КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 447091 томов
Объем библиотеки - 632 Гб.
Всего авторов - 210563
Пользователей - 99116

Впечатления

Colourban про Башибузук: Князь Двинский (Альтернативная история)

Для тех, кто не в курсе, учитывая старый, потерявший актуальность отзыв уважаемого Витовта, уточню:
Это всё же седьмая, завершающая цикл книга. Просто пятый том цикла – «Граф божьей милостью» дописан автором позже. К сожалению, в нём присутствуют определённые хронологические и фактологические неувязки с остальным циклом, что, впрочем, не фатально для восприятия.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Елисеева: Нежная королева (Фэнтези: прочее)

В принципе книга интересная .. Была бы..
Аннотация ну просто какая-то педофильная. Выдали замуж в 5 лет, а-чуметь ..
Ну ведь не выдали замуж , а обручили, а это не одно и то же.
Первая часть книги динамичная и захватывающая, а вот дальше какие то сопли, что у ГГ ( наверное, можно оправдать беременностью, что у ГГ , который был «стойким оловянным солдатиком» в первой части .
Постоянно раздражало – Поедим, вместо поедем. Читай как хочешь , поЕдим или поедИм, хотя подразумевается поехать куда- то .
И что-то подобное тоже резало глаза.
Автор- кандидат исторических наук. Почитала- там еще куча всяких званий и членства и что , так неграмотна ?? Или денег не хватает на редактуру?
Автор- не мой.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Бердник: Психологический двойник (Научная Фантастика)

В версии 2.0 исправлена опечатка и добавлена аннотация.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
ANSI про Спящий: Солнце в две трети неба (Космическая фантастика)

сказочка в духе Ивана Ефремова

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Романовская: Верните меня на кладбище (Фэнтези: прочее)

Согласна с кирилл789, книга скучная , нудная..
Какая там юмористическое фэнтези?
Сначала динамично и вроде интересно, но осилила страниц 40 и даже в конец не полезла , чтобы посмотреть , что там.. Ну совсем не интересно.
Ф топку , а что заблокирована- просто отлично.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Хрусталев: Аккумуляторы (Технические науки)

Вспоминается еврейский анекдот:
Рабинович идет по улице, читает вывеску: "Коммутаторы, аккумуляторы", и восклицает:
- Вот так всегда! Кому - таторы, а кому - ляторы!!!

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
Stribog73 про Бердник: Психологический двойник (Научная Фантастика)

Сейчас на редактировании у моих украинских друзей находится "Созвездие Зеленых Рыб". На недельке выложу.

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).

Магия напрокат и прочие гадости (fb2)

- Магия напрокат и прочие гадости [СИ] 805 Кб, 231с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Татьяна Бегоулова

Настройки текста:



Магия напрокат и прочие гадости

Глава 1.

В последний раз взглянув на фотографии своих любимых родителей и погладив рукой гранитную поверхность надгробной плиты, я торопливо зашагала прочь. Свернула на хорошо заметную тропинку, виляющую между деревянными крестами, и направилась к воротам, за которыми меня ожидала Иринка. Моя двоюродная сестра нетерпеливо переминалась с ноги на ногу и отмахивалась от мошкары сорванной веткой ветлы. Весь её облик говорил о нетерпении и нежелании находиться здесь, возле сельского кладбища. В принципе, я и не просила её ждать. Несмотря на то, что до этого была здесь шесть лет назад, когда хоронили моих родителей, обратную дорогу я бы нашла без труда. За эти годы облик села ничуть не изменился, лишь кладбище разрослось. И рядом с могилами родителей появилась еще одна — бабушкина.

Мы с Иринкой молча шли мимо пейзажей, которые окружали меня в детстве. Каждый изгиб тропинки, по которой мы сейчас неторопливо брели, был знаком до мелочей. Сестра, помахивая веткой, словно бы невзначай поинтересовалась:

— Какие вообще планы? — но мне почудилась затаенная тревога в этом вопросе. Или это просто моя паранойя? Позволила себе ухмыльнуться:

— Да не переживай, свою часть наследства требовать не собираюсь. Пока не собираюсь. Если уж за эти годы не пропала, как-нибудь проживу без любимых родственников.

Иринка резко развернулась и с заметной злостью проговорила:

— Может уже хватит, Оль? А ты никогда не думала, как мы жили все это время? Мать одна нас двоих с братом тянула. Отец пьянствовал, бабка слегла после похорон. Вот на её мизерную пенсию и мамкину зарплату мы все и жили, потому что отец свою пропивал. Она же искренне считала, что тебе в детдоме лучше будет, хотя бы голодать не придётся!

Обида, которая много лет копилась, выплеснулась вместе со слезами:

— И за все шесть лет ни разу мне не написали, ни разу не пришли! Даже о бабушкиной смерти мне не сообщили! Я вот уверена, если бы вы с Мишкой оказались на моем месте, мои родители никогда бы вас в детдом не отдали!

Мы с Иринкой отвернулись друг от дружки, будто чужие. А ведь все детство вместе провели. Ссорились, мирились, считали себя чуть ли не родными сестрами. А теперь даже слова доброго не найдем друг для друга.

Сестра перестала обиженно молчать первой. Она всегда такой была — не могла долго обижаться и играть в молчанку.

— Ладно, Оль. Может мы и виноваты перед тобой. Но родителей эта трагедия тоже коснулась. Нам тоже тяжело было. Мать потому и не ездила к тебе, что стыдно было перед тобой.

Я кивнула. Мне и самой надоело носить в себе груз обиды. Наконец выплеснула, выговорила — сразу легче стало. Мы как раз дошли до развилки. Направо — село Малаховка, налево луг, а за ним река.

— Ирин, ты иди. Я немного тут посижу, остыну чуть-чуть.

Сестра пошла дальше, но через несколько шагов обернулась:

— Если что, автобус до города через два часа.

Она ушла, а я прошла от тропинки по высокой луговой траве, не забывая смотреть под ноги, насколько это было возможно. Я еще помнила про Никиткины ямки. Бабушка нам с Иринкой все уши про них прожужжала. Чтобы по лугу не бегали, а то попадем в Никиткину ямку, да ноги переломаем. Когда она сама была девчонкой, жил в селе дурачок Никитка. Он не всегда дурачком был, а вот как его сестра пропала, так умом и тронулся. Убеждал всех, что сестрицу его под землю утянуло. Ходил каждый день на луг да копал — искал ворота в подземелье, где сестра его томится. Сначала все над Никиткой посмеивались, а потом злиться начали. На лугу и козы и коровы пасутся, постоянно оступаются. А потом и самого Никитку мертвым на лугу нашли возле начатой ямки. И хоть лет немало прошло, и многие ямы осыпались да травой поросли, а ногой нет-нет, да и оступишься.

Вот и сейчас я, ойкнув, провалилась по щиколотку. Уселась рядом, раздвинула траву, пытаясь рассмотреть, чего же там накопал Никитка. Обычная высохшая земля, потому что дождей уже две недели не было. И никак не зарастет эта ямка окончательно, только по краям полынь и вымахала.

Чтобы не привлекать внимание редких прохожих, легла животом прямо на траву — сарафан уже старый, не жалко. Левой рукой подперла подбородок, а правой перебирала сухую землю в Никиткиной ямке. Мысли невольно вернулись к непростой семейной ситуации. Сколько раз я придумывала обличительную речь для тетки. Представляла, как выскажу ей все. Напомню, как она клялась моей маме, что никогда не оставит меня. А сейчас все это казалось не нужным. Мои родственники не малые дети и отдавали себе отчет в том, что делают. Может и впрямь думали, что мне так будет лучше.

А я все эти годы в детдоме представляла в воображении свое будущее. У меня обязательно будет большая семья. Муж, дети и какая-нибудь старенькая тетушка мужа. Потому что в настоящей семье всегда есть бабушки или тетушки. Именно они придают дому особый уют. И все мы будем жить в большом двухэтажном доме. На открытой веранде летними вечерами будем пить чай и беседовать. А еще у нас обязательно будет жить большой рыжий кот по имени Васька.

Я невольно улыбнулась, вспомнив свои подростковые фантазии. Да, чтобы жить в большом двухэтажном доме, мне придется копить всю свою жизнь. Тут пальцы в земле нащупали что-то твердое и, подавшись вперед, я стала разгребать землю.

Это был всего лишь металлический плоский кругляш с причудливой гравировкой внутри. Я попыталась разобрать надпись это или рисунок, но не получилось. Потерла ладонью, чтобы очистить от земли находку, но ясности это не внесло. А вдруг это какая-нибудь древняя вещица и мне положено двадцать пять процентов за находку? Может, не зря я о двухэтажном доме мечтала?

Я уселась на попу и подняла пластину, чтобы разглядеть её под солнечным светом. И вдруг мне показалось, что солнечные лучи прошли сквозь металл и светят на меня. Но, опустив кругляш, поняла, что солнце тут не при чем. Свет исходил от самой находки, разрастался, окутывая меня желтым сиянием. И когда до меня, наконец, дошло, что эту железяку надо поскорее отбросить подальше, земля подо мной будто разверзлась, и я полетела вниз, окутанная сиянием.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Мой полёт был настолько непродолжительным, что я даже испугаться не успела. Приземлилась, как ни странно, на что-то мягкое. Пластина, которую я все еще держала в руках, продолжала светиться, что позволило осмотреться. По всему было похоже, что я попала в каменный колодец диаметром метра два. И к моему счастью колодец был без воды. Упала я на охапку сухой травы и какое-то тряпье. Вскочила на ноги и брезгливо оттолкнула ногой ветошь — вдруг там какие-нибудь блохи или клопы?

Посмотрела вверх, надеясь увидеть хотя бы кусочек неба, но напрасно. Кроме каменных стен не было видно ничего. А я как назло с собой даже телефон не взяла, вот как теперь позвать на помощь? Почувствовала как нарастает паника, внутри все мелко задрожало. И в этот момент каменная стена перед моим носом раздвинулась, словно дверь в кабине лифта.

Если честно, я вовсе не спешила выбраться из каменного мешка. Понятия не имею куда я попаду дальше. А вот если я останусь на месте, то возможно меня опять поднимет наверх. Я потопталась, ожидая, когда же «створки лифта» захлопнуться, но этого не произошло. Пластина в моих руках неожиданно погасла, а до моего слуха донеслись чьи-то торопливые шаги. Отлично, значит, здесь есть люди. Может, это какой-то секретный объект? Лишь бы не лаборатория по опытам над людьми, остальное мне без разницы. Я все-таки вышла из колодца и каменная стена тут же встала на место. Теперь этим путем я точно не вернусь.

Я попала в странное помещение, с низким потолком. Вытянула вверх руку, привстала на цыпочки и кончиками пальцев дотронулась до серого оштукатуренного потолка. А рост у меня не так чтобы высокий, всего-то метр семьдесят. Стены этого помещения были выложены крупными камнями округлой формы. Освещали это подземелье кристаллы, установленные в металлических подставках на стенах. Или может это светильники такие оригинальные?

Шаги, которые я слышала, приблизились и из одного арочного проема в стене выскочили двое. Я даже попятилась от их странного облика. Темные балахоны, перехваченные поясом. Голова и почти все лицо закрыты черной тканью. Видны лишь глаза. Может, здесь какой-то фильм снимают? Что за маскарад?

Я уже собиралась обратиться к этим двум незнакомцам с вежливой просьбой помочь мне найти отсюда выход, но они бесцеремонно подхватили меня под руки и куда-то поволокли. Я терпеть не могу подобного отношения. Поэтому просто пихнула одного локтем в бок, другому поставила подножку. Но мои ухищрения не принесли желаемого эффекта. Тогда я стала просто вырываться из их цепких лап и попыталась одного укусить за плечо. Тут меня все-таки улыбнулась удача, и мои зубы вцепились в руку незнакомца справа. Тот недовольно вскрикнул и схватил меня за волосы, оттаскивая от себя. Второй тем временем воткнул мне в плечо что-то наподобие шприца с зеленоватой жидкостью.

Вот теперь я точно выскажу им всё, что думаю по поводу их затянувшегося маскарада! Вдохнула больше воздуха, чтобы закричать погромче, но моё сознание вдруг отключилось.


Очнулась я оттого, что кто-то довольно бесцеремонно хлопал меня по щекам. Я оттолкнула этого наглеца и открыла глаза. Первое, что я увидела — это зеркало во всю стену прямо передо мной. Я сидела в подобии кресла и смотрела в это зеркало. Отражение меня удивило. Это была без сомнения я, но вот мой облик… Я не любила ходить с распущенными волосами, всегда заплетала их в косу или собирала в шишку. А сейчас мои русые волосы были завиты в локоны и распущены по плечам и спине. Одежда, которая была на мне, тоже вызвала возмущение. Желто-оранжевый топ, который прикрывал грудь и длинная юбка того же цвета, норовящая соскользнуть с бедер. Я выглядела как уличная танцовщица! К тому же совершенно босая.

И вот что странно. Внутри меня росло возмущение, но наружу оно почему-то никак не могло выплеснуться. Это на меня точно не похоже. Я никогда не лезла за словом в карман, и если мне что-то не нравилось, тут же говорила об этом. Но сейчас меня сдерживало что-то. Хорошее дело…

Тут мой взгляд в отражении заметил еще одну фигуру в небольшой комнатке с зеркалом. Это была женщина лет тридцати, высокая и довольно крупная. Вполне обычной внешности, если бы не татуировка на лице. И эта татуировка в виде раскрытой пасти зверя похожего на кошку вообще не вязалась с её остальным обликом: стрижка каре, облегающее черное платье длиной до колена. Она с улыбкой смотрела на меня, будто говоря: ну здорово же?

Свою прежнюю одежду и обувь я увидела валяющимися на полу, что снова возмутило. И я даже поднялась из странного кресла, собираясь поднять босоножки, но тут в комнату вошла еще одна женщина. Она оглядела меня цепким взглядом и что-то коротко сказала, но я ни слова не поняла. Голос у этой дамы был резкий, неприятный. Незнакомка с татуировкой взяла меня под локоть и повела прочь из комнаты, а я послушно пошла за ней. Недоумевая и удивляясь самой себе, попыталась понять, что же такое происходит, но мысли текли вяло, лениво. Тут меня втолкнули в огромный прозрачный шар, то ли пластиковый, то ли стеклянный. Эти шары стояли вдоль стены в ряд, но все пустые, а я заняла крайний. Татуированная дама указала на блестящие, словно металлические, поручни и я схватилась за них скорее инстинктивно. И тут же шар позади меня захлопнулся и мне стало по-настоящему страшно. Это точно лаборатория, где проводят опыты над людьми!

Шар стал подниматься вверх, и я заметила, что он крепится к массивной цепи, которая и уносит его. Буквально через пару секунд под собой я увидела огромный зал, заполненный людьми. На какое-то мгновение мне подумалось, что я попала в театр на представление, настолько внутреннее убранство было схоже с театральным. Высокая сцена, зал полный людей, длинные балконы на которых тоже удобно устроились гости. Если бы не громкий свист и улюлюканье. А еще огромные экраны, на которых крупным планом мое лицо с испуганными глазами.

Шар пронесся над залом и опустился на сцену. Тут же подскочил мужчина, одетый в кислотно-зеленый костюм. Он каким-то образом заставил шар раскрыться и, взяв меня за руку, вывел на середину сцены. И я даже не воспротивилась. Да откуда во мне эта странная покорность?!

Мужчина что-то громко говорил и его голос раздавался на весь этот огромный зал. Он крутил меня вокруг оси, касался волос и что-то говорил и говорил. Я попыталась понять хотя бы слово, но тщетно. Это совершенно незнакомый мне язык.

И тут я вспомнила один фильм, в котором девушка попадает в лапы преступной группировки, которая поставляет живой товар для гаремов богатых шейхов. Меня как током ударило и я все-таки рванула ладонь из рук мужчины. Тот удивленно воскликнул и зал разразился громким смехом и даже аплодисментами. Но ко мне уже приблизилась дама с татуировкой и мне снова в плечо вкололи непонятную жидкость. С экранов пропало мое лицо, вместо него появился, как мне показалось, список имен и напротив каждого имени незнакомые мне обозначения. Из всего списка одно имя замерцало синим цветом, снова раздались аплодисменты и я поняла: аукцион. Я попала на подпольный аукцион и меня только что продали.

Глава 2.

Дама с татуировкой на лице вела меня по узкому коридору, крепко держа за руку. Хотя я не проявляла никаких признаков несогласия. Та гадость, которую мне вкололи, оказала на меня сильное действие: в голове ни одной мысли. Я даже не удивлялась: куда меня ведут, кто тот неведомый покупатель, зачем я ему?

А узкий коридор вывел нас к массивной двери, за которой я, наконец, смогла немного прийти в себя и глотнуть свежего воздуха. Окружающая меня действительность была странно незнакомой. И уж точно то, что сейчас явилось моему взору, не могло находиться в моем родном городе. Да что в городе! До ближайшего моря два дня пути на поезде. А тут в нескольких метрах, буквально прямо перед носом плескалось море! Или океан?

Но как я могла оказаться так далеко от дома и совершенно не помнить дороги? Но способность удивляться так же была приглушена действием препарата и я просто вдыхала холодный и чуть соленый воздух. Море шумело как-то не так. В детстве я с родителями дважды была на курортах черноморского побережья. И прекрасно помнила волнующий шепот волн. А это море словно шуршало скомканной бумагой. А может это у меня в ушах так противно шуршит? И цвет волн грязно-зеленый. Какое неприятное море. Я перевела взгляд на небо. Вместо голубого поднебесья, я увидела нечто светло-сиреневое с какими-то серыми лоскутами вместо облаков. Нет, это все-таки действие препарата. У меня определенно галлюцинации.

Я обернулась, чтобы рассмотреть здание, из которого меня вывели. Куполообразная махина стального цвета, подобрать более конкретное определение я точно не в состоянии. И тут появилось еще одно действующее лицо. К нам быстрым шагом приближался мужчина с довольной улыбкой на лице. Как только он приблизился, первым делом накинул мне на плечи теплый балахон, в который я поспешила закутаться. Правда босые ноги тоже мерзли, но я была рада и этому странному одеянию шоколадного цвета. Незнакомец перебросился с дамой парой фраз и та, отвесив поясной поклон, удалилась. А мы с мужчиной стояли и смотрели друг на друга.

Возможно, в молодости он был очень красив. Наверняка, многие женщины пытались завоевать его сердце. Высокий, выше меня на голову. Загорелый. Хотя я не поклонница фанатиков загара. Уверена, что он обладал немалой силой, судя по ширине плеч и крупным ладоням. Но все это было в молодости. Черные волосы длиной до плеч на висках уже тронула седина. Она не бросалась в глаза, но внимательный взгляд её увидит. Вокруг глаз сетка морщин. Погрузневшая фигура. М-да… Эдакий растолстевший и постаревший мистер Рочестер.

Но в целом его облик был нейтрален. Этот незнакомец не пугал, он не вызывал отвращения. А вот я была для него некой диковинкой, судя по удивлению в его карих глазах. Он внимательно осматривал меня с макушки до пяток. И вот когда его взгляд опустился до моих ступней, он с виноватым вздохом подхватил меня на руки и понес в сторону неприятно шуршащего моря.

Он нес меня словно пушинку, хотя я никогда не отличалась излишней худобой. Прямо со мной на руках он прошел на палубу судна, команда которого, казалось, только и ожидала его появления. Я не сильна в классификации судов, но на ум почему-то пришло сравнение с ладьей, только без паруса и без гребцов. Тут мужчина поставил меня на ноги и провёл на нос ладьи, хотя я не горела желанием любоваться этим неприятным морем. Но слова с трудом подбирались, и я смогла из себя выдавить только хриплое:

— Где я?

Тут незнакомец снова виновато вздохнул и торопливо надел мне на руку браслет из разноцветных пластин. Он, бормоча себе под нос, повернул некоторые пластины и только потом удовлетворенно улыбнулся. И сказал мне что-то на незнакомом языке, тщательно выговаривая слова.

— Меня зовут Тирайо, — услышала я механический голос, исходивший от браслета. Дёрнулась от неожиданности и хотела стянуть с себя это пугающее украшение, но незнакомец удержал мои руки.

— Этот браслет поможет тебе понимать меня. Потерпи немного. Потом в нем не будет необходимости. А сейчас послушай меня внимательно, потому что я тебя все равно понять не смогу. У меня нет второго браслета.

Я кивнула. Ну, наконец-то, мне объяснят, где я и что им от меня надо.

— Меня зовут Тирайо Сандини. Я купил тебя на аукционе и теперь являюсь твоим хозяином. Не пугайся. Это звучит страшно и неприятно, но на самом деле тебе повезло. Многие из той публики, что являются завсегдатаями подобных аукционов, покупают себе забаву от скуки или пополняют наложницами свой гарем. Но тебя избежала эта ужасная участь. Тебе у меня понравится. Ты не будешь ни в чем нуждаться. Ты очень красивая, я не смог оторвать взгляд, как только увидел тебя.

Всё это безжизненным механическим голосом мне вещал браслет. Голос Тирайо был приятным, но то, что он говорил, было ужасно. Наверное, только действие препарата удерживало меня от попытки объяснить этому человеку, как он неправ.

Тирайо вдруг прижал меня спиной к своей груди, заставляя смотреть на горизонт.

— Видишь арку, которая вспыхивает разноцветными всполохами? Мы направляемся к ней. Эта арка — портал в мой мир. Сейчас мы находимся в Междумирье. Скверное место, я тебе скажу. А вот Касанар, куда мы направляемся, это лучший мир из всех существующих. Ты сама в этом убедишься. Но переход для тебя станет серьезным испытанием. Ты иномирянка, да еще из не магического мира. Магическая адаптация, которой ты подвергнешься при переходе через портал, тяжело переносится. Но это необходимо. Ты станешь понимать нашу речь, сама заговоришь на языке моего мира. Просто потерпи.

С каждым его словом во мне будто пыталась проснуться паника. Но она слишком слабо трепыхалась и внешне вообще никак не проявлялась. Я смотрела на приближающуюся арку с внутренним содроганием. И когда нос судна коснулся исходившего от портала свечения, Тирайо еще крепче прижал меня к своей груди.

Первым ощущением было, будто мою кожу опалило жарким дыханием пустыни. Я закрыла глаза и почувствовала нарастающий шум в ушах. Через мгновение головная боль заставила меня скривиться и застонать. И тут же словно чья-то огромная рука сдавила мне горло, так что я едва могла дышать. А дышать приходилось раскаленным воздухом. Я закашлялась и захлебнулась горячим ветром. Тошнота и сильная слабость накатили одновременно. Больше всего мне сейчас хотелось лечь на палубу и сжаться в комок, но руки Тирайо продолжали меня удерживать. Так физически плохо мне не было ни разу за мою восемнадцатилетнюю жизнь. И сознание, видимо, сжалилось. Потому что с очередным приступом головной боли я выпала из реальности.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Очнулась я в незнакомой комнате. Хотя, учитывая события последних часов, ничего удивительного. Во всем теле чувствовалась слабость, и я не меняя положения, огляделась, насколько это было возможным.

Я лежала на широкой кровати. На ней без труда разместилась бы еще пара человек. Слева от меня располагалось окно. Сейчас оно было наполовину закрыто гардиной приятного светло-зеленого цвета. Помимо кровати, которая занимала чуть ли не половину пространства, в комнате находился комод, туалетный столик и пара пуфиков. Вся обстановка была выдержана в светлых тонах, преимущественно зеленого и желтого цвета.

От разглядывания мебели меня отвлекло громкое урчание моего живота. Ну еще бы. Если мне не изменяет память, последний раз я завтракала у тетки в Малаховке. А потом мы с сестрой пошли на кладбище, затем я провалилась в Никиткину ямку, и все закончилось аукционом. Как-то не до еды было. Если я сейчас же что-то не съем, это будет просто катастрофой.

Я выбралась из-под одеяла и обнаружила, что до сих пор нахожусь в этом странном одеянии уличной танцовщицы. Хорошо, что не голышом.

Стараясь производить как можно меньше шума, я на цыпочках подкралась к двери. Приоткрыла её и осторожно выглянула. Длинный коридор по обе стороны. Выскользнула из комнаты и прислушалась. Откуда-то доносились мужские голоса. Прислушавшись, я направилась в противоположную сторону коридора, радуясь, что мои шаги приглушает дорожка на полу.

Коридор вывел меня к широкой лестнице, которая вела вниз в просторный холл. Свесившись через перила, я разглядывала убранство и чувствовала, что паника проснулась вместе с чувством голода.

Кем бы не был хозяин этого дома, он явно не бедствует. Красивая и богатая мебель, миниатюрный фонтан посреди холла и невероятная, просто стерильная чистота! Это сколько же прислуги нужно иметь, чтобы намывать все это до блеска!

Но снова заурчавший живот напомнил о цели моей вылазки. Я медленно спускалась по лестнице недоумевая, а где же вся эта прислуга? В холле я увидела сразу несколько дверей, осталось догадаться только, которая из них ведет на кухню. И тут мое одиночество, наконец-то, было нарушено. В холл вошла строгого вида женщина лет сорока. Весь её облик напомнил мне мою первую учительницу. Она вот точно так же поджимала тонкие губы и смотрела на меня сверху вниз пронзительным взглядом. Платье длиной до колен темно-синего цвета и волосы, гладко зачесанные назад и собранные в пучок, только усилили это впечатление. Она смерила мое одеяние уличной танцовщицы многозначительным взглядом и чуть покачала головой.

— Как я вижу, наша гостья пришла в себя, — её голос тоже оказался копией голоса учительницы. И в нем откровенно чувствовалось презрение. Но я так обрадовалась человеку, с которым смогу поговорить, что не стала обращать на все это внимания.

— Вы говорите на русском? Какая удача! Скажите же мне, где я нахожусь и как мне вернуться домой?

Незнакомка закатила глаза и прижала тонкие пальцы к вискам. Выражение её лица было красноречивее слов. Она или сочла меня сумасшедшей или ситуация была настолько абсурдной, что подобрать к ней слова было достаточно трудно.

— Меня зовут ма Элевенира. Так и обращайся ко мне. Сейчас я провожу тебя обратно в комнату, и ты приведешь себя в надлежащий вид.

Я уже открыла рот, чтобы напомнить ей, что она не ответила ни на один мой вопрос. Но Элевенира даже не дала мне и слова сказать:

— А потом к тебе зайдет господин Сандини и всё тебе объяснит.

Но я решила все же проявить настойчивость хотя бы относительно моего питания:

— Вообще-то, ма Элевенира, я искала кухню. Я ужасно хочу есть.

— Я распоряжусь. Тебе все принесут в комнату.

И женщина указала рукой на лестницу. Пришлось повиноваться.

И уже через пять минут в комнату вошла служанка с подносом. Пока я утоляла голод пышными булочками и напитком, который я бы назвала цветочным чаем, служанка принесла стопку полотенец, белье и какое-то платье, которое я решила разглядеть чуть позже. Сначала нужно подкрепиться как следует, ведь неизвестно когда в следующий раз удастся поесть.

Когда я сыто отодвинула от себя пустой поднос, служанка приоткрыла дверь, словно ожидала за ней, когда я поем:

— Вам следует пройти в купальню.

Я подхватила полотенца и одежду и послушно направилась за служанкой. Ну правильно, порядок действий нужно соблюдать. Как там в сказке: сначала накорми — напои, потом в баньке попарь, а уж потом разговоры разговаривай.

И, тем не менее, я чувствовала, что та овечья покорность и покладистость покинула мое сознание. Я внимательно смотрела вокруг, запоминала расположение комнат, чтобы в случае опасности не плутать.

Купальня располагалась через три комнаты от моей. Довольно просторное помещение, не сравнить с ванной комнатой в типовой многоэтажке. По каменным ступенькам я поднялась к глубокой и просторной чаше, которая была наполнена водой. Коснулась пальцами водной поверхности — не кипяток ли. И только потом осторожно забралась внутрь, заранее избавившись от одежды. Служанка хоть и старалась держаться невозмутимо и отстраненно, но все же я заметила её любопытные взгляды в мою сторону. Возраста мы были примерно одинакового, и я решила разговорить её. А то от заносчивой Элевениры толку мало.

— Как тебя зовут? — я даже улыбку нацепила, хотя оттого, что со мной происходило, улыбаться совсем не хотелось. Служанка застыла в растерянности, потом опасливо покосилась на закрытую дверь купальни и еле слышно прошептала:

— Уфина.

— Красивое имя. А меня зовут Ольга, — я была само дружелюбие. Уфина потупила глаза, никак не отреагировав. Но я решила не отступать.

— Уфина, помоги мне разобраться, что здесь к чему? — я жестом указала на полочку, на которой лежали, как я понимала, всякие мыльные принадлежности. Служанка поднялась на несколько ступеней и нерешительно поинтересовалась:

— А вы, действительно, иномирянка?

Что?! И тут я окончательно вспомнила все, что со мной произошло после аукциона. И слова Тирайо о том, что я попала в другой мир, тоже вспомнила. Он что, все это серьезно говорил? Но это же…невозможно?

Наверное, моё лицо отразило разнообразную гамму эмоций, потому что Уфина как-то стушевалась и снова опасливо покосилась на дверь купальни. И кажется не зря. Тот час дверь открылась и на пороге купальни возникла Элевенира.

— Уфина, чего вы тут копаетесь? Господин Сандини ждать не любит!

Служанка тут же схватила с полочки пузырек с бесцветной жидкостью и, капнув на кусок материи, потянулась ко мне. Но я отпрянула и с настороженностью спросила:

— Что это?

— Мыло.

— Я сама.

Элевенира смерила меня пренебрежительным взглядом и покинула купальню, а Уфина уже протягивала мне другой флакончик:

— Это мыло для волос. А это масло, его наносят после купания, чтобы от кожи приятно пахло. Господину нравится сильный аромат, — тут девушка густо покраснела. А я чуть не хлебнула раскрытым ртом воды. Надо же, какие познания у служанки о предпочтениях господина. Её руку с протянутым флакончиком я оттолкнула:

— Мне это точно не пригодится.

С помощью Уфины я разобралась в местных средствах гигиены и потом облачилась в приготовленную одежду. На этот раз платье мне понравилось. Светлое, бежевое в цветочек, длиною до колен, довольно просторное, но по размеру. И даже, кажется, совершенно новое.

Волосы сушить уже было некогда, Уфина и так постоянно косилась на дверь. Поэтому я просто заплела их в косу.


В моей комнате на одном из пуфиков сидел Тирайо. Как только я переступила порог комнаты, он развел руки в стороны и чуть ли не пропел:

— Как же ты прекрасна. Сама Светлокрылая Амали привела меня к тебе!

Я с настороженностью посмотрела на мужчину. Во-первых, его манера общения была страной. Во-вторых, одет он был слишком уж по-свойски. На мой взгляд, перед едва знакомыми людьми не стоит появляться в одеянии, больше напоминающем домашний халат. Я остановилась у самой двери и не торопилась приближаться. Тирайо тут же отреагировал на мой настороженный вид.

— Ну что ты испугалась? Я же пришёл, чтобы внести ясность и объяснить все тебе. А для начала давай познакомимся. Ну не стой возле дверей, как прислуга. Садись.

Его широкая ладонь опустилась на пуфик стоящий рядом. Я подошла и ногой отодвинула пуфик подальше:

— Так нам будет удобнее разговаривать.

Уселась напротив мужчины и выдохнула.

— Мое имя Ольга Рождественская. Мне восемнадцать лет. И я была бы вам очень признательна, если бы вы объяснили, куда я попала, и что все это значит.

Глава 3.

Мы несколько секунд смотрели друг на друга в молчании. И я заметила, как из карих глаз Тирайо уходит напускная ласковость. Черты лица стали жестче, взгляд холоднее. Страх пробежал холодком по спине, но я решила, что демонстрировать реакцию рано. За годы, проведенные в детдоме, я уяснила, что слабость и страх нужно запрятать глубоко в себя и никому не показывать. Иначе придется нелегко.

— Ольга…

Мужчина медленно произнес моё имя, растягивая гласные. Я кивнула, подтверждая верное произношение.

— Ольга, как я понимаю, ты не имеешь никакого представления о существовании Междумирья и других миров?

Я снова кивнула.

— Это, конечно, осложняет твою адаптацию, но ничего не меняет. Итак, ты попала в Междумирье. Не спрашивай меня, как и почему, я и сам в этом не разбираюсь. Знаю только, что большинство тех, кто попадает на аукцион, ждет незавидная судьба. Но тебе сильно, очень сильно повезло. Я выкупил тебя. И этим самым оказал тебе большую услугу. Я забрал тебя в свой мир Касанар. И сейчас ты находишься в моем доме. Здесь ты ни в чем не будешь нуждаться.

Тирайо замолчал и внимательно следил за моей реакцией. А я была просто растеряна. Другой мир, Междумирье? Разве в это можно поверить? Но все-таки недоумение по поводу реальности других миров я решила отложить на потом. Сейчас есть проблемы гораздо важнее.

— Скажите, Тирайо, а если вы такой благородный и спасли меня от ужасной участи, может, вы проявите благородство до конца и поможете мне вернуться домой? — я с надеждой посмотрела на господина Сандини, но выражение его глаз осталось прежним — холодным, оценивающим.

— Увы, Ольга. Это невозможно. А если и возможно, то междумирцы никому не открывают этот секрет. Тебе остается смириться и принять как величайшую милость мое расположение к тебе.

— И в каком статусе вы предлагаете принять ваше расположение? — я вспомнила слова Уфины о том, что господин любит крепкие ароматы и усмехнулась. Другой это мир или нет, но всё так же как и в нашем. Престарелые сластолюбцы водятся везде.

— Ольга, я понимаю твои опасения, но в нашем мире нет наложниц и гаремов. И о твоем появлении в Касанаре уже известно соответствующим органам. Как твой владелец я обязан в кратчайшие сроки узаконить твой статус.

— И какие варианты? Прислуга, сиделка, компаньонка?

Тирайо покачал головой:

— Ну что ты. Прислугу я нанимаю из местных. Ради этого я не стал бы посещать аукцион. Это и затратно и хлопотно. Тебе выпала невероятная удача. Ты станешь моей супругой.

И снова этот пронзительный взгляд. Господин Сандини, наверное, ожидал мой восторженный визг или что-то в этом роде. Но я лишь недоуменно переспросила:

— Супругой?

Ну вот никак не могу представить этого мужчину своим супругом. Он по возрасту даже старше моего отца. Да и мне как-то совершенно не хочется замуж.

— А, есть другие варианты?

— Нет, Ольга. Ты станешь моей супругой. И уже завтра мы проведем брачную церемонию.

— А к чему такая спешка?

— Я уже немолод. И хочу успеть обзавестись наследниками и воспитать их достойно.

— Планы похвальные, но почему я? За все это время вы могли бы уже и внуками обзавестись, не то, что наследниками.

Тирайо поднялся с пуфика и прошелся по свободному пространству комнаты.

— Ольга, я сделал тебе огромное одолжение. Выкупил с аукциона. А ты вместо благодарности, задаешь личные вопросы.

Я оторопела. То есть назначить себя моим супругом это в порядке вещей, а поинтересоваться чем же я заслужила такую честь — это уже неприлично?

— У меня есть веские основания для того, чтобы поступить именно так. Ты жила в мире, лишенным магии, и потому многого не знаешь. Тебе лишь достаточно уяснить, что если бы не я — ты бы сейчас была наложницей или рабыней какого-нибудь извращенца. Ты должна благодарить меня за милость и великодушие. Статус моей супруги откроет перед тобой все двери Касанара. Ты будешь жить в богатстве и роскоши. Я даю тебе гораздо больше, чем возьму взамен. Я даже поделюсь с тобой магией, чтобы ты смогла передать её нашим детям. Поэтому сейчас я оставлю тебя одну, чтобы ты все, что я сказал, осознала. А когда я снова приду к тебе, ты должна встретить меня ласковой и благодарной улыбкой.

Прежде чем покинуть комнату, Тирайо подошёл к изголовью кровати и указал на маленький, размером с абрикосовую косточку, кристалл, установленный в изголовье.

— Если тебе что-то понадобится — просто коснись кристалла.

Он ушёл, а я плюхнулась на кровать и уставилась в потолок, пытаясь осознать услышанное. Но получалось плохо. Потому что мысли буквально расползались: а как отнеслись в Малаховке к моему исчезновению? Заметили или решили, что я, оставив в доме сумку с кошельком и паспортом, уехала в неизвестном направлении? А что теперь с Никиткиной ямкой? Получается, что Никитка-то и не дурачок был, его сестра, так же как и я, провалилась под землю? А что, если я просто сошла с ума и на самом деле нахожусь в палате психиатрической больницы? И насколько слова Тирайо соответствуют реальности? Если он говорит, что о моем появлении в их мире известно каким-то органам, то значит и должен быть сотрудник, который бы мне разъяснил мои права и обязанности? Разве не так?

Я вскочила с кровати и прошлась по комнате. Я хотела куда-то бежать и чего-то требовать, но и осознавала, что если Тирайо будет против, то я выйти и за порог дома не смогу. Метнулась к окну и отодвинула гардину. Стекла в привычном понимании не было, но когда я рукой пыталась прощупать воздух, то наткнулась на невидимую преграду. Она пружинила, но мою руку не пропускала. Я ударила посильнее и в воздухе вспыхнули разноцветные искры, а руку чуть кольнуло. Это у них обычное дело или меры предосторожности для несговорчивых иномирянок?

Моя деятельная натура требовала что-то предпринять. Но народная мудрость гласит: не зная брода, не суйся в воду. Допустим, что я смогу убежать из дома Тирайо. И что дальше? Кто знает, как принято поступать с иномирянками в этом мире? Не окажусь ли я в каком-нибудь борделе или еще что хуже?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Я все-таки прикоснулась к голубоватому кристаллу. Потому что понимала, меня просто разорвет от информационного вакуума, в котором я оказалась. На мой призыв явилась Уфина. Чинно сложив руки на симпатичном розовом передничке, она поинтересовалась:

— Что желаете…госпожа?

Я даже вздрогнула от такого обращения:

— Уфина, с каких пор я тебе госпожа? Называй меня по имени — Ольга.

— Господин приказал. Завтра состоится церемония и вы станете госпожой Сандини.

Уфина подняла на меня взгляд и я не увидела особой радости в её глазах.

— Уфина, это все еще под вопросом. Лучше скажи мне, кто в вашем мире занимается делами иномирянок?

Кажется, мой вопрос ввёл девушку в ступор. Она несколько раз моргнула, судорожно вздохнула и пожала плечами:

— Я не знаю, госпожа Ольга.

— Как это не знаешь? Тирайо, то есть господин Сандини сказал, что о моем появлении в Касанаре уже уведомлены соответствующие органы. Какие именно? И как с ними связаться?

Но Уфина растерянно пожала плечами:

— Я думаю, об этом вам лучше поговорить с самим господином. Ну или с ма Элевенирой.

— А ты можешь позвать ма Элевениру? Она вообще кто в этом доме?

Уфина вдруг приоткрыла дверь и выглянула в коридор. Потом плотно дверь закрыла и приблизилась ко мне. И шепотом протараторила:

— Госпожа Ольга, вам лучше расположить к себе ма Элевениру. Она распорядительница в этом особняке. И господин Сандини всегда прислушивается к её мнению.

— А что такое ма? Это имя у неё такое или фамилия?

Уфина хихикнула:

— Ну что вы, госпожа Ольга. Это уважительное обращение к женщинам. Раньше к ней обращались госпожа Элевенира, но теперь просто ма.

— А что случилось? Почему она перестала быть госпожой?

— Этого я не знаю. Я еще тогда здесь не служила. Просто слышала о чем переговариваются другие работники. Но вы об этом лучше не спрашивайте ни у кого. Мне кажется, эта тема под запретом.

— А как мне с ней увидеться? Снова дотронуться до кристалла?

Уфина вздохнула, будто я малый ребенок и спрашиваю глупости.

— Госпожа Ольга, этот кристалл настроен только на меня. Вот.

Она продемонстрировала кольцо на руке с крохотным голубоватым камнем.

— Когда вы касаетесь кристалла, камень на моем кольце вспыхивает ярким светом. И так я узнаю, что нужна вам. А ма Элевениру я сама позову. Только будьте как можно уважительнее с ней в общении. Она очень не любит, когда с ней спорят.


Уфина убежала, а я стала поджидать Элевениру. Как её к себе расположить, если я ничего о ней не знаю? С другой стороны, раз мы с ней едва знакомы, то и сделать друг другу ничего плохого не успели. С чего ей меня недолюбливать?

Вот именно об этом я и думала, когда в комнату царственно вплыла ма Элевенира. Я даже позавидовала: прямая осанка, пренебрежительный взгляд, снисходительная улыбка. Будто это она госпожа, а я так — прислуга.

Мы несколько мгновений молча рассматривали друг друга. Я просто не знала, как лучше начать разговор. А Элевенира будто оценивала меня.

— Господин Сандини уведомил меня о завтрашней церемонии. Я полагаю, ты об этом хотела поговорить?

Вот как. Значит от неё обращения «госпожа» я не дождусь. Не то чтобы я жаждала этого, просто ма Элевенира сразу обозначила мое место в своей шкале ценностей. Я для неё пустое место. Ну и как при таких исходных данных завоевывать расположение? Да и нужно ли оно мне?

— Скажите, ма Элевенира, как я могу связаться с человеком, который занимается делами иномирян?

Взгляд распорядительницы отразил глубочайшую степень недоумения. Казалось, что Элевенира вот-вот рассмеётся мне в лицо.

— А с чего ты решила, что в Касанаре есть такой человек? Или ты думаешь, что иномиряне представляют для нашего мира какую-то ценность?

Я растерялась. Но Тирайо же ясно сказал, что уведомил кого-то…

— Но, господин Сандини сказал, что об иномирянах ставят в известность какие-то органы. Вот я и подумала…

— Ты, верно, не так всё поняла. Об иномирянах действительно сообщают местным властям. Исключительно с целью предотвращения бродяжничества и попрошайничества. Раз господин Сандини твой владелец, то и за все преступления, совершенные тобой, будет отвечать он.

Вот это уже прямое хамство.

— С чего вы взяли, что я намереваюсь совершать какие-то преступления? По себе судите? Я, между прочим, в ваш мир не просилась, и покупать меня на аукционе тоже не просила! Так что нечего мне демонстрировать ваше «Понаехали!».

Уверена, что Элевенира не поняла моей последней фразы, но она никак не выдала этого. Она лишь дернула плечиком, будто услышала что-то недостойное её слуха.

— Тобой заинтересуются местные власти в одном случае — если ты совершишь какое-то правонарушение. Да и что тебе обсуждать?

— Например, возвращение домой.

— Жаль тебя разочаровывать, но что-то я не припомню даже слухов о том, чтобы кому-то из иномирян удалось вернуться в свой мир. Это попросту невозможно, если ты попала в Междумирье на аукцион. К тому же, как я поняла, ты из мира, лишенного магии? Тогда вообще ни одного, даже призрачного шанса. Просто прими как данность и привыкай к новым условиям.

— То есть, вы тоже считаете, что господин Сандини мой благодетель и мне невероятно повезло, что он купил меня?

Элевенира усмехнулась и снова пожала плечом:

— Как сказать…

Я снова осталась в одиночестве. Чем больше размышляла над сложившейся ситуацией, тем отчетливее было ощущение, что я серьезно вляпалась по самое не хочу. И, кажется, помочь мне выпутаться из этой передряги никто не рвется. Если к местным властям с просьбой вернуть меня домой я обратиться не могу, поскольку этой проблемой здесь попросту не занимаются то, что же мне остается? Последовать совету Тирайо и встретить его ласковой и благодарной улыбкой? Фу…

Нет, так просто быть не может. Если как говорит Тирайо, в этом мире нет наложниц, рабов и прочих невольников, то значит, я могу обратиться за помощью к правоохранительным органам. Ведь меня принуждают к браку, которого я совершенно не жажду! Осталось только добраться до этих самых органов… 

Глава 4.

Возможно, я и додумалась бы до чего-нибудь. Но мое одиночество было нарушено самым бесцеремонным образом. Ма Элевенира в сопровождении нескольких дам вошли в мою комнату без стука. В руках дамы несли вешалки с платьями в прозрачных чехлах, коробки и свертки. Не трудно догадаться, что сейчас должно произойти. Подбор свадебного наряда?

И я оказалась совершенно права. На мои вопросы дамы отвечали охотно, не то что высокомерная Элевенира. И я узнала, что в Касанаре нет традиционного цвета для платья невесты. Платье может быть хоть в разноцветный горошек, хоть буро-малиновое в зеленую крапинку. Главное, чтобы богатое и красивое.

Мне пришлось перемерить с дюжину платьев, прежде чем все присутствующие за исключением меня сошлись на одном варианте. Серебристое платье с черными вставками по бокам. Открытые плечи, чуть расклешенная юбка с небольшим шлейфом. Как по мне — слишком вычурно, но дамы единогласно решили, что это самое то. А потом началась подгонка по размеру. И вот тут мне стало интересно, потому что платье подгоняли при помощи магии! Самая важная из присутствующих дам, уже не молодая на вид, указывала остальным где утянуть, где приподнять. А потом щелкала пальцами и с её рук срывался сноп малиновых искр. Они впитывались в ткань и платье на глазах утягивалось, укорачивалось. Через несколько минут лиф плотно облегал грудь, а пояс талию. Хорошо хоть корсетов тут не носят. Но я бы не отказалась от такой магии — очень удобно. Пошла в салон, выбрала понравившейся наряд и подогнала под себя в примерочной. Красота!

Фаты мне тоже не полагалось, но зато невеста должна быть исключительно с распущенными волосами, которые олицетворяли невинность. Волосы можно украшать, но это уже новое веяние. А господин Сандини сторонник прежних традиций, поэтому никаких украшений. Да, тут хорошо экономят на наряде невесты. В нашем мире такое не прокатило бы.

А вот с чем дамы заморочились, так это с нижним бельем, сорочками и пеньюарами. В результате ящик комода целиком забили этими предметами туалета, даже не поинтересовавшись моим мнением.


Все примерки закончились только ближе к вечеру. Наконец-то, меня оставили одну. В детстве я любила сидеть на подоконнике, отгородившись от всех плотными шторами. Особенно, если в руки мне попадала интересная книга. А сейчас я слонялась по комнате, не зная куда себя деть. Здесь даже подоконника нет, да и вид из окна на любителя. Несмотря на то, что моя комната располагалась на втором этаже, росший под окнами кустарник густой листвой скрывал всё, что происходило за пределами особняка. Магическая завеса отсекала все звуки. Всё больше комната становилась похожей на темницу. Я уже намеревалась тайком покинуть комнату и прогуляться по дому, как ко мне наведался Тирайо. Он сменил свое домашнее одеяние на костюм и выглядел солидно. В груди словно похолодело всё: если он сейчас потребует проявления моей благодарности, то может нарваться и на грубость. Сдерживать нарастающее раздражение удается с трудом. Но Сандини заговорил совсем о другом:

— Моя дражайшая невеста, Ольга! Пойдем со мной.

— Куда?

— Всего лишь в мой кабинет. К нам прибыл глава отдела магических операций и соглашений. Нужно уладить формальности и, наконец, вручить тебе мой свадебный подарок! — Тирайо говорил торжественно, да и вид имел важный. Но меня нисколько не вдохновили его слова.

— Я не уверена, что мне это необходимо. И к тому же я еще не дала своего согласия на свадьбу, — мне хотелось бы, чтобы слова прозвучали настойчивее, но изматывающие события последнего дня отразились на моем самообладании.

Тирайо вздохнул и всплеснул руками:

— Это всего лишь вопрос времени. А магию необходимо передать сейчас. Не стоит злоупотреблять вниманием такого важного человека как Римон Локр. Пойми, без магии в нашем мире жить невозможно. Даже если ты не умеешь пока ей пользоваться, носителем магии ты быть обязана. В высшем свете все решает не только знатное происхождение, но и магия. А раз ты завтра станешь моей супругой, то должна быть безупречна во всем. Особенно в магии. Так что этот вопрос не обсуждается.

Я нахмурилась. Слишком много вопросов в этом мире не обсуждается. Или обсуждается, но без моего участия.

— Нет, Тирайо. Все эти годы я жила без магии и прекрасно обходилась. Откуда я знаю, как она отразится на моем самочувствии? Мне просто необходимо поговорить с представителем власти, чтобы понять свои права в этом вашем Касанаре.

Тирайо улыбнулся и добродушно хихикнул, но мне этот смешок совсем не понравился.

— Глупышка Ольга. Так Римон Локр и есть представитель власти. Ему ты сможешь задать все вопросы, которые тебя беспокоят. Ну же, не заставляй его ждать. Он очень занятой человек.

Я неуверенно сделала несколько шагов к двери. Ну что же, если это представитель власти, то он сможет разъяснить, как на самом деле обстоят мои дела. Возможно и брак, к которому меня склоняет Сандини, перестанет маячить на горизонте. Тирайо жестом указал мне на дверь и я даже успела сделать пару шагов, когда почувствовала его ладонь на своем затылке. Но не успела и дёрнуться, как тело словно попало в вязкий сироп. А голос за спиной успокаивающе зашептал:

— Всё хорошо, моя дорогая. Ты в безопасности. Ты доверяешь мне, моя девочка. Я твой хозяин и не причиню тебе вреда. Всё хорошо.

Как только Тирайо убрал ладонь с моего затылка, так сразу же вернулась и способность нормально двигаться. Правда ощущалась небольшая слабость. Сандини подхватил меня под локоть и уверенно повел прочь из комнаты, повторяя:

— Ты просто утомилась, моя хорошая. Столько всего случилось. Ты просто устала. Потерпи еще немного, а потом будешь отдыхать.

Странное дело, но мне действительно стало спокойно, а вся тревога будто испарилась. И чего я распсиховалась? Магия — это же здорово! Сама же сегодня восхищалась способностями подгонять платье по размеру щелчком пальцев. Радоваться надо. Да и что плохого в свадьбе со знатным человеком? Тирайо же знает, как мне будет лучше. В чужом мире кто позаботиться обо мне как не он?

Кабинет Тирайо располагался на первом этаже дома и я с интересом разглядывала обстановку просторного холла, который нам пришлось пересечь. Роскошь, словно напоказ. И еще в прошлый раз поразившая меня стерильность. Нет ни оставленной на софе книги, ни какого-нибудь рукоделия, хоть что-то указывающее на интересы хозяина и домочадцев. Кабинет меня тоже поразил, потому что я совсем по-другому представляла деловую обстановку. Из всего, что у меня ассоциировалось с кабинетом, тут были только книги. Остальное пространство на стеллажах занимали непонятные мне предметы. Я даже не могла определить: безделушки это, сувениры или необходимые для какой-то серьезной деятельности приспособления. А еще мое внимание привлекла карта, висящая на стене. То, что это карта я не сомневалась, хотя очертания объектов изображенных на ней были незнакомы. Через секунду я поняла, что пытаюсь прочесть названия этих объектов и у меня, кажется, получается! Причудливые закорючки складывались в слова и неважно, что эти слова ранее мне не встречались. Рассмотреть более внимательно эту загадочную карту мне помешал чей-то пристальный взгляд. Я отчетливо ощутила внимание к своей скромной персоне и осмотрелась.

Возле стола в глубоком кресле сидел мужчина. Одного взгляда на этого незнакомца мне хватило, чтобы инстинктивно подвинуться ближе к Тирайо. Высокий и худой, с желтоватой кожей и острым прищуром глаз он вызывал неприязнь, а еще чувство опасности. Нога на ногу, в руках трость с круглым набалдашником, на пальце левой руки перстень с массивным камнем черного цвета. Строгий костюм цвета кофе, туфли с острыми носами — во всем мне чудился намек на то, что от этого человека лучше держаться подальше и уж точно не стоит задавать вопросы по поводу возвращения домой.

Тирайо будто почувствовал мое состояние и, обняв за плечи, усадил в другое кресло, прямо напротив этого неприятного господина. А сам сел с другой стороны стола.

— Господин Локр, позвольте вам представить мою невесту. Ольга Рождественская. Иномирянка из мира, лишенного магии. Она еще не освоилась, да и после участия в аукционе немного напугана.

Взгляд желтых глаз Локра стал пристальнее, будто он пытался проникнуть в мои мысли или просветить насквозь. Может, он и рассчитывал, что я испуганно сожмусь в комочек. Да только чего мне бояться? Во-первых, рядом Тирайо, а во-вторых, с таким тощим стариканом я и сама могу справиться. Откинув назад косу, я выпрямилась и открыто посмотрела в глаза Локра. А он неожиданно рассмеялся, открыв мелкие и желтоватые зубы:

— Не слишком уж она похожа на испуганную девочку. С характером? — он бросил на Тирайо многозначительный взгляд и тот нервно побарабанил пальцами по столу.

— Ничего, с этим точно проблем не будет.

Локр снова устремил на меня свой взгляд:

— Ольга, что вам известно о магии?

Странный вопрос. Ему же объяснили, что я из мира, в котором нет магии, что я могу о ней знать? Видя моё затруднение, Локр уточнил:

— Ну самые элементарные понятия вам известны? Виды магии, способы проявления?

Я пожала плечами:

— Нет, ничего такого мне неизвестно.

Мужчины снова переглянулись. Я, было, насторожилась, не нравятся мне эти переглядывания — перемигивания, но внутри словно кто-то вкрадчиво напомнил: «Все в порядке, Тирайо знает что делать».

— Ольга, что-то не так? — голос Тирайо выдернул из размышлений. Он выглядел обеспокоено, внимательно всматривался в мое лицо. Но в том-то и дело, что все было не так. Мое сознание словно раздваивалось: одна часть твердила, что все хорошо, другая чуть ли не вопила о том, что происходит что-то непонятное и нужно бежать.

— Господин Локр, моя невеста слишком устала. Давайте уже перейдем непосредственно к процедуре оформления.

— Согласен. Раз девушка ничего не знает о магии, то и разъяснять ей, что сейчас произойдет, не вижу смысла. Вы сами потом, господин Сандини, объясните доступным языком. Теперь просто поставьте магический оттиск под соглашением и все.

Я наблюдала, как Сандини простирает над пергаментом ладонь и срывающиеся искры темно-синего цвета сплетаются в замысловатый узор, который застывает на пергаменте. Моё раздвоенное сознание вело внутреннюю борьбу и в какой-то миг я, подавшись панике, вскочила, но Сандини проявил небывалую ловкость и перехватил меня в дверях кабинета. Прижал к себе и зашептал:

— Все в порядке, успокойся. Чего ты испугалась, глупышка? Ничего страшного, это просто магия.

