КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 451485 томов
Объем библиотеки - 642 Гб.
Всего авторов - 212256
Пользователей - 99561

Впечатления

каркуша про Коротаева: Невинная для Лютого (Современные любовные романы)

Ознакомительный фрагмент

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Berturg про Сабатини: Меч Ислама. Псы Господни. (Исторические приключения)

Как скачать этот том том 4 Меч Ислама. Псы Господни? Можете присылать ссылку на облако?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Шелег: Нелюдь. Факультет общей магии (Героическая фантастика)

Живой лед недописан? и Нелюдь тоже?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Шелег: Глава рода (Боевая фантастика)

Нелюдя вроде автор закончил? Или пишет продолжение по обоим темам?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Самошин: Ленинск (песня о Байконуре) (Песенная поэзия)

Эта песня стала неофициальным гимном Байконура.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Калистратов: Мотовоз (песня о байконурцах) (Песенная поэзия)

Ребята, работавшие в военно-космической отрасли, поздравляю Вас с днем Космонавтики! Желаю счастья, а главное, здоровья! Я тоже 19 лет оттрубил в этой сфере.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Таривердиев: Я спросил у ясеня... (Партитуры)

Обработка простая, доступная для гитариста любого уровня. А песня замечательная. Качайте, уважаемые друзья-гитаристы.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).

Общественный договор (fb2)

- Общественный договор (а.с. Жертвы Жадности-1) 1.05 Мб, 297с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Лео Сухов

Настройки текста:



Жертвы Жадности I: Общественный договор

Пролог

Темнота. Вокруг одна темнота, я ничего не чувствую. Стоп, что это? Похоже, что-то красное… приближается ко мне. Надпись! Надпись – это хорошо, она должна всё прояснить! Надписи всегда всё объясняют. Ну или запутывают окончательно… Но сегодня тот день, когда надпись всё прояснит. Я прямо чувствую... Нет! Верю, что так оно и будет. Какой, кстати, сегодня день?..

Здравствуй, Игрок!

Поздравляем!

Ты стал жертвой своей жадности и участником одноимённой игры!

Помни: когда отключится это сообщение, все высокоразвитые Союза Млечного Пути получат возможность наблюдать за твоими трепыханиями в МИВ (мир игровой виртуализации) «Жертвы Жадности». Впрочем, раз в день ты можешь посвятить себе целых два часа, использовав функцию «В домике». И тогда тебя смогут увидеть, только если рядом будет игрок без включённой функции.

Сейчас ты почти ничего не помнишь – но это скоро пройдёт. Что поделать, малоразвитое сознание не сразу восстанавливается! А пока, чтобы ты не сыпал проклятиями, перегревая ИБИ игры, просто знай: ты сам хотел получить 7 миллиардов рублей за участие в нашем шоу. Хотя ты верил, что собираешься принять участие в совершенно безопасном социальном эксперименте.

Ты не читал то, что написано внизу каждой страницы договора мелким шрифтом на языке сеан? Но тут такое дело: ты и не мог. Потому что ты чёрное на чёрном всё равно не различаешь, несовершенный организм.

Кстати, вот образец записи:

«_________________________________________________________________»

Ну прости, если обиделся за «несовершенный» – и не надо обижаться на правду. Тем более ты довольно глуп. Ведь нет ничего глупее, чем подписывать договор, который не можешь просканировать десятью самыми распространёнными методами.

И помни – это игра. Здесь есть игровые условности. Но помни и о том, что это твоя жизнь.

Целых 300 жизней!

Не благодари…

Всё, что тебе надо – достичь неизвестных тебе целей за неизвестный срок. Рекордное достижение 7 дней, но это сделало энергетическое существо.

Да, если ты потратишь все жизни – тебе придётся оплатить собственное воскрешение. И нет, религиозное сознание, мы не умеем воскрешать мёртвых. Мы даже не знаем, кому ты там будешь платить. Ха-ха! Это шутка была – про воскрешение!

У тебя есть функция «Статус», чтобы узнать что-нибудь про себя. Хотя не думаем, что тебе это понадобится.

И есть даже функция «Помогите!», но вряд ли тебе кто-нибудь станет помогать.

У тебя есть немаленький мир, который можно исследовать!

И есть ещё много таких же жадных придурков!

Удачи!

Прочитал?

Да/Нет

Да прочитал я, прочитал, только-о-о-о-о-о-о-о-о!..

Глава 1. Бодрое начало дня

Моё падение в темноте закончилось. Я лежал на чём-то. Это что-то тёплое и рассыпчатое. Песок, наверняка это песок! Я на пляже? Может быть, надпись мне приснилась, и это просто курорт? Уж очень похоже на курорт! Я же был на курорте? Да! Точно! Был! С какой-то девушкой был. И с другой был. А ещё с третьей куда-то ездил. Да я, оказывается, тот ещё дон Жуан! А, кстати, как меня зовут-то?..

«Филипп! Я – Филя! И это прекрасно, что я помню своё имя. Кстати, пора мне открыть глаза и всё-таки понять, где я нахожусь… Господи, пусть это будет курорт! Пусть это будет курорт!».

- Слышь, ты глаза открывать будешь, задохлик? Или мне ещё постоять типа зонтика на пляжу? – раздался голос надо мной, и я открыл глаза.

Надо мной застыла долговязая фигура, которая и в самом деле заслоняла меня от солнца. Правда, из-за этого видел я лишь чёрный силуэт.

- От задохлика слышу! – не растерялся я. За тёмным силуэтом светило яркое солнце, плыли по яркому голубому небу облака, и где-то недалеко шумел прибой. Может, всё-таки курорт?

- Серый, мочкани его! Он мне уже не нравится! – раздался другой голос, который выдвигал какие-то нездоровые предложения. Я попытался повернуться в сторону говорившего, но в этот момент Серый поднял над головой что-то большое, и прежде чем я успел сказать: «Чё за дела!?» – опустил это что-то мне на голову. Вспышка пронзительной боли скрутила и тут же отпустила тело.

- Да чё за дела-то? – спросил я, наконец, но вокруг была только темнота.

Получен урон 10

Жизнь 0/10

Поздравляем, Игрок!

Вы только что бездарно потратили свою первую жизнь!

Осталось жизней 299/300!

Воскрешение через… 9… 8… 7… 6… 5… 4… 3… 2… 1…

На этот раз глаза я открыл сразу! «Если рядом обнаружится хотя бы один урод – я его сам завалю! – подумал я. – Да я тут всех, на хрен, завалю!».

Надо мной плыли такие же белые облака на голубом небе. Солнце находилось теперь за моей головой, и от него меня защищали пальмовые листья. Пальмы! Там даже орехи растут! Я радостно улыбнулся, собираясь подняться, когда пальму качнуло порывом ветра – и один из желтоватых орехов сорвался, полетев прямо на меня. К своей чести, могу сказать, что я хотя бы попытался руки поднять, но это не помогло. Миновав с подозрительным хрустом мои растопыренные пальцы, орех ударил меня в голову. Очередная боль и темнота.

Получен урон 10

Жизнь 0/10

Поздравляем, Игрок!

Вы только что бездарно потратили свою вторую жизнь!

Осталось жизней 298/300!

Воскрешение через… 9… 8… 7… 6… 5… 4… 3… 2… 1…

Я открыл глаза. Снова пляж – над головой ни пальм, ни придурков с камнями. Мне совсем некстати вспомнилось, что один мой знакомый жил в Индии, работая на удалёнке. Так вот он рассказывал, что там если ночью проснулся и слышишь, что в комнате кто-то есть, нельзя открывать глаза. Пока ты лежишь с закрытыми глазами – над тобой стоит индус с камнем. Но пока глаза закрыты – ты грабителей не видел. Они заберут всё ценное и уйдут. А вот если откроешь глаза – тогда ты, значит, можешь грабителей опознать, и тогда-то камень тебе на башку и опустят.

- Опа! Серый, опять этот задохлик!

- Ща!

Я дёрнулся, пытаясь встать, и успел заметить уже виденный мною камень, летящий прямо на лицо откуда-то сзади. Меня опять скрутило болью, и я снова оказался в темноте.

Получен урон 10

Жизнь 0/10

- Суки! Уроды!

Поздравляем, Игрок!

- Да мне наплевать! Грёбаная ты система!

Вы только что бездарно потратили свою третью жизнь!

- А то я, блин, не знаю!

Осталось жизней 297/300!

- Спасибо, что напомнили, уроды!

Вами получено достижение: трижды не поднялся! Телосложение увеличивается на 1! Не поднимайтесь и дальше!

- Ну вот…

Воскрешение через… 9… 8… 7… 6… 5… 4… 3… 2… 1…

Я открыл глаза и сразу откатился, напоровшись плечом на что-то острое.

Получен урон 1

Жизнь 14/15

Превозмогая боль в плече, я вскочил на ноги и огляделся, высматривая потенциальные опасности. Но опасностей не обнаружил. Ну если не считать коряги, на которую я плечом и налетел. Левой рукой я дотронулся до больного места и с шипением её отдернул. На плече красовалась кровавая ссадина. Буквально на несколько секунд над ней высветилась табличка.

Открытая рана. Требует: медицинская обработка.

Опасности: нагноение, сепсис, септический шок.

В этот момент я завис, как старенький пентиум из девяностых, не справившись с взвалившейся на меня нагрузкой. Ко мне возвращалась память – пусть кусками, пусть пока не вся, но возвращалась. Во всяком случае, я – Филипп Львович Федотов. И я действительно подписал этот грёбаный договор, собираясь принять участие в «совершенно безопасном социальном эксперименте». Только в оплату мне предлагали не 7 миллиардов рублей, а какие-то 7 тысяч. Впрочем, вот я сейчас не помню, чтобы видел там надпись «рублей». Речь шла о баллах, которые могут быть конвертированы в рубли по курсу в конце договора. Рекрутёр затирал мне, что курс был примерно один к одному. Но что было в договоре? Или все нужные и важные подробности снова были указаны на сеанском?

Радовало меня то, что у меня нет жены и детей. И работы у меня тоже не было, потому что иначе бы я ни в какие эксперименты не полез: ни в «совершенно безопасные», ни просто в «безопасные», ни в «смертельно опасные». И ни в какие тестирования тоже не ввязался бы. Я бы спокойно сидел себе в каком-нибудь офисе или стоял в магазине. Да не важно – просто я не успел найти работу, а денег не было. Потому что за три месяца до этого я согласился на должность с серой зарплатой, где чёрная часть была больше 80%. Надо ли говорить, что чёрную часть я так и не увидел? Да, может, на мне и нет кредитов, а квартира есть – хоть маленькая, но своя, от прабабушки доставшаяся – но кушать я тоже хочу.

Особенно не радовало то, что мама с папой будут волноваться. Я ведь им звоню раз в неделю. И звонить через три дня… Что они себе надумают – даже страшно представить! Есть, конечно, старшая сестра, которая знает мой дурной характер. Однако боюсь, если эксперимент продлится больше недели – даже она начнёт беспокоиться. И тогда, возможно, меня станут искать. Что там было про 7 дней и энергетическое существо? Только если меня действительно загребла «что-то там Млечного Пути», то шансов, что меня найдут – нет. Выложат полиции договора, согласия и прочие бумажки с моей подписью и паспортными данными, и всё… Или просто исчезнут. Зачем они вообще заключали какой-то договор? Похитили бы как все эти самые, с Млечного Пути…

Я улыбнулся, представив, с какой рожей сейчас стою… И где я стою?

Оглядевшись, я понял, что стою посреди песчаного пляжа. Скорее всего, пляж ужасно напоминает два предыдущих, на которых я оказывался. Песок почти белый, сухие водоросли и палки отмечают места, куда их выбросили волны. Чем дальше от прибоя – тем равномернее они распределены. Прибой, кстати, был вполне себе океанический. Я никогда не был на курортах на берегу океана, разве что в Гоа… Там, кстати, океан? Да ладно, я много раз видел океанический прибой на роликах. Огромные волны катились на пляж, вздымая гребни на кромке рифов. Волны прокатывались через лагуну, чтобы, поднявшись у самого берега на метр-полтора, обрушиться на песок.

С другой стороны – пальмы. Я не знаю, какие пальмы – потому что я не разбираюсь в пальмах. Но на них есть желтоватые орехи – кокосы, одним из которых меня недавно приложило. Под пальмами заросли папоротников, в глубине – какие-то лиственные растения. Берег поднимается на уровень, наверно, метров ста. Местами из зелени зарослей проступают серые скальные обрывы. Ещё дальше, в туманной дымке, встают очертания гор. Если это остров, то очень большой.

А ещё на краю зрения я постоянно видел какие-то надписи. Стоило подумать о них, как передо мной появилась табличка с информацией:

Игрок: Федотов Ф.Л.

Жизнь: 14/15

Энергия: 10/10

Сытость: 99%

Жажда: 97%

Усталость: 98%

Тепло: 100%

Игра – она игра и есть. И наверняка её заточили под нас, землян. Если её, конечно, не земляне и изобрели. В конце концов, мне гораздо легче поверить в землян, которые обманом затащили меня в какой-то эксперимент. Чем в каких-то зелёных человечков. Хотя в мире, который я помнил, даже лучшие VR-игры такого погружения обеспечить не могли. Я вообще не ощущал игровой природы мира – он был настоящий. Дул ветер, шумел прибой, шелестела листва. И это не было какой-то симуляцией с повторением звуков, потому что пока они ни разу не повторились. А, может быть, последовательность была слишком велика, чтобы я успел распознать повторы? Отдельные сухие листья, отдельные водоросли, отдельный чёрный скорпиончик на стволе…Нет, однозначно – это не было компьютерной симуляцией.

От размышлений меня отвлекла боль в плече и покалывание на коже. Всё это время я неосмотрительно торчал прямо на пляже под палящим солнышком, которое, кстати, неумолимо приближалось к зениту. И меньше всего мне хотелось бы обгореть в мире, где нет не то что крема от ожогов, но даже кефира! А в то, что разработчики мира побеспокоились об ожогах – я верил. Про сепсис они, сволочи такие, не забыли что-то! Первым делом я отошёл в тень пальм на берегу – и только потом внимательно осмотрел рану.

Обычная ссадина. Да, выглядела она неприятно, но ничего страшного я в ней не видел. Хотя что я в этом понимаю-то? В моём родном двадцать первом веке под рукой всегда есть спиртик, хлоргексидинчик, перекись водородика, а также йодик и скучно-банальная зелёнка. А что есть здесь? Я задумчиво уставился на море, пытаясь понять, можно ли промыть рану морской водой – или это может мне грозить какими-то последствиями? Решившись, я быстро дошёл до прибоя, но, заметив песочную взвесь, остановился. Песка у меня в ране и так было уже предостаточно, а мне надо было его смыть.

Решив для себя, что надо всё-таки лезть в воду, я потянулся к поясу и сделал самое ужасное открытие на сегодня: я был гол! Совсем! Сволочи-разработчики не позаботились даже фиговый листочек мне выдать! И самое неприятное, что я был совсем не Аполлон Бельведерский! Я был тот самый дрыщ и задохлик, которым меня обзывал ненавистный Серый! А я отлично помню, что таким я не был! В свои двадцать шесть я старался держать себя в форме, и даже кубики были на животе. А теперь у меня рёбра просматривались через кожу, а несостоявшееся пузико липло к позвоночнику. Осталось выяснить – не разучился ли я плавать.

Шагнув вперёд, я попытался проскочить волны и добраться до глубины. Но не тут-то было! В своём нынешнем состоянии весил я от силы пятьдесят килограммов, и каждая волна отбрасывала меня назад, стремясь опрокинуть, прокатить по песку и оставить на пляже, откатываясь назад в море. После двух минут мучений я, наконец, вспомнил, как в юности нам советовали нырять под волну и попытался повторить этот трюк. И у меня получилось!

Поздравляем, вы решили задачу по преодолению волны.

Вам присваивается 1СО (свободное очко) характеристик!

Система засчитала достижение, потому что предыдущие ваши кувыркания очень рассмешили зрителей и получили более 1000 единиц одобрения.

«Смеются они, уроды!» – подумал я, гребя от берега. Впрочем, далеко я не заплыл. На ум мне пришло, что в океане водится много разной живности, и не вся она готова пропустить лакомый кусочек человечка. Поэтому долго сидеть в воде мне не стоит. Проболтавшись несколько минут на волнах, я быстро погрёб назад и был вытолкнут волнами на пляж. Проверив, чего стоили мои кувыркания в море, обнаружил, что время потрачено было не напрасно:

Открытая рана. Требует: медицинская обработка.

И ни слова про сепсис! Это, конечно, не помешает системе снова начать про него писать, когда такая опасность возникнет, но главное – нарывать ссадину перестало. Стоило мне проверить свои показатели, как настроение стремительно упало. Купание дополнительно отняло у меня процентов пять от показателя жажды. Все показатели продолжали снижаться, а это значит, что мне требовалось как можно скорее найти источник воды и еды. И самым оптимальным, как я считал, вспоминая книжки и фильмы про Робинзонов, для меня сейчас был кокос! А они, вон – растут на пальмах и иногда падают на голову.

Насколько я помнил, в спелых кокосах есть и вода, и мякоть. И проблемой было его только расковырять. Стоило только оглядеться – и рядом даже обнаружился спелый, наверно (да откуда я знаю, спелый он, или нет?), кокос, лежавший на песке неподалёку. Стоило мне подойти ближе, как я понял, что с этим кокосом я уже знаком. На нём даже осталась моя собственная кровь! Так и написано:

Кровь Игрока Федотова Ф.Л.

Подобрав плод, я принялся старательно думать над тем, что с ним дальше делать. Как их вообще расковыривают? Я за свою жизнь был на Чёрном море, на Средиземном море и на Балтийском море. И нигде никаких кокосов я не заметил. А, ну было ещё Мёртвое море, но там вообще ничего не растёт. В нём искупаешься и чувствуешь, как сам усыхать начинаешь. Я еще был в Гоа, но там мне кокос приносили прямо с трубочкой…

Подумав несколько минут над проблемой, я взял кокос под мышку и пошёл искать камни. Без камней в деле раскалывания кокосов мне ловить было нечего. По пути я собирал сухие водоросли. Сначала я просто подобрал одну прядку и долго вертел в свободной руке. А потом вспомнил, что я голый, и что где-то тут есть много людей. А вдруг женщины будут? Ну не одни же мужики жадные, правда? Я вообще всегда считал, что в вопросе жадности и расчётливости мужчины женщинам проигрывают. И я решил, что надо себе хотя бы труселя организовать. А лучше юбку, как у всяких африканцев. Но для этого нужен пояс, на который эту юбку можно будет крепить.

Для пояса я начал крутить верёвку из водорослей. Получилась она толстая и колючая. Толстая, потому что я не умею крутить верёвки. Если бы сделал тоньше – она могла бы легко порваться, вот я и крутил, пока крепость не стала удовлетворительной. А колючая она была, к сожалению, сама по себе. Опять же по пути я подыскивал и рвал сухую траву с достаточно мягкими, длинными и широкими травинками. Травинки я обматывал одним концом вокруг верёвки, а другой отправлял вниз – в свободное парение. И к тому моменту, когда камни были обнаружены – мои гениталии и попу прикрывали два густых пучка травы. Я был, правда, не очень уверен насчёт заднего пучка травы, но передний – точно удался, подчёркивая мою исключительную мужественность.

Следующим шагом стала борьба с кокосом, и вот тут-то я хлебнул горечи неудач! Снять внешнюю кожуру оказалось делом хлопотным и тяжёлым. Плотный волокнистый и толстый слой не хотел мне поддаваться. А ведь я даже нашёл достаточно острый камень, которым удавалось хорошо проламываться между волокнами – но всё было тщетно. Кокос оставался непобедимым исполином тропического рая – а я голимым неудачником. Спустя полчаса, уперев руки в бока, я стоял и смотрел на кокос, тяжело дыша.

- Сука ты, кокос! – с чувством выдал я всё, что на душе накипело, отвернулся и пошёл доделывать свою юбку.

Спустя ещё десяток толстых травинок (и, кстати, зудящий укус какого-то мелкого насекомого!) я увидел перед глазами надпись:

Поздравляем, вы решили задачу по созданию одежды из подручных материалов.

Вам присваивается 1СО (свободное очко) характеристик!

Система засчитала достижение, потому что ваш вид очень рассмешил зрителей и получил более 1000 единиц одобрения.

- Да пошли бы вы все! – ответил я системе.

И тут я понял, что уже получил какие-то два очка – и до сих пор никуда их не потратил. Осталось только вспомнить, что там надо было сказать, чтобы посмотреть параметры. Я устало сел на те же камни, о которые вскрывал кокос и задумался. Потом плюнул и стал перебирать варианты. После третьей попытки я угадал: слово «статус» раскрыло передо мной «меню меня». Полупрозрачные данные выстроились слева от видимой глазами картинки, где их можно было уже без труда рассмотреть.

Уровень 1 – Игрок Федотов Ф.Л.

Жизнь: 14/15

Энергия: 3/15

Сытость: 89,00%

Жажда: 74,00%

Усталость: 68,00%

Тепло: 100,00%

Сила: 1,00

Ловкость: 1,00

Телосложение: 2,00

Интеллект: 1,00

Мудрость: 1,00

Доступно очков: 2,00

Удивила меня энергия. Оказывается, пока я воевал с кокосом – она ушла почти в ноль. И это перекликается с моими ощущениями – я устал. Жаль, здесь нельзя было перемотать логи, как в земных игрушках. Иначе бы я проверил свою догадку. Вначале, кажется, писали, что жизни было 10 единиц, а теперь – 15. И энергии тоже – 15. Или нет? Пришлось пообещать себе внимательно следить за всем, что во мне меняется.

И я торжественно вложил одно очко в силу. В жесточайшем спазме руки скрутило перед грудью как у грёбаного тиранозавра. Я тихонечко завыл, пытаясь выдержать эту пытку, а из глаз брызнули слёзы. Но, к счастью, всё быстро прошло. Руки перестало дёргать – вот только появилась боль в мышцах, как после долгих тренировок. Я посчитал это логичным, только очень уж болезненным. Телосложение-то мне подарили, когда моё тело воскресало – а тут всё «на живую». Посмотрев параметры, я заметил, что жизнь увеличилась до 20. Как так? Она не от телосложения увеличивается? Попробовал ещё раз, вложив второе очко в силу.

И новый спазм скрутил меня, но в этот раз я был готов. Дарить радость неизвестным зрителям и зарабатывать лишнюю тысячу очков? Обойдутся! Я гордый голодранец! Возможно, мне показалось, но в этот раз всё прошло быстрее. Руки, наконец, перестали напоминать конечности голодающего, обросли небольшими мышцами и наверняка стали сильнее. К этому моменту энергия поднялась до 7, и я предпринял ещё одну попытку раздолбать проклятый кокос.

И он сдался! Сначала стала отдираться внешняя кожура. Я кромсал её камнем, отрывая дольками от внутренней части ореха – и отбрасывал в сторону. Скоро в моих руках осталась только мохнатая сердцевина, внутри которой скрывалась мякоть и кокосовое молоко! Следующим шагом стало раскалывание внутренней части. Помня о том, что кокос – штука крепкая, я подобрал камушек поувесистей и со всей силы обрушил его на острую часть ореха. Эта скотина лопнула на три части – разбрызгивая драгоценную влагу во все стороны. Да ещё и снимая с меня одно очко жизни за подбитую до синяка коленку!

Только когда я успокоился и перестал материться в голос, я смог понять, что кокос всё равно не спас бы меня. Молока в нём было совсем чуть-чуть. Несколько глотков – и всё. Подобрав осколки с мякотью, я сел на камни и попытался её съесть. А она, мякоть, была совсем не мягкой – её ещё надо было умудриться разгрызть и пережевать. Да и пить уже хотелось немилосердно. Проверив параметр, я понял, что жажда опустилась до 65% и продолжает падать. Что и не удивительно, поскольку сидел я снова на ярком солнышке и жрал сухую, невкусную сердцевину ореха. Я хотел пить – и даже испытывал слуховые галлюцинации, потому что, помимо шума прибоя, отчётливо слышал плеск воды.

Оглядевшись внимательно, я понял, что никаких галлюцинаций не было. Всё это время я пытался раздолбать кокос в нескольких метрах от скрытого камнями и травой ручья, который, видимо, во время дождей и нанёс на пляж все эти камни. Всё что оставалось – пройти вглубь, найти подходящий водопад или запруду и, с риском потерять ещё одну жизнь, напиться из этого источника. Я даже не стал доедать кокос – пошёл сразу.

Глава 2. Немного один

Стоило ступить под тень деревьев, как мне стало страшно. Я не сказал бы, что боялся умереть – ведь у меня пока почти триста жизней. Одной жизнью меньше – ещё не страшно. Я боялся боли. Все три смерти у меня случились при встрече моей головы с твёрдыми предметами, а голова – орган не такой уж и болезненный. Зато ссадина побаливала до сих пор. И если меня будет в этом слишком правдоподобном мире жрать какая-нибудь хищная зверюга – мне это, наверно, не понравится. Особенно, если она перед приёмом пищи забудет меня умертвить. Бррр! Нет, надо будет придумать способ, как избежать подобных ситуаций. Одна надежда – на малое количество жизни.

«Кстати, почему разработчики жизнь назвали не HP, как во всех онлайн-играх? Нет, ну просто путаться начинаешь, «жизней – жизни», - стоило мне об этом подумать, как в поле зрения что-то изменилось. Теперь красная полоска с цифрами жизни имела значение HP. Немного полюбовавшись на дело рук своих, я всё-таки вернул всё назад. Привык уже!

Лес оказался не таким уж и густым. Самым частым был всё-таки подлесок, заросший самыми разнообразными растениями. Но стоило пройти несколько метров, как ты оказывался в нормальном лесу, где земля усыпана опавшей листвой, от одного дерева до другого – метра три-четыре, а молодые побеги встречаются редко и почти не мешают. Поднимаясь по ручью, я внимательно смотрел под ноги – и даже успел заметить маленькую змейку яркой окраски, которая при моём приближении прыснула с обсиженного камня рядом с ручьём. Пока этот мир и его природа были ко мне ласковы, но чутьё мне подсказывало, что так будет не всегда.

Следуя вдоль извилистого русла, я вышел к каменному обрыву – до края которого, наверно, я бы до попадания в игру мог допрыгнуть и подтянуться. Сейчас я в своих силах не был уверен. Но мне и не нужно было наверх – меня интересовал ручей, который по камню стекал. Я попытался ловить воду, сложив руки «лодочкой», но вода через них уходила быстрее, чем набиралась. В результате пришлось, сидя рядом с водопадом, выедать всухомятку кусок ореха, напоминавший пиалу. Есть я этот орех нормально не мог – во рту было сухо, как в пустыне, но зато набил полный рот. Скорлупу подставил под струйку и долго ждал, когда туда наберётся три глотка.

Но какие это были глотки! Восхитительные глотки живительной влаги. С ними, правда, проглатывались куски ореха, которые я за щеками прятал как какой-то хомяк, но – тоже ничего. В течение пары часов я наслаждался и блаженствовал, подняв сытость и жажду до 100%.

- Кто молодец? – спросил я у леса и сам же и ответил. – Я молодец!

Лес решил промолчать. Дело шло к вечеру, а, насколько я помнил, вечер в таких широтах – это неуловимое время суток, пролетающее так быстро, что и опомниться не успеешь. Вот был день, вот наступает вечер – ан нет, ночь уже. А я стоял посреди тропического леса, из всей одежды – два пушистых хомячка спереди и сзади. И даже крыши над головой нет. А ещё было бы неплохо набрать воды про запас, только куда этот запас девать? В нормальной игре я бы просто набрал воды, и в моём бэкпэке появились бы бутылочки с водой. А здесь – страдай как хочешь. Ни бэкпэка, ни бутылочек с жидкостью.

Так ничего и не придумав с ёмкостью для воды, я отправился назад к пляжу, собираясь устроиться на ночь на берегу. Солнце уже приобрело кровавый оттенок, стремительно опускаясь к горизонту. По моим прикидкам, у меня оставался где-то час на то, чтобы обустроить себе лёжку. Не придумав ничего лучше, я решил строить шалаш. Все хорошие робинзоны строят шалаш всегда! Вот и чем я хуже?

Вернувшись в лес, я попытался сломать тонкий древесный побег, искавший свой путь к солнышку – но тот и не думал так просто ломаться. Он трещал, когда я его качал и крутил, пускал щепки, но свежие волокна отказывались разделяться. Я снова вернулся к ручью и нашёл острый камень, которым вскрывал кокос. С камнем дело пошло лучше. Через полчаса я стал гордым обладателем пяти жердей.

Четыре жерди я в сгущающихся сумерках вкопал двумя треугольниками друг напротив друга. И даже успел протянуть между ними самую длинную жердь – и обмотать это всё водорослями для надёжности, но дальше дело застопорилось. По моей задумке, надо было ещё нарвать прутьев, сделать каркас для листьев, потом эти самые листья собрать и накидать сверху, но где те листья? Я даже море-то уже не видел. Слышал только, как оно шумит. Кто сказал, что самый тёмный час перед рассветом? После заката тоже можно подумать, что ослеп!

Тем временем погода нашёптывала, что скоро мне станет очень неуютно и прохладно. Ветер усиливался, трепал кроны деревьев, нагонял волну – и даже пробирался под пучки травы, скрывавшие мой срам. Я посмотрел на показатели:

Сытость: 91,00%

Жажда: 86,00%

Усталость: 43,00%

Тепло: 99,00%

Ну так кто бы сомневался? Вот нет, чтоб разработчикам сделать тёплую летнюю ночь – нет, это было бы слишком легко! Наверняка буду трястись как осиновый лист к концу ночи. В темноте я начал копать углубление в песке. Размеры подгонял сам под себя, в отсутствии измерительных приборов. Вскоре на небе заблестели звёзды, и показалась большая луна – значительно больше, чем на Земле. Стало светлее, и теперь уже можно было различить, где заканчивается берег и начинается море, а также стало видно, где растут так необходимые для меня папоротники.

Кровать я себе закончил делать уже поздней ночью. Почему я знаю, что поздней? Потому что в какой-то момент перед глазами появилось сообщение:

День второй.

Вы продержались 1 день!

Через час-полтора была выкопана яма, в которой я даже поместился боком. Дно я выстлал листьями, наваленными толстым слоем. А сверху прикрылся тоже листьями – с головой. Если бы не был таким уставшим – никогда бы не уснул. Из леса теперь доносились странные звуки ночной жизни, и было откровенно страшно. Но глаза буквально закрывались сами собой, а зевнув, я чуть челюсть не вывихнул.

Спал я крепко, и мне даже снились какие-то сны. А проснулся разбитым, замёрзшим и покусанным. Я не знаю, кто меня кусал, но всё тело зудело и было покрыто красными точками. А уж что творилось под моим самопальным поясом – это даже не поддавалось описанию… Ощущение такое, что те, кто меня кусал – под поясом себе гнездо свили. Скинув свою одежду, я отправился купаться в надежде ослабить терзающий меня зуд. Море ещё, видимо, спало. Водаплавно покачивала мою покусанную тушку. Жизнь за ночь, как это ни странно, восстановилась до максимума, а вот голод и жажда уже опустились до угрожающих 60%.

Выбравшись из воды, я так голышом и отправился добывать кокосы. Строптивые орехи сегодня не собирались на меня падать, а упорно висели на пальмах, вне досягаемости от голодного меня. Я походил рядом с пальмами, потыкал руками и ногами стволы, но добился только того, что занозил ладонь. Решив, что так ничего не добьюсь, я отправился на поиски снарядов. Набрал небольших камней и палок – и стал бросаться по приглянувшейся грозди будущего завтрака. Ну и обеда тоже. Сбить кокос удалось минут через двадцать, а ещё через десять вниз упало ещё два. Пока я рассматривал добычу, в голову пришла идея – сделать из одного из них флягу. Всё-таки набирать по два-три глотка воды – это весьма утомительно. Вот только как сделать это без инструментов, я себе даже не представлял.

Да кого я обманываю? Я даже с инструментами сидел бы и плакал. Ну не готовили меня, простого офисного мальчика, к робинзонаде! В школе меня готовили к институту, в институте – к кабинету, а когда нужного кабинета не оказалось – пришлось вертеться как мог. И продавцом побывал раз пять, и заказы разносил, и даже помощником завхоза год проработал. Наскучило мне, понимаете ли, дурью маяться с закупками и учётом – и снова попёрся торговать. Ну вот и пожалуйста, три месяца без работы – и я на грёбаном тропическом острове! Молодца, Фил!

Однако пить очень хотелось, да и есть тоже – и я принялся за работу. Сначала раскромсал один кокос по примеру вчерашнего дня, то есть – на поесть. На этот раз внутреннюю часть я сначала проковырял острым камушком, выпил молоко, которого и в правду оказалось мало – и только потом расколол. Выев белую безвкусную дрянь из подходящей для питья части, отправился к ручью и напился. Следующий кокос был подвергнут более тщательной обработке. Первым делом я нашёл несколько заострённых камней, которыми и спиливал верхнюю часть ореха. Делал я это осторожно и терпеливо, боясь неосторожным движением сделать край неровным. Некоторые камни издевательства не выдержали, но у меня-то запас был! На работу у меня ушло три часа и пять очков жизни: на пальцах образовалось три пореза. К счастью, неглубоких.

После каждого пореза я прерывал работу и шёл полоскать руку в море, стараясь забраться на глубину. Заодно, выйдя на берег, успокаивался – прооравшись на весь мир. Невидимые зрители моих оров не оценили, но каждый раз мне становилось легче. Наконец, работа была закончена, и я приступил к следующему шагу. Ещё два часа я потратил на то, чтобы выскоблить мякоть из скорлупы деревянной палочкой, заточенной всё теми же камнями. Мякоть я запасливо складывал на пристроенный рядом листик.

Работа отняла все силы. Я проголодался и опять хотел пить. На этот раз ел я рядом с водопадом, ожидая, когда в мою чашку нальётся достаточно воды. Полностью кокос не заполнился (да я и не надеялся!), зато хватило на то, чтобы сразу утолить жажду. Пристроив флягу из кокоса на каменной стене, чтобы в неё продолжала заливаться вода, я отправился издеваться над вторым кокосом. Ужинал я всё той же мякотью, зато от души напился воды из первого кокоса, который успел набраться до краёв. Остаток дня я делал для своих фляг деревянные пробки. Пробкового дерева под рукой не обнаружилось, поэтому я ограничился деревянными болванками подходящего размера, обмотанными водорослями. Выглядели мои фляги, конечно, неказисто – зато позволяли собрать запас воды и нести с собой.

Укусы за день прошли, как и след от моего пояса, но случилась новая беда – оставшаяся на теле соль вызвала жуткое раздражение. Вот так, мучаясь от новой напасти, я не заметил, как меня начало подташнивать. Пока я снова ходил купаться на море и пока готовился ко сну, тошнота почти прошла.

Шалаш я решил не достраивать. Почему? Да, я просто поймал себя вечером на том, что разговариваю с одной из своих фляг. Я готов был поговорить даже с ненавистным Серым, потому что звуки природы вокруг уже приелись – и хотелось услышать нормальный человеческий голос. При этом в формулировку «нормальный» мой собственный голос почему-то не попадал. Обсудив вслух этот вопрос с самим собой, я решил, что отправлюсь дальше вдоль берега на следующий день.

День третий.

Вы продержались 2 дня!

Утро я встретил в кустах. Незадолго до рассвета меня поднял с моего спального места острый спазм в животе.

На вас наложен дебаф – острая диарея.

Скорость снижения показателя «жажда» + 200%

Божечки мои, как я дристал! Мне казалось, если ещё немного напрягусь, то вывалю под куст собственную голову. Наблюдая за восходом солнца, я уже всерьёз рассчитывал самоубиться и избавить себя от этих прекрасных ощущений. Когда кишечник, наконец, успокоился, я смог доползти до оставленной на ночь на водопаде фляги и, наконец, поднять уровень жажды с 30% до 70%. А вот на кокосы я не мог смотреть без содрогания. Ну откуда я мог знать, что те уроды, которые запихнули меня в эту отвратительно натуралистичную игру, позаботились учесть не только особенности пищеварения, но и индивидуальные настройки моего бедного организма, который не привык к кокосам? Неужели нельзя было ввести в эту их «Жадность» больше условностей, а?

С последствиями отравления я боролся почти весь день. Время коротал, наращивая свою юбочку из травы. Только вечером, когда голод опустился до 15% – я позволил себе снова съесть проклятый кокос и попить «божественного» кокосового молочка. Убил бы тех, кто радостно впаривает всем на Земле кокосы и рассказывает, какие они вкусные и полезные! Убил бы! Было горько и обидно. А ещё хотелось позвонить родителям и узнать, как у них дела. И хотелось в свою маленькую уютную квартирку на окраине Москвы. Чувствуя, как увлажняются глаза, я вспомнил об очень полезной функции:

- В домике!

На периферии зрения появился таймер, отсчитывающий два часа. И я, уже никого и ничего не стесняясь, разревелся от жалости к себе и от тоски. Окружающий мир получил порцию жалоб:

- Жрёшь кокосы, а где бананы? Кто, сука, сочинил эту песню, которой меня пичкали в детстве, ну кто? Я мяса хочу! Мяса! Жареного, с солью и перцем! Где здесь грёбаные перцы, а? Я «в домике» ваш взял только потому, что реветь хотел! А ведь был уверен, что впервые его возьму, когда девок тискать буду! Кто так строит? Где люди? Где девки?! Какого хрена я за три дня наткнулся только на двух отморозков, да и те педерасты по-жизни и сами меня трахнули?! Дважды! Булыжником!

И так далее и в таком духе. Мой в высшей степени позорный монолог продолжался почти всё отведённые мне два часа. Опомнился я потому, что сзади начали раздаваться страшные ночные шорохи. Сходив и умывшись из ручья, я спрятался на своё спальное место, накрылся листьями с головой и уснул.

День четвёртый.

Вы продержались 3 дня!

«И зачем писать про масленое масло?» – думал я, проснувшись и обнаружив перед глазами красную надпись. Однако хорошо, что других сообщений нет. Значит, меня никто не съел, и я всё ещё жив. Утро встретило меня низко висящими тучами, которые намекали, что скоро придёт время принимать ледяной душ. И меня снова кто-то кусал всю ночь – тело зудело. Забрав от спасительного водопада заполненные свежей водой фляги, я заткнул их пробками, примотал к поясу водорослями и отправился в путь. На показатель голода я внимания старался не обращать. Есть мне всё равно предстояло кокос, и когда я на это снова решусь – я не знал.

Пляж оказался не бесконечным. К середине дня я уже преодолел очередной изгиб берега – и увидел впереди вдающийся в океан мыс, представлявший собой многометровую скалу. Чертыхнувшись, я начал искать удобный вход в лес, чтобы преодолеть подъём. Лес здесь бы явно гуще и темнее, чем рядом с моим водопадиком. Перед тем как углубляться в чащу, я обрубил первым попавшимся камнем тонкое молодое деревце, организовав себе посох. Идти по зарослям, не проверив, что там может под ними скрываться – я не собирался.

Прощупывая землю перед собой, я двигался значительно медленнее, но увереннее. Во всяком случае, не звал на помощь удачу, богов и другие виды взлома статистики. Иногда, когда палка тыкалась в землю под папоротниками и травой, растения вокруг начинали колыхаться, обозначая путь улепётывающей живности. А потом на меня напала змея. К счастью, палка была длинная, и первый прыжок рептилии, хоть и стал для меня неожиданностью – не привёл к опасным последствиям. Я увернулся и отпрыгнул на пару шагов, занося палку.

Змея была большая – длиной в метр, а в самом толстом месте сантиметра четыре. Цвет имела землистый и бледный. Заметь я её раньше – обошёл бы. Но как мне её заметить под широкими листьями? А теперь она меня сильно невзлюбила и решила показать, кто в доме хозяин. Раскрыв широкий воротник под головой, злобная тварь издала шипение.

- Ять, кобра! – то ли от страха, то ли от злости взвизгнул я (всё же скорее от страха!) и что есть дури приложил её своим посохом.

Вы нанесли урон змее – кобра земная: 5

Жизнь кобры земной 10/15

Кобре земной совсем не понравился метод знакомства, и она выстрелила в мою сторону ядом. И попала бы, скотина такая, в глаза, да я как раз оступился и резко дёрнулся. Где-то и когда-то, как и всегда у людей моего века, я прочитал (и запомнил!), что кобра так делает, чтобы противника отвлечь. Потому не стал пялиться на плевок и обнюхивать его, а сразу разорвал дистанцию. Так что следующий бросок гадины снова пришёлся в пустоту, а мой посох выбил ещё 6 хитов. Понимая, что шанса потом может и не представиться, я не стал заносить посох после удара, а просунул его под немного ошалевшее пресмыкающееся и отбросил в сторону. Змея извернулась в полёте, цапнула посох – и никуда не полетела, обвившись вокруг него. А я, ещё больше испугавшись, долбанул посохом по стволу дерева.

Вы нанесли урон змее – кобра земная: 4

Жизнь кобры земной: 0/15

Вы убили кобру земную!

Вы получаете 1 очко опыта.

Вам присвоен 2 уровень!

Вам присваивается 1СО (свободное очко) характеристик!

До следующего уровня осталось – 1 очко опыта!

- Не понял? – стоял я ошарашенный, испуганный и растерянный. – За одно очко опыта – целый уровень? Вы там совсем рехнулись? Это не игра, это дурдом! И руки у разработчиков росли из задницы!

Я от души шмякнул посохом по дереву, потом по траве.

- Вы – полоумные придурки, которым больше нечем заняться? В какой извращённый мозг пришла мысль присваивать уровни за одно очко опыта?!

Посмотрев на увеличившуюся вдвое жизнь и энергию, я разошёлся не на шутку.

- Вдвое жизнь? Я мог завалить крабика и поднять жизнь вдвое?! И всё это время я страдал зазря?! Да чтоб вам пусто было!

Поздравляем, вы закатили шикарную истерику.

Вам присваивается 1СО (свободное очко) характеристик!

Система засчитала достижение, потому что ваше самомнение очень рассмешило зрителей и получило более 1000 единиц одобрения. Всегда приятно наблюдать за самоуверенными дураками. Так держать!

И я сдулся. Нет, вот ей-богу – натурально сдулся. Все слова, все ругательства застряли в глотке. Вот на кого я ругаюсь? На тех, чьей единственной задачей было засунуть меня в эту игру и смешить праздных наблюдателей? Да им до лампочки все мои истерики, моё мнение и реакции – лишь бы было интереснее. Сейчас докричусь – пришлют мне ещё две кобры, и я отправлюсь на перерождение. А я не хочу на перерождение! Поэтому, медленно выдохнув, я продолжил свой путь.

Больше на меня никто не нападал, никто не пытался покусать, отравить или съесть. Мелкая живность разбегалась от постукиваний по земле и моих шагов. Только какой-то дурной муравей прицепился к ноге и стал её грызть. Укус у него, кстати, оказался весьма болезненным. Я беспрепятственно добрался до вершины скалы и пристроился на камушке, оглядывая проделанный путь. Увидев, куда мне предстоит идти, я замер. За скалой тянулась очередная бухта с белоснежным пляжем. Вот только от предыдущей, из которой я вышел, её отличало наличие людей. Весь пляж под склоном, вдоль линии леса, был усыпан разнообразными навесами, между которых ходили, стояли, сидели – да просто были!.. Люди! Много людей!..

Глава 3. Сложности коммуникации

Учёный Серым и его дружком, а также коброй, я сразу вниз не побежал. Во-первых, мне предстояло пройти склон, покрытый густой растительностью. Во-вторых, я не знал, что это за люди, чем живут и как ко мне отнесутся. Поэтому, спрятавшись за камнем, на котором до этого отдыхал, я глотнул водички и начал копаться в «Статусе».

Игрок: Федотов Ф.Л.

Уровень: 2

Жизнь: 50

Энергия: 30

Сытость: 56,00%

Жажда: 98,00%

Усталость: 67,00%

Тепло: 100,00%

Сила: 3,00

Ловкость: 1,00

Телосложение: 2,00

Интеллект: 1,00

Мудрость: 1,00

Свободные очки: 2

Из всего, что мне было доступно, я мог воздействовать только на силу, ловкость и телосложение. При попытке закинуть свободное очко в мудрость система выдала мне сообщение:

Только опытом, только шишками – только хардкор!

Но я был настойчив и пополнил копилку своей мудрости афоризмом:

Из молодого дурака не получится мудрый старик. Только – старый дурак!

Обидно стало, слушайте! Я решил, что следующее оскорбление системы почитаю в следующий раз. Больше всего мне в этот момент хотелось поймать хоть одного разработчика и спросить: «А что ты, тварь, думаешь о вежливости и корректности?». Но каждый раз, когда я это себе представлял, тварь-разработчик получался иным. То это был осьминог синего цвета, то какой-то полуэльф, а то и большая ящерица – которая даже в фантазии пыталась меня покусать в ответ. Как бы я ни пытался защитить свой разум от странностей последних дней, но у меня это плохо получалось. Видно, я уже не сомневался, что сунули меня в эту игру существа, далеко ушедшие в своём развитии от земного общества.

В итоге я решил экспериментировать, чтобы понять, что на что влияет. И первое очко закинул в телосложение. Я почти не сомневался в результате, но проверить было нужно – и да, у меня добавилось жизни и энергии по 10 очков. А потом меня скрутило, как креветку на сковородке, потому что всё тело наполнила тягучая боль, будто тебя распирает изнутри. Когда пришёл в себя, особых изменений во внешнем виде я не заметил. Разве что, валяясь на земле, я весь испачкался и пролил остатки воды из открытой фляги. Отдышавшись, я зажмурился и закинул очко в ловкость.

Если я думал, что до этого мне было больно, то тут же понял свою ошибку. До этого мне было щекотно! Я пытался кричать, я пытался дышать, я пытался давить слезу – но ничего из этого сделать не мог. Я просто лежал пластом, в то время как внутри меня выворачивались все суставы моего многострадального тела. К счастью, совсем недолго.

Доступный болевой порог превышен.

Вы без сознания.

Воздействие продолжается…

Я висел в темноте и смотрел на эту надпись. Был ещё таймер, который отсчитывал, сколько продолжается воздействие. На 54 секунде таймер остановился, а надпись изменилась.

Доступный болевой порог превышен.

Вы без сознания.

Воздействие прекращено.

Вы придёте в себя через 30 секунд…

И начался обратный отсчёт. По прошествии 30 обещанных секунд, я снова обнаружил себя в собственном теле – лежащим на спине и смотрящим в серое небо, которое за день стало, как мне показалось, ещё более низким.

- Спасибо вам, неизвестные истязатели… Что не дали насладиться болью по полной… – пробормотал я, еле шевеля губами. Подняться мне удалось ещё не скоро. Всё тело ломило так, будто кто-то очень злой долго и старательно бил меня чем-то тяжёлым. И опять я не почувствовал никаких положительных изменений в своём теле. Я был всё так же тощ, немощен и голоден. Запас энергии увеличился у меня на 10 единиц, а голод упал до 38%. Живот старательно урчал, напевая гимн еде. А до кокосов, между прочим, надо было ещё идти…

Я поднял пустую флягу, посох и отправился в путь – навстречу людям!

Я всегда любил людей, общение и большие компании. Вот моя старшая сестра могла целыми днями сидеть дома и читать книги. А для общения ей отлично хватало социальных сетей. Я же всю жизнь из дома сбегал: то погулять, то поиграть в футбол. Потом уже бегал в клубы, в кафе, к девушкам. Ловеласом я не был, дон Жуаном, как подумал в начале – тоже. Я был обычным парнем. Ну, может, симпатичным – девушкам нравился. Ладно!..

Я был кучерявым красавчиком, которого мама и сестра приучили следить за собой! Ко мне на раз приставало прозвище «павлин», на два – я выхватывал по физиономии от очередного отвергнутого после знакомства со мной ухажёра. И знаете, я тоже научился рихтовать особо наглые морды! Я даже на самбо ходил четыре года, из которых один – на боевое. Так что я умел драться и держать удар. Правда, по моему внешнему виду любители решать вопросы при помощи кулаков обычно этого не определяли.

Так вот… я люблю людей, и мне тяжело находиться в гордом одиночестве! То, что у меня нет мыла, что под обломанными ногтями скопилась грязь, волосы постепенно превращались в колтун, а лицо покрывала трёхдневная щетина – меня не сильно беспокоило. Я хочу ещё посмотреть на того, кто в моём положении выглядел бы лучше! А вот то, что рядом не было ни одной живой души – меня угнетало! И ещё угнетало, что подтираюсь я листьями. Особенно во время поноса накануне.

Я даже забыл понаблюдать за людьми, которые были внизу – хотя сначала и планировал. Я шагал по лесу, как решительный слепец, простукивая землю и отгоняя всяких разных гадов. Обнаружив на пути кобру, в этот раз я обошёл её стороной, как бы она ни раздувала капюшон.

- Сама себя кусай, гадина! – посоветовал я ей, держа дистанцию метров в пять-шесть.

Змеюка снова раздула капюшон, а я – надул щёки! Знай наших! Мы тоже можем надуться! Вот так, с надутыми щеками я повернулся в сторону своей цели и встретился взглядом с двумя мужиками. Ну как мужиками… Один – мой ровесник, другой – постарше. Оба такие же тощие, как и я – и выглядят как жертвы концентрационного лагеря. Но они хотя бы щёки не дуют.

- О, мы два дня шли, а тут ещё люди есть! – радостно провозгласил первый смутно знакомым голосом.

- Серый, да какие люди! Смотри, баклан какой! – ответил второй очень знакомым голосом.

И вот тут-то меня и накрыло. Я одним огромным прыжком преодолел разделяющее нас расстояние – и что было силы врезал сначала одному посохом в солнечное сплетение, а потом другому в кадык.

Вы нанесли урон Игроку – Серый: 10

Жизнь Игрока – Серый: 110/120

Игрок Серый оглушен!

Оглушение – 10 секунд.

Взаимный счёт 1/2

Вы нанесли урон Игроку – ???: 3

Жизнь Игрока – ???: 57/60

Игрок ??? задыхается! Эффект: – 5 жизней в секунду.

Взаимный счёт 1/0

- Что за?..

Это попытался хрипеть Серый, потому что «???» задыхался, теряя по пять хитов в секунду. Однако я не дал Серому шанса, врезав кулаком в висок, а потом ещё раз и ещё, почувствовав как проламывается кость.

Вы нанесли урон Игроку – Серый: 10

Жизнь Игрока – Серый: 100/120

Получен урон 6

Жизнь 114/120

Критический удар!

Вы нанесли урон Игроку – Серый: 100

Жизнь Игрока – Серый: 0/120

Вы убили Игрок Серый!

Вы получаете 1 очко опыта.

Вам присвоен 3 уровень!

Вам присваивается 1СО (свободное очко) характеристик!

До следующего уровня осталось – 1 очко опыта!

Я отпрянул от Серого, только начиная осознавать, что натворил. Пальцы на правой руке с трудом сжимались. Мой противник лежал на земле с остекленевшим взглядом, только нога его несколько раз дёрнулась. И в этот момент прилетел ещё один лог.

Вы нанесли урон Игроку – ???: последний удар

Жизнь Игрока – ???: 0/60

Вы убили Игрок???

Вы получаете 1 очко опыта.

Вам присвоен 4 уровень!

Вам присваивается 1СО (свободное очко) характеристик!

До следующего уровня осталось – 1 очко опыта!

Я застыл, переводя взгляд с одного противника на другого. «???» дёрнулся и затих с выпученными глазами. Его рука медленно сползла, открывая изломанный рельеф горла. А потом два тела просто растаяли, оставив вместо себя только примятую траву и немного крови. Сзади испуганно шикнула кобра, но, когда я обернулся – её уже не было. Умная змеюка свалила от греха подальше.

Я медленно сел на землю, пытаясь унять дрожь. Меня мутило. Нет, содержимое желудка не грозило исторгнуться наружу, хотя я никогда до этого никого не убивал. Зато меня колотило от избытка адреналина и от дикого напряжения. Болели все мышцы, болели костяшки правой руки, а грудь будто сдавили обручем. И где-то глубоко внутри ворочался «злой я», который победно ревел от свершившейся мести – и требовал найти и покарать хотя бы Серого ещё разок для ровного счёта. А потом я понял, что у меня ещё и щёки болят из-за того, что я продолжаю их надувать. Разлепив губы, я с протяжным звуком, подобающим больше не голове, а… другой части тела, выпустил воздух.

- Филя, ты полный придурок! – сказал я сам себе. – Только такой лопух, как ты, мог затаить злость и обиду на двух дебилов-гопников… Да ещё и так кроваво с ними расправиться… Раньше я с такими ссоры выпивкой заливал… Докатился…

Я посмотрел на 120 единиц жизни и 100 единиц энергии – и наказал себя, вложив сразу два свободных очка в силу. Теперь она мне пригодится. По опыту я знал, что замириться с такими придурками, как Серый и «???», можно просто – но ровно до того момента, пока ты их жёстко не отметелил. После этого остаётся два варианта. Либо они тебе будут жестоко мстить, либо ты сможешь их и дальше безнаказанно унижать, а они будут пресмыкаться. Всё зависит от того, что именно они сейчас решат между собой. Всё это промелькнуло у меня в голове, пока я наблюдал, как мои руки и ноги выделывают какие-то странные, самостоятельно разработанные движения.

Ещё через двадцать минут прогулки по склону я понял, что меня всё-таки должно было стошнить. Просто нечем. Плохо было так, что прошедший понос уже вспоминался как что-то несущественное. Заметив впереди камни и неглубокую канавку, я предпринял последнее усилие, добрался до этой цели, сел на камень возле ручейка и остался сидеть – приходя в себя. Ручеёк был, кстати, значительно шире моего. Он весело журчал по дну канавки – обтекая голыши, которые сам и нанёс – и прятался за поворотом в траве. Я наполнил пустую флягу, допил воду из второй – и наполнил и её тоже. Чувство голода снять не удалось. Есть захотелось ещё сильнее, но хоть воду в организме восполнил.

Сквозь листву я видел, что солнце начало клониться к горизонту. Я с утра ничего не ел – только пил, а идти предстояло ещё час или два. Это заставило меня встать на ноги и двигаться дальше. Совсем не такой я представлял свою первую встречу с людьми в этой проклятой игрушке… Совсем не такой!

На пляж я вывалился злой, уставший, грязный и очень голодный. Людей на пляже было действительно много. На первый взгляд, не меньше двух сотен. Большинство – в возрасте от 21 (это не у меня глаз-алмаз, это условие участия: для лиц старше 21!) и примерно до тридцати пяти. И все такие же худые, усталые и измождённые. У некоторых были одежды наподобие моей, у других – какие-то мотки мусора на самом сокровенном.

- Здрасти! – сказал я, подходя к ближайшему мужику. – А тут у вас какое-то поселение?

Не, ну а что мне у него ещё было спрашивать? Как дела? Какая у вас тут погода? Так я ответы знал: дела – дерьмово, погода – полное дерьмо. Ну и вариации, в зависимости от культурности собеседника, тоже предполагал.

- Ага, – глянув на меня, мрачно ответил мужик. – Деревня Жисьгумно.

Ну вот, а я о чём говорил?

- А тебе чего надо-то? – неприветливо поинтересовался мужик.

- Да я просто пришёл, вот…

- Ну и иди дальше!.. – отмахнулся он от меня.

Нарываться на конфликт я не хотел. «Ага, расскажи это Серому и «???»», – мелькнула в голове горькая мысль. Но я от неё отмахнулся, как от неконструктивной. Мне нужны были люди – и вот они! Теперь мне была нужна информация. И разговорить хоть кого-нибудь я очень даже могу. Надо только пройтись… И найти человека, у которого выражение лица не напоминает посетителей кладбища. И тогда, возможно, я что-нибудь узнаю.

- Извините, вы не могли бы уделить мне одну минутку? – спросил я у мужичка, выбивающегося из общей картины сединой, лысиной и тем самым спокойным выражением лица. Он сидел на песке и задумчиво смотрел на море. Я же упомянул, что большинство жителей на вид были не старше тридцати пяти? Ну так вот, мужчина явно принадлежал к меньшинству.

- Время пошло! – жизнерадостно согласился он.

- Я только сейчас сюда пришёл… Четыре дня один хожу, – начал я издалека. – Меня Филипп зовут… Можно просто Филя! А у вас тут какое-то поселение?

- А меня Александр, ну или – Саша. Приятно познакомиться, Простоф… ф… Тебя ведь достали уже этой шуткой, да? – участливо и очень жизнерадостно осведомился мужик и, дождавшись кивка, продолжил. – Это вообще не поселение… Это человеческие атомы, которые собрались на пляже три дня назад и до сих пор решают, что делать дальше.

- То есть, если я сейчас пойду к пальме, добуду себе кокос и буду его лопать, никто не прибежит с криками: «Это была моя пальма!»? И не станет отбирать мою добычу? – поинтересовался я.

- Это как пойдёт. Но если прибегут – дай в лоб. Может, удастся отправить на перерождение! – хохотнул Саша. – Но вообще-то не должны. А что, так оголодал?

- Да как-то весь день не до еды! – признался я. – То кобры, то иду, то кобры… А я уже кокосами травился, вот и стараюсь их нечасто кушать.

- Вот это ты зря! – заметил Александр. – Мы вот который день едим то кокосы, то моллюсков, то улиток. Знаешь, тут с рационом – так себе!

- А рыбу никто не ловил? – поинтересовался я.

- А на чем её готовить? – вопросом на вопрос ответил Александр. – Вон, Виталик второй день огонь пытается разжечь при помощи палок и такой-то матери. И знаешь что?

- Что? – решил я подыграть, прекрасно зная ответ.

- Да ничего! – Александр счастливо засмеялся. – Ну и минута-то вышла!

- Да, спасибо за уделённое мне время! – очень официально ответил я, поднимаясь. Саша снова радостно захохотал.

Вокруг люди, которые меня знать не знают – и не хотят узнавать. Я голоден, и у меня осталось всего 15% сытости. Скоро стемнеет, а мне негде спать. Вот и пришла пора мне заниматься в окружении людей тем же, чем я занимался, когда их не было: добывать кокос и всё, что в нем. В отдалении в море впадала речушка, к которой все местные жители ходили за водой. К ней я и направился. Набрав камней, я подошёл к ближайшей кокосовой пальме из тех, что в изобилии росли вдоль пляжа – и с третьей попытки сбил себе орех, вызвав аплодисменты двух анорексичек. На всякий случай, я отошёл подальше от них, чтобы не клянчили и не просили поделиться. И принялся за дело.

Вы не подумайте! Я так-то джентльмен: двери придерживаю, руку подаю, стул отодвигаю и даже совместные ужины не жадничаю оплачивать. Но как мне в своё время сказал батя: «Джентльмен он в Ландоне, а в Африке англосаксоне». Так вот я сейчас, может, и не в Африке, но англосаксонь ещё та! Летали на самолетах? Читали инструкцию, кому сначала кислород подавать – родителю или ребёнку? Ну так вот, сначала мне нужен кислород, а потом я готов делиться.

С моими возросшими силами, ловкостью и телосложением орех сдался на удивление легко. Не прошло и пары часов, как я уже заканчивал выедать мякоть в своей новой фляге. А может, дело было в осколке камня, который я умудрился поломать другим камушком? Во всяком случае, над камнем мелькало системное сообщение:

Примитивный зазубренный каменный нож.

Урон 10/10

Прочность 10/10

На ноже и в самом деле были зазубрины, облегчившие отпиливание «крышки» ореха. После еды я нарубил себе тем же ножом листьев, оборудовал лежанку – наподобие той, что была на прошлом месте ночёвки – и уселся рядом, глядя, как стремительно закатывается местное солнце за горизонт.

Поздравляем, вы решили задачу по изготовлению каменного ножа из подручных материалов.

Вам присваивается 1 очко ??? характеристик!

Система засчитала достижение, потому что!

Я три раза перечитал системное сообщение и помотал головой. Большего бреда эта игра мне не выдавала ещё ни разу. Впрочем, я так устал, что уже не мог нормально удивляться. Тем более что у меня появилась такая уверенность в том, что всё хорошо, что я даже боялся её спугнуть.

Я смотрел на людей вокруг и был по-настоящему счастлив, хотя не видел для этого ни одной объективной причины. А может, это какой-то неизвестный мне параметр так влиял на моё состояние?

«Над этим обязательно стоит подумать! – решил я. – Но не сегодня!».

Глаза слипались. Я устроился в своей норе и ослабил верёвку на поясе, чтобы не натереть себе всё за ночь. Я, конечно, позаботился о себе – и проложил под верёвкой дополнительно листьями, но лишний раз рисковать не стоило. Немного полежав и счастливо посопев, я уснул.

Глава 4. Общественная деятельность

День пятый!

Вы продержались 4 дня!

Получен урон 41

Жизнь 119/160

Проснулся я от того, что мне на голову что-то упало! Точнее, упало на то место, где должна была быть моя голова. А было моё правое плечо. И мне было очень больно, но это не помешало мне вскочить на ноги, подхватить посох, лежащий рядом, и чуть не потерять свою юбку. При свете луны я различил две фигуры – женскую и мужскую.

- Ой, Лёш! Он жив! – взвизгнула девичья фигура.

- Мля! – выдала мужская в тот самый момент, когда мой посох влетел ей в солнечное сплетение.

Вы нанесли урон Игроку – Лёша: 7

Жизнь Игрока – Лёша: 153/160

Девушка завизжала, а парень сложился пополам. Вокруг раздались недовольные голоса.

- Да как так? – просипел парень, страдая от оглушения, которого ему насчитали аж 20 секунд. И, кстати, жизней-то у самого Лёши было уже не меньше, чем у меня.

Понимая, что надо объяснить зрителям, которые начали собираться вокруг нас, в чём дело, я вытащил камень из своей «кровати».

- А давай-ка я, пока ты тут валяешься, тебе этим камушком долбану? – заорал я. – Убить меня хотел?

Раздались возмущённые выкрики. Девушка перестала визжать и резво бросилась прочь. Сквозь толпу собравшихся пробилось трое мужчин.

- Что здесь происходит? – спросил один из них.

- Да вот этот! – я отвесил Лёше ещё один пинок в солнечное сплетение, продлив оглушение на 15 секунд и сняв ещё несколько единиц жизни. – Убить меня со своей подружкой хотел! Кинули камень на голову, но промахнулись.

- А ты кто вообще? Я тебя что-то не помню… – проговорил второй подошедший.

- Я – Филипп. Вчера пришёл, под вечер, – представился я.

- Новенький, значит… – кивнул первый мужчина. – Ну будем знакомы, а я – Лосев. Так меня тут называют, и я вроде как староста. Так, говоришь, камень кинули?

- Ага! Смотри, плечо мне порвали! – я повернулся плечом на свет. Многострадальная ссадина выросла втрое. Вокруг наливался неприятный синяк, из раны текла кровь, а системное сообщение обещало мне сепсис и воспаление.

- Слышь, брат, тебе песец! – заметил какой-то доброхот из зрителей. – У нас был чувак с такой надписью. За три дня окочурился!

- Да, это был первый убитый ночью, – кивнул Лосев. – Остальных чистенько убивали. Не ты ли, Лёш?

Теперь уже Лосев пнул незадачливого убийцу.

- Ого! – удивился он. – Сто шестьдесят очков жизни! Это у тебя уже какой уровень?

- Похоже на четвёртый-пятый… Если всё в телосложение и силу кидал, – заметил третий мужчина, который до этого молчал. – Но, скорее всего, седьмой-восьмой. Уж больно тихо и незаметно ходит. Значит, ловкость прокачивал.

- Ну вот и наш убивец, – обрадовался Лосев. – Новенький, Филипп, давай-ка его камнем по башке! Бери опыт, раз поймал!

- Да я как-то… Нельзя так… – попытался отказаться я.

- Не вянь, Филипп. Бей! – посоветовал второй мужчина. И что-то такое было в его голосе, что я вздохнул, размахнулся и со всей силы опустил камень на голову Лёши.

Критический удар!

Вы нанесли урон Игроку – Лёша: 127

Жизнь Игрока – Лёша: 0/160

Вы убили Игрок Лёша!

Вы получаете 1 очко опыта.

Вам присвоен 5 уровень!

Вам присваивается 1СО (свободное очко) характеристик!

До следующего уровня осталось – 1 очко опыта!

Внимание! С этого момента СО (свободные очки) характеристик присваиваются раз в 5 уровней. Халява закончилась, Жертва Жадности!

Лосев задумчиво посмотрел, как тает в воздухе тело незадачливого ассасина, и кивнул мне. Жалости к Лёше я не испытывал, а вот троица «судей» мне очень не понравилась. Уж очень легко они решали, кому камнем по тыковке, а кому опыт.

- Пойдём, новенький. Поговорим! – сказал он. И, кажется, это не было просьбой, так что я предпочёл кивнуть.

- Расходимся, граждане! Баиньки! – крикнул на собравшихся второй, и толпа начала рассеиваться.

Шли молча. Я захватил свой посох и нож. Хотя вряд ли они помогли бы против этих троих. Судя по жизни Лёши, Лосев с пинка выбил не меньше, чем я. Однако бросать своё имущество я теперь опасался.

- Лосев! – сказал я, когда мы проходили вдоль моря. – Дайте искупаться… А то ведь и правда сепсис случится!

- Ну давай… Ждём! – ответил тот, останавливаясь. Рядом застыли двое его помощников.

Я скинул юбку с флягами, положил рядом посох и нож – и залез в море, преодолевая волну. Секунд тридцать-сорок бултыхался, смывая кровь и промывая рану, пока угроза сепсиса не исчезла. Потом вылез, оделся, и мы снова пошли. Лосев привёл меня к реке, в которой я набирал воду, и сел на камень. Рядом пристроились помощники. В свете полной луны я отлично разглядел их лица. Всем троим было лет под сорок, а в Лосеве, несмотря на худобу, проглядывала военная выправка. Второй был похож на спортсмена. А третий... У него просто были холодные умные глаза и почтенный возраст.

- Ну что, новенький? – проговорил Лосев. – Меня ты уже знаешь. Это вот…

Он указал на второго.

- …Виктор, Витя. А это – Олег Андреевич. Ну или просто Андреич.

- Очень приятно, – вставил я. Да ну нихрена мне не приятно! Витя – типичный спортсмен, хоть сейчас в бригаду. Андреич – совершенно мутный тип, от которого веяло холодом и безразличием.

