КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 452313 томов
Объем библиотеки - 644 Гб.
Всего авторов - 212535
Пользователей - 99670

Впечатления

Demiurge про Идрисов: Коэффициент человечности. 1 том (Социальная фантастика)

Более бездарно слить концовку это надо постараться, не рекомендую читать это гавно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
greysed про Ланков: Красные камзолы II (Самиздат, сетевая литература)

мало страниц не про што,ГГ просто ходил туда сюда.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
greysed про Земляной: Горелый магистр (Альтернативная история)

лютая хренотень

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Опять влипли (Научная Фантастика)

Очередной немного странный рассказ из неменее странноватого сборника Бредберри...

Не знаю в чем тут дело, однако читая другую подборку рассказов (издательства «Северо-Запад») и читая нынешнюю, возникает впечатление о том что речь идет о совсем разных авторах...

Хотя конечно я знаю, что, в жизни каждого есть разные этапы, однако «эти вещи» (включая коментируемый рассказ) настраивают, не на множество ярких образов (как это было ранее), а всего-лишь на одну (две) эмоции...

Никакого «многоточия» или неоднозначности... Все сугубо прозаично и … немного странновато. По сюжету рассказа — одна (из героинь, 55-летняя дама) разбуженная громким шумом, решает пойти (из дома) и выяснить (откуда шум) и что там (собственно) происходит. Далее... наступает «некая клиника», т.к (она) решает, что это не просто ночные грабители, а некто (очень и) смутно знакомый...

В замешательстве она тут же (посреди ночи) звонит своей знакомой (такой же «мадам предпенсионного возраста») что бы та, незамедлительно «выступила экспертом», в столь странных и не совсем понятных делах...

Не буду точно описывать вывод, к которому они (единодушно) приходят и их (последующие действия) однако предполагаю, что здесь идет речь лишь о грусти (или ностальгии автора) по тем временам «которые вечно уходят», оставляя память «только о хорошем»...

Таким образом если (даже и) учесть очень богатое воображение «этих 2-х экспертов в юбках», ничего особо фантастичного в данном рассказе Вы не найдете... Кроме всяких «неясностей и полутонов-полутеней»)).

Думаю данный рассказ, если кого « сможет зацепить», так это людей действительно живших «во время оное», а не сейчас и даже «не вчера»... Нам же (живущих тоской, по времени «совсем другому») данный подход может и не совсем подойти))

Хотя... ностальгия — она и в Африке ностальгия)) А воображение, само все «разрисует в знакомые краски»))

P.S... Да! И полностью поддерживая комментарий «Son», я так же вспомнил про Одесскую лестницу)) (Цитата Son ...На Одесской лестнице ночью оживают пальба и крики из «Броненосца «Потёмкина»)).

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Бушков: Курьез на фоне феномена (Научная Фантастика)

Данный рассказ продолжая ироничную критику «клятого режима», сразу напомнил мне рассказ И.Деревянко «Перемещение». И там и там, ГГ является неким «человеком системы» (приспособленцем), оправдывающим любую подлость «некими прогрессивными взглядами на жизнь».

Как ни странно, данный микрорассказ написан в жанре «попаданцы», когда ГГ вырванный из привычного уюта номенклатурной соц.действительности, внезапно «проваливается в неменее клятый царский период». Что примечательно (по автору) «там так же», присутствует все та же звериная жестокость, тупость и отсталость (правда пока в лице представителей «непролетарских сословий»).

В остальном... все та же метаморфоза сознания, когда из верного ленинца и марксиста, мновенно получается стукач... Правда если у Деревянко, речь почти всегда идет о законченных изменениях ГГ (в стиле «открыл глаза на свои пуступки и прежнего себя» и переродился), то здесь — ГГ ничуть не изменился и даже особо не пострадал (за свое «вынужденное перед лицом неумолимой силы, обстоятельств» предательство)) Просто «забыл как страшный сон» и пошел дальше «претворять указы в жизнь» и изображать кипучую деятельность... И это ему еще повезло)) По Деревянко — он бы уже давно «горел в аду»... а тут бродит себе свободно...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Бушков: Баллада о счастливой невесте (Научная Фантастика)

Сначала я не совсем понял что это за вещь... Очередная «юмореска» от автора? Или некая зарисовка, почти пьеса «в трех актах»? Но по прочтении стало понятно — что это все же рассказ, который хоть и написан от имени действующих лиц, но все же вполне понятный и читаемый...

Кроме самого стиля вызывает удивление, что автор по делу (и без дела) «пинающий» тов.Сталина (и Ко), тем не менее (вдруг) признает что и «до него» на Руси «жилось местами не очень хорошо» (а не один хруст «французской булки) и что до него были репрессии, чистки, казни и прочий «неумолимый каток асфальтоукладчика»...

Помимо самой художественной части (автор) очень убедительно показал, как происходит «падение в грязь» бывших «властителей моды», которые еще вчера упивались своей вседозволенностью и неподсудностью... и то как шарахаются (от них теперь) все так называемое «общество» (которое еще вчера готово было «лизать» им сапоги и прочие... места). Увы — борьба кланов и группировок порой вещь фатальная... и девушка избравшая себе «неправильного жениха» в последствии о том... нет пожалеет, хотя (его) судьба, в конечном счете сломает и ее...

В общем — на фоне «всяческих курьезов» (от автора в данном сборнике) это вторая вещь (после «Континента») которая не заставит Вас пожалеть о ее покупке... И как всегда «излюбленной фишкой» автора становится горький, прегорький финал, повествующий не сколько о горе, а столько о том что все проходит... и даже (очень недолгое, но истинное) счастье...

P.S Хотя «справедливости ради», все же стоит сказать что данный рассказ написан в стиле исторической прозы и никакого отношения к заявленному жанру фэнтези не имеет)) Но на сей раз, я готов «это простить»))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
каркуша про Алекс Найт: Хранительница души (Любовное фэнтези)

Первая книга

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

«Наука и Техника» [журнал для перспективной молодежи], 2007 № 01 (8) (fb2)

- «Наука и Техника» [журнал для перспективной молодежи], 2007 № 01 (8) 3.13 Мб, 171с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Журнал "Наука и Техника" (НиТ)

Настройки текста:



«НАУКА И ТЕХНИКА» Журнал для перспективной молодежи № 1 январь 2007

Колонка главного редактора

Здравствуйте дорогие читатели!

Как говаривал старик Дарвин: «Труд сделал из обезьяны человека». Наш главред часто добавляет: «А отсутствие оного приводит к прямо противоположному процессу». Мозг должен работать, его необходимо нагружать, иначе когда-то рискуешь обнаружить свой умственный уровень где-то в районе люмпен-пролетариев древнего Рима, требующих только «Хлеба и Зрелищ!»

Повышать, или, по крайней мере, поддерживать, свой интеллектуальный уровень новыми знаниями, рассуждениями и анализом предлагает своим читателям «Наука и Техника». Пишите и присылайте свои статьи — мы будем их публиковать. Но условия отбора у нас, предупреждаем сразу, — жесткие. Принцип прост — если мы сами можем написать статью такого же содержания — за что и деньги платить? А уж материала, т. е. фактов, в Интернете сейчас можно найти много. Ценен подход к этим фактам, их анализ. А вот это уже — работа для мозга. Это уже процесс творчества.

И каждый из вас, дорогие читатели, имеет «полное конституционное право», не согласившись с изложенным материалом или его трактовкой — выступить с альтернативной точкой зрения. Мы обещаем, что вам будет предоставлено место на страницах журнала. Но! Подаваемый вами материал должен быть не хуже того, который вы собрались опровергать!

Что предлагается к вашему вниманию в первом номере 2007 года? Во-первых, рекомендую всем, статья «Цена сверхвозможностей мозга», являющаяся логическим продолжением статьи «Мозг и сознание» (№ 7, 2006 г.). Писать сложно о сложном — не проблема. А вот писать доступно и просто — это талант! А эта статья «глотается» на одном дыхании. Во-вторых: статья о космических «струнах» — устраивайтесь поудобнее на диване, и постарайтесь, чтобы мозг не отвлекался на телевизор! К удивлению редакции, статьи о космических катаклизмах и проблемах астрофизики (даже не астрономии!) имеют очень высокий рейтинг среди наших читателей. И это радует, т. к. объяснить это можно только стремлением к познанию неизведанного. Вряд ли найдется много людей (в редакции, среди авторов или читателей), которые могли бы внятно объяснить себе и другим, что это такое «космические струны» но, — интересно, захватывающе и познавательно! В-третьих — статья о тектоническом оружии, которая плавно переходит на геологические перспективы жизни на Земле. Очень полезно. Хотя бы для того, чтобы философски отнестись к вопросам жизни и смерти всего человечества. Ну а какой школьный реферат ваш ребенок может написать по ее материалам! Сын нашего дизайнера уже написал:). И в-четвертых — статья о Северском Донце. Редактору было очень интересно узнать, почему река, питающая половину Восточной Украины, называется именно так, а не «Северным Донцом», как он до этого всегда считал:(

В технической части журнала — рассказ о советском танке Т-62 и уникальном американском самолете-разведчике SR-71. «Холодная война», поглотившая массу денег и ресурсов (а иногда и жизней, увы), дала сильнейший толчок научно-техническому развитию США и СССР. Плодами тех лет до сих пор пользуется нынешняя Украина, гордо именуя себя «ракетно-авиационно-танковой мастерской» советского ВПК. Жалко, что плоды-то уже заканчиваются, а новых «саженцев» нет…

И, как всегда, «Морской каталог» и «Авиационный каталог». Редактора, окончившего авиационный ВУЗ, иногда приводит в тихое уныние способность автора «Авиа-каталога» находить и описывать иногда такие самолеты, фотографии и рисунки которых не найдешь даже в библиотеке ХАИ, не говоря уже об Интернете. Ну а рисунки кораблей из «Морского каталога» просто не с чем сравнивать. Говорю это как знаток, увлекающийся «корабликами» не один десяток лет!

Встречайте

Ваш “НиТ”

НАУЧНОЕ ОБОЗРЕНИЕ

• ГРАДОСТРОЕНИЕ И АРХИТЕКТУРА

Пост-ядерный хоббитон



Этот дом понравится тем, кто с опаской раскрывает очередную утреннюю газету: как сегодня с террористической угрозой, не началась ли Третья Мировая, или, может, к нам летит астероид? Не хотите зарыться в горах, в лучшем стиле хоббитов, в полном единении с природой, но с “поправкой” на XXI век, в виде бактериологических воздушных фильтров, к примеру?

“Максимально безопасный дом” (Ultimate Secure Home) расположен в горах Сан-Хуан близ города Дюранго (Колорадо). Живописное место, чистая природа. И сам дом, что приятно, старается своим видом эту идиллию не нарушать. Он “вписан” в холм, его несколько входов обрамляют искусственные скалы, и даже труба печки на крыше выполнена в виде ствола дерева.

Однако внешний земляной вид этого сооружения обманчив — под слоем настоящего грунта и живого дерна (аккуратно заимствованного из окрестного леса) — прочные купола и своды из железобетона. Причет тут применена не просто арматура из стальных прутьев, а мощный сборный и сварной каркас. Купола готовы противостоять землетрясению более чем в 7 баллов по шкале Рихтера или ударной волне от недалекого ядерного взрыва. Купола закрыты слоями гидроизоляции и рядами слоев искусственных защитных материалов, напоминающих пену и глину.



“Максимально безопасный дом” внешне отличается от жилища хоббитов разве что прямоугольными дверьми



Печная труба гармонично вписалась в лесную идиллию


В общем, гарантия от протечек — на столетия, обещают строители сооружения. Так же, как и гарантия от гнили, прогрызания покрытия насекомыми или грызунами. Встроенные медные прутья превращают дом в “клетку Фарадея”, давая защиту от электромагнитного импульса ядерного взрыва, а толстые бетонные и прочие слои стен — поглощают гамма-радиацию почти полностью.

Внешнее обрамление входов из того же железобетона, оформленного в виде скал, готово встретить ураганы или лесные пожары, так же, как атаку непрошеных гостей из числа людей (разве только у последних будет танк). При этом тяжелые двери Ultimate Secure Home закрываются герметично. А воздух подается через фильтр. В общем, дом готов встретить любую (или почти) опасность и обеспечить благополучное существование хозяев, даже если на планете случится большая война.

Дом призван разместить большую семью: здесь есть гостиная, две спальни, две ванные комнаты, кухня, кладовая, туалет, чердак, две многоцелевых комнаты (как кладовки или дополнительные спальни), подземный гараж… всего более 300 квадратных метров обитаемого пространства. Где-то рядом с домом замаскирована и герметично укрыта от внешнего загрязнения глубокая артезианская скважина, с насосом, подающим воду в дом. Но еще есть и открытый, бьющий круглогодично ключ — он является запасным источником питьевой воды. И вода — чистая, стоящие над водоносным слоем известняковые скалы работают как хорошие фильтры. Система очистки воздуха швейцарской компании Luwa призвана защитить обитателей убежища от химических, биологических (бактерий и даже вирусов) и радиоактивных загрязнителей. При этом установка, обладающая собственной резервной батареей, может работать и по замкнутому циклу, улавливая углекислый газ и влагу. А рассчитана она на дыхание до 50 человек.



К строительству “землянки” хозяева подошли основательно


Во входные и выходные трубы системы вентиляции встроены автоматические клапаны, закрывающиеся при прохождении воздушной ударной волны.

В общем, можно здесь укрыться хоть от ядерных осадков, хоть от птичьего гриппа.

Разумеется, фильтром набор систем безопасности и автономности тут не исчерпывается. Мотор-генератор (на пропане) обеспечит свет. Есть тут внушительный набор свинцово-кислотных аккумуляторных батарей и несколько солнечных фотоэлектрических панелей (11,5 киловатт-часов в день при шести часах на ярком солнце) с системой поворота вслед за светилом. Отопление же дома лежит на плечах нескольких дровяных каминов и печек (можно запастись и углем). При этом в силу географического расположения и хорошей теплоизоляции температура в доме и без работающих печей не опустится зимой ниже 10 градусов по Цельсию. Система мониторинга электропотребления позволяет оперативно отслеживать работу солнечных батарей и генератора, определять забытые включенные электроприборы и рассчитывать запасы энергии. Электроника же следит за оптимальными циклами заряда и разряда свинцово-кислотных батарей, чтобы максимально продлить их срок службы. Кстати, аккумуляторов здесь — 2,5 тонны. Ну а если хозяин захочет связаться с внешним миром — к его услугам целая россыпь радиостанций самых разных стандартов и частот.

Как верх паранойи, в столь мощное жилище встроена еще и “Безопасная комната”, идентичная по защитным свойствам крупному банковскому хранилищу. Она запирается внушительной дверью с кодовым замком. Внутри сейфа — ковер и кровать, душ и туалет, прочие необходимые и приятные мелочи, типа системы видеонаблюдения (множество камер замаскировано вокруг дома). Изнутри же этой комнаты (где находится и сердце энергетической системы сооружения) можно отключить подачу энергии в другие части дома. Аварийное водоснабжение может быть обеспечено из подземной резервной цистерны объемом почти в 3,8 кубометра. Она же может быть задействована для тушения пожара.

Нынешний хозяин дома, который и заказал его постройку, предлагает Ultimate Secure Home за $475 тысяч (вместе с прилегающими 4,3 акра территории). Любопытно, что точное местоположение дома продавец обещает раскрыть только “серьезному” покупателю, так как полагают эту тайну — частью безопасности дома.

“Мы живем в опасные времена. Доверие к соседям и эра друзей — в прошлом. Грустно, но это общество, в котором мы вынуждены “выживать” в настоящее время”, — как ни странно, эти слова не из рекламного проспекта, а из письма потенциального покупателя.

Остается только представить, как комфортно будет жить в таком доме после ядерного Судного дня. Или как жутко.



Средства связи и система наружного видеонаблюдения обеспечит связь с внешним миром



Солнечные фотоэлектрические панели и аккумуляторные батареи призваны обеспечить автономное электроснабжение

• КОМПЬЮТЕРЫ, КИБЕРНЕТИКА И ИНТЕРНЕТ

Технология Wi-Fi: отличный повод забыть провод

Дейнека Д.А.


Начнем с того, что провода — один из пережитков компьютерного прошлого. Как и 30 лет назад, они мешаются под ногами и спутываются в неимоверные узлы. А ведь решение этой проблемы уже давно есть — беспроводная связь по радиоканалу.

Действительно, это же очень удобно. Нет необходимости каждый раз перетыкать вечно ломающиеся разъемы, прокладывать “лапшу” по стенам квартир и офисов. Воздух вместо проводов — так просто!

Сегодня существует множество протоколов для такой передачи данных: Bluetooth, WiMax, всевозможная сотовая связь.

У каждого из них своя сфера деятельности — например, WiMax разработан для более надежной работы на больших расстояниях, до нескольких километров. Но WiMax сейчас в начале своего пути — оборудование стоит дорого, возможны проблемы несовместимости устройств различных производителей.

Bluetooth ровно наоборот предназначен для связи между различными устройствами на очень небольшом расстоянии (до нескольких метров), причем для компьютерных сетей Bluetooth используется крайне редко — чаще для подключения беспроводных гарнитур и наушников к сотовым телефонам.

Но чтобы избавиться от проводов в рамках отдельно взятой квартиры, лучше всего подходит Wi-Fi.

Название это расшифровывается как Wireless Fidelity, что можно вольно перевести как “Беспроводнизм”, “Беспроводная жизнь”, “В беспроводном ключе” — семейство стандартов для организации беспроводных компьютерных сетей. В сокращенном же варианте просматривается эдакий реверанс в сторону Hi-Fi.

Как правило, сеть Wi-Fi состоит из центрального устройства (так называемой «точки доступа» — wireless access point) и периферийных устройств.



Бесплатный доступ в Интернет можно получить из многих кафе, оборудованных Wi-Fi



Сканер хот-спотов. Любимая игрушка охотников за Wi-Fi


Немного истории: первый стандарт 802.11 был принят в 1997 году. По тем временам, скорость передачи данных в 2 Мбит/с была достаточна для большинства задач, а стоимость оборудования не была такой уж доступной. В 1999 году были приняты улучшенные спецификации — 802.11b (теоретическая скорость передачи данных — 11 Мбит/с) и 802.11а (до 54 Мбит/с). В настоящее время существует также стандарт 802.11g, обратно совместимый с 802.11b, но обеспечивающий передачу данных на приличной скорости — теоретически до 54 Мбит/с. Существуют также модификации стандарта 802.1 lg, например MIMO (multiple input, multiple output), позволяющие увеличить скорость еще в два раза — до 108 Мбит/с. Ну а если будет реализован стандарт 802.11n, то скорость доступа взлетит до 320 мегабит в секунду.

Однако под сокращением WiFi подразумевают именно стандарт 802.11b, который использует диапазон частот от 2,4 до 2,4835 гигагерца, при этом дальность передачи сигнала составляет около 100 метров.

Впрочем, на открытой местности иногда удается достичь и гораздо больших значений — вплоть до 300–400 метров.



Вот так выглядит точка доступа беспроводной сети


Ядром такой сети является точка доступа (Access Point). Вокруг нее образуется территория радиусом 50-100 метров, называемая хот-спотом, или зоной Wi-Fi. В принципе, можно связать и просто два устройства, минуя точку доступа, но полной функциональности добиться при этом будет невозможно.

Сегодня существует множество устройств, поддерживающих Wi-Fi. Прежде всего — это ноутбуки. Ведь это очень удобно — нет необходимости каждый раз подключать “хвост” локальной сети, работать можно начинать сразу после включения машины.



Если ваш КПК не поддерживает Wi-Fi, эту функциональность можно добавить с помощью специальной карточки


Существуют ADSL-модемы, скомпонованные с точкой доступа. Достаточно подключить к нему телефонный провод, провести соответствующие настройки доступа — и ваша квартира превращается в зону Интернет.

Постепенно появляются и беспроводные МР3-плееры, цифровые фотоаппараты, принтеры, сетевые жесткие диски, игровые приставки и домашние мультимедиа-системы с возможностью беспроводных коммуникаций, существует и очень интересный “гибрид” мобильного и домашнего телефона.

Современные карманные компьютеры, коммуникаторы и смартфоны также в большинстве своем имеют поддержку беспроводных сетей.

Чем же так хороша беспроводная Wi-Fi сеть для пользователя?

Давайте представим себе небольшую и недорогую Wi-Fi сеть в квартире. Интернет включен через ADSL-маршрутизатор, совмещенный с точкой доступа. Один-два ноутбука или карманных компьютера с беспроводными адаптерами позволяют пользоваться сетью из любой точки квартиры — из гостиной, кухни или сидя в кресле на балконе. Фотографии с цифрового фотоаппарата можно переписать, не подключая никаких проводов и USB-адаптеров на отдельно стоящий дисковый накопитель с поддержкой Wi-Fi, потом при необходимости отредактировать их и распечатать на беспроводный струйный принтер. Рядом с телевизором и домашним кинотеатром стоит мультимедиа-центр, который также имеет Wi-Fi подключение и может не только демонстрировать на телевизоре фотографии из домашнего архива, но и подключаться к Интернет-радиостанциям и показывать видео, получаемое по сети. Добавим сюда разнообразные двухстандартные коммуникаторы GSM/Wi-Fi и Wi-Fi телефоны — в результате получится, что компьютерную и телефонную сеть по всей квартире или в офисе возможно построить без традиционных проводов.

Wi-Fi можно встретить в производственных помещениях — на складах, в супермаркетах, в больницах, на заводах — там, где крайне сложно или невозможно сделать обычную проводную сеть, но нужен доступ к внутренним базам данных, корпоративной сети или Интернет.

С поддержкой роуминга (автоматического переключения соединения между точками доступа) и современных стандартов защиты и шифрования данных Wi-Fi можно без сомнений использовать в бизнесе. Конечно, в том случае, если проектирование и запуск беспроводной сети выполнят специалисты.

В общественных местах (вокзалы, аэропорты, кафе, гостиницы и др.) все чаще появляются эти самые хот-споты. Они бывают как платные — в этом случае для доступа в Интернет нужно купить карточку с кодом, или бесплатные. Последние размещаются для привлечения дополнительных клиентов и повышают популярность заведений, где развернуты такие WiFi зоны.

Wi-Fi сегодня применяется не только для серьезной работы, но и для развлечений. Так, например, в Америке широко распространена “охотничья” забава под названием Wi-Fi hunting.

Множество людей выезжают на своих автомобилях или велосипедах, колесят по стране, нанося на карты места, где можно поживиться бесплатным Интернетом или просто посмотреть локальные ресурсы сети — кафе, квартиры, и даже McDonald’s.



Точка доступа с ADSL-модемом, PCI Wi-Fi карта для компьютера u PCMCII для ноутбука — комплект для обрезки проводов


И последнее — в ряде случаев использование беспроводных технологий требует согласования с государственными службами. Несмотря на то, что в США и некоторых других странах диапазон частот 2.4–2.5Ггц и 5Ггц является открытым для частного использования, в Украине и в России требуются разрешения для установки точки доступа Wi-Fi.

В общем, если вы счастливый обладатель ноутбука или КПК, поддерживающего беспроводную связь, ищите значок “WiFi zone”, поспрашивайте окружающих. А услышав в ответ: “Я не знаю, что это”, порекомендуйте человеку прочесть эту статью.

Сегодня в Харькове подключиться по технологии Wi-Fi можно в компании ИТЛ по адресам: ул. Лермонтовская, 27; ул. Краснооктябрьская, 6

• ИСТОРИЯ И АРХЕОЛОГИЯ

Рассказ о Северском Донце

Иван Саратов



«… Что касается пути купцов Руси, а они принадлежат к славянам, то они вывозят меха бобров, меха черных лисиц и мечи из дальних концов Славонии к Румскому морю… А если желают, ездят Танаисом, рекой славян…»

Ибн-Хардадбе, «Книга путей и царств».


Множество городов и селений в своих именах несут названия тех рек, на берегах которых они расположены. Например, Москва — река Москва, Харьков — река Харьков и многие-многие другие.

Часто на одной реке расположены несколько городов-однофамильцев: река Урал — города Уральск и Новоуральск, река Лаба — города Лабинск и Усть-Лабинск, река Лопань — город Казачья Лопань и селение Веселая Лопань.

Примечание: имеется в виду Лаба — приток Кубани. В Западной Европе существует другая большая река, которая на территории Чехии носит название Лаба, а на территории Германии — Эльба.

На больших реках городов-однофамильцев больше. Так, на берегах Волги существуют около десяти городов, связанных своими именами с именем Великой реки.

Примечание: в науке о воде “Гидрологии” большими называются реки, собирающие воду с территории, превышающей 50000 кв. км. Например, у Волги площадь водосбора равна 1360000 кв. км., у Днепра — 504000 кв. км., у Дона — 422000 кв. км., а у Северского Донца — 99000 кв. км.

На Днепре-Славутиче их еще больше: Днепропетровск, Днепродзержинск, Верхнеднепровск, Верхнеднепровский, Днепровское, Днепряны, Днепрянка, Новоднепровка, Каменка-Днепровская, Днепрокаменка, Никольское-на-Днепре.

Есть и другие реки, подарившие многим городам и селениям свои имена.

Но столько названий, сколько образовано от имени Северского Донца, не знает ни одна река в мире!

Имя Северского Донца носили и носят сегодня огромные территории, геологические структуры, участки железных дорог, каналы, многие реки и многочисленные города и селения.

Своеобразие названия некоторых донецких рек проявляется в следующем: имя «Донец» носят несколько рек, но у каждой из них перед именем «Донец» стоит свойственный только этой реке эпитет. Это, прежде всего, имя самой героини нашего рассказа — реки Северский Донец. Не просто река Донец, а Северский Донец.

У Северского Донца в самом его верховьи существуют два притока — Липовый Донец и Сажной Донец. А на тысячу километров ниже, на устьевом участке перед впадением в Дон, река Северский Донец делится на два рукава, и правый рукав длиной 38 км носит название Сухой Донец.

Примечание: в Богучарском районе Воронежской области небольшой приток в реку Дон также носит название Сухой Донец. На берегах этой небольшой реки есть селение Сухой Донец.

Каждая река течет от истока (начало реки) до устья (конец реки). Но имя Донца рождается раньше его истоков и живет за пределами его устья. Мы имеем ввиду приток Сейма, который носит название Донецкая Сеймица, и правый рукав дельты Дона, который носит название Мертвый Донец. Корни этих не совсем обычных названий тянутся к далекому прошлому нашей Родины. Реки Днепр, Десна, Сейм, Донецкая Сеймица и Северский Донец вместе составляли двутысячекилометровый путь от полян и северян к Черному, Азовскому и Каспийскому морям. На этом водном пути — на Днепре, Десне и Сейме — стоят древнейшие русские города — Киев, Чернигов, Курск, а на Северском Донце и его притоках стояли белокаменные крепости, построенные создателями Салтовской Культуры. Сегодня на притоках Северского Донца расположен полуторамиллионный Харьков.

Познакомившись с «донецкими» реками, назовем донецкие города-однофамильцы. Это, прежде всего, «столица» Донбасса город Донецк. Затем идут: город Донецк в Ростовской области между Краснодоном и Каменск-Шахтинским; Донец — железнодорожная станция между Ростовом-на-Дону и Таганрогом; Донецкое — селение выше Изюма; Донецкое — селение вблизи Славянска; Задонецкое — селение против Змиева; Задонецкое — селение против Балаклеи; Задонецкое — селение ниже Изюма; Червоный Донец — город газовиков Шебелинского газового месторождения; Краснодонецкая — железнодорожная станция у города Синегорский; Петроградо-Донецкое — селение у Кадиевки; Северск — город между Славянском и Лисичанском; Пристань-на-Донце — селение ниже Белгорода; Усть-Донецк — порт в устье Донца; Северодонецк — крупный центр химической промышленности Украины; Северо-Донецкая — железнодорожная станция под Каменск-Шахтинским Ростовской области.

Примечание: селение Пристань-на-Донце в 1638 г. было передано во владение атаману Микуле Маслову, от имени которого произошло нынешнее название — Маслова пристань. С именем Микулы Маслова связан еще ряд названий в селениях на берегах Донца ниже Белгорода. Например, Масловка — район в селе Старица Волчанского района Харьковской области.

На этом мы завершим перечень донецких названий и перейдем к другому разделу очерка, а именно: к этимологии (этимология — отдел языкознания, изучающий происхождение слов).


Что же означает название Северский Донец?

Это не совсем простой вопрос. Дело в том, что расшифровать географические названия не всегда просто. Для решения таких задач существует специальная наука топонимика, название которой происходит от греческого слова “топос” — место и “онома” — имя. Особенно трудно расшифровать названия рек или, как их называют ученые, гидронимов. Термин «гидроним» происходит от греческого слова “гидро” — вода.

Изучая древнейшие документы о жизни давно исчезнувших народов, ученые обнаружили интересные факты: оказывается, имена рек являются самыми древними человеческими названиями. Это явление можно объяснить следующим. У первобытного человека были крайне ограниченные возможности познавать окружающий мир. Суровые условия жизни и примитивные орудия добычи пищи и одежды не оставляли ему никакой возможности совершать какие-либо круизы. Поэтому все названия, которые давали древние люди окружающей их среде, были предельно простыми: лес, поле, пещера, вода и т. п. Эти простые названия вполне удовлетворяли людей в древнейшие времена, т. к. других лесов, других полей или вод они практически не знали. Это был период “детства” человечества. Но человек рос, и вместе с его ростом расширялись познания окружающего мира. С новыми знаниями появились новые более сложные понятия и названия. Спокойная вода, окруженная со всех сторон берегами, стала называться озером, а другая вода, беспокойная, беспрерывно текущая откуда-то и куда-то, стала называться рекой. Но с возникновением новых названий старые не умирали, и очень часто понятие “вода” стало отождествляться с понятием “река”.

Шли годы, сменялись десятилетия, уходили в небытие века. Изменялись границы человеческих владений, исчезали вырубленные человеком или снесенные пожаром леса, строились и разрушались города, возникали и гибли империи. Только реки оставались на тех же местах, где они текли тысячи лет назад. И не было у человека более надежного ориентира, чем река. Вот почему первоначальные названия рек, сотни тысяч раз перепечатываясь в сознании сменяющих друг друга поколений, докатились к нам почти без изменений. Вот почему названия самых крупных рек имеют однородный, почти тождественный смысл. И слова (не названия, а именно слова) “дон”, “днепр”, “днестр”, “дунай”, “лаба”, “ока”, “инд”, “ганг”, “ефрат”, “нил”, “ориноко”, “рейн”, “сена”, “волга” и многие другие первоначально означали одно и то же: вода, река.

Слово “дон” до сих пор еще сохранилось в этом значении. По-осетински “дон” означает первоначально “воду”, потом “реку” вообще. Названия большей части осетинских рек составлены из прилагательных имен с прибавлением этого нарицательного. Например: Урс-Дон, Хобби-Дон, Ар-Дон, Гизель-Дон, Фиаг-Дон, Хатал-Дон, Карма-Дон и др.

Зная значение названия Дон, нетрудно догадаться, что название Донец происходит от слова Дон, к которому прибавили суффикс “ец”. Старославянский суффикс “ец” придавал словам уменьшительное значение. В нашем случае Донец означает “Малый Дон”, в отличие от “Большого Дона”. Уменьшительное значение Донца метко отмечает старая казацкая поговорка: “Дон с Донцом, что отец с сыном”. В гидронимии Подонья суффикс “ец” характерен для раннего славянского периода. К нам дошло много названий, имеющих подобную уменьшительную форму. Например: Оскол-Осколец, Изюм-Изюмец, Тор-Торец, Аксей-Аксенец, Калитва-Калитвинец и др.

В свою очередь, имя Донца породило многие другие современные названия, приведенные в начале этого очерка. Правда, названия станции Северный Донец и города Северодонецк — результаты ошибки.

Дело в том, что многие годы с названием реки Донец происходила путаница. Как правильно называть реку: Северский Донец или Северный? Сегодня этот вопрос у географов уже не возникает, и они без тени сомнений называют реку Северский Донец. Но еще вчера такие сомнения были.

Названием Северный Донец пользовались настолько широко, что даже назвали этим именем железнодорожную станцию Северный Донец и город Северодонецк. Вот что пишет по этому поводу И.В. Сергеев в своей книге “Тайна географических названий”. «… Название Донецкого Кряжа возникло от имени реки, огибающей кряж с северо-востока. Реку эту, являющуюся правым притоком Дона, до сих пор еще многие называют Северным Донцом, хотя бессмысленно. Почему “Северный”? Ведь ни южного, ни западного, ни восточного Донцов не существует. Лишь в очень немногих книгах, в частности, в многотомной “России”, выходившей под редакцией В.П. Семенова-Тяньшанского, вы могли найти правильное название этой реки — Северский Донец. Его надо связывать не с севером, как частью света, а с Северской землей — Северским удельным княжеством древней Руси, названной по имени славянского племени северян, обитавших восточнее Днепра. Сегодня вековую ошибку исправляют, в учебниках истории и географии реку называют правильным именем, но на картах для экономии места эпитет дается в сокращенном виде “Сев. Донец“, и поэтому многие еще пользуются старым, неверным именем реки…».

Может быть, некоторые читатели этого очерка подумают: не все ли равно — Северский Донец или Северный Донец?

Нет, не все равно.

Название Северский Донец — это живая весточка наших далеких предков — Северских славян, живших много веков назад на землях нашей Родины.

Названия рек Северский Донец или ручья Севрюк — памятники истории, которые мы обязаны хранить по закону Конституции.

Примечание: Севрюк — так называют местные жители ручей, впадающий в реку Старицу, приток Северского Донца.

Северские славяне или северяне — это название земледельческих восточнославянских племен, которые во времена Киевской Руси жили на верхнем левобережье Днепра в бассейне рек Десны и Сейма. Северяне — потомки хорватских племен, следы которых мы встречаем от Дона до Карпат. Многие ученые обращали внимание на близкое родство этнонимов хорваты и сербы. Сербы — это более поздний термин и в качестве названия восточно-славянских племен впервые встречается только в IX веке в работах Византийского императора Константина Порфирадного. Славянист с мировым именем Любор Нидерле считал, что сербы — это искаженная форма этнонима северяне.

Приведем еще аргументы в пользу определения «Северский».

1. М.И. Артамонов в «Истории хазар» писал следующее:

«…Около нашей эры в Прикаспии жило большое Сарматское племя Аорсов. Это племя в начале нашей эры переименовалось в аланья, т. е. алан. Тогда между Днестром и Доном жили роксоланы…». Затем в источниках IV–V вв. фиксируются племена росомонов, затем росов, а с VIII в. древние источники говорят о русах. Следует думать, что между разновременными племенными названиями существуют связи, которые сегодня мы можем проследить только в самом первом приближении.

2. Река Северский Донец на карте арабского картографа Идриси (1154 г.) носит название Русия, а область в верхнем течении Северского Донца Идриси называет Сиверией.

Примечание: Сиверия — на дошедшей к нам карте Идриси область в верхнем течении реки Руси названа Ниварией. Однако, учитывая, что в арабском языке написание звуков «Н» и «С» отличается только количеством диакритических точек (диакритические точки — это знаки при написании определенных букв, которые указывают произношение этой буквы. Например, е-ё в русском языке или i-i в украинском.), а также, что при написании слов существует пропуск гласных букв, Б.А. Рыбаков пришел к выводу, что Нивария — это искаженное название нашего края Сиверия.

3. Арабские источники Черное море называют Русским морем, город Керчь — русским городом, а Керченский пролив — устьем Русской реки.

4. В уставе Византийского императора Льва V Мудрого (886–912 гг.) «…О чине митрополичьих церквей, подлежащих патриарху Константинопольскому» в списке церквей на 61 месте находим церковь Русскую, рядом со следующей за нею церковью Аланскою.

5. За 1000 км от древнерусских городов (Киев, Чернигов, Переяслав-Русский и Курск) существовало русское удельное Тьмутараканское княжество.

6. В 922 г. секретарь арабского посольства Багдадского халифа к Волжским булгарам Ахмед Ибн-Фадлан подробно описал внешность руссов, их жилища и обычаи. И хотя оригинал отчета Ибн-Фадлана не сохранился или еще не разыскан, к нам это описание дошло в пересказах персидских авторов XII, XIII и XVI веков. Например, мин Рази — персидский писатель XVI века — так пересказал описание руссов Ибн-Фадланом: «Русы — это огромная масса людей. Их народ в целом (основном) с красными волосами, высокого роста, с белым телом… Вместо денег (у них) в обращении шкурки белок. Ими они совершают торговые сделки… Весы в тех местах не распространены. Они совершают куплю-продажу посредством мерной чашки. Мясо свиньи они чрезвычайно любят. Царь их постоянно живет в замке, очень высоком, и четыреста человек воинов постоянно находятся при нем… Лен этой области и местности знаменит, в особенности лен резиденции ее царя, которая называется Кийава. Из числа (их) знаменитых и известных городов один Черниг, а другой Харка».

Учитывая тему нашего рассказа в приведенном описании руссов нас особенно заинтересовали названия «знаменитых и известных» русских городов: Кийава — это арабская передача названия древнего Киева, Черниг — Чернигова, а Харка — Харькова, а существование древнего Харьковского городища с огромным лабиринтом подземных ходов и залов — это весомый аргумент в пользу такого вывода.

Приведенные примеры даже самого краткого экскурса в историю и языкознание показали, какой глубокий смысл таит в себе определение “Северский” в сравнении с безликим и ничего не значащим определением “Северный”.



Сравнительный анализ Б.О. Рыбакова карты Идриси с современной картой


Несколько слов о других определениях Донца.

Липовый Донец. Определение прозрачно и не требует пояснения. В качестве аналога можно назвать Липецк или Лейпциг.

Сажной Донец. Определение связано, по мнению автора, с его шириной. Сажень — русская мера длины, равная 2,13 м.

Сухой Донец. Зародившись на севере Белгородской области, Северский Донец на своей тысячекилометровой длине пересекает еще четыре области: Харьковскую, Луганскую, Донецкую и Ростовскую. В реку Дон Донец впадает двумя рукавами. Правый или западный рукав длиной 38 км очень узок и летом иногда пересыхает. Отсюда его название.

Мертвый Донец. Каждая река живет только до устья. После слияния двух рек имя одной исчезает и до своего устья течет уже другая река. Но и после впадения в Дон не исчезает имя Донца. Оно встречается в дельте Дона, где правый рукав его дельты называется Мертвым Донцом. Длина Мертвого Донца около 30 км. При северовосточных ветрах, загоняющих воду, Мертвый Донец становится почти безводным, но зато в половодье он оживает, и его воды бороздят мелкосидящие суда.