И снова эта странное состояние, когда движения даются с трудом. Он развернул меня словно куклу, его ладони коснулись моего солнечного сплетения. Меня словно током ударило, в прямом смысле этого слова. Будто тысячи иголок впились в мое тело.

— Потерпи. Это неприятно, но вполне переносимо.

Снова болезненная вспышка, еще одна.

Когда Тирайо отпустил меня, я едва держалась на ногах. Он усадил меня в кресло и тут подошёл Локр. Этому-то что еще надо?

А неприятный господин взял меня за запястье, словно прислушиваясь к чему-то. Потом провел рукой над моей головой и после обернулся к Тирайо:

— Все в порядке. Магия ощущается.

Пока я приходила в себя эти двое, кажется, забыли о моем существовании.

— Господин Сандини, я все-таки должен вас предупредить. Если что-то пойдёт не так и начнётся разбирательство, вы же понимаете…

— Господин Локр, если бы был хоть малейший риск, я бы и не затеял всё это. Вы убедились, что магия благополучно переместилась. И я думаю, наше многолетнее сотрудничество подтверждает, что я умею быть благодарным…

На этом мужчины распрощались и меня отдали в заботливые руки Уфины. Девушка помогла мне добраться до спальни и там уложила спать. Но прежде чем забыться сном, я пообещала себе разобраться, что здесь происходит. Я поняла что Тирайо каким-то образом воздействует на моё сознание, пытаясь сделать послушной и покорной. Но и Римон Локр не тот человек, которому можно довериться в моем случае. Ясное дело, эти двое повязаны…

Глава 5.

Утром меня разбудила Уфина. Выглядела девушка неважно. Красные глаза то ли от слёз, то ли от бессонницы. Да и вид чуть ли не похоронный. Возможно, нужно было проявить участие, поинтересоваться что случилось, но у самой столько проблем, в решении которых я нисколько не продвинулась.

Пока Уфина помогала мне с прической и с облачением мы с ней по очереди тяжело вздыхали: каждая о своем. Все мои размышления сводились к одному: я уже поняла, что лезть напролом не только бесполезно, но еще и опасно. Вчера Тирайо наглядно продемонстрировал мне, что он будет делать с моим упрямством. Так что вывод напрашивался сам собой: притвориться смиренной и покорной, усыпить бдительность и бежать.

— Уфина, а если я хочу выйти на свежий воздух, об этом нужно уведомлять господина Сандини?

— Только господин может дать вам доступ к магическим замкам. Видите ли, госпожа Ольга, у знатных господ практически всегда дома находятся под охраной магии. Сейчас вы даже входную дверь не сможете открыть. Но как только вы пройдете церемонию и станете супругой господина, он обязан вам предоставить доступ. Таковы законы.

— И тогда я могу покинуть особняк, скажем, для прогулки?

— Думаю да. Только если у вас нет магии, то я даже не знаю…

— Так значит, у тебя магия есть?

Уфина удивленно вытаращила глаза и замерла со щеткой для волос в руках:

— А как же?! В Касанаре у всех есть магия! Пусть даже совсем немного, крохи, но есть. Мне моей достаточно, чтобы получить работу в особняке.

— И что же ты можешь? Ну в смысле магии? — теперь уже я таращилась на служанку. С виду обычная девушка, а оказывается — маг.

— У меня универсальная магия. Да и не так её много. Я же простолюдинка, а нас обучают, прежде всего, бытовой и прикладной магии. Если у кого-то проявится особый талант, то можно обучиться специализированной магии, если, конечно, есть средства. А у меня и талантов особых не нашлось, да и родители совсем небогаты.

— А у господина Сандини какая магия?

Было отчетливо заметно, как вздрогнула Уфина. И с ответом совсем не торопилась. Она то ли слова подыскивала, то ли просто не решалась сказать хоть что-то. И только когда я повторила вопрос, она пролепетала:

— У господина какая-то очень редкая магия, я точно не знаю. Но он никогда об этом не говорит.

При этом Уфина отвела глаза, её щеки покраснели. А я обдумывала её слова о магическом доступе. Если для того чтобы открыть замок на двери, я должна пройти церемонию — я её пройду. А вот дальше что? Нужно как-то усыпить Тирайо в первую брачную ночь — это мой единственный шанс избежать его домогательств и сбежать. Интересно, в этом мире есть снотворное?

— Уфина, я этой ночью плохо спала. Ты не могла бы достать мне средство, которое помогает быстро и крепко уснуть? Я в своем мире постоянно его принимала на ночь.

Служанка, наконец, закончила расчесывать мои волосы и оценивающе смотрела на меня.

— Госпожа Ольга, вы выглядите замечательно. Думаю, господин будет доволен, — тяжёлый вздох.

— А насчет сонного порошка вам лучше обратиться к ма Элевенире. Она пригласит целителя господина Сандини и вот ему вы и пожалуйтесь на бессонницу.

— Уфина, это слишком сложно. Да и с ма Элевенирой я не нашла общий язык, не хочу к ней обращаться. Ты можешь сегодня достать мне этот порошок так, чтобы никто не узнал?

Мы с Уфиной встретились взглядом. В её глазах было и любопытство, и настороженность, и еще что-то, от чего у меня запылали уши.

— Уфина, пожалуйста. Кроме как к тебе, мне не к кому обратиться.

Она смешалась, кивнула и отчего-то шепотом ответила:

— Я попробую, но я не уверена, что смогу…

Тут дверь распахнулась и на пороге комнаты я увидела Тирайо. Он был облачен в белоснежный костюм, на руках перчатки, и сам улыбался, будто сегодня счастливейший день в его жизни. Также с улыбкой он рассмотрел меня и довольно кивнул:

— Ты прекрасна, моя дражайшая невеста.

Я едва удержалась от того, чтобы поморщиться. Напыщенность слов Тирайо резала слух.

— До церемонии еще есть время. Так что я хочу познакомить тебя со своим племянником. Адвальдо единственный мой родственник во всем мире и я пригласил его на церемонию. Потом мы, конечно, устроим торжественный прием в честь нашего бракосочетания. Но сегодня — только самые родные и близкие. Пойдем же!

Он подхватил меня под локоть и повел за собой. Я, вживаясь в роль послушной и покладистой невесты, без лишних слов последовала за ним.

В холле, возле стола с напитками я заметила фигуру мужчины, стоявшего к нам спиной. Но при звуках наших шагов он обернулся и я вдруг оступилась. Хорошо, что Тирайо поддержал меня иначе не избежать мне позорного падения.

То, что этот молодой мужчина родственник Тирайо было заметно. Тот же широкий разворот плеч и внушительный рост. Та же грива черных волос до плеч. Только черты лица чуть мягче.

— Ольга, позволь тебе представить моего племянника Адвальдо Сандини. Адвальдо, это моя невеста — Ольга Рождественская.

Едва я взглянула в глаза Адвальдо, как почувствовала, что мои щеки покрываются румянцем. И эта реакция меня испугала. Когда это я краснела перед представителями сильного пола? После шести лет детдома мне вообще смущение не свойственно. Да, Адвальдо красив, даже очень, ну и что с того? Что я красивых мужчин не видела? Но было что-то в нем, что и манило и пугало одновременно. То ли ощущение физической силы, то ли какой-то природный магнетизм. Но эти карие глаза ввели меня в ступор и я даже слова не могла сказать в ответ на вежливое:

— Очень рад знакомству, Ольга. Дядя уже успел рассказать, как он счастлив, что встретил вас.

После заминки, я все-таки выдавила из себя:

— Мне тоже очень приятно.

Тут же над ухом раздался смех Тирайо:

— Ты смутил мою невесту. Она и так сама не своя от всего произошедшего, а тут еще ты.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Я смущенно потупилась, подыгрывая Сандини, но мне и на самом деле стало немного неловко. Хотя причин для неловкости вроде бы и не было: выгляжу я достойно, глупостей наговорить не успела. А вот Тирайо заливался соловьем:

— Вот, Адвальдо, я и прощаюсь со своим одиночеством. Давай уже и ты присмотри себе невесту. Через несколько дней я устрою прием в честь моей Ольги и приглашу, специально для тебя, красивейших девушек со всего Даронга. Будет среди кого выбрать.

Адвальдо рассмеялся, а я схватила первый попавшийся фужер со стола с каким-то напитком и уже поднесла к губам, как мою руку перехватили.

— Ольга, вам не стоит это пить. Слишком крепкое. Позвольте вам предложить…

Прикосновение руки Адвальдо к моему запястью обожгло. Он ловко выхватил из моей дрогнувшей руки фужер и протянул другой. Я машинально приняла его и пробормотала «благодарю». При этом кончики наших пальцев соприкоснулись и я, чуть заметно вздрогнув, посмотрела ему в лицо. Мне показалось, что в карих глазах Адвальдо промелькнуло любопытство, а губы растянулись в улыбке. Ну да, конечно, это же так забавно, когда впервые увидевшая тебя девица из другого мира, теряется и краснеет от невинного прикосновения. Чтобы скрыть свое замешательство я обратила все внимание на стол с закусками. Тирайо тут же принялся изображать галантного кавалера, предлагая попробовать то или иное блюдо. Я охотно соглашалась, но чувствовала на себе взгляд Адвальдо. Буквально ощущала, как он скользит по моим открытым плечам.

К моему счастью, в холл вышла Элевенира и все внимание молодого Сандини перевела на себя. Я в пол уха слушала Тирайо, а сама разглядывала Адвальдо. Интересно, сколько ему лет? Наверняка еще и тридцати нет. А Элевенира, кажется, флиртует с ним? Разрумянилась, в глазах чертовщинка появилась. Неужели он так на всех женщин действует? Или это какая-то особенная магия?

Краем глаза заметила, что Тирайо наблюдает за мной. Я тут же перевела взгляд на Элевениру и поинтересовалась у Сандини:

— Тирайо, скажите…

— Ольга, через несколько минут я стану твоим супругом, так что давай уже общаться на ты.

— Хорошо. Тирайо, а Элевенира кем тебе приходится? Просто я думала, что она твоя родственница, но ты сказал, что из родных у тебя только племянник.

Тирайо пригубил бокал с напитком и как-то задумчиво посмотрел на смеющуюся женщину. Элевенира в этот момент была чудо как хороша. Она даже выглядела моложе обычного. Её темно-каштановые волосы были уложены в замысловатую прическу, вишневого цвета платье выгодно подчеркивало стройную фигуру. И в прямой осанке и даже в повороте головы столько достоинства! По лицу Тирайо будто тень пробежала, я это отчетливо заметила!

— Нет, Элевенира мне не родственница. Она просто служит распорядительницей в моем доме, — голос глухой, будто за этими словами скрывается гораздо больше.

— Но она выглядит как аристократка, совсем не похожа на простолюдинку, — мне действительно было интересно. Нужно же знать с кем имеешь дело, а раз эта дамочка имеет здесь определенное влияние, не помешает о ней разузнать больше.

— Она и есть аристократка. Просто её род разорился и даже утратил большую часть магии. Вот ей и приходится как-то выживать.

Но все разговоры прекратились, как только в холле появилось еще одно действующее лицо. Седовласый мужчина с аккуратно постриженной короткой бородой в черном костюме с золотой вышивкой. Тирайо тут же подвел меня к гостю и представил:

— Ольга, это служитель Светлокрылой Амали — Пресветлый Ранур. Он и проведёт церемонию бракосочетания.

Пресветлый Ранур окинул всех присутствующих взглядом и сухо кивнул:

— Приступим.

Сам Пресветлый встал возле фонтана. А я только сейчас обратила внимание, что в центре его была установлена небольшая статуя молодой женщины с крыльями за спиной. Статуя была выполнена или из стекла или прозрачного камня, но выглядела изящно и красиво.

Ранур простер руки к статуе и что-то быстро забормотал. Я заметила, что и Тирайо, и его племянник, и даже Элевенира — все шевелят губами, будто шепотом читают какие-то молитвы. Так как мне местное вероисповедание было чуждо, то я просто рассматривала фонтан и гадала, сможет Уфина раздобыть снотворное или нет.

Потом меня и Тирайо обрызгали водой из фонтана, дали выпить из широкой чаши сладкое вино.

— Нарекаю тебя иномирянка Ольга супругой Тирайо Сандини. Сандини Тирайо, отныне вы супруг иномирянки Ольги.

Как только были произнесены эти слова, Тирайо повернулся ко мне и я с ужасом подумала, что сейчас он полезет с поцелуями. Но к счастью, он всего лишь прижал мою ладонь к своей груди и счастливо улыбнулся. Как трогательно.

Тирайо всех пригласил в обеденный зал. При этом он оставил меня, а сам оказывал знаки внимания Пресветлому Рануру. Я бросила быстрый взгляд на Адвальдо, тот был погружен в свои мысли и казалось, что все происходящее его вообще не интересует. А вот выражение лица Элевениры было достойно того, чтобы задержаться на нем взглядом. Женщина была мрачна как туча. Она будто постарела лет на пять. И в глазах столько тоски, что у меня сердце невольно сжалось.

Праздничный обед был совсем не праздничным. Оживленную беседу вели только Тирайо и Пресветлый. Все остальные присутствующие были поглощены своими мыслями.

Я все ждала, когда же, наконец, Тирайо вспомнит о том, что меня нужно наделить доступом к магическим замкам особняка. Но он даже и не думал этого делать! Отправил меня в комнату отдыхать, а сам продолжил беседовать с Пресветлым. Хорошенькое начало!

Как только я зашла в свою комнату, тут же вызвала к себе Уфину. Она быстро прибежала и принялась снимать с меня платье.

— Уфина, почему Сандини не наделил меня полномочиями согласно моему новому статусу?

— Я не знаю, госпожа. Возможно, он сделает это позже. Может быть завтра…

Так, только не нервничать.

— Уфина, а ты ведь имеешь доступ к замку на входной двери?

— Разумеется, госпожа Ольга.

— И на ночь ты остаешься в особняке? — Уфина побледнела и виновато потупилась. Опять эти девичьи причуды.

— Так остаёшься или нет?

— Остаюсь, госпожа Ольга, — мне почудились плаксивые нотки в голосе служанки. Ладно, с этим я потом разберусь. Сейчас есть вопросы важнее.

— Если я тебя очень попрошу, ты откроешь мне дверь тайком?

И снова мы смотрим в глаза друг другу в повисшем молчании. На лице Уфины отчетливо читалась гамма эмоций: удивление, опасение, страх… Потом её глаза расширились, она прикрыла рот ладошкой.

— Госпожа Ольга, вы…

— Уфина, давай не будем болтать лишнего. Я прошу тебя достать мне снотворное и по моей просьбе открыть дверь. Так ты поможешь или нет?

Она была в смятении. То оглядывалась на дверь комнаты, то теребила в руках передник и никак не могла дать ответ.

— Уфина…

— Хорошо, госпожа Ольга. Я попробую.

Глава 6.1.

Тирайо вспомнил обо мне только после ужина. Не сказать, что я была расстроена, тем более мне было о чем подумать в это время. Вместе с ужином Уфина принесла и то, на что я возлагала все свои надежды. В крохотном прозрачном флакончике плескалась мутноватая жидкость желтоватого цвета. Протянув этот флакончик, служанка прошептала:

— Сонный порошок раздобыть не удалось, госпожа Ольга. Но это сонные капли, они гораздо быстрее действуют. Трех капель достаточно, чтобы усыпить мужчину крупного телосложения…

При этом глаза опущены и вид самый невинный. Догадливая Уфина, но это даже хорошо. Не придётся объяснять элементарные вещи. Как оказалось, помощь девушки вообще была неоценима. Именно Уфина подсказала, что господин Сандини любит вечерами пить травяные коктейли и если добавить снотворное прямо в коктейль…

Но все-таки чтобы не случилось какого-то недопонимания, я хотела разобраться в одном простом вопросе: почему Уфина так охотно стала помогать мне? Какие-то мысли на этот счёт у меня были. Во-первых, та обмолвка служанки о том, что господин любит, когда девушка умащивает свое тело ароматными маслами. Во-вторых, готовя меня к церемонии бракосочетания, служанка выглядела опечаленной. Да и покрасневшие, наверняка от слёз, глаза наталкивают на определенные выводы. И я решила спросить прямо, без намёков:

— Уфина, почему ты мне помогаешь? Что у тебя за отношения с господином Сандини?

И я поняла, что попала прямо в точку. По лицу Уфины пошли пятна, она прикусила нижнюю губку, в попытке не заплакать.

— Уфина, я не собираюсь читать тебе нотации или ругать тебя. Я просто хочу понять… Он заставлял тебя…быть с ним?

Девушка быстро замотала головой:

— Нет, вовсе нет… Господин Сандини, он…он очень несчастен. И я просто хотела чтобы ему было хоть немного легче. Со мной он забывал обо всем.

— О чем обо всём? И с чего ты решила, что он несчастен? В чем это проявляется?

Уфина внезапно осмелела. Вытерла щёки и уже без всхлипываний ответила:

— Вы не поймете, госпожа Ольга. Я работаю в этом доме уже два года и кое-что успела узнать. И хоть об этом запрещено говорить, но прислуга все равно обсуждает слухи и домыслы. В общем, господин Сандини до сегодняшнего дня уже несколько лет был вдовцом. Я не знаю, что именно случилось, но по слухам в смерти супруги виноват сам господин. Но этого не может быть! Господин ни разу меня ничем не обидел, он на самом деле добрый человек. Я знаю, вы не верите, госпожа Ольга. И понимаю, что не хотите быть с ним. А я хочу. И если вы сбежите, то возможно, господин перестанет искать и поймет, что сильнее меня его никто и никогда не полюбит.

Я даже потеряла дар речи на пару мгновений. Вот это да. Нет, спорить с Уфиной я не собиралась, и если она испытывает к Тирайо какие-то чувства, это её право. Просто мне не верится, что Тирайо способен оценить её жертву.

Когда после ужина Сандини зашёл в мою комнату, он жестом руки отослал Уфину. Мне стало жаль бедняжку, хотя я и не понимала, что особенного она разглядела в Тирайо.

Он оглядел сервированный стол, на котором уже стояли два фужера, наполненные до краев и довольно улыбнулся.

— Ольга, ты умница. Но сейчас я иду в купальню, и было бы замечательно, если бы ты присоединилась ко мне. По нашим обычаям супруги вместе совершают омовение перед брачной ночью. Я понимаю твое смущение и поэтому не настаиваю. Но буду очень, очень рад, если ты придешь.

Я даже не успела придумать, как вежливо отказаться, как Сандини вышел. Нет, пусть уж он там омывается, сколько его душе угодно, а потом здесь я и подам ему фужер со снотворным.

Потянулись минуты мучительного ожидания. Я нервно прохаживалась по комнате, прокручивая в голове дальнейшие действия. Ничего вроде не забыла, с Уфиной все обсудили. В особняке постепенно становилось все тише. Тем более что на втором этаже располагались только покои господ. Даже ма Элевенира обитала на первом этаже. Некоторые комнаты были просто закрыты, я уже проверила сегодня.

Нетерпеливость сменилась тревогой. Прошло уже достаточно времени, сколько можно омываться? Или Тирайо терпеливо ждет моего появления? А что, если сейчас неожиданно явится какой-нибудь визитер и все мои планы рухнут? Нет, этого допустить нельзя. Я потуже затянула пояс пеньюара, удостоверилась, что плотные кружева скрывают все, что не положено видеть посторонним и выглянула в коридор. Никого. В конце коридора чуть приоткрыта дверь купальни. Ждет, все-таки…

С подносом в руках, на котором стояли два фужера, отправилась в купальню. Придется потчевать снотворным супруга прямо там. Сам виноват.

Еще от дверей я увидела Сандини. Он расслаблено лежал в чаше. Голова чуть откинута назад, кисти покоятся на бортиках. Господин нежится, пока я не нахожу себе места.

Я прошла вглубь и поставила поднос на столик, отодвинув в сторону стопку полотенец. Даже не реагирует на меня. Уснул, что ли? Да, прямо как в анекдоте: разбудите пациента, он должен принять снотворное. Взяв в каждую руку по фужеру, я поднялась по двум ступенькам к чаше и повернулась к Тирайо.

Его широко распахнутые глаза смотрели мимо меня. Рот открыт в беззвучном крике. А из его груди торчал какой-то заостренный предмет, инкрустированный драгоценными камнями. Я даже и не поняла, что это. Очень похоже на зажим для волос, только гораздо крупнее.

В себя меня привел звон разбившихся в дребезги фужеров. Они выскользнули из ослабевших пальцев и их осколки разлетелись по купальне.

Глава 6.2

Я куталась в плед кем-то заботливым накинутым мне на плечи. В руках держала чашку с теплым чаем, пытаясь согреть ледяные пальцы. Но мелкая противная дрожь так просто не сдавалась. В кабинете Тирайо, несмотря на ночь, было светло. Несколько кристаллов, установленных на стенах, давали чуть голубоватый свет. Может от этого, все происходящее казалось нереальным, ненастоящим. Такое могло присниться в страшном сне, но в реальности этого просто не могло быть.

Молодой мужчина, сидевший, за столом Тирайо читал какие-то документы, а рядом с ним стоял Домиан — секретарь господина Сандини. Особняк был похож на встревоженный улей — чужие люди наполнили коридоры, в воздухе витали незнакомые запахи, а все обитатели дома приходили в себя после случившегося.

— Госпожа Сандини, вы в состоянии продолжить нашу беседу? — мужчина за столом попытался добавить в голос сочувствующие нотки, но ему это плохо удалось. Да и понятно — кому охота ночью разбираться с трупом пусть и знатного жителя Даронга. А потом еще успокаивать домочадцев, бившихся в истерике. По правде сказать, в истерике билась только Уфина, её увели в комнаты для прислуги, а Элевенира приказала напоить её успокоительным. Но и меня прилично потряхивало.

— Да, я в состоянии.

— Согласно документам, вы прибыли в Касанар из другого мира. С какой целью?

— Разве в документах не указано, что господин Сандини купил меня на аукционе в Междумирье? — я поставила на стол опустевшую чашку и плотнее запахнула на груди плед.

— Господин Риадан, вот квитанция об оплате, — Домиан ловко выудил из стопки документов бланк с витиеватой надписью. Господин Риадан, который представился мне как детектив по особо тяжким преступлениям, глянул на бланк и вздохнул:

— Сочувствую, госпожа Сандини.

Сочувствует? Интересно чему? Тому, что мне пришлось побывать на аукционе или моему внезапному вдовству? Какая, впрочем, разница? Видно же, что эти все соболезнования не более чем формальность.

Пока детектив просматривал очередной документ, я невольно стала разглядывать его самого. Довольно привлекательный мужчина. Только если у Адвальдо была яркая, бросающая в глаза внешность, то господин Риадан был обладателем интеллигентной красоты, если можно так выразиться. Русые волосы коротко пострижены, никакой гривы и кудрей. Одежда строгих цветов и делового фасона, ни намека на роскошь и происхождение. Самое подходящее слово, для того чтобы описать облик детектива — аккуратность. Он, наверняка, педант. Такой будет цепляться к каждому слову.

— Как долго вы были знакомы с господином Сандини?

— Двое суток. Ну может чуть побольше.

— И как вам удалось за такой краткий срок склонить его к супружеству?

Если бы я не была измотана сегодняшним днем, то, наверное, выразила бы свое возмущение максимально доступно. Но сейчас было ощущение, что мой организм перешёл в энергосберегающий режим. Я лишь ухмыльнулась:

— А с чего вы решили, что это я склоняла господина Сандини к супружеству? Другой вариант вам не приходил в голову? Для чего-то Тирайо купил меня на аукционе? Так почему бы не для того, чтобы жениться?

Серые глаза детектива неприятно прищурились:

— Обычно на аукционе девушек покупают для других целей.

— Значит, мой случай — исключение.

— Возможно. То есть вы хотите сказать, что господин Сандини сразу после аукциона предложил вам стать его женой? — и взгляд такой цепкий, будто подозревает меня в совращении несчастного Тирайо.

— Предложил? Нет, он поставил меня перед фактом. Заявил, что оказал мне неоценимую услугу, выкупив с аукциона. И теперь я должна стать его супругой.

— Какие у вас были взаимоотношения с господином Сандини?

— Никаких. За эти двое суток, что я провела в особняке, я чаще общалась со своей служанкой, чем с Тирайо.

Детектив поставил на стол большой черный саквояж, раскрыл его и достал из него прозрачную сферу, внутри которой я увидела тот предмет, которым был убит Тирайо. Даже острый кончик этого странного зажима для волос был испачкан кровью. Меня передернуло от этого зрелища, и я чуть ли не до носа закуталась в плед.

— Вам знаком этот предмет, госпожа Сандини?

— Нет. Я даже не знаю, что это.

Брови детектива скептически взлетели вверх.

— Не знаете? Это дамская заколка для волос, используемая в большей степени как украшение. Самый обычный аксессуар у знатных дам. Преимущественно молодых.

— Я в этом мире всего двое суток и еще не успела ознакомиться с перечнем дамских украшений и уж тем более, обзавестись ими.

Детектив задумчиво рассматривал орудие убийства. Чего он там высматривает? Ну да, женская заколка, усыпанная драгоценными камнями. Но я бы такую никогда не стала использовать. Слишком вычурно.

Сфера снова оказалась внутри саквояжа, а детектив обратился к секретарю:

— Домиан, я попрошу вас снять копии мне вот с этих документов. Прямо сейчас.

— Хорошо, господин Риадан.

Секретарь покинул кабинет. Детектив вышел из-за стола и подошёл к стене, на которой висела та самая карта, заинтересовавшая меня в прошлый раз.

— Госпожа Сандини, из какого мира вы прибыли к нам?

— Я не знаю, как у вас называется мой мир. Мы его называем Земля.

— Ну в каком он секторе? Подойдите уже сюда.

Я подошла к карте и внимательно рассмотрела её. Без посторонней помощи вряд ли я разберусь.

Между тем указательный палец детектива ткнул в темное пятно в середине карты.

— Это Междумирье. Как видите, он соприкасается с каждым сектором.

Он ткнул поочередно в разноцветные пятна неправильной формы, которые словно лепестки цвета прикреплялись к Междумирью.

— Каждый сектор содержит в себе группу миров, которые имеют схожие признаки. Иногда эти миры соединены переходами, иногда изолированы друг от друга. И тогда переход между ними возможен только через Междумирье. Так в каком секторе расположен ваш мир Земля?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Я растерянно пожала плечами:

— Понятия не имею. Видите ли, в нашем мире не знают о существовании параллельных миров. По крайней мере, это не общедоступная информация. Может какие-то секретные службы что-то и знают, но обычные граждане — нет.

Детектив с интересом ученого посмотрел на меня, будто я насекомое под микроскопом.

— Странно, очень странно, госпожа Сандини. Видите ли, все магические миры информированы о существовании параллелей. Это уже давно не является секретной информацией.

Я фыркнула:

— Так то — магические. А на Земле магии нет, вот совсем. Ни грамма.

— То есть вы хотите сказать, что ваш мир находится в пятом секторе? Немагические миры?

Палец детектива ткнул в серое пятно, на котором не было никаких пометок. Если другие сектора были расчерчены на составляющие, то здесь просто однородное серое пятно.

— Видимо так. А какое это имеет отношение к сегодняшнему происшествию?

Детектив прошел к окну, вернулся к карте и, облокотившись одной рукой о стену, чересчур ласково ответил:

— Надеюсь, что никакого, госпожа Сандини. Но если этим делом заинтересуется комитет по магическим преступлениям, то ваша версия не выдерживает никакой критики. Ваш магический фон легко считывается и утверждать, что вы из мира, лишенного магии, как минимум глупо. Не смею больше задерживать. Для дальнейшей дачи показаний вас вызовут в комитет.

Глава 7.1

Но отдохнуть этой ночью мне было не суждено. Только я добралась до своей комнаты, как меня тут же попросили спуститься в холл для некой процедуры. Спустилась. Внизу уже собрались все, кто обитал в особняке. Только Уфины не было — она уснула и её решили пока не тревожить. Лица у собравшихся были очень красноречивы. Прислуга перешептывалась, кто-то горестно качал головой, кто-то всхлипывал. Элевенира сидела на софе и на бледном лице было отрешенное выражение. Тени под глазами, судорожно сжатые пальцы. А я… Мне стало даже стыдно, что не испытываю особой скорби. Нет, чисто по-человечески мне было жаль Тирайо. Как и любого другого человека, которого постигла такая ужасная смерть. Но не было и намека на слезы. Мой план провалился и я даже не представляла что теперь будет. К чему готовится?

Женщина в строгом костюме фиолетового цвета проводила какие-то странные манипуляции руками над головой одной из служанок. У ног женщины стоял саквояж, в который она складывала маленькие прозрачные сферы с воздухом, собранным над головой очередного проверяемого. Я обратилась за разъяснением к секретарю Домиану:

— Домиан, а что происходит? Зачем это?

— Они берут пробу магического фона, чтобы выяснить, кто был в купальне в момент убийства. Видите ли, госпожа, магия оставляет след, хотя в данной ситуации я не уверен. Вряд ли убийца применял магию. Но след все равно мог остаться, если убийца испытывал в тот момент сильные эмоции. Это обычная процедура и совсем не болезненная, не переживайте.

Не переживайте… Я уже и забыла о той магии, которую Тирайо мне подарил на свадьбу. И вспомнила только в разговоре с детективом. Доказывать я ему ничего не стала. Есть документ, в котором говорится о передаче магии, так что волноваться мне не о чем. А сам «подарок» я совсем не ощущала. Нисколько.

Потом прибыл Адвальдо, его видимо известили о трагедии. Он подошёл к Элевенире и обменялся с ней несколькими фразами. Молодой Сандини был хмур и сдержан на эмоции. Когда процедура с магическим фоном закончилась, а сотрудники комитета покинули особняк, Адвальдо попросил Элевениру и Домиана пройти в кабинет чтобы обсудить подготовку к похоронам. Обо мне никто не вспомнил. Нет, разумом я понимала свою бесполезность в данный момент. Элевенира и Домиан — другое дело. Но именно сейчас я остро ощутила, что нахожусь не на своем месте.

Самое разумное в данной ситуации — это пойти и лечь спать. И пусть прислуга шепчется, что я ни проронила и слезинки, что улеглась спать, будто это не моего супруга убили несколько часов назад. Пусть. Было предчувствие, что мне очень скоро понадобятся все мои силы. Вот и пойду их набираться.


Утром следующего дня я все-таки решила разобраться в сложившейся ситуации. Кто предупрежден, тот вооружен. И я должна знать, к чему готовиться. Единственным человеком в особняке, с которым я могла бы обсудить этот вопрос, был Домиан. Секретарь был уже немолод. Наверное, он мог быть ровесником своего убитого господина. Не знаю, какого происхождения Домиан — знатного или самого простого, но его речь и манера поведения выдавали человека образованного. Может он, как и Элевенира, вынужден зарабатывать на жизнь?

Секретаря я отыскала в его небольшом кабинете, который примыкал к кабинету Тирайо. Он склонился над очередным документом и был, вероятно, очень занят, поскольку не сразу заметил мое появление. Мне пришлось стукнуть о дверной косяк и кашлянуть, чтобы привлечь внимание.

— Госпожа Сандини? Вы ко мне? — он отвлекся от своих бумаг и встал, приветствуя меня.

— Да, Домиан. Позвольте отвлечь вас от ваших непосредственных обязанностей.

Я уселась в одно из кресел напротив стола, и Домиан только после этого занял свое место. При свете дня на лице секретаря хорошо просматривались морщинки. Видно было, что мужчина устал, но я отниму у него совсем немного времени.

— Домиан, в свете новых событий, я хотела узнать у вас о своем неопределенном положении. К чему мне быть готовой? Какие гадости еще мне ожидать?

— Госпожа, я не совсем понимаю о каких гадостях вы говорите. Убийство господина Сандини большая трагедия для всех, кто знал его близко. Что же касается вашего положения, то оно очень даже определенное. Вы — вдова господина Сандини. Так как вы сочетались законным браком, то на данный момент вы единственная наследница его огромного состояния. И это может создать определенные трудности. Видите ли, семья Сандини вот уже не одно поколение занимается добычей и обработкой кристаллов, которые впоследствии наполняются магией для самых различных целей. Так как вы совершенно не знакомы с данной сферой деятельности, то я предполагаю, целесообразнее было бы передать ведение всех дел господину Адвальдо Сандини. Он компаньон вашего покойного супруга и прекрасно во всем разбирается.

— То есть я должна отказаться от наследства? — я скептически посмотрела на секретаря. Да кто же откажется от наследства, тем более что именно состояние Сандини возможно позволит мне купить билет домой.

— Нет, конечно, нет. Просто написать доверенность на господина Адвальдо Сандини, чтобы он от вашего имени управлял делами компании. Наследство при этом останется вашим и только вы сможете распоряжаться им.

Что же, разумно. В добыче кристаллов я действительно ничего не понимаю и вникать в детали этого процесса не было никакого желания.

— Еще один вопрос, Домиан. Как вдова Тирайо я должна принимать какое-то участие в подготовке к его похоронам? Какие у меня обязанности?

— Очень хорошо, что вы заговорили об этом, госпожа. В Касанаре есть такая традиция — когда человек умирает, то его наследники совершают благотворительные взносы в различные организации. Я подготовил список организаций в Даронге, которые существуют на пожертвования. Выберите несколько на ваш вкус. Только не забудьте обязательно Общину Светлокрылой Амали. Господин Сандини был последователем этого культа и постоянно делал взносы.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Я придвинула к себе список, подготовленный Домианом, и вчиталась. Названия организаций были самыми разными. Среди них встречались целебницы и школы для простолюдинов, а были и совершенно определенно сборища бездельниц, которым нечем заняться. Я отметила галочкой пару целебниц, пролистала список до конца. Последнюю строчку занимал приют для магических животных.

— Домиан, а что это за приют такой?

— Обычный приют, госпожа. Многие люди покупают магических животных из других миров, иногда даже на аукционе, а потом не знают, что с ними делать. Законом запрещено выбрасывать животных на улицу или избавляться от них каким-либо иным путем. Это может быть опасно. Поэтому создают такие приюты, куда сдают ставших ненужными зверушек.

— Вот, кстати. Я хочу не только сделать благотворительное пожертвование приюту, но и побывать там. Это возможно?

— Конечно, госпожа.

Зачем мне это нужно? Наверное, я почувствовала что-то общее с этими брошенными зверушками, которые никому оказались не нужны.

— И последний вопрос, Домиан. Гоподин Сандини не успел дать мне доступ к магии дома. Я даже дверь открыть не смогу.

— Госпожа, по этому поводу вам нужно обратиться к господину Адвальдо Сандини. Он отдыхает в комнате для гостей.

Глава 7.2

В каком бы мире я не находилась, но думаю, врываться в комнату, где отдыхает посторонний мужчина, было бы верхом невоспитанности. А я же теперь госпожа. Кстати, о птичках. Раз я теперь считаюсь в этом особняке хозяйкой, то почему бы не установить свои порядки? Не собираюсь сидеть в своей комнате, как затворница. Почему бы не навестить для начала ма Элевениру?

Пробегавшая мимо служанка охотно показала мне, где на первом этаже находятся комнаты распорядительницы. Вот как, не комната, а комнаты. С чего вдруг такая честь?

Я постучала в дверь и услышала голос Элевениры — расслабленный, с ленцой. Вошла и, чуть помедлив, прошла в глубь комнаты под удивленным взглядом ма. Негоже госпоже стоять возле дверей, как прислуге. Кажется, это мне сказал Тирайо.

Я уселась на мягкую софу, и повернулась к Элевенире, которая в этот не ранний час прихорашивалась перед зеркалом. Мы смерили друг дружку совсем не приветливыми взглядами, хотя, делить нам с ней нечего. Кажется.

— И чем же я заслужила такую честь? — в голосе уже знакомое мне высокомерие, во взгляде привычная снисходительность. Ну, раз Элевенира находит в себе силы демонстрировать свое превосходство, значит боль её утраты не так уж и глубока.

— Если я правильно понимаю, то вы здесь занимаете должность распорядительницы? Так вот, я хочу, чтобы вы распорядились подать обед в столовую. И отныне завтракать, обедать и ужинать я буду в столовой. И еще, передайте господину Адвальдо, что я была бы очень рада, если бы он составил мне компанию за обедом. Мне нужно кое-что обсудить с ним.

Взгляд Элевениры изменился. В нем появилось что-то похожее на удивление:

— А ты быстро освоилась, как я смотрю. Я, разумеется, передам все пожелания и слугам и господину Адвальдо, но если ты забыла — твой супруг убит. И сегодня вечером состоится церемония погребения. Постарайся хотя бы на ней притвориться, что скорбишь.

— Притворство не входит в число присущих мне черт. Это скорее по вашей части, Элевенира, — да, я сознательно пропустила это «ма». Если мне открыто демонстрируют неприязнь и отсутствие уважения, почему я не могу это сделать на взаимной основе?


До обеда я еще раз обследовала второй этаж. Помимо моей комнаты и спальни Тирайо, в этом крыле находились еще три комнаты. Все они были безлики и однотипны. Особняк однозначно строился для большой семьи, но у Тирайо с семьей как-то не заладилось. Вот этот вопрос надо выяснить. Попробую разговорить Адвальдо. Стоило подумать о молодом Сандини, как тут же кровь прилила к щекам, уши запылали. Этого еще не хватало… Мне бы как-нибудь домой возвратиться, а меня накрыла очередная влюбленность? Вот вернусь в свой мир живая и невредимая — там и буду влюбляться, хоть каждый день по десять раз.


В другом крыле второго этажа тоже было несколько дверей. Но все как одна — закрыты. С чего бы вдруг? За ненадобностью или по какой-то другой причине? Ладно, с этим тоже попозже разберемся.

К обеду я тщательно подготовилась. Служанка, которую мне прислали взамен совсем слегшей Уфины, была не так словоохотлива и меня побаивалась. Но я все-таки разговорила её, и выяснила еще одну деталь: в этом мире не было цвета траура. То есть мне, как вдове, совершенно не нужно носить черные платья. Это хорошо, потому что черный мне совсем не идет. Так что я по обыкновению заплела волосы в косу, а вот платье выбрала соответствующее моему новому положению. Изумрудного цвета, с пышной юбкой и небольшим декольте. Вот что Тирайо успел, так это обеспечить меня хоть каким-то гардеробом. Но с этим я тоже позже разберусь. Даже и не предполагала, что быть госпожой так хлопотно.

Адвальдо ждал меня в столовой. Стол был накрыт на двоих и мне на мгновение стало неловко — вдруг он все не так поймёт? Я просто хотела поговорить без свидетелей и только. Но мужчина чуть улыбнулся мне и помог занять место за столом, а сам уселся напротив. Я представления не имею о том, как вести светские разговоры, поэтому предоставила инициативу Адвальдо.

— Как вы переносите трагедию, Ольга? Если вам необходима помощь целителя, то…

— Благодарю, Адвальдо, но в этом нет никакой необходимости. Я не настолько впечатлительна, как моя служанка Уфина. Мне не свойственны истерики.

— Это хорошо. Элевенира сказала, что вы хотите обсудить что-то?

— Да. Я обратилась к Домиану, но он сказал, что помочь можете только вы. Мне необходимо получить доступ к магии дома. Тирайо не успел этого сделать.

Адвальдо не торопился с ответом и мне стало страшно. А что, если все совсем не так, как сказал Домиан и я не являюсь полноправной хозяйкой?

— Разумеется, Ольга. Предлагаю сразу после обеда заняться этим, — я чуть заметно выдохнула.

— Адвальдо, насколько вы были близки с Тирайо? — кажется, самое время попробовать разговорить молодого Сандини.

— Близки? Вовсе нет. Мы общались в основном по делам нашей компании. Задушевных разговоров не вели. И признаюсь, для меня было полной неожиданностью его приглашение на свадебную церемонию.

— Не только для вас, — я все-таки не удержалась. И тут же заметила любопытство в глазах Адвальдо.

— Я думал, вы оба одинаково желали этого. Тирайо пленился вашей красотой, а вам была необходима его помощь. Разве не так?

Ах, вот как это видится со стороны. Ну, что же, при желании покупку девушки можно и благотворительностью назвать.

— Адвальдо, я думаю, мы не поймём друг друга. В моем мире считается дикостью продавать и покупать людей. Это серьезное преступление. А здесь об аукционе говорят как о чем-то обыденном, будто в этом нет ничего ужасного.

— Вы ошибаетесь, Ольга, — от голоса Адвальдо у меня мурашки пробежали. Его задели мои слова и он не скрывал недовольство.

— Аукцион проводится только в Междумирье. В Касанаре людей не продают и не покупают. Мне сложно объяснить, вы выросли в мире, лишенном магии и о Междумирье поэтому вам ничего неизвестно. Междумирье не подчиняется никому и общепринятые законы морали там не действуют. Да, наши люди иногда участвуют в аукционе, как покупатели. Но именно с добрыми намерениями. У нас нет наложниц, рабов. Любой житель нашего мира с сочувствием отнесется к тому, кто был продан на аукционе. А Тирайо не только выкупил вас, но и наделил своей магией, взял вас в жены.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Ради каких-то своих целей, не так ли? Скажите, Адвальдо, что Тирайо мешало жениться на любой женщине Касанара? Ведь он знатен, богат и думаю, влиятелен. Почему именно иномирянка с аукциона?

Адвальдо едва сдерживал раздражение. Это хорошо было заметно по его лицу.

— Ольга, давайте лучше разберемся с доступом к магии дома. Семейные тайны Тирайо подождут.

Мы поднялись на второй этаж и свернули в крыло, в котором все двери оказались на замке. Самая последняя дверь в коридоре открылась, стоило Адвальдо поднести ладонь к витиеватой закорючке изображенной в верхнем правом углу двери.

— Что это за знак?

— Магические руны. Они реагируют как опознаватели магии.

— Значит, у вас есть доступ ко всем магическим замкам этого дома?

— Разумеется. Я единственный родственник Тирайо, и если бы с ним что-то случилось, кто-то должен иметь доступ.

В комнате не было никакой мебели, окна плотно зашторены темными гардинами. Прямо посередине комнаты был установлен какой-то непонятный куб из материала, похожим на пластик. И на нем тоже я увидела витиеватую закорючку. Адвальдо снова приложил ладонь и куб вдруг раскрылся, словно бутон вот такой причудливой формы. А внутри куба оказался огромный кристалл, размером с футбольный мяч, только ромбовидной формы. И внутри этого куба кипело что-то ярко-зеленое.

— Это магия особняка. Нужно просто дать ей почувствовать твою магию.

— И как это сделать? — я рассматривала кристалл как чудо-чудное. Но прикасаться к нему совершенно не хотелось.

— Тирайо, что, совсем ничего не объяснял? — молодой Сандини нахмурился и кажется, что-то ему очень не понравилось.

— Совсем. Я даже о доступе узнала от Уфины.

Мне показалось, что одна и та же мысль пришла нам с Адвальдо в голову одновременно. А что, если Тирайо и не собирался давать мне доступ? Что, если он намеревался держать меня взаперти?

Сандини мотнул головой, словно прогоняя непрошенные мысли. Конечно, разве его дядя способен на такое? А мне вот кажется, что вполне был способен.

— Хорошо, Ольга. Ты чувствуешь магию внутри?

Я покачала головой. Многообещающее начало.

— Тогда я должен попробовать её расшевелить.

Он без предупреждения взял меня за руку и сжал её в своих ладонях. Я снова покрылась мурашками, и что-то подсказывало мне, что магия тут вообще не при чем.

— Сконцентрируйся на ощущениях. Ты должна почувствовать поток магии.

Я много чего чувствовала, но не магию. Ладони Адвальдо были горячими, в то время как мои — просто ледышки. Я всегда ходила с холодными руками, за что в детдоме мальчишки дразнили меня «лягушачьи лапки». Тепло от его рук приятно растекалось по телу.

— Странно, но твоя магия не откликается на мою. Обычно родственники хорошо друг друга чувствуют магически. И если дядя передал тебе свою магию, то она должна отзываться. Хотя с учетом твоей иномирности возможно и другое. Давай попробуем так.

Он вдруг обнял меня со спины, прижав к себе, а его ладонь легла на солнечное сплетение. Дыхание перехватило то ли от наглости Адвальдо, то ли от его близости. Он уже и на ты перешёл.

И вдруг внутри слабо кольнуло, едва заметно. И руки Адвальдо тут же отстранились, вызвав вздох облегчения и разочарования одновременно.

— Отозвалась, хоть и очень неохотно. Теперь протяни руку над кристаллом.

Я послушно поднесла ладонь, которую сверху тут же накрыл Адвальдо своей ладонью.

— Я помогу направить магию. Чувствуешь её на кончиках пальцев?

— Как-то не особо. Чуть покалывает, то ли чешется.

— Это и есть. Мысленно представь, что из ладони к кристаллу тянется ниточка.

Я честно попыталась. Но ничего не происходило.

— Да что такое с твоей магией!

Адвальдо снова прижал к себе. От волнения меня бросило в жар, ладони мгновенно вспотели и я увидела несколько искр, которые сорвались с кончиков моих пальцев и исчезли на поверхности кристалла. Одна искра, самая первая была ярко-зеленой, а вот остальные темно-синими. Силы будто вытекли из меня вместе с этими искрами. Как в тумане я услышала голос Адвальдо:

— Ольга, ты ничего мне не хочешь рассказать о своей магии?

Глава 8.1

Если бы можно было пропустить траурную церемонию, я бы это сделала. Но госпожа Сандини обязана присутствовать. Если честно, я очень надеялась, что мне не придется смотреть на тело Тирайо, но и тут мое желание ничего не значило. Я просто запаслась терпением, чтобы пережить предстоящую церемонию.

Все домочадцы и два десятка приглашенных собрались в семейной усыпальнице Сандини. Я думала, что это будет обычный склеп с могильными плитами и надгробиями. Но ошиблась. Довольно просторное помещение, располагающееся позади особняка и за хозяйственными постройками. В центре статуя той же Светлокрылой Амалии, за ней стена с рядом ниш, в которых находились темные сферы размером с крупное яблоко. Возле самой статуи и был установлен саркофаг с телом Тирайо. А рядом располагалось несколько рядов скамеек, чтобы все желающие проститься с усопшим могли присесть.

Сначала мне пришлось вместе с Адвальдо встречать гостей возле входа в усыпальницу. Адвальдо знали все приглашенные, а вот на меня посматривали с интересом. И молодому Сандини приходилось каждый раз представлять меня: вдова господина Сандини. Все приглашенные определенно относились к высшим слоями общества. Их важный вид, дорогие наряды и украшения — никогда бы не подумала, что окажусь среди элиты.

Когда поток гостей схлынул, и мы с Адвальдо вошли, внутри пустовала единственная свободная скамейка прямо перед саркофагом. Ну да, я же вдова почившего. Кому как ни мне на ней сидеть. И все-таки я не смотрела на Тирайо. Не хотела, не считала должным. Мне было неприятно и некомфортно. И если бы не Адвальдо, который уселся рядом и крепко держал меня за руку, я бы, наверное, ушла.

После той сцены в комнате с кристаллом между нами что-то произошло и я не могла объяснить себе что именно. У меня появилось ощущение, что мужчина взял надо мной шефство, если можно так выразиться. Только я не так наивна, чтобы считать Адвальдо альтруистом и что он просто по доброте душевной готов со мной возиться. Все мои попытки объяснить что магия, которая во мне — это подарок Сандини и я к ней не имею никакого отношения он выслушал молча. Но, думаю, не особо поверил. Пришлось рассказать ему все, что случилось в кабинете в присутствии господина Локра. В результате Адвальдо уже и сам не знал, что думать и пришел к выводу, что виной всему мое иномирное происхождение. Что именно оно каким-то образом преобразует магию Сандини в нечто непонятное. На этом и закончили.

Церемония началась с пространной речи Пресветлого Ранура. В её смысл я не вслушивалась, а разглядывала узор на рукаве своего платья. Затем в усыпальнице появились странные личности в малиновых балахонах с капюшонами. Они обступили саркофаг, затянули что-то заунывное. Под это пение саркофаг окутало золотистое свечение, которое преобразовалось в прозрачную сферу. Пение смолкло, Пресветлый Ранур простер руки над сферой, и в тот же миг внутри неё вспыхнуло пламя. Настолько сильное, что за взметнувшимися языками нельзя было разглядеть даже сам саркофаг. Если бы сфера пропускала звуки, то наверняка можно было бы услышать рев пламени. Через пять минут огонь погас сам собой, и я увидела внутри сферы лишь кучку пепла. Под воздействием магии Пресветлого Ранура сфера стала уменьшаться и плотно спрессовывать пепел внутри себя. Потом Ранур кивнул Адвальдо и тот, взяв сферу в руки, поместил её в одну из ниш стены. Церемония завершилась.


Следующее утро началось для меня с того, что я проснулась от легких шагов в спальне. В комнате хозяйничала Уфина. И пусть выглядела она не самым лучшим образом, но я обрадовалась ей настолько, что, вскочив с постели, заключила служанку в объятия. Она смущенно вытерпела все мои эмоциональные восклицания и даже попробовала улыбнуться. Ну ничего. Я уверена, что такая симпатичная и милая девушка не могла по собственной воле связаться с Тирайо. Он, конечно же, внушил ей чувства к себе. И я помогу бедняжке освободиться от этого внушения.

— Уфина, мы сегодня с тобой поедем в одно интересное местечко. Ты что-нибудь слышала про приют для магических животных?

— Нет, госпожа Ольга. А зачем вы хотите туда попасть?

— Ну нужно с чего-то начать знакомство с вашим миром. Почему бы не с приюта? Так что после завтрака сразу и отправимся.

Я была в приподнятом настроении. Если утро началось со знака плюс, а возвращение Уфины было плюсом, то и весь день пройдет замечательно.

Во время завтрака я все-таки пришла к выводу, что отправляться на прогулку только со служанкой не есть благоразумно. Я же не знаю, что тут и как. Снова попасть на какой-нибудь аукцион совершенно не хочется. Нужен еще кто-то. Но из всех обитателей дома самый адекватный — это Домиан. Вот его попрошу меня сопровождать.

На мою просьбу Домиан отреагировал совершенно спокойно, лишь уточнил:

— Госпожа планирует делать покупки?

— Не знаю. Возможно.

Я с огромным удовольствием сама раскрыла входную дверь особняка. Для этого достаточно лишь приложить ладонь к магической руне, выгравированной на поверхности двери.

Вчера у меня не было возможности разглядеть подробно, что же творится за пределами особняка. И вот теперь, стоя на пороге, я с улыбкой оглядывалась. В двухстах метрах от порога возвышалась кованая ограда. При чем она скорее выполняла декоративную функцию, хотя и была высотой метра два. Но между её прутьев, причудливо изогнутых, вполне можно было бы пролезть без особого труда. Если бы не одно но. Все промежутки и зазоры в ограде были словно поддернуты дымкой. Едва заметной, но все же. И тут охранная магия.

— На чем госпожа желает отправиться на прогулку? — голос Домиана отвлек меня от созерцания.

— На чем? А что, есть варианты?

— Разумеется. Самоходный экипаж, открытый конный экипаж, закрытый конный экипаж…

— Давайте открытый конный экипаж. Никогда на таком не каталась.


Да, в этом мире, водились самые обычные лошади. И две белоснежные лошадки были запряжены в четырехместный экипаж. Уфина помогла мне усесться, расправив складки платья на сиденье. И сама примостилась напротив. Рядом с ней занял место и Домиан.

Секретарь вызвался быть еще и гидом на этой прогулке, за что я была ему очень признательна. Улицы были почти что пустынными в этот час. Но как предупредил Домиан — это только в элитных районах. А вот как только мы свернем в торговый квартал, все сразу изменится. И действительно. Будто разом на нас обрушилась какофония звуков, стоило нам покинуть квартал шикарных особняков.

Двух и трех этажные дома, миниатюрные балкончики с пышными кустами герани. Улица, мощенная камнями. Разносчики газет и торговцы всякой мелочевкой, зазывалы возле распахнутых дверей едален и закусочных. Мне показалось, что я попала на съемки исторического фильма. Неужели это все не сон?

Не успела я вдоволь насмотреться на происходящее вокруг, как наш экипаж остановился возле огромной витрины, над которой висела вывеска «Приют магических животных».

— Домиан, а они уже получили наше пожертвование?

— Разумеется, госпожа. Еще вчера. Прошу вас.

Я сошла с экипажа и вознамерилась открыть дверь приюта, как Домиан меня удержал:

— Госпожа, привыкайте, что вы госпожа.

Он сам распахнул передо мной дверь.

Непривычный и резкий запах заставил меня чихнуть два раза подряд. Я огляделась. Светлое помещение, вдоль стены стоят клетки разных размеров. Зверюшки, такие чудные, некоторые даже страшные вызывали жалость. Насколько я могла судить, они выглядели здоровыми и даже ухоженными, но ведь они сидят в клетках. Да и запах этот. Ну понятно, на конюшне тоже запах, но все-таки…

Навстречу мне уже торопился молодой служащий этого заведения. На униформе черного цвета было вышито белыми нитками «Служба по уходу за магическими животными». Молодой парень остановился и заискивающе поинтересовался:

— Чем могу быть полезен, госпожа..?

— Госпожа Сандини, — ответил за меня Домиан. Тут же глаза служащего распахнулись и он, приложив руки к груди, затараторил:

— Ах, госпожа Сандини! Мы непомерно благодарны вам за ваш вклад! Мы так рады видеть вас в нашем зверинце!

Я растеряно перевела взгляд на Домиана и тот жестом остановил словесный поток служащего.

— Госпожа Сандини хочет посмотреть, кто обитает в вашем приюте. Но докучать ей не нужно. Она сама скажет, когда вы понадобитесь.

И что бы я делала без Домиана?

Мы шли вдоль ряда клеток. Возле каждой была табличка с пояснением: что это за зверь.

— Домиан, неужели их нельзя пристроить или вернуть в их мир?

— Увы, этим никто не будет заниматься. На это нужны средства, влияние и желание путешествовать по мирам. Не все на это готовы.