- Ну можно и так сказать! – Лосев усмехнулся. – Давай-ка сразу разберёмся… Откуда ты такой красивый у нас появился, и сколько людей ты успел уже убить?

- Людей убил троих, считая Лёшу, – признался я и махнул рукой на скалистый мыс. – Пришёл оттуда. Шёл полтора дня.

- Продолжаем разговор… – предложил Лосев. – Кого и зачем ты убивал, кроме этого придурка?

- Двоих. Одного зовут Серый, второго – хрен знает, – начал рассказ я. – Когда я в первый раз появился здесь, к этим двоим и попал. Они меня сразу камнем по башке и приложили.

- За что? – удивился Андреич.

- Да меня Серый задохликом обозвал, а я сказал, что он сам такой… – начал рассказывать я, вспоминая подробности первого дня. – Тут второй подключился и говорит: «Серый, он мне уже не нравится. Мочкани его». Серый камень поднял – и мне на башку. Жизни тогда было 10 – так что мне хватило. Во второй раз я уже на другом пляже очнулся, но там на меня свалился кокос и убил… А в третий…

- И в третий раз они тебя снова вальнули, – кивнул Лосев. – И ты, стало быть, потом им мстить пошёл?

- Да нет, конечно, – ответил я. – Я даже не знал, куда идти. Больше занимался тем, что одежду делал и еду добывал. А потом пошёл вдоль пляжа. Так, собственно, к вам и пришёл. В лесу кобру убил посохом. А когда вторую обходил, снова эти два гопника вылезли. Ну я… Накрыло меня что-то…

- Ну ладно. Эта версия лучше, чем та, о которой я думал, – кивнул Лосев. – И что там, откуда ты пришёл?

- Да всё то же, – признался я. – Только реки не было. С рекой – лучше. И люди есть… Я без людей не могу!

- Ишь ты, какой общительный! – хохотнул Виктор.

- Ну уж какой есть… – улыбнулся я, но сразу расстроился. – Если я вас не устраиваю, то вы скажите… Я уйду другие поселения искать.

– Ну… Устраиваешь ты нас или нет, знаешь, пока не так уж важно! – ответил Лосев. – Пока мы тут все никто, и звать нас никак. Конечно, я пытаюсь создать подобие организации, вот только люди всё приходят и приходят… Так что оставайся. Но если вдруг надумаешь принести пользу обществу, то сразу скажи. Мы быстро придумаем, чем тебя занять. А теперь… Ладно, спать пора!

- И то верно! – согласился Андреич. – Давай, Филипп, не пропадай!

Местные организаторы ушли, а я ещё долго ходил в поисках своего лежака. В темноте, знаете ли, всё кажется другим. Да и что там вокруг моей постели, я не особо подмечал. Вот и пришлось искать.

Утром – после того, как жестоко разделал кокос и отказался менять его на улиток, которые мне предлагал какой-то мужик – я отправился искать Лосева. Старосту я нашёл приглядывающим за сбором продуктов на мелководье.

- Мидии, – кивнул он мне. – Пробовал уже?

- Даже пробовать не хочу… – признался я. – Пока кокосами пробавляюсь.

- На кокосах долго не выживешь. Там белка нет, – Лосев покачал головой. – Мы тут с Андреичем обсуждали этот вопрос. Наверняка разработчики заложили в игру какую-то гадость, которая это учтёт.

- Что вы вообще поняли про «Жадность»? – спросил я, честно надеясь, что невинный тон и канва разговора дадут возможность что-то разузнать. Ну да, разбежался!

- Кое-что поняли, – Лосев неопределённо повёл рукой. – Однако по нынешним временам это стратегическая информация. Так что её ещё заслужить надо!

- Ага… А что ты говорил про общественную деятельность? – поинтересовался я, и староста молча указал на сборщиков мидий. – Вот это?..

- А что ты хотел? Агитацию проводить? – Лосев хохотнул. – Пока у нас задача выжить. Хочешь – можешь принять участие. Не хочешь – ну я неволить не стану. Излишки дают возможность вести свои проекты. За счёт сбора еды Виталик вон огонь старается добыть, а Игорь ножи пытается из камней делать.

Не станет он, как же! Я был уверен, что без участия в сборе еды в «свои» не попаду.

- Так у меня и нож есть! И ещё я фляги из кокосов делаю! – попытался я перескочить сразу на проектную работу.

- Филь, нам технология нужна, а не единичные поделки…

- Ладно. Пойду пособираю мидий, – кивнул я, подумав, что на фляги мне бы вообще патент не помешал.

Вздохнув, я присоединился к сборщикам. Правда, сначала понаблюдал, что и как они делают. Работа была простая и монотонная. Собираешь мидий в горсточку – и относишь товарищу, у которого аж целая плетёная корзина есть. Он осматривает твоих мидий. Каких-то бракует, каких-то кидает в корзину. Вот и весь процесс.

Первый час я думал, что могу этим заниматься весь день. Второй час сбора прошёл в депрессивных мыслях о том, какой я бедный и несчастный. От солёной воды руки стали болеть, а спину ломило от наклонов – хотя в мои-то годы какие проблемы со спиной? На третий час работы я понял, что пора заканчивать. К счастью, корзина наполнилась, и теперь можно было пообедать. Вот только корзину унесли, а вместо неё поставили новую. Я постоял и посмотрел на это, а потом начал отходить в сторону.

- Что, всё? – насмешливо спросил Лосёв.

- Первый день! На сегодня – всё! – ответил я уверенно.

- Ну-ну! – кивнул тот и вернулся к наблюдению.

- А у вас тут никто верёвки не плетёт? – поинтересовался я.

- Нет. Каждый сам делает, как умеет, – ответил староста, явно потеряв ко мне интерес.

Ну и чёрт с тобой! Устроился, понимаешь, наблюдателем. А я не хочу тупо мидий собирать, я хочу творчеством заниматься – зазнавшаяся ты военщина! Впрочем, ладно, на Лосева я не сильно обиделся. Он меня не знает, и я его пока тоже. Завтра снова приду собирать эти мидии, но и своим «проектом» займусь. Буду делать что-нибудь! Полдня мидии – полдня проект. В конце концов, финансирование мне так и не выделили, так что пускай довольствуются тем, что я вообще что-то делаю.

Мне нужна верёвка. Крепкая верёвка, а не тот ужас, который поддерживает мою юбку. И у меня есть навыки! Да! Есть! Потому что я старался со старшей сестрой поддерживать ровные отношения, понимая, что в ближайшие лет десять не смогу от неё отвязаться. А это дало ей возможность беззастенчиво мной пользоваться. И я умел плести косички! Пусть я не знаю, как вить веревки профессионально, но и косичка – штука крепкая. Оставалось только найти подходящий материал. Я ещё не придумал, как сделать тонкие нити, которые станут основой верёвки, но кое-какие идеи уже были.

Перекусив опостылевшим кокосом, я отправился в лес. Потому как где, как не там, растут нужные мне материалы? На заросли материалов я наткнулся очень быстро. Ещё путешествуя по лесу, я успел заметить, что некоторые растения узнаю без труда. А значит, несложно было найти одно из двух растений, неплохо себя чувствующих в подобных широтах. Нужны мне были конопля или крапива. Что, думаете, красавчик не может быть умным? Хрен там! Я хорошо учился и много чем по жизни интересовался! Так что даже примерно представлял, что мне нужно достать. В заросли крапивы я свалился, пройдя совсем чуть-чуть вдоль реки. То есть не я её нашел, а она – меня. И жглась она совсем не по-детски!

Матерясь сквозь зубы, я выбрался за пределы зарослей и осмотрел фронт работ. Фронт тянул на остаток дня, но меня это не остановило. Уж больно крапива была хороша – выше меня! Значит, не придётся вплетать новые волокна слишком часто, и верёвка получится покрепче. Крапива-то всяко лучше, чем жёсткие и колючие водоросли.

Засучив несуществующие рукава, я взялся за дело. Резал крапиву, набирал пучок, тащил его ближе к пляжу, где и сваливал кучей под удивлёнными взглядами других поселенцев. Это если коротко. А если удариться в подробности, то я уже через полчаса покрылся красными волдырями, а про ладони вообще молчу – там был один сплошной волдырь. Ближе к вечеру я уселся у своей лежанки с целым стогом крапивы – и принялся её резать. Я слышал, что сначала надо высушить стебли, потом их как-то отбить, достать волокно – и уже его использовать. Но я вам так скажу: у меня на это уйдёт месяц времени, которого мне было откровенно жалко. Поэтому я пошёл простым путём – надрезал стебель камушком, снимал внешнюю часть и раскладывал на просушку в тенёк. Почему в тенёк? Да откуда я знаю? Вроде как сохнуть должно лучше. Но это надо у знатоков уточнять, а я – любитель, которому просто верёвка нужна.

До темноты я успел разделать большую часть своего стога и с чистым сердцем отправился на отдых. Сходил к реке и ополоснулся. Потом доел спрятанную в лежанке мякоть кокоса и уселся смотреть на закат.

- А не уделите ли вы мне, молодой человек, минутку своего времени? – раздался рядом голос. Я обернулся и увидел Александра, с которым вчера разговаривал.

- Времени у меня, Александр, столько, что девать некуда! – признался я. – Так что присаживайтесь!

Александр присел, поёрзал задом в песке, устраиваясь поудобнее – а затем нагрёб себе кучу песка под спину и с комфортом развалился. Как в кресле. Даже завидно стало.

- Филипп, а давайте на «ты»? – предложил он.

- Да как скажешь! – согласился я.

- Вот и отлично, – Александр кивнул. – Ну и как тебе тут у нас?

- Да как-то… непонятно! – я усмехнулся. – Ночью меня чуть местный чикатила на перерождение не отправил. Потом первую половину дня я кормил каких-то людей, которые «чем-то полезным» занимаются. Вот только пользы от них пока нет. А после обеда занимался своим делом, будто вокруг и нет людей.

- Ага, ну тогда с тобой уже можно поговорить! – кивнул Александр. – Я в первый день тоже мидии собирал… Когда староста наш с барского плеча раскидывал людям задания. И ведь раскидал: один огонь добывает, другой кремень пытается обрабатывать, третий ищет кости и пытается из них что-то вырезать, четвёртый корзины плетёт. Уже на второй день я понял, что эти несомненно талантливые приятели Лосева ничего не сделали. Ну, кроме корзин. И вчера я перестал заниматься глупостями. Сидел – и отдыхал.

- Очень занимательная история! – я покивал. – Остался только вопрос… К чему ты, Саша, мне её поведал?

- Я заметил, что ты делаешь верёвку, – сказал Александр и в ответ на мой взгляд хмыкнул. – Да, знаешь ли! Я понял, чем ты занят. Так вот хотел уточнить – зачем?

- Всё просто, Саша! – гордо ответил я. – Я сделаю себе нормальный пояс под юбку из травы. А потом сделаю себе топор и построю себе шалаш. Верёвки – это наше всё!

- Отлично! Мне нравится твой подход, Филипп! – Александр показал мне большой палец. – Только есть одно «но». Знаешь, какое?

- Нет… Но, видимо, особо хитрое? – предположил я.

- Хитрое-хитрое… – не стал спорить Александр, – Ночью у тебя твои заготовки сопрут.

- Это почему это? – удивился я.

- А потому что Лосев тоже знает, что ты делаешь. И тоже хочет нормальную верёвку. А у меня хоть возраст и немаленький, зато слух хороший.

- Вот оно что, Саша… – я тяжело вздохнул.

О промышленном воровстве я как-то не подумал. С одной стороны – да и не жалко, хоть и потратил на это полдня. С другой стороны, это мои полдня и моя работа!

- А я вот выспался днём… – между тем продолжил Александр. – И даже готов посидеть ночью и посторожить. Но хотел бы примазаться к твоей работе… И ещё буду просить в обмен посторожить мою. А если ты мне, Филипп, ещё и с кокосами поможешь, так у нас с тобой вообще отличный тандем выйдет. Ну как?

- Была не была! Согласен!

- Ты тогда заканчивай с общественными работами, – попросил мой новый напарник. – А то кучу времени потеряешь, а время – это единственное, что мы с тобой потом по бартеру не сможем выменять.

Я вздохнул и согласился. Наверно, со стороны моё внезапное доверие к Саше могло показаться странным. Но, поверьте, за те секунды, пока я готовился дать свой ответ, в голове многое пронеслось. Так уж получилось, что именно Саша мне про местное поселение рассказал больше, чем сам Лосев. И ещё мне почему-то нравился этот ироничный пожилой человек. Вот было в нём и что-то родственное мне, и ещё что-то правильное и донельзя честное, чего у меня не было. И я решил рискнуть. Собственно, я почти ничего не теряю. Если он сам упрёт мою крапиву – только крапивы я и не досчитаюсь. А если не упрёт и поможет предотвратить похищение, то я приобретаю ценного союзника и собеседника. А что ещё нужно в моей ситуации?

Перед тем как идти спать, мы доели остатки обеденного кокоса и ещё немного поболтали о том о сём. Вроде бы и ничего не значащий трёп, зато в любом случае даёт возможность оценить нового напарника. Александр попал в проект прямо с пенсии. Хотел по первости съездить на юга, да пенсия была маловата. У взрослых детей были свои заботы и расходы, а жена умерла несколько лет назад. Вот и подался он в добровольцы на всякие подработки. Пытался тексты писать для сайтов, но писателем оказался так себе. Понял, что, зарабатывая по 250 рублей в день, много не получит. Пытался подрабатывать на разовых проектах – но тоже не получалось скопить. И тут подвернулся ему в самом конце весны тот же спам, что и мне.

Рекрутёра он просто заболтал, и тот махнул рукой на его преклонный возраст. Почему так – и сам Александр не знал. Просто радовался, что попал на проект и заработает свои семь тысяч рублей за неделю. Всё-таки хорошая прибавка к пенсии. Когда же он очнулся на пляже, то, на удивление, не слишком огорчился. Просто принял своё новое положение как факт.

Почти сразу он попал к Лосеву в посёлок, но как-то не сошёлся со старостой и быстро оказался в рядах чернорабочих. При том, что за день успевали собрать по две корзины мидий – сборщикам еды почти не перепадало. Как хочешь, так и крутись. Зато в первый же день те, кто сошёлся со старостой характерами и интересами (или вовремя прогнулся!) – быстро оказались на полном пансионе. Отдельные игроки, подтянувшиеся на скопление людей, тоже уже выбиться в местной иерархии не смогли. Впервые увидев меня, он понял, что я человек активный – и стал ждать, когда же мне всё это надоест. Но случайно подслушанный разговор заставил его поторопиться.

Выглядело всё это гладко, и я ему верил.

День шестой!

Вы продержались 5 дней!

Увидев надпись, я понял, что мы сильно засиделись. После чего пожелал Саше спокойного дежурства и отправился спать.

Глава 5. В оппозиции

Проснувшись от шума, я уже понял, что случилось. Александр оказался прав. Выглянув из кровати, я заметил, как Витя с Лосевым держат моего напарника за руки, а трое каких-то босяков забирают мою будущую верёвку.

- Я не понял! – проговорил я, поднимаясь на ноги. – Это вы что тут решили?

Лосев повернулся ко мне, отпуская Сашу, и, не моргнув глазом, проговорил:

- Да вот… Заметили, что старик твою работу решил присвоить. И вмешались! Мы пока её перенесём, куда понадёжнее…

- Я сам решу, где ей надёжнее, а где нет! – заметил я, перехватывая шест и делая первый шаг.

- Ну-ну-ну! – Лосев выставил вперёд руки. – Зачем кипятиться? Лучше бы спасибо сказал!

- Так и скажу, когда вы положите мою крапивку назад! – не растерялся я.

Босяки остановили сбор и уставились на Лосева. Тот уставился на меня.

- Да мочкануть его, и все дела! – заметил Витя, продолжая удерживать Сашу. Вот это он зря, такой подход я не одобрял никогда – как современный человек, не чуждый идей гуманизма. За такое я и сам вломить могу.

- Цыц! – шикнул на него Лосев. – Мы с вами, Филипп, видимо, плохо пообщались. Давайте-ка я чуть-чуть поясню! Я всё ещё староста…

- Да мне как-то, Лосев, положить на твоё общественное положение! – оборвал я его речь. – Крапиву назад, и валите отсюда. А я сам завтра свалю от вас!

Лосев как-то недобро на меня посмотрел, но я уже не сомневался в своём решении.

- Ты, староста, лучше помощников себе подбирай! Посообразительнее! Я же чуть в твоё враньё не поверил, – заметил я, указывая на Витю.

- Ну да… Может, и надо, – Лосев пожал плечами. – Но крапива – моя.

- Сам найдёшь и соберёшь, – хмуро буркнул я.

- Филя, сзади! – крикнул Саша, пытаясь вывернуться.

И в этот момент сзади мне прилетел неслабый такой удар!

Получен урон 26

Жизнь 134/160

Наложен эффект – кровотечение!

Хоть и было очень больно, я резко развернулся, отходя в сторону – и встретился глазами с Андреичем. В руках у него был зажат острый кусок камня, которым он меня по спине и полоснул. Не теряя времени, я отпустил шест, выхватывая сделанный накануне каменный ножик, двинул Андреича ногой – и переместился ему за спину, приставив лезвие к горлу. Очень вовремя – Лосев почти до меня добрался.

- Тише-тише! – сказал я ему. – А то сам потом будешь своего умника по лесам разыскивать!

Кровотечение забрало 1 единицу жизни!

Жизнь 133/160

- Филь, ну давай…

- Без давай! – перебил я Лосева. – Скажи Вите. Пусть отпускает Сашу, живо!

Я надавил на нож, тот слегка пропорол кожу, и Андреич вскрикнул.

- Отпусти его! – приказал Лосев своему помощнику. Витя поморщился, но Сашу отпустил.

- Саша, бери крапиву у этих босяков и иди сюда! – скомандовал я. – Если кто шевельнётся, я вашему Андреичу устрою сеанс неприятных ощущений. Обещаю!

Кровотечение забрало 1 единицу жизни!

Жизнь 132/160

Саша собрал крапиву, обмотав её водорослями, подошёл ко мне и взял мой посох. Лосев, Витя и босяки продолжали стоять на своих местах.

Кровотечение забрало 1 единицу жизни!

Жизнь 131/160

- А теперь делаем так! – сказал я. – Мы отходим и держим Андреича, а вы не двигаетесь с места. Когда мы достаточно удалимся, Андреича отпустим.

- С буя мы тебе верить-то должны, козёл? – поинтересовался Виктор, но я проигнорировал его вопрос и продолжал смотреть на Лосева. Через пару секунд гляделок он кивнул.

- Вот и хорошо. Саша, следи, чтобы со спины никто не подкрался! – попросил я напарника.

- Хорошо! – ответил тот. Отступать мы начали к реке. Там, за рекой, я видел ещё одно русло, на самом краю пляжа. А за ним – поднимался очередной холм. Идти до холма было около четырёх-пяти километров, но сейчас мне это расстояние казалось совсем небольшим.

Пока я пятился, удерживая Андреича – успел заметить любопытствующих, которые посматривали на нас из своих жилищ. Однако они не вмешивались. Вчера, надо сказать, поселенцы проявляли гораздо большую активность. Видимо, в этот раз не полезли, заметив Лосева. А этот гад, похоже, неплохо устроился! «Ну да ничего, мы ещё с ним пободаемся!» – решил я.

Кровотечение забрало 1 единицу жизни!

Жизнь 124/160

- Саша, глянь, что у меня на спине? – попросил я напарника.

Тот посмотрел и поморщился:

- Плохо там. Кровь течёт!

- Глубокий порез?

- Приличный. Надо бы забинтовать! – ответил напарник.

Я оценил расстояние и решил, что теперь уже можно отпустить Андреича.

- Вали отсюда, подлец! – сказал я, отвешивая коварному умнику пинок. Тот понуро побрёл назад.

- Он тебе в сердце метил, – заметил Саша. – Только не попал. Или сил не хватило!

- Или испугался в последний момент, – согласился я. – Пойдём, отойдём немного. Надо мне что-то с раной сделать.

- Сделаем! Я там и листья от твоей крапивы прихватил, – успокоил меня Саша. – Ими можно залепить. Вроде как крапива останавливает кровь.

Лосев и компания за нами не погнались. Что уже было хорошо… В реке я смыл кровь с раны, а Саша налепил на неё листьев – и примотал всё теми же водорослями. Спина болела, было очень неприятно, но я терпел. По пути я объяснил Саше, куда мы идём – там есть река и холм. Напарник мой план одобрил, и мы продолжили путь. Радовало, что системные сообщения о потере жизни приходить перестали. Действует, значит, крапивка-то!

Пока мы шли, небо на востоке начало светлеть. Да я и сам чувствовал, что выспался, несмотря на то, что мы с Сашей вчера засиделись. Напарник по пути рассказывал мне, как дело было. Видимо, хотел отвлечь от боли, но получалось плохо.

Лосев сотоварищи пришёл под утро. Сашу они не заметили в тени, и тот слушал, как они переговариваются. Получалось так, что моя нездоровая активность стала плохим примером. Сразу два человека отказались от общественных работ – глядя, как я питаюсь кокосом и занимаюсь своими делами. Больше Саша не разобрал, потому что начал кричать и требовать оставить крапиву в покое. Несколько человек начали вылезать из шалашей, но Лосев на них шикнул – вот тут-то их благородный порыв и закончился. Сашу попытались урезонить, а он продолжал возмущаться. Тогда Лосев и Витя схватили его за руки и потребовали от босяков продолжить сбор. Но тут уже проснулся я. Андреича, к слову, Саша тоже сразу не заметил – тот всё время стоял в стороне.

Идти пришлось долго. Добрались, когда уже рассвело. Речку перешли и подошли к холму. Издалека он, между прочим, казался больше! А тут – просто возвышенность с пологими склонами. И только на самой вершине из земли выбивались скальные склоны.

- Что будем делать? – поинтересовался Саша.

- Да теперь уже не знаю… – признался я. – Чтоб этому Лосеву пусто было, гаду!

Мы скинули свои пожитки на землю.

- Саш, глянь со спины. Моя рана сепсисом грозится? – поинтересовался я.

- Грозится. Сепсисом, воспалением, инфекцией, – кивнул напарник.

- Я тогда в море на дезинфекцию… – сказал я. – У тебя остались ещё крапивные листья?

- Ага, перевяжу. А потом?

-Потом дай мне пару часов сна, и я начну плести эту верёвку, а ты – спать, – предложил я.

- Вот этот план мне нравится! Особенно в последней части, где я сплю! – обрадовался напарник.

Проснулся я от того, что попытался во сне перевернуться с живота на спину. С вполне понятными последствиями.

- Едрить меня тудыть! – я сел и огляделся. Солнце радостно катилось к зениту, показатели сытости и жажды стремились к нулю, а Саша нагло спал рядом. – Тьфу, блин…

Первым делом я пошёл добывать кокос. Почти уже привычное занятие, которое обернулось неожиданным открытием. Кидая по пальме камушки, рукой в песке я зацепил маленький камушек – слишком тяжёлый для своего размера. И только поднеся его к глазам, я понял, что мне попалось. Издав нечленораздельный звук, я вцепился в камень, рассматривая его со всех сторон. У меня даже руки затряслись, а потом я вспомнил, что, возможно, всё вокруг – виртуальное. Но выкинуть я его не смог. Да ни один нормальный человек не выкинет золото! За следующие полчаса были обнаружены ещё три самородка. Да, они были небольшие, но кто сказал, что не пригодятся? Пригодятся! Всем нужно золото!

В общем, пока я не удовлетворил свою жадность, к кокосам я не вернулся. Зато потом сбил сразу три штуки, которые аккуратно вскрыл. Крапива моя продолжала сохнуть. Под солнышко я её не выставлял – прятал в тенёк, вот и приходилось ждать. От нечего делать стал заготавливать тростник, чтобы сплести такую же корзину, какую видел в селении. Благо материала вокруг было очень много, а ножик мой пока и единички прочности не потерял. Хотя от местных разработчиков всего можно было ожидать. И даже того, что он полностью потеряет прочность, как только я его слегка сломаю.

Вот за этим занятием меня и застал Саша, проснувшись.

- Что-то ты, Филя, по плетению пошёл! – усмехнулся он.

- А ты что-то, Саша, дежурство проворонил! – не остался я в долгу.

- Прости, устал очень… – признался он. – Уснул, да?

- Так и есть! – я кивнул. – На самом деле, ничего удивительного в этом нет. Но давай пока будем внимательно относиться к таким вопросам?

- Согласен, – Саша кивнул.

- Ты сам-то чем занимался? – спросил я. – Вроде говорил, есть у тебя какой-то проект?

- Да я вот по кости работал, – признался Саша, вытаскивая из-за пояса костяшку. Ну как костяшку… Саша явно занимался своим делом лучше меня – он точил рыболовный крючок. И, надо сказать, делал это на отлично.

- Охренеть не встать! Саша, да ты просто мастер! – восхитился я. – А как же огонь и всё такое?

- Да я уже и сырую рыбку поем с удовольствием, – признался он. – А можно прямо на солнышке сушить. Но вообще-то костром заняться надо!

- Ты умеешь разжигать костёр трением? – поинтересовался я.

- Только теоретически, – признался Саша. – Могу вот лупой разжечь, ложкой могу… Но костёр нам всё равно очень нужен. Во-первых, это источник света! Мы сможем работать вечерами. Во-вторых, это доказательство несостоятельности Лосева!

- А! Ты задумал политические игры! – с радостью догадался я.

- Ну… Можно и так сказать. Вообще-то нам тут очень люди нужны, понимаешь? – Саша посмотрел на меня. – Вот ночью оба уснём – придёт Лосев сотоварищи и отправит нас на перерождение.

- Ну это как раз не так страшно. Ты же помнишь, как сюда идти? – поинтересовался я.

- Ну само собой! – обиделся тот. – Географическим кретинизмом не страдаю. И по берегу дойду.

- Ну вот и я тоже, – кивнул я. – Тогда если такое случится… Встречаемся тут, на холме, и ищем место подальше от урода.

- Лучше бы без этого вот! – не согласился Саша. – Лучше бы нам из этого посёлка переманить как можно больше людей. А если у нас будет костёр, то и переманивать будет легче. Согласен?

Дураком я не был, а был бы – так всё равно бы думал, что я умный. Саша был прав, вдвоём мы выжить бы долго не смогли. Даже если бы и очень постарались. Конечно, у меня было два свободных очка характеристик, но что толку? Я могу прокачать ловкость и силу, но не приобрету умений. Спортсмен Витя наверняка не бегом занимался. Лосев даже если в штабе сидел – всё равно какую-то подготовку проходил. Двое на одного! Нет, шансов победить у меня немного.

- Саш, ладно! Согласен с тобой! – я махнул рукой. – Попробуем. Вот, кстати, ты сам как думаешь? Игра это всё вокруг нас? Или не игра?

- Знаешь, Филь, вот не игра это… – вдруг серьёзно сказал Саша. – Помнишь, в самом начале нам сообщение писали? Про мир игровой виртуализации?

- Ага…

- Так вот, в первую очередь, это мир! – сказал Саша, вызвав мой удивлённый взгляд. – А уже потом игровой, а потом – этой вашей… виртуализации. Так что находишься ты здесь и сейчас, в своём теле… Ну я так думаю. Это голые теории…

- Ага… И почему ты так решил? А системные сообщения?

- Филя, ты фантастики мало читал, да?

- Ну как-то… Не увлекался.

- Ну вот потому и спрашиваешь! – засмеялся Саша. – Я тебе как любитель фантастики десяток способов найду так выводить сообщения, чтобы видел их только ты и больше никто. Да и вообще тут есть вопрос: а не является ли всё происходящее плодом чьего-то больного сознания?

Мы замолчали. Я обдумывал перспективу быть плодом воображения какого-нибудь сумасшедшего, а Саша просто смотрел на море. Он же первым и не выдержал:

- Так что с огнём-то?

- А что с огнём? – удивился я, всё ещё пребывая в задумчивости. – Я деревяшками его добывать не умею. Тебе ложка нужна или лупа.

- Да мне что-нибудь металлическое… Или просто отражающее свет, – отмахнулся Саша.

- Ну да… Без разницы. Всё равно нет у нас ничего металлического… – я пожал плечами и застыл, глядя в пустоту.

- Что такое, Филь?

- Вот вру я! Есть у меня что-то металлическое! – пояснил я, выуживая из-под пояса три золотых самородка. Забавно, Саша там же прятал свою заготовку для крючка.

- Оп-па! – Саша протянул руку, и я, преодолевая жадность, ссыпал своё богатство. – Может, и подойдёт… Вот этот!

Мой напарник выудил из ладони один камушек и внимательно его осмотрел. Затем выдрал пучок травы и начал тереть им выемку посередине. Потом пристроился боком к солнцу, выставил вперёд руку с самородком – а затем и другую руку с палочкой. От любопытства я подался вперёд и стал смотреть, что он делает. Но всё оказалось очень просто – прямо как с лупой или зеркалом. Гладкая впалая поверхность отражала солнечный свет, который Саша концентрировал на палочке.

- Филя! – шепнул напарник.

- Ась?

- А ты чего сидишь, болезный? Тащи дрова! И сухой травы пучок!

Я быстро нарвал сухой травки со склона холма, метнулся к лесу – и вскоре вернулся к напарнику с охапкой ветвей, собранных на земле.

- Ага, складывай! Сейчас уже…

Саша сидел ещё пять минут, а потом кора на палочке, которую он использовал, затлела, задымилась – и появился маленький огонёк. Готовый заранее к этому чуду, я поднёс плотный пучок травы поближе, а Саша поджёг его. И вот уже огонь весело облизывал сухие ветви деревьев.

- Саша, ты – крут! – вынес я свой вердикт.

- Да ну тебя! Я просто из тех времён, когда пекли картошку на углях, поигрывая на гитаре «Бригантину». Вот и умею. А неужели ты никогда не разжигал так огонь?

- Саша, я из тех времен, когда заказывают печёную картошку, посиживая в социальной сеточке! – возмутился я. – И вообще костёр разводил три раза, и то – в мангале! У меня была жидкость для сраного розжига и газовая зажигалка с этим… Ну знаешь, который пламя как из раструба садит… Ш-ш-ш-ш!

Саша молча смотрел на меня, а потом поднял брови и помотал головой.

- Вонючий случай! – пробормотал он.

- Ну… Как-то и не надо было! – продолжал оправдываться я. – В лесах рядом с городом сейчас за костёр можно хороший штраф поймать.

- Да я не о том! – Саша отмахнулся. – Мне сейчас сообщение высветили, что я первым в мире разжёг костер при помощи слитка золота… И получаю десять свободных очков характеристик…

- Сколько?!

- Десять… Надо бы их вложить, наверно… Да?

- Саш, а ты ещё не вкладывал ни разу? – поинтересовался я.

- Нет, – ответил Саша. – Мне ни за что не присваивали. Уровень не поднимали… А что такое?

- Вкладывай по одному. И под моим присмотром, хорошо?

Саша задумался и весело сообщил:

- Ага, вот в силу вложил! А-а-а-а-а!.....

С этими словами мой напарник, странно подёргав руками и ногами, начал заваливаться прямо в костёр. Подхватить я его просто не мог – у самого силы на такое не было. Но оттолкнуть подальше от пламени успел – правда, чуть сам в огонь не наступил. Усиление Саши длилось минут пять. А я впервые со стороны наблюдал за этим процессом.

Перестав дёргать руками и ногами, Саша застонал. И в стонах его я разобрал вопрос:

- Что это было?

- Ну а ты как думал, ять? Ты сейчас махом стал в два раза сильнее! В реальности так не бывает… – ответил я, протягивая остатки кокоса и флягу с водой. – Вот тебе и фантазии сумасшедшего… Ешь и пей. Сейчас всё пройдёт. А в следующий раз станет легче. На выносливость и силу – всегда больно. А на ловкость…

- Что на ловкость? – слабо спросил Саша.

- А я в отключке провалялся на ловкости! – засмеялся я.

- Филя, а у тебя откуда очки-то? – удивился Саша.

- Ну… по-разному прилетали. Да у меня уже пятый уровень...

- Ого! И как, сложно набрать? – удивился Саша.

- Пока на каждый уровень одно очко опыта тратил, – пояснил я. – Одно очко за каждую победу давали. Вообще-то странная система тут.

- Да я вообще в этих игрушках не разбираюсь! – заметил Саша. – Вот я в танчики – играл. А в эти все варкрафты и прочее… Зато костёр есть, смотри!

- Да уж… – я улыбнулся. – Вот только рыбы нет.

- За это не переживай – будет! – успокоил меня Саша. – С твоим золотом и на блесну можно ловить. А как там твоя крапива?

- Сохнет пока. Завтра буду верёвку плести.

- Ну вот и отлично! Жизнь налаживается.

В этот вечер я узнал, что жареный кокос гораздо вкуснее сырого. Особенно если в предыдущие дни ты питался только сырым.

Первым спать пошёл Саша, так и не подремавший за весь день. А я сидел чуть в стороне от костра, наблюдая за пляжем, и копался в своих характеристиках:

Игрок: Федотов Ф.Л.

Уровень: 5

Жизнь: 200

Энергия: 125

Сытость: 96,00%

Жажда: 98,00%

Усталость: 47,00%

Тепло: 100,00%

Сила: 5,00

Ловкость: 2,00

Телосложение: 3,00

Интеллект: 1,00

Мудрость: 1,00

Свободные очки: 2

Надо было, конечно, пристроить свободные очки, но я как представил новые ощущения – так сразу становилось дурно. Поэтому решил пока коней попридержать.

День седьмой!

Вы продержались 6 дней!

Вылетевшее сообщение сообщило мне о том, что наступила полночь. Решив потерпеть ещё пару часов, я собрал в кулак всю волю и не спал. Часов у меня не было, и ориентировался я исключительно на свои ощущения. Поэтому, наверно, пересидел. Саша проснулся сам и сменил меня. А я отправился к костру, в уже промятую напарником кровать в песке, и сладко уснул.

Пополнение прибыло утром – пятеро мужчин и четыре женщины. Самые ценные, потому что самые решительные.

- Эй! Изгнанники! Вы к себе новеньких берете? – крикнул мужчина, идущий впереди.

- Берём, Кирилл, берём! Поднимайся! – ответил ему Саша. – Вы сами сбежали? Или тоже изгнаны?

- Сами сбежали, – ответил Кирилл. – Я как огонёк на вашей стоянке разглядел, так сразу всех своих и поднял, с кем вместе начинал. Кирилл!

Он протянул мне руку. Рукопожатие у него было крепким. Явно прокачался уже.

- Филипп! Ну или Филя!..

С ним пришли Пётр, Алексей, Рустам и ещё один Саша (все его Белом звали), Анна, Ира, Кристина и Настя. Все они оказались вместе в первый день. Вместе прибились к Лосеву – и так же вместе от него ушли. Имущества у них с собой особо не было: девушки ходили в травяных юбках и лифах (там же чешется, поди, ужасно!), а мужчины – в юбках, как у меня.

Кирилл, или Киря, как он сам себя попросил называть, явно был у них за главного. Он не командовал – а просто пользовался авторитетом. Кирилл-то нам и рассказал всё, что мы пропустили.

- Лосев после вашего ухода совсем берега стал терять! Вчера нескольких тунеядцев насильно загнал собирать мидий. А как он орал на того хрена, который ему огонь разжечь не смог, когда у вас костёр появился! М-м-м!..

Все засмеялись. Мы с Сашей ржали больше всех – потому что месть сладка!

- В общем, подумали мы… – продолжил Киря. – И решили к вам с утра уходить. Вы тут сами-то что планируете делать?

- Планировать! – признался я, глянув на Сашу. Тот согласно кивнул.

- Да вот… Видишь, пока решали насущные вопросы… Но Филя прав, надо нам планы составить. Быт обустраивать, жизнь налаживать. Лосев нас долго терпеть-то не станет. Будем встречать во всеоружии!

- Да это легко сказать… – заметил Пётр. – Я слышал, уровень у него поднят хорошо.

- Ну у нас есть Филя… Он ведь тоже, это самое, не слабенький!.. – заметил Саша.

- Только я без умений особо, – признался я. – Лучше нам, конечно, вашей прокачкой заняться.

- Что, будем друг друга убивать? – засмеялась Настя. Она была самой молодой из всех – наверно, двадцать один год или около того. Между прочим, очень симпатичная девушка. И наглая. И язва. – Ой!..

ВНИМАНИЕ! ПРОКАЧКА УРОВНЯ ВЗАИМОУБИЙСТВАМИ КАРАЕТСЯ СБРОСОМ ПАРАМЕТРОВ НА НАЧАЛЬНЫЙ УРОВЕНЬ!

От выскочившей ярко-красной надписи вздрогнули все.

- Вот и ответ на твой вопрос, милочка! – заметил Саша. – Я так понимаю, у Фили что-то другое на уме было.

- Само собой… Так, вот вы мне скажите… Вы все где появились? Как сюда идти, хорошо помните?

- Помним! – кивнул Пётр. – Там главное – на пляж выйти и потом направо чесать, пока в этот холм не упрёмся.

- Вот и отлично! – кивнул я. – Придётся нам рискнуть и связаться с местной живностью!

- Это как с живностью? – тихим голосом спросил Анна. – Тут одни змеи в лесу… Нет! Только не змеи!..

- Одна кобра – один уровень! – я приложил руки к шее, имитируя змеиный капюшон, и зашипел.

- Тьфу! – Анна сплюнула. – Дурак ты, Филя…

- Может, я и дурак, но уровень поднял! – заметил я. – И вам надо будет рано или поздно. Давайте поищем, кого попроще! И если свободные очки есть – надо их в силу и ловкость вложить. Хотя бы два в силу и одно в ловкость.

- Да откуда такое богатство? – удивился Кирилл. – У меня два всего.

- Ладно, разберёмся! – сказал Саша. – Филя, ты кокосы добыть сможешь?

- Сейчас добуду! – я кивнул и выложил свои фляги. – А вот это надо наполнить питьевой водичкой!

- Давайте-ка позавтракаем… – предложил Саша. – И после будем держать большой совет, что нам теперь делать.

Глава 6. Основы выживания

Сидели мы все вместе. Новеньких я почти не знал, да и Саша с ними был знаком постольку-поскольку. А я не из тех, кто радостно орёт: «Друг!» сразу после знакомства. Друзей у меня и по жизни было немного. Все остальные – приятели, коллеги и прочая, и прочая. Кокосы я достал и расковырял быстро, вынимая из своего мякоть плоской палочкой. Саша, глядя на меня, делал то же самое.

- Филя, давай! – предложил он. – Ты всех вдохновил – тебе и слово!

- Ой да, вдохновитель! – иронично вздохнула Настя, но я мужественно проигнорировал подколку.

- Ну… Идей у меня не так уж и много… – признался я. – Нам надо обзавестись инструментом, хотя бы каменным. Надо быстро построить более долговечные, чем навес и шалаш, жилища. И, знаете, строиться надо вон там, на мысу. Ещё надо освоить обжиг глины и найти новые источники пищи, а то мне кокосы осточертели! Нужно оружие, нужны укрепления, надо искать металл…

- Уже до фига идей! – заметил Бел, прервав меня. – Давай по порядку.

- Хорошо, – кивнул я, приводя мысли в порядок. – Первое – нам нужен инструмент. Ножи, топоры…

- И что у вас для этого есть? – поинтересовалась Кристина. – Нет, мне нравится сама идея. Но надо же понимать, как этого добиться…

- На данный момент есть заготовка под верёвку. Выйдет косичкой метров под тридцать, – заметил я. – И, скорее всего, сегодня я эту верёвку сплету. Я не проверял ещё крапиву, но вчера уже выглядела сухой. Да, верёвка грубая, но нам пока и такой хватит. Ещё нужны каменные заготовки.

- Не возьмусь! – вздохнул Кирилл. – Никогда подобным не занимался.

- Я тоже! И я! Я вообще девочка! – хором начали подтверждать другие поселенцы.

- Будут тебе заготовки, – неожиданно сказал Бел. – Такие же грубые, как твоя верёвка.

- Отлично. Когда будут – сделаем простое оружие. Ещё нужны копья! – вспомнил я.

- И как ты их себе представляешь? – поинтересовался Саша.

- Колья! Надо набрать штук пять кольев, заточить и обжечь! – ответил я. – Видели, как это древние люди делали?

- Это пожалуйста! – сказал Рустам. – Штук пять к обеду будет. А зачем они?

- Будем использовать в качестве оружия, – пояснил я, указывая на посёлок Лосева. – Рано или поздно вот те товарищи попытаются до нас добраться. Вот к этому времени надо иметь оружие.

- Я никогда никого не убивал… – сказал Пётр.

- Я тоже, – кивнул Рустам.

- И я, – согласился Алексей. – Кирилл?

- А я вот послужил, – ответил тот. – Только завалить человека колом – совсем не то же самое, что из автомата снять…

- Вы никого не завалите, – ответил я. – Даже на труп полюбуетесь всего несколько секунд. Хотя ощущения будут, наверно, полные. Я тоже в жизни никого не убивал. Только тут.

- И поди рад так, что представляешь себя Суперменом! – усмехнулась Настя.

- В моё время, да и во времена Фила, – заметил Рустам, – говорили либо «Рэмбо», либо «Чак Норрис». Это так, к слову…

- Это ты к чему? – не поняла Настя.

- Это он к тому, – ответила ей Ира, выглядевшая лет на тридцать пять, – что ты малолетка! Которой вообще бы стоило перестать язвить. Или тебе так Филипп понравился, что ты его подколками пытаешься привлечь?

Настя фыркнула и обиженно отвернулась, а я только выразительно закатил вверх глаза.

- Ладно… Суть в том, что убивать нам тут придётся. И умирать тоже. Умирать тут больно… Очень. Хотя очки характеристик больнее добавлять. В общем, нам нужны копья. И для того, чтобы отбиваться. И ещё чтобы охранять огонь.

- А зачем его охранять? – удивился Кирилл.

- Киря, мы просто не говорили… Но и огонь мы запалили именно для того, – пояснил Саша, – чтобы в посёлке люди видели бесполезность Лосева и его клики. И перебегали к нам! Вот Филя и действует в том же направлении…

- Вы боитесь, что они попытаются спереть у нас огонь? – удивился Алексей.

- Ну вообще я бы на их месте так и сделал… – кивнул Бел. – Не можешь сам разжечь – попробуй стырить.

- Вот и мне кажется, что они скоро попробуют… – сказал я и пояснил Саше в ответ на его удивлённый взгляд. – Сам додумался сегодня утром, но не успел сказать.

- Ладно, с этим понятно. А дальше что? – спросил Кирилл.

- А дальше придёт завтра… И мы попробуем построить там, наверху, первое жилище, – ответил я. – Только надо путь разведать, чтобы не пришлось по скалам лазить.

- Ну это сделаем… Давайте туда запас дров ещё натаскаем. А ты, Фил, таких вот фляжек сможешь наделать?

- Вот две сделаю ещё сегодня, – ответил я. – А если вечером все поскоблят мякоть палочками, то у каждого такая будет. Саша, а ты свой крючок сегодня доделаешь?

- Ну, может, и доделаю. Только леска нужна будет. А из чего её делать?

Я посмотрел на девушек. Неизвестные злодеи с Млечного Пути всех нас здорово «похудели», поместив сюда, но волосы оставили.

- Что? – удивилась Кристина, на чьих густых чёрных волосах я задержал взгляд очень надолго.

Кирилл проследил за моим взглядом и ухмыльнулся.

- Твои крепче! – заметил он.

- Да, – согласился я, проводя по упрямой шевелюре рукой. – Только короткие слишком…

- Да ладно! – Кристина схватила себя за голову. – Я не буду лысой ходить!

- Про лысую никто и не говорит, – рассудительно заметил Саша. – С чёлкой походишь?

- С чёлкой? – Кристина задумалась и кивнула. – С чёлкой ладно, похожу. Даже сама вам сплету. Какой длины нужна леска?

- Метров пять. Толщиной с восемь-десять волос, – ответил Саша.

- Тогда мои лучше, – неожиданно сказала Настя. – У меня коса длинная, а волосы тонкие, но прочные. Хуже в воде будет видно.

- Сплетём две, – предложила Кристина. – Ты умеешь?

- Нет… – ответила девушка.

- Давайте сейчас сядем и подумаем, девочки, – предложила Анна. – Как нам дать мужикам нормальную снасть…

- Ну тогда на сегодня всё! – решил я. – Давайте сделаем эти дела, а вечером – решим, за что дальше браться.

- Двинули! – кивнул Кирилл.

И закипела работа. Как манная каша кипит. Булькает раз в десять секунд. Вот и наша работа кипела так же. Я неторопливо приноравливался плести обещанную верёвку из крапивы. Девушки так же неторопливо плели лески. Саша маленьким осколком камня продолжал точить кость, превращая её в крючок. Рустам с Алексеем работали с кольями. Самым активным был Бел – он бил камни, собранные на берегу нашей речушки. Кирилл и Пётр не стали участвовать в филиале нашего дурдома и ушли на холм – разведывать дорогу и таскать дрова.

Сперва я крутил тонкий жгутик об ногу. Сложив жгутик пополам – начал крутить его в другую сторону. Дойдя до середины, вытянул две прядки волокон из общей кучи той же ширины, что и первая – и стал скручивать их оставшимися двумя хвостами. Остатки сердцевины, которые я не очистил, кололи ноги и постоянно осыпались пылью, будто речь шла не о скручивании верёвки, а о сверлении дырке в дереве. Приятного в таком мало, но дело шло. Так и крутил, матерясь сквозь зубы и притопывая ногой.

- Фил, ты нервный? – поинтересовалась проходившая мимо Настя.

- Я не нервный. Я энергичный! – ответил я. – А тут скукота!

- А! Ну-ну… – девушка с подозрением посмотрела на меня и пошла к Саше, который, к слову, не обращал на мои выкрутасы никакого внимания.

К обеду у меня уже образовалось первая тонкая заготовка длиной примерно метров тридцать. Чтобы не запутаться, я подобрал две рогатины, примерно в метр длиной, и связал их вместе так, чтобы рога смотрели в разные стороны. Туда я свою верёвку и наматывал. Но стоило мне притронуться к моему жгутику, как перед глазами всплыло сообщение, которое меня несказанно порадовало.

Поздравляем, вы решили задачу по изготовлению качественной простой верёвки из подручных материалов.

Вам присваивается 1 очко ??? характеристик!

Система засчитала достижение, потому что!

Поздравляем, вы первым решили задачу по изготовлению качественной простой верёвки из подручных материалов (крапива).

Вам присваивается 10СО (свободных очков) характеристик!

Да, я понял, почему Саша удивился, когда ему подобное выскакивало. И что у нас там теперь получается? Я полез в статус ознакомиться со своими достижениями.

Игрок: Федотов Ф.Л.

Уровень: 5

Жизнь: 200

Энергия: 125

Сытость: 68,00%

Жажда: 43,00%

Усталость: 73,00%

Тепло: 110,00%

Сила: 5,00

Ловкость: 2,00

Телосложение: 3,00

Интеллект: 1,00

Мудрость: 1,00

Свободные очки: 12

Двенадцать свободных очков меня несказанно порадовали. Но стоило только представить, какую боль я буду испытывать, когда закину их в выбранные характеристики – как моя радость резко пошла на спад. Особенно страшно было трогать ловкость! Вот её я боялся больше всего, потому что ощущение было такое, будто тебя сейчас разорвёт. Но я понимал и то, что со временем боль должна становиться всё меньше и меньше. Например, по мере роста показателя.

Бросив постыдное любование своей крутостью (или некрутостью!), я продолжил прерванное занятие – начал крутить вторую «простую веревку из подручных материалов». Пришёл Рустам, таща в руках пять заострённых кольев метра под два. Он уселся у костра и стал обжигать их по краю, периодически подтачивая камнем и усиливая остроту.

Саша закончил свой крючок и теперь пытался расплющить самый маленький мой самородок. Мою прелесть! Я не знаю, зачем он это делал. Я вообще уже жалел, что отдал ему все три найденных мною самородка. Получалось у Саши плохо, но закончивший свою работу Рустам пришёл на помощь. Вдвоём они самородок превратили в тонкий диск, разломали его на две части заострённым камнем – и принялись плющить получившиеся две половинки. К этому времени три заготовки под верёвку были готовы, и я просто удлинял их остатками волокон. Теперь предстояло сплести из всех трёх жгутиков косу. Её надо было сделать тугой и прочной.

Связал узелком концы трёх простых верёвочек и принялся плести. Краем глаза я заметил, что девушки внизу занимались тем же. Только у меня была крапива, а у них – собственные волосы. И плели они быстрее – видимо, опыт сказывался. Когда я сплёл первые пять метров, они уже притащили две лески, смотанные колечками, и отдали Саше. Настя ещё ехидно интересовалась, а умеет ли хоть кто-нибудь ловить рыбу. Однако эту язву сразу отбрили, сказав, что все мужики – от рождения рыбаки. И некоторые – даже хорошие. Так что девушка быстро поняла, что поудить ей не дадут, и со вздохом уселась на камушек, глядя на меня.

Рустам быстро сбегал в лес, притащив длинный бамбуковый стебель – и где только нашёл? К нему приладили леску, с другой стороны – крючок. В качестве поплавка использовали какую-то щепку. Всё было готово к рыбалке, и они начали спорить о том, что использовать в качестве наживки. Сошлись на мякоти кокоса.

- Фил, ты кокос можешь сбить? – спросил меня Рустам.

- А сами? – удивился я.

- Мы долго будем, – расстроился тот.

- А ты за меня веревку доплетёшь? – спросил я, чувствуя, что мне начинают садиться на шею. Физически, вот просто физически я почувствовал тяжесть чужой задницы!

- Ладно-ладно! Не ворчи! – засмеялся Рустам и отправился добывать будущую наживку.

- Палочками мякоть скребите! – крикнул я вслед.

Через пару часов Саша, Настя и Бел ушли рыбачить, а Рустам пристроился рядом со мной. Вернулись девушки, наполнив фляги водой, потом пришли Кирилл с Петром – уставшие, но довольные. А потом со стороны моря раздались радостные крики – и все убежали туда. Я отвлечься не мог: последний метр верёвки надо было добить. Затянув узлом второй конец косички, я с удовлетворением распрямился и потянулся.

Поздравляем, вы решили задачу по изготовлению некачественной укреплённой веревки из подручных материалов.

Вам присваивается 1 очко ??? характеристик!

Система засчитала достижение, потому что!

Поздравляем, вы первым решили задачу по изготовлению некачественной укреплённой верёвки из подручных материалов (крапива).

Вам присваивается 10СО (свободных очков) характеристик!

- Да сегодня просто праздник какой-то! – пробормотал я себе под нос. – Но почему некачественной? Уроды! У меня самая качественная верёвка в мире!

Поздравляем, вы допрыгались!

С вас снимается 1СО (свободное очко) характеристик!

Система засчитала ваш проступок, потому что ваше самомнение очень расстроило зрителей и получило более 1000 единиц неодобрения. Лучшим отзывом стало: «Вы хам, грубиян и неотёсанный дикарь!»

Что-о-о-о?! Я как стоял, так и сел, читая это издевательское сообщение. Значит, меня вытянули в эту то ли игру, то ли реальность из моего привычного мира, с моей планеты, от моих родственников… А я уже и поругаться не могу?

- И я вам задницу должен вылизывать? За то, что вы меня сюда вытащили?! – не удержался я. – Да вы охренели! Ещё они мне дизлайки ставят! Сосите, ять, сами друг у друга в своё удовольствие, не знаю, что у вас там за форма половых органов! А тем, у кого много тентаклей – советую найти партнёра со множеством ртов!

- Фил? – тихий голос Кристины заставил меня развернуться и встретиться взглядом со всей честной компанией.

- Да ну нахрен! Красиво же ругался! – обрадовался Бел.

- Ага… Вот только с кем? – возразил Кирилл, с подозрением разглядывая меня.

Поздравляем, вы молодец!

1СО (свободное очко) характеристик было возвращено на основе зрительских отзывов!

Система засчитала ваше достижение, потому что эпичность монолога и его завершения получила более 1000 единиц одобрения. Лучшим отзывом стало: «Этот землянин знает толк в извращениях!»

- Повторяйте за мной, – предложил я. – В домике!

Можно предположить, что сила моего убеждения заставила всех повторить эти слова. Возможно, так оно и было. Хотя более вероятным мне представляется вариант, при котором всех просто так испугало моё странное поведение, что с сумасшедшим решили не спорить.

- У всех таймер появился? – поинтересовался я.

Все молча кивнули.

- Значит, у меня есть пара часов, чтобы кое-что вам рассказать… – кивнул я, кивая на камни.

- Ты хочешь рассказать нам про ту справку, да? – осведомилась Настя, когда все расселись.

- Какую справку, не понял? – я уставился на девушку.

- Ну… Которую тебе психиатрической клинике выдали, да? – девушка участливо посмотрела на меня.

- Язва! – не нашёлся я, как ещё ей ответить. – Вы же знаете, что все наши действия куда-то там транслируются… И кем-то там просматриваются, да?

- Что-то такое писали в логах… – вспомнил Кирилл. – И при чём тут это?

- А при том, что перед тем как я материл всё вокруг, с меня одно очко сняли! – пояснил я. – А в конце приписали, что лучшим отзывом стало: «Вы хам, грубиян и дикарь!». Ну что-то такое…

- Сняли?! – хором спросило сразу несколько голосов.

- Сняли! – кивнул я. – Правда, после всей этой сцены снова накинули. Сказали, что я знаю толк в извращениях.

- Ну это да… Это мы слышали… – согласился Саша. – Получается, они и вправду каждое наше слово и действие видят? Как в этих странных реалити-шоу по ТВ?

- Да они видели, как я дристал полночи после кокосов! – рыкнул я.

- Ой! – вскрикнула Настя, прикрыв рот. Остальные девушки выглядели не менее смущёнными.

- И им плевать походу! Я не знаю, какая у них физиология! Но, скорее всего, когда они видят, как мы в туалеты бегаем, то воспринимают это как мы... когда собачка на улице дела делает… – успокоил я их.

- Ты что, всерьёз веришь в весь этот бред, который написали в самом начале? – поинтересовался Кирилл.

- Я пока не знаю, во что верить… – ответил я. – Но местная система на что-то реагирует, понимаете? Да, может, всё это и мистификация, и мы все лежим в каких-нибудь капсулах и участвуем в том самом социальном эксперименте. А может быть, всё это правда. А может быть, и ничего из этого правдой не является!

- Сейчас создали бота на нейросетях! – заметил Бел. – Говорят, он умеет девчонок в инете кадрить.

- Ага, тоже что-то такое видел… – кивнул Рустам.

- Что если таким ботом тебе комментарии и пишут? – предположил Бел.

- Бел, а уже создали процессоры, которые смогут обеспечить вот такую детализацию мира? – поинтересовался я, поднимая горсть песка и просыпая сквозь пальцы. – А уже есть способы обеспечить такую боль в виртуале? Блин, да вы оглянитесь вокруг! Луна огромная и рельеф другой! Созвездия совершенно иные. Даже у Млечного Пути другой рисунок! Мы либо в виртуальности, которая невозможна на Земле, либо мы не на Земле!

В молчании я переводил взгляд с одного собеседника на другого. А на помощь мне пришёл мой верный напарник – Саша.

- Вообще-то тут я с Филом согласен… – вздохнул он. – Конечно, я не специалист в электронике… Однако даже я понимаю: чтобы прописать все отдельные волоски в причёсках наших девушек, требуется слишком большое количество ресурсов и немалый расход энергии.

- А вдруг они отдельной текстурой… – начал было Бел, но осёкся, когда Саша поднял леску на уровень головы.

- Вот мои доказательства, что прописан каждый волосок! – сказал Саша. – А, Фил, кстати! Вот это наш ужин!

Он приподнял леску ещё выше, и в поле моего зрения вплыла немаленькая такая рыба. Белая, с чёрными полосками, жёлтыми плавниками и хвостом.

- А кто это? – спросил я. Потому как в рыбалке я «просто понимал», как и другие мужики.

- Это наше везение! – выдохнул Саша. – Групер! Кило на восемь потянет. Чуть леску не оборвал, представляешь?

- А как вы его вообще выловили? – поинтересовался я.

- А у меня мелочь клюнула, на которую он охотился! – пояснил Саша. – Мелочь от него увернулась, а он прямо крючок и зацепил! Это везение! Невероятное! Такого только на спиннинг можно… Он редко близко к поверхности поднимается.

- Ну так начинайте разделывать! Жрать уже очень хочется! – обрадовался я. – И пить, кстати… До ужаса…

- На! – Анна протянула мне одну из кокосовых фляг. – Кстати, мужчины, вы озаботьтесь, пожалуйста, посудой. Пить воду из этой реки – очень опасно, знаете? Эту мы у родника набрали в лесу на склоне, но туда ходить страшно!

- Озаботимся! – пообещал я. – В ближайшие дни – обязательно.

Пока мы разделывали рыбу и снова бегали за водой, уже стемнело. Рыба была вкусная! Просто восхитительная, хоть и приготовлена была отвратительно. Белое мясо, нежное и слегка сладковатое, составило достойную конкуренцию надоевшим кокосам. Моя порция показалась мне маленькой – наверно, потому что была проглочена практически мгновенно. Так что от белой жёсткой мякоти спастись снова не удалось.

- Если мы не найдём новую еду, – проговорил я, вгрызаясь в кокос, – то я умру от однообразия.

- От однообразия ещё никто не умирал, – неуверенно возразил мне Саша. – Наверно. Кто первый дежурит?

- Давайте я! – предложил Бел. – Фил, кстати, вон каменюки для топора. Посмотри, какая лучше подходит.

- Завтра гляну! – пообещал я, подгребая к себе деревянное копьё. – Держите эти штуки под рукой, мужчины! Помните, враг не дремлет! Он уже спит и проснётся посреди ночи!

- Да ну тебя!

Кто это ответил, я уже не помнил, проваливаясь в крепкий и здоровый сон.

Глава 7. Борьба за огонь

Проснулся я от чьего-то крика. Ещё не понимая, что происходит, я открыл глаза и, поднимаясь, покрепче вцепился в своё импровизированное копьё.

День восьмой!

Вы продержались 7 дней!

В этот момент сильный толчок в бок снова бросил меня на землю. Вокруг было темно, и только угли от костра росчерками мелькали в темноте. Вокруг слышалась ругань и мат. Взвизгнул кто-то из девушек – видимо, та, кому я при падении попал по ноге. Сверху промелькнули тощие ягодицы в окружении травы. Я снова попытался встать – и снова покатился по земле. Сзади ругнулись голосом Бела, а затем раздался звук падения. Похоже, он споткнулся об меня.

Вы нанесли урон игроку – Бел: 1

Жизнь игрока Бел – 9/10

Повторять свои попытки выпрямиться я не стал. Вместо этого я вжался в землю и попытался оценить обстановку. Костёр был размётан – причём, явно ещё совсем недавно. Кто это сделал и зачем, я пока не понимал. Вокруг дрались и ругались. Мелькавшие угли явно намекали, что у кого-то в руках есть головёшка из костра. Чтобы не подставляться под очередное столкновение, я откатился в сторону – подальше от драки.

К тому моменту, когда я оказался на ногах и, наконец, начал хоть что-то видеть в темноте, ситуация прояснилась. Пятеро человек из посёлка Лосёва пытались прикрыть от жителей нашего посёлка своего товарища, который держал в руках головёшку. Из наших кого-то уже явно не хватало, что меня сильно расстроило. Я только собрался кинуться на подручных наглого воришки, как похититель огня сумел проскочить – и кинулся бежать по берегу.

- Ну нет!.. – грозно взревел я, кидаясь в погоню. Выносливость и ловкость у меня точно были лучше. Кто-то из нападавших попытался загородить мне путь, но просто улетел от удара, как кегля в боулинге. Ух, какой я сильный!

Вы нанесли урон игроку – ???: 6

Жизнь игрока ??? – 5/25

Беглец пару раз оглянулся и ещё быстрее драпанул от меня. И это было удивительно: кто он такой, чтобы так носиться? Неужели тоже успел прокачаться? Я обругал себя за глупость и самоуверенность. Конечно же, Лосев, отправляя к нам засланцев, не стал посылать их на убой. Наверняка выбрал в бегуны кого-то с ловкостью, а в защитники – кого-то с силой.

Ну вот что мне стоило ещё вчера, перед сном, вложить свободные очки в характеристики? Страх сделать себе бо-бо? А о том, что я могу потерять единственное преимущество перед соседним посёлком – не думал? Вот и пожинай плоды…

Беглец очень медленно уходил в отрыв. А у меня показатель энергии уже опустился до 40. Надо было предпринять что-то – и желательно, быстро и гениально. Лихорадочно соображая, я не заметил россыпи камней под ногами. Споткнувшись, я взмахнул руками – и полетел вперёд кувырком, больно ударяясь о камни. Копьё из рук вылетело куда-то вперёд.

Получен урон 1

Жизнь 199/200

Получен урон 1

Жизнь 198/200

Когда я снова оказался на ногах, стало понятно, что камни всё же решили часть проблем. Преследуемый мной засланец Лосева получил копьём по ноге – и тоже распластался на песке в полный рост.

Вы нанесли урон игроку – ???: 2

Жизнь игрока ??? – 13/15

Однако поднялся он быстро и снова рванул по песку с прежней скоростью. Разрыв между нами был уже метров десять. Не найдя ничего лучше, я подхватил камень и запустил им в беглеца. Промахнулся – и повторил. И снова повторил. И мой не очень меткий глаз и не слишком верная рука, наконец, запустили булыжник куда надо. Силу я себе уже вздёрнул достаточно, чтобы от удара беглец снова оказался на земле, а я успел подбежать и врезать ему по рёбрам.

Вы нанесли урон игроку – ???: 4

Жизнь игрока ??? – 9/15

Вы нанесли урон игроку – ???: 3

Жизнь игрока ??? – 6/15

Похититель от боли сложился, а я, наконец, позволил себе оглядеться. Мы успели пробежать половину расстояния до посёлка Лосева. Выглянувшая из-за деревьев луна осветила пляж, и теперь я отчётливо видел фигурки ещё трёх человек, бегущих навстречу. До них было ещё далеко, но времени оставалось мало. Бегущий впереди Витя ясно намекал, что они меня не в дёсны облобызать спешат.

Переведя взгляд на пойманного мной грабителя, я обнаружил, что это совсем молодой парень. Тёмные волосы были всклокочены, большой рот с тонкими губами хватал воздух, в глазах – испуг. Однако под собой он продолжал прятать головню, на которой ещё оставались угли.

«Отдай головню! Я всё прощу!» – потребовал я, но парень, несмотря на оглушение, не спешил расставаться с добычей. И тогда я стал действовать по классике – бить его ногами. Несильно, конечно – чтобы не загнулся раньше времени. Сопротивлялся парень на удивление долго. Я бы на его месте уже на всё плюнул и перестал прикрывать грёбаный уголь своим нежным телом. Огонь был нужен, в первую очередь, Лосеву, а не ему самому. Но даже у этого упёртого кретина запас прочности не был бесконечным.

Не прошло и минуты, как жизнь похитителя опустилась до двух единиц, а я с победным криком подхватил головёшку и зашвырнул её в море. Парень, всхлипывая, начал отползать от меня. А с двух сторон ко мне бежали люди. Со стороны посёлка Лосева – Витя с двумя мужиками, а со стороны основанного мной и Саней поселения – двое защитников неудачливого грабителя. И только вдалеке, пока сильно отставая, виднелись бегущие Бел и Кир.

Оценив свои шансы, я кинулся к тому месту, где в первый раз упал воришка. Там, к моей вящей радости, валялась заострённая палка. Подхватив её на перевес и издавая какие-то грозные порыкивания, я помчался навстречу ближайшим противникам. Двое похитителей огня поняли, что неожиданно ко мне подобраться не удалось – и изменили траекторию движения, стараясь обежать меня по дуге. А потом и вовсе разделились: один рванул к морю, а другой – к лесу.

Воспользовавшись моментом, я со всех ног рванул к Белу и Киру. А за спиной уже звучали ругательства Вити. Энергии оставалось тридцать четыре единицы – и на этом надо было ещё добраться до своего посёлка. Был, конечно, вариант скрыться в лесу – но там кобры, насекомые и вообще темно. Ну а я, как житель большого города, в страшной темноте всегда вижу грабителя, Чужого и собачью кучу, в которую обязательно вляпаюсь. И хорошо, если в собачью. А если будет куча Чужого?

Бел и Кир – поняв, что я возвращаюсь – тоже развернулись и побежали к нашему поселению. Я оглянулся и успел застать момент, когда Витя добрался до нерадивых грабителей и на ходу начал раздавать им тумаки. Ну вот и пусть вкушают боль поражения!.. Бегуну, кстати, досталось с разбега и с ноги. После чего он печально истаял в воздухе. Совсем чуть-чуть я его не добил – а Витя, похоже, не слишком рефлексировал по этому поводу.

Нас преследовать не стали. Видимо, у них только Витя и обладал достаточным запасом прочности. А я, тяжело дыша, догнал Бела и Кирилла – и перешёл на шаг.

- Стойте! – попросил я, заметив, что они и не думали останавливаться. – Стойте!.. Не гонятся за нами…

Меня услышали, и дальше мы шли вместе. Пешком возвращаться было долго: энергия росла медленно, и усталость давала о себе знать.

- Как там? – спросил я у своих путников.

- Ира, Кристина и Пётр на перерождении, – хмуро ответил Кирилл. – Все остальные на месте.

- Надеюсь, они смогут вернуться, – пробормотал я, не зная, что ещё сказать.

- Фил, это я виноват!.. – неожиданно проговорил Бел, и мне понадобилась вся моя выдержка, чтобы сохранить невозмутимость и уверенный вид. Я как-то долго слишком соображал, почему он передо мной оправдывается. – Я старался сидеть спиной к костру, чтобы видеть пляж, но они подкрались со стороны леса… Шли в тени… В общем, сам понимаешь…

- Понимаю, – согласился я. – В общем, надо нам переселяться на холм. Киря, вы смогли там найти подъём?

- Даже дров натаскали, – кивнул Кирилл. – Утром можно перебираться. Только там не слишком удобно. Проход узкий…

- И что в этом неудобного? – удивился я.

