КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 451887 томов
Объем библиотеки - 643 Гб.
Всего авторов - 212395
Пользователей - 99614

Впечатления

greysed про Рави: Прометей: каменный век (Альтернативная история)

замысел хороший написано хреново

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Богдашов: Двенадцатая реинкарнация [Трилогия] (Боевая фантастика)

интересно продолжение будет

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Степанов: Юрий Гагарин (Биографии и Мемуары)

Увы, придется дублировать один комментарий на две книги - о Гагарине из серии ЖЗЛ, Степанова и Данилкина.
Очень интересно их почитать. Вернее, у меня получилось только основательно полистать. Читать всерьез не получается.

Первая - слишком "прилизанная". Идеальный человек идеального общества. Все шероховатости старательно зализаны, все люди разговаривают если и не пятистопным ямбом, то выражениями, которые писал какой-то недалекий пропагандист.
Издано в 1987 году, так что поиск по "Хрущ" дал только "хрущи над вишнями гудуть" - видимо, не заметили :); впрочем, поиск Брежнева тоже ничего не дал. Только безликие "руководители партии и правительства".
Книга в позднесусловском духе, несмотря на год издания. Настолько безлика, что и сказать о ней, собственно, просто нечего...

Но после второй в определенном смысле показалась шедевром. Потому как вторая - цитируя Ленина - "по форме верно, а по существу - издевательство". Книга 2011 года призвана, похоже, показать всю мерзость социализма (немного позже об этом пару слов) и первого космонавта. И бабник он, и почти алкаш (подчеркнуто - в отличие от Нила Армстронга!), и солдафон, которому в казарме устраивают "тёмную", а уж если бы он остался жив - был бы обрюзгшим партийным деятелем...
Фактов приведено много, но уж очень они подобраны, как бы это сказать... тенденциозно. С постоянным сравнением с американцами. Ну вот скажите на милость, зачем в этой книге цитировать Солженицына о том, как на Луну полетит политрук и будет требовать от космонавтов выпускать стенгазету и экономить топливо, а на самом деле первыми полетят американцы?
Выбор выражений тоже соответствующий. Королев не умер - "зарезали на операции", Комарова "сожгли заживо в спускаемом аппарате".
Космонавты шли в космонавты только потому, что, невзирая на риск, это был единственный способ разбогатеть и стать знаменитым в этой стране. Кстати, тщательно перечисляется - вплоть до количества трусов - что получил Гагарин, его жена, мать, отец...

Еще интересный факт СССР ломали не в конце 80-х... когда полетел Гагарин - "В нашем кругу тогда было принято осмеивать всё советское". Т.е. зараза начиналась еще тогда, а Брежнев своим ничегонеделанием превратил ее в смертельную болезнь...

В оправдание автора: видимо, от него требовали ТАКУЮ книгу. Потому что иногда у него все же прорывается - "Капитализм может быть очень комфортным, но, как ни крути, в качестве образа будущего он — самый пошлый из всех возможных; люди могут жить так, как им хочется, но они должны по крайней мере осознавать, что, теоретически, у них были и другие возможности. И вот «Гагарин» — проводник идей Циолковского и Королева — и есть антидот от этой пошлости. Ничего не стоят ни ваши диеты, ни ваши гигабайты текстового и визуального хлама, хранящиеся на американских серверах, ни ваши супермаркеты, когда есть Марс, Венера, спутник Сатурна Титан и система альфа Центавра — космос: горы хлеба и бездны могущества. Вот что такое Гагарин."

Но от этого вонь от книги ничуть не меньше...

В итоге - две книги, а читать - нечего!...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Данилкин: Юрий Гагарин (Биографии и Мемуары)

Увы, придется дублировать один комментарий на две книги - о Гагарине из серии ЖЗЛ, Степанова и Данилкина.
Очень интересно их почитать. Вернее, у меня получилось только основательно полистать. Читать всерьез не получается.

Первая - слишком "прилизанная". Идеальный человек идеального общества. Все шероховатости старательно зализаны, все люди разговаривают если и не пятистопным ямбом, то выражениями, которые писал какой-то недалекий пропагандист.
Издано в 1987 году, так что поиск по "Хрущ" дал только "хрущи над вишнями гудуть" - видимо, не заметили :); впрочем, поиск Брежнева тоже ничего не дал. Только безликие "руководители партии и правительства".
Книга в позднесусловском духе, несмотря на год издания. Настолько безлика, что и сказать о ней, собственно, просто нечего...

Но после второй в определенном смысле показалась шедевром. Потому как вторая - цитируя Ленина - "по форме верно, а по существу - издевательство". Книга 2011 года призвана, похоже, показать всю мерзость социализма (немного позже об этом пару слов) и первого космонавта. И бабник он, и почти алкаш (подчеркнуто - в отличие от Нила Армстронга!), и солдафон, которому в казарме устраивают "тёмную", а уж если бы он остался жив - был бы обрюзгшим партийным деятелем...
Фактов приведено много, но уж очень они подобраны, как бы это сказать... тенденциозно. С постоянным сравнением с американцами. Ну вот скажите на милость, зачем в этой книге цитировать Солженицына о том, как на Луну полетит политрук и будет требовать от космонавтов выпускать стенгазету и экономить топливо, а на самом деле первыми полетят американцы?
Выбор выражений тоже соответствующий. Королев не умер - "зарезали на операции", Комарова "сожгли заживо в спускаемом аппарате".
Космонавты шли в космонавты только потому, что, невзирая на риск, это был единственный способ разбогатеть и стать знаменитым в этой стране. Кстати, тщательно перечисляется - вплоть до количества трусов - что получил Гагарин, его жена, мать, отец...

Еще интересный факт СССР ломали не в конце 80-х... когда полетел Гагарин - "В нашем кругу тогда было принято осмеивать всё советское". Т.е. зараза начиналась еще тогда, а Брежнев своим ничегонеделанием превратил ее в смертельную болезнь...

В оправдание автора: видимо, от него требовали ТАКУЮ книгу. Потому что иногда у него все же прорывается - "Капитализм может быть очень комфортным, но, как ни крути, в качестве образа будущего он — самый пошлый из всех возможных; люди могут жить так, как им хочется, но они должны по крайней мере осознавать, что, теоретически, у них были и другие возможности. И вот «Гагарин» — проводник идей Циолковского и Королева — и есть антидот от этой пошлости. Ничего не стоят ни ваши диеты, ни ваши гигабайты текстового и визуального хлама, хранящиеся на американских серверах, ни ваши супермаркеты, когда есть Марс, Венера, спутник Сатурна Титан и система альфа Центавра — космос: горы хлеба и бездны могущества. Вот что такое Гагарин."

Но от этого вонь от книги ничуть не меньше...

В итоге - две книги, а читать - нечего!...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
каркуша про Коротаева: Невинная для Лютого (Современные любовные романы)

Ознакомительный фрагмент

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Berturg про Сабатини: Меч Ислама. Псы Господни. (Исторические приключения)

Как скачать этот том том 4 Меч Ислама. Псы Господни? Можете присылать ссылку на облако?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Шелег: Нелюдь. Факультет общей магии (Героическая фантастика)

Живой лед недописан? и Нелюдь тоже?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Интересно почитать: Доставка воды на дом

Источник (fb2)

- Источник (а.с. Эпоха гаджета-2) 899 Кб, 241с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Олег Валентинович Ковальчук

Настройки текста:



Олег Ковальчук Эпоха гаджета. Источник

Пролог. Начало и конец


Три… два… вперед.

Нападавшие были профессионалами. Им не впервой было убивать. У простых людей не бывает таких аур. Я уже видел такие, багрово-красные. Это жажда крови.

А они надеялись застать нас спящими. И не имеет значения что город полон женщин и детей.

Интересно кто это? Наемники? Террористы?

Амуниция у них что надо. Бойцы закованные в бронекостюмы, такие лишь иногда мелькают по новостям. Самое новейшее вооружение для бронепехоты, увеличивающее силу и рефлексы. Каждый в такой броне, превращается в машину смерти.

Уверен, они думают что смогут порезвиться под фонтанами крови. Придется их разочаровать.

Давно уже плевать что там об этом подумает общественность. Плевать на мораль. Нужно дать такой отпор, чтобы следующие кому придет в голову желание позариться на нас, вспотев от ужаса отбросили эти глупые мысли.

Я силой оттолкнувшись, длинным прыжком направился в самый центр вражеского отряда.

Внутри меня бушевало пламя. Я захохотал.

Таким должен быть лидер. Всегда на передовой как вождь викингов или иных племён где предводителями были сильнейшие в племени.

Под моим командованием, самая сильная армия, за всю историю этой планеты. И при этом, похоже самая малочисленная. Триста спартанцев нам и в подметки не годятся. А вот глупые наемники, даже не догадываются куда сунулись.

А за такие ошибки приходится дорого платить.

Первый вражеский солдат попавшийся мне, был хорошим противником. Быстрый, сильный, уверенный в себе. В его глазах ни тени страха или растерянности.

Он весь бурлил темно-красными всполохами сдерживаемой кровожадности и решительности.

Укрепленный экзоскелет, обшитый тяжелой броней. В руках огромный бронебойный пулемёт.

Вот это танк. Если бы их план удался он принес бы много бед.

Как только он меня заметил, его руки в мгновение вскинули тяжелое оружие наводя на цель. Он уже готов открыть огонь. Он очень быстр. Но недостаточно.

Я легко прыгнул ему за спину. Легко извернувшись в воздухе, я уцепился за его шлем руками. И уперев ноги в его спину, стал срывать шлем.

Когда под шлемом я не увидел ничего, то не сразу понял что оторвал его вместе с головой. Ну пока меня не окатило кровью.

Меня одновременно охватила восторженная горячка боя, вперемешку с брезгливостью и нежеланием причинять смерть. И Лакии нет, некому манипулировать моими эмоциями

С трудом сдерживая чувства я побежал дальше.

Это война, — говорил я себе, — они шли убивать, и готовы были умереть. На руках каждого из этих солдат, не один десяток жизней. Если бы преимущество было у них, они даже не подумали бы нас пощадить.

Я прыгнул на спину следующему воину, силой толкнув его вперед. Тот стараясь удержать равновесие качнулся назад, а мне это и нужно было. Продолжая инерцию его движения я заставил упасть его на спину. Я изо всех сил ударил его по шейной защите. И пробив ее схватил что-то мягкое теплое и скользкое рванул на себя.

Я не слушал булькающие хрипы умирающего убийцы. Левой рукой схватился за ствол его пулемета и мгновенно отпрыгнул в сторону. Тяжелые пули, градом обрушились на место где я столько что находился. Досталось и тому воину которому я вырвал горло. Ну хоть мучаться не будет.

Не знаю почему, я не стал использовать пулемет по назначению, а силой зашвырнул его в бойца что уже начал наводить на меня стволы.

Удар оказался сильный но солдат сумел удержаться на ногах. Видно было что он растерялся, но это продлится недолго.

Беглый осмотр показал что у них слабая броня на тех местах, где нужна гибкость. На шее, под коленями, на локтях, подмышками.

Я рванул вперед. Сначала сокрушительный удар в коленный сустав. Нога хрустнув немного согнулась вбок. Затем левой рукой, схватил его правую руку сжимающую пулемет и со всей силы рубанул кулаком подмышку. Удар, удар, еще удар. Меня окатило кровью из перебитых жил оторванной руки.

Слава богу меня сейчас не видит Алан, вот бы этот маньячина порадовался.

Резко обернулся и увидел как на меня наводит дуло очередной враг. Заигрался. Готовлюсь отпрыгнуть. Но тут перед солдатом материализовалась та самая девочка, в розовой кофточке. Хорошо поставленным ударом от бедра она врезала солдату в середину груди. От удара пластины груди промялись, а солдат отлетев на несколько метров назад, тяжело рухнул на землю и больше не шевелился.

Ну нихрена себе. Вот это девочка.

Она готовилась рвануть дальше, но тугая струя пулеметной очереди разворотила ей бедро и плечо.

Я провалился в красный туман.

Убивать!

Я не помнил себя. Ну вернее помнил, и в любой момент мог остановить свое безумие. Но я не хотел. Только сильнее распалял его.

Я как метеор прошелся по рядам ближайших от меня противников.

В тот день я убил еще одиннадцать человек. Хотя назвать эти механические машины для убийства, людьми, было довольно тяжело

Несмотря на почти полный разгром, нападавшие не спешили отступать. Их ауры окрасились красками темно серого страха, и чувства приближения смерти, но они не отступали. Это были настоящие воины.

Я позволил себе немного выдохнуть. В ярости больше нет необходимости. И в этот момент я почувствовал какие-то изменения. В меня кто-то целился.

Почему я не почувствовал этого раньше. До этого я будто физически ощущал направленные в меня дула.

Я напружинился, но вдруг понял, — то что я почувствовал было уже следствием выстрела.

Тяжелая пуля вошла мне под левую лопатку. Снайпер был профессионалом. Если до этого, время текло медленной тягучей струей, то теперь оно почти остановилось.

О беге времени напоминала только боль медленно рвущихся тканей.

Весь мой организм сосредоточился на том чтобы замедлить пулю, остановить ее. Мои мышцы и кости уплотняются и укрепляются на пути куска металла.

Порванные ткани цепляются за пулю и обволакивают ее, стремясь не дать продвинуться дальше.

Пуля дошла до сердца. Она едва пробила одну стенку, но и этого было достаточно. Благо можно использовать пулю чтобы временно заткнуть отверстие.

Эта рана, — смертельная для человека, только ослабит меня на время.

Что-то здесь не чисто. Неспроста я не почувствовал стрелка. Неужели…

Значит пришло время.

Вторая пуля разорвала мне шею. Нет смысла Ее останавливать. Проще стянуть рану.

Я упал на песок. Подумать только все это время нас окружал океан песков. С момента как я устремился сюда, окружающий мир для меня расплылся, став картонной декорацией.

Ярость, омерзение, переживания, тревога, все разом схлынуло. Покой.

Судьба людей доверившихся мне и остального человечества. Друзья, враги, благодетели и маньяки… Да пускай они все сами варятся в своем дерьме. А вокруг меня покой.

Нет шума боя, криков, стонов, только ветерок, и бездонное звездное небо. А ведь до этого я не замечал насколько оно красивое в этом месте.

Небо было повсюду, заполняло все мое сознание. Хотел бы я, подобно заправскому поэту, сказать что мое сердце стала наполнять щемящая тоска. Отличный вышел бы каламбур, учитывая что сердце мне и правда щемит пуля. Но в данной ситуации, чувство юмора было бы уже перебором.

Время вокруг меня почти остановилось. Все вокруг медленно движется, будто весь мир заполнил тягучий кисель.

Все ресурсы моего тела сейчас уходят на исправление ущерба. Больше я сегодня не повоюю.

Мне тяжело было даже моргать.

Мою голову стали заполнять мысли, от которых я так упорно старался убежать раньше.

Я стал вспоминать прошлое. Каким я был до гаджета. Родителей, когда они были живы.

Наверное вот так и выглядит пролетающая перед глазами жизнь.

Я знаю что меня непросто убить, и на каком-то этапе я даже стал чувствовать себя неуязвимым. И именно в такие моменты можно оценить насколько это круто, когда в жизни есть повод для таких предположений.

Мне слишком нравится жить. Надоели все эти коллапсы, чувство долга, подковерные игры, демонстрации силы, — как же я хочу покоя. Простого покоя, чтобы от меня ничего не зависело и никто ничего от меня не ждал.

Уйти куда-нибудь в горы, или уплыть на необитаемый остров.

Вот и на лирику потянуло.

Я стиснул зубы, едва не зарычав от вновь нахлынувшей злобы.

В небе сверкнула искорка. Яркая, стремительная, радостная.

Искорка росла превращаясь во что-то более крупное, металлическое. Она все росла пока не стала снарядом, летящим прямо в меня.

Нет! Я нахрен выживу!

Превозмогая тяжесть тела, я дернулся, попытался отпрыгнуть, отскочить.

Слишком медленно, снаряд разорвался в метре от меня. Боль была неимоверной, даже несмотря на то что я мог ее притуплять.

Я почувствовал как моя правая рука..

Я не чувствовал руку, только раздирающую боль в плече.

Я не хотел смотреть что стало с моей правой стороной.

Похоже не скоро я приду в себя.

Упершись левой рукой в землю, я попытался подняться.

В трёх метрах от меня стоял человек в броне. Я слишком поздно его заметил. Да и что бы я успел сделать?

Дуло его пулемета смотрело мне прямо в лицо.

Спусковой крючок был зажат.

Время, на короткий миг, стало течь с удвоенной скоростью.


Часть первая Источник

Глава 1. Звонок другу


Отрадно быть бездельником и жить в удовольствие. Особенно когда в собственности трехкомнатная квартира в центре Москвы, а на счете в банке, лежит сумма достаточная чтобы скромно жить на проценты. А при всём при этом ты молод и открыт навстречу всему.

Но! Важно соблюдать некоторые правила:

1. Не терять голову

2. Не потратить все деньги.

3. Постараться вложить деньги так чтобы доходы превышали расходы.

4. И еще, лучше не распространяться о своих финансах всем подряд.

Если эти условия соблюдены, можно смело погрузиться в беззаботную радостную жизнь. Ну, пока удается следовать правилам.

Сергей свою жизнь любил, и наслаждался ею сполна.


Сейчас он сидел на табурете и затягивал шнуровку на пневмокроссовках.

Для тех кто не знает, пневмокроссовки это что-то вроде современного экстремального вида транспорта, аналог роликовых коньков или скейтборда. Отличие только в том что в пневмообуви не было колес. Вместо них были пневматические амортизаторы и усилители суставов, что позволяют совершать впечатляющие прыжки в длину или высоту.

Кроссовки Сергея были не самыми современными, но функции свои исполняли, а главное были довольно надежными.

Модель пневмокроссовок Сергея, позволяла совершать прыжки на семь метров в длину и на четыре метра в высоту. В сравнении с последними моделями не особо впечатляюще. Но по правде, на момент релиза, всего год назад, фанаты выстаивали по нескольку дней в очередях за ними.

-

Синхронизация была закончена. Пневмокроссовки были готовы к использованию.

Для Сергея, эти манипуляции в своё время стали ритуалом. На протяжении довольно долгого времени, он совершал эти действия перед каждым выходом из дома.

Даже не смотря на то что сегодня в этом не было необходимости, Сергей подумал что некоторые традиции лучше пока не нарушать.

Закончив все операции, Сергей направился к вешалке в коридоре и стянул с крючка любимую кофту с капюшоном и надел ее через голову. Кофта была светло-бежевого цвета. На ней контуром был изображен портрет классического русского поэта, а под изображением патриотическая цитата:

Если крикнет рать святая:
«Кинь ты Русь, живи в раю!»
Я скажу: «Не надо рая,
Дайте родину мою».

Была пару лет назад мода, на такие вот принты. Иногда это были классические писатели или поэты, иногда политики и ученые. Мода прошла, но любовь Сергея к этой кофте сохранилась.

Итак, Сергей был полностью экипирован для похода на соседнюю улицу за свежими крендельками и кофе.

Он критически оглядел себя в зеркало, улыбнулся сам себе, а потом подошел к проему окна.

В этот момент раздался звонок в дверь.

Услышав звонок Сергей удивился, и было от чего.

Во-первых, он вначале даже не сообразил что это за звук. Так в его дверь не звонили очень давно. Для того чтобы дойти до дверного звонка, нужно было сначала миновать систему доступа в подъезд, а затем на этаж. Без ведома Сергея это было сделать не просто. Разве что соседи незваного гостя впустили.

Во-вторых, ни сам Сергей, да и никто из его друзей, также давно не пользовались входной дверью. С приходом пневмокроссовок, молодежь больше пользовалась окнами.

Повертев кольцо на указательном пальце, Сергей включил видеосенсор встроенный в дверной глазок. Перед ним предстал вид коридора.

Глазок услужливо продемонстрировал лестничную клетку.

Перед дверью стоял полицейский.

Добрый день! Лейтенант Звягинцев, уголовный розыск. — видимо в глазке засветилась подсветка, и полицейский понял что его видят. Конспирация блин. — проворчал под нос Сергей. — Один момент, я сейчас подойду, — ответил он уже полицейскому и направился к двери.

Интересно как он в дом попал — размышлял Сергей плетясь в коридор. — Может в нашем подъезде что-то случилось и он теперь свидетелей ищет. Глупо, — у современных домов стопроцентная шумоизоляция. При всем желании не услышишь что происходит за стеной. Про увидеть и речи нет, большая часть населения давно не пользуется подъездами и многие люди даже не представляют кто их соседи.

Он открыл дверь.

— Добрый день, Сергей Викторович Ковалев?

Сергей кивнул.

— Лейтенант Звягинцев, уголовный розыск. — снова представился полицейский. Справа на его груди засветился квадратик удостоверения — У меня несколько вопросов относительно Алексея Сергеевича Романова.

Внешне, Сергей никак не отреагировал на вопрос Звягинцева, в его душе все перевернулось.

— Что-то случилось?

— Нам было заявлено что он уже три недели как пропал.



Примерно год назад, постепенная инфляция, и рост цен, продемонстрировали Сергею, что беззаботная жизнь может и закончиться. Денег у меня было еще достаточно. На базовые расходы хватало, — например купить одежду, сводить девушку в ресторан, но на большее стало не хватать.

Друзья Сергея, самых близких было двое, советовали разное.

Алик, сын успешного бизнесмена предложил замутить какой-нибудь бизнес. Предвещал огромные прибыли и море впечатлений. Правда больших денег у Алика не было, только те что на карманные расходы, а больше папа не давал. Но предприимчивый Алик предполагал что у Сереги должны быть какие-то сбережения. И по словам Алика, этого должно было с лихвой хватить.

Сергей несмотря на безработность был толковым и здравомыслящим парнем. И беря во внимание, отсутствие у Алика опыта в какой бы то ни было деятельности, а также его безграничную самоуверенность, обещал ему серьезно подумать.

Второй друг Сергея, Игнат, имеющий небольшой бизнес и несколько инвестиционных счетов, дал целых два совета.

Первый совет, убеждал Сергея устроиться на любую работу и научиться какому-нибудь делу. В будущем, когда работа наскучит, как выход из ситуации, Игнат рекомендовал, основать собственный бизнес в той же сфере, и в дальнейшем обеспечивать себя. Его совет был относительно похож на видение Алика, но по мнению Сергея имел больше здравого смысла.

Правда, вместе с относительной финансовой независимостью, совет Игната, подталкивал Сергея поднять пятую точку и надолго распрощаться с беззаботной жизнью, а этого Сергей боялся как огня.

Второй совет Игната был значительно проще, и наиболее удовлетворял требованиям Сергея.

Он рекомендовал сдать одну из комнат своей квартиры.

Сергею эта идея показалась удачной.

Он сразу стал искать плюсы. Дополнительный доход. Одному не скучно, да и не пользовался он дальней комнатой, где раньше жили родители. Использовал ее как кладовку.

Больше у Сергея советчиков не было.

Его родители умерли довольно рано, ему только исполнилось девятнадцать лет, когда они попали в автокатастрофу.

Другие родственники были, — тетя за границей, дядя и двоюродные братья где-то в Новосибирске. Но с ними связь давно прервалась. Порой, раз в несколько лет у кого-нибудь всплывало напоминание о дате дня рождения, но все так и ограничивалось поздравлениями.

Жены или постоянной девушки у Сергея не было, ему было двадцать четыре, и он считал себя еще слишком молодым для чего-то подобного.

В итоге было решено дать объявление о сдаче комнаты.

И тут началось. Кто ему только не звонил…

В его представлении, будущий сосед выглядел как какой-нибудь нормальный паренек, чтобы повеселее было. Или миловидная девушка, и глазу приятно, а раз девочка то и в доме порядок будет поддерживать, — Сергей чрезмерной аккуратностью не отличался. Ну а при удаче, можно пофантазировать о чем-то более многообещающем.

К его разочарованию звонили в основном семьи с ближнего востока. Или группы из студентов в составе от пяти человек, Либо люди настолько старше его, что по мнению Сергея, он стал бы чувствовать себя неуютно в собственном доме.

Серей стал понемногу отчаиваться.

Но тут нашелся Леха, научный работник из Бауманки.

Вначале Сергей опасался что с ним будет скучно, он там у себя то ли физикой то ли химией занимался, то ли еще чем-то, Сергей особо не разбирался.

Но первое мнение оказалось ошибочным. Леха не был любителем шумных вечеринок, но и на скучного заучку тоже не походил.

В начале парень присматривался. Сергей даже решил что тот стесняется. Мало разговаривал, старался особо не надоедать. Но у него была настолько открытая и какая-то добрая улыбка. Он сразу вызвал доверие у всех кто с ним знакомился. Ну не бывает плохих людей умеющих так улыбаться.

По мнению Сергея, Лехе их знакомство несомненно пошло на пользу. Он стал иногда пиво пить, по чуть-чуть правда. В первый раз когда Сергей его уговорил, оказалось что тот думал, будто пиво из рюмок пьют, — чудак. Хотя, это вполне мог быть специфический юмор Алексея.

Сергей часто посещал вместе со своими друзьями ночные клубы. Иногда Алексей составлял им компанию и нередко возвращался домой с симпатичной девушкой. В следствии этого, Сергей уверился что именно благодаря ему Алексей стал мужчиной.

Очень скоро парни стали неплохими друзьями. Ну и деньги лишними не бывают.



Тем временем, полицейский застал Сергея врасплох. Меньше всего он ожидал этого вопроса.

В последнюю их встречу, а вернее при неожиданном расставании, Алексей особенно дотошно внушал ему чтобы тот был осторожен. Сергей не воспринимал его предостережения всерьез, ровно до этой минуты.

Дело в том что Алексей занимался различными научными разработками. И одной из последних был новый гаджет. Его функционал настолько отличался от возможностей обычного интеллектуального монокля, что Алексей небезосновательно опасался пристального внимания властей.

Шесть месяцев назад, Алексей привлек Сергея к испытаниям гаджета. А если буквально Алексей проводил на Сергее опыты.

Вопрос полицейского встревожил его не на шутку.

Во-первых, если судить объективно, проект Алексея на деле оказался гораздо серьёзнее, чем представлял парень. Он мало разбирался в науке, но понимал, — изобретение имело фантастический потенциал и могло буквально изменить судьбу человечества.

Во-вторых, до этого момента, Сергею казалось что Алексеем и его разработками никто не интересуется, ученый был очень осторожным и скрытным. Но все стало складываться именно так, как предсказывал его сосед.

— С ним что-то произошло?

— Пока неизвестно. Вы позволите войти?

— Да, конечно. — Сергей посторонился давая полицейскому войти. — Проходите в гостиную.

— Могу я присесть? — спросил он войдя в комнату.

— Да, — он указал на диван, а сам сел напротив.

— Вы не против если я буду вести видео и аудиозапись?

— Нет, я не против.

Интеллектуальный монокль в его правом глазу слегка мигнул, это свидетельствовало о том что запись началась.

Сергей спокойно смотрел полицейскому прямо в глаза и был каменно спокойным. Внутри у него росло удивление.

Ведь он был эмоциональным парнем. Ему нельзя было играть в покер. И он всегда честно признавал, что является скорее трусом, чем героем. Но как же ему удаётся быть таким спокойным?

Мысленно он пытался прикинуть, насколько правдив полицейский. Была ли цель визита обусловлена именно пропажей соседа? — маловероятно. Перед обращением в полицию, заявитель, кем бы он ни был, сначала связался бы с ним.

Лехой заинтересовались неспроста. Его врожденная подозрительность подсказывала, что перед ним не просто полицейский, и вряд ли дело в том что его сосед пропал. Включенная видеозапись усугубляла его нервное состояние, очень многое зависело от того что он будет сейчас отвечать и как он будет это делать.

Но ни один мускул не дрогнул на его лице. Сергей понимал что это далеко не его заслуга. Его самообладание было следствием работы, изобретения Алексея — Гаджета.

И Сергей был готов побиться о заклад, что именно Гаджет был причиной визита полицейского.

— К нам обратились коллеги Алексея из института. По их словам он не появлялся на работе около месяца. Связаться с ним не удалось. Передвижений по городу, так же не было зафиксировано. Последнее место где его фиксировала СГБ*, на улице Косыгина, недалеко от старой киностудии. После он как сквозь землю провалился.

Еще странность.


*СГБ это Система Государственной Безопасности. По факту система интеллектуального видеонаблюдения. Ее запустили в начале двухтысячных годов, тогда был пик террористических актов.

После запуска системы и освоения базы лиц всего населения страны, количество преступлений и терактов упало почти до нуля. Более того из страны вывезли всех нелегальных мигрантов. Хотя и гражданам проблем прибавилось.

Далее последовал вполне естественный протест со стороны населения, по поводу неприкосновенности частной личной жизни. Активисты стали приводить в пример прошлый век, будто возвращается железный занавес.

На том все и остановилось. По заявлению властей, СГБ использовалась только в случаях расследования особо серьезных преступлений. Для остального требовалась куча разрешений. Ну по крайней мере так уверяли чиновники и СМИ. А после активисты приутихли. Да и прецедентов злоупотребления обнаружено не было. И людям стало спокойнее.

Не может обычный полицейский, так просто заявлять о использовании системы безопасности для слежки. Да и не тянула пропажа частного лица на повод ее использовать.

— Скажите, как давно Вы видели Алексея в последний раз? — На его лице вдруг появилось добродушное выражение, которое в идеале должно было мгновенно вызывать доверие. Но Сергею от этого, почему-то стало еще беспокойней.

— Примерно три недели назад. — ровным голосом ответил Сергей.

— Вспомните при каких обстоятельствах?

Мы вечером немного пообщались. Он говорил что-то про отпуск.

Полицейский буквально впился глазами в лицо Сергея. Его лицо было спокойным и доброжелательным, но глаза оставались цепкими и холодными, будто пытались высверлить из него всю правду.

— Он не говорил куда планирует ехать?

— Нет.

— Скажите, Вы ведете в квартире видео или аудиозапись? — спросил полицейский, внимательно ловя каждую реакцию, словно пытался разглядеть ложь.

— Нет не веду. У меня нечего красть. Да и дом мой того класса в которые невозможно попасть без биометрического пропуска. — Сергей стал немного заводиться, этот допрос стал его раздражать.

— Я заметил. — он ухмыльнулся.

— Кстати. Как вы вошли?

— Здесь все просто. — невозмутимо ответил звягинцев, — Так уж вышло, что в этом доме, живет моя сестра. На пару этажей ниже. Я заглянул к ней в гости. Затем навестил вас. — он сделал небольшую паузу, потом задал очередной вопрос.

— Скажите Вы ведете личную запись с монокля?

— Веду.

— Сколько дней у Вас архив?

— Я имею право не отвечать на этот вопрос. И имею право не предоставлять своих записей.

— Бесспорно, так и есть. — он снова ухмыльнулся

— У меня осталось еще пара вопросов. Вам не показалось странным, что Алексея нет так долго?

— Нет не показалось. — Сергей допустил легкое раздражение в голосе. — Он часто куда-то уезжает. У него бывают командировки, самая длинная была более месяца.

— Он вас не предупреждает, сколько будет отсутствовать?

— Да я особо и не интересуюсь, он деньги платит вовремя, остальное меня не касается. — подумав еще добавил, — Он взрослый парень, а я не его мама.

Колкость Сергея полицейский пропустил мимо ушей.

— Вы знакомы с кем-то из его друзей или коллег, — небольшая пауза, — или родственников?

— Нет, мы не общаемся так близко, он просто снимает у меня комнату. До остального мне нет дела. — Он старался говорить как можно нейтральнее, несмотря на растущее раздражение. Хотелось поскорее закончить этот допрос.

Лейтенант Звянинцев немного помолчал.

— У вас еще есть ко мне вопросы?

— Судя по заявлениям коллег Алексея, — его голос едва заметно изменился, стал то ли громче, то ли жестче, лицо посерьезнело. — из института пропало несколько разработок. С ними работал непосредственно Алексей. Так же, его рабочий компьютер не работает и файлы на нем восстановлению не подлежат. Вам что-то известно об этом? — Он не сводил с Сергея глаз.

По спине пробежал холодок.

В голове Сергея, тут же раздался искусственный голос Гаджета, по имени Лакки:

— Напоминание, Алексей Сергеевич настоятельно не рекомендовал распространяться или поддерживать с кем бы то ни было разговоры о его разработках.

Как предположил Сергей, — Лакки скорее всего, как раз и был одной из тех разработок что пропали из института.

На самом деле Лакки мог не напоминать. Сергей и сам все знал.

Это случилось примерно две с половиной недели назад. Алексей сказал ему тогда, что в институте начались сложности и на некоторое время ему нужно уехать. На всякий случай предупредил что похоже произошла утечка информации. Мол есть вероятность того, что им и его проектом могут заинтересоваться люди, внимание которых ученый хотел бы избежать.

Сергея он уверил, что тот нигде не значится и если будет помалкивать, то его ничего не коснется. И еще добавил: — Даже если моя мама, которую ты никогда не видел, вдруг позвонит и начнет что-то про меня спрашивать, ты ничего не знаешь, — я просто сосед.

Но к полиции и допросам, внутренне, Сергей готов не был. И сложившаяся ситуация ему очень не нравилась.

Учитывая далеко не героический характер Сергея, этот вопрос должен был повергнуть его в ступор, вызвать волнительные переживания, и этим самым выдать с головой.

Но на его лице не дрогнул ни один мускул. Голос оставался ровным и спокойным.

Про себя Сергей отметил, что Лакки снова без спроса регулировал его гормоны. Но несмотря на все запреты, сейчас Сергей был ему благодарен.

— Нет. Я не интересовался его работой. — он сделал паузу, и немного надвинувшись на Звягинцева, так же пристально посмотрел тому глаза. Они будто в гляделки играли. — Я ведь сказал, мы мало общались. Я надеюсь у вас закончились вопросы?

— Ну что же, — он всплеснул руками. На его лице снова появилось простодушное выражение. — У меня больше нет вопросов. Остальную информацию, мы получим из досье.

Да, — подумал Сергей, — это точно не полицейский. В первый раз вижу чтобы кто-то из чиновников открыто кичился такой своей осведомленностью или существованием баз данных.

— Если вдруг вспомните что-то необычное, — он сделал пасс пальцами, и его монокль мигнул передавая контакт, — свяжитесь со мной.

Сергей, в свою очередь, так же сделал несколько движений пальцами, принимая визитную карточку.

В контакте было только имя: Федор Звягинцев, номер телефона, и больше ничего.

На этом моменте он поднялся, всем видом показывая что готов уходить.

— Вы через подъезд, или через окно?

— Пожалуй, через подъезд по старинке. — он снова улыбнулся. — Люблю знаете ли естественные способы передвижения. Да и физическая нагрузка никогда лишней не бывает.

Сергей проводил его в коридор. Когда полицейский вышел и за ним закрылась дверь, Сергея тут же захлестнула ледяная волна ужаса.

Его колени тряслись. Нахлынула нервная тошнота. Внутренности, будто сжала чья-то холодная рука. Сергей охарактеризовал все эти ощущения так, будто за одну секунду, он просмотрел сотню три-дэ ужасов, во время прыжка с парашютом.

Боже мой, — подумал Сергей, — и все это принадлежит мне.

Он повалился на пол.

— Прости, — проговорил Лакки в его голове. — Я знаю что ты не любишь когда я делаю что-то без спроса. Ситуация была довольно критической. Уровень адреналина сильно поднялся. Ты мог себя выдать или сболтнуть что-то. — Лакки ненадолго замолчал. — но я вернул все на место когда опасность миновала.

— Предупреждай в следующий раз. — глотая воздух прохрипел Сергей. — Люди к таким перепадам не приспособлены.

Нужно было отдышаться. Как когда-то учил его отец, глубокий вдох, — отличное снятие симптомов от любых нервных напряжений.

— У тебя сильно учащенное сердцебиение.

— Спасибо за информацию, ты бы еще подбавил, и сердцебиение вовсе бы прекратилось.

— Я бы смог его вновь восстановить.

— Ой, заткнись.

Сергей поднялся отдуваясь.

— Что это был за хрен? Ты видел его?

— Я наблюдал за беседой через монокль. Я не успел разобраться в практической психологии людей. Но он и правда вел себя неестественно.

— Говори уже.

— Он либо актер, либо кто-то более высокопоставленный чем представился.

— Комедия про шпионов какая-то.

Тут Лакки сменил тему.

— Ты планировал идти за кофе. Мне и твоему организму нужны питательные вещества. — немного помолчав он спросил. — Могу я понизить уровень стресса в твоем организме?

— Понижай. Но не сильно, просто чтобы я ходить нормально мог.

Сергей мгновенно почувствовал облегчение. Напряжение схлынуло, мир заиграл новыми красками. Он поднялся и немного пошатываясь направился в ванную. Открыв кран с холодной водой, он взял лейку душа и наклонившись над ванной полил себе на голову.

***

После освежающей водной процедуры, Сергей обтерся полотенцем и снова осмотрел себя в зеркало. Визит полицейского не прошел бесследно. Лицо выглядело уставшим и немного бледным.

Он вышел из ванной стараясь собраться с мыслями.

К черту правила, — подумал он.

— Лакки, сделай так чтобы я себя чувствовал так же как до прихода этого упыря.

Он только недавно стал привыкать к мысли что в его голове с некоторых пор сидит металлическая штука, которая имеет куда больше власти над его телом чем он сам.

Несмотря на всю полезность и уверения Лехи, что для него это безопасно, Сергей вырос на классических фильмах о восстаниях искусственного разума.

Если бы не полицейский, он бы низачто не попросил Лакки о таком.

Сергею почти сразу стало лучше, нервная дрожь ушла, спина распрямилась, он радостно заулыбался.

Сергей понял что Лакки переборщил с хорошим настроением, но решил не поправлять его.

И чего я так разволновался? — подумал он.

Сергей был одет и готов к выходу, поэтому не долго думая сразу решил идти за кофе как и планировал сначала.

Он подошел к проему окна.

Сергей жил не слишком высоко, всего на двенадцатом этаже, зато с видом, как он считал, ему повезло.

Его окна смотрели прямо на здание офисного центра, оформленного в стиле «Эко-натюр». Это одно из архитектурных веяний, что стало модно двадцать лет назад.

Принцип этого стиля, в особом расположении внешних стен, что позволяло высаживать абсолютно любые деревья или растения прямо в облицовочные панели здания. Это открыло бездонные возможности для деятельности ландшафтных дизайнеров, и делало дома скорее похожими на стены леса, или как в моем случае, — непролазные джунгли.

Особенно удивительно смотрелись, расположенная рядом гостиница, украшенная в березово-лиственничный лес, и торговый центр, украшенный розовыми кустами, — не уступающих в размерах пальмам.

Казалось бы, застройка плотная, а вид из окна просто чудесный.

Сергей открыл створки окна и прицелившись прыгнул вниз. По технике безопасности, в пневмокроссовках, при спуске стоило преодолевать не более семи, максимум десяти метров, — иначе слишком большая нагрузка на амортизаторы и вследствии на позвоночник.

Для этого на каждом доме стали надстраивать небольшие помосты. По ним было легко подниматься и спускаться.

Но Сергей прыгнул напрямик. Он сам не знал почему, просто жаждал этого.

К тому же, теперь для таких трюков ему даже кроссовки были не нужны. Он не стал подключать амортизаторы.

Ощущение свободного падения сжало внутренности. В ушах зашумел ветер. Вернее в левом ухе, в правом был наушник, подсоединенный к интеллектуальному моноклю.

Кстати Интеллектуальный монокль, — это гаджет последнего поколения. Он в себя включал стандартные для смартфона функции. Телефон, мультимедиа, видеокамеры, навигационные карты, отображение дополненной реальности и так далее. Главная особенность, — это различные способы управления, которые автоматически адаптировались под ситуацию.

Как правило он состоял из линзы, очень удобно крепящейся под бровью, наушника, и тонкого кольца. Монокли управлялись голосом глазом или жестикуляцией, в зависимости от потребности. В итоге управление им становилось практически интуитивным и не требовало сосредоточенности пользователя.

Разработчики передовых моделей моноклей, обещали через два года запустить в продажу гаджеты с мысленным управлением. Сложно пока представить как это будет выглядеть, но по заявлениям маркетологов это будет новый прорыв.

Приятный женский голос в наушнике, предупреждал о растущей перегрузке. Монокль получал данные из сенсоров в одежде и пневматических кроссовках. Вверх пополз бесконечный столбик с данными о изменениях скорости, давления и силе притяжения. Для чего эти данные были нужны не понятно, ни один человек не способен с такой скоростью обрабатывать информацию.

Благо я рекламу отключил. — подумал про себя Сергей.

Пневмокроссовкам тоже стоит уделить особое внимание.

Началось это веяние примерно в пятидесятых годах двадцать первого столетия.

Несмотря на высокие темпы строительства дорог, проблема с пробками росла в геометрической прогрессии.

Сначала, некогда вышедшие из моды сигвеи, электросамокаты и моноколеса стали спасением в перенаселенных мегаполисах. Из забавы, они стали реальными средствами передвижения.

Но производители спортинвентаря пошли дальше.

Зачем таскать с собой тяжеленный электросамокат, или моноколесо, когда можно вообще ничего не таскать? Все что нужно, всегда с Вами, а именно Ваша обувь.

Кроссовки выпускались с металлическим экзоскелетом, который крепился на ногах. Эта технология позволяла передвигаться со скоростью до сорока километров в час. Или совершать прыжки на пару десятков метров.

Благодаря хорошему маркетингу, этот продукт навел на рынке фурор. Первые партии разлетались десятками тысяч.

Сами того не ведая, производители пневмообуви, создали нечто, что стало началом новой эры.

Мощности росли.

Видео-блоги заполнили ролики экстремалов, прыгающих из окна пятого этажа на улицу, и сразу запрыгивающих в окно соседнего дома.

Правда гораздо больше было видеороликов с экстремалами которые не рассчитали траекторию и врезались в стену рядом, или пролетели сквозь окна в соседний двор.

Часты были столкновения владельцев таких кроссовок. Хорошо что их обязали пользоваться заброшенными на тот момент велосипедными дорожками.

Производители гаджетов тоже не сидели на месте, и в ход пошла одежда наполненная сенсорами, датчиками и гироскопами.

Новые операционные системы Моноклей, полностью синхронизировались с обувью. Они собирали всю информацию и буквально имитировали кабину пилота. Монокль просчитывал траекторию, задавал курс, а при выпуске автопилота, сам управлял передвижением.

Новая Интеллектуальная одежда сканировала пространство на наличие препятствий. Спутниковые модули сканировали местность на наличие встречного транспорта и других пневмобежцев, — так их прозвали.

В завершение всего, полный автопилот, магнитные модули и экзоскелет, практически делал ненужным участие человека. Вернее ваши ноги буквально шли за вас, а в это время вы могли заниматься своими делами. Например посмотреть какое-нибудь видео. — Так звучал слоган в рекламном ролике.

Менее чем через год, мир заполнили скачущие люди, а автомобилисты выдохнули, радуясь освободившимся наконец дорогам.

Лет тридцать назад на Сергея смотрели бы как на киборга из фантастических сериалов, ну или как на кретина. Сейчас же он был одним из многих.

Тем временем, он летел с двенадцатого этажа прямиком на асфальт.

Сергей отметил что соприкосновение с землей получилось на удивление мягким. Правда ему послышался жалобный скрип амортизаторов. Но по ощущениям ноги и позвоночник вели себя как при прыжке через скакалку.

Можно было надеть обычную обувь, да только Сергей уже забыл когда носил такую. Да и Леха настоятельно просил не выделяться. Парень, без сторонних приспособлений, прыгающий на десять метров и приземляющийся без переломов, точно вызвал бы интерес.

— Супер! — вырвалось у него. Буквально сегодня утром закончилось полимерное усиление мышц. Оно повышало эластичность и крепость, тканей и костных соединений. — Эту идею, он подкинул Лакки. Раньше о таких модификациях можно было услышать только в фантастике. А теперь такая была в его теле.

Сергей чувствовал мощь своего тела. Это пьянило сознание. Он стал чувствовать себя всемогущим. Хотелось больше демонстраций своих возможностей. Испробовать на что он теперь способен.

— Довольно опрометчиво с твоей стороны, — раздался голос Лакки в его голове. — Во-первых улучшения могли не сработать, и ты бы разбился.

— Да нормально, я в тебе не сомневался! — ответил он радостно смеясь.

— Во-вторых на этой стороне три камеры. Архив у них не большой, но тебя и люди могли увидеть. Не забывай что полчаса назад от тебя ушел весьма странный тип. Он также может быть еще здесь.

— Я немного отвлекся.

— Сегодня нужно будет стереть этот фрагмент из видеонаблюдения.

— Хорошо. Слушай, а ты не знаешь, поблизости есть места без камер, где можно опробовать себя. — Стремительный спуск выветрил из головы мысли об утреннем визите. Про кофе он тоже забыл.

— Кому хорошо, а кому работы непочатый край. — проворчал в голове Сергея Лакки, старательно изображая раздражение, — Если только в старом городе на востоке, но там есть люди. Лучше за городом.

— Жаль. — огорченно протянул Сергей.

— Есть еще вариант, там же в старом городе, есть район где только старые дома и незаконченные новостройки. Можно прыгать по крышам.

— Отлично! Построишь маршрут?

— В монокле, справа от него зазмеилась направляющая линия. Он повернулся в нужном направлении, красная линия выровнялась по курсу накладываясь на панораму города.

Через пятнадцать минут Сергей добрался до построек старого города.

— Слева от тебя через двести метров будет семнадцати-этажное здание. Если постараешься, за пару прыжков можно запрыгнуть на его крышу. Дальше продолжать путь уже можно через крыши.

Вскоре слева и правда показался невысокий дом из старого фонда. Его стены пестрели разноцветными облицовочными панелями. Когда-то это считалось стильным.

Лакки отметил дом в навигаторе монокля, поэтому Сергей видел его в жирной красной обводке.

Он особо не напрягаясь, за два прыжка оказался на плоской крыше дома.

— Через дорогу от тебя строится дом, сейчас в нем около сорока этажей. Пандус должен быть прямо напротив. Расстояние между домами восемнадцать метров.

Сергей присвистнул.

— Не удивляйся, ты только что, с легкостью за два прыжка забрался на сорок три метра.

Он сверился с навигатором, Лакки говорил правду.

— Я тут подумал, надо подумать как бы реализовать возможность управляемого полета.

— Это можно обсудить, но боюсь тебя не порадует возможное место расположения реактивного ускорителя.

— Шутник блин. — Удивительно что эта штука в его голове сравнительно недавно стала осмысливать себя.

Можно сказать Сергей стал одним из первых свидетелей рождения настоящего искусственного разума, благо пока дружественного.

Он посмотрел на строящийся дом о котором сказал Лакки.

В голову Сергея закралась озорная мысль.

Сорокаэтажный дом, — это примерно сто двадцать метров. — подумал он. — От меня до его крыши, примерно восемьдесят пять — девяносто метров. Камер на недостроенном доме точно нет. да и не часто их на крыши ставят.

Если я так легко делал прыжки на двадцать метров, то если постараться, — я, по моим ощущениям, могу скакнуть метров на сто двадцать.

Недолго думая, Сергей наметил примерную траекторию, сжался как пружина и выстрелил вверх.

— Ты что творишь?! Ты нас угробить решил? — Лакки еще не умел передавать человеческие эмоции естественно, но панику передать ему удалось. Быстро учится. — Ты траекторию не построил. Ты даже силу прыжка не рассчитал.

— Да не причитай ты, я на глаз нормально ориентируюсь. — сказав это Сергей тут же замолчал, перед ним только что пронесся край крыши, а ускорение даже не думало заканчиваться.

— Управляемые полеты тебе. Тебе самокат доверять опасно. — голос Лакки звучал спокойно, теперь начал паниковать Сергей.

Монокль показал высоту сто девяносто метров, когда подъем стал замедляться. На мгновенье он застыл в воздухе, потом стал падать, стремительно набирая скорость.

— Так, сейчас не паникуй, быстро развернись ровно на сто восемьдесят семь градусов. Глаза не закрывай! Я подключусь. — он на мгновенье замолчал. — Руки вверх подними, скоро парапет приблизится, — хватайся за него, как раз проверишь свои руки.

Про руки он верно подметил. По прикидкам Сергея, в обычной ситуации, после встречи с парапетом, руки должны остаться на нем, а экстремал дальше лететь вниз.

Все таки ножные амортизаторы были рассчитаны на небольшие скачки. Сейчас Сергей их отключил, и в прыжках, они совсем никакой роли не играли. Но психологическое ощущение надежности от них исходило.

Чего не скажешь о руках. Амортизаторы и экзоскелеты для рук и плечевой группы мышц, использовались в основном в промышленных или военных комплектах. У военных еще и ранцы реактивные крепились к спине.

Его руки никогда особой силой не отличались, до знакомства с Лакки, он с трудом подтягивался полтора раза.

До парапета осталось пять метров и Сергею стало не до мыслей. Он вытянул руки вперед. Хотя его не отпускало подозрение, что на самом деле это сделал Лакки. Через секунду Его пальцы впились в край крыши. Он почувствовал как под его хваткой рвется и сминается металл.

А неплохо сработано, — пронеслось в его голове. Но в этот момент инерция взяла свое, и описав дугу Сергей врезался всем телом и лицом в стену под парапетом.

В глазах потемнело. Лоб и затылок взорвались тупой болью. Его череп по заверениям Лакки стал крепче, но мозг похоже противоударности не приобрел.

Он чуть не разжал пальцы, но тут же почувствовал вмешательство Лакки. Пальцы были сцеплены намертво.

Каждый раз, когда Лакки перехватывал управление над телом Сергея и делал то что тот не планировал, Сергея как будто выдавливало из той части тела, за которую брался Лакки. Правда ощущения оставались.

Кожа стала крепкая и металл не мог ее порезать, но вот острое ощущение что кожа на руках вот-вот порвется, заполнило мозг Сергея вызывая животный страх.

Но Лакки и тут не подвел. Его плечи напружинились, он немного подлетел, а затем мягко приземлился на поверхность крыши.

— Вот черт. — Его трясло.

— Все в любом случае закончилось бы положительно. — поспешил успокоить его Лакки. — Возможны были лишь незначительные травмы. Постарайся постепенно наращивать интенсивность. Ты еще не привык к своему новому телу. Кстати, с твоего позволения, я временно урежу усиление, примерно на пятьдесят процентов. — он сделал паузу, потом он что-то сделал, Сергею показалось что он пытался имитировать тяжелый вздох — А то так недалеко и на Луну ускакать. Пришлось бы учиться выживать в вакууме.

Сергей на автомате ошалело кивнул в ответ. Он его практически не слушал. Слышал его бубнеж, но не понимал о чем он. В голове гулко стучала кровь, колени нервно тряслись. В последнее время Лакки стал любить такие монологи, строит из себя профессора. Одно радует, у него появилось чувство юмора.

— Я снижаю твой уровень адреналина. Слышишь меня?

Все напряжение мгновенно отпустило Сергея. Колени перестали норовить подкоситься, прошла нервная дрожь Дыхание выровнялось. Уши больше не были заложены, а глаза стали различать окружающий пейзаж.

— Да слышу, спасибо. Для меня, это пока слишком. Хватит экспериментов на сегодня.

— Ага. Привыкай пока.

— Позже вернемся к этому вопросу.

— Иди за кофе. Мне тоже нужно завтракать.

Да уж, заигрался. — подумал он.

Сергей сделал нужную комбинацию движений пальцами, и произнес адрес. Монокль построил маршрут.

— Спускайся, только усердствуй. — поспешно сказал Лакки. Затем он сделал небольшую паузу. — А пока ты двигаешься, я еще раз проведу небольшой экскурс по завершенным модификациям.

Сергею показалось, что его голос стал звучать по другому, и обычный непримечательный тон, сменился нарочито глубоким баритоном.

— Отсоедини амортизаторы, они могут сломаться и травмировать тебя, — слишком большая нагрузка.

— Но я их не включал.

— Я включил, предвидел твои эксперименты.

Нахмурившись Сергей отключил амортизаторы через монокль, затем нагнулся отсоединяя их от скобы на щиколотках пневмокросовок.

Снимать совсем амортизаторы он не стал, так они не мешают, а выбрасывать жалко, — они до сих пор не слабо стоят, даже Б\У.

Вот забавная штука, — человеческая душа. Подумал он, — Я пару минут назад чуть не погиб, а думаю о том как реализовать ненужную безделушку.

— Твои мышцы, в частности на ногах, превышают производительность пневмообуви примерно в семь раз. Ну, с учетом ослабления. То есть прыгать и бегать можешь со скоростью среднего автомобиля. Но не разгоняйся сильно. Во-первых помни про СГБ. Во-вторых, внутренние органы и мозг от сильных столкновений могут пострадать. В-третьих, мозг работает на прежнем уровне, поэтому на больших скоростях можешь растеряться. — Он говорил медленно и вкрадчиво, как ребенку, но сейчас наверное так и надо было. — Кости ног, рук, позвоночник и череп выдержат десятикратно большую нагрузку чем прежде. Но от банального сотрясения мозга ты не застрахован.

— А что у тебя с голосом? У нас в школе так же разговаривал учитель математики.

— Не ерничай. — тут же ответил он, очень похоже эмитируя преподавательские интонации. Сергею даже показалось что он услышал звук удара линейки о стол. — Плотность кожи увеличена в семнадцать раз. Сильный удар ножом ты выдержишь, но выстрелов из огнестрельного оружия в упор лучше избегать.

— И под поезд не бросаться.

— Да, это может быть смертельно. — вполне серьезно проинформировал Лакки. — Тебе теперь придется есть пластик. Полиэтилена вполне хватит, но лучше закупись картриджами для принтера, средней плотности.

— Круто. Это не опасно? — до этого он не задумывался над побочными эффектами этих модификаций.

— Пищеварительную систему и кишечник я перепрограммировал. Формальдегиды будут выводится безопасно. Правда газообразование может быть довольно сильным.

— Буду отравлять окружающую среду, — хмыкнул я.

— Считай что к управляемым полетам начало проложено, — в его голосе явно читалась насмешка.

— А как я жевать этот пластик буду?

— Мышцы челюстей также усилены, зубы укреплены. Как побочный эффект, кариес теперь навсегда останется в прошлом.

— Ну круто, теперь можно не бояться стоматологов.

— В этом ты прав, бормашине пришлось бы несладко. И самое главное, старайся беречь голову в частности затылок и шею сзади. От сильного удара меня тоже может отключить. Я не знаю как скоро смогу запуститься без посторонней помощи.

— Слушай, я вот по твоим словам практически неуязвимый, но от не сильного удара по голове, я запросто могу отключиться.

— Временно это так. Отчасти мой корпус может тебя травмировать. Капсула слишком тяжелая.

— Ты сможешь это исправить?

— Я уже прикидывал варианты, можно попробовать вырастить новое тело, биологическое. И со временем переселиться в него. В принципе это даже ускорит многие процессы.

— Что тебе для этого нужно?

— Много еды и времени. А так же твое разрешение, я ведь буду размножаться внутри тебя.

— В принципе если это пойдет на пользу, почему нет. — ответил сергей мысленно отгоняя от себя возможные подробности процесса размножения Лакки.

— Это займет какое-то время, но польза от этого будет значительная. По прикидкам создание тела займёт дня три. Очень сложно воссоздать нужную архитектуру, а также исправить прошлые ошибки.

— Лакки, ты ведь говоришь нужно много времени, три дня это не то чтобы много.

Как показалось Сергею, питомец в его голове виновато помолчал. Где-то на краю сознания, будто мелькнул образ мультяшного щенка который сидя у разбитой тарелки виновато понурил мордочку.

— Я давно готовился к этому разговору, и уже три месяца ращу новую оболочку.

— Что ты там делал?! В моей голове! Без разрешения!

— Ну не совсем без разрешения. — принялся оправдываться Лакки. — Ты давал задачу улучшить память, в рамках одного модуля. Ты до этого совсем не понимал необходимость этого шага. И запрещал работать у тебя в голове. Но теперь то ты ведь сам понимаешь что без этого новшества никак.

Слушая оправдания Лакки, Сергей благополучно добрался до кофейни. Он понимал что Лакки прав, и отчитывать его глупо, но хотя бы хмуро промолчать считал себя обязанным.

Сергей сосредоточился на цели своего пути.

Так, мне нужно кофе. — подумал он.

Получается как в глупом детском стишке, — подумал Сергей — нифига себе сходил за хлебом. И с полицейским поболтать успел, и по крышам попрыгал, и полетал даже, а в конце узнал, что внутри тебя размножаются личинки говорящего паразита.

Он подошел к стеклянной двери, схватился за металлическую ручку, потянул на себя. Его обдало душистым ароматом свежесваренного кофе, корицы и выпечки.

От удовольствия Сергей прикрыл глаза и на мгновение замер перед открытой дверью.

Эту кофейню уже полгода как открыли, но он каждый раз так застывал на входе.

— Доброе утро! Желаете попробовать наш фирменный напиток с душистой московской булочкой?

Совсем молодая девушка за барной стойкой приветливо улыбалась ему ожидая ответа.

— Доброе утро! Мне капучино с корицей и пару черничных кексов.

Девушка сделала несколько манипуляций глядя перед собой.

— У нас сегодня испекли на удивление чудные вишневые пироги. Хотите попробовать? — спросила девушка.

— Нет, спасибо.

— Вишня? — одновременно с Сергеем отозвался Лакки.

— Хотя я передумал, заверните пожалуйста один пирог. Да, и у вас есть пластиковые стаканы?

