КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 447337 томов
Объем библиотеки - 632 Гб.
Всего авторов - 210641
Пользователей - 99116

Впечатления

Stribog73 про Свенсон: Вода и трубы (Технические науки)

Полезная книга для тех инженеров, которые имеют дело с пластиковыми трубопроводами.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Серебряков: Война (Фэнтези: прочее)

еще не окончание? автор пишет продолжение? Хочу почитать...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Лакина: Так нестерпимо хочется в Питер (СИ) (Современные любовные романы)

А мне показалось: "Так нестерпимо хочется ПИТИ!"

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ANSI про серию Группа Свата

напоминает "Мир реки" Фармера, но наша и куда занимательнее

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Вишневский: Съедобные грибы и их несъедобные и ядовитые двойники: сравнительные таблицы. Расширенное издание (Справочники)

Одним из важных факторов при определении несъедобных и ядовитых грибов является их запах. Большинство несъедобных и ядовитых грибов или пахнут неприятно, или вообще не имеют запаха. Так, несъедобные виды шампиньонов пахнут карболкой.
Но и запах - не ста процентный показатель безопасности. Так, смертельно ядовитые виды паутинников имеют приятный мучной запах.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Ильина: Грибы. Атлас-определитель (Справочники)

Возрадуйтесь, о грибники и грибоводы!
У меня около 700 книг по грибам (не считая грибной кулинарии).
Жив буду - все выложу на КулЛиб.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Colourban про Башибузук: Князь Двинский (Альтернативная история)

Для тех, кто не в курсе, учитывая старый, потерявший актуальность отзыв уважаемого Витовта, уточню:
Это всё же седьмая, завершающая цикл книга. Просто пятый том цикла – «Граф божьей милостью» дописан автором позже. К сожалению, в нём присутствуют определённые хронологические и фактологические неувязки с остальным циклом, что, впрочем, не фатально для восприятия.

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).

Интересно почитать: Банный комплекс в Подмосковье

Мой командир (fb2)

- Мой командир [ЛП] (пер. ۩WonderlandBooK۩ Группа) (а.с. Околдованные и очарованные-1) 1.19 Мб, 215с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Аланея Олдер

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Аланея Олдер Мой командир (Околдованные и очарованные — 1)

Полное или частичное копирование, выкладка на других ресурсах или передача книги третьим лицам БЕЗ УКАЗАНИЯ ГРУППЫ И ПЕРЕВОДЧИКОВ — ЗАПРЕЩЕНЫ! Книга не несёт в себе никакой материальной выгоды, предназначена только для личного пользования и предоставлена исключительно в ознакомительных целях. Просьба удалить после прочтения. Спасибо!

Переведено для группы WonderlandBooK

Переводчики: inventia, Youngi

Редактор: inventia

Русифицированная обложка: inventia

ЗАКЛИНАНИЕ. ПРЕДЫСТОРИЯ

Аделаида МакКинзи задохнулась и села в постели, затем посмотрела на свою пару, который мирно спал рядом. Уже третью ночь подряд ей снился кошмар, в котором она наблюдала, как молодая девушка, звавшая её сына Эйдана, была убита.

Тихо выскользнув из-под одеяла, она взяла халат с подножия кровати и на цыпочках вышла из комнаты. Аделаида тихо спустилась вниз и направилась к кухне. Не пошло и пяти минут, как она встала, когда к ней присоединился сквайр Мариус.

— Мог не вставать, я абсолютно точно могу сама себе сделать чай, — сказала она ему, улыбаясь с места, на которое он указал ей сесть.

— Конечно, можешь, но тогда тебе будет не с кем поговорить. Это уже третья ночь подряд, миледи, возможно, тебе стоит рассказать Байрону.

Мариус поднял чайник с плиты и поднёс к готовому заварочному. Спустя пару секунд, до Аделаиды доплыл успокаивающий аромат её любимого чая.

Аделаида скрутила салфетку в руках.

— Не хочу его беспокоить.

Мариус прицыкнул.

— Аделаида, теперь ты знаешь, что Байрон не станет смотреть на всё это в таком русле.

Аделаида поморщилась, Мариус называл её по имени лишь тогда, когда думал, что она ведёт себя по-детски. Но ей было трудно объяснить, почему она так волновалась. Она не ведьма, и ей снились кошмары, а не ужасное будущее.

— Это просто кошмары и ничего более.

Мариус налил ей чаю.

— Кошмары мучают тебя третью ночь подряд? — Он выгнул бровь.

Вздохнув, она поднесла кружку к губам.

— Я поговорю о них с Элис, у неё другой на всё взгляд.

Мариус налил чая себе и сел.

— Она умна, — самодовольно сказал он. Аделаида спрятала улыбку. С тех пор, как Элис назвала ребёнка Колтон Мариус — в честь Мариуса — он избаловал их обоих.

Она потягивала чай и размышляла о том, что нужно сделать за день. Она питала надежды, что сегодняшний швейный кружок будет спокойным и даст ей время поговорить с Элис.



***

Аделаида подождала, пока все вокруг займутся делами, прежде чем склониться к Элис.

— Могу я задать тебе вопрос?

Элис на момент уставилась на неё, затем закатила глаза и продолжила работу над одеялом. Аделаида улыбнулась, из них двоих Элис грубее.

— Последние несколько ночей, мне снятся страшные кошмары

Элис замерла, а затем, со страхом в глазах, посмотрела на Аделаиду.

— Ты видишь темноволосую женщину с серыми глазами и ребёнка?

Аделаида покачала головой.

— Нет, у неё глаза зелёные и без ребёнка.

— Но она зовёт Эйдана?

— А эта зовёт Колтона, — произнесли они в унисон.

На другой стороне комнаты, Табита Армстронг судорожно вдохнула.

— Что вы сказали?

Все женщины в комнате замолчали и повернулись к Аделаиде, которая обменялась огорчёнными выражениями с Элис, прежде чем встать лицом к другим.

— Последние три ночи, мне снятся кошмары, в которых молодая женщина, звавшая моего сына Эйдана, была убита.

Табита округлила глаза.

— Моя сестра, Мира, живёт в Стом Кипе, и у неё есть два сына Грэм и Хантер. Грэм, как вы знаете, возглавляет отряд Дельта, а Хантер служит под командованием Кейдана Айронвуда в подразделении НУ. Мира уже два дня мне звонила и говорила, что видит кошмары, как женщина зовёт Грэма.

— Это не совпадение, — тихо отметила Элис.

Табита опустила вышивку.

— Кто эти женщины?

Аделаида инстинктивно знала, кто эта зеленоглазая женщина, и правда до смерти её пугала.

— Наши будущие дочери, пары наших сыновей.

Элис встала и положила одеяло на стул.

— Леди, мне жаль, но сегодня придётся сократить время нашего кружка, у нас с Аделаидой появились срочные дела.

Женщины тут же встали и собрали свои вещи. Кинув на них сочувственные и обеспокоенные взгляды, женщины быстро ушли и комната вскоре опустела. Элис сложила одеяло в сумку и села. Аделаида повернулась к ней.

— Неожиданно. У тебя есть план?

Элис усмехнулась и мотнула головой.

— Нет, но мы ничего бы не решили, если вокруг все бы придирались к словам.

— Вижу, мисс Элис знает о кошмарах, — произнёс Мариус с улыбкой, принеся им чай. Аделаида хмыкнула.

— Да и очень хочет выяснить причину.

Мариус кивнул.

— Дамы обсуждали это, когда уходили.

Аделаида начала кусать нижнюю губу, и Мариус коснулся пальцем кончика её носа. Улыбнувшись, она выпустила губу.

— У меня есть идея, но Байрону это не понравится.

В глазах Элис загорелся огонёк.

— Поделись.

Мариус вздохнул.

— Ох, дорогая. — Он накинул полотенце на телегу. — Пойду, соберу ингредиенты для твоего пирога

Аделаида кивнула.

— Спасибо, Мариус.

Как только за Мариусом закрылась дверь, Аделаида повернулась к подруге.

— Нет ничего важнее счастья моего сына. Уверена, и другие матери скажут так о своих сыновьях. — Элис кивнула. — Что, если мы попросим старейшину Эргид состряпать заклинание, чтобы привлечь пары наших мальчиков к ним. Не похоже, что дети станут их искать.

Элис округлила глаза, но кивнула. Каждый раз, когда она так улыбалась, Аделаида понимала, откуда в Колтоне эта чертинка.

— Думаешь, он сможет?

Аделаида обдумала варианты.

— Я верю, что сможет. Попробовать, не навредит.

Элис откинулась на спинку.

— Самое трудное — застать Роуэна одного и не доносить до совета то, что мы сделали. — Она нахмурилась. — Ты представляешь, как Байрон и Эйдан разозлятся?! Мы внесём радикальные изменения, которые повлияют на воинов подразделения.

Аделаида посмотрела на свои руки.

— Я сердцем чувствую, что если мы что-то не предпримем, наши мальчики потеряют свои пары. — Она подняла взгляд, решимость придала сил. — Лучше пусть ад замёрзнет, чем я позволю такому случиться.

Элис встала.

— Тогда, чего мы ждём?

Аделаида встала и протянула руку Элис.

— Сейчас или никогда.

Элис хихикнула.

— Может, если повезёт, Байрон тебя отшлёпает

Аделаида ахнула и залилась румянцем. Откашлявшись, она вздёрнула подбородок.

— Будто, это такая редкость. — И подмигнула подруге.

По дороге в гараж, Элис рассмеялась.

«Прости, любимый, но это ради нашего сына».



***

— Аделаида, любимая, я дома! — услышала она Байрона, который зашёл в дом.

Она сглотнула желчь, подступившую к горлу. Всё так быстро произошло. У старейшины Эргида были все необходимые ингредиенты для заклинания, и, как назло, эта ночь оказалась полнолунием. Прежде чем Элис с Аделаидой покинули его поместье, заклинание было наложено. У Аделаиды не хватило времени мысленно подготовиться к рассказу Байрону о том, что сделала. Так что, она, заламывая руки, вышагивала перед его столом и ждала, когда он сам её найдёт. Довольно скоро дверь распахнулась, и в комнату вошёл любимый Аделаиды. Она почувствовала, что у неё перехватило дыхание, как бывало всегда при взгляде на Байрона.

Тот широко улыбнулся, а затем втянул носом воздух. Он остановил взгляд на двух пирожных на столе и прищурился.

— Что случилось?

— Не знаю, как сказать тебе, — начала Аделаида.

В глазах Байрона появилось беспокойство, он подошёл к ней и начал растирать её руки.

— Милая, дорогая, дыши. Всё будет хорошо

Аделаида кивнула.

— Знаю, поэтому так и поступила. Я хотела, чтобы всё было хорошо.

Байрон выгнул бровь.

— Поступила как?

Аделаида сглотнула, и Байрон округлил глаза.

— Дорогая, что же ты натворила?

Она указала на кожаное кресло.

— Присядь.

Байрон помедлил, но сел. Она знала, что он сделает всё, чтобы ей стало легче, за что ему благословение.

— А сейчас, что бы там ни было, поклянись, что останешься сидеть в кресле. — Она прикусила нижнюю губу.

— Навеки? — поинтересовался он.

Она закатила глаза.

— Конечно, нет. Я взываю к твоей чести, чтобы ты не вставал с этого кресла, пока не перестанешь злиться. — У неё сжалось сердце от промелькнувшего выражения боли на его лице.

— Я никогда в жизни не наврежу тебе, — прошептал он.

— Ох, нет! Нет, дорогой! — Она кинулась к нему и осыпала лицо поцелуями. Подобно ворчливому медведю, он принимал ласку, время от времени поворачивая голову, чтобы захватить её губы. — Я даже представить не могу, что ты мне можешь навредить, просто, считаю, что тебе необходимо время остыть, вот и всё. Пока ты будешь сидеть здесь, я помогу Мариусу закончить шикарный ужин. — Она встала и улыбнулась.

Он втянул носом воздух.

— Лобстер, лосось, стейк и тот маленький картофель с чесноком, который я так люблю? — спросил он.

— Дай слово, — сказала она.

Он кивнул.

— Даю слово, что если разозлюсь на то, что ты мне скажешь, останусь в кресле успокаиваться.

— Ночью мне приснился кошмар, — призналась она, не в силах смотреть ему в глаза.

— Три ночи подряд один и тот же кошмарный сон, которые заканчивались кровью и убийством, — она тяжело вздохнула и взглянула на свою пару. В его глазах было беспокойство, и он поднялся. — Это не всё. — Он вновь сел.

— Продолжай. У тебя есть время, если надо собраться.

Аделаида чувствовала себя ужасно, он был таким понимающим. Внезапно, она почувствовала себя глупой, скрывая всё от него. Но выходило так, словно её заставили что-то сделать.

— Я поговорила о них с Элис.

— А не со мной?

— Я не хотела, чтобы ты переживал.

Он зарычал.

— Мне Господь дал привилегию переживать о тебе.

— Так же, как и мне дал таковую облегчить твоё бремя, — парировала она.

— Я понял, — он кивнул. — Продолжай, любовь моя.

— В общем, Элис призналась, что и у неё были кошмары. Табита услышала нас и сказала, что её сестре Мире тоже такие снились.

— Дорогая, это серьёзно. Не может быть совпадением, что трём женщинам в нашем сообществе одновременно снятся кошмары.

— Я рада, что ты так считаешь, — Аделаида принялась расхаживать.

— Просто расскажи всё, — нежно настоял Байрон.

— Мы с Элис отправились к старейшине Эргиду и попросили наложить заклинание, чтобы пара нашего сына пришла к нему! — выпалила она.

Байрон в неверии замер.

— Извини, мне послышалось, что ты сказала, будто ты попросила Роуэна наложить заклинание на нашего сына.

Аделаида покачала головой, и он облегчённо вздохнул. Она прикусила нижнюю губу.

— Не на Эйдана. Это заклинание приведёт пар воинов подразделения к ним, чтобы те не подверглись опасности.

Байрон стиснул зубы.

— Заклинание влияет на всех воинов подразделения в Ликонии? — спросил он тихим голосом. Она кивнула. — А ты не подумала, что мне или Эйдану следовало бы об этом знать?

Она не знала, что сказать. Ведь всё произошло так быстро. Она посмотрела на Байрона и увидела, что его глаза стали чёрными. При виде этого, Аделаида не смогла сдержать дрожи. Когда Байрон не мог себя контролировать, он становился зверем в постели. Байрон собрался встать, но она указала на кресло.

— Ты обещал.

Она шагнула назад к двери, и волнение пробежало по телу. Он уже очень давно не терял контроль.

— Ладно, любимый, я просто пойду на кухню…

Байрон взревел и вцепился в подлокотники кресла. Верный своему слову, он не встал.

— Ох, дорогой! — прошептала она.

Низко зарычав, он улыбнулся, обнажив клыки.

— Аделаида, любимая.

— Да? — выдохнула она.

— Беги!

Она непристойно взвизгнула и помчалась по лестнице. Горячее дыхание Байрона опаляло шею, а острые зубы оставляли следы. Если бы она знала, что заклинание, наложенное на воинов, вызовет такую реакцию, уже давно бы сделала что-то подобное.

ПРОЛОГ

— Эйдан, найди меня, — дразнил нежный голосок. Эйдан осмотрелся, он находился в лесу между казармами Альфы и Беты. Спотыкаясь о свои же ноги, он не понимал, где она могла спрятаться. От нарастающего чувства страха, у него заколотилось сердце.

— Хватит играть! Выходи, — закричал он.

— Ворчун! — женственный смех эхом разнёсся по деревьям.

— Выходи сейчас же! Прекрати играть, — вновь крикнул он. Но в ответ тишина

— Не смешно, выходи!

— Эйдан! — её крик нарушил тишину, и он побежал на её голос. Достигнув поляны, Эйдан кипел от ярости. Она лежала в луже крови, а длинные каштановые волосы обрамляли её аппетитное тело, облачённое в лёгкий, белый сарафан. Самая прекрасная женщина из всех, что ему довелось встречать. Его пара. И она умирала. Он подбежал к ней и упал на колени, беря на руки её крохотное тело.

— Прошу, малыш, останься со мной! — взмолился он.

— Почему ты меня не искал? — в её больших зелёных глазах столько боли.

— Не знаю, — прохрипел он.

— Я бы вечность тебя любила. — И с этими словами она закрыла глаза.



***

Эйдан сел в постели и схватился за грудь. Последние две недели ему снилась эта девушка с длинными, мягкими каштановыми волосами, выразительными зелёными глазами и бледной кожей. Она казалась такой невинной и хрупкой. Большинство снов были замечательными, а вот кошмары начались три ночи назад, и он был чертовски напуган, что его пара где-то там, и он понятия не имел, где её найти. Спустив ноги с кровати, он опёрся локтями о колени и спрятал в ладонях лицо, пытаясь стряхнуть ощущение, что что-то не так. Вздохнув, Эйдан выпрямился и потёр руками лицо. Он поднялся, но в душ решил не идти, всё равно у них сегодня занятия, и менее чем через час он будет весь потный и вонючий. Надев спортивную форму, он спустился вниз и наткнулся на Гавриэля, хмуро смотрящего на кружку кофе.

— И у тебя тоже? — спросил Эйдан. Посмотрев на него, Гавриэль кивнул.

Только им двоим и снились пары. В теории, Эйдан понимал беспокойство старейшин насчёт потомства. Поначалу заклинание, которое приведёт пар к ним, казалось крайностью, но из-за продолжающихся кошмаров появилось чувство срочности. Может, в конце концов, старейшины правы. Проклятье.

— Плохо? — вновь спросил Эйдан, возвращая внимание к своему заму.

— Думаю, моя пара может быть умственно отсталой, или у неё серьёзные проблемы с внутренним ухом. Каждую ночь, я будто наблюдаю за ней издалека, и никогда в жизни не видел человека более подверженного несчастным случаям. Боюсь, она погибнет прежде, чем я смогу её найти. — Гавриэль нахмурился, а Эйдан сморщился. Гавриэль самый элегантный и грациозный мужчина из всех, кого Эйдан знал. Чем Судьба думает, подобрав ему такую пару?

— А у тебя? — спросил Гавриэль

— Её опять убили. И я опять не успел, — прошептал Эйдан. Гавриэль поставил кружку.

— Эйдан, только скажи, и мы начнём её искать.

— Спасибо, я бы согласился, но понятия не имею, с чего начать.

— А вы оба с утра выглядите особенно мрачными, — заметил Колтон, входя внутрь и направляясь к кофеварке.

— Плохо спали, — ответил Гавриэль, кивая Эйдану с понимающим взглядом. Эйдан улыбнулся, чувствуя благодарность, что они дальше не станут обсуждать его кошмар.

— И что сегодня на повестке дня? — Колтон повернулся с любимой кружкой в руках. Завидев это чудо — карикатуру на грудастую официантку, держащую две пивные кружки, и надпись «Мне нравятся буфера, чеснслово» — Эйдан начал улыбаться. Только Колтону легко удавалось улучшить его настроение.

— Учения, — Эйдан отпил кофе.

— Какие?

— Все.

Колтон подавился.

— Все?!

— Все. И каждый из вас на тренировку. Будем заниматься, пока не рухнем. — Эйдан понимал, что если хочет довести себя до истощения, чтобы избежать сновидений, тащит за собой и остальных.

— Мне, кажется, я заболел, — Колтон притворился, что зашёлся кашлем.

— Неправда. Позови Лоркана и Сашу. Сегодня тренируемся с бетой и Гаммой. Скажи, что будем использовать наши возможности. — Эйдан и Гавриэль допили кофе и оба направились к тренировочным площадкам подразделения, оставив Колтона стонать и ныть. Эйдан начал выкрикивать команды и повернулся к лесу. Это был всего лишь сон. Это нереально. Эйдан выдохнул и сосредоточился на своих людях. Ему не нужна женщина, которая заполнит всю жизнь, а ещё, чёрт подери, ему не нужно отвлекаться.

ГЛАВА 1

«Я люблю рок-и-ролл, Так брось ещё одну монетку в музыкальный автомат, малыш».[1]

Мерин прибавила громкости на iPod и принялась пританцовывать под ритм «B-52»[2]. Сегодня она проснулась с непреодолимым желанием разведать местность. Так что, она закинула ноутбук в рюкзак и села в машину. Полчаса спустя, она припарковалась на обочине старой просёлочной дороги и пошла пешком. И теперь стояла и смотрела на высокий, очень официально-деловой на вид проволочный забор. Её врождённое чувство любопытства, — из-за которого в прошлом у неё появился не один шрам — в сочетании со странным ощущением двигаться вперёд, подталкивали перелезть через забор и посмотреть, что за ним.

Пожав плечами, она начала подниматься, но быстро пришла к выводу, что лазить по заборам намного сложнее, чем показывают по телевизору. Мерин перелезла через верх, спустилась на несколько футов, а затем спрыгнула на землю. Двигая головой в такт музыки, она огляделась и пошла вперёд.

На календаре был октябрь, в воздухе пахло листвой и землёй, денёк выдался весьма удачным для прогулки и исследования окрестностей. Но когда солнце скрыло облако, забирая его тепло, Мерин плотнее закуталась в толстовку. Она всегда носила толстовки на три размера больше, в них было удобно и уютно, словно завернувшись в одеяло. Все лето она ждала осенней прохлады, чтобы вновь влезть в толстовки. Единственное, что ей не нравилось в них — они скрывали её любимые футболки. Сегодня она надела футболку с Черепашками Ниндзя в подростковом возрасте, которую нашла на барахолке, и осталась довольна. Футболки с принтами были её слабостью.

Когда поднялся ветер, она на секунду задумалась, нужно ли было обрезать волосы. Мерин провела рукой по коротким волосам и усмехнулась. Ей нравилось, что забот с ними стало меньше, а образ сменился на забавный и дерзкий. Но, проклятье, у неё мёрзла шея. На заметку: купить больше шарфов! Она уже собралась идти дальше, но краем глаза заметила движение и замерла. Она обернулась на высокого блондина с зелёными глазами, уставившегося на неё с удивлённым выражением лица и… штурмовой винтовкой в руке? Она вытащила наушники.

— К-хм, привет.

— Привет, малышка. Ты в курсе, что находишься на частной собственности?

— Серьёзно? Понятия не имела, — соврала Мерин.

Он выгнул бровь.

— Десятифутовый забор прямо за тобой ни на что не намекнул?

Мерин обернулась на забор.

— Как он тут оказался? — она сымитировала шок.

— А ты забавная. Но не настолько, чтобы избежать неприятностей. — Он сделал шаг вперёд, а она шаг назад.

— Мне просто было любопытно, что здесь.

С разных сторон из леса начали выходить мужчины. Запаниковав, Мерин рванула к забору, но её поймали огромными руками и поставили на место.

— Отпусти меня, засранец! — закричала она, и мужчины переглянулись.

— Хватит ёрзать. Ай! Прекрати пытаться ударить меня по яйцам! — закричал блондин, а Мерин бесполезно замахнулась.

— Ты меня насиловать пытаешься!

— Это ты на меня нападаешь, чокнутая! Кажется, ты мне нос сломала. — Наконец, он схватил её за плечи и удерживал на весу перед собой. Мерин беспомощно осмотрелась и её надежды на побег рухнули, так как теперь её окружили не менее двенадцати огромных мужчин с оружием в руках.

— Ладно, я смотрела фильм по типу этого, и он мне не понравился. Могу я теперь домой пойти? — Она осмотрела их военную форму и закрыла глаза. — Я ничего не видела, клянусь.

— Кто тебя послал? — Мерин открыла глаза и посмотрела на другого блондина, вышедшего вперёд. На первый взгляд можно сказать, что он родственник того, кто её держал, но у этого мужчины глаза цвета янтаря, а ещё высокие скулы и полные губы. Великолепное сочетание.

— Никто.

— То есть ты просто решила перепрыгнуть через забор и посмотреть что здесь? — в этом вопросе не было и намёка на сарказм.

Она резко закивала.

— На самом деле, да. Я недавно переехала в город, а сегодня проснулась с непреодолимой необходимостью разведать обстановку. Ну, вот так здесь и оказалась. — Она заметила, как мужчины обменивались многозначительными взглядами. — А вы, парни, военные? Секретная учебная база ЦРУ? Было бы круто, — протараторила Мерин. Все вновь посмотрела на неё, отчего она съёжилась и закрыла глаза. — Ой, ладно, я ничего не видела, не слышала и вообще замолкаю.

Мужчина сзади неё фыркнул. Мерин услышала очередные шаги и открыла глаза. Из леса вышли ещё двое мужчин. Один, казалось, скользил по листве, а другой тяжело притаптывал её огромными ботинками. Несмотря на яркую голубизну глаз, казалось он из тех, кто постоянно хмуриться. И этот злыдень посмотрел на неё.

— Как тебя зовут?

— Это не те дроиды, что вы ищете[3], - протянула она. Невысокий рыжеволосый мужчина слева от Мерин фыркнул. Угрюмец посмотрел на него.

— Тихо, Килан. — И вновь посмотрел на неё.

— Да, ладно. Это же «Звёздные Войны», — пояснил Килан.

— Она сражается в рядах звёздных войн? — спросил он.

Она посмотрела на него в упор.

— Серьёзно?

Он открыл рот, чтобы ответить, и застыл, затем закрыл глаза и запрокинул голову. После чего сделал глубокий вдох, отчего его накаченная грудь поднялась. Всё тело угрюмца сотряслось. А затем он открыл глаза и осмотрел Мерин с головы до ног с ошеломлённым выражением лица.

— Ты подстриглась, — шёпотом спросил он.

Она кивнула и замерла. Откуда ему-то знать? Мерин забрыкалась, чтобы её опустили. Происходило что-то странное, и ей нужно было убираться.

— И что нам с ней делать? — спросил тот, который её держал и потряс ею, как тряпичной куклой. У стоящего перед ней великана глаза стали чёрными, а из горла вырвался низкий рык, когда он шагнул вперёд и вырвал Мерин из рук блондина. А потом он принялся рычать и ворчать на всех остальных мужчин.

— Отойдите, эта женщина его пара! Колтон, отойди, это приказ! — закричал брюнет.

Мерин почувствовала, как огромный мужчина трётся щекой о её голову, словно пытался пометить своим запахом. Она почувствовала прилив паники, когда мужчины начали отходить, выглядя при этом обыденно. Они не рычали и не ворчали. Мерин протянула руку блондину.

— Прошу! Не позволяйте ему меня забрать!

Блондин колебался.

— Эйдан, она напугана. Успокойся! — закричал он.

От рёва мужчины, державшего её, у Мерин едва не лопнули барабанные перепонки. Он закинул ей себе на плечо и побежал. Живот заболел от того, как она билась им об плечо мужчины. Схватив мужчину за талию, Мерин укусила его за спину. Взревев, он перевернул её задом наперёд, и ускорился, пробегая мимо деревьев.

— Неандерталец! Отпусти меня! Живо! — она била его по груди и голове крошечными кулачками, но ему было всё равно. Когда показался большой дом, Мерин сильнее начала сопротивляться, так как понимала, что как только окажется внутри, уже не сможет сбежать. Но на мужчину её удары не производили абсолютно никакого эффекта. Он ногой открыл дверь. Первый этаж стал размытым пятном, когда неандерталец пробежал по нему, затем поднялся по лестнице и прошёл по длинному коридору. Открыв дверь в одну из комнат, он быстро зашёл, закрыл её и поставил Мерин. После чего выпрямился и улыбнулся. И продолжал улыбаться, когда Мерин вмазала ему кулаком в нос. Парень просто тряхнул головой, словно пытался сконцентрироваться.

— Отпусти меня! — она ударила его ногой по голени, заставляя совсем не по-мужски взвизгнуть.

— Женщина, хватит меня бить! — завопил он.

— Это похищение и незаконное лишение свободы! — Она сняла рюкзак и вытащила телефон, но мужчина отобрал его. Он хотел и рюкзак отобрать, но Мерин крепко за него схватилась.

Расстроенный, он задрал рюкзак над головой, но Мерин не отпускала, а просто свисала, держась за лямки. Он тряхнул рюкзак, и лямки выскользнули из рук, а Мерин рухнула на пол. И сидя там, она нахмурилась на парня.

— Неужели ты та нежная, милая женщина из моих снов? Моя изысканная невинность? Ты? С этими короткими волосами, в грязных кедах и в мужской одежде? — Он говорил обескураженно, после чего наклонился и вновь втянул носом воздух.

— Почему ты меня нюхаешь? — она, как краб, отползла назад. — Господи, я словно персонаж фильма «Молчание Ягнят», — она начала плакать. — Я не хочу спускаться в эту дыру! Я не буду мазаться кремом. Посмотри на меня, моей кожи не хватит на твою огромную задницу! — причитала она.

Он аккуратно отступил.

— Сейчас вернусь. — Он развернулся и вышел из комнаты. Но она всё равно услышала щелчок, а значит, парень запер её, а после этого услышала слова, от которых мысли завертелись в голове. — Моя пара чокнутая.



***

Мерин вскочила, как только дверь заперлась и попыталась её открыть. Проклятье. Пара? Что он имел в виду? Она подбежала к окну и посмотрела вниз. Она находилась этаже на третьем, так что выпрыгнуть нереально. Она уже хотела отвернуться, когда заметила, как мужчина, который схватил её у забора, вбежал во двор. Этот здоровяк неандерталец назвал блондина Колтоном. На её глазах Колтон начал раздеваться. Она склонила голову, любуясь видом. У него отличная задница.

Спустя мгновение она начала думать, что один из военных подсунул ей галлюциногены, потому что в одну секунду Колтон был человеком с прекрасной задницей, а в следующую огромной собакой, бегущей в лес.

Она отошла от окна, споткнулась о дорогой ковёр и шлёпнулась на пол. Она сейчас в такой куче дерьма.

Факт первый: тот здоровяк, который рычал и принёс её сюда, оказался самым сексуальным парнем, которого ей только доводилось видеть. На самом деле, все эти парни великолепны, но что-то было в этом неуклюжем дикаре, что манило её прижаться к нему и прикемарить… сразу после долгого дня безудержного секса.

Факт второй: по крайней мере, один парень из местных превратился в собаку.

Факт третий: беспокоиться о том, что её похитили, некому, так что помощи ждать неоткуда. Она сама по себе. Почему вся эта фигня произошла с ней? Она магнит для дерьма?

Она услышала щелчок замка, открылась дверь, в комнату зашёл здоровяк и закрыл дверь. Она встала и попятилась, пока не врезалась в стену. Он поднял руки.

— Тебя Эйдан зовут? — спросила она, и после того, как у дикаря появилось имя, он стал не таким страшным и рассудительным.

Он кивнул.

— Я не сделаю тебе больно.

Его глубокий, сексуальный голос должен быть вне закона.

— Уверена, все серийные убийцы такое же говорили своим жертвам. — Она посмотрела на лампу на прикроватной тумбе.

— Я просто хочу поговорить. — Он говорил нежным и аккуратным голосом.

— Полагаю, хочешь поговорить о своих собаколюдах. — Она приблизилась к тумбе.

— Собаколюдах? Ох, ты видела Колтона. Точно. Как мне это объяснить? — Он почесал затылок с робким выражением лица. Не будь он её похитителем, она бы сказала, что он выглядит очаровательно

— Начнём с части про собаку, — предложила она.

— Колтон — один из людей в подразделении, с которыми я служу. Каждый мужчина в отряде немного… отличается от большинства людей. Колтон перевёртыш. Он может перекинуться в волка.

Мерин моргнула. Затем ещё раз моргнула. Не отводя взгляда от Эйдана, она провела пальцами по тяжёлому корпусу лампы.

— И ты волк? — спросила она, хотя не хотела знать.

Он казался оскорблённым.

— Нет, конечно. — Она облегчённо выдохнула. — Я медведь.

Она закрыла глаза

— Ну, за что? Почему всякая ерунда происходит со мной? — Когда она открыла глаза, заметила, что Эйдан немного придвинулся. Она напряглась. Он наклонился и понюхал её волосы.

— Ты меня нюхаешь? — с неверием, спросила она.

— Хочу убедиться. Можно мне поинтересоваться, я тебя привлекаю? — Он свёл вместе брови.

— Ты хочешь узнать, хочу ли я заняться с тобой диким, необузданным сексом? — спросила она.

— Нет! Погоди, а ты хочешь?

— Я не стану на это отвечать.

— Что ты знаешь о животных?

— Полагаю, то, что знает большинство.

— Ты знаешь, что волчьи пары на всю жизнь?

— Как и у лебедей, — она видела эту передачу по National Geographic. Он казался удивлённым.

— Да? Серьёзно?

— Ага. — Она кивнула.

— Не знал.

— Так о чём ты?

— Извини, отвлёкся. Дело в том, что у таких людей, как я и Колтон, в жизни может быть лишь одна пара, как у волков в дикой природе. Ты моя пара. — Он улыбнулся. Господи, он хотел с ней спариться!

Она схватила лампу и вытащила провод из розетки.

— Здесь какой-то долбаный культ? — Она изо всех сил швырнула в Эйдана лампу. И когда та ударилась об его голову, Мерин довольно улыбнулась. Удовлетворение длилось не долго. Он с раздражением посмотрел на неё. Мерин вскочила на кровать, перебралась на другую сторону, поместив между ними матрас королевских размеров. — Я не стану частью коллектива и не стану рожать тебе детей. Сопротивление не бесполезно! — прокричала она и взяла вторую лампу.

Он повернулся и убежал из комнаты. Тяжело дыша, Мерин дрожащими руками опустила лампу. Казалось, Эйдан сбежал от того, чтобы в него ничего не кинули. Мерин решила обыскать комнату и ванну на предмет метательных снарядов. Чувствуя себя лучше от того, что теперь у неё появился хоть какой-то план, она приступила к работе.



***

Эйдан сидел внизу со своими людьми. Он позволил подразделению Лоркана установить патрули, если вдруг ещё какая-то женщина перелезет через забор. Как одна крошечная женщина могла причинить столько неприятностей?

— Она изумительная, — утешительно сказал Дариан.

— Я половину её слов не разобрал, — простонал Эйдан.

— Она же женщина, конечно, ты не понял, — заявил Килан.

— Дай ей время успокоиться. Она там уже пару часов и должна была проголодаться. Может, если ты принесёшь ей еды, она увидит, что ты хочешь позаботиться о ней и стать хорошей парой? — предложил Гавриэль.

— Идея неплохая. Я всегда после еды чувствую себя лучше. — Эйдан кивнул. Может, им как раз и нужен спокойный ужин, за которым они узнают друг друга. — У нас тут есть еда?

— Что-то осталось из итальянского ресторанчика, куда мы на днях ходили, но испортиться не должна была еда, — напомнил Килан.

— Ладно. Пойду и попробую накормить её. Может, тогда смогу заставить выслушать меня. — Эйдан встал с обновлённым чувством цели. А вот его люди выглядели обеспокоенными. — Уверен, всё пройдёт на ура. — Он улыбнулся, чувствуя себя все более и более уверенно. Он ведь мог справиться с одной маленькой человеческой женщиной.



***

Она услышала его за дверью и тут же вскочила. Схватив тяжёлую крышку от фарфорового бочка унитаза, она забралась на комод у двери. Мерин затаила дыхание, когда дверь начала открываться. Эйдан сделал лишь шаг в комнату, когда она, что было мочи, ударила его по голове. Раздался громкий треск, и Эйдан упал на колени. Два пластиковых контейнера свалились на пол. Эйдан на четвереньках прополз немного и свалился плашмя.

Дрожа, Мерин опустила крышку, спрыгнула с комода и выбежала из комнаты. Она побежала по коридору и вниз по лестнице. Если бы могла выйти наружу, вернулась к забору и нашла бы свою машину. Мерин уже собралась открыть входную дверь, когда её схватили сзади. Блондин, Колтон снова её держал.

— Отпусти меня!

— Ни за что, маленькая колючка. — Сверху донёсся рёв боли.

— Ладно, я знаю, что разозлила его, прошу, отпусти.

— Что ты сделала?

— Ударила его крышкой от бочка унитаза, — прошептала она.

— Серьёзно? — Колтон начал трястись от смеха, но хватки не ослабил. Мерин развернулась, намереваясь уйти. Раздались громкие шаги, и она подняла взгляд. Разъярённый Эйдан спускался по лестнице и чертыхался, потирая макушку. Не останавливаясь, он схватил Мерин за руку, открыл дверь и вышел с ней наружу.

— Эйдан, что ты делаешь? — спросил Колтон позади них.

Эйдан делал такие большие шаги, что буквально тащил Мерин за собой. Они не останавливались, пока не подошли к машине. Он открыл заднюю дверь и усадил Мерин туда. Сам же сел на водительское сиденье, и тут же она начала пинать спинку. Когда она ударила во второй раз, Эйдан вышел, открыл дверь и снова схватил её. Когда она поняла, куда он собирается её засунуть, заныла.

— Пожалуйста, не надо! — Он бросил её в багажник и захлопнул крышку. Темнота начала сгустилась.

— Проклятье! Эйдан, она же человек, ты не можешь ехать с ней в багажнике, — донёсся крик Колтона.

— Я недалеко еду.

— И куда же? — голоса отдалялись.

— В дом родителей. — Закрылись две двери, сотрясая машину, а спустя несколько секунд заревел двигатель, и Мерин почувствовала, что они двигаются. Тихо плача от страха и разочарования, она молилась, чтобы Эйдан не убил её.

ГЛАВА 2

Когда машина остановилась, Мерин выдохлась, так как всю дорогу она пинала и била кулаками крышку багажника. Мерин услышала, как открылись и закрылись двери машины, а затем мужской смех.

— Нужно обмыть это. — Услышала она голос Колтона.

— Чертовка! — Багажник распахнулся, и она нахмурилась на мужчин, которые были черными силуэтами на фоне солнца. Её вытащили из багажника и наполовину потащили, наполовину понесли по тропинке в очень дорогой на вид особняк. Входная дверь открылась, и мужчина в костюме дворецкого, не моргнув глазом, отошел в сторону, пропуская Эйдана.

— Доложить родителям о твоём приезде? — Мерин уставилась на дворецкого. Идеально расчёсанные седые волосы. Чисто выбритый. Стоячий воротник и прекрасно завязанный галстук. Она посмотрела вниз. Да. Даже ботинки начищены до блеска.

— Тебя, случаем не Альфред зовут? — не сдержавшись, спросила она. Он подмигнул ей с дружелюбным видом.

— Меня зовут Мариус Стюард, а вас? — спросил он, смотря на Эйдана, который закинул руку Мерин себе на плечи, заставляя стоять на носочках.

— Мерин Эванс. И меня похитил этот сумасшедший придурок, который хочет, чтобы я присоединилась к его секте, нарожала детей, а ещё хочет натянуть на себя мою кожу. Пожалуйста, не могли бы вы вызвать полицию? — Дворецкий выгнул густые седые брови, но выражение лица не изменилось. Эйдан зарычал.

— Что он сделал? — послышался требовательный женский голос. Мерин посмотрела на лестницу, по которой спускалась самая элегантная пара, которую Мерин доводилось встречать. Медового цвета волосы женщина собрала в викторианский пучок, а её карие глаза блестели. Лавандовое платье состояло из слоёв кружева и атласа, которые нежно обнимали тонкую талию. Мужчина рядом был одет в костюм с галстуком. Оба они создавали впечатление героев, сошедших со страниц романа «Гордость и предубеждение». Мерин не смогла сдержать вздох зависти. Она и за миллион лет не будет так выглядеть. — Эйдан, что ты наплёл бедной девочке? И отпусти её руку, иначе вырвешь её, — увещевала женщина. Эйдан тут же подчинился. Мерин уставилась на женщину с уважением, если Эйдан слушается её, может, она могла бы помочь сбежать?

— Она угроза! Разбила Колтону губу, швырнула в меня лампой, вырубила меня, потом пинала… дважды и помяла крышку багажника! — Мерин отметила, что про багажник было сказано с сильнейшей обидой. То есть мужчина больше волновался об автомобиле, а не о сотрясении мозга.

— И как же она погнула багажник? — спросила женщина, и Мерин тут же ответила, желая найти сочувствия.

— Он засунул меня внутрь него. Я пинала крышку, чтобы сбежать. — Для драматического эффекта, Мерин даже шмыгнула и покосилась на Эйдана, замечая, что он внезапно побледнел.

— Ох, сын. — Красивый мужчина закрыл лицо рукой, а женщина округлила глаза от ужаса.

— Ты запер её в багажнике?!

— Она пиналась, — запротестовал Эйдан.

— Она человек, и вдвое меньше тебя.

— Ты не понимаешь, она бандитка!

— Она твоя пара, да? — спросила женщина. Мерин замерла, опять это слово.

— Возможно, — пробормотал Эйдан себе под нос, засунул руки в карманы и уставился в пол. Мерин посмотрела на Колтона, который ухмылялся, как идиот. Она нахмурилась. Колтон подмигнул ей. Ага, точно идиот.

— Ты не мог ей всё нормально объяснить? Обязательно было нападать и похищать? — потребовала женщина, уперев руки в бока и обращая внимание на тонкую талию. Мерин посмотрела на огромную толстовку, поношенные джинсы и кеды. М-да, ни в какое сравнение.

— Я пытался накормить её ужином, но она меня по голове ударила.

— Я пыталась сбежать, ты меня на несколько часов запер, — пояснила Мерин.

— Потому что ты швырнула в меня лампу и кричала о секте. Я дал тебе время успокоиться. — Эйдан посмотрел на неё, она же уставилась в ответ. Но от звука хлопка, они оба перевели взгляды на женщину.

— Вот, что мы сделаем. Пойдём на кухню, сядем за стол, дадим Мариусу напоить нас чаем и я отвечу на все вопросы. Знай, ты в безопасности. На самом деле, любой в этой комнате сделает всё возможное ради твоей защиты. Ты в самом безопасном месте.

Женщина сделала шаг к Мерин и взяла её под руку, после чего они направились дальше по коридору. Мерин надеялась, что после некоторых объяснений, её отпустят. Женщина склонилась к уху Мерин и прошептала.

— Он чаще лает, чем кусает. Эйдан хороший, посвятил свою жизнь защите нашего народа. — Женщина похлопала Мерин по руке.

— Я ему не нравлюсь, — прошептала Мерин.

— С чего ты так решила? — спросила женщина.

— Потому что я на вас совершенно не похожа. Он знает, что я подстриглась, и мне кажется, короткими мои волосы ему не нравятся. Он сказал, что я на мальчишку похожа. — Мерин провела рукой по волосам, а женщина рассмеялась.

— Поверь, дорогая, он не хотел бы себе пару, похожую на мать. — Мерин остановилась и уставилась на неё.

Эта женщина не могла быть матерью Эйдана!

Женщина потянула её за собой на кухню. Мерин на мгновение забыла о возрасте и вытаращилась на комнату перед собой. Кухня с обложки журнала интерьера: теплого светло-коричневого цвета каменные столешницы, утварь из нержавеющей стали и даже кирпичная печь. О такой мечтает каждый повар и пекарь. Все уселись вокруг большого, деревянного стола. Тогда Мерин и вспомнила про слова женщины.

— Вы его мать? Не может быть! Вам столько не дашь.

— Спасибо, дорогая, но я старше, чем выгляжу.

Мерин поёрзала на стуле.

— Вы тоже собаколюды?

Женщина сконфуженно нахмурилась.

— Она говорит про перевёртышей. Увидела, как Колтон перекинулся во дворе, — пояснил Эйдан матери.

— Милая, Эйдан медведь, как и мы, его родители. Меня зовут Аделаида МакКинзи, а это моя пара — Байрон МакКинзи. Эйдана ты уже знаешь. Светловолосый молодой человек, который чересчур веселится из-за неловкости моего сына — Колтон Олбрайт — лучший друг Эйдана с детства. А восхитительный мужчина, принёсший нам чай — мой сквайр Мариус Стюард, — представила всех Аделаида, но Мерин молчала. Лучше, чтобы они как можно меньше знали о ней.

— Надеюсь, маленькая мисс, вам нравится Эрл Грей. — Мариус поставил перед ней небольшую фарфоровую кружку с блюдцем. Когда в неё полилась тёмная жидкость, в воздухе начал витать аромат бергамота. Мерин глубоко вдохнула, она всегда любила эрл грей. Мариус поднёс сахарницу, в которой горкой лежали белые кусочки сахара.

— Четыре, пожалуйста. — Мариус кивнул и с практической лёгкостью уронил четыре кубика сахара в её чашку. Она взяла крошечную серебряную ложечку и начала мешать.

— Четыре? — Эйдан вперился в неё

— Люблю сладкое.

— Как и я. — Байрон улыбнулся и взял три кусочка.

— А теперь скажи, мой сын пояснил, что значит его пара? — спросила Аделаида, отпив чая.

— Он сказал, что мы пара, но после этого я немного испугалась.

— Учитывая ситуацию, это понятно. — Байрон кинул весёлый взгляд на сына.

— Откуда он узнал, что мы пара? Мы только встретились, — спросила Мерин, которая так и не верила в происходящее. Но увидев, как Колтон перекинулся, прямолинейность мышления съехала с орбиты. Либо они все говорили правду, либо её гениальный разум, наконец, дал сбой. Мерин не думала, что сошла с ума, так что, скорее всего, они говорили правду и они самые настоящие люди-медведи.

— Так как мы перевёртыши, узнаем это по запаху, — пояснила Аделаида.

— Так вот почему он меня обнюхивал, — догадалась Мерин, на что Байрон рассмеялся.

— Аромат пары для мужчины, словно валерьянка для кошки, нам его всегда мало. — Отец Эйдана подался вперёд и прижался носом в соединение шеи и плеча Аделаиды, после чего глубоко вдохнул. А затем улыбнулся Аделаиде так, словно это всё объясняло.

— Значит Колтон и его шикарная задница — пёс-оборотень? — спросила Мерин, а Эйдан громко зарычал.

— У меня шикарная задница, — просиял Колтон.

Байрон прикрыл рукой улыбку, а Эйдан вскочил, опрокинув стул.

— Ты не должна смотреть на задницы других мужчин! — взревел он, тяжело дыша. Ещё полчаса назад она бы испугалась его, ведь он её похитил, удерживал запертой и возил в багажнике. Но Мерин познакомилась с его родителями, увидела их любовь друг к другу и к сыну, и это изменило представление об Эйдане. Она больше не боялась его. Он просто сварливый, испорченный медведь, и она устала от его рычания. Она встала, готовая зарычать в ответ, но заметила, что он намного выше. Ворча, она залезла на стул, но всё ещё находилась на уровне подбородка. Эйдан усмехнулся. Негодуя, Мерин залезла на стол и ткнула ему пальцем в нос.

— Не смей указывать мне, что делать! Я взрослая, самодостаточная женщина, и если хочу любоваться обнажённым телом мужчины, так и сделаю! — Она понимала, что визжит, но не могла сдержаться. Этот мужчина пагубно на неё влиял.

— Хочешь любоваться голыми мужчинами, начни с меня! — Эйдан стянул футболку и встал перед ней, уперев руки в бока.

Все разумные доводы вылетели из головы, и Мерин почувствовала, как IQ падает вслед за её взглядом, которым она осмотрела каждый… восхитительный миллиметр тела. Мужчина просто произведение искусства. Никогда прежде она не видела ничего столь совершенного. Эйдан отлично сложен, с идеально очерченными мышцами, но не перегружен ими. Она осматривала его, и всё больше наслаждалась зрелищем. Мерин мысленно очертила каждый из восьми кубиков пресса, затем скользнула по дорожке тёмных волос, пока не натолкнулась на пояс штанов.

Даже если бы захотела, она не могла бы сопротивляться физической реакции на Эйдана. Застонав, он стащил Мерин со стола, обнял и прильнул своими губами к её. В этот момент мир Мерин изменился навсегда. Ей не доводилось чувствовать такое желание и необходимость, как в момент, когда их языки сплелись в диком танце. Он будто вдыхал её, впитывал каждую её частичку. Кормился, словно её губы — еда, а он умирающий от голода. Мерин смутно поняла, что все уходят из кухни, но ей было всё равно. Она хотела лишь этого мужчину, навсегда. Мерин прожила жизнь ни разу не испытав такого желания, а теперь никогда его не забудет. Словно её тело впервые лишь от одного прикосновения Эйдана пробудилось. Она обняла его ногами за талию и запутала руки в его волосах, позволяя взять главенство в поцелуе. Но Эйдан отстранился и Мерин застонала. Он провёл губами по её уху и скользнул по шее, отчего у Мерин перехватило дыхание.

Эйдан снова отстранился, и она заметила, что у него изменились глаза. Они больше не были голубыми, а совершенно чёрными. Мерин напряглась, потому что успела забыть, что он не человек. Чёрные глаза пугали, и хотя она пыталась побороть страх, проиграла.

Должно быть, он заметил изменение её настроения, так как закрыл глаза, притянул Мерин к себе и спрятал лицо в изгибе её шеи.

— Прошу, не бойся. Только не меня. Мы не с того начали, но я никогда не сделаю тебе больно. Никогда, — прошептал он.

И эта отчаянная просьба, заполненная грубым чувством одиночества, так хорошо знакомого Мерин, тронула до самой души. И в этот момент Мерин осознала, что никогда больше не станет его бояться.

Немного неуверенно, она провела по его волосам руками. Он задрожал и крепче обнял Мерин.

— Извини, что ударила тебя крышкой от бочка, — прошептала она. Эйдан усмехнулся, и Мерин стало приятно от его улыбки, которую надеялась вызвать и очень хотела увидеть. Она отстранилась и встретила взгляд его, опять, голубых глаз, в уголках которых появились морщинки от милой улыбки. После этого, во всём мире Мерин не найдёт мужчины лучше, как можно сравнивать? Менее чем за один день он изменил её жизнь навсегда. Но, всё настолько прекрасно, что она боялась доверять этому.

— Ну, я и наворотила, — выдохнула она и посмотрела на Эйдана.

— Главное в постели такое не вытворяй. — Он ей подмигнул, напомнив отца. Может было что-то в перевёртышах, не дающее им повзрослеть и навечно оставаться мальчишками? Но, смотря на улыбающееся выражение лица Эйдана, Мерин не могла найти что-то против этого.



***

Они с Эйданом присоединились к остальным, расположившимся, по словам Аделаиды, в гостиной. Мерин села рядом с мамой Эйдана, тот расположился в одном из многочисленных кресел, смотря на неё, словно видел в первый раз.

Внутри кипело столько противоречий. Этот мужчина походил на рычащее, страшное животное, который её похитил и запугал. Но он же настолько великолепно и невероятно пробудил в ней желание. Звонить в полицию или не звонить, вот в чём вопрос.

— Какая выпечка тебе нравится? — спросила Аделаида с блеском энтузиазма в глазах

Мерин пожала плечами.

— Хм, кому не нравится домашнее, шоколадное печенье? Правда, я наедаюсь тестом.

— Тесто? Ты не печёшь печенье? — спросила Аделаида, округлив глаза.

— Погодите, вы не облизываете ложки от теста и не макаете в него пальцы, чтобы потом слизать? — Мерин не могла поверить в сумасшествие происходящего. Бедная женщина.

— Мариус, у нас есть ингредиенты для шоколадного печенья? — Аделаида повернулась к сквайру.

Тот кивнул.

— Конечно, миледи.

Она радостно взвизгнула и повернулась к Мерин.

— Я всегда мечтала испечь печенье с дочкой. — Её глаза блестели от непролитых слёз. Мерин вздохнула. Ага, не звонить в полицию. Эта женщина чересчур милая. Она не могла сдать под арест её сына. И именно в этот момент у Мерин громко заурчало в животе. Она покраснела, а Мариус склонился к ней.

— Чего мисс желает на ужин?

— Я не привередливая, так что, без разницы.

— Джентльмены? — Мариус повернулся к Эйдану и Колтону.

— Один из твоих великолепных сэндвичей. — Колтон облизнулся.

— Ага, — согласился Эйдан.

— Они вкусные? — поинтересовалась Мерин. Мужчины кивнули.

— А мне можно?

— Конечно. Сейчас вернусь. — Мариус вновь поклонился и ушёл.

— Он классный! — Мерин улыбнулась Аделаиде.

— Да. Он — подарок от моей мамы.

Мерин склонила голову.

— То есть? Вы, вроде как, им владеете? Это вообще законно?

Аделаида рассмеялась.

— Нет, дорогая, он мой служащий, но немного не том смысле. Когда я выходила за Байрона, мама понимала, что я стану леди МакКинзи, ведь Байрон, как командир подразделения, должен возглавить совет старейшин перевёртышей и вести людей. А ещё понимала, что мне нужен помощник, чтобы вместе заниматься домом. Тогда всё было иначе. — Она вздохнула. — Мама подобрала мне самого доверенного сквайра. И с того момента мы вместе, — пояснила Аделаида.

— Мы не могли обойтись без него. Он помогал вести хозяйство, растить мальчиков и устраивать приёмы. По началу, я подозрительно относился к тому, что другой мужчина помогает мне заботиться о моей паре, но оглядываясь назад, понимаю, что без него мы бы не справились. И хорошо ещё то, что вскоре он нашёл свою пару. Прекрасная женщина, которая взяла на себя роль помощницы Мариуса. Так я смог сконцентрироваться на работе в совете и на матери Эйдана, помогая с различными благотворительными организациями, — добавил Байрон.

Мерин испуганно посмотрела на Эйдана, который тут же забеспокоился.

— В чём дело? Почему ты так испуганно выглядишь? — спросил он, подавшись вперёд.

— Я не могу заниматься приёмами и прочими благотворительными фиговинами. На самом деле, я и прислугой заниматься не могу. Я не такая. — Мерин начала задыхаться. Ей было некомфортно в толпе людей. И она ни за что не станет такой, как Аделаида.

— Всё хорошо, солнышко, дыши. Это не произойдёт сию секунду. У вас с Эйданом ещё куча времени, пока он не займёт место отца. А тогда, ты уже свыкнешься с нашим обществом, даже с приёмами и руганью. — Аделаида аккуратно поглаживала Мерин по спине.

— Руганью?

— Ох, да. Наше общество грубовато, хотя большинство соблюдает приличия, понимаешь.

— Неужели люди настолько важны? Почему бы не вмазать тому, кто надоел? — спросила Мерин, на что Аделаида вытаращила глаза, а Колтон хохотнул.

— Определённо, нам нужно время, прежде чем устраивать приёмы, — засмеялся Байрон.

— У тебя никогда не было подруг, которые приглашали тех, кого ты на дух не переносишь?

— Нет. В детстве у меня не было друзей, да и сейчас, по большей части, я одиночка. — Мерин пожала плечами. Аделаида прикусила губу.

