались лощеными богатеями, на фоне которых я выглядел ободранцем. Ох уж это высшее общество.

— Король, — громко объявил глашатай, проводя в глубь зала свою госпожу, — королева Мариэль Аль Аура прибыла.

Вассалы расступились перед ней, и королева, гордо подняв голову, прошла по ступеням к трону и грациозной статуей замерла подле мужа. Как же она раздражает. Я зашел в зал следом, но меня никто не стал объявлять. Хоть мне не привыкать, это все равно огорчало. Не любят таких, как я.

— Господин Кроули явился! — представил сам себя. — Король Седрик Аль Аура, я прибыл для получения нового поручения.

— Кроули! — король вмиг оживился, на мгновение заулыбавшись, но в следующую секунду вновь нахмурился. — Надо поговорить! — кивнул он в сторону прохода слева от него.

Поняв, что меня сейчас будут одаривать пинками, я, будто это обычное дело, пошел к проходу, но его загромождали вассалы. Все они смотрели на меня, словно на насекомое, но я уже повидал за триста лет этаких грубиянов и нагло растолкал столпившихся вассалов; их лица исказились от гнева из-за моей выходки, но никто не посмел ничего возразить. Я прошел в проход, где виднелась золотая дверь с гербом короля — его кабинет. Перед уходом обернулся назад — королева бросила на меня еще более злой и пронзительный взгляд, чем в карете. За что она меня так ненавидит?

Я открыл дверь и вошел в кабинет, украшенный картинами и Сиранскими коврами, которые дорого ценились на Юге. Конечно, не смог бы назвать помещение уютным — больно уж дорогой была обстановка, но вид из окна действительно впечатлял. Я присел на диван, оббитый кожей гаусса, стоящий напротив, и, пока ждал своего короля, я снова смог разобрать все по песчинкам. Зеленый лес, в котором заточен еще один лес — лес чудес. Если вспомнить, там мы и познакомились с Седриком, когда он был еще юнцом. Королевство Аура — север, является самым могущественным из четырех королевств: Севера, Востока, Запада и Юга. Так как мы славимся мечами и у нас самые качественные кузницы. Меха, да, меха у нас самые лучшие. Седрик развил торговлю, а также наладил отношения с двумя правителями, дабы принести в королевство мир и процветание. Я не вникаю в его политику, да мне и не надо. Я разбираюсь другими методами. И на этом точка.

Седрик, лишь мельком взглянув на меня, молча умостился за стол на любимый золотой стул.

Столько лет прошло, а он совсем не изменился. Он улыбался, но моего опыта вполне хватало, чтобы понять — истинные его эмоции совсем иные.

— Ты разрушил часть города, друг мой, — с укором сказал Седрик.

Я выдохнул, предвкушая очередную порцию нравоучений. Не моя ведь вина! И почему все так уперлись в этот город?

— Карамен оказался трусом, я не виноват, что он пытался скрыться в городе, а не в своем лесу…

— Повторю, — натянул улыбку до ушей Седрик, от которой мне стало дурно, ведь она отдавала гневом, — ты разрушил полгорода! — улыбка спала, и остались только пронзительные глаза. — Знаешь, сколько придется заплатить за это? — я пожал плечами, так как отказался от роли калькулятора. — Много! — Седрик повысил голос. — А если народ взбунтуется? Ведь это не первое твое разрушение!

— Каюсь, — поднял я перед собой руку. — Клянусь, больше не повторится.

— Мне не нужны твои клятвы, — он достал пачку бумаг и положил их перед собой. — Возьмешь заказ и выполнишь его. Заплатить должны много.

— Рассказывай, — я лег на диван. — Но задание сам выбираю, мы с тобой давно об этом договорились.

— Барон Лирий жалуется, что у него в городе кто-то высасывает кровь из людей и съедает их останки до костей.

— Это Ларан, — промолвил я, зевнув. — У твоего князя есть грот, куда скидывают все трупы его города. Пусть спустится туда с солдатами и обмажет их мечи цырилом, соки этой травы — яд для этого монстра.

Седрик задумчиво отложил верхний документ в сторону и взялся за следующий.

— Граф Вернан говорит, что у него из хранилища пропали деньги, — сказал он, окинув текст беглым взглядом.

— Я, — серьезно начал, нахмурившись, — таким не занимаюсь, пусть твой граф Вернан сам ищет вора. Следующие.

— Ладно, — протянул Седрик. — В одном городе на западе творится черт знает что. Простые люди падают замертво. Из них выпита жизненная энергия и не хватает пары органов.

— Хм…

Я задумчиво потер подбородок. Думается, что это был вамер, но монстров, которые высасывают из жертвы жизненную энергию, очень мало. Обычно зверюшки любят пить кровь или есть плоть. Интересная работенка намечается, ничего не скажешь.

— Хорошо. Как город-то называется?

— Гроб, — ответил Седрик.

Я удивленно приподнял брови, уставившись на друга в немом вопросе. Нет, ну, я многое встречал, но чтобы так город назвать…

— Да, знаю. Название города говорит само за себя. Ну, что поделать, если там делают гробы на заказ? Так и прозвали, — немного виновато пояснил Седрик.

— Отлично, я выдвигаюсь, — радостно провозгласил я, поднявшись с дивана.

— Прямо сейчас? — с легким сожалением спросил Седрик.

— Да, мой друг…. Тома!

— Не кричи, — дух появился рядом со мной, хотя буквально мгновение назад на его месте была только пустота. — Чего?

— Перенеси меня в Гроб!

— Я бы с радостью, да ты сильней меня, — Тома слабо улыбнулся.

— Придурок, — выдохнул я. — Перенеси меня в город с названием Гроб.

— Ладно.

Духи способны телепортироваться один раз за два дня. Такая вот в них причуда таится. Впрочем, далеко не единственная.

— Пока, Седрик, скоро вернусь, — я взмахнул рукой на прощанье.

— Пока, — король ответил мне тем же. — Не разрушь город. Снова!

— Ой, скряга, все будет нормально с твоим городом, — фыркнул я на его предупреждение.

В комнате сгустился воздух. Я положил руку на Тому, и меня ослепил яркий синий свет; тело начало искажаться, импульс ударил в комнату, и все вокруг заволокло голубое зарево.



***

— Не прикидывайся мертвым, тебе это не к лицу. Вставай с земли!

Я открыл глаза и увидел Тому, насмешливо глядящего на меня сверху. Мне это не особо понравилось, поэтому я поспешил подняться на ноги. Едва придя в себя окончательно, я огляделся. Мы с Томой стояли на холме, с которого открывался вид на город. Гроб отдавал скверной: от него к небу струились черные клубки энергии, невидимые простым смертным. Архитектура города ничуть не отличалась от других, но все же нетрудно было понять, что здесь полегло очень много народу.

— Пошли, — скомандовал Тома. — Не отставай.

— Вам, духам, легко говорить, — фыркнул я.— То, что скитальцы не могут умереть, еще не значит, что усталости они не чувствуют.

Тома не стал продолжать разговор, так что мне ничего не оставалось, кроме как последовать за ним. Мы прошли огромные ворота, у которых пришлось показать стражникам знак-тату Скитальца в форме черного барана на груди. Разумеется, подобное себе мог бы набить кто угодно, а потому затем пришлось предъявить еще и грамоту, где стояла печать от ордена. Они посмотрели и одобрительно кивнули. Пропустили без лишних вопросов и указали на поместье, где жил барон Ламир. Поблагодарив их, я отправился осматривать город.

Бумажку убрал в карман, чтобы не потерять. Иначе Орден будет ругаться, ведь когда ты к ним попадаешь после того, как тебя не взяла в свои объятья смерть, они выдают тебе бумагу, с которой ты будешь скитаться, пока не умрешь. Она определяет твою личность, а печать на ней никак нельзя подделать, так как ее оставляет один скиталец. Немного отвлекся. Я прошел ворота и…

— Да ладно? — вырвались из уст слова.

Все дома предсказуемо оказались построены из привычного черного кирпича, но мои глаза изумленно округлились, когда я увидел, что во всех магазинах торгуют гробами! Возле них стоял простой люд, борясь за гроб получше и качественнее. Решив, что в этом городе так принято, перестал обращать внимание и поплыл по улицам столь странного места. Тома исчез. Наверное, пошел осматриваться, все равно без него я не уйду, как и он без меня.

В конечном счете я прошел на базар, где маленькие сорванцы, которым не чуждо мастерство вора, отхватывали люлей от продавцов, у которых попались. Я смотрел на все диковинки, коими полнились прилавки: магические артефакты и заряженные пистоли с энергией души, оружие, заряженное магией или энергией природы. Приманивали клиентов люди в необычной одежде: шляпы, длинные плащи, которые застёгивались на груди, украшенные рисунком змеи с большими бриллиантовыми глазами. Маги. Один меня узнал, как и я его. Он взялся за кончик шляпы и приподнял ее в знак приветствия, я создал на голове такую же, повторив жест, и пошел дальше.

Улицы, мощенные мрамором, отдавались эхом из-под моих сапог. Но это меня ничуть не смущало, а только придавало загадочности моему виду.

Я заметил бордель, рядом с которым девушки чарующей и в то же время отталкивающей наружности привлекали клиентов. Три жрицы любви, заметив меня, помахали, чтобы привлечь внимание, и оголили свои крупные груди, приманивая. Мои губы расплылись в блаженной улыбке, и я уже готов был согласиться, но хорошо знакомый дух стоял позади них и предупреждающе глядел в мою сторону, давая понять — не сегодня. Я махнул рукой и пошел дальше. Пока мой путь не привел к дворцу барона, у входа в который стояла стража. Хоть здание явно уступало в роскоши королевскому, все равно явно было построено за огромные деньги.

— Кто? — спросил один из стражников, когда они загородили мне проход копьями.

Я, не отвечая, просто оттянул ворот майки вниз и показал им татуировку. Сразу все поняв, они открыли проход, куда я незамедлительно прошел и смог наконец-то разглядеть замок. Он оказался трехэтажным и полностью золоченым, включая статуи Луизы, украшающей фасад. Я почувствовал антимагическое поле и присвистнул. Неплохая защита.

Я прошел вперед, зайдя на ступеньки, но остановился, вновь услышав эхо от сапог. Теперь это неприлично. Я ловко развеял каблук и двинулся дальше, не переставая широко улыбаться.

На входе меня встретил чопорный слуга и попросил идти за ним. Я вежливо поблагодарил его и направился следом. Вычурно обставленные комнаты сменялись не менее дорого обставленными залами, пока мы не остановились у высокой дубовой двери.

— Он вас ждет, — слуга открыл дверь передо мной. — Господин Кроули прибыл, милорд.

Возликовав, что меня наконец-то представили, я создал в руке три золотые монеты и кинул слуге. Он счастливо улыбнулся, явно обрадовавшись столь щедрому подарку. Я зашел в уютную комнату, тонущую в полумраке. Единственным источником света являлся зажженный камин, а напротив него стоял обитый коричневой кожей диван. На нем, лениво развалившись, сидел мужчина средних лет, одетый в перламутровый дублет. Увидев меня, он радостно улыбнулся.

— Господин Кроули, — барон Ламир привстал, — мы вас уже заждались.

— Был немного занят, — виновато ответил я, подойдя к нему поближе. — Приступаю к работе сегодня.

— Вы — наше спасение. Слава Создателю, — барон сложил руки в молитвенном жесте, подняв взгляд к потолку.

— Расскажите, что произошло.

— Я не знаю, — барон скрыл лицо в своих руках и продолжил уже почти шепотом. — Люди умирают пачками, из них высасывают жизненную энергию за секунды. Они боятся и винят меня.

— Разберемся, не переживайте, — присев на колено, пообещал я и взглянул в испуганные глаза барона, даря ему надежду. — Где все трупы?

— На Яркой улице, четвертый дом от школы рыцарей.

— Хорошо, — я встал и направился к выходу. — Как узнаю что-нибудь, сообщу.



***

Солнце давно уже закатилось за горизонт, уступая пост своей сестренке-луне. Начали зажигаться магические лампы-фонари, не позволяя городу окончательно погрузиться во тьму. Я шел по безлюдной улице, почти наслаждаясь тишиной вокруг. Люди заперли дома на стальные засовы и теперь подогревали свой страх в семейном кругу. Краем глаза я заметил, как на крыше мелькнули тени — воры. Мастера своего дела приступили к работе, как только город опустел. Казалось бы, как только не стыдно: наживаются на чужом страхе. Но я не спешил их осуждать. Все же у каждого свой способ заработать, и кому-то вполне мог показаться неправильным мой.

Пройдя академию рыцарей, я вышел к четвертому дому: трехэтажному зданию с вывеской на альнарском(4) — госпиталю. Я открыл железную дверь и тут же наткнулся на лекаря, лицо которого скрывала маска птицы с вытянутым клювом, а тело — закрытое черное одеяние.

— Кто вы? — спросил он, чуть склонив голову.

— Скиталец, — ответил я и привычно уже показал татуировку. — Мне нужно посмотреть на трупы людей, у которых высосали душу.

— Конечно.

Лекарь повел меня вглубь здания через палаты, заполненные больными. Внутри я увидел несколько душ, задержавшихся в этом мире. Они сразу же обратили на меня внимание. Но я не стал ничего предпринимать. Сейчас уж явно не до них.

— Вот они. Час назад привезли, — открыв массивные двери, сказал лекарь, пропуская меня в прохладное помещение морга.

На длинном столе лежало два трупа: женщина и мужчина. Оба были без одежды, но напрягало вовсе не это. Их вид мог бы шокировать неподготовленного зрителя: серая и сухая кожа, словно выжженная земля пустыни Паран. Они выглядели обескровленными. Разрезы на торсе говорили о том, что вскрытие уже проводили.

— Есть что-то необычное? — обратился я к лекарю, все же отведя взгляд от неприятного зрелища.

— Повреждений нет, — сказал он, подойдя к трупу женщины. — Ничего не указывает на причину смерти. Но есть одна странность, — он откинул кожу на груди женщины, словно это было просто покрывало, обнажив грудную клетку. — Посмотрите.

Я брезгливо поморщился и заглянул внутрь. Не могу назвать себя большим знатоком в анатомии, но даже с моими скромными познаниями несложно понять, что в груди у человека все же должно располагаться сердце. У этой женщины же за ребрами скрывались только легкие. При этом сами кости совершенно не были повреждены.

— И какие у вас предположения? — спросил я, подняв взгляд на лекаря.

— Никаких, — машинально, словно марионетка, ответил лекарь, хотя буквально минуту назад говорил нормально. — Я сказал все, что знаю.

Странно это. Мое чутье подсказывало недоброе.

— Точно? Вы же дипломированный специалист. Должно же что-то в вашей голове подсказать причину? — прищурившись, начал допытываться я.

— Точно! — Лекарь вдруг схватился за стол. Да так, что даже костяшки побелели. — Уходите, мне что-то нехорошо. Надо принять настойку из кукуры.

— Подождите, — остановил я его. — У меня есть кое-что лучше настойки. Стопроцентный эффект.

Я посмотрел ему в глаза. На радужке обнаружилась маленькая пентаграмма, невидимая простым людям, да и большинству магов. Работа мастера, не предвещающая ничего хорошего.

— Не бойтесь.

Я прикоснулся рукой к лекарю, но тут же одернул ее из-за внезапной боли. На коже выступил кровавый ожог, и это подтвердило мои худшие догадки. Работа высшего мага. Кто-то заигрался с магией, но что он хочет сделать с помощью этих жертв? Лекарь захрипел и упал на колени.

Если я продолжу, он может умереть. Эта магия заставляет молчать человека, и попытка снять ее приведет к смерти носителя или же того, кто попытается ее снять. Но только не в моем случае.

— Простите, — я помог лекарю подняться. — Не буду вас задерживать. Прощайте.

Моя рука вновь окуталась черным дымом, и ожог исчез, будто бы и не было. Я хмуро направился в палаты больных, уже без сопровождения пострадавшего от козней неизвестного лекаря. Пройдя несколько коек, я увидел дух девушки в одежде медсестры. Лицо ее было изуродовано, как и руки. Подойдя ближе, я присел возле нее. Она испугалась и тут же попыталась сбежать.

— Стой, я тебя не трону, даю слово, — заверил я ее.

— Что ты хочешь, Скиталец? — подозрительно спросила дух.

— Ты видела, кто наложил заклинание на лекаря?

— Я… они меня развеют, — испуганно озираясь по сторонам, ответила дух.

— Не бойся, я спрашиваю тебя, потому что намерен убить их. Не волнуйся, я сделаю это не в госпитале.

Кажется, дух немного успокоилась. По крайней мере, она перестала так напугано глазеть на меня.

— Это была девушка с двумя мужчинами. Они все были одеты в плащи с рисунком змеи на них. Я не разглядела их лица. Но их аура такая, как у смерти.

— Это все?

— Да.

Поблагодарив духа и попрощавшись, я вышел из госпиталя и направился в ближайший отель. Меня неумолимо клонило в сон, но все же я обдумывал слова духа. Они показались мне странными и только усилили тревогу.

Их аура была такой, как у смерти… Плохой пример. У смерти нет ауры, она попросту давит на тебя своим присутствием. Самое главное, чтобы в городе не было Отверженных — они будут мешать. Как вспомню, что они устроили в Брюзеле(5), так и хочется разгромить все братство. По сути, они такие же, как и мы, Скитальцы. Но их заклеймила не смерть, а Боги, которым они перешли дорогу. Они тоже бессмертные, им дарована сила божества, от которого они получили проклятие, очень схожее с нашим. Я хоть и верую в Сервампа — создателя нашего мира и первого человека — но их методы не одобряю. Стадо фанатиков, которые убивают в честь Него.

Я подошел к четырехэтажному зданию с вывеской «Отель» и постучал в двери. Открыл мне молодой парень, на удивление улыбчивый для такой беспокойной ночи. Попросив комнату, я кинул ему десять серебряных монет.

— Ваши друзья уже ждут вас, — вдруг ответил он тем самым неестественным голосом, что я уже слышал из уст лекаря.

— Ага, — протянул я.

Кто бы сомневался. Мое зрение начало меня подводить: по крышам бегали вовсе не воры, а мои новые друзья. Их слежка удалась. Хм. Интересно, кто же там?


Примечания:

(1)зэлуны — маленькие создания, похожие на гномов.

(2)карамен — монстр с телом быка и ногами паука.

(3)Сервамп — первый человек.

(4)Альнарский — язык лекарей.

Глава II Сила греха

Я поднялся на четвертый этаж и открыл ключом дверь. Комната встретила меня тьмой, а в следующую секунду я почувствовал, как к моей спине и животу поднесли кинжалы. Освещение было скудным, но я все же смог разглядеть темные силуэты, стоящие рядом, а третий из них, женский, сидел на стуле у окна, со спины освещенный луной.

— Не двигайся, или убьем тебя, — послышался вкрадчивый мужской голос.

Недолго думая, я схватился за руку, приставившую кинжал к моему животу. Ее тут же окутал черный дым, хотя разглядеть его в темноте было невозможно, а в следующую секунду послышался удивленно-болезненный вскрик: магия расщепила конечность врага до самого локтя. Мгновение — и в мой позвоночник воткнулось холодное лезвие. По телу прокатилась протяжная боль, но я взмахнул рукой, создавая в дымке кинжал, и ловко обернулся ко второму противнику. Бил я не смотря, наугад, но характерный звук подсказал: удар моего кинжала пришелся на его висок. Тело тяжело рухнуло на землю, и тогда я, отпрыгнув в сторону, развеял свое оружие. Еще одно быстрое движение, и в моих руках материализовался заряженный арбалет. Усмехнувшись, я выпустил болт в оставшегося на ногах мужчину. Он тоже упал на дубовый пол, и тогда я понял, что осталась лишь женщина.

— Браво! — обманчивая тишина комнаты нарушилась издевательскими аплодисментами. — Ты и правда безжалостный, белоглазый.

— На самом деле я добрый, просто, если бы твои ребята не тыкали, куда не надо, этого бы не произошло. С кем имею честь говорить? — поморщившись, спросил я у незнакомки, развеяв арбалет.

— Я Элен Шварц.

У окна появился синий шар, осветивший комнату. На стуле восседала женщина в плаще, закинув ногу на ногу. У нее была гетерохромия: один глаз холодно-серый, а второй ярко-зеленый, словно изумруд. Да и волосы необычные, кудрявые, длиною до плеч, по цвету схожи с бирюзой.

— Попрошу уехать из города, — с улыбкой пропела она. — Или мне придется убить тебя.

— Убить? — устало переспросил я, окинув Элен скептическим взглядом. Ну, надо же, еще одна убийца по мою душу явилась. — Ты знаешь, кто я?

— Да, ты скиталец. Люди не способны убить тебя, но школа змея утверждает, что вы боитесь магии, — она сверкнула улыбкой, словно мы здесь о чае с пироженками говорим.

— Бред, — покачал я головой.

— С вашего позволения, я бы хотела проверить, — Элен грациозно поднялась со стула и направила правую руку на меня. — Можно?

— Попробуй! — развел я руки в разные стороны. — Никому из людей это еще не удавалось.

Элен ударила рукой по воздуху, ее палец загорелся зеленым светом. Ловкими движениями начертив знак змеи, она нажала на него. Меня тут же сковало чарами, я не мог двигаться, а в следующий момент вокруг обвилась огромная змея.

— Это Василиск, — пояснила Элен и ласково погладила змея. — Контакт с его кожей парализует, но особенность не в этом, — она отошла и еще раз взмахнула рукой. Змей открыл рот, где таился кончик меча. — Это — меч Проклятого! Он способен убить любое создание на этой планете.

Я устало покосился на меч в глотке чудовища и тяжело вздохнул. Ну, почему всегда одно и то же? Неужели никто не может просто пройти мимо, не постаравшись меня прикончить?

— Не тяни, — раздраженно ответил я. — Я хочу спать, и, если ты закончила свой фарс, действуй.

— Ах ты! — кажется, Элен не ожидала подобной реакции, ведь ее милая мордашка вмиг исказилась от злости и раздражения. Напомнило вечное выражение лица королевы. — Василиск, убей его! — из пасти змея выскочил меч и в тот же момент пронзил мне голову. В глазах потемнело. Элен изучающе потрогала меня, после выждала пять минут.

— Я смогла! Великий Белоглазый пал от моей руки, теперь я стану знаменитой, — воодушевленно проговорила она, едва не подпрыгнув от радости.

Издав непонятное кряхтение, я открыл глаза, с трудом преодолевая боль в черепе. Из раны начал струиться черный дым, как всегда, залечивая поврежденные ткани.

— Что? — Элен испуганно отшатнулась, недоуменно смотря в мою сторону. Былая радость, видимо, отступила. — Как это возможно?!

— А? — переспросил я, широко зевнув, — Я же тебе говорил.

Мгновение — и в комнате грохотнуло: я выстрелил черным дымом прямо из своего тела. Змей испарился, будто его и не было, а Элен ударной волной отбросило к противоположной стене. Маг застонала от боли и неожиданности, но я времени не терял. Еще одно быстрое движение — и дым, обвивший руки Элен, уплотнился, превратившись в прочнейшие оковы. Каждый палец на ее руке был скован, чтобы она даже не пыталась пользоваться своей магией.

— Отпусти! — прикрикнула она, пытаясь вырваться из ловушки.

Ноги Элен оказались разведены в стороны, отчего до этого плотно застегнутый плащ перестал скрывать потаенные участки тела мага. Подойдя к ней, я удивленно приподнял брови, заметив весьма неординарный элемент ее прикида, точнее, его отсутствие.

— Где… твое нижнее белье? — недоуменно спросил я, но Элен только густо покраснела и опустила взгляд в пол. — Ладно, это твое дело, — я взмахнул рукой, и ее ноги сомкнулись вместе. — Теперь поговорим о другом, — подумав, я уселся на стул и внимательно уставился на девушку. — Где высший маг?

— Я не понимаю, про кого ты говоришь, — слишком уж поспешно ответила она.

— Милочка, я, конечно, добрая душа, но за плохой ответ будешь получать, — я создал в руке пистоль и, прицелившись, выстрелил в грудь Элен потоком воздуха. Ее лицо скривилось. — С каждым выстрелом боль будет все сильнее. Продолжим. Где высший маг? — Элен молчала, и я вновь потянул за спусковой крючок. На сей раз выстрел пришелся ей в живот. Элен тут же закричала от боли, с силой сжимая руки в кулаки. — Где твой босс? Где высший маг? — продолжал я, не обращая внимания на слезы, выступившие на глазах Элен. Еще один выстрел.

Маг вновь разразилась криком, но я ловко окутал комнату дымом, не позволяя звукам пройти вовне. Нам ни к чему лишние свидетели, так ведь? Элен обессиленно свесила голову и застонала жалобно, словно барашек. Я, не получив нужного ответа, вновь нажал на спусковой крючок.

Раздался новый истошный вопль, а затем Элен подняла на меня полный ненависти взгляд.

— Тебя осудят за такое! Это неприемлемо! Я маг школы змеи, и у меня есть неприкосновенность! — начала она сыпать угрозами.

Я хмыкнул и встал со стула. Затем неспешно подошел к ней и почти ласковым движением погладил ее по волосам. Кажется, в глазах Элен мелькнула надежда, но в ту же секунду я с силой вцепился в ее кудри и потянул их вверх. Маг пискнула от боли, но теперь ее лицо оказалось вровень с моим.

— Смотри мне в глаза, — вкрадчиво начал я, пока лицо Элен искажалось от страха, когда она заметила, как карие радужки моих глаз сменяются белыми, как снег. — Я твой судья на сегодня, и ты не уйдешь живой, если я того не захочу. Мне плевать на твои школьные законы. Я убью тебя… Разорву тело на куски, а после расщеплю своей силой. Про тебя все забудут. Даже если будут искать — не найдут.

Я не мог не заметить, как Элен дрожит. Лоб ее покрылся испариной, зубы цокали друг о друга, а левый глаз нервно дергался. Ну, и где былая храбрость, а, девчонка?

— П-подожди, — задыхаясь от страха, проговорила она. — Я скажу, тол…только не убивай.

— Подумай, — я пристально смотрел на нее, а затем грубо сжал ее челюсть свободной рукой. Нежничать я, конечно, не собирался. — Слова могут убить. Если ты обманешь меня, можешь даже не надеяться на легкую смерть.

Она кивнула, и только после этого я отпустил ее и отступил на шаг.

— Я не знаю, где высший маг, — начала она, а я тут же вновь выстрелил ей в живот. — А-а-а! Да подожди ты! Поступил заказ, за который дают три тысячи золотых. Нам надо было просто забирать сердца у трупов с помощи артефакта, который способен украсть что угодно, даже сердце, не разрезая тело. Все это мы должны были выполнить до приезда графа Фернира. Сегодня мы забрали последние сердца.

Вот как, значит. Интересно будет пообщаться с заказчиком, а уж в том, что наша встреча состоится совсем скоро, я не сомневался. Легко развеяв пистоль, я присел на стул.

— Когда приезжает граф? — чуть склонив голову набок, спросил я.

— Сегодня утром, — ответила Элен, продолжая опасливо коситься на меня.

— Продолжай, — позволил я и откинулся на спинку стула, играясь с клубком дыма в своей рукой.

— Сердца поглощал артефакт и переносил сразу заказчику, — проговорила Элен, со страхом наблюдая за движениями моей руки. — Больше ничего не знаю.

— Ты ведь скажешь, где артефакт?

— Он у Эванса, — кивнула она на труп мужчины, которого я убил с помощью арбалета.

Я улыбнулся своим мыслям и вновь поднял взгляд на Элен.

— Прощай.

Я легко взмахнул рукой, а затем кусок кладки, к которому была прикована Элен, с грохотом вылетел наружу, оставив дыру в стене. Истошно крича, маг врезалась в соседнее здание, а затем все вновь затихло.

Как ни в чем не бывало я подошел к указанному Элен парню и достал артефакт из его куртки: сухая голова детёныша пара. От нее исходила черная магия, до боли и отвращения знакомая мне. В душе всколыхнулась давно забытая злоба, но я подавил ее — не время.

Видно, сегодня поспать мне не удастся. Нужно наведаться еще в одно место.


***

— Смена, — закричал охранник и поменялся местами со своим сослуживцем.

— Здорово, мужики! — я радостно взмахнул рукой, подходя к стражникам. — Разговор есть.

Я встретил стражу у дома, выглядящего масштабнее других построек в городе. В таких обычно останавливались богачи или знатные дворяне. Охраняли его двое мужчин в кольчужной броне и с тяжелыми булавами на поясе. Один из них был толстым, а второй, напротив, худосочным.

— Что надо? — грубо спросил толстый.

Я с улыбкой оттянул ворот майки, продемонстрировав им татуировку, и лица стражников стали куда более дружелюбными.

— Извините моего друга, скиталец, — худой выступил вперед, словно прикрывая собой толстого. — Что вы хотели узнать?

— Расскажите про происшествия, — вежливо попросил я и, создав из дыма стул, уселся на него.

— А что рассказывать-то? — спросил толстый, задумчиво почесав голову. — Дохнут люди пачками, зараза неделю назад началась.

— Уже пять тысяч человек полегло, сегодня сообщили, — добавил худой.

— Ровно? — я чуть прищурился.

— Да, милорд, я дружу с врачом местного госпиталя, так он мне пару часов назад сказал. Вот только от него пришел, — похвастался толстый, гордо приосанившись.

— Ясно, — я окинул удивленным взглядом их снаряжение. — Давно вещички вам выдали?

На них была надета новая, еще не видавшая меча кольчуга. Да и добротная булава с железными шипами блестела в свете фонарей, что несвойственно старому металлу. Такое снаряжение — удовольствие не из дешевых.

— Сегодня барон Ламир выдал нам. Наконец-то он вышел из бедности, а то уже боялись, что нового поставят, — худой помахал булавой, словно демонстрируя ее.

— А когда его бедность закончилась? — С интересом спросил я, сложив руки на груди.

— Кто знает… Но за эту неделю он взял много денег, однако меха мы не продавали, урожаи еще не поспели, так что хрен его знает, — пожал плечами толстый.

— Многие говорят, что деньги у него появились, когда граф объявил, что посетит наши земли. Может, и подкинул ему деньжат, — добавил худой заговорщицким шепотом.

— Хм. А когда начались смерти? — нахмурившись, переспросил я.

— Примерно неделю назад, — вспомнил худой.

— Ясно, — я встал со стула и развеял его.

Попрощавшись с разговорчивыми стражниками, я быстрым шагом направился ко дворцу, обдумывая услышанное. Как-то это странно: у барона появились деньги, когда он был почти разорен. Очень интересно. Надо проверить одну теорию.

Я встал у железного забора, что защищал дворец от посторонних глаз. Посмотрел по сторонам и убедился, что меня никто не видит. Мое тело окуталось черным дымом и растворилось в нем. Это состояние я называю обратным эффектом: тело превращается в дым, и я могу проходить сквозь стены, если в них есть щели. Как раз одну такую я нашел в стене и просочился через нее, таким образом я оказался в зале. Кажется, его мы проходили вместе с тем слугой. Полетев вниз на первый этаж, я заметил охраняемую стражниками дверь. Не задумываясь, я промелькнул между ними, едва сдержав смешок от того, как несчастные испуганно подпрыгнули. Так, вижу еще одну дверь. Она покрыта барьером. Я направил дым на нее, но надпись золотой звезды заставила меня отшатнуться. Черт. Не поскупился барон на охранные заклинания. Мысленно обругав предусмотрительного богача, я принял свой нормальный, осязаемый облик и скрестил пальцы, принявшись читать заклинание.

— Свет заката, свет рассвета, помоги мне в моих делах и в моих трудностях. Сними метку и открой мне правду. Свет Ведьмы.

Золотая звезда угрожающе надулась, а спустя пару мгновений лопнула и разбилась на маленькие осколки. Путь свободен. Я открыл дверь и вошел в хранилище, в полутьме которого поблескивали золотые монеты.

— Вот это да, это точно не подгон от графа, — восхищенно протянул я.

Хранилище ломилось от груд золота. Его было так много, что на пару секунд я даже растерялся. Но затем все же пустил на все эти богатства черный дым и сгреб их в полупрозрачную созданную мною огромную руку. Поднял их, а затем в моем сознании мелькнуло точное число: триста семьдесят пять тысяч золотых. Нет, точно не граф. Он хрен бы кому отдал такие сокровища.

Дымовая рука начала тяжелеть, в голове помутилось. От золота исходила та же зловещая магия, что и от артефакта, кравшего сердца. Меня снова охватила злость, и я выпустил монеты из руки. Те со звоном обрушились на каменный пол сокровищницы. Самое время пообщаться с бароном!

Я превратился в дым и, вылетев из хранилища, оказался на первом этаже. Только хотел переместиться к барону, как услышал голос из соседней комнаты, который рассказывал историю детям хозяина дома.

— Дети! — встал перед ребятней мужчина в элегантном воротнике. — Я расскажу вам историю, которая полна любви и печали.

Дети начали аплодировать ему, но он помахал рукой, чтобы они успокоились.

— Жил-был один Скиталец, самый старый из них и самый могущественный. Он потерял вкус жизни и уничтожал каждого, кто скажет ему слово. Он был беспощадным, но в то же время несчастным. Скиталец покинул людей и монстров, уйдя в Зеленые бескрайние леса, где жил в одиночестве. Пока, — кто-то из детей нетерпеливо выдохнул, — к нему не забрела одна девушка. Она была путешественницей и чертила карты для своего отца из города Альма королевства Муран. Скиталец чуть не убил ее, но эта девушка оказалась самой сильной мечницей в своем городе, карты и путешествия были всего лишь хобби. Они долго сражались, пока Скиталец вновь не обрел вкус к жизни и… не полюбил свою спасительницу. Он снова начал переживать за людей и ненавидеть монстров. Скиталец поблагодарил девушку и пообещал, что, когда он разберётся с некоторыми неотложными делами, вернется и возьмёт ее в жёны. Девушка сказала, что будет ждать. Так они и разошлись, — маленькие девочки, покраснев, восхищенно взвизгнули. — Но закончилось все трагично. Он сдержал обещание и, как только разобрался с делами, выдвинулся в город, где ждала его любимая. Но он нашел вовсе не то, к чему стремился. Когда он приехал в город, там пылали костры, на которых казнили предателей короны. Свою любовь он не обнаружил среди них и узнал, что она с мятежниками осаждает замок короля. Он незамедлительно выдвинулся и пришел на поле боя, где царили смерть и разрушения. Везде виднелись разорванные тела, воняло гарью и горелой плотью, — мужчина остановился, ведь его голос дрогнул, но затем, выдохнув, вновь продолжил. — На главных воротах королевства была прибита его любовь и его спасение. Она была мертва. Он обезумел: безразличие и ненависть к этому миру вернулась. Это был первый Скиталец, который уничтожил королевство, и погубил его за несколько часов; он распял королевскую семью на крестах, всего их оказалось четверо: король, королева и двое сыновей. Каждый из крестов он установил в самых крупных городах королевства, объявив, что тирания окончена. Конец.

Маленькие дочери барона заплакали. Да и я недалеко ушел от них. Воспоминания былых дней терзали душу так, что на пару мгновений я забылся, вновь приняв осязаемый облик. Черт! Я встретился взглядом со слугой, заметившим меня. Делать нечего, я грубо попросил отвести меня к барону.


***

— Барон Ламир, прибыл господин Кроули.

Я зашел в ту же комнату, где и встретил барона в первый раз. Казалось, что он так и не сошел с места: все также сидел на диване и безразлично вглядывался в пляшущее пламя в камине. Заметив меня, он встал на ноги и спешно подошел ближе.

— Кроули, появились какие-то вести?

— Да, — я прошел мимо него и сел на диван. — Появились. Присаживайтесь, — похлопал я по дивану, — не бойтесь.

— Хорошо, — он нахмурился, но все же присел рядом. Глаза его нервно бегали — он точно что-то не договаривает. — Что такое?

— Смотрю, ваша казна переполнена золотом и бриллиантами, даже король бы позавидовал, — начал я издалека.

Барон засмеялся.

— Ах, наши урожаи в этом году дали плоды, да и продажа мехов тоже удалась. Все-таки мы живем на севере, скоро будет зима, так что народ закупается.

— Правда? Я бы поверил вам, но, — я достал голову пара из кармана и поднес ее к лицу барона. — От этого золота исходит темная магия, как и от этого артефакта. Что скажете?

— Не понимаю, о чем вы, — барон отшатнулся от отвратительного предмета, но я все же заметил испарину на его лбу. — Это просто совпадение.

Ну да, совпадение. Конечно же. Я едва сдержался, чтобы хорошенько не приложить лжеца.

— Я ходил к страже и расспрашивал их про инциденты. Они сказали, что вы были бедны. А барон без денег — все равно, что курица без яиц. Ваши поставки мехов никто не закупал… Одна странность: за неделю до происшествий объявили, что граф посетит вашу землю. И вдруг народ начал умирать, а вы — богатеть, — пристально глядя на барона, сказал я.

— Совпадение! — он нервно облизал губы. — Я вас уверяю.

— Слишком хорошо для совпадения. Я проверил не только вашу казну, но и сколько людей умерло за эту неделю. В вашем городе живет тридцать тысяч. Умерло ровно пять тысяч, две пятьсот — дети, две пятьсот — пожилые люди. Ваша казна состоит из трехсот семидесяти пяти тысяч золотых ровно.

Глаза барона пугающе округлились. Похоже, что я все-таки попал в точку.

— Спокойствие, — улыбнулся я барону. — Только спокойствие. Дайте мне закончить, а потом удивляйтесь, — переведя дыхание, я продолжил. — Пару часов назад я поговорил с милой особой из школы змеи. Девушка рассказала мне, что они воровали сердца согласно заказу в этом городе; сегодня был последний день, и как раз через несколько часов прибывает Граф. Значит, заказчик, который дал им этот артефакт — это тот, кто дал вам золото. Сто за детей и пятьдесят за пожилых. Неплохие расценки за жизни простых крестьян.

Моя правая рука окуталась дымом. Я схватил барона за шею и, сжав ее, прижал его к стене, у которой стоял диван. Несчастный испуганно вцепился в мою руку, хрипя и пытаясь вырваться.

— Совпадений, — начал я, смотря в глаза барона, — не бывает. Ты — жалкое вонючее создание. Ради денег ты продал своих подданных. Кто дал тебе власть распоряжаться жизнями? — он зажмурился, дрожа от страха. — Я спрашиваю тебя, чертов барон Ламир, кто дал тебе такую власть?

— Мне нужны были деньги, — прошептал Ламир. — Я был беден! Кому нужен бедный барон? Никому! Тебе, скитальцу, не понять этого, вы бессмертные, и каждое королевство платит вашему Ордену. Ну, а как же мы, простые люди? Что нам делать? Я вырос в роскоши, — сжав зубы, он добавил с неожиданной ненавистью, — и не собираюсь терять ее!

— Тварь! — я сжал его горло сильнее, лицо барона раскраснелось от удушья. — Из-за этого ты отдал людей на вертел! Ты жалок, — я расслабил хватку и убрал дым, позволив барону сползти на пол. — Я не стану убивать тебя, ты мне поможешь! Кто дал тебе денег?

Барон, скрючившись, откашливался, держась рукой за свою шею. Жалкая свинья.

— Это была женщина, она общалась со мной с помощью телепатии. Мы договорились, что я закрою глаза на смерти в моем городе, а она даст мне денег.

Я рассмеялся, прикрыв лицо ладонью. Угораздило же связаться с идиотом. Неужели никто не знает, что лучше держаться подальше от тех, кто предлагает тебе подобные сделки?

— Знаешь, кто так хорошо владеет черной магией?

— Ведьмы-отступники? — спросил Ламир, подняв на меня испуганный взгляд.

— У простой ведьмы не хватило бы магии создать столько золота и оставаться незамеченной. Слушай и запоминай: во всем виновата твоя жадность и глупость. Эта женщина из культа Нечестивца! Ее силы восполняются с помощью алтаря или жертв.

— Культ Нечестивца! — воскликнул барон, вновь осев на пол. — Не может быть!

— Может. Если ты забыл, про кого я говорю, давай напомню, — сев на корточки, я посмотрел на поникшего Ламира. — Нечестивец — второй человек, брат Сервампа. Тот, кто чуть не разорвал мир на две части в далеком прошлом. Его остановил Сервамп, но в битве пали оба. Нечестивец пообещал вернуться, и люди это запомнили. А культ Нечестивца уже веками ищет способ, как воскресить их царя. Понимаешь? Ты стал одним из тех, кого они используют для выполнения своей цели.

— Прости, — взмолился Ламир. — Не говори королю, молю.

— Знаешь, ты мне нужен, и поэтому я не скажу ему, но взамен ты поможешь мне. У меня с культом свои счеты, — я тяжело вздохнул и поднялся на ноги.

— Хорошо, — спешно кивнул Ламир. — Я согласен.

— Тогда зови своих воинов.


***

Шумное и отдающее вонью рыбных рядов утро приветствовало графа Фафнира. Горожане восхищенно смотрели на его прибытие, преклонив колени. Сам граф ехал в золотой карете под руку со своей графиней. Их со всех сторон окружала стража барона, а сам хозяин города находился во главе колонны верхом на коне. Я же, изменив облик с помощью дыма, встал среди стражников в первых рядах перед каретой. Пока что ничего не происходило, но я внимательно наблюдал за всеми присутствующими, стараясь не выделяться.

Первые лучи солнца показались из-за туч, и рядом послышались вскрики: свет ослепил стражу. Конечно, это было заклинание, только вот на мои глаза подобное не сработает. Я увидел, как к колонне бежали люди в черных одеяниях, лица которых были скрыты за рогатыми масками — рядовые солдаты культа. Они обнажили мечи. Видимо, решили снести всех разом, но я не растерялся и выставил барьер из дыма. Враги натолкнулись на него, не в силах пройти, и в тот же миг черные шипы вылетели им навстречу, пронзая. Свет исчез, зрение вернулось к людям, и они тут же бросились врассыпную. Но вдруг… все замерли, будто бы время остановилось: кто-то завис в воздухе, кто-то едва переставлял ноги, кто-то просто ошалело стоял с открытым ртом.