Тут мы подошли к одной из клеток, и я увидела в ней самого обычного рыжего котенка. Ему было месяца два, не больше. Такая крохотуля. Его зеленые глаза с интересом посмотрели на меня. И я не сдержалась. Присела перед клеткой и потянулась к клетке, чтобы сквозь прутья погладить малыша. Домиан удержал мою руку:

— Госпожа, это может быть опасно. Это магическое животное!

Я рассмеялась:

— Домиан, это всего лишь котенок. В нашем мире их полным полно. И никакой магией они не обладают.

Но секретарь уже подозвал служащего приюта и попросил рассказать про этого котенка.

— Он появился у нас три месяца назад.

— Три месяца?! Но он же совсем крошечный. Ему не может быть три месяца.

— Уверяю вас, госпожа. Когда его принесли нам, он был точно такого же размера, как и сейчас. Питается он, как и обычные кошки, но совсем не растет.

— И как же вы определили что он магический?

— Цвет. Вы посмотрите, какого цвета у него шерсть! В Касанаре нет кошек такой расцветки.

Я фыркнула. Обычный рыжий кот. И я уверена, что он тоже с Земли. И я даже знаю, как его зовут. Василий.

Позвала его шепотом:

— Вася, Васенька. Хочешь уйти отсюда со мной?

Котенок дернул ушами и подошел вплотную к прутьям клетки. Принюхался и издал жалобное «мяв».

— Домиан, я забираю этого кота себе.

— Как скажете, госпожа.

Секретарь удалился со служащим оформлять покупку, а к клетке подбежала еще одна работница и собралась пересадить моего Ваську из одной клетки в другую — переносную.

— Никаких клеток. Я возьму его на руки.

— Но госпожа, это может быть опасно! У нас впервые такой зверь и мы не знаем, в чем состоит его магия.

Не буду их разочаровывать, пусть считают, что эта рыжая прелесть обладает магией. Но я уверена в обратном. Подхватила котенка на руки и прижала к себе. Тут же раздалось довольное мурчание. Ну, я же говорю — нормальный кот, без магии.

Глава 8.2

В особняке мы с Уфиной, забыв обо всем на свете, занялись Васькой. Искупали, потом высушили — тут очень пригодилась магия Уфины. Затем я отправила служанку на кухню, чтобы она выяснила, что у них имеется съедобного для кота.

Васька выглядел вполне довольным. Только вот слова работника приюта не давали мне покоя. Он уверял, что котенок у них находился три месяца и совсем не подрос. Разве такое возможно? И еще слова Домиана о том, что этих животных можно было бы вернуть в их миры, если бы нашелся желающий путешествовать по этим мирам. Васька, что бы не говорили, обычный рыжий кот. И он точно с Земли. Значит, есть возможность попасть на Землю. Ведь кто-то Ваську из моего мира привёз.

Как только вернулась Уфина с подносом, на котором я увидела ряд мисок с различным содержимым, Васька был оставлен под её чутким вниманием. А сама я решила снова побеспокоить Домиана. Мне было жутко неловко доставать расспросами секретаря, но что делать, если кроме него никто не в состоянии адекватно объяснить что к чему.

Домиан оказался в своем кабинете, и я попросила пройти его в кабинет Тирайо для личной беседы.

В кабинете я будто невзначай остановилась возле карты миров и очень внимательно её рассматривала.

— Госпожа, я готов вас выслушать, — напомнил о себе секретарь.

— Домиан, я не знаю даже с чего начать разговор. Скажу так как есть, без всяких отступлений. Я уверена, что кот, которого мы сегодня купили в приюте из моего мира. Раз его оттуда как-то вывезли, значит, есть портал или какой-то другой проход в мой мир. И я не знаю к кому обратиться по этому вопросу. Помогите мне связаться с людьми, которые могут вернуть меня в мой мир.

Я умоляюще сложила ладони и поглядела на Домиана с надеждой. Мужчина тяжело вздохнул, прошелся по кабинету и остановился рядом со мной, устремив взгляд на карту.

— Госпожа, я могу вам помочь только достоверной информацией. Но боюсь, она вас сильно огорчит. Я познакомился с Тирайо много лет назад. Тогда я был служащим компании, организующей турпоездки по мирам. Да-да, это обычное дело. Уже потом я принял предложение господина Сандини работать на него. И много раз организовывал его путешествия. Это было не только увлечением Тирайо, им руководил и профессиональный интерес. Он искал альтернативные накопители магии, чтобы использовать их наряду с кристаллами. Чтобы из одного магического мира попасть в другой, не обязательно пересекать Междумирье. На карте вы видите, что некоторые миры связаны на прямую между собой и можно по цепочке побывать в нескольких. Со всеми мирами заключены договора о сотрудничестве. Это и туризм, и обмен опытом, и работа с магией. Много сфер деятельности. Но, посмотрите вот на этот сектор. Это сектор миров, лишенных магии. Посмотрите, этот сектор даже не разделен на миры, которые его составляют. Как вы думаете, госпожа, почему? Потому что этот немагический сектор не интересен. Он мало изучен. И ни с одним из этих немагических миров не установлены контакты. Вот вы даже и не подозревали о существовании параллелей, не так ли? Поэтому я вам официально, как бывший работник этой сферы заявляю, с немагическими мирами у нас нет связи. И существуют ли туда проходы или нет, нам неизвестно.

— Но как же я тогда попала на аукцион?

— Междумирье — это другой разговор. Я знаю, как к ним попадают такие как вы. По многим мирам междумирцы разбросали ловушки, которые срабатывают при определенных условиях. К ним попадают не только люди, но и животные. Если вы утверждаете, что котенок из вашего мира, то он мог попасть в Междумирье так же как и вы. Но я уверен, что кот имеет магическое происхождение.

— Ладно, оставим моего кота в покое. Если междумирцы разбросали ловушки по разным мирам, значит, у них есть к ним доступ. Значит, они знают, где проход в мой мир?

— А вот теперь послушайте меня внимательно, госпожа. Никогда и ни под каким предлогом не связывайтесь с междумирцами. Вы для них сейчас лакомая и легкая добыча. Если они и знают, как попасть в ваш мир, то они ни за что не поделятся с вами этой информацией.

— А если им предложить достойное вознаграждение?

— Они обманут вас. И вы можете лишиться не только состояния, но и свободы. Мой вам совет: наймите преподавателя по магии, попросите господина Адвальдо вывести вас в свет и найдите богатого и влиятельного покровителя. При вашей красоте это будет легко сделать.

Слова Домиана раздавили меня. Ну как так-то? Если есть вход, значит должен быть и выход!

— Домиан, но у вас же наверняка остались знакомые из той компании? Может за то время, пока вы работаете у Сандини, что-то изменилось? И неужели все междумирцы подлые и беспринципные? Разве нельзя среди них отыскать честного?

Домиан с тяжелым вздохом ответил:

— Госпожа, смиритесь. Вы не так уж и плохо устроились. Вы богатая вдова, молодая и красивая. Перед вами столько возможностей, а вы зациклились на возвращении в свой мир.

Я поняла, что дальше разговор продолжать нет смысла. Домиан то ли не хочет мне помочь, то ли действительно уверен, что это невозможно. Я покинула кабинет и успела заметить, как за поворотом мелькнуло платье Элевениры. Подслушивала.


В своей комнате я застала забавную картину: Уфина создавала небольшие переливающиеся шарики магии и кидала их Ваське. А тот ловил их и глотал.

— Уфина, ты зачем его кормишь магией? А вдруг это вредно?

— Госпожа, я не нарочно. Я создала шарик, чтобы кот играл с ним. А он проглотил…

А Васька довольно жмурил глаза. Может Домиан прав? И Васька все-таки магическое животное? Или все гораздо проще? В нашем мире нет магии, поэтому коты ею и не питаются. А была бы, так возможно её продавали бы в развес как кошачий корм.‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 9.1

И все-таки, поразмыслив над словами секретаря, я поняла, что он прав. И дело вовсе не в том, смогу я когда-нибудь вернуться в свой мир или нет. Просто это может случиться не скоро, а тратить время попусту не годится.

Разумеется, я должна научиться пользоваться той магией, которую мне подарил Тирайо. Да и правила этикета знать необходимо. Особенно если это правила этикета другого мира. И обзавестись полезными знакомствами не помешало бы. Ведь именно полезные знакомства могут поспособствовать исполнению моего желания. В общем, решено, завтра же дам распоряжение Домиану подыскать для меня преподавателей по магии, этикету и танцам. А как же? Если я буду посещать светские мероприятия, то на них, наверняка, и танцевать будут.

Эта идея нравилась мне все больше и больше. Я лежала на своей постели и, устремив взгляд в потолок, представляла себя танцующей на балу. Пол боком спал Васька и умиротворенно мурлыкал.

Мой мечтательный настрой сбила Уфина. Как только служанка появилась в комнате, я сразу поняла, что произошла какая-то неприятность.

— Госпожа Ольга, там пришел детектив. Господин Риадан просит вас уделить ему время для чрезвычайно важного разговора.

Ну вот, размечталась… Раз он явился сюда, то значит действительно что-то важное. Не пожелать же мне спокойного вечера он забежал. С другой стороны, пришел сам, а не вызвал в свой комитет или где он там работает. Остается надеяться, что у него нет ордера на арест.

Я пригладила волосы — не стала тратить время на то, чтобы заплетать косу заново. Осмотрела платье — все вполне прилично.

— Уфина, где он?

— В кабинете господина, госпожа Ольга.

— Уфина, передай ма Элевенире, чтобы нам в кабинет принесли… ну что обычно гостям предлагают? Чай, кофе? В общем, пусть ма Элевенира распорядится. И поживее.

Служанка выскочила из комнаты, а я, выдохнув, не торопясь, вышла следом.

Перед кабинетом еще раз пригладила волосы, почувствовав себя школьницей, которую вызвали к директору. До этого мира мне как-то не приходилось общаться с представителями правоохранительных органов.

Детектив сидел за столом Тирайо. То есть мне он предлагает сесть на место для посетителей? Ну уж нет.

— Добрый вечер, господин детектив.

Я огляделась и направилась к одному из кресел, стоящему возле кофейного столика.

— Я распорядилась насчет напитков, может, нам удобнее будет общаться здесь? — я указала Риадану на другое кресло, стоящее напротив и мило улыбнулась. Хорошим манерам и правилам приема высоких гостей меня не обучали. Так что, не обессудьте.

Детектив милостиво кивнул:

— Это было бы очень кстати. Совершенно сумасшедший день.

Он поднялся и я невольно отметила его высокий рост. Кажется, в этом мире все мужчины высокие. Или это просто мне так везет. Да и сложен он был отлично. И снова я невольно сравнила детектива с Адвальдо. Молодой Сандини был подобно скале, давил своей физической мощью. А вот детектива я бы сравнила с диким представителем кошачьих. В его повадках и манере поведения лично я заметила хорошую реакцию, проницательность, иногда обманчивую мягкость, которая сменялась резкостью, совершенно выбивая почву из-под ног.

В этот момент в кабинет вплыла одна из служанок и принялась с удивительной скоростью сервировать стол для чаепития. Отлично, даже о закусках не забыла. Как все-таки здорово иметь дом с хорошо вышколенной прислугой.

— Как я заметил, вы уже оправились от потрясения? — как только служанка вышла, детектив тут же уделил внимание угощению.

— Если честно, не совсем. Мне еще сложно свыкнуться с моим новым положением. И в этом мире я еще совсем не ориентируюсь.

Внимание привлекли руки детектива. Я никогда не видела у мужчин такие ухоженные ногти. Ни тебе заусенцев, ни грязи. Наверняка, он перед сном обрабатывает их пилочкой. Почему-то эта картина, как детектив Риадан в своей постели с ночным колпаком на голове полирует себе ногти, вызвала у меня улыбку. И хоть я и постаралась её спрятать за чашкой чая, но Риадан заметил.

— Рад, что у вас хорошее настроение, госпожа Сандини. Но боюсь, мне придется его испортить.

Я чуть чаем не поперхнулась. Чашка дрогнула в моих руках, и я поспешила поставить её на стол, чтобы не облиться.

— Вы меня пугаете, господин Риадан?

— Нисколько. Просто результаты проверки магического фона неоднозначно указывают на вас, как на подозреваемую в убийстве господина Сандини. Я должен задать вам еще несколько вопросов, чтобы прояснить ситуацию.

— Но при чем тут магический фон? Тирайо же убили ударом в грудь острым предметом. Вы сами показывали мне эту заколку!

— Вот для того, чтобы не делать поспешных выводов я и хочу побеседовать с вами. Итак, вы утверждаете, что прибыли из мира, лишенного магии.

— Не совсем верно. Я не прибыла, меня похитили. В общем, я против своей воли попала в Междумирье. И да, я родом из мира, лишенного магии. Мы называем его Земля.

— Вот это меня и настораживает, госпожа Сандини. По всем документам — вы на момент появления в Касанаре не владели магией. Совсем, даже грамма магии в вас не было. А ваш магический фон на сегодняшний день показывает, что магия у вас имеется и далеко не безобидная магия.

Я устало вздохнула: ну сколько еще это будет продолжаться?

— Господин Риадан, а среди документов, которые вам передал Домиан, не было чего-нибудь о том, как господин Сандини передал мне часть своей магии в присутствии господина Локра?

— Да, такой документ имеется. Но в том-то и дело. По документам вам была передана универсальная для нашего мира магия. А ваш магический фон говорит о другом. То есть, какая-то доля универсальной магии в вашем фоне обнаружена. Но она весьма и весьма незначительна. А вот вся остальная магия, а именно она была обнаружена в купальне, где убили господина Сандини, вся эта магия является чужеродной Касанару и признана потенциально опасной.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Что? — я попыталась осмыслить услышанное. Нет, общий смысл я понимала, но как? Почему? И при чем тут я?

— Вы можете это как-то объяснить, госпожа Сандини? — взгляд детектива был настолько пронзительным, что мне стало страшно. Он что это всерьез? Моя магия потенциальна опасна и она вообще не из Касанара?

Чтобы привести мысли хоть в какой-то порядок, я схватила чашку и опрокинула в себя её содержимое.

— Господин Риадан, как вы себе это представляете? Я из мира, лишенного магии. О магии не имею ни малейшего понятия. Мне что потенциально опасная, что потенциально прекрасная — мне это ни о чем не говорит. Единственное, что приходит в голову — мое иномирное происхождение как-то преобразует магию.

Да, это была невероятная версия Адвальдо, но сейчас она мне показалась соломинкой, за которую хватается утопающий.

Детектив поднялся из кресла и что-то мне в неспешности его движений и ленивой неторопливости показалось угрожающим. Вот трудно объяснить: вроде и ничего особенного человек не делает. Ну поднялся, чуть встряхнул кистями рук. А мне захотелось вжаться в кресло и зажмурить глаза. Кажется, я именно так и сделала, потому что вздрогнула, услышав голос над ухом:

— Госпожа Сандини, у меня много терпения. Но и оно небезгранично, — голос тихий, чуть ли не вкрадчивый. Лучше бы он орал матом. В детдоме наш завхоз Кузьмич выражался так, что мальчишки даже записывали за ним.

— Я не понимаю, о чем вы.

— Ваше иномирное происхождение вообще не может преобразовывать магию. Потому что вы от рождения человек, а не маг. Чем вы там преобразовывать собрались?

Я сорвалась. Вот потому что не надо мне сначала угрожать, потом повышать голос и намекать, что я лгунья и преступница в одном флаконе. Вскочила и, откинув косу на спину, выпалила прямо в лицо этому детективу:

— А раз я человек от природы и во мне не может быть магии, так чего вы ко мне пристаете с идиотскими вопросами?! Откуда я знаю, какую магию мне передал Тирайо?! Там присутствовал господин Локр, он подтвердил после передачи, что чувствует присутствие магии. Вот у него и спрашивайте!

А Риадан стоял, скрестив руки на груди, и без малейшего смущения наблюдал за моей почти истерикой. Нет, ну это вообще как? Он что, специально меня довел?

— Госпожа Сандини, продемонстрируйте мне, пожалуйста, вашу магию.

Я шумно выдохнула, чтобы не запустить чайником в голову этому настырному детективу.

— Обязательно продемонстрирую. Если вы научите, как это делается. Видите ли, я от рождения не владею магией. И как ей управлять не имею ни малейшего понятия.

В моем голосе было столько яда, что любая гадюка умерла бы от зависти. А детективу Риадану хоть бы хны. Он почему-то улыбнулся, доброй такой улыбкой, и ответил:

— Так я и думал. Не смею больше вас задерживать, госпожа Сандини.

И как это понимать?

Глава 9.2

Ночью мне не спалось. Во-первых, в голове постоянно прокручивала разговор с детективом. А второй причиной моей бессонницы стал Васька. То ли он просто выдрыхся за день, то ли эта порода кошек ведет ночной образ жизни. В общем, вместо того чтобы усыпить меня своим мурчанием, рыжий шалопай обследовал комнату, знакомился со своими апартаментами. А потом вылизал чуть ли не до блеска свои тарелочки и требовательно мяукнул. Ну понятно, дите хочет кушать.

Будить Уфину из-за прихоти Васьки мне показалось наглостью. Она, конечно, ничего не скажет, но все равно это не по-человечески. Подхватив кота подмышку и наказав ему молчать, я отправилась на кухню за каким-нибудь провиантом.

До кухни я добралась без происшествий. Ни одной бодрствующей души. На кухне порылась в кладовой, и раздобыла таки для Васьки паштет, а себе откромсала кусочек сыра для бутерброда. Все равно не спится, так почему бы и не перекусить.


Потом Васька вскарабкался мне на колени и, потоптавшись, стал удобно устраиваться. Значит, деточка сытая и теперь можно возвращаться в спальню.

Я на цыпочках вышла в холл и уже собралась подняться по лестнице, как услышала приглушенные голоса. Разговаривали двое: мужчина и женщина. Я скользнула под лестницу и заглянула в коридор первого этажа. В конце этого коридора располагались комнаты Элевениры. Дверь была распахнута и в свете кристаллов хорошо была заметна фигура распорядительницы. Она стояла в пол оборота ко мне и лицом к Домиану. По тому, как они прижимались друг к дружке было понятно, что это не просто разговор. Домиан держал Элевениру за руку и пытался в чем-то её убедить:

— Зачем тебе оставаться в этом доме? Я смогу обеспечить нас двоих. Ты же знаешь, за годы службы у Сандини я накопил достаточно. Мы уедем, куда пожелаешь.

Я заметила, как Элевенира покачала головой:

— Я не могу на это решиться. Иногда мне кажется, что все это просто страшный сон. И однажды утром я услышу смех Летисии. Смогу обнять свою девочку…

Голос Элевениры сорвался на шепот, а я почувствовала, как по спине пробежали мурашки. Домиан прижал к себе женщину и успокаивающе погладил по спине.

— Ты же знаешь, если бы я мог хоть как-то помочь… Но нам остается только смириться с утратой. Прошу тебя, Элла, давай уедем.

— Не сейчас, Домиан. Я должна свыкнуться с мыслью, что все кончено.

— Но все, действительно, кончено и тебе больше не нужно находиться здесь.

— А девчонка?

— Она не виновата в том, что с ней случилось, Элла.

— Но она носит его магию!

— Нам лучше в это не вмешиваться. Мы не сможем противостоять Локру. Поэтому я и прошу: давай уедем.

— Дай мне еще немного времени, Домиан.

Я на цыпочках вышла в холл и поднялась по лестнице на второй этаж. Васька уже спал, уткнувшись мокрым носом мне в шею.

Так-так-так… И что же выясняется? Что между Домианом и Элевенирой что-то есть. Но это их личное дело, а вот слова про Локра очень даже любопытны. Моя «потенциально опасная» магия и Локр как-то связанны? Так что же за магия мне досталась?


Но все-таки усталость взяла свое. Я прижала к себе рыжего и почувствовала, что глаза сами закрываются. Приснилось мне что-то невероятное. Я летела по воздуху над Малаховкой. Над лугом с Никиткиными ямками, над домом бабушки. Мне показалось, что возле дома стоял мой двоюродный брат Михаил. Но только не двадцатилетний, как я его застала в свой приезд в деревню, а немного возмужавший. Ближе к тридцатилетнему возрасту. Я хотела окликнуть его, помахать рукой, но ощутила, что у меня нет тела. Перед глазами вдруг все закружилось, сливаясь в одно смешанное пятно, и я проснулась.


Домиан откинулся на спинку кресла и устало потер переносицу.

— Госпожа, в свете последних событий я предположил, что лучше будет, если этикету и манерам вас будет обучать госпожа Элевенира.

Я, недоумевая, посмотрела на секретаря:

— Элевенира?! Домиан, я не уверена, что это хорошая идея…

— Это здравая идея. В свете и так уже обсуждают убийство господина Сандини и его молодую вдову иномирянку. Если сюда еще добавятся и слухи о том, что вас приходится обучать элементарным вещам, то ваш выход в свет станет скандалом предстоящего сезона. А госпожа Элевенира аристократка и все тонкости этикета изучала с самого детства, как и положено в высшем свете. Что касается танцев, то думаю, господин Адвальдо не откажет вам.

— Адвальдо? — я едва сдержала смех. Вот очень трудно представить такого крупного мужчину грациозно танцующим. Но Домиан смерил меня строгим взглядом:

— Господин Адвальдо аристократ. И уж чему-чему, но танцам обучить вас вполне способен. А вот с вашими занятиями по магии пока придется повременить.

— Почему?

— Я в курсе того, что ваша магия признана потенциально опасной. И поэтому об обучении не может быть и речи. Любой преподаватель обязан доложить в комитет по магической безопасности об ученике с такой магией.

— Домиан, вы ведь знаете больше, чем пытаетесь показать. Что не так с магией, которую я получила от Тирайо? Не разумнее было бы поставить меня в известность, чтобы я не натворила чего-нибудь по незнанию?

— Госпожа, я не обладаю какой-либо достоверной информацией относительно вашей магии. А слухи и домыслы — не мой профиль.‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 10.1

Несмотря на наши непростые взаимоотношения с Элевенирой, я все-таки должна признать, что рассказчица она замечательная. Я-то полагала, что уроки по этикету будут нудными и скучными, а уж когда дело дойдет до манер, я вообще засну от скуки. Но я сильно ошибалась. У Элевениры была забавная методика обучения. Она рассказывала какую-нибудь светскую сплетню или скандальную историю и тут же задавала мне массу вопросов, будто я была очевидцем. А потом поправляла, если мои ответы были неверными и объясняла, что к чему. Но, разумеется, одними сплетнями распорядительница не ограничилась. Мне был преподнесен внушительный список книг, которые предстояло прочесть. И темы, охватываемые этими книгами, поражали разнообразием. На мой вопрос, зачем мне столько знать, Элевенира презрительно хмыкнула:

— Не хочешь же ты прослыть невеждой при первом выходе в свет?

Исчерпывающий ответ и вполне в духе этой дамы.

Мне было интересно, какие доводы привел Домиан, чтобы убедить это зазнайку снизойти до меня. Но, понаблюдав за Элевенирой, я заметила, что ей и самой доставляет удовольствие поучать меня, наставлять и посмеиваться над моими пробелами в знаниях. Да пожалуйста: чем бы дитя не тешилось, лишь бы оно не вешалось.

А еще я с предвкушением ждала урока танцев. При мыслях о том, что я буду танцевать с Адвальдо, меня охватывало волнение. Но то ли Элевенира слишком увлеклась, то ли молодой Сандини и сам был не против предоставить ей инициативу, но урок танцев прошел под бдительным руководством распорядительницы. А Адвальдо была отведена роль учебного пособия. Но вот тут и пробил мой звездный час. Если ма и рассчитывала снова посмеяться надо мной, то тут её ждал крутой облом. До того как попасть в детдом, я несколько лет занималась хореографией. Каких-то особых высот я не успела достичь, но уж в отсутствии пластики и грациозности меня точно нельзя было упрекнуть.

Мой рыжий Васька, разумеется, присутствовал на всех занятиях. Рыжий шалопай быстро освоился в огромном особняке и не желал отсиживаться в моей спальне. Все чаще я замечала, что пробегающие мимо слуги подкармливают Ваську магией. Уфина совершенно не умеет держать язык за зубами! Я бы и сама поделилась с Василием но, не могла выжать из себя даже единственной искорки. Я вспоминала наставления Адвальдо, представляла магию, текущую по моим венам, но ничего не получалось. И что самое интересное, котенок заметно подрос. Уж не знаю, чем Ваську кормили в приюте, но хороший аппетит отразился и на размерах. Надеюсь, что он все же не превратится со временем в жирного лентяя. Может попросить обустроить для него за особняком полосу препятствий? Пусть тренируется, чтобы жирком не заплыть.

После обеда, во время которого Адвальдо так и сыпал любезностями, я решила засесть за книги, которые отыскались в библиотеке особняка. Но буквально через пару минут ко мне влетела побледневшая Уфина:

— Госпожа… там… там…

Она так и не успела объяснить, что же произошло, как в библиотеку явились двое мужчин. На рукава их светлых костюмов были нашиты витиеватые руны. С рунами я еще не успела ознакомиться и поэтому не смогла определить, что за господа нанесли мне визит. Следом за ними вошла Элевенира. Она с неприкрытой неприязнью смотрела на визитеров, но молчала. Один из мужчин слегка склонил голову в поклоне:

— Госпожа Сандини, комитет по магической безопасности выдал предписание о вашем задержании. Вы должны проехать с нами для дачи показаний.

— Опять?! Господа, я уже дважды беседовала с господином Риаданом.

— Детектив Риадан больше не занимается этим делом, госпожа Сандини. Убийством вашего супруга заинтересовался комитет по магической безопасности и дело передано им. Следуйте за нами.

Я растерянно посмотрела на Элевениру. Она не выказала никаких эмоций, лишь проговорила:

— Я предупрежу господина Адвальдо о твоем задержании.

Возле дверей стояла Уфина и громко шмыгала носом. Такое ощущение, что меня на смертную казнь отправляют!

— Уфина, позаботься о Ваське и не закармливайте его магией.

Это все, что я смогла выдавить из себя.

Возле ворот стоял закрытый экипаж. Разумеется, черного цвета. Я почувствовала себя как минимум главарем мафии. Всю дорогу мои сопровождающие хранили молчание. Окна в экипаже были закрыты решетками, что нисколько не прибавляло оптимизма. А я все-таки не могла понять, что от меня хотят услышать на этот раз? Уже все обговорено и замусолено, все пробы магии взяты и результаты получены.


Меня привезли к двухэтажному зданию из серого камня. И хотя вокруг были разбиты цветники и аллеи, атмосфера здесь царила тягостная. Хотелось подхватить юбки и бежать со всех ног подальше.

Мы вошли внутрь и меня повели через узкие коридоры, по лестнице на второй этаж. И если на первом этаже обстановка была вполне деловая и офисная, то второй этаж явно принадлежал высшим чинам этого учреждения. Богатая мебель, светлые тона отделки, обилие кристаллов, свет которых придавал обстановке нотки торжественности.

Меня завели в кабинет, в котором за длинным столом сидело человек десять мужчин, все как один в дорогих строгих костюмах. А во главе стола — Римон Локр. Меня чуть не передернуло при взгляде на него — до чего же неприятный и страшный тип. Похож на желтую высохшую ящерицу.

— Госпожа Сандини? Присаживайтесь, — один из мужчин поднялся со своего места и указал мне на свободное кресло в самом конце стола. Получалось, что мне предстоит сидеть напротив Локра и чувствовать на себе его недобрый взгляд.

Поднявшийся мужчина заговорил, как только я заняла кресло.

— Госпожа Сандини у комитета по магической безопасности возник к вам ряд вопросов, относительно вашей магии. Мы просим вас продемонстрировать ваши магические способности.

Серьезно? Да легко!

— Господа, мне очень жаль вас разочаровывать, но я не могу демонстрировать то, чего не умею.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Вы не умеете обращаться с собственной магией? — по кабинету разлетелись смешки и недоверчивые восклицания.

— Что значит с собственной? Эта магия передана мне Тирайо Сандини в присутствии господина Локра. Я не маг от рождения и собственной магии у меня не может быть по определению.

Тут раздался голос противного Локра:

— Господин Сандини передал вам универсальную магию, которой владел. И это отражено во всех документах. А ваша магия иномирного происхождения. И именно эта магия оставила след в купальне, где найдено тело вашего супруга. Из чего комитет сделал вывод о вашей причастности к убийству господина Сандини. И на сегодняшний день вы являетесь единственной подозреваемой в убийстве вашего супруга. Помимо этого вы подозреваетесь в намеренном сокрытии ваших магических данных, чтобы проникнуть в Касанар. Здесь ваша магия признана потенциально опасной и если бы не обвинение в убийстве, вас давно бы выдворили из нашего мира. Так что не тратьте наше время и свое красноречие. Сознайтесь во всем, и мы зачтем ваше добровольное сотрудничество при вынесении приговора.

Глава 10.2

Я не узнала свой голос, настолько он был безжизненным:

— Я требую адвоката.

Тишина, разлившаяся по кабинету, мне показалось вечной.

— Разумеется, вам предоставят право на адвоката. Только вам придется подождать. Комфортных условий у нас для подозреваемых в тяжких преступлениях нет, так что… Общая камера не самое подходящее место для вдовы знатного господина, но раз вы отказываетесь сотрудничать…

— Я требую адвоката.


За последнее время в моей жизни всего столько случилось, что уже и общая камера не показалась кошмаром. Не то, чтобы я совсем не боялась и была уверена в дружелюбии и добродушии обитателей камеры, в которую меня собирались посадить. Просто невозможно постоянно находиться в страхе и опасаться за свою жизнь. Потом просто наступает безразличие и апатия. Помнится, в детдоме моя подружка Лариска решила отучить меня бояться темноты. Намерение хорошее, но вот его воплощение… Она просто втолкнула меня в кладовку на заднем дворе и закрыла дверь. Свет включался со стороны улицы, а мне только и оставалось, что колотить в запертую дверь и визжать. Но кого в детдоме испугаешь визгом? Обо мне вспомнили, когда я не явилась на ужин. Я отыскалась в кладовке, сидящей на полу. Воспитатели и не догадывались, какой ужас мне пришлось пережить. А боязнь темноты так и остался при мне.


Камера представляла собой каменный мешок три на три метра. Одну стену заменяла решетка. Небольшой кристалл в углу — вот и все освещение. Но я разглядела женщину, спящую на циновке, брошенной прямо на пол. Вдоль решетки нервно метался пожилой мужчина в оборванной и грязной одежде. На узкой лавке у стены сидели двое: девушка и парень. Даже в тусклом свете было хорошо заметна их похожесть. Не иначе брат и сестра. Девушка, наверняка моя ровесница или даже чуть младше, а парень выглядел гораздо взрослее. Я невольно огляделась, отыскивая себе местечко. На грязный пол садиться не хотелось, а на лавке помимо брата и сестры лежал мужчина, отвернувшись к стене.

На мое появление никто не отреагировал. Девушка дремала, положив голову на плечо брата. Лица обитателей камеры были плохо видны из-за слабого освещения, да и не то здесь место, чтобы проявлять излишнее внимание. Когда в мою сторону качнулся метавшийся у решетки бродяга, я невольно отшатнулась и каблуки туфель звонко стукнули о каменный пол. И тут же услышала позади себя мужской голос:

— Садись рядом. И не смотри этому психу в глаза.

Я обернулась. Парень на лавке чуть подвинулся, увлекая за собой спящую на его груди сестру. Освободившийся кусочек с самого края лавки меня вполне устроил. Как только я оказалось рядом со спящей девушкой, сразу почувствовала как её бьет озноб. Да и не мудрено. Она была в тонком платье, а тут сыро и довольно прохладно. Я расстегнула накидку, которую в последний момент мне сунула в руки Уфина, и накинула её край на плечи спящей.

— Диара постоянно мерзнет. Нас взяли рано утром, она даже не успела теплее одеться.

— Вы не пробовали попросить вызвать целителя? Твоя сестра явно не здорова.

Парень мрачно хохотнул.

— Ты откуда взялась такая наивная? С первого взгляда видно, что ты не из простых кварталов. Обычно знатных отдельно сажают.

— Значит, решили, что я не достойна отдельной камеры, — вдаваться в подробности своего якобы знатного происхождения мне не хотелось.

— Или для запугивания, — как само собой разумеющееся выдал парень.

— Как позвать кого-то из тюремщиков? — девчонка продолжала дрожать и я уже начала опасаться за её состояние.

— Никак. Они сами появятся, когда сочтут нужным.

Ага. Его сестра того и гляди бронхит схватит, а он ждет чего-то.

Я подошла к решетке и громко крикнула:

— Эй, кто-нибудь! Срочно вызовите целителя!

Бродяга отпрянул к другой стене, будто мой крик испугал его до чертиков. Ну вот и пусть там стоит, а то воняет ужасно. Мой крик остался без ответа, и я крикнула еще раз, увеличив «громкость».

— Ну, чего ты орешь? Так они и пришлют сюда целителя, — женщина, спящая на полу, завозилась.

— Если создадим шум, то должны отреагировать.

И тут вдруг проснулся мужик на лавке. Он встал со своего места и подошел к решетке. Взялся руками за прутья, поднатужился и рванул на себя. Раздался громкий лязг, мне показалось, что еще чуть-чуть и решетка просто разлетится. После этого мужчина вернулся на свое место и снова захрапел. Но его действия возымели эффект. Тут же раздался топот и к нашей камере подбежали двое тюремщиков.

Они выпучили глаза, не веря, что обычная девушка смогла создать такой переполох.

— Что за шум? Давно разрядом не получала?

— Вызовите целителя, девушке плохо.

Один из тюремщиков осклабился:

— А няньку вам не вызвать?

Вот мерзавец. Попробую включить «госпожу»:

— Ты как разговариваешь с госпожой Сандини? Если надо будет и няньку вызовешь, и фокусника, и сам станцуешь. Быстро отправился за целителем! Пока я вам тут всю тюрьму не разнесла своей потенциально опасной магией!

Тюремщики переглянулись и один распорядился:

— Иди, кликни Бруно. Пусть посмотрит, что у них тут.

А потом снова повернулся ко мне:

— А ты больше не шуми. Мне плевать, госпожа ты или нет. Тут все одинаковы. Получишь разрядом как обычная бродяжка.

И на этом спасибо. Я снова уселась рядом с Диарой и поделилась с ней своей накидкой.

— Зря ты нарываешься. Они не пугают, правда ударят.

Я не ответила. Возможно те, кто побывал в подобной ситуации не один раз, знают, как разумнее поступать. Но я, видимо, буду учиться на собственных ошибках.

— Как тебя зовут?

— Ольга. А тебя?

— Кевил. Тебя за что?

— Якобы за убийство, которое я не совершала. А вас?

— За оказание магических услуг без лицензии. А то они не знают, что за лицензию надо целое состояние выложить.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- А что за услуги?

— У Диары редкий дар. Она может увидеть судьбу человека, предупредить об опасности. Помочь изменить жизнь, если человека преследуют неудачи. Конечно, если бы мы были богаты, я бы отправил её в лучшую школы магии, где ей бы помогли полностью развить дар. А так она просто самоучка.

— И что вам теперь за это будет?

— Штраф или исправительные работы на благо города. Да мы уже не в первый раз тут. Ничего, выкрутимся. А вот у тебя все гораздо серьезнее.

— Да, наверное. Но я потребовала адвоката.

— Ну точно из элитного квартала. За что же тебя в общую камеру? Буянила?

— Нет. Отказалась сознаваться в том, чего не совершала.

Тут разговор пришлось прервать, потому что наконец-то явился лекарь. С ним вернулись и тюремщики, неся пару ярких кристаллов. От их света пришлось зажмуриться. А когда глаза привыкли, я смогла разглядеть Кевила и Диару. Они и впрямь были очень похожи. Оба светловолосые, голубоглазые. Волосы Диары от природы завивались в мелкие кудряшки, а у Кевила они были слегка волнистыми. Оба высокие, худощавые, но не болезненной худобой.

Целитель осмотрел Диару, посопел, хмуря брови.

— Девчонку, по-хорошему бы, надо в лазарет. Таир, иди к начальству, пусть распорядятся куда её.

Один из тюремщиков убежал, а Бруно достал из своей сумки пузырек с драже. Достал парочку и протянул Диаре:

— На, глотай. Больше ничего нет. Если разрешат в лазарет — там подлечат.

Вскоре вернулся Таир:

— Сказали обоих отпустить на все четыре стороны. Лазарет полон.

Бруно вздохнул и посоветовал:

— Тогда прямо отсюда идите в Целебницу Ларетты Пресветлой. Это совсем рядом и там принимают всех совершенно бесплатно.

Кевил подхватил сестру и прежде чем покинуть камеру, шепнул мне:

— Если выберешься отсюда, заходи в закусочную Тиверса, что в Береговом тупичке. Спросишь меня.

Не знаю, что он хотел этим сказать, но мне стало гораздо легче. Темную и сырую камеру будто на миг озарил солнечный луч.

Глава 11.1

Спустя некоторое время стало понятно, что это что-то вроде камеры предварительного задержания. Я сделала этот вывод, потому что тюремщики дважды возвращались и каждый раз уводили с собой одного из обитателей камеры. Сначала мужчину, что спал на лавке, потом женщину. И я осталась вместе с неадекватным бродягой, который так и продолжал метаться вдоль решетки и что-то бубнить.

Сколько прошло времени я не могла понять. Но по тому, как урчало в животе, а глаза начали слипаться, можно было сделать вывод о пропущенном ужине. И можно было даже не спрашивать о том, положено ли здесь кормить задержанных. И так ясно — и бокал воды не допросишься.

И лечь спать я тоже не могла, хотя лавка была в полном моем распоряжении. Да и как можно уснуть, когда рядом находится явный псих. А вдруг он меня задушит? Да с него глаз нельзя спускать.

Холод и сырость сказывались самым неприятным образом. Я начала мерзнуть, а простывать мне нельзя. Если уж я слягу с температурой, то это надолго. Вспомнилась приятельница Вика, с которой мы делили комнату в студенческом общежитии. Она как-то подрабатывала в подпольном казино кассиром. Смена была по двенадцать часов и чтобы не уснуть ночью, она в своей небольшой каморке делала приседания и отжималась от стены. Почему бы не воспользоваться её примером?

Когда я начала свою импровизированную зарядку, бродяга совсем ополоумел. Уж не знаю, что пришло ему в голову, но он прижался к решетке и заскулил. Но я решила, что мое физическое здоровье дороже и продолжила делать махи руками и ногами. В платье это было жуть как неудобно, но ничего, потерплю.

Когда в очередной раз явился тюремщик я обрадовалась — по-любому одного из нас заберут. И даже если уведут бродягу, я наконец смогу подремать. Но тюремщик кивнул мне:

— Госпожа Сандини, собирайтесь.

Было бы чего собирать. Интересно, что сейчас будет? Очередной этап запугивания или я все-таки встречусь с адвокатом?

На второй этаж меня не повели, значит лицезреть противного Локра не придется. Уже хорошо. Когда передо мной открыли дверь кабинета, первым кого я увидела, был Адвальдо. Он шагнул ко мне, подхватил под руку и усадил в ближайшее кресло.

— Ольга, с тобой все в порядке?

— Учитывая, что я провела весь вечер в камере с чокнутым бродягой, не совсем. Я замерзла, хочу есть и спать.

И тут заговорил невысокого роста толстячок, который хмуро разглядывал меня. Он стоял возле окна, за которым, кажется, уже начиналось утро.

— Почему госпожа Сандини находилась в общей камере? Это прямое нарушение её прав и мы подготовим иск к комитету.

Я благодарно посмотрела на него, но тут заговорил еще один присутствующий. Кажется, этот мужчина в строгом костюме тоже был на втором этаже у Локра в кабинете.

— Это распоряжение господина Локра. Магия госпожи Сандини потенциально опасна и мы решили не рисковать жизнью знатных господ, задержанных комитетом. А свободных камер у нас нет.

— Какая опасность? Вы не хуже меня знаете, что магия госпожи Сандини неактивна! Это ясно видно по заключению экспертизы! И я настаиваю на немедленном освобождении моей клиентки и снятию с неё всех обвинений!

Дальше вслушиваться в перепалку мужчин не стала. Я согрелась и меня окутала дремота. Главное, что здесь адвокат и Адвальдо.


Мой сон был нарушен настойчивым голосом, звавшим меня по имени. Но я была так измучена, что даже если бы и хотела, вряд ли смогла бы побороть слабость и сонливость. Видимо, мое плачевное состояние было хорошо заметно, потому что сквозь сон чудилось, будто меня несут на руках. Разбираться сон это или явь совершенно не хотелось.

Потом, кажется, я очнулась в экипаже, а рядом сидел Адвальдо. Я позволила себе дремать на его плече. Ну а что такого? От него не убудет, а от меня уж и тем более.

Потом до слуха донеслись встревоженные восклицания Уфины и я даже пыталась спросить у неё, где Васька. Но вскоре услышала его мурчание и мокрый нос ткнулся мне в щеку. Значит, я в особняке и с котом все в порядке. Остальное подождет.


Проснулась я ночью. Все-таки голод не тетка и спать, когда в животе урчит, вредно для здоровья. В общем, накинув на себя пеньюар, я собралась наведаться на кухню. Васька дрых и я не стала тормошить рыжего.

В коридоре слабо мерцали кристаллы, что позволяло не натыкаться на стены и не сшибать углы. На кухне я привычно распахнула кладовую и сделала себе несколько приличных бутербродов с ветчиной и сыром. Можно было бы, конечно, разбудить Уфину и попросить принести все в комнату, но человек же спит. В общем, наелась тем, что нашла, запила все теплым морсом и решила, что теперь до завтрака я вполне доживу.

Когда поднялась на второй этаж, мне почудился легкий шепот со стороны крыла, в котором располагались запертые комнаты. Странно. На втором этаже кроме меня никого не должно быть. Я осторожно заглянула в коридор и заметила, что дверь одной из комнат приоткрыта, и из щелки выбивается свет. Так…

Я на цыпочках подкралась к двери, но в узкую щель толком ничего не было видно. Я осторожно потянула дверь на себя, надеясь, что она не заскрипит. И мне улыбнулась удача.

Элевенира стояла ко мне спиной и смотрела на портрет, висевший напротив двери. Сначала я подумала, что на портрете изображена сама Элевенира, только в юности. У девушки с портрета была та же величественная осанка, изящный поворот головы. А вот улыбка была совсем никак у Элевениры. Девушка знала, что очаровательна, но не упивалась своей красотой, а будто хотела поделиться со всеми ею. Счастье в её глазах было заразительным, всепоглощающим и я невольно улыбнулась. А потом перевела взгляд на её каштановые волосы, такие же густые и роскошные как у Элевениры. Они были собраны в замысловатую прическу и сверху заколоты странной заколкой. Странной и очень знакомой… Она как две капли воды была похожа на ту, которой был убит Тирайо. Я разглядывала эту заколку, ощущая как гулко бьется сердце. И только шепот Элевениры вывел меня из ступора:

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Летиссия, доченька… 

Глава 11.2

Моего адвоката звали Саймон Шаан. Его внешность — маленький рост, заметный живот, намечающаяся лысина, настраивали на несерьезный лад. Но стоило Саймону начать говорить и встретиться взглядом с собеседником, то сразу же становилось понятно, что шутить тут никто не собирается. Когда Уфина после завтрака сообщила, что меня в кабинете ожидает адвокат, я ни минуты не медлила. Слишком много вопросов требовали, чтобы на них наконец уже ответили. И я была уверена, что уж сейчас-то я точно все выясню.

Стоило войти в кабинет, как ожидающий меня мужчина поднялся и склонил голову в поклоне:

— Доброе утро, госпожа Сандини.

— Доброе утро, господин Шаан.

Адвокат тут же протестующе замотал головой:

— Нет-нет. Не господин. Эс Шаан, госпожа Сандини.

Я непонимающе вскинула брови:

— То есть?

— Я не принадлежу к высшему свету, по происхождению я простолюдин. Поэтому обращайтесь ко мне эс Шаан.

— Хорошо. Эс Шаан, я должна вам выразить свою благодарность за то, что вытащили меня из ужасного места.

— Ну что вы. Благодарить нужно не меня, а детектива Риадан. Именно он предоставил всю информацию по вашему делу и обратил мое внимание на результаты проверки вашего магического фона. Благодаря его внимательности удалось снять с вас все обвинения в убийстве господина Сандини.

— Вот по этому поводу я и хотела бы побеседовать с вами, эс Шаан. Объясните же мне, наконец, что именно происходит и что не так с магией, которую мне передали. Почему она считается опасной?

— Тут нет ничего сложного. Но так как вы с магией совершенно не знакомы, попытаюсь объяснить элементарным языком. Магия нашего мира, выражаясь максимально упрощенно, относится к группе созидательной магии. Прикладная магия, магия целительства, и еще несколько разновидностей магии распространенной в Касанаре направлена на созидание. При правильном её использовании она не может нанести вред. А вот магия, которой вас так некстати наделили, к классу созидательной магии не относится. Она плохо изучена, потому что, как только выявляются опасные свойства, изучение прекращается и маги, обладающие подобной магией, становятся нежеланными гостями в нашем мире. Их не пускают в Касанар. В вашем конкретном случае определили, что вы может воздействовать на сознание человека, лишать его воли и управлять им в своих целях.

— Но я не собираюсь никого лишать воли!

— Это уже другой вопрос. Но вы обладательница опасной магии и теперь вы находитесь под пристальным вниманием комитета по магической безопасности. Это означает, что вам запрещено осваивать и развивать свои магические способности. Ваш магический фон неактивен, так как вы ни разу не пользовались своей магией. И как предполагает детектив Риадан — вы её не чувствуете и без посторонней помощи не сможете активизировать. И в вашем случае это к лучшему. Как только вы активизируете магию, вас сразу же вышлют из Касанара в Междумирье. Так как именно оттуда вы прибыли к нам. А в Междумирье вас, скорее всего, выставят на аукцион, — адвокат развел руками и трагически вздохнул.

Ничего себе, перспективы…

— А что, если она сама активизируется, помимо моей воли?

— Этого нужно избежать любыми способами.

— Но как?! Пусть научат меня, как контролировать эту магию, чтобы она не выплеснулась когда не надо!

— В том-то и дело, госпожа Сандини, что научить вас контролировать именно эту магию может только носитель точно такой же магии. А таких магов в Касанаре попросту нет. Ну или они очень хорошо скрываются от комитета и их невозможно определить.

— И что же мне теперь делать?

— Честно говоря, я с такой ситуацией сталкиваюсь впервые. В моей весьма богатой практике подобных случаев не было. Предположу лишь, что без влиятельных покровителей вам не обойтись. Видите ли, господин Локр, глава комитета, явно настроен против вас. И чем вызвана его неприязнь я не могу знать. Он очень влиятельный маг, в высшем свете с ним мало кто решиться конфликтовать. А вы молоды и красивы. Найдите покровителя, мой вам совет.

— Благодарю, эс Шаан.


Адвокат ушел, а я осталась в кабинете, пытаясь собрать мысли в кучу. Итак, что мы имеем? А имеем мы очень неприятную ситуацию. Полный мешок гадостей и неуправляемую магию, которая может бабахнуть в любой момент. Что там говорил Шаан про её свойства? Она может управлять сознанием людей? Ну так и есть. Я прекрасно помню, как Тирайо пытался сделать меня покорной овечкой и у него ведь получилось. Так значит, это он обладал опасной магией и сознательно мне её передал. Но если мою странную магию легко вычислили при первой же проверке, как Тирайо мог жить в Касанаре и его никто не заподозрил? Теперь я понимаю, чем объясняется влюбленность Уфины в престарелого Сандини. Он подчинил её сознание, заставил поверить, что она любит его и пользовался Уфиной. Вот мерзавец!

Я должна рассказать об этом. Но кому? Вряд ли мои откровения рады будут услышать в комитете магической безопасности. Если уж адвокат заметил неприязнь Локра, то мне лучше прикинуться ветошью и не отсвечивать. А что, если навестить детектива Риадана? А почему нет? И повод подходящий — выразить ему свою благодарность за содействие. Ну и заодно поделиться воспоминаниями о Тирайо и его методах. Хуже не будет. Потому что хуже просто некуда.

Глава 12.1

Покидать особняк было страшно. Но я все-таки сделала это, убедив себя, что если господин Локр вдруг решит предъявить новые обвинения, то двери дома мне не особо помогут.

На этот раз я решила обойтись без сопровождающих, достаточно будет только возничего для экипажа. Разговор с детективом конфиденциальный, лишние уши ни к чему.

Одеваясь на встречу, отметила, что нужно бы пополнить гардероб. Этим займусь чуть позже. Хоть какая-то польза от неожиданно свалившегося богатства.

Убедившись, что возница знает, где располагается комитет по особо тяжелым преступлениям, я уселась в экипаж. Если скажу, что совершенно не волновалась, однозначно солгу. Предыдущие встречи с господином Риаданом нельзя назвать душевными, и если бы не слова адвоката о том, что мое быстрое освобождение заслуга детектива, ни за что бы не решилась на разговор. Но выбора особого и нет. А детектив все-таки изначально занимался убийством Тирайо, кому как не ему можно доверить секрет?

Мы проехали по оживленным улицам Даронга. Элитные кварталы проснулись и господа покидали свои шикарные особняки. Всевозможные салоны распахивали двери для состоятельных покупателей. Я заприметила кондитерскую лавку, среагировав на изумительно соблазнительный запах. На обратном пути обязательно сюда наведаюсь. От всех этих переживаний у меня стресс, который лечится только шоколадом. Надеюсь, в Касанаре есть шоколад.

Здание комитета навеяло неприятные воспоминания. Это хоть и другое учреждение, но наверняка и здесь имеется подвал с сырыми камерами. Я остановилась в нерешительности возле дверей, убеждая себя, что ничего ужасного со мной в этот раз не случится. Нужно просто войти внутрь и спросить, где я могу увидеть детектива Риадан. Но, протягивая руку к круглой ручке двери, я в последний момент её отдергивала. Со стороны наверняка я покажусь сумасшедшей. И в тот самый момент, когда я все-таки это сделала и потянула на себя массивную дверь, она вдруг сама по себе распахнулась, и мне пришлось отшатнуться, испуганно ахнув.

— Госпожа Сандини?

Глупее ситуацию не придумаешь. На пороге стоял детектив Риадан собственной персоной и с крайним изумлением рассматривал меня, застывшую с прижатыми к груди ладонями.

— Добрый день, господин Риадан.

Я сделала шаг назад, позволяя детективу выйти из дверей.

— Надеюсь, что добрый. Что вы здесь делаете? — мужчина обвел взглядом пространство за моей спиной и, увидев экипаж с возницей, нахмурился:

— Вы что, без сопровождения? Крайне не осмотрительно в вашем-то положении.

— Но меня же оправдали? — разговор начался не так как я себе представляла. Да и разговаривать на пороге комитета не особо удобно.

— Так по какому вопросу вы? Успели уже вляпаться в очередную неприятность?

— Надеюсь, что нет. Я хотела поговорить с вами, детектив.

— Вообще-то, я рассчитывал успеть пообедать. Если вы не против, предлагаю совместить обед с беседой. Тут рядом есть приличная закусочная.

Я сделала шаг в сторону экипажа, но Риадан подхватил меня под локоть, удерживая:

— Пройдемся пешком. Тут недалеко.

Я кивнула вознице, делая знак, чтобы ждал меня здесь и поспешила за детективом. В прямом смысле поспешила, потому что он и не думал ждать меня. Я с трудом приноровилась к его быстрой походке, но через пару минут все-таки подцепила его под локоть и попросила:

— Не так быстро, господин Риадан. Иначе я решу, что за нами погоня.

Он смерил взглядом мою руку, державшую его под локоть, но ничего не сказал. Вот Адвальдо бы повел себя по-другому, уверена. А детектив не утруждает себя таким глупостями как галантность.

Заведение с названием «Быстрые закуски» располагалось и впрямь поблизости. Внутри оказалось прилично, запахи вполне аппетитными, публика не вызывала отторжения.

Риадан прошел к столу возле окна и указал мне на место напротив:

— Располагайтесь. У меня не так много времени, поэтому советую говорить сразу по существу.

Но я и слова сказать не успела, как к нам подлетела молодая разносчица. Она явно была хорошо знакома с детективом, потому что улыбнулась ему и ласково проворковала:

— Дарайн, я уже успела соскучиться. Тебе как обычно?

Риадан кивнул, улыбнувшись пышногрудой девице. Надо же, он улыбаться умеет.

— А вам что?

Я перевела рассеянный взгляд на разносчицу. На меня её улыбка уже не распространялась.

— Мне? Горячий чай.

— Какой чай? У нас их с полдюжины видов, — девушка хоть и не грубила, но весь её вид выражал недовольство бестолковой клиенткой. Она бросала сияющие взгляды на детектива, а мне же доставались лишь нетерпеливые вздохи.

— Обычный чай, черный, без всяких цветочных добавок.

Разносчица убежала, взмахнув пышной юбкой и оставив приторно-сладкий аромат духов. Я не удержалась и проводила её взглядом.

— Не сердитесь на Марику, госпожа Сандини. Знатные господа здесь редкие гости. Она приняла вас за обычную состоятельную горожанку.

Я махнула рукой: вот уж на это я точно не обратила внимания.

— Господин Риадан, я хотела поблагодарить вас за помощь. Эс Шаан рассказал мне, что только благодаря вам…

— Не стоит, госпожа Сандини. Я выполнял свою работу. Я вел это дело и расследование точно определило вашу невиновность.

Его сдержанный тон, сложенные на груди руки не располагали к откровенности. Он или очень голоден или я помешала его планам личного характера. Может, он рассчитывал увидеться с этой пышногрудой Марикой без свидетелей, а тут я. А что, она девушка видная, привлекательная. Не просто так же он ходит сюда обедать…

— Если расследование точно определило мою невиновность, то почему тогда господин Локр задержал меня и даже в камеру посадил? — я внимательно следила за выражением лица детектива. Он на миг будто задумался и довольно кивнул:

— Правильные вопросы задаете, госпожа Сандини. Ваш супруг…

Слова вылетели, прежде чем я успела их обдумать:

— Не называйте Тирайо моим супругом. Он, к счастью, не успел им стать. Мне вообще не нравится это ужасное имя Сандини.

Тут с подносом подоспела Марика и мы продолжили разговор только после того как она убежала, подмигнув детективу. Точнее, говорила я, а Риадан просто уткнулся в тарелку и лишь иногда кивал, показывая, что слушает меня.