— С ней всё хорошо, дорогая, выдохни. — Байрон ободряюще кивнул.

— Маленькая мисс, господа, ваш ужин, — объявил Мариус, вкатывая тележку в гостиную. Он поднял с тарелок серебряные куполообразные крышки, и Мерин ахнула. Мариус положил ей на колени салфетку и протянул тарелку. Сэндвич выглядел восхитительно. С соусом и маслом, стекающим по краям салата, свежие ветчина и индейка, а ещё Мариус положил два вида сыра.

— Спасибо, Мариус, — поблагодарил Эйдан, принимая тарелку.

— Спасибо, Мариус, как всегда, великолепно. — Колтон уже пережёвывал половину сэндвича. Мерин откусила свой и едва не застонала.

— Вкуснятина!

— Рад, что вам понравилось. — Мариус улыбнулся.

— Мариус, не мог бы ты найти Мерин сквайра? Думаю, если кто-то покажет ей наше общество, проще будет акклиматизироваться к миру. — Аделаида стащила кусочек сэндвича с тарелки Мерин.

— Конечно, миледи, сейчас же приступлю. — Мариус вновь поклонился и ушёл, толкая перед собой тележку. Жуя сэндвич, Мерин обдумывала слова Аделаиды

— В каком смысле мир?

— Дороти, ты больше не в Канзасе, — поддразнил её Колтон. Мерин посмотрела на Эйдана, и тот кивнул.

— И где же я? — спросила Мерин, положив сэндвич на тарелку.

— Позволь мне первому поприветствовать тебя в Ликонии, одном из четырёх паранормальных городов в США. — Байрон положил руку на сердце и слегка склонил голову.

— Одном из? — пропищала Мерин.

— Есть четыре крупных паранормальных города, мы называем их фундаментальными. Ликония — город перевёртышей; Ноктем-Фоллс — вампиров; Дану Эйре — фейри; и Стом Кип — город ведьм. В каждом городе есть совет, состоящий из четырёх человек, который управляет своим народом. Совет в каждом городе состоит из представителя каждого вида, — начал Байрон.

— Ликония защищает Юго-Восточный и Среднеатлантический регион; Дану Эйре — Северо-Восточный и Среднезападный; Ноктем-Фоллс — Тихоокеанский и Северо-Западный; а Стом Кип — Юго-Западный регион, — продолжила Аделаида.

— Итак, четыре города, по четыре члена совета на город. Значит, в совете двенадцать человек. Что делать в случае ничьи? — Мерин была очарована. Это круче чем исторический канал.

— Я — Командир подразделения, так что мой голос решающий, — ответил Эйдан.

— Что за подразделения?

— Мы с Колтоном — часть подразделения, в котором пятеро человек. Так как мы в Ликонии — командир подразделения перевёртыш, вампир второй в команде, ещё один перевёртыш, фейри и ведьма — на третьих ролях, — спокойно пояснил Эйдан. Мерин увидела, что он ищет в ней хоть намёк на страх.

— Ого… перевёртыши, вампиры, ведьмы, фейри! — Мерин улыбнулась Колтону, который махнул ей, передразнивая Оза.

— Ты лидер? — спросила Мерин у Эйдана и тот кивнул.

— Тогда ты, — указывая на Колтона, продолжила Мерин, — третий в команде, раз перекидываешься в собаку.

— Я не собака, а волк! — громко запротестовал Колтон.

— Паршивая дворняжка. — Эйдан рассмеялся и ударил Колтона в плечо. Мерин нравилась эта сторона Эйдана, так он казался нормальным.

— Сколько всего подразделений?

— В городе шесть, — ответила Аделаида. Мерин опустила взгляд на свои руки.

— Значит, всего сто двадцать членов подразделений? Кто их всех выбрал? — продолжила задавать вопросы Мерин.

— Я. — Эйдан как-то тоскливо улыбнулся. Мерин стало интересно, печалился ли он из-за того, что был лидером подразделения или из-за каких-то аспектов этой работы?

— Ты отлично справляешься, сынок. — Байрон положил руку Эйдану на плечо. Эйдан кивнул и перестал хмуриться. Мерин задумчиво посмотрела на него.

— Вот зачем ему ты, — прошептала Аделаида ей на ухо. Когда Мерин посмотрела на неё, поняла, что мать Эйдана тоже видела этот грустный взгляд.

— Что? — в один голос спросили Байрон и Эйдан.

— Ничего, — в унисон ответили Мерин и Аделаида, после чего переглянулись и засмеялись.

— А для чего эти воины? Держать людей на расстоянии? — Мерин откусила сэндвич и принялась жевать, когда заметила, что все молчат.

— Шо? — спросила она с набитым ртом.

— Воины подразделений защищают людей и сверхъестественных существ от тех, кого мы называем одичалыми. Такие мужчины, а иногда и женщины, чернят душу бесконечными убийствами. Они поддаются природе. Перевёртыши, к примеру, теряют способность вернуть человеческое обличье, но остаётся неестественная сила. Такие существа упиваются жестокостью. Вампиры теряют способность быстро двигаться и не могут больше контролировать умы людей, как и жажду крови. Фейри лишаются множества магических способностей, за исключением заклинаний иллюзии, которые они с удовольствием используют, чтобы свести людей с ума. Ведьмы не могут колдовать, но получают взамен что-то вроде духа демона, только без религиозного контекста. Они существуют только для того, чтобы убивать, сеять хаос и разрушать жизни, — Эйдан говорил нежным голосом, словно пытался смягчить ужасные новости. Мерин повернулась к нему.

— Здесь безопасно? — спросила она, на что он кивнул.

— Нет более безопасного места, чем Ликония с их подразделением Альф. — Он подмигнул, желая заставить её улыбнуться, но Мерин нахмурилась.

— Вы серьёзно? — спросила она, указывая на Колтона и Эйдана.

— Эй! — запротестовал Колтон.

Эйдан рассмеялся и кивнул.

— Мы лучшие из лучших.

— Что же, мне прямо стало легче. Но я тебя вырубила. — Она вздохнула и вернулась к сэндвичу. Кто-то фыркнул. Мерин думала, что это Колтон, но удивилась, услышав очередное фырканье от Аделаиды, которая после громко рассмеялась. Следом за ней расхохотались Байрон, Эйдан и его друг.

— Одичалым лучше держаться от тебя подальше. — Эйдан улыбнулся ей, и Мерин ответила тем же, но внезапно зевнула.

— Ох, вы на время-то посмотрите. Эйдан, покажешь Мерин свою старую комнату? — спросила Аделаида, подмигивая сыну, который сильно покраснел

— Конечно.

Мерин встала вслед за Эйданом и поставила пустую тарелку на стол.

— Колтон, твоя комната, как всегда, готова. Клянусь, здесь ты бываешь чаще, чем в доме родителей.

— Спасибо, леди Мамочка. — Колтон поцеловал Аделаиду в щеку и ушёл.

Мерин повернулась к матери Эйдана.

— Спасибо, что сделала всё это не таким бредовым. — Мерин не знала, как отблагодарить кого-то за то, что её втянули в эту странную жизнь.

— Всё станет проще, дорогая, вот увидишь. — Аделаида поцеловала её в щеку, взяла пустую тарелку и пошла в кухню. Байрон поцеловал Мерин в лоб и последовал за парой.

— Прошу. — Эйдан протянул руку Мерин, которая улыбнулась ему. Она могла бы привыкнуть к такому отношению. Это чертовски лучше, чем быть запертой в багажнике.



***

— То есть ты тоже будешь спать здесь? — потребовала Мерин, хотя должна была о таком догадаться, раз он был так учтив.

— Это моя комната, и я остаюсь здесь спать.

— Ладно, тогда отведи меня в комнату для гостей, — яростно бросила Мерин

— У нас нет комнаты для гостей, — выдохнул Эйдан себе под нос. Даже Мерин поняла, что он лжёт. В этом доме около сотни комнат.

— Фигня это всё! Тогда я буду спать на диване.

— Ни за что. Я с тебя глаз не спущу. — Он скрестил огромные руки на огромной груди. При виде этих мускул любая девчонка слюни начнёт пускать.

— Отлично. Установим правила.

— Правила?

— Да, правила. Номер один: спишь на своей стороне кровати. Номер два: не прикасайся ко мне, не дыши на меня и не делай всяких странностей, пока я сплю. Номер три: не заходи за великую стену. — На каждый пункт Мерин загибала палец.

— Великую стену? — озадаченно спросил он.

Она подошла и стянула покрывало, затем уложила все дополнительные подушки посередине в ряд и указала на каждую из сторон кровати.

— Моя сторона, твоя сторона. Ясно?

— Хорошо, давай уж отдыхать. Прошлой ночью спалось плохо, а сегодня была тренировка, я устал. Хочешь первой принять душ? — спросил он. Мерин покачала головой, и Эйдан пожал плечами. — Как хочешь. — Он ушёл в ванную и закрыл дверь. Мерин рухнула на кровать.

«Ох, деточка, ну и денёк!»

Сначала, она пробралась на частную собственность, затем её похитили, она ударила похитителя крышкой бочка от унитаза, и закончилось всё тем, что она сексуально домогалась выше указанного похитителя. Какой нормальный человек так делает? Она перевернулась и уставилась в потолок.

Самое смешное, что впервые за несколько месяцев, она чувствовала себя спокойно. Она переехала в соседний город две недели назад. Внезапное желание жить в новом месте сводило с ума, так что, Мерин кинула дротик в карту и попала в этот город. Тогда и начались странные сны. Сначала приятные, она встречалась с принцем на поляне, где они болтали и смеялись. Иногда сны приобретали более чувственный характер, и она наслаждалась ими.

Но потом начались кошмары. Кто-то бродил в тени леса и каждую ночь на прошлой неделе, Мерин убивали. Она не могла не заметить, насколько Эйдан похож на того прекрасного принца, хотя во сне он был милее. Она улыбнулась. Несмотря на то, что он медведь-перевёртыш, она чувствовала себя в безопасности с ним. Ей нравилось это чувство. Она подождёт и посмотрит, куда всё приведёт.

Она всё ещё ухмылялась в потолок, когда Эйдан вышел с полотенцем, низко обёрнутым вокруг бёдер.

— Потолок сказал что-то смешное? — спросил Эйдан, вытирая волосы другим полотенцем. Мерин не могла ответить, так как старалась не захлебнуться слюной, отчего пришлось перевернуться на живот. — Ты в порядке? — поинтересовался Эйдан. Продолжая таращиться на него, она кивнула. — Душ свободен. — Она опять кивнула. — Ты идёшь? — ухмыляясь, спросил он. Она кивнула и затрясла головой, словно прочищая её.

— Ага, иду. — Она встала и, проходя мимо Эйдана, не смогла удержаться. Дьявол заставил её сделать это. Мерин схватила край полотенца и дёрнула. Эйдан вскрикнул и прикрыл пах руками. Смеясь, она бросила в него полотенце. — У тебя тоже классная задница. — Хихикая, она забежала в ванную, закрыла дверь, прислонилась к ней и попыталась перевести дух. У Мерин проблемы, потому что у парня действительно классная задница.



***

Мерин таращилась в потолок, практически чувствуя жар тела Эйдана, лежащего на другой стороне кровати. Спал ли он? Она повернулась на правый бок. Образ его обнажённого тела дразнил. С чего она решила стянуть с него полотенце? И теперь расплачивалась. Мерин вновь перевернулась на левый бок.

— Не можешь уснуть? — Казалось, Эйдан веселился.

Она перевернулась на спину.

— Нет. А ты?

— Нет. Сегодня первая ночь с моей парой, так что я далеко не о сне думаю, — дразнился он.

Мерин не хотела думать, о чём он недоговаривал, иначе запрыгнула бы на него. Чтобы отвлечься от этих мыслей, она сменила тему.

— Каково было здесь расти?

— Весело. Существует множество способов мальчишке попасть в неприятности, особенно, когда этот мальчишка подражает своим братьям и отцу.

— Например? — Мерин была заинтригована.

— Однажды, мы с Колтоном хотели подсмотреть, как воины патрулируют периметр, но нас поймали. Тогда мне пришлось прятаться от мамы за спиной отца. — Эйдан хохотнул. — А как ты росла? Я знаю, что ты в детстве тоже попадала в неприятности.

— Не совсем так. По большей части, я была одинокой. Меня растила бабушка, и я не хотела её волновать. — Мерин села и опёрлась спиной о стену.

— Эй, Эйдан.

Он повернулся к ней.

— Да?

— Можешь перекинуться? Я никогда не видела медведя вблизи.

Он сел.

— Конечно, но тебе придётся закрыть глаза, мне нужно раздеться, чтобы перекинуться.

Мерин покачала головой.

— Ни в коем случае.

Эйдан мгновение мешкал, затем пожал плечами и выскользнул из кровати. Встав, он скинул пижамные штаны и намеренно повернулся к Мерин лицом. У неё пересохло во рту, когда она увидела его идеальное тело. Потребовалась каждая унция самодисциплины, чтобы не опрокинуть Эйдана на пол. С третьего раза Мерин прочистила горло.

— Давай же. — Она старалась говорить равнодушно, но, когда он подмигнул, поняла, что проиграла.

В одно мгновение перед ней стоял мужчина — ожившая фантазия, а в следующее — огромный бурый медведь. Волнительно смеясь, она соскочила с кровати и подошла к нему. Мерин протянула руку, и медведь боднул её ладонь. Она прижала его мохнатую голову к груди и зарылась пальцами в мех.

— Ты не такой страшный, просто большой плюшевый мишка. — Она поцеловала его в нос, после чего он зарылся мордой ей между ног. Мерин ахнула, чёрт побери, у него нос холодный! Хихикая, она отбежала и забралась в кровать. Через секунду, донёсся шорох одежды и скрип кровати.

— Мерин, думаешь, ты будешь здесь счастлива? — спросил Эйдан

— Думаю, да. Не стану лгать, всё очень странно и пугающе, но ещё забавно и увлекательно.

— Ты понимаешь, что я всегда буду рядом?

— Ага, но пока не решила, это страшно или захватывающе. — Она завизжала, когда Эйдан просунул пальцы под стену и ущипнул Мерин за попку. Его глубокий смех был заразительным, и она засмеялась вместе с ним. — Ох! Абсолютно страшно. — Она ударила его по руке, когда он снова потянулся к ней.

— Спокойной ночи, Мерин.

— Спокойной ночи, Эйдан. — Мерин, улыбаясь, отвернулась. Приятно кому-то желать спокойной ночи.

ГЛАВА 3

Следующим утром Эйдан проснулся с улыбкой. Уже несколько недель он не спал так крепко. Когда повернул голову, увидел ладонь. Сев, он посмотрел на стройное тело посреди кровати. Мерин, несмотря на все свои правила, ночью искала его во сне. Как шпион прорыла туннель под «Великой Стеной».

Сейчас она лежала на спине, раскинув руки и ноги, открыв рот и тихо похрапывая. Тонкая струйка слюны стекала по щеке. У Эйдана защемило сердце. Никогда в жизни он не видел ничего более очаровательного. Улыбаясь от уха до уха, он подошёл к шкафу и оделся. Увидев полотенце на дверной ручке, он хихикнул. Его пара удивляла его на каждом шагу. Он тихо открыл дверь и прокрался вниз. А когда вошёл в кухню, на него уставились четыре пары глаз. С самой широкой, самодовольной улыбкой, на какую только был способен, он направился к кофейнику. Его люди решили позавтракать вместе.

— Рад видеть, что ты пережил ночь и не получил очередную травму от пары, — поддразнил Колтон. Килан хохотнул, а Дарьян расхохотался.

— Она нежнейший цветок, просто была напугана, — запротестовал Эйдан.

— Где, блин, кофе? — донёсся от дверей хриплый голос. Колтон потерял самообладание и начал смеяться. Даже его заместитель отвернулся, стараясь не улыбаться. Эйдан колебался, давать ли паре кофе. Вчера она была очень взвинчена.

— Сока? — предложил он.

— А может ты заткнёшься и нальёшь чёртов кофе? — Мерин прошла в кухню и развалилась на стуле.

— О да, она очень напугана. — Колтон продолжил хохотать и застучал по столу.

— Ты чего такой громкий, а? Весело быть таким шумным в несусветную рань? Знаешь, что случается с людьми, которые так шумят утром? Они умирают самой ужасной смертью во сне, а хоронят их с их же яйцами в громком рту.

Мерин вперилась в него из-под полуопущенных ресниц. Колтон сглотнул.

— Держи, малышка. Огромная кружка кофе. Вот ещё сахар и сливки. Всё, что пожелаешь. — Эйдан поставил перед ней кофе и попятился.

Колтон посмотрел на него, и Эйдан пожал плечами. Он не представлял, что делать. Мерин медленно потягивала кофе и открыла глаза. Зевнув она потянулась. Когда выпивала вторую кружку кофе, осматривала кухню, а к третьей уже вовсю улыбалась.

— Что на завтрак? — спросила она.

— Чего пожелаешь, — ответил Килан с изумлением на лице.

— Правда? Убила бы за блинчики. — Она задумчиво вздохнула, а Колтон вскочил из-за стола, как чёрт из табакерки.

— Без проблем. Я знаю, где у Мариуса что стоит. — Он поспешил в кладовку за ингредиентами для блинчиков. Эйдан сел на его место и принялся пить кофе. Это ему за то, что смеялся над командиром.

— У вас есть кофе-машина? — Мерин повернулась к нему.

— Знаешь что? Съездим в город и купим специально для тебя, — предложил Эйдан. Он не желал видеть пару, страдающей от нехватки кофеина.

— Правда? Они дороговаты, поэтому я себе такую и не купила. — Она закусила нижнюю губу, и, несмотря на её угрозу расчленения лучшего друга, Эйдан думал, что она выглядит мило с губой между зубов.

— Мы все скинемся, да, ребят? — предложил Дарьян. Все в ответ кивнули.

— Вы такие милые. Спасибо. — Она застенчиво улыбнулась. Гавриэль посмотрел на Эйдана поверх головы Мерин и выгнул бровь. Эйдан в ответ улыбнулся. Мерин может и сумасшедшая, но она его.

— Кстати, а кто вы все? — Мерин сделала глоток кофе.

— Моё подразделение. С Колтоном ты уже знакома, это Гавриэль Амбросиос, Килан Эшвуд и Дарьян ВиАлина. — Называя имена, Эйдан указывал на каждого мужчину. Она осмотрела всех и указала на Дарьяна. Несмотря на изящные черты лица, его нельзя было назвать красивым. Слишком мужественный, но с ноткой чего-то неземного. Длинные светлые волосы он заплёл в косу, которая спускалась по спине. Цвет глаз — нежно лавандовый, такого вы не встретите у людей. Сложен отлично, но не такой крупный, как Эйдан.

— Вампир? — спросила она. Он мотнул головой и встал в полный рост.

— Твою же… Ты выше Эйдана, а он чудовищно огромен. — Из-за разницы между её ста шестьюдесятью одним сантиметров и его ростом, она почувствовала себя ребёнком.

— Я не настолько высок! — запротестовал Эйдан.

Дарьян усмехнулся и сел обратно.

— Фейри. Мы ростом от ста восьмидесяти до двухсот пятнадцати сантиметров.

— А я считала, что фейри размером с гнома.

— Да, примерно. — Дарьян пожал плечами.

— ВиАлина? — Мерин проговаривала медленно, но правильно.

— Да. Префикс «Ви» означает, что я наследник своего рода. «Алина» название моего дома. Если бы у меня были браться, второго звали бы РиАлина, а третьего — ЛиАлина, — пояснил Дарьян.

— А четвёртого? — спросила Мерин. Дарьян мотнул головой.

— Мы живём очень долго, если не случается трагедии, так что после третьего ребёнка никто не получает наследство и префикс.

— Значит, будя я фейри, меня бы звали Мерин ВиЭванс? — Дарьян кивнул.

— Круто. — Мерин повернулась к Гавриэлю. Осмотрела его тёмные волосы и задумчивые серые глаза. Гавриэль выглядел менее эфемерным, а наоборот — мрачным и опасным. Именно от таких мужчин вы захотите убежать в тёмную, дождливую ночь.

— Тогда, ты вампир. — Он склонил голову.

Килан нахмурился.

— А почему не я? — потребовал он.

Улыбнувшись, Мерин указала на Килана с его короткими каштановыми волосами и весёлыми карими глазами.

— Потому что выглядишь слишком милым и далеко не таким элегантным. А этот просто источает ауру зловещего принца. — Она вздохнула, а Эйдан зарычал. Она ударила его по бедру.

— Ай!

— У неё жажда к насилию, прямо как у тебя, — пошутил Колтон, на что Эйдан ему показал средний палец.

— Так ты колдун. И что ты можешь делать? Летаешь? — Мерин подалась вперёд с блеском в глазах.

— Иногда у меня бывают предчувствия, и лучше всего мне поддаются огонь и воздух. Мой брат Кендрик сильнее и может манипулировать всеми четырьмя стихиями, но он решил стать архивариусом, а не воином. — Килан уставился на стол.

— Килан, это отличная должность. У нас богатая история, — тихо напомнил Эйдан, который хорошо знал про дела между братьев.

— Знаю. Просто я расстраиваюсь, что мне приходится заучивать нужные заклинания, а он может их по щелчку пальцев выполнять. — Килан медленно вертел кружку в руках.

— А он почти на три сотни лет тебя старше. Не гноби себя, — заметил Колтон и Килан просветлел.

— Думаю, ты прав.

Эйдан отпил кофе, наслаждаясь видом перед собой. Большего ему и просить не надо — его друзья и пара вместе завтракают. Может, вся эта ерунда с парами, в конце концов, сработает.



***

— Привет, мальчики, как мило, что вы пришли на завтрак. — Аделаида и Байрон вошли на кухню? Мариус вслед за ними и сразу же приступил к приготовлению завтрака, взяв на себя обязанности Колтона. Члены подразделения, включая Эйдана, встали. Мерин огляделась, не стоит ли ей тоже встать. Байрон подошёл и поцеловал её в лоб.

— Они встали из уважения к матери Эйдана. Их вырастили во времена, когда мужчины вставали в момент появления в комнате леди. — Байрон сел рядом с ней, а Аделаида рядом с ним.

— Они не встали, когда вошла я, но я-то не леди. — Мерин налила себе ещё одну кружку кофе. А когда обернулась, заметила, как Байрон впивается взглядом в каждого мужчину, и все казались смущёнными. Байрон поднял её руку и поцеловал.

— Прости их, милая. То, что они не встали поприветствовать тебя, говорит об их воспитании, а не о тебе. Я шокирован, что мой сын не встал. Этот основной урок этикета, я уверен, он усвоил ещё мальчиком. — Байрон похлопал её по руке и продолжал смотреть на мужчин.

— Отец, прости, — тут же извинился Эйдан.

— Не у меня тебе надо просить прощения. — Байрон кивнул на Мерин, и Эйдан повернулся к ней.

— Моя пара, прости. Я ещё был в прострации от крепкого сна и утром туго думал. Прости, пожалуйста. — Мерин была удивлена, как искренне он извинялся, будто совершил какое-то серьёзное преступление.

— Учитывая, что ты похитил меня, запер, прокатил в багажнике и таскал везде за руку, то, что ты не встал утром не так уж плохо. — Мерин широко улыбнулась.

— Ты не позволишь мне это забыть, да? — простонал Эйдан.

— Не-а.

— А что, если мы съездим в город, и я его тебе покажу? Пройдёмся по магазинам. Я знаю, где можем купить кофе-машину. — Эйдан поднял её другую руку к губам. Вот так он стал очаровательным мужчиной из её снов.

— Ну, раз уж ты ведешь себя как твоя версия из сна, я тебя прощу. Таким ты мне нравишься больше. Более обаятельный и менее ворчливый.

Лицо Эйдана окаменело, а в глазах появился ужас.

— Я снился тебе прежде?

— Ага. Несколько недель у меня было непреодолимое желание куда-нибудь уехать. Так что я кинула дротик в карту и оказалась в Мэдисоне. А когда переехала, сны и начали сниться. Первые были приятными. Ты был таким милым и восхитительным. Мы лежали под деревьями и болтали. А потом начались кошмары. Прошлой ночью, впервые за несколько недель, я спала без снов. Мне было сложно выбраться из кровати. — Мерин потянулась за кофе, когда Эйдан притянул её к себе. И прижал так крепко к груди, что она слышала его, бешено колотящееся, сердце.

— Сынок, в чём дело? — потребовал Байрон.

— Я думал, это просто сны. — Эйдан спрятал лицо в изгибе её шеи.

— У тебя тоже были кошмары? — догадалась она, и Эйдан кивнул.

— Кошмары? Мне показалось, что ты говорил о простых снах, — озабоченно спросила Аделаида. Эйдан поднял голову.

— Как говорила Мерин, сначала приятные сны — мы встречались на поляне в лесу и разговаривали, а потом сны превратились в кошмары. Во сне я искал её, но не мог найти. Она меня звала, дразнила, а потом затихала. А после душераздирающий крик, но я опаздываю, она… — Он замолчал. Мерин отстранилась и осмотрела всех за столом.

— Меня убивали. Из леса появлялся незнакомец и несколько раз ударял меня, словно наслаждался этим. — Мерин содрогнулась. Во снах она явственно ощущала, как лезвие входило в тело.

Гавриэль поднялся, его грудь тяжело вздымалась.

— Они не могут быть пророческими. Ты нашёл свою пару и она в безопасности. — Серые глаза Гавриэля начали светиться красным. Эйдан встал, усадил Мерин на своё место и поспешил к Гавриэлю.

— Дыши, мой друг. Мерин в безопасности, как и твоя пара. Судьба найдёт способ свести вас и тогда мы их обеих защитим. — Эйдан положил руку на плечо Гавриэля. Килан сжал предплечье Гавриэля.

— Suadet, frater meus[4]. Спокойно, брат мой. — Килан продолжал нашёптывать это, пока Гавриэль не вздохнул.

— Спасибо, Эйдан, Килан. Мне тоже снились кошмары. Придётся поверить в судьбу и молиться, чтобы моя пара вовремя меня нашла. — Гавриэль понурил голову.

— Она доберётся до Ликонии и тогда подразделения Альф её защитит. — Эйдан отступил и усадил Гавриэля на стул.

Мерин встала и хотела сесть на своё место, но Эйдан вновь притянул её к себе, сел и разместил у себя на коленях. Она уже хотела воспротивиться, но видя, насколько взбудоражен был Гавриэль, решила, что Эйдану просто необходимо её обнимать. Она посмотрела на элегантного вампира и хотела облегчить его беспокойство.

— Знаешь, Эйдан прав. У меня не было выбора, кроме как приехать сюда. Я считала, что у меня тяжёлый случай желания сменить место обитания, но теперь понимаю, что именно это было. Меня толкала невидимая сила. Если судьба потрудилась заставить меня поднять зад и приехать сюда, сомневаюсь, что она позволит чему-нибудь случиться с твоей парой. И доставит её сюда. — Гавриэль посмотрел на неё нечитаемым взглядом.

— Ты, правда, так думаешь?

Мерин, не колеблясь, кивнула.

— Абсолютно. А если учесть, сколько книг и DVD-дисков мне пришлось упаковать, сомнений не остаётся вообще. Моя лишь научная коллекция заняла коробок десять. Поверь, ты не представляешь, как судьбе было тяжело заставить меня собрать своё барахло. Я хотела бросить всё и почитать или включить фильм, который годами не пересматривала. — С лица вампира исчезло напряжение.

— Спасибо, Мерин. Зная, через что пришлось пройти судьбе, чтобы заставить тебя приехать, мне легче. — На губах заиграл призрак улыбки.

— Всегда, пожалуйста. — Мерин улыбнулась, а затем подумала. — Погоди. Это комплимент? — И нахмурилась. Колтон усмехнулся. Гавриэль улыбнулся.

— Уверена, что да, дорогая. В конце концов, судьба решила, что ты стоишь усилий, — ответила Аделаида, и Гавриэль согласно кивнул.

— О, ладно. — Мерин повернулась к Эйдану. — После того, как пройдёмся по магазинам, может, заедем ко мне за вещами? Я практически смирилась с тем, что не свихнулась, а ты не врёшь, так что, думаю, побуду здесь какое-то время.

— То есть навсегда, — грубо возразил Эйдан.

— Так слухи верны. Младший братец нашёл свою пару. — От дверного проёма проплыл глубокий голос. Мерин повернулась и с удивлением наткнулась на двух улыбающихся мужчин, которые до жути были похожи на Эйдана.

— Мерин, прошу, не обращай внимания на пару ухмыляющихся дураков, которые, к несчастью, приходятся мне братьями. Страшный справа — Адам, тот, что страшнее и слева — Эдэйр.

— Так вас трое? — Они все были похожи на Байрона. Тёмные волосы, ярко-голубые глаза, Адам ростом с Эйдана, два метра, но худощавого телосложения. Эдэйр ниже, примерно метр девяносто, но плечи шире. У Адама были добрые глаза, а у Эдэйра дразнящая улыбка. Она не могла не помахать им.

— Вообще-то четверо, — донёсся голос из-за двух братьев. — Уйдите с дороги, она хочет познакомиться с самым сексуальным братом. — Голос звучал моложе и тоньше, чем у братьев. Адам и Эдэйр зашли в кухню, давая дорогу ещё одному мужчине. Мерин не могла не таращиться. Этот брат был такого же роста, как Эдэйр, но на этом сходство заканчивалось. Мужчина был копией своей матери. Длинные светлые волосы, собранные в хвост, карие глаза с тёплым и доброжелательным взглядом. Он походил на Адониса.

Он приблизился, вырвал ладонь Мерин из руки Эйдана и поцеловал костяшки. Эйдан зарычал на брата.

— Меня зовут Бенджамин. Мама решила, что хотя бы имя одного сына должно начинаться с согласной. — Он заговорщицки подмигнул, и Мерин хихикнула, на что Эйдан зарычал.

— Моя! — проворчал Эйдан. Бенджамин положил руку на сердце и низко поклонился.

— Конечно, братишка. Я просто восхищался твоей прекрасной парой. Я могу только надеяться, что судьба будет так же благосклонна и преподнесёт мне столь же аппетитную булочку. — Он глубоко вздохнул. Аделаида засмеялась.

— Хватит дразнить брата. Как ты, наверное, догадалась, он самый младший. — Аделаида похлопала Бенджамина по щеке, когда он подошёл, чтобы поцеловать её.

— Вы все воины? — спросила Мерин и почувствовала, как Эйдан напрягся. Адам же мотнул головой.

— Мы с Эдэйром в каком-то смысле позор семьи. Я отказался от наследства отца, взять на себя роль командира и в итоге войти в совет. Да, неслыханно отвергать наследие семьи, но у меня не было желания становиться воином. Я ушёл из Ликонии, отучился на медицинском и теперь управляю клиникой, где лечу воинов, — пояснил Адам.

— И я не захотел быть командиром. Пока Эйдан не согласился, уверен, что мы с Адамом почти вызвали у отца психический комплекс. Его сыновья не хотели идти по его же стопам. — Эдэйр громко рассмеялся.

— Я надеялся, что хотя бы один из вас возьмёт на себя мою роль, хотя понимал, что каждый должен найти свой путь. Ну, за исключением Бена. Боюсь, он решил навсегда остаться маленьким мальчиком. — Байрон нахмурился на младшего, который в ответ послал отцу воздушный поцелуй

— Я отказался от подразделения командиров и стал Главой в тренировочной академии, — добавил Эдэйр.

— А я воин в подразделении Гамм, и служу под началом Саши Баберива, — добавил Бенджамин.

— Позже позвоню ему и порекомендую дать тебе дополнительные нагрузки, — поддразнил Эдэйр.

— Дамы и господа, завтрак готов. В свете наличия гостей, я накрыл обеденный стол, — объявил Мариус.

Мерин поставили на ноги, она пыталась взглянуть на еду, но блюда были накрыты.

— Пошли, дорогая, поедим, а потом поедем в город.

— Отлично. — В животе запорхали бабочки, когда Эйдан взял её за руку. Такой простой жест, но казался правильным. Когда Эйдан посмотрел вниз, Мерин поняла, что он видит румянец на её щеках. Но он лишь крепче сжал её руку и повёл за собой.



***

Мерин почувствовала укол вины, когда, выйдя на улицу, увидела помятую машину. А когда заметила, что Эйдан наблюдает за ней, поморщилась, и он покраснел.

— Извини, что засунул тебя в багажник. — Эйдан остановился и открыл дверь. Мерин моргнула.

— А ты извини за вмятины. — Мерин села и ждала, когда он займёт водительское место. Когда он скользнул за руль, повернулся к ней.

— Попрошу Дарьяна починить. Он мастер в любом ремесле. Думаю, всё дело в крови фейри. — Он провёл руками по бёдрам, вытирая ладони, и Мерин могла бы сказать, что он нервничает. Как прелестно!

— А как же ты развлекаешься? — Мерин смотрела в окна на пролетающий пейзаж, сложно поверить, что деревья скрывали целый город, о котором не знали люди.

— Работаю. — Эйдан облизнул губы.

— Ну, конечно. — Мерин сделала в уме пометку, познакомить Эйдана с Xbox.

— Как вам удаётся скрываться от людей? — Мерин указала на перекрёсток трёх дорог.

— Ведьмы и фейри каждый год в день зимнего солнцестояния обновляют заклинание невидимости. После этого все отправляются в поместье совета на бал. — Мерин почувствовала узел в животе.

— Бал с пышными платьями, танцами и крошечными сэндвичами, которыми не наешься?

Эйдан с удивлением посмотрел на неё.

— Да, я думал, всем женщинам они нравятся.

— Нет. Я должна присутствовать?

— Так как я командир подразделения и наследник отца, должен там присутствовать, а ты моя пара, так что и тебя будут ждать.

— Должна ли я там присутствовать? — повторила Мерин, переживая тошноту от самой мысли пойти на бал. Эйдан хохотнул.

— Я буду следить, чтобы одна ты там не бывала. Скоро у нас пройдёт бал Кануна Всех Святых, и по нему ты сможешь судить, чего ожидать на зимнее солнцестояние. — Мерин положила руку на живот. Ей стало дурно.

— Ненавижу людей.

— Знаешь, вот ни за что бы ни догадался по твоим крикам, пинкам и нападениям с предметами туалета, — съязвил Эйдан.

— Ха-ха. А ты забавный. А если серьёзно, могу я просто послать печенья или чего-нибудь такого?

— Извини, дорогая, но теперь ты в высшем свете.

— На фиг это! — Эйдан бросил на неё взгляд, а затем вернулся к дороге.

— Надо маму предупредить насчёт завтра. — Эйдан скривился, а Мерин повернулась к нему.

— Почему?

— Потому что она собирается представить тебя кружку шитья. Весь матриархат семей основателей будет там. — Он выглядел извиняющимся.

— Мне кажется, я заболела. — Закрыв глаза, она откинулась на спинку.

Эйдан припарковался и заглушил двигатель. Мерин услышала, как он повернулся к ней.

— Просто улыбайся и кивай. Мама в основном будет говорить. Думаю, Дафна Бауерс после полудня завладеет вниманием всех. Её невестка беременна, поэтому она будет постоянно упоминать об этом, дабы завладеть каждой толикой внимания. — Мерин открыла глаза и подняла голову.

— Значит, беременна. Велико дело. Вероятно, она вышивает пелёнку или чего-то в этом роде. Понятно, кивать и улыбаться я могу, но принесу с собой ноутбук. Я ни черта не умею шить.

Эйдан странно на неё посмотрел.

— Кажется, ты не понимаешь. Беременность — настоящее благословение. Ведьмы могут зачать только во время зимнего солнцестояния, вампиры во время весеннего равноденствия, перевёртыши во время летнего солнцестояния и фейри во время осеннего равноденствия. Вот почему каждое равноденствие и солнцестояние для нас огромный праздник. Поскольку каждая из четырёх рас может зачать только в определённое время, их дети обычно рождаются во время соответствующего праздника. Ведьмы на осеннее равноденствие; вампиры во время долгого, тёмного зимнего солнцестояния; перевёртыши в период весеннего равноденствия, когда рождается большинство животных; и фейри на летнее солнцестояние, в разгар лета, когда всё цветёт. Каждая раса лишь в определённый период может зачать младенца, и то гарантий нет. Лишь шестьдесят процентов беременных донашивают детей до срока. Поэтому, нас не так уж много

В его глазах появилась печаль, которую Мерин тут же захотела стереть.

— Должно быть, сложно. Постараюсь охать и ахать в нужные моменты, — пообещала Мерин.

— Ты на самом деле нелюдима?

— Мне нравятся парни и твоя семья. Но ненавижу притворяться или быть вежливой с придурками.

Эйдан улыбнулся.

— Завтра будет весело.

— Обещаю, буду вести себя прилично. — Он осмотрелась. — Где мы?

— В поместье совета. Отец сказал, что меня хотели видеть тут. Он ушёл на полчаса раньше нас, предупредить, что мы заедем.

— Ничего, если я войду? — Она уставилась на внушительное здание, напоминающее Библиотеку Конгресса, и на проходящих мимо людей. Мужчины были одеты в деловые и идеально скроенные костюмы и галстуки. Женщины в длинных аристократичных платьях осенних оттенков. Мерин взглянула на свою футболку с черепашками ниндзя и кофту, небрежно завязанную на талии. Затем вперилась в Эйдана, который, казалось, даже не замечал разницу. Будь он проклят. Ей не хотелось выходить. Эйдан поправил галстук, взял с заднего сидения военную фуражку и надел. Естественно, он потрясающе выглядел в военной форме.

— Отец сказал, что дело недолгое. Просто хотят, чтобы я на что-то посмотрел. А затем поедем в город. — Эйдан взял её за руку. — Готова?

— Думаю, да.

Он поцеловал её костяшки, а затем вышел, обошёл машину и нахмурился, когда она сама открыла дверь, отказываясь ждать его. Мерин показала ему язык, на что он поразил её смехом. Так как он постоянно хмурился, ей было приятно заставить его смеяться.

Мерин обрадовалась, что Эйдан взял её за руку, иначе знала, что во что-нибудь врежется, потому что таращилась на всё подряд. Если снаружи здание выглядело удивительным, то от внутреннего убранства захватывало дух. Каменная архитектура достигала пика в округлых арочных проёмах. Солнце лилось в витражные окна, отбрасывая на всё радугу. Стены украшали статуи и старинные картины маслом.

Эйдан буквально тащил её, пока она таращилась на всё с детским изумлением. Когда они завернули за угол, Мерин ахнула.

— Что? — спросил Эйдан

Мерин уставилась на статую перед ними.

— Не моргай. Не смей моргать[5], - прошептала она.

— О чём ты говоришь? — Эйдан осмотрелся в поисках возможной скрытой угрозы.

— Моргнёшь, и ты покойник. — Мерин, не моргая, смотрела на две большие каменные статуи ангелов по обе стороны тяжёлой деревянной двери. Эйдан потянулся к оружию.

— Мерин, это всего лишь статуя.

— А если нет? Ещё на той неделе я считала, что паранормального не существует, а теперь оно повсюду. Я не могу так рисковать. — Мерин продолжала таращиться на статуи.

— Почему я ни слова не понимаю? Ты будто и не на английском говоришь!

— Господи! А если Доктор тоже существует? Это было бы круто! — Мерин почувствовала, как Эйдан тащит её к дверям, но взгляд от статуй так и не отрывала.

— Сдаюсь! С тобой явно что-то не так. — Мерин слышала в его голосе раздражение.

— Ты просто не говоришь на языке фриков. Не беспокойся, я тебя научу. — Мерин закрыла сначала один глаз, потом второй и тут же оба открыла. Статуи остались статуями. — Они, наверно, не опасны. — Она облегчённо выдохнула.

— Думаешь? — язвительно спросил Эйдан. Мерин перевела внимание на полированные двери из тёмного дерева перед ними.

— Впечатляющие двери. Они для того, чтобы кого-то сдержать внутри, или чтобы не впустить кого-то снаружи? — Эйдан закрыл глаза, выглядя так, словно считал про себя до десяти.

— Чаще сдерживать нас внутри. Входи, Эйдан, познакомь нас со своей парой. — Донёсся голос из-за дверей. Мерин накрыла рот ладонью. Она забыла про невероятный слух паранормальных существ.

Эйдан посмотрел на неё и улыбнулся, затем потянул за большое железное кольцо и открыл дверь. Мерин наблюдала за игрой бицепсов под рубашкой с длинными рукавами. Ням.

Мерин и Эйдан прошли по мягкому красному ковру до длинной деревянной панели, за которой сидело четверо очень сильных мужчин. Только одного Мерин узнала.

— Уважаемый члены совета, позвольте представить вам мою пару, Мерин Эванс. Мерин, для меня большая честь представить тебе членов совета Ликонии: старейшина Келин ВиАйлен — представитель фейри. Старейшина Руан Эиргид — представитель ведьм и колдунов. Старейшина Рене Эвре — представитель вампиров, и с моим отцом — представителем перевёртышей, ты уже знакома.

Эйдан поклонился, а Мерин, не зная, что именно делать, просто помахала. Улыбаясь — шире, чем следовало бы — старейшина фейри махнул в ответ. Байрон кивнул, старейшина ведьм тепло улыбнулся, а старейшина вампиров фыркнул и сморщился. Мерин нахмурилась и взмолилась про себя:

«Прошу, не позволяй мне делать глупость и опозорить Эйдана».

— Для чего вы желали меня видеть? — спросил Эйдан, выпрямившись.

— Мы хотели, чтобы ты расследовал ряд исчезновений. Две паранормальные пары, живущие в Мэдисоне, исчезли. Мать одной из пропавших женщин неистовствует. Мы будем признательны, если ты с твоими людьми проведёшь опрос свидетелей. Так риск волнений уменьшится, — пояснил старейшина Эиргид.

— Конечно, сэр. Чуть позже сегодня я этим займусь. — Эйдан склонил голову. Мерин не решалась сделать предложение, но поняла, что ничего не узнает, если будет держать рот на замке. Лучше опозориться, чем ничем не помочь.

— К-хм, сэры, ваши превосходительства? — Мерин надеялась, что говорит, не так нервно, какой себя чувствовала.

— В чём дело, дитя? — тихим и нежным голосом спросил старейшина ВиАйлен.

— Если у вас есть данные о пропавших парах, я могла бы отследить их электронный след, передвижения и последние действия с ноутбука. — Мерин уставилась на носки своих кед.

— А ты можешь? — шокировано спросил старейшина Эиргид. Подняв голову, она кивнула.

— Да, смогу найти то, за что они расплачивались кредитками, где оплачивали парковки… любой электронный след, — пояснила она.

— С ноутбука? — вновь спросил старейшина Эиргид.

— Ага. Раз плюнуть.

— Все люди так хорошо разбираются в технологиях? — спросил Байрон впечатлённым голосом.

— Нет, большинство лишь знают основы, а я очень хороша в них. — Она не смогла скрыть гордость в голосе. Мерин почувствовала тепло руки Эйдана, когда он приобнял её за талию, показывая тем самым, что прикрывает тыл. Почувствовав себя храбрее, Мерин продолжила. — И ещё могу собрать всю имеющуюся информацию о парах, чтобы попробовать найти связь и установить закономерность. Если сможем расписать планы их действий, установим мотив и сузим круг поиска. — Мерин сжала и разжала кулаки. Годы за просмотром детективных сериалов не прошли даром.

— Впечатляет, не думал, что моя новая, младшая дочь такая талантливая, — похвастался Байрон.

— Мы мало взаимодействуем с людьми и отстаём от их технологий, — признался старейшина фейри.

— Не понимаю, почему нас вообще волнует, что происходит за пределами города. Паранормалы, живущие за пределами Ликонии, знают, как опасно вписываться в жизнь людей. Если бы хотели безопасности, никуда бы не уезжали, — презрительно бросил Рене. И Мерин почувствовала, как Эйдан напрягся.

— При всём уважении старейшина Эвре, но паранормалов сейчас больше, чем сто лет назад, несмотря на снижение рождаемости. Между стаями и прайдами всё меньше войн, у вампиров появились центры питания, старшее поколение живёт дольше. Среднестатистическому паранормалу жизнь, в нашем городе, не по карману. Многие большие семьи вынуждены переезжать к людям, — возразил Эйдан. Судя по слегка снисходительному тону, Мерин поняла, что Эйдан не в первый раз приводит этот аргумент.

— Паранормалам не место среди людей. Те всего-то насекомые, — отрезал старейшина Эвре, смотря прямо на Мерин.

— Рене, ты сейчас же заберёшь свои слова о моей дочери обратно. Прежде чем я заставлю тебя это сделать! — Байрон выпрямился во весь рост, а его глаза стали чёрными. Мерин округлила глаза. И посмотрела на Эйдана, чтобы молча спросить, что им сделать, но увидела, что и он тоже изменился. Глаза потемнели, а клыки выглядывали из-за губ. Старейшина Эвре вскочил, обнажив клыки и шипя.

— Байрон! Рене! Прекратите сейчас же. — Старейшина Эиргид встал между мужчин и раскинул руки, в ладонях которых горело голубое пламя. Мужчины стояли, тяжело дыша, и сверля друг друга взглядами.

— Я не хотел обидеть твою дочь, — чеканя каждое слово, отрезал старейшина Эвре. Байрон отрывисто кивнул и сел.

— Срань Господня! Папа-медведь чертовски крут! — прошептала Мерин. Пять пар глаз обратились к ней, и Мерин спряталась за спину Эйдана, откуда и услышала дикий смех. Выглянув, она увидела, как старейшина фейри смеётся и утирает слёзы.

— Мерин, ты абсолютное сокровище. Сначала серия «Не моргай», теперь это. — Глубоко вздохнув, он посмотрел ей в глаза.

— Наконец! Хоть кто-то знающий! — закричала Мерин.

— Претворюсь, что меня это не касается, — произнёс Эйдан плоским голосом.

— Да, на здоровье. Так ночью будешь крепче спать. — Мерин толкнула его бедром, Он посмотрел на неё с нежностью в глазах.

Мерин больше не боялась этих людей. Может, они и могущественны, и перекидываются в крупных хищных животных, и произносят заклинания, но, в конце концов, они были просто мужчины, с которыми она могла справиться.

— Эйдан, пожалуйста, не стесняйся как-нибудь привести свою пару на чай. Мне бы хотелось увидеть её реакцию на сад Вивиан, — заявил старейшина ВиАйлен, вставая, а затем повернулся к Мерин. — Моя пара тоже человек, так что не позволяй чьим-то старомодным предрассудкам задевать тебя, дорогая. — Он повернулся и прошёл мимо старейшины Эвре. — Скажи спасибо, Рене, что и я не отреагировал на твои слова. Заклинание Руана вряд ли бы меня сдержало. — Отрывисто кивнув, он вышел из комнаты.

— Так, ребята, вы должны мне выпивки. Перед следующими встречами, вы все будете пить успокоительное. — Старейшина Эиргид устало опустился в кресло.

— Руан, тогда будет не так весело, — пошутил Байрон.

— С вашего позволения, но я обещал паре показать Ликонию, — объявил Эйдан.

— Конечно, командир. Мерин, дорогая, надеюсь, наш эмоциональный срыв не испортит твоего впечатления от города и наших людей. Думаю, некоторые из достопримечательностей тебе покажутся удивительными. Может, ты даже сможешь затостить это в ноутбуке. — Старейшина Эиргид пожал плечами, а Мерин улыбнулась.

— Хотите сказать запостить в интернете? Возможно. Где данные пропавших? — спросила она. Старейшина Эиргид протянул ей кипу бумаг. Мерин подошла, забрала её и стянула с плеч рюкзак, чтобы убрать в него бумаги.

— Не могу дождаться, чтобы начать. Люблю такого рода проекты. Спасибо.

— Ты с собой ноутбук носишь? А он не тяжёлый? — спросил Байрон.

— Не-а, я привыкла, потому что не могу без него жить. — Мерин натянула рюкзак.

— Удачи тогда. — Старейшина ведьм откинулся в кресле.

На выходе Мерин посмотрела на Эйдана.

— А все вампиры такие придурки? Гавриэль-то нормальный. — Эйдан схватил её за локоть и практически побежал на выход. Позади себя, Мерин услышала рокочущий смех Байрона, отразившийся от стен зала совета. Чёрт! Она всё время забывала, что не существует такого понятия, как шёпот среди паранормалов!

ГЛАВА 4

— Клянусь, ты моей смерти желаешь, — выпалил Эйдан, когда они вернулись в машину.

— Извини! Я забыла про супер слух. Но ведь, правда, парень придурок.

— Да, но он всё же старейшина. Постарайся больше не доходить до оскорблений. К несчастью, отцу приходится работать с ним каждый день. — Эйдан завёл двигатель.

— Ох, бедный Байрон. — Теперь Мерин сожалела о своих словах. Эйдан оглянулся и сжалился над ней.

— Не переживай так. Я вытворял и хуже. Не забывай, я вырос тут. — Эйдан взял её за руку и положил их сплетённые пальцы на центральную панель.

— Держу пари, вы с Колтоном были ужасны.

— Да. Я очень хотел увидеть, что же будет дальше. Медведи весьма любопытны.

— Да, ты там крутым себя показал. Спасибо, что заступился.

— Это естественно, ты же моя пара.

— И только ты можешь орать на меня? — поддразнила Мерин.

— Именно. — Эйдан улыбнулся, и умело повернул руль одной рукой, направляя машину в большой гараж. Когда она посмотрела на него и выгнула бровь, он объяснил: — Сам город был построен до того, как у нас появились машины. Улицы вымощены булыжником и слишком узки для транспорта. Мы построили гараж на окраине, а по городу ходят пешком. И, куда бы ты хотела сначала пойти?

— За кофе!

— У нас есть потрясающие музеи.

— За кофе!

— Или можно…

— Кофе или я тебя зарежу! — Эйдан рассмеялся, подался вперёд и поцеловал Мерин в кончик носа.

— Ладно-ладно. За кофе. Пошли, угрозинка. — Он открыл дверцу машины и вышел. Чувствуя в себе мятежный дух, Мерин быстро открыла свою дверь и тоже вышла. Эйдан вперился в неё взглядом. На что она хохотнула и победоносно вскинула кулак вверх. Эйдан лишь закатил глаза.

Она захлопнула дверь, закинула рюкзак на спину и поправила лямки.

— Ты похожа на старшеклассницу, — заметил Эйдан, склонив голову и с весельем смотря на неё.

— Иди ты. Совсем не похожа. Многие взрослые носят винтажные футболки, и сейчас они в моде. — Мерин вынуждена была признать, пусть даже только себе, что почти всегда считала себя похожей на маленького ребёнка.

— Думаю, ты выглядишь милой. — Эйдан вежливо улыбнулся.

— Я не милая, а сексуальная, — заспорила Мерин. Эйдан имел наглость рассмеяться ей в лицо.

— Ты моя пара, и я говорю со всей искренностью — ты совсем не сексуальна. Ты как злющий маленький вулкан, и это нормально. Ты совершенно другая, и я не понимаю половину того, что ты говоришь, но не хочу, чтобы ты была другой.

Эйдан потрепал её по голове и взял за руку. Мерин разрывалась между желанием растечься лужицей у его ног и обидой, что он не считает её сексуальной. Ошеломлённая, она просто пошла рядом, украдкой поглядывая на него и желая понять, не подшучивает ли он.

Когда они встали на булыжную мостовую, Мерин пронзила дрожь. Что-то было в этих булыжниках. Она выдернула руку из руки Эйдана и опустилась на колени, прижимая ладонь к поверхности камня

— С этими камнями что-то не так. — Но как бы она на них ни смотрела, перед ней лежали простые серые камни.

— Да, моя пара. Камни заколдованы. Они способствуют развитию чувства общности и доброжелательности, — пояснил Эйдан

— Круто. — Мерин встала, и Эйдан тут же взял её за руку. Она начинала видеть закономерность — ему просто необходимо прикасаться к ней, находись они вместе. Держать за руку, поглаживать по спине, даже сажать к себе на колени.

Они дошли до конца улицы, и Эйдан посмотрел на Мерин.

— Добро пожаловать в Ликонию, — произнёс он и отпустил её руку, чтобы подтолкнуть вперёд. Мерин вышла из-за высоких зданий и огляделась, везде находя что-то новое. Продавцы смеялись и зазывали прохожих, пытаясь продать товар. Каждый магазин отличался от предыдущего: в одной витрине груды старых книг и пергаментных свитков, в другой — мечи и кинжалы. В третьей большой витрине выставлены ряды изящных на вид пирожных. У Мерин потекли слюнки. Бросив взгляд на противоположную сторону улицы, она увидела на раскачивающейся деревянной вывеске надпись, что здесь можно приобрести лучшие магические ингредиенты, продаваемыми на восточном побережье.

Магические ингредиенты! Как раз в тот момент, когда Мерин подумала, что лучше уже не будет, до её носа долетели запахи жасмина, жимолости, ладана и мирры. Посмотрев чуть дальше магазина магии, она увидела аптекарский пункт. Восхитительный аромат свежеиспечённого хлеба и булочек с корицей заставил развернуться к булочной, в витрине которой виднелись батоны и булочки.

— Я… Я… Ох… Можем… Ой! — Мерин вертелась, пытаясь всё осмотреть, когда почувствовала, как начинается один из эпизодов. Она замерла и позволила мозгу всё запомнить. Она почти чувствовала, как изображения загружаются и удаляются.

— Мерин? Мерин? Ты в норме? — Обеспокоенный голос вернул Мерин на землю. Эйдан склонился над ней и всматривался в глаза.

— Да, извини. Иногда, моему мозгу нужно всё быстро воспринять, и у меня наступает ступор. — Она покраснела, понимая насколько это странно. Ей было противно показывать эту свою сторону.

— Ступор? Меринский ступор. Ясно. Но ты же в порядке? — Эйдан вновь взял её за руку. Мерин начинала чувствовать себя обнажённой без его большой руки.

— Меринский ступор. Мне нравится. Звучит лучше, чем Психосекунды или Фрикаско.

— Кто их так называл? — Эйдан нахмурился.

— Мой первый парень и второй парень. — Мерин вздохнула. После этого она перестала ходить на свидания.

— Хм. Не обращай внимания, Мерин, она просто люди. — Эйдан взмахнул их руками. Мерин почувствовала, как её сердце воспарило. Вот именно! Они всего лишь люди, а теперь она плавала в гораздо большем, причудливом пруду. Эйдан принял её такой, какая она есть. И это удивительно. Мерин нахмурилась и остановилась, а Эйдан озабоченно оглянулся.

