КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 590981 томов
Объем библиотеки - 896 Гб.
Всего авторов - 235257
Пользователей - 108092

Впечатления

Stribog73 про Лазар: Ложь Тимоти Снайдера (История: прочее)

Я против удаления книг, пусть даже лживых. Люди сами должны разбираться - что ложь, а что правда!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
eug2019@yandex.ru про Берг: Танкистка (Попаданцы)

На мои замечания по книге автор ответил, что он не танкист и в танк даже ни разу не залезал (и не стрелял ес-но), поэтому его герои-малолетки (впервые влезшие в танк!) в одном бою легко подбивают 50 немецких танков (это в самом начале - сразу весь экипаж - трижды Герои СССР!) и он (автор) мне задает вопрос: -А разве такого не могло быть? Я ему ответил: -Могло! только на войне орков с эльфами на другой планете за миллиард лет до рождения нашей Земли.

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про Ника Энкин: Записки эмигрантки 2 (Современные любовные романы)

на флибусте огрызок. у нас полная. так что не исключена возможность бана. скачиваем а то могут заблокировать

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
napanya про Лазар: Ложь Тимоти Снайдера (История: прочее)

Я заливал Снайдера. Баньте. Взрослые люди должны сами разбираться, что ложь, что правда, без вертухаев.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Шопперт: Вовка-центровой - 4 (Альтернативная история)

очень лаже хорошо, жаль, что автор продолжение не скоро обещает

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про Лазар: Ложь Тимоти Снайдера (История: прочее)

Всем рекомендую. Кто то залил недавно очередную ложь Тимоти . Успела попросить чтоб удалили эту гнусную клевету. Внимательно следите что ЗАЛИВАЕТЕ! А то сами НАВЕЧНО в бан попадёте!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Эрленеков: Конкретное попадание (СИ) (Космическая фантастика)

Чтиво для гнуси и маньяков. Чтоб у автора рождались одни девочки или лучше отрезали яица, что не был придатковом своего члена, так как торговля своими детьми и покупка их для утех для него норма. ГГ и автор демонстрирует отсутствие интеллекта. Всё очень примитивно написано.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Долгая ночь Примы Центавра [Питер Дэвид] (fb2) читать онлайн

- Долгая ночь Примы Центавра (пер. Михаил Образцов) (а.с. Вавилон 5: Легионы огня -1) 600 Кб, 284с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Питер Дэвид

Настройки текста:



Питер Дэвид
Долгая ночь Примы Центавра

Поверните лицо к солнцу, тогда вы не будете видеть тени.

Хелен Келлер

Пролог


Из-за него Дракх чувствовал себя виноватым.

Если бы Лондо Моллари узнал, что Дракха могут тревожить подобные переживания, он бы, наверное, очень удивился. А узнав, что же именно заставляет Дракха чувствовать себя виноватым из-за него, удивился бы даже еще сильнее.

Но Лондо не знал, и потому сейчас, в тот момент, когда Стражу предстояло слиться с ним, стоял перед Дракхом, стиснув зубы, расправив плечи, изо всех сил стараясь сохранить спокойствие и уверенность в себе.

Несмотря на все усилия Лондо, Дракх уже чувствовал, как ускорилось сердцебиение центаврианина, какие неимоверные усилия воли тому приходится прикладывать, чтобы сохранять спокойный ритм дыхания и подавлять другие признаки надвигающейся паники.

Дракха звали Шив’кала… и он был герой. По крайней мере, так обычно отзывались о нем в своих безмолвных беседах другие Дракхи. Не было среди них более храброго, более усердного, более ясно понимающего, какой должна стать Вселенная. И никто из Дракхов не проявлял такого сочувствия к своим подручным. Именно благодаря этому Шив’кала действовал столь эффективно, столь целеустремленно и столь безжалостно. Он знал - для того, чтобы исправить несовершенства галактики, нужно обладать мужеством причинять боль, ужасать и даже убивать, если это необходимо.

Шив’кала был чужд высокомерия, он любил общаться с простонародьем… но при этом его высоко ценили Тени. С равной легкостью и неизменным самообладанием Шив’кала мог находиться и среди рабов, и среди богов. Он обращался к богам, как к черни, а к черни, как к пророкам. Ведь все они являлись лишь частичками Вселенной, а Шив’кала видел Вселенную в ее целостности, понимал всё и любил всё. Он с наслаждением внимал и крикам новорожденных при их появлении на свет, и предсмертным хрипам умирающих.

Речь Шив’калы была мягче, чем у других Дракхов, а с лица его никогда не сходила улыбка - по крайней мере, так это обычно воспринималось окружающими.

Но не так его сейчас воспринимал Лондо Моллари, без пяти минут император великой Республики Центавра. Шив’кала мог это констатировать, даже не прибегая к ментальной связи, уже установившейся между ними. По всей видимости, Лондо, глядя на странное подобие улыбки на ротовом отверстии Шив’калы, видел перед собой удовлетворенную ухмылку хищника, готового вцепиться в свою добычу. Он не сознавал и не понимал сути происходящего.

Страж шевельнулся внутри Дракха. Он тоже испытывал страх, Шив’кала чувствовал это. Страж, совсем еще юный, отпочковался от своего техногнезда всего несколько дней назад. Шив’кала лично заботился о нем, поскольку знал, что этого Стража ждет великая судьба и огромная ответственность.

Когда Страж, щурясь от света, впервые открыл свой единственный глаз, именно лицо Шив’калы он увидел перед собой. Страж родился с сознанием собственной значимости, но без ясного понимания, в чем же именно заключается его предназначение в этом огромном мире. Его щупальца, не более чем коротенькие отростки, бесцельно болтавшиеся при рождении, пытались обвиться вокруг родителя. Но от родителя - как всегда бывает со Стражами - уже не осталось ничего, кроме маленькой почерневшей шелухи. От родителя новорожденный Страж, пытавшийся понять, что и как ему надлежит делать, не мог получить ни успокоительных мыслей, ни руководящих указаний.

- Спокойно, малыш, - прошептал Шив’кала, протягивая свой серый чешуйчатый палец. Страж неуклюже ухватился за него щупальцами, и Шив’кала нежно поднял его из техногнезда. А затем распахнул свою робу и поместил новорожденного Стража себе на грудь. Повинуясь инстинкту, Страж начал искать там питание - и нашел его.

Шив’кала лишь слегка вздрогнул, когда Страж зарылся в него, высасывая и вытягивая соки, казалось, из самой сущности Дракха, а затем позволил себе глубоко и удовлетворенно вздохнуть. Повинуясь инстинктам, Страж раскрыл ему свое сознание, и мысли и чувства новорожденного проникли в саму душу Шив’калы. Отныне у Шив’калы всегда будут особые отношения именно с этим Стражем, он будет особо чувствителен к его нуждам, желаниям и к его знаниям. А Страж, с этого момента настроенный в унисон с Шив’калой, сможет в любой момент общаться не только с ним, но через него и со всей Общностью Дракхов.

Изумительное создание, этот Страж. За те три дня, что Шив’кала взращивал его внутри себя, он достаточно повзрослел, чтобы приступить к выполнению своей важнейшей миссии. И тем не менее, когда Шив’кала распахнул робу, чтобы извлечь малыша из гнездилища, то с изумлением обнаружил, что тот сильно встревожен.

«Что беспокоит тебя, малыш?» - поинтересовался Шив’кала. Тем временем, Лондо Моллари, стоя напротив Дракха, снимал с себя мундир и расстегивал воротник своей рубашки.

«Он очень темен. Он очень страшен», - ответил Страж. - «Что, если я не справлюсь со своей задачей? Нельзя ли мне остаться с тобой, в гнездилище, в тепле?»

«Нет, малыш», - мягко ответил Шив’кала. - «Все мы служим нуждам Вселенной. Все мы лишь выполняем свой кусочек Миссии. В этом я не отличаюсь от тебя, а ты не отличаешься от него. Он не будет, не сможет обижать тебя. Посмотри, как он боится тебя, даже сейчас. Выберись наружу, и ты вкусишь его страх».

«Да», - ответил Страж после короткой паузы. - «Так и есть. Он боится меня. Как странно. Я такой маленький, а он такой огромный. Зачем ему бояться меня?»

«Он не понимает. Многое должно быть сделано, и ты заставишь его понять, что именно. Он думает, что ты постоянно будешь контролировать его. Он не понимает, что мы не лишим его свободной воли. Он не понимает, что ты будешь просто подталкивать его туда, куда он сам должен идти… Ты просто поможешь нам уберечь его от тех поступков, которые он не должен совершать. Он боится лишиться одиночества».

«До чего же это странно», - ответил Страж. - «Всего один раз мне было страшно - как раз тогда, когда я оказался в одиночестве в своем техногнезде. Как же можно желать одиночества?»

«Он сам не знает, чего желает. Он потерял свой путь. Он бросается то к нам, то от нас, затем опять к нам и опять от нас. У него нет поводыря. Ты укажешь ему путь».

«Но он совершал ужасные поступки», - с трепетом сказал Страж. - «Он разрушил так много Теней. Ужасно. Ужасно».

«Да, это ужасно. Но он поступал так, сам не ведая, что творит. А теперь… он научится. Ты поможешь ему научиться. Так же, как я помогу тебе. Иди к нему. Посмотри, как он боится тебя. Посмотри, как он нуждается в тебе. Иди к нему, чтобы он смог начать новую жизнь».

«Я буду скучать по тебе, Шив’кала».

«Нет, малыш, не будешь. Ты всегда будешь со мной».

С этим напутственным пожеланием Шив’кала вынул Стража из его гнездилища. Щупальца у того заметно выросли и стали теперь длинными и изящными. Двигаясь с грацией, свойственной особям его вида, Страж заскользил по полу и обвился вокруг ног Лондо. Страж по-прежнему был полон тревоги, Шив’кала ощущал это. Передавался ему и все возрастающий ужас Лондо… Этот ужас так легко было почувствовать; почувствовать, но не увидеть. Лицо Лондо застыло непроницаемой маской, брови хмурились, а глаза…

В глазах будущего императора полыхала ярость. Его глаза сверлили Шив’калу, и будь взгляд Лондо плетью, он содрал бы кожу с тела Дракха. Шив’кала расценил это, как шаг вперед в правильном направлении. Страх бесполезен. А гнев, ярость… эти чувства можно использовать и направлять против врага, к великой пользе для Дракхов. Да и маленькому Стражу гнев Лондо лишь поможет освоиться со своим новым носителем.

Больше всего сейчас Шив’кала желал удостовериться, что слияние носителя и Стража пройдет благополучно, и они смогут стать единой командой. Да. Именно это еще не дошло до Лондо: они должны стать командой. Хотя существо звалось «Стражем», что вроде бы подразумевало отношения типа «хозяин-раб», в действительности связь Стража и носителя носила иной характер. Пожалуй, ее можно было бы назвать духовной. Другие, включая предшественника Лондо (2), этого так и не поняли. Может быть, Регенту просто не хватило времени. Хотя более вероятно, что он был просто слишком глуп.

Но Лондо… Лондо обладал гораздо более широким кругозором, гораздо более глубоким пониманием. Хотелось бы надеяться, что в будущем он постигнет, а возможно, даже и оценит должным образом то, на что, скрепя сердца (3), согласился сейчас пойти.

Спина Лондо становилась все более напряженной, по мере того, как Страж карабкался вверх к его шее. Шив’кала не сомневался, что в этом центаврианине заложен огромный потенциал. Возможно, наибольший потенциал, которым когда-либо обладал кто-либо из союзников Теней. Возможно, Лондо превосходил в этом даже мистера Мордена (4). Морден проявил себя великолепным слугой - исполнителем чужих приказов, но весьма ограниченной личностью. Звезда Мордена сияла ярко лишь потому, что она сияла во мраке темных замыслов Лондо Моллари. Теперь Дракхам, служителям великой философии и великих устремлений Теней, удалось заполучить самого Лондо, и это открывало массу новых возможностей. Чрезвычайно важно было найти не просто слугу, но личность - личность такого масштаба, как Лондо Моллари. Да, теперь события обещали развернуться самым захватывающим образом. Жаль, что сам Моллари не разделял сейчас это возбуждение от предвкушения грядущих великих событий.

Страж угнездился на плече Лондо, и Шив’кала почувствовал возникновение связи между ними. Дракх даже улыбнулся, смакуя момент. Эмоции Лондо представляли собой смесь противоречивых чувств, страх и гнев обрушивались друг на друга, как волны на риф. Лондо вздрогнул, когда щупальца Стража пронзили его голую кожу. Впрочем, все будет хорошо. Лондо приспособится. Лондо научится. Он поймет, что все было лишь к лучшему. А если нет - он умрет. Для будущего императора оставались теперь открыты лишь эти два пути. И Шив’кала имел все основания надеяться, что выбор Лондо окажется мудрым.

Что же касается Стража, Шив’кала с удовлетворением почувствовал, как тот успокаивается. Как и ожидал Дракх, первоначальная тревога маленького существа понемногу рассеивалась. И мысли Лондо теперь чем дальше, тем больше становились открыты для Шив’калы, шоры и блоки исчезали.

Лондо слегка оторопел, когда Шив’кала осторожно вторгся в сознание центаврианина, приноравливаясь к новой связи, как нога приноравливается к новой обуви. В течение нескольких секунд Дракх обследовал темные закоулки и глухие расщелины разума Лондо, выяснил его глубочайшие страхи, взглянул с нездоровым интересом на его сексуальные фантазии, и пришел к такому глубокому и полному пониманию психики центаврианина, какого даже сам будущий император не смог бы достичь за долгие годы. Что именно Дракх успел разглядеть в его мозгу, Лондо не знал. Он почувствовал головокружение и пошатнулся… Деликатным усилием Дракх помог Лондо придти в себя и обрести равновесие.

Отметив, что следует еще поработать, дабы приучить своего нового партнера к ментальному контакту, Дракх сказал вслух:

- С тобой все будет хорошо.

Он говорил своим обычным тихим, скрипучим шепотом, который заставлял собеседников напрягать слух и заставлял их лишний раз вспомнить о власти Шив’калы.

- Нет, - ответил Лондо после некоторого раздумья. - Со мной больше никогда не будет хорошо.

Шив’кала не стал ничего возражать. Зачем тратить силы на то, чтобы переубедить Лондо в чем-то именно сейчас. Рано или поздно этот центаврианин все равно все постигнет и поймет. И если это случится поздно, а не рано, что ж, отлично. Замыслы Общности Дракхов велики и впечатляющи, их цели рассчитаны не на годы, а на десятилетия. В немедленном их постижении, понимании и содействии со стороны одного единственного центаврианина - будь он даже императором - попросту не было нужды. Дракхи умеют ждать.

И потому Шив’кала просто слегка склонил голову, как бы соглашаясь с замечанием Лондо.

Лондо украдкой бросил взгляд на Стража, но сразу же отвернулся и постарался переключить внимание на то, чтобы аккуратнее застегнуть рубашку, надеть жилет и мундир.

- Это… в любом случае не имеет значения, - сказал Лондо после некоторого молчания, - будет ли мне хорошо или нет. Что имеет значение, так это мой народ. Прима Центавра, и только Прима Центавра.

- Ты восстановишь свой мир. Мы поможем, - промолвил Дракх.

Лондо с горечью усмехнулся.

- Конечно, если только вы не предпочтете разнести в прах миллионы моих подданных своими термоядерными бомбами.

- Если мы так поступим… то лишь потому, что ты сам укажешь нам такой путь.

- Семантика, - пренебрежительно отмахнулся Лондо. - Ты говоришь так, будто у меня есть свобода выбора.

- У тебя есть свобода выбора.

- Единственный вариант - это не свободный выбор.

- А Тени, которых ты убил, когда взорвал их остров?… У них не было выбора вовсе, - возразил Шив’кала. - А у тебя есть. И не пренебрегай этим… иначе мы оставим тебе такую же свободу выбора, какую ты оставил Теням.

Лондо злобно взглянул на Дракха и промолчал, застегивая свой мундир. И лишь приведя себя в порядок, продолжил, более бодрым тоном:

- Ну, и как? Не пора ли нам теперь начать комедию? Комедию моего правления. Я буду изображать из себя императора, а вы будете руководить каждым моим шагом.

- Нет, - Шив’кала едва заметно покачал головой. Все, что ни делал Дракх, он всегда делал лишь с минимально необходимым усилием. - Мы не будем руководить каждым твоим шагом. Ты просто будешь всегда помнить… о наших целях.

- А ваши цели?

- Наши цели… это твои цели. Вот и все, что ты должен помнить. Ты обратишься с воззванием к народу. Твой народ полон гнева. Нацель их гнев… на Шеридана. На Альянс.

- Зачем? Какой цели послужит это?

Оскал улыбки Шив’калы стал чуть шире.

- Альянс… это свет. Пусть люди с гневом смотрят на свет… и тогда, ослепленные, они не смогут увидеть тени вокруг себя.

Как всегда, Шив’кала говорил тихим, шипящим голосом. А затем он поклонился, едва заметно, по своему обыкновению, и послал Лондо мысль: «Удачного дня тебе, император Моллари.» Лондо едва не подскочил от неожиданности. Машинально он начал оглядываться вокруг себя, словно пытаясь распознать, откуда пришел голос. А затем остановил взгляд на Дракхе. Губы Лондо скривились от гнева, и он прорычал:

- Не лезь в мои мозги!

Но Дракх лишь слегка покачал головой и все с той же дьявольской улыбкой послал новую мысль Лондо: «Мы всегда будем там».

А затем начал плавно отступать назад и растворился в вечерних сумерках.


ЧАСТЬ I. Сошествие ночи
2262 - 2264
Глава 1


Лондо едва сдержался, чтобы не вскрикнуть, когда увидел, как из груди Дракха вылезает отвратительное существо.

С ситуацией надо было как-то совладать, причем немедленно. Лучше всего схватить меч, броситься вперед, со свистом взмахнуть стальным клинком и увидеть, как голова монстра скатывается с его плеч, с навеки застывшей отвратительной улыбкой, не успевшей даже преобразиться в гримасу изумления. А затем поднять голову чудовища и насадить её на кол рядом с головой мистера Мордена. (5) И после этого вызвать Вира с Вавилона 5, чтобы вместе с ним помахать обеим головам, и посмеяться над тем, как кто-то самоуверенно рассчитывал пересилить или перехитрить вождя великой Республики Центавра.

Впрочем, бросив взгляд на одноглазое существо, скользившее к нему по полу, Лондо тут же решил, что лучше, пожалуй, просто убежать из комнаты. Или позвать на помощь. Или попытаться каким-нибудь образом сжульничать, пока еще не поздно. Попробовать предложить Дракху что-нибудь еще, кроме себя самого - должен же быть какой-нибудь способ умилостивить гнев этих монстров, кроме как позволить ужасной одноглазой твари превратиться в паразита на своем теле.

«Чего ты хочешь?» (6)

Этот вопрос впервые задал Лондо мистер Морден, в те времена, о которых, казалось, уже можно было забыть навсегда. Именно этот вопрос его так и подмывало задать сейчас Дракху. Может, тогда удалось бы подыскать что-нибудь более подходящее для Дракхов, чем он сам. Лондо даже ужаснулся, сколько вариантов сразу же пришло к нему в голову. Он мог бы предложить им Шеридана и Деленн, президента и первую леди Межзвездного Альянса. Он ведь сумеет заманить их в ловушку и отдать в плен Дракхам. Пусть Стражей подсадят на них, и пусть тогда они послужат делу наследников Теней.

Или Г’Кар! Великий Создатель, пусть Дракхи возьмут Г’Кара. Быть может, если он сдаст Г’Кара Дракхам, то сумеет даже саму Судьбу перехитрить? Ведь хотя раны, которые они с нарном нанесли друг другу, давно уже затянулись, но никуда не исчезло видение, так часто посещавшее Лондо. Предвидение того, что однажды руки Г’Кара сомкнутся на горле императора, а в единственном глазе нарна будет кипеть первобытная ярость. (7)

Или… Он мог бы предложить им Вира Котто. Есть и такой вариант. Хороший вариант. В самом деле, просто восхитительный вариант. Пусть Вир потеряет свою свободную волю и независимость - он и без того не так уж часто ими пользуется. По правде говоря, наилучшим образом Вир проявлял себя именно тогда, когда кто-нибудь указывал ему, что нужно делать. Так что, в самом деле, у Дракхов Виру хуже не будет, скорее даже наоборот.

Лондо прогнал эти мысли прочь с той же быстротой, с какой они явились к нему. Все это его друзья… его союзники… если не нынешние, то, по крайней мере, бывшие. И пусть именно шеридановский Альянс разбомбил Приму Центавра, оставив от некогда прекрасного мира лишь пылающие руины (8), - но, глядя, как одноглазый монстр карабкается по ноге и начинает взбираться по его телу, Лондо с ужасом понял, что не пожелал бы такой судьбы даже своему худшему врагу. Уж во всяком случае не Шеридану, и, конечно же, не Деленн. Звание «худшего врага» больше всего подошло бы Г’Кару, хотя их отношения и улучшились за последние годы. Но он не желал бы видеть, как эта… эта тварь присасывается даже и к Г’Кару.

Никто этого не заслуживает.

Включая его самого.

«Это не справедливо», - мрачно подумал Лондо. - «Это не правильно. Я должен это остановить… Я все еще могу оторвать его от себя, сбросить на пол, наступить на него и растереть своим башмаком…».

Но он знал, что за этим последует. В руке Дракха вновь окажется детонатор, и на сей раз уже ничто не остановит его палец. И тогда сдетонируют спрятанные Дракхами термоядерные фугасы, и миллионы центавриан даже и понять не успеют, что их погубило. Они просто исчезнут в жаре и пламени исполинского взрыва.

Одно мгновение, буквально одно мгновение Лондо обдумывал этот вариант. Ведь, в конце концов, его подданные просто умрут и исчезнут. Их страдания будут длиться один краткий миг, или самое большее два, а затем все останется позади. Они окажутся в тишине и покое своих могил. Хотя, если быть более точным, даже и могил у них не будет: их пепел развеют ветры, которые станут обдувать опустошенную Приму Центавра вдоль и поперек. Но это не столь уж важно. Важно лишь то, что в противном случае ему, Лондо, придется страдать всю оставшуюся жизнь.

Когда Лондо мысленно нарисовал себе те миллионы центавриан, которым суждено испариться в мгновение ока в ядерном холокосте, перед его внутренним взором они предстали растерянными и сбитыми с толку. Они не могли представить себе, что, если б не Лондо, они, возможно, все еще жили бы мирной жизнью.

Его народ заслуживал величия, и он простер свою руку, указуя путь к нему. Он хотел, чтобы имя великой Республики Центавра вновь вызывало всюду уважение, а не усмешку. Он простирал руку, словно пастырь, - и указывал своему стаду путь на бойню. (9) Если б он не пожелал возродить величие Республики Центавра, не было бы вмешательства Теней, не было бы войны с Нарном.

Непроизвольно поеживаясь от колючих прикосновений щупальцев Стража к его голой коже, Лондо вдруг понял, что это есть не что иное, как исполнение приговора. Вердикта вселенского правосудия. Его нельзя просто посадить в тюрьму - его положение слишком высоко, а деяния слишком велики для этого. Но зато тюрьмой для него станут теперь его собственные разум и тело. Его лишат возможности самому распоряжаться ими, он станет узником собственного тела, власть над которым отдана Стражу. Его приговорили к заточению, и срок по приговору оказался пожизненным.

Запах дыма, доносившийся от руин разбомбленной Примы Центавра, проникал повсюду, даже в то помещение, где стоял сейчас Лондо. Он так любил свой родной мир. Единственное, о чем он мечтал, это восстановить его величие. Но в своих расчетах он допустил ужасную ошибку.

Дурной мир - а с тем, что мир был дурным, унизительным для Примы Центавра, не спорил, кажется, никто - был для Лондо не просто хуже доброй ссоры, такой мир был противен ему. С ощущением, что лучшие дни остались позади, - а это ощущение пронизывало, казалось, все общество - душа Лондо примириться не могла.

И вот оказалось, что на самом деле безысходность и унижение куда лучше призрачного величия. Мир, процветание, счастье… Что бы он ни отдал теперь, чтобы, наплевав на мечты о величии, вернуть своему народу мир - пусть даже дурной и пронизанный ощущением безысходности.

Возможно, он утратил путеводную нить из-за того, что никогда не бывал среди простых людей. Он провел так много времени, гуляя по коридорам власти, общаясь с императорами, планируя заговоры и строя козни против таких мастеров интриг, каким был лорд Рефа. Он забыл, что огромное большинство жителей Примы Центавра - это простые, скромные люди, занятые тяжелым трудом, не мечтавшие ни о чем другом, кроме как прожить свою жизнь как можно проще. Именно их Лондо подвел больше всего. Потому что это их дома сейчас горели, потому что ему чудилось, что их крики отдаются сейчас в его голове.

Лондо закрыл глаза и пожалел, что не может заткнуть себе уши так, чтобы заставить смолкнуть эти крики, не желавшие оставлять его.

А между тем Страж уже залез на его плечо.

Лондо почувствовал, как Страж погружает свое сознание в его разум… А затем осознал и присутствие Дракха, наблюдающего за ним - и снаружи, и изнутри. Будто Страж запустил зонд в самую его душу, предоставив Дракху доступ к ней. Ощущение было тошнотворным, однако это было…

…это было именно то, чего он заслуживал.

Несмотря на всю сумятицу мыслей, Лондо ни разу не позволил своим чувствам проявиться внешне. Дракхи могут отобрать у него свободу, независимость, его будущее, саму его душу, но они никогда не смогут лишить его достоинства. Что бы ни случилось, окружающие всегда будут видеть в нем Лондо Моллари, вождя великой Республики Центавра. Именно поэтому он не умолял и не рыдал. И лишь вздохнул с внутренним облегчением, когда сумел не поддаться минутной слабости, и не стал предлагать в рабство других вместо себя. Потому, что, если бы он поступил так, то, наверное, уже никогда не смог бы жить в мире с самим собой.

Жить, в мире с самим собой?

Самоубийство. Вот та возможность, которая, без сомнения, у него еще оставалась.

Лондо почувствовал, как эта мысль немедленно встретила сопротивление чужой воли. Страж пытался воспрепятствовать ему последовать по этому пути, но Лондо не сомневался, что сумеет превозмочь тварь и довести дело до конца.

Однако, с другой стороны, где есть жизнь, там есть надежда. Если он умрет, обратного пути не будет. А если выживет, что-нибудь может случиться.

Может, он еще помашет рукой голове Дракха, насаженной на шест.

И так одна мысль бежала за другой, а за ней другая, а за ней следующая, и Лондо не успевал обдумать толком ни одну из них. Словно все мысли, которые когда-либо посещали его, внезапно вернулись разом и устроили чехарду в его голове. Настоящая лавина мыслей и воспоминаний…

…или возможно… возможно, просто досмотр. Может быть Дракх, как раз в этот момент, обозревал содержимое его мозга.

Невероятным усилием воли Лондо остановил вторжение чужого разума. Впрочем, он не был уверен, в самом ли деле кто-то проник в его разум, или это только почудилось ему. Он с трудом стоял на ногах.

Лондо поднес руку ко лбу и позволил себе неровный вздох. И тогда Дракх произнес самые неожиданные слова. Он сказал:

- С тобой все будет хорошо.

Как странно. Лондо считал всех Дракхов однообразно бессердечными. Что же могло скрываться за попыткой одного из них притвориться, будто им небезразлично его благополучие?

- Нет, - прохрипел Лондо, ощущая присутствие твари на своем плече. - Со мной больше никогда не будет хорошо.

Дракх произнес еще несколько бессмысленных фраз, Лондо не прислушивался к ним, машинально бормоча в ответ какие-то малозначащие слова, которые улетучивались из его памяти в тот же миг, как он произносил их. Все его мысли были лишь об одном - о том, что отныне и навсегда чужой злобный глаз будет денно и нощно следить за ним с его собственного плеча. Паразита угнездился на его теле и стал его неотъемлемой частью отныне и до самой смерти.

До самой смерти?

Лондо снова вернулся к исходной точке своих размышлений.


* * *

Лондо взял в руки меч, приласкал его почти что с любовью. Прошло уже немалое время с тех пор, как ему последний раз выпадала возможность взглянуть на него. Это был элегантный клинок, тот самый, которым он убил своего друга, товарища своего детства, Урзу Джаддо. (10) Урзу, который прибыл на Вавилон 5, чтобы получить помощь Лондо в политической игре, грозившей опорочить его фамильное имя. Урзу, который получил эту помощь… путем инсценировки дуэли, в результате которой он умер на руках у Лондо, благодаря чему весь его, Урзы, род с тех пор находился под покровительством дома Моллари.

Покровительство дома Моллари? Какая отвратительная шутка. Принадлежность к дому Моллари определенно великолепно защитила самого Лондо, не так ли?

Что ж, если Вселенная и в самом деле заинтересована в установлении порядка, то что могло бы быть более справедливым для Лондо, чем умереть от удара того же меча, от которого погиб Урза. Со смертью Урзы что-то умерло и в самом Лондо. Если теперь этот меч положит конец его страданиям, то, быть может, его дух унесется туда, где сейчас находится Урза. Они встретятся вновь юными и свободными, и вновь будут препираться, дурачиться и беспечно веселиться.

Слуги бесшумно укладывали вещи Лондо, готовясь перенести их в императорские покои. Лишь к мечу Лондо не позволил им прикоснуться. Он просто стоял, разглядывая клинок, изучая его блестящее лезвие, и пытаясь представить, что он почувствует, когда это лезвие мягко рассечет его горло. Мысленным взором он видел, как кровь начинает хлестать из разреза, окрашивая малиновым белый официальный мундир. Изумительное сочетание цветов. Очень эстетично.

А когда Дракх найдет его тело (Лондо почему-то он не сомневался, что первым найдет его именно Дракх), какова будет его реакция? Удовлетворение, что убийца Теней сполна заплатил за свои злодеяния? Гнев за неподчинение и срыв намерений использовать Лондо в своих целях? Или - вот приятная мысль! - Дракх будет расстроен, поняв, что ни он, ни его отродье не смогут больше мучить Лондо?

Станет ли Дракх мстить, взрывая бомбы и уничтожая его народ? Нет, наверное, нет. Общности Дракхов нет особого дела до жителей Примы Центавра. Для Дракхов они существуют лишь как средство держать Лондо в повиновении.

Конечно, следует признать, что такой выход из положения достоин только труса. Ведь так много еще нужно сделать, а если он убьет себя, то лишится всех шансов исправить то, что он натворил…

Исправить?

Клинок блестел так ярко, что Лондо видел в нем свое отражение. Когда-то он так же стоял и видел свое отражение в иллюминаторе центаврианского военного крейсера на орбите Нарна. Центавриане тогда превратили в руины весь Нарн, используя для бомбардировок запрещенное оружие, известное под названием «масс-драйверы». (11)

Исправить? Что за вздор. Да как можно исправить то, что он натворил? Миллионы… Великий Создатель… миллиарды умерли из-за него. И он думает как-нибудь это исправить? Да будь у него хоть сотня жизней, их все равно не хватило бы, чтобы что-то исправить.

Так что, быть может, в его положении самоубийство станет проявлением не трусости, а мудрости, понимания того, что настало время уйти. Что не стоит продолжать свое никудышное существование в этом разрушенном войной мире, обманывая себя верой, что каким-то образом он может улучшить ситуацию, или искупить свои грехи…

Кого он обманывает? В конце концов, кого он обманывает?

Лондо вновь почувствовал Стража на своем плече. Интересно, будь у него достаточно времени, сумел бы он свыкнуться со Стражем настолько, чтобы перестать замечать его присутствие? Впрочем, пусть даже случится так, еще неизвестно, стоило бы считать это благом.

Лондо отложил меч.

Пора.

Пришло время начинать фарс, и принимать на себя титул императора. Ведь, в конце концов, убить себя он всегда успеет. Или, может быть, решит, что не стоит этого делать. Сейчас эмоции слишком сильны, а значит, не может быть уверенности, что принято правильное решение. Надо дать себе время обдумать, как лучше поступить.

Впрочем, мысленный образ меча продолжал маячить у него перед глазами.


* * *

Лондо произнес свою тронную речь, обращение к жителям Примы Центавра, сумевшим выжить после недавних бомбардировок. Но даже когда его гигантское голографическое изображение возникло в небесах Примы Центавра, над руинами городов и остовами сожженных зданий, перед глазами Лондо продолжал маячить образ заветного меча. Он искренне хотел извиниться перед своим народом… покаяться, дать понять, что только он один несет ответственность за этот отвратительный поворот событий.

Но такая речь, какой бы честной она ни была, не соответствовала бы сценарию, разработанному Дракхами. От Лондо требовалось лишь правильно сыграть свою роль, не допуская никакой самодеятельности - Дракхи выразились на сей счет совершенно недвусмысленно.

- Я в одиночестве отправлюсь на церемонию инаугурации, - провозгласил Лондо. - В молчании я возложу на себя бремя императора. Колокола нашего храма будут звучать весь день и всю ночь, по удару за каждого погибшего при бомбардировках. Мы одиноки. Мы одиноки во всей Вселенной. Но мы объединены нашей болью.

Он говорил ложь, и слова, произносимые им, были насквозь фальшивы. Его боль была лишь его болью, и он не мог ни с кем поделиться ею, потому что о Страже на его плече мог знать только он сам, и никто другой. Его боль приняла форму мучительного ночного кошмара, ставшего явью, но это был только его кошмар.

- Мы дрались в одиночестве, - говорил он своему народу, - и мы сами в одиночестве возродим наш мир.

Только вот был ли кто-нибудь на Центавре более одинок, чем он сам? Но вот ведь злая ирония - на самом-то деле он не одинок. Страж постоянно при нем, как постоянное напоминание о его грехах. И через Стража Дракхи отныне тоже постоянно будут с ним.

Но это не все.

Были еще голоса. Голоса его жертв, взывавших к нему, протестовавших против своей доли, и не было возможности заставить их замолчать.

Хуже всего, что поделиться своими бедами он не мог абсолютно ни с кем. Рассказать о них кому-нибудь, означало то же самое, что произнести собеседнику смертный приговор. В этом Лондо не сомневался. Всех, кто когда-то был ему близок, теперь ему придется от себя удалить.

Этой ночью Лондо сидел в своем тронном зале, и тьма сгущалась вокруг него. Богатое убранство зала, его полированные мраморные полы, пышные драпировки и декоративные, но от этого не менее внушительные колонны нашептывали ему о былом величии Примы Центавра. Несмотря на мертвенные тени былых времен, которые всегда присутствовали в этом зале, он чувствовал странное умиротворение. И снова видел перед собой мысленный образ меча, даже более отчетливо, чем раньше.

Ему вспомнились прощальные слова Деленн:

- Мне больше не виден тот путь, по которому ты идешь, Лондо. Вокруг тебя тьма. Я могу лишь молиться, чтобы со временем ты нашел способ выбраться из неё.

Свет мерцал перед ним на лезвии меча, чистый и истинный, словно взывая к нему. Это ведь способ выбраться из тьмы… если он решится воспользоваться им. И подумав так, он тут же ощутил, как на плече шевельнулся Страж.

Лондо показалось, что тени вокруг пришли в движение. Он посмотрел налево - направо, пытаясь разглядеть, не стоит ли поблизости Дракх. Но никого не было. По крайней мере, так ему показалось. Но он мог и ошибаться…

- Безумие, - сказал Лондо, обращаясь в пустоту. - Я свожу себя с ума. - Он ухватился за эту веселую до жути мысль. - Может быть, в этом и состояла их конечная цель. Интересная мысль. Превратить Приму Центавра в груду развалин только для того, чтобы свести меня с ума. Они явно переусердствовали. Если им именно этого хотелось, достаточно было запереть меня на неделю в одной комнате с моими бывшими женами. Это кого угодно довело бы до помешательства.

К изумлению Лондо, в ответ послышался голос:

- Прошу прощения, Ваше Величество?

Лондо обернулся, не поднимаясь с трона. Возле самых дверей кто-то стоял, глядя на императора с вежливым любопытством. Стройная фигура, тщательно уложенные короткие волосы - прямая насмешка над традиционной центаврианской модой.

Впрочем, отнюдь не прическа привлекла внимание Лондо. И не накрахмаленный отглаженный военный мундир, так изящно сидевший на вошедшем. В этом центаврианине чувствовался пыл… но нездоровый пыл. Вир, к примеру, тоже проявлял рвение с самого того момента, когда он впервые вступил на палубу Вавилона 5 - он всегда был готов помочь, в любом, самом неприятном деле. Но данный индивидуум… Он чем-то напомнил Лондо птицу-падальщика, взирающую свысока на умирающего человека, мысленно умоляя того поторопиться и принять неизбежное.

- Дурла, не так ли? - спросил Лондо, помешкав.

- Да, Ваше Величество. Капитан вашей гвардии, назначен на этот пост почившим Регентом.

- Дурла, не так ли? - спросил Лондо, помешкав.

- Да, Ваше Величество. Капитан вашей гвардии, назначен на этот пост почившим Регентом, - гвардеец отвесил легкий поклон, - и продолжаю служить в угоду вам, Ваше Величество.

- В данный момент вам не удалось угодить мне, капитан Дурла. Я не приветствую, когда кто-нибудь нарушает моё уединение.

- Со всем уважением, Ваше Величество. Я не понимал, что вы в одиночестве. Я услышал ваш голос и решил, что вы заняты беседой с кем-то. Поскольку ваше расписание не предусматривало, чтобы вы принимали посетителя в этом зале в такой час ночи… Я подумал, что мне следует удостовериться, что вы не подвергаетесь какой-либо опасности. Приношу все возможные извинения, если, так или иначе, я причинил вам беспокойство, явившись без приглашения.

Из уст гвардейца прозвучали исключительно правильные слова, произнесенные правильным голосом с правильной интонацией. И все-таки Лондо, полагаясь как всегда на свою интуицию, с первого же взгляда невзлюбил его. Возможно… возможно потому, что слова были слишком правильными. Дурла не выражал свои чувства, какими бы они ни были. Вместо этого он произнес в точности те слова, которые, по его мнению, хотел услышать император.

Может быть, все проще, попытался убедить самого себя Лондо. Может, не стоит быть настолько подозрительным. Не стоит в каждой случайной встрече видеть зловещий подтекст, в каждом разговоре выискивать то, что не было сказано, и не принимать во внимание то, что было произнесено вслух. Так жить нельзя.

Впрочем… Что значит, нельзя? Сегодня, в последний день его жизни?

Дурла стоял, почтительно застыв. Он определенно ждал, когда император позволит ему удалиться. Лондо решил не препятствовать ему…

- Я не буду нуждаться в ваших услугах сегодня ночью, Дурла. Что касается вашей дальнейшей службы, то… посмотрим, как изменится со временем мое настроение.

- Очень хорошо, Ваше Величество. Я отправляюсь удостовериться, что гвардейцы стоят на своих постах.

Такая перспектива, однако, не вдохновила Лондо. Если он решится покончить с собой - что в данный момент выглядело весьма вероятно - тогда ему вовсе ни к чему, чтобы дюжина гвардейцев услышала подозрительные звуки и примчалась в зал в самый неподходящий момент, как раз вовремя, чтобы спасти его… смущение и унижение будут в этом случае чрезмерны. Что, если ему покинуть дворец, чтобы встретить смерть в каком-нибудь более уединенном месте?

Впрочем, он ведь император.

- В охране нет нужды, - решительно заявил Лондо. - Я считаю, что гвардию лучше развернуть на других позициях.

- На других? - Дурла поднял брови. - Неужели может быть задача важнее, чем охрана нашего императора? При всем уважении, Ваше Величество, я так не считаю.

- Я не собираюсь интересоваться вашим мнением по этому вопросу, - сообщил ему Лондо. - Гвардейцы уйдут отсюда прочь, так же как и вы.

- Ваше Величество, при всем уважении…

- Прекратите говорить мне о своем уважении! - вспылил Лондо. - Столь частые упоминания о глубоком уважении были бы уместны, будь я молоденькой невинной девушкой, а вы - коварным соблазнителем. Рискну предположить, что соблазнять меня не входит в ваши намерения, не так ли? Потому что лишь при этом предположении я теперь буду чувствовать себя в полной безопасности.

- Да, Ваше Величество, ваши предположения верны, и вы можете чувствовать себя в полной безопасности, - буквально на одно мгновенье Дурла не сумел сдержаться, и в уголках его губ промелькнул намек на улыбку. Но затем лицо капитана снова стало серьезным. - Тем не менее, ваша безопасность не только является моей первейшей заботой, но является частью моих должностных обязанностей. Конечно, вы в любой момент можете освободить меня от моей должности. Но ведь это несправедливо, быть уволенным просто за четкое исполнение своих обязанностей. А по моему разумению, вы, император Моллари, наиболее справедливый правитель Примы Центавра за последние годы. Или это не так?

Лондо еще раз отметил про себя великолепное умение Дурлы подбирать нужные слова. Впрочем, это все равно не имело значения. Нужно просто дождаться, когда Дурла удалится на ночной отдых. И тогда Лондо сможет лечь в постель и по-тихому наложить на себя руки. Ведь в этом случае ему нечего будет беспокоиться насчет шума, который может встревожить гвардейцев.

Значит решено. Значит все, что сейчас нужно сделать, это пожелать Дурле спокойной ночи, а затем самому удалиться на ночной отдых… и отдыхать вечно.

Значит, решено. Надо отпустить Дурлу и завершить дело.

Дурла стоял в ожидании.

Он решительно не нравился Лондо.

Лондо не мог понять, откуда возникло у него такое предубеждение против этого человека. Что он из себя представляет, этот Дурла? Оставить после себя неразгаданную загадку, значило оставить после себя беспорядок. А Лондо ненавидел беспорядок. И особенно бесила его мысль, что эта загадка все равно будет разгадана, но только уже после того, как он уйдет в мир иной.

- Как насчет того, чтобы совершить прогулку? - внезапно спросил Лондо, и сам удивился собственным словам.

- Прогулку, Ваше Величество? Конечно. В каком дворе вы…

- Нет. Не во дворе. Я желаю прогуляться по городу.

- По… городу, сир? - Дурла явно решил, что ослышался.

- Да, капитан гвардии. У меня есть сильнейшее желание поближе увидеть свой город…

«В последний раз».

- Я не думаю, что это будет мудрым поступком, Ваше Величество.

- Вот как?

- Да, Ваше Величество, - твердо сказал Дурла. - В нынешнее время люди… - его голос замер. Казалось, он не может заставить себя закончить фразу. Впрочем, Лондо не нуждался в напоминании о том, что было в нынешнее время на душе у людей.

- Эти люди - это мой народ, Дурла. Я что, должен прятаться от них здесь?

- Возможно, это было бы благоразумно. По крайней мере, в данный момент, Ваше Величество.

- Я возьму на заметку ваше мнение. - Лондо хлопнул ладонями о подлокотники трона и поднялся. - Я отправляюсь на прогулку по городу, и я иду один.

- Ваше Величество, нет!

- Нет? - Лондо уставился на Дурлу и нахмурил брови, старательно изображая императорский гнев. - Я не нуждаюсь в том, чтобы спрашивать вашего одобрения, Дурла. Это одна из привилегий императора: я имею право принимать решения, не консультируясь с подчиненными, - он особо выделил последнее слово.

Но Дурла, похоже, не оценил намека, хотя и поднял уровень своего подобострастья на несколько градусов.

- Ваше Величество… Ведь для любого дела установлен определенный порядок, которому полагается следовать… Существует протокол…

- В этом состоит изюминка моего правления, Дурла. Я не поступаю по протоколу. Я поступаю по обстоятельствам. И сейчас… я иду гулять. Я император. Я полагаю, у меня есть право принять решение пойти погулять, не так ли?

- По крайней мере, - упорствовал Дурла в своих заботах, - Ваше Величество, я молюсь, чтобы ненароком не переступить в этом границ дозволенного, но, по крайней мере, позвольте эскорту сопровождать вас. Эскорт будет идти на почтительном расстоянии. Вы будете один, но вы не будете в одиночестве. Я надеюсь, что сумел выразиться понятно…

Лондо замер, пораженный злой иронией, невольно утаившейся в последних словах Дурлы.

- Да, да, совершенно понятно, - машинально откликнулся он, пытаясь взять себя в руки. - И позвольте мне отгадать: вы будете лично сопровождать эту призрачную гвардию, не так ли?

- Я буду лично надзирать за почетным эскортом, если так пожелает Ваше Величество.

- Вы будете изумлены, Дурла, узнав, сколь мало желает Мое Величество, - сказал Лондо. - Действуйте по своему усмотрению. Реализуйте свою свободную волю. Должен же быть в моем окружении хоть кто-то, способный на это.


* * *

Итак, Лондо вышел из дворца в великий столичный город Примы Центавра, в последний раз в своей жизни, как он сам полагал.

Несколькими часами ранее, его путь из дворца в храм на инаугурацию пролегал почти по прямой. Теперь, однако, Лондо старался избегать знакомых мест. Он наугад бродил по городу вдоль и поперек, сворачивая то вправо, то влево, повинуясь сиюминутным капризам. И все время маленький отряд вооруженных гвардейцев украдкой следовал за ним по пятам.

По ходу прогулки Лондо пытался запечатлеть в памяти каждую деталь города, каждый изгиб каждого здания. Ему не хотелось расставаться даже с запахом гари и зрелищем развалин, оставшихся после бомбардировок.

Он не мог припомнить, чтобы когда-нибудь ранее пребывал в таком состоянии духа; когда на каждый предмет смотришь так, словно никогда не увидишь его вновь. И чувствуешь, как крепнет решимость и в самом деле навсегда расстаться с ними.

Хватит с него быть всего лишь орудием рока, не способным управлять собственной судьбой. Ведь до сих пор, какими бы благими ни были его намерения, пытаясь исполнить их, он каждый раз оказывался на темной дороге, идти по которой вовсе не собирался. Что ж, по крайней мере, в конце своего пути он все-таки обманет судьбу. Отнюдь не Г’Кар положит конец его жалкому существованию… он сделает это сам. И никто уже не сможет помешать ему, конечно, если толь…

В этот самый момент камень внезапно ударил его по голове.


Глава 2


Лондо покачнулся от удара. В первый момент он даже не понял, что произошло, и, запаниковав, решил было, что в него выстрелили из бластера. Странно, но его повергло в раздражение такое предположение. В конце концов, еще до окончания ночи он и сам собирался убить себя, так что с его стороны было неблагодарностью гневаться на того, кто хотел просто сэкономить ему силы.

Но затем Лондо вдруг сообразил, что раз он по-прежнему в состоянии мыслить, то, значит, в него не выстрелили, а просто чем-то швырнули. И даже заметил, чем: камень, на котором осталось после удара красное пятно, отскочил от лба Лондо и лежал теперь возле его ног.

Эскорт гвардейцев, шествовавших следом, отреагировал незамедлительно. Половина из них в тот же миг сомкнулась вокруг Лондо, образовав непробиваемую стену тел - барьер против любых возможных покушений. Остальные бросились в сторону, откуда прилетел камень. Лондо едва успел мельком заметить стройную фигурку, метнувшуюся во мрак возле стены ближайшего здания.

- Идемте, Ваше Величество, - сказал Дурла, потянув Лондо за руку. - Мы должны уйти отсюда… вернуться во дворец…

- Нет.

- Но мы…

- Нет! - прогремел Лондо с такой силой, что гвардейцы вокруг него отпрянули. Это дало возможность Лондо прорваться сквозь их строй и побежать следом за группой, преследующей нападавшего.

- Ваше Величество! - в ужасе вскричал Дурла, но Лондо уже успел отбежать на приличное расстояние.

Тем не менее, в одно мгновение гвардейцы пришли в себя и бросились в погоню за императором. Настигнуть его оказалось для них, молодых и хорошо физически подготовленных, делом несложным. Гвардейцы бежали теперь по бокам от императора, а Лондо обнаружил, что уже запыхался, и почувствовал мрачное раздражение, что позволил себе так обрюзгнуть.

Возможно, сурово подумал он, ему не следовало пренебрегать советом Вира. В последнее время Вир ухитрялся поддерживать себя в изумительно хорошей форме.

- Как тебе это удается? - спросил его однажды Лондо.

- Меньше есть, не употреблять алкоголя и заниматься гимнастикой.

- Радикально, - отозвался Лондо и разочаровано хмыкнул.

Но теперь, когда его сердца учащенно бились, а дыхание хрипело в груди, он решил, что, в конце концов, Вир был не столь уж неправ.

Дурла держался всего на шаг позади императора и кричал на бегу:

- Ваше Величество! Это в самом деле неуместно! Там может быть засада! Это безумие!

- С какой стати… засада? - отдувался Лондо. - Ты сам… сказал… что это безумие… Кто ж будет… устраивать ловушку… в расчете на безумие… мишени?

Погоня заметно замедлилась. Дорогу то и дело преграждали завалы от рухнувших зданий. Впрочем, гвардейцев это задержать не могло: они карабкались по развалинам со всей прытью, на которую были способны. Для них было делом чести изловить того, кто совершил столь подлую попытку покушения на их императора.

А затем гвардейцы разом остановились, выстроившись полукругом возле уцелевшей стены. Поняв, что они настигли злоумышленника, Лондо замедлил свой бег, затем остановился и оправил свой мундир и жилет, чтобы восстановить внешнее достоинство. Дурла, все это время бежавший за ним попятам, выглядел омерзительно свежим и ни в малейшей степени не сбившим дыхание.

- Ваше Величество, я, в самом деле, вынужден настаивать… - начал он.

- Ох, ты вынужден? - сказал Лондо, резко обернувшись. - И на чем именно ты смеешь настаивать?

- Позвольте мне отвести вас назад во дворец, там вы будете в безопасности…

Но тут они услышали девичьи крики:

- Пустите меня! Пустите меня, уроды! И их не трогайте, они тут не при чем!

- Да это же детский голос, - сказал Лондо, глядя на Дурлу с откровенным презрением. - Ты что, хочешь сказать, что по пути во дворец меня должен охранять эскорт вооруженных гвардейцев только для того, чтобы я мог избежать гнева маленькой девочки?

Похоже, Дурла собирался что-то возразить, но, очевидно, вовремя осознал, что ничего убедительного сказать все равно не сможет.

- Нет, Ваше Величество, конечно, нет.

- Хорошо. Потому что я определенно не хотел бы думать, что ты подвергаешь сомнению мою храбрость.

На это раз Дурла отреагировал мгновенно.

- У меня и в мыслях подобного быть не могло, Ваше Величество.

- Хорошо. Надеюсь, теперь мы понимаем друг друга.

- Да, Ваше Величество.

- Что ж, тогда… я хотел бы узнать, с кем мы имеем дело, - сказал Лондо и указал жестом в сторону скопления фигур впереди.

Дурла кивнул и отправился получить отчет о происшедшем у гвардейцев, схвативших «злоумышленника». Выражение его лица менялось по мере того, как он выслушивал доклад, и когда он вернулся к Лондо, то был явно в замешательстве.

- Вы правы, Ваше Величество. Это юная девица, не больше пятнадцати лет от роду.

- Есть с ней еще кто-нибудь?

- Да, Ваше Величество. Семья… вернее то, что от нее осталось. Они соорудили там себе что-то вроде убежища из подручных материалов. Они заявляют, что приютили девушку, потому что она скиталась по улицам, и им стало её жалко.

- Понятно.

- Да, и они выглядят несколько… сердитыми… Они считают, что девица подставила их, поскольку теперь на них может обрушиться гнев императора.

- В самом деле? Тогда скажите им, что мой гнев сегодня еще не успел войти в полную силу, несмотря на несвоевременные провокации, - сказал Лондо, осторожно коснувшись ссадины на своей голове. Там уже выросла большая шишка. - Хотя, нет, лучше я скажу им сам.

- Но это может быть уловка, Ваше Величество, - предупредил Дурла. - Некая ловушка.

- Будь это так, Дурла, они приготовили бы для меня бластер или что-нибудь помощнее, - сказал Лондо, положив руку на плечо капитану. - И я нисколько не сомневаюсь, что ты бросился бы на выстрел и прикрыл меня своим собственным телом, и умер с молитвой о своем возлюбленном императоре на устах, не так ли?

Дурлу, похоже, не привела в смущение такая сентенция.

- Для меня было бы великой честью, Ваше Величество, сослужить для вас такую службу.

- Тогда будем вместе надеяться, что такая возможность сейчас представится, - сказал Лондо.

По-прежнему обнимая Дурлу за плечи, Лондо подошел к гвардейцам, окружавшим нападавшего. Они не решались пропустить Лондо в круг, но едва Дурла подал им молчаливый знак, тут же расступились. Почему-то это вызвало крайнее раздражение Лондо. Он ведь император. Но какой от этого толк, если даже гвардейцы не торопятся исполнять его пожелания, пока не получат соответствующий приказ от своего капитана?

Впрочем, в конце концов гвардейцы все-таки расступились, и Лондо оказался лицом к лицу с ранами и болью Примы Центавра.

Перед ним, под сделанным из подручных материалов навесом, стояла центаврианская семья. Отец с низко подстриженным волосяным гребнем, и молодая мать, с длинным, по традиционной моде, хвостом волос. Такая прическа требовала ухода, её, волосы, произрастая пучком на лысой в основном голове, выглядели неопрятно и неряшливо.

Вместе со взрослыми стояли трое детей, два мальчика и девочка, почти погодки, лет двенадцати - пятнадцати. Даже если бы Лондо и не знал уже, кто из юнцов решил попрактиковаться в метании, используя его в качестве мишени, он смог бы это отгадать с первого взгляда. Мальчики, как и их родители, глядели в землю, опасаясь не то что камень, но даже взгляд бросить в лицо своему императору. Отец - отец, единственный из всех! - дрожал от страха. Отличный пример центаврианского мужества, нечего сказать.

Но девочка… Она не отвела глаз и не съежилась от страха при приближении Лондо. Горделиво выпрямившись, она смело и дерзко смотрела ему прямо в глаза. Девочка выглядела исхудавшей, выпиравшие скулы и пухлые губки несколько портили ее черты. На губах виднелась свежая кровь.

- Тебя кто-то ударил? - строго спросил Лондо, и, не дожидаясь ответа, повернулся к гвардейцам: - Кто это сделал?

- Я, Ваше Величество, - сказал один из гвардейцев и сделал шаг вперед. - Она сопротивлялась, и я…

- Пошел вон, - приказал Лондо без колебаний. - Если ты не можешь справиться с одним-единственным ребенком, не прибегая к грубой силе, тебе не может быть места в свите императора. И не смей смотреть на Дурлу! - крикнул он, чувствуя, как вскипает в нем гнев. - Пока еще я здесь властвую, а не капитан моих гвардейцев. И я говорю, что ты уволен. Немедленно уходи.

Гвардеец неловко поклонился императору и поспешно зашагал прочь. Лондо вновь повернулся к девочке и не обнаружил ничего, кроме презрения, на ее лице.

- Ты не одобряешь моих действий? - удивился он.

Лондо рассчитывал, что вопрос останется риторическим, но ответ последовал незамедлительно:

- Ты уволил одного гвардейца и теперь мнишь себя защитником народа? Не смеши меня.

- Неслыханная дерзость! - вскричал Дурла с такой яростью, будто оскорбили его, а не императора. - Ваше Величество, пожалуйста, разрешите мне…

Но Лондо поднял руку, призывая его к спокойствию, и посмотрел на девочку уже более пристальным и заинтересованным взглядом.

- Я ведь видел тебя раньше? Не так ли?

Девочка молчала.

- Отвечай своему императору! - рявкнул Дурла, и на сей раз Лондо не возражал. Одно дело юношеская дерзость - терпимость к ней, безусловно, следует считать добродетелью. Но если император задает тебе вопрос, то, Великий Создатель, ты либо отвечаешь на этот вопрос, либо отвечаешь за последствия своего неповиновения.

К счастью, девочке хватило здравого смысла, чтобы почувствовать границы дозволенного.

- В прошлом… мы уже виделись пару раз, во дворце, во время официальных церемоний, - и, поскольку Лондо, по-видимому, по-прежнему не узнавал ее, добавила: - Моей матерью была леди Целес, а отцом… лорд Антоно Рефа.

Это имя обрушилось на Лондо, как удар кузнечного молота. Лорд Рефа, некогда его союзник, мастер политических интриг, которые в конце концов обернулись для Лондо утратой всего, что было ему дорого в жизни. (12)

Одержимый жаждой власти, Рефа без раздумий устремился по пути, ведущему во тьму, погряз во лжи, двуличии и предательстве - неотъемлемых условиях успешной политической карьеры в великой Республике Центавра. Рефа, стратег и интриган старой школы, поднаторевший в хитростях властолюбивый подонок, нес прямую ответственность за гибель нескольких близких к Лондо людей. (13) И Лондо отомстил в той же манере, организовав Рефе жестокий и бесславный конец от рук разъяренных нарнов. (14)

И только много позже Лондо узнал, в какой огромной степени и он, и Рефа были всего лишь марионетками Теней. Каким бы подлецом ни был Рефа, но Лондо приписал ему ответственность за несколько деяний, в которых тот на самом деле замешан не был. (15) И часто с тех пор Лондо являлись видения, заставлявшие его почувствовать, что должен был пережить Рефа, умирая под ударами окровавленных дубинок и кулаков нарнов. В свое время мысль об этом доставляла Лондо некоторое удовольствие; теперь эти переживания наполняли его лишь отвращением и самоосуждением.

И тут Лондо вдруг вздрогнул от неожиданной догадки.

- Твоей матерью «была» Леди Целес? Это значит она…?

- Умерла, - сказала девочка бесцветным голосом.

- Я… сожалею о твоей потере, - пробормотал Лондо в ответ.

Дурла поспешил добавить:

- Как бы то ни было, императорское сочувствие не извиняет твоего отвратительного покушения на его жизнь.

- Его жизнь? Да я просто бросила в него камень, - встрепенулась девочка. - А какое еще отношение, скажите на милость, он мог заслужить своими преступлениями?

- Мои преступления, - Лондо подавил горькую усмешку. - Да что ты знаешь о моих преступлениях, дитя?

- Я знаю, что императору полагается защищать свой народ. Ты обвиняешь Регента, будто это он довел нас до такого состояния, но именно ты поставил Регента на его пост. (16) Если бы ты остался на Приме Центавра, если бы не бросил свой народ на произвол судьбы, улетев валять дурака на какой-то далекой космической станции, то, возможно, смог бы все это предотвратить!

- И куда теперь ты нас поведешь? - добавила девочка, и указала на императора дрожащим пальцем. - И к чему все эти слова о центаврианах, стоящих в гордом одиночестве? Что это за напыщенная глупость. Ведь мы пострадавшая сторона! И вместо того, чтобы добиваться справедливости, мы соглашаемся выплачивать репарации, которых не выдержит наша искалеченная экономика. А что дальше - залижем наши раны и будем сидеть, надувшись, во тьме? Почему мы не потребовали, чтобы Альянс помог нам всем, чем можно!

- А как же центаврианская гордость? - тихо спросил Лондо. - Как с этим быть, а?

- Да гори она ярким пламенем, эта центаврианская гордость! - запальчиво ответила девочка. - А как насчет центаврианской крови? А как на счет груд центаврианских тел? Я видела плачущих младенцев, пытавшихся найти молоко в груди своих мертвых матерей. Ты их видел? Я видела людей, потерявших зрение, потерявших руки, потерявших надежду. Ты их видел? Ты заявил, что желаешь пойти в храм в одиночестве, чтобы что-то там символизировать. Какая чушь! Тебе просто не хотелось смотреть в глаза людям в день своей коронации. Ты ведь знал, что ты увидишь в их глазах, и не желал портить свой триумф, глядя на тех, кто пострадал из-за твоей глупости. Ты не желал видеть мертвые тела, по которым вскарабкался к власти!

- Замолкни! - взорвался Дурла. - Ваше Величество, ну, в самом деле, это уж слишком. Оскорбления, дерзости…

- Почему ты так бесишься, Дурла? - спокойно спросил Лондо. - Она просто швыряется теперь словами, а не камнями. А слова это такая забавная штука. Ведь только от тебя самого зависит, поранят тебя чужие слова или нет… Не то, что камни, которые все равно оставят ссадину, хочешь ты того или нет, - он сделал паузу, а затем продолжил тихо. - Ты ошибаешься, дитя. Ошибаешься во многом, очень многом… но кое в чем ты права. В чем именно ты права, я, пожалуй, пока оставлю при себе. Считай это одной из привилегий императора. - Лондо задумчиво поскреб подбородок, а затем обернулся к Дурле: - Проследите, чтобы этих людей - эту семью - накормили и переодели, и подыщите им подходящее жилище. Деньги для этого возьмите из моего резервного фонда. А что касается тебя, - он ткнул пальцем в сторону девочки, - то… как тебя звать? Мне следовало бы помнить по нашим предыдущим встречам, но, увы, я забыл.

- Сенна, - ответила девочка. Она, очевидно, с надеждой и некоторой настороженностью ожидала, что будет дальше. Это понравилось Лондо. Похоже, ему удалось несколько поколебать ее прежнюю убежденность, что император Моллари - бессердечный мерзавец, которому дела нет до его народа.

- Сенна, - повторил Лондо. - Так вот, Сенна… ты отправляешься во дворец. Со мной.

- Ваше Величество! - воскликнул шокированный Дурла.

Сенна была потрясена не меньше.

- С чего бы это? У меня ни малейшего желания нет превращаться в императорскую наложницу.

Ее слова заставили Лондо ехидно усмехнуться.

- Это очень кстати, потому что, уверяю тебя, нет для женщины на Приме Центавра более безнадежного дела, чем пытаться стать моей наложницей.

Сенна потрясла головой в недоумении.

- Тогда зачем?

- Твой дух, Сенна, - заявил Лондо. - Я вижу, что в тебе живет дух, великой Республики Центавра. Той республики, какой она была когда-то, и что гораздо важнее, какой она снова может стать. Мне… очень недостает этого во дворце.

Ошеломленная Сенна явно не могла найти нужных слов в ответ.

- Ваше Величество… - бормотала она. - Со всем уважением…

- Дитя, от моей головы только что отскочил брошенный тобой камень. Слишком поздно говорить об уважении.

Но момент уже был упущен, прежний дух противоречия вернулся к девочке.

- Ваше Величество… вы наговорили много очень красивых слов. Но я по прежнему не желаю ничем быть обязанной вам.

- И незачем. Если желаешь, можешь рассматривать это, как дань памяти твоим родителям. Лорд Рефа был… моим союзником, по крайней мере, некоторое время. Я чувствую себя, в некоторой мере, ответственным за его…

«Смерть. За его смерть».

- …семью, - продолжил Лондо. - За его семью, от которой осталась только ты. Я не ошибаюсь? - Сенна кивнула, и Лондо завершил, - что ж… значит, так тому и быть.

- «Так» - это как?

- Сенна, - сказал Лондо, терпение которого тоже начало иссякать. - Я предлагаю тебе жить в доме, что значительно лучше, чем жить на улице. Ты будешь жить в комфорте, ты сможешь завершить свое образование под руководством лучших учителей, и никогда ни в чем больше не будешь нуждаться. А что касается меня…

- Вы купите себе душевный покой?

Лондо еще некоторое время смотрел на нее, а затем повернулся к Дурле.

- Во дворец, капитан. Мы попусту теряем здесь время.

И так они вернулись во дворец, в ту ночь, которую Лондо считал последней ночью своей жизни.


Глава 3


Лондо сидел в тронном зале, во дворце, за стенами которого шел дождь.

Дождь начался буквально через минуту после возвращения во дворец. Грохотали оглушительные раскаты грома, молнии рассекали небо, и Лондо, который в эти мгновения ощущал себя уже по ту сторону жизни, подумал, что это само небо решило оплакать судьбу Примы Центавра.

Перед его глазами все время стояло лицо Сенны, и он ничего не мог с этим поделать. Сколько боли и гнева было на ее лице! И все же, иногда казалось, что она готова поверить в Лондо. В этой девочке, казалось, воплотился для него раскол между ним и его народом.

Конечно, это было неправильно, нелепо и даже абсурдно. И тем не менее…

Лондо вспомнил, как при первой же встрече с Г’Каром сразу узнал его. Ведь еще до встречи с ним Лондо посещали видения, в которых руки нарна сжимались на его горле, лишая его жизни. И когда он наяву встретил Г’Кара, то мгновенно узнал того, кому суждено сыграть роковую роль в его будущем.

При встрече с Сенной ощущение было, конечно, не столь четким. Во-первых, он уже мимоходом встречался с ней раньше. Во-вторых, она никогда не являлась ему во снах. По крайней мере, до сих пор. И тем не менее, Лондо не мог избавиться от предчувствия, что этой девочке суждено сыграть какую-то очень важную роль. Что от того, как сложится ее судьба, зависит и судьба всего народа Примы Центавра, и его собственная судьба.

Хотя, как теперь может его судьба от этого зависеть?

Вернувшись во дворец, Лондо начал пить, и успел выпить уже довольно много, словно закаляя свою решимость свершить то, что он задумал. Поначалу он решил, что ему потребуется сначала убить Стража, а затем уже - очень быстро - себя. Так, чтобы Дракх не успел осознать убийство маленького монстра. Но теперь, когда содержание алкоголя в крови достигло приятного высокого уровня, Лондо показалось, что чувства Стража стали притупляться. Страж так переплел их нервные системы, что Лондо чудилось, будто прямо у себя в голове он слышит сонное похрапывание монстра.

Получается, что он может споить своего маленького компаньона! Это открытие сильно воодушевило Лондо и принесло ему значительное облегчение. Хорошо, что ему не придется бороться со Стражем, ведь неизвестно, какими еще ресурсами тот обладает.

Шанс необходимо было использовать немедленно. Лондо подумал, не стоит ли ему отравиться, но это показалось не правильно. Яд традиционно считался орудием убийства, а не самоубийства. Ему ли это не знать, когда в свое время он спланировал столько убийств, включая смерть своего предшественника, императора Картажи. Кроме, могло оказаться, что Страж в состоянии обезвредить яд. А меч - это классическое, достойное и почетное орудие самоубийства, традиции использования которого берут начало с самых ранних дней Республики.

Ранние дни Республики?

- Я родился не в тот век, - тихо пробормотал Лондо. - Мне бы жить тогда, мне бы стоять рядом с основателями Республики… что бы я только не отдал за такую возможность. Интересно, у них достало бы силы выстоять в том мире, который я собираюсь бросить на произвол судьбы? У меня таких сил нет. Вся моя жизнь - сплошные неудачи, и наверное, мне действительно пора покинуть это пиршество и уступить свое место другим.

- Ваше Величество.

Голос прозвучал так внезапно, что Лондо едва не подпрыгнул. Даже Страж шевельнулся в своей пьяной дремоте, хотя все-таки так и не проснулся.

Лондо не стал утруждать себя тем, чтобы подняться с трона. Он просто полуобернулся, чтобы разглядеть вошедшего, и в этот момент снова прогремел гром. Это придало театральный эффект появлению гвардейца.

- Прошу простить, что я потревожил ваш… - начал тот.

- Да, да. Я все понял, - нетерпеливо махнул рукой Лондо. - Что там у тебя?

- К вам пришел посетитель.

- Я, кажется, ясно приказал, чтобы меня не тревожили.

