КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 480384 томов
Объем библиотеки - 714 Гб.
Всего авторов - 223125
Пользователей - 103692

Впечатления

alexk про Смирнов: Владыка демонов в отставке (СИ) (Фэнтези: прочее)

Не тот Смирнов - этот https://author.today/u/id743615391

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Дмитраковский: Паша-Конфискат 1 (Альтернативная история)

Рыдалъ.
С другой стороны, читатель предупрежден сразу же: Исторические и военные события, изложенные в книге могут не совпадать с реальными событиями, на то она и фантастика. Увы, предупреждали бы сразу, до какой степени фантастика.

Лично я после

золотишка в слитках мы минимум пару тонн [Все золото НСДАП, хранившееся в одном хранилище возле рейхсканцелярии — kiyanyn] перекинули, не считая всего прочего. Золотой запас страны сразу увеличился, наверное, вдвое

читать дальше пока не стал. Не готов к таким веселостям. Впрочем, после некоего подземного (!) склада площадью 2.5 гектара (!!), в котором вагонами стоят неучтенные (!!!) материальные ценности — это так, мелочи. И кого колышет, что золотой запас СССР в то время был порядка 700-1000 тонн?...

Вобщем, если будет настроение вернуться к этому боевику для подростков, может, и вернусь. Но пока — все же оценка "плохо"...

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
kiyanyn про серию Петр

Прочлось легко, под настроение очень быстро. Не без роялей, но...
К тому же эпоха (Петр II, времена Анны Иоанновны) практически неизвестная, так что судить о степени достоверности лиц и событий трудно.
Но вполне читаемо...

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
OMu4 про Аким: Что говорят двери (Детские стихи)

Если у вас есть эта книга, пожалуйста, помогите доделать её до конца. Во всех просмотренных мною ресурсах интернета отсутствует разворот книги со стихотворением "Боец-удалец". Свяжитесь со мной через личное сообщение, если вы можете предоставить скан этого разворота (стр. 46-47).

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Бочков: Казнить! (Боевая фантастика)

доллары зачем покупал, непонятно?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Бояндин: Немного о героях (Фэнтези: прочее)

Очередной рассказ из мира Ралиона, который (в принципе) мог быть написан и без всякой привязки конкретно к этому миру... Но поскольку в нем упомянуты некоторые вещи (из данного мира), будем условно считать что, «все условия» соблюдены))

На самом же деле — пока все прочитанные мной рассказы (написанные после основного романа) можно считать практически сказками... в которых вольно или невольно скрыт некий подтекст... Так и здесь: начав чтение «в библиотеке» читатель внезапно окажется в статусе наблюдателя, перед которым развернется трагедия (или история одного подвига) изложенная одновременно и «сухим канцелярским языком» и «настоящим повествованием от первого лица»... Причем сразу — не совсем понятно кто и кого читает))

Но поскольку у этой истории быстрый финал, все «акценты» рано или поздно окажутся «на своем месте»... И как всегда итог написанный протокольным языком (и лицом реально присутствующим), окажутся весьма не схожими... И как всегда, время «затрет» все плохое, оставив только скупые (и мало кому нужные) строки официальной истории... При том что «правда» (узнай мы ее) звучала бы куда более драматичней... и интересней))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Шахта Шепчущих Глубин, Том I [Евгений Астахов ] (fb2)

Пролог

I know it's hard to tell how mixed up you feel

Hoping what you need is behind every door

Each time you get hurt, I don't want you to change

Because everyone has hopes, you're human after all

The feeling sometimes wishing you were someone else

Feeling as though you never belong

This feeling is not sadness, this feeling is not joy

I truly understand, please don't cry now

Please don't go, I want you to stay

I'm begging you, please, please don't leave here

I don't want you to hate for all the hurt that you feel

The world is just illusion trying to change you

Мужчина средних лет мерял шагами небольшую комнату. Его взгляд то опускался к полу, то поднимался к потолку. Казалось, будто он вёл диалог с кем-то, несколько бессвязный из-за частых пауз, но в комнате кроме него никого не было.

— Какого плана? Частью какого, чёрт побери, плана? Ему шесть лет. Шесть! В какой такой священный план входит лейкемия у шестилетнего ребенка?! Расскажи мне, давай! Жалкая букашка не в состоянии понять весь великий замысел! Просвети меня! НУ ЖЕ!