- Ну как-то на холм лезть… Ещё и обходить… – Кирилл посмотрел на меня.

- Ладно, завтра посмотрим! – отмахнулся я. Спорить и объяснять мне пока было лень. Важные переговоры надо проводить на свежую голову, особенно если они важны только для тебя. – Сейчас не до того как-то…

Когда мы вернулись, Саша уже снова развёл костёр, найдя непострадавшие во время драки угли.

- О, живы! – обрадовался он. – Мы отстояли ноу-хау?

- Отстояли! – гордо кивнул я. – Они остались с тумаками, а мы – с огнём.

Чувствуя себя победителем, я присел на землю и открыл «Статус».

Игрок: Федотов Ф.Л.

Уровень: 5

Жизнь: 198

Энергия: 56

Сытость: 78,00%

Жажда: 53,00%

Усталость: 43,00%

Тепло: 94,00%

Сила: 5,00

Ловкость: 2,00

Телосложение: 3,00

Интеллект: 1,00

Мудрость: 1,00

Свободные очки: 22

Где я потерял две единицы жизни? Точно! Когда свалился на камни! Я попытался снова вложить очки в мудрость, но система привычно выдала мне очередное напутствие:

Казаться глупым мудрому не страшно!

На второй попытке появился очередное объяснение:

Нет большей мудрости, чем своевременность!

Чувство собственного достоинства покаянно слезало с вершины высокой башни. Но я всё ещё ощущал себя Наполеоном, а такая самоуверенность хороша в отношениях с девушками, а не в войне с соседним посёлком. Поэтому я попытался увеличить свой интеллект.

Познание начинается с удивления!

Я предпринял ещё одну попытку и получил в ответ очередной афоризм:

Знания увеличивают незнание!

Ну вот, теперь я чувствовал себя соответственно ситуации, в которую попал. Как дурак! А теперь пора было в этом честно признаться:

- Я вчера совершил большую глупость, – сказал я. – У меня куча свободных очков, и если бы я вложил их, то проснувшись – просто втоптал бы нападавших в землю…

- Так вложи. В чём беда? – удивился Бел.

- Саш, последи за мной, пожалуйста? – попросил я напарника.

- Да не вопрос…

Очки можно было распределить, а потом сразу все вложить. Я просто и без затей поднял силу и ловкость до десяти, а всё остальное закинул в телосложение. В тот момент, когда я согласился на вкладывание всех очков – меня скрутило.

Вы испытываете адскую боль!

И это радует нас!

Получен урон 5

Жизнь 193/200

В глазах у меня потемнело, и тело я уже не ощущал, хотя и чувствовал, действительно, адскую боль. Не помня себя, я только понимал, что бьюсь в конвульсиях, пускаю ртом пену, а трое человек пытаются меня удержать.

Вы испытываете адскую боль!

Потому что всё должно быть постепенно!

Получен урон 4

Жизнь 189/200

Вы испытываете адскую боль!

Вам нравится?

Получен урон 3

Жизнь 186/200

Вы испытываете адскую боль!

Надеемся, это послужит для вас уроком!

Получен урон 2

Жизнь 184/200

Вы испытываете адскую боль!

Потерпите ещё чуть-чуть…

Получен урон 1

Жизнь 183/200

Доступный болевой порог превышен.

Вы без сознания.

Воздействие продолжается…

Я ждал эту надпись в темноте целую вечность. И теперь, глядя на неё, я наслаждался тем, что ничего не чувствую. Мне было страшновато из-за того, что я потерял связь с телом, но ведь это же ради моего блага. Разве нет?

Всерьёз волноваться я начал, когда таймер насчитал 15 минут без сознания. Сколько мне ещё тут висеть? Я попытался подёргаться, но всё было впустую – тела у меня не было. Я попытался позвать на помощь, но и кричать мне было нечем. И я стал мечтать о боли, надеясь как можно скорее её почувствовать. И словно в ответ на мои трепыхания таймер остановился.

Доступный болевой порог превышен.

Вы без сознания.

Воздействие прекращено.

Вы придёте в себя через 30 секунд…

Испытанное в этот момент облегчение было таким, что я бы засмеялся, если бы было чем – и станцевал бы, если бы было на чём. Через тридцать секунд я открыл глаза и уставился в тёмное небо.

- Он очнулся! – объявила всем Настя.

- Ты как, Филя? – подошёл Саша.

Я проверил, как – и понял, что не могу толком пошевелиться. Запрошенный статус показал удивительную картину:

Игрок: Федотов Ф.Л.

Уровень: 5

Жизнь: 411 (550)

Энергия: 261 (550)

Сытость: 35,00%

Жажда: 31,00%

Усталость: -1,00%

Тепло: 83,00%

Сила: 10,00

Ловкость: 10,00

Телосложение: 12,00

Интеллект: 1,00

Мудрость: 1,00

Свободные очки: 0

Поздравляю, Филя, ты – качок! С единичками в мудрости и интеллекте – и с прокачанной силой, ловкостью и телосложением – я должен был выглядеть устрашающе.

Вы измотаны и теряете по 1 жизни раз в минуту.

- Пить и есть! – еле выдавил я.

Меня посадили. Саша поддерживал меня за спину, а Настя кормила с палочки остатками вечернего кокоса, подпаивая остатками воды из фляги. Все остальные с ужасом смотрели на меня. Когда параметры жажды и сытости поднялись до 50%, а параметр усталости опустился до -3% – я оттолкнул палочку с кокосом.

- Мне очень надо поспать. Я ещё теряю жизни… – проговорил я. – Спасибо, завтра я буду огурцом, правда-правда…

Я просто моргнул, а когда открыл глаза – на небе уже светило яркое солнце, а я валялся в своей укрытой листьями норке. Новый день! Новые проблемы! Новые свершения! Чувствовал я себя бодрым и полным сил. Но очень голодным. А в глотке пересохло настолько, что сглотнуть было тяжело… Жаждой я и занялся первым делом. Что там девушки говорили про то, что нельзя пить из реки? Так вот, я был согласен с этим, поэтому пошёл к роднику. Где и напился вволю, сложив руки лодочкой.

Вода была восхитительной и вкусной. Я бы пил и пил, если бы показатель жажды не достиг уже 100%. Когда я вернулся в лагерь – там была только Настя.

- Все ушли на рыбалку, – сказала она. – Тебе оставили мякоть кокоса.

Она указала на широкий лист с горкой мякоти. Обычно мне этого хватало, но в этот раз пришлось достать ещё один кокос, чтобы насытиться.

- Ты стал больше! – наблюдая за мной, заметила Настя. – Не пора ли перестать жрать?

- Девушка, вы путаете причину и следствие! – я оторвался от еды. – Сначала я стал больше, а потом мне пришлось больше жрать…

- Ну хорошо, что ты понимаешь, что уже жрёшь! – кивнула она серьёзно. – А не ешь! Вон там вообще-то были свежие палочки…

Я посмотрел в указанном направлении, а потом снова выковырял из кокоса мякоть пальцем и жадно сунул в рот. Много ли понимает эта малолетка! Я мужик, и я голоден! Нафига мне приборы, если есть руки?! Только почувствовав сытость, я наконец смог спокойно вздохнуть. Сытость в 115% ясно намекала мне, что я переел. Язва была права, но я не стал ей об этом сообщать.

Поднявшись на ноги, я прислушался к ощущениям. Я точно стал шире. Живот уже не лип к позвоночнику, а был просто немного впалым. На руках появились мышцы, которым хоть и было далеко до моих прежних, но с этим уже можно было жить. Мышцы появились и там, где их раньше не было – на спине, на плечах, на ногах.

- Да атлет-атлет!.. – успокоила меня девушка. – По сравнению с нами так просто бог атлетики!

- Да, вот только есть в этом небольшая подстава! – ответил я. – Мне теперь и кушать надо больше!

- Филя, а тебе не кажется, что всё это нормально? И вполне понятно? – едко поинтересовалась она.

- Нет, хотя интеллект и мудрость у меня такие же, как у тебя. Всего по единичке, – ответил я, присаживаясь. – А вообще нам это невыгодно…

- Это почему это? – удивилась Настя.

- Потому что пока для выживания вот это всё… – я гордо указал руками на своё тело, – было не нужно…

- Пф-ф-ф! – девушка фыркнула, открыла рот и снова закрыла. Видимо, решила не рубить наотмашь моё самолюбие. Вот это она зря, между прочим… Самолюбие у меня такое – если не рубить, дотянется до небес.

- Ира, Кристина и Пётр… – вспомнил я. – Они ещё не вернулись?

- Мы сюда целый день шли, – ответила Настя. – Так что раньше вечера их не жди.

- Ладно, тогда пойду к рыбакам. Попрошу Кира холм показать.

Я поднялся на ноги, и в этот момент увидел россыпь камней, оставленную мне вчера Белом. Топоры! Я же хотел сделать топоры! И их надо было сделать вечером! Стукнув себя по лбу, я опустился и стал разглядывать поделки. Бел не обманул – он действительно неплохо обил каменюки. И даже выбрал достаточно прочные породы, чтобы они не слишком быстро ломались. На изделия наших древних предков, которые я как-то наблюдал в музее, эти поделки ещё не слишком походили – но кромка была достаточно острой, чтобы справиться с деревцем толщиной в пять-шесть сантиметров. Особенно если у него будет тонкая кора и мягкая древесина...

Однако первым делом – холм! Моё появление рыбаки встретили радостным гулом. Даже Кирилл, кажется, сегодня не так хмуро на меня поглядывал. Вообще он мне не слишком доверял – и у него были на то свои причины. С точки зрения серьёзности и мужественности я ему просто на голову уступал. Но с учётом пятого уровня и огромного количества вложенных очков – я смотрелся на фоне остальных титаном из греческих мифов. И, блин, да, я бы тоже ненавидел человека, который выглядит глупее меня, а прокачан лучше!

- Есть шанс поймать сегодня групера? – поинтересовался я.

- Не надейся! – ответил мне Саша, передавая удочку Белу. – Везение – штука одноразовая, а сегодня тут сплошные мальки. Но чего-нибудь наловим…

- Кир, сходим на холм? – спросил я. – Посмотрим, что там и как?

- Пошли! – Кир кивнул. – Саша, ты вроде с нами хотел?

- Хотел и хочу… – согласился мой партнёр.

Холм, или мыс, тут уж кому как удобно его называть, был выбран мной неслучайно. В первую очередь, меня в нём привлекало то, что пологие склоны резко переходили в скальный уступ, но вершина холма заросла травой и каким-то кустарником – а, значит, там можно строиться. Возможно… Правда, я ещё не знал, что и как мы будем строить, но энтузиазма у меня хватило бы на всех. Отвесные скальные склоны позволяли легко контролировать подходы к холму – и повторить вчерашний трюк с неожиданным нападением у Лосева уже не получится.

Подъём оказался не слишком удобным. Лезть вверх пришлось по нескольким уступам на высоту полутора человеческих ростов. Если Кир с этим справился легко – чувствовался опыт – то я где-то на середине завис и дальше не мог заставить себя ползти. Просто не видел, за что хвататься.

- Филя, вон там трещина! – показал Кир. – Туда пальцы вставь!

- А если там ядовитый паук? – поинтересовался я, оторвав руку от надёжного уступа и вставив пальцы в указанную трещину.

- Мы на него Настю натравим! – ответил Кир, ухмыльнувшись. – Держишься? Теперь подтягивайся ногой и рукой… И хватайся вот за эту выемку! Дальше я тебе помогу…

- Поможет он… – проворчал я. – Я и сам могу! Я сильный… Я самостоятельный…. Дай руку быстрее!

Не знаю, чего стоило Киру вытащить мою тушу, но он справился. Я лежал на вершине холма и понимал, что в моей великолепной идее есть один изъян: жителям холма залезать будет ничуть не легче, чем возможному противнику.

- Блин… Это слишком неудобный подъём! – заметил я.

- Да боже мой! Ты заметил, да? – с иронией спросил Кир, помогая забраться наверх Саше. Мне стало стыдно, и я тоже бросился на помощь. – А я ведь говорил вчера…

- Так одно дело – говорил, а другое – когда я сам полазил! – ответил я, ничуть не смутившись. – Как вы вообще сюда дрова затаскивали?

- Натаскали из леса кучу, а потом я – сверху, Петя – снизу, – ответил Кирилл и, заметив мою задумчивость, поинтересовался. – И какой план? Спускаем дрова вниз?

- Да ни в жисть! – ответил я. – Просто нам лестница нужна… Приставная.

- Издеваешься, Филя? – спросил Саша. – Так и будем по лестнице лазить?

- Я бы предложил сделать скос в камнях… – ответил я, разведя руками. – Но чем его делать? И сколько мы с этим провозимся? Другое дело, что с лестницей не понятно, как грузы таскать… Опять придётся искать крапиву и вить верёвку…

- Подожди-подожди! – попросил меня Кирилл. – Так ты здесь серьёзно собираешься жить? На вершине? Как… долбаный орёл?

Перед тем как ответить, я глубоко задумался. Я не был признанным мастером слова – хотя и любил поговорить. И сейчас мне надо было как-то донести до Кира то, что для меня было очевидным.

- Кир, послушай… Сколько тут таких, как мы? – спросил я.

- Это имеет какое-то отношение к моему вопросу? – удивился тот.

- Самое прямое, Кир! Ты просто ответь и поймёшь…

- Ну не знаю… Может, пара тысяч. А может, и больше… – ответил Кирилл. – И что с того?

- Да нам хватит и пары тысяч… – ответил я. – Понимаешь, вот построим мы шалаши на берегу… Но любой дурак подкрадётся к этим шалашам ночью и устроит нам массовую резню. А если тут ещё и хищники есть?

- Природа, как на островах… – задумался Саша. – А вроде как на островах крупные хищники почти не встречаются…

- С другой стороны, в Тае хищники есть… – заметил Кир. – Тигры те же… Да и вообще, если это всё-таки игра, то я согласен с Филей: могут и хищники появиться… То есть, ты хочешь из этого холма сделать безопасное поселение? Типа, на стенах сэкономим?

- Ага! – ответил я. – Был бы удобный подъём, было бы в разы легче. Однако раз его нет, то и такой сгодится!

Теперь настала очередь Кира задуматься. Он посидел полминуты рядом с нами, потом прошёлся вдоль скального обрыва, внимательно осмотрел несколько мест – и помахал нам.

- Если уж подъём делать, то тут! – сказал он, указывая вниз, когда подошли я и Саша. Обрыв здесь был более пологим, но огромный камень треснул, образуя широкую трещину. – Можно было забраться и тут. Видите, с той верхней части камня можно допрыгнуть до этой, но всё пузо расшибёшь. Другое дело, если сделать что-то вроде моста...

- И мост можно убирать на ночь… – согласился я. – А вместо него какие-нибудь колья выставлять!

- Ты сначала мост сделай! – посоветовал мне Саша. – А потом про колья будешь думать…

- Сделаем! – пообещал я. – Сегодня и сделаем. Ну что, вниз? Будем делать топоры и рубить деревья?

- Не спеши. Лучше мы прямо сегодня сюда переберёмся. Я твою идею после сегодняшней ночи ценю гораздо больше, чем вчера. И для начала воды натаскаем на ночь, – посоветовал Кир. – Топоры можно уже и тут сделать…

- Кстати, Саша, а на кой вы вчера самородок плющили? – вспомнил я.

- Да мы блесну сделать хотели… Но потом поняли, что хищнику наши волосяные лески перекусить – как нечего делать! – ответил Саша. – Однако заготовка у меня осталась… Это не наши там идут?

Я посмотрел туда, куда указывал Саша: с холма открывался отличный вид на длинный пляж, тянувшийся, наверно, километров на десять.

- Наши! – кивнул Кир. – И один не наш. Кто-то у них там четвёртый...

- Я знаю кто… – сказал я. – Бегун вчерашний! Его ночью Витёк на перерождение отправил.

- И что нам с ним делать? – поинтересовался Кир.

- Да ничего! – честно ответил я. – Примем. К Лосеву и я бы на его месте не пошёл после такого…

Весь день мы переселялись, таская непосильно нажитое имущество на холм. Когда выдалась минутка, я принялся делать фляги из накопившихся кокосов. Девушки наполняли эти фляги водой и относили к спуску с холма. Мостик мы всё-таки сделали – из нескольких тонких стволов, обвязанных водорослями. Они, конечно, держали вес взрослого тощего человека, но прогибались и скрипели – так что я, как качок, старался центральную часть перешагивать. С моим немалым весом у меня не было никакого желания испытывать хлипкую поделку на прочность…

Ближе к обеду мы заметили новую группу гостей – на этот раз со стороны посёлка Лосева. Впереди Витя и Лосев, а за ними ещё человек двадцать мужчин. Все они были вооружены палками и камнями, так что мне не удалось себя убедить, что они пришли извиниться и выпить с нами на брудершафт родниковой водички. Костёр внизу мы загодя залили водой и засыпали песком – чтобы не достался этим агрессивным парламентёрам. Новый разожгли уже на вершине холма.

За день мы успели собрать на вершине запас кокосов, натаскали с десяток фляжек воды и дров на пару дней. Рыбаки поймали несколько мелких рыбок. Камней мы тоже собрали достаточно, чтобы закидать ими тех, кого видеть у себя в гостях не собираемся. Между делом Анна отобрала у меня сушёный тростник, собранный для корзины, и сама взялась за плетение. И если честно, я даже не посмотрел – получается у неё или нет.

Ира, Кристина, Пётр и неудачливый бегун пришли уже во второй половине дня. Встретили их всем нашим посёлком – перебросили мост и помогли перебраться. Бегун явно чувствовал себя неуютно, но нашёл в себе силы попросить:

- Привет… Меня Сашей зовут. Возьмёте меня к себе?

- Сашей ты не будешь! – заметил наш Саша. – По возрасту не подошёл… Сашком будешь?

- Ну Сашком – так Сашком! – покорно кивнул тот. – Я просто не знаю, куда ещё идти…

- А чего к Лосеву не вернёшься? – шутливо спросил Рустам, но парень юмора не оценил.

- К Лосеву не вернусь… Сначала заставил ловкость качать, потом отправил огонь добывать, урод… А потом меня этот его бугай на перерождение отправил! Видел же, что я и так на последнем издыхании …

- Они, кстати, к нам в гости идут… С группой поддержки! – заметил я. – Однако вообще я не против: оставайся, Сашок! Если другие не возражают…

- Оставайся, – кивнул Кир.

- Если Сашком, то оставайся! – милостиво подтвердил наш Саша.

- Спасибо! – искренне поблагодарил тот.

Мы едва успели убрать мост, когда появились следующие гости. Они походили вдоль обрыва – и, наконец, нашли то самое место, где мы перебирались. И меня нашли. Я как раз сидел почти у края, доделывая первый топор. Рядом высилась горка камней, а неподалёку ждали Бел и Кирилл с кольями – и Пётр, рвавшийся отомстить.

- Ба! Какие люди! – громко обрадовался Лосев. – Филя-жмот собственной персоной!

- Не надрывайся, неудачник! – посоветовал я ему. – Чего припёрлись?

- Огоньку бы нам! – усмехнулся Лосев. – По-дружески, по-соседски!

- Ты у того парня, который на халяву мидии жрёт, попроси! – не остался я в долгу. – Думаю, он уже близок к победе.

Лосев постоял, глядя на меня, но сразу не нашёл, что сказать. Я же отложил топор и взял в руки камень покрупнее, поднимаясь на ноги.

- Филипп… Ну давайте жить дружно, а?! – прокричал, наконец, староста соседнего посёлка.

- Лосев, ну ты юморист, ять!.. – я захохотал.

- И что смешного, слышь? – спросил Витя, с неприязнью глядя на меня.

- ЕвгеньВаганычы, а в руках у вас что? Инструменты дружбы? – поинтересовался я. – Лосев, шёл бы ты на хрен! Ты, Витёк твой и вот эти ребята, которые сюда повоевать припёрлись… Видеть вас не хочется! И слышать – тем более. Сука, задолбали уже…

– Слышь ты, чмошник, я тебе не Витёк! – заорал спортсмен. – Я тут тебя ждать буду! Как выйдешь – я тебя закопаю, понял?

Лосев ещё пытался его заткнуть, но я уже с радостным криком: «Ждать не придётся!» отправил в полёт первый камень.

Вы нанесли урон игроку – Витя: 28

Жизнь игрока Витя – 232/260

Я мог бы собой гордиться – попал с первого раза! В рожу! Со всей дури! Метров с восьми! Я никогда в жизни не был таким метким!

- А! Сука! – заорал Витя, хватаясь за окровавленный глаз и отталкивая Лосева, так что тот не удержался и приземлился на пятую точку. – Глаз!!! Ять!!! Урод!!! Убью!!!

Я с интересом посмотрел на следующий камень. И вскоре получил системное описание.

Обычный камень.

Урон 1-10

Прочность 10/10

- Не выпендривайся! Лови! – крикнул я, пуская второй снаряд. В этот раз получилось неудачно: подставился какой-то мужик, кинувшийся к Вите на помощь. Он словил камень затылком – очень неудачно…

Вы нанесли урон игроку – ???: 25

Жизнь игрока ??? – 0/25

Вы убили Игрок ???!

Вы получаете 1 очко опыта.

Вам присвоен 6 уровень!

Взаимный счёт 1/0

Вот совсем неудачно вышло… Не собирался я никого, кроме Вити, поначалу бить. И уж тем более на перерождение отправлять. Однако останавливаться было нельзя… И Кир, и Саша, и остальные жители нашего посёлка говорили, что Виктор – основная ударная сила Лосева. И если вывести его из игры – власть Лосева рассыпется как карточный домик.

Следующим камнем я снова попал в Витю. Тот лежал на земле и орал, держась за глаз – и даже не пытаясь бежать. В этот раз урона вышло меньше, но острый край булыжника пропорол спортсмену кожу на боку, откуда потекла кровь – и к урону добавилось кровотечение. Самый сообразительный товарищ из свиты Лосева прыгнул на край обрыва, но выскочившие Пётр, Бел и Кир быстро спихнули его кольями вниз.

А я уже кидался камнями как пулемёт, даже не особо целясь. Витя понял, что никто не спешит ему помогать – и попытался встать, пользуясь тем, что два моих снаряда ушли «в молоко». Но третий булыжник прилетел ему прямо в голову. Я было понадеялся, что эта туша вырубится, но, видимо, цельная кость хорошо сопротивляется ударам. Урона пришло даже меньше, чем обычно:

Вы нанесли урон игроку – Витя: 13

Жизнь игрока Витя – 122/260

Однако спортсмен не удержался на ногах и снова оказался на земле. Лосев и сопровождающие уже вовсю бежали по склону, стремясь оказаться как можно дальше от меня. А Витя продолжал барахтаться под обрывом, ревя как лось по весне. Глаза и лицо у него были залиты кровью, тело покрыто синяками и кровоподтёками, но этот гад упорно продолжал жить!

Вторая попытка встать у Вити оказалась удачнее первой. Он сумел кинуть в меня ответный камень – и даже попал. И это при одном рабочем глазе! Мою ногу прострелило болью, и я не удержался от вскрика.

Получен урон 18

Жизнь 642/660

А потом я сделал большую глупость, даже по своему собственному мнению… От злости я подхватил топор, перемахнул расщелину и оказался совсем рядом с недругом.

Дрянной каменный топор.

Урон 9-12

Прочность 8/8

Витя такого от меня не ожидал (да и я тоже!), но от первого удара вполне профессионально ушёл, перетекая в сторону – и даже зарядил мне в бок. Попал бы по печени – и было бы мне плохо… Но не попал! Пострадала лишь моя спина, в которой что-то неприятно хрустнуло.

Получен урон 32

Жизнь 600/660

Кулаками! 32 урона! Даже сквозь боль у меня ещё остались силы на удивление. Следующий удар спортсмена пришёлся в пустоту. Я успел перекатом уйти в сторону и тут же ударил в ответ. И вот тут-то Витя и понял, почему не стоит с голыми руками выходить против вооружённого… Увернуться он уже не успевал – и подставил руку, которая с хрустом сломалась, повиснув плетью, после знакомства с каменным лезвием. Да мало того, глубокий порез сам по себе стал неприятным увечьем, в дополнение к прошедшему урону…

Вы нанесли урон игроку – Витя: 100

Жизнь игрока Витя – 3/260

Игрок Витя истекает кровью! Эффект: – 1 жизней в секунду.

- А-а-а-а! – Витя в ужасе уставился на свою руку, начиная оседать на землю. Три секунды! У меня оставалось всего три секунды, чтобы всё ему высказать! А ведь надо было сказать что-то очень пафосное! Что-то правильное, героическое…

Витя дёрнулся и упал на землю.

Вы нанесли урон Игроку – Витя: последний удар

Жизнь Игрока – Витя: 0/260

Вы убили Игрок Витя

Вы получаете 1 очко опыта.

Вам присвоен 7 уровень!

Взаимный счёт 1/0

- Филя, твою душу, давай назад!.. – крикнул за спиной Кир. Он и Пётр как раз перекинули мост. Однако убегать, на самом деле, больше было не от кого… Лосев и вся его рать, сверкая пятками, бежали в сторону своего посёлка. Мы победили!..

Глава 8. Отцы-основатели

- Идиот! – Саша даже не пытался себя сдерживать. – Филя, вот на хрена надо было выскакивать? А если бы он тебя прикончил?!

- Да он ему и так по рёбрам прошёлся… – ухмыльнулся Кир. – Красиво так, на уровне! Ё-моё, и почему я в армии не уделял внимания рукопашному?

- Ну… Вот я уделял внимание самбо, а тут нужна практика… – мрачно ответил я, пытаясь сесть поудобнее. Если Витя мне рёбра и не сломал, то был близок к этому. – Он мне кулаком вкатил 32 урона. И это даже не критический удар был…

- Чего ты хмурый такой? – поинтересовался Рустам. – Победил же!

- Да как-то… Неуверенно я победил. И даже сказать ему ничего не успел напоследок… – пояснил я причину своего плохого настроения.

- Конечно, ты лох, но мы это и так знаем! – едко заметила Настя.

- Может, я и лох, но на перерождение отправился Витя… – не остался я в долгу.

- Он вернётся… – заметил Саша. – Ему сюда идти день.

- Да ради Бога! – заржал я. – Ему идти мимо нас! Если увидим – я его снова на перерождение отправлю. Задолбал он меня своими угрозами…

Как мне сегодня спать, я старался не думать. Почва на вершине холма была плотная, и вырыть мягкую постельку, как в песке, просто бы не получилось. Мы, конечно, натаскали листьев, чтобы было на чём спать и чем укрываться – но это всё не то. Нам нужно было строить дома, и чем скорее, тем лучше… А уже вечером мне предстояло засыпать с больной спиной и побитыми рёбрами…

Перед ужином я успел сделать ещё один топор. Третий, глядя на меня, соорудил Бел. Технология была проста – выбиралась палка под рукоять, потом расщеплялась. В расщеп надёжно вставлялся камень, а затем верёвкой и водорослями всё это плотно заматывалось – так, чтобы камень невозможно было пошевелить. Может, и не самая надёжная конструкция, зато делалась быстро.

Тем временем Алексей сделал крепежи для фляг, чтобы не таскать воду по две штуки – по числу рук, а брать сразу все. Костёр обложили камнями. Над импровизированными кроватями даже какие-то навесы организовали. Народ не сидел без дела и постепенно обживался. Новенький Сашок быстро вошёл во вкус происходящего – и тоже втянулся. Он-то и предложил удобную конструкцию для будущих жилищ. Точнее, он предложил сразу три на выбор – и теперь все решали, какая нам по силам.

За ужином все сидели в приподнятом настроении: обсуждали прошедший день и вспоминали удачные моменты. Даже те, кто отправился на перерождение ночью, перестали об этом переживать. И новая ночь и вправду прошла спокойно.

День девятый!

Вы продержались 8 дней!

Когда ты открываешь глаза и видишь эту надпись – и никто не спотыкается об тебя, никто тебя не бьёт, никто не дёргает – это по-настоящему прекрасно. Хотя и видел я её всего пока… всего-то… Оказалось, что я не помню, была ли такая надпись в первый день или нет. Однако ведь это очень многое меняет: если надпись в первый день была – то тогда всего восемь раз, а если её не было – то только семь… Совсем некстати мне вспомнился случай с моим одноклассником. Он напоролся на длинный гвоздь во время игры в салки. Это были начальные классы школы. Он стоял, смотрел на гвоздь, который пробил ему живот – и постоянно переживал о том, что сегодня родители не дали ему любимый питьевой йогурт. И всё не мог вспомнить, сколько лет он любит этот йогурт – три года или три с половиной?

Ещё открывая глаза с утра, я уже знал, что со мной что-то не так… Каким-то пятым чувством я смутно ощущал, что моя жизнь – в большой опасности. Однако ничего не происходило: я все ещё был жив, мог нормально двигаться – и даже стряхнуть листья и встать. Нет, рёбра и спина пока ещё болели после вчерашней драки, но это уже была приятная боль выздоравливающего тела. Так что же было не так?

К слову, я этого понять так и не смог. Просто избавился от укрывавших меня листьев и вылез из-под хлипкого навеса, под которым спал. Вокруг стояло раннее утро, и солнце только показалось над горизонтом. Тропический лес острова купался в густом тумане, из-за которого можно было разглядеть лишь верхний ярус деревьев. Океан неспешно катил свои волны к берегу. Дул прохладный ветерок – и даже наша незавидная участь подопытных крысок на миг показалась прекрасной.

Из всего нашего посёлка не спал только Саша, который сидел у костра и что-то вытачивал из кости, найденной на берегу. Не сразу заметив меня, он поднялся и дошёл до края скального обрыва, внимательно посмотрев вниз, в сторону посёлка Лосева. Потом прошёлся туда-сюда вдоль края и вернулся на старое место у костра.

- Доброе утро! – поприветствовал его я.

- Доброе! Что-то ты сегодня совсем рано… – хмуро заметил он. – Я вот мечтал ещё поспать.

- Ну так иди и поспи! – предложил я. – Посторожить и я могу, раз уже проснулся…

- Разрешаешь?

- А почему я должен запрещать? Я выспавшийся и подлеченный, а тебе бы явно ещё покемарить пару часиков…

- Ладно, тогда пойду, – кивнул Саша. – Только сам не усни!

- Саш, да иди уже спать… – я поморщился.

Саша вздохнул, попрятал свои поделки и отправился досыпать. Удивительное дело – ко мне никто и никогда не относился серьёзно. Даже если я на голову в чём-то превосходил других людей, меня всё равно считали туповатым и не слишком везучим, потому что влипаю в неприятности на ровном месте. По юности такое отношение злило, и я постоянно пытался доказать обратное – донести до всех, какой я серьёзный и ответственный… А потом я устал с этим бороться – и даже в какой-то момент стал отыгрывать это амплуа, что привело к двум последствиям…

Во-первых, я обрёл некую целостность внутри себя. Да, я перестал разрываться между внутренним «я» и своей внешностью – и сроднился с этой личиной «немного дурака, немного балагура». А во-вторых, людей вокруг перестало возмущать несоответствие моей внешности и моего поведения – которое, видимо, причиняло им невыносимые душевные страдания. Они неожиданно увидели во мне именно то, что и ожидали. Боюсь показаться старым хиппаном, но обретя внутренний мир и гармонию с окружающими – я стал значительно легче жить.

Вот и Саша не избежал этой страшной участи – и поверил в образ безответственного повесы. И ведь это не я проспал в первое же дежурство, а он… Однако почему-то предупреждать нужно было именно меня!.. Честное слово, я бы, наверно, сейчас смертельно обиделся и жестоко оскорбился, как это делают многие. Но и я – не многие! Я такой один. И мне прямо доставляет, когда у людей ломает шаблон. Хотя в случае с Сашей, честно скажу, всё-таки доля раздражения присутствовала. Ведь целых два дня он относился ко мне серьёзно…

Вру! Вру! Сам себе чуть не соврал! Есть ещё одна – кстати, весьма немногочисленная – категория людей, кому шаблон уже сломало неоднократно. И вот эти люди, переменив обо мне своё мнение, начинают постоянно переваливать на меня все важные дела и продвигать на ответственные посты. Многих такое навязчивое и удручающее внимание приводило бы в ярость. Но и я – не многие! Мне доставляет удовольствие за всем этим наблюдать и тихо ржать. Ну честное слово, не объяснять же таким людям, что все их попытки обречены на провал – просто потому что тех, кто считает меня безответственным, большинство! И сами мои «продвиженцы» совсем ещё недавно к нему относились. И да, несмотря на такое отношение, я не перестаю любить людей… Потому что уверен – сам периодически оцениваю людей по внешней «кальке».

Поднявшись от тёплого костра, я обошёл по кругу каменный обрыв, вглядываясь вниз и ожидая увидеть крадущихся людей, пришедших за моим добром: золотыми слитками, огнём, флягами и травяной юбкой. Однако людей нигде не увидел. Наверно, они считали моё добро слишком сомнительной ценностью, чтобы ходить за ним в рейды.

Со стороны посёлка Лосева я всё-таки заметил подозрительное шевеление на краю леса, но сколько ни вглядывался – никого там больше не увидел. Вернувшись к костру, я подобрал опустошённый накануне вечером кокос и принялся делать новую флягу, выравнивая края слома – чтобы можно было вставить круглую деревянную затычку. Раз в несколько минут я поднимался и шёл в обход. На пятый или шестой раз я снова заметил подозрительное шевеление в лесу со стороны посёлка Лосева. На этот раз я притаился и стал ждать…

И мои ожидания были вознаграждены… Не прошло и минуты, как из туманного леса на пляж выбралась просто невероятная для родной Земли тварь. Я, конечно, не биолог и не животновод – и, как это ни печально, не обладаю энциклопедическими знаниями. Однако я почти уверен, что на моей Земле твари, подобные этой, сдохли ещё до моего рождения… где-то за двести пятьдесят миллионов лет. Ну или когда там на Землю приземлился метеорит, который перенёс рептилоидную цивилизацию гигантских ящеров в подкаталог «Вымерло, ну и ладно»?..

Ростом тварь была невелика – чуть выше меня. У неё были сильные задние лапы с острыми когтями, внушительных размеров зад с длинным хвостом, узкая грудь с маленькими лапами, сложенными у груди – и большая голова хищной формы с полной пастью острых зубов. От тех динозавров, что я видел в книжках, её отличал двойной костяной гребень по всей длине спины и хвоста и… мех! Причём, мех был её собственный. То есть, разумной эта тварь не была ни разу. Это была большая меховая ящерица. И я вот не уверен, что на нашей Земле природа додумалась до такого извращения[1].

[1] Филипп просто не знает, что и у нас на Земле природа до такого додумалась. И по сей день ещё существуют реликтовые животные, современники мамонтов, совмещающие черты млекопитающих и ящеров. Русская выхухоль – тому пример.

Под моим внимательным взглядом над тварью высветилось системное сообщение. И сообщение это мне очень не понравилось:

[рэ’шащиарх] вшронский

Уровень 9

Опасность для Игрока: высокая

Ну вот, теперь всё встало на свои места! Только пока прочитаешь, язык сломаешь… А так – конечно, да! Прямо смотрю и вижу, натуральный решашиарх, прямо из вышрона! Система долбаной игры услужливо поменяла надпись с транскрипции на «решашиарх вышронский». Однако от смены названия не поменялся ни уровень твари, ни степень её опасности.

Решашиарх внимательно осмотрелся, подошёл к реке и принялся лакать воду. Затем принюхался к песку. Посмотрел на наш холм, на меня, на посёлок Лосева, немного подумал – и отправился в гости к нашим соседям.

- Фух, спасибо Господи! Пронесло… – пробормотал я, понимая, что несу полную ересь. Если этот решашиарх пристрастится к мягкой человечинке – мало никому из нас не покажется. Но что я мог сделать? А ничего, собственно, и не мог. Без нормального оружия на седьмом уровне шансов прибить эту тварь у меня практически не было.

- Филь, что ты опять под нос бормочешь? – раздался голос Насти за спиной. Наша язва оказалась ранней пташкой.

- Да так, молюсь… – ответил я.

Девушка подошла, встала рядом и вдруг заметила решашиарха. Она как-то сразу побледнела и застыла, стараясь не шевелиться.

- Что это? – хрипло спросила она.

- Решашиарх вышронский… Ну или как-то так… – ответил я. – Тварь 9-го уровня. Очень опасная. А для тебя – так вообще без шансов…

- И что она тут делает?

- Идёт, – не стал скрывать я.

- Филя, ять, я поняла, что она идёт! Что ей тут было нужно?!

- Фи, как грубо, Настя… Она приходила попить, понюхать… Подозреваю, что скоро будет и кушать, – я не мог отказать себе в удовольствии подразнить эту Языкастую Змеюку, которую родители по ошибке назвали Настей.

- Что кушать? – девушка всё ещё не понимала. Ну или просто не верила, что эта тварь реальная и хищная.

- Мясо кушать, Настя! – с укором сказал я. – Там зубы, что…

- Чьё мясо?..

- Чьё найдёт, то и съест! – ответил я, уже в открытую хихикая. – Возможно, мясо при этом ещё будет материться и вырываться. Однако ближе к десерту уже будет лежать смирно…

Глупые вопросы просто требуют глупых ответов. Кому-то могло показаться, что я не боюсь этого решашиархозавра, но я его боялся – и так, что можно было уже вторую диарею в этом мире заработать. И садистом я не был. Просто, увидев ящера, я не тупил, как Настя, а сразу начал думать – могу я его завалить или нет. И не дай Бог я увижу похожую на Настину реакцию у парней – сразу отправлю на перерождение с просьбой больше не возвращаться. Девушку я ещё мог простить за ступор – на то она и девушка… Но мужиков – ни за что!..

- Филь, ты так спокойно говоришь, что она пошла жрать людей?! И ты ничего не сделаешь? – Настя смотрела на меня с возмущением и презрением, достойными сцены Большого и Малого, но меня такими дешёвыми манипуляциями не проведёшь. Я смело протянул ей копьё.

- Так иди и сделай! Раз уж в тебе человеколюбие проснулось… – предложил я.

- Я девушка! – возмутилась она.

- Какая разница? – ответно удивился я. – Прокачайся по пути – и всё равно сделай!

Настя продолжала возмущённо на меня смотреть, а я еле сдерживал рвущийся хохот.

- Настя, эта тварюга идёт по пляжу уже не первую минуту! Неужели ты считаешь меня таким тупым, а себя – такой умной, что даже случайно не допустила мысли о том, что я уже обдумал, куда идёт решашиарх, что ему надо, и что я могу сделать?

- И к каким выводам ты пришёл? – с презрением спросила Настя.

- Что гораздо продуктивнее будет прыгнуть вниз головой с этого обрыва! Во всяком случае, я узнаю, смогу ли выжить в этой игровой системе со сломанной шеей… – ответил я. – А вот бежать с деревянным дрекольём на динозавра... Тут любой дурак предскажет тебе итог!

Девушка сердито засопела, развернулась и ушла к костру. Я люблю людей… и люблю наблюдать за ними. И даже больше, некоторые их реакции я могу предсказать. Так вот я был уверен, что первое, что сделает Настя – нажалуется на меня всем остальным. И даже наверняка найдёт сочувствие и понимание. Будет забавно на это посмотреть… В конце концов, я не могу запрещать людям набивать свои собственные шишки…

Завершив обход – и не обнаружив в поле зрения ни людей, ни новых решашиархов – я тоже вернулся к костру и продолжил прерванное занятие. Через некоторое время стали просыпаться и остальные жители посёлка. К этому моменту я уже отложил доделанную флягу и отправился за кокосами.

Кир помог мне опустить мост, по которому я перешёл через расщелину, а потом сам убрал его. Про решашиарха я пока никому не рассказывал, но был уверен: Настя уже начала. В руках я нёс одно из деревянных копий, а на поясе – каменный топор. И я боялся – очень! Перед тем как выйти на пляж, я несколько минут прислушивался к звукам природы, но ничего подозрительного не заметил. На пляже я сбил несколько кокосов камнями, внимательно следя за лесом, обмотал добычу водорослями на манер авоськи – и отправился назад.

Рядом с расщелиной стояли Настя и Алексей, но как я ни просил – мост мне эти двое так и не скинули… Настя обливала презрением, а Алексей посоветовал сначала разобраться с рептилией. Кажется, я неверно оценил либо уровень Настиного красноречия, либо зависимость некоторых членов посёлка от её мнения. Однако расстраиваться я не стал – зачем? Если ко мне теперь весь посёлок так относится, то пора менять компанию. А если только эти двое – то рано или поздно мне скинут мост. В крайнем случае, я всегда мог попытаться без помощи Кира залезть по стенке, где мы поднимались в первый раз.

Чтобы не терять времени, я вскрыл один кокос и с отвращением стал лопать белую мякоть. Солнце поднималось всё выше, и в какой-то момент у пролома появились Анна, Кир и Пётр.

- Опа! А ты чего тут сидишь? – удивился Кир.

- Кокос ем… – ответил я, продемонстрировав мякоть. – Очевидно же!

- А почему тут? – не поняла Анна.

- Так мне мост не скинули… Вот и сижу!

- Я же Настю с Лёхой оставил… – удивился Кир.

- Вот они и не скинули! – пояснил я. – Кокосов было много, и по стенке я лезть не стал. Глотку рвать тоже…

- Петь, а ну-ка помоги! – сказал Кир, но я же видел по лицу, что тот не хотел. Видимо, ему тоже успели нажаловаться и даже на что-то подбить. – Пётр, ять!

- Да как-то, Кирь… Ну он же… Пускай сначала ящерицу завалит!

Вот это была ошибка. У Кира глаза стали, как две щёлочки.

- То есть вы считаете, что у вас есть право решать, кого пускать, а кого нет? – поинтересовался он. – А у Саши вы спросили? Не забыл, что этот посёлок Саша и Филя основали?

- Ну и Сашу выгоним… – сказал Пётр, совсем ошарашив Кира. Тот только головой помотал от удивления.

- А если мы тебя, Петь, изгнать решим, что делать будешь? – неожиданно вступилась Анна.

- Кто это «мы»? – не понял Пётр.

- А вот я и Кир! – махнула рукой Анна. – Филь, ты чего молчишь?

- А что мне с ними говорить? – поинтересовался я. – Если люди решили меня изгнать, то это им надо одуматься… Я уж потом буду думать… Когда вы между особой решите, что да как.

- Тут нечего решать… – тихо сказал Кир. – Кто тут ещё решил Филю изгнать, Петь?

- Да вы просто не слышали! – попытался сказать он. – Настя рассказала…

- Я слышала, что рассказала эта дура, – проговорила Анна. – И меня никак её представления о благородстве не трогают... И тебя, Петь, не должны! Ты хочешь, чтобы кто-то убил рептилию… какого уровня?

- Девятого, – подсказал я. – Помечена была, как «очень опасная».

- Вот! Очень опасную рептилию девятого уровня. Ведь так? – Анна спрашивала спокойно, и Пётр даже подвоха не заметил.

- Ну да, вот у него сил больше…

- Тогда возьми копьё и иди убивать! – строго проговорила Анна. – И на других свои проблемы с головой переваливать не надо! Филя и так для вас немало сделал!

- Да ну ладно вам! Это же мы так подшутить хотели… – пошёл на попятную Пётр.

- Пётр, а если, к примеру, Филя наш посёлок осадит и начнёт голодом морить? Ну а потом скажет, что тоже хотел подшутить. Что ты будешь делать? – зло поинтересовался Кир.

- Да ладно вам!.. – повторил Пётр и вздохнул. – Это не моя идея…

- Я тебя уже спросил… Чья это была идея, и кто на это согласился?.. – снова спросил Кир.

- Да чего я закладывать буду? – удивился тот. – Ну, неудачно пошутили…

- Филь? Ты хочешь знать всех? – спросил Кир.

- Зачем? Мне и троих хватит. Они и пойдут на решашиарха первыми! – улыбнулся я.

Улыбался я своей фирменной улыбкой… Открытой, доброй и весёлой. Однако Кир относился к тому типу людей, которые отлично эту улыбку понимают. В ответ он тоже ухмыльнулся и кивнул.

В посёлок я, правда, сразу не попал – пошёл провожать Анну к роднику с пустыми флягами. А когда вернулся, Настя смотрела на меня волком, но молчала. Уже потом Кир отвёл меня в сторонку и объяснил, что подговорить Настя смогла только Петра, Алексея и обиженную из-за перерождения Кристину. Остальные просто посмеялись над её выдумками, но потакать не стали.

- Кир, давай возьмём Сашу и кое-что обсудим? – предложил я.

- Ну давай… – кивнул он. – А остальные?

- А остальных опросим по результатам...

Обсуждать мы уселись со стороны посёлка Лосева. Оттуда как раз показалась группа людей – человек в двадцать-тридцать. Они медленно шли по пляжу, и цель их путешествия была предельно ясна.

- Чего ты хотел обсудить-то? – спросил Кир.

- Давай, партнёр, вещай нам! – согласился Саша.

- Я предлагаю расширить партнёрство, – сказал я ему. – Ровно на одного адекватного человека. И, к тому же, хорошего лидера…

- Это про меня, что ли? – нескромно удивился Кир.

- А про кого ещё? – спросил я и указал на пляж внизу. – Смотрите… Это к нам.

- И вырастет сейчас наше поселение раза в три-четыре… Да… – кивнул Саша и тоже посмотрел на Кира. Всё-таки мы с ним как-то умудрялись понимать друг друга.

- Ну вырастет и вырастет… – снова не понял Кир.

- Я слишком старый, Кир. Да и слишком слабый… А Филю никто всерьёз воспринимать не хочет. Судя по тому, что я сегодня слышал, среди наших первый заговор созрел… – Саша снова переглянулся со мной. – А ты серьёзный мужчина, сознательный, ответственный...

- Вы хотите сделать меня партнёром? И в главы посёлка пропихнуть? – удивился Кир.

- Точно, в главы, пожизненные! – подтвердил я. – И главой нашей тройки!

- Триумвирата! – предложил Саша.

- Союз трёх мужей в римских гражданских войнах… – похвастался интеллектом Кир в ответ на мой недоумённый взгляд.

- Э!.. Я не очень с римской историей… – заявил я. – Что за зверь?

- Во время гражданских войн римляне создавали триумвират. Это союз трёх влиятельных политиков, которые фактически осуществляли управление Римом, – объяснил Саша. – Два их было, кажется…

- Три! – поправил Кир. – Но третий быстро распался… А на Руси как-то был триумвират Ярославичей.

- Понял, – кивнул я, вспоминая отечественную историю. – Это после Ярослава Мудрого, да?

- Ага, – кивнул Кир.

- Слушайте! – мне идея с триумвиратом понравилась. – Может, так и сделаем? Будет у нас этот триумвират… Если спорный вопрос – голосуем между собой. И ещё какой-нибудь простенький совет племени организуем. Для решения хозяйственных вопросов…

- А зачем всё это? – удивился Кир. – Я просто всё ещё не понимаю.

- Кир, ну не могу я больше Насте, Алексею и Петру доверять! Ты меня извини, конечно… Понимаю, они твои знакомые, но меня чуть не оставили за стенами посёлка! – пояснил я. – Нужно что-то официальное... Я хотел предложить Большой совет, но раз мы до триумвирата додумались, то почему нет?

- А дальше-то что?

- А дальше будем верных людей подыскивать… – пояснил я. – Договариваться с ними, часть власти передавать… Небольшие привилегии организовывать… Чтобы было на кого опереться, понимаешь? Чтобы было кому верить в своём же посёлке! Чтобы не опираться, как Лосев, на одну голую силу. Конечно, у меня седьмой уровень, но всегда найдётся кто-то хитрее и сильнее. А вот если людей сплотить…

- Повязать обязательствами! – подсказал Саша. – Взаимной выгодой и общей системой власти.

- Да… – я даже слегка опешил от такой подсказки. – Так хоть есть надежда, что нас не отправят в один прекрасный день в пешее эротическое...

- Ага, вы решили власть сделать легальной…

- Легитимной! – поправил Саша.

- Легитимной. Да… – Кир потёр лоб. – И что вы предлагаете?

- Я пока ничего не предлагаю… Это Фил всё задумал! – кивнул Саша.

- Я предлагаю объявить о нашем решении и устроить голосование. Чтобы сейчас все, кто есть в нашем поселении, это утвердили. А всех новеньких будем просто ставить перед фактом! – пояснил я. – Ну а чтобы даже наши бунтари поддержали – надо назначить тебя главой посёлка.

- Фил, но ты же понимаешь, что пока ты здесь глава… – заметил Кир. – И…

- Кир, ну какой нафиг глава? – спросил я очень серьёзно. – Если я глава, то что я делал сегодня под обрывом? Ну и потом, как минимум трое сейчас проголосуют против меня! А вот за тебя проголосуют практически все…

- Ну не знаю… – покачал головой Кир. – Ту же Настю я сегодня чихвостил, а она ужас какая обидчивая…

- А у неё особо выбора нет! – заметил Саша. – Я поддерживаю идею. Надо срочно утверждать власть и работать в этом направлении. Филя прав… Через пару месяцев может так случиться, что нас самих из своего же посёлка и попрут.

- Ладно, возможно… Но мне будет неудобно перед ребятами… – заметил Кир.

Неудобно! Неудобно!!! Сколько раз я слышал такое! Был у меня друг – счастливо женился, семья, дети, карьера в гору… А потом к нему девушка на работе прицепилась… Его подчинённая. Видимо, без принципов была – из тех, что чужих мужей уводят. Все ему говорили – мол, уволь её. А он в ответ всё талдычил: «Да неудобно как-то…». Ему все говорили – мол, пошли её. А он за своё: «Неудобно как-то…». Неудобно мне стало с ним общаться, когда он бросил ради этой девушки жену с двумя детьми…

И ведь таких историй вагон и маленькая тележка… Тут ладно: он ничего не потерял, потому что я не настолько важный друг. А вот сосед моего бати так сына потерял. Был там у них один деятель – яму сливную выкопал под туалет так, что забор начало подмывать. И все говорили этому мужику: «Поставь его на место! Заставь закопать». И знаете, какой был ответ? «Неудобно как-то!». А вот его сыну под туалетом соседа было неудобно дышать… Конечно, соседа посадили, но ведь всего этого можно было избежать…

Историй я вспомнил штук пять, прежде чем Кир поднял руки и согласился.

- Ладно-ладно! Филь, я понял, что детство у тебя было тяжёлое и полное болезненных воспоминаний… – он засмеялся. – Уже перестало быть неудобно… Надо тогда всё организовать.

- Времени у нас мало! – Саша снова указал на пляж. – Так что давайте не тянуть.

О том, что Кир сразу после избрания главой посёлка, решится меня и Сашу кинуть, я не волновался. Особенно теперь. Потому что как только его выберут, он назначит триумвират и разделит власть со мной и Сашей. Почему? А потому что сразу кинуть нас ему неудобно будет! Однако я собирался и дальше полоскать ему по этому вопросу мозги… Удобно-неудобно, а посёлок надо развивать.

И ведь прошло всё так, как и планировалось. Стоило только выставить в качестве альтернативы мою кандидатуру, как Кир получил все голоса – кроме одного. Свой он, кстати, отдал мне. Как же было смешно наблюдать за Настей, когда у неё вытягивалось лицо по мере того, как Кир толкал речь про триумвират. А ведь сама проголосовала, никто не заставлял!.. Ох, и натерпимся мы ещё от этой деятельной особы… Однако сейчас пора готовиться к более злободневному вопросу – приёму беженцев.

Но это если мы не ошиблись – и они действительно идут к нам…

Глава 9. Горе-строители

Новые жители легко и быстро приняли наши порядки. А что ещё им оставалось? У меня, может, и есть шило в пятой точке – хотя по возрасту уже пора бы избавиться – но даже у меня мысль о том, чтобы куда-то переть и что-то искать вызывала острый приступ лени и сонливости. Ну а то, что новый порядок в нашем поселении появился за два часа до прихода гостей – ну так раньше надо было выходить! Да!..

Однако постройку жилищ и прокачку навыков нам опять пришлось отложить. Пришедшие были, в первую очередь, голодными и измотанными. Пришлось искать кокосы, вскрывать их и выдавать в качестве гуманитарной помощи. Но сложнее всего было найти полезное занятие всем этим растерянным и обессиленным людям. Хорошо, что пришли они единой группой – под предводительством Никитича. Вообще-то его имя было Пётр, но за основательность и комплекцию, заметную даже в тех условиях, в которые нас поставила игра – Никитич был немалого роста и размаха плеч – все его звали по отчеству.

Так что нам не пришлось бегать за каждым и объяснять, что и как делать. Определив фронт работ, Никитич быстро отправил кого-то плести лески, кого-то собирать дрова, а кого-то носить воду. Выделили и людей на заготовку тростника и крапивы, а ещё для будущих корзин и верёвок. Делали всё это новенькие медленно и печально. Может, я и повозмущался бы, но слишком хорошо их понимал – так что пока не стал нагнетать.

И главное Ира – чудо-человек! – при помощи пары пришедших из поселения Лосева девушек всё-таки выдала нам первую большую корзину. А к вечеру мы, наконец, добрались до обсуждения конструкции жилищ.

- Слушайте, в текущей ситуации, – вещал Сашок, – вариантов у нас немного. Вариант первый – шалаши или какие-нибудь вигвамы, как у североамериканских индейцев.

- Вот, сразу видно, кто в детстве книжки читал, а кто по бабам бегал! – подколол меня Саша.

Мы сидели у одного из трёх костров, разожжённых на вершине холма. Бел, Ира, Никитич, Саша, я и Кирилл. А наш знаток первобытного строительства разливался соловьём. Чтобы его не прерывать, я не стал отвечать Саше… Хотя мне и ответить-то было нечего – ну бегал, да… Пропустил чтение Фенимора Купера, забыл прочитать про Робинзона и вообще как-то грустно воспринимал классику литературы. Больше всего мне нравился Том Сойер – он мне был хотя бы близок по духу.

- Вигвам делать несложно, – продолжал Сашок. – Но надо много коры, которая на крышу пойдёт. Зато это самый простой вариант!

- Подожди-подожди! – остановил его Никитич. – Я всегда думал, что вигвам – это такая конусообразная постройка и что покрывается она кожей.

- Бывают и конусообразные, бывают и с кожей… – с важным видом кивнул Сашок. – Но если ты сейчас про старый мультик «Трое из Простоквашино», то там пёс нарисовал другое жилище – типи.

- Так нужны шкуры? – снова спросил Никитич.

- Можно и со шкурами, – ответил Сашок. – Такие варианты тоже есть…

- Так, а чего ты мне тогда загоняешь про все эти куски коры и типи?! – возмутился Никитич.

Сашок быстро сдулся, а вот я сделал охотничью стойку и решил вступиться за нашего с Сашей подопечного:

- Никитич, а я не понял… Ты сюда со складом шкур припёрся?

- Нет, с чего ты взял? – удивился тот.

- Так ты сам говоришь кору даже не упоминать!

- Да я не поэтому! Просто он…

- Никитич! Он нам про варианты жилища рассказывает, которые мы сделать можем, а ты – про шкуры!

- Это не я про шкуры! – обиделся Никитич. – Это он про шкуры!

- Он, Никитич, про кору тебе говорит и про вигвам! – возразил я.

- Но вигвам же со шкурами! – Никитич не успевал за поворотами моей логики, а я не спешил ему подсказывать.

- Про шкуры – это ты! А он – про кору! Так если ты вигвам со шкурами хочешь, у тебя шкуры-то есть?

- Да нет у меня шкур! – сдался Никитич.

- Так а чего ты нам про шкуры загоняешь? Нет шкур – нет ни типи, ни вигвама со шкурами! Будет вигвам с корой! Всё!.. – закончил я с победным видом.

- Ну ты Филя…

Никитич сокрушённо покачал головой и, похоже, решил на меня обидеться. Конечно, я ему такого не собирался позволять и выбрал тонкий, достойный – не побоюсь этого слова – византийской интриги приём.

- Никитич… Вот если будешь обижаться, тоже начнёшь всё время про кору твердить!

- Какую кору? Что ты ко мне пристал со своей корой?! – взмолился тот.

- А ту самую кору, которую вам есть придётся, если я обижусь и перестану вам кокосы вскрывать! – мстительно заявил я.

- Так мы тогда пойдём… и сами себе силу прокачаем! – возмутился Никитич.

- А кто тебе сказал, что именно этого я и не добиваюсь? – поинтересовался я как можно более заговорщицким тоном.

- Ну кто о чём, а Филя о прокачке! – заржал Кирилл. – Сашок, давай дальше. С вигвамом, видишь, случилась неприятность: прорабы языками зацепились.

- Ну да… Значит, не вигвам… – кивнул Сашок. – Ну тогда нам могут подойти плетёнки! Ира вот корзину сплела, а так – можно сплести домик.

- Одному мне наше собрание сказку про трёх маленьких поросят напоминает? – спросил Саша, а я даже рот от возмущения открыл. Ну с языка же сорвал, ворюга!

- Ну и толку от такого дома? – удивился Никитич. – Он же всеми ветрами будет продуваться!

- Ну не всеми… – снова смутился Сашок. – И вообще, это же временное решение!

- Нет ничего более постоянного, чем временное… – озвучил своё веское мнение Кирилл. – Но я идею понял… Сначала делаем плетёнки, а потом обмазываем глиной. Так, что ли?

- Так! – согласился Сашок.

Я решил, что обо мне уже забыли, и подал голос:

- Соглашусь с Кириллом! Нихрена мы потом обмазывать не будем. Будем жить в этом, пока не развалится. Может, мы ещё себе домики и обмажем, а вот большинство – положат на это дело с высокой колокольни.

- Давай, Сашок, третий вариант! – предложил Саша.

- Вот вы придиры… – обиделся докладчик. – Третий вариант я на ютубе когда-то подсмотрел. Сам никогда такое не делал. Там просто купол делается, как у народов севера. Только из гибких палок и листьев.

- Домик из веток! – хохотнул и даже чуть не хрюкнул Никитич. – Может, обсудим сразу каменные постройки?

- А это уже построили! И даже не мы, а сама природа, – отмахнулся Кирилл. – Весь наш холм, куда нас Филя загнал для пущей безопасности, итак можно считать каменным домиком.

- Слушай, Никитич, а вы там по пути решашиарха вронского не видели? Всё спросить у твоих стесняюсь… – задал я тем временем важный вопрос.

Ну да, стеснялся я!.. Как же, держи карман шире и губозакаточную машинку. И вообще мне кажется, что у меня самого уже подпольная кличка появилась – «Решашиарх». Я про увиденную зверюгу уже спросил всех, кого мог. Только Никитич и остался.

- Слышал я уже про него. Нет, не видели, Филь… – ответил он. – Судя по описаниям, не самый приятный зверь.

- Ну не видели так не видели… – вздохнул я.

- Филь, давай к домам вернёмся! – предложил Кирилл, дождался моего кивка и обратился к докладчику. – Так как строить-то? С остальными конструкциями было ещё понятно, а что с этой?

- Ну там всё вроде как просто… – Сашок замялся. – Нужны длинные гибкие стволы, сантиметра четыре толщиной. Восемь штук….

- Этого добра в лесу навалом! – кивнул Никитич.

-…Верёвка, тонкие палки и листья, – закончил Сашок, не обращая внимания на то, что его прервали. – Чертим круг на земле, отмечаем восемь точек, вбиваем стволы в землю, сгибаем, связываем – и получается такой каркас купола. На него вешаем тонкие ветки с закреплёнными листьями… Ну как черепицу…

- Всё, я понял, о чём ты! – обрадовался Никитич. – Так можно поискать кору и ей покрыть!..

- Никитич, давай больше о коре не будем? – взмолился Саша.

- А ну да… Извини…

- Сашок, а как мы в землю вбивать это будем? Она тут, если ты не обратил внимания, жестковата! – внёс я уточнение, проигнорировав упоминание злосчастной коры.

- Об этом я как-то не подумал… – смутился Сашок.

- Да просто заготовим несколько палок-копалок, – пожал плечами Никитич. – Кто-то рубит, кто-то чертит круги и отмечает, где дырки делать. Кто-то копает. Я и сам покопаю. Вы за землю не переживайте: всё можно проковырять. Да, каменистая, но это не беда!

Технические детали мы обсуждали ещё долго. Вспомнили число Пи, позабытое сразу после окончания школьного курса геометрии (да-да, то самое, которым принято в современном интернете заменять первый слог известного ругательства!), формулы вычисления радиуса окружности, длины диаметра и тому подобное. Представили, как дружно будем вязать листья на тонкие палки, вернулись к коре и вигвамам, чуть не поссорились – и снова обратились к тропическим широким листьям. Закончило обсуждение системное сообщение, оповестившее собрание, что всем пора на боковую.

День десятый!

Вы продержались 9 дней!

Собственно, на этом моменте все и пошли спать. День для меня выдался насыщенным, и в сон тянуло до одури, но выспаться не получилось. И вовсе не потому, что случилась какая-то беда посреди ночи. Нет, просто под утро я проснулся мокрый от росы, замёрзший и злой. И настроение у меня исправилось только, когда я понял, что почти весь посёлок уже не спит. Мстительно осмотрев суетящихся людей, я удовлетворённо потянулся и отправился по делам – вскрывать кокосы, завтракать и…

«Это просто! Вроде бы! Показалось! Ну, Сашок, ты мне за это ответишь!» – именно об этом я думал, когда из последних сил добивал третье по счету гибкое деревце. Рубить деревья каменным топором – это вам не Витьку руки-ноги ломать! Честное слово!.. Дерево сопротивляется гораздо активнее, цепляясь за свою ценную растительную жизнь. У меня на ладони уже нарывало пару царапин и глубокий прокол щепкой, а системное описание сурово грозилось отправить меня на перерождение, если я не озабочусь дезинфекцией ран.

Выбранные нами деревья и в самом деле были гибкие и удобные, но была одна беда, которую я не сразу обнаружил по своей глупости – они не были земными! И вместо привычных смол земных растений очень активно плевались в лесорубов едкой жидкостью. Если в первый раз, когда я смотрел на дерево, система называла его длинным нечитаемым словом, то теперь выводила вполне понятное название – которое, видимо, подцепила у других счастливчиков:

Луковое дерево

Плакали мы всей артелью дровосеков! Плакали даже те, кто стоял слишком близко, ожидая своей очереди. И даже те, кто стоял в отдалении – тоже плакали. И если бы нас со стороны ещё кто-нибудь увидел, то тоже зарыдал бы. От сочувствия.

С противным треском ствол наконец отделился от пня, последние волокна лопнули – и я с облегчением повернулся к сменщику, протягивая топор.

- На, не плачь! Теперь твоя очередь играть! – сказал я, мечтая добраться до ручья, промыть глаза, а потом окунуть в море пострадавшую руку.

И вообще мне, члену триумвирата, не положено лес валить! Не боярское это дело. Шучу, конечно. Где бояре, а где я в своей пикантной юбке из травы?

Однако на пути к роднику мне повстречался персонаж, который на некоторое время отвлёк меня от страданий и переживаний. Все его звали Клопом. Он сам себя просил так называть. На вид ему было лет тридцать-сорок, но в его случае впечатление вполне могло быть обманчивым. Одного взгляда на его лицо было достаточно, чтобы понять: несколько лет жизни по недомыслию он мог просто оставить на дне бутылки. Клоп этот со своим приятелем прибился к нашему посёлку тогда же, когда и группа Никитича – но те клялись и божились, что с собой никакого Клопа не брали, и у Лосева такой прижиться ну никак не мог.

Сразу после появления Клоп с приятелем уселись у костра и подожрали запасы кокосовой мякоти, закусив её рыбкой и мидиями. Там же, у костра, эта парочка и улеглась спать, заявив, что весьма устала от долгого перехода. Причем, если Клоп хотя бы представился, то его странный приятель – нет. Вообще создавалось ощущение, что Клоп и сам не знает его имени – отзывался он о приятеле исключительно «ну, странный такой…». Будто бы сам Клоп не был странным…

И теперь этот персонаж, прижимая к груди пару пустых кокосовых фляг, застыл перед высокой пальмой с перистыми листьями. На его лице застыла блаженная улыбка познавшего дзен идиота, а в глазах плескалось всё счастье вселенной.

- Клоп, родник там! – я старательно указал направление, в котором ему полагалось двигаться и наполнять фляги. – Что ты на эту пальму уставился?

- Командир! Красивая пальма! – Клоп перевёл взгляд на меня, и в него медленно возвращалась адекватность (ну та капля, которая ещё могла быть у этого существа!). – Не знаешь, как называется?

- Клоп, я что ботаник, блин? – вылупился я на него. – Все пальмы без кокосов, бананов и фиников меня не интересуют!

- А ты, командир, чего расплакался? Обидел кто? – участливо осведомился блаженный.

- Мир меня обидел! – не удержался я от подколки. – Подсунул пляж без бара!

Клоп в ответ на моё ехидство только тяжело вздохнул, соглашаясь с глубиной несправедливости.

- А воду во фляги набери! – напоследок сказал я ему.

- Да, – Клоп снова завороженно уставился на пальму. – Сейчас…

Я махнул на этого гения рукой и сам отправился к роднику. Вообще само по себе желание Клопа сделать хоть что-то ради окружающих было для него подвигом. Это навело меня на размышления, что пора вводить пищевые талоны. Клоп с приятелем ничего не делали, а жрали в три горла, что уже вызывало недоумение со стороны других жителей. Нет, конечно, спустя первые дни быт начал налаживаться, и острой нехватки продовольствия мы не испытывали – тропический лес нас исправно кормил. Но порядок в таком деле надо наводить сразу и без сантиментов, иначе опомниться не успеешь, как на шее окажется такое количество бесполезных личностей, что даже с земли подняться не сможешь.

Родниковая вода сняла зуд, резь и боль в глазах. Краснота ещё не ушла, но хотя бы заливать слезами рожу перестало. Море сняло воспаление на руках, и я смог отправиться наверх, в посёлок. Там уже вовсю кипела работа – часть жителей чертила самодельным циркулем круги на земле, а часть – проделывала дырки под будущие каркасы жилищ. Девушек занимались сбором листьев для крыши. И посреди этого строительного хаоса сновал Сашок, требуя «тут делать аккуратнее», «тут действовать решительнее», а «тут рыбу заворачивать». К слову, Никитич Сашку за такие указы сразу рыбой по балде и отвесил.