- Мы знаем, Ваше Величество. Но эта юная особа утверждает, что она пришла сюда по вашему личному приглашению. Учитывая это, мы решили спросить вашего соизволения, прежде чем вышвырнуть её из…

Лондо приподнялся на троне, опершись на подлокотники.

- Юная девушка?

- Да, Ваше Величество.

- Её зовут Сенна?

Гвардеец одновременно и удивился, и успокоился, поняв, что решение нарушить покой императора не будет иметь для него тяжких последствий.

- Да, Ваше Величество, по-моему, это так.

- Приведи её сюда.

Гвардеец проворно поклонился и секунду спустя вернулся с Сенной. Она вымокла до нитки; ни разу еще Лондо не доводилось встречать кого-либо столь же мокрого. Позади Сенны оставался водяной шлейф, а когда девушка остановилась, безуспешно пытаясь скрыть пробиравшую ее дрожь, вода тут же начала собираться в лужу у ее ног.

- Оставь нас, - приказал Лондо гвардейцу.

- Ваше Величество, - начал тот, - ради вашей безопасности…

- Безопасности? Посмотри на неё, - сказал Лондо. - Где, по-твоему, она прячет оружие? - Это было очень точное наблюдение. Одежда Сенны, насквозь промокшая, прилипла к ее телу, не оставляя возможности спрятать что-либо под платьем. - Может быть, она будет душить меня голыми руками? Что ж, в этом случае мне, конечно, не хватит сил самому защитить себя от столь дерзкого нападения.

- У меня и в мыслях не было оскорблять вас, Ваше Величество, - смутился гвардеец. Похоже, он собирался добавить что-то еще, но передумал и счел за лучшее поспешно откланяться и покинуть тронный зал.

На некоторое время воцарилось молчание, тишину нарушали только звуки капель, падавших с одежды девушки. Потом она чихнула. Лондо прикрыл ладонью невольную улыбку.

- Я хочу знать, остается ли в силе ваше предложение, - сказала, наконец, Сенна.

- Вот, значит, как. И зачем тебе это знать?

- Частью вашего предложения были убежище и помощь семье, которая помогла мне в трудную минуту. И было бы… грубо… с моей стороны отвергать от их имени эту помощь. К тому же, - Сенна прочистила горло, собираясь с духом, - если я буду здесь… я смогу служить для вас постоянным напоминанием о нуждах вашего народа. Здесь, во дворце, так легко можно заиграться и запутаться в махинациях ради удержания власти, и забыть о тех, ради кого вы должны эту власть использовать. Я не позволю вам об этом забыть.

- Понятно. Значит, ты желаешь жить здесь не ради тепла и комфорта, но потому, что твое пребывание здесь может принести пользу также и другим.

Сенна кивнула.

- Скажи-ка, есть ли у тебя какое-нибудь убежище на этот вечер? И не смей лгать мне! - резко добавил Лондо, и тон его стал более суровым. - У меня великолепное чутье на вранье. Пытаться обманывать меня - значит играть с огнем.

Сенна облизнула губы и задрожала явно сильнее.

- Нет. Семья, которая приютила меня… теперь выставила меня вон. Они очень рассердились, когда я отвергла ваше предложение. Они сказали, что, приняв его, я бы могла помочь им. Они сказали, что я думаю лишь о себе, и потому я такая же, как и вы.

- Страшное обвинение. Если ты похожа на меня… то, конечно, как же тогда вообще жить дальше?

Сенна опустила глаза.

- И все же… ваше предложение по-прежнему остается в силе? Или я просто обманывала себя и напрасно потратила свое и ваше время?

Лондо некоторое время раздумывал, а затем позвал:

- Стража!

Гвардеец, который привел девушку в зал, вернулся со всей подобающей поспешностью. Он слегка поскользнулся на входе, ступив ногой на мокрый след, оставленный девушкой, но сразу восстановил равновесие, сохранив столько самообладания, сколько было возможно в таких обстоятельствах.

- Да, Ваше Величество? - спросил гвардеец. В его голосе явственно прозвучала надежда на то, что сейчас все-таки представится возможность выбросить нарушителя вон из дворца.

- Приготовьте покои для юной леди Сенны, - приказал Лондо. - Проследите, чтобы ей выдали сухую одежду и горячую пищу. Она останется жить во дворце. Прошу убедиться, однако, чтобы её комнаты не соседствовали с моими апартаментами. Мы определенно не хотим, чтобы нас неправильно поняли. А соседство с императорской спальней весьма вероятно породит дурную молву. Не так ли, юная леди?

- Я… как прикажете, Ваше Величество, - Сенна чихнула еще раз, и посмотрела на Лондо извиняющимся взглядом.

- Да. Именно так. Всегда так, как прикажет император. Иначе зачем быть императором? Теперь идите. Отдыхайте. А утром мы позаботимся о семье, которая вас приютила. И, если обстоятельства сложатся удачно, им не придется больше сердиться на вас.

- Они очень сердились, Ваше Величество. Очень.

- Я в этом не сомневаюсь. Но возможно, чем яростнее гнев, который обрушивают на вас, тем великодушнее должно быть ваше прощение?

- Это… очень интересная мысль, Ваше Величество.

- Ага, значит, и я иногда бываю прав, юная леди? Итак, до утра. Мы поговорим еще, да? За завтраком?

- Я… - Сенна даже в лице переменилась, когда до нее дошел смысл сказанного императором. - Да, я с радостью принимаю ваше приглашение, Ваше Величество. Я буду с нетерпением ожидать встречи за завтраком.

- Я тоже, юная леди. А раз так, то, как вы понимаете, похоже, я действительно буду здесь завтра утром. С моей стороны было бы неучтиво лишить вас возможности позавтракать в обществе императора. К тому же, мои советники доложили, что к утру шторм утихнет. Над Примой Центавра взойдет заря нового дня. И нет сомнений, что заря взойдет и для нас тоже.

Сенна поклонилась еще раз и направилась к дверям, но в этот момент Лондо окрикнул:

- Гвардеец, еще одно маленькое дело.

- Да, Ваше Величество?

- Ты видишь этот меч, который висит на стене?

- Великолепнейший клинок.

- Я бы хотел, чтобы ты забрал его и отдал в хранилище. Я не думаю, что он понадобится мне в ближайшем будущем.

Гвардеец остался в некотором недоумении, но к счастью, понимания от него и не требовалось.

- Будет исполнено, Ваше Величество. - Он поклонился, снял меч со стены и повел Сенну из тронного зала. Девушка замешкалась в дверях и оглянулась через плечо. Лондо слегка кивнул ей на прощание, стараясь, чтобы его лицо оставалось бесстрастным. И Сенна ушла в сопровождении гвардейца, оставив императора наедине с его мыслями.


* * *

Лондо еще некоторое время сидел, прислушиваясь к дождю. Он больше не выпивал и чувствовал, как Страж понемногу оживает. Погруженный в собственные мысли и рассуждения, Лондо не обращал на это внимания. Наконец, он поднялся на ноги и вышел из тронного зала. Он шествовал по коридору, гвардейцы отмечали его приближение приветствием: «Ваше Величество».

Впервые за долгое время Лондо не чувствовал себя мошенником, и ему стало любопытно, не девочка ли тому причиной.

Он вошел в свои личные апартаменты, снял белый официальный мундир, вынул большую государственную печать и повесил её на ближайший крючок.

В дальнем конце апартаментов была обустроена рабочая зона, Лондо повернулся, чтобы пройти туда и… его сердце на мгновение замерло.

Перед ним был Дракх.

- Что вы здесь делаете? - строго спросил Лондо.

- Изучаю, - тихо ответил Дракх, его рука лежала на компьютерном терминале. - Земляне… Я вижу, они интересуют тебя. Ты много исследовал их.

- Я был бы благодарен, если бы вы не совали свой нос в мои личные файлы, - раздраженно сказал Лондо. И тут же упрекнул себя за несдержанность. В конце концов, даже если ему это не нравится, помешать он бессилен.

- Кое-кто из нас… изучал людей. Много веков назад, - неожиданно заявил Дракх.

Лондо замер. Он даже не попытался скрыть свое удивление.

- Вы хотите сказать, что Дракхи бывали на Земле?

Шив’кала кивнул.

- Некий Дракх… жил там. Немногие видели его. Но молва о нем распространилась. Молва о темном и чудовищном существе, живущем в тени. Которое высасывает души своих жертв… а потом управляет ими, - и он склонил голову в сторону Стража. - Они звали его Драк»хул. Эта легенда жива до сих пор, по крайней мере, так мне говорили.

Закончив свою речь, Дракх надолго погрузился в молчание, словно затраченные усилия истощили его. В самом деле, Лондо никогда не слышал, чтобы Дракхи произносили столь длинные речи. Теперь они оба молча и неподвижно стояли в темноте, словно два воина, ожидающие, что противник первым сделает движение.

Набравшись смелости, Лондо спросил:

- А как они называют вас? Как мне звать вас? Ведь, похоже, мы будем связаны друг с другом в этой адской жизни навсегда.

Дракху пришлось долго раздумывать над этим вопросом.

- Шив’кала, - сказал он наконец. Потом еще подумал и добавил: - Девчонка.

- При чем тут девчонка?

- Она не нужна.

- Возможно, но вас это не касается.

- Если я сказал… значит, касается.

- Я желаю, чтобы она осталась. Она не создает никакой угрозы ни для вас, ни для ваших планов.

- Пока не создает. Потом может создать.

- Это странно, - скептически заметил Лондо. - Она маленькая девочка, и теперь она просто вырастет, станет молодой женщиной и займет подобающее ей место в центаврианском обществе. Вот если бы я бросил её на улице, где её негодование могло вырасти и прорваться наружу, то кто знает, что она могла бы натворить? Так что я сделал лучше для всех нас.

- Неужели? - похоже, слова Лондо не убедили Шив’калу. К тому же, Лондо трудно было улавливать какие-либо изменения в настроении Дракха, при его неизменном выражении лица и улыбке, от которой мороз шел по коже. - Нам не нравится девчонка. Нам нравится Дурла.

- Дурла? А он здесь при чем?

- У него есть… потенциал.

- Что за потенциал?

Дракх не стал отвечать сразу. Вместо этого он начал перемещаться по комнате, словно скользя над полом.

- Мы… не монстры, Моллари… не важно, что ты о нас думаешь, - произнес он наконец. - Во многих отношениях, мы не отличаемся от вас.

- Со мной у вас нет ничего общего, равно как и у меня с вами, - ответил Лондо, не в силах сдержать горечь в голосе.

Шив’кала едва заметно пожал плечами.

- Мы предлагаем сделку. Мы не обязаны, но мы предлагаем. Девчонка останется… А Дурла станет министром Внутренней Безопасности.

- Никогда! - мгновенно откликнулся Лондо. - Я знаю Дурлу, я знаю этот тип людей. Он жаждет власти. Но если такой властолюбивый тип получит власть, это лишь еще больше разожжет его аппетит. Единственный способ обходиться с таким субъектом - это посадить его на голодный паек прежде, чем он узнает вкус власти.

- Он будет министром Внутренней Безопасности, или девчонки не будет.

У землян имелась поговорка, хорошо подходившая к нынешней ситуации, и Лондо использовал её теперь…

- Только через мой труп.

- Нет, - спокойно ответил Дракх, - через её труп.

Глаза Лондо сощурились.

- Вы не посмеете.

Это замечание было настолько нелепым, что Дракх даже не стал утруждать себя ответом.

- Она невинна. Зачем лишать ее жизни? - настаивал Лондо.

- Только от тебя зависит, чтобы никто не лишал ее жизни, - ответил Дракх. - А это означает… что прежде всего никто не должен пытаться лишать жизни тебя… иначе её смерть последует незамедлительно.

Лондо почувствовал, как холодок пробежал по его спине.

- Я не понимаю, о чем вы говорите.

- Хорошо, - сказал Дракх. - Раз так, все будет хорошо. Завтра ты сообщишь Дурле о его назначении.

Лондо ничего не ответил, в этом не было нужды. Они оба понимали, что Дракх не оставил ему никаких лазеек.

Шив’кала глянул наружу из окна апартаментов Лондо. Дождь постепенно стихал.

- Завтра будет отличный день, Моллари. Насладись им. В конце концов, это будет первый из последних дней твоей жизни.

Лондо подошел к выключателю и включил освещение, а затем повернулся в Дракху, чтобы еще раз выразить протест по поводу назначения Дурлы.

Но Дракха не было. Лондо остался один.

Но потом он глянул на Стража на своем плече. Страж следил за ним немигающим пристальным взглядом.

Нет, он никогда не будет один.


* * *

В тайном месте, скрытом в самых темных тенях самой темной части дворца, Шив’кала протянул руку и словно обернул сумрак вокруг себя. Укутавшись тьмой, словно одеялом, он наслаждался ее прохладой и тем ощущением умиротворения, которое она несла с собой.

Но в этом сумраке он был не один. Общность Дракхов ждала Шив’калу, чтобы через ментальный контакт с ним получить новые сведения о том, как продвигаются дела на Приме Центавра. К своему удивлению Шив’кала почувствовал некоторое раздражение у части Общности. Конечно, его не бранили и ему не делали замечаний. У него слишком безупречная репутация, слишком высокий статус, чтобы с ним можно было обходиться бесцеремонно или унизительно. И, тем не менее, Шив’кала ощутил в Общности определенную озабоченность и желание разобраться, почему им предприняты некие не совсем понятные действия.

«В какую игру ты играешь, Шив’кала? Ты посмел назвать ему свое имя».

«Он спросил. Значения это не имеет».

«Зачем ты торгуешься с Моллари? Почему бы тебе просто не приказать ему исполнить то, что от него требуется?»

«С какой целью? Чтобы лишний раз продемонстрировать ему, что мы сильнее?»

«Да. Он должен знать, кто хозяин».

«Он знает. Он знает, и все равно не хочет с этим смириться. Он сопротивляется прямым приказам. Он раздумывал о том, не лишить ли себя жизни».

«Ты уверен?»

«Да. Я уверен. Он пытался скрыть эту мысль от меня, хотя это ему не под силу. Но он считает себя способным на многое. Если он не сможет свыкнуться со Стражем, мы потеряем его».

«Потеряем, так потеряем. Он лишь один из многих. Пешка. Ничего более».

«Нет», - неожиданно резко сказал Шив’кала. Строгость его тона задела Общность. - «Моллари не пешка. Он больше, намного больше. Моллари незаменим, и хотя он, конечно, дорого нам обходится, его нельзя отбросить так же легко, как других. Он провидец. Мы можем помочь в том, чтобы его предвидения стали реальностью. И наша миссия будет гораздо легче, если наши видения станут его видениями».

«И что ты предлагаешь?»

«Пока - не делать ничего лишнего, проявлять осторожность, насколько это возможно. Мы позволим событиям идти своим чередом, вместо того, чтобы силой вмешаться в них. Пусть Моллари сам пойдет нашим путем, мы не станем принуждать его к этому. Он верит в неизбежность некоторых событий, и именно потому нам будет легче использовать его в своих целях. В конечном счете, это гораздо быстрее и эффективнее приведет нас к успеху».

«Не важно, грубо или тонко ты будешь влиять на него. Он все равно никогда добровольно не согласится с некоторыми деталями нашего плана. Надо сломать его дух, а не нянчиться с ним».

«С чем это он не согласится?» - скептически спросил Шив’кала. - «Моллари помогал истреблять целые расы. И перед чем же он остановится?»

«Шеридан. Он никогда не согласится на смерть Шеридана. И не станет стоять в стороне, когда будет уничтожаться раса Землян. Он должен понять, что у него нет выбора».

«Не надо недооценивать нелюбовь Моллари к Шеридановскому Альянсу. А что касается Землян… он без угрызений совести позволил всей их расе самой дойти до грани уничтожения, во время войны с Минбаром. Теперь, когда персональные ставки гораздо выше, вероятность того, что он вмешается, еще меньше.

Нет, братья мои… Положитесь в этом на меня. Лондо Моллари наиболее эффективен, когда он чувствует, что в некоторой степени сам контролирует события. Даже, если это всего лишь иллюзия, которую мы дозволили ему. Такого, как он, нельзя быстро сломать. Его дух нужно укрощать постепенно. Это надо делать с осторожностью. Мы должны понять и его силу, и его слабость, и обратить и то, и другое к нашей выгоде».

«Шив’кала… Бывают моменты, когда нам кажется, что тебе нравится это существо».

«Я чувствую в нем огромный потенциал… И мне было бы жаль, если бы этот потенциал был растрачен понапрасну. Вот и все, братья мои».

«Хорошо, Шив’кала. Ты вернул наше доверие и уважение. Мы оставляем на твое попечение Приму Центавра и Лондо Моллари. Делай с ними то, что сочтешь подобающим».

«Благодарю вас, братья мои».

«Но, конечно, закончиться все должно единственным возможным способом».

«Унижением и смертью Лондо Моллари и разрушением Примы Центавра?» - безрадостно улыбнулся Шив’кала. - «Уверяю вас, братья мои… Я не допущу иного исхода».

Он ощутил, что внимание Общности Дракхов покинуло его, словно тень, рассеянная светом. И Шив’кала остался наедине со своими мыслями и своими планами…

Но он никогда не будет один.


Интерлюдия


Дремотник спал, затаившись в темном закоулке Вавилона 5.

Он и сам не помнил, кто он такой. Он считал себя бродяжкой, которому наконец-то посчастливилось найти если не дом, то хотя бы убежище, не столь враждебное к нему, как другие места во Вселенной.

На нижних уровнях царило зловонье, но привыкнуть к нему оказалось нетрудно. Зато здесь всегда можно было найти работу, если только не задавать лишних вопросов насчет её легальности.

Не очень здорово, но жить можно, и он был доволен.

И он не знал, что все его воспоминания - это фальшивка.

Он думал, что очень хорошо знает свой мирок, и понимает все его входы и выходы. Но на самом деле он не понимал ничего.

Но он поймет; придет время, и он поймет. Единственная проблема, что в то время, когда он поймет… будет уже слишком, слишком поздно.


Глава 4


Сенна лежала на спине на газоне, глядя в небо на проплывавшие в вышине облака.

- Что ты видишь? - прозвучал вопрос. Задал его лежавший рядом Телис Эларис.

Так обычно и завершались их занятия, Сенны и Телиса. Телис говорил, что только так ему удается понять, на сколько в этот день удалось расширить кругозор ученицы. Сенна, однако, пришла к выводу, что учитель просто пытался оправдать свою любовь к дольче фар ниенте.

В отличие от Сенны, которая обычно ложилась прямо на траву, Телис никогда не забывал захватить с собой циновка, на которой и устраивался.

- Я не так молод, как ты, - оправдывался он, и это казалось Сенне весьма смешным, ведь учителю едва перевалило за тридцать. Телис, однако, всегда утверждал, что возраст определяется не годами, а накопленным жизненным опытом.

После того, как восемь месяцев назад Сенна поселилась во дворце, к ней было приписано множество учителей. Та давняя ночь, когда она повстречалась с императором, вспоминалась ей теперь, как смутный сон, и с трудом верилось, что это она, молодая придворная дама, была той самой бездомной сиротой.

Император протянул руку дружбы девочке, которая бросила в него камень. А у нее хватило безрассудства шлепнуть по протянутой руке. Но той же ночью она сама приползла к нему, уверенная, что сейчас ее вышвырнут вон, весело посмеявшись над жалкой малявкой, которая думала, что ей почему-то полагается нечто большее, чем презрение.

Вместо этого, ей предоставили все, о чем только можно было мечтать.

- Почему? - спросила Сенна императора на следующий день за завтраком. Она чувствовала, что нет нужды расшифровывать свой вопрос. Иногда одно слово вмещает в себя целую речь.

И Лондо понял.

- Потому, - ответил он, - что если я окажусь не в состоянии спасти тело и душу одной-единственной женщины… то, как посмею я надеяться, что смогу сделать что-нибудь для целой планеты?

- Итак, мне суждено быть живым символом?

- А ты имеешь что-нибудь против?

После некоторого раздумья Сенна ответила:

- Нет, Ваше Величество.

И на этом вопрос был исчерпан.

Гораздо более жаркие дебаты вызвал выбор учителей для нее. В список тех, кто должен был заняться обучением Сены, Лондо без колебаний включил всех самых лучших ученых и репетиторов. Но этот список, однако, не вызвал одобрения со стороны Дурлы, бывшего капитана гвардии, которого Лондо - по причинам, совершенно не понятным Сенне - назначил на ключевой пост министра Внутренней Безопасности. Сенна была уверена, абсолютно, на сто процентов уверена, что Лондо не доверяет этому человеку. Но, Великий Создатель, как же можно назначать министром Внутренней Безопасности человека, которому не доверяешь?

Сенна припомнила, как однажды услышала особенно громкие дискуссии, проходившие в тронном зале. Лондо и Дурла не могли прийти к соглашению по какому-то вопросу чрезвычайной важности. Когда-то, в прежние времена, Дурла немедленно отступился бы, но теперь все было иначе. Дурла больше не боялся высказывать императору все, что он думает, и объяснять, почему император будет дураком, если не прислушается к его мнению.

В тот запомнившийся ей день Сенна услышала, что обсуждались несколько имен. И все это были имена наиболее любимых учителей Сенны. Одно из них обсуждалось на особо повышенных тонах, и это было имя Телиса Элариса.

И это не удивило её…

Сенна перевернулась на живот, и Телис лукаво на неё посмотрел.

- Ну? - спросил он голосом, исполненным серьезности. Телис принадлежал к числу тех, кто открыто насмехался над обычаями и традициями. У него были длинные черные волосы, но вместо того чтобы зачесывать их в гребень, Телис позволял своим волосам свободно падать на плечи. Этот стиль ненавидели большинство стариков, и его обожали большинство молодых женщин, что возбуждало еще большую ярость у первых.

- Что, ну? - переспросила Сенна.

- Что ты думаешь, глядя на облака?

- Да к Великому Создателю эти облака, - раздраженно ответила девушка. Несколько месяцев назад Лондо, по ее же собственной просьбе, назначил Телиса ее учителем исторической философии. Сенна с давних пор увлекалась чтением трактатов Телиса, после того как однажды, когда еще ребенком, случайно увидела, как отец выбросил в мусор одну из книг Телиса. Девочка спасла книгу из мусорного бака, и с тех пор чтение трудов Элариса стало её тайным запретным удовольствием. В этих трудах рассказывалось о различных философских течениях, которые внесли вклад в формирование облика ранних лет Республики, изучалась взаимосвязь этих философские течений с политикой, и именно это было особенно интересно Сенне. - Почему мы должны глазеть на эти бесполезные облака, когда у нас прямо под носом происходит сейчас множество важнейших событий?

С этими словами Сенна махнула рукой в направлении той части столицы, которая представляла собой, по сути, одну гигантскую стройплощадку. Целый район, практически полностью разрушенный во время бомбардировок, был блокирован, расселен, и теперь быстрыми темпами застраивался заново. Можно даже сказать, захватывающе быстрыми.

- Ты спрашиваешь «почему»? Да потому, что эти события ровным счетом ничего не значат, - сказал Телис. - то, что мы строим сами, по определению, не вечно. Облака, с другой стороны…

- Проживут и вовсе одно мгновенье, - вместо учителя закончила Сенна. - Посмотри. Налетит легкий ветерок, и развеет их. Скоро от них останутся только воспоминания, а здания будут по прежнему стоять там.

Телис криво усмехнулся.

- Я слишком хорошо тебя выучил. Возражать учителю в такой манере… И что мне теперь с тобой делать? - Затем выражение его лица вдруг стало серьезным. - Я имею в виду не эти конкретные облака, Сенна. Я имею в виду природу, красоту, свет. Все это останется после того, как уйдем и ты, и я… После того, как во мгле времен скроется сама память о Республике Центавра.

- Вот уж этого никогда не случится, - с уверенностью заявила Сенна. - Нашему народу предначертано исполнить еще столь многое.

- Это, - Телис ткнул в неё пальцем, - слова императора, а не твои.

- Почему? Тебе не нравится, что я позволила себе хоть раз во что-то просто поверить? - Сенна опять перевернулась на спину, подложив ладони под голову. - Иногда ты бываешь просто невыносим, Телис. Все, все, все на свете ты постоянно ставишь под сомнение. Ничего не принимаешь за данность. Все-то тебе нужно обсудить, проанализировать, опять обсудить и опять проанализировать…

- Что с тобой, Сенна?

- Неужели тебя самого это не печалит? То, что нет ничего, во что бы ты просто верил?

- Так вот что ты думаешь?

Уловив печаль в голосе Телиса, Сенна подняла голову и удивленно взглянула на учителя.

- Так вот что ты думаешь? - повторил тот. - Если так, то значит, за все эти месяцы обучения у меня ты так ничему и не научилась.

Сенна вовсе не собиралась огорчать наставника, потому что, по правде говоря, Телис Эларис был её любимым учителем. Но, поднявшись на ноги, девушка вдруг почувствовала желание на этот раз отстоять свое мнение.

- Хорошо, а что еще я должна думать? Ты оспариваешь любое мое умозаключение. Даже когда я говорю о самых основах нашей жизни, ты продолжаешь спрашивать «почему». Иногда мне кажется, что ты стал бы оспаривать даже само существование Великого Создателя.

- Да, стал бы.

Услышав такое заявление, Сенна побледнела.

- Неужели ты это серьезно?

- Вполне.

- Но почему?

- Чтобы заставить тебя думать, конечно, - ответил Телис. - Чтобы заставить тебя в свою очередь задавать вопросы, чтоб подтолкнуть тебя к размышлениям. Ты всегда должна искать, что скрывается за внешней стороной дела.

- Ты говоришь мне, что я никогда ничему не должна доверять.

- Неужели?

Сенна в изнеможении вновь шлепнулась на землю.

- Ну вот! Опять! Вместо ответа новые вопросы.

- Это должно приветствоваться в свободомыслящем обществе, - Телис устремил взгляд куда-то вдаль и добавил тихо, - и потому меня очень беспокоит… что сейчас это приветствуется далеко не всеми.

Сенна заметила, что ее наставник смотрел в сторону дворца, стоявшего поодаль на холме.

- Телис, - сказала она твердо, - не может быть, чтобы ты имел в виду императора. Он выдержал целую битву за то, чтобы ты стал моим учителем.

- Да. Он сражался. Ему пришлось сражаться, потому что во дворце слишком много тех, кто не переносит свободу слова… свободу мысли. Потому что свобода им не нужна. Им нужно, чтобы вы без раздумий принимали то, что вам преподносят.

Если, как ты говоришь, император сражается за свободу, что ж, этому можно только аплодировать. Но, дорогая моя Сенна… императоры приходят и уходят. Общество остается… по крайней мере пока что. И часто бывает так, что те, кто на самом деле направляет общество… предпочитают делать это спрятавшись.

- Но ты не прячешься. Смотри туда… - Сенна указала пальцем в сторону городской окраины, где стояло маленькое здание, с виду ничем не примечательное. Впрочем, сам факт того, что это здание уцелело, когда вся планета была разбомблена, уже производил впечатление. - Там твоя общественная приемная. И все это знают. Оттуда расходятся твои книги и статьи, оттуда ты бросаешь вызов всему, что мы делаем на Приме Центавра. Ты открыто говоришь всем, что ни во что не веришь… и после этого ставишь мне в вину, что я тебе на это указала?

Телис печально покачал головой.

- А я-то думал, что ты одна из моих лучших учениц. Во-первых, моя дорогая, я не пытаюсь направлять общество. Даже в мыслях этого не допускаю. Я просто хочу добиться, чтобы общество само размышляло. И само направляло себя. А что касается моей веры, Сенна… во что я верю… Я верю в неверие.

- Невозможно верить в неверие.

- Конечно, можно, - беспечно отозвался Телис. - Видишь ли, дитя мое, мало быть просто открытым для новых идей. Это может каждый. Проблема в том, что у каждого есть свой предел «открытости», то количество новой информации, которую человек в принципе способен воспринять. Рано или поздно, двери разума, открытые для восприятия чего-то нового, захлопнутся, потому что места, чтобы вместить это новое, уже не останется. Большинство из нас воспримет ровно вот столько, и не больше. Однако настоящие мудрецы умеют очищать свой разум от старых знаний… и потому всегда готовы принять новые. Только так можно оставаться всегда открытым для нашего изменчивого мира.

- Отличные слова, Телис, - ответила Сенна. - Но тебе-то легко быть открытым, ты легко даешь советы, потому что не чувствуешь на себе ответственности, потому что ты не вождь. А вожди не могут постоянно оставаться открытыми всему новому. Вожди должны руководить. Они должны принимать решения.

- А ты считаешь, что наши вожди принимают хорошие решения?

- А ты?

- Новый вопрос вместо ответа, - улыбнулся он. - Возможно, ты не безнадежна.

Внезапно Сенна почувствовала, что ей ужасно надоела эта бесконечная словесная пикировка. В последнее время её занятия с Телисом именно к этому и сводились.

- Ответь мне, - потребовала она. - Ответь мне, что ты думаешь.

- Но я спросил тебя первым, - спокойно откликнулся Телис.

- Ну, хорошо, - девушка кивнула, почувствовав, что сейчас подходящий момент, чтобы капитулировать. - Хотя, мне кажется, я и так уже все сказала. Вот посмотри. Видишь, там внизу ведутся работы? И люди… Они пережили бомбардировки, они видели, как рушатся их дома, как ломаются их жизни. Было время, когда для императора выйти к народу означало подвергнуть себя огромному риску, потому что слишком велики были их горе и гнев. Теперь они заняты воссозданием Примы Центавра и нашего прежнего величия. Император обрисовал им будущее, и у них захватило дух от этой картины. Несомненно, это лучше, чем гнев или отчаяние. Перспектива значит для людей больше, чем что-либо.

- И для тебя тоже? - спросил Телис.

- Конечно! Зачем было спрашивать об этом?

- Потому что, когда ты говорила о народе, ты говорила «они», а не «мы». Похоже, Сенна, ты настолько глубоко пропиталась снобизмом, что при малейшей попытке расшевелить тебя, он тут же всплывает на поверхность.

- Ты считаешь, что я не знаю тебя, Телис, - сказала Сенна. - Ну а я считаю, что ты меня не слишком хорошо знаешь. Пожалуй, даже совсем не знаешь.

- Возможно. Но я открыт для такой возможности.

Сенна взбрыкнула ногами и, поджав их к подбородку, демонстративно перевернулась к учителю спиной.

- Я ответила. Извиняюсь, если мой ответ не соответствовал твоим высоким стандартам. А ты мне так и не ответил.

Наступила долгая пауза. А потом Телис спросил:

- Почему?

Сенна оглянулась на него, скривив кислую рожицу.

- Опять «почему»?

- Это должен быть твой первый вопрос обо всем на свете. И если даже у тебя есть ответ, продолжай спрашивать дальше. Почему возникло это движение за реставрацию Примы Центавра?

- Чтобы вернуть наше величие, - смущенно ответила девушка. Ответ казался очевидным.

- Почему?

- Телис, это глупо. Словно ребенок, «почему, почему, почему».

- Дети - величайшие философы. А цель взрослых - изгнать этот дух из детей, потому что он грозит разрушить статус-кво, старательно возводимый взрослыми. Вот так… а теперь я отвечу на твой вопрос, поскольку, сдается мне, думать самостоятельно тебе уже надоело.

- Дело не в том, что надое…

Но мысль Телиса было уже не остановить, она помчалась вперед, словно набравший скорость курьерский поезд.

- Приму Центавра хотят возродить в прежнем блеске и величии. Зачем? Чтобы ослепить этим блеском народ. Почему? Потому ослепленных людей проще увести туда, куда вы хотите. А зачем вам это нужно? - Телис выждал паузу, а потом медленно и четко сказал: - Потому что вы поняли, что возврат на старую дорогу неминуемо приведет к экспансионизму, типичному для старой Республики. Потому что вы решили, что не следует извлекать никаких других уроков из катастрофы, постигшей нашу планету, за исключением того, что нужно быть сильнее и всегда концентрироваться на одном противнике, если хочешь победить. Потому что на самом деле, вы хотите вернуть не просто блеск и величие, а те времена, когда Республика Центавра была доминирующей силой в галактике, присваивала себе все, до чего могла дотянуться. Потому что вы понимаете, что времена изменились, и на пути теперь стоит Альянс. Чтобы превозмочь Альянс, требуются новые решения, новое оружие, новые, еще более грозные союзники, требуется возрождение духа самоотверженности и чувства неминуемости новой войны. Все это уже было в истории, Сенна. Например, так называемая Эпоха Рациональности у Гаимов, которая привела их к Великому Завоевательному Походу, кампании, во время которой четыре мира были сожжены дотла прежде, чем это безумие удалось остановить. Или возрождение Германии на Земле, после их Первой Мировой войны, которое подготовило арену для еще более бедственной Второй Мировой войны.

Сенна смотрела на учителя, широко раскрыв глаза.

- Ты ошибаешься, - начала она… и не смогла продолжить.

- Я говорил о том, что надо уметь освобождать свой разум от всего лишнего, создавая пустоту, которую можно было бы наполнить новыми знаниями. Но бойся тех, Сенна, кто чувствует свою пустоту, но наполняет её лишь невежеством.

- Ты ошибаешься, - повторила в ответ девушка и решительно тряхнула головой. - И я объясню тебе почему. Давай, в самом деле, посмотрим на историю. В тех ситуациях, о которых ты упомянул, такому разговору, какой у нас с тобой сейчас идет, не позволили бы состояться. И тем более, не допустили бы, чтобы он произошел между учителем и воспитанницей самого императора. Таким режимам, которые ты описал, мышление противопоказано. Свободная воля там не только не приветствуется, она запрещена. Инакомыслящих, интеллектуалов, писателей… всех, кто, подобно тебе, может задавать вечное «почему», заставили бы замолчать. А у нас такого нет.

- Ты в этом уверена?

- Конечно, я уверена. Я…

И тут, к удивлению Сенны, Телис склонился к ней и схватил за предплечье. В глазах учителя девушка увидела напряженность и даже, отчасти, страх, чего она никогда не замечала раньше.

- Ты девушка из высшего общества, Сенна. Ты живешь во дворце, и видишь лишь то, что происходит в его стенах. Если то, чего я опасаюсь, началось, ты не узнаешь об этом до тех пор, пока не станет слишком поздно. А вот я вижу, как те, кто, подобно мне, ставили вопросы и все подвергали сомнению… внезапно изменили свои взгляды. Внезапно согласились принять на веру то, что им подают…

- Может быть, они просто осознали правоту…

- …или просто исчезли, - закончил Телис.

Сенна некоторое время молчала.

- Исчезли? Что ты имеешь в виду?

- Отправились во внешние миры. Или просто пропали с лица планеты. О, все это происходит очень незаметно. Очень эффективно. Когда придут за мной… - сказал Телис очень задумчиво, словно рассуждая о судьбе кого-то постороннего, - Мне кажется, я буду одним из тех немногих, кто просто умрет. Потому что все знают, что невозможно заставить меня замолчать никаким другим способом. В конце этой недели выходит публикация, в которой я задаю вопросы об истинных мотивах тех, кто управляет нашей огромной государственной машиной. Это не прибавит мне друзей, зато среди недоброжелателей могут появиться грозные враги.

Сенна понимала, что рассуждения Телиса давно уже вышли за рамки обычного головокружительного полета его странной логики. Она взяла учителя за руку и крепко пожала.

- С тобой ничего не случится, Телис. Ты мой учитель. Тебе благоволит император. Ты защищен, а твои мысли ценятся. Говори, что считаешь нужным. Никакой беды не будет.

- Ты обещаешь мне? - Телиса, похоже, искренне обрадовала горячая поддержка Сенны.

- Я всего лишь верю в нашу систему, в наше общество и в нашего императора. Я верю в эту троицу.

Телис не смог сдержать улыбку.

- Почему? - спросил он.

Сенна рассмеялась.

- Потому.

- Это не ответ, замкнутый круг, - укоризненно сказал Телис.

- Возможно. Но замкнутый круг хорош тем, что из него невозможно вырваться.

К удивлению Сенны, учитель склонился к ней и крепко обнял, и прошептал прямо ей на ухо:

- Постарайся такой и оставаться всегда, - и после паузы добавил: - Разве что увидишь способ стать еще лучше.


* * *

Когда Сенна вернулась во дворец, её ждал Дурла.

Сенна не знала, ждал ли Дурла её специально, но когда она подходила к своим апартаментам, он словно материализовался из-за угла.

- Юная леди Сенна, - сказал министр Внутренней Безопасности с легким поклоном. Неформальный титул, которым Лондо наградил девушку в первый же вечер, теперь стал во дворце общепринятым, и звучал как комплимент, когда его произносили симпатичные Сенне люди, к числу которых Дурла, конечно же, не относился.

Она поневоле опять задалась вопросом, что же в нем нашел император. Единственное, что приходило на ум, так это необыкновенная эффективность, с которой, возможно, Дурла исполнял свои обязанности. Но почему-то от этой мысли повеяло таким холодом, что Сенна поневоле поежилась.

- Министр Дурла, - ответила она по всем правилам этикета.

- Надеюсь, ваши сегодняшние занятия эффективно способствовали вашему интеллектуальному развитию, - продолжил Дурла.

- Несомненно, министр. Благодарю вас за заботу. - Сенна собралась было зайти в свои апартаменты, и Дурла чуть-чуть отступил в сторону. Но ровно настолько, чтобы по-прежнему преграждать ей дорогу, не выказывая в то же время прямой угрозы. Сенне пришлось остановиться, она сложила руки на груди и посмотрела не Дурлу, вскинув бровь.

- Что-нибудь еще, министр?

- Мы были бы премного вам благодарны, если бы ваши занятия с Телисом Эларисом с этого дня проходили внутри дворца, - сказал Дурла.

- Вот как? - Сенне совершенно не понравилось такая идея, что с излишней ясностью отразилось на ее лице. - Можете ли вы мне пояснить, с чего это вдруг?

- Из соображений безопасности.

- Для министра Внутренней Безопасности такие вопросы, естественно, представляются важными. Я учту ваше беспокойство, министр, но мы с Телисом находим, что свежий воздух - как вы сказали? Более способствует интеллектуальному развитию, чем стены дворца.

- Я ни в коем случае не хотел бы мешать вашему интеллектуальному развитию, юная леди. Но знаете ли, сейчас опасные времена.

- В самом деле? Как же такое может быть?

- Агенты и союзники Альянса таятся повсюду.

Сенна нарочито драматически охнула и быстро огляделась по сторонам, как будто встревоженная тем, что враги могу выскочить прямо из стен дворцового коридора.

Дурле, в свою очередь, явно пришлась не по душе реакция девушки.

- Вы позволяете себе относиться к таким вопросам легкомысленно, юная леди, лишь потому, что молодости свойственно не задумываться о смерти. Вы забываете о том, что все мы смертны. Вы не видите воочию ни одного врага, и потому их не боитесь.

- Напротив, министр, в моем понимании то, что остается незамеченным, как раз и может быть самым опасным.

- Именно так, - подтвердил Дурла, - И поскольку вы меня поняли, полагаю, вы теперь все же прислушаетесь к нашим просьбам.

- Дурла, вы вот говорите, «мы», «наша». Наш разговор - это ваша инициатива или императора?

- Это моя рекомендация. Император полностью с ней согласен.

- Понятно. И если я его спрошу, он это подтвердит.

- Целиком и полностью. Хотя мне будет больно, что вы столь явным образом поставите под сомнение мои слова.

Сенна обдумала ситуацию. Интуиция подсказывала ей, что Дурла не лжет. Что император и в самом деле поддержит в этом вопросе своего министра Внутренней Безопасности. Но с другой стороны, она ведь воспитанница императора. И Дурле, высказывая свои «рекомендации», следует учитывать и её мнение тоже.

- Вы также сказали, министр, что это всего лишь рекомендации. Готовы ли вы побудить императора приказать мне и Телису проводить занятия во дворце?

К удивлению Сенны, Дурла прореагировал совершенно спокойно.

- Конечно, нет, юная леди. Никто не стремится к тому, чтобы вы чувствовали себя пленниками, и не желает ограничивать вашу свободу передвижения сверх того, к чему вы сами готовы. Мы… то есть я, забочусь только о вашей безопасности.

- Попробуйте взглянуть на это с другой стороны, Дурла, - ответила девушка. - Я росла в те времена, когда смерть сыпалась с небес. В те времена, когда столь многие погибли, что груды тел лежали повсюду. И все-таки я выжила, без всякой помощи с вашей стороны. Так что, сдается мне, я сама вполне в состоянии позаботиться о своей безопасности.

- Как пожелаете, юная леди. Но будьте осторожны. Я знаю, что если с вами что-нибудь случится, император будет чрезвычайно расстроен. Я сомневаюсь, что он примет от меня в качестве оправдания заверения, что вы сами пожелали дышать свежим воздухом во время занятий с Телисом Эларисом.

- Ваша работа не лишена риска, министр Дурла. Не сомневаюсь, что вы об этом знали, когда соглашались занять предложенный вам пост.

- В жизни всегда присутствует риск, юная леди Сенна.

Дурла поклонился и собрался уходить. И тогда Сенна, к своему собственному удивлению, остановила его вопросом:

- Министр… Вы не заметили, что в последнее время на Приме Центавра исчезло слишком много писателей, художников и вообще творческих личностей?

- Не больше, чем обычно, юная леди.

- Чем обычно? - ответ Дурлы показался Сенне несколько странным.

- Ну, да. Такие типы известны своей независимостью и склонностью создавать самим себе трудности. Они бросают все ради своего искусства и исчезают… или начинают принимать опасные наркотики и алкоголь, чтобы достичь творческого озарения, и наносят себе вред передозировкой. Ну и, наконец, среди них есть такие, которые придерживаются радикальных взглядов. Совершенно необузданные и воинственные типы, как можно понять из нескольких злополучных инцидентов, происшедших во время их ссор с людьми противоположных взглядов. В самом деле, мерзкий сброд, - Дурла вздохнул. - Но я полагаю, что столь благопристойный и сладкоголосый тип, как Эларис, может несколько романтизировать их образ. Как социальная группа, они весьма не стабильны. Если покопаться в истории, я думаю, можно обнаружить, что, как правило, они очень плохо кончали. Будем надеяться, что Эларис не из их числа.

Что-то в последней фразе министра Внутренней Безопасности заставило Сенну похолодеть.

- Что вы имеете в виду, министр?

- Ничего, юная леди. Ничего сверх того, что я сказал. Продолжайте наслаждаться вашей… болтовней на природе.

Дурла поклонился и ушел прочь, а Сенна еще некоторое время продолжала стоять, размышляя над его словами. А затем решительно направилась в ту комнату, в которой обычно проходили её занятия во дворце. Она осмотрела комнату так тщательно, как только могла, в поисках каких-либо признаков подслушивающих устройств. Но не нашла ничего. Наконец, устав от поисков, она шлепнулась в кресло и осталась там сидеть, задавшись вопросом, что скажет Телис, если она передаст ему разговор с Дурлой.


Глава 5


Сенна едва заметила краем глаза яркую вспышку.

Она сидела на склоне холма, гадая, когда же появится Телис Эларис. У неё уже зародилось дурное предчувствие, поскольку раньше учитель никогда не опаздывал. Напротив, он был настолько пунктуален, что это даже несколько раздражало девушку.

Она вдруг поняла, что игру разглядывания образов в облаках они так и не закончили. К счастью, сегодня облаков на небе хватало в избытке, так что в ожидании учителя Сенна смогла занять свой ум изучением легких клубов, проносившихся высоко над головой.

Она решила, что один из них принял форму гигантского паука. А другой, в котором причудливым образом смешались разные формы, был украшен сверху странным гребнем, и напомнил ей лицо императора, только очень хмурое. Император хмурился на гигантского паука. Почему-то это показалось Сенне забавным.

Игра так увлекла её, что она едва заметила яркую вспышку, сверкнувшую где-то в городе. Но все же она заметила и быстро поднялась. И как раз в этот момент до нее долетел звук взрыва. Судя по звуку, взрыв был очень мощным, и, естественно, поначалу Сенна решила, что Прима Центавра еще раз подверглась атаке Альянса.

Она посмотрела на небеса, приготовившись к тому, что сейчас последуют новые взрывы, но все оставалось тихо. И лишь плотный черный дым начинал подниматься от того места, где прогремел взрыв.

Прикрывая глаза ладонью, Сенна пыталась разглядеть, где же произошел инцидент. У неё перехватило дыхание, и она слегка покачнулась. Даже отсюда она смогла понять, что взрыв произошел в том здании, где размещались жилище и общественная приемная Телиса Элариса.

Сенна бросилась бежать, даже не успев осознать, что делает. Ноги сами несли её, и она пробежала уже половину дороги, когда сообразила, что забыла обуться и в кровь изрезала себе ноги об камни, валявшиеся на дороге. Туфли она держала в руках, и ей пришлось задержаться на несколько секунд, чтобы надеть их. А затем побежала снова, не сводя глаз с дыма, дыхание с шумом вырывалось из её груди, она с трудом хватала воздух, но не замедляла скорость.

Дорога пошла под уклон, Сенна споткнулась, упала и пролетела кувырком весь остаток пути. Склон упирался в поперечную улицу, и она вылетела на неё самым непристойным образом. Впрочем, вокруг мчалось так много народу, каждый из которых что-то кричал и указывал пальцем другому, что никто не обратил особого внимания на нее. Сенна поднялась на ноги и, пошатываясь, подошла к месту взрыва.

Кое-где еще продолжался пожар, но, к счастью, в основном он был уже потушен. От здания, однако, осталось лишь то, что стало уже привычным для жителей Примы Центавра - одна только выгоревшая оболочка. Последние клубы дыма поднимались к небу, люди спокойно и с любопытством обсуждали случившееся.

Появились спасатели, выносившие тела тех, кого явно невозможно было уже спасти. Сенна бросилась осматривать останки, надеясь и молясь, что она не увидит того, чего она больше всего боялась увидеть. Но её надежды и молитвы остались без ответа, потому что третье тело, вынесенное из руин, обуглившееся и изуродованное, принадлежало Телису Эларису. У него не хватало половины лица, но того, что осталось, было достаточно для опознания.

Сенна отвернулась, зажав рукой рот, пытаясь одновременно подавить и крик отчаяния, и позыв к рвоте.

А затем услышала слова одного из спасателей:

- Мы нашли вот это, министр.

Сенна заставила себя обернуться, и там был Дурла. Он рассматривал нечто вроде тяжелого ящика, который держал спасатель. Ящик сильно обгорел, но в основном остался цел, и Дурла явно был доволен находкой.

Что-то сорвалось внутри Сенны.

- Убийца! - взвыла она и бросилась прямо на Дурлу. Из-за её растрепанного вида, министр не сразу узнал девушку, когда она атаковала его со сжатыми кулачками, с лицом, искаженным яростью. Сенна была уже в пяти футах от Дурлы, когда двое гвардейцев смогли остановить её. Она лягалась, тянула руки, пытаясь вцепиться в министра, и продолжала вопить:

- Ты сделал это! Ты стоишь за этим! Ты мерзкий убийца!

Дурла наконец понял, кто кричит на него.

- Юная леди! - воскликнул он изумленно.

- Не смей называть меня так! Никогда больше не смей называть меня так! Ты сделал это! Ты убил его!

- Какие нелепые обвинения. Эта девушка обезумела. Отведите её во дворец, - приказал Дурла невозмутимо, забирая ящик у спасателя. - Рассортируем эти находки позже.

- Ты убил его за его свободомыслие! За то, что он бросал вам вызов! За то, что он заставлял людей думать! Ты заплатишь за это, Дурла! Я заставлю тебя заплатить за это!

Дурла печально покачал головой, в то время как Сенну, продолжавшую вопить и брыкаться, увозили во дворец.


* * *

- Вы совсем свой разум потеряли?!

Император возвышался над ней, дрожа от негодования и, возможно, даже от чувства какого-то личного унижения. Сенна, умытая и переодетая в чистое платье, сидела перед ним в кресле, сложив руки и потупив взор. Неподалеку стоял Дурла и бесстрастно наблюдал их конфронтацию.

- Вы перед лицом огромной толпы обвинили моего министра в убийстве! - продолжал Лондо. - Случилась трагедия, а вы посмели использовать ее для дискредитации моего правительства! И о чем только вы думали? А? Это не риторический вопрос, Сенна, - о чем вы думали?

- Я сказала именно то, что думаю, - тихо произнесла Сенна. - Мне кажется, как раз поэтому вы так строго меня и отчитываете, Ваше Величество.

- Вы всем нам нанесли оскорбление! Неслыханное оскорбление!

К неудовольствию Сенны, именно Дурла подал голос в её защиту.

- Молю вас, Ваше Величество, не будьте столь резки с девушкой. Она была расстроена и явно не в себе. Учитывая обстоятельства, по моему мнению, это вполне объяснимо. Она не знала правды…

- Правды? - повторила Сенна. - О какой такой правде вы говорите?

Дурла глубоко вздохнул, словно ему предстояло освободиться от тяжкого бремени.

- Я бы отдал все на свете, чтобы только не рассказывать вам об этом, юная ле… Сенна. Вы помните тот ящик, который я забрал у спасателя на развалинах? Так вот… улики, найденные в нем, к сожалению, изобличают злоумышленника.

- Какие улики? Что за чепуха…

- Правда состоит в том, - Дурла теперь обращался со своими комментариями к ним обоим, Сенне и императору, - что, весьма вероятно, Телис Эларис фактически был сторонником Альянса.

- Что? Вы уверены? - спросил Лондо. - У вас есть реальные доказательства?

- Именно так, Ваше Величество. В найденном нами ящике находились детальные записи, корреспонденция… переписка с некоторыми представителями Альянса, которые по-прежнему считают, что атаки на Приму Центавра следует продолжить. С теми, кто не успокоится, пока жив хоть один из нас, каким бы юным и прелестным, - Дурла явно имел в виду Сенну, - он ни был. Им нужен тотальный геноцид всего нашего народа, не меньше.

- Это совершенно нелепо, - сказала Сенна. - Телис Эларис любил свой народ. Он пытался расширить наш кругозор именно потому, что тревожился за нас.

- Все, о чем он тревожился, Сенна, так это о том, чтобы подорвать существующий режим и лишить его народной поддержки, - возразил Дурла. - Но я не считаю, что это целиком его вина. Я полагаю, что Телисом Эларисом манипулировал Альянс, который нашел в его лице подходящего простофилю. Более того, возможно, мы обнаружили причину взрыва: очевидно, Телис Эларис экспериментировал с изготовлением зажигательной бомбы. Для чего ему это было нужно, мы не знаем, но можем догадываться по его выступлениям. Мы считаем - я хотел бы подчеркнуть, что доказательств у нас нет - что он замышлял убить вас, Ваше Величество. Взорвать дворец.

- Это безумие! - закричала Сенна.

- Разве? - спокойно продолжил Дурла. Его терпению не было предела. - Ведь это Телис Эларис предложил проводить ваши занятия вне стен дворца, не так ли? Мы считаем, что он намеревался взорвать бомбу во время одного из ваших занятий, чтобы случайно не нанести вреда вам. Очевидно, к вам он был очень неравнодушен. Но как бы то ни было, если Телис Эларис, несомненно, был замечательным мыслителем, то террористом он оказался никудышным. Изготовленное им устройство сработало преждевременно, и… - Дурла не стал заканчивать фразу и вместо этого просто пожал плечами.

Сенна повернулась к Лондо.

- Ваше Величество, вы же не поверите этому. Вы знаете Телиса. Вы знаете, каким человеком он… был. Не позволяйте этому… этому… - она потыкала пальцем в сторону Дурлы, - этому типу… очернять доброе имя Телиса Элариса. Отвратительно уже то, что ваш министр убил человека. Позволите ли вы ему убить еще и имя этого человека?

- Сенна… ты дорога мне, - медленно начал Лондо. - Но предупреждаю, не переходи границ, потому что иначе…

- Переходить границы! Ваше Величество, перед нами стоит убийца и лжец! Но ведь убийство и ложь не входят в число должностных обязанностей Министра Внутренней Безопасности! Так кто же здесь перешел границы?

- Мы этого не знаем, - отчеканил Лондо, - и если есть доказательства…

- Доказательства, которые так легко было сфабриковать!

- Сенна, прервешь меня еще раз, и будешь горько сожалеть об этом!

Сенна, которая поднялась с кресла во время перепалки с Лондо, так и села. Император был настроен вполне серьёзно; еще никогда она не видела Лондо столь разъяренным.

С очевидным усилием Лондо взял себя в руки, после чего строго продолжил:

- Я лично изучу вещественные доказательства. И если выяснится, что Министр Дурла прав, то… - он сделал паузу, обдумывая суть дела. - Поскольку речь идет о внутренней безопасности, я не вижу причин в настоящее время информировать население, что здесь мог быть замешан предатель. Зачем еще больше будоражить толпу, подбрасывать топливо в пожар паранойи. Народ нуждается в успокоении. Если в конце своей жизни Телис Эларис примкнул к стану предателей, это не перечеркивает всего того добра, которое он принес своим учением. Мы всегда можем списать взрыв на что-нибудь более обыденное - газовая горелка или что-то в этом роде. Я надеюсь, вы сумеете что-нибудь измыслить, Дурла?

- Да, Ваше Величество, - отвечал Дурла, исполненный чувства долга.

- Вот и хорошо.

- Вот так-то, - прокомментировал Дурла, обращаясь к Сенне. - Похоже, что иногда ложь все-таки является частью моих должностных обязанностей.

Сенна ничего не ответила. Некоторое время все молчали. Затем Лондо вновь обратился к девушке:

- Ты так беспокоилась, Сенна, о добром имени человека, который уже мертв… не считаешь ли ты нужным принести извинения Министру Дурле за нанесенное тобой публичное оскорбление, особенно учитывая, что он пока жив, и неизвестно, какую еще критику, спровоцированную твоими действиями, ему придется услышать в свой адрес?

- Если вас в самом деле интересует мое мнение, Ваше Величество… нет. Я не считаю себя виноватой перед ним.

Сенна слегка выпятила подбородок, и взглянула на императора настолько вызывающе, насколько ей хватало смелости.

- Ваше Величество, - снова пришел ей на выручку Дурла, - в извинениях нет необходимости. Честное слово.

- Что ж, хорошо, - кивнул Лондо. - Сенна, ты можешь идти.

Девушка послушно покинула тронный зал, и только отойдя от него на безопасное расстояние, позволила себе расплакаться.


* * *

Дурла вручил ящик с уликами императору и поклонился.

- Не торопитесь возвращать его, Ваше Величество. Я надеюсь, что вы сможете сами убедиться в истинности моих предположений.

- О, да. Я уверен, что так оно и будет, - подтвердил Лондо.

Дурла повернулся, чтобы уйти. Он уже шел к двери, когда услышал позади себя быстрые шаги. И прежде, чем успел обернуться, сильная рука схватила его за шиворот, а другая в то же время сжала его шею. Худощавого министра толкнули вперед и ударили лицом об стену. От удара у Дурлы перехватило дыхание, а затем губы Лондо оказались возле его уха, нашептывая в отвратительно интимной манере:

- Понимаешь ли, Дурла… если обнаружится, что улики в самом деле были подделаны… если обнаружится, что на тебе и в самом деле лежит ответственность за смерть Элариса… тогда твоя голова очень скоро будет проветриваться рядом с моим приятелем по имени Морден. А он, уверяю тебя, имел гораздо лучшие связи и был много опаснее, чем ты. А еще заверяю тебя, что я собственноручно лишу тебя головы, а подхватит её Сенна и лично насадит её на кол. Это тебе ясно?

- Ваше Величество, я…

- Я спрашиваю, тебе ясно?

- Да, Ваше Величество.

Только тогда Лондо отпустил Дурлу. Министр не стал оборачиваться. Вместо этого он оправил свой мундир, пригладил несколько выбившихся прядей в своей прическе и вышел из тронного зала.

В тот самый момент, когда Дурла переступил порог, приступ боли скрутил Лондо.

Боль жгла, резала, вгрызалась в его мозг, и некуда было от нее скрыться. Пошатываясь, Лондо добрался до трона, пытаясь определить источник боли, а затем внезапно все понял. Источником боли был Страж - Страж, угнездившийся на его плече.

Лондо попытался дотянуться до Стража, чтобы оторвать чудовище от себя раз и навсегда, но с каждой такой попыткой боль только усиливалась, а затем он услышал в своей голове голос:

«На твоем месте я бы не стал так поступать».

Лондо вцепился в подлокотники, хватая ртом воздух, и боль, наконец, начала отступать. Но ощущение её близости осталось, словно хищный зверь, притаившись в густой траве, готовился наброситься на него ещё раз при малейшем неправильном движении. Хотя голос прозвучал прямо в его голове, Лондо узнал его - это был голос Общности Дракхов, или, по крайней мере, эмиссара Дракхов, того, кто являлся к нему во мраке, словно вездесущий призрак смерти.

- Как… как вы…

«Никаких вопросов. Сиди. На троне. Руки на подлокотниках».

И Лондо подчинился. Он понимал, что выбора у него нет.

«Ты плохо обошелся с Дурлой», - в голосе явно слышалось разочарование. - «Он избран нами. Ты никогда больше не должен так с ним поступать».

- Избран вами. Стало быть, у него тоже есть Страж? - прохрипел Лондо, испытывая некоторое злорадство при мысли о том, что должен был ощущать Дурла, глядя, как отвратительное существо скользит к нему по полу. Но ответ Дракхов разочаровал его.

«Нет. Ему не нужен Страж. Он считает, что Республика стала уязвимой из-за своего упадка, а ты растерял пыл своей молодости. Дурла верит в дисциплину, порядок и всеобщее послушание. Ему незачем знать о нашем существовании, ему не нужен Страж. Его чистый энтузиазм и прямодушие сделают его гораздо более эффективным, чем мог бы сделать Страж».

- Я так счастлив за вас. И могу ли я тогда спросить, зачем нужен я?

«Ты нам не нужен».

Ну… вот значит как. Дракхов можно было обвинить в чем угодно, но только не в уклончивости.

А голос Дракхов продолжал вещать в голове Лондо, и в нем слышалось теперь едва ли не сожаление:

«Это не доставляет нам удовольствия, Моллари. Не доставляет радости. Работа, которую ты до сих пор делал для Примы Центавра, заслуживает одобрения. Ты сумел сплотить свой народ, воодушевить их, за несколько коротких месяцев ты далеко увел их от того упадка и уныния, в котором они пребывали. Если бы ты мог действовать по своему усмотрению, то стал бы великим императором. Но ты служишь нам, а не себе. Ты будешь следовать нашим желаниям и ты будешь всегда помнить, что, конечно, можно делать вид, будто ты служишь своему народу, но на самом деле ты служишь нам. А чтобы помочь тебе заучить урок… теперь ты будешь молча сидеть на троне».

- Но…

На короткое мгновение боль нахлынула на Лондо, словно грозная океанская волна.

«Сидеть ты будешь молча».

Лондо сел выпрямившись, уставившись прямо перед собой, не смея взглянуть ни влево, ни вправо.

«Ты будешь сидеть так до тех пор, пока мы не отменим запрет. Ты будешь слышать шум, разговоры, течение повседневной жизни снаружи. Но не будешь принимать в ней участия. Все аудиенции будут отменены. Ты просидишь в одиночестве несколько часов… или дней… столько, сколько мы сочтем необходимым для усвоения урока.

Ты говорил об одиночестве Примы Центавра? Да ведь у тебя нет ни малейшего представления об одиночестве. Но ты узнаешь, что это такое. Потому что истинное одиночество - это одиночество в толпе. Не смей шевелиться, Лондо. Не смей разговаривать. Сосредоточься на том, что ты сделал, и что от тебя требуется… и что произойдет, если ты не сможешь следовать этим требованиям».

Голос в голове смолк, но Лондо счел мудрым не двигаться. Он продолжал сидеть, уставившись прямо перед собой, чтобы боль и голос не вернулись.

«Вот я и в аду», - подумал он.

И тут же голос ответил:

«Да. Это так».

После этого Лондо старался даже и не думать.


* * *

Был прохладный день, свежий ветер обдувал холмы. Сенна пришла на их заветное место и села на траву. Она смотрела вдаль, туда, где виднелись развалины здания, которые уже почти разобрали, выполняя императорскую программу обновления столицы. С учетом скорости и эффективности, с которыми трудились рабочие, можно было ожидать, что новое строение появится на месте развалин уже через неделю.

Она проверяла библиотеки и базы данных. Труды Телиса Элариса тихо исчезали один за другим.

Сенна легла на траву, глядя на облака. Она попыталась вызвать в уме какие-нибудь образы, ассоциации… но ничего не получилось. Над нею пролетали всего лишь сгустки белого тумана и пара, которые вскоре унесутся прочь, как и все в этом мире.

Слезы начали беззвучно скатываться по щекам девушки.

- Почему? - прошептала она.

Но ответа не пришло.


Интерлюдия


Дремотник зашевелился.

Он не понимал до конца, что происходит, во всяком случае, не на сознательном уровне.

Просто у него вдруг появилось странное чувство, что все происходящее вокруг него было… несущественно. Что все это скоро прекратится, чтобы освободить дорогу чему-то действительно значимому.

Он продолжал свои делишки, пытаясь игнорировать слабое жужжание, которое все чаще раздавалось у него в голове. Когда оно стало невыносимым,

он пошел к медикам, но их поверхностное обследование ничего не обнаружило.

Он не винил их за это. Он сам не мог толком объяснить, что же такое его беспокоит, и потому как они могли догадаться, что нужно искать?

Он даже и сам этого не понимал.

И потому он заставлял себя продолжать свою жизнь, и не обращать внимания на то, что он не в силах понять. И когда просочился слух, что Президент Межзвездного Альянса собирается пройтись по нижним уровням… что он пытается добиться принятия программы помощи их обитателям, то… он решил, что это хорошо.

Даже можно сказать великолепно. На нижних уровнях сумеют использовать всю помощь, которая сюда поступит.

Он еще не понимал, что ему предстоит убить Президента Шеридана.


Глава 6


Вир не имел представления, что ждет его по прибытии на Приму Центавра.

Когда он улетал отсюда, сразу после инаугурации Лондо, обстоятельства были далеки от идеальных. Города представляли собой тлеющие руины, а Лондо произнес странную речь, будто призванную раздуть пламя враждебности и ярости против Альянса.

«Чего хорошего можно добиться, если разжечь страсти еще больше?» - размышлял озадаченный Вир. - «Им бы следовало понять, что настало время примирения. Время искупления».

«Да… именно это тогда и требовалось», - думал Вир, сидя теперь в пассажирском шаттле, заходившем на посадку в главном космопорте Примы Центавра. - «Искупление. За центаврианами накопилось слишком много такого, что требует искупления».

Они и вправду наделали много зла. Они атаковали Нарнов, они предоставили помощь самой злейшей из злых рас, Теням. Как раса, они много грешили, и как раса, они обязаны теперь покаяться. Но разве смогут центавриане покаяться, если разжечь в них гнев против других рас? Разве смогут центавриане покаяться, если будут считать себя бедными, несчастными, безвинными жертвами? Да, возникло непонимание. Да, похоже, имел место чей-то умышленный заговор, провокация с целью очернить Приму Центавра в глазах всей галактики. Но разве не верно, что они сами, народ Центавра, сделали все, чтобы облегчить исполнение такого подковерного замысла?

Если бы они заслужили репутацию миролюбивого, дружелюбного, неагрессивного народа… тогда, конечно, никто не поверил бы попыткам выставить их, как всеобщую угрозу. Но ведь сколько рас помнит, что руки центавриан покрыты их кровью (17)? Центавриане сами своими предыдущими действиями заставили всех считать себя злой силой.

Что ж, теперь пришло время расплаты. И взгляните, каков её результат. Вы только посмотрите.

- А теперь посмотрите направо, - раздался голос пилота по внутренней связи. - Вы видите, сколь успешно продвигаются восстановительные работы, которыми охвачен весь северный район нашей славной столицы. Работы продолжаются и в других частях города, в соответствии с программой строительства доступного жилья, которую разработал и лично контролирует наш славный император. Одновременно, подъем центаврианской промышленности обеспечил прочный фундамент для всей нашей экономики, поддерживая не только наши усилия по восстановлению городов, но также и выплату репараций, которые мы столь благородно согласились заплатить членам неблагодарного Межзвездного Альянса и размер которых зачастую удавалось снизить в результате трудных переговоров.

Вир поперхнулся. Ему не понравилось ни одно слово из сказанного. Он бросил взгляд на остальных пассажиров. Все они были центаврианами. И, как ни странно, все они кивали головами в унисон с комментариями относительно великих трудов императора… И уж совсем расстроило Вира, что они качали головами совершенно синхронно и дружно нахмурились при упоминании Альянса.

Нет, это совсем не хорошо. Он определенно намерен поговорить об этом с Лондо. Единственная проблема, он понятия не имеет, что же именно можно сказать императору по этому поводу.

Вир прилагал все усилия, чтобы сохранить близкие отношения с Лондо. Он не мог без этого обойтись, поскольку выполнял миссию посла Центавра на Вавилоне?5. Раньше он бы и представить себе не мог, что когда-нибудь пообщаться с Лондо станет для него проблемой. Уж, по крайней мере, Вир всегда рассчитывал, что компанейский и любознательный Лондо сохранит интерес к судьбе своих знакомых по станции. А значит, он будет при первой же возможности стараться пообщаться с Виром наедине, чтобы узнать все обо всех и посмаковать последние сплетни. Однако этого не происходило. Неделями и даже месяцами Вир был лишен возможности связаться с Лондо. Вместо этого ему все чаще и чаще приходилось отчитываться перед Дурлой, министром Внутренней Безопасности. Между тем, Вир не встречал более неприятной личности со времен небезызвестного мистера Мордена. Между тем, в его отношениях с Морденом не было теплоты. Были потерянные жизни и отрубленные головы, но отнюдь не теплота.

- Я сообщу о вашем беспокойстве императору. Император очень занят. Император высоко ценит ваши донесения. - Эти и еще целые грозди ритуальных фраз слетали с губ Дурлы так часто, что уже набили Виру оскомину. А в тех редких случаях, когда Виру каким-то чудом удавалось прорваться к Лондо, император всегда говорил настолько рассудительно и выверенно, что Вир не мог избавиться от ощущения, что все их разговоры каким-то образом прослушиваются. Эту мысль следовало бы отмести, как абсурдную. Ведь, в конце концов, Лондо занимал теперь самый высокий пост в иерархии власти на Приме Центавра. Теоретически, ни у кого не могло хватить безрассудства и силы, чтобы шпионить за разговорами и действиями самого императора. Так кого же мог опасаться Лондо?

Но затем Вир обдумал судьбу предыдущего императора Центавра, и пришел к выводу, что ответом на его вопрос будет: «Всех».

Но Лондо не похож на других императоров. И уж конечно, у него нет ничего общего с сумасшедшим Картажей. И ничего общего с Регентом, который довел их мир до грани полного разрушения. Лондо хороший человек, порядочный человек. А это что-нибудь да значит, не так ли?

Или все-таки не так?

Увы, даже самому себе Вир не решался теперь однозначно ответить на этот вопрос.