Кроме Мертвого Донца в дельте Дона существует еще четыре основных рукава: Переволока или Кривая Кутюрьма, Егурча, Каланча и Старый Дон. Существует еще множество более мелких проток, стариц и каналов, но-сящих названия: Городской, Терновский, Перебойный, Маслов, Егурочка, Азовский рукав, Казачий, Бирючье, Кривое, Мереновое, Донское и др. Знакомство с названиями проток сразу же вызывает вопрос: почему один из рукавов дельты назвали Донцом, а другой Доном?

Может быть, участок реки между устьем современного Донца и Таганрогским заливом Азовского моря когда-то назвали Донцом, а Дон считался притоком Донца? Раз существует Мертвый Донец, то значит, в какой-то период существовал и живой. Такая возможность, несмотря на то, что Донец во много раз меньше Дона, не исключается.

География знает множество примеров, когда большие по площади водосбора реки считаются притоками меньших. Есть такие примеры и в бассейне Северского Донца. Город Харьков стоит на слиянии трех рек: Харькова, Лопани и Уд. Все три реки текут с севера на юг. Река Харьков, самая восточная из трех рек, собирает воду с площади 1160 кв. км., но считается притоком реки Лопани, которая к месту слияния с рекой Харьков собирает воду только с площади 840 кв. км. Далее противоречия усугубляются. Обе реки, объединившись в одну, собирают воду с площади 2000 кв. км., впадают в реку Уды, которая к месту слияния с Лопанью собирает воду только с площади, равной 1100 кв. км.

Объяснить эти противоречия можно только тем, что все названия рек сложились задолго до того, как человек, отбросив топор и вооружившись знаниями, смог точно подсчитать водные запасы каждой реки и площади их водосборов.

Но в случае с Северским Донцом не было определенности и в прошлые века. Не ясно до сих пор, когда Северский Донец звали Донцом, а когда Доном. Одни и те же древние названия Танаис и Сиргис (Гиргис) относили и относят до сих пор то к Дону, то к Донцу.

Академическое издание “Истории” Геродота (Ленинград, 1972 г.) считает, что Танаис — это древнее название Донца. Академик Б.А. Рыбаков также называет Донец Танаисом, а Дон — Гиргисом. Другие авторы Танаисом называют только Дон.

Не стал яснее этот вопрос и через полторы тысячи лет после Геродота. Летописи и другие русские письменные памятники называют Донец “Великим Доном”. В свою очередь, приток Донца реку Уды называли Донцом. Очевидно, это были укоренившиеся и привычные названия рек, так как крепость, построенную на правом берегу Уд, тоже назвали — город Донец. Именно в этот город Донец в 1185 году добрался, бежавший из половецкого плена, Новгород-Северский князь Игорь Святославович.

Но почему все-таки рукав Дона назвали Донцом? Объяснение этому, по нашему мнению, возможно отыскать, рассмотрев следующую версию. Греческие, римские, арабские и другие письменные памятники (основной, кроме археологических исследований, источник информации о докиевском периоде истории нашей Родины) значительно

больше уделяют внимания событиям, которые происходили “вблизи” известного им мира. Чем дальше от этого мира, тем меньше и неопределенней сведения. Танаис — Великий Дон — Донец находился ближе к эпицентру событий древнего мира, чем затерянный в глубине степей и лесов Дон. Поэтому Танаис древнего мира — это современный Северский Донец. Только с ростом Московского государства современный Дон становится удобной водной дорогой как для купцов, так и для государственных послов в Крым, Турцию и другие „южные” страны.

О древнем Танаисе — Северском Донце писал Б.А. Рыбаков в своей книге “Геродотова скифия” (Москва, Наука, 1979 г.).

«…Переводя данные Птолемея на современную географическую карту, мы с удивлением узнаем, что автор указал нам координаты не Дона в нашем понимании, а Северского Донца плюс нижний отрезок Дона, ведущий к морю. Меридиан истоков Танаиса — это меридиан Пантикапея: северный берег Азовского моря он пересекает несколько западнее современного Бердянска. Истоки Северского Донца у Белгорода абсолютно точно соответствуют меридиану Керчи-Пантикапея, что совпадает с координатами Птолемея. Истоки же Дона в нашем понимании отстоят на 160–170 км к востоку. Расстояние от истоков Танаиса до берегов Меотиды по Птолемею равно 484 км (5°15′), а на современных картах от истоков Донца до моря по этому же меридиану — 470 км. Если же брать Дон в современном понимании, то это расстояние (по меридиану на 2° восточнее) будет равняться 780 км. Следовательно, по координатам Птолемея Танаисом в его время называли не Дон, а Северский Донец, доведенный по нижнему течению нашего Дона до самого моря…».

Не изменилась картина и после возникновения Киевской Руси. Великий Дон служил ориентиром и условной конечной целью походов русских дружин вглубь половецких степей. «… Тогда Володимир Мономах пил золотым шеломом Дон и приемшню землю их всю», — рассказывает Ипатьевская летопись о победных походах Мономаха к Дону.

На берегах Донца еще с незапамятных времен жили оседлые племена, стояли города и каменные крепости. Земли, прилегающие к Дону, были в большей своей части заняты кочевниками.

Все это говорит о том, что Донец был более известной рекой, и названия Танаис и Великий Дон относились именно к нему. Возможно, поэтому Донец считался главной рекой, а Дон — только его притоком. Устьем Танаиса — Великого Дона — Донца считалась дельта при впадении реки в Азовское море. В дельте реки Танаис на правом берегу протоки, которая сегодня называется Мертвый Донец, стоял город Танаис.

Древний Танаис был основан в III веке до н. э. «На протяжении всех 700 лет своего существования Танаис был важнейшим торговым, производственным и культурным центром Приазовья, в сферу экономического воздействия которого входили разнообразные племена и народы, не только кочевавшие по прилегающим приазовским и нижнедонским степям, но и обитавшие в более отдаленных бассейнах Среднего и Верхнего Дона, Северского Донца, Нижней и Средней Волги…». Так писал Д.Б. Шелов в своей двутомной монографии о Танаисе. Много раз разрушаемый и восстанавливаемый из руин и пепла, Танаис прекратил свое существование в первой половине V в. н. э.

Дальнейшие события обходили древний Танаис стороной, и центр их переместился на другую сторону дельты, где на левом берегу самой южной протоки в начале второго тысячелетия нашей эры возникла венецианско-генуэзская крепость. К этому времени главное русло тоже покинуло северные границы дельты и переместилось к ее южным границам. Возможно, что эти два события, запустение Танаиса и обмеление протоки, на которой он стоял, и послужило причиной появления такого необычного названия, которое носит эта протока — Мертвый Донец.




“Чертеж украинских и черкасских городов от Москвы до Крыма”. Карта датируется XVII в. Найдена в шведских архивах в 20-е годы прошлого века. (Первое в истории упоминание Харькова в картографии).


Что же касается Старого Дона, то это название относительно молодое. Когда-то этот рукав был основным руслом реки. На его берегу был построен новый город Танаис, переименованный в половецкое время в Азов. Танаис — Азов был ключом Азовского моря и поэтому подвергался многократным завоеваниям и разрушениям. В 1395 году войска Хромого Тимура разрушили и сравняли с землей каменные стены Азова. Город-крепость был восстановлен генуэзцами, но затем попал в руки турок. Великую борьбу за возврат родных земель продолжали донские казаки. В 1637 г. они штурмом выбили турок и шесть лет удерживали крепость. В результате Азовского похода Петра Первого в 1696 году Азов снова был взят, но после неудачного Прутского похода в 1711 году возвращен Турции. Турецкие войска окончательно оставили Азов в 1736 году. Но, уходя, они засорили русло Дона ниже Азова, после чего оно обмелело и стало называться Старым Доном.

На этом мы окончим рассказ о древних названиях Северского Донца.

Генеалогия и ее развитие в России

Падкин Ю.И., ст. науч. сотрудник «Научно-методического центра охраны культурного наследия». Предводитель и Герольдмейстер Харьковского дворянского собрания, действительный член Российского дворянского собрания.



Историк и генеалог Л.М. Савелов, основоположник российского историко-родословного общества так сформулировал понятие генеалогии: «Генеалогия есть, построенное на достоверных документах и других источниках, доказательство родства, существующего между лицами, имеющими общего родоначальника или потомка, независимо от общественного положения этих лиц». Часть вторая, вытекающая из этого определения, касается внутренней духовной жизни: «Генеалогия есть история того или иного рода во всех проявлениях жизни его представителей, как общественной, так и духовной».

До начала XX века в России и Малороссии генеалогия, как наука, мало интересовала историков. Ведением родословных в основном занимались в знатных дворянских семьях. В большинстве же своем этот период страдал удивительным невежеством. Меткую характеристику ему дал И.С.Аксаков. По его словам, жители России «большей частью о предках своих ничего не знают, преданий рода не уважают, семейной старины не помнят».

Родословные росписи в России появляются в конце 15 века. Образование единого Русского государства требует юридического закрепления отношений между родами правящего класса. В сороковых годах 16 века появляются первые родословные книги, составленные в Разрядном приказе, ведавшем назначениями на военную службу. При Петре I была создана Герольдмейстерская контора (меняя названия, она просуществовала при Сенате до 1917 года). Именно здесь официально утверждалось происхождение семей, велись генеалогические документы, высоко ценившиеся в обществе.

В 1719 году увидел свет труд Феофана Прокоповича «Родословная роспись Великих Князей и Царей России». Со второй половины 18 века появились печатные издания по генеалогии: публиковались книги М.М. Щербатова, А.Т. Князева, Миллера, сенатора М.Г. Спиридонова, Ю. Воейкова. В 1797 году начинается издание Общего Гербовника, а в 1855–1856 годах вышел 4-х томный труд князя П.В. Долгорукова «Российская Родословная Книга», и в настоящее время являющаяся важнейшим пособием для генеалогов. Вышедшие позднее труды кн. А.Б. Лобанова-Ростовского и В.В. Руммеля дополняли «Российскую Родословную Книгу».



Леонид Михайлович Савелов


С половины 19 века началась широкая разработка генеалогических материалов. Генеалогией занимаются П.А.Кулиш, М.А.Максимович, гр. Г.А. Милорадович, А. М. Лазаревский.

Возникшие общества: «Русское Генеалогическое» в Петербурге, «Историко-родословное» в Москве показали интерес широких слоев интеллигенции и тягу к генеалогии. Это объяснялось вниманием и интересом к родной старине без относительности, была ли это литература, искусство или ремесло.

Малороссийское дворянство, являясь преемником Малороссийской старшины времен Гетманщины (1648–1782), как и сама старшина, составлявшая правящий класс (при полковом делении), вышло главным образом из народа. Существовало лишь небольшое количество Малороссийских родов, принадлежащих потомству «шляхты», проживавших в Черниговской и Новгород-Северской землях до времен гетмана Хмельницкого.

С XVII века дворянство усваивает обыкновение употреблять гербовые эмблемы. Малороссияне заимствовали польские гербы с небольшими видоизменениями, используя особенности Польско-Литовской геральдики в пользовании одним гербом и фамилиями, связанными родством. Позднее, в конце XVIII века, рисунок герба становится неизменным для потомства и обязательным.

Начало XX века знаменовано противоположными событиями на территории России. Выходят многотомные издания о Малороссийских родах и гербовник В.Л. Модзалевского, издания по Русской геральдике В.Г. Лукомского и барона Н.А. Типольда, «Старинные усадьбы Харьковской губернии». В 1917 г. исследования по генеалогии и геральдике были прекращены.

Большевистский переворот положил начало массовому истреблению сословия дворян и духовенства, мещан, крестьян, научной и рабочей интеллигенции. Генофонд страны понес огромные потери. Как вредное, в 30-х годах было распущено Евгеническое общество, и собственно генеалогией стали заниматься «историки от НКВД». К 1941 году, в условиях развитой системы «ликбеза», носитель знаний и золотой генофонд страны — дворянское сословие — был уничтожен полностью.

Генеалогией на территории бывшей России заниматься стало опасно. Истреблялась память о предках, уничтожались документы и семейные архивы. В семьях исчезли фотографии мужчин в форме. Народ планомерно истреблялся «карающим мечем революции» — неизменно трансформирующимися органами ЧК, ГПУ, ОГПУ, НКВД, МГБ. Только в Харьковской области к 34–35 гг. насчитывалось более 85 районных отделов карающих органов.

Ситуация с генеалогией обострялась так же рядом объективных исторических причин: она носила узкосословный характер; полное отсутствие памятников семейного быта даже в правящем сословии, не говоря уже о наличии их у крестьян, ремесленников, мещан и купцов; безразличное и невежественное отношение к историческим архивам; неграмотность в области генеалогии основной массы населения.

В последнее время у многих начинает пробуждаться вполне понятное и благородное чувство рода, исторической памяти. И если кто-либо не сможет найти свои истоки, советую начать родословную с себя, став основателем рода. Возможно, вы станете знаменитым, и генеалогией вашего рода будут интересоваться историки. Самое главное — вас не забудут потомки, если память рода будет прививаться от ваших детей к внукам и правнукам.


Виды родословия

В генеалогии приняты два вида родословия: восходящее и нисходящее.

В восходящем виде родословия сведения собирают от отца к деду и далее по коленам о предках. В нисходящем виде родословия составление начинают с самого отдаленного известного предка, переходя далее к потомкам. Эти виды родословия, как правило, бывают мужскими и смешанными.

Нисходящее мужское — обычная форма родословия, указывающая потомство родоначальника от мужчин, женщины показываются именами.



Форма родословия: нисходящее мужское


Нисходящее смешанное — родословие выглядит цепочкой всего потомства, как от мужчин, так и от женщин, являясь родословием многих родов. Показывает родство между боковыми линиями. Наиболее полно выявляет родственников при возникновении ситуации наследования.



Форма родословия: нисходящее смешанное


Восходящее мужское — родословие выглядит вертикальной последовательностью мужских имен, т. к. в каждом колене указывается имя прямого предка мужской линии.



Форма родословия: восходящее мужское


Восходящее смешанная — форма родословия, указывающая на всех прямых предков по мужской и женской линиям.



Форма родословия: восходящее смешанное


Второе колено несет информацию о родителях — отце и матери.

Третье колено указывает родителей отца и матери — содержит сведения о бабушках и дедушках. Возрастание количества предков по коленам идет в геометрической прогрессии. В родословии не указываются боковые линии от мужчин. Каждое лицо в колене представляет один (отдельный) род. Родословие имеет правильную фигуру при наличии сведений о каждом родственнике.

Восходящие и нисходящие родословия изображаются:

• родословным деревом,

• родословной таблицей,

• родословной росписью.


Родословное дерево

Родословное дерево или генеалогическое дерево — одна из модификаций «мирового дерева» — дерева жизни. Это присуще космологическим представлениям древнего мира и средневековья. Отражает идею и представление о всеобщей взаимосвязи мира. Образ «дерева человеческой жизни», возникший как вариация «мирового дерева», соединил в своем образе прошлое, настоящее и будущее, воплощенное в предках и ныне живущих потомках, объединенных идеей продолжения жизни. Этот символический смысл заключает родовое семейное дерево.

Но сама форма изображения не прижилась в России из-за сложной системы кодировки цветом имен женщин. Замужних, незамужних, живых и неживых, мужчин имевших потомство и не имевших. Запись имен в ромбах, квадратах, овалах. Все это нагромождение условностей создало трудности в применении, но успешно существует в Западной Европе.


Родословные таблицы

В конце XV–XVI веков в качестве формы обобщения сведений по генеалогии стали использовать таблицы. Они были восходящие и нисходящие, отражали мужские и женские линии, прослеживали родство смешанных линий.

В научных работах часто использовались таблицы нисходящего родства по мужской линии, содержащих потомство обоего пола, произошедших от мужчин, а адресация женщин ограничивалась именами супругов. Такие условности в отношении женщин и потомков женских линий связаны с наследственным правом по мужской линии (социального статуса и титула).

Использовались смешанные таблицы восходящего родства с указанием прямых предков мужской и женской линий без боковых ветвей, удобные и наглядные в определении пробелов родословия.

На практике редко используются таблицы восходящего и нисходящего родства по прямым женским линиям. Но они представляют интерес и используются в современных работах. В историческом прошлом такие таблицы употреблялись в Англии, в Уэльсе.

По виду таблицы разнообразны — горизонтальные, вертикальные, круговые. Достоинство таблиц в их наглядности, компактности, лаконичности.


Родословные росписи

Современные условия диктуют свои особенности. Родословная насыщается информацией. Фотографии, уникальные документы, сведения из биографий, трудовой деятельности — вот далеко не полный перечень, присущий содержанию родословных без учета ссылок на литературу, архивные материалы и фонды. Меняется и форма записи в связи с использованием компьютерной технологии. Однако наглядность остается одним из важных факторов представления информации.

Этим задачам отвечает форма записи, называемая «родословной росписью». Родословная таблица может дополняться родословной росписью. Наличие большого объема информации, перечисленной выше, приводит к трансформированному виду родословной росписи — к поколенной росписи, соединяющей схему и роспись.

Родословные росписи — наиболее удобный вид родословия, позволяющий пользователю вводить любой объем информации. Роспись ведется построчно. Каждое поколение выделяется римскими цифрами, такое выделение называется коленом рода или родословной. Арабскими цифрами обозначаются все присутствующие лица в росписи.

Нумерация сквозная. Перед именем представителя рода, слева, ставится порядковый номер, а в конце информации о любом представителе, в последней строке справа проставляется отцовский или материнский номер. Родительские номера можно проставлять в знаменателе, где числитель порядковый номер, тогда эта запись будет стоять слева перед именем представителя рода. Каждое колено начинается с новой строки, с абзаца. Существует много систем нумерации: Соса-Страдоница, Абовиля и др.

Информация о представителях должна быть краткой, содержать необходимый минимум: имя, отчество, фамилию, года жизни, звание, титул, профессию, место рождения, образование, некоторые исторические подробности, награды. Далее — по усмотрению составителя или по объему найденного.

Родословная — итог работы. Ее составлению предшествует систематизация найденной информации, и она должна быть достоверной. Критериями достоверности служат источники, из которых почерпнута информация. Достоверность определяет научный характер родословной.


Терминология

Вверх к предкам: отец, дед, прадед, прапрадед. Приставка пра- используется с третьего колена — прапрапрадед — предок 6-го колена. Пращур — всякий дальний предок.

Вниз к потомкам: сын, внук, правнук, праправнук.


Терминология родственных отношений

Сын брата — племянник.

Сын племянника — внук брата — внучатый племянник.

Дочь брата — племянница

Брат отца — дядя, его жена — тетя.

Сын дяди — двоюродный брат, его сын — двоюродный племянник.

Двоюродный брат отца — двоюродный дядя, его сын — троюродный брат. Сын троюродного брата — троюродный племянник.

Двоюродные брат и сестра — кузен и кузина (фр.)

Троюродный брат — внучатый брат.


Браки

Их родители — сваты (сват и сватья).

Родители мужа — свекровь, свекор.

Родители жены — теща, тесть.

Для родителей мужа — жена сына — невестка или сноха.

Для родителей жены — муж дочери — зять.

Повторный брак. Усыновленные дети от первого брака супруги для второго супруга — приемные дети (пасынок или падчерица-дочь).

Дети от первого и второго брака между собой — сводные (братья, сестры).

Дети матери от разных мужей — единоутробные.

Дети одного отца от разных матерей — единокровные.


Крещение

В результате обряда крещения крестник приобретает крестного отца и мать, последние не должны быть близкими родственниками.

Крестный отец — кум родителям и крестной матери.

Крестная мать — кума родителям и крестному отцу.

Свойственниками считаются лица, не являющиеся родственниками друг другу, но имеющие общих родственников. Свойство появляется в результате браков. Родственники жены, мужа, жен сыновей и братьев, а также мужей, сестер и дочерей (не по нисходящей линии).

Отношения с родственниками свойственников называется полусвойством. Пример: брат дяди, муж сестры матери.



Семьи бывают и такого размера


Схема родства в пределах рода

Во времена царствования Ивана Грозного, при временщике Адашеве, думным дьяком Елизаровым в 1555–1556 гг. написан государственный Родословец. В «Государевом Родословце» (1555), а потом — в «Бархатной книге»[1] (1612) содержание не соответствовало назначению. Адашев, как временщик, предвзято отнесся к содержанию Родословца. В ней нашлись главы для родов, случайных на Руси, — князей Глинских, Ногайских. А вот родам, с честью служившим стране, не нашлось места: это и 28 родов потомков боярских родов Московского княжества XIV–XV веков; и 14 родов потомков воевод Куликовской битвы; не отмечены десять родов, принимавших участие в устроении Российской государственности и низвержении татарского ига в XIV веке. Не вошли рода потомков княжества Тверского, Черниговского и др. — всего около 123 родов. Намерение о восстановлении этих родов не было осуществлено и при следующем царе — Федоре Алексеевиче. Восстановление исторической правды было осуществлено только князем П. Долгоруковым. Все эти рода отмечены в его труде.

Рассматривая родословные служилого класса, можно заметить, что многие известные рода, не произошедшие от Рюрика, ведут начала от знатных иностранцев, выехавших на Русь, в крайнем случае, из Польши. Можно сказать, что в XVII веке русское происхождение было не в чести, даже оскорбительным. Модным было иностранное происхождение. В итоге этой моды почти все наше древнее дворянство оказалось приезжим. Родословия Великих Князей вводили моду и влияние писать свой род от иностранных корней. Пример о том, как надо выводить иностранные корни в родословной, дал царь Иван Грозный.

В Государевом Родословце о предках Колычевых, Романовых и Шереметьевых писано, что: «У Андрея Кобылы пять сыновей». Потомки А. Кобылы в XVII веке выводят, что «выехал из Немец, муж честен именем Андрей Кобыла». Есть записи на все случаи, можно угодить кому угодно. Существует такая запись: «от Варяг, от Шимона князя Африканского, Африкан — брат Якуна — из Золотой Орды, род же их от Клавдия Кесаря».

Род Розумовских происходит не от простого казака Розума, а от польской фамилии, это же можно сказать и о роде Безбородько. У Новосильцевых — русское прозвание Шалый превращается в мужа честного Шеля, выехавшего из Свейского королевства. Бунины превращаются в Буниковского, несмотря на то, что корни фамилии чисто русские, но винить в незнании родного языка нельзя, можно только составить мнение об уровне творцов. Ряд фамилий можно продолжить: Загоскины, Чичерины, Бестужевы-Рюмины, Талызины. Кочубеи происходят от татарского мурзы. Афендики — от Молдавского бурколаба, Капнисты — от мифического венецианского графа Капнисси, жившего на о. Занта. Можно назвать еще фамилии: Иваненки, Искры, Тарасевичи, Воронцовы, Вельяминовы и другие.

«Знатные мужи» — под этими словами подразумевались иноземные князья, мелкие феодалы. Выезды происходили не в одиночку, а с семейством и двором, штатом слуг, с дружинниками и воинами. Приезд в те далекие времена дружины в 300–500 человек с челядью не мог не остаться незамеченным летописцами. Случалось чаще наоборот. Бежали в Литву и Польшу. Предпочтение Петра всему иностранному усилило «работу» по причислению происхождения родов от иностранцев. Так князь Меньшиков происходит от благородной литовской фамилии. Это подтверждено солидной грамотой Римского Императора. Сомнений в том, что можно сделать любой документ, не возникает. Несомненно, процент польской, литовской, татарской крови велик как среди населения России и Украины, так было и во дворянстве, что связано с самыми близкими отношениями. Но появление западных корней — случайно, поэтому отношение к выездам из «немец» и «прусс» должно быть критическим, т. к. абсолютное большинство из них не оставило о себе в истории реального следа.

Существовали и другие «художества», как приписки к чужому роду, изменение фамилий, приписка к знатным родам, приписка титула без документов и разрешений, подчистки в подлинных документах. Само собой разумеется, что готовых родословных не было, служилому сословию приходилось наскоро собирать материалы и составлять задним числом поколенные росписи. Всякому, кто занимался генеалогией, понятно, что это трудная задача, требующая от составителя хорошей подготовки. У служилых людей не было соответствующей подготовки, отсутствовала информация, но хотелось доказать древность рода. Отсюда идет сочинение легенд о выездах знатных иностранцев — родоначальников, подделка различных документов. Палата родословных дел требовала документальных доказательств, что и приводило к фабрикованию документов. Интересен пример времен работы комиссии по разбору дворянских прав в Малороссии. За период двух десятилетий до этих событий претенденты заявляли об утрате документов из-за междоусобиц, войн с турками, поляками и пожаров. Ко времени разбора дел в комиссиях, дворян с документами собралось числом, исчисляющимся до пяти нулей. Вот и работал Бердичев по нелегальному восстановлению легальных прав. Зачем же хлопотать о выдаче через сейм дипломов, просить о внесении в чей-то герб, если есть евреи, берущие не особенно дорого за фабрикацию документов. К сожалению, сфабрикованные легенды попали в официальное издание — Общий Гербовник.

Несообразность легенд о родоначалии позднее высказал граф А.Бобринский. В примечаниях для критиков он писал, что винить надо не его, а составителя Гербовника и Бархатной книги. Он только повторил некоторые вымыслы. В результате действий палаты Родословных дел получилось, что дворянские рода ведут начала от кого угодно, только не от русских (малороссийских) родоначальников.

Более поздние несуразицы связаны с записями в губернские родословные книги. Представителей одного и того же рода или потомства (родовитых бояр или князей) записывали в разные книги.

В Малороссии, кроме имевшихся и сформировавшихся по службе казацко-старшинских родов различных рангов, к периоду начала XVIII века проходил процесс перехода мещанства в казачество из среды окончивших Киевскую академию, которых именовали «латинщиками». Простолюдины с достатком, имевшие возможность учить своих детей в академии, после ее окончания старались пристроить детей в Генеральную Канцелярию, где охотно брали «латинщиков» из мещан, откуда они затем различными путями выходили в казацкую старшину.

В наши дни встречаются факты, описанные выше. Так же есть стремление к приписке к знатным родам, исходя из сходства фамилий, представление документов в разночтении, пространственные рассуждения о принадлежности к известным родам вместо исторической справки о судьбе рода и родословной, предоставление выписок из архива без ссылки на фонды.

Игнорирование противоречивых фактов и, главное, принятие на веру всевозможного абсурда, благоговение перед известными фамилиями возможных однофамильцев, не причастных к ним, — вот почва, на которой процветают самозванцы. Если бы этого не было, возможно, критически относились бы в Украине к новоявленным монархам и претендентам на «украинский престол», раздающих титулы как в Харькове, так и в Киеве. Многие знают, что присвоение титулов и введение в дворянское сословие в России осуществлялось лигитимно и только от правящего монарха. Присвоение баронского титула Ходосу и графского Удовенко от самозванца Карачевского-Волка абсурдно, как и легенды о происхождении его от Великих Киевских князей.

«Великий Князь» Карачевский — это не князь-рюрикович. Настоящие Киевские князья кончились во времена Юрия Долгорукова и Андрея Боголюбского в 12 веке, Черниговские князья в 13 веке — на Святом Благоверном Князе Михаиле Всеволодовиче, Карачевские — в 14 веке. Черниговское потомство Ярослава Мудрого оставило в Российской Империи более 30 родов (Долгоруковы, Воротынские, Одоевские, Оболенские, Волконские и др.). Князей Карачевских среди них нет.


СПИСОК МАЛОРОССИЙСКИХ ФАМИЛИЙ

(Из числа генеральной старшины и полковников войска до 1764 г.)

• ХИМИЯ И БИОЛОГИЯ

Цена возможностей и сверхвозможностей мозга

Медведев, член-корреспондент РАН, директор Института мозга человека РАН



Тайное всегда станет явным

Считается, что врать плохо. Маленькие Джордж Вашингтон и Володя Ульянов никогда не врали и поэтому стали такими великими. Нам с детства внушают мысль о постыдности лжи, о ее деструктивности: «все тайное становится явным», «единожды солгавши, кто тебе поверит». Казалось бы, при таком воспитании лгунов должны бы показывать в паноптикуме как редчайший феномен.

Однако все мы без исключения лжем. Лжем ради выгоды, во спасение, из жалости и т. п. Лгали, лжем и будем лгать.

Уж конечно, и Вашингтон, и Ульянов, и составители букварей тоже не всегда были правдивы.

Мы согласны, что врать плохо, но делаем это каждый час, причем совершенно автоматически. А это значит, что ложь стала частью нашей жизни и необходима для выживания. Действительно, очень многое в наших повседневных взаимоотношениях строится на лжи.

Представьте себе на мгновение, что вы стали абсолютно честным. Продирая глаза, вы вместо «доброе утро» говорите жене: «До чего ты мешала мне спать своим храпом, поскорее причесалась бы» и т. п. Далее следует ваше искреннее мнение о слегка пересоленном (недосоленном, подгоревшем) завтраке и о том, насколько любовница лучше смотрится в спальне, чем жена. Придя на работу, вы объясняете секретарше босса, что она раскрашена как шлюха и одета не соответствующе своим официальным доходам. Затем честно отвечаете самому боссу, что вы думаете о его идеях. И так далее… Вам крупно повезет, если вечером вы не окажетесь в психушке или в КПЗ. А без работы и семьи останетесь точно. Зато вас будет согревать сознание того, что вы говорили только правду.

Но до сих пор мы могли скрывать ложь. Обследование на детекторе лжи применяется не слишком часто, к тому же этот прибор легко обмануть.

Сейчас появились работы по исследованию феномена лжи на МРТ — магниторезонансном томографе.

Этот прибор с помощью специальных программ позволяет определять, как изменяется насыщенность крови кислородом в достаточно малых участках мозга. Тем самым он регистрирует увеличение локального кровотока в той области мозга, которая работает более активно. Так вот, уже известны области, где сконцентрированы детекторы ошибок, — именно они активируются при ответе, который сам отвечающий считает неправильным. (Это те самые детекторы ошибок, которые были открыты Н.П. Бехтеревой и В.Б. Гречиным в 1968 году и о которых в последнее время было так много публикаций.) В отличие от детектора лжи — полиграфа, этот детектор обмануть невозможно. Более того, сейчас есть данные, что можно зарегистрировать и само намерение солгать.

Казалось бы, эти интереснейшие эксперименты прикладного значения не имеют. Не может ведь каждый, кто подозревает своего собеседника во вранье, тащить его в МРТ и записывать вызванные потенциалы (разновидность электроэнцефалограммы). Это и трудно, и требует высочайшей квалификации исследователя, да и подозреваемый, скорее всего, не согласится на эксперимент. В общем, проверка на искренность нам не грозит?



В отличие от детектора лжи — полиграфа, магнито-резонансный томограф обмануть невозможно


Не радуйтесь

Уже более двадцати лет физиологи исследуют прохождение инфракрасных (тепловых) лучей сквозь ткани тела человека. Оказывается, инфракрасный свет с длиной волны чуть больше видимого красного легко проходит сквозь кожу и череп на глубину около одного сантиметра. Само по себе это неудивительно: каждый видел, как просвечивает кисть руки на солнце. Удивительно то, что можно увидеть с помощью этого инфракрасного света.

Дело в том, что отраженный инфракрасный сигнал зависит от состава крови. В частности, кровь, по-разному насыщенная кислородом, имеет различные коэффициенты поглощения на разных длинах волн. Говоря коротко, если использовать два лазера с двумя близкими, но не одинаковыми длинами излучения, можно исследовать локальный мозговой кровоток так же, как и с помощью томографа.

А это совершенно меняет ситуацию. МРТ стоит порядка 3 млн. долларов, считая установку. Оптический прибор (ОП) — порядка двух тысяч. МРТ огромный, а ОП помещается в чемоданчике. Вдобавок он может работать на батарейках, как оптическая указка. Всего-то дел — направить на голову человека инфракрасный луч и зарегистрировать отраженный сигнал.

Создать такой прибор, конечно, непросто, однако на современном уровне развития техники вполне реально. Не исключено, что это уже сделано. А раз так, то, входя в комнату переговоров, имейте в виду, что, возможно, вашей головы касается невидимый луч и перед глазами вашего слушателя загорается лампочка всякий раз, когда вы говорите неправду. Поэтому или врите по телефону, или старайтесь построить разговор так, чтобы не было лжи.



Мозг не может всего

Теперь рассмотрим одно заблуждение, связанное с переоценкой роли идеального в работе мозга. Если мы переоцениваем идеальное, то тем самым недооцениваем материальное, в том числе естественные ограничения любого рода. Отсюда появляются мифы о сверхвозможностях мозга, о том, что задействована всего лишь малая доля его. подлинных возможностей.

В тридцатые годы прошлого века возникло и стало стремительно набирать обороты движение стахановцев. Машинисты начали водить сверхтяжелые и сверхдлинные поезда, доярки раздаивали коров до рекордных показателей. Наступила эпоха побед и рекордов.

Что же, до этой эпохи инженеры были настолько глупы, что не знали о возможностях паровозов? Разумеется, знали. Но знали также и то, что при подобной нагрузке резко возрастает износ. (Вспомним, что на «Формуле-1» два-три раза за гонку меняют шины, а двигателя хватает только на одну гонку.) А раздоенная корова умирает от недостатка кальция.

Так вот, разговоры об использовании сверхвозможностей мозга напоминают мне некомпетентные рацпредложения. Кстати, необязательно именно советские и стахановские. Причиной сразу нескольких аварийных запусков ракет в Америке был энтузиазм одного из рабочих. Человек хотел как лучше и добавлял не одну, а три капли масла, в результате фетровый колпачок разбухал, и систему управления гироскопом заклинивало.

Мы еще далеко не до конца понимаем, как именно взаимосвязаны идеальное и материальное. Но очевидно, что материальное — мозг и его элементы — вносит достаточно жесткие ограничения на многое в нашем мышлении, эмоциях и т. п. В басовом регистре нельзя сыграть быструю мелодию.

Миф о безграничности возможностей и резервов мозга по сути своей очень похож на миф о покорении природы. Почитайте фантастов, с конца девятнадцатого века и до семидесятых годов века прошлого. Да и не только фантастов. Многие грандиозные проекты преобразования природы, повороты рек и прочее существовали отнюдь не только в художественной литературе. Прогресс производительных сил породил иллюзию вседозволенности и всевластия. Человек гордо шагает по планете и гордо наступает на грабли. И к сожалению, чрезвычайно редко извлекает уроки из ошибок.

Все мы хорошо понимаем, что существуют пределы физических возможностей человека. Понимаем, чего стоят рекорды. Понимаем, что, скорее всего, высота три метра не покорится прыгуну, а на стометровке из семи секунд не выйти. Впрочем, даже не самый сильный спортсмен может побить рекорд с серьезным запасом — и после этого умереть от передозировки стимулятора, допинга. За сверхрекорд придется заплатить сверхбольшую цену.

Возьмем еще один пример. В России в рамках программы «Глобальные изменения» были проанализированы возможности представителей различных групп людей, живущих в зонах с экстремальными природными условиями: тундра, высокогорье и т. п. Аналогичные исследования проводили американские ученые применительно к индейцам и получили сходные результаты. А именно: оказалось, что у этих групп адаптационные возможности организма исчерпаны практически полностью. Они не могут жить другой жизнью, не могут к ней приспособиться. Скажем, представители некоторых индейских племен не могут отказаться от жизни на природе и пойти работать на завод. Они не глупее белых, просто если этот человек пойдет в университет и затем станет инженером, то он с высокой вероятностью умрет в 30–35 лет. Такую плату законы природы возьмут за выполнение приказа мозга — следовать идее. Получается, что, когда этих людей из лучших побуждений приобщают к чудесам цивилизации — не насильно, они сами этого хотят! — итогом благородной миссионерской деятельности может стать вымирание народов. Поневоле задумаешься об относительности понятий добра и зла и заодно о миссионерстве вообще.

Что же, примитивные народы обречены жить в тундре, в чумах? Конечно, нет. Однако их переселение должно занимать существенно больший промежуток времени. Необходимо учитывать дефицит адаптационных возможностей и стремиться его скомпенсировать.

Но почему раньше на это не обращали достаточного внимания? Понятно, в XIX веке об этом могли не знать, но что же просвещенный XX век? Дело в том, очевидно, что большинство людей, в том числе твердокаменные диалектические материалисты, вели себя в этом вопросе как махровые идеалисты. Даже соглашаясь, что человек материален, они тем не менее пропагандировали идею о его безграничных возможностях. Говорили о неисчерпаемых резервах мозга, о том, что правильное воспитание и образ жизни могут все. Причем таких взглядов придерживались не только наши марксисты, но и западные мыслители. Сказалась, вероятно, эйфория от великолепных технических достижений в покорении природы. И в самом деле, человек может многое, очень многое — но не все, и при этом за все свершения приходится платить.

Кто из нас не слышал историю о человеке, который, спасаясь от собаки, перелез трехметровую стену, хотя никогда ни до, ни после не мог перелезть даже двухметровую. Вариаций на эту тему достаточно много. В финале обычно отсюда делается вывод, что у человека есть масса нереализованных возможностей, и вот если бы научиться их использовать… Что ж, использовать несложно. Вкатите себе лошадиную дозу допинга и дерзайте. Скорее всего, вы умрете уже при второй пробе. Да, у человеческого организма есть резервы.

Но они потому и резервы, что приберегаются для редких, действительно экстремальных случаев.

Это с грехом пополам признают, когда дело касается тела человека, физических способностей. Но когда речь заходит о нераскрытых возможностях мозга, таких, как сверхпамять, сверхбыстрый счет и многие другие феномены, все скучные представления о естественных барьерах сразу забываются. Расхожим стало утверждение, что человек использует только 10, 15 или 20 % возможностей мозга.

Прежде чем начинать рассуждать о подобных вещах, необходимо понять, что человеческий организм построен на сбалансированности. Любое отклонение от баланса — само по себе болезнь. И слишком маленький, и слишком высокий рост с физиологической точки зрения ненормальны и могут стать причиной осложнений — так, при росте более двух метров чрезмерно возрастает нагрузка на опорно-двигательную систему. Люди, чрезвычайно сильные физически, обычно малоподвижны, не очень ловки и выносливы, для марафонцев типичны проблемы с сердечно-сосудистой системой и так далее. К нормальной жизни оптимально приспособлен именно средний человек. В меру тренированный (к значению тренировки мы еще вернемся), в меру сильный — но обязательно разносторонний. Сходным образом обстоят дела с возможностями мозга. Конечно, и здесь многое определяется генетикой и развитием. Если в момент зачатия родители были мертвецки пьяны или отравлены наркотиками, то маловероятно рождение не только гения, но и сколько-нибудь нормального ребенка. Хорошо известно также, что, если ребенок не получает, к примеру, некоторых аминокислот (то есть в его рационе отсутствуют определенные продукты), его мозг просто не в состоянии полностью сформироваться. Но это, в общем-то, понятно. Отсутствие ядов и свободное поступление нужных веществ — необходимые условия нормального развития. Необходимые, но недостаточные. Как бы хорош ни был мозг, его возможности надо еще воспитать.



Зарядка для хвоста

Подумайте о слове, которым мы часто обозначаем одаренного человека, — «способный». То есть не делающий, а только способный что-то сделать. Я видел массу способных, но не реализовавшихся людей.