Циркуль нам тоже Сашок подсказал, как смастерить – технологию он в том же видео узнал. Берутся два колышка: один покороче, другой – подлиннее. Колышки соединялись верёвкой. Верёвка должна была свободно прокручиваться на кольях. Длинный кол втыкался в предполагаемый центр окружности, а коротким колом очерчивали круг. Вроде всё просто, но вы бы видели этих страдальцев, пытавшихся очертить круг самодельным циркулем…

- Филя, есть минутка? – рядом появился Саша.

- Для тебя, партнёр, хоть весь остаток дня! – от щедроты души предложил я.

- Понимаю. Мне тоже работать не хочется, – кивнул Саша. – Вот только спать на камнях хочется ещё меньше…

- Так чего хотел-то? – поинтересовался я.

- Очки хочу вложить, – признался он. – Может, последишь?

- Пошли! – согласился я.

Конечно, минуткой мы не обошлись. Саша в своё развитие впаял сразу не меньше девяти очков, которые так и висели нераспределёнными с тех пор, как он занялся рыбалкой. Так что отдыхал я рядом с его бессознательной тушкой ещё минут десять.

В это время строители подошли к эпохальному шагу – к закладке каркаса первого жилища. Восемь гибких жердин были вставлены в пробитые под них углубления, а к месту стройки подтянулось ещё человек десять – с верёвками и решительным настроем. Первые два ствола начали сгибать к центру. И знаете? Я вот знал, что так всё и будет… Ещё вчера знал! Да что там я!.. Это знал ещё старик-баснописец Крылов. Лебедь, рак и щука… Пятеро рабочих начали гнуть одну жердину, пятеро другую, а в центре круга их (жердин) встречу поджидал Сашок, стоявший на подкаченном для этого камне с верёвкой во вздёрнутых к небу руках.

Наблюдать за процессом собрался почти весь посёлок. Все рассчитывали на скорую крышу над головой и не могли пропустить такое важное зрелище. Жердины медленно и с натугой сошлись. Раскрасневшиеся рабочие практически висели на них, сдерживая логичное стремление жердин принять свой изначальный прямой вид. Возможно, качайся наши игроки и хорошо кушай – и всё бы обошлось. Но мы как были тощими доходягами, так пока и оставались ими. Один из строителей выпустил жердь, упав на землю спиной – то ли руки вспотели, то ли силы кончились. Жердь поползла вверх – и оставшиеся на ней поняли, что скоро окажутся в весьма неприятной ситуации.

- Ребят! Бросаем! На три! Раз!..

Я открыл рот предупредить Сашка, чтобы тот бросал верёвку, которой он пытался спешно смотать расходящиеся жерди.

- Два!..

Рабочие считали так быстро, что я понял: даже предупредить не успею. Сашок и сам уже попытался отцепиться, но что-то пошло не так.

- Са!..

- Три!

Жердь получила свободу и, сбросив строителей как прошлогоднюю листву, распрямилась, увлекая моего и Сашиного подопечного в вышину голубого неба.

- …шок! – договаривал я имя парня с закрытыми глазами, не желая смотреть на то, что сейчас произойдёт.

Вопль несчастного Сашка – который должен был становиться всё тише и тише по мере взлёта, а потом резко прерваться (ну или продолжиться с новой силой) после встречи с поверхностью планеты – удаляться почему-то не стал. Пару секунд Сашок ещё орал просто: «Ааа!», а потом начал откуда-то с небес извергать на головы горе-строителей проклятия – и демонстрировать всё могущество русского матерного-ругательного.

Я, наконец, решился открыть глаза и чуть не начал ржать в голос. То, что не позволило Сашку вовремя выпустить жердь – его же и спасло. Этот читавший умные книжки кадр, упустивший всю прелесть ухаживания за сверстницами ради знаний, умудрился примотать свою руку верёвкой к жерди. И когда она, наконец, распрямилась – Сашок не отправился покорять просторы воздушного пространства, а сделал эффектное сальто (я не видел – мне потом рассказали!), пару раз прокрутился вокруг жерди и повис, беспомощно дёргая ногами.

- Что за шум? – со стоном проговорил Саша, начиная подниматься.

- Лежи, напарник… Казнь ещё идёт! – попросил я его.

- Филь, какая казнь?! Бог ты мой, что ты несёшь?.. – уставился на меня Саша.

- Обычная казнь! Сашка вешают! – сообщил я ему, а потом крикнул строителям. – Вешать надо за шею! А не за руки! Иначе он так и будет болтаться и материться на весь лагерь! И если он вас так сильно достал, то подошли бы ко мне или к Кириллу и нажаловались бы!..

- Да ёшкин кот! – Саша, наконец, огляделся и понял, что произошло. А потом встал и отправился карать невиновных и награждать виноватых.

А я, посмеиваясь, отправился искать себе более спокойное, скучное и безопасное занятие. Чем и занимался до обеда, когда состоялась торжественная сдача первого строительного объекта. Ленточку на мероприятии резать не стали – не было у нас никаких ленточек. Верёвку тоже не стали вешать – это пока дефицит. Ограничились пафосным сотрясанием воздуха. Когда речь толкал Никитич, я искренне надеялся, что ему за каждое междометие зрители снимают по свободному очку.

Кстати, всем строителям система накинула очков за постройку «качественного шалаша». Я очень надеялся, что они додумаются вложить хоть одно в интеллект, чтобы получить полезный совет от системы в духе:

Мозг, хорошо устроенный, стоит больше, чем мозг, хорошо наполненный.

Это Саша экспериментировал (по моей просьбе), вот и обогатился знаниями. У меня-то пока свободных очков не было… И я всё ещё мечтал о прокачке. По моему скромному убеждению, отсидеться в домиках нам всё равно здесь не дадут – не для того нас на потеху публике поместили, чтобы мы посёлки строили.

Жилища строились быстро, но первую ночь нам всем предстояло ночевать в тесноте. Дело в том, что в первый день нам предстояло возвести восемь куполов. На каждый приходилось по пять обитателей. А расчёт шёл на проживание максимум троих. Так что на следующий день нам предстояло продолжение стройки. А если придёт ещё кто-нибудь – то и на третий, и на четвёртый день. Моё непоседливое седалище упрямо подсказывало, что в нашей ситуации за подобное по этому самому седалищу и прилетит. Осталось только понять от кого, как и когда… Но, как всегда, когда я говорил умные вещи, меня не слушали…

Остаток дня пролетел незаметно. Когда работаешь, и работы очень много – время вообще течёт быстрее. Так что, когда восьмое жилище было построено, солнце уже закатывалось за горизонт, а вокруг сгущались сумерки. К счастью, за день в лагерь успели натаскать кокосов, фляг с водой – и теперь оставалось только поужинать и поспать. За этот день все жители вымотались так, что даже обычные вечерние разговоры вокруг костра не звучали. Ели мы в молчании. Ровно до двенадцати.

День одиннадцатый!

Вы продержались 10 дней!

Поколения ваших предков выживали в своих негостеприимных мирах. Выдержав десять дней, вы доказали, что и вам перепала от них частичка мудрости! Всего одна единица, но это гораздо больше того, что за вами признавали. Ровно в два раза!

Судя по замершим челюстям и застывшим взглядам, мудрее «ровно в два раза» стал не только я, но и все обитатели посёлка. С сомнением я вызвал свои характеристики и… И, конечно же, изменилась только циферка мудрости.

Игрок: Федотов Ф.Л.

Уровень: 7

Жизнь: 770 (770)

Энергия: 770 (770)

Сытость: 95,00%

Жажда: 96,00%

Усталость: 40,00%

Тепло: 93,00%

Сила: 10,00

Ловкость: 10,00

Телосложение: 12,00

Интеллект: 1,00

Мудрость: 2,00

Свободные очки: 0

- Все налюбовались? – уточнил Кирилл.

- А на что надо любоваться? – обиженно спросил Клоп из темноты.

Обиделся он на то, что пайку ему с приятелем выдали настолько мизерную, что ему пришлось самому ковырять кокос, чтобы урчание его живота не будило обитателей посёлка.

- Клоп, блин, на звёзды! – крикнул ему Бел.

- А! Не!.. Я не буду! Я есть хочу!.. – сообщил блаженный тунеядец.

- Пойду-ка я спать! – сообщил я окружающим. – Моя возросшая мудрость подсказывает, что завтра мы снова будем впахивать, а не качаться! А мудрый всегда выспится перед работой.

И под одобрительные смешки односельчан я отправился в отведённое мне, Саше и Сашку жилище. К слову, после «повешения» Сашка никто это жилище не называл иначе, как склеп.

Глава 10. Кач обыкновенный

Не люблю просыпаться ночью. Особенно в этой странной игре. Любой ночной подъём – это всегда проблемы, и если не сейчас, то очень скоро. А в этот раз проснулся я от того, что меня растормошил Саша. В наш чудный «склеп» проникали отблески маленького костра, который горел напротив входа, но его категорически не хватало, чтобы рассмотреть Сашино лицо. Напарник это понимал, поэтому объяснил словами:

- Филь, просыпайся… Наверно, тебе стоит посмотреть.

- Ё! Щас! – сказал я, усаживаясь на лежанке из травы и растирая уши.

Уши я тёр, потому что когда-то и кто-то мне сказал, что это помогает проснуться. Как по мне, так совершенно не важно, что тереть. Главное, чтобы долго и активно. Однако вот привык уши тереть – и до сих пор тру.

Мы вышли из дома, и Саша повёл меня к тому краю скалы, что был обращен к посёлку Лосева. Ну да… Откуда ещё ждать неприятностей? Там же застыл дозорный из группы Никитича. Кажется, его звали Миха.

- Не было больше? – спросил Саша у дозорного.

- Пока тишина! – ответил дозорный и осёкся. Снизу, пробившись сквозь шум прибоя, долетел полный ужаса и боли крик.

- Человеческий… – заметил я, напрягая глаза и вглядываясь вниз.

Ночь была лунной, звёздной и светлой. Пляж отсюда просматривался хорошо. Но пляж был пуст – жуткий крик донёсся откуда-то из леса.

- Не ходите, дети, по ночам гулять! – чуть изменил я детское стихотворение. – Особенно в лес не ходите…

Крик повторился, однако теперь стало ясно, что он и на секунду не прерывался. Просто несчастный, кричавший внизу, в какие-то особо пикантные моменты – видимо, предшествовавшие его отправке на перерождение – начинал орать так, что было слышно даже нам. Точнее, начинала… Крик был вовсе не мужской. Хотя кто знает, как бы я орал – если бы меня стали кушать…

Мы постояли ещё минут пять, но криков больше не было. И всё-таки ещё какое-то время я продолжал вглядываться в темноту внизу, но больше там ничего не происходило.

- Всё, концерт окончен… – резюмировал я. – Миха, да?.. Миха, что бы ни происходило ночью там, внизу, ни в коем случае не покидаем посёлок. Так своим сменщикам и передай! И надо у моста ребят предупредить…

- Предупрежу, – согласно кивнул часовой.

- Ну тогда я спать… Чего, Саша, и тебе советую!

- Ага… – растерянно ответил партнёр, но я не стал приводить его в чувство. Качаться надо! И лучше всего это понимание приходит после вот таких ночных происшествий.

А утром меня снова разбудил Саша – да что же ему не спится-то? – но в этот раз вид у него был более жизнерадостный.

- Кажется, у Лосева всё пошло совсем плохо! – поприветствовал он меня.

- Саша, у меня тоже всё идёт плохо. Вторую ночь выспаться не могу! – заметил я.

- На том свете отоспишься, – укоризненно заявил партнёр.

- Конечно, отосплюсь! – согласился я. – Но если в результате моей невнимательности от недосыпа тот свет наступит слишком рано, то так и знай: в этом и ты виноват… Так что там?

- К нам идут гости. Будут по времени к обеду! – сообщил Саша, усмехнувшись. Похоже, мои увещевания он вообще пропустил мимо ушей.

И это правильно! На Руси есть три промысла: тульское литьё, гусьхрустальное дутьё и московское нытьё. А я – москвич, хоть и прожил немало лет в другом городе. Но все родственники по маминой линии родились в Москве, и я родился в Москве – пусть и по чистой случайности. Короче говоря, поныть я умею, и весьма профессионально!

Через минуту я снова оказался вместе с Киром и Никитичем на склоне холма, обращённого к посёлку Лосева. Или к бывшему посёлку Лосева – не знаю уж, как правильно. Почему бывшего? А потому что по пляжу в нашу сторону тянулись группками люди. Некоторые тащили за спиной плетёные корзины, а другие, кажется, унесли с собой даже собственные шалаши. И людей было много! Очень много!.. Сотня-полторы, по моим не очень точным подсчётам. А это, если мне не изменяла память, и было почти всё население посёлка. И ещё я был уверен, что скоро мы узнаем и причину исхода, и причину ночных криков. Переглянувшись с Сашей, я понял, что он думает о том же самом.

Наши переглядывания не остались незамеченными, и вскоре Кир и Никитич – да и другие заинтересованные и просто любопытные лица – узнали про ночное происшествие. Кир воспринял ночную новость философски, а Никитич немножко повозмущался моим приказом не покидать холм. Однако его быстро удалось убедить, что в нашей ситуации есть гораздо более практичные и приятные способы отправиться на перерождение.

А потом закипела работа: завтрак, топоры, верёвки, копья, рубка луковых деревьев… Пользуясь служебным положением, я заказал у Бела, снова взявшегося за расколку камней, какой-нибудь наконечник для копья. Работа работой, но после обеда и приёма беженцев я собирался отправиться на прокачку, чего бы мне это ни стоило… Пусть весь лагерь на меня обижается, но я больше не намерен был тянуть с собственным усилением.

Обижаться, кстати, никто не стал. Объявив о своём решении, я встретился с мрачными взглядами членов совета, но никаких претензий никто не предъявил. Возможно, потому что обитатели местной фауны действительно всех пугали до икоты. А возможно – хотя и маловероятно – окружающие наконец устыдились того, что который день вычеркивали мое предложение прокачаться из списка ежедневных занятий .

Первая половина дня прошла весьма буднично. В этот раз я осилил срубить целых пять стволов – и даже застолбил себе ветку шириной сантиметра в три в самом толстом месте и длиной в метр с небольшим. Ветку закинул в своё жилище, а потом отправился поесть перед торжественной встречей вновь прибывших.

Ситуация повторялась. Как и с группой Никитича, первым делом людей надо было разместить, накормить и занять полезным делом. Почти сразу определились и с лидерами пришедших. Самую большую группу привёл Матвейчев, а точнее – Николай Петрович Матвеичев, но кто бы вот это всё ещё запоминал… Матвейчев был в земной жизни прорабом, пока не получил серьёзную травму ног. Однако здесь, в игре, он обнаружил себя вполне здоровым. Сначала шёл в фарватере Лосева, но в последние два дня стал сколачивать вокруг себя людей.

Вторую группу привёл Поляк. Поляком он был по дедушке, но искренне гордился своей фамилией. Знаете, если у вас имя-отчество Иван Андреевич, а фамилия – Кржижановский, то никогда – слышите, никогда! – не пытайтесь заставить окружающих русских это произносить. Обзовут поляком и радостно забудут только что услышанное чередование согласных. Так оно и случилось. И это не помешало Поляку собрать вокруг себя почти всех сборщиков еды, которые и пришли сюда за ним.

Третьим лидером была девушка Аня. Кстати, её я видел в посёлке Лосева и ещё тогда обратил на неё внимание. Хотя бы из-за роста больше двух метров. Тогда я без слёз не мог смотреть на это недоразумение, потому что в общем и целом она напоминала палочника. Знаете, есть такое насекомое – прикидывается веточкой, чтобы хищник не сожрал. Вот и Аня была такой: худой и бесконечной, особенно когда поднималась из сидячего положения. Ты стоишь, смотришь на неё и думаешь: «Ну вот… Вот теперь!.. Ну хотя бы теперь… Да когда же ты закончишься-то?».

Когда она представлялась, я пообещал себе узнать, какая ехидная тварь дала ей прозвище «Бамбина»[1]. Я убью этого человека! Триста раз!.. Не из-за девушки, а чтобы он и мне случайно едкое прозвище не придумал.

Были ещё группы одиночные – и их взяли на себя я и Саша, распределив по делам. Как уж они там будут эти дела выполнять – если честно, нас мало интересовало. Пока всё равно за всей нашей оравой можно было следить только гипотетически. Хаос формирующегося общества в нашем посёлке невозможно было миновать – а значит, оставалось только смириться. Зато, наконец, начал формироваться тот состав совета, который мы задумывали изначально.

Вот этот совет и собрался у костра за едой. В первую очередь, чтобы узнать, что вынудило такую толпу сняться и отправиться в дальнее пешее путешествие.

- Всё ночью сегодня случилось! – начала Бамбина. – Все проснулись от криков…

- Да ты подожди!.. – оборвал её Поляк. – Началось всё раньше, когда у вас загорелся костёр. И когда у Лосева крышу сносить начало. И потом, когда к вам люди начали уходить. И ещё после того как Витька на перерождение отправили. Народ просто роптать начал… И не сегодня, так завтра – всё равно бы к вам все пришли. А ночью… Ну просто последняя капля была!..

- И что ты сказал такого, чего бы я не сказала? – удивилась Бамбина.

- Так, девочки, не ссорьтесь! – оборвал я начинающийся спор, попутно отметив, что Поляк подколку воспринял с усмешкой. – Что именно у вас случилось сегодня ночью?

- К нам пришла какая-то тварь! – с глазами как блюдца и интонацией профессионального рассказчика страшилок продолжила Бамбина. – Она вытащила из шалаша с краю человека и начала его жрать!

- Запомнили, как тварь называлась? Не решашиарх случаем?

- Да что там в темноте разглядишь?! – удивилась Бамбина, но вот Матвейчев, оказывается, разглядел:

- Как-то так и называлась, Филипп… – кивнул он. – Видели её уже?

- Давай на «ты»! – попросил я, поморщившись.– Не так нас много, чтобы «выкать». Я – Филя, он – Киря, он – Саша, он – Никитич, а вот ты – Матвейчев. А то все эти расшаркивания только время отнимают…

Новички дружно кивнули.

- Тварь похожа на ящера с мехом. Я её обозвал решашиархом, потому что оригинальное название хуже фамилии у Поляка.

- Меня хотя бы Поляком можно обозвать! – заметил Кржижановский. – А вот твоё прозвище не менее зубодробительное, чем оригинал. Я, во всяком случае, никакой разницы не заметил.

- И что было дальше? – вернул я разговор в конструктивное русло.

- Твари одного было мало! – объявила Бамбина. – И она утащила ещё одного человека!

- Да не наелась она просто!.. – хохотнул я, представляя, что на самом деле произошло. – Она просто не успела наесться.

- В смысле? – переспросил Кир, коротко на меня посмотрев.

- Тело же исчезает! – пояснил я. – Значит, она жрать начала, а еда прямо под носом – оп! – и в пыль рассыпается. Вот она и расстроилась… И пошла ещё кого-нибудь искать.

- И история повторилась… – кивнул Саша. – А потом снова и снова.

- Лосев с прихлебателями сбежали! А потом тварь загнала одну девушку в лес! – рассказала Бамбина. – И больше мы её и не видели.

- Зато мы слышали… – кивнул я. – Девушку кушали тут, неподалёку… Заживо, чтобы подольше хватило.

Я заметил, как вздрогнули новые члены совета, услышав мои слова.

- Быстро учится! – заметил я, обращаясь больше к Саше, Никитичу и Киру. – Не к добру это…

- Это всего лишь тварь! – попытался успокоить меня Кир. – Она и на посёлок Лосева собиралась напасть больше суток.

- Вряд ли из нерешительности! – хохотнул Никитич. – Просто ждала конца нагула, а потом поняла, что бройлеров не будет: так и придётся кости грызть.

- Ну гадость же сказали!.. – возмутилась Бамбина.

- Ну как есть… – Никитич пожал плечами. – Филя, ты возьми на свой кач кого-нибудь, а то нарвёшься на опасную зверюгу. И как нам тогда быть?

- Ну если кто-нибудь согласен, то возьму… – кивнул я, не особо рассчитывая на компанию.

- Я пойду! – мрачно заявила Бамбина. – Надоело бояться.

Конечно, её попытались отговорить, но куда там! Девушка, видимо, сильно впечатлилась атакой решашиарха – и твёрдо была намерена поднять уровни и характеристики. Больше со мной никто не пошёл. Проклятые трусы!..

Для выхода в лес мы с Бамбиной вооружились деревянными копьями. Я экспроприировал каменный топор и прицепил к поясу свой каменный нож. Спустившись с холма, мы дошли до зарослей луковых деревьев, где раздавался стук топоров, затем обошли лесоповал по широкой дуге, чтобы не надышаться соком – и углубились в лес. Я шёл впереди, стараясь громко не топать, а вот все два с лишним метра девушки шумели позади, распугивая даже кобр.

- Ты потише можешь? – осведомился я через несколько минут.

- Так я тихо! – возмутилась Бамбина. – Это ты шумишь!

- Ладно, проехали… – я махнул рукой и задумался. – Надо менять тактику!

- Хорошо, меняй… – доверчиво кивнула моя спутница.

Мы уже ушли довольно далеко от посёлка, и лес становился всё гуще и темнее. И при этом никто подходящий для кача нам пока не попался. А раз мелочь от нас разбегалась, то надо было найти место для засады. Наверно, где-нибудь рядом с рекой. Туда животные всё равно ходят пить.

До Золотой речки добрались без происшествий. Если не считать минутного приступа паники, когда я не сразу понял, в какую сторону идти. В итоге, определившись, я уверенно довёл Бамбину до русла и стал искать удобный спуск к воде. И спуск на удивление быстро нашёлся. К нему даже вела звериная тропка, обещавшая появление добычи.

Мы устроились в зарослях кустов и, стараясь не шевелиться, стали ждать. Прошло полчаса, час… Солнце медленно клонилось к закату, показатели сытости и жажды упрямо падали, а добычи всё не было. И внутри меня поднял голову Его Величество Страх Позора! Стыдно было забить на общественные дела и вернуться вечером со словами: «Ну не шмог… Ну что поделать?..». Я как наяву представил осуждающие взгляды Саши и Кира, насмешливую ухмылку Никитича и злорадные шепотки за спиной. Не то чтобы я сильно боялся этого, но приятного даже в воображении было весьма мало.

И в этот момент кусты у нас за спиной слегка зашуршали… В любом лесу хватает звуков и шорохов. Однако все звуки обычно издаёт кто-то или что-то вполне объяснимое. Как и шорохи не появляются сами собой. Дунул ветер – зашуршали листья, упала ветка. Пробежала мышка, проползла змейка – прошелестела трава. А за нашей спиной шуршало тихо, почти невесомо… Я, конечно, коренной житель каменных джунглей, но за последние дни привык прислушиваться к тому, что происходит вокруг. И звук этого тихого шуршания мне очень не понравился…

Резко обернувшись, я успел заметить смазанное движение в свою сторону и быстро выставить копьё. Так себе защита от кошачьих, честно говоря… Однако лучше, чем ничего. Последнее, что я успел заметить перед ударом – жёлтые злые глаза с маленькими зрачками и информацию:

Млекопитающее, кошка – индийский леопард земной

Уровень 8

Опасность для Игрока: средняя

Куда-то я всё-таки копьём попал, но самого меня просто снесло в сторону. Грудь и левое предплечье полыхнули болью. Визг Бамбины перекрыл все прочие звуки, но я был уверен: рядом всё ещё кто-то злобно рычал.

Вы и Бамбина атакованы кошкой – индийский леопард!

Критический удар!

Вы нанесли кошке – индийский леопард 87 урона

Лапа передняя правая – повреждена

Подвижность снижена

Жизнь леопарда индийского 123/200

Получен урон когтями – 41

Получен урон зубами – 70

Жизнь 659/770

Наложен эффект – сильное кровотечение!

Вы истекаете кровью! Эффект: – 2 жизни в секунду.

Скажу прямо, если бы я внимательно читал логи – то просто ничего не успел бы. Я и не читал – просто знал, что они есть и что сообщают. Стоило мне вновь осознать, где я нахожусь – и я уже вскочил на ноги. Боль от ран была, но пока ещё слабая – адреналин в крови не позволял ей одержать победу надо мной. Краем глаза я успел подметить, что у меня на груди красуются следы острых когтей. Из порезов выступила кровь. Но самое страшное было на плече, и вот туда я упорно не смотрел.

Кровотечение забрало 2 единицы жизни!

Жизнь 657/770

За то время, пока я валялся – то есть, примерно секунды за три – леопард переключился на Бамбину, которая на своё счастье успела выпрямиться. Бросок подранка пришёлся не на ноги, а на самодельную юбку. С энтузиазмом растамана представитель кошачьих пытался порвать на лоскутки травяную одежду девушки, орудуя клыками и когтями. Бамбина хоть и визжала, не переставая – но с высоты своего роста не забывала колоть бешеного Барсика копьём. И иногда даже удачно.

Но я прекрасно понимал, что стоит зверюге понять всю бесполезность войны с засохшими травками на поясе девушки-каланчи, как один удар – и Бамбина отправится на перерождение. Жизни у неё, как она сама призналась – всего 30 единиц. Шансов нет. Также я прекрасно понимал, что между мной и смертью стоят именно эти тридцать единиц. Через секунды меня накроет болью, а потом – тушей голодного леопарда восьмого уровня. И этот хренов дамагер порвёт меня на лоскутки!..

Моё копьё осталось неизвестно где, но за поясом ещё был топор и нож. И первым под руку попался именно топор. Левая рука у меня не работала, а правая была здорова и сильна. Относительно… При замахе в груди рвануло болью, и бил я уже больше вслепую.

Кровотечение забрало 2 единицы жизни!

Жизнь 655/770

Нельзя так делать… Вёрткая кошка может уйти, соскочить, отвернуться – и тогда попадёшь по союзнику, причинив столько урона, сколько хотел нанести врагу. Но выбора у меня было немного: пятнистая скотина уже поняла, что жрёт что-то не то – и как раз начала поднимать одну из лап, рассчитывая зацепиться повыше и добраться до более съедобных и нежных мест девушки. И в этот самый момент топор прилетел ему по черепушке.

Вы нанесли кошке – индийский леопард 103 урона

Жизнь леопарда индийского 0/200

Вы убили индийского леопарда земного!

Вы получаете 114 очков опыта (поделен между союзниками).

Вам присвоен 8 уровень!

До следующего уровня осталось – 1 очко опыта!

Вам присвоен 9 уровень!

До следующего уровня осталось – 1 очко опыта!

Вам присвоен 10 уровень!

Вам присваивается 1СО (свободное очко) характеристик!

Ты стал почти человеком. Ладно! Ты стал половинкой нормального человека твоего мира. Считаем, что это достижение пора отметить! Отныне для достижения следующего уровня потребуется больше опыта и сил. Непотраченный свободный опыт будет сгорать при перерождении. За третирование пушистиков и гадиков нулевого уровня ты не получишь больше ничего! Так и знай!

До следующего уровня осталось – 10 очков опыта!

Вам присвоен 11 уровень!

До следующего уровня осталось – 11 очков опыта!

Вам присвоен 12 уровень!

До следующего уровня осталось – 12 очков опыта!

Вам присвоен 13 уровень!

До следующего уровня осталось – 13 очков опыта!

Вам присвоен 14 уровень!

До следующего уровня осталось – 14 очков опыта!

Вам присвоен 15 уровень!

Вам присваивается 1СО (свободное очко) характеристик!

До следующего уровня осталось – 15 очков опыта!

Вам присвоен 16 уровень!

До следующего уровня осталось – 16 очков опыта!

Вам присвоен 17 уровень!

До следующего уровня осталось – 17 очков опыта!

Вам присвоен 18 уровень!

До следующего уровня осталось – 15/18 очков опыта!

Поздравляем, вы впервые убили агрессивного противника.

Вам присваивается 1СО (свободное очко) характеристик!

Система засчитала достижение, потому что.

Всё это я тоже не смог бы прочитать целиком. Но логи тут были весьма удивительные – они буквально отпечатывались в голове. Хотя надписи проскакивали на периферии зрения, но большую часть я отлично запоминал, даже не читая. Просто знал – и всё. Именно об этом удивительном свойстве я и успел подумать до того, как меня скрутило болью.

Я свернулся калачиком и заскулил. Почти в унисон с Бамбиной – она тоже после боя поскуливала и продолжала тыкать в сторону мёртвой кошки копьём. Хоровой скулёж стоил мне ещё десятка жизней. Потом началась уже моя «солянка» – поскуливал я один. Ещё десяток жизней был потерян. Я бы с радостью встал и что-нибудь предпринял, но просто не мог – очень болело разорванное клыками плечо и располосованная грудь.

- Филь! Филя! – Бамбина опустилась рядом. – Что мне делать?..

Я поскулил ещё чуть-чуть, собираясь с силами, и наконец изрёк:

- Крапиву, ять, ищи!... Уууу… Тащи сюда стебель и листья!

Крапива любила берега Золотой речки. Везде, где хватало тени и влаги – она росла выше человеческого роста. Девушке понадобилась минута, чтобы вернуться с моим кровоостанавливающим. К этому времени я уже пришёл в себя и принял сидячее положение. Перевязка была быстрой и болезненной. Стебли, которыми девушка привязывала листья, жгли кожу, но по сравнению с той болью, что навалилась после боя, это было лёгкое покалывание, на которое не стоило обращать внимание. Вскоре мы уже сидели рядом и смотрели на тушку леопарда.

- Что теперь? – спросила девушка спустя минуту.

- Ты шкуры снимать умеешь? – спросил я.

- Нет… – Бамбина растерянно посмотрела на меня.

- Тогда хватай его за хвост, а я за шкирдан! – пояснил я. – И потащили в посёлок.

- Он тяжёлый… – с сомнением заметила девушка.

- Не очень. Всего килограммов сорок… – ответил я, вспоминая, как летел дурнинойот удара этих самых кило. – Вдвоём утащим, тут идти минут пятнадцать. Я бы и сам дотащил – уже могу такой вес поднять… Но рука только одна.

С леопардом мы управились – только не за пятнадцать минут, а за полчаса. Но мы всё-таки дотащили тушу до посёлка. К сожалению, все работы на лесоповале уже закончились, а к роднику мы не подходили, хоть и шли вдоль реки – и заметили нас уже у самого склона холма. Бросив тушу, я отправился в море – проводить дезинфекцию. Но всё это я плохо помню. Меня знобило и мутило, а раны болели от морской соли. Помню только, как мне пришли помогать Сашок и Кирилл. Потом меня почти дотащили до вершины холма, и там кто-то из новеньких снова перевязал раны.

А потом меня кормили. Боже мой!.. Меня кормили мясом! Жареным! Пережаренным! С чёрной жёсткой коркой! Солёным! Жёстким! Мясом! Настоящим мясным мясом, совершенно незнакомым мясом! Мясом, которое застревает между зубов, которое невозможно прожевать, которое я никогда раньше не ел! Божественным мясом! Я скучал по мясу! Я люблю мясо! Даже такое мясо я тоже люблю и буду любить! И всегда! Слышите? Всегда я буду ненавидеть кокосы! Жареные, варёные, сырые!..

А когда меня отправили спать, мне снилось, как я сижу на кухне своей квартиры, ем говяжий бифштекс, а напротив меня лежит кокос с нарисованными глазками и ртом. Я ем и выговариваю ему, что он – скотина! Что он тварь дрожащая! А я – мясо имею! И ем! И не прикоснусь к нему, кокосу! Пусть даже и не просит! А он и не просил. Он просто грязно матерился нарисованным ртом и выпучивал нарисованные глаза. И упорно требовал от меня сдохнуть от кровопотери.

[1] В переводе с итальянского слово означает «дитя», но в последнее время набирает популярность порода «бамбино»… Вообще-то это порода кошек, но можно ли назвать кошкой помесь таксы и сфинкса?

Глава 11. Ремесло и жажда

Но я не сдох! Я проснулся в отвратительно бодром состоянии. Почти как огурец! Почти – потому что на плече и груди раны пока ещё не зажили, хотя выглядели они уже так, будто были нанесены недели две назад. Неприятно и больно, но точно не под ампутацию.

День двенадцатый!

Вы продержались 11 дней!

- Вот я тоже удивляюсь! – заметил Саша, заглянув в наш склеп и застав меня рассматривающим свои ранения. – Повязки мы тебе сменили, но дело явно не в повязках. Мы залечиваем тут раны во сне очень быстро. Кстати, иди завтракать и советоваться. Все уже в сборе.

Кир, Бел, Ира, Никитич, а теперь ещё Поляк, Матвейчев и Бамбина – все были в сборе. Сидели и завтракали. На завтрак был проклятый кокос, немного рыбы и чёрное мясо. Я знал, чьё это мясо, но даже и не подумал отказываться. Надо сказать, что за ночь оно хуже не стало… А вот кокос – явно стал.

- Ну что, рассказывайте! – предложил Кир. – Кач, как я понимаю, прошёл относительно успешно.

- Кир, извини… – не удержался я. – А что ты считаешь относительным?

- Относительным мы посчитали одного подраненного лидера посёлка… – заметил Саша.

- Или ты считаешь, что оно того стоило? – спросил Кир.

Самый вкусный вопрос, на который мне пришлось отвечать на ходу.

- Стоило ли брать восемнадцатый уровень? Однозначно! – сказал я, и пока все, кроме Бамбины, удивленно на меня пялились, открыл меню персонажа.

Игрок: Федотов Ф.Л.

Уровень: 18

Жизнь: 1980 (1980)

Энергия: 1980 (1980)

Сытость: 71,00%

Жажда: 56,00%

Усталость: 100,00%

Тепло: 100,00%

Сила: 10,00

Ловкость: 10,00

Телосложение: 12,00

Интеллект: 1,00

Мудрость: 2,00

Свободные очки: 3

Свободный опыт: 3

- А мне только семнадцатый дали… – призналась Бамбина. – Но у меня вообще первый был. Наверно, поэтому.

- И как там живётся, на восемнадцатом? – с завистью поинтересовался Поляк.

- Почти две тысячи жизни и выносливости! – сообщил я. – Почти нормальная тушка…

Это я мог и не говорить. Собственно, внешне и я, и Бамбина изменились разительно. Девушка, как я понимаю, свои очки ещё вложила в характеристики, поэтому теперь она выглядела почти нормально. Во всяком случае, жёсткого расхождения роста и пропорций теперь не было. А вот я вернулся к «исходному» состоянию – и даже стал выглядеть ещё мускулистее. Почему так? Скорее всего, потому что у меня было немало бонусных очков характеристик. Они с лихвой перекрыли разницу в уровнях.

Если бы моя прокачка шла без них, то к двадцатому уровню я бы получил восемь свободных очков. И в этом случае мне пришлось бы выбирать, во что вкладываться. И выглядел бы я точь-в-точь как на Земле. Ну может, чуть слабее и немного менее выносливым. Всё-таки там я за собой хорошо следил. Теперь же я больше напоминал античную статую. Не метателя диска, конечно, а скорее Давида от товарища Микеланджело. И мне это нравилось! Я уже поймал несколько заинтересованных взглядов, пока шел по посёлку.

- Ну теперь-то твоя душенька довольна? – спросил Никитич. – Можно делами заняться?

- На какое-то время довольна! – кивнул я. – Но вообще каждому из вас не помешает пройти этот путь.

- А можно вопрос? – заинтересовался Матвейчев. – Леопард… Как с ним-то прошло? Нам Бамбина отказалась что-то рассказывать. Тряслась весь вечер и ушла спать. Может, ты, Филь, подробности раскроешь?

- Да там раскрывать нечего, – признался я. – Один стыд и позор...

- Ну это мы и так поняли! – хохотнул Саша.

- Сидели в засаде у водопоя звериного. Слышу – шорох…

Дальше я рассказал, как дело было, стараясь не зацикливаться на подробностях – особенно как мы поскуливали с Бамбиной, как я валялся и страдал… Но я уделил внимание другой части боя:

- Система, кстати, леопарда отметила как врага «средней опасности». Жизней у него было всего 200, и с моей силой в два удара всё снять получилось. Бамбина нанесла с десяток ударов, но сняла совсем чуть-чуть. Но я вам скажу – леопард был быстр. Нам просто повезло, когда я ему лапу кританул с первого удара. У нас ни шанса не было, на самом деле…

- Даже так? – удивился Никитич и нахмурился. Кажется, до него начало доходить, почему я всех гнал качаться.

- Да всё так, к сожалению. Он одним броском снял с меня сотню жизней. Понимаете? Один его бросок большинство из вас не переживёт! – кивнул я. – И бродил он всего в пятнадцати минутах от нашего посёлка. А ещё он был голоден, тощ и, вероятно, молод. Если бы попалась особь покрупнее… Ну, в общем, и в том мире леопарды были опасные. И в этом не сахарные.

- Ну это не новость!.. – усмехнулся Саша. – Кстати, Филя, должен тебе сказать…. Вот извини, но ты совсем не джентльмен. Вчера леди завалил.

- Это была самка? – удивилась Бамбина.

- Да, самка, – кивнул Саша. – Никитич взялся шкуру выделать. Кстати, я потом вам одну интересную штуковину отдам. Когда леопарда стали разделывать, один паренёк получил её прямо в руку. Это шарик, серого цвета… Материал на пластик похож. Его можно раскрыть, но мы не стали – это ваш трофей.

- Ага, лут! – обрадовался я. – Откроем. Да, и ещё! После десятого уровня на каждый новый опыта требуется всё больше и больше. Пока что число очков, равное текущему уровню. Но судя по системной надписи, всё это закончится на двадцатом. И будет снова другая система.

- А почему на двадцатом? – удивился Поляк.

- На десятом меня признали наполовину восстановившимся к прежним параметрам тела, – объяснил я. – А значит, на двадцатом – признают полностью восстановившимся.

- Догадки? – уточнил Кир.

- Догадки! – кивнул я. – Но в данном случае я почти уверен, что так и будет. И просто запомните: нам не дадут спокойно отсиживаться в посёлках и крепостях. Мы тут не для того, чтобы демонстрировать первобытный быт зрителям. Нас будут бить, издеваться над нами, натравливать на нас тварей…

- Звучит печально… – ответил мне Никитич, упрямо склонив голову. – Но сначала нам нужно построить дома! У нас народу почти двести человек. А домов всего тридцать. Вершины хватит, чтобы сделать ещё несколько десятков и разместиться с комфортом.

- Согласен!– кивнул Кир. – И запасы еды нужны. Иначе чуть что, и начнётся голод.

Я досадливо поморщился, но промолчал. Я уже не в первый раз призывал начать массовый кач, но меня упорно не слушали. Тратить на это силы и время я больше не хотел. Каждый сам себе злобный буратино, когда дело касается выживания. К тому же, я был уверен, что на первый раз создатели игры и зрители сделают послабление. Ну, то есть, сделают бо-бо, но вполне терпимое – чтобы немного образумить.

Дальнейший совет прошёл в обычном режиме: распределялись задачи и намечались планы. А я выбил себе выходной, указывая на плечо и грудь. Пообещал заняться ремесленничеством, а завтра – вернуться к рубке и стройке. В глубине души я надеялся, что до завтра со стройкой или, на худой конец, с рубкой как раз закончат. Я же тем временем собирался вооружаться.

Сразу после совета Саша вручил мне шарик. Обычный шарик, размером с бильярдный. Ничего особенного… Я предложил Бамбине раскрыть шарик вместе, но она испуганно замотала головой.

- Нет, Филь, я не хочу! – честно призналась она. – А если там что-то опасное? Ты если открывать будешь – то сам открывай. К тому же, и леопарда ты завалил, если уж честно и откровенно!

Ага, смесь благородства и ужаса. Красиво выкрутилась, что уж там! Я отошёл к краю обрыва, уселся на землю, схватился за шарик двумя руками, потянул, подёргал, покрутил… И шарик раскрылся. Он был пуст! Вздох разочарования вырваться у меня не успел. Системное сообщение прилетело раньше:

Поздравляем! Вы получаете выбор системного подарка. Тип – «нафиг ненужный»! Выберите подарок:

Навык метания камней

Навык махания дубиной

Навык царапания когтями

– О! Блеск! Особенно махание когтями мне пригодится! Когти в комплект входят? – я так привык оставаться без ответа, что чуть слюной не поперхнулся, всё-таки его получив.

Не входят. Сам вырасти. Выберите подарок:

Навык метания камней

Навык махания дубиной

Навык царапания когтями

- А отложить можно? – с опаской поинтересовался я.

Нельзя. Выберите подарок:

Навык метания камней

Навык махания дубиной

Навык царапания когтями

Думать-то и вправду было нечего… Камни – конечно, штука хорошая, но сегодня я собирался шагнуть на новый технологический уровень. Так что смысла мне в них не было. Да и в будущем они не очень пригодятся. А вот махание дубиной!.. К дубинам можно отнести всё, что не режет и не колет. Дубина – оружие настоящего брутального мужика, одетого в шкуру и отрастившего бороду! Борода, между прочим, растёт стремительно… Полуторанедельные щетины на участниках игры уже выглядели весьма и весьма зловеще. Так что – дубина! Это добро и в лесу найти несложно.

Поздравляем! Вы выучили навык махания дубиной! Тип – «нафиг ненужный»! Наслаждайтесь!

- Поздравляют они! – проворчал я. – Да вы меня даже с перерождением поздравляете…

И в этот самый момент моё тело дернулось, поднимаясь на ноги, а руки принялись выделывать в воздухе странные движения. Дубины у меня в руках не было, но я её почти ощущал! И даже заучил основные способы ударов! Которые, конечно же, и так знал. Закончилось всё за несколько секунд.

Открытый интерфейс игрока показал, что у меня появилась запись про навык махания дубиной.

Игрок: Федотов Ф.Л.

Уровень: 18

Жизнь: 1980 (1980)

Энергия: 1975 (1980)

Сытость: 93,00%

Жажда: 95,00%

Усталость: 94,00%

Тепло: 100,00%

Сила: 10,00

Ловкость: 10,00

Телосложение: 12,00

Интеллект: 1,00

Мудрость: 2,00

Свободные очки: 3

Свободный опыт: 3

Навыки (оружие):

Махание дубиной – уровень 0

Но я был счастлив! Навык! Это, едрить его, навык! И я теперь полноценный дубиноносец… дубиномашец… Дубина! Просто надо найти дубину! Надо тренироваться! Надо пробовать!.. Тестировать! Надо качаться! И вообще наличие навыков подсказывало, что есть и другие навыки, которые я могу освоить. Не только оружие! Это прорыв!..

Которым я ни с кем делиться не стал… Неинтересно – ну и пожалуйста! И направился производить техническую революцию в военном деле и в области пищевого снабжения населения. Её я запланировал ещё вчера, но теперь надо было воплощать в жизнь.

А всё Сашок! Когда его подкинуло жердиной, я понял, что никогда не видел настолько гибкой и упругой древесины. Луковое дерево было не только луковым, но и луковым! Простите великодушно за каламбур. И именно лук я мечтал сделать сегодня. Я никогда не делал лук, но во мне с каждой минутой крепла уверенность, что я смогу. Прямо сегодня. Пусть дрянной, пусть слабенький, но на всякую дичь – сойдёт.

Всё, что было нужно – под рукой. Палку мне предоставили ещё вчера, а верёвки можно было взять у девочек, которые их плели без остановки. Стрелы сделать – тоже не проблема, только нужны стабилизаторы. А вот птиц я тут только слышал, но пока не видел. Но и с этим что-нибудь можно было придумать.

Достав заготовку, я внимательно её осмотрел. Очень гибкая и упругая. Скажете, мол, дурак ты Филя, куда тебе в мастера луков? Их делали долго, да и дерево надо сушить особым образом, выделывать… Но я не дурак. Ага! Ведь я буду делать самый простой и дрянной лук, но за один день. Конечно, я бы с удовольствием купил бы лук у мастера. Но у меня денег нет, да и мастера под рукой тоже нет. Скажете, надо заготавливать древесину особым образом? Надо! Наверно, я вот не знаю… Но чтобы её заготовить – нужно время. А у меня времени нет. У меня только леопарды и решашиархи под боком прохаживаются. И дичь сбегает от шума шагов, стоит только её завидеть. Так или иначе, но лук мне нужен завтра – край! Ещё бы стрелять из него научиться нормально… А гипотетический мастер, которого тут нет, делал бы его полгода-год. За это время меня сожрут двести девяносто семь раз, и я не хочу проверять, что тогда случится. И так вчера рискнул с прокачкой…

Сначала я соскоблил кору. Рыдая, громыхая соплями в носу, но содрал. Затем начал расслаивать древесину, выравнивая один край. Процесс был долгий и кропотливый. Под рукой у меня было несколько камней, которыми я и производил все манипуляции. К обеду я начал стачивать рога лука, делая их тоньше. Но пришлось прерваться и перекусить.

Ел я в гордом одиночестве. Похоже, меня вообще записали в симулянты, но если честно, мне было наплевать. Я шёл на этот холм, чтобы найти убежище – и я его нашёл. Теперь мне требовалось оружие, чтобы защищать это убежище – и я был готов его сделать, несмотря на все косые взгляды.

- Филь, поможешь воду донести? – спросила Ира, присаживаясь рядом.

- Угу… – важно кивнул я.

Девушка притащила с собой большую плетёную корзину в полчеловеческого роста, набитую пустыми флягами. На глазок – литров сорок влезет. А столько ей не утащить. Отказывать не стал – ведь мне ещё у девочек верёвку выбивать. Быстро доев, я подхватил корзину, и мы направились к роднику.

- Чем занимаешься, Филь? – спросила девушка.

- Двигаю прогресс, Ир! – гордо ответил я. – Ну и лечусь заодно…

- Прогресс! – девушка прыснула. – Ври больше! Наверняка лентяйничаешь…

- Нет! – ответил я твёрдо. – Если ты ещё не заметила, у меняврождённый переизбыток физической энергии и энтузиазма. Так что больше нескольких часов лентяйничать я не могу.

- Извини, – быстро пошла на попятную девушка. – Просто наслушалась…

- Ир, вот скажи честно… Я похож на того, кто пользуется своим положением, чтобы заставить других работать на себя? – спросил я.

- Да, – честно ответила она.

- Плохо… – вынужденно признал я её правоту и замолчал.

Не, ну а что ещё говорить-то? Сейчас пока нечего ни говорить, ни объяснять. Пускай люди верят во что хотят.

- Филь, я не думаю, что ты лентяйничаешь! – сказала Ира, прерывая молчание. – Я и сама в это не верю. Но есть и те, кто воду мутят. Наверно, догадываешься кто?

- Конечно… – согласился я, вспомнив одну доброжелательную и не в меру долбанутую на всю голову особу. По имени Настя.

- Она когда-нибудь добьётся своего! – заметила Ира.

- Нет, – я покачал головой. – Не добьётся.

- Ладно, тебе виднее…

Мы наполнили фляги и отнесли их в посёлок. Я всю дорогу морщился, поправляя верёвочную лямку на левом плече. Фляг теперь было много: моя технология пошла в народ. Но все они были под строгим учётом. Вот и сейчас какая-то ретивая дама из тех, что следили за вещами, распекала Клопа.

- Где ты мог потерять четыре фляги, дурень?! Ты хоть представляешь, сколько на каждую из них времени уходит, а? Ты совсем дурной?..

Вмешиваться я не посчитал нужным, хотя за утерю Клопу надо было бы руки оторвать. Вернулся в свой «склеп» и продолжил своё чёрное дело. А дело двигалось на сытый желудок быстрее. Если учесть, что сегодня я ел опять кокосы, меня вовсю подстёгивала мысль, что я скучаю по мясу и знаю только один способ его добыть. И этот способ был у меня в руках.

Получившаяся заготовка мне понравилась. Удивительно, но лук у меня получился достаточно ровный. Место, где его будет держать рука, я чуть сузил – ровно настолько, чтобы лук гнулся точно посередине. Для стрелы я сделал ровную бороздку, а для тетивы – углубления на концах лука. Я долго сидел и гнул заготовку, а потом пошёл в необжитую часть холма и нашёл там пару подходящих выступов, между которыми и оставил лук в согнутом положении. Я ещё подумал – пусть он потеряет немного силы, но прослужит подольше и не сломается при натягивании тетивы. Рядом угольком написал: «Кто тронет – убью! Два раза! Филя!».

Не знаю, сколько его надо было сушить… Я решил, что посушу полдня, а пока дело было за стрелами. Стрелы я делал деревянные, с каменными наконечниками. Наконечники смастерил сам из маленьких камушков, стараясь расколоть их на пластины. Счёт был в пользу брака – десять к двум. Но в итоге с пару десятков наконечников я всё-таки сделал. Заготовки под древко я сам нарубил в лесу из молодых и ровных побегов. Нашёл я и перья, немного походив по берегу. До вечера я так и возился со стрелами, наплевав на все дела.

Может, делать их и было просто, если у тебя есть нож и пара прямых рук. Но у меня были только камни и собранные водоросли, а руки… А руки – прямые! Руками я мерил длину стрелы – чтобы хватило даже в том случае, если лук удастся натянуть полностью. На том конце, где надо было сделать наконечник, древко расщеплялось, наконечник вставлялся – и место расщепа плотно заматывалось волокнами. С другого конца древко надо было расщепить уже на четыре части, чтобы вставить оперение. Получалось не очень ровно, но потом я всё выровнял палочкой из костра. Чтобы стабилизаторы не вылетели, конец стрелы тоже заматывал волокном.

Тетиву плёл сам – из заготовок, которые мне выдали девушки. Мне даже заготовки давать не хотели, но Ира помогла, раздав пару подзатыльников и моральных люлей. В общем, тетиву я тоже сплёл. И даже петли на концах удалось сделать. Проверка показала, что верёвка выдержит даже мой собственный вес. Перед ужином я снова сходил за водой. А потом пошёл собирать кокосы в ту же корзину. Проходя у реки, я услышал шебуршание в кроне пальмы, но было уже темно – и как я ни вглядывался, разглядеть ничего не смог. Понял только, что шуршит на пальме кто-то не очень крупный.

Махнув рукой, я вернулся в лагерь и вскрыл часть кокосов, помогая приготовить ужин на всю ораву. Не могу сказать, что на меня совсем перестали коситься, но косых взглядов стало значительно меньше. Эгей! Филя реабилитирован! Реабилитация – 60 процентов!.. Когда я засыпал, я был уверен, что ночь пройдёт спокойнее некуда. Чтобы не сильно гордиться своими достижениями за день, я снова попробовал вбить очко в мудрость.

Мудр не тот, кто сам кричит об этом, а тот, кто мудрым признаётся целым светом!

Ага! Сразу почувствовал себя тупицей. И с этим приятным ощущением уснул. На этот раз мне снился грустный леопардик, который ходил вокруг меня и требовал усовеститься. Но я упрямо отказывался. А проснувшись, снова вспомнил, как не люблю просыпаться посреди ночи.

День тринадцатый!

Вы продержались 12 дней!

Не могу сказать, что тропические ночи тихие. Особенно на берегу океана. В лесу кто-нибудь обязательно орёт, волны гремят о берег, ветерок дует… Но какого же …, скажите на милость, тишину тропической ночи разрывал надсадный вой отвратительного пения?!

- … В поле когда-то валялся и йаааа! Кто я одгада-айтээ… Да прстооо навоз!.. Мне навозу харашо![1]...

- Да заткнись ты уже!

- Э-э-э! Что вы… это! Зачем меня стукаете?!

Из нашего домашнего «склепа» я вылетел раньше Сашка и Саши. Открывшаяся глазам картина была яснее «Опять двойки» и абсурднее любого полотна авангардистов. Посреди лагеря, отмахиваясь от тянущихся к ним рук, стояли Клоп со своим странным приятелем, шатаясь как трава на ветру. Шторм, что колебал их непоколебимость, разыгрался в них самих. А причина шторма, похоже, была во флягах, которые каждый держал в руке. Непонятно, почему и как, но эти двое ещё и сбросили с себя оковы цивилизации в виде травяных юбок – и теперь красовались перед собравшимися в костюмах Адама.

Самосуд пришлось пресекать на корню, оперативно раздавая шлепки по самым хватким рукам. Это вызвало возмущение, и руки потянулись уже ко мне. А кто-то особо прыткий ещё и кулаком саданул.

Получен урон – 1

Жизнь 1979/1980

Кулак я поймал – и руку сломал. Не слишком сложно, между прочим, с прокачанной силой и уровнем. Крик ретивого идиота быстро образовал вокруг меня и бухариков кольцо пустоты.

Вы нанесли урон игроку – ???: 15

Жизнь игрока ??? – 5/20

- Глаза потеряли?! – взревел я, перехватив своего обидчика за другую руку и потрясая уже им самим. – Что, на перерождение не терпится?!

- Не т’рпите – п’рерождайтесь! – разрешил Клоп собравшимся.

- Филь, чего случилось? – в круг вошёл сонный Кирилл, а за ним Никитич и Саша. – Ты чего шумишь?

- Я шумлю!? – от возмущения я даже слов не нашёл и перешёл на деловой тон. – Шумят эти двое. Я проснулся, а тут смотрю, их уже бить собрались. Подбежал спасать, так и меня решили побить. Вот этот!..

Я снова потряс завывающим доходягой.

- Ещё и стукнул меня!

- Мы… н-нэ шмим! – гордо сказал Клоп. – Мы… П’ём!

- Вот так! Одним словом в две цели! – хохотнул подошедший Поляк.

- Филя, тебя всем селом можно бить… – резонно возразил Никитич. – А тебе всё равно будет, что слону дробина!

- И что, разве это повод меня бить? – удивился я. – Просто потому что можно?

- Да нет… Тут без вопросов! – сразу сдался тот, не желая зарываться со мной в хитросплетения демагогии.

- Да он же их выгораживает! – закричала какая-то женщина из толпы. – А эти!.. Эти!..

- А ну подойди сюда! – сказал я, понимая, что может, сейчас и не самый лучший момент. Однако пора наводить порядок в отношении ко мне.

- Поди! – вторил мне Клоп.

При этом он пытался помахивать своим странным приятелем, как и я ударившим меня доходягой. Получалось у него из рук вон плохо – второй любитель выпивки шатался, но ещё стоял на ногах.

- Не пойду! – гордо отказалась дамочка.

- Филь, может… – начал Кирилл, но сам осёкся и на крикунью посмотрел сочувствующе.

- Ты либо подойдёшь сюда! – разозлился я. – Либо завтра с утра проваливай из посёлка!..

Повисла тишина. Женщина мялась.

- Вли сразу! Истеричка! – возопил Клоп гордо и свалился на землю, утянув за собой приятеля.

- Ну охренеть просто!.. – прокомментировал всё это Саша.

- Катя, подойди! – неожиданно встал на мою сторону Никитич.

- Да он же маньяк! – взвизгнула та.

Мы с Никитичем переглянулись, и я начал ржать. А он хмуро посмотрел на женщину:

- Завтра чтобы ноги твоей здесь не было, дура!.. Я прослежу!

- Да как…

- А если ты будешь тут после обеда, – заревел я, – то я лично помогу тебе выйти! Но с какой стороны склона – выберу сам!..

В повисшей тишине можно было услышать, как рыдает женщина, убегая куда-то вглубь лагеря.

- Так, с этим понятно… – рассудительно сказал Кирилл, переведя взгляд на Клопа с приятелем. – А что с этими?

- Так это, шеф! – крикнул кто-то из собравшихся. – Они бухие!

- Я понимаю, что они бухие! – заорал теперь уже Кирилл. – Меня волнует вопрос: чем они напились?!

Я аж икнул от прорезавшегося командирского голоса у Кири. От удивления я выпустил доходягу, нагнулся и поднял Клопа. Когда он утвердился на ногах, я отобрал у него флягу и понюхал. Бухло!

- Бухло! – сказал я, протягивая флягу Киру.

- Бухло, – согласился Кир, понюхав. – Ты где это взял, болезный?!

- Ш-ш-ш-ш! – Клоп со страдальческим выражением лица приложил палец к губам, а потом подмигнул и пообещал. – Где зял – там ещё нальют!

- Тропики, другая планета… Пьяница нашёл бухло и нажрался, – задумчиво пробормотал Никитич. – И почему меня ничего не удивляет?

- Клоп, я тя ща стукну! – пообещал я. – Говори, откуда выпивка!

- Командир, ну чё ты ругаисся? Я помню, как ты плакал, я и тебе флжку подложил! – попытался успокоить меня Клоп.

- Куда? – не понял я.

- В склеп твой! – отозвался его странный приятель. – Кровопивец! Це… лую фл’гу!

- Так! – закончил обсуждения Кир. – Бел! Рустам! Берите этих, свяжите и примотайте где-нибудь к скале! Филя, пошли посмотрим, что они там тебе оставили.

Искали всем посёлком – и, в конце концов, нашли. Кто-то из этих двоих додумался поставить флягу под кровать. Но чтобы не заходить в жилище – сделал это через стену. В итоге они, конечно же, ошиблись и поставили флягу под кровать Сашка.

Открыв крышку, я принюхался, а потом попросил поднести свет. Внутри была мутная белесая жидкость. Осторожно сделав глоток, я удивлённо выдохнул. Жидкость была сладковата, приятна на вкус и явно содержала алкоголь.

- На удивление вкусно… – заметил я и передал флягу Киру. После чего вышел из дома и хмуро пообещал всем собравшимся. – Кто тронет бухариков, сам их будет искать и узнавать, как они это сделали! Так что следим за этими драгоценными алкоголиками… Как за зеницей ока! Всё ясно?

- А чё, Филипп, вкусная штука? – спросил какой-то мужчина.

- Нормальная. Если Кир всё не выпьет, то можно попробовать, – ответил я честно. – Следите за ними всем кагалом. Лишь бы не сбежали!

Место, где тунеядцы-алкоголики надрались, мы нашли весьма быстро. Там остались две сброшенные травяные юбки и десяток кокосовых фляг. Юбки мы положили рядом со связанными изобретателями, а фляги отправили на помывку. Доходяге, которому я руку сломал, наложили шину. Кате, которая затеяла выпендрёж, напомнили о необходимости утром покинуть посёлок. За это время Клоп и его приятель исполнили нам немаленький репертуар – в основном, рок и шансон – но не обошли вниманием и народную классику, начиная от «Ой, мороз!» и заканчивая бессмертным «Чёрным вороном». Наконец, бухарики вырубились, перестав сотрясать воздух – и весь посёлок отправился спать.

[1] Строчки из «Песни про навоз» группы «Тайм-Аут»

Глава 12. Крепость в осаде

Когда утром я проснулся, Катю мне стало жалко. Я человек взрывной, но отходчивый! Мне легче как тому дурику сначала руку сломать, а потом – от всей души простить. В общем, с утра решение выгнать её уже не казалось настолько очевидным, как ночью. Но судя по шуму, народ успел проснуться, а значит, девушка отправилась искать новый дом.

Как же я ошибался! Никто никуда не отправился. Люди столпились у обрыва и смотрели вниз. Причём, вся толпа постоянно перемещалась, словно стараясь что-то разглядеть. А толпа была немаленькая – уже человек сто собралось, пока остальные спали. Движимый любопытством, желанием действовать, да и просто стадным чувством, я вздохнул и отправился смотреть, что собрало столь значительную аудиторию.

Передо мной как по мановению волшебной палочки образовался коридор, по которому я, терзаемый чувством внутреннего беспокойства, дошёл до края обрыва. И, глянув вниз, я ничего не увидел.

- Там, вот прямо там! – подсказали мне, указывая в сторону.

Но «там» холм уже изгибался, и что скрывается за выступом скалы, я увидеть не мог. Пришлось двигаться вдоль края обрыва, пока я, наконец, не увидел его.

Решашиарх вышронский

Уровень 12

Опасность для Игрока: очень высокая

Я не знаток по части решашираших морд, да и его морда показалась мне не слишком знакомой. Но вот тазовую часть я узнал, да… Зад был тем самым, что я наблюдал, когда зверюга удалялась в сторону посёлка Лосева. Судя по довольной ухмылке, решашиарх меня тоже каким-то образом узнал и собирался пригласить на завтрак. Причём, к сожалению, в качестве еды, а вовсе не для светских бесед.

В свою очередь, я отнюдь не собирался принимать это приглашение. Во всяком случае, пока. Этот гадёныш успел взять три уровня – и хоть и отставал от меня по «циферкам», но вот в способности к умерщвлению «себе неподобных» явно превосходил на голову. Теперь с обрыва я хотя бы смог рассмотреть его повнимательнее.

Ростом тварь была все ещё невелика, чуть выше меня – тут мой глаз-не-алмаз всё-таки не подвел. И сильные задние лапы с острыми когтями были в наличии, и внушительных размеров корма имелась. А вот длинный хвост был не таким уж и длинным – тут я издалека ошибся. Сам хвост – его гибкая часть – был вполовину короче, чем показалось в прошлый раз. Оставшаяся его половина была острым шипом, боковые грани которого разве что не блестели. Затачивает он его, что ли? Узкая грудь с маленькими лапами, сложенными у груди, была ещё меньше, чем показалось – как выяснилось, объём придавал мех. Зато большая голова хищной формы была бронирована по самое не балуйся.

- Будешь его бить, Фил? – спросил кто-то, кого я впервые в жизни видел.

- Обязательно! – кивнул я, а потом пояснил. – Все будем, ну или с голоду помрём… Вот он сытый и, похоже, нескоро помрёт. А у нас запасов еды на пару дней, не больше…

- А мы не бойцы! – оповестил меня один из тех, кто занимался постройкой домов.

- А мы все не бойцы! – я красноречиво указал на заживающие следы от когтей и зубов леопарда. – Но выхода-то нет! Я его в одно рыло не свалю. И даже с Бамбиной не свалю. И даже десяток человек его не свалит.

- Так что делать?

- А как быть?

- А какие предложения?

Вопросы, само собой, посыпались со всех сторон. Но я решил пресечь этот процесс, вскинув руки:

- Стоп-стоп-стоп! Предложения есть, но их мы будем обсуждать, когда все командиры поднимутся. Может, и придумаем чего. Пока… Эй! Кто за входом следит?

После моего окрика несколько человек с деревянными кольями бодро кинулись к нашим «воротам», а я направился за ними. Осмотрев всё, я подозвал к себе того самого строителя. Я помнил, что он там за одного из главных был, вот и собрался использовать.

- Как тебя зовут?

- Вася! – отозвался тот.

- Вася, слушай-ка… – я задумался. – А у нас ещё жердины остались?

- Парочка есть. Ещё со вчерашнего дня, – ответил он.

- Тогда бери своих строителей, и за дело! Надо жердины разрубить, оставить где-то по полтора метра длины, заточить и вкопать тут. Понимаешь зачем?

- Чтоб не перепрыгнула тварь! – кивнул тот.

- Отлично. Значит, задача более или менее ясна?

- Ага. Побегу?

- Давай. Так… Что у нас с едой? Есть что готовить?

- Нет! – ответила одна из женщин. – Кокосы, и всё…

- А вода?

- На день хватит.

- Ясно, тогда завтрак кокосами и водой… Проклятые кокосы! Уже из ушей лезут…

Последние слова я говорил тихо, но меня услышали и стали смеяться. А раз смеются, то это хорошо. Это настрой, это боевой дух!.. Пусть остаётся высоким. Пригодится!

- А мне как быть? – тихо спросила давешняя Катя, остановившись чуть в отдалении.

- Ну как быть… Как быть… – я задумался всего на несколько секунд. – Да сиди пока тут! Может, если покажешь себя, и уходить никуда не придётся. Надо общество будить!

- А как будить?

- А колокола нет?

- Давайте на запах мяса выманим?

Предложений было много, а толковых ни одного. Советы давали, пока я шёл к центру посёлка, и перестали давать, когда я всех разбудил:

- ТРЕВОГА!!! ПОЖАР!!! ВРАГ У ВОРОТ!!! СОРТИР ВЫШЕЛ ИЗ БЕРЕГОВ!!!

Был бы на Земле – уже патентовал бы будильник. На последней фразе из шалашей повылезали все, кто ещё спал. Видимо, перспектива захлебнуться в вышедшем из берегов никому не нравилась.

- Филя! Едрить тебя! Ты что устроил? – Кир бешено вращал глазами, тяжело дышал и готов был, кажется, кинуться в драку.

- Бужу всех, – оповестил я его. – Решашиарх пришёл, и мы тут все почти обделались…

- И где он? – с подозрением спросил Кир.

- Вон-вон! – закричало несколько человек, продолжавшие следить за тварью.

Разбуженные пошли смотреть на решашиарха, а вернулись задумчивые и грустные. К этому времени у входа уже повкапывали колья, а у костравскрыли кокосы и разложили мякоть по листьям. Глядя на это, я вспомнил своё обещание Ире – сделать глиняную посуду – и начал припоминать, где вообще здесь видел глину. Тем я и занимался до самого утреннего совета…

- Фил? Надеюсь, ты придумываешь, как избавиться от решашиарха? – спросил Кир, когда все уже расселись.

- Нет, – признался я. – Это я давно придумал.

- И как? – поинтересовался Никитич.

- Теперь никак! – признался я.

- Непонятно… – заметил Саша.

- Ну и что тут непонятного? – удивился я. – Я с первого дня, как первая группа пришла, говорю: надо качаться. Я уже почти как ветхозаветный пророк и почти как сам Спаситель!

- Я вообще-то верующий! – заметил Матвейчев.

- Тогда ты тем более должен понять, – ответил я.

- Понять что? Ты нашёл тоже, с кем себя сравнивать, – хмуро заметил Матвейчев. – Где ты, а где Христос?

- Вот! Между нами пропасть! – я поднял указательный палец. – Но есть ма-а-аленькое сходство… Я, как и он, постоянно всех предупреждаю, а мне – как и ему, не верят! Вот и пришло ваше коллективное наказание.

От моей тирады даже Матвейчев улыбнулся.

- А новых планов нет? – поинтересовался Кир.

- Есть один, – кивнул я. – Он в процессе.

«Эй! Кто-нибудь!» – долетело от края острова.

- И вообще, утешить мне вас нечем… – заметил я. – Часть жителей и по этому плану будет почти с гарантией отправлена на перерождение.

- Плохой вариант! – хмуро прокомментировал Никитич мои слова.

- Второй вариант ещё хуже, – я пожал плечами.

«Люди! Дайте попить!» – снова долетело издалека, и люди вокруг начали улыбаться.

- Бухарики оживают! – заметил Саша, прислушавшись. – Будем развязывать, или пусть пока?