К счастью для всех пассажиров шаттла, для благополучной посадки не требовалось внимание со стороны Вира. И потому его мысли могли перескакивать с одной беспокоившей его темы не другую, пока корабль подруливал к терминалу главного космопорта.


* * *

- Посол Вир!

Первым импульсом Вира было оглянуться через плечо, чтобы увидеть, что же это за посол прибыл на одном с ним шаттле. Он никак не мог привыкнуть к тому, что «Послом» величают именно его самого, и каждый раз он чувствовал себя несколько неловко, словно какой-то самозванец.

Его встречал центаврианин с несколько бледноватым цветом лица, запавшими глазами и утробным голосом. Он был очень высокого роста, и при ходьбе слегка горбился, как будто ему требовалось все время наклоняться вперед, чтобы слышать собеседника. Его умеренно высокий волосяной гребень был совсем светлым, под цвет его бледной коже. Рядом с этим великаном стоял подросток, вряд ли больше тринадцати лет от роду, облаченный в униформу, какую Вир никогда раньше не видел. Она была почти сплошь черной, что жутким образом напомнило Виру форму земного Пси Корпуса, но в данном случае черный цвет контрастировал с кроваво-красным шарфом, драпировавшим грудь мальчика.

- Посол Вир, - повторил высокий человек, - Я - Кастиг Лионэ, Канцлер Департамента Развития в офисе Министра Дурлы. Для меня большая честь встретить вас. Трок, забери у Посла его багаж.

- О, не стоит беспокоиться, - начал было Вир, но опоздал. Подросток, Трок, уже оказался с ним рядом и вцепился в чемоданы, которые Вир пытался удержать в руках. Ему хватило одного взгляда в глаза мальчика, чтобы сразу отпустить поклажу. Юноша легко поднял чемоданы… настолько легко, будто они потеряли в весе, когда Трок подхватил их. Вир сказал себе, что, наверно, чемоданы казались ему такими тяжелыми просто по причине усталости после долгой дороги. - Я… не ожидал, что меня кто-нибудь будет встречать. Я рассчитывал добраться до дворца самостоятельно. Мне бы не хотелось никого обременять.

Лионэ улыбнулся. Своей улыбкой он мог бы, пожалуй, напугать любого, но к счастью, улыбка исчезла с его лица быстрее, чем появилась.

- Вы в точности такой, как мне говорили. Скромный и застенчивый. Словно вы до сих пор не понимаете важности своей миссии.

- Ну… однажды приходится смириться с пониманием… что быть послом Центавра на Вавилоне 5, это не только не значит занимать важный пост… но на самом деле означает… как бы это выразиться… - Вир понизил голос, будто боялся, что его последующие слова оскорбят Лондо, хотя того и не могло быть поблизости. - Быть шутом. Быть тем, кого никто не воспринимает всерьез.

- Времена меняются, - бодро возразил Лионэ.

- Да, это точно. А кто этот молодой человек? Кажется, вы сказали, его зовут Трок? - Вир широко улыбнулся, а в ответ получил решительное угрюмое лицо, и взгляд, от которого у него возникло отчетливое ощущение тревоги. - Что это за униформа?

- Трок стал одним из первых членов нашей новой молодежной организации, мы назвали её Пионеры Центавра. И в самом деле, эти Пионеры будут первыми и лучшими кандидатами в следующее поколение лидеров нашего мира.

- О, игра слов! Это очень остроумно, - сказал Вир.

Трок ответил ему таким взглядом, от которого, по мнению Вира, мог возникнуть новый ледниковый период, если бы нашелся способ материализовать сквозивший в нем холод.

- Мы не остроумничаем, - отрезал Трок.

- Трок… - в голосе Лионэ послышался упрек.

- Сэр, - поправился Трок и повторил: - Мы не остроумничаем, сэр.

- О… не беспокойтесь, я… все правильно понял, - пробормотал Вир, которому становилось все более и более жутко от происходящего.

- Отряды Пионеров Центавра создаются по всей планете. Молодежь - это наша надежда на будущее, Посол, так было, есть и будет всегда. Лучшее, что можно сделать для укрепления морали и духа наших граждан, это дать им увидеть, как энергия и энтузиазм молодых направляются в позитивное русло. Потому и было решено создать молодежную организацию.

- А чем именно занимаются Пионеры Центавра? - спросил Вир у Трока. Трок ответил без раздумий:

- Всем, что прикажет нам Канцлер Лионэ.

- О-о!

- Они находятся на службе общества, занимаются общественными работами. Наводят порядок на улицах, проводят политинформации… ну и всякое в таком роде, - объяснил Лионэ.

- Поразительно. И это была идея императора?

- Честно говоря, это была идея Министра Дурлы, но император сразу же горячо её поддержал. Затем Министр Дурла назначил меня надзирать за этой программой… а также искать другие способы поднимать мораль на Приме Центавра.

У выхода из здания космопорта их поджидал транспорт, который немедленно понесся в направлении дворца.

- Знаете… я вот что подумал об этом, - сказал Вир.

- О чем, Посол?

- О подъеме морали. Существует чудесная земная игра, которой меня обучил на Вавилоне 5 кап… Президент Шеридан. Если суметь организовать команды, чтобы играть в нее, то может получиться просто замечательно.

- Вот как, - Кастиг Лионэ еще раз изобразил сморщенную улыбку. Трок сидел на переднем сидении и решительно смотрел прямо вперед. - И что же это за игра?

- Она называется «бейсбол».

- Вот как, - повторил Лионэ. - И как в нее играть?

- Ну…- начал Вир, увлекаясь любимой темой, - у вас есть по девять человек с каждой стороны. И один человек, он стоит посреди поля, на куче земли, и у него есть мяч, примерно вот такого размера. - Вир обхватил ладонями воображаемый сфероид. - И еще один человек, от другой команды, он стоит в отдалении с битой в руках.

- С битой.

- Ну да, с большой битой. И человек, который стоит на куче земли, бросает мяч в человека с битой.

- С целью убить или ранить его? - у Кастига Лионэ явно пробудился интерес.

- О, нет. Нет, он старается, чтобы мяч пролетел мимо. А человек с битой пытается ударить по мячу. И если он промажет, у него есть еще две попытки, чтобы попытаться попасть. И если он попадет, он бежит на базу…

- Военную базу?

- О, нет. Это квадрат, вот такой величины. Он пытается добежать до базы прежде, чем другой человек с поля поймает мяч.

- И… если у него получится… то, что будет? - поскольку оказалось, что цель игры не в том, чтобы вывести противника из строя, интерес к ней канцлера Лионэ стремительно угасал.

- Если он не успеет, он выбывает.

- Выбывает из игры?

- О, нет. Он может попробовать позже, когда очередь снова дойдет до него. Но если у него получится и он доберется до базы, у него будет шанс добраться до следующей базы.

- Это кажется бессмысленным. Почему бы ему просто не остаться там, докуда он добрался?

- Потому что если он доберется до второй базы, то он сможет попытаться…

- Добраться до третьей базы? - скептически спросил Лионэ. - И будет ли всему этому конец?

- О, да! После того, как он доберется до третьей базы, он должен попытаться вернуться домой.

- Домой? Вы имеете в виду, выйти из игры?

- Нет, добраться до исходной базы. И, если он доберется до дома, то его команда выигрывает забег. И они делают это туда и обратно, выигрывая забеги или ауты, до тех пор, пока не наберется три аута с каждой стороны, и это называется подачей. И игра продолжается до девяти подач, если только игра не завяжется, и в этом случае она может продолжаться вечно, или пока не пойдет дождь, или пока она всех не задолбает.

Кастиг Лионэ уставился на Вира с весьма странным выражением на лице, а потом спросил:

- И эта игра пользуется популярностью на Земле?

- Земляне обожают её, - подтвердил Вир. А Трок заметил сурово:

- Не удивительно, что Минбарцы пытались их уничтожить.


Глава 7


- Вир! Вииииир!

Приветствие Лондо оказалось радостным, шумным и бурным, чего Вир совершенно не ожидал. Но с другой стороны, дело было во время большего приема, а это как раз та обстановка, в которой Лондо чувствовал себя как рыба в воде.

Чего никак нельзя было сказать о Вире. Конечно, Вир побывал уже на множестве вечеринок, в основном в обществе Лондо на Вавилоне 5. Лондо обладал особым даром: вокруг него, как вокруг некоего центра притяжения, вечеринки, казалось, возникают сами собой. Впрочем, большую часть этих пирушек Вир он мог припомнить лишь очень смутно, словно сквозь туман. Очень, кстати, приятный туман.

Но здесь… здесь был прием при дворе!

Не смотря на то, что совесть Вира отягощали теперь отвратительные деяния - участие в тайных заговорах, и даже - страшно сказать! - убийство императора (18), - во многом он по-прежнему оставался той относительно невинной личностью, постоянно смущавшимся простачком из клана Котто, которого сослали на Вавилон 5, назначив на должность атташе к не менее презренному Лондо Моллари.

И вот он попал на прием при императорском дворе, затесался в толпу сильных мира сего, тех, кто двигает и сотрясает центаврианские устои и общество… в глубине души Вир по-прежнему не верил, что все это наяву. Виру Котто такое не положено. Ему положено кое-как сводить концы с концами и стараться случайно не оказаться у кого-нибудь на пути.

Ему все время хотелось ущипнуть себя, чтобы убедиться, что это не сон. Да, это казалось прекрасным сном, хотя Вир знал, что даже у самого прекрасного сна есть темная, кошмарная сторона. Да, он знал это слишком хорошо.

Большой приемный зал кипел жизнью. Там пели, танцевали и веселились. Едва прикрытая танцовщица столкнулась с Виром и улыбнулась ему - ЕМУ! - столь обольстительно, что Вир и без вина почувствовал легкое головокружение. Официанты, разносившие изысканные яства, устремились со всех сторон, пытаясь угодить ему. Публика, обряженная в самые роскошные одежды, болтала и смеялась, и вела себя так, будто ничто в этом мире не заботило её.

- Вир! - крикнул Лондо еще раз. И начал прокладывать себе путь сквозь толпу. Императору пробиться сквозь нее было гораздо проще, чем простому смертному. Толпа волшебным образом таяла перед Лондо, освобождая ему путь, и снова смыкалась позади, когда он проходил. Это придавало его продвижению сходство с плаванием большого корабля сквозь океанские воды.

«Корабль государства», - отметил про себя Вир. - «Государственная машина во плоти.»

У Лондо в руках был бокал. Он как раз проходил мимо какого-то сановника, и даже не взглянув, мимо кого же он проходит, выдернул еще один бокал у того из рук и понес его Виру. Сановник не сразу осознал происшедшее, но когда понял, кто похитил его выпивку, то просто направился к одному из блуждавших по залу официантов, подавая тому знак, что хочет еще.

- Вир! Я должен загадать тебе загадку! - заявил Лондо, всучив Виру бокал.

Несколько идей, перебивая друг друга, закружились в голове Вира при приближении императора… надо поблагодарить Лондо за выпивку; надо сказать ему, что выпивка не нужна; сказать Лондо, что он, Лондо, очень хорошо выглядит; сказать ему, что он, то есть Вир, очень польщен, что его пригласили на встречу с ним, то есть с Лондо. Все это пришло на ум Виру, когда он увидел приближающегося Лондо, но все это было решительно сметено прозвучавшим неожиданным заявлением.

- За… загадку?

- Да! Да, мудрую, даже очень мудрую загадку. Её рассказала мне Сенна. Она очень умная, наша юная леди.

- Да, ты говорил мне о ней. Такая трагедия, потерять своего учи…

- Вир! Так ты хочешь услышать загадку, или нет? - оборвал его Лондо.

- О… несомненно. Да. - Вир затряс головой.

Лондо обнял Вира за плечи, приблизив к себе его лицо. От Лондо сильнее, чем обычно, разило алкоголем.

- Так слушай меня внимательно. Что более велико, чем Великий Создатель… Что более ужасно, чем корабль Теней… Что есть у бедных… Чего недостает богатым… а если ты будешь есть его, ты умрешь.

Вир молча повторил про себя элементы загадки, а затем покачал головой:

- Я сдаюсь.

- Ты сдаешься! - Голос Лондо звучал почти разъяренно. - Ты сдаешься? Это твоя главная проблема, Вир. И всегда было твоей главной проблемой. Ты сдаешься чересчур быстро. Ты обязан сначала все обдумать, Вир. И тогда, даже если ты не добьешься успеха, ты по крайней мере попытаешься!

- Да… все хорошо. Давай я подумаю. Более велико, чем Великий Со…

Его мыслительный процесс был решительно прерван прозвучавшим за спиной приветствием.

- Посол. Какое удовольствие видеть вас.

Вир обернулся - там стоял Дурла.

Виру доводилось уже встречаться с этим человеком, но лишь мельком и до того, как Дурла стал министром. Поэтому нынешнюю их встречу, в общем-то, можно было считать первой. И первым делом у Вира сразу возникло ощущение, что с Дурлой следует стараться держать ухо востро.

- Взаимно, министр, - просто ответил Вир на его приветствие.

- Как замечательно, что вы смогли вырваться с Вавилона 5, чтобы посетить наше маленькое торжество. Я уверен, что на Вавилоне 5 у вас масса неотложных дел.

Вир отметил, как взгляд Лондо то и дело перескакивает с Дурлы на него и обратно. Ему показалось, что Лондо получает странное удовольствие, наблюдая за их обменом любезностями. Виру, между тем, меньше всего хотелось бы сейчас заниматься словесной пикировкой с Дурлой.

- О, да… да, на Вавилоне 5 я очень занят, - подтвердил Вир.

- Несомненно. Хотя, - продолжил Дурла, - будущее Республики Центавра зависит, как я полагаю, от того, что происходит сейчас здесь, на Приме Центавра, а не на груде железа, которая болтается в космосе за много световых лет отсюда. В том месте, которое послужило базой для операций Альянса, имевших целью стереть Приму Центавра с лица Творения, не так ли?

- Министр, - осторожно начал Вир, - при всем моем уважении, если бы Межзвездный Альянс действительно ставил перед собой такую цель, я сомневаюсь, что мы стояли бы сейчас здесь в нетронутом дворце, наслаждаясь этим изумительным вином. Прошу прощения! - Вир жестом показал проходившему мимо официанту, что ему необходимо наполнить бокал. Вообще-то он не был пьяницей, но в последние годы, из-за обширной практики его уровень потребления значительно возрос. Это казалось неизбежным после стольких лет совместной работы с Лондо Моллари. Когда официант поспешил исполнить его требование, Вир продолжил:

- Не забудьте, министр, что это я занимаю пост на Вавилоне 5. Я уже много лет знаком с Президентом Альянса. Я не позволил бы себе комментировать то, что, как я слышал, происходит здесь, но мне кажется, что вам следовало бы более тщательно обдумывать выражения при упоминании Альянса.

- И что же, как вы слышали, происходит здесь? - спросил Дурла, слегка приподняв одну бровь в знак любопытства.

Вир опустил глаза и принялся рассматривать бокал в своей руке с таким видом, будто напиток в этом стакане возник волшебным образом. Затем одним глотком отпил половину, предчувствуя, что сегодня вечером ограничиться этим не удастся.

- О, всякие дурацкие слухи. Люди исчезают. Умеренные политики лишаются уважения, лишаются постов… лишаются жизни. На их места приходят ваши ставленники.

- О, вы переоцениваете меня, господин Посол, - сказал Дурла подкупающе честным голосом. - Сознаюсь, я часто рекомендую императору людей, которых считаю заслуживающими доверия. Но поскольку сферой моей компетенции является Внутренняя Безопасность, то, мне кажется, будет разумно, если я стану выдвигать людей, о которых точно знаю, что они будут лояльны Республике.

- Вы хотели сказать, лояльны вам?

- Я сказал именно то, что хотел сказать, Посол, - невозмутимо ответил Дурла. - Не следует забывать, что именно император является живым воплощением духа Республики Центавра. Так что если бы я задумался о таком понятии, как «личная преданность» моих выдвиженцев, то, конечно, речь шла бы об их личной преданности императору, но не мне.

- Как любезно с вашей стороны, Министр, - наконец, вступил в разговор Лондо. - Сейчас, и в самом деле, такие опасные времена. Так трудно бывает разобраться, кому можно доверять, а кому нет.

- Совершенно верно, - подтвердил Дурла и хлопнул Вира по плечу. - Мне кажется, у вас возникло какое-то неверное впечатление обо мне, Посол. Пусть отсохнет мой язык, если он произнес слова, которые хоть на мгновение обеспокоили вас.

- Вот на это я бы с удовольствием согласился, - пробормотал Вир.

Очевидно, пропустив мимо ушей его сарказм, Дурла продолжил:

- В конечном счете, все мы хотим одного и того же. Хотим вернуть Республике Центавра то почетное место, которое она некогда занимала на межзвездной арене.

- Мы этого хотим?

- Конечно, Посол! - воскликнул Дурла, считая это само собой разумеющимся. - В настоящий момент для многих мы являемся не более, чем посмешищем. Разбитым, падшим врагом. Стремление не дать нам подняться объединяет многие расы. Когда-то… когда-то при одном упоминании нашего имени они тряслись от страха. Теперь они трясутся от смеха.

- Ужасно, - нараспев произнес Лондо, словно ему доводилось участвовать в подобных разговорах уже тысячу раз. Вир не мог не отметить, что Лондо потребляет ликер примерно втрое быстрее, чем сам Вир. Пожалуй, быстрее, чем кто-либо в этом зале. - Это воистину ужасно.

- И даже теперь, когда мы отстраиваемся, надрываемся, выплачивая репарации, когда мы пытаемся вернуть себе гордость и величие… они надзирают за нами. Они обращаются с нами так, как мы раньше обращались с Нарнами. И как вы это назовете?

- Насмешка судьбы? - предложил Вир.

Как будто не слыша Вира - возможно, Дурла и вправду его не слышал - Дурла сам ответил на свой вопрос.

- Оскорбления! Оскорбление на оскорблении! Но стремление к величию по-прежнему живо на Приме Центавра, по-прежнему пылает жаром в сердцах наших людей.

- Вообще-то жар - это, обычно, плохая вещь, - сказал Вир. - Знаете ли, иногда от него можно и умереть.

- А иногда приобрести необыкновенную ясность мысли, - парировал Дурла.

- У меня, обычно, бывает только головная боль.

- Мы шествовали среди звезд, - настойчиво продолжал Дурла. - А когда ты видел вокруг себя небо, полное звезд, как же можно после этого довольствоваться лишь подножной грязью? Знаете, чего я хочу от моего народа, Посол? Хотите знать правду? Я хочу, чтобы мой народ вновь занял то место, которое по праву принадлежало ему в галактике. Я хочу вновь увидеть, как Центавр простирает свою руку и повелевает звездами. Я хочу славы. Я хочу, чтобы мы стали теми, кем должны быть. (19) Означает ли это, что я хочу слишком много, Посол?

Но ответил ему Лондо, глядя в бокал, который он вертел в руке.

- Нет, - тихо сказал он. - Нет… это вовсе не так уж много.

Дурла собрался было продолжить, но кто-то окликнул его по имени из дальнего конца зала. Похоже, что там шел дружеский диспут, и Дурла был призван рассудить и завершить спор. Министр поспешно, но элегантно поклонился Виру и Лондо, и удалился.

Еще несколько сановников направились к императору, шумно требуя его внимания, но Лондо отмахнулся от них. Вместо этого он положил Виру руку на плечо и сказал:

- Давай прогуляемся, Вир. Поделись со мной свежими новостями да сплетнями, да смотри, не вздумай упустить ни одной мелочи!

- Ну, что касается самой свежей новости: он не нравится мне, Лондо. Этот Дурла. Ну нисколько не нравится, - Вир перешел на шепот, безуспешно пытаясь скрыть свое раздражение.

- Дурла? Что не так с Дурлой? - Можно было подумать, что Лондо крайне изумлен.

- Слушай, не пойми меня неправильно, но… чем-то он напоминает мне тебя. Точнее, тебя, каким ты был несколько лет назад.

- Мне он меня не напоминает нисколько.

- Ты шутишь? А все эти разговоры о том, кем он хочет нас видеть? Разве в прежние времена ты не мог бы сказать то же самое?

- Нет. Я бы никогда так не сказал.

Вир с досадой покосился на Лондо, который уводил его все дальше от шумной толпы по одному из больших дворцовых коридоров.

- И куда мы идем? - спросил Вир.

- На экскурсию. Ведь во дворце многое изменилось с тех пор, как ты был здесь в последний раз. - Лондо бросил на Вира слегка затуманенный взгляд. - Итак, давай разберемся: ты говоришь, что Дурла напоминает тебе меня, и по этой причине он тебе не нравится. Получается, что я должен оскорбиться, разве не так?

- Когда я впервые повстречался с тобой, в те давние времена ты… в общем, ты был чем-то пугающим, Лондо. И у тебя были эти видения о том, каким быть Центавру. И ты…

- Добился их исполнения, - тихо сказал Лондо.

- Да. И из-за этого погибли миллионы.

- Какие резкие слова. Ты осуждаешь меня, Вир? Ты осмеливаешься судить императора? - в словах Лондо звучал вызов, но в тоне, каким они были произнесены, слышалось только любопытство.

- Я знаю тебя, Лондо. Иногда я даже думаю, что знаю тебя лучше, чем кто-либо другой… по крайней мере из тех, кто остался жив. Дурла унаследовал твои мечты, Лондо. А посмотри, к чему они приводят. К смерти, разрушению, трагедии.

- Дорога судьбы никогда не бывает гладкой, Вир. На пути всегда попадаются ухабы.

- Ухабы? Лондо, мы устроили резню Нарнам! Мы повсюду сеяли хаос и разрушение! А потом наши грехи откликнулись нам с утроенной силой. И все это только из-за той мечты о величии, о котором разглагольствует теперь Дурла. Когда мы хоть чему-нибудь научимся, Лондо? Знаешь, чем это закончится? Гибелью всех и каждого центаврианина в галактике!

- Зачем ты мне задаешь эти вопросы? - поинтересовался Лондо. - Знаешь, кого тебе нужно спросить? Рема Ланаса.

- Извиняюсь… что? - разговор на полном ходу столь резко свернул в сторону, что Вир не сразу сумел сориентироваться. - Рем Ланас? Кто это?

- Как я слышал, он сейчас на Вавилоне 5. Живет там уже некоторое время. Очень мудрый индивидуум. Знаешь, зачем мы сюда пришли, Вир?

Еще один резкий вираж. Голова Вира уже отказывалась понимать, в какую же сторону теперь повернул их разговор, и вообще, о чем, собственно, они говорят.

- Ну, я… пожалуй нет, Лондо, если быть честным. Мне очень приятно, что проводится этот прием, просто потому, что приятно видеть наш народ, празднующий хоть что-то, даже если это просто междусобойчик в честь планов реставрации нашего величия. Но я не уверен, что понимаю, зачем тебе понадобилось приводить меня сюда.

- Ты на что это намекаешь, Вир?

- Намекаю? Я… - он вздохнул. - Лондо… может быть, ну… возможно, ты немножечко слишком много выпил. Потому что, если быть честным, ты говоришь не слишком вразу…

- Может быть, ты полагаешь, - продолжил Лондо, - что, если бы я того пожелал, то не смог бы переговорить со своим послом на Вавилоне 5, не вызывая его сюда, во дворец? Что меня беспокоит отсутствие безопасных каналов связи? Что кто-то подслушивает все, что я говорю? Ты это хочешь сказать, Вир?

Мистер Гарибальди однажды употребил выражение, которое Виру показалось крайне странным: «Просиял, как медный грош» для обозначения того, что кто-то только что что-то внезапно понял. Вир никогда до конца не понимал это выражение, поскольку не имел представления, ни что такое грош, ни как он может просиять, ни каким образом с помощью этого можно достичь понимания.

Тем не менее, в этот самый момент, когда Вир слушал - очень внимательно слушал - то, что говорит Лондо, у него возникло смутное подозрение касательно того, что сияние медного гроша может означать для него лично.

- Нет, - начал Вир очень осторожно. - Я вовсе не собирался на это намекать. - Но сказал он это таким тоном, который, как он надеялся, поможет Лондо понять, что он ухватил подтекст.

Туман алкогольного дурмана, который клубился в глазах Лондо все время вплоть до этого момента, казалось, на мгновение рассеялся. Лондо молча кивнул, затем открыл рот, чтобы заговорить снова…

…но вместо этого пошатнулся.

- Лондо?

Лондо провел ладонью по лицу, словно пытаясь стряхнуть с него паутину, и когда он опустил руку, на его лице осталось выражение гнева и покорности.

- Начинаешь привыкать к алкоголю, как я погляжу, - пробормотал он.

- В некотором роде, да, - сказал Вир.

- Я не с тобой говорю.

- Но…

Но настроение Лондо вновь внезапно переменилось, к нему вернулась веселость.

- У нас есть великолепная галерея, Вир, созданная усилиями предыдущих императоров. Мы собрали там лучшие статуи и картины. Пойдем, тебе стоит на это взглянуть!

- Хм… Хорошо…

Болтая с нарочито преувеличенным весельем, Лондо отвел Вира в дальний конец коридора. Там они повернули направо, потом налево, и оказались в зале весьма солидных размеров. Как и хвастался Лондо, стены зала были увешаны огромным количеством полотен, между которыми, в специально вырезанных нишах, стояли статуи.

Первая картина, на которой естественным образом задержался взгляд Вира, оказалась портретом императора Картажи. Лондо проследил взгляд Вира и озвучил его мысли вслух:

- Почему он здесь, а?

Вир кивнул в знак согласия с тем ответом, который предполагала сама постановка вопроса.

- Он был безумцем, Лондо. Отвратительная глава нашей истории. Ему не следует находиться здесь в одном ряду с остальными.

- Он должен быть здесь, Вир, - возразил Лондо. - Именно потому, что он часть нашей истории. Если мы не будем помнить о том, что мы сделали не так, сможем ли мы понять, как следует поступать правильно?

- Похоже, не все могут прийти к согласию, о том, что такое правильно, и что такое неправильно, - печально сказал Вир, на всякий случай оглянувшись, словно обеспокоенный тем, не стоит ли Дурла у него за спиной.

- Надеюсь, ты не имеешь в виду Дурлу, не так ли? Успокойся, Вир, его мнение не является здесь единственным.

- Но ведь Дурла не имеет отношения к тем портретам, которые висят в этом зале. Все они…

- Вир… Не напоминай мне о Дурле. Сейчас это не важно. Просто полюбуйся на эти картины. Разве они не прелестны?

Вир начинал терять остатки терпения с императором.

- Да, они очень милы, но это не то, что…

- Вот император Турхан, - Лондо указал на одно из полотен. - Великий человек.

- Великий человек? - хмыкнул Вир. - Своими предсмертными словами он подвиг нас атаковать Нарн. Тебе ли не знать, ты же единственный, кто их услышал, и… - Вир осекся, увидев выражение на лице Лондо. Грош сверкнул еще раз - Вир понял, что разгадал ужасную тайну Лондо: предсмертные слова Турхана не были словами о войне. - Лондо?

- Умирая, он завещал нам жить в мире с Нарном… и сказал, что проклинает нас с Рефой. Да, он был мудрый человек. - В голосе Лондо не было ни капли гнева. Разве что удивление перед величием Турхана.

Но Вира охватил ужас. Он отступил на шаг, кровь отхлынула от его лица.

- Лондо… Великий Создатель, Лондо… как ты… как ты мог…

Лондо пожал плечами.

- И только? - Продолжил Вир. - Это все что ты мне ответишь? Просто пожмешь плечами? Лондо, как… как ты мог?

- В своей жизни я уже великое множество раз слышал этот вопрос, Вир, и вот что интересно, каждый раз отвечал одинаково: как я мог? Легко.

Вир не нашел, что ответить. Впервые за все время знакомства с Лондо он не мог найти нужных слов. А Лондо со свой стороны, словно не замечал очевидного дискомфорта Вира и продолжал рассуждать:

- Мы делаем то, что должны, Вир. Так поступают все. И всегда. Вот возьми, к примеру, императора Крэна. Ты помнишь его, Вир? Ты не забыл, что с ним случилось?

Вир почувствовал, что у него начинает кружиться голова, и вовсе не от обилия выпитого. Даже и в трезвом виде он вряд ли смог бы свести воедино все фрагменты того, что наговорил ему сейчас Лондо.

- Император Крэн… в общих чертах, да. Но ведь он умер еще до моего рождения, и…

Лондо остановился как раз напротив бюста Крэна. Пожалуй, это был самый маленький бюст в комнате, словно его делали впопыхах, исполняя неожиданный приказ о необходимости срочного пополнения коллекции.

- Какое короткое у него было царствование. Маленькая заметка на полях нашей славной истории. Правитель периода великих перемен. В то время центавриане оказались разобщены больше, чем когда-либо. Предыдущий император, Турис, был чересчур слабохарактерным, и после его ухода все великие дома сцепились друг с другом в борьбе за власть. И это грозило перерасти в кровавую бойню. Бедняга Крэн… так ты вспомнил, что с ним случилось, Вир?

- Да, я думаю, да. Но…

- Иногда нам всем все же удается прийти к единому мнению о том, что правильно, а что ошибка. И мы не хотим, чтобы ошибки повторялись вновь. Ни с нами, ни с кем-либо еще. НИ С КЕМ, Вир. Ты меня понял? - Голос Лондо возвысился до неожиданной непонятной страстности. - Ты меня понял, Вир? Ты следишь за тем, какие слова слетают с моего языка?

- Да, да, конечно, - Вир чувствовал себя потерянным больше, чем когда-либо. - Ловлю каждое слово.

- Это хорошо. Я рад, что у нас состоялся этот разговор. Так будет лучше для нас всех. Идем… а то вечеринка закончится без нас. Мы же не хотим, чтобы кто-то подумал, будто в наше отсутствие можно по-настоящему веселиться? И знаешь что, Вир? Я бы хотел, чтобы ты запомнил накрепко: все здесь, все, что мы восстановили, все, чем я управляю… все это заставляет меня поразмыслить над вопросом, что же я такое на самом деле. И даже не столько я, сколько мы все, и что будет с нами всеми меньше, чем через неделю.

- И что же с нами будет?

- А-а, - усмехнулся Лондо. - Вот разгадаешь мою загадку, великую загадку сегодняшнего вечера, всю, до последнего слова, тогда и узнаешь. Вот как.

И с этим таинственным замечанием он ушел назад в пиршественный зал, оставив совершенно сбитого с толку Вира почесывать затылок в размышлениях, что же такое здесь сейчас произошло.


* * *

Когда Вир вернулся в свое пристанище, он с изумлением застал там ту самую танцовщицу, которая строила ему глазки на приеме во дворце. Одежды на ней было существенно меньше, чем раньше. Если говорить точнее, то вся её одежда состояла из простыни, которой она прикрывалась, лежа на кровати. Вир застыл в изумлении, и лишь спустя некоторое время осознал, что поскольку его рот все равно открыт, то лучше с его помощью издать какие-либо более осмысленные звуки, чем: «Ох…ох…ох».

- Ох… Ну… Привет, - сказал он.

- Привет, - промурлыкала девушка в ответ.

- Я… прошу простить, что потревожил вас. Я думал, здесь моя квартира. Должно быть, сбился с дороги… - Вир повернулся было, чтобы уйти, но тут же увидел свой чемодан в углу, и понял, что он пришел именно туда, куда и предполагал. Как, впрочем, и эта девушка.

- Разве ты не хочешь разделить со мной ложе? - спросила она.

- Разделить его на части будет несколько затруднительно, - Вир вымученно улыбнулся своей неуклюжей попытке пошутить. Однако, от его глупых слов милая улыбка на лице девушки ничуть не изменилась, и Вир немного успокоился. - Э… послушайте… Может быть произошла какая-то ошибка?

- Ты Вир Котто? - красотка сменила позу, повернувшись слегка на бок. Вир внезапно взмок. Кроме того, он почувствовал некоторое стеснение в груди, и снова призвал себя успокоиться.

- Да. Но… можно спросить, как… то есть, почему…

- Министр Дурла опасался, что, возможно, неумышленно оскорбил тебя… и из уважения к твоему давнему знакомству с императором, попросил меня убедиться, что твои впечатления от сегодняшнего вечера не останутся неприятными.

Как только прозвучало имя Дурлы, всякий интерес к этой особе, если он и был у Вира, мгновенно испарился.

- Дурла. Понятно. Что ж… - Вир решительно прочистил горло. - Я вот как считаю. Я сейчас отвернусь и отведу взгляд, чтобы вы могли выйти отсюда одетой, и передать Дурле, что все отлично, и я польщен его заботой. Хорошо?

На лице девушки промелькнуло разочарование.

- Ты уверен?

- Мисс… поверьте мне, способность принимать правильные решения никогда не была моей сильной стороной. Обычно я во всем сомневаюсь. Но сейчас, да, я абсолютно уверен. - Вир отвернулся к стене и стал ждать. Он слышал шуршание простыней, когда девушка соскользнула с кровати, и шорох одежд по ее телу, когда она одевалась.

Мгновение спустя её рука прошлась по спине Вира сверху вниз, и милый голос проворковал:

- Тогда спокойной ночи, Посол.

- Спокойной ночи, - ответил Вир сдавленным голосом.

Дверь скрипнула и закрылась, а он долго еще стоял неподвижно, не решаясь обернуться. А затем позволил себе вздох облегчения, когда убедился, что девушка действительно ушла.

Дурла. Её прислал Дурла. Сама мысль об этом ужасала. Более того, когда Вир отвернулся от девушки, чтобы дать ей возможность одеться, он все-таки продолжал внимательно следить за движениями её тени, опасаясь, как бы она не подкралась к нему сзади с ножом. Такой поступок, по мнению Вира, более соответствовал бы манерам Дурлы, чем проявленное им великодушие.

- Вот потому-то я и не люблю задерживаться на Приме Центавра, - пробормотал Вир про себя.

Он убедился, что дверь заперта на замок, и переоделся ко сну. Но сон не шел. Вир лежал, глядя в потолок, и раздумывал над тем, что наговорил ему Лондо. Высказывания императора казались нарочито бессвязными и никак не желали укладываться в единую картину…

Кто такой Рем Ланас? И к чему весь этот разговор об императоре Крэне? И…

Эта загадка. О том, что более велико, чем Великий Создатель. Какое отношение может иметь эта загадка хоть к чему-нибудь? И зачем Лондо первым делом именно загадал ему эту загадку?

Что более велико, чем Великий Создатель? Оставшаяся часть загадки не имела смысла, по той простой причине, что не могло быть ничего более великого, чем Великий Создатель. О, конечно, непросто было понять, почему Великий Создатель позволил Республике соскользнуть в такой хаос, почему он молча взирал на бомбардировки и…

Внезапно Вир сел, широко раскрыв глаза, почувствовав приступ почти детской радости.

- Ничего, - сказал он вслух. - Разгадка и будет - «ничего».

Это отлично подходило. Не было «ничего» более великого, чем Великий Создатель. Не было «ничего» более страшного, чем корабль Теней… уж это-то Вир мог засвидетельствовать лично. У бедных «нет ничего». И «нет ничего», в чем нуждались бы богатые. А если тебе нечего есть… ты умрешь.

Хорошая загадка. Заставляет размышлять.

Вир решил подумать о том, что еще сказал ему Лондо. Что-то насчет…

Что же в точности сказал Лондо?

«Все здесь, все, что мы восстановили, все, чем я управляю… все это заставляет меня поразмыслить над вопросом, что же я такое на самом деле. И даже не столько я, сколько мы все, и что будет с нами всеми меньше, чем через неделю». И велел ему разгадать всю великую загадку сегодняшнего вечера, всю, до последнего слова.

Что ж, загадку он разгадал, и нашел ответ - «ничего». Лондо сказал ему, что с ним не будет ничего. Но при этом хотел убедиться, что Вир понял, что его отнюдь не радует такое положение дел. Но почему? Почему просто не сказать обо всем напрямик? И почему вообще Лондо должен быть несчастен, если ему дана возможность обустроить Приму Центавра согласно собственным желаниям? Где здесь, собственно, трагедия и печаль?

И… с ними всеми «ничего» не будет? Меньше чем через неделю?

Это казалось бессмыслицей.

Или, возможно, смысл в этом был, просто Виру не хватало воли или способностей отыскать его.

Следующее утро он начал с того, что пошел прямо в тронный зал, но гвардеец преградил ему дорогу.

- Мне надо видеть императора, - сказал Вир.

Гвардеец по-прежнему преграждал ему путь, не проявляя ни малейших признаков того, что он расслышал слова Вира.

- У меня срочное дело, - сказал Вир.

- Боюсь, император сегодня никого не принимает, - раздался голос у него за спиной. К Виру по коридору приближался Дурла, и вид у министра Внутренней Безопасности был настолько хозяйский, что можно было подумать, будто именно Дурла является истинным владельцем дворца.

- И почему же это? - спросил Вир.

Дурла пожал плечами.

- Я не обсуждаю приказов моего императора, Посол. Я просто им подчиняюсь. И предлагаю вам поступить так же.

- Откуда мне знать, что это действительно его приказ? - усомнился Вир. - Откуда мне знать, что он вообще еще жив?

Само это предположение, похоже, ужаснуло Дурлу.

- Я потрясен, Посол, что вы позволяете себе подобные инсинуации на счет каких-то заговоров против нашего императора. Уверяю вас, он в тронном зале. Он просто желает уединения.

- Слушайте, - горячо сказал Вир. - Если я не…

Дверь в тронный зал внезапно распахнулась.

Вир обернулся и вгляделся внутрь, и действительно, там, на троне, сидел Лондо. Он сидел, выпрямившись, глядя прямо перед собой, ни один миллиметр его тела не шелохнулся, выдавая то, что он еще жив. А затем Лондо совсем чуть-чуть повернул голову и глянул в сторону Вира. Он кивнул разок, словно говоря: «Все хорошо. Уходи». И затем снова уставился прямо перед собой, молча, не выказывая ни малейших признаков интереса к происходящему.

Вир отступил на шаг, дверь захлопнулась. Он обернулся к Дурле, но тот просто улыбнулся в ответ и сказал:

- Желаю удачного возвращения на Вавилон 5, Посол. Надеюсь вновь увидеть вас здесь… в самом ближайшем будущем.

И с этими словами ушел прочь.


Интерлюдия


Дремотник проснулся.

Он почувствовал, как приближается кто-то из Тех, Кто Таится В Тени, и включил свое сознание…

Он был в замешательстве. Он вдруг понял, что никогда не был цельной личностью, Словно сразу после появления из чрева матери его разлучили с братом-близнецом, который жил с тех пор где-то в неизведанной дали. Но одновременно откуда-то пришло понимание, что вот-вот должно случиться нечто очень важное. Встреча с утерянной половиной своего «я» должна была произойти очень скоро, и тогда он впервые в жизни узнает, что значит быть цельным, единым, и не чувствовать себя потерянным.

А еще он заметил, что ему начали нравиться тени. В них не было недостатка здесь, на нижних уровнях. И, наверное, каждая из них скрывала свой таинственный секрет. Когда-то, как и большинство людей, он боялся теней. Но теперь он любил подолгу всматриваться в них. Тени влекли его, манили своей прохладой…

А затем тени начали звать его к себе. Не все, но одна из них - точно. Он вдруг понял, что если придет туда, в уголок одного из многочисленных коридоров. то жизнь его впервые обретет какой-то смысл.

В самом деле, в последнее время он чувствовал, что его жизнь заполнена какой-то странной пустотой. Он помнил своих родителей, помнил, как обнимала его мать, как отец в первый раз вел его в школу. Он помнил их…но только словно издали, как если бы его память сохраняла какие-то образы, которых никогда не было в его сердце.

Он помнил женщину, которая была его первой любовью, помнил теплоту её поцелуя.

Он помнил её… но ничего по отношению к ней не чувствовал. Он знал, что они

сплетались с ней в порыве страсти, но не мог припомнить своих ощущений.

Вся его жизнь словно стала каким-то видеофильмом, который он посмотрел,

но не пережил.

Вокруг никого не было. Шаг за шагом он неуверенно приближался к этой тени.

И в этот момент где-то глубоко внутри него нечто не совсем биологическое, не совсем техническое, шевельнулось и ответило на призыв из темного угла.

Он приближался к тени, а тень вдруг ожила… Обрела форму серой фигуры, с рукой, призывно протянутой к нему…

…нет… не к нему… к тому, кто внутри него.


Глава 8


Зак Аллан, глава Службы Безопасности Вавилона 5, смотрел на Вира, подняв одну бровь. Его пронизывающий взгляд был полон изумления.

- Рем Ланас? Вы хотите узнать о Реме Ланасе?

Вир сидел в офисе Зака, сложив руки на коленях.

- Если это не будет слишком затруднительно.

- Он один из ваших? Я имею виду, центавриан?

- Это верно. Обычно мы, конечно, легко можем отыскать своих. Но, знаете ли, из-за бомбардировок многие наши записи пропали. Сейчас мы полагаем, что он здесь, но не уверены в этом.

- А что, это так важно?

Вир от дискомфорта заерзал на своем стуле.

- Почему вы задаете мне столько вопросов, мистер Аллан? Не то, чтобы я имел что-то против, - добавил он поспешно. - Вовсе нет. Я не возражал бы отвечать на ваши вопросы хоть весь день. В моем расписании на сегодня действительно ничего не запланировано. Так что, если вы хотите продолжить…

Зак поднял ладонь, пытаясь затормозить словесный поток, лившийся из уст Вира.

- Я только хочу знать, - медленно произнес Зак, - представляет ли Рем Ланас какую-либо угрозу безопасности станции? И следует ли мне проявлять беспокойство по этому поводу.

- Угроза безопасности! О нет… нет. Это смешно, - Вир попытался поспешно хихикнуть, но вместо этого у него получился какой-то странный звук, больше похожий на икоту. - Это, в самом деле, смешно, чтобы мы, центавриане, представляли угрозу безопасности. Нет, - повторил он, и внезапно стал серьезным. - Ныне никто из нашего народа не представляет угрозу ни безопасности, ни чему-либо еще. Мы, то есть я, не хотим, чтобы кто-нибудь думал, будто центавриане представляют угрозу. Потому что, знаете ли, как только кто-нибудь начинает так думать, сразу прилетают корабли, бомбят, стреляют, в общем… возникает недоразумение. Мы этого не хотим. Никто этого не хочет. Во всяком случае, я знаю, что я не хочу, и вы не хотите, и…

- Рем Ланас.

- Да, я уверен, что и он тоже не хочет.

- Я другое имел в виду, - терпеливо пояснил Зак. - Кто такой Рем Ланас? Почему вам необходимо его найти?

- Ну… - некоторое время Вир сопел, пытаясь выиграть хоть несколько секунд на обдумывание ситуации, а потом выпалил: - Деньги.

- Деньги? Что с ними такое?

- Рему Ланасу привалила огромная куча денег. Его отец умер. И Ланасу полагается огромное наследство, так что его родители хотят немедленно его отыскать, чтобы дать ему знать…

- «Родители»? Но вы только что сказали, что его отец умер.

- Да… верно. Но я имел в виду, его приемные родители. Отец отдал Рема Ланаса приемным родителям, еще в раннем детстве, и когда этот настоящий отец умирал, он почувствовал себя таким виноватым, что все завещал сыну. Это такая трагедия. Очень неожиданная смерть. Понимаете ли, его отец был оперным певцом, и они давали представления на открытом воздухе, и он широко раскрыл рот, чтобы взять высокую ноту, а тут внезапно прилетела эта дурацкая птичка…

- Хорошо, хорошо, - торопливо оборвал Вира Зак, очевидно, не желая выслушивать окончание душещипательной истории. - Давайте посмотрим, есть ли у нас какие-нибудь записи о прибытии на Вавилон Рема Ланаса.

Зак рылся в компьютере, а Вир переживал страшный душевный дискомфорт. Умение врать никогда не относилось к числу его сильных сторон. Казалось бы, проработав столько времени вместе с Лондо, он должен был стать настоящим асом среди лжецов, но единственное, чему Вир на самом деле сумел научиться, так это забалтывать людей до такой степени, когда они уже готовы согласиться на все что угодно, лишь бы он заткнулся. Когда Вир просто врал, это было неэффективно. Когда он извергал лавину лжи, это обычно приносило результат.

Сейчас ситуацию осложняло еще и то, что Вир и сам не знал, кто такой Рем Ланас, и почему так важно отыскать этого доселе никому не известного центаврианина, который вдруг оказался знакомым самого императора.

Вир вспомнил тот день на Приме Центавра, когда Лондо произнес свою пламенную и гневную тронную речь, призывавшую народ, скорее, к мести, чем к примирению. Когда Шеридан, Деленн и Г’Кар выразили свое недоумение по поводу такой странной речи, Вир лояльно уверил их, что у Лондо были свои причины, чтобы ее произнести. В то время он и в самом деле так считал, продолжал считать и сейчас. Лондо никогда не делал ничего без особых на то причин. Конечно, иногда оказывалось, что причины эти ужасны, но все-таки они были.

Поэтому, когда Лондо заговорил вдруг о некоем Реме Ланасе, Вир - справившись со своим первоначальным замешательством - решил, что это не могло быть случайно брошенным словом, но, по каким-то неведомым причинам, Лондо просто не счел возможным объяснить ему все открытым текстом. Поэтому, вернувшись на станцию, Вир направился прямиком в офис Зака. Вир и сам не знал, чем закончится этот визит, что он пытается найти, что будет делать с теми сведениями, которые, возможно, удастся отыскать. В начале нужно узнать хоть что-то, и тогда, возможно, станет ясно, что делать дальше.

- Ага, попался, - сказал Зак. Его голос вывел Вира из задумчивости.

- В самом деле? И как же его поймали?

- Я вовсе не имел в виду, что мы арестовали его… А что? Есть за что?

Вир нервно усмехнулся.

- Нет, нет, конечно, нет.

- Судя по этим записям, - продолжил Зак, глядя на экран, - Рем Ланас прибыл на станцию около шести месяцев назад. - Зак молча просматривал компьютерный экран еще в течение нескольких секунд, а затем добавил. - А вот с этим могут быть проблемы.

- Что? Какие проблемы?

- Отсутствует всякая информация о том, что он делал дальше, - пояснил Зак, задумчиво почесывая подбородок. - Нет записей о том, где он поселился. Нет записи о трудоустройстве. Насколько я понимаю, он обитает где-то на нижних уровнях.

- На нижних уровнях? Вы уверены?

- Нет, я не уверен. К примеру, он мог ухитриться ускользнуть со станции, не зарегистрировавшись, и тогда его здесь уже нет. Или он мог снять комнату и получить работу, используя поддельные документы.

- Это было бы неразумно. Если он живет по поддельным документам, почему тогда прибыл по настоящим? - возразил Вир.

Зак ухмыльнулся.

- Очень хорошо, мистер Котто. Вы могли бы стать видной фигурой в такой захватывающей области, как безопасность.

- В самом деле? Вы так думаете? Или вы просто шутите?

- Я шучу.

- Ох! - Вир слегка упал духом.

- Но вы правы. Нет смысла прибывать на станцию под настоящим именем, а затем повсюду использовать фальшивое. А это заставляет меня вернуться к первоначальной версии: Рема Ланаса нужно искать на нижних уровнях. Там живет много тех, кто любит оставаться в тени. Отгороди себе угол и живи. Соглашайся делиться заработком с теневым дельцом, и у тебя будет работа. Вы хотите, чтобы я послал людей на нижние уровни отыскать там этого вашего Рема Ланаса?

- Нет, - поспешно ответил Вир. - Я с этим справлюсь сам. Я, видите ли… Я друг семьи. Я обещал уладить все это лично. Это что-то вроде… дела чести.

- Вот как. Дело чести.

- Совершенно верно. Что ж, мистер Аллан, спасибо за помощь. Я был бы вам очень обязан, если бы вы переслали фотографию Рема Ланаса и записи о нем в мою резиденцию.

Вир встал, потряс руку Заку, так неистово, что едва не оторвал её от запястья, а затем выскочил из офиса со всей прытью, на которую был способен.

Когда, слегка запыхавшись, он добрался до своей двери, то остановился возле нее и попытался собраться с мыслями. Оба сердца бились учащенно, но вовсе не от быстрого бега, а, скорее, от волнения, причин которого Вир даже и сам не понимал. Но теперь у него было уже отчетливое ощущение, что грядет нечто важное… Причем Лондо знал, что именно. Но Лондо не скажет ему больше, чем уже сказал, не даст ему никаких подсказок, кроме тех, которые уже дал.

Не скажет? Или… не сможет сказать?

Мыслимо ли такое, чтобы Лондо просто не имел возможности сказать ему все напрямую? Это казалось абсурдным. В портретной галерее они с Лондо были наедине. Значит ли это, что во дворце нет такого места, где императора не подслушивали бы и не шпионили бы за ним, и Лондо знает об этом? Но тогда они могли бы выйти наружу, найти место, какое-нибудь место, любое место - которое было бы укрыто от любопытных глаз и ушей. Лондо, несомненно, достаточно искушен, чтобы отыскать какое-нибудь тайное убежище.

Может быть, кто-то ухитрился имплантировать Лондо следящее или подслушивающее устройство? Но тогда, почему он с этим смирился? Почему ничего не предпринимает? Он ведь император. Император Республики Центавра! Пусть даже Республика по большей части лежит в руинах, но она по-прежнему существует. И значит, должно быть уважение к титулу, если уж не к человеку, который его носит.

Но с другой стороны, возразил Вир сам себе, я ведь убил предшественника Лондо, так что мне ли говорить об уважении…

Если дело обстоит именно так… Если Лондо попался в сети какого-то заговора, кто мог бы стоять за этим?

Дурла. Вот ответ на все вопросы.

Допустим, рассуждал Вир, Дурла каким-то образом шантажирует Лондо. Допустим, он раскопал что-то очень грязное в грязном прошлом Лондо, и вытребовал власть в обмен на молчание. И пока уговор соблюдается, он держит Лондо на коротком поводке.

Однако интересно, что же такого мог узнать Дурла, чтобы заставить Лондо смириться? Ведь, в конце концов, величайшие и ужаснейшие деяния Лондо вовсе не были секретом, наоборот, они были той частью его резюме, которая как раз и позволила ему обойти других претендентов на вакантную должность императора. Что же такого мог натворить Лондо, что было бы еще отвратительнее?

Все это дело привело Вира в крайнее раздражение. У Вира возникло тревожное предчувствие, что он также может попасть под удар. Дурла, несомненно, знал всю его подноготную, так что все, конечно, зависит от того, насколько серьезно Дурла воспримет его, как угрозу, и от того, окажется ли Вир - намеренно или нет - помехой для Дурлы на пути к достижению его целей, какими бы они ни были.

У Вира закружилась голова, и он, наконец, открыл свою дверь и вошел в резиденцию, и чуть ли не на фут подпрыгнул вверх, услышав чей-то голос:

- Привет!

Вир прислонился к стене, схватившись за свое основное сердце.

- Мистер Гарибальди, - сумел, наконец, выдавить он из себя. - Что вы здесь делаете? Как вы сюда вошли?

- Когда работаешь начальником службы безопасности, - ответил Майкл Гарибальди, поднимаясь с кресла, в котором он, удобно устроившись, поджидал Вира, - у тебя накапливается некоторое количество кое-каких полезных вещей. И ты так к ним привязываешься, что не можешь расстаться, даже когда поднимаешься вверх по служебной лестнице на пост главы службы охраны Президента Альянса. Кстати, о Президенте… он хотел бы вас видеть.

- В самом деле?

- Да. А что? Что вам не нравится?

- Не нравится? - Вир попытался хихикнуть. - С чего вы взяли?

- Ну, когда вам что-нибудь не нравится, вы начинаете слегка похлопывать ладонями, как раз так, как сейчас.

- Что? Ах, это. Нет, нет… Просто у меня сейчас небольшие проблемы в малом круге кровообращения, и я пытаюсь разогнать кровь. - Вир некоторое время молотил ладонями, а затем продолжил. - Ну, кажется, все в порядке, - и он крепко сложил руки на груди. - Зачем Президент хочет меня видеть?

- Не могу знать. Как всегда… «Наше дело не спрашивать, наше дело или то, или это»… ну, сами знаете.

- Да, конечно, знаю. Хотя… пожалуй, на самом деле не знаю. «Наше дело или то, или это»… или «что»?

- Или исполни, или умри.

- Ах! Какое изумительное высказывание. - прокомментировал Вир без всякого энтузиазма в голосе.

- Просто цитата. «Атака легкой кавалерии». (20)

- Ох! А «кавалерия» - это что, опасная болезнь?

Гарибальди, ухмыльнувшись, вздохнул и направился к двери.

- Объясню по дороге, - сказал он.

Они вышли и направились по коридору. В голове Вира воцарился еще больший беспорядок. Гарибальди, как всегда, даже не намекнул, что у него на уме. Что он знал? Как много он знал? И что Вир знал о том, о чем знал Гарибальди?

Гарибальди болтал о чем-то абсолютно постороннем. Вир продолжал улыбаться и периодически поддакивать, старательно делая вид, что он внимательно слушает, чего на самом деле, конечно, не было. И тут он краем глаза заметил нечто.

Видение появилось буквально на одно мгновение, а когда Вир повернулся, чтобы посмотреть внимательнее, оно уже исчезло. Вир моргнул, протер глаза, и попытался еще раз заметить что-нибудь, сам не понимая толком, что же он стремится увидеть.

- Вир, у вас все в порядке? - спросил Гарибальди. На этот раз в его голосе в самом деле слышалась некоторая озабоченность.

Вир попытался восстановить в памяти то видение, которое обеспокоило его. Кажется, это был некто в плаще с капюшоном, низко надвинутым на насмешливо скривившееся лицо. Но этот некто исчез настолько быстро, что Вир спросил себя, уж не померещилось ли ему все это из-за стресса.

Да, именно так - стресс. Большего стресса, чем сегодня, он еще никогда не испытывал. И самое мерзкое, что у него по-прежнему нет никакого представления о том, из-за чего же он этот стресс испытывает.

С большей откровенностью, чем было уместно в данной ситуации, Вир ответил:

- Нет, мистер Гарибальди, нет, у меня не все в порядке. И знаете что? Знаете, что хуже всего? - Гарибальди озадаченно помотал головой. - Хуже всего, - продолжил Вир, - что, если бы у меня было все в порядке, то это оказалось бы столь необычно, что у меня, наверно, душа ушла в пятки, и я не знал, что же делать. Понимаете, о чем я?

- Ага. Пожалуй, понимаю. Боитесь потерять бдительность.

Но Вир покачал головой.

- Нет, не совсем так. Не то, чтобы я этого боялся. Я просто забыл, каково это.

- Вир, - медленно сказал Гарибальди, - учитывая, что происходило здесь… и что творится сейчас на Приме Центавра, вы за это не обижаться на судьбу должны, а возносить хвалу за этот благословенный дар.

- Ага, благословенный дар судьбы, - отозвался Вир. - Определенно, Великий Создатель благословил меня самым извращенным способом.


* * *

При появлении Вира Джон Шеридан поднялся из-за своего рабочего стола. Одетый в обычный темный костюм, он провел ладонью по своей аккуратной, начинающей седеть бороде и задумчиво посмотрел на Вира. Тот попытался разглядеть на лице Президента какой-нибудь намек, который подсказал бы ему, в чем суть проблемы. Но Шеридан, который занимал пост Президента Межзвездного Альянса уже почти целый год, был слишком опытным политиком, чтобы позволить хоть что-то разглядеть на своем лице. За четыре года знакомства с этим человеком, Вир ни разу не видел, чтобы Шеридан ввязался во что-нибудь, как следует не подготовившись.

- Вир, какое удовольствие увидеть вас, - сказал Президент, протягивая ему руку. - Я надеюсь, ваше путешествие на Приму Центавра и обратно прошло без происшествий?

- О, да. Наилучший вариант космического путешествия. Когда ничего не происходит.

Вир крепко потряс руку Шеридана. Это была одна из многочисленных человеческих традиций, к которым ему пришлось привыкнуть. Ему вдруг вспомнилось первое прибытие на Вавилон 5 - от страшного волнения его руки стали тогда чрезвычайно влажными.

Виру навсегда запомнилось, как он безуспешно пытался сохранить остатки достоинства, вытирая взмокшие ладони об штанины. И какое выражение появилось при этом на лице тогдашнего капитана станции Синклера. И как Лондо посторался просто поскорее убрать Вира с глаз подальше.

За последующие годы Вир проделал очень долгий путь. Но, несмотря на это, во многих отношениях, он чувствовал себя теперь таким же смущенным, как и в тот, первый раз.

- Это хорошо. Это хорошо, - Шеридан побарабанил костяшками пальцев по столу. - Что ж, я уверен, что вы очень заняты…

- По правде говоря, нет. Я только что вернулся, и мое расписание еще почти не заполнено.

Вир очень старался угодить, но, судя по выражению лица Шеридана, он дал не тот ответ, на который рассчитывал Президент. Вир запоздало понял, что это была просто вводная фраза, которая позволяла без лишних церемоний поскорее перейти непосредственно к сути дела, и потому поспешно добавил:

- Но, если здесь кто-нибудь и занят, так это вы, мистер Президент. Я высоко ценю, что вы нашли время обсудить со мной… ну, то, что мы должны обсудить. А раз так, то почему бы нам не перейти прямо к делу.

- Да, я… думаю, что нам действительно лучше сразу перейти к делу, - Шеридан сделал паузу. - Это касается экскурсии по нижним уровням, которая намечена на завтра.

- Экскурсии, - эхом отозвался Вир, крайне озадаченный.

- Да. Многие члены Альянса обратили наше внимание не необходимость решения проблемы нижних уровней. Картины жизни в этой части Вавилона 5… вызывают у них нежелательные ассоциации. Некоторым из наших союзников вовсе не хочется видеть перед собой постоянное напоминание о том, что в их мирах тоже есть обездоленные. А нижние уровни всегда служили пристанищем для несчастных.

- И потому некоторым хотелось бы избавиться от такого пристанища?

- Не совсем так. Разрабатывается проект некоторых преобразований. Различные расы объединят свои ресурсы, чтобы обитатели наших трущоб смогли вернуться в свои миры, разумеется, при условии, что они сами согласятся на это. Кроме того, имеются корпоративные спонсоры, которые заинтересованы в проведении работ на нижних уровнях. Их очистке.

- Трудно поверить, что это возможно.

- Я знаю. Превратить грязное нутро Вавилона 5 во что-нибудь пристойное… Но я клянусь, что некоторые из спонсоров действительно верят, что они могут преобразовать нижние уровни в место столь привлекательное, что люди семьями будут отправляться туда на выходных. Я думаю, это несбыточная мечта, но… - Шеридан пожал плечами, и Вир, как зеркало, повторил его движение. - Как бы то ни было, представители различных рас и спонсоров собираются вместе отправиться на экскурсию. Правда, мое мнение таково, что получится скорее некое упражнение в политике, чем что-либо дельное. Подходящий случай устроить красивое шоу, участники которого сумеют улучшить свой имидж в глазах своих народов. Политические маневры, старые, как мир. Вы, как официальный представитель Центавра на Вавилоне 5, конечно, тоже получили уже приглашение принять участие в экскурсии.

- Да, конечно. И не думайте, что я не ценю это, - сказал Вир.

По правде говоря, он не мог припомнить, что получал такое приглашение. Назначение Вира на пост посла состоялось относительно недавно. У него еще даже не было помощника, никого не прислали занять эту должность. И его финансовые дела оставляли желать много лучшего… в смету офиса Иностранных Дел на Центавре его до сих пор еще не включили, а владения семьи Котто сильно пострадали во время бомбардировок. Вир надеялся обсудить эту проблему с Лондо, но по понятным причинам, возможности для этого пока что так и не представилось.

В результате, Вир часто чувствовал себя несколько заброшенным. К счастью, у него был собственный огромный организаторский опыт, полученный за долгие годы службы помощником у Лондо. Но оказалось, что одно дело быть помощником посла, и совсем другое, ухитряться совмещать обе эти позиции - посла и его помощника - в одном лице. Это требовало изрядной сноровки.

Но у Вира не было никаких причин посвящать в свои трудности Шеридана. Поэтому он просто кивнул и улыбнулся, и продолжал делать вид, что ему абсолютно ясно, что Президент имеет в виду.

- Проблема в том… что я оказался в несколько затруднительной ситуации, - признался Шеридан. - Говоря прямо, несколько членов Альянса просмотрели список приглашенных, увидели в нем ваше имя, и пришли в определенное… негодование.

- Негодование?

- Поймите, Вир, ничего личного, - поспешно пояснил Шеридан. - Я знаю вас как отличного, честного парня с высокими моральными принципами. Но другие, они вас не знают, и принимают вас за…

- Типичного центаврианина? - Вир заметил смущение Шеридана, и печально вздохнул. - Все в порядке, можете говорить откровенно. Я знаю, что поведение моего народа не прибавило нам союзников. Что мы посеяли, на то и напоролись; ведь, кажется, именно так вы, люди, выражаетесь?

- Вообще то, мы говорим, «что посеешь, то и пожнешь». Но, учитывая, что сделали с некоторыми мирами центавриане… - Шеридан тряхнул головой. - Нет. Нет смысла ворошить прошлое. Суть проблемы, Вир, в том, что представители нескольких ключевых рас заявили о нежелании видеть вас - точнее, любого представителя Примы Центавра - в числе участников экскурсии. По-прежнему слишком много гнева и боли, не только из-за прошлых деяний Республики, но и из-за позиции некоторых нынешних руководителей Примы Центавра по отношению к Альянсу. Начиная от речи Лондо, и заканчивая публикациями в «Истине» - новой официальной газете Примы Центавра.

- Ах, да, «Истина». - С ней Вир, в самом деле, был слишком хорошо знаком. С тех пор, как началась реставрация, многие независимые издания, существовавшие на Приме Центавра, пришли в упадок, а то и исчезли вовсе. И тогда, вдруг, словно из ниоткуда возникла «Истина», позиционировавшая себя, как «голос народа Центавра».

«Истина» называла себя совершенно независимым изданием, но ходили слухи, что она была просто рупором определенных правительственных фракций. Теперь, после того, как Вир побывал на Приме Центавра, он готов был биться об заклад, это издание находилось всецело в руках Министра Дурлы, который контролировал все, что там печаталось. Однако, доказать это было невозможно, и уж конечно, не было резона обсуждать эту проблему с Президентом. Шеридан все равно не смог бы ничего сделать, а если бы и смог, то ничего хорошего из этого бы не вышло.

«Истина» использовала любую возможность, чтобы очернить имя, честь и намерения Межзвездного Альянса. В её публикациях оправдывалось стремление к возрождению «величия Центавра»… хотя, как не мог не заметить Вир, о том, какими путями можно было бы достичь этого величия, газета всегда умалчивала. Словно авторы стремились разжечь огонь национализма среди читателей, в то же время не указывая им ясной цели. По крайней мере, пока что.

- Значит, вы говорите, что не хотите видеть меня в числе участников, - резюмировал Вир.

- Нет. Нет, я этого вовсе не говорил. Альянс должен понять, что лучший способ работать во благо будущего, это объединить как можно больше союзников. Включая центавриан. Я просто хотел предупредить заранее, что, скорее всего, найдутся такие, которые сделают все возможное, чтобы завтра вам было не по себе. Еще раз заверяю, что я сделаю все, что в моей власти…

- Этого не нужно, - тихо отозвался Вир. - У меня нет ни малейшего желания ставить вас в неловкое положение.

- Вир, - Шеридан не мог не улыбнуться. - Я - Президент Межзвездного Альянса. Попадать в неловкие положения - это неотъемлемая часть моей работы.

- Да, я знаю. И, тем не менее, это не означает, что я должен делать вашу работу еще более трудной, чем она уже есть, не так ли? По правде говоря, мистер Президент, мне самому не хочется появляться там, где меня не особо хотят видеть. Поверьте мне, я слишком часто оказывался незваным гостем. Так что, я стал достаточно толстокожим, чтобы не замечать обид, подобных нынешней.

- Вир…

Но Вир уже поднялся.

- Я выражаю глубокую признательность за возможность побеседовать с вами, мистер Президент. Я рад, что мы поговорили. И я рад, что из первых рук узнал, где находится мое… точнее наше, то есть Республики Центавра… место.

- Вир, разве вы не слышали, что я сказал? - спросил Шеридан с явным раздражением. - Я не желаю, чтобы Альянс принуждал меня к определенным решениям. Я лишь хотел предупредить вас, что завтра возможны сложности, но это не означает…

- На самом деле, мистер Президент, означает. И означает именно то, что вы думаете. А теперь я должен идти.

Вир направился к двери. Шеридан вышел из-за стола, вид у него был весьма озабоченный.

- Вир… - начал он.

Вир повернулся к нему, расправил плечи и сказал:

- Я думаю… Я думаю, будет лучше, если некоторое время вы будете обращаться ко мне «Посол Котто».

И с этими словами он вышел их офиса Шеридана.


Глава 9


Дурле все было понятно, хотя во снах это понимание становилось еще более четким.

Конечно, во время он бодрствования он тоже точно знал, чего хочет от Примы Центавра. Но приходилось одновременно решать столько дел, уделять время стольким деталям. Люди добивались его внимания, этот канцлер чего-то хотел, тот министр требовал хотя бы пятиминутной аудиенции. Каждый раз пять минут, по крайней мере, в теории. А на деле, пять минут всегда оборачивались пятнадцатью, или двадцатью, или получасом, и дальше оказывалось, что все расписание пошло прахом. Так легко от всего этого свихнуться.

Но когда Дурла засыпал, о, тогда он видел будущее - свое славное будущее - с удивительной ясностью.

Он представал перед своим внутренним взором в виде великана в сотни футов высотой - голографическая проекция, которую видят все на многие мили вокруг. Да что там, на самом деле его видят и ему внимают все жители Примы Центавра. Вот он произносит воодушевляющую речь, обращается к народу, указует ему путь в светлое будущее, и в ответ все вокруг выкрикивают его имя, раз за разом, снова и снова. Взывают к нему, умоляют позволить им разделить с ним его славу и величие.

А Дурла продолжает свою речь, он говорит о том великолепии, которое суждено обрести Приме Центавра, о тех свершениях, которых добьется великая Республика под его предводительством. Толпа с восторгом и упоением вновь выкрикивает его имя, и еще, и еще, и еще… Такие сны очень взбадривали Дурлу.

Он всегда стремился к величию, с тех самых пор, как услышал, что величия ему никогда и ни за что не дано будет достигнуть.

Отец Дурлы, кадровый военный, предъявлял высокие требования ко всем, кто его окружал. У него было двое сыновей - погодков. Отцу не потребовалось много времени, чтобы решить, кто из двоих станет его любимцем. И это оказался не Дурла. Нет, избранником стал его старший брат Солла.

Даже Дурле трудно было ненавидеть Соллу. Старший брат был не только примерным учеником и отличным солдатом, он, как ни странно, отличался еще и добрым сердцем. Сколь грозен был Солла в бою, столь же нежен со своим младшим братом. Их разделял всего год, это так, но даже если бы их разделяла хоть целая вечность, ничего бы не изменилось. Дурле приходилось усердно трудиться над любой задачей, а Солле все давалось легко. Любых успехов он достигал играючи. Его редко видели штудирующим книгу, но его оценки всегда оказывались лучше, чем у Дурлы. Дурла никогда не видел старшего брата на тренировках, и все же именно Солла был лучшим фехтовальщиком в городе.