Отсюда первый тезис, более-менее очевидный, — человек должен получить хорошее воспитание и образование. Все это понимают. Британские аристократы записывают своих детей в Итон почти с рождения, и в МГУ конкурс больше, чем в Мухозасиженский университет.

Поступили, выучились, окончили — работаете. И как часто блистательный студент превращается в скромного клерка или в вечно младшего научного сотрудника! Почему? Да потому, что если лежать на печи, то мышцы атрофируются.

Мозгу необходимы постоянные тренировки. Говорят, Ландау каждый день обязательно брал пять интегралов — просто чтобы не терять навык. У меня есть 90-летняя знакомая, которая больше всего боялась потерять память — однако не просто боялась, а активно предупреждала беду. Она давно взяла за правило заучивать наизусть одно стихотворение в день. Результат — прекрасная память и мышление. Ежедневная работа или, как в случае со старой женщиной, гимнастика для ума сохраняет и развивает возможности мозга. Не пропускайте случая поупражняться. Не используйте записные книжки, а запоминайте номера телефонов, адреса, договоренности о встречах. Чаще бывайте на диспутах, в компаниях, где люди спорят.

Некоторые тяжелейшие заболевания мозга лечат с помощью электродов, на длительное время имплантированных в мозг. С этих электродов иногда удается регистрировать импульсы отдельных нейронов и их популяций. Мы занимались этим многие годы, и хотя никогда не публиковали эти результаты в научной литературе, но каждый из наших сотрудников по виду активности мог определить интеллектуальный уровень пациента. С другой стороны, данные московского Института мозга, некогда созданного специально для исследования мозга великих людей, показывают, что у них нет никаких морфологических отличий от нормы. Это не означает, что каждый может быть гением. Было нечто неуловимое в строении горла Шаляпина, что делало его уникальным. Однако нормальный средний человек вполне может добиться неплохих результатов, если будет учиться пению. Вспомните русскую аристократию: не спеть в салоне было просто стыдно. То же и с мозгом: не так важно иметь много нейронов (как известно, самый большой объем мозга — у дебилов), надо уметь ими работать. Наращивать следует не массу, а умение.

Кстати, идея об умственной гимнастике не нова. В прекрасно отлаженной старой образовательной системе, особенно в классической гимназии, этому уделялось много внимания. Казалось бы, зачем заучивать наизусть длинные тексты на забытых языках? Но благодаря этой «бессмысленной работе» наши бабушки, окончившие школы до революции, обладали тренированной памятью. Другой вид гимнастики для ума — переписывание. До сих пор помню, как я ненавидел домашние задания, когда надо было переписывать огромные упражнения. Однако известно, что развитие тонких движений руки развивает мозг. Подобную же роль играет и устный счет.

В последние сто лет люди стали меньше двигаться. Однако на это быстро обратили внимание: современный человек приезжает на машине в фитнес-центр и там старается скомпенсировать дефицит движения. Мы увеличиваем число часов физкультуры в школе и в своей взрослой жизни — но при этом уменьшаем активность мозга. Никто в здравом уме не скажет: «Зачем заниматься бегом и спортивной ходьбой, когда есть автомобили?» А предложение взять калькулятор и не затрудняться устным счетом кажется нам вполне естественным. Зачем помнить наизусть цитаты, если все можно найти в Интернете, зачем читать книгу — проще посмотреть экранизацию… На самом деле беда уже у ворот. Мы не оглупляем наших детей, мы уплощаем их разум. Итак, цена, которую надо платить за полную реализацию своих способностей, — тренировка. Ежедневная, без поблажек. Это не вся цена, но ее необходимая часть.



О многоборцах и спринтерах

Кстати, поговорим немного о том, как измерить эти способности. Сейчас ученики, родители и учителя помешаны на тестировании, на всякого рода экзаменах. Мне кажется, что мы переоцениваем их роль. Да, есть люди (их немного), настолько талантливые от природы, что они играючи сдают экзамены. Однако иногда эти же самые люди заваливают школьные курсы просто потому, что им они неинтересны. Поэтому результат экзамена далеко не всегда показывает истинный уровень школьника или студента. И не зря тем, кто занимается подбором кадров, иногда рекомендуют не брать золотых медалистов. Условно говоря, золотой медалист — или гений, или зубрила. Нормального человека что-то привлекает больше, что-то меньше, у него есть и пятерки, и четверки. Возможно, гений и неинтересный предмет сумеет сдать на пять. Но статистически маловероятно, что перед вами стоит гений.

Теперь о тестах. Их значение сейчас тоже преувеличивают. Конечно, в некоторых случаях тестирование необходимо. Летчик-истребитель обязан обладать определенными психофизиологическими качествами, их отсутствие равняется профнепригодности.

Это очевидно. Но существуют ли тесты, которые позволяют определить, насколько данный человек умен?

Известна история, возможно апокрифическая, о встрече Эйнштейна и Эдисона: гениальный физик не смог ответить ни на один пункт из вопросника великого изобретателя. Я хорошо помню, как смаковали в нашей прессе ошибки Рейгана: он мог перепутать страны, в которых бывал с визитами, и т. п. Однако он считается одним из великих президентов. Вспомните, как тайком, на кухнях издевались над Брежневым. Президентам вообще не везет: все время публикуют новости об их низком IQ, об их ошибках. Почитайте о Буше: ну прямо дебил какой-то. (Правда, публикующие это люди не задаются вопросом, как же такой дебил прошел в президенты?) Что же, по всей планете людьми правят посредственности? Очевидно, нет. Просто для них стандартные тесты не подходят.

Хорошему лейтенанту очень трудно стать маршалом. И не только потому, что много конкурентов, но и потому, что требования к характеру, поведению и стилю мышления младшего офицера и генерала различны. Многие широко распространенные тесты рассчитаны, образно говоря, на десятиборца. Мы уже поняли, что оптимально приспособленный к нормальной жизни человек должен уметь хорошо делать многое. Но десятиборцы не показывают рекордов в отдельных видах.

А уж чемпиону по спринту или по штанге никогда не занять высокого места в десятиборье.

Следовательно, прежде чем проходить тесты, определите для себя собственную цель. Условно говоря, поймите, стремитесь ли вы к Нобелевской премии или к выигрышу в телевизионной викторине вроде «Своя игра» или «О, счастливчик». Определившись, не тревожьтесь, если в каких-то тестах не будет высших баллов. Это просто не ваш вид спорта.

Казалось бы, я себе противоречу: ведь я только что говорил о многоборье. Да, многоборцем должен быть статистически средний. На практике каждый многоборец в чем-то сильнее, в чем-то слабее. А вот что касается «генералов» (лидеров не только военных или политических), то им приходится платить особую цену: приобретая, в то же время что-то терять.


Плата за чудо

Вот мы и подошли к вопросу о цене сверхвозможностей. Практически все чемпионы олимпийского уровня — больные люди. Их рекорды связаны с запредельной мобилизацией сил организма, и это даром не проходит. Платой за медаль в восемнадцать лет часто становится инвалидность в сорок. На тренировках клубов мастеров тренеры напрямую требуют достижения так называемой блокады пучка Гиса — то есть сердечного заболевания, которое, однако, на первоначальный момент позволяет пока еще здоровому и сильному спортсмену показывать сверхъестественную выносливость и невероятные результаты.

Принцип сбалансированности работает и применительно к мозгу. Существуют люди, которые никогда не спят. Как ни странно, им нельзя водить машину. Отсутствие нормального сна они компенсируют тем, что засыпают на секунду-другую. А за секунду, между прочим, автомобиль проходит около 20 метров.

Кстати, и сами по себе сверхспособности — не всегда благо. Возьмем, к примеру, ту же память. Мгновенно и навсегда сохранять в голове огромные объемы информации — это великолепно. Но и способность забывать — великая способность. Представьте себе, что жена или муж всегда помнят обо всех семейных скандалах. Однако умение не запоминать лишнего полезно не только в личной жизни: как ни парадоксально, оно может способствовать мышлению. Вспомните Шерлока Холмса, который избегал ненужных знаний. Есть теория, что каждый человек запоминает все, что воспринимает. Проблема лишь в том, как вспомнить нужное в нужный момент. С подобным явлением сталкиваются все, кто работает на компьютере: диск в 80 гигабайт можно заполнить очень быстро, но как потом найти нужный файл? Поэтому правильная организация важнее большой памяти.

Тот, кто помнит все, зачастую мало что может: он завален информацией.

Отсюда следует вывод, что сверхвозможности должны быть запрещены на биологическом уровне. Запрещены именно стремлением мозга и организма к сохранению гомеостаза, к сбалансированности. Например, телепатия: есть она или нет? С теоретической точки зрения я не вижу принципиальных запретов. Но она невозможна, поскольку сделала бы невозможным существование высокоразвитых форм жизни. Представьте себе, что заяц, прячась под кустом, думает: «Волк, волк не найди меня». Волк это слышит… и далее все ясно. О человеческом обществе и говорить не приходится. Юноша подходит к девушке с вопросом: «Который час?» — и тут же получает по физиономии… Впрочем, о катастрофических последствиях полной искренности для индивида и социума достаточно сказано в начале этой статьи.



В обеспечении интеллектуальных сверхвозможностей важнейшую роль играет активация определенных, а затем, вероятно, и многих мозговых структур.


Вот еще пример: сейчас даже в серьезных научных журналах публикуются работы о выходе души из тела. Однако это происходит только в критических состояниях, например, когда человек при смерти. Почему? Да именно потому, что нормальному здоровому человеку опасно посылать свою душу на разведку. Эта возможность только осложнит ему жизнь.

Нас часто спрашивают, встречались ли мы со сверхвозможностями человеческого мозга в наших исследованиях. Однажды, стимулируя одно из подкорковых ядер в процессе лечения очень тяжелого заболевания мозга, мой учитель, профессор Владимир Михайлович Смирнов, увидел, как больной буквально на глазах стал раза в два «умнее». В два с лишним раза возросли его способности к запоминанию. Скажем так: до стимуляции этой, вполне определенной точки мозга больной, как и положено в норме, запоминал 7±2 названных ему слов. А сразу после стимуляции — 15 и больше. Помня железное правило: «Каждому больному — только то, что показано именно ему», мы не стали заигрывать с джинном, выглянувшим из бутылки, и заставили его вернуться обратно — в интересах пациента. А это была артифициальная, искусственно вызванная сверхвозможность!

Эти наблюдения могут быть и ответом на еще не сформулированный здесь вопрос: что и как обеспечивает сверхвозможности. Ответ и ожидаемый, и простой: в обеспечении интеллектуальных сверхвозможностей важнейшую роль играет активация определенных, а затем, вероятно, и многих мозговых структур. Ответ простой, ожидаемый — но неполный. В описанном случае стимуляция была короткая, феномен «не застрял». Мы все тогда боялись возможной расплаты за сверхвозможности, так внезапно раскрывшиеся, причем не в реальных условиях озарения, а полууправляемо, инструментально.

Таким образом, что мы знаем о сверхвозможностях и путях их возникновения? Во-первых, у некоторых людей они есть с самого начала, как врожденные качества (в этом случае мы часто говорим о таланте или даже гении). Во-вторых, при определенных условиях, в оптимальном эмоциональном режиме они могут проявляться в форме озарений и сопровождаться изменением режима времени. В-третьих, сверхвозможности иногда проявляются в экстремальных ситуациях, также, по-видимому, с изменением режима времени. Наконец, в-четвертых, самое важное: они могут формироваться при специальном обучении, в частности при постановке сверхзадачи.

Можно ли развить в себе сверхвозможности? Какие-то — да. В свое время в прессе обсуждался феномен Розы Кулешовой — женщины, которая «видела» пальцами, причем даже сквозь предметы — например, читала письмо, проведя пальцами по конверту. Тогдашний директор Физтеха академик Б.П. Константинов создал специальную группу, которая пыталась выяснить, за счет чего она видела. Группа ничего не обнаружила, но за это время Константинов научился различать пальцами число очков на перевернутых костяшках домино.

Как объяснить, почему сверхвозможности проявляются редко, если вообще проявляются, и чаще всего в экстремальных ситуациях?

В мозге есть так называемый детектор ошибок. Это механизм, который следит, чтобы ваши действия были «правильными», соответствовали стереотипам. Например, уходя из дома, вы делаете определенный набор действий: выключить газ, свет, утюг, запереть дверь. Вышли — и чувствуете, что-то не так. Неизвестно что — но не так. Возвращаетесь и видите, что забыли выключить утюг. Это работа детектора ошибок.

Этот же механизм следит и за тем, чтобы возможности оставались нормальными. Современные мощные автомобили — БМВ, «Ягуар» — снабжены электронным механизмом, который ограничивает максимальную скорость, например, до 250 км/час. Машина может и больше, но нельзя. Потому что опасно. Так же опасны и сверхвозможности мозга. Возьмем один из самых близких к нам по времени примеров: жизнь и раннюю смерть Высоцкого. У него, несомненно, были сверхвозможности — и они его сожгли. Причем это касается не только уникальных случаев, таких, как артистическая или научная гениальность либо способность перемножать в уме шестизначные числа. Мы уже видели, что индеец Аляски или житель высокогорья может пойти на сверхвозможность — переехать в город и окончить университет. Однако в новом окружении все его адаптивные возможности будут предельно напряжены, он может стать прекрасным рабочим или инженером, но умрет, не дожив до сорока.

Если плата за развитие возможностей в пределах нормы — тренировка, то цена сверхвозможностей — гипертрофия какого-то одного качества за счет других и, возможно, преждевременная смерть.

Можно ли с этим бороться? Вероятно, да. Если мы будем целенаправленно развивать какие-то сверхвозможности (а надо сказать, мы сейчас работаем и с феноменом так называемого ясновидения, и со многими другими), то, может быть, мы сумеем сделать их безвредными для человека. Но это маловероятно. Все-таки сверхвозможности очень опасны, и нужно быть предельно аккуратными, прикасаясь к этой сфере непознанного.

• ГЕОЛОГИЯ, ГЕОГРАФИЯ И ГЕОФИЗИКА

Тектоническое оружие

Кабринович Юлия. Студентка факультета ракетно-космической техники Харьковского Национального Аэрокосмического Университета им. Н.Е. Жуковского (ХАИ)



Определения — что же именно является геофизическим оружием, до сих пор не существует, в основе его предполагается использование средств, вызывающих стихийные бедствия. Цель геофизического оружия — процессы, происходящие в твердой, жидкой и газообразной оболочках Земли. Особый интерес представляют их состояние неустойчивого равновесия, когда относительно небольшой внешний толчок может вызвать катастрофические последствия и воздействие на противника огромных разрушительных сил природы («триггерный эффект»)[2].

Точность «прицела» геофизического оружия невелика. Оружие может «зацепить» самих разработчиков или привести к совсем непредвиденным последствиям. Все это — следствия недостаточного знания процессов в земных недрах, динамики атмосферы и взаимодействия самых разнообразных явлений в природе.

Боевое предназначение геофизического оружия — стратегическое и оперативно-тактическое. Объектами поражения являются живая сила, техника, инженерные сооружения и природная среда. Инфраструктура современных городов скорее способствует масштабным разрушениям, чем сдерживанию стихии.

Очевидно, что воздействие на одну единственную земную оболочку невозможно. Катастрофа в случае применения мощного геофизического оружия будет комплексной.



Фотография первого подводного ядерного взрыва на полигоне Новая Земля, бухта Черная, 21 сентября 1955 г., мощность 3,5 Кт, глубина 12 м.


«Нечаянные» землетрясения

Тектоническое оружие основывается на использовании потенциальной энергии Земли и является одним из самых разрушительных.

Во второй половине XX века ядерными державами (США, СССР, Великобритания, Франция, Китай, Индия, Пакистан) было проведено около 1600 подземных ядерных взрывов, зарегистрированных сейсмическими станциями во всем мире. На сейсмичность территории влияют все взрывы и вибрации, однако наиболее это заметно после ядерных подземных взрывов.

Датой рождения тектонического оружия считают декабрь 1968 года. Тогда испытательный ядерный взрыв в штате Невада (США) стал причиной 5-бального землетрясения.

В 1970-ом году на Лос-Анджелес обрушилось 8-бальное землетрясение, вызванное испытаниями на полигоне в 150 километрах от города.

В Советском Союзе в ряде случаев ядерные взрывы проводились в районах с повышенной сейсмичностью (выше 6 баллов по шкале MSK-64), в частности, в районе озера Байкал и долины реки Амударья.

Среди наиболее разрушительных последствий ядерных испытаний — два землетрясения в поселке Газли (Узбекистан) в 1976 и 1984 годах. Взрывы на полигоне в Семипалатинске и наличие пустот, возникших при выработке газа под поселком, привели в итоге к трагедии, которая, судя по всему, повторилась позднее в Нефтегорске на Сахалине.

В Китае в городе Тангшане, день спустя после ядерного взрыва на полигоне Лоб Нор (28 июля 1976 года) в результате подземных толчков погибли 500 тысяч человек (по другим данным — 900 тысяч).

23 июня 1992 года — ядерный взрыв в Неваде, а 28 июня — два толчка силой 6,5 и 7,4 балла в Калифорнии.

Сильнейшее землетрясение произошло в октябре 1998 года в Мексике, сила его достигала 7,6 балла — менее чем через неделю после французского ядерного испытания на атолле Муруроа.

Землетрясение 1991 года в Грузии связывают с массированными бомбардировками иракских позиций в ходе операции «Буря в пустыне».

В течение последних месяцев 1999 года произошло два катастрофических землетрясения, в Турции и Греции. Если на геофизической карте Южной Европы соединить центры этих катастроф и продлить их по разломам земной коры на северо-запад, то через несколько сотен километров дуга тектонической нестабильности захватит Югославию. Но ведь за несколько месяцев до этих землетрясений в авиаракетных ударах НАТО на Югославию было обрушено 22 000 авиабомб и более 1100 крылатых ракет. Общая масса сработавшей взрывчатки (в пересчете на ВВ нормальной мощности) составляет более 11000 тонн в неделю.

Тогда же в ряде СМИ появились утверждения, что тектонические удары в Южной Европе являются следствием переноса избыточного сейсмического напряжения в глубинах югославской горной платформы, которое накопилось там в результате масштабных бомбардировок.

С конца октября 2001 г. до начала апреля 2002 г. на территории Афганистана было зарегистрировано около 40 землетрясений (9 из них имели магнитуду выше 5). Часть землетрясений можно связать с воздействием тяжелой авиации во время антитеррористической операции войск США.

Все это «непредумышленные» преступления. Разработка непосредственно литосферного оружия в США и СССР началась практически одновременно — с середины 70-х годов. Сведений об этих проектах в открытой печати практически нет. Известно лишь о существовавшей в Советском Союзе программы «Меркурий-18» — «методика дистанционного воздействия на очаг землетрясения с использованием слабых сейсмических полей и переноса энергии взрыва», и программы «Вулкан».

По данным Стокгольмского института проблем мира (СИПРИ), тематика тектонического оружия сугубо засекречена, но активно исследуется в США, Китае, Японии, Израиле, Бразилии и Азербайджане. Ни одно из государств не признало наличия тектонического оружия в своем вооружении, тем не менее в СМИ и на международной арене все громче звучат обвинения в его применении. Так, после 6-бального землетрясения, за которым в течение суток последовало около сотни более слабых, в Тбилиси 25 апреля 2002 года лидер партии «Зеленых» Грузии Георгий Гачеладзе обвинил Россию в инициировании землетрясения с помощью Эшерской сейсмологической лаборатории.



Анкоридж, 27 марта 1964 г. 8,6 балла.


Методы и средства воздействия

Главное требование к тектоническому оружию — освободить потенциальную энергию Земли, направить ее на противника и вызвать максимальные разрушения. Для этого можно применить:

— подземные и подводные ядерные взрывы или взрывы химических ВВ;

— взрывы на шельфе или в прибрежных водах;

— сейсмовибраторы или вибраторы в подземных выработках или скважинах, заполненных водой;

— искусственное изменение траекторий падения астероидов.

С созданием тектонического оружия связан ряд принципиальных проблем. Главная из них — необходимость инициирования землетрясений в заданном районе, находящемся на определенном расстоянии и азимуте от места проведения, например, подземного взрыва. Сейсмические волны распространяются (особенно с увеличением расстояния) примерно симметрично относительно места взрыва. Кроме того, нельзя забывать, что подземные взрывы могут и снижать сейсмическую активность.

Другая важная проблема — оценка оптимального времени достижения результата после использования геофизического оружия. Это могут минуты, часы, недели и даже годы.

Исследования, проведенные на полигонах Семипалатинска, Новой Земли, Невады и других, позволяют утверждать, что воздействие подземных ядерных взрывов проявляется в виде кратковременного увеличения сейсмичности на расстоянии до 2000 км от места испытаний, увеличения частоты землетрясений в первые 5-

10 дней после воздействия, а затем их уменьшения до фоновых значений.


Время удара: «Поймать волну»

Задать время и место искусственно вызванного землетрясения, значительно увеличить его силу и сопутствующие эффекты можно используя внутреннюю ритмику Земли.

В физическом представлении Земля является упругим деформируемым телом. Она находится в состоянии неустойчивого динамического равновесия. Более того, все подсистемы планеты — нелинейные колебательные. Эти колебания образуются не только в результате внешнего воздействия (вынужденные колебания), но и возникают и устойчиво поддерживаются в самой системе (эффект автоколебаний). Все подсистемы планеты открыты — они обмениваются с окружающей средой энергией и веществом, что позволяет с помощью внешних воздействий вызывать усиление нелинейности.

Литосфера находится в состоянии текущего (подвижного) равновесия при условии, что часть параметров остаются неизменными. При нарушении равновесия в литосфере возникают области неустойчивости, усиливающие нелинейный характер геодинамических систем.



Спитак 7 декабря 1988 г.


Земля участвует одновременно в различных колебательных движениях, в ходе которых изменяется напряжение внутри земной коры, и перемещается вещество. «Подстроившись» под одно из таких колебаний, можно не только назначить время и место разрушительного землетрясения, но и значительно увеличить его силу.

Для удобства колебательные режимы Земли разделяют по масштабности:

Планетарные — колебания возбуждаются как внеземными источниками энергии, так и внутрипланетными возмущениями.

Литосферные — колебания от ударно-волновых энерговыделений преимущественно в литосфере.

Коровые геоструктурные — колебания преимущественно в отдельных тектонических системах земной коры.

Приповерхностные (микросейсмические) — в верхней части земной коры и на поверхности.

Планетарные колебания имеют периоды от десятков минут до часов, самые медленные колебания захватывают весь объем Земли. Их делят на два больших класса: сфероидальные (вектор смещения материальных “точек” имеет составляющие как по радиусу, так и по направлению перемещения) и крутильные, или тороидальные (не связаны с изменением объема и формы Земли; материальные частицы перемещаются только по сферическим поверхностям). Именно с планетарными колебаниями связана геодинамика мантии и периодичность сейсмической активности, коллозионные пояса коры и морфоструктура рельефа, а также колебания климата.

Точной оценки геологической энергии все еще нет, однако приблизительно энергия гравитации 2,5х1032 Дж, ротации 2,1х1029Дж и гравитационной конвекции 5,0х1028 Дж.

Вращение Земли представляет собой суточный сфероидальный колебательный процесс, в котором момент инерции и движения центров масс периодически меняют направление. Режим вращения Земли определяется угловой скоростью и изменением положения оси вращения. Он постоянно меняется под воздействием приливов и электромагнитных воздействий в Солнечной системе. Поэтому в геосферах, и особенно — литосфере, возникают напряжения и происходят процессы разномасштабного массо-переноса.

Вращающаяся Земля — автоколебательная система, ее собственные колебания порождают «всеземную» систему стоячих волн, каждая из которых представляет собой генератор и своеобразный камертон, готовый к резонансу. Эти колебания вызывают в литосфере напряжения «чистого сдвига» и всестороннего сжатия (или растяжения). Впервые то, что такие колебания возбуждаются сильными сейсмическими событиями, было обнаружено при анализе Камчатского землетрясения 1952 года и подтверждено при анализе сейсмограмм Чилийского землетрясения 1960 года. Таким образом, появление дополнительных колебательных систем в недрах литосферы сопровождается интерференцией и, при совпадении этих колебаний с одной из стоячих волн, явлением резонанса.

Литосферные колебания являются следствием взаимодействий литосферных плит и объемной деструкции литосферы. В концентрированном виде колебательные режимы литосферы представлены в глобальных поясах сейсмически активных окраин Океана (более 75 % выделяемой сейсмической энергии Земли) и гребневых зон срединных океанических хребтов (около 5 %). Ежегодная «интегральная сейсмическая энергия» в XX веке составляла порядка 25х1017 Дж.

Причины разрушения литосферы имеют глобальный характер и являются процессом приспособления планетарного вещества к длительным силовым воздействиям, таким как колебания оси вращения Земли, кориолисовы ускорения и приливные волны в твердой оболочке Земли.

Из области разрушения литосферных плит излучаются объемные и поверхностные сейсмические волны[3]. Наиболее интересны среди них поверхностные волны Релея (колебания перпендикулярно движению в вертикальной плоскости) и Лява («горизонтальные» колебания). Для поверхностных волн характерна сильная дисперсия скоростей, их интенсивность резко (экспоненциально) убывает с глубиной. Но поверхностные волны от сильных землетрясений «обегают» Землю несколько раз, соответственно многократно возбуждая колебания среды.

Общее число сейсмических событий в год с магнитудой от 2 до 8 достигает 106, суммарный расход сейсмической энергии определяется порядком 1019 Дж/год. Но на механическое разрушение породных масс, минеральные преобразования и тепловые эффекты трения в очаговых зонах ее расходуется примерно в 10 раз больше, чем на колебания земной поверхности. Энергия землетрясения с магнитудой порядка 4 составляет 3,6х1017 Дж, энергия землетрясения с М около 8,6 достигает 5х1017 Дж, энергия вулканического извержения 1015 - 1017Дж, энергия ядерных и горно-эксплуатационных взрывов до 2,4х1017 Дж.

Примером сейсмогенного “удара” и колебательного последействия являются подземные ядерные взрывы в Неваде в конце 1968 г. Сила взрывного удара здесь достигала 1 Мт; на поверхности вокруг проекции точки взрыва (r = 450 м) наблюдалась интенсивная множественная механическая деформация породных масс; смещения по ранее известным разрывам были установлены в радиусе более 5,5 км; колебательное последействие только афтершокового характера (10 тыс. толчков с М=1,3.. 4,2)[4] продолжалось несколько месяцев. В кратере от ядерного взрыва начальное ударное давление достигает 108 МПа, а температура за фронтом ударной волны — порядка 10х106 градусов. При таких параметрах физические процессы и химические реакции протекают за наносекунды (10-9с).

Коровые колебания связаны с активизацией сейсмоактивных зон земной коры в зонах вулканизма, коровых рифтов[5], деформационно-метаморфических зонах и т. п. Основное количество землетрясений имеет именно коровую природу с глубиной очагов до 30 км, хотя распространение колебаний корой не ограничивается. Распространяясь в объеме коры, волны проникают глубже ее основания, а по латерали[6] — на многие десятки, сотни и даже тысячи километров.

Для коровых колебаний характерна крайняя нестационарность. Так, в сейсмоактивной зоне Байкальского рифта суммарная энергия землетрясений меняется до двух порядков: в течение года на Байкале фиксируется более 2000 землетрясений (5–6 событий в сутки), в т. ч. сильные события регистрируются с периодичностью: 7 баллов через 1–2 года, 8 — через 5, 9 —через 15 и 10 — через 50 лет. Аналогичный режим активной сейсмичности подтверждается частотой мелкофокусных землетрясений в рифтовых долинах срединно-океанических хребтов (донные сейсмографы фиксируют до 50–60 “ударов” небольшой силы в сутки).



Испытание первого американского термоядерного устройства “Mike” мощностью 10.4 Mm ТНТ 1 ноября 1952 года на атолле Эниветок.



Подводный взрыв “Hardtack” мощностью 8 Кт ТНТ, глубина 46 м, лагуна Эниветок, 6 августа 1958 г.


Даже малая амплитуда внешнего воздействия может вызвать скачок деформации такого же порядка величин, что и большая «пиковая» амплитуда. Это связано с накоплением в коре энергии, достаточной, чтобы дополнительный импульс мог привести к потере устойчивости блочной среды.

Микросейсмические (приповерхностные) колебания верхней части коры с диапазоном частот от долей до сотен Гц — неотъемлемое свойство верхней части земной коры. Они возникают после землетрясений и океанических циклонов, от цунами или сейшей в замкнутых водоемах, от штормовых волн и падения метеоритов. Такие колебания также могут быть вызваны ветром, волнением на озерах и течением рек, водопадами, снежными лавинами, сходом ледников и т. п.

Регулярные малоамплитудные микросейсмы вибрационного характера часто обусловлены техногенными причинами. Характерен пример запуска ракеты фон Брауна “Сатурн-5”, доставившей первых астронавтов на Луну; вибрация после старта ракеты фиксировалась в радиусе до 1500 км в течение многих часов. Интенсивное колебание поверхности возбуждает движение транспорта, деятельность промышленных предприятий с режимом импульсного механического нагружения, взрывная “отпалка” и обрушения руды на горно-эксплуатационных комплексах и многое другое.

Особые сейсмогенные колебательные режимы коры образуют стоячие волны крупных водных бассейнов — это короткопериодные квазигармонические колебания, циклически преобразующие, но не перемещающие энергию по латерали. Они возникают как результат сложения встречных бегущих волн во внешних сферах Земли. Такие волны (зыбь) инициируют инфразвуковые волны в атмосферу и вдоль водной поверхности, а проекция области стоячих волн на дно моря представляет собой региональную зону возбуждения микросейсмических колебаний в земной коре.

Сейсмические удары вызывают при падении крупные астероиды, вызывая колебания земной коры, а иногда и мантии.

Ударные волны атмосферной природы вызывают грозы. Их на Земле бывает около 16х106 в год (почти ежесекундно) при крайне неравномерном распределении. К числу особо опасных по своим последствиям относятся океанские ураганы (торнадо, тайфуны, циклоны) низких широт. Они обрушиваются на побережья материков со скоростью 60…100 м/сек и более. В тыловой части тайфунов возникают стоячие волны, генерирующие периодические “удары” на дно моря. А микросейсмы, вызванные этими стоячими волнами, распространяются на громадные расстояния и фиксируются всеми сейсмостанциями Мировой сети. Техногенные ударные волны атмосферной природы вызывают реактивные самолеты, преодолевая звуковой барьер.

Наведенные микросейсмические колебания могут использоваться как геофизическое оружие, если объект атаки расположен на болотистых или песчаных почвах, или над пустотами, в которых могут быть вызваны резонансные колебания. Правильно подобранные частоты микроколебаний могут привести к разрушению строений, дорожных покрытий, трубопроводных систем.


Место удара: «Ахиллесовы пяты» Земли

Распределение внутренних напряжений в земной коре более чем неоднородно. Без предварительного анализа невозможно определить, к чему приведет применение тектонического оружия в данном месте — к разрушительному землетрясению или слабым толчкам, а возможно, тектоническое напряжение наоборот снимется, и инициировать землетрясение в данном районе будет невозможно еще очень и очень долго. Более того, эпицентр гарантированно будет не в месте инициирующего взрыва или вибратора. Географическое положение цели играет также не последнюю роль. С этой стороны уязвимы страны в традиционно сейсмоопасных районах, но здесь следует вызывать землетрясения силой не менее 9 баллов для гарантированного разрушения сейсмоустойчивых строений (если таковые преобладают), способных сохранять целостность во время 7–9 бальных толчков. Для расчета места удара сейсмически стабильной зоны необходимо, конечно, большее количество входных данных — от многолетнего массива записей местных сейсмических станций до карт подземных вод, коммуникаций и рельефа. Здесь достаточно вызвать 5–6 бальное землетрясение. Удобство тектонического оружия в том, что взрыв может быть произведен не на территории страны-цели, а в нейтральных водах или на территории своей или дружественной державы. Следует особо отметить уязвимость стран с океанским побережьем — плотность населения там выше, а подводный взрыв вызовет цунами.

К направленным ударам наиболее чувствительны дивергентные границы (границы раздвижения литосферных плит). Это границы между плитами, двигающимися в противоположные стороны. В рельефе Земли эти границы выражены рифтами, в них преобладают деформации растяжения, мощность коры пониженная, тепловой поток максимален, и происходит активный вулканизм.



Персидский залив и залив Омана.

В Персидском заливе сталкиваются две тектонические плиты: Арабская плита (внизу слева) надвигается на Евроазиатскую плиту (справа вверху). Более молодая Арабская плита движется на север, коллидируя с Евроазиатской. Персидский залив (вверху) и залив Омана (внизу) были одной частью рифта, места, где плиты расходятся друг от друга, а Индийский океан заполнил образовавшийся между двумя плитами разлом водой, однако процесс пошел вспять, и около 20 миллионов лет назад залив начал смыкаться. Коллизия двух континентальных плит создала горные регионы в Иране.



Разлом Сан Андреас (фото со спутника). Изображение создано спутником Лэдскат и радаром SRTM.


Океанические рифты приурочены к центральным частям срединно-океанических хребтов. В них происходит образование новой океанической коры. Общая их протяженность более 60 тысяч километров. Толщина земной коры здесь минимальна и составляет всего 4 км в районе срединноокеанического хребта.

Континентальные рифты представляют собой протяженную линейную впадину глубиной порядка сотен метров. Это место, где утончается и раздвигается земная кора, и начинается магматизм. С образования континентального рифта начинается раскол континента.

Другое уязвимое место — конвергентные границы (границы, на которых происходит столкновение литосферных плит). Две литосферные плиты надвигаются друг на друга и одна из плит заползает под другую (образуется так называемая зона субдикции) или возникает мощная складчатая область (зона коллизии). Классической зоной коллизии являются Гималаи.

Если взаимодействуют две океанические плиты и одна из них задвигается под другую, то в зоне субдикции образуется островная дуга, если взаимодействуют океаническая и континентальная — океаническая как более плотная оказывается внизу и погружается под континент, в мантию — образуется активная континентальная окраина. В зонах субдикции находится большинство активных вулканов, часты землетрясения. Большинство современных зон субдукции расположены по периферии Тихого океана, образуя тихоокеанское огненное кольцо. При общей протяженности современных конвергентных границ плит около 57 тыс. километров, 45 тыс. из них приходится на субдукционные, остальные 12 тыс. — на коллизионные.

Там, где плиты двигаются параллельным курсом, но с разной скоростью, возникают трансформные разломы — сдвиговые нарушения, широко распространенные в океанах и редкие на континентах.

В океанах трансформные разломы идут перпендикулярно срединно-океаническим хребтам и разбивают их на сегменты шириной в среднем 400 км. Между сегментами хребта находится активная часть трансформного разлома. Здесь происходят многочисленные землетрясения и процессы горообразования. По обе стороны от сегментов находятся неактивные части трансформных разломов. Активных движений в них не происходит, но они четко выражены в рельефе дна океанов линейными поднятиями с центральной депрессией.

Единственным активным сдвигом на континенте — континентальным трансформным разломом является разлом Сан-Андреас, отделяющий Северо-Американскую литосферную плиту от Тихоокеанской. Он имеет длину около 1480 км и является одним из самых активных разломов планеты: в год плиты смещаются на 0.6 см, землетрясения с магнитудой более 6 единиц происходят в среднем раз в 22 года. Город Сан-Франциско и большая часть района бухты Сан-Франциско построены в непосредственной близости от этого разлома.

Однако сейсмически активными являются не только границы литосферных плит, но и области внутри плит, где идут активные тектонические и магматические процессы. Это горячие точки — места, где к поверхности поднимается горячий мантийный поток (плюм), который проплавливает двигающуюся над ним океаническую кору. Так образуются вулканические острова. Примером является Гавайский подводный хребет, поднимающийся над поверхностью океана в виде Гавайских островов, от которых на северо-запад идет цепочка подводных гор с непрерывно увеличивающимся возрастом, некоторые из которых, например, атолл Мидуэй, выходят на поверхность. На расстоянии порядка 3000 км от Гавайев цепь немного поворачивает на север и называется уже Императорским хребтом.

С помощью тектонического оружия можно спровоцировать извержение спящего вулкана. Однако в этом случае речь может идти только об экономическом убытке для страны-цели. Извержение в одночасье не происходит, а важные стратегические объекты рядом со спящими вулканами не размещают.

Существуют вулканы, взрыв которых приведет к катастрофическим последствиям не только для страны, на территории которой они находятся, но и для всего мира. Среди них выделяется вулкан Кумбер-Вьеха, расположенный на острове Ла-Пальма (Канарская гряда, рядом с западным побережьем Африки). Проснувшись (а это возможно не только от направленного толчка, но и самопроизвольно), этот вулкан стряхнет в океан весь свой склон — около 500 куб. км. При падении образуется километровый водный купол, напоминающий ядерный гриб, образуется цунами, которое со скоростью 800 км/ч побежит по океану. Самые большие волны, более ста метров в высоту, обрушатся на Африку. Через девять часов после извержения 50-метровое цунами смоет с восточного побережья Северной Америки Нью-Йорк, Бостон и все населенные пункты, расположенные на расстоянии 10 км от океана. Ближе к мысу Канаверал высота волны упадет до 26 метров, на Великобританию, Испанию, Португалию и Францию обрушится 12-метровое цунами, которое пройдет вглубь континента на 2–3 км.



Вулкан Кумбер-Вmеха (фото со спутника).


Вулкан Кумбер-Вьеха не единственный. Логично избегать использования тектонического оружия рядом с такими пороховыми бочками, и даже более того — осторожно попытаться «разрядить» их. Но в этом случае речь идет не об оружии, а о комплексных мерах для понижения давления магмы. Технологии тактического оружия найдут, таким образом, мирное применение.

Другой глобальной опасностью для человечества являются супервулканы. Супервулканы — это огромные кальдеры — полости, которые постоянно наполняются поднимающейся из недр расплавленной магмой. Постепенно давление магмы увеличивается, и однажды такой супервулкан взорвется. В отличие от обычных вулканов супервулканы скрыты, их извержения редки, но чрезвычайно разрушительны. Кальдеру супервулкана можно разглядеть лишь со спутника, или самолета. Предположительно, супервулканы произошли от самых древних земных вулканов. Они образуются в том случае, если магматический резервуар большой емкости расположен близко от поверхности Земли, на глубине до 10 км. При небольшой глубине (2–5 км) резервуар обладает огромной, до нескольких тысяч квадратных километров площадью.