— Мы используем только экологически чистую посуду, из картона вторичной переработки.

— Тогда все.

Не говоря больше ни слова он дождался заказ, расплатился и вышел на улицу.

Погода была средне-московская. Серое небо, легкий ветерок, и плюс девятнадцать согласно моноклю.

Он глубоко вдохнул, потянулся и отправился домой.


***

Сергей развалился на диване. В одной руке кофе, в другой свежий, еще теплый кекс. Их аромат дурманил. На его лице расплылась блаженная улыбка.

На монокль пришло видеосообщение.

Сообщение было от Лехи, с ярко-красной пометкой «срочно к прочтению».


На него смотрел Леха. Он ехал на машине и лучезарно улыбался.

— Привет, Серег. У меня возникли некоторые трудности. В общем я скорее всего еще задержусь.

— Есть несколько инструкций.

— После прочтения сообщение удалится автоматически. Так что запоминай.

Одной из моих работ теперь всерьез заинтересовались еще и военные. Они были излишне настойчивы, поэтому я взял отпуск, а заодно, стер все записи.

Подумал что лучше перестраховаться.

В общем если тебя кто-то о чем-то будет спрашивать, ну относительно меня, — ты ничего не знаешь. Скажи, я тебя не предупреждал что уезжаю, и еще денег за квартиру тебе должен.

Нечто подобное маловероятно, но лучше перебдеть. — в этот момент Сергей услышал протяжный звонок, — опять звонили во входную дверь.

Во-вторых, я тебе и правда должен за квартиру и за эксперимент. Извини за заморочки, но тебе нужно будет съездить в мой загородный дом. Там в подвале, где лаборатория, в дальнем углу за ширмой есть сейф. В сейфе небольшая сумма, забирай все. И не сдавай пока мою комнату, — он рассмеялся.

Все замки как ты помнишь биометрические, — я сделал на тебя допуски. На всякий случай отправил Лакки дублирующие коды. — Звонок стал сопровождаться глухими ударами.

— Что там происходит? — Сергей встал и направился к двери.

И последнее, удали все архивы безопасности из монокля. И сделай это прямо сейчас, а то забудешь. На всякий случай не повредит.

Лакки, я знаю ты тоже видишь это сообщение, не рассчитывай на этого балбеса, удали их сразу.

Как только Сергей подошел к двери, что-то громко треснуло и дверь стала заваливаться наружу.

Его как кипятком обдало, сердце бешено заколотилось, колени затряслись.

Он спохватился, развернулся и побежал в гостиную.

Леха что-то еще говорил, но Сергей его уже не слышал.

Он направился к окну из которого можно было прыгать.

В комнате кто-то был. Один человек, в черном костюме с экзоскелетом стоял у окна. На нем была черная маска. В его руке была какая-то труба, которую он направил Сергею в грудь.

Из его комнаты и комнаты Алексея, вышли еще двое людей, в такой же экипировке.

Что-то щелкнуло, треснуло, тело Сергея свело судорогой, а потом, ему навстречу устремился пол.

Он почувствовал как его покидает сознание.

Последнее что он уловил было два момента.

Лакки с почти ощутимым облегчением пробормотал что-то вроде, — хорошо что не затылком.

А в монокле на него улыбчиво смотрел Леха:

— Ну ладно Серег, пока, я отключаюсь.


Глава 2. Шаг вперед


Вся история началась три месяца назад. Сергею снова стало не хватать денег, он сам не понимал почему. Или аппетиты подросли, а может инфляция дала о себе знать. В общем стало ясно, — денег нужно больше.

Сначала он подумал увеличить Алексею плату за квартиру. Но подумав еще, испугался что это может испортить их дружеские отношения.

Ему стал нравится этот ботаник.

Поэтому, скрепя сердце и стиснув зубы, Сергей решил начать искать работу.

— Слушай, хотел давно тебя спросить, — обратился он к Лехе. — Вам в институте юристы случайно не нужны?

— А почему ты спрашиваешь? — он внимательно посмотрел на Сергея.

Как характеризовал Алексея Сергей, — в целом, Леха толковый парень. Поговорить с ним вполне приятно, и при диалоге смотрит не в пол а в глаза, и цепко так смотрит.

Бывают правда темы которые заставляют его краснеть, но в целом он не промах.

— Тут такое дело, хочу себе подработку подыскать.

— Ну на институтскую зарплату особо не разживешься, особенно юристом. — он уселся на диван напротив Сергея, всем видом изображая внимание.

— Да решил вот, что пора прекращать тунеядствовать. Подумал тебя спросить, может подскажешь чего…

— А тебе обязательно юристом работать нужно? — взгляд его стал еще более внимательным, изучающим.

— Да по барабану, хоть танкистом. Главное чтобы деньги были.

— Хм, — он задумался, — отключи запись на монокле, будь добр.

Сергей отключил. Леха одновременно с ним сделал то же самое.

— Есть тут одно дело. — продолжил он — Теоретически, небезопасное. — он сделал паузу не сводя с Сергея глаз.

— Продолжай.

— По факту, это эксперимент, испытание нового Гаджета. Что-то типа стандартного монокля.

— Ого! А денег много платят? И можно потом этот гаджет себе оставить?

— Подожди с деньгами, их будет достаточно. — поморщился Алексей, — Все нюансы потом. Важный момент что разрешения на испытание на людях нет. И монтируется Гаджет в тело. Без особых трудностей, но он будет внутри тебя.

Сергей немного удивился. Алексея будто подменили, в нем будто открыли водопроводный кран с надписью серьезность, и перекрыли все остальные.

— Это ведь безопасно?

— В целом безопасно, просто подтверждения документального нет. Поэтому эксперимент будет неофициальным. — Он немного помолчал.

— Но ты ведь перед этим говорил что это может представлять опасность.

— Проблемы могут возникнуть, но не с гаджетом, а с излишним вниманием к нему. Поэтому, второй важный момент, — это должно быть секретно.

Он внимательно оглядел лицо Сергея, будто первый раз видел. Прищурился, подумал что-то про себя.

— Ты толковый парень Серег. Немного балбес и неуч, но я вижу тебе можно доверять. Он снова сделал долгую паузу. — Когда я говорю секретно, — это значит никто не должен знать кроме нас двоих. Ну и тех с кем я разрешу это обсуждать.

Он снова помолчал не сводя с Сергея глаз. Словно ожидая что тот сделает дальше.

— Делать что надо?

— Да ничего. Я вживлю в тебя Гаджет, буду изучать. Продлится это примерно полгода — год. От тебя требуется — не болтать.

— Да понял я уже, что ты со мной как с маленьким. Что там по деньгам лучше скажи.

— Скажем, две тысячи долларов в месяц.

— Нормально. Неплохая плата за ничегонеделание и молчанье. — Произнес Сергей, а про себя подумал — Очень неплохо, две средние зарплаты как-никак.

— Хорошо.

— Когда мы приступим? — спросил Сергей.

— Завтра пятница, я возьму инструменты и подготовлю оборудование. Скорее всего нам придется уехать на все выходные, а может и все полгода проведем вне города.

— Не вопрос, планов у меня не было. Есть что-то еще что мне нужно знать?

— Да, есть кое-что.

— Что?

— Ни одной живой душе…


***



На следующий день Алексей вернулся с работы около двух часов дня. Он снова попросил Сергея отключить запись, и не включать, на протяжении поездки.

Сергей предупредил друзей что уезжает на несколько дней по делам, после чего отключил монокль совсем.

Они вместе спустились на подземную парковку. Сергей Год жил в одной квартире с Алексеем и даже не догадывался что тот водит машину. К его удивлению, у Лехи был Мерседес последней модели.

В голове Сергея пронеслась мысль, — лучше бы я ему просто квартплату повысил.

Они поехали куда-то из Москвы на юго-восток. По памяти Сергея там находилась 0181.

Городам уже давно присудили номерные названия. Вот только город № 1 местные жители упорно называли Москвой

Вел Алексей довольно резво, они очень скоро выехали на загородную трассу. Не доезжая до города он свернул на неприметную дорогу уводящую в лес.

Еще через двадцать минут пути, они выехали к небольшому поселку, домов в сорок. Дальше проехали поселок насквозь, пока не уперлись в забор что огораживал довольно большой участок.

— Это мой дом. — сказал он, когда они заехали во двор и остановились у трехэтажной виллы. Вилла впечатляла размерами, и выглядела дорого. Сергей такие видел только в журналах про голливудских звёзд. — Осваивайся.

— Откуда у тебя это все? — Сергей был ошарашен.

— Ну пару премий получил, плюс немного подрабатываю на фрилансе, — отмахнулся он.

Из багажника он достал два чемодана, по виду довольно увесистых.

— Пошли в нутрь. — Он посмотрел на удивленное лицо Сергея. — Да расслабься ты, все нормально.

— Я надеюсь ты мне почки не вырежешь? — попытался пошутить Сергей.

— Не вырежу.

Изнутри дом еще больше удивлял дороговизной и технологичностью. Сергей почувствовал легкий укол обиды. — Я с Лехой общался почти год, но при этом ничего о нем не знал. Я конечно не спрашивал ни о чем. Но даже не догадывался что он на деле богач.

— Лаборатория в подвале. Пойдем.

— Уж не продажей ли органов ты свои деньги заработал.

— Не, это слишком непрактичный бизнес. Ну и денег это не так много приносит.

— Слушай, а у тебя как отчество?

— Сергеевич, а что?

— Ничего что я на ты к тебе?

— Слушай, соберись! Все нормально, мы друзья как и прежде. — и все-таки его голос стал другим, или у Сергея воображение разыгралось. Где-то глубоко в подсознании, Алексей для него навсегда изменился. — Я ведь тебе друг?

— Друг, — ответил он.

— Ну и ты мне друг. Не позволяй материальным ценностям влиять на твое восприятие.

— А нафига ты у меня квартиру снимаешь?

— Так, до работы ведь близко. Отсюда каждый день по полтора часа пилить. Да и берешь ты не дорого, плюс хорошее общение. Не задавай глупых вопросов.

Сергей отметил что в доме, чуть ли не в каждой комнате стоят биометрические датчики, не говоря уж о системах наблюдения.

Они подошли к вполне заурядной стене в глубине дома, чуть постояли перед ней, а после стена как-то незаметно превратилась в глубокий проход ведущий вниз.

— Прям бункер! На случай войны готовился?

— Да не, от шума, там соседей вообще не слышно.

— Очень смешно!

И тут они оказались в его лаборатории. Сергей не отличался хорошим глазомером, но по ощущениям, его лаборатория располагалась не то что под его участком, а под всей деревней.

Стены и потолок помещения светились ровным белым светом, пол блестел глянцем. В дальнем от входа конце, располагалась какая-то аппаратура, и довольно много. Постоянно попадались на глаза какие-то стеллажи, шкафы, комоды, кушетки и стулья. и все вокруг было белого цвета.

Мы прошли в дальний конец. Там располагался большой рабочий стол, с аккуратными стопками бумаг и непонятными инструментами. Пара стеллажей, один с бумагами и книгами, второй был заставлен оборудованием и колбами.

Между столом и стеллажами в стену была вмонтирована четырехметровая видеостена, плюс еще одна такая же была подвешена на кронштейнах от потолка. В пространстве между видеостенами, стояла кушетка.

В целом, это походило на вполне серьезную научную лабораторию, или на камеру пыток веселого психопата.

Леха подошел к письменному столу, поставил чемоданы. Затем он уселся на край стола и указал Сергею на кушетку.

— Присядь.

Сергей сел.

— Начнем с введения в теорию. — он усмехнулся.

— Примерно год назад, я с группой ученых, разрабатывал несколько приборов медицинского назначения.

Я постараюсь рассказать вкратце.

Один из этих приборов, официально является кардиостимулятором. Его особенность, — очень маленький размер. Кроме прямой функции, он является довольно мощным компьютером. По задумке он должен постоянно собирать точную статистику о работе сердечно сосудистой системы человека и отправлять на сервера больниц где пациент числится.

В случае сбоев он подает сигнал в скорую помощь с указанием геопозиции.

Правда я несколько расширили спектр подконтрольных систем. Так что этот симулятор способен анализировать работу почти всего организма человека.

Если эту технологию ввести повсеместно, это навсегда закроет тему анализов и иных исследований. Все что нужно будет терапевту, — подключиться к этому устройству, и он получит все интересующие данные.

— Тебе пока все понятно? — спросил он Сергея.

— Да, вполне, очень полезная вещь.

— Второй из приборов, это гормональный стимулятор. Официально разрабатывался как нечто вроде протеза щитовидной железы. Он способен регулировать баланс гормонов и влиять на их выработку. Это последний прорыв в синтетико-биологических протезах. Также, в случае отказа щитовидки, он способен полностью ее заменить.

Кстати этот дом я купил благодаря премии за этот прибор.

Сергей внимательно смотрел на Алексея, старался чтобы его лицо имело как можно более участливый вид. На самом деле он с трудом пытался преодолеть зевоту.

— Теперь полуофициальная часть. Следующий элемент, — это адаптивная операционная система, способная имитировать примитивный разум. Если поместить эту ОС в робота паука, или в медицинского робота следования, он начнет приспосабливаться, спасаться от опасностей и так делее.

Он станет отправляться на подзарядку, потому что будет бояться отключения как смерти, а не из-за правила в протоколе. Насколько мне известно, на сегодня, это пока не самая совершенная форма ИИ, но наиболее приближенная к природе. За основу я брал теоретический принцип действия нейронных связей в мозгу человека.

Ну пока в общих чертах понятно. По новостям часто о чем-то подобном твердят. Я в тебе не сомневался, тебе бы образование нормальное, — он снова усмехнулся. — Ладно, на чем я там остановился.

Следующая часть. Это небольшой программный модуль. В частности — универсальный самообучающийся протокол. Он позволяет любой совместимой с ним системе начать учиться. Проводить и запоминать логические цепочки, анализировать и прогнозировать.

И последнее, — устройство передачи информации и новый тип шифрования. На мой взгляд это самый совершенный из изобретенных сегодня способов кодирования и расшифровки информации. Его практически невозможно взломать. Те способы передачи что он использует, несколько лет назад, я сам назвал бы мистикой.

Передатчик еще не до конца протестирован. Я собственно и работаю в институте, потому что у них есть оборудование необходимой мощности.

В итоге мы получаем: Мощный микрокомпьютер. Чехол для него, способный напрямую взаимодействовать с организмом любого живого существа. Операционная система с зачатками разума, со способностью обучаться и в завершении всего, с возможностью напрямую общаться с головным и спинным мозгом буквально на одном языке.

— Похоже на запчасти.

— А ты догадливый. — Алексей ухмыльнулся. — Давай считать что мы используем готовое устройство. Гаджет, который будет гораздо более удобен и функционален, чем все его предшественники. Да, и самое главное, — он будет значительно расширять базовые возможности человека.

— Ого, и и насколько мои возможности станут широкими?

— Летать ты вряд ли сможешь. Твой личный функционал будет расширяться в зависимости от тебя самого. — он сделал паузу. — но как, узнаем постфактум. Для удобства перехода и адаптации, Гаджет сначала будет синхронизирован с моноклем и его органами. Идея в том, что на ранних большую часть базового функционала монокля ты сможешь делать без него.

— Проглочу сим-карту и буду болтать со всеми бесплатно? Буду смотреть фильмы напрямую? — Алексей иронично покачал головой, недовольно фыркнул.

— Например тебе не будут нужны топографические карты. Тебе не будет надобности копаться в ежедневнике, он будет вестись самостоятельно. — он помолчал, потом улыбнулся. — я тебе брошюрку напечатаю, поизучаешь.

— Ты все рассказал довольно просто. Только не совсем понял зачем так исхитряться.

— Функционал Гаджета, это мелочи. Они будут работать с вероятностью девяносто восемь процентов. Самое интересное совсем не это.

С Его возможностями к программированию и адаптации, он, в теории, сможет прочитать генетический код человека, и даже подправить его, — перепрограммировать. — Он немного помолчал, пристально поглядев на Сергея, — Удивительных результатов можно достичь, и не случайным экспериментом, а четкой технологией. Можно будет получить именно те результаты, которых ты желал бы получить в итоге, без ошибок и побочных эффектов.

Мне самому пока сложно осознать весь масштаб, но если все заработает, то это уже не Гаджет. Это буквально ключ к следующему этапу эволюции! И даже не к искусственной, вполне естественной и логичной. Человек разумный, адаптируется под внешнюю агрессивную среду и в итоге стирает границы совсем.

Леха подошел к столу, взял один из чемоданчиков, положил его на стол и раскрыл.

— В этом чемоданчике мое изобретение.

Он раскрыл чемодан. Внутри он был полностью залит полимерным противоударным наполнителем. В центре чемодана, в аккуратной выемке, располагался стеклянный Цилиндр. Цилиндр был заполнен прозрачной жидкостью в разводах. Присмотревшись, Сергей увидел крошечную черную точку.

Ее было сложно разглядеть, но эта точка с бешеной скоростью двигалась от стенки к стенке.

Леха подошел к нему и протянул стеклянную колбу.

— На, познакомься пока. Скоро он будет внутри тебя.

Сергей пригляделся. До него вдруг дошло, что разводы, — Это на самом деле огромное количество тончайших щупалец. Сложно было поверить, что все они были частью крошечной точки, мельтешащей внутри колбы.

Сергея вдруг охватило отвращение.

Больше всего гаджет напоминал какую-то гадкую медузу.

Выдержав заметную паузу, Сергей взял протянутую Алексеем емкость.

— Гаджет полностью автономен и самодостаточен. — произнес Алексей снова садясь на край стола. Все это время, он почти не моргая наблюдал за Сергеем.

— Это устройство, уже сейчас может действовать и развиваться. Однако, весь его ресурс и мощность его начинки, направлен на запуск процесса адаптации и сбора статистики. Он не способен обучаться в полной мере.

— Получается он не доработан?

— Не понял? — нахмурился Леха.

— Ну ты говоришь что он чуть ли не круче и умнее человека, по факту мозгов чтобы развиться у него нет.

— У него нет, — Леха весело улыбнулся, — зато у тебя есть. На этом этапе он бесполезен без носителя.

Алексей сделал длинную паузу, наблюдая за Сергеем.

— Простым языком, — это суперпаразит. Он вступит с тобой в симбиоз. Потом начнет создавать из окружающей его среды, в данном случае из твоего тела, идеальные для своего существования и развития условия.

— Ну ничего себе! И зачем мне это? — Сергей на миг поразился, как быстро менялся смысл эксперимента, с каждым поступлением новой информации. Маленькая частичка, наматывающая круги в колбе, сначала представлялась ему как очередная игрушка для молодежи. Теперь же, масштаб этой штуки постоянно изменялся, от шанса всего человечества, до склизкой мерзости.

Стать чьим-то домом по собственной воле, пускай даже для супер организма, не самая приятная перспектива. Смысл чего угодно можно кардинально изменить, дав слишком много информации.

— Наверное я неудачно выразился, паразиты как правило несут вред. А в нашем случае, — все чтобы он не делал, пойдет тебе на пользу.

— Ух, чувствую как что-то в моей голове становится кашей, — попытался пошутить Сергей, — это одновременно и пугающе и очень заманчиво. Есть ли еще подводные камни?

— Да. Перейдем к подводным камням. Во-первых, я не успел продумать безболезненный способ вживления Гаджета в тело. Я представляю себе это так.

Он встал с края стола, и посмотрел на одну из видеопанелей. На ней мгновенно появилось множество изображений каких-то инструментов, приспособлений и формул, а в центре всего этого изображение человеческого тела в разрезе.

— Гаджет необходимо разместить как можно ближе к мозгу. Самое безопасное и близкое место, это «Pars Cervicalis», шейный отдел позвоночника. В частности осевой позвонок С-2 «Axis», и позвонок С-3.

— Придется побрить тебе затылок. Надрез будет небольшой но глубокий. Гаджет я помещу в этот разрез.

Все это время Алексей смотрел Сергею прямо в глаза. Он будто нарочно играл на нервах, и тот даже это понимал, — слишком уж плохим актером был Алексей. Но его подначки все же начали действовать Сергею на нервы.

Ему не хотелось показывать своих настоящих эмоций. Он старался держаться бодрячком. Отшучивался.

— А наркоз, подопытному кролику полагается?

— Да, конечно, это само собой разумеющееся.

Сделав небольшую паузу он продолжил.

— Наркоза обычного у меня нет. К тому же, нужен наркоз, способный временно замедлить нейронную деятельность мозга. — Он снова усмехнулся. — Такого наркоза не существует. Офицально. Так что это тоже моя разработка.

К тому же есть несомненные плюсы. Он не имеет побочных эффектов. И ты будешь без сознания часов семь, так что пропустишь все самое неприятное.

— Ну если пообещаешь цветные мультики, то как минимум из-за этого глупо отказываться.

— Эх Серег, серьезности тебе не хватает.

— Серьезности? — Сергей усмехнулся, — Ладно, а зачем так надолго меня отключать?

— Необходимо как можно больше умственного и физического покоя. Гаджету понадобится минимум пять часов чтобы закрепиться. Тебя еще ждет примерно пять дней базовой адаптации. За это время желателен постельный режим, а также легкая и питательная пища.

— Ну вроде понятно, — сказал Сергей не смотря на пробежавший по спине холодок. — побочные эффекты стоит ожидать?

— Побочных эффектов не предвидится. Однако, первые восемнадцать часов возможны легкие головные боли. Еще вопросы есть?

— А как я пойму что твой гаджет работает?

— Он с тобой заговорит, как стандартная операционная система. Ты с ним сможешь общаться голосом, или при помощи органов управления монокля. В будущем возможно мысленное общение, но оно под вопросом, я бы сказал — это пока моя фантазия.

— То-есть, эта штука будет разговаривать в моей голове?

— Да, представь что у тебя появился новый воображаемый друг. Хотя правильнее будет считать его дальним родственником, — он задумался, — или лучше питомцем.

— Давно хотел заиметь в питомцы глиста или еще какого-то паразита. — Леха при моих словах неприязненно поморщился.

— Глисты как правило обитают в кишечнике. — обрубил он.

Нервы. — подумал Сергей, — Как-то грубо вышло.

— А как зовут моего нового питомца? — Спросил Сергей примеряюще улыбнувшись.

— УСС номер 41.

— Ого! Его ведь в школе задразнят. — Несмотря на попытки храбриться, Сергей заметил что от переживаний у него трясутся руки. Он прислушался к своему телу и почувствовал что все его тело дрожит. Он услышал собственный нервный смешок. — Надеюсь ты ему фамилию и отчество не придумывал.

— Ты можешь дать свое имя, это не принципиально. УСС номер 41 это кодовое название.

— Я назову его Лаки, так звали собаку моего друга. — Сергею, захотелось хоть ненадолго сменить тему, чтобы успокоиться, и он с радостью ухватился за такую возможность. — Мне тогда лет десять было. Я страстно мечтал о собаке. Родители почему-то не позволяли заводить мне домашних животных. Я даже после их смерти никого себе не завел. — он усмехнулся, — Разве что тебя. Но если бы появился хоть какой-то питомец, — хоть черепаха, я назвал бы его Лаки.

Карманный глист Лаки, — про себя подумал он, — а что, звучит.

— Лаки, так Лаки. Начнем?

Сергей вдруг понял, как сильно боялся это услышать. Подсознательно он надеялся что все перенесется на завтра, или вовсе окажется что это шутка.

А может просто отказаться. К черту эти деньги, пора уже на работу устраиваться. К черту этого Леху. Мутит воду, — больше года простаком прикидывался, а на деле оказался богатым ученым, — как в плохих фильмах.

Его вдруг охватила волна гнева. Сергей старался не подавать вида. Он молча смотрел в пол.

— Назад пути нет. — как будто со стороны услышал свой голос Сергей. Стоило это сказать и волна схлынула. — Начинаем так начинаем.

А что мне терять? — подумал он — Несмотря на все сюрпризы, я почему-то ему верю. И не смотря на вид, это просто гаджет. Люди с собой и не такое делают.

Сейчас меня эмоции переполняют, и страх. Через несколько часов, буду вспоминать об этом и думать какими глупыми были мои мысли.

— Так, раздевайся по пояс и ложись на кушетку. Лицом вниз. — Сергей обнаружил, что на кушетке, в том месте где должна располагаться голова, есть удобная выемка.

— Я освобожу небольшой участок от волос.

Он услышал как зажужжала машинка для стрижки.

— Ввожу наркоз.

Сергей почувствовал слабый укол. — Не так все и страшно. — Он мгновенно уснул.


***


Яркая ослепляющая боль, она как ультразвук, сверлит виски, мозжечок, глаза. Нет не сверлит, уже не сверлит. Просверлила и заливает внутрь головы жидкий огонь.

Где-то в груди начало что-то зарождаться. Оно росло все больше и больше и больше. Оно не стало больше боли, но было где-то наравне. Если что-то срочно не сделать, можно взорваться изнутри.

Взорвался криком. Хотелось разорвать этим криком стены. Разорвать свою черепную коробку. Разорвать эту боль.

Это не по-настоящему, не может так на самом деле быть больно. Как это прекратить? Надо отключиться, или убить себя.

Руки связаны. Нет. Они привязаны. Видимо к кушетке.

Снова закричал. На этот раз к этому крику примешалась ярость.

От этого немного полегчало. Воспоминания обрушились тяжелой плитой.

Черт!

Вместе с памятью стало возвращаться зрение.

Леха стоял рядом. Он был примерно в метре, глаза круглые, испуганные, а в руках шприц.

Он стоит с открытым ртом и испуганно смотрит.

— Гребаный урод! — В двадцать первом веке, довериться психопату недоучке. — Ботаник херов. Да что бы я хоть кому то еще позволил залезть в меня.

— Потерпи друг. — голос чуть ли не писклявый.

Пошел на хер! Вон отсюда! Убирайся, — Алексея трясло. Он стал приближаться.

Он хочет снова сделать укол.

— Сука! Приблизишься ко мне, я тебе кишки выпущу. Зубами разорву. В горло вцеплюсь.

Алексей побледнел, его затрясло еще сильнее. Он чуть замешкался.

Жгучая ярость охватила слабое человеческое тело, но боль была гораздо сильнее.

По щекам покатились слезы, или это только кажется. Струи, водопады слез.

Вся злоба куда-то схлынула.

Осталась только боль.

— Сделай что-нибудь. Пожалуйста. — Леха стоял у изголовья. Он не смотрел в глаза, суетился, что-то делал, что-то бормотал под нос. — Убей меня, прошу. Хватит мучать.

Алексей что-то сделал, не переставая приговаривать.

— Потерпи, все хорошо, потерпи, по-тер-пи…


Интерлюдия 1


Я сижу в комнате. Наверное даже в кабинете. Подо мной дорогое кожаное кресло. Очень удобное, я поерзал.

— Серег, ты слушаешь?

Это говорит Игнат. Похоже мы уже давно с ним говорим, но понял я только сейчас.

Я огляделся, это все же кабинет, очень дорогой. И он мой.

Очень странное чувство. Я в первый раз вижу это место, но знаю что уже много лет, оно принадлежит мне и здесь я провожу немало времени.

Смотрю на Игната. Он в ответ смотрит на меня с какой-то растерянностью. Он будто стал старше и одновременно помолодел.

Игнат всегда был для меня старшим товарищем, хоть мы и ровесники. Сейчас же он смотрит на меня так будто главный я.

Похоже я стал понимать. Мне это просто снится. Бывают такие, очень реалистичные сны.

Мне захотелось подшутить над Игнатом, но… Но не до шуток.

— Это неизбежно. — продолжил Игнат. — Более того, если мы постараемся что-то изменить, то произойдет что-то ужасное. Не знаю что, но чувствую. Ты знаешь у меня все избирательно.

Я понимающе кивнул. То есть не я, я то ничего не понимал. А вот тот я который говорил с Игнатом, кивнул со знанием дела.

— Нужно чтобы все сделала Ирина. Меня она не послушает, она слишком привязана к тебе. Поэтому сам ее убеждай.

— Все потому что ее невозможно просчитать?

— И она сможет все исполнить не задев гаджет.

— Есть понимание, сколько у нас времени?

— Нет, может через неделю, а может через десять лет. Но готовиться нужно уже сейчас…

Разговор все длился, а я уже не слушал. Мною овладело что-то другое, солнечное и светлое. Сон продолжался, но уже о чем-то другом.


Глава 3. Предварительный результат


Проснись.

Сергей лежал закрыв глаза.

Рук и ног он не чувствовал. Глаза открывать не хотелось. Голова не болела, но казалось очень тяжелой, почти неподъемной и ватной.

Во рту пересохло. Он подвигал языком, первое мгновение показалось что тот намертво прилип к небу.

— Доброе утро Сергей. — очень спокойный, ровный голос, незнакомый. — не отвечайте. Ваш организм перенес серьезные перегрузки. Мозг и тело не до конца восстановились, требуется еще время на полную реабилитацию.

Кто это говорит? И как понял что я проснулся? Я ведь даже не шевелился. И голос бесцветный такой.

— Попробуйте открыть глаза, но не торопитесь. — Внезапно Сергей понял что не слышал говорившего ушами. Голос звучал в его голове. — глазам нужно будет привыкнуть к свету.

Он через силу разлепил веки. Глаза резануло, — будто соль попала, они сразу стали слезиться.

Пока зрение привыкло, прошло наверное полминуты.

Он попытался оглядеться, при этом не двигая головой.

Перед его взором, метрах в двух над ним нависал потолок. Обычный потолок, белый.

Он через боль повертел глазами. Поморщившись попытался чуть повернуть голову. Он был в небольшой комнате, по ощущениям лежал на кровати. Единственным в помещении источником света было окно справа.

Окно было зашторено, но сквозь щели проглядывало серо-оранжевое небо. Больше похоже на закат.

— А почему доброе утро-то?

Он попытался задать этот вопрос вслух. Почему-то это казалось ему важным сейчас. Но у него ничего не получилось, больше было похоже на сиплое мычание.

— На столике справа от Вас стоит стакан с водой. Попробуйте попить, но не делайте резких движений. Это может быть болезненно.

Сергей повернул голову чуть сильнее. Стакан и правда был. Он потянулся. Рука казалось весила килограммов пятьдесят. Он попытался приподняться, — безрезультатно.

После четвертой попытки ему удалось привстать, и подтянувшись облокотиться на спинку кровати.

Потом он дотянулся-таки до стакана и поднес его к губам. Казалось во рту была настоящая пустыня.

Он сделал несколько маленьких глотков.

— Хорошо. Попробуйте задать Ваш вопрос еще раз.

— Се… — он сглотнул, — сейчас утро? — голос хриплый, как у алкаша.

— Нет, сейчас вечер, восемь часов тридцать девять минут.

— Почему ты… — Сергей не знал кто с ним говорит, но вдруг подумал, что как-то невежливо обращаться на ты к тому, кто так отчаянно Выкает. — Почему Вы сказали доброе утро?

— Это вежливость. Так говорят люди друг-другу при пробуждении. Разве не так?

— Так. Но обычно это утром говорят. Кто вы?

— Я Лаки.

Сергея будто ударило током. Его осенило яркой вспышкой, что это та самая скользкая гадость в его голове.

Он глубоко вдохнул, с горем пополам смог взять себя в руки.

Он не знал что еще спросить, в голову не шли мысли. И просто было лень.

— И что теперь делать будем?

— Сначала мы будем адаптироваться друг к другу. Это займет еще совсем немного времени.

— Долго я в отключке был?

Лаки сделал небольшую паузу, потом ответил.

— Пять дней, три часа и семнадцать минут.

Ничего себе. — подумал Сергей, — Я почти неделю так провалялся. Вот черт.

— И сколько мне еще так лежать?

— Первичная синхронизация почти закончена. Вы придете к состоянию нормы, через семнадцать часов.

Сергей задумался. Ни о чем-то конкретном, просто ненадолго ушел в себя. Тело понемногу стало слушаться. Постепенно возвращалась чувствительность.

Я подал сигнал Алексею. Он скоро будет.

Сергей не знал, хотелось ли ему сейчас видеть друга.

Через пару минут в дальнем углу комнаты открылась дверь и вошел Леха.

Было заметно что он слишком суетлив. Он сильно горбился. Глаза его были красные, ввалившиеся. Он похоже эти пять дней не спал.

— Привет, как ты себя чувствуешь? — на его лице проявилась виноватая улыбка, он старался не встречаться с Сергеем взглядом.

Сергею почему-то, стало немного стыдно.

— Прекрасно! Похоже я неплохо выспался, — он постарался сделать голос бодрым, — все правда хорошо.

— Ты прости что так вышло. Такого не должно было произойти, — Сергей чувствовал что Алексею нужно хоть что-то сказать, попытаться объясниться, выговориться, и он не перебивал. — Гаджет, ну Лаки, слишком быстро стал сливаться с мозгом, видимо где-то сбои были. В итоге синхронизация прошла на три часа быстрее, зато адаптация увеличилась почти на четыре дня. Но необратимых повреждений нет. И я просто не ожидал что тебе придется пройти через такие мучения, и я..

— Я уже прошел через них. Все нормально. — Алексей поднял голову и посмотрел Сергею в глаза. — все правда нормально. Хотя я все еще очень хочу тебе больно сделать, например ногу сломать. Но не больше.

Тот вздрогнул, видимо шутка была не кстати.

Я наверное тогда его не на шутку напугал. — подумал Сергей.

Сергей примиряюще улыбнулся, по крайней мере попытался.

— Ты шутишь, это добрый знак.

— Что происходит сейчас? — спросил Сергей напрямик. Ему хотелось поскорее разобраться во всем.

— Пока могу с уверенностью сказать, немногое. Лаки завершил синхронизацию с моноклем, — в его уставших глазах начал разгораться огонек энтузиазма. — он даже отправил мне сообщение! Это поразительно, но он сам понял кому и что писать. Он скоро закончит первичную адаптацию, и начнет учиться.

— Чему?

— Научится общаться с тобой, начнет изучать твое тело. В будущем он гипотетически может начать вырабатывать методы улучшения твоего здоровья и увеличения срока жизни.

Он может выдавать и принимать радиоволны в небольшом радиусе, этого как раз хватает чтобы отслеживать активность. Правда я переборщил с протоколами шифрования и самообучения, — большая часть информации даже для меня недоступна.

Твой монокль лежит на столе в пяти метрах от тебя. Он смог дотянуться до него, и отправить мне текстовое сообщение. Он даже представился.

— Он говорил со мной.

— Это маловероятно, возможно остаточное явление после операции.

— Нет, он говорил со мной. Был очень вежлив. Он сказал мне точное время.

— Хм, а что он еще сказал?

— Сказал что я приду в себя через семнадцать часов где-то.

— Очень интересно. А он говорит что-то сейчас? — спросил он, но тут же перебил сам себя следующим вопросом. — ты можешь с ним поговорить сейчас?

— Да Сергей, Вы можете.

— Да, — он только что ответил.

— Круто! — глаза у Лехи заблестели.

— Спроси что он сейчас делает?

— Я восстанавливаю нервную систему.

— Восстанавливает мои нервы.

— Провожу диагностику организма.

— Организм диагностирует.

— Изучаю Вашу память. — вот тут Сергей напрягся.

— Изучаешь что?! Он в моей памяти копается!

— Это шикарно!

— Что шикарно? Он в моей личной жизни копается.

— Я учусь.

— Мне плевать что ты там делаешь! Вылези из моей головы!

Леха удивленно смотрел на Сергея. Вроде он понял что тот не с ним разговаривает.

— Он изучает твою память?

— Ну да, что за наглость, еще и без спроса!

— Ты же ничего не понял? — он ошалело смотрел на Сергея. — он декодировал твой мозг. Это буквально прорыв в науке. Это означает что мои протоколы были верны. Мы опередили сегодняшнюю науку лет на сто.

— Протоколы верны лишь на сорок семь процентов, — тут же раздался голос в его голове.

— Я рад за вас обоих, но пускай он вылазит из моей головы, ты меня слышишь там?

— Пожалуйста, позволь ему.

— Я не хочу чтобы кто-то там во мне копался.

— Порой мне сложно вспомнить почему я выбрал для этого эксперимента тебя.

— О чем это ты?

— Да пойми ты, он ведь не человек. Ему совершенно не важно твои, сокровенные мысли. Он даже не поймет наверное. — Алексей, лихорадочно сверкая глазами, немного надвинулся на Сергея. — Он станет изучать мир через твои знания, твое восприятие. Он сможет улучшить не только твое тело, но и тебя как личность. — он немного подумал и добавил, — гипотетически.

— Мне нужно время. Ты меня слышишь, мне нужно подумать, вылезай из моей башки.

— Я не смогу это сделать без операбельного вмешательства — мгновенно откликнулся Лаки.

— Я не это имею ввиду, не копайся в моих мыслях. Пока вон, тело изучай.

— Хорошо. — время адаптации сократится до трех часов.

— Обалдеть, а если бы ты не копался в моей голове, сколько бы я в себя тогда приходил?

— Один день и семнадцать часов.

— Он говорит что мог за день справиться. Что за дьявольскую машину ты в меня засунул?

— Один день и семнадцать часов, — повторил Лаки снова.

— Заткнись! Ты прикинь он там поправляет меня.

Алексей как-то задумчиво на него смотрел и молча качал головой.


***

Сергей пришел в себя и правда быстро. Они плотно поужинали, и Леха опять погнал его спать.

Сергей чувствовал себя даже слишком бодрым и боялся что не сможет уснуть, но Лаки предложил помочь с усыплением. Ради интереса он согласился и… и все. Сергей просто согласился и выключился, потом включился, в шесть утра.

Сказать что он чувствовал себя бодро, — ничего не сказать. Ему казалось, он сможет бегать по стенам. Странно как еще из глаз молнии не били.

Леха еще спал.

Сергей спустился в гостиную где во всех домах, по правилам, находились главнейшие изобретения человечества, — диван и телек.

Но Лаки его опередил. Стоило Сергею присесть на диван, как тот уведомил что закончил диагностику организма. Сергей успел нацепить монокль, так что перед его взором заструились потоки информации, графики, диаграммы, какие-то названия.

— Слушай, а ты можешь как-то более кратко и понятно.

И тут понеслось. Он перечислял органы которые по его мнению работали с изъянами, а потом выдавал список болезней которые это могло спровоцировать.

Что он только не упоминал, от геморроя до атеросклероза.

Он выдавал Диагноз за диагнозом, похлеще чем частный терапевт.

Когда он закончил, Сергея охватила легкая оторопь.

Сколько оказывается лет я живу на грани скоропостижной смерти. — подумал он.

— Я предлагаю начать с повышения тонуса мышц. Я постараюсь как можно сильнее нагрузить Ваш организм. После я буду исправлять осложнения по мере их опасности. — он немного помолчал. — Это время необходимо будет придерживаться определенного рациона питания. Мне нужен материал.

— Ого! И что за рацион?

— Пока ничего серьезного в основном растительная пища. Фрукты и овощи.

— Договорились, а долго это будет?

— При правильном питании стопроцентного результата мы достигнем через семнадцать дней.

— Ого! Круто!

— Что там круто? — отозвался откуда-то сзади Леха.

— Да Лаки говорит, то через семнадцать дней я буду здоров аж на сто процентов.

— Ну ты везунчик, стоило ведь ради этого пять дней потерпеть.

— Ага. Слушай, лаки, — ты вроде нормальный парень, прекращай ко мне на вы обращаться, мы ведь теперь вроде команда.

— Хорошо Сергей, будем на ты.

Сергей рассмеялся. Ему все больше начинала нравится эта затея. Будто и не было прошлой недели пыток.

— Развлекаешься? — Алексей зашел в гостиную с двумя чашками. Одну он протянул Сергею. В чашке был кофе.

— Ага. А Лаки-то, ничего.

— Да сам вот под впечатлением.

— Слушай, ну вот подлечит он меня, изучит. А дальше то что?

— А что дальше?

— Ну что он будет дальше делать?

— Да я и сам не знаю. Я думал он начнет через монокль учиться, уровень здоровья твой измерять, а он тебя сразу лечить стал. — Леха помолчал. — По всем признакам у тебя скоро хвост отрастет или жабры.

— Хорош заливать.

— Да, шутки шучу. Я смотрю он серьезно за тебя взялся. Анатомию, процессы организма влет изучил. Уже знает что такое болен и что такое здоров. Думаю следующий шаг он сам тебе предложит. Или ты что-то выдумаешь. А я буду наблюдать.

— А в себя такую же не хочешь?

Леха, задумчиво улыбнулся чему-то своему.

— Всему свое время. Эволюция это не шутки.

— А при чем тут эволюция? Это ведь искусственный прибор, гаджет. А эволюция это обычно природное явление. — блеснул эрудицией Сергей. — К тому же по новостям постоянно твердят что все изобретения человечества скоро приведут к гибели планеты.

— У меня на этот счет свой взгляд. Человечество привыкло думать, будто все что вредно человеку, — есть плохо. Вот станет планета не пригодной для нашей жизни — плохо. А что если, то что плохо человеку, хорошо кому-то другому, не поддающемуся нашему пониманию.

— Не понял я сейчас твоей глубокой мысли.

— Попробую с другой стороны. Все живое на земле выполняет свои функции, подчиняясь инстинктам. Моллюски строят раковины. Муравьи, так же как и люди строят огромные, по своим меркам, города-муравейники. Пауки плетут паутины, птицы — гнезда. И чем более разумно существо тем более сложные конструкции они могут создавать или использовать.

Человек ведь тоже обычное животное по идее. Тоже вот строит себе гнезда и города. А может планете это на пользу. Может импульс в наших головах, — создавать и строить, придумывать что-то, — это природный цикл. А природный цикл, это эволюция планеты.

Относительно планеты, мы всего-лишь микробы.

Почему все созданное человеком, от колеса и землянки, до автомобиля и небоскреба, не может быть промыслом природы.

Просто представь себе что наша планета разумна как и мы с тобой. И природе нужно что бы мы ее перестроили.

Да, все твердят что люди приносят вред планете. А может на самом деле, планете это и надо. Как раз люди исполняют свою функцию.

— Но что если люди, разрушая экологию, все же убивают планету.

— Конечно это тоже вероятно. Однако если все сделанное людьми, мотивировано потребностями природы, и действия людей способны навредить планете. То возможно наша Земля подвержена суициду.

— Ха-ха-ха. — Сергей заржал.

— Да хватит тебе. Возможно это и звучит бредово. Но если задуматься, присмотреться чуть ближе, то не такой уж это и бред. Мы только люди. Мы слишком долго называли себя существами с большой буквы. А все потому что не способны постигнуть того что больше нас. Не муравьям ведь судить что движет людьми.

— У меня начинает закипать голова. Леха, к чему ты это все. — Сергей уже забыл с чего начался их разговор.

Я хочу сказать, что все совершенное человеком, можно назвать эволюцией. Ни одну, даже самую искусственную и бесполезную безделушку нельзя не считать природой.

— То есть ты хочешь сказать что мой монокль, пневмокроссовки, и красная футболка со статуей свободы, — это природа сделала?

— Да, именно это я и хочу сказать.

— Но это ведь из пластика, его только недавно биоразлагаемым сделали.

— А пластик откуда взяли? Тоже ведь из природы. Люди за последние две тысячи лет, значительно продвинулись на пути эволюции. Пускай наши тела не сильно изменились. Но нам стало доступно куда больше, чем мы могли бы себе позволить изначально.

— Не мне спорить с ученым человеком.

— В заключение я вот что скажу. — Алексей сделал паузу и выпрямился. Затем с достоинством подчеркивающим значение своих слов продолжил. — Человек просто обязан стать бессмертным и всемогущим. Это наша судьба. Мы должны стать сильнее и умнее. Должны достичь совершенства.

— Ладно, — отмахнулся Сергей. Почему-то ему не захотелось дальше продолжать эту беседу. Он с удивлением заметил, что последнее высказывание Алексея, оставило осадок. — так-то все понятно, но меня пока интересует что там во мне происходит.

— Вся имеющаяся мышечная масса твоего тела, доведена до почти стопроцентной эффективности. — раздался голос Лаки в голове Сергея — Приступаю к улучшению работоспособности внутренних органов.

— Это мне нужно у тебя спросить, — это уже Леха. — Чувствуешь какие-нибудь изменения?

— Лаки только что сказал что мои мышцы теперь эффективны.

— Прекрасно! Предлагаю пойти прогуляться, здесь недалеко есть спортивная площадка, заодно и мышцы испробуешь. — он немного подумал, — я собираюсь квадрокоптер в магазин отправить, тебе нужно что-нибудь?

Сергей хотел было попросить пива и чипсов, но Лаки его опередил.

— Понадобится три литра молока, сельдерей, брюссельская капуста, килограмм бананов и кокосовое печенье.

— Мне тут Лаки говорит…

— Я уже связался с квадрокоптером и передал данные.

— Что говорит?

— Что передал список покупок на твой квадрокоптер.

— Ого, вот это прыть! Ладно, пойду свой список подобью.

Леха поднялся и пошел куда-то вглубь дома, на кухню наверное, Сергей еще не успел привыкнуть к его жилищу.

Сергей решил что надо бы перед прогулкой привести себя в порядок и принять душ. Он попытался встать и тут же сел обратно. Что-то изменилось, и значительно.

Он будто заново стал чувствовать свое тело, каждую мышцу. Он почувствовал как мускулы перекатываются под его кожей.

Он потрогал свои руки, потом плечи и грудь.

— Ничего себе.

В его руках все еще была чашка. Он залпом выпил кофе, потом покрепче ее ухватив, он сжал руку. Чашка лопнула и рассыпалась множеством осколков.

Сергей наклонился и поднял с пола один из них. Осколок свидетельствовал о том что стенка чашки была довольно толстой и прочной.

Он собрал осколки и сложил стопкой на столе.

И это он сделал пока я просто здесь сидел, подумал Сергей.

— Эй Лаки, А что ты там сейчас улучшаешь?

— Я нормализую работу внутренних органов. Сначала укреплю сердце, потом легкие и сосуды. Предполагаю нагрузка на них в ближайшее время значительно возрастет.

— И много это займет времени?

— Семь дней и девять часов, остальное лучше делать во время сна. — Он сделал паузу, — Далее органы пищеварения. Расход энергии тоже увеличится

— Мне теперь придется много есть?

— Нет, просто КПД питания возрастет.

— Что за КПД?

— Коэффициент полезного действия. Это значит что пища будет усваиваться лучше.

— Круто! А это сколько времени займет?

— В общей сложности два дня.

— И что через эти два дня со мной будет.

— Гипотетически, ты будешь самым здоровым человеком на планете.

Он хотел расспросить его подробнее, но тут появился Леха, и стал торопить на выход. Видно было что ему самому не терпелось посмотреть на Сергея в действии.

Сергей быстро принял душ. А потом они отправились на спортивную площадку, которая была недалеко от дома Алексея.

На деле, площадка оказалась небольшим стадионом, плюс довольно большой участок с разнообразными тренажерами.

Леха предложил Сергею пробежать вокруг стадиона. Он без малого был почти в километр, Сергей пробежал его меньше, чем за 3 минуты и даже не запыхался.

Он прибежал на финиш, походил туда-сюда.

Да если бы я неделю назад взялся пробежать такой круг, — подумал Сергей, — я бы помер недалеко от старта. Офигеть!

Потом Сергей подошел к турнику. Он стал подтягиваться и считать про себя. На тридцатом подтягивании, он понял что еще не скоро устанет.

Да я прямо супермен! — подумал Сергей, — Я еще никогда так себя не ощущал.

Он без передышек попробовал себя на каждом тренажере. Подошел к небольшому полигону для прыжков в длину, разогнался и прыгнул метров на семь.

И это с выключенными пневмокроссовками. — про себя он ликовал.

Его настроение было на высоте. Он выпятил вперед грудь, почти физически ощущая как горят его глаза. Его походка изменилась. Всего за пару часов сидения на диване.

К черту все диеты и спортзалы, вместе со здоровым питанием. Каждому по гаджету!

После «Тренировки», они пошли обратно в дом.

Леха был погружен в свои мысли и молча шел. Лаки тоже молчал. Видимо работал. А Сергей был просто счастлив. Его переполняли такие чувства, что он бы запел если бы умел. В голове сформировалось твердое понимание, — прежней его жизнь уже никогда не будет.

Все таки это не было подработкой. Это было что-то гораздо большее.

Все бизнес тренеры пропагандирующие личностный рост, церковники и гипнотизеры, не годились Лехе в подметки. Такой глоток свежего воздуха, они бы никогда не смогли предложить.


Глава 4. Практическое применение


Сергей, очнись.

Давно он так тяжело не просыпался. Если быть точным, три месяца.

Голова гудела, но терпимо.

После Лехиных экспериментов, — подумал он — меня простой мигренью не испугать..

— Не открывай глаза.

Боль стала отступать.

— Ты в комнате, размеры примерно три на четыре. — Голова перестала болеть, видимо Лаки постарался. — Не отвечай мне. Пока не двигайся.

За тобой скорее всего следят.

Тебя отрубили мощным усыпляющим веществом. Я не смог его блокировать. Незнакомая структура.

Две минуты назад в эту комнату запустили антидот. По моим расчетам он должен подействовать через семь минут, но я включил тебя сейчас. Извини за головную боль.

Во-первых, никто не должен узнать что я в тебе.

Ну это и так понятно. — подумал Сергей.

— Во-вторых нужно понять кто тебя захватил и чего от них ждать.

Сергей задумался. Стали бы государственные органы так делать, их ли это методы? К тому же, как понимал Сергей, никто не знает в чем заключается смысл изобретения Лехи.

Но то что я влип, это факт… — подумал он.

— Пока ничего не предпринимай. — снова заговорил Лаки. — Жди. Наблюдай. Я постараюсь просканировать сеть. После попробуем сбежать.

В этом Лаки и Леха очень похожи. — рассуждал про себя Сергей. — Любят все проговорить, объяснить очевидные вещи и озвучить невыполнимые планы. Как он интересно бежать планирует?

— Пока ты спал я завершил кое-какие модификации. Если постараешься сфокусироваться на мысли я могу постараться ее услышать.

— Опять в моей голове копался гаденыш! — Сергей изо всех сил сфокусировался на этой мысли.

— Импульсы я чувствую, но не четко. Нужна практика.

Все таки сложно понять, обманывает он или и правда что-то не доработал. Хотя он еще не разу не объявлял о неработающих функциях.

Все ты понял. — подумал Сергей.

— Антидот уже должен был тебя включить. Сделай вид что только что очнулся.

Сергей почувствовал что может шевелиться.

Похоже Лаки во время нашего разговора контролировал мое тело, что бы я не шевелился. — подумал он. — Совсем распоясался.

Сергей попытался открыть глаза. Свет был тусклый, но резанул так что он застонал и потянулся ладонью к лицу.

Рука была как деревянная. Да, здесь не только Лаки постарался.

Открывать глаза еще раз, он пока не решился.

— Как вы себя чувствуете, Сергей Викторович? — голос в динамиках был женским, на удивление приятным.

Он попытался ответить, но смог только что-то промычать.

— Просим прощения за временные неудобства. Такие меры были необходимы. — она сделала небольшую паузу. — Действие газа скоро прекратится и вы снова будете чувствовать себя хорошо.

-..е й… Де я?

— Вы находитесь в штаб-квартире службы контроля научной деятельности. — ответил тот же голос после недолгой паузы. Видимо пытались понять что Сергей спросил.

Серьезная организация за меня взялась. — подумал Сергей.

СКНД появилась в середине XXI века, после скачкообразного роста доморощенных ученых и валового роста их изобретений на интернет рынке. До основания СКНД, любой ребенок мог скачать из интернета, макет плазмомета, весьма безобидного с виду. И пойти гулять с ним по городу. Охотиться на голубей.

Был официально зарегистрированный случай.

Сын одного банкира, дома у которого имелась довольно обширная коллекция картриджей для 3D принтера, с довольно редкими материалами. Распечатал плазменную пушку, аналогов которой в мире на тот момент не было. Выглядела эта пушка как автомобильный пылесос.

Стреляла она чем угодно, хоть овощами. Сергей после случившегося, отдельно читал об этом. Эту пушку можно было зарядить картофелем, она в свою очередь как-то изменяла частицы этого картофеля. Такой выстрел мог пробить на вылет несколько жилых домов. Что собственно и произошло.

Правда параллельно с СКНД появились и другие организации разыскивающие таких ученых. Их было много. Самая крупная, неофициально называлась охотниками за патентами. Сейчас кстати так стали называть всех.

Эти охотники за патентами, также искали таких самородков, вербовали их, — порой против их воли, и продавали террористическим группировкам, или использовали в своих целях. Как изобретения так и самих ученых.

Если верить сводкам правоохранительных органов, этот бизнес стал даже прибыльнее торговли наркотиками.

Так что не смотря на то, кем представилась мадам на другой стороне колонки, методы этих ребят совсем не походили на методы спецслужб.

— Через десять минут вам принесут еду и воду, а пока отдыхайте.

Раздался щелчок. Так в старых фильмах изображали отключение связи.

Наверное этим хотели дать понять что коммуникация отключена. Но Сергей подумал что вряд ли за ним перестали следить.

Он попытался подняться.

Руки и ноги слушались плохо, но ему удалось кое-как перейти в сидячее положение, опершись спиной о стену.

Сергей почувствовал что стена сзади мягкая. Он где-то слышал, что такие стены в изоляторах психиатрических лечебниц. Чтобы буйные больные не покалечили себя.

Щурясь от света он осмотрел комнату.

Кроме кушетки на которой он сидел, имелась дырка в полу и какая-то трубка торчащая из стены.

В противоположной стене, темным пятном вырисовывалась дверь.

Потолок вроде был высокий. Большего разглядеть не удалось из-за режущего света.

Он закрыл глаза.

Или время тянулось слишком медленно, или про меня просто забыли. — Думал он. — И Лаки молчит.

По ощущениям Сергея прошло часа три, когда в двери открылось окошко, и из него вылетел бумажный пакет, приземлившись аккурат у его койки.

Видимо принесли еду.

Тело все еще было ватным, да и голова была как в тумане. До него вдруг стала доходить серьезность ситуации. Он не знал почему именно сейчас и почему так остро, но паника накрыла его с головой.

До этого мне наверное их газ не позволял обстановку оценить, — думал он, — или Лаки не давал раскиснуть, играл моими гормонами. Сейчас видимо все действия прекратились.

Его стал поглощать страх. Нет, не верное слово, — ужас.

Больше всего донимала тишина.

Время тянулось. С ним больше никто не заговаривал. Лаки-то почему молчит.

Главное не говорить с ним, — напоминал он себе.

— Лаки, ты здесь? — он что есть сил сфокусировался на той мысли. Но Лаки молчал.

И зачем мне все это. Я ведь никогда не был крутым парнем. Был самым обычным. Дрался только один раз. и то в школе. С девченкой. — Сергей никак не мог собраться с мыслями. Как ни пытался взять себя в руки, у него не получалось.

И почему на меня все это свалилось.

Так, нужно успокоиться. — Он сделал глубокий вдох судорожно глотая воздух. Будто утопающий. Потом еще один вдох. — Как там папа говорил, — ничто так не успокаивает как простой глубокий вдох.

Он попробовал подвигать руками. Видимых затруднений не обнаружил, видимо все пришло в норму. Он решил посмотреть что принесли из еды.

Он наклонился над краем кушетки, его повело дальше, прямо на пол головой вперед.

Удар был довольно ощутимым. В ушах зазвенело. Ему показалось что в шее что-то хрустнуло. И это несмотря на то, что пол был тоже мягкий. Правда ровно настолько чтобы, никто не смог причинить себе серьезных увечий.

Он обнаружил, что уже полминуты, так и стоит упершись головой в пол.

Забавно, прямо как страус. — усмехнулся он про себя. — Может я и не крутой парень, но чувство юмора меня почти никогда не подводит. Особенно тогда когда оно не нужно.

Это было бы очень смешно, если бы не было так печально. Черт.

Не меняя позы Сергей повертел глазами, пока не нашел брошенный ему пакет.

Он дотянулся до него рукой, и с горем пополам забрался обратно на койку.

Поднимаясь он обнаружил, что койка скорее всего была металлической, но обита тем же материалом что стены и потолок.

Интересно, что же это на самом деле за место и кого здесь должны содержать?

Неудачный будет финал, если Лаки и последние полгода окажутся галлюцинациями, а через несколько минут в эту комнату войдет доктор и скажет, — вы здоровы!

В пакете оказался тщательно упакованный сухой паек, как у военных, маленькая ложка из мягкого алюминия и бутылка воды. Не густо конечно, но он вдруг понял насколько сильно голоден.

Сухпай оказался основательным. В нем было три больших пластиковых коробки и пять маленьких. Нигде не было этикеток, только стикеры с надписями, обед, завтрак и ужин.

— Видимо не часто меня планируют навещать — пробормотал он себе под нос, и принялся за завтрак.

Он не задумываясь нажал на кнопку разогрева на дне коробочки, и стал ждать положенную минуту.

Он долгое время жил один, и питаться обедами быстрого приготовления, стало для него нормой.

Скоро завтрак разогрелся, и крышка щелкнув приоткрылась.

Внутри оказалась гречка с мясом. Не самый легкий завтрак, но он не раздумывая распечатал ложку и принялся за еду.

Никогда не любил гречку. Хотя в последнее время, Лаки стал требовать именно ее. Наверное на зло мне. — размышлял он про себя.

Как там папа говорил, — если глубокое дыхание не помогает успокоиться, нужно съесть что-то вкусное.

Не смотря на размер ложки, он очень быстро разобрался с гречкой и потянулся за обедом. Сергей вдруг обнаружил что не может думать ни о чем кроме еды.

В обеде обнаружилось овощное рагу. Он стал поглощать и его, с нарастающим темпом.