В глубине толпы полыхнула ярко-алая вспышка, а за ней вышла молодая девушка. В готическом черном платье, хотя корсет, благодаря которому грудь интригующе выпирала, оказался кроваво-красного цвета. Ее черные волосы были распущены и спадали гладким водопадом с плеч, хотя сбоку головы их и украшала замысловатая заколка. Под глазом девушки можно было заметить татуировку Нечестивца — иссохшее лицо с кровавыми слезами. Она подошла ко мне на расстояние не более ста метров и окинула меня пристальным взглядом, прежде чем заговорить.

— Белоглазый скиталец, — она приподняла подол платья и сделала реверанс. — Это честь для меня. Меня зовут Амалия Вагнер. Я рядовой маг культа Нечестивца.

— Не сказал бы, что мне приятно, — грубовато ответил я на ее приветствие. — Ты ведь понимаешь, — из меня начал выходить черный дым, — что я убью тебя?

— Я бы поспорила. Все-таки я впитала в себя пять тысяч сердец, — губы Амалии тронула легкая улыбка.

— Да хоть миллион, это тебе не поможет!

— Я бы с радостью сразилась, но ты прав. Я не смогу убить тебя, — она взмахнула рукой на дом, он взорвался, отбрасывая то, что осталось от солдат. — Мне нужен только граф, его кровь.

Сзади меня все: солдаты, карета с графом и графиней, барон, горожане — развеялись. Это были лишь копии, созданные мной, чтобы обмануть врага. Но кто мог знать, что девчонка знает заклинание времени? Улица оказалась пустой. Я сложил руки вместе и начал колдовать.

— Время бесконечное, время, как вода, услышь мой голос и верни свой поток. Колесо Фауса.

— Именем Нечестивца я приказываю: время, разруби и измельчи моих врагов. Кавардак.

В воздухе то и дело вспыхивали молнии. Время металось, не зная, кому из заклинателей подчиниться. Как тут я направил одну руку на Розали и вновь принялся за магию.

— Именем Скитальца я приказываю: ветер, покарай и разруби врага предо мной. Метель.

Мага подхватил поток ветра и отшвырнул к ближайшему зданию. Розали пробила его насквозь, оставляя за собой шлейф пыли и груды черных кирпичей. Поток времени вернулся.

Я быстро переместился к магу. Она вмялась в стену и теперь пыталась вновь вернуться в бой. Но я ударил ее ногой, окутанной в черный дым, под челюсть. Розали взлетела вверх и остановилась, паря.

— А ты, — она сплюнула кровавой слюной и вытерла кровь с разбитых губ, — и правда силен. Хотела спросить до боя, но не успела. Почему ты охотишься на культ?

— Не твое дело, — я поднял руку и сжал ладонь. Маг болезненно застонала: вокруг нее кружился черный дым, сжимающий ее. — Твое дело — сдохнуть, — я опустил руку вниз, и она впечаталась в землю головой. И все бы ничего, но поднявшийся поток пыли заслонил мне обзор.

Через пару секунд, когда пыль улеглась, моему взору предстало страшное зрелище. Окровавленное тело со сломанными ногами поднялось и, прохрустев, восстановилось. Глаза Амалии стали голубыми, а кожа на щеках лопнула, открывая три кровавых пореза. Это была истинная внешность ведьмы-новичка.

— Именем Нечестивца, — она макнула палец в свои раны на щеках и кинула капли крови на тротуар, — помоги мне убить скитальца, даруй мне своих защитников. Дом Вамара.

На тротуаре выступила черная жижа, из которой вылезли три существа. Красная кожа, когти на руках и ногах, широкий рот с огромным количеством острых, словно бритва, зубов — это были вамары. Взвыв, они бросились на меня. Я не стал отставать, вновь позволив черному дыму окутать меня. Первый вамар попытался ударить когтями мою грудь, но встретил лишь воздух. Воспользовавшись замешательством существа, я создал черный меч и ловко проткнул ему голову. Второй и третий точно поняли, что я сделал. Развеяв дым и меч, я создал в своих руках два коротких клинка. Один легкий удар — и второй вамар пал, разрезанный пополам. Момент… Я бросил катану в третье существо, но тот поймал ее. Я усмехнулся, заметив его довольный взгляд, и щелкнул пальцами. В следующую секунду клинок лопнул, пронзив вамара черными иглами.

— Невероятно. Даже пяти секунд не прошло, — восхищенно протянула Вагнер. — Я бы поиграла с тобой, но мне надо сделать дело.

Она сложила ладони вместе и начала зачитывать заклинание. Вокруг колдуньи на пару мгновений образовался ореол из голубого света.

— Именем Нечестивца и моим — Амалии Вагнер — заклинаю, выйди из врат, которые тебя сковывают, отведай моей силы, которая течет в моих венах. Приди на мой зов, ибо ты нужен мне и твоему Владыке. Призыв. Тахонар.

Возле колдуньи материализовалось существо, которое заставило меня в испуге попятиться. Оно достигало трех метров в высоту и имело целых три тела, вросших друг в друга. Их лица с рыбьими глазами и щупальцами напоминали морских чудовищ.

— Сожри его, высший демон Таханар! — маг махнула рукой, и чудовище бросилось на меня.

Таханар обрушил на меня свой первый удар, но я успел отскочить в сторону. Пока я был занят наблюдением за двумя его телами, третье вновь попыталось атаковать своим окутанным в лед кулаком. На сей раз мне не так повезло: удар отбросил меня метров на десять. С огромным трудом мне все же удалось устоять на ногах. Выдохнув, создал в руке копию меча грома. Одна из молний впиталась в меч, и тогда я выстрелил обратно потоком электричества. Одно из тел взмахнуло рукой, и тогда земля перед ними поднялась, защитив их от удара. За спиной монстра появились крылья ветра, и он взлетел. Подняв все шесть рук вверх, он начал создавать алый шар. Я не знал, что это, но мощь от этой магии исходила огромная. Таханар взмахнул руками, и шар обрушился на меня. Прогремел огромный взрыв. На расстоянии пяти километров покосились дома и выбились стекла. Вдруг из поднявшейся пыли вылетело копье и проткнуло одно из тел монстра. Таханар с шумом рухнул на землю и, едва придя в себя, поднял на меня взгляд всех своих трех голов. Я стоял в доспехах из черного дыма, шлем которых украшали длинные рога — доспехи Неразрушимого. Одно было не особо хорошо: доспех не выдержал, и левая моя рука теперь обуглена, на ней лопнула кожа. Боль пронизывала все мое тело, но тратить время и силы на излечение я не мог.

— Я запомнил все твои силы!

Я побежал на монстра. Правым кулаком, окутанным в пламя, разбил лицо с молниями. Монстра откинуло вдаль. Он пару секунд смотрел на меня, а затем произошло нечто странное. Два тела начали пожирать умершее, а затем перешли и друг на друга, сливаясь воедино. Теперь это одно тело.

Он оказался возле меня в одно мгновение и замахнулся кулаком, вокруг которого плясали все те элементы, которыми владели три тела. Я не растерялся. За моими плечами появились две пушки. От шума выстрела заложило уши, но монстра вновь отбросило от меня. Я создал в руке пистолет пустоты и вновь выстрелил. Его плечо исчезло, а левая рука рухнула на землю. Монстр взвыл и подобрал конечность, присобачив ее обратно. Теперь она нелепо торчала и была совершенно бесполезна. Он открыл свою пасть, где я увидел смешение всех элементов. Я выставил руку вперед. Монстр вдруг задрал голову, не успев завершить свое заклинание, и бездыханно упал.

— Невидимая нить.

Я создал в руке нить меньше волоса, но прочную, как железо. И пронзил мозг чудовища в то мгновение, когда он концентрировал энергию.

Доспех развеялся, и я схватился за голову. Меня качало. Слишком много магии за один день, слишком сильный соперник. Все еще шатаясь, я посмотрел на искалеченную руку и попытался излечить ее, но восстановить плоть не получалось. Я уже начинаю забывать, что ранить и убить скитальцев могут только монстры… так что придется потерпеть, а потом обратиться к лекарю.

Внезапно прогремел взрыв, и я обернулся в сторону дворца. Черт! Осталась ведь еще ведьма.

— Тома!

— Я понял, — возле меня появился мой друг.

— Сможешь?

— Да.

Тома засиял синим цветом, и мы исчезли с улицы.


***

— Пощади! — граф прикрывал телом свою напуганную жену. — Возьми меня!

— Я убью вас обоих, — улыбнулась Амалия, сделав еще один шаг к ним.

— Не в мою смену!

Я материализовался прямо в бальном зале. Повсюду лежали трупы, среди которых я углядел и барона. Похоже, тот все же получил свое. Граф, обнажив меч, стоял в самом дальнем углу, пытаясь хоть так защититься от мага.

— Ты, — удивленно протянула Вагнер, — не может быть, это был высший демон!

— Умеешь ты удивлять женщин, — похлопал меня по плечу Тома. — Дальше сам, — он растворился.

— Всегда уходит на самом интересном, — вздохнул я и простил своего друга.

— Скиталец, защити нас! — закричал граф. — Я дам тебе все, что пожелаешь!

— Повинуюсь, граф!

Я медленно шел к Амалии, не скрывая своих настоящих белых глаз. И взгляд их обещал ведьме всевозможные муки.

— Сгинь! — она махнула рукой, и поток ветра разорвал мне живот.

— Я не буду с тобой играть, — я продолжал идти, мой живот затянуло черным дымом. — Я хотел тебя помучить, но ты чуть не убила меня, теперь молись, ведьма.

Она создала в руках по огненному шару и швырнула их в меня. Взрыв. Мое тело обожгло пламенем, но я не остановился. В следующую секунду я сделал резкий рывок и схватил Амалию за шею. Теперь она болтала ногами в воздухе. Прокричав для храбрости, маг начала швырять в меня один шар за другим. Ничего не было видно за дымом и огнем.

Дым рассеялся, и она увидела вместо моей головы лишь опаленный череп. Впрочем, это ничуть не мешало мне во весь голос смеяться над глупой девчонкой.

— Давай, ну же! Поднапрягись.

— Монстр! — вскрикнула она, смотря в мои пустые глазницы. — Сгинь, я те…

Она не успела договорить, ведь в следующую секунду я оторвал ей руку. Розали оглушительно закричала, пока кровь ее окрашивала пол в алые тона.

Тем временем мои кожа и волосы отрастали вновь.

— Ори, маг, кричи изо всех сил! — я закричал с ней в один голос, передразнивая. — Ибо тебе никто не поможет!

— Ты, — слабым голосом произнесла Амалия, — и правда нас ненавидишь?!

— Ненавижу, — подтвердил я, сжав ее шею. — Презираю. Вы скверные, вы падшие, я должен уничтожить вас всех!

— Ха-ха-ха… — маг вдруг засмеялась, выплевывая кровавые ошметки своих легких. Глаз заплыл кровью. — Слишком много магии потратила. Черт!

— Не переживай, она тебе больше не понадобится.

За моей спиной выросли огромные черные крылья, сотканные из дыма.

— Я караю тебя, Амалия Вагнер! Караю за все твои деяния!

— Тогда почему ты не покараешь себя? — с горькой усмешкой спросила маг. — Ты сорок лет назад уничтожил королевство Муран из-за какой-то девчонки! И ты сейчас караешь меня за мои деяния? Ха-ха-ха… Смешно слышать! Белоглазый, Творец, Убийца королей — у тебя много имен, но все они отражают тебя!

— Говоришь, — я злобно прищурился, — что я убил всех из-за какой-то девчонки? — В моих крыльях один за другим начали открываться белые глаза. — Я скажу тебе, почему я ненавижу вас, культ Нечестивого, — вслед за глазами постепенно начали прорисовываться целые дымные головы, скалившиеся длинными острыми зубами. — Потому что вы сорок лет назад спровоцировали восстание, чтобы принести в жертву повстанцев! В их числе была она, девушка, которую я полюбил всем сердцем и душой — Милисента! Я убью каждого! — одна из голов, оставляя за собой дымный хвост, вылетела из крыльев и впилась зубами в ногу Амалии.

— Что это?! — взвизгнула она, — Отпусти меня! Отпусти! Живо! — она забилась в конвульсиях. — Не смей! Нет! Нет! — вторая голова вылетела из моего крыла и впилась в ее шею, отчего Вагнер вновь закричала. — Не-е-ет!

— Сдохни!

Головы начали тянуть плоть своей жертвы в разные стороны. Ведьма кричала все сильней и упорней, но я только пожирал ее глазами и хищно улыбался.

— Какой грех может дать такую силу? — корчась от боли, спросила она. — Монстр!

Ведьму разорвало надвое, и каждая голова затащила свою часть в крыло, где она и исчезла. Я устало выдохнул, и крылья исчезли. Понадобилась пара секунд перед тем, как я нашел в себе силы обернуться к графу и графине. Те сжались в углу, смотря на меня в немом шоке.

— Это, — я подошел к ним, широко улыбнувшись, — я спас вас. Ну, бонус будет?

Примечание к части


Примечание:

Пар — существо маленького роста, но с огромным запасом магии.

Глава III Муран

— Кроули, давно не виделись. Рад тебя видеть.

— Взаимно, Жнец.

Я стоял у массивных деревянных ворот со своим старым другом Жнецом — здоровым мужиком в черной накидке с длинными волосами до плеч и голубыми глазами, которые отдавали силой и спокойствием. Он тоже был скитальцем. Ворота закрывали вход в замок, который стоял у впадины. Огромный, завораживающий сознание, тоже из черного кирпича, с четырьмя башнями, в безлюдном месте замок отдавал ужасом для тех, кто приходил сюда.

Орден Скитальцев.

— Входите, — ворота приоткрылись, в проходе появился слуга ордена и позвал нас. — Вас ждут.

Мы с Жнецом вошли в проход и оказались в огромном помещении, где сидел народ и медитировал — это были скитальцы, которые еще только познают свою силу. Слуга пошел дальше, мы — за ним.

— Я тут увидел, как ты уничтожил ведьму культа, — толкнул меня в плечо Жнец. — И в придачу разрушил район!

— Быстро ты все узнаешь!

— Конечно, я ведь вижу все и везде, — он закрыл глаза и указательным пальцем потер лоб. — Например, сейчас наша подруга Розали ищет полукровку в городе Наван(1).

— И как?

— Не получается. Ты же знаешь, она славится не мозгами, а силой.

— Это точно!

Да, Жнец обладал способностью видеть все в этом мире, его способность очень сильная. Из-за этого он прославился у Королей в разрешении заговоров. Когда он был жив, его знали под другим именем, которое уже забыто, но его деяния оставили след в истории: он карал богачей и вырезал им глаза, чтобы они больше не могли насладиться богатством. Потом, устроив засаду, его убили в подворотне. Наши грехи дают нам противоположную силу — в прошлом лишая зрения, теперь он видит всё и вся в этом мире.

— Прошу, — мы подошли к белой двери, которую открыл слуга. — Они вас ждут.

Мы вошли в зал Ордена. За круглым столом сидели три человека в черных накидках с мехом белого думала(2). Первые скитальцы выглядели моложе тридцатилетних слуг. В середине стола сидел Вальрас — самый сильный из нас, седой, но выглядел он молодо, карие глаза, на щеке шрам от когтя; слева от него Жанкон — хороший человек, всегда помогал в моих делишках и часто вставал на мою сторону, на вид ему двадцать, коротко стриженый брюнет с изумрудными газами; справа Крит, злой мужчина с пышной черной бородой, которому вечно все не нравилось. Хоть скитальцы выглядели так молодо, они уже давно рассыпались бы на песок.

Зал был круглым, наверху, за лакированным длинным столом, сидели четверо королей, которые и управляют всеми. Среди них был и мой друг, Король Севера, Седрик Аль Аура. Он помахал мне рукой, на что я кивнул. Рядом с ним Король Юга — Равен Же Паран (после того, как сорок лет назад королевство Муран пало, семья Паран стала новым наследником на престол), который почему-то боялся меня. Это был молодой парень в синей накидке с эмблемой горящего замка. Мне даже стало смешно. Слева от него — Королева Запада — Жанна Де Фрисан, женщина средних лет в белом платье с туго затянутым корсетом, и такими же были ее глаза — она слепа, но является превосходным тактиком. Последний, самый злобный и темный, как я считал, король Востока — Фиер Ван Лапут — старик с седыми и длинными волосами; он сидел и не отводил с Жнеца взгляда, я слышал, что он от него что-то хочет.

— Жнец, Кроули, — посмотрел на нас Вальрас, — спасибо, что пришли, — мы кивнули.

— Король Севера, можешь говорить, — махнул рукой Крит. Седрик встал и начал разговор.

— Скиталец по имени Кроули спас город Гроб и защитил моего графа. Я положил на счет Ордена сто тысяч золотых.

— Благодарим вас, — Жанкон переключился на меня. — Кроули, пора отправляться в другие королевства.

— Спасибо. Я, пожалуй, откажусь, — я посмотрел на Седрика и подмигнул ему. — Это королевство будет под моей защитой!

— Ты будешь спорить? — нахмурился Крит, и через пышную бороду можно было увидеть, как он искривил губы и злится на меня. — Уверен?

— Да! — поставил я точку в данном вопросе.

— Глупец! — Крит выставил руку в моем направлении, посмотрев на меня с усмешкой. — Мучение!

— Кха-кха!

Из моего рта побежала кровь, и я упал на одно колено. В ушах забили колокольни, в мозгу зацарапал зверь, глаза мутнели, из ушей и носа хлынула кровь, сердце сжалось и болело, как будто его проткнули тысячами иголок.

— Прекрати, — ударил по столу кулаком Вальрас. — Не заставляй унижать тебя перед королями!

Крит опустил руку, и мои мучения закончились, я встал с колена и сделал рывок, чтобы ударить его, но Жнец меня остановил, покачав головой.

— Понял, — успокоил я его, и он отпустил меня. — Я не изменю свое решение, — вытерев кровь, посмотрел на Крита, который расплылся в своем кресле. — Когда мы попадаем в Орден, вы говорите, что мы должны делать выбор, убить или защитить, и я выбрал, кого буду защищать!

— Хорошо, — вынес вердикт Вальрас. — Но знай, скоро ты нам понадобишься! И там мы не будем слушать твоё мнение, понял?

— Да.

— Хорошо, — прервал тишину Жанкон. — Можешь идти.

— Пока, Жнец.

— Пока.

Как только дверь закрылась, мой гнев вырвался наружу в виде монстра из дыма, но мне пришлось быстро прийти в себя, так как ко мне подошел Седрик; убрав дым, я поприветствовал его.

— Друг мой, лучше держать своих монстров в себе, — отошел от меня Седрик на три шага. — Мне больше не надо присутствовать на совете, так что карета с моей королевой ждет меня. Ты с нами?

— Почему бы и нет.

Мы вышли из замка, где нас ожидала неприятная для меня особа.

— Почему он едет с нами? — прожигала меня взглядом Мариэль. — Пусть переместится с помощью своего духа.

— Нетушки, — развалился я на сидении. — Эти перемещения мне изрядно надоели.

— Прекрати, Мариэль, он мой друг и защитник нашего королевства. Тебе стоит относиться к нему более уважительно.

— Вот-вот, послушай своего мужа.

— Седрик, он же нежить! Вон его со двора!

Король посмотрел на нее пронзительным взглядом, затем, подняв руку, резко ударил по щеке, разбросав ее гордость в клочья.

— Замолкни! Если мне придется выбирать, кого выкинуть со двора, то, будь уверена, я выкину тебя за неуважение ко мне и моему другу.

Она сжала свои маленькие кулачки. Ее щека покраснела, а взгляд пронзил насквозь мое лицо. Я улыбался и был рад, что поехал с ними, наконец-то мне удалось увидеть ее сломленной и подчиненной.

— Как поедем? — спросил я у короля.

— Через Черный лес.

— Ты с ума сошел? — серьёзным тоном спросил я. — Лучше вспоминай о нем, смотря на картину у себя в кабинете.

— Ха-ха, — он почесал затылок и отвел глаза в сторону. — Мне надо… я хотел тебя попросить, — он твердо смотрел в мои глаза. — Сопроводи меня к могиле моей жены.

Мариэль взбесилась, но голоса не подала. Конечно же, его нынешняя жена она, но Мариэль прекрасно понимает, что это брак по расчету. Седрику нужен был город, который ближе к границе другого королевства, и, чтобы заполучить его, он взял в жёны Мариэль. Он ни разу не прикасался и не спал с ней — у каждого своя комната.

До этого он был женат на прекрасной Жюли. Она была хороша, как майский цветок, добра и мила, никогда бы не бросила в беде ближнего, что, в принципе, и привело ее к смерти.

Десять лет назад на Королевский замок напали Церковники, которые решили, что король с королевой — богохульники и переносчики скверны. Я, сломя голову, прибежал на помощь; замок горел, искрясь, как фейерверк. Я убил всех людей из церкви, но короля и королеву не обнаружил. Выжившие подданные сказали мне, что они сбежали в Черный лес, так как за ними шла погоня. Черный лес — единственное место, в котором можно скинуть «хвост», но есть большая вероятность, что ты умрёшь там. Нашел их в старом разрушенном королевстве Перон, искал я два дня. Благодаря своей способности скитальца, я создал сотню людей, двести птиц, зверей, которые разбежались по лесу словно саранча. Но я опоздал и виню себя в этом по сей день. Когда нашел их, Королеву утащил Муран(3), я не смог ее найти, точнее, нашел лишь большое пятно крови! Что означало только одно — он съел ее. Она спасла Седрика, заслонив собой, когда зверь напал на них. Я долго выжигал монстра, пока его конечности не отпали и маленькая часть леса не превратилась в обожжённые угли, но эта тварь смогла сбежать от меня, что бывало очень редко, но уверен, что он умер. Некоторых монстров не убьёшь простым порезом или даже отрубанием головы.

— Хорошо. Я защищу тебя!

— Спасибо, — с облегчением облокотился король о спинку и одарил меня улыбкой. — Я знал, что ты не откажешь.

— Замолчи, — улегся на сиденье и закрыл глаза. — Отплатишь мне втрое!

***

На улице отдавало смрадом, казалось, что кончики деревьев достают до небес, жаль, что это ложь. Закат поражал своей красотой и в то же время был алым. Плохой знак для нас.

Мы стояли на краю леса. Попросили кучера приехать завтра вечером, он кивнул и отправился в свою дорогу. Мариэль отправилась с нами — ее не удалось переубедить даже Седрику. Мы немного прошли в лес, но я остановился и посмотрел по сторонам.

— Переночуем здесь.

— Где мы будем спать? — поинтересовалась Мариэль. — Здесь одна земля.

Я поднял руки, и из меня вышел дым и превратился в маленький домик. Королева стояла в шоке, потому что максимум, что я делал при ней — это менял одежду. Решив, что изменять себе не буду, переоделся; теперь на мне длинный плащ с кожаными сапогами, шапка с мехом, свитер, штаны. Направив руки на Мариэль и Седрика, покрыл их черным дымом.

— Нет, что ты делаешь?! — начала смахивать с себя дым Мариэль. — Извращенец.

— Прекрати, — сказал Седрик, не обращая внимания на дым. — Он всего лишь меняет нам одежду.

Дым рассеялся, и на обоих оказалась такая же одежда, как у меня. Королева покрутилась вокруг, чувствуя, что новый образ ей не нравится.

— Ты не мог создать что-нибудь поэлегантнее? — грубо спросила Мариэль. — Это ведь обноски.

— Что создал, то и носи, нашлась тут привереда, — высказался, наконец, в более грубой форме.

Седрик улыбнулся и пошагал в дом. Внутри было только одно окно, также я создал три кровати — для всех по одной, в камине уже горел огонь, перед ним три кресла ждали своих хозяев. Усевшись, насладились приятным теплом, которого так не хватало. За окном уже было темно, а в лесу ночи страшные и самые темные.

— Кроули, — Седрик выставил руку перед собой, будто что-то держал. — Пожалуйста.

Я махнул рукой, и его лицо тут же озарилось счастьем, ведь я создал бокал с вином.

— Я в тебе не сомневался, — приступил он к распитию вина и стал восхвалять его вкус.

— Ты что-нибудь хочешь? — спросил я королеву, попивая чай, который только что появился у меня в руке.

— Пожалуй, откажусь.

— Как знаешь…

— Кроули, — Королева, неожиданно для меня, заговорила приятным и нежным голосом. — Расскажи мне, как ты познакомился с моим мужем?

— Тебе интересно? — невольно вырвалось у меня. — Подозрительно для тебя — обычно ты просишь меня замолчать.

— Бесишь! — вернулся ее прежний вид.

Эх… Как ей отказать. Мариэль очень одинока — вырвали из дома, выдали замуж за старпера… Мне кажется, что ее придирки ко мне — это повод хоть немного себя развеселить.

— Хорошо-хорошо, — помахал я руками, соглашаясь. — Так-с, как думаешь, Седрик, с чего начать? Седрик? — он лежал и посапывал — одного стакана ему хватило. — Ладно, буду сам вспоминать, — почесал голову и растормошил свою паутину в голове. — Вспомнил, я встретил его в Лесу Чудес, он находится недалеко от его замка. Тогда еще правил его отец, Ванс Аль Аура. Строгий был мужик, швырнул своего единственного сына в Лес Чудес, чтобы тот принес ему флейту желаний.

— А что это? — с круглыми глазами спросила Мариэль.

— Это флейта Божества воды, которое на тот момент проживало в том лесу, — Мариэль смотрела на мой чай, отчего я понял, что надо делать. Махнул рукой, у нее в мгновение появился стакан с горячим напитком, отчего она хотела возразить. Но, посмотрев на меня, видимо, поняла, что именно этого я и жду, поэтому приняла мой дар. — Продолжу. Я встретил его, когда ему было двенадцать лет. Он убегал от випра(4) и напоролся на проходящего меня. Даже чуть не убил его. Хорошо, что он был ребенком, и я смог вовремя остановиться.

— Остановиться? — непонимающе спросила Мариэль, отхлебывая чай. — Почему?

— Ну, можно сказать, в те времена я был не совсем в себе.

— Это все из-за девушки, которую ты любил? — посмотрела она на меня немного с раскаянием за то, что спросила такое. — Извини, я не хотела.

— Ничего, — развалился я в кресле. — Да, это было из-за нее. В те годы я не думал про жизнь людей или монстров, я был ведомым одним инстинктом, который притуплял все остальные чувства и рассуждения — местью. Но это уже совсем другая история, которую я не хочу вспоминать. Так вот, — сел нормально, в моих глазах блеснул огонек, — эта мелочь врезалась в меня и привела за собой випра, которого я разрезал пополам, а потом зажарил. Седрика прогнал прочь, но через пару часов он пришел на запах еды… Мне пришлось поделиться. Он рассказал, как отец его послал за флейтой, и что это полный бред. Как он сможет ее достать, ведь руки слишком малы, и в доказательство показал свои обрубки. Они были мелкие, но он показывал так, будто он сильнее кого бы то ни было, — Мариэль засмеялась, ее лицо расслабилось и, казалось, стало счастливее. Отчего я впал в ступор, но быстро пришел в себя. — И вот, мы договорились с ним, что желание загадает каждый, ну, и плюс с него пятьдесят тысяч золотых на мой счет за помощь.

— Разве ты не можешь создавать золото?

— Могу, но только не в таком количестве, у меня всё-таки есть предел. Продолжу. Мы договорились. Я забил Божество до смерти и забрал флейту. Но загвоздка появилась, когда ее не просили. Флейта могла исполнить одно желание. Я отдал ее Седрику, который пытался сунуть флейту мне, но я оказался настойчивей. В этом лесу я рассказал ему про все мои душераздирающие воспоминания, поэтому он и хотел отдать ее мне. Тогда он загадал желание у меня на глазах, не возвращая флейту королю.

— И что же он пожелал? — С нетерпением смотрела Мариэль.

— Защищай меня, и я верну тебе вкус жизни. Ты больше не будешь знать печали и грусти, но ищи своих обидчиков. Отомсти им! — я создал в руке флейту, которая тут же рассыпалась. — И потом флейта исчезла.

— Так вот почему ты всегда в его королевстве! — наконец смогла найти разгадку Мариэль. — Я никогда не слышала об этом.

— И не услышишь. Про это знали лишь мы двое, теперь и ты тоже в курсе, — указал пальцем на себя, на сопящего Седрика и на нее.

Она искренне улыбнулась и глотнула чай. Я наконец-то мог нормально с ней разговаривать, беседа помогла нам немного сблизиться. Я посмотрел в окно и оцепенел. Там было лицо женщины, в разы превышающее размеры нормального лица; безумно улыбаясь, оно показывало свои черные зубы. Я резко встал, но меня что-то схватило и выкинуло наружу. Пока летел в воздухе, увидел у домика трех монстров, похожих на людей, только их тела были огромными, обсохшими до костей, с длинными ногтями, острыми, как бритва. Скрестив руки, зачитал заклинание в полете.

— Ветер, могучий мой друг, помоги мне добраться до цели своей за мгновение, которое подчиняется только тебе. Скорость.

Мои ноги покрылись ветром, и я оказался над первой тварью, которая залезла головой в дом; создав в руке огромный топор, с размаху сверху вниз отрубил ей голову. Вторая напала на меня из-за спины, я подпрыгнул, и мои ноги остались целыми. Создал из дыма две стены и хлопнул в ладоши, сжав тварь, пока органы не полезли из неё.

— Кроули!!! — услышал я крик Седрика.

Быстро вбежав в дом, увидел поникшее лицо моего друга.

— Она схватила Мариэль!

Я быстро создал лошадей и провел нить, которая сцепляла нас с Седриком. Лошади скакали, как ненормальные; я увидел впереди бегущую тварь, держащую Мариэль, которая оказалась без сознания. Расстояние между нами не увеличивалось и не уменьшалось. Она ведет нас вглубь леса! Надо остановить ее или это будет конец. Я создал в руке ружье с вылетающим из дула гарпуном на веревке. Выстрел. Гарпун попал прямо в ногу твари, она завыла, но продолжала бежать. Я потянул веревку, к которой был привязан гарпун. Тварь оступилась и упала лицом в землю. Мариэль отбросило на траву. Монстр быстро очухался и встал. За секунду оказавшись подле него, отрубил ему ноги, пока его тело летело в воздухе, всадил меч насквозь в голову, отправив в чистилище злобную тварь. Конь с Седриком прискакал ко мне.

— Мариэль, — я подбежал к девушке и приподнял ее тело, проверяя сердцебиение.

— Она жива, Седрик! — обрадовался я и взял ее на руки. — Надо уходить обратно.

— Вы не уйдете!

Я услышал резонирующий голос. Рассеяв лошадь, спрятал Седрика за собой, отдав Мариэль.

— Кто это? — Смотрел по сторонам Король.

— Тш-ш…

— Ты не уйдешь отсюда, скиталец!

Вокруг нас появились духи, почти все скелеты, среди них — воины старого королевства Перон, которое существовало пять сотен лет назад, простые крестьяне, купцы. Из их толпы вышел дух, весь черный, полностью скелет, накидка из тёмного тумана давала понять, что он король душ в этом лесу.

— Что вам надо? — вежливо спросил я. — Вроде бы мы с вами не воюем!

— Ты должен завершить начатое! — сказал король душ.

— У меня не было тут никаких дел, чтобы завершать их! — Уже сказал грубым тоном. — Так что разойдитесь, или я отправлю вас на небеса.

Все души, стоявшие вокруг, начали качаться из стороны в сторону и говорить безразличным голосом:

— Скиталец.

— Тот, кто был проклят.

— Тот, кто все потерял.

— Девушка!

— Да, она!

— Мучение!

— Горесть!

— Спаситель мира.

— Или его смерть!

— Кто ты?

— Ответь!

— Ответь!

— Что вы несете? — Громче закричал я и взялся за голову, закрывая уши. — Прекратите!

В моем сознании звучали сотни голосов, и каждый осуждал или нес какой-то бред. Глаза начали белеть, давая моей былой личности свободу. Мое лицо изменилось, и даже безумная улыбка давала понять, что я теряю контроль над собой.

— Кроули, что с тобой? — схватился Седрик за мой плащ. — Приди в себя! Давай! — положив Мариэль, он ударил меня по лицу. — Ну же! Не выпускай свою ненависть! Запри ее, как ты делал это на протяжении сорока лет! Кроули!

Я оттолкнул Седрика на десять метров, он упал на землю, сделав пару перекатов, встал и побежал на меня.

— Сгинь! — махнул я рукой, и черный дым пошел на него огромной волной.

Это был бы конец для него, если бы не…

«Остановись!» — закричала Мариэль, которая пришла в себя. Она смотрела со страхом, тот разговор в доме сблизил нас, но теперь она увидела настоящего меня. Я сразу же махнул рукой, и дым рассеялся прямо перед Седриком. Упал на колени. Мои глаза снова стали карими. Я часто задышал, мне было холодно; я начал бормотать вслух заветные Имена, которые успокаивали меня.

— Кера, Меран, Луи, Смерть, — переведя дыхание, снова повторил имена. — Кера, Меран, Луи, Смерть.

— Кроули, — подбежал ко мне Седрик, — приди в себя! — он отвесил мне пощечину, от которой я упал. Сев на меня, замахнулся, одарив меня еще одной. — Давай же! — еще раз замахнулся, но я поймал его руку.

— Да пришел я в себя, прекрати! — я столкнул его с себя и встал. — Великий Сервамп, за что мне такое?

— Кроули, — взяла меня за руку Мариэль, она хотела что-то сказать, но ее прервал король духов.

— Ты не уйдешь отсюда, скиталец.

— Уверен? — я посмотрел на него со злобным лицом. — За мой припадок я оторву твою мертвую голову!

Я создал в руке тонкий и длинный меч, его лезвие было невидимо для людей, но для духов оно означало многое. Король душ вздрогнул, увидев мое оружие.

— Откуда у тебя меч душ?

Я не стал отвечать и переместился к нему, он хотел уйти, растворившись, но я поймал его голову, превратив руку в туман. Прибив его к земле, воткнул меч ему в грудь, отчего его тело стало осязаемым. Этот меч позволял вернуть душу в мир на пару минут.

— Подожди, — закрыл руками лицо король. — Не убивай.

— А. Вот оно как, — я создал в руке пистолет пустоты и направил на его дёргающийся глаз. — Вот, значит, как мы теперь заговорили?!

— Я не думал вас убивать, — дрожащим голосом произнёс король душ. — Я лишь хотел, чтобы ты убил Мурана, который десять лет назад ушел от тебя.

— Он бы не выжил от таких ран!

— Он выжил и стал в разы сильнее… ты должен закончить начатое. Он стал настолько сильным, что может поглощать души.

— Поглощать души? — я выстрелил ему в руку, и она исчезла. В то же мгновение король закричал от боли. — Ты с кем играешь? Я никогда не слышал, чтобы Муран мог поглощать души!

— Это правда, — через слезы произнес король. — Я не вру. Клянусь.

— Хм… Ну, спасибо за информацию, — я направил пистолет на его голову и нажал на курок.

— Сто…

Он не успел договорить, так как было уже ничем. Все души вокруг нас исчезли. Я встал и развеял меч с пистолетом, подходя к Седрику и Мариэль.

— Уходим!

***

Утро выдалось холодным и неприятным, отчего хотелось уйти из леса. Но наша цель оправдывала все старания.

Мы шли по лесу и почти ушли почти в глубь. Черный лес был страшным только ночью, днем здесь спокойно. После вчерашней ночи я хранил молчание, как монах. Все это из-за Мариэль, которая увидела меня в настоящем виде. Она не отрывала от меня взгляд и иногда спотыкалась из-за этого, но Седрик придерживал ее. Посмотрев наверх, я увидел белок и множество птиц, которые кормили своих птенцов в гнезде, неподалеку пробегали пекмены(5). Я не стал обращать на них внимания и все шел вперед, пока не наткнулся на дерево с порезом в виде трех линий.

— Это он? — посмотрел король на порезы. — Только не лги мне!

Я молча подошел к дереву, потрогал порез, который оказался влажным, толщина пореза была толщиной с большой палец, как у когтей Мурана. Может, король душ не врал?

— Возможно, это и правда Муран, но тот ли? Я не верю королю душ, ведь я все-таки поджог зверушку до углей.

— Надеюсь на это, друг мой.

Надо следить за моими спутниками, ибо случайности не случайны! Мариэль молчала и только поглядывала на меня, но сразу же отводила взгляд, как только я смотрел на нее.

— Идем дальше.

Вскоре мы увидели пару разрушенных домов. Пятьсот лет назад в этом лесу существовало одно из самых сильных королевств. Перон славился своими мехами и свежим мясом. Это королевство заставляло парней по достижении совершеннолетия убивать в лесу монстра; чем сильней и опасней было чудовище, тем больше уважения получал юнец. Но животные долго терпеть не стали бы. Так и произошло. Однажды ночью королевство было полностью уничтожено, мало кто выжил. Но ходят слухи, что принц Чару Ра Перон смог сбежать. Вот и верь слухам, говорят, что никто не выжил, а потом оказывается, что есть слушок про принца. И кому верить? Непонятно! Но меня это не заботило, выжил — молодец, умер — сам виноват. Все в этом мире имеет вес, и есть та, кто его измеряет — Смерть. Если ты живешь на этом свете и еще не умер, значит, ты был для чего-то рожден: может, для великих дел, может, твое предназначение — толкнуть повозку с королем, которую без тебя не смогли бы осилить, и их убили бы разбойники, пойди они пешком. Этот король принес мир и процветание, и все из-за одного случая, который был заложен в тебя с рождения, и пока ты не выполнишь это, ты не умрешь. Так я думаю.

Мы подошли к сгнившим воротам, где не хватало одной двери. Зашли в город, и Мариэль чуть не упала в обморок. Везде лежали скелеты: мужчин, детей, женщин, стариков. Здесь было ужасное зловоние. Повсюду разлагались трупы. Дома полуразрушенные, везде потрепанные флаги с эмблемой солнца. Город отдавал временем, в котором он был погребен. Одна колокольня с огромным колоколом на вершине не утратила своего величия и оправдывала все молитвы, которые в ней зачитывали. Мы пошли дальше, проходя трупы (это были мародеры), которым было пару недель — ясно, почему воняет гнилью: почти голые кости с кусками гнилого мяса, в их черепах ползали черви, в желудках образовались опарыши. Мариэль с Седриком ускорили шаг — не привыкли они к этому. Я пошел за ними. Раздался смех.

— Мар, смотри.

— Свежий хлеб.

— Сегодня в Пероне! Не пропустите!

Город ожил и отдавал голосами из разрушенных зданий, на улице, возле нас. Мариэль с Седриком остановились и начали смотреть по сторонам, я положил руки на их плечи, встав между ними, и маленькими шагами двинулся вперед, заставляя их идти.

— Не смотрите по сторонам, — прошептал им. — Пусть они живут своей псевдожизнью.

Возле нас появились белые духи, которые бегали и веселились. В зданиях зажглись печи, где духи что-то готовили, на одной улице появился глашатай и возле него — толпа духов, он поднимал руку и говорил им, на что они делали так же. Мы минули улицы, проходя магазинчики, школы и лазареты, пока не добрались до замка, который потерял свое величие в песке времени: башни обвалились, осталась только одна, где держали пленников. Замок был разрушен, и, казалось, если в него войти, он рухнет.

Мы осторожно открыли двери; внутри было светло, потому что задней стены замка не имелось, из-за этого хотелось еще сильней убраться отсюда. Я посмотрел по сторонам и прислушался, опустил руку на пол и распространил дым по всему замку. Никого.

— Все чисто, — встал я с пола, давая понять, что можно расслабиться. — Иди, Седрик!

Здесь, а именно — на заднем дворе, рассталась с жизнью его жена. Мариэль встала около меня, а Седрик пошел вперед, к кресту, который я сделал после того инцидента; двор был усеян сгнившими цветами. Я создал в его руке букет синих тюльпанов, которые она так любила. И мы остались с Мариэль наедине, наблюдая на расстоянии, как Седрик сел на колени, что-то бормоча.

— Что с тобой вчера было? — прошептала Мариэль.

— Мгновение я был собой. Вот, что я имел в виду, когда рассказывал, что бываю не в себе, — я посмотрел в ее глаза, которые излучали непонятные мне чувства. — Ты испугалась меня?

— Нет, — она взяла меня за руку. — Мне стало грустно, когда я наблюдала за тобой. Из тебя исходила ненависть ко всему.

— Да, — я нежно сжал ее руку и улыбнулся, — ты права, я ненавижу весь мир, но Седрик показал мне другую сторону, в которой не существует слова «ненависть», я пытался все забыть. Однако это не помогло мне.

— Может, — она встала передо мной, — тебе и не надо было пытаться забыть это чувство?

— В каком смысле?

— Ты только вскрывал еще не зализанные раны. Ты сказал, что Седрик пожелал, чтобы ты защищал его, но он не просил тебя забывать про твою месть.

Я дрогнул, ведь она была права: я пытался заковать самого себя в кандалы, которые и так прогнили после столетий скитания. Я медленно повернулся к Мариэль и посмотрел в ее прекрасные глаза. Она не понимала, что происходит. Я нежно сжал ее руку, моя ладонь уже была на ее левой щечке. Не знаю, что на меня нашло! Она отвела взгляд в сторону, но руку не убрала, вся покраснела и закрыла глаза.

ЧТО Я ДЕЛАЮ?!

Раздался бой колокола, я быстро пришел в себя и убрал руку. Мариэль стояла шокированная, да и я сам был не меньше поражен. Мы понимали: это неприемлемо, и нам нельзя было заходить дальше.

— Что это? — прибежал Седрик. — Кроули?

— Да, — помотал головой, приходя в себя. — Это колокол?