Первое извержение супервулкана похоже на обычное, но очень мощное. Поскольку расстояние от резервуара до поверхности невелико, магма выходит наружу не только через основное жерло, но и через образующиеся трещины в коре. Вулкан начинает извергаться всем телом. По мере освобождения резервуара уцелевшие куски земной коры проваливаются вниз, создавая гигантскую яму. Верхняя часть магмы, остывая и затвердевая, образует временное базальтовое перекрытие, мешающее породе проваливаться дальше. В большинстве случаев кальдера наполняется водой, образуя вулканическое озеро. Для таких озер характерны повышенная температура и высокая концентрация серы. А резервуар вновь заполняется магмой, давление которой постоянно растет. Во время следующего извержения давление становится выше критического, оно вышибает целиком всю базальтовую крышку, открывая огромное жерло.

Последнее извержение супервулкана произошло 74 тыс. лет назад — это был супервулкан Тоба в Суматре (Индонезия). Тогда из земных недр было выброшено больше тысячи кубических километров магмы, выброшенный пепел закрыл Солнце на 6 месяцев, средняя температура упала на 11 градусов, погибли пять из каждых шести населявших Землю существ. Численность человечества сократилась до 5 — 10 тыс. человек. На месте взрыва образовалась кальдера площадью 1775 кв. км. Взрыв вулкана Тоба вызвал малый ледниковый период.



Кальдера вулкана в Йеллоустоуне на схеме вверху отмечена красным цветом. Внизу показана вся впадина Snake River Plain (вид из космоса).


Повторное извержение вулкана Тоба приведет к катастрофе в Юго-Восточной Азии. Этот вулкан расположен в одном из наиболее сейсмоопасных на Земле мест. Именно в центральной части Суматры может находиться эпицентр третьего — сильнейшего землетрясения, последующего за произошедшими 26 декабря 2004 года (сила толчков по шкале Рихтера — 9 баллов) и 28 марта 2005 года (8,7 балла по шкале Рихтера). Очередное землетрясение может спровоцировать извержение супервулкана. Его площадь 1775 кв. км., а глубина озера, которое находится в центре — 529 м.

Всего существует около 40 супервулканов, большинство из которых уже бездействуют: два на территории Великобритании — один в Шотландии, другой — в центральном Озерном Крае, супервулкан во Флегрейских Полях на территории Неаполя, на острове Кос в Эгейском море, под Новой Зеландией, Камчаткой, в Андах, на Филиппинах, в Центральной Америке, Индонезии и Японии.

Самыми опасными считают супервулкан, расположенный в национальном парке Йеллоустоун, в штате США Айдахо, и уже упоминавшийся вулкан Тоба на Суматре.

Кальдеру супервулкана в Йеллоустоуне впервые описал в 1972 году американский геолог доктор Морган. Она имеет длину 100 км и ширину 30 км, ее общая площадь — 3825 кв. км., резервуар с магмой находится на глубине всего 8 км. Этот супервулкан может извергнуть 2500 куб. км. вулканического вещества. Активность Йеллоустоунского супервулкана циклична: он уже извергался 2 млн. лет назад, 1,3 млн. лет назад и, наконец, 630 тыс. лет назад. Сейчас он находится на грани взрыва: недалеко от старой кальдеры, в районе «Трех сестер» (три потухших вулкана), был обнаружен резкий подъем почвы: за четыре года — 178 см. При этом за предшествующее десятилетие она поднялась всего на 10 см, что тоже довольно много. Недавно американские вулканологи обнаружили, что магматические потоки под Йеллоустоуном поднялись настолько, что находятся на глубине всего 480 м.

Взрыв в Йеллоустоуне будет катастрофическим: за несколько дней до взрыва земная кора поднимется на несколько метров, почва нагреется до 60–70 °C, в атмосфере резко возрастет концентрация сероводорода и гелия — это будет третьим звонком перед трагедией и должно послужить сигналом к массовой эвакуации населения. Взрыв будет сопровождаться мощным землетрясением, которое будет ощущаться во всех точках планеты. Скальные куски подбросит на высоту до 100 км. Падая, они накроют собой гигантскую территорию — несколько тысяч квадратных километров. После взрыва кальдера начнет извергать лавовые потоки. Скорость потоков составит несколько сот километров в час. В первые минуты после начала катастрофы будет уничтожено все живое в радиусе более 700 км и почти все — в радиусе 1200 км, гибель наступит из-за удушья и отравления сероводородом. Извержение будет продолжаться несколько суток. За это время улицы Сан-Франциско, Лос-Анджелеса и других городов Соединенных Штатов Америки будут завалены полутораметровыми сугробами вулканического шлака (перемолотая в пыль пемза). Все Западное побережье США превратится в одну огромную мертвую зону.

Землетрясение спровоцирует извержение нескольких десятков, а возможно, и сотен обычных вулканов во всех концах света, которые последуют через три-четыре часа после начала Йеллоустоунской катастрофы. Вероятно, что человеческие потери от этих вторичных извержений превысят потери от извержения основного, к которому мы будем готовы. Извержения океанских вулканов породят множество цунами, которые сотрут с лица земли все тихоокеанские и атлантические прибрежные города.

Уже через день на всем континенте начнут лить кислотные дожди, которые уничтожат большую часть растительности. Озоновая дыра над материком вырастет до таких размеров, что все избежавшее гибели от вулкана, пепла и кислоты падет жертвой солнечной радиации. На то, чтобы пересечь Атлантику и Тихий океан, тучам пепла и золы потребуется две-три недели, а спустя месяц они закроют Солнце по всей Земле. Температура атмосферы упадет в среднем на 21 °C. Северные страны, такие, как Финляндия или Швеция, просто перестанут существовать.

Больше всего пострадают самые густонаселенные и зависимые от сельского хозяйства Индия и Китай. Здесь от голода уже в ближайшие месяцы погибнет до 1,5 млрд. человек. Всего в результате катаклизма будет уничтожено более 2 млрд. человек (или каждый третий житель Земли). Меньше всего будут подвержены разрушениям сейсмически устойчивые и находящиеся в глубине континента Сибирь и восточноевропейская часть России. Продолжительность ядерной зимы составит четыре года.

Таким образом, допустить извержение супервулканов нельзя. Применение геофизического оружия в районе супервулканов приведет к мировой катастрофе. Что, впрочем, автоматически делает тектоническое оружие — оружием «возмездия». Удар одной ракеты в районе парка Йеллоустоун уничтожит все Соединенные Штаты и отбросит человечество на сотни лет.



Вулкан Тоба (фото со спутника). Видна огромная кальдера, заполненная водой.



А так вулкан Тоба, точнее, вулканическое озеро, выглядит в реальности.


Оружие

В качестве тектонического оружия могут использоваться любые средства, вызывающие вибрации в земной коре. Взрыв — это тоже мощная вибрация, и потому наиболее логично использовать именно взрывные технологии. Кроме взрывов могут использоваться устанавливаемые вибраторы и закачивание большого количества жидкости в место тектонической напряженности. Впрочем, сделать это неожиданно и незаметно для противника сложно, и эффект ниже, чем от взрывных технологий. Вибраторы используются в основном как средство зондирования, определения уровня тектонической напряженности, а закачивание жидкостей в разломы — как средство «сглаживания» эффектов сдвига массива коры.

Сейсмовибраторы. Самый мощный в мире сейсмовибратор — «ЦВО-ШО», он был построен в 1999 году на научном полигоне близ города Бабушкин, на Южном Байкале. Его разработкой занимались ученые Сибирского отделения Российской академии наук. Сейсмовибратор представляет собой стотонное металлическое сооружение, которое, раскачиваясь, создает стабильный сейсмический сигнал. Таким образом, изучаются особенности прохождения сигнала через очаговые зоны землетрясений и вызываются микроразрядки уже существующего тектонического напряжения.

В основном сейсмовибраторы используются при технической разведке нефти и газа. Сейсмовибраторы возбуждают в земле продольные упругие волны (например, сейсмовибратор СВ-20-15 °C или СВ-3-150М2), иногда генерацию волн производят путем передачи на поверхность грунта энергии, выделяющейся при взрыве газовой смеси во взрывной камере (источник сейсмических сигналов СИ-32). В Швейцарии на берегу озера Цуг в ночь на 5 июля 1887 г. 150 тыс. м3 земли пришли в движение и разрушили десятки домов, погубив многих людей. Причиной считают проводившиеся тогда работы по забиванию свай на неустойчивых грунтах.

Современные сейсмовибраторы еще слишком маломощны для того, чтобы использовать их в качестве тектонического оружия.

Закачивание жидкости. С точки зрения геологии причиной возникновения землетрясения может стать наполнение большим объемом воды водохранилищ на низменных местах, на мягких или неустойчивых грунтах. Подвижки грунта, вызывающие землетрясения, особенно вероятны при высоте столба воды в водохранилищах более 100 м (иногда достаточно и 40–45 м). Такие землетрясения происходят при закачке воды в шахты после добычи руды и пустые нефтяные скважины. В Японии при закачке в скважину 288 т воды возникло землетрясение с эпицентром, расположенным в 3 км от нее. В 1935 г. при строительстве плотины и заполнении водохранилища Боулдер-Дам при уровне воды в 100 м отмечались подземные толчки. Их частота возрастала с поднятием уровня воды. Заполнение водой водохранилища Кариба в Африке (одного из го крупнейших в мире) сделало этот район сейсмически активным.

О Пенетраторы — проникающие боеголовки. Впервые инициированное землетрясение произошло именно после подземного ядерного взрыва. Доля энергии, идущая на образование воронки, зоны разрушения и сейсмических ударных волн наиболее значительна при заглублении ядерных зарядов в грунт. Подземные ядерные взрывы предполагалось использовать для уничтожения высокозащищенных целей. Работа над созданием пенетраторов была начата по заказу Пентагона еще в середине 70-х годов, когда концепции “контрсилового” удара придавалось приоритетное значение. Первый образец проникающей боеголовки был разработан в начале 80-х годов для ракеты средней дальности “Першинг-2”. После подписания Договора по ракетам средней и меньшей дальности (РСМД) усилия специалистов США были перенацелены на создание таких боеприпасов для МБР. Разработчики новой боеголовки встретились со значительными трудностями, связанными, прежде всего, с необходимостью обеспечить ее целостность и работоспособность при движении в грунте. Огромные перегрузки, действующие на боезаряд (5000–8000 g, где g — ускорение силы тяжести) предъявляют чрезвычайно жесткие требования к конструкции боеприпаса.

Поражающее действие такой боеголовки на заглубленные, особо прочные цели определяется двумя факторами — мощностью ядерного заряда и величиной его заглубления в грунт. При этом для каждого значения мощности заряда существует оптимальная величина заглубления, при которой обеспечивается наибольшая эффективность действия пенетратора. Так, например, разрушающее действие на особо прочные цели ядерного заряда мощностью 200 килотонн будет достаточно эффективным при его заглублении на глубину 15–20 метров, и оно будет эквивалентным воздействию наземного взрыва боеголовки ракеты MX мощностью 600 кт. Военные специалисты определили, что при точности доставки боеголовки-пенетратора, характерной для ракет MX и “Трайдент-2”, вероятность уничтожения ракетной шахты или командного пункта противника одним боезарядом весьма высока. Это означает, что в этом случае вероятность разрушения целей будет определяться лишь технической надежностью доставки боеголовок.



Сан-Франциско 18 апреля 1906 г.


В 2005 году по инициативе американского военного ведомства был дан старт научно-исследовательским и опытно-конструкторским работам (НИОКР) в рамках программы Robust Nuclear Earth Penetrator (RNEP), что примерно можно перевести с английского языка как “прочное ядерное устройство для проникновения сквозь земную поверхность”.

В проекте военного бюджета на 2006 год на НИОКР по программе RNEP было выделено 4.5 млн. долларов. Еще 4 млн. долларов было отпущено на эти цели по линии министерства энергетики США. А в 2007 финансовом году администрация Буша намерена выделить на разработку подземных ядерных “пенетраторов” в общей сложности еще 14 млн. долларов.

По оценкам американской разведки, сегодня во всем мире имеется около 100 потенциальных стратегических целей для создаваемых по программе RNEP ядерных боезарядов. При этом подавляющее большинство из них находятся на глубинах не более 250 метров от земной поверхности. Но ряд объектов расположен на глубине 500–700 метров. Хотя, по расчетам, ядерные “пенетраторы” будут способны пробить до 100 метров глинистого грунта и до 12 метров скального грунта средней прочности, они в любом случае уничтожат подземные цели за счет своей несравнимой с обычными фугасными боеприпасами мощности. Для того, чтобы максимально исключить радиоактивное заражение поверхности земли и воздействие радиации на местное население, ядерный боеприпас мощностью 300 кт должен быть подорван на глубине не менее 800 метров.

Из всего вышесказанного следует многозначительный вывод — тектоническое оружие — это оружие единственного и «последнего» удара. И человек вряд ли решится на его полноценное применение. Хотя испытание его на каких-нибудь очередных «странах-изгоях» (особенно — богатых углеводородами!) можно будет ожидать в ближайшем будущем.

• АСТРОНОМИЯ, АСТРОФИЗИКА И КОСМОНАВТИКА

Загадка космических струн

М. Сажин, В. Шульга


Теоретическая физика предлагает нам в очередной раз круто изменить представления о мире. Элементарные частицы оказались колебаниями неких микроскопических суперструн, вибрирующих в шестимерном пространстве. А в нашей Вселенной кроме звезд, планет, пылевых и газовых туманностей обнаружились другие, тоже совершенно невероятные объекты — космические струны. Они тянутся через всю Вселенную от одного ее горизонта до другого, скручиваются, рвутся и сворачиваются в кольца, выделяя громадное количество энергии.

Со времен Альберта Эйнштейна одной из основных задач физики стало объединение всех физических взаимодействий, поиск единой теории поля. Существуют четыре основных взаимодействия: электромагнитное, слабое, сильное или ядерное, и самое универсальное — гравитационное. У каждого взаимодействия есть свои переносчики — заряды и частицы. У электромагнитных сил — это положительные и отрицательные электрические заряды (протон и электрон) и частицы, переносящие электромагнитные взаимодействия, — фотоны. Слабое взаимодействие переносят так называемые бозоны, открытые только десять лет назад. Переносчики сильного взаимодействия — кварки и глюоны. Гравитационное взаимодействие стоит особняком — это проявление кривизны пространства-времени.

Эйнштейн работал над объединением всех физических взаимодействий более тридцати лет, но положительного результата так и не достиг. Только в 70-е годы нашего столетия после накопления большого количества экспериментальных данных, после осознания роли идей симметрии в современной физике С. Вайнберг и А. Салам сумели объединить электромагнитные и слабые взаимодействия, создав теорию электрослабых взаимодействий. За эту работу исследователи совместно с Ш. Глэшоу (который теорию расширил) были удостоены Нобелевской премии по физике 1979 года.

Многое в теории электрослабых взаимодействий было странным. Уравнения поля имели непривычный вид, а массы некоторых элементарных частиц оказались непостоянными величинами. Они появлялись в результате действия так называемого динамического механизма возникновения масс при фазовом переходе между различными состояниями физического вакуума. Физический вакуум — не просто “пустое место”, где отсутствуют частицы, атомы или молекулы. Структура вакуума пока неизвестна, ясно только, что он представляет собой наинизшее энергетическое состояние материальных полей с чрезвычайно важными свойствами, которые проявляются в реальных физических процессах. Если, например, этим полям сообщить очень большую энергию, произойдет фазовый переход материи из ненаблюдаемого, “вакуумного” состояния в реальное. Как бы “из ничего” появятся частицы, имеющие массу. На гипотезах о возможных переходах между различными состояниями вакуума и понятиях симметрии основана идея единой теории поля.

Проверить эту теорию в лаборатории удастся, когда энергия ускорителей достигнет 1016 ГэВ на одну частицу. Произойдет это не скоро: сегодня она пока не превышает 104 ГэВ, и строительство даже таких “маломощных” ускорителей — мероприятие чрезвычайно дорогостоящее даже для всего мирового научного сообщества. Однако энергии порядка 1016 ГэВ и даже гораздо выше были в ранней Вселенной, которую физики часто называют “ускорителем бедного человека”: изучение физических взаимодействий в ней позволяет проникнуть в недоступные нам области энергий.



А. Салам, С.Вайнберг и Ш. Глэшоу — лауреаты Нобелевской премии по физике 1979 года.


Утверждение может показаться странным: как можно исследовать то, что происходило десятки миллиардов лет назад? И тем не менее такие “машины времени” существуют — это современные мощные телескопы, позволяющие изучать объекты на самой границе видимой части Вселенной. Свет от них идет к нам 15–20 миллиардов лет, мы сегодня видим их такими, какими они были именно в ранней Вселенной.

Теория объединения электромагнитных, слабых и сильных взаимодействий предсказала, что в природе есть большое количество частиц, никогда не наблюдавшихся экспериментально. Это не удивительно, если учесть, какие невообразимые энергии нужны для их рождения во взаимодействиях привычных нам частиц. Другими словами, для наблюдений за их проявлениями опять необходимо обращать свой взор на раннюю Вселенную.

Некоторые такие частицы нельзя даже назвать частицами в привычном нам смысле слова. Это одномерные объекты с поперечным размером около 10-37 см (значительно меньше атомного ядра — 10-13 см) и длиной порядка диаметра нашей Вселенной — 40 миллиардов световых лет (1028 см). Академик Я. Б. Зельдович, предсказавший существование таких объектов, дал им красивое название — космические струны, поскольку они действительно должны напоминать струны гитары.

Создать их в лаборатории невозможно: у всего человечества не хватит энергии. Другое дело — ранняя Вселенная, где условия для рождения космических струн возникли естественным путем.

Итак, струны во Вселенной могут быть. И отыскать их придется астрономам.

Башня аризонской обсерватории Кит-Пик растворилась в черноте мартовской ночи. Ее огромный купол медленно поворачивался — глаз телескопа искал две звездочки в созвездии Льва. Астроном из Принстона Э. Тернер предполагал, что это квазары, таинственные источники, излучающие в десятки раз больше энергии, чем самые мощные галактики. Они так бесконечно далеки, что едва видны в телескоп. Наблюдения закончились. Тернер ждал, когда ЭВМ расшифрует оптические спектры, даже не предполагая, что через несколько часов сделает сенсационное открытие…

Впрочем, рассказ об этой истории лучше начать с другой мартовской ночи, вернувшись на много лет назад.

В 1979 году астрофизики, изучая радиоисточник в созвездии Большой Медведицы, отождествили его с двумя слабыми звездочками. Расшифровав их оптические спектры, ученые поняли, что открыли еще одну пару неизвестных квазаров.

Вроде бы ничего особенного — искали один квазар, а нашли сразу два. Но астрономов насторожил необъяснимый факт: спектры у источников полностью совпали. Вот это-то и оказалось главным сюрпризом.

Дело в том, что спектр каждого квазара уникален и неповторим. Порой их даже сравнивают с дактилоскопическими картами — как нет одинаковых отпечатков пальцев у разных людей, так не могут и совпадать спектры двух квазаров. И если уж продолжить сравнение, то совпадение оптических спектров у новой пары звезд было просто фантастическим — словно сошлись не только отпечатки пальцев, но даже и мельчайшие царапинки на них.

Одни астрофизики сочли “близнецов” парой разных, не связанных квазаров. Другие выдвинули смелое предположение: квазар один, а его двойное изображение — просто “космический мираж”. О земных миражах, возникающих в пустынях и на морях, наслышан каждый, а вот наблюдать подобное в космосе еще никому не удавалось. Однако это редкое явление должно возникать.



Академик Я.Б. Зельдович — автор идеи космических струн


Космические объекты с большой массой создают вокруг себя сильное гравитационное поле, которое изгибает идущие от звезды лучи света. Если поле неоднородно, лучи изогнутся под разными углами, и вместо одного изображения наблюдатель увидит несколько. Понятно, что чем сильнее искривлен луч, тем больше и масса гравитационной линзы. Гипотеза нуждалась в проверке. Долго ждать не пришлось, линзу нашли осенью того же года. Эллиптическую галактику, вызывающую двойное изображение квазара, сфотографировали почти одновременно в двух обсерваториях. А вскоре астрофизики обнаружили еще четыре гравитационные линзы. Позднее удалось обнаружить даже эффект “микролинзирования” — отклонение световых лучей очень маленькими (по космическим меркам) темными объектами масштаба нашей Земли или планеты Юпитер.

И вот Э. Тернер, получив похожие друг на друга, как две капли воды, спектры, открывает шестую линзу. Казалось бы, событие заурядное, какая уж тут сенсация. Но на этот раз двойные лучи света образовали угол в 157 секунд дуги — в десятки раз больший, чем раньше. Такое отклонение могла создать лишь гравитационная линза с массой в тысячу раз большей, чем любая доселе известная во Вселенной. Вот почему астрофизики поначалу и предположили, что обнаружен космический объект невиданных размеров — что-то вроде сверхскопления галактик.

Эту работу по важности, пожалуй, можно сравнить с такими фундаментальными результатами, как обнаружение пульсаров, квазаров, установление сетчатой структуры Вселенной. “Линза” Тернера, безусловно, одно из выдающихся открытий второй половины XX века.

Разумеется, интересна не сама находка — еще в 40-х годах А. Эйнштейн и советский астроном Г. Тихов почти одновременно предсказали существование гравитационной фокусировки лучей. Непостижимо другое — размер линзы. Оказывается, в космосе бесследно скрываются огромные массы, в тысячу раз превосходящие все известные, и на их поиск ушло сорок лет.

Работа Тернера пока чем-то напоминает открытие планеты Нептун французским астрономом Леверье: новая линза существует тоже лишь на кончике пера. Она вычислена, но не обнаружена.

Конечно, пока не появятся достоверные факты, скажем, фотоснимки, можно делать самые различные предположения и допущения. Сам Тернер, например, считает, что линзой может оказаться “черная дыра” размером в тысячу раз больше нашей Галактики — Млечного Пути. Но если такая дыра существует, она должна вызывать двойное изображение и у других квазаров. Ничего подобного астрофизики пока не увидели.

И тут внимание исследователей привлекла давняя и очень любопытная гипотеза космических струн. Постичь ее трудно, представить наглядно просто невозможно: струны можно только описать сложными математическими формулами. Эти загадочные одномерные образования не излучают света и обладают огромной плотностью — один метр такой “ниточки” весит больше Солнца. А если их масса так велика, то и гравитационное поле, пусть даже растянутое в линию, должно значительно отклонять световые лучи. Однако линзы уже сфотографированы, а космические струны и “черные дыры” пока существуют лишь в уравнениях математиков. Из этих уравнений следует, что возникшая сразу после Большого взрыва космическая струна должна быть “замкнута” на границы Вселенной. Но границы эти так далеки, что середина струны их “не чувствует” и ведет себя, как кусок упругой проволоки в свободном полете или как леска в бурном потоке. Струны изгибаются, перехлестываются и рвутся. Оборванные концы струн тут же соединяются, образуя замкнутые куски. И сами струны, и отдельные их фрагменты летят сквозь Вселенную со скоростью, близкой к скорости света.



Что это за странные голубые объекты? Это несколько изображений одной и той же необычной, словно усыпанной бисером, голубой кольцеобразной галактики, оказавшейся позади гигантского скопления галактик. Галактики скопления — они желтого цвета вместе с темным веществом скопления — служат гравитационной линзой. Гравитационные линзы могут создавать множественные изображения расположенных позади них галактик — подобно тому, как мы видим множество светящихся точек, глядя сквозь бокал на далекий уличный фонарь. Благодаря характерной форме, расположенной за скоплением галактики, по-видимому, запечатленной в процессе образования, астрономам удалось обнаружить несколько ее изображений в направлении 4, 8, 9 и 10-часов, если поместить центр воображаемого циферблата в центр скопления (фото слева). Не исключено, что даже голубое пятнышко слегка слева от центра есть ни что иное как еще одно изображение галактики! Этот эффектный снимок был сделан Космическим Телескопом Хаббла в октябре 1994 года.


Согласно общей теории относительности масса вызывает искривление пространства-времени. Космическая струна тоже искривляет его, создавая вокруг себя так называемое конусовидное пространство. Представить себе трехмерное пространство, свернутое в конус, вряд ли удастся. Обратимся поэтому к простой аналогии. Возьмем плоский лист бумаги — двумерное евклидово пространство. Вырежем из него сектор, скажем, в 10 градусов. Свернем лист в конус так, чтобы концы сектора прилегали один к другому. Мы вновь получим двумерное, но уже неевклидово, пространство. Точнее, оно будет евклидовым везде, за исключением одной точки — вершины конуса. Обход по любому замкнутому контуру, не охватывающему вершину, приводит к повороту на 360 градусов, а если обойти конус вокруг его вершины, оборот будет на 350 градусов. Это и есть одна из характеристик неевклидовости пространства.

Нечто подобное возникает и в нашем трехмерном пространстве в непосредственной близости от струны. Вершина каждого конуса лежит на струне, только “вырезанный” ею сектор мал — несколько угловых минут. Именно на такой угол струна своей чудовищной массой искривляет пространство, и на этом угловом расстоянии видна парная звезда — “космический мираж”. И отклонение, которое создает “линза” Тернера, — около 2,5 угловых минут — очень хорошо соответствует теоретическим оценкам. На всех остальных известных нам линзах угловое расстояние между изображениями не превышает угловых секунд или даже долей секунд. Самое интересное, что эффект гравитационной линзы на струне можно увидеть и без телескопа: разрешающая способность человеческого глаза — примерно половина угловой минуты. Нужно только знать, где искать, и отличать “миражи” от реальных объектов.

Из чего же состоит космическая струна? Это не материя, не цепочка каких-то частиц, а особый вид вещества, чистая энергия некоторых полей — тех самых полей, которые объединяют электромагнитные, слабые и ядерные взаимодействия. Плотность их энергии колоссальна (1016 ГэВ), а поскольку масса и энергия связаны знаменитой формулой Е = mс2, струна оказывается такой тяжелой: ее кусочек, по длине равный размеру элементарной частицы массой около 10-24 г, весит 10-10 г. Силы натяжения в ней тоже очень велики: по порядку величины они составляют 1039 Н. Масса нашего Солнца — около 2∙1030 кг, значит, каждый метр космической струны растягивают силы, равные весу ста миллионов Солнц. Такие большие натяжения приводят к интересным физическим явлениям.

Будет ли струна взаимодействовать с веществом? Вообще говоря, будет, но довольно странным образом. Диаметр струны — 10-37 см, а, скажем, электрона — несравненно больше: 10-13 см. Любая элементарная частица одновременно и волна, которая по порядку величины равна ее размерам. Волна не замечает препятствия, если длина волны значительно больше его размеров: длинные радиоволны огибают дома, а световые лучи дают тень даже от очень маленьких предметов. Сравнивать струну с электроном — все равно, что исследовать взаимодействие веревки диаметром 1 сантиметр с галактикой размером 100 килопарсек. Исходя из здравого смысла, галактика вроде бы просто не должна веревку заметить. Но веревка-то эта весит больше всей галактики. Поэтому взаимодействие все-таки произойдет, но оно будет похоже на взаимодействие электрона с магнитным полем. Поле закручивает траекторию электрона, у него появляется ускорение, и электрон начинает излучать фотоны. При взаимодействии элементарных частиц со струной тоже возникнет электромагнитное излучение, но его интенсивность будет настолько мала, что струну по нему обнаружить не удастся.

Зато струна может взаимодействовать сама с собой и с другими струнами. Пересечение или самопересечение струн приводит к значительному выделению энергии в виде стабильных элементарных частиц — нейтрино, фотонов, гравитонов. Источником этой энергии служат замкнутые кольца, которые возникают при самопересечениях струн.

Кольцевые струны — интереснейший объект. Они нестабильны и распадаются за некоторое характерное время, которое зависит от их размеров и конфигурации.

При этом кольцо теряет энергию, которая берется из вещества струны и уносится потоком частиц. Кольцо уменьшается, стягивается, и, когда его диаметр доходит до размера элементарной частицы, струна распадается взрывным образом за 10-23 секунды с выделением энергии, эквивалентной взрыву 10 Гигатонн (1010 т) тротила.

Физика кольцевых струн очень хорошо вписалась в одну любопытную теорию — так называемую теорию зеркального мира. Эта теория утверждает, что у каждого сорта элементарных частиц существует партнер. Так, обычному электрону соответствует зеркальный электрон (не позитрон!), который тоже имеет отрицательный заряд, обычному протону соответствует положительный зеркальный протон, обычному фотону — зеркальный фотон и гак далее. Эти два сорта вещества никак не связаны: в нашем мире не видны зеркальные фотоны, мы не можем регистрировать зеркальные глюоны, бозоны и прочие переносчики взаимодействий. Но гравитация остается единой для обоих миров: зеркальная масса искривляет пространство так же, как и масса обычная. Другими словами, могут существовать структуры типа двойных звезд, в которых один компонент — обычная звезда нашего мира, а другой — звезда из мира зеркального, которая для нас невидима. Такие пары звезд действительно наблюдаются, и невидимый компонент обычно считают “черной дырой” или нейтронной звездой, которые не излучают света. Однако он может оказаться звездой из зеркального вещества. И если эта теория справедлива, то кольцевые струны служат проходом из одного мира в другой: пролет сквозь кольцо равноценен повороту частиц на 180°, их зеркальному отражению. Наблюдатель, пройдя через кольцо, поменяет свою зеркальность, попадет в другой мир и исчезнет из нашего. Тот мир не будет простым отражением нашей Вселенной, в нем будут совсем другие звезды, галактики и, возможно, совсем другая жизнь. Вернуться путешественник сможет, пролетев сквозь это же (или любое другое) кольцо обратно.

Отзвуки этих идей мы, как это ни удивительно, находим в многочисленных сказках и легендах. Их герои попадают в другие миры, спускаясь в колодец, проходя через зеркало или через таинственную дверь. Кэрроловская Алиса, пройдя сквозь зеркало, попадает в мир, населенный шахматными и карточными фигурами, а упав в колодец, встречает разумных зверюшек (или тех, кого она приняла за них). Интересно, что математик Доджсон заведомо не мог знать о теории зеркального мира — она была создана в 80-х годах российскими физиками.

Искать струны можно разными методами. Во-первых, по эффекту гравитационного линзирования, как это сделал Э. Тернер. Во-вторых, можно измерять температуру реликтового излучения перед струной и за нею — она будет различной. Эта разница невелика, но вполне доступна современной аппаратуре: она сравнима с уже измеренной анизотропией реликтового излучения.

Есть и третий способ обнаруживать струны — по их гравитационному излучению. Силы натяжения в струнах очень велики, они значительно больше сил давления в недрах нейтронных звезд — источниках гравитационных волн. Наблюдатели собираются регистрировать гравитационные волны на приборах типа детекторов LIGO (США), VIRGO (Европейский детектор) и AIGO (Австралия), которые недавно начали работать. Одна из задач, поставленных перед этими приборами, — детектирование гравитационного излучения от космических струн.

И если все три метода одновременно покажут, что в некой точке Вселенной имеется что-то, укладывающееся в современную теорию, можно будет достаточно уверенно утверждать, что этот невероятный объект обнаружен. Пока же единственной реальной возможностью наблюдать проявления космических струн остается эффект гравитационного линзирования на них.

Сегодня многие обсерватории мира ведут поиски гравитационных линз: изучая их, можно приблизиться к разгадке главной тайны Вселенной — понять, как она устроена. Для астрономов линзы служат гигантскими измерительными линейками, с помощью которых предстоит определить геометрию космического пространства. Пока неизвестно, замкнут ли наш мир, как глобус или поверхность футбольного мяча, или открыт в бесконечность. Изучение линз, в том числе струнных, позволит достоверно узнать это.



Если бы космические струны можно было зафиксировать приборами, возможно, они бы выглядели именно так.

• ИЗ ИСТОРИИ ВЕЩЕЙ

История жалюзи

Барчук С. В.



В современном оформлении оконных проемов очень часто вместо штор и гардин (а иногда и вместе; с ними) используют жалюзи. Оказывается, что этот предмет интерьера, ассоциирующийся у жителей постсоветского пространства в основном с «перестроечным» периодом, известен уже достаточно давно. Именно о его истории и пойдет речь в нижеследующем материале.

В «Словаре русского языка», созданного выдающимся русским ученым Сергеем Ивановичем Ожеговым, мы читаем: «жалюзи — шторы, или ставни из жестких поперечных параллельных пластинок». Авторы Энциклопедического словаря дополняют эту информацию, сообщая, что «жалюзи вешают для защиты от солнечных лучей, атмосферных осадков, пыли, для регулирования воздушных и тепловых потоков». Откуда же и когда пришли в современный интерьер жалюзи, отличающиеся ныне таким разнообразием конструкционных и цветовых решений, уже не говоря о недоступном ранее использовании различных синтетических материалов?

Само, столь мелодично звучащее, слово «жалюзи» — французское, при обязательном ударении на последний слог[7], в переводе означающее «ревность», что в свою очередь проливает некоторый свет на тайну происхождения самого понятия. Хотя словарь иностранных слов трактует это понятие как «многостворчатые ставни и шторы из неподвижных или подвижных пластинок, устанавливаемые на окнах домов, решетках прожекторов, дверях для изменения светового или воздушного потока». А согласно легенде оно стало не только результатом ревнивости горячих восточных мужей, стремившихся не допустить чьего-либо «заглядывания» в окна гаремов их смуглокожих очаровательных жен, не то следствием профессиональной логики содержателей французских борделей.

Существует и другая легенда. Согласно ей, давным-давно жил в Италии человек, у которого была очень красивая жена. Муж был жутко ревнив. Жену запер дома и вы пускал ее только в церковь. Но все равно не сумел полностью уберечь от посторонних взглядов. Все прохожие останавливались у окон его дома и любовались красавицей. Мужу это, естественно, не нравилось. Он приказал жене не раскрывать шторы ни днем, ни ночью. И тут же понял, что в плохо освещенном помещении плохо жить и ему, и его жене. И он изобрел особую конструкцию занавесей, повесив на окна тонкие деревянные палочки. Свет в комнаты проходил, а вот увидеть его жену через окно стало невозможно. Такова итальянская легенда о том, как были изобретены жалюзи.

В последствии этим изобретением успешно воспользовались женщины: они поняли все преимущества штор, создающих полную иллюзию цельного полотна, но дающие возможность выглянуть на улицу и быть в курсе всего происходящего. Кроме того, в рассеянном приглушенном свете, создаваемом жалюзи, лица красавиц бальзаковского возраста, не имеющих современного арсенала косметических средств, выглядели более молодыми и свежими. Так уже несколько веков назад жалюзи стали непременным атрибутом будуаров знатных дам в Италии и Франции. Постепенно они распространились и в другие страны.

Бытует также интересная версия о том, что своему утверждению в Европе жалюзи были обязаны французским куртизанкам. В отличие от господствовавших в те времена ставней, оконные «решетки на веревочках», привезенные из-за моря, позволяли подсмотреть, что происходит в комнатах. Француженкам понравилось таким образом разжигать мужскую страсть и ревность, и новинка быстро пришлась буквально «ко двору».

Однако скорее всего, дело было так… Приспособление, напоминающее современные горизонтальные жалюзи, появилось на Востоке[8], предположительно у арабов, чья цивилизация отличалась утонченной тягой к наукам, изобретательству и искусству. Предназначалось оно для затемнения пространства жилых помещений и ограждения частной жизни от любопытствующих взглядов посторонних. И, хотя традиционно принято считать пионерами в привнесении этого интерьерного компонента в Европу французов (ведь слово французское), думается, что все же первенство принадлежит испанцам, столь долго пребывавшим в трагическом соприкосновении с арабской культурой. (Жители Пиренейского полуострова боролись против захвативших большую его часть арабов — мавров с первой половины VIII до конца XV века).

Уже в дальнейшем идея этого нововведения была заимствована англичанами и французами в начале XVIII века, в эпоху правления Георга I Гвельфа, Людовика XIV и XV, отмеченную становлением нового буржуазного менталитета и эстетических представлений, сочетавших практичность, красоту и рациональность при сохранении традиционной тяги к роскоши.

Первоначально жалюзи изготавливались из древесины и, конечно, не имели приспособлений для регуляции поступающего в помещение света. Кстати сказать, они были значительно дешевле штор, так как хорошие ткани стоили дорого. Известно, что уже тогда жалюзи имели не только практическое предназначение, но стали и составной частью эстетического убранства интерьеров, для чего применялись разноцветные лоскуты тканей, которыми декорировали древесные пластины.

В 60-х годах XVIII столетия в Америке, находившейся еще под колониальным владычеством Британии, известнейший дизайнер англичанин Джон Уэбстер стал производить жалюзи, и что интересно, уже хорошо знакомые потребителю. Так, в объявлении в журнале и рекламном еженедельнике штата Пенсильвания от 2 августа 1767 года говорится, что покупателю предлагаются «…новые жалюзи для окон, окрашенные в любой цвет по Вашему выбору». А официальная, если так можно сказать, история жалюзи началась спустя долгое время, когда 21 августа 1841 года их производство было запатентовано известным американским промышленником Джоном Хэмптоном.

В истории жалюзи, конечно, пока не все ясно, но можно однозначно утверждать, что первыми были горизонтальные жалюзи, изготовленные из дерева, а прообразом их вертикального аналога, скорее всего, были лоскутные матерчатые завесы дверных проемов, уж точно известные в эпоху Средневековья во всей Европе.

Так вот с тех давних пор и выполняют жалюзи свою нелегкую работу по защите человека и обстановки помещений от воздействия палящих солнечных лучей и от посторонних не всегда скромных и доброжелательных взглядов. Век безраздельного господства деревянных жалюзи закончился в 40-е годы позапрошлого века с приходом металла на смену древесине, а после Второй мировой войны началом использования синтетических материалов и тканей.

ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ

• КОРАБЕЛЬНЫЙ КАТАЛОГ

Море на двоих

Раздел выходит под редакцией Павленко С.Б.



Эпоха наполеоновских войн, закончившаяся Венским конгрессом, принесшим в истощенную войнами Европу стабильность, казалось бы, полностью разрешила вопрос о военно-морском господстве в пользу Великобритании. И действительно, ближайшие вероятные противники — Франция и Россия — вступили в новую эру с флотами, которые не представляли угрозы для «владычицы морей». Первый — после сокрушительных поражений при Абукире и Трафальгаре, а еще более — потеряв более тридцати своих линейных кораблей по мирному договору — в качестве контрибуций победителям. Второй, после целой чреды ярчайших побед, находился в очередной (увы!) стадии полного упадка по причине отсутствия интереса к нему со стороны правящего монарха. Александр I, почитаемый «спасителем» Европы, весьма и весьма прохладно относился к наследию своей великой бабки — Екатерины II, выведшей флот на вершины могущества. Но об истории развития русского флота в этот период — в следующих номерах «Морского каталога».