— Мне кажется, я влюбляюсь в тебя, — решительно заявила она. Он выгнул брови и уставился на неё. Люди проходили мимо, а они просто стояли и таращились друг на друга.

— Ну, мне кажется, я тоже начинаю в тебя влюбляться, — проговорил Эйдан, и его щеки стали цвета красных яблок, выставленных на продажу в корзине рядом с ними.

— Хорошо. Теперь по кофейку?

Откашлявшись, Эйдан кивнул. Мерин заметила, что его ладонь стала влажной и слегка дрожала. Её глупый медведь.

— Зачем на крышах камеры? — спросила она. — Весь город несёт в себе крутую викторианскую атмосферу стимпанка, а затем ты видишь эти камеры, и настрой рушится.

— Из-за детей. В прошлом году стало модным «помечать» локации города заклинанием или — в случае с перевёртышами — мочой. Мы столько гонялись за подростками и разговаривали с родителями. А теперь просто отправляем родителям видео проступка ребёнка и счёт за уборку. Вандализм прекратился почти сразу. Но, появилось новое веяние моды — исчезающие чернила.

— Наверное, дети есть дети, где бы ни жили. — Мерин глубоко вздохнула, и за запахами жасмина, мирры, свежеиспечённого хлеба и корицы уловила свежий запах осени.

Пока они шли, Эйдан указал на тренировочную академию и местную школу. Он повёл Мерин по узкой улочке, вдоль которой тянулись маленькие закусочные. Она уловила запах чего-то знакомого и начала улыбаться.

— Надеюсь, у них есть тыквенный кофе.

— Точно есть. — Эйдан остановился и открыл дверь в небольшой кофейный магазин. В ту же секунду, Мерин почувствовала райский аромат. Свежемолотые кофейные зёрна манили внутрь.

— Добро пожаловать в «Джиттербаг»! Заходите! — Раздался голос из-за прилавка. Мерин посмотрел на маленького человечка и улыбнулась. Он был ниже любого мужчины, которых она встречала до сих пор, на её взгляд около ста семидесяти пяти сантиметров. Но того, что ему не хватало в мышцах, он восполнял красотой, благодаря светло-рыжим кудрей ям и ярко-бирюзовым глазам. Мужчина рядом, который смотрел на первого с обожанием, был его полной противоположностью — выше ста восьмидесяти сантиметров, тёмные волосы заплетены в длинную косу, а в карих глазах сверкали золотые искорки.

— Командир МакКинзи, вот это сюрприз. Ты никогда не приходишь в гости. Что привело тебя сегодня? — проговорил тот, что ниже ростом.

Они подошли к стойке.

— Моя пара потребовала кофе, так что я привёл её в лучшую кофейню Ликонии. Мерин хочу познакомить тебя с Сидни Фаэрфакс и Джастисом О'Майлли — владельцы «Джиттербага». Джентльмены, моя пара Мерин Эванс.

— О, боже мой, слухи правдивы. Заклинание старейшины Эргида сработало. Воины находят свои пары! — Тот, что пониже ростом, Сидни, начал смеяться.

— Одинокие женщины этого города огорчаться. Последние пять лет тебя признавали самым завидным холостяком. — Сидни вытер глаза.

— Трижды добро пожаловать в Ликонию Мерин! Что успела посмотреть? Что я могу предложить? Всё за счёт заведения, — продолжил Джастис.

— Мы пришли сразу сюда, но всё выглядит потрясающе. Есть что-нибудь с тыквой?

— Конечно, сейчас же осень! Не хочу хвастаться, но за мой тыквенно-яблочный латте можно умереть. — Сидни подул на кончики пальцев и провёл ими по рубашке.

— Мой мужчина хвастается, но он прав. Кофе удивителен. — Джастис наклонился и поцеловал Сидни в шею, прежде чем подойти к кофеварке. Сидни счастливо вздохнул.

— Вы двое такие милые! Как давно вы вместе? — Мерин облокотилась на стойку.

— Уже пять лет, но он поддерживает наши отношения на лучшем уровне. Я не знаю, как мне посчастливилось выйти замуж за такого человека, но у судьбы свои пути, так же?

— Думаю, да. Надеюсь точнее. Может именно она и привела меня сюда.

— Думаю, она отлично справляется. — Эйдан обнял её за плечи.

— Ой-ёй! Никогда не думал, что застану тот день, когда несгибаемый командир подразделения Эйдан МакКинзи будет вести себя так чертовски мило! Девочка, в чём твой секрет? — спросил Сидни. Мерин подалась вперёд и Сидни тоже.

— Я втащила ему крышкой бочка, прошептала Мерин. Сидни отступил и вытаращился на Эйдана, который вздохнул и закрыл лицо рукой.

— Господи… Ты не лжёшь. Ох! — Схватившись за живот, Сидни расхохотался. Мерин не смогла сдержаться и тоже смеялась. У Сидни такой заразительный смех.

— Отстань от него, болван. Командир, что желаешь? — Джастис оттолкнул свою пару.

— Спасибо, Джастис. Теперь, когда я с Мерин, по-новому тебя понимаю и уважаю.

— Эй! — в один голос возмутились Мерин и Сидни.

— Как я тебя понимаю, командир. — Джастис глубокомысленно кивнул, и они с Эйданом понимающе помолчали.

Сидни прищурился и повернулся к Мерин.

— Знаешь, Мерин, что я узнал за пять лет брака? Громадные мужчины-шутники иногда забывают, что у их маленьких пар есть доступ к бессознательным телам, когда те ложатся спать. Иногда приходится напоминать. — Сидни скрестил руки на груди.

— Какая блестящая идея. — Мерин посмотрела на Эйдана, который, как и Джастис, тяжело сглотнул.

— Ну, малыш, ты знаешь, что я безумно люблю тебя и моя жизнь была бы абсолютно скучной без тебя. А теперь каждый день достоин прожить себя. — Джастис притянул Сидни в объятия и осыпал лицо и шею мужчины поцелуями.

Мерин видела, как они любят друг друга. Сидни хихикнул и обнял свою пару.

— Ты прощён. Принеси угрюмому командиру его кофе, а я приготовлю латте для Мерин. — Сидни запечатлел обжигающий поцелуй на губах пары, а затем начал вытаскивать бутылочки из-под прилавка. Джастис, улыбаясь как дурак, вернулся к машине. Мерин повернулась к Эйдану.

— Надеюсь, ты кое-что уяснил.

— Будто это поможет мне относиться к тебе как к нормальному человеку. Мне придётся сделать что-то другое, например, купить тебе эспрессо-машину, да? — Мерин ахнула.

— Серьёзно? Ты не шутил? Правда? — Мерин подпрыгивала от возбуждения.

— Да, угрозинка, я куплю тебе кофе-машину. Иначе каждое утро придётся бояться за свою жизнь. — Мерин подпрыгнула и обняла его за шею. Когда Эйдан обнял её в ответ, она начала осыпать его лицо поцелуями.

— Спасибо! — Мерин заёрзала, пока Эйдан её не отпустил.

— Где они? Здесь есть кофе-машины? Нам придётся их заказывать? — Мерин начала оглядываться.

— Обойди стойку вон с той стороны, там есть парочка моделей. Рекомендую однокнопочные автоматы. Просты в использовании, а в итоге получаешь всё от эспрессо до капучино, — посоветовал Сидни.

— А ещё мы можем внести тебя на список доставки зёрен. — Добавил Джастис, и Эйдан вздохнул.

— Иди. Знаю, они дорогие, но того стоят.

В глазах Мерин появились слёзы. За всю жизнь никто и никогда не делал для неё ничего подобного. Она не нашла в себе силы сдержать слёзы. Эйдан мгновенно оказался рядом.

— Эй, ты должна радоваться, а не плакать. — Он вытер её слезы мозолистыми пальцами.

— Никто никогда не делал для меня ничего приятнее. Спасибо, — прошептала Мерин и уткнулась лицом ему в грудь.

— Привыкай. У меня такое чувство, что я буду часто тебя баловать и наслаждаться этим. — Эйдан потёрся щекой о её макушку. Она внезапно спокойно перенесла то, что он её метит.

— Вы такие красивые! — произнёс Сидни из-за стойки.

— Он удивительный, правда? — спросила Мерин, отстраняясь от Эйдана и вытирая глаза о футболку.

— Вы оба удивительные. Так, какую кофе-машину хочешь? — Сидни вытер глаза полотенцем и повёл её к полкам.

— Мне эта нравится. — Мерин показала на серебряную, которая проста не только в приготовлении напитков, но и в чистке.

— Отличный выбор. Чтобы внести тебя в список на заказ зёрен, мне нужно знать, сколько чашек в день ты пьёшь?

— В день?

— Ага. — Сидни вытащил записную книжку из-под столика.

— Хм. Две сразу после сна, потом ещё после завтрака одну, перед и после обеда, а потом после ужина. Значит, шесть. — Мерин загибала пальцы. Сидни просто таращился на неё.

— Люди переваривают кофеин иначе, чем перевёртыши? — спросил Сидни. Джастис откашлялся и ответил:

— На них кофеин действует сильнее. — Все уставились на неё.

— Что? — Все так и продолжили таращиться.

— Мне он нужен для жизни! — Она топнула ногой.

— По утрам она так пугает. — Эйдан вздрогнул. Джастис и Сидни посмотрели на неё с новым ужасом. Очевидно, всё, что могло напугать командира, довольно ужасно.

— Я немедленно оформлю заказ на доставку. На самом деле, возьми немного зёрен со склада на пару дней. — Сидни нырнул за прилавок и вытащил пакет.

— Я принесу машину. — Джастис направился к задней двери.

— Девочка, респект тебе. Не могу дождаться, чтобы увидеть, как эти высокомерные марионетки общества отреагируют на тебя. — Сидни хихикнул.

— Не напоминай. Её пригласили завтра на кружок кройки и шитья. — Эйдан застонал.

— Кружок кройки и шитья дочерей Ликонии? Серьёзно? Это разумно? — Сидни посмотрел на Мерин.

— Наверное, нет, но мама хочет её всем представить.

— Она же знакома с Мерин? — спросил Сидни, на что Эйдан кивнул.

— Парни, я вообще-то здесь! — Мерин ударила Эйдана, — и сказала, что буду хорошо себя вести. — Плохое настроение Мерин испарилось, когда Джастис вернулся из кладовки с новенькой кофе-машиной.

— Ладно, подруга, вот зёрна, пара бутылок сиропа, список рецептов и мой номер телефона. Позвони, и я расскажу обо всех приличных дамах, с которыми ты встретишься завтра. — Сидни протянул ей красивую бумажную сумку, наполненную принадлежностями для кофе.

— Спасибо, Сидни. Такое ощущение, что завтра я пойду в бой без патронов, — призналась Мерин.

— Поверь мне, дорогая, я могу дать тебе много-много патронов. — Он подмигнул.

— Просто замечательно. Не знаю даже, было ли знакомство с вами умным поступком или глупым. — Эйдан забрал у Мерин тяжёлую сумку и легко держал её вместе с новой машиной.

— Определённо не очень умно, но думаю, будет интересно. — Джастис улыбнулся.

— Да. Ладно, угрозинка, пошли. — Эйдан повёл её к двери. Мерин помахала ребятам и засмеялась, когда Сидни поднёс мизинец и большой палец к лицу в универсальном знаке «Позвони». Она кивнула.

Эйдан водил её по всему городу, показывая любимые места для тусовок и рестораны. Она смеялась в пекарне, когда он заказал пирожные, и он смеялся вместе с ней. Затем он поразил её, съев почти дюжину пирожных.

— Ты не имеешь права судить. Сама пьёшь безумное количество кофе, а я люблю сладости. — Эйдан ткнул её пальцем в бок, заставив взвизгнуть.

— Сладости для медвежонка. — Мерин погладила живот и облизнулась. На это Эйдан запрокинул голову и рассмеялся. Когда он вновь посмотрел на неё с улыбкой, Мерин не смогла сдержаться. Привстав, она завладела его губами. Перед тем, как закрыть глаза, она увидела шок на его лице. А затем Эйдан взял инициативу на себя. Он положил руку ей на затылок, и она почувствовала, как его проворный язык прошёлся по небу. Когда поцелуй закончился, у Мерин дрожали ноги.

— У тебя вкус лимона. — Он глубоко вздохнул и неловко заёрзал на стуле, затем поморщился, поправляя брюки. Ошеломлённая, она кивнула и снова села. Чёрт бы побрал этого мужчину. От его поцелуев она теряла рассудок.

— Молодец, Командир. — Раздался мужской голос.

— Спасибо, Даррен. Как поживает твоя пара? — Эйдан встал и поздоровался с владельцем пекарни, который подошёл к их столику.

— С ней всё в порядке. Она убьёт меня за это, но я умираю от желания поделиться. Она ждёт ребёнка. — Мерин подумала, что этот мужчина от гордости сейчас вылезет из фартука. Лицо Эйдана просветлело, и он протянул руку, которую пекарь сжал и энергично потряс. — Она надеется на девочку. Мне всё равно, если он здоров. Мальчик или девочка разницы нет. — Даррен просиял.

— Даррен, это моя пара Мерин. Мерин, это Даррен Уильямс. Пару лет назад он был третьим по старшинству в отряде Гамма, но ушёл в отставку, чтобы возглавить семейную пекарню в городе. Думаю, мы все благодарны за это. За его сладости можно убить, — представил Эйдан. Мерин встала и оказалась в объятиях. Даррен отпустил её, и она придвинулась к Эйдану.

— Командир, я так рад, что заклинание сработало. Знаю по личному опыту, что вам, мужчинам, нужна пара. Я помню, насколько тяжёлыми могут быть ночи после миссии. — Даррен вздрогнул.

— Уже интересно. — Эйдан сжал её руку.

— Сначала я испугалась, потому что даже не знала, что всё это существует, но теперь… — Она посмотрела на Эйдана. — Не могу и вспомнить, какой была жизнь до Эйдана, — застенчиво проговорила она.

— Нам нужно идти. — Резко сказал Эйдан, взял её кофе-машину и сумку и вытащил Мерин из магазина, даже не попрощавшись.

— Развлекайся, командир! — прокричал Даррен им вслед.

— Как грубо! — огрызнулась Мерин, пока Эйдан, зажав под мышкой аппарат, тащил её через толпу обратно к гаражу. — Эйдан? — смущённо позвала Мерин. Она сказала что-то не то?

— Цыц. Ничего не говори, я и так еле сдерживаюсь, — бросил Эйдан, виляя между людьми.

Когда они добрались до машины, он открыл багажник и бросил туда кофе-машину и сумку. Затем распахнул пассажирскую дверцу, усадил Мерин и практически бегом вернулся к водительскому месту.

— Если я сказала что-то, чего не должна была, просто объясни, — запротестовала Мерин.

— Больше ни слова. — Мерин кипела от злости, потому что ненавидела, когда с ней обращались как с ребёнком. За окном пролетали деревья, и едва Мерин осознала, как они вернулись домой. Он припарковался прямо перед дверью. Не желая злить его ещё, она дождалась, пока он откроет дверь. Он рывком распахнул её, схватил Мерин за руку и вытащил наружу. Эйдан удивил её, когда направился к задней двери, а не к входной. Они прошли мимо ухоженных цветочных клумб и прудов с карпами коями. Ей не хватило времени полюбоваться беседкой или увитой розами решёткой.

Эйдан не замедлялся, пока они не дошли до леса, но и там не остановился. Мерин могла сказать, что тропинка была, но её вытоптали за многие года, а не уложили из щебня и крошки. Эйдан не останавливался, пока деревья не закончились, и не показался небольшой горный ручеёк. Когда она огляделась, ей показалось, что город и дом находятся в разных мирах. Это место казалось таким уединённым и мирным. Наконец Эйдан отпустил её и подошёл к ручью, глядя на воду.

— Эйдан, что бы я ни сделала, извини. Я не хотел тебя смущать. — Мерин опустила голову.

— Так ты думаешь? — Эйдан развернулся и за два шага приблизился к ней. — Я забрал тебя оттуда, прежде чем ты успела сказать что-нибудь ещё, заставив меня взять тебя у всех на глазах, прямо на столе пекарни. Ты хоть представляешь, что твои слова сделали со мной? — потребовал он за несколько секунд до того, как впиться в его губы.

Только что она извинялась, а в следующую секунду забыла, на какой планете находится. Чем сильнее он её целовал, тем сильнее она возбуждалась. Каждое движение языка и губ ощущалось так, словно он ласкал её клитор, посылая искры удовольствия по всему телу. И это только поцелуй. Она чувствовала, как между ног стало влажно, и хотела Эйдана больше всего на свете.

Тяжело дыша, она отстранилась.

— Прошу, — прошептала она. Эйдан наклонился и прикусил нежную кожу за ухом.

— О чём просишь? — Его голос стал ниже и походил на рычание, отчего по спине бегали мурашки.

— П-п-п-прошу. — Она замолчала. Эйдан был прав — она совсем не сексуальна и вообще не представляла, как попросить у него то, что желала. Когда он посмотрел вниз, выражение лица стало мягче.

— Всё хорошо, дорогая Мерин. Я знаю, что тебе нужно. Я твоя пара и всегда исполню твои желания. — Эйдан развернул её и прижал спиной к своей груди. Потянувшись вперёд, он расстегнул её джинсы и резким рывком стянул их до середины бедра. Она ахнула, когда холодный осенний воздух коснулся её разгорячённой плоти. Через несколько секунд Эйдан большой мозолистой рукой уже ласкал Мерин, кончиками пальцев нежно задевая холмик. Раздвинув складки, он скользнул к входу в тело. Мерин неосознанно приподняла бёдра, желая большего.

— Тише. Доверься мне, — прошептал он и нежно прикусил её плечо, надавливая подушечкой пальца на комочек нервов, который умолял о внимании. Мерин вскрикнула и снова выгнулась. Он двигал пальцами, а тело Мерин сжималось всё сильнее и сильнее. Пока не взорвалось, достигнув пика. Мерин вскрикнула, а Эйдан замер. У неё подогнулись колени, но она обнаружила, что её держат рукой. Другой рукой он сорвал с неё трусики и вытер влагу между ног, затем натянул джинсы, а трусики сунул себе в карман. Теперь, когда обе руки были свободны, Эйдан взял Мерин на руки и усадил себе на колени под большим дубом. Мерин прижалась к его груди. Прежде ни один мужчина не мог довести её до оргазма. Словно только Эйдан был на это способен.

Когда она почувствовала выпуклость между ними, поняла, какой эгоисткой была. Она отстранилась.

— А как же ты? Я имею в виду… — Мерин показала на пах, а Эйдан улыбнулся и вновь прижал Мерин к своей груди.

— Со мной всё хорошо. Это всё лишь для тебя. Твоё удовольствие, твоя полная самоотдача подарок. Спасибо. — Мерин в замешательстве нахмурилась. Она получила умопомрачительный оргазм, а он благодарит?

— Про то, что я сказала в пекарне. Жизнь была хороша до того, как я встретила тебя, но после встречи с тобой, она становится всё совершеннее. Я чувствую, что у меня, наконец, есть место, которому я принадлежу. — Она увидела в его глазах эмоции.

— Невероятные слова, — прошептал он резко и снова поцеловал её. Отстранившись, она положила голову ему на грудь и наслаждалась ветерком, дувшим с воды.

— Теперь, когда ты здесь, я буду больше наслаждаться поездками домой. — Он удовлетворённо вздохнул. Она кивнула, а потом до неё дошли его слова.

— Что? — Она подняла голову.

— Что? — спросил он.

— Что значит «поездками домой»?

— Мерин, я живу не здесь, а в доме подразделения Альф.

— Когда я перееду с тобой? — Мерин села на колени.

— Ты не переедешь. — Он свёл брови.

— В смысле?

— В смысле, ты будешь жить здесь с моими родителями, и учиться вести домашнее хозяйство, а я буду жить с подразделением Альф и командовать людьми. Естественно, я буду приезжать. — Мерин подумал бы, что он намеренно жесток, если бы не совершенно растерянное выражение его лица.

— Ладно, но, видишь ли, так не пойдёт. Союз пар, жениться, встречаться, как бы это ни называлось. Я думала, мы будем жить вместе. — Она встала, и он прислонился спиной к дереву.

— Мерин, у нас всё не так. — От его снисходительного тона кровяное давление взмыло до атмосферных значений.

— Со мной всё так. У тебя два варианта — либо ты возвращаешься к родителям и живёшь со мной, либо я переезжаю в поместье подразделения Альфа вместе с тобой. Точка. — Она упёрла руки в бока и сердито вперилась в него.

— Перестань вести себя как ребёнок. Мы не без причины так делаем. Я не могу увести своих людей из поместья родителей, а ты будешь отвлекать, если переедешь ко мне. — Эйдан закрыл глаза.

У Мерин отвисла челюсть. Она сопротивлялась желанию ударить его по лицу, но маленькая рациональная часть мозга не хотела серьёзно ранить его. Поэтому она сделала то, что делала всегда, когда по-настоящему злилась — замолчала. Стиснув губы, она расслабила мышцы лица, развернулась и убежала. Домчавшись до дома, она хлопнула задней дверью и услышала крик Эйдана. Шустро заперев замок, она обернулась и увидела удивлённого Бена, застывшего с бутербродом во рту. Дверь затряслась, когда Эйдан постучал.

— Проклятье, Мерин, немедленно открой дверь!

— Иди к чёрту! — крикнула она в стеклянное окошко в двери. Бен засмеялся и подавился бутербродом. Выплюнув крошки изо рта, он отсалютовал Мерин.

— Молодец! — Он смеялся.

— Бен, перестань её подначивать! Мерин, открой дверь!

Мерин тряхнула головой.

— Ты ведь понимаешь, что у него есть ключ? — беззаботно бросил Бен.

Она посмотрела на него со слезами на глазах.

— Не хочу сейчас его видеть. — Бен вздохнул и поставил тарелку на стол, затем схватил её за руку и они побежали. Поднявшись по лестнице, помчались кругами по коридорам, а когда Мерин уже начала думать, что бежать им некуда и что Бен сошёл с ума, он не протянул руку и не постучал по крошечной панели за старинным зеркалом. Открылось небольшое отверстие, он пригнулся и заполз внутрь. Она последовала за ним, и он поставил панель на место. Она уже собиралась спросить его, как он узнал об этом месте, когда он накрыл ей рот рукой.

Едва дыша, они услышали громкие шаги в коридоре. Мерин ждала в темноте.

— Проклятье, Бен, это не смешно! — взревел Эйдан.

— Эйдан, что случилось? — Мерин услышала голос Аделаиды.

— Мой глупый младший братец похитил мою пару! — Эйдан говорил едва ли по-человечески.

— Успокойся, пока я не позвонила твоему отцу. Буду ждать тебя в гостиной с чайником чая. Мы выпьем по чашечке, и ты объяснишь, почему Мерин так расстроена, что прячется от тебя с Беном, — возразила Аделаида.

— Но! — взревел Эйдан.

— У тебя есть пять секунд, чтобы убрать клыки, молодой человек, прежде чем я заставлю тебя. — Аделаида по-прежнему говорила ровно, но голос её понизился на октаву. До Мерин дошло, что её голос, конечно, может измениться, Аделаида же тоже перевёртыш.

— Прости, мама, — уже спокойнее сказал Эйдан.

— Хорошо. А теперь спустись со мной и расскажи всё. — Только когда звук их шагов полностью стих, Бен убрал руку. Пошарив в темноте, он нашёл её руку и потащил через небольшой туннель в потайную комнату, где было одно маленькое круглое окошко, в котором виднелось заходящее солнце.

— Блин, я уже давно не слышал, чтобы мама или Эйдан так злились. Я этим тайником последние лет двести не пользовался. — Бен рухнул на длинный шезлонг, поднимая облако пыли. Мерин закашлялась и засмеялась, когда попыталась стереть пыль с его одежды. — А теперь расскажи своему братику Бену, чем Эйдан так тебя расстроил. И мы придумаем подходящую месть.

— Ты частенько сюда сбегал, да? — Она селя рядом с ним.

— О да. Братья крупнее меня, но я обычно был быстрее. Ещё в детстве я нашёл эту лазейку. Благодаря скорости, я бегал кругами, чтобы рассеять запах, а потом нырял сюда. Но сразу уходить глубже было нельзя или они услышат. Вот так я много раз избегал побоев.

— Они ведь по-настоящему тебя не били, да? — Несмотря на всю злость, Мерин не могла представить, чтобы Эйдан избивал брата.

— Бить — громкое слово, скорее поколачивали. Не пойми меня неправильно, большую часть времени я это заслужил, но таковы уж братья. И что же сделал Эйдан? Может, я смогу помочь.

Бен сосредоточил карие глаза на ней. Она привыкла справляться с болью и разочарованием в одиночку, а то, что люди беспокоились о ней или гневались на членов своей семьи из-за неё — в новинку.

Она спрятала лицо в руках и заплакала. Бен обнял её и прижал к себе.

— Эй, не всё же так плохо, и мы со всем разберёмся. Я знаю людей, которые знают людей. — Бен поцеловал её в волосы.

— Эйдан не хочет жить со мной. Сегодня было так чудесно, мы пошли по магазинам, и он показал мне город. Он был идеальным, очаровательным, любящим и страстным.

— Ого, сестрёнка, большой брат не должен такое слышать. — Она робко улыбнулась.

— А потом сказал, что мы не должны жить вместе, что ему нужно жить со своими людьми, а я должна научиться вести хозяйство. Не так я представляла жизнь с кем-то. Я необщительна, но даже для меня это чересчур. — Она утёрла нос рукавом.

— Эйдан в трудном положении и прав. Здесь он жить не может. Там слишком много тренировок, чтобы считать это работой и ездить туда каждый день. Подразделения живут вместе, потому что нас могут призвать в любое время. Поэтому мы должны организовываться и выдвигаться в зависимости от ситуации. Мы и без того приезжаем поздно на место, чтобы Эйдан тратил ещё от двадцати до сорока минут на то, чтобы добраться куда-то. А жить там для тебя будет равноценно существованию в казарме.

— Я не хочу жить вдали от него, потому что буду скучать без этой занудной задницы.

— Сядь и поговори с ним. Объясни, чем расстроена. Он не такой, как я, и не понимает тонкой работы женского ума. Тебе буквально придётся объяснить ему это.

— Может быть, он на самом деле не хочет меня. Он уже пару раз сказал, что я его отвлекаю.

Бен громко рассмеялся.

— Конечно, ты отвлекаешь, иначе не была бы его парой. Один только твой запах отвлекает. Если учесть учитываешь полное отсутствие знаний о социальных нормах и общей глупости, конечно, он отвлекается. Волноваться стоило бы, не будь так. — Мерин посмотрела на Бена, когда до неё дошёл смысл его слов.

— Он не хочет жить со мной, потому что меня хочет? — спросила она.

— Ага. А теперь пойдём вниз и выпьем чаю. Бьюсь об заклад, мама распотрошила тайник вкуснейшего чая, чтобы успокоить Эйдана. — Бен удивлённо поднял брови.

— Спасибо. Ты… станешь мне другом? — Мерин задержала дыхание.

— Нет.

У Мерин сердце защемило.

— Но буду твоим братом. — Мерин обняла его.

— Прежде у меня не было ни братьев, ни сестёр. Можно я вновь здесь спрячусь, если нужно будет сбежать от Эйдана?

— Конечно. Я живу ради того, чтобы сводить братьев с ума. — Бен встал и помог подняться Мерин. Они подошли к стене и снова присели на корточки. — Когда я был моложе пробираться сюда было проще. — Бен протиснулся в маленький проход.

— Наверно, потому что ты был меньше. — Мерин хихикнула.

— Вероятно. Секунду. — Он помог Мерин вылезти и поставил панель на место. — Пошли. — Он протянул руку, Мерин взяла её, и они спустились вниз. У неё никогда раньше не было брата, но ей нравилась мысль, что кто-то будет на её стороне.

Когда они вошли в гостиную, Эйдан стоял с выражением раскаяния на лице.

— Пойдём, Бенджамин, этим двоим надо поговорить.

Бен помрачнел.

— Но…

— Я приготовлю тебе чай на кухне. — Аделаида подмигнула Мерин и вытащила Бена из комнаты, прежде чем закрыть за ними дверь.

— Извини, — тут же начал Эйдан.

— За что?

— За то, что разговаривал с тобой свысока. За то, что не понимал, почему ты не хочешь расставаться. — Мерин ещё не могла простить его. Она хотела знать, что он чувствует.

— Почему я не хочу, чтобы мы жили врозь? — тихо спросила она. Глаза Эйдана наполнились слезами, но она видела, как он их сдерживал.

— Потому что я тебе небезразличен. — Он внимательно за ней наблюдал.

— И как думаешь, что я должна чувствовать, когда для тебя нормально жить без меня?

— Наверное, так же, как я чувствовал себя, когда ты позволила моему брату утешить себя. — Она больше не могла выносить боль в его глазах.

— Ты блин такой большой идиот. — Она всплеснула руками, а он так и продолжил на неё смотреть. — Но… ты мой блин большой идиот, и я не хочу, чтобы мы жили врозь. — Эйдан оттолкнул оттоманку и притянул Мерин к себе.

— А ты моя угрозинка. И я не хочу, чтобы мы были врозь, но не уверен, как всё получиться, — признался он.

Она пожала плечами.

— Торопиться некуда, да? Может, что-нибудь придумаем.

— Да, мы обязательно что-нибудь придумаем, потому что ты права. Я не думаю, что мы должны жить по отдельности.

— Хорошо. А теперь, можно мне немного этого удивительного чая, о котором рассказывал Бен? — Эйдан рассмеялся.

— Пойдём, на кухне свежая еда. — Они вместе пошли на кухню.

— Я поделюсь чаем с Мерин, но не с тобой, потому что ты уже пил. — Бен надул губы.

— Клянусь, они никогда не вырастут. — Аделаида закатила глаза.

— Я просто глотну, всё равно я больше по кофе, если только не за ноутбуком, тогда предпочитаю Эрл Грей, который не даёт уснуть. — Мерин взяла чашку Бена и сделала маленький глоток. Чай был сладким, но не слишком крепким.

— Вкусный. Ему нравится сладкий чай, как и мне!

— На самом деле, чай без сахара. Он сладкий сам по себе, — пояснила Аделаида.

— Мне нравится! Что это за чай? — Мерин сделала ещё большой глоток и с сожалением передала чашку Бену.

— Это купаж редкого китайского улуна и смеси фейри. Он называется «медовик». — Аделаида вытащила маленькую баночку. — Мальчики дарят его мне на каждое Рождество. — Она улыбнулась сыновьям. Мерин обернулась и посмотрела на Эйдана щенячьими глазами.

— Похоже, в этом году в список добавим Мерин. — Мерин счастливо затанцевала, прежде чем вспомнила утро.

— Может, стоит оставить немного чая для твоего отца? — предложила она.

— Байрону? Зачем? — Аделаида с интересом посмотрела на неё.

— Я могла случайно или нет назвать старейшину вампиров придурком. — Бен и Аделаида уставились на неё. — Ну, так вышло! — выпалила Мерин. Аделаида встала.

— Мариус! Мариус! — позвала она и начала вытаскивать ингредиенты из шкафчиков.

— Миледи! В чём дело? — В дверях появился Мариус с тряпкой в руке.

— Можешь позвонить своему связному в городе, чтобы узнать, нет ли у них свежих омаров, доставленных сегодня из Мэна? Боюсь, у Байрона был тяжёлый день в совете, и ему понадобится особый ужин. — Она поморщилась.

— Конечно. Насколько всё плохо? — спросил он. Мерин смотрела куда угодно, только не на Аделаиду.

— Я испеку торт, — ответила Аделаида. Мариус побледнел.

— Я сам поеду. — Мариус снял фартук и выскочил из комнаты.

— Мне так жаль! — протянула Мерин.

— Не стоит, дорогая, ты озвучила мысли многих. К тому же, ты ещё очень молода и новичок в нашем мире. — Аделаида достала десяток яиц из холодильника.

— Она заслужила приглашение старейшины ВиАлина в его драгоценные сады, — сказал Эйдан, улыбаясь от уха до уха. Аделаида остановилась, и на этот раз выглядела очень довольной, когда повернулась к Мерин.

— Очень высокая похвала. Только горстке людей удалось получить приглашение в сердце сада фейри. Мне не терпится сбросить эту прелестную маленькую бомбу на Дафну Бауэр. Прекрасная работа, Мерин, — поздравила она.

— А что насчёт парня-вампира?

— Он популярен только среди вампиров. А твоей репутации не повредит. А если история просочится, может пойти только на пользу. — Аделаида хихикнула. — Но он напыщенный придурок, — добавила Аделаида, разбивая яйца.

— Мама! — Эйдан и Бен казались потрясёнными. Аделаида не обратила на них внимания.

— Ох, Эйдан, ты, наверное, захочешь отвезти Мерин к ней домой, чтобы забрать вещи. Ей не терпится надеть свежее бельё. — Аделаида повернулась к шкафу.

— Откуда ты знаешь, что он меня трусиков лишил? Сверхъестественные экстрасенсорные способности? — потребовала Мерин. Аделаида уронила большую чашу из нержавеющей стали, которую вытащила из шкафа.

— Он это сделал? О, боже, я только предположила, что тебе нужна свежая одежда. — Аделаида покраснела до самых корней волос, а Эйдан застонал и закрыл лицо руками. Мерин повернулся к Бену, который смотрел на них широко раскрытыми глазами.

— Точно. А теперь, нам нужно уходить! — Мерин схватила Эйдана за руку и потащила прочь из кухни.

Как только они вышли за порог, Бен разразился хохотом.

— Мне нравится, что у меня появилась такая сестра! — Мерин услышала крик Бена и почувствовала, как сжалось сердце. Внезапно появилось чувство, что ей тоже понравится новый брат, если перестанет смущать новую семью.

ГЛАВА 5

Они подъехали к многоквартирному дому, сомнительного вида. Когда Мерин вышла из машины и прошла мимо торговца наркотиками, чтобы проверить почту, у Эйдана чаще забилось сердце. Она жила здесь? Он быстро вылез из машины и тихо зарычал на мужчину, который пристально смотрел на его пару. Мужчина испуганно поднял голову и продолжил идти по улице. Дверь была всего лишь листом треснувшего стекла и ржавого металла. Войдя в вестибюль, он заметил, что лампочки нет. Как удобно для грабителей. Эйдан был благодарен за то, что не мог видеть пол, но был обеспокоен угрозой безопасности, которую представлял тусклый вестибюль.

Он последовал за Мерин по тёмной лестнице, стараясь не касаться перил. Мерин выудила из кармана ключи и потянулась открывать дверь. В ту секунду, как её рука коснулась ручки, дверь подалась внутрь. Мерин отскочила, будто её ударило током, и округлила глаза, а потом повернулась к Эйдану. Толкнув Мерин за спину, он яростно распахнул дверь, заставив ту с грохотом врезаться в стену. Мерин хлопнула его по спине.

— Тихо, они тебя могут услышать, — прошептала Мерин.

— Детка, если они грабят тебя, я хочу, чтобы они услышали меня и ушли, — объяснил он.

— О, отличная идея. — Она кивнула.

— Стой здесь.

— Ага, как же. Я к тебе прилипну. Я смотрела фильм ужасов, в котором человек, ждущий в коридоре, умирает. — Мерин покачала головой.

Эйдан повернулся и уставился на неё.

— Позже мы поговорим о твоём выборе фильмов. — Он протиснулся в открытую дверь и огляделся.

— Сколько комнат? — спросил он

— Гостиная, кухня и спальня, к которой примыкает ванна. Всё. — Мерин схватила его за пояс, а вторую руку прижала к спине Эйдана. Он прошёл в гостиную, где не было шкафов, в которых можно спрятаться, затем просунул голову в крошечную кухню в стиле камбуза, и та оказалась пуста.

— Детка, стой здесь, пока я проверю спальню, ладно? — Мерин кивнула, закрыла дверь квартиры и обвела взглядом комнату. Эйдан мог сказать, что она пыталась увидеть, не было ли чего-нибудь украдено. Когда он открыл дверь спальни, сразу же почувствовал запах другого мужчины. Кто-то пометил эту комнату мочой и семенем, как свою территорию.

Почувствовав тошноту, он откинул одеяло и обнаружил, что матрас изрезан, а подушки в сперме. Его медведь с рёвом поднялся на поверхность, и Эйдан едва удержался, чтобы не перекинуться. Дыша через рот, чтобы успокоиться, он проверил ванную и шкаф, которые были тоже помечены и пусты.

— Чего так долго? — спросила Мерин, собираясь войти.

— Не входи! — рявкнул он. Мерин посмотрела на него с обиженным выражением, но затем заметила его едва сдерживаемую ярость и перевела взгляд на комнату, замечая каждую мелочь.

— Это… Это сперма? — спросила она. Эйдан не ответил, ему не надо было.

— Меня сейчас стошнит. — Мерин помчалась по коридору, а он последовал за ней по пятам. Она наклонилась над кухонной раковиной и выблевала латте, пока Эйдан гладил её по спине. Мерин прополоскала рот водой из-под крана и, спотыкаясь, подошла к холодильнику, открыла его и схватила банку апельсинового сока. Отпив, она прополоскала рот и сплюнула в раковину. Сделав ещё глоток, она проглотила сок, а когда ставила бутылку обратно, руки у неё заметно дрожали.

Эйдан достал телефон.

— В чём дело? — спросил Колтон.

— Пусть подразделение Бет заменит вас, ребята, и а отряд Альф мигом в квартиру Мерин. Вы должны быть тут пять минут назад, — прорычал Эйдан в трубку.

— Ты ранен? — потребовал Колтон, и Эйдан услышал, как Гавриэль выкрикивает приказы.

— Я в порядке, и Мерин тоже. Мы в старом многоквартирном доме на Девятой улице, квартира 3Б.

— Едем. — Колтон повесил трубку.

— А если бы ты вчера не нашёл меня и не похитил? Что, если бы я пришла домой, а этот парень меня тут поджидал? — Её так сильно трясло, что Эйдану показалось, будто она сейчас на части развалится. Он обнял Мерин и сел на диван, усадив её себе на колени. Притянув её к груди, он поцеловал Мерин в голову.

— Ты создана быть со мной. Поэтому судьба заставила тебя перелезть через забор. Мерин, он никогда к тебе и близко не подойдёт, обещаю. Это парень — ходячий труп. — Эйдан не стал говорить, что сперма свежая. Они только-только разминулись с этим чудаком на букву «м».

— Давай соберём вещи. Парни скоро приедут. — Он встал и поставил Мерин.

— Откуда мне знать, что он трогал, а что нет? Мне не нужно то, к чему он прикасался. — Она скривилась.

— Я принесу сюда всё, что пахнет только тобой. А потом, ты войдёшь в спальню и скажешь, с чем из оставшегося, легко расстанешься. Остальное, я очищу. — Он поднял её голову и нежно поцеловал. — Как на это смотришь?

— Ты потрясающий. Теперь я очень сожалею, что ударила тебя по голове, — сказала она и улыбнулась, несмотря на слёзы в глазах.

— Ты это никогда не забудешь, да?

— Не-а.

— Моя маленькая воительница. — Он погладил её по волосам. — Я начну, а ты впусти ребят, как только они приедут, иначе они выломают дверь.



***

Ещё до приезда ребят, Эйдан вытащил большую часть вещей Мерин. Когда она проходила по спальне и видела, что именно парень «отметил», Эйдан увидел, что у неё дрожала нижняя губа. Но Мерин вздохнула, взяла себя в руки и всё осмотрела. Он так ей гордился. В итоге, со всем оставшимся, она могла распрощаться. Эйдан пришёл в ярость, увидев, что всё её нижнее бельё и ночные рубашки с пижамами лежат на кровати. Он купит ей новое бельё и убедится, что она с радостью будет выбирать вещи.

Гавриэль зашипел, когда вошёл в спальню.

— Нужно найти этого парня и укокошить. — Эйдан сжимал и разжимал кулаки.

— Будет сделано, брат. Мы не допустим угрозы твоей паре. — Гавриэль положил руку ему на плечо. Эйдан был благодарен за поддержку подразделения, и знал, что если бы ребята не приехали сюда в этот момент, он, возможно, потерял бы контроль и отправился за этим парнем в одиночку. Но знание того, что братья уже в пути, помогало держать медведя в узде.

— Эйдан, чувствуешь запах? — Гавриэль сделал ещё один глубокий вдох.

— О, да, этот придурок везде успел подрочить.

— И ты упустил тот факт, что это перевёртыш. — Гавриэль шагнул ближе к кровати. — Запах слабый, очень слабый. — Он удивил Эйдана, подойдя к шкафу и вытащив вешалку, прежде чем вернуться к кровати, где этой вешалкой сдвинул лифчики и трусики. — Нашёл. — Гавриэль поднял бюстгальтер. Эйдан тряхнул головой, что бы это ни было, даже будучи перевёртышем, он не мог учуять запах. Гавриэль положил бюстгальтер на одеяло и вешалкой указал на застёжку. — Кое-кто забыл о том, что есть маленькие металлические крючки, когда дёргал себя за член. Вокруг каждого крючка видны слабые следы крови.

Эйдан подошёл ближе, присмотрелся и увидел красные пятна, которые не заметил, потому что бюстгальтер был с цветочным принтом.

— Отлично. Упакуй его.

Они вышли из спальни и направились в гостиную. Эйдан зарычал, когда увидел, что Дарьян упаковывает несколько пар трусиков, которые псих оставил, в маленький чемодан. Мерин рассмеялась и подошла к нему, чтобы похлопать по груди. Это успокоило Эйдана.

— Ты такой милый. — Она улыбнулась, и Эйдан обрадовался, увидев, что следы страха исчезли. Эйдан нахмурился.

— Я не милый, а бешеная машина для убийств. Сверхи повсюду боятся меня.

— Мой плюшевый мишка. — Она потянула его за рубашку, заставляя наклониться и поцеловать её. Эйдан поднял голову и увидел, что Колтон собирается что-то сказать.

— Лучше блин молчи, — предупредил он.

— Слушаюсь, Командир. — Колтон отдал честь, но в его глазах плясали искорки сдерживаемого веселья. Эйдан вздохнул. Это будет долгий день.



***

Пока они собирали вещи, Эйдан позвонил маме и сообщил, что случилось. Она обещала сделать ужин особенным и для Байрона, и для Мерин.

— Что дальше, Командир? — спросил Колтон.

— Позвони Лоркану и скажи, что я снимаю Альф с дежурств и тренировок. Пока мы не поймаем этого ублюдка, вы, ребята, охраняете дом моих родителей. Я не выпущу Мерин из поля зрения.

Мерин попыталась скрыть вздох облегчения. Она не думала, что с Аделаидой и Байроном небезопасно, просто чувствовала себя лучше, зная, что Эйдан тоже будет рядом.

— Понял, сейчас вернусь. — Выходя за дверь, Колтон вытаскивал телефон.

Эйдан повернулся к Мерин.

— Всё собрано?

— Да, Дарьян и Килан унесли последние коробки, а Гавриэль вызвался поговорить с хозяином об аренде.

Эйдан ухмыльнулся.

— Хорошо. Пойдём, убедимся, что ребята не влезли в неприятности.

Мерин вцепилась в его руку. Она не хотела оставаться в квартире одна. Да, эта часть города не самая лучшая, но зато здесь сразу заселяли.

Когда они проходили мимо конторы арендодателя, Мерин заглянула внутрь и увидела, что Гавриэль прижал к стене скользкого на вид хозяина.

— А ещё замените входную дверь и сделаете так, чтобы холл был ярко освещён, да? — Тон Гавриэля был приятным, но человек перед ним сильно потел. Килан с весельем наблюдал за происходящим. Каждый раз, когда хозяин смотрел в его сторону, Килан махал рукой, и три крысы у его ног шипели.

— Хватит веселиться, ребята, пора уезжать, — крикнул Эйдан. Гавриэль и Килан одновременно повернулись и присоединились к ним. Снаружи Колтон и Дарьян прижали двух мужчин к своему внедорожнику. Эйдан вздохнул.

— Честное слово, с ними нельзя никуда выезжать.

— Когда мы приехали, они снимали шины с твоей машины, Эйдан, думаю, Дарьян и Колтон просто проверяли, всё ли в порядке, — сказал Килан. Эйдан посмотрел тёмными глазами на мужчин, затем подошёл и встал за Колтоном.

— Видите ли, идея ваша хреновая, а наш босс — зверь. Мы пытались вас предупредить. — Колтон развёл руками, будто извиняясь.

— Нет, пожалуйста! Извините! Мы всё поставим на место. Вернём колёса! — пробормотал тот, который крупнее.

— Бегите. — От резкого тона Эйдана, мужчины вздрогнули и уставились на него в ужасе. — Я сказал, бегите! Если оглянетесь, я буду прямо за вами! — прорычал Эйдан. Оба мужчины закричали и бросились бежать.

Мерин подошла и встала рядом с мужчинами.

— Вы просто дети малые. — Она толкнула Эйдана ногой в колено, смеясь, когда он подкосился.

— Эти люди заслуживали худшего. Может, они дважды подумают, прежде чем повторить такое, — любезно проговорил Гавриэль.

— Поехали! — сказал Эйдан, и все расселись по машинам. Эйдан придержал Мерин дверь. Два дня, и жизнь полностью изменилась. Мерин покачала головой и постаралась не думать об этом. Сейчас ей лучше, чем за многие прожитые года. Она посмотрела на Эйдана, прежде она не влюблялась, но сейчас поняла, насколько это приятно чувство. Повзрослев, она научилась полагаться на себя. То, что о ней заботились, что-то новенькое. Неохотно, она была вынуждена приоткрыть дверь в свой крошечный пузырь и впустить других. И это страшнее, чем влюбиться.

— Что бы то ни было, перестань так усердно об этом думать. То, что должно произойти, произойдёт. — Голос Эйдана вырвал её из спирали тревог.

— А что, если я боюсь того, что должно произойти? — прошептала она.

— Скажи, что тебя пугает, и я разберусь. — Эйдан пожал плечами. Мерин покачала головой, конечно, высокомерному ублюдку и в голову не придёт, что она боится за будущее с ним.

— Почему ты так уверен в нас? Пары когда-нибудь расходились? — Она внимательно смотрела на него, и ей начинало нравиться хмурое выражение его лица. Если это не любовь, то, что же тогда?

— Нет. Как только мы находим суженых, остаёмся с ними на всю жизнь.

— Откуда ты знаешь, что мы суженые? Может, тебе просто нравятся мои духи. — Мерин не понимала, почему так упорно сопротивляется. Учитывая, всё рассказанное о паранормальных, она знала, что Эйдан её пара. Но трудно поверить, что он просто слепо принял её из-за того, что так написано судьбой, а не потому, что желал Мерин.

— Ты не пользуешься духами. — От простого ответа Эйдана ей захотелось побиться головой о приборную панель. Она отвернулась и молча уставилась в окно. Через несколько минут она увидела, как машина, которую вёл Колтон, повернула в сторону дома родителей Эйдана. А сам Эйдан свернул вправо на обочину дороги. Ветви деревьев простирались над дорогой, создавая осенний навес красного, оранжевого и жёлтого цветов.

— Почему ты остановился здесь?

— Ты не пользуешься духами, — повторил Эйдан. Мерин собралась уйти, но он положил руку ей на затылок, заставляя посмотреть на него. — Ты не пользуешься духами, поэтому я чувствую саму твою сущность. Каждый незначительный нюанс, каждое химическое изменение, которое производит твоё тело, я чувствую. Каждый раз, когда ты злишься, когда тебе грустно, когда возбуждена, у каждого разный аромат. Сегодня я впервые почувствовала твой страх, настоящий ужас, и чуть не слетел с катушек. Я знаю, что ты моя пара, потому что твой запах — физическое проявление, но он же истинное отражение твоей души, и твоя светлая душа принадлежит мне.

Казалось, его голубые глаза излучали внутренний свет. Будто Мерин действительно могла заглянуть в глубины его существа, и от увиденного ей захотелось плакать. Глубоко в его сердце она увидела себя.

— Я странная и неуклюжая! Мне не нравится большинство людей, и я не фильтрую базар! — воскликнула Мерин, вытирая глаза. Эйдан по-доброму улыбнулся.

— Знаю

— Ем нездоровую пищу и не знаю как, но всегда влипаю в неприятности. — Мерин шмыгнула носом и вытерла его рукавом. Эйдан шире улыбнулся.

— Знаю.

— Я могу быть вспыльчивой, взбалмошной и мстительной, а ещё я ни черта не знаю, как быть леди. — Мерин посмотрела на Эйдана, опечаленная тем, что может не оправдать его ожидания. Но он просто кивнул.

— И это я тоже знаю, Мерин. Всё знаю и понимаю. Ты перелезла через забор на частную собственность из-за любопытства. Ты обвинила меня в желании освежевать тебя, а ещё треснула по голове крышкой бочка. Ты назвала одного из старейших и уважаемых членов общества придурком и грозила кастрировать моего лучшего друга. И всё это за первые двадцать четыре часа нашего знакомства. — Мерин закрыла глаза и опустила голову. Эйдан заставил её вновь посмотреть на него, подняв голову за подбородок. — Хочешь знать, что я обо всём этом думаю? — тихо спросил Эйдан. Она покачала головой, боясь услышать ответ. — Я подумал: «Чёрт, эта женщина совершенно не в себе. Я не знаю, что она скажет или сделает в следующую секунду». — Мерин больше не могла сдерживать слёзы, ведь знала, что он ни за что не хочет её! Она скривилась, пытаясь вырваться из хватки, но Эйдан не отпускал. Через несколько секунд он прижался губами к её, покусывая и дразня, пока она не открыла рот. Тогда он начал атаку, неумолимо двигая языком, завоёвывая и доминируя над ней. Когда Эйдан отстранился, Мерин всхлипнула от потери. — А ещё я подумал: «Эта женщина самая прекрасная, умная и пленительная из всех, кого мне доводилось встречать. Она будет держать меня в напряжении до конца наших дней».

На этот раз Эйдан нежно поцеловал её. А когда Мерин взглянула на него, в сердце не осталось сомнений — она должна принадлежать ему до конца своей жизни.

— Я сведу тебя с ума. — Она улыбнулась сквозь слёзы, пока Эйдан большими пальцами утирал ей щеки.

— Господи, я надеюсь на это! — Быстро чмокнув её, он завёл машину и поехал в их новый дом.



***

— Мерин, мне так жаль, что кто-то залез к тебе в квартиру, но не могу не нарадоваться тому, к чему это привело. Мы будем жить здесь, и питаться стряпней Мариуса! — Кротон запихнул в рот ещё один огромный кусок омара.

После возвращения, Эйдан позвонил другому лидеру подразделения, Лоркану, и договорился, чтобы он опросил родителей пропавших пар. Он серьёзно говорил, что не отойдёт от Мерин.

— Дорогая моя, не могу представить, какой у тебя был день. — Байрон похлопал Мерин по руке.

— Всё не так уж плохо. Меня больше беспокоят последствия моего казуса со старейшиной вампиров. — Мерин скривилась при воспоминании. Гавриэль резко посмотрел на неё.

— Что за казус со старейшиной Эвре? — Он выгнул бровь. Щёки Мерин запылали. Бен, стоящий рядом с матерью, хохотнул. Теперь все мужчины, включая братьев Эйдана, приехавших на ужин, смотрели на неё.

— Мерин всё пытается запомнить, что у сверхъестественных созданий чуткий слух. Она кое-что прошептала Эйдану, но все услышали, — с суровым выражением лица сказал Байрон.

— И что же она сказала? — спросил Колтон, ерзая на стуле.

— Спросила, всё ли вампиры такие придурки, потому что Гавриэль не такой. — Холодное выражение лица Байрона исчезло, и он начал смеяться. И он так сильно хохотал, что из глаз полились слёзы. Окружающие были в шоке, только вот непонятно почему: из-за оплошности Мерин или реакции Байрона?

— Она назвала старейшину Эвре придурком? — прошептал Гавриэль.

«Пристрелите меня!» Мерин хотела сквозь землю провалиться. Вокруг стола начал грохотать мужской хохот. Сначала Колтон, потом Дарьян, следом Килан и братья Эйдана засмеялись. Но больше всего Мерин потряс беззвучный смех Гавриэля, который просто накрыл лицо ладонями и трясся от хохота. Она внимательно за ним наблюдала.

— Он вообще дышит? — поинтересовалась она у Эйдана. Тот посмотрел на своего зама, поднял руку и ударил Гавриэля ладонью по спине. Вампир глубоко вздохнул и вновь рассмеялся, вызывая у остальных новый приступ смеха. — Не вижу ничего смешного, мне было так стыдно. — Мерин нахмурилась на хвост лобстера на тарелке, решив этот разломать самой, и не дать Эйдану вновь это сделать.

— Дорогая, мы не над тобой смеёмся. Очень давно многие из нас хотели обозвать его словами и похуже. Огромное облегчение, смотреть, как что-то подобное происходит. — Байрон поцеловал её в щеку. — И именно моя дочь поставила на место эту задницу. Потрясающий день! — Байрон с лёгкостью сломал раковину лобстера, после чего протянул мясо ей, а себе забрал хвост, с которым боролась Мерин.

Признав, что тут она самая слабая, Мерин решила насладиться ужином.

— Моя пара жестока в своей честности. — Эйдан подмигнул ей.

— Только потому, что знаю, моя пара меня защитит, — легкомысленно бросила она. Смех и разговоры вокруг стола стихли. Мерин осмотрелась, пытаясь понять, что произошло. Эйдан шокировано на неё смотрел.

— Что? — Она нахмурилась на него.

— Повтори.

— Что повторить?

— То, что ты сейчас сказала. — Улыбка Эйдана не могла быть шире.

— Потому что моя пара меня защитит? — Мерин смущённо посмотрела на него.

Эйдан громко вздохнул, вскочил и подхватил Мерин на руки, после чего со смехом принялся её кружить.

— Ох, какая прелесть, — проговорила Аделаида, всхлипнула и утёрла глаза платком.

— Эйдан, меня вырвет прямо на тебя. — У Мерин закружилась голова, и Эйдан тут же остановился, вернулся на своё место и усадил Мерин себе на колени. Она пошатнулась, комната всё ещё кружилась перед глазами, когда Эйдан уткнулся носом Мерин в шею.

— Что в тебя вселилось? — спросила Мерин.

— Ты впервые назвала меня своей парой. — Он весь сиял.

— О. Я, типа, приняла то, что застряла с тобой. — Мерин взяла хлебную палочку и принялась её жевать, чтобы желудок успокоился.