Я не торопясь и во всех подробностях пересказала ему эпизод, когда Тирайо подчинил мое сознание. Сначала я намеревалась и про Уфину рассказать, но потом все-таки решила, что это не моя тайна и доказательств у меня нет.

Детектив ответил не сразу. Он сначала закончил обедать, вытер губы салфеткой и только потом устремил на меня взгляд.

— Теперь все встало на свои места. И это даже хорошо, что вы только сейчас вспомнили о том, что господин Сандини воздействовал на ваше сознание. Теперь я даже знаю, почему Локр так хотел вас посадить за решетку. Но для вас у меня плохие новости. Если хотите прожить долго и счастливо никому больше не рассказывайте о магии Тирайо. И вообще не переходите дорогу Локру.

Я мрачно хмыкнула:

— Еще посоветуйте мне обзавестись влиятельным покровителем, как уже сделали другие.

Риадан ответил таким же мрачным взглядом:

— Влиятельный покровитель? Вы считаете, что такой человек как Локр, испугается вашего покровителя, кем бы он не был? Вы не представляете, какие связи у этого человека в Касанаре и за его пределами.

— И что же теперь мне делать?

— Ничего. Я сам разберусь во всем этом. А вы просто помалкивайте. Ваше слово против слова Локра ничего не значит. Чтобы предъявить обвинения этому человеку нужны серьезные доказательства.

— Да в чем вы его обвиняете, я не пойму? Мы же говорили о магии Тирайо!

Риадан вздохнул и, наклонившись ко мне, прошептал:

— Вот и замечательно, что вы ни о чем не догадываетесь. Образ недалекой молодой вдовы защитит вас лучше всего от лап Локра.

Глава 12.2

Если бы в его глазах был хоть намек на шутку! Но нет, детектив был очень даже серьезен. А я растерялась: мне стоит обидеться на прозрачный намек о моих умственных способностях, или расценить его слова как неудачный комплимент о моих актерских данных? А пока я раздумывала, Риадан поднялся и направился к выходу.

Он ожидал меня возле дверей, и к какому бы выводу я не пришла, было понятно одно: момент упущен для высказывания претензий и обид.

— Госпожа Сандини, раз уж вы покинули особняк ради встречи со мной, то я обязан проводить вас до дома. Надеюсь, вы не будете возражать?

— Не буду, — ответ получился резким, но с детективом было не обязательно притворяться вежливой и благовоспитанной леди, коей я не являлась. Родители, конечно, в свое время прививали мне правила поведения, но шесть лет детдома внесли свои коррективы.

Дорога до особняка могла бы показаться скучной и неинтересной, но я вовремя вспомнила о кондитерской, в которую собиралась заглянуть. Экипаж остановился напротив дверей, из которых проникал на улицу соблазнительный аромат.

— Господин Риадан, я намерена посетить эту кондитерскую. Не желаете составить компанию? Может, даже посоветуете что-то? Что обычно покупают знатные дамы?

— Компанию составлю, раз уж я вызвался сопровождать вас. Но посоветовать вряд ли что-то смогу. Я не любитель десертов.

Он распахнул передо мной дверь. Надо же, все-таки зачатки галантности у него имеются. Или все гораздо проще? Он не видит во мне аристократку и ведет себя соответственно? Но очень быстро все мысли вытеснило желание попробовать выставленные на витринах лакомства. Глаза разбегались, рот наполнился слюной. Хотелось скупить всё. И съесть тут же.

— Что желает госпожа? — услужливый женский голос вывел меня из состояния гипноза. Я отвела взгляд от витрины. Улыбчивая пухленькая женщина в белом колпаке настолько соответствовала этому заведению, что я не удержалась от ответной улыбки.

— Добрый день. Я хочу попробовать…всё.

Хозяйка кондитерской добродушно хихикнула:

— Госпожа, позвольте вам предложить на пробу несколько десертов, а вы потом определитесь с выбором. Присаживайтесь.

Она указала рукой на столик, сервированный для чаепития. Он стоял в стороне от витрин в нише у окна, с тем расчетом, чтобы не мешать другим клиентам.

— Господин Риадан, вы же не откажетесь от дегустации? В вашем плотном расписании найдется лишних десять минут, чтобы составить мне компанию?

Детектив хмыкнул:

— Думаю, да.

Ну еще бы. В кондитерской такие ароматы витают, что любой соблазнится. Мы уселись за стол, и буквально через минуту хозяйка заведения поставила перед нами огромное блюдо с различными десертами и разлила по чашкам чай. Я откусила одно пирожное и издала стон наслаждения. И только поймав на себе удивленный и смеющийся взгляд детектива, осознала, что веду себя несколько странно. Я покраснела и попыталась оправдаться:

— Вкусно же…

— Госпожа Сандини, а чем вы занимались в своем мире? — вопрос прозвучал неожиданно.

— Если вы о моем происхождении, то я вовсе не аристократка, поэтому веду себя так, как умею. В моем мире демонстрировать восхищение кулинарными шедеврами не является преступлением.

— И все же? — детектив тоже попробовал пирожное, но выражать восторг не спешил.

— Ну, как вам сказать. В будущем я собиралась стать учителем истории, вот и получала для этого необходимые знания.

— А ваши родители? Они чем занимаются?

— Мой отец был лекарем. В нашем мире лекари называются по-другому, но суть та же. А мама преподавала детям чистописание и чтение.

— Почему вы говорите о родителях в прошедшем времени? — тон собеседника заметно изменился. В нем уже не было небрежности и веселости. Я вздохнула, при чем вздох вышел тяжелым и печальным, но зато искренним.

— Мои родители погибли, когда мне было одиннадцать лет. Несчастный случай.

— Я сожалею, госпожа Сандини.

— Детектив, вы можете хотя бы без свидетелей не называть меня этим дурацким именем? Меня зовут Ольга. Если вам неловко называть меня по имени, называйте по фамилии — госпожа Рождественская. Хотя какая я госпожа.

— Хорошо, Ольга. Раз уж вы не госпожа, то буду называть вас по имени. Так значит, вас воспитывали родственники?

— Вовсе нет. Меня отдали в приют. Детский дом по-нашему. Родственники посчитали, что там мне будет лучше.

— Почему? — в голосе детектива слышался искренний интерес и, наверное, это послужило толчком. Слова из меня полились как из рога изобилия. Я рассказала ему все. И о своих родственниках, и о том, как жила в детском доме. И как благодаря Никиткиной ямке попала в Междумирье. На задворках сознания была мысль, что я слишком мало знаю детектива, чтобы изливать ему душу. Господин Риадан, наверняка, торопился и я не вовремя устроила душевный стриптиз. Но гораздо сильнее было ощущение, что мне просто необходимо выговориться. Вывалить на кого-то груз пережитого. Может это слишком эгоистично, но почему-то мне казалось, что господин Риадан достаточно крепкий мужчина и выдержит откровения восемнадцатилетней иномирянки.

Когда я замолчала, он протянул руку и сжал мою ладонь. Всего лишь мгновение, невинное рукопожатие, но мне стало чуточку легче.

— Я заболтала вас, господин Риадан. Вас, наверняка, ждут дела.

Я сделала заказ владелице кондитерской и назвала адрес, по которому его следовало доставить. Оставшийся путь до особняка в экипаже царило молчание. И лишь у самых ворот, когда я собиралась выйти из экипажа, детектив проговорил:

— Я уверен, что ваши злоключения вот-вот закончатся, Ольга. Просто будьте осмотрительнее и не болтайте лишнего.

Я кивнула, дав понять, что услышала его слова и поспешила к дому.

В холле я наткнулась на Адвальдо, который, как мне показалось, был не в духе. Он устремил на меня взгляд, который не предвещал ничего хорошего. Но я была так измотана душевными откровениями, что хотела лишь одного — остаться одной. Ну или в компании Василия.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Адвальдо, если ты не против, я хочу отдохнуть.

— Я против, — прозвучало неожиданно резко. Я даже замерла на подходе к лестнице и обернулась.

Глава 13.1

Я успела заметить потемневшие от сдерживаемой злости глаза Адвальдо. Но буквально сразу же черты лица мужчины смягчились, глаза вернули свой привычный цвет. От такой смены «декораций» я растерялась: может, мне просто почудилось?

— Адвальдо, что происходит?

— Ольга… Давай присядем.

Молодой Сандини подошёл ко мне и взял под локоть. Вежливо, я бы даже сказала бережно, если бы не твердая хватка. Из такой не вырвешься. Мы с ним прошли в кабинет, где уж точно прислуга не сможет подслушать наш разговор. Всё это мне сильно не нравилось. А уж хозяйские манеры Адвальдо в особняке, который вообще-то принадлежит теперь мне, вообще возмутили.

Уже в кабинете я все-таки высвободила руку и уселась в кресло Тирайо. Надеюсь, намек понятен — здесь я хозяйка. Адвальдо нисколько не смущаясь, уселся в кресло для посетителей и, опершись руками о стол, спросил:

— Ты вообще осознаешь, насколько безрассуден твой поступок?

— Ты о моем визите вежливости к господину Риадан?

— Почему ты отправилась одна? Тебе сейчас вообще лучше сидеть в особняке и не высовываться, а ты будто специально ищешь неприятности!

— Адвальдо, во-первых, все обвинения с меня сняты, а во-вторых, почему ты разговариваешь со мной, будто я малый ребенок? Можно обойтись без нотаций и нравоучений? Просто побеседовать, как равный с равным мы можем?

Он закрыл глаза и откинулся на спинку кресла с тяжелым вздохом:

— Ты не знаешь город, никого в Даронге не знаешь, и отправилась без сопровождения! Хоть бы Уфину взяла! Она бы в случае чего, сообщила бы кому нужно!

— Меня проводил господин Риадан. Но твои слова наталкивают на мысль, что я чего-то не знаю. Если с меня сняты все обвинения, чего мне бояться?

— Всего! Ты иномирянка, которая не знает абсолютно этот мир. Произойти может все, что угодно! А ты разъезжаешь по городу, не позаботившись о сопровождении.

— Хорошо, Адвальдо. Я в следующий раз обязательно попрошу меня сопровождать Домиана. Или найму огромных телохранителей. Теперь я могу отдохнуть?

— Нет, не можешь. В свете последних событий я просто обязан предложить тебе заключить договор о семейном покровительстве.

— Чего?

Адвальдо поморщился от моего вопроса и даже его губы искривились.

— Так как ты носишь имя моего дяди, а значит и мое имя, я как единственный мужчина рода Сандини предлагаю тебе свое покровительство и защиту. Это официальная процедура, после которой все твои проблемы и затруднения буду решать я. Если бы после смерти Тирайо мы сразу заключили этот договор, то люди комитета не посмели бы явиться сюда и уж тем более тебе не пришлось бы сидеть в камере со всяким сбродом. Понимаешь?

— Звучит, конечно, интересно. Но зачем это тебе? Решать мои проблемы?

Я не сводила глаз с Адвальдо.

— Я уже сказал — ты носишь имя Сандини. И я не хочу, чтобы оно мелькало в скандальных хрониках или еще где похуже. Проблемы, которые ты создашь себе, могут отразиться и на мне. Так что лучше подстраховаться.

— И каковы условия этого договора?

— Ты передаешь мне все права. Я управляю твоим состоянием, решаю финансовые проблемы, защищаю тебя от всех нападок. Ты также будешь жить в особняке, посещать светские мероприятия и делать все, что захочешь. Под моим присмотром. Средства на наряды, украшения и прочие женские капризы ты будешь получать в достаточном размере.

Я фыркнула: нашел дурочку.

— Нет, Адвальдо, мне не нужен такой договор. Слишком уж он неравноценный. Зачем мне менять свою свободу на странное покровительство?

— Твоя свобода останется при тебе. Захочешь — выйдешь замуж. Просто я буду представлять твои интересы.

— Для этого есть эс Шаан. Адвальдо, нет. В моем мире так не принято.

— Ты забываешь, Ольга, что мы сейчас в другом мире и здесь свои законы.

Я прищурилась:

— Адвальдо, скажи честно, у тебя финансовые затруднения и состояние Тирайо очень бы помогло в решении проблем?

Он смерил меня мрачным взглядом:

— Ты не понимаешь о чем говоришь. Состояние Тирайо останется при тебе, просто я буду управлять им, чтобы ты не спустила все и не разорилась.

— Нет, Адвальдо. Я и так уже передала тебе бразды правления в компании по добыче кристаллов. Теперь еще и состояние? А потом ты выкинешь меня на улицу и скажешь, что знать не знаешь ни о каком договоре.

— У вас в мире все женщины такие упрямые? Я тебе предлагаю защиту и покровительство. Посмотри на Элевениру. Она живет под защитой рода Сандини уже не один год. И всем довольна.

— Элевенира? — это было неожиданно. С чего бы аристократке, пусть и из разорившегося рода жить под защитой Сандини.

— Элевенира. Пока был жив Тирайо, он был ответственен за её благополучие. Теперь она попросила об этом меня. Потому что она понимает, что я в случае чего помогу ей.

— Но при чем тут Элевенира? Она каким боком к Сандини относится?

— Ее дочь Летиссия была второй женой Тирайо.

Вот если бы рядом со мной молния ударила, я бы, наверное, не так испугалась.

— Как второй?

Адвальдо пожал плечами, будто речь шла о чем-то обыденном:

— Вторая жена. Летиссия Сандини. После её трагической кончины Элевенира осталась в доме Тирайо под его защитой.

Я закашлялась и Адвальдо тут же нажал кристалл, установленный в специальной подставке на столе. Прибежала служанка и ей дали распоряжение принести воды.

Пока ждала её возвращения, потом маленькими глоточками пила воду, мысли немного улеглись. Ничего себе, о таких вещах надо предупреждать заранее.

— А что с ней случилось? С Летиссией?

— Непонятная магическая болезнь. Если честно, я не вдавался в подробности.

— А первая жена? Она жива?

Адвальдо вдруг поднялся, прошелся по кабинету и снова уселся в кресло.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Это трагическая страница в жизни моего дяди. Его первая жена тоже умерла совсем молодой. Это был сильный шок для всех нас. Тирайо устроил прием для близких — Фалиси сообщила ему, что ждет ребенка. А через несколько дней её не стало. Ужасная трагедия.

Я подавленно молчала. Да и что тут скажешь. Просто семейное проклятие какое-то. Две молодые женщины умерли неизвестно от чего. Есть о чем подумать.

Глава 13.2

С Адвальдо мы распрощались после моего клятвенного заверения, что я подумаю насчет договора о семейном покровительстве. Я действительно подумаю, а еще расспрошу Домиана, что это за покровительство такое и почему при этом необходимо передавать управление состоянием предполагаемому покровителю?

Пока же я уединилась в своей спальне, прихватив из библиотеки толстенную книгу. По содержанию она мне напоминала привычную в моем мире энциклопедию. В ней можно было прочесть обо всем понемногу. Единственным, кому я разрешила нарушить мое уединение, был Васька. Он лежал рядом и разбавлял шелест страниц своим мурчанием. Тарахтелка маленькая. Иногда он выворачивался и подставлял свое пузико для поглаживания. И они еще пытаются убедить меня, что это какой-то особенный кот? То, что он жрет магию еще не показатель. И тут меня озарила мысль, от которой у меня даже ладони вспотели. И как я раньше не догадалась!

Нужно просто наведаться в приют для магических животных, из которого я вызволила Ваську и узнать у служащих, кто принес кота. Наверняка, они ведут какую-то картотеку. Если я встречусь с бывшими владельцами Василия, то возможно смогу узнать, где именно они приобрели рыжую прелесть. И так по цепочке, я узнаю из какого именно мира его доставили. И если окажется, что из моего родного мира… Понятно, что это дело затратное и мне придется кого-то нанять, но деньги-то есть. Нет, Адвальдо, повременим с договором. Ты-то уж точно потом откажешься оплачивать мои поиски.


Пара дней прошла размеренно и обыденно. Мне бы радоваться — наконец-то, все более-менее улеглось и не стоит опасаться за свою безопасность. Живи и радуйся. Тем более, что изнывать от скуки не приходилось. После завтрака занятия с Элевенирой, после обеда занятия танцами то с участием Адвальдо, то Домиана. А потом чтение книг из списка ма. Я невольно следила за распорядительницей, пытаясь на её лице разглядеть следы трагедии, о которой теперь знала. Но Элевенира словно была в маске. Мое отношение к ней несколько изменилось. Нет, я вовсе не воспылала к ней симпатией и не пыталась сблизиться. Но чисто по-человечески мне было очень жаль, что в её жизни случилось такое горе.

А вот вечера проходили в каком-то неясном томлении. Отчетливо становилось понятно, что я живу не своей жизнью. Особняк, огромное состояние — это, конечно, не плохо. Все лучше, чем прозябать в нищете. Но это была не моя жизнь. Она не приносила мне никакого удовольствия. Я не чувствовала уверенности в завтрашнем дне. Не понимала, что я делаю здесь, зачем все это? Пусть моя прежняя жизнь была гораздо скромнее и тяжелее, но я понимала кто я, к чему стремлюсь. А здесь меня словно пытаются втиснуть в местные мерки и мне это очень не нравится.

Но что было самым печальным, так это факт, что поделиться мне своими переживаниями не с кем. Именно поделиться, а не взвалить на кого-то свои проблемы, как предлагал Адвальдо. Я пробовала объяснить Уфине почему у меня плохое настроение, но она недоуменно пожала плечами. «Госпоже скучно? Пригласите господина Адвальдо, пусть вас развлечет». Можно подумать, у Адвальдо дел никаких нет, кроме как развлекать свалившуюся на его голову иномирянку. Да и не требуется мне общество молодого Сандини.

Единственным светлым пятном стали сны. Это было что-то невероятное. Я не помню, что бы в моей прежней жизни мне снились такие цветные, эмоционально яркие сновидения. Может, это особенность этого мира? Просыпаясь утром, жалела, что не умею рисовать. Как бы мне хотелось изобразить хотя бы малую часть своих видений.

Каждый раз, проваливаясь в сон, я улыбалась, предвкушая. Под боком тарахтел Васка, глаза слипались, и вот я уже парю в небе, наблюдая за неведомыми мне мирами. Может, так сказывалось чтение местных книг? Мое сознание пытается приспособиться к новым условиям таким причудливым способом?

Я видела невероятных животных, которые точно не водились на Земле. Диковинные растения, причудливые пейзажи, странные существа… Иногда они были очень похожи на людей внешне, хотя были и существенные отличия, по которым я понимала — это хоть и разумные существа, но не люди. И мне было совсем не страшно. Иногда, наблюдая за жизнью этих существ, меня переполняли эмоции, будто я не просто наблюдаю, а сопереживаю им.

И просыпаясь утром, я чувствовала себя вдвойне обделенной, потому что хотела тоже жить, наслаждаясь свободой. И вот после такого пробуждения я поняла, что отсиживаться в особняке и прятаться за семью замками для меня не вариант. Кажется, Домиан что-то говорил о скором открытии сезона? Так почему бы не выйти в свет и не завести несколько знакомств? Покровителей мне не надо, а вот пара приятельниц не помешала бы. Может в этом мире все не так уж и плохо, как мне кажется?

И вот на следующий день я сразу после завтрака озадачила Элевениру своим желанием быть представленной в этом сезоне высшему свету. Она не удивилась и не стала меня отговаривать, что укрепило меня в своей правоте. И после занятий мы с ней отправились по лучшим салонам Даронга за моим новым гардеробом. Уфина, которую я взяла с собой, пищала от восторга, рассматривая витрины салонов и с придыханием повторяя имена лучших модисток города.

Я даже и не представляла насколько это утомительно: подбор платьев, обуви, аксессуаров, белья. Когда мы зашли напоследок в ювелирный салон, я уже ничего не хотела. А Элевенира, напротив, выглядела так будто окунулась в родную стихию. Огонек в глазах, румянец на щеках. Она помолодела лет на десять. Ей я полностью доверила подбор украшений, потому что сама ничегошеньки в этом не понимала.

Следует ли говорить, что в особняк мы вернулись к ужину? Я дала указания принести все многочисленные коробки и пакеты в мою комнату и отправилась в купальню смывать усталость. После убийства Тирайо я ни за что бы не решилась окунуться в ту чашу, из которой извлекли его тело. На мое счастье на втором этаже имелась еще одна купальня. Именно в том крыле, где располагались запертые комнаты. Вот туда-то я и направилась.

Глава 14.1

Я почему-то думала, что открытие сезона начнется с какого-нибудь шикарного приема или бала. Да, мои представления о жизни высшего общества ограничивались прочитанными романами об очередной знойной красотке. Моя соседка по общежитию Вика любила подобные истории до умопомрачения. Ну и я иногда приобщалась к чтению бульварных романов.

Но как сообщила мне Элевенира в Даронге сезон открывается с массового гуляния в парке при дворце Совета Магистров. Причем гуляние в прямом смысле слова. Никаких тебе песен под гармошку ряженых в сарафаны певуний. Никаких лазаний по столбам и хороводов. А просто чинно и неспешно прохаживаться по парку и вести беседы ни о чем. И стоит из-за этого заморачиваться? Но ма многозначительно намекнула, что для меня лично это очень важное мероприятие. Именно на нем Адвальдо представит меня своим знакомым. Если честно, я очень хотела чтобы компанию мне составила сама Элевенира, но распорядительница на мой вопрос только закатила глаза и раздраженно вздохнула, будто я спросила о какой-то нелепице. Уже позже Адвальдо объяснил мне, что после смерти дочери Элевенира не посещает светские мероприятия.

Благодаря той толстенной книге, которая напомнила мне энциклопедию, я уже немного разобралась в некоторых особенностях Касанара. Этим миром управлял Совет Магистров. Весь Касанар поделен на несколько провинций, в каждой существовала своя столица и всем заправляли представители Совета. Светский сезон начинался после окончания времени холодных ветров, как здесь называли земное подобие зимы. Правда в Даронге, столице западной провинции, зимы как таковой не было. Скорее бесснежная осень с ледяным пронизывающим ветром. Но сейчас все эти неприятные погодные явления остались позади и если верить энциклопедии, стоит ожидать теплых и ясных дней.


Когда Адвальдо явился за мной, чтобы вместе отправиться в парк, я невольно засмотрелась на него. Он выглядел впечатляюще. Я уже говорила, что Тирайо мне напоминал оплывшего и постаревшего мистера Рочестера. А вот Адвальдо скорее олицетворял того же мистера Рочестера во времена бурной молодости. Ну и фамильные признаки в виде высокого роста и широкого разворота плеч тоже привлекали внимание.

Он оценивающе осмотрел меня и довольно кивнул головой. Ну точь-в-точь как Тирайо в день нашей свадьбы. Одно слово — родственники.

На мне было платье кремового цвета с длинными рукавами раструбами, неглубоким вырезом и отороченное кружевом. В нашем мире его вполне можно было бы счесть за скромное платье невесты. Но раз в Касанаре нет традиционного цвета для свадебных нарядов, то почему бы и нет?

Элевенира придирчиво окинула меня взглядом, прежде чем милостиво кивнула. Но в её глазах все равно я увидела пренебрежение. Ну да ладно, я по крови не аристократка, мне и так нравится мое отражение. Да что там нравится. Я была в восторге! Ощущала себя не просто госпожой, а королевишной. Мне все больше нравилась местная мода. Никаких ужасных корсетов о которых я читала. И никаких туфель со шпильками, на которых я так и не научилась ходить грациозно. Да и где было учиться? В детском доме?

В общем, я была довольна и своим видом и тем, что меня сопровождает такой привлекательный спутник.

Мы ехали в открытом экипаже Адвальдо. По дороге нам попадались и такие же, как наш, конные экипажи, а были и самоходные. На мой вопрос как они движутся, Адвальдо пояснил — благодаря кристаллам, заправленным магией. В Касанаре вообще много что работало на кристаллах.

Когда мы прибыли на место и экипаж остановился перед широко распахнутыми воротами парка, меня охватил мандраж. Адвальдо, подавая мне руку, успокаивающе улыбнулся:

— Все не так страшно, как тебе расписала Элевенира. Ты прекрасно выглядишь. Тебе требуется лишь улыбаться и держать меня под руку.

— Адвальдо, а как ты будешь меня представлять? Мне очень не нравится слово вдова. У меня оно ассоциируется со старухой в черных лохмотьях, — я умоляюще посмотрела на молодого Сандини, понимая, что требую от него невозможного.

Он не растерялся. По доброму рассмеялся:

— Более витиеватое определение, как моя родственница подойдет?

— Подойдет.


Со стороны наша пара ничем не отличалась от остальных. Здесь прогуливались и целые семейства и одинокие господа. Были дамы без сопровождения мужчин, но они, как правило, сбивались в парочки и группы по три-четыре человека. С некоторыми Адвальдо просто раскланивался, с кем-то останавливался перекинуться парой фраз. Меня он представлял своей родственницей, но мне казалось, что все прекрасно осведомлены, кто я такая. Моя персона вызывала самую разную реакцию. Дамы в основном с прохладцей кивали или удостаивали холодной вежливой улыбки. Некоторые мужчины с любопытством рассматривали как диковинку. Некоторые взгляды вызывали у меня злость. Так и хотелось сказать: глаза сломаешь. Тоже мне высшее общество.

— Пойдем, поприветствуем семейство Луризанов. У них две дочери твоего возраста. Вдруг подружитесь.

Адвальдо свернул на одну из дорожек по которой навстречу нам двигалась семейная пара с двумя девушками. Девицы, заметив Адвальдо, тут же начали перешептываться и смущенно хихикать. А я впервые осознала, что возможно, Адвальдо не только меня «выгуливает», но и старается устроить свое семейное счастье. А я ему под ногами мешаюсь.

После того, как меня представили, девицы не скрывая любопытство и интерес закидали меня вопросами о моем иномирном происхождении. А потом настойчиво приглашали в гости и их отец, господин Луризан, взял обещание с Адвальдо что мы с ним обязательно посетим их дом. Уверена, их гостеприимство ко мне не имеет никакого отношения: Адвальдо завидный жених, его и зазывали.

Потом мы прошли чуть дальше и я попросила Адвальдо немного отдохнуть. Я устроилась на широкой скамье, откинувшись на спинку, мой спутник присел рядом

Меня тоже разбирало любопытство, и я не удержалась от вопроса:


— Адвальдо, а сколько тебе лет?

— Двадцать восемь.

— А почему ты до сих пор не обзавелся женой? Ты ведь завидный жених? Богат, владеешь компанией.

Он усмехнулся:

— Не до женитьбы было. После смерти отца пришлось вникать в дела компании. Тирайо нужен был компаньон, вот и пришлось посвятить себя делу.

— Но теперь, когда ты один, без Тирайо, будет опять не до женитьбы?

— Теперь, я единственный мужчина в нашем роду. И мне пора подумать о наследниках. Так что придется жениться.

— Тогда почему ты возишься со мной, вместо того, чтобы устраивать свою жизнь? — меня этот вопрос очень интересовал. Неужели Адвальдо альтруист, который просто жалеет бедную иномирянку?

Он рассмеялся:

— Да потому что ты мне напоминаешь стихийное бедствие. Свалилась неожиданно на голову, и тут же началась череда не самых приятных событий. Убийство дяди, странные претензии Локра, опасная магия, непонятно откуда появившаяся. Как я могу оставить тебя без присмотра, когда ты носишь мое имя? Нравится тебе это или нет, но ты Сандини и я не могу позволить тебе совершать глупости.

— И что, мне теперь придется присутствовать на всех твоих смотринах невест? — мне показалось это забавным и я не удержалась от смешка. Адвальдо смерил меня веселым взглядом.

— Пойду, принесу что-нибудь выпить. Сиди здесь и не вздумай покидать свое место. Здесь столько народа, что я тебя до ночи искать потом буду. Все поняла?

— Поняла, Адвальдо.

Он ушел, а я от нечего делать принялась рассматривать гуляющих. На нашей дорожке было относительно безлюдно, а вот на соседних гораздо оживленнее. И тут я заметила одинокую фигуру, которая шла не по дорожкам, а прямо через зеленые лужайки, не заботясь о приличиях. Это был молодой парень, он куда-то спешил и, судя по одежде, он точно не относился к сливкам общества. Что-то мне показалось знакомым в его лице и, присмотревшись, я его узнала. Когда он оказался поблизости, окликнула:

— Кевил!

Глава 14.2

Парень вздрогнул от звука моего голоса и завертел головой. Я взмахнула рукой, привлекая его внимание. Надеюсь, здесь этот жест не считается неприличным. Но Кевил, кажется, меня не узнал. Он остановился прямо на газоне и непонимающе смотрел в мою сторону. Пришлось подняться и подойди самой. Но уже на полпути лицо парня озарила радостная улыбка и он, наконец, добрался до дорожки в два прыжка.

— Кевил, рада тебя видеть, — я искренне улыбнулась. Хоть одно знакомое лицо в разряженной толпе.

— Ольга? Вот уж не ожидал… Нет, я очень рад, что ты выбралась из лап комитета! Просто не думал, что встречу здесь кого-то знакомого, — его взгляд пробежался по мне, не забыв уделить внимание декольте.

— Как Диара? С ней все в порядке?

— Да, теперь уже можно сказать все в порядке. Мы вовремя обратились к целителям. Она еще в Целебнице Ларетты Пресветлой. Я как раз от неё иду.

При свете дня Кевил выглядел несколько иначе, чем в камере. Видно было, что под глазами залегли тени, лицо осунулось.

— Кевил, у тебя самого все в порядке? Выглядишь ты неважно…

Он удивленно расширил глаза:

— У меня? У меня все в порядке. Вот Диара подлечится немного и я её домой заберу. Еще бы место приличное найти. Если опять попадемся за работу без лицензии, можем так легко не отделаться. Но с работой сегодня не просто.

Он беззаботно улыбался, но видно было, что это всё напускное. И тут у меня появилась идея. Еще утром я гадала, как же мне продвинуться в расследовании появления Васьки в этом мире. Я уже успела днем ранее побывать в приюте и после щедрого пожертвования сотрудники этого заведения в своей картотеке нашли имя прежнего владельца моего кота. Или владелицы? Мартини Кловэ — так значилось на карточке. А женщина это или мужчина никто не помнил. Кроме имени никакой информации указано не было. И как разыскать мне этого загадочного Мартини я не знала. Единственное, что смогла — это порыться в справочнике знатных родов западной провинции Касанара. Но никаких Кловэ в нем не значилось. Из чего я сделала вывод, что к высшему свету разыскиваемый не относится. И вот сейчас мне самым невероятным образом встретился Кевил — не иначе это само провидение послало его.

— Кевил, скажи, а ты можешь выполнить для меня одно поручение? За щедрое вознаграждение. Мне очень нужна помощь, а кроме как к тебе обратиться не к кому.

— Да запросто. Что нужно? — поза парня изменилась. Он сложил руки на груди и принял серьезный вид.

— Мне нужно разыскать Мартини Кловэ. Я не знаю кто это. Ни сословия, ни место жительства. Даже не знаю мужчина это или женщина. Сможешь? — на какой-то миг мне показалось, что Кевил откажется. И я бы поняла. Еще бы: найди то, не знаю что. А парень почесал задумчиво подбородок и кивнул:

— Смогу. Если это житель Даронга, то вообще не проблема. Если нет, то дольше ждать придется, но думаю, справлюсь.

Я суетливо раскрыла сумочку и вытащила две купюры фиолетового цвета.

— Кевил, я не знаю местных расценок. Этого будет достаточно за работу?

Он фыркнул, взял только одну банкноту и спрятал её в карман рубашки:

— Более чем. Когда информация появится, я найду тебя.


И не говоря больше ни слова, он отправился вглубь парка. Он меня найдет? А как он меня найдет, если он даже не спросил адрес? Я раздумывала, стоит ли догнать парня и объяснить где я живу, но за спиной раздался голос Адвальдо:

— И что это за благотворительная акция?

В руках он держал пару бокалов, и я сразу потянулась к одному из них. Только сейчас ощутила, что хочется пить. Напиток похож на обычный лимонад, только чуть кислее. Я осушила бокал в несколько глотков и только потом ответила:

— Адвальдо, этот парень был со мной в камере. У него сестра заболела и я подумала, что если помогу ему немного с деньгами, то сделаю доброе дело. Разве не так?

Было отчетливо видно, что Адвальдо недоволен.

— Ольга, ты не должна общаться со всяким сбродом. Забудь тех, с кем ты из-за происков Локра оказалась в этой ужасной камере. Тебя ни на минуту нельзя одну оставить. А если бы он ограбил тебя?

— Он бы не ограбил меня. Я уверена, что он честный парень. И Адвальдо, сегодня такой хороший день. Давай не будем препираться.

Он подставил свой локоть и я охотно подцепила его под руку. После встречи с Кевилом настроение резко поднялось и мне верилось, что теперь все у меня получится. Даже прогулка по парку не казалось бессмысленной и скучной.

Дорожка вывела нас к большому пруду, вокруг которого было многолюдно. Пруд облюбовали местные птицы и желающих покормить их было достаточно. И я бы тоже с удовольствием полюбовалась птицами вблизи, если бы не нужно было протискиваться сквозь толпу. Да и Адвальдо вдруг встретился со своим знакомым, с которым их связывали дела и будто забыл обо мне. Нет, он меня представил мужчине, чье имя у меня тут же вылетело из головы. Но после обычных формальностей они так увлеклись разговором, что обо мне просто забыли. Слушать их разговор мне было и неинтересно и я мало, что понимала. Сначала просто вертела головой, рассматривая толпу. Иногда за чужими спинами можно было разглядеть грациозных черных птиц, которые лениво подбирали угощение с глади воды. Я все-таки подошла ближе и пристав на цыпочки, разглядывала птиц из-за плеча стоявшего передо мной высокого мужчины. Он иногда склонялся к уху стоявшей рядом с ним немолодой уже дамы и в эти мгновения мне открывался хороший вид. Но я так увлеклась, что когда меня кто-то толкнул в спину, нечаянно оперлась рукой о плечо мужчины. И хотя я сразу же отдернула руку, но было уже поздно. Вот стыдоба-то!

— Извините, я не хотела.

Я успела пробормотать извинения, в тот самый момент, когда стоящий передо мной мужчина обернулся. Мы встретились взглядом и одновременно воскликнули:

— Вы?!‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 15.1

Испуг тут же сменился радостью. Сегодня у меня просто день встреч. Я улыбнулась и, скрывая невесть откуда появившееся смущение, пробормотала:

— Добрый день, господин Риадан. Рада вас видеть.

— Я тоже рад вас видеть, Ольга. Вы снова одна? — он обвел быстрым взглядом окрестности и видимо, увидел Авдвальдо:

— Господину Сандини не стоило оставлять вас без внимания. Здесь слишком многолюдно.

А я стояла и продолжала улыбаться, как дурочка. Сама не знаю, что на меня нашло. Просто какая-то безотчетная радость. Тут стоявшая с детективом пожилая дама обернулась и, увидев, что её спутник занят разговором со мной, требовательно потянула его за локоть.

— Тетушка, позволь тебе представить госпожу Сандини. Ольга, это моя тетушка, госпожа Элизия Риадан.

Я смущенно улыбнулась и быстро кивнула, начисто забыв правила этикета, которые мне объясняла Элевенира. Как приветствовать старших по возрасту дам? Я точно сделала что-то не так, потому что тетушка Элизия смерила меня удивленным взглядом и с недоумением посмотрела на детектива. Он сразу же пояснил:

— Тетушка, Ольга иномирянка.

Глаза дамы расширились, она даже прижала тонкие кисти рук с изящными пальчиками к груди:

— Иномирянка?! Так это вы та несчастная девочка, которую продали на аукционе?! — я заметила, как голубые глаза Элизии наполнились слезами.

— Не волнуйтесь так, пожалуйста! Аукцион уже позади, — еще не хватало, чтобы из-за меня расплакалась тетушка детектива.

Господин Риадан подхватил даму под локоть и мы отошли в сторону, чтобы толпа не мешала нам беседовать.

— Элизия, ты слишком впечатлительна. Ольге ничего уже не угрожает.

Дама достала из сумочки белоснежный платочек и поднесла его к глазам. У меня Элизия вызвала симпатию. Несмотря на возраст, а на мой взгляд ей был уже за пятьдесят, она оставалась красивой. Вся такая маленькая, тонкая, даже хрупкая. И столько доброты в голубых глазах!

— Извините мне мою впечатлительность. Это все так ужасно. Но теперь, я надеюсь, у вас все хорошо?

Я поспешила заверить госпожу Риадан, что у меня все замечательно и лучше быть не может.

— Как вам начало сезона, Ольга? — детектив, видимо, решил сменить тему. Я в ответ неопределенно пожала плечами:

— Слишком много новых имен и лиц, я никого не запомнила. Даже не представляю, что будет дальше. И что, как часто совершаются подобные массовые гуляния? Я бы предпочла танцы.

Элизия тонко засмеялась.

— Правильно, Ольга! Я тоже терпеть не могу эти странные прогулки. Вот танцы, это совсем другое дело! Но на наше счастье в этом сезоне будет много торжественных приёмов с танцевальными вечерами.

Тут рассмеялся и детектив:

— Тетя, ты неисправима. Придется сопровождать тебя на все эти танцевальные вечера, вместо того, чтобы заниматься службой.

Я во все глаза смотрела на Риадана. Это был совсем другой мужчина — открытый, мягкий. В простых словах было столько душевности, домашнего уюта, что я почувствовала зависть. Я тоже хочу иметь семью, тетушек, дядюшек и вообще…

— Добрый день, господин Риадан. Ольга, тебе не стоило отходить от меня.

Адвальдо появился за моей спиной и вежливо раскланялся с детективом и его тетушкой.

— Нам уже пора. Было приятно встретить вас.

Адвальдо повел меня в сторону, даже не дав сказать и слова на прощание. Но я обернулась и взмахнула рукой, Элизия ответила мне таким же взмахом.

До экипажа мы шли в молчании. Адвальдо был задумчив и его мысли были не самыми радужными. Уж не знаю, о чем он говорил со своим знакомым, да и вникать не хотелось. И только в экипаже он нарушил молчание:

— Тебе понравилось?

— Нет. Толпа незнакомых мне людей, которым нужно улыбаться и делать вид, что не замечаешь их неприязни. Только госпожа Риадан выразила сочувствие из-за того, что мне пришлось пережить. Остальные смотрели на меня как на недоразумение.

— Ты преувеличиваешь, Ольга. На самом деле ты имела большой успех. Я получил массу приглашений для тебя.

— Ты? А почему мне лично ничего не передавали?

— Так принято, — туманная формулировка. Как так?

— Завтра состоится первый торжественный прием. Я не смогу все время быть с тобой. Видишь ли, на таких приемах ведутся и деловые разговоры, а для нашей компании после смерти Тирайо новые знакомства будут очень кстати. Так что будь осмотрительна. Ты теперь свободна и богата, так что найдутся желающие пустить пыль в глаза. А если кто-то будет излишне досаждать расспросами — отправляй ко мне.

— Ты думаешь, я не смогу сама разобраться с излишне любопытными?

— Можешь, так как принято в твоем мире. Но сейчас ты в Касанаре. Здесь все иначе. И на все приглашения, которые, я уверен, последуют, не отвечай ничего определенного.

— Адвальдо, ты стараешься меня запугать, чтобы я и шага не ступила без твоего контроля?

— Это не контроль, а предусмотрительность. Я уже говорил, что если бы мы сразу заключили договор о семейном покровительстве, многих проблем удалось бы избежать.

— Нельзя все предусмотреть, Адвальдо. И если честно, твоя тяга к излишнему контролю меня пугает.

Он хотел что-то ответить, даже рот открыл, но вдруг передумал. А у меня появилось стойкое ощущение, что эти слова ему уже кто-то говорил до меня.

Глава 15.2

Если бы кто сказал, что первый торжественный прием в Даронге я буду ожидать с таким нетерпением, не поверила бы. С волнением я примеряла перед зеркалом одно платье за другим, не решаясь сделать выбор. Замучила Уфину вопросами, какое платье ей нравится больше. А что она может сказать, если ей все они нравятся. Пришлось побеспокоить Элевениру. Она явилась в мою комнату и окинула взглядом длинный ряд платьев на вешалке. Подошла и вытащила одно — светло бирюзового цвета. С пышной юбкой и облегающим лифом. Без рукавов и без бретелек, но к нему прилагался такого же цвета палантин.

Затем распорядительница подошла к сундучку с драгоценностями и подобрала украшения к наряду.

— Думаю, придется расширить наши занятия. У тебя проблемы со вкусом и с подбором одежды.

Интересно, где бы мне привили этот вкус, не в детдоме же. Я сдержанно поблагодарила Элевениру.

Мое волнение объяснялось просто — я очень надеялась, что завтра снова увижу детектива. Он же сказал, что будет сопровождать тетушку на танцевальные вечера и уж первый такой вечер не должен пропустить. И именно поэтому я хотела выглядеть достойно.

А еще мне было очень интересно, почему Риадан выбрал такое непростое занятие для себя — службу в комитете по особо тяжелым преступлениям. Я уже поняла, что мужчины знатного происхождения в Касанаре вовсе не бездельники. Например, Адвальдо владелец компании по добыче кристаллов. И судя по его рассказам, ему с Тирайо приходилось вникать во все мелочи этого процесса, чтобы получать прибыль. Но одно дело владеть компанией, а другое — ловить преступников.

Своими размышлениями я поделилась с Василием. Но он лишь довольно жмурился и подставлял свою рыжую голову под мою ладонь, чтобы я не отвлекалась и продолжала чесать его за ухом.


Адвальдо явился за мной как мы и договаривались накануне. Выглядел он безупречно. А вот мой вид ему чем-то не понравился. На его хмурый взгляд я с обидой спросила:

— Что не так? — лично мне мое отражение в зеркале очень даже нравилось.

— Ты выглядишь в этом платье слишком юной и доверчивой.

Я хмыкнула: ну да, кругом враги, желающие обмануть меня.

— Адвальдо, по-твоему, как я должна выглядеть? Мне восемнадцать лет, и не говори что это недостаток.


Первый прием состоялся вовсе не во дворце Совета Магистров, как я полагала. Мы подъехали к шикарному особняку с открытой террасой на втором этаже. Адвальдо всю дорогу наставлял меня:

— Владелец особняка один из магистров Эдуардо Волтам. И еще он выразил желание стать крупнейшим заказчиком кристаллов нашей компании. Поэтому я не смогу быть рядом с тобой все время. Мне нужно будет убедить магистра Волтам, что лучшего поставщика ему не найти. Не вздумай покидать особняк без меня.

— Хорошо, Адвальдо.


От обилия гостей в шикарных нарядах зарябило в глазах. В огромном зале стоял гул голосов, периодически с разных сторон доносились женские смешки, приветственные возгласы мужчин, со стороны балкона слышались звуки настраиваемых инструментов. Я старалась выискать в толпе детектива, потому что хрупкую фигуру его тетушки вряд ли вообще здесь возможно разглядеть.

Адвальдо вел меня сквозь толпу. Он казался ледоколом, который идет напролом. Он успевал и отвечать на приветствия, и раздавать комплименты дамам. Остановился только возле небольшой группы мужчин во фраках. Все они были уже немолоды, седовласы, с глубокими морщинами на лицах. Но, тем не менее, горделивые осанки и превосходство во взглядах не позволяло назвать их стариками.

— Приветствую вас, господа магистры. Позвольте вам представить мою родственницу — госпожу Сандини.

Я с вежливой улыбкой выслушала комплименты, не забывая отметить, что, несмотря на сказанные любезности в глазах этих магистров столько льда, что им можно обеспечить всю Китайскую республику.

На мое счастье это была простая формальность — засвидетельствовать свое почтение магистрам и хозяину дома. Мы быстро отошли в глубь зала и тут, наконец, раздались аплодисменты и на помост вышел тот самый Эдуардо Волтам. Высокий и худой мужчина, с мягкими чертами лица. Говорил он негромко, но в зале воцарилась такая тишина, что ни одно слово магистра не оставалось не услышанным. Он поздравил всех жителей Даронга с началом сезона, пообещал несколько приятных сюрпризов на всем его протяжении. И пожелал приятно и с пользой провести сегодняшний вечер.

Тут же раздались начальные аккорды и в быстро образовавшийся круг вышли первые пары танцующих. И я чуть не взвизгнула от радости, когда увидела детектива, который вел за руку Элизию. Несмотря на разницу в росте и в возрасте, танцевали они замечательно. Мне тут же захотелось присоединиться к танцующим, мелодия вела за собой, но Адвальдо не замечал моего нетерпения. Он высматривал кого-то в толпе. Я тоже огляделась и заметила, что некоторые мужчины покидают зал через двери в противоположном конце зала. И некоторые дамы поднимаются по лестнице на второй этаж, где стояли столы с угощениями. Понятно, каждому по интересам.

— Адвальдо, я хочу танцевать, — может это и не вежливо, но как еще заявить о своих желаниях, если кавалер их в упор не замечает?

— Что? Танцевать? Давай чуть позже? Пойдем, найдем спокойное местечко, где ты немного поскучаешь, пока я не вернусь. Обещаю освободиться как можно раньше.

Нет, это вообще как понимать? Я наивно полагала, что Сандини меня в свет выводит, а он просто решает свои проблемы. Я буду скучать? Даже пусть не надеется! Я могу и сама пригласить на танец понравившегося мужчину. А что? Я иномирянка, мне можно.‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 15.3

Я проводила взглядом удаляющуюся фигуру Адвальдо. И как только он скрылся за массивными дверьми зала, все внимание уделила танцующим. С моего места, а Адвальдо усадил меня на софу возле окна, мне хорошо были видны Элизия и ведущий в танце детектив. Смотреть на них было сплошное удовольствие. Как только танец закончился и на некоторое время смолкла музыка, я подскочила со своего места и пошла сквозь толпу, намереваясь будто нечаянно столкнуться с господином Риадан и его очаровательной тетушкой. Это было сделать непросто, но у меня получилось. Тетушка Элизия первой заметила меня и окликнула, получилось, что я вообще тут не при чем.

— Добрый день, госпожа Риадан. Очень рада встретить вас.

— Добрый день, Ольга. Ты ведь позволишь мне так называть тебя? Чудесный день! Ты уже успела насладиться танцем?

Я вздохнула и развела руками:

— Увы, нет. Мой кавалер скрылся на деловые переговоры и просил дождаться его.

Элизия хитро прищурила голубые глаза:

— Это непозволительно — заставлять томиться даму, когда она хочет танцевать! Ты ведь хочешь танцевать?

Я не удержалась и тоже хитро прищурилась:

— Очень хочу!

Элизия обернулась, огляделась и, взяв меня за руку, повела за собой. Очень скоро мы наткнулись на детектива, который обменивался любезностями с дородной дамой лет сорока и ее двумя дочерьми на выданье. Элизия вдруг стала чрезвычайно словоохотлива и чересчур любезна. Она заговорила даму с девицами, а я неожиданно почувствовала, что моя рука покоится на локте детектива и он ведет меня в круг, в котором уже кружились пары. Я готова поспорить, что и Риадан неожиданно для себя осознал эту странность. Но буквально через миг его удивление сменилось веселостью и он, привлекая меня к себе в танце, рассмеялся:

— Это проделки тетушки. Надеюсь, вы не сильно шокированы?

Я поймала ритм танца и призналась:

— Немного удивлена. Но с учетом событий последних дней, я уже привыкаю к странностям Касанара.

Этот танец я разучивала в паре с Адвальдо. И только сейчас поняла, как много удовольствия упустила, танцуя не с тем мужчиной. Адвальдо не просто вел в танце, он скорее направлял, не давая ни малейшей возможности сделать хоть одно неверное движение. А вот детектив вел хоть и уверенно, но между тем галантно предоставлял право своевольничать, если бы мне вдруг захотелось. Но я и сама желала показать насколько грациозно умею двигаться, и что в танце чувствую себя абсолютно свободно и уверенно.

— Вы замечательно танцуете, Ольга, — я не сразу поняла, что должна что-то ответить, поскольку с толку сбивала рука детектива на моей талии.

— Я в детстве увлекалась танцами, а как потом оказалось, танцы в наших мирах не сильно отличаются, господин Риадан.

— Дарайн. Если уж я обращаюсь к вам по имени, Ольга, было бы справедливо и вам называть меня по имени.

— Хорошо, Дарайн.

Это были восхитительные минуты. Вряд ли я могла бы сейчас вспомнить что-то столь же волнующее и романтичное. В руках Дарайна чувствовала себя пушинкой, прекрасной феей, которая в любой момент может взлететь. Не удержалась и подняла взгляд, чтобы тут же потеряться в его глазах. Никогда не ощущала ничего подобного. Это было и пугающее и манящее чувство, от которого пылали щеки и сердце билось, как ненормальное.

Танец закончился и я еле сдержала вздох разочарования. Моя бы воля — я танцевала бы и танцевала, не размыкая рук.

— С кем вы сегодня, Ольга? — детектив хоть и вел меня к поджидающей тетушке, которая устроилась на одном из диванов и наслаждалась коктейлем в высоком фужере, но его взгляд скользил по толпе.

— С Адвальдо. Но он отлучился на какие-то переговоры. Понятия не имею, когда он вернется.

Дарайн усадил меня рядом с Элизией и подозвал лакея с подносом. Освежающий коктейль пришелся очень кстати. Но, видимо, не один Адвальдо явился сюда по делам. Очень скоро и детектив извинился и пропал из поля нашего зрения. Тетушка вздохнула и развела руками:

— А что делать, моя дорогая? Служба есть служба.

Но скучать мне не пришлось. Почти сразу меня пригласил на танец молодой мужчина довольно приятной наружности. Он был словоохотлив, в меру галантен, танцевал, правда, не так хорошо как Дарайн. Или это просто мне было с ним не так уютно как с детективом? Но сидеть рядом с Элизией я больше не собиралась. Ведь тогда можно было подумать, что я навязываю заботу о себе детективу. А я не хочу никому навязываться.

Как только закончился очередной танец, я покинула зал через те же массивные двери, за которыми пропали все интересующие меня мужчины. Я попала в широкий холл, из которого в разные стороны разбегались коридоры. И куда теперь? На мое счастье мимо пробегал лакей с подносом закусок и я остановила его:

— Подскажите, любезнейший, где мне отыскать господина Сандини? Он хотел побеседовать с магистром Эдуардо Волтам. Где я могу их найти?

— Вот по этому коридору, госпожа. Вторая дверь справа. Господин магистр обычно там проводит деловые переговоры.

Он убежал, а я последовала в заданном направлении.

Коридор был пуст, никому из гостей не приходило в голову разгуливать от нечего делать по дворцу магистра. Только меня посетила такая «гениальная» мысль. Да и что я сделаю? Постучусь и попрошу Адвальдо уделить мне время? Чего я вообще сюда пришла? У людей дела, а тут я надоеда такая. Я уже собиралась развернуться возле самых дверей, когда сквозь неплотно прикрытые створки до меня долетела фраза:

— Ваша новоявленная родственница, Адвальдо, доставляет слишком много проблем.

Я невольно остановилась, замерла, прислушиваясь.

— Господин магистр, это не так. Ольга никоим образом не вмешивается в дела компании, поэтому я могу вам гарантировать…

— Адвальдо, да если бы дело было во мне! Но тот человек, от имени которого я веду с вами переговоры, очень недоверчив. Он слишком осторожен и малейшая ерунда может сорвать выгоднейшую для нас с вами сделку! Когда компанию возглавлял Тирайо, я едва уговорил моего знакомого подумать о договоре. И даже когда Тирайо неожиданно убили, и тогда я не предполагал, что возникнут проблемы. Кто же знал, что ваш дядя неожиданно связал себя узами брака, и все состояние унаследовала его жена иномирянка! Сделка под угрозой срыва, потому что заказчик не доверяет женщинам и тем более иномирянкам!

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Но все дела компании веду я. Ольга подписала доверенность.

— Это сейчас. А когда она снова выйдет замуж? Вы уверены, что её супруг будет вникать во все нюансы и вообще не продаст свою долю в компании третьим лицам? Заказчику нужны гарантии, Адвальдо.

— Но какие гарантии в данной ситуации могут быть? Я знаю лишь, что сейчас Ольга не вникает в дела компании, да и замуж не собирается.

— Вот именно, что сейчас. Она молода, что уж скрывать — красива, владеет большим состоянием. Как долго она будет свободна?

— Что хочет ваш заказчик от меня? — мне почудились в голосе Адвальдо нотки раздражения или так оно и есть?

Голос магистра стал вкрадчивым:

— Адвальдо, я тут подумал вот что. Ты же сам не связан никакими обязательствами?

Пауза. А у меня мороз по коже.

— Нет, господин магистр. Это невозможно. Она вдова моего дяди. Это с любой точки зрения будет выглядеть странно, если не сказать подозрительно.

— И все же подумай. Не хотелось бы упускать такую выгодную сделку.

Я поняла, что сейчас меня могут застать за подслушиванием и на цыпочках прокралась в обратную сторону. В холле выдохнула. Ничего себе, сходила за хлебушком.

Глава 16.1

Мысли метались, я растеряно водила пальцем по подоконнику, возле которого продолжала стоять в холле. Нет, это какое-то сумасшествие. Такое ощущение, что весь Касанар пытается от меня избавиться, как от чужеродного элемента. И это при том, что я сама сюда совсем не стремилась. Я тут совершенно не к месту.

— Ольга, что вы тут делаете?

Голос Дарайна вывел меня из состояния меланхолии. Детектив остановился совсем рядом и ожидал ответа. А я боялась, что если скажу хоть слово, то зареву самым позорным образом. Слишком много разных впечатлений за один день. Пусть лучше сочтет меня грубиянкой, чем истеричкой.

— Ольга? — его пальцы коснулись моего подбородка и мне пришлось повернуться к нему.

— Вас кто-то обидел? Такое ощущение, что вы вот-вот заплачете. Да что случилось, вы можете сказать? — голос Дарайна стал резким, от изначального сочувствия и мягкости не осталось и следа. Вот так и надо, а то от его сопереживания я расклеиваюсь и превращаюсь в кисейную барышню. А так и слезы сразу испарились и голос уже не дрожит:

— Все в порядке, Дарайн. Я просто хотела освежиться, в зале слишком душно. Но заблудилась в этом огромном дворце. Я еще немного тут побуду и пойду в зал, а то вернется Адвальдо, а меня нет.

— В таком случае, я побуду с вами.

Я не сдержала слабой улыбки:

— Боитесь, натворю что-нибудь? Тетушка Элизия не хватится вас?