Французский флот после Трафальгара не имел никакой поддержки в обществе, а выделение денег на его модернизацию считалось просто вредным. Французы просто потеряли веру в то, что их флот способен на что-то другое, кроме того, чтобы выступать «мальчиком для битья». Как заявил один из депутатов: «…существование флота ослабляет береговую оборону (!!!), т. к. поражение на море ввергнет армию в уныние…»

Но в 1818 году французским морским министром был назначен барон Порталь, который много сделал для возрождения французского флота. Он оказался способным добиться поддержки от государства, указывая на возрождающиеся колониальные и торговые интересы Франции. Сам бывший судовладелец, он понимал взаимосвязь между восстановлением величия Франции, мировой торговлей и военно-морским флотом. Именно Порталь заявил в парламенте о том, что если расходы на нужды флота не увеличить, то его надо совершенно упразднить, как ни на что не годный. Его преемникам удалось добиться того, что с 1821 года французский флот начал восстанавливать свою боеготовность и репутацию: политика, проводимая правительством, воспитывала в избирателях понимание важности военно-морской мощи.

Англичане, ревностно следившие за восстановлением французского флота, предпринимали методы жесткого дипломатического воздействия, которые грозили несколько раз вылиться в новый англо-французский конфликт.



Линейный корабль “Queen”


Особенно острым было взаимное соперничество в Средиземноморье, где оба флота смотрели друг на друга как на вероятных противников. Британия рассматривала Турцию (вернее — ее территорию) как гаранта связей Метрополии с Индией. И Россия, и Франция могли разрушить этот «мост» достаточно быстро, тем более что французское присутствие в Египте нарастало с каждым днем, а в 1830 году Франция оккупировала Алжир. Приобретение Алжира уже просто требовало от французов создания мощного флота, господствующего на Средиземном море и могущего обеспечить транспорт и связь между колонией и Парижем. Англичане же видели в таком флоте прямую угрозу своим восточным владениям.

Проникновение Франции и Великобритании на Восток через займы, торговлю, миссионерство и, наконец, агрессии, требовало господства на море. Очередное англо-французское военно-морское соперничество было неизбежным. И именно на Средиземноморье, где соперники держали большую часть своих флотов, это противостояние достигло своего апогея.

К концу 1830-х годов Франция имела лучшую, по сравнению с британской, систему призыва на флот (в Англии будущих матросов буквально ловили на улицах и дорогах!); имела более современные корабли — за счет того, что старые были конфискованы державами-победителями; и имела больший, по размерам, боеготовый линейный флот. Британия имела колоссальное количество кораблей в резерве, но резонно опасалась, что первоначальный этап предстоящей войны с Францией предстоит начинать с поражений. К концу 30-х годов английские силы на Средиземном море уступали французским как количественно, так и качественно. Кризис разразился в 1839 году, когда Мехмет-Али, паша Египта, восстал против власти турецкого султана.



Спуск на воду линейного корабля “Queen”


Турцию поддерживал Лондон, а французы помогали мятежному паше. Столкновение было неизбежным, но премьер-министр Англии Пальмерстон быстренько «сколотил» новую коалицию против Франции из Австрии и России и послал флот на «усмирение» Египта. Париж не осмелился вмешаться, понимая, что даже если ему и удастся выиграть несколько первых сражений, то для продолжительной войны у него нет ни людских, ни материальных ресурсов.

Франция была опять унижена, но на этот раз флот только выиграл от этого. В Палате Депутатов решили, что его мощь необходимо крепить, чтобы он мог выдержать долгую войну. Было осознано, что огромные владения и торгово-финансовая мощь Англии обеспечивается ее флотом. Отныне французский флот должен был обеспечить те же самые преимущества для Франции. И с 1840 года начинается настоящая французская военно-морская экспансия. В ответ Британия приняла меморандум о «трехдержавном стандарте», согласно которому Royal Navy должен был иметь возможность противостоять соединенным флотам России и Франции.

Вступая в военно-морскую гонку, оба флота состояли из деревянных парусных кораблей, которые с 1815 года усовершенствовались едва ли не больше, чем за триста лет до этого. Каждый новый линейный корабль был больше, чем его предшественники, нес или больше пушек, или более крупные пушки, а часто и то и другое одновременно. Кораблестроители не переставая оттачивали свое мастерство. Время от времени случались конфузы в духе «Вазы» — как в случае с четырехпалубным линкором «Вальми» (“Valmy”, 1847), на котором из-за недостаточной остойчивости пришлось установить дополнительные деревянные «були». В Англии критике подвергались линейные корабли, построенные по системе главного инспектора флота Уильяма Саймондса, — его корабли были быстроходны, но имели малые запасы провизии и воды, а управление с их парусами доводило команды до отчаяния. Наконец-то в практику западного кораблестроения вошла круглая корма, значительно повысившая прочность корпуса корабля и, одновременно, избавившая корабли от помпезных, дорогих и ненужных «наворотов» в виде кормовых украшений. На вооружение кораблей стали поступать новомодные бомбические пушки конструкции французского генерала Анри Пексана, на испытаниях проделывавшие огромные пробоины в деревянных бортах судов-мишеней с повышенной дальностью стрельбы. Но возникла другая проблема, связанная с точностью попаданий на больших дистанциях (прежние дистанции в 50 метров теперь вспоминались как «рыцарские»), Так в 1846 году, при стрельбах на расстоянии 3000 ярдов (2800 метров), ни один из артиллеристов английского «Экселлента» за целый день стрельбы ни разу не попал «в створ ворот».

От внимания корабелов не ускользнул факт успешного использования первых пароходов в военно-морском искусстве — при бомбардировке египетской крепости Сен-Жан дАрк англичанами парусные линкоры были отбуксированы на наивыгоднейшие позиции именно при помощи паровой машины. И французские, и британские кораблестроители ухватились за одну и ту же техническую новинку — паровой двигатель, но подошли к ее реализации на флоте абсолютно разными путями.

Появление большого количества транспортных пароходов, не зависящих от капризов ветра, превратило возможность внезапной высадки на Острова армии в 50 тыс. штыков из категории фантастики в суровую (для англичан) реальность. Англия просто не успевала собрать свой могучий парусный линейный флот для обороны Ла-Манша. Использовать связку «паровая машина» — «гребное колесо» на классическом линейном корабле не представлялось возможным из-за того, что громоздкая паровая машина и огромные колеса занимали всю середину корпуса, напрочь изгоняя многочисленную бортовую артиллерию. Кроме того, колеса были чрезвычайно уязвимы для артиллерийского огня противника, и возможность потерять ход в самый разгар сражения была очень велика. Небольшие пароходофрегаты с 6…10 бомбическими пушками на поворотных платформах не могли противостоять парусным левиафанам с 100-пушечными батареями.

В свою очередь французские пароходы, не имея возможности сразиться, могли с легкостью оторваться от преследования английских линкоров и высадить французскую армию на подходящем участке протяженного английского побережья.

Предложение герцога Веллингтона о строительстве по всему периметру английского побережья сети морских крепостей было «с ходу» отвергнуто премьер-министром Великобритании Робертом Пилем как финансово неосуществимое. Взамен предлагалось к 1845 году переделать несколько парусных линейных кораблей в… винтовые пароходы. Решение было достаточно рискованным, т. к. винт тогда был еще экзотикой. И лишь сравнительные испытания винтового «Рэттлера» и колесного «Алекто», закончившиеся неоспоримой победой винтового корабля, утвердили Пиля и его кабинет в том, что создание винтового флота, как ответ на десантные операции французов с помощью пароходов, возможно.

В августе 1845 года, за десять лет до Крымской войны первые четыре «парусника» — классических трехдечных 74-пушечных парусных линейных корабля: «Бленхейм», «Хог», «Аякс» и «Эдинбург» были предназначены для переделки в «пароходы». Первоначально их отнесли к классу «блокшивов» — немореходных судов, оставленных для обороны гаваней. Однако вскоре они продемонстрировали, что способны на большее, нежели предполагалось.

Их паровые машины обеспечивали огромные тактические преимущества над противником, хотя запаса угля и хватало только на четыре дня. Ради размещения паровых машин пришлось пожертвовать объемом запасов — что сократило срок плавания под парусами, площадь которых также была уменьшена. Но, к удивлению лордов Адмиралтейства, они сохранили многие достоинства своего «парусного» прошлого и могли выполнять гораздо более широкий круг задач, нежели то предусматривалось ранее. В конце концов, стало ясно, что они являются не самоходными батареями, а первыми представителями нового класса «капитальных» кораблей.

Однако осознание этого факта пришло лишь через несколько лет после принятия решения о переделке. Технические трудности привели к тому, что первый из этой четверки — «Бленхейм» — смог продемонстрировать свои истинные возможности только в 1848 году, тогда как ранее предполагалось, что вся четверка должна быть готова к маю 1846 года и сразу же сможет приступить к несению службы в качестве последней линии обороны южного побережья. Как полагал Пиль, с защищающими гавани и патрулирующими Ла-Манш винтовыми линейными кораблями Британия будет в безопасности.

Технические проблемы, с которыми столкнулись англичане при постройке блокшивов, были частью проблем неизбежно сопровождающих любое значительное нововведение. Выбор наилучшей формы корпуса и винта осуществлялся в результате долгих споров и испытаний, часто проводившихся чуть ли не наобум. Другим сложным вопросом было соотношение мощности машины и водоизмещения корабля: речь шла об относительной важности пара и паруса. Большой расход угля и невысокая надежность механизмов не давали возможности полагаться только на паровую машину. Большую часть плавания корабль должен был идти под парусами — что, в свою очередь, поднимало вопрос о сопротивлении винта в это время.

В Британии отдали предпочтение варианту, когда винт устанавливался в особом «колодце» и мог быть благодаря этому поднят из воды. Сама идея была проста, но при ее осуществлении пришлось решать ряд вопросов, главным из которых была прочность кормовой части корабля. Это было вполне закономерно — решение каждой проблемы вело к возникновению новых. Создавая винтовой флот, британские корабелы были вынуждены решать огромное их количество. Однако у них была причина, чтобы справляться с этим со всей возможной быстротой: им надо было защитить свою страну, внезапно оказавшейся уязвимой. У прочих морских держав такой необходимости на тот момент не было. Именно поэтому британский флот захватил лидерство в деле постройки винтовых военных кораблей. Адмиралтейство действовало осторожно, с постоянными оглядками. Основной задачей было сохранить, насколько возможно, дальность плавания парусных кораблей. Как выразился один из лордов Адмиралтейства: «Совет предпочел бы, чтобы корабль медленнее добирался до пункта назначения, чем прибыл бы к месту боя, остро нуждаясь в угле».

В Великобритании разгорелась нешуточная война между сторонниками и противниками парового линейного флота. Противники полагали, что «…они (парусные линкоры) несут могучую артиллерию, многочисленную команду, множество припасов всех видов; они могут многие месяцы не зависеть от каких бы то ни было складов, так как их вместимость позволит им нести эти склады внутри себя», и что «… он (линейный флот) оставался последним бастионом парусного флота, и линейные корабли еще не были осквернены шумными машинами и изрыгающими сажу дымовыми трубами». Но, конечно, эстетика играла не главную роль — гораздо важнее было опасение причинить вред опоре британского морского могущества. Бытовало мнение, будто даже небольшое сокращение припасов ради размещения машины и угля может нанести урон британской морской мощи.

Имелось еще одно важное возражение против строительства винтовых линейных кораблей, популярное в британских военно-морских кругах. Речь шла о том, что паровая машина сделает линейный корабль слишком уязвимым для вражеского огня — пусть и не настолько уязвимым, как колесный пароход. Машины можно разместить ниже ватерлинии, но осколки и ядра все равно могут повредить их — возможно, с печальным результатом. Более того, кое-кто предполагал, что сотрясения корпуса от выстрелов собственных пушек может повредить механизмы. Даже победоносное сражение может означать необходимость серьезного ремонта — невозможного вдали от своих верфей.

Тем не менее, в июле 1848 года британским Советом по кораблестроению было указано, что при разработке чертежей новых парусников надо учитывать возможность их переделки в пароходы. Пока же, по мысли Совета, до того момента, когда достоинства крупных винтовых кораблей не станут очевидны, никаких других мер предпринимать не стоило.

Но во второй половине 1848 года стало ясно, что пора пришла. Весной был наконец-то достроен и вышел на испытания «Бленхейм». Вместе с новым паровым фрегатом «Амфион» он присоединился к эскадре сэра Чарльза Нэпира и заслужил восторженные отзывы. Блокшив показал, что может маневрировать под одними только парусами — хотя и довольно вяло. Но это было при опущенном винте — и, следовательно, достоинства корабля можно было считать очевидными. Как сэр Чарльз докладывал Адмиралтейству 2 сентября: «Эффективность несомненная и поразительная… он может занять наветренное положение в любой момент». Как стало ясно многим офицерам, такие корабли могли легко изменить ход любого сражения, оказав поддержку той части линии, которой угрожал противник, или же нанеся удар по слабейшей части вражеской линии — не завися при этом от направления ветра. Генри Дьюси Чэдс, во время испытаний «Бленхейма» служивший под началом Нэпира, писал, что «…впредь ни один флот не может считать себя совершенным, если в его составе нет одного-двух винтовых линкоров». Более того, по его мнению, 60-пушечный «Бленхейм» был равен 84-пушечному линейному кораблю. По словам же Эллиса в феврале 1849 года: «Установка паровых машин на линейных кораблях, вопрос о которой поднимался с 1847 года, уже не могла считаться рискованным экспериментом или чем-то могущим дать сомнительные результаты».

Но в 1848 году так и не была одобрена постройка ни одного британского винтового линейного корабля. В следующем году ситуация изменилась. Планом работ, одобренным Советом 5 февраля, предусматривалась постройка трех винтовых линейных кораблей: «Джеймс Уатт» был, наконец, заложен в Пемброке, а частично уже построенные «Агамемнон» и «Санспарей» (их строительство было заморожено соответственно в августе и октябре предыдущего года) были назначены для переделки в винтовые. Но вскоре это число возросло. 16 февраля были определены к переделке «Найл» и «Лондон».



Линейный корабль “Howe”, Британия


Ясно, что британское Адмиралтейство не слишком высоко оценивало возможности «пароходов» и — с учетом тогдашнего уровня развития паровых машин — устанавливало их на военные корабли лишь в качестве ответа на возможную угрозу со стороны Франции. Однако благодаря тому, что кораблестроительные усилия Британии выглядели угрожающими, французы стали относиться к «пару» с большей серьезностью и стали предпринимать более активные меры по внедрению на флоте винта и паровой машины. Этому поспособствовали меры по усилению британской обороны. Как это обычно бывает с гонками вооружений — что морских, что сухопутных — оборонительные меры, предпринимаемые одной стороной, рассматриваются другой стороной как меры наступательные.

Велико было непонимание относительно стоимости нового флота. Ни во Франции, ни в Англии парламентарии не могли взять в толк, почему расходы на флот постоянно растут, а количество действующих кораблей уменьшается. Понять, насколько повышает цену корабля увеличение его размеров и использование паровых машин, им никак не удавалось. В 1844 году даже сэр Роберт Пиль с недоверием поинтересовался: почему это флот поглощает денег и людей больше, чем раньше, а количество линейных кораблей становится меньше?

Но, конечно же, пар стоил очень дорого. Годовое содержание парового линкора обходилось в 2,5 раза дороже его парусного «собрата», причем 1/4 этой суммы составляла цена угля. Одним из немногих способов скомпенсировать рост цен было ограничение числа действующих больших парусных кораблей. Однако этот вариант вызывал недовольство министров иностранных дел, привыкших в случае кризисов использовать в качестве воздействия на противника мощь своего линейного флота.

Росту расходов на паровой флот способствовала и необходимость развивать соответствующие производственные мощности при верфях. В этом отношении затраты французского флота были выше, так как частные заводы не могли поставлять флоту тяжелые отливки, машины и котлы, соответствующие высоким стандартам качества британских мануфактур. В дело приходилось вступать государству. В 1840-х годах на учреждение заводов в Шербуре, Бресте, Лориане было выделено одиннадцать миллионов франков; были проведены предварительные работы по основанию огромного завода в Кастиньо, бок о бок с существующим арсеналом в Тулоне. Помимо этого, на новые станки и цеха государственного завода на Эндре в 1840-х годах ушло два с половиной миллиона франков. До известной степени это окупилось высоким качеством продукции. Законодатели, однако, не были уверены в том, что такие большие суммы должны расходоваться на государственные мануфактуры. Парламентарии и до, и после 1848 года считали недопустимым выбрасывать драгоценные кредиты на флот на какие-то заводы: их надлежало пустить на постройку кораблей. Они не могли уяснить, что их страна понемногу создает средства, необходимые для постройки многочисленного и передового с технической точки зрения парового флота.

В 1846 году Палата представителей продемонстрировала свое стремление усилить флот, проголосовав за выделение на постройку кораблей в течение нескольких лет очень значительной суммы — девяносто три миллиона (!) франков. Это дало возможность пойти на радикальные изменения в военно-морской политике.

Флот, который надлежало построить, должен был быть в основе своей парусным: на 226 парусников планировалось построить 100 пароходов. На самом же деле немедля была начата постройка большего, чем предусматривалось, количества пароходов. Сначала французы занялись постройкой большого количества пароходофрегатов, оставляя в стороне большие парусно-винтовые линейные корабли. Это можно оправдать только благоразумным желанием сперва посмотреть, к чему приведут британские эксперименты с винтом, а затем уже браться за постройку своих винтовых линкоров. Французы решительно недооценивали английские наработки. До конца 1847 года не выказывалось никакого беспокойства относительно нового флота старого соперника. Ситуация изменилась благодаря докладу уважаемого корабельного инженера М. Моля. Побывав на другом берегу Ла-Манша, он был поражен достигнутым там прогрессом. В докладе он отмечал, что уже введено в строй или находится на стапелях не менее тридцати девяти винтовых военных кораблей разных типов. Французское морское министерство поняло, какого огромного прогресса удалось достичь Адмиралтейству. Но, надо отдать французам должное, — свой ответный ход они сделали очень быстро. Этим ответом был «Наполеон».



• «Куин» («Queen»), Англия, 1839 год

Водоизмещение: 5246 т;

Длина: 63,20 м;

Ширина: 18,29 м;

Вооружение: 110 пушек.

---

В 1833 году в Портсмутском адмиралтействе был заложен 110-пушечный корабль «Queen», ставший головным в серии кораблей, строившихся по системе У. Саймондса. «Queen» сошел на воду в 1839 году, то есть его постройка осуществлялась в период обучения там русских корабельных инженеров, в том числе и Степана Ивановича Чернявского — чрезвычайно важное обстоятельство, так как вскоре после его возвращения из Англии М.П.Лазарев поручил ему строить «Двенадцать Апостолов».

11 октября 1845 года, во время торжественного приема в Плимутском адмиралтействе адмирал Сэмуэль Пим, обращаясь к капитану «Queen», сказал: «Я поздравляю вас, вы— капитан одного из лучших и великолепнейших кораблей мира, я никогда не видел ничего равного ему.»



• «Сюфрень» («Suffren»), Франция, 1831 г.

Водоизмещение: 4069 т;

Длина: 60,50 м;

Ширина: 16,28 м;

Вооружение: 90 пушек.

---

Заложен 21 августа 1824 г. в Шербуре. Спущен на воду в 1829 г. в присутствии герцога Анжуйского — наследника престола. Вступил в строй в 1831 году. Принимал участие во многих операциях Французского флота: в 1831 г. — в Португалии; 1832 г. — десант на побережье Адриатики и участие в блокаде Антверпена; 1837 г. — десант в Алжире. В марте 1838 года во время бури выброшен на пляж возле Кадиса, но через месяц благополучно снят. В 1844 году принимает участие в операциях против Марокко и Алжира, бомбардирует Танжер. Во время Крымской войны, базируясь на Варну, принимает участие в высадке десанта в Евпатории и бомбардировках Севастополя. По окончании войны используется как войсковой транспорт. С 1857 года — учебно-артиллерийское судно. С 1861 года превращен в плавучую казарму в Тулоне. Разобран в 1874 году. Несколько раз переименовывался: в 1865 — в «Аякс», в 1872 — в «Юпитер».

Всего построено два корабля этого класса: "Suffren" и "Inflexible"



• «Александр» («Alexandre»), Франция, 1857 г.

Водоизмещение: 4058 т;

Длина: 60,50 м;

Ширина: 15,75 м;

Вооружение: 90 пушек.

---

Был заложен на верфи в Рошфоре (Rochefort) как 90-пушечный парусный линейный корабль. Еще до спуска на воду, в 1855-56 гг., был переделан в парусно-винтовой линкор (вставлена секция корпуса с паровой машиной в 800 л.с.) с увеличением длины и ширины корпуса. Спущен на воду в 1857 году и в том же году включен в состав флота. В 1858 году входил в состав испытательной эскадры. До 1864 года принимал активное участие в демонстрациях и операциях французского флота. В 1859 году сопровождал конвои из Бреста в Оран, а в 1860 году принимал участие в высадке французских войск в Генуе. 20 июля 1864 г. был переведен в резерв с демонтажем паровой машины, в связи с чем не принимал участие в Крымской войне. В 1872 году разоружен и переведен в класс учебно-артиллерийских кораблей. В 1877 г. исключен из состава ВМФ и до 1900 г. служил в качестве плавучей казармы в Тулоне.

• АВИАЦИОННЫЙ КАТАЛОГ

Бесплодные потуги

Раздел выходит под редакцией Мороза С.Г.



Днем 14 мая 1940 года остатки двух бомбардировочных авиагрупп ВВС Франции, 34-и и 38-й, были брошены на уничтожение мостов в районе Седана, по которым шли на запад немецкие танки. Для устаревших «Амио» 143 дневное бомбометание по такой цели с высоты 800 м было верной смертью.

Даже истребительный эскорт, редкость в те трагические для Франции дни, не спас их. Четыре «Амио» были сбиты, все остальные получили тяжелые повреждения и, не выполнив задачу, сели кто где. Эта акция стала символом беспомощности Франции, а ведь она в 30-х годах считалась лидером в боевой авиации.

В начале 20-х во Франции начало бурно развиваться гражданское самолетостроение, что было обусловлено стремлением усилить связи с заморскими владениями в Африке и Индокитае, наладить быструю связь с Латинской Америкой, отношения с которой стали укрепляться. Эта тенденция «тянула» за собой и развитие военной авиации, но, поскольку та волей-неволей оказалась на втором плане, конструктивно французские тяжелые бомбардировщики заметно отставали от мирового уровня. Причину такого положения Военное министерство Франции, как основной заимодавец производителей авиатехники, видело в неэффективном использовании полученных ими кредитов, а подчас и простом воровстве владельцев некоторых предприятий, которые купались в роскоши, когда их заводы переживали стагнацию. В связи с этим были предприняты энергичные, можно сказать даже чрезвычайные меры.

Одной из первых «под раздачу» попала фирма «Боделэ». Фирма набрала заказов от военного ведомства, почти ничего не выполнила, и под угрозой суда и банкротства была вынуждена объединиться с другими такими же аутсайдерами в «Авиационное объединение юго-запада» (SASO). КБ фирмы заставили работать внешние управляющие, и в 1932 году она спроектировала оригинальный металлический свободнонесущий моноплан двухбалочной схемы SASO 20. На него возлагали большие надежды, но четыре 600-сильных мотора «Лорэн-Кертисс» не смогли обеспечить заданные характеристики, и ВВС отказались от машины.

Чтобы не рисковать, большинство французских конструкторов предпочитало не связываться с чрезмерно затратным проектированием принципиально новых тяжелых самолетов, а последовательно модернизировать уже имеющиеся, придавая им дополнительные функции. В 1933 году «Фарман» построил ночной тяжелый бомбардировщик F-220BN5 на базе цельнометаллического четырехмоторного пассажирского F-121 «Джабиру». В 1934 году была сделана небольшая серия доработанных F-221BN5, но уже через год все имеющиеся 6 машин были переоборудованы в транспортно-десантные — компоновка пассажирского самолета не позволяла получить достаточно высокие летные данные. Однако порочная идея не умерла.

Взамен F-221BN5 для ВВС было построено еще несколько бомбардировщиков F-222BN5, аэродинамика которых была улучшена по опыту работы над трансатлантическим почтовым самолетом F-220 «Центавр». Но это были местные улучшения, не дающие радикальных результатов, и все F-222BN5 к началу мировой войны были переоборудованы в военно-транспортные вместе с шестью пассажирскими F-224, которые не устроили государственную авиакомпанию «Эр Франс» по надежности и летным характеристикам.

Фирма «Потез» переделала в тяжелый бомбардировщик свой новый проект четырехмоторного пассажирского лайнера «Тип 41М». В проект уже были вложены большие деньги, даже построили уменьшенный аналог для предварительных испытаний. Теперь гигантский аэроплан претерпевал капитальные изменения: летающая лодка-высокоплан превратилась сначала в амфибию с нижним расположением крыла и поплавками, в которые предполагалось убирать колеса, а затем в обычный сухопутный самолет. Но главная особенность осталась — четыре мотора H.S. 12 по 860 л.с. были сгруппированы в тандемы и подняты над крылом на мощных пилонах.



Бомбардировщик “Амио” 143


Ночной бомбардировщик «Потез» 41BN5 был готов к полету в июле 1934 года. Он мог поднять 4 тонны бомб, а оборону обеспечивали 5 пулеметов. Самолет понравился военным, но его карьера прервалась неожиданно и курьезно. Самолет снижался, готовясь к посадке после очередного испытательного полета, когда командир экипажа, известный в то время летчик Лемуан (Lemoine) сообщил экипажу, что теряет управление, и приказал покинуть машину. У него самого не раскрылся парашют, и он погиб, самолет же, освободившись от людей, приземлился в поле прямо перед собой, получив лишь мелкие повреждения. При осмотре было выявлено несколько неисправностей, однако точно определить причину рокового решения командира не удалось. Испытания Потез-41 были остановлены, а ВВС было рекомендовано заказывать менее дорогие двухмоторные бомбардировщики. Задание на проектирование таких самолетов еще в 1931 году французское Министерство авиации выдало всем ведущим самолетостроительным фирмам. Были выделены значительные средства, но результаты оказались скромными.

В начале 1934 года свой проект М.В. 200.01 представил на испытания Марсель Блош. Это был высокоплан с двумя звездообразными моторами воздушного охлаждения Гном-Рон 14Kirs/Kjrs по 870 л.с. Двигатели были левого и правого вращения, благодаря этому самолет не уводило в сторону на разбеге. Бомбардировщик имел предельно простую конструкцию, каркас был металлический, обшивка также в основном дюралевая (неработающая с внешними ребрами жесткости, препятствовавшими ее короблению при клепке), местами полотняная. Бомбы подвешивались снаружи. Кабины экипажа были закрытыми, а три стрелковые башни были сделаны так, чтобы каждая имела наибольший сектор обстрела, но купол носовой огневой точки закрывал обзор летчику.

Несмотря на серьезные дефекты и низкие ЛТХ, самолет был принят на вооружение. В серийном варианте бомбовую нагрузку пришлось сократить с 2500 до 1200 кг и снять один пулемет, правда, вместо старых «льюисов» поставили новейшие скорострельные MAC образца 1934 года. Их калибр 7,5 мм отличался от ранее принятого «трехлинейного» 7,62 мм в связи с мероприятиями по полному переводу французской оборонной промышленности с дюймовой системы мер на метрическую. Эти мероприятия, в принципе полезные и нужные, во Франции тех лет носили характер «кампанейщины» и добавили проблем и армии, и заводам.

Фирма «Блош» в 1935 году начала серийный выпуск М.В.200, но ее производственных площадей не хватало, и она передала права на постройку самолета еще нескольким заводам. Общими усилиями было построено 208 бомбардировщиков М.В.200В4, которые поступили на вооружение двенадцати бомбардировочных групп национальных ВВС. Хотя изначально самолет проектировали как ночной бомбардировщик, его экипажи отрабатывали в основном дневное применение, т. к. приборное и навигационное оборудование машины большего не позволяло, освещение кабин поначалу не было смонтировано вовсе, отсутствовали посадочные фары. В 1937 году лицензию на машину приобрела Чехословакия, имевшая с Францией договор о взаимопомощи в военной сфере. В данном случае скорее чехи помогали французам, согласившись оплатить чертежи на этот летающий примитив. Их заводы «Авиа» и «Аэро» построили еще 124 самолета этого типа.

Уже в 1934 году самолет М.В.200 был признан устаревшим командованием французских ВВС, и фирме «Блош» было поручено срочно улучшить его летные данные. Для этого М.В.200 переделали в низкоплан, облагородили аэродинамику за счет уборки шасси и уменьшения высоты стрелковых башен, а конструкцию облегчили. В таком виде самолет был облетан 23 ноября 1934 года под обозначением М.В.210.01, а в следующем году построили и второй прототип с V-образными моторами жидкостного охлаждения Испано-Сюиза H.S.12Y. Летные данные «дублера» М.В.211 были выше, но предпочтение было отдано все же базовому варианту с «Гномронами», унифицированному с М.В.200, выпуск которого уже шел. Поскольку все заводы фирмы «Блош» были и так загружены, лицензии передали другим фирмам — незадолго до того образованному объединению «Потез» и «Завода гидроавиации Сены» (CAMS), «Бреге», «Рено» и «Анрио». Все работы по М.В.210 были сконцентрированы на заводах этих четырех производителей, расположенных в городе Мюро и объединившихся в уже упоминавшийся консорциум SASO, причем фирма «Анрио» строила собственную пятиместную модификацию самолета М.В.210BN5, а остальные — исходный вариант BN4 с экипажем из четырех человек. Их общими усилиями было построено 257 серийных М.В.210. Машине было присвоено наименование «Верден» в честь городка, у которого разыгралось одно из величайших сражений I мировой войны. Хотя М.В.210 имел более высокие летные данные, чем М.В.200, военные и им не были довольны: скорость и высота полета все равно не обеспечивали выполнения боевой задачи с прицельным бомбометанием днем.

К началу 30-х годов во французском Военном министерстве не было единого мнения о том, каким же должен быть тяжелый бомбардировщик. В то время в моде была концепция «воздушного крейсера», многоцелевого самолета, способного как к самостоятельным действиям, так и к работе в составе сводной группы (эскадры). «Крейсер» (а во Франции тогда применялся термин BCR — Bombardement, Combat, Reconnaissance — «бомбардировщик, самолет поля боя, разведчик) должен был работать в основном над линией фронта.



“Фарман” F220


В июне 1933 года задание на проектирование самолета по программе BCR получила фирма «Потез». Два мотора H.S.12 и убирающееся шасси могли бы обеспечить самолету Потез 54 неплохую скорость, но чтобы укоротить стойки, пришлось опустить мотогондолы, в которые они прятались, под крыло на громоздкой ферме, «завязанной» на подкосы, поддерживавшие консоли. В результате выигрыш от уборки шасси получился мизерный, а тяга винтомоторной группы упала.

Конструкция Потез-54 в угоду примитивной производственной базе была максимально простой, преобладали прямые и плоские поверхности. Каркас крыла и оперения выполнялся из дюраля, обшивка полотняная, фюзеляж был по преимуществу деревянный. Зато все кабины были закрытыми, удобными, с хорошим обзором. Самолет содержал два важных новшества. На элеронах установили триммеры-сервокомпенсаторы, небольшие поверхности, которые снижали усилия на штурвале и позволяли выровнять крен, возникавший при отказе одного из моторов. Благодаря этому, а также тому, что двигатели имели противоположное направление вращения винтов, управление этим большим и довольно тяжелым самолетом было легким и приятным. Второе нововведение повышало живучесть: единый топливный бак был покрыт толстым слоем губчатой невулканизированной резины, которая при простреле бака под воздействием бензина набухала и затягивала пулевую пробоину. Сам бак не встраивался в конструкцию, а подвешивался к ней на замках как, например, авиабомба, и в случае пожара на борту или вынужденной посадки мог быть сброшен.

Оборонительное вооружение составили три 7,69-мм «Льюиса», также в остекленных установках — в носу, на «спине» фюзеляжа и под ним, причем два последних имели круговой обстрел. Для мелких бомб весом до 55 кг сделали кассеты за кабиной летчика, а на раме, соединяющей мотогондолы с фюзеляжем, установили 4 замка для тяжелых (по французским меркам) 225-кг фугасок.

Опытный Потез 540.01 был облетан 14 ноября 1933 года. Первый этап испытаний, проводившихся пилотами фирмы, прошел успешно, и машина была включена в список № 1 приоритетных боевых самолетов. Военное министерство оплатило постройку первого прототипа, а также выдало фирме заказ на два дополнительных опытных экземпляра и 40 серийных, с перспективой постройки еще 200 бомбардировщиков этого типа.

Но в это время правительство ушло в отставку, а новый министр авиации, социалист Пьер Кот (Pierre Cot), имел свои взгляды на развитие ВВС. Военная авиация получала больше самостоятельности, а акценты в ее деятельности смещались в сторону более активных наступательных стратегий, предусматривающих не только удары по позициям войск противника, но и налеты на его тыловые объекты. В результате появился новый класс боевых самолетов — Multiplace de Combat или многоместный боевой самолет.

От фирмы «Потез» потребовали увеличить дальность без бомб до 1200 км. Такое расстояние самолет преодолевал более шести часов, и военные захотели ввести в экипаж второго пилота. Вместо обычных двухлопастных деревянных воздушных винтов установили новинку — металлические трехлопастные винты изменяемого шага, которые работали с максимальным КПД и на взлете, и на большой скорости. После устранения дефектов и замены оригинального двухкилевого оперения обычным, а также переделки стрелковых точек под новые 7,5 мм пулеметы «Дарн» машина пошла в серийное производство под названием Потез 540М5. Всего для ВВС и Авиации ВМС Франции в 1935, 1936 и 1937 годах было построено соответственно 64, 116 и 40 самолетов этой модификации.

В 1934 году были построены две опытных модификации Потеза 54, отличающиеся силовой установкой. На «модель 541» поставили звездообразные «Гном-Рон» GR14Kdrs по 860 л.с., а на «модель 542» — рядные Лорэн «Петрель» по 720 л.с. Второй вариант оказался лучше, и в 1936 году по заказу ВВС Франции было построено 39 таких машин и еще 24 — в следующем году. Для действий в колониях было построено 36 самолетов Потез 542ТОЕ с упрощенным оборудованием и вооружением. А «541-й» приглянулся Румынии, которая заказала 10 самолетов этого типа, правда, реально получила лишь восемь.



Бомбардировщик М.В. 200



Бомбардировщик М.В. 210


Боевое крещение «540-е потезы» получили в Испании. Летом 1936 года генерал Франко поднял мятеж против непопулярного в Европе, но законно избранного коммунистического правительства. Во вспыхнувшей гражданской войне авиация начала применяться сразу, и обе стороны начали энергично приобретать новые самолеты за рубежом, обновляя свой примитивный авиапарк. Республиканское правительство среди прочего заказало во Франции 50 бомбардировщиков Потез 540М5. Из первых шести машин сформировали 1-ю интернациональную эскадрилью «Эспанья». Личный состав набрали в основном из летчиков и техников ВВС Франции, многие уже были знакомы с «потезами». В августе 1936 года АЭ приступила к боевой работе на Мадридском фронте, где шли напряженные бои, и к октябрю в строю не осталось ни одного самолета.

В октябре прибыли 6 новых Потез 542М5. Уехавших домой французов сменили добровольцы из других стран. Из шести командиров экипажей на момент завершения перевооружения 5 были из СССР. В конце месяца АЭ вновь вернулась в строй, начав действовать и против тыловых объектов, нанося удары по аэродромам и железнодорожным станциям на контролируемой Франко территории перед рассветом или после заката. Но ситуация на фронтах требовала больше внимания уделять непосредственной поддержке войск, а над линией фронта «потезы» быстро становились жертвой истребителей. Оборонительные установки самолета имели широкие секторы обстрела, гораздо большие, чем у советского СБ. Но с бомбами серийный Потез 542 не мог разогнаться более чем до 250–270 км/ч, да и маневренность у машины была слабая. Даже истребительное прикрытие, обязательно выделявшееся 1-й интернациональной АЭ в дневных вылетах начиная с ноября, не спасало от потерь. Вскоре большинство советских летчиков были переведены на прибывшие из СССР скоростные бомбардировщики СБ, среди продолжавших воевать на «потезах» остался лишь один наш пилот. Итальянец по происхождению Примо Джибели погиб в боевом вылете на «542-м», посмертно ему было присвоено звание Герой Советского Союза. Последними аккордами в биографии испанских «потезов» стали бои под Теруэлем в январе 1937 года и под Малагой в марте. Франция присоединилась к политике «невмешательства во внутренний конфликт в Испании», в 1937 году республиканцы успели получить последние два Потез 542, которые тоже прожили не долго.

Самолет, подобный Потезу 540, предложила ВВС Франции и фирма «Амио». В августе 1934 года совершил первый полет многоцелевой Амио 142М5, дальнейшее развитие опытного бомбардировщика Амио 140. В следующем году в несколько измененном после доработок виде он поступил на вооружение ВВС Франции под обозначением Амио 143М5.

По желанию заказчика конструкторы «Амио» обеспечили максимальные удобства стрелкам, в результате фюзеляж превратился в головастика с громоздкой носовой частью, с большими окнами для наблюдения за воздухом и ведения огня по атакующим истребителям, верхним расположением крыла и тонкой хвостовой балкой. Моторы Гном-Рон 14Kirs/Kjrs по 870 л.с. обеспечивали скорость в 310 км/ч и потолок 8 км, что для 1934 года было достаточно. Хотя он считался не тяжелым, а средним бомбардировщиком, но предназначался только для ночных ударов по тыловым объектам, так как уже в 1936 году был признан неспособным работать днем по фронтовым целям. Но ничего лучше пока не было, и к первому заказу на 50 самолетов было добавлено еще 88.

В 1936 году на всеобщих выборах во Франции социалисты завоевали абсолютное большинство в парламенте. Они резко увеличили военный бюджет, и работы по тяжелым бомбардировщикам возобновились. Побудительным стимулом для этого стал резкий рост напряженности в Европе, региональные конфликты в Северной Африке и на Дальнем Востоке. В Германии к власти пришел Гитлер, который не скрывал своего стремления возродить прусскую военную мощь. Италия стала заявлять претензии на полный контроль над Средиземным морем, имела территориальные претензии в Абиссинии, Судане и Ливии. Япония вела войну в Китае… В таких условиях добиться увеличения военных расходов было несложно, но устаревшая производственная база французской промышленности тормозила освоение выделяемых средств. В этом были обвинены владельцы частных самолетостроительных предприятий, и Пьер Кот, занявший к тому времени пост военного министра, инициировал кампанию национализации этих фирм. Что интересно, авиамоторных заводов это не коснулось.