Я быстро побежал к выходу, как и мои спутники. Выйдя, вдали мы увидели колокольню, где виднелось черное пятно с человеческий рост и било в колокол.

— Быстро в башню! — приказал я Мариэль и Седрику. — Держи, — протянул королю клубок черного дыма, — Если будет опасность, сожми его, и я приду! И вот еще, — я создал каждому меч, и они убежали.

Они без лишних вопросов вбежали в дверь справа от главного входа.

Пятно спрыгнуло с колокольни и нырнуло в город. Я пошел за ним с созданным мечом громовержца. Так, если это Муран, то нужен или огонь, или молния: его надо жечь, иначе он будет восстанавливаться. Ну, или изрубить его до такого состояния, чтобы он не мог выжить.

Духи все так же ходили и занимались своими делами. Я аккуратно перешагивал ямы в мощеной улице, смотря по сторонам. Прямо на меня шел парад духов. Я вошел в него, как ни в чем не бывало, но мой обзор закрыло белой пеленой. Сложил руки вместе, чтобы зачитать заклинания и развеять их. Но увидел два желтых светящихся глаза, которые было хорошо видно в это дурдоме. Из меча хлынул поток молний, я махнул им, и все озарилось голубым цветом. Молния прошлась по всей улице, оставляя за собой обожжённый тротуар, однако духи все также шли. Глаза пропали, я снова сложил руки и зачитал заклинания.

— Сервамп, прими души твоих созданий, которые похожи на тебя, возьми их и определи, кому какая дорога уготована. Стих седьмой! Раскаяние.

Улицу осветил белоснежный свет, все духи на улице завыли и начали исчезать. Один из них, мужчина средних лет, рассыпался, пока бежал. Мне стало смешно, но после этого из него вылетело черное пятно, которое я не смог разглядеть. Я не успел вовремя среагировать, и удар пришелся мне в голову; меч громовержца рассеялся, меня откинуло, но я смог поставить себя на место с помощью черного дыма.

Призраки пропали, в глазах все мутнело, я зашатался. Голова оказалась в крови от небольшой раны. Протерев глаза, я, наконец, смог увидеть своего таинственного обидчика. Это был Муран, но строение его тела, кроме ног и головы, было как у человека: зубы как иглы, выстроенные в ряд, голова волка, тело все в черной шерсти, когти, два метра роста. Он встал на четвереньки и кинулся на меня. Я махнул рукой, и перед ним исчезла земля. Он остановился, но я уже оказался возле него и ударил в лицо рукой в перчатке от доспехов Неразрушимого. На самом деле я сделал иллюзию из дыма, и Муран поверил, что земля перед ним исчезла. Он влетел в двухэтажный дом. Мои ноги подводили меня из-за раны и потери крови, в руке появился меч громовержца, и я выстрелил молнией в дом. Он окрасился в голубой цвет, весь дымился. Крыша дома как будто взорвалась от снаряда, но это было не так: оттуда вылетел Муран и спикировал на меня. Я топнул, из земли вылетел черный шип из дыма, окутанный в огонь, который был направлен на него.

— Не увернёшься! — я с уверенностью произнес слова победителя.

Возле меня был трехэтажный дом, откуда послышался шум. Из окон выскочил еще один Муран и спас своего собрата от моего шипа. Врезавшись в стену, они встали.

Два! Плохо… Что это за чертовщина? Вдруг сзади меня послышались шаги, затем слева и справа. Из всех углов и домов показались Мураны. Их была сотня, нет, две! Черт, я даже не могу сосчитать их. Вся улица забита монстрами! Я окутал себя в доспехи Неразрушимого и создал два огненных одноручных меча.

— Ну да…

Я упал на колено, голова адски заболела, руки тряслись. Я еще не отошёл от битвы в Гробе! И мне плохо даются сильные проекции. Надо собраться!

Только хотел встать, как увидел когти, направленные на мое лицо. Я скрестил мечи. Меня откинуло в дом, который я пробил, влетев на второй этаж. Быстро начав перемещаться, я выпрыгнул из окна и взмахнул мечами. Линия огня разрезала нескольких монстров. Приземлился на тротуар и побежал на толпу Муранов. Они ринулись на меня. Я начал размахивать мечами, будто танцуя. Их разрезанные тела больше не подавали жизни. Я раскручивал мечи, руки монстров отлетали, как только они хотели разрезать меня когтями. Я воткнул два меча в землю.

— Взрыв!

Я был охвачен пламенем, и направил его на Муранов, стоящих на расстоянии пятиста метров от меня. Я выдернул мечи и хотел снова исполнить свой танец, как меня укусил один из монстров и кинул вдаль. Там меня подхватили в воздухе двое и вмяли в землю ударом ног. Изо рта пошла кровь. На меня начали прыгать с крыш Мураны в большом количестве, вминая в землю. Один из них поднял меня. Я почувствовал укусы на левой руке, на ногах, спине. Доспех не выдержал! Кончики зубов впились в меня. Я начал брыкаться и создавать из дыма шипы, которые не могли покрыться огнем. Шипы впивались в каждого Мурана, но это не помогало. Меня тянули в разные стороны.

Неужели это конец?

Вдруг я услышал треск в ухе: сработал дым, который я дал Седрику. Они в опасности! Я начал с усилием тянуться вперед вместе с балластом. Каждый шаг отдавал болью и кровью. Десять Муранов начали меня бить, но я шел.

Нет, я не допущу этого!

Я увидел, как часть монстров бежит к башне, где находились мои спутники. Я замедлился, но кое-что внутри меня начало возвращаться. В моей голове застыла картина с разодранным Седриком и Мариэль. В виске забил пульс, глаза расширились, губы приняли зловещую улыбку. Это чувство я никогда не забуду. Пора воспользоваться им!

ЗЛОСТЬ!

— Я… Не допущу этого!

Из меня вырвался столб дыма, словно гейзер. Все Мураны отпали из-за сильного ветра, который исходил из меня; столб черного дыма упал и погрузил давно забытый город в темноту.

Все Мураны замерли на месте, их сковал дым и не только: они видели темный силуэт с двумя горящими белыми глазами. Седрик с Мариэль целы! Я проходил мимо монстров, медленно предавая их страху. Меня питала злость и ненависть, которые я уже давно забыл. Я подошел к одному Мурану и вырвал сердце. Все мое тело покрылось дымом, пальцы стали когтями, исчезли рот и нос, остались только глаза, которые пугали их.

Я шел к башне и не обращал на них внимания. Легким щелчком когтей дал команду дыму разорвать их. Весь город залился воем и кровью монстров, а я просто шагал, не обращая на них внимания. Дым их измельчал, не давая регенерировать! Но тут что-то пошло не так, я почувствовал чьё-то присутствие. В дыму стоял силуэт под шесть метров в длину и пожирал меня синими глазами. Дым его не трогал, точнее, он пытался, но тварь была слишком твердой. Он шагнул ко мне и встал рядом.

— Не думал, что ты выживешь, — сказал я резонирующим голосом.

Это был тот Муран, который ушел от меня; он и правда стал сильней, от него даже дрожал мой дым.

— Смахнемся? — будто играя, предложил я.

Но зверюга не оправдала моих ожиданий и просто пошагала дальше. Не обращая на меня внимания… Он посчитал меня червем! Я убрал дым с города и впитал его обратно в себя, подняв руку, в которой начал появляться огненный шар размером с двухэтажный дом.

— А что ты скажешь на это?

Я махнул рукой, и шар со свистом полетел на него.

Шар разорвало напополам, меня приподнял ветер. Я шокировано посмотрел на зверя. Это был огромный мускулистый Муран, от прежнего остались только глаза. Черная обожжённая кожа, давно зажившая, белые маленькие волосы, которые еле выросли и больше не радовали своего хозяина. Я не мог поверить своим глазам: он управляет ветром! Как это возможно? Мураны не способны управлять стихиями. Монстр развернулся и пошел дальше.

Ясно, так, значит, это были его отродья! Он мстит мне за тот проигрыш.

Муран пропал из виду, надо идти за Седриком и Мариэль. Сделал шаг, но меня подкосило, дым слетал с меня, как будто врач срезал кожу жидкими ошметками. Я ковылял по улице, все тело отдавало болью, из моей одежды текла кровь, сознание начало пульсировать и переворачиваться, пока я не начал падать, но меня подхватил знакомый мне дух.

— Ну и плохо же ты выглядишь, — посмотрел на меня с удивлением Тома, неся на руках. — Теперь можешь похвастаться, ты — принцесса!

— Я убью тебя! — с серьезным лицом ответил я. — Где ты шлялся?

— Там-сям… Следил за одним человеком по поручению Ордена. И да, Жанкон передает привет.

— Ему тоже, только передашь попозже! Перенеси меня вон в ту башню, — указал я пальцем направление.

— Лучше донесу!

(1)Наван — город на Юге.

(2)Думал — животное, похожее на буйвола.

(3)Муран — существо, похожее на волка, только передвигается на двух конечностях, одна из самых опасных тварей на Севере, на древнем языке означает "волк", как уничтоженное королевство Муран.

(4) Випр — огромный лось с большими рогами.

(5) пекмены— подобие собак, дикие.

Глава IV Ты — та, кого я поклялся убить!

— Они ушли? — спросила Мариэль у Седрика.

— Вроде бы.

Они находились в комнате главного стражника, который стерег преступников. Седрик стоял у двери и со всей силой налегал на нее.

— Мне больше интересно, что это был за толчок?

— Седрик, я стою тут вместе с тобой, так что без понятия!

В дверь постучались, и они замерли, стараясь не издавать ни малейшего шороха, который мог бы выдать их.

— Это я, — постучался я в дверь. — Открывай, трусливый король, я разогнал монстров!

— Кроули, — открыл дверь Седрик и, увидев как я вишу в воздухе, сразу понял, что происходит. — Привет, Тома.

— Тебе тоже привет, — передал я слова Томы. — Вноси меня!

— Не был с тобой всего день, а ты приказывать мне вздумал, — кинул Тома меня на пол, отчего я завыл. — Вот тебе за все.

— Ах ты гад! — я ударил кулаком по полу. — Сервамп, прими души твоих созданий, которые похожи на тебя, — Тома начал метаться по комнате от страха, что пытаюсь зачитать заклинания рассеивания, но я остановился и засмеялся. — Будешь знать, как кидать раненого меня!

— Очень смешно! — снова поднял меня Тома.

Он посадил меня стул у стола. Я скрестил руки и зачитал заклинания.

— Мать-природа, даруешь ты помощь…

Меня вырвало кровью, и я чуть не упал со стула. Но меня придержала Мариэль.

— Что с ним?! — В панике закричала она на Тому.

— Я откуда знаю, он уже был таким, когда я пришел, — пробурчал тот.

Мне становилось все хуже. Высвобождение злобы давало о себе знать. Я использовал Покров Беса! Одну из моих придуманных техник. Техника дает огромную силу, но ты почти не можешь себя контролировать, а после нее тебя разрывает боль.

— Т…ома, — прокашлявшись, смог назвать я имя друга. — Переместись в Наван и позови на помощь Розали.

— Хорошо. Но не обещаю, что это будет быстро.

— Будет лучше, если ты быстро управишься, гадина может вернуться.

— Понял, — Тома засиял синим цветом. — Я постараюсь, — после этих слов он исчез.

— Мариэль! — подозвал я ее к себе, и она подошла. — Ты… — меня опять вырвало кровью. — Тьфу. Зачитай заклинание лечения.

— Хорошо. — Она села передо мной на колени и положила руки на мое тело. — Мать-природа, даруешь ты помощь и здоровье всем на белом свете, так помоги скитальцу передо мной, залечи его раны и вылечи от недуга внутри него. Выздоровление!

Меня покрыл зеленый свет, дыхание вернулась в норму, раны тихонько заживали, мне стало лучше.

— Спасибо.

Она кивнула и встала с пола.

— Ну, и что там было? — спросил Седрик.

Я рассказал им про мой бой и как увидел Мурана. Хоть и подумал, что это тот же монстр, что и десять лет назад, но мое второе я было со мной почему-то не согласно.

— Так ты уверен или нет? — Седрик стоял возле меня и не мог понять, о чем я. — То ты говоришь он, то нет! И как это понять?

— Помотрите, — Мариэль что-то нашла, роясь в столе.

Мы с Седриком подошли и увидели старую запылённую книжку в черном переплёте. Я потянулся и открыл ее. Листы оказались настолько старые, что было страшно к ним прикасаться — казалось, что они рассыпаются на глазах. Но я рискнул и перелистнул еще одну страницу, пока не нашел нормальный текст.

— Пятьсот семьдесят третий год. Сегодня опять было нападение Мурана. Народ бьется, мои люди не справляются, от былой славы наших воинов остались только воспоминания. Кто бы мог подумать, что эта тварь настолько сильна… — дальше текст отсутствовал. Я понимал, про кого он пишет. — Значит, им еще в те времена досаждал этот зверь, — я перелистнул страницу и нашел текст. — Пятьсот семьдесят четвертый год. Ура! Во славу королю он смог убить его вместе с сыном. Королевство в безопасности! Сегодня принц женится на дочке графа, — текст отсутствовал, и я пролистал дальше. — Пятьсот семьдесят пятый год. Сколько это может продолжаться? Этот зверь снова терроризирует нас, но с каждым разом он становится сильней; принц потерял уже трех жен, и сегодня, как он объявил, в последний раз скрепит брак. Но одно остаётся без ответа: король и принц врали? Или убили не того? Никто из них не говорит правды! — текст оборвался, и я пролистал страницу — пусто, еще одну, вот оно. — Пятьсот семьдесят шестой год. Город в осаде, король с принцем заперлись во дворце, как и я в этой башне. Я увидел ужасное! Принц… и был Мураном! Он превратился в чудовище и съел свою жену в саду. Это галлюцинации. Да! Всего лишь галлюцинация от недосыпа! Ведь так? — Я с большим интересом стал листать страницы, пока не нашел последнюю, на которой не стоял год. — Если эту книгу кто-нибудь найдет, расскажите всем! Принц Перона — это Муран! Он уничтожил королевство, я — последний выживший — пишу эти последние строки, потому что хочу сразиться с ним! Но не думаю, что смогу его одолеть! — текст закончился, я сел на стул в размышлении.

— Кроули?

— Седрик, знаешь, кто это создание?

— Я не эксперт, — пожал он плечами.

Мариэль только слушала наш разговор, мирно сидя на стуле.

— Это, дамы и господа, чистокровка! Монстр, рожденный человеком и выглядящий, как мы. Ясно теперь, почему я подумал, что он какой-то другой. Эти твари способны эволюционировать после каждой тяжёлой битвы. И в придачу они разумны.

— А как это, монстр, который рожден человеком? — спросила Мариэль.

— Очень просто. Надо, чтобы беременная женщина выпила кровь монстра на третьем месяце беременности. Раньше это считалось ритуалом силы, думали, что ребенок будет здоровее, чем обычные люди. Король Перона, видимо, захотел такого ребенка.

— Это же омерзительно, — искривила свое личико Мариэль. — Как его жена допустила такое?

— В записях нет ни слова о его жене, — проявил смекалку Седрик. — Ее, возможно, и не спрашивали, а насильно заставили выпить кровь!

— Ужас.

— Ребят, — я покачивался, мои глаза начали закрываться. — Больше не могу, слишком сильно измотал себя. Солнце почти село, когда станет совсем темно — разбудите.

— Хорошо, поспи, — положил мне на плечо руку Седрик. — Мы разбудим, если что-то услышим или увидим.

Я развалился на стуле и погрузился в сон.

***

— Привет! — услышал я мерзкий голос, который запомнил на всю жизнь. — Открой глаза!

Я выполнил требование и замер на месте. Бескрайнее белое поле, покрытое пеплом, черное небо иногда загоралось синим цветом молний, передо мной кружилась девушка в черном прямом платье до колен с седыми волосами до плеч, ее кожа была бледной, как луна. Она остановилась и посмотрела на меня своими алыми глазами, которые могли прожечь во мне дыру.

— Давно не виделись, как теперь тебя называют? — она положила указательный палец на подбородок, а потом направила на меня. — Ах, точно, Кроули! Я всегда забываю, прости, — я стоял в шоке и не мог двинуться. — Что же ты молчишь? — она медленно начала подходить ко мне, убрав руки назад. — Ты не рад меня видеть? Скажи же что-нибудь! Или тебе не нравится место, которое я выбрала? — она подошла ко мне и, приблизившись к моему лицу, с широкой улыбкой прошептала: — Место твоей смерти.

— Что тебе надо, Смерть?

— Ха-ха-ха… Наконец-то заговорил, а то я думала, ты будешь так же стоять столбом, — она опустила голову. — Ты мне нужен!

— Я?

— Не удивляйся, все вы, скитальцы, пешки в моих руках, — она села на пепел и уперлась назад руками. — Присядь.

Я сел на пепел и внимательно смотрел на нее.

— И что ты хочешь? — спросил я с серьезным лицом.

— Кто-то украл мою печать! И я хочу, чтобы ты вернул ее.

— Ты понимаешь, чего просишь? — я отклонился и махнул рукой, но моего дыма не было, и я просто упал в пепел, отчего смерть захлопала в ладоши и безумно засмеялась.

— Ты и правда думал, что убьешь меня здесь? Это твой сон, и ничего больше!

— Черт, — я встал с пепла. — Я не буду ничего выполнять! Ты — та, кого я поклялся убить!

— Ты все еще винишь меня за случившееся?

— Виню? Да я разорву тебя! Ты — порождение скверны, несчастье этого мира!

— Следи за словами! — поле затряслось, а ее алые глаза стали ярче. — Я могу лишить тебя жизни даже во сне. И ты никогда не отомстишь ни мне, ни другим.

— Хорошо, — я сел обратно. — Слушаю.

— Я уже тебе все сказала: мою печать украли, найди и верни ее.

— Нетушки! Мы заключим с тобой договор. Просто так я ничего не делаю.

— И что же ты хочешь? — Смерть направила на меня руку, и из моего плаща загорелась белым цветом татуировка скитальца. — Может, снять проклятие, наложенное мной?

— Нет, я выполню твое условие, но взамен хочу одного!

— И что же?

— Сразиться с тобой на равных условиях. Как смертные!

— Ха-ха-ха! — она легла на пепел и начала вертеться, смеясь. — Все-таки ты лучший! Никто и никогда не предлагал мне такую безумную сделку, — она поднялась и начала серьезно разговаривать. — Договорились. Заметки про печать найдёшь в великой библиотеке Севера, — она улыбнулась и присела на корточки, положив свои руки на мои щеки и погладив их. — Я бы хотела, чтобы все было не так! Ты никогда не простишь меня?

— Никогда…

— Ладно, — она опустила глаза и вздохнула, но потом уже без улыбки посмотрела на меня. — У тебя есть неотложное дело! Тебе лучше проснуться, — она подняла руку и щёлкнула пальцами. — Ведь зверь прямо перед тобой!

***

— Что?

Я открыл глаза, а в проходе стоял Муран, который зажал рот Мариэль. Девушка тянулась ко мне, прося о помощи. Дверь быстро закрылась. Я, немедля, подорвался и выбил дверь дымом. Но никого не было! Седрик исчез, он утащил их! Черт, Черт, Черт!

— Где ты?! — я хотел выманить его своим криком.

— Кроули!

Я услышал голос Мариэль у двери комнаты, которая располагалась у окна. Выбив дверь, создал огненные мечи. Комната была без окон. Мое оружие зажглось и осветило маленький ее участок. Справа я услышал плач и пошел на него. В углу сидела Мариэль в созданной мною одежде, которую я никак не мог перепутать. Она сидела на коленях, упираясь головой в пол, и плакала.

— Мариэль, — я сел возле нее, положив руку на плечо. — Я пришел за тобой, где Седрик?

Она не отвечала, а только продолжала плакать.

— Не реви, я с тобой! — твердо сказал я и хотел потянуться к ее руке, чтобы поднять ее.

— Не реву я! — от нее послышался мужской искаженный резонирующий голос. — Я просто ждал, когда ты поймешь, что это не она.

Я сделал замах сверху вниз двумя мечами, но мои руки остановил неизвестный в одежде Мариэль: он схватился за рукоятки и поднес свое лицо к моему. Это был мужчина с обожжённым лицом, лысый и голубоглазый.

— Хи-хи-хи, — он мерзко засмеялся, подняв нос и голову. — Глупый скиталец, я сильней и быстрей!

Я оторвался от пола и ударил ему с колена в челюсть и, сделав кувырок назад, встал.

— Быстрее, говоришь?

— Случайность! — чистокровный стоял, потирая свою челюсть. — Ты мне мешаешь, сгинь с моего пути!

— Они живы? — проигнорировал я его. — Отвечай!

— Пока да, но я планирую сделать девчонку своей женой, а потом съесть. А короля… Хи-хи-хи… Выпью из него кровь, как и из его жены. Ведь кровь королей дает силу из-за своей чистоты!

— Не позволю!

Я махнул мечом, пустив на него линию пламени, но он даже не уклонился и принял удар на себя.

— Хи-хи-хи! После нашей последней стычки пламя или молния больше меня не возьмут!

Он махнул рукой, поток ветра подхватил меня, и я врезался в стену. Создал доспех Неразрушимого, но он рассыпался. Нет! Из тьмы последовал удар в легкое, отчего я захрипел. Удар в челюсть.

— Ты и правда думал, что сможешь меня одолеть в таком состоянии? — раздался в темноте голос чистокровки.

— Ты это спланировал!

— Браво! Я копил силы и свою армию, чтобы обессилить тебя! Ведь было очевидно, что когда-нибудь король захочет посетить то место, где я растерзал его жену, и, конечно же, он возьмёт своего верного скитальца.

— Умный зверек!

— Зверек! — вышел чистокровный из мрака. — Я — принц королевства Перон, Чару ра Перон!

Он схватил меня за руку и кинул в стену, которую я пробил насквозь. Я создал крылья, но они рассеялись почти в тот момент, когда я приземлился. Я упал в сад, где был крест жены Седрика, и сделал пару перекатов. Не могу ничего создать — плохо! Попробую магию. От размышлений отвлек огонек в центре сада. Я ужаснулся от увиденного: там стояли две воткнутые палки с огнем, и между ними — Мариэль в потрёпанном свадебном платье кремового цвета. Её руки были связаны, а конец веревки был на огромном куске металла, который не сдвинуть. Позади нее без сознания лежал Седрик с завязанными руками и ногами, на его виске виднелась кровь от удара. Я услышал глухой звук и сразу же развернулся по направлению к башне.

Чистокровный уже спрыгнул и стоял напротив меня в пятидесяти метрах.

— Тебе нравится? — указал он на Мариэль пальцем. — Это моя жена. Раньше мы с отцом проводили эти обряды! Но теперь его нет, поэтому бремя упало на мои плечи.

— Кроули! — Мариэль упала на колени и заплакала.

— Не волнуйся, — я поднял руку и положил на сердце. — Я спасу вас, клянусь! — она мотнула головой в знак согласия, а я снова обратил внимание на своего врага. — Значит, это из-за тебя королевство Перон уничтожили? — задал я свой вопрос.

— Да, но это было необходимо! Мне нужна была сила!

— Сила? Для чего?

— Когда я был рожден, мне сразу сказали: «Ты — проклятье этого города, которое мы превратим в силу»! Мой отец, король, желал завладеть другими королевствами и выйти из этой глуши. Я был нужен ему, чтобы выполнить цель. Поэтому он узнал об обряде, который будет делать меня сильнее. Обряд чистой крови.

— Но тебе было мало? — проявил я смекалку. — Я ведь прав? Знаю про этот обряд, так делали колдуньи в древности, и из-за этого они превратились в существ, у которых даже названия нет. Игры с кровью, а особенно с королевской или высокородной, ни к чему хорошему не приводят. Ты становишься зависим от нее, поэтому тебе подойдет любая кровь, дабы утолить голод. Но голод по высокородной крови остаётся.

— Это да! Но сейчас у меня другая цель! Чертов капитан стражи использовал заклинание сковывания, он запер меня в этом лесу! И только королевская или высокородная кровь поможет мне снять заклинание.

— Подожди! — я вспомнил все и задал вопрос. — Тогда почему ты убил королеву десять лет назад, когда мог снять заклинание ее кровью?

Он улыбнулся, показывая свои клыки, которые начали расти. И громко произнес:

— Я был голоден, не удержался.

— Тварь! — я скрестил пальцы. — Пора положить твоей жизни конец, — он начал меняться: все его тело захрустело и покрылось венами, ноги начали расти, как и туловище, голова стала как у волка; он взревел, отдавая по моим ушам резонирующим криком, выгнув тело. — Огонь, великий царь, в трудной минуте не оставь и дай силы просящему тебе. Мечи пламени!

Вокруг меня в воздухе начали появляться огненные мечи.

— Это не сработает! — побежал на меня чистокровный.

— Вперед!

По моей команде все мечи полетели в него, но они не могли впиться в его плоть и падали на землю.

— Взрыв.

Мечи начали взрываться, но полукровка так же бежал, не обращая на них внимания. Подскочив ко мне, он с размаха хотел располовинить меня когтями. Я сделал бочку и оттолкнулся от нее, после чего побежал вправо, скрестив руки. На ногах чистокровного появились оковы, которые не давали ему идти. Я изменил свое направление и побежал на него с двумя мечами молний.

— Достал! Я тебе уже сказал, — он махнул руками по сторонам, — это не поможет!

Появился огромный купол ветра, который закрутил меня, отрубил руку и разрезал грудь; я упал возле башни и больше не мог встать. Из меня лилась кровь, как из водопада. Мне было не больно — я сожалел, что не могу спасти своего друга и его жену. Чистокровный разорвал оковы и посмотрел на мои раны.

— Теперь ты почувствуешь то, что я чувствовал, когда ты почти разорвал меня! — он поднял руку, намереваясь разрубить меня ветром.

Но неожиданно меня закрыла спина в черном плаще. Это был Седрик, который освободился от веревок. Я планировал, что он их разорвет, ведь я специально создал маленький кинжал в его плаще, но он должен был сбежать вместе с Мариэль! Глупый старик!

— Не смей! — развел руки в стороны Седрик. — Ведь я тебе нужен, так возьми! Отпусти Кроули с Мариэль.

— Хи-хи-хи… Глупое создание, я возьму все, мне не нужен выбор! Вы все умрете!

— Беги! — встал я на ноги и оттолкнул Седрика. — Ты должен жить!

— Я, — он сжал кулаки, — не брошу тебя! И он убил мою жену, не уйду отсюда просто так!

— Ты все такой же, — я направил свою руку на него и создал ему меч громовержца с доспехом Неразрушимого. — У тебя пять минут!

Я упал на колени, изо рта, носа и глаз побежала кровь, тело начало извиваться в агонии.

— Кроули, — ко мне подбежала Мариэль и упала возле меня на колени, придерживая тело, — держись!

— Спасибо! — поблагодарил король.

Он поднял меч и направил его острием на чистокровного; из меча струились молнии.

— Как же вы достали! — чистокровка поднял руки. — Давай, король! Я даю тебе шанс, не буду защищаться, у тебя есть один удар или…

Он не успел договорить, потому что Седрик оказался около него, а его меч лезвием находился на его животе; он не смог его ранить, но меч, издавая шипение, наградил чистокровного разрядом, жаря тварь.

— Умри! — орал Седрик и сильнее давил на меч, дабы у него получилось разрезать его, но увы, ничего не получалось.

Седрик закричал, придавая себе этим решимости. Чистокровный махнул рукой, линия ветра должна была разорвать Седрика, но он изловчился и пропустил смертоносный порыв ветра, и со всех сил ударил сверху вниз — остриё прошло от груди до таза. Но раны не было! И тогда зверь засмеялся еще сильнее.

— Бесполезно! У тебя ничего не получится!

— Я одолею тебя! — Седрик поднял меч над собой.

— Бог грома Верун, именем короля приказываю, уничтожь врага предо мной, преврати его в пепел. Кара небес.

С неба ударила молния прямо в его меч. Электрические потоки выходили зарядами из клинка. Седрик махнул мечом, и заряд молний с двухэтажный дом полетел на чистокровного, который, махнув руками, направил ветер на них. Это было бесполезно: ветер уступил молнии. Голубой взрыв раздался хлопками, все поднялось из-за ветра. Мариэль держала мое тело. Доспех и меч исчезли, я больше не мог поддерживать их.

— Он смог? — прошептала в мольбе Мариэль.

Седрик стоял и вглядывался в дым.

— Как вы меня бесите! — раздался голос оттуда.

Из клубка дыма вышел чистокровка с окровавленной рукой и засмеялся.

— Раз это был ваш козырь, то я, пожалуй, начну обряд.

— Как же так? — стоял шокировано Седрик.

— Кроули, что это? — Мариэль кивнула в небо, где я увидел белый свет.

— Эй, принц Чару ра Перон, ты проиграл!

— Ты серьез…

Он не успел договорить, так как сверху упала женщина и вмялась в него, прямо ногами в голову. Потом оттолкнулась и приземлилась возле меня. Это была девушка лет двадцати семи, короткая стрижка, волосы и глаза цвета земли, в мужском костюме изчерной кожи с элементами доспеха. Ее лицо было серьезным и вдумчивым.

— Прекрати на меня так глядеть, Розали!

— Подожди, — она тыкнула меня пальцем в щеку. — Я хочу убедиться, сон это или нет.

— Ты издеваешься?

— Не сон! — удивилась она. — Кого надо завалить?

— Ну, не короля же с королевой, — разбрызгивая кровь, закричал я. — Убей Мурана, на которого ты приземлилась!

— Сто тысяч! Я же знаю, если ты недельку потрудишься, у тебя будет.

— Ты серьезно?

— Да, — подтвердила Розали.

— Женщина, — завопил чистокровный. — Я убью тебя!

Он открыл рот, и из города показались души, которые летели к замку, а потом меняли свой маршрут прямиком в рот чудовища. Он впитывал их без остановки. Когда закончил, на его спине выросли три шипа, а руки стали покрыты черным ветром.

— Я не слышу твой ответ, Кроули, — Розали даже не смотрела на чистокровного. — Ну?

— Хорошо! Будут тебе твои…

— Сто пятьдесят! — перебила она меня.

— Да, хорошо, только завали эту гадину!

— Договорились!

Она повернулась к чистокровному, который махнул в сторону. На нее полетели пять линий ветра от когтей, которые разорвали под собой землю.

— Удачный день, — Розали топнула, и земля начала вырываться в огромном количестве, рассеяв ветер.

Она переместилась к монстру с помощью магии, занесла руку за себя и ударила всем телом. Раздался хлопок подобно выстрелу пушки, в груди монстра оказалась вмятина. Его лицо изменилось, показывая боль, которая разрывала его внутренности. Чистокровный упал на колени, держась за грудь. Розали тоже являлась скитальцем. Ее сила — это крепкое тело и усиление физических возможностей до нечеловеческого уровня. Даже монстры не могли пробить ее, она дефект скитальцев — бессмертная!

Монстр развел руки и сжал кулаки. Их взял в купол черный ветер, который пытался разрезать Розали. Она опять занесла руку и ударила монстра в голову, вмяв его в землю. Ветер пропал. Она запрыгнула на него и начала наносить удары, от которых расходились волны. С ней лучше дружить, чем быть ее врагом. Она остановилась и поняла, что не может разорвать его.

— Если я не могу разорвать тебя, — Розали перевернула его на живот и заломила руку, схватилась за его когти и направила их на его спину. Плечо сломано, зверь завыл, — то ты сам разорвешь себя, — она ударила по локтю, и когти вошли в спину.

— А-а-а!

Ветер снова образовался вокруг нее и с большем усилием захотел убить. Но ей было без разницы, и она еще раз ударила в локоть, пробив насквозь монстра его же собственной рукой. Ветер стих. Чистокровный начал уменьшаться, пока не превратился в человека, но он так же лежал со сломанным плечом, и его же собственная рука находилась в нем. Розали занесла кулак для решающего удара.

— Стой, — закричал я. — Не убивай его! Седрик, — посмотрел я на короля и кивнул ему. — Давай!

Он кивнул мне и подошел к Розали, которая поклонилась и отошла на шаг.

— Ты убил мою жену… И поэтому исчезнешь из этого мира. Я навсегда запомню тебя и то, что ты совершил, дабы не повторить ошибки старых времен! — он вытащил его руку из него же самого и положил свою в его рану.

— Смерть, я твой раб и твой слуга, все мы окажемся перед твоим судом.

— Подожди, — еле выговорил полукровка. — Про…ости, не убивай, я рожден… чтобы быть сильнейшим!

— Но осуди человека передо мной и покарай его силой своей через меня! Коса смерти!

От раны монстра пошли волдыри, его кожа стала красной, кровь текла отовсюду.

— Не-е-ет!

Седрик стоял молча, смотря, как разлагается полукровка. Пока от него не остались лишь кости, которые за секунду превратились в пепел.

Все было кончено! Король Седрик отомстил и вынес урок, который поможет ему править, не повторяя ошибок старого государства: не замахиваться на то, что ты не сможешь осилить!

Розали подошла ко мне, и я, наконец, увидел улыбку.

— Если хочешь добраться до города, пятьдесят тысяч.

— Бестия!

Меня ослепил теплый свет солнца, наконец-то показавшийся из-за облаков, и развеявший эту тьму в забытом Сервампом городе.

Но теперь у меня появились цель и место, где я могу найти упоминание о печати. Великая Библиотека Севера. После того, как отращу руку, отправлюсь туда.

Ведь выполнение заказа поможет зачеркнуть одно имя в моем списке.

Глава V Королевский бал

— Прекрати! Ты уже выздоровел.

— Зизи, мне кажется, что ты не права!

Я лежал на кровати, укутавшись простынями, в комнате, выданной мне королем Ауры, чтобы моя рука отросла, а раны затянулись. Для этого вызвали одну колдунью (1), не ведьму. Ведьмы — это приверженки культа Нечестивого, как и ведьмаки и маги-новички. Их магия стала темной и неконтролируемой, внешность менялась, разум в конце концов опустел, а данная сила порабощала их, после чего для них наступал конец. А все из-за своего Идола, Своего короля Нечестивца.

Немного отвлекся. Передо мной сидела девушка, закинув ногу на ногу, на стуле из красного дерева, она прожигала меня взглядом, подобно змее. На ней была короткая юбка, отчего я невольно приоткрывал простыню и любовался её белоснежными ножками. Глаза лазурные, шея длинная, волосы цвета зарева, распущенные до лопаток. Ее сладкие духи заполнили комнату, я оказался словно в плену.

— Кроули! — раздраженно посмотрела она на меня. — Ты лежишь уже три дня. Хватит, у меня тоже заботы есть.

— Зизи, — вытащил я голову из простыни, — если бы ты сказала, что мне нужен еще денек, моя благодарность не знала бы границ!

— Ты невыносим, — она встала со стула и пошла к двери. — Я ухожу.

Зизи громко захлопнула дверь, отдавая по моим ушам противным звоном. Как же я не хочу куда-то идти! У меня еще три дня до ответа Отверженных, Церковников и Ордена. Чтобы попасть в библиотеку, нужно согласие трёх организаций. Орден меня одобрит, Церковники… хм, думаю, что нет. Отверженные… Не знаю, вроде у нас и натянутые отношения, но я помогал им. Так что два против одного. Но это только мои рассуждения, на деле может быть все по-другому. Даже если откажут, проберусь туда тайком, все-таки мой дым — это не магия или какой-то фокус, это мой грех, выраженный в силу, у которой нет названия в этом мире, как и у других скитальцев. Но… в Библиотеке есть страж, который вряд ли меня пустит.

Воспоминание сна, где Смерть согласилась с моими условиями, радовала до глубины души. Но есть одно «но»: если, гипотетически, смогу убить ее, проклятие спадет, но останусь ли я жив после этого? Да и в целом, что случится с миром, после того, как она сгинет? Три дня эта мысль не давала мне покоя, я не мог спать, плохо ел, все мои думы были отданы размышлению. Но надо заканчивать с лодырничеством. Сегодня вечером состоится Королевский бал в честь Седрика, десятого короля Севера. Придут все самодержавцы и три организации: Орден Скитальцев, Церковники, Отверженные. Может, смогу узнать про решение насчет моего пропуска в Библиотеку? Покачиваясь в кровати, вспомнил, что должен Розали двести тысяч золотых, отчего мне становилось плохо, и я раскачивался в постели и скулил. Но надо собраться!

Встал с кровати, создал привычную мне одежду и вышел из комнаты. Слуга, увидевший, что я наконец-то вышел из комнаты, окрестил меня пальцами в воздухе. На что я ответил плевком на ковер, который он всегда оттирал от появившихся пятен. Пройдя несколько коридоров, заглянул в зал, где царили пустота и тишина. Странно. Обычно здесь шумно от гостей. Проверю-ка я тронный зал, может, все там?

***

— Зизи, я тебя понял, сегодня все выплатят, и ты можешь уйти.

— Спасибо, король Седрик.

В тронном зале, полном криками людей, сидел Его Величество, то и дело массируя висок. Мариэль стояла рядом и безэмоционально смотрела в толпу. Зизи собиралась уходить, но, увидев меня, остановилась, видимо, не могла поверить своим глазам.

Я облокотился о дверь, обняв себя, приоткрыл один глаз и произнес:

— Твое лечение божественно. Из-за того, что ты ушла, я заскучал. И эта привязанность, которая у меня появилась за три дня, смогла вылечить меня. О, моя богиня!

Зизи недоуменно посмотрела на меня, сложила руки, начала бормотать и загорелась синим цветом; ее тело стало исчезать, но удивленный взгляд остался и исчез самым последним.

Я зашагал к толпе, которая одарила меня злым взглядом.

— Что? — скривил я лицо. — Подраться хотите?

— Вот, про что мы! — указали все пальцем на меня.

— Подождите, он ведь защитник, — выкрутился из ситуации Седрик.

— Он — разрушитель, — заорал главный из толпы, мужик с длинной черной бородой, весь в цацках — торговец. — Мы, значит, восстановили город после его боя с чудовищем, заплатив колдунам, а когда город атаковал монстр, он спал, сказав, что стража разберётся!

— Это был всего лишь маленький Крумер (2). Стража его усмирила, жертв нет, в чем моя вина? То вам не нравится, как я работаю, то вы орете, когда отказываюсь от работы! В чем ваша правда?

Все люди ахнули от моих слов, Седрик закрыл рукой глаза, а Мариэль все также бесчувственно глядела на всю обстановку.

— Плати по счетам! — закричали все в один голос.

— Ага, прям сейчас и начну! — показал я им средний палец. — Идите лесом! Когда придет новый монстр и никто не сможет его одолеть, — я встал возле Седрика, — буду защищать только замок с королем! Понятно выразился?

Все люди замолчали и начали шептаться между собой.

— Граждане! — поднял руку король. — Расходитесь, я поговорю с ним, и вскоре мы придем к общему мнению.

— Благодарим вас, король Седрик, — сказали все одним голосом, встав на одно колено.

Дверь закрылась, и мы остались втроём. Чувствую, ругать будут. Седрик повернул ко мне голову, и только он хотел сказать пару ласковых, как я опередил его.

— Я все понял! — поднял я руки в знак своего поражения. — Буду вести себя тихо и убивать любых чудовищ. Только не начинай играть на своей дудке.

— Ах, — он вздохнул и закрыл глаза.

— Ты сегодня должен участвовать в скачках, — наконец-то Мариэль что-то промолвила и обратила на меня внимание. — Это не обсуждается!

— Я не люблю скачки.

— Но управляешь лошадью лучше любого всадника, — промолвил Седрик. — Так что ты наш кандидат от королевства.

— Хорошо! Когда прибудут гости?

— Через пару часов. Сейчас день, так что у нас еще есть время полностью подготовиться и внести столы в тронный зал, — рассудила Мариэль.

— А зачем их вносить? — я махнул рукой, и в тронном зале появилась куча столов и стульев. — Вот, как вам?

— Прелестно! — улыбнулась Мариэль.

— Прелестно? — удивился я ее словам в свою сторону.

Может, она изменила ко мне отношение после Черного леса? Как-то странно.

— Помоги слугам и укрась замок! — махнул рукой Седрик.

— Ну, если ты просишь, — весело пошагал я к двери.

— Не прошу, а приказываю!

— А? — я посмотрел на Седрика. Взгляд его был вялый, но в то же время пронзительный.

Я кивнул и открыл дверь. Может, обиделся на меня? Хотя за что? Надо потом узнать. Я встал в проходе и махнул рукой, все начало меняться.

***

Ночь началась прекрасно. Луна приветствовала королей, заехавших в блестящий от чистоты замок. Я постарался на славу!

— Король Востока — Фиер Ван Лапут.

В тронный зал вошли люди с гербом льва, из спины которого вырывались белоснежные крылья, и пошли по красной ковровой дорожке. В зале были все, от знати до богатеев, и они стояли, приветствуя вошедших. Король впереди, одетый в королевский наряд, украшенный золотыми цепочками и со скипетром. Позади него шли два человека в кожаных костюмах с элементами доспеха, рассматривая публику, стоящую возле них. Один был лысым с серыми глазами, другой — молодой с золотистыми кудрями до плеч — это сильнейшие воины королевства Лапута.

— Приветствую тебя, — кивнул головой Фиер. — Поздравляю! Двадцать лет назад тебя короновали, и в этот же день царства Восток и Север стали союзниками. Правь достойно и мудро, как делал это ранее.

— И я приветствую тебя, — мотнул головой Седрик, сидя на троне. Возле него стояли я и Мариэль. — Сегодня все для вас, мой гость.

Король Лапут нехорошо посмотрел на Седрика, который не соблаговолил даже подняться с трона и поприветствовать его подобающе. У него настроения нет? Как-то он странно себя ведет!

Дальше по ковровой красной дорожке пошла королева Запада, Жанна Де Фрисан, одетая в красное вельветовое платье с черной подвеской на талии. Позади нее шли две молодые воительницы с флагом Перекрещённых пистолетов. Она кивнула королю и хотела уйти.