— Элизия очень общительна, думаю, она легко найдет себе и собеседника и партнера по танцам. А вот за вас я переживаю.

— Правда? — я растерянно посмотрела на детектива. Он в ответ легко улыбнулся:

— Вам определенно нужны друзья и подруги. Чтобы уже найти свое место в этом мире.

Я потрясенно молчала. Он что, умеет читать мысли?

— Угадал?

Пришлось сознаться:

— Угадали. Только как найти свое место? С чего начать? — я смотрела на Дарайна так, будто от его ответа зависела моя жизнь.

— Думаю, нужно понять, чем бы вы хотели заниматься в этом мире. Сразу же подберется соответствующий круг общения и все встанет на свои места.

Вот так легко? И чем же я хотела бы заниматься? Если бы на Земле у меня была возможность выбирать, что бы я выбрала?

Но додумать эту мысль я не успела, потому что появился Адвальдо. Вот так всегда. Он оглядел нашу примолкшую парочку хмурым взглядом. Я, чтобы предотвратить расспросы, озвучила ту же версию своего пребывания здесь, что и Дарайну. Мужчины раскланялись и Адвальдо повел меня в зал. Только вот танцевать я уже совсем не хотела. Да и находиться во дворце вредного магистра не было желания.

— Ольга, ты же хотела танцевать? — удивился Адвальдо, когда я попросила отвезти меня домой.

— Я уже дважды танцевала, больше не хочу. Здесь шумно и утомительно.

— Хорошо. Один танец со мной и я отвезу тебя, куда скажешь.

Вот интересно, он мне сейчас так обворожительно улыбается сам по себе или следует инструкции магистра? Весь танец с Адвальдо я пыталась почувствовать, изменилось ли что-то в нашем общении или нет? Не слишком ли тесно его рука прижимает меня? Его голос наполнен бархатными нотками от природы или он пытается задурить мне голову? Его дыхание щекочет мне щеку случайно или так задумано? Нет, от этих подозрений я сойду с ума! Но и прямо спросить я не могу! Во-первых, он все равно не признается, а во-вторых, лучше оставить при себе некоторые секреты. Вдруг пригодятся?


Как только мы вернулись в особняк я вежливо, но настойчиво выпроводила Адвальдо. Напомнила ему, что в его планах получить наследника, а значит нужно сначала невесту присмотреть. Вот пусть и возвращается на прием и очаровывает местных девиц. А сама прямо в вечернем наряде направилась в кабинет Тирайо, вызвав туда же Домиана.

Секретарь явился сразу же.

— Домиан, я хочу получить полную информацию о компании Сандини. Не спрашивайте зачем мне это надо. И кстати, вы вчера говорили о документах, которые я должна подписать. Так вот, вам придется подробно мне объяснить, что это за документы. А я уже решу подписывать или нет.

Кажется, Домиан совсем не удивился.

Мы засиделись в кабинете до полуночи. Служанка дважды приносила нам чай и закуски, а я так и оставалась в вечернем платье. Узнала я много интересного. Основной доход приносила именно компания Сандини. Она владела несколькими месторождениями кристаллов в Касанаре и являлась крупнейшим поставщиком данного товара. Но незадолго до убийства Тирайо приобрел еще одно месторождение в параллельном мире. И именно на это месторождение возлагались большие надежды. Кристаллы, которые в нем добывали, по своей мощности превосходили кристаллы Касанара. То есть в один кристалл нового месторождения можно поместить магии в трое больше, чем в обычный.

— Домиан, а что ты знаешь о желании магистра Эдуарда Волтам заказать большую партию кристаллов?

— Этот вопрос обсуждался еще с Тирайо, госпожа. Я подготавливал необходимые документы о магических характеристиках и мощности кристаллов. Речь шла именно о новом месторождении.

— А зачем нужна большая партия особо мощных кристаллов? Где она может быть использована?

— Думаю, на этот вопрос можно ответить, выяснив личность заказчика.

Сама не знаю, зачем мне это надо, но вот любопытство просто замучило. Да и хорошо бы знать имя человека, которому мое существование поперек горла.

— Домиан, а можно как-то узнать, чьи именно интересы представляет магистр? Тирайо наверняка давал вам некоторые поручения, требующие секретности. Должны же у вас быть знакомства…

— Я вас понял, госпожа. Информация будет у вас через несколько дней. А сейчас давайте перейдем к документам.

Все оказалось не так уж и страшно. Несколько счетов, договора на поставку. Но раз уж вызвалась, придется вникать. По одному договору заказчиком был приют сирот. Меня прямо затрясло, когда Домиан разъяснил, что приют всегда приобретает небольшую партию маломощных кристаллов. Приют существует на пожертвования, а так как это приют для простолюдинов, то и пожертвования соответствующие.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Но ведь компания не разорится, если предоставит скидку? И вообще, почему бы не выяснить в каких именно кристаллах они нуждаются и не сделать им подарок? Компания же может заниматься благотворительностью?

— Разумеется, госпожа. Завтра же отправлю к ним человека.

Когда я добралась до своей комнаты, позволила Уфине раздеть меня и рухнула на постель. Васька тут же откуда-то материализовался и примостился на подушке, щекоча мне ухо своим мокрым носом. Под его мурчание я и уснула.

Глава 16.2

Проснулась я позже обычного после ночных посиделок с Домианом. И тут же Уфина сунула мне записку, которую для меня передал какой-то парень возле ворот особняка. Всю сонливость как рукой сняло, послание мне мог передать только Кевил. И точно. Парень уведомлял меня, что будет ждать в обед возле кондитерской лавки неподалеку. Стоило поторопиться.

После завтрака и выбора удобной одежды (в такие моменты я чувствовала себя светской дамой) уведомила Элевениру, что сегодня занятия отменяются. Ничего страшного не случится. Подумав, велела Уфине собираться якобы на прогулку. Раз одной мне выходить из дома не безопасно, возьму служанку. У Домиана и так много работы, не могу же я его повсюду брать с собой. Но вообще, следовало бы секретарю выдать премию — он явно перерабатывает.

Для выхода я подобрала платье светло-зеленого цвета с вышитым узором по подолу и по манжетам рукавов. В этом наряде я могла сойти и за состоятельную горожанку, не обремененную титулами. Мало ли куда придется наведаться.


Кевил ожидал возле дверей кондитерской, прислонившись плечом к косяку. Несмотря на потертую ткань черного жилета, поверх белой рубашки и трещины на брючном ремне, вид он имел опрятный и чистый. Светлые волнистые волосы зачесаны назад. Прямо персонаж из исторического фильма. Увидев нас в экипаже, легко оттолкнулся от косяка и не спеша приблизился. Я не удержалась от улыбки — вид парень имел важный.

— Кевил, рада тебя видеть. Залезай к нам и рассказывай.

Он легко запрыгнул в экипаж и дурашливо раскланялся:

— Мое почтение дамам.

Уфина хихикнула, а я все-таки подавила желание рассмеяться. Мы же здесь по делу собрались, а не просто так. Кевил тут же принял серьезный вид и заявил:

— Я нашёл её. Мартини Кловэ цветочница. Она работает в лавке на углу Пивного тупичка и Рыбного ряда. В общем, приличное место, можно прямо сейчас туда и наведаться.

— Она какого возраста?

Кевил усмехнулся:

— Девица в самом соку. Болтлива, как сорока.

— Ну, тогда давайте наведаемся к этой цветочнице.


Кевил давал указания вознице как быстрее доехать до нужного места. Я даже не пыталась запомнить дорогу. У меня с детства географический кретинизм, я могу заблудиться в трех соснах, а тут почти незнакомый город. Минут через десять мы прибыли.

Цветочная лавка выделялась ярким пятном благодаря расписанным стенам и витиеватой вывеске. Странное место для цветов — между пивом и рыбой. Хотя, если чей-то муж засиделся с друзьями за кружечкой пива, как раз по дороге домой можно и букетик жене прикупить, чтобы не ворчала. Может, на это и был расчет?

Я остановилась возле прилавка, якобы разглядывая товар. Для того чтобы цветочница стала словоохотливей, надо, разумеется, что-то у неё купить. Это и младенцу понятно.

— Что желаете? — Мартини была справной девушкой. Про таких говорят кровь с молоком. С покупателями приветлива и мила. Значит, не дура. Я приобрела пышное растение в цветочном горшке и, судя по довольной улыбке цветочницы, купила безнадежный товар, который никому другому не приглянулся. Отдам Элевенире, пусть сама решит, что делать с этой растительностью.

Попросила Кевила вместе с Уфиной отнести горшок в экипаж. Как только эта парочка вышла из лавки, я проникновенным голосом произнесла:

— Мартини, на самом деле я искала вас.

Девушка тут же переменилась. Подбоченилась и сурово ответила:

— Если вы по поводу Бинко, то я сама его больше месяца не видела, и знать не знаю, где он.

— Нет, я не знаю никакого Бинко, я по поводу кота, которого вы отдали в приют.

Черные брови Мартини причудливо изогнулись:

— А что такое? Я все документы оформила, взнос уплатила.

— Нет, нет, с документами все в порядке. Я хотела узнать, где вы его приобрели? Откуда он у вас?

Наблюдать за тем, как меняется выражение лица цветочницы, было очень интересно. Она вдруг хитро прищурилась:

— А вам зачем?

О причине своего интереса я подумала заранее и выдала готовую фразу:

— Понимаете, ему одному одиноко. Я думаю, что котику нужна кошечка. Ну вы понимаете о чем я?

Мартини хохотнула:

— Еще бы. Да только даже и не знаю, смогу ли вам помочь. Этого рыжего котенка мне подарил мой дружок. Бывший. Увлечение у него такое — путешествовать по разным мирам, привозить всякие диковинки. Я сначала обрадовалась. Он такой забавный, смешной. Но потом Бинко заявил, что между нами все кончено. А кот мне своим существованием напоминал о дружке. А еще он жрет магию и цветы. Одного его дома оставлять нельзя — он был совсем крохотный. Сюда принесла — он мне половину товара попортил. Ну и что было делать? Отдала в приют…

— А где можно найти вашего бывшего дружка?

Мартини махнула рукой:

— Да чего его искать. Я ж сначала думала, что вы очередная его пассия, которой он голову вскружил. Он ведь такой — девки прямо липнут к нему. Наверняка, привез какой-нибудь артефакт магический, который девок к нему приваживает. Как уж они про меня узнают? Но постоянно прибегают то в слезах, то с претензиями. Надоели. А он держит лавку магических диковинок. Тут недалеко.


Бинко внешне был очень похож на цыгана. Смуглый, кучерявый, глаза с поволокой. А голос… Никакой артефакт не нужен — голос, вот что привлекало девушек к этому мужчине. Я и на этот раз попросила Кевила остаться вместе с Уфиной в экипаже. Мне так было проще.

— Добрый день. Вы Бинко?

Мужчина широко улыбнулся, демонстрируя ровный ряд белых зубов.

— Да, это я. Чем могу быть полезен, такой очаровательной девушке?

Да, видимо за знатную даму меня здесь никто не принимает. Наверняка, знатные дамы и не гуляют в таких местах.

— Я хотела поговорить с вами о рыжем котенке, которого вы подарили своей подружке Мартини.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍На лице Бинко отчетливо проступило удивление. Такого он точно не ожидал.

— А что с этим котенком? Вы хотите такого же? Не вопрос! Любой каприз!

Я с готовностью кивнула:

— Да, хочу такого же. Но у меня есть несколько вопросов. Сами понимаете — магическое животное в доме, это такая ответственность. Из какого он мира?

Бинко задумался на пару мгновений.

— Я купил его с рук в Лавесской долине. Мир так и называется — Лавесская долина. Тот торговец не говорил откуда котенок. Может даже из той же долины. Да вы не сомневайтесь. Тот торговец уверял меня, что кот совершенно безопасный. Я и не отдал бы его Мартини, просто хотел ей перед нашим расставанием оставить на память что-то милое.

— А вы знаете, что он есть магию?

— Конечно. И это не просто так. Только магия позволяет коту расти. Так торговец сказал.

— И до какого размера он вырастет?

— Да в том и дело! Какой размер тебе нужен, до такого и расти. Хочешь, чтоб остался маленьким котенком — не давай магию. Он с голода не умрет. Обычная еда ему тоже подходит. Ну а так я не знаю. Ну так что, будете заказывать? У меня условие — задаток вперед. А то сначала закажете, потом откажетесь.

— Я еще подумаю, Бинко. И если что, обязательно обращусь к вам.

В экипаж я вернулась в крайне задумчивом состоянии. Из какого мира Ваську привезли я так и не узнала. То есть узнала, что из Лавесской долины. Но туда он как попал? Ну не отправляться же в другой мир в поисках того торговца. Это будет уже слишком даже для меня. Надо будет у Домиана узнать, что это за мир такой.

Кевил лучился любопытством:

— Ну как?

— Да ничего конкретного. Хотела узнать, из какого мира привезли рыжего кота, но толком ничего не известно. Да, Кевил, спасибо за работу. Вот, это за время, что потратил сегодня на нас.

Я протянула ему две купюры и после недолгого раздумья они исчезли в кармане парня.

Глава 17.1

Вернулись мы еще до ужина и я, обдумывая услышанное, уселась на пуфик в позе мыслителя. Все сводилось к тому, что надеялась я напрасно, но сдаваться не хотелось. Очень уж мне понравилась идея, что если бы в нашем мире имелась магия, кошки её однозначно бы ели. Докажите обратное. И тот факт, что в нашей земной мифологии обычным спутником ведьм являлись кошки, тому подтверждение. А кот Баюн? Если верить сказкам, это был огромных размеров кот. Так оно и понятно — он в сказке живет, там этой магии завались. Хоть ложкой ешь.

Я не знаю как Васька понимал, что его хозяйка вернулась. Но факт оставался фактом. Стоило мне зайти в свою комнату, как рыжий проказник через пару минут появлялся тут же. Я подхватила кота под живот и посадила себе на колени. Стоит признать, что всего за несколько дней в особняке кот увеличился в размерах. И это было очень хорошо заметно. До размеров взрослого кота он еще не дорос, но если и дальше так пойдет, то ему и в самом деле скоро придется подыскивать кошечку. Даже шерсть стала гуще и длиннее. Теперь его каждый день приходилось вычесывать. Ну оно и понятно. Мало того, что его кормят как в санатории, так еще и каждый день ему перепадает приличная порция разнообразной магии. Рыжуля стал любимцем всех обитателей особняка и любой, проходящий мимо Васьки человек, не мог не угостить его магическим шариком. Я бы тоже с удовольствием поделилась, если бы могла.

— Ну, Василий, и как же мне узнать из какого ты мира? Какие будут предложения?

Я погладила кота по голове, потрепала за ухо. Он благосклонно принял ласку. Потоптался на коленях, удобно устраиваясь. Стоило мне снова опустить руку на его голову, как произошло нечто неожиданное. Окружающая обстановка вдруг смазалась, расплылась и я как будто оказалась на вершине высокого холма. Внизу простиралась просторная равнина с голубой лентой реки, редким кустарником по берегам. Из ниоткуда пришло осознание, что здесь часто дуют холодные ветра, край этот суровый и не каждый здесь сможет выжить. Из кустарника медленно вышел массивный рыжий зверь с густой длинной шерстью. Сила его мощных лап хорошо угадывалась. В зубах он за шкирку нес котенка такого же цвета.

— Госпожа, велите подавать ужин?

Вокруг все завертелось, закружилось и я с удивлением осознала себя сидящей в своей комнате на пуфике. Что это было?

Возле двери стояла Уфина и вопросительно смотрела на меня.

— Что ты сказала, Уфина?

— Я говорю, ужин подавать?

— Ах да, ужин. Да конечно. Я скоро спущусь.

Как только за служанкой закрылась дверь, я с недоверием покосилась на кота, который невозмутимо лежал на моих коленях и даже когти периодически выпускал.

— Вася, ты ничего не хочешь мне рассказать?

Кот что-то неразборчиво мурлыкнул. Хороший ответ, а главное, понятный, исчерпывающий.


К ужину явился и Адвальдо. Если честно, я никак не могу понять, по какому принципу он появляется в особняке. У него имеется свой дом, я никаких приглашений ему не отправляю. Но и выгонять его совершенно не хочется. Во-первых, это было бы грубо и невежливо. А во-вторых, общение с Адвальдо было интересным.

— Ты решил сегодня не участвовать в поиске невесты?

Адвальдо ответил недовольным взглядом:

— Мне вчера хватило. Надо сделать передышку иначе до конца сезона я просто не доживу.

— Что, так всё плохо? Неужели все девушки как одна некрасивы и глупы?

— Ну почему же. Вовсе нет. Просто от их обилия голова идет кругом. Ну а ты, как я узнал, решила все-таки вникнуть в дела компании? С чего вдруг такой интерес?

Ага, так я тебе и сказала о подслушанном разговоре. Жаль, что все-таки финальные фразы не услышала: согласился Адвальдо последовать совету магистра или нет.

— Считай, что от скуки. Скучно в вашем мире.

— И это говорит девушка, которая успела за весьма короткий срок попасть в другой мир, выйти замуж, овдоветь и даже посидеть в камере. Куда уж веселее.

Мы встретились с Адвальдо взглядами. Нет, если бы не тот разговор с магистром, я бы позволила себе расслабиться и может даже увлечься Адвальдо. Он интересный, привлекательный. Хотя его маниакальная страсть к контролю вымораживает. Но главное, тот разговор. Как я могу быть уверена, что интерес ко мне, доброжелательность Адвальдо искренняя?

— А ты уже попросила Элевениру составить тебе расписание визитов?

Я даже вилку до рта не донесла.

— Чего?

— Ты что, не просмотрела пригласительные карточки? — Адвальдо тут же вызвал служанку и приказал принести поднос с пригласительными. Приказ был исполнен почти мгновенно. На серебряном подносе лежала стопка разноцветных квадратиков. На них витиевато и с большой фантазией были указаны имена людей, приславших их.

— И что это?

— Это приглашения. На каждой карточке указано время и место приема или мероприятия, на которое тебя пригласили эти люди.

— И я должна все это посетить?

— Нет, конечно. Сначала сортируем.

Адвальдо быстро просмотрел карточки и разложил их на три стопки.

— Вот смотри. Эти карточки прислали известные на весь Даронг охотники за богатым приданным. Игроки, моты и гуляки. Их смело отправляем в корзину для мусора. Вот эти карточки представляют для тебя интерес, если ты подыскиваешь себе мужа. Это мужчины разного возраста и достатка, но все они холосты и, так или иначе, заявили о своем желании подыскать невесту в этом сезоне.

— Но они же со мной не знакомы? С чего они решили…

— Ольга, это просто приглашения. Они ни к чему тебя не обязывают. Да, эти мужчины лично с тобой не знакомы, но если ты примешь чье-то приглашение, то будет возможность и узнать друг друга. Они видели тебя на вчерашнем приеме, видели в парке, некоторым из них ты была представлена. Логично, что они проявили интерес. Я же говорил тебе, что твой выход в свет был успешным. Но я бы советовал в первую очередь обратить внимание вот на эти приглашения.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Адвальдо указал на три карточки сиротливо лежащих в стороне.

— И что в них особенного?

— Они от людей у которых есть дочери твоего возраста. Было бы неплохо, если бы ты обзавелась приятельницами. Разве нет?

Я подвинула к себе приглашения и прочитала, что на них было написано. Имена мне ничего не сказали, но одно из приглашений было на завтрашний вечер.

— Луиса и Мишель Айрис. Чем я их заинтересовала?

— Не знаю. Но у них есть дочь Жаниа, вы могли бы подружиться.

— А ты? Ты пойдешь со мной?

Адвальдо с улыбкой кивнул:

— Разумеется. Тем более что они и мне прислали приглашение.

— А, так они тобой интересуются в качестве потенциального зятя. А я так, для компании?

— Ольга, давай сходим и все узнаем.

Тут в столовую прибежала служанка:

— Госпожа, там ваш кот. Он безобразничает!

Таких жалоб мне еще не поступало. Следовало лично выяснить чем же занят Васька. Я вышла в холл и увидела, что рыжое чудо увлеченно грызет стебель того самого растения, которое я купила у Мартини.

— Вася, а если оно ядовитое? — на мой голос кот лишь скосил глаза и снова увлекся вандализмом. Теперь я понимаю, что имела в виду Мартини, говоря что котенок попортил ей товар. Но может ему это необходимо? Может, там какие-то особенные для кошек витамины? У бабушки была такая кошка, которую в дом нельзя было пускать, иначе она сгрызала все комнатные цветы, а что не грызла, то выкапывала лапой из горшка. Та еще озорница.

— Пусть грызет, если нравится. Лишь бы не отравился.

Глава 17.2

Адвальдо пробыл до позднего вечера и ушел, когда я от души зевнула. Отослав Уфину, я растянулась на постели. Сонливость после водных процедур отступила, её место заняла ленивая расслабленность. Вот, казалось бы, в моем распоряжении довольно приличных размеров особняк, а кроме как с Адвальдо и поговорить не с кем. Да и вообще. На меня снова накатила тоска. Как же досаждает это одиночество. И дело вовсе не в отсутствии подруг. Точнее, не только в этом. Откуда это томление, от которого не знаешь, куда себя деть? Остается только смотреть на звезды и вздыхать. А если закрыть глаза, то вспоминается улыбка Дарайна. И что такого в детективе, чем он зацепил меня? Почему именно он? Ведь никаких знаков внимания от него не было, только лишь те, что диктуют простые правила вежливости.

А ведь среди пригласительных карточек «потенциальных женихов» карточки детектива не было. Хорошо это или плохо? Скорее плохо, потому что я могла бы ответить на его приглашение. Вернее, я бы однозначно приняла его приглашение. Но он даже не подумал обо мне.

Тут на постель запрыгнул Васька. Потянулся, зевнул, всем своим видом как бы говоря: «Давай уже спать, хозяйка». Я повернулась на бок и, гладя рыжую спину, начала изливать душу коту.

— Вась, ну скажи, неужели я вот ни капельки ему не понравилась? Неужели ему не хочется встретиться со мной, потанцевать? Ну или просто поговорить о всякой ерунде? Но если он никак не проявит инициативу, то наша встреча не состоится. Я и так уже исчерпала все приличные способы обратить на себя его внимание. Ну и что делать, Василий? Вот что бы ты сделал на моем месте? Хотя, у котов все гораздо проще.

Я вздохнула и все-таки стала укладываться спать. Кинула пеньюар на один из пуфиков, оставаясь в кружевной сорочке, на которую и полюбоваться-то кроме меня самой некому.

Подгребла кота поближе и закрыла глаза. И как я раньше засыпала без кошачьего тарахтения? Это же такой релакс…

Мысли смазались, сладко потянуло в сон, глаза сами закрылись. И лишь где-то далеко, будто фоном, Васькино тарахтенье.

Странное ощущение, когда ты видишь сон во сне. И при этом ты осознаешь, что происходящее с тобой это сон в квадрате. У меня раньше такого не было, но я слышала о таких случаях. И сейчас не было сомнений, что именно это со мной и происходит.

Я оказалась в темной комнате, сидящей на краю чужой постели. Единственный свет исходил от меня самой, при этом я была полупрозрачной, словно призрак. Я с удивлением рассматривала свои руки, от которых исходило хоть и слабое, но все-таки свечение. А потом перевела взгляд на спящего хозяина комнаты и ощутила толпы мурашек дефилирующих по моей спине.

Дарайн был таким безмятежным, таким домашним, уютным… Я всматривалась в его лицо, разглядывала каждую черточку, каждую линию. Когда он не хмурится и не надевает маску беспристрастного детектива, он гораздо привлекательнее. Нестерпимо захотелось дотронуться до него, коснуться хотя бы щеки. Но от таких мыслей стыдно стало даже перед самой собой. Но тут же словно кто-то шепнул: это всего лишь сон. Это сон во сне, а значит, ты вольна сама придумывать сценарий.

Я все-таки протянула руку и кончиками пальцев провела по скуле. Потом убрала со лба Дарайна прядь волос. Нет, это все равно не правильно. Подглядывать за спящим человеком, даже если это всего лишь сон. Я вздохнула. Но и просыпаться не хотелось, когда я еще увижу его? А сейчас он так близко, что ближе и быть уже не может…

Дарайн вдруг заворочался и открыл глаза. Я испуганно ахнула, но все тот же искуситель шепнул: это лишь сон.

Дарайн удивленно моргнул и протер глаза. Интересно, а он осознает, что ему снится сон?

— Дарайн, это всего лишь сон. Я тебе снюсь, — надеюсь, что хотя бы во сне эти слова не звучат, как бред сумасшедшего.

— Неожиданно, — прозвучало не слишком вежливо, но можно сделать скидку на то, что человек спит.

— Надеюсь, ты меня не арестуешь за то, что я посмела присниться тебе? — никогда не умела флиртовать, наверное, и начинать не стоит.

— Смотря с какой целью приснилась, — вот что за человек! Даже во сне тут же нацепил на себя маску супер следователя. Закинул руку за голову и с интересом ученого наблюдает за моими попытками непринужденно вести светскую беседу в весьма непривычной обстановке.

— Да никакой особой цели и нет. Я и сама, если честно, не совсем понимаю, как нам двоим может сниться один и тот же сон. Забавно, правда?

— Не то слово. Скажи, а вот родинка, что так соблазнительно выглядывает из выреза твоей сорочки, мне тоже снится?

Я ахнула, закрываясь руками, и тут же проснулась. Сидя на своей постели, в панике огляделась: нет, я в своей комнате и никакого Дарайна здесь нет — ни спящего, ни бодрствующего.

— Приснится же такое.

Я уже хотела снова улечься, как обратила внимание на Ваську. Тот перестал мурчать и сонно жмурил глаза.

— Вася, это ведь ты лапу приложил к моему сну, да? Это ведь просто сон был?

Рыжий муркнул, что могло означать что угодно. Ладно, разберемся с этим утром. Я сдвинула кота с подушки, на которую он нагло улегся.

— Вася, больше никаких провокаций. Я хочу просто выспаться.

Глава 18.1

Утром сразу после завтрака я отправилась к Домиану. Я хотела поинтересоваться насколько он знаком с флорой и фауной других миров, а в частности с животным миром Лавесской долины. Или может в особняке имеется какой-нибудь справочник на эту тему? Но я не успела озвучить свой вопрос. Потому что после приветствия секретарь сразу заговорил сам.

— Госпожа, вы очень вовремя пришли. Уже хотел послать за вами служанку. Я получил интересующую вас информацию о магистре.

Ого, как оперативно! Я уселась в свободное кресло и вся обратилась в слух. Домиан отложил стопку просматриваемых бумаг в сторону и заговорил.

— Как удалось выяснить, в договоре с компанией Сандини Эдуардо Волтам представляет интересы Маурико Диэроса.

Домиан многозначительно посмотрел на меня. А я развела руками:

— И? Кто это такой Маурико Диэрос?

Секретарь досадливо вздохнул:

— Ах, да… Я как-то не подумал, госпожа, что вам это имя не знакомо. Чтобы быть кратким скажу, что Маурико Диэрос является одним из владельцев аукциона в Междумирье.

А вот это как-то неожиданно. У меня сразу столько вопросов в голове возникло, выбирай любой.

— Как это — один из владельцев? А их что, несколько?

Секретарь покивал головой:

— Именно. Сам аукцион — это как бы верхушка айсберга. Он венчает огромный механизм, который поставляет невольников на торги. И разумеется, одному человеку не под силу контролировать такую махину.

— И зачем же магистр помогает этому Маурико?! Он же знает что это за человек? Как вообще можно иметь дела с этими негодяями? — я искренне недоумевала и негодовала. Да будь моя воля, я бы всех аукционщиков самих в кандалы заковала. Они же самые настоящие преступники!

Домиан грустно ухмыльнулся и развел руками:

— Увы, госпожа. Вы слишком наивны и многого не понимаете. Но, видимо, магистр Волтам чем-то обязан владельцу аукциона, вот и вынужден представлять его интересы.

— А зачем магистру быть чем-то обязанным какому-то междумирцу? — я не хотела принимать факты. Слишком уж неприглядно они выглядят.

— Ну об это я ничего не знаю. Но иногда не только магистры, но и правители некоторых миров прибегают к услугам междумирцев. К определенного рода услугам…

Туманные намеки Домиана были понятны. Так вот потому аукционщики и бесчинствуют, что сильные маги и правители других миров, вместо того, чтобы уничтожить аукцион, сами пользуются его услугами.

— Ну и зачем Маурико большая партия мощных кристаллов? — это уже и не имело значение, но любопытство…

— На этот счет у меня есть некоторые подозрения. Видите ли, еще несколько лет назад в определенных кругах ходили разговоры о том, что аукцион уже не тот. Многие ловушки в труднодоступных мирах исчерпали свою силу. Да и вся система ловушек устарела и требует модернизации. А новая система требует особой мощности.

Я похолодела.

— Вы хотите сказать, Домиан, что эти гады с помощью кристаллов будут получать новых невольников на аукцион?

Секретарь печально кивнул.

— Но, это невозможно! Домиан, этого нельзя допустить! Нужно что-то делать!

— Госпожа, вы не знаете о чем говорите. Никто в мире не станет противостоять междумирцам. А уж вам и вовсе следует обходить их стороной.

Блин, блин, блин! Это что же получается, я сама, собственными руками подпишу приговор тем невольникам, которые попадут на аукцион с помощью кристаллов компании Сандини? И как жить после этого?

— Домиан, а кто подписывает договор от компании?

— Вы и господин Адвальдо Сандини. Необходимы обе подписи.

— То есть, если я не подпишу договор…

— Даже не думайте об этом, госпожа! Во-первых, этот договор очень многое значит для развития компании. А во-вторых, если вы не подпишите договор, то я даже боюсь предполагать, на что способны междумирцы. А способны они на что угодно. Вы ничего не добьётесь, только поставите под угрозу свою жизнь и свободу.

— А если поставить в известность правоохранительные органы? Какой-нибудь комитет по преступлениям?

— Так преступления как такового нет. Вы просто заключаете договор на поставку. А Междумирье не подчиняется ни одному из миров. Оно само по себе.

— Но я могу попросить предоставить мне охрану? Или сама найму себе телохранителей?

Домиан вздохнул:

— Лучше бы я вам ничего не говорил, госпожа. Вы не должны вмешиваться в дела людей такого уровня. Вы погибнете и ничего не добьетесь.

Ничего. Я поговорю с Адвальдо. Уверена, что он тоже не захочет участвовать в этом мерзком деле. Мы не будем подписывать этот договор. Придумаем какую-нибудь причину.‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 18.2

Но Адвальдо явился в особняк только когда уже пора было выходить на очередное светское мероприятие. Разговор пришлось отложить. Настроение у меня такое, что отвлечься от мыслей об аукционе было совершенно невозможно. Я чувствовала себя словно на минном поле: куда ни шагни, всюду опасность и возможная смерть.

Особняк Айрисов был освещен гирляндами. Уже на подъезде к дому экипажи гостей встречали музыканты, а в саду можно было утолить жажду освежающими напитками и освежиться возле брызгающих в разные стороны фонтанов. Атмосфера совершенно иная, чем на предыдущих мероприятиях. Если в парке и на первом танцевальном вечере дамы демонстрировали наряды и высокомерие, то тут хотелось веселиться и шалить словно дети, позабыв о статусе и важности. Да и мужчины вроде забыли о срочных делах и переговорах и наслаждались праздником.

В саду было много молодых мужчин, которые сбивались в стайки. А вот девицы не торопились отходить от родителей, смущенно опуская глаза под заинтересованными мужскими взглядами.

Может, в другое время я бы и понаблюдала за всем происходящим с большим интересом, но сейчас все подмечалось мимоходом, мыслями же я была далеко отсюда.

— Пойдем, поприветствуем хозяев дома. Заодно и с Жани познакомишься.

Нацепив на лицо вежливую улыбку, я выполнила весь необходимый перечень действий, положенных в данной ситуации. Как я и предполагала, меня пригласили не ради меня самой. В первую очередь чету Айрис интересовал Адвальдо. И именно в качестве потенциального мужа для их дочери. Жаниа мне понравилась. Высокая брюнетка, с тонкими чертами лица и очаровательной улыбкой. В ней не было высокомерия и нездорового любопытства по отношению ко мне. А вот на Адвальдо она смотрела с восхищением. Мне даже неловко стало за нее: разве можно так открыто показывать свои чувства мужчине? Но тут же вспомнила о своем сне и попытках флиртовать с Дарайном. Да, в своем глазу, как говорится…

Жаниа была гостеприимна и сама предложила познакомить меня со своими приятельницами. Было заметно, что ей не хотелось покидать общество Адвальдо, но правила приличия диктовали свое. Гости прибывали и вскоре все перебрались в особняк, где можно было выбрать занятие и компанию по своему вкусу. Кто-то отдавал предпочтение танцам, кто-то вел светские разговоры и делился последними новостями. Редкие парочки продолжили прогуливаться по тенистым аллеям вокруг особняка. Как-то незаметно и меня закружил этот водоворот веселящихся людей. Тревожные мысли отступили, я наконец-то оказалась среди своих ровесников, и их веселье невольно захватило.

Жани постоянно была рядом. Может, понимала, что я здесь никого не знаю, а может, надеялась таким образом столкнуться с Адвальдо. Так и случилось. Мой «родственник» отыскал меня в этом круговороте людей. У него с Жани началась милая беседа, а я вдруг почувствовала раздражение. Вот стоит он и улыбается брюнетке со всем присущим ему очарованием. А она того и гляди в обморок от счастья хлопнется. А в это время гадкие междумирцы потирают ручки в предвкушении огромных доходов, которые принесут им новые невольники. Я с нетерпением посмотрела на Адвальдо: как долго он намеревается пробыть здесь? Может как-то намекнуть ему о важном неотложном разговоре? Но это будет очень некрасиво по отношению к Жани. Она же не виновата, что у меня пригорает. Но тут меня на танец пригласил один из гостей. А Адвальдо пришлось пригласить на танец Жани. А может, он и сам жаждал этого, просто не хотел меня одну оставлять? С чего я решила, что он здесь исключительно из-за меня? Он же прямо сказал, что ему нужно найти невесту. Вот он этим и занимается, а я мешаю. Что же, придется терпеливо ждать, когда он определиться в отношении Жани.

Но ждать, как ни странно, долго не пришлось. Адвальдо пригласил меня на следующий танец и сам заметил:

— У тебя все в порядке? Ты какая-то хмурая.

— Не со всем. Если честно, очень нужно обсудить кое-что. Но сам понимаешь, тут не место. Так что жду, когда тебе надоест сводить с ума присутствующих девиц.

Он беззаботно рассмеялся. Смейся, смейся. Вот как узнаешь, кто стоит за магистром, сразу не до смеха станет.

— Ну, если разговор такой серьезный, то предлагаю прямо сейчас и покинуть гостеприимных Айрисов.

— Прямо сейчас? А как же Жаниа? Она же расстроится?

— Думаю, один из многочисленных поклонников её утешит.

Мы покинули шумный особняк и дождались, когда нам подадут экипаж. Стоило выехать за пределы владений Айрисов, как я решила больше не откладывать.

— Адвальдо, я знаю, чьи интересы представляет магистр Волтам.

По тому, как нахмурился мой собеседник стало понятно, что он ожидал чего-то другого.

— Ольга, ты опять вмешиваешься в дела, которые стоило бы обходить стороной.

— Адвальдо, давай пока не будем об этом. Я уже вмешалась, просто выслушай меня. Магистр представляет интересы Маурико Диэроса. Ты ведь знаешь, кто это?

Молодой Сандини сложил руки на груди и с явным раздражением ответил:

— Да, Ольга, я знаю, кто это. И то, что ты говоришь, вовсе не является неожиданностью. Этот договор обсуждался еще при Тирайо. И если бы не его смерть, давно бы уже был заключен. Скажу больше, Тирайо предоставил заказчику пробную партию кристаллов. И раз они намерены сотрудничать, значит, качество кристаллов их вполне устраивает.

— Но ты знаешь для чего Маурико большая партия кристаллов?

— Нет. И мне это совершенно не интересно. Не считаю нужным совать нос в дела междумирцев. Это, знаешь ли, чревато.

— А я тебя просвещу. Междумирцы для аукциона готовят новую систему ловушек, чтобы даже из самых отдаленных миров к ним поступали невольники. И именно наши особо мощные кристаллы обеспечат работу этих ловушек!

Не знаю, чего именно я ждала. Что Адвальдо будет удивлен, подавлен, ошарашен этой новостью? Но он даже бровью не повел.

— И что? Это не мое дело.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Адвальдо, ты в своем уме?! Как это, не твое дело? Тебя не смущает, что ты будешь причастен к тем ужасам, что станут творить на аукционе с невольниками?

Он всего лишь поморщился:

— Ольга, мне безусловно жаль тех несчастных, которые попадут в лапы междумирцев. Но аукцион существует не одно столетие. Ты просто не понимаешь… Да, аукцион это зло, преступление. Но ты не задавалась вопросом, почему он до сих пор существует? Почему такой сильный маг как магистр Волтам представляет интересы междумирцев? За все время существования аукциона были неоднократные попытки сломать эту систему, разрушить Междумирье. Но тот, кто начинал это благое дело, очень быстро отказывался от своих замыслов. Почему? А становилось не до этого. Междумирцы способны на все: убийство, шантаж, подлог. Тот кто встает у них на пути лишается всего. И я не позволю тебе лезть во все это.

Он умолк, а я не знала, что сказать. Нет, все доводы Адвальдо были разумны и я не собиралась их оспаривать и лезть на рожон. Просто мне было тошно. От того, что я ничего не могу сделать, что я должна в этом участвовать. И как потом жить с этим чувством вины и отвращения к собственной слабости и трусости?

В молчании мы добрались до особняка. Я позволила Адвальдо взять меня под руку и открыть передо мной дверь. В холле как назло мы наткнулись на Домиана. Он, кажется, направлялся в свою комнату, ведь рабочий день уже закончен. Но, увидев нас, остановился:

— Госпожа Ольга, господин Адвальдо. Сегодня от магистра Волтам принесли документы. Думаю, завтра уже можно будет их подписать.

Секретарь с вежливой улыбкой пересек холл и скрылся под лестницей, где располагались комнаты служащих особняка.

Я как вихрь ворвалась в кабинет Тирайо и остановилась возле пустого стола. Ну да, кто же важные документы оставляет просто так? Домиан уж точно запер их в сейф.

— Ольга, успокойся и послушай меня.

Адвальдо чуть ли не силой усадил меня в одно из кресел и остановился за моей спиной.

— Ты не должна чувствовать вину за то, что творят междумирцы.

— А я, представь, чувствую. Адвальдо, я все понимаю. Бороться с ними все равно, что идти с голыми руками на огромного хищника. Но я не хочу ничего подписывать.

Получилось жалобно.

— Если для тебя это так важно, то я могу сделать так, что твоя подпись не потребуется.

Голос Адвальдо изменился. В нем было что-то такое… Даже описать не могу. Но мне почему-то стало страшно.

— О чем ты, Адвальдо? — спина напряглась. Он стоит позади меня. Руками опирается на изголовье кресла, рядом с моей головой.

— Ольга, я должен предупредить. Все твои доводы и возражения против договора с магистром я даже слушать не буду. Договор будет подписан в любом случае и это не обсуждается. Я не буду рисковать нашими жизнями из-за твоего каприза. Тебе решать: или ты подписываешь договор и все остается, как и прежде. Или ты лишаешься всего, в том числе и права подписывать какие-то документы. И живешь дальше с чистой совестью.

Разговор перешел в совершенно другое русло. Я вскочила на ноги и развернулась к Адвальдо.

— И что ты этим хочешь сказать?

Он смерил меня многозначительным взглядом, задержался на губах, скользнул в вырез декольте. И снова в глаза, пронзительным и холодным взглядом.

— Ольга, я не монстр и не чудовище. Я надеялся, что до этого не дойдет. Но видимо покладистость тебе не присуща. Ради твоей же безопасности я должен поступить так.

Мне уже стало страшно. О чем он?

— В Касанаре есть один очень старый закон. Настолько старый, что им практически не пользуются, а многие и не знают о нем. Но так или иначе, его не отменили. По этому закону женщина считается супругой мужчины в том случае, если после свадебной церемонии они разделили брачное ложе. Ты же не будешь отрицать, что с Тирайо у вас до ложа дело так и не дошло? Одно мое слово и ты лишаешься статуса вдовы Сандини и соответственно всего состояния.

Он шагнул ко мне, а я инстинктивно отпрянула. Но он обхватил меня за плечи, притягивая к себе и продолжая говорить тихим и от того еще более страшным голосом:

— Ты знаешь о жестких законах для иномирян в Касанаре? Иномирянин имеет право оставаться здесь лишь если он имеет жилье, средства к существованию и поручительство хотя бы одного местного жителя. Без состояния Сандини тебя тут же выдворят из Касанара в Междумирье. И там ты попадешь на аукцион. Я не хочу такой участи для тебя, Ольга. Я уже предлагал тебе разные варианты, но ты отказалась и от семейного покровительства. Стала вмешиваться в дела компании. Что еще ждать от тебя? Мое терпение не безгранично.

Глава 19.1

Как ни странно, земля не разверзлась под ногами, молния не испепелила. Я уже и не делала попыток вырваться из рук Адвальдо, все равно силы не равны. Мой голос дрогнул, когда я нашлась, что сказать:

— Ты не сделаешь этого, Адвальдо. Я не верю.

Его ладони скользнули с моих плеч к запястьям. Даже через ткань платья было ощутимо тепло его рук.

— Ты права. С тобой я не смогу так поступить, — его голос снизился до шепота. Разжал ладони, переплетая свои пальцы с моими.

— Ты дрожишь. Замерзла или испугалась? — я дернула плечом. Да у меня слов не хватит, чтобы рассказать, что я чувствую. В голове был только один вопрос: почему я? Почему это все происходит со мной?

— Ольга, посмотри на меня. Посмотри на меня.

В его карих глазах было так много всего: ледяное спокойствие, снисхождение, уверенность в своей правоте. Вот только тепла и заботы в них не было. Как же он сейчас похож на Тирайо.

— Ольга, я предлагаю тебе в последний раз решение всех проблем: и твоих, и моих.

— Ты хочешь, чтобы я подписала договор в обмен на твое молчание о моем незаконном супружестве?

— Нет, Ольга. Это было бы недальновидно с моей стороны. Боюсь, что при твоём характере, новые проблемы не заставят себя долго ждать. Поэтому подойдем к этому вопросу радикально. Ты выходишь за меня замуж. После церемонии тебе не придется что-то подписывать, так что твоя совесть будет чиста. А я, наконец-то, займусь делами. Мне гораздо проще будет контролировать тебя, если ты станешь моей супругой.

Я вырвала свои ладони и отошла к окну, пытаясь максимально дистанцироваться от Адвальдо.

— Я слышала твой разговор с магистром, Адвальдо. И знаешь, я разочарована. Жениться по чужой указке, на той которую не любишь.

А он всего лишь презрительно фыркнул:

— Предложение магистра — всего лишь предложение. А решение я принимаю сам. Что же до чувств — между супругами они бывают разными. Когда я впервые увидел тебя в день церемонии, то подумал, что Тирайо несказанно повезло. В его возрасте отхватить себе такую красавицу. Есть такое понятие, как жажда обладания. Она порой сильнее любви.

Вот ничем его не прошибешь!

— И тебя не смущает тот факт, что я тебя не люблю?

Адвальдо расхохотался. Это было уже обидно.

— Дорогая моя, ну хоть самой себе не лги. Я же вижу, как ты смотришь на меня. Даже если это всего лишь влюбленность, то после свадьбы ты очень скоро будешь от меня без ума.

— А если я откажусь выходить за тебя? — улыбка тут же сползла с его лица.

— Ты же не хочешь попасть на аукцион?

— Не хочу.

— Значит, вопрос решен. Я и так слишком долго тянул. Или ты думаешь, что я от нечего делать торчал тут? Сопровождал на светские вечера? Ольга, ты действительно такая наивная? — он откровенно недоумевал.

— Я думала, что ты по доброте душевной помогаешь мне освоиться в этом мире.

— Запомни, душевная доброта не относится к числу моих добродетелей. Я никогда и ничего не делаю просто так. Завтра отдам все распоряжения Элевенире по поводу свадебной церемонии. Думаю, вечером уже будем супругами. И не вздумай делать какие-нибудь глупости. Надеюсь, хоть сейчас благоразумие возобладает?

Как же мне хотелось ответить ему какой-нибудь колкостью! Съязвить, рассмеяться в лицо! Но увы… Не в том я положении, чтобы бравировать. Молча поднялась в свою комнату, не сказав Адвальдо ни слова.


Надежда, что все это лишь дурной сон не оправдалась. После завтрака Адвальдо пригласил меня и Элевениру в кабинет Тирайо. Он уселся за стол, показывая, что теперь он тут хозяин. Мы с распорядительницей уселись в соседние кресла.

— Ма Элевенира, сегодня вечером состоится свадебная церемония между мной и Ольгой. Займитесь подготовкой. Все будет очень скромно, никаких гостей.

Элевенира медленно повернулась в мою сторону. В её глазах было неверие. Я ответила ей полным отчаяния взглядом. Адвальдо может сколько угодно тешить свое самолюбие, но я не влюблена в него ни капельки. И вообще не хочу замуж!

Распорядительница снова повернулась к Адвальдо:

— Но… Это невозможно, — голос ма сорвался.

— Почему? Законом не воспрещается брать в жены вдову своего дяди.

Элевенира порывисто встала и, прижав руки к груди, настойчиво повторила:

— Это невозможно! Ты не можешь взять её в жены, Адвальдо!

Тут уже и мне стало интересно: что опять происходит? Адвальдо напрягся и нахмурился:

— Элевенира?

Она прижала к лицу тонкие пальцы и громко вздохнула. У меня сложилось ощущение, что она не может на что-то решиться.

— Элевенира, ты можешь сказать, что происходит? — голос Адвальдо прогремел на весь кабинет.

Она вскинула голову, выдохнула:

— Если ты женишься на ней, она умрёт. Ты убьешь её, Адвальдо.


— Я не просто так осталась в доме Тирайо после смерти Летиссии. Я сразу поняла, что он что-то недоговаривает. Когда моя дочь стала угасать, я умоляла его пригласить лучших целителей, но Летиссию осматривали только люди Локра. Да, в его комитете тоже есть известные целители, но они лишь разводили руками. А когда её не стало, я решила, что докопаюсь до истины. И мне это удалось.

Ты не можешь этого знать, Адвальдо, в силу возраста. Но твой дядя не унаследовал родовую магию Сандини. Ему достались лишь жалкие крохи. Магически он был несостоятелен. Почему так случилось я не знаю, да и не в этом дело. Тирайо много путешествовал по мирам. Этого требовали и дела компании, но не только. Магия, которой он так гордился, на самом деле иномирного происхождения. Уж не знаю в каком мире и как он её получил. Пополнял ли регулярно или она сама восполнялась — это мне неизвестно. Но я знаю точно, что он заплатил Локру немаленькую сумму за то, чтобы тот закрыл глаза на его магию.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Именно магия стала причиной смерти его первой супруги — Фелиси. Когда она занемогла, Тирайо пригласил известного целителя и тот сообщил, что женщину убивает несовместимость магии. Природная магия Касанара оказалась несовместима с магией, которой наполнил себя Тирайо. Ребенок, которого носила Фелиси унаследовал магию отца. Магия Фелиси вступила в противоборство с магией ребенка, и они оба погибли. Тогда Тирайо снова заплатил Локру, чтобы дело замяли. Все списали на неизвестную магическую болезнь.

Уж не знаю, кто надоумил Тирайо или он сам так решил: он посчитал, что если возьмет в супруги женщину с мизерным магическим потенциалом, то трагедии не случится. Да, моя девочка не обладала даже средним магическим потенциалом. Как мы радовались с ней, когда он сделал Летиссии предложение! Она была так счастлива… Если бы я только знала! Как только она поняла, что ждет ребенка, тут же начались и проблемы. Она очень быстро угасла. Даже её крохи магии изо всех сил противостояли магии Тирайо. И тогда Локр закрыл на все глаза. Оно и понятно — он уже был соучастником всех преступлений Тирайо.

Но Тирайо все не мог смириться с мыслью, что у него не будет наследника. И в доме появилась Ольга. Он передал ей свою магию, чтобы на этот раз обошлось без сюрпризов. Если бы Тирайо остался жив, возможно, на этот раз у него получилось бы задуманное. Но сейчас ситуация такова — Ольга носит магию, которая не совместима с магией Касанара. И если она станет твоей женой, то она определенно погибнет, даже если ты решишь не спешить с наследником. Как только Локр узнает, что она выходит замуж, он тут же избавится от нее, чтобы его грехи не всплыли.

В кабинете повисла тишина. Я почувствовала отвращение к тому, что сейчас меня наполняло. Будто это вовсе и не магия, а нечто мерзкое, неприглядное, ужасное.

— И как избавиться от неё? Если магией можно наполнить, значит, от неё можно и избавиться? — я с надеждой посмотрела на Элевениру. Но та лишь пожала плечами:

— Я не знаю. Если кто и знает ответ на этот вопрос, то только Локр. И то не факт.

— Но тогда надо призвать его к ответу! Он совершил преступление. Он покрывал Тирайо и из-за него погибли две женщины и двое не рожденных младенцев! Адвальдо, но ты то хоть не станешь молчать?

Адвальдо не удостоил меня и взгляда.

— Элевенира, заприте Ольгу в её комнате. Смените ей служанку. И глаз не спускайте! Если Локр узнает, что мы в курсе его дел, нам всем будет очень несладко. Мне нужно все хорошенько обдумать.

Глава 19.2

Наверное, мне полагалось метаться по комнате в панике, плакать и биться в истерике. Но как только за мной щелкнула дверь магическим заклинанием, растерянность сменилась холодной решимостью. Наверное, так чувствует себя человек, которому уже нечего терять. Особняк, богатство, комфорт? Все это такая ерунда по сравнению со свободой. Я ни за что не вернусь на аукцион. А то, что Адвальдо поспешит отделаться от меня, не вызывало сомнений. Что бы он там ни говорил о жажде обладания и о том, что он не монстр, своя рубашка всегда ближе к телу. И если даже знатные люди Даронга трепещут перед господином Локром и междумирцами, то защищать какую-то иномирянку никто не станет, рискуя собственным благополучием.

Сначала нужно удостовериться, что мне не перекрыли магический доступ. Я уже знала, как убирается магическая завеса на окне. Поднесла ладонь к изображению руны возле подоконника и завеса исчезла.

Теперь осталось дождаться вечера. Это очень рискованно, вдруг моя судьба решится раньше. Но бежать среди бела дня? Эта затея обречена на провал. Каждый час тянулся вечность. Моё одиночество скрашивал лишь кот. Хорошо, что хоть его оставили. Хотя, у меня уже давно появилось подозрение, что Васька при желании проникает и сквозь запертые двери.

Все свои сомнения я поведала ему. Потому что выговориться было необходимо. И так мне казалось, что решение само приходит в голову. Тщательного плана у меня не было. Но и вариант действий в сложившихся условиях был лишь один. Вечером, а лучше ночью попытаюсь сбежать через окно. Я просто обязана это сделать. За пределами особняка я знаю лишь двоих людей, к кому бы могла обратиться за помощью. Детектив Риадан. Загвоздка в том, что я не знаю, где он живет. А еще есть Кевил. А вот где его найти я знаю, он сам сообщил мне об этом еще в камере. Понятное дело, что возможностей у детектива больше чем у Кевила. Но не могу же я всю ночь дожидаться Дарайна у дверей комитета?

Обед и ужин мне приносила другая служанка в сопровождении Элевениры. На мое счастье ей в голову не пришло проверять окно за гардиной. То ли это не принято у знатных девушек — сбегать через окно, то ли Элевенира просто не подумала, что я отважусь на такое безумство. Главное, что не заметили. С наступлением темноты я с замиранием сердца прислушивалась к звукам. Если сейчас в особняке появится Адвальдо, то значит все пропало. Но и спешить опасно. Я понятия не имею, как отнеслась прислуга к распоряжению Сандини. Вроде ненавидеть им меня не за что: я не лютовала и вообще была со всеми доброжелательна. Но с чего они вдруг будут меня выгораживать? Ни на кого нельзя положиться.

И все-таки я дождалась, когда все звуки в особняке стали понемногу затихать. Переоделась в самое удобное платье, какое отыскалось в гардеробе. Эх, как же сейчас не хватает джинсов! В небольшую сумку только и запихала смену белья и всю наличность, что нашлась в комнате. Брать драгоценности опасно — при попытке их сбыть меня могут задержать. Оглядев комнату, не забыла ли я что-то необходимое, пришла к выводу, что на этом сборы можно считать законченными. Васька с интересом наблюдал за мной, когда я стала связывать между собой простынь и пододеяльник. Потом в ход пошли платья из более прочной ткани. Надеюсь, эта сомнительная конструкция выдержит мой вес.

— Ну, Вася, нам пора. Ты же понимаешь, что мы не можем здесь остаться? Придется потерпеть.

Я чмокнула кота в нос, и тот лизнул меня в щеку шершавым языком. Умный котик. Посадила его себе на плечо, умоляя не впиваться в меня когтями. Но кот на удивление повел себя совершенно спокойно, будто и впрямь понимал, что я делаю. Закусив губу, чтобы не запищать от страха, я переместилась на подоконник и свесила вниз ноги. Мама дорогая, что я делаю!

Как же я сейчас была благодарна нашему физруку, за то, что заставлял лазить по канату! В школе недоумевала, зачем мне это умение? А вот пригодилось. Кое-как спустилась вниз и прислушалась. Вроде тихо. От посторонних глаз меня скрывали плотные заросли кустарника. Пробравшись под окнами поближе к воротам, осторожно высунулась из-за угла. Никого. И только собралась прошмыгнуть к воротам, как услышала над головой голос Домиана:

— Госпожа, сразу за поворотом обычно стоят наемные экипажи. Надеюсь, вам есть куда пойти.

Думаю, ответа не требовалось. Я перевела дыхание и метнулась к воротам. Магический доступ сработал, и я выскользнула наружу, прижимая к груди Ваську.

Наемные экипажи отыскались ровно там, где указал секретарь. Увидев запыхавшуюся меня, один из возниц поклонился:

— К вашим услугам, госпожа.