Выплеснув волну ярости, он поймал своё отражение в зеркале, закреплённом на приоткрытой дверце шкафа. Форма медперсонала в нём соседствовала с вполне обычными джинсами и курткой. Из отражения на него смотрел человек, чьё лицо изрезали морщины тревог и переживаний. Смуглая кожа казалась пепельной, а глаза – потухшими. Свёрнутый набекрень галстук и белоснежная рубашка в пятнах пота, которую, похоже, не меняли дня два, довершали картину.

Он опустил взгляд, рассматривая обломанные ногти, а когда-то ведь ходил на маникюр – терпеть эту процедуру не мог, но генеральный считал, что старший партнёр должен выглядеть безупречно, – и начал истерично смеяться.

— А знаешь, я ведь верил. Я имею в виду, даже когда она умерла. Очень хотелось отчаяться. Сказать, что ты забыл нас. Бросил. А я верил. Он тогда подошел ко мне и спросил:

“Папа, а где сейчас мама?”

— Знаешь, что я ответил? Конечно, знаешь. Держу пари, ты тогда здорово посмеялся.

“С ангелами, сынок. Мама теперь с ангелами.”

— И он улыбнулся. Ты бы видел эту улыбку. Это радость ребенка, который знает, что в мире все хорошо, всё идёт, как надо.

— Так что вперед, порази меня молнией, и покончим с этим. Эта безволосая обезьяна устала от твоего дерьма. Человек может вынести в жизни многое, но только до определенного предела, и я свой давно перешёл.

Мужчина съехал по стене на пол. Остался сидеть, привалившись спиной к поверхности, оклеенной веселенькими — в цветочек – обоями. Больница за пределами этой комнаты сверкала хромом и стеклом, но раздевалка казалась каким-то реликтом из давно забытых времен.

— Что ты от меня хочешь? Соблюдения заповедей? Я соблюдал. Благочестивого поведения? Я почитал. Что. Ты. От меня. Хочешь?

Мужчина молчал долгое время, казалось, поток бессвязных реплик иссяк, но он поднял голову.

– Всё, что хочешь. Вылечи его, и я сделаю, всё что захочешь. Забери моё здоровье. Забери моё богатство. Забери моих друзей. Забери мою жизнь. Лишь вылечи его. Что бы я там не сделал, за что бы ты там меня не наказывал. Он этого не заслужил. Дай ему жизнь и забери мою. Честный обмен, как считаешь?

Если бы не частые подёргивания плеч, никто бы не заметил, что мужчина плакал – звуки, вырывающиеся из его горла, мало походили на всхлипывания, скорее так могло бы стонать раненое животное.

Тишину нарушила вибрация.

Сняв с запястья широкий браслет, он развернул его в телефон последней модели. Голос на другом конце линии звучал устало.

– Я нашёл вариант. В Принстоне, но есть сложности.

— Сколько?

— Ты не понял. Там очередь на год вперёд. Как говорится, у маршала свои внуки. Мне дали контакты одного человека, попробуй с ним связаться.

– Политик? Сразу -- нет.

– Учёный. Зовут Решетов.

Глава 1

Гвинден

Hey kid (hey kid)

Do I have your attention?

I know the way you've been living

Life's so reckless, tragedy endless

Welcome to the family

Hey

There's something missing

Only time will alter your vision

Never in question, lethal injection

Welcome to the family

Неприятное открытие номер один заключалось в том, что с лишним грузом Пёрышко работало хуже, чем без него — скорость падения увеличилась пропорционально возросшему весу. Мне пришлось судорожно тормозить с помощью Левитации, чтобы не размазаться тонким слоем по брусчатке Аскеша.

Неприятное открытие номер два я сделал, миновав практически невидимую границу, что отделяла зону стартового сценария от города. Она выглядела как марево раскалённого воздуха посреди пустыни и куполом охватывала весь особняк с пристройками. Планируя к крышам зданий, что лежали на небольшом расстоянии от Дома Теккен’ар, я осознал, что личность, несущая бессознательное тело на себе, не только выделялась на фоне потолка гигантской каверны, освещённой рассеянным светом магических светильников и люминесцентных грибов, но и выглядела дико подозрительно по отношению к обычным жителям.

Через мгновение после выхода за территорию сценария система сочла нужным уведомить меня.

______________________________

Словно муха в паутине

Ранг: Обычный

Дом Теккен’ар уничтожил всю вашу семью, а вас приберёг на десерт. Завтра вас казнят.