И все знали, что Солла далеко пойдет.

Именно поэтому Дурла решил убить его.

Последней каплей оказалась женщина Соллы. Дочь высокородного аристократа, необычайно красивая, удивительно экзотичная. Юный Дурла, которому только что пошел двадцатый год, увидел её во время одного из нечастых посещений императорского двора. Но, к несчастью для Дурлы, первым на глаза девушке попался не он, а его старший брат, и после этого уже поздно было что-либо предпринимать. Девушка сразу же без памяти влюбилась в Соллу. Солла также увлекся ею, и стоит ли его за это винить? Лучистые глаза, длинные рыжие заплетенные в косу волосы, которые соблазнительно соскальзывали на её плечо, тело столь крепкое и точеное, что когда она шла, мускулы рельефно поигрывали под её бронзовой кожей. С того мгновения, как Дурла увидел эту девушку, он изнывал от желания плотской близости с ней.

Но оказалось, не он один. Был еще один центаврианин, служивший в имперских войсках вместе с Дурлой и Соллой. Его звали Рива. И его страсть к этой девушке - Мэриэл - оказалась столь велика, что он вызвал Соллу на дуэль. Это была ужасная битва, и Солла, конечно, победил, потому что он всегда побеждал. Рива, однако, во всеуслышание дал обет отомстить, заявив, что его конфликт с Соллой отнюдь не исчерпан.

Этот шанс Дурла не мог упустить. Влюбленный без памяти, раздосадованный достижениями своего брата и тем уважением и поклонением, с которым относились к Солле родители, Дурла, считавший, что заслуживает всего этого в равной степени, решил, что медлить больше нельзя. Он отравил брата… и себя.

В этом и заключалась изюминка его плана. Он проглотил тот же яд, который подмешал в пищу Солле. Кто ж после этого станет его подозревать? Требовалось только принять дозу не слишком маленькую, чтобы на лицо были признаки отравления, и не слишком большую, чтобы не умереть. План увенчался полным успехом, и не успел Солла, изведенный отравой, испустить свой последний вздох, как Риве предъявили обвинения в убийстве. Сослуживцы Ривы сами пришли арестовывать его. К несчастью, или к счастью, в зависимости от того, чьими глазами на это смотреть, Рива не стал безропотно сдаваться. Напротив, он вовсе не стал сдаваться, и оказал сопротивление аресту, что всегда глупо, особенно если те, кто пришел арестовывать тебя: а) численно превосходят тебя, и б) уже разгневаны на тебя, поскольку верят, пусть даже и ошибочно, что ты несешь ответственность за смерть их друга.

В результате, к концу ареста, отдельные части Ривы оказались разбросаны по весьма обширной территории.

Все эти обстоятельства оказались чрезвычайно выгодны для Дурлы, даже больше, чем он рассчитывал. Родители, сраженные горем, окружили его заботой и вниманием, частично из-за чувства вины, но в основном потому, что Дурла остался их единственным сыном, а значит, единственной надеждой на возвышение рода.

Что касается девушки…

Дурла пришел к ней с медалями на груди и надеждой в сердце. Он пришел к ней, изображая подавленного горем младшего брата, и ясно дал понять, что восхищен ею и питает надежду, что впредь сможет восхищаться ею не только издалека. Но девушка посмотрела на него со смесью изумления и жалости.

- Безнадежный мальчишка, - сказала она лукаво, и выбор слов показался Дурле странным, поскольку Мэриэл была на несколько лет моложе него. - У моего рода на мой счет куда более грандиозные планы, нежели просто отдать тебе в жены. Твой брат мог покорять вершины, мог добиваться власти и могущества, но ты… ты будешь вечно прозябать у подножья. По крайней мере, так говорит мой отец, а интуиция на этот счет ни разу не подводила его. Он был очень высокого мнения о Солле, как моем будущем муже. Риву считал менее подходящей, но тоже допустимой кандидатурой. Но ты? Ты всегда останешься лишь младшим братом благородного Соллы, которого подрезали на самом взлете. Так что, боюсь, ты не значишь для меня ничего.

И, рассмеявшись, девушка удалилась, покачивая стройными бедрами под сногсшибательно тонкой тканью.

- Мэриэл! - вскричал Дурла ей вслед. - Мэриэл, постой! Подожди, я люблю тебя! Если бы ты только знала, что я сделал ради тебя…

Но она, конечно, не знала. К счастью для Дурлы, потому что, если бы только Мэриэл знала, Дурла немедленно оказался бы в тюрьме… если бы не был прежде убит собственными родителями.

А судьба Мэриэл вскоре оказалась связана с домом Моллари. Её отдали замуж…

За него.

За Лондо Моллари.

Дурла присутствовал на их бракосочетании. Он и сам не понимал, каким образом сумел примириться с этим. Хотя нет, до конца он так и не примирился. Просто у него была одна идея. Даже не идея, а скорее фантазия. Дурла вообразил, что Мэриэл в последний момент опомнится. Что она отвергнет Моллари ради него. Что она убежит от Моллари, осознав, наконец, какую ужаснейшую ошибку могла совершить, и позовет Дурлу на помощь.

А дальше… дальше будет славная битва. Меч Дурлы и молитва Мэриэл, конечно, победят. Он пробьется сквозь толпу, и они с Мэриэл будут бежать, бежать, пока все не останется позади, и затем они начнут новую жизнь.

Такая приятная фантазия. К несчастью, не имеющая ни малейшего отношения к реальности. Церемония бракосочетания прошла без сбоев, а Мэриэл не удостоила Дурлу даже взгляда.

Он стоял в конце зала, и пытался бороться с собственной яростью, поскольку от одного только вида происходящего, от одной только мысли о Моллари его бросало в дрожь. Моллари, это жалкое подобие центаврианина! Он слишком стар, слишком безобразен для Мэриэл. Конечно, дом Моллари пользовался уважением, но ведь Лондо далеко не самый достойный его представитель! В лучшем случае третьесортный экземпляр. Все в нем вызывало лишь раздражение. Прическа, морщины на лбу, ярко выраженный акцент, характерный для жителей северных провинций. А его ужасная манера, даже в обычном разговоре, ораторствовать так, будто он обращается с речью к толпе простолюдинов! Крайне испорченная и неприятная личность, этот Лондо Моллари.

И, тем не менее, именно его губы будут касаться губ Мэриэл. Его руки будут ласкать её. Его щупальца будут…

И все-таки Дурла смог выдержать и досмотреть церемонию бракосочетания до конца. Он все еще ждал, что Мэриэл хотя бы оглядится и заметит его присутствие, но и этого не случилось. Мэриэл не сводила глаз с Лондо. Казалось, она счастлива, что выходит за него замуж, и довольна жребием, выпавшим ей в жизни…

Это случилось уже много лет назад. Теперь его тогдашний интерес к Мэриэл казался лишь ожогом, нанесенным пожаром юношеских страстей, и ничем больше. Так говорил себе Дурла. Все прошло, Мэриэл осталась в прошлом.

И все же он так и не женился. И даже ни разу ни с кем не завязал серьезных романтических отношений.

Всю свою энергию Дурла направил на карьеру. Раз уж он не смог добиться исполнения собственной заветной мечты, то, по крайней мере, приложит все силы, чтобы добиться исполнения мечты своих родителей, особенно отца.

И на этом поприще, благодаря своей целеустремленности и усердному труду, Дурла сумел достичь определенных успехов.

Между тем, занимаясь собственной карьерой, Дурла продолжал следить за судьбой Лондо Моллари. Люди много говорили о Лондо, обычно в насмешливом тоне, не скрывая своего скептического отношения к нему. Моллари мог страстно ораторствовать об ушедших временах, о своем желании вернуть былое величие Республике Центавра. Но говорить об этом мог бы любой. Требовался проницательный, деятельный человек, чтобы воплотить эти мечты в реальность. Ни тем, ни другим качеством Лондо не обладал. Он славился лишь тем, что, подвыпив, любил во всю мощь своих легких разглагольствовать о том, какой может и должна быть Республика. Когда Лондо получил назначение на должность посла на Вавилоне 5, весь двор только и говорил, что, наконец-то, Моллари окажется в такой дали, откуда он никому уже не сможет докучать своими воплями.

Дурле это понравилось. Пусть Лондо гниет где-то в дальней космической глуши. Кто знает? Быть может, ему в конце концов так наскучит эта беспросветная жизнь, что он совершит, наконец, нечто достойное - бросится на свой меч и положит всему конец. И Мэриэл вновь станет свободна. И тогда…

Иногда, по ночам, когда Дурла лежал на своей спартанской военной койке, его посещали ведения, в которых призрак Моллари вопил в бессильной злобе, глядя, как Дурла предается на ложе любви утехам с его вдовой, так страстно, так сильно, как никогда не мог сам Лондо.

Возможно, кого-то пошедшая вдруг молва о растущем влиянии Лондо Моллари поразила сильнее, чем Дурлу. Но наверняка никого эти слухи так не ужаснули.

Однако вскоре ужас Дурлы сменился восторгом, когда Моллари бесцеремонно выбросил Мэриэл, оформив развод с ней и с еще одной из своих трех жен, Даггер. Лондо предпочел оставить своей единственной супругой маленькую, хрупкую и строптивую Тимов, и это решение озадачило многих. Все, кто был знаком с женами Лондо, готовы были поставить на кон свою жизнь, что Моллари отдаст предпочтение ошеломляюще красивой Мэриэл. Так или иначе, Дурле еще раз представился шанс попытать счастья, но счастье так и не улыбнулось ему.

Его обращения к Мэриэл оставались без ответа. Подарки, которые он ей слал, оставались незамеченными. Молчание, очевидно, могло означать только одно: звезда Дурлы еще не достаточно ярко сияла на небосклоне, чтобы ее могла заметить Мэриэл.

И он пришел к убеждению, пока Моллари маневрирует, выдвигаясь на позиции, с которых открывался прямой путь на императорский трон, ему следует заняться обустройством в правительстве базы, с которой можно было бы затем самому начать восхождение к вершинам власти. Для создания такой базы ему требовались друзья и союзники, преданные ему и только ему. Однако, пока Дурла остается всего лишь капитаном гвардии, у него на самом деле нет никакой собственной власти, нет средств продвигать нужных людей на нужные посты. А когда Моллари станет императором, он, естественно, станет повсюду расставлять своих людей, и мнение капитана гвардии станет значить еще меньше. Если только этот капитан гвардии не докажет, что его мнение что-нибудь да значит.

И потому, как бы это ни уязвляло его гордость, Дурла избрал единственную стратегию, которую можно было изобрести в его положении: он решил стать идеальным капитаном гвардии. Он станет правой рукой Лондо, той рукой, которой император и будет расставлять людей на их посты, а это и есть власть. И он не упустит ни единую возможность упрочить свою власть. По расчетам Дурлы, весь процесс должен был занять много лет, и он лишь молил Великого Создателя, чтобы за это время не произошло драматических изменений в семейном положении Мэриэл.

К изумлению Дурлы, его прогнозы полетели вверх дном, когда Лондо, опровергая все предсказания придворных мудрецов, в первый же день своего правления назначил его на ключевой пост министра Внутренней Безопасности. Моллари повел себя, как непоследовательный, противоречивый и эксцентричный правитель. С первого же их разговора у Дурлы сложилось четкое и непоколебимое убеждение, что император на дух его не переносит. Каким-то шестым чувством, на подсознательном уровне, Моллари сразу же распознал, насколько Дурла презирает его и сам жаждет власти, и понял, что Дурла не успокоится, пока сам не наденет белый мундир.

Но по причинам, превосходившим понимание простых смертных - назовите это глупостью, назовите это извращенным мазохизмом, жаждой самоуничтожения, назовите чем угодно - Моллари не только возложил на Дурлу огромную власть и ответственность, но и не стал сопротивляться, когда министр Внутренней Безопасности стал расставлять своих приверженцев на ключевые посты в правительственных структурах.

Дурла не понимал, почему Моллари так поступает. Конечно, у него возникло несколько гипотез на этот счет. Но единственно правдоподобным выглядело предположение, что Моллари, по каким-то неведомым причинам, испытывает огромное чувство вины за развязанную им войну, и потому сам себя приговорил к низвержению.

В нынешний вечер Дурла в очередной раз размышлял о той странной цепи событий, которая привела его к нынешнему положению, когда вдруг почувствовал, что засыпает. Его сознание вдруг воспарило в странном сером сумраке между сном и бодрствованием. Перед Дурлой промелькнула череда лиц: его родители, его брат, Моллари, и, наконец, затмевая всех, перед ним возникла Мэриэл, с её белоснежной улыбкой и искрящимися глазами.

- Дурла, - прошептала она ему.

Мэриэл протягивала к нему свою руку, и сон казался все более странным, потому что он не был столь иллюзорным, как обычные сны.

- Дурла, - снова позвала Мэриэл, и на этот раз поманила его рукой. Хоровод красок кружился вокруг нее.

Внутренним взором Дурла видел себя самого, как он подходит к Мэриэл, берет её за руку. «Нет», - подумал он, - «это, определенно, не обычный сон». Когда он дотронулся до протянутой руки Мэриэл, то физически ощутил её, крепкую, теплую, живую.

- Идем, - сказала Мэриэл и потянула его за руку, но Дурла уперся, просто чтобы проверить, что получится. Вместо того, чтобы идти самому, он притянул Мэриэл к себе, схватил за плечи и грубо поцеловал. Она не сопротивлялась. Казалось, её тело тает в его руках, и Дурла тонет в его мягком тепле. А Мэриэл вдруг оказалась не в его объятиях, а в нескольких футах впереди, кокетливым движением руки приглашая Дурлу идти за собой.

- Время для поцелуев еще придет, любовь моя, - сказала Мэриэл, подзадоривая его.

И он пошел за ней, и все вокруг было нереально. Облака красного и фиолетового цвета словно пульсировали, наполненные собственной энергией, и Дурла вдруг понял, что они летят в гиперпространстве, и им не нужен был космический корабль, чтобы преодолеть толщу пространства по этому мосту между мирами. Они были выше таких мелочей. Выше них, над ними, вне их.

- Куда мы идем? - спросил Дурла.

- Увидишь, - ответила Мэриэл.

Гиперпространство растаяло вокруг них, и под ногами у Дурлы материализовался какой-то мир. Потом внезапно вспыхнул свет, и Дурла обнаружил, что они с Мэриэл уже стоят на поверхности планеты. Небо заволакивала оранжевая дымка, а с почвы у них под ногами взлетали клубы пыли.

- Где мы? - спросил Дурла. - Что это за место?

- Один из окраинных миров. Его называют К0643, - ответила Мэриэл. Она с любовью сжала его руки и добавила:

- Идем со мной.

И он пошел. И пока они шли, Дурла понял, что никогда еще в жизни не испытывал такого счастья, такого блаженства. Он не решался заговорить вновь, опасаясь, что наваждение рассеется, и он вернется в реальность.

- Республика Центавра должна начать экспансию, - сказала Мэриэл.

- Я знаю. Мы должны продемонстрировать мирам Альянса, что нас следует опасаться. Мы должны…

Но Мэриэл оборвала его, покачав в ответ головой. Ни малейшего раздражения в ней не было, наоборот, явная нежность к Дурле только росла.

- Ты говоришь о завоеваниях. Но не об этом нужно беспокоиться сейчас.

- Не об этом?

- Нет, любовь моя.

Дурла подумал, что сейчас закричит от радости, и с трудом смог сдержать свою эйфорию. «Любовь моя! Она назвала меня «Любовь моя»!».

- Вы должны искать то, о чем не знает больше никто. Есть другие миры, миры, которые неинтересны Альянсу. Удаленные миры, такие, как этот. Вы должны организовать археологические изыскания. Вы должны копать. Вы должны найти. Пока вы копаете, Межзвездный Альянс будет насмехаться над вами. Они будут смеяться и говорить: «Посмотрите-ка на этих когда-то великих центавриан, роющихся в грязи бесплодных миров, словно самые примитивные из животных». Ну и пусть себе говорят. Пусть убаюкивают себя фальшивым ощущением собственной безопасности. Пройдет немного времени и они обнаружат свою ошибку… Но к тому времени будет уже слишком поздно. Так что подними свой взгляд с Примы Центавра, Дурла. На далеких мирах, там и только там, ты найдешь свое истинное величие.

- А ты? Если я сделаю все это, ты будешь моей?

Мэриэл рассмеялась и кивнула, но затем добавила, предупреждая Дурлу:

- Не ищи меня раньше времени. Как бы сильна ни была твоя страсть, не делай так. Если ты схватишь меня, я решу, что ты достоин презрения. Я должна сама придти к тебе. Сейчас ты уже должен это знать. Меня должно тянуть к тебе, только тогда ты по-настоящему сможешь назвать меня своей.

- И путь лежит через эту планету?

- Через эту, и через другие, подобные ей. У тебя есть ресурсы. Организуй раскопки. Разошли экспедиции. Выдели рабочих. Ты можешь это, Дурла. Я верю в тебя. И отныне ты тоже можешь верить в меня.

Мэриэл сжала руки Дурлы, нежно поцеловала их, и этот поцелуй словно вдохнул самостоятельную жизнь в его руки. Они не вернулись к нему, а остались там посреди воздуха, и Дурла смотрел на них со стороны, словно они принадлежали кому-то другому. А Мэриэл между тем удалялась, скользила, словно летела. Дурла попытался двинуться вслед за ней, но расстояние между ними почему-то не сокращалось, хотя руки возлюбленной призывно тянулись к нему.


* * *

Дурла вертелся на своей постели, и в реальном мире его руки молотили по воздуху, как будто пытались прикоснуться к Мэриэл, существующей лишь в мире грез.

А затем он внезапно затих, в тот самый момент, когда маленькое паукообразное существо сползло с его правого виска и бросилось наутек по полу. Когда оставалось преодолеть всего несколько футов, существо даже не стало бежать дальше, а просто перепрыгнуло это расстояние. Дремотник приземлился на живот Шив’калы и уютно угнездился там.

- Молодец, - тихо сказал Шив’кала.

«Он не станет действовать сразу, после первого же видения», - предупредил Дракха Дремотник, дальний родственник Стражей.

- Да. Я знаю. Нужно повторить несколько сеансов этого сна, чтобы он полностью поверил в него. Но когда он поверит…

Шив’кала не закончил фразу. Да это было и ни к чему.

Он услышал шаги. За время сеанса Дурла раз или два вскрикнул, и ночная охрана решила убедиться, все ли в порядке с ним.

Гвардейцы открыли дверь и заглянули внутрь. Но Дурла спокойно спал. Его сон был крепок, его грудь равномерно вздымалась и опускалась. Гвардейцы обыскали комнату, столь осторожно, что Дурла даже не пошевелился. И ничего не нашли.

А затем они удалились, так и не заметив Дракха, который молча стоял в тени, обдумывая свои планы.


Интерлюдия


Дремотник бодрствовал.

В нем пробудились воля и стремление исполнить свое предназначение.

Процессия приближалась, и Дремотник выбрал выгодную позицию… и ждал.

Скоро, очень скоро цель его существования будет достигнута. Скоро, очень скоро Шеридан будет мертв. Осталось всего несколько мгновений.


Глава 10


Вир сидел в своих апартаментах, устремив взгляд на пустую стену, и спрашивал себя, есть ли у него какие-нибудь причины, чтобы не улетать с Вавилона 5. Он провел бессонную ночь, обдумывая этот вопрос, но сейчас был ничуть не ближе к ответу, чем накануне вечером.

Вир чувствовал, что его таланты на дипломатическом поприще можно оценить в лучшем случае как сомнительные. Но даже будь он величайшим, опытнейшим дипломатом галактики… какой от этого толк, если все вокруг не только не интересуются, но даже избегают контактов с представителем Примы Центавра?

Это ощущение никчемности и бессилия становилось все сильнее и сильнее каждый раз, когда он проходил по станции. Если даже кто-то бросал на него взгляд, то в этом взгляде проглядывало плохо скрываемое беспокойство. Или презрение. Или гнев.

Когда-то давно Вавилон 5 казался Виру пугающим местом. За каждым углом таились секреты, и он переживал из-за собственного бессилия, наблюдая, как Лондо погружается во тьму. В те времена Вир счел бы сумасшедшим любого, кто рискнул предположить, что он еще станет с ностальгией вспоминать эти дни.

Но именно так теперь и обстояли дела. Какой бы сложной не была тогда его жизнь, каким бы ужасным не было это медленное сползание в круговерть войны, и даже убийство, - все это вспоминалось теперь как добрые старые дни. Тогда он, по крайней мере, нравился людям. У него были друзья.

Гарибальди определенно симпатизировал ему и уж во всяком случае никогда не считал Вира угрозой безопасности Вавилона 5. А теперь для Зака Аллана любой центаврианин представлял собой проблему, как представитель расы, которой нельзя доверять, которого нельзя оставлять без присмотра. Любой центавринин считался теперь злодеем, который поспешит воткнуть вам в спину нож, как только вы ослабите бдительность. И даже Гарибальди, в чьи обязанности входило выявлять и нейтрализовывать любые потенциальные проблемы для Межзвездного Альянса в целом, стал относиться к Виру с некоторым подозрением.

Шеридан…

Вир всегда считал Шеридана своим другом. Быть может, с учетом всех обязанностей Шеридана как капитана Вавилона 5, не очень близким, но все-таки другом. Человеком, перед которым Вир мог бы отвести душу. Но, увы, теперь Шеридан не мог позволить себе быть его другом. Это вызвало бы слишком много кривотолков со стороны других участников Альянса. Не то, чтобы Шеридан поддался этим веяниям; будучи сильной личностью, он не мог позволить общественному мнению сбить себя с намеченного пути. Но сам Вир не видел смысла в том, чтобы ставить Шеридана в неловкое положение. Ставки слишком высоки, Альянс слишком важен в долгосрочной перспективе, чтобы рискнуть вызвать недовольство миров - участников по той только причине, что Вир чувствует себя одиноким.

Ленньер… из всех своих прежних знакомых, Вир больше всего скучал по Ленньеру. Когда они оба занимали должности простых атташе на службе у своих уважаемых наставников - дипломатов, они регулярно встречались и изливали друг другу все, что накапливалось на душе. (21) Ленньер, возможно, лучше всех понимал, что доводилось переживать Виру в тот или иной период.

Но Ленньер присоединился к Рейнджерам, по причинам, которые, как вынужден был признать Вир, недоступны его пониманию. Ведь Ленньер был глубоко религиозным мыслителем-пацифистом. Какие дела могли заставить его теперь мотаться по Галактике в качестве вооруженного до зубов воина? Когда Вир высказал Лондо свое недоумение по этому поводу, тот поначалу задумался. Похоже, он перебирал в памяти все, что знал о Ленньере, чтобы придти к каким-нибудь выводам. А затем сказал Виру:

- Есть на Земле очень древняя организация - сильно романтизируемая - из истории которой ты можешь почерпнуть некий ответ на свой вопрос, если только мои подозрения правильны. Почитай о Французском Иностранном Легионе.

Вир так и поступил, но изучение истории Иностранного Легиона нисколько не приблизило его к пониманию Ленньера. На Земле солдаты вступали в эту требовательную, иногда даже жестокую организацию, чтобы забыть о своем прошлом. О прошлом, обычно отмеченным присутствием красивой, но недоступной женщины, из-за которой оказывались разбитыми их сердца… У Вира не возникло абсолютно никаких идей касательно того, каким образом все это можно было бы применить к Ленньеру, так он и сообщил Лондо. Лондо просто пожал плечами и сказал:

- Ну, а я что могу знать о таких вещах? - и никогда больше не говорил на эту тему.

Лондо.

Он скучал по Лондо. Он скучал по привычному порядку вещей. Даже когда этот порядок был плох… тогда Вир хотя бы понимал, что происходит. А теперь - вот он, на посту, который по идее должен был бы дать ему огромную власть и полномочия, а чувствует он себя при этом более запутанным и беспомощным, чем когда бы то ни было прежде. Вот он поговорил с Лондо о загадочном Реме Ланасе и об императоре Крэне, а у него нет ни малейшего представления, какое отношение что-нибудь из этого может хоть к чему-нибудь иметь.

Рем Ланас, бездомный центаврианин, который прячется на нижних уровнях. Он ни разу не упоминался в криминальных архивах, он вообще нигде не упоминался. Мысль о том, чтобы отправиться на нижние уровни, в любых обстоятельствах не показалась бы Виру привлекательной, и он откладывал поиски Рема Ланаса как можно дольше, пытаясь понять, есть ли вообще какие-нибудь разумные доводы, чтобы заняться поисками этой личности. Похоже, у Лондо было мнение, что такие доводы существуют, но, в самом деле, кто теперь мог знать, что творится в голове у Лондо? После восшествия на трон Лондо стал казаться таким странным, таким разорванным изнутри. Уже не в первый раз Вир спросил себя, не произошел ли у Лондо какой-нибудь умственный коллапс. Предположение неприятное, но весьма правдоподобное.

А император Крэн? Какой был смысл обсуждать поступки этого давно умершего правителя?

- Император Крэн, - вслух повторил Вир.

Почему Лондо затеял разговор о нем? Еще раз, какие в точности слова произнес тогда Лондо?

«Иногда нам всем все же удается прийти к единому мнению о том, что правильно, а что ошибка. И мы не хотим, чтобы ошибки повторялись вновь. Ни с нами, ни с кем-либо еще. НИ С КЕМ, Вир. Ты меня понял?»

Так что же случилось с императором Крэном? Вир сообразил, что не помнит эту историю в деталях. Императора убили, и это все, что он помнил. Но таков был конец многих императоров Республики Центавра, так что исходя из одного только этого факта, вряд ли ему удастся чего-нибудь понять.

Вир сел к компьютерному терминалу, и начал просматривать записи по истории Центавра. От всех прочих убитых императоров, таких, как Картажа, Крэн отличался тем, что не был настолько уж плох. У него было доброе сердце, хорошие идеи и решимость попытаться объединить враждующие дома Республики воедино. Его интерес состоял не в том, чтобы обогатиться или возвеличить самого себя, а в том, чтобы улучшить положение дел на всей Приме Центавра.

Бегло пролистнув основные вехи жизни Крэна, Вир приступил к детальному изучению обстоятельств его смерти.

Они были очень глупыми. Потеря, трагическая потеря. Крэн начал терять терпение в переговорах с аристократическими домами Примы Центавра, он чувствовал, что эти дома потеряли контакт с простым народом. Ведь, в конце концов, аристократические дома возглавлялись людьми, занимавшими высокие посты, положение или титул. Относительно небольшая доля населения планеты владела ошеломляюще большой долей богатств и ресурсов. Крэну казалось, что наилучший способ напомнить домам об их обязанностях, это заставить их снизойти до общения с простым народом, и заново «познакомить» народ и аристократию друг с другом.

Наличием «темных пятен» Прима Центавра не отличалась от других миров. Здесь тоже имелись места, где собирались бедняки, когда им некуда было больше идти. Где люди, попавшие в беду, совместными усилиями наскребали себе на скудную жизнь, хватаясь за любую возможность приложить к чему-нибудь свои руки. И как всегда, те, кто обладал богатством и властью, не желали замечать страданий обездоленных.

- Они сами до этого дошли, - чаще всего говорили аристократы друг другу, когда речь заходила о бедняках. - Пусть сами с этим и разбираются.

Крэну это надоело. Он намеревался изменить образ мышления глав домов таким же способом, каким тренируют упрямое домашнее животное не облегчаться внутри дома. В этом случае вы обычно тыкаете зверя носом в ту лужу, которую он наделал. Идея Крэна состояла в том, чтобы, образно говоря, ткнуть носом глав домов.

Император собрал так называемую «Великую Экспедицию». По его приказу главы всех аристократических домов отправились в многодневный тур для осмотра «темных пятен» Примы Центавра. У императора были двоякие намерения: главам домов он собирался напомнить о существовании обездоленных, а всем нищим явить собственным физическим присутствием символ надежды.

Долгосрочная цель Крэна заключалась в том, чтобы пробудить нечто вроде всеобщего чувства патриотизма. Он искал способа сделать так, чтобы все жители Центавра, великие и малые, двигались в одном направлении к единой конечной цели - возрождению величия, которым когда-то славилась Республика.

- Нельзя возводить дворец, когда под ногами грязь, - писал Крэн. - Следует осушить грязь и выстроить прочный фундамент, на котором будет держаться наше величие.

Крэн искал путь к единству. Он искал - какая ирония - путь к созданию альянса всех слоев центаврианского общества. Вир не смог сдержать печальную улыбку. Кое в чем Крэн живо напомнил ему Шеридана.

Итак, вот он, Крэн, с его планами достижения величия, поисками путей к всеобщему благоденствию в центаврианском обществе. Согласно историческому тексту, который читал Вир, процессия «Великой Экспедиции» шествовала по кварталам трущоб, и что это было за зрелище! Все богатейшие центавриане, разодетые в самые роскошные наряды, выглядели и, наверное, чувствовали себя совершенно не к месту среди нищеты и нужды, голода и отчаяния, с которыми многие из них столкнулись лицом к лицу впервые в жизни. Их неведение относительно условий жизни беднейших центавриан привело к апатии, а Лондо однажды сказал Виру, что невежество и апатия образуют убийственную комбинацию. Невежество можно вылечить образованием, с апатией можно справиться, найдя что-нибудь, что разгонит кровь и побудит душу к действиям. Но невежество и апатия, сплетенные воедино, образуют стену, почти непреодолимую.

Крэн предпринял попытку в одиночку проломить эту стену, и по всем признакам, в первые моменты «Великой Экспедиции» начал добиваться некоторого успеха. Главы домов застыли на месте, не в силах отвести взгляд от ужасающего зрелища, которое им открылось. Говорят, некоторые из них даже разрыдались.

Именно в этот момент все рухнуло.

Его звали Тук Марот. Он родился в нищете, вырос в нищете, и лишь изредка ему удавалось бросить издали взгляд на блеск и богатство аристократов. Он сидел в канаве, глядя на приближавшуюся процессию глазами, полными ненависти и зависти. Позже он рассказывал, что видел лишь, как солнце играет на позолоте, которой были отделаны мундиры вельмож. А император…

- Казалось, он сам светится, испускает сияние, - говорил Марот. - Словно его питают души тех, кто умер, лишившись всего, ради того, чтобы у него было все.

Очевидно, той каплей, которая переполнила чашу терпения Марота, был блеск имперского медальона, висевшего на шее у Крэна.

Позже Марот утверждал, что действовал спонтанно, и у него не было ни малейшего представления, что же такое на него нашло. Эти слова многие считали попыткой добиться снисхождения, как будто временное умопомрачение Марота делало цареубийство более простительным.

Крэн даже не заметил выстрел. Только что он улыбался, махал рукой, кивал. Толпа шумела; император наверняка даже не услышал бы звука выстрела. Но в следующий момент он уже глядел с изумлением, как красное пятно быстро расползается по его груди. У Крэна подкосились ноги, и его тело подхватили ошеломленные охранники, которые не ожидали ничего подобного во время такой благодетельной и филантропической миссии. Марот повернулся и убежал, скрывшись в темных закоулках среди трущоб. Крэна, конечно же, незамедлительно доставили в госпиталь, но слишком поздно. Когда его привезли, он уже был мертв. На самом деле, некоторые утверждают, что он был мертв уже тогда, когда его подхватили гвардейцы.

Этот инцидент породил целую волну распрей, включая бунт черни, при подавлении которого войска, посланные знатью, взяли штурмом беднейшие кварталы города. Вслух знать требовала выдать убийцу и свершить правосудие, а на деле пыталась возложить вину за случившееся на всех жителей, и заставить всех отвечать за деяние одного. Оправдываясь таким образом, они избавляли себя от всякой моральной ответственности за судьбы обездоленных. Марота в конце концов выдала, как потом оказалось, его собственная убитая горем мать. Сразу после этого несчастная женщина покончила с собой, вскрыв себе живот, выносивший ребенка, совершившего столь ужасный поступок. Но к тому времени уже несколько кварталов города были сожжены, и пламя гражданской войны полыхало над Примой Центавра.


* * *

Историю Центавра записывали придворные летописцы. А они были среди тех, кто отдавал приказ штурмовать кварталы бедноты, а впоследствии искал оправдания своим поступкам. Поэтому сложившаяся официальная версия гласила, что Крэн был глупцом, не сумевшим правильно расставить приоритеты, а бедняки были сами виноваты в случившемся, и получили они то, что заслужили. И любой правитель, который вслед за Крэном проявит к ним хоть какую-нибудь симпатию, будет обречен повторить ту же трагедию.

Вир оторвался от чтения и в унынии покачал головой. Бедный Лондо. Определенно, он пытался сказать Виру, что и он, Лондо, обречен на поражение. Что история и его будет осуждать, как глупца.

Или, и того хуже, Лондо был озабочен тем, что и сам может умереть от рук какого-нибудь сумасшедшего убийцы. Или…

Или…

- Я ИДИОТ! - вскричал Вир, вскакивая на ноги столь яростно, что ударился коленом об нижнюю плоскость стола.

Но у него не было времени обращать внимания на боль. Его ум бешено работал, пытаясь найти выход из положения. А затем Вир кинулся в гардероб и отыскал там старый костюм. Это было не сложно. Конечно, Вир существенно потерял в весе за последние месяцы, но продолжал хранить старую одежду, поскольку не в его привычках было что-нибудь выкидывать. Помимо прочего, Виру хотелось бы иметь одежду подходящего размера на тот случай, если он разрешит себе вновь пополнеть, каковая мысль время от времени приходила ему в голову.

Вир вытащил один из своих старых сюртуков, рубашку неподходящего размера, жилет и штаны, и стремглав натянул все это на себя. То, что все эти предметы одежды не очень-то сочетались друг с другом и мешком висели на нем, лишь выгодно усиливало общий эффект запущенности.

Вир кинулся к компьютерному терминалу и торопливо вывел на печать фотографию Рема Ланаса. Затем накинул на себя плащ - прощальный подарок матери, смысл которого Вир никогда не понимал. Это был всепогодный плащ с капюшоном, который явно бесполезен на Вавилоне 5 - как часто меняется погода на космической станции? Не похоже, чтобы здесь доводилось появляться дождевым облакам.

Но теперь Вир нарядился в этот плащ, будто видел, как к станции приближается огромная грозовая туча, и накинул капюшон на голову, чтобы скрыть свое лицо. Нарядившись так, он отправился на нижние уровни, и молился, чтобы поспеть туда вовремя.


* * *

Быть может, перспектива спуститься на нижние уровни и казалась Виру сущим проклятием, но он знал, что иного выбора у него нет. Он еще раз взвесил все варианты, но к несчастью, только этот казался реалистичным.

Первым делом его поразило зловонье. Атмосферные фильтры на нижних уровнях работали не столь эффективно, как в остальных частях станции. В некоторой степени это можно было понять. Проектировщики Вавилона 5 не рассчитывали, что кому-нибудь взбредет в голову поселиться в технических коридорах и складской зоне, из которых и состояли нижние уровни, и соответственно, они не предусмотрели здесь тот же уровень вентиляции и то же количество каналов вытяжки, что и в обитаемых местах. Добавить к этому крайне недостаточное количество санитарных узлов, и все это в совокупности превращало нижние уровни в такое место, от которого любому следовало бы по возможности держаться подальше.

Но, по крайней мере, здесь никто не обращал на Вира внимания. И потому, как бы иронично это не звучало, Вир чувствовал себя здесь комфортнее, чем в цивилизованных частях станции. Время от времени кто-нибудь бросал на него взгляд, но только чтобы оценить, может ли он представить какую-либо опасность. В этих случаях, если Виру удавалось перехватить такой взгляд, он просто выглядывал из-под капюшона и демонстрировал невинную улыбочку, которая буквально вопияла о том, что ее владелец абсолютно безвреден. И безмолвный вопрошатель сразу же возвращался к тем темным делишкам, которые требовали его внимания.

В своей руке Вир сжимал распечатанную им фотографию Рема Ланаса. Впрочем, Вир провел так много времени, вглядываясь в это изображение на экране компьютера, что теперь, как ему казалось, каждая морщинка на лице Рема Ланаса навсегда запечатлелась у него в памяти.

На нижних уровнях было очень многолюдно, и взгляд Вира блуждал по лицам в толпе, пытаясь заметить знакомые по фотографии черты. Это не казалось многообещающим занятием в плане достижения цели, но иного пути он не видел.

Вир с тоской осмотрел палатки кустарей, торговавших своими изделиями, и домики, сооруженные из всякой всячины тут и там по всему пространству нижних уровней. Он увидел, как несколько человек, по виду большое семейство, собрались вокруг костра и жарили на нем нечто, напоминавшее больших насекомых-паразитов. Один только взгляд на это зрелище вызвал у желудка Вира желание вывернуться на изнанку. Но в известном смысле, созерцание такой картины позволило Виру по иному посмотреть на свою собственную жизнь. Вот он, такой несчастный оттого, что представители Альянса косо на него смотрят. СМОТРЯТ на него косо. И это самая большая из его проблем. Но у него есть одежда, еда, удобное жилище. Он живет в каюте со всеми удобствами, и ни в чем не нуждается, кроме дружеского общения. Но отсутствие друзей - это такая малость по сравнению со всем тем, в чем нуждаются эти бедные, несчастные люди.

Вир провел несколько часов, блуждая по нижним уровням, и, наконец, даже набрался наглости, чтобы начать спрашивать случайных встречных, не видели ли они Рема Ланаса, демонстрируя им фотографию, чтобы помочь освежить память. Чаще всего ответом ему был пустой взгляд. Может быть, эти люди и в самом деле ничего не знали, хотя чаще Виру казалось, что им просто не хочется связываться. Во-первых, Рем Ланас не был их проблемой. А во-вторых, этот странный центаврианин, который выспрашивал про Рема Ланаса, несмотря на свой потрепанный вид, явно был чужаком, возможно, даже работал под прикрытием на какую-нибудь организацию. Так зачем же помогать ему? Тем более, что им самим, в конце концов, никто не помогал.

Это была вполне разумная позиция, и Вир смог бы ее понять и простить, если бы на кону не стояли человеческие жизни.

Конечно, при предположении, что он не вообразил себе невесть что, неправильно интерпретировав головоломную, умышленно запутанную ремарку Лондо.

И тут он услышал шум.

Шум раздавался где-то в отдалении и представлял собой смесь нескольких голосов, пытавшихся говорить одновременно. Но на этот шум накладывался еще один голос, который перекрывал их всех. В то время как остальные спорили о чем-то на повышенных тонах, тот, который по-командирски перекрывал их, звучал спокойно и твердо. Этот голос был знаком Виру почти столь же хорошо, как и голос Лондо. Это был голос Шеридана.

Экскурсия приближалась. «Проект некоторых преобразований», о котором говорил Шеридан, начинал претворяться в жизнь.

Вир осмотрелся в поисках каких-нибудь признаков Рема Ланаса, но вновь ничего не заметил.

Вокруг начали собираться обитатели нижних уровней, в недоумении переглядываясь друг с другом, не имея понятия, отчего вся эта суета. Определенно, некоторые из них уже решили было, что пришли именно по их душу, как уже случалось и раньше во время облав службы безопасности. Тем не менее, драки пока что не намечалось, все шло достаточно мирно.

Вир стоял в том месте, где от главного коридора, по которому шествовала экскурсия, в разных направлениях уходило несколько боковых ответствлений. Возможно, Ланас таился в одном из них. Но все это были слишком общие предположения, и Вир начинал чувствовать, что не справляется с ситуацией, и, возможно, он совершил ошибку, не обратившись заранее в службу безопасности. Следовало бы поручить это дело кому угодно, только не себе самому.

Вир начал поворачиваться…

…и краем глаза уловил вспышку света.

Он на мгновение замер в недоумении. Вир не успел точно засечь, где была вспышка, и не понял, что её вызвало. Но, так или иначе, вспышка привлекла его внимание еще к одному коридору - тому, который он почему-то пропустил, когда озирался вокруг. И тут он охнул от изумления, не в силах поверить в свою удачу.

Там стоял Рем Ланас. Он оказался центаврианином примерно одного с Виром роста, ужасно худым, с длинными руками и узкими плечами. Вир был ошеломлен. Несмотря на то, что он помнил черты Рема, он на всякий случай еще раз сверился с фотографией. Ланас выглядел чуть более потрепанным, чем на снимке, но, несомненно, это был он.

Рем Ланас стоял в узком проходе, прямо за углом от главного коридора, держась рукой за выступ в стене. Он явно к чему-то прислушивался. И не только прислушивался, но то и дело выглядывал из-за угла, словно пытаясь определить, как скоро Шеридан и компания приблизятся.

Вир тоже заметил Шеридана, шествовавшего во главе экскурсии в дальнем конце коридора. Ланас занял такую позицию, что ему достаточно было сделать пару шагов, чтобы оказаться на пути группы. Шеридана и компанию окружало кольцо охраны, впереди шел Зак, настороженно озиравший толпу, особенно тех, кто оказывался в непосредственной близости. И особенно внимательно Зак смотрел на их руки…

Их руки. Конечно. Чтобы понять, нет ли в них оружия.

И Вир поступил так же, глядя через коридор на Рема Ланаса. Но руки у Ланаса были пусты. Вообще не похоже, чтобы он имел при себе оружие. И, тем не менее, было в этом центаврианине что-то такое, отчего у Вира в мозгу зазвенел сигнал тревоги: «ОПАСНОСТЬ!» Вир начал продвигаться в сторону Ланаса, стараясь в то же время не привлечь к себе внимания раньше времени. Поначалу это было не сложно. Ланас не замечал его. Все его мысли фокусировались на чем-то другом.

«Только бы мне подобраться к нему», - повторял Вир про себя. - «Только бы мне подобраться к нему». Беда в том, что у Вира не было никакого конкретного плана дальнейших действий, да даже и общих соображений, что следует предпринять в сложившейся ситуации. Но он чувствовал, будто некие силы подталкивают его, заставляя действовать определенным образом. Такое ощущение возникало у Вира уже не впервые. Но прежде, когда он испытывал такое чувство, всегда оказывалось, что это Лондо «пилотировал корабль». В этот раз все зависело от самого Вира… если только все действительно обстояло так, как он предполагал. По-прежнему оставалась вероятность, что он неправильно расшифровал загадку Лондо, что всё порождено лишь его воображением, разгоряченным от переутомления.

Вир подбирался все ближе, ближе, а Рем Ланас все еще его не замечал. Теперь Вир уже мог разобрать выражение глаз Рема, и оно ему решительно не понравилось… Глаза его были пусты, как если бы Ланас не присутствовал в своей собственной голове, будто тело его было просто надето на кого-то, как пальто. Тело Ланаса застыло в неподвижной, напряженной позе. Так обычно какой-нибудь гигантский зверь готовится к прыжку. Или, быть может, это приготовилась захлопнуться некая ловушка.

А его горло…

Один раз бросив взгляд на горло Рема, Вир теперь не мог оторвать от него свой взор, потому что - каким бы это ни казалось противоестественным - это горло жило своей собственной жизнью. Оно пульсировало, слабо и ритмично. Никогда в жизни Вир не видел ничего подобного.

Шеридан был пока еще довольно далеко, но приближался с каждым мгновением… Но и Вир неуклонно приближался к Рему.

И когда оставалось совсем немного, Рем Ланас все-таки заметил его.

Что смогло привлечь внимание Ланаса, Вир так и не понял, - то ли какое-то его неосторожное движение, то что-нибудь иное. Может быть, сыграло свою роль шестое чувство, предупредившее Ланаса об опасности. Как бы то ни было, голова центаврианина резко повернулась, и широко раскрытые, жутко пустые глаза уставились на Вира. Горло Рема запульсировало гораздо энергичнее.

Вир застыл. У него не было ни малейшего представления, что делать дальше. И пока его разум тщетно рыскал в поисках какой-нибудь стратегии, тело само сделало первое, что пришло в голову. Вир отбросил капюшон, изобразил на лице улыбку и радостно закричал:

- Рем! Рем Ланас! Я так и знал, что это ты! Это же я! Котто! Вир Котто! Как поживаешь!

Ланас слегка склонил голову. Казалось, он прилагает усилия, пытаясь сфокусироваться на Вире.

- Только не говори мне, что ты меня забыл! - продолжал Вир. - После всех тех безумств, которые были у нас с тобой! - болтая без умолку, он оказался уже в метре от Рема.

Но Шеридан и компания тоже были уже неподалеку. Рем резко повернул голову в направлении Шеридана и попытался двинуться в его сторону. Вир преградил ему дорогу, и Ланас, наконец, впервые по-настоящему вгляделся в него. Что-то кошмарное появилось у Рема в глазах, что-то темное и ужасающее, и Вир почувствовал, что готов завопить от страха.

И горло теперь не просто пульсировало. Оно ходило волнами.

Что-то сидело внутри Ланаса, что-то двигалось по горлу, и Ланаса начал душить сухой кашель, его губы задрожали, будто в позыве рвоты.

Повинуясь ощущению необходимости немедленно хоть что-то предпринять, Вир резко толкнул Ланаса. Рем шагнул назад, пытаясь ухватиться за что-нибудь, но его движения были замедленными и неуклюжими, он не смог удержаться на ногах, и Вир повалился прямо на него. Они покатились кувырком, запутавшись в своих руках и ногах, а потом Вир обнаружил, что находится прямо за спиной у Рема, при этом голова противника оказалась у Вира на коленях. Инстинктивным движением Вир ухватил Рема за подбородок и прижал его голову к своим ногам. Вышло, конечно, неуклюже, но зато Вир теперь мог не дать Ланасу раскрыть рот.

Рем отчаянно брыкался, но Вир не отпускал. Они бились молча, никто не звал на помощь. В коридоре появилась группа людей, но к Виру и Ланасу были обращены их спины. Всех интересовали не они, а Шеридан. Правда, один или двое бросили взгляды в сторону сцепившихся в драке центавриан, но всем было ясно, что это какие-то личные разборки, в которые не стоит вмешиваться.

- Прекратите! Прекратите, - шипел Вир.

Вир не был забиякой. Он не мог припомнить, когда последний раз дрался, он абсолютно не владел техникой рукопашного боя. Но от отчаяния силы его возросли многократно, появились уверенность и решимость, в которых он так нуждался.

И тут он увидел, как что-то начинает высовываться между губ Рема.

Вир едва сумел сдержать крик ужаса. Это было что-то тонкое и черное, словно некое щупальце, оно пыталось выбраться изо рта у Рема, выйти на свободу. Пульсация в горле Рема прекратилась. Очевидно, тварь была уже у Рема во рту и пыталась вырваться на свободу. Вира прошиб пот. Несмотря на все его усилия, еще одно щупальце высунулось изо рта Рема. Виру приходилось прилагать отчаянные усилия, чтобы не удариться в панику. Он с силой дернул голову противника вверх, так что зубы Ланаса сомкнулись, откусив щупальца. Черные уродливые отростки упали на пол и продолжали еще некоторое время извиваться, прежде чем затихли. Зато голова Рема яростно задергалась, тварь у него во рту то ли билась в агонии, то ли из последних сил пыталась выскочить. Вир удвоил свои усилия, но его вспотевшие пальцы начали соскальзывать.

«Долго я так не выдержу», - решил Вир, и отметил про себя, что Шеридан все еще о чем-то говорит, но голос его слышится уже по другую сторону перекрестка. Президент уже миновал их, и теперь мимо проходила свита. Эта мысль дала Виру ощущение победы и на секунду ослабила его бдительность.

Этого оказалось достаточно. Ланас внезапно взбрыкнул ногами, угодив Виру по скуле. Вир упал, и в голове у него зазвенели колокола, и, лежа на полу, он увидел, как рот Рема широко открылся, и оттуда выпрыгнуло мерзкое существо.

Оно было крохотным и черным, того же цвета, что и его щупальца, и было покрыто плотной щетиной. У него было еще четыре конечности, помимо двух, откушенных зубами Рема, и оно с такой силой вырвалось изо рта центаврианина, что со шлепком врезалось в противоположную стену коридора. Буквально одно мгновение оно вертелось на месте, пытаясь сориентироваться. По размеру это существо могло бы уместиться на ладони Вира.

Оно вопило от ярости, хотя это не был обычный физический звук. Вир просто слышал его в своей голове. Ошеломленный увиденным, Вир беспомощно лежал на полу, и охнул от ужаса, когда тварь с удивительной скоростью начала скользить через коридор прямо к нему. Вир мельком заметил, как что-то острое высовывается из спины твари, понял, что это нечто вроде жала. У него уже не было времени, чтобы отползти в сторону, не было времени ни на что другое, кроме как взвизгнуть от страха.

И тут прямо у него перед глазами в пол впечатался черный сапог.

Этот сапог ударил об пол буквально в дюйме от лица Вира, раздавив тварь в лепешку. Спасенный Вир только охал, а сапог крутился взад вперед, растирая тварь по полу. Когда сапог убрался, на месте твари осталось только красно-черное месиво.


Глава 11


Вир глянул вверх.

И увидел именно того, кто, как он полагал, просто померещился ему, когда он вчера шел к Шеридану в сопровождении Гарибальди. Незнакомец был одет в серую робу, и хотя под капюшоном Вир не мог как следует разглядеть его лицо, ему показалось, что тот довольно молод. Вряд ли больше тридцати лет от роду.

Рем лежал на полу лицом вверх, глаза его были открыты. Человек в робе склонился над ним, некоторое время внимательно изучал. А потом провел рукой над лицом Рема, и глаза того закрылись, грудь начала равномерно вздыматься и опускаться, по всем признакам он просто заснул обычным здоровым сном.

- С ним все будет хорошо, - сказал человек в робе. Он говорил очень тихим голосом, настолько тихим, что Виру приходилось напряженно вслушиваться. - Он проспит довольно долго, а когда придет в себя, то не сможет понять, почему он здесь. Он никому не причинит вреда.

- А что, собственно, здесь произошло? - спросил Вир, пытаясь подняться на ноги. - Кто вы? - тут он заметил в руке человека посох. Конец посоха слабо мерцал. С едва сдерживаемым изумлением Вир спросил: - Вы… э-э-э… техномаг?

Догадка породила в душе Вира странную смесь страха и радости. Четыре года назад Виру уже доводилось иметь дело с этими колдунами, чьи чудеса основывались на обширнейших научных познаниях. Это было одно из самых неприятных приключений в его жизни. Когда в тот раз техномаги, наконец, покинули Вавилон 5, чтобы продолжить свой путь за Предел, откуда, как надеялся Вир, они никогда уже не вернутся в нашу галактику, он вздохнул с облегчением. А вот теперь, похоже, стал обязан своей жизнью одному из них.

- Да, я техномаг, из числа послушников. Мы не часто выходим в мир. Зовут меня Кейн.

- Вот как? В самом деле?

- Нет. Нет, конечно, - ответил тот. - Это псевдоним. Конечно, я не стану называть свое настоящее имя, и я никак не ожидал от тебя таких глупых вопросов. Имена обладают властью, а я не собираюсь давать тебе хоть какую-нибудь власть над собой.

- Это хорошая философия, - согласился Вир. - Спасибо, что раздавил эту… это…

- Дремотника. Наследие биотехнологии Теней. Поселился вот в твоем друге, - Кейн ткнул носком сапога в тело Рема. - Усыпил ему память, и дожидался возможности исполнить свою миссию.

- Убить Шеридана.

Кейн кивнул.

- Да. От Ланаса требовалось только подойти поближе, а существо само сделало бы все остальное. Оно очень здорово прыгает. Приземлившись на Шеридана, оно бы ужалило его, и когда Шеридана доставили в Медотсек, он был бы уже мертв.

- Прямо как Крэн.

- Что?

- Да так, ничего. Но почему сейчас? И почему Ланас?

- Ну, не только сейчас. Бывало и раньше, возможно будет и потом. Хотя смерть может принимать разные обличия. Что же касается Ланаса, - под своей робой Кейн пожал плечами. - Слепой выбор, чистая случайность. Нужно было кого-то выбрать. Они выбрали Ланаса.


* * *

- Они, это кто?

- Об этом, - улыбнулся Кейн, - ты еще успеешь услышать. Пока тебе еще рано знать.

- Но…

- Скажи мне, - Кейн приблизился к Виру, глядя на него изучающим взглядом. - Почему ты решил разобраться с этим вопросом сам, почему не вызвал службу безопасности?

- Я… мне нечего было им предъявить. Ничего конкретного. У меня были догадки, подозрения, и это все. И, кроме того, больше всего меня огорчала мысль, что все вокруг узнают, что центавриане замешаны в попытке покушения на Президента Шеридана. Даже если бы выяснилось, что это ложь, было бы следствие, допросы, пошли бы слухи среди других членов Альянса. Я этого не хочу. Центавру этого не нужно. Всё и без того плохо.

- Значит, ты рисковал своей жизнью, руками и своей шеей, чтобы защитить репутацию Центавра.

- Я… да, пожалуй, да, - согласился Вир. А затем, встревожившись, добавил: - А вы никому не скажете?

- Зачем мне это?

- Я… я не знаю. Я так многого не знаю, - признался Вир. - Начну с того, что…

Но Кейн жестом прервал его.

- Не надо. Не начинай. Потому что, если ты начнешь, то прозвучит множество вопросов, на которые я не имею права отвечать, по крайней мере, сейчас. Но я скажу тебе вот что, Вир. Твои действия произвели сильное впечатление. Я следил за тобой, мне было интересно, что же ты предпримешь, и ты не разочаровал меня. Весьма вероятно, тьма тебя еще не коснулась.

- Это, конечно, здорово, - Вир сделал паузу, а затем добавил: - Что там меня еще не коснулось? Тьма?

Кейн шагнул еще ближе к нему, и взгляд его стал теперь жестким.

- Тьма протягивает сюда свои щупальца с Примы Центавра. Здесь она таится по закоулкам, но в твоем родном мире расцветает пышным цветом. Знание - это сила, Вир. Я ищу знаний ради техномагов, а им нужны сведения о твоем мире, потому что в нем продолжают расти темные силы. Вскоре тебе придется несколько раз сделать очень сложный выбор. Очень, очень скоро.

- Я… совершенно не представляю, о чем вы говорите.

- Это хорошо, - с явным удовлетворением ответил Кейн. - Я люблю загадывать загадки.

- Вам это удалось.

- Это утешает. Я в некотором роде новичок здесь. И теперь мне приходится работать с тайнами. Ах… твой приятель приходит в себя раньше, чем я ожидал.

Вир обернулся к Рему Ланасу. И в самом деле тот уже сидел, обхватив руками голову, словно опасаясь, что та расколется на части от боли.

- Что… случилось? - пробормотал Рем Ланас.

- Я все расскажу, - ответил Вир и обернулся на Кейна.

Но тот исчез. Не было никаких признаков того, что он вообще здесь появлялся, кроме кроваво-черного месива на полу.

- У него здорово получаются не только загадки. С трюками у него тоже все в порядке, - пробормотал Вир.


Глава 12


Лондо знал, что это было испытание. Никаких сомнений по этому поводу у него не возникло ни разу.

- Шеридан должен умереть, и ты это знаешь, - сказал ему Дракх.

Эта фраза оборвала раздумья Лондо. Здесь в тронном зале, в том месте, которое для других было символом его власти, а для него самого являлось символом фальши, звук хорошо знакомого голоса, раздавшегося из сумрака, заставил императора вздрогнуть. Это оказалось особенно неприятно, так как Лондо отдавал себе отчет, что Шив’кала следит за ним. По крайней мере, мысль об этом постоянно сидела где-то у него в подсознании. И эта мысль теперь не досаждала ему.

Именно это ужаснуло Лондо больше всего - то, что он, оказывается, привык к той полужизни, которую вел с момента восшествия на трон, и даже не просто привык, но начал считать её само собой разумеющейся.

Размышляя подобным образом, Лондо не сразу сообразил, что же сказал ему Дракх, и переспросил:

- Что?

Дракх выложил ему все. Рассказал ему весь план, рассказал о Реме Ланасе. Рассказал о существе, поселившемся внутри Ланаса. Ланаса выбрали наугад, просто подобрали на улице. По мнению Общности Дракхов, именно в случайности выбора заключалось основное достоинство плана. Нужен был некто, не испытывающий ни личной неприязни к Шеридану, ни особой враждебности по отношению к Межзвездному Альянсу. А Ланас был просто никем. Он не отличался ни сильной волей, ни особым умом, и именно это делало его наиболее подходящей кандидатурой.

Когда Дракх, наконец, закончил свою речь, Лондо покосился на него в темноте. Шив’кала стоял там неподвижный, немигающий, неизменный, и, как всегда, на лице его застыло пугающее подобие улыбки.

- И ты рассказал мне всё это… зачем?

- Шеридан был твоим другом. Я желал, чтобы ты знал о его грядущей судьбе. Чтобы, если бы ты захотел сказать последнее «прощай», у тебя была бы для этого возможность.

Испытание. Нет… не просто испытание.

Ловушка.

Лондо знал это, знал наверняка. Дракх мог просто придти и сказать:

- Шеридан скоро умрет, пошли ему прощальный привет.

Но нет, он рассказал Лондо все, что можно, потому что хотел, чтобы Лондо все знал… чтобы посмотреть, что он станет с этим делать.

Лондо потерял сон. Он не спал два дня. Мысли роились у него в голове. Он пытался заставить себя увидеть в Шеридане своего величайшего врага, лидера Альянса, который безжалостно разбомбил его обожаемую Приму Центавра. И Деленн, его жена… у неё была отвратительная привычка смотреть на Лондо со столь оскорбительной жалостью.

Но как ни старался Лондо, он не мог стереть из памяти все те случаи, когда Шеридан приходил к нему на выручку. Годы, проведенные на Вавилоне 5, оказались лучшим временем его жизни. Тогда он не понимал этого. Он чувствовал, что медленно и неуклонно сползает во тьму. И несмотря на это, Шеридан и Деленн то и дело выступали на его стороне. Они поддерживали Лондо в надежде, что в итоге всё для него обернется хорошо. В том, что на деле всё обернулось столь ужасно - что он стал единственным самым могущественным, и одновременно самым беспомощным человеком в Республике Центавра - конечно, их вины нет. Он сам и только сам приговорил себя к такой участи.

Лондо пробовал заснуть, но спасительное забвение охватывало его лишь на несколько мгновений, а затем он снова пробуждался. И тут же ощущал, как Страж шевелится в некотором замешательстве. Очевидно, тварь также нуждалась в отдыхе, но позволяла себе спать только одновременно с Лондо. И теперь, когда Лондо мучила бессонница, Страж тоже испытывал дискомфорт. Эта мысль доставила Лондо некоторое удовлетворение.

Наконец, он почувствовал, что не в силах больше терпеть. Надо было действовать, но действовать очень хитро. Лондо не мог просто так взять и послать какую-нибудь спасательную команду, или напрямую проинформировать Шеридана об опасности. Любое попытка пойти напролом будет тут же пресечена Стражем. А если даже Страж не сможет его остановить, то наверняка пошлет донесение Дракхам, которые смогут изменить свои планы… и выразят Лондо свое неудовольствие самым прямым и неприятным способом. Лондо страстно желал спасти Шеридана, но не ценой собственной шкуры.

И он призвал Вира. Момент для этого был самым подходящим, поскольку идея устроить во дворце празднование, на самом деле, принадлежала Дурле. Дурла устроил его, естественно, как способ собрать своих союзников и приверженцев, и продемонстрировать им свою возросшую силу при дворе. И поскольку идея исходила от Дурлы, марионетки Дракхов, не подозревавшего, кто на самом деле дергает за веревочки, - то можно было рассчитывать, что Дракхи в свою очередь не станут задавать вопросов и подозревать подвоха со стороны Лондо. Что плохого в том, что Вир побывает на приеме и своими глазами убедится в могуществе Дурлы.

Таким образом, Лондо сумел призвать своего старого сподвижника, своего старого друга - возможно, единственного в галактике своего настоящего друга. Направленное Виру приглашение не привлекло никакого внимания.

Настала пора сделать следующий шаг: Лондо начал напиваться с того момента, как начался праздник. Проблема состояла в том, что требовалось принять ровно столько алкоголя, чтобы довести Стража до бесчувствия - Лондо уже выяснил, что это реально - но при этом не утратить способности держаться на ногах и говорить с Виром более или менее связно. Если он выпьет слишком мало, Страж, а через него и Дракхи, могут обеспокоиться его действиями. Если он потребит слишком много, то напьется до такого бесчувственного состояния, когда не сможет быть полезным ни Виру, ни Шеридану, ни себе самому.

И Вир прибыл, в соответствии с приглашением, и Лондо увел его в сторонку, борясь с клубящимися в голове парами ликера и распространяя вокруг себя приятный аромат. И при этом ему удавалось оставаться начеку, и это оказалось очень кстати. Потому что, как только он начал вводить Вира в курс дела, попытался приоткрыть кусочек плана… он почувствовал шевеление пробуждающегося Стража. Он довел тварь до пьяного бесчувствия, но она трезвела со скоростью, встревожившей и неприятно удивившей Лондо. По-видимому, Страж начинал привыкать к алкоголю. Придется переоценить то количество ликера, которое необходимо принять, чтобы усыпить его бдительность.

Лондо преодолел возникшее препятствие самым элегантным способом. Он попытался намекнуть Виру на опасность, грозившую Шеридану, подыскав подходящий исторический прецедент. Лондо ощущал, что Страж с подозрением следит за разговором. Страж чувствовал, что здесь что-то не так, но не мог понять, что именно. И потому не стал ни причинять боль, ни посылать приказов в мозг Лондо. Страж был начеку, и потому то же самое требовалось и от Лондо.

Все это изматывало до крайности. Какая-то часть его сознания требовала, чтобы Лондо прекратил выбирать тщательно выверенные фразы, исторические аллюзии, и просто рассказал Виру, что происходит. Но другая часть продолжала помнить, что в этом случае Страж вмешается незамедлительно. Кто знает, какими еще силами может владеть это чудище, угнездившееся на его плече? Лондо уже знал, что оно способно насылать на него приступы боли, что оно отслеживало все его действия, но не было оснований полагать, что этим все его возможности и ограничиваются. Быть может, Страж в состоянии вообще вырубить его мозг одним только своим ментальным усилием. Или наслать на него приступ, или остановить его сердца, или… да что угодно.

Лондо хотел сделать хоть что-нибудь, чтобы предотвратить страшную смерть Шеридана от чешуйчатых лап Дракхов, но вовсе не желал приносить в жертву себя. Свою шкуру он ценил все же дороже, чем Шеридана.

Когда Вир отбыл обратно на Вавилон 5, Лондо начал внимательно следить за сводками новостей. Страж не имел ничего против. В конце концов, Лондо император. Ему полагается идти в ногу со временем и быть в курсе текущих событий. И когда новости запестрели заголовками о том, как Шеридан лично возглавлял широко разрекламированный поход официальных лиц по нижним уровням Вавилона 5, Лондо прямо-таки воспрянул духом. Он едва сдержался, чтобы не закричать от радости.

Но энтузиазм его быстро рассеялся. Лондо едва ли не физически ощущал, как грозовое облако сгущается вокруг Стража, и именно в тот момент, когда он смотрел репортаж, как Шеридан, явно целый и невредимый, возвращается с похода на нижние уровни, - именно тогда он ощутил правильность своей догадки о том, что да, это, в самом деле, было испытание. Испытание, которое он провалил, потому что только знал все детали плана Дракхов. Лондо и сам не понял, каким образом он это ощутил. Возможно, телепатическая связь становилась постепенно двусторонней. Так или иначе, но теперь он не просто догадывался, а знал наверняка, и все что ему оставалось - это дожидаться, когда на него обрушится возмездие.


* * *

- Разве это того стоило?

Лондо сидел в личной библиотеке, которая по традиции была епархией императора. Для нее было построено огромное хранилище. Император считался чем-то вроде живого олицетворения центаврианской истории, и предполагалось, что он хранит в своей памяти все славные деяния своих предков, и многие из величественных достижений Республики. Поскольку эта обязанность считалась такой почетной и священной, то считалось делом первостепенной важности обеспечить императора изолированным и хорошо охраняемым помещением, в котором он мог бы удовлетворять свои потребности познать разумом то, что скрыто в глубине его сердец. И в самом деле, во всем дворце не нашлось бы более надежного убежища, не доступного никому, кроме императора. Здесь хранилось множество книг и разнообразных реликвий славного прошлого.

Поэтому, когда из сумрака вдруг раздался голос Шив’калы, вопрошавший: «Разве это того стоило?» - то от неожиданности Лондо даже подпрыгнул, едва не перевернув читальный столик. Он поднялся на ноги, пытаясь сохранить хоть какое-то достоинство после столь неловкой реакции. Свет в библиотеке был очень тусклым; Лондо вовсе не видел Дракха.

- Вы здесь? - спросил он, предположив на мгновенье, что, быть может, голос Шив’калы звучал лишь в его мозгу, а сам Дракх находится где-то совсем в другом месте.

- Да. Я здесь, - вновь услышав этот голос, Лондо мог теперь с уверенностью сказать, что Шив’кала действительно физически присутствовал в этом зале. Но где именно, понять было невозможно. - И ты здесь. Какое удачное совпадение.

- «Удачное», мне кажется, не совсем подходящее слово, - сухо ответил Лондо. - Что вы хотите?

- «Хочу», мне кажется, не совсем подходящее слово, - парировал Шив’кала. - Я вовсе не «хочу» делать то, что я должен. Что МЫ должны.

- Я не понимаю, о чем вы говорите.

- Неужели?

По телу Лондо начало разливаться какое-то непонятное ощущение, и на всякий случай он собрал себя в кулак. Он начинал чувствовать… боль. Хотя, пожалуй, ничего похожего раньше он еще не испытывал. Дракхи уже наказывали его приступами боли, но Лондо предчувствовал, что сейчас будет нечто совсем иное. Вместо того, чтобы ударить его внезапно и жестоко, на этот раз боль начинала нарастать медленно, с очень низкого уровня, буквально на грани чувствительности. Это дало Лондо повод подумать, что, быть может, он сумел привыкнуть к психическим и физическим страданиям, которые Дракхи причиняют ему. А быть может, сейчас они и вовсе ни при чем?

- Это из-за вас? - резко спросил Лондо, дотронувшись рукой до виска.

- Это из-за тебя, Лондо, - ответил Шив’кала. В голосе его звучало столь знакомое издевательское смирение. - Из-за тебя… И только из-за тебя.

- Я не понимаю… - болевые ощущения становились все интенсивнее. Они уже превысили все прежние случаи и продолжали быстро нарастать. Лондо обнаружил, что ему трудно дышать, а его сердца остановились бы, если бы кто-то или что-то не заставляли их биться дальше.

- О, ты все понимаешь, - случилось то, чего не было еще ни разу: голос Дракха изменился. Из него исчез всякий намек на симпатию или печаль, остались лишь жесткость и жестокость. - Ты выставил меня дураком, Лондо.

- Я? Да я… - и внезапно Лондо зашатался. Он споткнулся об стул, на котором сидел до появления Шив’калы, и рухнул на пол, потому что ему стало плохо. Не просто плохо - то, что он испытывал сейчас, было во много раз хуже всего, что вынес от рук Дракхов прежде. Это было хуже, чем все, что он когда-либо испытал в своей жизни. Лондо запоздало осознал, что агония начиналась столь медленно лишь для того, чтобы усыпить его бдительность, чтобы заставить его подумать, будто все может еще и обойтись. Он ошибался.