- Пусть пока, – отмахнулся Кир. – Не до них сейчас.

- Фил, а мы с тобой вдвоём этого решашиарха не осилим? – как-то обречённо спросила Бамбина.

- Нет, Ань, не одолеем… – я покачал головой. – Он умён, он быстёр и дьявольски хитёр. А мы с тобой – лапти. Высокоуровневые лапти… Нас леопард чуть не сожрал. Было бы у нас таких лаптей с десяток, вот тогда уже можно было бы строить планы.

- Давайте-ка ревизию проведём, – предложил Кир. – Сколько у нас копий?

- Шестнадцать, – ответил Бел. – И семь топоров. Восемь, если Филя свой в драке с леопардом не потерял.

- А сколько сможем сделать?.. – спросил Кир, переводя взгляд на Никитича.

…Через пару часов я вырвался с заседания. Оно так и не закончилось, потому что Совет заседал и сразу работал. В основном, все ходили по лагерю и смотрели где, что и как ещё можно сделать. А я их послушал-послушал, да и свалил по-английски, не прощаясь. В укромной лощинке между камнями меня ждал лук. Еле вытащив его, я отправился в своё жилище. Пока Совет безуспешно пытался собрать ресурсы для штурмового отряда, я в первый раз натянул тетиву. И система оценила мои старания:

Поздравляем: вы решили задачу по изготовлению примитивного лука.

Вам присваивается 1 очко ??? характеристик!

Система засчитала достижение, потому что!

И что-то мне опять подняла… Таинственная ??? характеристика стабильно росла быстрее мудрости и интеллекта.

Вдохновлённый своей победой, я взял лук и стрелы и, стараясь не попадаться никому на глаза, прокрался к краю холма. Там я нарвал травы, связав всё остатками водорослей в толстый пучок сантиметров двадцать в диаметре – и отошёл на сто шагов от обрыва. Выдохнул, поднял лук, наложил стрелу, натянул тетиву почти до уха, совместив прямую линию стрелы с пучком травы – и плавно спустил. И я попал! Но мне было уже не до того, потому что я остервенело тряс рукой. Тетива, отправляя стрелу в полёт, саданула по кисти и запястью, оставив на коже багровый рубец.

Получен урон – 1

Жизнь 1979/1980

Поскуливая от жалости к себе, я выдрал из юбки на бёдрах часть травяных полосок и обмотал место, пострадавшее от тетивы. А потом с таким же вдохновлённым видом повторил опыт стрельбы, но в этот раз тетива саданула чуть в стороне, оставив ровно по краю травы ещё один багровый рубец.

Получен урон – 1

Жизнь 1978/1980

- Да ты издеваешься! – чуть не плача, наорал я на лук.

Ещё немного травы из юбки, и вот уже почти всё запястье оказалось обмотано травой. Не могу сказать, что боль была непереносимая – вполне себе терпимая. Однако я, как здоровое существо, не готов был сознательно травмировать свою тушку, хотя моей жизни хватило бы ещё на 1978 выстрелов – из которых тысячу я бы, наверно, сделал без особых последствий. Третий выстрел прошёл удачнее: трава смягчила удар, и урон не прошёл. И в третий раз я снова попал! Не совсем туда, куда планировал, но главное – в пучок травы! Для закрепления результата была сделан четвёртый выстрел. Тетива мягко прошла сквозь траву и оставила третий багровый рубец.

Получен урон – 1

Жизнь 1977/1980

Оказывается, она не сдалась – а только растянула процесс. Долбанув дважды в одно и то же место, подлая конструкция всё-таки добралась до нежной Филиной тушки!

- А! Тварь!.. – я сжал руку в кулак, мотая ей в воздухе, и даже подул на больное место. Я уже собирался бросить свою поделку на землю, когда аплодисменты и голос Кира привели меня в чувство:

- Только не действуй по классике! Если ты сейчас бросишь лук на землю и попрыгаешь по нему, к дальнейшему использованию он будет непригоден. И тогда придётся делать новый.

Поздравляем: вы закатили шикарную истерику.

Вам присваивается 1СО (свободное очко) характеристик!

Система засчитала достижение, потому что ваши танцы с бубном очень рассмешили зрителей и получили более 1000 единиц одобрения. Нет ничего веселее, чем существо без мозгов! Самым популярным комментарием стало: «Смешной примат. Подписался!»

Поздравляем! Через боль и собственную глупость вы доказали, что, впервые взявшись за лук, сможете пускать стрелы в цель. Вы можете обменять полученное СО (свободное очко) характеристик на системный подарок. Тип – «за неимением лучшего»! Согласны обменять на подарок:

Навык стрельбы из лука

Да/Нет?

И тут я даже не думал – сразу нажал «да». Вот уж что, а стрельба из лука точно лучше навыка метания камней.

- Я его целый день мастерил. И ломать не собираюсь! – ответил я Киру, попытавшись сделать возмущённый вид.

Положа руку на сердце, именно это я и хотел сделать… Уж очень меня лучная подлость достала. Кир взял у меня злополучный лук и принялся рассматривать.

- Я так понимаю, это и был твой новый план? – спросил он.

«Командир! Развяжите меня, пожалуйста! Я больше не буду по пьяни песни орать!» – далёкий крик Клопа был похожий на тоскливый вой. Кир на вой внимания не обратил и принялся рассматривать мою левую руку.

- Один из элементов нового плана… – признался я. – Вот только заставить себя снова стрелять будет тяжело…

- Филь, вот ты пошёл и сделал лук. А траву наматывал вдоль рубцов! И как всё это в тебе сочетается, можешь объяснить? – удивился Кир.

- Э…Можешь объяснить? – это не было издёвкой, я и в самом деле не понял.

- Траву надо было наматывать поперёк рубцов! Тогда бы тетива не прошла между волокон! – объяснил Кир.

Я возмущённо посопел и завершил дискуссию, отбирая лук:

- Если вы такие умные, то почему ещё не прокачанные?!

- Дай пострелять! – заржал Кир, отбирая лук назад.

- Ловкость вкачал? – я попытался снова отобрать лук, но Кир, хохоча, отскочил от меня.

- Стрелы давай!

К нам подтягивались зрители. Видимо, Кир тоже сбежал от исполнения своих правительских обязанностей – и его, похоже, уже искали. И нашли, но отвлекать не стали. Конечно, тут же злобный и неадекватный Филя… Он же ещё что-нибудь сломает… Кир мои ошибки учёл и намотал траву так, чтобы тетива точно руку не оторвала. И лук он умудрился растянуть – хотя по силе мне уступал, это я точно знаю. У него силы всего шестёрка. Но он растягивал лук не одной рукой, а двумя. Да и стрелы у него ложились в мишень кучнее.

- Вещь! – одобрил он, отстрелявшись пять раз.

Я уже собрался погордиться и принять позу Наполеона. Но в этот момент от наших «ворот» в посёлок раздались крики – и мы бросились туда. Успели к самому интересному. Решашиарх несколько раз обошёл холм – и тоже определил это место как самое удобное, чтобы забраться. Тварюга взяла разбег, примерилась и одним махом перескочила естественный ров – дотянувшись задними лапами, высоко вскинутыми в прыжке, до края обрыва. Инерция дала ему выпрямиться, но колья, вкопанные ещё с утра строителями, не позволили принять вертикальное положение и прочно утвердиться.

Решашиарх на секунду завис в неустойчивом положении, а потом понял, что начинает спиной назад заваливаться с обрыва. После чего обиженно вякнул и укоризненно посмотрел на собравшихся: мол, вот вы жадные, а я же хищник – я просто белок ищу! После этого туша меховой ящерицы исчезла за краем обрыва, но вскоре показалась снова, не оправдав моих надежд. Взгляд у решашиарха был задумчивый – он даже голову чуть на бок склонил, недовольно рассматривая препятствие.

А в моей голове щёлкнуло – и план, наконец, созрел окончательно. У меня под кроватью валялся тонкий острый наконечник, который мне накануне сделал Бел. Нужно было просто использовать одно древко для копий, и получится отличное каменное копьё!

- Кир! – крикнул я. – Вы там ещё не все заготовки на копья пустили?

- А я почём знаю? Бел?! – Кир повернулся в сторону домиков, но Бел был недалеко и только поморщился, когда ему собственное имя проорали на ухо.

- Тут я, тут… – ответил он. – Нет, не все…

- Тащи одно сюда! И моток заготовки под верёвки! – крикнул я, кидаясь к дому.

Расщепить древко будущего копья, вставить в него наконечник и плотно замотать – чтобы он не болтался из стороны в сторону. Как выяснилось, это дело всего получаса. Особенно если до этого тренировался на стрелах, а на замотке тебе помогают Бел и Никитич.

Поздравляем: вы решили задачу по изготовлению отвратительного (а не отличного!) копья.

Вам присваивается 1 очко ??? характеристик!

Система засчитала достижение, потому что!

Что-то меня в логе напрягло, помимо неизвестной характеристики… Однако я пока не стал заострять внимание.

- О! – радостно сказал Бел.

- Чё за хрень? – удивился Никитич.

- План такой! – объявил я, оглядывая собравшихся, и приняв театральную паузу. – Сначала пообедать!

Отбиваясь от расспросов, я объявил, что без обеда ничего рассказывать не буду. Сам же традиционно на подъёме духа решил сбить своё чувство собственного достоинства попыткой вложить очко в мудрость.

Настоящий признак, по которому можно узнать истинного мудреца — терпение!

Система в этот раз даже не сильно меня гнобила. Но и этого достаточно. После обеда, успокоившись и заев эйфорию опостылевшим кокосом, я в окружении почти всех жителей посёлка начал излагать план.

- План прост! – объяснил я, потому что ничего сложнее сочинить всё равно был не в состоянии. – Тварь знает, где запрыгивать, и знает, что ей мешает. Это нам на руку! Мы вооружаем всех, у кого сила и умение позволяют пробить её тушу, и ставим вокруг наших ворот. Кир, как глава посёлка, будет стрелять из моего лука…

Тут я чуть слезу не пустил, потому что из лука хотел пострелять сам.

- Все защитники делятся на две линии. Первая линия – те, кто примет на себя первый удар. Вторая линия – добивающие. Есть ещё третья линия… Это все жители с камнями и прочими предметами, которыми можно дать гаду прикурить.

- И кто будет стоять в первой линии? – спросил Матвейчев. – Я так понимаю, что в ней вряд ли кто-то выживет. Правильно?

- Правильно! Поэтому стоять будут исключительно добровольцы. Ну и я… У меня есть хоть какие-то шансы выжить. У остальных да, особо шансов нет… – кивнул я.

- И кто же эти добровольцы? – засмеялся Саша, обводя взглядом собравшихся. – Поднимите свои смелые руки!

- Бамбина, не смей! – предупредил я девушку, которая попыталась вызваться. – Саша, добровольцы уже давно вызвались!..

- Да? – удивился партнёр, а потом широко улыбнулся. – Дай догадаюсь…

- Не гадай! – ухмыльнулся я. – Настя!..

Я с нехорошей улыбкой повернулся к девушке, и та, побледнев, попыталась скрыться за спинами стоящих вокруг людей. Однако её привычка лезть на первый план сыграла с ней злую шутку – её просто выпихнули вперёд.

- Ой! – девушка затравленно оглянулась, а я протянул ей деревянное копьё:

- Настал час! Час справедливости! Час мести за всех, кто был пожран ненасытной тварью! – проговорил я, глядя ей в глаза. – Вместе со мной! Без надежды на спасение! Час Сделать Хоть Что-Нибудь! Бери!

- Я девушка! – аргументы с прошлого раза у неё не изменились.

- Ты воплощение справедливости! – возразил я. – Богиня мщения! Защитница слабых и угнетённых! Отринь низменные условности! Возьми меч… копьё бери!

Для пущего эффекта я нахмурился, но Настю таким не проведёшь:

- Не буду!

- Тогда проваливай. Прямо сейчас! – ответил я, пожав плечами, а когда девушка потянулась к копью, резко его убрал. – Если валишь, копьё не дам!

- Ну ты и урод… – девушка беспомощно оглянулась, но понимания не нашла.

Ведь так удобно ходить по посёлку и рассказывать, какой я неадекватный трус и вообще подлая личность. Главное – не мне. И все про меня думают: «Какой трус! Какой маньяк!». Это как козырная карта – всегда работает. Но вот я стою с копьём, готовый встречать ту самую тварь, с которой всё началось, в первой линии. И предлагаю самому возмущённому моей трусостью – сделать то же самое. И при таком раскладе козырной туз и вправду не может сыграть. Настя сдалась и протянула руку:

- Давай копьё…

Я кивнул и вручил ей оружие. Медленно я обвёл взглядом собравшихся. Были те, кто бледнел и начинал потеть – Кристина, например – но остальные были спокойны. Я с удовлетворением отметил, что в глазах некоторых была даже готовность пожертвовать одной своей жизнью ради благополучия других. Но вот мой взгляд остановился на Петре и Алексее, и те сами всё поняли. И ни один не сделал шаг вперёд.

- Пётр и Алексей! – возгласил я.

- Ой, ну вот… – усмехнулся Кир.

- Сегодня вам выдаётся прекрасная возможность! Удивительная, невероятная, уникальная! – оба в ответ промолчали. – Доказать, что когда вы обвиняли меня в трусости, вас вынудили на это ваши стальные яйца! Покажите всем, что не какие-то срамныекукожики вы прикрыли юбкой!

- А если обвинения были вызваны работой головы? – скривился Алексей.

- Это исключено! – отмахнулся я сразу двумя копьями. – Головой вы, два влюблённых придурка, думать пока не способны. Думаете вы нижней головой! А за ней – либо стальные яйца, либо кукожики. Ваш выбор?

Первым со вздохом вышел Пётр. За ним подтянулся Алексей. А мой взгляд заскользил дальше.

- Катя!

- Ты сам разрешил остаться! – возмутилась она.

- Точно! И как только путь будет свободен, ты уйдёшь! – кивнул я. – Решение было поспешное, но отменять я его не буду, уж извини… Но можно смыть свою трусость кровью! И получить возможность и дальше жить в посёлке.

- Я боюсь! – пожаловалась она.

- Нечего бояться, – буркнул Никитич. – Поднимай свою тощую задницу и бери копьё, дура! Или ты думаешь, тебе ещё шанс дадут?

Девушка кивнула, на негнущихся ногах подошла ко мне и взяла оружие.

- Ну вот и наша первая линия! – улыбнулся я. – Вторая линия? Кого назначаем? Бамбина – ты точно!

Дальше уже всё решали без меня. Совет быстро нашёл добровольцев – одним из которых оказался Поляк собственной персоной.

- Сила под десятку! – подмигнул он мне. – Повоюем.

- Сработаемся! – ответил я басом. – Готовимся, граждане. И в бой!

Глава 13. На колу мочало

Много ли мне надо было сделать? Много! Во-первых, я собирался вбить два свободных очка характеристик в силу. Как бы я ни любил подначки от местной системы по поводу мудрости и интеллекта, но в лёгкую победу над ящером верилось слабо, и я собирался использовать все возможности. К счастью, процесс был далеко не таким болезненным, как раньше – и я тихо-мирно завершил своё усиление без глупого подёргивания конечностями. Открывшийся по запросу интерфейс откровенно не радовал:

Игрок: Федотов Ф.Л.

Уровень: 18

Жизнь: 2160 (2160)

Энергия: 1953 (1980)

Сытость: 91,00%

Жажда: 96,00%

Усталость: 68,00%

Тепло: 100,00%

Сила: 12,00

Ловкость: 10,00

Телосложение: 12,00

Интеллект: 1,00

Мудрость: 2,00

Свободные очки: 0

Свободный опыт: 3

Навыки (оружие):

Махание дубиной – уровень 0

Стрельба из лука – уровень 0

Я был слишком слаб, я плохо прокачался – и спасти меня могла только какая-нибудь вундервафля.

В процессе усиления собственной тушки я успел вспомнить много приспособлений для охоты на большого зверя. Вот на медведей же как ходили? С рогатиной! Вот чего у нас явно не хватало. Но теперь спуститься с холма и сделать нечто подобное уже было невозможно. Однако можно было сделать хотя бы перекладины на середине древка – чтобы решашиарху было сложнее добраться до нежных тушек встречающих.

Зубастый подлец, кстати, всё это время продолжал крутиться рядом с нашими «воротами», явно составляя в голове свой собственный Очень Хитрый План. Народ в посёлке нервничал и старался на глаза тварюге не попадаться, но к бою готовился весьма активно. И правильно! Если решашиарх укусит общество – оно, конечно, опечалится, но если всё наше общество кинет камнем в решашиарха, то он имеет все шансы сдохнуть под кучей этих камней. И это уже не мудрость предков – это вот такой план… Так что жители посёлка вовсю собирали камни с холма и стаскивали их к месту предстоящего побоища.

Когда всё было готово, мы выстроились перед обрывом, вызвав у решаширха непроизвольное слюноотделение. Голодный доходяга начал бегать туда-сюда вдоль склона и комично, но зловеще повякивать. Фантомас, блин! Настя и Катя сжимали свои копья так, что костяшки пальцев у обеих побелели. Настя изображала из себя гордую и оскорблённую, но было видно: ей страшно. Катя своего страха даже не скрывала – губы поджаты, глазки навыкате, трясётся всем телом. Пётр и Алексей вроде держались, нонервные подёргивания пальцев на копьях их выдавали. Им тоже было страшно.

- Вторая линия, если кто-то из нас решит сбежать – бейте его! – предупредил я, решив подстраховаться от попыток первой линии панически отступить. – Как мы прижмём решашиарха, так и вы присоединяетесь к нам. Ну или по команде… Ну или когда не станет первой линии… Третья линия – помогает, но аккуратно. Своих не заденьте! Кир!..

- Я постараюсь тебя не оцарапать! – пообещал лидер.

- Ну тогда… Выкапывайте колья! – приказал я.

Колья выкопали. Солнце припекало. Решашиарх всё не нападал. Он с величайшим подозрением во взгляде оглядывал наше «смелое воинство». Так прошло десять минут, потом пятнадцать минут… Наконец, выражение хищной морды сменилось со «что эти подлецы задумали?» на «они что, серьёзно?» – а ящер взял разгон и прыгнул на край обрыва. На этот раз ничего не помешало ему зацепиться и выпрямиться. Хвост стрельнул в мою сторону, но я успел кинуться на землю, пропуская острый шип над головой.

Вы и масса других игроков-придурков атакованы рептилией – решашиарх вышронский!

Системное сообщение скинуло оцепенение с первой линии. Закрыв глаза, Настя первой сделала выпад – и ожидаемо промахнулась. Со стороны Кира свистнула стрела, впиваясь куда-то в густой мех. Ящер обиженно засопел.

- Восемь тысяч жизней! – крикнул наш лидер. – Насадите его на свои колья!

И в этот момент враг нанёс первый результативный удар. Хвост стремительно дёрнулся к Насте, которая продолжала с закрытыми глазами нащупывать врага остриём копья – и снёс её хорошенькую, но глупую голову. Завизжала Катя, роняя копьё, а Алексей и Пётр сделали выпад. А эта гадина не обратила на них никакого внимания… Решашиарх изволил жрать! Пока не рассыпалось пеплом первое тело, он откусил от него ногу, сделал небольшой шажок от другой, пока ещё агрессивной еды – и принялся с довольным видом уминать свой обед.

Сзади кто-то блевал проклятым кокосом… А я встал на ноги, перехватил копьё поудобнее и пошёл в атаку. Первый удар получился смазанным: наш враг уже наловчился уворачиваться от копий, а у нас банально не хватало умения быстро ткнуть. Второй удар я уже наносил со всей силой и всем своим весом, ткнув ящера в морду – и даже попав в стык между плотных пластин брони.

Вы нанесли рептилии решашиарх вышронский 83 урона

Жизнь решашиарха вышронского 8344/8450

От удивления вражина раскрыла пасть, полную зубов, ожидаемо выронила недожёванную ногу и уставилась на меня. Её взгляд последовательно менялся: от удивления к обиде, от обиды – к возмущению, а от возмущения – к лютой ненависти. И ненависть появилась уже после моего второго удара.

Вы нанесли рептилии решашиарх вышронский 71 урона

Жизнь решашиарха вышронского 8273/8450

Я смотрел в глаза решашиарха и понимал, что удостоился чести быть им замеченным, запомненным – и объявленным личным врагом. Дальше гад действовал стремительно. Он прыгнул на меня, сбивая передней лапой копьё в сторону – и атакуя одновременно хвостом и пастью. Понимая, чем всё закончится, я проявил чудеса ловкости – в доли секунды отпрыгнув метра на два назад.

С отчаянным визгом мимо пробежала Катя с копьём наперевес. И ей, на удивление, повезло. Не обращая внимания на досадную и шумную помеху, решашиарх снова дёрнулся в мою сторону. Деревянное копьё пробило мех и достаточно глубоко воткнулось ему в плечо. Решашиарх судорожно дёрнулся, а Катя выпустила древко, на которое давила всем телом, и упала на землю. Мощная нога рептилии подняться ей уже не дала, раздавив грудную клетку.

Однако всё это дало мне возможность нанести очередной удар. На этот раз я просто бросил своё копьё – и в рывке вцепился в Катино, загоняя его глубже в тушу, а потом сразу отскочил назад, спасаясь от хвоста и пасти.

Вы нанесли рептилии решашиарх вышронский 101 урона

Жизнь решашиарха вышронского 7867/8450

Достать меня решашиарху не позволила воткнувшаяся в пасть стрела – и Пётр, нанёсший свой удар. Хвост рептилии изменил траекторию и пронзил Петра в районе плеча насквозь. Подскочивший Алексей зачем-то принялся оттаскивать товарища – и следующим ударом хвоста решашиарх проткнул уже обоих смертничков. А потом прыгнул на меня.

Я присел, упирая копьё в каменистую землю и стараясь направить его куда-то в район огромной решашиаршьей задницы. Но попало остриё в бедро.

Критический удар!

Вы нанесли рептилии решашиарх вышронский 534 урона

Правая нога – повреждена

Подвижность снижена

Жизнь решашиарха вышронского 7275/8450

Вот тут рептилия заревела уже в полную силу. На меня дохнуло смрадом из пасти, а из раны брызнула вполне себе красная решашиаршья кровь. Туша врага завалилась на землю кверху брюхом.

- Вторая линия! – заорал я, хватаясь за оба торчащих копья и придавливая ящера к земле.

Получен урон когтями – 841

Жизнь 1319/2160

Ой, кажется, вам крышка!

Эффект: – 50 жизней в секунду.

Наложен эффект болевой шок – длительность 4 секунды!

А следом мне стало очень тяжело дышать. Что и не мудрено: мои лёгкие хорошо работают тогда, когда в них не торчат чужие передние лапы с острыми когтями. А когда торчат – нехорошо получается… Боли я не почувствовал. Удар был настолько резким, что меня даже почти и не дёрнуло. Вот только я ощущал странный холод, давление в рёбрах и спине – и кровь, наполнявшую рот и лившуюся откуда-то изнутри. А ещё липкий страх и понимание, что умирать всё-таки придётся…

Получен урон – 50

Жизнь 1269/2160

Ноги у меня подкосились, и я ещё сильнее навалился на врага, не давая ему подняться. А вокруг уже стало тесно… Бойцы второй линии начали бить противника со всех сторон. Я же старался воспользоваться оставшимися 3 секундами болевого шока – и как можно дольше удержать мерзкую ящерицу. Тварь попыталась выдернуть из меня передние лапы, но добилась только того, что оба удерживаемых копья воткнулись в неё по самые перекладины, а я просто свалился ей на грудь.

Получен урон когтями – 341

Жизнь 928/2160

Вы нанесли рептилии решашиарх вышронский 287 урона

Жизнь решашиарха вышронского 6799/8450

Вы нанесли рептилии решашиарх вышронский 105 урона

Жизнь решашиарха вышронского 6694/8450

Получен урон – 50

Жизнь 878/2160

Как у меня в руке оказался каменный нож – я и сам не помню. Но я успел ткнуть им в глаз врагу, когда тот пытался укусить Поляка, подобравшегося слишком близко.

Критический удар!

Вы нанесли рептилии решашиарх вышронский 240 урона

Левый глаз выколот – видимость ограничена.

Жизнь решашиарха вышронского 6349/8450

Получен урон – 50

Жизнь 828/2160

А потом под укоряющим взглядом правого глаза рептилии я успел вбить кинжал куда-то ящеру в шею…

Вы нанесли рептилии решашиарх вышронский 60 урона

Жизнь решашиарха вышронского 6002/8450

Получен урон – 50

Жизнь 778/2160

Эффект болевой шок – снят

И это было последнее, что я видел… Боль была такая, что если бы я мог орать – орал бы во всю силу лёгких. Но я мог только дёргаться, держась за нож, и плевать кровью во врага. Всё-таки жаль, что она не ядовитая…

Вы нанесли рептилии решашиарх вышронский 60 урона

Жизнь решашиарха вышронского 5742/8450

Получен урон – 50

Жизнь 728/2160

Темнота… Темнота была прекрасна – она избавляла и от тела, и от всех его недостатков. От боли в груди, от нехватки воздуха и от целой массы неприятных ощущений, которые я уже начал забывать. Решашиарх тесного знакомства со мной не выдержал. И совершенно тупо избавился от угрозы. Именно тупо! И система меня в этом мнении поддерживала.

Получен урон шипом – 728

Жизнь 0/2160

Поздравляем, Игрок!

Вы только что не совсем уж бездарно потратили свою четвёртую жизнь!

Осталось жизней 296/300!

Воскрешение через… 9…

Критический удар!

Решашиарх вышронский (тупая скотина!) наносит через вас рептилии (на редкость тупой!) решашиарх вышронский 2520 урона

Жизнь решашиарха вышронского 3117/8450

Оно себя само прибило к земле!..

8…

Поздравляем, вы показали зрителям отличное шоу.

Вам присваивается 10СО (свободное очко) характеристик!

Система засчитала достижение, потому что видео с решашиархом, пришпиленным собственным хвостом к земле, уже стало хитом у зрителей и получило более 10 млн. единиц одобрения. Лучший комментарий на текущий момент: «Умнее мобов запустить было нельзя?».

7…

Вы не успели воскреснуть и всё ещё являетесь участником схватки.

Если схватка закончится – вы будете участвовать в распределении опыта.

6…

5…

4…

Одержана групповая победа над решашиархом вышронским!

3…

Вы получаете 24 очков опыта (поделен между союзниками).

2…

Вам присвоен 19 уровень!

До следующего уровня осталось – 9/19 очков опыта!

1…

Свободный опыт сгорает из-за перерождения.

До следующего уровня осталось – 0/19 очков опыта!

Мягкий песок и неудобная твёрдая палочка под спиной… Сочту это за сообщение, что я снова вернулся в игру. Необычайная свежесть в паховой области намекнула, что я снова гол. А смутно знакомый голос дал мне понять, что всё не так хорошо, как мне представляется.

- Очешуеть!.. Окурок! Ты видал, какое тело прилетело?

Ненавистный! Ненавистный Серый!.. Он украл мою прелесссть! Стоп! Он у меня ещё ничего не украл… Кроме двух жизней!

- Серый, мочи его быстро!

Я открыл глаза как раз вовремя, чтобы поймать летящий мне в голову камень. Я схватился за него и перекатился в сторону, вырывая булыжник из рук Серого. Парень за это время значительно окреп – но, похоже, всё ещё сильно отставал от меня. Не удержавшись, Серый упал на четвереньки, а я, наоборот, вскочил на ноги и сделал шаг к нему.

- Да чё за дела?! – обиженно удивился Серый, ещё глядя в песок перед тем, как камень опустился ему на затылок.

Вы нанесли урон Игроку – Серый: 228

Жизнь Игрока – Серый: 72/300

Игрок Серый оглушен!

Оглушение – 10 минут.

Взаимный счёт 1/2

- А-а-а-а! Ты чо, псих?! – заорал на меня Окурок, а потом посмотрел прямо в лицо и узнал. – Щекастый баклан! А-а-а-а!..

Окурок дёрнул от меня в лес с такой скоростью, что я только головой покачал, глядя ему вслед. Но дела надо было доделывать. Я поднял камень и снова приложил Серого, который пока так и не успел прийти в себя.

Вы нанесли урон Игроку – Серый: 72

Жизнь Игрока – Серый: 0/300

Вы убили Игрок Серый!

Взаимный счёт 2/2

Так как Игрок Серый ниже вас по уровню, вы получаете штраф к получаемому опыту.

Вы получаете 157 очков опыта.

Вам присвоен 20 уровень!

Вам присваивается 1СО (свободное очко) характеристик!

До следующего уровня осталось – 138/21 очко опыта!

Вам присвоен 21 уровень!

Ты вернул всё, что было. И потерял возможность быстрой прокачки. Теперь тебе надо больше еды и воды. Но взамен ты получаешь 5% отражения для физических атак. Выдержав тяжёлые и не очень бои, ты заслужил своё право больше получать по щам – а это дорогого стоит! Впрочем, ты всё равно остался тем же ничтожным приматом, которым был до начала игры. Этого, к сожалению, так просто не изменишь.

Получено свойство – тёртый калач.

Отражение физических атак – 5%.

С этого момента при смерти ты будешь терять не только накопленный опыт, но и все уровни выше 20! А что ты хотел? Качаться бесконечно? Ты и так достиг больше, чем 99,99% твоего вида! Впрочем, если ты всё-таки каким-то чудом прокачаешься без перерождения до 40 уровня, то он станет следующей несгораемой ступенькой к настоящему могуществу. При тебе останутся все очки характеристик и полученные особенности. Но взяв уровень во второй раз, ты их, конечно же, не получишь.

Теперь рост будет тяжел и труден. Каждый новый уровень будет даваться с неимоверным трудом. Вот если бы ты был умнее… Но ты такой же тупой, как и в начале игры! Так что дерзай и попробуй выжить!

До следующего уровня осталось – 117/549 очко опыта!

- Да где вы беретё такие названия, наркоманы фиговы? – удивился я, переваривая новость, что я теперь «тёртый калач».

Я погрозил небу кулаком и огляделся. Эту часть пляжа мне ещё не доводилось рассматривать в подробностях. И я даже не знал, где она находится. Я-то надеялся оказаться в том месте, где нет логова Серого и Окурка. И как теперь идти назад к посёлку, я даже близко не представлял. С другой стороны, отправлявшиеся на перерождение ведь как-то находили дорогу назад?.. Значит, где-то неподалёку я найду и знакомый по первым дням в игре пляж.

Окурок и Серый выбрали своим пристанищем уютную маленькую бухту, окружённую высокими берегами, поросшими лесом. Свиньями они были ещё теми, так что весь пляж был завален разнообразным мусором. Особенно рядом с двумя навесами, покрытыми сухой травой. Той самой, которую я пускал на юбку, между прочим.

Не сильно переживая по поводу порчи чужого имущества, я быстро скатал себе верёвку из водорослей и восстановил юбчонку, прикрывавшую срам. Как раз вовремя – место оказалось популярной точкой воскрешения. На моих глазах прямо в воздухе появилась чёрная пыль, закружившаяся над землёй. За секунду пылинки сформировали на земле человеческую фигуру, а потом через их массу проступило и само тело. Ощущение было такое, что пылинки просто втянулись в возрождённого человека… Интересно, я ещё никогда не наблюдал процесс со стороны…

Впрочем, результат мне тоже понравился. Ещё пока худенькая, но уже возвращающая свои соблазнительные формы девушка лет двадцати пяти. Тёмные русые волосы, средний рост. В том мире я бы, наверно, и внимания на неё не обратил, но здесь у меня были все шансы стать участникам того самого анекдота про нудистский пляж: «Девушка, а вы мне нравитесь!» – «А я вижу!».

Страшное дело… Я отвернулся, не став и дальше любоваться прекрасной незнакомкой.

- Да чтоб вас!.. – девушка поднялась на ноги и зло огляделась, а потом увидела меня.

Взвизгнув, она постаралась прикрыть всё, что можно, и мило покраснела. Если бы не злой взгляд, я бы всё-таки залюбовался…

- Тут обитает два дегенерата… Одного я уже отправил на перерождение, а второй сбежал в лес. Если нужна одежда, вон из навесов собирай! – сообщил я, выискивая взглядом хоть что-нибудь, напоминающее оружие.

- Отвернись! – приказала мне девушка.

- Да вот ещё!.. – ответил я скучающим голосом. – Красавица, вот мне сейчас наплевать на твоё девичьестеснение. У меня есть дело поважнее: надо к своим двигать. А для этого надо вооружиться и запастись едой. Так что терять время, дожидаясь, пока ты оденешься – я не буду… Впрочем, пялиться на тебя тоже не буду…

Последнее обещание далось мне с большим трудом. Как и выполнение оного… Ну там же девушка голая! А у меня позывы естества!.. Но я держался, заставляя себя сосредоточиться на поиске оружия. И я нашёл его! На самой границе леса лежал обрубок деревца. Длина у него была примерно под метр. На одном конце толщина ствола была сантиметра два с половиной, а на другом – сантиметров десять. На широкой части, представлявшей собой древесную шишку, во все стороны смотрели обрубки корней. Когда-то из них росло целых три ствола, но, похоже, Окурок с Серым два из них уже куда-то приспособили, а такую удобную дубинку – оставили.

Я поднял орудие, взвесил на руке и признал его годным для службы. Древесина была сухая, крепкая, так что подходит! Пару раз я взмахнул им в воздухе, а потом закинул на плечо. Теперь мне нужна была тара для воды. И она нашлась рядом с навесами. На удивление, Серый с Окурком смогли сделать что-то полезное! Они использовали бамбук, разбив его на сегменты и сделав несколько маленьких ведёрок. В одном из них даже вода была. Но я с природной брезгливостьювзял тот, что выглядел неиспользованным. Неподалеку тёк ручей, в котором я и наполнил тару.

Когда я вернулся, девушки уже не было. Ушла она тихо и быстро. Оставалось надеяться, что на сбежавшего Окурка она не нарвётся… А я начал определяться с направлением движения… Наш посёлок стоял на южном берегу острова. Или на северном? В любом случае, солнце вставало у нас по левую руку, а заходило по правую. Светило оно всегда со стороны моря. Время шло к вечеру, солнце садилось на условном западе, и я смог понять, куда мне надо двигаться – на восток.

Лес встретил меня гомоном птиц, шуршанием мелких зверушек и лёгким ветерком с моря. Вообще с каждым днём игра становилась всё более и более населённой. Раньше и птиц было меньше, и живность встречалась реже. Так что двигался я, внимательно глядя под ноги, чтобы не наступить на какого-нибудь не в меру наглого аспида или насекомое. У меня, конечно, появился резист на физический урон, но на яды-то никто мне защиту не давал… Нарвусь на какого-нибудь обиженного скорпиона, и всё – минус уровень и минус жизнь.

Так что как бы я ни гордился своей силушкой – а тропический лес всегда остаётся тропическим лесом. И соваться в него неизменно опасно для здоровья. К вечеру я добрался до длинного пляжа за скалами, огораживающими бухту Серого и Окурка. Но сам пляж был мне незнаком, а вот форма обрывов на противоположном конце была вполне узнаваема. Значит, за ней и будет мой пляжик. Осталось только обогнуть препятствие – и я на месте. Но солнце уже катилось к горизонту, и мне предстояло переночевать здесь.

Я принялся готовить себе лежанку, и вот тут мне по-настоящему повезло. Я наткнулся на них!.. На то самое, что с первого дня не мог найти. Я нашёл банановые пальмы! Бананы!.. Вот только глаз их видел, а зуб – не дотягивался. Пуская слюну, я стоял под пальмами и мечтал только об одном – научиться летать. Плюнув на осторожность, я выбрал самую наклонную пальму и полез наверх. Жизнь стоит связки бананов! А кто ещё сомневается – поживите тринадцать дней на одних кокосах.

И я добыл их! Ободрал до крови ладони и внутреннюю сторону бедра, но добыл! А потом сидел, попивая воду из бамбуковой бадейки, и давился бананами, пока они у меня из ушей не полезли. И я открывал в них такие глубины вкуса, каких не знал раньше – и никогда не думал узнать!..

Спать я устроился в обычной для себя ямке, накрытой листьями. С одной лишь разницей – вокруг спального места я всё обложил хрустким сухим тростником, набранным неподалёку в лесу. Если ко мне будет подкрадываться враг – услышу, решил я. И сразу уснул.

Глава 14. Свиньи, волки, люди...

День четырнадцатый!

Вы продержались 13 дней!

Лучше просыпаться под хруст французской булки, а не раскиданного вокруг кровати тростника. Моё эффектное появление из кучи листьев с грозным матом и позорно бегающими глазками стало немалым шоком для семьи поросят. Для меня их появление, кстати, тоже. Провожая взглядом истошно визжащее семейство пятачков, я тяжело вздохнул и сглотнул слюну. Даже если бы я успел прибить поросёнка – огня у меня не было, чтобы его приготовить. А до сыроедения я ещё не дошёл. Не тот уровень просветления, видимо…

Решив, что сильно спешить не стоит – и вообще сначала нужно разобраться со своими характеристиками, я пошёл за новой партией бананов. Воду в округе найти не удалось, так что напиться вдоволь не вышло. Оставив несколько глотков, я углубился в изучение характеристик.

Игрок: Федотов Ф.Л.

Уровень: 21

Жизнь: 2520 (2520)

Энергия: 2310 (2310)

Сытость: 99,00%

Жажда: 81,00%

Усталость: 98,00%

Тепло: 100,00%

Сила: 12,00

Ловкость: 10,00

Телосложение: 12,00

Интеллект: 1,00

Мудрость: 2,00

Свободные очки: 11

Свободный опыт: 117

Навыки (оружие):

Махание дубиной – уровень 0

Стрельба из лука – уровень 0

Свойства:

«Тёртый калач» – отражение физического урона 5%

К сожалению, местная система была совершенно недружелюбна и ничего мне не подсказывала. Вот есть у меня навыки, а что с ними делать? Я ведь пытался перед боем с решашиархом вложить в навыки свободные очки характеристик – и ничего не получилось. Хотя я видел, что с этими умениями можно что-то сделать. На этот раз, ткнувшись в меню, я узнал, что качаются они за свободный опыт. Махание дубиной я поднял до первого уровня, вложив сотню очков.

Как и при появлении навыка, тело само собой попыталось начать тренировку, а я постарался ему этого не позволить. Сначала я начал подниматься на ноги, но усилием воли заставил себя остаться сидеть. И сработало – я просто подёргивался, мысленно понимая, какие действия должен сейчас выполнять. Как оказалось, в этом деле важен глазомер! Жестокий облом!.. У меня с глазомером дела не очень…

Так или иначе, но на первом уровне умения мне дали понимание того, как дубина должна попадать по цели при ударе. Самой широкой частью. Неприятности начнутся, если ударить дубиной ближе к месту хвата – тогда оружие может просто вывернуться из руки. Так что основной тактикой с такой длинной дубиной, как у меня, было – держать дистанцию, сближаясь лишь в момент удара. Всё это и без диких танцев посреди леса отлично записалось в моей голове. Сдаётся мне, что все эти танцы нужны системе лишь для того, чтобы зрителей посмешить. Но я и так звезда галактического ютуба – так что нечего тут лишний раз цирк устраивать!

Силу и телосложение я поднял до пятнадцати единиц, а ловкость – до четырнадцати. Одно свободное очко оставил про запас. Вдруг его тоже можно будет на умение обменять? Конечно же, я попытался вложить это очко в интеллект, но система меня, как обычно, обломала:

Иные так оттачивают свой ум, что тот в конце концов становится тупым.

Жестокая! И кто надо мной издевался, что прокачка далась бы легче, будь я умнее? Вообще я начал замечать, что игроков в вопросах ума и мудрости намеренно втаптывают в грязь. Возможно, речь шла о каком-то подсознательном апломбе создателей игры – ну или о каком-то приёме, направленном… На что-то… Я не знаю, на что! Но так или иначе, система почти не прохаживалась по нашим физическим данным, зато регулярно напоминала нам, какие мы тупые. В этом был какой-то сакральный смысл – познав который, наверно, можно было получить «ништяк».

Думаете, я параноик? Ищу слона там, куда и мышь не пролезет? Правильно думаете!.. Но я здоровый параноик! Половина жителей посёлка вообще до сих пор считала, что мы просто находимся в виртуальной реальности, описанной в книгах современных фантастов. И только несколько человек соглашались со мной в том, что нам сказали правду от начала до конца…

И даже если это и вправду социальный эксперимент в виртуальной реальности – я всё равно прав! Потому что если это эксперимент – то условием «чистоты» его проведения является уверенность участника в легенде, подсунутой неизвестными наблюдателями. Вот только я пока не мог увидеть цели эксперимента, даже гипотетической… Нас просто закинули в дурацкие условия – и заставили выживать.

Времени на распределение свободных очков я потратил немало. Боясь вкладывать всё и сразу, я вкидывал в характеристики всего по одному очку. Каждый раз в течение несколько минут я испытывал боль, а потом отдыхал. Уверен, настанет тот день, когда вкидывание и десятка очков в силу вызовет лишь лёгкий дискомфорт. После последних событий я уже точно знал, что качаться придётся. Иначе каждая крупная тварь из местных будет в нас видеть исключительно вкусную и шумную пищу. А нам требовалось стать уважаемыми венцами природы – ну или хотя бы суперхищниками «с удостоверением».

Человек слишком слаб по сравнению с дикими тварями. У нас нет ни когтей, ни внушительных клыков, способных рвать сталь. Если мы теряем зуб, то теряем его навсегда – и не отращиваем новый, как акула. У нас нет прочных панцирей, бронированных пластин и толстой кожи. Человек всегда побеждает за счёт мозгов, но вот тут, в игре, мы не всегда успеваем проявить свою смекалку. Зверей в лесу становится больше, и многие хищники уже встали на путь прокачки. И недалёк тот день, когда я встречу какого-нибудь злобного бурундука 99 уровня. Что ему там накидает система? Хотелось бы мне знать…

Допив последние капли воды и прицепив гроздь бананов на пояс, я отправился вперёд. Солнце припекало всё сильнее, справа с шумом набегали волны… А мне было хорошо и спокойно! На удивление, но так я себя не чувствовал на Земле уже года два. Каждый раз, когда я пытался расслабиться в обычной жизни, происходило гадкое «что-нибудь» – и приходилось поднимать свою пятую точку и прилагать к решению проблемы массу усилий. Я постоянно был в напряжении, но даже не замечал этого. И только тут, в окружении реальных опасностей, сумел расслабиться по-настоящему…

В конце пляжа я остановился и долго думал, как преодолеть каменистые скалы, закрывавшие мне путь. По здравому размышлению, я понял, что придётся идти в обход. Иначе никак! Лезть по камням было слишком опасно. Я снова углубился в лес. Шёл медленно, осторожно и неторопливо – понимая, что ошибка обойдётся мне дорого. Иногда я замечал странные кусты и деревья и начинал внимательно к ним приглядываться. Некоторые растения имели пометку «земной», но были и какие-то инопланетные образцы. Пара кустов даже оказалась соотечественниками недавно почившего решашиарха – «вышронские».

Моё неспешное продвижение прервали громкие крики впереди. Крики были тревожные и злые – там явно дрались. Надеюсь, не люди с людьми – потому что в чужие разборки я вмешиваться не собирался. Но шаг всё-таки ускорил. Мир тут опасный, и вдруг надо помочь собрату-человеку? Через сотню метров я, наконец, увидел источник шума. Между деревьев сбилась в круг группа из десятка молодых парней. Большинству было не больше двадцати пяти, и только парочка мужиков была постарше. Вокруг них наворачивали круги твари, напоминавшие одновременно волков и гиен.

Твари в холке доставали человеку среднего роста до середины бедра – но эта самая холка у них значительно выдавалась наверх. Совсем как у гиен на Земле. Серый короткий мех покрывал почти всё тело, но концы лап и хвост обросли крепкой на вид чешуёй. Большие когти, узкие носы и широкие челюсти под ними… Ну и обычное зубодробительное название:

[С’сафаралакун] вшронский

Уровень 11

Опасность для Игрока: маленькая

Я не стал мудрить, обозвав их для себя вышронскими волками, и система услужливо название поменяла.

Тем временем дела у ребят шли не очень хорошо. Они пытались отбиваться палками, кольями и дубинками, но волки на их старания почти не обращали внимания, легко уворачиваясь от ударов. Сами они тоже пока пробить оборону не могли, но по телосложению парней я понимал, что запас выносливости у них – так себе. Кончится энергия, и с ней закончится и бой… Вышронские волки могли себе позволить тянуть время, а вот люди – нет. В конце концов, именно это и подстегнуло меня к тому, чтобы вмешаться.

Попыхтев в кустах с десяток секунд, я набрался злости и решимости – и грозно бросился вперёд. Как я надеюсь, агрессивно крича, а не испуганно поскуливая. Пока пыхтел, я насчитал восемь волков – и своей целью выбрал того, что выглядел покрупнее и поматёрее, да ещё и держался за спинами своих товарищей. Внутри меня всё кричало о том, что это вожак, а значит, его надо валить первым.

Моё внезапное появление стало для волков неприятной неожиданностью. Если бы на меня вылетела туша ростом под метр девяносто, весом под сотню кило, в травяной юбке, с метровой дубиной, болтающимся на поясе сухим сегментом бамбука, связкой бананов и решительным лицом – я бы точно испугался. Вышронские волки тоже слегка окосели, но навыков не растеряли. Три особи попытались атаковать меня.

Вы присоединились к бою против зверей – волк вышронский!

Первое же столкновение показало, что дубину мне ещё качать и качать. Удар по первому противнику получился смазанный, поскольку тот успел отскочить.

Вы нанесли зверю – волк вышронский 142 урона

Жизнь волка вышронского 287/510

Волчара позорно заскулил и попытался вцепиться мне зубами в ногу. За что и получил этой самой ногой по серой морде.

Вы нанесли зверю – волк вышронский 57 урона

Жизнь волка вышронского 230/510

В этот момент второй волк попытался в прыжке дотянуться до моего горла, но получил кулаком в нос. К сожалению, левым и несильно – так что урон мне вообще не засчитали. А следом мне пришлось поднимать дубину и очерчивать вокруг себя круг в воздухе, чтобы отогнать злобных тварей.

Против меня трое волков действовали очень слаженно. Один заходил со спины, пока второй готовился встать на лапы и атаковать слева. А тот, что получил и ногой, и дубиной – сместился чуть вправо. Эдак они меня быстро загрызут, несмотря на обещанную маленькую опасность. И не спасёт меня даже то, что их уже успели немного побить. Я сделал решительный шаг к тому волку, которого откинул – собираясь приложить его до того, как он поднимется на ноги. Опасность я почувствовал в последний момент буквально спиной… Волка, который меня в начале боя старательно обходил, я и так видел краем глаза. Вне зоны видимости оставался тот, что успел больше всех пострадать. К нему я и начал разворачиваться, делая замах.

Тот уже прыгнул – и чтобы не смазать удар, пришлось пятиться задом, не меняя скорости движения. Дубина описала полукруг и встретила противника в полёте, как на обучении: прямо в голову шишкастой частью.

Вы нанесли зверю – волк вышронский 228 урона

Жизнь волка вышронского 2/510

Волк вышронский оглушён!

Оглушение – 11 часов.

Обидно, да? Впрочем, волк неважно выглядел после удара и особой опасности не представлял. А вот второй гад, к которому я шёл изначально, извернулся и тяпнул меня за ногу.

Получен урон зубами – 45

Жизнь 3105/3150

Но на него опять не хватило времени! Я стоял к нему спиной – и пока развернулся бы, он мог успеть уйти. А вот тот волк, что пытался в начале боя зайти мне за спину – не выдержал и сделал решительный бросок, целясь мне в горло. Но моя дубинка после встречи с первым противником осталась в удобном положении для замаха. Удар получился хуже, потому что времени было мало, да и третий волк, вцепившийся в ногу, мешался. Однако и так вышло неплохо:

Вы нанесли зверю – волк вышронский 199 урона

Жизнь волка вышронского 264/510

Волк вышронский оглушён!

Оглушение – 6 секунд.

Я продолжил разворот, выдёргивая ногу из захвата зубов – и это стало ошибкой…

Получен урон зубами – 34

Жизнь 3067/3150

Наложен эффект – кровотечение!

Стараясь игнорировать рванувшую болью ногу и досаду от собственной глупости, я выполнил красивый удар сверху вниз.

Вы нанесли зверю – волк вышронский 277 урона

Жизнь волка вышронского 0/510

Волк вышронский убит!

Остальных оглушённых я трогать не стал. Не дожидаясь, пока опомнится вожак стаи, я в два прыжка подскочил к нему, попытавшись попасть с ходу. Однако на то этот гад и был вожаком, что попасть по нему так просто не вышло – он успел выскользнуть в последний момент, и дубинка лишь примяла ему мех.

Кровотечение забрало 2 единицы жизни!

Жизнь 3065/3150

Отпускать недобитого врага я не собирался. Сейчас тявкнет, рявкнет – и накинется на меня вся стая. Дубинка со свистом рассекла воздух и вновь устремилась к вожаку. На дубинку я не рассчитывал – знал, что опять увернётся. Рассчитывал я на левую ногу. Правой я сделал шаг вперёд, а волк отскочил левее, спасаясь от удара – и получил отличный пинок по передней лапе.

Критический удар!

Вы нанесли зверю – волк вышронский 71 урона

Жизнь волка вышронского 739/800

Правая передняя лапа – повреждена

Подвижность снижена

На такую удачу я даже не рассчитывал! Хотя гадкий хруст после удара явно намекал на то, что я достиг своей цели. Заревев, я махнул дубиной, рассчитывая на этот раз попасть куда-нибудь в голову. Волк дёрнулся, пропустив дубину перед собой – и тут же сделал выпад.

Кровотечение забрало 2 единицы жизни!

Жизнь 3063/3150

Теперь уже я отступил на шаг, спасаясь от клыков, а дубина завершила круг над головой – и обрушилась на хребтину вожаку стаи. Он попытался отскочить в сторону, но повреждённая лапа сделала своё чёрное дело. Чуть подправив удар, я всё-таки попал.

Вы нанесли зверю – волк вышронский 256 урона

Жизнь волка вышронского 483/800

Получен урон зубами – 34

Жизнь 3029/3150

Бедро дёрнуло болью – это до меня добрался оглушённый недобиток, которого я оставил за спиной. Я скосил взгляд вниз и с удивлением поймал укоризненный взгляд вышронского волка. Переведя взгляд на вожака, я вообще столкнулся в его глазах с почти отеческим расстройством. Да что же они такие все выразительные на этом Вышроне? Рукоять дубинки ткнулась в глаз кусающего меня противника, и тот взвизгнул и отскочил. А я с криком рванул вперёд, собираясь добить вожака.

Кровотечение забрало 2 единицы жизни!

Жизнь 3027/3150

Однако у вожака и его стаи были другие планы. Вместо того, чтобы как нормальный агрессивный моб сражаться до смерти – вожак рявкнул и кинулся в лес, поджимая лапу. За ним устремились и остатки стаи. На земле осталось два бездыханных волчьих тела и одно – в глубокой отключке. Я сделал несколько шагов и добил его дубиной.

Вы нанесли зверю – волк вышронский 2 урона

Жизнь волка вышронского 0/510

Волк вышронский убит!

Бой завершён! Стая вышронских волков отступила.

Вы получаете 77 очков опыта (поделен между союзниками).

- Во, норм! Сразу несколько уровней! – радостно заявил один из спасённых.

Кровотечение забрало 2 единицы жизни!

Жизнь 3025/3150

Это был один из старших членов группы. На вид ему было лет тридцать пять – невысокий, широкоплечий. Когда вернёт свою комплекцию до попадания в игру, вообще станет похож на тумбочку. А на Земле он, скорее всего, напоминал бочонок. Всё-таки к его возрасту с пузиком бороться уже очень сложно.

- Спасибо, мужик! Выручил! – улыбнулся он, выходя из строя и протягивая руку. – Барэл!

Кровотечение забрало 2 единицы жизни!

Жизнь 3023/3150

Я даже не сразу понял, что он со мной вроде как знакомится. Только когда мужик протянул руку, до меня дошло, что Барэл – это такое прозвище.

- Филя! – ответил я. – Мужики, крапива или ещё что-нибудь есть? Кровь надо остановить…

Кровотечение забрало 2 единицы жизни!

Жизнь 3021/3150

- Да, вот есть листик… Приложи! – посоветовал мне молодой чернявый паренёк.

Кровотечение забрало 2 единицы жизни!

Жизнь 3019/3150

- Я вчера…

Парень взахлёб начал рассказывать длинную историю, как его вчера порвала какая-то дикая кошка, и он думал, что истечёт кровью, но упал в заросли этих листьев – и потом кровь остановилась. А я спешно приложил лист к ране, вырвал несколько травинок из юбки и привязал, потеряв ещё десяток единиц жизни. И лист подействовал! Система перестала меня пугать угрожающими сообщениями о потерях жизней.

- Фух! – выдохнул я. – И вам спасибо. Барэл, а зовут-то тебя как?

- Да Борей меня зовут! – усмехнулся тот. – Но у нас тут ещё два Бори. Один тебе лист дал, мы его Кадетом кличем. Второй – вон, Борборыч.

Он указал на высокого белобрысого парня с длинными волосами, стянутыми в хвост. Тот приветственно махнул рукой:

- Борис Борисыч! – представился он. – Но все Борборычем кличут, и уже не первый год…

- А вы что, и до игры были знакомы? – удивился я.

- Да, – кивнул Борборыч. – Мы все давно общаемся. Шаримся вместе по онлайн-игрушкам. А тут попалось объявление на сезонные работы, вот мы все и подписались… Вот как подписались, так тут и появились два дня назад…

- Два? То есть вы здесь совсем недавно? – удивился я.

- А! Вы, старички, всегда удивляетесь! – хохотнул Барэл. – Мы с парой человек уже встречались, кто в первой волне пришёл. Ну это мы так назвали, «первая волна». Вы тут, как я понимаю, две недели назад появились. А все мы два дня назад, и таких здесь тоже много.

Я кивнул, не став ничего говорить. В принципе, всё было логично и не особо выбивалось из общей картины мира. Рано или поздно, как я подозревал, постоянный приток игроков закончится – но пока здесь могут появляться дополнительные партии. Уверен, что те, кто пришёл недавно – поголовно устраивались на Земле на якобы «сезонные работы».

- Слушай, Филя… А ты сам сейчас куда? – спросил Борборыч. – Мы тут просто второй день качаемся…

- Качаются они!.. – буркнул я. – Как вы на эту стаю нарвались? Вам же они вообще не по зубам!..

- Да мы только одну тварь сначала увидели… – признался Борборыч. – Подумали, что все вместе вальнём. Кто же знал, что у него собратья поблизости были…

- Так видно же, что хищник! – удивился я. – Такие обычно стаями ходят.

- Да кто же знал?.. В играх обычно все по одиночке… – пожал плечами Барэл.

- Ну это не совсем игра… – заметил я. – Точнее, совсем не игра. Ладно, мужики, не скучайте! Пойду я… Надо к своим в поселение возвращаться.

Нестройный прощальный хор голосов прилетел мне уже в спину, когда я хромал к пляжу. Система обещала мне за волчьи укусы целый букет последствий. Так что чем раньше удастся рану промыть – тем лучше. Но далеко я не ушёл…

- Эй! Филя! Подожди!.. – меня догнал Борборыч. – Слушай, а у вас прямо поселение, да?

- Да, – кивнул я, морщась при каждом шаге.

- А нас туда примут?

- Примут… – снова согласился я.

- А точно? – не унимался Борборыч, вынудив меня остановиться.

- Точно, – заверил я его.

- Просто мы уже пытались…

- Борборыч, считай, вас уже приняли! – произнёс я, глядя, как нас догоняют остальные. – Это тебе не чмо какое-то, а один из трёх правителей поселения обещал!..

- А!.. Вот оно что… Слушай, а может, прямо сейчас возьмёшь нас с собой? – спросил он.

- Филя, бери нас! Мы твоей личной гвардией будем! – пообещал подошедший Барэл. – Уж больно хорошо ты своей дубиной машешь! Мы тоже прокачаемся – и будем тебе спину в бою прикрывать. Мы вроде команда сработавшаяся…

- Так это вы друг с другом сработались! – возразил я. – С чего вдруг я вам доверять должен?

- Да мы надёжные! – крикнул один из парней. – Честное слово!..

- Ага, детский сад вторая группа, блин… – я сплюнул и сразу пожалел об этом. Воды у меня уже не было, так что и тратить жидкость не стоит. – Ладно, пошли вместе пока… Познакомимся по пути. Только мне бы первым делом раны промыть!..

Пока мы шли через лес, я думал. А ведь не самое плохое предложение… Ведь мне нужна личная гвардия. Ой как нужна!.. И не только мне, но и Саше с Киром. Людей становится всё больше, а у всех своё мнение и свои интересы. И ещё я уже понял, что даже решашиарх не заставит жителей заниматься регулярной прокачкой. Ну никак я не мог представить себе Никитича или Матвейчева в роли боевых единиц!.. И получается, что если Филя один идёт качаться – то он козёл, эгоист и всё такое. А вот если Филя и десять прокачанных мордоворотов пошли живность гонять – значит, они готовятся к боям и неприятностям. Во благо всего посёлка!..

И это уже не говоря о том, что рано или поздно кто-нибудь слишком умный покусится на наш триумвират. Например, решит сменить его на более открытый и демократичный строй!.. Тиранию, деспотию или монархию, на худой конец. Пока ещё нам удаётся за счёт совета держать людей в узде. Но и это рано или поздно закончится… И что тогда? Весь посёлок выносить? И ведь не хочется терять его по собственной глупости – не для того его основали… Иногда дубину полезно носить просто для того, чтобы все знали, что она есть – и может быть применена по назначению. Остаётся только начать доверять этому десятку «гвардейцев»… Пока это так, попутчики… С другой стороны, вот когда мне было сложно сойтись с людьми? Чего это я, в самом деле?..

Кстати, о дубине. Если до боя система величала её просто палкой – то после боя она была поименована именно как «дубина». Ей даже были выданы параметры:

Кустарная деревянная дубина

Урон: 10-20

Прочность: 129/130

Сразу видно: не абы что, а серьёзное оружие! Ещё бы понять, как тут система урон считает…

- Мужики, а как тут система урон считает? Вам ещё не удалось определить? – поинтересовался я.

- Да как придётся! – усмехнулся Борборыч. – Похоже, есть общий принцип: сила, помноженная на урон, и ещё что-то… Мы пока не всё поняли, честно говоря… То есть, урон проходит, но проходит он не целиком…

- И это только с оружием ближнего боя! С метанием камней вообще какая-то катавасия… Кажется, учитывается даже дальность броска, – кивнул Барэл.

- И криты ваще не прозрачные! – кивнул тот парень, который клялся мне в своей надёжности.

- Тебя как зовут? – спросил я.

- Дойч! – представился он. – Вообще я Генрих Иванов. Но имя всё перевесило...

Он улыбнулся и смущённо пожал плечами. Ну да, я бы тоже смущался при таком несоответствии имени и фамилии.

- Дойч попытался систему местную просчитать. Путём экспериментов! – сказал Борборыч. – Но пока безрезультатно. Ни как прокачка будет идти, ни формулы урона непонятны…

- Не, ну я знаю, как опыт начисляется!.. – возмутился имярек.

- И как? – поинтересовался я.

- По количеству хитов! – гордо сказал Дойч. – Учитывается ещё разница в уровнях по самым старшим у победителей и средним у проигравших. Вот как когда мы с волками дрались… Нас было одиннадцать человек. Мы убили троих волков. Они все были с 510 хитами, ведьтак?

- Мои двое – да… – кивнул я.

- И наш тоже! – кивнул Дойч. – Ещё пятеро ушли. У них был одиннадцатый уровень. Значит, нам выдали 1530 очков за убитых и ещё 55 очков за сбежавших. Это всёбазовый опыт.

- Тогда бы у нас было почти по полторы сотни опыта на каждого… – прикинул я.

- Верно! – радостно согласился Дойч. – И вот тут-то на первый план и выходит разница в уровнях. Нам от этого опыта начислили только половину, а точнее – пятьдесят четыре процента. И знаешь почему?

- Почему? – спросил я.

- Потому что у тебя уровень двадцатый первый! – победно припечатал этот гребаный вундеркинд.

Я аж остановился от удивления.

- Ну ни… чего себе!.. – я покачал головой и продолжил путь. – Ты прав, двадцать первый…

- Ну вот, уже который раз всё сходится! – обрадовался тот. – Правда, я по большим уровням с тобой впервые проверял. Но ведь сошлось!..

- Сошлось, – согласился я.

- Видишь! Мы, как гвардия, очень полезные! – заметил Барэл. – Даже готовы секретную информацию сливать. Мы ещё много всего рассказать можем! Да!..

Я покосился на здоровяка и кивнул. Похоже, и вправду могут. Во всяком случае, они уже слегка стянули завесу тайны с тех механизмов, что регулируют нашу местную жизнь.

Глава 15. …А мы припёрлись!

Пока я мочил покусанные ноги в море, моя «гвардия» показывала класс выживания в дикой игре. Они лутали тушки волков. Даже не так: они их не просто лутали, они их ещё и разделывали – снимали шкуры, деребанили мясо, добывали кости. Если бы они сейчас ловко развели костёр при помощи дощечки, палочки и такой-то матери – я бы уже не удивился. Но нет, мясо было отправлено вымачиваться в морской воде, а потом нанизано на длинный прутик для просушки. Часть мяса на прутике уже было готова к употреблению.

Мне принесли два серых шара с умениями, но я отказался.

- Берите себе! У меня два умения есть, и пока новое не требуется, – отмахнулся я.

Ребята явно жили значительно лучше меня в мои первые дни в игре. С другой стороны, нарвись я в первые дни на волков – и отправился бы на перерождение в момент. И никакой Филя не пришёл бы мне на помощь. Так что я нашёл себе оправдание – сложно быть первопроходцем!

Шкуры у ребят тоже оказались уже не первые. Были у них и шкурки каких-то мелких зверьков, которые они развесили сушиться на солнышке, стоило нам остановиться. Надо сказать, что отскоблить шкуры у них получилось, но вот явно не до конца. Проследив за моим взглядом, Борборыч пояснил:

- Мы пока нормальной выделкой не занимались. Некогда. А как время появится, сразу займёмся! – он развёл руками. – У вас лучше?

- С этим у нас хуже, – признался я. – Всё больше строительством занимались…

- Ну это тоже дело! – обрадовался Борборыч.

- А у вас все такие прокачанные? – задал вопрос Дойч, отвлекаясь от вскрытого серого шарика.

- Нет, – нехотя выдавил я ответ. – Большинство предпочитает сидеть в посёлке.

- Так везде! – обрадовал меня Барэл. – Все, кто посёлки себе зарядил, занимаются какой-то фигнёй! Строят шалашики, ищут кокосики… Тьфу! Если делать посёлок, то сразу крепость и с точкой респа!

- И как ты себе представляешь точку респа? – удивился я.

- Как-как? – Барэл заулыбался. – Надо тотемный столб вкопать. Или камень красивый поставить! И будет вам точка. Система тут умная и всё сама предложит. Ну, мне так кажется…

- Может, и стоит… – кивнул я, рассматривая ужасающего вида покус на бедре и жуткую рану на икре.

На самую секундочку я даже засмущался. Вот на самую капелюшечку! Вся эта команда гвардейцев действовала уверенно, правильно и сознательно. А мой посёлок вёл себя, как и все посёлки. Но, с другой стороны, эта компания игроманов явно иначе воспринимала окружающий мир. И в этом была вся разница. К тому же, как раз я времени зря не терял – лук сделал, фляги сделал, топоры сделал, копья… тоже сделал. И как раз мне стесняться было нечего!..

- Люди все разные! – наконец, пояснил я Барэлу. – Я уже который день пытаюсь выгнать население посёлка на прокачку, а они сидят на холме и нос не кажут! И я не уверен, что даже появление одной серьёзной местной твари изменило их отношение к жизни. Ты просто не видел, что тут творилось в первые дни: куча растерянных людей, не понимающих, что делать, как делать и к чему себя приложить! Это вы в лесу на волков нарвались – и пришёл помощник. А я в те первые дни в лес бы сунулся, и всё – полетел бы на перерождение. А на одной из двух точек сидят два урода, которые мочат всех, кто им не нравится…

- Барэл, а он прав! – заметил Дойч. – Нам корзинку для шкур подарили, верёвками помогли… И всё в первый день. Мы даже копья на чужом костре обожгли. А те, кто оказался здесь первыми, всё делали с нуля. И им теперь реально сложно перестроиться.

- Ну а потом? – удивился здоровяк. – Что, нельзя было за ум взяться?

- А потом привычка и страх… – пояснил я. – И вроде как что-то у них сложилось, и они уже боятся это потерять.

Долго задерживаться я не дал. Время поджимало. В прошлый раз до посёлка Лосева я добирался полдня. Оттуда ещё часа два-три до нашего посёлка. А время уже шло к обеду. Замотав свои ранения листьями, я отправился в путь вместе со своими гвардейцами. По пути я поближе познакомился с каждым.

Помимо Кадета, Дойча, Борборыча и Барэла, в отряде были ещё шесть человек. Все друг друга называли по прозвищам, а не по именам. Но я старался запомнить и имена, и прозвища. Всё-таки имя – это важная штука, про которую забывать даже здесь не стоит.

Тариг – задумчивый парень, который почти не улыбался. Звали его Андреем, на Земле он был студентом. Черноволосый, со смуглой кожей. Как раз он и занимался снятием шкур. Отец у него был охотником, так что до поступления в институт Тариг жил в деревне и часто ходил охотиться.

Ещё двоих можно было бы описать совершенно одинаково, если бы не прозвища – Толстый и Вислый. Это были братья-близнецы: рыжие, курносые и веснушчатые. Как мне объяснили, оба на Земле были полноватые. Но Толстый просто с удовольствием толстел, а Вислый – всё-таки иногда сидел на диетах. Впрочем, мне ещё втирали что-то про Туве Янссон, но я прослушал это объяснение. В жизни близнецов звали Миша и Паша, но они мне так и не сказали, кто из них кто. Типа сам догадайся!..