Задача: Выжить.

Награда: Опыт, доступ к выбору архетипа, 1 необычная способность на выбор.

Задание выполнено.

______________________________

Вы получили достижение “Вопреки всему” ранг 1 (1/1)

“Никогда не говори мне о шансах!”

Описание: Вы первый игрок, который выполнил скрытую цепочку “Словно муха в паутине” и “Блюдо, которое следует подавать холодным”.

Награда: Награда за завершение сценария утроена – обратитесь к любому классовому инструктору.

Я аккуратно спрятался за массивной каминной трубой двухэтажного здания и перевёл дух. В смысле – первый?! Что никто больше не справился со стартовым сценарием? Я полез на форум, что, в принципе, следовало сделать уже давно и сразу прочитать, чем грозит мне этот квест.

Выяснилась «очевидная истина», до которой я мог бы дойти и сам. Все стартовые сценарии Виашерон создавал в индивидуальном порядке под каждого игрока. Сценарии не повторялись – исключения отсутствовали, однако определённые сходства игрокам удалось проследить. Чаще всего за основу бралась какая-то простая ситуация — одна из нескольких десятков: нападение на торговый караван, побег из тюремной каменоломни, где отбывали срок заключенные, или даже неожиданная конфронтация с наёмными убийцами на вечернем балу. Так или иначе, этот мир ставил игрока в некую сложную, но небезнадёжную ситуацию, которую тот мог разрешить одним из дюжины способов.

Для этого Виашерон задействовал уже существующие реалии, вплетая туда свежесозданный клочок реальности — чаще всего последствия такого вмешательства сказывались на общей картине минимально, зато игроки чувствовали себя частью чего-то важного: их не заставляли убивать десять крупных крыс в подвале таверны, что считалось своеобразной шуткой, ещё когда я играл в многопользовательские игры на старых технологиях — не чета нынешним.

Найти же ситуацию, полностью идентичную моей, я не смог. Игроки описывали свой опыт прохождения стартового сценария, и в массе своей для них всё проходило достаточно безболезненно — они не приходили в себя, прикованными к стене, их не пытала сумасшедшая стерва, им не приходилось ломать себе палец. Тем не менее, я всё же разыскал один случай, отдалённо похожий на мой.

Табакси с говорящим ником Кишкорез ещё в первый год существования Виашерона, через месяц после старта игры, закинуло в разгар какой-то приграничной стычки между его новыми сородичами и безобидными на вид кенку. Очнулся он под чьим-то трупом, когда антропоморфные коты уже отступали, а ожившие кошмары орнитологов шли частой цепочкой, добивая выживших и раненных. Кишкореза взяли в плен, посадили в яму, по горло наполненную нечистотами, били палками, подвешивали под палящим солнцем, лишили воды и еды, а в конце в той самой яме и утопили.

Любой на его место сразу разлогинился бы, но его Морфей заглючил — кнопку выхода закрыл поп-ап – выскочившее окно рекламы (после этого случая, кстати, какому-то принципиальному европейскому политику удалось протолкнуть запрет на подобный тип рекламы). Пусть он не испытывал никаких реальных физических болевых ощущений, 15-летний Ян Камински из Гданьска вылез из игры — через 18 часов, когда родители вернулись из поездки к родственникам – заикой и изрядно поседевший.

Скандал Парагон замял, щедро откупившись от семьи Камински. Случившееся признали программным сбоем: игрок не должен попадать в безвыходную ситуацию, особенно подобного характера. Разработчики поклялись усилить контроль над стартовыми сценариями, что и произошло.

Сам собой напрашивался вопрос – как же тогда я очутился в той глубокой заднице, которую Парагон поклялся всеми силами снова не допустить? Более того, я уничтожил один из Старших Домов, что никак не тянет на минимальное вмешательство в общую картину, как писали игроки выше.

Внимание моё привлекла тема, где шло оживлённое обсуждений событий, виновником которых являлся я.

Самые последние сообщения были написаны меньше двух минут назад и сплошь состояли из истеричных текстов.

– МНЕ НЕ ПОКАЗАЛОСЬ? КТО-ТО ЭТО СДЕЛАЛ-ТАКИ?! СТАРШИЙ ДОМ ГРОХНУЛИ?!

— Я ЗАСКРИНИЛА ЧАТ. Вот. 124546371.jpeg.