Я забралась внутрь, протараторив адрес:

— Береговой тупичок. Закусочная Тиверса.

Экипаж тронулся. Ну вот и все. Теперь уже путей к отступлению нет. Остается надеяться, что Кевил позволит переночевать у него, а утром я отправлюсь в комитет к Дарайну.


Сначала мы ехали по освещенным улицам элитного квартала. Но после пары поворотов пейзаж за окном резко сменился. Невысокие дома, темные улочки. Дорога в ямах и рытвинах. Иногда в окно экипажа проникал запах нечистот. Куда же меня несет?

Экипаж остановился возле вполне приличного заведения. Яркая вывеска, подсвеченная изнутри. Чистые ступени, ведущие на просторное крыльцо. Может, все не так уж и плохо? Окна первого этажа светились, значит заведение круглосуточное. Расплатившись с возницей и получив на сдачу горсть мелочи, боязливо шагнула к лестнице. Кот, завозившись у меня в руках, словно поторапливал. Ну, теперь-то уже поздно бояться.

Дверь легко подалась. Я оказалась в просторном зале, заставленного столами и лавками. Посетителей было немного. Пахло горячим хлебом и жаренным мясом. Судя по чистым полам и спокойной обстановке — вполне пристойное место.

Бородатый владелец заведения за стойкой окинул меня внимательным взглядом. Я подошла к нему и вежливо обратилась:

— Эс Тиверс, я ищу Кевила. Он сказал, что я могу найти его здесь.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Тиверс, услышав обращение «эс» усмехнулся. Видимо, здесь так не принято. Но откуда же мне знать?

— А ты кем ему будешь?

Вопрос застал меня врасплох. Кем? Если скажу, что просто знакомая, то сославшись на позднее время, могут и прогнать.

— Родственница. Дальняя. Первый раз в Даронге.

Улыбнулась со всем очарованием, надеясь, что моя маленькая ложь никого не заинтересует.

— Присаживайся.

Тиверс повернулся к приоткрытой двери за его спиной и крикнул:

— Илора, кликни Кевила! Пришли к нему.

Послышался чей-то недовольный вздох, удаляющиеся шаги. Я уселась на высокий табурет возле стойки, позволяя Ваське расположиться на коленях.

Глава 20.1

— Ты что, сбежала из дома? — сонный Кевил усадил меня на единственный табурет в своей комнатушке. Мне было жутко неудобно: свалилась как снег на голову. А человек спал себе спокойно.

— Пришлось. Ты не переживай, Кевил. Мне только переночевать у тебя и всё. Разрешишь?

Парень фыркнул: мол, пустяки, не проблема.

— Ну переночуешь, а завтра что? Ты можешь объяснить, что именно случилось?

— Это слишком сложно и долго. Да и зачем тебе лишняя информация? Просто я теперь не госпожа Сандини. И чтобы меня не отправили в Междумирье, мне нужно как-то устроиться в Даронге. Найти жилье, работу и одного поручителя. Надеюсь, завтра мне в этом помогут.

Кевил обиженно смерил меня взглядом:

— Вообще-то, для этого вовсе не обязательно куда-то еще идти. Если хочешь, я поговорю с Тиверсом утром — он мировой мужик. Будешь с Диарой комнату вместе снимать, даже дешевле получится. А уж работу Тиверс тебе найдет, у него как раз разносчиц не хватает. Ну а поручителем и я могу выступить.

Вот так просто? А мне почему-то казалось, что это непроходимый квест. Надо чаще общаться с обычными людьми, у них все гораздо проще чем у знати.

— А Васька? Тиверс не будет против кота?

— Точно не знаю, надо с Тиверсом обсудить. Но я думаю, все нормально будет. Если посадить твоего кота в зале, он будет привлекать клиентов своей необычной окраской. У него имеются какие-нибудь таланты?

— Кроме того, что он ест магию — не особо.


Ночь я провела в комнате Диары. Спали с Васькой в обнимку на топчане в углу. То ли для кота сегодняшнее путешествие было шоком, то ли я очень вымоталась, но снов я не видела. Утром меня разбудила хозяйка комнаты, сообщив, что Тиверс хочет поговорить со мной о работе. Наскоро приведя себя в порядок и умывшись, поспешила вниз, в общий зал. Ваську взяла с собой, чтобы Тиверс понимал всю серьезность ситуации.

Хозяин заведения начал с кота. Внимательно рассмотрел его и поинтересовался:

— Что он может?

Я как-то растерялась. Что он может? Сны интересные транслировать, мурлыкать на всю комнату, магию поедать в бессчетном количестве. Но вряд ли это здесь пригодится.

— Да все то же, что и обычный кот.

— Не кусается? Даст себя погладить?

Я посмотрела на кота, будто предоставляя ему право ответить самому. Кот запрыгнул на стойку, потянулся и, задрав к верху хвост, продефилировал туда-сюда. Потом подошёл к Тиверсу и ткнулся холодным носом в руку мужчине.

— Это он так магию выпрашивает. Его избаловали, вот он по привычке и ждет, что угостят.

Тиверс неожиданно улыбнулся. Щелкнул пальцами, создавая сгусток магии ярко оранжевого цвета, и с интересом наблюдал, как кот обнюхав угощение, слизнул его языком.

— Ладно, пусть сидит в зале. Скажу клиентам, что кота можно гладить только за угощение магией. Ну а ты? Какой магией владеешь? Что умеешь?

Вот она — минута позора.

— Магией не владею. Она у меня есть, но я пользоваться ею не умею. Так получилось. Но работа мне очень нужна. Может, есть что-то, где магия необязательна? — Тиверс побарабанил пальцами по стойке, словно взвешивая все за и против.

— Давай в разносчицы. Но учти, если будешь неуклюжей и нерасторопной — держать не стану. Вечерами тут полно народа набивается. Справишься — останешься.

Наверное, истинно знатная девушка пришла бы в ужас от такой перспективы. Из элиты да в разносчицы в обычной закусочной. Но смена социального статуса в последнее время стала уже чем-то привычным.

Моя напарница, та самая Илора, была молодой и очень шустрой девушкой. Она вкратце объяснила мои обязанности, добавив: «Потом сама разберешься». Работа оказалась не сложной. Главное, не опрокинуть поднос на голову клиенту и уметь лавировать между посетителями. Васька лежал на стойке и приковывал к себе внимание. То выгнется, то живот подставит, в общем, добывал себе магию всеми доступными способами. Я все-таки переживала: как бы не утащили котейку. Но очень надеялась, что Васька не даст себя в обиду и в случае опасности, сможет подать знак.

Мне пришлось сменить платье на простенький наряд разносчицы. Заведение Тиверса и впрямь держало марку, несмотря на расположение. К вечеру зал был полон, но все люди были более-менее приличного вида. Обычные работяги, которые после рабочего дня решили пропустить по стаканчику.

Когда моя смена закончилась, я еле держалась на ногах. Надеюсь, это просто с непривычки и потом я не буду так уставать. Диара проводила меня в душевую, где я смыла с себя дневную усталость. Трехразовое питание обеспечивал Тиверс. И мне и Ваське. Жить можно.

Когда я рухнула на свой топчан, Диара присела рядом:

— Тяжело тебе, да?

— Нормально. Просто с непривычки. А ты тоже у Тиверса работаешь?

Девушка грустно вздохнула:

— Раньше работала. Гадала, делала предсказания. В общем, привлекала посетителей. А сейчас не могу — запретили. Без лицензии нельзя. Кевилу приходится за двоих отдуваться. Он и у Тиверса подрабатывает и еще что-то ищет. Просто здесь жилье дешевое.

— И что думаешь делать?

— Пока не знаю. Может, тоже в разносчицы пойду, как сил наберусь.

Выглядела Диара не до конца выздоровевшей. Худенькая, бледненькая. Еще уронит на себя поднос.

— А хочешь, я тебе погадаю? — лицо девушки озарилось улыбкой. Глаза засияли. Вот сразу видно — человек гордится своим даром. А от неё лицензию требуют.

— Не знаю. Мне никогда не гадали. Нужно ли знать, что меня ожидает? А вдруг там что-то плохое? Зачем заранее переживать? — я и впрямь боялась.

— Я не вижу что-то конкретное. Но смогу предостеречь от опасности. Давай руку.

Я протянула ладонь. Диара сжала её в своих ладошках, закрыла глаза, словно прислушиваясь к чему-то внутри себя. Потом прикоснулась холодными пальчиками к моим вискам. Когда она открыла глаза, в них стояли слезы.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Что, всё так плохо?

Она мотнула головой:

— Нет. Вовсе нет. Просто для того, чтобы приобрести, тебе нужно сначала всё потерять.

Странно. Я и так уже всё потеряла. Свой мир, состояние и особняк. У меня больше ничего и нет.

— И как это поможет мне? Ты может сказать что-то конкретное?

Диара вздохнула:

— Дар нужно развивать. Может, когда-нибудь это и случится. У тебя впереди серьезные испытания. Но тебе нужно их с честью пройти, чтобы мечта сбылась.

Глава 20.2

Несмотря на усталость, сон не шёл. Моя жизнь совершила очередной вираж и необходимо все обдумать, свыкнуться с новыми обстоятельствами. И решить — должна ли я впутывать во все Дарайна? С одной стороны — он больше не расследует убийство Тирайо, это дело поручили другому ведомству. А с другой — если кто-то и сможет распутать этот клубок преступлений, так только человек знающий, как работает в этом мире судебная и законодательная власть. Не может быть, чтобы не появилось ни малейшей возможности привлечь Локра к ответственности. Но нельзя забывать и о том, что Адвальдо и Элевенира не просто так решили не предавать огласке делишки Локра и Тирайо. Они боятся этого человека. Так может не стоит подвергать Дарайна опасности? Или все-таки предоставить ему право самому решать вмешиваться во все это или нет.

Я в очередной раз перевернулась с бока на бок, чем вызвала недовольство кота. Он ведь только примостился рядышком, а я тут ворочаться изволю. Да ведь и Васька уже не маленький котеночек. Его тушку просто так не сдвинешь с места. Смена рациона заметно отразилась на его размерах. Уж не знаю, что за магия у посетителей закусочной, но в том, что все усвоилось, не приходилось сомневаться. Теперь это был вполне себе взрослый кот, упитанный и достаточно пушистый. Хорошо, что все Васькины игрушки и чесалки я захватила с собой. Завтра с утра придется хорошенько его вычесать.

Диара спала, кот сопел мне в ухо, а я все вглядывалась в темноту и прислушивалась к звукам с первого этажа. А как мне теперь увидеть Дарайна? Я только устроилась разносчицей и вряд ли Тиверс будет доволен, если я с первых дней начну отпрашиваться по своим личным делам. Да и где искать детектива, если его не окажется в комитете? А что, если Адвальдо объявил меня в розыск и по всему городу развешаны мои портреты с суммой вознаграждения? Как же изматывает неизвестность… Что там в особняке?

Я вздохнула и привстала на локтях. Нет, это просто невыносимо! Если я сейчас не усну, то завтра утром просто не поднимусь со своего топчана! Кот приоткрыл глаза, которые в темноте ярко вспыхнули зеленым, и совсем по-человечески вздохнул. В его вздохе мне почудилось недовольное: «Да будешь ты спать или нет!».

— Извини, не получается уснуть. Мне надо как-то поговорить с Дарайном, а как не знаю, — прошептала я, обращаюсь к коту. Интересно, он хоть понимает меня?

Васька протянул лапу и провел ею по моему плечу, как бы укладывая меня спать. Легла, сгребла кота в охапку:

— Тогда мурлыкай, чтобы я уснула.

Дважды просить не пришлось. Тут же включилась тарахтелочка. Вот как он так делает? Глаза тут же начали слипаться, я почувствовала, будто проваливаюсь во что-то мягкое.


А потом я вдруг осознала себя сидящей на постели Дарайна. И конечно, хозяин безмятежно спал, не подозревая о Васькиной подставе. Ну рыжуля! Всё было как в прошлый раз — я полупрозрачная, от меня исходит свечение, и сорочка та же! Но ведь Васька точно исполнил мое желание: хотела поговорить с Дарайном? Получи и распишись!

Разбудить или нет? Можно ведь и просто смотреть на спящего детектива и улыбаться самой глупой улыбкой. Но если я его не разбужу, то мы не сможем поговорить.

— Дарайн…

Шёпот слетел с губ прежде, чем я придумала, что скажу детективу на этот раз.

— Дарайн…

Коснулась легонько его плеча и чуть не завизжала, когда мою ладонь перехватили резким движением и потянули на себя. В глазах детектива не было ни намека на игривое настроение, да и ладонь мою он сжимал совсем не нежно. Я уперлась второй рукой в его грудь, пытаясь высвободиться, но не тут-то было. Дарайн резким движением приподнялся и опрокинул меня на постель, нависая сверху. Совсем ополоумел? Или просто спросонья перепутал меня со злоумышленником?

— Ольга?! — его удивленный голос подтвердил мою догадку.

— А вы кого ожидали увидеть, Дарайн? И может, уже отпустите мою руку?

Руку отпустил, но продолжал смотреть на меня сверху, будто на неведомую зверушку. Глупейшая ситуация. Когда понравившийся тебе мужчина совершенно не осознает двусмысленность ситуации, а тебя от этой двусмысленности бросает в жар. Наши взгляды вели между собой безмолвный диалог. И по мере этого диалога мое лицо заливал румянец смущения, а в его глазах загорались смешливые огоньки. Да всё он осознаёт, но намеренно не выпускает меня из своей хватки.

— Дарайн, может уже поговорим?

Он не спеша отстранился, давая мне возможность сесть и отодвинуться подальше на всякий случай. Чтобы скрыть смущение, недовольно проворчала:

— Вы всех девушек встречаете такими жаркими объятиями?

— Только тех, кто бесцеремонно проникает в мою спальню, — но в голосе нет недовольства, скорее любопытство. Он провел ладонью по моему полупрозрачному плечу:

— Как ты это делаешь? Интересная магия.

По плечу тут же промчался табун мурашек. Я обхватила себя руками, чтобы прикрыть некоторые части тела.

— Дарайн, не отвлекайся!

Его лукавый взгляд с моих плеч медленно переместился на колени.

— Дарайн! Ну приди уже в себя! Неужели ты думаешь, что я от нечего делать переместилась сюда, разбудила тебя среди ночи. У меня важный разговор.

— То есть, на этот раз ты не будешь пытаться убедить меня, что это всего лишь сон? — он откинулся на спинку кровати, скрестил руки на груди. Хорошо хоть спит не голышом, а в пижаме.

— Это не сон, — покаянно произнесла я.

Дарайн насмешливо кивнул.

— Но в тот раз я и сама не сразу поняла, что это не сон. Так что я тебя не обманывала! И вообще, сейчас это все неважно. Я должна тебе кое-что рассказать о Локре и магии Тирайо.

Лицо Дарайна тут же преобразилось. Лукавые огоньки в глазах погасли, уступая место серьезности и сосредоточенности. Я попыталась в точности передать рассказ Элевениры. Потом перешла к междумирцам и подозрениям по поводу применения особо мощных кристаллов. Ну и закончила своим побегом из особняка и новыми условиями жизни.

Глава 20.2

Когда я замолчала, детектив потер лицо и только спросил:

— Это всё?

— Да.

— Тебе срочно нужно узаконить свое пребывание в Касанаре в новом статусе. Если Адвальдо опередит, все может печально закончится. Этот парень, Кевил, ему можно доверять? Хотя, чего я тебя спрашиваю. Сам проверю. В качестве поручителя он не подойдет. Могут придраться к его недавнему задержанию комитетом магической безопасности.

— А что же тогда делать? — ну вот, а я то уже обрадовалась.

— Поручителем выступлю я. Еще нужно подумать о более подходящем жилье, да и работа твоя… Хотя на первое время оно и к лучшему — Адвальдо точно не будет тебя искать в закусочных. Да и эта магия, что передал тебе Тирайо может всё осложнить. В общем, завтра я заеду за тобой к Тиверсу. Мне нужно еще посоветоваться кое с кем, как лучше все сделать, чтобы Локр не подкопался. И что с магией? Тебе же запретили ею пользоваться? — взгляд Дарайна снова заскользил по моим плечам.

— Это не моя магия. Я в приюте купила кота. Это он. Ну я так думаю, что это он. Но точно не я.

— Уже хорошо. О способностях кота тоже не распространяйся, Локр и за это может уцепиться.

Между нами повисла тишина. Дарайн что-то обдумывал, а я… А что, если и он как Адвальдо возится со мной не по доброте душевной, а из собственных интересов?

Глава 21.1

— Дарайн, почему ты занимаешься моими проблемами? — после того, что заявил мне Адвальдо, было бы странно не поинтересоваться мотивами детектива. Он перевел на меня задумчивый взгляд, и я решила сразу предупредить:

— Только не говори, что из-за доброты душевной. Всё равно не поверю.

Дарайн почесал подбородок, словно размышляя, что бы мне ответить. Или это моя паранойя разыгралась?

— Ну, если вариант с добротой и врожденным благородством тебя не устраивает… Будем считать, что это взаимовыгодное сотрудничество. Тебе нужно решить ряд серьезных проблем, а мне нужны улики против Локра. К комитету по магической безопасности уже возникло несколько вопросов, но до прямых обвинений дело не дошло. Возможно, сейчас получится прижать их.

Звучит вполне правдоподобно. Конечно, немного царапнуло, что он даже и не пытался убедить в своих благородных намерениях, но зато честно. И снова в спальне детектива повисло молчание. Теперь оно уже не было случайным. Я понимала, что пора откланяться и покинуть это гостеприимное место. Но именно этого делать и не хотелось. Неужели нам нечего больше обсудить? Например, моральный облик того же Локра? Но существенных тем для неотложного разговора в голову не приходило. И тут, я выпалила первое, что пришло на ум, пусть даже и не по существу проблемы:

— Дарайн, а какая у тебя магия?

Если он и удивился, то вида не подал. Продолжал сидеть со сложенными на груди руками и разглядывал меня, как экспонат в музее.

— Магические иллюзии.

Поняв по моему выражению лица, что я не совсем представляю, о чем он, пояснил:

— Я умею создавать магические иллюзии. Например, моя спальня может превратиться во что-то более или менее романтическое, в зависимости от желания.

— А можно продемонстрировать? — это, конечно, наглость с моей стороны, но любопытство оно такое. Но тут меня будто по носу щелкнули:

— Нет, Ольга. Давай оставим это до следующего раза. Уже поздно, а у нас завтра непростой день.

Да уж, это даже не намёк, это прямой посыл. Но неужели он не понимает, что следующего раза может и не быть?! Завтра же мы по важному вопросу встречаемся и, наверняка, у него помимо меня дела имеются. Но настаивать было бы слишком. Я вежливо улыбнулась и позвала про себя: «Василий».

И тут же комната Дарайна смазалась, а я оказалась в комнатушке закусочной на старом топчане. Сопение Диары дисгармонировало с моим настроением: как можно спать, когда вокруг такое происходит! Васька размашисто лизнул меня в щеку то ли утешая, то ли уговаривая ложиться спать.


С самого утра я была как на иголках. Дарайн же не сказал когда придет. Тиверсу я тоже не стала заранее говорить о его визите. Вот как появится, тогда и поговорим. Васька полностью освоился в зале закусочной. Он каким-то неведомым способом определял, кто из посетителей проявит к нему благосклонность и угостит магией. Подходил, запрыгивал на лавку и строил умильную мордочку. За порцию магии позволял гладить себя и чесать за ушком. Даже матерые мужики приходили в восторг и не могли удержаться от того, чтобы погладить Ваську по рыжей спине. Некоторые постоянные посетители, которые еще вчера познакомились с котом, подзывали его по имени и позволяли запрыгивать на стол, угощая и магией и содержимым своих тарелок. С голоду Ваське точно не умереть. Если бы он был обычным котом, он бы уже стал похожим на шарик на ножках. Но благодаря его магической сущности всё шло в рост. Интересно, когда он станет размером с пони, чем я его кормить буду? Надеюсь, что своими хозяйками эти коты не питаются.

Несмотря на то, что я ждала Дарайна, его появление стало неожиданностью. Я с полным подносом как раз направлялась к одному из столов, когда дверь закусочной распахнулась и раньше, чем я успела повернуться, уже поняла что это он. Рука, держащая поднос дрогнула, сердце заколотилось от предстоящего позора: сейчас всё грохнется на пол, и мне придется убирать последствия с пола, выслушивать недовольство посетителей и нотации Тиверса. И все это при Дарайне! Но сидящий за соседним столом мужчина щелкнул пальцами, и поднос плавно опустился на стол, не расплескав ни капли напитка из полных кружек. Я благодарно кивнула ему, а он просто подмигнул. Вот же добрый человек!

Дарайн был в строгого покроя костюме стального цвета. То ли он с утра был не в духе, то ли предстоящие дела не вызывали у него вдохновения, но общий облик его был чересчур официален и строг. Я даже не осмелилась улыбнуться ему, когда наши взгляды встретились. Он тут же направился к хозяину заведения, стоящему за стойкой. Дарайн указал на меня и вполголоса что-то сказал Тиверсу. Тот даже и не стал возражать. Просто кивнул, отпуская меня на все четыре стороны с этим строгим господином, будто это обычное дело.

Я как раз возвращалась с пустым подносом, когда Тиверс поманил меня пальцем:

— Ольга, господин Риадан забирает тебя для процедуры регистрации. Постарайся обернуться как можно быстрее — в обед зал будет полон.

Мне оставалось только быстро сбегать в свою комнатушку, чтобы переодеться в единственное «выходное» платье. Не в униформе же разносчицы идти. Пригладила волосы, ополоснула лицо водой из кувшина. Вот и все сборы и приготовления.


Я надеялась, что в экипаже Дарайн все-таки отбросит излишнюю строгость и мы с ним побеседуем как приятели. Ну или как хорошие знакомые. Но та легкость, с которой он разговаривал со мной ночью исчезла без следа. Словно это был совсем другой человек. Что за странность?

— Дарайн, ты чем-то расстроен?

— Вовсе нет.

— Тогда почему ты такой отчужденный? Ты видел моего кота в зале?

— Да. Интересный зверь. А точнее его окраска. В Касанаре я таких не видел.

И все это ровным официальным тоном. Ну нет, так нет. Еще эти ребусы я не отгадывала.

Весь оставшийся путь мы молчали. Я размышляла над метаморфозами поведения Дарайна и когда мы почти добрались до места, меня вдруг осенило. Вот же я идиотка! Ну конечно, пока я считалась светской дамой, со мной можно было флиртовать и мило разговаривать. А сегодня он увидел меня в платье разносчицы. И регистрировать меня будут, наверняка, как простолюдинку, а может у них имеется специальный термин для таких как я? В общем, не ровня я ему теперь, вот и все объяснение. С чего я взяла, что только для представителей семьи Сандини так важно происхождение? Не просто так они кичатся своей знатностью. Для этого мира это, видимо, норма. Так что смирись, Ольга. Ты теперь не госпожа и даже не ма. А просто разносчица из закусочной.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Руку он мне все же подал, когда я спускалась из экипажа. И дверь передо мной распахнул, пропуская вперед. В ярко освещенном холле очередного комитета нас встретил служащий в форме. Он только раскрыл рот, как Дарайн продемонстрировал ему светящийся значок на лацкане пиджака:

— Детектив Риадан. Иномирянка со мной, прибыла для регистрации.

Служащий лишь кивнул и отступил в сторону. Детектив ориентировался здесь без посторонней помощи. Теперь он шёл впереди по коридору, а я чуть ли не вприпрыжку следовала за ним.

Когда после череды поворотов и подъемов на верхние этажи мы, наконец, вошли в просторный кабинет, я выдохнула. Хозяин кабинета в это время смотрел в окно и обернулся лишь на звук наших шагов. Они обменялись с детективом приветствиями, из чего я сделала вывод, что эти двое знакомы. Потом дошла и до меня очередь.

— Инспектор Жиаль. С кем имею честь разговаривать? — инспектор занял высокое кресло за массивным столом и улыбнулся мне дежурной улыбкой.

— Иномирянка Ольга Рождественская. Мне бы зарегистрироваться.

— Это правильно. Только где же ваш поручитель?

— Поручителем буду я, инспектор. Надеюсь, мои рекомендации тебе не нужны? — Дарайн улыбнулся кончиками губ и инспектор услужливо захихикал.

— Ну что ты, Риадан. Думаю, у проверяющих твоя кандидатура не вызовет никаких вопросов.

Я оторопела:

— Проверяющих?

— Да, проверяющих. По месту вашего проживания и месту работы придут с проверкой. Вдруг вы ввели в заблуждение местные органы? У нас с этим строго.

Затем последовала скучнейшая процедура: мне задавали вопросы, я на них отвечала. Даже уже пожилого инспектора ввергла в шок моя история: прибыла в Касанар с аукциона, вышла замуж за знатного господина, в тот же день овдовела. А теперь еще и из знатной дамы я превратилась в простолюдинку. Инспектор даже вопросительно посмотрел на детектива, как бы спрашивая: это всё правда? Дарайн невозмутимо кивнул и инспектору осталось только покачать головой.

Зато когда регистрация закончилась, я вздохнула свободно. Я Ольга Рождественская, мне вернули мое имя.

Глава 21.2

Обратный путь вполне мог бы пройти в молчании, но я решилась все-таки прояснить ситуацию, чтобы не мучаться потом в догадках.

— Дарайн, я полагаю, мы больше не увидимся?

Детектив отвлекся от созерцания улицы и повернулся ко мне.

— Отчего ты так решила?

Да от твоего холодного тона, и равнодушия в глазах!

— Ну, я теперь вряд ли появлюсь на светских мероприятиях. А ты обедаешь в другом месте, а не в закусочной у Тиверса.

Я тоже старалась говорить ровным голосом, никак не выдавая обиды. Да имею ли я вообще право обижаться? Дарайн и так вмешался в это дело, хотя мог бы и самоустраниться.

— Для того чтобы мы встретились, тебе вовсе не обязательно посещать светские мероприятия. У тебя для этого имеется кот.

— И ты не будешь против, если я без приглашения появлюсь?

На мгновение выражение его глаз изменилось. Мне показалось, будто в них промелькнули смешинки, те самые, что я видела ночью.

— Это было неожиданно, но я не против.

И надо же было, чтобы именно в этот момент экипаж остановился! Мы прибыли к закусочной. Но я же так и не выяснила…

— Дарайн…

Он вдруг потянулся мне навстречу и приложил палец к моим губам:

— Тсс… Сейчас не время и не место. Мы обязательно поговорим, Ольга, но в другой раз. Сегодня мне предстоит очень много разъездов и визитов. Не будем портить момент.

И наконец-то он улыбнулся! Холодная и отчужденная маска исчезла, как по мановению руки и я увидела того же Дарайна, с которым разговаривала ночью.


Нужно ли говорить, что в закусочную я впорхнула со счастливой улыбкой на устах. Приступила к своим рабочим обязанностям, заслужив одобрительный кивок хозяина заведения. Конечно, между мной и Дарайном слишком много недосказанностей, но все-таки есть надежда. Он не такой сноб как Адвальдо, его не смутил мой новый статус. Ну возможно, я преувеличиваю, напридумывала себе чего нет. Но помечтать-то можно? Тем более, что Дарайн не оборвал меня грубо, а так с намёком… Только вот с намеком на что? Нет, я все-таки дура.

В какой-то момент мои рассуждения были прерваны очень сильным чувством дискомфорта. Как будто кто-то настойчиво смотрел мне в спину. Обернувшись, я не сразу определила владельца цепкого взгляда. Полный зал посетителей, обеденное время. Наверное, кого-то долго не обслуживают, вот он и сигнализирует.

Мужчина лет сорока, абсолютно лысый, широколицый. Я бы скорее назвала его неприятным. Но он очень хотел казаться вежливым — улыбнулся, махнул рукой, привлекая внимание. Если бы не взгляд, от которого становилось не по себе.

— Дорогуша! — лысый даже привстал, привлекая к себе мое внимание.

Дорогуша?! Разносчиц посетители называют по-разному. Те, что постарше — дочкой. Молодые сестричкой, или красавицей.

Я подошла, потому что игнорировать такой откровенный призыв было бы невежливо. К тому же все мои напарницы были заняты возле других столов.

— Чего изволите?

Лысый посетитель долго выбирал, будто тут не закусочная, а элитный ресторан. Нет, готовили у Тиверса хорошо, но просто выбор блюд был не так чтобы очень велик. Когда я отправилась на кухню за его заказом, то спиной все чувствовала пристальный взгляд. Так может это тот самый проверяющий, о котором говорил инспектор? Пришел проверить, работаю ли я у Тиверса. Ну пускай проверяет, мне не жалко.

Обслужив стол проверяющего, я уже собиралась подойти к другому клиенту, когда лысый протянул мне монету. Чаевые тут не были привычным делом. Посетители не из богатых, каждая монета на счету. Но если уж предлагали, отказываться было нельзя. Можно обидеть человека и лишиться клиента. Тиверс за такое ругал.

Я улыбнулась, скорее из вежливости — монета была старая и потертая. Я еще не изучила все разновидности монет, которые в ходу в Касанаре. А расспрашивать было как-то мелочно что ли? Покажу потом Тиверсу, он объяснит.

Я протянула руку, но лысый повел себя странно. Он схватил мою ладонь и вложил в неё монету. А свою ладонь положил сверху. Его лапа была жирной и влажной, так что я чисто инстинктивно хотела выдернуть руку, но почему-то потеряла опору под ногами. Будто пол закусочной разверзся подо мной и я полетела в темный тоннель. Полет продолжался всего лишь мгновение. Когда я снова почувствовала опору под ногами, то промелькнула мысль, что я сегодня просто переволновалась, вот и голова кружится. Но когда открыла глаза, из моей груди вырвался вопль ужаса. Я уже видела раньше эти каменные стены с арочными переходами! Это же Междумирье!


Глава 22.1

Лысый мерзавец переместился вместе со мной и от его напускного добродушия, демонстрируемого в закусочной, не осталось и следа. Но вряд ли стоило тратить время на чтение нотаций и обличение негодяя. Я развернулась и что было сил понеслась вперед по коридору, понятия не имея, куда он меня выведет. По обеим сторонам этого каменного тоннеля были арочные проходы, закрытые решетками или вообще, заложенные массивными булыжниками. Как я поняла, это были те самые колодцы в которые попадали несчастные иномиряне, когда срабатывали ловушки. И я в свое время попала в один из них. Но сейчас они будто неактивны, да и кристаллы, выполняющие роль светильников, словно приглушены. Ну да, Домиан же говорил, что в Междумирье готовятся к запуску новой системы ловушек. Все ждут новые кристаллы… Но от меня-то им что нужно? Я теперь не имею никакого отношения к семейству Сандини!

Лысый междумирец грохотал сапогами, пытаясь догнать меня. Пока получалось у него не очень. Но тут из-за поворота выскочили двое в балахонах. Ах вы, ниндзя, недобитые! Может, мне с вами и не справиться, но я просто так не дамся!

Не дожидаясь, когда эти двое схватят меня, я с разбега толкнула первого, второму вцепилась ногтями в лицо. А когда эти в балахонах, все-таки схватили меня за локти, я еще ногами зарядила в живот подошедшему лысому гаду. Тот скривился в ярости и рванулся ко мне, но тут один из «ниндзя» выставил руку вперед, удерживая лысого на расстоянии.

— Это оплаченный заказ. Не трогать!

Как, я теперь и их речь понимаю? Что он там сказал про заказ?

Но задать интересующий вопрос мне не дали. Довольно грубо и бесцеремонно потащили вперед. Я толкалась и кусалась, даже ногой попала по голени одному междумирцу. Но видимо им к такому поведению иномирянок не привыкать, они почти не отвлекались на мои трепыхания.

Из коридора мы попали в полукруглое помещение в котором по периметру располагались камеры. А как еще назвать углубления в стенах, закрытые решетками? Меня втолкнули в одну из них, и за мной с лязгом закрылась решетка.

В этой камере я была одна, а вот в той, что располагалась напротив, находилось не меньше десяти девушек. Они никак не отреагировали на мое появление. Большинство из них лежало прямо на полу. Было такое ощущение, что они обессилены и апатичны. Над их камерой светил один кристалл, встроенный в стену, так что единственным моим занятием стало разглядывание невольниц.

Никто не торопился меня просвещать насчет моего положения и дальнейшей судьбы. Мысли в голове метались, перескакивая с одного на другое. От царящего безмолвия и давящей атмосферы можно было сойти с ума. Сколько я здесь уже сижу? Пять минут, полчаса, час, два часа? Кто бы подсказал. И сколько еще ждать хоть чего-то, что бы прояснило, что вообще происходит?

— Эй! Кто-нибудь! — мой крик отразился эхом от каменных стен. Должны же здесь быть тюремщики? Но мой призыв остался без ответа. Даже невольницы из камеры напротив не повернули в мою сторону головы.

Когда после долгого и давящего безмолвия послышался звук отпираемых дверей, я даже подскочила от нетерпения. Внутрь зашли двое в балахонах, толкая перед собой что-то вроде большого стола на колесах. На столе стояла какая-то бадья, от которой поднимался густой пар. Обед? Или скорее ужин? Тоже мне, сервис.

Междумирцы достали из нутра стола стопку мисок и разлили по ним содержимое бадьи. Невольницы вяло поднимались со своих мест и подходили к отверстию в решетке, через которую получали свою порцию. Один из междумирцев повернулся и заметил меня. Толкнул своего напарника:

— Там еще одна.

— А чего это она в отдельной? Я что, за каждой приглядывать должен? Ну-ка, давай её в общую, слишком много чести.

Меня бесцеремонно вывели из камеры и втолкнули к остальным девушкам, всучив в руки миску с похлебкой, или что тут подают. Я уселась на пол рядом с остальными и попробовала содержимое миски. Есть можно, хотя у Тиверса готовят гораздо вкуснее.


После ужина и нехитрых гигиенических процедур, которые можно было совершить в углу камеры за шторкой, все улеглись то ли спать, то ли просто от бессилия. У меня же была такая нехватка общения, что я разглядывала сокамерниц, пытаясь найти собеседницу. Но как-то ни у кого не увидела желания поболтать. То, что это представительницы разных миров или хотя бы народов было понятно по их одежде, длине и цвету волос. У некоторых тела были щедро покрыты росписью, у кого-то внимание привлекало интересное плетение волос. У двух я заметила хвостики с кисточкой на конце. Это что, те несчастные, которых не успели продать на аукционе? Тогда почему они так ужасно выглядят? Кто их купит? Даже меня, иномирянку из немагического сектора перед продажей приводили в более-менее приглядный вид. Но сейчас тут происходит явно что-то другое.

Спать на жестком полу было очень неудобно. Радовало одно — здесь было не холодно и не сыро. Скорее тепло до вонючести. Было огромное желание распахнуть окно и вдохнуть свежий воздух, только окон в этом подземелье не наблюдалось.

Промучавшись, я кое-как уснула. Снов не было, но в какой-то момент я услышала такое знакомое и родное мурчание. У меня уже глюки начались? И тут мое сознание куда-то перенеслось. Я не понимаю, как это объяснить. Вокруг меня была темнота, в которой отчетливо слышалось мурчание Васьки. Но его самого я не видела. Да в той тьме, что меня окружала, вообще ничего не было видно! И все же я робко позвала:

— Васька?

Темнота словно пошла рябью, мурчание усилилось.

— Вася? Кис-кис-кис…

И вдруг почти над ухом голос Дарайна:

— Ольга, ты где?!

— Дарайн?! Что происходит?!

— Это ты у меня спрашиваешь? Ко мне посреди ночи явился твой кот, такой же светящийся, как и ты в прошлый раз. Сунул мне в руку какое-то кольцо с рубином и стал орать дурным голосом.

— Кольцо? А, это мое, наверное. Когда я сбежала из особняка Сандини, я забыла его снять. Оно лежало в моей комнатушке у Тиверса. А что с Васькой?

— Да что с ним будет! Ткнулся головой мне в ладонь, начал мурчать на всю спальню и я куда-то попал, но куда не знаю.

— Дарайн, я в Междумирье. Меня похитил какой-то лысый толстяк прямо из закусочной. И сейчас я сижу в камере вместе с другими невольницами. А Васька видимо помог нам связаться друг с другом.

— В Междумирье, говоришь? Быстро же они тебя нашли.

— Кто они? Я слышала, как обсуждали какой-то оплаченный заказ. Кто-то заплатил междумирцам, чтобы меня поймали. Но зачем?

— Придется выяснить. Ольга, наберись терпения. Я постараюсь тебя вытащить. Не спрашивай как, я и сам пока не знаю. Но я тебя заберу оттуда.

— Дарайн, забери к себе кота. Только не забудь покормить его магией.

— Ольга, ты в своем уме? Нашла о чем переживать в такой момент!

Темнота снова пошла рябью, мурчание затихло, а я вдруг проснулась. Это был сон или же нет? Мой любимый Васька не оставил меня! Понял, что со мной что-то случилось! Как же мне его не хватает. И Дарайна тоже.

Глава 22.2

Утро началось со звука отпираемых дверей. Тут же в камеру стал проникать свежий воздух, нехватка которого была уже ощутима. В зал с камерами вошли трое междумирцев. Двое везли перед собой стол с завтраком, а третий был и одет иначе и вел себя так, будто по положению он значительно выше остальных. Его лицо не было закрыто. Немолодой, с благородными чертами. Светлые брюки и расшитый камзол навеяли ассоциации с аристократами. Только перчаток не хватало и трость с набалдашником из драгоценного камня. Заложив руки за спину, он прохаживался вдоль решетки и рассматривал девушек. Я заметила, что пленницы боялись этого междумирца. Стоило ему подойти к решетке вплотную, тут же невольницы старались отдвинуться подальше или вообще уйти в другой конец камеры. Когда он остановился напротив меня, я растерялась. Должна ли я тоже попытаться скрыться от его взгляда или это необязательно?

— Новенькая появилась? Мне об этом не доложили.

Междумирец обернулся к двум «балахонистым». Один ему ответил:

— Эта для других целей. Заказ оплаченный. Но мы её в одну камеру с остальными посадили, чтобы все вместе были. Так проще. Хотя можно и эту попробовать. Чем быстрее закончим, тем лучше. Эта к тому же и свеженькая совсем.

— А Главный разрешение дал? Попробовать он решил. Сам же знаешь, какой тщательный отбор был.

Тот, что разливал похлебку по мискам, скривился:

— Да ерунда это все. Магия она и есть магия. А все эти подборы — лишняя трата времени и сил. Если бы не этот отбор, давно бы уже все закончили.

Но междумирец в камзоле лишь усмехнулся:

— Если твои речи услышит Главный, он может и задуматься о твоих умственных способностях. Но проверить надо. Мало ли. Одна свеженькая не помешает.

Как только междумирец вошел внутрь камеры, невольницы отшатнулись в разные стороны. Но ему было будто все равно. Он оглядел цепким взглядом всех девушек и указал на четверых:

— Этих сегодня не трогать. Все равно толка не будет. А остальные вроде ничего, оклемались.

Потом он подошел вплотную ко мне, отчего мне стало очень не по себе. Да уже от одного их разговора страшно стало. Они что, вампиры? Пьют кровь у невольниц, поэтому они такие замученные?

Он взял меня за руку, разжал ладонь и вложил в неё прозрачную сферу. И надавил на мои пальцы, чтобы я сжала этот шар. Сначала ничего не происходило, только кожу ладони покалывало.

— Ну же, не жадничай!

Он сдавил мои пальцы сильнее и внутреннюю сторону ладони будто обожгло. Я не удержала болезненного вскрика, но ладонь вырвать не смогла, междумирец лишь сильнее сжал её. Ощущение, как будто из тебя что-то насильно вытягивают. Когда он все-таки отпустил мои пальцы, я заметила, что сфера наполовину заполнена синим туманом. Магия?

Междумирец забрал сферу и вышел с нею из камеры. Поднял её вверх, ближе к свету кристалла и пригляделся.

— Да, Хриам, вот тебе наглядное подтверждение, что магия магии рознь. Если бы мы магию вот этой девушки соединили с магией остальных, Главный бы нам голову оторвал. Всем сразу. Я даже не берусь предположить, насколько печальными были бы последствия. Всё разнесло бы на кусочки.

Два балахонистых междумирца посмотрели с испугом на сферу в руках своего коллеги.

— А с виду так и не скажешь…


После завтрака двери в зал оставили распахнутыми. Однако в покое нас не оставили. В зал на массивном помосте ввезли странную конструкцию. Несколько крупных кристаллов в специальных подставках. Между собой кристаллы были соединены будто стеклянными трубками. Кристаллы наполовину были заполнены какой-то желтоватой взвесью. Одна из невольниц тихонько заплакала, и я разобрала её причитания:

— Я больше не выдержу… У меня больше нет сил…

Другая невольница её гладила по спине, стараясь успокоить. А я снова с удивлением осознала, что понимаю их речь. Но они же явно не из Касанара!

Подсела к ним и тихонько спросила:

— Вы не из Касанара ведь, да?

Та, что гладила по спине плачущую девушку, ответила:

— Я из Регонила. А она из Миаси.

— А почему мы тогда понимаем речь друг друга?

Невольница из Регонила удивленно посмотрела на меня:

— Мы же в Междумирье. Твоя магия адаптирует нашу речь так, что тебе она понятна.

— Моя магия?

Ах, ну да. У меня же есть магия. Только вот пользоваться я ею не научилась. И вот очень зря! Сейчас бы внушила этим междумирцам отпустить нас… Эх, вот не вовремя господин Локр вмешался с своим комитетом!

— А эти кристаллы зачем?

Плачущая невольница подняла на меня свои фиолетовые глаза и простонала:

— Они наполняют их нашей магией. Специально подобрали иномирянок со схожим фоном. Выкачивают всё, до последней капельки. Не у всех она успевает восполняться, — она кивнула на четверку невольниц, которые продолжали лежать.

И тут я всё поняла. Это те кристаллы, с помощью которых владельцы аукциона запустят новую систему ловушек. Как же быстро Адвальдо все провернул! В тот день он не просто так пропал из особняка. Побежал лишать меня статуса вдовы Сандини, чтобы без препятствий подписать договор с магистром. Или это пробная партия кристаллов? Да какая разница! Теперь до того момента, как на аукцион хлынет поток новых невольников, остались считанные дни. Как быстро наполняются эти кристаллы?

Тут снова заговорила девушка из Регонила:

— Тебе повезло. Твоя магия не подошла. Тебя оставят на аукцион?

— Не знаю. Вообще-то, так себе везение.‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 23.1

Наблюдать за этим было невыносимо. И даже если закрыть глаза и отрешиться от происходящего, всё равно до меня долетали стоны измученных невольниц, из которых выкачивали магию. Что будет с ними, когда кристаллы, наконец, наполнятся? Как долго может продержаться маг, регулярно отдающий магию до капли?

Девушек выводили из камеры по двое. Приковывали хитрым приспособлением к помосту с кристаллами и в связанные ладони просовывали прозрачную сферу. Когда она наполнялась, её забирали, и в ладонях невольницы оказывалась новая, пустая сфера. И так продолжалось, пока девушка не теряла сознание.

С каждой минутой во мне росла ненависть ко всему Междумирью. Одно дело слышать об их преступлениях, и совсем другое наблюдать. Да и моё положение было не многим лучше, чем у этих девушек. Кем бы не был заказчик, вряд ли он заплатил для того, чтобы пожелать мне хорошего настроения и угостить чашечкой кофе. Это вполне может быть Локр. Я же свидетель, носитель опасной магии. Самому избавиться от меня не удалось, решил привлечь междумирцев. Чем больше я об этом думала, тем больше склонялась именно к этой версии.

Слова Дарайна и его обещание вытащить меня, больше пугали, а не обнадеживали. Если уж сам магистр связан с этими преступниками, что может сделать обычный детектив? И мне не поможет, и сам пропадёт.


Тот самый междумирец в камзоле, которого свои называли Берион, тщательно осматривал каждую девушку после процедуры выкачки магии. Вливал им что-то в рот и приговаривал:

— Еще поживёт.

Мне хотелось ногтями расцарапать ему всю физиономию. Да как он смеет! Видимо что-то такое промелькнуло у меня на лице, потому что, встретившись со мной взглядом, он нахмурился и процедил:

— Даже не думай. Я могу и забыть, что ты оплаченный заказ.

Он что, мысли читает?

Я вместе с другими девушками, которые еще не прошли процедуру отбора магии, как могла, ухаживала за обессиленными невольницами. Смачивала их губы водой, обтирала тела влажным полотенцем. К вечеру во вменяемом состоянии в камере осталась я одна. И еще четыре невольницы, которых сегодня не тронули, помогали мне как могли. Я с надеждой посмотрела на уровень магии в кристаллах. Он заметно поднялся, но все-таки кристаллы не были заполнены полностью.

Когда процедура была закончена, я услышала разговор междумирцев, которые рассуждали, стоит ли увозить помост с кристаллами или можно до утра оставить здесь.

— Ты сам подумай, завтра утром опять эту махину сюда тащить. И наверняка только из-за четырех девчонок. Остальные вряд ли к утру очухаются. Давай здесь оставим?

— Да ну, лучше отвезти на место. Если проверят — нам голову оторвут.

— Ночью вряд ли будет какая-то проверка. Вся верхушка сегодня тестировала новые ловушки, которые скоро раскидаем по мирам. Им не до нас. Да и что с этими кристаллами здесь случится? Девчонки полудохлые под замком.

— Ну ладно, уговорил. И в самом деле, неохота таскать эту махину туда-сюда.

Звук запираемых снаружи дверей оповестил, что до утра вряд ли кто-то из междумирцев появится. Да и не больно охота лицезреть их наглые рожи.

Только опустившись на пол у одной из стен камеры, я почувствовала, как устала. Эта была даже не физическая слабость, а моральное опустошение. Почти все невольницы перестали стонать, их дыхание выровнялось и только девушка с фиолетовыми глазами, невольница из Миаси в полубреду звала родных.

Я закрыла глаза, стараясь отрешиться от пережитого за день. В детдоме у меня перед сном был почти ритуал: я придумывала себе другую жизнь. События, которые могли бы со мной случиться, если бы я была не Ольгой Рождественской, а совсем другой девочкой. И конечно в этих мечтах появлялся герой, который вместе со мной преодолевал нелегкие испытания, мы вместе совершали какой-нибудь подвиг. А потом уже появлялся и дом с верандой, и рыжий кот Васька.

Я так замечталась, что когда под ладонью почувствовала пушистый теплый бок, ничуть не удивилась. И только когда чей-то мокрый нос ткнулся в щеку, ошарашено открыла глаза.

— Васька?!


Когда мне было лет девять, наш класс повезли в краеведческий музей. Там, за стеклянными витринами, были выставлены чучела самых разных животных. Меня больше всего поразила фигурка рыси. Я слышала, что этот зверь считается опасным хищником. Но мне не верилось, что такая небольшая по размерам кошка, может кого-то загрызть. Это же не тигр и не лев.

И вот сейчас, разглядывая Ваську, я тихо обалдевала. Это кто же так щедро моего котейку магией угостил? Да он вымахал в два раза! Вот точно размером с ту рысь из музея. Но самое невероятное было, что Васька был самый настоящий, не мерцающий, не полупрозрачный. А рыжий, теплый и тяжелый.

— Вася, ты как сюда попал? — я чмокнула кота в нос и прижала его тушку к себе. Он замурлыкал по своему обыкновению громко. Одна из девушек, что сегодня избежала процедуры отбора магии, подняла голову и недоумевающее огляделась. А заметив меня, обнимающуюся с котом, удивленно ахнула. С ловкостью, которой я у неё и не подозревала, она проскользнула ко мне и, усевшись на колени рядом, зашептала:

— Это твой летун, да? Он за тобой явился? Вот счастливица!

Я, продолжая тискать кота, переспросила:

— Летун? Это мой кот.

Невольница помотала головой:

— Да нет же! Это летун! Мне про них мама рассказывала! Они живут в далеком магическом мире. Туда не каждый сильный маг может добраться. Это очень сильное магическое животное! Его магия невероятна. У взрослого летуна, конечно. А твой еще молодой, но совсем не ребенок. Он вполне может забрать тебя отсюда!

Я недоверчиво перевела взгляд на мордочку Васьки. Его зеленые глаза будто замерцали, и мне показалось, что кот кивнул.

— Вася? Это правда? Ты пришел за мной?

Рыжуля потерся об меня своим боком, чуть не уронив. Ну и сильным же он стал. И это он еще даже не взрослый!

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Вася, а ты только меня сможешь забрать? Посмотри на этих девушек. У них насильно отбирают магию и перекачивают вон в те кристаллы. А потом с помощью этих кристаллов междумирцы получат много невольников из других миров. Ты понимаешь?

Мне казалось, что Василий все прекрасно понимает. Он осмысленно посмотрел на помост с кристаллами, посмотрел на девушек, которые практически не подавали признаков жизни. А потом выбрался из моих объятий и скользнул между прутьями решетки, словно и не почувствовал преграды.

Я, затаив дыхание, наблюдала, как кот приближался к кристаллам. Обнюхал их и даже попытался разгрызть один из них. Потрогал лапой, лизнул. Его наверняка привлекала магия, заключенная в них. Вот она — ешь, не хочу. Только как до неё добраться?

И тут я увидела, что Васька выпустил когти и атаковал один из ближайших кристаллов. Он царапал и грыз один из камней, периодически что-то слизывая с поверхности кристалла. Прошло довольно много времени, прежде чем мы с другой невольницей заметили светящуюся дымку, которая начала просачиваться из поврежденного камня. Васька тут же слизывал эту дымку, не давая ей раствориться. За каких-то полчаса он опустошил один кристалл. Вот проглот!

Потом кот вернулся в камеру и мимо меня проскользнул к девушке с фиолетовыми глазами. Начал громко мурлыкать и облизывать её лицо. Я готова поклясться, что видела, как светящиеся искры от Васьки перелетали к девушке и проникали сквозь её кожу.

— Что он делает? — все происходящее меня немного сбило с толку.

— Возвращает ей магию. Она сильно истощена и твой летун почувствовал это.

Обалдеть. Я даже и не подозревала о скрытых талантах Василия.

Потом кот вернулся ко мне и сидя возле моих ног, тщательно умывался. А я с другой девушкой, которая представилась мне как Чиу, молча следили за каждым его движением. Если у меня такой невероятный кот, то может он не только вытащит меня отсюда, но и выведет из строя эти дурацкие кристаллы? При чем не просто опустошит, а именно сломает. Но как объяснить это коту? Он, конечно, у меня большая умница. Но все-таки кот… Но попробовать можно.

Глава 23.2

Я рассказала Чиу о подслушанном разговоре междумирцев. Смысл которого сводился к одному: если мою магию смешать с магией остальных невольниц и поместить эту гремучую смесь в кристалл, то эта махина точно сломается. Так почему бы не попытаться это провернуть?

Чиу, выслушав меня, вынесла вердикт: для того чтобы это осуществить, нам необходимо выбраться из камеры. Иначе никак.

Мы обе пытались дотянуться до рычага, отпирающего решетку. Но если бы это возможно было сделать, вряд ли бы нас оставили без присмотра. Оставалось как-то объяснить Василию, что нужно сделать. Эх, Вася, я с тобой потом не расплачусь за все добро, что ты для меня сделал.

Мы показывали поочередно рукой в сторону рычага и делали движение, будто нажимаем его и тянем вниз. Вася с интересом смотрел на нашу пантомиму. Но, кажется, все понял.

Он пробрался к рычагу и вытянувшись, потрогал его лапой, будто проверяя, что это за штуковина такая. Потом вопросительно посмотрел в нашу сторону и неуверенно мявкнул. Мы с Чиу закивали головой, как китайские болванчики:

— Да, да, Вася, его надо нажать вниз.

Он собрался, сгруппировался и прыгнул вверх, на рычаг. Тяжело, наверное, ему свою тушку поднимать. Рычаг медленно, но неотвратимо заскользил вниз. Когда раздался негромкий щелчок, я пообещала коту расцеловать его.

Выбравшись из камеры мы с Чиу подбежали на цыпочках к помосту. Чиу из его недр достала пустую сферу и протянула её мне:

— Ты уверенна? Это больно и отнимает силы.

Будто у меня есть выбор. Я должна сломать эту штуковину.

Чиу показала мне, как правильно сжимать сферу, чтобы она начала вытягивать магию. Я выдохнула и сжала прозрачный шар ладонями.

Как же они терпели это каждый день? Одну руку будто обожгло, появилось ощущение, что сфера присосалась к внутренней стороне ладони. Тянущее ощущение, неприятное, раздражающее. Хотелось стряхнуть с ладони эту сферу, но я терпела. Сквозь пальцы увидела синие завихрения, которые заполняли шар. Интересно, сколько у меня этой магии? У некоторых невольниц сегодня выкачивали по две, а то и три сферы. Но с учетом того, что она у них не успевала полностью восстановиться, это, наверное, мало. Так, а мне сколько отмерил Тирайо?

Время потеряло значение. Я просто смотрела на сферу, ожидая, когда она заполнится целиком. И в какой-то миг шар сам будто отлип от ладони. Наполнился?

— Чиу, давай еще одну.

В голове немного звенело и чувствовалась небольшая слабость. Я надеялась, что этим и ограничится. Я ведь не рождена магом и магия в моем теле вообще должна быть чужеродным элементом. Значит и расставаться с ней организм должен безболезненно. Вторая сфера наполнилась только наполовину и отлипла от ладони. Да, Тирайо пожадничал.

Дальше уже все зависело от Чиу. Я все-таки ощущала слабость, хотя и была уверена, что этого не произойдет. Да и я не представляла, как магия из сфер попадает в кристаллы. А Чиу, видимо, знала.

Пока она разбиралась с магией мне пришлось будить остальных и, не вдаваясь в подробности, обещать скорое спасение. Мои слова подействовали лучше бодрящего эликсира. Наконец, Чиу присоединилась к нам и теперь уже она руководила процессом, как единственная, кто знал о существовании летунов и их способностях. Девушки собрались в кучку, плотно прижимаясь друг к дружке и держась за руки. Я с Васькой на руках, стояла в центре этой группы.

— Ну, Вася, справишься?