Быга – познакомился со всей компанией во время одной игры. Он туда полез «просто посмотреть» и, не заморачиваясь, вбил ник bgrhew12345… Да так и остался – и в игре, и в компании, и с таким вот дебильным ником. По первым буквам и получил своё прозвище. Никогда бы в жизни не подумал, что такой парень может зависать в играх. Голубые глаза, короткие светлые волосы, открытое лицо – обычно такие зависают совсем в других местах. В реальной жизни его звали Иваном.

Кот – невысокий шатен, очень серьёзный по жизни. На Земле его звали Константином, но даже короткое «Костя» не нравилось современной молодёжи.

Ну и последним был нагловатый парень – Дно. Позднее он отказался от ника DNO1998, потому что все думали, что в нём сошлись его эго и год рождения. Но «дном» парень не был – он был обычным русоволосым и симпатичным пареньком по имени Сергей. Просто его травмой из детства преследовал далёкий август 1998 года, когда его родители на пару лет сменили социальное положение с «обеспеченные» на «уже нуждающиеся».

Собственно, все мои «гвардейцы» были весьма приятными в общении людьми. Так что к посёлку Лосева мы подходили в сумерках – и почти лучшими друзьями. А там нас уже поджидала торжественная встреча в лице Бамбины и пары человек с копьями.

- Вот он! Водитель народов!.. Мы тебя тут с утра ждём, между прочим! – поприветствовала меня девушка издалека, поднимаясь во весь свой немалый рост.

Сдавленное хрипение за спиной подсказывало, что у кого-то случился либо лёгочный спазм, либо сердечный приступ. Но тут я ошибся… Хрип перешёл в восторженный шёпот Барэля: «Вот это женщина!» и удивлённый Борборыча: «Ты свой и её рост хорошо сравнил?». Я сделал взгляд построже и обернулся, собираясь внушить почтение и уважение, но наткнулся на задумчивые и одухотворённые лица даже без намёка на улыбки. Вот ведь выбрал себе гвардию!..

- Привет, Бамбина! Я тоже рад тебя видеть, – ответил я. – Как там у нас дела?

- Да мне откуда знать? – девушка сделала круглые глаза. – Весь день тут торчу на пляже…

- А чего торчишь? – спросил я.

- Ну… встретить, проводить… – девушка замялась, и я понял, что тут всё не так просто.

- Давай выкладывай уже! – тихо сказал я. – Зачем было встречать меня именно тут?

- Саша с Киром попросили, – призналась она. – Пойдём! По пути всё расскажу.

Мы чуть оторвались от отряда, хотя я и не видел особого смысла что-то скрывать даже от двух мужиков, что пришли с Бамбиной. И уж тем более, от своей гвардии.

- Тут… У нас после боя с решашиархом чуть маленький переворот не случился! – призналась она. – Началось всё с дележа добычи. Там всем прилетело столько опыта, что почти весь посёлок прокачался до 10 уровня. Вот они и почувствовали себя «настоящими воинами». Ну а тут такое дело… Шкура, когти, меч этот на хвосте… И главное – шар серый, который вытащили. Все были уверены, что там что-то важное. Кир и Никитич пытались людей успокоить, но сам понимаешь…

- Та-а-ак… – протянул я.

- В общем, пару человек в драке отправили на перерождение… – Бамбина смутилась.

- Небось, ты и отправила? – уточнил я.

- Ну да… – кивнула девушка. – Я случайно! Просто разнимала дерущихся подзатыльниками… Так удобнее… А парочка и так уже была на грани!..

- Не оправдывайся! – строго сказал я. – Теперь все знают, что ты не только сердца разбиваешь, но и выносишь мозг.

Комплимент был сомнительный, но поскольку меня редко кто воспринимает всерьёз, то и такие прокатывают. Бамбина смущённо улыбнулась и перешла к сути.

- А ещё в твоё отсутствие парочка Настиных последователей решила продвигать идею, что тебя назад пускать нельзя. Дескать, ты хуже решашиарха… Поддержало их несколько человек, и ночью все сбежали в лес! – девушка виновато пожала плечами. – Ничего страшного, к нам только за вечер и утро ещё пара десятков новеньких пришли. Однако была опасность, что тебя попробуют перехватить за пределами посёлка… Вот Кир с Сашей и решили, так сказать… И меня пока подальше отослать, а заодно и тебя встретить.

- Не понял! На тебя там тоже кто-то бочку катил? – удивился я. – За пару подзатыльников, что ли?

- Ну ведь я на перерождение людей отправила… – девушка снова засмущалась. – А там и так всё не слишком спокойно…

- Ну это Кир с Сашей зря! – покачал я головой. – Как они без тебя буйных будут успокаивать?

- Не знаю… – девушка совсем расстроилась.

- Да не переживай ты… Всё разрулим! – утешил я её. – Лучше расскажи, как это вы решашиарха добили за несколько секунд.

- Да он сам себя почти добил! – девушка засмеялась. – Бил в тебя хвостом и сам себя проткнул. А тут ещё Сашок ему на хвост кинулся сверху… И пока ящер пытался с этой нагрузкой вытащить хвост, все его буквально закидали камнями. Урону там было по десять единиц с броска. Но народ из третьей линии давно уже готовился! Боялись в тебя попасть…

- А Сашок им не мешался? – засмеялся я.

- В Сашка не боялись попасть, – пожала плечами Бамбина. – Так что он тоже на перерождение ушёл…

Сзади раздалось бормотание и приглушённые голоса, но стоило нам с Бамбиной оглянуться, как всё смолкло. Какое-то время мы шли молча, пока я не вспомнил, какой ещё вопрос хотел задать.

- Слушай, а Клоп-то… Как он?

- А! Клопа отвязали и пока заселили в маленький шалашик. Саша приказал ему не вылезать оттуда, пока народ не успокоится, – сказала Бамбина.

- И что, разве никому не интересно, как он бухло делает? – удивился я.

- Интересно! Но сам понимаешь, что в посёлке творилось… – ответила Бамбина.

- Ведь я говорил Киру и Никитичу, что качаться надо! – покачал я головой. – Было бы их уже двое-трое твоего уровня, живо бы все успокоились.

- Вот ты вернулся – и успокой! – заметила девушка. – Раз такой умный… Они тоже дела делали. Что ты бухтишь, как старый пень?

Сзади раздались смешки и тихое: «Ах, какая…». Мы с Бамбиной, не сговариваясь, развернулись, но и у её сопровождающих, и у моих снова были невинные лица и одухотворённые взгляды.

- Там хоть мясо от решашиарха осталось? – жалобно спросил я, когда мы продолжили путь.

- Эм… нет… – ответила девушка, но от моего острого взгляда не скрылось смущение.

- Аня! Посмотри мне в глаза! – потребовал я.

- Ну вот ещё… Наклоняться для этого… – возмутилась Бамбина, отводя взгляд.

- Куда вы дели много вкусных и полезных килограммов? – требовательно спросил я.

- Филь, вот с этого всё и началось! – призналась Бамбина. – В общем, многие отказались есть мясо «неизвестной инопланетной твари»…

- Почему? – не понял я. – У неё кровь была зеленая? Цвет мяса нездорово-салатовый?

- Нет, но тварь вроде как инопланетная… Типа надо поберечься, и вообще она людей жрёт, – Бамбина вздохнула. – Ну и те, кто мясо не стал есть, потребовали его выкинуть… А многие же, ты знаешь, оголодали… В общем, вот…

- А ладно… Держи бананчик! – я оторвал от связки на поясе несколько бананов. – И не расстраивайся…

«Вот это…» – донеслось сзади.

- Филя… – тихо произнесла Бамбина, забирая банан. – Скажи, тебе все нужны из тех, кто пришёл с тобой?

- Желательно, все! – признался я.

- Жаль… Мне очень хочется прибить того умника, который потешается над моим ростом!..

- Нет! – шёпотом возмутился я. – Ты всё не так поняла! Его зовут Барэл. И он не потешается – он сражён до глубины души…

Девушка с иронией посмотрела на меня.

- Как увидел тебя, так за сердце схватился и давай оттуда стрелу Амура выковыривать!.. – не останавливался я.

Не, ну а что такого? Мне несложно, а хорошего человека избавлю от метаний и терзаний. Вдруг он не решится сам признаться… А тут его либо сразу на перерождение отправят, либо, может... Бамбина покраснела и стала внимательно прислушиваться к шепоткам за спиной – разве что ушами не шевелила.

- Так и говорит! Мол, кто эта богиня? – продолжал я. – Как такую женщину земля носит…

- Вот ты сейчас уже не в ту степь погнал!.. – недовольно заметила Аня.

- Взгляд, говорит, не отвести! Глаз не оторвать!

- Не надо мне глаза отрывать! – возмутилась девушка. – Они мне и самой пригодятся!

- Прости, да… Ну в общем, так и страдает… Говорит, ах, вот это…

- Всё-всё, сводник недоделанный! Я уже всё поняла!.. – отмахнулась от меня Бамбина, очищая банан от кожуры.

В тот момент, когда она откусила от него кусок, я услышал сдавленное хрипение за спиной. Кажется, Барэлю стало совсем плохо… Или хорошо… Кто их разберёт, восторженных идиотов?

Больше всего после рассказа Бамбины я боялся, что передо мной опять не опустят мост. Но то, что нас ждало, буквально разорвало моёчувство порядка на мелкие осколочки хаоса и безалаберности. Мост был опущен! И никакой охраны при нём не наблюдалось! Никакой!.. Вообще!..

Нет, конечно, я в армии не служил, важных чинов не получал, ответственных должностей не занимал… Однако даже мне было понятно: за такое надо наказывать. Жестоко наказывать! Безжалостно и с долгой прелюдией, включающей кипяток, острые предметы, щепки и плеть! Наказание должно быть исключительно публичным и показательным!..

- Филя, меня беспокоит твоё самочувствие! – заметила Бамбина. – Ты как-то странно сопишь. И покраснел весь…

- …Ы!.. – я в возмущении указал на мост.

- Ты помнишь, как тебя зовут? – сразу засуетился подошедший Кадет. – В сердце не давит? Может, давление?

- … Ра!.. – я попытался показать на мост.

- Да-да! Успокойся, мы добрались! – утешил меня Кадет. – Теперь всё будет хорошо.

- Классно устроились! – одобрил Борборыч. – Только вот мост надо охранять!

- А!.. – я указал на Борборыча, потом на мост. А после зло засопел, снял с плеча дубину и пошёл совершать то, о чём завтра с утра буду жалеть. – За мной!..

Наверно, это был стихийный митинг. Или очередное бузотёрство недовольных жителей посёлка. Если, конечно, они под вечер не решили устроить весёлые командные игры. Во всяком случае, когда я прошёл через пустой посёлок в центр, люди явно были разбиты на три группы. Одна, самая большая, столпилась вокруг двух других. Вторая окружала членов совета и моих партнёров по триумвирату. А третья – стояла напротив второй. Ну точно, либо митинг, либо народные гулянья! Вечером, с опущенным мостом…

- Я! Хочу! Получить! Ответ! На! Один! Вопрос! – заорал я, надвигаясь прямо на толпу с дубиной наперевес. – Какая! Сука! Покинула! Пост! У ворот?!

Толпа передом мной расступалась, как Красное море перед иудеями. Среди людей уже раздавались смешки и одобрительные возгласы. Саша при виде меня довольно ухмыльнулся.

- Да кого тут бояться такой толпе? – спросил мужик из третьей кучки людей. Кстати, мужика я видел впервые в жизни, как и часть его группы поддержки. – Кто сюда сунется?

- Я сунулся!!! – оборвал я его выступление, двинув рукой с зажатой в ней дубиной себе в грудь.

Получен урон собственной дурью – 5

Жизнь 3008/3150

- К вам пришёл самый страшный хищник этих мест! И я повторяю вопрос: где грёбаные часовые у ворот?!

- Филя, а что ты с ними делать собрался? – поинтересовался Кир.

- Показывать, к чему приводит халатность и безалаберность! – не стал скрывать я. – На их личном примере!

- А как с этим сочетается связка бананов на поясе? – выкрикнул кто-то в толпе.

- Кто тут такой умный?! – я резко развернулся, оглядывая собравшихся.

- Никто! – пискнул шутник.

- Вот никто бананов и не получит! Лопайте кокосы и давитесь! – ответил я, насупившись. – Где часовые? И где моё мясо невинно убиенного решашиарха, а?!

- Ой-ой…

- Ну всё…

- Понеслась…

Комментарии вперемешку со смешками посыпались со всех сторон.

- Ладно, граждане… Расходимся! – сказал Никитич. – Дела не доделаны, ужин не приготовлен!

- Э!.. Я ещё не закончил! – закричал тот самый мужик, который пытался меня убедить, что охранять мост не нужно.

- Ты закончил! – оборвал я его. – Тебе пора заступать на пост у ворот! Напарника подберёшь себе сам!

- Да я…

- Дежурство – полночи!

- Я!..

- Всю ночь!!!

- Не согласен!.. – завопил мужик в расстроенных чувствах.

- Ты хочешь со мной не согласиться? – удивился я, подходя ближе. – Ты хорошо подумал?

Сначала я этого кадра не рассмотрел, но, подойдя почти вплотную, понял, кого он мне напоминает. Да уголовника! Не хватало только наколок, а так – всё идеально сходилось.

- Я…

- А то смотри! Кто со мной не согласен, покидает наш посёлок очень интересными способами, – предупредил я. – В твоём случае выход будет – там!

Я указал в сторону моря.

- Там обрыв, начальник, – заметил мужик, стушевавшись.

- Там выход! – ласково повторил я. – Единственный выход!

- Выход!!! Ну конечно, выход!!! – заорал какой-то парень из новеньких, радостно засмеялся и рванул в сторону обрыва. – На выход!!! Домой!!!

- Плутон, стой!.. – закричал Поляк.

К нему присоединилось ещё несколько голосов. Вокруг раздались крики:

- Лови его!.. Хватай!.. Куды?!..

Народ азартно погнался за бегущим парнем, но вот незадача: у парня явно была цель, которая находилась где-то за пределами вершины холма. И когда толпа ближе к обрыву начала замедляться – тот только поднажал. А потом с задорным криком «И-иэх-ху-у-у-а-а-а!!!...» ушёл ласточкой за горизонт…

Когда я добрался до обрыва, совершенно ошарашенный происходящим, тело парня уже развеялось в пыль.

- Плутону больше не наливать, – задумчиво проговорил Саша.

- Понабрали неадекватов! – возмутился я. – А ведь меня всего день не было!..

- Филь, вот прости-прости, но отдел кадров «чавой-то» не успели выделить! – заметил Никитич откуда-то сзади, специально коверкая слово «чего-то». – Мы совет сегодня устраивать будем, или как? А то жрать уже хочется!

- А ворота под охраной? – вернулся я к старой теме, но мне никто не ответил.

Впрочем, ворота были под охраной. Уголовник так впечатлился силой моего убеждения – видимо, когда по одному моему слову человек вышел именно туда, где я объявил выход – что решил задержаться в нашем посёлке, а заодно и ворота ночью поохранять. Наверно, чтобы Плутон не вернулся. С «уголовником» на пост заступил ещё один такой подозрительный тип.

Пока готовили еду, я выбивал жилище для своей гвардии. Ну или хотя бы место под жилище… Беда была в том, что вокруг моего «склепа» свободного места почти не было. В итоге решено было переселиться на ещё не занятую часть вершины. Саша идею поддержал, вообще предложив застолбить место под «своих». А я и вовсе рассчитывал найти среди новичков умных людей – и сделать что-то более существенное и основательное, чем домик из листьев и палок.

- Ну давайте! Рассказывайте, как дошли до такой жизни… – предложил я в самом начале совета, пока люди ещё ели.

- А разве тебе Бамбина не рассказала? – удивился Кир.

- Что-то рассказала, а кое-что и нет… – пожал я плечами. – Про уголовников, которые митинги устраивают, и недопланету, вышедшую на нашу орбиту, а потом её покинувшую, точно не говорила.

- Недопланета?.. – Никитич посмотрел на меня, как на умалишённого.

- Он про Плутона, – пояснил Поляк. – Плутон – просто парень молодой, всего двадцать один год… Домой хотел, к родителям… А тут ты со своим «выходом»!

- А Плутон – это прозвище или имя? – подозрительно уточнил я.

- Имя.

- Тогда я не понимаю, за что он так маму с папой любит! – резюмировал я. – Ладно, надеюсь, он к нам не вернётся.

Собственно, из двух моих вопросов ответа я дождался только на один. Совет традиционно свернул в сторону хозяйственных вопросов, к которым я стремительно потерял интерес сразу после еды. Сославшись на насыщенный день и усталость, я отправился к себе в уютный «склеп» спать и набираться сил.

Глава 16. Шкурный вопрос

День пятнадцатый!

Вы продержались 14 дней!

Откровенно говоря, завтрак я проспал – равно как и утренний совет. За прошлый день я настолько устал и от похода, и от долгих разговоров, и от сражений, что острое желание выспаться было неудивительным. На том месте, где должны были разместиться жилища для меня, Саши, Сашка и гвардейцев, я застал только Тарига. Перед ним кучкой лежали шкуры, которые ребята добыли до встречи со мной, а моя шкура леопарда и три шкуры вышронских волков уже сушились на каком-то «еже» из веток.

- Где все? – поинтересовался я.

- За стройматериалом пошли, – ответил Тариг. – А меня шкурами оставили заниматься.

Он сидел на земле и внимательно смотрел на поделки. И на его лице я видел всё, кроме одобрения.

- Чего такой недовольный? – спросил я.

- А чего радоваться? – спросил он. – Столько шкур, и все запорчены!

- Совсем запорчены? – удивился я.

- Конечно! – Тариг кивнул на шкуру леопарда. – Выхваты видишь?

- Что это такое? – спросил я. Как по мне, так шкура как шкура. – Нет, я понимаю, что не промышленная выделка, но ведь хоть какая-то…

Тариг посмотрел на меня, а потом махнул рукой и принялся объяснять:

- Выхваты – это вот эти срезы на внутренней части. Кожа будет неровная, понимаешь? Тут пересушим, тут недосушим. Вот красные прожилки попадаются…

Тариг ткнул пальцем в остатки кровеносных сосудов.

- Они так и останутся! И хорошо ещё, если там не заведётся ничего. Края не расправлены… Эта шкура долго не прослужит, Филь, как ни изгаляйся. И носить я бы такую не стал. Разве что мешки организовать. Ну и ещё как обувь свернуть можно. Обувь всегда быстро изнашивается…

- Так ведь никто и не требует отличной выделки! – заметил я, понимая, что в глазах охотника несу ересь.

- Вопрос не в «отличности»… Вопрос банально в качестве, понимаешь? – Тариг защёлкал пальцами, подбирая слова. – Понимаешь, за два дня надоела эта травяная юбка, как я не знаю что… И это совсем не мелочи! Ведь я и в лесу, даже в тропическом, хорошо себя чувствую. Но я хочу ходить в удобной одежде!..

- Ткацкого станка не имеем, – развёл руками я.

- Да не нужен нам ткацкий станок! Кожаная одежда отлично подойдёт на первое время. Но надо нормальную кожу делать, а не вот это вот…

Парень с отвращением пнул шкурку, лежавшую под ногой.

- Сложный процесс… – заметил я с сомнением.

Откровенно говоря, я и не знал, сложный он или нет. Когда-то давно посмотрел на прокрутке документальный фильм, где меня пугали сложными названиями типа сернокислого натрия, пикелевания, дубления и продублённости. И, если честно, тогда я даже запоминать не стал. Кто же знал, что всё это может пригодиться?

- Филь… Ведь ты сам говоришь, что не нужно отличной выделки! Вот и не будем её делать. Можно сделать простую и достаточно мягкую кожу. Для одежды подойдёт! Много ли нам этой одежды надо? Жилетка, шорты да обувь. Почти всё, что необходимо – есть поблизости. Да и чистить мех никакой нужды нет – его можно просто удалять.

- Давай по порядку! – предложил я. – Как ты себе это представляешь?

- Снимаем шкуру, – терпеливо объяснил Тариг. – Потом мездрим.

- Уже непонятно, – уныло поставил я его перед фактом.

- Соскабливаем всё лишнее, – разъяснил Тариг. – Можно дать немножко застыть в теньке – и потом поскоблить. Затем вымачиваем шкуру в солёной воде. А потом удаляем сам мех.

- Что для этого нужно?

- Известь нужна будет, но она здесь есть. Прямо вон там! – Тариг указал в сторону бывшего посёлка Лосева. – Когда шли, я видел известняковые выходы. Надо её обжечь в печи.

- Значит, нужна печь? – уточнил я.

- Понадобится и печь, и уголь, – кивнул Тариг.

- И как всё это делать? – спросил я.

- Не знаю, но придумаем…

- Подожди, вот так дело не пойдёт! Кто всё это придумывать будет? – поинтересовался я.

- Давай обойдём посёлок и найдём тех, кто вспомнит, – Тариг пожал плечами. – Люди такими вещами с каменного века заниматься умели.

- Ну допустим… А дальше что?

- Обезжириваем…

- И чем ты её обезжиривать собрался? – поинтересовался я.

- Щёлоком, – Тариг пожал плечами и без моей подсказки объяснил. – Зола лиственных, залитая водой и выпаренная. Надо только процедить жидкость – и тогда можно жир растворять. Тут, говорят, у вас умелец бухло делает?

- Делает, – кивнул я. – Только пока не признался, как…

- Крепкое бухло?

- Как пиво, – пожал я плечами.

- Эх… В таком долго замачивать придётся, – расстроился Тариг. – Хоть бы денёк дать побродить. Но лучше два-три. Был бы уксус, было бы легче. В уксусном растворе шесть часиков подержал – и готово.

- А зачем это всё? – спросил я.

- Для лучшей эластичности, – объяснил Тариг. – Потом уже занимаемся дублением.

- А дубить чем? – не унимался я.

- Раствором, – Тариг пожал плечами. – Кора многих деревьев содержит дубильные вещества.

- Как определить?

- Да просто! Берёшь кору и суёшь её в рот. Если вяжет – значит, есть дубильные вещества, – пояснил мне охотник.

- А если сдохнешь – значит, нет мозгов в голове, – кивнул я. – Ты хоть понимаешь, сколько всего надо сделать ради этих самых шкур?

- Вроде бы всё несложно…

- Давай посчитаем! – предложил я. – Надо сделать: посуду и печь из глины, уголь из дерева и известь из известняка. Надо сделать этот твой щёлок… Надо дофига всего сделать, Тариг!

- Ну, можно всё постепенно… – пожал тот плечами.

- А можно сделать проще?

Тариг задумался. Думал он почти минуту.

- Если нужна кожа – значит, нужна известь, – он покачал головой. – Других способов не знаю, хотя они наверняка были… Можно долго травить щелочным раствором, но щёлок может не подойти. Надо пробовать, Филь! В крайнем случае, можно мех и оставить.

- Если оставим – тогда как?

- Если оставим, тогда чистим, отмачиваем, обезжириваем, отмачиваем в этом алкоголе и дубим.

- Значит, не будет у нас одёжи, Тариг… пока не будет посуды и печи! – ухмыльнулся я. – Поэтому ты идёшь опрашивать народ на предмет этих умений, а я пойду допрашивать самогонщика.

- Тьфу, вот я как знал, что ты меня и нагрузишь! – Тариг в сердцах сплюнул.

- Инициатива всегда наказуема! – напомнил я, поднимаясь. – Вперёд и в бой!

- А с этими шкурами что делать? – возмутился Тариг.

- Спрячь их пока! – посоветовал я и отправился к дому Кира, где в соседнем жилище сидел под подпиской о невыходе Клоп.

Народ вокруг спокойно занимался своими делами, будто бы и не было вчерашнего собрания. И в этом заключалась, на мой взгляд, главная подлость этих людей. Сегодня они спокойно делают дела, а завтра – идут бастовать и возмущаться. Стоит какой-то из группировок почуять слабину, как она немедленно поднимет своих адептов на бунт. После вчерашнего я уже точно знал, что сейчас удерживает в узде людей – это был я. Пусть и не слишком скромный, зато прокачанный!..

Клоп с его странным приятелем обнаружились в куцем шалаше, видимо, никто не стал ради них заморачиваться. И сказать, что они были недовольны текущим положением – это сильно погрешить против истины. Клоп выглядел как бай, окружённый запасами еды и питья. Единственное, что его, похоже, расстраивало: питьё не имело градуса, а сделать из кокосовой стружки и родниковой воды выпивку – пока не получалось. Но это пока!.. Уверен, Клоп уже вовсю работал над этим вопросом. Его приятель, как обычно, был ко всему индифферентен, но особо несчастным тоже не выглядел.

- Командир! – Клоп обрадовался мне, как родному. – Вернулся, родненький!

- Что, Клоп, отдыхаешь от трудов неправедных? – поинтересовался я.

- А как же! – радостно согласился Клоп.

- Ну всё, хорош! – обрадовал я бухарика. – Теперь придётся поработать.

На лице Клопа вереницей промелькнули эмоции удивления, обиды и страха. Он замахал на меня руками, которые тряслись мелкой дрожью, и возопил:

- Да ты чё такое городишь, командир?! Да ни в жисть! – он всё-таки взял себя в руки и принял горделивый вид. – Работает пускай быдло!

- Вставай, аристократ, – кивнул я. – Будем судить тебя честным, но справедливым пролетарским судом.

Из дома Клоп выходил один – и всем своим видом напоминал как раз идущего на верную смерть аристократа. И ещё немного – оскорблённую невинность.

- Ну что, человек-градус (стальные почки, титановая печень!), показывай, как и где тут наливают… – предложил я ему.

- Фляги надо! – хмуро заметил Клоп.

- Моё ведёрко подойдёт? – спросил я, демонстрируя бамбуковое ведро.

- Ручку давай ему сделаем? – заискивающе спросил штатный алкоголик посёлка. – А то задолбало «волосьями» с пляжа всё приматывать…

- Это не волосы, Клоп. Это водоросли.

- Да ты чё, командир! Водоросль, она красивая и зелёная. А это волосья какие-то!.. Тьфу!..

Я отмахнулся, сокрушённо покачав головой.

- Сделаем тебе ручку, не вопрос…

Ан нет – вопрос… Проковырять уже высохший и твёрдый бамбук – это, скажу вам, то ещё приключение. Занимался я этим минут двадцать, и даже Клоп под конец предпринял пару попыток помочь мне. Но всё безуспешно! Пришлось идти и выбивать верёвки, которыми ведро оплели как наружным каркасом – и всё-таки сделали ручку. Девушки из хозяйственного отряда смотрели на меня зверем. С их точки зрения, я переводил ценный и добытый часами плетения продукт на глупую прихоть какого-то алкаша. И всё же, даже не зная, зачем это Клопу, я понимал, что когда-нибудь его ещё поблагодарят за лень. Лень – это ведь двигатель прогресса! Вот Никитич – не ленивый, он работать умеет и работает. И прогресса от него не будет!.. Отработает любой процесс – и будет бить по заданной схеме, пока не придёт какой-нибудь Клоп и всё не улучшит.

Мы спустились с холма, увлекая за собой целую процессию любопытствующих – Бамбину, Иру, Кира, Никитича, Сашу и Поляка. Остановились мы в том самом месте, где я Клопа как-то уже заставал. Перед пальмой.

- Вот, командир! – гордо сказал Клоп. – Классная пальма!

- Эм… Клоп, а ведь ты уже говорил мне, что она красивая, – вспомнил я.

- Конечно, – гордо кивнул тот. – Ты присмотрись к ней! Присмотрись!..

Я и присмотрелся. Пальма как пальма – я в них не разбираюсь, если честно. Есть кокосы – значит, кокосовая, а если есть бананы – значит, банановая. Листья длинные… как это называется, перистые, вот! Один лист был метра под четыре длиной. Из-под листьев свисает какая-то бахрома. Мы уставились на пальму, и первым всё понял Кир. Он неожиданно расхохотался, согнувшись от смеха пополам, и едва не захлопал в ладоши.

- Что? – удивился я.

- Си!... Ха-ха-ха!

- Что?

- Систе… Ха-ха-ха!... Мное… А-ха-ха-ха!

- Системное? – не понял Никитич.

А я понял:

Сахарная пальма земная

– Ну бли-и-инский ёж! – не удержался от комментария Поляк, растягивая губы в улыбке от уха до уха.

Пока собравшиеся доходили до смысла названия, Клоп отобрал у меня ведро, повесил на сгиб локтя и выудил из-под пальмы совершенно непотребного вида смотки из «волосьев», как он называл водоросли. После чего нацепил одну из них на ноги, а другую на руки с обратной стороны ствола – и шустро полез вверх. Я такое только на видео в интернете видел. А наш бравый алкоголик, похоже, вообще не замечал ни опасностей, ни препятствий. Он просто лез вперёд. К вожделенной цели.

- Никогда не становись между бухариком и его и добычей… – задумчиво прокомментировал Саша.

- Знакомое что-то… – я попытался вспомнить, где слышал эту фразу, но не смог.

- Да так, – отмахнулся партнёр. – Из классики… Ну ты посмотри, что творит!..

Зависнув под самыми листьями, Клоп принялся там копошиться, что-то тихо бормоча, а потом вниз упал длинный лист, будто свернувшийся в трубочку.

- Главное, чтобы текло хорошо! – выдал бухарик наставления. – Тогда нормально за день наберётся. Утром начнёшь – вечером попьёшь!

Спуск у Клопа занял чуть больше времени. Цель была достигнута, и к нему потихоньку возвращался естественный человеческий страх. На секундочку, пальма была совсем немаленькой – метров десять высотой! Я бы очканул!..

- Вот, командир! – довольный Клоп указал на пальму. – Вечером сможешь расслабиться!

- Клоп, гад такой, ведь я слышал тебя как-то вечером! – негромко пробормотал я. – Я же тогда за водой ходил…

- Дык, я же не знаю, кто там в темноте ходит! Вот и замираю сразу!.. – признался Клоп и ткнул пальцем в подвешенное под листьями ведро. – Командир, а нам пайка будет?

- Будет! – обречённо согласился я. – Но только пайка, а не всё ведро.

Назад мы шли вместе с Никитичем, Киром и Сашей. При этом Саша полпути молчал, а потом выудил из закромов своей многоопытной головы всю необходимую информацию.

- Напиток называется «тодди»[1], – сказал он. – Пальмовое вино. Кажется, из сока можно ещё и сахар делать… Но тогда сок надо будет выпаривать!

- Вот где ты, Саша, раньше был? – удивился я. – Может, ты ещё в курсе, как там с содержанием спирта? И как из всего этого сделать уксус?

- Филь, уксус тебе сделает время, – объяснил Саша. – Сок бродит несколько часов, а потом начинает киснуть. Вот скисший сок – это и есть уксус. Но чтобы вкус нормальный был, ещё пару лет надо ждать. А если закупорить тару, чтобы кислород не поступал – то можно и градус у вина увеличить.

- Два года с листьями на причинном месте я ходить отказываюсь… Надо быстрее! – покачал я головой.

- А в чём вопрос-то? – спросил Никитич.

- Вопрос в шкурах! – пояснил я. – При правильной выделке шкур мы получим либо меховые, либо кожаные одёжки. Но чтобы кожа не стала жёсткой, нужно их как-то вымачивать! А для этого нам нужен уксус.

- Так тебе, поди, уксус нужен в процентах! – предположил Никитич. – Не в чистом же уксусе вымачивают?

- Ну нет, кажется… – согласился я. – Надо у Тарига спросить.

- Это у того новенького? Который всё ходит и спрашивает, кто умеет с глиной работать? – спросил Никитич. – Кстати, это зачем ему?

- Посуда нужна… Ира давно просила, – ответил я. – Ну и дубильный отвар нужен.

- Филь, а чем вас листья не устраивают? – не выдержал Никитич. – Ну что ты всё каким-то прогрессорством страдаешь?

- Никитич, ты видел ребят, которые со мной пришли? – спросил я.

- Ну видел…

- Так вот. У них уровень больше твоего, а в игре они всего два дня! – продолжил я, не дав ему договорить. – Рано или поздно сюда придёт парень в железных доспехах и погонит нас всех работать на своих плантациях. Вот тогда ты и узнаешь, зачем было нужно прогрессорство. И даже раз триста успеешь пожалеть, что сам им не занимался. Не обижайся только!.. Просто утомили эти споры... То не хотим, это не будем!..

- Ты, Никитич, слушай-слушай! – кивнул Кир. – Конечно, я с вами временами и сам начинаю мхом порастать, но для возвращения в норму у меня Саша и Филя есть. Так что, давай-ка, присоединяйся к этому… как его?..

- Тагиру, – подсказал я.

- Вот к нему! И вместе найдите тех, кто займётся этим делом. Людей у нас – куча. И все какой-то левой фигнёй маются весь день!..

- Кстати, тут было интересное предложение… – вспомнил я. – Вкопать в нашем посёлке какой-нибудь столб и обозвать его тотемным. Или камень большой приволочь, но лучше столб! И, возможно, тогда система посчитает наш посёлок поселением. И, может быть, даст нам точку перерождения прямо в посёлке. Но пока это только версия…

- Звучит как бред, Филь! – заметил Саша.

- Я потому и не настаиваю… – пожал я плечами. – Возвращаясь к нашему разговору, посуда срочно нужна. И печь нужна! И не спорьте даже… Нужна соль, которую можно выпаривать, нужен этот сахар… Кожа нужна… Кстати, куда вы кости решашиарха дели?

- У меня дома лежат! – усмехнулся Кир. – Так их и не поделили.

- Надо будет хвост его осмотреть, – заметил я. – Особенно этот шип.

- Ты на самое ценное-то роток не разевай! – возмутился Никитич.

- Самое ценное вы уже и так выкинули – мясо! – огрызнулся я. – А шип, если понадобится, я заберу. Хотите правила дележа добычи устанавливать – так ищите столб и вырезайте на нём. А пока такие вопросы я буду с Киром и Сашей обсуждать!

Похоже, Никитич всё-таки обиделся. Да и фиг с ним! Как дети малые... С Киром и Сашей мы договорились быстро. И вскоре у меня в руках был хвостовой шип решашиарха! Я вернулся к строящимся домам и пристроился рядом, разглядывая трофей.

Длина у шипа была больше метра. В самой широкой части, у основания, его ширина была сантиметров десять, а дальше он становился всё уже и уже. Получался такой длинный вытянутый треугольник. Кость у шипа была интересная: если у широкой части, у бывшего основания шипа, она была похожа на обычную звериную кость, то чем дальше – тем более тёмной становилась, переходя от белого к серому. И тем твёрже была его поверхность. Во время боя я угадал: решашиарх свой шип обо что-то подтачивал – об это говорили царапины вдоль острой кромки.

- Не, брат! Из цельной этой штуки ты меч не сделаешь! – посоветовал мне голос одного из близнецов.

- Надо будет отрезать! – согласился голос второго.

Я не удивился и не испугался. Я видел, как Толстый и Вислый притащили сразу несколько стволов под жилища, слышал, как скинули их у меня за спиной – и догадался, что последние полминуты они выглядывали у меня из-за спины.

- Надо точить! – авторитетно заявил Вислый. – Тут, где широко, вырезать рукоять.

- И какую-то гарду надо придумать! – согласился Толстый.

- Я мечом пользоваться не умею, – заметил я. – Я хотел из него копьё сделать.

- Да ты что!.. – хором воскликнули возмущённые братья. Разве что за сердце не схватились…

- Даже и не думай, короче!

- Это – меч и точка, да!

- Так я им пользоваться не умею, – пожал я плечами.

- Так ты и копьём пользоваться не умеешь, – заявил Толстый. – Чё, думаешь, потыкал и мастером стал?

- Так ты и мечом потыкай. И станешь таким же мастером! – согласился Вислый.

- Ладно-ладно! – отмахнулся я. – Займусь потом…

- Когда это потом?! – возмутился Толстый.

- Потом мы качаться пойдём! – кивнул Вислый. – Ща избы организуем и – вперёд!

- Не откладывай на потом то, что может пригодиться в каче! – согласился Вислый.

Они двинулись в сторону ворот, напоследок снова посоветовав мне делать меч. А я так и остался сидеть, глядя на трофей. Я вообще ничего не хотел делать. С боем отбив шип у общественности, я просто удовлетворился своей победой над этой самой общественностью. По здравому размышлению я понял, что целью был не шип – цель была всех нагнуть. Ну нагнул… И что дальше?

- О, что это у тебя за трофей? – спросил подошедший Борборыч. – Кстати, ты Барэля не видал?

- Не-а… Это тот самый шип… Которым меня на перерождение отправили! – разоткровенничался я.

- Так делай меч!

- Да вы сговорились, что ли? – не выдержал я.

- А что, я не первый советую? – удивился Борборыч.

- Близнецы ещё советовали, – пожал я плечами.

- Тогда мой тебе совет – вот их и подпряги! У них раньше неплохо получалось, – Борборыч усмехнулся. – Только кому-то надо будет за них листья собирать на дома.

- Такой обмен мне нравится! – обрадовался я.

Не сказать, что близнецов удалось уговорить быстро, да и материалы, необходимые для оружия, пришлось получать вместе с ними. Им самим никто ничего выдавать не собирался. Но после обеда я уже собирал листья, а эти двое мастерили из шипа грозное оружие для своего предводителя. Вечером в посёлок вернулся Сашок. Вместе с ним мы перетащили наш «склеп» на новое место. А близнецы представили мне свою поделку.

И надо сказать, их поделка мне понравилась! Меч вместе с рукоятью вышел длиной сантиметров шестьдесят. Нижнюю часть братья нещадно обкорнали и обточили до круглого состояния, а обрезки пустили на гарду, намертво примотав тонкими верёвками. Отказываться от дубины я, конечно, не хотел, но меч хоть и выглядел непривычно – тем не менее, представлялся более грозным оружием. И не только мне, но и системе, которая его сразу и классифицировала:

Меч из шипа решашиарха

Урон 30

Прочность 500/500

- Тут это… – заметил Толстый. – Мы с брательником словили по одному свободному очку характеристик за меч. И я так понял, что мы не первые…

- Точно! Нам так и написали – типа за то, что сами впервые сделали, – поддержал брата Вислый.

- Филь, дубинку мне не выдашь? – спросил Барэл. – А то на мою силу уже ничего приличного не находится.

- Держи… – не глядя, я протянул ему дубину, всё ещё завороженно глядя на меч. – Ну братья, ну спасибо! Порадовали!..

- Ну что, завтра рейд в глубину острова? – предложил Борборыч. – Домики мы сделали, так что на месте сидеть?

- Согласен, – кивнул я, соображая, куда пристроить оружие. – Ладно… Надо дела доделывать.

Спустя десять минут я, Кир, Саша и Клоп спустились с холма и подошли к сахарной пальме. Клоп быстро забрался наверх, снял ведро и принёс нам. Внутри плескался тот самый алкоголь, что был в моей фляжке.

- Командиры, тут, кароче, два десятка пальм по берегу! Из них половина даёт сок, – пояснил Клоп. – Так что если классная вечеринка нужна, то можно и организовать.

- Нужно сырьё для производства, – ответил ему Кир. – А спаивать посёлок не нужно!

- А моя пайка? – расстроился тунеядец.

- А твоя пайка, как договаривались! – ответил я. – И тебе, и твоему странному приятелю.

- А, ну тогда ладно… Вы это ведро разлейте и мне с пайкой отдайте! – посоветовал Клоп. – Я его завтра снова поставлю.

- Надо будет такой бамбук найти, – заметил Саша. – Хорошее ведро-то…

На том мы и порешили, отправившись на холм ужинать и спать.

[1] Ну не только… В каждой стране, где его делают, есть своё наименование. Саша вспомнил название из Индии.

Глава 17. Охотники и отбиратели

День шестнадцатый!

Вы продержались 15 дней!

- Вставай, князь! Предали тебя! – вот именно с такими словами будил меня Барэл, а я чуть не двинул ему спросонья.

- Тьфу, блин, придурок! Самоубийца недоделанный! – пробормотал я. – Чего будить-то? Кто предал?

- Вставай! Кач не ждёт, дичь зовёт! Мясо ещё вчера у нас закончилось, – Барэл вышел из дома на воздух.

Снаружи только начинался рассвет. Я выбрался за ним. Вся команда «гвардейцев» была уже в сборе, и сразу видно – серьёзные люди собрались на дело: юбки причёсаны агрессивно, на поясах и в руках всякие не очень остро заточенные предметы для медленного смертоубийства (быстро таким не убить). Кстати, мой меч остался дома, так что пришлось возвращаться. А когда я вышел, картина не изменилась – все ждали только меня.

- Я так гляжу, завтрака у нас не планируется? – мрачно уточнил я.

- Закусишь свежей печенью, запьёшь кровью врага! – мрачно ответил Дойч.

- Вот ты мне пример и покажешь! Прямо после первой победы, – не менее мрачно оповестил его я.

- Не, я солонинки уже навернул и теперь сыт! – довольно ответил гадёныш, отходя за спины других.

- Ладно, пошли! – махнул я на них рукой. – Может, бананов найдём по пути.

Вообще-то я всё представлял себе иначе. Вот совсем иначе… По моему плану в голове, я должен был проснуться, неспешно позавтракать, посидеть на совете, узнать новости… Беда в том, что в глубине души я признавал – ребята полностью правы в своей спешке. Нечего рассиживаться, когда впереди непаханое поле дел. Так что совет я проводил прямо на ходу.

– Тариг, как там вчера всё прошло? Кого-нибудь дельного удалось найти? – спросил я.

- Почти, – неопределённо ответил охотник, но через несколько секунд снизошёл до объяснения. – Пока этот ваш Никитич не пришёл, всё было нормально. А он мне каких-то бесполезных кадров стал предлагать…

- Вот жук! – то ли восхитился, то ли возмутился я. – Ладно, не парься! Тогда шли его «помощь» лесом, ссылаясь на меня. Так, народ, обождите…

Я заглянул к домику Кира и постучал. Вышел глава посёлка заспанным и недовольным.

- Кир, дай лук и стрелы! – не стал я тянуть. – И можешь спать дальше.

- Бог мой, куда вы намылились?..

- На охоту! – соврал я. – Раз уж вы мясо от решашиарха профукали, так хоть крольчатинки-хомячатинки настреляю…

- Дело! – кивнул он, явно ещё ничего не соображая. После чего, скрывшись в домике, выдал мне лук и десяток стрел. – Держи. Больше стрел нет…

- Сойдёт! – обрадовался я и вернулся к «гвардейцам».

- О! Лук! – обрадовался Тариг. – Дашь погонять?

- Умеешь? – опасливо поинтересовался я.

- Дык!

- На!

Дежурившие на воротах мужики с удивлением выпустили нас, но ничего не сказали. Вот и пускай молчат! Всё больше мои взаимоотношения с посёлком напоминали какой-то балаган. То есть, вот есть две с половиной сотни человек. Из них десяток-два – суетятся, пытаясь наладить нововведениями хоть какой-то быт. Ещё три-четыре десятка бегают, выполняя административные функции, и активно сопротивляются этим самым нововведениям. А вся остальная куча народу просто ведёт какое-то овощное существование. Собрал кокос – сожрал кокос, срубил бревно – спалил бревно. Качаться? Не!.. Делать что-то новое? Не!..

И глядя на это, я начинал понимать, что каждое новшество будет восприниматься в штыки, хотя где-то там, на далёкой или не очень Земле – такое было в порядке вещей. Нет, я не романтик и людей трезво воспринимаю! Они такие и там, на Земле, и тут… Тем более, контингент нам подобрался явно не самый творческий – издержки рекрутинга, так сказать. Но нельзя же быть настолько пассивными существами? Или можно? В общем, в моей голове всё чаще проносилась мысль, что пора для дальнейшего движения вперёд применять репрессии и изгнания. Большая часть людей, по сути, находилась в режиме поддержания самих себя. Что есть они, что их нет – для посёлка разницы никакой!

Тут ещё и Никитич со своими обидами… Ну взрослый же мужик! От инопланетного ящера уже чуть леща не выхватил. И нет, туда же!.. Зачем он Тарига водил по бесполезным кадрам, я и так понял: пытается удержать у себя более ценных специалистов, подсовывая нам заведомый человеческий мусор. Вот только его ценные специалисты занимаются вовсе не тем, что нужно. Сейчас-то нам всем тут хорошо: тепло, солнышко, тропики. А вот когда начнётся неминуемый сезон дождей с бесконечным водопадом с небес? Или все надеются, что система тут пойдёт на игровую условность?

За этими мыслями я и дошёл со своим отрядом до вырубки лукового дерева, где Борборыч внезапно всех остановил.

- Так, действуем следующим образом. Идём аккуратно, вырезая всё, что кажется подходящим для кача, – проговорил он. – Тариг, раз у тебя лук – ищи дичь и стой в центре. Филя, ты у нас как самый крепкий, вместе с Барэлом – вперёд. Я – за вами. Кот и Дойч – справа, Быга и Дно – слева. Кадет – на тебе перевязка. Близнецы, вы прикрываете сзади.

Для себя я подметил, что Борборыч распределил всех, кто с копьями, по флангам и в центре. А всех, у кого мечи и дубины, поставил спереди и сзади. Не знаю, насколько это эффективно, но они все вместе уже по лесу ходили. У меня был меч, у Барэля – моя дубинка, а близнецы пользовались чем-то вроде топориков.

Начали бодро – врубились в лес и двинулись вперёд, попутно шуганув пару мелких зверёнышей, за которых никому опыта не перепало бы, а мяса в них почти и не было. Двигались вдоль Золотой в сторону гор, всё больше углубляясь в лес. И почти ожидаемо через полчаса наткнулись на серьёзного противника.

Варан комодский земной

Уровень 17

Опасность для Игрока: средняя

Самого варана мы не видели – только его голову. Да и её заметили лишь потому, что она несколько отличалась по цвету от яркой зелени и зашипела в нашу сторону.

- Стой! – приказал Борборыч.

- Почему опасность средняя? – спросил Барэл.

- У него череп непробиваемый, – сказал Дойч. – И яд в слюне. Ранам заживать не даёт, ухудшая свёртываемость крови.

- А он съедобен? – уточнил я.

- Все съедобны! – ответил Дойч. – Только печень не кушай, а то вараны падаль жрут. Ну и целиком всякую мелочь глотают... Козлят, барашков… Кстати, похоже, он задаётся тем же вопросом про нас…

Между нами и ящером было метров семьдесят-восемьдесят, но варан медлил и не нападал. Он внимательно поглядывал на нас, выпуская иногда из пасти раздвоенный язык.

- Ишь, облизывается!.. – пробормотал Барэл.

- А какое мясо по вкусу, умник? – буркнул с тылов кто-то из близнецов.

- Должно быть, на курицу похоже… Но у таких здоровых может быть пожёстче, – ответил Дойч. – Хотя я не знаю, насколько он большой, его пока плохо видно… А вообще они вырастают больше трёх метров.

Ящерица, наконец, решилась на гастрономический эксперимент и неторопливо отправилась к нам. Голова пропала за травой, зато был виден верх спины, который при движении мотало из стороны в сторону.

- Филя, слышь! Вот его кожу несложно выделать, точно тебе говорю… – сообщил Тариг. – И даже без танцев с бубнами вокруг меха.

- Я услышал тебя, брат-охотник… А как его вообще бить? – спросил я.

- Дай ему в рыло, и всего делов! – предложил Барэл.

- Он кинется на последних метрах. И очень быстро! – заметил Дойч.

- Расходимся чуть-чуть! – приказал Борборыч. – Филя и Барэл заходят каждый со своей стороны, а мы попытаемся копьями его придержать. Фланги – в строй. Представьте себя очень трусливыми зайцами и не давайте себя укусить!

Охренеть, оптимисты у меня гвардейцы! Варан кинулся очень быстро, и если бы не качание травы, то я бы даже не заметил движения. А вот когда варан оказался поближе, то сразу стали понятны и его размеры, и набранная скорость. В длину он был метра два и, несмотря на общую неуклюжесть, двигался быстрее бегущего человека. Нацелился он, видимо, на Барэля, потому что тот показался ему более лёгкой добычей. Но вот это он зря… Барэл, несмотря на комплекцию, был подвижен как каучуковый шарик. Отскочить он успел… В первый раз.

Вы присоединились к бою против рептилии – комодский варан земной!

- Копья! – рыкнул Борборыч, первым стукая своим колом в морду нападающего, тем самым сбивая второй рывок открытой пасти.

Кстати, для Барэля этот рывок закончился бы плачевно, поскольку он ещё не достиг земли – и просто не успел бы снова отпрыгнуть. Раскрытая пасть, из которой свисала тягучая слюна, была усыпана мелкими острыми зубами. В последний момент она разминулась с ногой несостоявшейся добычи на несколько сантиметров.

- Он меня слюной зацепил! Я что, умру? – возмущённо крикнул Барэл, разрывая дистанцию.

- Ничего не снял! – оповестил всех Борборыч одновременно с ним. – Барэл, кончай цирк!

И в этот самый момент я от души приложил ящерицу шипом решашиарха. Кожа у варана оказалось тугой для моего оружия, но рану всё-таки нанести удалось – хотя шип в процессе обо что-то скрежетнул.

Вы нанесли рептилии – комодский варан земной 206 урона

Жизнь комодского варана земного 3794/4000

Я уже начал снова заносить меч, но тут варан дёрнул хвостом, который я с трудом перепрыгнул – и повернулся ко мне. Да ещё так стремительно, что я еле успел отскочить подальше. В ящерицу снова упёрлось пять копий, но опять без последствий – что вызвало озадаченное выражение на лицах моих спутников и явную досаду со стороны варана.

- Четыре тысячи! – объявил я. – Осталось три восемьсот!

- Да как так-то? – удивился Барэл, подскочив к гиганту и двинув его дубиной. И тут же отскочил. – О, сотенку влепил!

- Слишком толстая шкура! – крикнул Тариг. – Бейте его, не протыкайте!

Легко сказать! Варан от обилия агрессивной еды, конечно, подрастерялся, но прыти не убавил. Кольями его пробить особо не получалось – проходило максимум пять единиц урона. Конечно, мой шип справлялся лучше, но и у него, похоже, урон шёл по нижней границе. Больше всего урона давали дубина и каменные топоры близнецов. Вот только Толстый нанёс один удар – и еле увернулся от зубов, получив глубокие царапины когтями. Пытавшийся нанести удар Вислый подошёл слишком близко и не смог увернуться от хвоста. Упав на землю, он перекатился, встал на ноги, но уходил, прихрамывая.

- Братья, а ну нафиг от варана! – приказал Борборыч. – Брысь со своими короткими колотушками! Меняем тактику! Кольями сбиваем удары варана. Филя и Барэл – бейте, когда он к вам спиной!

Вы нанесли рептилии – комодский варан земной 165 урона

Жизнь комодского варана земного 3489/4000

И это спустя несколько минут после начала боя! Я отскочил раньше, чем варан ко мне повернётся. И услышал за спиной подозрительное шуршание. Второй прыжок в сторону был сделан просто на всякий случай. А когда я обернулся, то на моём прежнем месте уже стоял ещё один варан.

- Он клонируется! – сообщил Дойч.

- Пошути у меня ещё! – прикрикнул Борборыч. – Шеф, ты как?

Я посмотрел на нового участника битвы, а тот на меня. В глазах – тупая заинтересованность и минимум интеллекта. Я буквально чувствовал, как изнутри по плотному черепу бьётся одна-единственная мысль: «Кушать-кушать! Кусь его! Кусь!».

Варан комодский земной

Уровень 19

Опасность для Игрока: средняя

Дело стало совсем плохо. Попадаться варану на зуб – нельзя. Копья шкуру не берут. И варанов стало двое… А двигались они, несмотря на внешнюю неуклюжесть, весьма шустро.

- Филя, отвлеки второго! – взмолился Борборыч.

- И сколько его надо отвлекать? – поинтересовался я, выполнив очередной пируэт в сторону от броска рептилии.

- Часа три! – выдал Барэл, в очередной раз отскочив от слегка побитой ящерицы.

Я мельком взглянул на показатели:

Жизнь: 3150/3150

Энергия: 2947/3045

И поспешил заверить «гвардию», что сдуюсь раньше.

- У вас полчаса! – я снова отскочил от броска, потеряв ещё пятьдесят единиц энергии. – Добейте его!

Прыжки и пируэты, перекаты и бег. Варан не отставал от меня ни на шаг, не давая сделать ни одного удара. В его глазах было всего одно желание и одна понятная цель. И это было хорошо! Пока я маячил у него перед носом, он плевал на всех вокруг.Только вот энергия у меня продолжала таять…

Энергия: 1763/3045

- Ребята, половина сил потрачена! – оповестил я «гвардию».

- Держись! – ответил мне запыхавшийся Борборыч.

И я держался. Благо, если следить за движениями рептилии, это было несложно. Хотя, признаться честно, уже ощущалась и усталость, и лёгкая одышка. Варан кидался на меня с тупым упрямством, никак не давая передохнуть. А я с таким же упрямством от него отпрыгивал. Пот начал литься в глаза, ухудшая и без того не самую простую ситуацию. Но когда энергия упала до пяти сотен, наконец, раздался радостный крик Барэля.

В тот же момент, потеряв ко мне интерес, варан повернулся и направился к своему собрату. Причём, на морде у этого гадёныша было прямо написано: «Умер! Не я! Хорошо! Есть! Кусь!».

- Э! Я не понял, а это он чё?! – возмутился Барэл.

- Не дайте ему скушать нашего варанчика! – завопил я, верно оценив мотивы второго противника.

Именно это он и собирался сделать. Причём, он явно не считал врагами меня и моих «гвардейцев». Не собирался набить «чутка опыта». Он просто шёл обедать, раз образовалась такая оказия! А все логи и прочая ерунда – это для лохов! Бойцы с копьями выстроились перед нашей добычей полумесяцем – «рогами» в сторону второго варана.

- Да я заманался уже! – сообщил Барэл, внезапно заходя со спины к ящерице и треская его дубиной. – Пять тысяч!

- Да едрить твою налево-направо! – ругнулся Борисыч. – Тариг, а ну-ка давай с копьём сюда! Толстый, возьми дубинку у Барэля, а Вислый – у Фили меч!

Обмен прошёл быстро, после чего мы с Барэлом уселись в сторонке отдыхать, а наше место заняли близнецы. Силёнок у них было поменьше, да и подвижности тоже, но их было двое, их никто не отвлекал, и дело шло неплохо. Окружённый со всех сторон варан каждый раз при попытке броска упирался сразу в пару копий. И хоть почти не получал урона, но и прорваться у него пока не получалось. Каждый раз на его морде появлялось выражение крайней растерянности и досады, а вопрос: «Да как так-то?» – разве что не светился неоном на лбу.

- Надо было вам в первый раз без меня идти, – заметил я Барэлу. – Только опыт сейчас обрублю…

- Да не парься ты! – отмахнулся тот. – Девять тысяч хитов нам на всех хватит.

Было видно, что близнецы вымотались, но сдаваться они не собирались. У обоих на лицах застыли подлые кровожадные улыбки, выдававшие в них персон увлечённых – но явно не тем, чем стоит увлекаться примерным мальчикам их возраста и комплекции.

Бой завершён! Вараны побеждены! Как вы у себя живёте с этими тварями-то?

Вы получаете 662 очка опыта (поделён между союзниками).

Вам присвоен 22 уровень!

До следующего уровня осталось – 207/14675 очко опыта!

Я посмотрел на лог и не удержался от удивлённого ругательства.

- Ну ёкарный бабай!

- Что такое? – спросил Вислый, протягивая мне меч.

Но ответить я не успел. С той стороны, откуда пришли вараны, показалась группа из двух десятков человек. Причём, трое из них были девушки, и одна явно возглавляла отряд.

- Ну и кто это у нас тут варанчиков тырит? – осведомилась она.

Несмотря на то, что ситуация к подобным мыслям явно не располагала, я девушку оценил. Из той породы с мягкими чертами лица и тёмными волосами, которая мужикам с гарантией вышибает мозги, превращая в совершенно неадекватных баранов. Если бы не худоба, выдающая в девушке примерно двенадцатый-пятнадцатый уровень, я бы, наверно, решил удалённо влюбиться и пострадать над жестокой судьбой, развёдшей нас по разные стороны баррикад… Естественно, с перспективой преодоления разногласий – и предложением дружбы… Ну и чего-то большего…

Однако сейчас я был голоден, а у меня собирались отобрать мясо. Да и вообще как-то нелестно о нас отзывались…

- Да вообще нубьё охамело! – подтвердил парень, идущий рядом. – Покачались? А теперь валите отсюда! И скажите спасибо, что не на перерождение.

И вот я уже захотел подраться.

Все вновь прибывшие, кстати, были в набедренных повязках (и каких-то топах) из кожи варана. Только у наших варанов она была явно толще и более пупырчатой, чем та, что носили злостные отбиратели добычи. Несмотря на то, что мы только вышли из драки – и состав, участвовавший в ней, был явно вымотан, моя гвардия слаженно встала в строй, вызвав усмешки у противников.

- Смотри, смелые! – засмеялась девушка, обращаясь к своим. – Окружаем и выносим.

Похоже, за спинами наших ребят она просто не замечала меня и Барэля. Или сглупу не посчитала опасными противниками. Все бойцы отряда были вооружены, в основном, деревянным дрекольём и простыми дубинками. Продвинутого оружия типа моего шипа или дубинки Барэля у них не было.

Вы присоединились к бою против Игроков – людей!

Я переглянулся с Барэлем, нахмурился и поднялся на ноги.

- Вали задохликов! – я рванул к ближайшему копейщику, который даже не понял, что на него уже напали.

Шип свистнул в воздухе, рассекая копьё вместе с выставленной левой рукой.

Критический удар!

Вы нанесли Игроку – ??? 465 урона

Жизнь Игрок ??? 35/500

Игрок ??? истекает кровью!

Попавший под раздачу парень как-то жалобно запищал, глядя на обрубок руки, из которого вытекала кровь. А я уже устремился к следующему противнику.

- Какого?!..

Договорить противник не успел – и попытался сделать выпад копьём в мою сторону. Но я ухватился за древко, отводя в сторону остриё, и проткнул его мечом.

Вы нанесли Игроку – ??? 585 урона

Жизнь Игрок ??? 0/585

Игрок ??? убит!

Меч я выдёргивал уже на ходу, двигаясь к следующему противнику. Тот оказался прытким: успел отскочить, сумел сделать выпад – и даже попал. Но облегчения это не принесло ни ему, ни его «корешам».

Получен урон копьём – 41

Жизнь 3259/3300

- Три тысячи!!! – заорал парень, выпучив глаза.

И эта заминочка стоила ему жизни. Копьё он не отвёл и отпускать не собирался. Я схватил копьё и просто подтянул врага к себе, выставляя шип!

Вы нанесли Игроку – ??? 520 урона

Жизнь Игрок ??? 0/520

Игрок ??? убит!

- Поцарапал, гад такой! – удивлённо заявил я собравшимся, но все они были заняты.

Группа с копьями врубилась в центр банды, но там дела шли ни шатко ни валко. Силы противников были примерно равны. Только близнецы своими топориками наводили на нападающих шороху. Зато на флангах потери уже достигли отметки в четыре наглых грабительских тушки.

Вы нанесли урон Игроку – ???: последний удар

Жизнь Игрока – ???: 0/500

Вы убили Игрок???

В пять тушек – загнулся однорукий бандит. Шестой стала, к моему сожалению, одна из девушек. Она сама решила на меня напасть вместе ещё с каким-то парнем. Я не дал им радости пустить мне кровь – царапина на рёбрах и так саднила. Поэтому я просто отскочил, подхватил левой рукой копьё последнего противника – и швырнул в девушку, надеясь временно вывести её из игры. Увы, пятнадцать единиц в силе сделали своё дело! На дистанции в пять шагов копьё проткнуло девушке грудь.

Критический удар!

Вы нанесли Игроку – ??? 360 урона

Жизнь Игрока ??? 355/715

Игрок ??? истекает кровью!

Игрок ??? испытывает сильнейшую боль!

Игрок ??? теряет сознание – длительность 1 минута!

- Чёрт, чтоб тебя!.. – ругнулся я.

Досадно вышло – ведь я хотел после боя девушку допросить. Однако при таком ранении, для начала ей надо выжить. Никакого джентльменства в моих действиях не было – только голый расчёт. Испуганную и одинокую раненую девушку допрашивать гораздо удобнее, чем парней. Так уж получилось… Вряд ли девчонка, выглядевшая как обычная студентка, умеет изображать из себя партизана.

Парень, нападавший вместе с ней, посчитал, что я неправ. С каким-то отчаянным криком он быстро-быстро атаковал меня. И даже сумел достать! От первых двух выпадов я ушёл, третий отбил, а четвёртый оказался обманным. Я начал смещаться и поймал неприятный укол в левую руку.

Критический удар!

Получен урон копьём – 97

Жизнь 3162/3150

Левая рука – подвижность снижена на 15 секунд.

Однако на этом удача у парня закончилась – слишком много сил вложил он в этот удар, а тот пришёлся вскользь. Незадачливый грабитель оказался слишком близко ко мне и моему шипу, который я ему в бок и вогнал, поморщившись от ударившего в нос запаха.

Вы нанесли Игроку – ??? 450 урона

Жизнь Игрока ??? 0/450

Игрок ??? убит!

- Ирка!!! – предводительница увидела мою невольную жертву, попыталась кинуться ко мне, но была удержана молодым человеком, с которым переговаривалась до боя – не чужого для неё человека, видимо.

- Бежим!!! Рита, нет! – парень попытался её удержать, но силы были неравны.

Девушка налетела на меня, попытавшись достать ногой, потом дубинкой, а затем снова ногой. По ноге я ей и рубанул – чего она пинается? Вышло криво, неуклюже – как будто отмахнулся. Но шип решашиарха – острая штука с хорошо заточенным лезвием.

Вы нанесли Игроку – Рита 450 урона

Жизнь Игрока Рита 570/1020

Игрок Рита истекает кровью!

В ответ девушка достала меня дубинкой в плечо, но тоже по касательной.

Получен урон дубинкой – 17

Жизнь 3145/3150

Вот тут в глазах девушки и появилось понимание, во что она влипла.

- Рита! – парень, наконец, добрался до своей ненаглядной.

- Бежим!!! – закричала девушка, разворачиваясь.

- Что?..

Секундное замешательство – это много или мало? Это всегда много. Девушка сбежала, подволакивая порезанную ногу, а вот парень тупил. А на моём плече наливался темнотой обидный синяк, за который кто-нибудь должен был ответить. Вот просто край как должен…

Вы нанесли Игроку – ??? 540 урона

Жизнь Игрока ??? 300/840

Игрок ??? истекает кровью!

Игрок ??? испытывает сильнейшую боль!

Игрок ??? теряет сознание – длительность 1 минута!

Собственно, в прямом смысле этого слова сознания парень так и не потерял, но сложился, держась за проткнутый живот. А я решил, что пострадать ещё минуту ему полезно – так что не стал добивать и огляделся.

Враги бежали. Прямо за своей предводительницей, оставляя на земле трофейные повязки, оружие, вещи и следы крови. Мои «гвардейцы» были потрёпаны, но живы. Никто на перерождение не отправился.

- Да чё это за фигня?! – возмутился Кадет. – Припёрлись, напали!

- Ещё нападают! – заметил Борборыч. – Лога о победе нет…

- Тут просто недобитки остались, – объяснил я, примерился и рубанул по шее парню Риты.

Вы нанесли Игроку – ??? 223 урона

Жизнь Игрока ??? 0/450

Игрок ??? убит!

Девушку допросить я не успел. Я ещё только шёл к ней, а система уже сообщила о завершении боя.

Вы нанесли урон Игроку – Ирка: последний удар

Жизнь Игрока – Ирка: 0/715

Вы убили Игрок Ирка

Бой завершён! Игроки отступили.

Вы получаете 256 очков опыта (поделён между союзниками).

До следующего уровня осталось – 463/14675 очко опыта!

- Фух! – обрадовался Боборыч, глядя, как рассыпаются пылью тела противников.

- Бред… Нафига они напали? – снова спросил Кадет. – Тут что, джунглей мало?

- Напали, потому что могли, – ответил ему Толстый.

- И потому что хотели, – дополнил Вислый.

- Типа застолбили поляну с варанами! – снова вставил Толстый.

- Теперь она, типа, их поляна! – добавил Вислый. – Да и вообще, похоже, привыкли бить игроков до десятого уровня.

- Не удалось допросить… – раздосадовано пояснил я Барэлю и Борборычу свои действия. – Парня сам добил, а девушка кровью истекла.

- А чего хотел узнать? – спросил Борборыч.

- Да у них же где-то тут лагерь! – пояснил я. – Надо найти и вырезать всю банду. У меня народ из посёлка сюда может зайти, когда смелости наберётся.

- Так в чём дело-то? – удивился Тариг. – Вон за ними просека какая осталась! Пошли по следам.

- Эй-эй-эй! Только не всем составом! – возмутился Боборыч. – Кто вот так хабар бросает? Филя, Тариг и Барэл, справитесь?

- Справимся. Только надо очки раскидать, – заметил Барэл. – За два боя опыта привалило… Я разом до 22 уровня качнулся!

- Тогда вам на сборы 10 минут, – кивнул Боборыч. – А все остальные – собираем лут

- Давайте шкуру пока сниму, – кивнул Тариг.

Через двадцать минут троица мстителей выдвинулась по стремительно исчезающему следу наших недавних противников.

Глава 18. Это – заговор!

- Жёсткая у них шкура, – заметил Тариг. – Особенно на спине. Я сильно не приглядывался, но что-то с ней не то…

- Не заморачивайся пока! Ведь эта группа как-то же шкуры выделывала… – я ткнул пальцем в следы, поскольку самой группы рядом не было, а пальцем потыкать хотелось. – Значит, и мы тоже сможем.

- Филя, меня больше волнует, – заметил Барэл, – каким образом ты их с одного раза выносил?

- Ну… Не знаю, – я пожал плечами. – Слабенькие они были?

- Не были они слабенькие! У меня на каждого по три удара шло, – Барэл не принял мою версию. Сколько ты им урона вбивал, и какая у тебя сила?

- Сила – пятнадцать… – признался я, поколебавшись пару секунд. – А урона вбивал что-то около пяти-шести сотен.

- А ну-ка дай меч! – потребовал Барэл.

Я передал ему свою бандуру и сам при этом чуть не порезался о кромку. Барэл прищурился, а потом вернул мне.

- Что там? – спросил Тариг.