Бомбардировщик Потез-54


Получив новый заказ на тяжелый бомбардировщик, «Фарман» создал на основе упоминавшегося уже F-220 модель F 223BN5 с четырьмя моторами H.S. 12Y29 по 920 л.с., которые затем форсировали до 1100 сил. Прототип был облетан в 1937 году, но процесс национализации существенно нарушил кооперацию, производство было дезорганизовано, и план по выпуску и этого самолета был провален. Предполагавшийся большой заказ ограничили только двумя машинами: для ВВС построили один дальний разведчик F-2232, а для государственной авиатранспортной компании «Эр Франс» сделали почтовый F-2231 «Шеф-пилот Л. Гуэро». «Фарман» тоже попал под национализацию, поводом стали долги перед государством и частными банками. Его заводы вошли в состав Национального самолетостроительного объединения центра Франции, «Аэроцентр». Уже под этой вывеской были построены 3 усовершенствованных пассажирских самолета F 2234 (SNCAC 2234), которым были присвоены имена известных французов — «Камиль Фланнавьон», «Леверье» и «Жюль Верн». Все они были сданы «Эр Франс».

Вернувшиеся из Испании французские добровольцы из 1-й интернациональной АЭ приглашались на беседу в Штаб ВВС, а многие и сами обращали внимание командования на состояние дел в армии, ведь они были патриотами своей страны в лучшем смысле этого слова. Таким образом, уже в конце 1936 года командование получило представление о шансах бомбардировщиков типа Потез-540 и им подобных, столкнись они лицом к лицу с новейшими «мессершмиттами» или «фиатами». Времени оставалось достаточно, денег хватало, творческий потенциал у французских авиаконструкторов был. Но производство и научно-экспериментальная база французской авиапромышленности были настолько отсталыми, что не обеспечили даже при мощной поддержке государства достаточно быстрого перевооружения ВВС. В результате к 3-му сентября 1939 года, когда Франция объявила войну Гитлеру, тяжелых бомбардировщиков почти не было, а парк средних более чем на три четверти составляли устаревшие «потезы», «амио», М.В. 200 и М.В. 210.

Итог бурной деятельности французской авиационной и военной науки в 20-х и первой половине 30-х годов также оказался плачевным. И это при том, что на фундаментальные и прикладные исследования, экспериментальные и испытательные работы в области авиации, поиск новых стратегий и проверку их на военных маневрах не жалели денег. Не хватало своих специалистов — приглашали иностранцев, так во Францию приехали светила мировой аэродинамики Теодор фон Карман и Анри Коанда. И все это не помогло.

На начальном этапе II мировая война получила наименование странной или сидячей — на Западном фронте активные действия не велись. Перед экипажами французских тяжелых бомбардировщиков была поставлена задача разведки запада Германии и разбрасывания листовок, при этом пересекать реку Рейн запрещалось. Первые бомбовые удары Амио 143 из 22-й, 34-й, 38-й и 63-й бомбардировочных групп выполнили только 10 мая 1940 года, действуя почти всегда ночью. А всего до капитуляции они успели израсходовать лишь 528 т бомб. Части, вооруженные М.В.210BN4 и BN5, также отработали слабо. Попытки летать днем привели к большим потерям, и остатки бомбардировочной авиации были либо выведены из зоны активных боевых действий на юг Франции, либо переброшены в Северную Африку для действий против итальянцев, да и там они летали только ночью без особых результатов.

С началом войны три SNCAC 2234 были переданы авиации ВМС Франции («Аэронаваль») и переоборудованы в бомбардировщики, тогда как самолеты этого семейства, специально спроектированные для этой цели, выполняли транспортные задачи. С весны 1940 года они совершали спорадические ночные налеты на важные объекты, ограничиваясь, однако, лишь приграничными районами Германии, а также территориями Голландии и Бельгии. Только в июне 1940 года «Жюль Верн» сбросил восемь 225-кг «фугасок» и до 100 кг мелких «зажигалок» на столицу Германии. Первый налет на Берлин во II мировой войне имел лишь пропагандистское значение — Франция вскоре капитулировала и все три самолета вернулись к гражданским перевозкам, летая из южных неоккупированных районов страны в ближневосточные и африканские колонии. В одном из таких полетов 27 ноября 1940 года «Леверье» был сбит истребителями.



Бомбардировщик Фарман F223


Наименования, принятые в советской и англоязычной технической литературе 30-х гг.

Авиационные фирмы:

«Амио» — Amiot; «Анрио» — Hanriot; «Аэроцентр», Национальное самолетостроительное объединение Центра — SNCAC Societe Nationale de Constructions Aeronautiques du Centre; «Блош» — Societe des Avions Marcel Bloch; «Боделэ» — Bordelaise; «Бреге» — Societe Anonyme des Ateliers dAvion Louis Breguet; «Гном-Рон» — Gnome & Rhone Motor Cie; «Завод гидроавиации департамента Сена» — CAMS (Chantiers Aero-Maritimes de la Seine); «Испано-Сюиза» — Hispano-Suiza; «Лорэн-Дитрих» — Societe Lorraine-Dietrich & Cie; «Потез» — Avions Henry Potez; «Сюд-Эст», «Авиационное объединение Юго-запада» — SASO, Societe Aeronautiques du Sud-Ouest; «Фарман» — Societe de Avions H. et M. Farman.

Самолеты: «Верден» — М.В.210BN4 Verdun; «Джабиру» — F-121 Jabiru (F ЗХ); «Жюль Верн» — F 2234 (CNCAC 2234) Jules Verne; «Камиль Фланнавьон» — F-2234 (CNCAC 2234) Le Camille Flaunnavion «Леверье» — F-2234 (CNCAC 2234) Le Levrier, Франция; «Шеф-пилот Л. Гуэро» — F-2231 Chef Pilote L. Guero; «Центавр» — F 220 Le Centaure

Моторы: «Петрель» — Petrel

• БРОНЕТЕХНИКА

Танк Т-62

Шумилин С.Э.



Средний танк Т-62 — был последней ступенькой на пути эволюционного развития конструкции знаменитой «тридцатьчетверки», разработанной еще в 1939 г. Правда, в отличие от своих старших собратьев — танков Т-34, Т-43, Т-44, Т-54, созданных под руководством А.А. Морозова, Т-62 проектировался под руководством Л.Н. Карцева, который занял пост начальника КБ Уралвагонзавода (УВЗ) в Нижнем Тагиле, после возвращения А.А. Морозова в Харьков. По приблизительным оценкам, за все годы производства было выпущено более 20 тыс. этих машин. И хотя это значительно меньше тех 80 тыс. экземпляров, в которых был размножен его прародитель — Т-54/55, но и такая цифра внушает уважение. Как и то, что Т-62 состоял или состоит на вооружении более чем двух десятков различных государств.



Средний танк Т-54 — предшественник Т-62


История создания

Предыстория создания Т-62 берет начало на заре 50-х годов, когда Научно-технический комитет Главного бронетанкового управления Советской армии (НТК ГБТУ) сформулировал тактико-технические требования (ТТТ) к перспективному среднему танку второго послевоенного поколения. В соответствии с ними перспективный средний танк должен был значительно превосходить по основным показателям (огневая мощь, защищенность и подвижность) первый советский послевоенный средний танк — Т-54, который в этот период еще только начинал в значительных количествах поступать на вооружение Советской Армии (СА). Несмотря на то, что Т-54 являлся на тот период лучшим в мире средним танком, его конструкция была основана на опыте применения и эксплуатации бронетехники во время Второй мировой войны. Однако за прошедшие послевоенные годы появились новые типы вооружений, которые существенно изменили характер боевых действий. Во-первых, в США был накоплен значительный арсенал ядерного оружия, в том числе и тактического назначения, таким же оружием располагал и СССР. В результате, использование ядерного оружия в возможном конфликте стало весьма вероятным. Кроме того, в это же время во многих западных армиях было принято на вооружение новое, весьма эффективное средство борьбы с танками — противотанковые управляемые ракеты (ПТУР) с куммулятивными боевыми частями, что существенно повышало их бронепробиваемость. Все это, а так же дальнейшее развитие бронетехники в странах потенциального противника обусловило необходимость проведения опытно-конструкторских работ по созданию нового советского перспективного среднего танка. Ситуация осложнялась еще и тем, что хотя начало работ над Т-54 относится к 1944 г., но отработка его конструкции затянулась, и свой окончательный вид танк приобрел только к началу 50-х. Тогда же началось его по настоящему массовое производство. До 1951 г. было построено всего около 3,5 тыс. Т-54 (образца 1946 и 1949 гг.). Если прибавить к этому еще 1,8 тыс. танков Т-44, производство которых прекратилось уже в 1947 г., то, не рискуя ошибиться, можно утверждать, что самым массовым средним танком СА в начале 50-х все еще оставались «тридцатьчетверки», устаревшие к тому времени не только морально, но и физически.


Конструкторские бюро

В рассматриваемый период разработкой танков в СССР занимались четыре КБ. Конструкторские бюро Ленинградского Кировского (ЛКЗ) и Челябинского тракторного заводов (ЧТЗ) проектировали тяжелые танки. Средними же традиционно занималось ОКБ-520 завода № 183 (начиная с первых «тридцатьчетверок»), из которого к началу 50-х годов фактически образовалось два танковых КБ — КБ завода № 183 или Уралвагонзавода (УВЗ) в Нижнем Тагиле и КБ-60 на заводе № 75 в Харькове.

История этого разделения такова: в 1941 г. ОКБ-520 было эвакуировано из Харькова вместе с заводом № 183 в Нижний Тагил на территорию УВЗ, и именно здесь этим коллективом под руководством А.А. Морозова были созданы средние танки Т-44 и Т-54. Однако к концу 40-х гг. большинство из эвакуированных в Нижний Тагил опытных конструкторов-танкистов вернулись обратно в Харьков на вновь организованный здесь завод № 75. А с 1951 года должность главного конструктора танкового КБ-60 этого завода занял и сам возвратившийся из Сибири А.А.Морозов (по одной из версий его уход с завода № 183 произошел из-за разногласий с дирекцией, как раз по принципиальным вопросам конструкции нового танка). Оставшийся в Нижнем Тагиле коллектив конструкторского бюро, состоявший в основном из молодежи, возглавил конструктор Л.Н. Карцев.

Учитывая, что бюро Уралвагонзавода еще не получило достаточного опыта после ухода харьковских конструкторов, а также высокий авторитет А.А. Морозова как создателя целого ряда удачных конструкций, работы по созданию нового перспективного среднего танка были первоначально поручены КБ-60 харьковского завода № 75.


«Объект 430»

Работы над перспективным танком начались в 1951 г., а к 1953 г. в Харькове уже был разработан предэскизный проект, который по всем основным параметрам превосходил серийный Т-54. Машина получила обозначение — «объект 430». Кстати, первая цифра в обозначении послевоенной советской бронетехники почти всегда определяет КБ-разработчика машины. Например, цифра 4 означает, что машина разработана КБ-60 при харьковском заводе № 75, цифра 1 — это техника, спроектированная в ОКБ-520 завода № 183 (или УВЗ) в Нижнем Тагиле. По проекту «объект 430» вооружался 100-мм танковой пушкой Д-54ТС, для наведения которой впервые на среднем танке был установлен оптический прицел-дальномер ТПДМС. Его броневая защита была усилена за счет некоторого увеличения толщины броневых деталей и установки их под большими углами наклона.

Опытный образец «объекта 430» имел сварной корпус, изготовленный из катанных броневых листов. Его носовая часть представляла собой многослойную броневую преграду с рациональным углом наклона передних и скуловых листов. Башня сферической формы с узкой амбразурой для установки пушки имела дифференцированную трехслойную броневую защиту. Пушка Д-54ТС, спаренная с 7,62-мм пулеметом ПКТ, стабилизировалась в двух плоскостях стабилизатором танкового вооружения “Метель” и имела механизм выброса стреляных гильз. На танке был установлен оптический прицел-дальномер ТПД-43 (ТПДМС) с независимой стабилизацией поля зрения в вертикальной плоскости. Для борьбы с низколетящими целями противника на танке планировалось установить зенитно-пулеметную установку, оснащенную 14,5-мм пулеметом КПВТ. На танке был установлен более мощный пятицилиндровый двигатель 5ТД (580 л.с.). Трансмиссия — механическая планетарная. «Объект 430» имел новую ходовую часть с опорными катками малого диаметра с внутренней амортизацией (вместо больших катков применявшихся начиная еще с танков БТ и Т-34) и гусеничной лентой с металлическим шарниром. Система подрессоривания танка — индивидуальная, торсионная с телескопическими гидравлическими амортизаторами на первом и шестом узлах подвески. Танк оснащался системой коллективной защиты от ОМП и автоматической системой ППО. В 1957 г. были готовы три опытных образца харьковского «объекта 430».

Испытания «объекта 430» прошли в целом успешно, хотя и выявили ряд недоработок. В заключении комиссии по испытаниям было записано, что требования задания Научно-технического комитета ГБТУ были в целом выполнены, а опытный танк по своим характеристикам превосходит серийные средние танки. Но добиться существенного повышения его огневой мощи по сравнению с Т-54 проектировщикам не удалось, а учитывая тот факт, что его конструкция была совершенно новой, при его серийном производстве возникли бы неизбежные проблемы при организации обслуживания, переучивании личного состава и ремонта. Поэтому принятие на вооружение «объекта 430» посчитали нецелесообразным. Такой же точки зрения придерживался и сам его конструктор — А.А. Морозов.



Опытный образец среднего танка «объект 430» со 100-мм танковой пушкой Д-54ТС


«Объект 140»

В 1952 г. к работам над перспективным средним танком подключилось и нижнетагильское КБ. Его новому начальнику Л.Н.Карцеву, несмотря на имеющиеся кадровые проблемы, удалось добиться получения правительственного задания на разработку перспективного танка. Очень большую, если не главную, роль в этом сыграл директор УВЗ И.В. Окунев — человек неуемного характера, волевой, пользующийся большим авторитетом в Министерстве транспортного машиностроения. Он проявлял постоянный интерес к новой технике и был патриотом своего завода. А получение такого серьезного правительственного задания и для КБ, и для завода сулило большие преимущества: увеличение финансирования, приток квалифицированных кадров, получение опыта, а главное — развертывание в перспективе серийного производства нового танка.

Нижнетагильский проект получил обозначение «объект 140». Будущая машина должна была иметь бронекорпус новой, улучшенной формы, вооружаться пушкой Д-54Т (так же как и «объект 430»), в качестве двигателя предполагался новый дизель Д-36 (максимальная мощность которого по некоторым данным должна была составлять 700 л.с.).

Опытный «объект 140» имел корпус с большими углами наклона броневых листов (в том числе бортов и крыши). Толщина бронирования лба корпуса — 100 мм. Башня, по форме сильно напоминающая башню Т-54, имела бронирование в передней части до 240 мм. Вооружение было аналогично «объекту 430». Наведение пушки осуществлялось с помощью телескопического прицела ТШ-2. Двигатель — многотопливный дизель В-36, мощностью 700 л. с, являвшийся модификацией двигателя семейства В-2. Трансмиссия — механическая планетарная. Ходовая часть — с опорными катками малого диаметра, имеющих внешнюю амортизацию, и поддерживающими роликами. В 1957 г. был построен опытный образец нижне-тагильского «объекта 140».

Испытания «объекта 140» выявили целый ряд серьезных недостатков в конструкции двигателя и трансмиссии, кроме того, несмотря на большое количество прогрессивных конструкторских решений, в целом машина оказалась весьма нетехнологичной. В конечном счете, главный конструктор КБ УВЗ Л.Н.Карцев направил письмо в ЦК КПСС и Совет Министров с просьбой освободить его КБ от продолжения работ по проекту перспективного среднего танка.

Обе опытные машины после прохождения заводских испытаний приняли участие в сравнительных испытаниях в НИИ БТ Полигоне в Кубинке.



Опытный образец среднего танка «объект 140». Эта машина также вооружена 100-мм пушкой Д-54ТС


Разработка орудия

У-8ТС. Одновременно в рамках создания перспективного среднего танка для повышения его огневой мощи в ОКБ-9 под руководством Ф.Ф. Петрова были начаты работы по разработке 100-мм танковой нарезной пушки более мощной, чем устанавливающаяся на «пятьдесятчетверке» Д-10Т. Начальная скорость бронебойного снаряда нового орудия должна была достигать 1015 м/с (для сравнения, у Д-10Т — 895 м/с), а дульная энергия быть на 30 % выше. Для компенсации возросшей отдачи был установлен дульный тормоз, для продувки канала ствола служил эжектор. Пушку, получившую обозначение Т-54М или «объект 139». Только в июне 1954 г. в ЦНИИ-173 был закончен техпроект одноплоскостного стабилизатора «Радуга». А первый опытный образец Д-54 был установлен на «объект 139» в октябре 1954 г. Тогда же «объект 139» был принят комиссией и направлен на заводские полигонные испытания, первый этап которых был завершен к декабрю 1954 г. Были проведены и стрельбы из нового орудия, однако только с места, так как ЦНИИ-173 задержал поставку стабилизатора «Радуга». Испытания продолжились в 1955 г. после установки стабилизатора, но его работа была неудовлетворительной, кроме того, выяснилось, что обслуживание пушки затруднено из-за стесненности боевого отделения — Д-54 имела большие размеры, чем Д-10Т. Стабилизатор «Радуга» на вооружение принят не был, прекратились и дальнейшие работы над Т-54М, так как примерно в это же время на вооружение поступил танк Т-54А, оснащенный одноплоскостным стабилизатором «Горизонт».

После неудачи с «Радугой» для пушки Д-54 в ЦНИИ-173 был спроектирован двухплоскостной стабилизатор «Молния». Осенью 1955 г. УВЗ было передано три опытных образца были завершены. Выдержала их и пушка Д-54ТС, которая к этому времени была несколько модернизирована — упрочнен ствол, в результате чего его вес возрос до 2390 кг, изменена крутизна нарезов в связи с началом разработки нового подкалиберного снаряда. Этот вариант пушки Д-54ТС получил заводской индекс У-8ТС и индекс ГРАУ 2А24. В 1961 г. «объект 165» со 100-мм пушкой У-8ТС со стабилизатором «Метеор» был принят на вооружение под обозначением Т-62А. В его боекомплект входили только калиберные бронебойные и осколочно-фугасные снаряды, так как разработка подкалиберных бронебойных снарядов затягивалась.

У-5ТС. В конце 50-х годов, в СССР была разработана 100-мм гладкоствольная противотанковая пушка Т-12 «Рапира» с очень высокими для того времени характеристиками бронепробиваемости. Тогда же возникла идея установить «Рапиру» в проектирующийся «объект 165». Однако унитарный выстрел «Рапиры» был слишком велик, его длина составляла 1200 мм, и в башню «объекта 165» он не помешался. Тогда было решено на базе 100-мм нарезной пушки Д-54 спроектировать гладкоствольную танковую обозначение Д-54Т, планировалось установить в танке Т-54 взамен Д-10Т, ее же предполагалось использовать и для вооружения перспективного среднего танка.

Для проведения испытаний этого орудия в 1954 г. в Нижнем Тагиле на базе корпуса и башни Т-54 был построен опытный танк, получивший стабилизированной в двух плоскостях 100-мм пушки Д-54ТС с «Молнией», предназначавшиеся для «объекта 140».



Средний танк Т-62 на вооружении Советской Армии


В 1958 г. были начаты испытания новых пушек на трех опытных экземплярах «объекта 165» (о нем рассказ ниже). К февралю 1960 г. полигонно-войсковые испытания «объекта 165» пушку с такой же, как у Д-54, длиной выстрела (1100 мм). Использование гладкого ствола сулило целый ряд преимуществ, среди которых было увеличение давления в его канале в 1,5–2 раза по сравнению с Д-25ТС и устранение отрицательного влияния вращения снаряда на формирование кумулятивной струи (т. е. относительная простота создания мощного кумулятивного снаряда). Новая пушка разрабатывалась в ОКБ-9 под руководством Ф.Ф. Петрова. В ходе работ выяснилось, что, упразднив нарезы и не изменяя никаких наружных габаритов Д-54, можно увеличить калибр пушки со 100 до 115 мм. От дульного тормоза решили отказаться, эжектор сместили ближе к середине ствола. Остальные элементы пушки были полностью заимствованы у Д-54. В результате появилась первая в мире гладкоствольная танковая пушка У-5ТС с начальной скоростью снаряда в 1620 м/с!. В ее боекомплект входили унитарные выстрелы с бронебойно-подкалиберными, кумулятивными и осколочно-фугасными оперенными снарядами.


«Объект 165»

Таким образом, несмотря на длительные усилия двух конкурирующих между собой танковых КБ, к 1957 г. Советская Армия так и не получила новый средний танк, который бы существенно превосходил уже имеющиеся в войсках Т-54. Ситуация обострилась еще больше после того как военной разведкой была получена информация о разработке в Англии нового чрезвычайно мощного 105-мм нарезного танкового орудия L7A1. За счет очень длинного ствола (62 калибра) и высокого давления в его канале (5500 кг/см) бронебойно-подкалиберный снаряд этого орудия имел начальную скорость 1470 м/с и по бронепробиваемости существенно превосходил снаряды советской пушки Д-10Т. В 1958–1959 гг. ожидалось поступление на вооружение английских тяжелых танков «Центурион» модификаций Мк IX и Мк X с этими пушками, в перспективе она же должна была устанавливаться в ходе модернизации и на ранее выпущенные «Центурионы» модификаций Мк V и Mk IV. Кроме того, к 1960 г. должно было начаться серийное производство нового американского среднего танка М60 с этой же 105-мм пушкой, изготавливаемой по лицензии в США под маркой — М68. Учитывая эту тревожную информацию, ГБТУ потребовало от конструкторов немедленно повысить огневую мощь советских средних танков.

В результате в КБ УВЗ в срочном порядке возобновились работы по усилению вооружения Т-54, для чего предполагалось использовать пушку Д-54ТС с механизмом выброса стреляных гильз. Проект танка получил обозначение «объект 165». С целью снижения технического риска и максимально быстрого запуска танка в производство для него использовались узлы и агрегаты Т-54/55. Однако, учитывая опыт, накопленный при испытаниях «объекта 137» и «объекта 140», и то, что новая 100-мм пушка имела несколько большую казенную часть и более длинный выстрел, чем Д-10Т, а ГБТУ запрещало вводить раздельно-гильзовое заряжание, конструкторам пришлось проектировать для установки Д-54ТС новую цельнолитую башню с увеличенным диаметром погона — 2245 мм вместо 1825 мм у Т-54. Заодно увеличили и толщину ее бронирования — до 240 мм в передней части. Для облегчения работы заряжающего, а также что бы решить проблему удаления крупных стреляных гильз, которые уже было нерационально, как раньше, укладывать обратно в стеллажи, на ограждении пушки (как и на разработанном ранее в этом КБ «объекте 140») установили механизм выброса стреляных гильз. Гильзы выбрасывались через небольшой люк в кормовой части башни. Новая большая башня уже не помещалась на старом корпусе, поэтому пришлось удлинить его переднюю часть и сдвинуть назад моторно-трансмиссионное отделение. В результате был спроектирован новый корпус — более длинный и несколько более широкий. Толщина его лобовых листов не изменилась, оставшись равной 100 мм, но на остальных направлениях толщину брони пришлось несколько сократить при сильном ее дифференцировании, для облегчения танка. Это было необходимо для сохранения его подвижности на прежнем уровне, так как мощность силовой установки не изменилась — моторно-трансмиссионное отделение со всеми агрегатами осталось таким же, как на Т-55. Практически неизменной осталась и ходовая часть — опорные катки, ведущие и направляющие колеса (увеличилось только количество траков в гусеничной ленте — 97 вместо 90 у Т-54, за счет удлинения корпуса), но для сохранения правильной центровки танка изменили расположение опорных катков (в отличие от Т-54, у которого имелся большой промежуток между первым и вторым катками, катки на Т-62 были сконцентрированы в передней, наиболее тяжелой, части корпуса). В результате цепочки таких изменений, вызванных использованием более мощной пушки, и возник «объект 165» — будущий Т-62А. Относительно новой системой, которая устанавливалась на «объект 165», стала система противоатомной защиты (ПАЗ), которая предназначалась для защиты экипажа и оборудования внутри танка от воздействия ударной волны атомных боеприпасов, а так же для защиты экипажа от воздействия радиоактивной пыли на радиоактивно зараженной местности. Подобная система как раз в это время устанавливалась в КБ УВЗ на модернизированный вариант «пятьдесятчетверки», получивший в серийном производстве название Т-55. Забегая вперед, можно сказать, что Т-62 стал вторым серийно выпускавшимся советским танком (после Т-55), имевшим систему ПАЗ.

В 1958 г. были изготовлены три опытных экземпляра «объекта 165» со 100-мм пушками Д-54ТС. Их испытания проходили довольно быстро и без особых осложнений, т. к. почти все узлы и агрегаты были уже отработаны на Т-54/55 и производились серийно.


«Объект 166»

В конце 1959 — начале 1960 г.г. 115-мм пушку У-5ТС установили в переделанный «объект 165». Эта опытная машина получила индекс «объект 166». В 1960-61 гг. «объект 166» успешно прошел заводские и войсковые испытания и в августе 1961 г. был принят на вооружение под обозначением Т-62. Правда, в ходе испытаний выяснилось, что несмотря на увеличенный объем боевого отделения заряжание унитарными выстрелами пушки У-5ТС — довольно трудоемкий процесс, особенно на ходу танка, даже несмотря на наличие механизма выброса стреляных гильз.

Таким образом, в КБ УВЗ под руководством Л.Н.Карцева в очень сжатые сроки (за три года) было создано два варианта среднего танка с более мощным, чем у Т-54, вооружением и усиленным бронированием — Т-62А («объект 165») с нарезной 100-мм пушкой У-8ТС и Т-62 («объект 166») с гладкоствольной 115-мм пушкой У-5ТС. Оба танка в середине 1961 г. были приняты на вооружение Советской Армии. Это позволило несколько сгладить тревожную ситуацию, возникшую после неудачи конкурса на проектирование перспективного среднего танка и ожидаемого появления новых английских и американских танков.

В 1961 г. завод № 183 изготовил установочную партию танков Т-62 из 25 штук, которые были отправлены в войска Прикарпатского военного округа. В марте 1962 г. руководство приняло решение «в связи с необходимостью сокращения номенклатуры танковых пушек производство Т-62А не начинать». Определенную роль в этом решении сыграло и отсутствие подкалиберного бронебойного снаряда для пушки У-8ТС. Также много нареканий вызывал ее дульный тормоз. Зимой при стрельбе дульный тормоз поднимал снежное облако, летом — пылевое или песчаное. Это демаскировало танк и «ослепляло» его смотровые приборы. Дульная волна отрицательно влияла на десант на броне и пехотинцев, наступающих вместе с танками. Существенным недостатком дульного тормоза было и снижение меткости. В результате с 1 июля 1962 г. завод № 183 приступил к массовому выпуску только танков Т-62 со 115-мм гладкоствольной пушкой У-5ТС.

Основным достоинством Т-62 стала его почти полная унификация с серийно выпускающимися танками Т-54 и Т-55, что облегчало снабжение запасными частями, упрощало обучение экипажей, а, следовательно, и освоение нового танка в войсках.

Широкой публике танк Т-62 был впервые продемонстрирован спустя четыре года после принятия на вооружение — на военном параде в Москве 1 мая 1965 г.


Средний танк Т-62


Конструкция

Танк Т-62 представляет собой дальнейшее развитие Т-54/55 и выполнен по той же конструктивной схеме, что и его предшественник. Слева в передней части корпуса находится отделение управления, в средней части под башней размещается боевое отделение, а в корме — силовое. В нем использованы те же узлы и агрегаты, что и в Т-54/55, однако корпус и башня разработаны заново.

Корпус Т-62 сварен из гомогенных броневых плит. По сравнению с Т-55 длина корпуса увеличена на 386 мм, высота на 27 мм. Лобовые плиты имеют толщину 102 мм и значительный угол наклона от вертикали: верхняя — 60°, нижняя — 54°. Толщина остального бронирования существенно меньше — бортов в нижней части корпуса — 15 мм, в верхней — 79 мм (бортовые листы установлены вертикально), днище изготовлено из броневой стали толщиной 20 мм и для увеличения прочности имело корытообразную форму, крыша — толщиной 31 мм.

В расположенном в передней части корпуса у левого борта отделении управления находится место механика-водителя. Справа от него находятся стеллажи, в которых размещена часть боеукладки (16 выстрелов) и аккумуляторные батареи. Механик-водитель попадает внутрь машины через свой люк, устроенный в подбашенном листе над его сиденьем. В положении «по боевому» (с закрытым люком) обзор местности механику обеспечивают два перископа, смонтированные перед люком. В ночное время левый перископ меняется на прибор ночного видения ТВН-2. Он обеспечивает обзор в секторе 30° на дальности 60 м. Инфракрасный (ИК) прожектор механика-водителя установлен с правой стороны верхней лобовой плиты. В отделении управления имеется гироскопический курсоуказатель ГПК-59. Аварийный люк расположен в днище за сидением механика-водителя и открывается внутрь танка.

Башня кругового вращения установлена в центральной части корпуса. В отличие от танков Т-54/55, у которых башня изготавливалась литой с приваренной крышей, башня Т-62 была цельнолитой. По размерам она несколько превосходит башню Т-55 — диаметр опоры башни был увеличен с 1825 мм до 2245 мм и имеет стенки весьма большой толщины: 240 мм в передней части и 153 мм по бортам. В левой части башни располагаются сиденья наводчика (впереди) и командира танка (сзади и несколько выше). С правой стороны находится рабочее место заряжающего. В крыше по обе стороны от пушки имеются открывающиеся наружу люки.

На Т-62 устанавливалась комплексная экранная защита ЗЭТ-1, которая состояла из сетчатого и бортовых экранов, разработанная в 1964 году для повышения защищенности советских танков от кумулятивных боеприпасов, бронепробиваемость которых к этому времени существенно повысилась..



Компоновка танка Т-62

1 — бустер гидропневмопривода главного фрикциона; 2 — аккумуляторные батареи; 3 — распределительный щиток отделения управления; 4 — прожектор прицела; 5 — подъемный механизм пушки; 6 — зенитный пулемет; 7 — прибор ночного видения; 8 — средний топливный бак; 9 — эжектор; 10 — двигатель; 11 — радиатор системы смазки двигателя; 12 — радиатор системы охлаждения двигателя; 13 — вентилятор; 14 — планетарный механизм поворота; 15 — коробка передач; 16 — торсионные валы; 17 — вентилятор боевого отделения; 18 — форсуночный подогреватель; 19 — сиденье наводчика; 20 — сиденье механика-водителя; 21 — рычаг переключения коробки передач; 22 — левый рычаг управления ПМП; 23 — педаль выключения главного фрикциона; 24 — передний топливный бак


Оборудование

Для наблюдения за местностью командир располагает комбинированным дневным-ночным прибором ТКН-3 с ИК-прожектором, установленным перед его люком. Дальность действия ИК-прожектора составляет 400 м. Помимо ТКН-3 командир располагает четырьмя перископами, два из которых установлены в крышке люка, а два других — перед люком. Весь комплекс приборов наблюдения смонтирован в командирской башенке, которая имеет возможность вращаться независимо от вращения башни танка. На рабочем месте наводчика установлен телескопический прицел ТШ2Б-41. В ночное время наводчик ведет наблюдение за местностью с помощью активного прибора ночного видения ТПН1-41-11. ИК-подсветка осуществляется прожектором, установленным в передней части башни рядом с пушкой. Дальность обзора при этом составляет 800 м. Кроме этого, в распоряжении наводчика имеется один призменный прибор наблюдения. Рабочее место заряжающего оборудовано одним перископическим прибором МК-4, который установлен перед его люком. С 1975 г. на Т-62 стали устанавливать (над стволом пушки) лазерный дальномер КТД-1 или КТД-2.

Для обеспечения внешней связи на Т-62 устанавливалась радиостанция Р-113. Связь между членами экипажа обеспечивалась танковым переговорным устройством Р-124.

Танк Т-62 оборудован автоматической системой пожаротушения. Система защиты от оружия массового поражения, установленная на Т-62, аналогична этой системе на Т-55. На Т-62 установлена стандартная для советских танков термодымовая аппаратура, обеспечивающая постановку дымовой завесы шириной до 400 м, которая при безветренной погоде держится в течение четырех минут.

Танк конструктивно приспособлен к преодолению водных преград. Как уже упоминалось, броды глубиной до 1,40 м Т-62 преодолевает без подготовки. После подготовки, с использованием ОПВТ, танк способен преодолевать водные преграды глубиной до 5 м.

Часть танков Т-62 была приспособлена для установки различного дополнительного навесного оборудования. Так использовались минные тралы КМТ-4 и КМТ-5, танковый бульдозер БТУ, комплексная экранная защита ЗЭТ-1.



Рабочее место наводчика. Обращает на себя внимание расположение прицелов. Справа — телескопический ТШ2Б-41, слева — перископический ночной прицел ТПН-1


Вооружение

Впервые в истории мирового танкостроения в качестве основного вооружения в башне установлена стабилизированная в двух плоскостях 115-мм гладкоствольная пушка 2А20 (войсковое обозначение У5-ТС “Молот”). Она может вести огонь унитарными выстрелами с тремя основными типами оперенных снарядов: осколочно-фугасными ОФ-18, кумулятивными БК-4 и БК-4М и бронебойно-подкалиберными БМ-6. Подкалиберный снаряд имеет очень высокую начальную скорость (1615 м/ с). Его бронепробиваемость на дальности 2000 м составляет 270 мм по вертикально расположенной броне и 115 мм по броне с углом наклона 60 градусов, — это выше, чем у аналогичных снарядов 105-мм английской пушки L7. Дальность стрельбы прямой наводкой составляет 4000 м, наибольшая дальность стрельбы — 5800 м. Благодаря наличию двухплоскостного стабилизатора вооружения «Метеор» прицельную стрельбу из пушки можно вести во время движения танка (при скоростях до 10–15 км/час).

Боекомплект Т-62 состоит из 40 унитарных выстрелов, которые являются довольно тяжелыми, громоздкими, что требует много времени и усилий при перезаряжании орудия. Из-за этого скорострельность пушки танка Т-62 очень низкая — при стрельбе с места составляет 4–5 выстрела в минуту, что является серьезным недостатком Т-62. Для сравнения: скорострельность пушки танков Т-54/55 составляет 7 выстрелов в минуту.

С пушкой спарен пулемет ПКТ калибра 7,62 мм с боекомплектом в 2000 патронов.

Первоначально Т-62 выпускался без зенитного вооружения — крупнокалиберного пулемета, который был не эффективен против низколетящих реактивных самолетов, но после появления боевых вертолетов, с 1972 г., танки Т-62 начали оснащаться зенитным пулеметом ДШКМ. Для этого была несколько изменена форма башни в районе люка заряжающего и над ним (на такой же турели, как и на Т-55) установлен пулемет



Командирская башенка. На переднем плане — ИК-прожектор ОУ-ЗГК; под ним — прибор наблюдения командира ТКН-3


Двигатель и трансмиссия

В качестве силовой установки на танке Т-62 используется V-образный 12-цилиндровый дизель с жидкостным охлаждением В-55В, развивающий мощность 580 л. с. при 2000 об/ мин., такой же, как и на Т-55. У него же заимствована силовая передача с гидропневматическим сервоприводом управления главным фрикционом. Коробка передач имеет пять скоростей вперед и одну назад. Крыша МТО аналогична крыше Т-55.

В забронированном объеме расположены топливные баки емкостью 675 л. Три дополнительных топливных бака устанавливались на правой надгусеничной полке и имели общую емкость 285 л. Запас хода танка по топливу составлял до 450 км (по шоссе).

Скоростные характеристики и проходимость остались на уровне Т-55: максимальная скорость по шоссе 50 км/час, преодолеваемые препятствия: подъем до 32°, вертикальная стенка высотой до 0,8 м, ров шириной 2,85 м.


Производство

Серийное производство Т-62 в СССР было завершено в 1972 г. В Чехословакии, которая получила лицензию на производство Т-62, они продержались на сборочной линии дольше — до 1978 г. Здесь Т-62 выпускался на заводе ZTS (Zavod Trucanske Stojarne) в Мартине, Словакия, где его затем сменил Т-72. Танки Т-62, строящиеся в Чехословакии, предназначались в основном на экспорт в третьи страны. Советский Союз удовлетворял свои потребности в этих танках самостоятельно, а на вооружение стран Варшавского договора Т-62 был принят только в Болгарии. Имеется информация, что лицензию на постройку Т-62 получила и Северная Корея, но о производстве Т-62 в этой стране неизвестно.

(продолжение следует)

• ВОЕННАЯ АВИАЦИЯ

Двенадцатый Архангел (самолет-разведчик SR-71)



Александр Анатольевич Чечин и Николай Николаевич Околелов — выпускники ХВВАИУ, всю свою жизнь посвятили службе в военной авиации, преподаватели Харьковского университета Воздушных Сил, известные историки авиации. Знакомы читателям по публикациям в журналах: «Моделист-Конструктор», «Крылья Родины», «Авиация и время».


Часть I

Создание скоростного стратегического разведчика в США началось сразу же после получения данных о том, что советские РЛС легко обнаруживают и даже осуществляют проводку знаменитого U-2. Для определения требований к новому разведчику заместитель директора ЦРУ, руководитель программы U-2 Ричард М. Биссел (Richard М. Bissell) провел анализ влияния скорости полета, высоты и радиолокационной заметности на вероятность поражения машины. Оказалось, что наибольший вклад в уменьшение вероятности вносила скорость. Начиная с этого момента, все внимание Биссела и его ведомства было сосредоточено на поиске самолета с высокой сверхзвуковой скоростью и высотой полета не меньшей, чем у U-2. О своих выводах Биссел проинформировал руководство известных авиастроительных фирм, и их инженеры начали эскизное проектирование подходящих самолетов. К концу 1958 года им удалось разработать несколько интересных проектов.



Первый YF-12A в полете


Все проекты, кроме проекта FISH фирмы Convair и проекта самолета  “Archangel 1” (сокращенно А-1), представленный К. Джонсоном (Clarence L. (Kelly) Johnson) из группы “Skunk Works” фирмы Lockheed были отвергнуты.

Проект FISH базировался на перспективной разработке фирмы Convair, предложенный Стратегическому командованию ВВС годом ранее. Он представлял из себя составной самолет воздушного старта, использующий в качестве носителя сверхзвуковой бомбардировщик В-58В “Super Hustler”. FISH подвешивался под фюзеляж бомбардировщика вместо контейнера с топливом и вооружением. По заявлениям руководства фирмы, FISH мог быть построен к началу 1961 года.

На заседании комитета в ноябре 1958 года Джонсон познакомил специалистов со своим очередным проектом под названием А-3 (“Archangel 3”). После недолгих обсуждений было принято решение о принятии его проекта и организации конкурса между фирмами Convair и Lockheed. Комитет рекомендовал директору ЦРУ Аллену Даллесу обратиться к президенту Эйзенхауэру, чтобы тот обеспечил финансовую поддержку дальнейших исследований.