Я с надеждой посмотрела на своего рыжулю. Может это и наглость с моей стороны, но как я могла сама спастись и оставить тут этих несчастных? Кот не ответил. Просто от него стало во все стороны расползаться перламутровое свечение, которое скручивалось вокруг нас в кокон. И тут со стороны помоста раздался странный звук. За головами невольниц я увидела как в одном кристалле, в который Чиу поместила мою магию, что-то бурно кипит. А кокон становился все ярче, я уже буквально чувствовала, как он не просто спеленал нас всех, но и будто тянет куда-то. Может, сквозь пространство?

И, кажется, я угадала. Потому что воздух будто дрогнул и прямо по нему стали расползаться такие же перламутровые трещины, образуя внушительную прореху в которую мы и провалились. Но прежде чем это случилось до нас долетел ужасный грохот. Надеюсь, это кристаллы разлетелись на мелкие кусочки.

Кто сказал, что проход через пространство это интересно и круто? Не знаю как магам, а меня замутило, бросило в жар, потом в холод. Руки ослабли, а в них довольно тяжелая киса, которую надо удержать. Васька наше спасение и уронить его, значит сгинуть непонятно где. Но к счастью это изматывающее путешествие длилось недолго. Пару раз нас хорошенько тряхнуло, я даже испугалась, как бы нам не потерять кого. А потом мы довольно жестко приземлились на землю.

Лежа на боку и прижимая к себе Василия, пыталась отдышаться. Видимо плохо было не только мне. Вокруг меня слышались стоны и вздохи. Вася тяжело дышал, будто пробежал марафон. Бедный мой котейка, любимый мой и неповторимый.

Я все-таки решилась открыть глаза. Первое что я увидела, это была рыжая густая шерсть кота. Потом разглядела густую зеленую траву, на которой в разных позах валялась наша компания. Тепло, легкий ветерок приятно освежает. Пить хочется.

Подняв голову я взглядом обвела невольниц, вроде все. Рядом лежала Чиу. Она посмотрела на меня и странным чирикающим говором что-то спросила. Я не поняла не слова. Услышав речь Чиу, удивленно подняла голову и девушка из Регонила. Она, растягивая гласные и словно проглатывая окончания, что-то проговорила на своем языке. Ну точно. Мы теперь не в Междумирье, а неизвестно где. И наша магия теперь не адаптирует иномирную речь. А у меня и магии-то теперь нет… ‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 24.1

Как выяснилось спустя некоторое время, Василий перенёс нас в Миаси. Этот мир ближе всего расположен к Междумирью и, возможно, у кота просто не хватило сил на более дальние перемещения. Но главное, что все мы оказались в безопасности. Случайно или нет, это знает только Вася, но мы переместились почти к самому дому той самой невольницы с фиолетовыми глазами. Её, кстати, зовут Шианилли. Своим появлением мы наделали много шума, устроили настоящий переполох. И когда первое потрясение улеглось, каждой бывшей невольнице родители Шианилли повесили на шею амулет, который помогал общаться, несмотря на разность языков. Удобная все-таки это штука магия. Семья Шианилли была не из простых, однако ни богатство, ни знакомства не помогли вызволить девушку из лап междумирцев. Тут и настал Васькин звездный час. Когда сообщили, кто именно спас всех девушек, кота разве что не обожествили. И преподнесли ему в качестве благодарности нехилую порцию магии.

Оставалась одна загвоздка — девушек нужно вернуть по домам. Но путь в Междумирье теперь всем нам закрыт. Хорошо, что эту проблему вызвалась решить семья Шианилли. Миры, из которых подбирали девушек для откачки магии, были пусть и не напрямую, но так или иначе связаны между собой. Недаром же у всех невольниц общий магический фон. Так что, можно обойтись и без Междумирья. Ну а мне, прежде всего, предстояло решить куда возвращаться. И пусть в любом случае мне мог помочь только мой кот, принимать решение я должна была сама.

Касанар? Но что мне в нем делать? Это, прежде всего, небезопасно. Локр затаился на время, но кто знает, что он замышляет? А междумирцы? Если они каким-то образом прознают, что именно моя магия разнесла вдребезги кристаллы, вряд ли они оставят это безнаказанным. Вот только Дарайн… Пусть мое знакомство с детективом не было продолжительным, да и серьезными наши странные взаимоотношения не были, но… Мне не хотелось терять его, пусть он и не был моим.

Вернуться в свой мир? Там мне все понятно и знакомо. Осталось только придумать объяснение, куда я пропадала и всё. Вернуться в общежитие, вновь погрузиться в студенческие дела и заботы. А Васька? Как он будет жить без магии? Да и где он будет жить? В моем мире нет таких животных. Я не хочу, чтобы его сделали подопытным кроликом и заперли в какой-нибудь лаборатории. Отпустить его в любой мир, который ему понравится? Но потерять и Дарайна и Ваську это слишком для меня! Пусть я эгоистка, но я не хочу лишаться тех, кто запал в сердце!

Обняв кота за шею, я потерлась носом о его пахнущую травой рыжую шкуру.

— Вася, ну и что же мне делать? В моем мире тебе будет очень плохо. А в Касанаре плохо будет мне. Кто бы подсказал, а?

Кот муркнул и извернувшись, лизнул меня в щеку. А потом от него снова стало исходить перламутровое свечение, которое закручивалось вокруг нас спиралью. И куда на этот раз?


Переход снова дался нелегко. Видимо, мой организм против вот таких необычных способов перемещения. И длился он дольше предыдущего. Я зажмурила глаза и постаралась отрешиться от накатившей дурноты. Еще немножечко, еще чуть-чуть.


Открыть глаза я решилась, только когда почувствовала, что сижу на чем-то мягком и удобном. Оказалось, что это оттоманка приятного бежевого цвета. И судя по длинным рыжим волосам на обивке, Вася тут уже бывал.

Это была просторная комната, в которой помимо огромной оттоманки находилось несколько пуфиков и низенький столик. Двери, ведущие на веранду были распахнуты. Я не удержалась и выглянула на неё. Нагретые солнцем доски приятно грели босые ступни. Широкие перилла веранды прямо таки притягивали — хотелось опереться на них и разглядывать яркий цветник, который был разбит возле дома.

— Вася? Куда ты меня перенес? Чей это дом?

Я вернулась в комнату и увидела, что кот по-хозяйски растянулся на оттоманке, и вылизывает себя с самым сосредоточенным видом. И тут же я услышала чьи-то легкие шаги. Дверь, ведущая из комнаты, распахнулась и внутрь впорхнула улыбающаяся Элизия. Она с удовлетворением посмотрела на кота, потом перевела на меня сияющие глаза:

— Уж вернулись? Замечательно! А где Дарайн?

Я остолбенела. Что все это значит? Я в доме Дарайна? Тогда почему его тетушка у меня интересуется его местонахождением?

— Госпожа Риадан?

— Ольга, ну оставь уже эти церемонии! Называй меня просто Элизией. Так что с Дарайном? Только не говори, что его срочно вызвали на службу! — тетушка Элизия нахмурилась и обиженно поджала губы. Она была в светлом домашнем платье с кружевным воротником явно ручной работы. На ногах мягкие туфли с меховым помпоном. Было в её облике все такое понятное, знакомое, простое… Будто я и не в другом мире нахожусь. Даже волосы она заплела в косу, которую закрутила в шишку.

— Элизия, я не совсем понимаю, что происходит…

Она присела на край оттоманки и провела ладонью по голове Василия. Тот отвлекся от умывания и снисходительно позволил себя погладить.

— Я так и знала, что Дарайн ничего толком не объяснит! Вчера утром он поручил мне заботу о твоем коте. Правда, должна признаться, тогда он был несколько меньших размеров. Я люблю кошек, но таких раньше не встречала. Он почувствовал магию, исходящую от моего кулона и стал её нагло выпрашивать. Ну я и не смогла ему отказать. Почти все запасы, которые мне оставил мой покойный супруг, я коту и скормила. Он можно сказать на глазах увеличился в размерах, ткнулся головой мне в ладонь и исчез. Я так поняла, что он отправился на помощь Дарайну. И ваше появление подтверждает мои предположения. Так, где мой племянник?

— А куда отправился Дарайн? — дурное предчувствие кольнуло сердце. Я уже знала ответ на свой вопрос, но не хотела в этом себе признаться.

— Как куда? За тобой. В Междумирье.‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 24.2

Это была катастрофа. И я понятия не имела, как её исправить. Элизия, когда я ей рассказала о произошедшем в Междумирье, тоже растеряно молчала. Нужно было что-то предпринимать, куда-то бежать, но я даже не знала в какую сторону двигаться. И судя по тому, как тетушка Дарайна теребила платок, я была не одна такая.

— Элизия, но есть какой-то способ связаться с Дарайном? Узнать, где он? И сообщить, что я уже в безопасности?

— Если бы он был в Касанаре, то способы нашлись бы. Но Дарайн в Междумирье, а установить связь на таком расстоянии способен лишь очень сильный маг. Хотя, я не особо разбираюсь во всем этом…

Я прошлась по комнате, не зная, куда себя деть. Дурное предчувствие во мне разрасталось, а еще противный внутренний голос верещал: «Это все из-за тебя!». Ну и что теперь делать? А если Дарайна схватят, посадят в камеру? Или станут пытать? От этих негодяев всего можно ждать.

Вообще-то, жертвенность мне не свойственна. И если рассуждать трезво, что я вообще могу сделать в данной ситуации? Без магии, без возможности связаться с детективом? Я не супер герой, который с одним ржавым гвоздем может победить всех врагов и спасти Галактику. Но и сидеть на попе ровно и ждать когда Дарайн сам решит проблемы, которые возникли из-за меня, я не могу. Не знаю что это: совесть, глупость, шило в заднице…

Сразу вспомнились кадры из разных фильмов и сюжеты из книг, в которых героиня, превозмогая все, что можно и нельзя, спасает своего возлюбленного от неминуемой гибели. И дело вовсе не в том, что я хотела быть на них похожей, а в том, что это нормально — пытаться спасти того, кем дорожишь.

А еще вдруг вспомнилось пророчество Диары. Сначала я должна все потерять, чтобы исполнилась мечта. Так я и так уже все потеряла! Даже магию, которая мне и не нужна была. У меня только Васька остался и глупая влюбленность в Дарайна… И если я не помогу детективу, то возможно и любить будет некого. А зачем мне тогда какая-то мечта?

От тяжких раздумий отвлек кот. Он подошел и положил свою рыжую голову мне на колени. М-да, еще чуть-чуть и это точно будет пони… Сделаю из него ездового кота.

Мысль зацепилась за это выражение, закрутилась, скрипя шестеренками. Вот я идиотка!

— Вася, ты меня срочно должен перенести к Дарайну! Он остался в Междумирье. Ему грозит опасность, понимаешь?

Я с надеждой посмотрела в зеленые глаза кота. Да, я эгоистка. Да, я нагло эксплуатирую своего питомца. Но подскажите другой вариант, если он вообще существует. А Вася вроде и не возражает, только многозначительно облизывается.

— Ты хочешь сказать, что тебе недостаточно магии? Да ты уже столько её сожрал, что пукать должен магическими пузырями!

Видимо, у Васи с воображением все в порядке, потому что его глаза округлились и посмотрели на меня с крайним изумлением.

— Василий, ты сможешь перенести меня именно к Дарайну? Как-то унюхать его на расстоянии? — да, я уже обнаглела. Хочу, чтобы мой кот решил сразу все проблемы. Он, конечно, не собака, но и у кошек хороший нюх.

Кот загадочно молчал. Жаль, что мы не можем с ним просто побеседовать. Уверена, я услышала бы много интересного. Но тут оживилась Элизия:

— У меня есть немного магии Дарайна! Если это поможет его отыскать в Междумирье… Сейчас принесу!

Тетушка унеслась из комнаты, но очень скоро вернулась. В ладонях она держала прозрачную сферу размером с футбольный мяч. Это было что-то…

У многих моих знакомых есть такие сувениры: прозрачный шар, в котором, если его перевернуть на несколько секунд, начинается «снегопад». Или в нем сверкает загадочный сфинкс в вихре блесток. Вот и на ладонях Элизии сейчас покоилось что-то похожее. В прозрачной сфере я разглядела зимнюю сказку. Маленькие избы разбросаны между высоких сугробов, в темном небе переливается молодой месяц и сверкают звезды. Только вот дым из печных труб вьется как настоящий, да свет за окнами движется, будто в этих домиках и впрямь кто-то живет. Но поразило меня другое: слишком уж знакомой показалась мне эта картинка. Обычная деревня из моего мира. Резные наличники, вертушки на калитках, колодцы.

На мой ошарашенный взгляд Элизия извиняюще улыбнулась:

— Оленька, мы с тобой потом обо всем поговорим. Но сначала нужно отыскать Дарайна…

Оленька?! Да вы, тетушка, полны загадок…

Васька понюхал сферу и одним нажатием клыков прокусил её. Сноп искр, вылетевших наружу, тут же исчез на его языке.

— Вася, ты должен был понюхать магию, а не сожрать её!

Но кот посмотрел на меня снисходительно, словно говоря: «И так нормально».


Когда меня снова стало окутывать перламутровое свечение, я сразу зажмурилась и задержала дыхание: мне кажется, так легче переносится перемещение. На этот раз меня не бросало в жар и холод попеременно. Мне стало просто холодно. И даже когда под ногами появилась опора, а вокруг стали прорисовываться очертания знакомых каменных стен, противный озноб не исчез.

В каменном коридоре кроме нас с Васькой в обозримом пространстве никого не было. Ну и как же так? Где теперь искать Дарайна? Я уже хотела задать этот вопрос Ваське, когда из одного арочного проема послышались звуки борьбы и чей-то сдавленный хрип. Представив, что какой-то гад душит Дарайна я, позабыв обо всем на свете, кинулась на эти звуки. Васька же, двумя гигантскими прыжками преодолев расстояние, первым сунул свою башку в арочный проем. Когда я подбежала, то увидела занятную картину. Дарайн держал за шею одного из «ниндзя», прижимая его к стене. Тот еще трепыхался, но уже на пределе сил. А Вася придирчиво обнюхивал этого трепыхающегося междумирца. Видимо, искал чем поживиться. Ну обжора!

— Дарайн! — я забыв об осторожности не смогла сдержать радостный вопль. Живой! И даже, кажется, невредимый. Детектив отбросив почти безжизненное тело «ниндзя», резко повернулся ко мне. И хоть он хорошо умел маскировать истинные эмоции, я заметила, как разгладилась складка между бровей. Стесняться и смущаться буду потом, а сейчас я кинулась ему на шею. И как ни странно, почувствовала, что его руки обхватили меня за талию и не собираются отпускать.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Почему ты здесь? — его шепот развеял помутнение рассудка, и я все-таки разжала руки, нехотя отстраняясь.

— Это долгая история, Дарайн. Просто Васька добрался до меня раньше, и выяснилось, что он умеет перемещаться между мирами. Нужно убираться отсюда быстрее.

Я обернулась, чтобы попросить кота унести нас из этого жуткого Междумирья. Но Васьки рядом не было! Я выбежала из арочного прохода и успела заметить, как за одним из поворотов коридора мелькнул рыжий хвост.

— Он убежал туда! Нам нужно его вернуть!

Дарайн, удержал меня:

— Есть и другой способ выбраться отсюда.

— Ты что?! Я не оставлю кота здесь! Наверняка, он почувствовал источник магии и рванул к ней. Скорее всего, ему просто нужно пополнить силы, он ведь между мирами перемещается. Дарайн, пошли за ним! Если мы его потеряем, то мы погибнем, у меня предчувствие!

Про себя я ругала кота последними словами. Ну и надеру же я ему уши, когда мы вернемся. Вымахал почти с пони, а мозги так и остались как у глупого котенка!

Мы понеслись по коридору следом за котом. Периодически на пути нам попадались междумирцы в бессознательном состоянии. Я так понимаю, Васе некогда было с ними вести беседы, и он просто устранял помехи. Коридор петлял и даже разветвлялся, но тела «ниндзя» подсказывали, в каком направлении умчалось мое рыжее наказание.

Коридор заканчивался залом, распахнутые двери которого не оставляли сомнений: кот уже там. Пара междумирцев, которая, по всей видимости, охраняла вход, лежала возле дверей. Из-под одного растекалась лужа. Бедняга уписался от страха.


Забежав в зал, я остановилась от открывшегося зрелища. В стенах этого зала было очень много ниш. Они все были заставлены сосудами различных форм и размеров. И, конечно же, в этих сосудах была магия. Разных цветов, различной консистенции. Пока Дарайн запирал двери изнутри, я отыскала взглядом кота и подбежала к нему:

— Василий, это знаешь ли уже слишком! Ты понимаешь, как здесь опасно находиться?! А ну, марш домой!

Но кот лишь недовольно дернул ушами и продолжил выкатывать из ниши округлый сосуд с магией ядовито-зеленого цвета.

— Дарайн, ну хоть ты скажи ему!

Детектив приблизился и просто помог Ваське вытащить сосуд и даже выковырял из него запечатанную крышку.

— Ты же сама сказала, ему нужно пополнить силы.

Кот с урчанием принялся поглощать содержимое сосуда. А я отвернулась, чтобы скрыть досаду. Я была уверена, что кот меня будет слушаться всегда и при любых обстоятельствах! А получается?

И тут мой взгляд в противоположной стороне зала разглядел что-то знакомое. Еще один помост с кристаллами! Только эти были целые и пустые. Видимо их только готовили к наполнению. Мысль возникла сама собой.

— Дарайн, пока кот ест, мы должны вывести из строя эту штуковину. И я даже знаю как!

Глава 25.1

Я очень надеялась, что Дарайн разберется с кристаллами и с множеством прозрачных трубок, которые прилагались к ним. Пока он пытался сообразить, что к чему подсоединяется, я вытаскивала массивные сосуды из ниш, следя за тем, чтобы магия максимально отличалась по цвету. Это единственное на что я могла ориентироваться, поскольку руны, начертанные на сосудах, мне не о чем не говорили.

Я подкатила первый сосуд к Дарайну. Детектив как раз закончил соединять между собой кристаллы и я со злорадством представила выражение лиц междумирцев, когда и эти кристаллы разлетятся на кусочки. Только бы все получилось!

Каждый раз, передавая сосуд в руки Дарайна и соприкасаясь с ним пальцами, я чувствовала приятное волнение. А еще было такое невероятное ощущение: мы с ним делаем что-то сообща. Мы вместе, а не по разные стороны баррикад! Я бросала быстрые взгляды из-под ресниц на детектива и понимала, что совсем потеряла голову. Было сейчас что-то такое в облике Дарайна, что напрочь отшибало разум и здравый смысл. Его волосы не были гладко зачесаны на пробор, в кои-то веки его шевелюра была в беспорядке. Да и одежда не была безупречна: верхняя пуговица на рубашке вырвана с «мясом» — видимо в схватке с «ниндзя». Один манжет разорван, да и ссадина на щеке добавляла, на мой взгляд, романтики в образ детектива. Нет, я вовсе не питала слабость к плохишам и хулиганам, но безукоризненная аккуратность в облике мужчины меня раздражала.


Я так увлеклась, что когда в дверь с той стороны громко забарабанили не сразу поняла, кто стучит. И только подняв голову от очередного сосуда с магией и оглядевшись, чуть не завопила: междумирцы! Васька тоже отвлекся от сосуда, сытно икнул и приблизился к дверям. На очередной грохот двери кот разинул пасть и так зарычал, что на той стороне установилась звенящая тишина. Видимо междумирцы пытались понять, кто так может рычать в их хранилище магии.

Я с недоумением смотрела, как в заполненных кристаллах лениво плещется магия. У нас уже нет времени, надо уносить отсюда ноги, но цель, ради которой мы здесь задержались, не была достигнута. Разноцветная жижа не спешила перемешиваться до однородной массы. Она лениво перетекала по трубкам, но не смешивалась. В каждом кристалле она располагалась разноцветными слоями, и каждый слой был словно сам по себе.

— Да что с ней такое?! Она заторможенная что ли?! — мои нервы и так были на пределе, а тут еще и эта магия ведет себя не так, как ожидалось. Дарайн тоже не понимал в чем дело. А дверь снова затряслась под ударами и могла в любой момент не выдержать натиск.

Тут Василий прошелся вдоль ниш, словно выискивая что-то. Подпрыгнул и, заскрежетав когтями по камню, вытащил из одного углубления совсем крохотный пузырек с какой-то серебристой взвесью. Он принес этот флакончик в зубах Дарайну и кивнул головой в сторону кристаллов. Неужели кот понял, в чем дело?

И в тот момент, когда оставалось лишь присоединить горлышко пузырька к трубке, дверь с грохотом разлетелась на кусочки.

Толпа междумирцев застыла на пороге, заметив наши фигуры возле кристаллов. Васька, грозно рыкнув, загородил меня, когда из-за спин междумирцев вперед вышел высокий старик. Опираясь на посох, он смерил нас тяжелым и мрачным взглядом. Если судить по длинному светлому одеянию с богатой вышивкой и ожерелью, украшавшему его грудь, можно сделать вывод что этот старик тут главный.

Заметив, что всего лишь одно движение Дарайна отделяет нас всех от смешения магии, старик злобно прищурился. Словно в замедленной съемке я видела, как вытягивается рука с посохом в сторону Дарайна. Я сделала то, что смогла. Я держала в своих руках пустой сосуд из-под магии, и именно он послужил метательным снарядом. Всего лишь на мгновение старик отвлекся, отбивая летящий прямо ему в голову кувшин. Но этого мгновения детективу хватило, чтобы подсоединить трубку к флакону.

По выражению паники, отразившейся на лице старика, я поняла, что мы все сделали правильно! Магия в кристаллах и впрямь закипела, забурлила. А старик, попятившись к дверям, громко закричал:

— Назад! Все назад!

Мы тоже ждать не стали. Дарайн подскочил к нам с котом и Васька тут же начал вить кокон перламутрового цвета. Я снова ощутила свое отвратное самочувствие. Только теперь меня не бил озноб, я задыхалась от жара. Пол под ногами качнулся, а за спиной что-то громко разбилось. Перламутровое свечение надежно защищало нас от осколков, которые разлетались по всему залу. Это сосуды с магией выпадали из накренившихся ниш. Я бросила взгляд на кристаллы. Мама дорогая! Такого не было в прошлый раз. Кипение достигло максимума и из кристаллов начал валить сизый дым. Тут наконец пространство перед нами поползло трещинами. Успеем или нет?

Меня замутило, значит, мы начали продираться сквозь пространство. Но сизый дым застилал все вокруг и словно преследовал нас. Про себя я повторяла как заклинание: только бы успеть!

В голове зашумело. Еще немного и я выплюну свои внутренности. В отдалении что-то загудело, зарокотало. Будто что-то огромное неслось на скорости вслед за нами сквозь пространство. Кажется, мы переборщили со смешением магии!

Меня словно с силой выплюнуло из одного мира в другой. Покатилась по земле, пребольно ударившись лодыжкой обо что-то острое. Но в голове будто бьет колокол, перед глазами все плывет. Фиговый из меня путешественник по мирам.

Все-таки приподняв голову, я увидела ужасную картину. Недалеко от места моего падения прямо в воздухе зияла огромная дыра со светящимися рваными краями. Из этой дыры валил сизый дым и доносился скрежет и грохот. Ваське этот переход тоже дался нелегко. Он стоял перед дырой, качался на ослабевших лапах и его, кажется, тошнило. Из пасти кота вылетел сгусток какой-то слизи и, прилепившись к краям дыры, начал её будто стягивать. Васька плевал и плевал на дыру и противная на вид слизь, словно заплатка запечатывала дыру в пространстве. Постепенно она исчезала, не оставляя и намека на прореху.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Васька все-таки рухнул на землю. Я хотела подползти к нему, но меня скрутил приступ рвоты. Вот стыдоба! Все содержимое желудка оказалось на земле у меня под носом. Отползла подальше от лужицы и огляделась. Дарайн обнаружился рядом. Он в большом изумлении смотрел на то место, где еще несколько мгновений назад зияла дыра.

Ну вот и все. Мы в безопасности. Все что могла, я сделала. Теперь можно расслабиться и перестать совершать безрассудные и возможно никому не нужные подвиги. Я свернулась калачиком прямо на земле и заплакала.

Глава 25.2

Васька не просто вынес нас из Междумирья. Он перенес нас прямо к дому Дарайна, и к счастью, от посторонних глаз скрылось наше странное появление и дыра в пространстве. На шум и грохот прибежала Элизия и тут же начала отдавать приказы подоспевшей прислуге. Ваську переложили на плотную ткань и волоком занесли в дом. Меня тоже не оставили без внимания. Я оказалась на руках у Дарайна. Если бы не дурное самочувствие, я бы сгорела от стыда: лохматая, в рваном платье разносчицы, с грязными разводами на лице. Но сейчас мне было совсем не до внешнего вида. Было так плохо, что я прижалась к детективу, надеясь, что он правильно расценит мое поведение.

Кажется, он принес меня в свою комнату и осторожно положил на постель. Придирчиво осмотрел меня, убедился, что руки и ноги у меня на месте, и в моем теле не зияют кровоточащие раны, и тут же ушел. Нет, это нормально? Меня тут мутит, мне требуется забота и участие, а он взял и ушёл…

Но почти сразу же явилась Элизия и помогла мне добраться до купальни. Это была совсем скромная по размерам комнатка, не то, что в особняке Сандини. Но какое же блаженство залезть в теплую воду и снять с себя грязные лохмотья.

— Элизия, что с Васей?

Тетушка Дарайна вздохнула:

— Я уже отправила за целителем. С ним точно не все в порядке.

Я попыталась выкарабкаться из ванны, но тетушка с неожиданной силой надавила мне на плечо:

— Не суетись. Ты сама-то как?

— Ну как-то средне. Тошнит. Видимо, укачало при переносе из мира в мир.

— Или от голода. Давай приводи себя в порядок, я тебе сейчас платья Кэйлы принесу. Это моя племянница, сестра Дарайна. Она живет в Харласе с родителями, но иногда приезжает в гости. Они ей все равно уже малы, а вот тебе в самый раз будут.

— А Дарайн? Он ушел?

Элизия остановилась в дверях и многозначительно улыбнулась:

— Ольга, все мужчины семьи Риадан очень ответственно подходят к своим должностным обязанностям. Запомни это. Таким был и мой покойный супруг, и отец Дарайна и сам Дарайн. Племянник сказал, что ему срочно нужно кое-что прояснить. Уверена, это как-то связано с вашим перемещением в Междумирье.

Элизия вышла из купальни, а я, насколько хватало сил, начала приводить себя в порядок. Меня то клонило в сон, то мутило, вообще никогда раньше я не чувствовала себя подобным образом.

Платье Кэйлы мне и впрямь пришлось впору. Но сейчас не время крутиться перед зеркалом. Заплетя волосы в косу, я пошла искать Ваську. Он обнаружился все в той же комнате с выходом на террасу. На своей оттоманке. Я уселась рядом и провела ладонью по его боку. Кот чуть приоткрыл один глаз и что-то еле слышно мяукнул. Нос у него был сухой и горячий. Ну и где же целитель?

Словно услышав меня, двери распахнулись, и в комнату чуть ли не вбежал невысокий и худой мужчина лет пятидесяти. От его мельтешения у меня голова закружилась. А он, подхватив меня под локоть, усадил на кресло, пояснив:

— Я должен осмотреть пациента.

Он крутился возле Васьки и осматривал его очень тщательно. Разве что градусник под хвост не засунул. Но уверена, мой рыжуля не позволил бы ему такой вольности. Мы с Элизией ловили каждое движение целителя, пытаясь по выражению лица угадать, насколько все плохо. Наконец, он оставил кота в покое и повернулся к нам, сурово сведя брови:

— Я так понимаю, вы заботитесь о летуне?

Мы с Элизией синхронно кивнули.

— Должен вам сообщить, что у вашего летуна элементарное отравление экзотической магией. А если быть уж совсем точным в формулировках: он переел магии. Это безобразие! Ну нельзя же так бездумно баловать животное, действуя ему во вред!

— Да он сам…

Я попыталась оправдаться, что и не очень хорошо с моей стороны, зато честно.

— Конечно сам! Он еще несмышленый подросток, который не может вовремя обуздать свои капризы. Но вы должны четко понимать, магия летунам необходима для роста и взросления. Но это не значит, что он должен есть её с утра до вечера. Строгая диета! Наистрожайшая! И пока никаких прогулок по мирам.

— Каких еще прогулок? — откуда он знает про Васькины перемещения?

Целитель снисходительно посмотрел на меня:

— Вы что же, совсем ничего о летунах не знаете? Им необходимо периодически совершать перелеты из одного мира в другой. Это развивает их магию. Но в этих мирах вашего питомца должен кто-то сопровождать. Кто проследит, чтобы он не объелся экзотикой. А сейчас ему нужно спать и пить больше жидкости. И никакой магии до моего разрешения!

Когда целитель ушел мы с Элизией виновато переглянулись. Кто бы знал, что так выйдет? Мы же хотели как лучше…


Пытаясь дождаться возвращения Дарайна, я незаметно для себя уснула. Снилось мне что-то жаркое, душное, не дающее вдохнуть полной грудью. Когда я все-таки проснулась, то увидела над собой незнакомую женщину, которая мокрым полотенцем обтирала мне шею и плечи. За её спиной заметила встревоженного Дарайна и попыталась спросить, что вообще происходит. Но губы словно слиплись, да и во рту было сухо как в пустыне. Женщина заметила мои движения и поднесла к губам чашку с чем-то теплым и сладким.

— Ничего, к утру она поправится. Это всего лишь переутомление и истощение. Запомните, эта девушка не может совершать прогулки по другим мирам. Она не маг от рождения и такие перемещения пагубно отражаются на её самочувствии.

Кажется это она обо мне говорит. Но кто же тогда будет сопровождать Ваську в его прогулках по мирам? Кто будет следить, чтобы ему не подсунули некачественную магию?

Когда Дарайн вернулся ко мне, я попыталась ему это объяснить. Но язык заплетался, мысли в голове путались, и я никак не могла подобрать слов. Он просто лег рядом со мной и прижал к груди. Гладил меня по волосам, что-то успокаивающе шептал на ухо. Ладно, потом ему все скажу, не буду отвлекать от такого важного занятия.‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 26.1

Когда утром я проснулась, то даже и не сразу поняла, а не приснилось ли мне это все? Дарайн, его нежный шепот на ухо? Может, это всего лишь мое богатое воображение додумало то, чего мне так не хватает?

Но подушка рядом была смята и пахла она Дарайном. Значит, не приснилось? Я улыбнулась от этой мысли и помчалась в купальню приводить себя в человеческий вид. Сегодня я намерена поговорить с детективом откровенно.

Но, к моему разочарованию, в доме меня ожидала только Элизия. Она сидела рядом с оттоманкой, на которой разлегся Вася, и уговаривала рыжулю выпить еще немного молока. Тетушка детектива, видимо, назначила Ваську объектом своей любви и заботы.

— Доброе утро, Элизия. Как поживает наш несравненный Василий?

Элизия довольно улыбнулась:

— Ему значительно лучше. Ночью он отгрыз помпоны с моих туфель, из чего я и сделала такой вывод.

— А Дарайн? Он снова куда-то срочно ушёл? — я невинно похлопала ресницами, делая вид, что спрашиваю исключительно из вежливости. Но Элизия с улыбкой развела руками:

— А что делать? В этом весь Дарайн. Правда, на этот раз за ним прислали из комитета. У них там что-то важное случилось. Но мы ведь найдем чем нам заняться, так ведь?

— Элизия, а ваш племянник ничего не говорил по поводу моей дальнейшей судьбы? Мне ведь положено в данный момент находиться в закусочной у Тиверса и разносить ранним посетителям завтрак. Если нагрянет инспекция, то у меня могут возникнуть проблемы.

Элизия поднялась со своего места и указала мне рукой на сервированный к завтраку стол.

— Хорошо, что ты напомнила мне об этом. Пока вы с Дарайном пропадали в Междумирье, я о многом тут думала в одиночестве. Ольга, а ты не хочешь вместо закусочной Тиверса поработать у меня? Например, моей компаньонкой? Соответственно и жить ты будешь в этом доме, и жалованье уж точно будет выше, чем в закусочной.

Да кто же от такого откажется? Не то, чтобы мне так уж плохо было у Тиверса, но жить в одном доме с Дарайном, видеть его пусть и мельком каждый день? Да, я согласна!

— Элизия, я буду рада стать вашей компаньонкой.

Тетушка детектива и не сомневалась в моем согласии. Она приняла его как должное и добавила:

— Тем более что нам есть, что сказать друг другу, не так ли? Я помогу тебе устроиться в Даронге, а ты мне расскажешь, что же за эти годы произошло в нашем с тобой мире.

Наши взгляды встретились. А я уже и не удивлена. После того, как она назвала меня Оленькой, странно было бы думать, что это имя она придумала сама. Но вот только как?

В моем взгляде, наверное, хорошо был заметен этот вопрос, потому что Элизия, отставив в сторону чашку с недопитым чаем, стала рассказывать:

— Да, моя девочка, я тоже попала в Междумирье и не избежала аукциона. Человек, который купил в тот день на аукционе сразу нескольких девушек, был не из Касанара. Меня привезли в совсем другой мир. Хозяин держал прядильню, и все купленные девушки должны были трудиться в ней. Работа не из легких, под конец дня пальцы сводила судорога. Но мы не унывали. А когда уж совсем грустно становилось, начинали петь. Певуньи мы были хорошие. Даже сам хозяин приходил послушать нас. А однажды он пришел к нам в прядильню не один. С ним был его знакомый, который тоже захотел послушать как мы поем. Так я и увидела впервые Санжа Риадан. Что-то между нами промелькнуло, возникла взаимная симпатия или даже что-то большее… Так или иначе, но уже вечером того же дня Санж выкупил меня у хозяина прядильни и увез в Касанар. Он зарегистрировал меня как няню для своих племянников. И я первое время действительно приглядывала за детьми, тем более что детей я всегда любила. Ну а потом… В общем, Санж предложил мне стать его супругой и разве я могла отказаться? К тому времени я была безумно в него влюблена. Мы прожили с супругом много счастливых лет, жаль только, детей у нас с ним не было. Зато у меня есть чудесные племянники: Дарайн и Кэйла.

Элизия смахнула набежавшую слезу. Я подсела к ней поближе и погладила по руке.

— Элизия…я даже не знаю, что сказать… Наверное, главное, что ваш супруг любил вас?

Тетушка кивнула с улыбкой:

— Да, Санж очень меня любил. Чтобы я не чувствовала себя неловко из-за отсутствия магии он дарил мне украшения, которые наполнял своей магией. Ты же знаешь, в высшем обществе отсутствие магии считается огромным недостатком, чем-то постыдным. А Санж не хотел, чтобы я огорчалась из-за косых взглядов. И после свадебного обряда даже имя мне поменял на более привычное для Касанара.

— А как ваше настоящее имя?

— Елизавета. Но я всем представлялась как Лиза. Вот отсюда и Элизия.

Да, удивительно. Двух землянок приютил один и тот же мир Касанар. Чудо, не иначе.

— Элизия, а вы никогда не хотели вернуться домой?

— Я постоянно думала об этом, пока меня не увез Санж. А потом я поняла, что не могу без него. Правда, спустя несколько лет я все-таки заговорила об этом с мужем. И он нашел одного очень сильного магистра, который мог бы помочь мне связаться с родными, чтобы я передала им весточку. Но… Оказалось, что связываться уже не с кем. Выяснилось, что время в наших мирах течет по-разному. И если в Касанаре прошло несколько лет, то на Земле прошли десятилетия. Моих родителей уже не было в живых. И оказалось, что и младшего брата Никиты тоже. Вот так…

— Никиты? Так это вы та пропавшая сестра, которую Никитка искал в подземелье? Так вы из Малаховки?!

Элизия растеряно кивнула:

— Да, из Малаховки… Так ты что-то знаешь о моем брате?


Мы проговорили с Элизией до самого обеда. И отвлеклись лишь на появление Дарайна. Детектив выглядел уставшим, хмурым и голодным. Оставив дальнейшие разговоры на потом, мы на пару с тетушкой засуетились вокруг Дарайна. Элизия распорядилась подать обед, а я исподтишка бросала на детектива любопытные взгляды. Но никаких намеков на вчерашнее поведение Дарайна не обнаружила.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Обед прошел в напряженном молчании. Я понимала, что-то произошло. Но спросить не решалась. Да и Элизия помалкивала, словно ждала, когда племянник сам заговорит. Так и случилось.

— Элизия, Ольга, я должен вам кое-что сообщить. Это напрямую касается того, что мы с тобой Ольга устроили в Междумирье.

Мои нервы не выдержали:

— Они требуют возместить убытки? Или им нужна моя голова? Ну же, Дарайн! Чего хотят междумирцы?

Он посмотрел на меня так, что я поняла, что все гораздо серьезнее.

— Ольга, Междумирья больше нет.

Глава 26.2

— То есть, как нет? Совсем? — в голове не укладывается. Это что же, получается, мы уничтожили Междумирье? Это хорошо или плохо?

Дарайн вздохнул, видимо, набираясь терпения:

— Сейчас ведется расследование. Но многие магистры, в том числе и магистры Касанара, сходятся во мнении, что причиной взрыва в Междумирье стали эксперименты междумирцев с магией.

— А там проводились эксперименты?

— Не знаю. Но наличие хранилища магии установлено. Мы с тобой в нем были. Оказывается, многие магистры знали о существовании этого хранилища и неоднократно предупреждали междумирцев об опасности. Некоторые виды магии, как правило, из разных миров, не должны смешиваться между собой ни при каких условиях. А когда кристаллы начали взрываться, то сосуды, содержащие магию, разбивались, и в хранилище смешалась вся магия. Но о причине взрыва знаем только мы. И ты должна понимать, что наша причастность к произошедшему должна оставаться тайной.

— А междумирцы? Они что, погибли?

— Не знаю. Вероятно, сильные маги успели переместиться в другие миры. Но вряд ли они захотят ставить в известность местные власти. К ним может возникнуть очень много претензий. Тем более сейчас, когда Междумирья нет и все выжившие разобщены.

— Но, Дарайн, а если станет известно о моем похищении междумирами? Мне станут задавать вопросы, как я смогла спастись.

— Вот как раз здесь нет никакой опасности. Говоришь правду и только правду. Но умалчиваешь о кристаллах, которые взорвали. Так или иначе, главное сейчас не это. В ходе расследования стали всплывать громкие имена, уличенные в тесных связях с междумирцами. И среди прочих имя Локра. Сейчас самое время заняться этим господином. Он может начать заметать следы и избавляться от ненужных свидетелей. Ты понимаешь, о чем я?

Еще бы. Уж мне можно не напоминать о том, чем грозит внимание господина Локра. Но тут вмешалась Элизия.

— Дарайн, получается, теперь миры разобщены и некоторые даже изолированы друг от друга?

— Именно. Связь удается поддерживать только с помощью магии. Но для любителей путешествовать по мирам теперь многие из них будут недоступны.

— А как же быть, если кто-то не сможет вернуться в свой родной мир? — я и не думала, что Междумирье нужно еще и для связи миров. Аукцион аукционом, и хорошо что его больше нет. Но как же те, кто сейчас застрял в другом мире?

— Этот вопрос сейчас тоже обсуждается. Есть несколько способов перемещения между мирами. Разумеется, придется прибегнуть к помощи сильных магов. Но со временем, думаю, все образуется. Ольга, ты думаешь сейчас совсем не о том! Твоя безопасность, вот что главное. Я уверен, что в моем доме тебе нечего опасаться. Поэтому без моего сопровождения — ни шагу!

Я не сдержала довольной улыбки. Как все-таки приятно, когда о тебе заботиться дорогой сердцу человек.

— Дарайн, твоя тетушка предложила мне место своей компаньонки. Ты не против?

— Я только за. Элизия, ты чудо! — детектив расцеловал довольную тетушку в щеки. Он тут же поднялся и стал собираться. Что, уже? Вот он, вред трудоголизма!

— Дарайн, ты только пришёл… Мы же так и не поговорили с тобой?

Он обернулся и смерил меня внимательным взглядом. На какое-то мгновение его черты смягчились, даже в плечах пропала напряженность. Как же ему идет эта лукавая улыбка…

— Тебе придется набраться терпения, Ольга. Сейчас не время для откровенных разговоров. Но я всё помню.

Он ушёл, оставив меня в растрепанных чувствах. Как же я хотела помочь ему разобраться со всеми типами, которые мешают нашему откровенному разговору! И тут мне в голову пришла идея от которой даже мне поплохело. Но если нужно прищучить Локра, то я не могу не попытаться это сделать. Кто, если не я? А этот тип представляет опасность для многих людей, я уверена. И если в панике он начнет заметать следы, то можно ожидать череду несчастных случаев. В том числе и с моим участием в роли жертвы.

— Элизия, мне нужна ваша помощь.


Разумеется, я не собиралась безрассудно покидать дом Дарайна. Время героизма в моем исполнении прошло. Я не хочу рисковать ни собой, ни Дарайном, ни Элизией с Васькой в придачу. Но если я не могу отправиться куда-то, то ведь кое-кого можно пригласить в гости к тетушке? И неважно, что ранее эти люди не были лично знакомы. Вот и познакомятся. Но следовало поторопиться, потому что господин Локр ждать не будет.

Элизия с готовностью откликнулась на мою просьбу. Она тут же написала приглашение к ужину для ма Элевениры. Я не была уверена, что распорядительница примет приглашение. Но и явиться в особняк Сандини я не могла. Но в приглашении, которое отправила Элизия с посыльным, был очень прозрачный намек на безопасность самой Элевениры, и я надеялась, что ма проявит как минимум любопытство. Конечно, было бы идеальным, если бы и Дарайн вернулся к ужину. Но уж тут как повезет. Тетушка Элизия предупредила меня, что когда у детектива на службе аврал, он приходит только ночевать. Ну и работенка.

Мы с Элизией нарушили массу негласных правил высшего света. Ведь обычно приглашения присылают за несколько дней до мероприятия. И я уверена, что Элевенира найдет еще несколько грубых ошибок. Но мы с тетушкой решили, что нам как иномирянкам позволительно не следовать всем правилам подряд. К тому же мы не от скуки, а для всеобщего блага стараемся. И когда за час до ужина посыльный принес положительный ответ от распорядительницы, мы с Элизией довольно переглянулись. Правда, это вовсе не означало, что у меня получится задуманное. Я вообще не была уверена в том, что собиралась делать. Но других вариантов уговорить распорядительницу дать показания против Локра просто не было!


Элевенира явилась не одна. С Домианом. Что, впрочем, было логичным. И если мое присутствие в гостиной Элизии её и удивило, то она никоим образом этого не показала. А вот Домиан не стал скрывать своей радости, мы поприветствовали друг друга очень тепло. Появление Василия немного понизило напряжение. Еще бы. Котяра боднул Домиана головой и даже муркнул пару раз, но я решительно пресекла попытки выпросить порцию магии. Элевенира лишь приподняла одну бровь, заметив размеры котика.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍И все же после обмена любезностями следовало перейти к главному. Элизия под благовидным предлогом увела Домиана на террасу, и я обратилась к распорядительнице:

— Ма Элевенира, это я попросила госпожу Риадан пригласить вас на ужин. Мне необходимо поговорить с вами. Это очень важно. Вы, наверняка, в курсе последних событий?

Элевенира слегка кивнула:

— Если ты о Междумирье, то да. И не испытываю по этому поводу сожаления.

— Согласна. Но мне стало известно, что в ходе расследования причин произошедшего всплыло имя Локра. И есть подозрения, что этот господин, чтобы уйти от ответственности, будет избавляться от всех, кто хоть единым словом может бросить подозрение на его имя.

Тут я, конечно, преувеличила. Но кашу маслом не испортишь. Но Элевенира то ли хорошо играла невозмутимость, то ли и впрямь не понимала, при чем тут она.

— И что вы хотите от меня?

Вот, вопрос она задала очень правильный.

— Ма Элевенира, вы можете предотвратить череду несчастных случаев, если дадите показания против господина Локра. Если вы расскажете детективу Риадан все то, что поведали мне о браке вашей дочери…

— Нет.

— Но почему? Для чего вы все эти годы собирали информацию? Сейчас есть возможность применить её и наказать Локра за его преступления.

— Ты ничего не знаешь о нашем мире. Почему я должна тебе верить? Ты преследуешь свои цели.

— Мне кажется, в этом деле наши цели одинаковы: заставить Локра ответить за свои преступления. А умалчивая, вы покрываете его! И не понимаете, что после смерти вашей дочери этот мерзавец продолжал свои гнусные дела и испортил жизнь еще многим людям. Вы знаете, что Уфина подверглась домогательствам Тирайо? И что он внушил ей любовь к себе, чтобы она не отказывала ему? Тирайо мертв, а Уфина до сих пор находится под его внушением и её жизнь отравлена его магией! А ведь она моложе вашей дочери!

Тень пробежала по лицу распорядительницы, но она продолжала хранить молчание. Ну что же, придется прибегнуть к последнему доводу.

— Элевенира, я знаю, кто убил Тирайо.

Она вздрогнула, но быстро справилась с собой и лишь сжатые пальцы выдавали её волнение.

— Я видела портрет вашей дочери. На нем она изображена с той злосчастной заколкой, которой был убит Тирайо. Я сомневаюсь, что кто-то кроме вас имел доступ к украшениям вашей дочери. Но это не все. Я слышала ваш разговор с портретом. Это вы убили Тирайо.

Я блефовала. Никакого разговора я не слышала. Но попытаться я была должна.

— И почему же ты до сих пор не сообщила об этом детективу Риадан? — голос Элевениры слегка дрогнул.

— Потому что считаю, что Тирайо получил по заслугам. Но если вы продолжите покрывать Локра, то я изменю свое решение.

Она порывисто встала, бесцельно прошла по гостиной.

— Я не собиралась этого делать. Видела, как он переживал после смерти Летиссии. И даже когда ты появилась в особняке, я подумала, что Тирайо на старости лет просто хочет избавиться от одиночества. Но после церемонии я услышала его разговор с Адвальдо. Он говорил, что намерен обзавестись наследником и что теперь уж точно все получится. После двух трагедий по его вине, он не отступил от своих намерений. Моя доченька мертва, а он живет и продолжает экспериментировать на людях! Да, я убила его и совсем не жалею об этом.

— Элевенира, просто дайте показания против Локра и этот разговор останется между нами. Обещаю.

В гостиной повисло молчание. Я исчерпала все доводы. И если они не убедили распорядительницу, то я больше ничего не могу сделать.

Дверь в гостиную распахнулась, и на пороге появился Дарайн. Он все-таки решил поужинать дома. Присутствие Элевениры его удивило и он не скрывал этого. Но она не дала ему и слова сказать:

— Господин Риадан, я хочу дать показания против господина Локра.

Глава 27.1

Разумеется, я очень надеялась, что после показаний Элевениры Дарайн чаще будет появляться дома. Но получилось все с точностью наоборот. Уже на следующий день весь Даронг только и обсуждал личность господина Локра, а заодно проверку всего комитета по магической безопасности. К тетушке Элизии зачастили визитеры. Чтобы обсудить последние сплетни, а заодно, будто невзначай, узнать что-то относительно ведущегося расследования. Но нужно отдать должное Элизии: она если что и знала, то держала язык за зубами, вовремя ловко переводя тему разговоров. Я, как компаньонка Элизии, присутствовала при этих беседах и много чего интересного услышала. После показаний Элевениры стали появляться и другие потерпевшие, которые вдруг осмелели и решили пожаловаться на господина Локра. В общем, работы у детектива Риадан значительно прибавилось.

Дарайн появлялся дома поздно вечером. Уставший, но по глазам было видно, что расследование продвигается и это давало надежду, что все злодеи получат по заслугам. Мне не хватало совести приставать к детективу и напоминать о себе, хотя иногда прямо-таки хотелось спросить в лоб: «Ты вообще помнишь обо мне?».

Васька уже совсем не походил на больного. Мы с Элизией выпускали кота в сад, где он словно вспоминал, что он вообще-то еще не взрослый и ему можно пошалить. А я все больше задумывалась о его дальнейшей судьбе и эти мысли меня не радовали. Можно сколько угодно называть Васю домашним питомцем, но кого я пытаюсь обмануть? С такими способностями моего кота и с его потребностями, он вряд ли будет играть дома фантиком и довольствоваться прогулками по саду. Ему необходимо путешествовать по мирам. А потом, когда он станет совсем взрослым, инстинкты позовут его за собой и он умчится в неведомом направлении. Когда мысли принимали совсем уж трагическое направление, и я начинала шмыгать носом, Васька тут же оказывался рядом. Клал свою голову мне на колени и своими зелеными глазами смотрел так, будто пытался что-то сказать. Если бы я еще понимала его…

О том, что Уфину тоже вызвали на допрос, нам рассказал сам Дарайн. Мою бывшую горничную подвергли экспертизе, которая выявила следы магического воздействия. И не абы какой магией, а именно потенциально опасной, той самой, что владел Тирайо. И эти результаты добавили еще один камешек в огород господина Локра. Дарайн заверил меня, что Уфине будет оказана помощь целителей и чувства, которые внушил ей господин Сандини, исчезнут. Но не успела я выразить свой восторг по этому поводу, как тут же услышала следующие слова Дарайна:

— Ольга, завтра с утра тебе придется поехать со мной. Ты должна будешь пройти процедуру считывания твоего магического фона.

— Дарайн, какого фона? У меня же нет больше магии.

— Вот именно. И господин Локр этого еще не знает. Для него это станет большим и очень неприятным сюрпризом, — тут Дарайн мрачно улыбнулся.

Воспользовавшись тем, что Элизия вышла из гостиной, чтобы разыскать в саду Ваську и вернуть его в лоно семьи, я поднабралась смелости и пересела со своего кресла на подлокотник другого, в котором отдыхал Дарайн. Он проследил взглядом за моим перемещением и мне показалось, что черты лица немного смягчились, в них появилось что-то расслабленно-кошачье. От Васьки что ли набрался?

— Скажи мне, Дарайн, а у тебя с господином Локром какие-то свои счеты? — спросила я шепотом, наклонившись к уху детектива. Мой вопрос стал для него неожиданностью, видимо он ждал чего-то другого. Он неопределенно пожал плечами:

— Не то чтобы личные, просто его имя в последнее время слишком уж часто стало мелькать во всяких сомнительных сделках, вот и пришлось приглядеться. А уж когда ты свалилась к нам из Междумирья, то уж и вовсе стало очень интересно. А что?

— А то, — я старательно расправляла подол платья на коленях, будто от этого зависела моя жизнь.

— Просто ты, Дарайн, так увлекся делом этого противного Локра, что я и подумала, что тут явно замешан личный интерес. Или это все же служебное рвение?

Стоило мне встретиться взглядом с детективом, как я тут же отвела глаза. Буду надеяться, что приглушенный свет кристаллов скроет мой предательский румянец на щеках. Но когда его рука обхватила меня за талию и настойчиво потянула с подлокотника к себе, стало не до намеков и нелепых попыток флирта. Как-то я иначе представляла себе романтический вечер. А где же трепетное соприкосновение рук, взаимные признания и красивые ухаживания?

Упершись ладонями в его грудь, я все-таки выбралась из рук детектива. Правда, справедливости ради, нужно признать, что Дарайн просто не стал меня удерживать силой. И вот снова такое двойственное ощущение: с одной стороны хорошо, что отпустил. А вот с другой было как-то обидно: не настолько я ему, видимо, интересна.

Но чтобы не было стыдно потом перед самой собой за непоследовательность и слабохарактерность я покинула гостиную и заперлась в своей комнате. Вот еще: ни одного слова ласкового не сказал, а туда же. Руки распускает. Ну и чем, спрашивается, иномирец отличается от обычного земного мужчины? Когда я носила титул госпожи, Дарайн вел себя гораздо сдержаннее. А сейчас я всего лишь компаньонка, так можно и не церемониться?

Я уже легла спать, когда в окно со стороны сада тихонько постучали. Странно, не думаю, что это Васька развлекается. Прямо в одной сорочке я на цыпочках подошла к окну и осторожно отодвинула край портьеры. Но за окном темнела ночь и не было ничего видно. Показалось?

Но стоило сделать пару шагов от окна, как стук повторился. Ну и как это понимать? И тут по коже буквально прошел озноб. А что если это междумирцы? Кто сказал, что никому из них не пришло в голову переместиться в Касанар? Или это привет от Локра? Решил избавиться от меня? Ну и что делать? Я поискала взглядом тяжелый предмет. На глаза попался кристалл, который стоял на ночном столике в серебряной подставке и выполнял роль светильника. Не раздумывая, я схватила его в руку и снова подкралась к окну. Плотная портьера хорошо скрывала меня. Когда послышался легкий щелчок, я поняла, что магическая завеса убрана. Сильный маг, раз смог убрать защиту дома?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Когда из-за портьеры начал появляться силуэт высокого мужчины я замахнулась. И тут же мое запястье было перехвачено.

— Ты?! Ты с ума сошел, Дарайн? Я же подумала, что это междумирцы! — мой возмущенный шепот был больше похож на шипение. Дарайн забрал из моей ладони кристалл и отложил его в сторону. Я не сдерживая эмоций толкнула его в плечо. Впрочем, без особого успеха.

— Ольга, ну какие междумирцы? Ну прости, я вовсе не хотел тебя пугать, — он стоял в двух шагах от меня и даже руки убрал за спину.

— Скажи спасибо, что не успела садануть кристаллом. И что с визгом не выбежала из комнаты, пугая тетушку. Что за выходка, Дарайн?

Он виновато улыбнулся:

— Я подумал, что там, в гостиной, ты не правильно меня поняла…

— Как повёл себя, так и поняла. Через дверь зайти было нельзя? Почему через окно? — я бросила быстрый взгляд в сторону кровати: где-то там лежал мой пеньюар.

— Ну, я подумал, что неприлично стучать в комнату девушки ночью. Чтобы не смущать её и не портить ей репутацию.

Нет, он издевается! Вот и в глазах веселье искрится!

— А когда ты пытался лапать меня в гостиной, о репутации ты забыл?

— Я же пытаюсь объяснить: ты меня не правильно поняла. Это был секундный порыв… Ты была так близко, так мило смущалась, что я не удержался.

Вот и как на него сердиться? Здоровый мужик, стоит, виновато улыбается, а в глазах чертики пляшут.

Я вздохнула, понимая, что демонстрировать уязвленное самолюбие нет никакого желания. Но надо уже как-то объясниться что ли…

— Дарайн…

Но его объятия не дали закончить фразу. Он осторожно прижал меня к груди, словно хрупкую статуэтку.