Жители Аскеша, внемлите! Старший Дом Теккен’ар пал. Игрок Гвинден первым на сервере выполнил скрытую цепочку “Словно муха в паутине” и “Блюдо, которое следует подавать холодным”.

— ЧЁ ЗА ГВИНДЕН?! ЧЁ ЗА БЛЮДО, НАХ?! КТО ОН ТАКОЙ?

– лол, багоюзер, небось. ждём бана. в Дом прорваться невозможно.

Слава пришла за мной, хотел того я или нет. Так, надо убираться отсюда.

Я отвлёкся от чтения и оценил обстановку. Аскеш ничуть не был Диким Западом, как могло бы показаться на первый взгляд. По улицам ходили четвёрки стражников, следящих за порядком, набранные из безДомных дроу. Подчинялись они, по словам Соверетта, Совету Старших Домов и выглядели весьма опасно. Интерфейс помечал их уровень красным черепком, что обозначало разницу в наших уровнях больше, чем пятьдесят единиц. К игроку с телом на руках у них наверняка возникнет масса вопросов. А учитывая стремление дроу к тайному решению конфликтов и показной благочинности, закончиться это может для меня плахой или тюрьмой.

Широкие и узкие улочки были довольно организованно заставлены торговыми палатками, в которых чужеземцы, как правило, гоблины, дуэргары, тролли и совсем редкие залётные птицы вроде дворфов и тифлингов, вели спорадическую коммерческую деятельность. Дроу считали ниже своего достоинства стоять на улице со связкой сосисок и плохоньких шерстяных штанов, окрикивая прохожих в надежде сбыть товар. Как я понял, если они и занимались коммерцией, то делали это в хорошо укреплённых магазинах, чьи решётки и двери органично смотрелись бы в хранилищах подземных банков, а убранство кричало о вопиющей роскоши.

В толпе неписей можно было легко различить игроков, которые целеустремлённо носились по городу, выполняя социальные и прочие “подай-принеси” квесты. Подключившийся сразу после выхода из стартового сценария общегородской чат пестрел типичными для любой ММОРПГ фразами, набранными по традиции бездумным КАПСом.

-- ПРОДАМ КОЖУ ВАСИЛИСКА! ДЕСЯТЬ СТАКОВ[1]! ОПТОМ ДАМ СКИДКУ!

– ИЩУ ПАТИ НА ОтПе, ЛОК 45 УРОВНЯ!

Почесав в затылке, я полез на форум освежать неизвестные или уже забытые термины. Загадочная ОтПе оказалась Отравленной Пещерой – подземельем сорокового-пятидесятого уровня, а лок – варлоком, то есть чернокнижником.

– КУЗНЕЦ-МАСТЕР, СДЕЛАЮ ЧТО УГОДНО ДО 225 УРОВНЯ ИЗ ВАШИХ ИНГРОВ!

– КУПЛЮ ШМОТ НА ТАНКА 20 ЛЕВЕЛА!

– НАРОД, КТО ВИДЕЛ АРЗАКАРА?! ПЛАЧУ ГОЛДУ ЗА СВЕЖУЮ ИНФУ!

Решив убить сразу двух зайцев одним камнем, я мысленной командой написал в чат:

– Продаю двуручи на дамагеров, танковый щит, хилерскую пушку и броню на кастеров! [Последняя клятва Патриарха], [Церемониальный жезл], [Жало чёрного скорпиона], [Щит умелого сержанта], [Милость Матриарха][Облачение старшей жрицы].

Ссылки на предметы были кликабельны и позволяли посмотреть параметры вещей, что делало продажу гораздо удобнее. Не то, чтобы я рвался прямо сейчас избавиться от шмоток, но мне нужна были информация, а люди, которые только что получили заветный предмет, намного охотнее делятся ею.

– ‘Даров, возьму Клятву за 1 голду, – пришло мне личное сообщение, так называемый шёпот, от некоего воина КручуКолачу.

Мне бы предварительно проверить цены на аукционе, да и вообще продать там вышло бы выгоднее, но время не терпит – информация важнее.

– Полторы и она твоя, – наугад поднял я цену.

– Беру, ты где? – мгновенно ответил игрок с нелепым ником.

Продешевил, блин.