17 декабря в Овальном кабинете Биссел и Даллес информировали президента и его советника по науке доктора Джеймса Киллиана (James Killian) о необходимости разработки преемника U-2. Даллес аргументировано доказывал, что новый самолет сможет эффективно использоваться по всему миру, а Биссел в общих чертах описал проекты А-3 и FISH. В конце было сказано о главном — на постройку 12 самолетов потребуется около 100 миллионов долларов. Эйзенхауэр предложил соединить финансовые усилия ВВС и ЦРУ для решения этой проблемы, однако делать это надо было очень осторожно, что бы не “засветить” сверхсекретную программу. В конце беседы президент попросил доложить ему о результатах конкурса, когда программа выйдет на стадию реализации. Программе было присвоено кодовое наименование Gusto — “Удовольствие”.



Сборка опытного А-12.


После того, как проблемы с финансированием были улажены, фирмы принялись за детальную разработку проектов. Первую половину 1959 года конкурсанты потратили на уменьшение радиолокационной заметности своих самолетов, при этом они добивались минимума величины эффективной отражающей поверхности (ЭОП). Этот показатель как критерий оценки радиолокационной заметности был введен американцами в 1953 году, еще во время проектирования стратегических разведчиков U-2 и Х-16.

В поисках путей уменьшения ЭОП проверялась эффективность различных подходов.

Первый — конструктивный, направленный на устранение элементов конструкции, которые отражают энергию РЛС в сторону излучателя. Наиболее яркими примерами таких отражателей являются стыки фюзеляжа, крыла и хвостового оперения, а также вертикально расположенные плоскости. Учитывая эти особенности, конструкторы решили сделать стыки как можно более плавными, а вертикальное хвостовое оперение — двухкилевым, с наклоненными во внутрь поверхностями. Оба летательных аппарата рассчитывались для полетов на больших высотах, и наиболее вероятным было облучение РЛС со стороны нижней полусферы. Поэтому именно на гладкость нижней части фюзеляжа обращалось наибольшее внимание инженеров. Обе фирмы достигли здесь определенного совершенства, и их самолеты можно смело причислить к группе летательных аппаратов с несущим корпусом.

Для исключения отражения сигналов РЛС от лопаток компрессоров двигателей Джонсон использовал центральные конусы для регулирования воздухозаборников, а инженеры Convair — полуконусы.

Второй путь снижения ЭОП проходил через использование в конструкции специальных радиопоглощающих материалов. Придуманная группой Джонсона оригинальная конструкция прямолинейных передних кромок крыла, в которых использовался принцип работы безэховой камеры, позволил значительно уменьшить толщину покрытия радиопоглощающего материала.

Как уже говорилось, большое влияние на заметность самолета оказывает скорость полета. Для доказательства этого утверждения был проведен целый ряд исследовательских работ, сутью которых была оценка советских автоматических систем управления и наведения в истребительной авиации и войсках ПВО.

Расчет американцев был прост. От высотного и малозаметного самолета отметка будет маленькой и быстро затухающей, а шаг между серией отметок за счет высокой скорости полета будет в несколько раз больше, чем у обычного самолета. Из-за этих факторов оператору будет гораздо труднее “склевывать”, а тем более визуально вести цель.

Расчеты показывали, что самым оптимальным режимом полета, который максимально использовал недостатки систем наведения, был полет на высоте около 27500 м со скоростью приближающейся к М=3. При этом площадь ЭОП летательного аппарата не должна была превышать 10 м2. Для сравнения можно сказать, что площадь ЭОП самолета F-4 Phantom составляет 6 м2, а В-52 — 100 м2.

Летом 1959 года Lockheed и Convair закончили исследования по программе Gusto и представили проекты на уровне продувочных моделей.

Новый проект фирмы Convair получил название Kingfish, а фирмы Lockheed — А-12. На “Двенадцатом Архангеле” использовали ту же силовую установку, но для уменьшения ЭОП форсажной камеры в топливо хотели добавлять цезий. Для экономии веса основным материалом для конструкции А-12 должен был стать титан. К тому же он отлично выдерживал высокую температуру.

20 августа 1959 года консультативный комитет начал анализировать проекты. Оба самолета имели похожие характеристики, но машина Lockheed немного превосходила своего конкурента в каждой категории. Она могла быть быстрее построена и ее производство обходилось дешевле. Драгоценное время и несколько миллионов долларов экономились за счет того, что А-12 взлетал и летел к цели самостоятельно, a Kingfish поднимался в воздух на борту специального самолета-носителя В-58В “Super Hustler”, который еще только предстояло построить. Единственным, но веским преимуществом проекта фирмы Convair была низкая величина ЭОП планера самолета.

Из-за этого некоторые представители ЦРУ первоначально склонялись в пользу проекта Kingfish, но специалистам из ВВС удалось переубедить разведчиков, и они в конечном счете поддержали проект А-12. Деловая репутация Convair была подпорчена постоянными задержками во время проектирования и хроническим несоответствием реальных характеристик своих самолетов — проектным, достаточно только вспомнить историю создания истребителя F-102 и бомбардировщика В-58.

Напротив, фирма Lockheed всегда работала быстро и качественно. Здесь яркими примерами могут служить истребитель F-80 и разведчик U-2. Немаловажным фактором был и большой опыт группы “Skunk Works” по работе с особо секретными проектами. Все ее сотрудники несколько раз проверялись агентами спецслужб, и каких-то дополнительных мероприятий по соблюдению режима секретности в группе Джонсона уже не требовалось.



Огневые наземные испытания двигателя J-58.


Несмотря на то, что большинство членов комиссии склонялось в пользу самолета А-12, его повышенная радиолокационная заметность беспокоила Биссела и руководство ЦРУ. Джонсон пообещал уменьшить ЭОП самолета к 1 января 1960 года. ЦРУ пошло навстречу и 14 сентября 1959 года подписало с ним контракт на дополнительные исследования сроком на четыре месяца. Начиная с этого момента, программа Gusto была прекращена, а все работы по самолету А-12 получают название проект Oxcart — “Повозка, запряженная волами”.

В это же время началась проработка тактики применения А-12. По замыслу руководства ЦРУ самолет должен был взлетать с базы на юго-западе США (в Неваде) и лететь в сторону Северного полюса. Над полюсом производить дозаправку в воздухе, выходить на потолок и набирать максимальную скорость полета. Далее, Oxcart летел над территорией СССР до побережья Черного моря, над нейтральными водами производил разворот и возвращался на полюс. После очередной дозаправки самолет летел на базу в Невадской пустыне.

После заключения контракта на исследования группа “Skunk Works” приступила к постройке натурного макета самолета для проверки его радиолокационной заметности. Макет должны были водрузить на высокий пилон и облучать его реальными радиолокационными станциями. Испытания планировали провести на полигоне фирмы Edgerton Germeshausen & Grier (EG&G) в сотрудничестве с фирмой McDonnel-Douglas RCS Facility в Грей Батт (Gray Butte). Джонсон возражал против этого полигона, мотивируя это тем, что с рядом проходящего шоссе любой желающий сможет увидеть или даже сфотографировать сверхсекретный самолет. Представители EG&G согласились с этим, и испытания перенесли на удаленную базу близ озера Грум (Groom) в Неваде, известную под названием Агеа-51 — “Зона 51”.

18 ноября 1959 года макет поместили на пилон и начали облучать его лучами РЛС под разными ракурсами. Результаты оказались благоприятными. Правильность подхода Джонсона подтвердилась, но для окончательного доведения формы планера до достижения площади ЭОП в 10 м2 потребовалось еще 18 месяцев непрерывных испытаний и доработок макета. Основной целью этих доработок была борьба с острыми углами, которые могли отражать импульсы в сторону РЛС. Автором идеи был Эдвард Парселл. Сначала Джонсон опасался ухудшения летных характеристик, но продувки в аэродинамической трубе показали, что установленные наплывы и зализы только способствовали увеличению подъемной силы и повышению поперечной устойчивости.

Теперь перед конструкторами вставали чисто технологические трудности при изготовлении машины. Сначала хотели набирать обшивку из небольших треугольных титановых листов, которые приклеивались к стрингерам специальным клеем на основе эпоксидной смолы. Но затем от титана отказались в пользу композиционного материала на основе сотового заполнителя.

В середине января 1960 года Джонсон заявил об окончании проектных работ и готовности к началу строительства первого летного экземпляра А-12. Когда Ричард Биссел ознакомился с документацией, он был неприятно удивлен снижением летных характеристик самолета, в частности, практического потолка и дальности полета. Однако Джонсон заверил его в том, что во время постройки ему удастся снизить вес конструкции на 454 кг и увеличить запас топлива на тонну, при этом характеристики и сроки поставки самолета не изменятся.

Эти заверения удовлетворили Биссела, и 26 января ЦРУ заказало 12 самолетов А-12. Контракт подписали 11 февраля 1960 года. Первоначальная стоимость заказа составляла 96,6 миллионов долларов, но, учитывая возможные технологические трудности, цена одного самолета могла быть пересмотрена в сторону увеличения.

Согласно техническим характеристикам проекта Oxcart, самолет должен был достигнуть скорости М=3,2 (это приблизительно 1 км/с) и высоты до 29718 м. Таким образом, он превосходил аналогичные показатели U-2 по скорости более чем в пять раз, а по высоте мог летать на пять километров выше.

Полет на таких скоростях приводил к сильному нагреву обшивки и требовал использования в системах самолета совершенно новых смазок и гидравлических жидкостей, которые только предстояло изобрести. Большие трудности подстерегали конструкторов и при изготовлении титановой конструкции планера. Почти весь поступивший на фирму Lockheed титан марки В120 был забракован. Только в 1961 году фирма получила титан достаточно высокого качества и смогла начать изготовление необходимых деталей.

Задача по разработке разведывательного фотографического оборудования для проекта Oxcart была возложена на фирмы Perkin-Elmer, Eastman Kodak и Нусоn. Каждая из них начала делать свою камеру с высоким разрешением и со способностью съемки на высоких скоростях полета. Камеры создавалась при соблюдении жестких требований к весу, размерам и тепловому режиму работы.



А-12 «Article 128» — восьмой экземпляр самолета. Хвостовой номер 77835 получил на базе Кадена. В настоящее время находится в музее Национальной гвардии США.


Каждая из этих трех фотокамер была уникальной, имела свои преимущества, и разработчики самолета решили купить все три аппарата. Но прежде чем установить их на А-12, было необходимо решить серьезную проблему с нагревом стекол иллюминаторов для объективов фотоаппаратов. Под воздействием сильного перепада температур на наружной и внутренней поверхности стекла, возникали сильные оптические искажения, сводившие на нет высокие характеристики фотокамер. Решение задачи возложили на фирму Corning Glass Works. Ее специалистам потребовалось около трех лет и более 2 миллионов долларов для подбора материала для изготовления стекол и разработки технологического процесса прикрепления стекла к металлической оправе.

С самого начала было ясно, что проводить летные испытания сверхсекретного самолета на заводе в Бербанке (Burbank), где взлетно-посадочная полоса находилась у всех на виду — нельзя. Необходимо было найти аэродром, удаленный от густонаселенных районов и воздушных трасс, с хорошей погодой и полосой длиной, по крайней мере, 2440 метров.

После рассмотрения 10 баз военно-воздушных сил Ричард Бисселл решил проводить испытания на базе Грум в “Зоне 51”. В сентябре 1960 года самолетами С-47 в “Зону” прибыли первые рабочие бригады из Бербанка и начали строить новую ВПП длиной почти 2600 метров. Сразу за ней располагалась ровная поверхность высохшего озера длиной около 7 км, которая могла использоваться в аварийных случаях. Сооружаемая полоса отличалась от обычных ВПП. Келли Джонсон опасался, что наличие стандартных поперечных термокомпенсационных швов через каждые 7,6 м приведет к нежелательным колебаниям шасси своего скоростного самолета, потому строители старались делать швы вдоль полосы, на участках длиной по 45,7 м. Основные работы на ВПП закончились к 15 ноября 1960 года. Кроме этого, к базе пришлось проложить новое шоссе с усиленным покрытием протяженностью 29 км, для тяжелых топливозаправщиков. Все работы и монтаж оборудования закончили 1 августа 1961 года — к планируемой дате окончания постройки А-12.

Но строительство первого А-12 затягивалось по причинам, не зависящим от фирмы Lockheed. Сначала работы сдерживали поставки некачественного титана, потом основным камнем преткновения стали двигатели J58. В конечном счете Джонсон и руководство ЦРУ решили, что дальше откладывать начало летных испытаний уже нельзя, и на А-12 начали монтировать два двигателя Pratt & Whitney J75 от перехватчика F-106. При такой силовой установке А-12 мог достичь высоты 15240 м и разогнаться до М=1,6. Такое решение позволяло завершить сборку и проверку самолета к 22 декабря 1961 года и доставить его в “Зону 51” уже в конце февраля следующего года.

Первый экземпляр А-12 с заводским номером 60-6924, известный как “Изделие 121” (“article 121”), собирался и проверялся на заводе в Бербанке в течение января и февраля 1962 года.

Самостоятельно лететь к месту испытаний он не мог, поэтому планер разобрали, части погрузили в специальный трейлер стоимостью почти 100 тысяч долларов, шириной 10,7 м и длиной 32 м, и отправили в Неваду. Проезд такой огромной машины сопровождался удалением дорожных знаков, обрезкой деревьев и даже выравниванием некоторых участков дороги. Самолет выехал из Бербанка в 2 часа 30 минут утра 26 февраля 1962 года и достиг “Зоны 51” через два дня.

После сборки и установки временных двигателей J75 у инженеров возникла новая проблема, вызванная течью в топливных баках самолета. Титановая конструкция самолета должна была работать в диапазоне температур от -500 до 10000 °C, и конструкторы были вынуждены сделать довольно широкие термокомпенсационные зазоры между элементами конструкции. Для их герметизации применялись специальные уплотнители, но под воздействием топлива они начали сжиматься и размягчаться. Пока самолет стоял заправленный, количество утечек постепенно росло и за день дошло до 68. Техникам пришлось сливать топливо, разбирать самолет и менять уплотнители. На все эти операции ушло 60 дней. К сожалению, подобрать такой состав резины, которая была бы неподвержена разъеданию агрессивным топливом и в тоже время была бы достаточно эластичной, ученым так и не удалось. Поэтому все самолеты семейства А-12 (SR-71) страдали утечками топлива вплоть до их снятия с вооружения, и техникам приходилось постоянно подставлять под фюзеляж самолета на стоянке огромные поддоны. Утечка топлива повлияла и на особенности применения самолетов. Они взлетали с минимальным запасом топлива, дозаправлялись в воздухе от заправщиков КС-135 и немедленно набирали высокую сверхзвуковую скорость. Конструкция нагревалась, зазоры между элементами конструкции уменьшались, и течь топлива прекращалась. Перед посадкой лишнее топливо приходилось сливать через трубу в задней части фюзеляжа.

Утечки топлива оказались далеко не таким безобидным недостатком, как его представляют американцы. С ним напрямую связаны три аварии самолетов SR-71 № 61-7950, № 61-7954 и № 61-7977. Все они происходили во время посадки или взлета по единому сценарию. Сначала выходили из строя тормоза, затем загорались пневматики и поджигали текущее снизу фюзеляжа топливо. В результате машина превращалась в пылающий факел и после тушения списывалась в лом.

С новыми уплотнителями в топливных баках опытный образец А-12 был готов подняться в воздух 25 апреля 1962 года. Летчиком-испытателем назначили Луи Шалка (Louis Schalk). Сначала он приступил к рулежным испытаниям. Во время одной из скоростных пробежек самолет, еще не достигший расчетной скорости отрыва, поднялся в воздух и совершил короткий незапланированный полет. Пролетев на высоте около 6 метров несколько километров, пилот посадил машину на дно высохшего озера. На самом деле этот полет состоялся с санкции Джонсона. Накануне полета Шалк и Джонсон договорились, что во время пробежки Шалк оторвет А-12 от земли. После посадки Шалк пожаловался на проблемы с выдерживанием направления движения во время руления. Ему все время приходилось энергично работать педалями, удерживая машину на ВПП. В воздухе А-12 показал себя как самолет с нейтральной устойчивостью, склонный к раскачке. Однако в этот день система автоматического управления была отключена, и демпфер не работал, поэтому на последнее замечание внимания не обратили, а проблему с носовым колесом решили подрегулированием механизма поворота.

На следующий день Шалк опять оторвал самолет от ВПП и начал набирать скорость. В ответ с самолета начали отрываться детали обшивки, обнажая стрингеры нижней поверхности наплывов за нишей передней стойки шасси. Это было вызвано открытием технологического люка в нише, через который мощный поток воздуха попал во внутреннее пространство наплывов и начал вырывать приклеенную обшивку. Летчику удалось посадить самолет. Полет продлился 40 минут. На ремонт обшивки затратили четыре дня.

После таких пробных полетов больших сюрпризов от А-12 уже не ожидали, и Джонсон принял решение провести “первый” официальный полет. На базу пригласили людей из ЦРУ, представителей фирм Honeywell (она делала систему автоматического управления для А-12) и Pratt & Whitney. В качестве почетных гостей присутствовали генерал Джимми Дулиттл (Jimmy Doolittle), совершивший знаменитый рейд на Японию, и Ричард Бисселл.

Утром 30 апреля Луи Шалк на скорости 314,8 км/ч оторвался от земли и набрал высоту 9144 м. В воздухе шасси не убиралось, поэтому скорость ограничивалась величиной 629,7 км/ч. Через 59 минут самолет совершил посадку. Джонсон торжественно объявил, что этот полет был самым гладким “первым” испытательным полетом за всю его карьеру авиаконструктора.

2 мая А-12 уже преодолел звуковой барьер, достигнув скорости М=1,1. Машину начали постепенно осваивать другие пилоты. По расчетам конструкторов А-12 с двигателями J75 мог достичь скорости не более чем М=1,6, но летчику Биллу Парку (Bill Park) все же удалось превысить скорость звука в два раза, введя машину в пикирование с высоты 15240 м. Несмотря на это, без новой силовой установки самолет не мог показать все свои возможности и летчики с нетерпением ожидали поставки новых двигателей.

Летом на базу в Грум Лейк из Бербанка начали подвозить следующие самолеты из первой серии. 26 июня 1962 года спецтрейлер с самолетом Article 122 столкнулся с рейсовым междугородним автобусом. Агентам ЦРУ пришлось потратить немало усилий и 4890$, чтобы замять дорожное происшествие и не допустить рассмотрение дела в суде штата. Где им пришлось бы объяснять: что за огромные ящики возят по дорогам странные машины.

Но это происшествие было лишь полуденной тенью тех огромных проблем, которые легли на плечи агентов спецслужб, охраняющих тайну существования проекта Oxcart. Полеты А-12 проходили с интенсивностью примерно шесть полетов в месяц, и первыми, кто мог их обнаружить, были авиадиспетчеры. Чтобы не допустить утечку информации с этой стороны, заместитель директора Офиса специальных операций обратился в Федеральное управление гражданской авиации с требованием распространить по своим региональным управлениям инструкцию о том, как поступать с сообщениями о необычно быстром и высотном самолете. Все диспетчеры были предупреждены, чтобы случайно не упомянуть по открытым каналам связи об обнаружении или проводке такого самолета. В ВВС и NORAD провели подробные брифинги с летчиками ПВО и операторами РЛС.

Самолет Article 124 (А-12В) — двухместная учебно-тренировочная модификация — был поставлен в ноябре. За свой специфический вид А-12В (06927) получил прозвище “Titanium Goose” — Титановый Гусь. Пятый самолет привезли на базу 17 декабря. К сожалению, программа летных испытаний отставала от графика, и ее основным тормозом было отсутствие у фирмы Lockheed штатных двигателей J58.

Осенью 1962 года фирма Pratt & Whitney только заканчивала испытания двигателей J58. Последним этапом была проверка J58 на предельных режимах. Для моделирования условий полета на скорости М=3,2 и высоте 29600 м инженеры запустили J58 в реактивной струе выхлопных газов от двигателя J75. В таких условиях двигатель наработал около 1000 часов. После того, как все выявленные в ходе этого экстремального испытания проблемы были устранены, десять экземпляров J58 отправили в “Зону 51” для установки на А-12.

5 октября 1962 года начались летные испытания J58. Опасаясь возможных отказов в новой силовой установке, J58 установили только в правую гондолу, а в левой оставили надежный и проверенный 75-й.

С разными двигателями А-12 летал до начала 1963 года, испытывая сложную автоматику силовой установки нового типа. И только 15 января Oxcart полетел уже с двумя работающими J58. Начиная с этого момента, двигатели J58 поставили на все одноместные А-12, и испытатели начали наверстывать упущенное время. Самолеты выполняли по три вылета в день, семь дней в неделю. Наибольшее количество вылетов делали артикли 121 и 123.

Как только пилоты вышли на скорости более 2,5 Мах, двигатели сразу стали работать нестабильно. После летных экспериментов оказалось, что виной всему были скачки уплотнения, попадавшие в воздухозаборник. Решение этой проблемы потребовало достаточно много времени и, в конечном счете, привело к полному перепроектированию системы регулирования воздухозаборника.

В ходе программы возникали и другие проблемы. Например, в начале 1963 года, когда на всех А-12 стали устанавливать новые J58, несколько двигателей во время газовок были выведены из строя посторонними предметами, попавшими в воздухозаборник. Таковыми оказались болты, металлическая бритва, ручка и орехи, попавшие в гондолу при сборке. Для предотвращения этих случаев в будущем рабочим запретили носить комбинезоны с карманами, а гондолы после сборки тщательно проверялись.

Первая авария А-12 (Article 123) произошла 24 мая 1963 года, когда пилот ЦРУ Кеннет Коллинз (Kennet Collins) во время обычного полета на проверку инерциальной навигационной системы обнаружил неисправность указателя воздушной скорости. Не зная реальной скорости самолета, он уменьшил ее ниже предельно допустимого уровня, сорвался в плоский штопор и был вынужден катапультироваться. Коллинз выжил, а самолет упал около города Уэндовер (Wendover) в штате Юта. Для прессы сделали заявление, что это упал истребитель-бомбардировщик F-105. Все А-12-ые были поставлены на прикол до выяснения причин неисправности. Отказ был классическим — в дюрите полного давления замерз водяной конденсат. Через неделю полеты возобновились.

20 июля 1963 года Луи Шалк впервые достиг 3 Мах на А-12. На проектную скорость М=3,2 самолет вывел пилот Джеймс Эстхем (James Easthem) в ноябре 1963 года. Он пролетел на ней около 10 минут. Через три месяца, 4 февраля 1964 года, Эстхем разогнал “121” до М=3,3, но был вынужден прекратить полет и вернуться на базу. Изоляция электрической проводки, которая проходила по бортам кабины, не выдержала высокой температуры, вызванной кинетическим нагревом фюзеляжа, и начала гореть. После посадки кабина была полностью задымлена. Полеты прекратили на шесть недель, для замены проводки на всех летающих А-12.



SR-71A (61-17978) “Rapid Rabbit” потерпевший аварию на авиабазе Кадена. Во время посадки у самолета отказали тормоза и он выкатился за пределы ВПП.



SR-71A (61-17977) потерпел аварию на авиабазе Бил (Beale). На посадке у самолета заклинило тормоза, пневматики загорелись и подожгли топливо, которое вечно капало из баков SR-71. Пилоты остались живы.


К концу 1963 года А-12 совершили 573 полетов, налетав 756 часов.

Летом 1964 года произошла следующая авария. 9 июля А-12 Article 133 потерял управление во время захода на посадку и упал. Летчик Билл Парк, недавно назначенный главным испытателем программы Oxcart, катапультировался. В этом полете Парк поднялся на рекордную высоту 29321,8 м. На обратном пути отказала система управления двигателями, и их тяга не уменьшалась. Стараясь снизить скорость, летчик выпустил шасси, через открытые ниши шасси холодный воздух вывел из строя сервомоторы. Началась утечка рабочей жидкости из гидросистемы, после чего самолет потерял управление. Пилот боролся за машину до конца и покинул ее только на высоте 60 м, когда самолет уже падал на южную оконечность полосы “Зоны 51” с креном 45°. Парк приземлился одновременно с раскрытием парашюта и отделался синяками и ссадинами.

По итогам 1964 года А-12 совершили 1160 полетов и налетали 1616 часов.

Свой самый длительный высокоскоростной полет А-12 совершил 27 января 1965 года. Полет длился 100 минут, из которых 75 минут машина летела со скоростью более 3,1 Мах на высотах от 23043 до 24384 м. За это время А-12 пролетел 4585,6 км.

20 ноября 1965 года трехлетние испытания по проекту Oxcart завершились. А-12 налетали 60 часов на скорости М=2,0,33 часа на М=2,6 и 9 часов на М=3,0. Максимальная высота полета, достигнутая в ходе испытаний, 27432 м и скорость М=3,29. Максимальное ресурсное испытание продолжалось 6 часов и 20 минут.



Десять опытных А-12 на аэродроме «Зоны-51»


Зимой произошла еще одна авария с А-12, но она уже не повлияла на дальнейшую судьбу самолета. 28 декабря 1965 года А-12 Article 126 упал в озеро Грум и взорвался. Авария произошла сразу после взлета. Пилот ЦРУ Мел Войводич (Mele Vojvodich) катапультировался с высоты 46 м и приземлился рядом с ВПП. Билл Парк чуть было не задавил его своим автомобилем, на котором он мчался к месту падения А-12. Причиной аварии стала невнимательность инженера, подключавшего блоки САУ и перепутавшего разъемы.

Поскольку фонды, потраченные военно-воздушными силами на программу Oxcart, превысили все разумные пределы, спецслужбы стали думать о том, как объяснить конгрессу эти расходы. В то же самое время некоторые журналисты узнали о существовании некого секретного самолета. ЦРУ забеспокоилось, что тайна, в конечном счете, будет раскрыта. В январе 1963 года руководители программы доложили о своих опасениях президенту Кеннеди.

Сторонники рассекречивания программы нашли простой и мощный аргумент в свою пользу — потребность поделиться технологиями для ускорения программ В-70 и пассажирского сверхзвукового самолета. Аргумент подкрепили и несколько советников президента, которые справедливо заметили, что Lockheed получила 700 миллионов долларов на развитие своих идей, что дало ей огромное преимущество над другими кампаниями. 12 ноября 1963 года, за 10 дней до своей роковой поездки в Даллас, Кеннеди дал указание ЦРУ разработать план рассекречивания проекта Oxcart.

Следующий президент США Линдон Джонсон получил детальные сведения о проекте Oxcart от министра обороны Макнамары уже 29 ноября, через неделю после начала исполнения своих обязанностей. Макнамара настаивал на сохранении тайны, и президент отложил вопрос до февраля.

Окончательное решение принял Совет Национальной безопасности, собравшийся на свое очередное заседание 29 февраля 1964 года. Все участники заседания высказались за рассекречивание самолета.

Президент Джонсон провел пресс-конференцию, на которой он объявил о наличии у США экспериментального реактивного самолета А-11, летающего со скоростями более 3200 км/ч на высотах более 21000 м. Публике были продемонстрированы фотографии YF-12A. В некоторых источниках говорится о том, что Джонсон ошибочно назвал самолет А-11. На самом деле сообщение президента писал лично Келли Джонсон.

Он умышленно выбрал предыдущую модель, на которой отсутствовали элементы снижения площади ЭОП, другими словами, как это любят сейчас говорить — элементы технологии “Стеле”.



Рейган награждает Джонсона почетной медалью


Процесс постепенного раскрытия разведывательных целей программы проходил до 25 июля 1964 года, когда президент рассказал о существовании нового разведывательного самолета для военно-воздушных сил, который он назвал SR-71. Вот тут Джонсон уже оговорился, потому что ему давали другое обозначение — RS-71 (разведывательно-ударный). Ошибку главы государства прикрыли изобретением новой позиции в классификации американских военных самолетов: “стратегический разведчик” — SR.

После снятия завесы секретности американцы могли начать регистрацию рекордов в классе сверхзвуковых самолетов с турбореактивными двигателями. На счету YF-12A и SR-71A появилось девять мировых рекордов. Шесть из них были побиты советским самолетом Е-266 (МиГ-25), а три так и остались без ответа:

1. Скорость на базе 15–25 км — 3529,56 км/ч. Принадлежит SR-71. Установлен 27.07.67 г.

2. Высота в горизонтальном полете — 25929 м. Принадлежит SR-71. Установлен 28.07.76 г.

3. Скорость при полете по замкнутому маршруту в 1000 км — 3367,221 км/ч. Принадлежит SR-71. Установлен 27.07.76 г.

(продолжение следует)

ОБЩЕТЕХНИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ

• ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНАЯ ТЕХНИКА

Новые локомотивы РЖД

В.А. Гапанович


Начало нового XXI века для железнодорожников оказалось во многом схожим с 20-ми годами века ушедшего — периода восстановления после Гражданской войны. Преодолев «негативные тенденции», а проще говоря — полнейший развал в экономике, пост-советские государства, и в первую очередь Россия и Украина столкнулись с необходимостью существенной модернизации парка подвижного состава железных дорог — этой кровеносной системы современной экономики. Назрела и необходимость в появлении новой техники, отвечающей современным требованиям мирового уровня.



Грузовой электровоз переменного тока 2ЭС5К “Ермак”


Для реализации комплексной программы обновления подвижного состава ОАО «Российские железные дороги», подготовки производства на машиностроительных предприятиях необходима совместная высокоэффективная работа специалистов ОАО «РЖД», локомотиво-строительных заводов, научных учреждений и ряда ведущих зарубежных фирм.

В результате такого сотрудничества в последнее время появились образцы принципиально новой техники. Так, после почти 20-летнего перерыва на Новочеркасском электровозостроительном заводе (НЭВЗ) создан грузовой электровоз переменного тока 2ЭС5К «Ермак». Он успешно прошел испытания и в конце 2005 г. принят приемочной комиссией. В этом году дороги Восточного полигона получат 30 двухсекционных электровозов «Ермак», а до 2010 г. на линию поступят свыше 200 таких машин.

Впервые в России в тесном взаимодействии с предприятиями ЗАО «Трансмашхолдинг» созданы грузовые магистральные тепловозы 2ТЭ70 и 2ТЭ25К «Пересвет». По сравнению с 2ТЭ116 они имеют на 25 % большую силу тяги длительного режима, сниженный на 6 % расход топлива.

Суммарная мощность локомотива 2ТЭ70 составляет 6000 кВт. Всего в 2006 г. планировалось изготовить на Коломенском заводе установочную партию из пяти тепловозов 2ТЭ70 и направить их на Северную дорогу.

Завершены заводские испытания тепловоза 2ТЭ25К «Пересвет». Проведен полный цикл испытаний и сертификация с изготовлением двух тепловозов для испытаний в условиях эксплуатации. В 2007 году должен начаться серийный выпуск локомотивов 2ТЭ25К.

При создании тепловозов 2ТЭ70 и 2ТЭ25К реализованы инновационные технические решения, которые станут неотъемлемыми для всех локомотивов нового поколения, рассчитанных на работу до 2030–2040 гг.



Грузовой тепловоз 2ТЭ25К “Пересвет”


В настоящий момент на Брянском машиностроительном заводе заканчивается сертификация нового маневрового локомотива с асинхронным тяговым приводом ТЭМ21. Планируется закупить пять таких тепловозов, чтобы оценить их работу в различных эксплуатационных условиях.

На базе разработок специалистов института ВНИКТИ (г. Коломна) совместно с ведущими конструкторами в области тепловозостроения на Брянском заводе начато изготовление локомотива нового поколения — тепловоза с асинхронным приводом 2ТЭ25А.

В августе 2006 года он был представлен на выставке железнодорожного машиностроения в Научно-испытательном центре ВНИИЖТа в Щербинке. Весь комплекс испытаний планируется завершить в 2007 г., а с 2008 г. начнется его серийное производство. Этот локомотив будет служить основой тепловозного парка ОАО «РЖД» до 2030 г.

Особую обеспокоенность железнодорожников вызывает состояние парка пассажирских локомотивов. В 2006 году стали выводиться из эксплуатации пассажирские электровозы переменного тока ЧС4, «верою и правдою» прослужившие на ж/дорогах не один десяток лет. Их должны будут заменить современные локомотивы ЭП1. На железные дороги уже поставлено 100 таких машин.

Для замены парка электровозов постоянного тока на Коломенском заводе выпущен первый российский пассажирский электровоз ЭП2К с техническими характеристиками, значительно превышающими параметры локомотивов ЧС2 и ЧС2Т. С 2007 г. начинается их серийное производство. К 2010 г. на дороги будет поставлено 160 таких локомотивов. Это позволит отказаться от затратной модернизации с продлением срока службы электровозов ЧС2.

В сотрудничестве с рядом предприятий авиационно-космического комплекса Самары, Урала, Пермского края на базе разработок ВНИКТИ и СНТК им. Кузнецова начато создание газотурбовоза мощностью 8300 кВт, работающего на сжиженном природном газе. Сама идея — не новая, активно обсуждавшаяся еще в начале 60-х годов прошлого века, но тогда косность чиновников не позволила идее реализоваться.

В настоящее время завершена разработка конструкторской документации, начато изготовление отдельных узлов локомотива и их сборка. Стендовые испытания газовой турбины были проведены в марте 2006 г., а свой первый самостоятельный рейс газотурбовоз совершил в ноябре 2006 года.

В соответствии с соглашением, подписанным между администрацией Свердловской области и ОАО «РЖД», была завершена разработка конструкторской документации для нового грузового электровоза постоянного тока 2ЭС4К, и его изготовление началось во II квартале 2006 г. на Уральском заводе железнодорожного машиностроения. Локомотив придет на замену выработавших свой ресурс электровозов серии ВЛ10.

Специалисты ОАО «РЖД» разработали и новые технические требования на перспективные пассажирские электровозы ЭП2 и ЭПЗ. В них учтены самые современные достижения крупнейших мировых производителей в области локомотивостроения — таких, как «Бомбардье», «Сименс», «Ансальдо Бреда», «Тальго». При проектировании этих электровозов закладывается коэффициент готовности 0,98 и обеспечение всех видов ремонта на принципах сервисного обслуживания на протяжении полного жизненного цикла.

Партнеры для участия в создании этих принципиально новых локомотивов будут подбираться ОАО «РЖД» совместно с «Трансмашхолдингом» на тендерной основе. В 2007 г. должны быть изготовлены первые опытные образцы электровозов ЭП2 и ЭПЗ, а в 2008 г. начаты их эксплуатационные испытания. Предварительно заключен контракт на поставку к 2010 г. 60 машин этого класса.

Что касается подвижного состава для пригородного сообщения, то в марте 2006 г. были завершены сертификационные испытания рельсового автобуса РА2, выпускаемого мытищинским ОАО «Метровагонмаш» в двух- и трехвагонном исполнении и с возможностью работы по системе многих единиц.



Грузовой тепловоз 2ТЭ70



Перспективный грузовой тепловоз 2ТЭ25А



Пассажирский электровоз постоянного тока ЭП2К


Кроме того, совместно со специалистами Демиховского завода в 2006 г. началась разработка принципиально нового проекта моторвагонного подвижного состава с использованием самых передовых технологий и с учетом опыта ведущих компаний Европы.

Для России, с ее необъятными просторами, железнодорожный транспорт является не только «кровеносной системой» производственного организма, но и коммуникационным средством, объединяющим многочисленные территории в государство. Отсюда — и повышенное внимание к ОАО «РЖД» со стороны государства наряду с «Газпромом» и «Роснефтью». Некоторые украинские предприятия, такие как «Лугансктепловоз», также принимают участие в некоторых совместных проектах с россиянами.



Дизайн-проект магистрального газотурбовоза ГТ1



Рельсовый автобус РА2

КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ФАНТАСТИКИ «Обреченность»

Марина Маковецкая



Обреченность… Каждый из людей знаком с этим чувством, не правда ли? Но в полной мере — немногие.

…Я проснулся сегодня утром, испытывая непривычную легкость и умиротворение. Снилось, что я с помощью какого-то прибора ускорил себя в сотни раз, затем в миллионы раз уменьшился и начал падать на крохотную планетку. В ушах звучала завораживающая музыка, внизу вспыхивали разноцветные буквы, приветствуя меня. Букв этих я не знал, но догадался, что это жители планеты превращаются в них, когда умирают, причем у каждого своя буква и свой цвет. И радуются, умирая. И смерть у них называется — освобождение.

Пару минут я лежал, сам себе улыбаясь, потом вспомнил, кто я и где я, и обреченность холодным червяком заползла в душу. Тяжело поднялся, привычным движением вскинул руки — халат сам прыгнул со стула, надеваясь. Глупо. До чего же глупо, до чего все наоборот… Дурацкий, бессмысленный сон. Освобождение?

Ну да, освобождение — для меня, а не для них: вот о чем я думал вчера, засыпая. Эти мелкие, отвратительные твари… и почему мне приснилось, что они красивы? И при чем тут планета?

Но они не дадут мне освобождения. Они держат — и не отпустят.

* * *

Еще в детстве я узнал, что обречен. Конечно, я не сразу это понял. Помню, однажды вечером к маме пришли люди в белых халатах и о чем-то долго говорили с ней наедине, когда я отправился спать. Потом мама много плакала. И назавтра, и в следующие дни. А в чем дело, не говорила. Просто гладила меня по плечу и молчала.

А потом моя жизнь изменилась. Толком не помню, как я это почувствовал. Вроде бы дети во дворе ни с того ни с сего стали относиться ко мне по-другому. «Давай поиграем!» — «Не могу. Я тебя боюсь». — «Почему?» — «Мама говорит, что ты какой-то не такой». — «Какой?» — «Не знаю. Я побежала, пока». Я ничего не понимал. Мне ведь никто, конечно, не сказал, что меня выбрала рулетка, я и знать тогда не знал, что такое — рулетка. В шесть-то лет…

Прошло около года, и меня забрали в больницу. В огромное, до неба, здание с белыми стенами и белыми людьми. Мама не пошла туда со мной и перед этим долго плакала. Я лежал, один в пустой комнате, и смотрел в потолок. Мне делали разные процедуры, а потом однажды утром повезли на операцию, и дальше я ничего не помню.

Очнулся я здесь. И здесь оказалось весело. Здесь была куча разных игрушек, и послушных вещей, и можно было каждый день уходить в виртуал и играть там, пока не надоест. А главное — никакой школы. Вместо этого — виртуальные уроки, на которых все время играешь и узнаешь массу интересного, а силой учиться никто не заставляет. Получилось куда эффективней, чем в школе. За три года я выучил все, что нормальные дети учат за десять. И никакой тягомотины. Само собой, сейчас уже почти все забыл — но, уверяю вас, это неважно.

А еще здесь у меня завелось множество друзей. Послушные и веселые — не то, что в том дворе. Я у них всегда был командир. Говорю делиться на две группы и играть в солдаты — и все в два счета выполняют команду. Говорю играть в прятки — и надо же, никто не возражает, если ему нужно водить! В общем, никогда не скучно было.