— Приветствую тебя, — подорвался Седрик с улыбкой и обнял королеву. — Я так рад, что ты пришла.

Королева смотрела на меня своими огромными от удивления серыми глазами (хоть и была слепой), я одарил ее похожим взглядом. Они всегда ненавидели друг друга, а теперь он разрывается от счастья? Седрик отпустил ее и сел обратно на трон.

Дальше вошел король Юга, Равен Же Паран. Он был одет в роскошный костюм с выпирающим платком из нагрудного кармана — бальный наряд. Хорошо подготовился. Позади шли два рыцаря, оба мужчины средних лет в доспехах поражающих размеров, но без шлема, один был с усами, другой — с грубыми чертами лица, оба несли флаг с горящим городом. Король метал свой взор по всему залу, дабы не встретиться со мной взглядом, а рыцари только с ненавистью глядели на меня: один из них хотел плюнуть, но сдержался, ведь его сразу же четвертовали бы за такое поведение. Их флаг напоминал им о прошлых королевских семьях, чьи жизни я забрал! После того, как старое королевство Муран пало, выбрали нового короля. Каждый раз, как я его встречаю, он пытается держаться от меня на расстоянии.

— Приветствую вас, король Севера, — звонким голосом сказал Равен. — С твоим днем.

И быстро пошел к остальным королям. Седрик только кивнул. Да что с ним такое? Что за отношение он показывает?!

— Седрик, — шепнул я ему на ухо. — Хватит так себя вести!

— Я понял тебя, — ответил он тоже шепотом.

А теперь заявились самые ненавистные нам гости — Церковники. Впереди шёл Жальдон, Высший церковник. Это был старичок, увешанный крестами и в золотой рясе, сзади него — два монаха в черных рясах, державшие крест из серебра.

— Приветствую, мой друг, — улыбнулся Седрик Жальдону.— Сегодня все для тебя. Проходи.

Мне кажется, Жальдон чуть не упал в обморок; немного погодя, шокировано прошел к королям.

Дальше пошел Орден скитальцев, трое первых — Крит, Жанкон, Вальрас. Одеты были, как и всегда, в строгую черную форму с тёмным плащом с мехом. Крит копался в своей бороде, не обращая внимания ни на что. Вальрас был из этого трио самым элегантным, он даже скрыл магией свой шрам на щеке. Жанкон как всегда — на вид ребенок, но на деле… Они поприветствовали короля и отошли в сторону.

И последние на сегодня гости — Отверженные. По ковровой дорожке пошли два молодо выглядящих человека, не уступающих, однако, но по старости нашим первым скитальцам. Они были одеты в бальные наряды. Первого звали Шампр, блондин с высоким самомнением, не любит нас, но, когда им нужна помощь, просит помочь и одаривает красивой речью: «Какие вы хорошие», и все дела. Второй — Крампер, черноволосый и угрюмый человек, очень рассудительный, только благодаря нему организация еще держится. Они поприветствовали короля и встали в сторону.

— Да начнётся пир! — радостно выкрикнул я и махнул рукой (когда начал приводить замок в порядок, развеял столы, чтобы влез народ).

Появились столы со стульями, присутствующие здесь удивились. В дверях возникла куча женщин. Они были одеты в черные платья с белыми рукавами и вносили еду. Весь зал ожил! Девушки радовали мужчин, а их жены отвешивали им тумаков за наглость. Служанки управились за две минуты, все расселись по своим местам. Короли и главы организаций сели за один стол посредине зала, дабы выделить свое положение. Я сел за стол солдат данных организаций.

— Привет, творец! — окликнул меня монах в черной рясе. — Давно не виделись.

— Привет, Лар. И тебе не хворать! Хор, привет, — поприветствовал я второго монаха, который молчал и ничего не ел.

— Он дал обед молчания, — предупредил меня Лар.

— Так значит, это ты… — откусил кусок курицы лысый мужик — рыцарь королевства Лапуты. — Белоглазый?

— Да-а, — протянул я мелодично ответ. — Что-то хочешь?

— Извини, — влез в наш разговор молодой рыцарь с золотыми волосами. — Я Эйвин, а это мой отец, — указал он на лысого. — Дрин. Мы рыцари Востока.

— Приятно познакомиться, я Кроули, — улыбнулся я им.

— Мне тоже, — все прожёвывал курицу Дрин. — Слышал про тебя много историй, даже когда был маленьким.

— Польщён, — вежливо поблагодарил его.

— Цареубийца! — сжал кулаки усатый рыцарь Юга, а его друг молча ел. — Как тебя может выносить король Севера? Чернь! Ты уничтожил наше королевство!

— Говори, что хочешь! — широко зевнув, положил руки на шею. — Одно останется правдой — вы сами во всем виноваты!

— Ах ты, — рыцарь встал и потянулся за мечом, но его компаньон схватил его за руку, все так же наслаждаясь едой. — Понял! — Рыцари Юга замолчали, и казалось, что они приняли обет вместе с Хором.

— Не обращай внимания, — присела возле меня рыцарь Королевы запада.

Она была хороша, ничего не скажешь. Волосы серые, глаза красные (некоторые люди рождаются с дефектами).

— Мила, не уходи от меня, — присела с другой стороны второй рыцарь Запада, потеснив Лара с Хором. Это была блондинка с закрученными волосами, веснушки придавали ей шарма, а нежный голос пленил.

— Кира, я его не отвлекаю, просто хочу пообщаться с белоглазым.

— Дамы, — я создал в руке бутылку с красной жидкостью и два бокала на столе. — Может, вина?

— Конечно.

— Благодарим.

Они сделали глоток, и было видно по лицам, что напиток пришелся им по вкусу. Мила облизнула губы и обняла меня, как и Кира. И обе стали шептать мне на ушко по очереди. Начала Мила.

— Если с нашей королевы слетит хоть один волосок, и в этом каким-то образом будешь причастен ты, тебе конец!

— Слушай мою подругу, она говорит разумные вещи.

Я повернулся к Кире лицом, создал второе лицо из дыма на затылке напротив Милы и подмигнул ей. Потом создал две руки на плечах. Схватил их за лица и поцеловал. Кто-то говорит: «За двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь». Это не про меня! Девушки взвизгнули, пытаясь отцепиться. Кира достала кинжал и вонзила его мне в сердце, Мила — в лопатку. Но я не отпускал, пока они не обмякли. Лар со своим другом не обратили на это внимания, в отличие от остальных, которые раскрыли рты и таращились на меня. Рыцари Парана и Лапуты не могли есть из-за увиденной картины. Я отпустил девчонок и вытер губы, развеяв голову и руки.

— Было забавно, — отвернулся я от них и принялся поглощать все вкусности этого стола. — Теперь, — пережевал я жесткое мясо и ударил себя в грудь, чтобы оно нашло проход к моему желудку. — Пошли вон! Ваша королева пострадает только в одном случае — если навредит моему королю.

Их лица выдавали такие же чувства, немое молчание со злыми взглядами говорило само за себя: «Будь ты проклят!» Поздно, меня уже прокляли. Они встали из-за стола, что-то пробурчав себе под нос, и скрылись среди забитых божественной едой столов и людьми.

— Слишком сурово! — осудил меня Эйвин, потягивая стакан с пивом.

— Нормально, так им и надо, — сидел радостный Дрин, который съел курицу и принялся поглощать алкоголь. — Будут знать.

— Поддерживаю, — протянул я стакан над столом, и он ударил по нему своим.

— Великий Сервамп, создания твои просто отвратительны, — вздохнул Лар, смотря на нас.

— Кстати, — похлопал меня по плечу Лар, — пришло письмо с прошением выдать тебе пропуск в Библиотеку.

Я поперхнулся пивом, моя фальшивая борода из пены начала медленно катиться вниз, в точности, как и мои нервы.

— И что? Приняли?

— Издеваешься?

— Нет, спрашиваю.

— Конечно же… тебя еще рассматривают, — потянул, как любят монахи, паузу Лар. — Так что дерзай, Папа перед тобой, завоюй его уважение.

— Ты прав. Сегодня, должно быть, мой день!

Я встал и направился к центральному столу, где все главы обсуждали свои дела и поздравляли Седрика.

— Извините, господин Жальдон, не желаете ли высший сорт алкоголя?

— Я не пью, — с нотками занудства отозвался он. — Что ты хочешь, Кроули?

— Всего лишь малость вашего времени. Вы не против?

— Чего?! — выкрикнул Крит, от которого несло вином и неприятностями. — Жальдон останется с нами! Понял?

— Крит, — положил руку Жанкон на плечо своего старого друга. — Успокойся, цивилизованная ведь встреча.

— Ладно, пусть говорит. Разрешаю!

— Не обращай внимания, Кроули, — помахал рукой Вальрас. — Он пьян.

Я промолчал на слова этого выпендрежника, но осадок на душе остался, поэтому представил, как разрываю его. От этого хорошее настроение вернулось.

— Кроули, — повернулся ко мне Шампр, — давно тебя не было видно! Но слухами полон мир. Ты — ничтожество, научись убивать чудовищ, как подобает твоей профессии.

— Вы когда последний раз сражались, господин Шампр? — нагнулся я, смотря в его глаза с широкой улыбкой. — Ах, точно, вы же просите Скитальцев разобраться с вашими проблемами!

Шампр резко встал из-за стола и приблизил свое лицо к моему, которое выражало спокойствие и презрение в одном флаконе.

— Ты ответишь за такие наглые слова! — задыхаясь от ярости, сказал Шампр.

— Кроули! — посмотрел на меня Седрик жестким взглядом.

— Извините, — склонил голову и занес левую руку за спину, — господин Шампр.

— Так-то лучше, — сел он на место. — Хорошо ты своего пса дрессируешь, Седрик.

— Что есть, то есть! — вяло произнес Король Севера.

Какого? Я смотрел в его ленивые глаза. Они не хотели ничего — мертвый взгляд. Когда все это мероприятие закончится, серьёзно с ним поговорю.

— Извини его, — одарил меня своим взглядом Крампер. — Ты много помогал нам, спасибо.

— Это честь для меня, — наконец-то попался рассудительный человек, — господин Крампер, — я перевел взгляд на троих королей. — Извините меня за мою бестактность, о, великие короли.

— Прощен, — протянула с улыбкой королева Запада.

Король Лапуты не ответил.

— Ничего страшного, — съёжился король Юга.

— Вы как всегда рассудительны, ваше правление изменит весь мир, — я поклонился и начал отходить назад спиной. — До встречи.

Но не успел я отойти, как Седрик вскочил и заорал на весь зал:

— Все на улицу, сейчас мы проведем ночные скачки!

Вот черт! Совсем забыл про эти скачки!

***

Улицы окрасились в желтый цвет, фонари выполняли свою работу превосходно. Толпа людей, выглядывающая из домов и стоявшая на тротуаре, кричала и приветствовала кандидатов. Короли стояли и наблюдали за своими претендентами.

— От короля Севера, — закричал мэтр, — Скиталец Кроули. От короля Юга — Дидрих де Закаин, — указал он на усатого в доспехах. — От королевы запада — Кира ван Депюр. От короля Востока — Дрин жа Санванс.

Три организации не участвовали в скачках, только королевские кандидаты. Лошадка моя, вроде, быстрая. Король купил до скачек. Грива длинная, белая, что очень ей шло. Но мне этот цвет не нравился, какая-то личная неприязнь, которая появилась в далеком прошлом.

Все дороги города освободили, нам следует сделать круг по королевству. Сначала по улице Земли, потом — улица Фонарей, улица Алхимиков и последняя — Королевская улица.

— Короли, — поклонился мэтр, — какой приз ждет победителя?

— Любое желание будет исполнено, — выкрикнул Седрик. — Сегодня мой день, и бонус, — указал он пальцем на Мариэль, — поцелуй моей жены.

Все замерли, мне показалось, что вот-вот выпаду из седла. Но из-за оцепенения, я этого не сделал. Только Дрин улыбнулся от услышанного.

— Ты согласна, жена моя?

— Конечно.

Что за кавардак сегодня творится?!

— Приготовились, — поднял мэтр пистолет. — Старт! — выстрел.

Моя лошадь, словно метеор, поскакала по улицам, отдавая ритмичным цоканьем, которое так радовало уши. Никто не говорил про правила, так что я немного сжульничал и, пока никто не видел, создал собственную лошадь из дыма. Она была хороша, видно сразу — моя порода. Позади скакал Дрин, за ним — Кира, а в конце плелся Дидрих, который не подумал снять доспех и сейчас насиловал своего коня, не в прямом смысле этого слова, но схожесть была. Вот я и проехал улицу Земли, отпустил поводья и помахал людям, надо ведь как-то вернуть их доброту, а то днем напали на меня…

— Не расслабляйся, — услышал я сзади голос и обнаружил Дрина в десяти метрах от меня. — Я заполучу губки королевы, она этого не забудет!

— Мерзко ты выражаешься, — я погладил лошадь, и ее лицо изменилось: глаз вылетел из глазницы, зубы выросли и выпирали кто куда. — БУ!

Голова моей лошади повернулась к Дрину, а его — испугалась, словно увидела дьявола, да и сам Дрин из пафосного мужика превратился в младенца, который просит соску. Его черная, как смоль, лошадь, свернула налево.

— Не-е-ет! — закричал Дрин, выставляя руки перед собой.

Они врезались в дом. Лошадь лежала, словно перевернутая божья коровка, Дрин влетел в окно и протаранил стену головой.

— Ха-ха-ха! — я изменил лицо лошади на нормальное и прибавил скорости. — Меня не остановить! — я сложил руки вместе, не держа поводья и смеясь, словно уже победил.

Я проехал бордель, где блудницы махали мне и просили зайти на ночь; махнул рукой, и у каждой появился букет роз, отчего они все завизжали. Да, я хорош! Если задуматься, когда выиграю, могу попросить пропуск в Библиотеку, и мне никто не откажет. Шикарно! Ну, а поцелуй Мариэль мне не нужен! К черту!

Улица Фонарей закончилась, и началась улица Алхимиков, где живут люди в серых рясах — алхимики, серый и скудненький народ, у некоторых большой спрос на их товар.

Что это? Я посмотрел на грудь и увидел вырывающийся оттуда клинок с цепью, повернул голову и увидел ту, которая меня проткнула. Это была Кира.

— А если бы я был человеком? Ты совсем? Полоумная карга! — я вырвал из груди клинок и, приложив все силы, махнул рукой в сторону.

Цепи отдали звонким звуком, а Кира с визгом, держа конец цепи, слетела с лошади. Я думал, что это конец и она выбыла, но увидел, как моя рука с цепью движется вперед! Кира бежала по стене здания, остановилась и прыгнула в моем направлении, занеся меч над головой. Лицо ее было яростным и глупым одновременно. Я превратил свое тело, как и лошадь, в дым.

Только услышал, как позади раздались грохот и треск. Даже оборачиваться не стал и вернулся в прежнее состояние, как и моя лошадь. Только вперед! Пропуск в Библиотеку ждет меня! Началась Королевская улица, оставалось метров шестьсот, и я победил. Она состояла из домов высокородных и богачей, которые кричали мне из окон своих домов.

Я услышал яростный крик. На дороге поднялась пыль, вся Королевская улица замерла в шоке. Я повернулся и увидел настолько абсурдное зрелище, что, казалось, этот мир начал меняться, и не в лучшую сторону. Сзади бежал — да-да, это ключевое слово — бежал Дидрих со своим конем на плече. Он сравнялся со мной, и я смог разглядеть его лицо: все красное и в венах, мне казалось, что даже его усы в напряжении и хотят вместе с ним побежать и помочь ему выиграть. Но глаза лошади меня смешили больше всего, они говорили: «Что он делает?».

— Ха-ха-ха, — я лег на седло и с усмешкой посмотрел на своего противника. — И как тебе? Не тяжело?

— За… т… кнись, — от каждого звука сбивалось дыхание, и его скорость начинала падать, но он вновь догнал меня.

— Лошадь, — серьезно посмотрел я на животное. — Я выиграю тебя! Даже твой скакун тебе не поможет.

Дидрих еще сильней покраснел и выглядел как только что приготовленный суп из помидоров.

— Ха-ха-ха, я умоляю тебя, Дидрих. Прекрати этот фа…

Моя улыбка спала. Время замедлилось, но продолжало течь по секундам.

Справа от Дидриха, в темном переулке, я увидел собаку, но не обычную, а полуметровую! Она сидела спиной ко мне, черная, как смоль, шерсть, со свисающими на голове жирными растрепанными волосами, как у человека, а ее голова была повернута в мою сторону, и из-за этого все мои внутренности били тревогу. Потому что у неё от носа до бровей шли два ряда из семи широких глаз красного цвета, а пасть зависла в омерзительной улыбке, также в ней заметил крестик на цепочке. Я без раздумий провалился в лошадь и оказался на дороге. Моя копия сможет выиграть и без оригинала. Я посмотрел на отдаляющийся силуэт моего клона и Дидриха, становилось все тише и тише, и, наконец, они вовсе затихли, пропав из виду. Странно. На этой улице было спокойно, окна превратились в пустые глазницы, а ветер стал холодным — это север, что я хотел? Но ведь было лето! Я создал в руке меч и подошел к переулку. Он отдавал тьмой и страхом, безлюдная маленькая улочка угнетала. Подошел к месту, где увидел собаку, но ее там не было.

— Что-то тут не так!

Я пошагал по улице, подойдя к первой попавшейся двери, постучал три раза. Звук уходил вглубь, где его пожирала пустота.

— Что это? — посмотрел я на свои костяшки на правой руке.

Они оказались все в сере, теперь передо мной открылась совсем другая улица, зрение нынче меня сильно подводит! Черный кирпич, который славится своей прочностью, на вид был жидким и немного желтым.

— Кха-кха-кха.

За дверью раздался какой-то тихий резонирующий голос. Удивился, помотал головой — послышалось. Со всеми бывает, я развернулся и пошел прочь от двери.

— Жискаоемиям.

Я сразу же выпустил из себя дым и выбил дверь, откуда доносился голос. Но меня встретили две подруги — пустота и одиночество. Большой коридор, в котором три прохода в безлюдные комнаты. Как темно! Я создал два висящих над моей головой огненных шара и зашагал вперед. Сменил обувь на бесшумную и побрел по стенкам дома. Первая комната — ничего. Вторая — ничего. Третья — ничего! Да что это такое? Я точно слышал звук!

— Кха-кха-кха.

Сверху послышался голос. Я догадался, что кто-то бегает по крыше.

— Не уйдешь!

Шаги бежали к коридору, я выпустил шип дыма и проткнул потолок, раздались визг и глухой звук падения. Я стоял посередине коридора и вздохнул с облегчением, развеяв меч, который не понадобился мне, и только сделал первый шаг, как из всех трех проходов заговорил один и тот же голос, который я слышал. Мое тело оцепенело, по лбу заструился пот… Мне страшно?

— Жискаоемиям. Жискаоемиям. Жискаоемиям.

— Замолкните! — я выпустил из себя дым и заполнил им весь дом, но ничего не было. — Дрянь, дрянь, дрянь! Что это такое?

Мне стало холодно, говорил же, что это странно! Руки не хотели двигаться, тело оцепенело и отказывалось подчиняться мне.

— Жискаоемиям.

Я услышал позади себя леденящий голос, который прошелся от макушки до пят. Двигайся! Двигайся! Надо выходить отсюда! Немедленно, или что-то произойдет, я это чу…

Почувствовал, как по моей спине вдоль позвоночника кто-то водит острым предметом — когтем!

— Это только начало! — услышал я голос и почувствовал возле уха леденящее дыхание. — За эту ночь Королевство падет! Приготовься… страдать.

Мог только глубоко дышать и ничего не делать. Пот попал в глаз, и я начал моргать, как истеричка. Рука! Моя правая рука отошла от оцепенения! А… теперь и все тело, но я так же стоял в страхе. Кто это? Я не чувствую его… была не была!

Я отклонился, защитив себя дымом, но это было зря! Коридор оказался пуст! Я сломя голову выбежал из здания. Подошел к дому и оперся на него рукой. В висках пульсировало, а глаза заметили одну вещь, лежавшую на земле — крестик на цепочке. Я сразу же узнал, кто там изображен. Мученик Сальдиро, который пошел против законов церкви и был ими же распят, заклеймён, как богохульник и носитель скверны. Страшная у него была судьба, а ведь всего лишь утверждал, что Сервамп — не Бог, а просто выдумка Церкви для молитв и искупления грехов. Почему? Почему улицы такие пустые? Я взял крестик и положил его в карман.

— Надо в замок!

Глава VI Демоны

Огромный бальный зал всегда впечатлял своими размерами и красотой, к нему вели три входа, он состоял из узоров чистейшего золота, пол из дуба, залакированный до блеска, можно было даже не вешать зеркала: один взгляд на пол — и увидишь, какой ты сегодня неотразимый. Все предались пляскам, звучал оркестр, дирижёр играл своей палочкой, будто насылал заклинания на своих людей, дабы они продолжали играть. Но их танцы прервал никто иной, как я.

— Седрик! — я вбежал в бальный зал и сразу же увидел его с Мариэль. — У нас проблемы, — побежал к нему и отдал приказ стражникам. — У нас военное положение, эвакуируйте народ!

— Так точно!

— Нет! — остановил Седрик стражника. — Все нормально, продолжаем веселиться.

— Что ты творишь?! — подошел я к нему вплотную. — У нас тут ЧП!

— Я сказал, — с широкой улыбкой прошептал Седрик, — продолжаем веселиться.

— Что ты несешь?! Мариэль, скажи ему что-нибудь!

— Продолжаем веселиться, — с такой же улыбкой произнесла она.

Их лица безумны… Что-то здесь не так!

— Седрик, как мы с тобой познакомились? — серьёзным тоном задал я вопрос. — Этот вопрос относится и к тебе, Мариэль.

— Что за вопрос? — поднял Седрик руку и показал ладошку. — Ты пришел ко мне и попросил, чтобы я сделал тебя своим воином.

— Да, так и было! — подтвердила Мариэль.

— Неверный ответ!

Я махнул рукой, окутанной в черный дым. Голова Седрика съехала с плеч, как будто так и должно было быть.

— А-а-а!

От увиденного благородные дамы закричали, их кавалеры застыли на месте. Короли не понимали, что происходит, к ним быстро подбежали их воины и закрыли своими спинами. Отверженные стояли вместе со скитальцами. Мариэль стояла с той же улыбкой. Все побежали к выходу, кроме вышек.

— Где… Где Седрик и Мариэль?!

Из меня вырвался поток дыма и сразу же захлопнул перед бегущими три двери, погрузив их во тьму для отвлечения. Меня разрывало от злости, все мысли занимал вопрос: «Где Седрик и Мариэль?» Мой взор начал метаться от одного края к другому.

Церковники? Короли? Отверженные? Скитальцы? Кто-то из присутствующих? Равен же Паран мстит мне через Седрика? Мажольдон хочет завершить начатое? Вряд ли! Королева Запада? Только у них есть зуб на Седрика.

— Кроули, — спокойно зашагал Жанкон в дыму. — Успокойся, убери дым!

— Или, — встал возле него Крит, — мы уничтожим тебя!

— Кроули! — Присоединился к ним Вальрас. — Это перевертыш!

— А?

Я пару раз вздохнул и втянул дым обратно, двери открылись, и все напуганные люди выбежали из бального зала. Возле меня лежало уже разлагающееся тело Седрика: бледно-зеленое лицо, правый глаз лопнул, и отвратительная жидкость вылилась, одарив всех вонючим запахом. Три короля встали вместе, с ними и Жальдон, а перед ними — их защитники.

— Короли! — встал Крампер. — Немедленно покиньте королевство! И ты тоже, Мажольдон!

— Я и так собирался уходить! — буркнул старик.

— Мы уходим, — возле королевы Запада появился призрак, и они мгновенно исчезли.

— Надеюсь, вы тут разберётесь, — сказал Король Востока и так же исчез с помощью духа.

— Прощайте, — кивнул в нашу сторону Король Юга, к нему подошел Жальдон с Ларом и Хором, и они тоже испарились.

Мы остались вшестером. Поправочка, фальшивая Мариэль стояла на месте, окутанная моим дымом. Сейчас эта подделка у меня попляшет. Я со злобным лицом подошел к ней и, махнув рукой, вмял в стену.

— Ха-ха-ха! — рассмеялась Мариэль. — Продолжаем веселиться! Продолжаем веселиться!

Я хотел снова махнуть рукой, чтобы эта мразь страдала, но Вальрас не дал мне этого сделать.

— Подожди, — остановил он мою руку. — Может, она что-нибудь знает. Крит, проверь.

— Хорошо, — он подошел к фальшивке. — Говори правду! Кто создал тебя?

— Ха-ха-ха! У него много имен. Много! Жискаоемиям! — ее голова начала набухать.

— Что это? — воскликнули мы все в один голос.

Фальшивка смеялась, а ее голова росла, пока не разорвалась и не окрасила начищенный пол своими зелеными потрохами.

Повисло молчание, пока я не прервал его.

— Это слово! Я уже слышал его час назад в одном доме!

— Короче, мучаем Знать! — раскомандовался Шампр. — И дело с концом!

Крампер положил ладонь на лицо и пару раз помотал головой от слов друга, но потом твердым тоном произнес:

— Шампр, отправляйся в наш замок, собери сколько сможешь людей!

— Хорошо! — не стал он возражать и призвал призрака, после чего, как короли, исчез.

— Крит, ты тоже!

— Понял, Жанкон! — Исчез Крит.

— Ну что ж, займемся охотой? — серьезным тоном спросил Вальрас.

— Да, — скинул с себя плащ Жанкон. — Пора затачивать ножи!

***

— Это здесь?

— Да. Голоса звучали отовсюду, и какая-то тварь водила когтем по моей спине.

— Жанкон, вся улица, да и дом, в сере!

— Я заметил. Демон?

Мы с Жанконом и Вальрасом находились в доме, в котором я недавно побывал, и в котором оставил свои нервы.

— Я думаю, что это один из дьяволов! Сам посуди, Жанкон.

Демоны и дьяволы отличались видом и силой. Но приходят они все одинаково: через призыв. Есть много легенд, что в мире существуют врата, где и покоятся эти твари, - сам Ад. Поэтому, чтобы их призвать, всегда зачитывают «открой врата», это ключевое слово в призыве. Что-то я отвлекся! Есть одна странность: улицы опустели ещё больше, пока мы шли сюда.

— Разделимся! — прошагал Вальрас к выходу. — Я пойду на север.

Он ушел, и мы с Жанконом остались вдвоем.

— Не переживай, — приободрил он меня. — Мы найдем его и Королеву.

— Да, — тихо ответил. — Я пойду на восток!

— Хорошо.

Я вышел из дома и побежал в нужную сторону - на улицу Бедняков. Что за чертовщина здесь творится? Я один, только один, улица пустая, дома пустые, кругом одна пустота. Куда подевались люди? Мой бег ускорился. Вот и она — улица Бедняков!

И здесь тоже! Все палатки и разваливающиеся маленькие домики были пустыми и как будто давно заброшенными. Я бежал все дальше, мне нужна была надежда! Только она одна может меня успокоить.

— Гав!

Я быстро остановился и увидел того отвратительного пса, не похожего на других, он так же одарил меня зловещей улыбкой. Он стоял у входа в церковь, двери которой были немного приоткрыты; развернувшись, он вбежал в здание.

— Стой!

Я метнулся за ним. Ведь с этого пса все и началось! Двери распахнулись, и я вбежал в маленькую церковь: лавочки, мозаики, а в конце стол с золотой чашей. И, о чудо, наконец-то я кого-то увидел, на душе стало немного спокойней. Возле чаши на столе стоял священник в черной рясе с колпаком, закрывающим лицо.

— Священник! — радостно пошагал я к нему по ковровой грязной дорожке. — Вы не представляете, как я рад Вас видеть, здесь…

— Брбабрбр.

Я не успел договорить, как служитель Сервампа начал шататься из стороны в сторону и бормотать не пойми что.

— Эй, — я медленно подошел к нему и потянул за левое плечо, — что с тобой?

Священник развернулся ко мне, но тьма и его капюшон не дали разглядеть его.

— Алло? — помотал я перед ним рукой.

И сделал это зря! Священник вцепился в мою руку, но мой дым среагировал быстрей и защитил меня. Капюшон священника спал, и мои глаза чуть не выпали из орбит. У него не было глаз, носа, бровей, ушей, одна гладкая черная кожа и широкий рот с бесчисленным рядом длинных зубов. Он не отцеплялся от моей руки, желая оторвать ее. Я покрыл другую руку дымом и превратил в подобие бура, и со свистом раздробил ему голову насквозь, теперь она была похожа на полумесяц. Бездыханное тело упало на колени и застыло в тишине умиротворения.

— Что ты такое?

Я присел к трупу и начал разглядывать его. Странно. Почему он в рясе, когда его интеллект очень низок; сразу это заметил. Я снял рясу и не мог поверить. Все его тело было черным и гладким, но на грудной клетке было видно кусочек нормальной кожи.

— Посмотрим!

Я создал нож и ковырнул в этом участке, черная гладкая кожа отлетела, как старая краска. Продолжил ковырять, пока не обнаружил, что это какая-то материя, которая похожа на вторую кожу, и она может подчинять своего носителя! Я видел что-то на подобие… Но, это точно не то, про что я подумал. Дурдом на дурдоме!

— Гав!

Я повернул голову и увидел собаку на лестнице, она дырявила меня своим взглядом, а улыбкой раздражала.

— Не уйдешь!

Я побежал на лестницу, собака была сообразительной и, наверное, поняла мои намерения, так что кинулась на второй этаж. Гадина, я тебя четвертую! Это какой-то демон? Или дьявол? Не могу разобраться, от этой зверюги не исходит никакой энергии, чтобы определить, что оно!

— Выходи!

Я стоял на втором этаже в длинном коридоре с пятью дверьми. Опять, как в доме! Нетушки, второй раз не прокатит! Я вышиб все двери дымом и сам распался на дым, таким образом я мог видеть все комнаты. Но мне стало наплевать на собаку, потому что в дальней левой комнате я увидел нечто невообразимое. Сразу же стал нормальным и зашел в нее. Комната была маленькой, серые доски на полу, стены белые с отваливающейся штукатуркой, но не только. Посредине комнаты, не двигаясь, сидели квадратом черыре монаха в капюшонах. Я не рискнул и покрыл свое тело дымом. Подошел к одному и снял капюшон. Меня чуть не вырвало.

Монах был иссушен до костей, его волосы свисали с черепа, и он отдавал зловонием, отчего мне стало дурно. Я создал марлю на лице. Подошел к другим монахам и снял их капюшоны. То же самое! Под каждым из них был нарисован знак, неизвестный ранее. Я откинул одного монаха, и он врезался в стену, слишком легкий, почему-то на душе стало скверно. Но я продолжил осматриваться; между монахами была чаша, а под ней, на полу, такой же знак, что и под монахами. Под чашей шли трещины, которые вели ровно к знаку. Я взял посудину, покопался в ней. Кости, травы, кожа и рог. Похоже, монахи вызвали что-то сильное и в тот же час пожалели об этом. Монстр из ада их не пощадил. Но что они призвали? У одного монаха в сжатой руке виднелся кончик бумаги. Я аккуратно вытащил его и посмотрел на текст, который там написан.

— Что это?

Я не понимал ни слова, какой-то древний язык. Надо встретиться с остальными, может, первые знают, кого они призвали. Создал в руке карандаш и на свободном месте листка нарисовал знак. Черная Луна. Отлично, но где псина? Я опять распался на дым и прочесал всю церковь — никого! Да Нечестивец тебя подери! Я снова стал нормальным и посмотрел на монахов. Чуть не забыл, чаша! Ингредиенты тоже помогут вычислить гадину. Я поднял ее, превратил в дым и впитал в себя, как и листок.

— Кроули, прием! — раздался у меня в голове голос.

— Стефан? — обрадовался я знакомому голосу. — Вы уже пришли?

— Да. Мы все в замке.

— Я иду.

— С этим могут возникнуть проблемы!

— Почему?

— Ты видел, что творится на улице?

Я тут же превратился в дым и переместился на крышу, став нормальным. Я раскрыл рот и легонько припарковал свой зад на черепицу. Весь город был заполнен черными монстрами, все они были в одежде, все разного роста.

— Это…

— Люди. — продолжил фразу своего друга я. — Кошмар!

— Не то слово, но это еще не все!

— Удиви меня, — посмотрел я на монстров, думая, что моему шоку был предел на сегодня.

— В городе демоны! И их очень много, чересчур!

— Если не секрет, — тихо начал я спрашивать, говоря как будто сам с собой. — Сколько нас? — повисла тишина, которая начала меня пугать. — Стефан?

— Тринадцать скитальцев и девять Отверженных…

— Понял тебя, — встал и набрал свежий воздух в лёгкие. — Скоро буду!

— Но…

— Никаких но, я не новичок, так что повторюсь, скоро буду!

— Удачи.

Связь прервалась. Стефан был телепатом и владел телекинезом. Как он умер и получил свою силу? Кто его знает. Он не говорит, как и я.

Сделал шаг назад и убрал правое плечо, так как в меня полетели цепи, но, слава Сервампу, мои рефлексы отточены до предела, и поэтому они врезались в крышу, раздробив ее на кусочки.

— Падла!

Внизу стоял демон: здоровый, кожа серая, весь в черных цепях, как и его маска, которая прячет лицо. Возле него ходили черные люди, которых обратили в монстров, и дрыгали головой в мою сторону, но неожиданно для меня замерли, не шевелясь.

— А-а-а! — завопил демон и топнул ногой.

Возле него на земле появились два алых круга, которые крутились по часовой стрелке, он поднял руки и молниеносно отпустил их в круги. Начал рыскать, как будто ищет что-то. Хотя так и оказалось. Мне это не нравится!

Из алых кругов показались пасти с зубами, которые закричали резонирующим криком. Я понял, кого он призвал. Демон поднял руки, в которых оказалась цепь, а из кругов вылезло нечто нехорошее. Два Цербера на цепи: три головы, и у каждой вырывается пламя из пасти, ростом метр, тела обглоданы настолько, что видно их ребра, вместо полноценных голов — черепа. Они натянули цепи, пытаясь ринуться на меня, но демон их не отпускал. В его маске появились глаза, которые смотрели на меня. Нет! Нет! Нет! Я мог узнать этот взгляд где угодно. Насмешка! Он элегантно отпустил цепи, подняв ладони, как будто говоря «Упс!», давая церберам свободу. Они с молниеносной скоростью побежали на меня. Я спрыгнул с крыши и сделал то же самое. Два бура на руках. Первый цербер выстрелил пламенем, когда прыгнул на меня. Я покрыл тело дымом и избежал урона, с размаху располовинив его буром, разбрасывая куски мяса по всему асфальту. Второй укусил меня за правую ногу, и я направил бур в его сторону и выстрелил им. Его грудная клетка исчезла, и псина упала на тротуар.

— Жискаоемиям капра висапоу, — демон бил себя по голове, говоря неразборчиво.

Он опять поднял руки, но теперь влепил их в мостовую. Из дороги начали вырываться цепи в моем направлении. Я отпрыгнул вправо, но ничего не изменилось, из асфальта вырвались цепи, заковав мою ногу. Демон взялся двумя руками за нее и начал крутить ее со всей силы. И, наверное, всем стало понятно, кто был на другом конце цепи и пробивал дома своим телом?

Создал доспех Неразрушимого, но все равно было больно. Я опять пробил дом, но смог зацепиться за разрушенную стену, держа ее мертвой хваткой. Гадство, ну почему сразу же наткнулся на демона?

— Бог грома Верун, именем Скитальца приказываю, уничтожь врага передо мной, предай свой гнев моим телом и душой. Раскат молний.

Я весь покрылся молниями, которые заструились по цепям и одарили моего врага разрядом. Демон закричал и упал на колени, весь дымясь.

— Вот так тебе и надо! Стоп!

Сила, с которой меня тянули цепи, не пропала. Я посмотрел на демона, который одарил меня злобным взглядом.

— Прости?

Он закинул руки над головой, все также держа цепи, и опустил их вниз со всей силой; цепь пошла змейкой и дошла до меня. Мое тело подбросило вверх, а потом тут же вниз. Я пробил дом насквозь! Поднялся дым.

— Перлома васит Чачача, — заплясал демон.

Но когда махнул рукой с цепью и увидел, что на конце его оружия никого нет, он испуганно посмотрел в дым. После чего завизжал и начал махать руками в развалившийся дом, разрушая его еще больше, отчего поднималась пыль.

— Премар Бибит сувар.

Он успокоился, свесив руки, и цепи начали возвращаться к нему, мелодично позвякивая.

Он ухмыльнулся и хотел уже уйти, как услышал мой голос в бесконечном занавесе из пыли.

— Бог Света Жуль, помоги мне с врагом моим.

— Бра-а-а! — демон снова вытащил цепи и начал посылать их в дым.

— И также с твоим, ведь передо мной никто иной, как демон. Враг твой, а также мой, — из дыма начал появляться белый свет. — Лук Жуля!

Из пыли вылетела стрела и, пронзив насквозь ногу демона, осталась в ней.

— Ты проиграл, — донёсся из занавеса пыли мой голос. — Прощай!

Прозвучало три звонких звука, а за ним — глухой, означающий только одно. Демон упал на колени, свесив руки назад, как и голову. В его глазах были стрелы — единственное открытое место на его лице. И одна стрела нашла свой дом в его грудной клетке. Я подошел к нему и убедился, что он мертв. В руке я держал белый лук света, который тут же развеялся. Все черные зашевелились, рыча на меня.

— Я обещаю, — посмотрел я на всех черных, — что освобожу вас!

Я поднял руки, и мое тело превратилось в дым, подхватывая северный ветер, который нес меня в замок!

Сегодня будет долгая ночь!

Глава XII Два ордена

— Кроули, ты пришел! — обрадовался седоволосый парнишка с голубыми глазами в кожаном костюме с элементами доспеха.

— Да, я же сказал тебе, Стефан, что не новичок.

Я прошел в бальный зал, где располагались Скитальцы и Отверженные. Они стояли в две кучки и не разговаривали между собой.

После полета над городом, погрязшем в черных монстрах, в которых скрываются люди, мне стало не по себе; я пытался найти хотя бы одного нормального человека, но, увы, людей больше не осталось. Также пропала собака! Уверен, что оно смеётся надо мной и пытается запутать. Я вытащил крест из кармана и, побрякивая, поднял над собой — теперь понятно, кому он принадлежал. Возможно, псина — это и есть наш дьявол! Но не стоит гадать.

— Первый, Второй, Третий, — подошёл я к трем скитальцам в доспехах и у каждого на шлеме увидел номер, предназначенный для того, чтобы не перепутать; они кивнули мне, так как были теми еще молчунами. — Давно не виделись, алмазы, — кивнул на двух близнецов с карими глазами и кожаными доспехами цвета янтаря, как и их волосы; они кивнули мне в ответ — были такими же немногословными, как и номера.

— Как ты допустил такое? — сидел на стуле старичок в охотничьей одежде.

— И тебе не хворать, Рой! — угрюмо ответил я ему.

— Лучше не обвиняй его, а думай, как выйти из этой ситуации, — поставил Роя перед фактом мужик лет сорока, сидевший в доспехе из черного металла в готическом стиле, его лицо было закрыто шлемом в форме льва. — Белоглазый, что тут творится?

— Да, черт его знает, Лев, — сел я на диван, стоящий у левой стены, и расплылся в нем. — Вроде, все было нормально, и бам — мы в дерьме!

— Хорошая ассоциация! — усмехнулся парень лет семнадцати, который был одет в кожаный костюм с элементами доспеха высочайшего качества. — Ну, а если честно?

— Тогда, Лир и господа Скитальцы, слушайте! — я сел нормально и окрикнул Отверженных. — Эй, вам надо тоже послушать! Кстати, — осмотрелся по сторонам, — Где главы?

— Они ушли на проверку! — ответил Рой. — Думают разведать, что и как. Может, выяснят, откуда зараза появилась.

— Тут они опоздали. Стефан, свяжись с ними и скажи: я нашел место, где был совершен обряд призыва.

— Хорошо, — парень сел на колени и закрыл глаза, пару минут поскулил, опустил руки и с плохим выражением лица повернулся ко мне. — Не могу…

— Как это?

— Помехи, может быть, это из-за демонов!

— Скорей всего, — утвердительно сказал Лир.

— Так, — я почесал подбородок. — Значит, сами будем разбираться!

К нам подошли Отверженные. Из их семёрки вышел парень с длинными волосами, одетый в доспехи черного цвета. Он обратился к нам, задрав нос вверх.

— Кто у вас за главного?

— Да у нас тут равные права, — подумав, сказал Лев.

— Тогда, — поднял руку длинноволосый, — я буду вашим главным!

От его слов Рой засмеялся, как ненормальный.

— Кто-нибудь, прострелите его тупую голову.

— Успокойся, — махнул я рукой старому охотнику. — Парень не понимает, что говорит. Пойми, — перевел взгляд на длинноволосого, — здесь не будет главного, пока отсутствуют наши вышки! Мы будем думать и разбираться со всем этим вместе!

— Нет, — подошел к длинноволосому лысый мужик с лишь одним здоровым глазом и положил руку на его плечо. — Марк должен быть главным, мы не позволим вам, Скитальцам, командовать и распоряжаться нами.

— Марк? — удивился Лир. — Это ты уничтожил Примула?

— Да, это он! — так же поднял нос лысый и улыбнулся. — Так что подчиняйтесь нам.

— Спасибо, Георг, — поблагодарил его Марк.

— Вообще, — не стал обращать внимания на лысого и на Марка я, — я нашёл место призвания дьявола. Стефан, — протянул ему листочек, — здесь непонятные мне, да я уверен, что и вам, письмена, также знак призыва — темная луна.

— И что мне делать с этим? — недоуменно посмотрел на меня Стефан.