— Потому что я предназначен тебе судьбой? — поддразнил Эйдан

— Нет, потому что люблю тебя и я ужасная собственница. Я никогда тебя не отпущу. Так что, если судьба ошиблась, пусть поцелует меня в задницу. — Мерин размахивала хлебной палочкой, как мечом. Эйдан тут же встал с ней на руках.

— Мама, папа, если вы нас извините…

— Конечно, сынок, — сдавленно проговорил Байрон, а все остальные за столом улыбались, как идиоты.

— Я не наелась! — Мерин заёрзала, на что Эйдан не обратил никакого внимания, вышел из комнаты и направился вверх по лестнице. Когда они оказались в его комнате, он поставил Мерин на пол и закрыл дверь.

— Ты это всё специально говорила? — Он шагнул вперёд, она попятилась.

— О чём ты?

— Ты же понимаешь, что эти слова делают со мной? — Мерин отходила всё дальше, пока не упёрлась ногами в кровать.

— Эйдан… — Он собрался поцеловать её, но она его оттолкнула. — Мы пока не можем. — Мерин почувствовала головокружение, а вся кровь прилила к щекам. Эйдан замер.

— Что ты хочешь сказать этим «не можем»? Ты только что, перед всей семьёй сказала, что я твой. Назови хоть одну причину, почему мы не можем? — проревел он.

— Потому что сегодня первый день моего цикла, — выдавила она и села на кровать. Эйдан молчал, поэтому она подняла на него глаза. Он моргнул, потом ещё раз.

— И что это значит?

— То есть?

— То есть, я без понятия, что ты хотела этим сказать. И это уже не впервой! — Эйдан всплеснул руками.

Мерин пораскинула мозгами. Эйдана воспитывал отец-воин, и у него три брата. Съехав из дома, он поселился в казарме, где живут одни лишь мужчины. Мерин не думала, что Аделаида объясняла это всё своим мальчикам. Вероятно, такое даже никогда не обсуждалось. Осознание ударило, как тонна кирпичей — Эйдан вообще не представлял, о чём она говорила.

— Точно. Помнишь, ты говорил, что сверхи могут зачать лишь раз в году? — Эйдан кивнул. — Вот, а люди — каждый месяц. И если человеческая женщина не забеременела, то её матка выбрасывает неиспользованную яйцеклетку, готовясь к следующему месяцу для зачатия. — Мерин посмотрела на Эйдана, ждущего продолжения. — И вот каждый месяц матка сокращается, отторгает старый эндометрий, и дня три-четыре у меня идёт кровь, сопровождая всё это адскими болями. — На самом деле, из-за всех приключений, спазмы стали сильнее, и Мерин поняла, что боли в этом месяце поднимутся на новый уровень.

— Хочешь сказать, что у тебя сегодня начнутся критические дни? — Эйдан побелел, когда Мерин кивнула. Он уложил её в центр кровати. — Что мне делать? Вызвать врача? Позвать маму? — Мерин было почти стыдно из-за его паники, но из-за ПМС она стала злее.

— Пока со мной всё в порядке. Но когда мы собирались, я увидела, что у меня остался один тампон, которым я воспользовалась. Можешь съездить в магазин и купить ещё упаковку? — «Мерин, ты точно отправишься в Ад!»

Эйдан кивнул с поражённым выражением лица.

— Они помогут? Я тебя одну оставить могу? Может, позвать брата осмотреть тебя? — Эйдан нервно начал расхаживать перед кроватью.

— Хочешь, чтобы твой брат осматривал меня там? — с весельем спросила Мерин. Эйдан вскинул голову и зарычал.

— Нет! Конечно, нет.

— Эйдан, это часть бытия человеческих женщин. Боль утихнет через день-два, а потом всё станет нормально. А до тех пор, я буду очень-очень капризной. — По крайней мере, он не будет говорить, что его не предупреждали.

— Ладно. Хорошо. Ладно. Ты лежи тут, а я попрошу Мариуса принести что-нибудь вкусное. Ещё одно одеяло нужно? — Эйдан внимательно смотрел на неё. Мерин мотнула головой.

— Нет, Эйдан, всё хорошо. — Она улыбнулась.

— О'кей, скоро вернусь. Не шевелись! — Эйдан был уже у двери, но замер и вернулся. Нежно поцеловав её — будто она могла сломаться — он вышел. Когда дверь захлопнулась, Мерин улыбнулась и свернулась клубочком, когда очередная волна боли прошла по животу. Почему-то, осознание, что её крутая пара сейчас ходит по магазину и покупает ей тампоны, ослабило спазмы.

ГЛАВА 6

Эйдан с колотящимся сердцем спустился по лестнице и влетел в столовую. Все тут же посмотрели на него.

— Ты, как кролик, брат, — поддразнил его Адам.

— Отряд Альф, на выход. У нас есть задание, — отрезал Эйдан, развернулся на пятках и пошёл прочь под скрип отодвигаемых стульев и топот. Эйдан схватил ключи от джипа со столика в фойе и направился к машине. Спустя минуту все его люди сидели в джипе и проверяли оружие.

— Эйдан, кто цель? Тебе звонили, пока ты был наверху? — спросил Колтон.

— Нет, мне… — Эйдан не знал с чего начать. От одной мысли, что его пара сейчас корчилась от боли и истекала кровью, ему становилось плохо. Он принесёт всё, что она пожелает. Откашлявшись, он продолжил: — Вы знали, что человеческие женщины могут каждый месяц зачать ребёнка? — спросил он, и все закивали в ответ. — Ну, в общем, когда у них не выходит беременеть, матка выворачивается наизнанку и сбрасывает слой. Это очень больно и идёт кровь. — Эйдан судорожно вздохнул.

— И ты хочешь сказать, что Мерин сейчас через это проходит? — У Колтона на лице читался ужас.

— По её виду не скажешь, что ей больно, она весьма храбрая. — Эйдан оценил уровень восхищения в голосе Килана.

— Человеческие женщины поистине загадочные существа, — согласился Гавриэль.

— Да. И такое у них происходит каждый месяц. Как они выживают? Может ли Мерин умереть от потери крови? — Эйдан стиснул руль и выехал на трассу.

На такой скорости, они приедут в человеческий город Мэдисон через максимум двадцать минут. Он был уверен, что там они найдут тампоны.

— Раз это происходит раз в месяц, не думаю, что она может умереть. Так что у нас за дело? — спросил Дарьян.

— Мерин нужны тампоны. Очевидно, они помогают процессу. Мы должны выяснить, где они продаются, купить их и принести моей паре.

— Эйдан, можешь положиться на нас. — Колтон протянул руку и хлопнул его по плечу. Паника ослабла. Эйдан не позволит, чтобы с его парой что-то случилось, а его отряд прикроет спину.

Не слишком скоро, как Эйдану бы хотелось, они припарковались у магазина.

— Все готовы?

— Да, сэр! — ответили они одновременно. Эйдан кивнул, и они вышли из машины. Когда весь их отряд зашёл внутрь, продавец замерла и вытаращилась на них. Эйдан обернулся. Дарьян зашёл с арбалетом, привязанным к спине.

— Дарьян, может, следовало оставить арбалет в машине.

Дарьян мотнул головой.

— Нет, сэр, ты сосредоточен на здоровье своей пары. А мы будем сверхбдительные.

Эйдан секунду поразмышлял над этим и согласно кивнул, хлопнув Дарьяна по плечу.

— Молодец.

Пять мужчин вместе шли по магазину, и каждый покупатель таращился на них.

— За нами следят, — прошептал Колтон.

— Знаю. Продолжай искать, может, нам удастся выйти из этого невредимыми. — Эйдан внимательно смотрел на каждую полку.

— Сэр, нашёл! — закричал Килан. Они все направились к нему и принялись изучать коробку.

— Сэр, не хочу выказать неуважение к твоей паре, но тут сказано, что их вставляют в… — Килан не смог закончить предложение, но Эйдан понял, о чём он.

— Думаю, ты прав Килан. Очевидно, это каким-то образом помогает от боли. — В глазах Килана появилось понимание.

— Конечно.

Через несколько минут у Эйдана кружилась голова от спутанных мыслей.

— Сэр, не знаю, безопасно ли это. Тут предупреждают о синдроме токсического шока. Эти твари могут убить! — Килан бросил коробку, которую держал в руках, и вытер руки о штаны. Остальные мужчины поступили так же.

— Она их просила, так что, вероятно, знает, как этого избежать. — Эйдану не понравилась мысль, что эти штуки несут смерть, но если они нужны Мерин, он их принесёт.

— Как думаешь, что значит «супер плюс»? Она ничего не говорила ни о плюсах, ни о минусах. — Эйдан поднял две одинаковые коробки, только на одной было написано «плюс», а на другой — «супер плюс».

— Сэр, на обратно стороне есть схема. Думаю, это как-то связано с поглощаемостью, — пояснил Дарьян.

— Под поглощаемостью ты подразумеваешь, сколько крови?.. — Эйдан содрогнулся. Бедная его пара!

Дарьян побледнел.

— Да, сэр.

На Эйдана обрушилась паника. Это так важно? Что, если он привезёт не сильно впитывающие тампоны, она дольше будет страдать от боли?

— Сэр, мне эти нравятся. Здесь говорится, про разнонаправленные желобки и безопасность даже при антигравити. — Килан поднял синюю коробочку.

— Антигравити? Серьёзно? Тогда это, должно быть, лучшие. Там «супер» указано?

Килан хмыкнул:

— «Супер плюс» сэр.

— Берём эти.

— Как думаешь, сколько нужно коробок? — спросил Килан. Эйдан посмотрел на мужчин, которые пожали плечами.

— Сколько их тут?

— Штук пятнадцать.

— Берём все.

— Да, сэр! — Килан и Дарьян схватили все коробки, стоящие на полке. После чего они все вместе направились к кассам. Вместо молодой, хорошенькой кассирши стоял седой человек. Ребята положили коробки на ленту, и Эйдан подошёл к пожилому мужчине. Старик окинул взглядом пятнадцать коробок на ленте, а затем посмотрел на пятерых мужчин перед собой.

— Сынок, тебя послала твоя женщина? — спросил он с ленивым южным акцентом.

— Да, сэр. — В этом старом человеке было что-то такое, пробуждающее у Эйдана желание отдать честь.

— Молодожёны?

— Да, сэр.

— Полагаю, прежде ты не ходил за ними.

— Нет, сэр.

— Ты ведь понятия не имеешь, что делаешь, да? — Старик посмотрел на него с жалостью. Эйдан подался вперёд.

— Нет, сэр.

— Я слышал, как вы обсуждали их. Вы военные? — поинтересовался старик, медленно пробивая каждую коробку.

— Да, сэр.

— Я так и понял. Ну, вы правильно выбрали. Эти хорошо берут, большинству дам они нравятся. И если не возражаешь, я дам совет от человека, который женат уже сорок семь лет и воспитал шесть девочек. — Он замолчал.

— Конечно! Я с удовольствием выслушаю любой совет. — Эйдан вздохнул с облегчением. Неудивительно, что он почувствовал потребность отдать честь этому человеку. Всю жизнь он жил среди женщин и только для того, чтобы рассказать эту историю.

— Как я уже говорил, эти хорошо продаются. Но если ты только познаёшь женский цикл, рекомендую коробку с различными видами. Есть дни, когда кровь течёт сильнее. С разными видами поглощаемости, у женщины под рукой будет всё.

— Килан! — рявкнул Эйдан. Старик слегка вздрогнул, когда Килан помчался обратно к проходу и вернулся с пятью коробками тампонов.

— Ещё одно. Моя жена почти всегда сладчайший пирожок, но при ПМС, становилась прямо-таки ведьмой. Однажды она бросила в меня утюг.

— Не так уж и страшно, — прокомментировал Дарьян.

— Она гладила бельё, так что утюг был горячим, — уточнил пожилой мужчина. Дарьян вздрогнул.

— Сэр, вы говорите, что в обычной жизни ваша жена милая и добродушная? — спросил Гавриэль. Старик кивнул. Гавриэль повернулся к Эйдану с озабоченным выражением лица. — Мерин жестокая и сумасшедшая в обычной жизни. — Судя по виду Гавриэля, ему было так же плохо, как и Эйдану.

— Чувак, ты так попал, — прошептал Колтон.

— Я вообще-то хотел предложить шоколадный торт, но с такой дерзкой девчонкой, лучше захватить и несколько пирожных. Шоколад облегчает боль, и девчонки добреют. Ну, в большинстве случаев, — объяснил мужчина.

— Дарьян, захвати три шоколадных торта и пять коробок с пирожными, — приказал Эйдан.

— Да, сэр

— Сынок, насколько жестока твоя женщина? — с любопытством спросил пожилой мужчина. Эйдан наклонился и прошептал:

— Она вырубила меня крышкой бочка. — Мужчина округлил глаза.

— Возьми ещё шоколадных батончиков, которые можешь кидать с расстояния. — Эйдан кивнул.

— Мне нравится ход ваших мыслей. — Эйдан схватил всю коробку шоколадных батончиков со стойки рядом с кассой, когда Дарьян вернулся со сладостями.

Старик просканировал все товары и назвал сумму. Эйдан заплатил, мужчины схватили пакеты и направились к выходу, но Эйдан остановился и вернулся к кассе.

— Большое спасибо за понимание. Вы очень храбрый и мудрый, раз столько пережили. — Эйдан протянул ему руку, старик усмехнулся и пожал её.

— Такое ощущение, что ты держишь в руках гранату.

Эйдан широко улыбнулся.

— Именно так, сэр, и я не желал бы ничего иного.

— Рад за тебя, сынок. Приезжай за советом в любой момент.

— Спасибо, сэр.

Эйдан знал, что нашёл союзника и ценный источник информации о том, как заботиться о своей человеческой паре. Чувствуя себя лучше, чем вначале, он сел в машину и поехал обратно в Ликонию.



***

— И где он сейчас? — спросил Сидни.

— Поехал купить мне кое-что. Я не знаю, как долго его не будет, так что говори быстрее. — Мерин поправила сотовый телефон, который прижимала к уху. Как только Эйдан ушёл, она вспомнила о предложении владельца кафе и решила, что пока Эйдана нет дома, позвонит ему.

— Девочка, я могу говорить быстро. Итак. Большинство дам, несмотря на их паранормальные способности, простые овцы, или стоит сказать простачки. Клянусь, у них одна клетка мозга на всех. У этой шайки настоящий менталитет толпы. Представь каждую злобную, ненавистную, предательскую суку, про которых читала в любовных романах эпохи Регентства и помести их всех в одну комнату вот ты и получишь Кружок кройки и шитья Ликонии.

— Откуда ты знаешь, что я читаю такие романы? — спросила Мерин.

— А разве их не все читают? — спросил Сидни.

— Ну, да. Продолжай.

— Ладно. Большинство женщин — безобидные маленькие овечки, если только не следуют чьему-то примеру. В большинстве случаев они либо подражают Аделаиде, потому что она действительно совершенство, либо становятся предателями, когда пытаются остаться на стороне Дафны Бауерс, чтобы избежать возмездия.

— Значит, Дафну лучше сторониться.

— Да. Ходят слухи, что она чуть не устроила истерику, когда услышала, что Аделаида убедила совет сотворить заклинание, призывающее пар воинов. Она поняла, что Аделаида опередила новость Дафны о том, что её невестка забеременела.

— Я слышала, что это грандиозное дело, — проговорила Мерин.

— Девочка, ты и половины не знаешь. В нашем обществе очень важно, чтобы женщина забеременела. Каждая беременность как благословение от богов, буквально. Доказательств нет, но я готов поставить пару сотен на то, что именно Дафна распространила слухи о том, что Аделаида использовала чёрную магию, чтобы забеременеть семьсот лет назад Эйданом. Муж Дафны обратился в совет с тем, что Байрон слишком долго занимал своё место и что им нужны свежие идеи. Это происходило, когда Аделаида забеременела. Тогда все решили, что Боги благословят дому МакКинзи, и Байрон сохранил своё место в совете. Естественно, эта идея укрепилась позже, когда Аделаида забеременела Беном.

— Ух ты. Войны утроб.

— Не то слово. Поэтому, я счастлив геем.

— Значит, моё там пребывание будет выглядеть, как то, что Аделаида хвалится перед Дафной?

— Именно.

— Они, наверное, будут очень пассивно агрессивны и жестоки ко мне, да? — спросила Мерин, чувствуя приступ депрессии.

— Можешь быть уверенной

— Тогда зачем я иду? — поинтересовалась она.

— Потому что, если не пойдёшь, это плохо скажется на Аделаиде. — В голосе Сидни слышалось сочувствие.

— Будет кошмар.

— Мне жаль, дорогая, если выживешь, заскочи в кафе, и я приготовлю тебе что-нибудь особенное, — предложил Сидни.

— Ты очень милый. Спасибо.

— Не за что. Слушай, мне надо бежать, Джастис взглядом намекает на спальню, и ты понимаешь, что я имею в виду. Удачи тебе завтра.

— Сидни, спасибо ещё раз. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи. — Сидни повесил трубку, и Мерин уставилась на телефон. От стука в дверь она подпрыгнула.

— Младшая мисс, я принёс ромашковый чай, чтобы облегчить спазмы. — Мариус поставил чашку с чаем на ночной столик, а Мерин уставилась на него.

— А ты откуда знаешь?

— Я намного старше леди Аделаиды, и у меня тоже есть пара. К тому же… — Он прочистил горло. — Женщина пахнет иначе, когда у неё начинается цикл. — У Мариуса замерцали глаза.

— И сколько же тебе лет? — Мерин отхлебнула чаю и вздохнула. Очень вкусно. Она начала понимать, что Аделаида имела в виду, говоря, что ей нужен сквайр. Очень хорошо, если Мариус рядом.

— Старше, чем выгляжу. Что ты сказала мастеру Эйдану? Он выбежал отсюда с диким взглядом. — Мариус выгнул серебристую бровь.

— Я не лгала, — быстро ответила Мерин.

— Конечно, нет. Думаю, ему полезно подумать о практичности. Теперь он мужчина с парой, а это связано с большой ответственностью.

У Мерин веки отяжелели.

— Ты ведь знаешь, что потрясающий?

Он улыбнулся.

— Да.

Когда она неожиданно зевнула, с подозрением посмотрела на Мариуса

— Ты мне что-то в чай добавил?

Он кивнул.

— Да, младшая мисс. Последние пару дней у тебя выдались очень интересными, к тому же у тебя начались критические дни. Тебе нужно хорошо выспаться. — Он натянул ей одеяло до ушей.

— Хитрый сквайр. — Мерин вновь зевнула.

— Конечно. Сладких снов, Мерин.

— Спокойной ночи, Мариус. Спасибо. — Мерин почувствовала, как он, по-отечески, тёплой рукой откинул волосы с её лица, прежде чем уснуть.



***

Когда Мерин проснулась на следующее утро, быстро села и в шоке оглядела комнату. Коробки с тампонами, пирожными и тортом лежали на тумбочках и комоде. Она встала, схватила коробку с тампонами и направилась в душ. Помывшись, она открыла чемодан и чуть не заплясала от радости, что может переодеться.

Сегодня состоится та самая встреча швейного кружка. Мерин подняла футболки и вздохнула. У неё не было ничего даже отдалённо женственного. Ничего похожего на изысканные платья, которые носила Аделаида. Низ живота вновь стянул спазм, и Мерин прижала руку к больному месту. К черту. Ей будет просто и удобно. Она натянула носки, джинсы и ботинки. Вместо красивого кружевного лифчика надела любимый белый хлопковый. Когда она потянулась за футболкой, заколебалась. Думая о том, насколько приветлива Аделаида, она выбрала розовую футболку с принтом клубничного кекса. Она, по крайней мере, розовая.

После Мерин уложила волосы в пучок, который заколола парой шпилек, и нанесла немного пудры. Затем посмотрела в зеркало и пожала плечами. Не так уж плохо.

Когда она вошла в столовую к завтраку, все посмотрели на неё с ужасом.

— Ты зачем встала с кровати? — Эйдан вскочил со своего места.

— Я проголодалась. Хочу позавтракать Мне что, нельзя? — смущённо спросила она.

— Конечно, можешь. Садись рядом, дорогая. Не думаю, что Эйдан понимает, насколько сильными могут быть женщины. — Мерин села между Аделаидой и Эйданом, и заметила, что Эйдан очень внимательно наблюдает за ней. Может, вчера вечером она хватила через край.

— Я принёс тебе пирожные. — Эйдан подался вперёд и поцеловал её в щеку.

— Видела и планировала чуть позже их съесть.

— Какие?

— Все.

— Все? — спросил Эйдан.

— Да, не знаю, откуда ты узнал, что я хочу шоколад, но клянусь, вчера вечером я бы убила за него.

Она заметила, как Колтон показал Эйдану большой палец. Что вчера с ними произошло?

— Если плохо себя чувствуешь, можем отложить посещение кружка кройки и шитья. Я перевёртыш, и критические дни приходят лишь раз в год. Не могу представить, чтобы такое проходило каждый месяц. — Аделаида пожала плечами.

— Всё не так уж плохо, особенно когда привыкаешь. — Мариус поставил перед ней полную тарелку яиц, бекона, тостов и жареной картошки, и Мерин благодарно улыбнулась.

— У тебя не мог начать цикл так уж давно. Тебе ещё только предстоит родить ребёнка. — Аделаида казалась смущённой.

— Первые месячные у меня пришли почти… двадцать два года назад. — Мерин откусила тост.

— Двадцать два? Мерин, сколько тебе лет? — спросила Аделаида.

— Тридцать четыре. А что?

— Значит, что первые месячные у тебя пришли в двенадцать лет? Каждый месяц на протяжении последних двадцати двух лет. — Казалось, Аделаиду затошнило.

— Да. И?

— Разве люди в таком возрасте могут рожать детей? Вы сами почти младенцы в этом возрасте, — спросила Аделаида.

Мерин пожала плечами:

— Когда как. Сейчас дети всё раньше начинают вести половую жизнь. У двенадцати-тринадцатилетнего ребёнка рождаются дети, и в этом нет ничего необычного. — Мерин осторожно положила яйцо на тост. Больше всего ей нравилось вгрызаться в желток.

— Это варварство. Неужели отцы девушек не мстят за своих дочерей? — требовательно спросил Байрон.

— Иногда, а в остальных случаях, просто выгоняют дочерей.

— Выгоняют? Что ты хочешь сказать? — спросил Килан, вклиниваясь в разговор.

— В некоторых семьях, если ты беременеешь в совсем юном возрасте или оказываешься гомосексуалистом, родители выгоняют детей из дома, — объяснила Мерин. Несмотря на все паранормальные привычки, она обнаружила, что Ликонцы защищены от суровых истин остального мира.

— Но это значит, что им некуда идти, верно? — спросил Бен.

— Да. Если повезёт, детей принимает другой родственник, но слишком часто дети оказываются бездомными и подвергаются нападениям на улицах. Большинство оказываются зависимыми от наркотиков или вынуждены заниматься проституцией.

— В Ликонии лелеют каждого ребёнка. Не могу представить, чтобы кто-то вот так бросил своё дитя. — Байрон обнял Аделаиду за плечи. Мерин почувствовала себя ужасно из-за того, что испортила всем завтрак. Для неё это настолько обыденно, что она даже не задумывалась дважды об обсуждении такой темы.

— Такое случается редко. Не всё так плохо. Я выжила, хоть и потеряла обоих родителей. Есть и хорошие люди. — Мерин отложила вилку, внезапно почувствовав желание съесть шоколадный торт.

Эйдан, почувствовав перемену в настроении, посадил Мерин к себе на колени. Ей казалось вполне естественным находиться здесь.

— А тебе не будет слишком больно это обсуждать? — спросил Бен с сочувствием в глазах.

— Да тут и рассказывать нечего. Родители погибли в автокатастрофе, когда мне было пять лет. После этого я жила с бабушкой. Она была очень строгой, но чаще я оставалась сама по себе. Пока была еда, со мной всё в порядке. Она пропустила мой последний год в школе. Учительница разрешила мне переехать к ней, я прожила там месяц перед выпускным и летом до колледжа. Потом я выживала за счёт стипендий, грантов и подработок. А закончив колледж, пошла работать. Довольно скоро я поняла, что мне не нравится работать на других людей, особенно потому, что большинство из них глупее меня, поэтому начала собственный бизнес по интернет-безопасности, и с тех пор занимаюсь этим. Конец.

— Ты с подросткового возраста одна? — спросил Колтон. Мерин кивнула и задумалась.

— Вообще-то, с момента гибели родителей. Бабушка почти не разговаривала со мной. Самое лучше, что она для меня делала — давала карточку в библиотеку.

— Люди — удивительные существа, правда? — съязвил Гавриэль, полным изумления голосом. Все дружно закивали. Мерин покраснела.

Аделаида утёрла глаза:

— Тебе не обязательно ходить со мной в кружок шитья. Я не подумала о твоём прошлом. — Мерин подавила мимолётное чувство облегчения, но не могла подвести Аделаиду.

— Я не возражаю, просто буду очень тихо сидеть в углу, со всеми пообщаюсь, так что никто не сможет сказать, что я заносчива или считаю себя лучше всех.

— Да, они бы так и подумали. Дорогая, у тебя были странные последний два дня, ещё и критические дни, а я тащу тебя на этот кружок, и чувствую себя ужасно. — Аделаида сплела пальцы.

— Дорогая, если Мерин говорит, что может это сделать, значит, может. Мерин может сделать всё, что ей вздумается. — Байрон развёл руки своей пары в стороны, чтобы она не поранилась.

— Точно! — Она замолчала и осмотрелась. — Я ведь могу взять с собой ноутбук?



***

Мерин попала в школьный ад. Дамы Ликонии хихикали и перешёптывались, каждая очень мило хвалила другую. Мерин затошнило.

— Леди Розеторн, платье, в котором ты была на осеннем чаепитии, потрясающее. Его сшила Лорел из «Лёгкой строчки»?

Мерин, естественно, тут же забыла все имена, и мысленно называла светловолосую леди Лошадиналица. Бедняжке не повезло родиться с вытянутым лицом и пронзительным смехом. Лошадиналица разговаривала с полной женщиной, которую Мерин назвала Шизоидная, потому что та была немного двинутая, хоть пахла и походила на пончик.

— Как тебе Ликония, дорогая? Должно быть, очень трудно быть человеком и всё такое. — А вот и королева сук, Дафна Бауерс.

По иронии судьбы, единственной из всей этой компании, кого Мерин могла терпеть — милая и скромная невестка Дафны, Элиза.

— Да, нет, всё довольно простое для понимания. — Мерин пожала плечами, а Дафна хихикнула. Мерин не знала, сколько лет Дафне, но не могла хихикать, как Аделаида. Ей следовало бы остановить попытки ей подражать лет двести назад.

— Чепуха, конечно, ты запуталась, ведь тебя лишь Аделаида направляет. Дорогая, можешь с любым вопросом обращаться к нам, ведь именно для этого и был создан кружок шитья дочерей Ликонии. Мы помогаем слабым и несчастным. — Она произнесла это так ласково, что Мерин на мгновение замерла. Неужели эта тёлка только что назвала её презренной личностью?

— Как великодушно с вашей стороны. Но из всех людей Аделаида — идеальный выбор, чтобы помочь мне узнать о вашем мире. В конце концов, она жена советника и моя будущая свекровь. Она так терпелива и прекрасно объясняла мне, каково это — управлять одним из самых могущественных домов в Ликонии. — Мерин замолчала, драматично шмыгнула носом и утёрла глаза салфеткой. — Теперь я, наконец, знаю, каково это — иметь мать. — Она ещё раз шмыгнула, желая, чтобы кто-нибудь включил драматичную музыку.

— Бедняжка

— Одна на всём белом свете, представляете?

— Аделаида действительно самая милая, лучшего и желать нельзя, моя дорогая. — Мерин кивнула и приняла их сочувствие.

— Матери действительно особенные. Я всё время говорю Элизе, что она будет замечательной матерью. Мы ведь уже несколько недель планируем детскую, да, Элиза? — О-о-о-о, кто-то рано разыграл детскую карту.

Мерин повернулась к Элизе и искренне поздравила её.

— Я так рада за тебя! Думаю, ты будешь потрясающей матерью. Здесь в Ликонии вы оформляете детские по темам? — спросила Мерин.

— Темы? — Элиза тихо-тихо говорила.

— Да. Например, в стиле Хелло Китти, если девочка или с бейсболом, если мальчик.

— О, нет. Ничего подобного. Просто цвета. Что бы вы посоветовали для ребёнка- перевёртыша-волка? — спросила Элиза, и в её глазах загорелось любопытство.

— Хм. Ничего страшного. Может, мультяшные волчата с разноцветными банданами, — предположил Мерин.

— Это было бы восхитительно. — Элиза всплеснула руками.

— В Ликонии ничего такого нет, Элиза, это определённо будет что-то новое. Наше объявление выйдет только сегодня вечером, но моя Элеонора в предвкушении. Держу пари, ей бы тоже понравилось что-нибудь подобное, — застенчиво сказала женщина справа от Элизы.

— Я так волнуюсь за Элли, леди Кантер! Скажите ей, что я позвоню позже. — Элиза излучала доброжелательность. Мерин была ошеломлена совершенно разными личностями Дафны и Элизы.

— Не говори глупостей! Кто-нибудь слышал об украшении детской комнаты мультяшными персонажами? Нелепость. Мы украшаем их в традиционных для Ликонии оттенках синего и зелёного. Уверена, у неё будет сын, маленький мальчик, такой же, как мой Донован, — прервала её Дафна суровым тоном. Прямо на глазах Мерин Элиза закрылась. Мерин начала всерьёз злиться, больше всего на свете она ненавидела притеснителей.

— Элиза, думаю, ты сможешь украсить детскую так, как захочешь. В конце концов, это твой ребёнок. Думаю, вы его уже давно ждали, — предположила Мерин. Элиза с благодарностью посмотрела на неё.

— Мне бы хотелось чего-нибудь новенького и яркого. Мне нравится идея мультяшных щенков. Можно сделать банданы разных цветов, и можем начать прямо сейчас. И неважно мальчик или девочка. Я…

— Элиза, не говори глупостей. Слушай, ты слишком взвинчена. Очевидно, это тебя расстроило. — Дафна перевела взгляд на Мерин. — Пока немного не разберёшься в наших обычаях, лучше не вмешивайся. — Суровый взгляд Дафны не остановил Мерин, которая, не обращая внимания на Дафну, повернулась к ней спиной и посмотрела на Элизу.

— Или можешь изобразить созвездия волка на потолке. Мне всегда казалось, что мерцающие огни успокаивают. — Мерин повернула голову так, что только Элиза заметила, как она подмигнула. Элиза округлила глаза и спрятала улыбку за салфеткой.

— Серьёзно?! Элиза! — запротестовала Дафна.

— Пусть молодёжь поговорит, Дафна. Мне нравится слушать о новых идеях, очень возбуждающе. — Леди Фаэрфакс, старая, капризная на вид женщина, заговорила в первый раз. Мерин поначалу шарахалась от неё, потому что она напоминала её бабушку, но вскоре стала одной из самых любимых среди дам.

— Да, Дафна, Элиза уже несколько месяцев не выглядела лучше, — вмешалась Лошадиналица. Видя, что она в меньшинстве, Дафна отступила. Мерин чувствовала, что назревает что-то ещё.

— Итак, Аделаида, каково это, когда один из твоих детей, наконец, нашёл пару? Должна признаться, я была несколько шокирована, услышав, что тебе пришлось наложить заклинание, чтобы твой сын нашёл пару и притом человека. — Дафна сделала глоток чая. Что сказала эта сука? Ладно, вызов принят.

— Разве это не чудо? — выпалила Мерин и схватилась за горло в совершенно чувственной манере. Дамы инстинктивно подались вперёд. — Судьба выбрала Аделаиду, чтобы помочь стольким воинам найти себе пару. Из всего мира она доверила Аделаиде вести это дело. И теперь, благодаря Аделаиде, так много хороших мужчин найдут себе пару и исполнят замысел судьбы. Только она могла придумать такой практичный, но эффективный план. Это почти как если бы Аделаида стала единой целой с божеством. — Мерин закрыла глаза и мечтательно вздохнула. Но через мгновение приоткрыла глаз и осмотрелась, молясь о том, что не перегнула палку. К её радости, женщины вокруг плакали и смотрели на Аделаиду почти с благоговением.

— Я всегда знала, что она предназначена для великих дел.

— Леди МакКинзи, вы просто обязаны прийти ко мне на ланч на следующей неделе!

— Её вело Божественное начало!

— Я всегда знала, что дом МакКинзи благословен. — Взволнованные голоса женщин заставили Мерин отвернуться, чтобы скрыть усмешку. Шах и мат, сучка.

— Подумать только, сама судьба действовала через тебя, Аделаида. Как интересно! — Лошадиналица практически вибрировала в кресле.

Снаружи слабый звон колоколов возвестил о начале нового часа. Аделаида встала, и все сразу замолчали. Она выглядела несколько удивлённой этим.

— Леди, большое спасибо, что пришли сегодня поприветствовать мою дочь в Ликонии. Ваше присутствие здесь красноречиво говорит о вашем великодушии. Надеюсь, что она нашла среди вас столько же друзей, сколько и я. — Все дамы захлопали. — До следующей встречи. — Аделаида кивнула, и одна за другой женщины подходили поговорить с ней.

Элиза подошла к Мерин, стоящей рядом с Аделаидой, и взяла за обе руки.

— Спасибо за помощь сегодня. Я этого не забуду. Можно, ещё тобой поговорить? — робко спросила Элиза.

— Конечно. Было бы здорово, хотя должна предупредить, что мне немного неловко, раньше у меня не было подруги, — призналась Мерин.

— И у меня. Не настоящей подруги. Такое чувство, Мерин МакКинзи, что ты такой и станешь. — Элиза кивнула и поспешила догнать свекровь, которая ушла одной из первых.

«Мерин МакКинзи, да? Звучит не плохо», — подумала про себя Мерин. Аделаида проводила последнюю женщину, и когда вернулась в гостиную, её буквально распирало от смеха. Она обняла Мерин и практически прижала её к дивану.

— Стала единой целой с божеством? О, боже мой, Мерин, мне казалось, ты говорила, что не знаешь, что такое светское общество. — Аделаида и Мерин сидели, тяжело дыша от смеха.

— Я говорила, что мне оно не нравится, а не то, что не знаю

— Сегодня ты нажила себе врага, — предупредила Аделаида.

Мерин пожала плечами.

— Переживу. Хорошо, что она сдулась, иначе через пару секунд я вцепилась бы ей в горло. Как ты можешь её терпеть? — Мерин стиснула зубы.

— Потому что в обществе она делает много добра. Возможно, её мотивы не всегда чисты, но конечный результат один и тот же. — Аделаида пожала плечами.

— Мне понравилась леди Фаэрфакс, она кажется спокойной старой леди.

— Мне она тоже нравится. Она очень прямолинейна и честна. Думаю, ты ей по душе. Её внук владеет в городе кафе под названием «Джиттербаг». — Аделаида встала.

— Сидни её внук? Неудивительно, что она мне понравилась, — проговорила Мерин, складывая два и два. У обоих фамилия Фаэрфакс.

— Убери ноутбук, дорогая. Я слышу, как сын расхаживает по кухне. Не могу дождаться, чтобы рассказать ему, насколько ты была великолепна. — Мерин покраснела и последовала за Аделаидой на кухню. Эйдан и его отряд встали. Они перекусили тем, что осталось от чая и закусок.

— Ну и как всё прошло? — Эйдан пододвинул ей стул. На секунду Мерин расстроилась, что он не усадил её себе на колени. Она села и махнула Аделаиде ввести их в курс дела.

— Твоя пара в одиночку подавляла все попытки Дафны Бауерс унизить её или меня. На самом деле, она возвысила меня до «божественного» статуса. — Аделаида широко улыбнулась.

— Я всегда считал тебя божеством, — сказал Байрон, подходя сзади к своей паре и целуя в шею.

— Ах, Байрон, как бы мне хотелось, чтобы ты это видел! Мерин была абсолютно безупречна. Когда Дафна намекнула, что наш сын мог найти себе пару лишь через заклятие, Мерин обратила это против неё. Она сказала, что судьба выбрала меня в качестве сосуда, чтобы помочь стольким воинам найти себе пары.

Байрон посмотрел на Мерин.

— На самом деле, это небезосновательная теория.

— Ага, а ещё она не станет больше пытаться провернуть что-то типа того ужасного слуха о том, что леди Аделаида при помощи чёрной магии забеременела. — Мерин зевнула. Аделаида и Байрон потрясённо посмотрели на неё.

— От кого ты это слышала?

— У меня свои источники, — ответила Мерин.

Байрон потёр подбородок.

— Очень верный ход, Мерин. Ты права. Никто больше не может воскресить эту старую сказку, чтобы причинить боль Аделаиде. Отличный ход. — От одобрения Байрона она выпрямилась.

— Мой маленький политик. Как себя чувствуешь? — тихо спросил Эйдан.

— О. Мои спазмы? Уже лучше. На дне рюкзака я нашла пару таблеток обезболивающего. У меня всё отлично. — Мерин с трудом подавила желание прыгнуть к нему на колени. Что, чёрт возьми, с ней не так? Она нервничала, будто не могла усидеть на месте.

— Эйдан. — Байрон указал на Мерин, и Эйдан улыбнулся. Не говоря ни слова, он поднял её со стула и посадил к себе на колени. Она испустила долгий вздох облегчения и уткнулась лицом ему в грудь.

— Не думал, что то, что она человек как-то повлияет, — пробормотал Эйдан, потёршись щекой о её волосы. Мерин вдруг захотелось замурлыкать. Когда она поняла, что делает, замерла.

— Что происходит? — Она отстранилась, чтобы посмотреть на Эйдана.

— Это и есть связь пар. Она будет всё усиливаться со временем. — Эйдан уткнулся носом ей в шею. Мерин повернулся к Аделаиде и Байрону.

— И как вы с этим живёте? — Мерин знала, что они уже давно вместе. Байрон только рассмеялся.

— Мерин, мы пара, и это чувство, будто ты просто обязан прикоснуться к своей паре, никогда не проходит, но оно становится легче после того, как тебе поставят метку, — объяснила Аделаида.

— Чёртовые критические дни! — Мерин уютно устроилась в объятиях Эйдана. Байрон покраснел и закашлялся.

— А теперь, я удаляюсь в свой кабинет до обеда. — Он наклонился и поцеловал Аделаиду, а затем ушёл.

— Почему бы тебе не отвести Мерин наверх вздремнуть? — предложила Аделаида.

— Мы пойдём патрулировать вокруг дома, — объявил Колтон, когда он, Дарьян, Гавриэль и Килан встали.

— Свяжусь с тобой позже. — Эйдан тоже встал, прижимая к себе Мерин. Они изящно отсалютовали и вышли через заднюю дверь. Эйдан улыбнулся матери и пошёл наверх.

— Я могу привыкнуть к тому, что меня вот так носят.

— Я могу привыкнуть к тому, что ты всё время находишься в моих объятиях, — сказал Эйдан и понёс её в их комнату.

ГЛАВА 7

Когда Мерин проснулась, обнаружила себя в коконе объятий Эйдана, но не ощущала загнанной в ловушку или раздражённой. С другими своими бойфрендами она частенько молилась, чтобы они перестали храпеть и дали ей поспать, а рядом с Эйданом всё ощущалось таким естественным.

После сна самочувствие улучшилось, Мерин как заново родилась. Сейчас они спускались на ужин. Подразделение Альф и братья Эйдана снова к ним присоединились. Мерин понимала, что, скорее всего, дело тут в стряпне Мариуса, а не в её компании.

Когда Эйдан потянулся за корзинкой с хлебом, Мерин заметила у него на предплечье что-то чёрное. Испытывая любопытство, она принялась приподнимать рукав его кофты. Эйдан заметил её действия, когда рукав уже был закатан до плеча. Татуировка представляла собой огромный щит, разделённый внутри на четыре части, в каждом квадрате свои символы. Края щита опоясывали странные буквы, а воедино всё это соединял кельтский узор.

— Потрясающе. Что означают эти символы?

Она протянула руку и провела по линиям.

— Щит — принадлежность подразделению. В левом верхнем углу — крест с грифоном, который символизирует Ликонию. У грифона тело льва, а голова и крылья — орла. Так как лев представляет царя зверей, а орёл — царя птиц, то грифон выбран представителем всех перевёртышей. В правом верхнем углу греческая буква «А» или Альфа, отображает, что я в подразделении Альф. Длинный меч под ней — мой выбор бороться и защищать наш народ. Внизу слева круг внутри квадрата внутри треугольника внутри ещё одного круга — символ изменения, указывающий на то, что я перевёртыш. Вверху меча моя семья, крест и звезда в центре олицетворяют, что я в подразделении командиров. Тату заговорённые, поэтому, если воин меняет подразделение, символы также меняются.

Эйдан указывал на каждое тату с благоговением. Мерин посмотрела на Байрона, который услужливо закатал рукав, открыв идентичное тату, потому что, как и Эйдан находился в подразделении командиров. Вот только у его тату одно отличие — лавровый венок вверху щита, на который и указал Байрон.

— Он означает, что я старший. Со временем и у Эйдана такой добавится.

— А что за загогулины вдоль края? — спросила Мерин.

Дарьян рассмеялся.

— Это не загогулины, а письмена на языке фейри. Заклинания, защищающие нас, помогающие исцелиться и просящие богов присмотреть за нами.

Дарьян закатал свой рукав. Фамильный крест отличался, но символы Ликонии, подразделения Альф и длинного меча были такими же. Мерин указала на причудливое солнце, заходящее в кельтский узор.

— Это символ для фейри?

Дарьян кивнул.

— Раз уж пошла такая пьянка… — Килан с улыбкой закатал свой рукав. Вместо солнца у него был полумесяц, повёрнутый влево, полная луна и полумесяц, повёрнутый вправо.

— Ведьминский знак, представляющий тройственность богини, выражающую три её реинкарнации: дева, мать и старуха.

Гавриэль тоже поднял рукав. У него изображён дракон, кусающий себя за хвост — символ бесконечности.

— Знак вампиров, олицетворяющий бесконечность, раз уж мы бессмертные.

Он опустил рукав. Мерин повернулась к Эйдану.

— Я хочу татуировку.

Эйдан поперхнулся чаем.

— Никаких тату.

— Почему? Разве у вас нет парных тату? С каким-нибудь человеческим символом? — спросила Мерин у Аделаиды, раз Эйдан столь упрям.

— Милая, боюсь, что нет. Возможно, ты могла бы сделать какой-нибудь эскиз для него, — предложила та.

— Мама! Я… — его прервал звонок телефона и Эйдан, так и не закончив мысль, ответил.

— Эйдан слушает. Да, сэр, да, сэр. Понял. — Эйдан поднялся и щёлкнул пальцами Гавриэлю. Мужчины вскочили с мест. — Выдвигаемся. — Он убрал телефон. — Колтон, остаёшься здесь, охранять Мерин. Остальные со мной. — Эйдан наклонился и чмокнул Мерин.

— Забери Колтона с собой, со мной здесь всё будет в порядке, — возразила Мерин.

— Я хотел бы оставить больше воинов. — Мерин казалось, что Эйдан разрывается.

— За кого ты нас принимаешь, Эйдан? За слабаков? Иди, ничего с твоей парой не случится. — Адам поднялся со своего места, подошёл к Мерин и встал позади.

Эдэйр кивнул.

— Младший братец, может ты и состоишь в подразделении командиров, но не забывай, что я глава академии, — добавил он. Бен тоже поднялся.

— Эйдан, я тоже в подразделении воинов. Позвоню Саше и скажу, что останусь здесь. — Мерин никогда ещё не ощущала себя настолько защищённой.

— Сын, надеюсь, мне не стоит напоминать, что я состою в подразделении командиров? — спросил Байрон. Эйдан покачал головой.

— Ладно, хорошо. — Он посмотрел на Мерин. — Я вернусь как можно быстрее. Колтон останется с тобой. — Он повернулся к мужчинам. — Альфы, выдвигаемся.

Мужчины быстро покинули столовую. Услышав, как закрылась входная дверь, Мерин осознала, что Эйдан отправился рисковать своей жизнью, а она даже не попрощалась. Адам взъерошил её волосы.

— Эй, расслабься, он вернётся. Не волнуйся, он хорош в своём деле. — Адам сел на стул Эйдана и положил на тарелку Мерин ещё кусочек ростбифа. — Ешь. Красное мясо во время менструации поможет восстановить уровень железа в крови. — Мерин кивнула, но не думала, что сможет съесть ещё хотя бы кусочек. Та еда, что она уже съела, встала колом в желудке.

— Мариус, может, ты попросишь Бронвин приготовь для Мерин чашку специального чая, — предложила Аделаида.

Мариус кивнул.

— Сам только что хотел это предложить.

— Кто такая Бронвин? — спросила Мерин у Мариуса.

— Бронвин — моя пара, жутко стеснительная, думаю, через несколько дней сама тебе представится. Она готовит самые успокаивающие и вкусные чаи в Ликонии, — гордо пояснил он.

— Как тот, что я пробовала прошлой ночью?

Мариус кивнул.

— Да, это была её самая популярная смесь.

Он поклонился и отправился в кухню.

Мерин возила еду по тарелке. Через несколько минут Мариус вернулся с дымящейся чашкой чая и огромным куском шоколадного торта. Мерин облизнулась.

— Спасибо, Мариус. — Она отодвинула тарелку с едой и притянула к себе торт. Адам перехватил торт и заменил мясом, но Мерин шлёпнула его по руке. — Это же шоколад, я за него убью!

Адам нахмурился.

— Давай без насилия.

Колтон усмехнулся.

— Она мне нос разбила. Я с самого начала сказал, что Мерин идеально подходит Эйдану. Она сведёт его с ума.

Мерин откусила кусочек торта, прожевала и проглотила.

— А разве так и не должно быть?

Байрон кивнул.

— Должно.

Выпив чай с двумя кусками торта, Мерин зевнула. Проклятье, этот чай быстро работал. Она снова зевнула. Забыв про этикет, Мерин скрестила руки на столе и положила на них голову, а когда уже начала засыпать, услышала слова Байрона.

— Нет, я её отнесу.

Её аккуратно подняли. Покачивающее движение от того, что её несли, подействовало убаюкивающее, поэтому Мерин ему поддалась и уснула.



***

— Мерин, Мерин, — шёпот выдернул её из сна.

— Эйдан? — Она моргнула, едва различая что-то в темноте.

— Нет, это Колтон.

— Чёрт возьми, сколько время? — пробормотала она.

— Семь утра, скоро рассвет. Хотел просто сказать, что Эйдан вернулся. Он с парнями завалился в бараки, вы позже увидитесь.

Колтон говорил с облегчением, которое испытывала и Мерин.

— Спасибо, что сообщил. — Он уже начал уходить, как вдруг Мерин резко не захотелось оставаться одной. — Не мог бы ты ненадолго остаться?

— Хочешь, чтобы Эйдан меня прикончил?

— Пожалуйста. Меня трясёт, и я как будто вот-вот расплачусь, но не знаю почему. Мысли спутаны, — призналась Мерин и услышала, как Колтон вздохнул.

— Дело в том, что на тебя обрушилось облегчение от того, что с Эйданом всё в порядке, а ещё твоё тело его жаждет. Ладно, останусь. Но если расскажешь об этом Эйдану, буду всё отрицать. — Она услышала его шаги в темноте.

— Колтон? — Ответа Мерин не получила. Спустя несколько секунд на кровать запрыгнуло что-то тяжёлое. В предрассветных сумерках она увидела, как по кровати идёт гигантский волк, а потом он свернулся клубком рядом. Мерин собирается спать рядом с волком! Как это круто?

— У меня никогда не было собаки. — Колтон зарычал. — Думаю, ты бы мне понравился больше. — Мерин нежно почесала волка по мягкой шерсти за ухом и тот начал лягаться. — Нравится, мальчик? Да? Какой хороший мальчик! — Она чмокнула его в нос и обняла. — Спасибо, Колтон, теперь я чувствую себя лучше.

Мерин зевнула и снова уснула.



***

— Одну причину. Дай мне хоть одну грёбаную причину не убивать его! — Мерин услышала разъярённый голос Эйдана и подпрыгнула на кровати. Он держал Колтона за загривок, волк просто раскачивался в его руке. Гавриэль успокаивающим жестом положил руку на предплечье Эйдана.

— Он твой лучший друг, третий командир и никогда не придаст ни тебя, ни Мерин, — объяснил Гавриэль ровным тоном.

Мерин соскочила с кровати, одетая только в футболку с Вольтроном[6] и трусики. Она потянула Колтона из хватки Эйдана. Тот упал на лапы и покорно сел. Мерин обняла его за шею.

— Оставь моего щеночка в покое! — закричала она на Эйдана и тот замер.

— Кого? — спросил Гавриэль, пока они с Эйданом в недоумении смотрели на неё.

— Моего щеночка. У меня никогда не было собаки, поэтому я приняла Колтона в качестве неё. — Мерин погладила волка по макушке, сдерживая улыбку, когда Колтон начал игриво ей подставляться. Он перекатился на спину, подставляя живот, который Мерин с улыбкой начала почёсывать. Она подняла взгляд на Эйдана. — Прощаю вас обоих. Потому что Гавриэль прав — никто из нас не причинит тебе вреда. — Мерин поднялась и упёрла руки в бёдра. Колтон тоже поднялся и низко зарычал.

— Прошу прощения, но я не намекал, что кто-то из вас может меня предать. Но проклятье! Я вошёл в комнату, одежда Колтона валяется на полу, а вы двое, прижавшись, спите. — Эйдан всплеснул руками. Мерин обдумала его слова.

— Хорошее замечание. В следующий раз сложи одежду и убери в шкаф, — сказала она, глядя на Колтона.

— Это не замечание! — взревел Эйдан.

— Колтон, забери одежду в ванную, перекинься и оденься. Завтрак почти готов. Чем скорее мы спустился вниз, тем быстрее оденется Мерин.

Колтон схватил в зубы одежду и устремился в ванную. В глазах Гавриэля были смешинки, он не переставал улыбаться. Мерин посмотрела на Эйдана и увидела, как на его виске пульсирует жилка. Это явно не хороший знак, даже для перевёртыша.

— Ты… Ты… — Он указал на её футболку.

— В чём дело? Вольтрон надирает задницу!

— Не могу этого выносить. Лучше пойду вниз. Мы начнём это утро за завтраком. — Эйдан развернулся и громко хлопнул за собой дверью. Дверь ванной комнаты открылась, из неё показался Колтон, который, не глядя на Мерин, прошмыгнул мимо в коридор.

Гавриэль глянул в район её талии. Мерин ещё ниже натянула футболку. Он что, на её промежность уставился?

— Что?

— Ты день потеряла.

Он указал вниз. И тут Мерин озарило, что он говорил об её трусиках «неделька».

— У моего обсессивно-компульсивного расстройства с этим тоже трудности. После того, как Эйдан меня забрал, дни недели пошли наперекосяк. В тот день я хотела начать неделю, но извращенец, который вломился ко мне в квартиру, попортил этот комплект, а он мой любимый. Когда мы собирали вещи, я не могла решить, стоит ли надевать трусики по порядку или же пропустить несколько дней и уже носить их соответственно дням недели. Но, если бы пропустила несколько дней, вышло, что какие-то трусики будут ношенные, а другие нет, — объяснила Мерин. Гавриэль кивнул с серьёзным видом.

— И что же ты решила делать?

— Доношу эти до полудня и переоденусь, сегодня уже должна вернуться в правильный порядок.

— Поверить не могу, что понимаю эту ситуацию. Увидимся за завтраком. — Гавриэль отсалютовал и закрыл за собой дверь.

Мерин решила привести себя в порядок — приняла душ и тщательно выбрала футболку. Сегодня она определённо ощущала себя как Доктор Кто. Она напялила футболку с Тардис и полезла в чемодан искать голубые конверсы. Наряд дополнил длинный разноцветный шарф. Схватив толстовку и ноутбук, она направилась к двери. Проходя мимо зеркала, Мерин кивнула себе и подмигнула.

— Алонси[7]!

Она в быстром темпе спускалась по лестнице, поглядывая на длинные деревянные перила. Не сегодня, но скоро. Её так и манило это отполированное дерево.

Мерин вошла в столовую и села рядом с Эйданом, тогда и заметила, что ни Килана, ни Дарьяна, ни братьев Эйдана не было за столом. Мерин опустила на пол рядом со стулом толстовку и ноутбук.

— А где все?

— Адам вернулся в клинику. У Эдэйра ранние занятия, а Дарьян и Килан начали тренировки с подразделением Бена, — ответил Эйдан, а затем звучно поцеловал Мерин в губы. Та ответила с энтузиазмом, пока не ощутила запах, от которого слюнки потекли. Она принюхалась.

— Что это так вкусно пахнет? — Она огляделась.

— Сегодня утром я вспомнил о твоей кофемашине. Мы её вчера в багажнике забыли. Я её принёс и у Мариуса получается отличный эспрессо. — Эйдан откусил бекон.

— К слову о машине. Где моя? — потребовала ответа Мерин. Он лишь пожал плечами.

— Ты имеешь в виду ту смертоносную развалюху? У бараков подразделения Альф.

— Следи за словами, когда говоришь о моей Серенити. Она мне отлично служила.

— Ты дала своей машине имя? — спросил Колтон.

— А вы так не делаете? — удивилась Мерин. Она думала, что все своим машинам дают имена. Двери кухни открылись.

— Думаю, у меня получилось. Если не любишь крепкий кофе, дай знать. — Мариус протянул небольшую чашку цвета слоновой кости с белой пенкой наверху. Мерин в нетерпении протянула руки и, взяв изящную чашку, поднесла её к носу.

— Восхитительный аромат. — Мерин сделала глоток. Пенка сама по себе была сладкой, а горечь эспрессо сбалансировало молоко. Мерин подняла взгляд на Мариуса. — Я тебя люблю.

Эйдан замер, Мариус и глазом не моргнул.

— А я вами восхищаюсь, маленькая мисс. Крепы[8] или французские тосты? — спросил он, держа пустую тарелку.

— Крепы с чем?

Мариус моргнул.

— Знаете, мальчики никогда не спрашивали меня об этом. Ни разу.

— Потому что обычно они съедают и то, и другое, им не важно, чем наполнена тарелка. — Аделаида разрезала свой креп с аккуратностью придворной дамы.

— Сегодня крепы с двумя начинками: черника с сырным кремом или сырный крем и миндаль, — с радостью сообщил Мариус Мерин.