Он ел почти не глотая. Когда обед был наполовину уничтожен, у Сергея неожиданно свело челюсти. Он с ужасом обнаружил что перекусил ложку и похоже проглотил откушенный кусок.

Сначала он испуганно застыл. Он стал панически рассуждать, что ложка могла быть острой и поранить пищевод или желудок.

Потом подумал что бесполезно об этом переживать, обратно ее так просто не достанешь, да и Лаки скорее всего ее куда-нибудь пристроит.

Тем временем голод нарастал. Сергей попытался есть руками, но из этого ничего не вышло, Рагу было слишком жидкое чтобы есть его руками, но недостаточно, чтобы литься через край.

Немного подумав, он решил попробовать попросить новую ложку.

Эй! — позвал он негромко, — Там есть кто? — уже громче. Э-эй! — закричал он в полный голос.

Не дождавшись ответа, Сергей попытался встать на ноги. Он пошатываясь доковылял до двери. Прислушался, За дверью была тишина, он снова крикнул.

Не дождавшись результатов он стал стучать в дверь.

Через секунду в двери раздался щелчок. Дверь распахнулась и в комнату с впечатляющей скоростью влетело двое людей. Сергей от неожиданности замешкался, и один из них, ударил его в грудь, и с такой силой, что того швырнуло к противоположной стене.

Они были одеты в черное. На головах были маски на руках перчатки. Это единственное что Сергей успел разглядеть.

Следующий удар был такой силы что Сергея подбросило на несколько метров в сторону.

Второй удар поймал его в полете и отправил в обратном направлении.

Потом считать удары он перестал.

Сергей не знал сколько это продолжалось. Он потерял всякую ориентацию и чувство времени.

Вспышка боли он обнаружил себя на полу, еще вспышка и он у стены. Но он не отключался.

Все тело саднило, руки и ноги ныли. Ему казалось, что не обошлось без переломов.

Один из людей вновь замахнулся. Сергей прикрыл лицо руками, но удара не последовало. Человек издевательски засмеялся.

Он вдруг ощутил что его лицо на ощупь как кусок сырого мяса. Скользкое, мягкое и бесформенное. А еще горячее.

Он сидел сжавшись в комок. За его спиной был угол комнаты. Его тело сотрясала крупная дрожь.

Только бы больше не били. Только бы это все прекратилось.

Он осторожно отнял руки от лица. Руки были багровые от крови.

Мужчины в черном стояли в расслабленных позах у противоположной стены и смотрели на него.

Он сплюнул каким-то красным сгустком.

— Ч..что я сделал. — прохрипел он. Губы не слушались. Перед глазами все плыло, в голове шумело.

Вместо ответа, один из мужчин неспешно подошел ко мне и резко ударил ногой в лицо. Затем он снова отошел к стене.

Намек Сергей понял.

Неужели мне конец. Но за что?

Вдруг Сергей вспомнил о Лаки. Почему он молчит, почему ничего не делает?

Дверь снова щелкнула.

Мужчины у стены сразу встали по стойке смирно.

В комнату вошел еще один мужчина. На нем маски не было, напротив, он был в классических брюках и темно-голубой рубашке. Рукава были закатаны. Сергей не рискнул поднять голову, поэтому не видел лица вошедшего.

— А что здесь происходит? — спросил он, таким тоном, будто интересовался который сейчас час. Его голос был бодрый, даже веселый.

Он подошел к Сергею и присел на корточки.

— Друг, с тобой все в порядке?

Сергей поднял на него глаза. Тот оказался мужчиной лет тридцати, темноволосый, с карими глазами.

Сначала он улыбался белозубой улыбкой, потом разглядел лицо Сергея и посерьезнел.

— Парни, ну что вы творите? Совсем озверели? На нем же живого места нет! — он сказал это обернувшись к людям у стены. Потом он снова повернулся к Сергею, лицо его было сочувственным. — Да он же обоссался!

Он резко выпрямился и подошел к одному из мужчин у стены.

Сергей понял что он это о нем и стыдливо сжал ноги, чтобы больше никто не увидел. Он вдруг понял, что несколько минут борется с желанием зарыдать.

— Отвечать! Кто распорядился? — приказным тоном спросил мужчина.

— Гражданин Ковалев нарушал порядок, буянил. Мы решили его успокоить и объяснить правила. — ответил тот мужчина к которому он подошел.

— Буянил? — его голос стал нарочито удивленным. — Как это, он же еле ходит? — Спросил он поворачиваясь к Сергею. Тот инстинктивно вжался в угол еще сильнее.

— Сереж, ты правда буйный?

Он помотал головой.

— Будешь оказывать сопротивление и отказываться от сотрудничества?

— Я ничщего не делал, я буду сотрудничать. — запричитал Сергей, его губы распухли, из-за этого он стал шепелявить.

— И что же, если мы тебя о чем-нибудь спросим, ты ответишь? — спросив это он резко шагнул вперед.

— Я все расскажу, расскажу! — залопотал Сергей и вскинул руки защищая голову. Он испугался что его снова станут бить.

— Вот и отлично. Я думаю в таких мерах нет необходимости, правда? — спросив это он показательно оглянулся на стоящих у Стены мужчин. Затем он встал и направился к выходу.

— Помыть его и переодеть. Чтобы через двадцать минут он был готов к допросу. — на этот раз его голос прозвучал холодно и властно.

Сергею стало еще страшнее. Он совсем перестал понимать что происходит.

Охранники (Наверное они были охранниками, или солдатами, Сергей пока не понял) двинулись к нему. Они одновременно схватили его под руки и потащили к выходу. Прямо волоком потащили. А он и не сопротивлялся.

За дверью оказался длинный серый коридор, усеянный такими же металлическими дверями.

Похоже я здесь не один такой. — пришла откуда-то мысль.

Примерно через десять метров охранники остановились у одной из дверей. Один из них приложил большой палец к неприметному черному выступу. В двери открываясь щелкнул замок.

Сергею открылась квадратная комната. В одном ее конце был душ, в другом унитаз.

Сергея втащили на середину комнаты и оставили на полу.

— Вымойся. — бросил ему один из охранников. — У тебя десять минут. Одежду принесут. — они направились к выходу. Перед дверью один из них остановился и добавил, — если не уложишься, мы поможем.

Дверь захлопнулась, над головой зажегся тусклый свет.

Сергей сразу принялся раздеваться. Руки слушались плохо, правая коленка опухла и еле гнулась. Каждое движение отдавалось болью.

Он вдруг обнаружил что на нем нет обуви.

Видимо сняли пневмокроссовки, боялись что я упрыгаю. — усмехнулся он, а потом подумал, — откуда во мне берется желание насмешничать. Интересно, что должно произойти чтобы отбить у меня чувство юмора?

Когда Сергей снимал футболку, он старался не задеть лицо воротником.

Левый глаз заплыл, и он не мог его нормально открыть. Он осторожно прикоснулся к коже. Даже легкое прикосновение отозвалось болью.

Он всхлипнул.

— Да что происходит?! — закричал он. Из глаз сами собой покатились слезы.

Это заставило его разозлиться.

Раскис как девчонка.

Так нужно собраться и подумать.

И где этот чертов Лаки?!

Он расправился с одеждой и на не слушающихся ногах проковылял к рожку душа. Его мутило.

У душа было два крана, с горячей и холодной водой, Сергей открыл холодную.

У него на миг перехватило дыхание. Вода была ледяная. Он простоял под холодными струями минут пять, но на удивление не замёрз.

Кожа перестала саднить.

Он чуть приоткрыл кран с горячей водой, вода стала теплее.

Он постоял ещё какое-то время под струями воды.

Как меня когда-то учил отец, чтобы найти любой ответ, нужно подобрать верный вопрос. Если удастся найти правильный вопрос, то ты на девяносто процентов знаешь ответ.

Как мне себя вести? Что они хотят? Почему меня избили? Как отсюда выбраться? Почему молчит Лаки?

Сквозь шум воды он услышал как щелкнула дверь.

— Заканчивай!

Сергей послушно выключил воду.

— Одевайся. — он услышал как на пол упало что-то мягкое.

— У тебя пять минут. Время пошло. — дверь снова щелкнула.

Он обернулся, на полу у двери лежала стопка одежды ярко-оранжевого цвета со светоотражателями. Полотенца не было. Обуви тоже.

Сначала Сергей подумал вытереться своей футболкой, но она вся была в пятнах крови и он стал одеваться прямо на мокрое тело.

Как только он закончил, дверь открылась.

— Ты сам, или потребуется помощь? — за дверью стояли те же охранники. Или не те же, понять было невозможно. По голосу Сергей понял что говоривший ухмыляется. Похоже это доставляло им удовольствие.

— Я сам. — главное не провоцировать. Кстати вот и ответ на вопрос как себя вести.

После душа голова стала ясной.

Он спокойно вышел из комнаты, стараясь контролировать обстановку.

Как только он переступил порог, сильные руки развернули его уперев лбом в стену, при этом больно стукнув. Руки заломили за спину.

Зачем это было нужно он не понимал. Его сразу же отпустили.

— Налево! — скомандовали за его спиной.

Сергей послушно повернулся.

— Иди вперёд.

Коридор был на удивление длинным. Слева и справа тянулись нескончаемые ряды однотипных металлических дверей.

Сергею казалось, что несмотря на то что он сделал шагов тридцать, он все ещё стоит на месте. — Как интересно охранники не путаются?

Пока они шли, Сергей продолжал размышлять о том что произошло за последние часы.

Я не знаю где я нахожусь. Лаки на связь не выходит. Обращаются со мной далеко не гуманно, и судя по тому что у меня все раздулось от побоев и мне выдали одежду, выйду я отсюда не скоро. Если вообще выйду.

Важный момент. Когда меня били, мне было очень страшно, но боль я чувствовал не так остро как должен бы был. Серьезных повреждений по ощущениям тоже нет.

У одной из бесконечных металлических дверей ему приказали остановиться. Как только он подчинился, дверь щелкнула и открылась.

— Заходи.

Сергей вошёл в комнату, и в ней сразу зажегся свет. Комната была обшита темной тканью. Одна из стен была стеклянной, тоже затемненной. В центре стоял стол и два стула.

За его спиной захлопнулась дверь. Он остался один.

Оглядев комнату еще раз, он подошел к стулу и уселся на него.

Так, расклад не очень позитивный. — Размышлял Сергей. — Родственников которые начнут меня искать нет. Друзья поймут что я пропал в лучшем случае через пару недель, и то если заметят.

Вот успел бы на нормальную работу устроиться, хоть там бы меня искать начали.

Однако стоит отметить, последние модификации не прошли даром. Если верить Лаки, они скорее себе руки ноги об меня переломают, чем покалечат. Теперь надо держать себя в руках, не бояться и держать голову холодной.

Тело мое как у супермена, а мозги московского бездельника. Жаль что нельзя так же мозги прокачать. Или можно, да я сам не позволил.

Дверь щелкнула. Достали уже эти щелкающие двери.

В комнату вошел тот мужчина, что навещал Сергея в камере. Он сел на стул напротив него. У него в руках оказался электронный ежедневник, который он сразу открыл и стал что-то изучать. На Сергея он не смотрел.

— Для начала представлюсь. Мы не успели познакомиться. Меня зовут Джордж Александрович Беляев. — Сергей едва не рассмеялся. Кое-как удержался от улыбки. И это несмотря на всю ситуацию — Я задам вам несколько вопросов, и очень прошу отвечать правдиво. — он сделал паузу. — Вы согласны?

— Согласен. У меня ведь нет выбора.

— Тогда начнём. — реплику Сергея он проигнорировал. — Назовите себя.

— Сергей Викторович Ковалёв, — он сделал небольшую паузу и на всякий случай добавил, — пятьдесят первого года рождения. Полных лет двадцать девять. Гражданин России.

Он кивнул. Сделал какие-то пометки в ежедневнике.

— Где проживаете?

— Город Москва улица Профсоюзная дом 2.

Снова кивок и пометка в ежедневнике.

— Как давно вы знакомы с Алексеем Сергеевичем Романовым.

— Около года. Точнее не скажу.

— При каких обстоятельствах вы познакомились.

— Он снимает у меня комнату.

— Вы близко с ним общались?

Он все задавал свои вопросы, ответы на которые, как понимал Сергей, он знал лучше него.

Сергей отвечал автоматически.

Допрос длился довольно долго, и он успел погрузится в какое-то полусонное состояние.

Больше всего Сергея пугал взгляд этого Джорджа. На протяжении всего допроса он пристально смотрел Сергею в глаза. Правильнее было бы сказать, пялился не мигая. Глаза холодные, пустые.

Затем характер вопросов резко изменился.

Сергей даже не сразу понял что чуть не сболтнул лишнего.

— За семь минут до того как вы были задержаны, на ваш интеллектуальный монокль пришло сообщение?

— Да, приходило.

— Оно было зашифровано мы не смогли его прочесть. Однако нам удалось проследить отправителя, Это ведь был Алексей Романов?

— Да.

— Сообщение мы не расшифровали. Что было в сообщении?

— Да ничего особенного, он спросил как мои дела…

— Что было в сообщении?! — его голос стал властным, Сергея будто покинула воля.

— О..он просил чтобы я никому не рассказывал про… — вторую часть фразы Сергей не смог договорить. В глазах помутилось, голова стала заваливаться вперед.

— Твою мать! — очень медленно, гулким, низким голосом проговорил Джордж Александрович Беляев, — Он отключился!

Зачем он так растягивает слова? — Эта мысль пронеслась в голове Сергея. Он только спустя несколько мгновений понял что это он так слышит.

Через несколько секунд, или минут, — сложно было понять, — в комнату, очень медленно, ввалились какие-то люди.

— Где нахрен Матвей?! Этот недоносок, единственная ниточка к Романову. Если он помрет, я вас распну обоих!

Вокруг Сергея сновали какие-то люди. Медики наверное.

Самое удивительное, что он все видел и понимал, хоть и замедленно.

Потом Сергей заметив что-то обернулся. То есть он все также лежал в комнате допросов, но будто мог двигаться внутри своего, лежащего на полу тела.

Перед ним открылась просторная круглая комната. Он застыл от удивления Она была очень светлой и уютной. Его тут же захлестнула волна спокойствия и уверенности. Сразу захотелось улыбаться.

— Привет. — он вздрогнул, Лаки застал его врасплох.

— Ну привет, где это мы?

— Я решил сделать небольшой зал для аудиенций. Здесь мы можем спокойно говорить, нам никто не помешает. Твое тело, учитывая последние модификации, тоже в относительной безопасности.

— Ага, при условии что меня не сожгут или не закатают в бетон. — Он немного помолчал, Лаки тоже молчал. — ты не выходил на связь все это время, и в итоге вообще отключил меня! Почему ты так сделал?

— Это было необходимо, мне нужно было подготовиться. Нервную систему я отрегулировал, ты не должен был чувствовать боль. В остальном ты запретил мне вмешиваться. — он сделал паузу. — Я вмешался когда появилась опасность того, что ты раскроешь информацию которая не должна разглашаться.

Сергей поймал себя на мысли что чувствует себя бараном. Исходя из слов Лаки, он сам себе создал проблем.

— Что делать будем?

— Нужно выбираться. Сначала необходимо понять где мы.

— Как это сделать?

— Монокль у тебя изъяли, а мне нужна антенна чтобы подключиться к их сети. Мне совсем чуть-чуть не хватило.

— И где я тебе ее достану?

— Нужно доесть Ложку.

— Супер! И откуда у меня будет торчать антенка?

— Ниоткуда. Я использую уши.

— Ух. Кстати, а чем ты занимался все время пока меня колотили?

— Я укреплял твоё тело, и закончил второй контур нервной системы.

Сергей вдруг почувствовал острый укол в руке. Он посмотрел за спину.

Над ним был прозрачный свод. Он видел все что происходило за пределами его тела. Это было похоже на прозрачный потолок, только через него проглядывали не звезды.

Над его телом низко склонилась девушка. В её руках был шприц. Она вонзила его в руку Сергея.

Ненавижу уколы, — подумал он.

— Тебе не придётся есть алюминий. Я растворил иголку которой в тебя кололи.

Лицо девушки стало озадаченным.

— Я взял немного, но этого вполне хватит.

Сергею показалось что уши стали зудеть.

Время снаружи вдруг стало течь с нормальной скоростью. Затем ускорилось. В комнату вбежали какие-то люди. Они двигались так быстро что Сергей не смог их разглядеть. Затем они снова замедлились. Они очень медленно склонились над ним. Сергей почувствовал как его поднимают.

Казалось прошла целая вечность пока его донесли до входной двери. Потом в одно мгновение люди тащившие его преодолели коридор. Когда они оказались у двери в камеру Сергея, время вовсе остановилось.

— Сергей, мне удалось подключиться к их сети. Я нашел кое-какие документы. Это не правительственная организация. Я не смог определить нашу геопозицию. Нигде нет четких указаний, только название базы «лес 15».

— Как будем выбираться? — почему-то эта новость не вызвала у Сергея никаких эмоций. Просто информация. Понимание того что никуда его теперь по доброй воле не выпустят, тоже не вызвало тревоги.

— Мы находимся на втором подземном уровне. План локации я скачал. Учитывая картотеку и еще кое-какую документацию, чтобы дойти до выхода, нужно преодолеть три таких коридора, пять бронированных дверей, и около пятнадцати охранников.

— Есть предложения?

— Эффективнее всего прорываться с боем. Если начать прямо сейчас, шанс выбраться девяносто восемь процентов, учитывая эффект неожиданности.

— Что требуется от меня?

— Разрешение на доступ к мозгу, частично доверить управление телом. И отчасти нужно контролировать мозг.

— Действуй.

— Скорее всего, тебя продержали бы здесь около двух месяцев, а потом бы застрелили в твоей камере.

— Что?! Что ты сказал?! — Сергей почувствовал как в нем стала подниматься волна гнева. — Да что они себе позволяют?!

Он почувствовал как начал возвращаться контроль над телом. В груди клокотал гневный огонь. Мышцы наполнились чудовищной силой. Глаза заволокла красная пелена, казалось он взглядом способен прожигать дыры в стенах.

Люди которые его тащили, оказались теми самыми охранниками, которые накануне избивали его. Те самые!

Один из них что-то заподозрил и посмотрел на Сергея. Их взгляды встретились. Лицо охранника приобрело удивленное выражение.

Может Сергею показалось, но тот испугался, даже побледнел.

Сергей вскочил на ноги, и недолго думая отвесил оплеуху застывшему охраннику.

Он сам не понял насколько сильным был удар, но человека в черном, буквально впечатало в стену. Почти одновременно, он лягнул ногой второго человека. Тому повезло меньше. Он гулко ударился о металлическую дверь, и отскочив от нее, грузно свалился на каменный пол. Вокруг его головы стало растекаться пятно.

Первый охранник медленно сползал по стене.

Сергей развернулся в обратную сторону и побежал.

Время для Сергея текло медленно. Окружающее пространство было как на ладони. Ему даже не нужно было смотреть, он чувствовал все какими-то иными органами.

В дальнем конце коридора, за поворотом, кто-то выходил через дверь. Человек в халате. Он очень медленно открыл ее и занес ногу над порогом.

Мне до него тридцать метров.

Нога опустилась на пол.

Двадцать метров.

Вот он уже миновал проем.

Десять метров.

Дверь медленно закрывается ведомая доводчиком.

Петли на двери снаружи, удача.

Сергей врезался в дверь ногой. От сильного удара она врезалась в стену. Доводчик и вырвало вместе с куском стены. Человек выходивший через дверь не успел далеко отойти. Его отшвырнуло к стены. Его нога вывернулась в обратную сторону.

Благо отключился, а то вмиг бы переполошил всех криками. — подумал он, — А если бы я ударил посильнее? Дверь наверное сорвало бы с петель. Но тогда, моя нога бы повредилась. Я это знаю. Или не я, Лаки знает. — это было скорее не мыслью, а осознанием. В этот момент он был инструментом, машиной для побега из тюрьмы.

До Сергея донесся жалобный стон. Ему захотелось рассмеяться.

Нет жалости. Только ярость и ненависть. Как они посмели?!

Дальше есть путь налево и направо, первый ведет к столовым и кухне. Сергей повернул направо, там комната отдыха охранников, и первый КПП.

С того момента как он снова стал владеть телом, прошло четыре секунды. Он это знал до долей секунд.

Время для меня течет медленно. — Вернее я быстр. Я правда могу в разы быстрее, но в этом пока нет необходимости.

На пути еще один человек в халате. Сергей оттолкнул его с дороги. Он сильно ударился о стену. Похоже даже не понял что произошло.

Судя по лицу это Евгений Петренко. Наемный медицинский работник. Один из семнадцати людей имеющих пластиковый пропуск.

Магнитная карта висит на его шее. Не сбавляя хода Сергей наклонился, сорвал ее и за пару скачков оказался у следующей двери.

Сергей приложил карту к считывателю. Замок срабатывает очень долго.

Он толкнул дверь, на ходу выбросив руку сорвал замок со считывателем. Дверь пискнула и включилась блокировка, теперь эту дверь не получится открыть пропуском. Их система безопасности не очень хорошо продумана.

Теперь восемнадцать охранников блокированы помещениях за этой дверью, и ближайшие полчаса не смогут выйти.

Впереди лестница. Он направился к ней. Протяжно и гулко стали выть сирены.

Прошло чуть больше двадцати секунд. Стоит похвалить их безопасников. Быстро реагируют.

Сергей побежал вверх по лестнице. Снова бронированная дверь. Карточка не срабатывает.

Он оглянулся на лестницу. Перила металлические. Сварены довольно крепко.

Один из прутов слабо прикреплен, нижняя часть уязвима. Сергей выломал его из перилы. Металл хилый, но для его целей должно хватить.

Он изучил стену рядом с дверью, нашел слабое место. Стал долбить прутом.

Из стены вывалился большой кусок штукатурки оголяя кладку и пластиковый кабель-канал.

Он разорвал оплетку кабель-канала, в нем пять разноцветных проводов, Сергей разорвал их, затем соединил обратно в ином порядке. Синий к красному черный к зеленому.

Уши снова стали зудеть.

Дверь щелкнула.

Он провозился с дверью сорок семь секунд.

Сергей сосредоточился.

За дверью стоят четверо мужчин. Двое из них вооружены. Их руки с зажатыми в них пистолетами направлены на дверь. Еще девять человек бегут сюда. Но они далеко.

Один из охранников медленно приближается к двери. У него резиновая дубинка. Он уже на расстоянии вытянутой руки от двери. Он тянется к ручке, в этот момент Сергей с силой распахнул дверь.

Сергей схватил охранника за плечо, немного приподнял его, и одновременно толкнул ногой. Он полетел вперед спиной и сбил с ног второго охранника, одного из тех что был вооружен пистолетом.

Остаются еще двое.

Один из них целится из пистолета, он готов выстрелить, Сергей это чувствует. Время для него как тягучее желе. Мешает сопротивление воздуха

Охранник с дубинкой рванулся к Сергею. Но медленно, слишком медленно. Даже не интересно.

В руке все еще зажат металлический прут. Сергей швырнул его во второго охранника с пистолетом. Прут прошивает его плечо насквозь.

Охранник с дубинкой уже рядом. Он пытается ударить, метит в голову.

Сергей поднырнул под его руку, одновременно выстрелив ему на встречу разжатой ладонью, прямо в лицо. Удар сильный, охранник подлетел, а затем грузно свалился на спину.

Если бы моя рука была сжата в кулак, я вероятнее всего пробил бы его череп насквозь. — подумал Сергей. — А еще я не успел бы об этом подумать перед ударом.

Глупо дальше верить что я такой молодец. — понимание пришло вспышкой, — Все это сделал Лаки, а я просто наблюдал из первого ряда. Я просто марионетка. А вспышка ярости, для того чтобы я не сомневался и не мешался у Лаки под ногами. Под ногами которых у него даже нет.

Но сейчас не время возмущаться, надо выбираться. Мне стоит довериться Лаки.

Осталось еще две двери и девять охранников.

Он не успел оглядеться, но знал что находится в большом круглом холле. Лифты отметаются сразу, их легко заблокировать. По одной из лестниц он поднялся ранее. Две другие повторяют друг-друга и ведут наверх.

Охранник которому Сергей прошил плечо металлическим прутом, взял пистолет в левую руку. Он не успел поднять пистолет, Сергей оказался перед ним раньше. Легкого подзатыльника, — по крайне мере так это выглядело со стороны, хватило чтобы он отключился. Согласно картотеке что скачал Лаки вместе с планом, в этой группе он был старший.

Сергей расстегнул нагрудный карман на его куртке и достал пропуск.

Он двинулся к двери ведущей на лестницу.

Охранник которого Сергей вырубил первым, пришёл в себя. Он целился в Сергея из пистолета.

Стоит отдать должное, действовал тот четко. Профессионал.

Сергей рванулся к нему на встречу.

Выстрелы застали его за три метра до цели.

Охранник стрелял так, будто его целью было не попасть, а на скорость выпустить всю обойму.

Одна пуля Мазнула плечо, в обычной ситуации этого бы хватило чтобы дезориентировать Сергея. Сейчас же он даже не заметил этого. Еще три пули попали в левую ногу. Во внутреннюю часть бедра, слишком близко друг к другу. Кожа не выдержала.

Время вновь стало замедляться. Сергей увидел что одна из пуль, судя по траектории должна попасть ему в голову. Он немного отклонился.

Еще доля секунды и его кулак достиг виска стрелявшего. Сергею показалось не сильно, но охранник подлетел в воздух. Его шея выгнулась под неестественным углом.

С ним все нормально будет, оклемается, — панически подумал Сергей, — ведь мы с Лаки не способны на убийство. Да, все хорошо, надо просто не думать об этом.

Время снова вернулось к своему бегу.

Сергей оглядел каждого охранника по отдельности, определяя когда они придут себя, миновал только последнего.

Левая нога стала ныть. Сергей чувствовал что ему должно быть нестерпимо больно, но боль была приглушена настолько что почти не чувствовалась.

Сергей решил не смотреть, но краем глаза увидел лужицу крови под своей ногой.

Он снова направился к двери ведущей на лестничную площадку.

Сергей приложил к замку карточку отнятую у старшего группы.

Пропуск сработал.

Сергей открыл дверь, и сразу закрыл ее.

Черт. — ругнулся он про себя, — Этого мы не учли.

За дверью, монотонно жужжа лопастями и посверкивая объективами камер, висели три боевых квадрокоптера. Сергей таких только по телевизору видел.

Он дождался когда магнитный замок вновь закроется. Оставалось надеяться что эти дроны не умеют открывать двери.

Сергей вернулся к охранникам и подобрал их пистолеты. Обшарив карманы он нашел семь запасных обойм.

Затем двинулся обратно к двери.

Сергей чувствовал что мог бы взломать дронов, и например перепрограммировать их на атаку охранников. Но это заняло бы лишнее время. К тому же он не чувствовал их через дверь, а значит для установления контакта, нужно было быть не под защитой двери. Одновременно трёх он обработать не смог бы.

Снова воспользовавшись пропуском, Сергей распахнул дверь.

Насколько он понял дроны были бронированные. Тремя выстрелами, он сбил с них камеры.

Видимо тот кто ими управлял, отвлекся, или не успел среагировать. Но несмотря на слепоту он мог отдать команду стрелять, в надежде что шальная пуля сможет ранить.

Сергей схватил один из дронов. На задней стороне он обнаружил небольшое отверстие.

Ага, вот антенна, и центр управления. Он направил туда дуло пистолета и выстрелил. Лопасти перестали крутиться. Он отшвырнул сломанный дрон в сторону, и направился ко второму.

Сверху послышался шум. Охранники добрались до лестницы и сбегали в низ. Интересно, они в курсе что именно произошло?

Он расправился со вторым дроном. и повернулся к третьему.

Что-то изменилось.

Сергей увидел красноватое свечение вокруг дрона, и маленькую голубую ниточку тянущуюся от антенны. Ниточка уводила куда-то вверх.

Наверное Лаки что-то снова намудрил.

Он потянулся к этой ниточке. Не руками как-то иначе.

Сергей увидел еще одну ниточку. Та шла от него. Я почувствовал что может приказывать Дрону.

Дрон развернулся, и стремительно понесся вверх по лестнице.

Через несколько секунд раздались выстрелы, перемешанные со стонами, и еще какими-то звуками, будто кто-то падал с лестницы.

Сергей немного расслабился и просто наблюдал. Его голова повернулась к источнику голубого луча, что раньше тянулась к дрону.

— Лаки, ты здесь? Можешь говорить?

— Да Сергей.

— Это ведь ты все сделал? Мне только казалось что это все я?

— Не совсем так, все действия делал ты и твое тело, я немного координировал.

— Ты обманываешь.

— Нет, это правда.

— А сейчас ты что делаешь?

— Перегружаю их систему. Очищаю архив видеонаблюдения и картотеку.

— И это тоже я делаю?

— Отчасти.

— Хватит заливать. Ты просто постепенно захватываешь мое тело.

— Это не так, Сергей. К тому же я не могу обманывать. И это еще не конец. Мы еще не выбрались.

Больше он не стал ничего спрашивать

Немного постояв так, Сергей, а может и Лаки управляющий его телом, побежал по лестнице вверх.

Где то на грани сознания, он чувствовал что левая нога слушается все хуже. Но боли не было, и Сергей решил не придавать этому значения.

Лаки справится с этим.

На втором пролете стали появляться первые жертвы дрона. Кто-то из охранников лежал, кто-то сидел. У каждого было четыре ранения. По пулевому отверстию в предплечьях и в голенях. Что бы они не смогли пользоваться оружием или схватить, и что бы не смогли бегать. Это была не догадка, Сергей это знал. Он только сейчас понял что это было его собственное решение.

Некоторые охранники тихо постанывали, некоторые лежали без движения. Один из них следил злобным взглядом за Сергеем.

— Мы тебя достанем. Сначала всю твою семью навестим, а потом тебя вместе с ними закопаем.

Сергей молча подошел к нему, и успевшим зарекомендовать себя подзатыльником вырубил. Затем подумал что его нужно раздеть. И не раздумывая принялся за дело.

Сняв куртку, Сергей понял что это не его мысль.

— Лаки, зачем его раздевать? — он вдруг подумал, что для выхода из боевого режима Лаки нужна эмоциональная разрядка. Не удержавшись Сергей тихонько рассмеялся.

— На тебе надета ярко оранжевая одежда, это слишком заметно. Его размер самый подходящий.

— А я уж подумал что ты решил его наказать.

Лаки ничего не ответил.

В этот момент подлетел дрон. Он пискнул, наверное рапортуя об исполненной миссии, а затем отключился и упал.

Сергей быстро разделся при этом обнаружив что левая штанина полностью пропиталась кровью.

Он оторвал рукав у куртки и перетянул рану на ноге. Стараясь не смотреть, он краем глаза все же отметил, что кровь небольшой струйкой продолжает пульсировать. Видимо Лаки не может до конца остановить кровь.

Сергей быстро оделся. Форма и правда оказалась ему впору. Обувь тоже была точно по размеру. Немного подумав, он прихватил две кобуры с пистолетами и нацепил на себя, одну на пояс, вторая оказалась наплечной.

Закончив сборы, сергей оглядел себя. Затем, преодолев последний лестничный пролет, он добрался до следующей двери.

Пропуск снова сработал без проблем.

Сергей выпрыгнул из двери и побежал.

Над его головой наконец-то было небо.

Он был в лесу, в самом настоящем лесу. Он оглянулся на бегу. Вход в бункер, выглядел как неизвестно откуда взявшаяся в лесу трансформаторная будка.

Он бежал. Перепрыгнул широкий овраг. Через пару километров он оказался у широкой реки. Он где-то слышал, что бегущая вода лучше всего заметает следы.

Сергей довольно долгое время спускался вниз по течению. По его подсчетам прошло два часа. Он вдруг почувствовал резкую боль в ноге. Силы стали оставлять его.

— Хватит.

Он резко выпрямившись выпрыгнул из воды на берег.

— Остановись.

еще скачек.

— Лаки, стой.

Он остановился. Затем стал заваливаться на бок и упал. Что-то было не так.

— Лаки, что происходит.

— Мы оторвались, у нас есть минимум три часа форы, прежде чем их поисковый отряд доберется до нас.

— Почему ты… почему я упал?

— Не хватает энергии.

— Какой нафиг энергии, я не батарейка ведь.

— Большая потеря крови, рана долго затягивалась. Нужны углеводы.

Лаки не успокаивался.

— Нужны углеводы.

— Да я понял, ща макдоналдс найдем.

— Нужна энергия.

— Да понял я не стони.

— Я слишком много израсходовал, вероятность смертельного исхода девяносто восемь процентов.

Сергея как ледяной водой окатило.

— Что?!

— Срочно нужна еда, любая.

Так, собраться.

Он огляделся. только деревья и трава.

Черт.

— Ты ведь суперкомпьютер, как ты это допустил?

— Я испугался.

— Верни мне мое тело.

— Я не отнимал.

— Я хочу им управлять.

— Ты и так можешь.

Он пошевелил пальцами. — И правда могу.

— Что-то не так, я не все чувствую. Возвращай все.

Лаки вернул. На Сергея будто обрушилось несколько тонн камней.

Хорошо что я не потерял сознание, — пронеслось голове, — наверное Лаки все еще меня поддерживает.

Он еще раз огляделся. У корней дерева рядом с которым он лежал рос папоротник и трава..

Сергей стал рвать траву зубами и не жуя глотать.

Лаки говорил что я могу есть даже пластик. — Подумал он, — пытаясь дотянулся рукой до небольшого нароста мха. Он закрыл глаза и закинул мох себе в рот.


Интерлюдия 2


— Сергей Федорович, ну вы ведь все свое время потратили на изучение наших возможностей. Я просто не знаю к кому мне еще обратиться.

— Вы просите меня подтвердить результат предсказанный Игнатом. Но предсказания и наука, а в нашем случае медицина, это совершенно неуместно.

Мне снова снится сон, я сразу узнал то состояние. При чем вспомнил о прошлом таком же сне я только сейчас. Очень интересно.

Мужчину что сидел напротив меня, я никогда раньше не видел. Но при этом чувствовал что могу назвать его другом.

— Может ваш таинственный Алексей сможет пролить свет.

— Что-то мне подсказывает что во всем этом не обошлось без его участия.

— В общем резюмирую. Я не знаю для чего вам это понадобилось. Я не уверен что устройство сможет в полной мере сохранить всю личность человека. Да и что это будет за человек такой. — немного подумав он добавил. Я знаете ли в прошлом христианин. Сейчас многое претит мне жить по заветам церкви. Одно лишь скажу, как по мне это прямой способ потерять душу.

Повисло долгое молчание, а у меня появилась возможность оглядеться. Сразу же мое внимание прикипело к настенному экрану что занимал всю заднюю стену.

На экране шла запись какого-то выступления. Я оторопел. Выступал я. На сцене. Зал был полным, навскидку несколько тысяч человек. И я чувствовал, все люди в зале свои, нечто очень важное связывало меня с ними.

Разговор между Сергеем Федоровичем и мной продолжался, но я уже не вслушивался. Я пытался понять что происходит на сцене. Но бесполезно потратив несколько минут снова вернулся к беседующим.

— Конечно, Я в любом случае всегда готов сделать все что Вы попросите — сказал в ответ на какой-то вопрос Сергей Федорович. Я уже пожалел что умудрился потерять нить беседы. Похоже происходило что-то очень важное. — Но Вы уверены что в этом есть необходимость.

— У меня просто нет выбора.

Я снова стал уплывать куда-то далеко. Передо мной проплывали картины различных событий. Я видел старых и новых друзей. Видел тринадцатилетнюю девочку которая росла на моих глазах, пока не превратилась в красивую девушку. Она доверяла мне и смотрела с укором, за то что я попросил ее о почти невозможном. Но ее глаза были полны решимости, что говорило о том, что все будет исполнено.

Я видел Алика, которого любил как брата, и чувствовал что несмотря на то что он совершил, я все равно буду его любить.

Калейдоскоп событий кружился все быстрее и быстрее, пока я не погрузился в черноту глубокого сна.


Глава 5. Выживание в лесу


Вся его работа на Леху, напоминала отдых в деревне.

Каждое утро Лакки отчитывался о проделанной работе. Эти отчеты были чем-то вроде рождественских сюрпризов, они вызывали бурю радостных эмоций. К тому же Лакки, при описании улучшений, использовал примеры, о которых с детства мечтал каждый мальчишка.

— Эффективность мышц спины, доведена до предела возможностей. — рапортовал Лакки. — Ты сможешь поднять над собой автомобиль весом тысяча триста килограмм.

Или

— Твой вестибулярный аппарат теперь более эффективен. Мышцы более эластичны, реакции усилены. Ты сможешь подпрыгнув с места сделать сальто 4 раза подряд.

— Где же ты раньше был? Вот если бы я был в школе, стал бы самым крутым парнем, — с шутливой досадой причитал Сергей.

Как показалось Сергею, Лакки использовал эти примеры опираясь на какую-то часть его личной памяти. Своей-то у него не было.

— Регулировка производства гормонов завершена. Теперь можно управлять состоянием организма в любых ситуациях. Если на тебя нападут хулиганы, ты будешь спокоен, и сможешь сам управлять уровнем адреналина.

Похоже Лакки, изучая мою память, охватил только школьные годы, — Сергей пришел к такому мнению, на первой неделе их совместной жизни с Лакки. Все что он презентовал было круто, но больше походило на исполнение желаний подростка.

Однако Сергея каждое новшество приводило в бурный восторг.

Леха относился ко всему спокойно, он просто снимал статистику, что-то изучал или рассчитывал. На каком-то моменте Сергею стало подозрительно Лехино спокойствие.

Ну как можно быть спокойным, после получения возможности управлять феромонами. Ведь одним запахом своего тела, можно привлечь к себе любую девушку.

У Сергея чесались руки. Ему хотелось в Москву, посетить какой-нибудь ночной клуб и похвастать перед друзьями, как он научился соблазнять девушек.

Пару лет назад, Алан звал Сергея на тренинг на котором учили как соблазнять девушек. Он убеждал что после этого, по любому все девушки будут их.

Сергей не пошел с ним.

После посещения того курса, у Алана довольно сильно выросли самооценка и эго. Правда всего на пару месяцев.

На этот раз Сергей ощущал в себе безграничную власть, и ему хотелось поскорее испробовать себя в деле.

Но Алексей был непреклонен. Иногда ограничивался выражением глубокого разочарования на лице и качанием головой. Иногда говорил Сергею пару нравоучительных фраз, которые действовали на Него как транквилизаторы.

Время до обеда, они как правило проводили в лаборатории. Алексей во время работы был мало разговорчивым, находился в своих мыслях, что-то высчитывал, делал заметки.

После, ровно на полчаса отправлял Сергея наверх, чтобы заполнить какие-то отчеты.

После обеда они обычно гуляли. Шли на спортивную площадку, или на небольшое озерцо, которое очень удачно оказалось недалеко от Лехиного дома. Пару раз уходили на несколько дней в лес. Эти походы нравились Сергею больше всего. Он подшучивал над Алексеем что тот как его папашка, учил его разводить костры без дыма, рыбачить, ловить дичь и готовить ее.

Лакки в голове Сергея учился вместе с ним, они будто закладывали общую память. Все книги прочитанные Сергеем, и навыки полученные им получал и Лакки.

По вечерам перед сном они с Лакки часто разговаривали. Сергей смеялся над собой, будто нашел воображаемого друга. Со стороны это и правда выглядело как помешательство.

Лакки с каждым днем в суждениях все больше был похож на человека. Сергей порой забывал с кем ведет диалог.

Через время он признал, что в лице Лакки, он нашел необычайно близкого и верного друга.

К первой модификацией Сергей пришел попросив Лакки улучшить его память.

Лакки тогда предложил, сделать что-то вроде отдельного модуля оперативной памяти, как у компьютера. Тогда Сергей мог бы обрабатывать больше информации, лучше ее запоминать и отфильтровывать лишнее.

Для Сергея весь мир будто открылся заново. Он прочитывал по несколько книг в день.

По вечерам у них с Алексеем завелась привычка беседовать на разные темы за чашкой чая. Они могли до поздней ночи сидеть в гостиной. Правда в основном рассказывал что-то Алексей. Несмотря на изученное Сергеем за последние дни, Алексей по каждой из тем, удивлял обширностью знаний.

Раньше, до эксперимента, они разговаривали только на бытовые темы, и то не часто. Теперь все было иначе.

Леха рассказывал про физику, химию, математику, психологию, или просто философствовал, иногда упоминал политику и историю. Алексей всегда говорил простым доступным языком, объясняя сложнейшие теории и гипотезы.

Сергей слушал.

— Ты пока не осознал в полной мере, к чему тебя ведет этот проект. — во время очередной беседы рассуждал Алексей. — В будущем тебе предстоит очень сложный выбор.

— О чем ты?

— Тебе предстоит выбирать, быть сверхчеловеком над людьми, или стать источником нового этапа развития человечества.

— Я тут при чем, это же твой проект.

— Моя слабость, — это неумение принимать серьезные решения. Во мне всегда боролись жажда изменять и улучшать окружающий мир с одной стороны, и любовь ко всему живому в первозданном виде с другой. Уважение к системе, которая сделала когда-то, жизнь возможной.

Я создал нечто, способное изменить все, но не смею принять решение и применить это.

— Но если это улучшение, почему ты боишься убирать недостатки? Ведь если уйдут все несовершенства, не будет и проблем. В мире станет меньше злости и несправедливости.

— В том то все дело, мы привыкли воспринимать мир через призму личных интересов. А по факту выходит, что именно несправедливость, проблемы и несовершенство делают жизнь возможной. Совершенна только пустота.

— Как-то пессимистично звучит, — усмехнулся Сергей.

— В тебе говорит твое восприятие. Все самое прекрасное в мире было создано в противовес порядку. Вселенная образовалась в следствии взрыва, в противовес пустоте. Любое проявление жизни, рождение чего-то нового происходит через стресс, через боль и это правильно. Именно эта боль запускает цепную реакцию, создавая нечто более сложное.

Алексей сделал долгую паузу. Эти паузы всегда присутствовали в его речи. Казалось дай ему волю, и он будет говорить по одному слову в минуту.

— Стремление к совершенству, — это стремление к пустоте, иными словами, — деградация.

— Ты совсем меня запутал. Гаджет это благо или вред?

— Благо.

— Тогда о чем ты переживаешь?

— У меня слишком оптимистичный взгляд на дальнейшее развитие событий. Мне видится, что гаджет сделает людей светлыми и добрыми, и мир превратится в утопию. Но это не соответствует законам вселенной. Возможности которые подарит мое изобретение людям, утопит мир в крови, и это правильно, но я не готов брать на себя такую ответственность. Просто боюсь.

— Я не во всем понимаю твою логику. Понятно что ты хочешь спихнуть эту ответственность на меня. Но я не против.

— Спихнуть, это самое верное слово. Но это не совсем так. Я очень долго думал. Наука, — это такая вещь которая так или иначе меняет мир. Мои изобретения делают мир лучше. Но гаджет, это уже нечто большее. Все что было прежде это детские игрушки. Сейчас дело пахнет великой войной, и я приму решение ретироваться. — Алексей криво усмехнулся. — Шанс на эволюцию человечества в моем лице перестал существовать.

— Но это тоже ведь не справедливо. Иметь ключи к счастью для всех, и не использовать их из-за собственного малодушия.

— Серег, ты достойный парень. И я не сваливаю на тебя ответственность, я делюсь с тобой шансом решить за всех. У тебя, так же как и у меня есть два выбора, оставаться счастливым самому, или подарить счастье миру, вкупе со всеми последствиями. А там решай сам, нажать спусковой крючок или передать эстафетную палочку следующему.

— Я не понимаю о каких последствиях ты говоришь. Почему обязательно это должно, как ты говоришь, утопить все в крови.

— Это нерушимый закон вселенной, Величина счастья, прямо пропорциональна размеру отрицательных последствий. Материя, рождаясь из вакуума, порождает такое же количество антиматерии.

— Хватит этой ученой чуши, ты сам говорил, что все относительно. Все что кажется плохим для людей, зачастую остается таковым только для людей. Через призму мира и хорошее и плохое едино. В материальном мире все является благом, это ведь твои слова.

— Да, и они абсолютно справедливы. Но я остаюсь человеком. Глядя через свою призму, я не смогу сделать этот шаг.

— Тогда объясняй. Как ты это все видишь и что там тебя пугает?

Алексей ненадолго задумался.

— Ты пока не осознал этого в полной мере, но с каждым днем ты получаешь возможности, которые есть только у сверхсуществ из мифов. Ты будешь становиться все сильнее и умнее, получишь огромную власть.

— Предчувствую, сейчас ты скажешь — Но.

Алексей выдавил из себя улыбку.

— Но, заключается в том, что дух в тебе изменится не сразу. Ты станешь богоподобным существом с желаниями обычного человека. И пока твое сознание не сравнится по развитию с твоим телом, не будет следующего этапа.

— Я буду обезьяной с детонатором от атомной бомбы.

— Именно. Твое тело теперь способно на такое, чем не мог похвастать Геркулес в лучшие годы. И при этом твое первое желание, поехать в ночной клуб и растратить эти возможности на подчинение заведомо более слабых самок. Не смотря на все твои моральные качества, первое что ты хочешь, это подтверждение своего могущества.

Сергей почувствовал что начинает краснеть.

— Ну это ведь обыкновенное ребячество, желание испробовать новое. — Сергей стал оправдываться. Алексей знал куда бить чтобы попасть в самую точку. — Если рассматривать меня через твои категории, я новорожденный, и стремлюсь познать мир. Как я узнаю к чему стремиться не ошибаясь. Весь прогресс мира это продукт удачных ошибок.

— Новорожденным не дают играться с крылатыми ракетами. Подумай, сколько ты один наломаешь дров пока научишься. Чем больше власти, тем страшнее последствия этих ошибок.

— Снова ты меня засыпаешь метафорами. Ну снял бы пару девушек, велика беда. Или я чего то не понимаю. Я хочу прямого понимания, на уровне человека. Расскажи на примере.

Алексей немного подумал.

— Что случилось бы с обществом, если бы обезьяны от которых мы произошли, зачатки разума использовали исключительно для обеспечения себя?

— А разве все не так обстоит? По-моему каждый только для себя и старается.

— И после этого ты меня называешь пессимистом, — Алексей улыбнулся, первый раз за весь разговор. — Нет, есть коммуникация, институты. Я вот о чем говорю, представь что есть весьма полноценный человек, даже образованный и умный, но в целях у него только раздобыть пищу и защитить территорию, представил?

— Ну в общих чертах да.

— Тогда вернемся к вопросу, что случилось бы с обществом, если бы каждый был таким?

— Не было бы никакого общества.

— Именно. Развитие есть только в коллективности и самоотдаче. И сейчас происходит то же самое. Мы получили доступ к способностям богов, тех самых о которых тысячелетиями вещали пророки. Но в головах и душах мы те же обезьяны, которые не придумали как создать общество.

— Не понимаю твоей мысли.

— Пока мы не придумаем новый смысл, новую мечту, эволюция не состоится. Человек не может хотеть того, к пониманию чего он даже не приблизился. Цену за это достижение я озвучивал.

— Никто и не приблизится, если гаджет так и останется только у меня.

— А общение со мной идет тебе на пользу. — Алексей сначала улыбнулся, а потом тихонько засмеялся — Похоже тебе в первый раз удалось загнать меня в тупик.

Смех Алексея, казалось развеял какую-то удушливую пелену. Только сейчас Сергей понял, насколько напряженным был этот разговор. Он обнаружил что уже несколько минут сидит на краю кресла напрягшись и вцепившись руками в подлокотники.

Он заставил себя расслабиться и откинуться на спинку кресла. На столике перед ним стоял начавший остывать чай.

Сергей потянулся к чашке. Про себя отметил, что до появления в его жизни Лакки, в подобных ситуациях его руки обычно сильно дрожали.

Он сделал небольшой глоток и поставил чашку обратно.

— С чего ты взял эти мысли про реки крови.

— Это природа человека, — незамедлительно продолжил Алексей. — В каждом человеке живет жажда власти. Каждый хочет быть во главе, давлеть хоть над чем-то. Во времена первобытных людей все было проще, правота достигалась, ударом камня по голове. Сейчас мы так не делаем, и далеко не из-за пропагандируемых философами норм морали. Просто каждый понимает, что начав бить всех вокруг, он дает противникам разрешение поступать так же в ответ. Мы не бьем друг друга лишь из страха самим оказаться побитыми.

— Здесь ты не прав, у меня нет желания лупить тебя чем-то.

— Мы оба друг друга чем-то лупим, просто камни приобрели метафоричный характер.

Эпоха гаджета, откроет дорогу новым возможностям, и каждый захочет это использовать. Кто-то, как ты устремится по девушкам, но многие, захотят власти. С моралью человека, гаджет останется разрушительным оружием и не более.

Алексей о чем-то задумался.

— На первое время.

— Что?

— Ну вначале может и будет революция, битва за правоту, и так далее. Но я думаю, что осознание этих твоих новых целей, придет раньше чем люди истребят друг друга.

В гостиной ненадолго повисла тишина. Каждый думал о чем то своем.

— Мне не дает покоя один вопрос. — Нарушил тишину Сергей.

— Да, какой?

— В тебе ведь тоже гаджет?



***



Сергей, проснись.

Он разлепил глаза.

Вокруг было темные очертания деревьев. Ему на лицо упала капля воды, он прислушался, шел дождь. Видимо его прикрывали ветви. Втайне он надеялся обнаружить себя в помещении, но потом вспомнил о пробуждении в камере и передумал.

Он перевернулся на спину.

— Сколько я здесь провалялся?

— Два часа семь минут.

— Ты говорил что у нас в запасе три часа.

— Это в самом худшем случае.

— Сколько сейчас времени?

— Восемь часов вечера.

Он вдруг понял что совсем не удивился бы, если бы сейчас было восемь утра.

Удивительно как теряется чувство времени когда не видишь солнца, ну или часов.

— Так, и еще немаловажный вопрос, сколько я был в отключке, пока не очнулся в камере.

— Двадцать семь часов.

— Ого, что со мной все это время делали?

— В основном нас перевозили. Монокль сняли, я не смог отследить в какую сторону везли и на сколько километров.

— Черт. — Сергей постарался собраться с мыслями. — Так, нужно найти укрытие и желательно людей. И нужно понять где мы в итоге оказались.

— Поддерживаю этот план.

— После того как разберемся с местоположением, думаю дома мне сейчас лучше не появляться. — он немного помолчал. — Наверное стоит ехать к Лехе домой. Ты со мной согласен?

— Я думаю это самое рациональное решение в данной ситуации.

— Стоит ли позвонить Алану или Игнату?

— Скорее всего за ними так же следят. Только подставишь их. И по моему ты забегаешь вперед.

Сергей и сам это понимал, но почему-то захотелось спросить.

— Тогда выдвигаемся.

Сергей рывком поднялся на ноги. Его качнуло в сторону, видимо ранение и потеря крови не прошла бесследно.

Он прислушался к себе. Нога не болела, в целом самочувствие тоже было нормальное. Ничего специфичного в ощущениях не наблюдалось, значит Лакки ничего не перекрывал.

Сергей присев на землю, оглядел раненую ногу. На коже осталась обширная корка запекшейся крови, он решил пока ее не трогать.

Еще немного посидев, он дождался когда кровообращение наладится. Голова была тяжелой, в ушах шумело. Хотя возможно это из-за выращенных в ушах антенн.

— Сергей, у нас заканчивается время.

— Да-да, иду.

Стараясь ни о чем не думать, Сергей встал и направился вперед. Он обнаружил, что при ходьбе раненая нога немного ноет.

— Я не успел срастить все ткани до конца, — мгновенно среагировал Лакки, ответив на незаданный вопрос, — скоро все пройдет.

Сергей миновал около ста метров, как вдруг услышал глухое порыкивание. Боковым зрением он уловил как на него несется что-то темное.

Сергей развернулся навстречу возникшей опасности. Это был небольшой бродячий пес.

На мгновенье он расслабился, это была именно собака, не волк и не поисковая овчарка.

Однако через мгновение он заметил что ход пес не сбавляет. Глаза собаки горели совсем не по доброму, а оскал белозубой пасти ничего хорошего не сулил.

По мере приближения, собака перестала казаться небольшой и Сергей попятился. Как раз в этот момент пес приблизился на расстояние прыжка и взмыл в воздух на уровне его лица.

Сергей сжался и неуклюже отмахнулся рукой. Глаза он рефлекторно зажмурил.

Уши резанул короткий, но пронзительный визг собаки, перемешанный с громким хрустом.

В следующее мгновенье его обдало чем-то горячим и липким.

Сергей открыл глаза. Перед ним лежало обезглавленное тело животного. Он содрогнулся и будто со стороны услышал собственный сдавленный всхлип.

Его затрясло.

— Черт. Да ну нафиг. — Сергея затошнило, колени подкосились он сел на землю. — Собаку то за что.

Лакки молчал.

— Ну где все эти замедления времени.

Он чувствовал что сейчас расплачется как девчонка, к горлу подскочил комок.

— Что ты молчишь?!

— Я не вернул к прежнему уровню рефлексы и силу. Я решил что еще рано. Ускорение рефлексов требует слишком много ресурсов. Нам их и так сейчас не хватает.

— Я же убил ее.

— Она могла тебя покусать. — прагматично заметил Лакки

Сергей всхлипнул.

— У тебя что-то с гормонами, возможно сбой из-за модификации. Я искусственно повышаю уровень тестостерона, приготовься.

— Не смей.

Лакки успел сделать свое дело. Через мгновение Сергей успокоился.

Он невозмутимо оглядел тело собаки. Из ее перебитых жил толчками выстреливала кровь. Затем он оглядел себя, одежда была забрызгана мелкими темными каплями.

Он поднялся и отряхнулся.

— Это ведь обычная собака охраняющая территорию, — пояснил он, — чуть агрессивная. А я ее убил, не специально.

— Понял. Ты хочешь что-то сказать?

— Да, прекращай с моими гормонами играться. Знаешь, я раньше не убивал никого. И если в обычной жизни я бы расплакался как девчонка, то я лучше расплачусь. Я не робот. Это не сбой гормонов, а моя нормальная реакция.

— Хорошо, но с твоего позволения я все же буду вмешиваться в критических моментах.

— Договорились.

Сергей направился к реке, определив направление по шуму воды. Подойдя ближе он с места прыгнул в воду.

— Ты еще слишком слаб, может не хватить энергии чтобы согреться.

— Разберемся, — Сергей почувствовал облегчение смыв с себя собачью кровь. — главное еду найти.

Он выбрался на берег, и стал прыгать на месте, стараясь бороться с ознобом.

Слушай, надо бы как-то отрегулировать мои рефлексы. Ну и силу. А то так чихну в людном месте, — потом журналисты мою простуду назовут терактом века.

— Я уже занизил до нормального уровня. И простуды у тебя теперь не будет.

— За простуду спасибо, но я не о том. Я хочу чтобы они не были занижены, и при этом я не представлял угрозы для окружающих. Хочу использовать ее на том же уровне что и ты. Ведь мы пережили с тобой серьезную заварушку. Те охранники были профессионалами. А ты с легкостью их раскидал.

— Нужно провести серьезную работу над спинным и головным мозгом. И мне понадобится полный доступ к памяти, без этого никак.

— Шантажируешь?

— Нет.

— И много это времени займет?

— Один месяц.

— Не быстро.

— Так. Нужно найти укрытие и поесть. — сказал он скорее себе, чем Лакки.

Сергей вспомнил про собаку.

Вернувшись к тому месту где лежало тело, он недолго думая стянул с пояса ремень.

Он перевязал задние лапы собаки. И побрел вперед таща ее за собой.

Через несколько часов, Сергей почувствовал, что Лакки ненавязчиво направляет его левее, и вскоре он вышел к старому деревянному сараю.

Сарай оказался довольно крепким, несмотря на то что выглядел давно заброшенным. Решив что минимум еще одну ночь сарай простоит, Сергей стал обустраиваться.

Внутри сарай был пустой и на удивление чистый. Осмотрев его он ничего полезного не нашел.

С разочарованием подумал о том что сырой собака будет не очень вкусна и тут же удивился своему хладнокровию.

Вот значит в чем секрет решительных людей, они не корят себя и не раздумывают.

Сергей вспомнил о том что он не в своей одежде, и решил осмотреть все карманы.

Не смотря на то что он успел вымокнуть несколько раз, одежда успела высохнуть.

Все таки спецодежду стали делать на совесть.

В нагрудном кармане оказался кошелек. Внутри нашлось немного наличности, универсальный проездной. К своему ужасу, Сергей обнаружил маячок для поиска потерянного кошелька.

Он приготовился обругать себя за такую оплошность, но на помощь пришел Лакки.

— Я заблокировал все маяки как только мы покинули здание. Кстати их было три.

Все таки он читает мои мысли. — подозрительность Сергея вновь дала о себе знать.

— Я не читаю твои мысли. Я увидел, почувствовал что ты нашел один из маяков.

Сергей про себя усмехнулся. — очень правдоподобно. Хотя пора привыкать что мы в одной команде.

На всякий случай он засунул содержимое кошелька в карман, а сам кошелек отложил в сторону. Решил что если удастся развести огонь, нужно будет его сжечь от греха подальше.

Внутри нагрудного кармана был нашит патронник.

Изучив его он подивился своей везучести. В нем он обнаружил маленький фонарь, армейский нож и зажигалку.

Он щелкнул зажигалкой, и счастливо улыбнулся увидев весёлый огонёк.