Я пригласил его в отряд, и моё расположение появилось на общей для нас карте. Соверетта я спрятал получше на крыше, накрыв плащом, после чего опустился в проулок рядом с этим же зданием. Не хотелось отходить далеко, чтобы моего подопечного не умыкнули, а то и не прирезали тёмные личности.

Громыхая, словно сервант, набитый эмалированными тазами, ко мне подбежал орк 25 уровня, упакованный в разнородный пластинчатый доспех. Максимально грозный вид, впечатляющих размеров клыки на нижней челюсти, и бритая налысо голова цвета охры.

Молча кивнув, он открыл окошко обмена, дождался пока я положу туда булаву и вложил деньги.

Операция прошла успешно, и я стал чуточку богаче.

– Постой, ты не в курсе, где находится Дом Эвер’харн?

Орк задумчиво пошевелил бровями, почесал в затылке и протянул:

– Это самое, ручаться не буду, но, кажись, где-то на северо-западе города.

Всё так же бацая и бряцая, он удалился, больше ничего не сказав.

Через несколько минут после повторного клича в чат, мне написала друид Ромашка.

– Привет, посох ещё не взяли?

– Нет, эксклюзивное предложение ещё в силе, – посредственно сострил я в ответ.

– Отлично, кидаю пати.

Буквально через минуту, ко мне прибежала запыхавшаяся дроу. Две фривольные салатовые косички мотались в такт её движениям, а лицо было покрыто ярким макияжем.

– Ромашка, подскажи, где здесь находится Дом Эвер’харн? – взмолился я прежде, чем она открыла окно торговли.

Забавно сморщив носик, она дёрнула себя за косу и внезапно радостно пискнула что-то невнятное.

– Точно-точно! Я для них селезёнки с подземных крабов носила! Короче, идёшь отсюда на север до большой площади со статуей двух жриц, поворачиваешь налево и увидишь огромный дом, похожий на мавзолей, вот это он!! – протараторила эльфийка.

– Слушай, ты же этот самый! – заорала она внезапно.

– Какой? – закосил я под дурачка.

– Ну тот, что Дом укокошил!

– Не-не, обозналась.

Я силком всучил ей посох, получил 1.3 золотых, и, отмахиваясь от расспросов, взлетел на крышу дома. Слава богам, Соверетта никто не украл и не прикончил. Взвалив его снова на себя, я отправился в указанном направлении, аккуратно перелетая с крыши на крышу и стараясь не подходить к хорошо освещённым зонам.

Через несколько минут такого неспешного передвижения, а с телом на руках я никак не мог быстро и далеко летать, у меня заломило в плечах. Полоска выносливости опасно покраснела, и мне пришлось устроить перерыв. Я сидел за очередной вывеской неизвестного мне магазина, что давала уголок сумрака, наслаждаясь экзотическими видами Аскеша, когда в спину мне вонзился тупой зазубренный нож.

Вам нанесли 236 единиц урона (х2)

Вскрикнув и нелепо дёрнув руками, я упал вперёд, пытаясь уйти в перекат, но получилось весьма скверно. Что-то небольшое и пронзительно верещавшее прыгнуло на меня сбоку, и бедро обожгло волной острой боли.

Вам нанесли 118 единиц урона

Наконец, заработал мозг, который с таким трудом заводился, и я скастовал Глубокую тьму прямо на себя. Два силуэта оказались застигнуты чернильной сферой врасплох. Тот, что воткнул в меня кинжал, хотя внешне оружие больше походило на кухонный нож, повёл головой, словно принюхиваясь. Да нет, он действительно старательно втягивал в себя окружающие запахи!

Троглодит-грабитель 23 уровня – гласила надпись на его фрейме. Его сосед с копьём, что больше походило на острогу для ловли рыбы, небрежно сделанную из подручных средств, также мотал головой в поисках сбежавшей жертвы. Меня.

Ближайший ко мне враг внезапно дёрнул головой и уставился прямо в мою сторону. Ощерился и пронзительно вскрикнул, давая знать своему напарнику о моем местонахождении. Мысленно я отсчитывал секунды после получения последнего урона. Он прыгнул в мою сторону и в тот же момент истекло пятисекундное ограничение, а я ушёл в Теневой сдвиг. Мир приобрёл привычный ореол нереальности, а движения троглодитов замедлились. Активируя клонов, я скользнул за спину бойцу с копьём и мысленной командой направил двух теней к его дружку с приказом открываться после моей атаки.