Лондо начали сотрясать судороги, по мере того как боль прокатывалась по его телу. Он попытался ментально дистанцироваться от себя, попытался закрыть свой разум, но это оказалось невозможно, потому что боль была повсюду, в каждой извилине и складке его мозга, в каждом нейроне его нервной системы. Он открыл рот, чтобы закричать, но и это не получилось, потому что горло оказалось парализованным. Все, чего ему удалось добиться, это издать несколько булькающих звуков.

- Я сказал Общности Дракхов, что тебе можно доверять, - продолжал Шив’кала, словно Лондо не корчился перед ним, подобно раненому зверю. - Что ты знаешь свое место. Они потребовали испытания. Я устроил его. Ты его провалил. Это недопустимо, Моллари.

Лондо совсем утратил контроль над своим телом. Из него начали изливаться все отходы его организма, такого не случалось с ним с двухлетнего возраста. Это было унизительно, зловонье было невыносимо, но потом оба эти ощущения отступили на задний план, поскольку агония продолжала нарастать. Его душа, истерзанная и побитая, молила об освобождении. Лондо припомнил, как несколько месяцев назад решил умереть, но в тот раз отложил свой конец. Теперь он горько пожалел об этом, потому что ни за что на свете Лондо не хотел умереть так, как это происходило сейчас. Теперь он отдал бы все, что угодно, лишь бы только уже быть мертвым. Он был готов убить своих друзей и любимых, уничтожить сотни, тысячи безвинных центавриан. Он готов был на все, лишь бы прекратилась агония, терзавшая его.

Но становилось только хуже.

Лондо казалось, что его разрывают на части, что каждый отдельный орган его тела разжижается, и он знал, чувствовал, как его мозг вытекает из ушей, как боль выжигает его глаза, а зубы выдираются из десен, оторвавшийся язык закупорил дыхательное горло, каждый сустав жгло огнем так, что невозможно было пошевелиться, но боль заставляла его дергаться, и от этого становилось еще мучительнее, и он забыл уже, что значит «не болит».

И вдруг все прекратилось.

Именно так, все разом. Лондо остался лежать оцепеневший, в луже дерьма, потому что не представлял, как вести себя дальше. Ему казалось, никогда больше он не сможет вести себя с прежним достоинством, не сможет чувствовать себя в безопасности, никогда не захочет, чтобы хоть одна живая душа увидела его, потому что он стал отвратительным и жалким, и от него осталось лишь дрожащее и мычащее существо. Даже думать о себе было противно, но он ничего не мог поделать, избавление от боли, каким бы кратковременным оно ни оказалось, принесло такое облегчение, что Лондо заплакал. Рыдания сотрясали его тело.

- Знаешь, сколько это все продолжалось? - тихо спросил Шив’кала. Если бы Лондо мог говорить, он ответил, что прошли часы, а может быть дни. - Девять секунд, - продолжил Дракх, хорошо зная, что Лондо не в том состоянии, чтобы суметь ответить. - То, что ты пережил, продолжалось ровно девять секунд. Хотел бы ты продлить это на двадцать или тридцать секунд? Или лучше, на двадцать или тридцать минут? Или на часы? Или на дни?

- Нет… нет… - голос Лондо был едва узнаваем. Он больше походил на хрип умирающего животного.

- Я сомневаюсь, что ты сможешь это выдержать. А если даже сможешь, сомневаюсь, что тебе понравится то, во что ты превратишься после этого.

Лондо не стал отвечать. Ответа, по-видимому, не требовалось, да и вряд ли он смог бы произнести членораздельную фразу.

Не интересуясь причинами молчаливости Лондо, Шив’кала продолжил:

- Ты понес наказание, Лондо. Но одного наказания не достаточно. Ты должен искупить свою вину. Тебе понятно? Ты слышишь, о чем я говорю? - Лондо ухитрился кивнуть. - Хорошо.

Шив’кала выдвинулся из сумрака и остановился над Лондо. Склонив голову, он с интересом рассматривал императора.

- Скажи мне, Лондо… Смог бы ты сам убить Шеридана… если бы альтернативой было еще худшее наказание?

Больше всего Лондо хотелось отказаться, плюнуть в Дракха, бросить ему вызов в лицо. Ему хотелось вскочить на ноги и сжать руки на чешуйчатом горле серокожего чудовища. Сейчас его не беспокоили скрытые бомбы, которые уничтожат его народ. Его не беспокоило, что он сам умрет, пытаясь задушить Шив’калу. Ему просто хотелось иметь возможность и волю убить Дракха.

Но вместо этого Лондо просто кивнул в ответ. Потому что он и в самом деле сейчас готов был на все. Убить Шеридана, убить Деленн, убить Вира, убить Тимов… всё и всех, только бы не повторялось это мучительное «наказание». И хотя боль покинула его тело, память о ней была еще слишком свежа. Зловонная лужа, в которой он лежал, служила слишком ярким напоминанием о том, что он только что пережил.

- Хорошо… Тебе не придется убивать Шеридана, - продолжил Шив’кала. - Мы решили, что позволим ему пожить еще. Нам стало известно о возникновении нового фактора. Шеридан скоро станет отцом.

Дыхание Лондо постепенно восстанавливалось в его груди, сердцебиение медленно выравнивалось. Ему потребовалось несколько секунд, чтобы осознать слова, сказанные Шив’калой. Лондо по-прежнему лежал на полу, но ухитрился слегка приподнять голову и переспросить:

- Отцом?

- Совершенно верно, - подтвердил Шив’кала. - Твоя миссия будет не сложной.

Дракх начал перемещаться, а Лондо не мог отвести от него взгляда. Шив’кала направился в секцию, где хранились реликвии. Там стояло несколько урн различного назначения. Дракх внимательно осмотрел их, выбрал одну и снял с полки. Это была серебряная урна с инкрустацией из полированного золота.

Лондо знал ее предназначение, и потому его удивил выбор Шив’калы. Эта урна использовалась в одном специфическом центаврианском обряде, и Лондо не понимал, чем она могла заинтересовать Дракха.

А затем, постепенно, у него начала возникать ужасная догадка. Лондо хотел отмахнуться от неё, убеждая себя, что такого не может быть. Это выходило за всякие рамки, даже для Дракхов. Они не смогут, они не посмеют… и, уж конечно, им и в голову не придет заставить его принять в этом участие.

Дракх распахнул свои одежды.

- Нет, - прошептал Лондо. - Нет… пожалуйста… - лежа на полу, он по-прежнему был не в состоянии сдвинуться с места, ему оставалось лишь молить. Всякая мысль о сохранении достоинства покинула его. - Нет…

Но Шив’кала не обращал внимания на мольбу императора. По груди Дракха бежали отвратительного вида волны, словно на ней шевелилась ожившая раковая опухоль. Шив’кала поставил сосуд на ближайший столик, отвинтил его крышку и отложил её в сторону… а затем поднес руку к груди.

- Вы не станете… - просил Лондо. Хотя он и понимал, что это бесполезно, но продолжал умолять Шив’калу изменить решение.

Но Дракх по-прежнему не отвечал. С родительской нежностью он помог существу выбраться из складки на своем теле. Тварь была похожа на Стража, сидевшего на плече Лондо, только меньше размером. Её глаз был закрыт. Какой бы чуждой ни была природа этого существа, любой мог бы сказать, что оно пребывает в состоянии спячки.

Шив’кала некоторое время с гордым видом держал его на ладони, пальцем второй руки он провел по крохотному тельцу, словно родитель, успокаивающий свое дитя. У Лондо это вызвало лишь новый позыв к рвоте. А затем Дракх поместил тварь внутрь урны и привинтил крышку на место. Лондо, не говоря ни слова, лишь в бессилии покачал головой.

- Когда Шеридан и Деленн отправятся на Минбар… ты тоже туда полетишь. Ты доставишь им этот подарок. - Шив’кала указал пальцем на вазу. - Ты прикажешь опечатать урну, чтобы избежать досмотра у Шеридана. Когда настанет срок, Страж сумеет выбраться.

- Дитя? - Лондо по-прежнему был не в силах поверить. - Беспомощный младенец?

- Сын Шеридана и Деленн… Да, у них будет сын… Но он не вечно будет беспомощным младенцем. Он пригодится нам, когда вырастет. Страж присмотрит за его судьбой. А ты… присмотришь за Стражем.

- Нет. - Лондо к собственному удивлению сумел покачать головой. - Нет… невинное дитя…

- Если ты намерен уклоняться от искупления своей вины, Лондо, - Шив’кала говорил спокойно, словно заранее ожидал протестов, - тебе следует обдумать последствия, которые возникнут в этом случае для всех невинных детей на Приме Центавра. Но прежде них… Сенна испытает на себе все последствия нашего… - рот Дракха скривился в дурном подобии улыбки, -…неудовольствия.

- Нет… она… - только и сумел прошептать Лондо.

- Император… ты ведь и сам понимаешь, сколь мало смысла в твоих словах. Ты будешь сотрудничать?

И Лондо согласился кивком, возненавидев себя, возненавидев жизнь, возненавидев всю Вселенную, которая допустила всё это.

В глазах у Лондо потемнело, потому что еще одна волна боли накатила на него. Лондо крепко зажмурился, приступ миновал, а когда он открыл глаза снова, Шив’калы уже не было. Дракх исчез, оставив императора наедине с его унижением, болью и слабостью. Лондо понял, что запомнит нынешний урок навсегда. Оказывается, его силы не только имеют предел, но и предел этот достижим для Дракхов почти без усилий с их стороны. Интересно, что еще Дракхи могут сделать с ним. Что, если до сих пор они обходились с ним «мягко»?


* * *

И насколько хуже может стать их «обхождение»?

Неприятным сюрпризом оказалось и то, насколько сильно, оказывается, могут задеть его угрозы в адрес Сенны.

И, наконец, поинтересовался Лондо, после всего пережитого им сейчас, доведется ли ему еще испытать хотя бы несколько мгновений, когда он будет искренне счастлив оттого, что до сих пор жив.

И с этой мыслью он провалился в благословенное забытье, потому что силы его истерзанного тела иссякли окончательно.


Глава 13


Леди Мэриэл была очень занята: она решила умереть, и как раз занималась подготовкой предсмертной записки, когда раздался стук в дверь.

Написать записку было задачей не из легких, и не из тех, что можно выполнить без долгой подготовки. Мэриэл уже довольно давно трудилась над ней. Следовало выбрать нужные слова, но когда ей удавалось, наконец, подобрать подходящее, она перечитывала его и отвергала свой выбор. Надо, чтобы все было изложено правильно. А это оказалось так непросто - четко изложить свою мысль на бумаге. Чтобы найти каждое очередное слово, ей приходилось мерить шагами свою виллу - и только затем, чтобы вернуться к своей записке и зачеркнуть ранее найденное слово. Вилла, подарок отца на совершеннолетие Мэриэл, была отвратительно маленькой. Но зато ее, расположенную в лесной глуши, бомбардировки обошли стороной, и потому она оказалась ныне единственным уцелевшим поместьем, оставшимся в собственности Мэриэл.

- Как же это у писателей-то все получается? - в отчаянии воскликнула Мэриэл, хотя знала, что некому ответить на ее вопрос.

Некому.

Были времена, когда ее дом ни на минуту не оставался пустым… Но эти времена ушли. Благодаря Лондо. Все бросили ее. Все поклонники. Все они ушли. И счастье ушло. И жизнь - тоже уходит.

Честно говоря, Мэриэл не была полностью уверена, что доведет до конца затею с самоубийством. Конечно, она пребывала в депрессии, но главная, основная, единственная ее неприятность заключалась в том, что ей было скучно. Она вела бессмысленное существование, заполняя чем-то свои дни, убивая время, но ровным счетом ничего этим не достигая. Двери общества оставались закрытыми для нее… и все благодаря Лондо Моллари.

Когда его гигантский голографический образ вырос над всеми землями Примы Центавра, Мэриэл стояла у окна своей виллы и выкрикивала проклятия в адрес Лондо все то время, пока его фигура возвышалась над горизонтом. И сразу после этого начала готовить предсмертную записку, поскольку тот мир, в котором Лондо Моллари сумел стать императором, - это не тот мир, в котором она могла иметь желание продолжать свою жизнь.

Но поскольку предсмертная записка должна стать последним творением Мэриэл, по которому все станут судить о ней, ей хотелось бы, чтобы оно выглядело достойно. И поскольку по своей сути и по призванию писателем она не была, то на создание записки… потребовалось время. Правда, сейчас уже близился к завершению вполне приемлемый набросок, а значит - дело почти сделано. Останется только найти подходящий способ уйти из жизни, но Мэриэл была почти уверена, что выберет для этого яд.

В чем ей уж точно нельзя было отказать, так это в хорошем знании свойств всевозможных разновидностей ядов. Среди них Мэриэл могла бы отыскать немало таких, которые позволили бы уйти из жизни быстро и безболезненно. Знания в этой области ей передала мать, которая владела данным вопросом в совершенстве. Даже отец всерьез опасался эрудиции своей жены в этой области. Это позволяло матери все время держать его в узде, и отец был совершенно искренен, когда утверждал, что секрет продолжительности и спокойствия их брака крылся в исключительном умении матери готовить для сотрапезников последнее блюдо.

Когда в дверь постучали, Мэриэл отложила перо и крикнула:

- Да?

Она даже не пыталась скрыть прозвучавшее в голосе раздражение, поскольку ее оторвали от столь важной работы.

- Тысяча извинений, миледи, - послышался ответ снаружи из-за двери. Голос, судя по всему, принадлежал юноше. - Вам необходимо прибыть в Департамент Развития.

- Де… что? - будучи отлученной от политической жизни и круговерти императорского двора, Мэриэл совсем не следила все это время за развитием событий и изменениями в правительстве.

- Департамент Развития, возглавляемый Канцлером Лионэ.

Это имя ничего не говорило Мэриэл. Она начала беспокоиться, не решил ли уж кто-нибудь сыграть с ней злую шутку. Или того хуже, попытаться уговорить ее открыть дверь, чтобы затем ограбить или убить. В самом деле, ведь императором сейчас был Лондо. Если бы в глубине души он испытывал потребность отомстить Мэриэл, то, конечно, у него сейчас хватит ресурсов, чтобы нанять кого-нибудь для исполнения злодейского замысла.

Но, с другой стороны, ведь Мэриэл готовилась к тому, чтобы самой убить себя. Если обнаружился кто-то, кто намерен выполнить эту работу вместо нее, то особой разницы нет. И в любом случае, следует соблюсти протокол.

- Одну минуту, - ответила Мэриэл.

Сейчас она была одета в прозрачнейшую из своих ночных сорочек. Особой нужды наряжаться в последнее время у нее не было, ведь все равно никто не наносил ей визитов. Даже посыльный, раз в неделю доставлявший на виллу запасы пищи, просто оставлял продукты возле входной двери. В этом, собственно, и крылась одна из основных причин, заставивших Мэриэл размышлять о самоубийстве. Не унижение, и не тоска, а простое практическое соображение о том, что скоро ее скудные сбережения, на которые она и жила все это время, будут исчерпаны. Посыльный, правда, намекнул, что можно совместными усилиями отыскать и другие «способы оплаты», и на лице у него при этом была столь сладострастная улыбка, что сомнений в том, о каких «способах» он говорит, возникнуть не могло. Когда Мэриэл осознала глубину своего падения, поняв, что всерьез обдумывает возможность «других способов оплаты», это оказалось последним толчком, который был нужен ей, чтобы начать путь на свой прощальный пир. Впрочем, продукты ей больше не поставлялись.

Ради приличия Мэриэл накинула халатик поверх ночной сорочки - весьма легкий, впрочем, халатик - и пошла открывать дверь.

Там стоял юноша с очень серьезным лицом. Мэриэл отметила про себя его дисциплинированность: юноша позволил своему взгляду лишь мельком скользнуть по линиям ее тела. Если красота Мэриэл и произвела на него эффект, он не позволил этому проявиться внешне.

- Леди Мэриэл? - предполагалось, что это вопрос, хотя прозвучало, скорее, как утверждение.

- Да.

- Я - пионер Трок. Канцлер Кастиг Лионэ желает поговорить с вами.

- Он так желает? - Мэриэл слегка приподняла брови. - И послал тебя, чтобы доставить меня к нему?

- Да, миледи.

- А если я предпочту не идти к нему на свидание? - спросила Мэриэл, придав своему голосу несколько игривый оттенок. Ей уже давно не доводилось заигрывать с молодыми людьми. К своей радости, она обнаружила, что это по-прежнему доставляет ей удовольствие. - Ты возьмешь меня силой? Я буду отбиваться и молить о пощаде, но ты все равно перекинешь меня себе через плечо и унесешь к своему Канцлеру?

- Нет, миледи.

- А что же тогда ты будешь делать?

- Я буду ждать, пока вы не измените своего решения и не пойдете со мной добровольно.

- В таком случае именно этим тебе и придется теперь заняться, - и с этими словами Мэриэл захлопнула дверь.

Был уже поздний вечер. Она приготовила себе очень скромный ужин, медленно и бережливо съела его, поработала еще над предсмертной запиской, почитала немного, потом пошла спать. Когда на следующее утро, проснувшись, Мэриэл выглянула из окна, то была потрясена, увидев, что Трок стоит точно на том самом месте, на котором она оставила его вчера днем. Насколько могла судить Мэриэл, Трок вообще не пошевелился за все это время. Его униформу покрывала утренняя роса, а одна из пролетавших мимо птиц сочла возможным облегчиться на его плечо.

Мэриэл открыла дверь и пристально посмотрела на юношу.

- Ну, надо же. Да ты и впрямь непреклонен, не так ли.

- Нет, миледи. Я просто исполняю приказ. Вернуться без вас - значит не выполнить приказ. Но мне было также сказано отнестись к вам с максимальным почтением. И малейшее проявление непочтительности с моей стороны приведет к тому, что мне придется держать ответ перед самим Министром Дурлой.

- Перед кем?

- Перед Министром Дурлой. Министром Внутренней Безопасности.

- Вот как, - Мэриэл нахмурилась. Имя Министра показалось ей смутно знакомым, но она не могла вспомнить, в связи с чем. Впрочем, не важно. Сейчас есть более насущные заботы. - И потому из всех вариантов ты выбрал просто ждать.

- Единственный вариант - это не выбор, миледи.

- Хорошо сказано, пионер Трок. Заходи.

- Я буду ждать здесь, миледи, если вы позволите.

Мэриэл чуточку скривила губки.

- А если не позволю?

- Я все равно буду ждать здесь. Меня проинформировали, что вы умеете быть очень обольстительной, и потому мне строго запретили входить в ваше жилище из опасения, что я могу отвлечься от выполнения своей миссии.

- Ооо! «Очень обольстительной». Мне нравятся эти слова! - И Мэриэл беспечно рассмеялась. В самом деле, она уже целую вечность не слышала таких приятных слов. - Ну, хорошо, Трок. Оставайся здесь. Я наряжусь во что-нибудь более подходящее и отправлюсь с тобой к этому твоему канцлеру. Да, и еще, Трок…

- Да, миледи.

- Как жаль, что ты не можешь зайти ко мне. А то я собиралась позволить тебе посмотреть, как я переодеваюсь, - Мэриэл подмигнула ему и с удовлетворением отметила предательское шевеление под рубашкой у парня, в то время как на своем лице Трок изо всех сил старался сохранить бесстрастное выражение. Мэриэл закрыла дверь, прислонилась к ней спиной и еще некоторое время стояла, хохоча, и плечи ее дрожали от радости. Она уж и забыла, каково это - развлекаться подобным образом.

День начинался просто захватывающе.


* * *

Департамент Развития не был рядовым учреждением. Он занимал отдельное новое здание, высокое и сиявшее огнями, построенное в ходе работ по модернизации городов, развернувшихся по всей Приме Центавра. Впечатляющее сооружение, вынуждена была признать Мэриэл. Офис Кастига Лионэ располагался на самом верхнем этаже, и Мэриэл почему-то нисколько не была этим удивлена.

Лионэ поднялся из-за стола, когда Трок провел ее в кабинет.

- Миледи Мэриэл, - канцлер был сама учтивость. - Юный Трок отбыл за вами еще вчера. Мы уже начали терять надежду.

- Ваш благородный юнкер задержался, чтобы оказать помощь мне. Он заслуживает всяческих похвал, - польстила Троку Мэриэл. Из чистого любопытства, просто чтобы увидеть, какой окажется реакция юноши, она ласково взяла его за подбородок и пощекотала за ухом. Но несмотря ни на что, Трок сохранил полнейшее бесстрастие.

- Молодец, Трок, - сказал Лионэ. - Я больше не задерживаю тебя.

- Да, сэр, - ответил Трок, и голос его звучал слегка приглушенно. Он отвесил Мэриэл быстрый поклон и со всей поспешностью вышел из кабинета.

- Мои поздравления, миледи, - Лионэ жестом предложил Мэриэл присесть, каковой возможностью она охотно воспользовалась. - Вам удалось свершить невероятный подвиг, заставив Трока хоть чуточку смутиться. Я думал, это не под силу никому.

- Но мне не хотелось бы считать себя «никем», - возразила Мэриэл.

- Верно. Совершенно верно. - Канцлер некоторое время изучающее смотрел на нее, а потом неожиданно спросил: - Прошу прощения за свою невнимательность. Позвольте предложить вам что-нибудь выпить?

- Нет, благодарю вас.

Лионэ кивнул, затем достал бутылку из ящика своего стола, налил себе стакан и разом осушил его.

- Не сомневаюсь, что вы хотели бы знать, зачем вас сюда пригласили.

- Нет.

- Нет?

Мэриэл слегка пожала своими округлыми плечиками.

- Весь этот мир и те события, которые в нем творятся, слишком безумны с моей точки зрения. И я решила, что пусть они идут своим чередом, а я даже и пытаться не буду угадать, как все повернется дальше.

- Хорошо сказано, - ухмыльнулся Канцлер. - Лучше ни о чем не размышлять слишком много. А то ведь можно и с ума сойти.

- Кстати о сумасшествии. Как там наш император?

Повинуясь своему умению мгновенно выворачиваться из неловких ситуаций в подобного рода беседах, Лионэ изобразил на лице понимающую улыбку.

- Конечно, я считаю абсолютно недопустимым произносить в моем присутствии столь откровенно неуважительные комментарии, - сказал он, - но, я полагаю, что, побывав замужем за императором, можно заработать себе некоторые… привилегии. Вы уверены, что не хотите чего-нибудь выпить?

- Вполне уверена. А вот чего бы я действительно хотела, - и она изящным движением оправила юбку вокруг своих стройных ног, - так это знать, сколько времени мне еще придется провести здесь. У меня было запланировано на сегодня так много дел…

- Вот как? В самом деле? - Что-то слегка изменилось в голосе Лионэ. Его тон стал несколько прохладным, возможно даже чуточку презрительным. Лионэ взглянул на экран компьютера, очевидно, просматривая содержимое некоего файла. - В былые времена, миледи, ваши занятия очень легко было отследить. Вы постоянно появлялись на публике, на светских приемах, на общественных мероприятиях с участием высокопоставленных персон, и так далее. Однако для меня остается тайной, чем вы могли бы быть заняты сегодня днем. Никаких признаков какой-либо активности в течение довольно долгого времени. Или в наши дни вы просто предпочитаете держаться в тени?

Улыбка Мэриэл растаяла, губы сжались, а взгляд стал более жестким, демонстрируя, что ее терпение подходит к концу.

- Вы пытаетесь что-то доказать, Канцлер? Если да, то, что именно?

- Могу предположить, миледи, что до сих пор я не сообщил вам ничего нового. Насколько мы можем судить, вы оказались сейчас в очень затруднительном положении. У вас практически закончились деньги, - разговор на эту тему, очевидно, доставлял Канцлеру удовольствие. Он склонился вперед и переплел свои пальцы. - Дела пошли плохо уже с того самого момента, когда Лондо Моллари дал вам развод. А сейчас ваш бывший муж достиг вершин величия. И теперь вы не просто отвергнутая жена, вы находитесь в опале у самого императора. Все мужчины, которые толпами увивались вокруг вас, нынче предпочитают держаться от вас подальше. Они не желают искушать судьбу, в любом случае - и если император вдруг вновь начнет выказывать благосклонность к вам, и если он, наоборот, захочет отыскать вас, чтобы подвергнуть еще более унизительному наказанию. Ваша красота остается несравненной, миледи Мэриэл… но есть и еще несколько - немного - женщин, которые могли бы потягаться с вами, и многие из них обладают хорошими связями. И они могут поставить перед сложным выбором любого, кто начнет задумываться о том, стоит ли искать вашей… благосклонности.

- И вы вызвали меня сюда только для того, чтобы оскорбить? - спросила Мэриэл. Она чувствовала, что раздражение нарастает слишком быстро. Она, конечно, не понимала, зачем Лионэ потребовалось встречаться с ней, но у нее и в мыслях не было, чтобы такой целью могло быть его желание помучить ее.

- Ни в коем случае, - такое впечатление, что Канцлер был поражен тем, как она могла предположить подобное. - Миледи, я не испытываю к вам никаких чувств, кроме величайшего почтения. Я пригласил вас сюда, поскольку так мне предложил и рекомендовал Министр Дурла, а еще потому, что я и сам искренне полагаю, что вы отлично подходите для некоторых наших планов здесь, в Департаменте Развития. Хотя, должен предупредить, то, что мы имеем в виду, скажем так… - Канцлер загадочно улыбнулся. - Не совсем соответствует официальному наименованию нашего учреждения, если вы понимаете, к чему я клоню.

- Мне бы хотелось ответить вам утвердительно, Канцлер, но это было бы ложью.

Лионэ поднялся из-за стола и начал медленно расхаживать по кабинету. Мэриэл даже не представляла, насколько он, оказывается, высокого роста.

- В настоящий момент действия Межзвездного Альянса вызывают бурю негодования, - начал Канцлер.

- В настоящий момент? - слегка насмешливо переспросила Мэриэл. - Мне казалось, что все не сегодня началось, и, держу пари, не завтра закончится.

- Да, конечно, вы правы. И поскольку пресловутый Альянс явно намерен еще какое-то время маячить в нашей галактике, у нас возникают определенные… обязательства, я бы сказал… по защите интересов Примы Центавра от возможных посягательств.

- Как же вы собираетесь защищать эти интересы? На нас сбросили уже столько бомб, что будь центавриане менее стойкой расой, мы просто не смогли бы выжить. Вам не кажется, что уже несколько поздновато говорить о «защите»?

Канцлер остановился у окна, с явным удовольствием наблюдая открывавшийся отсюда вид.

- Нет, миледи, думать о защите нашей родины никогда не поздно. На мне лежит ответственность за создание… департамента, если вам угодно. Такого незаметного правительственного учреждения, которое вроде бы в правительстве и не числится… если вы понимаете, о чем я говорю.

- Я… догадываюсь, - сказала Мэриэл после некоторого раздумья. - Вы говорите о некоем правительственном агентстве, которому будет приказано шпионить за Альянсом.

- Прошу вас, миледи, - запротестовал Лионэ. - «Шпионить» - это такое грубое слово.

- Грубое? А какое слово предпочитаете вы?

- «Разведка». Звучит гораздо элегантнее, вы не находите?

- Вы говорите о таких вещах, которые могут быть сопряжены с огромным риском, - задумчиво проговорила Мэриэл. - Я не готова без раздумий броситься в такое предприятие. Чего именно вы ждете от меня?

- Только того, что удается вам, как никому другому, миледи, - ответил Лионэ. Он перестал кружить по комнате и остановился возле Мэриэл. Движением, которое могло показаться чересчур смелым, он положил ладонь на ее плечо. - Ваша красота, позвольте сказать, не имеет себе равных.

- Я позволяю вам это сказать, - снисходительно согласилась Мэриэл. - И вы полагаете, что красивой женщине многое по плечу, особенно если речь идет об извлечении информации у легко поддающихся на ее удочки мужчин.

- Точно.

- Но красота, мой дорогой канцлер, создается глазами тех, кто созерцает ее, - заметила Мэриэл. - Женщина, которую центавриане считают самой красивой на этой планете, в глазах, к примеру, Дрази, может выглядеть отвратительной.

- Да, это верно, - согласился Лионэ. - Но вы не учитываете два обстоятельства. Во-первых, все-таки существуют и некие универсальные стандарты красоты, которым вы более чем удовлетворяете. Вы очень привлекательны с точки зрения землян. Ваши черты не оставят равнодушным ни одного Минбарца. Ну, и насколько я понимаю, Нарны… скажем так, находят бледную кожу очень экзотичной и потому заманчивой, во всяком случае, до меня доходили такие слухи.

- Эти слухи верны, - сказала Мэриэл, припомнив, какой интерес проявлял к ней Г’Кар. (22) Конечно, отчасти развитие их бурного романа разогревалось тем, что Г’Кар находил огромное удовольствие в том, чтобы наставить рога своему старому оппоненту, Лондо, но несомненно, она была для Нарна привлекательна и как женщина тоже. - Ну, а второе обстоятельство, которого я не учла?

- Харизма, миледи. Вы обладаете некоей харизмой, и я уверен, что это поможет вам в отношениях даже с теми расами, которые невысоко оценивают эстетические качества центаврианских женщин.

- О, Канцлер. Вы умеете льстить женщинам.

- Смею вас заверить, поступать так велит мне мой долг. Я вижу, что вы можете стать просто бесценным агентом для нас, миледи Мэриэл. И я говорю не только о разведке. Может случиться так, что потребуется организовать саботаж, или даже…

- Убийство? - закончила она фразу. - О, позвольте мне угадать: «убийство», на ваш взгляд, чересчур безвкусное слово.

- Ну, раз уж вы об этом заговорили… Я лично всегда предпочитаю слово «переселение».

- «Переселение»?

- Ну да. Переселение души, переход к следующей жизни.

- Ах, - улыбнулась Мэриэл. Определенно, этот Канцлер не лишен чувства юмора, каким бы нездоровым этот юмор ни был.

Кастиг Лионэ обошел вокруг стола и снова уселся в свое кресло.

- Что вас уж точно должно интересовать, так это ваша личная выгода от участия в нашем проекте.

- Как раз об этом я и собиралась вас спросить, Канцлер. Надеюсь, вы не предполагали, что я соглашусь участвовать просто по доброте душевной?

- Я не сомневаюсь, что в вашей душе просто бездна доброты, миледи. Но во сколько может быть оценена эта бездна доброты, я, каюсь, не успел просчитать. Касательно ответа на ваш вопрос, добавлю только, что, к моему глубочайшему сожалению, пока не в моих силах обеспечить вам земли и титулы. Та часть деятельности моего Департамента, о которой мы говорили, должна по возможности не привлекать общественного внимания, а подобное ваше возвышение слишком бросалось бы в глаза. Это могло бы породить ненужные вопросы.

Однако мы легко можем обеспечить вам очень солидную оплату, за счет определенных дискреционных фондов, предоставленных в наше распоряжение. Более того, вы обнаружите, что определенные двери в высшее общество начнут постепенно вновь приоткрываться перед вами. Если вы привлечете к своей особе некоторое внимание, это будет только на руку для достижения наших целей. Только… не слишком много внимания, если вы…

- Вы хотите спросить, понимаю ли я, что вы имеете в виду? Да, Канцлер, вы очень хорошо все объясняете.

- Ваши миссии будут исходить только из этого самого кабинета, и докладывать вы будете только непосредственно мне.

- А если окажется, что при выполнении вашего поручения я попала в несколько затруднительное положение? Если всплывет истина о какой-либо из моих «миссий», и меня обвинят в шпионаже? Что тогда?

- Тогда, - вздохнул Лионэ, - боюсь, что, скорее всего, ваше положение придется называть не затруднительным, а отчаянным. Могу ли я предложить вам не попадать в такие ситуации?

- То есть другими словами, при первой же неудаче меня просто… выбросят, - Мэриэл безрадостно улыбнулась. - Ну что ж, не в первый раз. Поскольку Лондо тоже просто выбросил меня и Даггер, у меня есть некоторый опыт в том, чтобы не считать себя незаменимой.

- Не считаете ли вы, что леди Даггер также может заинтересоваться возможностью сотрудничать с нашим департаментом? Или леди Тимов? Она, конечно, по-прежнему жена императора, но насколько я понимаю, между ними нет особой любви. Так что в принципе она могла бы сотрудничать с нами.

Мэриэл отнеслась к вопросам Лионэ самым серьезным образом. После долгого размышления, она покачала головой.

- На вашем месте, я бы не стала их приглашать, Канцлер. Даггер очень любит играть роль закулисного манипулятора. Политика и искусство игры для нее нечто вроде хобби. Но она остается дилетантом, не более, с очень преувеличенным представлением о собственных способностях. Я сомневаюсь, что она, в самом деле, в состоянии принять столь высокие ставки, какие предлагаете вы.

Что касается Тимов… я думаю, вы ее недооцениваете. Она, конечно, непревзойденный мастер составления рациональных объяснений своей нелюбви к Лондо, но мне кажется, это именно рациональные рассуждения, и не более. Она была очень юной, когда вышла замуж за Лондо, и на свадьбе глаза у нее сияли как две звезды, хотя это и был брак по расчету. Я думаю, звездная пыль сохранилась в глазах Тимов до сих пор, хотя она теперь и старается запрятать ее в самых уголках своих глаз, там, где, по ее мнению, этого никто не заметит. Я бы не рассчитывала на то, что Тимов сможет предать Лондо. Более того, за ней закрепилась репутация слишком порядочной женщины, и уж конечно она не любит строить из себя дурочку. Она слишком прямолинейна, и это делает ее менее подходящим кандидатом.

Но ведь есть и другие, - задумчиво продолжила Мэриэл. - Другие личности как раз такого калибра, какой вам нужен. В свое время, я имела возможность познакомиться со многими из них. Если хотите, я составлю для вас перечень имен.

- Вот видите? Вы уже оказались полезны для нас, - Канцлер слегка склонил голову. - Вы о чем-то задумались, миледи. Все хорошо?

- Я просто… призадумалась о других женах. Я имею в виду, женах Лондо. Иногда, вспоминая эту часть своей жизни, я ловлю себя на том, что мне кажется, будто это была не я, а кто-то совсем другой. - Мэриэл тихо усмехнулась. - Знаете, как Лондо обычно отзывался о нас? «Чума, голод и смерть».

Лионэ вежливо покачал головой.

- Боюсь, я не понимаю этого сопоставления.

- О, это связано с увлечением Лондо Землей. Он ревностный поклонник их древних легенд. Одно из их религиозных учений утверждает, что когда настанет день страшного суда, его приход возвестят четыре всадника. И тремя из них будут чума, голод и смерть.

- Земные обычаи, похоже, очаровали не только императора, но и его прежнего протеже, Вира, - и вдруг, пораженный внезапной догадкой, Канцлер спросил: - А кто четвертый всадник в этом мистическом квартете?

Мэриэл нахмурилась, пытаясь вспомнить, а затем лицо ее прояснилось…

- Ах, да. Война.

- Война, - Кастиг Лионэ усмехнулся. - Учитывая, куда привел нас Лондо, сопоставление получается очень точным, как вы думаете?

- Я стараюсь не думать, Канцлер, - ответила Мэриэл. - И это часто спасало мне жизнь.

- Итак, могу ли я заключить, что мы пришли к взаимопониманию, миледи?

- Да. Да, я полагаю, это так, - Мэриэл изящным жестом протянула Канцлеру руку, и Кастиг Лионэ очень учтиво прикоснулся к ней и поцеловал пальцы. - Мне кажется, я могу положиться на вашу благородную натуру в вопросе о том, насколько справедливым окажется мое вознаграждение, и нам нет нужды обсуждать сейчас столь низменный предмет, как точные цифры денежных сумм?

- Я абсолютно уверен, миледи, что не разочарую вас.

- Благодарю вас за столь высокое мнение обо мне.

- Видите ли, миледи… как я уже упомянул ранее… если быть честным, то это была не моя инициатива. Министр Дурла назвал мне ваше имя, когда я упомянул ему о наших затруднениях с подбором кадров.

- Дурла… - Мэриэл смутилась на мгновение, а затем вспомнила: - ах, да. Этот министр. Будьте столь любезны и передайте ему в таком случае мою благодарность. И конечно, Канцлер… Не считайте себя обязанным ограничивать наши отношения исключительно деловой сферой.

- Миледи?

Мэриэл, чувствуя, что было бы ошибкой сейчас развивать эту тему сверх обозначенного, просто извлекла свою ладонь из руки Канцлера, а затем вышла из кабинета, лишь чуть замешкавшись в дверях, чтобы оглянуться и бросить ему напоследок через плечо многообещающую улыбку.


* * *

Кастигу Лионэ показалось, что Дурле пришлось приложить невероятные усилия, чтобы его вопрос прозвучал как бы невзначай:

- Кстати… удалось ли вам повстречаться с леди Мэриэл?

Дурла проводил еженедельные совещания с Лионэ, на которых обсуждался весь круг проектов, находившихся в ведении Департамента Развития. Впрочем, такие же встречи были у Дурлы и со всеми остальными канцлерами, чьи ведомства подчинялись Министерству Внутренней Безопасности. Они стали уже привычными для Лионэ. Когда приходила его очередь, он обычно сидел и обстоятельно докладывал о планах Департамента Развития, как текущих, так и долгосрочных, а Дурла делал вид, что внимательно слушает, и время от времени кивал, хотя Лионэ так ни разу и не понял, уделяет ли Министр и в самом деле хоть какое-нибудь внимание тому, что рассказывает Канцлер.

Однако на сей раз Дурла и в самом деле слушал внимательно. Его усиленные попытки оставаться бесстрастным не могли обмануть Лионэ, который в то же время пока что не мог понять причину такого внезапного интереса со стороны Министра, хотя и имел на этот счет определенные подозрения.

- Да. Да, я встречался.

- И как прошла встреча?

- Просто замечательно. Неординарная личность, эта леди Мэриэл. Огромный шарм и личная харизма. Ваши предложения по подбору кадрового состава нашего разведывательного бюро и до этого были просто великолепны, Министр, но выбор леди Мэриэл может оказаться наиболее проницательным из всех ваших указаний.

- Отлично.

Министр некоторое время молчал, и Лионэ не мог понять, то ли Дурла ожидает от него продолжения рассказа о встрече, то ли просто размышляет о чем-то. Чтобы обезопасить себя, Лионэ сказал:

- У меня возникли некоторые соображения касательно названия нашего бюро, сэр.

- Названия? - Дурла поначалу, казалось, был озадачен.

- Да, Министр. Нам, конечно, потребуется как-нибудь называть то подразделение, которое будет заниматься сбором информации и другими… действиями… в отношении Альянса. Однако официально именовать его Разведывательным Бюро, очевидно, было бы неправильно.

- Да, да, я полностью с вами согласен, - Дурла поджал губы, обдумывая вопрос, и затем предложил: - Обозначьте его, как Отдел Общественных Работ.

- Общественных работ. Очень хорошо, Министр. Можно спросить вас о…

- Она что-нибудь говорила обо мне?

Вопрос прозвучал столь неожиданно, что поначалу застиг Лионэ врасплох.

- Она, Министр? Вы имеете в виду, леди Мэриэл?

- Да, да. Вы сообщили ей, что именно по моей рекомендации ее пригласили в Отдел Общественных Работ?

- Нет, сэр, потому что тогда еще мы не называли его…

- Никогда не пытайтесь уходить от ответов на мои вопросы, Лионэ, - сказал Дурла, в голосе его явно прозвучала нотка, сигнализировавшая Канцлеру об опасности. Поведение Дурлы более или менее подтверждало то видение ситуации, какое сложилось у Лионэ, но Канцлер не собирался выкладывать все, что было у него на уме. У него сложилось предчувствие, что это могло бы повлечь для него очень неприятные последствия. - Вы упоминали ей мое имя? Я просто желаю знать ответ на этот вопрос.

- Но почему, сэр? - спросил Лионэ.

- Потому, - монотонным голосом начал Дурла, - что если мне доведется встретиться с леди Мэриэл при исполнении ею каких-либо негласных поручений, я желаю знать, в курсе ли она того, что мне известно об ее тайных обязанностях, и я не поставлю ее ненароком в неловкое положение.

Лионэ медленно кивнул, несколько раз повторив в то же время про себя последнюю фразу Дурлы, чтобы обрести полную уверенность в том, что он понял ее правильно.

- Я… понимаю, Министр. На самом деле, да, я упомянул ей ваше имя. По-моему, даже дважды, хотя я бы и не стал в этом клясться.

Дурлу вдруг очень заинтересовало, что получится, если он начнет барабанить своими пальцами по крышке стола.

- Вот как. И… что она ответила? Относительно меня, я имею в виду. Можно ли было понять, что она знает, кто я такой?

Может, это была лишь игра воображения, но Лионэ показалось, что Дурла, в ожидании ответа, слегка надувает свою грудь, словно полностью поглощенный самолюбованием.

- Да, сэр. На самом деле… теперь-то я припоминаю… она попросила меня передать вам свою благодарность за ту рекомендацию, которую вы ей дали.

- Она так и сказала! - Дурла шлепнул ладонью по столу так, словно он только что сумел вспомнить, где именно забыл свой бумажник. - И почему вы мне об этом сразу не сказали, Лионэ? Если в вашем ведении будет находиться разведывательное подразделение, вам надлежит быть более внимательным при передаче мне важной информации, чтобы мне не приходилось самому вытягивать ее из вас. Вы согласны?

- Я всей душой за, Министр. Я приложу все усилия, чтобы в будущем не допускать подобных промахов.

- Добавила ли леди Мэриэл еще что-нибудь? Вы сказали, она знала, кто я такой. Ну конечно, знала, - ответил он сам себе. - Просто обязана была знать. Меня теперь все знают.

- Она определенно была об этом осведомлена, Министр. Когда я упомянул ваше имя, она сказала… Как же она сказала? Ах, да. Она сказала: «О, да… этот министр».

В комнате явно повеяло арктическим холодом.

- «Этот… министр»? И вы уверены, что она выразилась именно так?

- Слово в слово, сэр.

Лицо Дурлы окаменело, но Лионэ точно знал, как ему следует поступить в этот самый момент. Он склонился в своем кресле так, что его высокое тело согнулось почти пополам, и заговорщическим жестом предложил Дурле также склониться вперед. Явно несколько сконфуженный, Дурла последовал его приглашению, и тогда Лионэ зашептал ему, словно сообщая величайший секрет:

- Она очень хитрая женщина, сэр.

- Хитрая.

- Да, в высшей степени. Но как бы то ни было, сэр, она все равно не более чем женщина… а я всегда был очень проницательным по части этого племени, сэр.

- Что-то я не до конца вас понимаю, Канцлер.

- Мне показалось, что в ее отношении к вам может… крыться больше, чем она позволила себе показать. Однако… не слишком ли смело я позволяю себе…

- Нет, нет, - поспешно заверил Дурла. - Я бы хотел знать все, что у вас на уме, Канцлер. Прошу вас, высказывайтесь смело.

- Что ж, Министр, - сказал Лионэ, позволив себе перейти на несколько более вольный тон, - хотя ее слова и могли показаться довольно сухими, но что-то в ее голосе свидетельствовало о совсем иных чувствах. Хотя внешне она пыталась показать, что лишь едва представляет себе, кто вы такой. Но давайте будем реалистами, Министр… Кто же на нашей планете НЕ знает Дурлу, Министра Внутренней Безопасности? Мысль о том, что она не сумеет вспомнить мгновенно ваше имя, была бы просто абсурдной. Гораздо более разумно предположить, что она…

- Хитрит?

- Вот именно. Я видел это по ее глазам, сэр. Это было совершенно очевидно… для того, кто умеет смотреть.

- Что ж… это великолепно. Просто великолепно, - сказал Дурла; услышанное явно очень обрадовало его. Лионэ снова выпрямился в кресле, и Дурла продолжил: - Я не сомневаюсь, что это будет ценное приобретение для Отдела Общественных Работ. Вы хорошо потрудились, Лионэ. Я имею в виду не этот эпизод, а всю вашу деятельность в целом.

Они еще несколько минут болтали на разные деловые темы: численность Пионеров Центавра и темпы ее роста; археологические проекты, которые Дурла, по неведомым причинам, намеревался развернуть на нескольких внешних мирах. Но Лионэ мало обращал внимания на ход беседы. Его мысли непрерывно крутились вокруг той ситуации, которая теперь открылась ему со столь полной ясностью. Не осталось никаких сомнений, Дурла был одурманен этой женщиной. Как только речь заходила о леди Мэриэл, ясность мысли сразу покидала Министра.

Это была крайне полезная информация, которую Лионэ пока что еще не представлял, как можно будет использовать, или для чего, но он уж сумеет воспользоваться ею для своей выгоды. Рано или поздно, он найдет ей применение. Маленький, но важный козырь в рукаве… и Лионэ вытащит его, когда будет нужно.


ЧАСТЬ II. Во мраке ночи
2265 - 2267
Глава 1


Сенна все больше беспокоилась насчет императора.

Конечно, на кону было и ее личное благополучие. За те неполные два года, которые она провела во дворце, девушка успела привыкнуть к комфорту. Однако дальнейшее ее пребывание здесь зависело не только от благоволения Лондо, но и от его здоровья.

Но дело было не только в этом. Она видела, чувствовала, что император мог бы стать истинно великим. Он хотел столь многого добиться для своего народа. Он любил Приму Центавра с такой страстью, какой, по ее представлению, не было во дворце больше ни у кого.

Это, конечно, было весьма предвзятое мнение, поскольку Сенне никто больше во дворце особо не нравился. Дурла, казалось, был вездесущ, наблюдая за подопечной императора своим холодным и убийственным взглядом, словно хищник, ожидающий возможности наскочить на беспечную жертву. Фаворит Дурлы, его правая рука, Кастиг Лионэ, был ничуть не лучше. А потом появился еще Куто, которого Дурла рекомендовал назначить на пост Министра Информации, хотя, насколько могла судить Сенна, основная деятельность Куто была направлена на то, чтобы как раз таки предотвращать распространение правдивой информации… или, уж, по крайней мере, пресекать свободный обмен мнениями. С высоты её социального положения, Сенне было хорошо заметно, как понемногу исчезают любые личности, которые осмеливались высказывать суждения, противоречащие навязываемым народу директивам правительства.

Народу… Великий Создатель, помоги народу Центавра!

Много раз за время своего проживания во дворце Сенна устраивала вылазки в город. Она оставляла свои богато расшитые, изысканного покроя платья, и вместо этого облачалась в свои любимые простые, непритязательные одежды. Она ходила по таким местам, посещение которых Лондо скорее всего - и к своему несчастью - не одобрил бы. И то, что ей доводилось услышать в таких местах, крайне беспокоило Сенну.

Постоянно и отовсюду доносились до нее обрывки разговоров, фразы, наполненные гневом по отношению к Альянсу, выдававшие эмоциональные раны, которые так и не были залечены. Ей запомнился ребенок, ковылявший на одной ноге, поскольку вторая нога, раздавленная при обрушении руин, была ампутирована, а у родителей не нашлось денег на протез. Она вспоминала женщину, которая жаловалась, что не может больше спать - любой малейший шорох в ночи будил ее, и она вскакивала с ощущением, что бомбы снова падают на нее с неба. Судя по крайне изможденному виду женщины, она действительно не преувеличивала свои мучения. Всеми сердцами Сенна желала хоть чем-нибудь помочь ей, и спрашивала себя вновь и вновь, что же может она сделать.

У каждого в прошлом была своя, особая история ужаса и мучений, но нынешние их высказывания были одинаковы. Негодование против Альянса по-прежнему жгло их, и хотя восстановление Примы Центавра шло полным ходом, Сенне казалось, что происходит не просто восстановление. Происходит подготовка к некоей ответной атаке на Альянс. Какой может оказаться эта атака, не представлял пока что никто. Но всех объединяло чувство гнева, обращенного в одну сторону - на Альянс, и это чувство пронизывало все социальные слои Примы Центавра, от верхов до самых низов.

По правде говоря, Сенна любила Альянс нисколько не больше, чем любой другой житель Центавра. Но некоторые аспекты ее обучения, включая безвременно прерванные занятия с Телисом Эларисом - о котором она по-прежнему вспоминала, по крайней мере, раз в день, и каждый раз с чувством горя и утраты - привели ее к умозаключению, что путь, на который, по-видимому, вступила Прима Центавра, не мог быть правильным выбором. Этот путь вполне мог привести в конце концов к еще более ужасной катастрофе. Прима Центавра была разбита, ее города стерты с лица планеты, но, по крайней мере, большая часть жителей Республики осталась в живых. И им позволено было возродить свой мир, и вот - экономика планеты явно, пусть медленно, но неуклонно, приходит в себя.

Если, возродившись, Республика вернется на прежний путь и повторно вступит в конфликт с Межзвездным Альянсом, то на этот раз все может обернуться для них гораздо хуже. Вместо того чтобы возродить славу и величие прежней Республики, центавриане могут просто вымереть. В течение жизни одного поколения все, чего достигла за свою историю Республика Центавра, и доброе, и злое, превратится в прах и будет забыто.

Сенна страстно желала не дать этому случиться, но не имела ни малейшего представления, что она может сделать, чтобы предотвратить подобное развитие событий. Одна-единственная женщина, пожалуй, не в силах остановить массовое самоубийство целой расы, которое представлялось наиболее вероятным итогом продолжения нынешнего курса Примы Центавра.

Единственная возможность, которую видела Сенна, была связана с императором. Но в последнее время у нее сложилось впечатление, что император с каждым днем все дальше и дальше уходит от дел.

О, иногда вдруг случались и хорошие дни. Такие дни, когда Лондо вдруг начинал смеяться и шутить с ней, позволял себе самым нежным образом по-отцовски ущипнуть ее за щеку. Иногда он потчевал Сенну рассказами о прошлом Республики, или делился с ней некоторыми экспонатами из своей чрезвычайно обширной коллекции не очень пристойных шуток. Короче говоря, изредка император становился таким человеком, на стороне которого Сенна искренне хотела бы быть.

Однако, все остальное время… Когда Лондо бросал взгляд в сторону девушки, казалось, будто он пытается разглядеть ее со дна глубокой ямы. Взгляд императора мог принадлежать человеку, который каким-то непостижимым образом смог увидеть свое собственное будущее. И это будущее оказалось отнюдь не таким, которое могло понравиться или к которому стоило стремиться.

Сейчас Сенна приближалась к императорской библиотеке, и она надеялась, что, возможно, ей удастся застать там Лондо в более компанейском настроении. Потому что если бы он оказался в таком настроении, возможно, ей удалось бы поделиться с ним своими тревогами о будущем Республики. Которыми она уж точно не станет делиться во дворце больше ни с кем, поскольку ни с кем больше не осмеливалась разговаривать хоть сколько-нибудь откровенно. Всем остальным выпало несчастье родиться либо мужланами, либо политиканами, которые не колеблясь использовали бы против Сенны все, что она могла сказать. Она не собиралась своими руками вручать любому потенциальному врагу оружие против себя. Но император…

Императора она не опасалась. Наоборот, она опасалась ЗА него.

Сенна окинула взглядом библиотеку, и заметила Лондо, упавшего головой на стол. На какое-то мгновение ей даже показалось, что он умер. Но затем она услышала его храп, и поняла, что император по-прежнему находится среди живых… хотя, едва ли среди трезвых.

В голове у Сенны зашевелилась отвратительная мысль: «Какая жалость, что он все-таки жив. Покойники, и то выглядят лучше». И тут же она упрекнула себя за столь недостойные мысли. Как ужасно думать так, когда душа императора явно истерзана какими-то несчастьями.

Сенна некоторое время задумчиво смотрела на Лондо и жалела, что не может просто читать его мысли. Угадай его мысли, облегчи его боль. Сделай что-нибудь, ну хоть что-нибудь, чтобы помочь этому в общем-то хорошему человеку, попробуй хотя бы понять, что за напасть снедает его.

А затем она заметила, что засыпая, император работал с какими-то бумагами.

Рука Лондо покоилась на записях. Сенна не решилась дотронуться до него, чтобы убрать руку и рассмотреть лучше, но тут - словно император подсознательно сам побуждал девушку взглянуть на записи - его рука дернулась во сне, соскользнула со стола и повисла, медленно покачиваясь.

Сенна посмотрела внимательнее, и увидела, что император работал над рукописью. Книгой, в которую он, как ни странно, делал записи от руки. Словно в очень, очень древние времена. Сенне казалось, что теперь все предпочитают делать записи на кристаллах или чем-нибудь в том же роде. Оставалось только гадать, почему императору вздумалось работать в такой манере, которую все окружающие сочли бы до неприличия архаичной. Возможно, ему казалось, что это делает его труд более личным, «персонализирует» его. Или, быть может, его вдохновляли многочисленные исторические труды, которые, по слухам, выстроились рядами на полках вдоль всех стен всей личной библиотеки, и многие из которых были написаны императорами прошлого собственноручно. В продолжение этой традиции, Лондо мог прийти к решению создать своими руками живую связь с прошлым Республики.

С чисто прагматической точки зрения, ограничивая место нахождения своих заметок единственной рукописью, которую он не выпускал из рук, Лондо гарантировал, что все его мысли и размышления никогда не уйдут из-под его контроля. С того мгновения, когда информация загружена в компьютер, даже в личный файл, всегда есть опасность того, что кто-то где-то отыщет способ взломать систему и получить доступ к этой информации.

Некоторое время Сенна потешила себя мыслью о том, чтобы, может быть, просто унести книгу и спокойно ее изучить. Сейчас, безусловно, ничто не могло помешать ей осуществить этот замысел, за единственным исключением - ее совестью. Рукопись явно была незаконченной, и вряд ли Лондо хотел, чтобы кто-нибудь проштудировал его книгу, прежде чем он сочтет свой труд завершенным.

Но даже если и так…

Ведь если она не станет переворачивать страницы, то ее действия уже не будут столь же бесцеремонными, не так ли? Ведь, в конце концов, она просто глянет на уже открытые записи. Почему бы и нет? Кто поставил бы ей это в вину? Ведь она же не специально искала эту рукопись. И кроме того, нет сомнения, что рано или поздно Лондо дал бы ее прочесть. Какой смысл вести летопись, если никто и никогда не прочтет ее? А в том, что это именно летопись, Сенна не сомневалась. Потому что как раз сейчас случилось так, что… Короче говоря, она ненароком приподняла - совсем чуть-чуть - титульный лист и заметила там это слово, тщательно начертанное рукой Лондо. После этого, очень осторожно, Сенна снова прикрыла рукопись, которая лежала теперь так, что она могла прочесть, о чем сегодня писал Лондо. Тетрадь была заполнена уже наполовину. Очевидно, Лондо уделял ей очень много времени.

Сенна начала читать, больше не прикасаясь пока что к книге. Но когда она увидела, о чем было написано в рукописи, глаза ее округлились от изумления.

Минбар! Император побывал на Минбаре! Сенна хорошо помнила то время, когда он вдруг исчез с Примы Центавра. Это случилось примерно пять месяцев назад. О его убытии ничего не было объявлено заранее, оно казалось совершенно неожиданным. Дурла пытался делать вид, что был в курсе, но даже он казался несколько застигнутым врасплох.

Лондо отсутствовал три недели, и это был период, когда все пребывали в недоумении и нервном напряжении, хотя Дурла великолепно проявил свои способности обуздывать неожиданно всплывающие проблемы. А затем, столь же внезапно, император вернулся. Сейчас Сенна поняла, что именно с того момента она и начала замечать тревожные перемены в нем. Он словно… уменьшился в размерах, по сравнению с тем, каким был раньше. Стал каким-то притихшим. Не случилось ничего конкретного, во что она могла бы ткнуть пальцем, но Сенна была уверена, что перемены в Лондо - это не игра воображения. Случилось что-то очень плохое, и теперь она знала, что чем бы ни была нанесена душевная травма императору, это должно было произойти на Минбаре.

Несмотря на свои самые лучшие побуждения, Сенна отбросила все аргументы, призывавшие ее поступать по-другому, и начала читать то, что написал Лондо. Она по-прежнему не решалась взять книгу в руки, как будто если она отказывалась прикасаться к ней, то тем самым воздерживалась от вторжения в личную жизнь императора и не злоупотребляла его доверием. Вместо этого, Сенна просто оперлась локтями об стол и углубилась в чтение.

Оказалось, что Лондо отправился на Минбар, чтобы встретиться с Деленн и Шериданом, у которых недавно родился сын. (23) В том месте повествования, где начиналась открытая страница, император как раз записывал свои воспоминания о свидании с президентом Межзвездного Альянса и его, как он выразился, «восхитительной женой».

Сенна начала читать:

«Я понимал, что в моем присутствии они будут, скажем так, настороже. Я видел настороженность во взгляде Шеридана, даже когда его взгляд не был устремлен прямо на меня. Они никак не ожидали, что я вот так запросто появлюсь на Минбаре. И теперь, когда я был здесь, у них не было ни малейшей зацепки, они не знали, что думать по этому поводу и как к этому относиться. Особенно неприятно должно было быть Шеридану, поскольку он привык считать себя великим стратегом, а мое появление на Минбаре не укладывалось ни в один из сценариев, которые он мог измыслить.

Что до меня, мне хватало своих трудностей, нужно было позаботиться о моих собственных «тайнах». И потому я был не только более шумным, чем бываю обычно, когда предоставлен сам себе, но и, конечно, более оживленным, чем полагалось в данный момент. Не сомневаюсь, что это увеличивало их подозрения.

Мы сидели в зале за обедом, который, следует признать, был не слишком щедрым. Я привык относиться к своему дворцу на Приме Центавра не как к родному дому, а скорее, как к тюрьме. Но, по крайней мере, очень комфортабельной тюрьме. А местное угощение было, по моему мнению, совершенно не съедобным; самые изысканные минбарские яства являются, в лучшем случае, пресными. Но я улыбался, пока Шеридан и Деленн вновь и вновь говорили о том, как они удивлены моим появлением здесь. Удивлены… и несколько смущены. Когда я позволил себе прямо сказать об этом, они, конечно, решительно отвергли мое предположение. Они хотели быть вежливыми. Учитывая цель моего появления здесь, такая попытка с их стороны выглядела несколько неуместной.

Наш разговор свернул на более абстрактную тему, о том, что кроется за словами «удивлять людей».

- Еще один плюс императорского положения… - я чуть замешкался и добавил: - или президентского, в вашем случае… заключается в том, что вокруг есть не только те люди, которые рады видеть вас на вашем посту, но и те, кто взбешен от одного того, что вы до сих пор живы, не говоря уж о том, что вы оказались у власти. Понимание, что каждый ваш успех означает для таких людей маленькую смерть, делает все ваши усилия удивительно приятными.

Шеридан с Деленн мрачно переглянулись, а затем вновь заставили себя вежливо улыбнуться.

- Мне никогда не приходило в голову рассматривать действия правителя под таким углом, - сказал Шеридан.

А я вспомнил о тех взглядах, которые бросали мне вслед мои министры, постоянно вынашивающие разные тайные замыслы. Мне кажется, они, глядя на мою спину, думали, как замечательно бы она выглядела, если бы из нее торчал кинжал.

- О, значит, вам это еще предстоит. Вам столь многое еще предстоит, - заверил я Шеридана.

Вновь возникла неловкая пауза - одна из многих за этот вечер. А затем Деленн сказала:

- Если только вас не обидят мои слова, Император Моллари…

Я поднял палец.

- Просто Лондо, пожалуйста.

- Мне вы велели называть себя Императором Моллари, - напомнил Шеридан.

Указывая на наряд Деленн, я парировал:

- То, что годится для нее, не всегда подходит для вас, - эти мои слова вызвали появление первой искренней улыбки за этот вечер. - Продолжайте Деленн.

- Я хотела сказать, что ваше отношение к нам… - Деленн умолкла, подыскивая подходящее слово. - Очень изменилось по сравнению с прошлой встречей. Когда мы были на Приме Центавра, вы сказали несколько… невежливых фраз.

Я беззаботно махнул рукой.

- Игра на аудиторию, Деленн, и ничего больше. Мне нужно было как-то зажечь свой народ, для того, чтобы смог начаться долгий и трудный процесс возрождения. Одно дело политика, - я многозначительно посмотрел на них. - И другое дело дружба. Когда до меня дошли вести о том, что у вас родится ребенок, и что вы приняли решение, наконец, обосноваться здесь… разве мог я не приехать и не передать вам мои самые лучшие пожелания.»

Когда Сенна прочла это, её сердца затрепетали. Таким мрачным был Лондо в последнее время, таким унылым. Возможно ли, что он, в самом деле, показывал одно свое лицо народу и советникам, и совсем другое - тем, кого считал своими настоящими друзьями? Такое предположение еще более усилило желание Сенны узнать истинное лицо Лондо. Того Лондо, кто хотел найти путь к примирению. Ей уже казалось, что это может оказаться истиной, хотя Сенна и не могла полностью согласиться с избранной императором тактикой. Но если не одобрить, то хотя бы понять ее она могла. После осады, после бомбардировок… все пали духом. Потому первой и самой неотложной задачей было заставить народ снова стремиться хоть к чему-нибудь, вдохнуть в него хоть какую-нибудь страсть и энергию. И если поначалу для этого требовалось дать некий негативный импульс, ну, что ж… по крайней мере, это сработало. А теперь, когда движение началось, император сможет направить его в нужное русло.

Сенна снова обратилась к книге и продолжила чтение:

«Деленн и Шеридан переглянулись, и я мог точно сказать, что происходит у них в головах. В них пробудилась надежда, что мои слова окажутся истиной… но они не были уверены.

Я не могу винить их за это. В моей жизни так много лжи в течение такого долгого времени, что теперь уж я и сам не знаю, в чем моя правда.»

Надежда постепенно угасала на лице Сенны, когда она читала эти слова. В них отражались совсем не те чувства, которых она ждала от императора. «В моей жизни так много лжи»? Что он имеет в виду?

«По мере того, как Шеридан и Деленн пытались справиться со своими мыслями, мой собственный разум начал рыскать в поисках вариантов, которые дали бы нам возможность… поболтать более открыто. Ведь мне все время приходилось иметь в виду определенные обстоятельства, о которых не следовало забывать.

- Я бы хотел поднять тост за вас, но, кажется, в руке у меня ничего нет. Не найдется ли у вас немного Бривари, Господин Президент? Или чуточку этого великолепного земного виски, припрятанного в каком-нибудь ящичке?

- Нет, - сказал Шеридан. - Поскольку алкоголь опасен для Минбарцев, я решил все оставить на Вавилоне 5.

Я, конечно же, сразу все вспомнил, и мысленно обругал себя за непредусмотрительность. Ленньер ведь говорил мне, что алкоголь возбуждает у Минбарцев смертельную ярость. Глупость. Какая глупость с моей стороны позабыть об этом. Потому что теперь для меня нет никакой возможности… расслабиться, поговорить открыто. С гаснущей надеждой я спросил:

- Вы шутите, наверняка, есть хоть немного…

- Ни капли, - твердо ответил Шеридан. - Я удивлен, что вы не прихватили что-нибудь из своих запасов.

Я почувствовал легкий предупредительный укол и покосился на свое плечо.

- Мои сподвижники больше не позволяют мне таких радостей. Могу предположить, они полагают, что и в трезвом виде я слишком грозен. К чему еще больше усугублять опасность.

Некоторое время мы вновь ели молча, а затем я почувствовал легкий намек на приступ дурноты, - сигнал, поступивший в мой мозг по тому проклятому каналу связи, который я так хотел сегодня отключить. Но на этот раз предупреждение касалось не того, что творилось у меня внутри, а того, что происходило вовне. Я поднял глаза и сразу же заметил, в чем проблема. Деленн смотрела на меня, прищурив глаза, словно она воспринимала то, что не могла… не должна была… что ей не позволительно было замечать. Меня так и подмывало…»

Сенна оторвалась от чтения, совсем запутавшись. Что Лондо мог иметь ввиду? Что такого «воспринимала» Деленн, что было ей не позволительно? Единственное, что Сенна смогла понять, так это то, что Деленн интуитивно почувствовала что-то неладное в душевном состоянии Лондо. А он хотел сохранить секретность, сокрыть свои цели и замыслы. В конце концов, он же писал, что «живет во лжи», комментарий, который сильно огорчил Сенну. Очевидно, Лондо беспокоился о том, чтобы не допустить ни с кем эмоционального сближения.

А слова на счет «проклятого канала связи» совсем поставили её в тупик.

«…Меня так и подмывало никак не прореагировать на предупреждение. Может быть… может быть, если она заметит, если она поймет… тогда они смогут предпринять нужные действия, поймут, какие от них требуются предосторожности.

И именно в этот момент тихий голос в моей голове напомнил мне, что пора выйти из столбняка. Это не были слова в обычном смысле, просто ощущение того, что настала пора перейти к делу… иначе наступят ужасные последствия. Я понял, что выбора больше нет. Никакого выбора.»

Его совесть. Он боролся со своей совестью относительно некоего решения, вероятно, относительно того, может ли он доверять Шеридану и Деленн. Сенна так увлеклась драматизмом момента, что забыла обо всем на свете.

«- Итак, Деленн, - сказал я поспешно. Мои слова вывели её из задумчивости, и она забормотала извинения. - Вы не спросили меня о подарке.

- Каком подарке? - тут же откликнулась Деленн. Она все еще пребывала в прострации от долгого созерцания темных пятен моей жизни, и повернулась за помощью к Шеридану.

Шеридан, политик и дипломат до мозга костей, первой заботой которого, конечно, было дистанцироваться от великой Республики Центавра и её еще более великого Императора, моментально откликнулся:

- Мы не можем…

- Ох, это не для вас, - поспешно заверил я его. А затем хлопнул в ладоши, и один из моих слуг вошел с урной. Она была укрыта от глаз упаковкой из белой бумаги, что, естественно, вызвало у Деленн определенное оживление. Есть некоторые черты, которые проявляются одинаково у женщин всех рас, и наиболее универсальной женской чертой является любопытство. А вот во взгляде Шеридана не было ничего, кроме подозрения. Не удивительно, ведь у него была столь богатая практика.

Слуга поставил урну на пол и вышел, а я с некоторой торжественностью удалил упаковку. Должен признать, этот сосуд выглядел впечатляюще… по крайней мере, снаружи.

Шеридан взял его, и я едва сдержался, чтобы не вздрогнуть. Но вместо этого я сказал, замечательно бодрым голосом, будто это и в самом деле было мое решение…

- На Центавре принято дарить эту урну наследнику трона, когда он или она достигают совершеннолетия. Это очень древняя традиция.

- Какая красивая, - сказала Деленн, - но, наверно, мы не сможем её принять.

Естественно, я был бы счастлив подчиниться такому их желанию, но вместо этого мне пришлось сказать:

- Я настаиваю.

- Разве её не хватятся у вас дома?

Они задавали слишком много таких неприятных вопросов. Эта их черта меня всегда раздражала. Внешняя сторона дела никогда не могла обмануть их, чужие слова никогда не могли быть приняты ими на веру. Чтобы поверить, им нужно было все попробовать и узнать самим.