— Можно мне с миндалём, пожалуйста? — Мерин наклонила чашку и попыталась всосать всю пенку с внутренней стенки. Добившись успеха, она опустила чашку и счастливо вздохнула, уже ощущая магическое действие кофеина. — И ещё капучино можно? — Мерин протянула пустую чашку. Эйдан положил руку поверх её.

— Зависит от того, какие планы у тебя на день.

— Я планировала взять её с собой по магазинам, естественно с сопровождением Колтона, — заявила Аделаида раньше, чем Мерин произнесла хоть слово и в ужасе уставилась на милую женщину. Эйдан убрал руку и пожал плечами.

— Ладно, — согласился он. Мерин уставилась на него в ответ.

— Что если я планировала провести день с тобой? — Эйдан посмотрел на Мерин.

— Как бы сильно мне ни хотелось этого же, я должен написать отчёт о ночной миссии и обсудить новые проблемы с остальными лидерами подразделений. — Мерин молча смотрела на него. Он вообще не ответил на её вопрос.

— Я хотела ещё поработать над деталями для старейшины Эргид, — пробормотала Мерин, когда Мариус поставил перед ней тарелку с блинчиками.

— Ты вчера на швейном кружке пялилась в ноутбук. Сегодня я хочу провести тебя по своим любимым бутикам! Нужно подобрать тебе костюм на Хэллоуин. Надеюсь, нам удастся найти что-то приличное. Уже поздно и всё лучшее разобрали. — Аделаида едва не тряслась от возбуждения при мысли о шоппинге.

Мерин начала медленно сползать со стула. Она смирилась с кружком, но для одной недели он и прогулка по магазинам — уже перебор. Эйдан опустил тяжёлую руку ей на плечи и притянул обратно.

— Мама уже очень-очень-очень долгое время ждала дочь, Мерин. — Он посмотрел на неё с мольбой в глазах.

— Понятно. — Она несколько секунд пораскинула мозгами. — А можем ли мы вернуться в то кафе? Я обещала рассказать Сидни, как прошёл кружок шитья. — Мерин отрезала большой кусочек блинчика и засунула в рот. Сырный крем был нежным и сладким, с намёком миндаля. Мариус поставил перед ней новую чашку кофе.

— Какая прелесть! Леди Аделаида, теперь я понимаю, почему вы так нуждаетесь в Мариусе. — Она принялась за вторую чашку капучино.

— Я организовала интервью для поиска тебе сквайра после бала. Мариус согласился помочь с квалификационными тестами. — Аделаида замолкла, и Мерин подняла на неё взгляд. Поколебавшись, леди продолжила: — Мерин, леди Аделаида звучит слишком формально. Мне бы хотелось, чтобы ты называла меня мамой, но если тебе так неудобно, то просто Аделаидой. — Мерин уставилась на неё. Насколько ей не изменяла память, она никого не называла мамой.

— Мама. — Слово прозвучало забавно. — Ма-а-а-а-а-а-ама. Ма-а-а-а-а. Мамочка? — захихикала Мерин, затем повернулась к Аделаиде, которая начала смотреть на неё с беспокойством. — Я никогда раньше не говорила этого слова. Мне оно нравится… Мама. Значит ли это, что вас я должна называть папочкой? — стеснительно спросила Мерин у Байрона, и услышала, как кто-то шмыгнул носом, наверное, Аделаида расчувствовалась. Однако та с улыбкой смотрела на своего мужа. Мерин удивилась, увидев, что Байрон потирает глаза, как малыш, который хочет спать. Он решительно прочистил горло.

— Мне бы очень хотелось, чтобы ты называла меня папочкой. — Мерин улыбнулась. Байрон походил на огромную зефиринку. И с такой любовью смотрел на Аделаиду. — У нас появилась малышка, — сказал он с удивлением. Аделаида кивнула, затем радость на её лице сменилась расчётами.

— Байрон, я воспользуюсь твоей кредиткой для шоппинга. — Байрон отстранённо кивнул с широкой глупой улыбкой на лице. Эйдан наклонился к Мерин и поцеловал в щёку.

— Спасибо за то, что сделала их счастливыми.

— Не только они в выигрыше. У меня никогда не было родителей. — Мерин пожала плечами.

— Я оставлю Колтона с тобой на день. Скажи ему не оголяться. — Эйдан поцеловал её в висок и поднялся.

— О чём это ты? — спросил Байрон.

— Я тут поняла, что Колтон отличный пёс. — Мерин расправилась с блинчиком.

— Я не собака! Я волк! — Колтон пытался говорить горделиво, но никто не поддался на это.

— Видела бы ты, каким он был щеночком! Думаю, где-то завалялось несколько вырезок. И Эйдана тоже, — предложила Аделаида.

— Нет фото? — спросила Мерин.

— В то время ещё не было фотоаппаратов, милая, — объяснила Аделаида.

— Ох. — Мерин подняла взгляд на Эйдана. — Да ты чертовски стар!

Он закатил глаза.

— Весёлого шоппинга. Оставайся с Колтоном. — Он вновь поцеловал её, начал уходить, но снова вернулся. Второй поцелуй длился дольше, пока у Мерин не начала кружиться голова. Они неохотно оторвались друг от друга. Эйдан поцеловал её в лоб и отступил. — Веди себя хорошо.

Он схватил банан из фруктовой вазы и вместе с Гавриэлем вышел.

— Я всегда себя хорошо веду. — Аделаида, Байрон и Колтон уставились на неё. — Ну, ведь да. — Они продолжили смотреть с прежним выражением. — В большинстве случаев.

— У нас сегодня много дел, — просияла Аделаида.

— Ура! — без энтузиазма откликнулась Мерин. Она ненавидела шоппинг!

ГЛАВА 8

Её обманули. Аделаида обещала кофе, но вот уже миновал полдень, а они так и не передохнули.

Сейчас они находились в четвёртом бутике, и владелец предлагал Аделаиде всё то же самое, что и предыдущие три. У них не было ничего подходящего для Мерин, и у них кончилась ткань, чтобы сшить новую вещь. Спина Аделаиды была прямой, как шомпол.

— Мне так жаль это слышать. Может быть, в следующем году. — Аделаида обняла её за плечи и повела к выходу.

— Может, не стоило наезжать на леди Бауэр, — вздохнула Мерин.

Она была в ужасе от перспективы отправиться на бал и находиться среди такого количества незнакомых людей, где от неё ожидали бы светской беседы и запоминания имён. Но Мерин должна признать, что ей не терпелось приодеться для вечеринки в честь Хэллоуина в паранормальном городе.

— Это так по-детски! Я надеюсь, она отпустит прошлое. — Аделаида прикрыла глаза от солнца. — Пойдём, раздобудем кофеина, который ты так жаждешь. — Мерин моментально приняла её предложение, и они рука об руку направились в «Джиттербаг».

Оказавшись внутри, Мерин сделала глубокий вдох. Это место могло бы пахнуть ещё лучше, если бы здесь продавали книги.

— А вот и она! Садитесь и заказывайте. — Сидни указал на два барных стула за стойкой напротив себя. Мерин и Аделаида присели. Мерин заказала тыквенный латте, как и в прошлый раз, и удивилась, когда Аделаида с застенчивым выражением лица заказала то же самое.

— Я люблю чай, но разнообразие — перчинка жизни.

— Пожалуйста, скажи, слухи о том, что ты заткнула леди Бауэр, правдивы? Весь город об этом говорил! Никто поверить не может, что ты пошла против неё, — выпытывал Сидни за приготовлением напитков.

— Я могу подтвердить случившееся. Она просто была груба со своей невесткой.

Сидни усмехнулся.

— Ты встретилась с коровой. Грубость — её естественное состояние.

— Неужели ты не боишься говорить про неё такие вещи? Очевидно, она настроила людей против меня. Магазины в городе не продают мне костюм. — Сидни махнул рукой, давая понять, что это не стоит беспокойства.

— Мы с ней вступили в спор, когда она сказала, что я извратил и исказил выбор судьбы. Хотя всем прекрасно известно, что не мы выбираем себе пару. Эта женщина просто ненормальная. — Сидни передал им напитки.

— Должно быть, она по-прежнему верит, что я увела у неё Байрона. Они встречались, когда мы с ним познакомились. Она так жаждала стать леди МакКинзи. Вот только, когда ты встречаешь свою пару, то всё, попал. Я верила, что ссора уже в прошлом, но видя реакцию владельцев магазинов на Мерин, могла только удивляться. — Аделаида покачала головой. — Если потребуется, я перерою весь гардероб и собственноручно соберу костюм, — рьяно заявила она.

— Не беспокойся о костюме. Я же могу просто наделать дырок в белой простыне и пойти в виде привидения. — Мерин вздохнула, попивая свой напиток. Сладкий, терпкий кофе согревал изнутри.

Сидни и Аделаида обменялись обеспокоенными взглядами.

— Мерин, ты не понимаешь, это не просто какая-то костюмированная вечеринка. Это одно из самых больших событий года, — объяснил Сидни.

— Словом «костюм» я называю бальное платье с необычными аксессуарами, — продолжила Аделаида. Мерин перевела взгляд с неё на Сидни.

— Никаких яблок, не нужно лезть в миску с очищенным виноградом, притворяясь, что это глазные яблоки?

— Люди такое делают? Отвратительно. — Сидни вздрогнул.

— Милая, это грандиозный бал — встречи, дискуссии, знакомства, восхождение по социальной лестнице. А деловые договорённости, сделанные в эту ночь, могут определить успех для крупных домов на весь год. — Голос Аделаиды был мягким. У Мерин закружилась голова

— Я не могу пойти на подобное мероприятие! Вы в своём уме? Я унижу Эйдана! — Мерин не могла дышать. Аделаида опустила её голову.

— Успокойся. На швейном кружке я видела, как ты себя ведёшь. Ты можешь себя преподнести. — Аделаида погладила её по спине.

— Так и думала, что найду тебя здесь. Моему внуку не терпелось расспросить тебя о вчерашнем швейном кружке.

Мерин подняла взгляд и заметила в дверном проёме леди Фаэрфакс с атласной сумкой в руках. Её седые волосы были убраны в элегантный пучок, а дородная фигура закутана в модный наряд. Она тяжело опиралась на трость из чёрного дерева. Несмотря на преклонный возраст, её глаза горели озорством, особенно при взгляде на молодёжь.

— Бабушка, что ты здесь делаешь?

— До меня дошли слухи, что Дафна Бауэр с утра оббежала все магазины с одеждой. Что интересно, все эти магазины специализируются на одежде для костюмированных вечеринок. Не вышло купить платье, да, Мерин? — Женщина присела за столик рядом с барной стойкой. Мерин выпрямилась и развернулась к ней.

— Нет, мы всё утро не можем купить.

— Можешь прекратить это бесполезное дело, Дафна Бауэр на полпути не останавливается. Сидни, будь любезен, принеси мне чашечку чая. — Она прислонила трость к столу.

— Ты говоришь, что Мерин не стоит больше ходить по магазинам? — спросила Аделаида. Леди Фаэрфакс покачала головой.

— Я считаю, что ей определённо не стоит.

— Но у неё нет платья, — заметил Сидни, поставив чашку чая.

— Сидни, будь хорошим мальчиком и передай ей эту сумку. — Леди Фаэрфакс указала на белую атласную сумку среднего размера, которую поставила на стул рядом с собой. Сидни поднял сумку и протянул Мерин.

— Давай, открой. Думаю, тебе понравится, — сказала леди Фаэрфакс. Мерин открыла сумку и вытащила оттуда большое белое атласное платье — совершенно бесформенное и до самого пола. Рукава настолько широкие, что Мерин через один такой могла пролезть.

— Эм… Спасибо? — Мерин нахмурилась на вещь, а когда подняла взгляд, то увидела, что Аделаида в удивлении смотрит на платье. Затем дрожащей изящной рукой она погладила ткань.

— Это то, о чём я думаю? — на одном дыхании выпалила Аделаида. Леди Фаэрфакс с ухмылкой кивнула. — Не могу дождаться, чтобы увидеть выражение лица Дафны Бауер, когда Мерин придёт в этом. Это будет событие года.

Леди Фаэрфакс громко расхохоталась, напугав посетителей. Мерин повернулась к Сидни, как бы спрашивая: «Серьёзно?» Он сжалился над ней и объяснил:

— Мерин, это особенное платье. Оно из поколения в поколение передаётся в нашей семье. Его подарила моей бабушке сама королева Фейри. Это платье самой ДануЭйре. Надеваешь, и оно тут же по твоему желанию и потребностям принимает форму. Его долгое время не носили, — Сидни говорил с печалью в голосе. Леди Фаэрфакс кивнула.

— Последней это платье надевала его мать, да упокойте боги её душу. Я старею, и как бы сильно Сидни ни любил Джастиса, не станет в него наряжаться. Поэтому я дарю платье тебе. И прошу лишь об одном, если у Сидни и Джастиса появится маленькая девочка, ты отдашь платье ей.

— Оно превратится в то, что я захочу? — Мерин с сомнением посмотрела на вещь.

— И действует соответственно твоим желаниям — меняет туфли, причёску, макияж и аксессуары на подходящие к наряду. Единственное необходимое платье.

— Дождаться не могу увидеть её лицо. — Аделаида рассмеялась так сильно, что прикрыла лицо. Фаэрфакс снова начала ухмыляться.

— Леди Фаэрфакс, не знаю, как вас отблагодарить. Уже то, что мне не придётся снова ходить по магазинам — благодать. — Для Мерин это что-то большее, чем платье, сделанное фейри.

— Я подумала, что ты оценишь. Расскажи-ка, дорогуша, насколько ты вчера была близка к тому, чтобы ударить Дафну? — В глазах леди Фаэрфакс плясали весёлые искорки.

— О, нет, неужели было так заметно? — Мерин с благоговением убрала платье в специальную сумку.

— Я заметила, но не думаю, что жеманные клуши обратили внимание. Правда, ребёнок? Единая целая с божеством? — Леди Фаэрфакс выгнула бровь.

— Эй! Но ведь сработало, да? — запротестовала Мерин.

— Такое чувство, что в Ликонии становится всё интереснее. — Леди Фаэрфакс сделала глоток чая. Сидни внимательно посмотрел на бабушку, прежде чем сбросить бомбу сплетен.

— А ты знаешь, что она назвала старейшину Эвре придурком? — как бы невзначай спросил он. Леди Фаэрфакс расплескала чай по столу и повернулась к Мерин.

— Это вышло случайно!

— Как можно случайно назвать кого-то придурком? — спросил Сидни.

— Он не должен был меня услышать, — пробормотала Мерин.

Леди Фаэрфакс захрипела, а обеспокоенная Мерин спрыгнула со стула и принялась хлопать её по спине.

— Вы в порядке?

— О, мне не терпится подразнить его по этому поводу. Напыщенный засранец. О, Мерин, ты мне так нравишься. — Леди Фаэрфакс рассмеялась и притянула её к себе, чтобы поцеловать в щёку. Мерин дико покраснела.

— Мерин, можешь позвонить Эйдану? Раз уж мы в городе, спрошу, забрать ли его белые рубашки от портного. — Аделаида широко улыбнулась. Благодарная тому, что может перестать быть центром внимания, Мерин вернулась к своему месту и подняла рюкзак.

— Тебе придётся выйти на улицу. В кафе в последнее время почему-то плохая связь, — предупредил Сидни. Мерин направилась к выходу и осознала, что у неё нет номера Эйдана. Она вернулась.

— У тебя есть его номер? — спросила она Аделаиду. Та записала на салфетке и передала Мерин.

— Не торопись, милая. Я наслаждаюсь латте. — Аделаида подмигнула.

— Спасибо! — Мерин практически бегом помчалась к двери, вышла на улицу и сделала глубокий вдох. Свежий воздух. Она удобно устроилась за небольшим столиком, вытащила ноутбук и открыла его, затем отыскала на дне сумки телефон и набрала номер Эйдана.

— Алло? — От низкого голоса у неё мурашки побежали. Эйдан говорил так, словно запыхался.

— Почему ты так тяжело дышишь?

— У нас учения. Всё хорошо? — Мерин представила, как Эйдан весь покрыт потом, как растягиваются его мышцы. Чёртовы гормоны!

— Ага. Я ещё с твоей матерью. Она попросила спросить, не забрать ли твои рубашки.

— Хвала, Господи, моей матери! Я совсем забыл, что заказал их в «Симлесс». Портные в городе — ведьмы, и когда они шьют тебе одежду, то накладывают заклинание, чтобы она была чистой, выглаженной и готовой к носке. Если бы я дотянул до последней минуты, пришлось ждать дольше, чтобы их забрать, так как накладывается обратное заклинание. — Дыхание Эйдана стало нормальным, а голос бодрым. Как бы Мерин хотелось, чтобы он оказался прямо перед ней. Она была уверена, что он улыбается.

— Ладно, я ей передам… — Она могла бы поклясться, что вдруг почувствовала, как кто-то прошёл мимо. Мерин в действительности почувствовала жар тела. Она огляделась по сторонам, но тротуар был пуст.

— Мерин? — окликнул её в телефонной трубке Эйдан. Она тряхнула головой.

— Прости, отвлеклась на секунду. К ужину будешь дома? — Мерин теперь любила есть. До Эйдана приём пищи представлял собой что-то быстрого приготовления и за ноутбуком. Сейчас же это были разговоры и смех с друзьями и семьёй.

— Да, мы к этому времени уже вернёмся. Мариус проговорился, что сегодня вечером он готовит свой знаменитый мясной рулет. Нам придётся драться с парнями за самый вкусный кусок.

— Готова поспорить, он сбережёт для меня… — Горло Мерин сдавили, кто-то дышал ей в затылок. На коже выступили мурашки и покрыли тело. От зловещего смеха Мерин ахнула и развернулась. Никого не было.

— Мерин, что случилось? — Она едва услышала его отчаянный вопрос.

— Похоже, здесь кто-то есть, но я никого не вижу, — прошептала она.

— Где Колтон? Где моя мать? — спросил Эйдан. На заднем плане Мерин слышала, как он давал команду парням грузиться в машину.

— Не знаю, где Колтон, а твоя мать в кафе. — Мерин шарила глазами по окружению.

— Живо зайди внутрь! — крикнул Эйдан. Мерин начала подниматься, но тяжёлая рука пригвоздила её к месту.

— Эйдан, что-то меня толкнуло! Оно не даёт мне вернуться в кафе! — Сердце Мерин дико колотилось.

— Кричи. Так громко, как только сможешь. Сегодня подразделение Бена патрулирует город, кто-нибудь тебя услышит, — кричал в трубку Эйдан. Мерин открыла рот, чтобы закричать, но что-то закрыло ей рот. А затем она ощутила влажное тепло на губах, как будто кто-то её целовал. Чей-то язык прошёлся по её горлу. Мерин начала вырываться, когда сильная рука схватила её за грудь. Откинувшись назад, Мерин вырвалась от напавшего. Как только рот её освободился, она вдохнула и закричала что есть мочи. Через несколько секунд рядом появилась фигура. Это был Колтон.

— Что случилось? — спросил он, оглядывая всё вокруг. Мерин не могла ответить. Она дрожала и плакала. Дверь кафе открылась и на улицу выбежала Аделаида.

— Мерин, что случилось? — Аделаида заключила её в объятия, но она по-прежнему не могла говорить.

— Колтон, бесполезный ты пёс, возьми грёбаную трубку! — кричал Эйдан так громко, что даже Мерин его слышала. Колтон аккуратно разжал её руку, намертво сжимающую мобильный.

— Эйдан, клянусь, я за ней всё время приглядывал. Никто к ней не подходил. — Колтон запустил руку в волосы.

Звук ревущего двигателя возвестил о прибытии подразделения Гамма. Бен выскочил из внедорожника, подбежал к Мерин и опустился перед ней на колени.

— Дитя, что ты видела? — спросил он. Она покачала головой.

— Призрака, — прошептала она. Бен в замешательстве оглядел Мерин, затем повернулся к Колтону.

— Колтон, зачем нас сюда вызвали?

— Я не имею грёбаного понятия, было ли здесь что-нибудь, — Колтон уже практически кричал. Бен так и остался стоять на коленях перед Мерин и держать её за руки.

— Теперь ты в безопасности. Что бы это ни было ему придётся сначала пройти через нас, чтобы до тебя добраться.

Мерин повернулась к Колтону, и они переглянулись. Только Колтон её понимал. Потому что он тоже ничего не видел. Как можно бороться с тем, чего не видишь?

За их спинами отряд Гамма начал опрашивать покупателей и владельцев магазинов, которые вышли на улицу, услышав крик Мерин.

Визг шин заставил её поднять глаза. Из-за угла, с заносом, едва не опрокинувшись, показался знакомый внедорожник.

— Эйдан, — прошептала Мерин. Внедорожник подъехал прямо к ним и, прежде чем полностью остановился, с пассажирского сиденья выпрыгнул Эйдан, подбежал к ней и заключил в объятия. Под своими ладонями Мерин ощущала его дрожь. Отбросив собственный страх, она потёрла его грудь.

— Я в порядке. В порядке. — Она продолжала снова и снова это говорить, пока он не успокоился. Отказываясь её отпускать, он сел и посадил Мерин к себе на колени.

— Мерин, что случилось? Расскажи все подробности, ничего не упускай, — попросил Эйдан. Мерин кивнула и села.

— Мы разговаривали о портнихах, и я почувствовала тепло, как будто мимо кто-то прошёл. Но здесь ничего не было, поэтому я не придала этому значение. Затем почувствовала дыхание на затылке, и кто-то рассмеялся. Ты сказал мне зайти внутрь, но когда я встала, меня толкнули обратно. Я хотела закричать, и… — Мерин тяжело сглотнула, слёзы наполнили её глаза. Прежде чем продолжить она глубоко вздохнула. — Что-то меня поцеловало, а ещё оно лапало меня за грудь. Его дыхание было мерзким, и он пытался задушить меня, засунув язык глубоко в горло. — Мерин почувствовала, как потекли слёзы. Эйдан прижал её к себе. — Я оттолкнулась и закричала. Затем появился Колтон. — Мерин вытерла слёзы.

— Колтон, ты должен был её охранять. Как ты позволил подобному случиться? — потребовал ответа Эйдан. Мерин дала Эйдану подзатыльник. Он продолжил хмуро смотреть на своего лучшего друга. Мерин возмутилась.

— Какую часть из «я ничего не видела» ты не понял? Какой бы придурок ни засунул свой язык в мой рот и ласкал мои миндалины, я ничего не видела. Что Колтон мог сделать? — злилась она. Эйдан глубоко вздохнул.

— Эйдан, клянусь жизнью, я ничего не видел. Я бы никогда не позволил чему-то случиться с Мерин, — хрипло прошептал Колтон.

— Я это знаю, — согласился Эйдан и повернулся к другому мужчине, раздающему приказы. — Доложи обстановку, — рявкнул он.

— Сэр, мы опросили каждого на улице. Никто ничего не видел, не было никого рядом со столиком, никто не убегал. — Мерин посмотрела на беловолосого гиганта.

— Спасибо, Саша. Я оставлю вас с отрядом Гамма здесь всё закончить, а сам отвезу Мерин и маму домой. Отряд Альфа останется в доме МакКинзи, пока этого парня не поймают. — Эйдан встал.

— Да, сэр! — Саша кивнул и начал раздавать указания заканчивать опросы. Когда Эйдан направился к внедорожнику, Мерин попыталась выбраться из его объятий.

— Мне нужно забрать сумку. — Эйдан опустил её на землю. Мерин вернулась к столу и увидела, что сумка на месте, а вот ноутбук пропал. — Чёртов сын чёртовой суки! — взревела она. Мужчины вокруг замерли.

— Мерин? — настороженно спросил Эйдан.

— Он стащил мой ноутбук! Я люблю этот ноутбук, он мой ребёнок, я с ним много лет. Он понимает меня и развлекает. — Мерин начала задыхаться.

— Мы купим тебе другой. Дыши, детка, дыши. — Эйдан судорожно пытался её успокоить. В голове будто вата была. Мерин слышала, как Аделаида просила у Сидни стакан воды. Они её не понимали. Ноутбук её мир, за его клавиатурой она несокрушима.

— На нём был любимый чехол с персонажами Доктора Кто.

Мерин развернулась. Она не хотела, чтобы кто-то видел её лицо. Она не стала бороться, когда по щекам потекли слёзы. И Мерин потеряла сознание.



***

— Не понимаю, это всего лишь ноутбук. Я куплю ей их сотню, если от этого она почувствует себя лучше. — Мерин проснулась от шёпота Эйдана.

— Эйдан, дело не в ноутбуке. Твоя пара, хотя и хорошо поладила с нами, не любит общаться с людьми. Она преуменьшает, говоря, что у неё было довольно изолированное детство. Мерин не знает, как вот так существовать в обществе. Для неё ноутбук был чем-то вроде плаща-невидимки, но когда его внезапно и яростно у неё отобрали, это подняло уровень её тревоги до небес, вызвав приступ паники.

Мерин старалась дышать ровно и не открывать глаза. Эйдан разговаривал со своим старшим братом Адамом. Терпкий запах заставил её понять, что она находится в больнице, а не дома.

— Не понимаю! — Голос Эйдана был наполнен разочарованием. Мерин услышала тяжёлый вздох.

— Ладно. Когда кто-то вручает тебе подарок, который тебе не обязательно нравится, что ты делаешь? — спросил Адам.

— Какое это, чёрт возьми, имеет отношение к данной ситуации? — прошипел Эйдан.

Мерин услышала тихий глухой удар.

— Ой! — Ага, Адам шлёпнул Эйдана.

— Просто ответь на вопрос своего мудрого, старшего брата.

— Ладно! Я благодарю, думаю, куда это пристроить и обещаю рассказать, насколько мне этот подарок пригодился.

— Откуда ты знаешь, как действовать?

— Понятия не имею.

— Имеешь. Мариус научил тебя и всех нас, как принимать подарки с благодарностью. Особенно я помню, как он учил тебя перед вечеринкой на твой шестой день рождения.

— К чему ты клонишь?

— Что если бы тебя этому не научили? Что если бы кто-то что-то тебе дал, а ты не знал, что с этим делать и что сказать. Что если бы ты просто замер, и это привело к большему стрессу. Ты начинаешь нервничать из-за стресса, добавим к этому потенциальные негативные реакции и вот проблема образовалась. — Объяснение Адама было встречено тишиной. — А теперь представь, что испытываешь эту реакцию каждый раз, когда тебе приходится говорить с тем, кого не знаешь. Или ты становишься центром внимания?

— Боги милосердные! — тихо воскликнул Эйдан.

— Как я уже сказал, она очень хорошо приняла нас, наверное, потому что ты её пара, и естественное принятие того, что касается тебя, распространяется на твоих друзей и семью. Но за пределами этого социального круга она испытывает настоящие вспышки паники. Думаю, она научилась держать это в узде, используя ноутбук в качестве буфера. Если Мерин попадает в ситуацию, когда нужно разговаривать с другими, готов поспорить, она открывает ноутбук и притворяется, что сильно занята или не заинтересована в разговоре. — Мерин села, и оба мужчины повернулись к ней.

— Именно так. Когда ты выглядишь занятым, люди не задерживаются рядом и не отвлекают разговорами, — призналась она. Эйдан тут же подошёл к ней.

— Чувствуешь себя лучше? — Она пожала плечами, руки казались пустыми.

— Эйдан, рекомендую забрать её домой и на день окружить заботой. А хороший ночной отдых пойдёт только на пользу, — посоветовал Адам. Мерин кивнула и вцепилась в руку Эйдана.

— Можем поехать домой? — Она почувствует себя лучше, если окажется в знакомой обстановке. Мерин осмотрелась. — Почему здесь выглядит всё как коллекция пятидесятых годов? — спросила Мерин. Каталка, на которой она лежала, и лаймово-зелёные металлические шкафы в палате видели лучшие десятилетия.

— Потому что всё этих годов, — ответил Адам.

— Но почему? Неужели вы не можете купить что-то современное? — спросила Мерин. Адам и Эйдан покачали головами.

— Личные средства нельзя использовать для финансирования государственного учреждения, — объяснил Эйдан.

— Фигово.

— Мы проведём ещё один сбор средств в конце года, но большинство людей не думают, что членам подразделения нужна больница, так как мы сверхъестественные существа и быстро выздоравливаем.

Адам достал из высокого шкафа одеяло и накинул на плечи Мерин.

— Отвези её прямо домой и уложи в кровать, — приказал он Эйдану.

— Давай, угрозинка, пора домой. — Эйдан встал и аккуратно поднял Мерин на руки.

— Продолжишь в том же духе, и мои ноги забудут своё прямое предназначение.

— Ну, и ладно. Если это произойдёт, я буду тебя носить.

Поездка домой прошла в тишине. Эйдан всю дорогу держал Мерин за руку, и за это она была ему благодарна. Он занёс её, завёрнутую в больничное одеяло, в дом. Мариус и Аделаида поспешили к ним из гостиной.

— Она в порядке? — Мерин видела беспокойство на лице Аделаиды.

— Да. Мы поднимемся наверх и остаток дня отдохнём. Мариус, можешь чуть позже прислать нам ужин? — попросил Эйдан.

— Конечно, сэр. — Он поклонился.

— Мерин, утром мы приготовим для тебя особенный завтрак, а сейчас просто отдыхай. — Аделаида наклонилась и поцеловала Мерин в лоб.

— Спасибо, мамуля. — Мерин была рада выражению лица Аделаиды.

— Мамуля? — прошептала она.

— Все зовут тебя мама, но я подумала, что мамуля звучит лучше, — объяснила Мерин.

— Конечно. — Улыбка Аделаиды дрогнула.

— Увидимся утром, — сказал Эйдан и понёс Мерин наверх.

Как только дверь за ними закрылась, Эйдан рассмеялся.

— Готов поспорить, мама побежала в кабинет, чтобы позвонить отцу и рассказать, что ты назвала её мамулей. Вполне ожидаю, что он попросит называть его папулей. — Эйдан опустил Мерин на кровать.

— Если это сделает его счастливым, так и поступлю. — Мерин свернулась калачиком на своей половине кровати. Эйдан смотрел на неё, и от любви, что виднелась в его глазах, Мерин едва снова не расплакалась.

Эйдан просто продолжал стоять. Мерин поняла, что он не знает что делать. Она чуть повернулась и похлопала по пустому пространству позади себя. Не теряя времени, Эйдан забрался на кровать, устроился за спиной Мерин и притянул её в свои объятия. Его сила и тепло были словно успокаивающий бальзам. Мерин повернула к нему только голову.

— Поцелуй меня. Не хочу больше чувствовать его вкус, — прошептала она. С низким рычанием Эйдан наклонился. Его губы коснулись её. А когда его язык начал кружить вокруг её, Мерин разорвала поцелуй и рассмеялась. Эйдан прижался губами к её шее, и она ощутила, что он тоже улыбается. Он пытался сделать так, чтобы она почувствовала себя лучше. — Расскажи мне о Рождестве. Я хочу послушать о чём-нибудь милом, что прогонит страхи. — Мерин двигалась до тех пор, пока не убедилась, что их поцелуй не вызвал у него желание. Рука Эйдана остановила её движение.

— Будь осторожна, иначе ты получишь подарок, а не просто послушаешь о нём.

— Мой цикл закончится послезавтра.

— Хвала богам! — с жаром произнёс Эйдан.

— Давай рождественскую историю. Когда я повзрослела, мы перестали его отмечать. Я покупала два-три новых костюма в благотворительном магазине и новую пару туфель, вот и всё. У нас даже никогда не было ёлки. — Эйдан ахнул от изумления.

— Не было ёлки! Это моя любимая часть в Рождестве. Я люблю наряжать ёлку. Мы собрали так много различных видов гирлянд и украшений, что пришлось начать разделять их на разные темы и постоянно менять. В этом году я подумываю о животной теме. Одна из моих любимых тем, очень деревенская, — голос Эйдана приобрёл возбуждённую интонацию. — И еда! Боги, еда. Мариус и мать готовят и пекут каждый день. Индейка, ветчина и фаршированный гусь. Пироги с мясом и пудинг. От печенья Бронвин мне каждый год хочется плакать — такое оно вкусное. — Эйдан вздохнул. — Но бал должен быть самым лучшим. Во время него нет никаких сделок или деловых договорённостей, как в канун Дня Всех Святых. Просто радость от начала сезона. Мы всю ночь танцуем и колядуем. Старейшины готовят и всем разливают ром, который держит нас в приподнятом настроении. Мы жжём свечи всю ночь напролёт и не спим до рассвета, чтобы поприветствовать солнце. С этого момента дни становятся длиннее. — Глаза Мерин закрылись, когда вся тяжесть дня, наконец, на неё свалилась. Картина, которую нарисовал Эйдан, кружилась в голове. Она не могла дождаться Рождества, даже если это означало ещё один дурацкий бал.

ГЛАВА 9

— Твой ноутбук отстой и тебя должны расстрелять за то, что ты им до сих пор пользуешься! — бушевала Мерин. Эта штука весила около восьми фунтов и работала на Windows 95. Мерин пришлось сесть ближе к столу, так как для подключения к интернету требовался кабель, ведь ноутбук слишком древний для беспроводного подключения. — Я ничего не могу с ним сделать! Как, чёрт возьми, ты вообще на нём работаешь?

— Мерин, моя работа — выслеживать и стрелять. Мне нужен пистолет, а не ноутбук, — объяснил Эйдан, который разобрал своё оружие и смазывал маслом. Всё утро они торчали в комнате, за что Мерин была очень благодарна. У неё было не так уж много свободного времени, чтобы подзарядиться. Удивительно, но Мерин даже не возражала против присутствия Эйдана в комнате вместе с ней. — Я не думал об этом до сих пор, но ты ведь потеряла всё, что накопила по делу о пропавших людях, так?

— Кто такое сказал? Я всегда делаю резервную копию на личном онлайн-сервере. Мне просто нужно добраться до него. Блин! Чёрт возьми, он пытается связаться с AOL! — Ей хотелось кричать. Мерин всё ещё ругалась, когда раздался стук в дверь. Эйдан положил пистолет и промасленную тряпку и открыл дверь.

— Я принёс вам завтрак. Позвольте первым сообщить, что мисс Мерин очень не хватало за столом сегодня утром. — Мариус вкатил тележку в комнату.

— Кофе! — Мерин вскочила и бросилась к тележке. Мариус принёс три чашки капучино и кофейник. Эйдан тут же потянулся за тарелкой, на которой лежали груды бекона и колбасы.

— Мариус, ты сможешь сегодня пройтись по магазинам? Я бы хотел купить Мерин новый ноутбук взамен украденного, — спросил Эйдан.

— Конечно, сэр. Кажется, в Мэдисоне открылся новый магазин Apple. Там я смогу что-нибудь для неё найти. — Мерин сердито посмотрела на Эйдана.

— Он знает про Apple. Почему у тебя тогда нет приличного компьютера? — Она потягивала капучино и боролась с желанием пнуть ноутбук. Эйдан поднял промасленный ствол пистолета и продолжил есть.

— Если маленькая мисс запишет всё, что ей нужно, я смогу сегодня пройтись по магазинам и вечером всё привезу. — Мариус открыл тарелку с треугольными французскими тостами. Затем подошёл к маленькому письменному столу, за которым работала Мерин, и начал накрывать ей завтрак, расставляя ещё и крошечные солонки и перечницы.

Мерин подошла к рюкзаку, вытащила листок бумаги и принялась искать ручку. После пяти минут поисков и вытаскивания всех вещей она нашла ручку, прикреплённую к блокноту, который был у неё в руках с самого начала. Расстроившись, она принялась составлять список. Она ему покажет. Усмехнувшись, Мерин написала список и передала его Мариусу. Он взглянул на него и нахмурился. Может быть, ей это всё-таки не сойдёт с рук.

— Мисс, вот этого купить точно два? — Мариус выгнул бровь. Мерин понять не могла, что он имел в виду, так что покачала головой, вопросительно глядя на него. Он написал букву «А». «А»? О! Альфа! Она должна приобрести для каждого.

— Двенадцать?

Мариус кивнул.

— Теперь правильно. Наслаждайтесь завтраком, маленькая мисс. Я скоро уеду, купить работающий ноутбук. — Он поклонился и вышел из комнаты.

— Он вводит в такой ступор! — Мерин махнула кулаком в воздухе, оглянулась и увидела, что Эйдан поглощён своим пистолетом. Бормоча что-то себе под нос, она открыла ноутбук и принялась ждать интернет соединение.

За следующие двадцать минут Мерин покончила с завтраком и со вторым и третьим капучино. Она уже собиралась сдаться, когда увидела знакомую заставку стартовой страницы. Ей потребовалось ещё десять минут, чтобы открыть отчёты, которые составила накануне. Ей не хватало чего-то очевидного, и это мучило. Мерин вытащила информацию о первой паре, которая пропала, затем информацию о второй. Что связывает эти две пары? Почему именно сейчас?

— Какое у тебя впечатляющее рычание, — голос Эйдана заставил её вздрогнуть.

— Я рычала? — спросила Мерин. Эйдан кивнул.

— Это было очень сексуально.

— Придурок.

— Честно признаюсь, меня никогда так не называли, — рассмеялся Эйдан. Мерин закатила глаза. Она даже не могла оскорбить его, уж слишком непробиваемый. Она нахмурилась, глядя на ноутбук.

— Почему? — вслух размышляла она.

— Что? — переспросил Эйдан.

— Ничего, просто разговариваю сама с собой.

— Что же, желаю хорошо повеселиться. Я забираю Гавриэля и возвращаюсь обратно в казарму, чтобы встретиться с Сашей насчёт вчерашнего. Колтон, Дарьян и Килан останутся здесь.

Эйдан наклонился, поцеловал её в губы и повернулся, чтобы уйти. Мерин почувствовала, как у неё сжалось сердце. Она протянула руку и схватила его за рубашку. Казалось, если Эйдан останется с ней, ничего плохого не случится. Он повернулся и опустился перед ней на колени.

— Я вернусь раньше, чем ты успеешь понять, что меня не было. Мне нужно связаться с людьми и покормить Челюсти.

— Челюсти? У тебя что, есть ротвейлер? — Эйдан покраснел и покачал головой.

— Рыбка.

— Пиранья?

— Нет. Клоун. — Мерин моргнула, и Эйдан нахмурился, словно был уверен, что она рассмеётся.

— У тебя есть рыба-клоун по кличке Челюсти? — спросила она. Тут до неё дошло, и она начала хихикать. — Тебе нравился мультик «В поисках Немо», да? — Во всяком случае, его лицо приобрело более глубокий оттенок красного цвета. — Это уже слишком! — Мерин, хохоча, упала на бок. Эйдан продолжал хмуриться на неё.

— Это настоящая история выживания! Немо захвачен врагом, но его отец не оставляет попыток его вернуть. Он заключает маловероятные союзы и побеждает свои страхи, чтобы вернуть сына. Немо же отказывается быть пленником и следует кодексу воинов, чтобы сбежать и вернуться в семейную ячейку, — объяснил Эйдан. Мерин села и обняла его за шею.

— На самом деле, ты самый очаровательный мужчина, с которым мне доводилось встречаться. Мне так повезло, что судьба свела нас вместе. — Мерин обняла его крепче.

— Я вовсе не очаровательный, а командир подразделения, мои враги дрожат… — Мерин звонко поцеловала его.

— Да, да, знаю. Ты очень страшный.

Эйдан обхватил её сильными руками и уткнулся носом в шею, пока Мерин не запищала.

— Я люблю тебя, Мерин, и сделаю всё возможное, чтобы тебя защитить.

Он отстранился, и она увидела решимость и уязвимость в его глазах. У неё сдавило горло. Мерин никогда не любила ничего больше, чем мужчину перед ней.

— Я тоже тебя люблю, и не ощущала себя в безопасности, пока ты не оказался рядом.

Он прижал её ближе. Мерин чуть отодвинулась и нежно поцеловала Эйдана в губы.

— Иди, корми Челюсти. Дождаться не могу, когда ты познакомишь меня со свирепой маленькой рыбкой.

Эйдан поднялся.

— Будь хорошей девочкой.

Мерин просто посмотрела на него.

— Просто попытайся?

Она кивнула.

— Эйдан? — окликнула она его, когда он был у двери.

Он повернулся.

— Да?

— Спасибо, что пришёл за мной. — Его улыбка была тёплой и доброй, но глаза обожгли её обещающим жаром. Эйдан закрыл за собой дверь.

— Чёртовы месячные! — пробормотала она и вернулась к архаичному ноутбуку Эйдана.



***

К полудню Мерин была готова вскрыть себе вены или избить Эйдана его же ноутбуком. Наконец, преодолев свой уровень терпения, который в любом случае практически отсутствовал, для загрузки страниц, она захлопнула крышку ноутбука и решила принять душ. Она положила антиквариат Эйдана на пол и подошла к чемодану. Стоит ли ей попросить шкаф? Теперь эта и её комната? Мерин порылась в одежде и сделала мысленную пометку расспросить Эйдана о будущем.

Чувствуя себя воинственно, Мерин выбрала одну из любимых футболок с надписью «Я всех ненавижу!» и отправилась в ванную. Готовясь принять душ, она поняла, что месячные закончились и весело провальсировала под душ. Пока ъ мыла голову шампунем, обдумывала, как лучше сообщить об этом Эйдану.

— Давай, большой мальчик, ты, я и Челюсти. — Мерин фыркнула и рассмеялась, что было ошибкой, потому что вдохнула носом воду. Кашляя и отплёвываясь, и чувствуя себя ещё более раздражённой, чем прежде, она закончила принимать душ и оделась. Мерин оставила ноутбук Эйдана на полу и вышла за дверь. А когда уже собиралась сделать первый шаг вниз по лестнице, взглянула на перила. И продолжила смотреть. Она огляделась, убеждаясь, что никого на горизонте нет, отбросив осторожность, вскарабкалась на деревянные перила, глубоко вздохнула и поехала. Чёрт возьми!

— Плохая идея, плохая идея, плохая идея! — визжала Мерин всю дорогу вниз. Всё ещё крича, она слетела с перил и приземлилась копчиком на дорогой мраморный пол в фойе. Со слезами на глазах она каталась по полу, схватившись за задницу.

— Что за чертовщина! — Из кабинета выбежали Аделаида и Байрон, смотря на то, как Мерин извивалась и стонала.

— Ты должна мне пять долларов, — сказал Байрон, протягивая руку. Аделаида покачала головой.

— Может, я и должна тебе пять долларов, ведь ты поставил на то, что она спустится по перилам, но ты должен мне двадцать, так как я ставила на то, что тебе и в голову не придёт класть подушки, как Бену. — Аделаида погрозила пальцем своему супругу.

— Вы все злые. Я калека! — Мерин поднялась на дрожащих ногах.

— Пойдём, присядешь и составишь нам компанию в моём кабинете, там стулья удобнее, чем в гостиной. — Байрон помог ей доковылять до своего кабинета и усадил в кресло.

— День отстой! Ноутбук Эйдана отстой! И душ отстой! И перила отстой! — Мерин знала, что говорит по-детски, но всё равно надулась. Некоторые дни просто нуждались в кнопке перезапуска.

— Бедняжка. Вот, выпей чаю, тебе сразу станет лучше. — Аделаида передала ей чашку дымящегося чая. Мерин вдохнула лёгкий аромат.

— Жасминовый?

— Да, один из любимых вкусов Байрона. — Аделаида передала ей маленькую тарелочку с печеньем. Справа от них в большом каменном камине горел жаркий огонь, который придавал комнате тёплое сияние.

Мерин поёрзала в кресле, устраиваясь удобнее, не обращая внимания на боль в копчике, и вздохнула. День становился лучше.

В уютной тишине Аделаида писала настоящие письма от руки, пока Байрон постукивал по клавиатуре компьютера. Мерин не терпелось узнать, лучше ли его компьютер, чем ноутбук Эйдана.

— Мерин, иди сюда, пока ты не растянула себе шею. — Байрон встал и указал на свой стул. Мерин быстро поставила чашку на стол и почти бегом бросилась к компьютеру. Байрон сел рядом со своей супругой и начал помогать ей, подписывать несколько конвертов. Мерин хрустнула костяшками пальцев. Компьютер Мак. Она вошла в систему, как гость и через несколько секунд уже была в интернете. Мерин открыла базу данных и начала просматривать отчёты.

— О, разорви этот конверт. Мы не пригласим Бауэр, особенно после того, что я узнала утром, — вскипела Аделаида. Байрон удивлённо посмотрел на неё.

— И что же такого сделал Итон?

— Не Итон, а Дафна! Мариусу было почти стыдно сообщить, что почти все потенциальные кандидаты в сквайры, которых мы записали на собеседование после бала, отступили. Очевидно, Дафна проводит собеседование для сквайра Элизы в тот же день, желая показать, что престижнее работать на кого-то, кто действительно относится к сверхъестественному миру и ведёт маленькое хозяйство, чем на человека в доме МакКинзи. — Аделаида шумно опустила ручку. Мерин пожала плечами.

— Если требуется так мало, чтобы изменить их мнение, то пусть сделают нам одолжение и не приходят. Теперь не придётся их отсеивать. — Мерин постучала пальцами по полированному дереву стола Байрона.

— Мерин, а это очень позитивная точка зрения, — с гордостью в голосе заметил Байрон.

— А ещё это значит, что будет меньше собеседований и меньше болтовни с людьми. — Мерин с улыбкой подняла взгляд. Аделаида рассмеялась.

— Конечно, можно рассматривать ситуацию с этой точки зрения.

— Мам, а ты всё лучше меня понимаешь. — Мерин вернулась к отчётам, что дал ей старейшина Эргид, и прочистила горло.

— Ах да, Мерин, на самом деле я хотел с тобой кое о чём поговорить, — начал Байрон. У Мерин было ощущение, что она знает о чём.

— Да, папа? — Выражение его лица было бесценно. Мерин была права. Он хотел, чтобы она называла его папой. Байрон тяжело сглотнул.

— Эм… Как работает компьютер? — быстро сменил он тему.

— Уж точно лучше, чем у Эйдана. Эй, могу я кое о чём спросить? Сверхъестественным созданиям позволено пользоваться Фейсбуком? Или есть суперская его паранормальная версия?

— Нет, мы используем тот же Фейсбук, что и остальной мир, нам просто приходится быть осторожнее с тем, что постим. У всех устройств отключена геолокация, — объяснил Байрон.

— Хм. — Мерин закрыла Фейсбук и вернулась к работе.

— Что же, на данный момент у нас три собеседования. Многообещающий молодой человек из Лондона, ещё один из Германии и третий из Японии. Я никогда раньше не слышала о его семье, так что, наверное, он в этой сфере новенький. Честно говоря, все эти удары в спину и мелочность Дафны Бауэр, считающей, что все уделяют недостаточно внимания её будущему внуку, просто смешны. Будто сейчас не период, когда все объявляют о рождении перевёртыша. — Аделаида покачала головой и Мерин замерла.

— Что ты сказала? — Мерин повернулась к Аделаиде.

— О Дафне?

— Нет, об объявлении, о рождении перевёртыша.

— Эйдан не объяснил концепцию? — спросила она.

Мерин кивнула.

— Но почему ты сказала, что делала объявление о рождении?

— Мерин, перевёртыши беременеют где-то в период летнего солнцестояния. В октябре, дождавшись окончания первого триместра, пара делает заявление о скором пополнении семейства, не раньше, иначе это плохой знак. Вот поэтому в это время много таких объявлений, — объяснила Аделаида.

— О, мой бог. — Мерин ощутила, как кровь отлила от лица. — Прошу, пусть я ошиблась. Прошу, пусть я ошиблась. Прошу, пусть я ошиблась, — бормотала она снова и снова.

— Мерин? — Аделаида и Байрон поднялись и подошли к ней. Мерин быстро изучила сайт, на котором находилась, и откинулась на спинку стула, ощущая тошноту.

— Две пары, я знаю, как они были связаны. Обе запостили на Фейсбуке объявления о скором пополнении семейства с разницей в один день, — прошептала Мерин. Аделаида ахнула и схватила Байрона за руку.

— Байрон! — Тот уже направлялся на выход из кабинета, схватил куртку и подошёл к двери.

— Мерин, отличная работа. Позвони Эйдану и расскажи, что узнала. Я организую срочное собрание совета. Мы должны донести до народа, что необходимо прекратить делать объявления о рождении. — Он вышел за дверь. Мерин замерла в кресле.

— Мерин, Мерин. Позвони Эйдану. — Аделаида подтолкнула к ней телефон. Дрожащей рукой она набрала номер Эйдана.

— Отец? — голос Эйдана звучал удивлённо.

— Нет, это я. В смысле, Мерин.

— Почему ты звонишь с рабочего телефона отца?

— Он разрешил мне воспользоваться его компьютером. Я нашла связь между двумя парами. Обе женщины были беременные. Они с разницей в день опубликовали об этом пост в Фейсбуке, — объяснила она. Эйдан начал страшно ругаться. — Твой отец созывает совет, чтобы остановить объявления о пополнении семейства.

— Мне нужно идти. Я должен назначить новых лидеров подразделения. Мерин, оставайся сегодня с моими родителями. Не выходи никуда одна.

— Не стану, обещаю. Эйдан? — Мерин замолкла в нерешительности.

— Что, милая?

— Будь осторожен, ладно? Я вроде как к тебе привыкла.

— Буду. Обещаю. Люблю тебя, — прошептал он.

— Я тоже тебя люблю. — Мерин отключилась и уставилась на телефон, а когда повернулась, заметила Аделаиду, которая стояла в дверном проёме и смотрела на неё с выжидающим выражением лица. Мерин подошла к ней и обняла за талию. Аделаида всхлипнула и крепко обняла её в ответ.

— Вот почему я всегда хотела дочь. — Аделаида разорвала объятия, вытерла тыльной стороной ладони слёзы и с улыбкой посмотрела на Мерин.

— Эйдан пообещал убить то, что меня побеспокоило, и даже поезд его в этом деле не остановит. Порой ты просто нуждаешься в объятиях. — Мерин положила голову на плечо Аделаиды и вдохнула её запах и уткнулась лицом в платье.

— Это материнское объятие?

Аделаида рассмеялась.

— Да, милая, это материнское объятие. Как насчёт того, чтобы пробраться на кухню, пока там нет Мариуса, и устроить огромный беспорядок, готовя печенье? — предложила Аделаида. Мерин точно могла привыкнуть к тому, что у неё есть мать.

— Только если я познакомлю тебя с радостями поедания теста для печенья.

— Договорились!

Они отправились на кухню, где Аделаида начала вытаскивать нужные ингредиенты.

— Аделаида, могу я тебя кое о чём спросить? — Мерин отмерила нужное количество коричневого сахара, высыпала в чашу и съела чайную ложку. Чашку в миску, чайную ложку в себя.

— Конечно, милая. — Аделаида отмеряла муку и шоколадную крошку.

— Тяжело было все эти годы жить вдали от Байрона? — Мерин облизала чайную ложку. Аделаида на секунду прервалась, а затем заново принялась просеивать муку.

— Да. Очень трудно. Порой ночами я лежала наверху и думала, почему мы так близко, но врозь. Мне это не нравилось, но бывали ночи, когда Байрону приходилось выходить с подразделением, и когда они едва успели вовремя добраться до места происшествия, чтобы спасти чью-то жизнь. Даже лишнее время в бараках может стоить жизней. Я понимаю, почему мы должны так жить, но нет, мне это не нравится.

— Почему ты не переехала вместе с ним в бараки? Насколько я помню, это место похоже на небольшой особняк, там должна быть комната. — Мерин съела ещё одну ложку сахара.

Аделаида удивлённо уставилась на неё.

— Так нельзя.

— Хм. — Мерин высыпала сахар в миску.

— Со временем ты бы привыкла, к тому же тебе бы составил компанию сквайр. — Мерин зачарованно наблюдала, как Аделаида легко помешивает деревянной ложкой густую смесь. С этой частью у Мерин всегда возникали проблемы — её тощие руки едва могли двигать ложку. Мерин забывала, что Аделаида тоже перевёртыш.

— Отлично, всё перемешано. Сейчас попробуешь? — Аделаида посмотрела в миску.

— Нет. Давай ненадолго уберём в холодильник. Вот после и попробуем. Печенье из охлаждённого теста получится гораздо лучше. — Мерин накрыла миску полотенцем и поставила в холодильник.

— Тогда, пока ждём, выпьем чаю. — Аделаида поставила чайник на плиту.

Мерин села за стол и выложила несколько кусочков сахара на салфетку. Без своего ноутбука она чувствовала себя беззащитной. Когда Аделаида вернулась с двумя чашками чая, Мерин уже выстроила два ряда кубиков. Аделаида села напротив и сделала глоток из своей чашки.

— Каким Эйдан был ребёнком? — спросила Мерин, используя возможность разузнать о своей паре больше. Аделаида улыбнулась, но как-то грустно.

— Он был очень серьёзным, добросовестным ребёнком. Всегда защищал Бена и показывал ему всё. Эйдан всегда удостоверялся, что у меня всё хорошо, прежде чем уйти. И естественно идеализировал своего отца. Когда он покинул дом и отправился в академию на обучение, я ужасно по нему скучала. Байрон уже стал старейшиной, когда Эйдан покинул академию, а Адам и Эдэйр отказались наследовать после Байрона. Я думаю, что Эйдан посчитал своей обязанностью стать воином и пойти по стопам Байрона. Бывают дни, когда я гадаю, действительно ли он этого хотел, что если, возможно, в глубине души обижается на своих братьев за их выбор другого пути, отчего он вынужден был стать воином.

Аделаида покрутила чайную чашку на блюдце. Мерин обдумала её слова и покачала головой.

— Он слишком упрямый, чёрт возьми. Сначала может чувствовать обязательство, но не станет на этом зацикливаться, если это не вяжется с тем, что он действительно хочет делать. Когда Адам и Эдэйр представились, я видела гордость в глазах Эйдана. Вряд ли он обижается на то, что они живут своими жизнями.

— Хорошо вот так вот об этом с кем-то поговорить, — призналась Аделаида.

— Аделаида, не беспокойся, я тебе помогу держать этих ребят в напряжении, — пообещала Мерин.

Звонкий смех Аделаиды поднял настроение Мерин.

— Думаю, ты и так уже это делаешь. Пойдём в гостиную, я научу тебя шить. — Аделаида встала из-за стола и Мерин застонала.

— Зачем? Я думала, что нравлюсь тебе? — Мерин допила чай и тоже поднялась.

— Ты же не хочешь дать шанс Дафне Бауэр смотреть на тебя сверху вниз? — Аделаида элегантно выгнула бровь.