Кислотный плевок влетел в голову прямоходящей уродливой ящерицы, и на моих глазах растворил девяносто процентов затылка и макушки, отнюдь не добавив монстру красоты.

Вы нанесли 9 100 единиц урона (х9)

+ 20 327 опыта

Крит такой силы убил троглодита одним ударом, и тот рухнул на черепицу кучей воняющего грязного тряпья, не успев даже вскрикнуть.

Миллисекунду спустя двойка моих клонов взрезала шею второй ящерицы прозрачными клинками – копиями моих оружий – с разных сторон, почти обезглавив его.

Вы нанесли 839 единиц урона (х9)

Вы нанесли 1 281 единиц урона (х9)

Густая струя зеленой крови ударила из его разрубленной шеи. Капли крови плыли в воздухе, мерцая, словно стая светлячков – в Сдвиге всё приобретало завораживающий вид.

Вы нанесли 866 единиц урона (х9)

Вы нанесли 1 311 единиц урона (х9)

+ 20 327 опыта

Получен 15 уровень (+1)

Ваша выносливость повысилась до 16 (+1)

Ваш интеллект повысился до 15 (+1)

Получено 1 единица талантов (5)

Рот мой от удивления раскрылся, да так и остался в таком виде секунд пять, пока мозг отчаянно пытался произвести расчёты, которые бы объяснили, что сейчас произошло. Итак, урон в голову почти всегда даёт крит, увеличивая цифры вдвое. Теневой сдвиг даёт бафф на первую атаку, усиливая урон на 350%, то есть в четыре с половиной раза. Выходит, два разных эффекта не просто складываются между собой, а перемножаются. На примере баффа в 100% от обычной Скрытности это было незаметно, но со Сдвигом я получил начальный крит в Девять. Раз. Больше. Мать моя женщина. Да я тряпок-кастеров смогу ваншотить, если первым нападу, почти гарантированно. И ведь это только второй уровень навыка. Резко расхотелось жаловаться на слишком слабый апгрейд способности.

Второй уровень… секунду я осмысливал эту фразу, а потом горестно застонал. Какой же я дебил. Убейте меня и закопайте на кладбище для нубов. Удалите мне мозг, поскольку я им не пользуюсь. Абсолютно. Ещё до битвы с Матриархом у меня было две нераскиданных единицы талантов, о которых я напрочь забыл. Я мог сильно упростить себе жизнь, бросив их в СдвигПлевок или Лезвие, значительно поднимая себе урон. Если бы да кабы. Что уж теперь печалиться. Вдобавок ещё два таланта прилетело от победы над боссами, да одна – только что, так что сейчас пять единиц ждали, когда я вложу их во что-то крутое. Делать это в настоящий момент, в спешке смысла нет, дождусь сдачи всех квестов, авось какую интересную способность получу. От размышлений меня отвлёк разноголосый гомон.

Городские жители возбуждённо размахивали руками, крича что-то неразличимое отсюда. Надо убираться, пока стража не показалась. Доказывай им потом, что это на меня бандиты напали, а я – не верблюд. Забрав 6.5 серебра и проигнорировав остальной небогатый скарб – Самодельный нож троглодитаи ему подобное барахло, я подхватил Соверетта и, разбежавшись, перелетел на соседнюю крышу.

Большинство зданий дроу представляли из себя яркие образчики готики (острые шпили, внушающие угрозу, квадратные башни, мрачные горгульи в виде Душителей и Лютомышей, от которых бросало в икоту) или классицизма (прямые строгие формы, колонны, обилие барельефов). На последних чаще всего изображались гордые предки того или иного рода дроу, разбивающие в пух и прах светлых эльфов, либо, что встречалось реже, – дворфов.

Пробираясь по городу, я хорошо на это всё насмотрелся и стал понимать, почему большинство дроу находятся в перманентно ужасном настроении: немудрено спятить, когда тебя повсюду окружает такая мрачная жуть.

Наконец, вдалеке я увидел большой особняк (или небольшую крепость), которая могла на равных сыграть в размерах с Домом Теккен’ар. Здание, действительно, неосознанно копировало мавзолей, только не наш, а построенный средневековыми немцами или французами. Широкое основание с каждым из трёх этажей постепенно сужалось кверху. Углы карнизов стерегли тяжеловесные статуи грозных Лютомышей, размах крыльев которых достигал четырёх с половиной метров, а вес, по моим прикидам – девяноста килограммов. Верхний этаж украшало массивное окно-розетта[2], оставившее бы Нотр-Дам-де-Пари далеко за бортом. Несмотря на размеры, постройка выглядела так, как будто знавала лучшие дни.