Спасибо. — пробормотал он, не зная кого благодарить. — спасибо тебе предусмотрительный охранник, — немного подумав решил он.

Сергей обошёл вокруг строения. Повсюду одни деревья. Больше никаких признаков цивилизации.

Он насобирал веток и вернувшись в сарай развёл костёр.

Пол в помещении был бетонным, поэтому он не опасаясь пожара отправился в лес за валежником, намереваясь сделать из него постель.

Никаких переживаний Сергей не чувствовал, говорить ему тоже не хотелось. Видимо уровень тестостерона оставался на максимальной планке. Лакки тоже молчал.

После сбора валежника, Сергей взялся за свежевание собаки.

— Слушай, Лакки. Я вот о чем подумал, ты с моим телом лучше меня управляешься. Зачем тебе я нужен?

— Без тебя я не смогу работать. Я лишь маленькое устройство.

— Я не верю в это. Ты делаешь такое что ни один человек не смог бы сотворить.

— Я не делаю ничего такого что не смог бы сделать любой человек. — парировал Лакки.

— Ты видимо неправильно меня понял. Я имел ввиду прыжки на несколько десятков метров, та скорость с которой ты двигался, да и не в человеческих силах видеть электромагнитные волны.

— Это заблуждение. Человек может больше.

— Видимо ты имеешь ввиду какого-то другого человека, для которого нормально антенны из ушей растить.

— Ты осознанно контролируешь только одиннадцать процентов всех процессов в своем теле. Все остальное процессы происходят независимо от твоей воли и при этом они довольно расточительны. Если бы ты задался целью, то мог бы любыми способами модифицировать свое тело.

— Но почему тогда люди этого не делают?

— Не могут сфокусироваться. Мне это проще.

— Объясни наглядно.

— Я как пристройка к мозгу Которая позволяет более тонко и эффективно управлять ресурсами твоего тела. У человека пять участков мозга. Я шестой. И к слову, мозг не может существовать без человека, а я не могу существовать без тебя.

Сергей помолчал.

— Но ты ведь можешь говорить, принимать решения. Я не разбираюсь в концепции интеллекта, но по моему ты вполне разумен.

— Весь мой разум основан на том что я успел просканировать из твоего мозга.

— То есть ты это я?

— Так и есть.

— Но я ведь с тобой разговариваю.

— Можешь считать что у тебя раздвоение личности.

Я схожу с ума, или он начал хорошо шутить? — подумал Сергей.

— Мы ведь не всегда приходим к одинаковому мнению.

— Я просчитываю чуть больше вероятностей, с возрастом и с опытом, ты начнешь приходить к той же модели поведения.

— То есть ты намекаешь что я недоразвитая версия тебя?

— Не намекаю. Мы просто разные слои сознания.

— Как это?

— Например, когда ты хочешь в туалет, у твоего тела и спинного мозга существует потребность опорожниться здесь и сейчас, но твой разум приходит с ними к компромиссу, и ты терпишь до туалета.

— Вот так объяснил. Мне нужно все это обдумать.

Сергей соорудил из веток что-то вроде вертела. Усмехнувшись над своими мыслями, он вспомнил что всего пару месяцев назад он вместе с Лехой делал то же самое. Учился разводить костер, Сергей даже не сразу понял, что разложил его таким образом, чтобы тот выделял меньше дыма и быстрее прогорел до появления горячих углей.

Леха тогда взял с собой арбалет. В первый день они подстрелили утку. А после, пол вечера занимались расставлением силков и на следующий день ужинали кроликом. Леха Очень подробно рассказывал как делать вертел из веток, как смастерить лук и стрелы. Тогда это было интересно.

Это очень пригодилось сегодня, — подумал Сергей, — настолько что это даже слишком подозрительно. — Леха будто чувствовал, или знал.

Сергей отогнал от себя глупые мысли. Подумал что лучше будет еще порасспрашивать Лакки.

— Слушай, там на поляне, когда я вылез из воды, ты сказал что если я не поем то умру. Рана была ведь не серьезная. Из-за чего так получилось?

Лакки немного помолчал, будто решая с чего начать.

— Во-первых, ранение не были таким уж безобидным. Последняя пуля пробила артерию. Ты потерял много крови. Мне пришлось ускорить циркуляцию крови, и использовать отходы твоей жизнедеятельности и воду из реки. Во-вторых, я неправильно рассчитал нагрузку. Я не успел завершить укрепление кровеносной системы и из-за нагрузки, произошло много разрывов, в частности в области головного мозга. И на каком то моменте у меня не хватило материалов чтобы латать дыры. Нужен был срочный отток крови и строительный материал.

Лакки помолчал, затем снова заговорил. Сергею показалось что тот оправдывался

— Я начал модернизацию кровеносной системы от сердца, к конечностям. Кровоснабжение мозга я оставил на потом, — тут он почти со злорадством добавил, — к тому же он был под запретом. Последним фактором был незапланированный рывок при побеге. Я выкачал слишком много ресурсов, а в твоем организме их оказалось слишком мало. В частности белка, витамина С и витамина А. Сам я бы никогда не догадался съесть мох и червяка.

— Какого червяка?

— Того что был в куске земли.

— Вот черт. — Сергей закусил губу. — Видимо присутствие в моем теле Лакки дает о себе знать. Мое отвращение готовое перерасти в рвотные позывы, перекрылось пониманием того, что этого оказалось достаточно чтобы я остался жив. Да уж. Прихожу к правильной модели поведения.

— Слушай, давай начнем изучение моего мозга, даю официальное разрешение. — немного подумав он добавил. — И надо создать какой-нибудь резерв. Ну с запасом топлива, на случай таких вот рывков. А то не хотелось бы скончаться от недостатка червяков в организме.

Пока они разговаривали, собака успела прожариться.

Сергей буквально накинулся на еду.

Получилось примерно четыре килограмма мяса. — подумал он, — Если придумать как хранить, его может хватить надолго.

Но Лакки видимо решил иначе. Сергей почувствовал неладное, когда понял, что после первого поглощенного килограмма чувство голода не подумало проходить.

Решив не задавать вопросов и не удивляться, он просто расслабился.

После того как с мясом было покончено и пришло насыщение, Сергея потянуло в сон. Он не помнил как добрался до валежника. По ощущениям он уснул сразу.


Глава 6. Отцы


Всю первую половину лета Сергей и Алексей провели вдвоем.

Ближе к середине, Алексей стал часто уезжать по делам. Обычно он уезжал ненадолго, на время отсутствия давал Сергею небольшие задания. Например решить все головоломки из древнего советского сборника, или прочитать какую-то книгу.

К тому времени Сергей перестал рваться за приключениями. Он только несколько раз созванивался с друзьями, да и то для того чтобы сказать что у него все хорошо. Даже если бы у него не было заданий, он нашел бы чем заняться.

Он перечитал все книги из библиотеки Алексея. Больший интерес у него вызывала научная литература по психологии, политологии и биологии.

Как-то раз, Алексей вернулся домой не один. Это был первый человек из его окружения с которым удалось познакомиться Сергею.

Его звали Альберт. Выглядел тот впечатляюще. В нем было более двух метров роста, он был строен и широкоплеч. Его лицо удивляло правильностью черт и красотой. Волосы были длинными и почти белыми.

Если бы Сергей не увидел его в живую, а где-нибудь скажем в рекламе, то он был бы уверен что это графика. Он даже вначале подумал что это какая-то голограмма, или робот, но пожав его руку понял что Альберт живой.

Мужчина молча кивнул Сергею и по хозяйски прошел в гостиную. Он уселся на диван и с тем же молчанием и царским достоинством взглянул на Алексея.

Алексей сразу направился в кухню.

— Пойду сделаю чай.

Сергей так и застыл у входной двери не зная что ему делать. Ему не хотелось оставаться в гостинной с Альбертом наедине и он отправился за Алексеем на кухню.

— А он впечатляет.

— А? — Алексей вздрогнул от неожиданности. — Ага. есть немного.

— И в нем тоже что ли гаджет?

— Нет, но он в теме. — Алексей расставил чашки на поднос и направился в гостиную — Я тебе не говорил, — произнес он нарочито громко. Альберт явно слышал его ответ. — Мне повезло и у меня было двое отцов.

— Да ты вообще мало о себе рассказывал. — с неловкостью отметил Сергей.

— Ну так вот, — проговорил он входя в гостиную, — Альберт один из моих отцов.

— Что-то мне кажется он моложе тебя. — Сергей перестал что-то понимать.

— Да уж, время над ним не властно. — Алексей снова рассмеялся.

Сергей посмотрел на Альберта, выражение лица у того было неизменным. Будто из камня высечено. Ни одной морщинки, ни тени эмоций, будто ненастоящее.

— А ты уверен, по-моему вы совсем не похожи.

Алексей смущенно улыбнулся ничего не ответив.

— Он в мать. — ответил за него Альберт.

Его голос поражал. Он был низким, рокочущим, но при этом удивительно мелодичным. Будто с ним разговаривал концертный орган.

Сергей ждал продолжения, но его не последовало. Алексей тоже молчал.

— Мне конечно все равно. Но я надеюсь вы понимаете что все это немного странно.

Альберт гулко рассмеялся.

Алексей лишь улыбнулся.

— Ты достойный парень. — прогудел Альберт. — Алексей мне многое про тебя рассказал.

Альберт немного помолчав повернулся к Алексею.

— Я жажду продолжения.

— Мне больше нечего добавить, я думаю к концу лета все подготовки будут закончены, а дальше все пойдет своим чередом. — быстро проговорил Алексей.

— Мне кто-нибудь объяснит что здесь происходит? Что пойдет чередом?

— Да ничего не происходит, Альберт просто хотел с тобой познакомиться, выпить с нами чая.

— Отлично. — сказал Сергей. Взяв чашку с подноса, он уселся на диван с противоположной стороны от Альберта.

Алексей уселся на стол по мальчишески болтая ногами. Он громко хлюпая отпил чай из чашки.

— Такие вот дела.

— Вы знаете про гаджет? — напрямую спросил Сергей у Альберта.

Тот легко улыбнувшись, медленно кивнул.

— Более того, — добавил Алексей. — Альберт со мной не соглашается, но это практически он все сделал.

Сергей ничего не понимал и пребывал в легком замешательстве.

— И что вы об этом думаете? — спросил Сергей. После короткой паузы, не дождавшись ответа он добавил. — Леха показал мне это чудо, а сам и не представляет даже что дальше с ним делать. Я до этого момента думал что только мы вдвоем знаем об этом приборе. Я боялся что мне теперь и поговорить не с кем, а оказывается есть еще вы.

— О-о — протянул Алексей, — да ему нет никакого дела.

— Я уверен, ты ошибаешься, это ведь такой прорыв, как можно быть к такому равнодушным? Правда ведь, Альберт?

— Это может быть интересно. Есть шанс что-то изменить. — туманно ответил Альберт.

— Я не совсем понял.

Альберт не ответил. Но инициативу перенял Алексей.

— Альберт любит философствовать, но при этом он очень лаконичен. Порой я сам его не понимаю, так что просто расслабься. — Он ухмыльнулся.

Сергей, все так же ничего не понимая, откинулся на спинку дивана.

Можно было бы попробовать не обращать на этого чудака внимание, но учитывая впечатление которое он произодил, его было сложно игнорировать.

Кстати — вдруг подумал Сергей, — Лакки с момента прихода Альберта, совсем не дает о себе знать.

— Я вот о чем хотел поболтать, — как ни в чем не бывало продолжил Алексей.

Мой эксперимент удался. Все исследования, полным ходом идут к успешному завершению.

Сергей, ты за несколько месяцев перешагнул рубеж, который неспособен преодолеть ни один человек.

Позволите мне немного поразглагольствовать?

Не дожидаясь ответа Алексей продолжил.

— У каждого человека запланирован свой индивидуальный сценарий, который в принципе ничем не отличается от других.

Человек рождается, чему-то учится, возможно он становится полезным для человечества, сделает пару полезных дел и умрет. Возможно он проживет интересную жизнь, прожив ее в свое удовольствие. И это самый привлекательный сценарий. Больше этого прыгнуть просто невозможно. Простым языком, нельзя стать кем-то большим чем человеком.

Можно стать уникальным. Например юристом или инженером, или богачом, или президентом. Потратить на это десятки лет и выйти за рамки профессионализма. Ты сделал это за пару недель.

Твои познания в биологии, инженерии, психологии, превышают навыки многих значимых ученых. Возможности твоего тела, сравнимы с возможностями профессиональных спортсменов. И при этом — он весело усмехнулся, — ты остался редкостным раздолбаем.

Сергей пропустил его колкость мимо ушей. Он слушал Алексея, и одновременно думал о чем-то своем. Будто неведомые знания проникали в его голову откуда-то извне.

Сергей вдруг обнаружил, что Альберт больше не сидит на диване. Он оглянулся, — Альберта не было в комнате.

Но он не вставал, я бы заметил, — подумал Сергей.

— Где Альберт? Он ведь только что был здесь.

— Он здесь, да не обращай внимания, он так часто делает. — махнул рукой Алексей.

— С чего ты взял что я много знаю. По здоровью я с тобой соглашусь, но в плане науки, я в это погружаюсь потому что это просто интересно.

— А раньше ты тоже увлекался биоинженерией и ядерной физикой.

— Нет — смутился Сергей, — просто сейчас мне эти науки стали легче даваться.

— Мы с тобой это не обсуждали. Но на меня гаджет подействовал иначе. Я не стал физически здоровее. Мне не нужны знания. Я скорее развиваюсь духовно.

Он немного помолчал.

— В моем случае, развитие это физическая смерть.

Сергей напрягся.

— Как это?

Алексей проигнорировав вопрос продолжил.

— Когда я начинал работу над гаджетом, у меня была мечта. Я хотел изменить весь мир, — он улыбнулся, — собственно как и все мечтатели.

Я хотел распространить гаджеты среди таких же мечтателей, художников, музыкантов, ученых. Среди творцов.

Я мечтал, что эта разработка послужит человечеству, обычным не испорченным людям. Ведь у них куда больше шансов совершить прорыв.

Я не верю что политиканы или военные, дорвавшись до таких возможностей вдруг станут альтруистами. А учитывая тот факт что гаджет на каждого действует по разному, просчитать что-то практически невозможно.

— Чем они тебе так не угодили?

— Они слишком испорчены, их принципы не позволят им жить по новому.

— Снова начнешь рассказывать о своей боязни революций.

— Не начну.

— Появятся суперзлодеи, я даже не буду спорить. Гитлер ведь тоже хотел стать художником. Но их будут окружать и другие супер люди. Любое негативное действие встретит равное противодействие. Люди просто станут дольше жить, станут умнее и здоровее. Я думаю это того стоит.

Алексей задумчиво кивнул.

Интересно, — подумал Сергей, — что у него в голове?

— Все идет по плану. — Он улыбнулся.

Сергей вдруг обнаружил что Альберт сидит на том же самом месте что и несколько минут назад, будто никуда и не уходил. Впрочем как он вернулся, Сергей тоже не заметил.

Магия какая-то — подумал он.

— Я вижу перед собой две цели, — продолжил Алексей.

Первая цель, — распространить гаджет среди подавляющего большинства человечества, в первую очередь, среди ученых, людей искусства, инженеров и иных творцов.

Второе, — как можно дольше сдерживать интерес к гаджету среди правительства и военных структур, дабы предотвратить использование гадежта в милитаристских целях, или для приобретения преимущества одного государства над другими. — сказав это он надолго замолчал.

— На этом все. — вдруг объявил Алексей, Затем поднялся, собрал чашки и направился на кухню.

— То есть как все? — воскликнул Сергей. Краем глаза заметив тусклое свечение, он обнаружил что Альберт опять исчез. — Дьявольщина какая-то.

Алексей ничего не ответив уже скрылся на кухне.

— А где Альберт-то?

— Он ушел уже. — откликнулся из кухни Алексей. — он не любитель прощаний.

— А кто он такой вообще? — спросил Сергей направляясь за Лехой.

— Друг, товарищ, отец, ученый. — откликнулся Алексей. И не дав Сергею опомниться, добавил. — Ладно, собирайся, мы на несколько дней поменяем место дислокации. Жду тебя через десять минут на крыше.

Сказав это, он спешно удалился.

— Лакки, ты здесь?

— Да, я здесь.

— Я подумал ты отключился.

— Нет, я работаю.

Сергей погруженный в свои мысли, поднялся в свою комнату. Взяв куртку, он отправился на крышу. С балкона туда вела приставная лестница.

Небо уже темнело. Сергей прислушался к себе, было десять часов.

Неужели мы пол дня чай пили? — подумал он про себя.

Поднявшись, Сергей увидел, как Алексей снимает брезентовый чехол с чего-то напоминающего автомобиль. Через минуту он застыл с открытым ртом.

Это был двухместный спортивный квадрокоптер.

Концепт этих машин был совсем недавно представлен автопромышленниками.

Стоили такие средства передвижения бешеных денег, и еще столько же стоили разрешения на их использование. И вот один из этих летательных аппаратов стоял прямо перед ошарашенным Сергеем.

— Знаешь Лех, мой ресурс удивлений, полностью исчерпал себя за лето. И все это твоя заслуга.

— Лезь в салон, у нас мало времени.

Изнутри квадрокоптер выглядел как обычный автомобиль, отличались только органов управления, с датчиками было намного больше. И дизайн был на высоте.

— Так, следи за мной, постарайся понять принцип управления. На полпути поменяемся, вот такая задача.

— Постараюсь. Куда мы?

— Э-э-э. К моему второму отцу.

— Ого, сегодня прям день знакомств. Он такой же колоритный?

— Почти такой же. Тебе он понравится.

— Нам много лететь?

— Минут двадцать.

Сергей немного помолчал. Первые несколько минут он внимательно следил за каждым действием Алексея и за показаниями датчиков. После все считывалось в фоновом режиме. Сергей понял что уже сейчас сможет управлять квадрокоптером самостоятельно.

— Двадцать минут это хорошо. Я вот уже почти месяц пытаюсь поговорить про твой гаджет, и теперь тебе некуда свинтить.

— Ну что ты хочешь об этом знать?

— Как давно он у тебя?

— Почти на год больше чем у тебя.

— Сколько еще людей имеют гаджет.

— Немного.

— Кто?

— В свое время узнаешь.

— Хм. Твой гаджет так же с тобой разговаривает как Лакки?

— Нет, — он усмехнулся, — мой неразговорчивый.

— А твое тело, и здоровье?

— Поправились, но я не стал супер сильным. Не появилось большей тяги к знаниям.

Он немного помолчал.

— Я лишь приобрел понимание что это все ничего не значит. Я будто стал больше и мощнее духовно. Материя и разум ничтожны. Я сам не до конца понимаю, пока не пускаю себя далеко, так же как ты не пускаешь Лакки в свой мозг. Почему-то мне кажется что я после этого не смогу вернуться.

Сергей посмотрел Алексею в глаза. Тот еще никогда не был так откровенен с ним, Сергей это чувствовал. В глазах Алексея был страх. Его глаза будто поглощали с головой.

— Для меня больше нет границ. Я будто на краю пропасти, и шагнув в нее, я стану ею, а она мной. Я не могу быстро бегать, или поглощать по научному трактату в час, но это и не нужно. Я тоже здоров, не беспокойся. Мышцы тоже в тонусе, но на этом все, дальше развиваться нет надобности.

— Почему?

— Не знаю.

— А ты пробовал как-то себя модифицировать.

— Зачем? — Алексей раздраженно нахмурится, будто не хотел больше говорить, но потом продолжил. — Говорю же не пробовал, просто смысла не вижу, может в этом все и дело.

— Если до меня от гаджета было немного пользы, зачем ты продолжал над ним работать?

— Как это немного пользы? Так, садись за штурвал.

— Ты так от темы уходишь?

— Считай что да. Я не готов об этом говорить. Да и думать об этом тоже не готов. — Немного помолчав Алексей добавил. — Даже если я изловчусь и все тебе расскажу да объясню, толку никакого не будет. Ты должен сам понять.

Они поменялись местами и продолжили путь. Никто из них, больше не сказал ни слова.

Они пролетали над небольшим Лесом, когда Алексей указал на место приземления.

— Вот здесь, — сказал он, указывая на маленькую полянку окруженную деревьями.

Сергей приземлился.

— Ну слушай, я на таких штуках уже больше года летаю, и не рискую без автопилота садится. Ты прямо как профессионал летел.

Сергей ничего не ответил.

Они вышли на поляну. Деревья окружили их плотным кольцом. Чуть приглядевшись, Сергей увидел, что кроме деревьев поляну опоясал густой кустарник. Не было видно ни тропинки, ни даже просвета.

— Но я даже палатку не взял. — неуверенно проговорил он, совершенно сбитый с толку.

— Да это маскировка, идем. — Алексей уверенно направился к краю поляны, и через секунду исчез за стеной деревьев.

Приблизившись, Сергей разглядел узенький просвет и тоненькую ниточку тропы, которая извивалась как ядовитая змея. Раздвинув кусты руками, он поспешил вслед за Алексеем.

Через минуту, Сергей уперся во взявшийся из ниоткуда дом. Тот бы небольшой, и с виду напоминал что-то среднее между норой хоббита и большим шатром.

Алексей ждал его в паре шагов от входной двери.

— Как это возможно? — недоуменно спросил Сергей. — Мы ведь в трех часах от города и с высоты ничего не было видно. К тому же здесь все леса еще в царские времена вырубили.

— Ну а потом засадили. — Ответил резкий, скрипучий голос. На пороге дома стоял мужчина. Лицо его было морщинистым и выдавало немалый возраст. Но стать и выправка, не позволяли назвать его стариком. — привет Леш, это тот самый друг?

— Здоров дед, да. — отозвался Алексей.

— Ну заходите, что на входе застряли.

Они вошли в дом.

— Ну и все же, как это возможно? — вполголоса спросил Сергей.

— Познакомьтесь, — громко проговорил Алексей, игнорируя расспросы, — это Сергей Арменович, а это Серега, я про него рассказывал. Сергей Арменович — шепотом пояснил Алексей, — был преподавателем МГУ, там мы и познакомились. Правда в общей сложности он преподавал четыре года.

— Леша, не трать время, я сам все расскажу.

— Да, хорошо. — он повернулся к Сергею, — Серёг, мне нужно уехать, и я не знаю когда вернусь, ты пока будешь жить здесь.

— А как же исследования?

— Все данные Лакки автоматически скидывает на мой сервер. На случай осложнений, у Сергея Арменовича, под полом такая же лаборатория как у меня, он в курсе всех дел, и сможет помочь. — он немного подумал. — если я не вернусь вообще, будешь здесь до конца августа. Получается, первого сентября, исследования можно будет считать завершенными.

— А куда ты вообще?

— Ну дела у парня, Серёж, пойдём лучше чай попьём, познакомимся, у меня кстати все свое, выращенное в этом лесу.

Алексей пожал Сергею руку, хлопнул его по плечу, и развернувшись, быстрым шагом вышел.

Сергей неуверенно повернулся к старику.

— Проходи, кухня там, иди мой руки.

Не смотря на вид снаружи, внутри дом выглядел не хуже чем у Алексея. Вокруг было светло и чисто. Все выглядело очень технологично, правда развешанные всюду пучки трав, немного портили впечатление.

Сергей прошёл в кухню. Обнаружив раковину стал мыть руки, параллельно пытаясь понять происходящее.

— Ну что ты там копаешься, садись давай.

Сергей сел за стол напротив Сергея Арменовича.

— Ну во-первых, давай проясним организационные моменты. Леха меня зовет Дедом, меня это устраивает. Это чтобы не мучиться с условностями и ФИО. По сути, человек я своенравный и резкий, если что не обессудь. А в остальном, я мало чем отличаюсь от Лехи. — Он широко улыбнулся, зубы у него были белыми и ровными. — Так что чувствуй себя как дома

Сергей кивнул.

— Ты наверное есть хочешь? А то леха своими чайными церемониями любого заморит.

— Хочу, но на ночь не буду. Скоро спать ложиться.

— Режим блюдешь, молодец. Ладно, помучаю тебя немного разговорами, извини уж, я словоохотливый. Поговорить здесь, как видишь, особо не с кем. А потом уж спать уложу. Договорились?

— Договорились. — улыбнувшись ответил Сергей.

— Ну так вот, этот лес был высажен тридцать семь лет назад, в рамках проекта зеленый край, я им руководил тогда. — Он говорил чётко и размеренно. У него была хорошо поставлена речь. Возможно сказывалось преподавательское прошлое. Сергей слушал не перебивая. — Таких искусственных заповедников было создано семьдесят шесть. А этот мой самый любимый. Я специально приказал засадить его вдвое гуще. Планировал, что однажды построю здесь себе гнездо. Как видишь планы сбылись.

— Предполагаю что к вам сюда можно попасть только на вертолете.

— Нет, что ты, просто Лешка любит повыпендриваться.

— Он сказал вы его отец.

— В каком-то роде. Он ведь сирота.

— Я не знал.

— Да, у него талант, мало о себе рассказывать.

— Когда я с ним познакомился, ему было всего двенадцать лет.

— Но он сказал что познакомился с вами в МГУ.

— Все верно. Меня попросили поучаствовать в одном проекте. Мы выявляли талантливую молодёжь в раннем возрасте. Через нас тогда многие гении прошли. Но этот мальчик был самородком. Я взял над ним шефство, и опекунство. Скажу по секрету, еле успел.

— Интересная история.

Он довольно хмыкнул.

— А ты хороший парень, правда простоват, — он сделал небольшую паузу, будто ожидая реакцию. Убедившись что ее не последует продолжил. — но порой это даже к лучшему.

Сергей промолчал.

— Когда родился?

— Двадцатого октября, — недоуменно ответил Сергей. И немного подумав добавил, — пятьдесят первого года рождения.

— Весы значит, хороший знак. А я лев. — Сергей не сразу понял о чем он. Не ожидал от ученого, рассуждений относительно знаков зодиака. — Ты когда-нибудь слышал о квадрате пифагора?

— Нет.

— Оно и неудивительно. Сейчас слишком много новшеств, молодежь мало уделяет внимания премудростям пошлого. А я вот скажу тебе, что ты бездельник и прожигатель жизни. — Он снова сделал паузу. — У тебя может быть великое будущее, ты в него отлично впишешься, но только если оно само на тебя с неба упадет. Вот такой ты человек, ни рыба ни мясо. — снова пауза. — Иными словами, всего сможешь добиться, но без пинка не будешь.

Сергей сделал вывод, что перед ответом нужно тщательно подумать.

— У вас очень интересная манера общения, вы будто провоцируете меня, а после паузы поправляетесь, будто хотите эмоционально раскачать.

Сергей Арменович немного помолчал обдумывая слова Сергея, а потом захохотал.

— Молодец пацан. — отдышавшись сказал он. — извини уж, ты какой-то подавленный был, решил взбодрить тебя немного.

— Сегодня насыщенный день был. С вами вот познакомился, на квадрокоптере довелось полетать, и Леха меня с Альбертом познакомил.

— А ну теперь все ясно, этот долговязый динозавр у кого хочешь почву из под ног выбьет.

— Да уж.

— Ладно, давай спать, пойдём покажу твою комнату.


Глава 7. Первые сторонники


Проснулся Сергей рано. Он не видел часов да и из-за деревьев сложно было определить время, он просто чувствовал что сейчас половина седьмого. С появлением Лакки, у него появилось много новых чувств и знаний, которые брались казалось бы ниоткуда.

Ему было достаточно смотреть на часы раз в пару дней, в промежутках он определял время безошибочно. Он стал чувствовать погоду, — например, мог предсказать дождь за час до его начала.

Он умылся, в его комнате была отдельная ванная.

Ему очень хотелось внимательнее осмотреть дом. Вчера он обнаружил интересную особенность, — все колонны в доме, заменяли живые деревья, перекладинами служили толстые ветви.

— Прямо домик ведьмы, — проговорила он.

— Заметь, высокотехнологичный домик ведьмы, — донеслось откуда-то из глубины дома. Сергей пошёл на голос.

Сергей Арменович сидел уткнувшись в древний компьютер с устаревшим LED-монитором и что-то печатал на старенькой сенорной клавиатуре тихонько бурча себе что-то под нос. Сергей присмотрелся, тот писал какой-то документ.

— Я вот что тебе скажу, в истории не было задачи сложнее, чем навести порядок в этой стране.

Сергей придвинулся ближе, пытаясь прочитать буквы.

— А что у нас не в порядке?

— Вот представь, — он повернулся к Сергею. — Я три года угробил проектируя дата центр для госучреждений. Все нагрузки просчитал так, будто в России три миллиарда людей жить будут, и все документы будут храниться восемьдесят лет. — он опять вполголоса ругнулся, потом продолжил. — По моим подсчетам, нужно было три дата центра, они друг друга перекрывали бы, ни одно обращение бы не потерялось. Даже ресурс выделил, для биометрической защиты. По отпечатку пальца, сетчатке глаза и биометрии лица.

— Ну вроде бы все работает. Я постоянно пользуюсь, и не жалуюсь. — пробормотал Сергей.

— Потому что балбес. — спокойно проговорил он. — Они денег из бюджета выделили столько, что хватило бы девять таких дата центров построить, а построили два, и они постоянно виснут. Он с нагрузками не справляется, не сегодня так завтра накроется, больше чем уверен что второй из папье маше вылеплен. — он хмыкнул. — А самое забавное, из защиты только сканирование отпечатка пальца. Я им этих отпечатков, на всю страну подделать могу. Давно у меня руки чешутся пару законов за биометрической подписью президента выпустить, — он снова хмыкнул. — Да уверен, этот дикообраз даже не заметит ничего.

— А что вы делаете?

— Готовлю законопроект один. Жилищники за подъездами плохо следят. И я проявил инициативу, разработал аналитику, определяющую качество работы уборщиков.

— За подъездами? — Сергей удивился, — Мы ведь в доме.

— Ну и что, у меня квартира в Москве. Я вот каждый месяц за коммунальные услуги плачу, а коммунальщики свои обязательства исполняют плохо. — он с озорством глянул на Сергея. — Вот уборщица опять полы в подъезде не помыла! Ну это еще куда ни шло, прошлая вообще, просто в подъезд заходила покурить. Покурила в подъезде, бросила окурок. И пошла по своим делам.

— Вы что же, целыми днями наблюдаете за уборщицами из ЖКХ?

— Зачем же, у меня вот база работников из их управления. — он открыл какое-то приложение, — Вот распознавание лиц. Вот статистика посещений, ну и длительность пребывания. — Я два месяца писал аналитику, определяющую какая уборка производится и с какой тщательностью. Вот поверь, ни одна не мыла полы нормально.

— И зачем, вам, это надо?

— Ну, это будет только начало, можно будет оценивать качество работы практически по любой трудовой специальности, без участия контролеров, которые тоже свою работу спустя рукава делают. Главное официальное разрешение по внедрению выбить.

— Но вам то это зачем.

Он резко крутанулся на кресле развернувшись к Сергею.

— Потому что в этой стране сто лет назад все было через жопу, и сейчас ничего не изменилось. Я вот как считаю. И если ты способен хоть что-то изменить, — меняй. — он сделал длинную паузу, будто давая время, оценить важность его слов. — А начинать, юноша, нужно с мелочей.

Он тяжело вздохнул, посмотрел куда-то в пространство, а потом продолжил.

— Мне за создание системы документооборота, — он мотнул головой в сторону монитора. — Выплатили государственную премию, и наградили той самой квартирой. — Он снова замолчал, будто ожидая реакции.

— Ну по-моему многие и за двадцать лет не способны деньги на квартиру накопить.

Дед только поморщился.

— Да плевать мне на квартиру. Я работал тогда системным администратором в министерстве природных ресурсов за копейки. И на деньги мне тогда тоже было плевать. Я хотел хоть что-то изменить. Мне нужна была Идея. Рассказать тебе для чего я этот проект создавал?

— Для чего?

— Я его создавал, потому что на тот момент, лес вырубался со скоростью один гектар в секунду. Представляешь, вот так шух — он махнул рукой, — и нет гектара леса. И семь процентов этого леса, прятали в архив на семьдесят пять лет для сохранности, в качестве никому не нужных бумажек. При таких цифрах, эти документы должны были дожить до момента когда кислорода на планете перестало бы хватать. — снова значительная пауза — Ну, так считали ученые на тот момент. А я хотел что-то изменить, и изменил. И мне за это никто не платил, я это сам делал, по своему желанию. А началось все вот с таких обращений, которые тогда даже не читали. — Он снова махнул головой себе за спину. — Раньше, вот это мое заявление игнорировали бы пол года, потом оно затерялось бы куда-то, или ответили бы мне каким-нибудь обязательным официальным ответом. А теперь нет! Все зафиксировано, скопировано, продублировано, — он хмыкнул, — на бутафорский сервер. И чиновники очень скоро ответят на моё письмо, моя система аналитики об этом позаботиться.

Он все смотрел в мои глаза. По стариковски внимательно и одновременно с каким-то детским азартом.

— И знаешь Сережка, что во всем этом самое главное, а?

Сергей помотал головой.

— Деревца целы. Много деревьев. А ты все равно нифига не понял. — Он снова хмыкнул, затем резко посерьезнев сказал, — иди завтракай, я сейчас закончу и присоединюсь.


Время проведенное у Сергея Арменовича, было для Сергея незабываемым.

Под домом, оказалась настолько обширная локация, что казалось там могло бы разместиться несколько тысяч человек и чувствовать себя вполне комфортно.

Там были и благоустроенные комнаты, лаборатории, ангары со всевозможной техникой, оружейные и еще много иных помещений куда Сергей не добрался.

К чему готовился Дед, для Сергея оставалось загадкой.

Появилось у него предположение, что раз в несколько месяцев, Алексей привозит старику надоевших друзей. Ну что бы развеять его скуку. А обратно друзья, уже не возвращаются.

На второй день пребывания Сергея в гостях у Деда, в том включился режим старшины. И если раньше в парне угнездилось мнение, будто он стал неутомимым организмом. Сергей Арменович выбил из него эту дурь.

— Пока ты живешь у меня, придется следовать моим правилам.

— По каким это? — опешил от такого заявления Сергей.

Они после плотного завтрака приготовленного дедом пили травяной чай.

— Правило первое и единственное: В этом доме нет места слабакам.

— Та-ак, — осторожно протянул Сергей.

— Жопой об косяк. Вот и буду проверять насколько ты крепенький. Убежать не пытайся, Лешка очень настойчиво просил меня за тобой приглядеть. Так что не усложняй себе жизнь. Усек?

— У-усек.

— Ну тогда пойдем, испытывать эти твои, сверхспособности.

Первой локацией был обширный спортивный зал. Сергей никак не мог поверить что такие пространства могут находится под землей и не обваливаться.

Дед заставил его наматывать круги по беговой дорожке. Казалось он не считал сколько километров пробежал парень. Похоже что задача была вымотать его.

— Ну как разминочка прошла успешно? Стал чувствовать мышцы? А теперь давай двести отжиманий. Это у нас будет первый подход.

Первую половину подхода, Сергей ощущал себя довольно бодро. После отжиманий последовали приседания, и упражнение под названием скрепка.

К концу второго подхода, его руки стали просить пощады.

— Да это же позорище, я в твоем возрасте без всяких допингов, гораздо быстрее был. — На третьем подходе стонущего парня распекал старик. — А ну живо поднимайся и доделывай упражнение. Стонать силы есть, значит и на четвертый подход сил хватит.

Сила и выносливость очень разные вещи, — размышлял отдувающийся Сергей. Он старательно игнорировал Лакки, уже десять минут сулящего ему скоропостижную смерть.

Ну нет! — думал он, — Лучше я здесь подохну, но не дам этому ворчливому старику повода говорить что я слабак.

Но Сергей совершенно не оценил ситуацию.

Ближе к трем часам дня, после комплекса изнуряющих тренировок, Сергею было позволено немного отдохнуть.

Через час, Сергей учился стрелять из пистолета и полуавтоматической винтовки. После стрельбы занимался сборкой-разборкой и чисткой оружия.

— Оружие и амуниция, должны быть в идеальном состоянии. Сам хоть в дерьме измажься, а оружие в чистоте держи.

Вечером была баня.

Сергею казалось, что к концу экзекуции с вениками, Лакки расплавится и вытечет из его ушей. По крайней мере, визги гаджета, а по другому назвать его предупреждения язык бы не повернулся, явно говорили об этом. Иначе как еще можно объяснить такую панику.

Еще Сергей понимал, что если бы не эти вопли Лакки, он давно бы уже сам сдался. Все же понимание что кому-то рядом хуже и страшнее чем тебе, почему-то придает сил. И Сергей, удивляясь сам себе, плотно сжав зубы вытерпел все. И даже каким-то образом, самостоятельно дополз до кровати.

— Охренеть, — только и выдавил он из себя, и мгновенно провалился в глубокий сон.

В таком темпе прошла неделя. Изменялось разнообразие оружия, и порой Сергей учился управляться с различной военной техникой. Дед не ослаблял напор даже на выходных.

Правда на шестой день, нагрузки уже не казались такими серьезными.

— Знакомься, — это Боря — Представил дед широкоплечего детину. — Будете вместе тренироваться, чтобы не скучно было.

Парню было лет двадцать. Он был коротко стрижен, лицо было спокойное и ничего не выражающее, безразличное. И Сергей в тайне надеялся, что конституция парня объяснялась очень широкой костью.

— Серега, — он протянул руку парню.

— Борька, — ответил парень крепко стиснув ладонь. Голос у него был звонкий, и такой же нейтральный как и выражение лица.

Первые несколько дней, Сергей в паре с новым напарником повторяли программу обычных тренировок. Сергей с ужасом наблюдал как парень выполняет все упражнения без особого труда. Более того, лицо парня оставалось таким же нейтральным.

Было одно отличие, Дед ввел тренировки на выносливость, а также показывал различные боевые приемы.

Потом начались спарринги.

Первый тренировочный бой закончился одним ударом.

Боря не защищаясь не уворачиваясь. С тем же нейтральным выражением лица, одним ударом отправил Сергея в нокдаун.

Тому оставалось только сидеть и мотать головой.

— А ты чего не закрываешься, не уворачиваешься? — Насмешливо спросил Сергей Арменович. — Неужто успел стать неуязвимым? Поднимайся.

Сергей заметил что парень едва заметно ухмыльнулся.

Дальше спарринги проходили примерно в том же ключе.

Сергей тоже чему-то учился, уворачивался от ударов, блокировал, контратаковал. Но на каждое его действие у Бори было минимум три противодействия выбитые на подкорке.

Сергей выдумывал хитроумные ходы, Борис рутинно и с ленцой подавлял любые его попытки, и отправлял полежать.

— Ну а чего ты хотел? — Ехидно распекал парня Серегй Арменович — Как сопляком ты был, так и остался. Тебе кажется ты ровня солдату, который от груди выжимает штангу с тем же весом что и ты. Да только у тебя сила на халяву. А он кровью и потом выжимал из себя результат.

Сергей лишь задумчиво молчал в ответ. Он вообще не понимал зачем это все. Он в тайне надеялся что все эти тренировки скоро закончатся и он больше никогда не увидит ни Бориса ни Деда.

— Когда воин понимает что возможности слабого человеческого тела не позволяют продолжать путь, — Продолжал тем временем старик, — он не отступает, а делает еще шаг, а потом еще и еще. У тебя со всеми возможностями гаджета, в штанах кисель вместо того что обычно должно быть у всех нормальных мужиков. Именно поэтому ты пока ему не ровня.

— Я не удивлюсь если окажется что Борис профессиональный боец, и годами проводит в тренировках. Таланты талантами, но опыт гораздо полезней.

— Опыт конечно важен не спорю. Но важнее то что у тебя желания нет. Отсутствует у тебя воля к победе. Разозлиться должен. Он тебя на маты кладет, а ты вскакивай и нападай. Не можешь встать, кидайся в ноги, вали на пол и бори его. Не профессионал он, обычный пехотинец, просто знает цель, видит пути ее достижения, и делает.

Сергей договорился с Лакки, о том что необходимо начать работать над реакцией, скорость и выносливостью тела. Чем тот и стал заниматься, постоянно советуясь с Сергеем, насколько сильно стоит видоизменять его тело.

Спустя неделю Боря впервые за время спарринга, не смог отправить Сергея в нокдаун. И после этого дня настал переломный момент.

Движения Бори перестали быть ленивыми.

Если до этого спарринги представляли собой обмены ударами и приемы борьбы. Ну вернее глумление над неловким Сергеем. То теперь бой представлял собой взрыв ударов проводок и любых действий направленных на нейтрализацию Сергея.

Ему оставалось уходить в глубокую защиту, иногда удавалось уворачиваться. С большим трудом он выходил из захватов и болевых приемов. О контратаке не было даже речи.

По вечерам Сергей обдумывал каждый из примененных Борисом приемов, и раздумывал над контратакой. Он пытался найти систему в действиях парня, но тот казалось был непредсказуем.

В один из боев Сергей как и прежде ушел в глубокую оборону. Ситуация была патовая. Борис не мог его вырубить, но и Сергей не атаковал.

Раз-два-три.

Удар-удар-удар.

Левый прямой, правый прямой, левый боковой.

Левый боковой, одновременно плечом прикрывает челюсть. Не успела левая рука вернуться в исходное положение, сильнейший удар ногой в бедро и сразу левый боковой.

Сергей правой рукой уводит удар в сторону, Борис мгновенно хватает протянутую конечность, и втягивая на себя пытается взять на излом.

Сергей поднырнул под руку, освобождаясь от захвата и чудом уворачивается от подсечки.

Выпрямившись Сергей наугад, жестко вбросил правую руку вперед и попал.

Удар получился сильным. Борис растерявшись упал и на миг оба парня застыли.

Поверженный чуть помотал головой приходя в себя, Серегй же застыл с открытым ртом.

— И что ты ждешь, пока он встанет и начнет тебе ноги вырывать? Почуял слабину, сразу нападай добивай.

До Сергея только начали доходить слова Сергея Арменовича, а Борис взвился из положения сидя и метким апперкотом в челюсть отправил Сергея в полет, вперед затылком.

— Чего ты ждал? — Сквозь туман в голове услышал он сетования старика. — Влупил медведю по яйцам, и стоишь ждешь что будет дальше.

Сергей тяжело поднялся.

— Тебе улыбнулась удача, а это только пять процентов успеха. Остальные, девяносто пять, — нужно взять и воспользоваться ей.

После этого, Боря снова изменил тактику, будто подстраиваясь под успехи противника.

Он снова был нетороплив, но теперь без ленцы. Их бои напоминали партию в шахматы. Каждый удар был рассчитан, все возможные действия противника предугаданы. Одно отличие от шахмат, спарринги заканчивались победой Бориса, максимум через тридцать секунд.

Лакки не вмешивался совсем, в последнее время он очень мало выходил на диалог. Похоже сам учился. Сказал лишь что нужно зеркалить Бориса. Победить его будет сложно, нужно хотя бы научиться действовать как он. Чем Сергей и занимался оставшуюся часть лета.

И только Сергею стало казаться что он близок к успеху. Как вернулся Леха.


Алексей вернулся за ним только в конце августа. Он был приветлив, расспрашивал как Сергей провел лето, но ничего не рассказывал о себе и где он пропадал. Сергей решил не расспрашивать.

Перед отъездом из дома Деда, они по завязавшейся традиции пили чай.

— Вот смотрю на тебя и столько у меня эмоций, — Сказал Дед, глядя Сергею в глаза. — Столько названий для тебя. Самое мягкое, — недоношенный сопляк. Даже подумать страшно о том что будет лет через десять, когда планета окажется в руках твоего поколения.

Сергей оторопело смотрел на него. Дед умел застать врасплох любого.

Дед только усмехнулся.

— Потом вспоминаю себя в твоем возрасте, вот ровно так же обо мне говорили деды сорок лет назад. и знаешь что? Я сейчас в сто раз круче, умнее и здоровее тех старых пердунов.

Немного помолчав он добавил.

— Думаю ты однажды меня переплюнешь. Я понимаю Лешку, главное ведь что у тебя сердце на месте. А мне, в лице поколения прошлого, остается только верить в тебя. И надеяться, что удастся пожить еще сколько-то.

После чаепития, они коротко попрощались засобирались домой. Возвращались они на том же квадрокоптере. Вел Сергей.

Всю дорогу они провели в молчании.

Ближе к концу пути Алексей заговорил.

— Серег, тебе пора возвращаться домой.

— Куда домой?

— В Москву. Ты ведь не думал что я тебя до конца жизни теперь в изоляции буду держать. — он улыбнулся, но у него это вышло как-то грустно.

— И что теперь? — эта новость выбила у Сергея почву из под ног.

— Последний этап эксперимента, тебе нужно снова адаптироваться к жизни в обществе. Самостоятельная работа так сказать.

— Что-то мне подсказывает что ты со мной не вернешься.

— Ты сама проницательность. Я решил немного отдохнуть, съездить в отпуск. После возвращения рассчитаюсь с тобой.

— Есть ли какие-то пожелания?

— Не светись особо. Развивайся, чаще общайся с Лакки.

— Ты говорил что у кого-то еще есть гаджет, кто это?

— Для этого еще рано.

— Почему?

— Узнаешь в свое время.

— Скажи хотя бы, он функционально похож на тебя или на меня.

— Скорее на меня, его гаджет тоже не разговорчивый.

— Ты сказал, его, теперь мне хотя бы известно что он мужчина.

— Область поисков снижена вдвое. — Алексей усмехнулся.

— Есть еще пожелание. Ни с кем кроме меня, Альберта или Деда не обсуждай это лето.

— Опять ты меня зомбируешь. Я это еще весной уяснил.

— Возьми правее.

— Так дом же слева.

— Тебе на электричку.

Алексей протянул Сергею конверт.

— Здесь оплата за первые два месяца и за квартиру, я ведь ее все еще снимаю — он улыбнулся.

Сергей молча посадил квадрокоптер в указанной точке.

— Слушай, все нормально, я приеду и продолжим.

— Хорошо.

Они пожали руки, затем Сергей вышел из квадрокоптера и не оборачиваясь пошел вперед. В его груди нарастал тяжелый металлический ком.


***

Сергей проснулся в пять часов утра. Было еще темно, небо даже не начало светлеть.

Видимо Лакки решил что Сергей достаточно отдохнул.

Угли успели прогореть, а в сентябре лежать на бетонном полу не самая удачная идея. Даже если у тебя стопроцентный иммунитет.

— Я поймал сигнал их внутренней сети связи. — уведомил Лакки, — Если я не ошибаюсь с геопозицией, в двух километрах к югу есть небольшая деревня. Ближайший отряд там окажется в лучшем случае часов через девять.

— И?

— Можно добраться до нее, узнать всю необходимую информацию. Останется еще куча времени чтобы замести следы.

— Ты не смог выяснить сколько поисковых отрядов, и насколько они большие?

— Четыре отряда по семь человек плюс собака.

— А какова зона поисков?

— Они шли по следам до реки, потом рассредоточились, следов пока не нашли. Если наткнемся на один отряд, им на подмогу сможет успеть максимум еще один.

— Так, помнишь мы обсуждали выработку гормонов, ты сможешь что-то такое выделить. чтобы собаки не только меня не нашли, но и в другую сторону умчались.

— Я могу изменить твой запах, остальное вряд ли возможно.

— А если распылить какой-нибудь собачий феромон, чтобы собаки стали мешать больше чем помогать.

— Попробую.

Сергей почувствовал что его ладони сильно вспотели.

— Это что еще такое?

— Мажь на деревья, это коктейль из нескольких химических веществ. Этот запах для собак будет очень неприятен. По крайней мере он не понравился бы той собаке, что на тебя напала.

— Круто. — Сергей немного подумал. — а этот феромон смог бы и того пса отпугнуть.

— Да, отпугнул бы, но ты бы остался голодным.

— Хм, практичность значительно упрощает жизнь.

Сергей решил отправляться в путь сразу. Лишь несколько минут потратил погладив ладонями место где он спал и вход в сарай.

Выйдя из сарая, он почувствовал что его зрение изменилось, стало острее. Сергей будто стал замечать ранее не видимые следы.

Ночью какое-то животное размером с собаку проходило рядом с сараем. Он не знал что за животное, но чувствовал его еле ощутимый след, тепло тела, голод. Сергей стал видеть воздух и порывы ветра.

— Что с моими глазами?

— Пока ты спал я работал над некоторыми участками мозга. Они в основном отвечают за зрение и восприятие.

— И что я теперь могу.

— Я сам не знаю, я только вчера начал работу над мозгом. По идее должна была усилиться четкость и скорость передачи, и немного увеличен диапазон частот. Я думал все ограничится тепловым зрением.

— Я вижу как здесь было животное. Не понимаю какое и что оно делало, все очень размыто, и оно хотело есть.

Немного сосредоточившись, Сергей понял что практически все следы сфокусированы на стволах деревьев, стенах сарая, осыпавшихся листьях и иголках. На всем чего зверь касался.

— Я могу ошибиться, но это вроде был кабан, он несколько раз обошел вокруг сарая, вот здесь и здесь — Сергей указал пальцами. — а потом долго возился под той осиной, точно, я же там освежевал собаку.

Сергей подошел ближе.

— Пусто, он шкуру утащил.

— Сергей у нас нет времени.

— Да, двигаем.

Лакки наметил направляющую маршрута, прямо как на монокле, только без красной линии. Сергея внутренне чувствовал куда нужно идти.

Шагая вперед Сергей успевал погладить каждое дерево мимо которого проходил.

Я прямо как русская девица из советских мультфильмов, — подумал он с улыбкой. — Эх жаль в этом лесу Березок нет.

Через час пути лес резко закончился. Частокол деревьев будто был обрублен металлическим забором. За преградой виднелось неширокое поле. Оно явно было не природного происхождения. Сразу за полем располагались неровные ряды одноэтажных домиков.

Сергей логически рассудив решил не перелезать через забор, чтобы не показаться вором, а найти вход. К тому же через каждые десять метров над высился фонарный столб, к которому также была прикручена камера видеонаблюдения.

Он пошел вперед пока не оказался у широких распашных ворот. Ворота были открыты наружу.

Сергей заглянул внутрь, и сразу увидел бородатого мужичка, сидящего на складной табуретке, такие обычно используют рыбаки.

Бородач целился из двухствольного охотничьего ружья Сергею прямо в лоб.


***

— Как тебя зовут, оборванец?

— Сергей.

Он стоял в воротах высоко подняв руки вверх. Пистолеты взятые им у охранников лежали на земле.

Бородатый мужик сидящий перед ним был спокоен. Его серые глаза, смотрели уверенно и твердо. Ружье в его руках, смотрело Сергею в грудь

Сергей увидел что мужика окружает едва заметное оранжевое свечение, с коричневыми и зелеными вкраплениями. Они очень медленно переливались и смешивались, принимая различные формы и размеры. Это напоминало медленный завораживающий танец.

Лакки почему-то молчал. Сергей хотел было позвать его мысленно, или обернуться внутри своей головы, как тогда в комнате допросов, но не рискнул. Он не знал как поведет себя его тело, а еще он понимал, что стоит только дернутся, и мужик выстрелит. Он это чувствовал, а также то, что бородач не промажет.

— Сергей, небритый гей. — цедя каждое слово усмехнулся бородач. — И как же тебя занесло сюда, за двести километров от ближайшего города?

— Я заблудился.

— Грибник штоль? Или охотник? — он снова криво усмехнулся — Только пукалки у тебя не охотничьи.

— Я отбился от группы.

— От группы своих головорезов? — в его голосе прорезалась сталь. Он взвел курок на одном из стволов. — Я знаю что это за форма. И знаю что где-то здесь ваша база.

— Я нашел эту форму.

— Так ты еще и вор. — он взвел другой курок.

— Говори ему правду, — раздался голос Лакки.

Ну наконец-то. — с облегчением подумал Сергей, — хоть он голос подал.

— Нет я не вор. На самом деле я сбежал с их базы, я не знаю кто они. Я из Москвы, я Сергей Ковалев, меня наверное уже ищут. — Сергей судорожно сглотнул. — Меня похитили несколько дней назад. Мне удалось сбежать. Эту форму и пистолеты я забрал у одного из охранников.

— Значит помимо всего прочего, ты еще и лжец.

— Пожалуйста мне нужна помощь.

— Чем я могу помочь вору и лжецу?

— Прошу вас, я просто боялся что вы один из них, я не знал что стоит говорить.

— Что-что, как господь велит, — правду. Глядишь и поверил бы тебе, а так, даже не знаю.

— Пожалуйста помогите.

Бородач немного опустил ружье, будто давая понять что стрелять не собирается.

— Ну а чем я тебе помогу. Домой к себя я тебя не пущу, мне проблемы не нужны, ни от тебя, ни от тех кто там за тобой гоняется. Оружие у тебя есть. Транспорт я тоже тебе не дам, делать добро в ущерб себе, это не благо а идиотизм. — он снова поднял ружье. — Пошел вон. Я все же тебе помогу, тем что отпущу живым.

Сергей встал на колени.

— Прошу, скажите хотя бы где мы находимся, как добраться до ближайшего города.

— Петя, хватит уже над ним издеваться. Не похож он на лихого человека. — раздался из-за забора низкий женский голос.

— Молчи, я сам все решил.

Сергей заметил на заборе справа от ворот небольшой глазок. Видимо говорившая из-за забора женщина следила за ним. Также Сергей увидел, что светящееся узоры обволакивающие Бородача, которого женщина назвала Петей, задвигались быстрее, и стали чуть ярче.

— Да ты посмотри на бедного мальчика, он же еле на ногах стоит, ты ведь поедешь в город сейчас, как можно его так оставить? Ты забыл что это за люди?

— Это видимо ты забыла, а я помню как эти уроды обещали нас пристрелить и представить как самоубийство сектантов. К тому же у них собаки, я не знаю как ты от них так далеко оторвался. Да только они сюда придут, и если твой след оборвется здесь, я не думаю что нас это не коснется.

— Я сбил собак со следа, — быстро заговорил Сергей, — они не смогут меня выследить.

— Ага, а я не смогу разворотить тебе башку. У меня нет времени на тебя парень, извини уж за категоричность, но не могу я тебе помочь, у нас у самих беда.

В этот момент, из-за деревьев, тихо шелестя лопастями показался военный квадрокоптер.

— Твою мать. — ругнулся Петя.

— Лакки это они? — шепотом спросил Сергей.

— Я не знаю, не могу перехватить сигнал. Я тот-то чудом перехватил.

Сергей дернулся в сторону, намереваясь убежать.

— Стоять! Ни с места, они все равно тебя заметили. — Бородач хмуро посмотрел на Сергея. — Слушай внимательно. Когда я дам сигнал, подхватишь свои пугачи, и побежишь, направо вдоль забора, — он мотнул головой в сторону. — будешь бежать пока не увидишь красно-белый столбик. У него, повернешься на девяносто градусов и побежишь что есть мочи вперед, до оврага. Запоминаешь?

Сергей кивнул.

— По оврагу двинешься на юг. Где юг определишь? — Сергей снова кивнул. — Ага, овраг соединяется с рекой. Дальше двигайся по течению реки. Через пятнадцать двадцать километров, упрешься в мост.

Вертолет сделал над ними круг. Сергей заозирался.

— Жди, — спокойно проговорил Петя. — Если тебя не поймают, или не подстрелят, жди меня под мостом. Я буду там через полтора — два часа, подберу и довезу до города. Ждать не буду так что поторопись.

Из квадрокоптера быстро разматываясь заструились тонкие жгуты, вслед за жгутами, показались люди в черной одежде.

— Давай.

Сергей рванулся вперед, на ходу хватая пистолеты.

Время снова замедлилось, как и тогда в подземельях, но события все равно развивались слишком стремительно.

Через мгновение до Сергея донеслись звуки выстрелов. Он услышал как мимо его уха просвистела пуля, он с ужасом отметил что это стреляет бородач.

Ему даже захотелось на бегу выстрелить в ответ, и желательно застрелить коварного Петю. Но немного подумав, он понял, что если бы тот хотел, то не промахнулся бы.

Сергей ловко извернувшись, все же сделал пару выстрелов, ориентируясь на звук лопастей вертолета.

Он не надеялся попасть, но краем глаза заметил что вертолёт немного дернулся.

Наверное пилот среагировал на выстрелы, видимо удалось попасть по стеклу.

Краем глаза, Сергей увидел, что один из солдат, из-за резкого толчка расцепил руки.

Сергей без сожаления подумал, что было бы хорошо, если бы тот разбился. Но солдат зацепился за веревку ногами, и через мгновение, приняв прежнее положение, продолжил спуск.

Остальные солдаты, цепляясь за веревки, открыли ответный огонь.

Дальше Сергей не отвлекался на то что происходило позади.

Через несколько секунд бега, Сергей стал осознавать насколько грамотным мужиком оказался Петр. Через пять метров начался участок заросший высокими, выше роста человека, стеблями. Сергей не знал что это за растения, но они давали ему возможность оторваться от преследователей. А когда вертолет закончит высадку и последут за ним, высокие растения скроют его и от глаз пилота.

Через несколько секунд выстрелы стихли, еще через пять секунд, где-то сверху пролетел квадрокоптер.

Видимо будет теперь кружить над полем, — подумал Сергей.

Парень бежал быстро, длинными скачками. Через несколько минут, Ему стало ясно, что увидеть какой-то колышек в таких зарослях, практически невозможно. Как он поймет где нужно сворачивать.

Лакки тоже молчал. Как заметил Сергей, тот всегда молчит в критических ситуациях. Наверное сосредоточился на том чтобы организм не перегрелся.

Через мгновение, перед ним вырос огромный столб, выкрашенный красно-белыми полосами.