— Нет. Я и так даю ей довольно много поводов, — признала Мерин.

— Отлично. Начнём с чего-нибудь лёгкого. Урок первый: продевание нитки в иглу. — Аделаида провела её в гостиную.

«Убейте меня».



***

Остаток дня Мерин провела в размышлениях о том, как Сизиф, должно быть, чувствовал себя, толкая камень вверх по склону и, когда почти достигнув вершины, тот снова скатывался вниз. Спустя четыре часа она всё ещё училась вдевать нитку в иголку. Каждый раз, когда она выдыхала, всё портилось. Каждый раз, когда она вдыхала, всё портилось. Поэтому она устала задерживать дыхание и находиться на грани обморока. К тому времени, как Мариус вернулся с её заказом, Мерин уже тайно планировала собрать все иголки в доме и закопать на заднем дворе.

— Я бы подумала, что ты надо мной шутишь, но вижу, как ты решительно настроена. — Аделаида покачала головой.

— Я вставлю эту чёртову нитку в иголку, даже если придётся умереть! — обещала Мерин, тряся кулаком.

— Почему бы не сделать перерыв? Мне кажется, у Мариуса для тебя что-то есть. — Аделаида указала на дверь. Мерин увидела большую коробку с логотипом Apple и закричала. Затем вскочила со своего места, и, прыгая с ноги на ногу, поскакала в сторону Мариуса, который с цветущей улыбкой открыл коробку и показал Мерин самый новейший ноутбук.

— Привет, малыш. Я буду хорошо о тебе заботиться. Иди к мамочке, крошка. — Мерин схватила небольшой ноутбук и помчалась к своему месту. Спустя короткое время он был загружен и настроен. Параллельно она устанавливала оперативную систему Linux и переносила свои программы. Спустя несколько минут она установила интернет подключение и снова была в сети.

— Ты относишься к этой штуке нежнее, чем многие люди к своим питомцам, — голос Эйдана оторвал её от радостного исследования новой машины.

— Ты вернулся!

— Пойду, помогу Мариусу с ужином. — Аделаида поцеловала Эйдана в щёку и отправилась на кухню.

— Ага, и наблюдал, как ты ласково возишься со своим новым ноутбуком. Мне стоит ревновать? — шутливо произнёс он.

— Точно стоит. — Мерин кивнула и обняла ноутбук. Она отдала предпочтение тринадцатидюймовому Mac Book Pro. Он был легче её старого ноутбука и мощнее. Мерин уже заказала для него сумку с персонажами Доктора Кто. Она сделала мысленно пометку сказать Мариусу адрес, чтобы забрать покупку.

— Какой мужчина сможет посоревноваться с новым ноутбуком, да? Мы заказали пиццу, чтобы дать Мариусу ночь передышки после того, как он помог нам с покупками. Остальные парни примут душ и будут здесь. Надеюсь, тебе нравится зелёный перец. — Эйдан вытянул руки вверх и покрутил головой. Мерин восхищалась тем, как его мышцы растягивались под обтягивающей хлопковой футболкой. Она вздохнула, и Эйдан приподнял бровь. — Может, мне всё же повезёт? — Эйдан закрыл дверь и начал приближаться к Мерин. Она ощутила, как ускорилось сердцебиение. Эйдан выдернул ноутбук из её рук и положил его на стол. Движением, возможным с его скоростью и силой перевёртыша, он поднял её с кресла и отклонил назад для опаляющего, страстного поцелуя. Когда поцелуй стал глубже, Мерин вжалась в тело Эйдана и ощутила, как к животу прижалась твёрдая эрекция. Она просунула руку между их телами и прижала ладонь к выпуклости, от чего Эйдан гортанно застонал.

— Мерин, ты не можешь со мной так поступать. У тебя ещё месячные, и мама надерёт мне зад, если я возьму тебя в её гостиной. — Его дыхание стало отрывистым, пока она ласкала его. Мерин убрала руку, и Эйдан уткнулся лбом в её плечо. Она ехидно улыбнулась и повернулась губами к его уху.

— У меня закончились месячные. — Эйдан перестал дышать, рывком поднял голову с её плеча, его глаза были абсолютно чёрными. Как только он крепче ухватился за её руки и притянул ближе к себе, дверь в комнату открыла мама.

— Пиццу привезли. Пойдёмте есть, пока горячая. — Она вышла, оставив дверь открытой.

— Ура! Пицца! — Мерин схватила ноутбук и повернулась к Эйдану с невинным выражением лица. — Не голоден? — От его рыка она захихикала и быстро пошла на выход. Его ответный смех и щипки преследовали её всю дорогу до столовой. Когда они туда добрались, Эйдан быстро поцеловал Мерин и перевёл внимание на разложенную на огромном столе пиццу. От вида того, как он схватил целую коробку, у Мерин полегчало на сердце. Она должна признать, даже если только самой себе, что ужасно по нему скучала. В отличие от Аделаиды, Мерин отказывалась жить порознь. Сделав пометку в своём списке «Нужно сделать», она схватила тарелку и села рядом с Эйданом, пока остальные присоединялись к ним за ужином.

ГЛАВА 10

— Что решил совет? — спросил Эйдан, когда все расселись по местам.

— Мерин, никогда, ни в коем случае не кори себя за то, что назвала Рене придурком. Сегодня он почти исчерпал лимиты моего терпения. У него хватило наглости намекнуть, что эти пары заслужили то, что с ними произошло, потому что сами приняли решение жить за пределами Ликонии, — проворчал Байрон.

— Так они остановят объявления о пополнении семейства? — спросила Аделаида.

— Завтра мы разошлём объявление. Приходится действовать осторожно, чтобы избежать массовой паники, но боюсь, большинство проигнорируют предупреждение. Праздновать пополнение семейства — часть нашей культуры, и я знаю, что пары хотят, чтобы об этом знал весь мир. — Байрон откусил кусочек пиццы.

Мерин повернулась к Эйдану.

— Кстати, вспомнила. Прежде чем меня окончательно доконал твой ноутбук, я наткнулась на рапорт шерифа округа. Сегодня примерно в пяти милях от Мэдисона обнаружили женское тело, однако в ближайшее время они не будут публиковать эту информацию. — Мерин сложила кусочек пиццы пополам и откусила. Все уставились на неё.

— И как же ты наткнулась на этот рапорт? — спросил Эйдан.

— У тебя ноутбук работает на Windows 95, поэтому не буду тратить время на то, чтобы тебе основательно всё объяснить, просто скажу, что это всё я провернула абсолютно нелегально.

— Мерин!

— Что?

— Неужели тебя не поймают?

— Не-а! Если уж федеральному правительству не удаётся меня отследить, то эти мелкие шерифы уж подавно. — Эйдан побледнел.

— Федеральное правительство?

— Ага. АНБ — мои сучки. Несколько лет назад они бросили попытки поймать меня, поняв, что я не чиню неприятностей, не ворую тайны и не продаю их. Им проще дать мне заниматься тем, чем хочу.

— То есть, тебе просто захотелось взломать почту шерифа? — спросил Дарьян.

— Ну, да. Они не понимают, что столкнулись с паранормальным, и не знают, как сообщать о таких вещах, поэтому я установила крошечную программку, которая пересылает всю электронную почту шерифа в мой почтовый ящик.

Эйдан прищурился.

— И что же ты можешь сделать с той дорогой игрушкой?

— Захватить власть над миром. — Она откусила ещё пиццу.

— Нет, и я говорю серьёзно! — Он погрозил ей пальцем

Она посмотрела на него и моргнула.

— Нет.

— Ладно, я не буду думать об этом сейчас. Что там ещё?

Мерин подняла с пола ноутбук, положила на колени, открыла и просмотрела электронную почту, прежде чем повернуться к Эйдану.

— Тебе вкратце? Там, так-то, крови много. — Она указала на Аделаиду.

— Если эти молодые женщины пережили такое, я, по крайней мере, обязана выслушать, и, если могу чем-то помочь, так и сделаю, — настаивала Аделаида.

— Ладно. Второе тело нашли за пределами Уинсбурга, но поскольку это другой округ, они не сложили два и два и не получили, что это пропавший человек из Мэдисон. Оба тела изуродованы, и патологоанатомы ещё пытаются выяснить, все ли части тела присутствуют. О, — Мерин сделала паузу, чтобы прочитать.

— Что?

— Им трудно опознать тела, потому что, цитирую: «похоже, что-то отгрызло им лица». Интересно, фотографии есть? — Мерин уже собиралась проверить, когда Эйдан закрыл ноутбук.

— Прошу прощения. — Аделаида накрыла рот дрожащей рукой и вышла, а Байрон и Мариус последовали за ней.

— Прости. — Мерин почувствовала, что в этот раз сморозила глупость.

— Всё хорошо. Думаю, её задел факт, что она знала о беременности женщин. Мы и хуже случаи обсуждали за столом. — Эйдан погладил Мерин по спине.

Несколько минут спустя Аделаида и Байрон вернулись.

— Прости, — протянула Мерин.

— Всё хорошо, дорогая. Надеюсь, никто не будет возражать, если я перейду сразу к десерту. Мне сейчас очень хочется сладкого. — Аделаида отодвинула пиццу.

— Я за!

— Первая партия готова, бери, пока они ещё горячие. А ещё я взял на себя смелость оставить тесто. — Мариус поставил тарелку на середину стола. С одной стороны дымится свежее печенье, с другой — шарики теста. После того, как Аделаида и Мерин набрали себе вкусностей, в них запустили руки остальные. Мерин как раз собиралась спросить, как прошла тренировка, когда погас свет.

Мерин в темноте услышала скрежет ножек стульев, когда мужчины вставали.

— Гавриэль, ты с Колтоном и Киланом проверьте заднюю дверь. Отец, ты с Дарьяном и мной проверяем главный вход. Мариус, можешь успокоить персонал? — Эйдан взял на себя руководство

— Конечно, сэр.

На плечо Мерин легла рука, заставив дёрнуться.

— Это всего лишь я. — Эйдан поцеловал её и быстро отодвинулся.

— Мерин, схватись за край стола и подойди ко мне, — спокойно и уверенно сказала Аделаида. Мерин никогда бы не догадалась, что она только что выблевала ужин. Мерин на ощупь обошла стол, пока не схватилась за две тёплые руки. — Иди за мной. У Байрона в кабинете есть убежище. Торопись. — Аделаида легко шла по коридору в темноте. Они как раз проходили мимо входной двери, когда Мерин услышала, как скулит собака и замерла. — Пошли, Мерин. — Аделаида потянула её за руку, но когда визг оборвался, Мерин повернулась к двери.

— Это Колтон! — Она попыталась высвободить руку.

— Нет, Мерин! Мы должны оставаться внутри. — Аделаида потянула её к кабинету.

— Нет! Пожалуйста! Мы должны проверить, всё ли с ним в порядке. — Мерин попыталась вырваться, но не смогла, а потом внезапно включился свет. Мерин воспользовалась секундным замешательством Аделаиды и освободилась. Затем подбежала к двери и распахнула её. Не успела Мерин сделать и двух шагов, как всё вокруг начало двигаться как в замедленной съёмке. Она не могла вдохнуть, стало трудно дышать, и она поняла, что это из-за её же крика. Перед глазами мелькали картинки — дверь открывается, кровь… реки крови. Мерин кто-то схватил сзади и вернул в дом, там-то её и окутал знакомый аромат.

Из Мерин лился непрерывный поток криков, а увиденный образ навсегда запечатлелся в сознании: Выпотрошенный волк подвешен за кишки на крыльце. А потом, словно кто-то нажал кнопку «play», мир перестал двигаться в замедленном темпе.

— Нет! Боже, нет! Колтон! — Её крики эхом разносились по фойе, сопровождаемые сердитыми мужскими криками и топотом ног.

— Дыши, Мерин, просто дыши, — повторяла ей на ухо Аделаида. Мерин почувствовала горячие слёзы матери Эйдана на своей шее. Мерин больше не кричала, а лишь протяжно и мучительно стонала, а через секунду потеряла сознание.



***

Мерин начала просыпаться и попыталась открыть глаза, но они, словно слиплись. Потирая веки, она перевернулась на другой бок и осмотрелась — она лежала у себя в комнате.

— Эйдан? — Она почувствовала движение сзади.

— Я здесь. — Он притянул её к себе.

События вечера нахлынули, и Мерин начала всхлипывать.

— Милая, всё хорошо

— Как ты можешь так говорить? Он был твоим лучшим другом!

— С Колтоном всё в порядке. Мама говорила, что ты кричала его имя. Мерин, там была просто собака, с помощью которой этот псих решил напугать нас. — Он потёр её руки.

— С Колтоном всё в порядке?

— Да. Когда мы погибаем, даже в облике зверя, всё равно перекидываемся в человека. Однако Колтон был очень тронут такой заботой. — Мерин затопило облегчение, но вернулось чувство усталости.

— Бедный пёс. Эйдан, собака была жива, когда он принёс её. Я слышала, как она скулила. — Она вновь расплакалась

— Клянусь, я найду этого парня, и он заплатит за всё.

— Зачем ему убивать невинного пса? — простонала Мерин. Она легко могла обсуждать изрубленные тела за ужином, потому что никогда по-настоящему не любила людей, но животных? Они были её единственными друзьями в детстве. Мерин не могла смириться с тем, что стояла и слушала, как убивают собаку.

— Затем, что он — больной ублюдок и играет с нами. — Эйдан крепко прижал её к себе и положил тяжёлую ногу на её. — Поспи, милая. Утром весь этот кошмар будет не таким ужасным. — Мерин только кивнула и закрыла глаза, наслаждаясь тем, что находится в объятиях Эйдана.



***

Мерин нашла себе задание — помочь найти ублюдка/убийцу собак и привлечь его к ответственности. Как только она проснулась, соскользнула с кровати и прыгнула в душ. Она успела одеться до того, как Эйдан проснулся. Он усмехнулся, на выбор её футболки — Ши-Ра, непобедимая принцесса, размахивала мечом. От этого Мерин чувствовала себя способной захватить весь мир.

— Пойду вниз, — заявила она.

— Вернись сюда, женщина. — Эйдан похлопал по пустой стороне кровати. Мерин отложила ноутбук и вернулась к кровати. Не успела она моргнуть, как Эйдан вытащил руку из-под одеяла и потянул Мерин на кровать. Рассмеявшись, она повернулась к нему. Его медленные поцелуи в губы и шею разжигали огонь в крови.

— Сегодня мы запросто можем остаться в постели, — прошептал он, прежде чем начал поднимать руку вверх по её футболке.

— Я говорила, что считаю тебя гением? — Она тяжело дышала, а он усмехнулся, скользнув пальцами ей в лифчик. Но раздавшийся громкий стук заставил их отстраниться друг от друга. Эйдан зарычал на дверь. Мерин перевернулась на спину, пытаясь отдышаться.

— Что? — огрызнулся Эйдан.

— Только что объявили о пропаже третьей пары, на этот раз из Ликонии, — доложил Гавриэль. Их пыл тут же остыл. Эйдан вскочил и начал натягивать форму.

— Кто?

— Элеонора Кантер. — Мерин нахмурилась. Ей это имя знакомо. Откуда? В голове всплыл разговор во время кружка шитья.

— О, нет. Её мать будет ужасно волноваться. Я познакомилась с ней в кружке, Эйдан. — На самом деле, она милая.

Эйдан посмотрел в глаза Мерин. Она знала, что он старается не показывать этого, но они оба верили, что Элеонор уже мертва.

— Здесь останется Колтон. Позвони, если что-нибудь понадобится. — Эйдан наклонился и прижал их лбы друг к другу. — Жаль, я не могу остаться и показать тебе, что чувствую, — тихо прошептал он.

— Знаю, но у нас есть время, а у Элеоноры его может не быть. — Она вцепилась в его рубашку.

— Я так люблю тебя, Мерин. Нужно как можно скорее заявить на тебя права. — Она запрокинула голову.

— Вечером, — пообещала она

— Сегодня вечером. — Он нежно поцеловал её, словно наслаждаясь прикосновением губ.

— Давай, супермен, ты нужен своему подразделению. — Мерин схватила ноутбук и взяла Эйдана за руку, когда он открыл дверь.

— Он больше похож на Медведя Йоги[9], чем на Супермена, — без тени улыбки возразил Гавриэль.

— А ты больше похож на… — начал Эйдан.

— Нет, молчи. Любые сравнения с кино вампирами будут встречены медленной смертью, — пригрозил Гавриэль. Эйдан усмехнулся, а Мерин закатила глаза. Они спустились в фойе, где и попрощались.

— До вечера, — сказал Эйдан.

— До вечера. — Они ушли, а Мерин отправилась в столовую. Когда она вошла, Аделаида и Байрон уже собирались уходить.

— Куда это вы собрались? — поинтересовалась она.

— Байрон созвал очередное заседание совета, чтобы обсудить новое исчезновение, а я иду к Кантеру, спросить могу ли что-нибудь сделать. Затем отправлюсь в поместье совета, чтобы помочь подготовиться к завтрашнему балу, хотя, учитывая произошедшее, сомневаюсь, что люди захотят праздновать. — Она вытерла глаза. Байрон поцеловал её в макушку.

— Именно из-за произошедшего нужно отпраздновать. — Байрон посмотрел на Мерин.

— Ты сегодня остаёшься одна?

— Будто Эйдан оставит её одну, — ответил Колтон из-за спины Мерин, подойдя и обняв её по-братски.

— Я оставляю её на тебя, — Байрон говорил приятным голосом, но даже Мерин расслышала невысказанный приказ. — Защищай её, в противном случае будешь иметь дело со мной.

— Есть, сэр.

— Может, мне лучше остаться с Мерин? — Аделаида стояла, заламывая руки, но Мерин мотнула головой

— Нет. Эйлин ты нужна больше, чем мне. Передай, что я беспокоюсь об Элеоноре, и когда мы её найдём, я обязательно помогу с детской.

— Ты просто ангел. — Аделаида поцеловала её в щеку, Байрон — в макушку, и они ушли.

Мерин посмотрела на Колтона, который таращился на неё.

— И? — спросила она

— Что и? — спросил он.

— Чем займёмся?

— Можешь показать мне письмо шерифа? Я не очень хорошо разбираюсь в технике, в отличие от Килана, но, пока здесь, хотелось бы помочь в деле.

— То есть, пока нянчишься со мной, — возразила она.

— Ну, типа того. — Колтон бессовестно улыбнулся.

— При одном условии.

— Каком?

— Потом ты перекинешься в волка и поиграешь со мной. — Она отвернулась, чтобы он не увидел смущения у неё на лице. Но он схватил её в медвежьи объятия и поднял. Смеясь, она попыталась вырваться.

— Я знал, что нравлюсь тебе. — Колтон опустил её на землю и взъерошил волосы.

— Может, немного, — призналась Мерин и схватила булочку из корзинки на шведском столе, вместе с бутылкой диетического. Mt. Dew. Колтон взял салфетку и наложил на неё вкусностей, прихватив две бутылки воды.

— Пошли, Колтон, будешь моим миньоном.

— Как мило.

Они прошли в кабинет Байрона, так как там кресла удобнее и есть большой камин.

Повернувшись к Колтону, Мерин открыла ноутбук.

— Поехали.



***

— Мне скучно! — Мерин закрыла ноутбук. Они проверили электронную почту двух шерифов, но ничего нового не нашли. Она показала Колтону, как взломала пароли и установила программу пересылки.

— И что ты собираешься делать? — поинтересовался Колтон.

— Не хотите ли чаю? — спросил Мариус с порога.

— Не обижайся, Мариус, но если я выпью ещё чашку, то лопну. Я сейчас сойду с ума. — В мире не было ничего, что Мерин ненавидела бы больше, чем скуку.

— Могу я предложить навестить мастера Эйдана? Ещё есть одна коробка, чего я купил, а ты не распаковала, она в кладовке. — Мерин вскочила и посмотрела на Колтона.

— Мы можем навестить Эйдана?

— Да. Килан уже написал мне, что они вернулись в казарму. — Колтон встал и потянулся.

— Эйдан ничего не писал? — спросила Мерин, и Колтон громко рассмеялся.

— Эйдан не пишет смс. Я даже не думаю, что в его телефоне есть такая функция.

Мерин перестала пихать ноутбук в рюкзак и удивлённо посмотрела на Колтона.

— Да ладно. Все пишут смс!

— Кроме Эйдана. Думаю, виной всему его мужественные пальцы. Чтобы напечатать что-нибудь у него уходит вечность. Обычно либо Килан, либо я отправляем сообщения.

— Он самый настоящий неандерталец. — Мерин втянет Эйдана в XXI век, нравится ему это или нет. Она подошла к двери, где их ждал Мариус, который сходил в кладовую и вернулся с большой коробкой.

— Мисс, коробка. — Мариус поставил её в коридоре.

— Круто. Спасибо, Мариус! — Она чмокнула его в щёку.

— Всегда, пожалуйста, мисс.

— Ладно, Колтон, это в машину.

— А что это?

— Покажу, когда доберёмся, — пообещала она.

Мерин вся вспотела, глядя, как Колтон пытается запихнуть коробку в багажник.

— В следующий раз сама неси коробку. Что, чёрт возьми, там, Мерин? — Колтон размял спину.

— Не такая уж она тяжёлая, ты же большой мальчик.

— Мерин, эта коробка такая же большая, как ты.

— А я знаю, что внутри. И для такого большого, сильного перевёртыша, как ты, она не тяжёлая.

— Тебе повезло, что коробка уже в багажнике. — Мерин показала ему язык и села в машину.

Очень скоро они подъехали к казармам. Мерин вытаращила глаза. Казарму она видела лишь мельком, когда паниковала в объятиях Эйдана. Она уставилась на огромный особняк, который оказался меньше, чем поместье его родителей, но ненамного.

— Она огромная!

— Все казармы такие большие. У каждого воина собственный номер-люкс с небольшой кухней. Внизу располагаются общие помещения — медиа-зал, кухня, главная столовая и офисы, — объяснил Колтон.

— Здорово. — Мерин ошеломило то, как по-домашнему выглядела казарма.

— Аделаида помогла одомашнить её. — Он указал на великолепие снаружи дома.

— А теперь скажи, что в коробке? — спросил он.

— Скоро увидишь сам. Где тренируются парни?

— На заднем дворе

— Отнесём туда коробку. — Колтон ругался себе под нос, вытаскивая коробку из багажника и таща на задний двор. Поставив её на крыльцо, он, как ребёнок в Рождественское утро, принялся разрывать крышку. А когда открыл и посмотрел внутрь, расхохотался. — Да ладно, Мерин! Это потрясающе.

— Твоя задача — заполнить их. Я брошу вызов Эйдану. — Мерин достала из коробки водный пистолет и огляделась в поисках крана.

Колтон схватил два пистолета и показал ей, где шланг подсоединён к дому у задней двери. Она наполнила пистолет и оставила Колтона по-идиотски ухмыляться, пока сама отправилась искать Эйдана.

Подойдя к большой полосе препятствий, Мерин остановилась. Несмотря на конец ноября, большинство мужчин занимались с оголённым торсом. Каждый пытался напасть на спарринг-партнёра с завязанными глазами. Мерин тихонько подкралась к своей паре сзади и выскочила, крича, как баньши. Эйдан подпрыгнул почти на фут и с рычанием обернулся. Именно тогда она поднесла пистолет к плечу, прицелилась…

— Мерин, не надо! — предупредил Эйдан.

… и выстрелила прямо ему в лицо, смеясь над тем, как он отплёвывался. За спиной Эйдана мужчины смеялись и подбадривали её. Когда она остановилась, в глазах Эйдана появился опасный блеск.

— Вот дерьмо!

— Эй, командир! — крикнул Колтон и швырнул Эйдану пистолет.

— Предатель.

— Гамма против Альфы. Мерин, ты в команде Гаммы, — закричал Колтон и начал раздавать оружие солдатам. Бен подбежал и схватил Мерин за руку.

— Вперёд! — Мерин побежала с Беном изо всех сил. Позади Гамма стояли между ней и Эйданом, смеясь и стреляя друг в друга.

Они с Беном заняли позиции на краю полосы препятствий. Он вскарабкался на одно из препятствий и лёг на животе, как снайпер. Мерин знала, что если попытается сделать что-то подобное, упадёт, поэтому встала за скалодромом. Через несколько минут мужчины начали пробегать мимо, пытаясь добраться до леса. Она выскочила и стрельнула Колтону в ухо.

— А-а-а!

Истерически смеясь, она бросилась в лес, хоть и могла едва бежать от смеха. Поэтому, выдохшись, она остановилась. Огляделась и заняла тактическую позицию за деревом, прислушиваясь к мужскому смеху, ругаясь и хваля себя. Им нужен был отвлекающий манёвр от дела, над которым работали.

Через несколько минут она заметила, что вокруг стало очень тихо. Может, она забежала слишком далеко. Она вышла из-за дерева.

— Мерин! — донёсся окрик Эйдана.

— Эйдан, найди меня! — поддразнила она.

— Хватит играть! Выходи, — закричал он.

— Ворчун! — Она рассмеялась и услышала эхо мужского смеха.

— Выходи сейчас же, хватит играть, — крикнул он, а потом тишина.

Мерин замерла, узнав окружение. Оно ей снилось несколько недель.

— Это не смешно! Выходи! — Эйдан кричал, как безумный.

— Эйдан! — Её крик разорвал тишину.

Из ниоткуда на неё налетело чьё-то тело. Она чувствовала, что кто-то лежит на ней, но ничего не видела.

— Тебе уже почти пора умереть, — прозвучал хриплый шёпот у её уха, а чья-то рука легла ей между ног. Мерин начала сопротивляться.

— Сделай одолжение, придурок, умри! — Она повернула голову и вслепую укусила. Над ней раздался сердитый рёв, и на скулу опустился тяжёлый удар. Перед глазами полетели звёзды, и Мерин ничего не видела пару секунд. А затем тяжёлый вес с неё исчез так же быстро, как и появился. Она лежала на листьях, моргая и пытаясь сфокусировать взгляд.

Затем до неё донёсся топот и крики мужчин.

— Сюда! — закричала она. Через несколько секунд над ней появилось знакомое лицо.

— Нашёл! — выдохнул он. — Ранена?

— Ублюдок ударил меня. Я начинаю очень ненавидеть его невидимую задницу

Мерин попыталась сесть, и он протянул ей руку, помогая прислониться к дереву. Эйдан прорвался через деревья и не остановился, пока не оказался рядом с ней.

— Она ранена? — Он потянул её за одежду, пытаясь осмотреть каждый дюйм тела.

— Нет, сэр. Она сказала, что её ударили.

— Спасибо, Саша. Собери Гамму, и найдите этого ублюдка, — приказал Эйдан.

— У него кровь. Я его укусила, — сказала Мерин высокому нордическому воину с белокурыми волосами. В его ледяных голубых глазах читалось восхищение, когда он кивнул.

— Отлично, так лучше. — Он повернулся к двум мужчинам, появившимся вслед за Эйданом.

— Кристофф, не спать! У козла идёт кровь, а ты стоишь. — Темноволосый мужчина кивнул, подошёл к Мерин и понюхал куртку, на которой виднелись пятна крови. — Орон, ты идёшь с ним. Докладывайте через каждые десять минут, — приказал Саша.

— Есть, сэр! — И мужчины убежали.

— Эйдан, давай отведём её на территорию Альфы, — предложил Саша. Эйдан осторожно поднял Мерин, и они побежали, отчего Мерин хотела застонать. Каждое движение отдавалось болью в голове. Они пробежали мимо препятствий туда, где у дома собрались остальные мужчины в ожидании приказов.

— Бен, ты сегодня с Альфой, помоги им охранять Мерин. Куинн, ты со мной. Пороемся в архивах, найдём заклинание невидимости. — Саша и Куинн пошли к припаркованным машинам.

— Сэр, — произнёс Килан, делая шаг вперёд, — я бы хотел помочь Саше и Куинну. Я вырос, помогая брату с архивами в Стом Кипе, и некоторые тома знаю наизусть. — Эйдан кивнул.

— Иди и сделай всё, что потребуется. — Килан кивнул и побежал догонять Куинна и Сашу.

— Эйдан, мы организуем патрулирование. Отведи Мерин наверх и осмотри. — Бен аккуратно толкнул старшего брата к двери.

— Спасибо, Бен. Гавриэль, ты главный, — сказал Эйдан

— Когда тебя бьют, ты на секунду слепнешь? — спросила Мерин, посмотрев на мужчин. Она закрыла один глаз, потом другой.

Колтон улыбнулся.

— Иногда, да. Он тебя ударил? Я знал, что ты крутая.

— Я его укусила, и поделом. Он меня лапал. — Мерин вздрогнула, когда Эйдан крепче сжал её руку.

— Мы будем наверху. — Он развернулся и пошёл в дом.

— Я помню эту лестницу. — Мерин положила голову ему на грудь. — Должна сказать, что сейчас всё гораздо лучше, чем тогда.

— Если не ошибаюсь, ты тогда укусила меня прямо за почку.

— Ты забросил меня на плечо, а это чертовски больно. Меня чуть не вырвало.

— Окей, ничья. — Эйдан свернул в длинный коридор.

— В прошлый раз он не казался таким большим. — Эйдан свернул в очередной длинный коридор.

— В прошлый раз ты очень торопилась, потому что только что пробила мне череп моим же туалетом. Это крыло командира подразделения. — Он остановился у двери и повернул ручку. — Это моя комната. — Он вошёл и включил свет. Мерин моргнула. Комната казалась домом — куда ни посмотришь, везде отражение Эйдана, даже в маленьких сувенирах. Увидев большой аквариум, Мерин начала извиваться.

— Отпусти, я хочу увидеть Челюсти. — Эйдан осторожно отпустил Мерин и взял за руку, после чего подвёл к аквариуму, занимавшему почти всю стену.

— Пришлось укрепить пол, но он того стоит. — Эйдан осторожно постучал по стеклу, и из ниоткуда выскочила ярко-оранжевая рыбка. — Мерин, это Челюсти. Челюсти, это моя пара — Мерин.

— Он просто прелесть. Ему нужна подружка. — Мерин ещё несколько мгновений смотрела за рыбой, а потом отвела взгляд.

— Первое, что я сделал, вступив в должность командира подразделения — разнёс эту комнату и сделал ремонт. Большинство казарм оформлено в зелёных тонах и отделано деревом. Гадость. Я сменил цвет на синий. — Эйдан указал на стены, каждая из которых была окрашена в различные оттенки синего, подчёркивающие воду аквариума. Декор и мебель — чёрные с вкраплениями серебра.

— Мне нравится. Комната в доме родителей такая пустая. — Мерин подбежала и запрыгнула на невероятно высокую кровать с балдахином.

— Мерин, я же там не живу, — напомнил Эйдан.

— О, точно. — Поморщившись, она потёрла щеку. Эйдан забрался на кровать и притянул Мерин к себе.

— Он тебя трогал, — Эйдан говорил напряжённо.

Мерин кивнула.

— Всё хорошо. Сейчас я с тобой, и лишь это имеет значение.

— Дай посмотрю. — Эйдан повернул Мерин к себе и навис, закрывая свет. Но затем отстранился, чтобы осветить лицо. — Зрачки реагируют, так что, думаю, сотрясения нет. — Он пригладил её волосы.

— Но я точно видела звёзды.

— Когда ты закричала, я подумал… — У него сорвался голос. Она вспомнила, что до их встречи им снился один и тот же сон, где её ударили ножом.

— Со мной всё хорошо. В том сне у меня были длинные волосы. Всё изменилось. — Она уютно устроилась у него на груди и зевнула. — Раньше я так много не спала.

— Вероятно, раньше на тебя не нападали каждый день, — прорычал Эйдан.

— Нет, зато сейчас гораздо веселее.

— Я буду тебя обнимать, хорошо? Можешь не спать, но мне просто нужно чувствовать тебя рядом.

— Это я могу. — Она закрыла глаза и заснула, слушая его дыхание.



***

Когда Мерин проснулась, то находилась уже в доме родителей Эйдана. Должно быть, она отключилась. Сев, она огляделась. Эйдан сидел в кресле в углу и смотрел в ноутбук.

— Что ты делаешь в этой штуке? — Он закрыл ноутбук и встал.

— Раскладываю пасьянс «Паук».

— Почему мы вернулись? Твоя комната мне нравилась больше. — Она снова легла.

— Я попросил Адама проверить тебя. Он сказал, что всё хорошо, нет никаких видимых признаков опухоли. Если бы ты не проснулась, через полчаса я бы тебя разбудил. Мы будили тебя около шести часов, спросили, не голодна ли ты, и ты ответила «нет». Поэтому я привёз тебя сюда, поспать. — Эйдан приподнял одеяло и лёг рядом.

— Сколько сейчас времени? — Она перекатилась на бок, и Эйдан удобнее расположился.

— Час ночи. Засыпай. — Она услышала странную нотку в его голосе, заставившую обернуться к нему.

— Что случилось?

Он вздохнул.

— Давай утром расскажу, тебе и без того досталось.

— Нет. Я уже взрослая девочка и справлюсь.

— Части тел доставили в казармы. Мы считаем, что они принадлежат Элеоноре Кантер. Мы приехали сюда, потому что этот дом легче защитить. — Эйдан выглядел расстроенным.

— Ладно, притворимся, что ты мне этого не говорил. Давай просто ляжем спать и представим, что нет никакого психопата, который убивает и расчленяет. — Мерин уткнулась носом ему в грудь.

— Всё, что захочешь, милая. Отдохни. Завтра у нас бал.

— Я жду его с нетерпением… вроде как. — Она крепко обняла его за талию.

Эйдан положил подбородок ей на макушку и погладил по спине. Завтра. Завтра всё наладится.

ГЛАВА 11

— Мерин, сегодня ты останешься со мной. Мне нужно встретиться с другими подразделения в казармах Альф и убедиться, что все знают, где должны быть на балу, — сказал Эйдан, наливая себе очередную чашку кофе.

— Конечно. Судя по тому, что леди Фаэрфакс рассказала об этом «супер-платье», много времени на подготовку не понадобиться, — Мерин отхлебнула капучино и посмотрела на булочку у себя на тарелке, с трудом сглотнув. Аппетит пропадал каждый раз, как стоило подумать о том, чтобы войти в огромную комнату, полную незнакомых людей. Мерин казалось, что её стошнит.

— Тебе нужно поесть. — Эйдан положил ложку картошки в тарелку рядом с булочкой. Мерин смотрела, как от тарелки поднимается пар, а когда аромат еды попал в нос, подскочила. И, прикрыв рот рукой, выскочила из комнаты. Она чуть не сбила Мариуса с ног, прежде чем добралась до ванной на первом этаже. Поскольку на завтрак она выпила только кофе, к тому времени, когда Эйдан добежал следом, её уже тошнило. — Детка, всё хорошо. — Он взял полотенце и смочил его тёплой водой. Когда желудок перестал выворачиваться наизнанку, Мерин откинулась к стене. Эйдан протянул ей чашечку с водой. Она набрала в рот прохладной чистой воды и сплюнула в унитаз, после чего снова откинулась на стену, и тёплая ткань легла ей на глаза. — Не знаю, плохо тебе из-за нервов или после вчерашнего удара.

— Нервы, поверь, это всё от нервов. — Она убрала полотенце и встала, а Эйдан поддержал её, и они вернулись в столовую.

Мерин с облегчением увидела, что картошку заменили тарелкой солёных крекеров и чай. Мариус — молодец.

— Спасибо, Мариус. Надеюсь, мой сквайр окажется хотя бы наполовину такой же хороший, как ты. — Пожилой мужчина покраснел.

— Я думал, что на собеседования явятся больше моих коллег, но боюсь, они все поверили в пустые сплетни.

— Это не твоя вина.

— Я бы хотел, чтобы приехал мой племянник, но он получил место в Бельгии.

— Если ты будешь рядом и помогать принимать решения, насчёт завтрашних собеседований, я уверена. — Мерин откусила крекер.

— Помочу, чем смогу.

— Эйдан, когда ты её вернёшь? Бал начинается в восемь, — спросила Аделаида.

— Задолго до восьми, мама. Не волнуйся, вам хватит времени, — поддразнил Эйдан

— Мерин, ещё крекера хочешь? — спросил Эйдан вставая. Она покачала головой.

— Маленькая мисс, я взял на себя смелость упаковать несколько крекеров с собой. На всякий случай. — Мариус протянул маленький пакетик.

— Спасибо, Мариус. Увидимся. — По дороге она схватила рюкзак и вышла на улицу, стараясь не смотреть на недавно перекрашенную часть крыльца. Это ужасное напоминание о том, что они не могли отмыть все пятна крови с дерева. Мерин сошла с крыльца и последовала за Эйданом к его машине, глубоко дыша. Эйдан придержал дверь.

— Я опущу окна, похоже, свежий воздух помогает. — Он закрыл дверь и через несколько секунд уже садился на место водителя, потом завёл машину и тут же опустил стёкла. Мерин откинулась на спинку и закрыла глаза, не говоря ни слова, ей было удобно в тишине. Она наслаждалась шумом проносящейся дороги, свежим воздухом, бьющим в лицо, и тёплой рукой Эйдана, которой он её обнимал.

В казармах их встретил Колтон.

— Привет, коротышка, тебе лучше?

— Больше не вижу твоих двойников, если ты об этом.

— Приятно слышать. Эйдан, люди на заднем дворе ждут приказов. Я присмотрю за Мерин. Знаю, что сегодня я в эскорте.

— Спасибо, Колтон. Скоро вернусь, детка. — Эйдан поджал губы и обошёл дом сзади.

— Он начал тренировки, мы тренируемся драться с завязанными глазами, чтобы научиться атаковать и защищаться от того, чего не видим, — пояснил Колтон.

— Он хорош, — заметила она.

— Самый лучший. Намного лучше нашего последнего командира.

— Мне казалось, Эйдан заменил своего отца, — растерянно проговорила Мерин.

— Пойдём. Покажу тут всё и расскажу о том, как Эйдан стал командиром подразделения. — Колтон взял её за руку, и они пошли к хозяйственным постройкам. — Байрона избрали старейшиной сразу после рождения Эдэйра, примерно за шестьсот лет до Эйдана, то есть для тебя около тысячи трёхсот лет назад. До рождения Эйдана Байрон занимал обе должности — командира отряда и старейшины. Прямо перед рождением Эйдана разгорелся спор о том, что Байрон слишком долго занимал место старейшины, и другие просили назначить кого-то другого.

— Сидни рассказывал об этом. Аделаида забеременела в третий раз, и они задумались, что Байрон отлично справляется с работой, — вставила Мерин. Колтон кивнул.

— Он смог сохранить место старейшины, но после рождения третьего ребёнка, признал, что нужно назначить нового командира. Эдварда Карфэджа избрали лучшим воином, и он стал новым командиром подразделения. Какое-то время всё шло как обычно, но примерно через пятьдесят лет люди начали разочаровываться в новом командире. Он избегал заданий, приходил пьяным, не организовывал тренировки и не следил за людьми. После столетий справедливого и эффективного руководства Байрона разница была разительной. — Колтон указал на скамейку перед одним из зданий, и они сели. — Когда нам с Эйданом было по сто лет, мы тренировались в академии, где Эдэйр присматривал за нами. Время от времени нас посылали на патрулирование, чтобы мы понимали, что к чему. Однажды ночью Эйдан был в патруле, обегая периметр, когда пришло задание. Вместо того чтобы отправить Эйдана обратно в Академию, Эдвард решил послать его на задание и унизить имя отца Эйдана. Остальные члены отряда Альфа начали спорить, но Эдвард настоял. Мужчины изо всех сил старались прикрыть Эйдана, так как он никогда раньше не был в поле. Но вскоре поняли, что в этом нет необходимости. Он принял всё так, будто рождён для этого, может, так и было. — Он откинулся на спинку и закрыл глаза. — Задание оказалось хуже, чем думали. Отряд встретился с тремя одичалыми, а в то время сама вероятность того, что такие перевёртыши объединяются, была неслыханной. Жан-Марк, заместитель Эдварда, решительно настоял, чтобы Эйдан остался и присмотрел за лошадьми, потому что не хотел, чтобы он пострадал. Эдвард должен был расчистить путь к отступлению, но нет. Он просто ушёл. Позже они узнали, что он отправился в местный бордель. Эйдан услышал крики и, вероятно, в первый и последний раз проигнорировал приказ. Он бросился в бой и прикрывал отступавших солдат. В ту ночь был убит весь отряд Альфа, кроме Жан-Марка. Эйдану удалось дотащить его до лошадей и привязать. А потом ещё трижды возвращался в тот переулок, изо всех сил сражаясь, чтобы забрать тела других членов подразделения Альфа. Он сумел уложить людей на лошадей и повёл туда, где отряд Бета прикрывал периметр города, чтобы ни один из одичалых не сбежал. Эйдана сильно пострадал. Многие думали, что он не выживет. Он проснулся через пару дней, и я был с ним. Прежде чем Жан-Марк скончался, я слышал, как он докладывал Байрону о случившемся. Я никогда не видел Байрона таким взбешённым. Когда Эдвард вошёл в лазарет, где лечили Эйдана, Байрон перекинулся в третий облик и атаковал. Потребовался отряд Бета, дельта и Гамма, чтобы оттащить Байрона.

— Что значит «третий облик»? — перебила его Мерин. Колтон открыл глаза и посмотрел на неё.

— У нас, перевёртышей, два облика — человек и зверь. Или одно, или другое. Но в редких случаях, человек и животное, сильно желая чего-то одного, полностью синхронизируются. И мы перекидываемся в третий облик — наполовину человек, наполовину животное. За всю письменную историю такое случалось не более дюжины раз.

— И Байрон один из этих случаев?

— Да, что практически закрепило его место старейшины до самой смерти. На слушании Эдвард обратился к своим людям с просьбой дать показания в его пользу, и каждый член отряда отвернулся. Эдварда судил совет и признал виновным. Его казнили и кремировали, чтобы не хоронить тело в городе. Его прах был отдан сестре, некоей Дафне Бауэр, в девичестве Карфэдж.

— Срань Господня! — протянула Мерин.

— Именно. Дафна настаивала, чтобы её сына назначили командиром подразделения, Донована Бауэра. Он неплохой парень, но никогда не хотел быть воином. Мужчины отказались. Они сказали, что будут подчиняться только приказам Эйдана. Совет не знал, что делать. Эйдан был так молод, едва вышел из подросткового возраста по меркам перевёртышей, да и Донован не намного старше.

— И что же они сделали? — спросила Мерин.

— А что могли? Дело не в том, что Эйдан кинулся в бой, сражаясь, бок о бок, с отрядом Альф, и не в том, что расчистил путь к отступлению, несмотря на подавляющее превосходство. А в том, что он вернулся за павшими, рискуя жизнью, чтобы вернуть их домой, показал людям, что он заботился о них больше, чем о своей собственной жизни. Вот почему его приказы никогда не ставятся под сомнение и почему каждый действующий или вышедший на пенсию член подразделения всегда подчиняется ему.

Сердце Мерин разрывалось от боли за то, что пришлось пережить Эйдану, но непреодолимая гордость побеждала эту боль.

— Не сказать, что я не хочу больше узнать об Эйдане. Я хочу… Просто…

— Поэтому я тебе и рассказал.

— Хм.

— Сегодня ты увидишь Эйдана с другой стороны. Не знаю, смогу ли выразить это словами. — Колтон замолчал и на минуту задумался. — Эйдан пользуется уважением, а ещё бессмертной преданностью, любовью и доверием самых могущественных людей в городе. Почти все члены — будущие, прошлые и настоящие — подразделения будут там, поскольку стажёрам разрешено присутствовать. Даже если бы он не был наследником Байрона, что уже престижно, его доблесть говорит за него.

— Ты говоришь о Ликонии?

Колтон покачал головой.

— Дорогая, когда Эйдан сменит Байрона, станет старейшиной от перевёртышей.

— Ну, в Ликонии, потому как есть четыре города и четыре члена совета, — добавила Мерин, на что Колтон просто таращился.

— Ты не понимаешь. Мерин, Ликония — столица перевёртышей всего мира. Байрон — старший перевёртыш, который представляет всех. Остальные трое старейшин перевёртышей докладывают ему. В Ноктем-Фоллз, городе вампиров Магнус Риу — старейшина вампиров, все старейшины вампиров подчиняются ему. В городе ведьм Стом Кипе Кейден Айронвуд — старейшина ведьм, все старейшины ведьм подчиняются ему, а в городе фейри ДануЭйре Бреннус Виирлеа — супруг королевы фейри и старейшина фейри, все старейшины фейри подчиняются ему.

— Боже! — До Мерин вдруг дошла вся чудовищность того, что только что объяснил Колтон.

— Эйдан командует всеми воинами подразделения во всех четырёх городах. Сейчас это незначительная роль в нашей политике, но когда он сменит Байрона, буквально станет самым могущественным человеком в нашем мире. Неужели ты думала, что пара обычного члена подразделения получит столько защитников? — Он толкнул её плечом. Мерин положил руку на живот. Значит, сегодняшний вечер будет в миллион раз хуже, чем она представляла. — Всё хорошо? — Колтон выпрямился.

— Мне нужны крекеры, — выдавила Мерин. Колтон залез в её рюкзак и практически швырнул в неё пакет с крекерами. Дыша через нос, она медленно откусила один.

— Ты очень не любишь людей, да?

— Нет. Но вы, ребята, меня не беспокоите, а вечером будут все эти важные личности, и, судя по твоим словам, Эйдан — суперзвезда, и мне придётся стоять с ним всю ночь, улыбаться, кивать и прочее… — Она ещё раз глубоко вдохнула.

— А ты сосредоточься на том, чтобы пережить первые полчаса, а остальное предоставь мне.

Она пригвоздила его взглядом.

— Обещаешь?

— Клянусь. Просто продержись полчаса. — Мерин схватила последний крекер и убрала пакет.

— Полчаса я продержусь.

— Хорошо. К тебе вернулся румянец. На мгновение ты побледнела.

Мерин встала.

— И что теперь?

Колтон огляделся и указал на небольшое здание в стороне

— Хочешь посмотреть на Арсенал?

Мерин просияла.

— Оружие? — спросила она.

Колтон замешкал.

— Да, а почему вдруг ты так взбудоражилась?

— Мне нужен пистолет. После двух нападений мне нужен пистолет.

Колтон потёр подбородок.

— Вообще, это неплохая идея. Ты умеешь стрелять?

— Да. Но личное оружие не удосужилась купить. Что у вас есть?

— Чего только нет. — Колтон направился к маленькому белому зданию и потянулся за ключами, когда отпёр дверь, они вошли внутрь. Свет автоматически включился, и Мерин огляделась. Оружие всех видов и из каждого века было сложено на полках от пола до потолка.

— Это что? Нунчаки?

— Не трогай.

— Но…

— Нет.

— Ладно, а у вас есть «Смит и Вессон»? — Это произвело впечатление на Колтона.

— Ты что-то, но знаешь об оружии. Давай-ка проверим. Думаю, что у нас в шкафу есть пистолеты поменьше. — Мерин последовала за ним к высокому стальному шкафу. Он отпёр крышку и начал выдвигать ящики. А затем протянул маленькую коробочку. Мерин открыла её, и внутри оказался пистолет, о котором так давно мечтала. В нём даже была коробка с патронами и наплечная кобура.

— Спасибо! Я умирала от желания купить его, но он очень дорогой.

— Не думаю, что Эйдан станет возражать против того, чтобы выложить деньги за твою самооборону. — Она сунула коробку в рюкзак и застегнула молнию.

— Дай мне секунду запереть шкаф, а потом найдём Эйдана.

— Хорошо. — Мерин прошлась вокруг, заглядывая в ящики, потом с улыбкой вытащила маленькую гранату. Колтон подошёл к ней.

— Что там у тебя?

Смеясь, она подняла гранату и выдернула чеку. У Колтона вытянулось лицо и, двигаясь быстрее, чем она могла видеть, вырвал гранату из её руки, подбежал к входу и бросил гранату в лес.

— Граната! — закричал он во всю глотку, прежде чем повалил Мерин и накрыл своим телом. Через несколько секунд оглушительный взрыв сотряс маленькое здание, в котором они находились.

Когда дым начал рассеиваться, Колтон медленно поднялся на ноги и с тревогой посмотрел на Мерин, затем помог ей подняться и начал осматривать.

— Колтон! Мерин! — В голосе Эйдана безошибочно угадывался страх. Мерин вышла из здания и посмотрела на новую поляну, образованную маленькой гранатой. Закашлявшись, она помахала рукой перед лицом, разгоняя дым.

— Извините! Это я виновата. — Она снова закашлялась.

Эйдан и остальные двадцать восемь воинов отряда встали вокруг дверного проёма. Мерин сопротивлялась желанию вернуться в здание и спрятаться. Её кто-то схватил сзади и развернул. Она подняла голову. На лице Колтона отразилась ярость. С диким взглядом и дрожью в теле, он положил руки ей на плечи и встряхнул, как тряпичную куклу.

— Что, чёрт подери, с тобой? — крикнул он ей прямо в лицо. Она открыла рот, но не смогла произнести ни слова. На неё ещё никто так не злился.

— Я… дико извиняюсь! Я думала, что, как в мультфильмах, можно всунуть чеку обратно. — Она разрыдалась, и Колтон крепко её обнял.

— Ты сумасшедшая дурочка! — Она зарыдала ему в рубашку.

— Отдай её мне, — Эйдан говорил едва ли по-человечески. Колтон оторвал её от своей груди и поцеловал в лоб.

— Перестань пытаться себя убить. Я уже привык к тебе. — Он мягко толкнул её в объятия Эйдана.

— Больше не станет. Я этого не вынесу! — Эйдан подхватил её на руки и побежал. Прежде чем она успела перестать вытирать глаза, он уже был в доме, наверху и в своей комнате. Затем пинком захлопнул дверь и не останавливался, пока не упёрся в кровать. Положив её на матрас, он отступил, и, не говоря ни слова, начал раздеваться.

— Больше не стану ждать, Мерин. Я хочу сделать тебя своей душой и телом. — Он стянул через голову чёрную футболку. Мерин облизнула губы. Он такой же красивый, как она помнила. Пути назад не было, она хотела этого мужчину больше, чем сделать следующий вдох. Мерин встала на колени и приподняла футболку. И скинула её на пол. Злобно ухмыляясь, Мерин расстегнула лифчик и бросила его поверх футболки. Она подняла руки и прижала их к груди Эйдана.

Он не отрывал взгляда от её тела, и потянулся к поясу своих брюк. Она услышала металлический звон пряжки, а затем тихий шелест молнии. Когда он спустил штаны, она увидела, как его эрекция напряглась под тканью боксеров. Мерин свела ноги, уже чувствуя влагу между бёдер. Эйдан притянул Мерин к себе за джинсы, медленно расстегнул их и опустил по её бёдрам.

Когда Мерин начала ложится на спину, чтобы полностью снять джинсы, он остановил её, медленно провёл пальцем по переду её трусиков и между складками. Единственное, что его отделяло от сердцевины — пропитанный влагой материал нижнего белья. Когда Эйдан надавил, задевая клитор, Мерин ахнула. Эйдан опрокинул Мерин, заставляя лечь плашмя, и сдёрнул джинсы с её ног. Затем снял боксеры, и у неё пересохло во рту. Он погладил свой огромный член.

— До тебя, у меня было только подразделение, учения и задания. Но теперь я просыпаюсь и думаю о тебе, ложусь спать, прижимая к себе твоё мягкое тело. Я с нетерпением жду ужина, потому что знаю, ты будешь есть вместе со мной. — Он забрался на кровать и навис над Мерин, после чего стянул с неё трусики и швырнул их через всю комнату. Никогда в жизни она не чувствовала себя такой живой и желанной. Собственничество в его глазах послало электрический импульс к сердцу. Она принадлежала ему с самого первого дня, но была слишком упряма, чтобы признать это. Эйдан лёг между её ног и широко раздвинул их. — Я всю жизнь сражался, защищая свой народ и город. Каждый божий день. Просто я не догадывался, что делаю это для тебя. — Он скользнул в неё пальцем, и Мерин застонала. — Я не догадывался, что всё это того стоило. Что судьба пошлёт мне самый озадачивающий, сложный и драгоценный подарок. — Он добавил второй палец к первому и начал толкать их в её тело.

— Эйдан, я не подарок.

— Ты — мой дар, моё сокровище. Я бы тысячу раз пережил все эти бесплодные века, знай, что ты ждёшь меня в самом конце. — Он медленно добавил третий палец, растягивая её всё больше.

— Эйдан, это ты подарок. Не знаю, что бы я делала без тебя. Ты — мой щит. — Она не могла сдержать слёз, пока он медленно подводил её всё ближе к краю.

Вытащив из её лона пальцы, он обхватил свой член и медленно направил головку к её входу. Мерин не хотела торопиться, желая наслаждаться каждой секундой и ощущать, как он растягивает ей. Но хотела, чтобы он скорее вошёл на всю длину. Выгнувшись, она обняла его ногами за талию. Эйдан подхватил её под бёдра, поддерживая и начал ускоряться. Отпустив бёдра, он сжал её грудь и начал безжалостно дразнить напряжённые соски.

— Эйдан! — Мерин едва могла выговорить его имя. Каждый раз, когда он задевал сосок, она чувствовала, как удовольствие, прокатывалось прямо до клитора, сжимая внутренние стенки. Она запрокинула голову, а он схватил её за бёдра и начал вколачиваться с бешеной скоростью. Она полностью отдалась ощущению того, как он заполнял её тело. Когда он поднялся над ней с чёрными, как смоль глазами, Мерин поняла, что он близко. Подавшись вперёд, он глубоко вошёл в Мерин и замер, а затем яростно укусил стык плеча и шеи. Волна боли застала врасплох, но когда Эйдан возобновил движения, боль отступила, а наслаждение вернулось, увеличившись в тысячу раз.

У Мерин возникло ощущение, словно она парит над телом, и вдруг самое совершенное и всепоглощающее чувство мира и любви охватило её.

Она рухнула обратно в себя, когда оргазм пронзил насквозь, заставляя кричать. Эйдан тоже взревел, когда её сердцевину наполнило его горячее семя.

Чуть отстранившись, он лёг на бок, тяжело дыша и еле найдя в себе силы, притянуть Мерин к себе.

— Наконец, наши души едины. Теперь я чувствую тебя — твоя душа, словно колибри порхает вокруг моего сердца. Клянусь, я буду любить тебя всю оставшуюся жизнь.