Здание ещё не разваливалось, но намёки на неизбежный бег времени виднелись в крошащейся кладке и въевшихся в стены потёках воды, что кап-кап-капала со скрывающихся во тьме сталактитов. Кое-где люминесцентные грибы нашли неустойчивое пристанище во швах дома, и придавали ему вид неаккуратный и слегка заброшенный.

Облетев здание по периметру, я нашёл всего один вход – двойные стальные двери, намертво запертые, и похоже редко открываемые. Вздохнув поглубже, я перенёс Соверетта с плеча на руки, чтобы выглядел он попристойнее и слевитировал к вратам.

Стук кулака о металл пустил звенящее эхо, от которого заныли зубы, а не услышать его мог только глухой. Переполошил там всех, наверное. Прошло две минуты. Пять. Дверь не открывалась. Я замолотил руками и ногами, пока, наконец, не открылась маленькая щёлка на уровне головы. Оттуда прямо мне в лицо смотрел массивный арбалетный болт, покоящийся в ложе ещё более массивного арбалета.

– Заданий на сегодня больше нет! Проваливай прочь! – донёсся дребезжащий старческий голос. Оружие в руках невидимого собеседника дрожало и ходило ходуном. Угроза получить в голову болт только потому, что у него дёрнулся палец на спусковом крючке, стремилась к ста процентам.

– Меня зовут Гвинден. Со мной Соверетт из Дома Эвер’харн. Открывай, старик.

– Обязательно, аж два раза. Проваливай, шельма, пока басидирондам тебя не скормили! – злая тирада старика была прервана длинным сухим кашлем.

Щёлка захлопнулась, а я остался снаружи.

Честно говоря, я разозлился. Чёрт, да у меня крышу сорвало. Не знаю, что именно так на меня подействовало, очередное упоминание проклятых людоедских цветочков или хамское обращение вместо почестей и благодарности, но, набрав полную грудь кислоты, я плюнул прямо на замочную скважину.

Металл зашипел, оплывая, и в середине створок образовалась дыра размером в локоть. Хэкнув, я пнул створку изо всех сил, и её внесло внутрь, судя по звуку, ударив моего собеседника. Открылась дверь не полностью, но мне и этого хватило. Я залетел внутрь, выбив из рук старого дроу арбалет, который тот наводил на меня трясущимися руками.

Репутация с Домом Эвер’харн снижена на 6 000 (Недоверие)

– Эстрикс всемогущая, да что же это делается, – бубнил он себе под нос, пока моё пенальти не отправило потемневший от времени арбалет в стену, где от удара старый приклад треснул, а болт, вжикнув и срикошетив о стену, унёсся в темноту города.

Взяв за шкирку Соверетта, я сунул его под нос эльфу и рявкнул прямо в слезящиеся глаза.

– КТО ЭТО ПО-ТВОЕМУ?

Старик перевёл взгляд на бессознательно эльфа и затрясся уже всем телом, да так, будто участвовал в соревнованиях по лимбо и пришёл его черед пролезать под очень низкой палкой.

– Н-н-н-нашелся! Эстрикс милостивая! Живой! – старче вырвал его у меня из рук с совершенно неожиданной силой и начал судорожно осматривать на предмет ран.

По коридору из глубины дома уже бежала четвёрка бойцов, что совсем не напоминала почётный караул, приуроченный к моему прибытию. Взгляд бойцов, закованных с головы до ног в доспехи, не сулил ничего хорошего. Ну что ж, придётся с ними разобраться, главное – никого не убивать.

– СТОЯТЬ! – внезапно гаркнул старик. Замерли, что характерно, все: и я с оружием на изготовку, и солдаты.

Репутация с Домом Эвер’харн повышена на 6 000 (Дружелюбие)

– Арнел, срочно мастера Соверетта к лекарю, головой за него отвечаешь, – чётко и без стариковского пришепётывания скомандовал мой визави. – А ты, как бишь тебя, Гвинден? Идёшь со мной. Да, – вспомнил он, – Виззен и Часард, сторожите двери, чтоб через полчаса были, как новые. Приду – проверю! ...

Скачать полную версию книги