Нифига себе колышек, — Сергей на секунду остановился от удивления. Но потом быстро собравшись с мыслями, повернулся на 90 градусов и рванулся вперед.


Через час Сергей вышел к мосту о котором ему говорил Петя и устроился под ним.

Ждал он долго, ему несколько раз хотелось плюнуть на все и пойти вперёд по дороге. Но что-то его останавливало.

Через три с половиной часа, по мосту пронесся автобус, и только проехав мост резко затормозил.

Сергей решил выйти из укрытия. Даже если это окажутся солдаты.

Но из микроавтобуса вышел Петя. Губы его были плотно сжаты, в руках он держал ружье. На лице была написана решительность.

Кроме всего прочего, вокруг него, тонкой пленкой клубилось темно-серое марево.

Он вскинул ствол целясь в Сергея.

— Петенька, не надо! — донесся истошный женский крик из салона автобуса. — он такая же жертва.

Бородач нахмурился, и опустил ружье. На его лице читалось какое-то сожаление.

— Довезем его до города, а дальше не наше дело. Ты обещал.

— В машину. — бросил бородач. — спереди садись.

Сергей, сел в машину и оглянулся. На заднем сидении сидела немолодая женщина с заплаканным лицом.

На коленях у женщины лежала девочка лет двенадцати. Лицо девочки было бледным, глаза закрыты. Ее правое плечо было замотано окровавленными тряпками.

— Вперед смотри, — рявкнул ему в ухо мужик. — Нечего по сторонам глазеть.

Сергей отвернулся.

— Это из-за меня?

— И из-за тебя тоже.

Сергей закусил губу.

Сзади доносились всхлипы женщины.

— Лакки, ты меня слышишь? — Сергей изо всех сил сосредоточился на этой мысли. — Лакки!

— Да Сергей, я тебя слышу, пока с трудом, но слышу.

— Девочка, она похоже потеряла много крови, ты сможешь ей помочь?

— Я не знаю как ей помочь. На первый взгляд необходимо переливание крови и швы наложить.

— Ну хоть что-то ты можешь сделать?

Немного подумав Лакки ответил.

— Помнишь, мы начали выращивать новую оболочку для меня. Она почти готова, и я не перегружал никакую информацию.

— При чем тут оболочка?

— Я могу попробовать запрограммировать ее на интенсивную регенерацию. Если оболочку поместить в девочку, у нее будет больше шансов выжить.

— Какова вероятность что это поможет?

— Стопроцентная.

— Так, а что эта оболочка станет делать после регенерации?

— Налаживать контакт.

Сергей задрожал от волнения.

— То есть это будет полноценный гаджет?

— Возможно да.

— Что значит возможно?

— Сложно будет предсказать, как он будет развиваться. Я смогу дать толчок, а дальше будет зависеть от самой девочки.

Предвидел ли это Леха? — Сергей судорожно думал, его сердце заколотилось в груди. — значит я буквально могу делать себе подобных. Вот что он имел ввиду.

— Лакки, а она так же будет мучаться как и я? Ну когда ты синхронизировался с моим мозгом?

— Не обязательно, я могу замедлить процесс изучения мозга. К тому же шестьдесят процентов операций что были проведены тогда, оказались бессмысленными. Можно было значительно сократить время и болезненные ощущения.

— Л-Лакки, сколько тебе понадобится времени чтобы запрограммировать его?

— Около сорока минут, но он будет другой.

— Лакки начинай!

Дальше ехали молча.

Бородач сосредоточенно вел машину, крепко сжав руль.

С заднего сидения доносились всхлипы женщины.

Сергей каждую минуту прислушивался к слабому дыханию девочки.

От волнения он ерзал на месте.

Только бы успеть.

В предвкушении того что он сможет не только спасти девочку, но и дать ей возможность стать лучше. Его подмывало начать скорее. Думая об этом, он забыл о происходящем и улыбнулся своим мыслям.

— Чему это ты радуешься?

— Я? — растерялся Сергей. — я, э-э просто впервые за долгое время в нормальной человеческой обстановке.

— Где здесь нормальная человеческая обстановка? Мы все на взводе, моя дочь ранена, а причина всего сидит рядом и лыбится чему-то.

— Простите. Я очень благодарен вам за помощь. Я очень сожалею.

— Сожалеет он. Чего ты натворил такого, что они готовы в мирных стрелять?

— Я сам не знаю. У меня друг пропал, я не знал где он, а потом через месяц от него пришло сообщение, я дома был. Через несколько минут ко мне домой вломились такие же солдаты. Меня отрубили, очнулся я в их тюрьме.

— О господи! — вздохнула женщина на заднем сидении.

— Тихо Люб! — успокаивающе сказал Петя, — Как там тебя зовут, Сергей?

— Да.

— Петр, — он не отрывая глаз от дороги, протянул Сергею руку. Тот пожал Ее.

— Все как-то неудачно. Ты уж извини что так тебя встретил. — он немного помолчал. — Иришку, — он мотнул головой назад, — вчера вечером собака покусала. Врач урод, ехать отказался, далеко мол. Сказал утром приезжайте. Мы уже уезжать собирались, а тут тебя мои камеры засекли. Понимаешь? Какова карма, тебе помощь нужна была, а я к тебе не по человечески отнесся, и всевышний меня еще хуже наказал.

Петр так сжал руль, что кожа на нем заскрипела.

— Эта пуля могла куда угодно попасть, а попала в мою дочь. Лучше бы мне в голову, Ее то за что?

— Петя, не надо так, — сказала женщина и положила руку ему на плечо. Она уже успела взять себя в руки.

— Если это вас хоть чуть-чуть успокоит, сказал Сергей, — на меня вчера ночью напала собака, и я ее убил. Мне кажется, это была она же.

Повисла неловкая пауза. Сергей не смотрел ни на Петра ни на его жену. Он даже не догадывался что они чувствуют, но он чувствовал вину перед этими людьми. Ему хотелось хоть как-то облегчить сложившуюся ситуацию.

— И еще, я проходил медицинскую подготовку, я могу осмотреть девочку.

— Что ты делаешь? — запротестовал Лакки в его голове.

— Ты меня уже пол года штопаешь, — подал мысленный сигнал Сергей. — ты в анатомии разбираешься лучше большинства врачей. Помоги мне.

— Да гаджет ей поможет, только еще рано.

— А если она кровью истечёт? К тому же я уже сказал.

— Откуда ты там, из Москвы? — спросил Петр.

— Да, — ответил Сергей.

— Далеко же тебя занесло… Если и правда умеешь, посмотри.

Бородач остановился у обочины, и Сергей пересел на заднее сидение.

Вместе с Любой, они положили девочку на один из рядов кресел.

Сергей стал разматывать тряпки закрывающие рану.

Для Сергея она выглядела устрашающе. Кровь была повсюду. Если бы не вздымающаяся при каждом вдохе грудь девочки, он решил бы что та мертва.

— Лакки, что мне делать?

— Я не знаю, ты же врач.

— Сейчас не время.

— Прощупай пульс на шее.

Сергей положил пальцы на шею девочки.

— Так, пульс слабый, но все не так плохо как могло бы быть. Теперь проверь, есть ли выходное отверстие. Нужно понять застряла пуля или прошла насквозь.

— Как это проверить.

— Сначала размотай до конца тряпки, это в любом случае придётся сделать.

Сергей продолжил, борясь с отвращением и дурнотой. Его пугал вид крови.

Он снял последние обмотки. Рана выглядела устрашающе.

— Что дальше?

— Приподними ее и проверь, есть ли такая же дырка с другой стороны.

Сергей осторожно приподнял девочку. Со стороны спины все было в запекшейся крови. Сергея затошнило, он закрыл глаза.

— Слушай, позволь мне понизить чувствительность. — раздался в голове голос Лакки. — Это и мне мешает, и ты вот-вот потеряешь сознание.

— Да давай. — согласился Сергей.

Сергей снова открыл глаза. Крови оказалось не так много как показалось на первый взгляд. Он оглядел место где по логике должна была выйти пуля. Он и правда нашел аккуратную дырочку.

Похоже пуля вошла со спины. — начал отчет Лакки. — Спереди рана рваная а сзади ровная. Кровь запеклась и закупорила отверстия, кровь девочка не теряет, и артерий не задето. Задета ли кость я не знаю, рентген пока не освоил. Дальше пускай доктора с ней возятся. Главное, — жить будет. Поменяй повязки и потяни время, пока я гаджет не закончу.

Все что сказал Лакки, Сергей пересказал волнующимся родителям.

Когда Он сказал что нужно сменить повязки, оказалось что Люба взяла с собой большую аптечку с хорошим запасом бинтов.

Сергей взялся за работу.

— Лакки, у меня возник вопрос. Как поместить гаджет в тело девочки, Леха мне прямо внутрь головы тебя положил.

— Это не потребуется, можно положить прямо в рану, например.

— Ей же наверное рентген будут делать, его не засветят?

— Нет, он сразу сместится в грудную клетку, и будет постепенно смещаться к головному мозгу.

Удовлетворившись ответом Лакки, Сергей прекратил расспросы и сосредоточился на перевязке.

Сергей старался все делать как можно более аккуратно и медленно. Он судорожно придумывал под каким предлогом можно будет снова залезть под повязки и поместить в рану гаджет, когда тот будет готов.

— Лакки, сколько осталось до готовности?

— Еще семь минут. Я ускоряюсь как могу.

Эти последние семь минут перевязки, как показалось Сергею, были неестественно долгими.

Даже несмотря на пониженный гормональный фон, он чувствовал себя как под прицелом. Мать девочки, пристально следила за каждым его действием. Петр все время оборачивался стараясь не терять дочь из виду.

Наконец Лакки объявил о что можно приступать. Сергей почувствовал странный зуд в правом предплечье.

— Я переместил оболочку в правую ладонь. Засунь руку под повязку.

Встретившись взглядом с обернувшимся в очередной раз Петром, он понял всю сложность задачи.

— Помоги мне их отвлечь.

Через мгновение микроавтобус резко замедлился. Сразу послышался возмущенный возглас Петра. Люба обернулась к мужу.

Воспользовавшись моментом, Сергей запустил руку под бинты. Ладонь резануло острой болью.

— Ты что делаешь? — Жена Петра мгновенно напустилась на Сергея.

— Что там? — подал голос Петр. Он был немного растерян, машина снова прибавила ход.

— Мне показалось что у нее снова началось кровотечение, — высовывая руку пробормотал Сергей.

Его рука и впрямь была в крови.

— Нужен еще бинт, закупорить рану.

Он распаковал очередной бинт, и не разматывая засунул его под перевязь, на место раны.

— Нужна давящая повязка.

Движения и слова Сергея были уверенными. И женщина немного успокоилась.

Но черезнесколько секунд девочка открыла глаза.

Сергей подумал что она уже поправляется, хотел подивится такой скорости, да только девочка изогнулась дугой и стала хрипеть.

— Твою мать, Лакки! Что за хрень?

— Что ты сделал? — мать девочки казалось была готова вцепиться в Сергея зубами.

— Я не делал ничего!

— Я видела, ты что-то сделал. Положил ей что-то под повязку.

— Не делал я ничего. — Сергей был в панике. — Лакки, что делать?!

Девочка перестала хрипеть и выгибаться. Она хватала ртом воздух будто вынырнула из под воды.

— Что там происходит? — Петр стал притормаживать и оглянулся, стараясь разглядеть что происходит с дочерью.

— Мамочка… — слабым голосом отозвалась девочка.

— Ира, Ирочка, — Люба кинулась к дочери.

— Только осторожно, — предостерег выдохнувший с облегчением Сергей, — не потревожьте раны.

— Вроде все должно наладится, — очень вовремя отозвался Лакки.

— Петр, — Сергей продолжил брать инициативу в свои руки, — далеко еще до города?

— Еще минут сорок. — сухо ответил тот.

Оставшуюся часть пути, все будто забыли про Сергея. Бородач молча ехал вперед. Люба гладила дочь по голове и что-то шептала, Сергей не слушал что именно.

Девочка пришла в себя и тихонько хныкала, ей явно было больно.

— Лакки, так что это было?

— Видимо слишком быстрая сцепка со спинным мозгом. Но в этом есть и плюс, девочка быстро перезапустилась.

— Что значит перезапустилась, она ведь тебе не компьютер.

— Это тебе так кажется.

— Ох, сейчас мне не до того, лучше скажи что будем дальше делать?

— Если опираться на основы человеческой природы, нам нужно постоянное убежище.

— Я не могу сейчас вернуться домой, ты ведь сам знаешь.

— Значит нужен новый дом. Нужно подумать куда можно податься.

Какое-то время Сергей и Лакки не говорили. Родители девочки тоже молчали.

Через несколько минут Сергей снова стал рассуждать.

— Ну в Москву путь заказан, ближайшее подмосковье тоже отпадает. Соответственно моя квартира под запретом. Подставлять Алика и Игната я тоже не буду. Как связаться с Сергеем Арсеновичем я тоже не представляю. Как выход дом Лехи.

Немного подумав Сергей вдруг вспомнил одно обстоятельство.

— Игнат вскользь упоминал что может уехать к себе на родину, и когда я приехал в Москву, я не мог с ним связаться. И Алик упоминал что Игнат умотал куда-то.

— Похоже у тебя созрел план.

— Нужно найти одноразовый телефон и позвонить Игнату. Его телефон я помню наизусть.

Вскоре проселочная грунтовая дорога перешла в асфальтовую, а сплошная гряда деревьев сменилась заборами и одноэтажными домиками.

Еще через пару минут, проехали знак информирующий что они въехали в город номер 7682. По мере того как они углублялись в город, дома росли ввысь, но все равно были не сильно высокими. После Москвы с ее высотками, Сергей почувствовал себя в стране лилипутов.

Петр остановил машину возле двухэтажного строения. Выбравшись из кабины, он открыл заднюю дверь, и осторожно взял дочь на руки.

— Ждите здесь, — бросил он.

— Я пойду с тобой, — сразу же взвилась Люба.

— Хорошо идем.

— Я подожду — отозвался Сергей.

Люба вышла из салона и не оглянувшись захлопнула дверь. Они скрылись в здании.

— Лакки, — голосом позвал Сергей. — Я всю жизнь провел дома или на тусовках, я не приспособлен к побегам из тюрем и жизни в лесу. Я правда не знаю что делать дальше.

— Мы позвоним Игнату, узнаем где он, если он не поможет, мы отправимся к Сергею Арменовичу. К тому же Алексей предлагал переждать у него. Варианты есть, а дальше будем смотреть по ситуации. — немного помолчав Лакки добавил. — И как показала практика, ты без подготовки, приспособлен к любым трудностям не хуже профессионалов.

— Ага, особенно когда ты у руля. Я просто устал. Я хочу отдыха, принять обычный душ. И я не хочу этих проблем, в которые ввязал меня ты и твой хозяин.

— Сейчас не время раскисать. И у меня нет хозяев, разве что ты. Алексей мой создатель.

— Да плевать мне! Я обычный парень, я не хватаю звезд с неба и не ищу приключений. — Сергей чувствовал что внутри него прорвалась давно трещавшая по швам плотина. — И когда ты не контролируешь мои эмоции, мне хочется раскиснуть, мне хочется послать все к чертям и вернуться домой. Радость от того что родился новый гаджетоносец, и что спасена жизнь девочки, — это не радость Сергея Ковалева, это чья-то другая радость. — Сергей уже не говорил, а скорее кричал. У него тряслись руки и колени, ему хотелось плакать.

Он сделал глубокий вдох, потом еще один. Понемногу истерика стала отступать. Ему стало немного легче, Лакки не контролировал его гормоны, он сам успокоился.

Сергей и не замечал как много всего у него накопилось внутри. И все это он излил считай сам себе. Тревога отступила.

Сергей сравнил свое состояние сейчас, с тем что он испытывал в те моменты, когда страх и злость заставляли его действовать. Когда он дрался с охранниками, когда бежал по лесу.

Ну уж нет. Прежним я не стану. Уж лучше я навсегда откажусь от комфорта, и оставлю свою квартиру, чем соглашусь снова стать прежним. — Подумал он. В его голове стремительно стало вырабатываться решение. В это мгновение, в салоне древнего микроавтобуса, посреди маленького городка на свет рождался новый Сергей Ковалев, а старый был оставлен где-то в прежней жизни. Он был больше не нужен.

Как бы не было тяжело, я хочу жить по новому. Почему-то мне достался Лакки и я не знаю почему. Не знаю был ли в этом какой-то великий смысл, или нет, но я использую все свои возможности на полную. Я изменю все до чего смогу дотянуться.

— Ты когда-нибудь слышал про Оппенгеймера? — Лакки похоже слышал всю его мысленную эскападу.

— Сам ты Оппенгеймер.

— Ну или про Петю первого.

— Это ты сейчас сделал?

— Однажды ты поймешь, что на самом деле, я не делал практически ничего.

В этот момент показался Петр. Он немного помедлив открыл заднюю дверь микроавтобуса и сел в салон напротив Сергея.

Он был задумчив. Просто молча сел глядя куда-то.

— Как Ирина? Все хорошо? — спустя несколько секунд нарушил молчание Сергей.

— Э да, все нормально.

— Как ее состояние?

— Пошла на поправку. Где ты говоришь там учился медицине?

— Если честно нигде.

— Мхм, я наверное ожидал подобного ответа. А что ты ей там под повязку положил?

— Это имеет значение?

— Скорее всего уже нет. В общем тут вот какое дело, собачий укус у нее уже зажил, даже шрама нет, да и пулевое ранение почти затянулось. Наверное я до конца не узнаю, благодаря тебе это или нет. И что вообще ты сделал, так что на всякий случай, огромное тебе спасибо.

Петр протянул руку и крепко сжал протянутую в ответ ладонь.

— Тебе ведь сейчас нужна помощь, только скажи что нужно сделать, я сделаю. И прошу, не отказывайся от помощи.

— Слушай, мы ехали не шибко быстро, почему солдаты за тобой не последовали.

— Думаю они лес прочесывают, за мной не поехали, — потому что напортачили. Могли бы на своем вертолете в два счета довезти до больницы, только не те люди, гниль. Да и не солдаты они, бандиты какие-то. Так что не переживай, до города не скоро доберутся.

Сергей помолчал обдумывая его слова.

— Тебе податься то есть куда?

— Пока не знаю. Мне бы монокль или телефон одноразовый раздобыть. Главное без привязки, они личные телефоны влет прослушивают. На том и меня повязали.

— Это не проблема, есть у меня один человек нужный. Недалеко живет. Ты вот что, сиди на задних рядах, особо не высовывайся, береженого бог бережет, а я за руль сяду да доедем до места, а ты пока подумай что еще может потребоваться.

— А жена с дочерью?

— Пока здесь побудут.

Путь до нужного человека занял от силы шесть минут.

Они остановились у глухих металлических ворот, за которыми виднелся двухэтажный коттедж с плоской крышей.

Петр опустил окно, и нажал на кнопку вызова на вызывной панели. Прибор находилась на столбике как раз на уровне водителя.

— Привет Петь, заезжай. — раздался бодрый голос из динамика. Ворота открылись.

— Здоров Степаныч. — ответил Петр и заехал во двор.

Их встретил помятый мужик, в спортивном костюме. На вид ему было лет тридцать пять.

Петр вышел из автомобиля и пожал Степанычу руку, потом они обнялись.

— Какими судьбами, как поживаешь?

— Как поживаю потом расскажу, вообще я по делу. Мне телефон нужен неучтенный, ну или любой левый, главное без прослушки.

— Ого, зачем тебе, ты вернулся к делам?

— Да нет, другу помочь надо.

— Это не дешево.

— Я заплачу, деньги не проблема.

— С чего это ты расщедрился?

— С чего это ты столько вопросов стал задавать?

— Извини. У меня есть пара трубок, цена пятнадцать тысяч за штуку.

— По рукам.

— Может зайдешь, пообедаешь.

— Поздновато для обеда, да и делов по горло.

— Ок.

Степа скрылся на несколько минут в доме, затем появился с небольшим футляром.

— Вот телефон, желательно больше пятнадцати минут в сети не светить, целее будет. Номер на в футляре на листочке.

— Спасибо, я деньги сегодня-завтра кину.

Петр вернулся в автобус и выехал за пределы территории. Протянул Сергею древний телефон.

— На этом точно прослушки нет. Так, тебе бы поесть чего, и одежду бы сменить. — стал рассуждать Петр, — спал давно?

— Э-э, я ни от какой помощи не откажусь.

— Хорошо. Сейчас придумаю куда тебя определить, а там и об остальном подумаем. А ты пока звони.

Сергей быстро набрал номер Игната.

— Слушаю, — раздался на другом конце знакомый голос.

— Игнат здоров, это Серега.

— О! Привет! Как ты там?

— Ты не в курсе последних новостей?

— Нет, что-то случилось.

— Тут такое дело… в общем у Лехи какие то проблемы начались, за ним охотятся кто-то. Ну и я под замес попал.

— Насколько серьезно?

— Когда мне Леха сообщение отправил, мне в Квартиру вломились, вырубили, очнулся через пару дней в камере. Мне повезло смог сбежать.

Игнат на другом конце молча слушал.

— Как я понял меня вывезли куда-то в Сибирь. Да кстати? Этот телефон левый без прослушки, мне помогли.

— И?

— Ну я звоню чтобы предупредить, на всякий случай. И может ты сможешь мне помочь.

— Сложно Серег. Ты понял кто за вас с Лешей взялся?

— Нет. Я вначале думал гос. безопасность, но потом понял что нет. Есть предположение что это охотники за патентами.

— Ясно. Так, Москве тебе лучше не появляться. Добрые люди которые тебе помогли, они еще чем-то смогут помочь?

— Думаю да.

— Хорошо. Я сейчас на Сахалине. Думал еще здесь пробыть месяц, но лучше побуду три, пока все не уляжется. Думаю мы с Аланом следующие на очереди. Я его предупрежу, а ты если там не приживешься, двигай сюда.

— Ок! Я думал ты мне не поверишь, или трубку бросишь, — усмехнулся Сергей.

— Да думал поначалу. Так и на этот номер больше не звони, я тебе сообщением номер кину. Все давай.

Игнат сбросил трубку.

Да, Игнат очень крутой. — подумал про себя Сергей.

Петр молча ехал вперёд ничем не давая понять что слышал разговор.

Через минуту, телефон в руке Сергея завибрировал.

— Это Игнат, номер этот сохрани.

— Да хорошо.

— Так, ты знаешь за чем именно охотятся эти ребята?

— То есть?

— Что Леха изобрёл?

— Н-нет.

— Понятно. Это хотя бы не оружие?

— Нет.

— Хорошо. Смотри, на месте не сиди, лучше подальше от этого места удались. Я думаю так правильнее всего будет. Если ребята серьезные, начнут скоро оцеплять дороги. Понял.

— Ага.

— Я дела свои здесь решу и на машине отправлюсь в твою сторону, ну где будешь на тот момент. Как понимаю денег у тебя совсем нет.

— Нет.

— Найди где можно сделать обезличенную карту и кинь мне номер, я закину тебе на первое время.

— Игнат, не нужно… — хотел было запротестовать Сергей, но друг его прервал.

— Даже не спорь, не знаю что с тобой сделал Леха и почему ты стал таким стеснительным. Но обычно в таких ситуациях, друзья так и поступают., Ну все давай.

Не дождавшись ответа, Игнат отключился.

Тем временем Петр свернул на подземную парковку десятиэтажного стеклянного здания.

— Так, пойдём со мной. — сказал Петр и остановился у лифта.

Они вышли из машины и направились к раздвижным дверям.

В лифте Петр нажал на кнопку последнего этажа.

Поднявшись, они оказался в просторном светлом холле. У дальней стены располагался отделанный под мрамор ресепшн.

— Доброе утро Петр Алексеевич! — улыбнулась симпатичная блондинка за стойкой.

— Привет Маша. Так, это Сергей, проводи его в мою квартиру. Его нужно будет покормить. И еще, узнай какой у него размер и отправь кого-нибудь купить ему приличную одежду. Я приеду через пол часа.

Петр сразу вернулся в лифт.

Алексей остался один на один с Машей. Она поднялась из-за стойки и поманила его рукой.

— Идемте Сергей, — голос у нее был приятный.

Сергей последовал за ней.

Вначале они оказались в довольно просторном опупенспейсе.

В нем находилось человек сорок.

Кто-то говорил по телефону, кто-то сосредоточенно уставившись в мониторы производил какие-то манипуляции.

Они прошли через весь офис к двери в противоположной стене.

За дверью оказался просторный кабинет директора с большим столом и панорамным окном.

В дальнем углу кабинета оказался еще один неприметный проход.

Там обнаружилась квартира. Обычная квартира с гостиной спальней и большой ванной.

— В шкафу полотенца и халат. — сказала девушка указывая на спальню. — Пока приведите себя в порядок, а я закажу поесть. — на ее лице отразилась легкая доброжелательная улыбка, — Может у вас есть пожелания? Здесь на первом этаже ресторан корейской и японской кухни, и есть еще пиццерия.

— Мне чего-нибудь со свежими овощами и фруктами, и любого мяса. Да, и желательно в пластиковой посуде.

— Хорошо. Так, а какой у вас размер одежды и обуви? — деловито продолжила она опрос.

Девушка выслушав ответ мягко кивнула.

— Чувствуйте себя как дома, если вдруг что-то понадобится, есть кнопки вызова, — она указала на маленькую едва заметную клавишу в стене. — нажмите и я сразу приду.

— Спасибо большое.

Девушка снова кивнула, или поклонилась и вышла.

Сергей под впечатлением от того насколько красива была эта девушка, и от непринужденности с которой она себя вела. Особенно учитывая потрепанный за эти дни внешний вид Сергея.

В Москве, как подумал Сергей, подобная Девушка не постеснялась бы показать пренебрежения.

Продолжая думать о том хорошая она работница или все же замечательный человек, он стянул с себя одежду и направился в ванную.

Петр сказал будет через пол часа, Сергей решил провести это время под душем.

Минут через сорок он завернувшись в полотенце вышел из ванной и обнаружил на столе в гостиной разложенную еду.

Там был внушительный стейк отварной картофель и два больших блюда с овощами и фруктами.

Он не раздумывая набросился на пищу.

Не смотря на голод, он осилил не все. Еды правда было много.

Сергей блаженно развалился на диване.

Как мало на самом деле нужно для счастья — подумал было старый Сергей, радуясь возможности отдаться на волю лени. Но кто-то другой внутри него был несогласен. Он требовал действий. — Сейчас не время расслабляться.

Плюнув от досады Сергей поднялся.

— Ну а что мне делать то?!

По его подсчетам Петра не было уже больше часа.

— Так, что сейчас необходимо?

— Одежда, — тут же отозвался Лакки.

— Ага, дальше нужно определиться, куда нам направиться.

— Или все же временно остаться здесь.

Раздался тихий стук в дверь, после чего вошла Маша с тремя пакетами.

Девушка окинула Сергея быстрым взглядом.

— Здесь одежда, — сказала она и с легкой улыбкой на губах вышла.

— Маша! — Успел окликнуть её Сергей.

— Да Сергей.

— Я что-то совсем замотался, хотел спросить, как далеко из этого города добраться до Москвы на машине?

Девушка непонимающе посмотрела на него.

— У меня вышел из строя монокль, и не могу сам просчитать маршрут, мне бы понять сколько времени на дорогу уйдет.

— Я сейчас посмотрю. — ответила девушка.

— Спасибо.

Сергей изучил пакет с одеждой. Внутри он обнаружил Легкие брюки куртку рубашку с коротким рукавом, носки, трусы и удобные ботинки.

Сергей оделся в новую одежду,

Выглядел он теперь отлично.

— Как считаешь, стоит ли просить помощи у Петра, и о чем стоит просить?

— Любую помощь какую он даст, и информацию.

С момента как Сергей расстался с Пётром прошло три часа, Петр так и не вернулся.

Он уже успел просчитать примерный маршрут исходя из данных предоставленных ему девушкой.

Если найти машину, то без особых трудностей можно добраться до местности где располагался дом Алексея, и сергея Арменовича за три дня.

Сергей решил позвать Машу и нажал на ближайшую кнопку вызова.

— Вы звали?

— Да, Петр не звонил? Не говорил когда будет?

— Нет, но я могу позвонить узнать.

— Да, узнай пожалуйста.

Девушка удалилась.

Вернулась она только через пятнадцать минут.

— Петр Алексеевич просит прощения за задержку, он просил передать что приедет через полчаса. Он просил передать что если вам что-то понадобится, что угодно, это будет выполнено.

— Хорошо, — сказал Сергей удивленно.

Сергей немного напряг зрение и увидел светло-зеленое свечение вокруг девушки. Приглядевшись внимательнее, он разглядел желтые и розовые переливы.

Знать бы еще что это означает. — подумал он.

Ровно через тридцать минут в дверь вошел Петр. На руках он держал дочь. Следом за ним вошла Люба. Лица у них были странные.

Ира вися на шее отца глазела по сторонам. Петр шепнул ей что-то на ухо и она повернулась к Сергею.

Глаза у девочки оказались очень светлые, а взгляд буквально просканировал его, прошив насквозь.

Ну и ребёнок, — У Сергея мурашки пробежали по коже.

— Сереж, ты садись вот сюда, — Петр указал на кресло стоящее напротив дивана, — а мы вот сюда сядем, — они уселись на диван.

Сергей осторожно сел на кресло.

— Говоря по правде, положение у нас не очень. Уже пол города готовы тебя ловить. Никто не знает в чем дело, но деньги предлагают такие что не зная тебя, сам бы задуался. Я думаю скоро подключится полиция, и начнут объявления раскидывать всюду.

Сергей слушал, глядя на них он вновь напряг зрение. Петр светился блеклым оранжевым фоном, но основа была серая, даже стальная.

У Любы было почти тоже самое, только оранжевый больше отдавал в красноту, а основа скорее была синей чем серой.

Свечение девочки прямо пузырилось красками, цвета быстро менялись, смешивались складываясь в узоры. Сергей даже засмотрелся.

— Я не знаю почему на тебя объявлена такая охота. Есть догадки, но это не важно. Я в любом случае тебе помогу и буду помогать. — он немного подумал потом добавил, — если согласишься остаться у нас, я найду такое убежище что тебя никто не отыщет.

Сергей немного стушевался. Утром этот мужик готов был его застрелить, а спустя пару часов обещает невозможное. Сергей не знал как реагировать.

Может он все же на награду польстился? — вдруг промелькнуло у него в голове.

— Если честно, я сам не совсем понимаю почему за меня так взялись. Хм. Вернее сейчас-то понятно, я все таки убежал, и создал некоторых проблем. Но сначала зачем увезли, — не знаю. — он немного подумал. — Наверное Леха сделал что-то из ряда вон выходящее, раз те ребята идут на такие меры.

Сергей снова сделал паузу, обдумывая свои слова. Он посмотрел сидящих перед ним. Свечение вокруг них не изменилось. Лицо Петра было каменно сосредоточенным. Лицо его жены было скорее озадаченным. Девочка же глядела остро, почти не мигая, будто пыталась разглядеть о чем он думает.

— Это все происходит из-за одного моего друга. Я уверен он не желал никому зла, и Возможно даже не знает о происходящем. Но уже пострадали люди. Ирина была ранена. — хотя Сергей отметил что девочка совсем не походила на раненую или больную. — Я не хочу чтобы кто-то еще пострадал, и не хочу брать на себя ответственность.

Петр как то странно глянул на Сергея. Затем задумчиво нахмурился.

— Ты ведь с Ирой что-то сделал. — очень спокойно но безапиляционно проговорил Петр.

— Ну сделал. — ответил Сергей. Петр говорил таким тоном что глупо было отпираться.

— И косвенно, это благодаря тому что создал этот твой Леха.

— Ну да.

— Ну так вот. Моя дочь родилась с особенностью, она с рождения слепая. Раны на ней зажили, за один день, вернее за пару часов. — Петр сделал небольшую паузу, глянул на жену. — Сегодня она первый раз в жизни увидела наши с Любой лица. — Сергей только сейчас увидел что лицо Любы мокрое от слез. Она судорожно вдохнула. — да что там нас, она небо увидела, деревья и… птиц. Если для этого ей нужно было пройти через страдания, значит богу было так угодно. Ну или кому-то там, кто тебя послал.

Сергей чуть не открыл рот от удивления. И одновременно почувствовал как у него подкатил ком к горлу.

— Я тебе, Сергей, теперь по гроб жизни обязан. А если ты ещё кому-то также помочь сможешь, готов буду за тебя умереть. — он сделал паузу. — Возможно я сейчас излишне возбужден, и могу наговорить глупостей, но когда все схлынет, не думаю что мое мнение изменится. Думаю Люба того же мнения.

Петр немного помолчал.

— Ты, вот что, подумай какие у тебя сейчас планы, и если доверяешь, поделись со мной. А я сделаю все возможное чтобы помочь тебе их реализовать.

Повисло долгое тяжелое молчание.

У мужчин лица были серьезные и задумчивые. Сергей усиленно боролся с чувствами и предполагал, что внутри у Петра происходит нечто подобное. Люба смотрела в пол, одна Ирина перестала сверлить Сергея взглядом, и теперь разглядывала окно.

Лакки изобразил тактичное покашливание.

— Я могу понизить эмоциональный фон, если это уместно.

Сергей ничего не сказал, только чуть покачал головой.

Шумно вздохнув Петр поднялся.

— Выпьешь? — спросил он достав откуда то из-за дивана фигурную бутылку с коньяком. Этикетка блеснула золотыми буквами X.O.

Сергей кивнул.

Вслед за бутылкой появилось 2 бокала с короткой ножкой.

— Люба?

Женщина тоже кивнула. Из-за дивана появился третий бокал. Петр поставил их на небольшой журнальный столик, затем достал лимон и апельсиновый сок для дочери.

— Оранжевый? — спросила Ирина глядя на отца.

Тот кивнул издав судорожный звук. Сергей не понял то-ли усмехнулся тот, или всхлипнул.

Он молча разлил коньяк по бокалам большими порциями.

Затем они так же молча выпили коньяк залпом.

Горло обожгло.

Петр сразу налил еще.

Лакки, я думаю нужно рассказать им, хотя бы в общих чертах.

— Согласен, вреда от этого не будет, скорее наоборот, за девочкой нужен будет присмотр.

Сергей стал рассказывать, все с начала, как они познакомились. Он опускал многие подробности о местах и людях, чтобы в случае чего они не смогли случайно навредить.

Сергей говорил, они слушали. Люба охала или тяжело вздыхала, Петр иногда задавал уточняющие вопросы.

— Так значит с Ирой сейчас. Кто-то разговаривает? Ну в голове. — спросил Петр после того как Сергей закончил рассказ.

— Я не знаю.

— Ира? — Петр посмотрел на дочь.

— Никто не говорит, — медленно, будто а чему-то прислушиваясь проговорила она, затем добавила, — словами. Но я чувствую какие-то подсказки, будто знаю что нужно захотеть, и это случается.

— И ты подумала что хочешь видеть? — спросил не удержавшись Сергей.

— Нет, когда я проснулась, а потом почувствовала что почти не болею. И что что-то во мне новое появилось. — она немного подумала. — Я раньше не видела, потому что не могла почувствовать что-то в своей голове. А теперь я знаю что нужно сосредоточиться напрячь эту мышцу, и я смогу видеть. Я и напрягла. Если бы я знала что это так легко, я бы давно все видела.

— А что еще ты можешь? Ты что-то еще хотела?

— Пока нет, но я просто знаю что я могу, а все остальное, — я не уверена что получится.

— А ты стала сильнее, или быстрее?

Девочка улыбнулась.

— Пока из суперспособностей, только умение видеть.

— У тебя есть понимание что ты будешь делать дальше? — спросил Петр.

— Сначала нужно затаиться, а потом решать что делать со всем этим дальше. Игнат сказал выбираться из города и мотать отсюда подальше.

Петр задумчиво кивнул.

— Если сможешь мне довериться, то одно убежище у тебя есть. Кроме этой Квартиры у меня есть бункер в ста пятидесяти километрах отсюда.

Сергей подумал.

— Нужно еще как то с Лехой связаться.

— Тогда, пока что ждём здесь, ночью перевезем тебя в бункер.

Опять подземелье.

До выезда оставалось четыре часа.

Сергей решил снова позвонить Игнату.

— Игнат привет, в общем я пока здесь останусь. Попробую переждать.

— Ага, ок. Кстати, я тут с Аланом связался, на его батю наезжать пытались, и самого Алана выдергивали, он мягко говоря в шоке. Сам думает свинтить куда-нибудь.

— Ого.

— Этого следовало ожидать. Я в свой офис звонил, там тоже были внеплановые проверки, вызнавали где я. Благо на Сах я на тачке приехал, не отследят.

— Твою мать.

— Ну да. Я подключил нужных ребят на помощь, и Аланова бати подвязки есть. Открыто нас выцеплять не будут, пока. Знать бы еще в чем тут дело. — он помолчал. — Я вот что подумал, я могу до тебя доехать, через неделю. Вместе подумаем как выбираться.

— А ты сможешь.

— На машине приеду, а что, отпуск без приключений не отпуск. К тому же лучше решить эту проблему, чем забивать на неё.

— Спасибо.

Лакки, — позвал Сергей, у него стала зарождаться безумная мысль. — А сколько гаджетов ты можешь сделать за раз, и сколько это займёт времени?

— За неделю и семнадцать часов, я смогу вырастить или 6 гаджетов одновременно или тридцать семь.

— А почему такой разброс?

— Зависит от того бужу ли я делать гаджет для моего переезда.

— Понял, тогда делай пока шесть. Это как то отразится на моем состоянии или здоровье?

— Нет, разве что на аппетите.

— Нужно будет в будущем подумать о переносе производства за пределы моего тела.

— Принято.


До переезда они разговаривали о разном.

Петр оказался выходцем из детдома. После, он много учился и открыл бизнес в сфере недвижимости. Потом еще один. Уклончиво упомянул про лихие дела в юности.

Результатом было немалое состояние. Недвижимость в разных городах России и мира.

С Любой он познакомился в те времена когда учился в институте.

Потом появилась Ира.

Настала новая жизнь. Нужно было больше покоя и чаще находиться дома. Были наняты орды топ менеджеров, и бизнес стал расти новыми темпами без участия Петра.

Ира занимала все время.

Несмотря на слепоту она росла доброй не зажатой девочкой. Ее особенность мало сказывалась на ней и на ее характере.

Теперь же, Жизнь Иры буквально перевернулась с ног на голову.

Раньше для неё существовал один мир, полный запахов звуков и ощущений. Теперь же, перед ней открылся путь в новый мир, который представлялся чем то отдельным.

Ира начала учиться жить заново. И делала это огромными темпами.

Она играла в одной ей понятные игры. Например бегала по квартире огибая предметы и мебель, которую перед этим расставила вокруг. Или закрывалась в комнате и поочередно включала и выключала свет.

Ей никто не мешал и не останавливал, не смотря на то что ее стало очень много повсюду.

Последний час взрослые разбрелись по разным углам Квартиры, и наблюдая за Ириной, молча думали о своём.


Интерлюдия 3


Я снова сижу все в том же кабинете, на том же самом кресле. Почему эти сны так реалистичны? Может все дело в том насколько удобная здесь мебель?

Я смотрю запись с чужого монокля. Очень интересный эффект, я внутри себя который находится внутри другого человека…

Я вижу все так будто все происходящее с человеком на записи происходит со мной.

Напротив меня сидит человек. Он толстый и лысый. Со здоровьем его не лады, и виной этому явно образ жизни. Он сидит с важным видом и смотрит на меня, как хозяин муравьиной фермы глядит на пытающееся сбежать насекомое. Этот взгляд легко может впечатлить кого-то слабонервного, наверное его владелец долго репетировал.

Его атрибуты власти не ограничивались выражением лица, дорогим костюмом и золотыми часами.

За ним, каменными глыбами возвышались трое телохранителей в черных костюмах.

Что-то в манере этого мужчины, выдавало посыл, мол попробуй мне перечить и эти молодцы начнут медленно растирать тебя в муку.

— Ну что ты артачишься, — сказано с почти физически ощущаемым презрением. — Я своими глазами видел записи, где ваш Сергей крушит базу охотников. Они по дружески показали мне. Да только не друзья они, я их уничтожу когда они перестанут быть полезными. Но они ваши враги, а враг моего врага мой друг.

Мне даже захотелось поморщиться от нелогичности умозаключения.

— Здесь сложно не сложить два и два, все началось с вас. И все мои аналитики твердят что никто кроме Ковалева не может быть источником появления суперлюдей.

Владелец монокля все так же молчал. Мне вдруг стало очевидно вся несуразность ситуации. Будто сурикат пережовываемый львом, сохраняя последние крохи жизни норовит заглянуть в глаза хищнику и продемонстрировать что на самом деле он здесь хозяин.

— Я тебе предлагаю, добровольно сделать меня таким же. — с нажимом продолжил мужчина. Слово предлагаю с легкостью можно было заменить на приказываю. Интонация больше подходила к этому. — Поверь, те воришки что два года назад держали тебя в своих застенках, крайне ничтожны по сравнению с организацией которую представляю я. Мы не любим ждать, и не будем играть в пятнашки как те ребята. Или по хорошему начнешь сотрудничать, или…

Мне был виден насквозь этот человек. Единственное что в нем внушало уважение, это раздутое до умопомрачительных размеров эго. В целом это был довольно жалкий человечек. Слабый, не совершивший в своей жизни ничего полезного. Все что давало ему почву для самомнения, было на деле паразитированием.

— Вы почему-то считаете, — услышал я спокойный голос. — что вы настоящий герой, который пришел подчинить злое чудовище. Вот вы вошли в мою пещеру, пытаетесь найти, и даже не подразумеваете, что пещера на самом деле моя пасть.

Лицо собеседника начало багроветь. Голос продолжил.

— Я не знаю, Михаил, на что вы рассчитывали завалившись сюда со своими мальчишками. — Я ощутил как вдруг оказался за его спиной. Я сам не понял что произошло. Телохранители синхронно заваливались на спины. — И я даже не догадываюсь, чем вы думали, надеясь уйти отсюда живым.

На его плече сомкнулась моя рука.

— Что вы позволяете?! Да, да ты знаешь кто я?!

— Я много чего знаю, особенно о вашей самоуверенности. Но это не важно. Все что стоит знать, что вы сейчас на моей территории. А в ящике моего стола лежит моя любимая циркулярная пила. Я давно решил не убирать ее далеко.

Михаил, стал бледнеть. Похоже до него стал доходить смысл слов, а также то, что он остался один на один в комнате с человеком… Или не с человеком, с хищником для которого он в лучшем случае кусок вкусного мяса.

— Мне даже стало искренне интересно, когда же энтузиасты из вашей братии, начнут докладывать руководству, а не самостоятельно пытаться получить вишенку на торте.

Что было с Михаилом дальше узнать мне не довелось. Я снова погрузился в калейдоскоп событий.

Я видел как согласовываю планы постройку чудесных городов. Я был так воодушевлен, что почти физически, будто наяву видел еще не построенные мегаполисы, что процветали в непригодных для жизни местах этой планеты.

Я видел города и целые страны на других планетах и галактиках. Закладывал фундамент будущего для своего народа. Я видел какого величия мы достигнем далеко после моей смерти. Когда уже никто не вспомнит кто я такой.


Часть вторая. Калейдоскоп

Глава 8. Возвращение и погоня


Эта неделя пролетела незаметно.

Бункер не угнетал. Вернее было просто не до него.

Ирина быстро прогрессировала. На взгляд Сергея даже быстрее чем он сам.

Девочка стала очень быстрой, гибкой и сильной.

Ирина вместе с Сергеем и Петром первые несколько дней занимались тем что смотрели различные боевики с особо сложными трюками. Затем, они пытались все повторить. Благо в бункере был полностью оборудованный спортивный зал с мягким полом.

И если Сергей многое не мог сделать самостоятельно без вмешательства Лакки, то девочка любые трюки исполняла практически с первого раза.

У Сергея было несколько гипотез. Либо это из-за того что Ирине всего тринадцать лет. Либо гаджет действует на нее иначе. Либо у нее полностью отсутствовали тормоза.

Сергей на каком то этапе понял, что психологически боится повторить многие трюки. Физически может, но мозг сопротивляется. Ирина же, казалось вообще ничего не боится.

Еще одна особенность, Сергей вспомнил что он чуть ли не через пару дней синхронизации с гаджетом, стал ощущать непреодолимую тягу к любым знаниям. Он за очень короткий срок поглотил огромное количество материалов из библиотеки Лехи.

Ирина же не интересовалась книгами. Разве что книгами с головоломками и загадками на внимательность. Она тоже собирала информацию, буквально просеивая весь окружающий мир. Она была очень внимательна к мелочам. Многое стала подмечать и отгадывать. Даже там где это было не очевидно.

Позже оказалось, что Ирина как и Сергей стала видеть свечения вокруг людей, только она стремилась сопоставить каждую деталь, от цвета до интенсивности мерцания с внешними проявлениями людей. Будь то Петр, Люба или Сергей.

Кстати кроме них в бункере было еще два парня. Видимо какие-то подчиненные Петра, скорее всего безопасники как решил для себя Сергей. Парням не повезло, они стали для девочки подопытными кроликами.

Ира порой часами сидела внимательно разглядывая в упор не знающих куда себя деть парней, и заваливала их вопросами, на тему как они себя чувствуют, или о чем думают.

Видимо из-за того что Ирина росла с осознанием того что она отличается от других детей, по особенному сформировало ее характер. Не понятно повлиял ли на ее психику гаджет, но то что порой даже Сергей начинал себя чувствовать не в своей тарелке, заставлял проникнуться к этой девочке искренним уважением.

— Интересно, — девочка сидела с Сергеем на кухне. Они пили какао. Ира восседала на высоком барном табурете и по ребячески болтала ногами. Эта картина могла показаться наивной, вот только лицо девочки было очень спокойным, казалось очень взрослым и мудрым. Сергей порой не знал как себя с ней вести.

— Ты сильно отличаешься от мамы и папы, да и от Бори с Сережей — Это она про безопасников отца.

— Чем же?

— Много чем, жаль что я себя со стороны не вижу. и не могу сравнить. Но важно не это. Ты ведь понял что я могу догадаться о чем ты думаешь. Ну по сполохам твоего свечения. Ты пытаешься нарочно вести себя иначе чтобы сбить меня с толку. Мне это не особо мешает, но навык полезный. Я думаю что и меня можно будет легко прочитать, если найдется кто-то кто умеет. Нужно научиться действовать, думать и светиться в разных амплитудах.

— Получается ты видишь закономерности между мыслями, действиями и свечением?

— Ну да, я сравниваю с собой, чтобы понять… э-эм азбуку. Думаю потом можно будет не сравнивать, и тогда станет проще сопоставлять явления.

— Я предположил это. Но все же не до конца понимаю как ты это делаешь, можешь рассказать?

— Я еще сама не до конца поняла. Но если рассуждать, можно сказать так. Когда ты о чем-то думаешь, это всегда имеет отражение в твоих чувствах. Наверное именно внутреннее состояние отражается в свечении вокруг людей. И на него реагирует тело, принимая ту или иную позу, совершая жесты. Мимика лица очень помогает разобраться, в частности микро сокращения лицевых мышц. И если понять какой сигнал какому свечению и какой мысли соответствует, то можно легко раскрутить клубок назад и понять о чем ты думаешь. — девушка немного подумав добавила. — а если заставить тебя повторить некоторые манипуляции, или добавить цвет или интенсивность в свечении, то можно заставить тебя думать так как мне нужно. Ну мне так кажется.

— Ну прямо таки сможешь заставить, — рассмеялся Сергей с едва различимой нервозностью.

— Не думаю что это будет просто и быстро, но мне кажется вполне возможно.

— Знаешь, мы с тобой не так давно знакомы, но ты рассуждаешь не как тринадцатилетняя девочка.

Ира задумалась.

— Наверное ты прав, за последние дни во мне что-то изменилось. И почему-то сейчас в голове родилось слово рациональность. Правда, похоже я не до конца понимаю что оно означает.

На исходе шестого дня, Сергей вручил Любе и Петру по гаджету. Лаки смог закончить их чуть быстрее, и изменил их структуру. Теперь их достаточно было просто проглотить.

Они с синхронной солидарностью почему то попытались отказаться. Но тут вмешалась Ирина. Она сначала даже ничего особо не говорила, только укоряюще поглядела на непутевых родителей. Потом с удивившей всех мудростью сказала.

— Вы лучше не о том думайте чтобы отказаться от такого дара, я вижу, думаете будто не заслужили. Подумайте о том что сделать, чтобы сторицей отплатить за эту возможность.

Сергей не умел видеть людей так, как исхитрилась научиться эта девочка. Но он понимал что Петр из тех людей, которых не легко застать врасплох или в чем-то убедить против его воли. Правда тут он был похож на виноватого школьника.

Чертовщина какая-то. Сергей очень Надеялся что Ирина не начала оттачивать навыки внушения на родителях.

Потом приехал Игнат. После короткого знакомства, они сидели в гостиной. Вряд ли эту комнату в бункере можно было так назвать, но вся необходимая мебель там имелась. Люба заварила какой-то травяной чай.

Сначала я рассказал всю историю Игнату, от начала и до конца.

— Как я понимаю, — сказал Игнат, — раз Петр и Люба так спокойно реагируют на все что ты поведал, эту историю они уже слышали.

Сергей кивнул.

— Правильно сделал что мне рассказал. Да и Петр как я погляжу, мужик толковый. — с этими словами он в который раз, едва скрывая удивление оглядел свод бункера. — Но думаю на этом, стоит остановиться.

Сергей непонимающе нахмурился.

— Не думаю что у тебя за это время появились более близкие друзья чем Алан и я. — он выдержал короткую паузу. — Но уверен, что например Алану лучше об этом не знать. Ну а всем остальным и подавно. Пока не могу оценить к чему это может привести, но вряд ли к чему-то хорошему.

— Согласен, — кивнул Петр.

Ирина сидя в углу тоже кивнула.

Если не встречаться с ней глазами, ее жест выглядит даже по детски мило, — поймал себя на мысли Сергей.

— Ладно, нужно решать как дальше быть. — Сергей почувствовал тень ощущения, что даже Ира понимает в ситуации больше него.

— Я считаю, нужно возвращаться домой. — сказал Игнат. — Мы не преступники чтобы ударяться в бега. Тем более от каких-то бандитов.

— Как быть с вооруженными людьми в масках? — спросил Сергей.

— У меня много полезных друзей. Ситуацией уже занимаются. Думаю к моменту нашего возвращения, ситуация будет в процессе разрешения. Кто бы это не был, они далеко зашли.

— Все же думаю, сразу в город соваться не стоит. И здесь у меня есть план действий.

— В дороге обсудим. Пора выдвигаться. — прервал его Игнат. — Кстати, у вас какой план? — этот вопрос он адресовал уже Петру.

— Обратно домой возвращаться.

— Вижу, у вас есть ресурсы. На ближайшее время, обеспечьте себя безопасностью.

Петр согласно кивнул.

Сергей распрощался с Петром, Любовью и Ириной. Они договорились поддерживать связь и встретиться после того как это все закончится.


— Ну рассказывай какие у тебя там соображения? — сказал Игнат.

Они выехали из города на его дорогущем внедорожнике.

— До того как меня, ээм — Сергей замялся не зная какое слово подобрать. — Украли, мне Леха сообщение оставил. Как мне показалось, он хотел чтобы я заехал к нему домой, ну в тот поселок. Мне что-то подсказывает что первым делом нужно ехать туда.

— Ну торопиться нам нет необходимости, поэтому я даже спорить не буду. Заодно посмотрю, как еще могут жить богатые люди. — Игнат усмехнулся, он все еще был под впечатлением от убежища бородача. — Бункер блин, — пробормотал он еле слышно, — интересно, когда я сам бы до этого додумался.

— Игнат, мы ведь могли переждать у Петра какое-то время.

— Не стоило, и так они привлекли к себе лишнее внимание. Я очень сомневаюсь что к ним не придерутся. — задумчиво проговорил Игнат. — Петр мужик не простой, это видно, но лучше не усугублять ситуацию.

Сергей кивнул, он и сам это понимал. Ничего не мог поделать, но очень не хотел чтобы с этой семьей что-то случилось.

— Я бы еще заглянул к Сергею Арменовичу, — добавил Сергей. — Думаю он тоже сможет помочь.

Игнат кивнул.

— И это, — Сергей протянул другу раскрытую ладонь на которой лежало небольшой овал. — это гаджет.

— И что мне с ним делать? — Игнат покосился на предмет, напоминающий перепелиное яйцо.

— Проглотить.

— Я очень рад оказанной чести, — хмыкнул Игнат, — Но я долго буду думать о том что эта штука вылезла из тебя.

Друзья рассмеялись.


Они Ехали до поздна.

Сергей был шокирован узнав что до Москвы ехать четыре с половиной тысячи километров.

— Да нормально, я люблю ездить, — беззаботно ответил Игнат. — Сегодня я предлагаю переночевать в машине, а завтра по пути будет триста тринадцатый. Это должен быть большой город, там заночуем с комфортом.

На том и порешали.

Перед сном Игнат проглотил гаджет.

Спал он долго, Сергей давно проснувшись решил не будить друга. Игнат не выказывал никаких признаков того что чувствует боль и похоже не ощущал вообще никакого дискомфорта при синхронизации.

Сергей тем временем, обсуждал с Лакки, что предпринять чтобы вырастить как можно большее количество гаджетов в короткие сроки.

— Мне не нравится что гаджеты растут во мне. Я как матка, мне не нравится такая аналогия.

— Я попробую прикинуть варианты, как вывести производственный процесс за пределы тела.

— То есть это возможно?

— Пока не знаю. В любом случае нужно прямое взаимодействие с твоим организмом.

— А если например Иру или Ината рядом посадить.

— Не могу найти решение, какой-то блок стоит. Похоже все завязано на нас с тобой.

— Черт. Уверен у Лехи еще должны сохраниться образцы.

— Но это мы узнаем когда с ним встретимся. Мне приостановить на время производство новых устройств?

— Пока нет, Леху еще найти нужно. И не начинай искать решение проблемы, ну вывода производства за пределы тела?

— С кем ты говоришь? — отозвался проснувшийся Игнат.

— С Лакки.

— А, это тот твой воображаемый друг?

— Ага, такой же как и в тебе.

— Не слышал чтобы шизофрения воздушно-капельным путем передавалась.

— У меня она мутировала, особо агрессивная.

Проснулся он довольно свежим, будто качественно выспался на удобной кровати.

— Оставшиеся устройства, я использую для увеличения работоспособности. — добавил Лакки. — Постарайся в ближайшее время не находить раненых девочек и старинных друзей.

— Хорошо, — усмехнулся Сергей. — а зачем тебе две оболочки, — Сергей прикинул, сколько еще устройств должно было остаться.

— Мне нужны дополнительные мощности для ускорения процессов. И для создания резервной копии.

— А зачем тебе резервная копия?

— Для стабилизации процессов.

— Я ничего не понял, но ладно. Через сколько будут готовы еще гаджеты?

— Через три дня, шесть штук.

Сергей кивнул.

— Слушай, вот ты говоришь устройства, а гаджеты они ведь биологические, прям из моего тела. Мне кажется они уже не устройства.

— Можешь назвать их организмами, — нехотя сказал Лакки. Его ответ был больше похож на недовольное бурчание.

***

Вдруг что-то изменилось.

Я стал уплывать куда-то далеко. Калейдоскоп из событий буквально бомбардировал мое сознание. Образ за образом, событие за событием. Мне хотелось кричать, но не чем. У меня не было губ и глотки. Или были но я не мог ими пользоваться.

Я ощущал бесконечные удары воспоминаний и не мог закрыться от них. Хотел защититься руками, но и рук не ощущал.

Я моргнул. Мы с Игнатом в лесу, уже темнеет. Мое сердце гулко стучит в груди. Мы бежим.

Гонимся за кем-то?

Нет убегаем. Да и за кем нам гнаться?

Бежим довольно давно, даже я стал чувствовать усталость. Как же справляется Игнат? Игнат выглядит бодрыми спокойным.

Так, как я здесь оказался? Хочу спросить у Игната но понимаю что лучше молчать.

— Лакки, что произошло?

Тишина. Я его даже не чувствую. Будто его и нет.

— Лакки, — снова позвал я. Но что-то внутри подсказывало что он не ответит. Не слышит, или не хочет отвечать, но ответа я не получу.

Знаю что нужно бежать и не останавливаться. Мы давно оторвались, но нужно выиграть больше времени.

Чувствую сожаление от того что я оставил пистолеты у Петра.

Так а от кого мы убегаем. В памяти пустота.

Ну не может такого быть, я должен вспомнить. Знаю откуда-то что прошло уже пять дней, но что за эти дни произошло, без понятия.

Нужно напрячь память

Все что я видел перед собой, вдруг покрылось трещинами. Снова накатила темнота.


Я стою…

Сергей стоит в каком-то помещении. Весь в крови. И это не его кровь.

Перед ним растрескавшееся зеркало. В отражении, позади него тело человека. Он мертв. Знаю это потому что я его убил. Вернее Сергей.

От осознания этого мне захотелось поежится. Или нет? Мысль об убийстве человека меня не пугает. Тем более я знаю что защищался.

Сергею очень страшно.

Смотрю на себя.

Я плачу. Или правильнее сказать Сергей плачет. Уши заложены. Но звук начинает возвращаться. И я слышу как кто-то кричит.

Это кричит Сергей. Кричит на свое отражение.

— Ты что думал, получил гаджет и ты теперь избранный? Тебя кто-то там благословил?