- Там от двадцати – на нижней. И почти под сорок урона на верхней планке! – сообщил Барэл. – С варанами, получается, ты двести урона вбивал. Так, Филь?

- Так… – кивнул я.

Барэл замолчал, а я не мешал ему. Только Тариг нетерпеливо поглядывал на нас. Наконец, наш мыслитель выдал вердикт:

- У варана шкура толстая. Так что тебе почти вдвое резали урон! Да ещё и меч высчитывался по той самой нижней планке, – Барэл покивал сам себе. – Как думаете, верно я посчитал?

- А с людьми считали по верхней планке урона, – кивнул Тариг. – Пятнадцать на сорок – это сколько?

- Так! – я так отвык считать в уме, что даже не сразу вспомнил, как это делается. – Это…

- Шесть сотен! – Барэл глянул на нас и сокрушённо покачал головой. – Математики!..

- Так, получается, всё нормально? – не обратил на его подколку внимания Тариг.

- Ну если не считать, что у нас и вождь со своей силой – вундервафля, и меч у него – вундервафля… А при перемножении они выдают уберплюхи, то всё остальное поддаётся вычислению, – Барэл пожал плечами. – Вынос с одного удара игроков ниже 16 уровня.

Тариг покосился на меня и на всякий случай сделал пару шагов в сторону:

- Филя, ты так и знай, пока ты своего нагибатора таскаешь под мышкой – даже не смей резко разворачиваться!

Джунгли закончились внезапно. Впереди лежал каменистый склон, покрытый жёлто-оранжевой пылью, серыми камнями и зарослями травы, которая местами начинала подсыхать под солнцем. Склон спускался к берегу Золотой, вдоль которой росла уже сочная зелёная трава. Полагаю, сюда на водопой приходило множество животных. За рекой земля вновь поднималась, через километр упираясь в скальный обрыв, постепенно понижавшийся к востоку. По верху обрыва тянулась зелёная полоса зарослей, но ниже неё – джунгли не смогли провести захват земель. В этой засушливой местности вараны и устроили своё обиталище.

Присмотревшись, я легко насчитал десяток особей, которые нежились на солнышке. Но поскольку каменистый язык был большим, можно было уверенно предполагать, что их тут значительно больше. Метрах в двухстах от границы джунглей находился холмик, поросший деревьями и папоротниками. И хотя след обрывался, но его направление всё ещё легко угадывалось. Нужно было идти к тому самому холму.

Стоило нам войти под сень деревьев, как снова появился след. И даже когда мы наткнулись на подобие заграждения и вошли в лагерь – след продолжился. Лагерь был пуст – враг бежал. Оставив нам в награду кучу барахла, самодельного оружия и одного пленника.

- Вы новая банда? – уточнил он, подняв на нас взгляд. – А разве делёж не прекратили на время совместного рейда?

Пленник был чернявым худым парнем. Он был привязан к вкопанному в землю столбу крепкой верёвкой. Но даже если бы его не привязали, убежать парень всё равно не мог: одну ногу ему отрубили ниже колена.

- Надеюсь, мы всё-таки не банда, – заметил я, немного посомневавшись для порядку. – Тебя-то зачем оставили?

- А зачем им одноногие рабы во время бегства? – удивился парень. – Вы их сильно напугали…

- Раб? – хором переспросили мы трое.

- Ну да… – парень осмотрел нас каким-то новым взглядом. – Сильные нагибают слабых, слабые становятся рабами… Местность потихоньку начали делить банды. Правда, они себя кланами называют, но суть-то не меняется… Вы что, новенькие?

- Я тут уже третью неделю живу… – хмуро заметил я. – Но о таком впервые слышу.

- Тогда тебе повезло! – горько усмехнулся парень. – На всём острове почти не осталось мест вдоль побережья, где можно жить без «крыши»…

- А ногу они тебе отрубили? – спросил Барэл.

- Они, – кивнул парень. – Удобно: отрубил ногу, и некуда рабу бежать. Правда, она постепенно отрастает, но они раз в два дня отрубают снова и прижигают…

- Вот дерьмо! – произнёс Тариг, сплюнув на землю.

- Да я довольно быстро отрубаюсь, так что почти и не больно, – парень пожал плечами. – Странно…

Сдавленный всхлип за одним из шалашей привлёк моё внимание, и я остановил речь парня жестом. Достав меч, я начал медленно подходить к источнику звуков.

- Да вы не бойтесь! Там новенькая девушка, – «успокоил» нас раб. – Её позавчера вечером поймали...

Его слова меня ничуть не успокоили, поэтому за шалаш я заходил с опаской. Но полученный мной удар был нематериальным… Хотя ощущение было такое, что меня кто-то приложил пыльным мешком.

- Катя?!

Девушка, сжавшись, сидела у шалаша, подтянув колени к груди и обхватив их руками. Для правой ноги это было просто необходимо – место отсечения, покрытое чёрной коркой, только начинало заживать.

- Филя?! – Катя вскинула голову и с удивлением уставилась на меня. – Это правда ты?

- Это я, – кивнув, я подошёл к ней. – Ты как тут оказалась?

- Я шла назад в посёлок. Решила осторожно срезать участок берега, – еле сдерживая слёзы, рассказала она. – Они меня схватили и… Схватили…

В общем, я догадывался, что могут сделать потерявшие берега придурки с одинокой девушкой. И то, что главарями у них были женщины – не отменяет насилия и издевательств. Катя всхлипнула, подалась вперёд и уткнулась мне в плечо.

- Я ведь могу вернуться, да?

- Ну, конечно, можешь… – я погладил её по волосам. – Ты отлично сражалась. Мы поможем тебе дойти…

- Я сама… Да вы не бойтесь… Дайте только палку и какую-нибудь верёвку. Сделаю костыль и дойду.

- Ага, – кивнул я с сомнением, отстраняя её. – Лучше я прослежу на этот раз.

- Слушай, вождь… Помнишь, я про тотем говорил? – спросил Барэл, стоявший у меня за спиной с растерянным видом. – Так ты подумай об этом хорошенько, а?

- Я теперь об этом уже не думаю. Я просто сделаю! –отрезал я. – Обыскиваем лагерь, берем всё ценное. Катя, жди… Сейчас организуем тебе «вместоногу»!

Девушка улыбнулась – ну или попыталась это сделать – и кивнула. Я вернулся к парню-рабу и присел рядом.

- Как тебя зовут?

- Последнюю неделю меня называют «эй ты!», «слышь, придурок!» и «портной». Мне так понравилось «портной», что можно называть так…

- Хорошо, а имя при рождении какое дали? Мне так – для справки…

- Сергей.

- Хорошо, понял тебя. Я – Филипп, Филя. Чем ты тут занимался в лагере?

- Ну, как ты заметил по прозвищу, делал им одёжку из шкурок.

- А кожу как выделывал? – спросил подошедший Тариг.

- Ну… С учётом местных материалов, почти никак, – признался Портной. – Отскабливал и промывал с золой и песком, чтобы ничего не осталось. А потом коптил.

- Коптил?! – у Тарига брови вверх поползли.

- Слушай, я не мастер кожных дел, – ответил Портной. – Я вообще одежду впервые делал, став рабом. Но у меня получалось лучше, чем у этих бандитов. Кожа после копчения, если не передержать, достаточно жёсткая получается… Но зато бальзамируется слегка.

- Да не, я без придирок… Коптил… – Тариг посмотрел на меня. – Филь, а это выход на первое время!

Я кивнул и обратился к рабу.

- Что будешь делать теперь, Портной?

- А что мне делать? – тот усмехнулся и показал на ногу. – Если не успеет отрасти, то вараны до меня рано или поздно доберутся. Пойду на перерождение, а потом попытаюсь где-нибудь пристроиться…

- А что ты думаешь насчёт того, чтобы пристроиться в наш посёлок? – предложил я. – Держать не буду – захочешь уйти и уйдёшь, как отрастёт нога. Нам тоже нужна одежда, а еда будет. Захочешь прокачаться – тоже найдём способы.

Парень посмотрел на меня, поморщился и ответил:

- Знаешь, я бы пошёл в ваш посёлок… Только знаешь, почему здесь бандиты между собой перестали драться?

- И почему? – пятой точкой чувствуя надвигающиеся неприятности, уточнил я.

- Потому что на берегу есть богатый посёлок, полный хабара и будущих рабов. По большей части, не прокачавшихся выше десятого уровня… Много ты знаешь на берегу посёлков?

- На два дня пути только наш… – кивнул я, понимая, к чему тот клонит. – Я тебя услышал… Однако моё предложение всё ещё в силе.

- Главное, что ты меня услышал, – кивнул Портной. – А так, я с вами.

- Вместоног нужно две! – оповестил я Барэла.

- Да я уже три нашёл. Больше тут одноногов нет? – Барэл высунулся из одного из шалашей.

- Это для главной сделали, – пояснил Портной. – Она всю банду заставила быстро костыль придумывать… Её сюда притащили уже на руках… Это вы их так отделали?

- Мы, – подтвердил я.

Уходили мы весьма странной компанией. Два одноногих человека на хлипких костылях и три двуногих муравьишки. А всё хозяйственный Барэл!.. За полчаса он собрал всё, что может пригодиться в хозяйстве, нагрузил в три огромных тюка и повесил их на меня, Тарига и себя. Судя по его довольному лицу, себе специально выбрал что полегче, гад!..

По пути назад мы чуть не заплутали. Джунгли стремительно затягивали следы, возвращаясь в своё исходное состояние. К счастью, Тариг действительно в лесу был как дома. Поколебавшись пару минут, он вывел нас к остаткам отряда практически по прямой.

- Ну как прошло? – спросил Борборыч, оглядывая пополнение.

- Не догнали, зато набрали много полезного! – объявил Барэл. – Куча копчёных шкурок молодых варанов, разномастные поделки двойного назначения и безразмерные одёжи, не похожие на травяные мини-юбки!..

- И два человека, которых надо доставить в посёлок, – добавил я.

- Накрылся кач! – заметил Толстый.

- Ну и ладно. Меньше домой тащить! – отмахнулся Вислый.

- Шкуры мы сняли. Пока завернули в них мясо, – сказал Борборыч. – Давайте, сгружайте добро! Сейчас раскидаем поровну.

Мой тюк значительно уменьшился, и нести его стало не в пример удобнее, чем раньше. Я сразу повеселел, хотя и урчал пустым животом примерно раз в пять минут, вызывая весёлые подколки со стороны «гвардии». Двигались мы медленно, чтобы одноногие за нами поспевали. Без опыта хождения на костылях – этот процесс и не мог быть быстрым.

- В общем, коллеги, картина с опытом получается весьма грустная! – объяснял по пути Дойч. – До двадцать второго уровня пятьсот с хвостиком, до двадцать третьего – четырнадцать с половиной. До двадцать четвёртого получается… Что, под сорок тысяч надо набрать?..

- Ведь система так и сказала, что теперь всё трудом и напрягая булки. И чего тебе не нравится? – удивился Борборыч. – Вот сколько бы ты в жизни усилий приложил, чтобы стать участником соревнований бодибилдеров?

- Но это игра! – возмутился Дойч.

- Это не игра! Это подобие игры! – ответил ему Вислый.

- А на самом деле шоу! – добавил Толстый.

- Реалити-шоу! – уточнил Вислый.

- В котором ты строишь дом! – ухмыльнулся Толстый.

- Вроде как, а на самом деле хайпуешь! – ввернул Вислый.

- Точняк! – братья, наконец, пришли к общему знаменателю.

- Но хотя бы система прокачки должна быть понятной, а она мне непонятна! – не сдавался Дойч. – Три параметра, ещё какой-то резист, какие-то левые навыки… Это просто издевательство!

- Так всё это, – Барэл махнул рукой, – и есть инструмент издевательства! Цель этой игры – не тебя развлечь, а зрителей, которые смотрят за нами.

- Ну так ведь неинтересно! – Дойч понурился и уточнил. – Нам, во всяком случае…

Ближе к лагерю Катя начала сдавать, выбиваясь из сил. Пришлось слегка отстать и помочь ей, поддерживая.

- Спасибо, – смущённо сказала она. – Филь, слушай… Там, в лагере, бандиты сказали, что у нас внутри есть шпионы. Я помню, как через Никитича пара левых человек прибилась ещё до драки с решашиархом. Я ещё тогда подумала – чисто уголовники… Только никому не говори, что я сказала, ладно?..

- Не переживай. Не скажу, – заверил я её. – Но ты молодец, что рассказала.

- У меня было время подумать о настоящих маньяках… – девушка горько улыбнулась, но продолжать не стала, сосредоточившись на продвижении вперёд.

Само собой, я тоже решил не нагнетать. Конечно, очень приятно патетически воскликнуть: «Я же говорил!» – но совершенно непрактично. Человек осознал, раскаялся – и, можно сказать, извинился. Хотя даже и не обязан был этого делать… Вот и чего душу травить?..

Ну, Никитич! А вот к нему у меня стало ещё больше вопросов. Хотя и возникали сомнения, что он всё это делает осознанно. К сожалению, Никитич действовал в чёткой парадигме: чем больше – тем лучше, а количество обязательно перейдёт в качество. Когда на совете пытались поднять вопрос об ограничении приёма, он ещё тогда встал в позу и настоял, чтобы принимали всех без ограничений.

Причём, судя по некоторым оговоркам, его лояльность всегда была под большим вопросом. Никитичу не нравился я, не нравилось, что я не даю всё «устаканить» – и совсем не нравилось быть на вторых ролях. Если бы он знал, что несколько банд в округе собираются нас резать и обращать в рабство – он бы так вести себя не стал… Может быть… Если ему чего-нибудь не обещали, но что ему могли пообещать?!

Одни вопросы… На них у меня ответа не было, но в голове зрело понимание, что пора начинать готовиться к неприятностям. И в первую очередь, надо вооружить чем-то внушительным тех, в чьей верности не приходилось сомневаться. Кир, Бел, Саша, Сашок, моя «гвардия», Бамбина и, возможно, Поляк. И пора было ставить оружие в посёлке под жёсткий контроль – и выдавать только тем, кому я реально мог доверять. Пока что все колья и топоры были в ведении всё того же Никитича.

Посёлок встретил нас удивлёнными лицами и тихими шепотками. Большая часть жителей провожала взглядами странную процессию. И только Саша и Кир сразу подошли. Огорошив их новостью, что надо поговорить с ними тет-а-тет, без лишних ушей, я отправился пристраивать Портного и Катю. К Никитичу Катю я не повёл, да она и сама не горела желанием. Зато в небольшом лагере Бамбины к ней отнеслись хорошо. Саму Бамбину я тоже пригласил к своему жилищу на «поговорить». Портной остался в моей с Сашей части посёлка, сказав, что если он тут кому и доверяет, то пока только тем, кто его спас. При этом бывший раб многозначительно посмотрел на меня.

Между тем, мои гвардейцы времени даром не теряли. Они выровняли угли в костре, который был разведён у наших жилищ и поддерживался весь день Сашком, положили камни с двух сторон, насадили на прутики кусочки мяса – и теперь готовили вараний шашлык. Его запах распространялся по лагерю, заставляя людей озираться по сторонам. Толстый и Вислый строили какие-то треноги, покрытые листьями, а Тариг замачивал мясо в морской воде.

- Ща закоптим всё, что есть, – заметил Борборыч. – И будет запас!

- А с остальными поделиться не хотите? – спросил подошедший Кир.

- С тобой поделимся! – ответил я. – А с лагерем – нет. Пусть идут, качаются и сами себе добывают…

- Серьёзная позиция, – кивнул партнёр. – Филя, я правильно понимаю, что у тебя есть для неё весомые основания?

- Стал бы я так обособляться, если бы не было? – вернул я ему вопрос.

- Согласен… Зная тебя, не стал бы… Об этом ты хотел поговорить? – Кир уселся у костра. – И кого ещё пригласил?

- Тебя, Сашу и Бамбину, – ответил я. – Больше я почему-то никому не доверяю.

- Давай ещё Бела вызовем и Поляка! – предложил Кир. – Белу я доверяю. Да и с Поляком мы сошлись хорошо… Вроде как, он нормальный парень.

- Давай! – согласился я и нашёл взглядом Сашка. – Сашок!

- Ась?

- Найди, пожалуйста, Бела и Поляка, позови сюда. Скажи, что я и Кир звали. Только тихонько!

- Ага, ща!

Посмотрев вслед убежавшему парню, я перевёл взгляд на мясо, и живот предательски заурчал.

- Вы чего вождя не кормите? – засмеялся Кир, обращаясь к моим гвардейцам.

- Злее будет! – ответил Барэл. – Сегодня пригодилось! Злой был!.. Ух!..

- Кстати, вы хоть расскажите подробно, что с вами приключилось… И откуда Катя и этот ваш новенький? И почему они одноногие? – попросил Кир. – Филь, вроде ты сказал, что вы их отбили у кого-то?

- Отбили, – кивнул я. – Но давай всех приглашённых дождёмся. Боборыч, сможешь организовать охранение? Чтобы нас никто не подслушивал?

- Вон, близнецы… Как закончат с коптилками – сразу встанут на охрану!

Есть я начал ещё до официального обеда. Уже никаких сил терпеть не было, честное слово!.. Я буквально истекал слюной, и мне, сжалившись, выдали первый прутик мяса. Солёного! Вкусного! И вправду похожего по вкусу на куриное – мяса! Счастье есть, господа! Счастье – есть мясо после вынужденной веганской диеты!

Когда подтянулись все приглашённые, пришлось начинать долгий рассказ про свои подозрения. И начал я издалека – с того самого дня, когда началось массовое бегство от Лосева. Портной периодически уточнял и дополнял мой рассказ. А потом я и вовсе дал ему слово – обрисовать текущую ситуацию на острове.

Как оказалось, жили мы на очень большом острове… Размером почти под сто тысяч квадратных километров. Точнее никто не знал – потому что всё вычислялось на уровне точек возрождения и изгибов берега. По центру острова шёл не слишком высокий горный хребет – всего одна снежная вершина, но даже в предгорьях пока никто ещё не бывал. В первые дни всё шло так же, как и в посёлке Лосева: люди кучковались, пытались выживать и обустроиться.

Однако к концу первой недели почти все такие поселения развалились. И причины были понятны и банальны: руководство очень быстро переходило от дела к словам, выбивая себе привилегии. Совсем как там, на Земле. При этом за плечами таких руководителей стоял один, ну максимум, парочка прокачанных людей. И очень быстро их преимущество в прокачке сходило на нет.

Первые «кланы» из молодых начали появляться довольно быстро. На самом деле, конечно, это были больше банды – причём, довольно жестокие, ведь смерти же в игре нет! Появилась практика брать рабов и отрезать им ноги. Так попался и сам Портной. Часть людей пыталась уходить в джунгли и спрятаться, другая часть искала защиту. Кланы начали делить землю вокруг побережья, занимая самые лакомые куски.

Но ходила среди игроков одна легенда… Которая, как оказалось, вовсе и не легенда – а вполне себе правдивая история. Мол, есть ещё посёлки, где царит порядок – и нет рабства и унижений. Один такой посёлок располагался на севере – на полуострове, куда добраться можно было только с маленького пляжа со стороны моря или по тонкому перешейку с большой земли. Второй посёлок располагался на острове рядом с восточным побережьем – и туда можно было только доплыть на плоту. А третий – стоял где-то на юге, на скалистом мысу…

- Я попался, когда искал южный посёлок! – признался Портной. – И даже не знал, что он всего в паре часов пути от меня.

- Это мы, что ли? – удивился я. – Один из трёх посёлков?

- Вы, – кивнул Портной. – А больше поселений и нет… Везде банды, хаос и борьба за выживание…

- Ну а теперь переходи к той части, как мы можем его профукать! – предложил я.

И Портной пересказал всё, что поведал мне в лагере бандитов. Я добавил про то, что мне на ухо нашептала птичка – то есть, Катя – но обещание выполнил и сдавать своего «информатора» не стал. Добавил свои догадки и домыслы, и подробно объяснил, что нам грозит.

- И что ты предлагаешь? – отчаянно потирая лоб, спросил Кир. – Я и сам вижу, что у нас посёлок полон левых подозрительных типов. Даже пару раз пытался намекнуть, что им оружие выдавать не надо! Но ты же знаешь Никитича…

- Знаю. Поэтому Никитича придётся ломать через колено, Кир! – очень серьёзно сказал я. – И плевать, что мы людей потеряем. Ты сам слышал, что вокруг творится – не выживут там наши гаврики. Либо сами вернутся, либо ещё народ подтянется. Так что завтра прямо с утра, Кир, оружие должно быть передано под твой контроль! Полностью! Как хочешь, так и вертись на совете, но добейся! И никаких Никитичей даже рядом быть не должно.

- Соглашусь… – поддержал меня Саша. – В свете всего, что нам Портной рассказал, больше тянуть нельзя. Оружие должно быть только у проверенных людей. И дозор на воротах должны нести проверенные люди!

- Точно! – поддержал Бел. – Нафиг этих уголовников со стражи. У меня есть заготовки под новые топоры и копья, но я их все спрятал… Филь, а где твоё каменное копьё?

- Тут осталось… В решашиархе, – ответил я. – Самому интересно, куда оно делось.

- У меня есть десяток человек, на которых я могу положиться… – заметил Поляк. – Если вооружите их, будем сами и стражу нести, и деревья рубить. Бамбина?

- Сами знаете, у меня по большей части девочки. Но пятеро уже немного поднялись по уровням. Так что, считайте ещё пять человек…

- Из одиночек, которые пришли с вами, есть ещё четыре человека, кому я доверяю… – заметил Саша, который взвалил на себя миссию по трудоустройству тех, кто не влился ни в одну из группировок посёлка.

- Кир? – спросил я.

- Бел и Рустик, – кивнул глава посёлка. – Ещё можно вооружить Иру и пару её помощниц по складу и кухне. Ира – свой человек, но не прокачанный.

- Итого тридцать три человека… Плюс мы – всего тридцать восемь, – заключил я. – Ну… Всё не так уж плохо!

- Убил нафиг! – возмутился Поляк. – Из двухсот восьмидесяти человек можно положиться всего на сорок… Отлично!

- Было бы ещё хуже, если бы положиться можно было только на себя… – философски заметил Саша. – Так что я склонен согласиться с Филей: всё не так плохо.

- К тому же, большая часть жителей – десятый уровень с минимумом бонусных очков характеристик! – заметил я. – А у тебя, как я понял – десятка в силе. И у Саши, если не ошибаюсь – восемь…

- Как ты и советовал, я всё в равных долях вбивал, – сказал Саша. – Я в этом не разбираюсь…

- У меня… В общем, у меня тоже десятка и пятнадцатый уровень, – признался Кир, вызывав удивлённые взгляды. – Мне ещё после выборов добавили опыта и очков. Немного, но постепенно качаюсь…

- Мы с ребятами сегодня дошли до двадцать второго. И вот там дальше – тяжело! – сказал я. – Почти все бандиты были от десятого до пятнадцатого, но точнее не скажу. Вроде как у нас в посёлке тоже выше никого нет.

- Да кто их, новеньких, знает!.. – вздохнул Кир. – Пока общее число единиц жизни не увидишь – даже близко не поймёшь.

- В общем, завтра начинаем отжимать оружие! – закончил я. – А сегодня готовимся. Бел, делай новые топоры и копья. И сразу передавай их Киру. А я попробую найти своё копьё…

Глава 19. Монополия на насилие

Когда к небу потянулись несколько столбов густого дыма, а по посёлку потёк запах копченостей, к нам стали подходить. И первым пришёл Никитич, возмущённый до глубины души:

- Филя, ну кто так делает? Добыли мясо, надо было сдать…

- Плохое мясо, Никитич, – ответил я с внутренним злорадством, которое сложно было сдержать. – Падальщик, варан… Нет, вам такое есть нельзя!

- А вам можно? – хмуро спросил тот.

- Мы бы и решашиарха поели, – кивнул я. – С огромным удовольствием. Ну сам посуди, принесли бы мы это мясо – и сдали. Набежали бы снова эти овощепоклонники. Снова разборки… Нет, Никитич, такое мы сами съедим! Зачем народ тревожить страхами? А вот если оленя какого заохотим, или бычка, или кабанчика – тогда другое дело…

Вот и крой теперь! Не стесняйся! А крыть-то и нечем. По обрывкам разговоров я знал, что Никитич первым и предложил мясо выкинуть, чтобы споры прекратить. И громко за это выступал. А меня «соглашательство» и «компромиссничество» достало ещё на Земле:

- Филипп, прекрати обзывать придурком Гришу! Да, вы с ним подрались, но это не повод обзываться на переменах!

Да, всё прекрасно. Вот только не подрались, а он пытался меня побить со своим дружбаном – потому что я, мол, выпендривался – и силу не рассчитал. К слову, спустя неделю меня били уже компанией в пять человек, и я отправился в больницу.

- Филипп, пожалуйста, давай не будем заострять! Ну накосячил Андрей, но всё можно исправить!

О да, когда Андрей накосячил в первый раз и свалил всё на меня, начальство просило меня не заострять!.. А вот когда он накосячил в десятый раз и свалил всё на начальство… Я не носил передачки, поэтому не могу сказать, что мой бывший начальник, сидя из-за этого товарища в тюрьме, думает по его поводу.

- Молодой человек, да прекратите вы его из автобуса гнать! Ну толкнул, но наверняка нечаянно!

Эх, бабушка, знали бы вы, что через пять минут он на выходе толкнёт вас, и вы сломаете ногу. И что бы вы тогда мне говорили? Но, к чести, я послушался пожилую женщину – и был тем, кто прошёл мимо, когда она упала. Он же нечаянно – так что наверняка сейчас извинится.

Я знаю, что живу среди людей. И я нередко прощал и буду прощать человеческие ошибки. Потому что так надо: иначе общество развалится на отдельных индивидов, неспособных контактировать друг с другом. Но я отдаю себе отчёт в том, что, закрыв глаза на глупость – допускаю ещё большую глупость, которая, как известно от умных людей, хуже открытой диверсии и саботажа.

Пока я не вижу у человека в глазах понимания и осознания совершённой ошибки – я не готов его простить. Как я не был готов простить Катю до того, как нашёл её у бандитов. Она не понимала, какую чушь городит и насколько глупо её сравнение меня с маньяком, пока не попала к ребятам, которые и впрямь если не маньяки – то последние отморозки.

Так или иначе, но всё хорошо в меру. В том числе, и прощение. А пропуск столь необходимой части воспитательного процесса, как наказание, чреват рецидивами и увеличением масштабов проступков. Так что теперь, когда Никитич голодными глазами смотрел на копчёности, я на голубом глазу объяснял ему, как отвратительно это мясо и как оно вредно для нежных желудков жителей посёлка. Потому что выкинуть почти сто килограммов мяса в посёлке, который испытывает жесточайший дефицит мяса – это проступок. А если учесть, что за эти сто килограммов несколько человек отправились на перерождение – то это уже преступление. Я бы Никитичу и срок за это впаял…

- Варан – ведь земная зверюга…

- Никитич, варан – падальщик. Жрёт тухлятину, – возразил я. – Наверняка и инопланетное что-нибудь жрал. Нет, тут нельзя рисковать!

Никитич, кажется, начал подозревать, что над ним издеваются. Поэтому, ещё пару секунд потоптавшись на месте, насупился и ушёл. Я не очень понимал смысл этого действа, потому что обиженным на меня он и до этого разговора ходил. И «простил» меня только лишь для того, чтобы отжать мяска.

Большинство «посетителей» просто спрашивали, что это за мясо – и где мы его нашли. А после смотрели голодными и жалобными глазами, но молча уходили, так ничего и не получив. Однако были и те, кто и вправду пытался права качать.

- Слышь, мы тут реально уже без мяса все дуреем! – давешний уголовник минут пять рассказывал, как плохо ему и его дружкам на вегетарианской диете. – Я бы даже сказал, звереем!..

А потом, осознав, что мясо ему давать не собираются, перешёл к завуалированным угрозам.

- Мы реально уже скоро взбунтуемся! – продолжал он свои намёки, не понимая, что слушают его вовсе не из страха.

А почему? А потому что я нашёл своё копьё! С каменным наконечником! Он на него опирался. И его дружки – человек десять – подтянувшиеся на запах, тоже щеголяли кто копьём, кто топориком.

- Ой, страшно, аж жуть! – выдохнул Толстый.

- Поджилки дрожат! Губы трясутся! – поддержал его Вислый.

- Одёжа намокает! – кивнул Толстый.

- И воняет! – согласился Вислый. – Ужас!

- Да вы ваще кто такие-то, чтобы на меня гнать? Я член совета! Я тут решаю вопросы посёлка! – разозлился уголовник.

- Кто «мы»? – удивился Вислый.

- Как это «мы»? – поддержал его Толстый.

- Я тут один! – хором закончили они, глядя прямо в ошарашенное лицо члена совета.

- Алкоголик! – обвинил уголовника Толстый.

- Наркоман! – припечатал Вислый.

- Конченый! – закончил Толстый.

Одному мне кажется, что их родители просто жили в кабинете школьного директора, пока они учились?

- Слушай-ка, член… совета! – я подошёл к уголовнику и крепко схватил своё (уже бывшее) копьё. – А оружие тебе совет выдал, да?

- Никитич мне копьё выдал! Он же главный, типа, – смутился уголовник.

Пока он и его дружки завороженно слушали близнецов, остальные мои «гвардейцы» взяли их в плотное кольцо.

- Очень странно! – сказал я. – Нельзя же давать оружие психически неуравновешенным людям!

- Почему это я неуравновешенный? – не понял уголовник.

- Так ты сам сказал: дуреешь без мяса, звереешь. Вот и бунтовать собрался! – пояснил я. – Где же тут равновесие и выдержка? Нигде!

- Да это моё копьё! Я его нашёл! – соскочил с темы уголовник, оглядываясь на своих друзей и замечая, что за спиной у них стоят уже мои люди.

- Очень плохо! – нашёлся я с ответом. – Нашёл и присвоил? А в бюро находок заносил?

- Какое бюро находок?..

- В котором ищут настоящих хозяев потерянных предметов! – я выпучил глаза. – Нужная штука, точно тебе говорю! Тогда бы ты узнал, что этим самым копьём был нанесен критический удар решашиарху, пытавшемуся прорваться в посёлок и всех пожрать!

Уголовник понял, что всё идёт не по сценарию, попытался потянуть копьё на себя, но я его отпускать не собирался. Напротив, я дёрнул копьё в обратном направлении.

- Это моё! Я нашёл! – возмутился он.

- Ты его присвоил! Нет тут и не было ничего твоего! – объяснил я. – Ты, значит, ворюга у нас?!

Последнюю фразу я сказал уже очень громко, надеясь, что тот просто перестанет дёргать копьё на себя, но тем самым обезоружил и уголовника, и его друзей. Главарь шайки быстро отпустил копьё и сделал шаг назад, а дружки побросали колья на землю.

- Какой я вор! Я это… Гражданин порядошный!.. Чего ты напраслину возводишь?

- Ну раз «порядошный», тогда иди! – кивнул я, хотя иронии у меня во взгляде и голосе было столько, что хоть потоп устраивай.

Уголовник понял, что развели его, зло зыркнул, развернулся и пошёл прочь, чуть не задев плечом Борборыча. Его дружки поступили так же. Один только попытался потянуться к обронённому оружию, но, заметив, как нехорошо смотрит на него Барэл, передумал.

- К сожалению, если они зададутся целью, к вечеру у них будет новое деревянное дрекольё, – заметил Борборыч, поднимая одну из палок.

- Если они потратят весь день на новые заготовки, то я тогда их с чистой совестью выпну, – не стал я скрывать своих мерзопакостных планов.

- И почему бы просто не оставить нас в покое? – удивился Дойч. – Вот нас не волновали эти бандюки, а мы не должны были волновать их… Чего они к нам цепляются?

- Тут всё очень просто, Дойч, – заметил подошедший Саша. – Пока существует наше поселение, они не могут в полной мере получить власть. Вот представь, назначили начальника в какой-то департамент. А он в вопросе разбирается – ну никак. И вот сидит он, руководит, а вокруг – одни специалисты. И кто-то ему с удовольствием всё разжёвывает, а кто-то брови домиком делает, с явным вопросом, а почему это стало моим начальником? Начальник понимает, что такие при первой возможности перед вышестоящими руководителями покажут всю его некомпетентность – и избавляется от них. Чтобы остались только те, кто с ним во всём соглашается, или те, кто в вопросе разбирается ещё меньше него. А в случае с властью в обществе, высшим начальником всегда является низовой подчинённый, то есть каждый отдельный человек. Он и есть и источник власти, и главный ресурс. Вот и стараются бандиты, как плохие начальники, избавиться от привлекательного посёлка.

- Всё равно не понял, – помотал головой Дойч. – Слишком гуманитарно…

- А вот если бы учил гуманитарные науки в школе, знал бы про Юрьев день! – заметил Толстый.

- И почему его отменили! – добавил Вислый.

- И чем он всех не устраивал, – уточнил Толстый. – Кроме простых людей.

- Узнал бы, что значит «объегорить», – наставительно заметил Вислый.

- И что значит старая поговорка, – закончил Толстый. – Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!

- А понятно объяснить можете? – вспылил Дойч.

- Запросто! – вступил я в поучительное для Дойча общение. – Знаешь, зачем девушки вечно таскают с собой некрасивых подружек?

- Чтобы быть на их фоне симпатичнее, – кивнул Дойч.

- Так вот все эти банды, – закончил я объяснение, – и есть наши некрасивые подружки. И чтобы вдруг стать красивыми – им надо избавиться от нас.

- Всё равно не очень понятно, – покачал головой Дойч.

- Вот поэтому у тебя нет ни посёлка, ни банды! – прекратил его расспросы Борборыч.

Дойч сделал вид, что обиделся, но всем было понятно, что его всё устраивает. Он и не хотел ничего понимать – и, похоже, вообще жалел, что спросил. Но не отказываться же от вопроса!..

Самой большой бедой стали добытые нами шкуры. Не те, что мы отжали у бандитов, а те, которые добыли сами. Пытаясь очистить их от остатков мяса и жил, Тариг матерился так, что уши в трубочку сворачивались. Зато я узнал, обо что скрежетал шип решашиарха, то есть меч, когда я наносил удары варанам.

- Нельзя просто взять и выделать шкуру дракона! – Тариг устало оторвался от работы и посмотрел на меня, когда я решил узнать, в чём дело.

- Что у тебя там случилось? И где ты нашёл дракона? – поинтересовался я.

- Кость случилась…

- Кость?

- У этих матёрых, которых мы вальнули, – пояснил Тариг, – внутри кожи есть костяные пластинки с ноготь размером. Ведёшь скребком, а поверхность – неровная… Я сначала думал, что сам так плохо шкуру снял. И только потом додумался, что мне мешает…

- У молодых варанов такого не было… – заметил Портной. – Но с них и шкура меньше. А эти – да, все костяной бронёй покрыты.

- Круто же! – предположил я, чувствуя нарастающее желание творить.

- Чего крутого? Зачем тебе бронированные трусы? – удивился Тариг.

- Зачем трусы? Мы сможем сделать поножи и наручи! – удивился я. – Жилетки, шлемы… И всё это не надо обшивать – просто использовать нужную шкуру.

- Ты хоть представляешь, сколько мне и Портному придётся со шкурами сидеть? – спросил Тариг. – Хорошо, если завтра закончим…

- Ты хоть представляешь, сколько времени придётся сидеть, делая кожаный нагрудник, обшитый костяными пластинками? – спросил я в ответ. – Тариг, Портной, можете благим матом орать – но, блин, очистите эти шкуры!

Оставшееся до ужина время я провёл на берегу Золотой, гваздаясь в земле и выкапывая глину. И это с учётом того, что я только примерно знаю, как эта самая глина должна выглядеть. Помню, что она должна быть коричневой и вязкой, но мне попадалась только вязкая и зеленоватая. Или я чего-то не знаю?

Так или иначе, ближе к вечеру я занялся поиском нужного мне человека: гончара, помешанного выживальщика или просто умельца. С теми, кто не знает, как найти такого человека, не опрашивая всех и каждого, я готов бесплатно поделиться советом. Я сел в центре лагеря, поставил рядом кокос, наполненный глиной и водой – и начал пытаться слепить миску. Самую обычную миску. Но на виду у всех. И как в старой сказке про герцога, шута и больной зуб – все в герцогстве сразу стали гончарами!

- Так она у тебя треснет при обжиге! – как и ожидалось, на ловца и зверь бежит.

Зверем был паренёк лет двадцати трёх, я помнил его ещё по посёлку Лосева. Не самый общительный персонаж… Но из его уст я услышал именно те слова, которые ждал от других советчиков. А советчиков за сорок минут нашлось очень и очень много.

- Присаживайся, – предложил я. – Что я делаю не так?

- Ты пытаешься одним куском вылепить миску, а глину надо размять, – объяснил он, вытаскивая шмат глины из кокоса и начиная её мять. – Смотри: сначала минут пять мнёшь пальцами. Надо выдавить весь воздух и сделать её однородной. Потом начинаешь делать блинчик.

- А потом? – спросил я.

- А потом оставшееся скатываешь в такую длинную венскую сосиску… Только её тоже разомни! – предупредил парень. – А потом вот эту венскую сосиску наматывай кругами по донышку…

- Неровно будет! – заметил я.

- Чтобы ровно получилось, пальцами выпрямляешь снаружи и внутри, – пояснил парень.

- А обжигать?

- Да в угли закопай под костром…

- Тебя как зовут, гончар? – спросил я со злорадной усмешкой.

- Александр я, – опасливо представился парень. – И я не гончар. Я просто в кружок по лепке ходил в детстве.

- Значит, теперь ты – Скульптор, а то у нас Сашей уже столько, что хоть за голову хватайся! – закончил я. – И ты теперь весьма важный для посёлка человек. Потому что будешь делать глиняную посуду!

- Да меня Никитич в группу лесорубов на завтра поставил…

- Давай так, Скульптор, – я задумчиво почесал подбородок, забыв, что руки у меня в глине. – Блин… Можешь оставаться в группе Никитича, рубить лес и сидеть вялым сиднем. А можешь – перейти под Кира, вот прям ща! Мне только одно имя крикнуть, и ты сразу неприкасаемым станешь. Но тогда – переселяйся либо в центр, либо в мой лагерь. И заниматься будешь тем, что хоть как-то умеешь, и что востребовано. Так что, кричу одно имя?

- А Никитич против не будет?

- Будет, но тебя это не должно волновать. От слова «совсем». Серьёзно! – пообещал я. – Своё недовольство он мне высказывать будет. И Киру.

- Ну ладно, – согласился Скульптор. – Раз от Никитича меня прикроете… Кричи…

- ИРА!!! – ну я же обещал кричать? Так почему бы и не покричать?

Ира появилась как настоящая волшебница – внезапно, из темноты и за спиной.

- Филь, ну что ты орёшь?

- Ира, смотри, я тебе посуду сделал! Глиняную! – похвастался я.

Скульптор начал спазмически подёргиваться, стараясь не выдать свой хохот.

- Если ты называешь посудой испорченную флягу и кучу глины, то исчезни с глаз моих! – с тяжёлым вздохом улыбнулась Ира.

- Нет, Ир, ты не понимаешь… – отмахнулся я. – Я тебе много посуды сделал!

- Ой, герой! Ну и где она?

- Вот сидит! Знакомься, это Саша, его теперь зовут Скульптор. Он умеет лепить и обжигать! И с сегодняшнего дня занимается только этим.

Скульптор, наконец, начал ржать. А Ира снова улыбнулась.

- Ясно! Ты герой и всю работу свалил на другого. Я так и поняла!

- Я нашёл специалиста! – возмутился я. – Это подвиг, достойный самого ЭйчРакла! А ты не ценишь…

- Кого-кого?

- Ну как кого? Древнегреческого героя, который нашёл работников для очистки авгиевых конюшен, истребления лернейских гидр и прочей мелкой работы.

- Ценю! – Ира покивала с очень серьёзным лицом. – Конечно, не твою вольную трактовку древнегреческих мифов, а проделанную работу. И сколько Скульптор сможет сделать завтра мисок?

- Ну… Десять-двадцать сделаю, – ответил тот, а я и Ира удивлённо на него вылупились. – Да что там делать-то? Только их ещё обжечь надо, а это почти сутки под костром.

- Видишь, Ира! Я выполнил своё обещание! – сказал я с ни разу не скрываемой гордостью. – А теперь я лично пойду совершать другие подвиги… И это, Скульптор, ты глину знаешь, где искать?.. Нет? Завтра покажу! Ира, переселяйте его к Киру или ко мне. Лучше ко мне: там Никитич ходить боится.

Довольный собой, проделанной работой и совершённой подлостью, я отправился к своим, где пожевал мяса – и ушёл на общий ужин и совет у главного костра… На котором было всё так же скучно… Никитич рассказывал про увеличение удоев кокоса на одно человекоместо и об исчерпании кокосов на ближайших месторождениях. И, конечно, о необходимости построить нужное количество квадратных метров жилья, чтобы расселить всех в собственные комфортабельные хатки. О том, что не хватает инструмента, о том, что надо...

Да вот только ничего этого было не надо… Но спорить сейчас с Никитичем мне не хотелось. Спорить мы будем завтра! Спорить будем до хрипоты, до зубовного скрежета…. И сегодня я хотел бы услышать, как Никитич погонит всех своих качаться в лес, пока не достигнут двадцатого уровня. Он был ценнейшим хозяйственником, но именно в этом и была вся беда. Без хозяйства мы тут ещё немного протянем, а без кача – нет.

День семнадцатый!

Вы продержались 16 дней!

Проснулся я готовый поспать ещё. Почему-то ночью не спалось, и я ворочался с боку на бок, а потом и вовсе пошёл к костру, где мне и сообщили о наступлении новых суток. И только потом я уснул. А когда проснулся – безбожно опаздывал на совет и на завтрак. Саша уже ушёл. Поэтому я поспешил за ним, морщась на ходу от долетевшего с обрыва запашка.

Весёлое начало я явно пропустил. О чём сильно жалел, потому что теперь на совете звучали только раскаты голоса Никитича. Кстати, уголовник там тоже присутствовал, хоть и за спиной нашего хозяйственного советника. И, кажется, как раз о нём и шла речь.

- Да как так-то! Вот люди взялись охранять ворота, а ты у меня все копья забираешь?! Кир, вот ты чем думал…

- Головой, Никитич, головой он думал! – прервал я гневные вопли. – А вот ты чем думал, доверяя вот этому оружие, да ещё и притаскивая его на совет?

- Филь, а вот что тебя не устраивает? – удивился Никитич, зло на меня посмотрев. – Ты и так гребёшь под себя….

- Э-э-э! – оборвал я его, подняв указательный палец и согнав с лица доброжелательную улыбку. – Вот сейчас ты сильно лишнее сказал, Никитич!

- Что я лишнего сказал? – хмуро осведомился тот, предчувствуя разнос.

- Когда ты пришёл к нам, тут были первые верёвки, сделанные мной, первые фляги, сделанные мной и другими людьми. Людьми, которых здесь, на совете, почему-то нет. Иры, например. Тут были копья, топоры и многое другое… И где это всё?

Никитич промолчал.

- Я под себя всё гребу? – продолжал я. – Никитич, чтобы мне на складе верёвочку получить, надо пройти все круги ада и услышать кучу упрёков. Хотя, напомни, Никитич, что я до вчерашнего дня сделал лично для себя?

- Ты шип с хвоста забрал! – вспомнил Никитич.

- А почему? – спросил я. – Знаешь?

- Захотел себе и забрал, – огрызнулся мой оппонент, и был, гад такой, прав.

- Нет, Никитич, потому что копьё, которое было сделано для меня, мне не отдали! Потому что этого грёбаного решашираха без меня бы не завалили! А ещё потому, что для защиты посёлка надо иметь оружие. И с этим оружием я сумел найти Катю, например. Или ты предлагаешь Катю отправить назад к бандюкам?

- Ты же прогнал бандюков… Ну так и герой, всё… – Никитич уже и сам, видимо, был не рад, что ляпнул, как я всё под себя гребу. И очень хотел прекратить спор, но слово – не воробей.

- Нет, Никитич, я прогнал одну банду. А сколько этих банд в округе? Думаешь, только одна?

Никитич промолчал, а я решил, что на этот раз своё соло пора заканчивать.

- То есть я для посёлка нахожу то, сё, пятое, десятое… И всё пускаю в общее пользование, а оказывается – гребу под себя, да?

- Нет, – хмуро ответил Никитич.

- Хорошо, – кивнул я. – Второе. Чтобы было понятно, почему вот этот и его дружки оружия не получат, ворота больше не охраняют, а на совет им доступ теперь закрыт. Потому что вчера они с оружием в руках, причем вот этот с моим копьём – тем самым, Никитич! – намекал, что если им сейчас не выдадут мяса, они могут озвереть, взбунтоваться и всё такое прочее. И знаешь, чем на меня пытались давить?

- Ну не томи уже! – попросил Поляк. – Ведь интересная история.

- Тем, что он, между прочим – член совета и уважаемый человек. Уважаемый человек!.. – теперь я повернулся к уголовнику. – …У нас народ ходит по ветру. В сторону моря. Это не устраивает меня и тех, кто живёт у обрыва. Потому что воняет оттуда так, что по утрам дышать нечем.

Каюсь, это была моя ошибка! Сегодня утром я её осознал. Люди старательно ходили в туалет за камнями. Утром, когда со стороны каменной гряды подул ветерок, я понял, что больше так жить нельзя.

- Так что сегодня у тебя и твоих друзей есть одно важное дело! Всё там до блеска отмыть водичкой, которую сами и притащите на холм! А иначе – проваливайте.

Я честно надеялся, что те свалят, и одной головной болью у меня станет меньше. Но, видимо, уголовнику очень надо было остаться у нас в лагере. Мрачно смерив меня взглядом, он выдавил из себя: «Я тебе это припомню…» – и ушёл, злой как чёрт. Под нос он себе что-то неразборчиво бормотал, и, думаю, ничего лестного про себя я там услышать не мог.

- Никитич, вот ты вчера всё про дома рассказывал. И про то, как их много надо сделать, – я снова повернулся к Никитичу. – Вот тебе совет: подумайте сначала над тем, как сделать туалет типа сортир. Чтобы запах от него не накрывал весь посёлок!

- Хорошая мысль… Но вернёмся к моему вопросу, – кивнул Кир. – Топоры и копья теперь выдаю я. И людей согласую я. И как я уже сказал, это не обсуждается! Теперь понимаешь, почему?

- Да что вы какую-то паранойю развели? – кисло спросил Никитич. – Ну вот зачем на людей так бочку гнать? Ребята старались…

- Ну, как я услышал, старались ребята лишь для того, чтобы себе хорошо сделать, – заметил Кир. –Извини, Никитич, но ты думаешь, что этому товарищу, которого Филя отправил отхожее место чистить, сможешь долго указывать?

- Я бы сказал ещё недельку, а потом указывать начнёт он, – кивнул Саша. – И я, кстати, настоятельно предлагаю вернуться к вопросу хотя бы первичного отбора тех, кого мы берём жить в посёлок.

Никитич было вскинулся, но быстро поник. Собственно, утром он больше ни слова не произнёс, мрачно глядя в землю.

После совета я показал Скульптору, где набрать глины, и помог в постройке его нового жилища, а потом отправился помогать уже Таригу. Тот как раз собирался коптить первую шкуру, растягивая её на жердях. Портной ему в этом помочь, само собой, с одной ногой не мог.

Днём в посёлок вернулся Плутон. Как это произошло, я не заметил – просто мельком увидел его среди работников. Его поставили на плетение корзин, и Плутон добросовестно выполнял свои обязанности. Весело смеялся над всеми подколками и улыбался.

После обеда мои «гвардейцы» начали собираться в новый рейд. В этот раз решено было оставить близнецов дома, чтобы в случае чего посветили лицом. Ближе к вечеру в лес ушёл один из друзей уголовника и больше не вернулся. Когда я поинтересовался у уголовника, куда делся его дружбан, тот зло сплюнул, посверлил меня взглядом, но соизволил ответить, что тот пошёл искать лучшей жизни – где не надо дерьмо разгребать. И что он собирается прямо с утра сделать то же самое. Отговаривать его я и не подумал.

Люди Никитича почти весь день ничего не делали. Видимо, начальство не соизволило раскидать обязанности, но вопреки всему, посёлок жил своей нормальной размеренной жизнью. Кого-то на работу погнал Саша, кого-то Кир, а кого-то – и я. Вечерний совет так и не состоялся, и я просто пошёл после ужина спать. Скучная жизнь, не правда ли?

Глава 20. Опасный рейд

Знаете, за что я люблю скуку и однообразие? За то, что тебя не будят посреди ночи! Особенно громкими воплями, особенно практически над ухом.

День восемнадцатый!

Вы продержались 17 дней!

- Я СВОБОДЕН!

Это было первое, что я услышал при пробуждении, вскидываясь как после кошмара.

- Я забыл, что значит!.. Стра-а-а-а-а-а-ах!..

Крики на улице, возмущённые и испуганные голоса. Да бросьте, когда это случилось впервые, ещё можно было понять. Но это уже рецидив – так что пора привыкать.

- Кажется, Плутон опять сорвался с орбиты, – сонно пробормотал Саша. – Филь, глянешь, что там и как…

- Уже, – без особо энтузиазма отозвался я, выбираясь из «склепа».

Половина обитателей нашего скопления домов тоже вылезла посмотреть на ночное выступление. Человек двадцать незнакомых и полузнакомых людей столпились у обрыва и смотрели вниз.

- Ну и что вы там высматриваете?! – прикрикнул я на них. – Его тушка уже на перерождении, а вы имеете все шансы последовать за ним. От края отойдите!..

- А чего он опять? – спросил кто-то из собравшихся. Не разглядеть в темноте, кто.

- А он пилот-песенник. Поёт и летает! – отозвался я. – Насмотрелись-наслушались? Всё, а теперь идите-ка подальше от жилищ и там обсуждайте произошедшее. Не мешайте спать другим!

Они меня не послушались. Назло, наверно. Но и помешать мне заснуть уже не смогли – я отрубился почти мгновенно. А проснувшись в предрассветном сумраке, я понял, что меня преследует только одна мысль: «Зачем он это делает?». Эта мысль, как её ни крути, была интересна в любом ракурсе и с любой стороны, но никак не могла помочь в рейде.

- Решил сегодня качаться на сытый желудок? – поинтересовался Борборыч.

- Я бы даже сказал: на переполненный! – признался я.

- А я вот сегодня пойду голодным, – вздохнул лидер рейда. – Решил проверить, как сытость и жажда влияют на расход энергии и снижение усталости.

Я не нашёлся, что ответить, и просто многозначительно промолчал.

Мы прошли в ворота, спустились с холма и углубились в лес. Держались, как и в прошлый раз, русла Золотой. Я надеялся добраться до равнины варанов – и там завалить самого жирного из них. Очень мне нравилась идея сделать доспех из шкуры матёрых варанов.

- Тариг, шкуру очистить удалось? – поинтересовался я спустя несколько минут.

- Удалось. Сегодня Портной закоптит, и вечером можешь делать доспех, – кивнул Тариг.

- Хорошо, – кивнул я.

Через полчаса мы оказались на той самой полянке, где впервые встретились с вараном. Прошедшие сутки волшебным образом скрыли следы прошедшей битвы. Исчезли следы крови, выпрямилась примятая в бою трава и кустарники. Это снова была девственная природа – будто и не ходил тут человек ещё совсем недавно.

- Ну что могу сказать… Я сильнее устал и потерял больше энергии, чем в прошлый раз, – заметил Борборыч. – Так что сытость и жажда напрямую влияют на эти параметры.

- Тогда съешь чего-нибудь, – предложил Барэл. – Приведи себя в норму, и пошли за добычей!

- К варанам? – уточнил я.

- Ну давайте к варанам, – кивнул Борборыч. – Никто не против?

- Они нудные, – поморщился Дно. – Долбишь их, долбишь…

- Зато какие кислые рожи у народа в посёлке, когда варанское мясо ешь! – хохотнул Дойч. – Кислее только у ребят, которые ворота охраняли.

К слову, я не обратил внимания, кто там на страже стоял. Но чем-то меня эта фраза зацепила… Так зацепила, что всё время не давала покоя.

Оглядываясь назад, всегда понимаешь, какими выпуклыми и понятными были твои ошибки там, в прошлом. И часто удивляешься: ну как я мог этого не замечать? Но когда ты крутишься в постоянной карусели дел, событий и разговоров – выцепить то самое нужное и важное, что легко замечаешь на следующий день, решительно невозможно. Так что осенило меня далеко не сразу – Борборыч успел почти доесть припасённый кусок копчёности и запить его водой.

- Стоп, Дойч! – я прервал все разговоры и поднял руку. – А кто там на воротах стоял?

- Да какие-то хмурые типы… На тебя ещё недобро косились, – заметил Дойч.

- Не из тех, кто вчера к нам мясо вымогать приходил? – спросил я.

- Не, не из тех, – ответил Дойч.

- Эй-эй! – обратил на себя внимание Дно, подняв руку как на уроке. – Они тоже из этой компашки, просто особо не светились. Я как-то видел, как охранники ворот с теми урками общаются.

Вот тогда всё и сложилось. Пусть и поздно, с немалым опозданием, но сложилось. И ко мне пришёл в голову Его Величество Ответ. Никитич, который после совета самоустранился от дел, приятель уголовника, сбежавший в лес ближе к вечеру, и знакомые уголовника на воротах…

- Мы же не скрывали, что пойдём качаться, да? – спросил я под внимательными взглядами своих «гвардейцев».

- Да как бы все знали, мне кажется… – в тон мне ответил Борборыч.

- Сука!..

- Назад!

- Близнецы же там!

Подхватывая оружие, пустые корзины и мешки для будущей добычи, мы кинулись обратно. Не сговариваясь и не скрываясь. В конце концов, скрываться не было смысла – мы уже опаздывали. Только у самого берега мы остановились, когда Борборыч поднял руку.

- Стой! Не ломимся сломя голову! – сказал он.

В тишине леса отчётливо доносился рокот прибоя и крики на холме. Там вовсю шёл бой…

- Есть два варианта, – повернулся ко мне Борборыч. – Без разведки других вариантов не будет… Пытаемся подобрать незаметно – или врубаемся сходу…

Конечно, сходу врубаемся, ять!.. Но это только по первому размышлению. Я прекрасно понимал, что не стал бы Борборыч передавать мне выбор, если бы от него не зависело очень многое. Поэтому и первое, что в голову пришло – сразу отвечать нельзя.

- Нас не было чуть больше часа, – проговорил я. – Могли ли все бандюки подтянуться сюда?

- Весьма сомнительно, – кивнул лидер группы. – Если кто и подтянулся, то лишь часть.

- Поселение с наскоку не возьмёшь! – заметил Барэл. – Да и рядом со склонами я особо людей не вижу. Бой на вершине идёт.

- Значит, либо бандюки уже утвердились на вершине… Либо бой идёт за ворота, – заключил я.

- Так на так, надо постараться подобраться незаметно, – заметил Дойч. – Либо выбить бандитов с холма… Либо напасть неожиданно и перебить их до того, как они до холма доберутся.

- Именно! Значит, пытаемся подобраться тихо! – решился я и посмотрел на Борборыча.

- Тогда делаем так, – кивнул он. – Сейчас добегаем по склону до скалы и двигаемся вдоль неё. Как только я вижу первых врагов, аккуратно выглядываю и оцениваю обстановку. И дальше уже будем решать, что делать. Пошли!

Мы выбежали из зарослей леса, продолжая двигаться вдоль реки, свернули на склон холма – и вскоре уже стояли у скального обрыва, служившего стеной нашему поселению. Вдоль него мы побежали в сторону ворот. Не добравшись совсем чуть-чуть, Борборыч вскинул руку, останавливая отряд. Выглянув на секунду за изгиб скалы, он замер, а потом вернулся обратно.

- Мост поднят. Бой идёт у ворот внутри посёлка, – сообщил он. – Бандюков у моста человек тридцать. Стоят и ждут. Оружие – копья, дубинки. Доспехов нет.

- Значит, сразу не ворвались, – кивнул Барэл. – Скорее всего, уголовники как раз пытаются опустить бандюкам мост. А наши им не дают.

- Можем прямо сейчас разобраться с бандой, – заметил я.

- Тогда ждите моего сигнала, – решил Борборыч. – Как махну рукой, тихо бежим в сторону врага. Бегите плавно, чуть пригнувшись. Рванём только тогда, когда нас заметят. Филя, Барэл и я – мы впереди со своим оружием.

- Так у тебя копьё! – удивился Дойч.

- Оно с каменным наконечником, – пояснил Борборыч. – Мы дамагеры. Все остальные – прикрытие. Тариг и Дойч прикрывают меня. Кадет и Быга – Барэля, а Дно и Кот – Филю. Всё, братцы, слежу!..

Борборыч снова выглянул за поворот скалы и долго смотрел. Почти минуту. Наконец, он махнул рукой, и наш отряд не спеша, чуть пригнувшись, двинулся в сторону противника.

Чем ближе мы подбегали, тем яснее становилась картина. Заминка вышла у уголовников именно в тот момент, когда они попытались опустить мост. Кто-то из наших заметил и поднял тревогу – и у ворот завязался бой. И самым неприятным было то, что в бою участвовали те самые четыре десятка верных «наших» против примерно пяти десятков «ненаших». В том числе – уголовников, некоторых людей Никитича, а ещё Петра и Алексея – приятелей Насти. Девушка в посёлок так и не вернулась, а вот эти двое, оказывается, пришли обратно. Просто, видимо, не попадались мне на глаза.

Казалось бы, при таком раскладе – победа за нами! Но вся беда была в том, что уголовники удерживали мост. Да, они пока не придумали, как его в процессе драки опустить, но ведь бандитам-то мост не особо нужен. С их силой и ловкостью можно и повторить манёвр решашиарха. И я уверен, что так они и сделают, если увидят, что защитники начинают побеждать. А сейчас три десятка врагов стояли напротив ворот и спокойно дожидались подкрепления.

За это подкрепление они нас и приняли издалека – и больше в нашу сторону не смотрели. Так мы и бежали, игнорируемые всеми сторонами, пока один из бандитов не решил поделиться с нами своим ценным мнением о происходящем – и не понял, что впервые видит наши рожи. Ещё пару секунд он доходил до того, что подкрепление прибыло, но не для них – и ещё секунду открывал рот. И когда он начал кричать, до врагов нам оставалось шагов двадцать.

Двадцать шагов на бегу – это три секунды, за которые им надо было успеть развернуться, перехватить оружие и не наложить в штаны от слитного рёва атакующих. Я вот реально себе чуть горло не сорвал…

Ваша группа напала на Игроков. Бей посуду, жги кабак!

Секунда – удар!

Вы нанесли Игроку – ??? 530 урона

Жизнь Игрока – ??? 0/530

Игрок ??? убит!

Не думать, не переживать! Секунда – удар!

Вы нанесли Игроку – ??? 440 урона

Жизнь Игрока – ??? 0/440

Игрок ??? убит!

Неважно как! Красиво или криво, главное – удар!

Вы нанесли Игроку – ??? 555 урона

Жизнь Игрока – ??? 35/590

Крик сзади: Дно и Кот гвоздят своими копьями недобитка, а он возмущается. Удар!

Вы нанесли Игроку – ??? 520 урона

Жизнь Игрока – ??? 0/520

Игрок ??? убит!

Опомнились, отмахиваются!

Получен урон дубиной – 32

Жизнь 3268/3300

Получен урон копьём – 68

Жизнь 3200/3300

Больно, подонки!.. Но пока хватает жизни – бей! Лишь бы мне критический не влепили, лишь бы не останавливаться!..

Вы нанесли Игроку – ??? 585 урона

Жизнь Игрока – ??? 35/620

Игрок ??? убит!

Враги опомнились и ударили «из всех стволов».

Получен урон дубиной – 30

Жизнь 3170/3300

Получен урон копьём – 51

Жизнь 3119/3300

Получен урон копьём – 33

Жизнь 3086/3300

Получен урон копьём – 104

Жизнь 2982/3300

Парня, пытавшегося с дубиной остановить меня – я просто оттолкнул, не обратив внимания на его удар. Трое копейщиков, бившие из-за его спины, были моей целью. Особенно один с откормленной рожей. Это его косой удар подарил мне за сотню урона – так что вот ему и конец. Они добились своего – я замедлился, но последний шаг и прямой колющий удар шипом решашиарха в сердце сделали своё чёрное дело.

Критический удар!

Вы нанесли Игроку – ??? 1170 урона

Жизнь Игрока – ??? 0/1170

Игрок ??? убит!

Тяжело копейщикам бить близкую цель – надо разрывать дистанцию. А ещё сложнее – преодолеть страх. В первые секунды боя было выбито больше трети отряда. Пять убитых, включая главаря, были на моей тройке. Ещё пятерых вырезала тройка Барэла слева. А справа троих отправил на перерождение Борборыч и его прикрытие. Парень с дубиной, которого я оттолкнул, уже покрылся кровью от ударов Кота и Дна. Два мужика с копьями всё-таки ударили по мне, но это были не удары – а так, фигня какая-то.

Получен урон копьём – 24

Жизнь 2958/3300

Получен урон копьём – 14

Жизнь 2944/3300

А мне – хорошо! Я в гуще врагов и с удобным мечом. Да, может, сил на движение больше и нет, но осталась инерция тела. Переведи его в разворот – и зацепишь многих врагов.

Вы нанесли Игроку – ??? 495 урона

Жизнь Игрока – ??? 0/495

Игрок ??? убит!

Критический удар!

Вы нанесли Игроку – ??? 510 урона

Жизнь Игрока – ??? 130/640

Игрок ??? ослеплён!

Критический удар!

Вы нанесли Игроку – ??? 480 урона

Жизнь Игрока – ??? 60/540

Игрок ??? истекает кровью!

Вы нанесли Игроку – ??? 420 урона

Жизнь Игрока – ??? 40/460

Вы нанесли Игроку – ??? 346 урона

Жизнь Игрока – ??? 0/480

Игрок ??? убит!

И вот передо мной лежит труп и стоит один копейщик, зажимающий порез на груди. Другой схватился за глаза и верещит, не переставая, а третий, зажимая горло, опускается на землю, излучая предсмертный ужас в широко раскрытых глазах. Позади падает тело ещё одного парня с дубинкой. Филя очень зол!.. Вот так вот!.. Два удара копьями – и слепой с порезанным отправляются на перерождение. Парень с перерезанным горлом ещё дергается, но и это ненадолго. На флангах прощаются с жизнью ещё шестеро врагов.

Страшный психологический эффект первого натиска был достигнут. Бандиты устремились прочь в лес – видимо, в надежде на то, что долго их никто преследовать не будет. Это они напрасно…

Вы нанесли Игроку – ??? 440 урона

Жизнь Игрока – ??? 0/440

Игрок ??? убит!

- Добивай! – кажется, это первое членораздельное слово, которое я использовал с начала боя.

На адреналине, в горячке битвы, мы кидаемся за разбитой в пух и прах бандой.

Вы нанесли урон Игроку – ???: последний удар

Жизнь Игрока – ???: 0/540

Вы убили Игрок ???

За спиной «дозревают» тяжелораненые, а прямо на границе леса мы сталкиваемся с новым врагом. Человек пятнадцать, пришедшие на захват посёлка и делёжку новых одноногих рабов…

К бою против вас присоединяется группа Игроков. Больше крови!

Вот в этом я солидарен с системой! Особенно когда тебе в живот прилетает костяным кинжалом – и ведь не поленился кто-то выточить… С главарём новой банды я просто столкнулся. Он успел пырнуть меня кинжалом, а я пронзить его шипом – и мы оба упали. К счастью, я сверху.

Критический удар!

Получен урон костяным кинжалом – 232

Жизнь 2712/3300

Наложен эффект – сильное кровотечение!

Вы истекаете кровью! Эффект: – 2 жизни в секунду.

Критический удар!

Вы нанесли Игроку – ??? 1140 урона

Жизнь Игрока – ??? 285/1425

Игрок ??? истекает кровью!

Боль жуткая… Будто при каждом движении кишки разрывает. Системные сообщения над раной обещают долгую и мучительную смерть. Но я ещё могу встать, зажимая живот, а вот главарь новой банды – так и останется лежать. После такого не встают… Дно и Кот стоят по бокам от меня, встречая противника. Хрипя и ревя одновременно, я заставляю себя подняться на ноги, вытягивая меч. Семь секунд и четырнадцать единиц жизни вытекают из меня в прямом смысле этого слова…

Выгляжу я со стороны, наверно, страшно. Пара противников отшатывается от меня. Третий, наседающий на Кота, получает шипом в бок – очень удобно подвернулся, пока я искал в себе силы на новый рывок.

Вы нанесли Игроку – ??? 449 урона

Жизнь Игрока – ??? 0/560

Игрок ??? убит!

Отпускаю живот, перехватываю выпад самого смелого копейщика, дёргаю на себя – и бью в ответ.

Вы нанесли Игроку – ??? 555 урона

Жизнь Игрока – ??? 115/670

Игрок ??? истекает кровью!

Копьё противника отпускаю – и позволяю телу упасть к моим ногам и там страдать от боли и обиды. И тут же подставляю левую руку под летящее в грудь острие, с силой смещая новое копьё врага в сторону.

Получен урон копьём – 18

Жизнь 2670/3300

Кровотечение забрало 2 единицы жизни!

Жизнь 2668/3300

Противник отшатывается прямо под дубину Барэля и оседает, оглушённый, на землю. Вокруг крики, грохот, вонь… В глазах всё плывёт, но я заставляю себя сделать рывок к ближайшему бандиту. Самое обидное – жизней ещё тонна, но последствия критического удара не дают сосредоточиться. И я, предсказуемо промахиваясь, получаю дубинкой по ноге, бью снова – и снова промахиваюсь…

Кровотечение забрало 2 единицы жизни!

Жизнь 2666/3300

Критический удар!

Получен урон дубинкой – 59

Жизнь 2607/3300

Кровотечение забрало 2 единицы жизни!

Жизнь 2605/3300

Мужик с дубинкой бьётся и боится. Глаза – как два пятачка. Снова пытается меня достать – и достаёт, потому что я не пытаюсь уклониться. Однако и сам получает по полной.

Кровотечение забрало 2 единицы жизни!

Жизнь 2603/3300

Критический удар!