— Ольга, я все понимаю. Но сейчас не самое лучшее время. Скоро расследование завершится и мы наверстаем упущенное. Я не хочу, чтобы между нами что-то произошло между делом. Потерпи еще немного.

В его объятиях было так хорошо. Не хотелось вообще ничего говорить, но иногда язык мой будто говорит по своей воле:

— У вас в семье Риадан все такие мужчины неторопливые? Если судить по рассказам Элизии, то мне очень долго придется ждать.

Его пальцы коснулись моего подбородка, приподнимая его:

— Не долго, обещаю.

Когда наши губы слились в поцелуе, никакие слова уже не были нужны. Да и зачем слова, когда наши взгляды уже все сказали друг другу?

Глава 27.2

Я была очень благодарна Элизии за то, что она отправилась на допрос вместе со мной. Разумеется, в кабинет я вошла одна, но её поддержка была очень кстати. Допрос вел незнакомый мне детектив, а Дарайн хоть и присутствовал, но был просто наблюдателем. Кстати, среди наблюдателей я заметила и тех приспешников Локра, которые засадили меня в камеру и пытались обвинить в убийстве Тирайо. Самого же главу отдела магических операций и соглашений, то есть господина Локра, не было среди присутствующих.

Допрос был слишком скучным и нудным. Мне снова пришлось отвечать на вопросы относительного моего появления в Касанаре, столь поспешного замужества и вдовства. Замерили магический фон и когда выяснилось, что магии во мне нет ни капли, я успела заметить досаду на лицах работников комитета по магической безопасности. Видимо они еще лелеяли надежду в чем-то обвинить меня, а тут такое невезение.

Когда я покинула кабинет, то с удивлением увидела Домиана, мило беседовавшего с тетушкой Элизией. Заметив мой недоуменный взгляд, Домиан рассмеялся:

— Даже и не спрашивай меня, Ольга, для чего я здесь. Я и сам толком не понимаю. Но какие-то показания хотят получить и от меня.

— А вы можете рассказать что-то интересное? — при виде секретаря на моем лице сама по себе появляется широкая улыбка. Домиан хитро прищурил глаза:

— Я просто кладезь интересных и загадочных историй. Это ведь не без моего участия Элевенира смогла раздобыть некоторые сведения о делах господина Сандини. Но меня гораздо больше интересуют твои дела, Ольга. В прошлый мой визит нам так и не удалось поговорить.

Приятно, что такой человек как Домиан интересуется моей жизнью.

— Хотела бы порадовать вас, Домиан, но пока никакой определенности. Роль госпожи Сандини несколько расслабила меня, — я рассмеялась, но на самом деле смешного было мало. Я и сама понимала, что пора уже двигаться в каком-то одном направлении, чтобы самой устраивать свою жизнь, а не зависеть от обстоятельств. Но кто бы дал волшебный пендель в нужном направлении!

— Так что тебе мешает, Ольга? Конечно, отсутствие магии создаст определенные проблемы, но…

— Домиан, только не заводите снова разговор о влиятельном покровителе. Не хочу зависеть от чьей-то милости. Честно говоря, хотелось бы самостоятельности. Но, наверное, в моем случае это невозможно? По крайней мере, сейчас?

— Ну почему же? У тебя есть чудесный кот, который оказался вовсе не котом, а летуном. И ты знаешь, в свете последних событий, а именно после исчезновения Междумирья, способности твоего кота очень даже могут стать первыми шагами к твоей самостоятельности.

— Это вы сейчас о чем, Домиан? — к словам этого человека нужно прислушиваться.

— Ну как же? Летун при помощи своей магии способен не только сам перемещаться из мира в мир, но и переносить с собой определенное количество людей. А сейчас, когда некоторые миры изолированы друг от друга, услуги по перемещениям будут очень хорошо оплачиваться.

Я с восхищением посмотрела на секретаря — ну до чего же умный человек! Умный и умеющий во всех обстоятельствах увидеть выгоду!

— Домиан, я вас обожаю!

Я бы еще много чего хорошего сказала секретарю, но тут его пригласили в кабинет. Мы с Элизией отправились домой, и я всю дорогу думала над словами Домиана. А ведь это реально выход! И Вася будет совершать свои прогулки по другим мирам, развивая магию. И люди будут перемещаться туда, куда им нужно. Ну и деньги лишними точно не будут. Тем более учитывая мои способности по слишком частой смене статуса. Вопрос только в том, кто будет сопровождать Васю в его прогулках и следить за его здоровьем? Если мне этого делать нельзя, то выбор у меня не так чтобы уж и большой. На ум пришло только одно имя — Кевил. Кажется, парень жаловался, что не может найти хорошо оплачиваемую работу? Мне она бы тоже не помешала. Я и так уже попросила у Элизии аванс за свои не слишком хлопотные обязанности компаньонки. Нужно же было купить одежду и необходимые мелочи. Так что подработка не помешает.

Мыслительный процесс требовал сейчас же поделиться с кем-то идеями и планами. Но Элизия, сославшись на усталость, решила прилечь. Дарайн появится только вечером и не факт, что он будет в состоянии выслушивать мои рассуждения. А почему бы не встретиться с Кевилом прямо сейчас? Наемный экипаж отвезет меня к Тиверсу. Потом я также доберусь обратно. А Локру, я так понимаю, сейчас совсем не до меня. Да и вообще, он, кажется, содержится под стражей. Кого мне бояться? Разумно было бы взять с собой Васю, но я уверена, в закусочной его накормят магией, а целитель еще не разрешает коту употреблять её. Я же не буду заезжать куд- то еще. До закусочной и обратно. Ведь ничего же не случится?

Отбросив прочь сомнения и решив, что пора уже привыкать к самостоятельности, я вышла из дома. Наемный экипаж отыскался почти сразу, адрес без запинки был назван. Всю дорогу меня одолевали сомнения: насколько осуществима моя идея? Ведь это нужно получать какие-то разрешения, а что если мне как иномирянке откажут?


Сегодня мне определенно везло. Я поняла это, когда, переступив порог закусочной, сразу же увидела Кевила со скучающим видом протиравшего стойку, за которой обычно стоял хозяин заведения. Он бросил быстрый взгляд в сторону двери, отвел его, но потом, вытаращив глаза, снова повернулся. Я с загадочной улыбкой подскочила к стойке и, смеясь, расцеловала парня в щеки.

— Удивлен?

— Ольга, ты где все это время пропадала? Если бы ты знала, какой переполох тут случился, когда тебя похитили! — Кевил недоверчиво рассматривал меня, будто не верил, что это все-таки я.

— Это очень долгая и запутанная история, Кевил. Как-нибудь потом я тебе обязательно её расскажу. А сейчас я к тебе с деловым предложением.

Глава 28.1

Из закусочной я вышла, когда на город уже спустились сумерки. Настроение у меня было замечательным и ничто не в силах сейчас его омрачить. Я предупредила горничную Элизии о своем уходе и она передаст хозяйке мои слова. Надеюсь, тетушка не сильно будет ворчать из-за моего отсутствия. Возле закусочной стояли наемные крытые экипажи, хотя я с большим удовольствием проехала бы сейчас в открытом. Погода стояла чудесная, и теплый летний вечер как никогда подходил для прогулок.

Я уже направилась к крайнему экипажу, чтобы договориться о плате, как меня окликнул другой возница — молодой парень с густой копной черных кудрей.

— Красавица, зачем тебе нужен этот старик? Посмотри, у него и лошадь еле копыта передвигает. Садись ко мне, домчу за минуту! — широкая улыбка возницы и открытый взгляд располагали к себе. В таком переманивании клиентов не было ничего странного, и я согласилась на предложение молодого возницы.

В экипаже было чуть душно, я открыла небольшое оконце и лениво наблюдала, как мимо проносились домики захолустья. Однако после первого же поворота экипаж заметно притормозил, дверь распахнулась, и внутрь вскочил незнакомец с весьма неприятной внешностью. После чего экипаж понесся с двойной скоростью вперед. Я даже испугаться не успела, так быстро это все произошло. А неприятный тип, усевшись напротив меня, предупредил:

— Хочешь добраться живой и невредимой — сиди спокойно и не дёргайся. Иначе с тобой может случиться какая-нибудь неприятность.

Вот тут мне стало страшно. Вот я идиотка… Ведь Дарайн предупреждал…

— Кто вы такой? И что вам нужно? Денег? У меня с собой только мелочь, — хоть я и пыталась сохранять спокойствие, но голос выдавал мой испуг.

— Ответы на эти вопросы тебе ничем не помогут и вряд ли что-то скажут. Сиди молча и все обойдется. Мое дело передать тебя заказчику.

Ага, сейчас. Вот прямо послушно буду ждать, когда меня привезут на убой очередному заказчику. А в том, что меня не оставят в живых я не сомневалась. Хотя с другой стороны — зачем куда-то везти жертву, когда можно было убить на месте?

— А заказчик кто?

Но похититель лишь смерил меня раздраженным взглядом, не удостоив ответом. Я покорно вздохнула и в тот же миг рванула дверцу экипажа, пытаясь выскочить наружу. Но опыта в подобных трюках у меня не было, да и реакция у похитителя была что надо. Он с силой дернул меня назад и толкнул на сиденье. Я больно ударилась головой о стенку экипажа, но сдаваться не собиралась. Что было силы, саданула носком туфли по ноге похитителя и снова вцепилась в дверцу, пытаясь её распахнуть. Тут уже этот мерзавец церемониться не стал и здорово приложил меня головой. В глазах все закружилось и я выпала из реальности.


Когда пришла в себя, то первым ощущением стала головная боль. Последние события тут же промелькнули в памяти, вызывая злость на собственную самонадеянность. Я бы не удивилась, если бы открыв глаза, увидела какое-нибудь подземелье с кандалами и скелетами вдоль стен. Но комната, в которой я оказалась, сбила с толку. Богатая мебель, дорогая обстановка. Куда я опять попала?

Ответ впрочем тут же нашелся. Я привстала, облокотившись на локти, и тут же встретилась взглядом с Адвальдо, которой сидел напротив кровати в глубоком кресле. Это было неожиданно.

— Адвальдо?

В голове пронесся вихрь мыслей, вопросов и предполагаемых ответов. Но чтобы озвучить хоть один из них мне понадобилось бы время, настолько сильно было удивление. Да и голова терзала тупой болью. Я скривилась при очередной вспышке и Адвальдо сменил скучающее выражение лица на равнодушно-холодную маску.

— Очень глупо было с твоей стороны сопротивляться наемнику. Он мог и покалечить.

Адвальдо поднялся со своего места и подошёл к столику, на котором стояла склянка с прозрачной жидкостью. Он намочил свой платок содержимым этой склянки и протянул мне:

— Приложи к больному месту. Я хоть и не целитель, но разными снадобьями запасаюсь на всякий случай.

Я опасливо понюхала платок, пах он чем-то травяным. Приложила чуть выше левого виска и снова легла. Вот не знаю, как это объяснить, но в данный момент не было ни страха, ни паники. Может, я еще не отошла от шока, но помимо боли меня терзало только беспокойство за тетушку.

— И что это все означает, Адвальдо?

— Я всего лишь вернул тебя туда, где тебе и предполагалось находиться. Но ты постоянно сбегаешь. Ладно, из особняка Тирайо, но из Междумирья ты как смогла сбежать? — голос Адвальдо был ровный, словно мы разговаривали о погоде и вообще были приятелями. Вот это начинало настораживать.

— Так это ты тот заказчик?

— Да. И знаешь, мне твоя поимка встала в приличную сумму.

— Я тебя об этом не просила, Адвальдо. Вообще не понимаю, зачем я тебе нужна.

Боль действительно стихала, перестала отвлекать от обстоятельств. А обстоятельства были очень даже так себе.

— Учитывая, сколько я за тебя заплатил, ты вся целиком и полностью принадлежишь мне, Ольга. Уверен, что ни одна иномирянка из немагического мира на аукционе не стоила так дорого. Тебе есть чем гордиться.

— А можно я буду этим гордиться в другом месте? Подальше от тебя.

— Любой каприз, Ольга. Но только сначала заслужи право на капризы. И я даже подскажу верное направление: мне нравятся послушные, нежные и безропотные девушки.

Лицо Адвальдо оставалось бесстрастным, он не шутил, и даже не издевался. Он говорил на полном серьезе!

— Ты предлагаешь мне стать твоей любовницей? Тебе придется подыскать другую кандидатуру, Адвальдо. Если ты не забыл, то для твоего дяди все закончилось очень печально. Вдруг на мне какое-то проклятье, которое губительно для мужчин рода Сандини? А если серьезно, то я не люблю тебя.

Адвальдо расхохотался. Вот это уже было обидно.

— Ольга, зачем мне нужна твоя любовь? Это последнее, что пришло бы в голову. Достаточно будет твоей покорности.‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 28.2

Разговор принимал дурной оборот и разлеживаться было небезопасно. Нет, я не думаю, что Адвальдо дошел бы до откровенного насилия, но с другой стороны, сейчас молодой Сандини открывался для меня с новой неприятной стороны. Я поднялась с постели и огляделась. Возле двери, облокотившись на комод, стоял Адвальдо и проскочить мимо уж точно не удастся. Снять магическую завесу с окна в его доме я не смогу, впрочем, теперь я ее нигде снять не смогу — магии ноль. И что теперь делать? Я встретилась взглядом с Адвальдо — он наблюдал за мной с интересом кошки, которая готовится слопать беспечную мышь, но сначала хочет насладиться её попытками улизнуть.

— Адвальдо, ты что не понимаешь, что совершаешь преступление? Меня будут искать…

Он снова засмеялся, словно я тут ему анекдоты рассказываю, а не взываю к его благоразумию:

— Ольга, ты переоцениваешь свою значимость для Касанара. Ну кто заинтересуется какой-то иномирянкой, без рода без племени, из мира лишенного магии. Тем более что если судить по отсутствию магического фона, ты распрощалась со свадебным подарком Тирайо. Тебя дважды покупали в Междумирье, и ты, как ни посмотри, являешься собственностью семьи Сандини.

— Да? Может, еще и квитанцию с кассовым чеком продемонстрируешь? Ты купил меня не на аукционе, а тупо заплатил негодяям междумирцам. И после того как Междумирье взорвалось, вряд ли ты сумеешь доказать, что купил меня на аукционе! После свадебного обряда с Тирайо я не являюсь ничьей собственностью! Это во-первых, а во-вторых, по законам моего мира торговля людьми это преступление.

— Законы твоего мира никого здесь не интересуют. Уясни это уже. И твоя персона никому не интересна. Никто не кинется тебя искать, спасать.

— Ну, если моя персона никому не интересна, тогда отпусти уже меня и я пойду по своим делам. Зачем ты вообще меня похитил?

Адвальдо оттолкнулся от комода и медленно пошел на меня. Вот это вообще уже было страшно. Он просто наслаждался паникой, которая плескалась в моих глазах. Буквально в шаге от меня он остановился и, нависая всей своей физической мощью, процедил:

— Ты выставила меня посмешищем. И это после того, как я потратил на тебя уйму своего времени, возился с тобой, представил в свете. Я мог бы вышвырнуть тебя из особняка Тирайо в первый же день, но я пожалел глупую девочку, которая стала жертвой обстоятельств. И чем эта девочка отплатила мне?

Я невольно втянула голову в плечи, настолько ужасным был голос Адвальдо.

— Да что я сделала? Какое посмешище?

— Ты сбежала из особняка, пока я утрясал все неувязки. Хотел дать тебе все, а ты просто сбежала!

— Адвальдо, ты угрожал мне Междумирьем и аукционом! Чего ты хотел?!

Он снова двинулся на меня и выражение его лица не предвещало ничего хорошего. Это был совсем другой Адвальдо, от которого хотелось бежать, теряя тапки. Я отшатнулась и наткнулась спиной на стену, что вызвало у меня новый приступ паники. А он просто сграбастал меня, запрокинул мою голову и впился в губы грубым поцелуем. Это вообще не было похоже на поцелуй. Что-то ужасное, болезненное и унизительное. А когда его рука по-хозяйски стиснула мою попу, я поняла, что мне пришел конец.

Вы когда-нибудь пробовали драться со скалой? Глупое занятие, которое только принесет увечья человеку, но скале будет абсолютно всё равно. Вот и сейчас происходило что-то подобное. Слишком уж несоизмеримы были наши физические параметры. Треск раздираемого платья, мое сдавленное дыхание, потому что в хватке Адвальдо невозможно было вдохнуть полной грудью.

Перламутровое сияние на миг ослепило меня. Грозный рык, ослабевшая хватка Адвальдо. Когда я открыла глаза то увидела, что Адвальдо повален животом на кровать, на его спине распластался Василий и кажется, точит об него когти. Дарайн тут же защелкивает на запястьях Адвальдо магические наручники. Я даже выровнять дыхание не успела. Детектив даже не посмотрел в мою сторону, просто приказал коту:

— Василёк, забирай её отсюда.

Василёк?! И мой кот не то что не оскорбился на это прозвище, а безропотно выполнил приказ Дарайна. Меня окутало перламутровыми всполохами и через несколько секунд я уже сидела на ковре, прямо перед креслом, в котором обмахивалась веером Элизия. Кот тут же исчез, видимо, вернулся к Дарайну.

Состояние тетушки приблизилось к полуобморочному, когда она увидела мое разорванное платье.

— Деточка, что с тобой случилось?

Но сейчас был не тот момент, чтобы пересказывать печальный результат моей самонадеянности. Я уткнулась лицом в колени Элизии:

— Простите меня, Элизия. Я вовсе не хотела вас пугать. Просто так получилось.

Она пригладила рукой мои растрепанные волосы:

— Оленька, ну зачем же ты отправилась одна? Дарайн же предупреждал тебя. И как видишь, не зря.

— Я просто подумала, что раз Локр находится под следствием, то бояться нечего. Я же не знала, что Адвальдо желает отомстить мне за свое уязвленное самолюбие. Простите меня, Элизия. Я не хотела вас расстраивать.

Как назло слёзы хлынули из глаз, да и последствия пережитого шока не заставили себя ждать.

— Приводи себя в порядок, Ольга. Ты ужасно выглядишь.

— А Дарайн? Он сильно зол на меня, да? — мне было очень важно услышать ответ тетушки, хотя я и так уже знала его.

— Он был очень встревожен, когда ты не вернулась к ужину. Хорошо, что Васенька смог найти тебя. Они успели вовремя? — взгляд тетушки на лохмотья, которые раньше были платьем очень красноречив. Я залилась краской:

— Да, к счастью все обошлось.

— Лучше не попадайся на глаза сегодня Дарайну. Утром он уже немного остынет, тогда и поговорите. Это было очень неосмотрительно с твоей стороны.‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 29.1

Этим вечером, а точнее ночью, я последовала совету Элизии и укрылась в своей комнате. Я слышала, как вернулся Дарайн, и хоть меня и распирало раскаяние и любопытство относительно судьбы Адвальдо, я из комнаты не подавала никаких признаков жизни. Да и честно, показываться в том виде, что теперь отражался в зеркале, мне не хотелось. Руки от запястья и до локтей в отметинах от пальцев Адвальдо. На шее хорошенький такой кровоподтек: то ли след от укуса, то ли засос. Извращенец. Надеясь, что тетушкин прогноз оправдается и завтра утром Дарайн сменит гнев на милость, я легла спасть. Васькиного мурчания очень не хватало, но рыжая прелесть не соизволила явиться ко мне, а искать его по дому у меня не хватило наглости. Вспомнилось как Дарайн назвал кота Васильком. Ну не верю, что сам додумался. Наверняка, от тетушки услышал.

Утром я вышла к завтраку в платье с длинным рукавом и прикрыла кровоподтек на шее воротничком. Хоть что-то. Но мои ухищрения прошли даром. Стоило мне появиться в гостиной, где обычно накрывали к завтраку, детектив поднялся и, поцеловав тетушку, удалился. А я так растерялась, что только и успела пробормотать что-то про доброе утро. Васька невозмутимо вылизывал свою миску, словно это не его хозяйку так откровенно игнорируют. А Элизия посмотрела на меня многозначительно:

— Я предупреждала.

Но, увидев мой понурый вид и вселенскую тоску в глазах, смилостивилась:

— Не переживай. Если к вечеру не остынет, я замолвлю за тебя словечко.

Я лишь махнула рукой, чего уж теперь. Не маленькая, сама разберусь.

Всё было не так. Всё валилось из рук, слова пролетали мимо ушей, отвлечься на что-то позитивное не получалось. Не припомню, чтобы раньше я так остро реагировала на размолвку с кем-то из подруг. Оно и понятно: одно дело приятельницы и одноклассницы, а другое — Дарайн. Но в его молчании и игнорировании было что-то обидно унизительное. Ведь взрослые люди, если не понимают друг друга, просто разговаривают. И я готова попросить прощения. Но детектив вел себя будто я неразумный подросток, которому нет смысла что-то объяснять и лучший вариант просто вычеркнуть его из своей жизни и все. Опять вспомнилось пророчество Диары. Да я уже все потеряла. Неужели еще и расположение детектива должна потерять? А не перебор ли это будет?

Васька все-таки явился перед мои очи. Его морда была вымазана в пыльце цветов, когда он запрыгнул на террасу и разлегся на прогретых солнцем досках. Я подошла и уселась рядом, запустив пальцы в густую рыжую шкуру.

— Сердишься на меня, да? Ну ты-то, Вась, должен понимать, что я не специально. Неужели я настолько виновата, что меня нужно игнорировать? Я же тоже пострадавшая в некоторой степени.

Кот перекатился с одного бока на другой, разворачиваясь ко мне. Поднял голову и лизнул меня в нос от всей души. На морде появилось забавное выражение, словно он говорил: «Да ладно, прорвёмся». Хотелось бы верить…

Я никогда так не ждала вечера, как сегодня. Я понимала, что Дарайн может и не прийти к ужину. Но все-таки мерила шагами свою комнату, прислушиваясь к звукам дома. И все равно я оказалась не готова. Когда позвали к ужину, и я услышала в гостиной голос Дарайна, внутри все противно задрожало. Да что я первоклашка что ли, так бояться? Ну что он сделает? Будет делать вид, что меня нет. И даже если я заговорю с ним, он ответит молчанием. Ну а раз все заранее известно, то чего бояться?

Но когда ко мне в комнату постучала горничная и повторила приглашение к ужину, я позорно капитулировала:

— Рисия, я буду ужинать у себя. Что-то не важно себя чувствую.

Да, я трусиха и слабачка. Не хватит у меня сил, чтобы войти в гостиную, как ни в чем не бывало, улыбаться и в упор не замечать игнор Дарайна. А если он снова демонстративно выйдет из-за стола, то вечер будет испорчен. А я не хочу расстраивать Элизию.


Понятно, что рано или поздно мне придется набраться смелости и поговорить с детективом. Невозможно жить в одном доме и делать вид, что ничего не происходит. Но в том-то и дело, что мало того что эта ситуация выбивала меня из колеи, она меня начинала еще и раздражать. Ну что за детский сад? Ну откуда эта игра в молчанку? Будь я понаглее, я просто обиделась бы на Дарайна за то, что он обиделся на меня.

Я уже подумывала о том, а не лечь ли спать, когда открыв дверь лапой, в комнату вошел кот. Он обтерся об мои ноги и вдруг довольно сильно толкнул меня головой под зад по направлению к двери.

— Вася, что за фокусы?

Но кот был настойчив, и я послушно покинула свое убежище. Вася снова толкнул меня, но теперь уже дальше по коридору, где располагалась спальня Дарайна.

— Вась, ты с ума сошел? Сейчас не лучшее время для разговоров.

Но кот разлегся возле двери в мою комнату, преграждая путь к отступлению. Я с вздохом подошла к двери спальни детектива и обернулась к коту:

— Вот увидишь, это плохая идея.

Собралась духом, вдохнула полную грудь воздуха и постучала.

— Дарайн, можно войти?

Не меньше чем через минуту мне ответили:

— Ольга, я уже лег спать.

Обернулась к Ваське, разводя руками: ну видишь? Но кот в ответ широко зевнул и прикрыл глаза. Вот нахал рыжий!

— Дарайн, я просто хочу попросить прощения за вчерашнее происшествие. Я поступила опрометчиво и глупо. Вовсе не хотела беспокоить Элизию и тебя…

Ну вот, я все сказала. И что теперь? В ответ молчание. А может, он просто спит, а я тут распинаюсь?

— Дарайн? — и голос как назло жалобный. Блин, да что я за размазня такая? Всё, хватит с меня. Повернулась, решив при необходимости силой прогнать Ваську с дороги. Но рыжий котяра сел, прислонившись тушкой к двери в мою комнату и начал с преувеличенным вниманием вылизывать свои лапы. Мда, такую тушку я не сдвину с места.

— Дарайн, ну неужели так сложно поговорить со мной? Я же не нарочно!

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Тишина. Вот так, да?

— Да ну вас всех! — я перепрыгнула через кота и раз уж в спальню вернуться не могу, посижу немного на террасе. Как назло я почувствовала, что слезы очень близко. Не хватало еще расплакаться сейчас самым позорным образом. А поднырнула под перилами террасы и побежала вглубь сада. Кажется, где-то там за кустарником была беседка. Там и пережду незваные слёзы.

Глава 29.2

Слезы будто только и ждали, когда я окажусь в беседке. Забравшись с ногами на сиденье, я отодвинулась в самый темный угол и уткнулась лицом в колени. В этом месте хорошо назначать свидания, любоваться кусочком звездного неба, которое виднелось сквозь густую поросль кустарника. Да и вообще, предаваться хорошим и приятным занятиям, а не слёзы лить. Но у меня полоса, что ли, сейчас такая — угольно-черная без единого просвета. Уж поскорее бы сбылось предсказание Диары, потому что терять становится все тяжелее.

Когда на мою макушку легла теплая ладонь я чуть не заорала. Но как-то мгновенно после секундного страха пришло понимание, что бояться нечего. Наверное, детективам нужно уметь передвигаться бесшумно, но зачем же применять профессиональные навыки в личной жизни?

Дарайн сел рядом и развернул мою скукоженную фигуру к себе так, что боком я оказалась прижата к его груди. Его рубашка была застегнута только наполовину, да и взлохмаченная шевелюра не позволяла усомниться — правда уже спал? Слезы в глазах не давали рассмотреть выражение его лица, но мне уже не хотелось ничего доказывать и выяснять степень его обиды. Просто спросила:

— Зачем ты так?

Он притиснул меня к себе еще ближе и выдохнул в макушку:

— Давно я так не боялся, как вчера вечером. Я очень боялся не успеть. И согласись, что если бы не способности твоего кота, я бы не успел.

Вроде бы простые слова, без всякой романтической шелухи, но у меня мурашки по телу пробежали. Стало еще стыднее за свой вчерашний поступок и слезы полились с новой силой. Да что такое-то? Первый раз сижу с Дарайном в такой романтической обстановке и вместо того чтобы млеть, реву как соплюшка.

Его ладонь коснулась моей щеки и попыталась вытереть соленый поток, но куда там. Платок, который он протянул мне, с этой задачей справился лучше. Было так волнующе сидеть в обжигающей близи, и если бы не недосказанность между нами…

— Дарайн, я же не специально. Я понятия не имела, что Адвальдо горит желанием отомстить. Кстати, что теперь с ним?

Я шмыгнула носом и все-таки подняла взгляд на Дарайна. Он поправил мои выбившиеся пряди волос и наши взгляды встретились. В свете звезд, со стороны, наверное, это смотрелось красиво. Но его взгляд был серьезен, никакого лукавства, ни единого намека на возможность романтического продолжения в этой истории.

— Ночь он провел в камере для знатных господ Даронга. А сегодня заплатил немаленький по размерам штраф и был отпущен.

— И все?!

— Увы. Но уверен, что к тебе он больше не прикоснется.

— Почему?

— Давай оставим некоторые моменты нашей с ним встречи без подробностей.

Тут я невольно ахнула и, недоверчиво всматриваясь в лицо Дарайна, уточнила:

— Вы что, подрались?!

— Тебя не касается. Лучше расскажи, куда ты вчера так торопилась, что даже не могла дождаться, когда я или Элизия освободимся?

— Я встречалась с Кевилом. Мы обсуждали возможность открытия агентства по перемещению между мирами. Это Домиан придумал. У нас же есть Васька, которому для полноценного развития нужны перемещения между мирами. Кевил вполне может приглядывать за ним во время этих перемещений. А чтобы это еще и выгоду приносило, можно брать пассажиров. Ведь Ваське без разницы в какой мир перемещаться. И Кевилу выгодно — он как раз сможет оплачивать учебу сестры. Ну и мне пора уже становиться самостоятельной. Ты же сам мне говорил, что нужно определиться, чем я хочу заниматься. Вот я и решила, что для начала можно и открыть свое агентство.

Что-то в моих словах определенно не понравилось детективу. Он нахмурился, я бы сказала даже, насупился:

— И какой самостоятельности ты хочешь?

— Обычной. Иметь стабильный заработок, найти любимое дело. Ну, а дальше я пока еще не загадывала. Вот откроем агентство, а там видно будет. Тем более что Васька растет, за ним нужно ухаживать, покупать всякие кошачьи витамины и кормить не абы чем. Так что расходы на него будут расти, вот и хорошо бы в этом ни от кого не зависеть.

— Самостоятельность — это хорошо. Но почему ты со мной сначала это не обсудила?

Вот этот вопрос меня застал врасплох. И как на него ответить, чтобы не пускаться в пространные рассуждения ни о чем?

— Дарайн, ну во-первых, ты же занят. А во-вторых, мы с тобой не оговаривали, какие вопросы мне следует с тобой обсуждать и в качестве кого…

Я искоса бросила на него взгляд. Намек достаточно прозрачен или нужно что-то добавить? И если судить по ухмылке, которая скользнула по его губам, добавлять ничего не нужно. Он приблизил свое лицо и, смотря не в глаза, а почему-то на губы, спросил:

— И тебя не пугает разница в десять лет, мой непростой характер? Моя работа, которая занимает много времени?

Но если слова и долетали до моего слуха, то смысл как-то ускользал, потому что я тоже смотрела на его губы и ждала, когда уже состоится поцелуй. И не понимала, почему он медлит.

— Ольга? Ты меня слышишь?

— Что? Я согласна.

И потянулась к его губам, но вместо того, чтобы поцеловать, Дарайн вдруг засмеялся, прижимая мою голову к своей груди. И только тут я поняла, что сморозила очередную глупость.

— Ты неподражаема. В одном я уверен точно, скучно мне не будет.

Я высвободилась и, подняв лицо, обиженно ответила:

— Никто и не говорил, что будет легко. И вообще, если человек дорог, то можно примириться с его недостатками. Тем более, мои недостатки с лихвой компенсируются Васькиными способностями. Мы с ним идем в комплекте.

Дарайн, продолжая смеяться, ответил:

— Я подумаю над твоим предложением.

И прежде чем я успела возмутиться, наконец-то, поцеловал меня.‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 30.1

Следующие две недели для меня прошли в каком-то цейтноте. Раз я владелица магического животного, то мне и предстояло бегать по инстанциям и оформлять все документы. Бюрократия она везде бюрократия. А еще именно мне предстояло постигнуть искусство оформления счетов, а также платить положенные по закону налоги в казну Касанара. И вот тут помощь Домиана была просто неоценима. Теперь он стал моим наставником и помогал вникать во все тонкости документооборота и ведения бухгалтерии. По документам Василий именовался исключительно как магическое животное, оказывающее населению услуги по перемещению между мирами. И предстояло собрать кучу бумаг, подтверждающих, что Васька во-первых летун, а во-вторых, что он безопасен для людей. Но тут очень помогло содействие целителя, который наблюдал за Василием. Он же и прописал целый свод правил по содержанию и правильному уходу за летунами. И при всем при этом обязанности компаньонки с меня никто не снимал. Я сопровождала Элизию на прогулки, мы вместе посещали салоны и выставки. В общем, весело было.

Но если в профессиональной сфере дела хоть как-то налаживались, то в личной жизни творилось черт-те что и с боку бантик. После нашего сумбурного и странного разговора в беседке Дарайн перестал изображать из себя оскорбленного великомученика. Но наше общение можно было назвать скорее приятельским. Он был приветлив, неизменно вежлив, даже обходителен, но на этом все. А я так замоталась с делами агентства, что ломать голову еще и над загадкой природы по имени Дарайн у меня уже не было ни сил, ни желания. Я и так уже слишком много сказала. Правда иногда я ловила на себе его взгляд: долгий, задумчивый.


А спустя две недели детектив вдруг вернулся со службы задолго до ужина, чем привел нас с Элизией в удивление. Вид у него был, как у полководца, выигравшего сражение. Прямо с порога он расцеловал нас с Элизией в щеки и заявил:

— Следствие окончено, дело закрыто, все преступники получили по заслугам.

— Неужели? — Элизия тут же распорядилась накрывать стол к праздничному ужину.

— И что теперь будет с Локром? — этот вопрос меня очень интересовал.

Дарайн не сдержал торжествующей улыбки:

— Десять лет в островной тюрьме Жанади, с полным запретом на использование магии на время заключения. Ну и выплата компенсации всем пострадавшим от его действий.

Вот тут я не смогла сдержать вздох сожаления: умерших жен Тирайо уже не вернешь. Разве компенсация облегчит боль Элевениры?

Но Дарайн в это вечер был полон сюрпризов. Когда мы уселись за стол и Васька присоединился к нам, детектив выдал еще одну новость. За успешное раскрытие такого громкого дела его повысили и теперь он детектив первого класса. Что для его возраста считается огромной удачей. Эту новость я приняла с меньшим воодушевлением, а вот тетушка даже прослезилась. Оказалось, что она давно ждала этого и теперь просто вне себя от счастья. А я, кажется, окончательно все для себя поняла. Дарайн трудоголик и карьерист. Его служба, безусловно, нужная и необходимая, занимает огромное место в его жизни. Настолько огромное, что для всего остального места почти не остается. И я своими приставаниями и намеками просто теряю время и его отвлекаю от благородного дела, которому он, возможно, решил посвятить свою жизнь без остатка.

После ужина я ушла на террасу, надеясь, что никому из домочадцев не придет в голову такая же мысль. Настроение было странное. Как будто ты нашла, наконец, решение головоломки, над которой просидела ни один день, но оно не то что не обрадовало, скорее разочаровало. И с этим уже ничего нельзя поделать. Можно только или принять этот факт или нет. Вот и мне предстояло решить: готова я ждать какой-то инициативы от Дарайна, надеяться на взаимность чувств или всё это я просто себе придумала и надо оторвать и забыть.

В этот момент я почувствовала присутствие Дарайна. Он стоял за моей спиной и молчал. Потом вдруг привлек меня к себе, и я спиной почувствовала тепло его груди. Дыхание обожгло шею:

— Ольга, я должен сказать тебе спасибо. И я очень тебе благодарен за то, что ты помогла мне с показаниями Элевениры. Я знаю, что это полностью твоя заслуга. И за догадку насчет Уфины тоже спасибо.

Никогда не думала, что после выражения благодарности у меня появится желание стукнуть кое-кого чем-нибудь тяжелым по голове.

— Будем считать, что я просто отомстила Локру. Как говорят в нашем мире: зуб за зуб, глаз за глаз.

— Но это не все, что я хотел тебе сказать. Я приготовил для тебя небольшой сюрприз. Готова?

— Ну, наверное, — я уже и не знаю, что ожидать от Дарайна. Мы сошли с террасы и он повел меня в сторону беседки, но перед входом в неё, вдруг попросил:

— Закрой глаза и обещай не подсматривать.

— Обещаю.

Я не любительница сюрпризов, но тут стало любопытно и интересно. Что могло ждать меня в беседке? Адвальдо с извинениями? Пара первых клиентов для моего агентства?

Он взял меня под руку и осторожно повел за собой, словно мне предстояло не в беседку войти, а как минимум пройти по краю пропасти. Снова обнял за плечи и разрешил открыть глаза.

Как только я раскрыла глаза, тут же испытала шок и просто потеряла дар речи. Перед нами из горной расщелины мощным потоком шумел водопад. Брызги воды явственно чувствовались, да и вокруг простирался не сад, а какие-то джунгли с буйством красок, звуков и запахов.

— Дарайн… что это?!

— Я же говорил, что обладаю магией иллюзии. В этих джунглях мы с отцом провели как-то около месяца, разыскивая старые города, которые оставили жители под натиском природы.

— А зачем вы их разыскивали?

— Мой отец архитектор. И он интересуется архитектурой прошлых эпох.

Тут из-под огромного листа незнакомого растения показалась очень знакомая рыжая и ушастая голова.

— А Васька тоже иллюзия?

Дарайн хохотнул:

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Нет, Васька настоящий. Ему моя иллюзия понравилась.

И сменив голос на строгий и серьезный, продолжил:

— Василёк, я же просил тебя погулять в другом месте.

И Васька, снисходительно фыркнув, скрылся в густых зарослях.


Мы присели на ближайшее поваленное дерево. Было странно вот так неожиданно оказаться в джунглях, при этом знать, что это всего лишь иллюзия.

— Нравится?

— Наверное, да. А почему ты решил создать именно эту иллюзию?

Дарайн придвинулся ближе, так, что я локтем чувствовала тепло его тела.

— Оно у меня ассоциируется с тобой. Здесь завораживающе красиво, но расслабляться ни в коем случае нельзя. Потому что джунгли полны неожиданностей. Вот и ты такая же: красива, до умопомрачения. Но постоянно попадаешь в какие-то неприятности.

Я даже и не знала: мне обидеться или обрадоваться? Это такой комплимент или намек?

— Когда я первый раз только увидел тебя, я даже обрадовался, что ты не досталась этому Тирайо. Слишком уж хороша ты для него.

— Что-то я не помню особой доброжелательности во время первого допроса.

— Это издержки профессии. Ты должна понять. Считай, что моя, как ты говоришь, доброжелательность проявилась в тщательном расследовании и проверке всех мелочей. И как результат — признание тебя невиновной в убийстве Сандини. А потом я узнал, что ты из того же мира, что и тетушка и понял, что пропал. Наверное, это наша семейная черта — терять голову от иномирянок.

Я не ослышалась? Недоверчиво смотрю на него и боюсь поверить. Может иллюзия и на слух распространяется? Потом окажется, что я выдала желаемое за действительное?

Он виновато вздохнул и коснулся губами моей макушки:

— Я знаю, что мое поведение тебе кажется странным. Но я такой, какой есть. Мне было очень важно получить это повышение, и я все силы отдавал делу.

— А почему? Что тебе дает это повышение? — я все-таки развернулась в объятиях Дарайна и посмотрела ему прямо в глаза. Я хочу понять этого мужчину, хочу поверить и попробовать принять.

— Дело в моем отце. Он потомственный архитектор. И для него стало неприятной неожиданностью, когда я заявил о своем желании стать детективом. Ну не притягивает меня архитектура. У нас было очень много споров, конфликтных ситуаций. И я решил доказать отцу, что стану первоклассным детективом, что он сможет мной гордиться. Сейчас я добился поставленной цели. Но будет ли гордиться мной отец не знаю. С тех пор, как я уехал в Даронг, мы с ним не разговаривали.

Руки сами собой потянулись и обняли Дарайна за шею. Уткнулась носом ему в плечо. Верю. И готова принять. Только вот он готов ли?

Словно услышав мои мысли, он взял в ладони мое лицо и прильнул к губам нежным, осторожным поцелуем. Словно впервые, словно всех тех нелепостей между нами вовсе не было. И не стоит о них вспоминать.

Глава 30.2

С этого дня все в моей жизни стало постепенно налаживаться. Словно кто-то сверху решил, что моя проверка на прочность слишком уж затянулась и надо дать мне передышку. С Дарайном у нас все было хорошо. Вечера мы проводили вместе, рассказывали друг другу о себе. Меня нисколько не смущала разница в возрасте. Наоборот, рядом с Дарайном я чувствовала себя защищенной, уверенной в собственных силах. А ему, кажется, доставляло удовольствие рассказывать о своем мире и наблюдать мой неподдельный интерес к его словам.

И агентство, наконец-то, обрело первых клиентов — супружескую пару, которая навещала кого-то в Касанаре и теперь не могла вернуться домой. В общем, можно было бы расслабиться, но одна мысль терзала меня и не давала покоя.

А что, если в этом мире, такие как мы с Элизией, в принципе не можем иметь детей? Мы рождены в мире без магии и возможно просто не совместимы с магами от рождения? Рано или поздно, но я, надеюсь, выйду замуж, а что потом? Задавать этот вопрос тетушке мне было неловко — вдруг эта тема для нее слишком болезненна? Но с кем тогда обсудить? Не с Дарайном же. Этого еще только не хватало. Я все поджидала удобный момент, когда мы с Элизией останемся одни, без свидетелей. Но в последний момент трусила и так и не могла озвучить то, что меня мучило. И если бы не наблюдательность тетушки, возможно так и не решилась бы.

Дело было перед ужином. Мы с Элизией сидели на террасе, рядом дремал Василий. Он сегодня совершил свое первое перемещение по мирам в качестве сотрудника агентства. Кстати, агентство назвали в его честь «Василёк». Кот отдыхал, и наша негромкая беседа никак не могла ему помешать. В одну из пауз Элизия вдруг заговорщически спросила меня:

— Ольга, я же вижу, что ты хочешь поговорить о чем-то важном, а не об этой ерунде. Я уже несколько дней ломаю голову, что же ты хочешь мне сказать и не решаешься? — при этом Элизия продолжала вязать очередной безразмерный шарф. Вот такой у нее метод релаксации.

Ну раз она сама спрашивает…

— Элизия, мой вопрос может показаться бестактным, и если вы не захотите на него отвечать, я пойму. Почему у вас с супругом не было детей? Из-за того, что он маг, а вы нет? Я не просто из любопытства интересуюсь, но раз уж я не могу вернуться в свой мир, то логично было бы поинтересоваться…

— Я поняла тебя, не объясняй. Но на этот вопрос у меня нет точного ответа. Мы с Санжем обращались к различным целителям, но в том-то и дело, что наша проблема не достаточно изучена именно из-за того, что немагические миры никому не интересны в Касанаре. Никаких точных данных нет, хотя Санж искал по другим мирам специалистов в этой области. Единственное, что он смог понять, это то, что тут все очень индивидуально. И ни в чем нельзя быть уверенным. Все зависит от совместимости миров.

— То есть в общем, у мага и не мага может быть потомство? А магия наследуется или нет в таком случае?

Элизия махнула рукой:

— Ольга, я хоть и живу в Касанаре много лет, но все, что касается магии, у меня вызывает недоумение. Вот взять хотя бы Тирайо Сандини. Родители его были магами, а он родился магически несостоятельным. Или вот взять родителей Дарайна. Его мать тоже иномирянка, но из магического мира. И Дарайн унаследовал именно магию матери, а не отца. Ну и как тут можно давать точные прогнозы?

— То есть, пока не попробуешь — не узнаешь?

— В общем, да. Хотя Санж в своих поисках решения этой проблемы как-то встретился с одним старым магистром из другого мира. И вот этот магистр сказал, что в одном из умирающих миров есть храм Богини Плодородия. И вот хочешь смейся, хочешь нет, но именно в этот храм приходили бездетные пары из других миров и просили Богиню даровать им дитя. По словам магистра — это помогало всем без исключения. Но, увы. Тот мир признан умирающим, опасным для посещения, да и тот храм, наверняка, превратился в руины. И как не просила я Санжа, супруг отказал. Сказал, что это опасно. Да и не верит он в такой способ.

— А как называется этот мир и почему он умирающий?

Элизия, ловко орудуя спицами, пожала плечами:

— Да не помню. Я все эти названия других миров не запоминаю. А умирающий, значит ничего живого в нем уже нет. Видимо, настолько древний мир, что настала его пора погибнуть.

— А таких миров много? Умирающих?

Элизия оторвалась от вязания:

— Нашла у кого об этом спросить. Поговори об этом с Дарайном. Его отец увлекается древней архитектурой разных миров, возможно Дарайн что-то слышал от отца.


Дарайн подошел как раз к ужину. Но за столом речь зашла о первом Васькином рабочем дне. О том, как кот справился со своими обязанностями и слушается ли он Кевила. Потом речь зашла о службе Дарайна и он огорошил:

— С завтрашнего дня у меня отпуск и я собираюсь отправиться в Харлас. Нужно уже помириться с отцом. И я намереваюсь взять тебя с собой, Ольга.

За столом повисла тишина. Элизия переводила любопытный взгляд с меня на Дарайна и обратно. Я же чувствовала, как начинают гореть мои уши.

— Ольга, ты же не откажешь мне и станешь моей невестой? — ладонь Дарайна легла поверх моей.

— Нет. То есть, да. В общем, я согласна, — голос сорвался, и чтобы скрыть неловкость я схватила бокал с соком. Тетушка Элизия отложила в сторону приборы и голосом, не предвещающим ничего хорошего, уточнила:

— Дарайн, я правильно тебя поняла? Ты хочешь взять Ольгу замуж?

— Да, Элизия. Именно так.

— В таком случае, ты должен у меня попросить руки Ольги. Я её единственная землячка и мы с ней даже из одного села.

— Как скажешь, тетя. Я прошу у тебя руки Ольги и надеюсь, ты не откажешь, — в голосе Дарайна были заметны плохо скрываемые нотки веселья.

— Ой, да женитесь на здоровье! — Элизия рассмеялась и расцеловала сначала меня, а затем племянника.

В этот раз беседка встретила нас с Дарайном своим обычным обликом. Васька увязался за нами, и мы не стали просить его погулять в другом месте. Сидеть рядом с Дарайном и чувствовать его тепло было уже так привычно, будто иначе и быть не могло.

— А если твои родители будут против?

— Вот уж об этом точно не стоит переживать. Скорее они наоборот будут рады, что я наконец-то образумился. Я же говорю, иномирянки в нашей семье — это уже традиция и не стоит её нарушать.

— Но если твой отец все-таки будет против, скажи ему, что в качестве моего приданного выступает чудо кот, который поможет ему побывать в старых и заброшенных городах.

— Да, он оценит, — мы вместе рассмеялись, а Вася подставил свою голову под мою ладонь и я потрепала его за ухом.

— Дарайн, мне сегодня твоя тетушка рассказала интересную историю об одном умирающем мире. Сказала, что ты можешь знать, как он называется. В этом мире был какой-то храм, в который приходили бездетные пары со всех миров.

Дарайн задумался на пару минут. Все это время он выводил пальцем замысловатые узоры на моей раскрытой ладони.

— Да, что-то припоминаю. Отец эту тему обсуждал с дядей Санжем. Точное название этого мира уже никто не помнит, не сохранилось. Его стали называть Первейшим. Считается, что именно он дал жизнь другим мирам.

— А он действительно умирает? И туда уже никак нельзя попасть? Совсем?

Наверное, я все-таки выдала себя. Потому что Дарайн повернулся ко мне и смерил меня внимательным взглядом. Я предательски покраснела.

— И зачем тебе туда?

— Ну, я просто подумала, что не хочу повторить судьбу Элизии и остаться бездетной. Да и тебе ведь нужен наследник.

Он с громким вздохом сжал меня в объятиях.

— Даже не думай. Я не буду рисковать тобой. Тебе нельзя перемещаться по мирам. И я не верю во все это. Это всего лишь легенда, которую никто уже не может подтвердить.

— Но как же тогда? Мы с Элизией из одного мира и возможно, что я не смогу родить тебе ребенка…

Он чуть отстранил меня, вглядываясь в мое лицо.

— Ольга, я обещаю тебе — все у нас получится. Будет нужно, я найду лучших целителей, магистров, кого угодно. Ты мне веришь?

— Верю.

Эпилог

На следующий день Васька пропал. Сидел с нами на террасе, слушал, как мы обсуждали предстоящий визит в Харлас к родителям Дарайна и вдруг его окутало перламутровое сияние и он исчез. Мы с Элизией пришли в замешательство. Дарайн хоть и сохранял спокойствие, но тоже был удивлен. Раньше Вася не позволял себе таких вольностей.

Мы с тетушкой уже не знали, что и думать. Чем мы могли обидеть котика? Элизия вообще чуть ли не усыновила его и баловала сверх меры. Что не так?

Мы строили предположения одно невероятней другого. Тетушка даже подумала, что кота похитили и теперь где-то удерживают в неволе. Но Дарайн тут же высказался: он с трудом представляет, как можно силой удержать кота, который способен проходить сквозь пространство.

В общем, мы с Элизией пребывали в растрепанных чувствах, переживали за кота. Пришлось отложить поездку. Ведь совершенно немыслимо оставить в Даронге тетю одну в таком состоянии, да и я не могла думать ни о чем, только о Ваське.

Но кот появился на вторые сутки также неожиданно, как и пропал. Выглядел он ужасно. Его рыжая шкура была серой от пыли и грязи. В некоторых местах мех слипся в тяжелые сосульки и комки грязи. Увидев любимца в таком состоянии, я тут же подскочила к нему, осматривая:

— Вася, ты ранен? Где болит?

Но кот просто ткнулся мордой в мои ладони. Я почувствовала на ладони что-то тяжеленькое, круглое. Это была жемчужина размером с вишню, но абсолютно белоснежная, с чуть голубоватым отливом.

— Вася, что это? Это мне?

Кот моргнул и, отступив на пару шагов, отряхнулся, вызвав переполох на террасе. Пришлось вести его отмываться, а потом мыться самой.

Остаток дня мы с Дарайном гадали, что бы все это могло значить. Васька молчал как партизан. Но я знала, как получить ответ на этот вопрос. Перед сном я позвала к себе кота и, уложив его рядом с собой, поглаживая по ушастой голове, попросила:

— Васенька, покажи мне, где ты взял эту жемчужину?

Он привычно замурчал, окутывая меня сладким сном.


Это было очень неуютное и страшное место. Серо-зеленое небо, клубы пыли, потрескавшаяся земля. И пустота. Взгляду зацепиться не за что. Лишь изредка попадались искореженные остовы того, чему уже невозможно подобрать определения.

И вдруг прямо в земле огромная расщелина, в глубине которой светится пещера, до которой практически невозможно добраться.

Свечение шло от огромной каменной плиты в центре пещеры. Когда-то она была целой, но сейчас расколота на несколько частей, и загадочные письмена по её краям были стерты временем. В центре плиты в углублении лежали несколько жемчужин. А над плитой, на сохранившейся части стены угадывались очертания женской фигуры, простирающей руки к тем, кто пришёл поклониться её алтарю.


Утром я обняла своего рыжего кота и прошептала ему на ухо:

— Спасибо, Васенька. Ты просто мой Ангел Хранитель. Что бы я без тебя делала?


Год спустя


Это лето в Касанаре выдалось невероятно жарким. Ваське с его густым мехом было непросто. Мы с тетей постоянно вычесывали его и устраивали водные процедуры в саду. А Кевил устраивал ему заплывы в других мирах, где было не так жарко. Я бы и сама не прочь была искупаться в море, но о поездке в Харлас этим летом не могло быть и речи. Наоборот, со дня на день мы ждали родителей Дарайна. И причиной этому была не только занятость моего супруга на службе. В самой тенистой части террасы висели две плетеные люльки, в которых спали близнецы. Это было наше самое главное сокровище.

Дарайн до сих пор подтрунивал надо мной, но я то знала, что висящая в изголовье нашей супружеской постели жемчужина сделала свое дело.

Мы с тетей убедили Дарайна, что имена Анастасия и Александр одинаково прекрасно звучат в любом мире, и ему пришлось согласиться. Как и с тем, что теперь я именовалась Ольга Риадан — Рождественская. Таким было мое желание перед свадьбой. Я оставалась владелицей агентства, но все дела теперь вел Домиан. После того как он дал свидетельские показания в громком деле Локра, он уволился с должности секретаря рода Сандини. И хотя такой специалист как Домиан никогда не останется без работы, я все-таки уговорила его вести и бухгалтерию нашего агентства. Дела пошли в гору, Вася чуть ли не ежедневно гулял в очередном экзотическом мире. На прогулках его по-прежнему сопровождал Кевил. Парень наконец-то смог устроить сестру в одно из лучших учебных заведений Даронга, где она могла развивать свой дар.

Сложнее всего было отучить кота спать вместе со мной в одной постели. Иногда он все-таки посреди ночи перемещался к нам в спальню, и тогда я видела яркие и цветные сны. Это были самые разные миры, в том числе и те, в которых кот «бывал по работе». А еще я видела во сне Малаховку. Изменившиеся очертания села, новый кирпичный дом вместо бабушкиного деревянного. Во дворе этого дома всегда была многолюдно, много детей и забот. В лицах этих людей я искала знакомые черты, иногда находила их и можно было не тревожиться.

Но одно я знала точно. Я не хочу туда возвращаться. Мой дом в Даронге. Рядом с Дарайном, детьми, тетушкой Элизией и невероятным рыжим котом.


‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Конец


Оглавление

  • Магия напрокат и прочие гадости
  •   Глава 1.
  •   Глава 2.
  •   Глава 3.
  •   Глава 4.
  •   Глава 5.
  •   Глава 6.1.
  •   Глава 6.2
  •   Глава 7.1
  •   Глава 7.2
  •   Глава 8.1
  •   Глава 8.2
  •   Глава 9.1
  •   Глава 9.2
  •   Глава 10.1
  •   Глава 10.2
  •   Глава 11.1
  •   Глава 11.2
  •   Глава 12.1
  •   Глава 12.2
  •   Глава 13.1
  •   Глава 13.2
  •   Глава 14.1
  •   Глава 14.2
  •   Глава 15.1
  •   Глава 15.2
  •   Глава 15.3
  •   Глава 16.1
  •   Глава 16.2
  •   Глава 17.1
  •   Глава 17.2
  •   Глава 18.1
  •   Глава 18.2
  •   Глава 19.1
  •   Глава 19.2
  •   Глава 20.1
  •   Глава 20.2
  •   Глава 20.2
  •   Глава 21.2
  •   Глава 22.1
  •   Глава 22.2
  •   Глава 23.1
  •   Глава 23.2
  •   Глава 24.1
  •   Глава 24.2
  •   Глава 25.1
  •   Глава 25.2
  •   Глава 26.1
  •   Глава 26.2
  •   Глава 27.1
  •   Глава 27.2
  •   Глава 28.1
  •   Глава 28.2
  •   Глава 29.1
  •   Глава 29.2
  •   Глава 30.1
  •   Глава 30.2
  •   Эпилог