Мерин поняла, что тёплое чувство безопасности, которое разливалось в груди — душа Эйдана, защищающая её. Она протянула руку и убрала волосы с его глаз.

— И я буду любить тебя вечно. — Постепенно они вновь начали ровно дышать, тогда Эйдан встал и на дрожащих ногах пошёл в ванную. Откуда вернулся с мочалкой, смоченной в тёплой воде. Он нежно вытирал Мерин, целуя внутреннюю поверхность бёдер и покусывая под коленями, пока она не начала смеяться и извиваться, пытаясь вырваться. Вернувшись в постель, он нахмурился и провёл пальцами по боку Мерин.

— Что это? Очень похоже на шрамы. — Мерин посмотрела на бок и поняла, что он говорил о растяжках. Он никогда прежде не видел растяжек?

— Это растяжки.

— Растяжки? Откуда они у тебя?

— Во время роста у человеческих женщин так бывает. Если растём очень быстро, кожа рвётся и заживает. Процесс довольно болезненный. — Мерин солгала, сдерживая смех. Она не собиралась обсуждать растяжки после самого умопомрачительного секса в жизни. Выражение лица Эйдана стало благоговейным.

— Человеческие женщины — удивительные существа. Вы выдерживаете так много боли, но при этом так хрупки. — Он поцеловал каждую линию.

«Я отправляюсь в ад».

Мерин улыбнулась. Ей плевать, Эйдан того стоил.

— Пообещай мне кое-что, — попросил он.

— Что?

— Обещай, что никогда больше не прикоснёшься к гранате, пока мы живы.

— Как насчёт того, чтобы вместо этого научить меня обращаться с гранатами? — Эйдан уткнулся лицом ей в живот.

— Да помогут мне боги.

— Поищи кого получше. — Она взвизгнула, когда он ущипнул её за ягодицу. В отместку она ткнула его в бок.

Через пару часов и два оргазма они, наконец, встали с постели, приняли душ, с любовью вымыли друг друга перед отъездом в дом его родителей, чтобы она могла подготовиться к балу. Они медлили, прощаясь, не желая расставаться с новой близостью.

— Встретимся там. Я проверю безопасность до того, как все прибудут. — Эйдан нежно поцеловал Мерин.

— Увидимся через пару часов. — Она поцеловала его в последний раз и вошла в дом. Закрыв входную дверь, она прислонилась к ней, сопротивляясь желанию броситься за Эйданом, и прижала руку к сердцу. Она ещё чувствовала Эйдана, его силу и защиту. Хотя уже скучала по нему.

ГЛАВА 12

— Мерин, это ты? — крикнула сверху Аделаида.

— Да.

— Поторопись, дорогая, карета будет здесь меньше чем через час. Хочу убедиться, что ты идеальна.

— Да, мама! — крикнула Мерин, поднимаясь по лестнице. Чем скорее она оденется, тем скорее сможет увидеть Эйдана.

Она вошла в свою комнату и увидела, что Аделаида уже одета и похожа на королеву — длинные светлые волосы заплетены в косичку и уложены на манер короны. Платье из коричневого шёлка с ярко-зелёными вышитыми лозами и листьями — золотыми и зелёными, которые соответствовали теме и придавали платью простой, но элегантный дизайн. Даже Мерин стало ясно, что она олицетворяет мать-Землю. Длинное белое атласное платье, подаренное ей леди Фаэрфакс, лежало поперёк кровати. Когда Аделаида повернулась, округлила рот и глаза. С тихим криком она бросилась вперёд и заключила Мерин в объятия.

— Вы соединились! — воскликнула она.

— Так, дело в обострённом обонянии перевёртыша? Если да, это очень неловко и грубо. — Аделаида покачала головой и указала на свою шею. — О. Да, думаю, это отличная подсказка.

Мерин уже собиралась поставить рюкзак на пол, когда услышала звон, поэтому вытащила ноутбук, где программа закончила общенациональный поиск, и результаты готовы. Она посмотрела на цифры и постаралась не ахнуть. Она знала, что нужно рассказать Эйдану, но, видя волнение Аделаиды, решила подождать до окончания бала.

— Всё хорошо? — спросила Аделаида.

Мерин кивнула.

— Да, просто нервничаю.

— Ни о чём не беспокойся. С этой брачной меткой совершенно ясно, что ты пара Эйдана. Мой сын всегда великолепно выбирал время. Теперь вся Ликония будет знать, что он в паре. Я так счастлива. А теперь давай посмотрим, какое у тебя будет платье. Умираю от желания увидеть его в действии. Это платье — легенда. — Мерин разделась и нерешительно посмотрела на нижнее бельё.

— Как думаешь, эта штука подбирает бельё?

— Есть лишь один способ узнать. — Аделаида подняла платье. Мерин стянула с себя бельё, и Аделаида надела платье ей через голову. Мерин посмотрел на Аделаиду, которая уже начала паниковать.

— Думаешь, оно не работает, потому что я человек?

— Оно должно сработать, потому что у нас нет ничего другого.

— Может… — Мерин почувствовала, как что-то скользнуло по животу. — Аделаида, мне кажется, что-то происходит. — Мерин с изумлением наблюдала, как материал менял текстуру и вес прямо на глазах. В одну секунду сорочка была длинной, белой, атласной. А потом — тяжёлая парча тёмно-синего цвета. Мерин ахнула.

— Это цвет Тардиса!

— Что такое Тардис, дорогая? — спросила Аделаида.

— Неважно. — Мерин подбежал к зеркалу, и не поверила своим глазам. Платье держалось на одной лямке через плечо. Лиф тесно сжимал грудь, приподнимая и подчёркивая. К талии платье сужалось и становилось светло-голубым, и цвет тускнел по подолу, заканчиваясь белым у ног. У Мерин отвисла челюсть. Почти каждый дюйм корсета был увенчан крошечными голубыми и прозрачными камнями. На голове появилась изящная диадема из серебристого металла, расшитая жемчугом.

— Прошу, скажи, что они ненастоящие.

— Будто фейри возьмут ненастоящие камни. Ох, Мерин, ты просто прекрасна. Эйдан любит синий цвет. Если бы только у тебя была накидка. — Сразу после этих слов на плечи Мерин легла тонкая серебристо-белая накидка. — Платье подумало обо всём. Даже макияж восхитителен. Нижнее бельё появилось? — спросила Аделаида. Мерин пошевелилась

— Да, похоже на шёлковые шортики. Удобно.

— Превосходно. Пойдём вниз. Байрон заказал экипаж с лошадьми, так что мы благополучно высадимся у входа в поместье совета, и нам не придётся идти пешком. Я люблю булыжные мостовые в городе, но для каблука это кошмар. — Аделаида взяла с кровати маленький клатч.

Они спустились вниз и встретили Мариуса и Байрона в фойе. Байрон выглядел по-королевски в парадной мантии. Мерин до смерти захотелось увидеть, как выглядит Эйдан в белой мантии.

— Любящая земля и ласковое море, от вас двоих у меня захватывает дух. — Байрон поцеловал Мерин и Аделаиду в щеки. Они уже собирались пойти к двери, когда Мариус откашлялся.

— А маленькая мисс наденет туфли? — Мерин посмотрела вниз.

— Нет, я… — Через секунду она приподнялась на четыре дюйма в воздух. — Да, теперь, да.

— Желаю чудесно провести время.

— Ты не идёшь? — спросила она, и он покачал головой.

— Моя пара Бронвин очень не любит людей. Мы будем с ней праздновать в наших покоях. Это она дала мне крекеры. Она действительно прониклась к тебе симпатией.

Мерин испытывала странное чувство родства с женщиной, которую ещё не видела. Эти крекеры очень помогли сегодня.

— Передай ей спасибо, и когда она будет готова, я с удовольствием с ней познакомлюсь.

— Так и сделаю.

Мерин отвернулась от него и сделала всего два шага, когда у неё подвернулась лодыжка, и тело подалось вперёд. Спустя секунду Мерин приземлилась на мраморный пол.

— Мать твою! — крикнула она. Байрон поспешил к ней и раскопал ярды ткани, чтобы помочь ей встать. — Я убью себя в этих туфлях! — Мерин пошатнулся. У неё на мгновение закружилась голова, и она снова оказалась на плоской подошве, платье укоротилось, чтобы можно было иди. Когда Мерин приподняла подол, увидела синие кеды конверсы. — Очешуеть.

— Боже, — выдохнула Аделаида.

— Мне нравится. Пойдёмте, мои дорогие. — Байрон подставил обе руки и, взяв его под локти, женщины направились к карете. Он помог им забраться внутрь и закрыл дверь.

— Я чувствую себя Золушкой.

— Надеюсь, ты хорошо проведёшь вечер. Если станет плохо, найди меня, — произнесла Аделаида.

— Думаю, всё будет хорошо. — Как бы утром она ни боялась оказаться среди незнакомых людей, сейчас всё не так плохо. Ей не терпелось вернуться к Эйдану.

Копыта лошадей отбивали стаккато, которое, казалось, синхронизировалось с нервами. Мерин поняла, что не волнуется, а взвинчена.

Вскоре карета замедлила ход, и Мерин увидела вспышки света на дороге. Они стояли в очереди, ожидая, когда высадиться.

— Что это за вспышки? — спросила Мерин.

— Фотокамеры, дорогая, и в Ликонии есть своя версия папарацци. Завтра эти фотографии появятся в газете, — объяснил Байрон. И вот нервы опять натянулись. — Просто улыбайся. Если кто-то спросит тебя о том, чего ты не знаешь, просто скажи им обратиться ко мне. — Байрон похлопал её по руке.

Слишком скоро пришёл их черёд высаживаться. Байрон вышел первым, и вспышки засверкали многократно. Он помог Аделаиде выйти из экипажа и потянулся к Мерин. Глубоко вздохнув, она колебалась, но Байрон подмигнул ей. Мерин взяла его за руку и вышла. Стоило её ноге ступить на ковёр, как повсюду засверкали огни.

— Старейшина Байрон, это ваша дочь?

— Можете дать комментарий по поводу того, что она поругалась со старейшиной Эвре?

— Это платье ДануЭйре?

Вопросы сыпались со всех сторон. Поддавшись порыву вдохновения, она спрятала лицо в плечо Байрона и изобразила робость и испуг. Байрон подыгрывал ей и громко утешал.

— Всё в порядке, милая, они не причинят тебе вреда, просто задают вопросы, — ворковал он, а Аделаида встала по другую руку от неё. Байрон повернулся к толпе и гулким голосом начал отвечать на их вопросы.

— Да, это моя прекрасная дочь Мерин, пара Эйдана. Как вы видите, она нежное создание, и я не могу представить, откуда пошли слухи, что она ругалась с Эвре. И да, это платье от ДануЭйре. Мерин произвела сильное впечатление на леди Фаэрфакс, и она передала это платье ей. — Несколько вздохов и шепотков разразились вокруг. — А теперь, если вы нас извините, мой сын, без сомнения, с нетерпением ждёт свою пару. — Байрон кивнул и повёл их внутрь здания. Оказавшись за закрытыми дверями, она увидела, как у него дрожали губы. — Ты ли кроткая и нежная? — со смешком проговорил он.

— Отстань от неё, Байрон. Блестящий ход. — Аделаида поцеловала её в щеку.

— Мерин? — Эйдан выглядел потрясённым.

— Оставляем тебя в надёжных руках. Повеселись, дорогая. — Аделаида и Байрон рука об руку прошли по длинному коридору и остановились у двойных дверей. Когда те открылись, глашатай объявил о них, и они вошли внутрь.

— Ты… ты… — Эйдан не мог оторвать взгляда. Мерин воспользовалась оторопью и осмотрела его самого. Самый настоящий принц — тёмные волосы подчёркивали голубизну глаз. Камзол — белый с ликонскими красными атрибутами. Чёрный лакированный ремень плотно облегал узкую талию, подчёркивая широкие плечи.

— Тебе нравится? — спросила она, прежде чем покружиться. Когда она остановилась, он просто притянул её к себе для долгого поцелуя. Впервые за много часов она почувствовала себя спокойно. Словно жаждала его, и само физическое присутствие Эйдана необходимо для выживания. Она отстранилась и попыталась отдышаться. Его глаза сияли.

— Через сколько эта страсть стихнет?

— Через пару сотен лет, — поддразнил он и предложил ей руку. Она положила руку ему на локоть, и они направились в бальный зал.

— Чёрт, я буду постоянно беременной. — Эйдан споткнулся, но выровнялся и переводил дикий взгляд от её лица к животу и обратно.

— Ты?.. А ты уже?.. — Он начал заикаться, и Мерин покачала головой.

— Ну, я так думаю. — И пожала плечами.

— Не делай так больше. — Он прижал свободную руку к сердцу.

— Прости.

— Готова?

— Всегда. — Эйдан кивнул глашатому, и двери распахнулись.

— Имею исключительную честь представить вам, Командира Эйдан МакКинзи, наследника дома МакКинзи, командира подразделения четырёх фундаментальных городов и будущий старейшина всех перевёртышей и его пару Мерин Эванс, новую леди в платье ДануЭйре.

В комнате воцарилась тишина, пока Эйдан величественным шагом вёл их вперёд. Ропот и шёпот послышался отовсюду. Мерин вспомнила слова Колтона и только улыбалась и кивала тем, кто смотрел ей в глаза. В конце ковра стояло четверо старейшин, двое с супругами и двое без них, встречая Мерин и Эйдана. Когда Эйдан остановился и поклонился, Мерин тоже склонила голову. Она знала, что если попытается сделать реверанс, упадёт. Вокруг стали ещё активнее шептаться. Неужели она уже облажалась? Мерин с трудом сглотнула и встретилась взглядом со старейшиной фейри Келином ВиАйлен. Он шагнул вперёд и забрал её руку от Эйдана, поцеловал костяшки пальцев и потянул за собой.

— Дорогая, это та милая девушка, о которой я рассказывал. Мерин, это моя пара, Вивиан ВиАйлен. Она очень хотела познакомиться с тобой и уже планирует посетить наш сад с тобой.

Высокая блондинка шагнула к Мерин, взяла её за руки и улыбнулась. Как и Аделаида, ей не нужно было украшать себя драгоценностями, она несла в себе достоинство.

— Её пригласили в сады фейри?

— Кто она?

— Она — обычный человек, что в ней особенного?

Даже человеческим слухом она слышала презрение в голосах шепчущихся вокруг. У Вивиан полыхнули глаза.

— Леди Мерин, так приятно познакомиться с тобой. Келин столько чудесного рассказал о тебе и твоей помощи в связи с тревожными исчезновениями. Знаю, что завтра у тебя собеседование со сквайрами, но, может, после этого найдёшь время приехать в гости? Я с удовольствием показала свой сад. — От её приглашения появился гул, который распространился, как лесной пожар.

— С удовольствием. Собеседования пройдут быстро, очень многие неожиданно отменили встречи. Очень любопытно, почему в последнюю минуту такое случилось. Могу ли я завтра привезти с собой сквайра? — Широко раскрыв глаза, Мерин говорила приторно-сладко. Вивиан, чьи губы дрожали от сдерживаемой улыбки, опустила взгляд.

— Конечно. Не терпится поговорить с тобой завтра. — Её слова соответствовали восхищению и искренности в глазах. Мерин только нахально улыбнулась.

— Я же говорила, она прелесть, — похвасталась Аделаида.

— Да, — подтвердил старейшина ВиАйлен и повернулся к Эйдану.

— Командир, поздравляю вас. Она — удивительная женщина.

— Благодарю, сэр, она осчастливила меня. — Когда он посмотрел на неё, никто не мог ошибиться в его чувствах. Любовь была на виду у всех.

— Не станем вас больше задерживать. Наслаждайся первым балом в Канун Дня всех Святых, Мерин.

— Уверена, что этот опыт станет непохожим ни на что, — сказала Мерин, и старейшина ВиАйлен закашлялся, скрывая смех.

— С вашего позволения. — Эйдан поклонился и повёл Мерин через толпу, которая расступалась перед ними, давая возможность легко дойти до стола с закусками. Он наклонился и прикусил мочку уха Мерин.

— Как ты себя чувствуешь? — В его глазах плясали смешинки.

— На удивление хорошо. Старейшина фейри очень милый, и мне нравится, — Вивиан прикрыла рот, чтобы скрыть улыбку, когда её супруг покраснел. Эйдан снова ущипнул её за ухо. Точно! Он напомнил, что все её слова могут быть услышаны и, конечно, повёрнуты против. Она повернулась и посмотрела на стол. Всё выглядело потрясающе.

— Голодна?

— Умираю с голоду. — Она набьёт рот, чтобы не сболтнуть ерунду.

— Выше голову, — подбодрил её Эйдан.

— До-о-о-о-о-ор-р-р-р-рога-а-а-а-ая, я так рада снова тебя видеть. Удивлена, что ты смогла прийти. — Дафна Бауэр встала перед Мерин, а по бокам от неё стояли две женщины. Мерин не могла стереть образ, возникший в голове — злая мачеха и сводные сёстры Золушки. Особенно из-за всей царственной атмосферы.

— Знаешь, еле смогла прийти. Большинство магазинов Ликонии оказались лишены тканей. Не могли сшить платье. Представляешь? Одновременно во всех магазинах закончилась ткань! Потом, я узнала, что всё это не просто так. И из-за такого тяжёлого положения леди Фаэрфакс была вынуждена подарить мне это прекрасное платье. В общем, всё и было так задумано, — сладко пропела Мерин. Позади них Аделаида начала задыхаться от хохота, Вивиан, смеясь, хлопала её по спине.

— Понимаю. Ну, надеюсь, что с платьем ничего не случится, иначе было бы ужасно. — Она фыркнула и отвернулась, а ей близнецы-подхалимы помчались следом.

Мерин открыла рот, и Эйдан запихнул в него кусочек брауни. Она прожевала и глубоко вздохнула.

— Продавец в магазине сказал, что шоколад делает из женщин нежных и добрых созданий. Думаю, он прав. — Эйдан протянул ей ещё одно пирожное.

— А если ещё добавить шоколадный крем… — Она взяла второе пирожное.

— И как ты ешь крем? — нахмурившись, спросил Эйдан. И Мерин дерзко ответила:

— Слизываю с чего-нибудь.

— Слизываешь с?.. Ох. — Эйдан покосился на неё. На этот раз задыхался Байрон, а старейшина ВиАйлен бил его по спине, громко смеясь.

— Похоже, ты отлично справляешься, Коротышка, — проговорил подошедший Колтон, который был тоже одет в белое. Мерин вздохнула: мужчины в форме всегда такие аппетитные. Эйдан укусил её за шею.

— Всё дело в одежде, — пояснила Мерин.

— В таком случае, наслаждайся зрелищем. — Колтон повернулся и указал себе за спину. На танцполе мужчины из разных подразделений танцевали с дамами всех возрастов. Каждый мужчина был одет в отглаженную белую униформу и скользил по танцполу вместе со своими партнёршами.

— Мерин, мне неприятно это делать, но я тебя ненадолго покину. Бабушка Элеоноры помахала мне. Колтон останется с тобой, — Эйдан поцеловал её руку. Она кивнула.

— Возвращайся скорее. — Она смотрела в его удаляющуюся широкую спину. Он поклонился пожилой даме, которая закрыла лицо носовым платком, и Эйдан проводил её в более уединённый уголок. Мерин повернулась к Колтону.

— Это так печально.

— Мы делаем всё возможное, чтобы другие семьи не чувствовали себя обделёнными. — Колтон глубоко вздохнул. Ухмыльнувшись, он притянул Мерин к себе и обнял. Она взвизгнула и начала смеяться.

— Пойдём, Мерин, потанцуем. — Он потащил её к танцполу, и она начала сопротивляться.

— Я не могу так танцевать!

— Какой из меня джентльмен, если я не могу вести даму? — Колтон выгнул бровь. Мерин отчаянно огляделась. Схватила бокал с шампанским с подноса проходящего мимо официанта и осушила его. Затем поставила пустой бокал на стол.

— Всё, теперь пошли.

Колтон развернул её и повёл на танцпол. Мерин поняла, что если перестанет думать о том, куда нужно ставить ноги, и просто будет повторять за Колтоном, будет намного легче. Довольно скоро она начала привыкать к поворотам и поклонам.

— Могу я пригласить тебя на следующий танец? — Дарьян поклонился в пояс, и Колтон передал её фейри.

— Вовсе необязательно танцевать со мной. — Мерин покраснела.

— С превеликим удовольствием. На самом деле, подразделение Альф играли в костяшки на танцы с тобой. Другие подразделения очень расстроились. Мы все хотели потанцевать с дамой нашего командира. — Он подмигнул.

Танец с Дарьяном был не менее изящным и весёлым, чем с Колтоном. Но ей захотелось пить.

— Полагаю, теперь моя очередь, — раздался серебристый голос. Дарьян поклонился Гавриэлю. — Пожалуй, сначала найдём тебе что-нибудь попить, да, Мерин? — Он подвёл её к одному из празднично украшенных столов. — Держи, это минералка. — Гавриэль протянул её бокал.

— Спасибо. — Почти не задумываясь и не заботясь о том, как это будет воспринято, она осушила стакан и улыбнулась Гавриэлю. — Гораздо лучше.

— Рад, что смог помочь. — Мерин огляделась, смотря на то, как маленькие группки людей сливались в большие. Или как пара-тройка людей отделялась от групп, чтобы поговорить наедине. И тут она вспомнила, что вечер так же посвящён торговле и вложениям во что-то. Она встала на цыпочках, но ничего не увидела.

— Гавриэль, ты видел Адама? — Гавриэль огляделся.

— Да, полагаю, он разговаривает с комиссаром общественных работ и группой городских бизнесменов.

— Должно быть, пытается заручиться поддержкой клиники.

— Более чем вероятно, — согласился Гавриэль.

— Можешь меня к ним проводить? Хочу чем-нибудь помочь. — Гавриэль подал ей руку.

— Ты же будешь себя хорошо вести?

— Почему меня все об этом спрашивают? — В этот момент они уже подходили к небольшой группе. — Привет, Адам. — Грозный вид Адама исчез, когда он увидел Мерин.

— Привет, сестрёнка. Как тебе твой первый бал?

— Мне нравятся танцы, — честно ответила она и посмотрела на других мужчин.

— Мерин, прости, позволь представить тебя. — Он повернулся к группе. — Джентльмены, это моя младшая сестра, Мерин Эванс. Мерин, это Сесил Адамс, наш комиссар по общественным работам, Питер Даунинг и Джейкоб Льюистон. Питер и Джейкоб владеют двумя успешными предприятиями по импорту в Ликонии.

Шоу начинается. Мерин напустила на себя самое скучное выражение лица и восторженно захлопала в ладоши.

— Вы, джентльмены, должно быть, обсуждаете поддержку клиники Адама? — Даже Мерин показалось, что её голос звучит наивно и невинно.

— Не совсем так, — заметил Сесил.

— А вы были в клинике? Знаю, что, как уполномоченный по общественным работам, вам нужно помогать Адаму, собирать средства для модернизации. Ты выглядишь таким важным, неудивительно, что Адам тебе доверяет. — Алый румянец выступил на шее мужчины и добрался до ушей.

— Я просмотрел предложение Адама. Есть действительно дельные, — заметил он. Мерин повернулась к двум бизнесменам.

— И сколько вы пожертвовали? — спросила она, практически припрыгивая. Они нервно посмотрели друг на друга. Питер достал носовой платок и вытер лоб.

— На самом деле, мы это ещё не обсуждали, — сообщил Джейкоб. Мерин закрыла рот обеими руками и натянула трагическое выражение лица.

— Я ведь не прервала обсуждения сумм? — Она едва ли не расплакалась. Все начали перебивать друг друга, заверяя её, что это не так.

— Слава богу. Адам лечил меня в клинике, и могу сказать, что она не соответствует уровню, который я заметила в других местах города. Клиника отчаянно нуждается в модернизации.

— Тебя там лечили? — ошеломлённо спросил Джейкоб. Мерин слабо пошатнулась и Гавриэль приобнял её.

— Всё в порядке, Мерин, теперь ты в безопасности, — сказал он. Мерин готова была расцеловать его за то, что подыгрывал.

— На меня жестоко напал монстр, который преследует людей. Если бы не Адам, не знаю, что бы со мной случилось. — Она уткнулась лицом в грудь Гавриэля, который провёл рукой по её волосам.

— Нам и в голову не приходило, что людям потребуется лечение в клинике. — Сесил провёл рукой по подбородку. Мерин повернулась к Джейкобу и Питеру.

— Вы ведь пожертвуете на её модернизацию? — с надрывом спросила она.

— Конечно. — Мужчины мгновенно согласились.

— Хорошо, пусть Адам продолжит с вами обсуждение. А воспоминания о моём испытании потрясли. Может, танец или два помогут забыть. — Она с мольбой в глазах посмотрела на Гавриэля.

— Конечно. Джентльмены, если вы нас извините. — Гавриэль повёл её прочь от группы мужчин, к группе бойцов отряда.

Не сбавляя скорости, он схватил Килана за руку и продолжал идти, пока они не оказались на балконе.

— Килан, заглушающее заклинание. — Гавриэль с трудом выдавил из себя эти слова. Килан быстро произнёс заклинание, и как только закончил, Гавриэль запрокинул голову и рассмеялся.

— Что она сделала? — взмолился Килан. Гавриэль подробно описал ситуацию, и к концу рассказа Килан сложился пополам и выл от смеха.

— Я могу привыкнуть к этому. — Мерин почувствовала, что гордилась собой. — Давайте вернёмся в дом. Я ещё хочу потанцевать. — Килан снял заглушающее заклинание и протянул руку.

— На тебе есть бельё? — шёпотом спросил он

— Да, в виде шортиков. А что? Что ты хочешь станцевать? — растерянно спросила Мерин.

— На такое способен только колдун, — прошептал он, и через несколько секунд они уже парили в воздухе. Килан поднял её над толпой и развернул к себе. Мерин никогда в жизни так не веселилась. Остальные пять членов отряда ведьм не отставали, и вскоре тоже подняли своих партнёров в воздух. В конце песни они снова спустились на танцпол под бурные аплодисменты. Килан ей подмигнул, а после того, как развернул, она оказалась в объятиях Эйдана. Он притянул её к себе и свет погас.

— Как она? — спросила Мерин.

— Очень тяжело. Доставленные части тела принадлежали Элеоноре. Это первый бал без неё. — Он положил подбородок ей на макушку.

— Мы можем что-нибудь сделать?

— Можем найти того, кто её похитил.

— Тогда давай этим займёмся. — Мерин прижалась щекой к его груди.

— Так и сделаем. — Он отстранился. — Я слышал, ты развлекаешься. — На его губах играла лёгкая улыбка, но печаль из глаз не исчезла.

— Я познакомилась с комиссаром по общественным работам, — просто ответила она.

— Мерин, ты меня удивляешь. — Он повернул её к себе и, обладая большей силой, чем Колтон, большей грацией, чем Дарьян, большей внимательностью, чем Гавриэль, и большим трепетом, чем Килан, провёл остаток вечера, обращаясь с ней как с принцессой.



***

Мерин сбросила платье и поспешила укрыться одеялом. Хотя в доме было центральное отопление и кондиционер, в час ночи холодно. Она прижалась к тёплому телу Эйдана. Ощущение нагого его рядом приятно напрягало. Когда он начал неторопливо водить по её боку, она перевернула его на спину и оседлала. Удивление на его лице сменилось выражением чистого экстаза, когда она обхватила его ствол и направила в себя.

— Даже если мы будем жить вечно, я никогда не смогу насытиться тобой. — Он закрыл глаза и обнял её за талию. Мерин медленно поднялась и опустилась на его стержне. Ей нравилось чувствовать Эйдана глубоко в себе. Вскоре она обнаружила, что, когда слегка наклоняется вперёд, горячая головка его члена идеально попадает в точку G. Эйдан поддерживал Мерин, когда она ускорилась, идя за тем, чего не испытывала раньше — оргазма точки G. Мерин чувствовала, как всё тело начинает гореть от желания.

— Да, детка, возьми то, что тебе нужно, — прошептал он и позволил Мерин самой действовать и задавать темп. И когда она подумала, что больше не выдержит, у неё задрожали ноги. Случился не один сильнейший оргазм, а скопление крошечных внутри.

— Эйдан, прошу, мне нужно больше, — взмолилась она.

Он перевернул её и глубоко толкнулся.

— Да! — закричала Мерин. Именно это ей и нужно. — Да, Эйдан! Прошу.

Он начал быстро вколачиваться в её лоно, и Мерин чувствовала, как он упирается в самую шейку матки. И уже собиралась сказать, остановиться, что это больно, но через долю секунды боль сменилась чем-то удивительным. Особенно когда он Эйдан опустил руку и принялся дразнить её клитор. Вскоре Мерин кончила во второй раз, и Эйдан последовал за ней, вскрикнув. А после лёг рядом.

— Ты сказал, что эта страсть со временем станет слабее, да? — спросила Мерин. Эйдан слишком тяжело дышал, чтобы ответить, и просто кивнул. Когда они оба перевели дух и привели себя в порядок, Мерин лежала в объятиях Эйдана, уставившись в потолок.

— Сегодня я кое-что нашла, — прошептала она. Эйдан перевернулся так, что они оказались лицом друг к другу.

— Что?

— Я расширила параметры поиска. И не знаю, все ли они паранормалы, но одиннадцать пар между Ликонией и Сент-Луисом были объявлены пропавшими без вести, и их может быть больше, если паранормалы не обращались в полицию.

Эйдан притянул её к себе.

— Пришлите мне список на электронку, мы с Колтоном и Гавриэлем завтра его просмотрим и скажем, сколько из них паранормалов.

— Эйдан, мне кажется, что всё это гораздо крупнее, чем мы думали.

— Боюсь, ты права. Поспи, завтра у тебя собеседования со сквайрами, и тебе понадобятся силы, — поддразнил он.

Она наклонила голову для поцелуя, и Эйдан не подвёл. Когда они оторвались друг от друга, она прижалась к нему.

«Судьба, если ты слышишь, береги его».

Закрыв глаза, Мерин уснула.

ГЛАВА 13

— Джентльмены, спасибо, что пришли. Сегодняшнее собеседование будет проходить в форме практического занятия. Мы хотели бы, чтобы вы задали все необходимые вопросы Мерин, а затем приготовили обед и послеобеденный чай. Мы рассмотрели все ваши верительные грамоты и очень удовлетворены, что вы хорошо подготовлены к этой должности. Остаётся только посмотреть, вашу реакцию на будущего работодателя.

Аделаида продолжала давать указания трём мужчинам, а Мерин внимательно наблюдала за ними. Немецкий претендент, Юнген, невысокого роста — чуть выше полутора метров — с редеющими волосами. Она видела, как блестит его лоб. Юнген ужасно потел. Ей казалось, что она смотрит в лицо серийному убийце. На его пустой взгляд она предположила, что это такая версия бесстрастного лица, но не могла избавиться от неприятного чувства, которое он вызывал.

Она перевела взгляд на британского претендента, Денниса, который дорос до метра восьмидесяти. Волнистыми светлыми волосами и тёплой улыбкой он напоминал Бена. Он ужасно флиртовал с Аделаидой, но был очень мил. Мерин знала, что может поладить с ним.

А следом шёл японский претендент Рю. Ей пришлось дважды напомнить себе, что у неё есть пара. Рю — самый высокий из трёх — под два метра, и излучал спокойствие и силу. Мощный афродизиак. Она и раньше слышала термин «крутой тип», но не понимала его до тех пор, пока не увидела Рю. Он спокойно сидел, идеально держался и почтительно слушал. Мерин видела, что под всем одеянием, скрывались мускулы. Даже воздух вокруг Рю казался другим — царственным. Она почти ждала, что в любой момент начнут распускаться цветы сакуры.

— Итак, пора вам задать Мерин любые необходимые вопросы. — Аделаида села.

Мерин заёрзала, когда три пары мужских глаз уставились на неё.

— Какие тебе нравятся продукты? — спросил Рю удивительно глубоким голосом.

— Пицца, сэндвичи и горячие пирожки. — Он кивнул.

— Любимый чай? — спросил Деннис.

— Крепкий, сладкий, без молока. Желательно, Эрл Грей.

— Держу пари, тебе понравится мой йоркширский чай с молоком. — Деннис сделал пометку в блокноте. Мерин вежливо улыбнулась.

— Почему крепкий чай? — поинтересовался Рю.

— Утром первым делом я пью крепкий кофе, чтобы взбодриться, а после обеда у меня начинается головокружение, и нужно что-нибудь, чтобы прийти в себя. Поэтому мне нравится лёгкий обед и что-нибудь сладкое к чаю. Если ем слишком много, устаю. — Она объяснила. На что он торжественно кивнул. И всё замолчали.

— Ещё есть вопросы? — спросила Аделаида, вставая.

— Лишь один. Чем занимаешься после обеда? — Симпатичный Рю повернулся к ней.

— Часто сижу за ноутбуком.

— Благодарю. У меня больше нет вопросов, леди МакКинзи.

— Хорошо, тогда Мариус проводит вас на кухню. Увидимся, джентльмены, за обедом. — Они встали и вышли вслед за Мариусом.

— Наслаждайся временем с ноутбуком, обед скоро будет готов. — Аделаида взялась за спицы.

Два часа спустя, когда Мерин закончила писать новую программу, в дверях появился Мариус с поджатыми губами. Э-э-э…

— Обед готов.

— Боже, интересно, что случилось, — пробормотала Аделаида. Они встали и последовали за Мариусом в столовую, а когда проходили мимо кухни, Мерин увидела, что одна стойка была завалена овощными обрезками и остатками еды. Мерин и Аделаида обменялись взглядами. Теперь они знали, что случилось с Мариусом. Один из претендентов оказался неряхой на кухне.

Вдоль трёх стен каждый претендент расставил обеденный стол. Мерин заметила, что только Рю поклонился, когда они вошли.

— Мерин, пройдись и выбери, что тебе нравится. Я бы порекомендовала попробовать немного ото всего и посмотреть, что нравится, — предложила Аделаида и взяла себе тарелку. Мариус протянул тарелку Мерин, и она начала ходить по комнате. Подошла к столу Денниса, так как тот стоял слева. Он приготовил французский луковый суп и макароны. Она не стала пробовать суп и положила себе на тарелку небольшую порцию макарон. Она улыбнулась Деннису и пошла дальше. Стол Юнгена стоял у средней стены. Он приготовил сосиску с маринованной капустой. На гарнир сделал блюдо из брокколи и картофеля. Она зачерпнула порцию картошки и двинулась дальше. Наконец, подошла к Рю. Он приготовил простые на вид пирожные в форме рыбок.

— Тайяки? — спросила она. Впервые на его лице появилось выражение приятного удивления.

— Да.

— Начинка?

— Пепперони с сыром.

— Серьёзно? — спросила Мерин, потянувшись за щипцами. Она подхватила две рыбки и положила на тарелку. Она благодарно улыбнулась ему и он поклонился. Мерин подошла к столу и попробовала пасту. Довольно вкусно. Она быстро съела всё, что на тарелке. Затем попробовала картошку, но не смогла съесть больше — слишком жирная. Мерин нетерпеливо потянулась к рыбке. Откусила кусочек и ахнула. Хрустящая корочка сменилась плавленым сыром и слегка острым пепперони. Съев вторую, Мерин оказалась сыта. Они с Аделаидой поблагодарили всех и вернулись в гостиную.

Через пару часов мужчины вернулись, толкая перед собой тележки. Мерин потёрла глаза. Она уже несколько часов смотрела в ноутбук, и перед глазами всё расплывалось. Ей очень нужен крепкий чай.

— Сейчас Мерин опять попробует то, что каждый из вас приготовил, и выберет, что понравится. Пока будем пить чай, Мариус покормит вас на веранде, а мы с Мерин обсудим достоинства. Джентльмены, слово за вами. Пожалуйста, расскажите нам, что вы приготовили и почему.

Деннис быстро шагнул вперёд и поднял крышку с тарелки, открывая блюдо.

— Я сделал двойной крепкий йоркширский чай с молоком, так как мисс Мерин любит крепкий, и сэндвич с огурцами, потому что она сказала о своей любви к сэндвичам.

Мерин вздохнула. Она очень хотела Эрла Грей.

Юнген выступил на шаг и снял крышку со своего блюда.

— Я так же сделал сэндвичи. — Он сердито посмотрел на Денниса. Теперь Мерин поняла, почему Деннис так быстро начал представление, потому что знал — они делали одно и то же. — Огурцу я предпочёл более качественные ингредиенты. Слева — яйцо и кресс-салат, а справа — копчёный лосось. И заварил индийский чай Дарджилингс, без молока. Сэндвичи сделал потому, что Мерин сказала о них, и чай без молока, так как она ясно заявила, что предпочитает его. — Юнген выглядел довольным собой.

Мерин перевела взгляд на Рю. Он отлично справился с обедом, и ей не терпелось посмотреть, что он приготовил к чаю. Пожалуйста, пусть этот человек заварил Эрл Грей.

Он грациозно шагнул вперёд и поклонился. Размеренными движениями, напомнившими древнюю японскую чайную церемонию, он приподнял крышку и продемонстрировал свой выбор. Двое других мужчин хихикнули. Без всякой помпезности или театрализованности он показал тарелку с маленькими, простыми на вид круглыми печеньями в центре.

— Я приготовил данго, или шарики, посыпанные сахарной пудрой и зелёный чай. Я выбрал данго, так как леди Мерин просила что-нибудь сладкое к чаю. Они маленькие и их легко есть, сидя за ноутбуком. И мой выбор пал на зелёный чай, а не на Эрл Грей, так как одна порция содержит такое же количество кофеина, как и двойной крепко заваренный чёрный чай, но также содержит L-тианин, который улучшает работу мозга, помогая сосредоточиться во второй половине дня. — Он снова поклонился и отступил.

— Спасибо, джентльмены, всё выглядит очень вкусно. Попрошу вас пойти за Мариусом, который так же подал чай в благодарность за вашу работу.

Мужчины вышли за Мариусом. Аделаида вскинула руку, когда Мерин уже хотела заговорить, и просидела так пару минут, а затем спросила:

— Ну, и что думаешь?

— Я надеялась, что ты скажешь, что думаешь.

— Твоё мнение важнее моего, они тебе будут служить, а не мне, — напомнила Аделаида.

— Точно не Юнген.

— Могу спросить почему? Просто хочу услышать причину.

— Он меня пугает. Мне с ним нервно.

— Согласна. Я хотела выгнать его из-за неряшливого вида, но хотела быть честной.

— Думаю, из-за него Мариус так переживал.

— Скорее всего. Этот мужчина очень привередлив. Что насчёт молодого человека Денниса?

— Он вызывает у меня улыбку. Очень открытый и забавный. Рядом с ним я могу расслабиться, но… — Мерин замешкалась.

— Что такое, дорогая?

— Он флиртовал с тобой, и мне это не понравилось. А ещё не слушал, и действовал, исходя из собственных предпочтений. Я видела, как Мариус делает так же, но тогда был прав и сказал тебе почему. Это как: «Мерин, надень куртку, на улице холодно», — Мерин передразнила голос Мариуса.

— Французский луковый суп был просто божественен.

— Я и не спорю, но мне не нравится тяжёлая пища и молоко в чае.

— Хорошо. А как насчёт японского бога Рю, и не трудись отрицать, что не пялилась. Я в паре на века дольше тебя и то пялилась.

— Он вызывает чувство безопасности, как и Эйдан. В нём что-то есть. Такое ощущение, что знаю его откуда-то, как лучшего друга детства или что-то такое. Будто я знаю, что могу положиться на него в чём угодно. Он задавал правильные вопросы. И даже, несмотря на то, что приготовил не то, что я люблю, сделал то, для чего мне это нужно. Будь он моим сквайром, мне не пришлось бы ни о чём беспокоиться, я чувствую, что он даже станет думать за меня.

— Милая, думаю, ты уже всё решила.

— И к тому же, он просто мечта.

— Да, дорогая, но ни в коем случае не говори такое при Эйдане. Один раз, когда Мариус только присоединился к нам, я проговорилась, что он красив, и мне припоминали это, пока не родился Бен.

— Я никогда не предам Эйдана.

— А я никогда не предам Байрона. — Они уставились друг на друга, прежде чем Аделаида одарила её понимающей улыбкой. — Но это не значит, что нельзя оценить красивое лицо, особенно того, кто будет заботиться о тебе. Я никогда не думала о Мариусе в таком ключе, но бывали дни, когда он был нужен мне больше, чем Байрон. Так появляется связь, но это не значит, что ты не любишь свою пару, просто в твоём сердце есть место для кого-то ещё. — Аделаида налила себе чашку Дарджилинга.

— Ты любишь Мариуса? — спросила Мерин.

— Да, очень. Но эта любовь сродни братской или то, как ты относишься к лучшему другу.

— Думаю, я знаю, кого выбрать.

— Мужчины скоро вернуться. Ешь свои шарики.

Мерин принялась за перекус — налила чашку зелёного чая и подсластила. Сделав глоток и закусив шариком, она счастливо вздохнула. Они прекрасно дополняли друг друга.

— Хана Йори Данго. — Она кинула в рот ещё шарик.

— Что? — спросила Аделаида.

— Цветочки после ягодок. Иными словами — практичность побеждает красоту.

— А разве ты не получаешь и то и то? — поддразнила Аделаида.

— Цыц. — Мерин улыбнулась. Аделаида просто принялась пить чай, давая Мерин подумать. Час спустя мужчины вернулись. Мерин позволила Аделаиде говорить, потому что сама заикалась, и её не понимали.

— Мы с Мерин очень тщательно всё обсудили. Приняв во внимание все обстоятельства, она хотела бы сделать предложение Рю Сэю.

— Что!? Почему? — потребовал Юнген, сильно побагровев, словно сейчас взорвётся.

— У нас возникло ощущение, что он лучше впишется к нам в дом, — просто пояснила Аделаида.

— Я отказываюсь признать, что иностранец станет сквайром лучше, чем кто-то моего калибра, — Юнген выдавил эти слова сквозь стиснутые зубы.

— Чувак, серьёзно, у тебя не было ни единого шанса. Дам тебе небольшой совет — перед собеседованием принимай душ, хорошо? — Мерин просто не смогла сдержаться. Юнген не имел права унижать Рю. Она уже испытывала иррациональное чувство преданности этому человеку.

— Следовало послушать Дафну Бауэр, такая человеческая дворняжка, как ты, вряд ли оценит высококлассное обслуживание, — выплюнул Юнген.

— Мариус, пожалуйста, немедленно выпроводи этого человека из моего дома, — приказала Аделаида. Мариус двигался быстрее, чем Мерин считала возможным.

— Отпусти меня! — Юнген замахнулся на Мариуса, но тот легко увернулся и заломил ему руку за спину.

— Я открою дверь, — сказал Деннис, быстро вставая. — Я ничего не имею против людей, и думаю, что ты, Мерин, прекрасна. Надеюсь, мы ещё увидимся в другом доме. — Деннис подмигнул Мерин и побежал открывать Мариусу дверь.

— Мне понравились твои макароны, — крикнула ему вслед Мерин.

— Спасибо, — донеслось в ответ. Они услышали громкий хлопок, хныканье мужчины, смех Денниса, а затем наступила тишина. На протяжении всей сцены Рю не произнёс ни слова.

— Я даже не спросила. Рю, хочешь быть моим сквайром? — В Мерин мелькнул страх, что он откажет.

— Позволь спросить. Тебя не смущает, что я японец, а не европеец по происхождению?

— Нет, это не проблема, — честно ответила Мерин.

— Я постоянно забываю, как ты молода и человек, — ответил Рю с мягкой улыбкой.

— Тебя не смущает, что я человек? — спросила Мерин, чувствуя неприязнь, особенно после двусмысленного комментария Юнгена.

— Нет, я говорил с положительной точки зрения. Ты смотришь на вещи иначе, чем мы. Паранормалы долго живут, и, как правило, застревают в одной эпохе. Но ты на всё смотришь свежим взглядом. Нет ничего невозможного, всё можно преодолеть.

— Думаешь, ты тут будешь счастлив? Будешь жить далеко от дома. — Вместо ответа Рю посмотрел в сторону коридора.

— Не хочешь ли прогуляться? — предложил Рю.

— Не уходите далеко от дома. Не знаю, говорил ли Мариус, но Мерин угрожали. Её безопасность всегда на первом месте, — сказала Аделаида.

— Конечно. — Рю встал и подождал Мерин у двери. Она подошла к нему, и они бок о бок вышли через заднюю дверь. — Я не хотел показаться непочтительным к леди Аделаиде, но именно тебе буду служить. И моя история только для твоих ушей. — Рю посмотрел на деревья и вздохнул.

— Ты права, леди Мерин, я…

— Просто Мерин, хорошо?

Рю покачал головой.

— Твоя пара, когда унаследует место старейшины, станет самым главным перевёртышем, так что я не могу фамильярничать.

— Мне не нравится, как звучит леди Мерин. Совсем не моё.

Рю улыбнулся.

— Я — слуга, и наши миры далеки друг от друга

— Слушай, ты прав. Я молода и человек, а ещё — американка. Для меня все равны. И слуга мне не нужен. Я ищу друга. Мне нужен кто-то, кто поможет ориентироваться в этом мире, не ставя в неловкое положение ни себя, ни Эйдана. Мне нужен кто-то, на кого я смогу опереться, когда этот мир станет слишком странным. Тот, на кого я могу положиться. Ты будешь моим другом, Рю? — Мерин не смогла сдержать эмоций в голосе. Ей нужен тот уровень комфорта и доверия, который она видела между Аделаидой и Мариусом.

Рю прижал руку к её щеке, и впервые она увидела все чувства в его глазах. Он глубоко вдохнул, и веранда сменилась огромным дворцом. Осень исчезла, сменившись тёплым летним днём. Вдалеке Мерин слышала перелив колокольчиков, а успокаивающий ветерок шелестел в бамбуковых деревьях.

Она не знала, как Рю это сделал, но стояла в королевском дворце в Японии, и каждый вдох и движение казались медленными, будто они находились вне времени.

— Когда я потерял своего прежнего хозяина, не смел и надеяться, что найду другого, которому смогу служить от всей души. Но твоё искреннее желание найти друга, а не того, кого можно подчинить, убеждает, что именно тебе я смогу служить. Я почувствовал связь с тобой с момента, как вошёл в гостиную. Кажется, судьба ещё не закончила со мной, и дала мне в тебе новое начало и новую цель. — Он отступил и опустился на одно колено, поднеся руку Мерин к губам. — Клянусь жизнью, что посвящу своё существование служению тебе. Что мои дети будут служить твоим детям до того дня, пока одна из наших родословных не перестанет существовать. Клянусь ставить тебя превыше всех остальных, превыше спасения пары и детей. Твоё здоровье и счастье будут выше моего. Ты принимаешь меня, Мерин Эванс? В роли своего проводника, меча и щита?

Эти слова были похожи на ритуал или заклинание. Мерин лишь мгновение молчала. Судьба завела её так далеко, и нужно верить, что Рю привели к ней по какой-то причине.

— Да, принимаю. — Не успела она произнести эти слова, как жгучая боль охватила запястье.

Зрение Мерин прояснилось, и они снова оказались на веранде Аделаиды, где октябрьское солнце грело, а прохладный осенний ветерок приятно охлаждал. Рю подмигнул ей и встал.

— Мы связаны вместе навечно. Приятно снова оказаться на службе. — Мерин заметила, что Рю выглядит моложе, счастливее, будто бремя, лежащее на нём, стало легче.

— Ну, у кого-то нет проблем с обязательствами.

— Мерин, всё так и должно было быть. Судьба меня привела сюда.

— Я тоже так думала, прежде чем сказать «да». — Мерин закатала рукав и уставилась на запястье, где, словно сапфировый браслет, красовалась татуировка синего дракона. — Ух ты! У меня тату! Ха, выкуси Эйдан!

— Через него я буду следить за твоим здоровьем, знать твоё местоположение и интерпретировать чувства. — Мерин не знала, как относиться к этому.

— Нам нужно поработать над твоими коммуникативными навыками.

— Ой, не знаю. Мне кажется, я всё верно просчитал, — сказал Рю с невозмутимым выражением лица.

— Красиво, мне нравится. — Мерин не могла отвести взгляд.

— Дэнка, становится прохладнее, нужно вернуться.

— Что такое Дэнка? — спросила Мерин, идя к двери.

— Тебе не нравится леди Мерин, а дэнка — это формальный способ обращения на моём языке, эквивалентный чему-то сродни Ваше Высочество. — Рю придержал для неё дверь.

— Мне нравится.

— Уже всё обсудили? — спросила Аделаида, когда они вошли в гостиную.

— Да, думаю, мы отлично сработаемся. — Рю встал позади Мерин, расставив ноги и сцепив руки за спиной.

— Очень рада. Мерин, я попросила Мариуса испечь кекс для поездки к старейшине ВиАйлену. Лимонный кекс — любимое блюдо Вивиан. Пожалуйста, передай ей его, вместе с моей благодарностью. Вчерашний вечер прошёл отлично. — Аделаида отпила чай.

— Конечно, в котором часу?.. — вопрос Мерин был прерван оглушительным рёвом. Эйдан ворвался в комнату и прижал Рю к стене за горло. У Мерин отвисла челюсть. — Какого чёрта, Эйдан? Отпусти его! — крикнула Мерин.

— Он пометил тебя! Поставил свою метку. На тебе! На моей паре! — взревел Эйдан. Рю же выглядел спокойным, выслушав обвинения Эйдана, а потом просто повернулся к Мерин.

— Дэнка, что ты хочешь, чтобы я сделал? Он — твоя пара, и я не хочу делать ему больно. — Он говорил спокойно, даже приятным голосом.

— Эйдан, прошу! — Он её даже не слышал. Мерин посмотрела на Рю. И так разозлилась на Эйдана, что проснулось искушение, сходить в туалет на первом этаже, взять крышку от бочка и проломить череп Эйдану.

— Как пожелаешь. — В тёмных глазах Рю вспыхнули огни, а голубое пламя охватило его тело. Вскрикнув, Эйдан отпустил его и отступил.

— Ты ударил меня током? — поморщившись, спросил Эйдан.

— Типа того. Ты очень силён. Большинство не способно оставаться в сознании после такого удара, — похвалил Рю.

— Почему ты отметил мою пару? — потребовал Эйдан.

— Она приняла меня как своего сквайра. В моей стране это означает соединение домов, узы, которые не разорвутся до тех пор, пока не вымрет либо мой род, либо ваш. Метка — просто физическое проявление той связи, которая позволит мне лучше служить и защищать моего подопечного, — объяснил Рю.

— Слушай, Эйдан, у меня просто татуировка! Это не метка, как твоя. — Мерин подняла руку и показала запястье Эйдану. Он поднёс её руку к себе и потёрся, покрывая своим ароматом.

— Что значит, позволит лучше служить? Мне нужно кристально ясное, чёрт подери, объяснение о служебных обязанностях, — прорычал Эйдан. Мерин закатила глаза.

— Я буду присматривать за ней, направлять, учить. Я стану её наставником и другом. Буду беречь её здоровье, добавлять счастье и защищать её своей жизнью, — пояснил Рю.

— Тронешь её, даже если просто посмотришь не так… — начал Эйдан.

Рю покачал головой.

— Наша связь с дэнкой, выходит за пределы физических контактов. Тебе не понять, так как никогда не служил. — Рю скрестил руки на груди.

— Мастер Эйдан, может мне удастся объяснить. — Мариус шагнул вперёд. Эйдан кивнул ему.

— Когда-то и я с твоим отцом стоял вот так же, как и вы. Твой отец боялся, что я хочу его пару, и хотя я люблю её, никогда не причинил бы вреда, опозорив связь с Байроном, но тогда часть меня бы умерла. Когда ты сквайр, хороший сквайр, весь мир сужается до твоего подопечного. Эта связь глубока, но платоническая, уверяю. — Мариус положил руку на плечо Эйдана. — Эта связь передастся и детям. Прошу, поверь тому, что ты не сможешь найти кого-то лучше. — Мариус кивнул Рю, и тот выдохнул.

— Моя история дошла даже сюда? — спросил он, и Мариус кивнул.

— Знай я, кто ты, мы бы просто пригласили тебя на чай и посмотрели, подойдёшь ли ты маленькой мисс. Приношу извинения за то, что ты подвергся таким элементарным испытаниям. — Мариус низко поклонился.

— М-м-м-м… я чего-то не знаю? — спросила Мерин.

— Должно быть, я тоже чего-то не знаю. Мариус, можешь пояснить? — спросила Аделаида. Мариус повернулся к ней.

— Поскольку мне пришлось связаться со знакомыми в Японии, его биографические данные поступили только пятнадцать минут назад. Мне долго не отвечали, потому что не могли поверить, что Рю покинул Японию. Мы не узнали его имени и предположили, что он новый сквайр, потому что он служил только одной семье. Эта семья потеряла последнего живого члена в прошлом месяце, и в пьяном угаре один из далёких родственников семьи обвинил Рю в убийстве своего хозяина и изгнал из Японии. Все знали, что это ложь, но сказанного не вернуть. Рю покинул Японию и приехал сюда. — Мариус повернулся к Рю. — Прости, если я слишком много рассказываю, но Аделаида — моя подопечная, а Мерин — её дочь, они должны понять. — Мариус снова поклонился. Рю покачал головой.

— Лучше обсудить это сразу и забыть. И я не виню тебя за преданность.

— Что значит — он служил одной семье? — спросила Аделаида.

— Я очень долго служил семье моего господина — защищал его род, но не смог уберечь их от старости. Я приехал сюда, на новую землю, чтобы умереть, отдохнуть. Но, похоже, судьба приготовила для меня кое-что другое. Дэнка — сложная подопечная, но думаю, что мне понравится присматривать за тобой. — Эйдан откашлялся.

— Думаю, ты справишься, — неохотно согласился он.

— Я благодарен за эти слова. — Рю склонил голову.

— Чёрт! Сколько времени? — воскликнула Мерин, поняв, что пора ехать к супруге старейшины ВиАйлен

— Тебе пора. Мариус, кекс, — напомнила Аделаида. Эйдан повернулся к Рю.

— Её кто-то преследует… — начал он.

Рю холодно улыбнулся.

— Я слышал об этом чудовище, и, надеюсь, что у меня будет шанс оборвать его род.

— Если будешь оберегать её, мы прекрасно поладим. — Эйдан протянул руку, и Рю сжал предплечье Эйдана. Мерин закатила глаза.

— Мужчины! Плевать, сколько вам лет, вы — как дети. — Мариус протянул Рю большую квадратную коробку.