Получен урон дубинкой – 110

Жизнь 2493/3300

Кровотечение забрало 2 единицы жизни!

Жизнь 2491/3300

Вы нанесли Игроку – ??? 470 урона

Жизнь Игрока – ??? 0/470

Игрок ??? убит!

Откуда-то слева появляется Кадет со своим чудо-растением. Враги бегут в лес, а гвардейцы меня роняют на землю, держа за руки и за ноги. Кадет растирает вокровавленныхпальцах листья, превращая их в зелёную однородную массу. Я слишком поздно понимаю, что этот гадский выпускник курсов первой помощи суёт мне целый комок целебного дерьма прямо в рану от кинжала. Да что же это творится, люди добрые? Меня, героя битвы, каким-то салатом заживо фаршируют!

Вот почему подлецы руки-ноги держали!.. Не дали подёргаться! Не дали всем надавать!

Вы нанесли урон Игроку – ???: последний удар

Жизнь Игрока – ???: 0/670

Вы убили Игрок ???

Ох, и прошёлся я по родословной своих гвардейцев! Пусть знают – свои корни надо помнить!

- Су-у-у-ка! Фраер-р-р…

Вы нанесли урон Игроку – ???: последний удар

Жизнь Игрока – ???: 0/1425

Вы убили Игрок ???

Доступный болевой порог превышен.

Вы без сознания.

Воздействие продолжается…

Кажется, отошёл главарь. А скоро и я куда-нибудь отойду…

Темнота пришла вместе с покоем и порядком в голове. Сразу стало немного стыдно: особенно перед Борборычем, который в моих описаниях превратился в незаконнорожденную собаку женского пола и лёгкого поведения… И всё только за то, что очень крепко держал мне руки. Но он дядя взрослый – простит… Теперь надо быстро прийти в себя, ведь логов о конце боя я ещё не видел.

Доступный болевой порог превышен.

Вы без сознания.

Воздействие прекращено.

Вы придёте в себя через 30 секунд… 29 секунд…

Внешнее воздействие!

Вы придёте в себя через 20 секунд… 19 секунд…

Внешнее воздействие!

Вы придёте в себя через 5 секунд… 4 секунд…

Я не сразу понял, что это за «внешнее воздействие», и куда стремительно деваются секунды. Когда я открыл глаза, мне в лицо всё ещё плескали водой. На пузе у меня появилась плотная повязка из обрезка вараньей кожи.

- Норма?! – Кадет встряхнул меня, дождался кивка, подхватил копьё и кинулся куда-то в сторону.

Бой! Бой ещё идёт!.. Я нащупал рукой оброненный меч из шипа решашиарха, ухватился за него и встал на ноги. Третья группа! Они пришли с пляжа, со стороны посёлка Лосева, и попытались помочь тем бандитам, которых мы избивали. Не успели – разбили мы вторую группу бандитов, и те побежали. Однако теперь мои «гвардейцы» оказались в глухой обороне, прикрывая мою бесчувственную тушку.

Сколько там новых врагов? Много! Неважно!.. Все мои, сколько бы их ни было! Через плотно сжатые челюсти прорывается торжествующий рёв. Впереди чуть расходятся Тариг и Барэл, давая мне то ли место в строю, то ли проход. Надеюсь, второе!

Жизнь 2441/3300

Энергия 2689/3190

С такой тушей – только вперёд! И, надо сказать, враги такого не ожидали. Колющий удар – прямо в лицо зазевавшему бандиту с дубиной.

Вы нанесли Игроку – ??? 460 урона

Жизнь Игрока – ??? 0/560

Игрок ??? убит!

Заношу шип над головой и делаю шаг вперёд: удар по противнику слева.

Вы нанесли Игроку – ??? 440 урона

Жизнь Игрока – ??? 0/480

Игрок ??? убит!

Совсем какие-то дохляки! Массовка, наверно, которой предстояло просто прикрывать фланги. Я попытался зацепить ещё одного бандита на возвратном движении меча – но тот успел подставить сверху дубинку, блокируя удар. Я рванулся вперёд и двинул ему лбом в нос.

Критический удар!

Вы нанесли Игроку – ??? 150 урона

Жизнь Игрока – ??? 0/440

Игрок ??? убит!

Я отступил на шаг и стряхнул с меча дубинку, почти перерубленную пополам. Попытавшиеся ударить меня в этот момент бандиты напоролись на дубину Барэла и копьё кого-то из «гвардейцев». Один враг упал без движения. А я снова шагнул вперёд, поднимая меч (как былинный богатырь, ага!) и нанося колющий удар почти без замаха.

Вы нанесли Игроку – ??? 320 урона

Жизнь Игрока – ??? 0/320

Игрок ??? убит!

Смешно! Это что за покемон, и что он со своими тремя сотнями жизней тут делает? А, впрочем, неважно… Передо мной очередная прокачавшаяся туша: резко опускаю меч в сторону – и перевожу инерцию в тычок снизу.

Вы нанесли Игроку – ??? 570 урона

Жизнь Игрока – ??? 240/810

Вы нанесли Игроку – ??? 240 урона

Жизнь Игрока – ??? 0/810

Игрок ??? убит!

Даже представить себе не могу, как всё это со стороны выглядит.

- Валим, братва!

- Назад, назад!..

- Он живой, нахрен!..

Конечно, живой. Они всерьёз думали, что мои три тысячи жизней вот так просто снять? Да даже если бы я умирал, то у Станиславского кисти рук оторвались бы от продолжительных аплодисментов.

Получен урон копьём – 34

Жизнь 2407/3300

Получен урон копьём – 39

Жизнь 2368/3300

Я буквально боком проскальзываю между двух копий, одно из которых царапает грудь, а второе – спину. А потом бью мечом по красивой такой дуге, цепляя сразу обоих смельчаков.

Вы нанесли Игроку – ??? 420 урона

Жизнь Игрока – ??? 100/520

Вы нанесли Игроку – ??? 360 урона

Жизнь Игрока – ??? 100/460

Гадская система считает, что это нубский удар – хотя силы я в него вложил немало – и режет урон. Но у меня на такой случай гвардия имеется. Два копья в одного, дубиной по другому – и всё, скопытились гаврики.

А впереди лишь заросли на опушке, берег Золотой и спины удирающих врагов. Бежавшая на подмогу со стороны посёлка группа с копьями – во главе с Бамбиной – изменяет направление и устремляется в другую сторону. Наверно, как раз их наши враги увидели и решили отступить. Но победного лога нет, а значит – есть и ещё бандиты.

- Надо помочь! – Борборыч бросается первым. За ним я и Барэл, а следом остальные «гвардейцы».

Было видно, что покрытые ссадинами, синяками и порезами бойцы едва держались на ногах. С повязкой теперь красовался не только я, но и Борборыч. Однако тут без компромиссов: либо мы их сейчас, либо второго шанса не будет. Вот у бандитов есть шанс снова вместе собраться и напасть, а у нас – нет. И мы побежали в новый бой…

На склоне холма шла битва. Уголовники из посёлка всё-таки опустили мост – но лишь для того, чтобы сбежать. И в этот момент из леса вышел новый отряд. Всего человек двадцать, но вместе со сбежавшими их оказалось неожиданно много… Бежавших из посёлка защитников они не испугались. Зато слитный рёв – мой и моей «гвардии» – заставляет их главаря скомандовать отступление. Знают они про меня – и, похоже, не ждали, что я тут окажусь. Мы всё ещё бежали, на ходу добивая беглецов, но недолго… Надо было возвращаться в посёлок и наводить порядок. Не просто же так близнецы стояли у ворот и смотрели в сторону домов, а не наружу…

- Живы! – прекратив преследование, я обнялся с Киром, но сил говорить не было. Так что я просто кивнул.

Со стороны посёлка прибежал Сашок с дубинкой в руках.

- Быстрее! Там народ требует поднять мост! Эти… которые из групп Никитича и Матвейчева!.. – сообщил он.

- Бежим… – устало скомандовал я «гвардейцам».

Вместе с нами побежали Кир, Бамбина и Поляк. И ещё несколько человек, которые хотя бы не выглядели вымотанными в ноль. Успели мы вовремя: протестующие уже подходили к Толстому и Вислому. Я первым влетел на мост и оказался в посёлке. Не став разбираться, кто прав, а кто виноват, рубанул с ходу мечом вправо...

Вы нанесли Игроку – ??? 220 урона

Жизнь Игрока – ??? 0/220

Игрок ??? убит!

Вы нанесли Игроку – ??? 360 урона

Жизнь Игрока – ??? 0/360

Игрок ??? убит!

Вы нанесли Игроку – Арина 260 урона

Жизнь Игрока – Арина 0/260

Игрок Арина убит!

Вы нанесли Игроку – ??? 180 урона

Жизнь Игрока – ??? 0/180

Игрок ??? убит!

Влево…

Вы нанесли Игроку – ??? 320 урона

Жизнь Игрока – ??? 0/320

Игрок ??? убит!

Вы нанесли Игроку – Петя 360 урона

Жизнь Игрока – Петя 0/360

Игрок Петя убит!

Вы нанесли Игроку – Вася 240 урона

Жизнь Игрока – Вася 0/240

Игрок Вася убит!

Замахнулся… А все несогласные куда-то уже пропали… Волшебство!.. Или они и впрямь думали, что я буду разговоры разговаривать и беседы беседовать? Нет, уважаемые товарищи, разговоры и беседы на сегодня закончились. Хотя я ошибся: Никитич попытался меня укорить. Но, во-первых, делал он это с большого расстояния, а во-вторых, быстро сбежал и спрятался среди домов, когда я направился к нему.

Бой завершён! Игроки отступили.

Вы получаете 430 очков опыта (поделён между союзниками).

До следующего уровня осталось – 893/14675 очко опыта!

Вот теперь – точно всё…

А меня уже шатало и начинало мутить… Всё-таки мне сегодня кинжалом в брюхо засветили. И как бы быстро мы ни выздоравливали, но ведь система мне писала по поводу воспаления и прочих осложнений. А меня ещё и Кадет травой набил – как, блин, чучело какое-то…

- Никого не выпускайте из посёлка! – попросил я Кира и тихо добавил. – Отлежаться надо…

До «склепа» мне помог дойти Сашок. На подстилку из листьев я почти упал, теряя сознание. Но в этот раз не было спасительной темноты… Был только целебный сон, в который я и провалился.

Глава 21. Репрессивные меры

Ты пережил повреждения внутренних органов и остался жив.

Что само по себе довольно удивительно, но это ведь игра, да?

Ты получаешь достижение – «Могучие потроха».

Теперь при проникающих ранениях тебе не грозит загнуться, мучаясь несколько дней. Внутренние органы заживают во время сна, чужеродные элементы и омертвевшие ткани выводятся, а инфекции гибнут под могучими ударами твоего иммунитета. Здоров и туп! Не об этом ли ты мечтал всю свою жалкую жизнь?

Ты получил множество ранений в одной битве, принимая на себя немалый урон и отвечая врагам тем же.

Возможно, ты непобедимый воин? Нет! Ты – «Упрямый баран»!

Но и в этом есть свои преимущества. Набив свои первые шишки, ты заработал дополнительную физическую защиту. При драках с другими Игроками ты получаешь 5% отражения для физических атак дополнительно.

Кто обижает маленьких? Кого просили так не делать?

Но ты не послушал! Какие бы мотивы ни стояли за этим решением, но от твоих рук за одну битву погибло более пяти Игроков, которые были ниже более чем на 10 уровней. Ты получаешь достижение «Безжалостная тварь». Теперь всем врагам ниже тебя на 10 уровней и более ты наносишь на 10% урона больше, а они тебя ненавидят – и наносят тебе на 20% больше урона. И пусть победит слабейший!

Вечерело. Битва с бандитами была не слишком долгой, а значит, почти весь день я провалялся в «склепе», залечивая раны. И вот теперь надо было встать и узнать, не сменилась ли власть в посёлке за это время. Надеюсь, что нет. Во всяком случае, мой меч лежал рядом с кроватью, кем-то заботливо отчищенный от крови.

У костра перед домом сидели Саша и Кир.

- А, ты очнулся! Наконец-то! – обрадовался Саша. – Борборыч уже второй час на ногах.

- Достижения дали? – спросил Кир.

- Три штуки… И одно из них весьма сомнительное… – признался я.

- Зато теперь от сквозных протыканий не помрёшь, – Саша улыбнулся. – Ведь тебе, как и Борборычу, «Могучие потроха» достались? Кстати, есть будешь?

- Да, неплохо было бы перекусить… А разве можно? – удивился я.

- Можно, – кивнул Кир. – Рана должна была затянуться.

Рана и в самом деле затянулась. На месте прокола была только розоватая молодая кожа.

- Где все? – спросил я.

- Это очень сложный вопрос, – признался Кир, но я даже не напрягся. Что-то я устал напрягаться… – Если коротко, то одна часть присматривает за второй частью. И хорошо бы было начать суд, но без тебя мы с Сашей отказались. Тем более, есть тут разговор… И очень серьёзный…

Тем временем Саша передал мне несколько кусков солёного мяса, кокосовую флягу с водой и лист с кокосовой стружкой. От последней я пытался отказаться, но он произнёс магическое слово «витамины» – и пришлось нехотя жевать.

- Так о чём речь? – поинтересовался я.

- Вон, Саша пускай предлагает… Его идея была! – кивнул Кир.

- Да-да, идея!.. – Саша уселся и задумчиво посмотрел на пламя костра. – Так уж получилось, что у нас тут всё дошло до внутренней усобицы… Подкреплённой, так сказать, внешним давлением. Неприятно, но предсказуемо… А уж в свете того, что мы узнали про окружающий мир – так и вообще неотвратимо, да! Сейчас мы поговорим, встанем, пойдём туда…

Саша ткнул в сторону «склепа», отгородившего нас от остальной части посёлка. И даже спросонья я понял, что он имеет в виду не дом, а всё, что располагается за ним.

- … И Кир начнёт судить. И нам придётся изгонять людей. Даже если мы изгоним всех, кто поддержал восстание или сохранил нейтралитет, глобально ничего не изменится. Рано или поздно всё повторится. Потому что люди не хотят работать просто за «спасибо».

- И что ты предлагаешь? На тропическом острове деньги придумать? – поинтересовался я.

- Нет, я предлагаю натуральный обмен, – признался Саша. – И ещё один очень важный товар, который, как я понял, на всём острове могут предложить лишь три места. Этот товар – безопасность. Но получить его можно будет только в обмен на полную лояльность нам троим… И беспрекословное подчинение нашим совместным решениям.

- А остальных куда? – поинтересовался я.

- А остальных – за стены! – кивнул Саша. – Скала на холме – это наша крепость. Мы готовы в случае нападения пускать сюда людей из внешнего посёлка. Но если враг близко, то мы закрываем ворота.

- И кто не успел спрятаться в крепости, сам виноват? – спросил я. – В общем и целом, я вынужден согласиться… Но ведь ты понимаешь, что многие предпочтут уйти после такого?

- Понимаю, – кивнул Саша. – И Кир понимает. Но если мы сейчас изгоним людей просто за то, что они решили постоять в сторонке, то потеряем их навсегда. Совсем другое дело, если мы просто ужесточаем условия проживания внутри крепости, но не отказываемся от них… Тогда все, кто уйдут – ещё смогут вернуться, понимаешь? И вот уже тогда они сами беспрекословно примут те порядки, которые здесь заведены.

- Хорошо… А почему тогда мы должны всех пускать в крепость? – решил я развить тему. – Пусть в крепость будут допущены те, кто в течение недели, например, хотя бы денёк поработал.

- Принудиловка какая!.. – с неодобрением заметил Саша.

- А вот мне идея нравится! – возразил Кир. – Здесь бы надо частокол организовать… И запасы еды создать, чтобы кормить всех в случае осады… Мне кажется, Филя прав! Пока введём день отработки в неделю. А потом – можем и увеличить.

- А совет? – поинтересовался я.

- Саша предлагает оставить его сугубо для хозяйственных вопросов, – пояснил мне Кир. – И только так. Никакой реальной власти у совета не будет. Все запасы и всё, что было сделано в крепости – остаётся в крепости под контролем нас троих. Если, конечно, это не личное имущество…

- Как ты будешь различать? – поинтересовался я.

- На общее будем ставить метку, – сказал Саша. – А всё личное – будет без неё. На дереве будем вырезать, на корзинах выплетать… Ну ты понял общую идею...

- Ну в общем и целом, понял… – кивнул я. – А с обменом что?

- Будем делать вещи, которые нужны тем, кто живёт за стенами, – пояснил Саша. – Те же корзины, фляги или снасти рыболовные… И выменивать их будем на то, что эти жители смогут предложить. Ну или на их работу… Хочешь флягу – отработай. Хочешь топор – принеси много кокосов.

- Утопично звучит… Но давайте попробуем! – согласился я, пока слабо представляя, во что это выльется. – Вот, например, Клоп делает алкоголь. И вдруг какой-нибудь житель нижнего посёлка захочет делать алкоголь. И пусть они оба делают, но вот возник у них спор вокруг пальмы. И как тогда?

- Будем считать, что всё в округе нашего посёлка принадлежит посёлку, – пояснил Кир. – Пока обозначим радиус в десять километров.

- Сойдёт! – кивнул я. – С условием, что потом сможем расширить.

- Там разберёмся! – махнул рукой Саша.

- Ещё твои ребята… – Кир кивнул на домики «гвардейцев». – Пока вы с Борборычем в отключке валялись, они притащили толстое бревно, вырыли яму, поставили его туда и выбили у нас череп решашиарха, чтобы повесить наверху. Типа тотемный столб… Ты не против?

- Да я только за! – радостно ответил я.

- Ну что… Тогда это решение и озвучим после суда? – спросил Саша.

Я и Кир кивнули. А что тут было возражать? Мы и сами знали, к чему всё идет. Я видел, как каждый день Саша и Кир пытаются удержать расползающийся на части посёлок. Никитич, готовый подминать под себя всё, что только можно… Матвейчев, фактически попавший в зависимость от Никитича… Расстроенные своим положением Поляк и Бамбина, задвинутая на задворки Ира и люди, поставленные на работы, которые им не нравятся… И в довесок – многочисленные лентяи, принёсшие посёлку меньше пользы, чем Клоп и его странный приятель.

- Всё хочу узнать… С чего у вас тут всё началось? – спросил я, заметив, что ни Кир, ни Саша ещё не готовы идти на суд.

- Утром из леса появилась первая банда. Люди только просыпались, – рассказал Кир. – Первой увидела бандитов Ира. Кинулась ко мне, а я – к воротам. А там уже уголовники с подельниками скопились! Я призвал всех, кого мог… Буквально орал на весь лагерь. Вышли только те, кого мы вооружили, да ещё с десяток человек… Никитич и Матвейчев демонстративно отвернулись.

- Никитич ещё буркнул: мол, Филю своего зовите! – кивнул Саша.

- Да даже Клоп с приятелем вылезли помогать! Клоп камнями кидался, а его странный приятель из твоего лука стрелял. Если бы не он – нас бы просто перебили! – Кир удивлённо потёр лоб, вспоминая, как странный алкаш спас наше поселение. – Как оказалось, там была пара высокоуровневых бойцов. Но получив пару стрел от друга Клопа, они больше старались в первые ряды не лезть. Мы напали на уголовников прежде, чем они опустили мост. И связали их боем, не давая его поднять. Потом появились вы и напали на бандитов внизу. Наши уголовники занервничали, оттеснили нас и ранили с десяток человек – но и сами при этом шесть человек потеряли. Потом всё-таки опустили мост, но уже чтобы уйти…

- Я потом с Барэлем допрашивал одного выжившего… – заметил Саша. – Вот он и признался, что нападение планировалось позже. Узнав про тебя с твоей силушкой, бандиты как раз активно качались, чтобы ещё поднять уровни. В их планах было собрать единый лагерь и идти прокачанными всем вместе. Но тут ты поставил шпионов дерьмо чистить, и уголовников просто выморозило!.. Как только вы ушли на кач, они раньше времени отправили гонца по всем лагерям. Так что повезло нам…

- Повезло, – согласился я. – Напали бы все вместе – и всё, крышка… Хорошо, что у нас уголовники такие нежные и ранимые. И от лютой обиды всполошили всех до срока… Кстати, где там бандюки собирались единый лагерь делать? Сдаётся мне, надо туда наведаться и ещё раз им навалять…

- Я объясню, – сказал Саша. – И Тариг доведёт: он сказал, что понял, где это.

Мы помолчали. Я доел мясо и кокос, допил воду и теперь просто обдумывал услышанное. Но время шло, и солнце уже катилось к горизонту.

- Надо идти! – сказал я.

- Надо, – кивнул Кир. – Неприятная, но необходимая часть…

Втроём мы обошли «склеп», и я, наконец, увидел наш посёлок. Кир не соврал: одна его часть, меньшая, охраняла вторую, большую. В большей были группы Никитича и Матвейчева – почти в полном составе – и ещё человек тридцать «одиночек». Трое уголовников и с десяток других жителей посёлка были связаны и валялись на земле под охраной. Часть домов была перенесена в сторону, и в результате у центрального костра образовалось свободное пространство. Там и в самом деле был вкопан шишковатый обломок ствола с острым конусом наверху. Рядом лежал ещё не водружённый на вершину череп решашиарха.

Завидев нас, вооружённые жители начали сгонять всех к центру посёлка. Кир, Саша и я уселись на заготовленное бревно, но я почти сразу вскочил и пошёл к столбу, от которого мне активно махали гвардейцы.

- Давай, Филь! – сказал стоявший среди них Бел. – Это место ты нашёл, так что тебе и череп поднимать!

Обеими руками я ухватил вычищенный от остатков мяса и жил череп и торжественно поднял его над головой. Гвардейцы положили на землю четыре копья, на которые я встал. Верные бойцы подняли меня наверх, и я водрузил череп на столб, зацепив его за острый обломок ствола. Но ничего не произошло… Я озадаченно огляделся.

- Название давай! – весело выкрикнул Поляк.

- А какое? – растерялся я.

Со всех сторон полетели предложения, но мне понравилось лишь одно. И сам не знаю почему. Не спрашивайте… Есть не так уж много ситуаций, в которых я теряюсь. И когда меня просят что-то и как-то красиво обозвать – вот это одна из них. Но мы ведь живём на мысу? И мне предложили назвать поселение Мысом.

- Нарекаю это поселение… – торжественно проговорил я, с ужасом представляя, что будет, если сейчас ничего не выйдет. – Мыс!

Основано поселение Мыс! Как основатель поселения, вы получаете 10 СО (свободных очков) характеристик! Также вам доступны 246 ПСО (передаваемых очков характеристик) для распределения между жителями (из расчёта 1ПСО за каждого зафиксированного на данный момент жителя).

Вы – не первое поселение в мире, поэтому вам присваивается 1 СО (свободное очко) характеристик.

Получено достижение «Основатель».

- Есть! – заорал Барэл. – Есть «системка» на столбе! Да!..

Я перевёл взгляд на столб и улыбнулся.

Центр поселения – возможная точка возрождения. Назначив центр поселения точкой возрождения, вы сможете возрождаться прямо здесь.

Желаете назначить точку возрождения?

Да/Нет

Да!.. Никаких больше походов, никакого Серого с Окурком – и жгучего страха всё потерять и возвращаться голышом! Вот, кстати, и ещё один стимул для работы на общественных началах. Поучаствовал в работе – и можешь возрождаться здесь!

Меня спустили на землю, а «наши» люди по очереди пошли привязываться к точке возрождения. Я дождался Кира и Сашу – и вместе с ними вернулся на брёвнышко.

- У меня там появилось новое меню… – заметил Кир. – Представляете, я стал главой поселения!.. Кстати, вы мои заместители. Всё, разбираться потом будем…

Вам доступна система управления поселением. Команда – «Что тут как?»

Я всё равно заглянул мельком – просто потому что было очень любопытно. Перед глазами всплыло дополнительное меню, в котором можно было перейти на вкладки: «Точка Возрождения», «Население», «Налоги и Законы». Ещё была какая-то «Справка», в которую, наверно, и надо было лезть первым делом. Но я сразу полез в «Точку Возрождения», где с радостью обнаружил возможность вычеркнуть любого из списка привязавшихся. Мысленно я приказал системе показать меня самого, и в меню послушно появилась строчка:

Федотов Ф.Л.

Дата регистрации: 18 день.

Срок – бессрочно.

Исключить

Установить сроки привязки

Я хмыкнул и только собрался пойти почитать справку, как Кир начал суд – и пришлось фокусировать внимание на происходящем. Первым попал под раздачу давешний уголовник. Выглядел он неважно – лицо в синяках, тело в кровоподтёках и на ногах еле стоит. Хотя, возможно, всё это было следствием того, что он слишком долго пролежал связанным.

- Рязанцев Дмитрий Андреевич, он же – Стопарь, он же Ряза, – громко подсказал Саша. – Организатор диверсии по захвату ворот. Признался, что вербовал в посёлке сторонников для местных банд. Был захвачен при отступлении диверсантов и потоптан собственными товарищами.

- Ясно. Дмитрий, значит… – кивнул Кир и задумался, а потом тихо спросил меня. – Филь, ты всё ещё хочешь наведаться туда, где у бандитов был назначен сбор?

- Ага, – кивнул я.

- Тогда я его пока у нас задержу… – Кир прочистил горло и громко объявил. – Приговаривается к принудительным работам в лагере сроком на месяц! Далее – изгнание без права на помилование. Следующий!..

Два подельника Стопаря были приговорены к двум неделям исправительных работ и последующему изгнанию. А вот жители, которые «отличились» во время бунта – да ещё и так, что система никак не хотела завершать бой – просто должны были немедленно покинуть посёлок. В чём им с суровыми и мрачными лицами помогли «гвардейцы». Каждого бунтаря поднимали, освобождали от пут, выводили по мосту – и махали ручкой. И с каждым новым приговором Никитич и Мавейчев мрачнели всё больше и больше…

- Что касается оставшихся!.. – снова взял слово Кирилл. – Посовещавшись между собой, Триумвират единогласно принял решение о переходе от общинного коммунизма к взаимовыгодным коммерческим отношениям. Что это означает? Это означает, что отныне на территории крепости Мыс – то есть, нынешней территории посёлка – будут располагаться исключительно места проживания для правительства, ценных специалистов, а также воинов и граждан, доказавших свою лояльность Триумвирату и находящихся в прямом подчинении у меня, верховного правителя поселения Мыс! Все остальные жители могут обосноваться в нижнем посёлке – на склонах холма!..

- И как вы будете определять, кто был лоялен, а кто нет? – с исказившимся лицом выкрикнул Никитич.

- Очень просто! – ответил я, посмотрев ему прямо в глаза. – Те, кто вчера по призыву Кирилла встали на защиту от диверсантов, доказали свою верность. Остальные – нет!

В толпе повисло нехорошее молчание. Наконец, кто-то из группы Никитича зло прокричал:

- Так нам сам Никитич и сказал не вмешиваться!

Конец фразы потонул в одобрительном гуле людей. Кирилл поднял руку, и растревоженный человеческий улей стал стихать.

- Филь, ты продолжишь? – спросил он.

- Однозначно! – кивнул я и продолжил. – Я очень рад, что каждый из вас слушается Никитича. Однако вы забыли, что не Никитич является верховной властью посёлка, а – Кирилл. И послушав Никитича, вы саботировали приказ верховного правителя. Тем самым вы и доказали свою нелояльность. Вопросы есть?!

Вопросов не было: только возмущённые вопли и громкие обвинения нас в грабеже и «кидалове». Какой-то мужик особо разошёлся: он истово кричал, что каждый день работал на благо посёлка, а теперь его, получается, гонят. Киря снова поднял руку, но в этот раз его проигнорировали. И вот тогда я встал в полный рост.

- Что-то я не понял… Вы решили ещё раз доказать свою нелояльность?! – крикнул я, перекрывая гвалт. – Что, вам поднятая рука Кирилла не видна?

- Да плевать!..

- Кидалы!..

- Обманщики!..

- Тогда сделаем проще! – предложил я, поудобнее перехватывая шип решашиарха. – Я сейчас сам подойду к вам, и кто откроет рот без разрешения – отправится на перерождение!

Гомон смолк, но я всё равно подошёл к стоящим людям.

- Помните, как в первом классе? Если хотите что-то сказать или спросить – поднимаете руку, – пояснил я новые правила. – Галдеть вы на базаре будете! Кто без разрешения сейчас вякнет – выходит вперёд и сам подставляет голову. Обещаю сделать всё быстро и почти безболезненно… Если этот «кто-то»!..

Последнее я выделил для тех, кто возмущённо шептался за спинами первого ряда.

- Если этот «кто-то» решил отсидеться за чужими спинами, то очень зря! – продолжил я в полной тишине. – Потому что в неистовом желании покарать нарушителя я буду расчищать себе дорогу мечом! Предварительно посчитав до десяти!.. И если за это время мне не вытолкнут нарушителя – пойду напролом!

Я обвёл взглядом людей и добавил:

- Думаете, я всех не перебью? Спешу вас расстроить. Перебью хоть всех! Потому что на данный момент вы совершенно бесполезны для Мыса. А я бы даже сказал, что ещё и опасны. Кирилл!..

- Да, спасибо, Филь! – благодарно кивнул тот. – Когда вы пришли сюда, вы согласились на правила этого посёлка. И в этих правилах было сказано, что общее управление осуществляется Триумвиратом, а верховное – мной. Кто ещё не понял: после установки столба система признала эту структуру законной. Полностью! Так что Мысом управляю я и мои заместители – Александр и Филипп. Кстати, если вы собираетесь переселиться в нижний посёлок, то имеете право забрать с собой свою одежду и жилище.

- Разрешите, командир? – выкрикнул Матвейчев голосом, полным сарказма.

- Разрешаю, – кивнул Кир.

- А фляги, топоры и копья, которые мы делали? Их вы заберёте себе?

- А вы и не сделали ничего из этого! – ответил Киря. – Ни фляг, ни копий, ни топоров! Вы строили себе дома, таскали еду, которую потом сами и съедали, воду, которую сами выпивали, и дрова, которые сжигали. Десяток фляг, которые сделали твои и Никитича люди – ушёл в компенсацию потерянных и поломанных за всё это время. И мне уже совершенно неважно, кто их потерял!..Да, Никитич?

- А если мы не хотим жить в вашем нижнем посёлке? – с вызовом спросил тот.

- Тогда можете уйти и поискать место лучше! – пожал плечами Кирилл. – Вынужден предупредить: все земли на десять километров от посёлка мы считаем своими. Так что, если готовы переселяться, уходите не меньше, чем на двадцать тысяч шагов.

Кажется, у нашего хозяйственника нашлась масса возражений. Он было открыл рот, но встретился с моим внимательным взглядом – и тут же закрыл. А я ведь говорил, что надо качаться! Вот чего он не слушал, спрашивается?..

- После того, как мы сейчас закончим, можете начинать переселение! – продолжил Кирилл. – Что касается фляг, топоров и прочего имущества посёлка, то они будут выдаваться тем, кто выполняет задачи, поставленные Триумвиратом или уполномоченными на то жителями. За каждый предмет, выданный вам, вы будете нести материальную ответственность. Поэтому при утере предмета будете выплачивать его полную стоимость. Расценки будут объявлены позже. Кроме того, каждый может выкупить нужный предмет, если на складе посёлка Мыс имеются излишки – всё по тем же ценам. Торговая площадь располагается перед воротами… то есть, мостом в крепость. Отныне там запрещается ставить дома и постоянные постройки. Основная зона для поселения – южная и восточная часть холма.

Кирилл вздохнул, достал флягу и отхлебнул из неё:

- Кроме того, на территории посёлка и всего холма запрещается справлять малую и большую нужду и мусорить. Конечно, кроме мест, специально для того отведённых. Такое место будет в крепости, но жители нижнего посёлка туда попадут только за отдельную плату. Ещё несколько мест будут отмечены Александром по всей территории нижнего посёлка, но прежде там нужно установить необходимые конструкции. Хотя бы сортиры с выгребной ямой, допускать переполнение которой будет запрещено. В иных случаях в туалет отходим метров на пятьдесят от холма. Гадить в Золотую я вам настоятельно не рекомендую!..

Кир снова отхлебнул воды и обвёл всех внимательным взглядом:

- Далее… Каждый из жителей посёлка имеет право пользоваться продуктами и добычей, найденной на территории, прилегающей к посёлку. Но в случае, если хоздеятельность жителя посёлка будет мешать хоздеятельности официальных представителей власти, спор решается в пользу официальных представителей власти. Объясняю на простом примере. Вы нашли пальму с бананами. Каждый день вы рвёте с неё бананы и отгоняете от неё других жителей, поливаете её, ухаживаете за ней… И это ваше право! Но если вы попытаетесь прогнать от неё официального представителя властей посёлка, то придёт отряд и отберёт её. Хотите вести своё хозяйство – договаривайтесь с властями, выплачивайте налоги, и будет вам простое буржуазное счастье!

Вздохнув, наш верховный правитель опять сделал паузу и продолжил:

- Тем, кто желает воспользоваться защитой крепости или новой точкой возрождения… Такое право безоговорочно представляется всем просителям на ближайшие семь дней. Чтобы продлить право пользования крепостью и точкой возрождения, за каждое из них вы должны отработать один день на общественных работах. И на этом, пожалуй, пока всё… При возникновении спорных ситуаций один раз в неделю каждый член Триумвирата будет принимать жалобы населения и разбираться с ними. Кроме того, на территории поселка запрещается: убивать других жителей посёлка, устраивать драки с другими жителями посёлка, иметь рабов и нарушать другие пункты законодательства земных государств… В общем, ведите себя как люди, и вам ничего не будет, кроме плюшек и защиты… Вот теперь точно всё! Можете начинать перенос жилищ…

Когда я вернулся на брёвнышко, люди, не облечённые доверием и незамеченные в лояльности к нам, грустно потянулись к своим домам.

- Филь, завтра день на подготовку… А потом наведаемся в лагерь бандитов, хорошо? – спросил Кирилл.

- А ты с нами?

- Да, я с вами. Возьмём всех, кого сможем, из наших. И знаешь, что?

- А?

- Начинайте охотиться за бандами и вырезать их, – Кир вздохнул. – Больше нельзя им давать сидеть на месте и обрастать хозяйством.

- Вот это дело! – обрадовался я. – И на бандитов сходим, и гонять их будем по всему острову! Не переживай…

- Ну и хорошо…

Через пару часов Никитич и Матвейчев покинули поселок. Равно, как и ещё почти восемь десятков недовольных. Наше население за несколько часов сократилось сразу на треть. Однако часть из тех, кто покинул крепость Мыс, всё-таки поселились в нижнем посёлке, перенеся туда свои дома.

Сюрпризы были и со стороны системы. Разбор меню управления показал, что в виде налога с жителей можно собирать только два ресурса – опыт и передаваемые свободные очки характеристик. Причём, изменить ставку мы пока не могли. За каждые десять подъёмов уровня жителями можно было получить 1 ПСО. Каждая двадцатая единица опыта теперь тоже отдавалась посёлку. Весь вечер Саша и Кир вписывали законы поселения в нужную вкладку. Тем временем я принимал заявки на привязку к точке возрождения от уходящих и остающихся жителей, пока ограничивая их семью днями. На завтра у меня были не такие скучные планы: я собирался сделать из шкур варанов три комплекта доспехов – себе, Киру и Барэлу.

А потом мы выступим в поход на кланы – и будем воевать до тех пор, пока последний из них не покинет юг острова. Не мы объявили эту войну… Но нам был очень нужен опыт и их имущество.

Глава 22. Новый порядок

День девятнадцатый!

Вы продержались 18 дней!

Утром мне подогнали кожаные шорты и труселя… Ну или что-то вроде того. Выглядело всё это весьма оригинально – просто потому, что нити у нас были толстые (иначе порвутся!), как и иглы. С иглами была отдельная история, которую мне Ира рассказала. Был в группе Никитича паренёк, который вдохновился активностью товарищей и принялся по вечерам из тонких веточек точить иглы. Сделал пять штук, за что и был оставлен нами в посёлке – пусть теперь с деревом развлекается.

- Вообще Никитич про вас постоянно бурчал: дескать, вы раскомандовались! – заметила Ира. – Но сам при этом своих в ежовых рукавицах держал. Я думала уже парня к тебе отправить, вместе со Скульпом. Так он вообще его отпускать не захотел… Так! Что ты мне зубы заговариваешь? Иди уже мерить обнову!

Умная такая! Блин, страшно же!.. Я вернулся в дом и осмотрел сделанные вещи. Ничего обнадёживающего в них не было, но всё это точно было лучше, чем надоевшая травяная юбка. Трусы были чисто на мальчика – чехол, так сказать, на самое «то» и кожаные ремешки. На чехле ремешки можно было отрегулировать, так что вещь была безразмерная. И я точно уже видел что-то подобное на картинках в статьях про аборигенов. А ещё такое, наверно, можно было в секс-шопах купить. Но там материал нежнее, конечно…

Шорты тоже напоминали грубую поделку из арсенала «садо-мазо». Их тоже сделали безразмерными, сшивая только по шву между ног. А на боках оставили шнуровку, которую на моих бёдрах до конца затянуть не было никакой возможности – порвалось бы всё. Так что я оставил шорты более или менее свободными: нигде не жмут, вентиляция имеется – и ладно!

Ира меня критически осмотрела, поморщилась и весьма предсказуемо сказала гадость:

- Филя, ну вот чтоб тебе попу отрастить поменьше! Всю картину нам портишь…

- Моими булками картину можно только украсить! – тоже вполне ожидаемо возразил я.

- Ага! – согласилась она.– И рамку для картины сделать из твоей махровой самоуверенности.

- Не завидуй! – обличил её я. – Но вообще спасибо! Вы и сами крутые девчонки, и шорты сделали крутые!

- Пользуйся! – кивнула она. – А я пока пойду ещё кого-нибудь осчастливлю…

Я уже потом узнал, что почти все её девушки шили нам одежду ночью, при свете костра. Кожи на всех, естественно, не хватило. Так что на месте «комодских варанов земных» я бы сейчас начал массовую миграцию…

Кира и Сашу я нашёл перед кучей трофеев, собранных вчера вокруг посёлка. Дубинки, деревянные колья, огрызки плохо выделанных шкур – и костяной кинжал, так подгадивший мне вчерашний день… Была там даже парочка топориков весьма неплохой выделки. Однако сама куча была просто фоном. Мои партнёры, судя по остекленевшему взгляду, либо медитировали и возносились, либо упорно копались в системных меню.

Я тоже решил покопаться. Ведь помню, что мне вчера много полезного привалило…

Игрок: Федотов Ф.Л.

Уровень: 22

Жизнь: 3300 (3300)

Энергия: 3188 (3190)

Сытость: 61,00%

Жажда: 56,00%

Усталость: 99,00%

Тепло: 100,00%

Сила: 15,00

Ловкость: 14,00

Телосложение: 15,00

Интеллект: 1,00

Мудрость: 2,00

Свободные очки: 12

Передаваемые свободные очки: 247

Свободный опыт: 893/14675

Навыки (оружие):

Махание дубиной – уровень 1

Стрельба из лука – уровень 0

Достижения:

«Тёртый калач»

«Упрямый баран»

«Безжалостная тварь»

«Могучие потроха»

«Основатель»

Какой-такой «основатель»? Мельком он уже упоминался, но вот что мне приносил – пока было неясно. Я мысленно потянулся к нему и получил описание:

Ты основал поселение. Казалось бы, мелочь! Но твоё имя навсегда останется в сердцах жителей Мыса. И в тот день, когда они будут вспоминать про тебя, ты будешь получать 1 ПСО (передаваемые свободные очки) характеристик.

Ура! Я на довольствии! Судя по количеству ПСОв, меня сегодня уже один раз вспоминали. Возможно, со словами да чтоб ему пусто было!», но если за каждое упоминание ПСОв накидывают, то есть смысл стать великим злодеем. Ругайте меня, ненавидьте, но – не забывайте!..

- Слишком много нового! – заметил Кирилл, обращаясь к Саше. – У нас нет пока ни опыта в казне, ни этих самых передаваемых очков… На что их можно использовать?

- Пока не знаю, но выглядит интересно, – пожал плечами Саша. – Если их действительно можно передавать, то это поможет без всяких боёв качать ремесленников.

Ну вот и они о том же… Да и сама система мне как бы намекает попробовать… Я потянулся к меню – и представил, как одно очко перемещается из ПСО в свободные очки характеристик. Система вполне покладисто согласилась и перевела. Я попробовал перевести свое свободное очко характеристик назад в ПСО… И ничего не получилось.

Это работает не так! ПСО (передаваемые свободные очки) характеристик можно получить только в качестве награды, оплаты или в подарок.

Ясно-понятно! Я мысленно попросил отправить одно ПСО Кире, и система снова не стала упорствовать. Нет, конечно, я пару раз вполне осмысленно подтвердил в мыслях, чего именно хочу – но это явно было удобнее, чем постоянно выбирать ответ «Да» на все системные запросы.

- Филя, что ты мне там передаёшь? – удивился Кирилл.

- Передаваемое свободное очко, – ответил я. – Передалось?

- Ага, передалось… – кивнул глава поселения. – И где ты его взял?

Пришлось рассказывать о своём сокровенном запасе, полученном за основание поселения. Да и про то, что за все упоминания моего имени – мне будут тут же накидывать ещё. И вскоре я был избавлен почти от всех ПСОв в пользу посёлка. Мне оставили жалкие пять штучек – и те выбил не я, а моя внутренняя жаба. Но, на самом деле, я был согласен с тем, что ПСОв надо раздать жителям.Поселение мы всё-таки вместе основывали, а мне теперь и так будет регулярно перепадать. Почти как зарплата!..

- Обещаю поминать тебя недобрым словом каждый день! – успокоил меня Саша.

- Спасибо, партнёр, ты настоящий друг! – с наигранной растроганностью поблагодарил я. – Но я ещё не закончил с экспериментами.

- Ага… Ну давай-давай! – закивали Саша и Кирилл.

А я погрузился в себя и попытался передать единичку опыта Саше. И – да! – система не стала возражать против такого обмена.

- Вот так вот просто? – удивился Саша.

- Ну непросто, наверно… – ответил я. – У тебя сейчас какой уровень?

- Двадцать второй. Как и у всех, кто в бою участвовал, – Саша с интересом уставился на меня. – А что?

- Так, пойдём с Катей эксперимент проводить… – ухмыльнулся я. – Она же не воевала?

Понятное дело, Катя не воевала (куда ей без ноги-то?) и все ещё была седьмого уровня. И – вот незадача! – опыт ей система переводить отказалась. Получалось, что возможность передачи опыта появлялась только после 20 уровня, где ценник за каждый новый уровень итак был всё выше и выше.

- А ведь это валюта! – заметил Саша. – Самая настоящая игровая валюта: опыт и ПСО.

- Всё равно сожрёт инфляция… – заметил Кирилл, видимо, продолжая начатый ещё без меня с Сашей спор.

- Сожрёт… Но тут дело такое, Кирь: это будет естественная инфляция, – Саша развёл руками. – Она будет зависеть от общего количества опыта, от соотношения опыта и… ПСОв, как их Филя называет. И вот эта ценность здесь постоянная!

- Вы о чём вообще? – спросил я.

- Да мы тут, Филь, задумались, как обмен с нижним посёлком организовывать… Сейчас нас в крепости всего семь десятков человек. И там внизу – ещё человек сто. Сегодня мы выменяли топор на три десятка кокосов, – на этих словах я скривился, а Кирилл усмехнулся. – Ну да… Теперь сидим и думаем, как будем их жрать.

- Вы это… не меняйтесь на натурпродукт! – предложил я. – Хотят менять на кокосы, так пускай тогда их потрошат, сушат мякоть на солнышке и в таком виде отдают. Так мы её хоть хранить сможем. Какой нам толк от того, что они сейчас от жадности все ближайшие джунгли обдерут?

- Интересная мысль! – согласился со мной Саша. – В самом деле, тут всего навалом… Так что пускай продают уже с потраченными усилиями. Мало срубить деревце, так его надо ещё его от сучьев освободить. Мало сорвать кокос – надо его очистить. Пусть не засушить мякоть – это мы, между прочим, и сами можем сделать. Однако хотя бы внешнюю кожуру пускай снимут… А уж мы внутренний орех расковыряем – и получим и мякоть, и флягу.

- Длинные волосы, очищенные кокосы, бананы, стволы… А ещё что они нам могут дать? – поинтересовался Кир.

- Бамбук, шкуры, сырое мясо, кости, обработанные камни… Да всё, что угодно! – заметил я. – Если бы у нас хоть что-то было в избытке… А то ведь нет ничего!

Меновая торговля началась ещё с утра, когда людям потребовались инструменты и прочие принадлежности. Большим спросом пользовались топоры и фляги. Ночью кто-то из жителей нижнего посёлка всё-таки развёл огонь трением – и принялся за кокос выдавать всем угли. О чудо, опешившие от своего изгнания люди начали шевелиться и что-то делать!

Я тоже занялся делом. А именно – помогал Таригу и Портному сделать доспехи из шкур матёрых варанов. Мы уже изрисовали палочками три квадратных метра земли – и готовы были продолжать это занятие, когда нашими делами заинтересовалась Ира. Подумав с минуту, она привела к нам девочку, которая «изобрела» наши шорты и труселя.

- Знакомьтесь, если кто ещё не знаком! – представила она. – Алиса, в прошлом она швея. Если кто вам что дельное и подскажет, то лишь она.

Алиса была дамой хоть молодой, но весьма серьёзной. К делу она подошла ответственно и скрупулёзно.

- На тело можно пустить три вырезки! – сказала она, размечая угольком шкуры. – Спереди и сзади будут прикрывать, но как вам защиту на бока организовать – я не знаю. Точнее, знаю, но у вас просто вараньей кожи не хватит.

- А голову?

- Шапки надо делать, – сказала Алиса. – Вот тут в ваших накидках будет вырез для шеи. Круглую вырезку, которая останется, обшиваете по краям обрезками, чтобы такое кожаное ведёрко получилось… Сзади – длиннее, а спереди сами место для лица определите.

- Не получится! – заметил Портной. – Эту кожу деревянной иглой не возьмёшь…

- Тогда просто протыкайте чем-нибудь! И приматывайте тонкими верёвками крест-накрест, как шнуровкой, – заметила Алиса. – Тут вам, мужикам, никто не поможет… Я могу только подсказать, как всё раскроить выгодно. А что и как должно в драке прикрывать – это вы сами!

- Только подсказать! – усмехнулся Тариг. – Да без этого «только» мы бы сейчас треть шкуры на обрезки пустили!..

- Ну раз я такая полезная, то с вас ещё кожа! Ну как появится… – скромно заметила Алиса. – Нам, девочкам, тоже уже эти наряды лесных нимф надоели.

- Дай с бандитами разобраться, и будут тебе шкуры! – пообещал я.

- Филя, да не надо шкуры! Кожу давай, – попросила Алиса. – Иначе я тебе новые трусы сошью мехом внутрь!

- Ну ты и жестока! У меня же там всё взопреет и отвалится… – укорил я её в ответ на «страшные» угрозы.

- Вот поэтому нам шкуры и не нужны! – наставительно произнесла девушка.

Копченая кожа – тот ещё материал… Она была довольно жёсткой, пахнущей дымом, но зато – не гнила, что я посчитал весьма полезным. Пока я и Портной возились с доспехами, обливаясь потом и ругаясь, Тариг собрал всё шкуры – и принялся делать подобие ботинок, хотя они, скорее, были похожи на мешочки на ноги. Он складывал обрезок, кончик сшивал, а на месте, откуда выходила нога – делал шнуровку. Получались такиесредневековые остроносые тапки.

Двух шкур варанов едва хватило на неказистые кирасы, шлемы и простенькие наручи. Однако, на удивление, во всём этом я смотрелся весьма грозно. По крайней мере, для альфа-самца каменного века и блюстителя дикарских нравов. И, впервые «выйдя в свет», я определённо произвёл своим нарядом фурор.

Мне даже – чисто «на покрасоваться» – выдали единственный щит в поселении, на который девушки Иры убили полдня. Плели его из запасов тростника, предназначенного для корзины, а для прочности – делали двухслойным. Но процесс оказался не из лёгких…. Девушки думали, что сумеют сделать штук пять, а в итоге – сплели только один. При силе ударов, которую дарила прокачанная тушка – особо спасти такие щиты всё равно не смогли бы. Но вещь получилась весьма статусная, и её решили торжественно передать Киру.

Однако меня взволновало не то, что у меня отбирают щит, а то, что я снова увидел Плутона! Этот гад, как ни в чём не бывало, сидел у костра и плёл корзину.

- Что он тут делает? – тихо спросил я у Кира.

- Плетёт корзину, – ответил Кирилл, еле сдерживая смех.

- Это я как бы вижу… Но зачем он тут?

- Чтобы плести корзину, Филь. Зачем же ещё?

- А ночью он опять вниз головой с обрыва спрыгнет? – сдерживая раздражение, поинтересовался я.

- Слушай, я с ним поговорил! – заверил меня Кирилл. – И дал возможность привязаться у нас. Он обещал всегда прыгать с утра, в качестве побудки. Как будильник на ножках.

- А не прыгать он случайно не хочет? – на всякий случай решил я уточнить, хотя предвидел ответ.

- Нет… Сказал, что будет прыгать каждый день, пока не закончатся жизни, – Кирилл пожал плечами. – А днём он спокойно работает, и его все хвалят. Тебе жалко, что ли?

- Пускай что хочет, то и делает! – раздосадованно отмахнулся я. – Лишь бы ночью не орал…

Перед ужином появилась идея, что надо бы разведать то самое место, куда нам завтра предстоит идти – и узнать, есть ли там кто-нибудь? А то придём всей толпой в пять десятков рыл, а там – пусто. Вернёмся, а тут – тоже… Потому что пока мы ходили за бандитами, бандиты ходили за рабами и вынесли всё поселение. Ну да, получилось бы эпично, конечно… На разведку мы решили отправить близнецов, просто потому что их трёп уже всех достал. Ну и Тарига, который бы довёл их до места.

А я пошёл в «склеп» раскидывать очки навыков. Одно очко я собирался оставить в запасе, чтобы лечить своё неуёмное самомнение и получать уничижительные ответы:

Настоящий признак, по которому можно узнать истинного мудреца — терпение.

В силу, ловкость и телосложение я собирался вложить по четыре очка. Но первое же очко – вложенное в силу – стоило мне едва сдерживаемого стона, боли во всём теле и судорог. Пока я корчился на подстилке, система ехидно сообщила мне:

Скоро ты станешь похож на голубого бельгийского быка, и по твоей внешности можно будет делать схему разделки туши. Правда, хочешь этого? Или перейдём к другим способам улучшения физических характеристик?

И всё… Поиздеваться поиздевалась, а других вариантов – не предложила. И тут крылась какая-то загадка… Я был уверен, что разгадав её, можно было получить дальнейшие усиления. Я поднял ловкость на одну единицу, но в этот раз никаких особо болезненных ощущений не было. А вот уже следующее очко в ловкость отправило меня в темноту забвения.

Доступный болевой порог превышен.

Вы без сознания.

Воздействие продолжается…

Вот теперь стало ясно… Поскольку в темноте остаётся только думать, этим я и занялся. Итак, предел относительно безболезненного улучшения своей тушки – 15 единиц. За каждое последующее улучшение система будет жестоко наказывать. Потому что в реальности такое наращивание физических возможностей – это тяжкий труд, результаты которого весьма сомнительны в плане бытовой ценности. Это спортсменам нужно быть быстрее, выше, сильнее – а обычным людям вполне подходит и средний уровень.

Доступный болевой порог превышен.

Вы без сознания.

Воздействие прекращено.

Вы придёте в себя через 30 секунд… 29 секунд…

Система пыталась донести что-то важное до моей тупой головы, но я всё никак не мог взять в толк, что. А значит, надо было продолжать измывательства над собой. Стоило мне оказаться в собственном теле, как я попытался вложить очко в телосложение – и, наконец, получил ответ.

Обычно сбалансированное развитие имеет свои пределы. Продолжив в таком духе, ты поставишь своё тело на грань жизни и смерти. И это будет достойная награда такому дебилу! Усиление только одной характеристики было бы адекватным решением и не вызывало бы столь болезненных ощущений. Всё ещё желаешь вложить 1СО (свободных очков) характеристик в телосложение?

Да/Нет

И всё-таки я выбрал «да». И ожидаемо оказался в темноте.

Доступный болевой порог превышен.

Вы без сознания.

Воздействие продолжается…

На этот раз в темноте я явно завис надолго. Это я понял, когда таймер не остановился на пяти-шести минутах и продолжил тикать. Задачка казалась неразрешимой… Когда спустя пятнадцать минут я снова оказался в своём теле, то потерял десятую часть жизни и выносливости. Но я настойчиво добавил ещё по единице в силу, ловкость и телосложение – снова отправившись принудительно отдыхать.

На этот раз темнота окружала меня почти бесконечные сорок минут… Они текли как кисель, заставляя мою деятельную натуру метаться и скрежетать несуществующими зубами. Когда же я снова очнулся в «склепе» – от жизни и выносливости остались жалкие десять процентов. То ли я что-то не то делал, то ли меня пытались отвратить от выбранного пути. Впереди была потеря опыта… Обидно и жалко, но ничего не поделаешь. Если только…

- Эй! Есть кто? – поинтересовался я.

- Что такое? – в склеп заглянул Саша.

- Отлично… – состояние у меня было такое, что я еле ворочал языком. – Саша, требуется…

- Филя! – оборвал меня партнёр. – Что с тобой?!

- А что со мной?

- Подожди….

Саша вышел на несколько секунд, а потом вернулся с горящей веточкой, добавившей видимости в сумраке нашего «склепа». Я был весь в крови… И вся моя лежанка была в крови! И всё вокруг было в крови…

- Что это за…

Саша не нашёл подходящих слов. Пришлось объяснять ему проблемы прокачки и возникшие сложности. Партнёр проникся и глубоко задумался.

- И ведь система всё равно продолжает подкидывать нам свободные очки… – заметил он после десяти минут раздумий. – Что странно, да?

- Именно… Поэтому я попробую проломить эту стену лбом, – кивнул я. – А для того, чтобы не потерять очки опыта – лучше передам их тебе.

- Но ты потеряешь уровень! – заметил Саша.

- И сразу его снова подниму! – согласился я. – Опыта хватит.

- Ладно, давай… Хотя мне кажется, что надо было послушаться систему, – вздохнул партнёр.

Я перевёл Саше весь свой свободный опыт и, зажмурившись, увеличил все три параметра на единицу.

Поздравляем, Игрок!

Вы только что доказали, что мозгов у вас нет!

Цена доказательства – 1 жизнь и 1 уровень!

Осталось жизней 295/300!

Воскрешение через… 9…

И всё?! Минус жизнь и уровень – и больше ничего? Получается, я зря старался?

Воскрешение через… 8… 7… 6… 5… 4… 3… 2…

Вам присвоен 21 уровень!

До следующего уровня осталось – 0/549 очков опыта!

1…

Свободный опыт сгорает из-за перерождения.

До следующего уровня осталось – 0/549 очков опыта!

Ну привет, неловкая ситуация!.. Я стоял у столба в центре посёлка – совершенно голый! Если бы у меня хватило мозгов подождать ещё хоть час, то мой позор видели бы только дозорные, выставленные на ночь. И единственной опасностью было бы столкнуться с близнецами, которые незамедлительно рассказали бы всё, что увидели, всем, кто услышит.

Но вот именно сейчас жители посёлка доедали свой ужин! И тут, прямо перед ними, во всей своей перекачанной красе появляюсь я!.. Тихий треск костра, рокот прибоя – и несколько десятков пар крайне удивлённых глаз. После моего эффектного появления мне по гроб жизни должны все девушки посёлка!.. Их глаза сегодня прибавили плюс 1% к размерам, явно став выразительнее, шире и заметнее.

Нет-нет!.. Я не покраснел, я только плечи расправил, всё-таки я – знатный самец! Но у себя в голове я старательно искал варианты быстро слинять, не ударив в грязь лицом. Появление системного сообщения сразу подняло настроение.

Не дождавшись нужного дня и предложения, ты меня сломал! Поэтому выбор, что ожидал тебя на двадцать пятом уровне развития, будет дан тебе здесь и сейчас, упёртый придурок. В статус Игрока добавлены варианты укрепления физических данных! И не звони мне больше!..

И прямо в тот момент, когда я уже почти подобрал остроумную фразу, с которой гордо удалюсь с глаз моих сограждан, одна из девушек задумчиво произнесла:

- У мальчиков, когда они так отъедаются, причиндальчики визуально становятся такими маленькими…

- Тестирование завершено успешно! – объявил я первое, что пришло на ум. Лишь бы побыстрее скрыть в темноте нежно-розовый окрас, казалось, проявившийся даже на «причиндальчиках». – Э!... Организационные ошибки выявлены… Надо тут…

Бегство! Да!.. Бежишь такой в темноте, «причиндальчиками» помахивая, преследуемый раскатами хохота – и думаешь, что хорошо бы вокруг точки возрождения построить заборчик. А то неудобно получается… Вот ты героически сражался с бандитами или опасной зверушкой – а вот тебя уже во всех подробностях обсуждают девушки, забив на еду, шитьё и плетение корзин. Ну вот зачем было именно это слово использовать, а?.. Как?! Как теперь жить, ять, зная, что у тебя есть они?! Причиндальчики!.. И почему первым должен был оказаться я?!..

К счастью, Саша с одеждой встретил меня на полпути, и я с облегчением оделся в окровавленную кожу.

- Извини… Я всё на твою одежду пялился и пытался понять, что это значит! – смеясь, признался Саша. – Тебя перерождение не обновило? А то ты какой-то красноватый!..

- Саша, я испытал такой позор… Такой позор, что готов был последовать по пути Плутона!.. – признался я. – И единственное, что меня остановило – то, что сразу после я снова испытаю этот позор…

- Ну, хоть не зря? – спросил Саша, возвращая опыт.

Вам присвоен 22 уровень!

До следующего уровня осталось – 344/14675 очков опыта!

- Вроде бы не зря… – признался я. – Пока что мне было не до изучения своих параметров, вот честно! Их там и так изучали все, кому не лень…

Сзади раздался новый взрыв хохота и громкий вопрос:

- Ой, мальчики, а откуда вы такие рыженькие?

Мы с Сашей заинтересованно уставились в сторону столба возрождения, и спустя несколько секунд мимо пронеслись, прикрываясь ладошками, смущённые близнецы.

- Одежду и оружие потеряли? – поинтересовался Саша.

- Тариг принесёт!..

- А до его прихода нас нет!

- Отчёт по возращении!

- Одежды!

- И самоуважения!

- И вообще!..

В темноте эту парочку было сложно различить, но Толстый и Вислый, как обычно, говорили друг за друга. Они быстро добрались до своего жилища и скрылись внутри.

- Кажется, есть проблема с тотемным столбом… Да? – спросил Саша.

- Ещё какая! – согласился я. – Появление голых тушек посреди посёлка…

- Ладно, придумаем что-нибудь… Пошли! Интересно, что там система насчёт прокачки тебе выдала…

А система считала, что я не блещущий интеллектом индивид… Впрочем, зрители тоже так решили.

Поздравляем, ваша комедия положений оценена.

Вам присваивается 1СО (свободное очко) характеристик!

Система засчитала достижение, потому что момент возрождения был весьма забавный и получил более 1000 единиц одобрения! Вперёд, с «причиндальчиками» наперевес!

Лежанку мне пришлось заменить. Благо, жители нижнего посёлка чего только не принесли за день – в том числе, и листьев. Для отмывания одежды пришлось идти к Золотой, а потом ещё в мокрой коже топать назад и по частям её сушить. Сначала – шорты, а потом трусы. Зато появилось время поднять уровень и проверить, чем одарила меня система.

Игрок: Федотов Ф.Л.

Уровень: 22

Жизнь: 3960 (3960)

Энергия: 3960 (3960)

Сытость: 83,00%

Жажда: 94,00%

Усталость: 88,00%

Тепло: 90,00%

Сила: 18,00

Ловкость: 18,00

Телосложение: 18,00

Интеллект: 1,00

Мудрость: 2,00

Свободные очки: 4

Передаваемые свободные очки: 5

Свободный опыт: 344/14675

Навыки (оружие):

Махание дубиной – уровень 1

Стрельба из лука – уровень 0

Достижения:

«Тёртый калач»

«Упрямый баран»

«Безжалостная тварь»

«Могучие потроха»

«Основатель»

Схема развития на 5 уровней – не выбрана

Вот в этих схемах развития и была вся прелесть, которая становится доступна на 25 уровне… А система вознаградила моё упрямство загодя! Всего схем было четыре:

«Племенной бычок» – ты наращиваешь силу и ловкость без штрафов, а также получаешь дополнительные очки жизни за каждое вложенное СО (свободное очко) характеристик. Из минусов – разве что чрезмерное увеличение тушки и последующая необходимость обновить гардероб и расширить дверные проёмы. Но фиг ли нам, кабанам?

«Плотные мышцы» – ты понял, что не всё должно идти в рост, а правильная логистика вещей приведёт к уменьшению занимаемого ими объёма. Так почему бы не покопаться в себе, вкладывая СО (свободные очки) характеристик в силу и телосложение без штрафов? Это даст надбавку к отражению урона, но сделает тебя плотнее и неповоротливее, накладывая штраф к увеличению энергии. Но к чему голова, если ей ничего не пробить?

«Суставы – это лишнее» – ты веришь в гибкость и скорость, но считаешь, что суставы тебе мешают? Тренировка связок и хрящей позволит на время решить эту проблему, вкладывая СО (свободные очки) характеристик в ловкость и силу. Конечно, ты станешь гибче и сможешь рассмотреть себя со всех сторон, но получишь штраф к получаемым очкам жизни. Но зачем тебе запас прочности, если можно просто сбежать?

«Я – червяк» – ты стремишься быть сильным и ловким, способным без мыла пробраться туда, где застрянут все остальные. Тренируйся и сможешь вкладывать СО (свободные очки) характеристик в силу и ловкость, получая дополнительные очки энергии! И если не сходить с выбранного пути, то скоро ты сможешь спрятаться за одинокой тростинкой и лично провести колоноскопию, так сказать… Вот только зачем тебе это?

Вот такие дела... Вопрос с чрезмерным раздутием игровой тушки решался системой весьма просто. В рамках игровой механики. Так или иначе, можно было качать силу и ловкость, либо раздуваясь как пузырь, но наращивая свою живучесть – либо сдуваясь в угоду запасам энергии. А можно было отдельно вкладываться в ловкость и силу совместно с телосложением – но получать за это штраф.

Мой вариант был вполне себе очевиден: я и так был раздут до безобразия. А дополнительные очки энергии лишними не станут… Так что подаюсь в беспозвоночные!

Выбрана схема развития «Я – червяк». Увеличение характеристики «телосложение» становится недоступно.

Вбросив по два очка в ловкость и силу, я сразу почувствовал, что жить стало легче, а крутить шеей проще. И никаких побочных последствий!

Игрок: Федотов Ф.Л.

Уровень: 22

Жизнь: 4180 (4180)

Энергия: 4200 (4200)

Сытость: 81,00%

Жажда: 93,00%

Усталость: 87,00%

Тепло: 90,00%

Сила: 20,00

Ловкость: 20,00

Телосложение: 18,00

Интеллект: 1,00

Мудрость: 2,00

Свободные очки: 0

Передаваемые свободные очки: 5

Свободный опыт: 344/14675

Навыки (оружие):

Махание дубиной – уровень 1

Стрельба из лука – уровень 0

Достижения:

«Тёртый калач»

«Упрямый баран»

«Безжалостная тварь»

«Могучие потроха»

«Основатель»

Бонусы схемы развития:

«Я – червяк!» + 20 энергии

Глава 23. Болотный притон

Тариг вернулся незадолго до полуночи. Ругаясь сквозь зубы, он тащил оружие и вещи близнецов. Встретив его, мы с Сашей, Кириллом, Борборычем, Барэлом и самими близнецами уселись у отдельного костёрка – советоваться. И первое, что заинтересовало почти всех – как именно слились два рыжих трепача. Те упорно молчали, а вместо правды затирали про агрессивных мобов, темноту и сплошное невезение.

- Крокодилы! – мстительно заявил Тариг. – Эти два придурка полезли к крокодилам. Хорошо хоть додумались молча слиться…

- Давай по порядку… – вздохнул Борборыч.

- По порядку так по порядку! – не стал спорить Тариг. – Бандиты на месте. Сидят в своём лагере в количестве около ста человек.

- Ого! – удивился Киря.

- А что ты хотел? – спросил Борборыч. – Конечно, мы их слегка проредили, но они уже возродились, да и куда идти, знают… Как бы завтра их уже не полторы сотни было…

- Сидят эти ребята на клочке суши на краю болота. Страдают от гнуса, играют в кости и веселятся. Отсюда их невидно, хотя идти – всего ничего.

- А где это болото? – поинтересовался я.

- Между нашим посёлком и этим, старым… Лосевкой… – сказал Тариг. – Если в глубину леса уйти, вот там болота и начинаются. Мы их край видели, когда вдоль Золотой уходили вглубь острова. От берега – полчаса ходу.

Знал бы Лосев, что в его честь назовут заброшенный посёлок – интересно, ушёл бы? Ничего про него больше не слышал, но было очень интересно, что с ним стало теперь. Прибился ли он к какой-нибудь банде? Или предпринял вторую попытку?

- Кстати, остров у них удобный для обороны. Вокруг сплошное болото, – заметил Тариг. – Наши доблестные рыжие разведчики…

- Да пошёл ты!.. – заметил Толстый.

- В это самое!.. – добавил Вислый.

- …Решили проверить обходные пути! – продолжал Тариг. – Полезли в болото, и к ним тут же приплыли крокодилы. Штук пять или шесть. Герои отбивались недолго и вскоре отправились коротким путём до дому до хаты. А мне пришлось думать, как выудить их манатки и оружие, не привлекая внимание санитаров болот…

- Виноваты… – пожал плечами Вислый.

- Прости-прости… – добавил Толстый.

- Ни-ког-да! И ни за что! И не просите!.. – ответил им Тариг.

После рассказа Тарига повисла тишина. Все обдумывали услышанное и пытались переварить. Сто человек!.. Ещё и крокодилы в качестве охраны…

- Ну что, какие идеи