- За стенами дворца мало знают об этой традиции, - сказал я. - Кроме того, у меня нет наследников, и, мне кажется, Центаурум решительно настроен вообще упразднить пост императора, когда я уйду. А значит, эта реликвия не понадобится ни мне, ни моим преемникам, поскольку преемников у меня вообще не будет. А значит, я вправе передать её туда, где ее оценят по достоинству.

Ложь, смешанная с правдой. Что-то у меня это стало получаться слишком ловко. По правде говоря, у меня и в мыслях не было, что существует вероятность упразднения поста императора. Слишком много желающих получить в свои руки высшую власть, которая ассоциируется с этим титулом. Те, кто мог бы упразднить пост императора, как раз больше всего жаждут примерить на себя белый мундир. Только вот, немного блага он им принесет.

И кроме того… я знаю пророчество. Я знаю, предопределено, что после меня будет император. По крайней мере, еще один…»

Это открытие на мгновение оглушило Сенну. Пророчество? Она много раз читала о центаврианских пророчествах. Несомненно, существовали женщины, которые всеми признавались ясновидящими, и их предсказания были широко известны. Но она не могла припомнить ни одного пророчества, в котором упоминался бы Лондо. Или чтобы в нем упоминалось, когда или при каких обстоятельствах пост императора может быть упразднен. Было ли это пророчество изложено в частном послании, предназначенном только для него одного? (24)

Сенна понадеялась, что в последующих словах будет истолковано, в чем заключалось пророчество, или от кого оно исходило. Однако, вновь углубившись в чтение с предвкушением важных открытий, она была несколько разочарована:

«В этот момент вошел какой-то минбарец и что-то зашептал на ухо Деленн. Как я подозреваю, он принадлежал к той же «касте», что и Ленньер, потому что у него были такие же вкрадчивые манеры, как и у странствующего среди звезд Рейнджера. Деленн кивнула и поднялась.

- Возникли непредвиденные обстоятельства, - сказала она. - Прошу простить меня.

На мгновенье у меня вновь возникла мысль, что, быть может, каким-то образом, каким-то чудом Деленн все поняла. Что в действительности она все знает. Однако Деленн вышла из комнаты, даже не оглянувшись на меня, и потому я заключил, что она осталась в блаженном неведении.

Шеридан повернулся ко мне, и теперь у меня возникла надежда, что хоть он продолжит попытки отказаться от моего подарка. Но напротив, в этот критический момент Шеридан вдруг решил проявить великодушие.

- Что ж, раз уж у меня не получается отговорить вас от этого подношения… - он кивнул в сторону урны. - Что ж… Спасибо. И когда мне следует…?

И мне пришлось отвечать. Я говорил, но мне казалось, будто я не произношу слова, а плююсь ядом:

- Вручите эту реликвию вашему ребенку, когда ему, или ей, исполнится шестнадцать лет.

- Я заметил, что нижняя часть опечатана.

Великий Создатель, ничто не могло ускользнуть от внимания этого человека. Однако, мне удалось сохранить спокойный тон, когда я выдумывал объяснение еще и этому.

- Да, мне говорили, что там хранится вода, взятая из реки, протекавшей возле дворца первого императора две тысячи лет назад.

Шеридан бережно поставил урну на место, он, и в самом деле, казался заинтригованным.

Мы еще немного поболтали, но с каждым мгновением я чувствовал себя все менее и менее энергичным, и мне все больше хотелось просто убраться оттуда. У меня возникло ощущение, будто стены комнаты начали сжиматься. Становилось труднее дышать. Я пытался убедить себя, что это просто влияние иного состава атмосферы Минбара, однако не мог не признать правду - этот приступ удушья, скорее всего, вызван совсем иными причинами. Внезапно я понял, что если немедленно не выйду из зала, если не уйду от урны, то просто сейчас же сойду с ума. И пол на том самом месте, где я сидел, будет помечен памятным знаком, как историческая достопримечательность, как место, где великий император Лондо Моллари потерял свой разум, и рухнул, не выдержав напряжения своей измученной совести.


Я принялся приносить извинения Шеридану, говорить ему, как срочно мне нужно вернуться на Приму Центавра. О том, что они там никак не могут обойтись без меня. Я пытался обрисовать Шеридану, какое великое бремя лежит на императоре Республики Центавра, какие огромные задачи возложены на него. И сам посмеялся над этим, поскольку мы оба знали, какой ужасной на самом деле может быть такая огромная ответственность. И все это время я ничего так не хотел, как просто убежать из комнаты. Но я склонялся к мысли, что такой поступок мог бы резко усилить подозрения Шеридана, и направить их в нежелательную сторону.

К моему облегчению, вскоре вернулась Деленн. Она выглядела расстроенной и опечаленной. Её улыбка была вымученной, её светлый дух померк, ей приходилось прилагать усилия для того, чтобы поддерживать обычный уровень приветливости и внимания3. А затем начались долгие прощания, которыми мы обменивались, пока шли по коридору.

- Вы уверены, что не можете задержаться еще немного? - спросил Шеридан.

Я не знаю, насколько искренним он был, когда спрашивал меня. Думаю, как это ни смешно, он всерьез хотел, чтобы я остался, потому что был заинтригован моим «великодушным» подарком.

- Нет, - ответил я. - Государственные дела давят на меня не меньше, чем на вас. Кроме того, я уверен, что вам не терпится остаться наедине и спокойно обдумать планы дальнейшего обустройства величайшей в галактике империи, не так ли?

Это была отличная прощальная фраза. Элегантная, двусмысленная, и даже с легким намеком на мое понимание неминуемости грядущего величия Межзвездного Альянса. Я мог уйти из их жизни с улыбкой и надеждой, что останусь в их памяти очаровательным и забавным, каким я был в самые ранние дни на Вавилоне 5, а не той темной и страшной личностью, какой теперь стал.

Я хотел обернуться и сказать что-нибудь еще… Несколько слов, которые можно было бы сказать сейчас и невозможно будет сказать потом… но ничего не смог поделать, потому что вновь почувствовал легкое шевеление, мягкое напоминание, словно безмолвный приказ: «Соблюдай дистанцию. Ты выполнил поручение, искупил свою вину, теперь уходи. Просто уходи».

И я поспешил сказать Шеридану и Деленн последние, до ужаса честные слова:

- Я бы хотел, чтобы вы знали, поняли и всегда хранили в памяти в грядущие годы одну вещь. Я хочу, чтобы вы знали, что вы мои друзья, что вы всегда будете моими друзьями, что бы ни случилось в грядущем. Я хочу чтобы вы знали, что этот день, проведенный в вашей компании, значит для меня больше, чем вы можете представить.

А затем я почувствовал их присутствие. Гвардейцев Дурлы, двоих наиболее доверенных его сподвижников. Очевидно, Дурла каким-то образом предчувствовал, сколько времени я проведу с Шериданом и Деленн, и я могу лишь догадываться, кто и как обеспечивает его знаниями, происхождение которых он и сам не мог бы объяснить. Но, как бы то ни было, Дурла сообщил гвардейцам об отпущенном мне лимите времени, и они пришли за мной точно в срок. Их появление было ненавязчивым, но жестким напоминанием о том, кто за кем следит.

В мозгу у меня прозвучал приказ «иди», я даже не стал утруждать себя, чтобы бросить взгляд в сторону гвардейцев, поскольку точно знал, что это сказали не они.

- Как видите, мне пора.

- Я знаю, - сказал Шеридан. Но, в действительности, он не знал. Он думал, что знает, думал, что владеет ситуацией, но, на самом деле, не понимал ничего. И, скорее всего, никогда не поймет.

Отсутствие понимания с его стороны лучше всего подчеркнули его прощальные слова, которые он сказал мне на Минбаре. Поскольку я знаю, что, если нам суждено будет встретиться снова, это, скорее всего, встреча эта произойдет на поле межзвездной битвы, и мы, как два хищника, будем рычать друг на друга с экранов связи. А еще возможно, чисто теоретически, что мы встретимся, как тюремщик и узник, если удача отвернется от Шеридана, и он окажется пленником на Приме Центавра. Конечно, применительно к моей собственной ситуации, понятия стража и пленника очень относительны, я постоянно ловлю себя на мысли о том, что занимаю оба положения одновременно. Я и тот, кто вершит судьбами миллионов, и, в то же время, тот, чью собственную судьбу держат в своих руках другие стражи.

И еще я знаю, что обратной ситуации быть не может. Я никогда не предстану перед Шериданом, как пленник, потому что, если бы дело дошло до такого, я был бы мертв прежде, чем свидание состоялось. Они, несомненно, позаботились бы об этом.

Итак, Шеридан произнес свои прощальные слова, сам не понимая, насколько сардонически они прозвучали:

- Мы всегда будем рады видеть тебя на Минбаре, Лондо.

- Более чем рады, - эхом откликнулась Деленн.

Они хорошие люди, это точно. Они заслуживают лучшей участи, чем та, что им уготована, - чем та, что я для них уготовил. Впрочем… того же заслуживал и я. Разница в том, что себе я устроил ад своими руками, а их будущий ад… тоже моими руками. Ну и найдется ли после этого во Вселенной более запачканная и запятнанная душа, чем моя?

Я не так и не смог найти ответных слов, и просто пробормотал:

- Спасибо… Всего хорошего…

А затем ушел, и с обеих сторон от меня шли гвардейцы, сопровождавшие меня на корабль. Мне показалось, я расслышал, как Шеридан и Деленн обсуждают Ленньера, и пожалел, что ушел уже слишком далеко, чтобы услышать больше. Он был хороший парень, этот Ленньер. Мне довелось общаться с ним какое-то время. В ретроспективе он, возможно, был единственным, кто проводил со мной время, и не оказался после этого испорченным. Какая хорошая и чистая у него душа. Я ему завидую. (25)

Через иллюминатор моего крейсера я наблюдал, как отдаляется Минбар, а затем услышал давно ожидаемый голос. Этот голос сказал: «Ты…».»

- Ты?! Ты! Что ты делаешь!?

Сенна отшатнулась, до смерти напуганная, её рука дернулась и сбила книжку на пол. Проснувшийся Лондо смотрел на нее полным боли взглядом, но постепенно в его налитых кровью глазах вскипал гнев.

- Что ты делаешь! Сколько ты успела прочесть? Что ты успела прочесть!?

Сенна открыла рот, но не смогла произнести ни слова. Лондо был уже на ногах. Он вскочил с такой яростью, что с грохотом опрокинул столик. Это был уже не просто гнев, это было нечто большее.

В голосе Лондо сквозил ужас.

- Я… я… - наконец, сумела выдавить Сенна.

Лондо схватил книжку и захлопнул её.

- Это мой личный дневник! Ты не имеешь права! Не имеешь права!!

- Я… я думала…

- Ты не думала! Ни одной минуты! Что ты здесь прочла! Отвечай мне! Я почувствую, если ты будешь лгать! Отвечай мне!

Сенна припомнила, как еще совсем недавно думала, что никогда не будет бояться императора. Теперь от этой уверенности не осталось и следа.

- Я прочитала: о вас, и Шеридане, и Деленн. Вы подарили им урну.

- А потом? - Лондо схватил девушку за плечи и потряс, и в глазах у него было такое душевное смятение… Сенна вспомнила, как в раннем детстве она смотрела на небо, сидя на руках у отца, лорда Рефы, а на них накатывал грозовой фронт. Эти клубящиеся черные облака были самым страшным, что она видела в жизни: до того момента, как она сейчас взглянула в глаза Лондо Моллари.

- А что потом?!

- А потом вы убрались оттуда, чтобы никогда больше не возвращаться, и я тоже убираюсь отсюда, прямо сейчас, вы довольны?! - крикнула Сенна. Всхлипывая, она вырвалась из рук Лондо, и подумала, что, наверно, заболеет. Слезы так сильно душили ее, что трудно было дышать. А потом она бросилась бежать, и бежала изо всех сил, прочь из комнаты, и едва не налетела на Дурлу. Глаза министра округлились, когда он заметил паническое состояние Сенны, разгром в комнате, и ярость императора.

- Это вы виноваты, это все вы виноваты! - бросила она в лицо Дурле.

- Юная леди… - начал Дурла, но не смог продолжить, поскольку рука девушки взлетела, двигаясь словно по собственному усмотрению, и влепила министру смачную пощечину, оставив на его лице ярко-красный след. Дурла покачнулся от боли и неожиданности, но Сенна, не дожидаясь результатов своего поступка, бросилась дальше. Она мчалась по коридору, размахивая руками и тяжело дыша.

Прибежав в свою комнату, она разорвала надетое на ней великолепное платье. Это было красивое платье, расшитое позолотой, сверкавшее на свету, и оно издавало очень приятный звук, когда Сенна рвала его на клочки. Оставшись нагишом, она наугад похватала какие-то носильные вещи, увязала их в узелок, набросила себе на плечи пальто.

В этот момент Сенна услышала, как снаружи раздался раскат грома. Дождь собирался обрушиться на землю с небес, но это не остановило её. После случившегося, Сенна чувствовала, что не может остаться во дворце ни секундой дольше. Она выскочила прямо под дождь, и только тогда поняла, что больше всего её расстроило то, что, на самом деле, она так ведь ничего и не узнала. И именно это «ничего» пугало её своей неизвестностью…


Глава 2


Когда прошла неделя, а Сенна так и не вернулась, Лондо вызвал к себе Лионэ. Он ни сколько не удивился, когда вместе с Лионэ появился Дурла.

- Мне нужно обсудить с вами некоторые вопросы, Ваше Величество, - начал Дурла. - И поскольку Канцлер Лионэ сообщил мне, что вы желаете…

Лондо смотрел в окно на город. Не потрудившись даже обернуться, он сказал, обращаясь к Лионэ:

- У меня есть небольшое задание для ваших Пионеров Центавра, Канцлер.

- Все они, как и я, к вашим услугам, Ваше Величество, - с поклоном ответил Лионэ.

- Сенна где-то пропала. Я хочу, чтобы её нашли, и хочу, чтобы, когда выяснится, где она, вы немедленно проинформировали об этом меня. После этого я дам дальнейшие указания.

Лионэ и Дурла обменялись взглядами, а затем Дурла кашлянул и шагнул вперед.

- Ваше Величество, - почтительно сказал он, - вы уверены, что это будет правильное решение?

- Она всего лишь юная девушка, Дурла. Если я не могу спасти одну единственную юную девушку, как я могу спасти их всех? - и император указал жестом на город.

- Дело не в этом, Ваше Величество. Я просто подумал, что это не тот вопрос, которым вам стоит заниматься.

- В самом деле, - Лондо продолжал стоять спиной к ним, и его голос звучал совершенно нейтрально.

- Ваше Величество, совершенно очевидно, что эта юная дама… как бы это сказать?… неблагодарная особа, Ваше Величество. После всего того, что вы для нее сделали, после того, как она провела здесь так много времени… отплатить за ваше гостеприимство таким образом?

Лондо молчал.

- Ваше Величество? - осторожно спросил Дурла.

В этот момент Лондо повернулся к ним лицом. Его брови изогнулись, изображая крайнее изумление.

- Канцлер… вы все еще здесь?

- Но, Ваше Величество… Вы не сказали, что я свободен… - смутившись, ответил Лионэ.

- Я полагал, что в этом нет необходимости. Я уже отдал вам приказ… или, - голос императора стал похож на лезвие бритвы, - вы допускаете, что я обращаюсь к вам как проситель, которому вы можете посодействовать или отказать по своему собственному усмотрению?

- Нет, Ваше Величество, я только…

- Я уже сказал, что вам надлежит сделать. И единственной допустимой реакцией с вашей стороны было бы поклониться, сказать: «Немедленно, Ваше Величество», повернуться и уйти. Очевидно, до сих пор вы этого не уразумели. Что ж… попробуем еще раз. Я отдам приказ. Вы ответите мне, как полагается. А если у вас опять не получится… Вы будете казнены ровно через час, - Лондо улыбнулся и раскинул руки, словно приветствуя старого друга. - Может, я в чем-то не прав?

Лионэ побледнел. Похоже, он вдруг почувствовал нехватку воздуха. Дурла в замешательстве переводил взгляд с Лондо на Лионэ и обратно.

- У меня есть небольшое задание для ваших Пионеров Центавра, Канцлер, - сказал Лондо, не дожидаясь ответа от Лионэ. - Сенна где-то пропала. Я хочу, чтобы её нашли, и хочу, чтобы, когда выяснится, где она, вы немедленно проинформировали об этом меня. После этого я дам дальнейшие указания.

- Д-да, Ваше Величество.

Лондо устремил на Лионэ убийственный взгляд.

- Предполагалось, что вы ответите: «Немедленно, Ваше Величество».

Спина Лионэ внезапно одеревенела, так что стало слышно, как она скрипит при попытке пошевелиться. Затем Лондо устало улыбнулся и сказал:

- Ладно, попытка зачтена. Мой приказ уже исполняется, а?

Канцлера Лионэ словно ветром вынесло из зала, а Лондо уже перевел свой взгляд на Министра Внутренней Безопасности.

- Итак: с какими делами вы пришли, Дурла?

- Ваше Величество, может быть, вопрос с Сенной стоит обсудить более де…

- С какими. Делами. Вы. Пришли.

Лондо отчетливо видел, как Дурла борется с искушением продолжить дискуссию… затем, проявив мудрость, министр все-таки отказался от этого намерения.

- Ваше Величество, вы интересовались археологическими раскопками на планете К0643.

- Да, я интересовался.

Лондо почувствовал легкое шевеление на плече. И догадался, почему.

Несколькими месяцами ранее, Лондо, просматривая различные статьи бюджетных расходов, случайно наткнулся на проект Дурлы, связанный с окраинными мирами. Мотивы для осуществления такого проекта были ему совершенно непонятны. В то время он лишь надиктовал на компьютер напоминание самому себе поговорить об этом с Дурлой. Но едва лишь он успел это сказать, как тени в комнате слегка шевельнулись, и возник Шив’кала. Лондо не знал о его присутствии, но к этому моменту уже перестал пытаться отгадать, то ли Дракх попросту вездесущ, то ли Страж при необходимости посылает сигнал своему хозяину, и тот в ответ каким-то образом ухитряется материализоваться.

- Это стоящий проект, - сказал Шив’кала. - Я не советую пытаться препятствовать ему.

- Могу я спросить, почему?

- Спросить можно.

Возникла пауза, и затем Лондо спросил:

- Очень хорошо… почему?

Шив’кала, естественно, ничего не ответил, если не считать ответом то, что он снова растворился в сумраке. Лондо, чувствуя себя измученным и уставшим, просто вычеркнул эту заметку, успокаивая себя тем, что любой проект, который позволяет заинтересовать и обеспечить работой народ Центавра, достоин осуществления.

Но теперь… обстоятельства изменились. Это не обязательно означало, что действительно что-то произошло. Просто чувствовалось, что они изменились.

В тот момент, когда Лондо оставил у Шеридана и Деленн злосчастную урну, оставил проклятье не только их нерожденному ребенку, но и самому себе, его словно камнем стукнуло по голове. Но после горячего конфликта с Сенной, резкого, словно взрыв, он почувствовал, будто что-то… хрустнуло внутри него. Словно сломались некие ментальные оковы, и Лондо начал меняться, начал становиться жестче и упрямей, чем прежде. Это оказалось неожиданным для него самого, он уже настолько привык пребывать в отчаянии, что почти позабыл, каким бывает проблеск надежды.

Лондо по-прежнему прекрасно понимал, что ему лучше не вступать в какие-либо пререкания с Шив’калой, это был бы верный проигрыш. Но к нему начала возвращаться частичка его прежнего боевого духа. Акты открытого неповиновения, противостояние с Дракхом лицом к лицу, были ему не по зубам. Но вот устраивать мелкие козни, досаждать по мелочам… как там говорилось? Дергать смерть за трусы? Да… кажется так. Как интересно умеют Земляне формулировать свои пословицы.

- Ваше Величество, - говорил Дурла, - что вам хотелось бы услышать об этом проекте?

- Я не понимаю, какая нам здесь выгода, - ответил Лондо. Он ощущал легкое раздражение со стороны Стража, но игнорировал его. - Я желаю, чтобы вы растолковали мне.

- Все было изложено в первоначальном докладе, Ваше Величество, который вы одобри…

- Этого доклада здесь нет, Дурла. А вот вы - здесь. И я здесь. И мы в состоянии разговаривать друг с другом, не так ли?

- Ну… да, конечно, Ваше Величество, но я…

- Но вы? Прошу, поясните.

Охххх, Страж определенно был не в восторге от такого поворота их разговора. Но, помимо прочего, Лондо, не взирая на возможные последствия, испытывал интерес к тому, какой окажется реакция Стража, потому что ему не было до конца ясно, знает ли Дурла о присутствии Дракхов. Действия Дурлы, его поведение заставляли Лондо строить некие предположения, но он не мог быть уверен полностью. Мягко, но настойчиво подталкивая Дурлу к прямым ответам, Лондо делал попытку, прежде всего, найти ответ для самого себя. Если Шив’кала или кто-то из его сородичей открыто объявятся прямо здесь и сейчас, это, определенно, снимет всякие сомнения.

- Ваше Величество, я бы хотел сказать, что… Очевидно, для нас сейчас одной из наиболее серьезных проблем является безработица. Многие важнейшие предприятия были разрушены во время бомбардировок, - Дурла неловко переминался с ноги на ногу. - Потому мое министерство пришло к выводу, что этот проект, по организации исследования и освоения дальних миров, может принести огромную пользу, возродив в народе ощущение нашего могущества и чувство гордости от наших свершений. В случае К0643, денежное довольствие, которое мы выделяем тамошним землекопам, находится на минимальном уровне, но им предоставляется жилье и полное содержание, а кроме того…

- Этот мир, - сказал Лондо, приоткрывая некоторые результаты своего собственного расследования, - имеет репутацию обители призраков, так ведь?

Дурла пренебрежительно усмехнулся.

- Призраков, Ваше Величество?

- Убежище потерянных душ. Мир мрака, запятнанный злом. Разве вы не слышали ничего подобного?

- Да, Ваше Величество, я слышал об этом, - ответил Дурла. - А еще я слышал о Рокбале, злобном монстре - похитителе душ, который прячется под кроватями, и крадет души у непослушных детей. Мой старший брат рассказывал о нем, когда мне было три года. Из-за этого в то время я не мог спать по ночам. Теперь, однако, я сплю очень спокойно.

Лондо слегка кивнул, признавая некоторую наивность своих тревог, но затем продолжил.

- И все же… у нас, наверняка, есть проекты, которые позволили бы более плодотворно использовать рабочую силу нашего народа прямо здесь, на Приме Центавра. К0643 не слишком близко отсюда, не так ли?

- Ваше Величество, - медленно сказал Дурла. - Мы должны искать то, о чем не знает больше никто. Есть другие миры, миры которые неинтересны Альянсу. Удаленные миры, такие, как К0643. Мы должны организовать археологические изыскания. Мы должны копать. Мы должны найти. Пока мы копаем, Межзвездный Альянс будет смеяться над нами. Они будут усмехаться и говорить: «Посмотрите-ка на этих когда-то великих центавриан, копающихся в грязи бесплодных миров, словно самые примитивные из животных», - голос Дурлы окреп. - Ну и пусть себе говорят. Пусть убаюкивают себя фальшивым ощущением собственной безопасности. Пройдет немного времени и они обнаружат свою ошибку… Но, к тому времени, будет уже слишком поздно. Мы должны поднять свой взгляд с Примы Центавра, Ваше Величество. На далеких мирах, там и только там, мы найдем наше истинное величие.

Лондо медленно кивнул.

- Очень вдохновенная речь, Министр.

- Благодарю вас, Ваше Величество. Я страстно верю в правоту своего дела.

- О, я в этом не сомневаюсь, - подтвердил Лондо. - Но мне крайне интересно, как вам пришла в голову такая идея.

- Как? Ваше Величество… - Дурла пожал плечами. - Она просто пришла.

- Просто… пришла?

- Да, Ваше Величество.

Все более настойчивый зуд на плече сказал Лондо больше, чем он хотел узнать.

- Очень хорошо, Дурла. Раз уж вы столь страстно увлечены своей работой… Кто я такой, чтобы препятствовать ей, а?

- Ваше Величество, я вам безмерно благодарен… А теперь, если вы не возражаете, есть еще некоторые…

Но Лондо поднял руку к виску и тяжело вздохнул.

- На самом деле… я немного утомился, Дурла. Если дело терпит, давай обсудим эти вопросы несколько позже.

- Мой долг служить вашим желаниям и интересам Примы Центавра, - любезно согласился Дурла, и быстро удалился. У Лондо было тайное подозрение, что на самом деле Министру очень не терпелось убраться прочь из зала.

Лондо сел и стал ждать.

Долго ждать не пришлось. Лондо ощутил появление Шив’калы, и обернувшись, действительно увидел перед собой Дракха. Долгое время они молча смотрели друг на друга. Наконец Шив’кала тихо сказал:

- Что за игру ты ведешь, центаврианин?

Лондо улыбнулся и сказал всего два слова:

- Кря. Кря.

Шив’кала слегка наклонил голову. Впервые за все время их взаимоотношений он глядел на императора в явном замешательстве. А затем, к восторгу Лондо, просто скользнул в сумрак, и исчез, не сказав ни слова.

- Кря, кря, - повторил Лондо, на этот раз с явным облегчением.


Глава 3


Эта неделя была не лучшим временем в жизни Сенны.

Хотя отдельные сектора столицы были перестроены, оставались еще целые районы, которые по-прежнему отчаянно нуждались в обновлении и восстановлении. Но денег выделялось явно недостаточно, потому что правительство должно было одновременно действовать в столь многих направлениях. И вот неожиданное совпадение - хотя, правду говоря, настолько ли уж неожиданное? - меньше всего внимания уделялось тем районам города, в которых проживали беднейшие слои населения Примы Центавра.

И не было района, которому уделялось бы меньше внимания, чем кварталу, известному под названием Гхехана.

Гхехана имела репутацию, распространившуюся далеко за пределы ее границ, как место, где могут прожить те, кто оказался в крайне затруднительных финансовых обстоятельствах. И если кто-либо был готов на все ради того, чтобы выжить, здесь он легко мог найти себе пристанище.

Даже в детстве, когда Сенна жила в богатой аристократической семье, ей доводилось слышать страшные истории о Гхехане. Это было не то место, где хотел бы оказаться порядочный человек, и, тем не менее, похоже, там обитало удивительно большое число жителей. Но никогда Сенна даже представить не могла, что ей самой придется искать там убежища.

Однако сбежать ей пришлось именно в Гхехану. Поначалу она попробовала остаться в центральных районах города, но они были чересчур фешенебельными, рассчитанными на тех, у кого, по меньшей мере, были деньги в карманах и крыша над головой. Сенна не хотела унижаться до такой степени, чтобы выпрашивать милостыню на улицах, но, как оказалось, такой возможности ей и не представилось бы. Солдатам, приписанным к Департаменту Развития, были даны инструкции обеспечивать отсутствие на улицах бродяжек, чей вид мог бы подорвать моральный дух благонамеренных граждан.

А этот дух был сейчас высок. Жребий был брошен. Перспективы были радужными. Весь этот город, весь этот мир были сейчас на подъеме. Работы шли полным ходом. Все знали, что рано или поздно великая Республика Центавра сведет счеты с теми надменными самоуверенными расами, которые заключили друг с другом Альянс. Ничтожные, отсталые, никчемные создания, которые будут недостойны даже того, чтобы Республика тратила время на их завоевание. О, да… Придет время, и Великий Создатель воздаст им сторицей. Но для этого сейчас от всех и каждого требовался упорный труд, самопожертвование и патриотизм.

Но оставались в этом мире и бездомные попрошайки, которые настолько уже пали духом, что не могли воспринимать высокие слова. А потому все усилия были направлены на то, чтобы они не путались под ногами при осуществлении великих планов. Пусть они исчезнут куда угодно, неважно куда, лишь бы не высовывались.

Несколько раз армейские патрули заставляли Сенну поспешно удирать от дверей, за которыми она пыталась найти убежище. Один или два раза солдаты выгоняли ее из темных уличных углов, в которых она задерживалась подозрительно долго, и при этом начинали смотреть на нее подозрительно пристальными взглядами, будто смутно припоминая, что встречали ее совсем в другом месте. Тогда Сенна сама спешила скрыться подальше от их взглядов, так быстро, как только могла.

И, в конце концов, она обнаружила, что попала в Гхехану.

Вид, открывшийся глазам Сенны, испугал ее. Даже спустя два года после бомбардировок, здесь на месте зданий лежали груды мусора и обломков. Хуже того, среди этих куч ютились люди, выкапывая себе убежища-землянки. Улицы, на которых вряд ли часто убирали мусор, покрывал толстый слой грязи. Кое-где горели костры, возле которых, сгрудившись, сидели люди, пытаясь согреться.

Сенна ухитрилась получить немного денег на первое время, когда продала несколько роскошных платьев, обнаруженных ею среди вещей, схваченных в последний момент. На вырученные деньги она купила себе еды. Оставшихся средств было крайне недостаточно, а между тем урчание в желудке заставило Сенну осознать, что скоро придется раскошелиться еще раз.

А еще Сенна чувствовала, что ей уже надоело ночевать на улице, сидя в какой-нибудь подворотне или примостившись в темной аллее. Ее одежда запачкалась, ей отчаянно хотелось принять ванну, а под ногтями скопилось столько грязи, что казалось, от нее уже никогда нельзя будет избавиться, даже если все-таки представится возможность принять ванну.

Сенна прислонилась к стене разрушенного здания, пытаясь придумать хоть какой-нибудь план дальнейших действий, и тут услышала, как рядом с ней кто-то громко прокашлялся. Она обернулась и увидела мужчину - центаврианина, худого, среднего роста, с коротко подрезанными волосами, и в целом весьма дурного вида. Мужчина оскалился в ухмылке, так что Сенна смогла заметить, как у него во рту, с правой стороны, поблескивает золотой зуб.

- Ты сколько берешь? - поинтересовался мужчина.

Сенна непонимающе уставилась на него.

- Что?

- Сколько стоит поразвлечься с тобой? - Он еще раз закашлялся, и в груди у него при этом раздался отвратительный рокот.

Сенна снова не поняла поначалу… но затем сообразила.

- О, нет. Нет, нет. Я не… не занимаюсь этим.

- О, я думаю, занимаешься. Или начнешь заниматься прямо сейчас, - мужчина, казалось, смотрел не на Сенну, а куда-то сквозь нее, словно раздевая ее своим взглядом. Сенне показалось, что этот взгляд покрыл грязью саму ее душу. Она запахнулась в свое обносившееся пальто, но мужчина подошел к ней вплотную и резким движением отбросил пальто в сторону. - Если тебя почистить хоть немного, ты станешь очень даже хорошенькой, - вынужден был признать мужчина. - Ты совсем молоденькая. Что ты умеешь? Скольких можешь обслужить за раз? Троих? Четверых?

- Уйди от меня! - воскликнула Сенна, пытаясь отпихнуть навязчивого кавалера. Тот слегка качнулся, но затем неожиданно шагнул вперед, и сам толкнул ее. Это застигло Сенну врасплох, и она, потеряв равновесие, упала, ударившись об твердый грунт. Прохожие, спешившие по своим делам, большей частью нелегальным, заметив происходящее, лишь ускорили свои шаги.

- Не надо было стоять здесь, дорогая, если ты не собиралась заниматься тем, чем сейчас мы займемся, - заявил мужчина.

И в этот момент у него за спиной появился некто, и раздался спокойный, уверенный и сдержанный голос:

- Мне показалось, юная леди высказала пожелание, чтобы вы ушли от нее. Вам лучше исполнить это пожелание, и поскорее.

У Сенны перехватило дыхание, когда она разглядела, кто пришел к ней на выручку. Но ее противник, тем не менее, не потрудился даже обернуться.

- Ах, вот как. И кто же в нашем мире дал вам право распоряжаться здесь?

- Картажа. И после него регент.

Было что-то в этом голосе такое, что заставило мужчину медленно повернуться и посмотреть, кто же это обращается к нему. И обернувшись, он увидел перед собой лицо, хорошо знакомое с некоторых пор всем жителям Примы Центавра. Мужчина почувствовал, что спина его одеревенела, а колени слегка задрожали.

А Лондо Моллари, одетый в обыкновенный наряд, который позволял ему не привлекать к себе внимания, продолжил:

- Если вам очень хочется умереть здесь и сейчас, я, безусловно, могу вам это обеспечить, - он щелкнул пальцами, и с обеих сторон от Лондо материализовались двое мужчин. Хотя они также были облачены в непримечательные одежды, с первого взгляда было ясно, что это гвардейцы. Двигаясь абсолютно синхронно, они слегка приоткрыли свои пальто и показали рукояти бластеров, укрытых под складками одежды. Кроме того, у каждого из них на поясе виднелся смертоносный клинок.

Мужчина, пытавшийся приставать к Сенне, немедленно дал задний ход, а ноги его дрожали так, что он едва в состоянии был устоять.

- Ва… ва… ва…

- «Ваше Величество». Я полагаю, вы эти слова пытались припомнить, - ядовито сказал Лондо. - Слушайте. Мне кажется, всем будет лучше, если вы немедленно отправитесь по своим делам, не так ли.

- Да… да, конечно, - сказал мужчина, и опрометью бросился наутек, оставляя вонючий след позади себя.

Лондо посмотрел ему вслед с выражением некоторого удовлетворения на своем лице, а затем повернулся к Сенне.

Сенна, со своей стороны, до сих пор не могла поверить в происходящее. Лондо протянул ей руку, и только тогда она поняла, что до сих пор лежит на земле.

- Ну, - спросил Лондо, - позволишь ли ты мне помочь тебе подняться? Или, может, опять бросишь в меня камень?

Сенна ухватилась за протянутую руку и, поднявшись, попробовала стряхнуть пыль со своего платья.

- Ваше Величество, как… Как вы узнали, где искать меня?

Лондо недоуменно пожал плечами, будто более простой задачи и придумать было нельзя.

- У императора есть средства, чтобы узнать все, что он пожелает, моя дорогая. Идем, - и он жестом пригласил девушку идти вперед. - Давай прогуляемся немного пешком.

- Ваше Величество, - тихо сказал один из гвардейцев, с большим подозрением озираясь по сторонам. - Быть может, более мудрым решением будет не задерживаться здесь. С точки зрения безопасности…

- Может ли самый могущественный житель этой планеты быть одновременно и самым беззащитным? - спросил Лондо. - Любой другой центаврианин, от малого до великого, может спокойно ходить по улицам нашего города. А я один составляю исключение? Это мой народ. Какими бы они ни были, но это мои подданные. Идем, Сенна, - и император зашагал вперед.

Но девушка все еще колебалась, и Лондо обернулся, жестом указывая ей следовать за собой. На этот раз Сенна поступила, как он велел, следуя на шаг позади императора. Они шли, а встречные узнавали Лондо, и реагировали с разной степенью изумления. Некоторые низко кланялись. Другие застывали в растерянности. Один или двое приняли презрительные позы. Лондо невозмутимо проходил мимо всех них, и вел себя так, будто сам был простолюдином, но при этом все-таки соблюдал дистанцию.

- Я… не ожидала снова увидеть вас, Ваше Величество, - сказала ему Сенна. - После того, как мы… Как я…

- Вторглась в мою личную жизнь?

- Я… я не хотела этого…

Лондо остановился и наставил на Сенну указательный палец.

- Не смей так говорить. Никогда даже и думать не смей одурачить меня. Благодаря своим женам, я слишком хорошо знаю, как работает женский ум. Ты сделала именно то, что намеревалась.

- Но я думала, вы пишете историческое сочинение. Которое рано или поздно станет достоянием публики. Мне и в голову не приходило, что вы пишете что-то настолько личное, настолько приватное…

- Но это и в самом деле историческое сочинение. Летопись. Только вот опубликовать ее я предполагал лишь после своей смерти. В те времена, когда меня не станет, - Лондо пожал плечами, - какое мне будет дело тогда, что люди узнают о моих самых сокровенных чувствах и переживаниях.

- Если бы люди знали о ваших чувствах и переживаниях, Ваше Величество, они… - голос Сенны вдруг замер.

Лондо с интересом взглянул на нее.

- Они что?

- Они бы оптимистичнее смотрели на будущее Примы Центавра, - продолжила девушка. - А может, и на свое собственное будущее. Я… Ваше Величество, последнее время мне стало казаться, будто я совсем вас не знаю. И если даже я, прожив столько времени во дворце, так и не смогла понять вас, то кто же вообще способен на это?

- Тимов, - уныло ответил Лондо. - Если кто-то и может меня понять, так это она. Она была первой из моих жен. Самой миниатюрной из моих жен. Самой шумной из моих жен. Пожалуй, не самой опасной… опаснейшей из всех была Мэриэл. Но Тимов, она была…

- Она умерла?

- Нет. Она поклялась, что переживет меня. Она ни за что не захочет порадовать меня, первой представ перед Великим Создателем, - Лондо махнул рукой, словно отгоняя видение. - Это все равно бесполезно, говорить о ней. Зачем тебе понадобилось убегать?

- Потому что вы напугали меня, Ваше Величество.

Лондо остановился, взял Сенну за локти и посмотрел ей прямо в глаза.

- Я разгневался на тебя. Я накричал на тебя. И это все, это предел того, с чем тебе довелось столкнуться… И ты испугалась? Дитя мое, да если бы за все время, проведенное со мной, ты усвоила лишь один урок, то это должно было бы быть умение лучше разбираться в том, чего надо бояться, а чего бояться не следует. В этой галактике есть вещи, которые действительно ужасают, Сенна. В жизни можно встретить нечто настолько чудовищное, настолько злое, настолько темное, что требуется потрясающая храбрость только для того, чтобы просто взглянуть ему прямо в глаз… глаза, - быстро исправился Лондо, хотя Сенна даже и не поняла, зачем. - Если ты собираешься самостоятельно прожить свою жизнь, ты обязана научиться обуздывать свои эмоции и не позволять себе пугаться таких простых и тривиальных вещей, как стариковская брань.

- Ваше Величество, вы вовсе не старик.

- Ну, пожилой человек, если это убережет твои деликатные чувства. Пожилой человек накричал на тебя, - Лондо сделал паузу и посмотрел на Сенну так, будто от ответа на следующий вопрос зависели судьбы Вселенной. - Как далеко… успела ты продвинуться в чтении моей рукописи? И заодно, с какого места начала читать?

- С начала и до конца вашего обеда и разговора с Шериданом и Деленн.

- И не больше?

Сенна потрясла головой с настолько честным видом, что ни один разумный человек не стал бы сомневаться в правдивости ее ответов.

- Нет, Ваше Величество. Ни слова больше. А что? Там написано нечто, чего мне лучше не знать?

- Тебе не следовало читать вообще ничего из того, что там написано, - спокойно ответил Лондо, но Сенне показалось, что с плеч императора свалился тяжкий груз. - Это просто… первый набросок, черновик, и ничего больше. И он, в самом деле, не для того, чтобы хоть кто-то, кроме меня, читал его. То, что я записал на этих страницах, это мои первые впечатления, но когда я буду готовить свою историю к печати, я превращу эти наброски в нечто более… более подобающее перу императора, и менее политически тенденциозное, если ты понимаешь, что я имею в виду.

- Я… да, мне кажется, я понимаю, Ваше Величество. Но только…

- Что?

- Нет, ничего.

- Ну, нет, - жестко сказал Лондо. - Со мной, Сенна, так поступать нельзя. Никогда. Нельзя, чтобы какая-то мысль вырвалась у тебя, а ты вот так просто схватила ее и затолкала назад к себе в рот, будто ничего и не было вовсе. Закончи мысль. Это приказ.

- Я… просто не хотела бы ненароком задеть ваши чувства, Ваше Величество.

Лондо насмешливо хмыкнул.

- Не воображай о себе слишком много, Сенна. Не в твоих силах задеть мои чувства, уверяю тебя. Итак?… - и он умолк, ожидая ответа.

- Ну, просто… когда вы выхватили книгу у меня из рук, мне показалось, что вы не просто разгневаны… но вы также еще и… ну… боитесь. По крайней мере, мне так показалось, когда я глянула в ваши глаза. Боитесь, будто я прочитала что-то, чего мне не следовало знать.

- Неудачное время ты выбрала, чтобы читать, - без обиняков сказал Лондо, - Я спал, и видел сны, не очень приятные, скажем так. А потом проснулся, в смятении и тревоге, а тут ты. Был ли в тот момент страх в моих глазах? Возможно. Все, что угодно, пронеслось тогда у меня в голове. Так что не стоит придавать слишком большого значения тому, что ты могла увидеть в моих глазах.

Объяснение, которое дал Лондо, и тот тон, каким оно было сказано, все это звучало очень разумно. Сенне очень хотелось поверить в искренность объяснений императора. Ей хотелось вернуться во дворец, потому что, сказать по правде, ей там было уютно. Она уже привыкла считать дворец своим домом. Да, там были люди, которых она считала противными, даже страшными. Но ведь так будет повсюду, где бы она ни поселилась, не так ли? И Сенна также чувствовала, что Лондо… почему-то тоже, в свою очередь, нуждается в ее присутствии. Нет, и речи не было о каких-либо романтических отношениях. Сенна даже и на миг не допускала, будто в этом может быть ключ к разгадке, и была уверена, что император никогда даже и пытаться не будет воспользоваться преимуществом своего положения, чтобы установить с ней интимные отношения, хотя бы по причине ее юности и уважения к памяти ее отца. Она была уверена, что Лондо счел бы это совершенно неуместным.

- Было ли там еще что-нибудь, - медленно сказал Лондо, - что вызвало у тебя смущение или тревогу? Сейчас самое время поговорить об этом, Сенна.

- Что ж, - допустила она, - то, что вы написали в этой книге… звучит так, будто у вас есть великая тайна, которую вы храните глубоко внутри себя. Некоторые фразы построены так странно… можно подумать, что вам кажется, будто кто-то постоянно шпионит за вами.

Лондо кивнул.

- Справедливое замечание. И вполне понятное, учитывая, что ты не читала предыдущие части летописи. Эти тайны…

Его речь оборвало появление человека, который едва не врезался в них в этот момент. Незнакомец был закутан в серую робу, на голову был накинут капюшон, и похоже, он очень спешил куда-то. Его движения были столь торопливы, что на одно мгновение он даже прикоснулся к Лондо. Гвардейцы среагировали молниеносно, в тревоге выступив вперед, прикрывая собой императора. И Сенне была понятна их тревога, потому что такой инцидент вполне мог быть лишь прикрытием для удара кинжалом. Но человек в капюшоне быстро ретировался, и Лондо, похоже, вряд ли даже успел разглядеть его. Но прежде чем исчезнуть, на одно мгновение этот человек успел встретиться взглядом с Сенной и улыбнуться ей. Она не могла не отметить про себя, что он весьма симпатичен, и затем он растворился в толпе… Толпе, которая постепенно становилась все гуще, поскольку слух о появлении императора уже пронесся по Гхехане. Гвардейцы настороженно следили за толпой.

- Так вот, об этих тайнах, - продолжил Лондо. - Часть из них ты должна уже знать. Рано или поздно, но Республике Центавра судьбой предрешено вновь попытаться занять надлежащее место в расстановке сил в галактике. Когда мы встретимся… Если мы встретимся с Шериданом снова, мы будем врагами. Было время… Пожалуй, такого я не чувствовал с тех пор как…

Лондо умолк.

- С каких пор, Ваше Величество?

- С тех пор, как я выступил координатором нашего военного нашествия на Нарн, - ответил, наконец, Лондо. - Детали не имеют значения; достаточно сказать, что это был первый удар Республики Центавра во время нашей попытки уничтожить Нарн. Когда атака уже началась, но об этом еще не было объявлено публично… Нарнский посол на Вавилоне 5, некий Г’Кар, угостил меня выпивкой, пожал мне руку в знак дружбы и рассуждал о светлом будущем. Он не знал о том, что должно было вскоре произойти, зато об этом знал я. Не могу сказать, что я испытывал тогда приятные чувства. До сих пор не могу забыть. (26) Иногда, Сенна, смотришь на врага и думаешь, как все могло бы обернуться там, в другой жизни, где он и я были бы друзьями.

Так вот, я искренне был другом Шеридану и Деленн. Я оглядываюсь на те дни, и словно наблюдаю за чьей-то чужой жизнью, а не моей собственной. Я не сознавал… каким чертовски удачливым я был в то время. Наоборот, тогда я чувствовал лишь досаду. Досада росла во мне, пока не вытеснила все остальные чувства. В те дни, когда во гневе я говорил о том, чем когда-то была Прима Центавра, я просто пламя изрыгал. И вот тебе на заметку интересное наблюдение, Сенна… когда изрыгаешь пламя, во рту обычно остается вкус пепла.

- Но раз так… то зачем же мы снова вступаем на тот же путь? Если вам этот путь не принес ничего, кроме несчастья…

- Потому что это нужно нашему народу, Сенна. Людям нужно верить во что-то. Быть может, это было не актуально еще совсем недавно, всего лишь одно поколение тому назад, когда молодежь не знала, что значит держать в страхе всю галактику. Но нынешнее поколение центавриан запомнило, что значит быть покорителями Вселенной. Они попробовали вкус крови, Сенна. Они вкусили сырого мяса. После этого нельзя надеяться, что они просто станут снова копаться на грядках да пасти скот на лужках. Кроме того… теперь все будет по-другому.

- Как? Почему все будет по-другому?

- Потому, - убежденно ответил Лондо, - что до сих пор те, кто заправлял делами на Приме Центавра, либо безумно жаждали власти, либо были просто безумны, либо и то, и другое сразу. Они упускали из виду то единственное, о чем действительно нужно помнить всегда: наш народ. Народ всегда должен быть на первом месте, Сенна. Всегда, без каких-либо исключений, не правда ли?

- Да, конечно.

- Я об этом не забываю никогда. И моя цель в том, чтобы просто вернуть народу Центавра то уважение, которого он вполне заслуживает. Но мы не будем бессмысленно разрушать, мы не будем стремиться уничтожать все, с чем сталкиваемся. В прежние времена, мы всегда захватывали больше, чем могли удержать, становились алчными и чересчур самонадеянными, и в результате заплатили за это… ужасную цену, - сказал Лондо, глядя на разрушенные здания. - Но, заплатив такую цену, мы усвоили уроки из наших ошибок, и ныне вступили на путь, который прославит Республику Центавра, но не принесет при этом новых разрушений.

- Это… представляется не столь уж неразумным, - медленно сказала Сенна. - Вы могли бы точно так же изложить все это Президенту Шеридану…

- Нет, - последовал решительный ответ. - Ему нельзя доверять, Сенна. Пока что мы не можем позволить себе доверять никому, разве что друг другу. Мы должны продвигаться вперед, соблюдая максимум предосторожности. Кто знает, в конце концов, как Шеридан может интерпретировать мои слова. Стоит их лишь немного исказить, и… Так что я говорю о дружбе, но остаюсь верен генеральному плану. Только так можно вести себя на подобных свиданиях, по крайней мере пока что. Ты меня понимаешь?

- Я… думаю, что да, понимаю. Я бы только очень хотела, чтобы вы не были таким, ну… таким одиноким.

- Одиноким? - на губах Лондо промелькнула улыбка. - Так вот, значит, каким ты увидела меня?

- Да. В этом дневнике, а иногда и при личном общении. Очень одиноким.

- Поверь мне, Сенна… Слишком часто меня пронизывает ощущение, что я никогда не смогу хотя бы одну минуту побыть в одиночестве.

- Я точно знаю, о чем вы говорите.

- Ах, вот как? - Брови Лондо настороженно приподнялись. - Что значит «точно»?

- Гвардейцы постоянно на посту, и эти Дурла, Лионэ, Куто, и все прочие… Они постоянно крутятся вокруг вас…

- Ты очень проницательная девушка, - сказал Лондо, и, как показалось Сенне, еще раз позволил себе вздох облегчения.

- Но это не то же самое, что иметь возможность дружески пообщаться в компании с кем-нибудь. Совсем не то же самое.

- Пожалуй, в этом ты права.

- Я… думаю, что, возможно, я могла бы… составить для вас такую компанию, Ваше Величество. Если только… вы сочтете уместным вот так просто общаться со мной.

- Сенна… Чем ты действительно могла бы сейчас порадовать меня, так это тем, чтобы вернуться во дворец и жить там спокойно и счастливо. Если честно, это все, что я от тебя требую. Ты сделаешь это для меня?

- Если… если это действительно доставит вам радость, Ваше Величество. Иногда мне кажется, ничто не может порадовать вас. Так что если мое присутствие во дворце может помочь в этом отношении…

- Очень даже может помочь, - уверенно сказал Лондо.

- Прекрасно. Только я хотела бы, чтобы вы знали… Я смогла бы выжить здесь, сама по себе, если бы это было необходимо. И я бы хотела, чтобы мы оба об этом помнили.

- Я вполне тебя понимаю, - сказал Лондо. - И ценю, что ты открыто говоришь мне об этом.

Один из гвардейцев подошел ближе и с некоторой тревогой в голосе сказал:

- Ваше Величество, я, в самом деле, полагаю, что уже пора уходить.

Сенна огляделась, и увидела, что толпа вокруг растет с каждой секундой. Люди, похоже, появлялись отовсюду. Еще немного, и пройти станет просто невозможно.

Императору потребовалось буквально одно мгновение, чтобы оценить ситуацию, а потом он тихо приказал гвардейцу:

- Шаг в сторону, пожалуйста.

Гвардеец подчинился, хотя на лице у него отразились недоумение и беспокойство. И тогда Лондо оказался лицом к лицу с толпой. Он не сказал ничего, абсолютно ничего. Вместо этого он просто простер перед собой руки, словно приветствуя народ, несколько мгновений простоял так… А потом развел руки в стороны, простым жестом выразив свою просьбу к собравшимся.

И к изумлению Сенны, люди расступились перед ним, образовав коридор, по которому можно было пройти.

Именно так и поступил император. Он шествовал по этому живому коридору, кивками приветствуя народ, и тем самым он приводил в восторг людское море по обе стороны от себя. Вот он кивнул одному, дотронулся до руки другого, бросил несколько воодушевляющих слов третьему… И происходило самое удивительное из того, что когда-либо видела Сенна. Вот так запросто, без каких-либо видимых усилий, Лондо превратил свой проход в импровизированный парад, возглавляемый им лично, следом шла Сенна, и замыкали процессию гвардейцы.

Так они шли по Гхехане, и тут кто-то выкрикнул родовое имя императора:

- Моллари!

Кто-то подхватил возглас, а затем еще, и еще, пока вся толпа не стала дружно скандировать:

- Моллари. Моллари. Моллари!…

Лондо наслаждался их поклонением, улыбался и жестами приветствовал подданных, и Сенна осознала, что в высказываниях Лондо была огромная доля правды. Людям действительно требовалось во что-то верить, что-то такое, что поднимало их над собой. И пока что этим «чем-то» был сам Лондо Моллари. Лондо - Император, Лондо - Восстановитель, Лондо - Любимец Народа, тот, кто принесет процветание Приме Центавра и возродит Республику, сделает ее предметом гордости для каждого центаврианина.

И все равно он был одинок.

И Сенна твердо решила, что ей нужно что-то в связи этим предпринять.


Интерлюдия


Землекоп - центаврианин очень жалел, что приходится трудиться здесь, а не где-нибудь в другом месте.

Он удалился от основного места раскопок, чувствуя усталость, жажду и непреодолимое желание отдохнуть, наконец, от той компании, с которой ему постоянно приходилось общаться, жить и работать. Все они выглядели отвратительно счастливыми от того, что удалось получить хоть какую-то работу, пусть даже столь неблагодарную, и трудились здесь, пребывая в некоем странном наваждении, будто служение нуждам и интересам великой Республики Центавра почему-то заключалось в осуществлении бессмысленных археологических раскопок на какой-то проклятой захолустной планете, с использованием допотопных орудий и без всякого представления о том, что же именно они могут здесь найти.

- Идиоты, - сказал он, уже не в первый раз. И в этот самый момент понял, что на что-то наткнулся. Он поднял свой испачканный отбойник и, прицелившись в землю прямо у своих ног, изо всех сил вогнал его прямо вниз. По всем представлениям, по всем инструкциям, в этом месте ничего не должно было быть. Он вложил всю свою ярость в этот натиск, сжигая свой отбойник, заставляя его работать на полных оборотах дольше, чем полагалось по эксплуатационным характеристикам.

Отбойник успел углубиться почти на десять футов, когда что-то вырвалось из глубины.

У землекопа не было шансов понять, что бы это такое могло быть. Только что он, в предвкушении великого открытия, изо всех сил налегал на свой отбойник, а в следующее мгновение некая темная энергия, вырвавшись, смяла его, и в последний момент он успел еще услышать страшный вопль, который мог быть его собственным, вот только прозвучал он не из его рта, а внутри его головы, и не был похож ни на что, слышанное им когда-либо ранее.

И больше он не слышал уже ничего, поскольку его тело разлетелось по окрестностям, и пролилось дождем желеобразных частичек, унесенных на пятьдесят футов от места катастрофы. Поскольку его частички разбросало по такой огромной территории, никто так никогда и не наткнулся на какой-нибудь фрагмент его останков, а если и наткнулся, то не смог сообразить, что же это могло быть.

Когда он вечером так и не появился в лагере, его имя пометили в списке, как без вести пропавшего, и смета раскопок была сокращена на размер его заработка. Тем временем, в восьмидесяти футах под землей, нечто пришло в состояние готовности, и ожидало теперь новых, менее грубых сигналов…


Глава 4


Вир вертелся в своей постели, поскольку гигантская женщина-вампир приближалась к нему…

Из ее глаз на Вира смотрело само зло, руки женщины были распростерты, и она шевелила своими пальцами, а на конце каждого пальца - спаси и сохрани, о Великий Создатель! - были присоски. И каждая присоска причмокивала своими «губками», алча его крови, готовая впиться в него и высосать из него саму жизнь. Откуда-то издалека до него доносился голос Лондо, кричавшего:

- Беги, Вир! Беги! Не дай ей прикоснуться к себе!

Но Вир почему-то словно прирос на этом самом месте, и ноги отказывались выполнять его команды. Он бы и рад был убежать, но попросту не мог этого сделать.

А женщина-вампир подбиралась все ближе, ближе к нему. Ее лысая башка светилась пульсирующим черным светом, и она хохотала, издавая при этом такие зловещие звуки, которые, наверно, когда-то в древние времена доносились из первобытного леса, посреди которого троглодиты, сидя на корточках вокруг костра, с ужасом всматривались в темноту. Когда губы вампирши расплылись в попытке изобразить улыбку на ее отвратительном ротовом отверстии, Виру стали видны ее клыки, с которых капала кровь, а присоски ее подбирались все ближе, ближе, и спасения не было…

Вот так обстояли дела в тот момент, когда Вир, наконец, смог завопить, и вопль его был столь оглушительным, что стряхнул с него сон, заставил Вира сесть, отдышаться и осмотреться, в попытке понять, что же такое стряслось с ним.

И в результате он понял, что кто-то настойчиво звонит к нему в дверь. Вир попробовал сфокусировать свой затуманенный взгляд на часах возле кровати. Была полночь. Да кто же это мог пожаловать к нему в такой безумный час.

- Уйдите! - простонал Вир, плюхаясь назад на постель.

Но снаружи не последовало иного ответа, нежели как нового настойчивого звонка в дверь.

В голове у Вира зажегся предупредительный сигнал. А что, если это убийца, который надеется застать его заспанным, дезориентированным и потому особенно уязвимым. Но в этот момент Виру, в общем-то, было все равно. Предположение, что кто-то сейчас оторвет ему голову, в данный момент представлялось ему более предпочтительным, нежели возвращение в сон, где его нетерпеливо поджидала женщина-вампир, которой только и нужно было, чтобы Вир вновь отключил свое сознание и попытался отдохнуть.

- Свет, приглушенный, - раздраженно скомандовал Вир, и освещение в его апартаментах послушно зажглось вполсилы. Но даже этого тусклого света оказалось достаточно, чтобы причинить боль его глазам. Вир поднялся с постели, схватился за халат, сунул правую руку в левый рукав, покрутился на месте, тщетно пытаясь поймать убегавший второй рукав, наконец схватил его, осознал свою ошибку, стащил с себя халат и, наконец, все-таки сумел надеть его правильно. Назойливый трезвон продолжался в течение всего этого времени, и довел Вира до такого состояния, что он даже не позаботился надеть шлепанцы, но просто пошел босиком через комнату к двери, крича по пути:

- Иду я! Иду! Держитесь, уже скоро!

Он добрался до двери, освободил запорный механизм, спросил себя, не увидит ли он перед собой дуло вражеского оружия, когда дверь скользнет в сторону, и понял, что в данный момент ему действительно все равно.

Дверь распахнулась, и Вир не смог сдержать испуганного возгласа.

- Я пришла не вовремя? - спросила Мэриэл.

Вир не мог поверить своим глазам. Что она делает здесь?

Мэриэл явно ожидала какого-нибудь ответа с его стороны, и Вир постарался вновь обрести дар речи.

- Ух… нет. Нет, время… самое подходящее. Я как раз ничего не делал, потому что… ну… я спал. Но, знаете ли, для этого не нужно прилагать каких-либо усилий. В общем-то, это просто пустая трата времени. Вместо того, чтобы просто спать, можно было бы сделать столько всего хорошего. Знаете, я подумываю о том, чтобы найти способ вообще не спать. Можно жить гораздо более эффективно, понимаете ли, если не тратить время на сон. То есть, я имел в виду, что вот сейчас я трачу девять, а то и двенадцать часов на сон, но мне кажется, я вполне мог бы обходиться и гораздо меньшим временем. Например… часом. Один час на сон, это было бы здорово. Или… три. Как раз сегодня я и спал ровно три часа, - сказал Вир, и чтобы удостоверится, еще раз проверил часы. - Да, три часа, это хорошо. Три часа - это очень много времени. Сам не могу поверить, насколько хорошо я сейчас функционирую после…

- Посол… Вы позволите мне войти?

Вновь, как уже случалось неоднократно, Виру пришлось бороться с желанием оглянуться в поисках Посла.

- Да. Да, несомненно. Входите. Входите.

Мэриэл вошла, озираясь по сторонам, оценивая апартаменты Вира.

- Ну и ну. Мне нравится, как вы обустроили это место, Вир. Во времена Лондо оно несколько напоминало музей. Музей Лондо Моллари, поскольку повсюду были развешаны его портреты. Как давно это было, Вир?

«Не так уж и давно.»

- Да… столько прошло времени, леди Мэриэл, - вслух сказал Вир. - Четыре, пять, шесть лет. Время летит незаметно, когда вам есть, чем развлечься. Или когда у вас есть что… ну… в общем, то, что было у меня.

- Я очень хорошо помню, как последний раз была в этой комнате.

- В самом деле? И когда это было? - Вир очень надеялся, что чувство неудобства, вызванное волнением, скоро оставит его.

- Когда Лондо устроил небольшую оргию со мной и Даггер. С нами обеими одновременно. Могло бы выйти и со всеми тремя, если бы Тимов согласилась…

Это определенно выходило за пределы того уровня осведомленности, какой желал бы иметь Вир. Он поспешно отошел, борясь с искушением заткнуть уши руками, но такое действие вряд ли было бы достойно посла. По той же причине он отверг идею попробовать напевать «Ля-ля-ля» во всю мощь своих легких.

- Я… не ожидал увидеть вас здесь, миледи…

- Просто Мэриэл, пожалуйста. Нам с тобой незачем соблюдать формальности друг с другом, - тихо сказала Мэриэл. - В конце концов, ты же посол. А я всего лишь бывшая жена царствующего императора. Так что между нами нет различий.

С неловкостью взглянув на нее, Вир сказал:

- Вообще-то, я… заметил парочку различий, - и, громко прокашлявшись, добавил: - Могу я предложить вам что-нибудь? Что-нибудь выпить или… что-нибудь?

- О, это было бы чудесно. Но ты уверен, что сейчас подходящее время?

- Ох, не будьте глупыми! - воскликнул Вир, наливая Мэриэл вина из своих личных запасов, которыми он пользовался, лишь когда чувствовал себя чересчур нервно. Он старался, чтобы уходило не больше бутылки в день. - Вы всего лишь застигли меня чуть-чуть врасплох, вот и все. Я не предполагал, что вы появитесь здесь.

- Я и сама не ожидала, что появлюсь здесь, - сказала Мэриэл, приняла из рук Вира бокал вина и сделала небольшой глоточек, смакуя его. - Я должна была сделать здесь пересадку на следующий шаттл, но с ним случилось что-то вроде аварии.

- Надеюсь, никто не пострадал, - осведомился Вир.

- Нет, они не то чтобы пострадали. Они всего лишь умерли. Мне сказали, что метеорит выглядел очень живописно, хотя естественно, это зрелище продлилось очень недолго, поскольку дело происходило во время полета в открытом космосе.

Вир почувствовал, что во рту у него пересохло. Он выпил одним глотком целый стакан вина и налил себе еще.

- Как бы то ни было… Поскольку я оказалась на Вавилоне 5, и останусь здесь, пока не прибудет другой корабль, я подумала, что можно было бы пока что повидаться с тобой. Посмотреть, как ты здесь поживаешь. У меня остались такие теплые воспоминания о тебе, Вир.

- У тебя… то есть, у вас… неужели?

- Да, Вир, именно так, - Мэриэл загляделась на содержимое своего бокала и улыбнулась, очевидно, от приятных воспоминаний. - Знаешь, что мне тогда понравилось в тебе? Сказать?

- Нет, нет, не нужно.

- Ты забавлял меня. Далеко не всегда мужчине удается развеселить женщину, а у тебя это так легко выходит. У тебя был очаровательно обманчивый внешний вид, хотя я, конечно, с легкостью смогла увидеть, что скрывается за всем этим.

- И… что же это за внешний вид?

- Будто ты с трудом сдерживаешься, чтобы не запаниковать.

- Ах. Что ж, - Вир неестественно усмехнулся. - И вы разглядели все, что за этим кроется. Вы очень умны.

- Да, действительно, я очень умна… и любознательна. Так что, Вир, утоли мое любопытство. Я уже так давно не была здесь, - Мэриэл переплела свои пальцы и склонилась вперед. - Расскажи мне, что происходит здесь, на Вавилоне 5.

- Ох, хмм… ну… хорошо, - и Вир приступил к торопливому пересказу всех основных событий и происшествий, тех, о которых он сумел вспомнить, и которые случились за последние пять или шесть лет, включая Войну Теней, инаугурацию Президента и войны с телепатами. Мэриэл пыталась разобраться во всем этом, часто прерывала Вира вопросами, но в основном просто слушала и кивала. Когда спустя какое-то время он, наконец, закончил, Мэриэл выглядела просто пораженной.

- Вот это да! - сказала она. - Да ты здесь времени попусту не терял. Как, должно быть, интересно тебе жилось все это время!

- Я не уверен, что «интересно» - подходящее слово, - заметил Вир. - Оно звучит так, будто жизнь здесь была для меня сплошным удовольствием. Правильнее было бы сказать, что моя жизнь здесь неслась на огромной скорости по крутым виражам, и мне приходилось прилагать неимоверные усилия, чтобы не вылететь с трассы.

Мэриэл рассмеялась. У нее был красивый смех. Вир удивился, почему он никогда не замечал этого раньше.

- А ты, - осмелев, сказал он немного погодя, - ты, должно быть, тоже все время была очень занята, я уверен.

Мэриэл ничего не ответила.

Вир смотрел на нее в ожидании, что теперь она подхватит нить разговора и в свою очередь поделится новостями. Но ничего не происходило.

- Мэриэл? - попытался он подсказать.

- Прошу прощения, - ответила она прохладно. - Я просто подумала, что ты отпустил шуточку в мой адрес.

- Что? Да нет же! Нет, я бы никогда… Какую шутку? Что ты имела в виду?

- Лондо выбросил меня на помойку, Вир, - ответила Мэриэл. - Я теперь ничего для него не значу, и он оповестил об этом весь свет, - до сих пор она стояла, но теперь присела на краешек одного из кресел. И Вир заметил, что теперь Мэриэл уже выглядела далеко не такой радостной, какой была при первоначальном появлении. Наоборот, теперь казалось, что она изо всех сил старается сдержать слезы. - Ты даже представить себе не можешь, Вир, что значит быть настолько униженной в глазах общества. Быть выброшенной. Чтобы люди смотрели на тебя и смеялись тебе вслед, потому что тебя считают ходячим недоразумением.

Виру не нужно было даже прибегать к самоанализу, чтобы понять, насколько это описание приложимо и к его собственной жизни, вплоть до настоящего момента. Чтобы вспомнить, как его самого когда-то считали семейным недоразумением, и потому выбросили с глаз долой на Вавилон 5, назначив на должность атташе при нелепом Лондо Моллари.

- Мне кажется, я вполне могу себе это представить, - сказал Вир и добавил: - Но… но взгляни на себя! - и он страстно взмахнул рукой, забыв, что держит недопитый стакан вина, и едва не расплескал его. - Как можно, чтобы хоть кто-нибудь относился к тебе как к недоразумению! Ты же такая… такая…

- Красивая, - тихо закончила Мэриэл. - Да, Вир, я знаю. И поскольку я такова, то мужчины домогались меня, чтобы тем самым доказать всем свою собственную значимость. Но теперь на мне висит, в дополнение к моей красоте, другое клеймо. Я теперь еще и изгой. Этим меня наградил Лондо Моллари. И от этого клейма мне не избавиться, оно навечно повисло на мне. Теперь ни один мужчина не хочет, чтобы его заметили рядом со мной, потому что… - Голос Мэриэл звучал так, будто готов был оборваться в любое мгновение, и Вир почувствовал, что одновременно с ее голосом готовы разорваться и его сердца. Потом, с видимым усилием, Мэриэл взяла себя в руки. - Мне… очень жаль, Вир, - тихо сказала она. - Я… скучаю по своей старой жизни. Я скучаю по придворной круговерти, по светским вечеринкам. Мне так недостает общества мужчин, которые жаждали бы, чтобы их заметили рядом со мной…

- Но завтра здесь как раз будет вечеринка! Прямо здесь, на Вавилоне 5! - моментально откликнулся Вир. - Сборище дипломатов, созываемое Капитаном Локли. Не столь уж важное мероприятие, она созывает их каждый месяц или около того. Ей кажется, это хорошо для поддержания морального духа, проводить такие встречи. Я последнее время не посещал их, поскольку пришел к выводу, что… ну, неважно. Что бы там ни было, но я мог бы пойти туда завтра, вместе с тобой. То есть, мы бы могли пойти туда вместе. Ты и я.

Мэриэл взглянула на Вира, и глаза у нее заблестели.

- Как это благородно с твоей стороны, Вир. Но мне кажется, на самом деле ты тоже не хотел бы, чтобы тебя видели в компании со мной…

- Ох, не будь смешной! По правде говоря, это мне непонятно, почему у тебя могло возникнуть желание появиться на публике в компании со мной.

- Ты это серьезно? - спросила Мэриэл. - Появиться в компании Посла Республики Центавра на Вавилоне 5? Да это огромная честь для любой женщины. Это ты можешь уронить свой статус, ухаживая за мной.