— Я уже договорился насчёт экипажа. Самый лёгкий путь к дому старейшины ВиАйлена лежит через город, — объяснил Мариус. Мерин повернулась к Эйдану.

— Скоро вернусь. — Он уткнулся носом ей в шею, заставив взвизгнуть от смеха.

— Прекрати! Мне пора. — Она хихикнула и схватила рюкзак.

— Позаботься о ней, Рю, — приказал Эйдан.

— Так и сделаю, — ответил Рю и пошёл за Мерин к двери.

— Колтон, похоже, твой отпуск закончился, приятель. Пойдём-ка и займёмся упражнениями, компенсируем твоё бездельничество с моей парой. — Мерин слышала, как Эйдан говорил Колтону.

— Бездельничество? Она меня едва не взорвала! — прокричал Колтон. Рю выгнул бровь, помогая Мерин сесть в экипаж.

— Долгая история, и я абсолютно ни при чём. — Он кивнул, не произнеся и слова, и забрался следом. Мерин махала, пока Эйдан не исчез из поля зрения. Теперь за ней присматривают два неандертальца. Отлично.

ГЛАВА 14

Когда они прибыли в поместье старейшины ВиАйлена, Мерин просто таращилась. Дом совета перевёртышей, где жили Байрон и Аделаида, огромный кирпичный особняк.

Поместье фейри же напоминала дворец из «Властелина Колец». Тяжёлые ворота открылись, и перед ними предстал огромный дом, построенный прямо среди деревьев. Виноградные лозы и лестницы заманчиво обвивали основание каждого дерева.

— Клянусь, если Леголас выскочит из-за дерева, у Эйдана будут неприятности, — пробормотала Мерин, когда Рю открыл дверцу экипажа и вышел. Он протянул руку, чтобы помочь ей выйти. Для той, кто ростом сто шестьдесят два сантиметра тяжело жить в городе для паранормалов — всё находилось гораздо выше земли. Она вышла и повернулась к Рю, который терпеливо шёл рядом к дому. На крыльце, она уставилась на него, а он ответил тем же.

— Дэнка, это не меня пригласили. Ждут тебя, — тихо напомнил он.

Она кивнула.

— Знаю, но, проклятье, посмотри на это место и на меня. — Она махнула на поношенные кроссовки, джинсы и футболку, а затем на великолепный особняк перед ними.

Рю оглядел её наряд.

— В приглашении говорилось о дресс-коде? — спросил он, нахмурившись. Она покачала головой. — Тогда, не стоит беспокоиться. Если тебя это так беспокоит, я прикажу нанять портного, чтобы твоя одежда подходила твоему положению. Хотя не думаю, что тебе в ней будет удобно, — предложил Рю.

— Может, платье или два для гостей. Ненавижу выделяться. — Мерин повернулась и пошла к главному входу. Рю лишь кивнул и пошёл следом.

Мерин мучилась мыслью о том, как будет одеваться, когда прошла сквозь что-то, похожее на силовое поле. Она застыла. Октябрьский полдень исчез, и даже солнце стало ярче.

— Всё хорошо, дэнка, это заклинание герметичности. Так они могут жить в открытом доме весь год, не переживая о погоде, — объяснил Рю.

Мерин обернулась и посмотрела на экипаж, стоявший в обычном сером осеннем дне. Но теперь, когда Мерин оказалась внутри пузыря, дом ярко сиял на солнце, придавая почти неземной вид. Она отступила на шаг — там было серо и прохладно. Она сделала шаг вперёд, и стало светло и тепло. Смеясь, она прыгала в пузырь и обратно, прежде чем встала на границе, раскинув руки.

— Так здорово!

— А вот и ты. — Старейшина ВиАйлен вышел из-за двери с Вивиан с улыбками на лицах.

Мерин снова прыгнула в пузырь.

— Эта штука с силовым полем просто крутая.

— Нам здесь нравится, особенно зимой. Полагаю, это твой сквайр? — спросила Вивиан. Рю слегка поклонился.

Мерин кивнула.

— Да, это Рю Сэй. А ещё он только приехал в Ликонию.

— Приятно познакомиться, Рю, — сказала Вивиан.

Старейшина ВиАйлен вытаращил глаза.

— Я не думала, что такие, как вы покидаете Японию.

— Обычно нет, но моя ситуация крайне редка и сложна. Однако после встречи с Мерин считаю, что судьба привела меня сюда с единственной целью — стать её сквайром. — Нежное выражение на лице Рю было очевидным.

— Что значит, такие, как он? — спросила Мерин. Старейшина ВиАйлен поднял бровь на Рю, который покачал головой. Старейшина повернулся к Мерин.

— Эту тайну тебе придётся разгадать позже. А сейчас, милые дамы, позвольте проводить вас в наш сад. Мерин, тебя ждёт угощение. Утром расцвёл страстоцвет, и вокруг пахнет божественно. — Старейшина подал руки дамам и проводил их в сад.

Когда они подошли к входу, Мерин остановилась и уставилась на окружение. Сад? Это слово подразумевало пространство, отведённое для красивых цветов и ландшафтного дизайна. Это не сад, а кусочек рая. Спотыкаясь, она направилась к маленькому столику и стульям, которые приготовили для гостьи. Мерин села напротив Вивиан, но продолжала вертеться из стороны в сторону, пытаясь всё рассмотреть, когда почувствовала, что наступает один из моментов. Она села неподвижно и подождала, пока разум всё впитает — китайский гибискус, лаванда, жасмин, страстоцвет.

Моргнув, Мерин повернулась к хозяевам, которые внимательно наблюдали за ней.

— Простите, но я всё обрабатывала.

— Что скажешь? — спросила Вивиан.

— Потрясающе. Не могла представить себе место более совершенное. А Wi-Fi тут есть?

Старейшина ВиАйлен рассмеялся и покачал головой.

Мерин вздохнула.

— Ладно, почти совершенно.

— Я бы возражал, но знаю, как ты с ноутбуком помогла в расследовании, — сказал старейшина ВиАйлен, наливая ей чашку чая. Мерин посмотрела на чашку и вспомнила про кекс.

— О! Рю, поставь коробку сюда. — Мерин указала на пустую часть стола. Рю опустил кекс и отступил за спинку стула. Мерин осторожно открыла коробку и вытащила круглый, покрытый ванильной глазурью кекс.

— Это торт Мариуса с лимонной стружкой? — спросила Вивиан, подаваясь вперёд.

— Да, Аделаида просила поблагодарить за вчерашний вечер, и сказала, что благодаря тебе, вечер удался. — Мерин поставила кекс на стол. Вивиан тут же схватила нож и разрезала его на кусочки. Один кусочек она положила на тарелку и протянула Мерин. Та взяла вилку и отломила кусочек. Он легко может стать одним из её любимых десертов. Мерин повернулась к Рю. — Не хочешь кусочек?

Он покачал головой.

— Дэнка, ты должна сделать вид, что меня здесь нет. Сквайры не едят с теми, кого оберегают, — объяснил Рю.

— Как грубо! — Мерин нахмурилась, она не продумала всю эту идею со сквайром.

— Она так юна. Мне кажется, что я очень стар и утомлён. — Старейшина ВиАйлен откинулся на спинку стула, держа чай.

— Согласна. У нас так давно слуги, что мне и в голову не приходило, что это грубо. — Вивиан откусил торт.

В этот момент у Мерин возникли серьёзные сомнения, сможет ли она вписаться в мир Эйдана. На её плечо легла тёплая рука. Мерин подняла взгляд и увидела Рю с добрым выражением лица.

— Меня это не беспокоит, дэнка. Я очень рад, что ты заботишься о моём благополучии, но не нужно. То, что я служу тебе и вижу мир твоими глазами — достаточная награда для меня.

— На твоём месте, я взяла бы кекс.

Уголки губ Рю дёрнулись.

— Конечно, дэнка.

Мерин отпила чая и была приятна удивлена.

— Нектар! — Она сделала ещё глоток.

— Я такая сладкоежка, что Келин всегда держит его для меня про запас. — Вивиан с улыбкой взяла свою пару за руку.

— Мне стоит пить сладкий чай. — Мерин посмотрела на сад и заморгала, потирая глаза. Краем глаза она видела мелькающие точки света. Мерин снова повернулась к Вивиан. — Спасибо, что поддержали меня вчера. Мне это придало уверенность, так необходимую, чтобы встретиться лицом к лицу со всеми.

— Не пойми меня неправильно, дорогая, я уже планировала пригласить тебя, основываясь на рассказах Келин. Но гораздо приятнее было вручить приглашение лично на балу, а не письмом, чтобы увидеть выражение лиц этих мерзких старых гарпий.

— Вивиан, — с усмешкой упрекнул старейшина ВиАйлен.

— Не Вивианкай мне тут, Келин. Эти женщины — заноза у меня под рёбрами все двести лет моего пребывания тут. Не стану стоять в стороне и смотреть, как это же происходит с Мерин, — сказала Вивиан, размахивая ложкой в воздухе.

— Значит, не только я хочу ткнуть в них булавкой и посмотреть, как громко они кричат? — Она рассмеялась, когда Вивиан с энтузиазмом закивала. Мерин прищурилась, свет становился всё ярче

— С момента, как ты намекнула всем, что в магазинах нет ткани из-за Дафны Бауэр, я знала, что мы поладим.

— Я не хотела. И бедняжку Аделаиду чуть не хватил сердечный приступ. — Мерин прикрыла глаза и воскликнула: — Окей, что это за огоньки, чёрт возьми?

Вивиан торжествующе посмотрела на свою пару.

— Я знала, что она их увидит!

— Кого? Светлячков? — спросила Мерин.

— Нет, дорогая, это садовые духи. Даже не все фейри могут их видеть. Когда я встретилась с Келином, пошло много неприятных намёков на то, что я не его истинная пара, так как я человек. А факт того, что я вижу духов, сразу успокоил скептиков. У меня нет сомнений, Мерин, твоё место в Ликонии.

Мерин повернулась к саду. Чем больше сосредотачивалась, тем яснее становились духи. Вскоре она смогла различить очертания крошечных тел. А через несколько минут, уже ясно видела духов. Они смеялись и играли, танцевали в воздухе, прятались за цветами. Из всех чудес, что она видела после появления в Ликонии — это лучшее.

Один крошечный дух — мужчина — направился к ней. В отличие от остальных, он не танцевал и не играл, а стоял в стороне. Мерин зачерпнула на палец глазури и протянула ему. Он округлил глаза и опустился на стол. Помешкав лишь мгновение, он протянул руку, взял горсть глазури с её пальца и начал есть.

— Знаю, каково это — не вписываться. Все считают тебя странным, потому что ты наслаждаешься одиночеством. А ты на самом деле, просто не знаешь, как поздороваться, — прошептала Мерин крошечному существу. Он удивлённо поднял глаза и кивнул. — У меня так же. Иногда я так нервничаю, что меня тошнит, — призналась она. Крошечный дух энергично закивал и указал на свою грудь. — И тебя, да? Может, нам, интровертам, стоит держаться вместе? — пошутила Мерин. На его лице появилась широкая улыбка, и после краткого кивка, он бросился к колючему кусту остролиста. Мерин повернулась к Вивиан: — Я и раньше считала твой сад удивительным, но из-за духов он просто волшебный.

— Долгое время лишь они были мне друзьями, — сказала Вивиан, наблюдая, как один дух заталкивает другого в купальню для птиц.

— Ну, а теперь у тебя есть я, — сказала Мерин, не подумав, и откусила ещё кусок пирога.

— Без лукавства и мыслей завоевать расположение. Настоящее предложение дружбы. Подарка более драгоценного уже не найти, — сказал старейшина ВиАйлен своей паре. Она кивнула с выражением удивления и благодарности на лице.

— Я с удовольствием стану твоим другом Мерин МакКинзи. Я так много могу рассказать тебе о плавании в местных социальных водах, особенно о том, как избегать акул, — сказала Вивиан, излучая счастье.

Мерин пожала плечами.

— Акулы меня не беспокоят. Я их просто пристрелю.

Старейшина ВиАйлен усмехнулся.

— Жаль, репортёры этого не слышали. В статье утренней газеты писали, что ты застенчивая и милая девушка, слишком робкая, чтобы постоять за себя.

— Да, я немного запаниковала, когда репортёры начали выкрикивать вопросы, поэтому позволила Байрону отвечать. — Мерин откинулась на спинку стула, прижимая чашку к груди.

— Умный ход, — заметила Вивиан.

— Аделаида тоже так посчитала. — Мерин уже протянула руку, чтобы поставить чашку на стол, когда из-за куста остролиста появился маленький дух с крошечным свёртком из ткани. Он подлетел и приземлился Мерин на плечо. — К-хм, Вивиан? — Мерин в замешательстве повернулась к хозяйке дома. Вивиан ошеломлённо смотрела на них.

— Он хочет пойти с тобой, — прошептала она.

— Что? — Мерин осторожно взяла крошечного духа в руку. — Ты не захочешь пойти ко мне! У меня нет шикарного дома или сада, на самом деле, я понятия не имею, где буду жить. — Дух только кивнул. — Я ненормальная и много времени провожу за ноутбуком в одиночестве. Со мной ужасно скучно. — Дух с энтузиазмом закивал. — Уверен? — спросила Мерин, и тот решительно кивнул. Мерин посмотрела на Вивиан. — Это нормально?

— Мне кажется, вы подходите друг другу. Он здесь печален, а ты ему понравилась. Просто, смотри, чтобы он жил в тепле — духи плохо переносят холод, — предупредила Вивиан.

— Хорошо. — Мерин посмотрела на духа. — У тебя есть имя?

— Если прочистишь разум, услышишь, что он тебе скажет, — произнёс старейшина ВиАйлен

Мерин в ужасе посмотрела на него.

— У меня в голове никогда не бывает порядка! — Рю фыркнул, и она обернулась.

— Что?

Он выпрямился.

— Ничего, дэнка.

— Просто подумай о нём, посмотри на его лицо и одежду. Это поможет, — предположила Вивиан.

Мерин приподняла малыша на уровень глаз. Он с надеждой смотрел на неё. Она глубоко вздохнула и попыталась очистить разум от всего, кроме него. Перед мысленным взором возник он сам, в коричневых брюках и тёмно-зелёном жилете. Лохматые рыжие волосы и ярко-зелёные глаза, озорно поблёскивающие. Феликс. Имя, произнесённое шёпотом, всплыло в голове.

— Он сказал, что его зовут Феликс! — Мерин улыбнулась новому другу, и тот кивнул.

— Итак, для вас двоих мои двери всегда открыты, — проговорила Вивиан.

— Советник! Советник! — Из дома выбежал очень высокий мужчина-фейри. — Вас вызвали, милорд. На окраинах Ликонии произошло нападение одичалых. Сообщают, по меньшей мере, о дюжине! — У мужчины дрогнул голос

— Что? Невозможно! — Старейшина ВиАйлен встал.

— Сир, они созывают Совет с другими городами. Отряды Альфа, Гамма и Эпсилон отправлены к границе, — объявил слуга.

Мерин ахнула.

— Эйдан.

Вивиан повернулась к ней.

— Ты сможешь вернуться одна?

Рю шагнул вперёд.

— Никто не нанесёт вреда моей госпоже.

Мерин встала и усадила Феликса себе на плечо.

— Держись, — сказала она ему, и он схватил её за волосы над ухом. — Рю, идём.

— Жаль, что наша встреча закончилась не на радостной ноте. — Вивиан нервничала.

— Не волнуйся, вскоре я ещё приду в гости, — пообещала Мерин

— Сюда, дэнка. — Рю проводил её через сад и обратно к экипажу. Позади Вивиан уже отдавала распоряжения слугам приготовить бинты и лекарства для отправки в клинику.

Всю дорогу до дома совета перевёртышей Мерин представляла себе самое худшее. Она знала, что у Эйдана есть работа, но тяжело сознавать её опасность.

— Дэнка, мы приехали, — сообщил Рю и помог ей выйти. Она практически побежала к входу и распахнула дверь.

— Мама! — позвала она.

— О, слава всем богам, ты в безопасности! Я как раз собиралась послать за тобой Мариуса. — Аделаида вышла из гостиной и бросилась к ней, заключив в крепкие объятия. — Эйдана и Бена послали туда, а Байрона вызвали на экстренное заседание Совета. — Аделаида вытерла слёзы.

— С ними всё будет в порядке, увидишь. — Мерин повернулась к Мариусу и Рю.

— Может, чашечку этого успокаивающего чая? — Мариус кивнул и направился на кухню. Мерин обняла Аделаиду за плечи. — Мам, давай присядем. Они свяжутся с нами, как только убьют всех тварей. — Мерин отвела женщину обратно в гостиную и усадила. Она не могла вынести выражение беспокойства на лице Аделаиды. — О, позволь представить тебе моего нового друга. — Мерин откинула волосы.

Аделаида подняла голову.

— Мерин, почему у тебя в ухе мерцает огонёк?

— Это не огонёк в ухе, а мой новый друг Феликс. Дух, которого я встретила в саду Вивиан. — Мерин улыбнулась, когда Феликс слетел и сел на край кофейного столика.

— Это дух? О, Мерин, ты даже не представляешь, какая это честь. Духи — одни из самых неуловимых и волшебных существ в мире фейри. Их сложно встретить, а подружиться… — Аделаида уставилась на кофейный столик.

— Он такой же одиночка, как и я. Мы понимаем друг друга, — объяснила Мерин.

— Нам, конечно, придётся построить ему дом с мебелью и постельными принадлежностями. О! А ещё надо раздобыть одежду!

Мерин обрадовалась, что её план отвлечь Аделаиду от беспокойства сработал. Феликс принялся энергично танцевать на столе.

— Думаю, ему нравится твоя идея. Ты его испортишь, да? — спросила Мерин.

— Совершенно верно. — Аделаида протянула руку, взяла печенье с чайного подноса и положила его на салфетку на столе. — Я слышала, что они любят сладкое. — Она зачарованно смотрела, как Феликс взял печенье и начал есть.

— Чай готов, — сказал Мариус, входя с дымящимся чайником в руке. Он налил чашку Аделаиде и пошёл налить ещё одну Мерин, но она покачала головой.

— Всё хорошо. По иронии судьбы под давлением, я хорошо справляюсь. Вот приятная светская беседа — тяжесть. — Мариус кивнул и поставил чайник на стол.

Час спустя Мерин с удивлением смотрела на Аделаиду.

— Почему, когда я выпиваю одну чашку этого чая, практически впадаю в кому, а ты пьёшь уже четвёртую порцию и просто расслабляешься? — спросила Мерин.

— Я перевёртыш, дорогая, у нас разный метаболизм.

— Хитрый сквайр. — Мерин скосила глаза и показала язык Мариусу, который с улыбкой отвернулся. Мерин уже собиралась что-то сказать, когда они услышали, как хлопнула входная дверь. В коридоре послышались тяжёлые шаги, и в дверях появился растрёпанный Бен с искажённым от боли лицом.

— Эйдан сильно пострадал, его отвезли в клинику. — Мерин уже побежала, Феликс взлетел ей на плечо, а Рю уже стоял у входной двери. Она слышала, как Аделаида и Мариус торопились следом. Бен обогнал их и сел во внедорожник, на котором приехал из клиники, когда все забрались внутрь.

— Быстрее! — рявкнула она

— Я еду так быстро, как могу, чтобы ещё было и безопасно. Пара минут, Мерин. — Бен крепко вцепился в руль. Мерин почувствовала, как маленькая ручка утешительно погладила её по щеке. Она подняла руку и провела пальцем по лохматым кудрям Феликса.

Мерин казалось, что дорога в клинику бесконечная. Когда машина, наконец, остановилась, Мерин выскочила и бросилась внутрь. Бен бежал рядом по длинному коридору.

Мерин знала, в какой палате Эйдан, так как у неё собралось много воинов, ожидающих снаружи в знак солидарности. Адам шагнул вперёд и заключил её в объятия.

— С ним всё в порядке. С ним всё будет в порядке. Тело прекрасно отреагировало на наложенные швы. Думаю, через пару часов он будет как новенький.

У Мерин подкосились колени, и он усадил её на один из стульев в коридоре.

— Бен сказал, что он тяжело ранен, — проговорила она, глубоко вздохнув. Теперь Аделаида утешала её. Женщина села рядом и обняла её за плечи.

— Да. Судя по услышанному, половина одичалых сбежала. Вдоль восточной границы тоже их заметили. Эйдану повезло, что оставшиеся в живых одичалые бежали перегруппироваться. Я никогда не видел, чтобы такая глубокая рана у перевёртыша быстро заживала. Когда Бен уходил, прогноз был не очень утешительным. Я раньше не пробовал накладывать внутренние швы на перевёртыша и не знал, как отреагирует его тело. Я рискнул, а Эйдан очень сильный, он справится. — Адам посмотрел через плечо. — Прости, но пострадал не только Эйдан. — Он повернулся и пошёл обратно в большой процедурный кабинет.

— Леди МакКинзи, может в приёмной будет удобнее? — раздался низкий голос. Мерин подняла голову. Перед ней стоял тот самый великолепный седовласый мужчина, которого она встречала раньше — командир отряда Гамма. Она глубоко вздохнула и встала. Ей нужно знать, что произошло.

— Саша, докладывай. — Она говорила так же чётко и командным тоном, как слышала от Эйдана. Саша встал по стойке смирно, а затем, нахмурившись, посмотрел на Мерин.

— Может, тебе лучше пойти в приёмную вместе с леди Аделаидой? — Он говорил не то, чтобы снисходительно, но почти. Ни говоря и слова, Мерин опустила рюкзак на пол, открыла его и достала маленькую чёрную коробочку.

— Ну, началось, — пробормотал Колтон.

Она улыбнулась, ведь он знал, что это за коробочка, потому что сам её подарил. Она открыла крышку и вытащила пистолет, который осторожно зарядила. Затем надела наплечную кобуру и отрегулировала так, чтобы идеально подошла. Мерин повертела пистолет в руках и посмотрела на Сашу, который с трудом сглотнул.

— Слушайте-ка все сюда! — Она начала говорить громко, чтобы слова разлетались по коридору. — Чтобы вы знали, те разы, когда вы видели меня плачущей после нападения или смеющейся на балу — это не я. Я настоящая далека от той. Я — дерзкая, бешеная сука, которая очень по-собственнически относится к тому, что её. Эйдан — самая важная часть того, что моё. И так как сейчас он не может отдавать приказы, вам придётся довольствоваться мной. Я хочу, чтобы одичалые, ответственные за ранение Эйдана, были найдены и уничтожены. Они представляют угрозу для города и людей, которые мне дороги, и это неприемлемо. — Она посмотрела на мужчин, которые в шоке смотрели на неё.

— Леди Мерин, у нас есть подготовленные специалисты, которые могут справиться с этой ситуацией… — начал Саша.

— Ну и где же они, мать их? — Мужчины вздрогнули. Мерин не знала, то ли потому, что не привыкли к женскому сквернословию, то ли из-за вопроса.

— Где командир отряда? Я желаю немедленно поговорить с ним! — Голос эхом разнёсся по коридору.

— Что? — чуть ли не прокричала Мерин, обернулась и увидела, что старейшина Эвре надвигается на них.

— Я требую, чтобы воины были назначены в мой дом! Смешно, что члены Совета остались без охраны. — Мерин увидела Байрона, приближающегося к нему сзади, и его лицо походило на грозовую тучу.

— Старейшина, боюсь, это невозможно, все оставшиеся воины нужны для наблюдения за периметром или патрулирования города, — сказала Мерин, делая шаг вперёд. Краем глаза она заметила, как Саша слегка кивнул в знак согласия.

— А с чего это ты решаешь? Разве ты не должна сидеть дома и, поджав хвост, ждать, когда вернётся твоя пара? Я слышал, что его ранили, какой позор для командира подразделения!

Мерин злобно улыбнулась. Воины отряда напряглись, услышав оскорбление старейшины Эвре, и Эдэйр с Беном держали Байрона, когда он зарычал.

— Именно так я и думал, бесполезный человек для бесполезного… — начал старейшина Эвре.

— Заткнись на хрен, скользкий придурок. Позволь спросить кое о чём, кусок вампирского мяса, за все века, что ты прожил, полагаю, научился пользоваться мечом?

— Да, — прошипел старейшина.

— А кинжалом? Рапирой? Пистолетом? Знаешь боевые искусства? — продолжала Мерин.

— Конечно же! Какое это имеет отношение к делу? — потребовал он.

— Такое, что благодаря всему этому, ты можешь защитить себя от одичалых гораздо лучше большинства жителей города. А теперь заткни свой грёбаный рот и убирайся с дороги, пока я не назначила тебя патрульным.

У Мерин всё внутри тряслось, она была так зла. Как он смеет оскорблять Эйдана!

Рот старейшины вампиров дёргался, но слова так и не вылетели из него. Как раз в тот момент, когда Мерин думала, что голова Эвре взорвётся, он повернулся и зашагал по коридору. Выйдя, он захлопнул за собой дверь и звук эхом разнёсся по коридору. Лишь после этого Мерин повернулась к Саше.

— Саша, возьми отряд Гамму и ещё два на свой выбор и расставь их по периметру. Ещё два отряда пусть патрулируют город. Альфа остаётся здесь охранять Эйдана. Перезванивайтесь каждые десять минут. — Она закончила, но никто не шевельнулся. — Это надо сделать сегодня, джентльмены, и кто-нибудь принесите мне карту!

Саша ухмыльнулся, стукнув каблуками, и отдал ей честь, мужчины последовали его примеру, улыбаясь от уха до уха. Они разошлись, а Мерин выдохнула.

Байрон заключил её в объятия.

— Моя девочка!

— Думаю, они испугались пистолета. — Мерин поднял крошечный револьвер.

Байрон кивнул и с невозмутимым видом согласился.

— Уверен, именно так.

Мерин убрала пистолет в кобуру и посмотрела на Рю. В его глазах светилась гордость, которая согревала. Мерин потёрла глаза и глубоко вздохнула.

— Мне определённо понадобится ещё чашка кофе.

ГЛАВА 15

Уже был шестой час утра, когда они заняли неиспользуемый процедурный кабинет напротив палаты Эйдана, ставший их командным центром. Колтон протянул карту, и Мерин положила её на каталку.

— Отметь, где были совершены нападения. — Она протянула ему ручку. Он поставил две точки, прямо напротив друг друга. Мерин достала рацию.

— Гамма-котёнок первый, Гамма-котёнок первый, приём. — Мерин отпустила кнопку.

— Это так необходимо? — ответил Саша.

— Да, и ты не сказал «приём». Когда Эйдан встанет на ноги, я расскажу ему, как смехотворно слаба ваша безопасность, когда дело доходит до технологий. Короче, поставь больше людей к северу и югу от города, они уже нанесли удар на востоке и западе. Похоже, они пытаются увести воинов на окраину. Скажи подразделениям в городе, чтобы держали ухо востро.

— Понял, конец связи.

— Обычно шести единиц более чем достаточно для безопасности города, а теперь мы растянулись, — заметил Байрон. Мерин подняла взгляд и поняла, что если кто-то и должен быть главным, то это он.

— Папа, прости. Ты должен этим заниматься. — Она указала на карту.

Он покачал головой.

— Ты прекрасно справляешься. Сделала всё в точности так, как сделал бы я. Ты изучала стратегию боя?

— Нет, но я играю в World of Warcraft

— Звучит заманчиво. Потом покажешь.

Мерин лукаво улыбнулась.

— Конечно. Держу пари, тебе понравится.

Мерин обвела взглядом комнату, задержавшись на Эдэйре, сидящем рядом с матерью. Затем посмотрела на Колтона. И вновь на Эдэйра, и опять на Колтона.

Колтон оттолкнулся от стены и шагнул вперёд.

— Что?

— Эдэйр, учебная академия в городе же? — спросила она.

Эдэйр поднял голову.

— Да, а что?

— Сколько там стажёров?

Он на мгновение растерялся, а затем ответил:

— Тридцать. По пять на каждое подразделение.

— Может… — Мерин вытащила ноутбук и получила доступ к городским беспроводным каналам, затем огляделась вокруг. — Где Дарьян и Гавриэль? — Она знала, что Килан помогает Адаму в Лазарете. Помимо Эйдана, пострадали ещё двое членов Гаммы — у одного черепно-мозговая травма, у другого сломана нога.

— Думаю, снаружи, — ответил Колтон.

Мерин положила ноутбук на карту.

— Сейчас вернусь. — Она выбежала за дверь. Чтобы план сработал, нужен Гавриэль и Дарьян.

Она уже собиралась открыть дверь, когда услышала громкий голос Дарьяна. Не желая прерывать разговор, она скользнула в комнату у выхода и встала рядом с треснувшим окном, откуда было хорошо слышно мужчин

— Что бы ты там не придумал, Гавриэль, не выйдет.

— У меня всё под контролем.

— Чушь собачья! Эйдана ранили из-за тебя. Ты отстал, и нам пришлось вернуться, оказавшись между двумя группами, — Дарьян говорил скорее разочарованно, чем сердито.

— Думаешь, я не понимаю?!

— Тогда сделай что-нибудь! Вампирского перехода не стыдятся, и если ты слабее обычного и нуждаешься в большем количестве крови, не означает, что ты сачкуешь. Сколько ещё времени? — Мерин услышала тяжёлый вздох.

— Не меньше месяца.

— Месяц? Гавриэль, уже почти две недели ты в состоянии перехода.

— Знаю.

— Чем старше вампир, тем дольше переход. Я ни разу не видел вампира, у которого переход длился бы шесть недель. Сколько же тебе лет? — В голосе Дарьяна послышался страх.

— Достаточно. Мне привезут ещё крови, но нужно время. Не могу заказывать кровь в одном центре, иначе старейшины заподозрят неладное. Мне приходится делать много мелких заказов.

— Проклятье. Ладно, делай то, что нужно, а я буду стараться прикрывать тебя, — пообещал Дарьян. Мерин на цыпочках вернулась к двери и с грохотом распахнула её.

— Вот вы где. Мне нужна ваша помощь. Дарьян, сходи, пожалуйста, посмотри, не нужно ли что Адаму. Он давно работает. — Дарьян кивнул и вошёл внутрь. Гавриэль удивлённо посмотрел на Мерин, которая скрестила руки. — Шесть недель, да? — Мерин смотрела на него, хотя не понимала, откуда знает, что он лжёт.

— Мерин, важно, чтобы старейшины не узнали, сколько мне лет.

— Мне плевать. Придётся ли тебе сделать один большой заказ или сказать старейшинам, чтобы они поцеловали тебя в зад, то, что случилось сегодня — Эйдана ранили — не должно повториться.

— Обещаю.

Мерин стало не по себе от того, насколько грустным казался Гавриэль.

— Ты в порядке?

Его лицо просветлело.

— Да.

— Хорошо. У меня для тебя есть работёнка, которая может прикрыть твою задницу, пока не закончится этот переход.

— Какая?

— Пойдём, покажу. — Они вернулись в командный центр. Дарьян уже связался с Адамом и ждал их. Мерин подошла к своему ноутбуку и запустила программу. Улыбаясь, она взяла рацию.

— Гамма-котёнок один, Гамма-котёнок один, приём.

— Гамма-котёнок один слушает, Угрозинка? — Мерин убьёт Эйдана за то, что он дал ей это прозвище.

— Переведи два подразделения в городе на периметр, приём.

— Угрозинка, тогда город останется без воинов.

— Угрозинка права, Угрозинка мудрая. Поверь Угрозенке. Приём.

— Эйдан прав, ты говоришь на странном языке, приём

Мерин уставилась на рацию, а затем обвела взглядом комнату и наткнулась на пустые выражения лиц.

— Ну, это же из «Смерча»[10]! — Она топнула ногой. Выражения лиц не изменились. Она поднесла рацию к губам. — Просто передислоцируй людей по периметру, приём.

— Вас понял, конец связи.

— Что, чёрт возьми, ты делаешь? — Мерин вздохнула бы с облегчением, услышав голос Эйдана, если бы тот не кричал.

— Помогаю…

— Я командир подразделения. Эти люди — моя ответственность, и я не позволю их убить, потому что ты захотела поиграть!

— Но я… — У Мерин глаза защипало от слёз. Почему он не хочет её выслушать?

— Нет! Мне надоели твои выходки, Мерин, просто иди домой и жди меня, по крайней мере, тогда я буду знать, что ты в безопасности и не вмешиваешься. — Эйдан прислонился к двери.

Она протянула ноутбук Гавриэлю и указала на то, что хотела показать, и на что он округлил глаза. Затем Мерин взяла рюкзак и направилась к двери, но остановилась перед Эйданом, чувствуя себя так, словно он ударил её ножом в сердце.

— А я за тебя переживала! Придурок! — Она подняла ногу и изо всех сил пнула Эйдана по голени.

— Ай! Проклятье, Мерин! — Она ушла, не желая больше слышать, как он ругается. Когда она дошла до конца коридора из глаз брызнули слёзы. Остановившись, Мерин прикрыла глаза рукой. Феликс погладил её по щеке, пытаясь успокоить. Рю обнял за плечи и повёл в смотровую палату, где усадил на край стола.

— Он не это подразумевал.

— Это!

— Нет. Он очнулся после тяжёлого ранения, не знает, живы ли его люди или где они находятся, а тут слышит твой голос. То есть ты не дома в безопасности за запертыми дверями, а здесь, где защита минимальна. Говорило не его сердце, а страх, — пояснил Рю. Мерин уткнулась лицом ему в грудь.

— Он ненавидит меня. Меня никогда не волновало, как относятся ко мне люди, потому что я их не люблю. Но Эйдан не может ненавидеть меня, потому я его люблю.

Рю прижал её к себе и вытер щёки. Заслышав ворчание у двери, они обернулись. Эйдан тяжело прислонился к дверному проёму, прежде чем войти в палату на нетвёрдых ногах.

— Он прав, Мерин. Я до смерти перепугался, когда понял, что ты здесь. Я не уверен на сто процентов, что смогу защитить тебя. — Эйдан держался за бок.

— Я вас оставлю. — Рю вышел, закрыв за собой дверь. Эйдан прислонился к двери.

— Ты засранец!

— Знаю.

— У меня было всё под контролем, твой отец сказал, что я делаю всё так, как делал бы он.

— Знаю. — Глубоко вздохнув, Эйдан поморщился.

— Ты засранец.

— Ты повторяешься.

— Ты повёл себя, как чертовски огромный засранец, так что пришлось повторить. — Она не могла больше злиться на него. Эйдан выглядел таким жалким. Она подошла и встала перед ним. — Больно?

— Голень болит сильнее.

— Ты заслужил.

— Думаю, да. — Эйдан обхватил её лицо руками, а в его глазах сияла гордость.

— Гавриэль обозвал меня полным идиотом и велел, если понадобится, молить о прощении на четвереньках. Он сказал, что ты в одиночку удвоила наши ресурсы. Он показал, что ты делаешь на ноутбуке. Взломала городские камеры, чтобы мы следили за улицами и посылали подкрепление, если один из отрядов стажёров попадёт в беду. Так, все опытные воины могут быть в поле, и мы не разрываемся меду периметром и центром. — Он нежно поцеловал её. — Пожалуйста, прости. Я люблю тебя и твои выходки. Мысль о жизни без тебя пугает до чёртиков. — Он покрывал поцелуями её лицо. Стараясь не задеть рану, она обняла его, а он прижал её к себе.

— Прощён, хотя с тебя тонна шоколада.

— Усёк. — Когда он наклонился и завладел её губами, чувства сотрясли всё тело. Он заставил её душу петь. Она крепче обняла Эйдана, и он застонал.

— О, Боже, прости! — Она отступила, и он с трудом выровнял дыхание.

— Давай вернёмся к остальным. — Эйдан взял её за руку.

Когда они вернулись в командный центр, Аделаида вздохнула с облегчением.

— Я прощён, — объявил Эйдан на всю комнату.

— Хорошо, потому что мы собирались вышвырнуть тебя из Альфы и поставить её во главе, — поддразнил Колтон.

— Значит ли это, что ты покажешь, как пользоваться гранатами? — спросила Мерин.

Колтон побледнел.

— Не уверен.

Эйдан рассмеялся и тут же застонал.

— Ты должен отдыхать, — настоял Адам.

— Всё хорошо. Мерин устроила всё так, что я могу следить отсюда. — Эйдан присел рядом с Гавриэлем и начал смотреть на мониторы с камер наблюдения.

— Твой брат-идиот. — Гавриэль указал на ноутбук. Мерин посмотрела через плечо Эйдана и увидела, что Эдэйр стоит перед одной из камер в городе с группой стажёров. Он вертелся у фонарного столба, как стриптизёр. Эйдан засмеялся и тут же застонал, переводя дыхание, и продолжил смеяться, держась за бок. Мерин смеялась, но её смех перерос в зевок.

Эйдан подтолкнул её к двери.

— Езжай в казарму, отдохни и покорми Челюсти. Я скоро приеду.

Мерин замешкала.

— Уверен?

Он просто смотрел на неё.

Мерин чмокнула Эйдана в щёку.

— Ладно, ладно. Дам тебе немного побыть главным. — Он шлёпнул её по заднице. — Эй, только не перед семьёй! Не стоит им знать, как ты извращён. — Она потёрла ягодицу. У Эйдана отвисла челюсть, и он начал краснеть. Дарьян и Колтон начали давиться от смеха.

— Вот останемся наедине… — предупредил Эйдан.

— Ты только обещать можешь. — Она подмигнула и повернулась к двери.

Колтон швырнул Рю связку ключей.

— Езжай прямо до огромного дома справа. Мимо не проедешь.

Рю поклонился.

— Благодарю.

Как только они оказались в джипе, Мерин закрыла глаза. День был долгим и утомительным. Она больше никогда не хотела получать новость о том, что Эйдан ранен. Через несколько минут они уже подъезжали к казарме. Когда она выскочила из машины, получила от Рю тяжёлый взгляд. Ему тоже не понравилось, что она его не дождалась. Мерин показала ему язык.

Он отпёр дверь и вошёл, Мерин шла следом, желая лишь покормить Челюсти и завалиться спать. Прежде чем она успела закрыть дверь, Рю остановился.

— Что?

Он поднял руку, показывая замолчать, затем повернулся к ней, что-то высматривая. А потом внезапно поднёс два пальца к губам и издал пронзительный свист. Мерин в ужасе смотрела, как позади Рю появляется человекоподобный силуэт. Он открыла рот, чтобы предупредить, но Рю ударили сзади. Крошечный огонёк сорвался с её плеча и вылетел за дверь. Она почувствовала прилив надежды, когда поняла, что Феликс отправился за помощью. Но всё же повернулась к двери, правда, её схватили за волосы и швырнули на пол.

— Нет! — Она пнула слегка бесформенные руки и сумела подняться на ноги, а затем вытащила пистолет из кобуры и крепко сжала его.

— Что толку от пистолета, если не видишь, во что стреляешь? — раздался насмешливый голос. Мерин слегка повернула голову, чтобы не смотреть прямо на него. Он не знал, что его видно. Ей пришлось подождать, пока он перестанет кружить, чтобы выстрелить.

— Зачем ты это делаешь? — Чем дольше она будет его заговаривать, тем больше шансов, что Рю очнётся и помоет ей.

— Выполняю приказ.

— Чей?

— Э-э-э… Хватит разговоров. Я с нетерпением ждал встречи с тобой почти неделю. Ты так вкусно пахнешь, — произнёс ржавый голос.

Существо перестало кружиться и встало перед ней. Улыбаясь, она подняла пистолет и начала стрелять. Мерин не останавливалась, пока не кончились патроны, но он всё так же двигался к ней.

— Палки и камни могут сломать мне кости, но пули не убьют. — Он хохотнул. А затем мгновенно уложил на пол, выбив из лёгких весь воздух. Через секунду Мерин почувствовала, как вес этого создания придавил её. Хватая ртом воздух, она боролась вслепую. — Никто не спасёт тебя. Все игрушечные солдатики на границе, а маленькие солдатушки — в городе. Мы слишком далеко и твоя пара не услышал маленький пистолет. — Он наклонился, провёл языком меду её грудей, вверх по подбородку и просунул его Мерин в рот. Она подавилась таким вторжением. — Пора тебе умереть. — Он поднял руку, в которой оказался нож. Мерин брыкалась и кричала, подняла руки, чтобы не дать острию лезвия войти в плоть… но этого так и не случилось.

Она почувствовала, как задрожал пол, а стены сотряс злобный рёв. Через несколько секунд нападавшего оторвали от неё и швырнули в стену. Где тот упал на пол, покрытый обломками стены и штукатуркой.

Мерин подняла голову и не могла понять, что видит — существо, не похожее ни на что, что она видела раньше. Округлые уши, коричневый мех, короткая морда — всё это на гуманоидной голове. Ненормально длинное туловище и руки почти до самого пола. Он одет в то, что раньше было парой штанов, которые на этом существе выглядели как потрёпанные шорты. Даже пригнувшись, с опущенными вперёд плечами, он был почти три метра ростом. Не находись они все в фойе, он задевал бы потолок. Из пальцев торчали когти, которыми он бил по слабо светящемуся противнику. Каждый удар приводил к разрыву плоти и переломам костей.

Мерин не знала, когда поняла, что смотрит на Эйдана, но внезапно поняла. Это существо — её пара, и он зол!

Только когда нападавший перестал шевелиться, Эйдан остановился. Всё подразделение Альфа и семья Эйдана наблюдали за происходящим из-за двери. Эйдан понюхал воздух и подошёл к Мерин. Ткнулся носом ей в волосы, заставив вскрикнуть, а затем лизнул те же места, что и нападавший. Мерин взвизгнула.

— Фу! Не лижи меня! — Она толкнула его морду. Эйдан зарычал. — Я знаю, что рычишь ты не на меня! — крикнула она и погрозила ему пальцем. Рычание прекратилось почти сразу же. Он поднял её и прикусил за шею. Она расслабилась в его объятиях.

— Она даже не вздрогнула. — Колтон был явно впечатлён.

Мерин повернулась к нему и заметила, что смотрит на него вниз.

— Ух ты! Вот так вот вы, высокие люди, видите мир каждый день?

Тело Эйдана начало сжиматься и меняться. Через несколько мгновений он вернулся к своему обычному человеческому облику.

— Слава богам, с тобой всё в порядке! — Он зарылся лицом в изгиб её шеи.

— Благодаря тебе.

Он покачал головой.

— Благодаря духу по имени Феликс. Он представился Дарьяну и рассказал, что произошло.

Феликс возник рядом с её головой. Она приподняла волосы, и он нырнул в укрытие. Дарьян изумлённо пялился.

— И когда ты собиралась сказать нам, что у тебя есть дух? — спросил он.

Мерин пожала плечами.

— День выдался долгим.

Гавриэль и Колтон подошли к тому, что осталось от тела нападавшего. Его по-прежнему почти не было видно, если не считать слабого свечения.

— Килан, это заклинание? — спросил Гавриэль.

Килан покачал головой.

— Ничего подобного я прежде не видел.

— Это сикигами, мои слуги. Благодаря им, нападавшего было видно. — Рю сел и потёр затылок. Затем встал на колени, положил обе руки на пол перед собой и упёрся лбом в пол. — Дэнка, я не смог уберечь тебя от опасности. Даже если это не будет стоить мне жизни, ты вольна разорвать узы, связывающие нас, и найти нового сквайра.

— О, Рю, встань, пожалуйста. Ты как-то сделал этого парня видимым, чтобы я могла стрелять, а Эйдан мог драться с ним. Ты не виноват, что он напал на тебя сзади. — Мерин было невыносимо видеть такого гордого человека на коленях.

Рю встал и поклонился в пояс.

— Клянусь, это больше не повторится.

— Я прощу тебя, даже если это повторится. Что такое сикигами? — спросила она.

— Тренированные духи, которых я вызвал, — объяснил он. Мерин поразилась.

— Они очень пригодились. Приготовь нам чай, пожалуйста. Мне нужно успокоиться.

Он снова низко поклонился и сразу же ушёл на кухню.

— Хороший мужчина, — заметил Дарьян.

— Лучший. — Мерин посмотрела на своего врага. — А что у него на шее?

Мужчины посмотрели вниз. Эйдан отпустил её и подошёл

— Что ты видишь? — Мерин указала на крошечную сферу, висящую на шнурке вокруг шеи мертвеца. — Мерин, я ничего не вижу. — Эйдан в замешательстве повернулся к ней.

— Да вот же! — Она снова показала пальцем. На этот раз Аделаида и Байрон подошли посмотреть.

— Мерин, я тоже ничего не вижу, — сказал Байрон.

Мерин подошла к телу и уже собиралась наклониться вперёд, когда Эйдан схватил её за руку. Она вскрикнула и шлёпнула его по руке.

— Не делай так! У меня сердечный приступ будет! Нельзя хватать кого-то за руку, когда тот склоняется над мёртвым телом! — Мерин схватилась за грудь, пытаясь перевести дух.

— Не хочу, чтобы ты прикасалась к нему.

— Эйдан, его мозги разбросаны по полу фойе. Я почти уверена, что это общепринятый показатель того, что человек мёртв.

— Хорошо, но будь осторожна, — проворчал он.

Она опустилась на колени и потянула за шнур, пока тот не порвался. Как только ожерелье исчезло с шеи, тело стало полностью видимым, и слабое зелёное свечение исчезло.

Мерин подняла кулон.

— Заклинание невидимости?

Килан покачал головой.

— Не похоже ни на одно, которое я встречал.

Мерин вскочила, когда самый ужасный в мире запах ударил в нос.

Откашливаясь, она повернулась к Эйдану.

— Что за вонь, чёрт возьми?

— Именно так пахнет одичалый. Обычно, благодаря этому их легко отслеживать. Это побочный продукт потери души — начинаешь гнить изнутри, а это немного неприятно, — объяснил Эйдан.

— Немного? У меня глаза слезятся. Пахнет смесью «Читос» и потных ягодиц. — Мерин заткнула нос. — Фу! Такой сильный запах. Я его даже во рту чувствую! — Мерин вытерла язык рукавом.

Колтон уставился на неё, как на гения.

— Почему нам никогда не приходило в голову такое описание? Оно прекрасно! «Читос» и потная жопа. Надо Саше рассказать.

— О, Колтон, — выдохнула Аделаида.

— Ненавижу, когда враг открывает что-то новое, — проворчал Дарьян.

— Малыш, дай посмотреть. — Эйдан протянул руку, но когда Мерин хотела отдать кулон, тот выскользнул и разбился об плитку.

— Прости… — Она замолчала на полуслове, когда два маленьких золотых шара проплыли под потолком. Мерин смотрела им вслед, а потом повернулась к Эйдану. — Всё кончено, да?

Эйдан притянул её к себе.

— К сожалению, детка, я думаю, что это только начало.



***

— Уверена, что тебе понравится жить с ребятами? — в тысячный раз спросил Эйдан.

— Да. Мы должны быть вместе, а ты должен быть здесь, значит, я буду здесь. — Она заканчивали выгружать её вещи.

— Как ты уговорила маму? — поинтересовался Эйдан.

— Сказала, что её шансы стать бабушкой увеличатся, если мы будем регулярно спать вместе. — Она рассмеялась, увидев похотливый взгляд Эйдана.

— К тому же, у нас будет Рю и его стряпня. — Колтон чуть ли не пританцовывал.

А воины других подразделений застонали и начали жаловаться, что у них нет сквайра. Все шесть отрядов решили помочь ей переехать.

Они начали швыряться пустыми коробками и упаковочной бумагой, но Колтон легко увернулся. Мерин рассмеялась, когда Саша толкнул Колтона, и тот растянулся на земле. Она уже собиралась присоединиться к веселью, когда заметила два внедорожника на дороге. Все замерли и смотрели, как машины остановились. Из одного внедорожника выбрался старейшина Эвре, а из другого — Байрон. Воины отряда образовали полукруг вокруг неё и Эйдана.

— Вот она! Я хочу, чтобы её арестовали! Она незаконно взломала главный компьютер города и взяла на себя командование отрядом, подвергая жизни людей риску!

— Блин! — Мерин закатила глаза.

— Рене, она спасла жизни, и ты это знаешь. В свете этого, ей простили использование нашего компьютера. А твою жалобу на то, что Мерин командовала отрядом, отклонили на совете. Ты не можешь возбудить против неё гражданский иск. — Байрон едва ли не побагровел.

— Командир подразделения Эйдан, а не она, — провизжал старейшина Эвре.

Эйдан потёр подбородок и кивнул.

— Совершенно верно, советник. Я — командир подразделения и командую каждым человеком, стоящим здесь, и каждым воином отряда в четырёх главных городах.

— Видишь! Вот! Он со мной согласен. — Старейшину просто трясло.

Эйдан поднял руку.

— Это правда, я командир подразделения и командую людьми, но… — Он остановился и обнял Мерин за плечи. — Но Мерин управляет мной. Так что если уж и следовать субординации, она по праву может отдавать приказы воинам, — пояснил он.

Старейшина Эвре посмотрел на воинов. Саша и светловолосый воин, которого Мерин не узнала, вышли вперёд.

— Воины, на караул! — крикнули эти двое. Двигаясь как единое целое, мужчины вытянулись по стойке смирно и отдали честь.

— Прекрасно! Пусть ваше достоинство как воинов подразделения будет унижено этим… этим… человеком! — Старейшина Эвре развернулся на пятках и сел в машину. Взвизгнув шинами, он уехал.

— Скатертью дорога, придурок! — Мерин показала вслед старейшине средний палец.

Мужчины рассмеялись.

Мерин повернулась к Эйдану.

— Ты говорил серьёзно? — Она вцепилась в его футболку. Эйдан притянул Мерин к себе, и она почувствовала, как он вдохнул аромат её волос, нежно целуя в шею. Она будет каждый день благодарить судьбу, что ей подарили такого мужчину. Он отстранился и поцеловал её до потери сознания. Когда они оторвались друг от друга, Эйдан улыбался своей редкой улыбкой.

— Ну, конечно, ты же мой командир.



КОНЕЦ КНИГИ!

ЭПИЛОГ

О, нет. Опять.

«Ну почему ты всегда ходишь по лестнице? Прошу, умоляю, смотри, куда ступаешь! Нет! Не оборачивайся, ты…»

Гавриэль с ужасом наблюдал, как его пара скатилась вниз по лестнице. Через несколько секунд она уже стояла на ногах, улыбаясь, но снова поднималась по лестнице. Когда она добралась до кабинета директора, куда и шла, он увидел, как она болтает с красивым мужчиной и зашипел. Гавриэль не слышал, о чём они говорили. Но не желал, чтобы рядом с ней находился кто-то другой. Мужчина указал на шкафы с бумагами у окна. Улыбаясь и кивая, она понесла папки к шкафам. К сожалению, она не заметила удлинителя, споткнулась и вылетела в окно. Кабинет, в котором она была, находился на десятом этаже.

Гавриэль, задыхаясь, проснулся, пытаясь перевести дух. И так каждую ночь. Каждую ночь ему приходилось смотреть, как его пару швыряет от катастрофы к катастрофе, словно пьяного матроса на борту. Ему оставалось только молиться, чтобы она добралась до Ликонии живой и невредимой.

СЦЕНА ПОСЛЕ ТИТРОВ

— К-хм… сэр? — Килан уставился на коробку на полке.

— Что там, Килан? — ответил Эйдан, подходя к молодому колдуну.

— А как их?.. — голос Килана затих, когда мужчины уставились на коробку. Эйдан вздрогнул.

— Не хочу этого знать. Я вполне доволен тем, что никогда не узнаю. Пошли, Килан. Мерин ждёт шоколадные кексы, и я не хочу, чтобы она сердилась на меня… снова.

Килан хихикнул.

— Следовало вести себя лучше…

Примечания

1

Песня в жанре рок, написанная в 1975 году Аланом Мерриллом и Джейком Хукером из группы «The Arrows». Песня считается одной из самых известных рок-песен двадцатого столетия. Хотя оригинальная версия не фигурировала в чартах, песня приобрела международную известность благодаря дальнейшим успешным кавер-версиям

(обратно)

2

Американская рок-группа новой волны, основанная в 1976 в городе Атенс Фредом Шнейдером, Кейт Пирсон, Китом Стриклендом, Синди Уилсон и Рики Уилсоном. Группа сравнительно быстро получила известность благодаря необычному стилю, в котором соединились панк-рок, фанк, диско, китчевая образность и абсурдный юмор в текстах, а кроме того оригинальный ретроимидж.

(обратно)

3

Отсылка к 4й части «Звёздных Войн» момент, когда Оби Вана и Эникена останавливают солдаты империи и Оби Ван телепатией их отсылает прочь.

(обратно)

4

Спокойствие, мой брат. — Латынь

(обратно)

5

Отсылка к серии «Доктор Кто» «Не моргай» где в старом доме обитают странные статуи Плачущих Ангелов, а тем временем исчезают люди.

(обратно)

6

Вольтрон — название двух составных гигантских роботов и название аниме-сериалов и серии комиксов про каждого из них. Впервые появился на экранах в 1980-х годах в Японии в сериалах «Hyakujuu-ou Golion»

(обратно)

7

фирменная фраза 10-го доктора Кто, обозначающая вперёд.

(обратно)

8

Блюдо европейской кухни, вид блинов, приготовляемых на молоке без дрожжевой закваски. Характерны для французской и центрально европейской кухни.

(обратно)

9

Медведь Йоги — это антропоморфное забавное животное, которое появлялось в многочисленных комиксах, анимационных телешоу и фильмах. Он дебютировал в 1958 году в качестве второстепенного персонажа в шоу Гекльберри Хаунда

(обратно)

10

«Смерч» (англ. Twister) — американский фильм-катастрофа 1996 года, режиссёра Яна де Бонта. В главных ролях снялись Хелен Хант, Билл Пэкстон, Джейми Герц и Кэри Элвес.

(обратно)

Оглавление

  • Аланея Олдер Мой командир (Околдованные и очарованные — 1)
  •   ЗАКЛИНАНИЕ. ПРЕДЫСТОРИЯ
  •   ПРОЛОГ
  •   ГЛАВА 1
  •   ГЛАВА 2
  •   ГЛАВА 3
  •   ГЛАВА 4
  •   ГЛАВА 5
  •   ГЛАВА 6
  •   ГЛАВА 7
  •   ГЛАВА 8
  •   ГЛАВА 9
  •   ГЛАВА 10
  •   ГЛАВА 11
  •   ГЛАВА 12
  •   ГЛАВА 13
  •   ГЛАВА 14
  •   ГЛАВА 15
  •   ЭПИЛОГ
  •   СЦЕНА ПОСЛЕ ТИТРОВ
  • *** Примечания ***