— Позови своего духа и переместись в замок скитальцев, найди похожие письмена. И узнай, что это за дьявол! Если он окажется одним из высших, нам надо будет знать, что работает против него.

— Но… почему я?

— Не спорь, здесь огромное скопление демонов. Это не для тебя!

— Я буду спорить! — напрягался Стефан.

— Немедленно! — я со злобным лицом посмотрел на парня, и он под моим взором сдал позиции и согласился.

— Хорошо. Милан, — возле Стефана появилась девушка - его дух, — Замок Скитальцев, — он исчез.

— Ты правильно сделал, — одобрил мое решение Лев. — Парень только стал Скитальцем.

— Так, слушайте!

Я рассказал всем, как встретил пса в одном доме на Королевской улице, про то, что было внутри, также поведал про монахов и знак. Потом Отверженные поделились с нами, что трое — это проклятые ветром, двое — огнем и льдом. Марк и Георг — проклятые льдом. Они главные, как я понял.

— Предлагаю следующее, — поднял руку Рой. — Замочим всех демонов.

— Надо не всех, — проявил смекалку Лев. — Надо убить дьявола, ведь он их всех призвал.

Номера с Алмазами кивнули, соглашаясь со Львом. Да и я был такого же мнения. Во-первых, монахи вызвали дьявола. Во-вторых, Седрика и Мариэль украли, сомнений нет — это дьявол. В-третьих, он может призывать демонов и обращать людей в подобие монстров. В-четвертых, главы ушли, и вообще, чем эти старики думают?

— Я считаю, что лучше переждать и посмотреть, что будет дальше, — заносчиво провозгласил свою мысль Марк. — Уверен, вы согласитесь со мной.

— Марк, ты неразумно думаешь! — буркнул я ему, так как этот парень начинал меня раздражать. — Лев был прав, нам нужно найти дьявола, который призывает демонов. Разделимся по двое и прочешем город от и до.

Все замолчали и начали перешучиваться, пока Марк от лица всех Отверженных не согласился на выдвинутые мной условия. Мы поделились очень просто: Алмазы и Номера не делятся и пойдут по раздельности, образуя две группы, я иду в паре с Роем, Лев - с Лиром, Отверженные поделились между собой. Я создал каждому волшебные затычки для связи.

— Отлично, выдвигаемся! — Встал с дивана и пошел к выходу. — Найдем гадину!

***

Ночь не прекращалась. Это было странное и пугающее зрелище. Черная луна заслонила солнце и погрузила королевство в вечную тьму. Город молчал, как немой, и только тихий ветер запевал свои сонаты через проёмы домов. Я передвигался по крышам вдоль Королевской улице вместе с Роем. Внизу застыли, словно глыбы льда, черные. Они не нападали и не реагировали на нас. Демоны пропали, но я уверен, они где-то скрываются и ждут свою добычу, то есть нас.

— Кроули, — повизгивал Рой, передвигаясь рядом, — долго мы будем впустую шастать по крышам?

— А что? — тут же остановился я. — Есть какие-то идеи? Или учуял дьявола?

— Ни то, ни другое. Но, может быть, мы сможем выманить его, если поймаем одного демона и проведем ритуал изгнания? Призывающий нас почувствует и, возможно, придет к нам, или будем ориентироваться от приходящих по нашу душу демонов.

— Ага, вот так точно делать не стоит! Лучше выловим монстра и попробуем развязать ему язык с помощью заклинания, авось выйдет?

Рой кивнул, и мы начали перемещаться и искать демона поблизости. Наши поиски оказались не долгими. В трехстах метрах нашелся маленький черт с рогами, он разносил магазинчики и мерзко смеялся над черными. Я превратился в дым и спикировал на улицы, тварь заметила меня, но Рой создал в руке мушкет с необычным дулом в виде капли и со звоном выстрелил, накрыв врага сетью из кожи вирнира(2). Черт начал брыкаться. Я стал нормальным и подобрал маленького чертенка; обычно они под три метра, но этот — совсем маленький. Черт зашипел и пытался выбраться.

— Замолкни! — ударил я его по сетке. — Отлично сработано, Рой.

Старый охотник поднял мушкет и подмигнул мне. Я выстрелил дымом из ног и допрыгнул до крыши.

— Вот он, — потряс мешком с чертом. — У тебя есть шинра(3)? Может, заставим его говорить, и он поможет нам?

— Давай попробуем, — Рой достал мешочек, где хранился пятиконечный лист травы в виде зеленой звезды. — Иди сюда, чертенок, не бойся, — охотник с мерзкой улыбкой, от которой хотелось плакать, достал кинжал и сделал порез на плече черта, который на удивление не брыкался и только пристально смотрел на него. — Ну, вот и все. Я себя чувствую медбратом.

— Рожей не вышел, — усмехнулся я в ответ.

Рой промолол траву в чашке, которую я создал для него, и налил туда кровь чертенка. Жидкость приняла розоватый цвет и специфически пахла, отчего наши глаза заслезились.

— ПЕЙ! — насильно заставил выпить чашу чертенка Рой. — Сервамп, как же оно воняет!

Черт с наслаждением выпил и почесал свое волосатое брюшко, находясь в сетке, которую я держал.

— Вкусно, — заговорил он голоском маленького мальчика, по-детски коверкая слова. — Людьки, еще!

— Ишь, че захотел, — стукнул я его о землю головой. — Говори, где призыватель!

— Ах ты, человеческое отребье! — черт говорил очень плохо, но слова можно было разобрать.

— Лучше говори! — создал я кинжал и приставил острие к его горлу. — Или отправишься обратно в Ад!

— Я не знаю, где призыватель, — пожал плечами черт. — Но знаю, где Пирсеваль сидит.

— Это кто? — ударил кулаком в сетку Рой. — Говори!

— Ай, — чесал голову чертенок. — Не бейте, больно! Пирсеваль — старший демон. Мы боимся, поэтому подчиняемся.

— О, уже что-то, — обрадовался я. — Рой, если демоны ему подчиняются, то это наш кадр.

— Точно! — кивнул Рой и взял у меня мешок с чертом. — Веди!

— Отпустите, если отведу? – мне потребовалось несколько секунд, дабы понять сказанное.

— Даю слово, — положил руку на грудь. — Если ты не будешь мешать людям, мы про тебя забудем и отпустим, — смотрел я честными глазами на чертенка.

— Хорошо! — он указал пальцем на огромный дом купца Пуфиса. — Там сидит, в золоте купается и жизни радуется.

— Понял, — кивнул Рою, и он опустил сеть, откуда выбрался чертенок.

— Прощайте, — кивнул он нам. — Слова сдержу.

Мы с Роем помахали ему и быстро выдвинулись до дома. Возможно, сейчас наши беды закончатся! Если он — главный демон, то должен обладать умениями, которые не подвластны обычным демонам. Все же я думал, что это дьявол. Ну, чем легче, тем лучше.

Мы с Роем добрались до трехэтажного дворца. Построил его самый богатый купец севера — Пуфис. Дом из чистого золота, сад из самых дорогих цветов Севера. В общем, не дом, а сказка.

— Всем отрядам, — заговорил я. — Всем двигаться на северо-запад до дома из чистого золота с лисой на крыше.

— Понял, — раздалось у меня в ушах множество голосов.

Мы стояли на крыше напротив дома купца.

— Кроули, может, мы войдем? Их долго ждать. А мы с тобой справимся на раз-два.

— Хм, — я почесал подбородок и уставился на вход, где стояли черные и не пропускали никого. — Можно, но рискованно. Не думаешь?

— Ты всегда был таким мягким? — с удивлением посмотрел на меня Рой и встал к краю крыши. — Ну, а я пошел.

— Рой! — он спрыгнул вниз и побежал по улице. — Стой, куда ты?

Рой перемещался быстро, без лишних движений обошел толпу черных, подбежал ко входу в дом и выстрелил бесшумной пулей. Вот безрассудный, он и правда думает, что найдет его, войдя через главный вход? Как же опрометчиво с его стороны, но я должен прикрыть ему спину! Да, способности Роя — огнестрел, он может создавать пушки и необычные пули, только подумав о них. Мы как-то с ним разговаривали, и дело дошло до истории о его смерти. Скажу честно, она была мучительной и неприятной. Он убивал всех холодным оружием: мечом, ножом, кинжалами. И поплатился за это. Рой был наемным убийцей, но и в то же время увлекался и являлся призером королевства Юга в охоте. В один мимолетный день, когда он охотился, его зарезали, но резали медленно, мучительно — он страдал три дня. Убили его магическими кинжалами, в которые были влиты стихии и прочие проклятия (в оружие можно вливать магию, также наложить на них проклятие — одним из самых страшных считается проклятие страдания — оно неизлечимо и сводит тебя в могилу, хочешь ты того или нет). Вот так мой старый друг приобрел силу. Теперь он создатель огнестрела. Но не об этом сейчас. Мой взор уловил мерзкое создание, которое смотрело на меня из угла дома Пуфиса. Это была собака, та собака со зловещей улыбкой и семью парами глаз. Оно увидело, что я смотрю на него, и быстро скрылось за углом. Я был удивлен до пяток ног. Быстро спрыгнул. Меня встретила орда черных, все направили на меня свои гладкие головы с огромными ртами с бесчисленным количеством зубов.

Они все побежали на меня, крича, раскрыв рот и выставив руки вперед. Почему они нападают? Рой прошел как ни в чем не бывало! Гадство. Я растворился и превратился в дым. Быстро переместился к углу, где, на мое удивление, не оказалось ни собаки, ни черных! Только одна вещь меня шокировала и заставила не доверять глазам. В ста метрах от меня находился люк, ведущий в канализацию, и от угла шли черные следы; вели они к люку. Но что мне оставалось делать? Собака меня куда-то ведет, но я ничего не понимаю. Рой справится и в одиночку!

Я спрыгнул в канализацию, и мой нос сразу забил тревогу и просил удалиться из скверного места. Канализация шла кругом — туннель, везде бегают крысы, все склизко и противно. Я создал шары огня и развеял тьму перед собой.

— ЖИСКАОЕМИЯМ! — раздался искажающийся голос из глубины мрака.

Я сразу же побежал к его источнику. Туннель отдавал шагами, не только моими, но и еще моего таинственного друга. Я слышал, как в нескольких метрах кто-то бежит на четырех лапах. Прибавил скорость, звук шагов собаки все приближался, пока они не стали слышны в десяти шагах от меня, прыгнул в темноту и был уверен — попался! Но упал на твердый пол и пару раз перевернулся.

— Да чтоб тебя! — я ударил по стене кулаком, но услышал не только глухой звук, но и звонкий. — Что это?

Приблизил огонек к стене, там оказалась железная лестница, идущая вверх. Я проявил любопытство и полез туда, и меня встретил железный люк. Ухватился за него и потянул. Яркий свет ударил по глазам, но я не останавливался и вылез. Потер глаза: оказался на кухне, все кипятилось. Запашок был приятный, жареное мясо, у меня мимолетно потекли слюнки.

Во всему помещению был слышен странный звук. Что это? Пройдя столы и плиты с огнем, я увидел ширму, от которой он исходил. Ширма оказалась немного прозрачной и выдала мне своего таинственного друга: он был большим, только поднимал руку и опускал, издавая звуки удара. Рука остановилась, и я увидел, что он повернулся ко мне лицом. Огромный силуэт быстро пошагал к ширме, я превратился в дым, дабы избежать ненужной битвы.

Ширма открыла чудовищную картину, которую я не хотел видеть. Оттуда вышел здоровый плотный мужчина в окровавленном халате и с огромным кровавым тесаком в правой руке, его лицо было воистину омерзительным. Широкий рот с длинным языком, которым он облизывал тесак, глаза узкие, начинались от переносицы и до ушей, радужка глаз была желтого цвета. Это демон, который вселился в человека. В левой руке он держал мужчину, его одежда говорила, что он был поваром. Он был мертв — глаза уже давно утратили свет, а запекшаяся кровь на животе указывала на смертельную рану. Мне стало дурно и от увиденного за демоном: огромный деревянный стол, и на нем большой кучей лежат все прислуги дома в разрубленном состоянии, а в котле возле стола уже варились головы животных. Демон начал принюхиваться и подошел ко мне. Чувствовал его дыхание и отвратительное зловоние, его язык кружил возле меня, но, так как я был дымом, тронуть он меня не мог. Он раскрыл рот и глубоко вдохнул. На что он рассчитывает? А?

Я стал прежним и стоял перед демоном в полном шоке от происходящего. Не может быть! Как он смог развеять мой дым? Похоже, я нарвался на демона Ищейку, который может видеть правду во лжи, разглядеть невидимое и развеять это. Я сразу же сковал его дымом, но он начал размашисто крутить тесаком вокруг себя, разрезая мой дым, как пушинку. Я сделал перекат назад и пропустил огромное железо над собой, создал буры на руках и выстрелил в него. Он отбил их, все так же вертя тесаком вокруг себя, и маленькими шагами начал идти ко мне, я не прекращал обстрел, а он продолжал отбивать мой бур. Я создал пистолет пустоты и начал стрелять. У него исчез таз, отчего он пошатнулся и закрыл себя своим оружием. Я быстро подбежал к нему и выстрелил в правую руку с тесаком. Огромное оружие начало падать, но я подхватил его, взявшись за ручку двумя руками, и, раскрутившись, нанес сверху вниз режущий удар. Лезвие впилось в шею демона, и он взвыл, потянулся ко мне рукой, дабы прекратить свои мучения, но я потянул тесак на себя и разрезал ему шею, тем самым обезглавив. Огромное тело свалилось на пол, раздался громкий звук. Я сразу же превратился в дым и вылетел из кухни.

Быстро полетел, пропуская мимо себя комнаты и огромный зал, переместился на первый этаж. Потолок начал рушиться, появились дыры, из которых вылетали монстры, состоящие из белого дыма, лиц у них не было, а может, и были — все в дыму, так что не разглядеть, только длинные руки и ноги с когтями можно было точно увидеть у этих монстров — Гримлоки. Я хотел развеять дым и быстро что-нибудь сколдовать, но они слились с моим дымом. Началась битва, черный туман слился с белым, я упорно выкидывал их из себя. Стал нормальным и создал из дыма поток ветра, Гримлоков отнесло к стенам.

— Ну же! — я создал в руках мечи ветра. — КТО ПЕРВЫЙ?!

Их было четверо. Они окружили меня. Первый набросился из-за спины. Я развернулся, ударил с ноги в скрытое дымом лицо и вонзил меч ветра ему в спину. Меч зашипел, лезвие превратилось в мини-ураган и расщепило Гримлока. Остальные решили действовать наверняка и с трех сторон набросились на меня. Я топнул, и из земли вылетели три шипа ветра и встретили своих гостей. Всех Гримлоков пронзило, их тела распались на маленькие части ветра.

Я развеял меч. Монстры? Еще этого мне не хватало! «Успокойся, — перевел я дыхание. — Надо идти дальше, возможно, это все закончится, когда я спущусь в хранилище».

— ЖИСКАОЕМИЯМ!

Я быстро повернулся к голосу, который послышался сзади. Под лестницей, которая шла на второй этаж, была дверь нараспашку, там стояла собака и только шептала одно слово.

— ЖИСКАОЕМИЯМ! — она быстро скрылась, забежав во внутрь.

— Стой!

Я быстро побежал за собакой и кинулся в коридор, который шел вниз. Все бежал и бежал. Я должен поймать эту собаку! Только эта цель стояла у меня в голове. Наконец-то я увидел свет, который исходил из помещения. Это было хранилище с большим количеством золота. Бриллианты, сапфиры, разные драгоценные камни.

— Вот это да, — загляделся я на золотишко. — Ну, я думаю, Пуфис не обидится.

Я создал большой мешок и сел на кучу золота, заталкивая его в сумку. Вот и отдам Розалин долг, надо же как-то возвращать — как выражается моя непробиваемая подруга: «Удачный день!». Я греб, как сумасшедший, пока моя рука не встретилась с чем-то мягким и твердым одновременно. Опа! Может, какой-нибудь сапфирчик? Я продолжил рыть, но поиски мои увенчались другой находкой. Я откопал спящего Роя!

— Воу, — отпрыгнул назад. — Эй, старина, вылезай! — я подошел к нему и начал тянуть, но ничего не получалось. — Как ты так застрял? ВОУ.

Роя затянуло в золото, и теперь я совсем его не видел. Вся куча стала двигаться, из глубины её что-то начало вылезать. Золото скатывалось к моим ногам. Я не понимал, что происходит, пока не увидел два черных крыла. Потом появилось лицо, похожее на морду летучей мыши. Тело было алого цвета и походило на человеческое. Руки черные, вместо пальцев — огромные длинные клинки, обмазанные фиолетовой слизью. Ноги, как у чертей — с копытами. Это и есть Персиваль?

Он держал Роя в своей пасти, подкинул его вверх и широко раскрыл рот, тем самым проглотив скитальца.

— Фу, — искривил я лицо и сжал кулаки. — Он не мылся пять дней. Соболезную, но ты умрёшь от грибка на его ноге.

Монстр взревел и пошел на меня, размахивая своими клинками. Я создал меч Громовержца и одарил его разрядом, но он продолжал бежать.

— Ладно!

Я развел мечи и создал броню Неразрушимого, выставил рога на шлеме вперед и побежал на него. Мы встретились. Его мечи врезались в мои ребра, но доспех не пропускал их. Мои рога впились ему в желудок.

— Ай!

Из желудка послышался крик. И я, конечно же, знал, кому он принадлежит.

— Проснись и пой, Рой! Давай, убей уже гадину!

— Это я тебя убью! — раздался рассерженный голос из живота. — Мамой клянусь, меня еще так никто не позорил.

Мы с демоном оттолкнулись друг от друга и встали напротив. Он не понимал, что происходит, и только трогал свой живот. Я знал, что так и будет. На кончиках его клинков, наверное, парализующая слизь. Так вот Рой и попался. Демон закопал его в кучу с золотом, чтобы потом съесть.

— Рой, кончай страдать фигней и убей его!

— Да понял я, — желудок демона засиял красным цветом, отчего он ударил себя в живот. — Ай, тварь!

Монстр закричал от боли, ведь его желудок пропал, все содержимое демона вылилось на пол вместе с Роем. Он был весь в крови демона. Его глаза намекали мне: «Тебе конец!».

Демон развеялся во тьме и исчез с лица земли навеки. Странно, не такой он и сильный!

— Тварь! — встал Рой и взял меня за воротник моей куртки. — Я тебя расстреляю!

— Не пугай меня, я пуганный.

— Да пошел ты! — заорал Рой и злобно уставился на меня. — Не делай так больше!

— Хорошо, — сказал с улыбкой до ушей.

— Всем отрядам, — раздался у нас в ушах голос, — королева Мариэль Аль Аура замечена на площади.

— Идем, — побежал к выходу Рой.

Я тоже быстро среагировал, но остановился из-за того, что споткнулся о корону. Она блестела и отдавала величием. Я узнаю её из тысячи даже с закрытыми глазами. Корона короля Седрика Аль Ауры, моего друга. Он был здесь! Но… его тут уже нет! Зацепка есть! Когда я спасу Мариэль, то узнаю, где Седрик, надо спешить!


Примечание к части

(1)Примул - существо с длинными крыльями и телом разных монстров

(2)Вирнир - один из самых непробиваемых монстров

(3)Шинра - трава в виде звезды, смешивается с кровью демона, и, если он выпьет ее, то сможет говорить на любом языке, который тебе необходим.

Глава VIII Внутренний монстр

— Наконец-то вы пришли!


— Немного задержались.


Все отряды стояли на крыше здания перед площадью, где обычно вешали преступников или предателей. Длинная огромная пустая улица, только один эшафот, стоящий посередине. На эшафоте стоял деревянный трон, на котором сидела Мариэль в белой тунике, а возле ее ног сидела собака — да-да, та самая. Взор Мариэль был отстраненный, она смотрела в пустоту и ни на что не реагировала.


— Почему вы ничего не делаете? — обратился я к каждому.


— Ты не думаешь, что это ловушка? — ответил на мой вопрос Лев, сидя у края крыши. — Надо думать!


— Лев, он просто волнуется, — похлопал меня по плечу Лир. — Ведь так?


— Я тебе че, баба с невинностью перед свадьбой? Я пошел! — не успел сделать и шага, как меня остановил Второй и помотал головой.


— И ты туда же!


— Я пойду, — грациозно промолвил Марк. — Не благодарите.


Он спрыгнул с крыши и быстро начал передвигаться к эшафоту. Все скитальцы зависли от его глупости. Отверженные с гордостью смотрели на своего бегущего собрата. То ли они глупые, то ли мы. Хорошо, что у меня есть товарищи, которые в нужную минуту могут остановить меня.


— Смотрите и завидуйте, — гордо встал Георг у края крыши. — Этот Отверженный — наша гордость.


Марк махал рукой, и его собратья махали ему в ответ. Он добежал до эшафота, но остановился. Перед ним открылся черно-алый портал. Оттуда выпрыгнул демон в восточном доспехе. Всех скитальцев передернуло, мы понимали, что это за демон. Хируси — портальщик!


Выглядел его доспех величественно: кираса, латная юбка, набедренник, наколенники, поножи, наплечники, наручи, шлем с рогами, маска. Все это было ярко-алого цвета. На каждом бедре свисали два меча — длинные катаны. Я понимал происходящее, как и мои собратья, а вот Отверженные, которые все так же радовались за Марка, явно не знают, что это за тварь.


Из Марка хлынули холод и метель, он покрыл всю площадь льдом. Хируси был приморожен к земле. Он попытался освободиться, но лед был слишком крепкий.


— Ну что, демон, — подошел Марк к Хируси и положил руки на бока. — Молись, и, возможно, я тебя пощажу!


Хируси упал на колени и склонил голову, как это принято на Востоке. Марк засмеялся, повернулся к нам лицом и замахал рукой. Но сделал он это зря!


— Спу…


Марк не успел договорить, так как на его шее появилась алая линия. Брызги крови окрасили лед в две кровавые линии. Его непонимающие глаза смотрели на нас. Никогда, что бы не случилось, не показывай спину демонам. Хируси — очень страшный демон из-за своей способности открывать порталы в бесчисленном количестве. На Востоке он легенда — страшная сказка на ночь.


— Марк! — Георг создал клинки льда и в слезах смотрел на своего друга.


Хируси разбежался и с разворота ударил с ноги в голову Марка, оторвав ее. Создал портал, куда и залетела голова, а также портал напротив лица Георга.


— Как ты… как ты посмел?!


Георг заорал как ненормальный, ведь из портала возле его лица вылетела голова Марка и врезалась в него. Мне стало не по себе от вида головы, смотрящей в разные стороны. Все напряглись, глядя на Хируси, который поднял руку над собой и говорил нам: «Подходите!».


— Идем в атаку!


Все как один послушались меня и синхронно спрыгнули с крыши. Мне было плевать на Марка: главная задача — спасти Мариэль и узнать, где Седрик. На остальное мне начхать. Приземлившись на площадь, мы побежали длинным строем на демона.


Хируси поднял руки над собой. Мы остановились, чувствуя опасность каждой клеточкой тела. В воздухе появились порталы, откуда вылетали демоны разных видов.


— ВСТАТЬ В КРУГ! — закричал я, и мою команду быстро выполнили. — Проклятые ветром и огнем, — обратился я к пятерым Отверженным, — создайте Адский пляс!


— Хорошо, — ответили они одновременно.


Мы встали в круг и закрыли пятерых Отверженных, которые готовили сюрприз для наших гостей. Демонов было много, даже слишком! Они заполнили всю площадь и стояли от нас в ста метрах. Пока не вышел Хируси, который обнажил катаны и махнул ими в нашу сторону. Все демоны сделали шаг вперед. Наши нервы были натянуты, как струны, и скоро они должны будут лопнуть. Братья-алмазы покрыли себя толстой коркой алмаза, обменялись ударами кулак о кулак и стояли в полной готовности. Первый достал книгу с пустыми листами, выдернул один и написал слово, потом засунул листочек в рот и подул: все его тело покрылось огнем и вытянулось, голова менялась. Теперь перед нами Гифар(4). Первый может обращаться в монстров, которых он видел, ему надо только написать имя создания на листке и дунуть в него. У второго, стоявшего возле первого, кулаки увеличились в размерах и разорвали его наручи — он мог увеличивать любую часть своего тела. Третий создал в руках мечи — черные клинки с когтями на лезвиях. Он создатель мечей, кузнец!


Рой сделал себе большой белый мушкет. Возле него начали летать пули с лицами на гильзах, которые были живыми. Лир вытянул руки и со свистом распластал их в стороны, они стали клинками, которые могли разрезать все, что угодно, в этом мире. Лев заслуживал свое прозвище. Его доспех слился с кожей, голова льва ожила, а глаза загорелись ярко-желтым светом. Георг покрылся синим цветом, как и его глаза — от него било холодом и ненавистью. Я покрыл себя дымом и создал броню Неразрушимого: тонкий доспех, выглядящий, как чешуя дракона, также шлем с длинными рогами. Потом создал два меча Громовержца: синие лезвия с белой рукоятью.


Все демоны остановились после первого шага и задрожали от увиденного. Мы смотрели на них с жаждой крови.


— Время жарить! — в мушкет Роя залетела пуля, тихонько хихикая. — Белое пламя — очищение! — из мушкета вылетел огромный поток пламени очищения и смел ряд из десяти демонов, отправив их обратно в ад. — Иха-а-а-а! — закричал старый охотник.


— Не дать им пройти! — твердо скомандовал я и покрыл пятерых Отверженных туманом, чтобы Хируси не переместился к ним и не убил.


Демон замахал мечами и зашипел. Все те, кого он вызвал, успокоились и смотрели на нас умиротворённым взглядом. Странно, он их успокоил, теперь они пойдут на нас одной волной! Надо убить Хируси!


— Ветер, могучий мой друг, помоги мне добраться до цели своей за мгновение, которое подчиняется только тебе. Скорость! — мои ноги покрылись ветром. — Рой, я пошел за главным.


— Куда?


Я не ответил на его вопрос и уже сломя голову раскидывал с невероятной скоростью демонов. Мечи резали их плоть превосходно. Отрезал руки, ноги, вырезал сердца. Подпрыгнул и раскрутился в воздухе с мечами, выставленными в разные стороны. И упал на демонов, разрезая их на фарш, убрал молнии и сковал стоявших рядом со мной, щелкнул пальцами, их тела съёжились и расщепились за секунды. Создал в руках пистолеты пустоты и навел их на двух демонов, похожих на крыс. Один пистолет выстрелил, убрав из этой реальности голову одного из демонов, а второй не успел, потому что передо мной оказалось острие катаны, которая хотела разрезать мне руку, но доспех сдержал удар. Слева от меня был портал, откуда и вылезла рука Хируси. Я превратился в дым и быстро проник в портал, пока он не убрал руку. Передо мной оказался Хируси, мы были у края площади, я стал нормальным и схватил его руки, дабы избежать замаха мечами. От моего пояса пошла нить и прилипла к его набедреннику. Он оттолкнул меня ногой, я сделал пару перекатов, встал. Демон прыгнул в портал, но тот не закрылся, потому что моя нить не дала ему этого сделать. Он стоял на крыше дома правее от меня, и возле него был такой же портал с нитью. Я взялся за нее и со всей силы потянул. Его примяло в портал: пространство возле него трескалось, а я тянул все сильней.


— Попался, — произнес с улыбкой.


Но рано радовался. Двое демонов, похожие на людей, только все серые и без глаз, напрыгнули на меня и откинули вдаль. Нить развеялась вместе с моей попыткой что-то сделать. Из моего доспеха вылетели шипы дыма и проткнули демонов. Я ускорился с помощью ветра и переместился к Хируси, но он прыгал в портал и перемещался по площади, где полно демонов. Его цель очевидна, как никогда. Из центра круга Скитальцев и Отверженных забило огненное торнадо, оно уходило вверх, к самым небесам, которые были покрыты мраком из-за черной луны. Время пришло! Хируси открывал порталы и с сумасшедшей скоростью перемещался к Отверженным, которые пытаются сотворить Адский пляс.


— Амазь!!! — кричал я своим товарищам, пробираясь через толпу демонов. — Защитите Отверженных!


Два брата незамедлительно вышли из круга и встали напротив Отверженных, ожидая атаки.


Первый в это время убивал всех пламенем или удушьем, брал листок в рот и превращался в других созданий. Второй раскидывал демонов кулаками или увеличивал ноги и выпинывал ненужный мусор. Третий резал всех черными мечами, которые при соприкосновении с кожей демонов включали когти, уходившие под кожу тварям и вырывавшие их сердца. Рой вел свой обстрел живыми пулями, так же хохоча, как и они. Лир разрезал взмахами клинков на руках тротуар на площади, а вместе с ними и демонов. Лев разрывал своих противников когтями на руках или рвал их пастью с клыками. Георг замораживал, а потом разбивал бесов, несущихся к нему.


Я преодолевал расстояния за секунду. Один демон чуть не разрезал меня клешнями, как у краба, но я выстрелил пистолетом пустоты и отправил его обратно в ад. Добежав до круга, я стал вровень со своими собратьями. Создал огненные кнуты и начал разрывать демонов, кинувшихся ко мне. Сзади появился Хируси и почти зарубил одного из Отверженных, но алмазы его остановили. Заблокировав его катаны, потом отбросили его. Я сразу же накинулся на него и сковал кнутами.


— Поддадим огонек, — кнуты загорелись еще сильнее, поджигая Хируси под самую корочку.


Демон открыл перед собой портал и зашел в него, но он не закрылся, как и тогда с нитью.


— Рой, — крикнул я своего товарища, — помоги!


— Мог и не просить, — Рой, не оборачиваясь, создал в правой руке еще один мушкет и положил его на плечо, в мушкет залетела пуля. — Ты тоже помоги!


Я подбежал к порталу и схватился ледяными когтями, которые создал из дыма за секунду. Взялся за портал и расширил его.


— Стреляй!


Рой, прицелившись нажал на курок. Прозвучал выстрел. Огромная пуля с полчеловека залетела в портал. Я сразу же убрал руки. Портал захлопнулся. В воздухе над нами реальность этого мира начала разрушаться по кусочкам в виде круга. Открылся портал, и оттуда выпал Хируси, весь обожжённый и без половины конечности. Я быстро переместился к нему и вонзил мечи Громовержца ему в голову, отправив наконец-то демона в ад.


— Кроули, — окрикнул меня Лир. — Приготовься, они закончили.


Я посмотрел на столб огненного торнадо. Он стал еще больше и выше, даже не видно было его вершины. Но очевидно! С вершины внутри торнадо падал оранжевый шар, он устремился вниз на огромной скорости. Демоны застыли на месте. А я просто стоял и ждал очень жгучую боль. Шар со свистом дошел до Отверженных и покрыл площадь пламенем. Это заклятие самоубийц! Оно использовалось на войне, когда солдаты проигрывали и хотели унести вместе с собой как можно больше людей.


Взрыв!


Меня начало расщеплять, как и всех демонов вокруг. Я спрятал Мариэль в дыму и случайно захватил вместе с ней собаку. Они переживут этот взрыв. Пламя создало купол, ветер удерживал внутри всю мощь пламени, не давая ему выйти дальше площади. Демоны плавились, как масло на сковородке. Всех на площади жарило еще минуты две. Потом все стихло.


— Я больше никогда не пойду на задание, если услышу имя Кроули! — услышал я голос Лира.


— Согласен, брат. Это было очень больно. — поддержал его Рой.


Я лежал на площади, от меня осталась только одна голова. Все остальное расщепило в адском плясе. Но от моей шеи струился дым, который за секунды восстановил мое тело. Как и у остальных.


— Я тоже так думаю! — подтвердил я слова собратьев.


— Мы же про тебя говорим, — сказал Рой, который почти восстановился и сидел на тротуаре голый, как и все остальные. — Создай нам одежду!


— Нет проблем. — Я махнул восстановившейся рукой, и на всех скитальцах и Отверженных появилась одежда. — Вот.


Я встал и тоже создал себе привычную мне одежду. Так как голышом на открытой площади я чувствовал смущение. Как бы это глупо не звучало, но мы победили демонов, однако и дали сами себе под зад. Боль была адской, первый раз я такое пережил. Надеюсь, повторения не будет никогда!


Остаётся сделать лишь одно! Я пошел к эшафоту и убрал с него дым. Мариэль и собака оказались целы. Я создал простой бастард в руке и подошел к собаке.


— Теперь не побегаешь, — занес меч над собой. — Прощай!


Я со всей силой опустил меч, но остановил его у кончика носа собаки. Что? Почему я не могу? Меня разрывало чувство, что я не должен это делать. Но почему?


— Что ты делаешь? — подошел ко мне Рой. — Убей его, и наши беды закончатся! Ты же сам сказал, что этот пес и есть демон.


— Да, я говорил, но… — я взглянул в глаза собаки и увидел из ряда кровавых глаз голубые глаза у переносицы, где они должны находиться у любой собаки. — Что? Я… я… а-а-а-а! — я развеял меч и сделал шаг назад. — Мариэль? — Она сидела с отстраненным взглядом и не слышала меня.


Почему?! Я взялся за голову и начал все вспоминать.


Собака меня вела! Крест, дом, церковь, дом Пуфиса. Везде были подсказки! Но я не вижу конечный итог этих подсказок. Что-то должно быть. Думай, думай!


Пока я стоял в замешательстве, сзади на площади появились Стефан, Жанкон, Крит, Вальрас, Шампр, Крамп. Они бежали к нам.


— О, главы, — радостно похлопал меня по плечу Рой. — Поздно они, мы уже разобрались.


— Уйдите! — яростно орал Стефан и махал рукой в сторону. — УХОДИТЕ-Е-Е-Е!


— Бегите! — закричал Жанкон и также махал рукой в сторону. — Это не дьявол — это бог!!!


— Что? — в шоке стояли все, услышав, что они кричат.


— ЖИСКАОЕМИЯМ! — встала собака и подошла ко мне, смотря своими глазами на меня с надеждой. — ЖИСКАОЕМИЯМ, ЖИСКАОЕМИЯМ!


— Ха-ха-ха-ха! — на плече Мариэль появилась черная рука с длинными пальцами, и на них когти с указательный палец человека. — Какой же ты дурак, Скиталец Кроули!


Сзади Мариэль была тьма, даже силуэта не видно. Мы с Роем создали оружие и хотели встретить гостя, как полагается. Но из трона вышел черный импульс и откинул нас вдаль. Я упал на тротуар и сразу же встал. Создал в руках мечи пламени, но ко мне подбежал Стефан и остановил.


— Не надо! — схватился он за мою руку. — Это Бог Ночи, Бог Тьмы Азарок. Черная луна — это его знак. Он слишком силен, надо продумать план.


— Ха! — послышался из тьмы за троном шепелявый смешок. — Значит, узнали, кто я. Похвально, скитальцы. Можете гордиться собой.


— ДА ПОШЕЛ ТЫ! — я махнул мечом, и огненный шар полетел на трон, обогнул его и завис воздухе, не взрываясь. — ПОКАЖИСЬ!


— Как хочешь, — в темноте появилось существо, которое даже не назовешь богом.


Он был четыре метра в длину, весь серый, кроме рук — они были черные. Глаза алого цвета, и из них льется кровь. Голова похожа на распускающийся бутон. От подбородка идут письмена на божьем языке и заканчиваются у подмышек. Зубы острые, как у зверя. Он держал мой шар огня в руках и играл им.


— Где Седрик? — ненависть начала брать надо мной верх. — Где… он?!


— Он всегда был рядом! Да ведь? — присел он к собаке и начал гладить ее. — Расскажу тебе одну историю. Как-то раз бог узнал, что, если взять бессмертную душу(5) и душу короля, то можно увеличить свои силы в разы и открывать врата ада, когда пожелаешь. Но бог узнал, что можно использовать одну душу короля, чтобы открывать врата, зачем бегать за двумя зайцами, когда можешь поймать одного, ведь бессмертные души встречаются очень редко. Бог обрадовался и приступил к поискам души. И он узнал, что один скиталец убил королевскую семью Муран. Бог незамедлительно направился в города, где были распяты члены королевской семьи, и забрал их души, — Азарок смотрел на меня со зловещей улыбкой. — Бог был рад, у него появилась сила. Но она была разовой! Одна душа — один день силы. И тогда бог приступил к наблюдению за скитальцем. Этот скиталец был безжалостным, разрушительным, холодным ко всем. Я выжидал, когда же он опять обезумеет и уничтожит какого-нибудь короля. Но он стал другим — запер свою ненависть и злобу внутри себя. И все это из-за принца Ауры, которого он оберегал. И тут бог совсем опустил руки. Но когда король подрос, у него появилась жена с бессмертной душой. Бог затеял хитрость и сделал так, чтобы Церковники этого мира напали на королевство и убили короля и его жену. Тогда бы он смог забрать их души. Бог выбрал момент, когда скитальца не будет в королевстве. Все было спланировано, и Церковники напали на королевство, но вот ведь загвоздка. Королю удалось уйти вместе со своей женой. Но бессмертную душу поглотил Муран, и из-за этого его способности и сила выросли в разы. Бог совсем обезумел, теперь ему никогда не получить бессмертную душу, но… Король женился на девушке, которая обладает бессмертной душой — дважды. Это было чудо! И тогда бог решил действовать сам. Он проник в город через глупых монахов и направился в покои короля, и хотел вырвать его душу насильно, но это не получится с королевской душой, как и с бессмертной. Тогда он затеял новую хитрость и заключил пари с королем, ведь бог пообещал уничтожить его город, и проклял его жену — их жизни были в моих руках. Мы заключили сделку, что если его друг — скиталец поймет, кто он, и скажет его имя, то я уйду и развею проклятие со всех. — Я с шоком смотрел на собаку, которую он гладил. — А если не сможет, то я заберу его душу и душу его жены. Я превратил короля в эту тварь, — похлопал он собаку по голове. — И было честно, если он сможет что-то сказать. «ЖИСКАОЕМИЯМ». Правда, я сделал так, чтобы его речь была исковеркана. Сможешь разобрать, что он сказал? — Посмотрел на меня бог.


— ЖИСКАОЕМИЯМ! — Моя голова начала работать, как сумасшедшая, и передо мной открылась правда. — Скажи… мое… имя, — растерянно произнес я эти три слова.


— Верно, — похлопал бог в ладоши. — Только жалко, что именно сейчас до тебя дошло. Он помогал тебе, указывал на места, где я был. Дом, Церковь, Дом богача. Он вел тебя, а ты не понимал этого. Да ведь, Седрик?!


Собака упала и начала ворочаться, ее тело стало удлиняться, а глаза сползали к переносице. Лапы превратились в руки и ноги. Шерсть спадала. И крик мужчины разнесся по площади. Это был Седрик. Он дымил и упал на эшафот всем телом.


— СЕДРИК!


Я побежал к нему с яростным лицом.


— Не смей! — бог выставил руку, и из ладони вылетел черный сгусток на большой скорости и врезался прямо в меня. — Я должен забрать его душу.


Я врезался в дом, но сразу же встал и побежал обратно. В голове пульсировала ненависть к этому богу. Из-за него умерла Жули, теперь он хочет забрать души у Седрика и Мариэль.


Я НЕ ПОЗВОЛЮ!


Меня начал покрывать дым, скрывая мое лицо и оставляя мои ужасные белые глаза, вместо пальцев — когти. Я несся черным сгустком дыма на бога, крича резонирующим голосом. Всю площадь покрыло дымом. Но бог даже не обращал на меня внимания. Я почти добежал до эшафота, как он посмотрел на меня, и его алые глаза загорелись еще сильней.


— Не-е-е-ет!


Он взял эшафот в купол темной энергии, который не давал никому пройти. Я врезался в купол и начал сыпать по нему ударами, но он не поддавался мне.


— Все честно, — поднял он Седрика левой рукой перед собой, а правой — Мариэль. — Ты снова подарил мне подарок. Без тебя я бы не смог выполнить свой план.


— НЕ-Е-Е-ЕТ! — я яростно бил купол, создал мечи Громовержца, и раскаты молний летели в купол. — Открой! Открой!


— Седрик, ты проиграл!


Бог открыл рот, и из глаз, рта и носа как у Седрика, так и у Мариэль вылетел свет, который всасывал в себя бог. Моя ярость не знала границ. Молнии сверкали по всей площади. Я жарил купол на полную катушку.


— Великолепно, — последний свет вылетел из их лиц, и Азарок отпустил их. Седрик и Мариэль свалились на эшафот. — Я удаляюсь, господа скитальцы, — на его спине выросли крылья, он взмахнул ими пару раз и поднялся воздух, крича мне последние слова. — СПАСИБО, БЕЛОГЛАЗЫЙ!


Купол развеялся. Все скитальцы и Отверженные подбежали к телам короля и королевы. Вальрас упал на колени у Седрика и положил свою голову ему на грудь. Крит подбежал к королеве и сделал так же.


— Они живы, — сказали первые скитальцы в один голос.


— Нужно догнать его! — указал Жанкон на коней в конце площади. — Немедленно! У короля с королевой один час. Если мы не вернем их души, то они умрут!


Все побежали к лошадям, но остановились и посмотрели, как я сижу на коленях и наблюдаю за удаляющимся силуэтом бога.


— Поднимите его, — указал на меня Шампр пальцем. — Белоглазый, приди в норму.


Моя челюсть тряслась от злости, губы искривились, глаза были открыты широко, и белый цвет наполнял их ненавистью.


— Отдай! Отдай! Отдай! ОТДАЙ!


Я как сумасшедший побежал вперед за удаляющимся богом. Мое тело было покрыто дымом. Я начал бежать на четвереньках, мой силуэт походил на обезумевшего монстра. Все ужаснулись от увиденного, они понимали: моя былая личность вернулась!


Я прыгнул и побежал по стене здания, впиваясь в стену когтями. Отскочил от стены к другой, которая была выше. Я все отскакивал и набирал скорость. Долетев до четвертого этажа, начал создавать стены из дыма прямо в воздухе. Я отпрыгивал и отпрыгивал, забираясь все выше от земли, пока не увидел летящего бога перед собой. Создал стену, которая смотрела прямо на него, зацепился за нее, мои ноги превратились в подобие пружины, и я со всей силы прыгнул вперед. Прямо на Азарока!


— ОТДА-А-А-А-А-АЙ!


— Что?


Я врезался прямо в бога и начал бить его в лицо кулаками.


— Как ты посмел меня тронуть?! — бог создал темный сгусток и выстрелил мне в живот, пробив его насквозь. — Получи! А? — моя рана исчезла за секунды. — Что ты такое?


Я визжал, как демон. На моем лице появился рот с большим количеством острых зубов, и я впился ему в плечо, откусив плоть и выплюнув ее в сторону.


— ОТДА-А-А-А-АЙ!


Мы все снижались, пока не врезались в землю за стенами королевства. Бог откинул меня черными сгустками. Я встал на четвереньки и начал перемещаться от них, летевших на меня в большом количестве. Один из сгустков попал мне в руку, и она исчезла, но за секунду выросла обратно.


— Почему? — все не прекращал выпускать из себя сгустки Азарок. — Как ты можешь регенерировать? Ведь для богов вы тоже смертные!


— А-а-а-а!


Я направил руку на бога, и она удлинилась на три метра, схватив его за шею. Он смотрел на мое покрытое дымом лицо и испугался глаз, которые пожирали его. Мой рот с зубами из дыма принял форму безумной улыбки.


Я начал мерзко смеяться и сжал шею бога.


— ОТДАЙ! ОТДАЙ! — я вмял его в землю головой и не останавливался.


— Да как ты смеешь… — он развёл руки, и меня откинуло вдаль.


Я приземлился на ноги и посмотрел, что он сделал. Впереди меня был огромный черный купол, который быстро перемещался и удалялся от меня.


— Не… уйдешь! — прокричал я резонирующим голосом.


Подо мной появилась лошадь из черного дыма и подняла меня. Я сразу же поскакал за куполом. На вид я как будто слился с лошадью, ведь мы оба были в черном дыму. Купол направился в лес, вырывая все деревья на своем пути.


Разорвать! Разорвать!


Только эти слова были у меня в голове, я находился под их контролем. Ничего не могло меня остановить. Так я думал. Но у моей лошади пропали ноги, и я врезался в землю. Сделал пару перекатов и встал.


— Прекрати! — стоял передо мной Жанкон. — Ты не сможешь их спасти в таком состоянии.


Я, как безумец, крича, побежал на него, но он исчез из моего поля зрения и оказался около меня, приставив кулак к моей груди.


— Прости, — его кулак на мгновение исчез и снова появился у моей груди.


За мгновения мой дым слетел с меня. Грудь пылала от боли, но приходила в норму. Как и мое сознание. Жанкон — повелитель скорости. Самый быстрый человек на планете. Я даже не знаю, как победить такого! Он подошел ко мне и протянул руку.


— Давай, мы должны забрать у бога души.


— Да, — протянул ему руку, и он поднял меня.


— Больше никогда, — сжал он мою руку, — не поддавайся ненависти!


Он был прав, как никогда. Я ей отдался и совсем не соображал.


— Это не повторится.


— Я рад.


— Что вы стоите?! — прискакал Крит. — Быстрее, надо догнать его.


— Мы нашли средство, как вернуть людей; Скитальцы и Отверженные сейчас занимаются этим в городе, — примчался Вальрас. — Так что делай себе лошадь и скачи с нами за куполом.


Без лишних слов я создал лошадь и незамедлительно поскакал по направлению купола. Он быстро двигался и набирал скорость. Жанкон пытался пробить его, разгоняясь и врезаясь, но ничего не получилось.


— Земля, — указал Крит рукой на покров под ногами, — приказываю - задержи и разорви врага.


Земля начала вырываться и сковывать купол, но темная энергия разрывала ее. Я создал над собой черный шар из дыма, который расщепляет все на своем пути, и запустил его в купол, ноль эффекта. Над нами повисла тень — это были деревья, которые падали сверху. Мы быстро огибали их и ускоряли наших лошадей. Я уже давно дошёл до своего предела.


— Вот он, — указал Вальрас на небо рукой. — Наконец-то явились!


По небу летел дракон в человеческий рост и нес в руках человека, которого покрывали молнии по всему телу.


— ДАВАЙ! — закричал Крит.


Это были Шампр и Крамп. Крамп был проклят Богом Драконов, а Шампр — Богом Молний. Шампр создал в руках копья молний. Крамп отпустил своего товарища, и тот полетел вниз.


— А вот и я-я-я-я-я! — он впился в вершину купола и посылал молнии внутрь. — Жри, чертов бог, жри мои молнии! Ха-ха-ха-ха!


Крамп начал пикировать вниз, и со всей силы и скорости, которую он набрал, врезался прямо в копья молний и пробил купол насквозь. Раздался взрыв темной энергии и откинул первых Отверженных вместе с Жанконом, который унес их от взрыва и сам получил из-за этого урон. Азарок стоял неподвижно на выезженной земле. Он был взбешён и больше не намерен убегать.


— Хорошо, я сражусь с вами.


— Убей себя, — выкрикнул Крит. — Я приказываю!


Мы все прискакали и слезли с лошадей в ста метрах от бога. Крит все орет, чтобы он себя прикончил. Но бог даже пальцем не шевелит.


— На меня не действуют слова силы. Ведь я же бог! — усмехнулся Азарок. — Так что это честь для вас — умереть от моей руки.


Мы с Вальрасом побежали к нему змейкой. Из земли начали вырываться темные шипы, которые хотели нас проткнуть. Но мы уворачивались. Крит бежал за нами. Шип справа, слева, впереди. Я бежал без остановки и обходил все препятствия. Махнул рукой, и нога бога провалилась под землю, его голова оказалась на одном уровне с моим коленом. С прыжка ударил коленом ему в лицо, его отнесло вдаль. Но я схватил его за ногу и подтянул к себе, поднял ногу и опустил вниз на его голову, вминая его в землю. Ногу не убирал, так как Крит запустил Вальраса в воздух с помощью слов. Глава Скитальцев летел вниз прямо на нас с богом. На спине у него показались здоровые прозрачные руки, в которых виднелись вены. Я не убирал ногу с лица бога. И, наконец-то, Вальрас долетел до нас и с двух рук на спине ударил мне в колено, сплющив лицо Азарока. Он скинул мою ногу и ударил рукой мне по лицу, я отлетел назад и быстро встал. Азарок опять создал крылья и пытался улететь. Но Крит побежал на бога, за ним — Вальрас. Вальрас прыгнул на плече Крита и оттолкнулся, взявшись руками за ноги бога. Крит схватился за ноги Вальраса, образуя лестницу, по которой я быстро пробежался и оказался возле врага. Я занес кулак со всеми стихиями и со всей силы ударил его в лицо. Бог прорыл землю длинной линией.


— Это конец! — Вальрас создал еще две руки. — Отдай души!


— Отдай, — сказал я машинально.


— Ка… к… Я УБЬЮ ВАС! — из тела бога вылетели черные нити на несколько сотен метров и впились в нашу плоть, не давая нам двигаться. — Я… заберу ваши души! — он, покачиваясь, начал подходить ко мне. — Первым будешь ты, Кроули. Я восхищался тобой… тебя боялись даже боги, а теперь ты утратил свою истинную силу, — он подошел ко мне и положил большой палец мне на лоб. — Вспомни… тот день… когда ты все уничтожил.


Мир перед моими глазами стал вертеться и покрываться тьмой.


***



— Кроули… я люблю тебя.


— А…


Мир вернул свои краски, но изменился в местности. Я был в пещере, которую так хорошо знаю. Увидел себя и… девушку в кожаных штанах и белом плаще, закрывающем грудь. У нее были длинные белые волосаы до копчика, веснушки на щеках и янтарно-зеленые глаза. Милисента.


Я подбежал к ней и попытался обнять, но она была неосязаема… Это мои воспоминания!


— Ты мне обещаешь? — взяла Милисента меня за руки. — Ты вернешься ко мне?


— Да, — обнял ее и поцеловал в губы. — Я вернусь к тебе. Просто подожди немного.


— Знай, — схватила она меня за нос свой ручкой. — Я долго ждать не люблю. Будешь медлить — выйду за другого.


— Тогда я украду тебя у этого другого, — я еще сильней сжал ее в своих объятьях. — Потому что моя любовь к тебе… бессмертна и будет жить вечно!


— Ха-ха-ха! — она мило засмеялась и потерлась головой о мою грудь. — Я люблю тебя.


У меня пошли слезы… сердце разрывалось… я пытался взять себя в руки, но видя ее… такую счастливую и живую… был счастлив. Я понимал, бог пытается забрать мою душу… но увидеть ее снова… пожалуй, и души не жалко.


Мир остановился, все замерло. Мои воспоминания начали сжиматься и рисовать другую картину.


Поле… полное мертвых и гнили… и я, стоящий у ворот замка Муран. Моей копии больше не было, потому что я слышал крики и взрывы и знал, что моя копия, мое воспоминание уже уничтожает город.


Мне стало больно, хоть и понимал, что это просто кадр из моей жизни…самый болезненный кадр.


На воротах висела на вбитых в ее ладошки гвоздях Милисента. Ее янтарные глаза потеряли весь свет и были серыми… Я упал на колени и взялся рукой за сердце.


Мне больно… больно.


Боль шла не от раны… она шла изнутри, из моего сердца.


— Они убили ее, — раздался голос Азарока передо мной. — Распяли ее… принесли в жертву…


— ЗАТКНИСЬ! — я ударил в воздух перед собой. — Закрой рот! Замолчи! Сгинь!


Мне становилось хуже… Я понимал: он забирает мою душу.


Мир передо мной остановился и начал покрываться черным цветом… Я ничего не видел и сидел на коленях в бесконечной ночи. В голове начали шептать сотни голосов людей, которых я убил в королевстве Муран.


— Почему ты убил меня?


— Пощади мою дочь!


— ПАПА!


— Будь ты прокля-я-я-ят!


— Мы умираем, но ты будешь жить вечно.


— Убийца.


Я взялся за голову и закрыл уши.


— Замолкните! — даже начал чувствовать раскаяние. — Умоляю… хватит…


— Кроули…


Раздался женский голос в бесконечной тьме. Голоса пропали. Я увидел, как в темноте появляются белые следы, которые идут ко мне.


— Забирай… — я сдался. — Забирай… только прекрати… — я закрыл глаза.


— Не опускай руки… — я почувствовал на своей щеке тепло и узнал этот голос. — Ты не должен умирать…


— Милисента… — открыв глаза, я увидел любовь всей моей жизни. — Прости… я не успел… я не смог… прости.


— Не извиняйся, — присела она ко мне. — Новый день, новый закат, новый рассвет — ты должен их встретить, ведь они никогда не повторятся. Я помню все это, я помню тебя… Помню, как мы любили друг друга. Не жалею, что полюбила тебя… так что…


Открой глаза.


***



— Борись, Кроули! — кричал Вальрас. — Он слабее тебя!


— Вальрас, — спокойно позвал своего товарища Крит, — смотри!


Азарок убрал большой палец с моего лба и стоял в непонимании, почему ему не удалось забрать душу. Он смотрел на меня и попытался снова положить палец на мой лоб, но… ему это не удалось.


Я схватил левой рукой его за руку, нити не сдерживали меня.


— Почему?… Почему? — бесился бог, наблюдая за мной.


Я открыл глаза, и он увидел, что они янтарно-зеленого цвета. Мое лицо было спокойным, умиротворённым. Я занес назад правый локоть и со всей силы проткнул ему грудь насквозь…


— Ка-а-а-ак? — выплюнул бог черную кровь. — Почему… почему у тебя две души?!


Он смотрел на мое левое плечо, за которым виднелось лицо девушки.


— НЕ-Е-Е-ЕТ!


Нити исчезли, отпустив двух скитальцев. Бог упал на колени. Он повернул голову и увидел рассвет… Почему-то он был рад этому. Но… радовался он недолго. Под ним открылся портал, где сотни душ и демонов схватились за него. Единственное, что его держало — это моя рука в нем.


— Не надо… НЕТ! — я выдернул из него руку.


Он начал цепляться за землю, за любой камешек. Но его тащили и не хотели останавливать.


— Бог тьмы Азарок… Ты отправишься в ад за свои дела… Ты нарушил первое правило богов. Не трогать людей!


— Они слабы, — завыл бог. — Они должны быть нашими рабами, нашими слугами… я не признаю их. — Вцепился он в камень. — И не умру здесь.


— Сгинь! — я подошел к нему и пнул по его руке, тем самым отправив в ад.


— Не-е-ет! — портал закрылся и прогнал из этого мира бога ночи.


Я потерял равновесие и упал на колени. В моей руке что-то пульсировало. Я открыл ладошку, которой пронзил бога, и на ней было два света, две души.


— Прощай…


— Милисента…


Передо мной стояла девушка, которую я любил всем сердцем. Она тянула ко мне руку, так же сделал и я… И под лучами рассвета она начала исчезать и бесследно пропала из моего взора. Я… был счастлив… еще никогда мне не было так хорошо. Поднял ладонь и зачитал заклинание.


— Ветер, друг мой верный, помоги душам в моих руках. Верни их обратно в их тела. Бриз.


В моей ладони закружился мини-ураган и схватил души. Потом незамедлительно исчез и полетел в город.


Сегодня был плохой день, но и в то же время он был прекрасным.

Редактировать часть


Примечания:

(1)Примул - существо с длинными крыльями и телом разных монстров

(2)Вирнир - один из самых непробиваемых монстров

(3)Шинра - трава в виде звезды, смешивается с кровью демона, и, если он выпьет ее, то сможет говорить на любом языке, который тебе необходим

(4)Гифар - огромная огненная змея с двумя крыльями и двумя руками, как у человека

(5)бессмертная душа - когда человек умирает, его душа переходит в другое тело, помня свою прошлую жизнь

Глава IX Страж

— Держите талон.

— Спасибо.

Я залез в длинную карету, которая отвезет меня в город Борнамол.

События, произошедшие с королевством Ауры, закончились два дня назад. Седрик и Мариэль в порядке, ветер успел вернуть им души. Но пока они находятся в коме. Врачи говорят, что это ненадолго.

А я пока что отправился в Великую Библиотеку. Пропуск мне выдали. Все три организации дали добро. Ещё бы они не согласились!

Я сел возле молодой особы в чарующем бело-синем платье, волосы ее были черные, как смоль, собранные в две косы, глаза серые, как туман. Карета была очень длиной, как три кареты вместе. Вся украшена, все чисто — для богатеев. Они самые быстрые. Помимо меня и девушки, в карете сидело еще шесть человек.

— Извините, — прикрыла она лицо ладонью и тихонько прошептала: — Вы же скиталец Кроули?

— Да, мадам, — убрал я с ее лица ручку и поцеловал девичьи пальцы. — Это я.

— Ах, — она засмущалась и убрала ладонь. — Вы слишком много берете на себя. Я не блудница!

— Что вы, я так не думал! — Серьезным тоном шепнул ей на ушко. — У вас ко мне дело?

— Да, — она протянула мне странный ключ, и я взял его. — Это вам поможет.

— Поможет в чем? — Посмотрел на ключ в виде черепа. — Что это? — Я повернулся, но молодая особа исчезла, оставив меня в одиночестве с моими мыслями. — Эй, — окрикнул девушку, сидящую в дальнем углу с двумя парнями. — Видела здесь женщину?

— Головой стукнулся? Я перед тобой.

— Возможно, — пробурчал. — Извини, обознался. Перепутал тебя с шлюхой, так бывает.

— Что ты сказал?

Не знаю, почему, но в последние дни ходил весь загруженный. Королевство осталось без короля, так что я разбирался во всем. Приводил в норму улицы и собрал всех высокородных. Чтобы в мое отсутствие они наблюдали за Седриком и Мариэль. И вот, когда уехал, мне захотелось поиздеваться, как я люблю.

— Что слышала, — ответил на её тупой вопрос. — Сколько берешь?

— Да как ты смеешь! — Она встала с места и, покачиваясь из-за тряски, подошла ко мне с угрожающим лицом.

— Сразу говорю, если ты садистка, я, пожалуй, откажусь. Опа! — Посмотрел я на девушку и узнал ее. — Привет, Элен.

Это была колдунья школы змеи в своем плаще и шляпе, в короткой юбке. Она испуганно посмотрела на меня и отправилась обратно на свое место.

— Ты куда? — Махнул я рукой. — Не уходи. Нам о многом надо поговорить.

— Заткнись! — Раздраженно села она обратно к своим спутникам и закинула ногу на ногу.

— Опять светишь передо мной своим добром? — Нагнул я голову. — Не стыдно?

— Элен, он о чем? — Спросил ее один из пассажиров.

— Ни о чем, — рявкнула она на него и сомкнула ноги вместе, давая понять, что мой вопрос получил положительный ответ. — Не слушайте его и игнорируйте!

— Скучные вы, — закинул ногу на ногу и уселся в мягком кресле. — Черт с вами, лучше посплю.

Я закрыл глаза, но один знакомый голос не дал мне погрузиться в сон.

— Привет.

— И где же ты был, Тома?

Возле меня появился мой дух на месте исчезнувшей девушки.

— Дела, и еще раз дела.

— Вот оно как, — приоткрыл один глаз. — А я думал, твоя работа — следить за мной. А ты уже на стороне шастаешь! — все сидящие люди странно на меня смотрели. Но я уже привык к этому и продолжил свои диалог. — Рассказывай.

— У тебя есть один день, и Орден даст тебе задание! Отговорки не принимаются, — серьезным тоном объяснил мне Тома. — Задание первой важности.

— И что за задание?

— Скоро узнаешь.

— Да что…. — Он исчез, как и молодая особа. — Меня весь день будут игнорировать? Да пофиг!

Я уселся и закрыл глаза. И погрузился за секунды в сладкий сон, которого мне так не хватало.

***

— Господин, мы приехали.

Меня разбудил прислуга и попросил выйти, так как вход в город закрыт и карета едет обратно. Я поблагодарил его, встал и вышел. Карета умчалась за секунды, как ступил на матушку-землю. Как странно. Я что, храпел? Вряд ли, да и не страшен мой храп, вроде. Мои размышления закончились, как только я увидел толпу людей, которые пытались пройти через охрану у главных ворот в город. Всего их было десять человек, и с ними охранник стражи: длиннобородый мужик в кольчуге и с бастардом в правой руке.

— Убирайтесь! — Оттолкнул начальник стражи людей. — Пшли, сказал. Вход закрыт! Никто не войдет и не выйдет! Таков приказ Графа Дарна альм Сапура.

— Пропустите!

— Ироды, у меня там сын!

— Убьем их, да и дело с концом!

— Правильно, сами проход сделаем!

Толпа орала, как ненормальная, здесь были люди от богачей до самых грязных и забытых Сервампом. Я шел вперед и отталкивал их, так как моя цель в разы превышает их низшие идеи. Я подошел к начальнику стражи и со всей добротой в голосе сказал:

— Бородатый, мне надо пройти, не пустишь… порублю на мелкие кусочки! Надеюсь, ты понял меня?

Начальник стоял в шоке и непонимании: какой-то человек — это я — пришел и грозится его убить. Все охранники достали свои мечи и направили на меня.

— Я пошутил, — поднял руки над головой. — Проказник я. Но все равно пропустите, — я расстегнул пуговицы на куртке и задрал майку, показав им знак скитальца, а так же бумагу. — Надеюсь, мы поняли друг друга.

— Скиталец, — радостным тоном взвизгнул начальник. — Проходи, — убрал он себя с прохода. — Пройдите к Графу, он введет вас в курс дела.

— Чё? — почесал я голову от непоняток. — Я не собирался к графу, я иду в Великую Библиотеку. Зачем мне к графу?

Все охранники как один смотрели на меня, в их глазах читалась мольба о помощи. Но начальник не растерялся и, смотря мне прямо в глаза, сказал:

— Войдешь в город — поймешь!

Я не ответил ему и просто пошагал вперед, прошел огромные железные ворота и наконец-то вышел в город.

— Что… это?

Весь город был серого цвета, как и люди с животными. Они еле передвигались, кто-то лежал, кто-то шел, кто-то сидел. Животные застыли на месте и больше не двигались. Из них… высосали жизнь? Невозможно! Как они передвигаются и остаются в живых? Я пошел по улице. Моя голова вертелась, как маятник, и хотела понять, что здесь произошло. Неожиданно в меня врезался мужик.

— Смотри, куда идешь! — Высказал ему. — Ты… — Я застыл, теперь было понятно, как они выжили.

Глаза мужчины не потеряли света и были живыми, но его лицо отдавало отчаянием. Их жизнь высосали, но оставили маленькие капли, чтобы они продолжали свое существование. Но это не жизнь — это проклятие!

— Прости, — вдруг изменил я свое решение и извинился перед мужиком. — Друг, что у вас тут случилось?

— П… о… м… о… г… и…

Это были последние слова мужика. Он упал на тротуар и сломал себе шею от падения. Как? Я стоял в шоке. Как он сломал себе шею? Я присел к нему и понял… даже везение забрали!

— Была не была, — создал лошадь под собой и натянул поводья. — Отправлюсь к графу.

Я быстро поскакал к огромному дворцу в центре города. Все улицы отдавали тишиной, и только звук копыт придавал этому городу хоть какую-то жизнь. Все люди были настолько заторможенными, что, когда я проезжал и уже был далеко от них, они замечали, что кто-то проехал.

— Кто? — Я подъехал к главным воротам дворца. И меня сразу же встретил солдат в броне. — Ушел, — развел я лошадь и, как будто не замечая его, прошел вперед. — СТОЙ!

— Да вашу маму! — Я поднял майку и показал ему знак, отчего он заткнулся и убрал от меня свой взор.

Я быстро вошел во дворец, который был буквой Т. Внутри оказалось пусто! Но я знал, где сидит граф, так как пару раз бывал здесь. Внутри дворца висели картины, их было много, даже очень. В каждой комнате под сотню. А в зале вообще молчу. Я продвигался вперед и открывал двери, пока не вышел в главный зал, где у камина сидел граф с книжкой в одной руке: он был молод, всего двадцать пять лет отроду, сидел в кожаном доспехе, коротко стриженный брюнет с глазами цвета дерева. Он перелистывал страницы, пока не услышал мои шаги.

— Добро пожаловать в Борнамол, скиталец, — захлопнул он книжку и направил на меня свой взор. — Мы ждали вас.

Он был спокоен, как горный ручеёк. Его народ в таком состоянии, а он читает! Что за молодняк пошел?

Я подошел и сел возле него, закинув ногу на ногу.

— Я пришел решать не твои проблемы, а свои.

— Не получится, — с таким же спокойствием произнес граф. — Я знаю, зачем вы здесь, и без моего разрешения вы вряд ли что-то получите.

— Кх, — поднялась у меня улыбка. — Правда? Я так не думаю. Твой народ — это трупы.

Что ты скажешь на это? Заносчивый парнишка! Не люблю таких, так что буду отвечать и задавать вопросы в соответствии с его высокомерием.

— Но, — протянул Граф и показал маленькую улыбку. — Сможете ли вы найти библиотеку без меня?

Я вздохнул и еще раз вздохнул. У меня есть один день, и я хотел потратить его на печать смерти, но опять попал. У меня, наверное, в теле магнит, который притягивает ко мне неприятности. И с каждым разом магнит становится все больше. Я сбавил обороты и вежливо обратился к графу:

— Ну, рассказывай, — натянул я улыбку до ушей. — Что произошло, Вымогатель?

— Хорошо, — он уставился на меня взором орла, отчего мне стало не по себе. — Как вы уже знаете, библиотека находится в Лесу возле кладбища древних.

— Это знаю, — подтвердил я его слова. — А ты ведешь к ней, так как знаешь потайной проход. Ведь кладбище берет библиотеку в круг, а там обитают монстры, с которыми я бы не хотел сражаться.

— Месяц назад группа дровосеков пропала. Их долго искали! Но нашлись они сами. И каждый описывал здание, которое, я бы сказал, и было библиотекой. Но это невозможно! — Граф вздохнул, и было видно, что вспоминать все зачатки ужаса в городе он не хотел. — Вы же знаете, кто находится в ней?

— Да, — подтвердил я, — знаю! Это твой прадед. Двести лет назад он нашел в библиотеке книгу проклятых, прочитав ее, впустил в себя темную магию древних! Точнее, он поглотил ее без остатков. И стал существом, которое охраняет библиотеку. Я знаю, что ты только показываешь, где она, но не входишь… Даже тебя он не впускает!

— Он нападает на любого. И еще дровосеки, которые вернулись из леса…заболели одной древней болезнью. Она забирает удачу и жизненную энергию. Ты становишься серого цвета, и только глаза сохраняют прежний вид. Эту болезнь называют Синеглазка.

— Не слышал о такой, — подумав, ответил я.

— Она очень древняя, появилась, когда магия только зарождалась. Как готовить противоядие, есть в библиотеке. — Граф замолчал и повернулся ко мне лицом. — Вы поможете нам?

— Я возьмусь за твою проблему. — Похлопал его по плечу. — Но когда все сделаю… Ты разрешишь мне взять все, что я посчитаю нужным, из библиотеки?

— Что? — Наконец-то на его лице появилось хоть какая-то эмоция, на которую я так рассчитывал. — Вы головой ударились? Никто не имеет право что-то брать оттуда.

— Сегодня мне уже второй раз это говорят. Но у тебя нет выбора! — Граф вздохнул и кивнул мне. — Вот и договорились.

Вот ты и попался, заберу себе книгу, где говорится о печати. Но будет очень трудно, тварь, охраняющая библиотеку, очень сильна… не так, эту зверюгу даже скитальцы и Отверженные не могут победить. Интересно, почему? Жаль, что никто не может поведать об этом.

— И правду говорят, — услышал я голос и сразу же повернулся к двери, где стояла Элен с двумя спутниками. — Граф, — подошла она к парню и присела на одно колено, демонстрируя свою ножку и показывая белоснежные зубы с улыбкой. — Мы к вашим услугам.

— О, привет, — стал я возле мальчишки и приобнял его. — Они на меня пахать будут?

— Они моя охрана, когда я пойду с вами в библиотеку.

— С ним! — Подскочила Элен и искривила лицо, глядя на меня. — Ни за что!

— Со мной? — Пропустил я мимо ушей Элен и впился в спокойного графа. — Нет, вы останетесь в городе! И точка! Без обид, но вы слишком хилый, да и меч у вас, — протянул я руку к его поясу с мечом, взялся за рукоять и вытащил оружие из ножен, — наверное, для красоты висит?

Граф скинул мою руку и достал свой меч, который висел у него на поясе, пару раз начертил круг на ковре острием и направил его на меня. Другую руку убрал назад.

— Тогда я докажу вам, что готов!

— Хорошо, — с интересом ответил своему оппоненту. — Проверим, на что ты способен. Но хочу сразу сказать, твоя стойка — забудь про нее. Против тебя будут не люди, а чудовища!

— Я вас понял, — он нелепо начал переделывать стойку, я вздохнул и скрестил пальцы. — Что вы делаете?

— Вызываю тебе противника, — Граф напрягся, но не стал ничего говорить. — Именем Скитальца приказываю: выйди из врат, которые сковывают тебя. Низший демон Ураги.

Открылся алый портал. Да, скитальцы тоже могут призывать демонов. Но есть одна загвоздка: они нам не подчиняются. Из портала вылетел черный сгусток и запрыгнул на угол зала. Это была демон тьмы (слабейший класс демонов), который по виду похож на человека. Ураги начал шипеть и кидать на меня взгляд. Я поднял руки в знак того, что не я его соперник.

— Демон! — Закричал Граф. — Я твой противник!

Ураги спрыгнул с угла. Граф растерялся, я это уже заметил. Неровное дыхание, глаза бегают по всему залу. Элен со спутниками были озадачены. Но я указал рукой, чтобы они не влезали, а только смотрели. Если Граф не сможет его победить… То зачем он мне нужен? Только проблемы из-за него будут.

Демон раскрыл рот и заорал резонирующим криком. На его руках появились когти. Граф сделал шаг, при этом уже весь в поту. Демоны не делают шаги — они нападают сразу!

Ураги моментально оказался у Графа и занес руку для удара. Парень упал на пол и выронил от паники свое оружие и закрыл руками лицо. Я быстрым рывком оказался у демона и располовинил созданным мечом. Демон распался.

— Нет, — помотал головой. — Вы со мной не идете!

— Постойте! — Не отойдя от страха, пискляво выкрикнул Граф. — Я должен туда попасть. Я вам помогу!

— Ты создашь только больше проблем, просто отведи меня туда, и я достану тебе твою книжку с лекарством.

— Граф, — подбежала Элен и подняла Графа. — Мы сами справимся, зачем нам он? — Презрительно посмотрела она на меня.

Два спутника Элен стояли в проходе и ничего толком не говорили. Очень странно. Граф лежал и пищал на меня. Но почему-то меня привлекли спутники Элен. От них не исходит… ничего! Я подошёл к ним. Их лица скрыты шалью.

— Вы кто? — Осматривая их, спросил.

Они ничего не говорили и не реагировали. Ладно! Я создал клинок и всадил одному прямо в ребра. Но… ничего не почувствовал. Ни ребер, никаких внутренностей! Не может быть.

— Я прошу… — Вернул я свой слух и услышал писк Графа, но сразу же его прервал.

— Элен! — Гневно окрикнул я ее. — Ты что, создала Гомункулов?

Она раскрыла рот и поникла. Не ожидала, что я раскрою, кто они такие. Эти создания опасны! Даже очень. Созданные люди, у которых неограниченный запас магии — убить таких очень трудно. Они раньше были в тренде. Но когда их хозяина убивают… Они начинают разносить все в пух и прах.

— Немедленно убей их! — Подошел я к ней. — У этого города и так проблемы, ты хочешь их прибавить?

— Они мне нужны, — сказала Элен. — С их помощью я смогу убить охранника библиотеки.

— Как знаешь! — Я развернулся и пошел к выходу. — Граф, приду ночью, и вы проведёте меня по безопасному пути. На этом все.

***</center

Ночь. Как же она прекрасна. Но и в то же время она таит в себе опасность и не любит гостей, вошедших в неё. Она отторгает все и ничего не берет.

Я стоял у входа в лес. Шумел ветерок и запевал свои серенады. Я все обдумывал одну вещь, которая не давала мне покоя. Почему даже скитальцы не смогли его одолеть? Ведь в их числе был и Серобород, один из сильнейших. Но конец встретил его именно там! Что же такое этот охранник?

Сзади услышал треск. Повернувшись, увидел Графа в той же кожаной броне и Элен со своими спутниками, которые оказались гомункулами. Между нами повисла тишина, я только мотнул головой в направлении леса, и Граф пошагал вперед, я пошел за ним.

Гомункулы, хоть и сказал, что их надо убить, могли пригодиться в борьбе с этим зверем. Еще мне не дает покоя ключ, который мне дала неизвестная дамочка. Если есть ключ, значит, есть и дверь?

Мы шли вперед и через некоторый промежуток времени увидели здоровые плиты, надгробия. На кладбище был пугающий туман, Элен все переглядывалась и смотрела за обстановкой, дабы Графа кто-нибудь не украл.

Граф подошел к огромному саркофагу в самом начале кладбища и встал около него.

— Откройте крышку, там проход.

Только я хотел снять плиту с могилы, как в тумане начал кто-то бегать. Тени расползались по земле и быстро исчезали из нашего взора. Граф весь сжался и достал меч, Элен начала что-то чертить в воздухе. А я… мне было без разницы. Ведь плеуны (восставшие мертвецы), которые перебегают в тумане, никогда не нападают на группу. Пусть радуются, что это они. Не дай Сервамп, нам попадётся Бизар (мертвец, обладающий силой холода. Царь этого кладбища). Мне будет очень трудно справиться с ним, от Элен помощи не дождусь. Черт. Еще и Граф увязался, несносный пацан, если на него нападут, я должен буду его защитить… Ведь он последний в своем роде.

— Успокойтесь, — вздохнув, сказал я. — Они нам ничего не сделают.

Выпустил из себя дым, и крышка саркофага слетела. Там была лестница, которая уходила вниз, а мрак пожирал остальной обзор. Я начал спускаться, как заметил, что Граф вместе со своими спутниками идет за мной.

— Граф! — Рассерженно посмотрел на него. — Мы вроде бы с вами все решили?

— Мы не с вами, — вернулось прежнее спокойствие ручейка. — Когда мы выйдем из прохода, каждый сам за себя!

— Хорошо.

Я зажег над головой шары огня и пошел вниз по лесенкам. Это был туннель, сделанный из костей мертвых. Один из Отверженных, Мириан, проклятый богом земли, сотворил его, и я скажу, постарался он на славу. Хоть и выглядят уже кости скудненько, но мощь земли держит их, а также землю над туннелем.

Элен шла сзади Графа, а за ней — гомункулы. Я шагал впереди. Они то и дело оборачивались, когда туннель завывал от ветра. Бестолочи, как можно идти в одно из самых странных мест, пугаясь всего? Ужас.

Смотря на Графа боковым зрением, я понимал, почему он идет. Дело не в том, что его народ умирает, нет, он хочет найти противоядие, но еще он хочет увидеть своего прадеда. Полное имя Графа — Дарн альм Сапур. Род Сапуров был охранниками библиотеки. Но прадед Дарна возжелал большего, тем и поплатился. Теперь он узник этого проклятого места и не в силах отсюда выйти. Проклятие даровало ему такую силу, что еще никто не смог выйти из библиотеки. Его видели только издалека. И описание… не поддаётся моему воображению. Говорят, что он огромный, несколько рук в черной жиже, голова покрылась алыми коростами, имеет несколько ртов, черный доспех, а также на нем корона из серебра. Но… Слухи всегда остаются слухами. Я увижу все, и очень скоро.

Наконец-то показался свет. Появилась лесенка, которая пошла наверх. Странно, мы вышли из такого же саркофага, но на этом была скинута крышка. Все мои обузы вылезли, и мы предстали перед когда-то величественным местом. Огромный замок, по своим размерам он сравнился бы с городом. Черные башни со статуями горгулий. Окна не тронуты, но видно, что время берет свое. Все было в вековой пыли. Замок осветила луна, и он предстал в своем ужасном состоянии. Вокруг была гнилая листва, поваленные деревья, все в черной слизи. Сегодня полнолуние, не лучший день. Но времени у меня мало.

Шагнул вперед, пока Граф переговаривался с Элен. Я шел к огромным воротам, которые раньше впускали всех зазнаек мира, а теперь, если их открыть…можно и не вернуться. Я подошёл к ним, ворота были вмяты, будто их брали тараном, лежали доспехи рыцарей, скитальцев, Отверженных. Даже есть доспехи герба Ауры.

— Стойте, — подбежали ко мне Граф и его свита. — Давайте действовать вместе, ведь когда мы все вместе, мы сильней?

Я не стал отвечать… Потому что услышал шорох за воротами, он будто полз с их верхушки и дополз до меня. Я положил на них руку и впустил дым в щели, дабы проверить.

— Почему вы мне не отвечаете?

— Что… Это? — Удивился, опять проигнорировав Графа.

У меня пошли мурашки, выступил пот на лбу… мой дым… его кто-то съел? Я почувствовал зубы, которые впились в него и разорвали. Это он!

— Господин Кроули посл…

— Заткнись! — Прервал я Графа. — Мне надо подумать.

Граф склонил голову и отошел от меня к своим спутникам. Пусть не путается, мне надо поразмышлять. Открывать главные ворота — самоубийство. Похоже, рассудок охранника еще не угас, и он помнит, что вход здесь только один. Может, запрыгнуть на башню или влететь на окна? Нет, слишком легко, да и он этого ожидает. Что же делать? По одному ощущению его зубов мне становится дурно. Но еще я понял одно: он может пожирать мой дым. Но как? Это невозможно! Только демоны-ищейки могут распознать и развеять мой дым, но не пожрать.

Голова начала идти кругом. Я склонил голову и увидел на ступенях старый маленький самодельный кораблик. Был удивлен и подошел к нему, взял в руки и осмотрел. Уже весь дырявый, дерево прогнило, не было парусов и пушок. На лице появилась улыбка. Мне стало тепло в груди, я чуть ли не смеялся и поднял его.

— Не может быть! — Радостно выкрикнул, смотря на кораблик.

Но моя улыбка спала, когда я заметил маленькую щель в воротах, а там глаз, который давно уже не принадлежал человеку. Радужка ярко-желтая, склера глаза стала черной, он с ноткой безумия наблюдал за мной. Я снова начал улыбаться. Показался. Я положил кораблик в карман.

— Значит, за пределы ворот ты выйти не можешь! — Закричал. — Ну что, тварь… Не такой ты сильный и пугающий, как говорили! — Послышалось, как за стеной пошел скрежет, будто царапали когтями. — Давай, выходи! Я хочу посмотреть на тебя. Отродье! Бывший Граф Борнамола, который стал никем! Из-за своей жадности!

За воротами послышался оглушительный рык. Элен закрыла Графа, как и гомункулы. Ворота тихо открылись настежь. Вход был укутан тьмой, и только глаза, которые ненавидели меня.

— Ты же помнишь меня! Когда-то мы были с тобой друзьями, Нарин альм Самур. Посмотри, до чего тебя довела твоя жадность. — Я поднял руку и помахал ему. — Ну же, выходи!

Повисла тишина, я только решил отдышаться от криков. Пока из тьмы не вылетел черный нож, который целился мне в голову. Я увернулся, создал в руке кинжал и швырнул в темноту с глазами. Я был уверен: нож нашёл свою цель. Но звука, как он вошел в плоть, не было.

— Это все? — Разочарованно посмотрел в глаза.

Ворота быстро и с грохотом захлопнулись, глаза пропали за секунды. Я его разозлил. Но моя затея не удалась. Я хотел увидеть, во что он превратился. И против чего мне предстоит сражаться.

Что же делать?

Глава X Новое задание

— Что ты делаешь? — Подбежала ко мне Элен, и, судя по ее виду, я ее взбесил. — А если бы он вышел?

— Не выйдет, уж поверь мне. — Я забрал шляпу у Элен и надел ее на голову, без нее она милее. — Слушай меня внимательно. Будем играть не по правилам.

— Это как? — Попыталась она забрать шляпу, но я не давал ей этого сделать. — Отдай!

— Пусть твои гомункулы приведут всю нечисть кладбища, запустим их в библиотеку, сами прошмыгнем, пока он будет убивать их.

— А это выход, — озадачил я Элен, и она перестала отбирать шляпу, но я проявил снисхождение и сам отдал ей головной убор. — Может сработать.

— Ты с гомункулами пойдешь за нечистью, а я буду здесь с Графом. Мне надо хранить силы, если придется с ним сразиться.

— Нет! С тобой я его не оставлю!

Граф, наблюдая за всем сыр-бором, сам все решил.

— Я останусь с ним, Элен.

— Но… — Она посмотрела в его глаза и поняла: спорить бесполезно. — Хорошо.

Элен махнула рукой, и два ее гомункула пошли следом. Они все удалялись, пока не вошли в туман и не скрылись из нашего вида. Мы остались вдвоем. Недалеко от входа я увидел лавочку и сел на нее, Граф сел рядом. Повисла тишина, которая раздражала меня. И поэтому я ушел в свои мысли. Надолго отвлечь его не получится. Я уверен: монстры продержатся недолго. Придется бегать от него, но эта чертова библиотека огромна. Но я помню одну вещь: в центральном корпусе лежит книга, где написаны все секции. Если мы ее возьмем, то поиски станут легче.

— Вы, — прервал мое раздумье Граф, — знали моего прадеда? Даже не так, вы сказали, что были его другом.

— Очень давно… — Почему-то в голове всплыло воспоминание моего первого похода в библиотеку. — Первый раз мы с ним встретились, когда мне было четырнадцать лет.

— Подождите, — впал в шок Граф. — Но вам же триста лет! Как рассказывал мне мой отец. Тогда… сколько было прадеду, когда вы встретились?

— Примерно, — задумался я, — сто семь. Это на вскидку. Но выглядел он на сорок. — Граф смотрел на меня распахнутыми глазами и не понимал, что я несу, поэтому придётся объяснить. — Он был долгожителем, странно, что ты этого не знаешь. — Граф хотел спросить меня, но я прервал его. — Чтобы ты не задавал мне вопросы, я могу просто рассказать все, что знаю. — Граф закрыл рот и только кивнул. — Нарин был очень хорошим человеком, но, как всегда, хорошие люди первые становятся злыми и алчными. Все началось, когда у него украли книгу, очень важную — это был альманах Великого Скрила (одного из первых магов), вором оказалось королевство Запада. И из-за этого альманаха развязалась война, где Север пытался вернуть ее. Но сила альманаха превосходила все ожидания, Север не справлялся. И тогда четвертый король Винсен аль Аура попросил помощи у Ордена Скитальцев. Они-то смогли угомонить Запад и вернуть книгу. Но после этого Нарин обезумел, в его голове появилось желание уберечь книги… Чтобы их никто не трогал и не видел. Он закрыл библиотеку. Но, как ты знаешь, знание — это самое сильное оружие мира. Первый, кто хотел вернуть ее обратно, был Винсен аль Аура. Библиотеку начали осаждать, Нарин заперся в своей комнатке и не выходил оттуда. Но когда ворота протаранили и войско вошло в библиотеку… Они встретились с ним. — Я закрыл глаза и вспомнил тот роковой день, когда стоял у ворот библиотеки и все слышал. — Всех рыцарей убили, никто не знает, что стало с их телами. Но оглушительный рык и те глаза, что мы видели раньше, дали понять, что это больше не Нарин.

— Но, — обдумал свой вопрос Граф. — Как тогда узнали, что он прочитал книгу проклятых и что он обратился? Если никто не выжил?