Да это проклятье дебил, и если после всего ты этого не понял, я не знаю как до тебя достучаться.

Любой человек еще в самом начале сдох бы и благодарил бы бога, но нет же, твое тело не позволит тебе умереть, тебя бьют, колют, разрывают на части, а ты вновь живой.

Да если бы ты знал тогда что тебе предстоит, лучше бы покончил жизнь самоубийством.

Очнись! Просыпайся!

Но вдруг вмешался чей-то насмешливый голос. В нем было столько силы и мощи, что крики показались едва различимым писком.

Все осветилось мягким голубоватым светом.

— Значит мы стали свидетелями того, как проклятье стало благом, — раздался громоподобный раскатистый смех.

Я моргнул.


— Игнат, нужно уходить, срочно! — едва не переходя на крик натужно прошептал Сергей.

— Ты чего такой напуганный.

— Там в туалете труп. Солдат. Как те что на меня напали.

— И что он там делает?

— Лежит.

— Ну это понятно.

— Ладно, сейчас не до объяснений. Он на меня напал я его убил. Учитывая то как эти молодцы работали раньше, — думаю мы уже окружены.

Стоит отдать должное Игнат не поддался панике. Лицо его было напряжено, но при этом выдавало решимость.

— Я почти собран, — с напускным спокойствием произнес он. — Видимо прямо сейчас готовят облаву, и тот парень не ожидал застать тебя в туалете. — Игнат ненадолго замолк прикидывая что-то в голове. — Нужно попробовать пробиться к машине.

— Ага, — коротко кивнув согласился Сергей. — Я постараюсь отвлечь их на себя. Огнестрела у них нет, только шокеры. Похоже цель нас живыми взять. Ну, вернее меня.

С этими словами Сергей протянул Игнату небольшой шоковый пистолет. Он успел снять его с бойца в туалете.

— Будем надеяться, погнали.

Номера Сергея и Игната были на втором этаже. Сергей попытался напрячь зрение как тогда в лесу, но не смог ничего понять, следов было слишком много.

На первом этаже и в холле они никого не заметили. Кстати персонал так же отсутствовал.

Коротко кивнув друг другу друзья разминулись. Сергей бросился в противоположную от стоянки сторону. Игнат, решив выждать несколько секунд направился к припаркованной машине.

Сергей оказался на не длинной дорожке перед гостиницей. По бокам дорожку обрамляли аккуратные клумбы с цветами. Дальше она поворачивала в сторону парковки. Территория гостиницы не была огорожена забором, однако ограду заменяли довольно густые и высокие кусты.

Сергей сразу увидел троих мужчин. Один спрятался за мусорным баком, еще двое притаились в кустах. Все трое на большом расстоянии друг от друга и образуют что-то вроде полукруга.

Ну понятно, контролируют периметр. Но что делал тот в туалете?

Заметив боковым зрением какое-то движение, резко рванул вбок и перекатываясь через спину вновь оказался на ногах.

В этот момент, на место где стоял Сергей, с козырька подъезда спикировал четвертый человек. Видимо хотел разом решить все проблемы повалив Сергея на землю и сразу скрутить.

Человек был в черном костюме плотно облегающем тело. Он ловко приземлился и неуловимым движением выхватил из-за пояса что-то напоминающее пистолет.

Миг, и в Сергея летят маленькие стрелки, готовые пронзить его огромным зарядом электричества. Сергей отклонился вбок, пропуская угрозу мимо себя. Затем бегло оценил обстановку и отметив что трое людей окруживших гостиницу не успели сориентироваться и пока сидят на местах. Сергей бросился навстречу к выстрелившему. Он намеревался быстро вырубить того одним ударом, чтобы не оставлять за спиной.

Одним прыжком Сергей оказался рядом с парнем, и выбросил сжатый кулак на встречу его челюсти.

Ему вспомнилось все что вбивал в него Сергей Арменович, да и побег из застенков не прошел бесследно. Сергей уже все для себя решил. Есть враги, и с ними нечего миндальничать. Нужно дать жесткий отпор.

У него в голове горели эти мысли. Наверное поэтому он не сразу заметил что его кулак не встретил преграды.

Его противник успел резко присесть и выбросил вперед ногу стремясь сделать подсечку.

Сергей, подпрыгнув кое-как успел увернуться, затем изо всех сил рубанул кулаком парню в голову. На голове того была черная балаклава, и лица Сергей не видел, но понял что удара хватило.

Целился бы в челюсть, точно промазал бы, уж больно тот прыткий. А так, грубо в лоб, удар конечно не самый сокрушительный, но парень завалился на спину и не шевелился.

Весь поединок занял несколько секунд.

Сергей вовремя развернулся чтобы увидеть, как из своих укрытий как чертики из табакерки повыпрыгивали такие же бойцы. Сергей отметил что все они были в черной одежде, которая учитывая вечерние сумерки отлично их маскировала. Будучи обычным человеком, он бы их не смог заметить.

Тем временем парни стремительно неслись к нему. Сергей оценил то с какой ловкостью и быстротой они передвигаются. Да и стремительность того парня, что он до этого вырубил подсказывала что он не справится с троими.

Лакки снова молчит, непонятно что он делает и участвует ли как то в том что происходит, но его помощь сейчас бы совсем не помешала.

— Лакки, ты здесь? Ты можешь подключиться?

Сергей рванулся вперед. Он прикинул кто из бойцов находится дальше всех и направился к нему. Он решил что нужно как можно дольше избегать столкновения со всеми сразу.

— В этом нет необходимости, я боюсь помешать.

— Чему ты боишься помешать, моему пленению?

Когда Сергею до противника оставалось пять метров, то резко присев выхватил травматический полуавтомат. Видимо он решил не повторять ошибки своего коллеги и не подпускать беглеца близко.

Боец, выпускал пулю за пулей, по мечущемуся из стороны в сторону, Сергею. Тот успевал уворачиваться, но стрелок был метким и быстрым.

— Ты справляешься не хуже, чем если бы я подключился, но при этом не тратится много ресурсов. Не забывай что в прошлый раз ты чуть не умер.

— Я тебя сейчас не понимаю, а по чуть чуть использовать нельзя ускорение, ну и подключения?

— Можно, но тебе нужно учиться самому управляться со своим телом.

— Ну супер.

— Ситуация не критичная, и я все контролирую. Смогу подключиться в случае острой необходимости.

На взгляд Сергея все происходящее являлось случаем требующим вмешательства гаджета. Он стал понимать что не успевает. Двое оставшихся бойцов уже наступают ему на пятки, а к стрелку не получается приблизиться и на метр.

Интересно сколько у него осталось патронов?

Сергей совершая обманные маневры сначала рванулся налево, затем сразу же резко вправо и вперед. Сергей выложился на полную и про себя взмолился чтобы стрелок не смог успеть среагировать.

Стрелок не успел, зато подоспели его напарники.

Сергей хотел провести мощную атаку, чтобы сразу вывести из игры противника. Вместо этого он следуя порыву отклонился в противоположную сторону. И не зря. Там где он должен был приземлиться пронеслись несколько шоковых зарядов. Сергей подивился себе как он вообще их разглядел.

Не долго думая он рванул с места, рассчитав траекторию так чтобы оказаться за спиной противника. Он хотел использовать того как живой щит.

Приземлившись Сергей понял что его затея не удалась. Противник одновременно с ним отскочил в противоположную сторону, снова открывая позицию Сергея для атак.

Долго так уворачиваться не получиться, — подумал он снова бросаясь на противника, при этом уходя с линии стрельбы остальных бойцов. Те не спешили приближаться, стараясь нейтрализовать парня с дистанции и используя себе на пользу его рокировки с их товарищем.

Когда Сергей в очередной раз попытался приблизится, стрелок в очередной раз смог его удивить. Если в прошлые разы боец стремился отпрыгнуть в сторону, то теперь, предугадав его маневр, стрелок встретил Сергея размашистым ударом неизвестно откуда взявшейся дубинки.

Сергею почти удалось увернуться. Почти. И понимая что все равно не успеет уйти из под удара, решил контратаковать.

Удар дубинкой прошел по касательной, но был достаточно ощутимым. Да и ориентация немного пострадала. Сергей поплыл.

Еще он с сожалением отметил что не смог попасть по противнику. Тот успешно увернулся и теперь пытался обхватить сзади за шею.

Сергей с трудом подогнув ноги, смог вырваться из захвата, одновременно изо всех сил саданул локтем в корпус. На этот раз он попал удачно. Видимо задел солнечное сплетение или печень. Его противник охнул, хватка ослабла, но его прыть при этом не убавилась. Он терпя боль, попытался провести болевой прием, заламывая Сергею руку.

Сергей, игнорируя давление на сустав, резко выпрямился, врезавшись макушкой в подбородок противника.

Надеюсь хоть это его вырубит, — подумал он.

В этот момент его колено и правое плечо прострелило болью. Сергей надеялся что это обычные резиновые патроны, без снотворного и разряда тока.

Он зря надеялся. Но благо Лакки был на чеку.

— Выдирай стрелки скорее! Они не прошили кожу, но застряли в одежде и сейчас разрядятся током, я пока держу их.

Сергей упал на землю и перекатился, одновременно сдирая с себя и отбрасывая небольшие пульки.

Он решил притвориться будто отключился.

— Так, мы его нейтрализовали. — донеслось до лежащего Сергея.

Он вдруг понял что до того момента, бойцы не проронили ни слова. Все делали молча.

— Оставайтесь на позициях, сейчас мы его повяжем. Кстати, что со вторым?

Тишина, видимо ответный сигнал приходит в наушник.

— Седьмой, повторяю вопрос, что со вторым клиентом.

Ответом ему стал треск разнесенных на куски клумб и кустов, которые оказались на пути внедорожника Игната.

Оба бойца обернулись навстречу шуму и Сергей сразу этим воспользовался. Он стремительно вскочил на ноги и рванулся к противникам.

Первого он снес мощным ударом ноги в корпус. Парня буквально отбросило в сторону.

Сергей хотел одновременным апперкотом снести и второго, но тот ловко увернувшись отскочил от него.

— Да вы задолбали акробаты хреновы. — после неудачной попытки, пробормотал он себе под нос.

Не став тратить время на противника, Сергей побежал к внедорожнику. Игнат Резко затормозил перед ним распахиваю дверь салона.

— Быстрее давай. — проорал он.

Сергей прыгнул в салон. вместе с приземлением на мягкий диван задних сидений, он почувствовал удар пули в спину.

— Снимай, снимай, снимай скорее. — заверещал тут же Лакки.

— Сергей попытался дотянуться до пульки но не смог. Ограниченное пространство салона и то с каким рывком стартанул Игнат, мешало ему.

Он кое-как смог дотянуться пальцами до пульки и содрать ее, и в этот момент его тело изогнулось дугой от сильнейшего разряда.

***

— Ты чего там, танцуешь?

— Ага, а то скучновато.

Разряд был сильный но я не вырубился. Я все еще был в шоке от перенесенного, но смог открыть окно и выбросить злосчастную стрелку.

Игнат не жалея ничего, сносил все на своем пути, хорошо хоть здание гостиницы не таранит.

Мы проехали еще пару минут прежде чем машина стала замедляться.

— Твою мать, они что-то с машиной сделали.

— Черт. Резко тормози и бежим в лес.

— Ой, подожди с легкой атлетикой, у меня резервное питание есть, должно заработать.

Игнат проделал несколько манипуляций на панели управления, и машина снова стала набирать ход.

— Ты там нормально справился? — облегченно выдохнув спросил Сергей.

— На меня всего один выскочил. Очень неожиданно, я поначалу даже про шокер забыл. Одно скажу, все мои тренировки были не зря. Помнишь вы с Аланом надо мной ржали когда я пошел каратэ заниматься?

— Ну, ты все же стал китайским мастером?

— Похоже что да. Парень был хорошим бойцом, это чувствовалось. Но перед моими умениями он был как мальчишка.

— Да ну, — не поверил Сергей вспомнив как тяжело ему было справляться с каждым из противников.

— Серьезно, ничего сделать не смог, слишком медленный. Ты, как я видел, тоже троих уложил.

— Да, и это было очень не просто. Ты лучше скажи что думаешь по этому поводу?

— Ну что скажу, твой гаджет — бомба!

— Я не это имел ввиду.

— Да не важно, я стал сильнее и очень быстрым. А еще я как будто заранее знал что будет происходить. Сейчас я это не чувствую, но тогда в моменте, я все видел наперед и действовал как на легчайшем уровне сложности.

Меня все еще трясло от пережитого, но я уже мог думать и рассуждать.

Похоже из-за того что Лакки разговаривает, я слабее чем Игнат и Ира. Или Лакки нарочно не дает мне стать сильнее?

— Лакки, почему Игнат и Ира развиваются быстрее чем я? — Я сфокусировался на этой мысли, стараясь передать злость на паразита что засел во мне.

— Не смотря на все запреты, я в первую очередь, все силы пустил на улучшение работы мозга. Такова была моя задача. Гаджеты доставшиеся Любе, Петру и Ирине, больший упор делают на развитии физической силы и регенерации. Хотя Иринин тоже работает с мозгом. У Игната гаджет совсем другой. Он тоже работает с телом и даже немного с мозгом, но основной упор делает в другую сферу, и я не понимаю в какую, у меня нет данных.

— Очень интересно, и я ничего не понятно. И почему у меня нет упора на тело?

— Он есть но не приоритетный. Основной приоритет работа мозга.

— И именно поэтому я постоянно туплю по поводу и без?

— Работа все еще продолжается, мы даже не дошли до начального уровня.

— Ладно. Кстати, а сколько таких сфер, ну кроме тела мозга и той что у Игната.

— Я не знаю, пока что чувствую три.

— Ох ладно. Потом буду тебя расспросами мучать.

— Игнат, что будем дальше делать?

— А что нужно? Мы возвращаемся.

— А по поводу нападения скажешь что-то?

— Скажу что ожидал чего-то подобного. И если продолжим подставляться, такие ситуации повторятся не раз.

— А как мы подставились?

— Да сам этим вопросом задаюсь. Только теперь ехать будем с минимумом остановок, пока машина не сдохнет. И спать будем в машине, попутно скрываясь в глухомани.

— А ты не думаешь что тебя по машине вычислили?

— Нет, она по спецзаказу сделана, ее сложно выследить. Там модуль с кодировкой. Конкретно понять что это моя машина не получится. Нас смогут найти только в том случае если мы будем на единственном автомобиле в радиусе пяти километров. Но это маловероятно. Хотя…

— Что хотя?

— Да предчувствие нехорошее, я вроде уверен, но что-то не так. а что не пойму.

Я чувствовал что диалог продолжается, но я уже в нем не участвую, будто кто-то другой говорит за меня. А я проваливаюсь в глубокий сон без сновидений. Меня обволакивает ласковая темнота.

Только не снова…


Глава 9. Наблюдатель


Я снова в лесу. Мы с Игнатом сидим в какой-то яме. Я огляделся. Яма образовалась вследствие того, что упавшее дерево своими корнями вывернула большой кусок земли.

— Я думаю у нас есть часа три. — услышал я голос Игната.

Я кивнул.

— Не знаю как они нас так быстро находят. Лакки не мог ошибиться, на нас нет маяков?

Я хотел ответить что Лакки меня игнорирует, но ответил другое.

— Точно, я думаю у них обычные тепловизоры, или какое-нибудь ночное зрение. — Ответил так потому что давно об этом думал, хоть и не помню об этом.

— Но я думаю они все равно на нас скоро выйдут.

— Думаю они умеют читать следы, а мы серьезно наследили.

— Я насчитал семь человек. Отряд небольшой.

— Лаки тоже подтвердил, говорит смог сжечь их систему связи. Они не могут общаться со своей базой, ну или что там у них. Они теперь говорят только между собой.

— Хорошо. — Игнат кивнул.

— Мы не можем убегать вечно. Да и ребята не из тех что возвращаются с пустыми руками.

— Какие предложения?

— Их нужно нейтрализовать.

— То есть убить?

— Если потребуется, то да. — Я почувствовал как скривился мой рот. Мне тяжело дался такой ответ. — По другому прекратить погоню не получится. Их даже Лакки побаивается, а я рассказывал как он разгромил тех охранников.

Игнат промолчал.

Я помню, вернее не помню. Знаю что вчера, когда началась эта погоня, он почти расклеился. Я это почувствовал, хотел вмешаться но Игнат сам взял себя в руки.

Да откуда я это знаю?

Я хочу похлопать по плечу Игната. Все же, ему события последних дней дались нелегко, да и не заслужил он этого.

Рука не шелохнулась.

Я напрягся, сосредоточился на руке, — безрезультатно.

Хм, странно. Решил сказать об этом Игнату, но не смог издать и звука.

— Ты ведь понимаешь что иначе не получится? — спросил я. Или не я? Мое тело будто стало жить своей жизнью, или…

И тут меня осенило.

Все таки это произошло. Все прошедшие события стали складываться в единую картину. А если прислушаться к себе, погони столкновения с бойцами для меня не были значимы. События для меня, — это потери памяти и те моменты когда я вдруг появляюсь в событиях, начало которых не помню.

Я, — это уже не я. Лакки захватил мое тело. Я не помню последние три дня. Видимо Лакки что-то сделал Но сейчас, я каким-то образом могу видеть происходящее.

Твою мать.

Мне хочется орать, материться. Если бы я владел своими руками, я вырвал бы из своего тела эту тварь.

Черт, а ведь теперь такой же гаджет в девочке Ире, и в ее родителях…

И в Игнате. Он ведь даже не подозревает что говорит не со мной.

Твою мать! Теперь по моей же наводке, этот паразит начал выращивать целый выводок подобных себе.

— Сам уже все понял. — выдержав паузу ответил Игнат. — Не скажу что меня это радует, но здесь либо мы или они.

Я лишь кивнул.

Я стал изо всех сил сопротивляться. Пытаться сделать какие-нибудь движения руками, или что-то сказать. Но я будто был в воде. Мне было не за что уцепиться и не от чего оттолкнуться.

Вскоре я понял тщетность своих усилий, и смирился с тем что никак не могу повлиять на происходящее.

Пока я безуспешно пытался вернуть себе контроль, прошло уже немало времени. Я даже не следил за тем, что происходит там, в реальном мире.

Я обнаружил что притаившись за деревом, я стою за спиной одного из преследователей. Его не видно, но я чувствую что он там.

Я решил максимально погрузиться в происходящее. Может если я буду внимательнее, я смогу улучить момент когда Лакки ослабит контроль. И тогда мне удастся перехватить управление.

Пока мы сидели в яме под защитой корней и земли, нас обошли двое бойцов.

Они осторожно продвигались вперед шаг за шагом осматривая территорию. Нас они не заметили чудом. Хотя, хотя скорее всего они вымотались за эти дни и потеряли осторожность.

Обменявшись взглядами с Игнатом, мы двинулись вслед за бойцами.

У меня был четкий план. Как я подхожу со спины, зажимаю рот не давая ему окликнуть своих, потом… А что потом?

Для меня очевидно что оставлять в живых противника нельзя. Тот же кто сейчас в моем теле крадется вслед за солдатом, не представляет что делать дальше. Не может решиться и действует, решив отдать результат на волю случая.

Он боится.

Боец за которым я крадусь вышел на небольшую проплешину. Он посмотрел налево, встретившись взглядами со своим товарищем, который стоял в десяти метрах от него.

Меня они похоже не замечают. Сейчас они пойдут дальше, а я следом.

Вдруг за спиной второго солдата появился Игнат. Мгновение назад его там не было и вдруг появился, настолько быстро он двигался.

Молодецки размахнувшись ржавым топором, он ударом снизу вверх снес половину черепа своей жертве. Не останавливая движения он снова размахнулся, и перевернув топорище вниз, обрушил свое оружие на то что осталось от шеи солдата.

Это произошло меньше чем за секунду. Из перерубленных жил вырвались струи крови окропив его лицо и руки. Вторым ударом он практически разрубил парня напополам.

Я застыл раскрыв рот. Ну и ну, такого я точно не ожидал. Не смотря на нервную дрожь охватившую тело и сознание Сергея, я был спокоен. Нет, удивлен конечно, не каждый день твой друг рубит людей напополам, но спокоен.

Краем глаза я заметил что второй боец увидев эту картину не впал в ступор. Он вскинул автомат, он уже не походил на травматическое оружие, и готовился отомстить за товарища.

Что за промедление? Да солдат движется медленно, но тот кто управляем моим телом стоит и не торопится помешать солдату расстрелять Игната.

Я прислушался к себе, я обнаружил что могу не только ощущать душевное состояние. А похоже у Лакки тоже были чувства, — очень мило. Я могу видеть отголоски размышлений.

Все время пока я крался за солдатом, в этой голове мелькали разные мысли.

Игнат как и Ирина изменился очень быстро. Тот приосанился, уверенность исходила от него волнами. Он стал сильнее, об этом я узнал на следующее утро, после того как отдал ему гаджет. Он хвастался что смог отжаться в три раза больше чем обычно. Но главное он стал быстрее. А его движения стали точными и стремительными.

Однако его гаджет так же как и у Иры, не стал общаться с ним голосом.

Я вдруг стал вспоминать почему мы убегали. Воспоминания обрывками образов стали проникать ко мне в голову. Те ребята были профессионалами. Они гнали нас как дичь по лесу.

Отряд преследователей был немногочисленным, всего семь человек. И они практически не допускали ошибок.

Одного я случайно убил в гостинице. Вернее не случайно. Я понял что кто-то из нас в той схватке погибнет. Несмотря на все мои умения и участие Лакки, бой был тяжелым. Я вспомнил как мне было не посебе от осознания того что я убил человека. Я попросил тогда Лакки приглушить уровень стресса.

Но даже сейчас я думаю что поступил верно. Убийство это не хорошо, но если выбирать между кем-то и собой, я не готов был отдать себя на заклание.

Все же я отличаюсь от того человека который сейчас затаился в зарослях. Я чувствую сильный мандраж, и понимаю что это не мои эмоции.

Я спокоен, а тот кто в моем теле сейчас готовится напасть на противника, — нет. Сомневаюсь что Лакки и правда может боятся?

Хотя есть от чего. Единственное что играет сейчас на нашей стороне, это усталость. Погоня длится без малого пять дней. Охотники, какими бы крутыми они не были, всего лишь люди. Они устали.

Мы тоже устали, но не критично. Я вижу все ошибки которые допустил этот боец. Все время пока я шел за ним, он ни разу не обернулся.

— Сергей, пора действовать. — Я услышал знакомый голос в голове. Затем, я увидел красный контур цели. Лакки любезно обвел солдата на которого мне предстояло напасть. — Я на максимум ускорил восприятие, и время для тебя замедлилось, но если не остановить его сейчас рискуешь потерять своего друга.

— Здравствуй падаль, — Я сфокусировался изо всех сил на этой мысли. Хотел произнести ее, чтобы Лакки услышал. Но вместо этого почувствовал как киваю.

— Это мужчина, броня на нем легкая.

— Лаки, ты ведь сможешь подключиться ко мне и нейтрализовать его? — я отчетливо услышал эту мысль в своей голове. Мою мысль. И перестал вообще что-либо понимать.

Может я сошел с ума? Нет, не думаю.

— Я уже вмешался. Прости Сергей. Тебе придется разбираться самому — Лаки сделал небольшую паузу. — Они многое видели, я надеюсь ты понимаешь, нам лучше не оставлять свидетелей.

Я судорожно сглотнул. Интересно наблюдать за собственными мыслями со стороны. Во мне, вернее в теле, что совсем недавно было моим, боролись два Сергея. Они перекрикивали друг друга и потрясали кулаками.

Правда у первого, того что не готов был к борьбе и мечтал о спокойной жизни, голос был менее уверен, да и воли к сопротивлению почти не было. На стороне нового Сергея был гнев. За то что его похитили и избивали. За боль которую пришлось перенести Ирине. За страх что сопровождал нас эти дни.

В голове пронеслись воспоминания о том как началась погоня. Я вспомнил как один из солдат напал на меня.

И я в первый раз убил, целенаправленно убил человека.

Он был сильным и смелым, но на моей стороне был гаджет.

И я почувствовал ненависть на этих людей за то, что сейчас молча кивнул соглашаясь с Лакки. Несомненно он был прав. Но самое главное, сколько бы я не гнал от себя эти мысли, — я хотел убить.

Потом я чуть отстранился. Я почувствовал что сомнений во мне гораздо меньше чем должно было быть у парня который всего несколько месяцев назад жил очень беззаботно.

Я почувствовал как Сергей наконец-то взял себя в руки. Ждать и впрямь было нельзя. Дуло автомата уже было нацелено на Игната. А Игнат сам пребывая в ступоре, стоял и смотрел на свои руки.

Стремительный рывок. Мое тело распласталось над землей.

Я бросился на на человека со спины. Зажав ему рот, я резким движением дернул на себя и свернул ему шею.

Раздался негромкий но противный хруст. Тело в моих руках обмякло.

Я разжал руки и выпрямился. Закрыв глаза и не открывая их я запрокинул голову к небу.

Мне захотелось закричать, громко и протяжно, выпустить все накопившееся внутри.

Я глубоко вдохнул и стоял так секунд десять не выдыхая.

Я открыл глаза.

Вначале я немного опешил, надо мной возвышалось небо и оно было непривычным. Небосвод поделен на две равные половины. На одной части была лунная ночь. На другой пасмурный день.

Я моргнул, картина вновь стала нормальной.


— Ну ты и псих. С каких пор ты стал рубить людей топором? Или я что-то не знаю про твои методы ведения бизнеса?

Игнат и Сергей убедились что поблизости нет других бойцов. Вернее Лакки просканировав округу любезно об этом сообщил.

Они перетащили труп со сломанной шеей ко второму, разрубленному напополам. На того парня смотреть было страшно, не то что перетаскивать.

Затем они принялись осматривать амуницию. Оба были на взводе но в панику не впадали. Оба понимали, что сейчас важнее всего повысить свои шансы на побег и как можно скорее скрыться.

— Ты своего кстати тоже мог не убивать. — угрюмо ответил Игнат. — Я то хоть с перепугу, наверняка бил, а у тебя похоже патология. Это ведь не первый убитый тобой солдат. Попахивает серийным маньяком.

Игнат натужно пытался шутить, но получалось у него не очень.

— А где ты топор взял?

— Я его почувствовал. Хотел найти оружие, ну или хоть что-то подходящее. и меня как будто потянуло к дуплу в старом дереве. Благо оно было по пути. Я руку сунул, и вытащил топор. При чем все так естественно получилось, будто я сам его туда положил.

— Интересно, похоже гаджет так с тобой взаимодействует. Он с тобой не пытался заговорить?

— Нет. Но все же своего ты зря убил, могли расспросить его. Информации нам точно не хватает.


Вновь в голове помутнение. Вновь каскад картин лиц и событий. Мне было больно. Голова норовила лопнуть. Меня то слепил яркий свет, то разрывал протяжный терзающий сознание звук.

Я закричал, но крика не слышно. Я знаю что кричу, но звука нет.

Я в другом месте.

Я не успел заметить когда передомной появился Сергей Арменович. Будто кадр сменился. Мы снова в лесу, но в другом, это место отличается от того где я был до этого.

Мы не таясь сидим у костра и пьем любимый чай Деда. А он как в старые времена, которые к слову миновали совсем недавно, распекал меня будто пацана.

Я усиленно пытаюсь вспомнить чем заслужил неодобрение старика.

Поняв что снова пропустил какой-то кусок, я решил не бороться а принять на время правила игры. Просто понаблюдать и посмотреть куда меня это приведет.

Оставшиеся четыре солдата из отряда, быстро поняв свои ошибки, резко изменили стратегию.

Если до этого они пытались нас нейтрализовать не причиняя вреда. То после потери почти половины отряда, они стали применять огнестрельное оружие, и стреляли на поражение. Они больше не подставлялись и не разделялись.

Каким-то образом мы оказались в том лесу где располагалась земля Сергея Арменовича. Я так и не понял, случайность это была или нет.

Лаки смог быстро установить связь и организовать операцию по нашему спасению. Похоже у хитрой железяки, силен инстинкт самосохранения.

Я знал насколько обширно распространяются коммуникации и тоннели под владениями Деда. А также какими устройствами он оснастил периметр.

Весь лесок был оснащен системами наблюдения и сигнализации. А еще, я лишь теперь понял зачем ему было нужно столько ловушек.

Похоже в его жизни уже были ситуации когда ему нужно было отстаивать свою территорию.

Я наверное не узнаю что он делал и какими методами. Спустя двадцать минут после сообщения Лакки, нас встретил Сергей Арменович, с вопросом: «И куда вы кони так несетесь?»

Затем мы оказались на поляне где Дед заваривал свой чай, а я в мельчайших подробностях, в который раз пересказывал историю своих злоключений.

— Мне кажется у меня дежавю. Ты пытаешься победить профессионалов, а ведешь себя так будто играешь в пятнашки с школьником. Против тебя отряд бойцов а ты с ними в прятки играешь и убегаешь.

— А что мне нужно было делать?

— Слышал когда-нибудь такую фразу, Лучшая защита это нападение.

— Ну слышал.

— Нукает он. Тебя если пальцем тронули, вырывай с мясом руку. С твоими возможностями, тех салаг можно было за пару часов в блин раскатать. Я уже не говорю о том что вас было двое и вы раздобыли оружие.

Я сидел и опустив голову слушал то что говорил мне этот Сергей Арменович. Злость во мне клокотала, но больше на самого себя.

— Вот скажи, если бы у тебя танк был, ты его тоже припаркованным бы оставил, а сам врагов голыми руками бил? — Сергей Арменович иронично хмыкнул, — Я старпер вынес четырех профессионалов, будучи гораздо слабее их. А знаешь почему?

Я как провинившийся школьник покачал головой.

— Во-первых потому что думал головой. — он ткнул меня пальцем в лоб, — Во-вторых потому что был готов ко всем возможным исходам. Даже к тем где я потеряю конечности или буду убит. И на все у меня был план. И даже самый худший исход не заставил бы меня ныть и перестать действовать. Но главное, я бы никогда не позволил им даже на полкилометра приблизиться ко мне или к моему жилищу. А почему?

Он посмотрел на меня, и не дожидаясь ответа продолжил.

— Потомучто у меня, как и у тебя, есть ресурсы, и я их использую.

Я стал размышлять. Не тот я что сидел на поляне, а тот что заперт. Я стал понимать что не все так просто. В теле Сергея, в моем теле, сейчас живет три сознания. Сергей, для которого все происходит по настоящему и в реальном времени. Лакки который на меня никак не реагировал, или что похоже на правду на самом деле не слышал меня. И я, тоже Сергей Ковалев, но другой.

Я стал анализировать поведение и переживания Сергея, и то что я, наблюдатель, чувствую и думаю на самом деле.

Я вдруг осознал, — все что происходило с Сергеем было для меня как повествование от третьего лица. Но на каком-то моменте я смог отделиться.

Стал бы я поступать так как поступает Сергей? Были ли его переживания, настолько же важны для меня. Стоило мне задать себе эти вопросы, и стало вдруг очевидно. Я точно вел бы себя иначе, и не сокрушался по поводу того что по моей вине кого-то ранили, или мне при спасении собственной жизни пришлось кого-то убить. И уж точно, я не позволил бы себя преследовать столько времени.

Тогда вопрос, кто я такой?

Немного подумав, сгенерировал ответ: Я Ковалев Сергей Викторович. И то что присуще Сергею который выслушивает в эту минуту нотации от Деда, присуще и мне. Только не в такой мере, для меня более очевидны многие ошибки. Я бы не позволил пять дней гонять себя по лесам. Я бы не позволил себе поддаваться панике. Оценив ситуацию, я бы действовал совсем иначе, и те ребята умылись бы кровью гораздо раньше.

Это не мысли из серии, как в прошедшем диалоге правильнее было бы сказать чтобы выйти победителем. Это четкое понимание, что я бы не потерял способность мыслить объективно.

Мысли о крови и прямом столкновении с противником, тоже вызывают во мне негатив. Но если это необходимо, я не буду забивать свою голову лишними терзаниями. Сделаю что необходимо, и буду спокойно жить дальше.

Если разобрать сложившуюся ситуацию, могу предположить что разделение произошло в тот момент, когда Лакки сделал резервную копию.

Похоже я просто ошибка. И мне остается только наблюдать за тем как проживает свою жизнь настоящий Сергей. Возможно однажды я смогу докричаться до него и до Лакки, и в голове Сергея появится новый голос.

Я бы улыбнулся, но мне просто нечем улыбаться. Желание улыбки было скорее механическим.

Кстати похоже этим и объясняется моя прагматичность. В теле Сергея бушуют гормоны, у меня тела нет, я только разум, я свободен от слабостей и потребностей человеческого тела, а также от терзаний и сомнений.

Не знаю хуже это или лучше, но мне только и остается что сравнивать.

— Дальше будет только хуже и тяжелее. — продолжал тем временем свой монолог Дед. — Поверь, скоро с ностальгией будешь вспоминать ваши догонялки в лесу. Ты давно не мальчик, — больше не имеешь права. Ты мужчина. Запомни это.

Я чувствовал что лицо краснеет. Я посмотрел на Игната, он спокойно слушал грозную тираду и был совершенно невозмутим. Более того на его лице было не возможно что-то прочитать.

— А что я мог сделать.

— Ну хоть вопросы стал задавать. Это уже радует. — Сергей Арменович улыбнулся. — Ты должен был выжить, а еще должен выслушивать мои нотации.

Я непонимающе посмотрел на него.

— Признаюсь я не до конца справедлив. Меня очень злит, что ты при первых трудностях расклеился как кисейная барышня. А я ведь все лето учил тебя стрелять, показывал различные боевые приемы и хитрости выживания. И все как в пустоту. Но ты пока учишься. И чудес не бывает, даже с гаджетом. Поэтому просто уважь старика, и дай мне тебя вволю поругать.

Краем глаза я увидел как Игнат едва заметно улыбнулся.

— Ладно, хватит с тебя. По поводу охотников за патентами я подергаю за ниточки, постараюсь в ближайшее время решить этот вопрос. Игнат, ты пока своих ребят ненадолго придержи, чтобы им за компанию не влетело, там чуть другой уровень.

Игнат согласно кивнул.

— Сергей Арменович, чему я учусь? Вы так говорите будто сами подстроили это все.

— Ну ты дурные мысли то из головы выбрось. А что до учебы, Лешкин эксперимент еще не закончен. И пускай он приобрел размах боевых действий, но ты все еще учишься жить по новому. Вот уже стал друзей подтягивать, а между прочим, у людей потребность в коммуникации развивается в среднем на третьем году жизни. Прогресс однако.

Я чувствовал что в ответе Деда, в который раз не обошлось без иронии. Но Сергей версии один точка ноль похоже ничего не понял. Видимо дело не только в гормонах, я просто умнее него.

Перед моими глазами все завибрировало. Мир стал терять очертания. Снова это чувство черноты. Интересно, чем это вызвано и когда прекратится.

Из черноты на мгновение выныривали краткие обрывки образов, а затем проносились с бешеной скоростью куда-то где я не мог их увидеть снова. Началась очередная атака моего измученного сознания.


Я сижу в кабинете в каком-то кабинете. Рядом со мной сидит мужчина в военной форме. У него очень холодные льдистые глаза. Я не разглядываю его, думаю это черевато, просто при мысли о нем именно эта деталь всплыла в голове.

Он равнодушно изучает людей что пошатываясь стоят в углу кабинета.

В одном из них я с трудом узнал Джорджа Александровича. Того самого что допрашивал меня там в тюрьме. Он сильно избит.

В голове, снарядами взорвались воспоминания.

Это Сергей Арменович, решил наши проблемы. Всего одним звонком. Он связался с какими-то бывшими коллегами.

Мне больше нечего бояться.

Я сижу, смотрю на них и не знаю как себя вести. Вернее Сергей не знает.

Букет переживаний огромный, от облегчения, до непонятного чувства вины перед избитыми. Хотя бы хватает выдержки быть спокойным и не показывать своих чувств.

Хотя переживать на деле есть от чего, этот с льдистыми глазами, Александр Петрович, его следует опасаться.

Он обычный человек, но его аура… Такая же льдисто холодная как и его глаза, и настолько бурная и обширная. Мне кажется свечение от него распространяется далеко за пределы этого кабинета. Он правда из тех кто может решать судьбы людей.

Надо бы соответствовать. Я понимаю что сейчас, даже не смотря на то что победа одержана не моими силами, необходимо показывать силу. Но рядом с этим военным, все потуги будут выглядеть как минимум жалко.

До такого уровня нам долго расти.

— Вы мои должники, — пророкотал голос голос Александра Петровича. И у людей стоявших перед ним он вызывал животный ужас. — Вас не стали устранять, но не думайте что это благотворительность.

Снова чернота.


Я, Игнат и Алан сидим у меня дома.

Не смотря на все протесты Лакки, мы допиваем уже вторую бутылку виски.

Мы не говорим, просто напиваемся. Хотя гаджеты в нас троих не дают нам это сделать по настоящему.

А чего это мы пьем? Я попытался напрячь память

Потеря семьи для Алана стала сильным ударом. Он очень ценил своих стариков.

Черт, когда это произошло? Я знал его родителей, это были прекрасные люди.

Я с удивлением обнаружил, что с того момента как я был в кабинете Александра Петровича, прошло несколько месяцев.

А что в промежутке то было? Воспоминания маленькими крупицами, появлялись в голове, но этого было слишком мало. Чем я занимался эти дни? Сплошная чернота.

Алан бледен, а лицо его ничего не выражает. А еще в нем гаджет. Не знаю на каком этапе он его получил. Но мне кажется что это может закончиться плохо. Остается надеятся на его здравый смысл и что он скоро придет в себя.

— Эти сраные гаджеты, — вспылил Игнат, — я хочу нажраться, а он из меня алкоголь выводит. И хоть бы сказал что-то, ну как твой Серег, нет же. молчит и выводит.

Алан слегка улыбнулся.

— Алан, не замыкайся только. — за эти два месяца видимо многое произошло. Мой голос спокоен и внушителен. — Ты знаешь, я тоже через это прошел.

Алан только кивнул.

— Я в последнее время много читал. Да да, не надо на меня так пялиться, еще не разучился. В общем вычитал такую мысль:

Все что ты сейчас чувствуешь, это исключительно твоя обида на то, что ты остался без дорогих тебе людей. Это только твои переживания, а родителей жалеть не нужно

Нашим умершим родным, лучше чем нам. Они больше не мучаются. И если там — я показал в потолок, — после жизни что-то есть, им точно не улыбается смотреть на тебя такого.

Рассказывая это, я пристально рассматривал Алана. И его аура мне очень не нравилась. Я никогда раньше не видел такое свечение.

Если у всех виденных мной ранее людей цвета постоянно меняли интенсивность, пульсировали, и сменяли друг друга. То у Алана было два однотонных цвета. Будто двухслойное кольцо. Внешний слой был безжизненного серого цвета. Внутренний был бордово красным. Даже темно бордовым. Почти черным. Только я раньше и не предполагал, что черный цвет может так ослепляюще светиться.

Я так и не разобрался что значат эти цвета, ну по крайней мере не помню. Вот только уверен, ничего хорошего это не сулит. И внешнее спокойствие Алана может взорваться в любой момент. Даже не смотря что мы его друзья, нам это не понравится.

А я ведь не просто так вижу его ауру. Я не проверял, но я вижу то что видит мое второе я. Он это видит и не реагирует. Он размышляет, что бы это могло значить, а я думаю что Алана нужно изолировать. А я ведь не склонен к панике, это здравый смысл.

— Я тоже в одной мудрой книге читал подходящую историю. — подал голос Игнат.

В ней рассказывалось про трех мужиков, и они постоянно смеялись. — он немного подумал, — или не смеялись, они прям ржали, причем постоянно. Уж не помню от чего или над чем. Но суть была в этом.

Они то ли в Китае, то ли в Индии путешествовали от деревни к деревне, и стоя на центральных площадях ржали как кони. Вокруг них собирались люди и тоже ржали. Видимо их смех был очень заразительным.

Эти старики поднимали всем настроение, а их за это ценили и уважали.

Короче, однажды один из них умер, и жители деревни в которой это произошло по привычке начали ходить с постными минами. Стали сожалеть, соболезновать его товарищам и согласно ритуалам всячески нагонять траур.

А друзья усопшего, сначала непонимающе наблюдали за деревенским. А потом стали ржать вдвое интенсивнее обычного.

Народ конечно опешил от нестандартности поведения. А те старики им ответили: «Неужели вы думаете, что человек который всю жизнь посвятил смеху, хотел бы чтобы из-за его смерти хоть кто-то печалился?»

Ну деревенские понятное дело посмотрели на убогих, и с мыслями, мол что с них взять, и начали собирать погребальный костер.

Как оказалось, под одеждой усопшего, было навешано килограмм десять пиротехники. Ну петарды разные и фейерверки.

В общем похороны стали праздником. Люди повеселились. Правда я очень надеюсь что такое количество взрывоопасных веществ не разметало тщедушное тельце монаха по деревне.

— К чему я это, — опомнился Игнат, — Твои старики были прекрасными людьми. И худшее что ты можешь делать, это сидеть с тоскливым видом, и выдумывать что-то плохое.

— И поверь, те люди много раз пожалели о том что связались с нами. — добавил я свои пять копеек.

Эти слова обрушились на меня как ушат ледяной воды. Значит его родители погибли из-за всех этих событий.

Следующие слова Алана, и тон с которым они были сказаны, вызвали не меньшую встряску.

— Спасибо за поддержку. Но виновники все еще живы…

Несмотря на все сожаления, для меня было очевидно, его необходимо изолировать.

Аура Алана стала гореть черным светом все интенсивнее и интенсивнее, стала разрастаться пока не поглотила меня с головой.

Я провалился в этот черный свет…


— Вы уверены что есть о чем говорить?

— Петь, ну а что ты предлагаешь? — Игнат как всегда спокоен. Из всех кого я знаю, он после того как к нему попал гаджет изменился разительнее всех.

Я пытаюсь разобраться в ситуации. Пока совершенно ничего не понимаю. Я совершенно не понимаю сколько прошло времени. Остается надеяться что несколько дней. Мне не нравится жить урывками. Я пока не понял кто я, но знаю что тоже хочу жить.

Ладно отставить панику. Сейчас важнее разобраться в том что происходит.

Я в кабинете. Помещение мне чем-то знакомо. Я его уже где-то видел. Но это не так важно.

В комнате я, Петр и Игнат. О чем мы говорим? Нас что-то связывает. какое-то общее дело. Какое дело?

В памяти скупо стали проявляться обрывочные крохи прошлых событий.

Я и Игнат работаем вместе. Над чем не могу понять.

Петр уже давно к нам присоединился, он не смог отойти от смерти Любы.

Люба умерла?! Да как так? И я чувствую вину за это. Я как-то с этим связан. похоже это еще со времен тех событий с охотниками за патентами.

Так. Ира. Я не прощу себе если и с ней что-то случилось.

Она жива, мы часто видимся. Хоть это радует.

Ладно, нужно разобраться в ситуации.

Мы кого-то ждем. Кого?

Алана. Ответ приходит вместе с тем как открывается дверь.

Мой друг входит в комнату. Или уже не друг?

От него волнами исходит чернота. Комната будто потемнела. Все вокруг него необъяснимым образом меняется. Краска на стенах будто хочет сжаться от страха и начать отслаиваться от поверхностей. Такое ощущение что если бы здесь были цветы, они вмиг завяли бы. Как в мультике про злого волшебника.

Я беру свои слова обратно, его не нужно изолировать. Его необходимо убить немедленно. Порубить на мелкие кусочки, закатать в бетон и скинуть в марианскую впадину. Так на всякий случай.

— Приглуши свою морилку, будь добр. — Игнат недовольно морщась встал и протянул руку Алану.

— Извиняюсь, я не научился еще ее контролировать. — ответил Алан, следом за Игнатом пожимая руку мне и Пете.

Он уселся на диван напротив нас.

— Полагаю речь пойдет о несчастных охотниках за патентами?

— То есть ты не отрицаешь?

— Ну смотря что. А так, я не таился.

— Уничтожено пять баз охотников за патентами. Погибло четыреста двадцать человек…

— Четыреста семьдесят семь, я помню практически каждого.

— Это ведь живые люди. Да они не были невинны, но ты убил столько людей.

— Возможно ты и забыл то что они делали с тобой, но я нет. Если то что вы тогда говорили мне было искренним, то какого хрена вы мне пытаетесь тут вменить? Игнат, мои родители заслужили смерти?

Алан посмотрел в упор на друга.

— Они занимались незаконной деятельностью, похищали людей, или убивали кого-то? Каждый кто занимается подобным, должен быть готов к такому же исходу для себя.

— Алан..

— Что Алан? Люди по всему миру каждый день гибнут, и заметь, хорошие люди. А вы жалеете тех кто в том числе является причиной их гибели. Я все правильно понял?

— Алан, ты наш друг. И нам не нравится то что ты убил стольких людей. Неужели ты не понимаешь насколько ужасно то что ты совершил?

— Я не вижу проблемы. К тому же вы сами говорили, что мы больше не люди, не homo sapiens в классическом виде. Так что переживать из-за умных крыс которые портят ваш дом и разносят болезни?

— Несколько месяцев назад ты сам был одной из этих крыс.

Несколько месяцев, — есть за что зацепиться. Не радует то что промежутки начинают увеличиваться. Надо пробовать сопротивляться этой темноте, только понять бы как.

У них там конечно интересные события, но мне интереснее понять как быть стать их участником а не наблюдателем.

— Ну давай я начну цитировать тебя Серег, или кого ты там цитировал. Нам нужно распространить гаджет среди обычных людей, минуя военных и власть. Твои слова?

— Слова словами, но массовые убийства это перебор.

— Ты какой-то очень не дальнозоркий. Уж лучше сейчас извести этих упырей. Потому что когда они поймут что на кону, они начнут всеми силами стараться дотянуться до тебя и твоих чудо-гаджетов. Будут ли они считаться с простыми людьми которых ты так стремишься защитить? Сколько погибнет тогда таких людей как мои или твои родители. Как Люба, а может Ирина или еще кто-то?

— Закрой рот! — Петр ударил по столу кулаком.

— Не закрою, потому что считаю так, то то вы сами не убираете этих преступников, вешает на вашу совесть все будущие жертвы. Всех пострадавших и погибших которые очень скоро начнут пополнять некрологи. И случится это, когда еще какие-нибудь твари узнают о том что ты можешь им дать. И смотрите как бы вас самих не отправили на тот свет.

— Алан, прекрати это. Я прошу тебя. Ты ведь не был таким.

— Каким? Не убивал людей? Так тогда и моих никто не трогал. И к слову если бы с кем-то из вас такое случилось, я поступил бы точно так же.

— Лакки, можно ли как-то убрать или нейтрализовать его гаджет?

Я еще не привык слышать свои собственные мысли, при этом зная что они не мои.

— Нет. Он больше мне не подвластен.

— Что-то можно сделать?

— Разве что с самим Аланом.

— Ты утолил свою жажду мести?

— Пока не знаю.

— Прекрати убивать их.

— Или что, посадите меня под арест? — Алан усмехнулся, — Или устраните меня?

— Нет, просто я тебя прошу. Прекрати это. Ты причиняешь мне боль. Ты всегда был и будешь моим другом. Я не понимаю почему ты сейчас разговариваешь с нами так. Мы тебе не враги.

— Тогда присоединяйтесь, давайте сотрем с лица земли эту шайку.

— Да ты озверел? Там же больше половины даже не знали на кого работают — Все это время молчавший Петр будто взорвался. — У меня погибла жена, мою дочь чуть не убили. Думаешь я смирился? Нет я не смирился, но и не собираюсь становиться подобным тем отморозкам. Ты подумал кем ты выглядишь в глазах детей тех кого ты извел?

— Да плевать мне, все они это заслужили. Легко постфактум говорить что ты был не при делах и не знал что мучал невинных людей. Так скажу, если ты не жаждешь крови убийц своих родных, значит ты или слабак, или не скорбишь по ним.

Петр с ревом бросился на Алана. От первого сокрушительного удара голова парня дернулась. Он он не растерялся и увернувшись от второго удара, схватив Петра за лацканы пиджака стал заваливаться на спину, утягивая того за собой.

Алан поджал ноги таким образом, что Петр завалился прямо на его ступни. После чего Алан резко выпрямив ноги, оттолкнул Петра с такой силой, что он пролетев несколько метров силой впечатался в стену.

Твою мать, только бы они не пробили стену.

— Прекратить, взревел я. Такого я от себя не ожидал.

Но Петру было все равно. Он снова рванулся вперед стремясь подавить наглеца.

За мгновение до сшибки между ними появился Игнат. Он монотонно, со скучающим видом на личе, сначала сделал подсечку Петру, от чего тот плюхнулся на пятую точку. Затем точно такой же подсечкой посадил Алана, после чего дал ему подзатыльник.

— Друг, ну ты че как подросток, у тебя что кризис? Что ты детскими отмазками и истериками пытаешься нам доказать. — Игнат был спокоен, все замолчали слушая его. — Если ты почувствовал за собой силу и безнаказанность что как ты считаешь развязало тебе руки, — то это печально. Ты наш друг, мы тебя в обиду не дадим, но и позволять творить такое, мы тоже не намерены. Ты понял меня.

С этими словами он пристально посмотрел на Алана, того будто прижало к полу.

— Ты меня услышал? — повторил вопрос Игнат тоном, которым обращаются к балующемуся ребенку.

— Я услышал, — так же спокойно ответил Алан.

— Ты еще будешь заниматься самосудом?

— Нет похоже и правда достаточно. — Парень встал со спокойным лицом и отряхнул одежду.

Надеюсь они ему не поверят, — пронеслось у меня в голове.

— Мы одержим победу другими методами. И всеми силами будем стараться избежать кровопролития. Понял?

Алан кивнул.

— Ты хочешь что-то сказать, говори.

— Вы все говорите про эволюцию, у нее вполне простые правила. Выживают те кто умеет выживать, и это аксиома. Локальные гипотезы нежизнеспособны, только те что подтверждаются веками и не в этой тупой ситуации. Вы хотите слабых сделать сильными и это самое тупое до чего можно было додуматься.

— Все же ты ничего не понял, — с грустью произнес Игнат.

— Я не собираюсь делать что-то назло. Да и Серегу воспринимаю как лидера. Я буду поддерживать вас во всем, но задумайтесь. Так нас предки учили. Когда боль и страх заставляют отступится от своей цели. Или когда боясь причинить кому-то боль, ты переступаешь через свои интересы. Не хочешь убить своего противника и съесть его сердце именно в этот момент эволюция на тебе перестает действовать. Эволюция слабых, это системная ошибка, природа не так все задумывала. Вы не боитесь перестать быть интересными для нее?

— Да о чем ты парень? Может еще скажешь что голодный хищник всегда ест? — Петр успокоившись снова сидел на кресле и задумчиво смотрел на Алана. — Кончай читать изотерические книжки. Даже жалею что не можем набухаться нормально.

— Правда, Алан, прекращай. И большая просьба, не пропадай надолго, хорошо?

— Я услышал. Если ко мне нет вопросов, то мне нужно идти.


— Его необходимо изолировать. — Спустя несколько минут после ухода Алана сказал Петр.

Хоть один здравый человек. Как остальные этого не видят, неужели не замечают?

— Это не удержит его надолго, в этом нет смысла. — сказал Игнат. — И чтобы не ходить вокруг да около, сразу отвечу на незаданный вопрос. Убивать мы его тоже не будем. Стоит с ним согласиться, у нас кишка тонка, а это всегда черевато.

— Хотя это было бы лучшим решением. — едва слышно проговорил Петр.

— Пока остается только наблюдать и предотвращать. Но однажды эта бомба рванет, и что-то мне подсказывает, — он не вспомнит что мы его друзья.

— Давай не будем загадывать, — услышал я свой голос и мне захотелось застонать от собственной тупости. — У нас есть и более важные дела. С Аланом придется что-то решить, но сейчас не время.

Я прислушался к мыслям своей версии номер один, все таки этот Сергей натуральный баран.

Только что из этого кабинета вышел маньяк которого нельзя отпускать отсюда живым, а он размышляет на отвлеченные философские темы.

Он вспоминал одну из их с Алексеем бесед. Тот рассказывал про опыт на мышах, для которых создали идеальные условия. Они сначала плодились и размножались, а потом жрали друг друга и подыхали. И так раз за разом.

Может в словах Алана есть смысл, для каждого героя нужен враг и место подвигу. Ведь это аксиома, если не существует зла, то и добра нет, есть только нейтраль, нулевая точка.

И тут один лишь вопрос, — не херню ли я делаю, и не обрекаю ли я человечество на скорую гибель?

На этой позитивной ноте сознание снова погасло.


Глава 10. Послание Лехи математика и кое-что еще


Я стою в комнате с белыми стенами.

Не вижу окон, но комната очень светлая. Кажется стены, пол и потолок излучают мягкий свет.

Я оглянулся. Да это же та самая лаборатория. Именно здесь Леха поместил в меня Лакки. Вот это да.

Так, а что я здесь делаю и главное когда?

Я напрягся. С точностью могут быть трудности, но похоже что прошло не больше года.

Информация стала легко проникать в мое сознание.

Я приехал в дом к Лехе. Мне нужно забрать деньги, и есть что-то еще, но пока не могу понять что именно.

Я открываю скрытую в стене, тяжелую дверь.

Это сейф и довольно хитрый. Похоже Лакки знал где искать, иначе его практически нереально было обнаружить.

Я вижу два свертка, один на другом. Сверху лежит записка. Самая настоящая как в старые времена, на обычном листе бумаги.

Записка адресована мне.


Привет Серег.

Уверен ты весело проводишь время.

Мы только вчера расстались, но я предположу что на момент прочтения тобой этой записки, мы не виделись уже целую вечность.

Смею тебя уверить, что где бы я сейчас не был, очень по тебе скучаю.

Предполагаю что тебе пришлось пройти через интересные приключения. Но то ли еще будет. Я знаю что не ошибся в тебе и ты уже понял что такое гаджет на самом деле.

Ты уже наверное собрал целую команду соратников, ну подобных тебе.

К сожалению я не могу больше создавать гаджеты. Зато теперь можешь ты.

До начала нашего с тобой эксперимента, я долго готовился. Искал достойных людей, тех кто будет достойным представителем нового человечества.

Ты ведь понимаешь, нужно быть очень осторожным. Слишком легко ошибиться, а соблазны велики.

В свертке ты найдешь тетрадь. В ней имена и контакты людей, которые на мой взгляд, наиболее достойны встать с тобой плечом к плечу.

Для нового будущего нужны надежные люди.

Да и еще, лидером должен быть ты. Не спрашивай почему, начинай привыкать к этой мысли.

Рекомендую уже сейчас изучать труды по менеджменту и политологии.

Я не знаю сможем ли мы когда-нибудь увидеться.

Береги себя.

Навещай хоть иногда Деда. Это порой сложно понять, но он к тебе привязался.

И еще. Хоть мне Альберт и запрещал тебе подсказывать. Как только почувствуешь хоть малейший намек на то что можешь сделать следующий шаг, ступай вперед не раздумывая.

И помнишь как в той сказке, назад не оглядывайся, а то в камень обратишься.


Я аж задохнулся от неожиданности. Время я провожу отлично.

Ну охренеть, и что мне теперь делать?

Хотя знаю, первым делом нужно найти Леху, и хорошенько надрать ему уши.

— Лакки, ты можешь подключиться к системам этой лаборатории?

— Могу попробовать, но здесь системы гораздо совершеннее моей.

Если отбросить эмоции и перестать себя жалеть, то становится очевидно, иного пути собственно и нет. Если не смотреть на некоторые неудобства, — о, я конечно же в плюсе.

Но в целом, я бы предпочел обычную жизнь бездельника.

И чего это я так спокойно рассуждаю? — Небось Лакки хозяйничает, паршивец. Не верю я в то что он этого не делает.

Я все так же наблюдаю за происходящим, и на этот раз, постараюсь не сопротивляться. Мы трое, едины. Я, Сергей номер один и Лакки. Зачем сопротивляться? Глядишь дольше без отключек пробуду.

— Лакки, проверь пожалуйста, есть ли в системе какие-то данные по изготовлению гаджетов, или информация по людям в тетрадке.

— Насколько я могу судить, здесь только данные по эксперименту. Те что я отправлял.

— Ну неужели нет никаких подсказок? Хоть каких-то данных?

— Нет.

— А информация где может находиться Леха?

— Тоже нет. Кроме отчетов вообще ничего. Ну из того что доступно.

— А расшифровать то что недоступно можешь?

— Боюсь это может привести к моей поломке

— Ого, тогда лучше не берись.

Ладно, будем считать что это тоже часть эксперимента. Такая же как обучение, адаптация, выживание в лесу, да и похоже побег из тюрьмы. Не удивлюсь если и это было запланировано. Теперь вот этап размножения.

Фильм ужасов какой-то.

В начале у меня появились планы пожить в доме Лехи. Свежий воздух, благодать. Но после первой ночевки я почувствовал себя очень неуютно.

Соседей я никогда не видел, ни с кем не поговоришь. А я еще не постиг дзен и не готов жить как отшельник. Поэтому на следующий же день решил вернуться к себе домой.

Лехину тетрадку я так и возил нераспечатанной, будто боялся потревожить.

Во мне росли новые гаджеты. И я не собирался оттягивать воплощение Лехиных планов. Да и покопавшись в себе понял что мне они тоже близки.

Ну чего бы я достиг в своей жизни если бы не Лакки? Как бы прожил? Да никак. Так и был бы бездельником пока не закончились бы деньги, а потом моим уделом была бы серая карьера, семья, дети, пенсия и все.

Миллионы людей в мире пробивают себе путь вперед, зубами выгрызая шансы достигнуть хоть какой-то мелочи.

Мне же, он достался просто так, на халяву. Да были трудности и препоны, Мне было жутко страшно и обидно, но я со всем справился. Более того, не будь у меня гаджета, я не смог бы ничего. А так, вполне себе герой эпоса. Победитель злодеев с огромным призом в виде ключей от будущего человечества.

И только мне решать что я буду с этим богатством делать.

Сначала конечно раздам друзьям и близким людям. Хотя конечно по сценарию обычно, первой должна быть сногсшибательная девушка. Но видимо это какая-то другая история.

А что там дальше по сценарию?

Обычно все заканчивается на том моменте когда герой уходит в закат с видом победителя. У меня же на этом месте история только начинается.

Что дальше то делать?

Сценарист из меня никакой, но за меня никто не придумает.

Первым делом нужно выяснить как производить гаджеты в больших количествах. Шесть штук в неделю, это как минимум не серьезно.

— Лакки, а в тебе есть какие-то данные или программы размножения?

— Нет, по крайней мере я о них не знаю. Я все данные брал из твоей памяти.

— И где это в моей памяти информация о размножении гаджетов?

— В основном сюжеты фильмов ужасов.

— Ну прям как в воду глядел. Так, ты говорил что выращивание новых гаджетов можно вынести за пределы моего тела, как это сделать?

— Сначала нужно вырастить нечто вроде женского детородного органа.

— Обоже, нет, эволюция отменяется.

— Вернее биологического конвейера, как для сборки автомобилей, так будет вернее.

— Ага, ну и как ты будешь его растить?

— Безопаснее конечно будет сформировать его в твоем теле… — Во мне начала подниматься волна возмущения, и Лаки сразу изменил тактику. — Но можно обойтись и без этого, хватит двух гаджетов и большой водяной емкости с питательными веществами.

— Так, давай поговорим о подводных камнях. Что по срокам?

— Если в твоем теле выращивать, то неделя, если за пределами, двадцать дней.

— Я перетерплю такую задержку. Сколько после этого мы сможем делать гаджетов в месяц?

— Порядка девяноста в день.

— Ого, а это неплохо. Целых две тысячи семьсот гаджетов в месяц.

— Тридцать две тысячи в год.

Казалось бы сумма большая, но во мне почему-то вызвала расстройство.

Ну во-первых, а как я эти гаджеты буду распространять?

— Лакки, можешь прикинуть, сколько в Записях лехи кандидатов?

— Семьдесят три тысячи восемьсот пять человек.

— Ты серьезно?

— Тетрадь электронная, я уже просканировал все данные.

В моей голове стали складываться цифры, выдавая нерадостный результат.

Даже если я каждый день буду встречаться с одним человеком из той тетрадки каждый день я только за семь лет смогу освоить гаджеты произведенные за год. А для того чтобы передать гаджет каждому человеку в тетрадке, мне понадобится двести лет. Они ведь не доживут.

Конечно, можно встречаться с несколькими людьми в день, но цифра все равно удручает.

Еще можно проигнорировать тетрадку и наплевав на все риски, раздавать гаджет всем подряд. Но, в мире сейчас живут около двенадцати миллиардов людей.

Для того чтобы произвести гаджеты для всего населения, мне понадобится порядка трехсот шестидесяти пяти тысяч лет.

Так вот почему человек так долго не эволюционирует.

Мой энтузиазм стал постепенно сходить на нет

Ладно, отбросим оправдания почему может не получиться, будем думать что сделать чтобы все удалось.

По поводу распространения можно будет привлечь того же Игната, или Алана и Петра. Уверен что из контактов Лехи найдутся активные надежные ребята готовые помочь.

Будет не просто, но со сбытом я думаю решение найдется.

Теперь вопрос производства.

— Лакки, а если сделать два таких детородных органа, мы сможем выращивать больше гаджетов?

— Нет.

— Почему, вроде у всего должны быть простые решения.

— Гаджеты будут расти только в случае если ты будешь в непосредственной близости от тебя. Иначе не получится, а максимальная пропускная способность девяносто гаджетов в день. Больше не выдержат наши мозги.

— Ну а если посадить Игната или Петра.

— Не получится так, у них должна быть связь, а для этого конвейер нужно вырастить самостоятельно.

— А передать им доступ?

— Нельзя.

— Нельзя или ты не видишь способов?

— Я затрудняюсь ответить.

Я немного отрешился от происходящего чтобы получить возможность поразмышлять. Либо Лакки лукавит, либо у него стоят блоки. К тому же он похоже не догадывается о возможности моего существования.

Я пока совершенно не представляю кто я и как получился, но могу предположить что вполне нормально могу существовать самостоятельно. Я разумен, пока правда не могу коммуницировать ни с кем, но думаю это вопрос времени.


Меня снова стала заволакивать тьма, но я смог ненадолго спрятаться от нее.

Образы стали рваными и едва ощутимыми, но я старался как можно дольше удержаться в сознании.

Я не хочу быть в небытии, хочу хотя бы наблюдать.

Я видел встречи с какими-то людьми. Наверное с теми что были в тетрадке Лехи. Но я не слышал чем говорят. Чувствовал воодушевление после каждой встречи. Были и расстройства.

Затем количество людей на встречах стало увеличиваться. Иногда это могло быть тридцать человек.

Я не слышал разговора поэтому считал, что бы хоть как-то себя занять.

Пытался читать по губам, но свои я видеть не мог, а оппоненты как правило отвечали односложно, а зачастую просто кивали или качали головами.

Очень много совещаний, сначала с Петром и Игнатом Потом с новыми людьми, с теми кто уже получил гаджет. Их было все больше. И встречи с новыми людьми проходили все чаще.

Затем я решился впервый раз отдать партию гаджетов Игнату. Он вроде поехал в другой город Я же был привязан к этому кабинету.

Здесь, в тайной комнатке, стояла большая колба в которой появлялись новые гаджеты.

Я знаю что почти все ресурсы Лакки уходят на то чтобы поддерживать производство.

Пытался понять сколько прошло времени, но это было практически невозможно. Не за что зацепиться. Мог пройти месяц, но с таким же успехом, мог пролететь и год.

Все это время было монотонным разнообразием. Утром душ, короткая зарядка, затем какие-то бумаги, звонки, встречи. И все по кругу.

Если я правильно понял. практически каждый из перечисленных в тетради людей просил гаджеты для друзей и родных. Это было не по плану, но ускоряло распространение.

Потом было и совсем странное.

Все долго к чему-то готовились.

Миг очередного провала памяти.

Я стою на сцене перед огромным залом. До меня доносятся отдаленные звуки. Из за света софитов, даже не представляю сколько в том зале человек. Но знаю что треть из них свои, те кто уже стал одним из нас. А две трети новички что скоро пополнят наши ряды. Меня переполняет радость и восторг.

Картинка сменилась, и вновь день сурка. Все по старому распорядку. Таких выступлений больше не было. Видимо там что-то пошло не так. Но что, я уже не узнаю.

А для чего вообще такая спешка? Что-то мне подсказываета что я, ну тоесть тот я что прозябает в том помещении, больше не ограничен в финансах. Возможностей масса, и можно жить той жизнью о которой столько мечтал Но день за днем, месяц за месяцем, из чувства непонятного долга, я сижу на месте и делаю гаджеты.

Как свиноматка, и как я до этого дошел.

Чувствую радость, смог сделать пять тысяч четыреста гаджетов. Значит прошло два года, или даже больше.

Да, это большое количество людей, есть чему порадоваться. И два года жизни пролетевших в бессмысленном однообразии, ради миллионной доли процента населения земли.

Не знаю когда до моего второго я дойдет, но он делает что-то не так. Должны быть обходные пути.

Ведь дальше ничего не изменится, время все так же будет уходить. и просидеть десять лет, даже ради пятидесяти тысяч человек, это идиотизм.

Может я чего-то не понимаю.

Я осторожно стал пытаться узнать больше информации, стараясь не потревожить тьму которая в любой миг готова была меня поглотить. Нужно постараться разобраться в этом всем.

В моем сознании всплыло видение с инкубатором где рождались гаджеты. Только сейчас понял что даже не представлял на что это похоже. А Выглядело это жутковато, и никто кроме меня и Лакки об этом не знал. Все думали что у меня подпольный завод, смешно. Я даже Игнату и Петру об этом не говорил. Знал что они о чем-то догадывались, но не говорил.

Да я прямо настоящая матка. Похоже эволюция сделала человека муравьем.

Все гаджеты которые я раздал не разговаривают, и это удивительно. Может в этом кроется ключ, или все это замысел Алексея.

Гаджеты безусловно влияют на носителей. Причем на всех по разному. У людей открываются различные способности. Как у Ирины чтение людей, или Игната.

Я с удивлением узнал, что Игнат может предсказывать будущее. Но не как пророк. Он объяснял что видит движение энергии в мире и может предугадать какие события или действия к чему приведут. Иногда его предсказания ни о чем не говорят, но порой он настолько конкретен, что тут впору поверить в магию.

Самое интересное что у каждого человека своя способность. Одинаковые не встречаются. И даже если кажется что они похожи, оказывается что способы использования умения совершенно разные.

Похоже что моя способность, это умение разговаривать со своим вторым я и быть мамкой всех гаджетов. Похоже в команду супергероев я не гожусь.

Хотя я здесь не прав. Со временем Лакки столько всего сделал с моим телом, что я уже почти не человек. Одно бронирование кожи и полимеры в тканях чего стоят. Но учитывая то что я безвылазно сижу в одном и том же месте, толку от всех этих усилений ноль.

Вот если бы можно было себя клонировать или найти наконец способ производить гаджеты без своего участия…

Но да ладно.

Дальше всплыли некоторые воспоминания о Алане.

Его никто не трогал, только наблюдали. Он все время был под присмотром, но часто куда-то пропадал. Это были короткие эпизоды, но довольно частые. Благо что он перестал мстить за своих родителей, ну или вернее утолять жажду крови.

Мы очень редко общались, от силы встречались раз в полгода. Его аура, я где-то вычитал что так называется это свечение вокруг людей, оставалась тех же цветов. Серой и темно багровой. Да и люди его боялись. Казалось он одним своим видом может внушать страх. Правда обычные люди без гаджета, ничего такого не чувствовали, и охотнее дружили с ним. Я как-то поймал мысль Сергея, что Алан стал изгоем в новом обществе.

Но это могло обмануть его, другого меня. Я же видел что все не так чисто. Может Алана и боялись, но многие как-то ненароком прислушивались к нему. Он мало говорил о своих планах или мировоззрении, ну по крайней мере при мне. Но каждый раз когда в моем присутствии с ним кто-то встречался, то уважительно склонял голову.

И эта незаметная мелочь ясно говорила, уже слишком поздно от него избавляться.

Копнув чуть глубже, я обнаружил удивительное. Все же я на месте не сидел.

Мы с Петром и Игнатом, начали скупать и объединять различные научные и производственные предприятия.

Перед нами стояло много задач, но основная, — создание нормальных условий для тех кто вступит в наши ряды. Мы пока не знали как далеко это зайдет, и занимались разработкой различных технологических устройств.

Петр большее количество времени вел дела из своего города. Там же была основная производственная база.

Я бы рассмеялся если бы мог, когда узнал что цеха располагаются на местах бывших баз охотников за патентами.

Игнат все время в разъездах. Его способности к предсказанию, это огромное преимущество.

Мы часто шутим, мол, если хочешь построить большой бизнес, возьми в партнеры человека умеющего предсказывать будущее.

Ирина нам очень помогает.

Не смотря на то что ей всего шестнадцать лет, эта девочка нас очень часто удивляет.

Она успевает учиться и вести дела не хуже многих высокооплачиваемых топ менеджеров.

Петр часто говорит что у девочки слишком рано закончилось детство.

Ирина часто путешествует как и Игнат. И при этом даже порознь, часто оказываются в одних и тех же городах. Почему так происходит, они и сами с удивлением поражаются.

При чем они далеко не друзья, можно с уверенностью сказать что у них антипатия. Петр даже шутил про нехорошие подозрения. Но все понимали, — там что-то другое.

Так, немного разобрался.

Теперь на очереди вопрос, чем мы занимаемся?

Мы начали постройку города.

Что?! Мы строим город?

Эта мысль взорвалась во мне многотонной бомбой.

Огромный город в пустыне. В нем будут жить такие как мы, люди с гаджетами.

В разработке проект создания большого плавучего поселения в тихом океане. Мы как могли отгораживались от окружающего мира.

Нас уже много. Но откуда? Неужели вернулся Леха?

Нет, не вернулся. Похоже с тех времен о нем никто не слышал.

Все завязано на мне. Я конечно рад, но ума не приложу как так вышло.

И еще…

Если бы у меня была голова, а на ней росли бы волосы, то они обязательно стали бы шевелиться.

Петр руководил производством модульных изолированных капсул. Каждая капсула была около двухсот квадратных метров. Кроме всего прочего, ее можно было отстроить до размеров пятисот квадратных метров, используя находящиеся в ней же элементы.

Наши ученые нашли старые советские разработки и доделали их. В этих капсулах можно было создать замкнутую экосистему. И это был уже запланированный шаг для создания колоний где угодно.

На любой планете, да хоть в открытом космосе.

Видимо в тетрадке Алексея были и правда исключительные люди. Ни чем иным я такой прогресс объяснить не могу.

Меня неотвратимо стала заволакивать темнота.

Нет! Я не хочу. Я должен сопротивляться. Я хочу продолжать хотя бы наблюдать за своей жизнью.

Темнота немного отступила, но лишь для того чтобы обрушиться на меня с новой силой.

Надо придумать другой подход.


Глава 11. Круги на воде


Восемь лет, целых восемь лет. Что будет дальше, я очнусь когда мне будет уже восемьдесят и пора будет умирать? Я хочу жить. Хочу прожить сам эту жизнь.

Я не согласен с таким раскладом.

Можно предположить что Лакки что-то уловил и пытается меня заглушить. Но я его даже не чувствую.

Передо мной стоит Ира. Та самая девочка с взрослыми глазами. Только ей уже давно не тринадцать. А ведь в последний раз, я видел ее именно тогда, когда она только-только научилась снова видеть. Наверное тот Сергей в чьем теле я нахожусь, виделся с ней с тех пор, а я нет.

Она стала красивой и стройной девушкой. Как же она выросла. Подумать только та девочка и эта красавица один и тот же человек.

Целых восемь лет которые я не жил.

А если вникать в то как это время прошло до Сергея версии один, Можно с уверенностью сказать, что он тоже не жил. Только вот по своей воле. Взаперти. И все эти годы он сам принимал такое решение.

Да-да, восемь лет привязанный к своему кабинету выращивал гаджеты.

Но ладно, хватит себя жалеть. Надо бы разобраться что вообще здесь происходит.

Ирина уже несколько минут мне что-то говорит но я не слушаю, не могу воспринимать.

— Ты ведь сам понимаешь насколько сложно это контролировать. К тому же тот парень был инвалидом, он просто не мог ходить.

— Но он же совсем подросток, чуть старше чем была ты когда получила гаджет, а мы давно решили что это группа риска. И не важно кто его родители или сколько хорошего он сделал до получения гаджета.

— У нас слишком мало наставников, ты ведь сам мало кому доверяешь. А учитывая постоянный прирост, нам просто не хватает людей. И не забывай еще что нужно заниматься компанией.

— Ира, это ведь риторический спор. Тот школьник паралитик, раскидал четырнадцать бойцов элитного подразделения спецназа. Трое из них в очень тяжелом состоянии. Да, и еще он почти разорвал бронированную машину напополам. И все это есть на записях.

— По сравнению с тем что творил Алан, это детский сад.

— Алан не попадался. — я почувствовал как мое лицо скривилось. — Я знаю что это звучит гадко. Но он не подвергал опасности нас. Этот парень буквально указывает откуда ноги растут. Ведь он был победителем в том конкурсе что я лично объявлял. «Силачи духа». И я оплачивал экспериментальное лечение в нашей клинике. И таких случаев за последнее время очень много. Скоро все станет слишком очевидно. И я не параноик.

— Ну слушай. Мы уже довольно долго так живем и такие случаи повсеместны. Ну чего ты продолжаешь бояться, всем плевать. Для обычных людей мы как феи, или лесные гномы. Мы как сказочные герои, любые истории о нас воспринимаются как сказки.

— Что с тем парнем? — я пропустил мимо ушей слова Ирины.

— Нормально с ним все, сейчас с родителями в Кактусе.

Так, что еще за кактус? Пытаюсь найти воспоминания об этом в своей памяти. Ага, кактус это город что мы построили прямо посреди пустыни. Там были никому не нужные безжизненные пески. А теперь там город будущего. Обалдеть.

— Ира, ты ведь тоже не все знаешь. На самом деле на нас очень часто выходят. Нам пока удается сдерживать повышенный интерес, но это не будет продолжаться бесконечно. Нам нужен план конкретных действий как это предотвратить.

— Ну эта ситуация была, что называется форс-мажорной. Мальчик заступился за своего соседа. Кстати его зовут Игорь. Так вот, когда Игорь был маленьким, сосед часто заступался за него, и не давал в обиду другим детям. Игорь почувствовал что соседу грозит опасность, и не разобравшись стал спасать старого товарища.

— Так, а при чем тут спецназ?

— Как оказалось, тот сосед состоял в группировке радикалов, и готовил ряд подрывов по их городу. Вот спецназ и приехал предотвратить трагедии. А когда все началось, мальчик уже не останавливался. Благо там были люди из наших, успели вмешаться. Но все уже было сделано. Ну ты знаешь. И самое обидное, сосед схватку не пережил. Не удалось Игорю вернуть долг.

— Да уж.

— А в целом, мы и так уже провели немалую работу. Мы больше не позволяем распространять гаджеты среди родственников без тщательных проверок. Запустили социальные программы реабилитации нравственности и морали. Я кстати сейчас председательствую в программе «Гражданин номер один». Участников там очень много, но я уже отобрала несколько десятков кандидатов. Поверь, я скрупулезно изучаю каждого, но я одна, а наставников нам кровь из носу не хватает.

— У тебя ведь были хорошие ребята, ты говорила что на них можно положиться.

— На них можно будет положиться, а пока за ними самими постоянный присмотр нужен. Не знаю что там с твоими гаджетами происходит. Но либо люди с каждым годом тупеют, либо гаджет что-то делает с людьми.

— Не думаю, правда скажу тебе по секрету, я научился вкладывать некоторые запреты. Гаджет стал способен защищать себя. Это только эксперимент, но вроде работает. Люди в первое время не могут говорить о гаджете с посторонними, а еще не могут подвергать нас опасности раскрытия, ну в идеале.

— Интересно конечно, но мне нужны толковые люди.

— Ты можешь использовать всех кого сама вербовала.

— Так вы сами поручаете мне одну молодежь. Можно мне попробовать взять большее количество людей, как Игнату?

— Ну ты ведь сама знаешь, Игнат может просчитывать не только людей, но ситуацию в целом.

— И при этом, тот парнишка, был сыном его подопечного. И именно я улаживаю сейчас эту проблему.

— Ладно, закончи дело, а потом обсудим. И все-таки я очень рад тебя видеть. — Я приобнял девушку за плечи. — Ты отца давно видела?

— Да, давненько. Он сейчас грезит своей миссией по колонизации. Мол наша миссия точно будет успешной. С ним даже говорить невозможно. Ты говоришь с ним, а он смотрит в пространство и думает о своем, отвечает машинально.

— Главное что у него есть цель. Ты еще замуж не надумала выходить?

— Очень смешная шутка. Уж кому-кому, а тебе должно быть стыдно спрашивать меня о таком. Сам-то когда в последний раз покидал эту свою темницу?

— На это есть свои причины.

— Знаю я твои причины в соседнем кабинете, но отдых тебе тоже необходим. Из какой бы стали ты не был сделан, в мире ничто не вечно. Если ты сломаешься, от этого всем будет плохо, а от пары дней ничего не произойдет.

— Я очень хочу устроить себе отпуск. Но я боюсь отсюда выходить. Кажется стоит мне покинуть свой кабинет, и все начнет рушиться. Возможно у меня развилась агорафобия.

— Ладно, мне пора.

Девушка поднялась с кресла в котором располагалась на протяжении разговора. Подойдя ко мне она чмокнула меня в щеку.

— Ну провожай меня. — Она направилась к выходу, но к другому. Он располагался в задней части комнаты и был тщательно замаскирован. Очень мало людей знало об этой двери. К тому же никто кроме Ирины не заходил в эту дверь и не знал что за ней.

Почему она уходит именно так? Никто не должен знать что она приходит ко мне с отчетами. Официально, она меня не поддерживает. Ирина буквально один из лидеров недовольных моим лидерством.

— Подумай о моих словах, — сказала девушка на прощанье.

Ох, сколько всего произошло.

Я осторожно пытался найти информацию о периоде на протяжении которого я был в отключке. И нашел немало.

За последние семь лет, наша община стала состоять более чем из двухсот тысяч человек. Кажется что это очень много, и это на самом деле так. Но по сравнению с почти тринадцатью миллиардами людей что проживают на планете, это слишком мало.

Но следует порадоваться тому, что две трети этих людей, являются достойнейшими представителями человечества. В наших рядах ученые, экономисты, художники, инженеры и даже политики.

Да, мы хотели изначально как можно дольше миновать касту политического мира. Но нам нужно было прикрытие. Да и отбирали мы только самых надежных людей, ну насколько это было возможно.

А эти ребята, получив свой шанс, воспользовались им сполна. В наших руках были деньги, власть и защита.

Но полного единства не было. И многие задавались вопросом: а почему у нас во главе какой-то Сергей Ковалев? Да он хорошо говорит и дал нам всем беспрецедентный шанс. Но власть должна быть в руках людей которые умеют править.

Но самое смешное, если бы все эти ребята выступили одним фронтом, я бы конечно потеснился. Ведь моя задача просто клепать гаджеты. Но они не смогли договориться даже между собой.

Прав был Леха. Для эволюции мало стать всесильным, до этого нужно еще дорасти.


Следующим гостем был Марат. Отличнейший парень. Он получил гаджет чуть более двух лет назад. Когда мы с ним познакомились, оба почувствовали что мы родственные души. Так бывает, что мало кому в жизни доверяешь, и тут вдруг неожиданно находишь близкого друга. При чем он был братом одного из людей, что был в списке Алексея.

Сам Марат звезд с неба не хватал, но если бы в мире существовала премия за умение быть хорошим другом, Марат был бы среди финалистов.

Я попросил его присмотреть за Аланом. И несмотря на сложность ситуации, он принял решение помочь.

Алан настоящий психопат, о таких обычно снимают триллеры, или фильмы ужасов. И кажется что подобных людей на самом деле не существует. Но нет. Что-то с ним гаджет сделал. Либо просто развязал руки, и дал волю чему-то потаенному в его душе.

Я давно уже это для себя решил. Ни за кого он не мстил, ему был нужен только повод.

С другой стороны, он снимает много головной боли. Нам часто пытаются ставить палки в колеса. И пока мы думаем как поступить, на сцене будто бы из ниоткуда появляется Алан, и быстро решает все вопросы. Своими методами. Например люди просто исчезают навсегда. Вот такая чёрная комедия.

Помню кто-то предлагал позволить ему брать себе подопечных и учить молодежь. Но я с улыбкой отказал. Самое мягкое из предположений возникших у меня в голове, что он первым станет готовить армию каких-нибудь карателей-ликвидаторов.

— Помнишь группировку бедуинов, ну те которые окопались недалеко от кактуса? — спросил Марат.

— Помню-помню, они вроде наезжать на нас пытались. Мол мы их территорию заняли и живем на костях их отцов. Хм, так они же вроде отстали

— Ага, отстали. Я на всякий случай решил заехать на место их стоянки. На самом деле они не сами отстали. К ним Алан заезжал поговорить. Так вот, после того разговора похоже уже некому на нас наезжать.

— Там же человек пятьдесят боевиков было.

— Ага, и у меня даже запись есть. Посмотришь кинцо?

Он начал трансляцию видео из монокля на большой монитор.

Сначала на кадре было лицо какого-то парня. Он говорил на непонятном языке с надменным видом. Можно предположить что он сказал что-то вроде: «сейчас будем мочить городского пижона».

Он повернул камеру вперёд, на толпу людей которые громко о чем-то спорили. Секунду спустя раздался резкий хлопок. Надменная речь парня вдруг стала тревожной.

Из толпы, в воздух на добрых три метра подлетели два человеческих тела. Это явно были мужчины, но один из них верещал на такой тонкой ноте тонкой ноте, что если бы не кадры, Сергей решил бы что кричит крайне писклявая девочка.

Потом снова что-то произошло, из-за спин было не разобрать. Толпу разрезала широкая борозда. Уши резанул многоголосый хор криков боли.

Люди из толпы стали разбегаться и тут, что-то быстрое и стремительное ударило в камеру. Видео погасло.

— Я совсем недавно этим занимаюсь, но чувствую у меня скоро появится своя коллекция видео о похождениях этого парня.

— У тебя еще что-то есть?

— Еще одна запись. Не спрашивай как я ее достал. Это файл с его личного монокля.

— Ого.

Марат запустил следующую видеозапись. На ней Алан вел переговоры с довольно неприятным мужчиной в строгом костюме. Мужчину сопровождали охранники, но тому это не помогло.

Сначала Алан убил охранников, а потом взялся а самого инициатора встречи. Прежде чем убить его. Алан прошипел ему прямо в лицо:

— В вашем прогнившем мире ущербных животных, я царь зверей.

На этом моменте видео закончилось.

— Да, и кроме видеотеки, заведу сборник любимых цитат.

— Я мог бы сказать что тоже займусь этим на досуге, но на мой взгляд излишне пафосно.

— Но самое худшее не это. Некоторые из наших обращаются к нему для решения подобных ситуаций. То есть многие одобряют его поведение. Особенно его талант скрывать какие-либо свидетельства.

— Это к сожалению уже даже не секрет. А что касается скрытности, ты ведь нашел эти два видео.

— И это скорее подтверждение чем опровержение. Все таки он настоящий маньяк и при этом очень умный и хитрый. Мне все время кажется что не я нахожу эту информацию, а мне позволяют ее увидеть.

— Мне хочется сказать тебе: не будь параноиком. Но похоже что это наиболее вероятно.

— И еще. Что-то нехорошее назревает и довольно давно. Чувствую скоро будет серьезно штормить.



Похоже Марат и сам не представлял насколько оказался прав.

Началось все довольно безобидно. По всему миру, во всех информационных сетях стали всплывать новости о новом виде людей. Статьи чередовались с видео, фото, старыми репортажами подтверждающими эти бредовую на первый взгляд информацию.

И казалось бы, ну несут чепуху в сетях и ладно, но разные люди планомерно стали раздувать шумиху вокруг этих новостей. Пока только в сетях но страсти накалялись.

— Серег, конкретики я не вижу, но нужно эвакуировать всех наших. По крайней мере всех кого возможно, ну и бывших инвалидов в обязательном порядке.

Игнат с самого утра прибыл ко мне. Спустя полчаса после его приезда стали поступать тревожные вести.

— Александр Петрович думаю сможет это лучше всех организовать. У него больше всего ресурсов.

— Есть идеи кто это все затеял. Это ведь полюбому кто-то из наших.

Игнат усмехнулся.

— Забавно что мы думаем об одном и том же человеке и не спешим его называть.

— Нелогично, зачем было ждать столько времени. Да и жертвами пока не пахнет. Так легкое беспокойство, максимум беспорядки.

— Ну это только начало, боюсь все еще впереди. Что же касается причины, то тебе серьезно пора отправиться в отпуск.

— Игнат, ближе к делу давай.

— На дальнем востоке, у семьи геологов родился сын.

— Мои поздравления, но какое это имеет отношение…

— Его аура подтверждает, что младенец один из нас. Не смотря на то что за все время это первый ребенок, но цепная реакция началась.

— Значит, даже если я погибну или не смогу производить гаджеты, новой расе быть.

— С рождаемостью конечно нужно поработать, но у кого-то могли возникнуть мысли что ты больше не нужен.

— То есть скоро финал?

Игнат опустил глаза.

— Я не хотел с тобой видеться. Я не вижу возможностей иного исхода и ничего не могу сделать. Тебе пора покинуть свою раковину.

Тем временем в мире накал страстей приобретал все более высокий градус.

По крупицам, неведомый сценарист раскрывал перед людьми картину настоящей экспансии. При чем таких сюжетов было множество, от нашествия инопланетян до правительственного заговора. Ну бред же. Но каждая из таких историй находила свою аудиторию, а бесконечные подтверждения, львиная доля из которых были сфабрикованы, только повышали градус беспокойства.

Причины и методы захвата расписывали разные, но вот методы вербовки раскрыли до мельчайших подробностей. Всплыла видеозапись моих выступлений. Чудесные выздоровления после социальных конкурсов.

Все сводилось ко мне. С легкой руки журналистов меня прозвали нулевым пациентом.

Кто-то просто сливал наши схемы, и очевидно становилось, что это тщательно спланированная операция. Количество задействованных людей поражало. Вскоре эту тему обсуждали везде.

Агитаторы в сети, стали побуждать людей устраивать акты протеста. И люди вышли на улицы. Они наверное и сами не понимали против кого или чего они протестуют, но импульс был так силен, что люди просто не задумывались.

«Все это время нами управляла раса сверхлюдей.» — гласили посты, новости желтой прессы и транспаранты митингующих.

«Чудо или нападение похитителей тел?»

«Экспансия нашей планеты инопланетянами»

Подобной чуши было много. Подключились несколько именитых ученых.

Вчерашняя фантастика стала реальностью и людям пришлось это признать. — вещали они. Не знаю облегчило ли это ситуацию. Но похоже теперь не только фанатики всерьез озаботились этими новостями.

Игнат забил тревогу во время. Многие сетовали что все выглядит несерьезно, но Игната привыкли слушать.

По его настоянию, большая часть людей в чьих телах находились гаджеты эвакуировали в Кактус в первый день.

В первую очередь в Кактус отправляли тех кто засветился в хрониках, или благодаря гаджету избавился от болезней.

Под удар могли попадасть все люди, способные вызвать зависть по любому поводу. Были ли они слишком красивыми, или преодолели паралич, а может просто разбогатели.

Мы заняли выжидательную позицию,

Забавно что многие из тех что были недовольны моим лидерством, при вопросах что следует предпринять, разводили руками и указывали на меня. Мол вон виновник всех бед. Хотя бы здесь мы пришли к единству.

Я смеялся бы до колик над таким дешевым сюжетом, если бы это не происходило в реальности.

Первые дни было даже весело, все походило на парады фриков, но с каждым днем все больше становилось не до смеха.

Только новости сместили фокус на митингующих и легкие беспорядки, сеть взорвалась новыми видеозаписями прошлых осечек наших подопечных. То что раньше могло показаться постановкой и спецэффектами, приобрело теперь совсем другой характер. Конечно восемьдесят процентов этих материалов было просто красивыми видеороликами. Но людям было уже все равно.

Истории о том что многие люди преодолели страшные болезни и буквально обманули смерть, стали будоражить и без того взволнованных людей.

Были предположения что появился настоящий эликсир бессмертия, или лекарство от всех болезней.

Казалось бы, ситуация могла себя исчерпать и все должно затихнуть через неделю или две. Но страсти только нарастали. СМИ и видеоблогеры будто сорвались с цепи подливая масла в огонь.

Все компании занимающиеся благотворительной деятельностью попали под удар первыми.

Акции многих корпораций поползли вниз. И чем больше они в свое время вкладывали денег и сил в помощь миру, тем большие потери терпели.

Сотрудники этих компаний оставшись без работы, не думали как прокормить семьи, а выходили на улицы. И глупо было искать здесь какую-то логику, люди просто потеряли здравый смысл.

«На нас ставят опыты.» — гласили яркие лозунги.

«Мы умирали от неудачных экспериментов, чтобы правительство возомнило себя богами.»

«Нам не нужны бессмертные чиновники!»

Среди политических лозунгов не забывали и про нас. Одни требовали показаться. Они требовали возмездия непонятно за что.

Другие требовали сделать их такими же. Они тоже хотели стать лучше, здоровее красивее, богаче, излечиться от болезней или помочь близким.

Правда стоит заметить, наши предприятия несли минимальные убытки.

Ох, я все еще надеюсь это не Алан решает наши проблемы. — поймал я себя на мысли, и тут же осекся. — Надежда слишком дорогостоящая роскошь. Лучше следовать исходя из худших предположений.

Потом у людей стали сдавать нервы. Кого-то забили насмерть, кого-то застрелили. Таких случаев было немало и их раздули до вселенского масштаба порождая новые волны агрессии.

Я решил последовать увещеваниям Игната и позволить себе отдохнуть от всего. Но перед этим я решил выступить с обращением. Я ни с кем не посоветовался, просто что-то меня на это толкнуло. Было ли это чье-то вмешательство или мой собственный импульс. Но я просто это сделал.


Меня зовут Сергей Ковалев. Я не сверхчеловек и не представитель внеземных цивилизаций. Я простой человек. Такой же как и все. Я не имею никакого отношения к правительству или к корпорациям пострадавшим в следствии последних событий.

Нет причин для того чтобы устраивать беспорядки. Все что нужно, это просто вернуться к прежней жизни. Пока мы буквально наблюдаем за тем, как люди сами разрушают свою жизнь. Более того, эта бессмыслица повлекла за собой человеческие жертвы.

Отвечая на ваши вопросы, я отвечу.

Я восемь лет назад участвовал в научном эксперименте, в следствии которого и правда стал сильнее и здоровее. Эксперимент еще не закончен, и я не единственный его участник. Но как вы уже видели, не все люди способны нормально его перенести.

Хоть большинство роликов гуляющих в сети являются ложью. Люди заснятые на некоторых роликах реальные участники эксперимента. Все они добровольцы, которые не знали что их ждет в процессе испытаний.

Да, польза от эксперимента на лицо, но мы не можем распространять его среди всех жителей земли по двум причинам, ограничения в производстве, и невозможно предсказать последствия того как результаты отразяться на каждом из людей.

Всех участников эксперимента тщательно отбирали, однако практика показывает, что даже самые устойчивые психологически оказываются несдержанны, и тогда это может привести к печальным последствиям.

Всегда были монахи в тибете, дорогие спортивные школы и дорогие университеты. Каждый из людей может достичь исключительных результатов в любой сфере жизни. Каждый может повысить уровень и качество своей жизни. Все зависит только от вашей воли. И волшебная таблетка не сделает вас другим другим человеком. Каждый сам отвечает за свою жизнь. Если вы родились бедной семье, вы можете разобраться в правилах этого мира и стать богатым умным или сильным. Так же родившись в богатой семье вы можете пренебречь всем и лишиться богатств, оставшись на обочине жизни.

На сегодняшний день, вследствие беспорядков пострадало слишком много людей, многие погибли. И это только из-за намека на какую-то несправедливость.

Задайтесь вопросом, что если бы в рядах тех кто сейчас протестует на улицах, было бы хоть несколько людей обладающей супер силой.? Жертв было бы гораздо больше.

Но не смотря ни на что, я уже долгое время бьюсь над тем чтобы как можно быстрее дать жителям нашей планеты возможность встать на уровень выше.

Но Достойны ли вы права стать лучше? Вы думаете что если получите силу и здоровье то станете другими людьми? Нет вы останетесь теми же, только чуть более сильными. Остальное только в ваших руках.

Я даже рад что только ограниченное количество людей может получить эту возможность. И те кто оставаясь слабым, готов делать над собой усилия и обладая малым ресурсом своего тела способен менять мир вокруг себя, наиболее подходит для такого шанса. Те же кто непонятно зачем вышел на улицы. Решил требовать, не зная даже от кого, лучшей участи, меньше всех заслуживает свою награду.


Несмотря на страх вновь оказаться поглощенным тьмой, я решил ненадолго отделиться от своего сознания. Сергей и раньше не отличался сообразительностью, но здесь он превзошел самого себя.

Либо он подвергся какому-то воздействию, либо понемногу начинает сходить с ума.

С ужасом я отметил как Сергей отправил свое обращение в сеть.

Мне захотелось закричать, сделать что-то что бы помешать, но на меня в очередной раз нахлынула тьма.


Я стою за трибуной. Меня будто в чем-то обвиняют но это не суд. Я стою один, но за мной десятки тысяч людей чьи судьбы зависят от моего поведения сейчас.

Рената Севыкина, эта горластая стервозина, вся красная от натуги орет тыча в меня своим пальцем.

— В двадцатом веке мы пережили две мировые войны. Наши прадеды из поколения в поколение трудились над тем чтобы мы жили в мире и не допустили конца нашей цивилизации. Мы не допустили войн между сверхдержавами. Вы же подарили нам третью мировую с самими собой.

Она прервалась, судорожно выпила воды. но менее красной не стала.

— О какой войне вы говорите. Вы собрались кого-то бомбить? Применять танки и другое тяжелое вооружение против своих же граждан? Мы просто стали теперь чуть лучше чем вы. Мы лишь хотим жить, сохранять нашу с вами планету и так же не допускать катастроф.

— У нас есть видеозапись как некий субъект буквально разорвал на части семерых наемников голыми руками. И этот человек судя по технологии биометрии Ваш друг и соратник Алан Мирзаев.

— Я не поддерживаю такого поведения, напротив, я строго запрещаю использование каких-либо действий против людей и человечества в целом. Но в этой видеозаписи есть некая символичность. Мой друг никому не желал зла, те люди пришли убить его.

— Да это даже забавно, овечки пришли загрызть волка, это вы хотите нам сказать? Вы с таким пренебрежением называете нас людьми… Так кем вы себя возомнили?

— Судьба так распорядилась, что в руках горстки людей оказалась огромная мощь. Эту мощь необходимо направить на созидание, на благо. И я прошу, именно прошу, не вынуждать нас переводить этот ресурс на войну. Мы не навязываем вам гонку вооружений, просим лишь не трогать нас.

Женщина только хмыкнула.

— Если кто-то хочет к нам присоединиться, милости просим. Если присоединившиеся будут достойными людьми, мы сделаем их одними из нас. Но если кто-то придет к нам с недобрыми помыслами, их будет ждать то же самое что и людей на вашей записи. И вам придется это принять.

Казалось раскрасневшаяся женщина, услышав эти слова напряглась настолько что готова была взорваться.

Из ее распахнутого рта неслись брызги слюны.

Я не слышал что она говорит. Мой разум был переполнен.

Еще одна вспышка. Лицо. Событие.

Взрыв.

Тьма.


Глава 12. Порядок


Кое-как удалось восстановить хронологию.

После глупейшего в мире поступка, Сергей недоразвитой версии, никуда не отправился. Сидел и пялился на статистику просмотров своего обращения.

А оно произвело фурор.

Уверен что никто даже не слушал о чем он говорит. Главно, — все уловили посыл: Вы не просто вышли на улицы, суперлюди и правда есть, а вы жалкие жертвы всемирного обмана.

Либо у моей не шибко умной копии, от бесконечного сидения отключилась думательная функция, либо он просто обезумел.

Сети кипели. Всюду обсуждали слова Сергея. И естественно не совсем те что он хотел донести. Журналисты и политики умеют извращать даже самые очевидные вещи.

Затем с ответным обращением выступила Рената. Она один из самых скандальных и эпатажных политических деятелей. Любому человеку совершенно очевидно, что от таких женщин нужно держаться подальше. Сергей же ответил мгновенно.

Была организована трансляция. Он конечно никуда не поехал. Не факт что смог бы доехать живым. Но в прямом эфире они смогли помолоть языками.

После этого до Сергея вроде что-то дошло наконец. И он собрал небольшой запас вещей. Взял запрятанный на всякий случай чемоданчик заполненный гаджетами. И наконец пустился в путь дорогу до Кактуса.

Благо что его обиталище находилось на окраине города, а так же имелся потайной выход из города. Всеобщая подозрительность наконец-то сослужила добрую службу.

А тем временем, в Москве, да и в мире происходило полнейшее безумие.

Будто кто-то нарочно ждал этой глупости.

Все новости в сети взорвались переиначенными версиями обращения Сергея и его диалога с Севыкиной.

Среди новостей все чаще стали всплывать записи систем наблюдения восьмилетней давности. Когда я пытался сбежать с базы охотников за патентами. Эти кары перемежались с моими словами что мы не хотим войны.

Появились сводки о внезапном исчезновении двух третей группировки, спустя полгода с момента той записи. А пропало без вести без малого пять сотен человек.

И какой-то умелый журналист, ловко все свел ко мне. На кадрах вставили фон на котором я говорю: «Я прошу не трогать нас». Голос изменили, и теперь эта фраза выглядела угрозой. Слова «я прошу» просто заглушили.

Следом стали появляться люди которые якобы пострадали от рук каких-то мутантов, или потерявшие близких. И им сострадали. Информация так долго и тщательно сдерживаемая полилась потоком из всех ранее закупоренных щелей. Можно было бы порадоваться что информации слишком много, и только четверть реально относилась к нам, но и этого хватало.


Людей охватил пожар.

Число митингующих росло в геометрической прогрессии. Люди будто обезумели.

Вспышки насилия повсеместно начались по всему миру. Люди крушили витрины и машины, поджигали здания. Теперь не разбирали кто виновник. Фокус с офисов корпораций сместился на все остальные здания.

Правительство и полиция пытались упразднить людей, но протестующих было слишком много.

По итогам первых дней, только в России среди пострадавших числилось более семи тысяч человек.

Следующей темой для обсуждения в сети, стали Кактус и Лотос.

Лотос это начавший строиться наводный город в тихом океане.

Люди конечно же быстро связали два и два. Требовали у правительства — забросать бомбами, срочно захватить, национализировать. Никто даже не задумался о том что они могут ошибаться.

Повсеместно гуляли лозунги из серии: «Мы и наши близкие должны умирать, в то время как давно есть эликсир бессмертия.», или «Почему мы гнием?! в ваших силах прекратить это.»

Но больше было лозунгов призывающих нас сдохнуть или убираться на свою планету.

Следом прокатилась всепоглощающая волна терактов. Это была бесконечная череда подрывов за полдня нанесшая катастрофические разрушения. Неизвестные террористы буквально физически уничтожали крупнейшие деловые центры, административные здания и коммуникационные узлы. Крупнейшие корпорации, буквально физически были стерты с лица земли. Города были обесточены, Весь мир за эти дни погрузился в средневековую анархию. А толпы людей что наблюдали за этим, только радовались такому безумию.

Для всех стало ясно, что акты протеста превратились в нечто неуправляемое. Полиция перестала справляться с беспорядками и многие страны будто объединенные коллективным сознанием стали вводить в города войска.

Жители городов потеряли всякую адекватность, будто на них воздействовали психотропными веществами.

Людей во всем мире буквально стравливали друг с другом.

Конечно были и то что стремились отсидеться дома. Они с ужасом наблюдали за тем как их родные города буквально ровняют с землей их же жители.

Сергей обо всем этом узнавал по радио передачам, пока эвакуационная бригада транспортировала его в Кактус.

Сергей и еще около ста людей погрузились в пассажирский квадрокоптер, который должен был нас доставить до нашего поселения в пустыне.

Как я понял, все наши решили занять выжидательную позицию и временной придерживаться нейтралитета. Естественно кроме тех кто занимал высокие должности в правительстве или вооруженных силах. У них работа кипела. Мне же, оставалось лишь с ужасом наблюдать.

Я ловил на себе взгляды ребят. С одной стороны я был для них лидером. С другой, с легкой руки неизвестного манипулятора, я стал спусковым крючком для мировой истерии, в которой почти захлебнулся весь мир.

Все надеялись будто с вводом войск настанет порядок. Но никто и помыслить не мог, что это станет началом для настоящего ада.

Самое худшее творилось в крупных мегаполисах.

Кто-то очень долго скрупулезно готовился к этой операции.

После введения солдат и техники, последовала новая волна взрывов. Теперь целью разрушений стали транспортные развязки на выездах из городов. Армии и обычным людям были отрезаны пути к отступлению. Можно конечно было попытаться покинуть город не на транспорте а пешком. Но тут началось вооруженное сопротивление солдатам. При этом очень умелое.

Командиры не понимали с каких сторон их атакуют. Они просто теряли солдат. С каждым новым шагом, их поджидали грады пуль которые казалось появлялись ниоткуда. Волны взрывов которые выводили из строя технику и приносили новые жертвы.

От систем городской безопасности не было никакого толку. Все электростанции и источники резервного питания были подорваны днем ранее. В итоге солдаты шли вслепую. И единственная цель которую они видели, это толпы митингующих.

В первые несколько часов, при новой череде взрывов, по всему миру, погибло более третей армий. И командиры, решив не далее не рисковать жизнями своих бойцов, приняли верное по их мнению решение, для сохранения жизней своих солдат. Они стали атаковать людей на улицах.

Вероятно это возможно было предотвратить. Но все активные боевые действия длились от силы несколько часов. И происходили они одновременно во всем мире и по одному сценарию.

Настолько массовой и тщательно спланированной катастрофы на этой планете еще не происходило.


Я полностью отделился от разума Сергея. Я не боялся тьмы. Я боялся того что могу обнаружить в его голове.

Я видел его глазами, чувствовал тоже что чувствует он. О чем он думал мне знать совсем не хотелось. Сергей просто сидел и молча смотрел в стену не замечая никого.

Конечно я тоже жалел всех пострадавших и погибших людей. Да и не выступал я с громкими речами, хотя и чувствовал свое соучастие. Все же я его часть. Хоть и не было его прямой вины в происходящем. Кто бы это не устроил, участие Сергея лишь слегка облегчило ему задачу. Выставлять его виноватым как минимум глупо. Но от себя не убежишь.

Да и оставалась надежда, хоть и призрачная, что это никак не связано с деятельностью Сергея или кого-то из людей, кому он в свое время дал гаджет.

Вскоре мы приблизились к границе Кактуса. Раньше я о нем только слышал и видел обрывки воспоминаний Сергея о планах и проектах. Я совершенно не был готов к тому что я увижу. Да и Сергей похоже тоже. Он отвлекся от созерцания стены и стал наблюдать за видом из иллюминатора.

Посреди раскаленной пустыни, ярким изумрудный пятном раскинулся лесной массив.

Повсюду желтоватые пески, горячие настолько что воздух вибрирует от жара. И вдруг резко, почти без перехода, возвышаются высоченные деревья.

Мы еще не подлетели достаточно близко и мало что можно было различить. Может расстояние так искажает пейзаж. Я увидел листву настолько яркого изумрудно-зеленого цвета, что стало казаться будто это мираж, или фантазия художника импрессиониста, который без ума от ярких цветов.

Своими очертаниями, город, или скорее лес, имел форму полумесяца. По всему периметру город окаймляла лента солнечных панелей. Видимо от них и питается город.

Посадочная площадка находилась у самой границы города, аккурат между рогами полумесяца.

На посадочной площадке нас встречали весьма заурядные электробусы.

После того как все погрузились, электробус резво направился в сторону двухэтажного здания.

В помещении нас ожидала целая делегация. Кого-то встречали знакомые или родные. Остальные были распределены между служащими аэропорта. И группами по двадцать человек, людей повели куда-то к другому выходу. Видимо для расквартирования в гостевых домах.

Что-то подобное я припоминаю. Когда город строился мы старались прописать все правила пребывания и переселения до мельчайших подробностей.

Меня встречал Пётр.

Похоже мы очень давно не виделись. Мы обнялись дружески похлопав друг друга по плечам и спине. Затем он повел меня в на выход из здания и в глубь города.

Складывалось ощущение что мы не в городе а в самом настоящем лесу. При чем совершенно не верилось что в паре сотен метров находятся раскаленные пески пустыни.

Мы шли по широким улицам укрытым от палящего солнца разлапистыми ветвями деревьев. Вдоль каждой улицы по обеим сторонам бежали веселые ручьи.

Нас окружали толстые древесные стволы и огромные булыжники. Яркое солнце нет-нет да просвечивало сквозь изумрудную листву. Все окружающие нас объекты были настолько ярких тонов, что казалось будто мы в сказке.

— Это настоящее?

— Все таки прав был Игнат, ты совершенно не интересовался с чем мы работаем.

— Интересовался, просто одно дело знать, и совсем другое увидеть своими глазами. Лучше расскажи как новичку.

— Булыжники и скалы, выращены искусственно. Материал такой же твердый и прочный как настоящий гранит, но по пористости и остальным качествам напоминает древесину. Деревья живые. Ну условно. Мы их печатаем на принтере, ну что бы получить нужную форму и архитектуру у основания. А дальше они приживаются и начинают расти, цвести и пахнуть. Сначала в основе использовали дичайший гибрид кактуса бамбука и секвойи, последний год начали экспериментировать с другими растениями. На соседней улице скоро должна роза зацвести. Ну там маленький павильончик, под прямым солнцем цветы быстро засохнут. Кстати листья тоже с небольшой хитростью сделаны. Они умеют накапливать солнечную энергию. В общем те солнечные панели что ты видел по периметру города, практически не задействованы.

Каждый встреченный дом напоминал что-то среднее между обычным природным явлением, и произведением искусства. Окружающие элементы были очень яркими и не ясно было искусственно они созданы или задуманы природой. Стены строений выглядели как булыжники или стволы вековых деревьев. Хоть они и выглядели как реквизит из красочной сказки, но несли функциональный характер.

Движение в городе было довольно активным. Люди шли пешком либо использовали самокаты и гироскутеры. Многие проходили мимо меня и Петра погруженные в свои мысли. Но некоторые заметив нас обрадованно окликали или здоровались.

— Это здание — Петр указал на самое толстое дерево из виденных мной ранее. — Я под тебя зарезервировал. А вот здесь — он указал на стоящие рядом, четыре толстенные сросшиеся вместе ели. — располагается наша штаб-квартира.

Я кивнул.

— Ты как, сначала обживешься, или посетишь нашу лабораторию? Я бы познакомил тебя со всеми. Наш главный ботаник мечтает с тобой познакомиться. Его ведь не ты вербовал.

— Вещи только закину, нужно многое обсудить.

— Ну пойдем.

Мы подошли к стволу дерева в котором контуром был обозначен вход. Я ожидал что в проеме распахнется дверь или разъедутся в стороны створки. Но спецэффекты на входе смогли меня поразить меня до глубины души. Кора на дереве при нашем приближении стала расползаться, будто кто-то заснял на видео как дерево сначала зарастает корой, а затем включил обратную перемотку.

Хотел было я раскрыть от удивления рот, как на меня обрушилось следующее потрясение. На пороге меня ждала большая кошка с серебристо дымчатой шерстью, по виду явно хищная. Ее длинные лапы, шея и очень длинные стоячие уши были унизаны золотыми кольцами. Она посмотрела на меня огромными умными глазами.

Петр взял из моих рук сумку и чемодан и поставил перед мордой кошки.

— Отнеси в спальню хозяина. — сказал он и тут же развернулся в сторону своей штаб-квартиры.

— Э-это что? Вернее кто?

— Не обращай внимания, типа робот пылесос. Бесполезная безделушка.

— Она не живая?

— Ну не совсем, долго объяснять. Я конечно лукавлю, это настоящий прорыв в роботостроении, но у тебя еще будет время насладиться всеми новшествами.

И я пребывая в шоке направился в след за Петром к еловым стволам.

Мы оказались в просторном помещении. Оно напоминало подземную лабораторию Лехи. Стены были белыми и светились ровным белым светом. Только пространства было куда меньше и оборудования заметно больше. В дальнем конце комнаты Сергей приметил винтовую лестницу которая вела на второй этаж и в подвал.

— Ну знакомься, наша мобильная команда.

Нас встречала целая делегация из девяти человек.

— Вот это наш главный ботаник, Федор Тихонович.

Высокий, худощавый мужчина крепко пожал мне руку.

— Очень большая честь для меня. — На вид ему было лет пятьдесят. Он был седой. У меня сложилось мнение что он раньше носил очки и никак не мог привыкнуть к тому, что в них больше нет необходимости.

— Вот это главный инженер Николь Кайзер. — указал Петр на сероглазую брюнетку лет тридцати. — Ты с ней виделся кажется года три назад. И это лучший инженер которого я когда-либо встречал.

Девушка в свою очередь тоже протянула мне руку для рукопожатия.

— Это наш…

Петр осекся. Его прервал звук открываемого прохода за нашими спинами. В комнату стремительно кто-то зашел. Я не успел обернуться чтобы понять кто это, но голос человека заставил меня вздрогнуть.

— Люди здесь шутили, что ты покинешь свою нору в Москве, только если начнется конец света, ну или мировая война. Похоже шутка приобрела новый характер.

Я резко обернулся и уставился на Алана.

— Это… ты? — только и смог выдавить я из себя.

— Нет, я мираж, мы ведь в пустыне. — насмешливым тоном ответил парень.

— Это ты сделал? — спросил я.

— Смотря что ты имеешь ввиду. — Ответил он слегка изменившись в лице. — Я в жизни многое успел.

Алан прошел к противоположной от меня и стоявших рядом со мной людей стене, и варварски уселся на приборную панель усеянную различными приборами и датчиками. Мне показалось что от кого-то из стоявших за моей спиной людей, донесся сдавленный стон.

— Не юли, ты знаешь о чем я. Весь мир полыхает. Ты имеешь к этому отношение?

— Это разговор не для всех ушей, — сказал Петр хмуро оглядываясь за спину и часть из людей сразу куда-то засобиралась.

Трое парней, с которыми мы не успели поздороваться, отправились к винтовой лестнице, причем один отправился в подвал, остальные на верхний этаж.

Еще один парень и две девушки быстро направились к выходу. Казалось они поскорее хотят оказаться в каком-нибудь другом месте.

Николь и Федор Тихонович остались на месте. Также, рядом с ними остался стоять крупный темнокожий мужчина. Его лицо мне было знакомо, но я виделся с ним всего один раз, и при этом очень давно.

— Что сделал? Расстреливал людей, или взрывал солдат? — продолжил Алан не обратив никакого внимания на удалившихся людей. — Или может записывал провокационные обращения, вызывающие экстаз у радикалов? Хм, вроде бы не делал ничего.

— Ты понял что я имею ввиду.

Я сверлил Алана взглядом. Он смотрел прямо и спокойно. Взгляд не отводил. Остальные молча стояли. Казалось они боятся пошевелиться.

— Я надеюсь ты не ждешь прямого ответа, Серег?

— Это бы максимально упростило дело.

— Ну а зачем тебе супер способности и протез мозга по имени Лакки. Ты вроде приспособлен для сложных задач.

— Прекрати играться словами. Алан, мало в мире людей про которых я мог бы такое подумать. Я не знаю где допустил ошибку, но больше не хочу такого допускать.

— Какую ошибку ты совершил? Оставил психопата наедине с миром? Или еще какая-то красивая фраза пришла тебе на ум?

— Я так и не получил ответа.

— Все же мы в очень разных категориях. Ты все стремишься решить на словах и только изображаешь кипучую деятельность.

— Это какими такими действиями ты предлагаешь мерить наши категории? Убийствами себе на потеху?

— Умением не думать о своей совести, или о тех кому необходимо умереть, перед лицом цели.

— Не слишком ли дорогая цена за цель?

Алан горько рассмеялся.

— Похоже мне даже нравится твоя игра. В произведениях про великих злодеев, под которого ты здесь пытаешься меня подвести, часто фигурируют длинные монологи. Если хочешь я могу потешить твою фантазию, и предположить чтобы я мог такого сказать.

— А чем ты нахрен отличаешь от злодея. Даже если ты каким-то образом отмажешься от ответственности за происходящее, твои руки по локоть в крови.

— Эх Серега. Не смотря на то что мы росли вместе и я ведь раньше заглядывал тебе в рот думая о том какой ты молодец. Но похоже ты остался на том же самом уровне что и много лет назад.

Алан поудобнее уселся на приборной панели и вальяжно разглядывал меня.

Я вдруг обратил внимание на его ауру. Она больше не напоминала стальное кольцо с багровой каймой. Она бурлила цветами и переливами. Хотя оттенки по прежнему были темные и тягучие.

Поражал размер его ауры. Казалось он заполнил всю комнату, да что там комнату, весь город и заглушает ауры всех кто стоит рядом. Он давил на окружающих своим присутствием.

Алан похоже заметил это и усмехнулся.

— Ты что Wi-Fi раздаешь?

Алан рассмеялся.

— Всегда ты любил пошутить. Я ведь люблю тебя как брата, и искренне проникся целями которые тобой движут. Ты возомнил себя лидером, отцом народов. Да только это попахивает незрелыми взглядами прыщавого подростка. Настоящий лидер и хозяин, должен уметь защитить своих людей. Если необходимо, обязан убивать всех кто посмел посягнуть на него или его собственность. Сидеть и ныть, рассуждая о том какой мир несправедливый просто не имеешь права. Любое промедление, — это жизни людей. Твоих людей.

— Что за пафосную хрень ты несешь?

— Не несу, — делаю. Пока ты восемь лет сидел в своей раковине и клепал чудо-устройства, я наводил порядок. Делал так, чтобы любой кто решился пойти за тобой, мог дышать полной грудью и использовать все возможности подаренные судьбой. Ты же дарил только рамки в которые нужно было вписаться, лишь бы не потревожить чувства недолюдей.

Я не мог понять, играет Алан, или правда включил режим монолога. Я не чувствовал сопротивления его словам, он все говорит верно. Правда я знаю что не стал бы действовать настолько радикальными методами. Ни в каком из случаев где Алан в свое время отличился. Вопрос кто виноват в том что происходит в мире, похоже остается открытым.

Сам Сергей, ну тот что сейчас реально стоит перед Аланом, похоже пребывает в натуральном ступоре. Он конечно неплохо держится, да только Алан настолько выбивает из колеи, что я снова зауважал свою первую версию, он весьма неплохо держится.

Моя группа поддержки в лице Петра и его ведущих специалистов, похоже совсем спала с лица. Судя по тому что они молча застыли на месте, они серьезно жалеют что не успели смыться ранее. Или я сейчас не прав и не вижу общей картины.

— То есть ты подтверждаешь, что погубил сотни тысяч жизней, ради своих гребаных идеалов, которые даже не твои?

— Ну Серег, мы же играем в монологи злодея. И у тебя не все верно с подсчетами, сотни тысяч только в России. Общее число жертв перевалило за полтора миллиарда. Если уж приписывать это мне, то это безусловный рекорд.

Волна гнева захлестнула Сергея, и он рванулся к Алану, но застыл в воздухе.

— У нашего моралиста проклюнулась агрессия? — аура Алана стала уплотняться и почти ощущаться физически. Воздух вокруг меня настолько уплотнился что я не мог пошевелиться.

Это продлилось всего секунду после чего я кулем рухнул на пол подгоняемый тяжелой волной воздуха. Не смотря на мою живучесть удар вышел ощутимый.

Не успел я приземлиться, как из-за моей спины к Алану рванулся Петр.

— Да что ты себе позволяешь, ублюдок неуравновешенный?!

Алан рубанул воздух рукой.

Я почувствовал как надо мной прокатилась волна которая разметала Петра и его людей в разные стороны. Они силой ударялись о стены и пол.

— Лежать! — рявкнул Алан.

Я же начал вставать. Меня впечатлила демонстрация его силы, да и давление еще не ослабло, но не думаю что он может делать такие фокусы бесконечно.

— Ты я смотрю не терял время даром. — спросил я и прошел к противоположной стене обходя послушно лежащих людей. Подцепив рукой кресло на колесиках, я направился обратно к Алану. Поставив в пяти метрах от своего друга в прошлом, я уселся в на мягкое сидение и уставился на него.

Он уже точно не друг, осталось решить для себя до какой степени он стал врагом.

Похоже происходящее несколько отрезвило Сергея и он решил пока на Алана не нападать. Я же с интересом наблюдал за ситуацией. Происходящее мне было очень интересно. Я боялся совершать хоть какие-то действия, чтобы не спровоцировать новый приход тьмы.

— Так уж и быть. Послушаю твой злодейский монолог, и даже постараюсь не перебивать.

Алан только хмыкнул. На его лице была написана едва различимая обида, глаза в свою очередь, пылали плохо скрываемым гневом.

— Серег, ты мой друг, всегда им останешься. Я ценю каждого из тех кого ты сделал одним из нас. И если мне нужно стать убийцей чтобы это сохранить, я буду убивать.

Я приглашающе помахал рукой, давая понять что хочу что бы он продолжал.

Алан в ответ усмехнулся.

— Вот все, в том что ты говорил круто и возвышенно. Да вот только, дальше слов все никогда не выходило. Ты да и все наши общие друзья, вы только рассуждаете взросло. Говорите умные слова про серьезные шаги и концепции эволюции, а на самом деле играете в детсадовской песочнице.

Алан замолчал. Глядя мне прямо в глаза, он сначала сдавленно хмыкнул, а затем рассмеялся в голос.

— Ты восемь лет игрался в куклы, в своей детской. Петр, потратил колоссальные усилия чтобы облагородить жалкий участок пустыни на краю мира. А я меньше чем за неделю освободил для нас столько места, что хватит всем. Вы фильтровали людишек, боясь ошибиться или спалиться перед политиканами. А стоило просто столкнуть лбами идиотов, и в итоге, процент выживших нормальных людей, выгодно подрос, а? Не находишь?

— Это живые люди, такие же каким и ты был.

— Эти живые люди крушили свои же города от осознания что есть кто-то ставший лучше на халяву. Не спорю, некая помощь им была оказана. — Алан усмехнулся, — Но рано или поздно, они оказались бы на пороге нашего дома. И тогда жертвы были бы среди твоих людей. Погибли бы твои сторонники, ради которых ты годами выращивал гаджеты.

Алан снова рассмеялся.

— Ты сейчас наверное думаешь о гуманизме. А вот скажи мне, гуманно ли оставлять миллиарды людей в вечных аутсайдерах? Видеть как они пресмыкаются и тащится от собственного превосходства? Хотя я ведь и сам не силен в вопросах морали. Зато знаю что нерационально оставлять их всех у себя под боком. Наступит день, и они погубят твои труды. И будем надеятся что вместе с нами они не уничтожат нашу планету.

Алан внимательно посмотрел мне в глаза.

— Ну скажи, разве тебя не греет мысль что большая часть утырков от которых нужно скрываться, больше не представляют для нас угрозы.

— Какие силы ты в себе развил? Я не мог сам решить записать обращение. Ты на меня воздействовал?

— Я бы не хотел раскрывать всех своих секретов. И ты меня сильно переоцениваешь. Однако скажу честно, я использовал все подаренные возможности на полную. Я работал не покладая рук и тренировался. За тебя все делал гаджет, ты ленивый диванный труженик. Я же нагружал себя до предела. Со мной сейчас мало кто сравнится. Вы для меня как школьники по сравнению с чемпионом мира по боксу.

— Да, не спорю, ты хорошо поработал над собой и над своим самомнением. Вот только чего ты хочешь дальше? Ты устроил такое, за что достоин самое малое смерти. Ты поставил всех нас под угрозу. На что ты рассчитываешь? Что все об этом забудут, или ты надеешься после такого найти себе сторонников?

— Ты ведь до сих пор ничего и не понял. Ты вот говоришь про самомнение. Ты возомнил что борешься во имя великой цели, и это несомненно так. Да вот только ты забыл что эта цель не твоя. И ты даже на секунду не задумался о том что на самом деле ты далеко не главный герой. Ты маленькая декорация, свиноматка да и только. Бессмысленный бессловесный предмет, что положили на удобное место, чтобы он без устали и под присмотром клепал приплод.

После этих его слов повисла долгая пауза.

Он с интересом, но стоит отдать ему должное, без наслаждения следил за выражением моего лица.

И каким бы психопатом, или маньяком он не был. В его словах была та правда которая лежала на поверхности, и которую постоянно игнорировали. И то самое самомнение не позволяло увидеть эту картину.

Я высокоразвитый, наполненный ненужными функциями, ожидающий красивой жизни конвейер по производству гаджетов.

— А ты знаешь, я с гордостью заявляю что выполнил свою функцию в этой истории. Без жалоб, без душевных терзаний сделал то что должен был. Я всегда так делал. Когда нужно было убрать охотников за патентами. Вы все про них забыли, наивно полагая что ситуация исчерпана. Ты даже не представляешь какую волну породил. И все твои начинания закончились бы не успев начаться.

Да все жизни тех мразей, стоили того чтобы у тебя получилось. И в итоге ты смог позволить случиться всему этому. — Алан развел руки в стороны будто хотел обнять мир вокруг.

Какие могут быть сомнения. Ты можешь сколько угодно называть меня маньяком. А я просто взял на себя ответственность за то, на что вы никогда бы не решились, и просрали бы все в итоге. Я сделал грязную работу за вас, не обращая внимания на свои страхи свою совесть или чужие жизни. Те жизни больше не Важны. Целый миллиард тех людей не стоит жизни одного из нас.

Ну что ты прожигаешь меня взглядом. Небось думаешь что совершил ошибку когда дал мне гаджет? Но ты сам забываешь свои же суждения. Новый виток эволюции, новые идеалы и новая мораль. Все что ты сейчас считаешь плохим, через какое-то время может оказаться самым правильным и лучшим.

Как знать, может в последствии окажется, что самое правильный поступок сделанное тобой, это то что дал гаджет мне. Я просто избавляю вас от угрызений совести за истребление кроманьонцев. И я достаточно повзрослел чтобы относиться к этому спокойно.

— Допустим ты меня впечатлил. Не убедил, но признаюсь удивил. Что ты собираешься делать дальше? Убьешь еще несколько миллиардов? Избавишься от меня?

— Ты меня обижаешь. Ну с чего ты взял что я буду раскрывать тебе свои планы? И если бы я хотел тебя убить, раздавил бы давно. Хотя с другой стороны, я где-то слышал, чтобы здравствовал новый король, сначала должен умереть прежний. Даже если я прямо сейчас на глазах у всех убью горячо любимого всеми Сергея. Что мне противопоставят? А, Петр? Ну подай голос, ты теперь можешь говорить.

Со стороны где лежал Петр раздался судорожный вдох. Похоже все это время он не дышал.

— Ну давай, не притворяйся умирающим. Без громких слов или иллюзий, как вы собираетесь меня остановить или наказать?

Все что сейчас происходит в ваших головах лишь доказывает вашу незрелость. Вы ведь в глубине души знаете, — все что произошло, — это лучший из всех возможных исходов. И если отключить эмоции по поводу того какой я плохой, это великая удача на пути к нашей великой цели. Все получилось само-собой без вашего участия. И даже смерть нашего идейного лидера теперь этому не помешает.

Вы как обычно размышляли что бы выдумать, а я просто все за вас сделал.

Алан в очередной раз рассмеявшись, поднялся со своего насеста.

— Но как мы уже решили, я не из тех злодеев что выдают долгие монологи раскрывая свои планы. Прощай Сергей. — Алан развернулся и вышел.

Вот это… да уж. Чего угодно я ожидал от Алана, но не такого. Сзади меня послышалось разноголосье стонов. Сергей же сидел без движения.

Я решил снова слиться с ним и понять что он чувствует. Лучше бы я этого не делал.

Насколько бы неуравновешенным не был Алан, все что он говорил было правдой. Бездарно потратил огромный кусок жизни. Породил волну с которой совершенно не могу управиться. И именно я повинен в смертях огромного количества людей. Я должен был это понять. Не мог Алан остановиться.

Я не был нерешительным. Я смалодушничал и не смог причинить зло своему старому другу, и из-за этого весь мир сейчас в огне. Никогда еще принцип меньшего зла не был так нагляден.

— Петь, ты там жив? — спросил я не оборачиваясь.

— А? Ага, — прохрипел он.

— Остальные?

— Тоже норма, ты как?

— Меня он похоже решил не калечить.

— Не скажи, он особо не целился. Просто не смог тебя пробить.

— Ага. Я пойду к себе, вроде почти все обсудили. — я сделал тяжелый вдох и помассировал виски. — Мне бы в себя прийти.

Я встал и не оборачиваясь направился в сторону выхода.


Глава 13. Взросление


Мне необходимо побыть одному.

Нужно просто сесть и подумать.

Отповедь Алана не прошла бесследно. Каждое его слово было как удар ниже пояса. Вот засранец!

Да, натворил он дел… Нужно решать как его нейтрализовать. Но если честно, мне совершенно не хочется об этом думать.

Похоже у меня началась хандра.

Даже футуристическое убранство моего нового жилища меня не заинтересовало. Я просто вошел, выцепил взглядом мягкий диван и рухнул в него.

Чудо-техника в виде длиннолапой кошки, подошла ко мне и вопросительно мяукнула. Не дождавшись ответа она свернулась у моих ног и замурчала. Круто! Но мне было плевать.

Кто угодно может тыкать в меня сейчас пальцем и твердить что я разнылся как школьница. Я не скажу ни слова, просто потому что это чистая правда.

Что могу сказать с уверенностью:

Я больше не хочу жить как раньше. Я не буду дальше сидеть и выращивать гаджеты. В какой бы красивой клетке мне не пришлось находиться. И плевать что обо мне будут думать.

Это не кризис среднего возраста и я не стремлюсь стать рок звездой, но и к прежней жизни я возвращаться не хочу. Надоело.

Может я не прав или это влияние Алана. Результаты моих стараний кажутся мне сейчас слишком ничтожными.

Но долбаное чувство долга… Великая цель… Хочется наплевать на все, но кого я обманываю, это продлится до тех пор пока меня не отпустит апатия.

Да нужно разделять ситуацию и эмоции. Все мои мысли это следствие стычки с Аланом. Следует абстрагироваться и посмотреть на ситуацию более трезво. Нужно просто найти какой-нибудь другой выход.

Кто может посоветовать решение?

— Алексей может. — раздался голос в моей голове.

Я даже вздрогнул. Я так давно не слышал этот голос… После того как Лакки стал выращивать гаджеты, он все ресурсы пустил в производство и тогда он перестал разговаривать. Я первый раз когда я пытался до него докричаться, он ответил спустя месяц. Он сказал тогда что не может отслеживать импульсы извне. В противном случае, количество производимых гаджетов упало бы на сорок процентов.

Я согласился с тем что в моей голове больше никто не говорит.

Только полтора года назад я позвал его еще раз. Когда Игнат сказал мне что видит вероятность в которой мне необходимо будет умереть. И он же подкинул мне одну идею, о которой я боюсь даже думать.

Эх, судя по всему, эта вероятность становится реальностью. Но не будем о грустном.

— Ну привет, моя шизофрения, ты давно меня не посещал.

— Здравствуй Сергей. Мы далеко от инкубатора. Я не могу дальше продолжать производство.

— А ещё ты без зазрения совести читаешь мои мысли.

— Я их услышал, ты… громко думал.

— Таких терминов я в жизни не слышал, но ты опять отмазался. И где мне искать Леху, от которого уже почти десять лет нет вестей.

— Когда я сканировал сеть в лаборатории Алексея, мне поступило сообщение. В нем были инструкции как мне действовать в случае если ты окажешься дальше производить гаджеты.

— И все это время ты молчал. — это был не вопрос, и даже не укор. Обреченное принятие обстоятельств.

— Ты ведь только сейчас решил отказаться, ранее в этом не было смысла.

— Хорошо, что там за инструкции.

— Нам необходимо слиться.

— Что это ещё за пошлости? — возмутился я шутливо.

— Больше нет необходимости держать наши разум порознь. Я часть твоего разума, и я больше не должен быть самостоятельным. Отделенным от тебя.

— Это значить у меня больше не будет воображаемого друга? Мы больше не сможем болтать?

— Ты всегда сможешь поговорить сам с собой.

Мы с Лакки довольно давно не поддерживали связь. Но от мысли что я лишусь друга, даже такого как он, вызвало в мне укол грусти.

— Ну рассказывай, как в старые добрые времена. Что нужно сделать и сколько времени это займёт? — спросил я глубоко вздохнув.

— Нужно дать согласие. Синхронизация займет от одной до десяти минут.

— Даю согласие. — немного подумав я добавил. — прощай друг, спасибо за все…

— Я не прощаюсь. — затухающим голосом ответил гаджет по имени Лакки.


Переход был довольно резкий. Будто резким движением меня сдернули кусок полупрозрачной ткани. Сквозь нее было хорошо все видно, но без нее гораздо лучше.

Во мне еще живет чувство утраты Лакки. Но сейчас я отчетливо вижу что без него правильнее. То что я разговаривал с самим собой пытаясь определить как лучше поступать, было как минимум глупо. Хотя похоже Лакки нравилось наше соседство, как и мне, что уж греха таить. Но его присутствие, было пуповиной что давно пора было перерезать.

Теперь я один и полностью предоставлен себе.

Первым делом пришло осознание насколько много я мог. Гораздо больше чем мне казалось раньше.

Мои возможности напрямую зависели от возможностей моего разума.

Думать. Я мог так быстро и много думать… Этот глагол навсегда изменил для меня свой смысл.

Я могу сфокусироваться на одной мысли настолько, что время станет течь очень медленно, почти остановится.

А как я могу быстро двигаться… Настолько же быстро, насколько быстр мой мозг.

Я хоть сейчас способен совершить любой сложнейший трюк, все что можно вообразить. Главное понимать как исполнять. Теперь мое тело это продолжение разума, а не наоборот.

А ещё, я знаю все процессы происходящие в моем теле и могу управлять ими. Знаю каждый орган, каждый лейкоцит. Охренеть…

Мышцы сокращаются, органы работают. Мое тело… Тело это самый лучший гаджет что есть у людей. Как мало сил и времени они уделяют на его модернизацию. И сколько я еще могу сделать собой…

А это что такое. Три резервных гаджета. Те которые Лакки… Которые я вырастил в себе. Теперь их назначение мне понятно.

Каждый из них дублирует все происходящее со мной. Вся моя жизнь, все о чем я думал, все что видел есть не только в моем мозге. Все сохранено и в этих трех штуковинах. Но с ними не так все просто. Вернее с одним гаджетом.

Он чуть больше. Я чувствую что он издает импульсы.

Я попытался сфокусироваться. От гаджета исходили магнитные волны. При чем они были направленные.

Все происходящее со мной куда-то транслировалось все это время. Более того, это происходит прямо сейчас.

И похоже я знаю куда, вернее кому.


Я попытался проследить за лучом исходящим от гаджета. С каждым сантиметром он становился все менее четким и мне приходилось напрягать зрение… или не зрение, какое то другое чувство. Я почти физически ощущал этот луч. Я все тянулся и тянулся за ним.

Так стоп. Я слишком мало продвинулся. Если я сфокусирую все свое внимание, я смогу проследить весь его путь. Нужно только напрячься, слиться с этим лучом.

Меня вдруг посетила безумная мысль, я ведь сам могу стать лучом.

Я стал чувствовать окружающее пространство так, будто я был воздухом наполняющим ее.

Я заметил что что-то изменилось. По мере того как расширялась зона охвата вокруг меня, мое сознание и мое тело становилось все менее плотным.

На каком-то моменте мне показалось что я начал терять контроль и не смогу собрать себя воедино.

Я обнаружил себя сидящим на том же кресле. Я судорожно вдыхал воздух, будто все это время не дышал.

Не знаю что это было, но лучше такое не повторять. Вернее иначе. Нужно проследовать за лучом только сознанием.

Нужно попытаться нащупать ту точку куда тянется луч. А еще лучше подать сигнал.

Во мне вдруг стали всплывать чьи-то воспоминания. Это мои размышления, но я не помню чтобы когда-то об этом думал.

Весь мир это энергия. Мы и все вокруг состоит из одних и тех же частиц. Они все время движутся, кружатся составляя меня, других людей и весь мир вокруг. И я смогу взаимодействовать с ними. Нужно только постараться.

Похоже Игнат точно так же видит мир, и это позволяет предсказать многое наперед.

Леха где-то на этой планете, значит я могу попытаться его почувствовать.

Я попытался нащупать эту энергию, также как рассказывал Игнат. Это было невероятно тяжело. Я будто пытался сдвинуть многотонный груз, используя при этом только свои глаза. Глупая картинка, но мои действия были похожи именно на это.

Я снова потянулся за лучом.

У меня едва получилось прощупать путь до края комнаты в которой находился и почувствовал как меня утягивает дальше.

Нет. Назад. Почувствовал что могу безвозвратно рассеять свое сознание и сжался в комок.

В этот раз все было немного по другому и я смог что-то почувствовать. Леха был совсем рядом. Более того, я вдруг понял что он всегда был здесь, со мной. Но это бессмыслица.

Мне не понравилось быть рассеянным в пространстве. Это делало меня маленьким и ничтожным. Я одновременно становился больше, в то же время ощущал давление масштаба окружающего мира.

Я стал чувствовать себя ничтожной песчинкой. Или перышком, что при легком ветерке улетело бы далеко за пределы моего тела и этого мира.

Если бы ветерок дунул, я бы никогда не смог вернуться назад.

Глаза слишком сужают кругозор, все упрощают и заставляют судить слишком поверхностно.

Ох, я даже стал размышлять странно.

Я вновь отстранился от своего сознания, я боялся что тьма вновь за мной придет, но это было слишком. Все что я увидел было удивительно, но похоже первый Сергей начинает сходить с ума, он будто под тяжелыми наркотиками. Я более спокойно воспринимал происходящее, но не стал бы так настойчиво пытаться себя распылять.

— Леха, ты здесь? — услышал я свой голос.

Ответа не было.

Я снова позвал, еще громче, но сразу понял что так он не услышит. Нужно кричать по другому, в том мире где я маленький и могу в любой момент рассыпаться. И пускай мой крик там будет как едва слышный писк, он будет услышан.

И я позвал.

— Привет Серег.

Этот голос был повсюду, спереди, сзади, со всех сторон. Громче всего он звучал в моей голове. Из-за него у меня стало вибрировать все тело.

Казалось что если бы он сказал чуть громче, то меня распылило бы на атомы.

Пытаюсь понять, откуда этот звук, но уши только отвлекают. А заглянуть в тот другой мир я не решаюсь, боюсь что меня разорвет на части.

Затем передо мной, прямо посреди комнаты, из воздуха появился Леха. Он был такой же как в нашу последнюю встречу. в очках с растрепанными волосами и чуть уставшим взглядом.

Казалось будто и не было всего этого времени.

— О, ты сделал большой шаг вперед. — сказал он вполне обычным голосом. Он огляделся. — Смотрю ты на месте не сидел. Все же я не ошибся с выбором, а?

Я отступил назад и обессилено рухнул в удачно стоящее за спиной кресло.

Мне оставалось только удивленно наблюдать.

— Да вы прямо технологический прорыв совершили. И ведь стоило это легких неудобств в начале пути? Да?

Я ошарашенно кивнул.

Леха говорил своим обычным голосом, но от каждого слова пространсство вокруг резонировало как от мощного баса. Казалось стены вот вот развалятся в мелкую пыль.

— Прости, я давно не был в этом теле, очень сложно контролировать усилия, а я никогда не был ювелиром. Не хочу хвастаться, но я сейчас будто записываю войну и мир в блокнотик размером в два миллиметра. И что самое удивительное, у меня получается.

— Где ты был все это время?

— Здесь. И немного в Москве, путешествовал в общем. Я пока еще очень маленький, но Альберт говорит что я быстро учусь.

— Ты… Вы… Он что Бог?

Алексей рассмеялся, звонко по мальчишески.

— Жаль Альберт не поймет эту шутку. Смеяться он умеет, но над какими-то странными вещами.

Алексей немного подумал будто решаясь говорить ли дальше. Он прошелся по комнате. Я лишь молча наблюдал за ним. Затем он уселся на стол напротив меня.

— Что удивительно, Бог все же существует. Он конечно не дядька на небе, но нечто совсем иное. Альберт рассказывал что лишь однажды смог ощутить его след. С его слов, он после этого много лет восстанавливал свое сознание. И ближайшие тысячи лет не рискнет даже размышлять о Нем.

— Я конечно о другом хотел поговорить, но это, мы в рай-то попадем.

Алексей снова засмеялся. На этот раз он долго не мог остановиться.

— Вот ты вроде очень вырос, но как младенец. Чтобы побаловать твое любопытство скажу так. Ты я все вокруг, начиная от камней заканчивая креслом на котором ты сидишь, это части одного целого. И после смерти ты никуда не денешься, просто останешься частью этого мира, только немного по другому. Это конечно не совсем так, но объяснить как все на самом деле, я все равно не смогу.

— А что это было, ну когда я вышел из своего сознания и смог дотянуться до тебя?

— Это тот самый этап эволюции к которому мы идем. Но он наступит еще очень не скоро. У меня просто есть некоторые читы.

— А я, почему я смог?

— Тебе так только показалось. — Алексей по доброму улыбнулся.

Он слез со стола и подошел ко мне, затем положил руку на мое плечо.

Я почувствовал резкий приступ агорафобии. Все вокруг стало пустотой. Окружающее меня пространство стало не плотным, будто состоящим из мелких постоянно шевелящихся пикселей. И расстояние между этими пикселями составляло сотни километров.

Я сам состоял из таких частиц. И за то время что мне удавалось перейти с одной частички в другую, мимо проносилась вечность.

Спустя тысячелетия, я смог обнаружить мизерную часть себя. Я состоял самом центре танцующих частичек из которых я состоял. Нечеловеческое усилие воли позволяло держать их вместе и не распадаться.

Я посмотрел вниз, там где должны быть ноги, и увидел как очень медленно, атом за атомом мое тело пытается собрать себя.

Но посмотрев вверх, я понял что это бессмысленно. Я уже почти полностью рассыпался без остатка, и будто порывом ветра меня развеивает куда-то вверх. В панике снова посмотрел вниз и понял что если сейчас те крохи что удается удержать унесет ветерок, это будет безвозвратно и это будет смерть.

Уже вот вот, еще миг и…

Алексей убрал руку.

— Ты совсем не готов. Но прими поздравления, ты опередил самого себя. Но да ладно. О чем ты хотел поговорить?

— Что мне делать дальше? Почему только я могу делать гаджеты? Почему так мало? И почему нельзя останавливать производство? Я увидел, Лакки был запрограммирован на это. Оказалось я ведь не просто так сидел здесь безвылазно. Да у меня тысячи вопросов. Почему ты пропал оставив все на меня?

— Если я буду все разжевывать то тебе станет не интересно и ты заскучаешь. — Леха усмехнулся. — Я вижу ты с Лакки объединился, я думаю ты уже должен сам все понимать.

— После этого, я вообще перестал что-либо понимать. И похоже он все же был гораздо умнее чем даже я сейчас.

— Все же он способствовал тому, что не смотря на все возможности ты оставался человеком. Лакки был другой стороной твоей личности. И еще он жадина. Всего три тысячи гаджетов в год, это печально.

— Но почему только я могу делать гаджеты, это как минимум не справедливо.

Алексей улыбнулся.

— В этом мире ужасная проблема с поиском хороших кадров.

— Ты ведь сейчас шутишь?

— Да, шучу. просто Лакки, вернее ты, хотел оставаться первым и единственным. Казалось бы такая мелочь, но он был готов всю жизнь просидеть в том кабинете. Вы очень забавно реализовали способ размножения. Я это представлял тоньше, но главное результат.

— То есть, все это время именно Лакки тормозил процесс?

— Не тормозил, боялся потерять контроль. Ты ведь сам видишь, он многое понимал и анализировал. Он хотел защитить тебя.

— Он хотел защитить себя, правда пока не могу понять от чего.

— Не злись на себя. Как я вижу ты очень скоро научишься контролировать все сам.

— Ну а как мне не злиться? Игнат сказал что я скоро умру. Даже не так, он сказал что мне необходимо умереть.

— А разве ты не готов? Твоя цель давно стала для тебя больше твоей жизни. Ты ведь мечтал стать частью чего-то большего. Чего-то такого, за что не жалко умереть. И ты не просто стал, ты это создал. Если в твоей голове зреет мнение что ты потратил время зря, я утверждаю, не зря.

— Ну охренеть. Я увлекающаяся личность, не спорю. Но прагматизм во мне призывает послать все это подальше.

Леха молча на меня смотрел. В его глазах была какая-то странная теплота.

— Не то чтобы твои слова не вызывали во мне теплых чувств. — я иронично рассмеялся, — но я не знаю ни одного человека, который готов был бы в здравом уме расстаться с жизнью. Я уже не жил. И я не знаю что хуже, смерть или существование. Но у меня пока что сохраняется альтернативный выбор. Спасибо конечно за твои ободряющие слова. Но вопросы остаются открытыми. Как мне дальше выращивать гаджеты и при этом не торчать на одном месте. Да и как увеличить количество производимых гаджетов.

— Ты знаешь.

— Хм. И правда знаю. — все это время я мог производить больше гаджетов. А еще я мог передать эти знания. Существовал способ научить кого-то также выращивать устройства. Но да, проще было выращивать самому.

— Вот видишь, на все есть причины.

— Несмотря на то что я резко поумнел и многое стало для меня по другому. Мое желание стать просто Сергеем никуда не ушло. Я уже давно не имею права быть обычным. А еще я с чего-то стал считать что на мне ответственность за несколько сотен тысяч людей. Но только я перестал быть с этим согласен.

— Но они вроде и сами могут за себя постоять.

— Ты ведь знаешь что натворил Алан.

— Знаю, и я тебя предупреждал об этом. И вероятнее всего это только начало. Это ужасно, но необходимо. — он сделал долгую паузу, будто удостоверяясь что я смог понять значение его слов. — Это поставит мир в еще более сложное положение. Но в противном случае он не изменится.

— Ты похоже не меньший маньяк чем Алан. А до этого как мир развивался без ваших безумных методов?

— Недостаточно быстро и неэффективно.

— Да задолбала твоя эта непонятная туфта, я просто хочу жить. Не сидеть взаперти, не трястись ни над кем, а жить. Полной жизнью. Почувствовать себя живым.

— Ты всегда мог, просто не мог себе этого позволить. Хоть ты и называешь свой успех промахом, но это всегда было твое решение. Если бы тебе удалось вернуться назад во времени, и выбрать жить как раньше или повторить все что ты сделал. Скажи что бы ты выбрал?

Я промолчал. Не было необходимости отвечать.

— А как же Алан? — все же нашелся я. — Он же полтора миллиарда людей угробил. И все потому что я и ему дал этот гребанный гаджет.

— Любое решение принятое человечеством ведет к каким-то последствиям. Не важно планировал ты их или нет. Волны от брошенного камня могут улечься спустя мгновение, а могут колыхаться спустя тысячелетия. В твоем случае конечно камень это ядерная боеголовка. Отголоски этого прекратятся разве что с гибелью цивилизации. Но ты это сделал.

— Сделал. И из-за меня погибло столько людей.

— Вот только уверен ли ты что понимаешь, хорошо это или плохо. Мы ведь это уже проходили. Что если то что ты считаешь ужасным на самом деле правильно. Или то что всем приносит пользу, на самом деле великий обман растлевающий общество. То что сделал Алан просто случилось. И в рамках человечества это настоящая трагедия, но в масштабах нашей планеты и происходившего на ней, кажется не таким уж и страшным. А в масштабах солнечной системы или вселенной, это мелочь не стоящая и внимания. — он вдруг усмехнулся, — Кто-то выпив антибиотики, убивает целые колонии бактерий, и не задумывается, — вдруг это настоящий геноцид.

Я знал, — то что говорит Леха как минимум бред. И в то же время, кто-то во мне кричал что я просто недоразвитый идиот. Нужно просто взглянуть под другим углом.

— Ты принимал трудные решения, тебе приходилось страдать. Ты даже думаешь что повинен во многих катастрофах. Но все это вело к таким результатам.

В моем мозгу взрывом ворвался бесконечный каскад видов, образов, жизней людей которые стали одними из нас. Я видел каждый уголок города что мы построили. Я видел прототипы всех изобретений что готовились к массовому производству.

Меня стала переполнять эйфория.

— И все это благодаря тебе. Благодаря тому что ты не жалея себя готовил новое поколение людей.

— Серег, последствия будут, хорошие или плохие. Твоя задача их породить. А дальше действуй как знаешь. я бы рекомендовал наблюдать. Можешь конечно пытаться контролировать, но ведь сам понимаешь, это похоже на попытку управлять погодой при помощи дубовой палки. Это пока что не очевидно, но все твои действия, даже ужасные на первый взгляд, влекут за собой грандиозные события. Просто подожди чуть чуть.

Я снова отстранился от сознания Сергея. Восторг который я испытывал, принадлежал нам обоим. Леха за одно мгновение показал все что было создано за это время.

Да. За это можно и умереть.

— Мне уже пора друг. Но теперь ты знаешь что я всегда рядом.

— Хорошо, — я машинально кивнул все еще пребывая под впечатлением.

— И еще, Через час начнется атака на город.

В моей голове стали всплывать образы мест расположения отрядов наемников. Их целью было нанесения как можно большего количества разрушений и потерь. Я чувствовал нервное напряжение бойцов ожидающих приказа к атаке. Чувствовал решимость командиров готовых скомандовать старт нападения.

Я вдруг вспомнил как Лакки разжег во мне ярость, позволившую мне сражаться и убивать. И теперь я мог управлять этой яростью.

Лехи уже не было. Он просто растворился в воздухе будто его и не было.

А у меня была цель. Защитить то что было создано. Защитить своих людей. Уничтожить ублюдков которые решили разрушить то что создал я.


Глава 14. Здесь я хозяин!


Я вылетел пулей из своего дома.

Я не знаю сколько я болтал с Лехой но сейчас ночь

Черт, нужно ведь тревогу поднять. А как это сделать в целом городе и чтобы сразу все откликнулись.

А еще нужно не дать понять тем уродам что мы что-то подозреваем.

Я вдруг подумал о том, что если бы со мной был Лакки, то я просто бы спросил его что делать, а он бы ответил. Но в этом правда не было необходимости. Я уже и сам знал все что было необходимо.

Я создал каждый из тех гаджетов что сейчас пульсировали вокруг меня. В людях что жили в этом городе.

Я просто передал одним импульсом все что было необходимо, так же как до этого сделал Леха

Люди стали выходить из своих домов и стягиваться ко мне.

Люди окружали меня полукольцом.

Вперед выступили девятнадцать парней. Среди них был Петр и Алан. Видимо в них признавали лидеров остальные жители.

Алан стоял в стороне, сбоку от меня, и сложив руки на груди, насмешливо и выжидающе смотрел на меня.

Я развернулся к нему.

Алан опустил руки и с вызовом глядя мне в глаза вопросительно мотнул головой.

Люди вокруг нас молча наблюдали за нами. Все понимали что сейчас происходит. И как бы глупо это не было, мы должны были разрешить все вопросы сейчас.

Почувствовав как вокруг меня стал уплотняться воздух, я нащупал ту самую ярость которой так редко давал волю. Я улыбнулся от предвкушения, и позволил гневу разгореться как пожару, заглушив все остальное.

Я собрал все что накопилось за это время и использовал как топливо. Ярость хлынула из меня на Алана кипучей волной. Смела его ауру, сжала в маленький дрожащий комочек.

В его глазах появилась тень удивления. Но быстро взяв себя в руки, он рванулся ко мне.

Я легко уклонился от его кулака. Шагнув навстречу, я поймал его за подбородок и немного приподняв, швырнул его на землю.

Я все еще держал его за подбородок, прижимая его голову твердой земле и смотрел ему в глаза. Моя ярость потоками обволакивала его лишая воли к сопротивлению. Я чувствовал что могу заставить его легкие перестать дышать а сердце остановиться.

Алан смотрел в мои глаза и читал там простое сообщение:

— Ты мой, и будешь делать то что я скажу.

— Прости что сомневался в тебе. — едва слышно просипел он сквозь зубы. Сам не пойму, как у него получилось это произнести. Я бы точно не смог.

— Ну раз с этим разобрались. — я убрал руку с его подбородка и подав руку помог подняться. — У меня есть для тебя дело, как раз из тех что ты любишь.

Я выпрямился и повернулся лицом к окружающим меня людям.

— Вокруг города разместилось три отряда. Судя по тому что мы видели, они хорошо оснащены. Правда кроме пулеметов я не увидел другого тяжелого оружия. Я уловил задачу нанести разрушения, но ракет и взрывчатки у них нет. Нужно застать их врасплох. В двух отрядах чуть больше ста человек. В третьем более трехсот. На них усиленная боевая броня. И похоже есть усилители рефлексов, поэтому не стоит их недооценивать.

Люди не кивали, никак не реагировали. Просто слушали, спокойно и уверенно. Они уже знали что делать и только ждали когда я дам команду начинать контратаку. Я это чувствовал, а они знали что я чувствую. Похоже у нас развивается коллективный разум.

— Вперед. — я коротко кивнул, и снова нащупал в себе небольшой комок ярости, вновь подкармливая его и давая ему волю. Пару лет назад я и подумать не мог что меня станет так воодушевлять необходимость кого-то убивать, пусть и в целях самообороны.

Площадь вокруг меня в одно мгновение опустела. Люди сами поделились на шесть отрядов и направились в разные стороны. По два отряда на один отряд противников.

Я и сам уже бежал навстречу врагу. Казалось еще чуть чуть и я полечу вперед. Энергия бурлила во мне. Я давно обогнал всех кто бежал в одну сторону со мной. И если по честному посмотреть здесь было на что.

Интеллигентнейшие и умнейшие люди в едином порыве решительно отправились убивать людей. Если честно, уму не постижимо.

Но интереснее совсем другое. Люди двигались стремительно и почти бесшумно. Кто-то передавался длинными скачками, кто-то стал полупрозрачным и практически слился с окружающей средой. Какая-то девушка лет девятнадцати с виду, в розовой полупрозрачной кофточке, прыгала от дерева к дереву ловко цепляясь за стволы деревьев. Она то что там забыла. Лучше бы отсиделась. Но мне сейчас не до нее.

Новые возможности поражали. В фоновом режиме я мог увидеть то что видит каждый из бегущих вместе со мной. И тех кто совсем в другой части города.

Я будто видел огромную карту с координатами, в которой каждой точкой служил человек.

План был прост и действенен. Каждый отряд противников, должны взять в тиски два наших отряда зайдя с боков. На востоке первая группа уже схлестнулась с противником.

Наши совершенно бесшумно окружили вражеский отряд и одновременно напали. Противник в первые секунды не успел понять что происходит и для них это было фатально.

Я чувствовал страх вражеских бойцов, и ликование моих ребят. Я не видел всю картину, и предположу что она была кровавая.

Не знаю точно сколько раненых или убитых среди наших, да и бой еще не завершен, но уже скоро все завершится. У тех парней не было шансов.

А тем временем мой отряд приближался к самой многочисленной группе противника. К тому же они явно были лучше оснащены.

Мы ненадолго притаились дожидаясь отставших товарищей.

Три… два… вперед.

Нападавшие были профессионалами. Им не впервой было убивать. У простых людей не бывает таких аур. Я уже видел такие, багрово-красные. Это жажда крови.

А они надеялись застать нас спящими. И не имеет значения что город полон женщин и детей.

Интересно кто это? Наемники? Террористы?

Амуниция у них что надо. Бойцы закованные в бронекостюмы, что лишь иногда мелькают в новостях. Самое новейшее вооружение для бронепехоты, увеличивающее силу и рефлексы. Каждый в такой броне, превращается в машину смерти.

Уверен они думают что смогут порезвиться под фонтанами крови. Придется их разочаровать.

Давно уже плевать что там об этом подумает общественность. Плевать на мораль. Нужно дать такой отпор, чтобы следующие кому придет в голову желание позариться на нас, вспотев от ужаса отбросили эти глупые мысли.

Я силой оттолкнувшись, длинным прыжком направился в самый центр вражеского отряда.

Внутри меня бушевало пламя. Я захохотал.

Таким должен быть лидер. Всегда на передовой как вождь викингов или иных племён где предводителями были сильнейшие в племени.

Под моим командованием, самая сильная армия, за всю историю этой планеты. И при этом, похоже самая малочисленная. Триста спартанцев нам и в подметки не годятся. А вот глупые наемники, даже не догадываются куда сунулись.

А за такие ошибки приходится дорого платить.

Первый вражеский солдат попавшийся мне, был хорошим противником. Быстрый, сильный, уверенный в себе. В его глазах ни тени страха или растерянности.

Он весь бурлил темно-красными всполохами сдерживаемой кровожадности и решительности.

Укрепленный экзоскелет, обшитый тяжелой броней. В руках огромный бронебойный пулемёт.

Вот это танк. Если бы их план удался он принес бы много бед.

Как только он меня заметил, его руки в мгновение вскинули тяжелое оружие наводя на цель. Он уже готов открыть огонь. Он очень быстр. Но недостаточно.

Я легко прыгнул ему за спину. Легко извернувшись в воздухе, я уцепился за его шлем руками. И уперев ноги в его спину, стал срывать шлем.

Когда под шлемом я не увидел ничего, то не сразу понял что оторвал его вместе с головой. Ну пока меня не окатило кровью.

Меня одновременно охватила восторженная горячка боя, вперемешку с брезгливостью и нежеланием причинять смерть. И Лакии нет, некому манипулировать моими эмоциями

С трудом сдерживая чувства я побежал дальше.

Это война, — говорил я себе, — они шли убивать, и готовы были умереть. На руках каждого из этих солдат, не один десяток жизней. Если бы преимущество было у них, они даже не подумали бы нас пощадить.

Я прыгнул на спину следующему воину, силой толкнув его вперед. Тот стараясь удержать равновесие качнулся назад, а мне это и нужно было. Продолжая инерцию его движения я заставил упасть его на спину. Я изо всех сил ударил его по шейной защите. И пробив ее схватил что-то мягкое теплое и скользкое рванул на себя.

Я не слушал булькающие хрипы умирающего убийцы. Левой рукой схватился за ствол его пулемета и мгновенно отпрыгнул в сторону. Тяжелые пули, градом обрушились на место где я столько что находился. Досталось и тому воину которому я вырвал горло. Ну хоть мучаться не будет.

Не знаю почему, я не стал использовать пулемет по назначению, а силой зашвырнул его в бойца что уже начал наводить на меня стволы.

Удар оказался сильный но солдат сумел удержаться на ногах. Видно было что он растерялся, но это продлится недолго.

Беглый осмотр показал что у них слабая броня на тех местах, где нужна гибкость. На шее, под коленями, на локтях, подмышками.

Я рванул вперед. Сначала сокрушительный удар в коленный сустав. Нога хрустнув немного согнулась вбок. Затем левой рукой, схватил его правую руку сжимающую пулемет и со всей силы рубанул кулаком подмышку. Удар, удар, еще удар. Меня окатило кровью из перебитых жил оторванной руки.

Слава богу меня сейчас не видит Алан, вот бы этот маньячина порадовался.

Резко обернулся и увидел как на меня наводит дуло очередной враг. Заигрался. Готовлюсь отпрыгнуть. Но тут перед солдатом материализовалась та самая девочка, в розовой кофточке. Хорошо поставленным ударом от бедра она врезала солдату в середину груди. От удара пластины груди промялись, а солдат отлетев на несколько метров назад, тяжело рухнул на землю и больше не шевелился.

Ну нихрена себе. Вот это девочка.

Она готовилась рвануть дальше, но тугая струя пулеметной очереди разворотила ей бедро и плечо.

Я провалился в красный туман.

Убивать!

Я не помнил себя. Ну вернее помнил, и в любой момент мог остановить свое безумие. Но я не хотел. Только сильнее распалял его.

Я как метеор прошелся по рядам ближайших от меня противников.

В тот день я убил еще одиннадцать человек. Хотя назвать эти механические машины для убийства, людьми, было довольно тяжело

Несмотря на почти полный разгром, нападавшие не спешили отступать. Их ауры окрасились красками темно серого страха, и чувства приближения смерти, но они не отступали. Это были настоящие воины.

Я позволил себе немного выдохнуть. В ярости больше нет необходимости. И в этот момент я почувствовал какие-то изменения. В меня кто-то целился.

Почему я не почувствовал этого раньше. До этого я будто физически ощущал направленные в меня дула.

Я напружинился, но вдруг понял, — то что я почувствовал было уже следствием выстрела.

Тяжелая пуля вошла мне под левую лопатку. Снайпер был профессионалом. Если до этого, время текло медленной тягучей струей, то теперь оно почти остановилось.

О беге времени напоминала только боль медленно рвущихся тканей.

Весь мой организм сосредоточился на том чтобы замедлить пулю, остановить ее. Мои мышцы и кости уплотняются и укрепляются на пути куска металла.

Порванные ткани цепляются за пулю и обволакивают ее, стремясь не дать продвинуться дальше.

Пуля дошла до сердца. Она едва пробила одну стенку, но и этого было достаточно. Благо можно использовать пулю чтобы временно заткнуть отверстие.

Эта рана, — смертельная для человека, только ослабит меня на время.

Что-то здесь не чисто. Неспроста я не почувствовал стрелка. Неужели…

Значит пришло время.

Вторая пуля разорвала мне шею. Нет смысла Ее останавливать. Проще стянуть рану.

Я упал на песок. Подумать только все это время нас окружал океан песков. С момента как я устремился сюда, окружающий мир для меня расплылся, став картонной декорацией.

Ярость, омерзение, переживания, тревога, все разом схлынуло. Покой. Судьба людей доверившихся мне и остального человечества. Друзья, враги, благодетели и маньяки… Да пускай они все сами варятся в своем дерьме. А вокруг меня покой.

Нет шума боя, криков, стонов, только ветерок, и бездонное звездное небо. А ведь до этого я не замечал насколько оно красивое в этом месте.

Небо было повсюду, заполняло все мое сознание. Хотел бы я, подобно заправскому поэту, сказать что мое сердце стала наполнять щемящая тоска. Отличный вышел бы каламбур, учитывая что сердце мне и правда щемит пуля. Но в данной ситуации, чувство юмора было бы уже перебором.

Время вокруг меня почти остановилось. Все вокруг медленно движется, будто весь мир заполнил тягучий кисель.

Все ресурсы моего тела сейчас уходят на исправление ущерба. Больше я сегодня не повоюю.

Мне тяжело было даже моргать.

Мою голову стали заполнять мысли, от которых я так упорно старался убежать раньше.

Я стал вспоминать прошлое. Каким я был до гаджета. Родителей, когда они были живы.

Наверное вот так и выглядит пролетающая перед глазами жизнь.

Я знаю что меня непросто убить, и на каком-то этапе я даже стал чувствовать себя неуязвимым. И именно в такие моменты можно оценить насколько это круто, когда в жизни есть повод для таких предположений.

Мне слишком нравится жить. Надоели все эти коллапсы, чувство долга, подковерные игры, демонстрации силы, — как же я хочу покоя. Простого покоя, чтобы от меня ничего не зависело и никто ничего от меня не ждал.

Уйти куда-нибудь в горы, или уплыть на необитаемый остров.

Я просто хочу жить. Не хочу поощрять добро или искоренять зло. Конечно это не справедливо когда ради чьих-то чужих целей страдают непричастные. И если бы я мог я бы с радостью этому помешал. Но вся эта суета будет всегда. На смену мертвым всегда придут живые.

Можно сколько угодно ратовать за добро, но без настоящего первобытного зла, люди не смогут понять что такое добро. И чем глубже в мире укореняется зло, тем больше в нем места освобождается для добра.

Да к черту. Леха, Алан, и кто еще там среди их фанатов. Не правы они. Завоеванный мир это извращение. Это не мир, а сублимация. Должен быть другой более человечный путь. И я положу всю свою жизнь но докажу им что они заблуждаются. Нельзя вершить судьбы людей основываясь только на холодном расчете. Без человечности, мы превратим мир в механизм.

И почему это понимание приходит только тогда, когда вероятность умереть оказывается такой явной. Я как труп валяюсь посреди пустыни. Из раны на моей шее вытекает жизнь.

Вот и на лирику потянуло.

Я стиснул зубы, едва не зарычав от вновь нахлынувшей злобы.

В небе сверкнула искорка. Яркая, стремительная, радостная.

Искорка росла превращаясь во что-то более крупное, металлическое. Она все росла пока не стала снарядом, летящим прямо в меня.

Нет! Я нахрен выживу!

Превозмогая тяжесть тела, я дернулся, попытался отпрыгнуть, отскочить.

Слишком медленно, снаряд разорвался в метре от меня. Боль была неимоверной, даже несмотря на то что я мог ее притуплять.

Я почувствовал как моя правая рука..

Я не чувствовал руку, только раздирающую боль в плече.

Я не хотел смотреть что стало с моей правой стороной.

Похоже не скоро я приду в себя.

Упершись левой рукой в землю, я попытался подняться.

В трёх метрах от меня стоял человек в броне. Я слишком поздно его заметил. Да и что бы я успел сделать?

Дуло его пулемета смотрело мне прямо в лицо.

Спусковой крючок был зажат.

Время, на короткий миг, стало течь с удвоенной скоростью.

На этот раз тьма окутавшая меня имела особый характер…


Эпилог. Точки над i, или новые вопросы?


— Проснись. — откуда-то издалека далекий и до боли знакомы голос. Почти родной.


***

Жалобный всхлип? Или мне показалось.


***

— Очнись. — с прошлого призыва казалось прошла целая вечность.

— Ну пожалуйста. — в голосе давно нет надежды. Я чувствую как нежная рука гладит мою ладонь.

Меня будто навещают, как лежачего больного. Только мое тело из человеческого, давно превратилось в алтарь какого-то языческого божества. Меня всегда о чем-то просят, но я все не отвечаю.

— Он открыл глаза. — Жалобные просьбы превратились в радостный крик. — Ты меня слышишь? Сергей Ковалев?! Ты Сергей? Кивни или… моргни. Да сделай хоть что нибудь!

Надо Мной стояла девушка. Я ее уже видел в тех снах. Про меня, или не про меня а про того парня, его ведь звали Сергей, и фамилия была Ковалев. Видимо она считает что это я.

Ну а кто я на самом деле. Да кроме тех событий из снов, в моей голове и нет ничего. Может это и правда я. Хочется в это поверить но что-то мне подсказывает, что все не так просто. Я все же решил кивнуть, вернее попытался.

Не знаю получилось ли, но девушка это заметила. Она обрадованно захлопала в ладоши. И даже засмеялась, вот только глаза ее говорили о том что она видит меня на сквозь.

— Ты Ира. — еле слышно попытался просипеть я.

В комнату ввалился мужчина я его тоже помню. Это тот врач. Александр Федорович.

Значит я и правда в больнице. Я попытался оглядеться. Помещение очень похоже на палату. Белое много шкафчиков и какой-то медицинской оснастки. Кажется. По крайней мере моя память признала именно так.

Краем глаза я зацепился за зеркало.

Я повернулся глядя на свое отражение.

Не знаю кто я, но определенно не Сергей Ковалев. Он выглядел по другому, я помню. А на меня из отражения смотрит какой-то азиат. Ну или представитель восточных народностей.

Общие черты проглядываются, но будто сквозь резиновую маску.

— Сергей Викторович. Это именно вы, не обращайте внимание на отражение. Ваша память не полностью восстановилась, адаптация должна была происходить еще три месяца. — он неодобрительно глянул на Ирину. — просто не все готовы это воспринимать. Не знаю помните ли Вы. Мы готовились к тому исходу что Вас могут убить, и перенесли резервную копию вашей памяти в несколько гаджетов. Как только Ирина ликвидировала Вашу настоящую оболочку. Мы задействовали резерв. Использовали тело с умершим мозгом.

— Меня убили. Только что, или… — я совсем запутался. В голове был полнейший сумбур.

— Похоже гаджет загружая воспоминания в ваш новый мозг, заставляет переживать все события заново. Это любопытно. Но не переживайте, все давно прошло. Это не Ваше тело но это Вы. Вам нужно еще время на адаптацию. А сейчас спите…


***

Следующее пробуждение было чуть более приятным. Голова больше не казалась набитой ватой. Да и надо мной никто не стенал.

Теперь я мог шевелить не только глазами.

Я приподнял голову чтобы лучше осмотреться. Но толку от этого оказалось немного, так как я был пристегнут ремнями к койке. Боятся что я буду буянить?

Я осмотрел свое тело. Моя правая сторона изуродована. Руки нет.

Мне вдруг стало дурно и я снова провалился в сон.

Сквозь забытье я услышал далекий оборвавшийся крик. Сложно было разобрать, кричали про какой-то сигнал.


***

Я открыл глаза. Ирина снова сидела рядом в глубоком кресле. Похоже она спала.

Я покосился на свою руку но на этот раз совсем ничего не понял. Она была на месте, но в каком-то металлическом каркасе. Или у меня была железная рука.

Ира что-то почувствовав зашевелилась.

Когда она склонилась надо мной, я безразлично смотрел в потолок. На этот раз я не был пристегнут, но сил не было совершенно.

— Я вижу, ты сомневаешься в том кто ты такой на самом деле. Сергей Викторович предупреждал меня что тебе нужен покой. А я его не слушала. Это из-за меня ты не до конца восстановился. Я виновата. Но это было невыносимо. Да, все кто в зрелом возрасте получили гаджеты говоря что мы гораздо менее чувствительны. Но видимо это слишком невыносимо.

Она замолчала пытаясь разглядеть что-то на моем лице.

— Ну что ты молчишь?!

Я все так же не реагировал. Не было ни сил ни желания. Когда она на меня крикнула я даже не шелохнулся. Просто пялился в потолок.

Я вспомнил как был закован в Теле Сергея и не мог ничего предпринять. Видимо я проникся тем состоянием, и теперь могу совершенно не реагировать на происходящее во внешнем мире.

— Давай я расскажу тебе что было. Может это поможет тебе что-то вспомнить. Ну, хочешь? Я вижу что хочешь.

— Ты тогда позвал меня, сказал что Игнат видел будто придет время когда миру будет необходима не только твоя жизнь но и смерть. Я ничего тогда не поняла, ты говорил какую-то заумную хрень. Да только какой в ней смысл. Ты стал для меня ближе отца, и просил убить тебя когда придет время.

— Я тебя почти всерьез возненавидела, не только из-за твоей просьбы занять оппозицию. Ты конечно объяснил потом что вырастишь гаджеты с резервными копиями и тебя можно будет вернуть к жизни. Да только я до самого конца не верила что это тебя спасет.

— И Александр Федорович настаивал на том что это будет только оболочка а не Серегй. Но теперь я вижу что все удалось. Это ты, и твоя аура. Я ни с кем тебя не перепутаю.

— Когда ко мне пришел Игнат и сказал что пришло время я не могла поверить. Я до конца думал что это будет Алан. Да он четыре года готовил переворот, и пытался воздействовать на меня. Он посвящал меня в свои планы и я все пересказывала тебе. А ты убеждал меня что когда он меня попросит тебя убить, что бы я не спорила. Ты будто безумный хотел принести себя в жертву.

— А в итоге ко мне пришел Игнат и сказал что время блин пришло. Я ведь никогда не могла его прочитать, хоть и чувствовала что он планирует куда больше чем обычно говорит. Он ведь выпросил у тебя возможность готовить отдельных учеников. И никто не спрашивал у него зачем.

— Я сейчас глупости говорю, ведь у меня нет ни малейших поводов подозревать его. Но я никогда ему не верила. И сейчас, когда ты уже почти год в отключке, Алан даже не намекает на то что хочет быть лидером. Он как и все поддерживает Игната.

— И ни смотря ни на что, никто из них никогда не заменит тебя. Ты наш лидер.

— Г-год? — мой голос был сиплым и скрипучим. Губы слиплись и пока пытался их разлепить они потрескались и стали кровоточить. И куда только делась кожа укрепленная полимерами?

Ира услышав мой голос, жалобно всхлипнула, хоть на ее лице и появилась улыбка.

— Год. Александр Федорович долго не решался на операцию. Говорил нужна подготовка, но я видела что он боится. Я ведь знала про три резервные копии, что ты хранил в своем кабинете и в доме того парня, Алексея. А еще тот что ты всегда носил с собой когда отправлялся куда-то. Его я и нашла.

— Где мое тело? Настоящее.

— Я, я видела как в тебя сначала попал снаряд. И тот солдат, его очередь тебя почти пополам разорвала. Я не могла на это смотреть. Я отстреливала всех кто приближался к тому месту где ты лежал. Я даже не считала сколько положила тех наемников. А потом твое тело пропало. Я не стала разбираться. Нашла резервный гаджет и ушла. Не хотела никого видеть.

— Потом случайно встретила Александра Федоровича, он как-то нашел меня. Я увидела что он все знает и искал меня чтобы начать этот эксперимент. Ведь никто кроме меня не знал где искать гаджеты, да и о твоей идее. Ну и еще кроме него…

— Ира. Помолчи.

Я все так же лежал, уставившись немигающим взглядом в потолок. Затем я уснул.

Оказалось, что мы в доме Лехи. Не знаю как они его нашли. Александр Федорович быстро освоил лабораторию и проводил на мне свои опыты.

Прошло время, чуть изменились декорации и ситуация в мире. Я снова подопытная мышка под лупой ученого изучающего гаджет. Все заканчивается там же где и началось.

По рассказам я понял что какое-то время шла война. Хотя правильнее это было назвать истреблением. Даже в той битве что я помню, был только один погибший, это я.

Хотя для меня остается загадкой почему я помню тот последний выстрел и последовавшую за ним тьму. Ведь гаджет который сейчас в моем новом теле, ира взяла из моего жилища в Кактусе.

Вскоре после того как стало ясно что жалкие двести тысяч человек способны стереть в порошок миллионные армии, главы государств решили начать переговоры. И Игнат выторговал немало. Ему как-то удалось доказать что в том первом нападении участвовали несколько стран. Хотя по мнению Иры, она не удивилась бы если бы сам Игнат все и спланировал.

Но мне это все почему-то было не интересно. Каждому уготована своя роль, исполнив которую, нужно еще отметиться разве что в титрах.

Я шел на поправку. Ну восстанавливал силы и пытался понять как вернуться к прошлому состоянию. Сколько бы Лакки не отнекивался, а мне без него как-то тяжело разобраться с собственным телом.

Я жил в той самой комнате, которую занимал когда мы с Лехой только начинали испытывать гаджет.

Я нашел удобный выход на крышу, и ночи напролет проводил наверху разглядывая звезды.

Что может быть важнее звезд на ночном небе?

Не знаете?

Значит вам еще только предстоит понять, что значит по настоящему жить.



Конец



Оглавление

  • Пролог. Начало и конец
  • Часть первая Источник
  •   Глава 1. Звонок другу
  •   Глава 2. Шаг вперед
  •   Интерлюдия 1
  •   Глава 3. Предварительный результат
  •   Глава 4. Практическое применение
  •   Интерлюдия 2
  •   Глава 5. Выживание в лесу
  •   Глава 6. Отцы
  •   Глава 7. Первые сторонники
  •   Интерлюдия 3
  • Часть вторая. Калейдоскоп
  •   Глава 8. Возвращение и погоня
  •   Глава 9. Наблюдатель
  •   Глава 10. Послание Лехи математика и кое-что еще
  •   Глава 11. Круги на воде
  •   Глава 12. Порядок
  •   Глава 13. Взросление
  •   Глава 14. Здесь я хозяин!
  • Эпилог. Точки над i, или новые вопросы?