И мама. Я, кажется, не сказал, что ее привезли сюда вместе со мной? В больнице ее со мной не было, а здесь почему-то появилась. Теперь она больше не плакала, а всегда была веселая и совсем никогда не кричала на меня.

И все было хорошо, пока ко мне не стали приходить люди оттуда. То есть снаружи. Они появлялись, говорили со мной недолго и уходили. Насовсем.

А началось все, как я вроде бы вспоминаю, с маленькой девочки. То есть не такой уж и маленькой. Ей было, кажется, десять. Как и мне.

Она смотрела на меня во все глаза — только что из орбит не выпрыгнут — и молчала, а я был страшно растерян. Вот уже сколько лет я не испытывал такого смущения… Чем-то она отличалась от моих приятелей. Не знаю чем. Голосом, лицом, манерой вести себя… Короче, во всем этом было что-то не так. И бант. Огромный ярко-розовый бант над головой. Ни у кого из моих подружек никогда не было такого банта. Они (то есть друзья и подружки) одевались всегда одинаково. Каждый день по-разному, но все — одинаково. Сегодня, например, они были одеты в космонавтов.

Я сказал ей:

— Давай поиграем в звездные сражения!

— Я не умею, — ответила девочка и вдруг заплакала.

Я еще больше растерялся. Давно не видел, чтобы люди плакали.

— А что случилось?

— У меня мама умерла, — призналась девочка, всхлипывая.

— На нее машина наехала.

— А что такое «умерла»?

Не смейтесь. Я действительно не знал, что такое смерть. Мне никто об этом не рассказывал.

Девочка посмотрела на меня с недоверием.

— Ты серьезно не знаешь? Я тебя боюсь. («Опять!») Это правда, что в тебе эти самые сидят?

— Кто? — спросил я, и тут пришла моя мама. Она молча взяла девочку за плечо и повела к выходу. Девочка не вырывалась и даже ни разу на меня не оглянулась: видно, поняла, что к чему, очень уж крепко мама сжимала ее за плечо.

— Кто сидит? — повторил я.

— Конечно, сидят, — бормотала мама. — Маленькие-маленькие, бактерии называются. Ты ведь знаешь про них, девочка? Они во всех людях сидят, и никто не пугается. Бывают полезные, и бывают вредные, только вредных у нас теперь в организме нет, об этом медицина позаботилась.

Что такое бактерии, я, конечно же, знал. И потому немного успокоился.

С тех пор ко мне много людей приходило — дети и старики, больные и здоровые. Потерявшие близких. И боящиеся умереть сами. Уставшие от тяжелой работы. Измученные болезнями. Они смотрели на меня молча или говорили со мной, а потом шли дальше по коридору, смотреть на других обреченных. Может, и в самом деле чуть-чуть успокаивались.

Да, вот что еще я забыл сказать: таких, как я, в нашем доме живет немало. Думаю, сотни… а скорее тысячи. Правда, почти все они, когда я прибыл в дом, были уже взрослые. У каждого несколько больших комнат с разными там штуковинами… послушной мебелью, устройствами… в общем, массой всего, что для жизни и удовольствия требуется… и дом этот — коридоры, лестницы — тянется на несколько километров в стороны, вниз и вверх. Иногда я думаю, что он бесконечен. Но это определить нелегко. Я редко выхожу за пределы своих комнат. Все мы, обреченные, живем в одиночку.

А как же мама, подруги, приятели? Ну, это-то понятно — они роботы. А вы что, до сих пор не догадались? Мне об этом рассказал мой сосед, когда мне было лет шестнадцать. Я знал его уже давно. Он время от времени заходил ко мне с тех пор, как я прибыл сюда. И я все время пугался. Еще бы, прожить несколько сотен лет — не шутка. Надо видеть со стороны, каким тогда становишься. На первый взгляд кажется — человек человеком, а приглядишься — все равно похоже, но не так чтобы очень.

Ну и вот, значит, этот сосед привязался ко мне, как к родному… сыну? праправнуку?., и решил, что просветить меня, когда я подрасту, должен именно он. Так оно и вышло. Он рассказал мне, что я струль и что людей вроде нас во всем мире немного. Слово «струль», оказывается, взято из одного древнего романа, там это как-то по-другому звучало — но уж больно заковыристо, язык сломаешь, пока выговоришь. «Мы нужны, — сказал сосед, — чтобы люди никогда не захотели стать такими, как мы».

Затем он рассказал мне про маму и про приятелей. Про то, что мама, оказывается, совсем не мама — ее подменили, когда привезли меня сюда. Нельзя же было допустить, чтобы мама жила со мной все время и привыкала к мысли, что я — урод и буду жить вечно. А так, глядишь, она меня и забудет. Не совсем, но хотя бы наполовину.

Сами понимаете, не очень-то приятно мне было это слышать. Я как раз несколько месяцев назад впервые переспал с девчонкой. Одной из своих приятельниц-роботов.

Нет, их, даже когда спишь с ними, от людей не отличишь. Если не знаешь. Да и если знаешь — тоже. Они Во всем — люди как люди. Только послушные очень.

А дальше… ну, вы поняли, да? Девчонок-роботов было у меня много, и я спал со всеми по очереди, не особо отличая одну от другой. В виртуал по десять часов подряд ходил. Короче, пытался забыться — на всю катушку пытался.

И даже не очень огорчался, когда людей приводили. Чтобы показать им, насколько я счастлив.

У меня была богатая жизнь, вы не думайте! Когда на виртуал времени хватает, то можно сто жизней взамен одной прожить. Путешествия по планетам, геройские приключения. Миры, красотки, чудовища… А в реале — огромные, как во дворце, комнаты. И роботы, и цветники. И пища на любой вкус.

И можно лишь изредка спохватываться, что в твоей жизни чего-то не хватает. Самую малость не хватает. Чуть.

А потом… не знаю, сколько прошло — сто, триста лет… вдруг все резко, словно бы за день изменилось. Исчезли куда-то роботы. Точнее, я сам их прогнал: надоели. И в виртуал ходить перестал. Тоже наскучило…

Это неправда, что я разучился чувствовать. Что все такие, как я, чувствуют мало. Неправда. Только уж очень это надоедает — чувствовать. Надоедает до остервенения…

Уснуть бы… Да, уснуть.

Вчера я опять пришел в отчаяние. Я спрашивал их, этих мелких тварей, как будто они могли услышать: отпустите ли вы меня? Отпустите, прошу. Ведь я же ничего плохого вам не сделал. Ведь это так просто — покинуть меня. И все.

Я почти физически чувствую, как они пробегают по моему телу, и дрожь, и омерзение охватывает меня. Я схожу с ума.

И не кривитесь так, молодой человек! Не смотрите на меня с отвращением. Тоже мне, красавчик, розовые щеки… Вот посмотрел бы я, кем бы вы стали, если б четыреста лет прожили. Да, старик. Старик. Ну и что? Триста лет назад волосы выпали… кожа высохла, как на мумии. Одно слово — струль… Ну и что? Надо же, в конце концов, сострадание иметь!

Да, сострадание… Как я нуждаюсь в сострадании. Отпустите меня, пожалуйста. Нет, не твари — они не слышат… а люди. Отпустите меня — я же знаю, вы можете. Ну и что, что я нужен? Что, глядя на меня, люди не желают быть такими, как я? Но я ведь тоже человек. Отпустите, я устал…

Освобождение. Я знаю, оно наступит. Хоть через тысячу. Хоть через три тысячи лет. Когда люди станут другими. Когда им не нужны будут несчастные, выбранные рулеткой. Крайняя степень счастья — для доказательства от противного — будет не нужна… И вот тогда я отдохну. Ах, как долго я буду спать… Вечность.

* * *

— Ну, как вам наш знаменитый пациент? — медсестра улыбнулась, взмахнув бархатными ресницами — очевидно, считает себя привлекательной. Ну, пусть считает.

Доктор сдержанно улыбнулся ей в ответ:

— Любопытно… Даже, я бы так сказал, замечательно. Впервые встречаюсь с таким видом самовнушения. Он живет в вымышленном мире, где людям внедряют нанороботов против их воли — но не всем, а только тем, на кого укажет жребий. Для этих людей создается специальная среда, исполняющая чуть ли не все их желания и мешающая им покончить с собой… И даже логика общества у него выстроена: для обычных граждан нановнедрение воспрещается законами, и только такие вот — как он считает, несчастные — демонстрация пагубного взгляда на мир. Интересно… Вероятно, я этим займусь. Перешлите мне его документы, пожалуйста.

Медсестра кивнула. «А он милашка, — подумала о докторе.

— Румяные щечки, белобрысый… И богатый, рассказывают. Чудачина, мог бы себе и получше работу найти. Эх, была б я богатой…»

Доктор сделал шаг по коридору, остановился. Вспомнилась трясущаяся головенка старика, слюна в уголке его губ, редкие волоски на подбородке. И половины того, что он говорил, нельзя было разобрать… Неприятно. Но случай занимательный.

Что о нем рассказывали коллеги в четвертой больнице? Говорят, этот бедняга хотел заработать себе на внедрение: боялся умереть от старости или от случайной болезни, — работал как проклятый… Тоже мания в своем роде. После тридцати лет работы скопил достаточно, чтобы открыть маленькое предприятие — нановнедрение в несколько раз дороже стоит. Открыл и через пару месяцев обанкротился. От безысходности сошел с ума, уверил себя, что уже бессмертен и что это — его проклятие, выстроил целую систему, новую жизнь себе сочинил… Нет, право, над этим стоит поразмыслить.

«Определенно, он в моем вкусе, — думала медсестра. — Молодой, обаятельный… Молодой ли? Да, кстати, сколько ему лет?»

— Доктор Сергей Иванов, — сказала она компьютеру.

Над столом поплыла голограмма — личное дело Иванова. Фотография, паспортные данные… Медсестра раздраженно откинулась на спинку стула. «Так и знала!» Рядом с фотографией значилось:

«Иванов Сергей Анатольевич. Год рождения — 1980».

— Четыреста лет! — сказала медсестра в пространство. — Ну, не сволочь ли?

В НАШЕЙ КОФЕЙНЕ



Рипли — соперник Гиннеса

В начале прошлого века американский художник Роберт Рипли, рисовавший забавные картинки для газет, дабы подзаработать, начал поставлять в редакции собранные им из разных источников любопытные и неожиданные факты.

Вот несколько фактов из коллекции Рипли:

— В городе Денвере (штат Колорадо) растет и плодоносит груша, посаженная в 1630 году.

— Банк города Вернала (штат Юта, пустыня) построен в 1916 году из кирпичей, поступивших отдельными посылками из расположенного в 700 км ближайшего населенного пункта.

— Банковский чек был вынесен смерчем из дома некой миссис Стоддард и перенесен за 175 км из штата Мичиган в США в Канаду, где был найден и благополучно возвращен хозяйке по почте.

— Яркая пестрая окраска африканских птиц из семейства бананоеды (турако) линяет, когда идет дождь.

— Дорогостоящая мраморная ванна, доставленная на строительство одного из дворцов Флоренции в 1458 году и «ненадолго» оставленная во дворе, валялась там до середины XX века.

— Одно из начертаний типографского шрифта — курсив был разработан в подражание почерку знаменитого итальянского поэта Франческо Петрарки.

— Пьер Гассенди, известный французский философ, математик и астроном, стал профессором университета в 16 лет.

— Луиджи Пиранделло, крупный итальянский писатель, лауреат Нобелевской премии, сочинил свою первую пьесу только в возрасте 45 лет.

— На марке Доминиканской Республики, выпушенной в 1900 году, была неверно показана граница с Гаити, что послужило поводом для ряда вооруженных конфликтов, продолжавшихся 38 лет.

— Римский император Лициний, особо не мудрствуя, разделил год на 14 месяцев — это дало ему возможность лишних два раза в год собирать ежемесячный налог со своих подданных.



Секрет «короля синтеза»

Американский химик-органик Роберт Вудворд недаром слыл «королем синтеза» — за считанные годы он ухитрялся проводить синтез сложнейших органических веществ, над созданием которых другие ученые во всем мире безрезультатно бились десятилетиями. Так, в 1944 году он синтезировал хинин, а спустя семь лет — холестерин. В 1956–1960 годах в ходе сложнейшей 20-стадийной реакции он получил искусственный хлорофилл, а в 1961–1972 синтезировал витамин В12.

Когда в 1965 году ему была присуждена Нобелевская премия, журналисты спросили Вудворда, в чем главный секрет его необыкновенных успехов.

— Боюсь, разочарую вас, — ответил ученый. — Просто перед тем, как начать очередное исследование, я очень долго и скрупулезно обдумываю его. К синтезу витамина В12, например, я приступил после 20-летнего предварительного обдумывания…

— А следовательно, работы по синтезу хинина, — тут же подхватил один из его коллег, — вы задумали еще в семилетнем возрасте?!



Себе дороже…

Сейчас мало кто представляет себе, какие страсти бушевали два века назад вокруг вопроса о том, кто первым установил химический состав воды. На первенство здесь претендовали такие знаменитые ученые, как Генри Кавендиш (1731–1810), Джозеф Пристли (1733–1804), Антуан Лоран Лавуазье (1743–1794) и другие. В этих ожесточенных спорах не участвовал только английский изобретатель паровой машины Джеймс Уатт (1736–1819). А между тем именно он первым высказал примечательную мысль: оксиген (кислород) есть не что иное, как вода, лишенная гидрогена (водорода), но соединенная со светом и теплом.

Когда швейцарский физик и геолог Ж.А. Делюк стал настойчиво советовать Уатту вмешаться в дискуссию и доказать свой приоритет, тот хладнокровно ответил:

— Для меня покойнее переносить несправедливость, нежели хлопотать о восстановлении каких-то там прав.


Всего лишь эпиграф…

Некий профессор Казанского университета написал рецензию на рукопись книги, где прямо назвал автора невежей, глупцом и вором чужих идей. Редакция «Ученых записок университета» отвергла рецензию на том основании, что в научных кругах не принято критиковать коллег подобным образом.

Профессор обещал исправить рецензию и сдержал слово. В новом варианте были, в общем-то, корректные выражения вроде: «трудно согласиться с автором», «к сожалению, данная мысль не оригинальна», «имеют место заимствования» и т. п. Кроме того, рецензия украсилась эпиграфом, который сотрудники редакции как-то упустили из внимания. Когда же она появилась в печати, все встало на свои места. Ведь эпиграф, как указывает энциклопедический словарь, «поясняет основную идею произведения или оценку его, выраженную как бы другим, более авторитетным лицом (источником)». А слова, предварявшие рецензию, были из пушкинского «Скупого рыцаря» и звучали убийственно обличающе: «Откуда взять ему, ленивцу, плуту — украл, конечно».



О пользе заблуждения

В 1821 году член Берлинской академии наук Томас Иоганн Зеебек решил повторить опыты Эрстеда по воздействию замкнутой электрической цепи на магнитную стрелку. Но в качестве источника тока он решил испробовать не гальванический элемент, а контакт двух металлов — сухой, без какой-либо жидкости. К удивлению Зеебека, магнитная стрелка реагировала лишь в тот момент, когда он прикасался к месту контакта руками. Влажность рук здесь не играла роли, так как при сжатии контакта через мокрую бумагу стрелка оставалась в покое. А вот при сжатии через стекло или металл она отклонялась. Это обстоятельство навело Зеебека на мысль, что существенна в данном случае теплота руки, и он назвал открытое им явление термомагнетизмом.

Ряд ученых, среди которых были Эрстед и Фурье, подтвердили опыты берлинского коллеги и уточнили их; оказывается, элемент Зеебека создает не только магнитное поле, но и разлагает химические соединения, то есть ведет себя как источник электричества. Поэтому они предложили назвать явление термоэлектричеством.

Однако Зеебек категорически отказался от такого толкования и активно боролся против него, обвиняя сторонников термоэлектричества во всех смертных грехах. Дело в том, что он работал над теорией земного магнетизма и объяснял его причину существованием разности температур между экватором и полюсами. Именно это, убеждал он, и доказывает его опыты. Проведя многочисленные опыты для подтверждения своей точки зрения, он сам подписал своей гипотезе смертный приговор, но дал науке фундаментальные данные, ценные и поныне.

ПРЕСС-ЦЕНТР



Корейцы клонировали еще трех собак

Клинки двух клонов можно перевести как Мира и Надежда, а Бона пусть остается Боной

Полку клонированных афганских борзых прибыло: к первому псу-клону Снаппи стараниями южнокорейских ученых из Национального университета в Сеуле (SNU) присоединились три суки — Бона (Вопа), Пис (Peace) и Хоуп (Норе).

Щенки появились на свет в июне-июле, а клонировала собак та же исследовательская группа, что работала со Снаппи, правда, без своего руководителя профессора V Сок Хвана (Woo Suk Hwang), обвиненного в фальсификации результатов исследований и уволившегося из университета.

Новое достижение, прежде всего, состоит в том, что техника клонирования была серьезно усовершенствована в плане эффективности: если в случае со Снаппи 1095 клонированных эмбрионов внедряли 123 суррогатным матерям, то на этот раз потребовались лишь 167 эмбрионов и 12 самок.

Кроме того, теперь доказано, что клонировать с одинаковым успехом можно собак обоих полов.



Построен принтер для выращивания живых тканей

Принтер, который Ли Вейсс на своей странице показал в виде рисунка, фактически является прапрадедушкой фантастической машины, которая воссоздала Лилу в фильме “Пятый элемент”

Фил Кэмпбелл и его коллеги из американского университета Карнеги-Меллона приспособили струйный принтер для печати "чернилами", содержащими фактор роста стволовых клеток. Таким образом, сделан еще один шаг на пути к печати органов на заказ.

О том, что раствором с живыми клетками можно печатать при помощи струйного принтера, известно уже несколько лет. Более того, ряд экспериментов показал, что клетками можно печатать, слой за слоем, целые живые ткани заданной трехмерной формы.

Однако чтобы таким способом можно было сформировать целый орган, содержащий клетки нескольких типов, нужно было преодолеть ряд сложностей с "многоцветной" печатью, чтобы каждому цвету соответствовали бы клетки мышечных волокон, костной или соединительной ткани, кожи и так далее.

В своих опытах Кэмпбелл использовал специальный струйный принтер, для которого подготовил особые "чернила": раствор, содержащий фактор роста ВМР-2, который провоцирует превращение стволовых клеток в клетки костной ткани.

Затем он покрыл предметное стекло микроскопа фибрином и распечатал на нем при помощи струйного принтера четыре отдельных квадратика со сторонами по 760 микрометров. В каждом — своя "яркость краски", то есть концентрация ВМР-2.

Далее пластинку положили в чашку Петри и равномерно нанесли на нее взрослые стволовые клетки, взятые от мускулов ног мышей. Стволовые клетки, оказавшиеся на участках с фактором роста, начали превращаться в клетки костной ткани. И чем большей была концентрация ВМР-2, тем выше "урожай" дифференцированных клеток. Стволовые же клетки, которые оказались на чистых участках, превратились в мышечные клетки, так как этот путь развития стволовая клетка выбирает по умолчанию.

В прежних опытах ученые выращивали разные типы тканей из стволовых клеток по отдельности. Но, как полагает Кэмпбелл, умение дифференцировать клетки сразу в несколько видов (кость, мускулы…) бок о бок делает эту технологию более близкой к природному процессу, во время которого стволовые клетки дифференцируются рядом, в пределах тела.

"Вы можете создать такую структуру подложки, в которой один конец будет развивать кость, еще один край — сухожилие, а третий — мускулы. Это обеспечивает вам больший контроль над регенерацией ткани", — говорит автор работы.

Соавтор этого исследования, профессор робототехники Ли Вейсс, который помог Кэмпбеллу в создании биопринтера, предостерегает от преждевременных оваций: "Я могу напечатать довольно сложные вещи. Но, вероятно, один из самых серьезных ограничивающих факторов (для данной технологии) — это понимание биологии. Нужно точно знать, что именно печатать".



Испытан ударный метод лечения коронарных сосудов

Рост кровеносных сосудов за 4 недели (новые отмечены красным пунктиром) в сердечной мышце свиней. Слева: животное из контрольной группы. Справа: животное, получавшее терапию ударными волнами

Хироаки Симокава и его коллеги из Высшей школы медицины университета Тохоку успешно применили ударные волны, направляемые на сердце, для лечения заболевания его сосудов.

Заболевание коронарных сосудов, когда в них вырастают тромбы, — одна из основных причин смерти людей. Медикаменты, ангиопластика или шунтирование может иногда помочь при такой болезни. Но не всегда.

Единственной серьезной надеждой пациентов является выращивание новых кровеносных сосудов. Это можно сделать с помощью клеточной и генной терапии, однако тут не обойтись без хирургического вмешательства.

Потому Симокава решил, что для таких людей нужно развивать экстракорпоральную терапию, то есть лечение без проникновения в тело. И такой метод был найден: опыты сначала на культивируемых клетках кровеносных сосудов человека, потом на животных, а теперь — клинические испытания на людях показали, что механические ударные волны, направляемые на сердце снаружи, через грудную клетку, стимулируют в нем рост новых кровеносных сосудов.

Для своей терапии авторы создали специальный генератор ударных волн, способный фокусировать волны давления с большой точностью на нужном участке сердечной мышцы — размером с пару квадратных миллиметров.

В типичном сеансе терапии медики попеременно действовали на 20–40 участков сердца, подавая по 200 импульсов на каждый из них. Для того, чтобы сосредотачивать воздействие точно на проблемной зоне, Симокава использовал трехмерное изображение сердца больного.

Терапию испытали на 9 пациентах с последней стадией заболевания коронарных сосудов: у всех них было отмечено увеличение потока крови и смягчение симптомов заболевания.

Риск при этой терапии — аритмия и повреждения сердечной мышцы. Однако в данных испытаниях никаких негативных последствий выявлено не было.

Точный механизм действия ударных волн неизвестен. Но есть гипотеза, что они создают в сердечной ткани маленькие повреждения, которые побуждают сердце основательно заняться "ремонтом", то есть являются своего рода сигналами, пробуждающими механизм самовосстановления.



Самая большая звезда галактики удвоилась

На этих снимках в последовательном увеличении изображены туманность с входящим в нее звездным скоплением, объект Pismis 24-1 и входящие в него звезды

Самая массивная звезда, известная под названием Pismis 24-1 и имеющая массу в 200–300 раз больше, чем у Солнца, давно озадачивала астрономов. Однако анализ снимков, полученных телескопом Hubble, помог узнать нечто существенное о природе этого объекта.

Небольшое звездное скопление Pismis 24, в котором находится эта звезда, лежит в сердцевине эмиссионной туманности NGC 6357 из созвездия Стрельца и находится на расстоянии 8 тысяч световых лет от нас. Известно это скопление еще и тем, что в нем есть сверхмассивные звезды, испускающие мощное ультрафиолетовое излучение. Pismis 24-1 считалась самой массивной звездой нашей галактики. Все бы ничего, но ее размеры заметно превышают теоретический предел в 150 солнечных масс для одной звезды.

Однако благодаря тщательному изучению снимков "Хаббла" удалось выяснить, что Pismis 24–11 на самом деле является бинарной звездной системой, в которую входят две звезды массой примерно по 10 °Cолнц каждая. Как показали дополнительные спектрометрические наблюдения, сделанные впоследствии из наземных обсерваторий, один из компонентов этой системы также является двойной звездной системой. В любом случае, хотя масса каждой этих звезд-компонентов оказалась очень большой, она не превысила предела в 15 °Cолнц.



По Солнцу прокатилось цунами

Так называемое солнечное цунами, прокатившееся по Солнцу после сильной вспышки 6 декабря.

В результате мошной солнечной вспышки, произошло то, что астрономы Национальной солнечной обсерватории (NSO) назвали солнечным цунами.

А проявилось это "цунами" в виде ударной волны, прокалившейся по поверхности нашей звезды. Эта волна оказалась настолько мощной, что она уничтожила два так называемых волокна — вытянутые структуры на солнечной поверхности из относительно холодного газа.

"Такие вспышки бывают не часто, но они очень мощные, — сказал сотрудник NSO Кришнан Баласубраманиам — В течение нескольких минут они быстро распространяются по солнечной поверхности, сметая все волокнистые структуры".

С Солнцем подобное случается не впервые, однако на этот раз обращают на себя внимание несколько необычных моментов. Странно, например, что такое происшествие пронаблюдали в наземной обсерватории, говорит доктор Баласубраманиам. Кроме того, необычно, что этот мощный процесс имеет место при минимуме солнечной активности, новый 11-летний цикл которой начался совсем недавно. Распространение ударной волны — так называемой волны Мортона — было похоже на круги на воде от брошенного камня. Фронт волны был виден как светлая полоса — из-за сжатого и дополнительно нагревшегося газа. Кстати, астрономы NSO пока не знают, что же случилось с теми пропавшими волокнами — были они "сдуты" волной или из-за сжатия газа стали временно невидимыми. В последнее время Солнце проявляет наиболее мощную активность за последнюю тысячу лет, и ее сила медленно, но упорно возрастает с каждым циклом.



Создан самый яркий и эффективный светодиод

Свой Z-Power LED Р4 series корейская компания объявила самым ярким светодиодом в мире

Компания Seoul Semiconductor выпустила новый светодиод, обладающий рекордными показателями по яркости видимого излучения и КПД. Белый светодиод Z-Power LED Р4 series излучает поток в 240 люменов при токе 1 ампер (номинальное напряжение диода — 3,2 вольта). А при токе в 0,36 ампера Си несколько меньшей яркости) достигает рекордной эффективности преобразования тока в видимое излучение: 100 люмен на ватт, что превосходит показатели не только прежних светодиодов, но и широко распространенных люминесцентных и даже газоразрядных (ксеноновых) ламп.

Новый светодиод эффективнее ламп накаливания в 6–7 раз. Южнокорейская компания прочит ему широкое применение в фонариках, автомобилях (салон, сигналы, головной свет), дорожных знаках, архитектурной подсветке, задней подсветке ЖК-экранов, цифровых проекторах и домашних осветительных приборах. В следующем году компания намерена довести эффективность своих светодиодов до уровня 135 люмен на ватт, а еще через год — до 145 люмен на ватт.



Ученые нашли скелет двухголового дракона

Скелет “дракона” и восстановленный по нему облик древней рептилии

Окаменевший скелет крошечного двухголового "дракона" обнаружили во время раскопок на северо-востоке Поднебесной палеонтологи из Франции и Китая. Ученые, описавшие находку в журнале Biology Letters, говорят, что это — первый образец окаменевшей двухголовой рептилии времен динозавров.

Уродство, известное как осевое раздвоение, наблюдается и у ныне живущих рептилий: на глаза ученым попадались примерно 400 двухголовых змей, и вообще — рептилии о двух головах уже перестали быть уникальным явлением.

Что же касается недавно найденного скелета — кстати сказать, длиной всего 70 мм, — то палеонтологи думают, что он принадлежал либо эмбриону, либо новорожденной особи водоплавающей рептилии Sinohydrosaurus lingyuanensis. Вероятнее всего, "лишняя" голова — следствие повреждения, полученного во время эмбрионального развития. Сородичи редкостного мутанта жили на Земле в Меловой период (144-65 миллионов лет назад). Взрослые особи достигали в длину 1 метра, но древнему уродцу, как и другим двухголовым существам, вырасти было не суждено — они вообще редко выживают в дикой природе.



Создана фазовая компьютерная память

Микроснимок экспериментальной ячейки памяти типа phase-change (фото IBM)

Компании IBM, Macronix и Qimonda объявили результаты совместного исследования в области сверхскоростной компьютерной памяти совершенно нового типа.

Так называемая память с изменением фазы (phase-change memory) может заткнуть за пояс ныне существующие типы энергонезависимой памяти (флэшки) и скоростью работы, и долговечностью.

Самые быстрые на сегодня типы компьютерной памяти (DRAM/SRAM) в тысячу раз превосходят по скорости работы так называемые флэшки, но, в отличие от последних, хранят информацию только до тех пор, пока получают питание. Энергонезависимость же флэшек обеспечила им широкое использование в мобильных устройствах, где скоростью работы можно поступиться.

Теперь, кажется, можно будет угнаться сразу за двумя зайцами, что открывает интересные перспективы как для мобильных, так и для стационарных компьютерных устройств. Память типа phase-change является энергонезависимой, но при этом превосходит флэшки по скорости работы, по меньшей мере, в 500 раз!

В основе каждой ячейки такой памяти — крошечный кусочек специально разработанного полупроводникового сплава сурьмы и германия с легирующими добавками. Этот кусочек назван "мостом". Его размеры (расстояние между "опорами" и сечение моста) составляют порядка 20 нанометров. Кроме моста в данном устройстве есть подложки, покрытия и различные проводники из платины, соединений кремния, титана и так далее. При записи информации мост можно очень быстро перевести из кристаллической фазы в аморфную или в обратную сторону — за счет пропускания через него краткого импульса тока с определенной силой, формой и длительностью. Фазы эти сильно различаются по сопротивлению и, таким образом, могут представлять двоичные нули и единички. Пребывание в той или иной фазе не требует энергии. А сама перемена состояния отнимает вдвое меньшей энергии, чем запись одного бита во флэшке. При этом новая память прекрасно проявляет свои свойства при уменьшении размера элементов 5 до 22 нанометров, в то время как для флэшек, хранящих биты в виде электрических зарядов, уже 45 нанометров станут непреодолимой "стеной".



Европа построит 42-метровый оптический телескоп

E-ELT, скорее всего, станет самым крупным телескопом Земли на ближайшие десятилетия

Европейская южная обсерватория (European Southern Observatory) выделила 57 миллионов евро на детальную разработку "Европейского чрезвычайно большого телескопа" (European Extremely Large Telescope — E-ELT), который должен открыть новую эру в оптической и инфракрасной астрономии.

Уникальный проект получил мощное "стартовое ускорение" в виде исследований, проведенных ранее в рамках концептуальных европейских проектов Еurо50 и OWL (подробнее о них — здесь).

Теперь астрономы из 11 европейских стран, составляющих; совет ESO, выбрали окончательный вариант супертелескопа, который должен вывести астрономию на новый уровень. И хотя это не самый большой телескоп из тех, о которых осторожно; начали говорить специалисты в последние годы, но все же — самый крупный из тех, что, по видимости, действительно построят в ближайшие десятилетия.

Главное зеркало E-ELT, состоящее из 906 шестиугольных долек, будет иметь диаметр 42 метра (у крупнейших современных телескопов диаметр зеркала — 10 метров). Диаметр вторичного зеркала составит 6 метров. Третичное зеркало, диаметром 4,2 метра, направит свет к адаптивной оптической системе, составленной из двух настраиваемых зеркал (2,5 метра и 2,7 метра), управляемых несколькими тысячами приводов и корректирующих свою форму тысячу раз в секунду.

Детальный проект телескопа должен быть готов через три года, а ввод в строй этого гиганта стоимостью 800 миллионов евро намечен на 2017 год. Место возведения E-ELT будет определено только в 2008-м.



* * *

Внимание АКЦИЯ!

Подпишитесь на журнал «Наука и техника» на период от 3-х месяцев 2007 года и пришлите копию подписной квитанции до 15 апреля 2007 года. У Вас будет возможность бесплатно продлить свою подписку.

Будет разыграно следующее:

Среди подписавшихся до конца 2007 года - 10 комплектов подписки на такой же период 2008 года.

Среди подписавшихся на 6 мес. - 10 комплектов подписки на следующие 6 мес.

Среди подписавшихся на 3 мес. - 10 комплектов подписки на 3 мес. II полугодия 2007 года.

Результаты розыгрыша будут опубликованы в майском номере журнала.

Цена журнала по подписке через «Укрпочта» — 7,5 грн. за 1 номер

* * *

Ожидайте в следующих номерах журнала:

• Бегство от умирающего Солнца.

• Газ на дне океана.

• Двуручный Меч. Легенды и факты.

• Оружие III Рейха: ФАУ-2 и МГ-42

• Петр I. Колосс Российской истории.

• А также наши постоянные рубрики «Морской каталог» и «Авиационный каталог».

* * *

На 1-й странице обложки: Извержение вулкана “Пичинча” 7.10.1999 г. У подножья горы расположена столица Эквадора — Киото.



На 2-й странице обложки: Новые локомотивы РЖД.



На 3-й странице обложки: Бомбардировщики ВВС Франции 1926–1941 г.г. Художник Чечин А.А.



На 4-й странице обложки: Тяжелый бомбардировщик-моноплан Potez 540М5 ВВС Франции, 1935 г. Художник Игнатий А.Ф.



Цветная вставка, 1 стр.: Самолет-разведчик SR-71BBC США. Художник Чечин А.А.



Цветная вставка, 2–3 стр.: Линейный корабль “Queen” (Великобритания). Художник Поляков А.В.



Цветная вставка, 4 стр.: Средний танк Т-62.

* * *

Журнал «Наука и техника» зарегистрирован Министерством Юстиции Украины (Св-во КВ № 12091-962ПР от 13.12.2006)

УЧРЕДИТЕЛЬ и ИЗДАТЕЛЬ — Поляков А.В.

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР — Павленко С.Б.

Заместитель главного редактора — Барчук С.В.

Редакционная коллегия: Павленко С.Б., Поляков А.В., Кладов И.И., Мороз С.Г., Игнатьев Н.И.


Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.

В журнале могут быть использованы материалы из сети Интернет.

Приглашаем к сотрудничеству авторов статей, распространителей, рекламодателей.

Редакция приносит извинения за возможные опечатки и ошибки в тексте или в верстке журнала.


Журнал можно приобрести или оформить редакционную подписку, обратившись в редакцию.

Адрес редакции: г. Харьков, ул. Плехановская, 18, оф. 502. тел. (057)7177-540, 7177-542

Адрес электронной почты: samson@kharkov.ua. Адрес для писем: 61140, г. Харьков, а/я 206.

Адрес в сети Интернет: www.nauka-tehnika.com.ua

Формат 60x90-1/8. Бумага офсетная. Печать офсетная. Усл. печ. лист 9. Зак. № 6 Тир. 5200.

Типография ООО «Беркут+». г. Харьков, ул. Плехановская, 18, оф. 501, т. (057)7-543-577, 7-177-541 «Наука и техника», 2007, № 1 с. 1–72 

Примечания

1

«Бархатная книга». Хранилась в Правительствующем Сенате, в департаменте герольдии. В 1787 г, Н. И. Новиковым с дозволения правительства с нее была напечатана копия с приложением алфавитного списка фамилий существовавших в 1682 г. Однако этих росписей в книге на самом деле нет. Только список, приложенный Новиковым.

Предание повествует, что при Иване Великом книга существовала, в ней отмечены княжеские рода. Но следы ее история затеряла.

В.Н. Татищев говорит, что Царь Иван IV переписал книгу, прибавил записи о многих дворянских родах и новорожденных поколениях, но и эта книга была переписана «в восьмидесятых годах семнадцатого века» с включением поколений, родившихся с половины 16 века, переплетенная в красный бархат — именовалась «бархатной книгой».

(обратно)

2

Внесение небольшого количества энергии (независимо от ее типа) может привести к весьма существенным изменениям свойств геофизических сред.

(обратно)

3

Всего известно три типа сейсмических волн:

1. Волны сжатия (продольные, первичные Р-волны) — колебания частиц породы вдоль направления распространения волны. Они создают чередование участков сжатия и разрежения в породе. Наиболее быстрые и первыми регистрируются сейсмическими станциями

2. Волны сдвига (поперечные, вторичные, S-волны) — колебания частиц породы перпендикулярно направлению распространения волны. Скорость распространения в 1.7 раз меньше скорости первичных волн.

3. Поверхностные (длинные, L-волны) — вызывают наибольшие разрушения.

(обратно)

4

Послеударное (“афтершоковое”) колебательное последействие характерно только для метеоритных явлений, атомных взрывов и других техногенных явлений ударно-волнового воздействия на земную кору, при естественном литосферном сейсмогенном процессе оно не наблюдается. Афтершоковые колебания могут служить индикатором применения тектонического оружия.

(обратно)

5

Рифт — линейно вытянутая ровообразная тектоническая структура, рассекающая земную кору между плитами, двигающимися в противоположные стороны. Длина от сотен до тысяч километров, ширина от десятков до 200–400 км. Образуется в зонах растяжения земной коры.

(обратно)

6

Боковое направление, в стороне от срединной плоскости

(обратно)

7

Слово «жалюзи» правильно произносить с ударением на «и», так как в наш язык слово пришло из французского, там же ударение всегда падает на последний слог. Впрочем, филологи считают, что в недалеком будущем слово жалюзи станет склоняться, преобразовавшись в «жалюзь», а «жалюзи» будут множественным числом.

(обратно)

8

До появления жалюзи их аналогом были ставни. На протяжении веков они спасали от солнечного света в жарких странах и помогали бороться с холодом и ветром в условиях сурового климата. Чаще всего это были традиционные панели из дерева или решетки — несколько горизонтальных планок, расположенных под углом 45 градусов. Вот именно этот, второй вид ставней, и стал прототипом современных жалюзи. Однако и до сих пор в некоторых домах можно встретить внутренние ставни из цельного куска дерева, столь популярные во времена короля Георга. Но такой исторический штрих редко увидишь в современном жилище.

(обратно)

Оглавление

  • Колонка главного редактора
  • НАУЧНОЕ ОБОЗРЕНИЕ
  •   • ГРАДОСТРОЕНИЕ И АРХИТЕКТУРА
  •     Пост-ядерный хоббитон
  •   • КОМПЬЮТЕРЫ, КИБЕРНЕТИКА И ИНТЕРНЕТ
  •     Технология Wi-Fi: отличный повод забыть провод
  •   • ИСТОРИЯ И АРХЕОЛОГИЯ
  •     Рассказ о Северском Донце
  •     Генеалогия и ее развитие в России
  •   • ХИМИЯ И БИОЛОГИЯ
  •     Цена возможностей и сверхвозможностей мозга
  •   • ГЕОЛОГИЯ, ГЕОГРАФИЯ И ГЕОФИЗИКА
  •     Тектоническое оружие
  •   • АСТРОНОМИЯ, АСТРОФИЗИКА И КОСМОНАВТИКА
  •     Загадка космических струн
  •   • ИЗ ИСТОРИИ ВЕЩЕЙ
  •     История жалюзи
  • ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ
  •   • КОРАБЕЛЬНЫЙ КАТАЛОГ
  •     Море на двоих
  •   • АВИАЦИОННЫЙ КАТАЛОГ
  •     Бесплодные потуги
  •   • БРОНЕТЕХНИКА
  •     Танк Т-62
  •   • ВОЕННАЯ АВИАЦИЯ
  •     Двенадцатый Архангел (самолет-разведчик SR-71)
  • ОБЩЕТЕХНИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ
  •   • ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНАЯ ТЕХНИКА
  •     Новые локомотивы РЖД
  • КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ФАНТАСТИКИ «Обреченность»
  • В НАШЕЙ КОФЕЙНЕ
  • ПРЕСС-ЦЕНТР
  • *** Примечания ***