— А, — забыл я сказать одну маленькую деталь. — Он выбросил одного рыцаря из ворот, только оторвал ему ноги и руки, чтобы он мучился. Он так и сказал через огонь боли, что Нарин прочитал книгу проклятых и обратился в темное существо. Потом бедолага помер. — Я замолчал и посмотрел на Графа. — Конец.

— Я… Хочу убить его и вернуть библиотеку. — Со всей решимостью в словах посмотрел на меня Граф. — Знаю один способ! Вы поможете мне?

Мне стало интересно, ведь, возможно, я сражусь с ним, и туз в рукаве мне не помешает.

— Рассказывай.

— Если есть книга, которая обратила его, Проклятая книга, то в этой библиотеке есть и книга Света, которая может развеять всю скверну и помочь от болезни моим людям, но до нее надо еще добраться. Она написана на древнем Салибском (язык первых магов). Я десять лет учил этот язык и ждал того, кто сможет меня проводить в библиотеку.

— А ты не так уж и плох, — приобнял его, — хорошо, я помогу тебе. Убьем Нарина!

Я хотел продолжить разговор, но мы услышали вой, рык и остальное, что свидетельствует о том, что к нам бегут монстры. Я быстро подскочил, подбежал к воротам и с помощью дыма распахнул их. Подбежал обратно к Графу и закутал нас в дым.

— Это они? — Немного со страхом в голосе спросил Граф.

— Тише.

Перед нами несся табун всякой нечисти, которой славится кладбище древних. Впереди табуна бежали гомункулы. Я почувствовал легкий удар о мой дым сзади, и повернувшись, увидел Элен. Она была вся в слезах, и ее глаза просили помощи. Я сделал дым прозрачным и открыл рот, показывая ей, какие слова надо сказать.

— Пожалуйста, — прошептала она.

С улыбкой впустил ее. Она хотела на меня накричать, но я закрыл ее рот рукой. Весь табун уже у лесенок, гомункулы забежали в библиотеку. Мой дым стал невидимым, и мы быстро пошагали вперед. Монстры забежали в ворота, мы последовали за ними, пока мрак нас не скрыл.

Библиотека была вся в пыли, огромные стеллажи и столы из золота давно потеряли свою яркость и красоту, все пожрал мрак. Картины с вековой историей, также книги, которые могли помочь не одному десятку людей. Четыре этажа. На стеллажах были прибиты мечами доспехи, но хозяев этих доспехов не было. Стены с рисунками богов Севера, а также язычные боги. Стекла из мозаики. Так же все было в засохшей крови, мечи воткнуты в паркет, который в свое время клали мастера своего дела. Я осматривал все это с грустью. Когда-то, в моем далёком прошлом, обожал здесь находиться. Каждый раз, когда мне разрешали выходить, я просил отца привести меня сюда.

— Сервамп, — покрутился, рассматривая все. — Нарин, во что ты превратил это место?

Весь табун монстров замер и рассматривал все. Им стало страшно, они начали пищать и пятиться назад. Мертвецы, которые уже забыли, что такое чувства, испытывали страх! Наверху огромная плоская люстра с бесчисленным количеством свеч, которые уже давно потухли и не могли осветить своего друга. Люстра начала качаться, послышался рык. Почему-то наше трио замерло. Даже у меня перехватило дыхание.

Монстры начали паниковать, пока из этого стада не вышел их король — Бизар. Тело длинное, все покрыто льдом, весь в дырах, гнилое мясо выпадало из его живота. Щеки впалые, все лицо в корках льда, глаза ярко-алые. В проходе стало холодно, да так, что весь паркет начал покрываться льдом.

Я перекинул взгляд на Элен, и она поняла, что я ругаю ее самыми обидными словами про себя. Эта дурочка привела обузу… Теперь у нас два очень сильных монстра. Мы не двигались. Бизар тоже был ищейкой и мог развеять мой дым. Все замерли, чтобы он нас не заметил. И где гомункулы? Я не мог спросить это у Элен. Но, надеюсь, они очень хорошо спрятались.

Бизар смотрел на люстру, которая качалась. Послышались непонятные слова, их было много. Будто несколько людей бредят одновременно. Бизар направил руку на люстру, и она в то же мгновение обратилась в лед и со свистом упала на пол, разбросав маленькие льдинки. Но упала не только когда-то красивейшая люстра, но и существо, покрытое мраком, и только его глаза можно было видеть — это был Нарин. Он встал и пошел к Бизару, монстр окаменел и не мог двигаться, давление было очень большое — охранник библиотеки хотел крови!

— Бежим! — Я развеял дым.

Наше трио быстро побежало вперед. Сзади слышались рык и разрывание плоти. Перед нами показались три прохода. Я помнил их, но очень смутно, так что воспользовался интуицией и побежал направо. Проход был темный, но зажигать огонь было опасно, ведь нас могли заметить, я провел верёвку и привязал своих спутников к себе, чтобы мы не потерялись.

Мы выбежали из прохода. Граф уже задыхался от такого бега, Элен еще держалась.

— Где гомункулы? — Спросил у Элен. — Они нам бы сейчас понадобились.

— Я их не чувствую, — задыхаясь, пробормотала она.

От нее будет сегодня толк или нет? Привела Бизара, потеряла гомункулов, что еще она сделает? Покричит, чтобы нас нашли? Черт! Лучше бы я пошел один! Так было бы легче.

Пробегая стеллажи, мне стало не по себе. Это место молчало и больше не хотело говорить. Только наши шаги звучали в этом уже давно забытом месте. Дыхание отдавало эхом. Я остановился, так же и мои спутники.

— Задержите дыхание!

Все набрали воздуха в легкие и замолчали. Я вслушивался, гонится ли он за нами. И победил ли он Бизара и его мертвых? Но я слышал только дикое биение сердец Графа и Элен. Они вздохнули, снова поглощая воздух в легкие.

— Он не гонится за нами. — Прошептал. — Уже что-то. — Я создал меленький шар огня. — Теперь тихо идем за мной.

Они мотнули головой и пошли, как я им и сказал. Я буду надеяться, что этот тусклый, еле горящий огонек никто из наших врагов не увидит. При свете, даже таком слабом, все было еще хуже… Здание и предметы в нем покрыты черной жижей, она будто имела разум, и как мы были близко, оживала и уползала от нас. Чудесный когда-то замок превратился в простую заброшку. Правда, с монстром внутри. Граф чуть с душой не расстался, когда первый раз это увидел. Я сказал Элен, чтоб она сосредоточилась и нашла своих гомункулов, так как они нужны нам! Но она не может, я вижу по ее личику, которое так пыжится.

— Не пукни, а то сортира тут не будет.

— Что, — вся покраснела Элен. — Я тут пытаюсь гомункулов вернуть! Не мешай мне.

— Хорошо, я просто предостерёг тебя.

Она нахмурилась, а Граф тихо посмеялся.

Мы продолжали свой путь в полной тишине, и чем дальше мы уходили, тем мрачнее казалось это место. Смотря на полки с книгами, я начал вспоминать свои воспоминания далекого прошлого.

<center>***


— Дидрих, опять ты пришел?

— Здравствуй, Нарин.

Парнишка в золотом дублоне и белых штанах, сидевший у огромного блестящего стеллажа с книгой в руках, приветствовал мужчину в желтой накидке. Глаза его были наполнены жизнью и отдавали голубым цветом, прическа его была странной. Длинные волосы, которые он убирал набок. Руки его были большие.

— Я прочитал Сказание Бертольда, — похвастался парень. — Он и правда убил двух драконов?

Мужчина присел к парню с широкой улыбкой и с лицом, как у ребенка, который играет, ответил ему:

— Дидрих, ты вроде бы не маленький мальчик, уже шестнадцать лет тебе. Ты просто представь, ДВА дракона против одного человека. Я не хочу тебе лгать и отвечу честно — не знаю. Да и если рассуждать логически, то это невозможно, но не факт.

— Опять вы мне ничего не говорите, а поверхностно отвечаете. Это моя самая любимая книга. Вы же много знаете? И много что можете рассказать, так почему же вы всегда молчите, когда от вас требуют информацию?

— Знание — зло. Оно подобно зыбучим пескам, если угодил в них, назад не выберешься. Много знаний, которые хранятся в этой библиотеке, под запретом. Только моему роду разрешено их знать и хранить в тайне. И это мой крест. Моя судьба — это библиотека, я никогда отсюда не уйду. Мои дети, внуки тоже обречены. Я не желаю им такую участь. Но ты… — Он посмотрел на мальчика с печалью и приобнял его. — Твоя судьба и жизнь — это страдания. Я бы хотел тебе помочь! Я знаю, как тебе трудно! Тебя даже собственный отец не признает! Прости, что я это говорю. — Сжал он парня еще сильнее, но потом отпустил.

— Ничего, — ответил он с улыбкой. — Я знаю, что умру. — Он убрал улыбку и немножко помолчал перед вопросом, которого не ожидал библиотекарь. — Нарин, я хотел спросить у тебя.

Парень сложил руки вместе и замолчал, у него потек пот по лбу, а слова не вырывались наружу.

— Спрашивай, я не кусаюсь, попробую ответить тебе.

— Точно?

— Да.

— Хорошо. — Парнишка посмотрел на Нарина с безумной улыбкой, а его глаза из карих стали белоснежного цвета, приведя библиотекаря в ужас. — Как… призвать Смерть?

***

— Кроули!

Мои воспоминания о далеком прошлом прервала Элен. Мы стояли у здорового стола, который весь был уложен книгами. Граф все рыскал в них. Я подошел к столу и тоже начал искать. Стол был длинным, сделанным из дуба Леса Чудес. Я выкидывал книги и искал только одну, которая покажет, где находится книга Смерти.

После долгих исканий я нашел книгу в кожаном переплете, открыв ее, увидел все секции.

— Вот оно, — позвал своих спутников. — Граф, книга света находится в сорок пятой секции — это недалеко отсюда. А моя добыча находится в пятидесятой секции, нам по пути, так что вы…

Я не успел договорить. Мы все трое оцепенели, я погасил свет. Присели и спрятались под столом. Мы слышали шаги, которые расползались по всей библиотеке, они были тяжёлыми, слышался звон металла. Выглянув из-под стола, я увидел на третьем этаже темный силуэт, который нес в своих руках двух гомункулов. Он их поймал! Черт. Силуэт остановился. Я спрятался под стол и зажал рты своим спутникам. Послышался звук приземления. Его, я так понял, металлическая обувь звонко позвякивала, пока мы не услышали, что он подошел к столу. Я чувствовал, как бьётся сердце Элен. Создал еще одну руку в груди и положил ее на ее грудь. Она немного успокоилась. Граф был спокоен и не издавал ни малейшего шороха. На краю стола я увидел черные пальцы в наручах. Он хлопал по столу, под которым мы сидели, и опять пошли множество голосов на непонятном языке. Но в то же мгновение они стихли, и я почувствовал, как давление спало… Он ушел?

Набрав в себе смелости, я вылез и встал. Нарин ушел?

— Выходите, — позвал своих спутников.

Элен испуганно вздохнула, ее слова не хотели выходить из уст. Граф выставил палец на меня и закричал:

— Сзади!!!

Я повернулся, но меня встретили ярко-желтые глаза. Удар в легкое. Я улетел к стеллажам, и один придавил меня. Лежал на спине и пытался поднять его. Но темный силуэт сидел на стеллаже и придавливал своим весом — я не мог его отодвинуть. Страх сковал меня. Помотав головой, я пришел в себя. Превратился в дым, вылез из стеллажа. Послышался рык, жгучая боль в спине. Я стал обратно нормальным. По моей спине текла кровь. Он порезал меня не глубоко, но все равно больно! Я заметил два силуэта и подхватил Графа с Элен. Мы уносили ноги. Меня поработил страх к Нарину. Если я с ним сражусь, он убьет меня! Я это чувствую, он намного превосходит меня по силе.

— Кроули, — позвала меня Элен, — сорок пятая секция! Остановись.

Посмотрел, что сзади никого нет, и что охранник библиотеки отстал от нас. Я стал нормальным и отпустил своих спутников. Мы быстро забежали в секцию, где стояли семь стеллажей, образовывая круг, все они были длинными и уходили на самый верх до четвертого этажа. А наверху дверь, которая скрывалась во мраке. Но я смог увидеть ее. В коридорах послышались шаги и слова людей. Он идет.

— Лезем наверх! — Скомандовал я.

Из-за того, что он ранил меня в спину, не смогу взлететь с ними. Мы быстро начали карабкаться по полкам, забираясь все выше. Время сейчас для нас роскошь. Я пустил дым по всем полкам и нашел книгу Света, она была на самом верху.

— Кроули, — завопил Граф. — Внизу!

Там был Нарин, который прожигал нас взглядом. Он быстро прыгнул на стеллажи и с бешеной скоростью приближался.

— Элен, Граф, — я кинул маленький свет к одной полке наверху. — Книга там!

Я отпустил полки и полетел вниз. На своего старого друга. Желтые глаза приблизились за секунды. Я создал огромные руки и со всей силы ударил сверху вниз. Почувствовал прикосновение и то, что я отправил охранника вниз. Громкий хлопок о паркет подтвердил мои догадки — задел его. Я долетел до паркета. И встал напротив желтых глаз.

— Нарин, ты же помнишь меня?

— Дидрих. — Раздался тихий шепелявый голос. — Дидрих…

— Да, — обрадовался, решив, что рассудок его не покинул. — Остановись, посмотри, во что ты превратил это место…

От желтых глаз отдавало яростью. Я создал вокруг комнаты шары пламени. И наконец-то смог увидеть его… Точнее, то, что от него осталось.

— Что ты с собой сделал?

Это был человек огромного роста. Одет в черный доспех, по три руки с каждой стороны, из пальцев торчали небольшие когти. Но голова… Она была лысой, бесчисленное количество маленьких глаз и ртов, из которых вырывались длинные языки, и на том месте, где должны быть глаза, были ярко-желтые большие глазницы, которые мы каждый раз видели. Все рты на его голове открылись и начали шептать непонятные слова. Он завопил, оглушив меня. Я закрыл уши. Но сделал это зря. Он приблизился ко мне и схватил за шею, прибив к стене.

— Нарин, — задыхаясь, сказал я. — Остановись.

— Дидрих, — послышался голос из всех ртов. — Дидрих…

Я создал на руке бур и выстрелил ему в голову. Но моя атака не прошла, все рты на его голове поглотили дым, разорвав его на маленькие частицы. Я ударил его с колена в ребра, но он не отпускал меня и только наслаждался, смотря, как я задыхаюсь.

Меня покрыл дым, и остались только белые глаза. Я ударил его в лицо, и он наконец-то отпустил меня. Сделал перекат и создал в руке меч. Полоснул его по животу. Но, как и тогда, я ничего не почувствовал. Он молниеносно развернулся и ударил меня тремя руками. Я отлетел к стеллажу и впечатался в него. Спина заныла, как никогда прежде. Нарин подошёл ко мне и поднял за шиворот куртки.

— Бог света Жуль, — сложил я руки. — Помоги в трудную минуту и…

Не успел дочитать заклинание, как Нарин резко впечатал меня в паркет. Пол начал рушиться, и мы провалились вниз. Я пришел в себя, так же держа руки.

— Одолей врага моего, который раньше другом мне был.

Я хлопнул в ладоши, и у меня в руке появился меч света. Мы все падали вниз. Он приблизился ко мне, но я полоснул его мечом в плечо, из его раны вышел свет, и он завопил. Выставив ладонь, я выпустил свет. Маленький шар показал мне, что скоро будет земля. Я вонзил меч в стену и скатывался вниз. Пока не докатился до земли. Быстро спрыгнул и побежал вперед. Мы были в канализации. Я не слышал его. Встал в середине канала, где было множество туннелей.

— Дидрих, — послышался из каждого туннеля голос.

— Выходи! — Закричал я.

Сзади кто-то пробежал, потом спереди. Послышались смех и опять непонятные мне слова. Я почувствовал боль в ноге и то, что он пробежал возле меня. На моей правой ноге был глубокий порез.

С каждой стороны выбегает Нарин и потихоньку режет меня. Все тело в крови от небольших порезов. Я совсем обессилил, последнее, что смог сделать, это создал меч Громовержца и огненную катану. Поднял их над головой и молниеносно взмахнул. Канализация загорелась, и разряды электричества играли во всех туннелях. Мечи развеялись. Я упал на колени, в глазах рябило. Но через рябь видел, как из потока огня с молниями вышел Нарин. Он подошел ко мне, присел и зашептал:

— Ты… хочешь узнать, смог ли человек убить двух драконов?

— Это были не драконы… — Через боль прошептал я. — Это были его монстры внутри него, которые показывают выбор, который ему нужно сделать. Эта книга учит, что нельзя слушать своих монстров, а решать все самому. Они не несут ответственности за твои дела, они только предлагают выбор! А ты послушал одного.… Посмотри, во что ты превратился. Ты закрылся ото всех. Убивал людей. Предал свой род, прочитав проклятую книгу в тот роковой день!

— Я уже тебе говорил, Дидрих. — Он встал. — Знания — зло. Я не допущу, чтобы ими кто-то воспользовался.

— Они могут помочь не только злым. Ты подумал о добрых людях?.. Твой правнук пришел сюда, дабы спасти людей от болезни.

— Правнук?

— Да.

Нарин удивился, я выбрал момент и создал в руке клинок из дыма. Вонзил ему в желудок. Но меч поглотило. Из меня начал вырываться дым, и все рты поглощали его. Я упал пластом в воду в канализации. Все мое тело онемело… Он высосал все мои силы. Вот, почему никто его не может убить… Против него ничего не работает, он все поглощает.

— Прискорбно, — разочаровано посмотрел я на Нарина, так как сверху увидел, что что-то падает. — Но все кончено!

Сверху на нас упала бомба света. Раздался взрыв, яркий свет озарил всю канализацию, и Нарин закрыл свое лицо. Собрав крупицы оставшейся силы, я поднялся и плечом приподнял его, прибив к стене.

В то же мгновение вниз упали Граф и Элен. Граф держал книгу, открыл ее и начал кричать на непонятном языке.

— Серан силь кенвар ли супар.

Нарин откинул меня и побежал на Графа. Элен чертила магические знаки в воздухе. Появились змеи Василиски, и каждый, открыв рот, посылал в охранника меч. Но все было тщетно.

— Микур ли, а онг сабитар. — Все не прекращал кричать Граф, читая книгу. — Сильмор же вивьян карапол сан.

Элен создала Клинки пламени и пыталась зарезать Нарина. Но он, не обращая внимания, отшвырнул ее. Она влетела в стену и упала без сознания. Я пополз к Графу. Он не должен его убить!

Нарин подошел к Графу и замахнулся на него всеми руками.

— Остановись!!! — Закричал я. — Он твой правнук, последний из твоего рода!

Я увидел, как его тело дрогнуло. Он не верил, что их род еще остался жив. Нарин опустил руки и только с любовью смотрел на своего правнука, отчего Граф немного замедлился.

Я узнаю эту улыбку… Теперь это ты, мой друг!

— Сильмар суль… — Граф остановился и посмотрел в глаза своего прадеда. — СИЛЬ АМ РАНЕР!!!

Послышалась вибрация. Все тело Нарина загорелось в белом пламени. Он повернулся ко мне. Его лицо стало нормальным, множество глаз пропали, как и рты. Передо мной теперь обычный человек. Он улыбнулся мне и сказал слова, только шевеля губами. Белый огонь пожрал его, оставив после него только белый пепел. Из моих ран поструился дым, затягивая их. Неужели, проклятие Скитальца посчитало Нарина человеком!

— Мы смогли! — Радостно сказал Граф, упав на колени. — Наконец-то проклятие моей семьи снято!

— Еще пока нет, — поднялся с колен, он хотел задать вопрос, но я показал рукой, что сейчас ничего не буду ему объяснять. — Пойдем.

Мы подняли Элен и начали с помощью магии подниматься вверх… в библиотеку.

***

— Вот она, пятидесятая секция.

Передо мной была черная дверь со странным замком. Я автоматически достал ключ в виде черепа, и засунул его в замочную скважину. Он подошел и с щелчком открыл дверь.

Я зашел в большую черную комнату. Граф ждал меня у ворот вместе с Элен. Они не должны знать, зачем я здесь. В середине комнаты лежала книга в черном переплете, и на ней изображение Черепа. Я поднял ее и открыл. Так, посмотрим… Я листал книги, как сумасшедший… ЧТО? Все страницы были пустые, и только в конце, на последнем листе было написано четыре слова: «Иди в комнату Нарина». Я удивился. Почерк был мне очень знаком. Я пошагал к сорок пятой секции, где была дверь.

Когда я пришел, мне пришлось лезть туда, ведь я был пуст. И в данный момент ничего не мог наколдовать или создать. Раньше эта комната была закрыта иллюзией. Открыл дверь и перекинул свое тело в комнату. Зажег над собой огонь. Комната была пустой, только старый стол и письмо ждали меня. Я подошел и взял письмо, вчитываясь в каждую строку.

«Привет, Дидрих. Надеюсь, ты сейчас читаешь это письмо, и Нарин не убил тебя. Наверное, ты уже понял, что я забрал книгу. Ведь, как ты знаешь, очень люблю игры. И, наверное, ты понял — я украл печать Смерти! Ту самую, которую Смерть попросила тебя найти. Не удивляйся, ты же знаешь. Я все вижу наперед и все знаю. Так же, надеюсь, что болезнь, которую я занес в город через кучку дровосеков, уничтожит город. Это была моя маленькая шалость.

Если хочешь найти печать Смерти, отправляйся в королевство Фиера ван Лапута на Восток. Я буду ждать тебя. И, кстати, надеюсь, что ты нашел кораблик, я оставил его на лесенке у входа… Я ведь помню, что ты дорожил им, ведь это подарок твоей матери.

Поиграем в прятки? Надеюсь, ты меня найдёшь.

P.S Меран.»

Я сжал письмо в руках. Мои глаза начали белеть. От гнева вздулись вены.

— МЕРАН!!!

***

— Кроули, — радостно поприветствовал меня Граф. — Вы нашли то, что искали? — Я вышел из ворот и только со злобой осмотрел своих спутников. — Что с вами?

— Ничего!

Элен бесчувственно сидела на лесенках. Мы перемотали ей голову. Ей бы показаться врачу. Мало ли.

— Уходите! —Махнул им рукой в направление города. — Ты вычистил кладбище от мертвяков. Пока не настала ночь. Уходите!

— Хорошо, — Граф поднял Элен. — А вы?

— Я хочу побыть один.

Граф замолчал, и только поклонился мне, молча уходя в туман.

Они скрылись из моего вида. Вздохнул и начал кричать.

— Ч-е-е-е-е-е-е-рт. — Отдышавшись, продолжил я. — Ме-е-е-е-е-е-еран!!! Ненавижу. Убью!!!

— Ты закончил? — Возле меня появился Тома, в руках у него была белая ткань, укутанная в калачик. — Твое задание от Ордена в…

— Подожди, — прервал я его.

Посмотрел на библиотеку и щелкнул пальцами. В ту же секунду выбило стекла, и адское пламя начало пожирать когда-то величайшее строение.

— Теперь проклятие с рода Самур снято. — Вспомнил Нарина и его последнюю просьбу. — Я все сделал… Старый друг.

Я повернулся к Томе и подошел к нему.

— Ну, и что за задание?

Он протянул мне ткань.

— Осторожно! — Предупредил он.

Со всей аккуратностью взял калачик в две руки и посмотрел, что в нем…

— Ребенок! — Удивился я.

— Не просто ребенок, а… Скиталец!

Глава XI Пророчество

— Прекрати орать! Вот же мне не повезло.

Я на всех парах скачу на лошади в лесу. Добираясь от одной деревеньки до другой или до города. А все это из-за мелкой обузы позади меня!

На спине я создал мини-сумку и посадил туда ребенка. Гребанный Тома исчез, как отдал его мне. Он только успел сказать одно: «Теперь все, кроме Ордена, враги! Защити его и отвези в город Жриль». Что мог сделать этот ребенок? Ему от силы месяц, может, и меньше… а он уже скиталец? Это невозможно. Голова едет кругом оттого, что он уже совершил какой-то грех!

На улице темнело, и мне становилось трудно смотреть вперед из-за кромешной тьмы, которая начала расползаться по всему лесу. Я остановился и слез с лошади. Потом развеял ее. Создал палатки и костер. Взял в руки мелкого и посмотрел его пол. Мужик. Уже что-то. Я создал мини-кроватку и положил его со всей аккуратностью, малыш уже засыпал.

Теперь мне нужен этот оборванец, чтобы все объяснить!

— Именем Скитальца, — сложил я руки вместе. — Приказываю. Дух, что смотрит за мной, явись!

Последовала глухая тишина, я, как дурак, орал на весь лес заклинание, но Тома не появился.

Черт!

— Жне-е-е-ец! Ты же видишь меня! Переместись ко мне с помощью духа.

Ой… Я забыл: он же может только видеть, но не слышать. Ужас, и ничего тут не скажешь. Я убрал свои мысли в дальний ящик и подошёл к колыбели. В простынях посапывал младенец. Что-то… от него плохо пахнет. Я раскутал простыни и нашёл сюрприз от карапуза.

— Как младенец может наделать такую кучу?

Создал из дыма женщину-горничную. Она быстро, без лишних вопросов, справилась, и малыш теперь чистейший. Он даже не проснулся. Но его улыбка была заметна…

Я все смотрел на его грудь, где была черная татуировка барана. Подойдя к нему, потёр ее. Настоящая. Сомнений нет. Ладно, доберусь сначала до деревушки, где переночую, а потом до города Жриль, и там разберусь со всем.

***

— Пропуск!

— Какой вам пропуск?!

Я стоял у деревянных ворот в деревню. Три пацана с палками загородили мне проход и требуют какой-то пропуск. Я, не обращая внимания, потеснил их лошадью, на которой ехал. Они, оскалившись, пропустили.

Заехав в деревню, карапуз начал плакать как резанный. Его плач отдавал в моих перепонках эхом и звоном. Я создал ему игрушку в виде медведя. Вроде успокоился.

Я проехал к отелю, нет, не так, к подобию отеля. Солнце начало вставать и озарять эту грязную деревушку. Вся она была черной, дороги размыло. Лавки с мясом или одеждой. Все люди в потрёпанных вещах. Только я выделялся.

Подъехав к избе с черепом какой-то скотины на самой верхушке, спустился с лошади и зашел в неё. Меня встретили не радушно. Изба внутри огромная: стоит много столов, и за ними сидят все: от наемников до разбойников. Еще и пялятся на меня. Но мне плевать. Я снял ребенка со спины и взял на руки. Он все игрался со своим медвежонком. Подошел к старухе у стойки:

— Мне нужна комната на один день. — Достав из плаща мешок, кинул ей два золотых. — Не надо, чтобы кто-то знал, что я здесь. Мы поняли друг друга?

Старушка загребла в свои дряхлые ручонки монеты и неуверенно кивнула. Вот и ладушки. Она дала мне ключ, на втором этаже комната. Я пошел к лестнице, как тут меня остановили пять людей в красной одежде убитых зверей. Один из них очень сильно выделялся. Молодой парень, кудрявые немытые волосы рыжего цвета, глаза голубые. Но его шапка… Она была в виде рогов. Очень странно.

Парень с рогами сделал шаг вперед и заговорил:

— Ты же Скиталец Кроули?

— Ты ошибся…

Я пошел напролом и растолкал кучу, на удивление, они спокойно пропустили меня, может, из-за карапуза? Не… Этот мир не щадит даже детей. Но он знает меня в лицо. И мое имя. Надо не задерживаться в этом деревушке.

Я поднялся по лестнице и зашел в комнату, выделенную той старухой. На вид она ужасна, и тут воняет. Матрас на кровати желтый, стол в углу — полугнилой. Не беда!

Я создал кровать себе и для ребенка. Положил малыша, который по виду наигрался с медведем, и ему было скучно.

— Извини, — поднял плечи перед малышом. — Но я спать.

Возле него положил комок дыма на случай, если нас атакуют. Но… Мы бессмертные. Людей нам нечего бояться.

— Бессмертные… — Посмотрел я на мелкого с печалью.

Он никогда не вырастет. Его мозг не развить, и он вечно будет маленьким ребёнком, который только и может, что гадить. Ужасная участь. Может… хотя нет. Это невозможно! Но, может, кто-то убил с помощью его руки? То есть положил в эту маленькую ручку кинжал, сжал ее, чтобы он не выпал, и потом проткнул кому-нибудь сердце! Очень может быть, но от Смерти ничего не скроешь и не утаишь. Она видит все. И я уверен, что она знала, кто украл ее печать. Меран! Поэтому она выбрала меня. Это не был случайный выбор. Она хочет, чтобы я отомстил и забрал печать — два в одном. И потом я убью Смерть… Интересно, когда Смерть умрет, куда она попадет, и кто придет за ней? Может, сам Сервамп? Ну, это вряд ли, но возможно.

Я лег на кровать и погрузился в сон, который был мне так необходим.

***

— Вставай.

— Отвали!

— Кроули, прекрати, сейчас не до шуток.

Я открыл глаза. Белая пелена сна спала, и я увидел Тому у кроватки младенца. Он разглядывал карапуза. И не отводил с него глаз.

— Теперь объяснись! — Встал я с кровати в плохом настроении.

— Что ты хочешь услышать?

— Как мелочь стала Скитальцем? И самый главный вопрос: почему на него открыли охоту, и кто?

— Ты не поверишь мне, — убрал свой взор от младенца Тома и посмотрел на меня, — но он родился таким.

— Что? — Раскрыл я рот от услышанного. — Это невозможно. Были, конечно, случаи, когда скитальцы связывали себя узами брака, но ни у кого не было ребенка. Мы бесплодны. Точнее, наши внутренности уже давно отказали, кроме самого важного. Они не гниют из-за проклятия, которое заменяет нам жизнь. Из-за этого мы обращаемся к колдуньям, дабы они залечили наши раны, полученные от монстров. Потому что мы не восстанавливаемся, как люди… Рана никогда не заживет без вмешательства магии. — Я сел на кровать и прикрыл рот рукой. — Но ты утверждаешь, что он родился скитальцем. И кого из скитальцев мне поздравлять?

— Никого. Он родился от простых людей. Крестьян.

— Ты надо мной издеваешься! — Подошел я к Томе и громко топнул от гнева. — Мне не нужны шутки! Говори всю правду!

— Я не вру. Его мать и отец — простые люди. Еще у него есть старший брат, который сидит внизу и ждет тебя. И да, ты тоже должен будешь его защитить.

— Что? Какой еще брат?! Что за игры? Кто отдал приказ из вышек?

— Крит отдал приказ… И я отвечу на другие твои вопросы. Ты должен защитить его от отверженных и церковников. Они жаждут заполучить его! Потому что его сила — это… — Тома замолчал. — Я не могу сказать…

— Хм. Ваше дело, — наконец-то я смог успокоиться. — Что в городе Жриль?

— Там тебя будет ждать Братство Креста (Союзники Ордена, отделившаяся часть церкви Жальдона). Они присмотрят за ребенком. — Тома отвернулся и встал напротив младенца. — На этом все. — Он исчез.

Я стоял в недоумении. Еще никогда в жизни не чувствовал себя дурачком на побегушках. И что мы имеем? Церковники Жальдона, Отверженные. Очень неприятная новость. Отверженные тоже бессмертные. Если я с ними столкнусь, будет немного трудно, ведь убить друг друга мы не можем. Церковники — другое дело, они еще, наверное, не забыли, как я расчехлил их братьев, когда они напали на королевство Ауры. А… Точно, брат малого. Надо бы с ним поздороваться, может, он скажет, какая у него сила.

Я поспешно вышел из номера с мелким. Спустился по лестницам, и меня опять окружили пять истуканов. Из их своры опять вышел паренек с рогами.

— Вы, — настойчиво произнес он, — Скиталец Кроули?

— Не ори! — Закрыл я ему рот рукой.

Его бравые ребята начали тянуться к мечам на поясе. Парень показал им рукой, что все нормально.

— Отойдем, — прошептал ему.

Он кивнул, и мы ушли в самый дальний угол, сели за столик. Мелочь проснулась и тянулась к моему лицу руками. Но я злобно посмотрел на него, из-за чего он начал смеяться и брызгать своей слюной. Мерзость!

— Меня зовут Винсент, — представился наконец-то парень с рожками. — А он, — указал он пальцем на младенца, — мой брат.

— И? — Винсент открыл рот и не знал, что сказать. — Я уже понял, что ты его брат. — Вдруг младенец залез мне на голову и весело начал смеяться. — А ну слезь! Как ты меня уже бесишь. — Снял его с головы и посадил за стол возле себя. — Сиди и не двигайся. Понял? — Он только угукнул, будто понимая меня, и из-за этого я немного растерялся.

— Вы его спасёте? — Сжав кулаки, спросил Винсент. — Он мой единственный родич. Мать с отцом убили три дня назад.

— Соболезную, парень…

— Мать, — более низким голосом произнес Винсент, — даже не отошла от родов… Отверженные.

Парень сжался, и весь его вид говорил о том, что он зол. Но я сидел и смотрел на мелкого. Винсент сказал, что три дня назад его родителей убили, а его мать еще даже не отошла от родов. Значит, младенцу меньше недели? Это невозможно, он выглядит как месячный, или даже два? Какая-то несуразица.

— Винсент, — отвлек я его от его злобы. — Этому карапузу меньше недели?

— Ему пять дней.

Невозможно!

— Так. — Привел я свою голову в порядок. — Ты, значит, отправишься с нами?

— Да, как и мои парни, — мотнул он головой на четырех ребят, стоящих у выхода. — Я им доверяю.

— Никому нельзя доверять… — Я увидел, как у входа появились пять человек в темных рясах, и как раз они подошли к бравым ребятам Винсента. — Ты им сказал, кто я?

— Да, — немного взволновано ответил Винсент. — А что такое?

Я наблюдал, как на нас указывают пальцами доверенные люди Винсента. И пять людей в рясах идут к нам. Я взял ребенка и быстро отдал его Винсенту, сказав ему:

— Тебя предали…

Встав в середине зала, весь народ стих. Появилась глухая тишина. Пять субъектов остановились около меня на небольшом расстоянии. Возле нас были столы с выпивкой и грязным народом. Пятеро, как я уже понял, монахов стояли молча. Голову скрывал капюшон. Я взял с одного столика деревянный стакан с каким-то пойлом, поднял его над собой.

— Что вас привело в это забытое Сервампом место, Церковники?

Весь народ поперхнулся, услышав такую новость. И, как стадо драных куриц, ринулись бежать из избы. Осталась только бабка, которая еле передвигалась и прожигала меня взглядом за то, что ее хлеб убежал. Также Винсент сидел в дальнем углу с малышом.

— Отдай ребенка, — заговорили они одновременно. — И мы пощадим твою гнилую душу.

— Ой, — поклонился перед ними. — Не надо, я вряд ли попаду к Сервампу в объятья. — Сделал глоток из стакана и выкинул его, вытерев губы от жгучего пойла. — Так что я не отдам вам ребенка… Можете передать Жальдону, чтоб шел лесом.

— Мы убьем тебя, — у каждого появились мечи в руках, как по волшебству. От мечей веяло аурой смерти, и все они были черного цвета.

Да, у них игрушки Ада. Хорошо подготовились. Такие оружия — редкость (когда демон уходит из этого мира, иногда остаётся его оружие, пропитанное демонической силой). Но они, наверное, не помнят, что в руках людей это орудие действует не эффективно. Тем более у Церковников. Они пропитаны силой Его. И очень сильно подавляют силу демонов.

Один побежал на меня, замахнувшись мечом. Я ничего не создал. Стремительно приблизился к нему. Монах начал с колющего в голову. Я убрал лезвия, ударив тыльной стороной ладони. И завершающий — правый прямой — в челюсть. Монах свалился и лежал без сознания.

— И это все? — Развел я руки в стороны. — Вы что-то не подготовились как надо, ребятки.

— Ошибаешься. Мы подготовились.

В проходе появился Рыцарь, огромный, примерно три метра роста, со здоровым мечом, на груди нарисован синий крест. Он еле вошёл в дверь, а точнее, он разрушил проход, пока проходил. Это Паладин!

— Скиталец Кроули, — заговорил он грубым голосом. — Именем Сервампа, приказываю тебе, отдай нам ребенка.

— Боюсь, ответ будет отрицательным.

Против него нельзя надевать броню, она стеснит мои движения, а он очень быстрый. Магия на этот доспех не действует… Черт. И Наран опустошил меня. Если создам магическое оружие, то свалюсь без сил, так что… Паладин — не самый лучший противник для меня. Но я смогу использовать покров беса на пару минут. Этого будет достаточно.

Я побежал на паладина и окутал себя в покров беса. Выпустил дым во всю избу и сковал его. Оказался рядом и быстро полоснул когтями… Но они сломались, не оставив на служителе Сервампа ни царапины на доспехе. Весь дым слетел с меня… Так быстро!

— Не выйдет! — Сказал Паладин.

Он широко размахнулся, и я почувствовал жгучую боль, которая не хотела уходить. Моя верхняя часть туловища отделилась, он разрезал меня пополам. Я отлетел в стену. Дым вернулся ко мне. Я смотрел на свою нижнюю половину, лежащею у ног паладина. Вот попал!

— Я буду рубить тебя, — пнул он мою половинку, и она прилетела ко мне. — И ты ничего с этим не поделаешь.

— Это точно, — присобачил себе свою часть тела назад и встал, отряхнувшись. — Но что ты будешь делать с ними?

— С кем?

Я выпустил из себя дым, и они приняли вид людей — рыцарей. Вся изба была ими забита. Окружив служителей церкви, они наставили на них мечи. Паладин был в ярости, он поднял меч и молниеносно опустил его. Раздался хлопок, пол разрезало пополам, с одной третью моих созданных людей. Надо уходить… Долго не протяну!

Я быстро создал еще людей и подбежал к Винсенту. Он сидел и не двигался, только сжимал в объятьях своего маленького брата. Я протаранил стену дымом и быстро создал под ними лошадь, как и под собой.

— Держи малыша крепче, — крикнул ему.

Он мотнул головой в знак согласия, и мы начали свое бегство. Вся деревня ушла в лес, ведь служители церкви — это очень плохо. Здесь вся деревня воняет скверной и злом. Так что для них это джекпот в исповедании богохульников. Мы теснили народ, лошадь, можно сказать, переламывала кости бегущих перед нами, тех, кто попался под их ноги. У меня не было времени переживать, пропускать и оббегать каждого на пути.… Сзади слышалось, как рушится изба. Проехав ворота, мы быстро скрылись в лесу.

***

— Подождите… Я больше не могу.

Мы остановились, Винсент быстро слез, посадил малыша на землю, и его вырвало. Парень еще не привык, наверное, к такому. Все-таки стресс дает о себе знать. Мы были уже далеко от избы с паладином. Погони не было, что очень странно. Но я могу понять: паладин сам по себе быстрый, но тяжёлый, его только на повозку можно посадить. Лошадь не выдержит такого. Да и я создал птиц, чтобы в нужную минуту предупредили нас об опасности.

Я слез с лошади и развеял ее. Подошел к парню и похлопал его по спине. Мы молча поняли друг друга. Теперь мне надо подумать. До города…

Вдруг я свалился без сил на землю. Все тело онемело, в глазах рябило. Винсент, увидев всю картину, быстро подбежал ко мне и попытался поднять.

— Что с тобой?!

Я даже не мог ему ответить. Взглянул на небо: птицы, которых создал, начали таять в воздухе и через пару секунд исчезли. Мне нужен отдых. Такими темпами я не смогу довести их до города. Выбора нет… придётся выпить эликсир Зизи. Как-то она мне дала один на такой случай: если я его выпью, мои силы вернутся наполовину, но я погружусь в сон на продолжительный период времени. Примерно так на пятнадцать часов.

— На… йди, — через силу смог сказать я Винсенту. — Пе… ще… ру…

— Хорошо, — подорвался он с места и поднял малыша с дороги. — Я быстро!

Он скрылся в кустах и зарослях деревьев. Я заметал следы за нами. Так что Церковники не должны нас пока найти. Надеюсь, он вернется.

В глазах зарябило не на шутку. Все тело начало колоть, боль шла от самых пяток. Я начал тянуться в нагрудный карман, еле смог зацепиться своими неуклюжими пальцами за склянку и, наконец, выпить содержимое. Тело стало легким, вкус эликсира был похож на апельсиновый сок, но в ту же секунду я сжался от боли, она сковала меня, я начал мычать и ворочаться на земле. Горло пересохло, хотелось выпить целую реку, кожа горела, словно на нее вылили лаву.

***

— Кроули, вставай.

Сон был как секунда. Проснувшись, обнаружил, что лежу в пещере, все сыро и в заросшей траве, наверху дыры, и там видно звездное небо. Я встал и направил свой взгляд на Винсента, он сжимал в объятьях малыша, который уснул и тихо посапывал. Подошел к нему.

— Сколько я был без сознания?

— Сутки.

Много времени потеряли. Блин. Надо немедленно выдвигаться.

— Кроули?

— Что?

— Ты защитишь нас? Мой брат не умрет?

— Эх, — я положил руку на голову Винсента. — Не переживай, все сделаю. Даю тебе слово, вы будете жить. — Я увидел, как он со всей нежностью обнял малыша. — Ты любишь своего брата?

— Да, — ответил он мне с улыбкой. — И намерен его защищать до конца своей жизни.

— Ох.… Намучишься ты с ним, — положил я руку на голову младенца, отчего он весело завизжал. — Пора выдвигаться. Мы будем скакать без остановки. Тогда нас никто не поймает.

Винсент встал, и с решимостью посмотрел на меня. Хм. Ладно, не допущу чтоб их убили…

***

Мы добирались до города сутки, не заезжая в деревни, так как нас могли встретить нежелательные гости. Винсент все рассказывал, как он любит малого и то, что будет с ним всегда. Рассказал так же, что, когда потерял его и снова нашел, был очень рад. Правда, нам по пути попадались наемники, которых я за секунду кидал в аут. Но все прошло успешно. Никто толком не заграждал нам путь. Даже странно.

Добираясь к городу, я учил его владению меча, точнее, показал азы. Они с малышом очень хорошо ладят, он не отпускает своего старшего брата. Но все равно иногда тянется ко мне, чтобы я подержал его на ручках. Ну, уж нет.… Не люблю я детей. Но за эти сутки, проведённые с ними, мне было весело. Я испытывал чувство, которым был уже давно обделен — счастье. Они считали меня старшим братом, я был и сам в шоке, что за такое малое количество времени смог к ним привязаться. Хоть и знал, кто такой этот малыш.

Мы подъехали к огромным воротам в город, на удивление, Отверженных не встретили. Странно.

В городе было людно, все же день. Город большой — везде лавки с магическими причудами. Люди здесь разного сословия. В этой ситуации мы сможем смешаться с толпой, если что-нибудь произойдет. Но… ничего так и не случилось, мы спокойно доехали до церкви в центре города, где нас встретили два человека в белых балахонах.

— Добро пожаловать в Братство Креста. — Поклонился мне монах.

— Ага.

Я слез с лошади, как и Винсент. Развеяв лошадей, мы подошли к монахам, которые увели с собой Винсента и малого.

— Спасибо, Кроули, — выкрикнул мне парнишка, идя к воротам церкви. — Я тебя никогда не забуду.

— Топай, — усмехнувшись, крикнул ему. — Еще встретимся, береги малого.

— Хорошо.

Он зашел в церковь с монахами, и огромные ворота захлопнулись. Вот и подошло мое задание к концу, время отправляться на Восток.

— Кроули… — Справа от ворот увидел Крита. — Молодец, ты выполнил задание.

— Не надо благодарностей. — Подошел я к ним. — Крит, они будут в безопасности?

— Да, — немного фальшиво ответил он мне. — Не волнуйся и уезжай из города. У тебя есть свои дела!

Опять он пафосничает, уже задолбал. Но свою работу я сделал. Посплю в отеле и выдвинусь на Восток. Я кивнул ему и пошел прочь.

По улице встретил музыкантов, послушал их музыку. Посидел в трактире и выпил. Закадрил несколько девчонок. Побывал на уличных боях, и поставил ставки. К сожалению, мне не повезло. Но, что поделать, здесь действует закон удачи и внимательности. И вот я подошел к отелю. Взял ключ от номера и зашел в комнату.

Наконец-то кровать! Я отбил всю задницу, скача как сумасшедший. Время насладиться полноценным сном. Я лег на кровать. И вспомнил двух братьев. Почему-то на моем лице появилась улыбка. Когда вернусь с Востока, надо их проведать. Я закрыл глаза.

***

— Надо встать. — Услышал через тьму мерзкий голос.

Я открыл глаза, яркий свет ударил по моим очам, снова окунулся в самое страшное воспоминание. Я был в темнице, за решёткой, везде сыро, проем в стене с прутьями, откуда виден город. Перед решёткой стояла… она. Девушка в черном платье до колен с седыми волосами до плеч, ее кожа была бледной, как луна, глаза алые, словно свежая кровь.

— Зачем показывать мне это место?

— Может, я хочу тебя помучить, — с широкой улыбкой ответила мне Смерть.

— Не смешно, — подошел вплотную к решётке. — Что за игры с Мераном?

— А ты не рад? — Удивилась Смерть и положила указательный палец на подбородок. — Я думала, ты обрадуешься такой новости? Нет?

— Хватит! — Ударил я по решетке. — Мне твои игры не по душе. Ясно?

— А мне без разницы, — подошла так же Смерть к решетке вплотную, и наши глаза были на небольшом расстоянии друг от друга. — Понимаешь? У нас с тобой договор.… Или ты хочешь отказаться от задания? — Я отвел взгляд в сторону. — Так и думала. Я просто хочу тебя поторопить, или скоро станет поздно.

— Я уже понимаю, что он хочет сделать с этой печатью, — сказал усмехнувшись.

— Правильно думаешь. — Смерть заулыбалась, как безумная. — То же, что и ты триста лет назад. Призвать меня в этот мир.

Мои догадки подтвердились. Он замыслил ужасное, и я знаю, что надо для этого призыва…

— Хочу спросить у тебя.

— Что? — Расхохоталась смерть и вытерла слезинку с глаза. — Ты? У меня? Валяй. Попробую ответить.

— Ребенок… Ты создала нового скитальца из живого?

— Догадался… — Смерть положила руки на решётку и поднесла лицо почти к моему. — Хочешь знать, зачем я это сделала?

— Да!

— Хм, — Она отошла и начала ходить кругом, все размышляя, ответить мне или нет. — Дам тебе подсказку. С ним случилось то же самое, что и с тобой. Пророчество! — Я от удивления проглотил язык. — Ха-ха-ха, не надо такого лица. В отличие от твоего, оно еще нормальное. Но ужасное.

Я набрался сил, вышел из оцепенения и спросил:

— Какое у него пророчество?

Смерть помахала рукой мне и оставила ладонь возле губ. Я подошел к ней, приблизил лицо к ее мерзким губам. Смерть тихо засмеялась и шепнула мне.

— Он… Положит конец Эре Скитальцев. Истребит вас. Ты будешь последним…

— Нет… — Я моментально проснулся.

Как? Не может этого быть! В моей голове бурлил вулкан от мыслей. Но я смог убрать их подальше, увидев, что церковь в центре города горит в белом пламени.

Я вскочил и вылетел через окно. Летел в форме дыма. На улице было много людей. Все хотели увидеть, что же там произошло. Стадо истуканов!

Долетел до церкви, главную улицу оцепили скитальцы. Все они были мне незнакомы, наверное, новички, они стояли у здания и смотрели, как оно сгорает. Я превратился в человека и оказался у церкви. Сразу же мне на глаза попался Крит.

— Что ты делаешь?! — Взял его за воротник куртки. — Крит!

— Отпусти меня! — Моя рука сама разжала воротник. — Ты выполнил свое задание. Так что уходи!

— Да пошел ты! — Все скитальцы начали подходить ко мне. — Где малой и Винсент?

— Кроули, — сказал один незнакомый мне скиталец. — Ты не должен вмешиваться.

— Отвали!

— Они там, — указал Крит пальцем с широкой улыбкой. — Они сгорят в пламени отрешения, их души попадут в рай.

Я тут же превратился в дым и полетел к воротам. Но мое тело сковало, и я снова стал человеком. Повернувшись, увидел, как Крит направил на меня руку и выкрикивал слова силы.

— Ты будешь изгнан из Ордена! — Кричал Крит.

— Сгинь! — Я топнул, и возле него появился огромный шип из дыма, который выстрелил ему в лицо и отделил челюсть от головы.

Я забежал в огонь. Он жёг меня, мне было очень больно. Но…

Я должен их найти. Ведь обещал защитить их!

Вся церковь из дерева, так что полыхает как надо. В дальнем проходе на второй этаж увидел лежавшего Винсента. Я за секунду оказался возле него. В руках он сжимал своего брата. Винсент был без сознания. Я поднял их и быстро вылетел из церкви. Меня встретили недружелюбные взгляды. Но мне было плевать!

Я положил Винсента на тротуар, как и малого.

— Кроули… — С хрипом позвал меня паренек.

— Да, это я! — Взялся за его руку и обнаружил, что его живот проткнут. — Черт!

— За что они так с нами? — С его щеки скатилась слеза, он еле дышал. — Почему… Мой отец, моя мать, мой брат… Я… Почему мы должны умереть?

— Ты не умрешь, — сжал я его руку. — Слышишь… Винсент…

Парень перестал дышать, цвет жизни пропал в его глазах. Он умер. Во мне начало пробуждаться то, что поклялся не выпускать…

Я взял малыша в руки. Он еще жив. Создал на спине сумку и положил его туда. Сумка была из металла Неразрушимого.

— Что ты делаешь? — Спросил меня Крит, который восстановил челюсть. — Он должен умереть!

Я не слушал его, а только смотрел на умершее тело Винсента. Как же хрупки люди. Я уже начинаю забывать про это. Повернулся к толпе скитальцев. Они ужаснулись. Радужка моих глаз стала белой, а склера — черной.

— Братья… — Протянул я резонирующим голосом. — Сегодня, этой чудной ночью… вы умрете!

— Отдай ребенка! — Скомандовал Крит, но я не выполнял его приказ. — Что? Почему?

— Ты же.… помнишь, кто я такой на самом деле? — С безумной улыбкой посмотрел я на него. — Так что ты покойник. Если убью вас, никто не узнает, выжил малыш или нет.

— На тебя откроют охоту! — Все кричал Крит, но я лишь с ноткой безумия смотрел на всех. — Убить! — Заорал он и махнул на меня рукой.

Все скитальцы побежали на меня. Они были новичками. Почти никто не использовал силу греха. Я пустил дым по выложенной камнем улице и сковал ноги бегущих. Они начали паниковать и пытаться выкрутиться из ситуации. Я подошел к Криту.

— Ты и я… Мразь!

— Отлично. — Он скинул чёрную шубу и обнажил мечи. — Зарублю тебя.

Я пошел к нему легким шагом. Он начал кричать. Земля, воздух — все пыталось убить меня, как и малыша. Но это не сработает. Его сила — это слова. И только!

Я подошел к нему. Он достал клинки Ада и вонзил их мне в грудь, потом сказал сломаться, лезвия остались в моей груди. Я отошел на шаг.

— Сдохни… — наблюдал за мной Крит. — Эти клинки убьют тебя.

— Ха-ха-ха. — Начал смеяться я и положил руку на лицо. — Это все?

Он ужаснулся, потому что понял: меня это не убьет. Я сковал его дымом, опустил на колени и подошел к нему.

Занес руку над головой и ударил кулаком в лицо. Потом создал меч и вонзил ему в сердце. Он завопил, как девчонка. Вытащил меч и вонзил в легкое, в позвоночник, в мозг. Он мучился… Мне доставляло это удовольствие.

Я поднял его голову за волосы.

— Ты, — посмотрел в его испуганные глаза. — Боишься меня?

— Я… я…

Его вид уже говорил мне, что да. Я зашел ему за спину. И сложил руки вместе.

— Именем Скитальца. Выйди из врат и покарай первого скитальца передо мной. Слуга — Смирт.

Из алого круга в воздухе вышло существо, похожее на слизь с большим ртом и языком. Он облизал Крита.

— Не надо! — Завопил он, смотря на Смирта. — Пощади… Бери ребенка и уходи, я буду молчать.

— Нет… Ты умрешь здесь.

Смирт раскрыл широко пасть и уже хотел откусить голову Криту, как он исчез из моего вида.

Что? Я обернулся и увидел Жанкона, который держал Крита.

— Кроули… Успокойся.

— Не в этот раз! — Начал я к ним подходить и стал вплотную к Жанкону. — Я не отдам вам ребенка!

— Забирай. — Улыбнувшись, сказал мне Жанкон, из-за чего я не знал, что сказать. — Я пришел сюда за Критом. Он ослушался меня. — Он злобно посмотрел на своего старого друга. — Ты должен был наблюдать за ребенком…. А не заключать союз с Отверженными и Церковниками на убийство ребенка. Мы так не делаем.

— Этот ребенок истребит нас! — Завопил Крит. — Мы должны действовать сейчас, а не ждать…

Он исчез, так как его забрал дух, и он не смог договорить.

— Уходи… Ты теперь ответственный за это дитя.

Кивнул ему, и он пошагал к скитальцам, заодно убив Смирта. Я впитал обратно весь дым в себя. Снял с себя рюкзак и достал оттуда малого. Он смотрел на меня с печалью… Я поднес его к телу Винсента и был удивлен. Он забрался на него и начал плакать. И стучать своими маленькими ручками о грудь Винсента, будто умоляя: «Открой глаза». И он… истребит Скитальцев? Не верю.

Я взял мелкого и труп. Передо мной появился Тома. Мы без лишних слов поняли друг друга и тут же исчезли из этого города.

***

— Здравствуйте, Граф.

— Приветствую.

Я сидел в кабинете Седрика с графом, которого спас от магии Культа. У меня была к нему просьба.

— Граф, — я протянул ему ребенка, — Вы должны воспитать его, как своего…. И защитить от всех несчастий. Он и так сильно пострадал. — Граф взял младенца в руки и недоуменно посмотрел на меня. — Мы будем с вами в расчете за ваше спасение. И никто не должен знать, что я его вам отдал.

Граф кивнул мне, а малыш был печален. Он больше не смеялся, как прежде.

— А у него есть имя?

— Да… Его зовут Винсент.

Глава XII Призрак прошлого

— Господин Кроули. Король Седрик и Королева Мариэль очнулись.

Я сидел в кабинете короля и занимался бумажной волокитой. Услышав такую новость, незамедлительно потопал к Седрику в комнату.

Высокородные меня подвели и немного не справились с данной задачей, на которую я их поставил. Народ чуть не взбунтовал. Меня не было неделю, а они приняли новые законы на торговлю и на проживание. В общем — они захотели набить себе карманы деньгами. Но хвала Сервампу, я вернулся. И отменил все эти законы. Ведь есть указ, что в отсутствие или болезни короля я являюсь его заменой, пока он не вернётся или не выздоровеет.

Я пнул по двери с узорами великого в виде птицы, и увидел Седрика с Мариэль.

Слуги, увидев меня, сразу же вышли из комнаты и закрыли за собой дверь.

— Ну наконец-то! — Радостно крикнул я дуэту и присел на кровать. — И как вам недельный сон?

— Лучше не спрашивай, — весь прохрустелся Сердрик. — Все тело затекло, а я ведь уже не молод.

— Что есть, то есть, — я перевёл взгляд на королеву, которая молчала и отводила от меня взгляд. — Мариэль, не хочешь мне все рассказать?

— Ты…. — Она замолчала выдерживая паузу. — Не захочешь этого слышать.

— Я уже догадался, — улыбнулся ей, и от этого она немного расслабилась, — у тебя бессмертная душа. Ты помнишь все прошлые жизни. — Я стал серьезен и встал с кровати. — Ты остаешься одним и тем же человеком после смерти, или появляется новая личность?

— Новая. Старая уходит, и рождается новая личность. Но, я помню все жизни, прожитые до меня. Их память передалась мне. Когда мне было три месяца, я уже могла говорить…

— Ясно… Ты… Когда-то была Милисентой Пилюр?

Она испуганно подняла на меня глаза и хотела что-то сказать, но рот сковал страх. Она сжала кулачки и не могла произнести ни слова. Из ее глаз покатились слезы. Седрик был удивлен моим вопросом и сам в нетерпении ждал ответа.

— Да… — Тихо прошептала Мариэль.

— Так и знал… — Я разочарованно посмотрел в пол, ведь был готов к такому ответу. — Значит…

— Извини, — Вдруг вскочила Мариэль с кровати, и, так как она была в лежке неделю, ноги ее подвели, и она начала падать, но я поймал девушку. — Прости… Я не хотела тебе говорить. Думала, это останется тайной навеки. Но, когда тебя чуть не убил бог… Она забрала контроль надо мной. Наверное, это потому что я была в форме души, и старая личность смогла вернуть контроль… И… Я сама ей разрешила это сделать.

— Спасибо, — обнял я Мариэль, — что дала мне такой подарок, и я снова смог увидеть ее.

Я поднял королеву и положил в кровать. Седрик, услышав все это, не мог сказать и слова, а только молча рассуждал. Они оба молчали.

— Забудьте… Милисента… умерла. Я это принял, и очень давно.

На лице Мариэль я увидел горестную улыбку. Она не хотела, чтобы я знал это. Но в тот момент, как бог пытался забрать мою душу, Милисента спасла меня. После этого я немного задумался. Мои знания про бессмертную душу — ничтожны. Но догадки были, и теперь они подтвердились. И оказалось, что Мариэль Аль Аура — это погибшая моя возлюбленная Милисента Пилюр, точнее, когда-то ей была…

— Кроули, — смог вырвать эту гнетущую тишину Седрик, — спасибо, что спас город. Я тебе очень благодарен.

— Это моя работа. — Я пошагал к двери. — Я уезжаю, по делам.

— Какие дела? — Спросил Седрик. — Я столько был без сознания. Мне надо решить много дел, ты мне нужен.

— У меня личные дела, которые не требуют отлагательств… — я открыл дверь и быстро вышел.

Ну и рожа у него была. Я посмеялся про себя. Все потому, что никогда не говорил про то, что у меня есть личные дела… Забавно!

Королевство востока

— Не пропустите!!! Только сегодня! Вы можете принять участие в турнире за звание сильнейшего человека на востоке.

Я стоял в переулке и слушал глашатая, что так яростно пытался завлечь людей на турнир. Толпа все рассуждала, пойти или нет. Стадо баранов! Своей воли никакой. Если им кто-то не скажет, чтоб они пошли, они так и будут стоять и слушать новости. Должен же быть у людей внутренний голос, который они послушают?

Я прискакал в Королевство Востока. Заняло это у меня два дня. Земли Востока отслеживают колдуны и колдуньи. Не любят они незваных гостей, так что мне пришлось скакать от самой границы их земель. И что я получил в итоге? А ничего, в принципе. Черт!

Я пошагал по улице, уже темнело, но мое направление — это дом, где жил мой друг. Город был как всегда прекрасен. Дома из черного камня поражали даже сейчас. Строительство домов на Востоке всегда изумляло, они строили пятиэтажные жилые дома. А замок, в центре города, просто поражал своей высотой, это было одно длинное, примерно в 10 метров здание. И в самом верху сидел король и рассматривал всех свысока, как и подобает его титулу.

Меран в этом городе… Если приду к королю, то слух о том, что я в городе, разойдётся как чума — очень быстро. А мне этого не надо! Так, вспоминай, что же он больше всего любил? Так… Хорошую драку. Да, самое любимое его занятие.

— Тот, кто дойдет до конца турнира, — услышал я того глашатого, что закричал за моей спиной, — сразится с Черным рыцарем! Если кандидат одолеет его, то он станет сильнейшим на Севере. Не упустите возможность. Говорят, он одним ударом руки может разорвать человеку голову напополам.

— Кретин! — Сказал я шёпотом.

Недоучка глашатый, только что отпугнул толпу потенциальных участников. У кого он учился зазывать народ? Неужели ему говорили, что в конце своей грациозной речи надо давать людям подробности, что с ними может случиться?

Парень начал снова кричать на всю улицу. Он понял свою ошибку, но, как это бывает со всеми — слишком поздно.

Подошел к нему, я был в плаще с капюшоном, чтоб скрыть свою личность.

— Парень, — поманил я его рукой. — Расскажи-ка мне про этого рыцаря.

— Хм, — глашатай положил руки на пояс и с ухмылкой начал свой рассказ, — в общем, это… — Пока я не заткнул его.

— Ты перед кем красуешься, юнец? — Он увидел из-под капюшона улыбку, от которой становилось страшно, а не смешно. — Я твои кишки сейчас разбросаю по улице… Давай-ка ты будешь с чувством и толком рассказывать все? А? Так же будет лучше для всех?

— В-вы правы, — глашатай вытер пот платком, выступивший на лбу. — Никто не знает, кто он. Говорят, он пришёл с Запада, изгнали, похоже, из страны: что-то натворил. Но, это только слух, возможно, это и вовсе враки, — парень посмотрел на меня, и я дал всем своим видом понять, чтоб он продолжал, — этот рыцарь спас короля на охоте и после этого он попросил короля стать последним испытанием для турнира… Говорят, что он разорвал Рэйнара (огромный волк с тремя головами) напополам. Я, как слушатель всех слухов в городе, думаю, что это неправда… Обычный человек разорвал чудище с тремя головами под пять метров росту? Не верю.

— Поверь мне, такие люди существуют. — Сказал я.

— Сэр, я не верю в такое, уж извините меня.

— Ага.

Я кинул ему один золотой и пошагал к дому, в который уже надо было спешить. Сильвер, наверное, на меня ругается. Не-е-е, думаю, он с нетерпением ждет меня. Чтоб снова получить от меня новый пазл.

Впрочем, сейчас я это проверю, так как подошел к дому, что выделялся своим цветом — ярко-белый. Они перекрасили дом, так как были непохожи на других людей. Дом был двухэтажным, на каждом этаже по три окна. Я поднялся по лестнице и постучал в дверь.

— Сейчас! — Услышал голос Сильвира.

Дверь с тяжелым скрипом распахнулась, и я увидел своего друга. Сильвер был мужчиной 40-ка лет, в камзоле черного цвета… Его цвет волос был белым, как и его длинная борода и глаза.

— Кроули. — Улыбнулся мне и протянул руку Сильвер. — Рад тебя видеть!

— Ты же не сердишься? — Пожал ему руку. — Я немного опоздал.

— Пока нет, — он провел меня в проход, — если ты принес мне то, что я так ждал, то ты будешь прощен.

Их дом был очень красивым, все в белом цвете. На первом этаже располагался огромный зал с камином и кухня. На втором этаже находился кабинет и спальни.

— Кхм, в своем репертуаре. — Я достал из кармана куртки маленький, со сгнившей мачтой и парусами, кораблик, что нашёл в библиотеке. — Эту вещь я дам тебе на хранение, а не как подарок. Но, с помощью нее, ты сможешь приблизиться к тому, кто я такой!

Он, как дикий зверь, выхватил корабль из моих рук и принялся его рассматривать. Но я сразу же его предупредил.

— Он очень хрупкий. Сломаешь — секрет не узнаешь, и я набью тебе рожу за это!

— Ладно-ладно, — он даже не слушал меня. — Все нормально будет. Уверяю тебя. Мы же друзья. Ага.

— Сильвер! Давай уже поговорим. Потом сможешь рассмотреть и изучить кораблик.

— Дядя Кроули!!!

Я услышал тоненький голосок. И стук по лестнице. Ко мне сломя голову бежала маленькая девочка лет десяти, в длинном синем платье, с бантом на голове белого цвета. Она на всех парах добежала и прыгнула на меня. Я поймал юную птичку, что еще плохо летала.

— Привет, Ула, — обнял маленькую проказницу и сразу же поставил на пол.

— Ну, истории расскажешь мне? — Она смотрела на меня так, как смотрел Сильвер на кораблик.

— Потом, — легонько пнул, точнее, толкнул ее по тому месту, куда бьют непослушных детей. — Топай пока в комнату. Там посмотрим. Мне с твоим папашей надо поговорить.

— Папашей! — Сильвер взбесился и начал махать кулаками. — Я не папаша, я — папочка! Понял!

— Да понял я, — Увернулся от последнего удара.

Сильвер широко улыбнулся мне и попросил развести огонь в камине, а он пока уложит в постель Ул.

Так я и сделал. Создал из дыма деревяшки и зажёг. В комнате был завал. Много столов, а на них столько бумаги, что я, наверное, не сосчитаю.

Эх, Сильвер тоже глашатай. Но, он знает толк в своей специальности. Он может заговорить человека так, что тот поверит, что он осел. Так мы, в принципе, и познакомились. Он только начинал, ему было всего 17 лет. Его дядя тогда имел связи и помог ему устроиться. Сильвер, как и его дочь, не походили на других людей, из-за цвета волос. Им много пришлось пережить… Слишком много. Пока я не помог ему и не разорвал обидчиков. Точнее, их дух. Ведь пообещал, что убью их самой мучительной смертью. А они знали, что я могу им это устроить. Да и сам парень стал очень влиятельным в городе. Он знал все, и даже вышки приходили, чтобы с ним посоветоваться. Так он набил себе имя, и больше никто не посмеет смеяться над ним и его дочкой.

Сильвер был моим яростным фанатом. Но, не таким, как обычно привыкли видеть люди. Он яростно хотел разобраться, кем я был при жизни, как умер… Один раз он был близок, но потерял ниточку, ведущую ко мне. Хорошо, что книга регистрации (каждое столетие делают книгу, пересчёт населения) была утеряна. Да и прошло триста лет, эта книга уже рассыпалась бы. Кто-то спускается.

Ждать мне пришлось не долго. Сильвер спустился с лестницы и присел ко мне, держа в руке вино.

— Будешь? — Протянул он мне бутылку, за которую я хотел схватиться. — После меня, — с широкой улыбкой он принялся пить вино.

Да… Как всегда, он очень наглый. Я создал в руке вино и принялся поглощать его.

— Это что?! — Чуть не упал с дивана Сильвер. — Ларин Шазен? Этому вину больше двухсот лет, и осталась всего одна бутылка, а всего их…

— Было две, — перебил и продолжил за моего друга, — как думаешь, кто ее спер давным-давно?

Он посмотрел на меня такими жалостливыми глазами, что мне стало дурно.

— Держи!

Он развалился на диване и с каждым глотком скулил все громче.

— Ну, что? Расскажи мне: кто я? Может, ты опять будешь близок.

— Ага, — Он поставил бутылку на стол и взял тетрадь, а потом снова вернулся на место. — В прошлый раз ты дал мне ветвь дерева Лимба (дерево с черными плодами, в виде яблока — ядовито). Я сначала не мог понять, что это может значить? Ведь эти деревья — не редкость, и их можно встретить везде. Но, потом узнал. На Севере, в одной деревне под названием Сирил, я нашел очень интересную историю. Там есть всего одно Лимба. И возле него умер мужчина. Как говорят, его предали. Но, как его предали, никто уже не помнит. Но… Смерть этого мужчины была ужасной. — Он посмотрел на спокойного меня и продолжил: — Скажу слово в слово, как та старуха, что рассказала мне все: «Это было ночью, светила очень яркая луна, только тучки закрывали лунный свет, пока не ушли и не явили нашим предкам человека. Он был в черной одежде, на спине плащ с разорванным напополам гербом какой-то птицы. Он кричал что-то, да уже все позабыли, что. Бился головой об землю и кричал на всю деревню. Народу в те времена страшно было, плохие года тогда были, вот и не выходили, боялись. Но, от его криков ожило дерево. Из его кронов вылезла девушка, говорят, она смеялась, как ненормальная, и все наплясывала, кружась вокруг него. Он все просил и умолял ее, а она только смеялась над ним. Она сожгла его. Всего лишь щелкнув пальцами. Его тело, угольное тело, взяла с собой, сорвала черный плод. Тучи снова закрыли луну, но, когда свет снова озарил деревню… Девушка и сожжённый мужчина исчезли… Как будто их и не было». — Сильвер закрыл тетрадь и посмотрел на меня с серьезным выражением лица. — Это был ты?

— Хм, — глотнул я вина, — прошло столько лет, но что-то осталось правдой, что-то нет. Да, это был я, — Сильвер вскочил с места и уже думал затанцевать от счастья, что разгадал загадку. — Но, в тот момент, я уже был скитальцем. Но было близко. Твоя история немного фальшивит.

— И в чем же? — Он нахмурился. — А, забыл, ты же не рассказываешь мне ничего. Что я спрашиваю.

Я еще раз глотнул вина. От этого рассказа вспомнил тот момент… Я предполагал, что он найдет эту историю, но она почти вся правдивая, кроме одного момента.

— Не меня предали, а я… предал.

— Что? Ты мне рассказываешь? — Мой друг быстро открыл тетрадь и принялся писать, как сумасшедший.

— Ого. Ого, чей-то ты со мной откровенничаешь?

— Это был последний раз, — улыбнулся ему.

— Не надо зарекаться. Кстати, я видел в городе Орден Прозрения. Они опять за тобой следят. Эдакие твои фанатики. Все хотят раскрыть правду твоего происхождения. Очень многих интересует твоя настоящая личность. Как и меня, в принципе.

— Кх. Если бы кто-нибудь узнал, что у тебя столько информации на меня, тебя бы уже не было в живых.

— Твоя правда.

— Сильвер, — встал с дивана. — Я, пожалуй, на боковую. Завтра буду участвовать в турнире.

— Зачем?

— Есть причина. Тебе не надо знать о ней. Просто приходи. Ул хоть посмотрит на меня.

— Ладно, — Сильвер встал и похлопал меня по плечу. — Я рад, что ты приехал. Комната на втором этаже. Как и всегда.

— Ага.

***

— Дорогие участники турнира! Рады приветствовать вас!

Я стоял у на площади в центре города. Здесь поставили трибуны, где народ болел за своих. Также пришел даже король Лапут. Этот старикан оделся в черный наряд, будто на похороны. Бр-р-р. Он мне всегда не нравился. Сзади него стояли два рыцаря, один был молодой с золотистыми кудрями и пронзительными голубыми глазами, а второй — мужчина с лысиной и зелеными глазами. Отец и сын: Эйвин и Дрин.

Я поменял свой облик, став молодым пареньком с длинными черными волосами до плеч. Сам же я стоял в толпе истуканов, что думают, что они победят. Кх. Смешно!

— Участники, — махнул рукой король, и все замолчали. — Сегодня, в этот солнечный день, мы определим, кто же сильнейший человек в нашем королевстве. Первое испытание: кулачный бой. Второе: стрельба из лука. Третье: сражение на мечах — до смерти! — Участники дрогнули. — А четвертое: это бой с ним. — Из-за трона вышел человек в черном доспехе, со шлемом быка, его рога были очень длинные, хорошее телосложение, среднего роста. — Он сразится с оставшимся из вас. Если участник проиграет ему, то этот рыцарь станет сильнейшим. — Эйвин нагнулся к королю так, что его золотистые волосы коснулись плеча повелителя, и что-то ему прошептал. — В ваших руках есть номера. Первое состязание начнётся прямо сейчас.

Я посмотрел на свой номерок, который мне дали при записи — номер 13. Плохое число. Подождем. Да и посмотрю на участников. Может, Меран скрывается среди них? Этот турнир — не случайность. Он точно знал, что я приеду в момент начала столь знаменательного события.

Чёрный рыцарь все не двигался и стоял позади короля. Смотря и будто ища кого-то.

По телосложению и росту это не он! Но, он мог применить магию. Очень возможно.

Дожидаясь своей очереди, я поболтал с Сильвером, покатал на плечах Ул. И наконец мой черед настал. Я подошел к человеку, что был моим рефери. Мне достался в соперники молодой парень. Одет он был, как крестьянин. Хорошо телосложен.

Рефери подозвал нас и объяснил правила. В яйца не бить и не кусаться. Как обычно.

Мы оба кивнули и разошлись. Король махнул рукой, дабы начать наш кулачный бой. Парень побежал на меня. Я же, в свою очередь, дожидался его. Он слишком сильно нагнул голову вниз… Сейчас я разомнусь.

Когда парень приближался и хотел остановиться, я стремительно приблизился к нему. Он этого точно не ожидал. А я уже тем временем всем телом ударил ему апперкот в челюсть. Он грохнулся на землю и не мог больше встать. Король объявил, что я победил.

Ну, хоть скучно мне не будет. Дальше шла стрельба из лука. Я быстро закончил. Просто создал стрелы из дыма, и, выпустив стрелу из тетивы, она уже знала, куда лететь. Ул, как ненормальная, надрывала голос. Что было для ее возраста невероятно. А я махал ей каждый раз рукой.

Теперь мне предстоит дуэль. Я как всегда подошел к рефери, он дал мне меч, который был весь поношеный. Я даже немного усомнился: острый он, или нет. Моим оппонентом был мужчина, в доспехе легкого типа. Они очень дорогие, так что возможно, он богатей… Повернувшись к трибунам, я убедился, что Сильвер увел Ул домой.

— Вы помните, — сказал рефери мне и моему сопернику, — дуэль — до смерти.

Мы оба кивнули и разошлись друг от друга на десять шагов.

— Прости, но ты должен умереть, — вальяжно произнес мужчина, щурясь на меня своими гляделками.

— Ты тоже прости, — Я поднял руку, и показал, что сжимаю в ней. — Но я уже отрубил тебе руку…

— Что ты не… — Мужчина посмотрел на свою правую руку и обнаружил, что ее больше нет, только стекающая кровь из его отрубка говорила одно: ему конец. — А-а-а!

Он упал на колени и сжал рану на отрубке. Я подошел к нему и занес меч за плечо.

— Ничего личного. Но… Ты должен умереть!

Голова слетела с его плеч и упала на вымощенную камнем улицу. Все стало алого цвета. Участники ужаснулись. Кто-то быстрей бежал сдавать оружие и говорить, что он не будет участвовать. Я взял в руки голову за волосы, и показал ее королю.

— Сир, можно я сражусь с черным рыцарем?

Сначала два рыцаря, Дрин и Эйвин, достали мечи, дабы обезглавить наглеца, но король их остановил.

— Хм. Ты уверен?

— Да, — поклонился я ему. — Уверен!

Черный рыцарь ушел от короля и приближался ко мне. Черт! А вблизи он еще здоровее. Его броня очень толстая. Значит, он неувертлив. Но силенок у него, наверное, много.

Он встал передо мной.

— Ну, что же. — Король встал с трона и поднял руку. — Бой!!!

Я ждал атаки. И она последовала. Только не ту, что я ожидал. Он… слишком быстрый. Как король махнул рукой, черный рыцарь начал перемещаться вокруг меня, и перемещался он на четвереньках. Он не использует меч. Сзади я почувствовал жажду крови, развернулся и увидел летящий мне в лицо огромный кулак в черной броне. Я отбил удар, меч переломало. Сделал пару кувырков от него. Встал.

— Значит!!! — Закричал я на рыцаря. — Ты будешь сражаться с безоружным?

— Я тоже, — Послышался грубый резонирующий голос, через шлем в виде быка. — Без оружия.

— Твой доспех — это твое оружие!!!

Черный рыцарь стоял молча… Пока не пошел на меня. Значит, ему плевать, с оружием я или нет… Ну, ладно!

Неожиданно рыцарь споткнулся. Он встал на одно колено. А я подлетел к нему и изо всех сил ударил ему в шлем с кулака так, что его вогнуло. Рыцарь влетел в трибуну.

Я начал использовать дым. Только сделал его невидимым для глаз. Сделал так, что он споткнулся, и покрыл дымом руку.

Рыцарь слетел с трибуны. Его рог был почти сломан и болтался, как колосья на ветру. Он доломал его и пошел на меня, выставив рог в мою сторону. Я побежал на него и увернулся от удара, потом ударил ему с ноги в щиколотку, сломав ногу. Он рухнул. Я сел на него. И начал яростно бить, вминать его шлем ему в голову… потому что знал — это не Меран!!!

Я остановился и слез с него. Этот человек больше не дышал. Я убил его!

— У нас победитель! — Выкрикнул Рефери. — Как тебя зовут? — Спросил он меня.

— Вильям.

Надо было придумать имя, и это первое, что я смог придумать за секунды.

— Поздравляем! — Хлопал в ладоши король. — Сегодня ночью приглашаю тебя в мой дворец. Я награжу тебя!

— Спасибо, сир! — Я поклонился ему, как подобает. — Воспользуюсь вашим гостеприимством.

***

— Ты должен к нему пойти!!!

Я был в доме Сильвера. Сидел с Ул у камина, а Сильвер все кричал и метал.

— Ты понимаешь? Я записал тебя, как своего родственника! Если ты не явишься, нашу семью засмеют. А я столько времени делал себе имя.

— И что ты предлагаешь?

— Сходи к нему, поговори. Потом сделай так, что тебя якобы убил какой-то монстр по дороге в какой-нибудь город. Тогда все будет нормально.

— Дя-дя. — Все улыбаясь, кричала Ул. — Сходя, дядя Кроули.

— Хорошо, Ул. — Я поднялся с дивана и встал на одно колено перед девочкой. — Это твой приказ?

— Да-а-а.

Ул все смеялась, как и я. А вот Сильвер все рвал и метал.

— Ты меня не слушаешь?

— Слышу, слышу. Хорошо, я сейчас схожу к нему. — Подошел я к входной двери и открыл ее. — Не боись. Все будет хорошо.

— Ага.

Я захлопнул дверь и побрел до огромного замка. На моем пути меня все приветствовали. Просили расписаться на пикантных местах. Расписывался только женщинам… Так бывает.

Город, даже в такую ночь, был ярким, из-за зажжённых ламп на домах. Люди тут мирные.

Черный рыцарь оказался простым человеком. Сомнений нет! Но, где я должен искать тебя, Меран? Ты всегда оставляешь подсказки, где ты можешь быть. И зная тебя, зная, как ты любишь сражения, я рассчитывал, что ты и есть черный рыцарь. Что же не так?

Мои размышления закончились, так как я подошел к огромным воротам зеленого цвета с драгоценными камнями. Они открылись передо мной, показывая все величия замка. Он был очень необычный. Шел вверх, и на каждом этаже по пять комнат разной для Востока отделки. Длинная лестница, идущая вверх, и у которой не видно конца.

Я вздохнул и улыбнулся. Если бы был человеком, то просто заколебался бы подниматься. Как мой сопровождающий за моей спиной. По его лицу я уже могу сказать — он хочет плакать. Я слышал, что Лапут развлекает себя тем, что заставляет ходить всех пешком по лестнице. Использовать магию — запрещено.

Мы двинулись вперед. Я все шагал и шагал. Мой провожатый стал тяжело дышать. Он все шмыгал носом. Ему что, ртом запрещают дышать?

Шаг за шагом, и так дальше и дальше. Вот мы и на самом верху… Ах, точно.

— Сервамп, — Упал на колени. — Я сейчас выплюну свои легкие.

— Добро пожаловать, Вильям.

Последний этаж… Да, давно я тут не был. Здесь не было крыши. Одно здоровое пространство, впереди меня шла лестница вверх. Там восседал король в своем черном одеянии, он смотрел на свой город и любовался им.

— Можешь идти.

Слуга сзади меня поклонился и ушел. Оглядевшись, я заметил, что мы с королем одни.

— Как тебе вид?

— Эм. Шикарный, — Немного сфальшивил я. — Никогда еще не видел такую красоту. Я очень горд, что оказался здесь, ваше величество. — Поклонился.

Король встал с места и начал медленно спускаться, перешагивая каждую лесенку, и расплываться в улыбку. Необычно для него. Всегда был угрюмый.

— Ты станешь моим воином. Моим защитником. Твоя семья должна гордиться за тебя. Ты станешь моим!

А? Нет! Неа! Нет! Только не вот эти предложения. И что еще за «ты станешь моим»… Мне это не нравится. Или, кх, может, позабавиться и отвергнуть короля? Будет весело. А если это узнает Седрик, то вмести поржём. Да, точно.

— Извините, но…я…

Король… Он изменился в лице. Вместо улыбающегося старичка… теперь серьезный старик, который словно хочет вспороть мне горло. Его взгляд был, словно он прошел через Ад… И я никогда не перепутаю этот взгляд. Я схватил его за шиворот и поднял над собой!

— Давно не виделись, — Сказал король более грубым голосом, чем его.— Дидрих!

— Меран!!!

Я уже было хотел кинуть его в стену, но он быстро остановил меня.

— Не советовал бы тебе это делать. Это настоящее тело Лапута. Я лишь поменял местами наш разум. Убьёшь меня сейчас — его разум тоже испарится. Мы умрем вместе! Готов пойти на такую жертву?

Я застыл на месте. Но понимал, убью короля — будет очень плохо. Тем более, я представился, как родственник Сильвера… Но и в то же время, я могу раскрыть свою настоящую личность и… Тогда проблемы будут на Севере… Да и не хочу втягивать Сильвера и Ул… Я отпустил его!

— Так то лучше, — поправил он одежду. — Как поживаешь?

— Как поживаю?! Как поживаю...Тварь… — Если приводить сравнения, то я был похож на чайник, который уже кипит большое количество времени. — Если бы не Лапут, я бы уже разорвал тебя пополам!

— Ты все винишь меня? Но, за что? — Я не отвечал ему, а только смотрел ему в глаза и пожирал его ненавистью.— Ты предал меня, не забывай! Я всего лишь обыграл тебя, узнав о твоей измене. Вот и все. Если ты был глуп, то в чем я виноват?

— Я никогда не винил тебя за это! — смог я отогнать ярость. — То, что ты обыграл меня. Это только моя вина… Но ты убил ее… Ни за что!!! Она не причинила тебе вреда. Она должна была просто уехать…

— Я убил ее, — подошел он ко мне вплотную, — потому что она была твоей Матерью! Мой младший брат, ты все такой же отсталый, как и триста лет назад.

Спокойно!!! УСПОКОЙСЯ!!! Я еле себя сдерживал. Мои глаза уже давно стали белыми. Но, он их не боялся, с самого моего рождения! Помни, зачем он тебе! Используй его!

— Печать….Печать Смерти, где она?

— Хм. Ты решил, что я тебе так и сказал? Это последняя. Последняя печать, существующая в этом мире. Всего их было три. Одну использовали в начале зарождения времен… и ты, триста лет назад. Ты так не хотел умирать? Ты хотел Смерть попросить — о Жизни. Подумал, что убежишь от неизбежного? Глупо!

Меран развернулся, поднялся по лестнице и сел обратно на трон.

— Я стану новым властелином этого Мира. — Окинул он взглядом весь город. — Этот мир принадлежит мне! Я буду за него драться! И только одно существо может помешать мне, — Он посмотрел на меня. — И это ты! Ты единственный, кто знает, как нейтрализовать печать… Приходи ко мне. И мы выясним с тобой все вопросы, которые накопились за долгих триста лет. — Он начал медленно закрывать глаза. — Я буду ждать тебя у Одинокой Башни, где мы впервые познакомились с тобой!.. Мой младший брат!

Лапут уснул, сознание вернулось к нему. Все стало на свои места…

— Да… Наконец-то, — Я прикрыл лицо рукой, так как широко улыбался. — Наконец-то я убью тебя, Старший брат!!!

Продолжение следует...

Скиталец: Проклятый принц

Дата 01.10.2018


Оглавление

  • Глава I Проклятый
  • Глава II Сила греха
  • Глава III Муран
  • Глава IV Ты — та, кого я поклялся убить!
  • Глава V Королевский бал
  • Глава VI Демоны
  • Глава XII Два ордена
  • Глава VIII Внутренний монстр
  • Глава IX Страж
  • Глава X Новое задание
  • Глава XI Пророчество
  • Глава XII Призрак прошлого