- Ты шутишь? Да здесь практически все ненавидят Лондо. - Вир засмеялся, но затем резко оборвал смех. - Впрочем… на самом деле это вовсе не смешно. И, кроме того… кто ж узнает? - торопливо добавил он, присаживаясь на корточках рядом с Мэриэл. - Слушай… когда ты смотришь на Дрази… можешь отличить одного из них от другого?

- Пожалуй… нет, - признала Мэриэл.

- Вот и я тоже. И готов поспорить, что все центавриане точно так же кажутся для Дрази на одно лицо, как и Дрази для нас. И Дрази, и все остальные. Так что они, скорее всего, даже и не вспомнят, кто ты такая. Если только ты не наденешь значок с надписью «бывшая жена Лондо Моллари».

- У меня есть такой, только я его оставила дома.

Вир рассмеялся таким ее словам, впрочем, как и сама Мэриэл, и смеясь, Вир ласково похлопал ее по руке, а она положила свою ладонь на его, и от этого прикосновения Виру показалось, будто его ударило разрядом тока.

- Ты уверен, что хочешь этого, Вир? - спросила Мэриэл.

- Безусловно. Слушай, ты отправишься туда…

- Мы отправимся, - поправила Мэриэл.

- Мы отправимся, и ты словно вернешься в добрые старые дни. Ты замечательно проведешь время.

- Мы вместе замечательно проведем время.

- Правильно. Мы вместе. Я извиняюсь, просто… ну… - Вир вздохнул. - Я не привык думать о себе как о части какого-то «мы». Уж очень долго здесь был один только «я».

А затем, к изумлению Вира, Мэриэл запрокинула слегка его подбородок и мягко поцеловала прямо в губы. Очень, очень мягко, не сильнее, чем бабочка коснулась бы их своим крылом. Но этого было достаточно, чтобы все волосы на теле Вира встали торчком от набежавшего заряда электричества.

Мэриэл спросила, во сколько начнется прием. Вир ответил. Мэриэл сообщила ему, где она остановилась на Вавилоне 5, и куда ему следует зайти за ней. Вир кивнул. А затем она еще раз поцеловала его, уже несколько посильнее, чем в первый раз, и Вир внезапно почувствовал, что крови в его теле стало слишком много.

Когда их губы разделились, с отчетливым чмокающим звуком, Мэриэл сказала ему:

- Ты такой милый. Я уже совсем позабыла, что такое быть рядом с милым мужчиной. Но на сегодня это все, я разрешаю тебе вернуться ко сну.

И с этими словами она ушла. И лишь когда прошло несколько минут, боль в коленях напомнила Виру, что он так и позабыл подняться на ноги. Он перебрался в кресло и долго еще сидел, ошеломленный.

Когда Мэриэл впервые появилась в дверном проеме, его охватила паника. Он сразу вспомнил все те ужасные истории, которые рассказывал о ней Лондо, вспомнил хаос, который всегда оставляли после себя женщины. Он вспомнил, что Лондо едва не умер из-за подарка, который преподнесла ему эта женщина, хотя она и клялась, что даже отдаленно не представляла себе возможные опасности, когда вручала Лондо этот подарок. (27) Вир вспомнил о той зловещей ауре, которая сопровождала Мэриэл, и все это заставило его поначалу с опаской посматривать на нее.

Но все это было смыто той беззащитностью и ранимостью, которые Мэриэл явила перед ним за время присутствия в его апартаментах. Вир почувствовал, как все его тревоги и сомнения растаяли, одно за другим, пока не осталась лишь одна непроизвольная мысль:

«И это от нее Лондо решил избавиться? Должно быть, он просто выжил из ума!»


* * *

Эта посольская вечеринка оказалась одним из поворотных пунктов всей карьеры Вира… если не всей его жизни.

Случилось так, что Вир посетил ее, пребывая словно в состоянии медитации, когда его душа со стороны наблюдала за действиями его тела. Обычно в ходе подобных мероприятий, на которых Вир появлялся не так уж часто, он всегда оставался скованным. Пристроившись где-нибудь возле стены, кивая одним, перебрасываясь парой дежурных фраз с другими, он в основном занимался тем, что держал бокал Лондо, когда руки того оказывались не в состоянии его удержать, что, по крайней мере к концу вечеринок было скорее правилом, чем исключением. Короче говоря, если уж Вир был на таком приеме, то все достижения, которыми он мог похвастаться за этот вечер, ограничивались тем, что он на нем… был.

Но в последний раз подобное мероприятие превратилось для Вира просто в какое-то шоу ужасов. За многие годы, проведенные на Вавилоне 5, Вир, как ему казалось, наладил что-то вроде если не дружеских, то, по крайней мере, приятельских отношений со всеми обитателями станции. Однако в течение последних полутора лет он лишь наблюдал, как все они исчезают, один за другим. Лондо, Ленньер, Деленн, Иванова, Шеридан, Гарибальди, даже Г’Кар, который однажды поставил Вира в ужасно неловкое положение, когда в лифте разрезал себе руку своим же собственным кинжалом и начал капать кровью у Вира перед глазами - ничего хуже Вир не переживал ни раньше, ни позже (28). Все они исчезли.

О, конечно, Капитан Локли была достаточно вежлива, но она старалась держать Вира на определенном расстоянии, не допуская с ним эмоциональной близости, впрочем, похоже, не только с ним, но вообще со всеми. И Зак был здесь, но Виру всегда казалось, что Зак относится к нему с подозрением, словно все время ожидает, что Вир вытащит из потайного кармана бластер или бомбу. Может быть, это была лишь игра воображения, но так или иначе, именно таковы были ощущения Вира.

Что же касается остальных членов Альянса… они совсем с ним не церемонились. И в этом не было ничего личного; просто они ненавидели и боялись Приму Центавра, а с ней заодно и всех центавриан без разбора. Но от этого было не легче. Поэтому не удивительно, что Вир отказался от посещения подобных не совсем официальных собраний.

Но этот вечер… в этот вечер все вышло совсем, совсем по-другому.

В этот вечер Мэриэл явно была в ударе.

Когда Вир зашел за Мэриэл, он поразился тому, насколько крохотная у нее каюта. В ней с трудом можно было повернуться одному человеку, и располагалась каюта уж точно не в самом фешенебельном секторе станции. Но, тем не менее, Мэриэл ухитрялась выглядеть прямо-таки сияющей. Она облачилась в удивительно простое, непритязательное платье, но именно в отсутствии украшений заключалась сила этого наряда, поскольку простота платья самым выгодным образом оттеняла естественную красоту Мэриэл.

А красоты у нее было с избытком, как бы она ни скромничала. Когда дверь ее каюты открылась, Мэриэл просто стояла посреди комнаты, словно на показе мод, изящно сложив ладони перед собой. Вир настойчиво пытался напомнить своему телу, что дыхание должно быть автономным рефлексом, а легкие не должны забывать о том, что им положено сжиматься и расширяться. Но легкие явно не собирались прислушиваться к его наставлениям, и несколько мгновений Вир находился в весьма затруднительном положении.

А когда, наконец, опять смог нормально дышать, Мэриэл спросила тихо, едва ли не шепотом:

- Ты… доволен мною, Вир? Тебе не будет стыдно появиться вместе со мной?

Вир в буквальном смысле не мог найти слов. Вместо осмысленного ответа у него получилась лишь бессвязная последовательность восклицательных междометий. К счастью, один только его тон позволил ясно выразить ту мысль, что ему уж, по крайней мере, не стыдно.

Мэриэл приблизилась к Виру на шаг и сказала тихо:

- Я подумала, что когда первый раз встретила тебя, то была… пожалуй, несколько высокомерна.

- Нет! Нет, нисколько.

- Но если все-таки была, ты чересчур вежлив, чтобы прямо сказать мне об этом. Так что на всякий случай, я… хочу извиниться перед тобой теперь. Надеюсь, что ты меня простишь, - Мэриэл поцеловала его еще раз, и на этот раз Виру показалось, что он в прямом смысле потерял свою голову.

По крайней мере, именно так он себя чувствовал. Он стоял с глупым видом, раздумывая, куда же подевалась его голова, и как ему поступить, чтобы вернуть ее себе на плечи. И в самый разгар этих поисков, до него донесся голос Мэриэл:

- Ну, так мы идем?

И они пошли.


* * *

Вир не мог поверить в реальность этого вечера. Скорее, это походило на сон… только в этом сне, конечно, отсутствовала женщина-вампир с присосками на кончиках своих длинных пальцев.

И на протяжении всего этого сна Мэриэл была предметом восторга и источником наслаждения. Если сборище послов напоминало огромный ледник, по крайней мере, по отношению к центаврианам, Мэриэл явилась, словно весенняя оттепель, согревающее солнышко, она…

- Миллион и мелочь в кармане, - прокомментировал Зак Аллан, и слегка толкнул Вира локтем, в такой товарищеской манере, которая поставила Вира в тупик.

- Простите? - спросил он.

- Ваша подруга, - пояснил Зак, указывая на Мэриэл, которая в это время непринужденно завладела вниманием сразу дюжины послов единовременно. Слышались взрывы хохота после некоторых ее реплик, большинство послов широко улыбались, за исключением одного, который свирепо хмурился. Но на его счет Вир не стал беспокоиться, поскольку знал, что именно таким способом эта раса выражает свои счастливые чувства. К счастью, посол Дивлода, чья раса имела обыкновение выражать свою радость непроизвольным мочеиспусканием, не смог присутствовать на нынешней встрече, о чем никто в зале не сожалел. - Она - целый миллион и еще мелочь в кармане.

- И это хорошо? - спросил Вир.

- А вы как думаете?

Они следили, как эффект Мэриэл распространяется по залу. Женщины-послы, отметил Вир, посматривали на Мэриэл с холодным презрением, граничащим с открытым подозрением. Но мужчины всех рас просто облепили ее со всех сторон. Мэриэл повезло, что она не поскользнулась в их слюнях, которые быстро скапливались на полу.

И Вир рассмеялся. Он уж давно забыл, что это значит - смеяться.

- Я думаю, это очень хорошо, - ответил он Заку.

Зак хлопнул его по плечу.

- Ты, оказывается, чертовски везучий парень. Где ты ее раскопал?

- Да она же бывшая… - Вир вовремя схватился, - подруга… Лондо.

- И нынешняя твоя подруга? Да, Вир, смотри, не упусти ее.

- Уж конечно, я постараюсь.

Зак Аллан оказался не одинок со своими комментариями. Послы различных рас, один за другим, а некоторые даже и парами, подходили к Виру по ходу вечера и расспрашивали его о Мэриэл. И единственной неприятностью было лишь то, что отвечать им правду Вир не хотел, а врать не умел. Пока он работал вместе с Лондо, его не особенно заботили собственные скромные способности по части лжи, поскольку с задачей распространения дезинформации Лондо справлялся более чем успешно. Но теперь, когда он был предоставлен самому себе, Виру не на кого было рассчитывать.

Потому на сей раз, вместо того, чтобы выдумывать какую-нибудь длинную невероятную историю, Вир решил, что чем меньше он будет говорить, тем лучше, и начал просто наводить туман. В ответ на все вопросы он только поднимал брови, улыбался, а иногда еще подмигивал.

- Скажи правду, Вир, - спросил у него один из послов, - она - благородных кровей? - Вир пожал плечами, загадочно взглянул на посла и закатил глаза в знак того, что происхождение у Мэриэл выше, чем можно только предположить. - Герцогиня?… Принцесса? - Вир медленно, как бы нехотя подмигнул, и послы начали подталкивать друг друга и многозначительно улыбаться, будто им удалось вытянуть из Вира какую-то страшную тайну.

Мэриэл то и дело возвращалась к Виру, будто именно возле него находилась база, с которой она отправлялась в свои путешествия по залу. Она брала Вира под руку, заводила беседы с ним. И до Вира начала доходить суть происходящего. Люди склонны оценивать каждого по принципу «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты». Все эти годы Вир появлялся лишь в компании Лондо Моллари, и теперь это работало против него. Тьма клубилась внутри Лондо, тень омрачала все вокруг него. Эта тень накрыла Вира. И даже после того, как Лондо отбыл со станции, тень не желала расставаться с Виром. Но теперь все начало изменяться, сияние Мэриэл разгоняло тьму, и Вир смог, наконец, выйти на свет.

Незаметно пролетело несколько часов, Виру было так хорошо, что казалось, он витает в облаках. В этот момент Мэриэл вновь подошла к нему, как уже подходила несколько раз в течение вечера, и обхватила своей рукой плечо Вира.

- А теперь нам пора уходить, - незаметно шепнула она ему.

У Вира в руке был недопитый бокал, содержимое нескольких ранее выпитых усердно трудилось в его организме, старательно поднимая его дух.

- Но вечеринка еще продолжается! - запротестовал он.

- Да. И это хорошо, потому что никогда не стоит быть в числе тех, кто уходят последними. Уйти пораньше, значит, дать им возможность в твое отсутствие обсудить друг с другом то яркое впечатление, которое ты произвел сегодня.

- Ооооо, - сказал Вир, хотя, на самом деле, он не очень понял смысл сказанного.

- Мало того, - продолжила Мэриэл. - Ты еще и покажешь всем, что у тебя есть дела поважнее, чем эта вечеринка. А это придаст больше значимости твоему появлению здесь.

- Ох. Как хитро. Мне это нравится. Это очень умно. Если бы только это и в самом деле было так.

Мэриэл обхватила ладонями лицо Вира и посмотрела прямо в его глаза, и голос ее вдруг прозвучал очень многозначительно:

- Но это действительно так. У нас с тобой действительно есть сейчас дела поважнее. Намного важнее.

И тут Вира вдруг осенило. Он торопливо раскланялся со всеми, и к его изумлению, послы не только были искренне огорчены его уходом, но некоторые из них даже высказали пожелание вновь увидеться с Виром в ближайшем будущем. Хорошо бы им встретиться, например, за ланчем, или пообедать вместе, их помощники договорятся о деталях, а сейчас хорошего вечера, приятного отдыха, обязательно увидимся скоро еще раз. Все эти тонкости, традиционные легкие шутки, вся та приятная звонкая мелочь светской жизни, которая давно уже начисто отсутствовала в кошельке Вира.

Когда они с Мэриэл ушли с вечеринки и сели в вагончик центрального экспресса, Вир, по-прежнему не совсем уверенный касательно возможного продолжения вечера, тихо спросил:

- Следует ли мне… проводить тебя в твою каюту?

Мэриэл улыбнулась в ответ, и эта улыбка была такова, что, наверно, могла бы расплавить даже сталь.

- Я бы предпочла, чтобы ты проводил меня к себе.

Почувствовав прилив смелости, как никогда ранее в своей жизни, Вир схватил Мэриэл за плечи и поцеловал. Получилось несколько неуклюже, и он преуспел разве что в том, чтобы стукнуться своими верхними зубами об ее челюсть.

- Ох! Простите! Я… я… я… виноват! - запинаясь, забормотал он.

- Все хорошо, - успокоила его Мэриэл, и в свою очередь поцеловала его, столь искусно, что Вир почувствовал, как пламя охватывает все его тело.

Когда их губы разъединились, Вир прошептал ей:

- Ты вся как… как… как… мелочь в кармане.

Мэриэл нахмурилась.

- Это комплимент?

- Да, у землян это самый лучший комплимент.

И позже этой ночью, когда тела их сплелись, Вир прошептал ей на ухо:

- Не улетай…

- Если ты хочешь, чтобы я осталась, я останусь, - ответила Мэриэл.

- Да… да, пожалуйста, останься.

И она осталась.


Глава 5


Быстро пролетело несколько месяцев.

Никогда в жизни Вир еще не был так счастлив. Нельзя сказать, что Мэриэл все время была с ним; далеко не так. Она приезжала и уезжала, наносила визиты друзьям и поклонникам. Но Вавилон 5 определенно заменил для нее родной дом, и каждый раз после кратковременных разлук Вир вновь радовался известиям об ее возвращении. Пока они были вместе, он был просто безумно счастлив. Но и тогда, когда они разлучались, Вир все равно продолжал ощущать себя новым человеком. Его походка стала более энергичной, осанка более уверенной.

И это не все. Когда Вир теперь встречался взглядом с кем-нибудь, он смело приветствовал встречного или весело салютовал ему. К любому он мог смело подойти, обратиться по имени, спросить, как тот поживает. Короче говоря, Вир начал вести себя так, как и подобает вести себя человеку, по праву занимающему свое место. Соответственно, и окружающие начали относиться к нему по-другому, стали обращаться к нему с подобающим уважением. Когда с Виром не было Мэриэл, все неизменно интересовались, как она поживает. Когда она была рядом, все смотрели на Вира с нескрываемой завистью.

И он наслаждался каждым мгновением этой жизни. Вир, наконец, почувствовал, что он, Вир Котто, становится самостоятельной личностью - и тогда весь его мир внезапно рухнул.


* * *

Мэриэл только что в очередной раз отбыла с Вавилона 5. Широко шагая, уверенной и бодрой, несмотря на поздний час, походкой, Вир направлялся в свои апартаменты. Войдя, он, как всегда, остановился посреди комнаты, озираясь и сожалея уже об отсутствии Мэриэл. В комнате стоял аромат, запах ее духов, запах, которого не было больше ни у кого. Вир никогда не спрашивал, что это за духи. Это не важно. У них был очень приятный аромат. Все, что было связано с Мэриэл, было прекрасным и удивительным…

Вир заметил ее фотографию, которая теперь постоянно украшала его полку, взял ее в руки и улыбнулся.

И вдруг фотография начала говорить.

- Приветствую, Канцлер. Все по-прежнему идет хорошо.

Вир взвизгнул от неожиданности и уронил фотографию. Стекло, которым она была прикрыта, разбилось от удара, хотя рамка осталась целой, и Вир уставился на пол в полном замешательстве.

Изображение вдруг ожило, словно видео на экране. Голос Мэриэл говорил:

- Завтра, в соответствии с вашими инструкциями, я отправляюсь на Нимуэ. Их Подсекретарь Обороны предложил мне оформить постоянную визу, он высказал такое намерение во время нашего совместного завтрака, и я поймала его на слове. Я думаю, ему придется поделиться со мной некоторыми интересными сведениями из Департамента Вооружений Нимуэ, - Мэриэл замолчала, улыбнулась, кивнула, словно получив инструкции, которые Виру не были слышны, и продолжила. - Нет, Канцлер, я не думаю, что Подсекретарь уже догадывается, что ему придется поделиться со мной этими сведениями. Но вы же хорошо знаете, как я умею… убеждать людей.

Вир помнил завтрак, который упомянула Мэриэл. Он тоже присутствовал на нем. И как теперь вспоминалось ему, Подсекретарь с Нимуэ действительно оказывал чрезмерное внимание Мэриэл. Но тогда Вир не обратил на это особого внимания, поскольку хотя к Мэриэл каждый день тянулось так много людей, вечером она неизменно уходила ночевать именно с ним…

Впрочем, картинка, непостижимым образом продолжавшая вещать, была сейчас гораздо важнее, чем эти дела прошедших дней. Как такое вообще могло быть? Должно быть, какой-нибудь фокус. Потому что Мэриэл не улетала на Нимуэ… Она вернулась на Приму Центавра, чтобы навестить своих родственников. Ведь именно так она сказала Виру, а значит, именно так…

- Нет, Канцлер, я сомневаюсь, что Вир о чем-нибудь догадывается. Он остается прежним простодушным дурачком. Очень полезным дурачком. Он ведь все-таки сильно помог нашему делу, хотя и сам не догадывался об этом.

- Прекратите! - закричал Вир картинке, которая не выказала никаких признаков того, что услышала его слова. - Прекратите это! ПРЕКРАТИТЕ!

И внезапно картинка остановилась. Изображение Мэриэл вернулось к своему обычному виду. Вир смотрел на фотографию, тяжело дыша, и поначалу даже сам не понимал, насколько тяжело он дышит.

- Правда бывает болезненной, - раздался голос.

Вир резко обернулся. И уставился на произнесшего эти слова с изумлением, которое постепенно перерастало в гнев.

- Конечно. Кейн. Мне следовало бы догадаться.

Начинающий техномаг слегка поклонился Виру, будто артист со сцены. В руке он крепко сжимал посох, и можно было подумать, что он только что вошел в каюту, вот только двери почему-то оставались закрыты позади него.

- Да, это я, - подтвердил Кейн.

Вир ни разу не видел этого техномага после инцидента с Ремом Ланасом. Вспоминая прошлое, Вир иногда спрашивал себя, уж не была ли вся та история не более чем странным сном. Кейн появился в самый критический момент, чтобы спасти ему жизнь, и снова исчез, будто его и не было вовсе. Поначалу Вир был уверен, что он в самое ближайшее время услышит какие-нибудь вести от техномага, но время шло, вестей не было, и он начал спрашивать себя, уж не был ли сам Кейн чем-то вроде галлюцинации.

И вот теперь галлюцинация явилась вновь. Только в этот раз Вир не чувствовал перед техномагом ни малейшей робости. Он указал дрожавшим от гнева пальцем на упавшее фото.

- Это… очень жестокая шутка. Зачем…

- Это не шутка, Вир, - прервал его Кейн. - Это подлинная запись. Мы следим за Мэриэл с самого первого момента ее появления на станции. Как только стало ясно, что она собирается остаться здесь…

- «Мы»? - резко спросил Вир. - Вас здесь много?

- Нет, - поспешно исправился Кейн, но выглядел он при этом несколько раздосадованным. - Я хотел сказать «я».

- Меня не волнует, что вы хотели сказать! - Вир отбросил всякие попытки скрыть свой гнев. - Сфабриковать такую штуку с Мэриэл, превратить ее образ в…

- Вир, выслушай меня. Я ничего не «фабриковал». Это все было на самом деле. Даже начинающий техномаг может найти способ…

- Тогда найдите способ немедленно убраться отсюда!

Вир начал надвигаться на Кейна с явным намерением схватить того за шиворот и выставить вон. Однако Кейн взмахнул своим посохом, и навершие этого посоха уперлось Виру в подбородок.

- На твоем месте я бы не стал этого делать, - с угрозой в голосе сказал Кейн.

Это заставило Вира остановиться, и несколько привело его в чувство, хотя и не изменило намерений.

- Я просто прошу вас уйти, - упрямо повторил Вир. - И еще я очень хочу, чтобы вы прекратили клеветать на Мэриэл. Тот фокус, который вы мне только что продемонстрировали… это фокус. И ничего более.

- Ты не понимаешь меня, - сказал Кейн, медленно опуская свой посох. - Путь техномагов - это путь истины. Все, на чем базируется наша «магия», и все, чему она неуклонно следует, это реальность. Мы не отклоняемся от этого пути… никогда. Для любого из нас использовать нашу мощь для дезинформации равносильно нарушению самых священных основ нашей веры.

- А купиться на те слова, которые вы вложили в уста Мэриэл, будет нарушением самых священных основ моей веры, - резко парировал Вир.

- Не вини себя, Вир Котто. В Мэриэл скрыто гораздо больше, чем может показаться на первый взгляд. Даже она сама не до конца осознает всю мощь своих талантов… Пусть это хоть немного тебя утешит. Потому что если бы Мэриэл осознала… - Кейн слегка содрогнулся.

Вир еще раз указал техномагу на дверь.

- Вам не удастся убедить меня, что Мэриэл больше, чем…

- Тогда, быть может, тебя убедят ее собственные слова, - перебил его Кейн.

Прежде чем Вир успел снова запротестовать, образ Мэриэл вновь начал общаться с неизвестным «канцлером».

- Бедняга Вир… Иной раз я чувствую себя едва ли не виноватой перед ним, - мурлыкала Мэриэл. - Другие послы, естественно, испытывают мало любви к Центавру… и в результате, они находят особенное удовольствие в том, что центаврианская женщина презрительно отзывается о своем «любовнике». Конечно, когда я развлекаю послов подобным образом, они становятся куда более сговорчивыми и откровенными со мной, так что, в конечном счете, кто же остается в дураках, а?

- Это чистое зло, - сказал Вир. - Я стал свидетелем злого волшебства, я видел, как было сотворено чистое зло, и то, что вы сотворили, Кейн, это самое злое деяние из всего, что только встречалось в своей жизни. - Голос Вира становился все тверже и наполнялся яростью. - Вам придется немедленно заставить это наваждение заткнуться, прямо сейчас, или я…

- Он способен подняться только до третьего уровня, вы знали это, Канцлер? А чаще всего даже и до третьего не дотягивает, - продолжила Мэриэл.

Вир, который до сих пор стоял лицом к Кейну, обернулся так резко, будто его хлестнули плетью. Он смотрел на говорящее фото, а от лица его, казалось, отхлынула вся кровь, до последней капли.

- Что она хотела этим сказать? - поинтересовался Кейн с непритворным любопытством. - Признаюсь, истолковать смысл этого фрагмента у меня никак не получается. Я…

- Заткнись, - замогильным голосом приказал ему Вир. (29)

Между тем образ Мэриэл расхохотался.

- Да знаю я, Канцлер, знаю. Я из последних сил изображаю интерес. Возможно, скоро мне все-таки придется приносить с собой какие-нибудь книжки, чтобы читать от скуки, пока Вир забавля…

- ЗАТКНИСЬ! - взревел Вир, но на сей раз не на Кейна. Он схватил рамку с фотографией и изо всех сил метнул ее в стену. Рамка раскололась, а Вир стоял, облокотившись об стол, тщетно пытаясь устоять на ногах, из которых почему-то исчезали последние остатки сил. Кейн начал было опять что-то говорить, но Вир поднял палец и оборвал его:

- Помолчите. Мне надо проверить кое-что.

Через несколько мгновений на экране внутренней связи появился Зак Аллан. Шеф службы безопасности выглядел бодрым, но поскольку час был поздним, Вир чувствовал, что для начала обязан извиниться.

- Надеюсь, я не разбудил вас?

- Меня? Ничуть. Я сплю только на дежурствах, - ответил Зак со своей обычной невозмутимостью. Он слегка склонил голову и спросил, - Вир, с вами все в порядке? Вы выглядите…

- Зак, мне нужно, чтобы вы кое-что для меня проверили. Мэриэл… отбыла со станции несколько часов назад, сохранилась ли у вас запись, куда она направилась?

- Я не смогу сказать абсолютно точно, потому что она ведь запросто могла лететь и с пересадками. Но мы можем проверить, какой билет она покупала здесь.

- И куда направлялся билет? То есть, она?

- Вир, какие-нибудь проблемы?

- Я не знаю. Просто проверьте, пожалуйста.

- Потому что если могут быть проблемы…

- Могли бы вы, пожалуйста, просто поскорее это проверить?!

Явно ошеломленный горячностью Вира, Зак кивнул и добавил коротко:

- Ждите.

На экране зажглась надпись: «Оставайтесь на связи». Прошла целая вечность, пока вместо этой дурацкой надписи вновь не появился Зак.

- Нимуэ. Мэриэл отправилась на Нимуэ. Это соответствует тому, что вы ожидали услышать, посол?

- Да. Вполне. Большое… спасибо.

- С Мэриэл все в порядке? - спросил Зак. - Надеюсь, с ней не случилось каких-нибудь неприятностей? Потому что если что-нибудь стряслось, дайте знать, и я смогу помочь. Потому что она…

- Да, да, я знаю. Она миллион и мелочь в кармане. Спасибо, мистер Аллан, - и Вир оборвал связь прежде, чем Зак успел сказать еще что-нибудь благонамеренное, что вновь ножом резануло бы по душе Вира.

Некоторое время в комнате царило неловкое молчание. Впрочем, Вир вовсе не считал его неловким. Он сел и весь ушел в это молчание, размышляя о мире, в котором он живет. Размышляя о своих фантазиях, которыми он подменил реальную жизнь. Размышляя о том, что если не считать появления Мэриэл, последний раз ему по-настоящему было хорошо лишь тогда, когда он любовался отрубленной головой мистера Мордена, насаженной на пику возле императорского дворца на Приме Центавра.

Он ведь все знал. В глубине души он и сам понимал, что не могла Мэриэл появиться здесь просто так. Что она просто решила воспользоваться положением, которое занимал Вир на станции, что ничего хорошего от нее ждать не приходится. Но ему очень хотелось верить в красивую легенду, и в результате он проявил безграничные способности к самообману. Доказательство тому - то, что он не рассказал обо всем этом Лондо. Не шепнул своему бывшему наставнику ни слова о том, что он сошелся с Мэриэл, потому что он абсолютно точно знал, какие поучения услышит в ответ. Лондо сказал бы, что Вир совершенно потерял рассудок. Что ему не следует вступать ни в какие отношения с такими личностями, как Мэриэл, что эта дамочка использует его в своих личных целях, и так далее, и тому подобное. Именно на мнение Лондо следовало бы ориентироваться Виру, чтобы понять, с кем и с чем он связался. Но он в очередной раз целенаправленно проигнорировал все тревожные сигналы.

- Если от этого тебе будет легче, - тихо сказал Кейн, похоже, искренне раскаиваясь в содеянном, - я очень сожалею, что так поступил.

- Нечего после драки кулаками махать, - ответил Вир. - Легче от этого не бывает.

- Тогда, возможно, станет легче от того, что на самом деле проблема не в Мэриэл. Она просто пешка в чужих руках. И даже те, кто использует Мэриэл, они сами тоже не более чем чужие орудия. На Приме Центавра воцарилась великая тьма.

- Великая тьма, - эхом повторил Вир слова, произнеся их без всякого выражения. - И это доказанный факт?

- Да. Именно так.

- И что, предполагалось, что мне от этого станет легче? Что я буду чувствовать себя менее обманутым? Менее униженным?

- Нет, - Кейн начал надвигаться на Вира и остановился лишь в дискомфортной близости. Инстинктивно Вир хотел было попятиться, но, полный вновь обретенного упрямства, заставил себя остаться на месте. Кейн, похоже, не обратил на это внимания. - Нет. Предполагалось, что от этого в глубине твоей души разгорится ярость. Предполагалось, что ты в результате поймешь, что на карту сейчас поставлено нечто большее, чем твое эго, или твои задетые чувства. Предполагалось, что ты, Вир Котто, осознаешь свое предназначение. И чтобы предначертанное тебе исполнилось, ты обязан - ты обязан! - подняться до уровня человека, которым ты мог бы стать.

- Понятно. А ваша работа заключается в том, чтобы подготовить меня к этому предназначению? Помочь мне продвинуться по службе и подняться до тех высот, до которых я в состоянии добраться? - саркастично спросил Вир.

- Вообще то… нет, - признался Кейн. - По большому счету, мне надлежало держаться в стороне от всего этого. Моя работа заключается в том, чтобы собирать информацию и передавать ее другим, но ни в коем случае не попадать на линию огня. К несчастью, оказалось, что держаться в стороне я не в состоянии. Я не могу просто стоять и наблюдать, как Дракхи…

- Кто-кто?

- Дракхи, - обреченно сказал Кейн. - Прислужники Теней.

- Тени ушли.

- Но слуги остались, - настаивал Кейн. - И их зловещее влияние ощущается повсюду на Приме Центавра. Несомненно, и в случае Мэриэл видна их рука. И именно Дракхи контролируют Лондо Моллари.

- И вы точно это знаете.

- Раньше я только лишь подозревал. И потому предпринял некоторые шаги, чтобы убедиться. Признаюсь, на это ушло много времени. Я оставался вне дворца и ожидал появления Лондо, поскольку не хотел испытывать судьбу, пытаясь проникнуть внутрь.

- Боялись? - с вызовом спросил Вир.

Но Кейн ответил без колебаний:

- И даже очень.

Эти простые слова заставили Вира похолодеть. Любой другой ответ вряд ли произвел бы на него такое впечатление. Но если уж начинающий маг боялся чего-то, таившегося в императорском дворце, то Вир имел все основания, чтобы просто удариться в панику. Он сглотнул и постарался сохранить неустрашенный вид.

- Мое терпение было, в конечном итоге, вознаграждено. Наконец, появился Лондо, одетый весьма неофициально, и направился в тот квартал Примы Центавра, который, если я не ошибаюсь, называют Гхехана.

- Гхехана? С какой стати Лондо мог бы туда направиться?

- Он разыскивал молодую женщину, которая, очевидно, сбежала из дворца. И пока Лондо бродил по Гхехане, я сумел подобраться к нему вплотную, так, что смог поместить на него записывающее устройство. Как я и опасался, Дракхи быстро засекли его. Так что теперь они, возможно, будут еще более осторожны, но, по крайней мере, я сумел убедиться в их присутствии.

Прежде чем Вир успел что-нибудь ответить, Кейн протянул ладонь, и на ней возникло голографическое изображение.

- Здесь записано все, что происходило в тронном зале, - сказал Кейн, - в течение тех нескольких мгновений, пока мое устройство не было обнаружено. Думаю, ты не отказался бы посмотреть.

Крохотная фигурка Лондо тускло мерцала на ладони Кейна. И Лондо разговаривал с…

Вир ахнул. Ни разу еще после последней встречи с мистером Морденом у него не было такого чувства, будто он смотрит в лицо чистому злу. То существо, которое он увидел беседующим с Лондо… даже без всяких предупреждений, высказанных Кейном, Вира бросило в дрожь от одного только взгляда на него.

Дракх о чем-то разговаривал с Лондо: Вир сумел разобрать слово «раскопки» и какой-то код… кажется, К0643, хотя Вир представления не имел, к чему это может относиться… А затем Дракх, похоже, среагировал на что-то. Он протянул руку… и изображение растаяло.

- Этот Дракх оказался более чутким, чем я предполагал, - с некоторым сожалением признался Кейн. - После всех затраченных усилий, все, что мне удалось заполучить, это вот такой крохотный фрагмент записи. Хотя… этого, по крайней мере, должно хватить, чтобы убедить тебя.

- Убедить меня в чем?

- В том, - загадочно сказал Кейн, - что тебе еще предстоит самому для себя определить.

- Нет, нет и нет, - отчеканил Вир. - Не пытайтесь снова изъясняться со мной загадками. У меня и без того выдалась очень суровая ночь. Что, по-вашему, должен я делать с этой… информацией, которую вы мне подбросили? И кстати, с какой стати я должен верить, что эта запись, равно как и все остальное, не просто некая уловка с вашей стороны?

- Если мне удалось пробудить у тебя интерес, то я предлагаю тебе самому встретиться с Лондо и самому во всем убедиться. Ты должен как следует напоить Лондо, если только это удастся. А когда он опьянеет, но только сильно, по-настоящему опьянеет, шепнуть ему на ухо одно-единственное слово: «Шив’кала». И внимательно понаблюдать за реакцией. Но предупреждаю - произносить это слово можно лишь в том случае, если Лондо будет очень сильно пьян, потому что я подозреваю, что если скажешь это слово раньше времени, то умрешь прежде, чем успеешь что-либо заметить.

А что касается того, каких действий я жду от тебя, Вир… Что бы я ни просил, я прошу лишь то, что в силах сделать именно ты, и только ты. Ни больше, ни меньше.

Кейн отвесил легкий поклон и направился к двери.

- Постой, постой! - попытался задержать его Вир, но дверь уже закрылась за начинающим техномагом. Вир бросился за ним вслед, но когда дверь раскрылась, спустя всего секунду после ухода Кейна… Вир почему-то нисколько не был удивлен, что Кейна уже и след простыл.

В этот момент Вир не знал, кого он ненавидит больше: Кейна, Мэриэл, Дракхов или самого себя.


* * *

Он вернулся в свои апартаменты и сел на кровать. И сразу вспомнил тепло ее тела, прижимавшегося к нему. Интересно, случалось ли хоть однажды, что Мэриэл и в самом деле наслаждалась близостью с ним? Или все это было сплошное притворство? Чувствовала ли она когда-нибудь хотя бы слабые угрызения совести в связи с истинными мотивами своих поступков? Что он сможет сказать ей, когда она вернется? Мэриэл появится здесь, уверенная, что все продолжает идти точно так, как шло до ее отъезда, не подозревая, что что-нибудь могло измениться. Если Вир ей что-нибудь скажет, она наверняка будет все отрицать. И возможно, она будет все отрицать потому, что действительно ничего не было. Все может быть…

Нет. Нет, все это правда. Потому что совершенно очевидно, в словах Кейна гораздо больше смысла, чем в предположении, что такая женщина, как Мэриэл, может потерять голову из-за такого мужчины, как он.

Вир не имел ни малейшего понятия, что делать дальше. Он чувствовал, что отчаянно нуждается в собеседнике, с которым можно было бы обсудить создавшееся положение, но никто из нынешних его знакомых для этого не подходил. Все, кому Вир хоть немного доверял, исчезли.

Этой ночью он так и не сомкнул глаз, что, в общем-то, и не удивительно. И на следующее утро он был словно в тумане. Выйдя в коридор, Вир столкнулся с двумя послами, которые заботливо поинтересовались, когда появится Мэриэл, и наградили Вира взглядами, которые он раньше принял бы за искренние доброжелательные улыбки, но ныне расценил, как глупые ухмылки. Вир развернулся и вернулся назад в свои апартаменты.

Он сел на диван, дрожа от ярости и возмущения, а потом разрыдался. Это было не по-мужски, это было унизительно, но он был один, и ему было все равно. Вир уткнулся носом в подушку и всхлипывал, чувствуя себя так, будто сама его душа изливается сейчас в эту подушку. Он напрягал все силы, чтобы справиться с чувством унижения и одиночества, но каждый раз, когда ему казалось, что он уже выплакался, на него накатывал новый приступ слез, и он вновь бессильно отдавался ему. Когда, наконец, душевная боль и жалость к самому себе были выплаканы до конца, и Вир избавился от них, оказалось, что прошла уже большая часть дня.

Вир обнаружил, что после проведенной без наркоза операции по отсечению всех лишних чувств, в нем осталась одна лишь холодная отчаянная жажда мести. Мести этим прислужникам Теней, из-за которых его жизнь была теперь испорчена и порушена на многие и многие годы вперед. Ему доводилось стоять и бессильно наблюдать пришествие звездолетов Теней, стаями бороздивших небо над Примой Центавра. Ему довелось наблюдать медленное сползание Лондо во тьму, из которой его наставник так и не смог выбраться, а Вир так и не смог этого предотвратить. Он пережил и собственное сошествие в ад, когда обнаружил, что обагрил свои руки кровью императора.

И вот теперь Мэриэл. Стоило ему еще раз подумать о ней, и одного только проблеска воспоминаний оказалось достаточно, чтобы Вир взъярился. Обычно, ему удавалось быстро справляться с такими чувствами. Он всегда считал, что жизнь слишком коротка, чтобы тратить время на бесплодные мечты о мщении. Но не в этот раз. На этот раз удар был нанесен по слишком интимному месту, и рана оказалась слишком глубокой. На этот раз кто-то или что-то испытает на себе все последствия того, что они с ним сделали.

И что представлялось Виру самым важным, так это то, что, впервые в жизни, его не интересовало, что станется дальше с ним самим. Какая-то часть жалости к самому себе осталась в нем, но она оказалась теперь перекованной во что-то иное. Не то, чтобы Вир впал в отчаяние. Наоборот, положив в фундамент это отсутствие беспокойства о своем собственном благополучии, Вир теперь вырабатывал в себе новое отношение к миру, которое, как он предчувствовал, останется в нем на многие месяцы, а быть может, и годы. Вир вовсе не жаждал умереть, но и инстинкт самосохранения больше не играл исключительной роли для него. Жажда мести начинала становиться для него превыше собственной безопасности.

Наконец, Вир немного приободрился и обратил свой взор на компьютерный терминал. Он вызвал на экран расписание рейсов и отметил, что на следующее утро был запланирован вылет транспорта на Приму Центавра. Вир сказал себе, что подобная прозорливость составителей расписания не может быть простой случайностью, это знак судьбы, свидетельствующий, что он, наконец, направился правильным курсом.

Вечером Вир лег в постель в полной уверенности, что ему никогда уже не хватит духа на то, чтобы закрыть глаза. И, как ни удивительно, тут же заснул.

На следующее утро он направился прямиком в сектор отправления. Он шел, словно вслепую, не глядя ни вправо, ни влево, редко замечая встречных, даже если они здоровались с ним. Он приобрел билет в один конец до Примы Центавра, спросил себя, случится ли ему еще когда-нибудь ступить ногой на Вавилон 5, и пришел к выводу, что сейчас его это не волнует.


* * *

Отбывая с Вавилона 5, Вир не заметил, что за ним следит Кейн, как не заметил и еще две фигуры, облаченные в такие же робы, которые стояли рядом с начинающим техномагом. Одна из этих фигур была женской, другая мужской.

- Ты ведешь очень опасную игру, Кейн, - сказала женщина, - и теперь ты втянул в нее Вира. А он даже не представляет, с чем столкнулся.

- Так же, как и мы, - возразил Кейн.

- Некоторое представление у нас все же есть. А у него нет ничего, кроме тех крупиц информации, которые ты подбросил ему.

- Это сработает.

- Но мне это не нравится, - решительно возразила женщина.

Мужчина, стоявший рядом с ней, усмехнулся.

- Тебе, Гвинн, все не нравится. А Кейн умеет мутить воду.

- Возможно, - нехотя согласилась женщина. Звали ее Гвинн. - Давайте будем просто надеяться, что мы не окажемся той рыбой, которую выловят в этой мутной воде.


* * *

Обычно во время путешествий длительность любого космического перелета казалась Виру воистину бесконечной. Он не особенно любил такие перелеты, и, как правило, проводил время, примостившись на краешке своего сидения, в непрерывном ожидании какой-нибудь неприятности, вроде столкновения с метеоритом, утечки кислорода, поломки двигателя или какой-нибудь иной катастрофы. Потому что он слишком хорошо сознавал тот факт, что вокруг простирается вакуум, не склонный никому прощать любую малейшую ошибку, и только относительно тонкая оболочка космического корабля стоит между ним и жестокой смертью. Но в нынешнем путешествии он даже и не вспомнил ни о чем подобном. Все мысли Вира были сфокусированы исключительно на Приме Центавра и на том, что же ему предпринять немедленно по прибытии туда.

А именно этого он, к несчастью, так и не придумал. Ему нужно встретиться с Лондо, но как этого добиться, Вир не знал, равно как не знал, что ему делать с Дракхом, или даже что вообще можно с ним поделать. Эти и еще множество других вопросов постоянно кружились у него в голове.

На этот раз никто не встречал его в космопорту, и это было просто замечательно. Вир никому не сообщил о своем прибытии. Он хотел, чтобы во дворце его появление оказалось полной неожиданностью. Шестым чувством он догадывался, что неожиданность является сейчас единственным его оружием. И собирался сделать свои передвижения и действия настолько непредсказуемыми, насколько это было возможно.

Основная трудность заключалась в том, что отныне единственным, кому он мог доверять, остался только он сам. Как бы ему хотелось доверять Лондо, но, увы, Вир уже увидел слишком много такого, что не позволяло ему теперь хоть сколько-нибудь доверять императору.

Не доверял он и техномагам. Его первая встреча с этой расой, которая произошла на Вавилоне 5 много лет назад, во время Великого Переселения техномагов, оставила у Вира убеждение, что все они - обманщики и трюкачи. Кошмарная иллюзия, которую техномаги наслали на него, монстр, угрожавший разорвать Вира на кусочки, до сих пор являлся к нему в ночных кошмарах (30).

У расы техномагов были свои интересы, свои побуждения, своя повестка дня. По-прежнему оставалась определенная вероятность, что, по непонятным причинам, Кейн все это просто подстроил. Что вовсе не было такого явления, которое называлось «Дракхи». То, что Кейн показал Виру, было столь коротким фрагментом, настолько малоубедительным, что у Вира возникали серьезные сомнения в откровенности техномага. Кейн мог просто все это сфабриковать, чтобы подорвать преданность Вира Приме Центавра - по причинам, о которых Вир мог только гадать. А это могло также означать, что и вся история с Мэриэл также сфальсифицирована…

Но нет. Нет. Вир был уверен, что история с Мэриэл - не фальшивка. Чем дальше он улетал от Вавилона 5, чем более далекой становилась арена их совместной жизни, тем яснее становилось это для него.

Вир прибыл во дворец, и его с вежливым удивлением приветствовала личная охрана Лондо. Его проводили в приемную, где ему предстояло дожидаться свободного окна в напряженном расписании императора, когда была бы возможна эта незапланированная аудиенция.

- Если бы только мы ожидали вашего прибытия, то могли бы разместить вас с большими удобствами, - сказали Виру. Он только плечами пожал. Для него не было большой разницы.

Сидя в приемной в ожидании аудиенции, Вир все еще не мог стереть образ Мэриэл из своей памяти. Но он твердо решил, что именно этого необходимо добиться. Вир мысленно нарисовал перед собой ее презренное лицо, и начал мысленно разбирать его на кусочки, деталь за деталью. Вырвал глаза, отрезал нос, удалил зубы, язык, все вообще, пока не осталась лишь зияющая пустота там, где когда-то была эта женщина, занимавшая, оказывается, столь много места в его голове.

И когда Вир избавился от нее - или по меньшей мере, когда он решил, что избавился от нее - он точно знал одно. Вир знал, что если раньше он никогда не встречался с женами Лондо Моллари, то и впредь, с этого самого момента, ни с одной из них он не намерен встречаться больше никогда.

Дверь приемной плавно отворилась, и Вир автоматически начал привставать… и застыл, так и не успев подняться.

Вовсе не Лондо появился в дверях. Вместо него там была миниатюрная женщина-центаврианка, круглолицая, с холодными насмешливыми глазами, с губками трубочкой, в знак неодобрительного отношения ко всему окружающему, и ледяными манерами.

- Ты потерял в весе, Вир. И выглядишь измотанным. Тебе срочно надо перекусить, - сказала ему Тимов, дочь Алгула, жена Лондо Моллари.


Интерлюдия


Нехорошие слухи поползли по раскопкам.

Конечно, у планеты и раньше была дурная репутация. Все знали эти истории. Но никто не воспринимал их всерьез, по-настоящему всерьез. Их обсуждали по вечерам, но по началу эта болтовня больше походила на страшилки, которыми пугают друг друга дети, сидя в походе вокруг костра.

Но проходил месяц за месяцем, и у всех стало возникать чувство, что они подбираются все ближе к чему-то. Никто не знал, к чему именно, но было всеобщее и безошибочное предчувствие чего-то дурного, даже у людей столь здравомысленных, что они бы никогда бы не купились на старомодное представление об этой планете, как обители привидений.

А затем возникла проблема загадочного исчезновения землекопов.

Когда исчез первый, никто об этом не задумался. Но затем, месяц за месяцем, исчезновения случались все чаще. Поначалу полагали, что это простое дезертирство, но некоторые из исчезнувших оказались работягами, которым не было никакого резона дезертировать. Наоборот, один из них, парень по имени Нул, как раз перед исчезновением говорил о том, какая замечательная штука, эти раскопки, ничего лучше в жизни у него не было. Благодаря раскопкам, он смог, наконец, отвязаться от жены, которую терпеть не мог, и детей, которых никогда не понимал, да и от всей этой прежней жизни, которая не дала ему ничего, кроме горечи. Поэтому, когда Нул исчез, у всех в изумлении поднялись брови, и по городу поползли разные кривотолки.

Короче говоря, никто не понимал, что, черт возьми, происходит. Начались даже разговоры о массовом побеге, но представители Министерства Внутренней Безопасности учуяли, куда ветер дует, и тотчас же утихомирили волнения среди рабочих. Однако, ради собственной безопасности, никто больше не решался странствовать в одиночку, все ходили группами не менее чем по трое или больше, и не решались предпринимать изыскания в тех местах, которые выходили за предписанные границы.

И еще, все стали больше времени проводить в городе. По правде говоря, никакого города здесь строить не предполагалось. Но разнообразные потребности рабочих требовалось как-то обслуживать, и подтверждая закон, гласящий что форма всегда соответствует содержанию, в ответ на возникшие потребности вблизи от раскопок сформировалось небольшое торговое сообщество, постепенно превратившееся в что-то наподобие городка. Иногда здесь появлялись также разные авантюристы и просто любители экзотики, но по большей части это была нормальная, тесно сплоченная коммуна. По крайней мере, нормальная настолько, насколько можно ожидать от общества, живущего в постоянной атмосфере дурных предчувствий.

Тем временем, раскопки все ближе подбирались к тому, что было скрыто и забыто в течение тысячелетия…


Глава 6


За два года до того, как Вир Котто обнаружил, что внезапно оказался в обществе Тимов, Лондо Моллари взглянул на выражение лица своего камердинера, Дунсени, который в панике вбежал в тронный зал, и мгновенно все понял.

- Она здесь, ведь это она, - констатировал Лондо.

Дунсени смог лишь кивнуть в ответ, но этим он сказал все. Дунсени уже многие годы обслуживал Лондо и исполнял разнообразные его поручения, безропотно подчинялся любым капризам и терпеливо сносил любые испытания, обрушивавшиеся на него. Но теперь у него был совершенно ошарашенный вид, на грани ужаса, и именно это явилось для Лондо основным признаком, сигнализировавшим о скором появлении главного страшилища этой Вселенной, известного под именем Тимов.

Лондо тяжело вздохнул. Он предчувствовал, что это время когда-нибудь придет. Только не знал, когда.

В этом отношении прибытие Тимов было сродни приходу смерти. Впрочем, возможно, и нет… Лондо довольно точно представлял себе, какой будет его смерть, и имел некоторые догадки о том, сколько еще пройдет времени, прежде чем его бренное тело прекратит свое существование. Это подвело его к мысли о том, что Тимов, пожалуй, даже более ужасна и непредсказуема, чем смерть. «А ей, пожалуй, пришлась бы по нраву эта мысль», - промелькнуло у него в голове.

- Пусть войдет, - только и сказал Лондо, и Дунсени благодарно кивнул. И Лондо вполне его понимал. Бедняге сейчас меньше всего хотелось вернуться к Тимов только для того, чтобы объявить ей, будто император слишком занят государственными делами (31) и у него не найдется времени принять свою жену.

Мгновение спустя в тронный зал влетела Тимов, озираясь по сторонам с явным неодобрением, как будто она пыталась определить, что здесь в первую очередь нуждается в исправлении.

А затем взглянула прямо в глаза Лондо.

- Эти занавеси просто ужасны. Тебе нужно больше света.

- Я не удивлен, - пробурчал Лондо.

- Что?

- И, в самом деле, что? Именно такой вопрос стоит перед нами, Тимов. Что ты здесь делаешь.

- И это все, что я от тебя услышу, Лондо? Грубый вопрос? Волна враждебности? Я же, в конце концов, твоя жена.

- Да. Ты моя жена. Но я, - Лондо поднялся с трона, - я - твой император. И ты будешь обращаться ко мне с должным уважением, как подобает женщине в присутствии верховного правителя Республики Центавра.

- Ох, пожалуйста, - пренебрежительно отмахнулась Тимов.

Но Лондо сошел с трона и медленно приблизился к ней.

- Опустись на колено, женщина. Если бы ты столько же времени раздумывала над приказом императора Картажи, то сейчас твоя голова уже лежала бы перед ним на блюде. Ты будешь преклонять передо мной колено, ты будешь говорить только тогда, когда я тебе это дозволю, и вообще, подчиняться моим приказам, или, о Великий Создатель… тебя немедленно выволокут отсюда и казнят, а твою голову насадят на пику, в назидание всем непокорным женам на всей нашей планете! Ты меня поняла?

Тимов даже не шелохнулась. Их лица были уже в нескольких дюймах друг от друга. А затем Тимов извлекла носовой платок из рукава своего платья, и слегка обтерла им правый уголок рта своего мужа.

- Что ты делаешь? - удивился Лондо.

- Ты немного брызнул слюной. Стой спокойно.

Лондо не мог поверить, что все это происходит в реальности. Ему казалось, что он попал в какой-то странный сон.

- Ты потеряла разум? Ты не слышала ни одного слова из того, что я сказал?

- Слышала. И если для того, чтобы украсить моей головой экстерьер своего дворца, ты сейчас собираешься вызвать палачей, ты не должен предстать перед ними ужасным, как взбесившийся зверь. Будучи женой императора, я озабочена сохранением имиджа своего мужа. И тебе тоже стоило бы. Ну вот, все в порядке. - Тимов свернула платочек и убрала его обратно в рукав своего платья. А затем безмятежно сложила руки перед собой. - Очень хорошо. Я готова, - сказала она, и с вызовом вздернула подбородок. - Зови своих палачей. Пусть меня уводят, потому что я не собираюсь раболепствовать перед тобой. Я знаю, что ты и сам всегда ждал от меня именно этого.

Лондо некоторое время смотрел на свою жену, разинув рот, и не верил в происходящее. А затем медленно покачал головой, и вернулся на трон.

- Но мне интересно, - продолжила Тимов, как ни в чем не бывало, - ты меня казнишь действительно через отрубание головы? Или сначала меня умертвят каким-нибудь другим образом, и только после этого отрубят голову. Ведь от этого зависит, как мне нарядиться на казнь. К примеру, при отрубании головы обычно проливается много крови. И потому я предпочла бы надеть что-нибудь ярко-красное, для гармонии цвета. А если казнь будет менее кровопролитная, допустим, мне дадут яд, тогда я предпочла бы надеть одно из моих голубых платьев, пожалуй, с большим декольте. Я знаю, это несколько более вызывающе, чем мой обычный наряд, но раз уж это будет мое последнее появление на публике, то почему бы мне не уйти, оставив пищу для сплетен? Впрочем, платье из золотой парчи…

- Ох, заткнись, пожалуйста, - вздохнул Лондо.

Тимов и в самом деле смолкла, но уже через мгновение заботливо спросила:

- Ты выглядишь утомленным, Лондо. Может, мне самой позвать стражу?

- О, Великий Создатель… Я не верю. Этого не может быть.

Тимов скрестила руки.

- Чего не может быть?

- Того, что я так соскучился по тебе, - задумчиво отозвался Лондо.

- Да. Я знаю, что ты скучал по мне.

- А вот я никогда бы не подумал, что до этого дойдет.

- Хочешь, я расскажу, почему ты скучал по мне? - спросила Тимов.

- Зачем спрашиваешь разрешения? Разве я могу тебе в этом воспрепятствовать?

Тимов, никак не реагируя на слова Лондо, обходила тронный зал по периметру и по пути ровным тоном говорила:

- Потому, Лондо, что ты здесь окружен людьми, которые не относятся к тебе иначе как к императору. Но ты большую часть своей жизни императором не был. Ты гораздо больше привык, чтобы к тебе относились просто как к Лондо Моллари. Это твое естественное состояние, и мне кажется, в глубине души ты мечтаешь вернуться в те дни. Именно поэтому ты так одинок…

Лондо подозрительно покосился на нее.

- Кто сказал тебе, что я одинок?

- Никто, - ответила Тимов, слегка передернув плечиками. - Я просто высказала свое предположение…

- Ну не-е-е-ет, - Лондо погрозил ей пальцем. - Теперь-то мне все ясно. Ты поговорила с Сенной, не так ли?

- Сенна… - Тимов старательно нахмурилась. - Кажется, я не могу припомнить никого с таким именем.

- Не пытайся обманывать меня, Тимов. В этом деле я гораздо опытнее тебя, и потому с легкостью могу определить, когда мне начинает врать любой, даже самый опытный из врунов. А тебя ну никак нельзя считать опытной в этом деле, поскольку, напротив, ты всегда говоришь в точности то, что думаешь, без исключений. Я даже думаю, что если ты начнешь врать мне, у тебя просто челюсть отломится.

- Что ж, буду считать это комплиментом, - вздохнула Тимов. - Да. Сенна говорила со мной.

- Ага! Я так и знал.

- Она беспокоится за тебя, Лондо. Небесам ведомо, что вокруг тебя слишком мало тех, кто действительно беспокоится о тебе. Всех волнует лишь то, как бы использовать твою власть для укрепления своих собственных позиций, или как лучше с твоей помощью решить свои собственные проблемы.

- А это тебе откуда известно?

- Потому что я знаю, как работают мозги наших сограждан, Лондо. Я знаю, в каких ситуациях какие игроки какую игру начинают вести.

- А что за игру ведешь ты, Тимов? - спросил Лондо, указав на нее пальцем. - Ждешь ли ты, что я поверю, будто тебя привело сюда исключительно беспокойство обо мне? Учти, что в это я готов поверить столь же охотно, как и в то, что ты никогда не слышала о Сенне.

- А я и не собираюсь с тобой церемониться, Лондо. Я устала от того, что ты держишь меня на расстоянии. Мне, как жене императора, полагаются статус, власть, деньги. А сам ты не удосужился ни связаться со мной, ни вызвать меня сюда, чтобы я могла, как это и положено жене императора, блистать при твоем дворе.

- Ты сама раньше не хотела ничего.

- Это правда. Земли и поместья дома Моллари просто великолепны, и мой жребий в этой жизни несомненно гораздо лучше, чем у несчастных Даггер и Мэриэл…

- «Несчастные» Даггер и Мэриэл? - фыркнул Лондо. - Ты хочешь сказать, что испытываешь к ним некую жалость?

- Нет, я не стану оскорблять твои лучшие чувства подобными заявлениями. Но как я слышала, в последнее время дела у них шли довольно мрачно.

- И ты пыталась уладить их дела, истратив на это те деньги, которые я тебе даю?

- Конечно, нет, - в свою очередь фыркнула Тимов. - Я сделала для них ровно столько, сколько они сделали бы для меня в подобной ситуации.

- Как всегда, Тимов, на тебя можно положиться.

- Именно так. Ты, Лондо, как всегда, язвишь, но ведь на меня и в самом деле всегда можно положиться, и ты это знаешь. Держу пари, что даже сейчас, когда мы разговариваем, ты окружен подпевалами, готовыми нанести удар тебе в спину… приживалами и паразитами всех мастей. Но ведь тебе нужен кто-то, кто был бы честен с тобой, кто будет говорить тебе именно то, что она и думает…

- То, что «она» думает, - с несчастным видом повторил Лондо.

- … и никогда не предаст тебя. Ты ведь сам так сказал, Лондо. Со мной ты всегда точно знаешь, чего ты стоишь. (32)

- Только вот мое положение теперь несколько изменилось, Тимов, если ты это заметила. Я теперь император. Ставки очень возросли.

- Но не для меня. Для всяких там Дурлы, Лионэ и им подобных, для тех, из кого и состоит весь твой двор. Для них, может быть, что-нибудь и изменилось. Им теперь может быть выгодно убрать тебя с дороги, чтобы самим попытаться захватить власть. Но какой бы властью ни обладала я, вся эта власть исходит только от тебя, Лондо, она существует лишь благодаря тебе. Если ты уйдешь, то уйду и я тоже. Получается, что я все поставила на тебя.

- Значит, дело не просто в деньгах. Ну, скажи, ведь деньги - это, в самом деле, далеко не все, что тебя заботит?

Тимов медленно подошла к окну и оглядела открывавшийся вид Примы Центавра. Лондо отметил про себя, что Тимов заодно провела рукой в белоснежной перчатке по подоконнику, после чего взглянула на пальцы. Результат ей явно не понравился, потому что она покачала головой с мягкой укоризной. Лондо взял на заметку, что необходимо поговорить об этом с уборщиками.

- Если бы меня волновали только деньги, Лондо, - сказала Тимов после долгого размышления, - я бы не стала давать свою кровь, чтобы спасти твою жизнь несколько лет назад, когда ты лежал при смерти на Вавилоне 5. Мне оставалось лишь подождать несколько часов, пока ты умрешь, и я получила бы в наследство - на троих с Даггер и Мэриэл - все твои поместья. (33)

- А я уж думал, ты никогда мне в этом не сознаешься.

- А я и не собиралась. Мне казалось… - Тимов внезапно умолкла, обернулась и уставилась на Лондо. - Погоди. А откуда ты… узнал? Ты ЗНАЛ?

- Конечно, знал. Ведь ты же не считаешь меня дураком?

- Но… но откуда?

- Один из медицинских работников Франклина однажды упомянул вскользь, что мне делали переливание. А у меня достаточно редкая группа крови, и я знаю также, что такая же точно и у тебя, я запомнил это еще с наших предсвадебных медицинских тестов. И потому я прямо спросил у этого медтехника, была ли донором ты. И ему пришлось признаться, но он очень просил, чтобы я никому больше не говорил об этом.

- Так вот почему из всех нас ты выбрал именно меня, чтобы оставить своей единственной женой.

У окна стоял небольшой диванчик с маленькой подушкой, и Тимов присела на него, в изумлении качая головой.

- Этот медтехник умолял меня сохранить мою догадку в тайне, поскольку очень боялся, что доктор Франклин узнает о том, что он - как там говорят Земляне? - расщебетал об этой тайне. Так почему же ты все-таки решила признаться, после стольких лет?

- Для того, чтобы ты понял, - ответила Тимов, слегка растерянная из-за того, что не удалось добиться эффекта неожиданного раскрытия драматической тайны, - что на меня действительно можно положиться.

- Если ты имеешь в виду, что никогда не предашь меня… нет, конечно, в это я никогда не поверю. Впрочем, только потому, - пояснил Лондо, видя, что Тимов несколько упала духом, - что я не могу позволить себе поверить в этом отношении вообще никому. Это простая и печальная реальность моего существования.

- Я вижу, что мне просто необходимо остаться здесь хотя бы на некоторое время, Лондо, - заявила Тимов. - Здесь определенно накопилась масса дел, которыми я буду заниматься теми днями и ночами, что проведу во дворце. И уж, по крайней мере, Сенна получит положительный пример модели поведения женщины, нашедшей свое место при твоем дворе.

- А ты уверена, что такое место для нее существует? - поинтересовался Лондо.

Губки Тимов сжались, придав ее лицу замечательное выражение «нам-не-смешно», самое привычное для нее, выразительность которого она совершенствовала год от года.

- Если ты и в самом деле так одинок, как подозревает Сенна… Тогда ты очень скоро почувствуешь, что я всерьез занялась этой проблемой. А что касается меня, то я смогу, наконец, с пользой воспользоваться всеми теми правами, которыми обладаю в качестве жены императора.

- Если только, конечно, я и с тобой не разведусь, - тихо сказал Лондо.

Тимов изучающе посмотрела на него.

- Ты и в самом деле намерен так поступить?

- Не знаю. Я буду обдумывать все варианты.

- Отлично. Подумать тебе не повредит, - сказала Тимов, вновь поджав губы. - А пока что, будь любезен, прикажи кому-нибудь помочь доставить багаж в мою комнату. Ведь, я полагаю, хоть где-нибудь в этом разукрашенном мавзолее ты сможешь организовать что-то вроде жилья для меня? Ты ведь, надеюсь, не рассчитываешь, что я буду спать с тобой. - Тимов аж передернуло. - До сих пор не могу забыть то жуткое зрелище, которое ты являл собой в обществе Даггер и Мэриэл. Бесстыдство.

- Ах, да, - ностальгически произнес Лондо. - Как ты тогда назвала это? О, вспомнил. Моя «сексуальная олимпиада». (34)

Тимов очень громко хмыкнула.

- Это же абсурдная ситуация, Тимов, и ты это прекрасно понимаешь. Чтобы ты была здесь, носилась по дворцу, выражая повсюду неодобрение моим действиям и моему поведению? Подрывала мой авторитет в глазах всего двора?

- Я этого вовсе не говорила, Лондо. И будь любезен, не вкладывай в мои уста чужие слова, и не приписывай мне намерения совершать неприемлемые для меня поступки. В присутствии других, твоих придворных и прочего сброда, я никогда не подумаю произнести нечто такое, что может хоть в малейшей степени уронить твое достоинство или бросить тень на твой авторитет.

Лондо уставился на свою жену с таким видом, будто на голову ему только что рухнул кирпич.

- Ты это серьезно?

- Конечно, я это серьезно. Уважение к человеку, это одно. Уважение к посту, который он занимает, это совсем другое. Личные дела, это одно, а публичные - это совсем другое. С моей стороны было бы, мягко говоря, лицемерием пользоваться к своей выгоде привилегиями жены императора, с одной стороны, и унижать этого же императора в глазах его подданных, с другой. Я здесь для того, чтобы помочь тебе править нашим миром, Лондо. Править мудро и справедливо. Но невозможно править теми, кто тебя не уважает, и женщина, которая публично унижала бы своего мужа-правителя, тем самым унижала бы всю Приму Центавра. Потому что пока ты остаешься императором, ты и есть сама Прима Центавра, и да помогут нам небеса.

Долгое время Лондо молчал, затем потянулся и нажал некую маленькую кнопку на стойке возле трона. Прозвучал колокольчик, и немедленно вбежал Дунсени. Он остановился и с опасением воззрился на Тимов.

- Будь любезен, проводи мою жену в Покои Императрицы, и пусть туда немедленно доставят ее вещи.

- Да, Ваше Величество, - сказал камердинер, покорно склонив голову. Но после некоторой паузы спросил: - А где… где они находятся, Ваше Величество?

- Там, где укажет моя жена, - не задумываясь, ответил Лондо.

- Спасибо, Лондо, - сказала Тимов. - Я отлучусь теперь, мне надо принять ванну и смыть с себя дорожную пыль. - А затем, к полному изумлению Лондо, Тимов склонилась перед ним, опустившись на одно колено столь элегантно, словно училась этому всю жизнь. После этого, поднявшись, она протянула в его сторону правую руку и осталась в такой позе, явно ожидая чего-то.

И Лондо, удивляясь самому себе, сошел с трона, взял протянутую ему изящную маленькую ладонь и нежно поцеловал пальцы. Тимов подняла свой взгляд, и в глазах у нее сверкал задорный огонек.

- Если мы будем поступать правильно, Лондо, - тихонько сказала она, - то у нас все может выйти очень даже забавно.

И с этими словами она повернулась и быстрыми шагами вышла из зала.


* * *

Лондо сидел в молчании, а затем начал тихим голосом считать вслух:

- Три… Два… Один.

- Зачем ты считаешь? - раздался голос Шив’калы.

- Развлекаюсь, - ответил Лондо, не удосужившись даже повернуться в сторону Дракха. - Тебе следует выдать мне индульгенцию на такие невинные забавы. Не так уж много их осталось у меня в эти дни.

- Женщина.

- Что с ней? - поинтересовался Лондо.

- Ее появление… было непредсказуемо.

- С женщинами всегда так.

- Ее присутствие здесь… может создать сложности. Прикажи ей удалиться.

- Просто так, без всяких причин?

- Ты император. Тебе не нужны причины.

Лондо встал, сошел с трона и направился в темную часть зала, где всегда материализовывался Шив’кала, появляясь каждый раз словно из иного пространства.

- Даже императору не следует совершать беспричинных поступков, - сказал ему Лондо. - Императоры, поступающие подобным образом, начинают терять нечто очень для них важное - свою популярность. А за потерей популярности часто следует и потеря жизни, или, по крайней мере, потеря некоторых придатков к телу, к которым, спасибо вам за это огромное, я уже так привык. Я справлюсь с Тимов.

- Мы в этом не уверены, - Шив’кала сделал паузу, а затем чуть-чуть выдвинулся на свет. На лице Дракха, как всегда, застыла обычная насмешливо-презрительная улыбка. - Тебе нравится эта женщина, не так ли. Пустые угрозы с твоей стороны… Резкие колкости с ее стороны… И все равно она тебе нравится.

- «Нравится» здесь неподходящее слово.

- Тогда что?

- Вам, - сказал Лондо, ткнув пальцем в Дракха, - этого не понять. И эта женщина, и другие мои жены, они постоянно давили на меня и ныли, чтобы я должен обеспечить им хорошее положение в обществе. Они хотели, чтобы я добивался все большей власти и влияния, но только для того, чтобы они, в свою очередь, получали все больше комфорта и привилегий. И так без конца. И из них всех Тимов громче всех заявляла, что я никогда не поднимусь к вершинам власти. Когда образовалась вакансия на Вавилоне 5, я знал, что эту должность считают не более чем недоразумением. Но я все равно добился назначения на этот пост, поскольку это означало, что я улечу настолько далеко от моих женушек, насколько только это возможно. А теперь я достиг самых высот в иерархии власти в Республике Центавра. И я решил так… мне будет очень забавно наблюдать за Тимов, когда она своими глазами убедится, до каких вершин я - ничтожество! - сумел добраться. Пусть увидит своими глазами, что я теперь являю собой силу и гордость Республики Центавра. Что я теперь олицетворяю живую историю Примы Центавра. Что я теперь…

- Стал нашим слугой.

Эти слова, резкие, но истинные, повисли в воздухе. Ответить на них было нечем.

- Пусть она остается, раз это так нравится тебе, - тихо сказал Шив’кала. - Только не подпускай ее к себе слишком близко.

- Этого не случится, - уверенно ответил Лондо. - У нее нет ни малейшего желания сближаться со мной. Она желает насладиться властью и почетом, но я-то ее знаю. Скоро ей это наскучит. И она устанет наблюдать, как все вокруг обращаются ко мне со столь раздражающим ее уважением. Она обнаружит, что не в силах удержать свой язык за зубами. Она сама решит удалиться отсюда, и это избавит меня от ненужного конфликта.

- Очень хорошо. Но знай, Лондо: Если дела пойдут не так, как ты говоришь… Последствия вновь падут на твою голову. - И с этими словами Шив’кала растаял во тьме.

- Последствия падут на мою голову, - повторил Лондо, и сардонически хмыкнул. - А что, разве хоть раз было по-другому?


* * *

- Ты потерял в весе, Вир. И выглядишь измотанным. Тебе срочно надо перекусить, - сказала ему Тимов, дочь Алгула, жена Лондо Моллари.

Вир моментально выпрямился и положил руки себе на живот.

- Вообще-то, мне… обычно говорят комплименты по этому поводу.

- Так, ну-ка, посмотрим на тебя повнимательнее, - Тимов подошла к Виру, схватила за плечи и повернула влево-вправо, бесцеремонно осматривая с разных сторон, словно кусок говядины. Вир попробовал было что-то сказать, но Тимов шикнула на него и продолжила осмотр. Наконец, повернула его лицом к себе и вынесла вердикт:

- Да, пожалуй, это пошло на пользу твоему здоровью… и все же… ты теперь выглядишь совсем не таким ухоженным, каким был когда-то.

- Я не… что?

И в этот момент ошарашенный Вир умолк, потому что Тимов обхватила его руками и крепко сжала в своих объятиях.

- Как я рада снова увидеть тебя, Вир, - сказала она, затем отступила на шаг и взглянула на него с лукавым блеском в глазах. - Бедняга, тебя так нещадно эксплуатировали и постоянно обманывали. Когда я первый раз тебя встретила, то подумала, что ты и года не протянешь. И все же вот ты стоишь здесь передо мной, и теперь ты уже наш Посол на Вавилоне 5. - Тимов посмотрела Виру прямо в глаза. - И все же ты выглядишь ужасно измотанным. Так много новых морщин. А твои глаза… - Тимов взяла Вира за подбородок, и взгляд ее потеплел. - Твои глаза видели столько ужасных вещей за эти прошедшие годы, не так ли. Таких ужасных, что ты предпочел бы скорее закрыть глаза, чем смотреть на них.

- Ну как сказать… да. Но если бы я закрывал глаза, я бы все время натыкался на мебель.

Тимов рассмеялась и жестом предложила Виру сесть. Он подчинился, и Тимов присела рядом.

- Не хотелось бы быть дерзким, Леди Ти… Императрица Тимов…

- Просто Тимов, пожалуйста. Мы же старые друзья.

- Мы, кто? То есть… ну, да, конечно, - Виру казалось, что весь мир сошел со своей орбиты. Нужно было какое-то время, чтобы снова почувствовать твердую почву под ногами. - Тимов… Что вы здесь делаете? Давно ли вы здесь?

- Вообще-то, уже почти два года, - ответила Тимов. - И я очень сильно сомневаюсь, что Лондо рассчитывал, будто я смогу продержаться здесь так долго. По правде говоря, и я тоже этого не ожидала. И тем не менее… получилось неплохо.

- Получилось неплохо? Как это? Вы хотите сказать, что у вас с ним… - Вир не смог подобрать подходящих слов, чтобы закончить мысль.

- Секрет успеха нашего брака всегда был в раздельном сосуществовании (35), - ответила Тимов. - И я бы не сказала, что сейчас мы общаемся слишком часто. Но когда мы все-таки общаемся, то… это получается непринужденная беседа, мы оба можем позволить себе расслабиться. Мы многое пережили за эти годы, Вир… особенно Лондо. И это изменило его. Во многих отношениях он вырос… но при этом и многое потерял. Мне кажется, сейчас он пытается заново найти утерянное равновесие.

- И благодаря вам ему это удается?

- До некоторой степени, впрочем, весьма незначительной, - признала Тимов. - По-прежнему еще очень многое нужно сделать, слишком многое требует моего внимания…

В этот момент дверь открылась, в зал быстрым шагом вошел Дурла… и остановился как вкопанный, увидев Тимов и Вира вдвоем. Министр заставил себя улыбнуться, но было слишком хорошо заметно, какие невероятные усилия ему для этого понадобились.

- Посол Вир, - пропел он столь сладким голосом, будто язык у него был намазан медом. - Я услышал, что вы прибыли. И как вам не стыдно поступать так, не известив нас об этом заблаговременно. Ваше Высочество, - Дурла отвесил поклон Тимов, - с этого момента я могу взять на себя заботу о нуждах нашего Посла. Я уверен, что вас ожидают иные дела необыкновенной важности…

- Что может быть важнее, чем поболтать со старым другом? - насмешливо возразила Тимов. - Нет, Министр, в данный момент настолько важных дел у меня нет. Конечно, в определенной степени именно благодаря вам. Дело в том, что Министр, - пояснила Тимов, обернувшись к Виру, - прилагает огромные усилия, чтобы избавлять меня от любых хлопот и поручать другим заниматься теми делами, которыми я намечаю заняться сама. Разве я не права, Министр?

- При всем моем уважении, Ваше Высочество, я не понимаю, на что вы пытаетесь намекать.

- О, я в этом не сомневаюсь, - решительно сказала Тимов, с той особой интонацией, из-за которой и сейчас Вир, предчувствуя возможные последствия, начинал ощущать слабость в животе. - А теперь, если не возражаете, Министр, мы с Виром продолжим прерванный вами разговор. Я уверена, что у вас не было намерения специально мешать нам, ведь так?

- О, конечно, нет, - сказал Дурла, низко поклонился и удалился прочь.

Проводив его взглядом, Тимов повернулась вновь к Виру и сказала:

- Этот человек должен исчезнуть. Он истекает желчью. Я совершенно не представляю, почему Лондо держит его возле себя. Это пугающе мелкая личность. Но он сформировал вокруг себя группу поддержки, в которой все преданы скорее ему, чем Лондо, и расставил их на ключевые посты в Правительстве. Я сделаю все, чтобы найти способ удалить из дворца и его самого, и его приспешников. Сейчас это главная моя забота. Ну, точнее, главнейшая после Лондо.

- Благополучие Лондо - это и моя забота тоже.

- Помимо этой нашей общей заботы, Вир, тебя сюда привело что-то более конкретное?

Что-то щелкнуло в голове Вира, принудив его отказаться от идеи полностью довериться Тимов. Он сам не понимал, в чем тут дело, но что-то смущало его при мысли рассказать Тимов о Кейне. Может, то, что она сочтет, будто Вира используют, или что глупо было с его стороны заводить шашни с техномагами, пусть даже всего лишь начинающими.

- Да, я тут… услышал кое-что, - начал он осторожно.

- И что же это за кое-что? - Тимов склонилась к нему с сосредоточенным видом, так что ясно стало, что отделаться общими фразами ему не удастся.

Но благодаря отсутствию способности притворяться, Вир знал, что если он попытается выдумать что-нибудь, все его усилия окажутся совершенно напрасными. Потому он попытался наскоро припомнить свой разговор с Кейном, и тут же нашел нечто подходящее.

- К0643, - сказал он.

Тимов озадаченно посмотрела на него.

- И что же это может быть?

- Нечто… связанное с раскопками, - ответил Вир.

- С раскопками? - Тимов казалась все более сбитой с толку.

Ничего удивительного. Вир и сам имел весьма туманное представление обо всем этом.

- Да. Мне довелось услышать… ну… нечто странное, связанное с этим названием. Я надеялся выяснить, что об этом знает Лондо.

- Сначала посмотрим, что об этом смогу выяснить я, - задумчиво ответила Тимов. - Я извещу Лондо о твоем прибытии, и, возможно, он захочет повидаться с тобой сегодня вечером. А сама тем временем проведу небольшое расследование на счет этого… как ты его назвал, К0643? - Вир кивнул. Тимов поднялась и предложила: - Идем, я покажу тебе гостевые покои.

- Спасибо. И… если позволите, Тимов… я очень счастлив, что все так обернулось. После того, что я пережил в последнее время…

- Пережил? - Тимов с беспокойством взглянула на Вира. - И что же ты пережил?

- Ох, ну… не стоит вам, в самом деле, об этом беспокоиться. Это была моя проблема… и… к тому же, она уже решена.

- Вир, - строго сказала Тимов. - Немедленно отвечай мне, что ты имел в виду.

- Ну… вот… когда я увидел вас, я… мне несколько неловко об этом говорить…

- Не беспокойся, Вир, говори прямо.

- Хорошо. Так вот, стоило мне заметить на вас, я подумал: «О Великий Создатель, только не еще одна из жен Лондо. Только не сейчас, когда я только что распутался с Мэриэл». Теперь-то я понимаю, насколько я был…

Тимов взяла Вира под руку и силой усадила на скамью, так что та вздрогнула под ним. Сама села напротив него и очень медленно сказала:

- Что это значит, «распутался с Мэриэл»?

И Вир рассказал ей все, и по ходу рассказа Тимов становилась все бледнее и бледнее. Единственное, что Вир не стал упоминать, так это некоторые детали, о которых Мэриэл рассказывала невидимому «канцлеру». Но намеком дал понять, что ему было нанесено жестокое личное оскорбление. Когда он закончил рассказ, Тимов прошептала:

- Ты невероятно везучий человек.

- Везучий? - Вир не мог поверить своим ушам. - Тимов, при всем моем уважении, как можно человека, пережившего все, о чем я рассказал, считать везучим?

- Ты везучий, - повторила она, - Потому что пережил все это и остался жив.


Интерлюдия


То, что было спрятано в течение тысячелетий, вот-вот должно было быть найдено вновь.

Аварии случались все чаще.

А в сумраке Дракхи наблюдали и готовились. Безмолвно общаясь друг с другом, они обсуждали, сколько несчастных случаев еще произойдет. Сколько еще рабочих падут жертвами защитной системы, охраняющей то, что так долго было скрыто от чужих глаз.

Дракхи сошлись во мнении: пятьдесят процентов. Возможно, шестьдесят процентов. Столько рабочих должно погибнуть при первом выбросе энергии. Сами Тени, конечно, могли бы пробудить свою базу без таких потерь. Но Дракхам приходилось продвигаться вперед методом проб и ошибок. И у Дракхов не было ни малейшего желания приносить в жертву кого-нибудь из своих соплеменников. А потому более разумно было использовать своих подручных, дешевый расходный материал. Это очевидно.

Единственное, что имело значение, - это Тайная База. База, добраться до которой можно было только через К0643. Тайная База, которую Дракхи называли Эксха»Дам. Эксха»Дам, который открыл бы им дорогу к той власти над галактикой, которой ранее обладали только Тени. И если они, Дракхи, справятся с этой миссией, то, как знать… быть может, Тени смогли бы увидеть и оценить величие их труда и вернуться в этот мир. Вернуться, чтобы воздать Дракхам должное и возвысить их над всеми, кто живет в галактике… или, точнее, над теми, кто останется в живых.

Общность Дракхов начинала уставать от ожидания. Ведь осталось так мало… Они подобрались уже так близко… И все-таки требовалось соблюдать осторожность. Это просто бесило.

Дракхи продолжали терпеливо ждать, ведь, в конце концов, время было на их стороне. И время вовсе не играло на руку всем остальным в галактике…


Глава 7


Куто вплыл в офис Дурлы, шествуя своей обычной медленной, но размашистой походкой. Дурла уставился на него и спросил себя, может ли человек в принципе растолстеть еще больше. Уже сейчас обхват талии Куто был столь велик, что когда Министр Информации стоял, ему стоило больших трудов сесть в кресло, а уж если сидел, то не меньших трудов стоило снова подняться на ноги.

Но зато Куто обладал чрезвычайно добродушными манерами, благодаря чему проводить время в его обществе было сплошным удовольствием, а привычка не просто говорить, а громогласно вещать была очень кстати для человека, назначенного на пост Министра Информации.

- Позвольте отнять у вас минуту времени, Министр, - громыхнул Куто, обращаясь к Дурле, и поспешил расположиться в кресле прежде, чем его собеседник смог бы успеть предложить ему зайти попозже. Кресло протестующе заскрипело под тяжестью Куто, но Дурла к этому уже привык. - Уверяю вас, я буду краток.

- Ну, в чем дело, Куто? - спросил Дурла, откладывая в сторону свою работу.

- Так вот: в последнее время наблюдается явно повышенный интерес к планете К0643. Поскольку я надзираю за информированием, то в поисках информации люди имеют обыкновение обращаться ко мне, и я отслеживаю их запросы, особенно в тех случаях, когда может потребоваться публичное заявление по какому-либо поводу. Кроме того, когда интерес исходит из самых высших сфер…

Дурла поднял руку в надежде привлечь внимание Куто. У Министра Информации была привычка чрезмерно увлекаться своей речью.

- Не могли бы вы высказаться чуть более открыто, Куто. Какой интерес? Из каких высших сфер? И почему может потребоваться публичное заявление? К0643 всего лишь один из многочисленных проектов общественных работ, организуемых нашим министерством. Я не понимаю, почему общественности следует волноваться по этому поводу.

- Что ж, хотел бы и я так же беспечно относиться к этой проблеме, Министр, - сказал Куто, почесывая свои многочисленные подбородки. - Но интерес к К0643 продолжает неуклонно расти. Сначала мы получили несколько запросов от семей землекопов, которые отправились на эти раскопки… а потом вдруг пропали, и ничего о них больше не было слышно.

- Если от тяжелого и однообразного труда рабочие устают, или им надоедает, или они просто дезертируют со своих постов, вряд ли мы можем нести ответственность за их поведение, - нетерпеливо сказал Дурла. - Мы же предвидели, что выдержат не все.

- Одно дело, если бы они просто не выдержали. Но чтобы они бесследно исчезали?

- Если кто-то рассматривал эти работы как способ бежать, чтобы начать где-то новую жизнь, мы также не можем быть за это в ответе. У вас есть что-нибудь еще?

- Боюсь, что да. Понимаете ли, жена императора также проявила интерес к…

- Тимов? - Дурла не выдержал и глубоко и тяжело вздохнул. - А ей-то это зачем?

- Не могу сказать. Но она покопалась, и обнаружила некоторую информацию…

- Кто позволил вообще хоть что-то рассказывать ей об этом проекте! - воскликнул Дурла.

- То, что заинтересовало Тимов, не относилось к секретным сведениям. Должен ли я оставлять без ответа любые ее запросы?

- Нет. Пожалуй, нет. - Дурла внезапно почувствовал себя очень, очень уставшим, откинулся на спинку своего кресла, потер себе переносицу.

Размышления об этом проекте вызвали в его памяти образ Мэриэл. Ведь именно она явилась к нему во сне и подвигла на этот труд. В этом и заключается ответ на любые вопросы, Дурла был совершенно в этом уверен.

Хотя пока что он нарочно дистанцировался от деятельности Мэриэл, и в особенности от той части ее деятельности, которая шла по линии офиса Канцлера Лионэ. Дурла подозревал, что Лионэ начинает догадываться об его истинных чувствах к Мэриэл, и потому Канцлер мог бы неправильно истолковать интерес министра к судьбе бывшей жены императора. А если и могло быть что-то абсолютно недопустимое для Дурлы, так это только выказывание каких-либо чувств, которые кто-нибудь мог расценить как проявление слабости.

Хотя…

- Куто, - сказал Дурла, склонившись вперед так, будто собирался поделиться с Министром Информации каким-то величайшим секретом. Куто попробовал было ответить тем же, но способность наклоняться вперед не входила в число его талантов. Так что ему пришлось остаться в той же позе, в которой он сидел ранее. - Меня в определенной степени интересует… деятельность нескольких персон. Нескольких людей, от действий которых существенно зависит успех… многих наших проектов. Поскольку ты сам зашел сюда, я подумал, что мог бы доверить тебе список их имен с тем, чтобы ты мог разобраться, каково у них сейчас положение дел, и доложить мне. Причем… возможно, будет лучше, если тебе удастся исполнить это поручение, не сообщая никому, что оно исходит от меня. И еще я бы предпочел, чтобы об этом деле ты не стал рассказывать Канцлеру Лионэ.

- Канцлер Лионэ? - Куто поднял брови. - Неужели есть причины сомневаться…

- Нет, нет, ни в коей мере. Просто… это мой маленький каприз. Сможешь ли ты уважить его?

- Конечно.

Дурла отбарабанил полдюжины имен, почти все из которых он выбрал случайно, произнеся первые, какие пришли на память. Но при этом одним из упомянутых оказалось имя Мэриэл. Куто ничем не выдал, что это имя заинтересовало его больше, недели все остальные, названные Дурлой.

- И когда я выясню нынешнюю ситуацию с этими людьми, что бы вы хотели от меня дальше? - спросил Куто.

- Ничего. Просто доложите мне о результатах.

Куто кивнул.

- А как быть с Тимов?

- Она начинает утомлять меня, эта особа, - признался Дурла. - Но пока император никак не проявляет желания расстаться с ней, мы должны с почтением относиться к его чувствам в этом вопросе. Разве не так?

- А если чувства императора изменятся?

- Что ж, - тихо ответил Дурла. - Тогда Тимов должна немедленно обнаружить, что изменилось и ее… положение.

Куто кивнул, улыбнулся, покинул офис Дурлы… И направился прямиком к Кастигу Лионэ, чтобы проинформировать Канцлера, что да, действительно, интуиция и на сей раз его не подвела, и Дурла действительно поинтересовался, как идут дела у Леди Мэриэл.


Глава 8


Придя в себя, Вир сразу почувствовал болезненное биение пульса у основания своего черепа, но когда захотел потереть ушибленное место, то обнаружил, что руки его прикованы к стене темницы, в которой он сейчас находился.

Вир потянул кандалы, но не смог добиться ни малейшего успеха в попытке хотя бы шевельнуть ими. Когда суровая реальность ситуации начала проясняться перед ним, Вир стал дергать руками все сильнее и сильнее, но единственное, чего добился, это громкого звяканья цепей. Он чувствовал, как стремительно нарастает паника, и тянул со все большей яростью, но без толку.

Тогда Вир закричал, но это оказалось еще большей ошибкой. Потому что единственным результатом явилось то, что у него жутко разболелась голова. И лишь тогда он начал понимать, что попал в очень, очень нехорошее положение.

А вслед за этим ему вспомнился предыдущий вечер, который начинался так великолепно, празднично и весело. Как же могло выйти, что начинавшееся так хорошо, закончилось столь плачевно…


* * *

Примерно четырнадцатью часами ранее, Вир мучился в своих апартаментах и размышлял, когда же Лондо сможет найти время, чтобы принять его, да и сможет ли вообще. Хотя, на самом деле, он размышлял и о многих других вещах тоже, например, не было ли его появление на Приме Центавра одной большой ошибкой.

Тогда Вир вновь воскрешал в памяти причины, заставившие его пуститься в путь. Заявление о великой тьме, опустившейся на Приму Центавра, и о некой странной расе, сумевшей подчинить себе Лондо. Но больше всего он переживал от личного унижения, из-за всей этой истории с Мэриэл. Эти думы закаляли его дух и укрепляли решимость сделать то, что он собирался сделать.

В дверь его покоев позвонили, и Вир пошел открывать. За дверью стояла Тимов, и лицо её было непривычно встревожено.

- У меня есть некоторая информация для тебя, касательно К0643, - начала она без всяких предисловий. - Оказывается, это планета.

Кратко, широкими мазками Тимов изложила все, что смогла узнать об этом мире. О загадочных археологических раскопках, инициированных Министром Дурлой, о том, что многие считали этот мир обителью привидений, как бы невероятно и абсурдно это ни звучало. О том, как исчезают работающие там люди.

- Мне интересно, не является ли это прикрытием для чего-нибудь другого, - закончила Тимов с сомнением в голосе.

- Но что они могут прикрывать? Удалось ли найти что-нибудь конкретное?

- Нет, но…

- Так! - прогремел хорошо знакомый громкий голос. - Так, так, так! И в чем же дело, а? Мой бывший помощник развлекается с женой императора, а?

Вир поразился перемене, происшедшей с Лондо. Сейчас он видел перед собой Лондо прежних времен. Добродушного, веселого, обожавшего хорошую компанию. Лондо не просто вошел в комнату, он ворвался в нее, широкими шагами, которые покрыли расстояние между дверью и Виром буквально за долю секунды. Он заключил в объятья Вира, а заодно и Тимов, что поразило Вира еще больше.

С этого момента Виром овладела уверенность, что Кейн был абсолютно не прав. Так, как вел себя сейчас Лондо, не мог вести себя человек, находящийся под контролем ужасных существ, человек, чьей жизнью распоряжались твари, скрывающиеся во тьме. Нет, такое было просто невозможно. Лондо не смог бы так ловко притворяться перед Виром, они слишком хорошо изучили друг друга.

Но…

С другой стороны, ведь Лондо знал о том покушении на жизнь Шеридана. Он где-то получил эту информацию, и судя по поведению императора и его поступкам в ходе последней их встречи, Лондо в самом деле действовал как человек, который знал, что находится под постоянным наблюдением. Могло ли случиться, что прошлый раз дела действительно обстояли именно так, но теперь Лондо больше не находился под надзором? Или он просто настолько привык к такому положению дел, что больше не придавал этому значения?

И Вир решил на всякий случай не ослаблять бдительность. Хотя, в свою очередь, и обнял Лондо в ответ.

- Вы должны придти в мою личную столовую сегодня вечером… хотя нет, прямо сейчас! - объявил Лондо. - И мы поговорим о старых временах… будем смеяться, как прежде… Порезвимся и повеселимся как прежде, а? Отпразднуем твое возвращение на родину, Вир, какими бы ни были причины, заставившие тебя осчастливить нас своим присутствием. Кстати, а какие это причины, а?

- Самое обыкновенное одиночество, Лондо, - поспешно ответил Вир. - Просто мне так захотелось вновь ощутить под ногами почву Примы Центавра. И вдохнуть потрясающий воздух нашего мира вместо искусственной атмосферы Вавилона 5. Тебе должны быть знакомы эти чувства.

- Оххх, слишком хорошо знакомы. В самом деле, слишком хорошо. А ты, Тимов, выглядишь так, будто заранее готовилась к сегодняшнему вечеру. - Лондо учтиво поцеловал пальцы императрицы. - Ты ведь сумеешь проводить нашего славного Вира в мою личную столовую и останешься с нами, а? Устроим вечеринку в узком кругу. Пусть на сегодня для нас троих вернутся старые добрые времена.

- Но в старые времена мы не так уж часто оказывались все трое вместе, - резонно заметил Вир. - Если не считать того случая, когда я пытался удержать Тимов и Даггер от взаимного истребления, пока ты не вернулся в свои апартаменты на Вавилоне 5.

- Увы, Даггер не будет с нами сегодня, так что можешь расслабиться, Вир, вечер наверняка пройдет очень мирно. Тимов, могу ли я рассчитывать, что благодаря твоим заботам, Вир не потеряется в этой преисподней, которая стала теперь нашим домом.

- Можешь положиться на меня, Лондо.

- Знаешь, Тимов… Мне кажется, в последнее время я убеждаюсь в этом все чаще и чаще. Ну! - Лондо хлопнул в ладоши и живо потер ими друг об друга. - Чтобы мое хорошее настроение не пропало даром для окружающих, мне нужно сделать еще несколько остановок во время своего вечернего моциона. Увидимся, скажем… через час?

- Это было бы здорово! - радостно воскликнул Вир. В самом деле, впервые за целую вечность ему предстояло провести вечер с Лондо.

- Великолепно! Великолепно! - Лондо сложил руки за спиной и вышел из комнаты.

- Да… Он, определенно, сегодня весьма громогласен, - отметил Вир.

- В первое время, когда мы поженились, он был таким постоянно, - ответила Тимов. - И знаешь, больше всего я жалею, что в те времена как раз его открытость и громогласность меня и раздражали. Из-за этих его привычек я чувствовала себя неловко… Как жаль, что столько лет понадобилось, чтоб понять… каким очаровательным человеком он может быть.

- Я всегда так считал, - дипломатично согласился Вир. На самом деле, этой очевидной перемены в поведении Лондо оказалось достаточно, чтобы подарить Виру некоторую долю надежды в отношении ожидаемых результатов его пребывания на Приме Центавра. Но он не забывал о словах Кейна, и потому прихватил с собой несколько бутылок весьма крепкого вина - так, на всякий случай.

Лондо искренне обрадовался алкогольному подношению Вира, и вскоре уже с головой ушел в этот импровизированный маленький личный праздник.

Что поразило Вира больше всего, так это те товарищеские и доверительные отношения, которые, по всей видимости, сложились между Лондо и Тимов. Вир никак не мог к этому привыкнуть. Когда Лондо и Тимов появились вместе на Вавилоне 5, он не мог заметить в их отношениях ничего, кроме взаимной враждебности. Казалось, у них обоих врожденная неспособность переносить один только вид друг друга. Но здесь он видел смех, веселье и искреннюю признательность друг другу за вечер, проведенный вместе.

По мере того, как Лондо напивался, его поведение все меньше походило на поведение обычного пьяного человека. Он не пьянел, а словно освобождался от оков. Иногда его смех звенел столь громко, что в дверь заглядывала голова гвардейца, желавшего убедиться, все ли в порядке.

- Вир, где же ты был все это время! - воскликнул Лондо, слезая со своего кресла, и хлопнул Вира по спине. - Я уж и забыл, как это здорово, напиваться в твоей компании!

- Быть может, просто потому, что я-то на самом деле почти и не пью, - пробормотал Вир.

Лондо расслышал его слова, но расценил их лишь как повод налить себе еще один бокал. Но затем решил, что выпить бокал займет слишком много времени, и отхлебнул прямо из бутылки. Тимов пила далеко не так много, как Лондо, но тоже уже была изрядно навеселе. Вир изумлялся тому, как женщина в ее возрасте может быть столь смешливой, это больше подобало бы какой-нибудь девушке-подростку, чем строгой и саркастичной даме, какой обыкновенно бывала Тимов.

- За Приму Центавра! - провозгласил Лондо, поднимая свой бокал, который по-прежнему оставался полон. Но сам снова отхлебнул прямо из бутылки, а бокал швырнул в сторону. Бокал разбился об стену, оставив на ней огромное, расползающееся темно-красное пятно. Лондо уставился на это пятно затуманенными глазами и сказал:

- Я полагал, что мой бокал должен быть пуст, ведь так?

- Твой бокал, и вдруг пустой, как же! - смеясь, ответила Тимов. Она с трудом встала на ноги. - Лондо… Я бы, пожалуй, сказала, что сейчас уже ночь.

Лондо посмотрел в окно на темное небо.

- Я определенно поддержу это твое утверждение, - согласился он.

- Тогда приятной тебе ночи, мой дорогой, - сказала Тимов и поцеловала Лондо. Столь открытый намек с ее стороны явно застиг Лондо врасплох. Когда их губы разделились, Тимов прикоснулась пальцами к щеке Лондо и добавила тихо: - Быть может, мы еще увидимся сегодня попозже? - и с этими словами ушла.

- Как ты думаешь, что она имела в виду, а? - спросил Лондо у Вира и еще отхлебнул ликера.

- Я… думаю, что, возможно, она имела в виду, что вы еще увидитесь сегодня попозже.

- Знаешь, и мне тоже так показалось, - ответил Лондо и с тоской посмотрел в ту сторону, куда ушла Тимов.

И тогда Вир сделал глубокий вдох, и выпалил:

- Итак… расскажи мне о Шив’кале.

В первый момент Лондо не сказал ничего. Похоже, его мозгу, насыщенному алкоголем, требовалось дополнительное время для того, чтобы осознать вопрос. Потом он медленно повернулся и уставился на Вира. Его глаза были столь затуманены, что Виру невозможно были понять, какие чувства кроются за этим взглядом.

- Что… ты сказал? - переспросил Лондо.

- Я попросил… рассказать мне о Шив’кале.

Лондо поманил его пальцем, и Вир придвинулся ближе. С тупой ухмылкой на своем пьяном лице, Лондо прошипел:

- Я бы никогда не стал… на твоем месте… произносить это имя…

- Но… есть какая-нибудь причина, почему ты не можешь рассказать мне о Шив’кале?

И больше Вир ничего не помнил.


* * *

Теперь, в темнице, он понял, что в этот момент Лондо, в руках у которого по-прежнему была бутылка вина, взмахнул этой бутылкой и обрушил ее на голову Вира. Это и было причиной нынешней тупой боли у основания черепа. Впрочем, это открытие никак не могло помочь Виру или вообще хоть как-нибудь улучшить ситуацию.

- Помогите! - на всякий случай закричал Вир, но, конечно, никто ему не ответил. Он еще раз позвал на помощь, но и на этот раз на его зов явилось не больше спасателей, чем в первый.

Этот вечер закончился ужасно, ужасно плохо… мягко говоря.


* * *

Лондо еще никогда в жизни не трезвел так стремительно. Через мгновенье после того, как зловещее имя слетело с губ Вира, в его мозгу не осталось и намека на выпитое спиртное.

Частично это объяснялось тем, что Страж, наслаждавшийся тем же блаженным алкогольным дурманом, что и его подопечный, мгновенно насторожился, как только было произнесено имя Дракха. Частично это мгновенное отрезвление можно было объяснить и тем, что Лондо моментально сообразил, что ему требуется что-то сделать, и сделать немедленно. К несчастью, ни малейшего представления о том, что же можно сделать в такой непредвиденной ситуации, у него не было, и потому он воспользовался простейшим и самым прямолинейным способом решить проблему, возникающую, когда вам докучают назойливым и противным шумом. Он заставил умолкнуть источник шума.

В то мгновение, не было иного способа заставить умолкнуть этот источник, кроме как отключить его ударом бутылки по голове. Что и удалось сделать без всяких проблем.

Лондо стоял над распростертым телом Вира, и естественно, как он и ожидал, тут же из сумрака, в котором он вечно скрывался, возник Шив’кала. Никогда еще Дракх не выглядел столь угрожающе.

- Этот должен умереть, - сказал Шив’кала, указывая на Вира.

- Нет, - ответил Лондо.

- Мольба здесь не поможет.

- А это и не мольба. Это простая констатация.

Шив’кала посмотрел на Лондо с нескрываемым гневом.

- Не препятствуй мне.

Не говоря ни слова, Лондо пересек комнату, туда, где на стене висел меч - декоративный, но все равно смертельно опасный. Он вытащил меч из ножен и повернулся лицом к Дракху. Крепко сжимая меч правой рукой, Лондо явно был полон решимости в случае нужды прибегнуть к этому оружию.

- Я буду препятствовать тебе, - сказал он, - и если не останется иного выхода, я убью тебя.

- Ты обезумел, - ответил Дракх. - Ты же знаешь, что я могу устроить тебе. Боль…

- Да. Боль. Но ты насылаешь ее на меня через Стража, а Страж сейчас выведен из строя… или по крайней мере, находится не в лучшей форме. Как и я. Но даже пьяный сумасшедший, в руки которому попал меч, все равно может наделать очень много бед.

И чтобы продемонстрировать серьезность своих намерений, Лондо, пошатываясь, сделал два неверных шага в направлении Дракха. Ему сложно было сохранять равновесие, и координация движений почти отсутствовала. Но это не делало меч, со свистом рассекавший воздух, менее смертоносным.

- Ну, а теперь, - сказал Лондо, - попробуй остановить меня… своей болью… Интересно только… успею ли я разрезать тебя напополам… прежде чем подохну?

- Если ты убьешь меня, - тихо ответил Шив’кала, - Общность Дракхов просто поставит на мое место кого-нибудь другого. И мой преемник вряд ли будет таким мягкосердечным, каким был я.

- Возможно. Но ты ведь все равно будешь уже мертв. Разве что, конечно, твоя жизнь ничего для тебя не значит. В таком случае твою смерть можно просто не принимать во внимание.

Лондо сделал еще несколько шагов, продолжая рассекать воздух мечом, подобно косилке, срезающей колосья. Было ясно, что он не блефует.

Шив’кала не попятился, не запаниковал, вообще не проявил никаких чувств. Вместо этого он спокойно сказал:

- Прекрасно. Прикажи запереть его в темнице. Вернемся к этому вопросу позже. Даю слово, что я не буду настаивать на его смерти… если ты не будешь искать моей.

Лондо остановился и попытался обдумать слова Дракха, насколько позволял ему алкогольный дурман. Затем отбросил в сторону меч, пошатываясь дошел до дверей и призвал гвардейцев. Они увидели состояние императора, увидели распростертого на полу Вира, но не увидели Дракха, который исчез, чему Лондо нисколько не удивился.

- В темницу его, - приказал Лондо.

- За что он арестован, Ваше Величество? - спросил один из гвардейцев.

Лондо уставился на него мутными глазами.

- За то, что задавал слишком много вопросов. Молись, чтобы не оказаться его соседом по камере.

Неверной походкой Лондо направился по коридору прочь, и мысли бушевали у него в голове.

Он напрасно считал, что может вернуться к прежнему образу жизни. Что он, в самом деле, сможет найти счастье и взаимопонимание с теми, кого любил. Он обманывал себя. Для него, сближаться с людьми, означает подставлять их под удар Дракхов. За исключением разве что Сенны, чье присутствие во дворце он выторговал, как условие назначения Дурлы министром. Говорите что угодно о Дракхах, но, по крайней мере, заключив сделку, они свое слово держат.

Но Вир… бедный, глупый Вир, обманутый Вир, он каким-то образом случайно наткнулся на имя Шив’калы, и, произнеся его, нарисовал теперь огромную мишень на своей спине. Что с ним дальше будет? Лондо должен вытащить его из той ужасной ситуации, в которую он вляпался по неведению.

Если у тебя есть друг, любимая, ты несешь ответственность за них. И потому, сказал себе Лондо, у него больше не может быть друзей и любимых, это стало для него непозволительной роскошью.

Лондо вошел в свои апартаменты и застыл на месте.

Тимов была в его постели.

Она прилегла поперек кровати прямо поверх одеял, одетая в очаровательную ночную сорочку, на лице у нее играла лукавая улыбка. Даже во время медового месяца, необходимого завершения их заключенного по расчету брака, она никогда не выглядела столь счастливой.

- Привет, Лондо, - сказала Тимов. - А я уж думала, ты никогда не придешь.

- Не может быть, чтобы ты это серьезно, - промямлил он в ответ.

- Не беспокойся, - заверила его Тимов. - Я прекрасно понимаю, что ты немного подвыпил, и не стану требовать, чтобы ты был в лучшей форме…

- Но… теперь? Теперь? После всех этих долгих лет? Ты наверняка не…

- Лондо, - сказала Тимов с нежностью, на которую, как ему казалось, она не была способна, - Проблема именно и есть во «всех этих долгих годах». Так много возможностей упущено ради пустой ругани, ради того, чтобы нам обоим выпустить свой гнев по поводу насильственной женитьбы. Да, прошло много лет, но в конце концов я осознала возможность другого пути. Я бы очень хотела поверить, что и ты теперь чувствуешь то же самое.

Да, Лондо чувствовал, о, Тимов даже представить не могла, с какой силой он это чувствовал. Он так желал заключить жену в свои объятия, любить её, наверстать все это упущенное время. Но как бы ему этого ни хотелось, Лондо знал, что это невозможно. Все, кто был близок к нему, все, кого он любил, имели отвратительную привычку слишком быстро умирать. Чем дальше от него будет Тимов, тем дольше она проживет.

И к тому же, на его плече сидело это чудовище. Что, если во время любовных утех Тимов обнаружит его? Да даже если и не обнаружит, в любом случае, из-за присутствия Стража они не смогут остаться наедине. Все чувства, которые будут делить он и она, станут также и достоянием Общности Дракхов. Это было омерзительно. Такие личные, интимные переживания, и они будут выставлены на всеобщее обозрение этим тварям? Это то же самое, что скрытой камерой заснять Тимов в порнографическом фильме, даже не спросив на это ее согласия. А он, Лондо, еще и выступит при этом как режиссер и оператор!

Лондо прокашлялся и попытался изобразить человека, охваченного предвкушением события, желанного и долгожданного. Тимов в ответ - помоги ему, Великий Создатель! - захихикала с видом неопытной девушки.

- Как, Лондо, ты нервничаешь? Я не видела тебя настолько взволнованным с самой нашей первой брачной ночи.

- Я вовсе не был взволнованным в нашу первую брачную ночь, - ловко ответил Лондо, пытаясь выиграть время в поисках выхода из положения.

- О, конечно, нет. Потому-то и дрожал во все ее продолжение.

- Ты оставила окно открытым, и в комнате был пронизывающий сквозняк.

- А сегодня здесь… тоже… сквозит? - спросила Тимов.

Лондо сглотнул. Он не узнавал эту женщину. Она никогда не проявляла энтузиазма в постели, даже в ранней молодости, и он уже списал это на фундаментальное отсутствие у нее интереса к интимной стороне жизни. Теперь, впрочем, становилось понятно, что дело было не столько в отсутствии интереса с ее стороны, сколько в самом Лондо.

Это открытие заставило его снова задуматься, но в то же мгновение он почувствовал, как Страж зашевелился на плече, словно у твари пробудился живой интерес к происходящему, и Лондо немедленно выбросил из головы всякие сомнения. Впрочем, выбросить еще и Тимов было уже не столь простой задачей.

Но сделать это требовалось, причем раз и навсегда. Выбора не было; абсолютно недопустимо рисковать возможностью повторения событий сегодняшней ночи.

Лондо зябко поежился в своей рубашке и сказал:

- Если не возражаешь… Я бы отлучился еще на несколько минут, чтобы переодеться во что-нибудь…

- Менее стеснительное?

- Да, точно, - кивнул он и, попятившись, вышел из комнаты, не сводя глаз с Тимов. Потом приказал успокоиться своему дыханию и замедлиться своему пульсу, чтобы сердца перестали молотами колотить в его грудь.

И после этого вызвал Дурлу. Торопливо и без обиняков, он выложил Дурле все, что надлежало тому исполнить. Глаза министра округлялись по мере того, как Лондо объяснял суть своего приказа. Конечно, это поручение не было таким, от которого Дурла почувствовал бы себя неловко, скорей всего, он с радостью взялся за его исполнение, ведь взаимная неприязнь министра и императрицы была хорошо известна всем. Зато несправедливость приказа терзала самого Лондо. Из всех троих, приятным сегодняшний вечер мог выдаться разве что для Дурлы, который, уж конечно, меньше всех заслуживал этого. Воистину, порой кажется, что Великий Создатель испытывает необъяснимое пристрастие к черному юмору.


* * *

Тимов начала интересоваться, вернется ли Лондо вообще хоть когда-нибудь. Это была та ситуация, в которой начинаются раздумья, сколько же времени стоит ожидать опаздывающего, прежде чем решить, что он вообще не появится.

В дверях послышался какой-то шум, и Тимов подняла глаза. Там, улыбаясь ей, стоял Лондо, действительно переодевшийся в более чем свободный наряд. Он выглядел моложе и симпатичнее, чем когда бы то ни было раньше, в нем словно прибавилось жизни. Но, возможно, дело было и не в нем. Возможно, дело было в ней самой, в том, каким взглядом она смотрела на своего мужа. Словно с нее соскоблили годы обид и разочарований, как ржавчину с днища корабля.

Тимов не стала ничего говорить. Все было понятно без слов. Лондо подошел к ней, лег рядом, и подарил ей такой страстный поцелуй, какого Тимов не могла припомнить за все время замужества. Она была ошеломлена его горячностью. Своим поцелуем он словно извинялся перед ней за всю горечь прошлого…

…или…

…или пытался подарить ей разом все, что могло бы быть у них в будущем, как будто это было прощание, как будто сейчас они в последний раз были вместе.

Тимов немедленно отбросила это предположение как нелепое, параноидальное, как рецидив той антипатии, которую долгие годы они испытывали друг к другу. Сейчас настало их время, и ничто не могло испортить этот сладостный мо…

Двери спальни резко распахнулись. Лондо тут же сел, быстро озираясь по сторонам. Тимов заметила, что в дверях стоит несколько гвардейцев, и среди них был Дурла.

- Или вам, в самом деле, смертельно захотелось поглазеть на город с высоты пики, на которую будет насажена ваша голова, - прорычал Лондо, - или у вас должны быть чрезвычайно веские причины, чтобы вламываться ко мне в такой час.

Дурла выступил на два шага вперед и заявил твердым, решительным голосом:

- Ваше Величество… Мне очень неприятно, но я вынужден доложить об обнаружении неопровержимых доказательств участия леди Тимов в заговоре против вас.

- Какая чушь! - воскликнула Тимов. - Не может быть, чтобы вы всерьез так считали.

- Вы полагаете, миледи, что я посмел бы выдвигать подобные обвинения, не будучи до конца в них уверенным? - надменно спросил Дурла. - Я вполне отдаю себе отчет в тяжести обвинений и возможных последствиях. Так что будьте уверены, я не проронил бы ни слова, если бы это не было доказанным фактом. У нее есть сообщники, Ваше Величество. Сообщники, которые замыслили ни больше, ни меньше, как свергнуть вас и насадить вашу голову на ту самую пику, о которой вы только что упомянули. Ей поручено выяснить ваши слабости, а затем, когда сведения будут собраны, её сообщники нанесут удар.

- Лондо, вышвырни его вон! - в ярости закричала Тимов. - Не слушай эту клевету! Они… он…

Лондо повернулся к Тимов, и в его взгляде она увидела не доступную пониманию смесь чувств. Сплетение гнева, ужаса и горечи бесконечной потери.

- Мне следовало самому догадаться, - тихо сказал он.

Роковой смысл этих слов поначалу ошеломил Тимов.

- Ты… ты что, хочешь сказать, что веришь этим измышлениям? Ты…

- А что же еще! - заорал Лондо. - Зачем же еще тебе понадобилось соблазнять меня? Что было бы дальше, а? Может быть, яд? Или просто кинжал под ребра? Или ты всего лишь хотела усыпить мою бдительность, чтобы я разоткровенничался и проболтался о чем-то, чтобы потом можно было использовать мои собственные слова против меня.

- Лондо! - Тимов не знала, плакать ей или смеяться. Не сумев выбрать, она поддалась приступу ярости. - Ты что, в самом деле, так обо мне думаешь? Обо мне?

- Убирайся отсюда, - прошептал он.

- Лондо…?

- Вон отсюда! - взорвался он. - Уведите её! Заприте её! Немедленно!

- Ты лишился рассудка! - завопила Тимов, вскакивая на ноги, и тут же гвардейцы окружили её и утащили прочь.


* * *

Лондо смотрел, как её уводят, и чувствовал, что сердца в его груди готовы разорваться. Эхо её голоса еще долго доносилось из коридора, её протесты и жалобы на то, что ей больно, но Лондо ничего не мог поделать. Он ничего не смел поделать. Он по-прежнему внутренне содрогался от тошнотворной мысли, что едва не позволил Дракхам подсматривать за своими интимными переживаниями, словно исследователям, наблюдающим за подопытными животными в лаборатории.

Дурла неуверенно приблизился к Лондо.

- Вы довольны, Ваше Величество? - тихо спросил он.

Но Лондо не удосужился даже взглянуть на Министра.

- Убирайся, - произнес он голосом, донесшимся словно из мрачных глубин земли.

Впервые в жизни Дурле хватило мудрости покинуть комнату без лишних разговоров.


Глава 9


На следующее утро Тимов предстала перед императором. Лондо больно было смотреть на нее, но лицо императора оставалось бесстрастным… таким же невозмутимым, как и лицо Тимов. Гвардейцы, стоявшие по обе стороны, не спускали с неё глаз, словно опасаясь нападения этой миниатюрной женщины.

Император сидел на троне, а рядом стоял Дурла и, прищурившись, наблюдал за происходящим.

- Тимов, дочь Алгула, - торжественно произнес Лондо. - Были обнаружены улики, которые свидетельствуют о твоей измене и заговоре против моего правительства.

- Да, я в этом не сомневаюсь, - сухо ответила она.

- Если ты предстанешь перед судом… ты будешь осуждена.

Эти слова заставили Дурлу насторожиться. Он повернулся и, глядя на Лондо, переспросил:

- «Если» она предстанет перед судом, Ваше Величество? Но…

- Наше решение таково, - продолжал Лондо, игнорируя Дурлу. - Судебное разбирательство не будет соответствовать принципам снисходительности и терпимости, которыми руководствуется нынешняя администрация. Как и всегда, мы ищем пути преодоления раскола, чтобы совместными усилиями строить великое будущее Республики Центавра. Осуждение и казнь жены императора не послужат укреплению Республики. Если нас принудят свернуть на этот путь, мы, конечно, пройдем его до конца. Но мы предлагаем вам возможность отправиться в ссылку, немедленно и навсегда. За вами сохранятся титул и привилегии, но вам никогда не дозволено будет приблизиться ближе чем на сто миль к этому дворцу. И если вы станете упорствовать в своем неповиновении, то мы пересмотрим свое решение. Таково предложение, которое я делаю вам, миледи, - Лондо сделал паузу, а затем добавил: - Я полагаю, вы примете его.

Тимов долго молчала, глядя на императора оценивающим взглядом.

- Что случилось, Лондо? Я слишком настойчиво напоминала тебе о том человеке, каким ты был, и мог бы быть? Или слишком рьяно напоминала о том, каким ты сейчас стал? Потому что для тебя поверить в эти бредни…

- Ваше решение, миледи, - повторил он холодно.

- Что ж, дайте подумать, - с сарказмом ответила Тимов. - Либо я выберу смерть… либо я выберу возможность держаться подальше от того места, куда я и без того не собиралась больше ступать ни ногой, и воздерживаться от тех действий, которые я и без того никогда не собиралась предпринять. Какой трудный выбор. Мне кажется, я все же предпочту второй вариант.

- Очень хорошо. Ваш багаж уже упакован. В ваше распоряжение предоставят эскорт, который проводит вас до того места, куда вы пожелаете удалиться.

- Желала бы я проводить тебя до того места, в которое мне хочется тебя послать, - ответила Тимов. - Или то, что я сейчас сказала, будет рассматриваться как измена?

- Нет. Как простая грубость. Прощай, Тимов. - При этих словах голос императора дрогнул. Он помолчал и хрипло, с усилием добавил: - Наслаждайся своей… жизнью.

- Прощай, Лондо. Гори в аду, - бодро парировала Тимов.

Когда она ушла, Дурла повернулся к Лондо и начал:

- Ваше Величество, это, возможно, не было мудрым решением. Некоторые могут расценить вашу мягкость, как слабость.

- Дурла, - вкрадчиво сказал Лондо. - Если ты скажешь еще хоть одно слово, всего лишь одно, я докажу свою силу и твердость, сломав твою шею голыми руками. Понятно?

Дурла мудро промолчал.

Лондо покинул зал, и, выйдя в коридор, тут же столкнулся с Сенной, мчавшейся навстречу с крайне расстроенным видом. Он догадывался, в чем причина. Лондо попытался просто пройти мимо, но этого не получилось, потому что Сенна крикнула:

- Ваше Величество! Тимов, она… я… мне казалось, у вас все так… - она взмахнула руками, не находя слов. - Я не понимаю!

- Если тебе повезет, Сенна, - ответил Лондо, - то ты так никогда и не поймешь.

И поспешил удалиться по коридору.


* * *

Вир обреченно взглянул на открывшуюся дверь своей камеры, и в изумлении раскрыл рот, поскольку там стоял Лондо.

- Что я здесь делаю, Лондо? - требовательно спросил он.

Лондо осмотрел цепи, которыми был скован Вир, и дал знак гвардейцам.

- Освободите его. Выпустите его.

- Выпустите? Ты имеешь в виду, все кончено? Я могу идти? Я…

Один из гвардейцев подошел с ключами и отомкнул оковы. Те с лязгом открылись, и Вир стал растирать запястья, в полной растерянности глядя на Лондо.

- Это было недоразумение, - сказал Лондо.

- Э-э-э… что? Лондо, ты огрел меня по голове бутылкой вина! И только из-за того, что я произнес некое имя.

- Некое имя, - повторил Лондо. - Вир, если ты достаточно мудр, ты никому, нигде и никогда больше не назовешь это имя.

- Лондо, послушай меня…

- Нет, Вир. Я теперь император. Я не обязан никого слушать. Это одна из выгод моего положения. Слушать будешь ты. Я буду говорить. А после этого ты улетишь прочь. - Лондо сделал глубокий вдох, взглянул зачем-то на свое плечо и продолжил. - Наши пути разошлись, Вир. Твой и мой. И отныне мы должны смотреть друг на друга лишь издали. Ты понял? Издали. Дело в том, что… мы оба неуязвимы. В некотором смысле. Смерть не грозит ни одному из нас.

- Она… она не?…

- Нет. Потому что мы защищены, мы двое. Мы оба. Защищены пророчеством. Защищены видением. Ты знаешь, о чем я говорю.

Вир действительно это знал. Он знал о пророческих снах Лондо, в которых тот видел себя в старости, погибающим от рук Г’Кара.

И Вир присутствовал при том, как леди Морелла сделала свое предсказание, гласившее, что им обоим суждено стать императорами, причем один из них взойдет на трон после смерти другого. Но она не указала, кто из них первым наденет белый мундир. Оказалось, что это был Моллари. А это означало, что Вир унаследует трон после смерти Лондо. А это, в свою очередь, означало, что пока Вир не взойдет на трон, ему не грозят раны. По крайней мере, смертельные раны.

- Можно, конечно, искушать судьбу, - продолжил Лондо. - Но, в конечном счете, судьба на нашей стороне. Каждый из нас, по-своему и до определенной степени, неуязвим. Но судьба, это такая забавная штука. Не стоит давить на нее слишком сильно, потому что она имеет обыкновение давать тебе ответный пинок. Так что, я предлагаю, чтобы мы следовали своему предназначению на безопасном удалении друг от друга, иначе пересечение наших судеб может привести к такому результату, который не понравится никому из нас. А потому, поклянись мне, что больше никогда не станешь говорить об этом. Поклянись, что вернешься на Вавилон 5, и будешь держать свою башку подальше от линии огня. Можешь поклясться мне в этом, Вир?

Но Вир молчал. Долгое время он пребывал в раздумье.

- Нет. Извини, Лондо, но… я не могу, - сказал он, наконец. - Я никогда не оставлю надежду, что ты все-таки свернешь с пути, по которому идешь сейчас. Я всегда буду искать средство столкнуть тебя с этого пути. Я навсегда останусь твоим другом… даже если со временем обнаружу, что стал твоим врагом.

Вир почти не сомневался, что на него вновь немедленно наденут оковы, запрут в темнице, и позабудут о нем, теперь уже навсегда.

Но Лондо, наоборот, улыбнулся. Он хлопнул Вира по плечу и сказал:

- Достаточно.

Жестом Лондо указал гвардейцам следовать за собой, и спустя мгновение Вир обнаружил, что оказался в одиночестве, а между тем двери его темницы оставались распахнутыми настежь.

- Лондо? - осторожно позвал Вир.

После всего случившегося, он готов был допустить, что как только переступит порог, то будет сразу застрелен при попытке к бегству. Но когда он высунул голову наружу, приготовившись к тому, что ее тут же оторвут, то обнаружил, что коридор пуст.

Осторожно пройдя по коридору, в конце его Вир обнаружил еще одну открытую дверь. И за ней виднелся солнечный свет. Возможно, сегодня был самый солнечный день из всех, какие он мог припомнить за все время своего проживания на Приме Центавра.

Солнечный… но в то же время очень прохладный. Хотя Вир не мог сказать наверняка, был ли холодным воздух вокруг него, или это просто холодно было у него на душе.

Как только он отошел от стен темницы на несколько шагов, дверь позади него со стуком захлопнулась. Вир обернулся, и обнаружил, что стоит возле дворца. И назад дороги нет. Но сейчас в этом не было ничего плохого; Вир, в самом деле, не мог больше представить, как и зачем он мог бы вернуться в этот дворец вновь.


* * *

Дурла решил, что сегодня выдался довольно неплохой день. Не то, чтобы все вышло именно так, как он надеялся… но в целом, неплохо. Он уселся за своим рабочим столом, готовясь провести остаток дня в плодотворном труде.

В этот момент появился Куто, сплошная радость и веселье, и принес Дурле информацию, которую тот в свое время затребовал. Спокойно и методично Куто прошел по всему списку имен, надиктованному Дурлой, который выслушивал рассказ о каждом, кивая время от времени и, делая вид, будто все эти люди заботят его в той же мере, что и та единственная, ради которой все и затевалось.

И, наконец, Куто перешел к Мэриэл и ее деятельности - где она побывала, чем занималась и, наконец, самое главное, с кем она этим занималась.

Дурле приходилось прилагать все усилия, чтобы сдержать свои эмоции, вместо того, чтобы равнодушно кивать, принимая к сведению эту информацию с той же долей внимания, с которой он отнесся ко всем прочим именам в своем списке. Ему удалось вытерпеть и еще некоторое время, покуда Куто не покинул его кабинет и не удалился на достаточное расстояние, прежде чем он позволил своей боли выплеснуться в отчаянном вопле.

Дурла не знал, кого ему в этот момент хотелось бы убить в первую очередь… Вира Котто, убивать которого до сих пор не входило в его планы, или Лондо Моллари, относительно которого план убийства у него уже был разработан в мельчайших деталях. Как бы то ни было, смерть любого из них принесла бы ему сейчас величайшее наслаждение.


* * *

В своих личных апартаментах, Лондо Моллари, стоя у окна, наблюдал за медленно удаляющейся фигуркой Тимов, гордо шествующей прочь от дворца по главной аллее, с высоко поднятой головой, не роняя своего достоинства. Но ему почему-то показалось, что он услышал вдали крик боли и отчаяния. Должно быть, подумал он, это просто его собственная душа озвучила свои чувства.


* * *

Вир обходил кругом дворец, чтобы выйти к главной улице. И неожиданно заметил неподалеку впереди себя Тимов. Она, в сопровождении небольшого эскорта гвардейцев, направлялась в противоположную сторону. На мгновение Виру показалось, что Тимов заметила его краешком глаза, поскольку, обернувшись, бросила взгляд в его сторону. Но затем, вздернув подбородок, резко отвернулась и продолжила свой путь.

- Привет, сильно занят?

Вопрос, неожиданно раздавшийся прямо у Вира за спиной, заставил его вздрогнуть. Он развернулся и увидел перед собой одетого в длинный плащ мужчину, слишком уже хорошо знакомого ему. Впрочем, по обе стороны от техномага стояли незнакомые мужчина и женщина, закутанные в такие же плащи.

- Вообще-то, Мерлин, я сейчас вовсе не занят. А кто твои компаньоны?

- Эти? - Кейн кивнул поочередно женщине и мужчине и представил. - Гвинн… Финиан… а это Вир. Вир собирается помочь нам спасти галактику, если только у него не найдется сейчас более важных дел.

- Нет, - сказал Вир, посмотрел в сторону дворца, который казался теперь таким далеким, и добавил: - Пожалуй, важных дел у меня не предвидится в ближайшее десятилетие, или около того.

Гвинн с неприкрытым скептицизмом окинула Вира взглядом с ног до головы.

- Ты уверен, что он может оказаться полезным для нас? - спросила она, обращаясь к Кейну.

- О, безусловно! - откликнулся Вир, как будто вопрос был адресован ему. - Видите ли, я неуязвим.

- В таком случае, тебе очень повезло, - сказал Финиан.

А Виру показалось, что очень далеко, в одном из окон верхнего этажа дворца, он заметил маленький нечеткий силуэт Лондо Моллари. Император смотрел куда-то вдаль, на блиставший под холодным солнцем город.

- Да, мне очень повезло, - подтвердил Вир. - Гораздо больше, чем некоторым.


ЧИТАЙТЕ ВО ВТОРОМ ТОМЕ ЭПОПЕИ «ЛЕГИОНЫ ОГНЯ»:


* * *

- Конечно! - согласился Вир. - Именно это я и имел в виду, Министр. В конце концов, мы оба боремся на одной стороне, правильно? Все, что мы хотим, - это лучшее будущее для Примы Центавра.

- Абсолютно верно, - ответил Дурла. - И знаете, я… имею определенное влияние при дворе. И вполне может оказаться, что внезапная отлучка Посла из дворца окажется не более чем досадным недоразумением. Если позволите, я поговорю об этом с императором.


* * *

- Вир! - в отчаянии крикнул Гален. - Не заходи в эту комнату! Там что-то есть… Там что-то страшное!

Но голографическое изображение вновь начало перемещаться. Что-то было не так. Вир явно больше не слышал инструкций техномагов. Напротив, он направлялся именно в ту комнату, против которой пытался предостеречь его Гален.


* * *

- Я не получал вашего послания, - ответил Вир. - Со мной по секретному каналу связалась Мэриэл, когда узнала, что Г’Кар и Гарибальди направляются сюда… Но я сомневаюсь, что она могла ожидать подобного исхода. - Он взглянул на Финиана. - Что случилось? Вы бы не появились здесь открыто без серьезных на то оснований.

- Эти визитеры с Вавилона 5 использовали технологию Теней. Не знаю, как они раздобыли ее. Быть может, это действительно просто случайность, - допустил Финиан. - Хотелось бы мне верить, что это именно так.

Вир вздохнул и еще раз взглянул на убитого.

- Он ведь нашел что-то, не так ли?


* * *

Вир приблизился к нему вплотную, и в глазах его была такая холодная ярость, что Гарибальди невольно попятился.

- Мне показалось, я услышал высокомерие в вашем голосе, Мистер Гарибальди. Я знаю, о чем вы думаете. Вы считаете, что я ни на что не способен. Что я глуп. И вы считаете, что хорошо знаете меня. Но вы меня совсем не знаете, Гарибальди. Наверно, даже я сам теперь не знаю до конца, на что я способен. Но я знаю точно одно: главное для меня - мой родной мир.


* * *

- Умереть… Это будет ужасно огромное приключение, - прошептал Вир. - Прости… Прости меня.

Он закрыл глаза и нажал кнопку.


* * *

- Итак, господин Премьер-министр, - сказал Шеридан. - Чем могу быть вам полезен?

Дурла склонился вперед, и на лице у него появилось ястребиное выражение.

- По правде говоря, господин Президент, вопрос у меня может быть только один. Когда прекратятся военные нападения Альянса на наши колонии?


* * *

- Ваше Величество, - заявил Дурла. - Против вас выдвинуты обвинения в государственной измене.

Лондо внезапно вложил свой меч в руку Дурлы, и прежде чем тот успел хоть как-нибудь среагировать на этот неожиданный поступок, прижал лезвие меча к своему горлу и закрыл глаза.

- Отлично. Тогда пусть сам Великий Создатель решит, изменник я или нет, поскольку именно он будет сейчас двигать твоей рукой.

В зале воцарилось молчание.

1 Сцена, описанная в Прологе, показана в сериале в Сезоне 5, Эпизод 18 «Падение Примы Центавра». Что, на мой взгляд, ничуть не делает изложение событий в романе менее интересным:-)

2 Имеется в виду Регент, блюститель трона Примы Центавра после смерти императора Картажи, не оставившего после себя наследников - Сезон 4, эпизод 7 Epiphanies «Прозрение»

3 У центавриан, в отличие от землян, два сердца.

4 Морден - землянин, эмиссар Теней на Вавилоне 5. Впоследствии бежал на Приму Центавра, где был казнен по приказу Лондо Моллари, занимавшего в тот момент пост Первого Министра.

5 Морден был обезглавлен по приказу Лондо Моллари, а голова его насажена на кол в императорском саду, согласно центаврианским обычаям и как подарок Лондо Виру за содействие последнего в изгнании Теней с Примы Центавра - Сезон 4, эпизод 6 Into the Fire («В самое пекло»)

6 Главный вопрос - основа философии Теней. См., напр., Сезон 4, эпизод 6 Into the Fire («В самое пекло»)

7 Эпизод был неоднократно показан в сериале. См., напр., Сезон 2, эпизод 9 The coming of shadows («Сошествие Тени»)

8 Удавшаяся провокация Дракхов. См. Сезон 5, Эпизод 18 «Падение Примы Центавра»

9 См. Сезон 2, Эпизод 3 «Геометрия теней»

10 Сезон 2, Эпизод 17 Knives («Смертельный поединок»)

11 Сезон 2, Эпизод 20 The Long Twilight Struggle («Долгая битва в сумерках»)

12 См, например, Сезон 2, Эпизод 3 The Geometry of Shadows («Геометрия теней»); эпизод 9 The Coming of Shadows («Сошествие Тени»); Сезон 3, эпизод 11 Ceremonies of Light and Dark («Церемонии света и тьмы») и др.

13 Среди них, в частности, Урза Джаддо - Сезон 2, Эпизод 17 Knives («Смертельный поединок»); и, как полагал поначалу Лондо, танцовщица Адира - Сезон 3, Эпизод 13 Interludes and Examinations («Интерлюдии и испытания»)

14 Сезон 3, эпизод 20 And the Rocks Cried out, No Hiding Place («И камни возопят, не укрыться»)

15 См. Сезон 4, эпизод 6 Into the Fire («В самое пекло»)

16 Сезон 4, эпизод 7 Epiphanies («Прозрение»)

17 Лондо: «Лишь идиот ведет войну на два фронта. И лишь наследник трона в королевстве идиотов будет воевать на двенадцать фронтов.» (Сезон 3, эпизод 11 Ceremonies of Light and Dark («Церемонии света и тьмы»))

18 См.Сезон 4, эпизод 5 The Long Night («Долгая ночь»))

19 Дурла практически дословно повторяет речь, которую Лондо произнес в свое время в ответ на вопрос «Чего ты хочешь?» - «коронный» вопрос Теней, поставленный перед Лондо мистером Морденом - эмиссаром Теней на Вавилоне 5 - см.Сезон 1, эпизод 13 Signs and Portents («Знамения и предвестия»). Что любопытно, они перекликаются и со словами Деленн, характеризующими отношение Минбарцев к расе Землян: «Их страстность, которую мы считаем предосудительной, позволила им занять достойное место среди звезд, а в будущем приведет их к величию и славе. Единственная их слабость в том, что они не могут осознать собственного величия. Они забывают, что преодолели путь длиною в два миллиона лет развития, борьбы и крови. Они способны странствовать меж звезд подобно гигантам.» (Сезон 1, эпизод 20 Babylon Squared («Вавилон в квадрате»))

20 Имеется в виду поэма А. Теннисона.

21 См.Сезон 2, эпизод 22 The Fall of Night («Сошествие мрака»))

22 См.Сезон 2, эпизод 7 Soul Mates («Родственные души»)

23 Визит Лондо на Минбар показан в Пятом сезоне сериала, Эпизод 21 «Объекты в покое».

24 Пророчество было произнесено леди Мореллой, вдовой императора Турхана, во время посещения ею Вавилона 5 по приглашению Лондо Моллари: «Вам дано то, чего не было почти ни у кого, Моллари. У вас по-прежнему остается шанс избежать пламени, что ожидает вас в конце пути. Два других вы уже упустили. Вы должны спасти глаз, что не видит. Вы не должны убивать того, кто уже мертв. И последнее - вы должны подчиниться самому страшному для себя, зная, что оно погубит вас… Примите знамение таким, какое оно есть, и не пропустите его проявления. И последнее… Вы станете императором, Моллари. Этого не избежать. (поворачиваясь к Виру) Вы тоже станете императором. (Вир расценивает это как шутку и начинает смеяться.) Почему вы смеетесь? Пророки не шутят, Вир. Один из вас взойдет на трон после смерти другого. Вот и все, что мы видим… и хотим видеть.» - Третий сезон сериала, эпизод 9 «Возврата нет».

25 Ленньер сообщил Деленн, что отправляется в добровольное изгнание, не в силах простить себя за свое отношение к Шеридану - Пятый сезон сериала, Эпизод 21 «Объекты в покое»

26 Сезон 2, Эпизод 9 The coming of shadows («Сошествие Тени»)

27 Второй сезон Сериала, эпизод 7 Soul Mates («Родственные души»)

28 Упомянутое происшествие показано во Втором сезоне сериала, Эпизод 21 «Инквизитор».

29 Объяснение слов Мэриэл можно найти в Третьем сезоне сериала, Эпизод 12 «Sic transit Vir»: Вир (обращаясь к Ивановой): «Женщины были, но я никогда не заходил дальше первого… Понимаете, у нас шесть… шесть уровней, понимаете… секса. В общем, каждый соответствует своему уровню интимности и удовольствия. Так что, знаете, вначале у вас первый, и это на-на. Затем второй… а когда вы добираетесь до пятого…» - прим.перев.

30 Упомянутое происшествие показано во Втором сезоне сериала, Эпизод 3 «Геометрия теней»

31 Тимов: Где ты пропадал? - Лондо: Государственные дела, моя дорогая. - Тимов: Держу пари, очередная пьянка. - Второй сезон Сериала, эпизод 7 Soul Mates («Родственные души»)

32 Тимов: Почему Я? - Лондо: С тобой я всегда знаю, чего я стою. - Второй сезон Сериала, эпизод 7 Soul Mates («Родственные души»)

33 Второй сезон Сериала, эпизод 7 Soul Mates («Родственные души»)

34 Второй сезон Сериала, эпизод 7 Soul Mates («Родственные души»)

35 Лондо: Мы должны ждать прибытия Мэриел. - Тимов: Нет. Я больше не собираюсь ждать. Секрет успеха нашего брака, Лондо, в раздельном существовании. А ты подверг его опасности! - Второй сезон Сериала, эпизод 7 Soul Mates («Родственные души»)



Оглавление

  • Пролог
  • ЧАСТЬ I. Сошествие ночи 2262 - 2264 Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Интерлюдия
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Интерлюдия
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Интерлюдия
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Интерлюдия
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • ЧАСТЬ II. Во мраке ночи 2265 - 2267 Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Интерлюдия
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Интерлюдия
  • Глава 6
  • Интерлюдия
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • ЧИТАЙТЕ ВО ВТОРОМ ТОМЕ ЭПОПЕИ «ЛЕГИОНЫ ОГНЯ»: