КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 606059 томов
Объем библиотеки - 924 Гб.
Всего авторов - 239947
Пользователей - 109995

Последние комментарии

Впечатления

Каркун про Костер: Легенда об Уленшпигеле и Ламме Гудзаке (Классическая проза)

Качайте книжку с Флибусты, братья и сёстры книголюбы.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kotensberg про Котенсберг: Скука и скрепы. Сага о полиамории и семейных ценностях (Современные любовные романы)

Дорогие ценители литературы, есть книги "легкие", а есть - очень "тяжелые". Насколько легка или тяжела книга "Скука и скрепы. Сага о полиамории и семейных ценностях" Котенсберг Ася решите сами. Характеры главных действующих лиц выбраны весьма успешно, не сразу, но проникаешься к ним благожелательностью и симпатией, переживаешь за осечки и радуешься победам. Комбинирование ситуаций в отношениях, и влюбленности, и дружбы, может

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Менро: Азбука гитариста (семиструнная гитара). Часть вторая (Литература ХX века (эпоха Социальных революций))

Волю в кулак, нервы в узду -
Работай, не ахай!
Выполнил план - посылай всех в п...ду,
Не выполнил - сам иди на х...й!
В. Маяковский

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про (Ivadiya Kedavra): Долгий поцелуй (СИ) (Эротика)

Крошка сын к отцу пришел
И сказала кроха:
"Пися в писю - хорошо!
Пися в попу - плохо!"
В. Маяковский

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Торден: Новейший самоучитель для семиструнной гитары (Литература ХX века (эпоха Социальных революций))

Делаю эти ноты для уважаемых друзей-семиструнников. Система записи немного устарела, но умный человек разберется.
А для дураков я вообще ничего не делаю.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Красный: Двухгодичный курс обучения игре на семиструнной гитаре. Часть II (Второй год обучения) (Литература ХX века (эпоха Социальных революций))

Сделал, как и обещал. Времени ушло много, зато качество лучше, чем у других.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Параметры выбора смартфонов

Небесный Трон 5 (СИ) [Юрий Москаленко Мюн] (fb2) читать онлайн

- Небесный Трон 5 (СИ) (а.с. Небесный Трон -5) 0.99 Мб, 295с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Юрий Москаленко (Мюн)

Настройки текста:



Юрий Москаленко Небесный Трон 5

Вступление от автора книги

Прежде чем вы приступите непосредственно к чтению самой главы, хотел бы обратиться ко всем своим читателям. Буквально недавно я решил начать развивать свою группу в ВК, в которой отныне и будут все анонсы. Как обычных глав, так и новых частей Небесного Трона. Так что дату выхода «прод» вы сможете узнать именно там. Если что, зелённая кнопка под аннотацией этой книги ведёт как раз в мою группу.

Ну а ещё у меня есть одна очень важная информация для всех своих читателей, которую я хочу сообщить в ВК после завершения этого тома. Поэтому прошу всех, кто ещё не подписался на мою группу, сделать это, чтобы быть в курсе всех важных событий, касающихся Небесного Трона!

Спасибо за внимание и приятного чтения.

Глава 1. Каменоломни Старкса

В срединном мире Никрим было два континента: Голид и Рейтгхем. И именно на последний Каю и повезло попасть. С давних пор Рейтгхем был разделён между пятью расами: великанами, гномами, эльфами, сильфами и дорганами. А что же касалось людей, то из-за своей слабости они не могли ничего противопоставить остальным расам, и поэтому жили в различных труднодоступных и скрытых местах, наподобие скалистых островов на юге континента. Вот почему эльфы-торговцы так удивились, когда обнаружили Кая.

К слову, мечнику не посчастливилось быть телепортированным в пустыню Ишар — одно из самых опасных мест на планете. Благо парня хоть занесло на её окраину, где условия были не настолько ужасными как в центре. Впрочем, благодаря своей линии крови Каю местная атмосфера доставляла не так уж и много неудобств.

На западе же от пустыни расположился огромный Тёмный Океан, на побережья которого и проживали представители одной из пяти правящих рас — сильфы. Собственно, с ними и торговало Священное Королевство Таэль, чья граница находилась на востоке от Ишара, куда и направлялся караван, подобравший Кая.

Но ехали торговцы не напрямую к своей родине, а первым делом собирались посетить одно особое место — Каменоломни Старкса. А необычным оно являлось потому, что было отдельной суверенной территорией, пускай и занимало всего клочок земель, равный по размерам какому-нибудь крупному городу.

На самом деле ещё каких-то десять веков назад здесь не было ничего, кроме обширного участка ядовитых болот, обитатели которых издавна являлись головной болью властей королевства Таэль. Но затем появился он — неизвестный эльф-воин, назвавшийся Старксом. Для своего уровня развития он обладал невиданной силой, из-за чего многие решили, что Старксу повезло где-то наткнуться на наследие древнего мастера, или даже встретить его Тень. Так или иначе, но эльф предложил тогдашнему королю выкупить Гниющие Болота, пообещав за них колоссальную сумму денег. Было лишь одно условие: выкупленные земли перестанут быть территориями Священного Королевства, а станут личными владениями Старкса.

В итоге король согласился. Тогда он считал, что провернул крайне удачную сделку. Гниющие Болота не были нужны его стране, так что передать их кому-то ещё, повесив на него ответственность за вылазки местных монстров, казалось правителю отличной идеей. Одним решением он обезопасил свои земли на западе и сильно наполнил казну, которая в те времена несколько пустовала.

Однако уже в наше время наследнику эльфийского короля, который взошёл на трон всего пять столетий назад, это решения казалось ужасным. И виной тому был Старкс, который удивительным образом смог преобразить ядовитые болота, чьи пары представляли опасность даже для Священных Лордов.

Вот только Старкс сумел совершить невозможное — он неведомым образом очистил подавляющее большинство болот, а затем и вовсе осушил их, создав пригодную для жизни местность. Однако на этом воин не остановился, и начал строить на своих землях самую настоящую шахту, а также что-то наподобие городка.

Каким-то чудом эльф узнал, что именно здесь он найдёт один довольно редкий ресурс — Тёмный Звенящий Камень, который ранее добывался лишь в двух местах на континенте. Но не к этому стремился Старкс. На самом деле его интересовали два других ресурса, которые считались ещё более редкими и ценными: Лазурный Кристалл и Изумрудная Вода. О последней, кстати, до того момента слышали лишь в легендах, из-за чего Старкс стал монополистом на этот ресурс.

После этого каменоломни Старкса стали разрастаться, вскоре превратившись в настоящий город, основными жителями которого были рабы, свозимые сюда со всех уголков континента. Но самое главное — это место стало ключевой торговой точкой материка, расположившись аккурат между пустыней сильфов с запада, королевством эльфов с востока и горами гномов с юга…

В прошлом, чтобы торговать с восточной частью Рейтгхема, гномам и сильфам приходилось преодолевать Аномальные Земли, оставшиеся ещё со времён великой войны между всеми расами. Но из-за опасности подобных территорий стоимость перевозимых товаров серьёзно возрастала, что не нравилось ни одной из сторон. Другие же пути, например, морские, тоже не были достаточно безопасными, а к тому же являлись более длинными, что не сильно улучшало ситуацию.

Но всё изменилось, когда появились Каменоломни Старкса. Очистив болота, и построив на них город, воин смог создать максимально безопасную зону, соединяющую восток и запад материка. Таким образом, личные владения Старкса стали одним из крупнейших торговых узлов Рейтгхема, что было гораздо ценнее добываемых на их территории ресурсов.

Тогда-то новый король Таэля понял, что потеря Гниющих Болот дала лишь временную выгоду его отцу. Вот только было уже поздно. Пока земли Старкса развивались, то их охранял один очень влиятельный клан расы дорганов, ну а когда действие договора с ними закончилось, то вернуть себе эти земли королевство уже не могло. Ведь к тому моменту сам Старкс достиг пика ступени Священного Лорда, получив от Системы второе имя — Кулак Грома, собрал вокруг себя множество других могущественных воинов, а также обзовёлся огромным числом прочных связей. И хотя силы королевства Таэль или любых других государств континента были всё равно больше, выступать против Старкса было слишком затратно и опасно. К тому же все помнили, каким могуществом тот обладал ещё тысячелетие назад, когда только-только взобрался на ступень Священного Лорда.

Что же касалось самих земель Старкса, которым он так и не дал название, из-за чего их продолжили называть каменоломнями, то теперь они делись на три части: огромный город в самом центре, где жили и работали рабы; защищённый тракт, соединяющий пустыню, королевство и ближайшие земли гномов; и остатки ядовитых болот, которые окружали всё это, являясь естественным барьером для любых вторженцев.

Удийн. Так назывался город Старкса, который в действительности представлял из себя семь абсолютно разных территорий, соединённых стенами и прочей общей инфраструктурой. Такими территориями были: каменоломня, шахта Лазурных Кристаллов, Центр, сектор Ночных Бабочек, сектор Тёмной Алхимии, бойцовские ямы и сектор Глубин. Собственно, в последний и доставляли тех рабов, которым однозначно оставалось жить недолго.

* * *

Боль.

Первое, что Кай ощутил в момент пробуждения, это сильную боль. Терзаниям подверглись его разум и душа. И лишь спустя несколько минут, когда пытка закончилась, парень начал приходить в себя. Но так как ждать его никто не собирался, то проснуться мечнику помог тяжёлый удар в живот, который мог бы запросто разорвать на куски обычного смертного, будь таковой здесь вместо Кая.

Глаза парня широко раскрылись, а из его рта резко вырвалась кровь. Попытавшись рефлекторно сжаться, но не сумев этого сделать, Кай просто дёрнулся, после чего стал жадно хватать воздух ртом.

— А ты не переборщила? — хрипя, спросил мужчина.

— Да не! — ответил грубый низкий голос, но при этом явно принадлежащий женщине. — Этот человек на удивление крепкий! К тому же, пред тем как продать его, торговцы определённо скормили парню Зелье Спокойного Тела. И действовать оно будет ещё как минимум дня два. Видать, боялись, что товар не довезут живым, но в итоге переборщили. Вряд ли он умер бы за это время.

— Понятно… Эй, раб! Давай просыпайся! — дали Каю звонкую пощёчину. — Хм. Действительно… крепкий.

Тем временем парень наконец более-менее пришёл в себя. Сфокусировав взгляд, Кай понял, что оказался в некоем тёмном месте. Судя по всему — тюремной камере.

Руки Кая были закованы где-то вверху, из-за чего он находился в подвешенном состоянии. Но это была не единственная вещь, которая сковывала парня. На шее у него расположился тугой ошейник-артефакт, заострённые края которого легко впивались в закалённую кожу.

Кроме Кая в помещение находилось ещё двое. Первым был трёхметровый мускулистый воин с тёмно-бронзовой кожей, являющийся, судя по всему, особью женского пола.

Что же касалось второго «посетителя», то это явно был мужчина. Старый, скрюченный, с яркими золотистыми глазами и длинными седыми волосами. К удивлению мечника, старик носил очки, хотя и являлся при этом пиковым Заклинателем, как и его собеседница.

Но вскоре Кай понял, что очки — это какой-то артефакт, так что вряд ли у мужчины были проблемы со зрением. А вот что позабавило мечника, так это длинные остроконечные уши старика, которые причудливым образом были согнуты вниз.

Система выдала два сообщения.


[Раса: Великан]

[Раса: Эльф]


«Прямо как в игре какой-то…» — стало первой мыслью Кая.

— Похоже очнулся, — кивнув, пробасила великанша. — Ну всё. Теперь кроме этой ужасной раны на груди, его жизни ничего больше не угрожает. На этом моя задача как лекаря окончена.

Как только женщина напомнила Каю о ране, то, как назло, его грудь в тот же миг загорелась пламенем боли. Благо сейчас она оказалась не так сильна, как в прошлый раз, поэтому парень мог терпеть боль молча.

— Благодарю, — ответил старик, а затем проводил лекаря взглядом, пока та выходила из камеры.

Повернувшись обратно к Каю, эльф, сощурив глаза, презрительно посмотрел на парня.

— Человек… — он буквально выплюнул это слово, позволив Каю прочувствовать весь спектр негативных эмоций, которые испытывал старик, пока стоял рядом с парнем. — У меня здесь твоё кольцо, — показал он вещицу. — Сделано оно по ущербным технологиям. Да и защита абсолютно никакая. Впрочем, чего ещё ожидать от вашей ничтожной расы? Но так или иначе, моя работа вскрыть его. И пока ты без сознания, то взломать метку владельца довольно непросто. Так что давай, просто удали метку с кольца! Или если хочешь, то можешь лично опробовать моё мастерство пыток? Ведь я не буду пытаться насильно стирать духовный отпечаток. Мне больше нравится делать так, чтобы рабы сами убирали его. Но так как ты смертник, и тебе ещё предстоит идти в Глубину, то я дам тебе выбор.

Окинув эльфа холодным взглядом, Кай усмехнулся, а затем внезапно плюнул старику в лицо. Увы, старик был пиковым Заклинателем, так что увернуться от плевка для него не составило никаких проблем.

— Грязный пёс, — процедил эльф.

Резким рывком приблизившись к Каю, он внезапно вонзил длинную иглу парню в грудь, вогнав её на добрых пять сантиметров. Ну а затем эльф оскалился, а из его руки в иглу потекли энергия и законы. Тело мечника затряслось от судорог.

— Давай! Кричи!

Кай продолжил дёргаться, но желание старика так и не удовлетворил. Парень не издал ни звука.

— Что?! — удивился эльф. Но даже увеличив мощность, он не услышал крика. — Обычно хватает трёх секунд, чтобы даже самые стойкие начинали молить о пощаде и рыдать… — почесал он седую макушку. — Неужели ты уже открыл свой мир души? Так рано?..

Эльф был прав. Лишь погрузившись в свой духовный мир, Кай смог заглушить связь с телом, благодаря чему избежал мучительной боли. Всё-таки, хоть после закалки разума воины и получали возможность подавлять боль, но она была ограничена определённым уровнем. Поэтому полностью избавиться от телесных ощущений подобным образом никак не получилось бы.

— Ладно… — обиженно вздохнул старик, а затем вытащил иглу, прекратив пытку. — Тогда будем действовать по классике. Эх… никакого веселья…

Осознав, что чужие законы молнии, которые и возбуждали его нервные окончания, исчезли, Кай вернулся в реальность. Парень увидел, как старик стал концентрироваться на его кольце. Судя по всему, эльф собирался избавиться от духовной метки Кая самым простым способом — стереть её потоком собственной воли.

Вот только старик даже и не подозревал, что сила воли парня намного превосходит уровень его собственного развития. И если обычно требовалась просто подавляющая сила воли, то в данном случае разница была не так уж и велика. А кроме того, повреждения собственной души из-за внешней нагрузки Кай не боялся, так как ещё на Земле успел убедиться, что некая сила действительно защищает его оболочку души. Ну а что касается боли, то её парень мог и потерпеть.

Однако сопротивляться Кай не собирался. Как бы ему ни хотелось позлить мерзкого эльфа, но своё положение он прекрасно понимал. Мечник осознавал, что лучше быть послушным рабом, чем мёртвым рабом. Пока что он собирался подчиниться…

— Я… сниму… — изображая слабость, прохрипел парень, прежде чем эльф приступил ко взлому.

Подняв удивлённый взгляд на человека, старик расплылся в мерзкой улыбке.

— Духовной боли боишься, угадал? — сказал он, а затем издал противный, словно карканье вороны, смех. — Понимаю…Тогда давай быстрее! — выкрикнул эльф, прикоснувшись кольцом к груди парня.

Кай сосредоточился. Чтобы стереть или наложить духовную метку, требовался либо телесный контакт, либо контакт через ауру. Ну а так как последний вариант был заблокирован действием ошейника, то приходилось действовать через кожу.

Отпечаток души накладывался волей воина, которая, после вступления им на путь развития, обретала некую материальность. И соответственно, наложенный отпечаток можно было вернуть обратно, слив с остальной волей. После некоторой практики такое умели делать все, начиная со ступени Закалки Тела. А если воин достигал истинного мастерства, то мог даже вместе со своей волей оставить и часть своих воспоминаний, тем самым, например, создав свиток какой-нибудь сложной техники.

Спустя несколько секунд Кай всё-таки стёр свою метку с пространственного кольца.

— Молодец. Послушный пёсик… — усмехнулся эльф, а затем направился к выходу. — Пойду проверять, что там у тебя было. Кстати, приготовься, завтра тебя уже ждёт отправка в Глубину. Удачного погружения! А-ха-ха-ха…

Старик покинул камеру, оставив Кая одного. Толстая зачарованная дверь закрылась. Парень вздохнул и расслабился.

— Не заметил… — улыбнувшись, прошептал он.

Раскрыв губы, Кай выпустил изо рта крохотный тёмный шарик, который завис перед его лицом. Это было Пространство Ночи, внутри которого теперь находилось две вещи: свиток Техники Медитации Холода Пустоты и Нефрит Памяти. Для Кая это были его ценнейшие предметы, среди имеющихся.

Ещё минуту назад они находились в его пространственном кольце, которое, в свою очередь, было в руках эльфа. Однако ни свиток, ни Нефрит Памяти Кай абсолютно точно не желал отдавать, поэтому и решил рискнуть.

В тот момент, когда он плюнул в старика, тем самым сместив его фокус внимания, парень на мгновение воспользовался законами Пути Пространства. Он создал Пространство Ночи, спрятав его в собственном рту, и одновременно с этим телепортировал свиток медитации и Нефрит Памяти из кольца в только что созданный пространственный карман. Обычно такое сразу бы заметили, особенно некто на ступени Заклинателя. Вот только в бою с Гринроу кольцо Кая треснуло, из-за чего в данный момент буквально фонило частицами законов пространства. Они-то и скрыли манипуляции мечника. Хотя, будь старик хоть немного знаком с данным элементом, то обдурить его так легко явно не вышло бы. К счастью, Каю повезло.

Что же касалось всего остального содержимого пространственного кольца парня, то оно было не настолько ценно. А забирать оттуда вообще все вещи Кай не собирался, поскольку опасался возможных подозрений. Ведь было бы слишком странно, если бы его кольцо оказалось пустым.

Так или иначе, с этим он справился. Проглотив обратно тёмную горошину, Кай при помощи энергии зафиксировал её внутри собственного желудка, а затем переключился на кое-что более важное…

Проанализировав состояние собственного тела, парень пришёл к неутешительному выводу. Он действительно умирал. Рана на его груди так никуда и не исчезла, продолжая постоянно увеличиваться, словно стремясь убить Кая. И если бы не его линия крови, то так уже и произошло бы.

Сейчас можно было сказать, что Кай находится в подвешенном состоянии. Натиск неизвестной силы в его ране остановился, но и регенерация в свою очередь тоже пока не могла исцелить тело мечника. И такой баланс был возможен лишь благодаря Зелью Спокойного Тела — дешёвой алхимии, которую эльфы-торговцы использовали на Кае, чтобы тот случайно не помер до момента приезда. И хотя зелье было слабым, его действия всё-таки хватило, чтобы помочь линии крови Кая, и позволить ей остановить рост раны.

Но, как и говорила лекарь-великанша, действие зелья продлится ещё около двух дней. И затем, рано или поздно, его эффект закончится, после чего сила внутри раны возьмёт верх, став стремительно убивать Кая. Поэтому, пока у него есть время, парень должен был как можно скорее придумать, как же ему спастись.

Закончив с осмотром тела, Кай сконцентрировался на ошейнике, что сжимал его шею. Судя по всему, это был подавитель. Очень сложный, и очень действенный. Парень сразу понял, что артефакт по идее должен блокировать возможность использовать энергию, законы и ауру для того, на ком был надет. Вот только Кай был уникальным воином, и ограничить его силы не могла даже Система. Его контроль над любой нейтральной энергией был абсолютным. Вот почему только что он смог создать Пространство Ночи, а также телепортировать свои вещи в него.

Но всё-таки в некой мере ошейник всё же действовал на парня. Кай чувствовал, как нечто давит на него, из-за чего ему приходилось постоянно сопротивляться.

«Старик, ты здесь?» — Кай послал свой голос в духовный мир.

Спустя несколько секунд ему ответили.

«Здесь…» — раздался слабый голос Рун’Тана.

«Что с тобой случилось?»

«Я сам до сих пор не могу до конца поверить в это, но взмах той твари ранил не только тебя, но и меня! Поэтому мне пришлось срочно погрузиться в особый медитативный сон, чтобы не пострадать».

«Что это вообще было такое? Что это за демон? И как он ранил нас?»

«Не знаю… Я не знаю, Кай… Но одно могу сказать точно, эта тварь очень-очень сильна! Возможно, даже на пике своей силы я всё равно не смог бы с ней справиться! — голос Рун’Тана звучал напряжённо. — А что касается раны, то, кажется, я смог заметить, как с когтей демона после его взмаха сорвалась некая энергетическая волна, часть которой смогла последовать за тобой прямо во время твоего скачка!»

Кай задумался, а спустя секунду спросил.

«А что скажешь по поводу этого ошейника?»

«Интересная безделушка. Судя по всему, там используется смесь законов души и разума, для блокировки ауры, законов и энергии, а также законы пространства для отслеживания тебя и сдерживания физической силы. Но как я понимаю, такие ошейники в этом мире — это массовый продукт, а поэтому мастера не спешат туда помещать свою волю. Так что, если я правильно понимаю твои способности, тебе этот артефакт особо и не мешает, верно?»

«Да, ты прав. Оно хоть и ощущается, словно я несу какую-то тяжесть, но сбросить её я могу в любой момент. Я могу управлять энергией внутри этого ошейника», — ответил Кай.

«Но я бы на твоём месте не спешил…»

«Понимаю. Я не знаю, куда попал, поэтому лучше пока притворяться послушным рабом, и постепенно придумать план побега».

«Согласен», — кивнул Рун’Тан.

«Кстати…» — хотел было спросить Кай о мире, в котором они очутились, но его прервали.

— Эй… неужели это ты?.. — внезапно спереди раздался чей-то смутно знакомый мечнику голос.

Перед Каем находилась дверь с небольшим окошком, за которым виднелся коридор и вход в другую камеру, дверь которой едва освещал свет. Парень попытался вглядеться в темноту, положившись на энергетическое зрение. Оно-то и показало Каю, что в комнате напротив находится некий мужчина, подвешенный за руки аналогичным образом. Судя по всему, заключённый был сильно избит, о чём мечнику говорило специфическое движение энергии в теле брата по несчастью.

Фигура показалась парню знакомой…

— Это точно ты! — снова раздался приглушённый голос, который Кай наконец узнал. — Как же я рад, дружище! — повеселев, выкрикнул… Шакс.

Глава 2. Глубина

Рабом в соседней камере оказался не кто иной, как Шакс — наследник и главный гений Клана Яркой Луны. Лучник, балагур, и просто давний знакомый Кая.

— Как ты здесь оказался? — сразу спросил мечник.

— Ну-у… откуда столько холода? Разве ты не рад видеть своего лучшего друга? — в своей привычной шутливой манере произнёс Шакс. — В общем, меня в пустыню закинуло, а там я наткнулся на военный отряд каких-то эльфов. Пришлось бежать. В итоге я попал в какие-то болота, где меня и словили. А ты что расскажешь?

— У меня похожая история, — коротко ответил Кай, не пожелав вдаваться в подробности. — Но что-то ты не выглядишь как человек, который потерял нечто ценное.

— Потерял, ага… — опечаленно вздохнул лучник. — Гады! Ой, гады! Забрали все деньги, заработанные непосильным трудом отца и матери! А ведь они дали их мне, чтобы я купил себе хорошее оружие! А теперь всё пропало… Всё пропало… У-у-у-у…

Театральщина Шакса заставила Кая скривиться. Но при этом парень понял, что все свои артефакты лучник смог где-то спрятать, перед тем как его словили. Иначе всё это представление было бы бессмысленным, а идиотом Шакса мечник однозначно не считал.

Шакс продолжал выть, изображая плач, пока Кай в конце концов не рявкнул:

— Да заткнись ты уже!

После этого наконец образовалась тишина, позволившая парням ещё сильнее убиться, что, где-то неподалёку, их однозначно кто-то подслушивает.

* * *

Прошло шесть часов. Всё это время в темницах царила тишина. Оба воина больше не разговаривали, и даже не шевелились. Кай и Шакс погрузились в состояние медитации, отдалившись от реального мира. Но в конце концов их покой был потревожен.

Кандалы на руках парней внезапно открылись, чуть не заставив их упасть. Но рефлексы всё же сделали своё, позволив воинам удержаться на ногах. После этого двери в камеры резко открылись. Но не успел Кай удивиться, как его разум вдруг пронзила некая сила, вышедшая из ошейника. Конечно, он мог бы запросто подавить её, но не стал этого делать. Таким образом тело мечника оказалось под контролем артефакта на шее. То же самое произошло и с Шаксом, у которого выбора и вовсе не было.

В итоге оба парня направились к выходу, двигаясь словно куклы. По пути они подобрали старую грязную и рваную одежду, которую ранее явно носили другие заключённые, а затем надели её. До этого же оба юноши были полностью голыми.

Выбравшись в коридор, они свернули в одну и ту же сторону, и, влекомые чужой волей, направились куда-то вперёд. В конце концов уже через десять минут два человека добрались до длинной лестницы, уходящей куда-то вверх. Подъём занял ещё три минуты, после чего Кай и Шакс оказались перед большими открытыми вратами, ведущими на поверхность. Выйдя из здания, они прошли ещё несколько сотен метров, пока в конечном счёте не оказались возле длинной шеренги, состоящей из эльфов и одного великана. И конечно же, парни тоже стали к ним в ряд, после чего замерли.

Так продолжалось ещё пару минут, пока к выстроившимся рабам не вышел толстый эльф среднего роста, наряжённый в дорогие белоснежные одежды Золотого ранга. Именно его энергию, подчинившую их тела, ощущали все присутствующие.

— Я Зиркс, — выражая открытое презрение к рабам, представился Элементалист начальной стадии. — Я страж, а также надзиратель Глубины номер шесть. А вы все теперь мои новые игрушки. Здесь вы Смертники, и вас абсолютно не жалко. Ваши жизни могут в любой момент оборваться, поэтому советую быть послушными, если хотите прожить как можно дольше.

После этого эльф щёлкнул пальцами, и ошейники перестали управлять телами рабов.

— Итак. Сейчас я объясню, что вам предстоит делать. Здесь вас двадцать ублюдков, и всех вас уже через час отправят в шестую Глубину. Там вы окажитесь рядом с особой скважиной, возле которой будет специальный сосуд, — показал он артефакт. — Из скважины будет литься Изумрудная Вода, это ресурс такой. Литься она будет ровно двадцать часов, в течение которых вам придётся защищать чашу от тварей, что там водятся. После этого лифт снова опустится, и заберёт выживших и сосуд с Изумрудной Водой. Ах да, если с ним что-нибудь случиться, или же если там будет не хватать хоть одной капли Изумрудной Воды, а мы знаем, сколько её должно быть, то вся ваша группа будет казнена. Так-с, а сейчас назовите свои имена слева направо. И не заставляйте меня ждать…

Ошейник мог управлять только телами рабов, да и делал он это довольно паршиво. Вот почему надзиратель убрал контроль, чтобы невольники смогли сказать свои имена. Конечно, они могли воспротивиться этому, но кто из присутствующих готов был пойти против Элементалиста? Собственно, поэтому первый узник назвался сразу же, как только Зиркс замолчал. Ну а дальше всё пошло по очереди.

Десять рабов быстро произнесли свои имена, после чего цепочка внезапно оборвалась. Наступила неожиданная тишина.

Раздражённо повернувшись к рабам, надзиратель быстро отыскал взглядом нужного, а затем спросил:

— Имя? — от его мощного голоса большая часть узников едва не упала на землю.

Но что касалось того раба, к которому эльф обратился, то это был молодой широкоплечий двухметровый великан, который абсолютно никак не отреагировал на вопрос Элементалиста. Воин пиковой стадии ступени Заклинателя всё так же молча стоял, при этом надменно глядя на надзирателя.

Зиркса это разозлило.

— Молчишь, значит? — хмыкнул он, а затем вмиг оказался пред великаном. — Хм, понятно… Великаны и так сами по себе слишком горделивая раса, а уж об их аристократах и говорить не стоит. Я прав? Конечно прав… Но теперь ты не аристократ. Ты всего лишь жалкий раб. А знаешь, что делают с рабами, которые не слушают приказов, а? — оскалился толстяк.

Ответ эльфа никто так и не услышал, поскольку в следующее мгновенье раздался оглушительный звук удара. Земля вздрогнула.

В один миг великан очутился на коленях, под которыми образовалось небольшое углубление.

— Смотрю, ты крепкий парень, — усмехнулся надзиратель, чья ладонь мгновеньем ранее обрушилась на плечо великана. Теперь голова эльфа находилась немного выше, из-за чего уже он смотрел на раба сверху вниз. — Небось даже из семейства бронированных? Вот только твоя родня продала тебя. Продала тебя нам, пожелав, чтобы ты сдох медленно и мучительно, словно чумной пёс.

На миг на лице здоровяка промелькнул гнев, который, однако, тут же скрылся за маской надменности. Вот только надзиратель заметил это, отчего его улыбка стала ещё шире.

— И знаешь что? Глубина сделает это, так что пачкать руки я не буду, — оскалился эльф. — Но раз говорить со мной ты не хочешь, то буду называть тебя Псом… Так-с, а теперь продолжаем перекличку.

Зиркс убрал ладонь, оголив небольшой участок плеча великана, на котором теперь недоставало кожи раба. В момент удара она буквально испарилась.

Узники продолжили называть имена, пока очередь не дошла до последних двоих — Кая и Шакса. И хотя парни подчинились, внимание надзирателя они всё равно почему-то привлекли.

— Люди… — презрительно ухмыльнулся Зиркс. — Эх… не были бы вы собственностью господина Старкса, то обязательно препарировал бы вас… Что? — вдруг удивился эльф, заметив пару фиолетовых глаз. — Что за наглый взгляд? Почему такой мусор вообще смотрит на меня?!

На континенте разные расы издавна ненавидели друг друга, но вот к людям у всех было особое отношение. Их презирали. Над ними глумились. А некоторые даже не считали людей за разумных существ. Собственно, Зиркс как раз и был одним из тех, кто ставил человеческую расу на уровень диких зверей или даже ниже.

— Опусти голову, животное! — буквально выплюнул эльф.

Тот факт, что какой-то жалкий человек смеет смотреть на него так нагло, злил надзирателя даже сильнее, чем неповиновение великана.

Кай ещё секунду смотрел на эльфа, но в итоге всё же опустил взгляд. Пока что он не хотел вступать в конфликт с Элементалистом. Вот только, увы, это ему не помогло…

— Ты посмел промедлить с исполнением моего приказа?! — процедил надзиратель. — Ублюдок!

Вмиг очутившись рядом с Каем, толстяк схватил его за волосы, а затем резким движением рванул рукой вниз, ударив мечника лицом об землю. Из разбитого лба парня пошла кровь. Все силы регенерации уходили на противостояние той ране, оставленной демоном, поэтому моментально исцелиться эта рана не могла.

— Грязная тварь! Я даже думать тебе запрещаю! Если я говорю, склонить голову, то ты немедленно делаешь это! Если я говорю, жрать землю, то ты сразу же выполняешь приказ! Понял?! — спросив это, надзиратель наступил на затылок Кая. — А теперь жри землю, червь!

Однако делать это парень отнюдь не собирался, что лишь сильнее разгневало эльфа.

— Тупое ты существо, неужели даже слов моих не понимаешь?! — гаркнув это, Элементалист потянул Кая за его длинные волосы, при этом продолжая давить ногой на голову. А затем, усилив свою кисть энергией огня, Зиркс резким движением сжег большую часть роскошной шевелюры Кая. — Ну ладно. Ты здесь самый слабый. Жалкий мусор ступени Закалки Души. Единственный из всей группы ничтожный смертный. Вряд ли ты переживёшь сегодняшнюю отправку в Глубину, так что ничего страшного, если я немного тебя поломаю.

После этого надзиратель убрал ногу с головы Кая, обошёл его, вслед за чем наступил на правую голень парня. Натянув мерзкую улыбку, Зиркс вдруг надавил на ногу мечника. Раздался резкий и неприятный треск. В тот же момент тело Кая вздрогнуло.

— Не кричит? Какая-то бракованная игрушка… — поморщился надзиратель. — И кто тебя только купил? Или тебя бесплатно сюда сбагрили? Мерзость… — скривился толстяк, а затем плюнул Каю на спину.

Резко обернувшись, Зиркс посмотрел на второго человека. Опустив голову и понурив плечи, Шакс стоял неподвижно, лишь слегка вздрагивая. От парня буквально исходило ощущение страха и покорности. Такая картина заставила эльфа улыбнуться. Вот только он даже и не догадывался, что это была всего лишь великолепная актёрская игра, навык которой Шакс уже давным-давно отточил до невероятного уровня.

— Ты! — указал надзиратель на лучника. — Понесёшь к подъёмнику этого уродца из вашей никчёмной расы.

Шакс на это лишь испуганно вздрогнул плечами, а затем легонько, но отчётливо кивнул. Увидев такую реакцию, Зиркс лишь презрительно фыркнул, после чего развернулся и ушёл.

— Вам, людям, только рабами и можно быть… — бросил он напоследок.

Тем временем Кай медленно поднимался, держась за руку Шакса.

За весь этот период, пока его унижали, на лице мечника так не дрогнул ни один мускул. Его взгляд выражал прежний холод, а в душе так и продолжало царить спокойствие. Впрочем, это совсем не значит, что Каю было всё равно на то, как с ним поступили. Теперь имя и облик этого эльфа навечно запечатлелись в абсолютной памяти парня. И рано или поздно, но он обязательно вернёт должок…

Что же касалось ноги Кая, то сломал её отнюдь не Зиркс. Сделал это сам мечник, воспользовавшись своей энергией и силой мышц. Поступить так парень решил, поскольку сразу понял, что его кости очень прочны, и Элементалист не смог бы сломать их так легко, лишь надвив на голень. Это могло бы ещё сильнее разозлить толстяка, чего Кай пока не желал. Так что он решил подыграть обидчику. Всё равно он сломал свою кость очень аккуратно, поэтому даже крох силы его линии крови хватит, чтобы исцелить ногу в ближайшее время.

Тем временем Зиркс вернулся на прежнее место, окинув взглядом всю группу из двадцати рабов. Оскалившись, он влил энергию в браслет, расположившийся на его правом запястье, а затем щёлкнул пальцами. Тела узников снова оказались во власти рабских ошейников.

— Идите за мной, — насмешливо кинул толстяк.

Надзиратель наконец повёл Смертников к их рабочему месту.

Шагая парами в ряд, рабы вышли за пределы территории подземной темницы, попав в область бараков остальных смертников. Здесь они наконец увидели других заключённых, которые выглядели одновременно ужасно и печально. Бледные словно мел, более старые узники едва походили на живых. Они практически не двигались, а лишь лежали в тени бараков, пустыми глазами глядя на мир. Огромные тёмные пятна, которыми были покрыты тела этих рабов, медленно убивали их, высасывая все жизненные соки. Странная сила заживо их пожирала.

Новички, идущие за Зирксом, моментально поняли, что в Глубине их ждут не только опасные твари, но и кое-что пострашнее. И если бы не контроль ошейника, то на их лицах можно было бы увидеть гамму самых разных эмоций. От банального страха, до глубокого отчаяния…

Вскоре Элементалист привёл узников к небольшой каменной постройке с надписью «Глубина № 6». Вход в неё охраняло сразу четверо пиковых Заклинателей — работников Каменоломен Старкса.

— Господин надзиратель Зиркс! — поклонились толстяку стражи.

— Открывайте. Сегодня пустим новеньких на сорок минут раньше, хе-хе…

Охранники переглянулись, а затем один из них влил энергию в защитный артефакт, расположившийся у входа, после чего дверь открылась. Элементалист, один страж, а также двадцать рабов вошли внутрь.

— Начинай подготовку, — отдал приказ надзиратель, после чего повернулся к заключённым.

Не сказав ни слова, он заставил их тела, подчинённые ошейникам, взобраться на большую круглую платформу, которая находилась в центре помещения.

— Слушайте сюда, мрази, — обратился он к рабам. — Когда вы опуститесь, то попадёте в особую зону, где артефакты-ошейники больше не будут вас подавлять. Это сделано для того, чтобы такое отребья, как вы, хоть как-то могло защищать сосуд и сражаться с тварями Глубины. Ну а когда вы вернётесь, то подавители снова начнут действовать. И напоследок скажу, если после возвращения у кого-то будет хоть немного повреждён ошейник, то я лично убью его, без каких-либо разбирательств. Поэтому оберегать их в ваших же интересах… Ну что там, готово? — толстяк перевёл взгляд на стражника.

— Да, господин!

— Хорошо, тогда включай подъёмник.

В тот же миг платформа под ногами рабов внезапно вздрогнула, после чего стала плавно опускаться под землю, уходя в длинный вертикальный тоннель. Путешествие заняло около десяти минут, в течение которых платформа один раз прошла сквозь мощный барьер Королевского ранга, который благодаря ошейникам пропустил рабов, а ещё два раза преодолела крайне толстые подземные врата, сделанные из особого металла. Рабам сразу становилось понятно, что власти Каменоломен явно опасаются того, что находиться в Глубине.

В конце концов, преодолев порядка пяти километров, платформа опустилась в подземную пещеру, остановившись где-то в метре от пола. Освободившимся от контроля ошейников рабам пришлось спрыгивать.

А тем временем из низа платформы вылетел небольшой пространственный артефакт — сосуд, который завис ровно под центром подъёмника. Ведь именно там находилось небольшое углубление в земле, в середине которого расположилось маленькое отверстие. Это и была скважина.

Когда все рабы спустились, а сосуд в форме чаши активировался, то платформа стала подниматься обратно. И конечно же, не нашлось ни одного глупца, который бы рискнул вернуться на поверхность, где их Зиркс сейчас точно не ожидал…

За время спуска нога Кая окончательно исцелилась, поэтом с платформы он спрыгнул самостоятельно, чем сильно удивил большинство остальных узников. Лишь Шакс остался невозмутимым, поскольку уже видел чудеса регенерации в исполнении мечника, когда тот участвовал на Великом Турнире.

Но затем Кай внезапно согнулся. Рана на его груди вдруг стала болеть в разы сильнее, чего он никак не ожидал. Лишь после этого парень обратил внимание, на окружающий их туман. Пещера была заполнена странной тёмной и очень разрушительной силой. Не требовалось и энергетическое зрение, чтобы понять, что именно этот туман является причиной всех тех тёмных пятен, которые новые рабы увидели на остальных узниках.

Под землёй обитала некая ужасная сила, способная отравить, а затем и убить даже пикового Священного Лорда. Вот почему всех, кого посылали сюда добывать Изумрудную Воду, называли Смертниками.

Это сразу осознали все присутствующие.

Благо, Кай обладал возможностью контролировать любую энергию, у которой нет хозяина. И та, которая их окружала, как раз подходила под это условие. Так что парню с лёгкостью удалось отгородиться от неё.

А вот остальным рабам провернуть такое было не суждено. А вдобавок, они не просто находились внутри смертельного тумана, но и дышали им, а также впитывали вместе с внешней энергией! Вот почему все, кроме Кая, оказались моментально заражены, как только попали в пещеру.

— Сволочи! Ненавижу! — вдруг раздался чей-то гневный крик. Как оказалось, это был высокий темноволосый эльф, чьё лицо пересекал длинный шрам. — Это всё из-за вас, твари! — указал он пальцами на Кая, Шакса, а также того молчаливого великана. — Из-за вас тот урод послал нас аж на сорок минут раньше! И теперь мы пропитаемся этой поганой силой ещё больше!

Слова пикового Заклинателя, который был вторым таким после великана, моментально дошли до всех присутствующих.

— Вот дерьмо!

— Подонки!

— Да я вас порешу! — тут же заголосили остальные рабы, которыми как раз и были эльфы.

— Я слышал об этом месте! Слышал о Глубине! — вновь заговорил шрамоликий. — Это сеть подземных пещер, где добывается Изумрудная Вода. Вот только здесь издавна присутствует некая проклятая сила, которая убивает всех, кто хоть раз к ней прикоснётся! И поэтому сюда посылают тех, кого совсем не жалко! — привлёк он к себе внимание. — Но я здесь подыхать не собирался и собираюсь! Я не какой-то слабак, чтобы сдохнуть от какого-то яда! И даже больше! Долго задерживаться на Каменоломнях Старкса я тоже не планирую! Со мной тут пятеро моих друзей, и как когда-то им, так и вам сейчас я предлагаю присоединиться ко мне! А своих я не бросаю, клянусь своим гордым именем эльфа!

Собратья Менлиана, а именно так звали шрамоликого, взглянули на него. Непонятно почему, но эльфов действительно привлекли слова Заклинателя. Вдобавок, все они понимали, что в их положении лучше держаться вместе, а не оставаться одиночками. Вот почему длинноухие довольно быстро согласились на предложение Менлиана, который к тому же был сильнейшим среди них.

— Я рад, что вы согласились братья! Ну а теперь мы должны отомстить этим низшим, — показал он на двух человек и одного великана, — из-за которых мы подвергаемся большей угрозе.

— Да!

— Кончим их!

— Человеческие псы и великанья отрыжка! — высокопарные и пафосные речи эльфов внезапно и сильно изменились, когда они обратились к представителям чужих рас.

Тем временем, понимая, что сейчас им придётся отчаянно сражаться, Кай и великан приготовились к бою. И лишь Шакс поступил иначе. Глядя на эльфов свысока, он продолжал спокойно стоять на месте.

— Давайте, нападайте! — внезапно выкрикнув, оскалился лучник, тем самым обратив на себя внимание эльфов. — Но как только вы сделаете в нашу сторону хоть шаг, то я не пожалею никаких сил, чтобы уничтожить сосуд!

И в доказательство своих слов, парень кивнул в сторону чаши, вокруг которой уже свилась его энергия. Шакс был готов действовать в любой момент.

Уже как раз собиравшиеся атаковать, эльфы замерли. Все они прекрасно помнили, что если что-то случится с сосудом или Изумрудной Водой, то всю их группу сразу же казнят. Так что угроза Шакса вмиг охладила их пыл.

— Это подло! Так поступают только слабаки! Мерзкие человечишки! Низшие!

— Подло?.. Подло, это когда семнадцать Заклинателей хотят толпой напасть всего на троих… эм… двоих людей и одного великана, — язвительно ответил лучник.

— Мы не можем этого так просто оставить! — выкрикнул один из эльфов, оглянув сородичей.

— Не волнуйтесь, братья, — раздался спокойный голос Менлиана. — Эти отродья и сами в ближайшее время подохнут, так как не выдержат тёмной силы этого места, или же их вообще убьют здешние твари! И даже если мы не можем оставить сосуд без присмотра, то нам не стоит сильно беспокоиться. Эти подлецы уже очень скоро сами умрут!

Эльфы прислушались к словам шрамоликого, после чего он продолжил.

— Эй, трусы! — скривившись, он обратился к троице. — Проваливайте отсюда! Мы сами справимся с обороной!

Кай и Шакс переглянулись, а затем легонько кивнули, после чего посмотрели на великана.

Заметив взгляд двух «коротышек», воин им никак не ответил, но всё же успокоил энергию, приготовленную к бою. Парни заметили это, расценив как согласие. После этого троица медленно зашагала в сторону от скважины Изумрудной Воды.

В данный момент Шакс всё ещё мог атаковать сосуд, но, конечно же, не собирался делать это просто так, тем самым подставляя себя и Кая. А что касалось эльфов, то они поверили Менлиану, так что решили не рисковать, поскольку однозначно не были уверены, что смогут защитить чашу, если Шакс, например, воспользуется какой-нибудь самоубийственной техникой.

В конечном счёте двое парней и великан отдалились почти на сотню метров, отыскав удобный плоский каменный выступ, на который и сели. Ну а так как все трое были довольно сильными воинами, то скважину и эльфов они видели даже с такого расстояния практически в полной темноте. Благо сам сосуд излучал слабое свечение, что давало культиваторам достаточное количество света.

Сорок минут пролетели моментально. Приблизился момент активации скважины. И когда появилась первая капля, которую моментально затянуло в чашу артефакт, то это заметили все.

Изумрудная Вода сияла. Она светилась так сильно, что на миг рабам даже показалось, что они вернулись на поверхность, которую освещало полуденное солнце. Но это было не всё. Кроме света, жидкость также излучала и тепло, которое нежно окутало даже ту троицу, расположившуюся в сотне метров от скважины.

Глядя на Изумрудную Воду энергетическим зрением, Кай видел огромную мощь. Океан энергии плескался всего лишь в одной капле. Но это было не всё. Внутри зелёной жидкости витало неимоверное количество незнакомых парню законов, которые и создавали это сияние.

С первого взгляда становилось понятно, почему этот ресурс такой дорогой. А уж какими великолепными свойствами он обладал, и говорить не стоило. Лишь одного понимания, что ранг этой жидкости явно превышает Королевский, хватало, чтобы представить всякие легендарные зелья и пилюли, сделанные из неё.

Следом за первой, появилась вторая, а затем и третья капля. Левитирующая над скважиной чаша медленно заполнялась, притягивая к себе каждую каплю Изумрудной Воды.

Увы, долго рассматривать её прекрасное сияние рабам было не суждено. Ведь как только появилась первая капля, то тёмный туман, витающий повсюду, внезапно всколыхнулся. В тот же миг он начал сжиматься во множестве разных мест. Узники сразу почувствовали неладное.

— Я укрою нас невидимостью, — произнёс Шакс, глянув на Кая и великана, — так что не сопротивляйтесь.

Лучник быстро создал технику, после чего их троица оказалась скрыта. Теперь они могли относительно безопасно наблюдать за происходящим. А посмотреть было на что.

Отреагировав на появление Изумрудной Воды, тёмный туман начал сгущаться в паре десятков мест, быстро формирую там некие фигуры. И уже вскоре узникам стало понятно, что эти фигуры и есть Твари Глубины.

Появившееся существа внешне напоминали обезумевших волков, сплошь покрытых острейшими наростами. И хотя они не являлись настоящими монстрами, но по силе каждый из них равнялся зверю начальной стадии ступени Титана, имеющему слабый фундамент развития.

И вот таких тварей появилось около двадцати пяти. Все они сразу же направились в сторону скважины, атакуя вставших на их пути эльфов. Завязался бой.

После первого столкновения, рабы стали относительно просто расправляться с чудищами, кои были заметно слабее их. Вот только, как оказалось уничтожить тварей было невозможно. Ведь как только эльфы разбивали их оболочки, то существа превращались обратно в тёмный туман, а затем снова формировались в виде волков. В итоге они снова и снова нападали на защитников сосуда, совсем не останавливаясь. Тёмный туман не знал усталости. Он не ведал жалости.

Он хотел лишь одного — поглотить Изумрудную Воду.

Тем временем Кай, Шакс и молчаливый великан продолжали наблюдать за происходящим уже второй час. Эльфы всё ещё сражались, стараясь тратить по минимуму сил, но при этом действовать максимально эффективно. Ведь им предстояло защищать сосуд ещё восемнадцать часов.

Ну а спустя час произошло кое-что, напугавшее практически всех присутствующих. Туманный волк впервые сумел ранить одного из защитников, оставив неглубокую рану на его плече. И хотя такое повреждение не могло бы убить даже обычного человека, однако имелось одно но! В тот же миг, когда тварь ранила Заклинателя, в порез ворвалось некоторое количество тёмной силы, после чего на плече эльфа появилось чёрно-фиолетовое пятно. Точь-в-точь такое, как на множестве других рабов, которых новички видели на поверхности.

Руку раба пронзила резкая боль, а затем он ощутил слабость. Сила в конечности заметно уменьшилась.

Все заключённые моментально осознали, что даже малейшее ранение от этих тварей может привести к серьёзному ослаблению. Это поняла и троица, находящаяся поодаль.

— Думаю, стоит им помочь. Если сосуд повредят, то это будет конец, — произнёс Кай.

— Согласен. Без него у нас будет гораздо меньше шансов на счастливое будущее… — кивнул Шакс. — Здоровяк, ты с нами?

Лучник взглянул на великана, но тот ему всё равно не ответил.

— Как хочешь, — пожал парень плечами, вслед за чем развеял технику невидимости.

К счастью, твари Глубины не сразу заметили новых противников, что дало Шаксу и Каю нужный момент для атаки со спины.

И если первый сначала сделал несколько выстрелов из лука, который создал своей техникой Пути Тумана, и лишь затем бросился вперёд с кинжалами, то Кай сразу ринулся в ближний бой. А сражаться он собирался двумя ярко-голубыми прямыми клинками, созданными изо льда Холода Пустоты.

Всё равно не было смысла тратить большое количество энергии для мощной дальней атаки, если твари раз за разом восстанавливались. А в отличие от Шакса, Кай не обладал техниками, которые тратили хотя бы столько же энергии, как туманные стрелы лучника, но при этом обладали бы достаточной мощью. Поэтому он и поспешил сразу вперёд.

Тем временем Шакс и великан на мгновенье замерли. Увидев ледяные мечи Кая, они не сразу смогли поверить своим глазам и ощущениям. Ведь из всех присутствующих только эти двое смогли понять, что странный элемент парня излучает мощь Королевского ранга низкого качества. Двое Заклинателей одновременно поняли, что тот, кто ещё даже не достиг их ступени, уже обладает, пускай и частичного понимания, но всё-таки Законом Слияния. И это не могло не шокировать их.

Придя в себя спустя мгновенье, Шакс вдруг оскалился, и с азартом во взгляде рванул к ближайшему монстру. А что насчёт великана, то, хрустнув шеей, он всё-таки тоже решил вступить в бой, сделав это лишь на секунду позднее.

К эльфам прибыло подкрепление, которое резко изменило ход боя. Защитники вновь оказались впереди.

* * *

Прошло восемнадцать с половиной часов. Сражений продолжалось.

К этому времени защитников осталось всего шестеро: Кай, Шакс, великан, Менлиан и ещё двое других эльфов. Все они были сильно истощены и покрыты тёмными пятнами. Воины держались из последних сил, совсем позабыв о недавней вражде. В бою они максимально сотрудничали друг с другом, дабы продержаться до самого конца.

Что же касалось тварей Глубины, то им всё было нипочём. Двадцать пять шипованных волков из тёмного тумана снова и снова восстанавливались, продолжая стремиться к источнику Изумрудной Воды.

Однако минуту назад всё изменилось. Желая выиграть хоть немного времени для передышки, Менлиан произвёл мощную массовую атаку, вмиг разрушив тела всех противников. Он хотел заставить их одновременно восстанавливаться, что обычно занимало до трёх секунд. Вот только в этот раз всё пошло совсем не по плану.

Двадцать пять сгустков внезапно объединились, став одним огромным тёмным вихрем, который быстро трансформировался в четырёхметрового шипованного волка. Его сила соответствовала слабому монстру начальной стадии Тиранической ступени (аналог Элементалиста).

К счастью, чудища могли атаковать лишь физически, и не использовали энергию или законы. Так что у выживших защитников всё ещё оставалась надежда на победу.

— Мы должны убить его, а затем продолжать по очереди атаковать, пока он восстанавливается, тем самым получив передышку, — выкрикнул отвратительно выглядящий Шакс.

После этого лучник вложил четверть от всей оставшейся энергии в оружие, сделав мощный выстрел. Зелёной молнией стрела рассекла пространство, в мгновение ока добравшись до чудовища.

Волк же, в свою очередь замахнулся когтистой лапой, для отражения атаки, что и стало его ошибкой.

Ему на шею сверху резко приземлился великан, мёртвой хваткой сцепивший свои мускулистые руки на шее монстра. Тело здоровяка светилось чем-то золотым, что говорило о том, что для атаки они использовал некую технику. В тот же момент трое эльфов молниеносно приблизились к лапам волка, собравшись их атаковать.

Момент для общей атаки был подобран идеально, но существо сдаваться не собиралось. Оно уже хотело было использовать свой козырь, как вдруг тело гигантского волка содрогнулось и застыло на месте.

Десятки сосулек внезапно вырвались из земли, пробив монстра насквозь и заставив его тело частично покрыться льдом. Так воздействовать на неизвестную тёмную силу могло только одно — Холод Пустоты.

За всё время боя тварей Глубины атаковали самыми разными способами и элементами, но всё это могло лишь деформировать оболочку чёрных волков, просто заставляя их восстанавливаться. Однако Холод Пустоты отличался в этом плане. Он действительно мог воздействовать на странный тёмный туман, подвергая его заморозке, как и всё остальное. Вот почему Кай сейчас смог обездвижить их противника, дабы дать союзникам момент для удара.

Кай почти сразу, как только вступил в бой, осознал преимущество Холода Пустоты, и поэтому правильным образом использовал его всё это время. А что же касалось причины того, почему он может воздействовать на эту неизвестную тёмную силу, то парень предполагал, что это результат того факта, что Холод Пустоты — это концепция некоего Высшего Закона. Поэтому, вероятно, она и могла воздействовать на тварей Глубины. Впрочем, даже так силы Кая не хватало, чтобы раз и навсегда заморозить хотя бы одного маленького волка. А чего уж говорить о гигантском.

Но так или иначе, всеобщая атака успешно состоялась. Монстр лишился конечностей, а его морда оказалась частично разорвана. Вот только никто и представить себе не мог то, что произойдёт в следующее мгновенье. Все ожидали, что тварь снова начнёт восстанавливаться. Однако…

Шипы на спине монстра внезапно налились силой, а затем произошёл мощный взрыв.

Гигантский чёрный волк уничтожил сам себя, чем высвободил множество напитанных его силой осколков. К счастью, защитить сосуд воинам удалось, но вот для них самих результат был не такой уж и хороший.

Сильнее всего пострадал великан, в чью широкую спину вонзились аж три тёмных осколка. Не повезло и Шаксу, чьё правое плечо было насквозь пробило вражеской атакой, после чего огромное черное пятно появилось на том месте. Что касалось Кая, то он смог защититься Холодом Пустоты, а вот Менлиану банально повезло, и его совсем не задело. В отличие от его же собратьев, которых мгновенно убило. В итоге эльф остался единственным представителем своей расы из всей группы.

Ну а тем временем двадцать пять тварей тёмного тумана снова восстанавливались.

— Время пришло! Ставим барьер, я усилию его! — выкрикнул Кай.

Остальные выжившие переглянулись, синхронно кивнув друг другу. После этого великан, Шакс и Менлиан сформировали три разных барьера, наложив их один на одного. Всё это моментально появилось вокруг сосуда, рядом с которым воины и находились.

В следующий миг Кай высвободил все доступные частицы Холода Пустоты, покрыв ими трёхслойный купол, накрывший защитников.

Ранее узники уже пытались укрыться таким образом, или даже закрыть внутри барьеров самих тварей. Вот только всё это было бесполезно, поскольку монстры запросто преодолевали такую преграду, попросту разрушая себя и создаваясь в новом месте.

Однако с поддержкой Холода Пустоты защита всё-таки становилась действенной, что сейчас и провернули четверо выживших.

— Полтора часа ещё продержусь, — произнёс Кай.

Остальные кивнули в ответ, сообщая, что тоже смогут поддерживать щиты оставшееся время.

А тем временем Твари Глубины продолжали тщетно биться об объединённый барьер, но ничего сделать они теперь не могли…

Шло время. Четверо воинов сидели в позе лотоса, концентрируясь на поддержании защитного купола, пока внезапно не раздался необычный всплеск энергии. Резко открыв глаза и посмотрев в сторону, все они увидели, что из скважины больше не поступает Изумрудная Вода. Процесс наконец закончился, а уже через пару минут донесся звук опускающейся платформы.

Аккуратно впустив подъёмник внутрь барьера, воины стали дожидаться пока он спуститься поближе. В итоге платформа снова остановилась в метре над поверхностью, моментально забрала внутрь себя сосуд с Изумрудной Водой, а затем стала подниматься, никого не дожидаясь. Впрочем, воины ещё успевали запрыгнуть, и первым, кто это сделал, оказался именно Менлиан. Следом за ним собирались последовать и остальные, как вдруг перед ними появился барьер, неожиданно окруживший весь подъёмник.

— Удачи здесь подохнуть, ублюдки! — оскалился эльф, глядя на опешивших «союзников». — А-ха-ха-ха…

И не успели Кай, Шакс и великан пробить этот барьер, чтобы ворваться к Менлиану, как вдруг позади них раздался взрыв. Купол, защищающий их от Тварей Глубины, неожиданно разбился. А случилось это как раз потому, что эльф перенасытил свою часть защиты энергий, тем самым разрушив и её, и соседние.

В итоге монстры бросились к оставшейся троице, не дав им ни мгновения, чтобы добраться до платформы. Ну а так как внутри Глубины из-за тёмного тумана сила законов пространства была сильно ограничена, то Кай даже телепортироваться на подъёмник не мог.

Таким образом, трое воинов остались внизу.

Преданные, обессиленные и окружённые множеством врагов.

А откуда-то сверху всё продолжал доноситься быстро удаляющийся яростный смех…

Глава 3. Концепция Инь

Платформа, поднимающая заключённых на поверхность, ушла. Оставшейся же внизу троице пришлось отчаянно защищаться. Воины были сильно ослаблены, но, к счастью, уже буквально через десять минут, ровно в тот момент, когда окончательно рассеялись остатки ауры Изумрудной Воды, Твари Глубины исчезли. Их цель пропала, а значит и борьба более была бессмысленна. Тёмный туман успокоился, вернувшись в прежнее состояние…

Прошло полтора часа.

Медленно шагая в кромешной темноте, Кай концентрировался на законах пространства. Используя их, парень посылал особые волны, благодаря которым разведывал окружающую подземную местность.

Ранее Кай услышал слова Менлиана, который говорил, что Глубина — это сеть подземных пещер. Ну а раз так, то, значит, они должны были быть связаны друг с другом, на что в особенности намекал тот факт, что их группа погрузилась в шестую Глубину. То есть кроме неё было как минимум ещё пять скважин.

К тому же, предположил Кай, раз не все рабы готовились к погружению, когда это делала их группа, то, вероятно, скважины Изумрудной Воды активировались в разное время. Таким образом, мечник хотел отыскать другую группу, с которой и смог бы выбраться на поверхность. Ведь было неизвестно, когда будет следующее погружение в шестую Глубину, из-за чего ждать на одном месте парень не желал.

Вдобавок Кая интересовало ещё кое-что — местная атмосфера. Тёмная энергия, с порождениями которой он совсем недавно сражался, показалась парню знакомой, отчего он и решил её исследовать. И для этого мечник направился в ту сторону, из которой, по его ощущениям, как раз и приходил этот тёмный туман.

А что же касалось Шакса и того молчаливого великана, которые, в отличие от Кая, не могли блокировать местную силу, то их мечник поместил в Пространство Ночи, тем самым изолировав от воздействия тумана. К тому же эти двое получили гораздо больше ран во время минувшего боя, чем Кай, из-за чего сейчас едва ли могли самостоятельно передвигаться.

Таким образом, Кай бродил по тоннелям самостоятельно, пока в итоге не добрался до довольно примечательного места — огромной пещеры, разделённой надвое небольшой стремительной подземной рекой. Кроме неё здесь находилось семь тоннелей. Шесть из них вели приблизительно в ту же сторону, с которой и пришёл Кай, из-за чего он догадался, что это пути к другим скважинам. А что касалось последнего тоннеля, то находился он за рекой — на другой стороне пещеры, и, судя по всему, вёл куда-то ещё глубже под землю. И как раз оттуда и исходил мощный поток тёмного тумана, что означало — источник этой силы где-то там внизу.

Подойдя к реке и присев возле неё, Кай всмотрелся в воду при помощи энергетического зрения. Спустя несколько секунд парень дал свой результат.

— Яд… — пробормотал он, покрутив головой. — Чистейший яд… Как долго эта река пропитывается здешней силой?

Как и определил Кай, подземная река действительно была полностью загрязнена тёмным туманом. Настолько, что даже одной капли этой воды хватило бы, чтобы моментально убить воина ступени Закалки Разума.

Поднявшись на ноги, Кай призвал законы пространства, а затем резким движением перепрыгнул реку. Парень очутился на другом берегу, как раз рядом с тоннелем, из которого и приходил тёмный туман. Послав внутрь него пространственную волну, дабы разведать, Кай огорчённо скривился.

Как оказалось, уходящий вниз под наклоном туннель был так плотно заполнен тёмной силой, что она без проблем разрушала энергию и законы, сравнимые с мощью полноценной пиковой техники Золотого ранга.

«Жаль. Значит я не смогу сейчас туда попасть. Тот двадцатичасовой бой меня слишком вымотал, и теперь мой контроль над энергией не так силён. Что ж, тогда останусь здесь…»

Сев неподалёку от входа в тоннель, Кай прикрыл глаза, а затем сконцентрировался на окружающей его тёмной силе. Спустя полтора часа парень очнулся.

«Как я и думал, — пронеслось у него в голове, — я ведь с самого начала ощутил, что этот туман отчего-то мне знаком. Вот только времени, чтобы разобраться с этим тогда совсем не было. Но кто бы мог подумать, что здешняя сила, это не что иное, как частицы концепции Инь?..»

Придя к интересному выводу, Кай понял, что может использовать это в своих целях. Но для начала ему нужно было разобраться с Призрачной Татуировкой Инь Ян, благодаря которой он и открыл для себя две новые концепции.

Сконцентрировавшись, Кай активировал татуировку. Его руки в тот же миг покрылись тёмными и светлыми линиями мистических рисунков.

— Сосредоточие Инь, — произнёс он.

Возле левого плеча мечника появилась небольшая чёрная сфера, которая выделялась своей тьмой даже, казалось бы, в абсолютной темноте подземелья. Сфокусировавшись на ней, Кай стал исследовать шар при помощи ауры, параллельно ею же изучая и татуировку. В итоге парню понадобилось около получаса, чтобы во всём разобраться.

Как оказалось, Сосредоточие Инь — это некое особое хранилище, способное не только содержать в себе частицы данной концепции, но и усиливать их. Можно сказать, что это некое подобие сосуда, только не для энергии, а конкретно для частиц Инь.

Что же касалось Сосредоточия Ян, которое Кай пока не изучал, то оно являлось аналогичным хранилищем.

Внезапно открыв свои яркие фиолетовые глаза, Кай уставился на зев тоннеля, ведущего к мощнейшему источнику Инь. Спускаться к нему для парня было сейчас чересчур опасно, но не воспользоваться хотя бы близостью к этому проходу он никак не мог. Взяв Сосредоточие Инь в руку, Кай направил его на тоннель, а затем отдал мысленную команду.

Тёмная сфера моментально стала всасывать всю Инь, стремительным потоком вырывающуюся из-под земли.

Уже очень скоро внутри пещеры с подземной рекой концентрация тёмного тумана снизилась практически до нуля. Однако Инь всё так же продолжала вытекать из тоннеля, из-за чего становилось понятно, что здесь её просто колоссальное количество. И это вскоре подтвердилось, когда через полтора часа Кай остановился.

Сосредоточие Инь было заполнено до предела.

Всасывание частиц прекратилось, и уже менее чем через минуту пещера вновь оказалась заполнена тёмным туманом.

Приблизив сферу к лицу, Кай всмотрелся в неё энергетическим взглядом. Спустя пару минут он вздохнул и отодвинул Сосредоточие, которое зависло прямо в воздухе. После этого парень приготовился к глубокой медитации, создав вокруг себя защиту из Холода Пустоты.

Сейчас Кай находился в идеальном месте для более глубокого познания новой концепции. К тому же у него имелось Сосредоточие Инь, которое не только собрало огромное количество чужих частиц этого элемента в маленький шар, но и усилила их. Так что парень мог использовать это скопление, словно некую высококлассную Частицу Мудрости, чем он и занялся.

Сосредоточив ауру на парящем перед лицом шаре тьмы, Кай погрузился в свой духовный мир, активировал Предельную Концентрацию и Врата Разума, после чего начал медитацию.

* * *

Через пятнадцать часов Кай очнулся. Ледяная защита вокруг него уже была практически уничтожена тёмным туманом, да и к тому же сам парень сильно ослаб. Поддерживать Пространство Ночи, татуировку, Сосредоточие Инь и всё остальное было не так уж и просто. Тем более после двадцати часов изнурительного сражения.

Контролировать энергию становилось всё тяжелее. Кай уставал как ментально, так и духовно.

Осознавая всё это, парень решил прекратить медитацию, поскольку пришла пора выбираться. Иначе потом будет слишком поздно. Вдобавок до мечника дошёл энергетический сигнал Шакса, который, вероятно, был обеспокоен столь долгим периодом молчания со стороны Кая. Ведь выйти из Пространства Ночи лучник не мог, не разрушив его. А значит и узнать, что происходит снаружи, он не был способен.

Встав, Кай развеял остатки ледяной защиты, которую устанавливал на всякий случай, после чего вернул Сосредоточие Инь в татуировку и отключил её. Светлые и тёмные узоры на руках исчезли, будто их там никогда и не было.

Прислушавшись к своей душе, с которой и была связана Призрачная Татуировка Инь Ян, Кай легонько кивнул.

«Выходит, оба сосредоточия не в активном состоянии находятся в Источнике, прямо рядом с душой. И к тому же они продолжают хранить внутри себя поглощённые частицы, пока я не использую их. Интересно…»

Вслед за этим Кай открыл меню системных сообщений, отыскав последние.


Внимание!

Ваше понимание концепции Инь достигло пиковой стадии первого слоя…


«Невероятно. Насколько же здесь мощная Инь, что я смог так быстро перейти с начальной стадии до пиковой? А ведь раньше, когда я созерцал Холод Пустоты, мне приходилось делать это с собственными частицами, из-за чего и понимание росло гораздо медленнее. Хотя, если вспомнить слова Хранителя Храма Морского Дракона, то даже так я очень быстро прогрессировал в Холоде Пустоты. Но на фоне того, что я достиг сейчас с концепцией Инь, мои прошлые достижения просто смешны. А ведь я думал, что действительно быстро углубляюсь в Холод Пустоты, — легко улыбнулся Кай, после чего его эмоции были резко подавлены. — Неужели всё дело в моих глазах и особенности «Любимец Законов»? В таком случае я очень быстро познаю Инь на максимум. Нужно лишь почаще спускаться сюда, чтобы пополнять запас Инь. А то при созерцании частицы довольно быстро исчезают…»

Разобравшись с этим, парень переместил из желудка маленькую черную горошину, которая стала быстро увеличиваться. Когда внешние размеры Пространства Ночи достигли метра в диаметре, Кай телепортировался внутрь.

Оказавшись посреди тёмного пространственного кармана, Кай сразу же обнаружил Шакса и великана. Оба воина находились в центре области. И хотя они уже успели отдохнуть после минувшего боя, их тела всё равно сильно пропитались Инь, которая в данный момент медленно убивала этих двоих.

Ощутив появление Кая, Шакс открыл глаза.

— Как-то ты надолго пропал, — попытался улыбнуться лучник, но в итоге лишь скривил лицо. Боль одолевала парня.

— Я изучал этот тёмный туман, — спокойно ответил Кай, — и, кажется, я могу помочь вам.

Шакс хотел было изогнуть бровь, тем самым выразив удивление, но сразу же остановил себя. Все его силы сейчас уходили на сопротивление проникшему в тело туману, из-за чего даже малейшее движение доставляло лучнику немало страданий. Он и так говорил с трудом.

— Ты, как всегда, удивляешь меня. Но теперь-то понятно, почему ты так бодр.

Ничего не ответив, Кай подошёл к воинам.

— А с ним что? — указал мечник на великана.

— Тем взрывом его сильно задело. Похоже, что здоровяку пришлось погрузиться в очень глубокую медитацию, чтобы бороться, — объяснил Шакс.

Взглянув на тело великана в энергетическом спектре, Кай собирался было задать вопрос, как вдруг Шакс, словно прочитав его мысли, ответил заранее.

— Мы не можем избавиться от этой силы, но можем отвлечь её, тем самым отдаляя свою смерть. Для этого мы циркулируем свои законы в теле, а в особенности в тех местах, где больше всего частиц этого тумана.

Кай кивнул. Собственно, это он и увидел, когда использовал энергетическое зрение. Теперь становилось понятно, почему все те рабы на поверхности практически не двигались.

— Хорошо. Я помогу вам.

— Это какой уже раз я у тебя в долгу буду? — всё-таки усмехнулся Шакс. — Ты будешь использовать тот свой лёд?

Лучник помнил, что только Холод Пустоты мог воздействовать на тёмный туман, а поэтому и предположил, что именно его Кай использует для помощи.

— Нет, — удивил Кай Шакса. — А теперь успокой свою энергию и законы. Мне нужно, чтобы ты полностью перестал сопротивляться.

Лучник с опаской взглянул на Кая. Но немного поколебавшись, Шакс всё-таки доверился другу.

Парень легонько кивнул.

В тот же миг он перестал подавлять Инь своими законами, из-за чего она моментально продолжила уничтожать его тело. Но не успел Шакс снова ощутить сильную тягучую боль, которая одолевала его до начала медитации, как вдруг всё резко переменилось. Руки его товарища покрылись светлой и тёмной татуировкой, а в левой ладони появилась пугающая тёмная сфера — Сосредоточие Инь. Мгновеньем спустя она начала вращаться, втягивая в себя весь тёмный туман, который ранее прочно засел в телах Шакса и великана.

Через тридцать секунд всё закончилось. Воины вновь были здоровы.

— Но ты же сказал не сопротивляться, — заметил Шакс. — А здоровяк всё так же оставался в медитации.

— Его разум погрузился слишком глубоко, из-за чего опасно было будить его сейчас. Мне пришлось рискнуть, — тяжело дыша, ответил Кай, чьё лицо покрыла испарина. Почти всю концентрацию ему пришлось потратить на помощь великану, так как тот не успокоил свою энергию и законы, подобно лучнику. К счастью, молчаливый незнакомец не так активно боролся против Инь в своём теле, что и позволило Каю аккуратно её извлечь.

— Ясно, — начал медленно подниматься Шакс, ощущая, как силы возвращаются в его тело. — Спасибо…

В ответ Кай лишь кивнул. Только что он воспользовался способностью Сосредоточия Инь, которое могло поглощать частицы этого элемента. Естественно, если они никому не принадлежали (не содержали чью-то волю).

Конечно, Кай мог также использовать своё умение контролировать любую энергию, чтобы с её помощью двигать частицами. Однако частицы концепции Инь обладали особой силой, и к тому же были довольно тяжёлыми для этой способности мечника. Так что без Сосредоточия пришлось бы потратить от пары десятков часов до нескольких дней, чтобы помочь только одному Шаксу.

Повернув голову вправо, Кай обнаружил заметное только ему пространственное искажение. Это была скрытая область внутри Пространства Ночи, где он спрятал Нефрит Памяти и свиток Техники Медитации Холода. Парень несколько секунд смотрел туда, пока вдруг его грудь не пронзила резкая боль.

Прикоснувшись к окровавленным бинтам, под которыми находилась незаживающая рана, Кай поморщился. К этому моменту он уже прекрасно понимал, что тем, что мешает его телу исцелиться, является не что иное, как сила Инь.

Частицы именно этого элемента сорвались с когтей демона, когда тот сделал свой взмах. Вот только в отличие от той Инь, которая распространена в Глубине, тёмная сила в ране Кая была на порядок мощней. В действительности Каю казалось, что это даже не просто Инь, а тот самый Высший Закон, который и порождает данную концепцию. А ведь ни мастера, ни смертные не могли его освоить…

И хотя тело Кай обладало неимоверной силой восстановления, которая могла противостоять даже такой ране, линия крови Девятиглавой Небесной Гидры не могла полностью справиться с этим. Пока что на мечника действовало Зелье Спокойного Тела, которое позволило образоваться равновесию: организм не мог победить Инь, а она не могла разрушить тело. Вот только долго это шаткое состояние не продлится, и в итоге Кай вновь окажется на грани гибели. Ему требовалось предпринять хоть что-то уже сейчас.

Сосредоточие Инь могло поглощать любую нейтральную Инь, однако та, что находилась в ране Кая, всё ещё содержала волю демона. К счастью, то чудище видимо не интересовалось поддержкой этого отпечатка воли, благодаря чему он постепенно рассеивался.

Вот только, Кай понимал, что даже когда Инь в его ране утратит волю демона, он всё равно не сможет поглотить её при помощи Сосредоточия. Ведь эта тёмная сила в разы мощнее той, что находиться в Глубине. И поэтому, если верить ощущениям парня, ему понадобится сначала достигнуть хотя бы начальной стадии понимания аж третьего слоя концепции Инь. Ну а так как Кай может умереть гораздо раньше, чем доберётся до этого уровня, то нужно было придумать что-то ещё. Хотя бы временное…

О вытеснении силы демона своей силой парень даже и не думал. Слишком большая разница была между ними.

Что же касалось идеи отрезания участков раны, то она оказалась провальной. После боя Кай уже попытался вырезать повреждённые Инь демона участки груди, но сразу же остановился. Ибо…

Во-первых, тёмная энергия задела не только физическое тело, но и энергетическое: акупунктурные точки, меридианы и источник.

Во-вторых, небольшая часть Инь демона проникла гораздо глубже в организм.

И в-третьих, хватило всего крохотного срезанного кусочка заражённой плоти, чтобы Кай сразу отказался от этой идеи. Ведь хотя он и отрезал кусочек кожи, тёмная энергия, находившаяся там, в последний момент перетекла ещё глубже в тело, что лишь усугубило ситуацию. А вдобавок удалённая плоть в итоге даже не восстановилась, поскольку вокруг неё находилась другая Инь. Становилось понятно, что от этой тёмной силы так просто не избавиться.

Третьим возможным способом спасения могла быть способность к контролю любой энергии, но и он оказался неудачным. Частицы Инь, засевшие в груди Кая, были настолько «тяжёлыми», что убрать их при помощи энергии не представлялось возможным. Парень скорее бы потерял сознание от напряжения, чем сдвинул даже одну частицу хоть чуть-чуть.

Но в конце концов выход нашёлся, и его, собственно, подсказал Шакс. Кай обладал множеством уникальных способностей, из-за чего мыслил в совсем других рамках, нежели обычные воины. Вот почему он изначально даже и не подумал о том, чтобы сопротивляться силе демона своими законами, как это давным-давно привыкли делать Смертники.

Ну а так как Кай и сам владел концепцией Инь, то не воспользоваться ею он, конечно же, не мог. Как говорится, клин клином вышибают…

Перед парнем продолжало парить Сосредоточие Инь, как вдруг из него вылетело тёмное копьё, моментально пронзившее грудь Кая. Мечник дёрнулся. Из его рта вырвалась кровь.

Спустя пару секунд копьё из частиц Инь втянулось в тело Кая.

— Всё в порядке, — произнёс он, заметив взгляд шокированного Шакса.

Понимание Кая данной концепции достигло пиковой стадии первого слоя. Однако сила Инь в Глубине (тёмный туман) была как минимум на втором слое. А раз Сосредоточие усиливало частицы, которые в него попали, то лучше было использовать его, чем призывать Инь внутри себя. Вот почему Кай так поступил.

После этого две тёмные энергии столкнулись внутри тела парня. И хотя одна из них была на порядок сильнее, но, при поддержке линии крови, Инь Кая всё же смогла подавить силу демона. Таким образом, мечник хоть и не победил, но всё-таки смог сохранить себе жизнь. И теперь, когда действие Зелья Спокойного Тела подойдёт к концу, парень не умрёт.

— Пора выбираться отсюда, — произнёс Кай. — Начинай будить великана, а я пока буду искать выход на поверхность. И кстати, — парень повернулся к Шаксу, — передашь потом ему, да и сам запомни, нас, если что, тот эльф со шрамом и его шестёрки выгнали с самого начала, и поэтому нам пришлось сбежать. В бою мы не участвовали, а блуждали по подземелью. Запомнил?

— Да. Хорошо, — пожал плечами лучник.

— И великану не забудь передать.

— Я всё услышал, — вдруг раздался тяжёлый низкий, но при этом приятный голос. Здоровяк впервые заговорил.

— Вот и отлично, — внутренне усмехнулся Кай. — Я как раз оставил этим эльфам небольшой сюрприз…

После этого Кай покинул Пространство Ночи. Ему было проще поддерживать эту технику и двух воинов внутри, чем использовать контроль над энергией, чтобы защищать их от тёмного тумана снаружи. Поэтому он и не выпустил их.

Вслед за этим парень перепрыгнул реку обратно, а затем направился в случайно выбранный тоннель. Он собирался отыскать все скважины, дабы разместить в них простейшие пространственные метки. К счастью, теперь он мог защитить их своей Инь, а значит они точно сработают.

И когда в Глубину спустятся новые Смертники, Кай сразу узнает, где можно подняться на поверхность.

Глава 4. Происшествие

Спустя три дня после предательства Менлиана.

Тем временем, пока Кай, Шакс и великан искали выход на поверхность, в центре города происходило кое-что совсем другое. В огромном дворце, принадлежащем самому Старксу, в одной из многочисленных комнат для культивации находился высокий светловолосый юноша-эльф — воин срединной стадии ступени Заклинателя. И в данный момент он проводил финальный прорыв для перехода на конечную стадию.

Одетый в роскошные лазурные одежды парень сидел в позе для медитации. Концентрируясь на своём астральном теле, он параллельно поглощал разложенные по всей комнате драгоценные ресурсы: пилюли, зелья, духовные фрукты, редкие ингредиенты и прочее.

Обычно воину для подобного потребовалось бы поглотить это всё, или на крайний случай держать в руках. Однако специально для этого юноши множеством могущественных мастеров был подготовлен особый крайне дорогостоящий массив, который при помощи различных воздействий на пространство перенаправлял потоки энергии ресурсов прямо к юному эльфу.

Стоила такая роскошь немало, и в иных мирах за подобный массив можно было купить какую-нибудь слаборазвитую страну, наподобие Алькею. И даже здесь, в срединном мире Никрим, далеко не каждый богач мог себе позволить такое. Но этот парень, ставший Заклинателем ещё в двадцать лет, был тем, кого ничуть не волновала стоимость своей культивации. Ведь он давным-давно привык получать всё самое лучшее. Всё-таки Лиам был не абы кем, а единственным сыном самого Старкса — одного из сильнейших воинов их мира.

Впрочем, Массив Девяти Звёзд не был всемогущим, и некоторые очень мощные ресурсы ему было не под силу использовать. Да и в целом такие ресурсы стоило поглощать лично, чтобы получить от них максимальную пользу. Поэтому Лиам так и поступил. А являлась этим ресурсом, собственно, Изумрудная Вода.

Чуть больше литра сияющей небесной жидкости, добытой в шестой Глубине. Ведь именно там был самый последний сбор, а значит и Изумрудная Вода, которая имеет свойство испаряться со временем, являлась максимально свежей.

Использовать этот ресурс юный эльф собирался в самый последний момент, чтобы при помощи фантастической мощи Изумрудной Воды одним рывком закончить прорыв, тем самым добившись максимального качества своего развития. А сейчас же Лиам использовал все остальные ресурсы, пока Изумрудная Вода плескалась в его желудке, окружённая его волей. Парень медленно подготавливал себя к поглощению столь энергетически сильного ресурса.

Прорыв шёл уже второй день, приближаясь к своей финальной стадии. Скоро должна была решиться судьба Лиама. Вот только о возможном провале эльф даже и не думал. Его фундамент был чрезвычайно крепок, а изобилие ресурсов лишь увеличивало шанс на успех. В действительности юношу волновало лишь одно — качество прорыва.

На каждую ступень и даже уровень можно было взойти по-разному. Кто-то едва добивался желаемого, достигая лишь минимума из возможного. А кто-то буквально взлетал на новую ступень (уровень), развивая своё тело и душу до возможного максимума. Это и называлось качеством.

Качеством прорыва, которое в дальнейшем становилось фундаментом для дальнейшего роста.

Лиам понимал, что близится конец. Большинство ресурсов в массиве уже были опустошены. Наступала кульминация прорыва.

Сконцентрировавшись на Изумрудной Воде, парень наконец решил её использовать. Светлая и тёплая сила потекла в организм воина, а оттуда и в его астральное тело, которое сейчас и претерпевало метаморфозы в процессе прорыва.

Поначалу всё шло хорошо. Сила переполняла Лиама, но он не поддавался её опьяняющему воздействию, а продолжал постепенно использовать для завершения перехода на новую стадию. Спустя несколько часов от прежнего запаса Изумрудной Воды осталась всего половина. В тот же момент и началось то, чего юный эльф никак не мог ожидать.

Попытавшись внедрить свою волю в новую порцию сияющей жидкости, дабы заполучить и использовать её силу, парень с ужасом для себя обнаружил, что энергии в ней практически нет.

В мгновение ока разум Лиама заполонила паника. Слабая, едва заметная, но всё же медленно нарастающая.

Юноша попытался зачерпнуть своей волей ещё Изумрудной Воды, но и в новой порции энергии практически не было.

А тем временем прорыв продолжался…

Напуганный Лиам растворил остатки Изумрудной Воды буквально за несколько минут (хотя ранее у него ушло почти три часа на такое же количество жидкости), добыв из неё лишь крохи той яркой энергии.

Парень резко открыл глаза. В них виднелся ужас.

Прорыв нужно было закончить, но энергии у Лиама для этого более не имелось. Изначально оставшейся половины Изумрудной Воды должно было с лихвой хватить на завершение перехода на новую стадию, а того, что осталось бы после прорыва было достаточно, чтобы полностью наполнить источники аж десятерых пиковых Заклинателей. Вот почему парень совсем не волновался о возможной нехватке энергии.

Однако сейчас что-то пошло не по плану. Половина от добытой в шестой Глубине Изумрудной Воды оказалась пустышкой, и этого почему-то никто не заметил. Из-за этого Лиаму грозил провал прорыва. А он, в свою очередь, означал лишь одно — смерть.

В отличие от смертных ступеней (Закалки Тела, Разума и Души), при провале в достижении которых воин отделывался лишь инвалидностью, что блокировала дальнейшее развитие, истинные мастера всегда ставили на кон свою жизнь. Для них любой провал означал гибель.

Вот почему Лиам так испугался.

Но всё-таки парень оставался гениальным воином, достигшим ступени Заклинателя, а значит не мог так легко потерять холоднокровие. Собравшись с мыслями, он начал искать выход.

Первым делом глаза юноши стали метаться по комнате. Он искал своё пространственное кольцо, в котором хранилось немало ценностей, в том числе и ресурсов, которые можно было сейчас использовать. Однако найти кольцо парню было не суждено…

Для правильной работы массива требовалось убрать из его области любые пространственные искажения, коими артефакты-хранилища (кольца) и являлись. Увы, из-за паники Лиам не сразу вспомнил, что оставил своё пространственное кольцо за дверью комнаты для культивации.

А когда юноша всё же заметил отсутствие рядом артефакта, то произошло кое-что трагичное. Прорыв слишком долго продолжался по энергии (несколько секунд), что не могло не отразиться на теле воина.

Лицо Лиама побелело, а в следующий миг он вырвал кровью. Его внутренности корёжило отдачей.

— А-а-а-а-а-а-а!!! — вырвался дикий крик парня.

Он начинал терять сознание. И если это случится, то прорыв будет провален, а Лиам умрёт.

К несчастью, двигаться юный эльф не мог, поскольку это сбило бы его концентрацию, и тоже привело бы к смерти. А что касалось умения восстанавливать энергию, то его сейчас было невозможно применить, так как ответственное за это астральное тело находилось в процессе прорыва.

Но сдаваться Лиам не собирался…

Сжав окровавленные зубы, парень решился на то, чего в обычной ситуации никогда бы не сделал. Он сосредоточил взор на своей душе и…

Забрал оттуда несколько процентов энергии души.

Тело Лиама содрогнулось от ужасной боли. Из его глаз потекла кровь, а несколько локонов длинных зелёных волос резко поседели.

Через минуту парень потерял сознание… Оставшись живым.

В последний момент он успел использовать небольшую часть своей энергии души, дабы завершить прорыв хотя бы на нужный минимум. Увы, подобный прорыв совсем никак нельзя было назвать качественным.

Спустя несколько минут в комнату вошёл старый эльф, являющийся личным слугой и помощником Лиама. Увидев состояние своего господина, мужчина моментально бросился к нему.

Лицо старика резко побелело от ужаса…

* * *

Посреди огромного зала находился эльф — Священный Лорд конечной стадии. Мужчина стоял на коленях, склонившись лбом к полу. Увидь его сейчас кто-то из подчинённых, то он просто не смог бы поверить своим глазам.

Ведь как кто-то настолько могущественный мог столь унизительным образом преклоняться. Поскольку это был не абы кто, а один из семи Смотрителей Уйдина — правитель одной из семи зон Каменоломен, который управлял многочисленными Надзирателями, в число которых входил и Зиркс.

Всего существовало семь Смотрителей, каждый из которых был Священным Лордом. Все они являлись сильнейшими существами в этой местности, и был лишь один, кто мог стоять над ними — Старкс.

Собственно, перед последним Смотритель Глубин и преклонялся.

— Повелитель, мне уже обо всём доложили, — произнёс он, не смея отрывать голову от пола.

После этого в зале на некоторое время образовалась тишина, которая в итоге всё-таки была нарушена.

— И что же тебе известно, Гинкс? — сотрясающий пространство голос разошёлся по помещению. Лишь услышав его, любой обычный смертный мог моментально умереть, поскольку его сердце остановилось бы. К счастью, таковых здесь не наблюдалось.

— Немногое, повелитель, — взял короткую паузу Гинкс. — С вашим сыном, господином Лиамом, случилась беда во время прорыва. С Изумрудной Водой, добытой в моих Глубинах, оказалось что-то не так.

— Твоих? — хмыкнул Старкс, из-за чего Гинкс ещё сильнее сжался.

Оба они были Священными Лордами, с разницей лишь в одну стадию. Вот только это не значило ровным счётом ничего. Гинкс во времена своей лучшей формы мог победить даже обычного воина на пике этой ступени. Но что же касалось Старкса, то подобное он смог сделать ещё когда лишь стал Священным Лордом. Сейчас же он находился на совсем другом уровне силы. Сравнивать этих двоих было глупо. Пропасть между ними была как между землёй и небом.

На самом деле, ходили слухи, что Старкс смог бы победить даже нового правителя Королевства Таэль, который уже превзошёл ступень Священного Лорда, хоть и достиг пока лишь начальной стадии.

Вот почему Гинкс преклонялся перед Старксом, словно между ними был разрыв в несколько ступеней.

— Прошу прощения, повелитель! Я ошибся. Здесь нет ничего моего. Всё здесь принадлежит лишь вам! Умоляю вас простить мою глупость!

— Санатос, расскажи ему про всё, — проигнорировав извинения Смотрителя Глубин, обратился Старкс к третьему присутствующему.

Санатосом звали старого, почти двухметрового эльфа, закутанного в тёмный балахон. Его голову украшала огромная шляпа и длинная борода. Этим стариком был Смотритель сектора Тёмной Алхимии. Он стал первым, кто прибыл во дворец повелителя, так как именно его вызвали помочь Лиаму.

— Да, повелитель, — сложив руки за спиной, поклонился Санатос, опасаясь взглянуть в глаза Старкса. — Два дня назад господин Лиам начал прорыв на конечную стадию ступени Заклинателя. Для этого ему предоставили множество ресурсов, и в том числе Изумрудную Воду, добытую три дня назад.

«Шестая Глубина!» — сразу же пронеслось в мыслях Гинкса, который продолжал стоять на коленях. За последнюю неделю единственная скважина активировалась только там.

— Господин Лиам решил использовать Изумрудную Воду в последнюю очередь, и это было верным решением, вот только, судя по всему, часть Изумрудной Воды оказалась ненастоящей и практически не содержала энергии. Из-за этого господину не хватило энергии для завершения прорыва, и ему пришлось использовать собственную энергию души, чтобы выжить. В итоге он прорвался, но качество этого прорыва… — запнулся Санатос, чтобы подобрать приличное слово, — стало невысоким. К счастью, весь остальной фундамент у господина очень прочный, а также у него есть шанс исправить некоторые недочёты при прорыве на пик Заклинателя, так что в будущем проблем со становлением Элементалистом у него не будет. Но вот насчёт Священного Лорда теперь у меня есть сомнения, — после этого старик повернулся к Старксу. — Уж простите за эти слова, мой повелитель.

— Не стоит извиняться. Ты лишь сказал правду, — нейтральным голосом ответил Старкс. Он всё так же продолжал стоять у окна, будучи повёрнутым спиной к остальным. — Продолжай.

— Да, — кивнул Санатос. — Но так или иначе, я клянусь, что приложу все свои силы и умение алхимика, чтобы данное происшествие не помешало господину Лиаму достигнуть ступени Священного Лорда! — следом старик повернулся обратно к Гинксу. — В общем, господину Лиаму теперь понадобиться как минимум три месяца на физическое восстановление, и где-то год на духовное. Лишь после этого он сможет продолжать развиваться.

Старый алхимик прокашлялся для виду, поскольку следующая тема ему тоже не нравилась, а затем продолжил.

— А теперь по поводу Изумрудной Воды. Алхимика, которому вы её передали для проверки, я уже отправил к Еуликсу в ямы, так что допрос уже ведётся. Если верить его записям, то данная партия Изумрудной Воды была абсолютно нормальной. Увы, это оказалось не так. Я изъял оставшиеся три литра из того сбора, и лично провёл проверку. Как оказалось, энергии в этой Изумрудной Воде было где-то процентов на шестьдесят меньше.

— Невозможно! — приподняв голову и уперев взгляд в Санатоса, вдруг выкрикнул Гинкс. — Должно быть, это твой алхимик разбавил её! — решил он перебросить вину.

Вот только, к удивлению Смотрителя Глубин, главный алхимик Старкса внезапно усмехнулся. Всего на долю секунды, но даже этого хватило Гинксу, чтобы резко замереть.

— Честно говоря, я бы и сам так подумал, — спокойным голосом заговорил Санатос, — если бы не решил провести ещё одну проверку. Я дал ту же самую Изумрудную Воду нескольким другим своим алхимикам на проверку, ничего заранее не сообщив. И знаешь, Гинкс, было между ними и тем первым алхимиком лишь одно сходство — все они являлись Элементалистами. И к моему удивлению, все они, независимо друг от друга, сказали, что с Изумрудной Водой всё в порядке. Они совсем не заметили то, что там не хватает почти половины энергии. Зато другой мой алхимик смог это обнаружить, как и я. Вот только он тоже был Священным Лордом. Таким образом, я пришёл к выводу, что изменения с этой партией Изумрудной Воды могут заметить только Священные Лорды, ну и те, кто посильнее, вероятно.

— Очень интересно, конечно, — огрызнулся Гинкс, — но каким образом это отменяет тот факт, что твой алхимик мог что-то сделать с Изумрудной Водой?

— Таким, что это натолкнуло меня провести ещё один особый опыт, по итогам которого я понял, что с самой жидкостью всё в порядке. Никаких примесей или подмены в ней нет. Даже состав тот же самый. Я могу с полной уверенностью заявить, что с самой Изумрудной Водой всё нормально.

— Тогда что же помешало моему сыну прорваться? — вдруг спросил Старкс, продолжая смотреть в окно.

— Я обнаружил ещё кое-что. Хоть с жидкостью и всё в порядке, но вот энергии и законов внутри неё всё же не хватает. И даже больше! Не хватает их в самых разных участках, словно кто-то понадкусывал их. То есть господину Лиаму несколько не повезло. Если бы он изначально начал поглощать Изумрудную Воду с того места, где нет энергии, то сразу бы заметил неладное, и мы бы успели помочь ему, пока он растягивал бы остатки. Увы, обнаружить пустоты в энергетическом пространстве жидкости могут только Священные Лорды или воины более высоких ступеней.

— То есть ты хочешь сказать, что кто-то… или что-то смогло изъять энергию и законы из Изумрудной Воды, при этом никак не повлияв на неё саму, верно? — задумчиво спросил Старкс.

— Вы абсолютно правы, мой повелитель! — снова поклонился алхимик.

— Но разве такое возможно?! — воскликнул Смотритель Глубин.

— Гинкс, в необъятной Ойкумене есть много чего, что может тебе показаться невозможным, — теперь уже в открытую улыбнулся Санатос. — Не стоит заранее ограничивать свой разум каким-то рамками.

«Тц!» — мысленно скривился Смотритель Глубин. Алхимик его уделал…

— Что ж, раз Санатос объяснил нам всё, то теперь пришёл твой черёд… Гинкс.

Старкс наконец обернулся.

В тот же миг главный алхимик опустил свой взор, а Гинкс обратно упёрся лбом в пол.

— Д-да!.. — задрожал он.

Оба Смотрителя прекрасно знали, насколько опасно смотреть их повелителю в глаза. Два Священных Лорда одновременно испытали страх.

Тем временем Старкс сделал пару шагов вперёд. Выглядел он как высокий молодой эльф с бледной кожей, длинными светлыми волосами и серо-фиолетовыми губами. Со стороны могло показаться, будто он переохладился, вот только это была его обычная внешность.

Одет же Старкс был в золотые доспехи, ранг которых явно превышал Королевский. На голове же у него находилась необычная корона-артефакт, о предназначении которой знал только он сам.

Но больше всего во внешности Старкса выделялись его сияющие глаза. Они имели завораживающий белый оттенок, из-за чего чёрный зрачок по центру казался настоящей бездной тьмы.

Любого, кто был слабее Старкса и посмел бы взглянуть ему в глаза, ждало лишь одно — оцепенение. Взгляд эльфа буквально гипнотизировал разум существ. А если посмотревший в глаза Старксу не обладал достаточной силой воли, то его сознание могло вообще быть стёртым на некоторое время. Бывали даже случаи, когда смельчаки шли на этот глупый риск, после чего на всю оставшуюся жизнь оставались всего лишь безвольными оболочками. Их души теряли связь с телом, а вскоре и вовсе покидали его.

Посмотрев на Смотрителя Глубин, Старкс Кулак Грома произнёс:


— Говори, Гинкс.

— Повелитель… позвольте объясниться. На этой неделе активировалась только одна скважина — шестая. Изумрудную воду в ней добыли три дня назад. Из выживших всего один Смертник. Ответственным был надзиратель Зиркс, который и отправил Изумрудную Воду на проверку алхимикам, — затараторил Смотритель Глубин. — Я же сразу отправился к вам, когда узнал о происшествии, поэтому ничего разузнать не успел. Но я всё-таки заранее приказал арестовать Зиркса и того выжившего, и теперь их в любой момент можно отправить в ямы на допрос. Хотя я и не уверен, что эти двое виновны, поскольку оба настолько никчёмны, что вряд ли бы могли совершить нечто такое, что может заметить только Священный Лорд. Мне кажется, что с Изумрудной Водой могло что-то случиться в самой скважине. Вдруг мы исчерпали запас этого ресурса?..

— Гинкс, — голос Старкса вдруг раздался из-за спины эльфа. Его повелитель переместился. Вот только сделал это он настолько быстро, что никто из присутствующих не смог заметить даже энергетических колебаний. Казалось, словно Старкс изначально там и стоял. — Понимаешь ли ты, что на фоне слов Санатоса… твои объяснения кажутся блеклыми, — последние слова донеслись уже с другого места зала. Чудилось, словно Старкс останавливает само время, после чего уже двигается.

— По… повелитель! Телом и душой я служу вам уже шесть сотен лет! Я никогда не обманывал и не подводил вас! И таким же образом я отношусь к господину Лиаму! Зачем же мне тогда делать что-то с жалкими тремя литрами Изумрудной Воды? Какой в этом смысл?..

— Я и не обвиняю тебя… — Старкс неожиданно появился прямо перед подчинённым. — Но ты должен понимать. Мой сын пострадал. А удар по моему сыну, это удар и по мне. Алхимик, надзиратель и все остальные причастные, конечно же, понесут наказание, но что же насчёт тех, кто ответственен за их контроль? Неужели ты считаешь, что здесь нет ни капли твоей вины? Что это не твоя ошибка, как Смотрителя? Что ты не несёшь ответственность как старший?

Гинкс никак не мог сказать «нет». Голос Старкса буквально въедался эльфу в разум.

Он кивнул.

— В-вы правы. Старшие должны отвечать за проступки своих подчинённых, — ответил Смотритель Глубин, говоря словно загипнотизированный.

— Тогда, Гинкс, подними голову, — присев перед ним, приказал Старкс. Вот только страх перед взглядом повелителя был сильнее, и поэтому Смотритель Глубин лишь слегка дёрнулся. — Гинкс, — вкрадчивым и тихим голосом повторил Старкс, и все сомнения его слуги словно ветром смело, — посмотри мне в глаза.

Эльф медленно поднял голову, пока в итоге его взгляд не наткнулся на глаза повелителя.

Гинкс замер. Его разум оказался в ловушке чарующих очей Старкса.

— Ты признаёшь свою вину?

— Д-да…

— Раскаиваешься ли ты, Гинкс?

— Д-да…

— Тогда желаешь ли ты искупить свою вину? Отплатить за ошибку?

— Д-да… повелитель.

— Молодец, — мягко улыбнулся Старкс. — Значит, я прощаю тебя.

В следующий миг из глаз Гинкса выстрелил белоснежный свет, моментально ворвавшийся в глаза его повелителя. Небывалая эйфория захватила Смотрителя. Он был счастлив, что его простили.

Это продлилось всего несколько секунд, после чего свет пропал.

— Ты прощён, Гинкс, — произнёс Старкс, который теперь находился на прежнем месте у окна, словно он никогда и не отходил оттуда. Его глаза всё ещё слегка светились, но этого уже никто не видел, поскольку воин отвернулся от слуг. — А теперь вы оба ступайте. Когда закончится допрос, то приведите ко мне алхимика и надзирателя. Они тоже должны искупить свою вину.

— Да, повелитель, — хором ответили оба Смотрителя, а затем направились к выходу.

И пока Гинкс светился от затухающего внутри счастья и эйфории, Санатос молча смотрел на собрата, изредка вздрагивая. В отличие от Смотрителя Глубин, главный алхимик знал, что только что произошло. Впрочем, вскоре Гинкс и сам заметит изменения в своей душе. Поймёт, что сегодня он буквально отдал Старксу пятьсот лет своей жизни. Ведь именно это когда-то случилось и с самим Санатосом.

Такова была сила глаз Старкса, для использования которой, к счастью, требовалось выполнить несколько чётких условий. Так что, можно было сказать, Гинкс сам позволил сделать это с собой…

И пока оставшийся в зале Старкс размышлял, что же могло случиться со скважинами Изумрудной Воды (поскольку он сразу решил, что даже Священный Лорд не смог бы изъять энергию из жидкости, не повредив её), где-то глубоко под землёй шло трое воинов. И один из них сейчас улыбался, едва сдерживаясь от смеха…

Всё-таки выдержать двадцатичасовой бой смертному не так уж и просто. Так что совсем не странно, что он решил немножко позаимствовать энергии у Изумрудной Воды.

Впрочем, Кай сразу понял, что подобное не останется незамеченным, так что предательство Менлиана было ему лишь на руку. Хоть не пришлось объяснять великану и Шаксу, зачем им оставаться внизу.

Что ж, теперь толстяку Зирксу он хоть немного отплатил…

Глава 5. Устойчивые

После предательства Менлиана прошло четыре дня.

Мерно шагая по подземелью, Кай шёл в сторону одного из сработавших маяков. Наконец в Глубине объявились новые Смертники.

Впрочем, к ним мечник особо и не спешил. Ему нужен был лишь сам подъёмник, а не те, кто на нём приехал. Так что бежать к ним на помощь Кай отнюдь не собирался.

Поэтому, затаившись неподалёку от скважины, он стал дожидаться окончания их боя. Таким образом прошло ещё несколько часов.

Кай помнил, когда активировалась его метка, а значит мог легко понять, сколько времени прошло с начала сражения. И к данному моменту как раз подходил к концу восемнадцатый час.

Пришло время действовать.

Погрузившись в Пространство Ночи, Кай сказал:

— Сейчас я развею эту технику, и мы вернёмся в подземелье. Там рядом происходит бой, в который мы вступим. Поможем заключённым. Насчёт тёмного тумана можете не волноваться, я защищу вас от него. Главное — далеко не отходите. Максимум метров на семь… После этого мы сможем наконец выбраться.

Шакс кивнул, а великан просто пожал плечами.

— Хорошо. А теперь приготовьтесь.

Через мгновенье Пространство Ночи развеялось. Троица вернулась в подземелье.

— Идём, — указал Кай в ту сторону, откуда исходили звуки боя.

Вскоре они присоединились к сражающимся заключённым, став помогать им. А что же касалось самих Смертников, то они хоть и удивились, но ничего делать с этим не спешили. Пока что их занимали твари Глубины, так что времени разбираться с незнакомцами у них, конечно же, не было.

С другой стороны, Кай, Шакс и великан оказались также удивлены. Всё-таки они никак не ожидали увидеть здесь целый отряд экипированных доспехами и оружием Заклинателей вместо кучки жалки невольников. Среди них даже не было жертв или хотя бы тех, кто получил бы серьёзные ранения. Казалось, словно их группа спустилась сюда на прогулку, а не для защиты сосуда от неумирающих тварей. Слишком уж легко они справлялись с противниками.

Так или иначе, сильно отвлекаться новоприбывшие не могли, поэтому им пришлось сразу же сфокусироваться на сражении. Таким образом, прошло ещё два часа, после чего Изумрудная Вода перестала поступать из скважины.

Спустилась платформа.

И хотя твари ещё не исчезли, воины сразу же стали погружаться на подъёмник, пока их прикрывали остальные. Всё происходило максимально чётко и слаженно, словно они делали это в тысячный раз.

В итоге закованный в толстую броню гном использовал мощную технику, оттолкнув большую часть тварей Глубины. Остальных же в этот самый момент убили несколько его товарищей, которые также применили свои сильнейшие способности. Это и дало время оставшимся воинам взобраться на уходящую платформу.

После этого они наконец въехали в тоннель. Твари остались позади.

Смертники возвращались на поверхность.

* * *

Кай, Шакс и молчаливый великан сидели в просторном кабинете. И хотя здесь больше никого не было, от глупостей эту троицу удерживало три факта: на них были ошейники; за дверями стояла парочка стражников — пиковых Заклинателей; и они всё ещё находились на территории Каменоломен Старкса в качестве рабов.

Однако вскоре дверь открылась. Внутрь вошёл невысокий молодой эльф — пиковый Элементалист, почему-то показавшийся всей троице смутно знакомым. К удивлению Кая, это был первый увиденный им представитель «ушастых» (как он прозвал эльфов про себя), который не носил длинную причёску. Относительно короткие волосы мужчины были аккуратно уложены назад.

— Итак, — сел он за стол. — Вы трое спустились вместе со Смертниками в шестую Глубину, правильно? Почему же тогда оказались рядом с первой? И почему не умерли, если были там почти пять дней?

— Верно. Но после спуска другие заключённые решили напасть на нас на расовой почве, из-за чего нам пришлось бежать. Всё-таки нас трое, а их семнадцать эльфов. После этого мы стали искать другой выход на поверхность, пока не наткнулись на вашу группу. А почему не умерли, то я даже не знаю, — пожал Кай плечами. — Может, нам повезло? Хотя… у меня есть особая линия крови, и у моих знакомых, наверное, есть что-то похожее.

— А почему вы не попробовали вернуться к своим, чтобы подняться, когда бой закончился? Они же должны были быть ослаблены после двадцати часов сражения, так что не представляли бы для вас угрозы, — прищурился эльф.

— Надзиратель Зиркс сказал, что если с Изумрудной Водой или сосудом что-то случится, то он лично казнит всех выживших без разбирательств. Поэтому мы и решили не оставаться, — продолжил отвечать мечник. — К тому же мы видели, насколько сильны те твари, поэтому сразу посчитали, что наша группа не справится. Потому и ушли.

— В таком случае с чего вы взяли, что после возвращения на поверхность вас бы просто не вернули Зирксу, после чего он делал бы с вашей троицей всё, что захотел?

— А мы и не знали, — сказал Кай. — Нам оставалось лишь надеяться, и мы решили рискнуть. Всё-таки это в любом случае давало нам больше шансов на выживание, чем возвращение.

Впрочем, Кай немного лукавил. Всё-таки они втроём пробыли в подземелье почти пять суток, и выжили несмотря на смертельный тёмный туман. Это явно должно было заинтересовать другого Надзирателя, на что парень и надеялся.

Да и с учётом недавних событий — инцидента с Изумрудной Водой, Зирксу явно было сейчас не до каких-то рабов.

— Хм. Понимаю, — усмехнулся эльф. — Но в действительности я должен вернуть вас… — он вдруг замолчал, осмотрев троицу.

Элементалист ожидал, что заключённые напрягутся, когда услышат его слова, однако все они остались всё так же расслаблены.

— Вы ничуть не удивлены, — изогнул он бровь.

— Думаю, не совру, если скажу, что здесь нет глупцов, — улыбнулся Шакс. — Если бы вы хотели отдать нас Надзирателю Зирксу, то уже давно бы сделали это. А весь этот разговор был бы бессмысленным.

— Верно… Я должен вас отдать, но… не хочу. Мне плевать на Зиркса, и даже разговаривать с ним я не намерен. Зато мне нужны вы трое. Так что поздравляю, с сегодняшнего дня вы члены первого отряда, — хлопнул эльф в ладоши. — А теперь разрешаю задать мне один вопрос. Остальное же вы узнаете у Дигла.

Кай и Шакс переглянулись, а затем синхронно посмотрели на великана. Увы, тому, как всегда, не было дела до происходящего. Абстрагировавшись от всего, здоровяк просто смотрел в окно, за которым виднелись бараки Смертников.

В итоге вопрос задал Шакс.

— Кто вы, и почему вообще разговариваете с нами, рабами? — никак не мог понять лучник.

— Это уже два вопроса. Но так уж и быть, я отвечу. Меня зовут Алекс Граймар. Я помощник Надзирателя первой и второй Глубины.

«Всего лишь помощник?» — одновременно подумали Кай и Шакс.

— А говорю я с вами только потому, что мне так захотелось. Ну ещё и от скуки. Считайте это банальной прихотью. Да и не каждый день удаётся встретить гениального великана аристократа, проданного своей же семьёй, а также пару человеческих воинов.

После этого эльф встал из-за стола.

— Ну а теперь вы можете идти, — произнёс он.

И не успели воины что-либо сделать, как вдруг их тела вновь оказались под контролем ошейников. Только теперь они подчинялись Алексу, а не Зирксу. И разговор ему нужен был как раз для этого — для переподчинения ошейников.

Поднявшиеся заключённые строем направились к выходу, после чего покинули кабинет.

* * *

Наступил вечер. Кая и остальных отправили в отдельную пустую комнату в одном из бараков. Там им приказали дожидаться завтрашнего дня. Вот так у них появилось несколько часов свободного времени, которое воины решили провести с пользой.

Первым в состояние медитации погрузился Шакс.

Кай уже тоже было закрыл глаза, намереваясь отправиться в мир души, как вдруг его окликнули.

— Кай, — внезапно раздался голос великана.

Мечник открыл глаза, с удивлением уставившись на здоровяка.

— Меня зовут Глефус, — неожиданно представился он. — Я знаю, что это ты спас меня от чёрного тумана. И я благодарен тебе. Ты спас мою жизнь, и я никогда этого не забуду. Я верну долг.

После этого великан закрыл глаза, и наконец отрешился от внешнего мира. Он начал медитацию.

Кай же, глядя на это, легонько кивнул, а затем также отправился в свой духовный мир. Но там, вместо того чтобы очистить свой разум и сконцентрироваться на каком-то аспекте боевых искусств (законах, техниках, своих движениях или чём-то другом), он сначала решил прокрутить в голове события сегодняшнего дня.

После того как они выбрались на поверхность, их троицу взяли под стражу. Там они рассказали свою историю, вслед за чем их отправили в кабинет помощника Надзирателя.

Когда разговор закончился и ошейники их насильно вывели из здания, то Кай, Шакс и Глефус встретились с полутораметровым, широкоплечим и бородатым пиковым Заклинателем, который относился к расе гномов. Он-то и был Диглом, о котором ранее говорил Алекс.

Как оказалось, Дигл являлся главой первого отряда, и поэтому ему было велено рассказать всё троице. И первым делом он поздравил их с тем, что они Устойчивые. Как гном затем объяснил, так называли тех воинов, на которых тёмный туман практически или вообще не действовал. А тот факт, что они пробыли в подземелье почти пять дней, но при этом остались живыми и даже не покрылись тёмно-фиолетовыми пятнами, уже подтверждал, что Кай, Шакс и Глефус — Устойчивые.

В отличие от простых Смертников, которые обычно погибали от тёмного тумана уже после второго погружения (если их, конечно, не убивали твари ещё раньше), Устойчивые могли отправляться в Глубину раз за разом, делая это на протяжении многих лет. А учитывая тот факт, что в среднем лишь один из ста тысяч был способен противостоять тёмному туману, то найти Устойчивых было не так уж и легко. Вот почему они так ценились.

И когда помощник Надзирателя узнал, что из Глубины вместе с его отрядом поднялось сразу трое подобных воинов, то ему лично захотелось увидеть их.

Всё-таки именно первые две скважины приносили больше всего Изумрудной Воды, так как активировались чаще, чем остальные. Поэтому для её сбора давным-давно было решено отправлять не обычных Смертников, а именно Устойчивых, что позволило минимизировать возможные потери столь ценного ресурса.

Из-за разных личных причин (линий крови, особых мутаций, редких техник или законов) Устойчивые могли не опасаться тёмного тумана. Они не подвергались ослаблению, а поэтому могли вести бой с тварями Глубины максимально эффективно. Благодаря этому за последние века в первой и второй Глубине Изумрудная Вода всегда доставалась воинам. Не было ни одного раза, чтобы они проиграли тварям, чего никак нельзя сказать про отряды обычных Смертников.

К несчастью, Устойчивые не были неуязвимыми ко всему. Так что хоть тёмный туман их и не пугал, но вот твари Глубины могли доставить им хлопот. За последние пять лет погибло четверо из них, из-за чего нагрузка на оставшихся членов первого отряда серьёзно возросла.

Последний раз Устойчивый умер буквально месяц назад, после чего Алекс даже решил заполнять свободные места сильнейшими Смертниками. И хотя это немного помогло, однако это всё ещё было временным решением. Так что появившаяся словно из ниоткуда троица показалась Алексу настоящим подарком небес.

Конечно, можно было расширить отряд, отправив в Глубину пятьдесят или даже сто Смертников. Вот только это было абсолютно неэффективно и даже глупо. Ведь уже издавна было доказано, что если возле скважины одновременно будет находиться более двадцати воинов, то это заставит тварей Глубины серьёзно усилиться. Поэтому отряд из двадцати культиваторов считался самым оптимальным.

Вскоре наступил рассвет.

В комнату Кая, Шакса и Глефуса вошёл одетый в броню гном.

— Подъём! — скомандовал он, добавив в свой скрипучий голос немного энергии. — Пора погружаться!

Так как из-за ошейников Шакс и Глефус не могли ощутить приближение ауры Дигла, а Кай просто старался не выделяться, то они начали выходить из медитации лишь сейчас.

— Правильно делаете, — похвалил их гном, когда они вышли из барака. — Просто слушайтесь приказов, и тогда отношение к вам будет нормальным. Думаю, вы и сами успели вчера заметить, что даже к рабам господин Алекс относится как к равным. Однако сильно не заблуждайтесь. Здесь вы заключённые, так что если будете противиться командам, то он без колебаний использует контроль над ошейниками. А уж ощущать, как ваши тела вас не слушаются, никто из вас явно не желает. Я в этом более чем уверен, — погладил свою бороду Дигл. — Сейчас мы идём к оружейной. Там вы возьмёте себе оружие и броню, а затем мы отправимся во вторую Глубину. Кстати, запомните, первая и вторая скважина активируются по очереди через день. Это длится восемь дней подряд, после чего на такой же срок скважины затихают. Можно сказать, что тогда наступают наши выходные. Ах да, в рабочие дни сбор возле оружейной в шесть утра, после чего мы сразу идём к одной из платформ. Если есть вопросы, то задавайте сейчас, а то скоро уже будем на месте.

— Как ты смог использовать энергию? — спросил Шакс.

— Хе-хе, — снова погладил бороду гном. — В отличие от вас, я не раб, а значит и ошейника у меня нет. Здесь я полноценный рабочий.

— Рабочий? — удивился лучник. — Но зачем вообще соглашаться на такую работу?

— Парень, — вдруг обернулся Дигл, посмотрев на Шакса словно на дурачка, — ты хоть знаешь, сколько стоит Изумрудная Вода? Да даже одной капли хватило бы, чтобы выкупить всех рабов Глубин! А теперь подумай, сколько могут платить тому, кто является лидером отряда, который добывает более семидесяти процентов всей Изумрудной Воды на континенте, а?

После этого, забавно изогнув бровь и окинув взглядом всю троицу, гном отвернулся, зашагав дальше.

— У меня внук есть, — после нескольких секунд молчания, вдруг заговорил Дигл. Его голос внезапно потеплел. — Его Тайсом зовут. Он очень талантлив, и даже смог попасть в Облачную Обитель. Но других гениев там тоже немало, и для сохранения своих позиций ему нужен постоянный рост, который без ресурсов невозможен. А любые ресурсы стоят денег. Поэтому я и работаю здесь, — вздохнул гном. — Сам то я стар. Скоро уже шестой век как будет. Пик Заклинателя это потолок для меня, а вот ему ещё расти и расти.

— А как вы узнали, что вы Устойчивый?

— Я родился под Лысой горой, где рядом Река Мёртвых протекает. И как-то мне не повезло тёмной хворью в детстве заболеть. От неё обычно все умирают, но я почему-то выжил. Ну а когда я впервые побывал в Удийне, и узнал про Глубину, то с удивлением обнаружил, что симптомы Смертников очень похожи с тёмной хворью. Тогда-то я и узнал, что у меня есть иммунитет. А если говорить точнее, то та тёмная энергия просто игнорирует меня, словно меня и нет.

— А что за Река Мёртвых такая?

— Не знаете что ли? — удивился Дигл. — Она как раз отсюда и начинается. Выходит из болот чуть южнее и идёт прямо к нашим горам, после чего впадает в океан. Вода в этой реке ядовитая и испускает смертельные пары. А земли вокруг реки считаются проклятыми, поскольку там обитает нежить.

«Река значит?.. — задумался Кай, вспомнив кое-что. — Но Инь же никак не связана с нежитью. Откуда они тогда?.. Хотя, если вспомнить, то сила смерти Эриа и концепция Инь некое сходство всё же имеют. Может ли быть, что Инь просто способствует спонтанному появлению рядом с собой законов Пути Смерти? Похоже, что так».

— Можно вопрос? — вдруг решил спросить мечник.

— Говори.

— Я успел заметить, что людей здесь не сильно любят. Но вот вы с нами общаетесь без какой-либо ненависти. Почему?

— Времена меняются. Пока на континенте длиться мир, то разные расы становятся ближе. Всеобщая ненависть уходит в прошлое, и это же относятся и к людям. Мне лично, например, плевать на вашу слабость, а в древнюю легенду я не верю. Да и слишком я уже стар, чтобы просто так ненавидеть кого-то, кто просто отличается от меня.

— О чём вы? — заинтересовался Шакс.

— Ты о слабости, или легенде? — уточнил старый гном.

— И о том, и о том.

— Так, выходит, вы действительно из другого мира. Иначе мне сложно понять, почему вы не знаете такие простые вещи. В общем, ваша раса слаба потому, что в отличие от остальных, вы обладаете плохой связью с мировым потоком энергии. Если я правильно помню, то где-то из тысячи человек только один сможет научиться контролировать своё Ки, а затем освоить Дыхание Силы. Таким образом, это значит, что не все люди могут начать культивировать. Но у нас всё по-другому. Все представители наших рас обретают возможность управлять Ки в десять лет. То есть, каждый гном, эльф, сильф, великан или даргон может ступить на путь боевых искусств. Конечно, далеко не все из них обладают достаточным талантом, чтобы подняться хотя бы выше уровня Закалки Внутренних Органов. Но даже так у нас больше воинов, чем у людей, — объяснил Дигл. — А что касается легенды, то я далеко не лучший рассказчик, да и времени на это у нас нет. Мы наконец пришли, — указал он на хорошо охраняемое здание оружейной.

Зайдя внутрь, воины встретили других членов отряда, которые к этому моменту уже успели экипироваться.

— Выбирайте здесь то, что вам подходит, — сказал Дигл. — Скоро выдвигаемся.

Увы, какого-то большого выбора троице не предоставили, поскольку все предметы здесь были одинаковыми, и не превышали низкого качества Золотого ранга. Впрочем, даже так было лучше, нежили вообще без брони и оружия.

Кай взял пару прямых клинков и стандартную броню. Шакс же вместо мечей выбрал кинжалы, а основным оружием — лук. Что же касалось Глефуса, то его выбор пал, как ни странно, на глефу.

Наконец снарядившись, воины отправились в Глубину.

* * *

Шёл сильный дождь. Небо было затянуто мрачными тучами. Смертники уже давно попрятались по баракам, так что на улице находились лишь стражники, а также изредка проскакивали другие рабочие. Однако из всей этой картины выбивалась невысокая фигура в тёмном плаще, который укрывал её отнюдь не от дождя.

Прихрамывая на правую ногу, фигура медленно добралась до широкого трёхэтажного здания, принадлежащего Надзирательнице Калии, которая и отвечала за первые две скважины. Постройка же являлась её личной администрацией.

Вскоре фигуру, чьё лицо скрывал капюшон, заметила пара охранников — пиковых Заклинателей, стоящих у входа в здание. Однако прогонять незнакомца они не спешили, поскольку тот был ни много ни мало Элементалистом начальной стадии.

Но вскоре фигура оказалась слишком близко ко входу, так что бездействовать стража уже не могла.

— Стойте! Назовитесь!

Словно не слыша требований воина, Элементалист сделал ещё несколько шагов, но в итоге всё-таки остановился, сделав это в шаге перед стражником. Левой рукой он слегка приподнял капюшон, позволив охране увидеть своё лицо.

Боец резко отшатнулся, но всё же быстро взял себя в руки. Увиденное слегка напугало его.

Под плащом скрывался эльф. Половина его лица была покрыта ужасным ожогом, а вторая половина испускала некое эфемерное чувство смерти. Множество морщин и старческих пятен портили её, хотя казалось, что этот Элементалист ещё и близко не достиг подобного возраста.

А вдобавок ко всему этому у эльфа ещё и отсутствовала правая рука.

— Мне нужно встретиться с Калией, — сильно хрипящим голосом сказал он.

— Прошу прощения, господин Зиркс, но госпожи сейчас нет в городе. Вместо неё сейчас всем управляет господин Алекс, — ответил охранник, всё-таки узнавший Надзирателя шестой Глубины.

— Тогда веди меня к нему, — приказным тоном прошипел Элементалист.

Стражники переглянулись.

— Хорошо, господин Зиркс. Пройдёмте, — кивнул он, а затем повёл эльфа внутрь.

Спустя минуту они были у нужной двери. Раздался стук.

— Господин Алекс, к вам посети…

Стражник не успел договорить, как внезапно Зиркс сам ворвался в кабинет, не собираясь дожидаться разрешения.

— Давно не виделись, братец, — усмехнулся Алекс, ожидавший подобного наглого поведения.

— Мне нужны те трое, — сразу объявил толстяк.

— О ком ты? — откинулся Алекс на спинку кресла.

— Даже не пытайся обмануть меня, младший, — процедил Зиркс. — Я знаю, что два человека и великан теперь у тебя. Верни их мне.

— Тебе не хватило расправы над тем шрамолицым, и ты хочешь ещё крови? — усмехнулся хозяин кабинета. — Да и с чего бы я должен тебе их возвращать?

— С того, что я их Надзиратель! И я здесь главный!

— Здесь, — Алекс покрутил пальцем в воздухе, показывая на кабинет, — ты никто, братец. И ничего требовать от меня ты не можешь. Время, когда ты мог приказывать мне давным-давно…

— Заткнись! — прервал его Зиркс. — Я приказал тебе вернуть их! Иначе…

— Иначе что? — холодно, но с улыбкой на лице спросил Алекс, опустив на плечи собеседника давление ауры пикового Элементалиста, тем самым напомнив ему о разнице в их силе. — Мы уже давно не дома, где ты мог делать со мной что угодно. Я уже давно превзошёл тебя, братец. Сейчас ты не более чем позор нашего рода. И слава небесам, что ни отец, ни мать не знают, каким ты стал. Жалкий и ничтожный кусок мусора. Всю жизнь ты полагался лишь на свой талант к контролю энергии, не прикладывая к развитию ни капли труда и упорства. А в это же время я выжимал из себя все соки. Загонял себя почти до смерти, пытаясь догнать тебя. И вот теперь мы здесь. Иронично, не так ли? — вздохнул эльф. — Став Элементалистом довольно рано и получив престижную должность Надзирателя, ты так возгордился… Но что в итоге ты сделал с этим? Твой сектор… сколько людей ты нанял для шестой Глубины? Есть ли у тебя помощник? А секретарь? Кто ведёт твои учёты?

— Шестая скважина… нестабильна… — прошипел толстяк, подавляемый аурой.

— Не спорю. Изумрудной Воды там меньше, да и активируется скважина реже, чем первые две. Но не стоит использовать это как оправдание. Ведь четвёртая Глубина — такая же. Но приносит прибыли она всё равно больше, поскольку не теряет Изумрудную Воду, так как её отряд не умирает. Вот сколько Устойчивых ты нанял, чтобы попытаться достичь подобного? И не говори, что мы всех забираем. Во-первых, мы их выкупаем. А во-вторых, почти треть нашего отряда мы нашли не среди рабов. Госпожа Калия наняла немало культиваторов по всему континенту, чтобы они искали Устойчивых, и предлагали им работу. Хорошо оплачиваемую работу. Но что же делаешь ты? Верно. Всё, что полагается тебе как Надзирателю, ты тратишь исключительно на себя. И я бы понял, если бы ты тратил их на ресурсы для развития, но… бордели, азартные игры, смертная еда и дурманящие препараты — это твои новые ориентиры? Это теперь заменяет тебе боевые искусства? — поднялся Алекс. — Ты жалок. Ты ничтожен. Ты противен мне, — зашагал он в сторону брата. — А теперь убирайся отсюда. И если у тебя есть хоть какие-то претензии, то можешь высказать их госпоже Калии, или даже самом господину Смотрителю. Тебе же понравилось проводить с ним время, не так ли? — усмехнулся пиковый Элементалист, указывая на ожог Зиркса и его отсутствующую руку. — Ах да, хочешь знать правду? В моих глазах ты больше не воин. Ты навсегда свернул с этого пути, и больше тебе не вернуться!

Глаза толстяка резко расширились от гнева и ярости, вот только сделать он ничего не мог. Сила младшего брата полностью сковывала его.

— Проваливай! — схватив Зиркса за грудки одной рукой, Алекс вышвырнул его на улицу через окно, которое в последний миг открылось силой его энергии.

После этого, спокойно отряхнувшись, эльф вернулся за стол, и продолжил работать с бумагами как ни в чём не бывало…

Упав в грязную лужу, разозлённый Зиркс, кряхтя, стал подниматься. В его разуме бушевал гнев, однако чувство самосохранения удерживало толстяка от любого сумасбродного поступка. Внутри Надзиратель прекрасно понимал, что силой ничего не добьётся, что буквально минуту назад его брат и доказал.

Зиркса попросту прибьют, и даже не заметят.

— Ублюдок. Тварь. Будь ты проклят, — бормотал он. — Когда-нибудь я тебе обязательно отомщу за это унижение. Ты будешь молить меня о пощаде, но в итоге я просто раздавлю тебя… А пока что… а пока что я должен разобраться с теми тремя. Вряд ли мне поверят, но я абсолютно точно уверен, что это они виноваты в том, что случилось с Изумрудной Водой! Но из-за этого ублюдка убить их сейчас не выйдет. Жаль… Жаль… Однако способы есть… способы есть… — захихикал Зиркс, в чьих глазах светился маленький огонёк безумия. — Я отомщу!

Считавшийся некогда гениальным воин пал под давлением собственных негативных эмоций. И хотя они оказались недостаточно сильными, чтобы повредить его душу, но вот разум Зиркса всё же оказался задет…

Глава 6. Алхимическая лавка

С момента возвращения Кая, Шакса и Глефуса на поверхность прошло десять дней. Активная фаза обеих скважин закончилась, так что для первого отряда наступили выходные. И в связи с этим Дигл решил поздравить троицу.

— И с чем же это связано? — поинтересовался Шакс.

— Вы доказали свою пользу и лояльность, что я и доложил господину Алексу. Ну и поэтому, так как вы полезные Устойчивые, то с сегодняшнего дня вы теперь относитесь к заключённым второго уровня.

— Что это значит?

— Все рабы делятся на три уровня. Первый, второй и третий. Ранее вы относились к последнему, и не имели абсолютно никаких прав. Теперь же у вас будет возможность иметь некоторую собственность, возможность посещать Центр города, хоть и не без моего присутствия, и вас теперь никто не сможет просто так убить. Но самое главное, теперь у вас есть право развиваться, вплоть до пиковой стадии Заклинателя!

— Но на нас же ошейники.

— Не волнуйтесь. Есть особые комнаты, где они частично отключаются, позволяя вам культивировать.

— А что насчёт ресурсов, разве рабам их кто-то выдаст? — усомнился Кай.

— Это тоже решаемо, — погладил бороду гном. — Как Устойчивым вам положена небольшая зарплата, которая хранится у меня. Деньгами здесь выступают вот такие Лазурные Кристаллы, — показал Дигл крохотный сверкающий кристаллик голубого цвета.

Вещица хранила в себе огромное количество энергии, что сразу заметили Кай и Шакс, которые ранее никогда ещё не видели Лазурных Кристаллов. Оба парня сразу сопоставили их с Камнями Энергии, после чего практически сразу пришли к выводу, что последние сильно проигрывают местной валюте.

Лазурный Кристалл был раза в четыре меньше, чем стандартный Камень Энергии, но при этом содержал вдвое больше энергии. Это делало его более удобным энергоносителем. Но главным преимуществом голубого кристалла была его устойчивость. Ибо, в отличие от большинства других похожих ресурсов, Лазурный Кристалл практически не излучал энергию в обычном состоянии, из-за чего его не нужно было хранить в специальном изолирующем сундуке или такой же шкатулке, чтобы не терять его свойств.

Однако беспокоиться о том, что из-за этого извлекать силу кристаллов будет сложно, не стоило. Ведь при сильном взаимодействии с аурой и энергией воина, Лазурный Кристалл довольно легко высвобождал заключённую в себе энергию. Он буквально таял.

А вдобавок полученная энергия была спокойной, а не бушующей, что лишь упрощало её подчинение и последующее использование.

— В общем, каждому из вас полагается по одному Лазурному Кристаллу за каждую удачную вылазку за Изумрудной Водой. Таким образом, у вас уже есть по семь кристаллов. Увы, за первый раз, когда мы только встретились в Глубине, вам ничего не положено. В тот момент вы ещё не являлись членами нашего отряда, — пожал плечами гном. — Эти кристаллы вы напрямую можете применять для развития, а можете использовать их в качестве денег, чтобы покупать другие ресурсы.

— Странно это всё. Зачем вообще рабам платить что-то? — произнёс свои мысли Шакс. — Ну… то есть я, конечно же, не против, но разве это не странно?

— Во-первых, — поднял палец Дигл, — так начальство получает более сильных заключённых. Во-вторых, так по их логике вы должны становиться более послушными. А в-третьих, платить по одному Лазурному Кристаллу горстке Устойчивых всё равно намного дешевле, чем каждый раз покупать новых Смертников.

Шакс медленно закивал.

— Ясно.

— Ладно, — размял шею гном. — Сейчас я схожу к господину Алексу за разрешением сводить вас в Центр, после чего мы отправимся туда. Ждите меня здесь.

Вслед за этим Дигл вышел.

Кай посмотрел на Шакса.

— Как-то уж легко ты принял свою новую роль. Неужели смирился?

Лучник медленно повернулся к Каю, а затем улыбнулся.

— Нет конечно. Я не намерен здесь оставаться. Думаю, как и ты. Просто сейчас я не вижу смысла сопротивляться. Пока что нужно просто спокойно ждать, чтобы не пропустить наш шанс свалить отсюда.

— Хм. Понятно, — холодно ответил Кай. Его мысли были схожими, хотя так легко принять себя в качестве раба он не был способен. Впрочем, возможно, Шакс лишь притворялся пай-мальчиком…

Вскоре после этого гном вернулся к троице, обрадовав их полученным разрешением. Таким образом, Кай, Шакс, Глефус и Дигл отправились в Центр.

* * *

Центр разительно отличался от остальных секторов Удийна. Ведь в отличие от них, здесь жили и трудились не рабы, а вольные горожане и те, кто путешествовал через земли Старкса. Так что на самом деле лишь Центр можно было назвать настоящим городом.

Попав сюда сквозь специальные врата, троица двинулась вперёд, двигаясь прямо за Диглом.

— Только прошу, не вздумайте чего учудить. Здесь охрана на каждом шагу, да и ваши ошейники отслеживаются. Да и мне самому придётся атаковать вас, если вам взбредёт в голову какая-то дурная мысль. Так что просто слушайтесь меня, и всё будет хорошо, — повернув голову к заключённым, на ходу произнёс гном.

Вскоре их группа отдалилась от стены, граничащей с сектором Глубин, после чего они вышли на широкую и крайне оживлённую улицу. Повсюду стоял шум и гам. Торговцы наперебой зазывали к себе покупателей, пока на их фоне звучал непрекращающийся цокот копыт Пламенных Лошадей Титанической ступени — особой породы монстров, кои на данной ступени развития были способны достигать скорости гоночных болидов, при этом везя за собой довольно тяжелую карету.

Естественно, так быстро они двигались лишь на открытой местности, а не в черте города. Управлялись же эти монстры посредством особого ошейника (более дорогого чем рабский), который позволял владельцу животного брать его разум под полный контроль.

Улицы Центра Удийна были переполнены представителями почти всех рас континента, но больше всего здесь было, конечно же, эльфов. А причиной тому являлась близость земель Старкса с окраинами Священного Королевства Таэль, чьи жители с радостью отправлялись сюда в поисках лучшей жизни. Впрочем, в городе хватало и других рас. Исключением были лишь люди, которые старались не покидать своих скрытых земель.

Вот почему на Кая и Шакса так глазели.

— Мама, мама! — закричала маленькая девочка-эльф. — Смотри, это какие-то неправильные эльфы. Может это сильфы?

Заметив, куда указывает пальчик её дочери, женщина ответила.

— Нет дорогая. Это… — расширились её глаза от удивления и лёгкого страха, — это люди.

— Кто такие люди? — не унималась девочка, которую мама внезапно взяла на руки, став быстро уходить в сторону.

— Пойдём отсюда… — лишь пробубнила женщина.

Подобных разговоров было немало. Присутствие людей удивляло горожан, заставляя их задавать вопросы. Ведь некоторые и вовсе не знали, что это за существа такие. Однако всё их любопытство или даже расовая ненависть, быстро улетучивались, когда жители Удийна замечали одежду заключённых, на которой был знак сектора Глубин.

— Вот дерьмо! Это что, Смертники?

— Какого хрена их выпустили?

— О Небеса! Мой ребёнок! Они заразят его глубинной хворью!

— Там власти сдурели что ли?

Возгласы негодования, паники и даже ужаса захлестнули небольшую часть улицы. Впрочем, эти крики были лишь каплей в море на фоне общего шума города.

— Стража! Стража! Уберите их отсюда!

Однако делать с заключёнными никто ничего не спешил. А вскоре четверо Устойчивых свернули с большой улицы в переулок, перестав вызывать страх у горожан.

— Не волнуйтесь. Стража ничего делать не будет, — произнёс Дигл. — Вообще про Устойчивых мало кто знает, так что неудивительно, что вас приняли за простых Смертников.

— А с чего вообще такая паника? — спросил Шакс.

— Среди народа ходит миф, что якобы можно заразиться тем тёмным туманом, если находиться рядом со Смертником. Вот только это всё чепуха! Никогда такого не было, и мне непонятно, почему кто-то вообще в такое верит.

Судя по голосу и тону, Дигл был зол.

— Кстати, а куда мы идём?

— В лавку одного моего знакомого, — резко ответил гном. — Так как из-за этого дурацкого поверья вас больше никто кроме него не впустит к себе в магазин. Ну или я таких не знаю.

После этого они продолжили свой путь, шагая по отдалённым от главной улицы и почти пустым переулкам. Становилось понятно, что Диглу не впервой идти этой дорогой.

— Эй, здоровяк, — вдруг прервал тишину Шакс, обратившись к Глефусу. — Я ничего не знаю о твоей расе, поэтому и хочу спросить. Там я видел других великанов, но они были явно побольше тебя. Некоторые даже четырёх метров достигали. Так вот. Это ты такой особенный, или я что-то не понимаю?

В ответ лучник не услышал ничего. Глефус молчал, словно его никто и не спрашивал.

Прошло несколько долгих секунд. Шакс уже было собирался переадресовать этот вопрос Диглу, как вдруг великан всё же заговорил.

— Ты видел неполноценных. Они не умеют сжимать тело. А меня это заставляет делать ошейник, — односложно ответил Глефус. — Наш размер зависит от возраста. А я молод. Всего сорок один.

Возраст великана заставил изумиться всех в группе, включая даже Дигла.

— Эмм… Глефус… А во сколько ты стал Заклинателем? — спросил гном.

— Восемнадцать.

На этот раз изумление переросло в шок. И особенно это касалось Кая и Шакса, которые до этого знали лишь о Цзян Дао, ставшего истинным мастером только в двадцать лет.

Насколько гениальным тогда был Глефус, если смог сделать такое аж на два года раньше? Впрочем, дело явно крылось не только в этом. Ведь без огромного количества ценнейших ресурсов даже величайший гений не сможет достигнуть подобного результата. Так что, судя по всему, семья Глефуса была крайне богата. Вероятно, в этом плане она ничуть не уступала всему Клану Семи Клинков, а может даже и превосходила.

И в таком случае в головах Кая, Шакса и Дигла не мог не возникнуть закономерный вопрос: почему такого гения, на чьё развитие потратили неимоверное количество ресурсов, продали Смертником сюда?

Впрочем, задавать этот вопрос никто не спешил. Воины не собирались лезть в чужое прошлое…

* * *

Дорога до нужного места заняла порядка двух часов.

Центр в большинстве своём состоял из крупных трёх-, четырёх- и пятиэтажных зданий. Но в том месте, куда пришла группа Устойчивых, в основном находились личные домики и небольшие двухэтажные здания.

— Добро пожаловать в старый город, — произнёс Дигл. — Именно отсюда когда-то началась постройка всего Центра.

После этого гном свернул направо, и, прошагав ещё около ста метров, остановился.

— Мы на месте, — указал он на лавку, где продавались различные ресурсы для культивации. — Пойдём.

Преодолев несколько ступенек, гном открыл дверь.

«И что, здесь даже охраны нет? — удивился Шакс, проходя внутрь. — А-а-а… Теперь понятно».

Всё встало на свои места, как только лучник увидел владельца магазина. Им был старый скрюченный гном, сидящий на кресле-качалке и читающий некую книгу. Одет он был в длинную синюю мантию, которая достигала самого пола, как и седая борода старика.

Судя по всему, хозяин лавки был гораздо старше Дигла.

А ещё от него совсем не исходила аура. Можно было бы подумать, что этот гном — обычный смертный. Вот только Шакс помнил, что все гномы, да и другие расы, с десяти лет обретают возможность контролировать свою Ки, а значит хотя бы уровня Закалки Лёгких они достигали. Но раз лучник не мог ощутить ауру старика, то это говорило лишь об одном — он точно достиг ступени Элементалиста. Это и объясняло отсутствие охраны у магазина, где продавались ценные ресурсы для развития.

— Дигл! — воскликнул владелец лавки, заметив вошедших. Бодро спрыгнув с кресла и отложив книгу, он засеменил к другу. — Давно не виделись, старина! Как ты? Как внук? Чего не заходил давно?

Гномы обнялись.

— Борн, дружище! Извини, совсем замотался последние месяца, — расплылся в улыбке Дигл. — То работа, то к внуку ездил. У него, кстати, всё отлично.

— Эх, ну хоть имя моё не забыл, — засмеялся старик.

— Обижаешь, — ответил смехом второй гном.

— Дядюшка Дигл, рада вас видеть, — подошла к ним симпатичная девушка-гном.

— О, Тайя. И я тебя рад видеть. Смотрю, ты наконец прорвалась на ступень Закалки Души, — подметил лидер первого отряда.

— Да, — кивнула она, а затем посмотрела на владельца лавки. — Всё благодаря дедушке.

— Не приуменьшай своих заслуг. Я всего лишь дал тебе нужные пилюли и зелья, — строго взглянул Борн на внучку, после чего повернулся обратно к Диглу. — С чем пожаловал, друг?

— Да вот, парням нужно алхимию подобрать, — кивнул он себе за спину.

— Хм. Люди и великан, — старик смерил троицу взглядом, отметив также и ошейники. — Не помню, чтобы такие были с тобой. Кто это?

— Новые члены моего отряда.

— Все трое? И все Устойчивые, что ли? — удивился Борн.

— Верно.

— Во дела. Ладно. Раз уж ты просишь, то помогу, — кивнул владелец лавки. — Так… по очереди называйте мне законы, которыми владеете, есть ли линия крови и какая, а также свои мысли по поводу нужных препаратов.

Заключённые переглянулись. Кай пожал плечами, и заговорил первым.

— Законы меча, пространства и… льда. Есть линия крови, которая способствует регенерации.

— Гляжу, что-то она тебе не сильно помогает, — указал на грудь Кая старик. — Кто это тебя так?

Гном хоть и не мог видеть сквозь одежду, но ощутить рану мечника при помощи потоков энергии ему не составляло труда.

— Какой-то демон с порванными крыльями, прикованный к тёмной пирамиде, — не задумываясь, ответил Кай.

В тот же миг в лавке образовалась тишина.

— Смешно, — хмыкнув, холодно произнёс Борн. — Это ты ему такое заранее сказал ответить? — сердито посмотрел он на старого друга.

— Нет! Я и сам в первый раз такое слышу, — покрутил головой Дигл.

— Ясно… Мог бы получше что-нибудь придумать, мальчишка, — снисходительно посмотрел на мечника седобородый старик. — Пирамида Чёрного Песка — это миф, и никакого демона там не существует. Я всю свою жизнь угробил на их поиск, но так ничего и не нашёл. Почти восемь веков ушли в никуда! Да ты хоть знаешь…

— Дедушка, пожалуйста, успокойся, — резко вклинилась в разговор внучка Борна. — Ты же сам говорил, что больше никогда не будешь вспоминать об этом. Ты обещал мне!

Старик вдруг замолчал, а затем тяжело вздохнул.

— Эх… ты права, Тайя. Что-то меня понесло… Ладно. Вернёмся к алхимии. Теперь ты, — показал он на Шакса, — говори про свои особенности.

Таким образом начался подбор ресурсов для всей троицы, что в итоге заняло порядка получаса.

— Итак, уверен, денег на зелья и эликсиры у вас нет, так что я принёс только пилюли, — вернувшись в главное помещение лавки, произнёс Борн. — Здесь всё Золотого ранга пикового качества. Выбирайте, — сказал он, после чего выложил из пространственного кольца на прилавок несколько видов пилюль в специальных коробочках, разделив их на три группы.

Подойдя ближе, Кай сразу определил, какие пилюли были подобраны именно для него.


[Пилюля Стального Мороза]

Ранг: Золотой

Качество: Пиковое

Особенность: пилюля, созданная из ингредиентов, содержащих частицы законов Пути Меча и Пути Льда. В момент поглощения пилюли эффективность от созерцания законов данных Путей возрастёт в два раза на пятьдесят часов.

Ограничение: можно применить только один раз.


[Пилюля Бездны Клинка]

Ранг: Золотой

Качество: Пиковое

Особенность: пилюля, созданная из ингредиентов, содержащих частицы законов Пути Меча и Пути Пространства. В момент поглощения пилюли эффективность от созерцания законов данных Путей возрастёт в два раза на пятьдесят часов.

Ограничение: можно применить только один раз.


[Пилюля Двойного Вознесения]

Ранг: Золотой

Качество: Пиковое

Особенность: при прорыве на ступень Заклинателя эффективность всей используемой энергии в течение двух часов возрастает вдвое.

Ограничение: действует только на существ уровня Создания Источника.

Ограничение: можно применить только один раз.


Существовало три основных вида препаратов вспомогательной алхимии: препараты прорыва, препараты тела и препараты законов. Самыми дешёвыми из них являлись как раз препараты законов. Вот почему Борн вынес именно их на прилавок, поскольку знал, что у рабов-Устойчивых не может быть много денег. Лишь Каю он показал слабую пилюлю прорыва, поскольку видел, что мечник близок к становлению Заклинателем.

«Две пилюля для законов, и одна на прорыв… — задумался мечник. — Все они пикового качества, однако… это дешёвая алхимия. Она не даёт никаких дополнительных эффектов, и направлена лишь на основное развитие. С такими препаратами в дальнейшем мой фундамент может стать шатким, так как это не сильно отличается от того, чтобы прорываться лишь при помощи одной энергии. Я не собираюсь задерживаться здесь, так что смысла покупать эти пилюли тоже не вижу. А на более дорогие, надеюсь, я заработать просто не успею. Думаю, стоит сохранить пока кристаллы. Хотя… раз они всё равно у Дигла, тогда лучше потратить, но более эффективно».

— А есть у вас алхимия тела, способная усилить регенерацию на долгое время? — поинтересовался Кай. — Что я могу купить за пять Лазурных Кристаллов?

Борн окинул мечника скептическим взглядом.

— Вот, — явил он из кольца небольшую коробочку. — Ровно пять кристаллов.

Открыв её, Кай увидел простоватый на вид тёмно-зелёный шарик.


[Пилюля Перерождения]

Ранг: Золотой

Качество: Высокое

Описание: в течение двух сотен часов после съедения пилюли тело воина начинает постоянно обновляться, восстанавливаясь. На это время параметр «Стойкость» у воина повысится на 30 единиц.

Ограничение: можно применить только два раза.


— Я возьму её.

«Отлично. Это как раз поможет мне пораньше восстановиться, чтобы быть на пике силы в момент побега».

— Как хочешь, — пожал плечами Борн, после чего Дигл расплатился.

— У тебя осталось ещё два кристалла. Будешь их тратить сейчас? — спросил у Кая лидер отряда.

— Нет. Пожалуй, я использую их для культивации, — ответил мечник. Всё-таки для созерцания Инь ему потребуется немало энергии.

Таким образом Кай определился с выбором, а вслед за ним это сделали и Шакс с Глефусом. Вскоре они покинули лавку Борна, направившись обратно в сектор Глубин. Вот только дойти туда никому из троицы не было суждено. Ибо уже скоро им предстояло столкнуться с тем, что подвергнет их жизни смертельному риску…

Глава 7. Последствия необдуманного поступка

— А-а-а-а! Помогите! Прошу! — внезапно раздался женский крик. — Нет! Стойте, не надо! Умоляю, кто-нибудь!

Прилично удалившиеся от алхимической лавки воины резко остановились.

— Даже не вздумайте! — пригрозил заключённым Дигл. — Здесь должна быть стража, и это её работа поддерживать порядок в городе. Так что просто идём дальше.

— Что-то я не вижу здесь никакой стражи, — осмотревшись, прокомментировал Шакс. — Здесь, кроме нас, вообще никого нет.

— И что с того? Вы заключённые, а я всего лишь старый рабочий Глубины. Так что не нам вмешиваться в…

— Пожалуйста, остановитесь! Помогите, кто-нибу… А-а-а-а!.. — мощный удар, сотрясший часть улицы, внезапно оборвал женский крик.

— Демоны! — вдруг выругался Дигл. — Ладно. Мы просто посмотрим, и, если что, побежим за стражей. Пошли!

В тот же миг четверо Устойчивых резко сорвались с места. И хотя трое из них были подавлены ошейниками, в скорости они ничем не уступали свободному Диглу, что неслабо удивило самого гнома.

Однако долго думать об этом он не мог, так как к нужному переулку их группа добралась моментально. Перед воинами предстала ужасная картина: на земле изломанной куклой лежала молодая окровавленная эльфийка в разорванной одежде, а над ней нависали трое огромных (не меньше Глефуса) и мускулистых Заклинателей — представителей расы дорганов.

Выглядели они как люди, но с несколькими серьёзными отличиями. Дорганы обладали длинными когтями и острыми клыками, имели веретенообразные зрачки как у кошки, а также были частично покрыты шерстью.

В разуме Кая моментально всплыло подходящее слово — зверолюди. И в действительности предположение мечника было не далеким от правды. Ведь раса дорганов на самом деле имела прямую связь со зверями. Ведь если верить легендам, то прародителями этой расы были древние животные, достигшие божественного уровня. Именно поэтому дорганы с рождения обладали высоким интеллектом, а также гуманоидным обликом, в отличие от обычных зверей.

— Рабы?! — удивился Дигл.

После этого Кай, Шакс и Глефус тоже заметили ошейники на шеях дорганов, что и послужило для них своеобразным сигналом. Троица моментально бросилась вперёд.

И хотя Дигл уже собирался было остановить своих подопечных, кое-что ему помешало…

Приблизившись на достаточное расстояние, Кай сделал резкий выпад. Парень метил кулаком в голову сильнейшего доргана, который, судя по всему, и являлся главарём напавших на девушку рабов. Однако, к удивлению мечника, ухмыляющийся Заклинатель запросто уклонился, а затем произошло невероятное: уклонившийся дорган оскалился ещё сильнее, после чего внезапно вернулся под траекторию атаки Кая.

Произошёл удар.

Противник Кая сделал несколько шагов назад, трухнув головой. Из его носа полилась кровь.

— Неплохо, — облизнулся зверочеловек, а затем мгновенно оценил общую ситуацию.

На двоих его подручных также напали, что заставило доргана показать пальцами специальный знак…

Тем временем Кай уже было собирался броситься к девушке, как вдруг на него, а также на Шакса и Глефуса навалилась невероятная тяжесть. Трое Устойчивых моментально оказались на земле, будучи не в силах пошевелиться. Впрочем, сам мечник мог встать, но раскрывать тот факт, что он может игнорировать силу ошейника, парень не собирался даже сейчас. Ведь это был его единственный козырь для побега. Так что Кай просто поддался давящей силе.

— Что здесь происходит, вашу мать?! — громко закричал внезапно появившийся в переулке стражник, который и активировал давящую силу ошейников. — Ты! Отвечай мне! — указал он на того доргана, которого Кай ударил.

Урус, а именно так звали зверочеловека, вытер кровь у носа, после чего, шокируя Кая, Шакса и Глефуса достал из кармана пространственное кольцо, из которого вынул рабский ошейник. Дорган свободно использовал энергию.

— Моя рабыня, — указал он на окровавленную эльфийку, — обманом избавилась от ошейника, а затем попыталась сбежать. Я и мои подчинённые отправились за ней и догнали, после чего я воспользовался своим законным правом — наказал её. Но внезапно непонятно откуда взялись эти трое Смертников, решивших подло напасть на нас! Мне вот нос разбили, и рабам моим нанесли серьёзный урон.

— Верно, — спокойно кивнул Стражник. — Ваши показания совпадают с тем, что я видел, пока направлялся сюда. Что ж, тогда я беру этих троих под стражу, а затем их будет ожидать суд.

Давление, пригвоздившее троицу к земле, резко пропало, сменившись на контроль тел. Ошейники заставили Кай, Шакса и Глефуса подняться, а затем покорно последовать за стражником.

* * *

Наступил вечер.

Трое воинов, прикованные кандалами к стене, лежали на полу тюремной камеры. Все они были погружены в свои мысли, пока тишину внезапно не нарушил громкий скрип толстых металлических дверей. Внутрь вошли двое.

Алекс и Дигл.

Услышав шаги, Кай открыл глаза, уставившись на вошедших. Заключённых и их посетителей разделяла крупная решётка, усиленная массивом.

— Как дела? — поинтересовался Элементалист.

— Ждём ужина. Хотя, кажется мне, нас вряд ли здесь покормят, — отшутился Шакс.

— Вы же понимаете, что попали в глупую ловушку, словно дети какие-то? — спросил эльф.

— Уже да, — усмехнувшись, вздохнул лучник. — Отсутствие вокруг стражи и других горожан, крик в нужное время и в нужном месте, а затем и появление стражника в последний момент. Так ещё и те трое совсем не сопротивлялись, когда мы напали. Теперь-то мне всё понятно.

— Не всё, — добавил Кай. — Зачем нас подставлять? Кто был тот дорган, и почему он смог использовать энергию с ошейником? Откуда у него рабы? И что теперь с нами будет?

— Для этого мы и пришли, — произнёс Дигл.

— И кстати, куда ты пропал в тот момент? — вспомнил мечник.

— Они знали, что я буду с вами, но трогать не собирались, — сказал гном. — Поэтому, когда вы отошли от меня, то они использовали особый артефакт, создавший скрытое поле, которое отрезало вас от меня. Потому я и не успел остановить вас.

— И ничего им за это не будет? — удивился Шакс.

— Максимум штраф дадут, за нарушение общественного порядка, — ответил вместо гнома Алекс. — Но вам стоит больше о себе беспокоиться, чем о них.

— Что нам грозит? — спокойно, словно это его и не касается, спросил Кай.

— Во-первых, вы должны понимать, что тот, с кем вы встретились, Урус, это раб первого уровня. Соответственно, поэтому у него есть возможность свободно перемещаться в пределах Удийна, иметь собственное имущество, включая рабов, а также использовать до двадцати пяти процентов собственной силы. То есть ошейник его ограничивает не полностью. Таким образом, его статус гораздо выше вашего, а с учётом того, что подкупной стражник видел всё, то оправдать вас не удастся. Во-вторых, вы сами напали на них, — пояснил эльф. — Теперь насчёт наказания. Обычно с вас бы списали определённую сумму Лазурных Кристаллов, но в данном случае Урус потребовал суд смертельным поединком с каждым из вас по очереди. И это его требование было удовлетворенно, поскольку вы только недавно начали зарабатывать, и компенсацию сможете выплатить ещё нескоро. К вашей удачи, затем я смог повлиять на суд, поэтому смертельный поединок пройдёт в ошейниках, при полном подавлении, а также в нём будет участвовать только один из вас. Остальных же будет ждать бой чести, в процессе которого запрещено убивать друг друга. Только избиение. Урус согласился.

— Но в чём тогда смысл? Он же пиковый Заклинатель, а среди нас только здоровяк на этом уровне, — кивнул Шакс на Глефуса. — Но раз мы будем подавлены, тогда эта разница нивелируется. Зачем ему тогда участвовать.

— Похоже, вы совсем не понимаете, кто такой Урус, — покрутил головой Дигл. — Этот парень относится к сектору Ям. Бойцовских Ям. И там он уже как семь лет подряд входит в двадцатку сильнейших бойцов. А бойцы там всегда сражаются в подавленном состоянии. Так что преимущество у него есть. И немалое.

— Верно, — кивнул Алекс.

— Но зачем это ему? — спросил Кай. — Зачем вообще вся эта подстава?

— Вас троих хотят убить.

— Кто? — удивился Шакс.

— Зиркс. Надзиратель шестой Глубины, — признался Алекс. — В недавнем инциденте, связанном с Изумрудной Водой, он винит именно вас. И хотя все, включая лорда Старкса, понимаю, что даже пиковый Священный Лорд не смог бы такое провернуть, Зиркс всё равно стоит на своём. А учитывая, что он сильно пострадал, как один из ответственных за происшествие, то его жажда отомстить кому-то мне абсолютно понятна. Вот только он слаб, и отомстить может только вам. Что, собственно, и делает, подкупив Уруса.

— А что за инцидент?

— Это не ваше дело, — отрезал он. — В общем, так как вы Устойчивые и нужны первому отряду, то я не мог проигнорировать это дело, поэтому и вмешался. Я подозреваю, что тех из вас, кто будет сражаться в бою чести, попробуют отравить. Это не нарушит правил, так как вряд ли яд будет смертельным, но в итоге всё равно вам сильно навредит. Всё-таки существует немало ядов, способных разрушить само развитие воина. Ведь они отравляют не только тело, но и даже душу. И если с вами такое произойдёт, то ваши источники треснут, контроль над энергией упадёт практически до нуля, а тело ослабнет до состояния воина уровня Закалки Лёгких. Вы станете бесполезными слабаками, и как понимаете, я такого совсем не хочу, — объяснил Элементалист. — Поэтому вы поступите следующим образом. Завтра, когда вас поведут к ямам, Дигл встретит вас, и незаметно поцарапает двоих из вас кинжалом. Мы заранее смажем его усыпляющим зельем, которому вы должны будете сопротивляться первое время. А когда придёт ваша очередь сражаться, то вы для вида примите несколько ударов Уруса, избегая при этом его ядовитых когтей, после чего перестанете сопротивляться снотворному. После этого вы вырубитесь практически сразу, и вам засчитают поражение. Таким образом вам ничего не смогут сделать.

— Понял, — кивнув, впервые за вечер заговорил Глефус.

— Значит, нам только остаётся выбрать, кто из нас пойдёт на смертельный поединок? — уточнил Шакс.

— Нет, — ошарашил троицу Алекс. — Я уже сам выбрал. В нём участвовать будет Кай, — палец эльфа указал на мечника. — Из вас троих он единственный смертный, так что его, увы, жалко меньше всего.

— Но разве это…

— Ничего страшного, — перебил Шакса Кая. — Я согласен. Так будет лучше всего.

— На этом всё, — обернулся Алекс. — Надеюсь, в следующий раз вы будете думать головой, прежде чем бросаться в ловушку.

— Могу я задать вопрос? — спросил Кай.

— Что? — полуобернулся эльф.

— Что случилось с той девушкой?

— Ты про рабыню Уруса? Если да, то она уже была при смерти, когда вы пришли. Урус действительно избил её. Вероятно, он опасался, что если травмы эльфийки окажутся ненастоящими, то кто-то из вас сможет заметить это, и что-то заподозрить. А рабыня эта стоит намного меньше, чем предположительно заплатил ему Зиркс.

— Ясно, — вздохнул Кай.

После этого Элементалист вышел. Возле решётки остался лишь Дигл.

— Кай, — обратился к мечнику гном, — мы хоть и недолго знакомы, но ты вроде нормальный парень. Да и некоторую ответственность за произошедшее я всё же чувствую. Так что если у тебя есть какое-то последнее желание, то говори, я попробую его выполнить. У тебя осталась та пилюля, и ещё два кристалла. Если хочешь, я мог бы вернуть пилюлю Борну, и отправить всю сумму кому-то.

— Не стоит беспокоиться, — попытался улыбнуться Кай, но Холод Пустоты почти моментально подавил это чувство. — Просто сохрани мои кристаллы и пилюлю. Когда встретимся в следующий раз, то уже и обсудим всё.

— Смотрю, надежды ты не теряешь, — хмыкнул гном. — Что ж, в таком случае удачи тебе.

Дигл вышел из помещения.

— Дружище, ты уверен? — слегка взволнованным голосом спросил Шакс.

Глефус также взглянул на Кая. Ранее он пообещал, что отплатит мечнику за спасение своей жизни, и вот теперь такая возможность появилась.

— Думаю, что мы ещё можем что-то сделать, — добавил великан. — Если мне дадут сразиться…

— Вы уже слышали решение Алекса, — покрутил головой Кай. — Ну и к тому же вы слишком недооцениваете меня. Ладно, я спать. У меня бой завтра, — парень лёг на пол и закрыл глаза.

Обычно истинные мастера не нуждались во сне, но Кай всё же был смертным. А к тому же его тело постоянно подавлялось ошейником. И хотя парень мог в любой момент избавиться от артефакта, внешнее воздействие всё же имело место. Поэтому мечник и решил поспать, дабы восстановить силы.

Ну а уже вскоре после рассвета двери в тюремную камеру резко открылись, что моментально пробудило Кая ото сна, а Шакса и Глефуса от медитации.

— Поднимайтесь! Пора идти в ямы! — раздался противный крик стражника.

* * *

В секторе Ям находилось множество арен, которые делились на два вида: открытые и закрытые. И если к последним доступ был только у рабов-бойцов, работников сектора и некоторых особых лиц, то вот на открытые арены могли прийти все желающие, включая обычных горожан. Соответственно, и меры безопасности здесь были выше.

Вот на одной из таких арен и предстояло сразиться Каю с Урусом. Собственно, оба воина уже стояли на песке, дожидаясь лишь сигнала судьи.

— Мой чуткий нос позволяет мне запросто определить, какие эмоции испытывает противник, — произнёс Урус. — Поэтому хочу спросить, неужели ты действительно не испытываешь страха перед смертью?

Кай молча продолжил смотреть на доргана.

— Не хочешь говорить? Ладно. В таком случае твоя смерть будет хоть немного достойной. Но всё-таки лучше не двигайся, и тогда я одним чётким ударом лишу тебя головы. Больно не будет, — облизнулся Заклинатель, а затем вдруг помрачнел. — Жаль конечно, что ты был в Глубине. А то я обязательно попробовал бы тебя на вкус. Никогда ещё не ел человечину.

Мечник в ответ и бровью не повёл. Холод Пустоты подавлял все его эмоции, и в данном случае это был скорее плюс, чем минус.

— У него есть шансы? — взглянул Глефус на Шакса.

Они оба, а также Дигл также находились на арене, сидя на трибунах.

— Не знаю, — произнёс мрачный Шакс. — Кай, конечно, силён, но против пикового Заклинателя…

— Шансы?! — вдруг выкрикнул сидящий неподалёку дорган, залившись смехом. Кроме него, сегодня на этой арене собралось ещё около сотни зевак. — Да вы шутите, наверное! Какие шансы могут быть у этого хлюпика? Сами подумайте: смертный человек, и пиковый Заклинатель дорган. Как мой босс вообще может проиграть? Возможно, вы думаете, что раз они оба подавлены, то у вашего дружка есть хоть какая-то возможность остаться в живых. Вот только это совсем не так! Открою небольшой секрет. Ошейник хоть и блокирует возможность контролировать энергию и впитывать её, но она всё равно остаётся внутри воина. А значит и энергетический покров никуда не девается! А ведь он повышает физические параметры на десять процентов от максимального запаса энергии, пока она есть в источнике. Так что даже в ошейниках разница в ступенях всё равно будет ощущаться. Вот почему ваш друг даже задеть босса не сможет!

— Ах да! — после секундного молчания, снова заговорил тот же зверочеловек. — Мой босс уже более двадцати лет находиться здесь, сражаясь с самыми разными противниками в подобных боях. И сейчас он занимает аж девятнадцатое место в списке сильнейших бойцов Ям! Поэтому он настоящий профи в битвах с ошейниками. А что об обычных кулачных боях может знать ваш молокосос? Вряд ли он вообще понимает, как сражаться без энергии и законов.

После этого дорган продолжил ещё что-то рассказывать, но Устойчивые его более не слушали.

Судья объявил начало боя.

Как только Кай услышал нужные слова, он сразу зашагал вперёд, чем сильно удивил Уруса.

— Что ты делаешь? — спросил он, но мечник снова ничего не ответил. — Эй, ответь же мне наконец! Сраный ублюдок, ты задолбал молчать! Скажи хоть что-нибудь, или твоя смерть окажется медленной и крайне мучительной!

Тем временем Кай наконец приблизился к противнику.

Урус снова облизнулся.

— Ладно. Тогда для начала я лишу тебя рук…

Внезапно нога Кая с огромной скоростью взметнулась вверх, из-за чего даргон лишь в последний момент успел перехватить удар прямо возле своей головы. И хотя атаку он остановил, ударная волна всё равно заставила зверочеловека слегка сдвинуться в сторону, а его руки задрожать.

«Что за херня?!» — пронеслось в мыслях ошарашенного воина.

Но это было лишь начало. Далее Кай резким движением вырвал свою ногу из ладоней Уруса, после чего снова атаковал. Кулак парня рванулся вперёд, но был вовремя остановлен предплечьем противника.

Урус наконец взял себя в руки.

Блокировав второй удар, он решил ответить. Атакуя коленом, дорган намеревался стереть грудную клетку человека в порошок и превратить его внутренние органы в месиво, однако в итоге произошло нечто совсем другое.

Словно наперёд читая движения противника, Кай в нужный момент сгруппировался, а затем внезапно оттолкнулся от летящего к нему огромного колена. Таким образом парень не получил никакого урона, просто отпрыгнув назад.

Вот только не это шокировало Уруса. В прошлом он уже видел подобное. Однако даже капли его силы хватало, чтобы нанести серьёзную травму начальному Заклинателю, чего уж говорить о смертном. А сейчас Кай хоть и избежал основного удара, но он всё равно принял на себя часть вложенной в атаку физической мощи. Вот почему Урус не мог понять, почему это никак не отразилось на его противнике.

«Как он может быть таким крепким?!»

Приземлившись, Кай моментально сорвался с места, бросившись к Заклинателю. Завязался короткий бой. Человек и дорган обменивались ударами, не нанося друг другу существенного урона. Они сражались на равных…

По крайней мере до того момента, как Кай не решил всё закончить. В одно мгновенье всё переменилось. Чаши весов пошатнулись.

Сила, скорость и стойкость Кая в разы увеличились. Очень быстро Урус понял, что его начали подавлять.

«Невозможно!»

— Ты всего лишь смертный!.. — со злости закричал зверочеловек, но моментально замолк.

Урус допустил ошибку. Он дал волю эмоциям. Позволил себе отвлечься на речь. Он потерял мгновение, за что и оказался наказан.

Громкий хруст, сильная боль, нехватка воздуха — всё это настигло доргана в следующий момент…

* * *

Как только судья объявил начало боя, внимание большинства зрителей моментально оказалось приковано к бойцам. Практически все здесь ожидали увидеть очередное красочное шоу, в процессе которого Урус лишил бы жизни слабого человека.

Но находились среди зрителей трое, которые надеялись на совсем иной исход. Дигл, Шакс и Глефус смотрели на Кая. Им оставалось лишь верить в этого парня.

После объявления судьи, Кай зашагал к Урусу. Все смотрели на это, ожидая, что же произойдёт дальше. Однако, как только бой начался, все зрители резко затихли. Ведь все они прекрасно увидели тот молниеносный удар, который Урус смог заблокировать лишь в самый последний момент.

А после этого начался бой. Бой, в котором дорган не смог одержать победу за один удар, как все того ожидали изначально. Ему приходилось выкладываться на полную, сражаясь с тем, кто находился на целую ступень ниже.

Кай показывал невероятное мастерство владения телом, добавляя к этому колоссальную силу и скорость, которых не могло… не должно было быть у смертного. Как минимум так считали почти все присутствующие.

Казалось, словно Кай всю жизнь занимался боями без энергии…

А затем случилось то, чего уже абсолютно никто не мог ожидать.

Человек стал на порядок сильнее, словно до этого момента он всего лишь сдерживался. И вот тогда началось шоу. Пускай и не то, которого ожидало большинство зрителей. Кай начал понемногу доминировать в бою, пока в итоге не взял абсолютный верх над противником. А случилось это ровно в тот момент, когда Урус допустил свою первую серьёзную ошибку.

В тот миг произошло нечто, заставившее зрителей застыть от шока.

Кай внезапно исчез. Его тело стало расплывчатой фигурой, словно парень воспользовался техникой перемещения. Вот только все понимали, что под воздействием ошейника такое никто не мог сделать. Да и не выходила энергия из тела мечника, так что эта скорость точно была следствием его невероятных параметров.

Переместившись всего на пару метров, Кай в мгновение ока оказался перед Урусом. Тот моментально замолк, однако было уже поздно. Левая рука зверочеловека резко оказалась вывернута в неестественном положении. Раздался хруст закалённых костей, после чего тело доргана улетело назад, с силой врезавшись в каменную стену.

С этой секунды началось полное доминирование Кая. То, что происходило дальше, зрители осознали далеко не сразу. Ведь Урус теперь буквально летал по арене, пока Кай играючи избивал его. Пикового Заклинателя.

Происходящее на арене казалось нереальным. Оно ломало очень многие устои в умах зрителей. Поверить в такое было слишком сложно…

Далеко не сразу Шакс пришёл в себя. Только сейчас он осознал, что смотрит на бой, широко улыбаясь. Лучник испытывал дежавю. Казалось, словно он вернулся на Плато Поднебесья, и сейчас наблюдает за одним из выступлений Кая во времена Великого Турнира.

С другой стороны, Дигл просто сидел с раскрытым ртом и расширенными глазами. Гном ни о чём не думал. Всего его мысли заполонила нереальность происходящего.

Что же касалось Глефуса, то он хоть и продолжал оставаться спокойным, но по его бегающим зрачкам можно было понять, что великан тоже неслабо потрясён.

Вскоре поединок закончился. Завершил его Кай эффектно — кулаком проломив Урусу череп.

После этого тишина сохранялась на арене ещё несколько секунд. Первым оклемался судья, объявив победу человека, а также полностью оправдав его недавнее преступление. А затем трибуны чуть было не утонули в голосах возбуждённых зрителей, как вдруг всех охватило странное чувство паники.

Мгновением спустя чья-то невероятно могущественная аура накрыла всё вокруг, а на песок с грохотом кто-то приземлился. Арену слегка затрясло. Через секунду присутствующие наконец смогли увидеть огромного полуголого воина — пикового Священного Лорда. А если говорить точнее, то Священного Лорда десятого уровня.

Вот только это был не великан или дорган. Это был эльф.


Его звали Лекс Непробиваемая Скала, и он был сильнейшим мастером Удийна, уступая в могуществе лишь своему повелителю — Старксу.

Одноглазый эльф являлся не кем иным, как Смотрителем Бойцовских Ям.

Оглянувшись, он отыскал тело Уруса, после чего направился к нему.

А тем временем Кай, как и остальные воины на арене, застыл на месте. И дело было даже не в том, что все они боялись пошевелиться в присутствии Лекса, а в том, что никто этого сделать попросту не мог. Ибо Смотритель совсем не сдерживал свою невероятную ауру, которая казалась неистовым и бушующим океаном.

Увидев труп доргана, эльф произнёс лишь одно:

— Не успел.

После этого Лекс направился прямиком к Каю.

«Что здесь происходит? Он хочет мне отомстить? — размышлял парень. — Или же заметил, что я использовал Телесные Врата, чтобы победить?»

«Нет. Он не мог ощутить этого. Ты не выпускал энергию из тела, так что нужно обладать буквально божественным чутьём к энергии, чтобы засечь подобное, — произнёс Рун’Тан. — Так что тут дело в чём-то другом. Но судя по всему, убивать тебя он точно не собирается…»

Добравшись до Кая, Лекс остановился и посмотрел вниз на человека, чья голова едва доставала до груди эльфа.

— Ты убил моего бойца, — низким и монотонным голосом сказал Смотритель. — Теперь ты будешь моим новым бойцом, кузнечик.

Вслед за чем Лекс самым наглым образом схватил Кая за воротник, и закинул себе за плечо, словно мешок с картошкой. От такого парень на мгновение завис.

— Он должен был участвовать в Кулачном Мордобое Удийна, но теперь ты будешь вместо него, — добавил Священный Лорд, направляясь в сторону выхода с арены.

— Стой! Я на это не соглашался! — вдруг ответил Кай, ничуть не опасаясь эльфа.

От удивления Лекс замер, остановив свой шаг. Но уже через секунду он продолжил идти к выходу.

— А тебя никто и не спрашивал, — сказал он. — Ты сильный. Ты мне подходишь. Теперь ты будешь рабом первого ранга.

Парень скривился, осознав, что сопротивление бесполезно. Он не знал, кто этот эльф, но сразу понял, что тот может делать здесь практически что угодно.

— Тогда, если хочешь, чтобы я был твоим бойцом, то возьми к себе и тех двоих, — указал Кай на Шакса и Глефуса.

Эльф посмотрел в сторону.

— Какой, однако, наглый кузнечик. Хорошо. Значит, куплю и их.

«Чёрт! Похоже, придётся теперь корректировать свой план побега, — нахмурился Кай. — Я совсем не ожидал, такую непредсказуемую переменную…»

Глава 8. День до боёв

Кулачным Мордобоем Удийна называли великое событие, проходящее на землях Старкса раз в несколько десятилетий. Для участия в нём сотни крупных рабовладельцев и работорговцев съезжались в Удийн со всех уголков континента, привозя с собой своих сильнейших рабов для сражений в ошейниках.

И так уж совпало, что время проведения очередного Кулачного Мордобоя выпало именно на этот год. Год, когда Старкс Кулак Грома наконец собирался начать прорыв на следующую ступень.

Он намеревался стать Небесным Монархом.

Именно так называлась последняя ступень истинного мастерства, после которой воин мог перейти на божественный уровень. И хотя могло показаться, что после становления Небесным Монархом большая часть пути к божественности будет пройденной, но на самом деле это было не так.

Ибо каждый шаг, каждый уровень последней ступени истинного мастерства требовал колоссальных усилий, таланта и ресурсов. Это уже не говоря о самом финальном прорыве к божественности, даже начать который было дано далеко не всем гениям.

Собственно, практически невозможность превзойти ступень Небесного Монарха подтверждал тот факт, что за всю известную историю континента ни у одной из рас не было такого воина, который достиг бы даже пиковой стадии этой ступени. Даже больше — в течение всей нынешней системной эпохи ни в Никриме, ни в тысячах других соседних срединных миров Ойкумены не появилось ни одного существа, обрётшего божественный статус. Из-за этого очень многие даже думали, что такого уровня и вовсе не существует.

Вот почему в срединных мирах, в том числе и в Никриме, ступень Небесного Монарха считалась вершиной боевых искусств. Подобные воины становились вершителями судеб, поскольку те, кто смог бы им противостоять, исчислялись единицами. Лишь гении среди гениев могли достигнуть этой ступени, из-за чего на континенте было всего шесть Небесных Монархов.

И Старкс собирался стать седьмым.

К этому моменту он готовился последние три столетия. А когда семнадцать лет назад Старкс понял, что стоит уже почти на пороге завершения укрепления души для прорыва, то он сразу же стал наращивать свои силы.

Старкс понимал, что его прорыв сильно пошатнёт устоявшийся на континенте баланс сил. Многие будут против этого, и кто-то, вероятно, даже попытается помешать ему перейти на следующую ступень. Вот почему в последнее десятилетие он стал налаживать всё больше связей с могущественными организациями, нанимать ещё больше истинных мастеров, а также покупать различные боевые и защитные артефакты Королевского и выше рангов.

Скрыться же, и провести прорыв незаметно Старкс не мог. И на то было несколько причин.

Во-первых, переход на ступень Небесного Монарха сам по себе крайне заметен в энергетическом плане. Во-вторых, подобный прорыв займёт у Старкса не менее двух лет. Так что где бы он ни спрятался, благодаря большим выбросам энергии и множеству свободного времени, когда Старкс не смог бы дать отпор, до него всё равно добрались бы недоброжелатели. Ну и кроме этого, за личностью наподобие правителя миниатюрного государства не могла не вестись постоянная слежка. Поэтому как только прорыв начнётся, сильные мира сего сразу об этом узнают.

Таким образом Старкс решил провести прорыв в самом безопасном для себя месте — собственном городе. И именно поэтому вместе с рабовладельцами в Удийн уже прибывали десятки могущественных мастеров, заранее нанятых Старксом и его людьми.

Так что этот Кулачный Мордобой обещал быть масштабнее предыдущих…

* * *

Закончив медитацию, сильно вспотевший Кай вышел из специальной комнаты с высокой концентрацией энергии, вслед за чем ошейник снова активировался, подавив семьдесят пять процентов силы парня. Поморщившись, тот направился в купальню.

Конечно, при помощи энергии можно было запросто очистить и тело, и одежду, однако расслабиться в горячей воде Кай был совсем не против. Особенно сейчас, когда он завершил длительную медитацию по созерцанию концепции Инь.

— Господин Арнхард, — обратился к нему личный раб. — Вас ждут…

— Я уже знаю, — кивнул парень, даже не взглянув на слугу. — Скажи, что я буду через пятнадцать минут.

— Как прикажете.

Спустившись на первый этаж крупного особняка, Кай вошёл в просторную ванную комнату. Прикоснувшись к специальному артефакту, встроенному в стену, он активировал его энергией. В тот же момент из труб, незаметно встроенных в статуи различных мифических морских животных, в купальню стала быстро выливаться горячая вода. А поскольку её температура была заранее настроена в артефакте (который являлся частью огромного массива, покрывающего весь особняк), то о комфорте Кай не волновался.

Отправив всю одежду в пространственное кольцо, он медленно опустился в горячую воду. Расслабившись, Кай прикрыл глаза, вызвав при этом системное меню. А точнее, список последних системных сообщений.


Внимание!

Ваше понимание концепции Инь достигло пиковой стадии второго слоя…


Кай улыбнулся.

Три недели назад ему пришлось сразиться с дорганом по имени Урус, которого подкупили, чтобы убить мечника и пару его знакомых. И хотя никто и не думал, что смертный вообще сможет победить зверочеловека, но так оно и случилось.

После окончания поединка Кай уже было собирался вернуться к Шаксу и Глефусу, как вдруг на арене появился Смотритель Бойцовских Ям Лекс. Священный Лорд буквально забрал Кая с собой, утащив в здание администрации сектора. После этого эльф, не желая возиться с переподчинением ошейника, запросто сломал его, надев на Кая новый, который до этого принадлежал Урусу.

Таким образом Кай стал рабом первого уровня. Но это было ещё не всё. Как оказалось, по правилам Ям, если бойцы сражались друг с другом насмерть, то победитель получал всё имущество проигравшего, а также его статус, если тот был более высоким. И хотя Кай не относился к бойцам ям, а был всего лишь рабом сектора Глубин, Лекс всё равно решил выполнить это правило.

В итоге мечник получил всё, что некогда принадлежало Урусу, который копил своё состояние целых семь лет, пока был в двадцатке сильнейших гладиаторов. А имущества у, казалось бы, раба, было немало. Чего только стоил роскошный особняк на окраине Центра, к которому было приписано более сотни рабов. Урус явно не экономил денег на своём комфорте…

Собственно, после этого Лекс сказал Каю следующее:

— Исцели своё тело, — указан он на рану, — и тренируйся. Скоро ты будешь участвовать в Кулачном Мордобое. У меня большие надежды.

А затем Кая отправили в его особняк, в котором он и провёл последние три недели. Здесь он занимался тремя вещами: созерцал Инь, используя остатки тёмного тумана в Сосредоточии, лечился, пользуясь ресурсами Уруса, и тренировался, полагаясь на знания Рун’Тана о безоружном бое. Но если в последних двух задачах Кай не мог сильно продвинуться всего за три недели, то вот дела с концепцией Инь обстояли намного лучше. Парню понадобилось всего восемь глубоких медитаций, каждая из которых длилась не более суток, чтобы достигнуть аж пикового понимания второго слоя. Увы, этого всё ещё не хватало, чтобы вытянуть Инь демона из раны при помощи Сосредоточия…

Понежившись в горячей воде около десяти минут, Кай вылез, осушив своё тело при помощи энергии. Подозвав служанку, которая всё это время незаметно находилась рядом, он приказал ей сменить бинты на его груди.

Ранее мечнику приходилось ходить в тех же бинтах, которые на него наложила лекарь-великанша, когда Кай только попал в сектор Глубин. Они были смазаны особой мазью, которая способствовала сдерживанию тьмы, засевшей в ране парня. Впрочем, эффект той мази был крайне слабым в сравнении с Инь демона. Однако снимать повязки мечник не спешил, поскольку рана сама по себе выглядела довольно отвратительно, и к тому же из неё постоянно сочилась мерзкая чёрная жидкость, которую успешно поглощали бинты.

Но когда Кай получил имущество Уруса, то среди запасов различных ресурсов доргана он смог найти несколько рулонов Алхимического Живительного Бинта Золотого ранга, эффект которого был на порядок выше, чем у предыдущей повязки. Единственным минусом этого материала было то, что его требовалось менять каждые три дня. Однако учитывая тот факт, что новый бинт действительно ускорял заживление раны, то Кай был не против.

Когда рабыня сменила повязку, то Кай призвал из кольца дорогой белоснежный халат. Надев его на голое тело и обув стоящие неподалёку тапочки, парень отправился на террасу. Там его уже ждали…

* * *

На улице стоял поздний вечер. Солнце уже давно зашло, позволив небу украситься мириадами звёзд. И хотя даже в это время суток Удийн оставался всё таким же шумным городом, здесь, на окраине Центра, было довольно спокойно.

Пройдя сквозь сад, Кай добрался до нужного места.

— Давно не виделись, дружище! — воскликнул Шакс, отсалютовав Каю наполовину пустой бутылкой очень дорогого алкоголя. Естественно, тот был взят из запасов покойного Уруса.

— Кай, — коротко произнёс Глефус, кивнув в знак приветствия.

— Действительно. Давно, — согласился парень, подойдя поближе. — Где вы были последние две недели?

— Ты не поверишь! — сделав затяжной глоток, сказал лучник. — Мы только к тебе собирались, как вдруг из ниоткуда появился какой-то хмырь! Его вроде Тиорном зовут. Надзиратель, по-моему. Так вот, он привёл нас к себе на арену, где уже находились все из первых двух сотен бойцов, не считая вашу двадцатку. Ну и затем он пообещал устроить нам адскую тренировку! И знаешь что?! — снова приложился к алкоголю Шакс. — Этот хрен действительно сдержал своё слово! Ублюдок сказал, что готовит нас к Кулачному Мордобою, но, как по мне, он просто убить нас пытался! Урод! Собственно, вроде бы двое из всей толпы всё-таки умерли, не выдержав нагрузки. Дерьмо! Никогда не забуду, как у меня вчера тело болело. Казалось, будто меня скалой раздавило. И что они нам только дали, чтобы убрать эту боль?..

— Ты преувеличиваешь, — произнёс великан в привычной спокойной манере, словно это говорит камень, а не живой воин. — Многие тренировки были полезны. Особенно те, что относятся к техникам безоружного боя.

— Пфф… — поморщился Шакс в ответ, сделав очередной глоток. — Какой-то ты сегодня слишком говорливый, здоровяк.

Три недели назад, когда Кая уволок Лекс, парень в последний момент сказал, что не будет сражаться, если Смотритель не возьмёт с собой Шакса и Глефуса. Всё-таки если бы они остались с Диглом, то быстро бы умерли в Глубине, поскольку на самом деле не являлись Устойчивыми, ибо ранее их от Инь защищал именно Кай.

В тот момент мечник ожидал от эльфа какой-нибудь агрессивной реакции, но в действительности Лекс просто спокойно согласился. Таким образом оба знакомых Кая тоже стали бойцами Ям. Слуги Смотрителя быстро перекупили их.

После этого Шакса и Глефуса ждала квалификация. Им требовалось провести по десять боёв против других рабов Ям, коих всего было около тысячи. После каждого боя определялся рейтинг новых бойцов, который повышался с каждой победой, и, соответственно, понижался при поражениях. А от самого рейтинга зависела и сила противников.

В итоге первые пять дней после перехода в статус рабов сектора Ям, Глефус и Шакс занимались сражениями, повышая свой статус и попутно развлекая зрителей. И хотя им двоим ранее никогда не приходилось биться в ошейниках, парни всё же являлись гениями, так что побеждали в каждом бою. В конце концов Глефус достиг сорок шестого места, а Шакс — пятьдесят первого. Конечно, они могли продолжить и дальше расти, поскольку любой боец был обязан проводить как минимум один бой в неделю, но оба решили взять отдых, а также отправиться к Каю.

Увы, рабами первого уровня, которые могли свободно перемещаться по городу и владеть имуществом, становились только те бойцы, которые находились в первой двадцатке рейтинга. Таким образом Глефусу и Шакса пришлось бы остаться в секторе Ям, если бы Кай не поручился за них и не заплатил специальному работнику небольшую сумму. И так как это было дозволено правилами, то товарищей мечника смогли привести к нему в особняк.

Выкупить же Шакса и Глефуса, как своих рабов, Кай не мог, поскольку бойцам запрещалось владеть другими бойцами. Ведь все они были имуществом Лекса.

Конечно, у всей этой истории имелся и тот, кого не устраивал подобный расклад — Алекс. Помощник Надзирательницы был очень зол, когда узнал, что всех троих новых Устойчивых забрал себе Смотритель Бойцовских Ям. Вот только ничего сделать с этим эльф не мог. Что Кая, что его товарищей выкупили честно, при этом по максимальной цене за Устойчивого. К тому же Лекс обладал привилегией принудительного выкупа рабов, поскольку его сектор являлся вторым по прибыльности среди всех. Первым был сектор Тёмной Алхимии, третьим — шахта Лазурных Кристаллов, и лишь на четвёртой позиции находились Глубины.

Изумрудная Вода хоть и была одним из самых дорогих ресурсов континента, но в промышленных масштабах её было не так уж и много. Вдобавок стоило учитывать, что большую часть этой жидкости выкупали именно алхимики Удийна, которые создавали из неё уже зелья, эликсиры и настои, которые, конечно же, были гораздо дороже первоначального материала. А ведь алхимики продавали не только это.

Пожаловаться же кому-то Алекс тоже не мог. Надзирательницы Калии всё ещё не было в городе, а Смотритель Глубин Гинкс вообще никого не хотел видеть после недавнего инцидента с Изумрудной Водой.

— Господин Арнхард, — обратилась к Каю симпатичная девушка-дорган, которая ещё три недели назад была рабыней Уруса. — Мы сегодня будем проводить… сеанс?

— Думаю, да. Жди в моих покоях, — спокойно ответил мечник.

— Как прикажете, — поклонилась она.

— Дружище… — вдруг произнёс улыбающийся Шакс, глядя на уходящую к особняку фигуристую красавицу. — А как же воинский аскетизм?

Хмыкнув, Кай ответил:

— Это говорит мне тот, у кого на Плато Поднебесья осталась куча наложниц?

— Да быть такого не может! Это всё наглые враки! Слухи подлых завистников! — широко улыбаясь, в привычной манере ответил Шакс.

— Ага. Конечно, — закивал мечник, наливая себе вина. — У этой рабыни довольно необычная линия крови, которая ускоряет восстановление её партнёров. А мне это сейчас очень нужно. Так что использую все способы, — пожал он плечами.

— Но похоже, что ты не успеешь, — кивнул лучник на выглядывающие из-под халата Кая бинты, попутно забирая у того бутылку.

— Да. Но что смог — я залечил.

— Я думаю, пора поговорить. Про наши планы, — вмешался Глефус.

— Согласен, — кивнул Шакс, отпив ещё вина.

— План прост, — усмехнувшись, сказал Кай. — Раз мы все хотим выбраться отсюда, то нам просто нужно занять призовые места на турнире.

— Победителям дадут свободу? — поинтересовался слегка удивлённый великан.

— Именно. Я многого не знаю про этот Кулачный Мордобой, но из того, что слышал, получается очень интересная картина. Вошедшие в первую десятку, а точнее — девять из них, получат выбор: свобода или десять тысяч Лазурных Кристаллов.

— И кто же согласиться на второй вариант? — удивился Шакс.

— Например те, кто сами продались в рабство на время. Таких немало. Здесь они зарабатывают для себя или семьи. И деньги для них явно будут нелишними. К тому же среди сильнейших бойцов хватает тех, кого жизнь раба полностью устраивает и развиваться дальше они не стремятся. Вот смотри, например, какой у Уруса был особняк. Чем не хорошая жизнь?

— Хм. Ясно.

— Ты сказал, девять получат выбор. А ещё один? — подметил Глефус.

Кай кивнул, а затем ответил.

— Тот, кто займёт первое место, сможет попросить что угодно у самого Старкса. Естественно, в разумных рамках. А кроме этого, владелец этого раба тоже получит такое право. Вот почему так много рабовладельцев приехало в Удийн. Все хотят, чтобы их раб победил.

— Выходит, конкурентов у нас будет немало. Только бойцов Ям двести штук, а ещё и чужие рабы… Впрочем, плевать. Прорвёмся! — воскликнул Шакс, а затем допил остатки вина.

— Значит, уже завтра, — констатировал Глефус.

— Ага. Уже завтра, — подтвердил Кай.

Близилось начало крупнейшего Кулачного Мордобоя за последние века.

Глава 9. Кулачный Мордобой Удийна

Наступил первый день рабского турнира, понаблюдать за которым собралось свыше двухсот тысяч зрителей. Проводилось же мероприятие в крупнейшем амфитеатре Удийна, расположенном на самом краю сектора Бойцовских Ям.

Постройка состояла из четырёх частей: самой арены; зрительских трибун; особой левитирующей над трибунами конструкции, где располагались важные гости; а также высокого монумента, напоминающего лезвие клинка, чуть ниже вершины которого находился гигантский Лазурный Кристалл, питающий весь массив амфитеатра. Сделан этот кристалл был из сотен тысяч обычных, объединённых тайным алхимическим способом.


Зрители ждали уже более часа, и вот на арену наконец начали выходить участники. Благодаря четырём крупным проходам пять сотен рабов очень быстро оказались в центре, где их встретили громкими овациями.

— Где ты был, пока нас собирали? — поинтересовался машущий зрителям улыбчивый Шакс.

— Да так… — пожал плечами Кай. — Продал всё имущество Уруса, и поставил полученные кристаллы как ставку на то, что я войду в десятку победителей.

— Вот как. А почему не на полную победу?

— Я не настолько наивен, чтобы полагать, что смогу победить здесь всех.

— Ясно. И сколько выйдет, если твоя ставка сыграет?

— Много, Шакс. Очень много. Около четырнадцати с половиной тысяч Лазурных Кристаллов стоило всё добро Уруса. Пятьсот из них, как и часть ресурсов доргана, я оставил себе. Остальное ушло на ставку.

Шакс присвистнул.

— Неплохо. Ну ладно, тогда удачи нам, — взглянул лучник на Кая и стоящего рядом молчаливого Глефуса.

А в следующий момент трибуны взорвались ещё более громкими криками. В специальном крупном ложе, расположенном ровно напротив гигантского кристалла, стали появляться важнейшие лица Удийна: Смотрители.

Лекс Несокрушимая Скала, Гинкс, Санатос и ещё четверо Смотрителей сели в ряд. Все они выглядели пафосно и невероятно могущественно, поскольку среди них не было никого ниже седьмого уровня ступени Священного Лорда.

Обычно для удобства данную ступень делили на стандартные: начало, средину, конец и пик. Но на самом деле ступень Священного Лорда была уникальной, поскольку делилась аж на десять уровней. Причиной же этого было то, каким образом проходил их прорыв.

Чтобы стать Священным Лордом первого уровня, пиковому Элементалисту требовалось в одиночку пережить мировое бедствие колоссальной силы, называющееся Священной Карой Небес. А для приближения к ступени Небесного Монарха нужно было повторить этот ещё девять раз, после каждого из которых уровень воина повышался на один.

Таким образом, Священные Лорды первого, второго и третьего уровней относились к начальной стадии, четвёртого, пятого и шестого — к срединной, седьмого, восьмого и девятого — к конечной, а Священные Лорды десятого уровня назывались пиковыми.

Священная Кара Небес называлась так, поскольку подразумевала тот факт, что рождённые смертными не имели права владеть силой, превышающей силу пикового Элементалиста. И за дерзкую попытку нарушить это правило полагалось смертельное наказание. Однако если воину удавалось благодаря своим силам уцелеть и пережить бедствие, то он признавался достойным. Его сила выходила на качественно новый уровень, после чего новоявленный Священный Лорд мог попробовать пройти подобное испытание ещё девять раз, каждый из которых был ещё более сильным и смертоносным.

Вот почему на фоне всех пиковых Элементалистов существовала всего лишь крохотная кучка начальных Священных Лордов. Ибо требовалось обладать действительно чудовищной силой, чтобы пережить это бедствие. К тому же многим воинам и вовсе не хватало таланта для дальнейшего продвижения, из-за чего они даже подготовить свою душу к прорыву не могли.

Ну а некоторые культиваторы попросту боялись Священной Кары Небес. Ведь если в прошлых прорывах хоть и существовал немалый риск смертельного исхода, но он всё же был приемлемым, то теперь шанс умереть стремился практически к ста процентам.

А вдобавок существовало ещё одно ограничение: для призыва Священной Кары Небес воину требовалось собрать неимоверное количество энергии. И в некоторых периферийных мирах Ойкумены энергии для этого попросту не имелось. Собственно, из-за этого Старик Седой Горы и остальные так желали открыть Нерушимую Башню и уйти в следующий мир, поскольку на Саахе создать Священную Кару Небес они не могли.

После того как семеро Смотрителей уселись, на портальной площадке стали появляться ещё воины. Все они также были Священными Лордами, пускай и более низких уровней, которые тоже служили Старксу. Это были различные Надзиратели, например, Калия — начальница Алекса, алхимики, ремесленники и просто защитники Удийна. Всего их появилось около двух сотен, что не могло не впечатлять.

Ибо если не считать крайне редких Небесных Монархов, то сила любой серьёзной организации культиваторов Никрима зависела от количества их Священных Лордов. И тот факт, что в подчинении у Старкса их было ненамного меньше, чем у полноценных королевств большинства рас, вызывал у зрителей трепет.

Когда Священные Лорды наконец уселись на свои места, портальная площадка снова засветилась. Появилось две новые фигуры, одной из которых был лично Старкс Кулак Грома.

Как только зрители увидели его, то, казалось, максимально громкий шум, резко стал ещё сильнее. Трибуны буквально утонули в криках радостных горожан. В тот момент даже активировался массив арены, которому пришлось подавить столь мощный звук, способный убить обычного смертного или даже очень слабого культиватора.

Увидев, как его приветствуют, Старкс помахал рукой, улыбнулся, а затем произнёс короткую речь. После этого он направился к отдельному возвышению ложи, где одиноко стояли два роскошных кресла.

Что же касалось того, кто появился одновременно со Старксом, то этим воином был Линий Гард — правая рука властителя сильфов и его брат близнец. Пиковый Священный Лорд, которому тот же Лекс и в подмётки не годился, был сильно похож на человека, однако всё же отличался несколькими деталями. Его глазницы были чуть больше, чем у людей, а из светящихся голубых глаз постоянно изливался синий туман. На лбу у воина пылал такого же цвета удивительный узор.

Сильфы являлись расой, имеющей схожую с дорганами историю. Только вместо божественных зверей, их прародителями являлись божественные духи. Здесь, в Никриме, обитали сильфы трёх видов: сильфы ветра, сильфы моря и сильфы пламени. Собственно, к первым Линий Гард — особый гость Старкса — и относился.

— Публика тебя, как всегда, обожает, — прокомментировал Линий, сев рядом с правителем Удийна. Только он имел право находиться на одном уровне со Старксом.

— А тебя, как всегда, не замечает, — ответил эльф.

— Просто мне это не нужно, — пожал плечами сильф.

— И нетрудно тебе использовать Волю Мастера аж на двести тысяч зрителей? — спокойно поинтересовался Старкс.

— Не переживай. Я уже давно привык.

— Вот как. Ладно, — произнёс эльф. — И что же ты приготовил на этот раз? — решил он перейти к теме рабского турнира.

— Увидишь, — впервые за день улыбнулся Линий. — Но тебя это сильно удивит. На этот раз ты точно поведаешь мне секрет Настоя Семи Изумрудов.

Настой, про который говорил сильф, вероятно, являлся самым дорогим алхимическим препаратом на всём континенте. И секрет его производства знали только в Удийне.

А таким дорогим Настой Семи Изумрудов был по той причине, что серьёзно увеличивал шансы пережить Священную Кару Небес. Пиковые Элементалисты и Священные Лорды всего Никрима желали этот настой, но позволить себе его могли лишь единицы. Впрочем, даже у самых бедных культиваторов имелся шанс получить его. Ведь время от времени Старкс проводил конкурс, по итогам которого выбирал нескольких воинов, которым предлагал стать его слугами взамен на Настой Семи Изумрудов. Одна порция — пятьсот лет служения. Очень многие соглашались на это, из-за чего Старкс и смог собрать у себя так много Священных Лордов.

Что же касалось Линия, то ему лично настой был не нужен. Во-первых, он обладал огромной силой, и был сам способен пережить бедствие, а во-вторых, он уже достиг пика данной ступени. В действительности сильф хотел большего — он жаждал заполучить рецепт Настоя Семи Изумрудов, который позволил бы его расе вернуть былое могущество. Всё-таки последние двадцать тысячелетий сильфы Никрима переживали далеко не лучшие времена.

Старкс улыбнулся.

— Ты же помнишь, что лишь три раза из более чем сорока Кулачных Мордобоев первое место занимал раб, которого привёл не Лекс. То есть именно мои рабы всегда побеждают.

— Конечно, — спокойно кивнул Линий. — Но в этом году всё будет по-другому.

— Ты настолько уверен в своих рабах?

— Рабе.

— Что? — слегка удивился Старкс.

— Я выставил всего одного раба.

Правитель Удийна на секунду завис.

— Какая наглость, — немного оскалился эльф. В его разуме взыграл азарт. — И кто же это?

— Скоро сам всё узнаешь. Пока что он выглядит как самый обычный раб.

— Ладно. Тогда я подожду. Надеюсь, твоя уверенность хоть чем-то подкрепляется.

— Естественно, — фыркнул Линий. — Не считай меня за глупца, Старкс. Просто в данном случае я понял, что бессмысленно тратиться на других рабов, если мне хватит всего одного. Ведь против него у остальных бойцов нет ни шансов.

В мгновение ока над ареной развернулась Воля Мастера Старкса, при помощи которой он скрылся от зрителей, тем самым защитив их.

— А-ха-ха-ха, — раздался жуткий и подавляющий смех эльфа, который мог запросто убить несколько тысяч обычных зрителей, не достигших истинного мастерства. Ибо даже сидящим рядом Священным Лордам — слугам Старкса, пришлось использовать энергию, чтобы оградиться от мощи его смеха. Лишь Линий Гард продолжал спокойно сидеть. — Что же, посмотрим на это, — блеснули глаза Старкса.

* * *

Когда торжественная часть открытия Кулачного Мордобоя закончилась, пришла пора столь ожидаемых боёв. Над поверхностью арены, стоя на специальном артефакте, левитировала прекрасная Элементалистка-эльф, которая была главным судьёй и ведущей события.

— А сейчас я хочу объявить начало Великой Потасовки — первого этапа Кулачного Мордобоя! — усиленным при помощи артефакта голосом выкрикнула она. — Правила её просты! Из пяти сотен бойцов, находящихся сейчас на арене, в сознании должно остаться всего сто двадцать восемь! Сражения начнётся через десять… девять… восемь… — отлетая на специальной платформе в сторону, отсчитывала девушка. — Один! Начали!

В тот же момент ошейники перестали подавлять физические параметры рабов, позволив им начать сражение. Целую секунду никто не двигался, но затем воины резко сорвались со своих мест.

К Каю кинулось несколько крупных дорганов, которые явно стремились убить его, или хотя бы покалечить. Все они являлись друзьями погибшего Уруса, желавшими отомстить человеку.

И когда бойцы наконец приблизились на расстояние атаки, произошло нечто совсем неожиданное для них — Кай начал двигаться со скоростью, почти вдвое превышающей их собственную. Не успели бойцы опомниться, как троих из них настигли молниеносные и крайне мощные атаки парня. Получившие серьёзный урон рабы упали без сознания, став выбывшими, после чего массив арены покрыл их тела прочным барьером, дабы их не убили.

Оставшиеся четверо дорганов резко замерли. Ещё пару месяцев назад Кай в подобной ситуации произнёс бы что-то дерзкое и наглое. Специально, с целью спровоцировать противников, дабы те допустили ошибку, поддавшись эмоциям. Но теперь он был другим. Холод Пустоты блокировал практически все чувства мечника, делая его холодной машиной для убийств. И если в обычной обстановке Кай мог хоть на каплю сопротивляться, то в бою он, наоборот, использовал это.

Застывшие дорганы увидели лишь как исчезла фигура Кая, после чего один из зверолюдей резко отлетел в сторону. Никто из этих бойцов не видел боя Уруса и Кая, так что о силе человека знали лишь из слухов, которым не особо-то и верили. Ну а так как горе-мстители находились в районе девяностых мест списка рейтинга, то против мечника у них не было никаких шансов.

Тем временем вокруг происходило гораздо большее побоище. Буквально в первую секунду выбыла почти половина участников, а ещё сто двадцать два раба продержались лишь чуть более минуты. Во всей этой вакханалии Кай, Глефус и Шакс чувствовали себя как рыбы в воде.

Кай попросту нокаутировал всех тех, кто бежал к нему отомстить за Уруса или просто попадался под руку. Великан же банально раскидывал всех вокруг себя, полагаясь на свою бронированную кожу и немалую силу. Что же касалось Шакса, то сам в боя он не лез.

— А-ха-ха-ха. Помогите! Спасите! Я хочу домой! — выкрикивая нелепицу, запросто уворачивался лучник ото всех атак, при этом делая так, чтобы каждый из вражеских ударов задевал других рабов вместо него. — Пожалуйста, не бейте! Только не по лицу! А-ха-ха-ха.

Очень быстро Великая Потасовка закончилась. И конечно же, Кай, Шакс и Глефус завершили её успешно.

* * *

Когда Великая Потасовка закончилась, на час был объявлен перерыв. Зрители тут же ломанулись делать ставки на тех, кто прошёл дальше. Всё-таки изначально это делать было опасно, поскольку даже хоть и были явные фавориты (например, первая десятка бойцов Ям), но во время массовой драки даже сильнейших могли вывести из игры, просто напав на них толпой. Поэтому большинство ставок и делалось уже после первого этапа.

Что же касалось самих рабов, то их отвели во внутренние помещения амфитеатра, где приказали ждать появления турнирной сетки и своих боёв.

Ожидая начала одиночных боёв, зрители обсуждали прошедшую потасовку.

— Эй! Слышал? Говорят, шестеро из первой двадцатки выбыли!

— Что?! Сразу шестеро?! Как такое возможно? Разве они не сильнейшие бойцы Ям? Кому они проиграли? Неужели своим же?

— Ну, как видишь, возможно. Нет не своим. Там все друг друга хорошо знают, и биться сразу же в потасовке не будут. Слишком рискованно, когда вокруг есть ещё куча других рабов.

— Есть слух, что ту шестёрку победил один и тот же воин, — вмешался в разговор третий зритель.

— Да не. Бред. Кто вообще придумал такую чушь? Бой длился в сумме две минуты. Тогда, как можно было победить сразу шестерых из первой двадцатки? Разве что такой воин использовал энергию и законы, что невозможно.

— Как скажешь. Спорить не буду. Но если судить по их ранам, то всё сходиться. Да и потеряли сознание они недалеко друг от друга.

— И какие раны?

— Порезы на груди, словно от меча.

— Тьфу! Опять ты сказки какие-то выдумываешь. Откуда у рабов оружие?

* * *

Когда перерыв закончился, бои продолжились, перейдя в формат одиночных. Сегодня рабам предстояло сразиться ещё по одному разу.

Для первых двух раундов организаторы турнира могли разделить арену массивом, чтобы бои проходили одновременно, что ускорило бы процесс. Однако ответственными лицами было решено с самого начала проводить каждый бой по-отдельности. То есть каждый поединок занимал всю арену, а не какую-то её часть.

Сделали они это для того, чтобы гости города оставались здесь подольше, и тратили больше денег внутри Удийна. Таким образом, чем дольше длился турнир, тем большую прибыль получал сам Старкс. Впрочем, основная выручка всё равно шла со ставок, без которых не обходился ни один поединок.

В итоге после Великой Потасовки прошло по очереди тридцать два боя — первая половина первого раунда. Вторую же половину провели на второй день. Следующие же три раунда припали, соответственно, на третий, четвёртый и пятый дни события.

В течение этих дней зрителям довелось повидать самые разные бои. Кровавые — когда один из бойцов оказывался гораздо сильнее своего противника, и буквально забивал его голыми руками. Мастерские — в которых воины демонстрировали отличную технику. Или просто необычные и интересные.

Не оставили без внимания и Кая. Издалека зрители не могли понять, какая у него ступень, поэтому считали, что он Заклинатель, как и все остальные. Но когда ведущая в третьем раунде сообщила, что Кай — смертный, при этом единственный на всём турнире, то это вызвало фурор. Мало того, что он человек, так ещё смог пройти Великую Потасовку, а затем одолеть всех противников в каждом раунде.

Ну а когда ведущая рассказала, что три недели назад Кай убил Уруса и занял его девятнадцатое место в рейтинге, то в это сразу не поверил даже Старкс. Лишь когда Лекс подтвердил данную информацию, то толпа утихла.

Впрочем, ненадолго. Обсуждение Кая и постройка гипотез по поводу его силы заняли большую часть зрителей аж на целый час. Но в итоге их внимание всё равно вернулось к поединкам, когда на арену вышел сильнейший боец сектора Ям по прозвищу Зверь, встретившийся с главным фаворитом одного из крупнейших рабовладельцев континента. В конечном счёте Зверь красочно разделался с противником, лишив его сначала конечностей, затем сердца, а после — головы. Увы, бедняге сдаваться было запрещено системной клятвой, поэтому выжить он никак не мог.

Что же касалось Шакса и Глефуса, то как и Кай, они прошли в четвертьфинал, который обещал состояться уже на следующий день. К несчастью, большого внимания к ним приковано не было, поскольку все их бои были довольно обыденными, а в самих парнях не было ничего необычного, как, например, низкая ступень мечника. Разве что Шакс привлёк к себе немного зрителей, которые заметили, что он тоже человек.

Таким образом осталось всего восемь участников Кулачного Мордобоя. Все они уже попадали в десятку призёров, однако борьба за первое место всё ещё шла. И поскольку среди них больше не было слабаков, то следующие раунды обещали быть по-настоящему захватывающими.

Близился момент четвертьфинала.

Глава 10. Кулачный Мордобой Удийна 2

— Итак, объявляю шестой день Кулачного Мордобоя открытым! — огласила ведущая. — Сегодня нас ждёт пятый раунд поединков. Он же — четвертьфинал. И поэтому, думаю, стоит представить оставшихся бойцов.

После этого ведущая начала перечислять всю восьмёрку. И как оказалось, среди них лишь двое были ниже пика ступени Заклинателя: Кай и Шакс, что лишь подогревало интерес зрителей и внимание к людям. Ведь обычно так высоко на турнире подымались только пиковые Заклинатели, поскольку именно они имели наибольшее количество энергии, а значит обладали более сильным энергетическим покровом, который давал больше параметров. А что же касалось Элементалистов и более сильных культиваторов, то на них ошейники действовали не полностью, а скорее как утяжелители, из-за чего делать рабами воинов этой ступени было слишком опасно.

Следом ведущая также отметила, что в этом Кулачном Мордобое в четвертьфинал впервые за последние пару веков добрались не только великаны и дорганы. А удивительным это было из-за того, что именно эти две расы обладали наиболее подходящими для рабских боёв способностями.

Всем было известно, что великаны славились своими сильными и прочными телами, а дорганы — особыми способностями тела и линиями крови. Что же касалось прочих рас, то они также имели свои сильные стороны, просто другого плана. Например, эльфы с рождения обладали большим запасом энергии, сильфы поголовно были гениями в познании законов своих видов (воздух, вода или огонь), а гномы славились невероятным уровнем контроля Ки, благодаря чему артефакты из-под их рук выходили намного более качественными.

А если же говорить о людях, то и у них имелось две полезные черты, о которых, впрочем, мало кто знал. В нормальных условиях человеческая раса размножалась гораздо быстрее прочих. Это во-первых. А во-вторых, хоть и не все люди могли стать воинами, но среди тех, кто всё же имел для этого талант, могли появиться одарённые гении, которые обретали контроль над энергией гораздо раньше десяти лет. С другой же стороны, эльфы, гномы, сильфы и прочие получали возможность контролировать Ки ровно в десятилетнем возрасте. Ни позже, ни раньше.

— А сейчас я объявлю первый сегодняшний бой. Его участниками будут!.. — взяла короткую паузу ведущая. — Кай Арнхард, которого все уже прозвали Смертным, и Фокс, прозванный Неуловимым!

Зрители заликовали. Бой предстоял быть захватывающим. И если про полную силу Кая никто пока ничего не знал, то вот с Неуловимым все были давно прекрасно знакомы. Фокс являлся единственным эльфом в четвертьфинале, а также тем, кто последние семнадцать лет занимал второе место среди бойцов сектора Ям. Когда-то он даже был первым, пока Лекс не нашёл Зверя, которого даже Неуловимый не смог одолеть. Честно говоря, после их первого и единственного поединка Фокс вообще едва остался живым, и то лишь благодаря вмешательству судей. С тех пор он и стал вторым.

Когда на арене остались только Кай и его противник, то ведущая отлетела на своём артефакте в сторону, после чего разрешила начать бой.

Двое бойцов замерли, после чего Фокс насмешливо улыбнулся, а затем стал медленно шагать вокруг Кая.

— Ты интересный. Смог забраться так высоко, — произнёс эльф. — В чём твой секрет?

— Больно бью, — спокойно ответил Кай.

— Ха. Забавно. Но даже если так, то это тебе не поможет. И сейчас ты поймёшь, почему, — оскалился Фокс, а затем его фигура превратилась в неуловимую тень.

Силуэт эльфа молниеносно промелькнул рядом с противником. Кай внезапно ощутил острую боль. По его предплечью потекла кровь.

— Неплохо. Сумел рефлекторно защитить важные места, — кивнул невысокий Фокс. — Однако я в них и не целился, так что всё бессмысленно.

Увы, Неуловимого Кай не слушал. В этот момент он пытался понять, что же только что произошло.

«Как он мог так быстро двигаться, не используя энергию?» — не понимал парень.

В прошлом Фокс был совсем другим воином. В те времена скорость не была его основной силой. Он являлся преступником, которого в итоге поймали. Его ждала смерть, однако фортуна улыбнулась эльфу. Его выкупили люди Лекса, которые были наслышаны о неуловимом воре, терроризировавшем аристократов Священного Королевства Таэль целых два столетия.

Однако заинтересовали Смотрителя сектора Бойцовских Ям вовсе не умения Фокса воровать и обходить охранные массивы. Нет. На самом деле Священный Лорд был одним из немногих, кто знал, что его новый раб владел Стилем Гармонии Тела, созданным в давно уничтоженной секте. Данный стиль по праву считался сильнейшим на континенте, и особенно его сила была видна на низких ступенях, когда энергия и законы воина ещё уступали его телу.

В итоге Фокс стал бойцом сектора Ям, и благодаря своему необычному стилю буквально за несколько месяцев достиг статуса сильнейшего гладиатора. Так продолжалось в течение последующих восьми лет. Никто не мог сбросить Неуловимого с пьедестала, поскольку его стиль позволял ему бороться даже с противниками, которые обладали большими параметрами.

Однако спустя восемь лет всё закончилось. В Удийне появился он — Зверь.

В тот день Фокс с треском проиграл. У него не было ни шанса победить нового чемпиона Ям, что Лекс, устроивший тот бой, и хотел проверить.

Когда проигравший Фокс очнулся уже в лечебнице, то его разум находился практически на грани. Эльф действительно мог сломаться, поскольку пережитое сильно ударило по его психике, однако чувство злости всё же взяло верх. Неуловимый решил во что бы то ни стало победить Зверя. И для этого Фоксу требовалось стать сильнее. Намного сильнее.

Главной силой любого бойца Ям в первую очередь являлось его тело. Боевые навыки лишь дополняли физическую мощь, хоть в редких случаях и становились решающими. Поэтому Фокс решил, что одного только Стиля Гармонии Тела было недостаточно. Ему требовалось усилить само тело.

Семнадцать лет у Фокса ушло на то, чтобы превратить себя в того, кто сейчас стоял на арене. При помощи различных медицинских и алхимических методик он серьёзно модифицировал своё тело, а в особенности ноги. Благодаря этому его конечности стали обладать взрывной силой, позволяющей Неуловимому совершать невероятно быстрые рывки, которые скорее казались какой-то техникой, чем обычным движением.

Что же касалось рук Фокса, то благодаря новому типу мышц, а также вживлённым в пальцы выпускаемым когтям, он теперь был способен пробивать даже броню пикового ранга Золотого качества. И это без какой-либо энергии или законов.

В своих модификациях Фокс вдохновлялся способностями некоторых насекомых. Например, кузнечиков, которые были способны прыгать на огромные для своих размеров расстояния с большой скоростью. И хотя окончательно превращение эльфа в «идеального бойца» ещё не закончилось даже наполовину, однако его нынешняя сила уже на порядок превосходила ту, которой он обладал в прошлом.

Конечно, подобные изменения тела никак не могли пройти бесследно и без серьёзных последствий. После пересечения определённого уровня модификаций, Фокс потерял возможность развиваться как истинный мастер. Однако ему было плевать. Единственное чего он желал, так это победить Зверя на этом турнире. Впрочем, свой потенциал Неуловимый уже давно исчерпал, ибо он достиг пика ступени Заклинателя ещё два века назад, но с тех пор так и не смог сдвинуться дальше. Поэтому для него минусов от такой модификации тела и вовсе не было.

— Ну как тебе? Чувствуешь? — улыбнулся Неуловимый.

Спустя несколько секунд после атаки Фокса у Кая подкосились ноги, а его взгляд помутнел. Парень упал на колени, уперевшись руками о землю. Его стало рвать кровью.

— Это мой яд. По правилам, конечно, рабам запрещено иметь хоть что-то, кроме элементов одежды, и судьи за этим строго следят… Но, видишь ли, я вживил себе не только когти, но и ядовитые железы одного монстра, которые отлично прижились внутри меня. Так что теперь это часть моего тела, а не внешнее оружие. Ах да, советую тебе поскорее сдаться, и тогда, возможно, тебя ещё успеют спасти. Убивать тебя у меня нет никакого желания. Да и Смотритель явно будет не рад такой серьёзной потере.

Тем временем Кай дрожал. Его пробил озноб. Парень пытался сфокусировать взгляд, но у него ничего не выходило. Разум затуманивался, а голос Фокса доносился будто из-под толщи воды.

— Эй! Ты меня слышишь? — выкрикнул эльф. — Должен ведь. Просто скажи, что сдаёшься. Я знаю, ты можешь.

А в следующее мгновение Кай перестал блевать кровью. Его тело резко пришло в норму.

Вытерев остатки крови у рта, мечник стал подыматься под взгляды шокированных зрителей и Фокса.

— Какого…

— Спасибо, что подождал, — произнёс абсолютно здоровый Кай. Его линия крови наконец справилась с ядом Фокса, попутно даровав мечнику полный иммунитет к нему. — Теперь можем продолжить бой.

— Что?!.. Ах ты!.. — вдруг всё понял резко разозлившийся эльф. — Ладно! Ты сам напросился!

Колени Фокса слегка согнулись, и в следующий момент он исчез. На этот раз Кай успел среагировать ещё быстрее, но всё что он смог, так это прикрыть голову рукой, а второй попытаться ударить противника.

Увы, Неуловимый запросто увернулся, разодрав Каю левый бок. И хотя когти Фокса были довольно короткими, проще от этого мечнику не стало.

Закончив первый рывок, Фокс моментально совершил новый. Кай взмахнул рукой, но вновь не успел. На его спине появилось пять кровавых полос.

— Теперь понял моё превосходство? — спросил Неуловимый. — Сдавайся! Больше повторять не буду. Если сейчас откажешься, то потом пощады не жди!

В ответ на это Кай сделал резкий рывок к противнику, в надежде попасть по нему. Фокс же, глядя на это с глумливой усмешкой, не двигался до самого последнего момента, пока мечник не оказался в паре десятков сантиметров от него.

Кай уже думал, что наконец достал оппонента, однако внезапно тот исчез, параллельно исполосовав правую руку парня.

— Даже не пытайся, — раздалось откуда-то позади, вслед за чем спину Кая снова обожгло болью.

С этого момента началось банальное избиение. Неуловимый, поражая зрителей своей скоростью, словно ветер вертелся вокруг Кая, который никак не мог ответить. Конечно, мечник пытался атаковать заранее, делать обманные движения и попросту предугадывать действия Фокса, однако ничто из этого не помогало. Эльф был слишком осторожен в каждом своём выпаде.

В итоге уже спустя минуту Кай стоял на одном колене, будучи полностью покрытым кровью. К этому моменту от одежды парня остался лишь кусок штанов. Тело мечника было полностью исполосовано короткими когтями Фокса. Зрители не могли отыскать ни одного нетронутого участка. Казалось, словно Кая бросили в мясорубку, последствия которой вызывали рвотные позывы у некоторых слабых духом зрителей.

Сухожилья на правой ноге и правой руке Кая были разорваны, из-за чего пошевелить ими он сейчас не мог. Для борьбы у парня оставалась лишь левая рука, которой он изо всех сил старался прикрывать голову.

— Небеса! — воскликнул Фокс, когда увидел рану на груди Кая, покрытую чернотой, после того как он разорвал бинты. — Что это за мерзость?!.. И ты живёшь с этим? Позволь мне облегчить твои страдания. Я дарую тебе покой.

Неуловимый сделал рывок, нацелившись на горло противника. Он собирался наконец-то закончить этот бой. Резко приблизившись, Фокс взмахнул рукой, но к своему удивлению обнаружил, что Кай внезапно смог уклониться. Более того — мечник теперь снова использовал правую руку и ногу. От изумления эльф чуть не пропустил ответный удар противника, но всё же в последний момент уклонился.

Как только импульс от рывка кончился, Фокс сразу же напряг свои модифицированные мышцы, чтобы повторить атаку. Разразившись скоростью, он в мгновение ока приблизился к Каю, но каким-то чудом тот снова сумел увернуться. Впрочем, не до конца. Немного Неуловимый всё же задел парня в районе живота.

«Опять?! — изумился эльф. — Неужели он смог привыкнуть к моим скоростным выпадам за такое короткое время? Жаль, что в рывке я не могу изменить траекторию… Но что насчёт его сухожилий? Регенерация у Закалки Души не должна быть такой высокой. Я чего-то не знаю про людей? Или этот парень обладает линией крови восстанавливающего типа? В принципе это объясняет то, что он не умер от яда. Но, похоже, она не очень-то и сильная. Так как какой-нибудь Зверь или другой дорган с похожей кровью быстро избавился бы от всех этих порезов, что я ему нанёс».

Битва продолжилась. Неуловимый снова и снова атаковал Кая, который теперь избегал большинства выпадов Фокса. Но, так или иначе, эльф задевал противника, оставаясь при этом невредимым. Так что происходящее всё ещё было игрой в одни ворота.

Таким образом шли минуты.

— Это всё что ты можешь?! — выкрикнул Фокс, которому уже стала надоедать эта пляска. Кай теперь был похож на изуродованный труп, однако необъяснимым образом всё равно продолжал сражение. — Слабак! Давай, сделай хоть что-нибудь! Или твоя никчёмная раса больше ни на что не способна?! Ну тогда сдайся уже! Или ты настолько туп, что не понимаешь, что я играюсь с тобой как с ребёнком? У тебя нет шансов! Ничтожество!

Фокс специально провоцировал Кая, дабы тот допустил ошибку. Вот только мечнику на его слова было плевать. Когда-то он подвергся невероятному давлению воли Гринроу, которая едва не довела парня до грани, после которой он никогда бы не выбрался из бездны отчаяния. Так что сейчас, даже не будь у Кая Холода Пустоты в душе, он всё равно смог бы запросто проигнорировать такие слова.

Вместо ответа Кай просто прикрыл голову руками, из-под которых выглядывали два непоколебимых фиолетовых глаза.

Фокс поморщился.

— Ладно, — сплюнул он.

Второй раунд избиений начался. Неуловимый продолжил атаковать Кая, истязая его тело. Вот только, как бы он ни пытался, задеть важные органы эльфу никак не удавалось. Поэтому ему лишь оставалось ждать, пока Кай не ослабнет достаточно сильно, чтобы допустить роковую ошибку. И в тот же момент всё и закончиться.

— Что происходит? — недоумевали зрители.

— А сам не видишь? Смертного рубят на куски. Всё просто.

— Да ты сама очевидность!

— Но почему он не сдаётся? Разве этот человек уже не на пределе? — спросил ещё один зритель.

— А кто его знает. Может гордость взыграла в одном месте. А может он просто слишком глуп и верит в победу. Так или иначе, если скоро он не сдастся, то ему конец. Впрочем, я не уверен, что даже если он сдастся, то его смогут спасти. Я даже вижу куски его мяса, костей и мышц, разбросанных по арене.

— Мерзость…

Прошла минута. Затем пять… десять, а следом и ещё пятнадцать. Вот только бой никак не заканчивался. К этому моменту даже самые впечатлительные зрители успели заскучать. Суммарно поединок Кая и Фокса длился уже более тридцать пяти минут. Вероятно, это был самый долгий бой за всю историю Кулачных Мордобоев.

Единственное, что не могло не поразить зрителей, так это выносливость Кая. То, что он мог продолжать защищаться, до сих пор не умерев или хотя бы не потеряв сознание от кровопотери, вызывало у многих восхищение.

— Необычная линия крови, — прокомментировал Линий Гард.

— Согласен, — кивнул Старкс. — Довольно слабая восстановительная сила, но при этом крайне энергоэффективная.

Для работы любой линии крови приходилось тратить энергию. И хотя ошейники блокировали способность управлять ею, на большинство видов линий крови это не распространялось, поскольку тело могло самостоятельно впитывать Ки из источника, действуя автоматически. Вот почему никто не был удивлён, что Кай регенерирует.

Однако если энергия внутри воина заканчивалась, то и действие линии крови более не могло продолжаться. Поэтому даже если Кай полностью заполнил свой источник энергией (когда вне арены были активные его двадцать пять процентов силы, как раба первого уровня), то всё равно уже должен бы почти всю её растратить. По крайней мере так думали зрители, основываясь на известных им похожих способностях.

Восстанавливать же силы, поглощая внешнюю энергию, парень не мог и не собирался. Ведь если бы он это сделал, то сразу бы раскрыл свою возможность игнорировать ошейник, ибо такое легко заметили бы.

— Мне надоело! — зло процедил Неуловимый, когда прошла сороковая минута их поединка.

«Этот гад и не думает падать от бессилия! Похоже придётся воспользоваться приёмом, который я не хотел раскрывать до боя со Зверем. Жаль, конечно. Но другого выбора нет», — решил эльф.

Присев к земле, Фокс упёрся в неё и руками, и ногами. Сейчас он собирался совершить свой мощнейший рывок, воспользовавшись предельной силой модифицированных мышц. Впившись когтями в поверхность арены, он удерживал себя на месте, стараясь накопить максимальный импульс. Мышцы ног и рук бойца вздувались

В случае со Зверем Фокс собирался использовать эту атаку сразу после того, как отравил бы сильнейшего бойца Ям, после чего тот был бы обездвижен. В то, что яд убил бы Зверя, эльф не верил. Но что касалось Кая, то хоть на него яд и не действовал, парень всё равно был сейчас серьёзно ослаблен, из-за чего Неуловимый считал, что человек попросту не успеет уклониться.

От мощи модифицированных мышц кости Фокса стали хрустеть. Ещё секунда и они и вовсе сломались бы, если бы эльф вовремя выпустил всю накопленную силу. На подготовку Неуловимому понадобилось всего полсекунды.

Небольшой участок арены под эльфом покрылся сотнями трещин, после чего Фокс пулей выстрелил вперёд. Расстояние между ним и Каем было сокращено в мгновение ока. Неуловимый выставил руки, намереваясь наконец добраться до головы противника и пробить её когтями.

Фокс практически добрался до желаемой цели, как вдруг Кай с невиданной прытью, словно он и не был изранен множество раз, отклонился в сторону. В итоге пролетевший мимо эльф сумел только отсечь левое предплечье мечника, а затем задеть часть лица Кая и срубить ему ухо.

Приземлившийся эльф резко развернулся, снова рванув к противнику. Он даже и не думал дождаться, пока его тело хоть пару секунд передохнёт от недавней колоссальной нагрузки.

«Да сдохни же ты!» — мысленно зарычал боец.

Приблизившись, Фокс замахнулся рукой, после чего…

Кай внезапно схватил его за левое запястье. Инерция потянула Неуловимого дальше, но сдвинуться он так и не смог, словно оказавшись прикованным к нерушимой скале.

Эльф застыл от шока. Замерли и зрители.

Все они видели, как тяжело давались мечнику движения последних минут. Как сложно ему было поддерживать защиту и пытаться уклониться от выпадов противника. Однако последние два действия со стороны Кая резко перевернули всё с ног на голову. Казалось, словно у парня открылось второе дыхание, хотя до этого было видно, что он вот-вот свалится с ног.

Вот только на самом деле это всё была ложь. Кай не был ослаблен. Он всего лишь претворялся и ждал…

Ждал, пока его действительно неуловимый противник не начнёт выдыхаться!

— Ну наконец-то твои движения замедлились, — пугающе холодным голосом изрёк Кай, заставив Фокса осознать, что он совершил страшнейшую ошибку.

Он попался в ловушку!

Хватка на предплечье эльфа сжалась ещё сильнее. Мышцы на правой руке Кая резко вздулись, после чего кости его противника стали трещать.

Ощутив боль и страх, эльф в панике бездумно атаковал. Благодаря когтям его правая рука пробила живот мечника, войдя туда на несколько сантиметров. Вот только на лице Кая в этот момент не дрогнул ни один мускул, что вогнало его противника в ещё больший ужас. Казалось, словно эльф стоял перед абсолютно неуязвимым существом.

— И это всё? — с лёгкой насмешкой в голосе спросил Кай.

В следующий миг эльф оказался в воздухе, будучи поднятым резким движением руки Кая.

— Стой! — с испуга вскрикнул Неуловимый, но было уже поздно.

Рука мечника, продолжающая сжимать конечность эльфа, резко опустилась.

Мощный грохот моментально прокатился по арене, испугав многих зрителей первых рядов.

Теперь эльф был на земле, которая потрескалась и прогнулась от подобного удара. Сам же боец подняться больше не мог. Его кости были разбиты, а мозг получил такую встряску, что было чудом, что Неуловимый всё ещё мог находиться в сознании.

Кай уже было собирался снова ударить противника об землю, как вдруг раздались заветные слова.

— Я… сда… юсь… — прохрипел эльф.

После этого мечник отпустил руку Фокса, подобрал своё отрубленное предплечье, а затем направился к выходу с арены. И лишь когда он добрался до него, ведущая оклемалась.

— Какой неожиданный исход… — донеслось до удалившегося Кая, после чего трибуны взорвались криками.

Спустя минуту мечник добрался до пустой комнаты отдыха для бойцов. Войдя в неё, Кай сразу же закрыл дверь, после чего вздохнул.

В тот же миг все его бесчисленные и жуткие раны моментально затянулись, предплечье приросло к обрубку, а левое ухо полностью восстановилось. Следующим делом Кай высвободил из тела небольшую уплотнённой волну энергии (когда он вышел с арены, то положенные ему двадцать пять процентов силы вернулись), которая очистила его кожу и волосы от налипшей крови. Сев на ближайшую лавочку и призвав из кольца Алхимические Живительные Бинты, а также новую одежду, он стал приводить свой внешний вид в порядок.

— Это было сложнее, чем я думал… — произнёс Кай свои мысли.

А говорил он о том, что умышленно занижал собственные силы.

Когда Кай понял, что справиться со скоростью Фокса он не может, то решил вымотать противника. Но тогда появилась новая проблема. Ведь если бы Кай просто принимал все атаки, а затем регенерировал моментально — что было его стандартной скоростью восстановления, то это привлекло бы к нему слишком много внимания, а также раскрыло бы эту его сильную сторону.

Ибо ещё в особняке Уруса, который, судя по всему, сильно любил книги, Кай узнал, что даже самая мощная известная целительная линия крови в Никриме на порядок слабее его собственной. Линия крови Небесной Девятиглавой Гидры, потомком которой Кай, видимо, и являлся, позволяла парню не только тратить намного меньше энергии при крайне эффективном восстановлении (из-за чего после боя с Фоксом у Кая осталось более восьмидесяти процентов Ки, а не ноль, как все думали), но и дополнительные способности наподобие Телесных Врат и Буйства Жизни.

Поэтому нежелание показывать такую немыслимую силу крови на большой публике, а также раскрывать потенциальным противникам этот свой козырь, вынудило Кая сдерживать свою регенерацию во время поединка, направляя её только на остановку кровотечений и исцеление немногочисленных критических ран.

Так или иначе, Кай победил, так что проход в полуфинал ему был обеспечен. И теперь парень решил наконец-то задуматься о новой ставке на самого себя. Ведь первое место оказалось гораздо ближе, чем он изначально предполагал.

Глава 11. Кулачный Мордобой Удийна 3

По итогам следующих трёх боёв пятого раунда в полуфинал вышел безоговорочный чемпион сектора Ям — Зверь, пока малознакомый публике Глефус, а также некая таинственная фигура, всё время скрывающая лицо под капюшоном тёмного плаща.

Ну и, конечно же, в шестой раунд перешёл и Кай, поразивший зрителей своим затяжным поединком против Неуловимого.

Что же касалось Шакса, то у него произошла интересная ситуация — оппонентом парня в пятом раунде оказался Глефус. Когда бой начался, то лучник, стараясь избегать мощных атак великана, пытался наносить тому удары. К удивлению Шакса, здоровяк даже не пытался уклоняться. Он спокойно принимал все выпады противника, словно те были не более чем комариными укусами.

В итоге, когда Шакс осознал, что силами одного лишь тела он никак не сможет навредить твёрдому будто камень Глефусу, то парень решил сдаться. В десятку сильнейших он уже попал, поэтому смысла бороться за первое место лучник не видел.

Однако последнее слово Шакс всё же решил оставить за собой, произнеся после сдачи фразу, поразившую многих зрителей.

— Я сдаюсь, — отскочив от Глефуса и подняв руку, произнёс он, а затем добивал: — На самом деле я вообще-то лучник, и особыми навыками ближнего боя почти не владею, — громко и высокомерно заявил он, после чего спокойно удалился с арены.

Слова Шакса произвели фурор, не оставив равнодушным практически никого из зрителей. Кто-то посчитал, что Шакс лжёт. А кого-то это просто рассмешило. Некоторые же и вовсе заполыхали гневом. Ведь если неизвестный лучник забрался так высоко на Кулачном Мордобое, то что можно было сказать про его противников, проигравших Шаксу ранее? А ведь среди них было немало тех, кто действительно мог претендовать если не на победу, то как минимум на место в первой пятёрке.

После такого имя Шакса крепко закрепилось в умах большинства зрителей как очень наглого засранца.

Когда бои четвертьфинала закончились, на арене стали выступать выбывшие ранее бойцы, которым предстояло сразиться за места с десятого по сто двадцать восьмое. Впрочем, сделать это за один день они не могли, поэтому сегодня были запланированы поединки тех, кто выбыл ещё в первом раунде.

А что же касалось умерших рабов, коих была почти четверть, то они не считались полностью выбывшими, а также занимали конкретные места в рейтинге турнире. Даже посмертно. Делалось же это потому, что все погибшие бойцы всё равно являлись собственностью различных рабовладельцев, которые явно ставили деньги на своих рабов. Поэтому просто вычеркнуть этих бойцов из списка участников по причине их смерти организаторы не могли. Однако в таком случае погибшим предстояло сразиться с другими проигравшими за оставшиеся места. И раз они были мертвы, то автоматически проигрывали, опускаясь до определённой планки, которая зависела от того, как высокого эти рабы добрались ещё живыми. Например, если боец дошёл до третьего раунда, а затем умер, то ниже тридцать второго места он опуститься не мог. Благодаря этому даже мёртвые рабы приносили немалые деньги своим владельцам, если те угадывали, в какой приблизительно области мест окажется их боец.

Таким образом шестой день Кулачного Мордобоя подошёл к концу. Близился момент полуфинала.

* * *

— Как твои раны? — поинтересовался удивлённый Глефус, не заметив на Кае ничего, что говорило бы о том, что его тело недавно изувечили.

— Как видишь, всё в полном порядке, — слегка развёл Кай руками.

— Ясно. И что будем делать?

— Сражаться, конечно.

— Уверен?

— Абсолютно. Не недооценивай меня, Глефус, — произнёс Кай, приняв боевую стойку.

— Не буду, — твёрдо кивнул великан. — Нападай.

В первом бою полуфинала сражающимися оказались именно Кай и Глефус. Лишь один из них мог выйти дальше в финал. И хотя оба парня уже находились в числе тех, кто получит свободу, они всё равно желали сразиться друг с другом.

Кай резко сорвался с места. Приблизившись к Глефусу, он замахнулся рукой, нацелившись тому в солнечное сплетение. Парень не собирался сдерживаться, поэтому сразу открыл Телесные Врата Силы. К тому же он знал, насколько прочная кожа у великана.

Кулак выстрелил вперёд, почти достигнув цели, как вдруг Каю пришлось резко отскочить. Мощная ладонь Глефуса пронеслась чрезвычайно близко.

Увернувшись, Кай сразу же попытался зайти великану за спину, но тот необычайно быстро для своей комплекции развернулся, взмахнув ногой. На этот раз мечник решил снова уклонился. Конечно, он мог попытаться заблокировать удар Глефуса, чтобы определить его силу, однако это было слишком опасно. Ведь даже если они обладали одинаковой физической мощью, то великан всё равно превосходил Кая в массе, а значит запросто отбросил бы парня в сторону. Ведь без энергии мечник никак не мог «прилипнуть» к земле, поэтому его бы попросту смело.

После того как Кай в очередной раз отпрыгнул, Глефус решил больше не ждать действий противника, а атаковать самостоятельно. Резко оттолкнувшись от земли, он рванул к мечнику.

Быстро приблизившийся великан молниеносно обрушил свой огромный кулак на Кая. В итоге последний лишь успел выставить перед собой руки в защите, после чего произошло столкновение.

Земля вздрогнула, а участок под Каем моментально потрескался. Однако парень выдержал атаку, прочно упёршись ногами в поверхность арены. В следующий миг Кай напряг руки, спину и ноги, резко оттолкнув великана. От такой силы Глефус моментально опешил. Не такого он ожидал от человека-смертного.

Кай же, воспользовавшись моментом, мгновенно приблизился к противнику вплотную, а затем резко провёл подсечку. Потеряв опору, великан завалился на спину, после чего моментально перекрутился в сторону, дабы уйти из-под очередной атаки мечника.

Глефус резко поднялся, как вдруг ему в голову прилетел удар коленом. К счастью, великан оказался готов к этому, поэтому за мгновение атаки Кая активировал линию крови, присущую всем представителям его рода.

Рода бронированных.

Бронзовая кожа Глефуса в мгновение ока потемнела и покрылась святящимися красными узорами. Прочность его телесной брони увеличилась в несколько раз.

Когда Кай ударил, то ему показалось, словно он атаковал твёрдый металл, а не мягкую плоть. Но не успел он удивиться, как в ответ в него врезался кулак Глефуса, сломавший парню несколько рёбер.

Кай отлетел к краю арены.

Поднявшись, он пока не спешил вновь нападать. Мечник на секунду задумался.

«Я быстрее него, но в силе уступаю. Если раскрою Телесные Врата до предела, то по этим параметрам точно превзойду Глефуса. Но без подпитки извне я быстро растрачу всю Ки, и тогда стану лёгкой добычей. Сейчас у меня полного запаса энергии хватит секунд на сорок или, может, минуту максимальной силы. Успею ли я за это время пробить его броню? Не уверен. И что тогда делать?..»

Кай пытался найти способ эффективно бороться против такого противника, и вскоре он его придумал. А точнее, порывшись в глубинах памяти, вспомнил…

Глефус уже почти приблизился к неожиданно замершему противнику, как вдруг человек резко принял необычную стойку. Создавалось впечатление, что он собирается схватить великана, что казалось тому довольно глупым решением.

Здоровяк быстро добрался до неподвижного Кая, а затем атаковал. Кулак великана метнулся вперёд, но внезапно его противник слегка отклонился, после чего схватил руку Глефуса и развернулся.

Не успел великан ничего понять, как неожиданно оказался на земле, причём довольно сильно ударившись об неё спиной. Резко поднявшись, удивлённый Глефус увидел отошедшего чуть в сторону Кая, который, заняв ту же стойку, приготовился к новой атаке противника.

Глефус насторожился. Прокрутив в голове произошедшее, он не нашёл ничего необычно в движениях Кая. Но при этом тот легко повалил великана, который был намного тяжелее человека.

К новой атаке Глефус подошёл с большей осторожностью. Всё равно его противник, похоже, не собирался нападать первым.

На этот раз великан не бежал, а рывком сократил расстояние. Его нога мгновенно взлетела вперёд, дабы обрушиться на грудь парня, после чего…

Глефус резко отлетел в сторону, снова ударившись об землю.

Слегка приподнявшись, изумлённый воин уставился на Кая, который опять стоял в ожидании атаки великана.

«За миг до удара он невероятно быстро сменил положение тела, схватил меня за ногу, грудь и подставил подножку для второй ноги, а затем… Что это было, бездна его подери?!» — в отличие от речи, размышлял Глефус отнюдь не рублеными короткими фразами.

Поднявшись, великан медленно направился к Каю. Остановившись возле него менее чем в метре, Глефус посмотрел на спокойного человека с двухметровой высоты. В следующий миг обе руки здоровяка ринулись вперёд. Он собирался схватить мечника, дабы повалить его при помощи превосходящей силы и веса, но в итоге в очередной раз оказался на земле, сильно ударившись о поверхность арены лицом.

Кай вновь избежал атаки.

Резко поднявшись, Глефус пригнулся и моментально бросился к противнику, дабы на бегу сбить его. Увы, мечник в очередной раз извернулся, а затем заставил великана столкнуться с землёй.

Следующие пять минута эта картина повторялась раз за разом. Глефус атаковал, падал, поднимался и снова атаковал. Вот только ничего против странных движений Кая он сделать не мог. И лишь когда великан наконец понял, что хитрый человек использует против него его же собственную силу, Глефус попытался нападать более продуманно. Увы, так быстро привыкнуть к движениям Кая он не мог — не хватало мастерства и опыта сражений. Так что здоровяк продолжил падать. Мечник с лёгкостью обращал силу великана против него самого, не нападая при этом самостоятельно.

Уже на пятнадцатой минуте боя, когда попытавшийся встать Глефус ощутил головокружение и боль внутри тела, он понял, что так продолжаться больше не может. В очередной раз подойдя к человеку, он на секунду замер, а затем медленно протянул руку вперёд.

Немного удивлённый, но всё такой же холодный Кай, тоже на миг застыл, но в итоге ответил на действие Глефуса. Мечник пожал ему руку.

— Я сдаюсь, — произнёс великан.

После этого Глефус и Кай вместе покинули арену, пока зрители рьяно обсуждали их бой. Многие из них никак не могли понять, что за необычный стиль боя использовал Кай. Естественно, они никак не могли знать о далёкой и молодой Земле, и её видах единоборств. Например, о джиу-джитсу, давно подстроенный под себя вариант которого мечник и использовал.

Бой удивлял многих, заставляя задуматься о таких простых, но эффективных движениях, которые позволяли побеждать не силой, а мягкостью. Сражение Кая и Глефуса выдалось интересным и эффектным, однако уже буквально через полчаса о нём никто более и не задумывался.

Ибо второй бой полуфинала моментально затмил первый…

* * *

Посреди арены стоял невысокий воин, чьё лицо и тело скрывал длинный тёмный плащ. Из-за этого никто из зрителей не мог понять, к какой расе относился этот боец. А из-за того, что владельцем при регистрации этот раб был подписан как Чемпион, то даже имени бойца практически никто не знал.

Всё это создавало ситуацию, при которой к таинственному участнику было приковано огромное внимание, и в основном негативного оттенка. Наглое прозвище, а также скрытность заставляли публику желать узнать что-то про этого бойца.

И конечно же, на поводу у этого желания действовали и многие другие бойцы, которым ранее довелось сразиться с непонятным Чемпионом. Однако в итоге никто из них не то что не смог заставить этого таинственного бойца назвать настоящее имя, но и даже сорвать с него плащ не был способен.

Во всех поединках эта фигура в плаще запросто побеждала оппонентов, нанося им тяжёлые травмы всего за пару ударов, после чего они либо сдавались, либо умирали на месте. Но при этом, судя по всему, огромной физической силой Чемпион не обладал, что лишь создавало ещё больше вопросов по поводу его побед.

И лишь лекари, вскрывавшие умерших противников бойца в плаще, видели правду. Видели превращённые в месиво внутренности рабов, словно их органы разрубили тысячу раз.

Чемпион простоял на арене почти пять минут, пока поединок наконец не начался, после чего к зрителям вышел не кто иной, как Зверь. Выглядел воин как двух с половиной метровый небритый мужчина лет сорока со шрамом на левом глазу. Естественно, с элементами внешности типичного доргана: густой чёрной шерстью на спине, груди, руках и ногах; с едва заметными когтями, которые могли в любой момент стать гораздо длиннее; острыми клыками; хвостом; а также звериными зрачками.

Что же касалось характера сильнейшего бойца сектора Ям, то он был крайне жестоким, вспыльчивым и высокомерным. Впрочем, часть из этих качеств были присущи большинству сильнейших рабов Лекса.

Когда Зверь (чьего настоящего имени никто не знал) вышел на арену, то зрители не стали ликовать, как это обычно было при появлении других известных бойцов. Все, наоборот, затихли.

А причина этого крылась в том, что Зверь был слишком ужасным и пугающим. Почти все его противники умирали, так и не успев сдаться. Но ладно бы дорган просто убивал их. Но нет. Он буквально наслаждался чужими страданиями. Он часто лишал противника возможности сдаться, вырывая ему язык, а затем делал с ним буквально всё, что хотел. Зверь расчленял других бойцов, пожирал заживо, заставлял их есть собственную плоть и многое другое.

Вот почему даже публике Удийна, привыкшей к жестокостям в ямах, Зверь абсолютно не нравился. Этот безумный воин практически у всех вызывал отвращения и лёгкий страх. Лишь безумцам он мог полюбиться.

Однако каким сумасшедшим Зверь бы ни был, ни Лекс, ни Старкс даже не думали его убивать. Вся жестокость запросто сходила доргану с рук, ибо он являлся сильнейшим бойцом сектора Ям за всю историю существования Удийна.

— Привет, — обманчиво приятным голосом произнёс Зверь. — Не хочешь показать своё лицо?

Фигура в плаще молчала.

— Разве ты хочешь обидеть меня? Зачем тебе это? Со мной лучше дружить. Давай так, ты сам снимешь плащ и назовёшь настоящее имя, а я позволю тебе сдаться. Как тебе предложение? Как по мне — шикарное!

Зверь оскалился, явив ряд острейших клыков.

— Ладно, тогда я сам сорву этот плащ с твоей пустой головы! — прорычал дорган, слегка разозлившись игнорированию его со стороны противника.

Начало боя уже было объявлено, так что воины в любой момент могли атаковать друг друга. Что, собственно, Зверь и сделал.

Рывок, уступающий лишь скорости Фокса, и вот дорган уже перед мелким на его фоне противником. В следующий миг мелькнут длинные когти Зверя, но свою цель они так и не найдут.

Раб в плаще мгновенно среагировал на атаку, пригнувшись. Всё-таки целился Зверь противнику прямо в голову. Вслед за этим Чемпион атаковал доргана ладонью, но тот ловко увернулся, почуяв опасность.

Сделав сальто назад, Зверь замер.

— Что это было?! — впервые за многие года удивился он. — У меня аж шерсть дыбом стала!

Обладая отличным животным чутьём, доставшимся ему от великих предков, Зверь сумел моментально ощутить угрозу в, казалось бы, простой атаке противника. Вот только уже по одному виду руки таинственного бойца можно было понять, что тот не обладал огромной физической мощью. Да и никакого оружия, по типу встроенных в тело ядовитых когтей, у противника доргана явно не было.

«Тогда в чём же дело? — не понимал Зверь. — Чутьё подвело меня? Я редко ощущаю настоящую опасность. Такое вполне могло случиться. Плюс нужно учитывать воздействие тех мерзких препаратов… Ясно. Похоже, это была ложная тревога».

Зверь немного расслабился. Слегка пригнувшись, он снова бросился вперёд.

Расстояние до цели было преодолено в мгновение ока, после чего дорган замахнулся ногой. И если в скорости Зверь уступал лишь Фоксу, то вот в силе не было тех, кто мог бы превзойти его (естественно, среди участников турнира). Возможно, лишь Кай, если бы он открыл Телесные Врата Силы до предела, смог бы сравниться с физической мощью Зверя. А так, то даже Глефус уступал доргану.

Удар, который мог бы запросто убить обычного начального Заклинателя, почти достиг Чемпиона, как вдруг тот резко уклонился, в последний момент ударив ладонью по ноге Зверя. Одежда в том месте моментально порвалась, после чего дорган закричал.

— А-а-а-а-а! — раздался его безумный рёв. Нога мужчины полыхала огнём. Он больше не чувствовал ту конечность. — Ах ты тварь! — балансируя на одной ноге, попытался наотмашь ударить он рукой.

В итоге боец в плаще снова атаковал ладонью, попутно уклоняясь. Принимать на себя даже часть мощи такого удара Чемпион определённо не желал.

В следующий миг на арене раздался второй протяжный крик. Теперь уже руку Зверя стало разрывать от невыносимой боли. Из-за этого он не успел вовремя среагировать на очередную вспышку опасности, после чего ладонь таинственного бойца легла доргану на грудь.

Зверь немного отлетел назад, выблёвывая по пути кучу крови. Одежда на его груди моментально порвалась, но каких-либо видимых ран там совсем не было. Оттого зрителям ещё сильнее было непонятно, что причинило доргану такую боль.

Никто не понимал, что происходит, и лишь один Старкс подорвался с места, будучи сильно шокированным.

Тем временем Зверь, которого начало неистово трясти, упал на землю в трёх метрах от противника. Он так и не смог нанести таинственному бойцу никакого урона, но всё же задеть его доргану удалось.

Капюшон был наконец-то сорван. Все увидели лицо «Чемпиона».

Этим воином оказалась симпатичная светловолосая девушка с несколькими голубыми локонами, светло-серыми глазами, жёстким взглядом и необычной синей татуировкой в виде символа под правым глазом. Глядя на неё, все зрители наконец смогли увидеть системную надпись.


[Раса: Сильф, Человек]


Сорвав с себя остатки плаща, девушка — наполовину человек, наполовину сильф — безжалостным взглядом посмотрела на всё ещё живого Зверя, который продолжал дёргаться и блевать кровью.


(Прим. Автора: на картинке нет рабского ошейника, но по факту он есть).


Красавицу немного удивляло, что Зверь был ещё жив, но добить его не составляло труда, поэтому она направилась прямо к нему.

— Энни. Так её зовут, — произнёс Линий Гард, обратившись к шокированному Старксу.

— Никогда бы не подумал, что действительно встречу это, — резко успокоившись, повелитель Удийна сел обратно.

— Я подумал почти то же самое, когда полгода назад нашёл её, — сказал Линий. — Ох, знал бы ты Старкс, сколько сил пришлось потратить на её поимку. Она даже парочку начальных Элементалистов смогла серьёзно ранить. Но в итоге это того стоило. Теперь ни твой Зверь, ни кто бы то ни было ещё не сможет остановить моего бойца.

— Не спеши с выводами, — ровным тоном ответил Старкс.

— О чём это ты?

— Смотри.

Энни почти добралась до Зверя, как вдруг тот начал пытаться подняться, опираясь лишь на одну рабочую руку и ногу, чем ещё сильнее поразил девушку, заставив её на секунду замереть.

Дорган, чьё окровавленное лицо было искажено от боли, взглянул на противницу, а затем безумно зарычал.

— Убью! Я убью тебя! Мразь. Умри! Полна… — Зверь недоговорил. Его глаза резко закатились назад, оставив видимым только белок. Дорган застыл словно кукла.

Сразу после этого девушка собиралась наконец убить противника, чьё сердце ещё почему-то билось, однако было уже поздно. Энни не успела…

Раздался взрыв. Красавица хоть и не пострадала, но её всё же откинуло аж к самым трибунам.

В центре арены появился яркий свет, который начал медленно утихать, выпуская кровавый туман, внутри которого виднелось оно — чудовище.

Зверь был там.

* * *

Семнадцать лет назад Смотритель сектора Бойцовских Ям Лекс узнал невероятную новость. В землях гномов, недалеко от южной границы Священного Королевства Таэль, появился обезумевший дорган, который не справился с Полной Трансформацией, после чего стал бушевать в тех землях.

Как только эта информация пришла в Удийн, то Лекс сразу же отправился на поиски этого доргана. Он хотел лично увидеть такое редкое событие.

Дорганы, как известно, произошли от божественных зверей, и унаследовали многие их черты. И в особенности это касалось двух способностей: Частичной Трансформации (которая также доступна и некоторым представителям других рас с определёнными линиями крови) и Полной Трансформации.

Частичная Трансформация позволяла дорагнам, а также другим воинам с некоторыми линиями крови, приобретать черты своего далёкого предка, тем самым серьёзно усиливая себя. Однако для получения этой способности нужно было иметь высокую чистоту крови, серьёзно тренироваться, а также обладать немалым талантом.

Что же касалось Полной Трансформации, то она имелась только у представителей расы дорганов, и то лишь у избранных её членов. С предрасположенностью к Полной Трансформации можно было только родиться. Развить же искусственно её никогда и никому не удавалось.

Полная Трансформация даровала воинам невероятную, колоссальную для их ступени силу. Вот только у этого имелся один серьёзный минус: при использовании данной способности звериное «Я» всё время пыталось поглотить разум доргана, сделав из него настоящего монстра. Поэтому долго находиться в Полной Трансформации было нельзя. Ибо если кто-то нарушал это правило, то его ждало окончательное безумие.

Это и случилось со Зверем, слухи про которого дошли до Лекса.

В итоге Смотритель прибыл в нужную местность, быстро отыскав бушующее там чудище. И вот тогда Лексу почему-то взбрело в голову померяться силами с обезумевшим в Полной Трансформации дорганом. Эльф захотел сразиться с ним, не используя энергию и законы…

В тот день Лекс потерял левый глаз. Как месть, он попытался лишить Зверя тоже левого глаза, однако тот запросто восстановил его уже через несколько секунд. А уже после того, как Священный Лорд доставил доргана в Удийн то, именно в городе Старкса тёмным алхимикам удалось привести монстра в сознание при помощи особых препаратов, которые он принимал и по сей день.

Так или иначе, вид Полной Трансформации Зверя навсегда отпечатался в разуме Лекса, из-за чего он каждый раз вспоминал эту историю, когда видел, как Зверь снова использует свою сильнейшую способность. А ведь за время Кулачного Мордобоя это был первый раз, когда доргану пришлось применить её…

* * *

Огромная четырёхметровая тварь предстала перед публикой. Все раны Зверя были моментально исцелены после превращения, так что даже недавняя каша из органов, которая заставляла доргана блевать кровью, больше его не беспокоила.

Отыскав противницу взглядом, Зверь медленно направился к ней, распространяя повсюду свою до жути пугающую ауру. Из-за этого, даже несмотря на защитный барьер арены, многие зрители первых рядов резко стали подниматься выше. Им было банально страшно находиться так близко к этому чудовищу.

Энни нахмурилась. Девушка считала, что с её способностями этот турнир станет лёгкой прогулкой для неё, однако подобного противника она совсем не ожидала.

Тем временем Зверь продолжал приближаться к полукровке. И хотя для своих габаритов он двигался довольно медленно, каждый шаг монстра всё равно покрывал пару метров. Таким образом расстояние между бойцами быстро сокращалось. Энни требовалось что-нибудь предпринять, и она наконец стала действовать.

Сконцентрировавшись, она использовала своё сильнейшее в данный момент оружие.

Никто ничего не увидел, однако в следующий миг правая лапа Зверя оказалась отсечена. Монстр взвыл от боли, но сразу же присоединил отрубленную конечность к ране, после чего рука начала медленно прирастать обратно.

Это заставило девушку нахмуриться ещё сильнее. Дёрнув слегка щекой, она снова атаковала.

На этот раз Зверь впервые смог ощутить эту эфемерную атаку, из-за чего и отпрыгнул в сторону. Увы, частично удар всё же задел доргана, оставив на его теле несколько очень глубоких порезов и срубив пару костяных наростов на руке.

Энни помрачнела. Она продолжила атаковать, но теперь Зверь уклонялся гораздо быстрее и точнее, а вскоре он и вовсе стал пытаться сблизиться с девушкой, дабы оборвать её жизнь. Завязался бой, в котором монстр постоянно скакал по арене, а его противница всё время отступала, параллельно истязая тело врага.

— Но где ты нашёл её? — поинтересовался Старкс.

— Случайно, — пожал плечами Линий. — Можно сказать, что сами небеса были на моей стороне. Подарили мне выдающегося гения меча. Она ведь не только обладает Волей Меча, но и достигла Закона Слияния с идеальным уровнем понимания.

Воля Меча — это особая сила, буквально позволяющая материализовать свою волю со свойствами острейшего клинка. И чем сильнее была воля воина, тем более сильные были атаки его Воли Меча. Для неё не требовалась ни энергия, ни законы, так что использование этой способности не запрещалось правилами Кулачного Мордобоя.

Однако подобная сила являлась настолько редкой, что кроме Энни на континенте был только один воин, обладающий чем-то подобным. И то это был Небесный Монарх, а никак не пиковый Заклинатель. Вот почему даже Старкс оказался шокирован.

— Она ведь когда-нибудь достигнет Сферы Меча. И, вероятно, даже доберётся до ступени Небесного Монарха. Не боишься, что в будущем она придёт тебе отомстить за пленение? — спросил эльф.

— Нет, — усмехнулся Линий. — Мы дали друг другу системные клятвы. Если она доберётся до первого места, то сможет выбрать в качестве награды свободу, а затем навсегда забудет о мести мне и моим людям.

— Ясно… — ответил Старкс, внутренне нахмурившись. Ибо всё шло к тому, что именно Энни займёт первое место в турнире, после чего эльф будет вынужден поделиться с сильфами секретом изготовления Настоя Семи Изумрудов, чего он никак не желал допустить.

* * *

Бой тем временем продолжался. Шла всего лишь вторая минута, но шокирующих событий произошло уже столько, что этот поединок в зрелищности и эпичности запросто переплюнул все остальные.

Энни продолжала держать Зверя на расстоянии, раз за разом атакуя его Волей Меча. Однако в состоянии Полной Трансформации дорган обладал невероятной по меркам Никрима регенерацией, благодаря чему ещё держался. Он продолжал преследовать девушку.


Полукровка обладала высоким параметром скорости, однако все остальные её характеристики были значительно ниже. Так что если Зверь её ударит хоть раз, то это будет стопроцентная гибель. Энни понимала это, и после того как монстр чуть не добрался до неё буквально несколько секунд назад, она решила больше не сдерживаться.

Противники оказались с двух краёв арены. Их разделяло максимально возможное расстояние.

Оклемавшийся от последнего удара девушки Зверь поднялся, после чего приготовился совершить очередную атаку. Пригнувшись, он резко оттолкнулся от земли всеми четырьмя лапами, с огромной скоростью направившись к полукровке.

Неподвижно стоя прямо возле стены, девушка сфокусировалась.

— Сечение, — отчётливо произнесла она.

Морда Зверя тут же превратилась в кровавое месиво. Исчезли глаза, нос, нижняя челюсть, часть кожи. Оголился череп и даже его содержимое.

Монстр кубарём покатился вперёд. Прошла секунда… две… три… Он больше не подавал признаков жизни…

Но не успела Энни облегчённо вздохнуть, как громадная тварь вдруг шевельнулась. Мышцы Зверя напряглись, и он резко отпрыгнул в сторону. Часть его морды уже была восстановлена, хотя не прошло и минуты.

Девушка вздрогнула, но тут же взяла себя в руки.

— Пронзание, — изрекла она, с целью наконец добить тварь, но та внезапно ещё быстрее ушла с траектории атаки. Зверь теперь стал ещё лучше ощущать приближение ударов противницы. Он слишком быстро адаптировался.

Монстр начал гораздо более эффективно уклоняться, прыгая из стороны в сторону, но при этом продолжая сокращать расстояние с Энни. Девушка же тем временем снова и снова использовала Волю Меча, но теперь её атаки почти не задевали противника, оставляя лишь следы на поверхности арены, словно её кто-то рубил мечом.

В итоге, когда между бойцами осталось менее тридцати метров, Зверь прыгнул. Энни посчитала это идеальным моментом, поэтому, вместо того чтобы уклоняться, решила атаковать.

— Пронзание.

Невидимая атака Воли Меча рассекла воздух, направившись Зверя прямо в заживающую голову. Смерть стремительно приближалась к доргану…

Зрители затаили дыхание, и даже Шакс сконцентрировался на полную: от этого боя, по его мнению, зависел исход всего турнира. Все они следили за исходом этой атаки.

… однако в последний момент Зверь выставил левую лапу прямо на пути у эфемерной атаки. Рука доргана оказалась моментально разорвана (такую уже не восстановишь), вот только монстр всё же выжил.

Между противниками осталось меньше десяти метров. В таком случае даже Фокс не успел бы уклониться. Казалось, всё решено…

— Дерьмо! Да сдохни же ты! — зло выпалила Энни.

И если до этого девушка просто мысленно концентрировалась для атак или произносила слова, то теперь она резко указала на Зверя рукой, после чего моментально сжала пальцы в кулак.

До девушки долетели только ошмётки рассечённого на сотни частей тела Зверя.

Бой закончился.

А где-то неподалёку, сидя в зоне для бойцов, за поединком наблюдал один юноша, главной мыслью которого стала:

«И как я должен такое победить?..» — недоумевал Кай.

Глава 12. Кулачный Мордобой Удийна 4

«И что это было?» — обратился к Рун’Тану озадаченный Кай.

«Воля Меча», — ответил тот.

«А поподробнее?»

«Думаю, ты помнишь, что уровень контроля энергии зависит от силы воли и таланта. И если на второе ты повлиять почти никак не можешь, то вот первое можно и нужно развивать в течение всей жизни. А когда воин становится Заклинателем, то и запас энергии у него многократно увеличивается. Таким образом, для её контроля нужна немалая сила духа, — начал объяснять красноволосый. — И прорыв на эту ступень, если, конечно, пройти его удачно, как раз и закалит волю воина до нужного уровня. Ты знаешь, как он называется».

«Воля Мастера?»

«Именно. А называется она так, поскольку уже не является некой непонятной эфемерной вещью. Воля истинного мастера такова, что может воздействовать на материальный мир. То есть она сама становится более материальной силой. К этому, например, относятся такие способности, как слабый телекинез, воздействие на разум других существ, подавление их воли и прочее. Но на этом развитие воли не останавливается. Ибо оно бесконечно. Так вот. Можно просто наращивать её мощь, а можно пойти более сложным путём. Можно преобразовать свою волю: слить с пониманием какого-либо оружия, придав ей его свойства. Но для этого нужно обладать очень-очень глубоким пониманием, к чему относится не только уровень постигнутых законов, но и некая близость с ними. В общем, всё это очень сложно, и даже я почти ничего не знаю об этой силе. Могу лишь сказать, что выковать свою Волю Меча или другого оружия могут лишь единицы — гении среди гениев».

«А что насчёт других элементов? Можно ли обрести, например, Волю Огня?»

«Только если ты дух. Обычные же существа, как люди, сильфы, эльфы или даже животные, могут объединить свою волю только с пониманием какого-нибудь вида оружия».

«Почему?»

«Откуда мне-то знать? Это один из множества секретов мироздания, и, возможно, только богам под силу их разгадать», — ответил Рун’Тан.

«Ладно. А как этому противостоять, ты хоть знаешь?»

«Без энергии и законов ты можешь только пытаться ощутить её атаки и уклоняться».

«Думаешь, лучше сдаться?» — задумался Кай. Всё-таки свобода ему уже была обеспечена.

«Нет. Это ты успеешь сделать в любой момент. Благо твоя линия крови не даст тебе быстро умереть. Я же посоветовал бы сразиться с ней. Судя по всему, у этой девушки не самая мощная воля. Она лишь немного сильнее той, что должна быть у обычного пикового Заклинателя. Но вот глубина её понимания сути меча невероятна. Собственно, это и позволило ей обрести Волю Меча. В общем, если ты сразишься с ней, даже немного, то это всё равно будет большим плюсом для твоего развития. Бой с ней может помочь углубить твоё понимание меча, усилить твою волю и просто дать новый опыт сражения с необычным врагом».

«Хорошо, — кивнул Кай. Ему и самому было интересно сойтись в поединке с Энни. — Я сражусь с ней».

* * *

После того как закончился бой Энни и Зверя, начались поединки бойцов, выбывших во втором раунде турнира. Им предстояло сразиться за места с тридцать третьего по шестьдесят четвёртое. Наблюдать за ними Кай не имел никакого желания, поэтому и покинул арену, вернувшись к себе в особняк. Там парень собирался провести длительную тренировку, дабы подготовиться к предстоящему сражению с Энни.

А сосредоточиться юноша решил на тренировках, способствующих закалке силы воли. И в этом отлично помогал мир души, открытый парнем давным-давно, а также Рун’Тан.

Шло время. До финала Кулачного Мордобоя оставалось уже менее десяти часов, как вдруг к Каю в особняк пожаловал не кто иной, как лично Смотритель Бойцовских Ям.

Громадный эльф заставил бедного слугу отвести его к человеку, и тот никак не мог отказаться. В итоге медитация Кая была наглым образом прервана, когда, выломав дверь, в комнату для культивации зашёл Лекс и начал трясти парня.

— Что? — открыв глаза, холодно спросил мечник.

— Идём со мной, кузнечик, — выходя из помещения, произнёс эльф.

— Куда идём? — спросил Кай, переступая через тяжелую зачарованную массивом дверь.

— Ты будешь сражаться с той полукровкой? Или струсишь? — Лекс проигнорировал вопрос человека.

— Думаю попробовать сразиться, — спокойно сказал Кай, шагая за эльфом. Тот тем временем открывал каждую дверь на своём пути, ища подходящую комнату.

— Хорошо. Вот, — наконец найдя спальню, Смотритель кивнул. — Заходи и ложись на кровать.

— Зачем? — продолжал задавать вопросы Кай.

— Вот, держи, — протянув парню некую склянку, продолжал игнорировать Лекс. — Ты должен сейчас использовать это. Это подарок повелителя.

Кай попытался удивиться, но Холод Пустоты не дал ему почувствовать это.

Взглянув на протянутую колбу, парень прочёл:


[Эликсир Возрождения Плоти]

Ранг: Королевский

Качество: Пиковое

Особенность: обновляет и усиливает все клетки организма, тем самым исцеляя любые повреждения, если существо ещё живо.

Особенность: повышает параметры: мощь, скорость, выносливость и стойкость на тридцать единиц.

Ограничение: можно применить только один раз.


Кай взял эликсир.

— Знай, повелитель Старкс сильно заинтересован в том, чтобы ты победил, — пробасил Смотритель, разворачиваясь к лестнице. — И это… лучше тебе лечь, перед тем как использовать препарат.

После этого Лекс направился к выходу из особняка. Свою задачу он исполнил, и больше Каю ничем помочь не мог. И причины крылась не в том, что у него мало ресурсов, а в том, что Старкс был категорически против того, чтобы нарушать собственные правила, даже если из-за этого он мог проиграть.

То есть, он мог бы, например, накачать Кая перед боем кучей запретных препаратов, которые увеличили бы его силу в несколько раз на некоторое время (после чего мечник умер бы), но не хотел. Такие манипуляции с бойцами были запрещены правилами Кулачного Мордобоя, и нарушать их не собирался даже Старкс.

Кроме этого, имелся ещё один способ сделать Кая сильнее для боя в ошейниках — дать ему больше ресурсов, которые навсегда увеличили бы его физические параметры. Вот только это было бесполезно. До поединка оставалось менее десяти часов, а времени, чтобы тело стало готово к воздействию ещё одного препарата, нужно было как минимум несколько дней. То есть, применение другого ресурса сразу после первого вообще не подействовало бы на Кая, и могло сделать даже хуже.

Поэтому Старкс мог дать Каю лишь Эликсир Возрождения Плоти — сильнейший алхимический препарат, имеющийся в Удийне, который стоил не менее двухсот тысяч Лазурных Кристаллов. С его помощью можно было даже спасти того, кто находился буквально на грани смерти (если, конечно, ступень спасаемого была ниже Священного Лорда). И так как Старкс знал, что рана на груди мечника всё ещё высасывала из него силы, то решил дать именно этот эликсир. К тому же прибавка аж тридцати единиц к четырём параметрам была немалым усилением даже для Заклинателей, что уж говорить о смертном.

Как и посоветовал Лекс, Кай лёг на кровать. Взглянув на светящуюся жёлтую жидкость, парень задумался на миг, а затем резко всё выпил. Отказываться от такого подарка он не собирался.

Несколько секунд ничего не происходило. Жидкость плескалась в желудке парня, словно обычная вода. Ну а так как это был эликсир, а не пилюля, то энергия препарата не намеревалась разорвать Кая, дабы выбраться на свободу.

На пятой секунде мечник ощутил вдруг появившуюся тяжесть в животе. А мгновением спустя тело Кая вздрогнуло, после чего комнату залил яркий свет, поглотивший и сознание парня.

Через несколько часов он очнулся. Прикоснувшись к груди, Кай ощутил слабую боль. После этого парень сконцентрировался и понял, что эликсир исцелил рану лишь наполовину. Похоже, что даже такому препарату Инь того демона оказалась не по зубам. Впрочем, уже этого хватило, чтобы серьёзно уменьшить нагрузку на линию крови мечника. Так что он не жаловался. А вот подросшие так легко характеристики действительно радовали.


Параметры:

Возраст: 21

Раса: человек

Статус: Смертный

Ступень: Закалка Души

Уровень: Создание Источника (переход на ступень Заклинателя временно остановлен)

Характеристики:

[Мощь]: 146,73[Скорость]: 142,32[Выносливость]: 149,11[Стойкость]: 161,82[Ментал]: 85,14[Энергия]: 365,88[Свободные]: 0

Способности:

[Техники Низшего Ранга. Смотреть][Техники Земного Ранга. Смотреть][Техники Золотого Ранга. Смотреть][Шаг Сквозь Снега]. Ранг: Королевский. Качество: Низкое.[Техника Кровавого Снегопада]. Ранг: Королевский. Качество: Низкое.

Законы:

Путь Меча (Слышащий): Закон Отражения, Закон Скорости, Закон Силы, Закон Прочности, Закон Рассечения, Закон Пронзания, Закон Намерения. Путь Меча (Видящий): Закон Формы. Путь Пространства (Слышащий): Закон Отталкивания, Закон Притягивания, Закон Сотворения, Закон Разрушения. Путь Пространства (Видящий): Закон Формы. Концепция Холода Пустоты: максимальное понимание. Теперь качество и количество призываемых вами частиц Холода Пустоты будет полностью зависеть лишь от вашего уровня развития. Текущий уровень силы: Королевский ранг низкого качества. Концепция Инь: пиковое понимание второго слоя. Концепция Ян: начальное понимание первого слоя.

Особенности и экипировка:

[Истинный потомок Девятиглавой Небесной Гидры][Шесть Телесных Врат][Нет пределов — нет границ][Буйство Жизни][Призрачная Татуировка Инь Ян]. Прогресс: 1 %.[Сосредоточие Ян] Концепция: Ян. Прогресс: 100 %.[Сосредоточие Инь] Концепция: Инь. Прогресс: 100 %.[Изначальная Вспышка] Концепция: Ян. Прогресс: Заблокировано.[Прикосновение Небытия] Концепция: Инь. Прогресс: Заблокировано.

[Клятвы данные вам. Смотреть][Любимец Законов]: вы способны увидеть то, что незримо для других.[Малый Энергетический Покров]: характеристики физического тела увеличены на 10 % от общего запаса энергии.[Проявление Души: Предельная Концентрация][Полное Скрытие Ауры][Подавляющий Рабский Ошейник]. Ранг: Золотой. Качество: Пиковое.[Средний Дух Меча]. Прогресс развития: 0 %.[Истинный Источник Холода Пустоты]: максимальный запас энергии увеличен на 10 %, максимальное количество призываемых частиц закона увеличено на 10 %.

Достижения:

[Великий рост! (7)]: за единовременное достижение семи уровней Закалки Тела, вы получаете [7] свободных пунктов характеристик, которые вы можете распределить по своему желанию. Минимальное деление данного значения: [0,01] пункта.[Качественный рывок!]. Основываясь на ваших предыдущих успехах в изучении законов, а также резкого скачка субстанции «Энергия Души» вопреки нормам, вы получаете особенность [Любимец законов].[Преодолевая границы смертного! (1)]. За единоличную победу над Мастером (Заклинатель начальной ступени), будучи при этом смертным (Закалка Души Создание Источника), вы получаете [Нефрит Памяти] (автоматический выбор).

Задания:

[Поиск древней истины]: Узнайте причину падения Божественной Империи Бельтейз. Награда: неизвестно. Отказ: штраф в 1 000 единиц каждой характеристики или смерть. Время выполнения: 9 995 лет.

* * *

— Три. Два. Один! — объявила ведущая. — Начинайте!

Бой Кай и Энни начался.

Услышав сигнал, мечник моментально активировал Телесные Врата Скорости до предела. В таком состоянии, если не использовать другие Врата, он сможет пробыть до трёх минут. После этого Кай рванул в сторону.

Тем временем Энни сразу же воспользовалась Волей Меча. В прошлом бою она уже раскрыла эту силу, так что теперь утаивать её было бессмысленно. Сосредоточившись, девушка атаковала, однако в итоге ни одна из её атак не задела противника.

Кай продолжал двигаться с огромной скоростью, но в сторону Энни даже не направлялся. Он лишь кружил вокруг неё, благодаря чему и избегал невидимых атак. Так прошло тридцать секунд, что по меркам общей скорости оппонентов являлось довольно большим промежутком времени.

Зрители недоумевали. Никто не понимал, почему Кай даже не пробует напасть на полукровку, а лишь бегает вокруг неё. В итоге первой догадалась сама Энни.

«Вот гад! Он старается ощутить мои атаки, чтобы адаптироваться к ним!» — смекнула она, после чего перестала использовать Волю Меча.

Вот только сразу же в тот момент, когда девушка решила не тратить силы зря, Кай двинулся в её сторону, тем самым заставив Энни возобновить атаки. Парень продумал всё это ещё до боя. Он хотел попытаться привыкнуть к невидимым даже его энергетическому зрению ударам.

К удивлению полукровки, Каю это действительно стало удаваться. Он всё лучше и лучше предсказывал её атаки Волей Меча. Но если Зверь для этого полагался на своё сильно развитое чутьё, то вот мечник делал это при помощи собственной воли. Для этого при помощи Рун’Тана он научился распространять волю в определённой зоне вокруг себя. Таким образом, она заменяла парню подавленную ошейником ауру, которая позволяла чувствовать объекты и энергию, находящиеся рядом. Однако в отличие от ауры, зона из воли также давала возможность ощутить присутствие чужой воли внутри неё.

Обычно, чтобы смертному развить эту способность, потребовалось бы от нескольких дней до пары недель. Но Кай смог сделать это менее чем за сутки, поскольку обладал чудовищной силой воли для своего уровня развития. И особенно ему в закалке силы духа помогли два события: момент, когда Гринроу чуть не вверг Кая в пучину отчаяния, а также пережитая ярость после смерти брата. Таким образом, именно на Земле воля Кая подверглась наибольшему воздействию, которое он в конечном счёте пережил, став сильнее.

Парень продолжал приближаться к противнице, но не напрямую. Ибо чем ближе он будет, тем меньше у него останется времени, чтобы уклониться. Поэтому он делал всё постепенно, медленно сокращая дистанцию.

Энни же поняла, что больше так продолжаться не может. Она сама направилась к Каю. Взмахнув руками, словно те были лезвиями клинка, девушка послала в парня две незримых и смертельно острых полосы, а также множество атак помельче, рассредоточив их так, чтобы человек не уклонился.

Кай же, понимая, что на таком расстоянии он не успеет уклониться, решил прорываться. Закрыв глаза, парень отбросил всё лишнее. Ни зрение, ни слух, ни какие-либо другие физические чувства ему больше не были нужны. Пришла пора положиться лишь на собственную волю.

Когда всё исчезло, мечник оказался во тьме. Застыв на месте, он стал ждать. Спустя мгновение в область воли парня вошли многочисленные атаки Воли Меча Энни, коих было не менее сотни: две огромных, дюжина средних и десятки мелких, но способных превратить Кая в фарш. Воображение парня, основываясь на его ощущениях, изобразило чужую волю в виде множества белых полос. Наконец увидев всё это, парень начал действовать.

Короткий рывок вправо, затем пригнуться и прыгнуть вперёд, прикрыв голову руками…

Глаза Энни моментально округлились, когда она увидела, как противник обходит её обширную атаку именно в том месте, где её Воли Меча находилось меньше всего. Однако то, что произошло следом, ещё сильнее шокировало её, а затем и всю публику…

Прорвавшийся сквозь атаку Кай выглядел отвратительно. Хоть он и прошёл в максимально безопасном участке, но там всё равно хватало Воли Меча. В итоге парня неслабо задело. Его конечности и торс были во многих местах насквозь пронзены. Кроме этого, сила Энни буквально исполосовала кожу мечника, а во многих местах и вовсе оторвала целые куски его мышц. Огромная лужа крови моментально появилась на арене. Для зрителей Кай теперь стал выглядеть как едва живой кусок мяса, которому осталось жить всего несколько секунд. Но затем…

Все повреждения Кая моментально исцелились. На его теле не осталось ни следа от полученных ран.

Изумившись невероятной регенерации противника, Энни всё же не утратила концентрацию. Девушка тут же атаковал, как только Кай приблизился. Её ладонь двинулась вперёд, выпустив волну Воли Меча.

Кай в последний миг перепрыгнул яркий белый столб силы (как он его видел с закрытыми глазами), который был способен превратить часть его тела в пыль. Похоже, Энни больше не сдерживалась в своих атаках.

Приземлившись, мечник незамедлительно атаковал. Его нога в мгновение ока приблизилась к голове Энни, почти достав до девушки, но в следующий миг всё вокруг застелил яркий свет, который увидел только Кай. Изрубленного парня резко откинуло назад, однако приземлился он уже абсолютно целым.

Отпрыгнув в сторону, чтобы увернуться от посланной вдогонку атаки, Кай на максимальной скорости бросился к Энни. Воспроизведя в голове последнюю пару секунд, парень понял, что в момент его удара девушка сформировала вокруг себя целую сферу из Воли Меча. Этим полукровка могла бы буквально превратить тело противника в пыль, что и случилось с участком арены вокруг неё, если бы Кай вовремя не отпрыгнул назад.

Увы, просто так использовать эту способность девушка не могла. Кай этого не видел, но прямо сейчас Энни заметно побледнела и стала чаще дышать. Применение Воли Меча действительно истощало её.

«Я должна закончить всё сейчас!» — Энни понимала, что если бой будет длиться дольше нескольких минут, то Кай попросту выиграет за счёт своей безумной регенерации и выносливости.

Кай почти приблизился к цели. Светящаяся белая фигура его противницы уже появилась в голове парня, так как Энни попала в пределы области, наполненной его волей. Следующим рывком мечник собрался окончательно сократить дистанцию между ними, как вдруг впереди что-то ярко вспыхнуло.

Слегка поджав колени и разведя ноги, девушка приняла боевую стойку мечника. Руки Энни приблизились к левому боку, и сжали нечто невидимое. Казалось, будто она держит эфемерный клинок, который готова в любой момент вынуть из ножен, чтобы атаковать.

И Кай видел этот меч. Яркий, ослепляющий и захватывающий дыхание клинок. Это было настоящее оружие, выкованное из воли девушки. Лишь увидев… услышав его при помощи своей воли, парень не смог не поразиться. В тот же миг разум Кая пронзили тысячи острых, но таких приятных крупиц понимания глубинной сути Пути Меча. Каждый из этих осколков пронзал душу Кая. Но вместо того, чтобы вредить ему, они просто оставляли свой отпечаток.

Отпечаток, приближающий Кая к новому уровню осознания Пути Меча. Приближающий его к настоящему просветлению!

На лице парня появилась яркая и, как всегда, дерзкая улыбка.

Улыбка, которая так давно не посещала его.

Улыбка, которую даже Холод Пустоты подавил не сразу.

Кай понял, что не зря согласился поучаствовать в этом бою.

А в следующий миг Энни вынула Клинок Воли, рассёкши им пространство перед собой. Вспышка, а затем и боль, поглотили Кая. Парня будто ударила машина на полной скорости, отправив его в скоростной полёт. Однако главной своей цели девушка так и не добилась.

Кай остался жив.

Громадная атака Воли Меча задела его, однако в последний миг парень успел перенаправить всю доступную энергию в Телесные Врата Прочности, силу которых использовал для защиты того участка тела, куда попал удар Энни. В итоге множество органов мечника пострадали, а от его правого бока до левого плеча протянулся длинный разрез, который, впрочем, почти сразу же затянулся.

Но на этом Энни не остановилась. Интуиция воина заранее подсказала ей, что с первой атаки убить противника не удастся, а поэтому девушка сразу же совершила новый удар. Клинок Воли ринулся вперёд, пронзив пространство перед собой и высвободив громадную мощь Воли Меча.

Увернуться от этой атаки Кай не мог, поскольку всё ещё находился в полёте от недавнего удара. Парню оставалось лишь защищаться. Вот только Воля Меча Энни очень остра. Ибо даже тело Зверя, которое отличалось неимоверной прочностью в состоянии Полной Трансформации, было запросто рассечено силой полукровки. Возможно, только броня Глефуса, даруемая ему его линией крови, смогла бы продержаться против Воли Меча девушки. Да и то, судя по всему, недолго. В какой-то момент Энни точно пробила бы плоть великана.

Так что без энергии и законов достойную защиту сложно было придумать, однако иного выхода у парня не было. Либо он пытался защититься, либо умирал.

«Сдавайся! — выкрикнул Рун’Тан. — Шанс выжить ещё есть».

«Уже поздно сдаваться, старик», — спокойно ответил парень.

Кай резко вскинул руку, направив её в сторону приближающейся атаки. Сразу же активировалось Буйство Жизни, а за ним Предельная Концентрация. В следующий миг произошло столкновение.

Атака Энни вбила парня в стену, а затем стала пытаться поглотить его. Превратить всё тело в лужу крови. Вот только, столкнувшись с ладонью, невидимая атака врезалась в некое препятствие. Воздух в том месте стал сверкать, из-за чего зрители смогли увидеть очертания атаки Воли Меча, которая выглядела как огромное лезвие меча. Продолжая напирать, оно боролось с некой силой. Неким барьером, образовавшимся рядом с ладонью Кая.

Спустя две секунды противостояние закончилось. Правую кисть парня разорвало на куски, после чего атака Энни испарилась, утратив всю силу.

«Невозможно! — мысленно воскликнула девушка, увидев результат. — Эта атака должна была полностью уничтожить его тело! Неужели он сконцентрировал всю свою волю в точке столкновения? Но как?! Как его воля может быть настолько сильной, чтобы остановить мою?! Он ведь даже не истинный мастер! Что должен был пережить этот смертный, дабы закалить свой дух так сильно?»

Выводы Энни были верны. В бою с ней Каю удалось обрести огромный опыт и понимание использования воли, которого он мог не достичь и за тысячу обычных мирных тренировок. Благодаря этому, а также Предельной Концентрации, парню удалось создать из своей воли настолько прочный щит, что тот практически остановил атаку полукровки. Впрочем, от подобного давления Кай чуть и вовсе не потерял сознание. Благо, Буйство Жизни, которое он мог использовать лишь раз в пять дней, позволило выдержать остатки атаки Энни.

Не успела девушка моргнуть, как её противник вдруг исчез. Интуиция тут же завопила об опасности, после чего Энни сразу же создала вокруг себя сферу из Воли Меча. Однако на этот раз ей это не сильно помогло.

Удар в плечо моментально сломал его, после чего девушка улетела за пределы едва успевшей сформироваться сферы. Воля Меча саму Энни не тронула, а вот появившемуся там Каю отсекла ноги вплоть до колен.

После активации Буйства Жизни Кай обрёл свои пиковые на данный момент параметры. Эта способность не только раскрыла максимальный потенциал тела парня, но и позволила тратить меньше энергии на поддержание Телесных Врат, при этом используя их с той же эффективность. Это и дало Каю возможность открыть до предела сразу четверо Врат.

В конечном счёте все физические параметры парня увеличились в три раза.

Когда отлетевшая Энни упала на землю, она сразу же вскочила, схватившись за сломанное плечо. Покрутив головой, она сразу заметила покрасневшую фигуру Кая, слегка раздувшегося от распирающей его тело мощи. К этому момент обе его ноги приросли обратно, а кисть полностью восстановилась с нуля. В следующий миг мечник сделал шаг и…

Исчез.

Скорость парня теперь превосходила даже скорость мощнейшего рывка Фокса.

Размытый силуэт молниеносно приблизился к девушке. В ответ та лишь успела опустить невидимый клинок, породив тем самым мощную волну Воли Меча, оставившую на поверхности арены огромную ровную трещину.

Когда сила девушки столкнулась с главной преградой — Каем, воздух снова засветился. Воля Меча превратилась в сияющий поток, скрывший под собой парня. Все зрители увидели это.

Энни тяжело дышала. Её руки тряслись, но она продолжала напирать. А затем…

Костяная рука, покрытая кусками мяса, вырвалась из бурного потока Воли Меча.

«Монстр!» — воскликнула Энни. Даже Зверь её так не пугал.

Девушка попыталась усилить атаку, но ладонь, на которой не было ни кожи, ни мышц, ударила её по рукам. Обе кисти Энни моментально поламались, будто на них упал многотонный валун. Девушка вскрикнула от боли, а затем резко отскочила. Её атака прервалась.

Когда накрывшая Кая волна Воли Меча исчезла, все смогли наконец увидеть парня. Теперь он был без одежды. Как и без кожи. Как и без глаз. Половина его лица теперь отсутствовала. Оголился череп. Кусок ходячей плоти — вот как можно было описать Кая в этот момент.

Однако несмотря на всё это, внутренности, а главное — мозг парня, остались не задеты. Таким образом, хоть он и выглядел словно оживший труп, в действительности он и не думал умирать. Спустя секунду восстановился его кожный покров, мышцы на руках, и в последнюю очередь начали регенерировать глаза. Впрочем, сейчас они Каю особо и не нужны были.

А ведь прошла лишь минута с начала боя.

Не дожидаясь восстановления глаз, Кай двинулся вперёд. Энни тоже сделала шаг.

Начался второй раунд их поединка. Полукровка продолжала атаковать, кромсая противника снова и снова, но так и не могла достигнуть желаемого результата. Кай же без проблем восстанавливал все раны, время от времени всё-таки задевая Энни. Но даже малейших его ударов хватало, чтобы нанести девушке серьёзный урон.

Она больше не могла двигать левой рукой, и ей приходилось использовать Волю Мастера, чтобы шевелить поломанной кистью правой руки и держать Клинок Воли. Кроме этого, у девушки было сломано несколько рёбер, из-за чего каждый вдох давался её с трудом.

В итоге прошла вторая минута. Оба бойца порядком выдохлись. Они понимали, что пришла пора решающей стычки.

— Я есть Меч. Меч есть продолжение моей руки. Воля моя… — прикрыв глаза, Энни стала читать мантру, дабы укрепить свою волю для использования сильнейшей атаки.

Кай сразу же ощутил опасность, поэтому моментально ринулся к девушке. Оставался всё лишь метр до цели, как вдруг парень столкнулся с невидимым препятствием. Барьер из Воли Меча окружил Энни.

— … Меч свой я вкладываю в Волю свою и… — продолжала бормотать девушка, распространяя Волю Меча по всей арене.

Ждать сильнейшей атаки противницы Кай не намеревался, поэтому его кулаки моментально обрушились на незримый барьер. И хотя тот тоже обладал свойствами меча — его остротой, тем самым буквально испаряя кожу и костяшки парня, ему было плевать. Мечник продолжал лупить по защите. Снова и снова…

Снова и снова…

Грохот заполонил амфитеатр. Звук был настолько сильный, что не только заставил зрителей первых рядов прикрыть уши, но и разорвал барабанные перепонки Энни. Кровь потекла из её ушей, однако девушка даже не отвлеклась. Казалось, словно она и вовсе не замечает происходящего вокруг. Её воля становилась лишь крепче, что и питало барьер.

Кай же сил не жалел. Сложив ладони в замок, он стал пытаться разбиться защиту, используя для этого каждую каплю затрачиваемой на Врата энергии. Используя каждую мышцу…

Земля вокруг Кая и Энни на много метров покрылась трещинами, но барьер так и оставался цел. Однако пятнадцать секунд спустя на нём всё же появилась первая трещина. Это мечник прекрасно ощутил. Вот только он не знал того, что это не воля Энни надломилась, а она сама ослабила защиту.

В следующий миг глаза девушки открылись. Непоколебимо взглянув на противника, она резко подняла правую руку к небу. Барьер моментально лопнул, при этом далеко откинув Кая.

Тот сразу же встал, снова направившись к Энни. Кай сделал первый шаг. Сделал второй… третий…

Четвёртого не было.

Воля, которую парень распространил вокруг себя, покрывала не очень большую область, из-за чего он не смог заметить новую атаку вовремя. Сотни Клинков Воли повисли в нескольких метрах над всей территорией арены. И как только Энни опустила руку, указав на Кая, все мечи моментально обрушились на него. Увы, их оказалось так много и двигались они так быстро, что уклониться юноша никак не мог. Удар мгновенно пригвоздил его к земле.

Сначала раздался грохот, а затем в том месте, где был Кай, поднялось облако пыли. Когда она улеглась, все смогли увидеть настоящий кратер, в центре которого лежало окровавленное тело человека, чья грудная клетка была буквально разорвана. Огромная дыра зияла там, где должно было быть сердце.

Кай больше не шевелился. Увидев это, Энни упала на колени. Сил у неё не оставалось, даже чтобы двигаться.

Ведущая наконец собралась объявить победу девушки…

* * *

Шакс, как и Глефус, пришёл на арену заранее. Как выбывшим участникам им разрешили занять места в зоне для бойцов, поскольку обычные зрительские места были полностью выкуплены.

Парни пришли понаблюдать за боем Кая. Им обоим также было интересно, как поступит мечник. Сдастся ли он сразу, или решит сражаться? А если решит, то каким образом будет пытаться победить? В общем, вопросов было немало. Всё-таки даже эти два гения практически ничего не знали о Воле Меча, которая со стороны казалась непобедимой силой (если не использовать энергию и законы).

Поначалу всё шло как обычно. Кай привыкал к невидимым атакам, постепенно сближаясь с противницей. Бой проходил спокойно, пока в какой-то момент события не закрутились будто ураган.

Сперва Кая чуть не убили, превратив в решето. Однако мечник запросто пережил это, шокировав своей регенерацией не только обычных зрителей, но и большинство присутствующих Священных Лордов.

После этого парень каким-то образом наловчился избегать атак Воли Меча, попутно демонстрируя чудеса восстановления, а затем и вовсе почти полностью заблокировал мощнейшую атаку голой рукой. Которую, впрочем, в итоге разорвало.

Ну а затем зрителям была продемонстрирована такая физическая мощь, что большинство сразу же вновь засомневалось, а действительно ли Кай смертный. Монструозная скорость, мощь, прочность тела и выносливость, подаренные мечнику Буйством Жизни, вынуждали даже Священных Лордов протереть глаза. Сложно было поверить в происходящее.

Но не успели зрители поломать себе челюсти — настолько широко раскрылись их рты, — как следом Кая накрыла волна Воли Меча. Тогда-то все и посчитали его трупом. Собственно, трупом он и вылез оттуда. Но каким-то неправильным. Каким-то слишком живым.

Затем ещё минуту Кай и Энни обменивались ударами, после чего девушка стала готовиться к финальной атаке, а парень остановить её. Вот только на его пути стал барьер, который, увы, так и не поддался мечнику.

Когда Кая откинуло, то Шакс понял, что всё зашло слишком далеко. Парень стал кричать другу, чтобы тот сдался, но, к несчастью, шум остальных зрителей запросто заглушил его голос. Таким образом, лучнику оставалось лишь смотреть на происходящее, и надеяться, что его товарищ выживет.

А следом Кая убили.

Шакс смотрел на его труп и не верил своим глазам. Он никак не верил, что мечник может умереть. Не настолько легко. Не в битве, где он мог сдаться.

Лучник не верил, поэтому продолжал сидеть и ждать, когда Кай встанет и продолжит бой. И плевать, что у него больше не было сердца. Вот только шли секунды. И неверие Шакса стало трещать. Кай не двигался. Не подавал никаких признаков жизни. И чем дольше это длилось, тем сильнее сжимались кулаки Шакса.

А когда над ареной на летающем диске появилась ведущая, чтобы объявить победителя, внутри лучника всё похолодело.

«Неужели это действительно конец?..» — промелькнуло у него в голове.

Разведя руки в стороны, ведущая открыла рот, а затем…

Шевельнулись пальцы Кая…

* * *

Разразилась ужасная сила. Ведущую Элементалистку резко отбросило в сторону.

Арену и первые ряды зрителей накрыло пугающее тёмное чувство. Шакс, Глефус и те, кто раньше бывал в Глубине, моментально вспомнили тёмный туман и тварей Глубины.

В следующий миг тело Кая исчезло. Его передвижение смогли заметить только Священные Лорды и сильнейшие пиковые Элементалисты.

Парень появился перед ослабленной Энни. Теперь он был абсолютно цел — дыры в груди как не бывало. Но это были далеко не все изменения. Тело Кая покрыл плотный покров тьмы, сформировав своеобразную одежду, из-под которой стал валить тот самый тёмный туман.

Мощная Инь заполонила арену, окружив Энни.

Девушка застыла от страха, полностью позабыв об усталости. Она смотрела на парня, но видела перед собой кого-то другого.

Рука Кая, чьи глаза медленно поглощала тьма, потянулась к полукровке. И хотя она двигалась с обычной скоростью, девушке почему-то казалось, что ладонь противника приближается к ней очень медленно. И это лишь усиливало внутри неё постоянно нарастающий ужас.

Тем временем в духовном мире Кая Рун’Тан пытался до него докричаться, но ничего не помогало. А затем тьма вторглась и в мир души. Старик не успел ничего понять, как вдруг оказался окружён тёмными волками — тварями Глубины.

И хотя Рун’Тан моментально уничтожил несколько десятков этих монстров, от этого их количесвто всё равно не убивалось. Твари Глубины заполняли духовный мир Кая, и с каждой секундой их становилось всё больше и больше. Сначала сотни, затем тысячи… сотни тысяч и даже миллионы. Монстры прибывали и прибывали, и не было им ни конца, ни края.

Рун’Тан оказался окружён и полностью отрезан от связи с Каем…

Однако, глядя на это всё, старик улыбался. Бросив презрительный взгляд на тварей, бегущих к нему, он произнёс:

— Вы за кого меня держите, мелочь пузатая? Не знаю, откуда вы пришли, но лучше бы там и оставались. Клыки ещё не доросли на меня скалиться!

В следующий миг Рун’Тан щёлкнул пальцами.

Несколько десятков миллионов тварей, каждая с силой начального Заклинателя, были моментально стёрты из реальности мира души. Здесь Кай был всемогущим. А что касалось Рун’Тана, то он обладал той силой, которая соответствовала ему при жизни. И в те времена он запросто мог уничтожить подобную армию.

А ведь стольких тварей Глубины запросто хватило, чтобы стереть всю людскую цивилизацию с лица той же Саахи.

Хрустнув пальцами, Рун’Тан посмотрел на горизонт. Тьма собиралась там. Он уничтожил почти всю вторгнувшуюся сюда Инь, но она снова прибывала.

— Так я проблему не решу. Нужно, чтобы вмешался владелец этого мира. А значит я должен разбудить этого дуралея, пока не стало поздно.

После этого старик резким движением пробил свой живот, достав оттуда полупрозрачную синеватую жидкость. Так представлял себе энергию души Кай, поэтому и в его духовном мире она имела подобный облик.

— Минус четверть, — скривился Рун’Тан.

Слив энергию души со своим кулаком, старик резко ударил по земле. Её поверхность моментально треснула, создав расщелину в несколько тысяч километров длиной.

— Проснись, Кай! — голос Рун’Тана пронзил небеса.

Только что он использовал собственную энергию души, чтобы заставить Кая пробудиться. Таким способом его можно было вернуть даже из самой глубокой медитации, и при этом это не вредило самому парню, так что не считалось за нарушение клятвы.

Вот только, кроме пробуждения, Каю предстояло ещё и сразиться с захватившей его тело и душу тьмой…

Тем временем в реальном мире не прошло и секунды. Рука парня продолжала приближаться к девушке, не суля ей ничего хорошего.

Энни тряслась от ужаса. Глядя в глаза Каю, она вновь вспоминала то, от чего так сильно желала сбежать.

Перед девушкой появился образ высокого мужчины. Ужасного и жестокого. Её отца.

Отца, чей взгляд так сильно походил на взгляд этого парня.

Она боялась его. Всегда боялась.

И каждый раз, когда ей доводилось вспоминать его, Энни замирала и начала дрожать. Ровно как сейчас.

— Помни, ты должна найти… Иначе твоего… Помни, Энни… — зазвучал в её голове пугающий голос, порождённый невероятно реалистичным воспоминанием.

Когда образ её отца наконец пропал, девушка поняла, что по её щекам текут слёзы. Она плакала от страха и беспомощности.

Но всё же последним усилием воли она нашла в себе силы, дабы сказать:

— Я сдаюсь!

Рука Кая, почти дотянувшаяся до Энни, остановилась. Было неизвестно, сработало ли пробуждение Рун’Тана или это слова девушки нашли отклик в замутнённом разуме Кая, а может и то, и другое, но так или иначе, он наконец очнулся.

«НУ УЖ НЕТ! НА ЭТОТ РАЗ Я НЕ ПОДДАМСЯ!» — зарычал Кай, вспомнив, как ранее Холод Пустоты уже захватил его душу.

Глаза парня резко вспыхнули ярким фиолетовым огнём, моментально разогнавшим почти заполнившую их тьму. В тот же миг Инь, окружившая Кая и Энни, исчезла без следа. Пропала и жуткая аура.

Сразу же после этого на арену ворвался Лекс и ещё несколько Священных Лордов, которые лишь сейчас смогли отключить барьер вокруг неё. Вот только пока они даже и не догадывались, что виновник произошедшего уже потерял сознание, хоть и продолжил стоять.

Ведь чтобы побороть ворвавшуюся в него тьму, Каю пришлось превзойти свой предел.

Пришлось преодолеть собственные лимиты, и достигнуть нового уровня силы воли.

Глава 13. Долгожданная свобода

Когда Кай наконец открыл глаза, то первым, кого он увидел, оказался высокий светловолосый эльф в золотистых доспехах, чью ауру парень никак не мог ощутить. Однако хватило одного лишь взгляда на этого непоколебимого, властного и определённого могущественного воина, чтобы понять, что его сила находиться далеко за гранью понимания Кая.

И лишь спустя несколько секунд, когда туман сонливости развеялся, парень наконец понял, кто перед ним.

— Это вы? — озадаченно произнёс Кай.

— Не знаю, о ком конкретно ты подумал, — произнёс Старкс, — Но, пожалуй, что да — это я.

— Где я? Что произошло?.. — парень резко схватился за голову, и сознание в тот же миг прояснилось. Последние события финального боя моментально пронеслись перед ним. Всё встало на свои места.

— Вижу, ты вспомнил всё, — заметил изменившееся выражение лица человека Старкс.

— Зачем вы здесь… мастер Старкс? — вспомнив хоть какие-то манеры, добавил Кай. Как младший, а главное — намного более слабый, он был бы очень груб, если бы обратился напрямую по имени.

«Мастер? — язвительно спросил Рун’Тан. — Меня ты так никогда не называл. А ведь я намного сильнее этого эльфийского малыша…»

«Был. Сейчас ты просто старик без тела», — ответил ему в аналогичной манере Кай.

«Хех. Приму это как благодарность, за недавнюю помощь с пробуждением».

— Я пришёл, чтобы поздравить тебя с победой в Кулачном Мордобое, — ответил Старкс.

— Но что насчёт того, что произошло в конце боя? Разве меня не должны были дисквалифицировать? — спокойно спросил парень.

— По правилам энергия и законы раба должны быть полностью подавлены ошейником, на чём и базируется сам смысл Кулачного Мордобоя. Но в твоём случае правила не были нарушены. Во-первых, вероятно, ты не заметил, но твоя противница последней атакой частично повредила твой ошейник. Во-вторых, напрямую для победы освободившуюся силу ты не использовал. Полукровка сдалась сама, и никакого факта воздействия на её разум обнаружено тоже не было. Ну и в-третьих, расследование показало, что и не ты вовсе использовал законы. Как мы выяснили, произошёл неконтролируемый выброс Инь, которая пыталась захватить твою душу. Но как я вижу, ты справился с этим. Поздравляю.

— Вы знаете про Инь?

Старкс приподнял бровь.

— Не знаю, из какого мира ты прибыл, — показал он свою осведомлённость, — но в Никриме концепции Инь и Ян не считаются чем-то таинственным. Их пользователей хоть и невероятно мало, но всё же хватает. Несколько сотен на всём континенте, думаю, наберётся. Включая меня, — белоснежный свет Ян появился в глазах эльфа. — Кстати, именно потому, что ты поборол Инь, и остался самим собой, я и разговариваю с тобой лично. Ведь только так ты можешь спокойно смотреть мне в глаза. Хотя твоя воля всё же довольно сильна. Ты вплотную приблизился к Воле Мастера, даже не став Заклинателем.

— Но почему Инь пыталась захватить мою душу?

— Такова суть всех концепций, — спокойно ответил Старкс. — Ни мне, ни тебе не дано понять Высший Закон. Но, видимо, в самом мироздании существует некая лазейка, позволяющая освоить искажённые отражения Высших Законов — концепции. Вот только такой возможностью нельзя воспользоваться без последствий. Концепции опасны для своих пользователей. Ведь если достигнуть максимального понимания, а затем когда-нибудь дать слабину: утратить смысл жизни, впасть в отчаяние, подвергнуться безумию, поддавшись неконтролируемым эмоциям, или банально потерять сознание, то концепция моментально попытается захватить душу воина, чтобы извратить саму его суть.

Услышав слова Старкса, Кай моментально вспомнил о смерти брата, а также о том, как поддался Холоду Пустоты, который тогда словно заморозил его душу.

«Извратил суть…» — повторил парень слова эльфа.

— Вот только я ещё не достиг максимального понимания Инь.

— Знаю, — кивнул Старкс. — Для достижения этого уровня даже гениям нужно как минимум столетие. А учитывая твою молодость и ступень, легко понять, что тебе нет и пятидесяти. Однако в твоём случае сыграл другой фактор, — Старкс указал на грудь Кая. — Рана, оставленная демоном, уже содержит максимальное понимание Инь, которое и стало катализатором для случившегося.

«Помогла Инь демона? Но что тогда насчёт Холода Пустоты, который проник ко мне в душу? Я ведь на тот момент тоже не достиг максимального понимания. В таком случае что могло послужить катализатором?.. Ясно… Частицы Хранителя и самого У’Шора!»

Кай вспомнил, что когда он проходил испытание в подводном храме, то поглотил Холод Пустоты Хранителя, чтобы слиться с его частицами при помощи линии крови, и лучше адаптироваться к морозу. Ну а затем парень проглотил капли крови Морского Дракона, Холод Пустоты внутри которых он и использовал для прорыва на ступень Закалки Души. Таким образом, частицы этой концепции могли остаться в акупунктурных точках и духовных узлах Кая.

— Вы верите в демона? — после секундной задержки, поинтересовался парень.

— Много кто считает это обычной сказкой, но я знаю, что демон, прикованный к чёрной пирамиде, существует, — твёрдо произнёс Старкс. — Ибо именно от его когтей погиб мой учитель.

— А могу ли я стать вашим учеником? — решился спросить Кай, раз правитель Удийна так охотно отвечал на его вопросы.

Старкс улыбнулся.

— Нет, — сказал он. — Я не спорю, ты очень талантлив, и очень многие захотели бы передать тебе своё наследие, однако меня это не интересует. Я пока не желаю заводить учеников, и даже мой сын обучается у одного из моих слуг. И к тому же я не чувствую в тебе силы молнии. Ты не знаком с этим Путём. Зачем тогда желать учиться у того, кто не подходит тебе?

— Из-за концепции Ян, — ответил Кай.

— Что? — в самом деле удивился Старкс. — Хм. Похоже, ты не знаешь, но освоить больше, чем одну концепцию, невозможно. Попытка сделать это буквально уничтожит твою душу. Я лично видел нескольких глупцов, знакомых с Ян, которые пытались изучить Инь в Глубине. В итоге все они буквально превращались в пепел, как только осознавали Инь. Давно доказано, что даже одна концепция даёт немалую нагрузку на душу, а две — попросту уничтожают её. А уж тем более, если это Инь и Ян, которые противоположны друг другу. Даже в артефактах или массивах их сила не может находиться в гармонии. Инь и Ян всегда будут взаимоуничтожаться, если окажутся слишком близко. Поэтому я не советовал бы тебе повторять за теми идиотами.

«Ты знал об этом?» — Кай сразу обратился Рун’Тану.

«Возможно слышал когда-то. Но в отличие от твоей, моя память не идеальна. А вдобавок я слишком долго пробыл во сне, прежде чем встретил тебя, — сказал старик. — Так что для меня это в некотором роде тоже новая информация».

«Ясно, — ответил парень, после чего задумался, отключив передачу мыслей Рун’Тану. — Если это так, а смысла не верить Старксу я не вижу, то каким образом я тогда смог освоить аж три концепции? Неужели всё дело в татуировке, которая и открыла для меня Инь и Ян? Может ли быть, что она выступает в качестве некой перегородке между концепциями? Если так подумать, то другого объяснения у меня нет. Выходит, татуировка отделяет Инь от Ян, и не даёт им сблизиться с Холодом Пустоты. Но в таком случае, получается, больше концепций я освоить не смогу, так как они уже будут конфликтовать с Холодом Пустоты. Думаю, такое под силу лишь богам, которые, собственно, и создали Лазурный Куб и статую внутри, где я и получил татуировку… Что же, в таком случае лучше не говорить никому о ней, иначе за мной начнётся банальная охота».

— Благодарю за объяснение, — кивнул Кай.

— Полагаю, я ответил на все твои вопросы?

— Пожалуй, да… Разве что, мне интересно, зачем вы решили прийти ко мне лично? Неужели для того, чтобы просто поздравить с победой?

— Не только. Ты победил Кай, и тебе положена награда. Если тебя не интересует свобода, то ты можешь просить меня о чём угодно, если это не выйдет за рамки разумного, — Старкс сложил руки за спиной, став ждать ответа.

«Какое, однако, гадкое условие, — прокомментировал Рун’Тан. — Проси о чём хочешь, но тогда всё равно останешься рабом. Иллюзия выбора, для тех, кому действительно нужна свобода. Впрочем, со своими силами ты и сам способен вызволить себя из рабства, так что сам решай, о чём его просить».

Кай задумался. Он действительно мог сбежать самостоятельно, но, с другой стороны, это несло немалый риск. Особенно после того внимания, которое мечник привлёк к своей личности, победив в турнире. Узнай все, что он отказался от свободы, то сбежать станет гораздо сложнее, даже если избавиться от ошейника.

Да и что Кай мог попросить у Старкса? Горы ресурсов, для прорыва вплоть до ступени Священного Лорда? Так со своим талантом парень мог и сам этого добиться. Тогда, может, какую-то очень могущественную технику меча или пространства? Было бы полезно, но лучший путь тот, который создаёшь сам. Кай давно это запомнил, так что полагаться на что-то, созданное другим воином для самого себя, он не желал. Ибо лишь то, что создаст сам Кай, сможет подойти ему идеально.

В таком случае, возможно, стоило попросить помощи с возвращением на Сааху? Всё же Старкс уже был Священным Лордом, да и имел немало других воинов этой ступени у себя в подчинении. Однако, если судить по книгам в особняке Уруса, то Никрим и близко не находился рядом с Землёй и другими периферийными мирами. Точнее, там даже не было упоминаний этих миров.

Изначально Кая и остальных должно было перенести в дальний мир Диол, но по какой-то причине их забросило аж в срединную область Ойкумены, которая находилась на расстоянии более сотни миров от дальней области. А уж про периферийные миры и говорить не стоило. То есть, прямого и короткого пути с Никрима на Землю не существовало, поскольку они находились в совершенно разных местах Ойкумены.

Таким образом, чтобы вернуться на Сааху, требовалось сначала понять, в какой части вселенной Кай находился — найти карту, после этого определить кратчайший маршрут, а затем преодолеть множество незнакомых миров, где таилось немало опасностей. Входило ли такое желание в рамки разумного? Кай сильно сомневался. Ему лишь оставалось самом стать Священным Лордом, чтобы затем начать подготовку к возвращению к сестре. И ведь ещё было неизвестно, насколько далеко его забросило. В лучшем случае в своём путешествии Каю придётся преодолеть около сотни миров, в худшем — он никогда не найдёт Сааху.

— Мне нужна свобода, — в итоге решил Кай.

— Хорошо, — кивнул Старкс. В тот же миг ошейник на шее парня открылся и упал. — Но это не всё. Ты не только стал победителем Кулачного Мордобоя, но и помог мне сохранить кое-что очень важное. В благодарность я решил помочь тебе… Но перед этим, я хочу спросить: знаешь ли ты, что о тебе думали многие алхимики, увидев твою фантастичную силу восстановления?

— Что?

— Они думали, как бы получить возможность поставить на тебе свои опыты, а затем использовать твою кровь и плоть для создания различных препаратов. Такая линия крови, как у тебя, для большинства истинных мастеров — не более чем невероятно ценный ресурс. И вот только что ты обрёл свободу. В черте Удийна тебя никто не тронет. Но только захочешь ты его покинуть, как сразу же станешь чьей-то лабораторной крысой, после чего твоя жизнь превратится в сущий кошмар. Впрочем, долго он вряд ли продлится. Ресурсы, знаешь ли, не бесконечны. Рано или поздно твой дух сломится. Ты будешь молить о смерти. И когда-нибудь ты ослабнешь так сильно, что связь между твоей душой и телом порвётся, то ты умрёшь. А без энергии твой организм перестанет восстанавливаться и начнёт разлагаться. Как тебе такая перспектива?

К удивлению Старкса, Кай ответил абсолютно спокойно. А ведь эльф прекрасно мог почувствовать, скрывает ли свои эмоции собеседник.

— Довольно мрачная.

— Согласен. Но, честно говоря, я и сам бы задумался о чём-то таком, если бы не принципы. Ты помог мне, я помогу тебе. Так что можешь не беспокоиться о том, что за тобой будет кто-то охотиться ради линии крови. Разве что ты опять раскроешь свою силу, чего я тебе не советую делать, — сообщив это, Старкс направился к выходу.

— А что вы сделали? Если это не секрет, конечно, — поинтересовался напоследок Кай.

Могущественный эльф слегка обернулся.

— Всего лишь переписал воспоминания всех зрителей слабее пика ступени Элементалиста при помощи Воли Мастера. Тех же, кто оказался сильнее, я заставил дать клятву, что они забудут о тебе. Впрочем, был там один сильф, с которым пришлось немного повозиться, — усмехнулся Старкс, вспомнив, как подкупал Линия Гарда. Лишь когда эльф предложил двенадцать порций Настоя Семи Изумрудов, сильф согласился забыть о Кае. — Так что теперь о тебе, можно сказать, никто и не знает. Что ж, на этом я прощаюсь с тобой, Кай. Вероятно, больше мы никогда не встретимся.

Следом Старкс вышел из комнаты, за которой всё это время стоял Лекс.

— Ошейник можешь оставить себе, кузнечик, — произнёс усмехнувшийся Смотритель Бойцовских Ям, после чего закрыл дверь.

Кай остался один.

Осмотревшись, он понял, что находится в той же комнате, где ранее использовал Эликсир Возрождения Плоти. То есть, Кай был в собственном особняке, который всё ещё принадлежал ему. Всё-таки парень ставил его как ставку на то, что войдёт в первую десятку. И когда мечник сделал это, то дом Уруса вернулся к нему, вместе с довольно крупным количеством Лазурных Кристаллов — выигрышем Кая, который он затем снова поставил на свою победу, но уже в финале. Что же касалось особняка, то его парень решил больше не закладывать, пожелав оставить себе хоть что-то, если всё же проиграет Энни.

Повернув голову вправо, Кай заметил обычное, можно даже сказать — невзрачное, пространственное кольцо Золотого ранга низкого качества. Надев его и взглянув внутрь при помощи ауры, мечник прохладно улыбнулся. Там находилось почти два миллиона Лазурных Кристаллов — все его выигранные деньги.

После этого парень вылез из-под одеяла. Осознав, что кроме бинтов, наложенных кем-то, на нём ничего нет, Кай решил поискать одежду в особняке. Но как только он приблизился к двери, то внезапно остановился. Обернувшись, он увидел упавший на пол раскрытый ошейник-подавитель. Подойдя к нему, мечник осмотрел артефакт, а затем отправил его внутрь кольца. Следом Кай посмотрел на ладонь, после чего крепко сжал пальцы в кулак.

Он наконец-то обрёл свободу.

Энергия тут же вырвалась из тела Кая, создав резкие порывы ветра в комнате.

— Как хорошо… — холод в душе парня не сразу смог подавить удовольствие, которое тот сейчас испытывал. Увы, долго радость не продлилась. Вскоре его эмоции вновь оказались подавлены.

Призвав множество частиц Холода Пустоты, Пути Меча и алой энергии меча, Кай соединил их, а затем сформировал вокруг себя временную одежду. В следующий миг парень на полную раскрыл свою ауру, диаметр которой в этом мире составлял лишь пятьдесят метров. Юноша почувствовал, словно он наконец расправил плечи и поднял голову. Всё вокруг моментально стало таким ясным и близким. Благодаря ауре, которая имела форму сферы, Кай мог легко «наблюдать» аж за третью особняка, и чувствовать всех находящихся здесь существ.

До этого он словно всё время находился в беспросветной тьме, и лишь сейчас смог наконец-то выйти на свет и увидеть мир вокруг. Как и для других воинов, для Кая аура являлась основным способом восприятия реальности. Ведь на его ступени развития зрение, слух, нюх и другие телесные чувства уже были не так важны и отходили на второй план.

Привыкнув к вернувшейся ауре, Кай наконец сделал шаг, после чего исчез. Воспользовавшись законами Пути Пространства, а точнее — Шагом Смещения, он телепортировался в комнату под ним.

«Видимо, из-за плотности энергии в этом мире, дальше семи метров я теперь не смогу переместиться зараз», — осознал Кай.

Оказавшись на первом этаже, парень снова телепортировался. На этот раз в коридор. После этого Кай активировал Шаг Скорости, который искажал пространство вокруг него для ускорения, вслед за чем всего за секунду очутился в конце сорокаметрового коридора. Скорость, которую мечник только что развил, во много раз превосходила ту, которая была доступна ему во время турнира.

— Хм. Похоже, что в этом мире моя максимальная скорость где-то в три раза меньше, чем на Земле или Плато Поднебесья, — пробормотал Кай. — Ладно, пора заканчивать с этим.

После этого Кай серией скачков добрался до главного хранилища особняка, которое представляла из себя небольшую, но крайне защищённую комнатку. Войдя в неё, предварительно отключив защитный массив, парень увидел металлический сундук, который являлся пространственным артефактом Королевского ранга. Область внутри него была поистине огромной.

Заглянув внутрь частичкой своей ауры, парень стал искать одежду. Благо её, как и часть важных ресурсов, парень не продал, чтобы поставить как ставку. В итоге спустя несколько секунд Кай нашёл что-то подходящее.

Стильное белоснежное одеяние пикового качества Золотого ранга моментально появилось на теле парня, став резко контрастировать с его тёмными волосами. Временная одежда сразу же развеялась.

Вслед за этим Кай забрал вообще всё, что находилось внутри хранилища к себе в кольцо. Увы, сам сундук взять он не мог, поскольку нельзя было поместить пространственный артефакт большего размера в тот, который был меньше. А тратиться на дорогостоящее кольцо Королевского ранга или вообще таскать сундук отдельно, Кай совсем не хотел.

Вскоре парень покинул особняк, забрав из него всё ценное, включая книги Уруса. Теперь же Кай собирался продать этот дом, отыскать Шакса и Глефуса, а затем наконец покинуть Удийн.

Впрочем, не сразу. Кое-какое дельце у мечника всё же ещё осталось, так что первым делом он направился в сторону сектора Глубин…

Глава 14. Спускаясь всё глубже

— Итак, какие у вас теперь планы? — сложив руки в замок, спросил сидящий за столом Кай.

Он, как и Шакс с Глефусом, сейчас находился в одной из самых дорогих гостиниц Удийна. Ну а так как из всей троицы деньги имелись только у Кая, то и логично было предположить, что пригласил сюда всех именно он.

— Мне нужно кое-что забрать… в болотах, — сказал Шакс. — Потом же я должен будут начать поиски своих людей. Я более чем уверен, что закинуло в этот мир не только нас двоих.

Глефус удивлённо посмотрел на лучника.

— О, это долгая история, здоровяк, — заметив взгляд великана, сказал Шакс. — Я как-нибудь потом тебе расскажу.

— А что насчёт тебя, Глефус, — спросил Кай.

Несколько секунд великан молчал, но в итоге всё же ответил.

— Нет планов. Но… нужно продолжить развитие. Много времени здесь потерял.

— Я понял, — кивнул мечник. — Что же, в таком случае у меня есть что вам предложить. Мы отправимся в одно место, где ты, Шакс, сможешь получить нужные ресурсы для поиска своих людей, а ты, Глефус, продолжить культивацию в идеальных условиях. Что скажете?

Шакс пожал плечами.

— Ладно.

— Я не против. Ты помог мне стать свободным. Я доверюсь тебе, — ответил Глефус.

— Отлично. Тогда вот, возьмите, — Кай положил на стол два пространственных кольца. — Там деньги. Купите себе оружие, алхимию и нужные для путешествия артефакты. Как только закончите с этим, то ты, Шакс, сможешь отправиться за своими вещами. После этого у вас будет где-то недели три свободного времени. Но лучше вам покинуть Удийн заранее, и затем ждать меня здесь, — явив артефакт, который отобразил карту земель Старкса и ближайших окрестностей, мечник указал на определённую область. — Через три-четыре недели я буду там, после чего мы отправимся в нужное место.

— А что ты будешь делать до того момента? — поинтересовался Шакс.

— Я буду в городе. Здесь у меня ещё осталось одно дельце, которое займёт где-то месяц времени.

Лучник кивнул.

— Что ж, тогда не буду затягивать прощание, — Кай поднялся, протянув ладонь. — До встречи.

Шакс и Глефус по очереди ответили на рукопожатие, а затем покинули комнату, оставив Кая наедине. Прошёл час, после чего в дверь постучали.

— Входи, — выкрикнул Кай.

— Знаешь, я долго сомневался, не розыгрыш ли это, когда мне передали, что ты ищешь меня и будешь ждать в этой дорогущей гостинице, — произнёс вошедший Дигл.

Гном приблизился к Каю, а затем забрался на одно из кресел.

— Так чего ты хотел от старого работяги? — изогнув бровь, спросил он.

— Мне нужна информация, Дигл, — холодно взглянув на гнома, произнёс Кай. — Однажды ты ненароком упомянул о своём внуке, которому повезло попасть в Облачную Обитель. Вряд ли ты в тот момент думал, что рабы, с которыми беседуешь, так скоро обретут свободу и смогут говорить с тобой на равных… В общем, я готов хорошо заплатить тебе, если расскажешь, как можно попасть в Облачную Обитель.

— Отказываюсь! — буркнул Дигл, спрыгнув с кресла. — Если ты только ради этого позвал меня, то мне здесь больше нечего делать.

— Подумай, старик. Я предлагаю тебе пятьдесят тысяч Лазурных Кристаллов, — слова Кая заставили гнома резко замереть. — Что тебе терять? А если согласишь, то получишь столько, сколько и за год не заработаешь.

— Двести пятьдесят! — резко обернувшись, выпалил гном.

— Семьдесят, — спокойно ответил Кай.

— Или двести пятьдесят, или я никогда тебе ничего не расскажу! Да ты хоть знаешь, сколько эта информация стоит на чёрном рынке?! Я же тебе ещё нормальную цену предлагаю! Дружескую!

Кай знал. Получив в собственность особняк Уруса, он много чего узнал об этом мире. В том числе и об Облачной Обители — особом месте, куда мечтали попасть многие талантливые воины. Ведь именно там они могли получить доступ к древнему наследию и лучшим ресурсам.

Вот только, как бы Кай ни искал, в библиотеке Уруса так и не нашлось никакой информации о том, как попасть в Облачную Обитель. После этого мечник у бывших рабов Уруса разузнал о чёрном рынке. И как оказалось, торговцы информацией Удийна готовы были продать нужные Каю знания за полмиллиона Лазурных Кристаллов.

Объяснялась же такая цена тем, что подавляющим большинством обладателей данной информации являлись аристократы королевства Таэль, которые отнюдь не хотели плодить себе конкурентов. Ну а так как подобной суммы в тот момент у Кая и близко быть не могло, то он сразу же задумался о Дигле, который ранее обмолвился о своём внуке.

— Сто, — продолжил торговаться Кай.

— Ты оглох, что ли? Двести пятьдесят тысяч и не кристаллом меньше! Я вообще-то сильно рискую! Если кто-то из важных шишек узнает, что я тут торгую информацией про Облачную Обитель, то мной могут и заинтересоваться!

— Ладно, — вздохнул мечник. Увидев это, Дигл улыбнулся, но следующие слова парня заставили его резко помрачнеть. — Я даю сто тысяч, а также забываю о том, что это именно ты привёл нас в ловушку Уруса. И не делай такое лицо. Я ещё в тот вечер подумал о подставе. Слишком уж идеально нас подкараулили. Словно знали о нашем… твоём маршруте. Ну а когда я получил имущество Уруса, то его бывшие подчинённые за небольшую сумму сразу всё рассказали. Впрочем, вряд ли ты мог себе представить, что я выиграю в том бою.

Молчание продлилось несколько секунд.

— Да будь ты проклят! — змеёй прошипел гном. — Хорошо! — зло выкрикнул он. — Хорошо! Я согласен! Доволен?! Но деньги вперёд!

Кай бросил на стол маленькое колечко.

— Проверяй, а затем верни кольцо.

Гном было потянулся к артефакту, как вдруг ладонь Кая резко хлопнула по столу, накрыв собою кольцо.

— Но сначала ты дашь клятву.

Дигл поджал губы, а спустя секунду дал нужную Каю системную клятву.

— Доволен?

Кай не ответил, но руку с кольца убрал. После этого гном пересчитал при помощи ауры количество кристаллов внутри кольца, и, удостоверившись, перенёс их к себе.

— А теперь слушай. Второй раз повторять не буду. Никто не знает, где находиться Облачная Обитель. Но существуют особые артефакты — Вестники Обители. Раз в году они активируются на несколько дней. И если в течение этого времени прикоснуться к ним, то артефакт даст результат: достоин ты или нет. И если достоин, то у тебя на руке появится метка, которую при желании можно скрыть. Затем, через три месяца после этого метка даст воину знание о том, куда ему следует прибыть в течение недели. В том месте его будет ждать портал, который и приведёт воина к месту проведения испытания, которое и решит, попадёт ли он в Облачную Обитель. Но кроме самого владельца метки, вместе с ним в портал могут пройти ещё и четверо других воинов, не имеющих метки. Главное, чтобы никто из них не превышал пика Заклинателя, — объяснил гном.

Немного прокашлявшись, он продолжил.

— Подавляющее большинство Вестников Обители находятся в руках аристократических семей, различных кланов, сект и просто могущественных личностей. Думаю, даже у Старкса есть один такой. Ну а так как денег у таких семей предостаточно, то те четыре дополнительные места никто и не думает продавать. Их используют, чтобы дать шанс поучаствовать в испытании своим подчинённым или отпрыскам, которые не были признаны достойными. Собственно, так мой внук и попал в Облачную Обитель. Он был в крупнейшей секте той горы, под которой я родился, и его талант помог сблизиться с одним из главных гениев секты. В итоге тот получил метку, и решил взять малыша Тайса с собой на испытание. Больше я ничего не знаю. Разве что… последний раз Вестники Обители должны были активироваться чуть меньше двух месяцев назад. Так что достойные уже получили метки, и до начала испытания осталось около шести недель. Теперь точно всё.

Принятая Каем клятва в тот же момент исчезла из общего списка, а вместо этого появилось системное сообщение, в котором говорилось, что клятва выполнена. Так что Дигл не врал: он действительно рассказал всё, что знал.

— Хорошо, можешь идти, — произнёс Кай, задумавшись о чём-то.

Гном слез с кресла и спокойно направился к выходу, как вдруг мечник его окликнул.

— Кстати, старик, ещё месяц.

— Что месяц? — не понял обернувшийся Дигл.

— Ещё месяц я решил поработать в Глубине как Устойчивый. Прошение Алексу я уже подал.

Гном резко скривился, словно съел нечто очень кислое.

— Ясно, — процедил он сквозь зубы, а затем вышел, хлопнув напоследок дверью.

* * *

Три недели пролетели как одно мгновенье. Всё это время Кай занимался лишь двумя вещами: сражался с тварями Глубины и созерцал частицы Инь, запас которых в Сосредоточии он как раз и пополнял во время вылазок за Изумрудной Водой. Ну а так как мечник обладал особенностью «Любимец Законов», энергетическим взглядом, качественным источником для созерцания и помогающей ему татуировкой (Сосредоточие Инь), то прогресс парня был феноменальным. Ранее Старкс сказал, что для достижения максимального понимания концепции даже гению потребуется около столетия. Из этого выходило, что на каждый слой приходилось тратить в среднем по тридцать лет. Кай же справлялся с этим в сотни раз быстрее.

Таким образом уже на двадцать второй день после встречи со Старксом он достиг желанного уровня…


Внимание!

Ваше понимание концепции Инь достигло начальной стадии третьего слоя…


Как только это произошло, Кай сразу же открыл глаза. Взглянув на Сосредоточие Инь, повисшее рядом, а затем сконцентрировавшись на собственном организме, парень кивнул. В тот же миг Сосредоточие стало вращаться, а внутри груди мечника зашевелилась тьма. В итоге борьба продлилась несколько минут, после чего Инь демона оказалась втянута в тёмный шар.

Кай наконец исцелился.

Сорвав бинты, парень увидел, как остатки раны регенерируют. Больше его линии крови ничто не мешало. Когда всё закончилось, мечник слегка удивился.

«Шрам? — подумал он, глядя себе на грудь. Это был первый шрам на теле Кая. — Впрочем, учитывая, кто меня ранил, то это ожидаемо…»

Мечник покинул комнату для культивации. Кстати, жил всё это время он в той самой гостинице, которая предоставляла своим постояльцам отличные возможности для тренировок и медитаций. А что касалось особняка, то его Кай к этому уже моменту продал, поскольку вскоре собирался навсегда покинуть Удийн.

«Старик, я ведь правильно понимаю, что подготавливать душу к прорыву мне больше не нужно, и я могу в любой момент начать переход на ступень Заклинателя?» — поинтересовался Кай.

«Ты прав. Как выяснилось после смерти твоего брата, твоя душа устойчива к любым духовным атакам. А значит прорывы не ослабляют её, и соответственно, подготовка к следующему прорыву, когда ты должен укреплять душу, не нужна, — ответил Рун’Тан. — Но я бы не советовал становиться Заклинателем прямо сейчас. У тебя практически идеальный фундамент. Первые три ступени ты прекрасно преодолел, так что закалка тела, разума и души у тебя отличная. И если ты хочешь такой же результат на ступени Заклинателя, то одной лишь энергии для прорыва будет мало. Нужны ресурсы. Редкие и много. А к тому же не забывай, что ты потратил энергию души в том бою с Гринроу и Эриа. Поэтому сначала нужно восстановить её, и только потом задумываться о прорыве. Вообще тебе пришлось бы где-то полтора года подготавливать душу, не будь у тебя духовной защиты. А сейчас прошло всего лишь три месяца. Так что лучше не спеши, а подготовься как следует».

«Ясно», — кивнул Кай. В целом его мысли совпадали со словами Рун’Тана, так что начинать прорыв он пока и так не собирался.

После этого мечник отправился на физическую тренировку. К счастью, его тело не имело ограничений (хоть прогресс и замедлялся с каждой новой единицей параметров), так что бессмысленным это занятием однозначно не было.

* * *

Через два дня первая и вторая скважины снова перешли в активную фазу, а это значило, что выходные для Устойчивых закончились. Пришла пора снова работать.

Как и положено, Кай прибыл к оружейной в шесть утра. Вот только в отличие от большинства других членов первого отряда, мечник не экипировался здесь. Он обладал огромными деньгами, так что сразу после турнира купил себе оружие — парные клинки пикового качества Золотого ранга. Конечно, Кай мог позволить себе мечи и Королевского ранга, однако подходящих конкретно ему в Удийне не нашлось. Да и в целом в Никриме оружие такого ранга делалось уже под заказ, ибо каждый воин имел уникальные особенности, так что и оружие лучше было иметь идеально подходящее. Ну а ждать, пока кузнецы выкуют ему клинки, юноша не желал, так как уже в ближайшее время собирался покинуть город навсегда.

Что же касалось брони, то она Каю не нужна была. Ведь даже если твари Глубины его ранят, то их Инь не будет угрожать ему. Чего нельзя сказать о большинстве обычных Устойчивых, которые хоть и могли находиться в тёмном тумане, однако раны переносили довольно тяжело.

Когда все приготовились, группа под предводительством Дигла направилась к подъёмнику. Уже через несколько минут двадцать воинов начали спуск.

После прибытия воинов к скважине, Изумрудная Вода начала поступать спустя пять минут. Вокруг сразу же появились твари Глубины. Начался двадцатичасовой бой, который ничем не отличался от сотен других. Первый отряд действовал максимально слаженно, и так как тёмный туман не ослаблял Устойчивых, то у них не было никаких трудностей в ведении столь длительного сражения. Эффективность отряда была на высоте, так что, сменяясь по очереди, несколько членов даже могли отдохнуть в течение некоторого времени, пока остальные держали оборону.

В итоге двадцать часов пролетели незаметно, после чего подъёмник спустился, чтобы забрать Изумрудную Воду и Устойчивых. Воины быстро взобрались на платформу, попутно отбиваясь от ещё не исчезнувших тварей Глубины. Таким образом закончилась очередная вылазка. И лишь через несколько минут, когда уставшие бойцы смогли выдохнуть, кто-то заметил:

— Эй! Одного не хватает! Куда подевался тот человек?! Где Кай?!

* * *

Когда Кулачный Мордобой закончился, то уже через пять дней на крупнейшей арене Удийна стало происходить новое событие — Старкс Кулак Грома начал прорыв на ступень Небесного Монарха, который будет длиться почти два года.

Эльф сидел в центре арены, площадь которой покрывал огромный массив. В сотне специальных участков вокруг находились разложенные заранее ресурсы, среди которых даже было несколько крупных горок Лазурных Кристаллов. Вся энергия и законы в драгоценностях благодаря массиву стекалась прямо в центр, насыщая Старкса.

Вокруг же всего этого находился гигантский купол, который не смогла бы пробить даже сотня пиковых Священных Лордов. Ну а подпитывал этот барьер тот огромный кристалл, который могли видеть зрители во время Кулачного Мордобоя.

Но это было не всё. Ведь первым кругом обороны был не купол, а почти четыре сотни Священных Лордов, которых Старкс смог собрать для защиты своего прорыва. Около двухсот из них являлись его слугами, а что касалось остальных, то это были наёмники и даже целые кланы, целыми поколениями занимающиеся охраной.

И стоило всё это в сотни раз больше, чем получил со своих ставок Кай. Так что можно было с полной уверенностью сказать, что для становления Небесным Монархом требовалось не только быть гением, но ещё и обладать колоссальными богатствами. К счастью, Старкс имел и то, и другое.

Сейчас, хоть прорыв и шёл уже больше трёх недель, сам Старкс всё ещё не был в глубокой фазе. По факту весь процесс только начинался, так что правителю Удийна ещё лишь предстояло погрузиться вглубь себя, после чего он полностью потеряет связь с внешним миром, до тех пор пока не завершит прорыв. И, в таком случае, если появиться некий достаточно серьёзный фактор, способный повлиять на Старкса, то это моментально помешает прорыву, а значит и убьёт эльфа. Ну а так как это был прорыв аж на ступень Небесного Монарха, то провал Старкса создал бы мощнейший всплеск неконтролируемой энергии и законов, из-за чего случился бы взрыв такой силы, что он вмиг уничтожил бы как минимум весь сектор Бойцовских Ям. Однако до глубокой фазы оставалось ещё несколько месяцев, так что о подобном исходе пока никто не волновался.

Впрочем, даже если сейчас что-то потревожит Старкса, то это уже будет очень тревожной новостью для его охраны. И каково же было их удивление, смешанное со страхом, когда это всё-таки случилось.

Старкс внезапно открыл глаза.

На улице стояла глубокая ночь, которая вмиг сменилась днём. Сразу четверть города накрыло невероятно яркой вспышкой и оглушительным взрывом. Затряслась земля.

Когда свет погас, то все Священные Лорды, охраняющие Старкса, увидели, что тот закрыл глаза. Его энергия успокоилась, и он продолжил прорыв, словно ничего и не произошло. Вот только не заметить огромную дыру на поверхности арены (массив не был повреждён), которая уходила под землю на десятки километров, никто из истинных мастеров не мог.

Уже буквально через несколько минут в Удийне начнётся огромный переполох, однако никто так и не узнает, что же потревожило Старкса, заставив его провести такую мощную атаку молнией.

* * *

Тремя часами ранее.

Дождавшись, пока платформа скроется в тоннеле, Кай вышел из укрытия. Как только он это сделал, несколько оставшихся тварей Глубины сразу же заметили его, и бросились в атаку. Увы, только оказавшись на расстоянии пяти метров от мечника, тёмные волки сразу же развеялись. Сила Сосредоточия Инь — способности, полученной Каем от татуировки — оказалась гораздо мощнее тёмного тумана Глубины. Так что парень буквально засосал в неё Инь, находившуюся в телах тварей, тем самым уничтожив их.

После этого Кай направился вглубь подземелья. Спустя час он наконец добрался до нужного места — подземной реки. Перепрыгнув её, парень подошёл к проходу, уходящему глубоко вниз. Именно оттуда вырывалась Инь, заполнившая всю сеть пещер.

В прошлом, когда Кай впервые нашёл это место, спуститься туда он не мог, поскольку был сильно истощён боем, а также постоянной борьбой против силы демона. Но сейчас мечник исцелил рану, а его понимание концепции Инь вкупе с Сосредоточием, позволяли практически не тратить силы на сопротивление тёмному туману Глубины. Так что сейчас Кай всё ещё находился в отличной форме, даже несмотря на закончившийся недавно бой.

Вооружившись Сосредоточием, Кай наконец стал спускаться. Бурный поток, вырывающийся из-под земли Инь, больше не страшил его, хоть и представлял из себя некое препятствие. Ведь чем глубже парень оказывался, тем сильнее было давление, и тем медленнее становилась его скорость продвижения. В итоге у него ушло целых два часа, чтобы спуститься всего на полтора километра.

Таким образом Кай попал в огромную пещеру, в которую, судя по всему, до него практически некто не входил.

Пещера была переполнена тёмным туманом, из-за которого видимость здесь была нулевая, и даже при помощи энергетического взгляда Кай мог видеть максимум на три-четыре метра вперёд. Что же касалось ауры, то её мечник и вовсе не мог раскрыть, из-за плотности частиц вокруг.

К тому же тут было столько Инь, что вокруг сформировалось просто ужасающее давление. Благо Кай наловчился особым образом поглощать и выпускать тёмный туман при помощи Сосредоточия Инь, тем самым формируя вокруг себя некий барьер. Так что давление его не страшило.

Сориентировавшись при помощи потоков тёмного тумана, Кай пошёл вперёд. Парень желал добраться до источника Инь в Глубине, и уже через пятнадцать минут он сделал это.

Подойдя к нужному месту максимально близко, Кай наконец смог увидеть источник, сумевший удивить парня. Им оказалось крупное чёрное каменное сердце, находящееся в разорванной груди окаменевшего демона. Точно такого же, который был прикован к пирамиде и ранил Кая.

Сердце монстра было пронзено копьём, и именно из разреза мощным потоком вырывалась Инь. Кай дотронулся до оружия, и оно моментально превратилось в пыль. От древнего артефакта не осталось ни следа.

Следом юноша вновь обратил своё внимание на сердце демона. Пригнувшись, Кай попытался взять источник Инь, однако у него это не получилось. Слишком сильный напор тёмного тумана вырывался из сердца. Руку мечника буквально отталкивало назад.

Вот только сдаваться Кай не собирался. Такую вещь, способную стать крайне полезным ресурсом, он ни за что не собирался упускать. Поэтому парень ненадолго призадумался, а затем снова стал действовать. Взяв чёрную сферу (Сосредоточие) в ладонь, он начал прогонять через неё поток Инь, выходящий из сердца демона, тем самым приближая свою руку к груди монстра.

Однако и этого оказалось недостаточно, поэтому Кай проглотил пару Лазурных Кристаллов, активировал Буйство Жизни, четверо Телесных Врат, а также Предельную Концентрацию. В итоге всё это помогло мечнику добраться до сердца демона. Но так как просто поместить такую вещь в пространственное кольцо Кай не мог, то он решил попробовать отправить сердце в Сосредоточие. К его удивлению, это сработало.

А в следующий миг тёмная часть Призрачной Татуировки Инь Ян резко вспыхнула, после чего левую руку Кай свело от невыносимой боли. Но уже буквально через несколько секунд всё закончилось.


Внимание!

Зафиксировано нестандартное событие…

Обработка данных…

Развитие [Призрачной Татуировки Инь Ян] увеличено! Прогресс: 25 %

Кай сразу же заглянул в Сосредоточие Инь при помощи ауры. Как оказалось, сердце демона теперь восстановилось, и более не выпускало Инь. Ибо если бы это продолжилось, то Сосредоточие моментально оказалось бы переполнено частицами данной концепции. Судя по всему, та боль, которую Кай только что испытал, как раз и являлась последствием переполнением Сосредоточия. К счастью, сердце смогло каким-то чудом восстановиться, так что с мечником ничего не случилось.

Теперь же сложилась интересная ситуация. Кай знал, что Сосредоточие имеет свой объём, который зависит от глубины его понимания концепции Инь. И хотя после достижения парнем начальной стадии третьего слоя Сосредоточие серьёзно возросло, оно всё равно не могло вместить всю силу сердца демона. Однако сейчас последнее почему-то спокойно там находилось.

Немного поразмышляв, Кай пришёл к выводу, что само сердце демона не занимает места в Сосредоточие, словно находиться в ином измерении. Но при этом мечник чувствовал, что теперь может использовать Инь, заточённую в окаменевшем органе. То есть, он в любой момент мог высвободить желаемое количество частиц внутрь Сосредоточия, а оттуда в окружающий мир. Это можно было сравнить с огромным кристаллом энергии, который находился бы в источнике, но при этом не засчитывался как часть его.

«Хм. А что насчёт прогресса развития татуировки? Я думал, для его увеличения мне придётся сначала стать пиковым или хотя бы срединным Заклинателем. Но судя по всему, есть и нестандартные пути, завязанные на усилении Сосредоточия, — рассудил Кай. — Если вспомнить, что у татуировки уже был один процент развития, то значит, сейчас мне дало двадцать четыре процента. Выходит, если я проверну что-то похожее и с Сосредоточием Ян, то получу ещё столько же? Если да, то у меня будет сразу сорок девять процентов, и останется лишь прорваться к ступени Заклинателя, чтобы открыть те две способности, ныне заблокированные».

Тем временем тёмный туман внутри пещеры стал понемногу рассеиваться, из-за чего спину Кая внезапно приятно обожгло. Резко обернувшись, парень увидел свет, едва пробивающийся сквозь окружающую тьму. Оттуда исходило ласковое тепло.

«Плотность Инь начала падать, и поэтому я смог увидеть это? — задумался мечник, направившись к свету. Чем ближе к его источнику он оказывался, тем жарче ему становилось. — Это же…»

Кай замер.

Перед ним в воздухе висел излучающий яркий белоснежный свет камень. Однако приглядевшись, парень понял, что это не просто камень, это тоже сердце. А свет, которое оно излучало, показался Каю знакомым.

«Точно… это же Ян, — спокойно констатировал он. — Может ли быть, что это сердце того, кто убил того демона? Тьма и свет. Инь и Ян. Как интересно…»

Присмотревшись внимательнее, Кай увидел, что от светлого сердца исходит семь необычных, похожих на жидкость, пучков света разной силы, направленных вверх. Взглянув туда, парень увидел семь небольших ровных отверстий в потолке пещеры, которые, похоже, вели куда-то повыше.

Догадка сразу же промелькнула в голове Кая. Он понял, что именно здесь берут своё начало все семь скважин, из которых добывают Изумрудную Воду. После этого парень наконец осознал, почему сила этой жидкости показалась ему знакомой. Увы, Кай до сих пор крайне плохо был знаком с концепцией Ян, так что сразу и не смог определить сходство.

— Так, получается, это сердце и является источником Изумрудной Воды? — задумался он. — Но почему там, возле скважин, Изумрудная Вода сильно отличается от того, что я вижу сейчас. Здесь просто течёт чистейшая Ян, а там… она словно загрязнена. Вот оно что. Похоже, пока она подымается, то успевает порядком запачкаться в Инь, из-за чего теряет часть свойств, и становиться похожим, но всё же другим ресурсом.

Честно говоря, Кай забрал бы и это сердце, вот только сделать он это не мог. Вокруг сияющего камня находился сложнейший массив. Именно он направлял потоки Ян в скважины, а также выступал в роли защитного барьера. И судя по тому, что он стоял здесь веками, но окружающая Инь даже не повредила массив, то становилось понятно, что сделать это не сможет и Кай.

И даже сама попытка повернуть это была слишком опасной. Ведь учитывая, что этот массив основан на элементе молнии, а воля внутри него, была знакома Каю, то становилось сразу понятно, что любые действия с барьером будут моментально замечены и пресечены.

Ибо, как понял Кай, создал этот массив не кто иной, как Старкс.

Похоже, когда-то давным-давно этот эльф тоже побывал здесь, а затем создал систему со скважинами. А пережил местную Инь он, видимо, благодаря знаниям концепции Ян, и своей силе. Однако, судя по всему, Старкс не горел желанием возвращаться сюда во второй раз.

Увы, заполучить светлое сердце Кай не мог. Но и уйти с пустыми руками он не хотел. Парня лишили свободы и использовали как хотели, поэтому пришла его очередь получать компенсацию. Так он считал.

В итоге через пару минут Кай кое-что придумал. Призвав Сосредоточие Ян, он максимально приблизил его к барьеру, а затем попытался активировать способность к поглощению. В тот же миг семь пучков света сменили своё направление. Изогнувшись, они начали указывать на вращающуюся белоснежную сферу. И к счастью, как Кай и предложил, Ян, исходящий из светлого сердца, игнорировался массивом Старкса.

Второе Сосредоточие Кая начало заполняться мощнейшей Ян максимального понимания. И хотя это сильно уступало целому сердцу, но тоже было немалой наградой. Так продолжалось несколько минут. Увы, из-за низкого понимания данной концепции мечник обладал небольшим объёмом Сосредоточия Ян, поэтому уже чувствовал, как место внутри подходит к концу.

Процесс сбора был практически завершён, как вдруг Кая резко ослепило и откинуло назад. Всё вокруг поглотил ужасающе громкий звук. От мощи неожиданного удара парень чуть не потерял сознание. Но ему повезло. С помощью воли, которая ещё сильнее закалилась после сражения с Энни, Кай сумел удержаться на грани.

Через тридцать секунд мечник начал приходить в себя. Гул в голове стал утихать, а на его место пришла ужасная боль. Взглянув на правую руку, которая и являлась источником столь неприятного чувства, Кай ничего не увидел.

Лишь через несколько мгновений, когда сознание окончательно прояснилось, парень понял, что его руку буквально сожгло. Возле обрубка у плеча всё ещё проскакивали электрические всполохи — остатки законов молнии, которые пока не давали регенерации Кая начать восстанавливать конечность. Благо при помощи Холода Пустоты — своего сильнейшего на данный момент элемента, парень смог всего за несколько секунд подавить чужую силу в ране, после чего у него начала отрастать новая рук. Сопровождалось это крайне неприятными ощущениями.

Поднявшись, Кай учуял запах озона. Взглянув вверх и влево, он увидел огромную оплавленную дыру в потолке пещеры.

«Недооценил ты Старкса, парень, — произнёс Рун’Тан. — Похоже, даже такую лёгкую манипуляцию с его массивом он ощутил. К счастью, ты тот ещё везунчик. Видимо, почти вся мощь его атаки оказалась подавлена, попав в место с такой плотной Инь. До тебя в итоге дошло меньше процента вложенной силы».

«Я понял, — серьёзно кивнул Кай. — Тогда, пора уходить отсюда. Всё равно Сосредоточие Ян заполнилось до предела».

Перед тем как направиться к выходу, Кай подошёл к трупу демона. Тщательно осмотрев его, парень понял, что осталось ещё кое-что, кроме сердца. Целыми остались некоторые кости чудища!

Достав их из-под окаменевшей кожи, которая легко крошилась, Кай сложил явно полезный материал в кольцо, а затем поднялся. Вспомнив, с какой стороны он пришёл, парень наконец зашагал к выходу. Впрочем, возвращаться через подъёмник мечник не собирался.

В конце концов, оказавшись в десяти метрах от тоннеля, который теперь стало видно, так как плотность тёмного тумана упала, Кай вдруг замер. Послышался внезапный шорох и бормотание. Вскоре парень увидел причину этих звуков.

Из прохода вышел ослабленный, покрытый множеством тёмных пятен толстый эльф без руки и с ожогом на лице. Его безумный взгляд буквально впивался в человека.

Перед Каем появился оскалившийся Зиркс.

Глава 15. Бой с Элементалистом

Зиркс выглядел ужасно. Даже если не учитывать того, что с ним сотворил Смотритель Глубин, он всё равно был слабо похож на живого эльфа. Ведь в отличие от Кая, или хотя бы обычных Устойчивых, Зиркс не обладал никакой защитой перед тёмным туманом. Инь, заполнившая подземелье, преодолевала любые техники, если они не относились к другим концепция, как Ян или Холод Пустоты.

Так что пока Надзиратель спускался сюда, тёмный туман успел насквозь пропитать его тело. Вот почему выбраться отсюда живым Зирксу однозначно не светило. Однако его это не волновало. Он знал, что умрёт, но ему было плевать. Он жаждал лишь одного — убить хоть кого-то из той мерзкой троицы. Желание мести затмило разум эльфа.

Таким образом, когда Зиркс узнал, что первый отряд вернулся без Кая, он сразу всё понял. Надзиратель знал, что мечник — Устойчивый, а также помнил о том, что парень несколько суток провёл в Глубине после своей первой вылазки. Так что Зиркс моментально решил, что Кай что-то задумал. Он не верил, что тот мог просто погибнуть. Особенно учитывая силу мечника, продемонстрированную им на Кулачном Мордобое. Вот поэтому Зиркс и отправился вниз, наплевав на всё.

И теперь он наконец-то нашёл свою цель.

Из-за тёмного тумана Зиркс был серьёзно ослаблен, однако это не отменяло того факта, что он всё ещё оставался Элементалистом начальной стадии. Так что недооценивать Надзирателя Кай не смел.

Парень стоял в пятнадцати метрах от эльфа, но это расстояние вмиг оказалось преодолено огромным водяным хлыстом, за мгновение до этого сформировавшимся в руке Зиркса. Это атакой он хотел располовинить Кая, но в итоге лишь сбил его с ног, отправив куда-то вглубь пещеры.

— Дерьмо! — выругался эльф, увидев, как фигура человека скрылась в клубах тёмного тумана.

Когда Зиркс атаковал, Кай успел среагировать лишь в самый последний момент. Но благодаря Вратам Разума и Предельной Концентрации парень сумел максимально эффективно использовать это мгновение. В итоге он сформировал щит изо льда с нужной стороны, а также послал гравитационную волну, чтобы оттолкнуть хлыст. Вот только, хоть Кай и выжил, легко он явно не отделался.

Предплечье, которое находилось ближе всего к ледяному щиту, буквально сплющило. После этого удар Зиркс поломал несколько рёбер Каю, и затем повредил позвоночник. В итоге, когда мечник отлетел, то он на секунду оказался парализован, из-за чего не смог правильно приземлиться. Таким образом, лицо Кая превратилось в кровавую маску, когда он упал на землю.

Секундой спустя парень наконец поднялся на ноги, чтобы в то же мгновенье отскочить в сторону. Мимо него на огромной скорости пронеслось вращающееся водяное копьё, способное запросто продырявить Кая. Судя по всему, это была техника Королевского ранга высокого качества. К счастью, она не была нацелена точно на Кая, а лишь случайно пролетела рядом. Мечник сразу это понял, как только услышал ещё несколько ударов, раздавшихся в разных местах. По всей вероятности, Зиркс не знал, где его цель, поэтому и атаковал наугад.

Благодаря этому Кай моментально осознал, что окружающий их тёмный туман может стать его огромным преимуществом. Ведь Зиркс не мог ни сопротивляться Инь, ни ориентироваться в ней. В отличие от мечника, который имел Сосредоточие.

— Мелкая крыса! Хватит прятаться! — выкрикнул эльф.

В тот же миг Зиркс выпустил большую атаку, вложив в неё немало энергии.

Тысячи водяных капель разлетелись вокруг, двигаясь с колоссальной скоростью. Натыкаясь на что угодно, они буквально разбивали это.

Каю пришлось поспешно укрыться льдом, а также использовать Технику Продвинутого Барьера Искажений. Благодаря этому он смог избежать подавляющего большинства атак, однако несколько капель всё же задели Кая, пробив его тело словно пули. К счастью, ничего критически важного они не повредили, так что парень быстро восстановился.

Однако после этого появилась новая проблема: благодаря каплям Зиркс смог найти Кая.

Эльф сразу же бросился в нужную сторону, попутно игнорируя «Взмах, Разрушающий Пространство». Одна из сильнейших техник Кай оказалась вмиг разрушена, так и не добравшись до цели. Причиной этого стал энергетический покров Зиркса, которому он не только повышал характеристики, но и давал прочнейшую защиту. Для её пробития потребовалась бы энергия, обладающая плотностью сравнимой с плотностью Ки самого Надзирателя.

В прошлом, на Земле, Кай запросто справлялся с этой защитой у местных Заклинателей, поскольку его развитие было гораздо качественнее, а значит и его энергия имела достаточную плотность. Но что касается Никрима, то здесь Кай мог пробить энергетический покров максимум Заклинателя срединной стадии. Именно поэтому на Кулачном Мордобое ошейник подавлял этот барьер у бойцов, чтобы все имели шанс нормально сразиться, независимо от ступени.

Однако Зиркс не был рабом. Ошейник не ограничивал его, так что энергетический покров эльфа защищал его как надо. Поэтому Кай и не смог пробить его. Ведь между их ступенями была слишком большая разница, даже при учёте великолепного фундамента мечника.

Тем временем Кай не стоял на месте. Атаковав приближающегося Зиркса, он моментально бросился в сторону, активировав Технику Пяти Невесомых Шагов. Однако даже вместе с ней, а также с Буйством Жизни и открытыми Телесными Вратами, кои Кай активировал ещё когда забирал сердце демона, он всё равно не мог превзойти скорость Элементалиста.

Надзиратель догонял Кая. И лишь тот факт, что парень всё время прятался в тёмном тумане, позволял ему уходить от хлыста Зиркса.

«Если сравнивать толстяка с тем инсектоидом-Элементалистом, — став рассуждать, вспомнил Кай о Лиу, — который был ослаблен Системой и атакой Рун’Тана, то выходит, что Зиркс всё равно слабее. Точнее, таким его сделала Инь, прямо сейчас разрушающая его тело. Таким образом, у меня есть два варианта действий: попытаться сбежать или изводить его боем. В любом случае эльф и сам умрём через несколько часов. Но смогу ли я от него уйти? Здесь у меня есть возможность скрываться в тумане, но если поднимемся выше, то он моментально догонит меня. К тому же в том тоннеле мне даже негде будет развернуться. Значит, этот вариант отпадает. В таком случае придётся сражаться. Вот только подходить к нему слишком опасно, так что ближний бой невозможен. Что же касается моих дальних атак Золотого ранга, то он легко отражает их, поэтому смысла тратить на них энергию нет. Тогда что у меня остаётся?.. Точно. Холод Пустоты и Инь. Первая моя концепция сейчас сравнима с силой техник низкого качества Королевского ранга. Думаю, ею хоть как-то можно противостоять толстяку. Что же касается Инь, то она тоже может быть полезна. Тёмный туман уже проник в тело эльфа, и будет неплохо, если количество Инь в Зирксе лишь увеличиться. Хорошо. Нужно действовать» — мысленно кивнул Кай, продолжая убегать от Надзирателя.

Зиркс тем временем понял, что больше использовать технику с каплями не выйдет. Точнее, он мог это делать и дальше, вот только подобное быстро бы истощило эльфа, после чего он остался бы беззащитным. Всё-таки внутри тёмного тумана техники других элементов сильно подавлялись, и для их поддержки требовалось гораздо больше энергии, чем обычно.

В итоге прошла почти минута. За это время, несколько раз оказавши критически близко к Надзирателю, мечник сумел определить приблизительную разницу в их силе.

Во-первых, судя по всему, физические параметры Зиркса лишь немного превышали таковые у Кая. Но это и не странно, поскольку уже после ступени Закалки Разума развитие тела обычно останавливалось, а у усиления при помощи алхимических препаратов также имелось ограничение. Вот только у эльфа ещё был Большой Энергетический Покров, обретённый им после достижения ступени Элементалиста. Таким образом, параметры Надзирателя увеличивались за счёт его энергии, благодаря чему по характеристикам Зиркс не уступал Каю, который активировал Буйство Жизни и открыл до предела Телесные Врата.

Во-вторых, скорость толстяка однозначно была выше, чем скорость Кая. Причиной этого было то, что техника движений Зиркса имела Королевский ранг, а не Золотой, как Техника Пяти Невесомых Шагов. Так что лишь непроницаемый для зрения и даже ауры тёмный туман позволял Каю не быть пойманным.

В-третьих, как Кай уже успел ощутить на себе, получив несколько новых ран, техники Зиркса достигали высокого качества Королевского ранга, а это значило, что эльф обладал полным пониманием Закона Слияния Пути Воды.

Однако оружие Зиркс не использовал. Он атаковал Кая лишь техниками, что сразу говорило о том, что Надзиратель был воином дальнего и среднего боя, специализирующимся на техниках. Впрочем, это было обычным делом для эльфов, чья расовая особенность давала им повышенный запас энергии, что позволяло им сделать энергию и законы своим основным орудием. Поэтому среди их расы было мало тех, кто действительно использовал меч, копьё или другое оружие. Многие эльфы даже презрительно относились к тем, кто сражался не только при помощи своих сил, но и используя сторонние предметы.

Разве что лук был единственным исключением, так как являлся самым популярным оружием у эльфов. Хотя и тех, кто использовал его, было гораздо меньше самых обычных эльфийских воинов, которые полагались лишь на техники.

Что же касалось Зиркса, то энергии у него было около десяти тысяч единиц. Для сравнения, у обычного Элементалиста-человека начальной стадии в среднем имелось в полтора раза меньше энергии. А Кай так вообще обладал всего лишь триста шестьдесят пятью единицами. И хотя он мог постоянно восстанавливать Ки, делая это гораздо быстрее даже пиковых Элементалистов, парень всё равно уступал Зирксу. Причём серьёзно.

В очередной раз уклонившись от водяного хлыста, который мог растягиваться сколь угодно сильно (пока на это хватало энергии и силы воли), Кай взмахнул рукой. В тот же миг Холод Пустоты, приняв вид ледяных сосулек, отправился в сторону Зиркса.

На этот раз игнорировать атаку Кая эльф не собирался. Осознав, что этот лёд равен по мощи технике Королевского ранга низкого качества, Надзиратель сразу же защитился Техникой Воздушного Щита, тем самым продемонстрировав своё знание Пути Ветра.

В итоге Зиркс запросто отбил атаку мечника, однако при этом потерял почти секунду времени. А с учётом их скоростей, это была серьёзная утрата. Ведь именно благодаря этой оплошности Каю удалось наконец отдалиться от эльфа настолько, что тот теперь не мог отыскать его.

Парень оказался на безопасной дистанции.

Он собирался придумать способ использования Инь для атаки Зиркса, как вдруг услышал какой-то гул. Земля начала трястись, а затем Кай почувствовал ветер, которого не могло быть в этой подземной пещере.

В следующую секунду огромный вихрь начал буквально затягивать всё вокруг, игнорируя лишь частицы Инь, воздействовать на которые могли только другие концепции. Изначально Кай почувствовал лишь лёгкое притяжение, однако уже через мгновенье его сила возросла во много раз. Парню даже пришлось создать клинки из Холода Пустоты и вонзить их в землю, чтобы остаться на месте. Казалось, словно мир перевернулся.

Но на этом всё не закончилось. Вихрь Зиркса лишь набирал силу. И когда он наконец достиг своей максимальной мощи, то ледяные клинки Кая больше не могли справляться с нагрузкой. Они начали трескаться.

И как бы Кай ни обновлял лёд или ни использовал силу притяжения Пути Пространства (включая уменьшение собственного веса), ничего поделать с затягиванием он не мог. В конце концов клинки буквально взорвались от нагрузки, после чего мечник молниеносно полетел прямо к противнику.

Когда Кай наконец оказался в поле зрения Зиркса, то эльф атаковал. Десяток водяных копей полетели в сторону парня. В последний миг тот успел телепортироваться с траектории атаки, перед этим выпустив целое морозное облако частиц Холода Пустоты. К счастью, задумка Кая сработала: его концепция действительно стала замораживать воду эльфа. Увы, разница в силе элементов была немалой, так что единственное чего парень сумел добиться — это слегка замедлить водные копья, чего, впрочем, хватило с лихвой для побега.

Оказавшись в стороне, Кай тут же укрылся льдом, на который в следующий миг обрушился толстый водяной хлыст. Удар моментально вбил парня в землю, но, прежде чем превратиться в лепёшку, тот успел снова телепортироваться.

Наличие способности перемещаться сквозь пространство, ещё и так быстро, застало Зиркса врасплох. Так что к тому моменту, когда созданный им вихрь прекратил своё действие (во многом из-за разрушенной тёмным туманом структуры техники), Кай снова сумел скрыться в непроглядных глубинах пещеры.

— Тварь! — выкрикнул разгневанный эльф.

В действительности он ведь сражался всего лишь со смертным, которого в обычной ситуации мог прихлопнуть как букашку. Но из-за этого тёмного тумана, который не только скрывал Кая, но и серьёзно ослаблял атаки эльфа, Зиркс никак не мог завершить этот чёртов бой. Всё это невероятно злило толстяка.

Осознав, что, из-за возможности телепортироваться, притяжение вихрем Каю не страшно, Зиркс решил повторить масштабную технику с каплями, чтобы найти парня. Однако свою затею воплотить в реальность эльф не успел. Вокруг него вдруг начал вращаться тёмный туман, потоки которого быстро сжимались в определённой точке, где и стоял Надзиратель.

Кай воспользовался подсказкой Зиркса. Увидев воздушный вихрь эльфа, парень решил сделать нечто похожее с концепцией Инь. Высвободив огромное количество тёмного тумана из Сосредоточия, он направил всю эту силу к противнику. Таким образом неисчислимое количество частиц Инь начало окружать Зиркса, собираясь поглотить его.

Эльф тут же попытался покинуть зону поражения, внутри которой было слишком опасно находиться даже ему, однако оказалось, что область с вращающимся тёмным туманом была гораздо больше, чем того ожидал Надзиратель.

Будь это техника какого-нибудь обычного элемента, к примеру, Пути Меча, то Зиркс запросто развеял бы её своей подавляющей мощью. Однако сейчас он этого сделать не мог по двум причина.

Во-первых, воздействовать на Инь в принципе было непросто, поскольку частицы этой концепции по умолчанию разрушали всё на своём пути, в том числе и техники.

Во-вторых, Кай собрал так много тёмного тумана, что его плотность банально нивелировал любые попытки разогнать вихрь. Для этого требовалось либо вложить в атаку огромное (даже для Зиркса) количество энергии, либо обладать законами уровня Идущего по Пути, либо же использовать любую другую концепцию для эффективного противостояния.

В конечном счёте Надзиратель всё же вырвался из ловушки, хотя при этом и подвергся сильному воздействию тёмного тумана. Так что если ранее Зирксу оставалось жить ещё около суток, то теперь этот срок сократился почти вдвое.

Покинув тёмный вихрь, эльф, чья кожа уже почернела от впитанной Инь, стал блевать отвратительной вязкой чёрной кровью. После этого Зиркс начал озираться.

Почти сразу эльф осознал, что уровень тёмного тумана внутри пещеры кардинально снизился. И причиной тому был тот самый вихрь. Именно к нему притягивалась вся окружающая Зиркса Инь. Поэтому, когда толстяк всё осознал, он осознал также и то, что его цель пропала.

Зиркс стал озираться, но в итоге Кая нигде не нашёл. Однако при этом огромный чёрный купол, из вершины которого бил поток тьмы, всё так же продолжал вращаться в центре пещеры, что значило лишь одно — мечник был внутри.

Перед Зирксом встала дилемма. Он мог рискнуть, и попытаться достать Кая внутри тёмного вихря, или же остаться здесь, дожидаясь пока мечник устанет. В конце концов эльф даже не задумывался. Он моментально бросился внутрь.

К этому моменту тёмный туман успел поразить не только тело Надзирателя, но и его разум, и даже душу. Так что если ещё в начале боя Зиркс хоть немного размышлял над своими действиями, то сейчас его безумие полностью заглушило голос разума.

Эльф стал похож на обычного монстра.

Тем временем Кай находился в центре тёмного вихря. Рядом с парнем находилось Сосредоточие, которое и притягивало частицы Инь отовсюду, заставляя их вращаться, прежде чем сфера поглощала их. Ну а так как Сосредоточие имело ограниченный объём, то излишки постоянно приходилось выпускать вверх, после чего этот тёмный туман вновь притягивался, становясь частью растущего вихря.

Сосредоточие Инь, полученное Каем от Призрачной Татуировки Инь Ян, было воистину удивительной способностью. Ибо заставить прийти в движение такое огромное количество тёмного тумана казалось нереальным. В действительности самостоятельно мечник и десятой частью от всего собранного не мог.

Однако не всё было так просто. Для использования Сосредоточия с такой мощью Каю требовалось много энергии, а также высокая концентрация. К счастью, Лазурных Кристаллов, которые можно легко проглотить, у парня хватало. А что касалось сосредоточенности, то в этом ему помогала Предельная Концентрация, Врата Разума и усиленная недавно воля.

Таким образом, дабы поддерживать вихрь, Каю пришлось замереть и полностью сфокусироваться на Сосредоточии. Так продолжалось некоторое время, пока парень вдруг не ощутил, как в эту область ворвалась некая фигура, потревожившая один из потоков Инь. Это определённо был Зиркс.

Эльф никак не мог ощутить Кая, но он инстинктивно понимал, что человек должен быть где-то в центре. Так что именно туда Надзиратель и направился.

С самого начала боя мечник считал, что у него всё под контролем. Он видел, насколько безумными были глаза Зиркса, а также его поступки (например, спуск в Глубину). Кроме этого, Кай понимал, что в пещере с тёмным туманом он имеет огромное преимущество: противник его почти не видит, но при этом подвергается постоянному негативному воздействию Инь.

Таким образом, парень считал, что ему нужно лишь держать дистанцию, и в конце концов противник погибнет сам. Такой бой даже не беспокоил Кай.

В итоге это и стало его главной ошибкой…

Водяной хлыст в мгновение ока преодолел путь к центру тёмного вихря, мощнейшим ударом обрушившись на парня. От гибели Кая спасло лишь то, что окружающая его Инь серьёзно ослабила технику Зиркса. Но на этом эльф не остановился.

Вбитого в землю человека хлыст крепко обхватил за ногу.

— Сдохни! — безумно заверещал толстяк. — Ха-ха-ха-ха…

Эльф заливисто смеялся, притягивая Кая. Однако когда хлыст вернулся к Зирксу, то он увидел лишь идеально ровно срезанную ногу, покрытую льдом. Самого же мечника рядом и близко не было.

Со злости Зиркс ударил хлыстом по замороженной конечности, разбив её на множество ледяных осколков. В итоге это привело к тому, что эльф смог увидеть запрятанный внутри ноги Кая шарик чистейшего света. Это было скопление частиц Ян, которые мгновеньем спустя лишились вложенной в них воли мечника, а значит стали нейтральными. Обычно после такого энергия или законы попросту рассеивались и пропадали. То же должно было случиться и с этим скоплением, если бы не одно но.

Вокруг всё ещё находились потоки плотнейшей Инь, которая имела хорошо известную всем реакцию с Ян. И когда отделявший их друг от друга Холод Пустоты оказался разбит, взаимодействие двух концепций не заставило себя долго ждать.

Раздался оглушительный взрыв. Вспышка яркого света озарила пещеру.

А после этого произошло ещё около десяти аналогичных взрывов, сотрясших всё подземелье. Их отголоски смогли ощутить даже на поверхности в Удийне.

Таким образом почти весь тёмный вихрь оказался уничтожен. Частицы концепции Инь внутри него соприкоснулись с частицами концепции Ян, созданными Каем, что в итоге и привело к таким мощным взрывам.

Однако Зиркс остался жив.

Он был покрыт с ног до головы кровью. Не имел больше второй руки, волос и левого глаза. Но так или иначе, эльф не погиб, чему поспособствовали два старших духа, относящихся к элементам воды и ветра. Именно с ними Зиркс слился за мгновенье до первого взрыва, после чего использовал все свои защитные техники. Таким образом он смог спасти себя.

Осмотревшись по сторонам (светлое сердце теперь освещало пещеру), благо тёмный туман по большей части уже развеялся, эльф увидел неподвижно сидящую у стены затемнённую фигуру, словно её туда откинуло взрывами.

Зиркс сразу же атаковал. Он не знал, был ли человек ещё жив или нет, но испытывать удачу эльф больше не желал.

Рядом с плечом Надзирателя сформировалась сфера воды, из которой в сторону всё ещё неподвижной фигуры выстрелил толстый хлыст. В мгновение ока голова человека оказалась пробита насквозь.

Зиркс ликовал. Он уже хотел было громко рассмеяться, как вдруг на него навалился сильный холод и мощное давление. Его, как Элементалиста, это замедлило лишь на мгновенье, но Каю этого вполне хватило.

Мечник внезапно появился позади Зиркса. Его руки потянулись вперёд. Увы, даже сейчас Кай не мог нанести серьёзного вреда Элементалисту своими обычными атаками, а для использования взрыва Инь и Ян он был слишком близко. Однако парень и не намеревался сейчас атаковать.

Его руки приблизились к голове противника.

Раздался щелчок. На шее эльфа появился ошейник — артефакт-подавитель.

В следующий миг сразу несколько хлыстов ударили Зирксу за спину, но там уже никого не было. Кай исчез.

Когда взрывы закончились, Кай сразу догадался, что эльф не умер, поэтому и создал фигуру изо льда (проверить её нельзя было, так как нельзя выпустить ауру), которую спрятал на видимое, но затемнённое место. И когда Зиркс отвлёкся на неё, то парень воспользовался этим моментом, дабы надеть на противника ошейник.

Увы, в полной мере ошейники не действовали на Элементалистов, из-за чего их и не делали рабами. Однако даже такого подавления, вкупе с ослаблением от проникшей в тело эльфа Инь, хватало, чтобы серьёзно увеличить шансы на победу Кая в прямой схватке.

Таким образом, как только артефакт активировался, Кай снова телепортировался к Зирксу. В руках парня находилось два ледяных клинка (обычное оружие быстро повредится и разрушится в Глубине). Но теперь их покрывала не только алая энергия меча, но ещё и тьма Инь. Две этих силы сплелись воедино.

На самом деле Каю далеко не с первого удалось понять, как правильно интегрировать Инь в остальные элементы. Однако в итоге парень выяснил, что Холод Пустоты она разрушает, но зато с энергией и законами меча Инь может объединяться. Таким образом оружие Кая стало в несколько раз опаснее. Оно не только получило возможность отравлять врага тьмой, оставляя в его теле Инь, но и обрело усиленные удары. Ибо теперь не только энергия меча помогала пробить вражескую броню, но и Инь, у которой разрушительный потенциал гораздо выше, помогала этому.

Появившись слева от Зиркса, Кай атаковал. Завязался бой.

В этом сражении парень использовал максимум своих сил. А что касалось эльфа, то его положение было незавидным. У Надзирателя отсутствовали обе руки и глаз, его тело было пропитана частицами Инь, а внутренние органы повреждены взрывами. А вдобавок ко всему этому на его шее находился артефакт-подавитель, уменьшающий силу Зиркса ещё больше.

В конечном счёте всё это опустило силу эльфа до такого уровня, что Кай мог напрямую с ним сражаться. Зирксу оставалось полагаться лишь на энергию духов и создавать ослабленные версии своих техник.

И хотя Надзиратель обладал действительно немалым арсеналом техник, однако без подавляющей силы победить он всё равно не мог. Ибо на самом деле Зиркс имел значительно меньше настоящего боевого опыта, нежели Кай. Ведь рос и развивался эльф в постоянной роскоши, удобстве и безопасности. Так что сражаться за свою жизнь, например, за ресурсы ему никогда не приходилось. Ну и вдобавок в данный момент Зиркс был далеко не в лучшей своей форме.

Таким образом всё это и сыграло с ним злую шутку.

Зиркс проигрывал. Ему никак не удавалось задать вёрткого и полного сил Кая, который, с другой стороны, осыпал противника атаками словно град. К счастью для эльфа, атаки мечника он едва ли ощущал. Его энергетический покров блокировал почти все удары.

В итоге прошла почти минута, в течение которой Кай постоянно теснил противника. Но вечно продолжаться так не могло, и парень это прекрасно понимал. Поэтому он и вёл Зиркса к нужному месту.

В ключевой момент, увернувшись от очередной ответной атаки, мечник отбросил клинки, а затем метнул эльфу под ноги два небольших шарика, покрытых льдом. И прежде чем они столкнулись, Кай воспользовался Шагом Смещения и отступил.

Лёд разбился. Столкнулся тёмный шарик и светлый. Раздался взрыв, который был относительно слабым на фоне прошлых. Но так или иначе, своего Кай добился: его противника подкинуло в воздух. Дело оставалось за малым.

Серией телепортаций Кай оказался перед Зирксом. В следующий миг нога парня обрушилась на грудь толстяка, направив его в нужную сторону.

Далеко не сразу эльф осознал, что произошло. Опустив голову вниз, он увидел несколько шипов из молний, которые с лёгкостью пронзили его грудь, чего Кай никак не мог достичь своими клинками.

Спустя секунду верхняя часть тела Надзирателя превратилась в прах. Барьер Старкса, с которым и столкнулся толстяк, почти моментально испепелил эльфа.

Зиркс умер.

Перед глазами уставшего Кая тут же появилось сообщение.


Внимание!

Провалено получение достижения [Преодолевая границы смертного! (2)].

Получено достижение [Почти смог: Элементалист]. Будучи смертным (Закалка Души Создание Источника), вы практически смогли победить Элементалиста начальной стадии своими силами, но в итоге вам помогли. Ваша награда: [Свиток Техники Тела Тьмы] (автоматический выбор).

Глава 16. Священное Королевство Таэль

Перед Каем появилось небольшое свечение, которое быстро приняло очертания свитка. Когда свет пропал, то возле парня появился полноценный предмет, которой завис прямо в воздухе.

Как и в прошлый раз, когда Кай убил своего первого Заклинателя, так и сейчас он не мог не удивиться. Ведь его награду сюда никто не телепортировал. Не было искажений пространства. Свиток буквально создали на месте из одной лишь энергии и ещё чего-то, что Кай так и не смог опознать. Возможности Системы действительно поражали. Что бы ни скрывалось за этим именем, оно действительно обладало божественным могуществом.

Когда Кай притронулся к свитку, то сила, поддерживающая предмет, исчезла. Вещица упала в ладонь парня. Кинув на неё короткий взгляд, он решил, что сейчас не время и не место изучать его, так что спрятал свиток в пространственное кольцо.

Закончив с этим, Кай взглянул на останки Зиркса. В прошлом он обязательное сказал бы что-нибудь насмешливое и едкое, что было бы связанно с высказываниями Зиркса во время их знакомства, но сейчас в глазах парня пылал холод. Он победил, а на остальное ему было всё равно.

Наклонившись, Кай поднял каким-то чудом уцелевшее кольцо эльфа. Похоже, причиной этого стало то, что артефакт обладал высоким качеством Золотого ранга, а также энергетический покров Надзиратель, который всё же немного сдерживал тьму. Иначе тёмный туман уже давно разрушил бы этот предмет. Всё-таки частицы Инь, даже не имеющие хозяина, всегда стремились уничтожать всё вокруг. Именно поэтому подземелье постоянно росло, а доспехи и оружие Устойчивых, сделанное из особого материала, приходилось менять где-то раз в два месяца.

Кольцо эльфа Кай положил в карман одежды, решив разобраться с ним позже. Отправить же эту вещицу к себе в кольцо он не мог и не хотел.

Во-первых, если внутри одного пространственного кольца есть другое, то второе будет занимать ровно столько места, сколько сжатого пространства внутри него. Таким образом, в любое кольцо можно было положить только меньшее кольцо, а пространства внутри артефакта Зиркса было больше, чем в обычном хранилище Кая, которое имело низкое качество Золотого ранга.

Ну а во-вторых, класть повреждённый пространственный артефакт в другой было попросту опасно. Мало того, что кольцо Зиркса могло в любой момент взорваться, и только оставив его у себя, Кай мог почувствовать это заранее, так ещё и перемещение внутрь другого кольца могло повредить этот предмет ещё сильнее.

Таким образом, если бы Кай смог поместить артефакт противника к себе в пространственное кольцо, а затем тот окончательно разрушился бы, то это породило бы мощное искажение. Такое не только уничтожило бы вещи мечника, но и взорвала его кольцо вместе с рукой. А этого мечник никак не желал.

Напоследок Кай снова бросил взгляд на то, что осталось от Зиркса

«Это даже к лучшему, ведь если будет расследование, связанное с атакой Старкса… а я думаю, что оно будет, поскольку дорогостоящие артефакты защиты, способные блокировать Инь, всё же существуют, то сюда явно придёт кто-то высокопоставленный. И тогда подозрения падут не на пропавшего Устойчивого, а на обезумевшего Надзирателя. По крайней мере, на первое время, пока они не поймут, что простой Элементалист никак не мог забрать куда-то сердце демона. Но, думаю, волноваться за это Старкс явно не будет. Я ведь, наоборот, даже лучше ему делаю. Очищаю глубину от тёмного тумана. Через пару десятилетий он в конечном счёте раствориться полностью, и нужда в Устойчивых или постоянном притоке Смертников пропадёт», — кивнул Кай.

После этого парень оттащил останки Зиркса к тому месту, куда попала атака Старкса, определил нужный угол, и в конце концов сложил всё так, будто тут эльф и умер. И когда его найдут, благо тело Элементалиста само по себе полностью не распадётся так быстро под воздействием Инь, то особо времени разбираться у спустившихся не будет, так как даже самый мощный артефакт защиты нужного типа явно не позволит им тут всё часами исследовать. Всё-таки, хоть сердце демона и было теперь у Кая, но огромное количество тёмного тумана всё ещё находилось в этой пещере, из-за чего находиться здесь было слишком опасно. Как минимум тем, кто не обладал возможностью поддерживать долгую защиту, как, например, Старкс, владеющий концепцией Ян. Вот только он сейчас уже был в процессе прорыва на ступень Небесного Монарха, а значит никак не мог отвлекаться от этого дела ещё где-то полтора-два года. Так что Кай ни о чём не беспокоился.

Бросив последний взгляд на светлое сердце, Кай вспомнил о достижении.

«Выходит, под формулировкой «своими силами» подразумевается энергия и законы, пропитанные моей волей. А из этого выходит, что под «чужие силы» или «чья-то помощь» имеются в виду тоже законы и энергия, но уже подчинённые чужой воле. Тогда всё логично. Всё-таки это барьер Старкса: он состоит из его энергии, законов и воли, — пожал плечами мечник. — Довольно-таки строгое ограничение. Но, с другой стороны, если бы его не было, то при должной смекалке кто угодно смог бы получить достижение, связанное с убийством Элементалиста. Я уже могу придумать как минимум парочку способов. А что уж говорить про тысячелетних мастеров, желающих помочь своим ученикам или детям?.. Нет, — покрутил головой Кай, руководствующийся исключительно логикой, пока его эмоции подавлял Холод Пустоты, — настоящее убийство Элементалиста смертным не может быть таким лёгким. Нужен невероятный талант, чтобы провернуть такое. Так-то я бы и не смог убить Зиркса, если бы не этот барьер. Без него я бы тщетно пытался пробить энергетический покров толстяка, пока в итоге не выдохся бы первым. Слишком уж много у него энергии».

Честно говоря, изначально Кай и не думал о получении достижения. Это казалось ему нереальным, там что парня заботило лишь собственное выживание. Но в итоге он всё равно получил награду, выполнив более упрощённую версию достижения. Так что на самом деле мечник был более чем доволен исходом этого поединка.

После этого Кай наконец покинул пещеру, где осталось светлое сердце, и поднялся обратно к реке. Остановившись у её края, парень замер. Следом он сделал очень глубокий вдох, поглотив огромное количество воздуха (который при приближении к нему очищался от Инь, проходя сквозь отталкивающую перегородку, созданную силой Сосредоточия), а затем прыгнул в воду поглубже.

Здесь было не так много тёмного тумана, так что Кай мог использовать ауру, благодаря которой и ориентировался в пространстве, пока его тело быстро уносило стремительным течением загрязнённой реки. Кроме этого парень использовал законы пространства, в частности Технику Пяти Невесомых Шагов, чтобы маневрировать подводой.

Увы, закалённые лёгкие Кая могли вместить в себе воздуха где-то на час-полтора. Однако парень подумал и об этом, поэтому заранее создал рядом с собой маленький тёмный шарик Пространства Ночи, внутри которого находился дополнительный воздух. Всё же парень не знал, сколько он будет находиться под водой. А возможности вспылить у него не было, так как река в основном шла вдоль заполненного тоннеля, и лишь в том перепутье пещер имела берег.

Лично же находиться внутри Пространства Ночи на постоянной основе Кай не мог, так как сфера была способна двигаться лишь в тот момент, когда её двигала аура парня. А если он лично переносился внутрь Пространства Ночи, то его аура скрывалась внутри. Таким образом, если мечник находился в собственном пространственном кармане, то тёмный шарик попросту замирал в определённой точке пространства, и не двигался ни под каким воздействием.

Таким образом прошло почти два часа, в течение которых Каю пришлось лишь раз остановиться, войдя в Пространство Ночи, где он отдышался, а затем снова наполнил лёгкие воздухом. После этого парень продолжил движение, и уже вскоре он увидел слабый свет, исходящий сверху. Судя по всему, Кая принесло либо в другую пещеру с чем-то светящимся, либо на поверхность.

Всплыв, парень понял, что второй вариант был верен. В итоге он воспользовался Шагом Невесомости и Холодом Пустоты, благодаря чему смог встать на поверхность воды, словно она была твёрдой, после чего спокойно зашагал к берегу.

Вокруг был тёмный мёртвый лес, окружённый грязно-серой дымкой. Она была похожа на тёмный туман, каким выглядело скопление частиц Инь, но всё же отличалась. Это была другая сила, и Кай её узнал.

Это был элемент Пути Смерти.

Именно из-за него лес выглядел неживым, и именно из-за него эта река называлась Мёртвой. Да, это была та самая река, о которой Каю и Шаксу некогда рассказал Дигл.

В прошлом, получив в собственность особняк Уруса, Кай первым делом отыскал карту, на которой и увидел Реку Мёртвых, словно появляющуюся из ниоткуда в нескольких десятках километров южнее Удийна. Собственно, сопоставив факты, парень понял, что та река, увиденная им в подземелье, и есть Река Мёртвых.

В то время именно она являлась ключевым объектом плана побега Кая, так как вела на поверхность (по какой-то аномальной причине река текла не с гномьих гор вниз, а наоборот к горам). Мечник мог легко снять ошейники (свой и Шакса с Глефусом), а затем, отправив парней в Пространство Ночи, покинуть Удийн, как сделал это сейчас. Но тогда Каю всё ещё требовался постоянный доступ к Инь, которая была лишь в Глубине, чтобы созерцать её, и затем исцелиться от раны, поэтому он и решил подождать.

Так или иначе, Кай был на свободе.

— Всё вокруг буквально пропитано законами смерти, — вслух прокомментировал он, подходя к берегу. — Неужели это всё из-за тёмного тумана, который и загрязняет реку? Может ли быть, что частицы Инь способствуют спонтанному возникновению частиц смерти? В целом, это близкие элементы, так что будет не удивительно, если это окажется правдой. Но если вспомнить, то в глубине не было и намёка на эту силу. Тогда причина либо в том, что здесь есть свободное пространство для других законов, либо в этих землях присутствует некая аномалия, способствующая появлению частиц смерти. Всё-таки на континенте таких аномалий огромное множество…

Кай резко оборвался. Призвав купленные в Удийне клинки и подпрыгнув, он резко ударил правым мечом по воде у своих ног. В следующий миг оттуда вырвалась чьё-то рука, держащая ржавый меч, по которому парень и попал.

Однако напавший оказался довольно сильным, поэтому, продолжая подниматься из-под воды, он оттолкнул клинок Кая. Мечник в это время как раз находился в воздухе после прыжка, так что использовал этот толчок себе на пользу, и отлетел к берегу, перекрутившись во время прыжка лицом к реке.

Оттуда начал выходить огромный, покрытый гнилой плотью скелет с мечом. В его глазницах горела та самая грязно-серая дымка. Кай сразу понял, что она и являлась его источником энергии, благодаря которой у этой нежити, а именно к этой расе относилось существо, работал энергетический покров, позволяющий ему двигаться без большинства мышц. Судя по виду, когда-то это был великан.

Скелет уровня Создания Источника направлялся прямо к Каю, и глядя на его движения, можно было увидеть лишь одно — желание нежити убить человека. Убить живого.

Вот только помирать Кай отнюдь не собирался. Вытянув кулак, он направил его на мертвеца, а затем стал медленно сжимать ладонь, словно что-то в ней держа. В тот же миг вокруг скелета начал появляться Холод Пустоты, который быстро облепил его и в конечном счёте целиком заморозил.

После этого, когда нежить оказалась обездвижена, а её тело попало под мощное давление концепции сравнимой с силой техники низкого качества Королевского ранга, Кай взмахнул мечом. С его кромки сорвался алый росчерк Техники Высвобождения Клинков.

Атака моментально рассекла скелета по диагонали, после чего он распался на две части. А в следующее мгновенье рядом с парнем появился тёмный грязно-серый шар, направляющийся прямо к нему в лицо. Но не успел Кай ничего сделать, как в воздухе появилось ещё две атаки, но уже отливающих зеленоватым блеском.

Одна из них врезалась и отбила технику мертвеца, а вторая попала прямо в него.

Из черепа нежити торчала стрела.

— И что бы ты без меня делал! — донёсся выкрик Шакса. — Ну нельзя же так! Ты должен был целиться ему в голову. Иначе эти твари не умирают!

Кай посмотрел влево. Оттуда, спускаясь к берегу, к нему направлялся лучник и Глефус. Судя по всему, они обнаружили мечника какой-то техникой.

Ничего не ответив, Кай вернул клинки в кольцо, а затем подошёл к теперь уже упокоенному мертвецу. Дымка в его глазах затухала.

Выдернув стрелу из нежити, парень пригнулся и стал всматриваться в его голову. Но интересовал Кай отнюдь не внешний вид скелета. Ведь на самом деле мечник использовал энергетическое зрение на полную мощь, и вглядывался вглубь черепа твари.

«Так, значит, его источник, меридианы, некие аналоги акупунктурных точек и даже душа находятся в голове. А раз он и так мёртв, то повреждения остальных частей тела не приведут к смерти».

«Ты прав, — заговорил Рун’Тан. — Нежить — удивительные существа. В отличие от нас, их тела основаны на законах смерти, а не законах жизни. Но при этом они тоже могут культивировать. А этот похоже, даже пару техник смог придумать. Одной из них он себя и скрывал перед атакой».

«Погоди. Смог придумать? — без толики удивления, но с интересом спросил Кай. — Я думал, что когда этот великан умер, то под воздействием окружающей среды просто превратился в нежить, а техники у него из прошлой жизни остались. Разве не так?»

«Это распространённое заблуждение, — ответил старик. — На самом деле, если ты умрёшь здесь, то нежитью станет твоё тело. Душа же твоя уйдёт в мир мёртвых. Но таким образом здесь останется разумная оболочка, поэтому в ней почти сразу появится другая душа, призванная законами мироздания. Но она обретёт память прежнего владельца тела, если у того останется целым мозг. Что-то подобное было и с тобой, только ты остался человеком. Так что можешь считать это рождением, а не превращением. Превратиться в нежить можно, только пройдя особый ритуал, о котором даже я ничего не знаю, — объяснил Рун’Тан. — Кстати, интересный факт: одной из сильнейших сторон этой расы является то, что после появления нежить сразу обретает понимание всех законов Пути Смерти уровня Слышащего. То есть всех базовых законов. Похоже, что и этот бедняга их обрёл, на основе чего и смог создать новые техники».

«А почему он был здесь. Разве не выгоднее уйти куда-то в другое место? Здесь же ничего нет».

«Ошибаешься. Во-первых, пока есть подпитка в виде энергии смерти, то нежить будет жить… существовать вечно. Ну, то есть, она не будет стареть и увядать, но физически её можно будет уничтожить. А во-вторых, примитивная нежить может поглощать энергию души других мертвецов, тем самым развиваясь. И лишь со ступени Заклинателя, обретая полноценный разум, независимый от наличия мозгов, они утрачивают эту способность, после чего истинным мастерам этой расы приходится культивировать так же, как и всем остальным».

«Действительно вечно? Ладно если энергию души могут восстановить за счёт других, но что насчёт Искры Души. В ней ведь прописан максимальный срок жизни, и изменить его можно лишь при достижении нового уровня развития. Неужели у них есть какой-то способ замедлить отсчёт времени в ней, как это можно сделать с Холодом Пустоты?»

«Нет. Такого они не умеют. На такое вообще мало что во вселенной способно. Поэтому, когда приходит срок, их души действительно умирают. Но, как и сказал, нежить существует вечно, если есть достаточная подпитка. Так что оболочка просто остаётся пустой, и её занимает новая Искра Души, которой мироздание сотворит достаточную порцию энергии души. Так что путь мертвеца продолжится, а новая душа даже может и не понять, что это не её воспоминания. Так бы и ты, наверное, думал, когда переродился, если бы не память о прошлой жизни. Но ты в этом уникальный, а другие Искры — нет».

В ответ Кай кивнул.

— Эй, ты зачем стрелу сломал? — прибегнув к своей дурашливой манере речи, наигранно разгневался Шакс, ибо его стрела целиком состояла из его же тумана. — Что разглядываешь? Думаешь, каким же уродом, наверное, в прошлой жизни был этот мертвяк, из-за чего его и убили… возможно? Согласен, — закивал лучник, хотя ему никто и не ответил, — вряд ли он был красавчиком, как я.

— Пора уходить, — поднявшись, и взглянув на Шакса с Глефусом, сказал Кай. — Наша цель — Облачная Обитель. Но чтобы попасть в неё, нам сначала придётся добраться до Священного Королевства Таэль.

* * *

— Нет, я абсолютно несогласен с твоим планом, — впервые на глазах Кая Шакс говорил действительно серьёзно, а не как обычно. — Ты, конечно, друг мой, умеешь удивлять, но сейчас я лучше не буду рисковать, — после этого лучник взглянул на великана. — Ты уж прости, здоровяк, но аж настолько я тебе пока доверять не могу… Не могу я снова надеть этот проклятый ошейник, чтобы притвориться твоим рабом.

Это был план Кая. Ещё перед уходом из Удийна он купил там двух рабов — людей. Но затем он отпустил бедняг-рыбаков, пускай и ступени Закалки Разума, коих поймали гномы, когда тех вынесло на лодке к берегу коротышек после шторма.

Однако документы собственности, оба ошейника и ключи-артефакты к ним Кай оставил, решив использовать в дальнейшем.

Сейчас их троица находилась в нескольких километрах от многотысячной очереди, выстроившейся к крупному военному гарнизону, расположившемуся на границе земель Старкса и королевства Таэль. Именно здесь им предстояло пройти, чтобы легально попасть в государство эльфов.

Конечно, можно было попытаться обойти пограничный пост, однако ни Кай, ни Шакс, ни Глефус не были глупцами, чтобы делать это. Всё же вдоль границы королевства был закопан не один десяток тысяч специальных артефактов, которые генерировали защитное поле, не пропускающее ни одно живое существо. Ну а если находились те, кто мог пробить этот барьер, то из ближайшего гарнизона за ним тут же выдвигалась группа из нескольких десятков Элементалистов, а иногда с ними были и Священные Лорды. Так что если не было острой нужды, то рисковать и обходить пропускной пункт не стоило. Это понимали все.

Но у Кая и Шакса имелась другая проблема — они были людьми. При проверке это могло вызвать подозрения или даже проблемы. Поэтому, чтобы избежать их, Кай решил подстроить всё так, что они двое якобы будут рабами Глефуса, что, вероятно, откинет возможные нежелательные домыслы у проверки. Ведь свободных людей в этих краях крайне редко видят. Если вообще никогда.

Однако Кай с самого начала понимал, что Шакс вряд ли согласиться, так что не настаивал. Всё-таки терять свободу, пускай и на время, только недавно её вернув, мало кто захотел бы. К тому же мечник понимал, что никаких оснований доверять Глефусу так сильно у Шакса нет и не может быть. Честно говоря, Кай и сам не согласился бы на этот план, если бы не знал, что может в любой момент снять ошейник благодаря своей силе.

— Хорошо, — спокойно ответил Кай лучнику. — Тогда ты можешь проходить проверку сам.

— Рад, что ты всё понимаешь и не настаиваешь, — кивнул Шакс. — Однако в таком случае мне придётся на всякий случай передать своё кольцо тебе, здоровяк, — обратился он к Глефусу. — Вот только при этом я хочу попросить тебя дать клятву, что вернёшь его и всё, что сейчас внутри. В ответ я готов заплатить тебе. И я сейчас говорю не об оставшихся кристаллах Кая, а о других ресурсах.

Взглянув вниз на лучника, Глефус несколько секунд помолчал, но в итоге ответил.

— Ты же мне не доверяешь… мелкий.

Сразу после этого Шакс чуть воздухом не поперхнулся, а Кай даже слегка улыбнулся. Вот только его улыбка была не чета той, что появилась на лице великана. Пожалуй, впервые за их знакомство Глефус показал эмоцию. Ведь до этого его лицо было словно камень, и двигалось лишь когда он говорил. А делал великан это крайне нечасто.

— Вообще… — взял слово Кай, прежде чем Шакс стал говорить в своей причудливой манере. А именно это он, вероятно, и сделал бы, вместо того чтобы показать негодование. — Я подозреваю, они и кольца Глефуса проверят, так что если среди них найдётся твоё, то, думаю, ты понимаешь, что может произойти с твоими вещами, — сказал мечник, подразумевая те артефакты, которые лучнику передал его клан. Ведь там было полно того, что окажется очень редким даже в этом мире.

— И что же ты предлагаешь?

— Я могу их понести, — ответил Кай.

— Как? — удивился Шакс. — Ты же будешь притворяться рабом.

— Да, буду. Но это не значит, что я ничего не могу, — сказал Кай, а затем сформировал у себя на ладони чёрную бусинку Пространства Ночи.

Глаза как Шакса, так и Глефуса резко расширились до предела. Они не могли поверить в увиденное.

— Он не настоящий? — сразу спросил удивлённый, но сохранивший обычное выражение лица Глефус, указывай на ошейник, надетый на Кая.

— Настоящий, — пожал тот плечами. — Если хочешь, то можешь лично проверить. Ключ-то у тебя.

А тем временем Шакс негромко смеялся. Лишь через минуту он успокоился.

— Я вспомнил тот твой бой. Когда ты сошёлся с Шин Си. Все тогда подумали, что ошейник, который ты снял, был обычным утяжелителем. Таким пользуются многие. Но, похоже, мы все глубоко ошибались, — улыбнулся лучник. — Теперь понятно, почему ты так доверяешь здоровяку, и даже не просишь его дать клятву, что он освободит нас. Ясно… Но даже так я уже решил, что не буду притворяться рабом. Однако если ты поможешь мне пронести кольцо, то я буду очень благодарен! Вот только, я хоть тебе и доверяю, но это не совсем мои вещи. Это собственность клана, и в первую очередь я должен думать о нём. Поэтому, извини, но мне придётся попросить тебя дать клятву.

— Я не против, — кивнул Кай. На самом деле и Глефус был не против (хотя их гордость, как настоящих воинов, дача системных клятв несколько уязвляла), просто мечнику было легче пронести через проверку кольцо в Пространстве Ночи, так как его раба должны были почти не проверять. Благо все в этом мире (теперь кроме Шакса и Глефуса) считали, что использовать энергию в подавляющем ошейнике могут только Элементалисты или мастера более высоких ступеней.

Таким образом, Кай дал нужную клятву, после чего отправил два кольца (своё и Шакса) в Пространство Ночи, а затем проглотил его, закрепив в желудке при помощи ауры. Следом парень плотно покрыл чёрную бусинку частицами Холода Пустоты, который, как оказалось, являлся отличным изолятором, благодаря чему не пропускал даже пространственных колебаний, которые непременно появлялись рядом с кольцами и чем-то наподобие Пространства Ночи. Так что теперь при проверке никто не сможет раскрыть наличие тайника у Кая.

Закончив с этим, парень начал втыкать особые иголки прямо себе в лицо.

— Давно я этого не делал, — произнёс он.

Впервые за долгое время Кай снова использовал Технику Поддельного Лица, выученную ещё у старика Джонго. Парень знал, что сейчас, после победы на Кулачном Мордобое, он стал слишком узнаваемой личностью, поэтому и решил сменить внешность. Ну и именно эта техника подходила ему лучше всего, поскольку в отличие от обычных полагалась больше на физиологические процессы, чем на энергию. Последняя здесь играла лишь роль инструмента, но в итоге в лице её не оставалось, так что узнать, что Кай изменил лицо, было практически невозможно.

Изначально по плану Кай должен был изменить лицо и Шаксу, но раз тот решил проходить границу не как раб, то в этом отпадала нужда. Так что, закончив технику и вынув иглы, парень сообщил, что можно идти.

Вскоре они прибыли к гигантской очереди, в которой провели почти сутки. Но в конце концов троица добралась до нужного места.

Их троих, а также ещё где-то пятнадцать представителей разных рас окружили эльфийские воины ступени Заклинателя. После этого всех разделили, оставив лишь рабов с их хозяевами, а затем направили внутрь на проверку.

— Вы, — эльф указал сначала на Глефуса и Кая, а затем на одну из дверей, — идёте туда.

Великан и человек подчинились, и в итоге попали в кабинет к одному из проверяющих, кроме которого там было ещё около пяти стражей-Заклинателей. Однако на них Кай даже не посмотрел. Всё его внимание мгновенно оказалось сконцентрировано на эльфе, сидящем за столом.

Это был Элементалист конечной стадии, обладающий невероятным фундаментом. Качество его развития, которое Кай смог увидеть благодаря энергетическому зрению, потрясало. Это однозначно был гений, который уступал только кому-то как Цзян Дао. Такой мастер однозначно не мог и не должен был заниматься простой проверкой тех, кто пересекал границу. Каю не верилось в это. Ибо, находясь на службе королевства, такой гений мог запросто получить какую-нибудь высокую должность где-то в столице. Однако он был здесь. И сейчас почему именно он выступал проверяющим для Глефуса и его раба.

Увы, Кай не знал, что значок на груди мундира эльфа — это знак королевского следователя высочайшего ранга, который каким-то чудом оказался в этом гарнизоне.

— Итак, давайте поговорим, — глубоким голосом произнёс он. Мужчина положил локти на стол, и, сложив ладони перед лицом, улыбнулся. — Глефус ди Сантос Но'Ритм. Что изгнанный наследник могущественнейшей семьи Республики Титран делает в нашем тихом захолустье?

Кай вдруг почувствовал напряжение.

Глава 17. Следователь

Как только следователь огласил свой вопрос, Глефус резко переменился. Изменилось его выражение лица, положение тела, осанка и даже взгляд. Перед Каем теперь стоял уже не тот простой молчаливый великан. Нет.

Теперь перед ним находился настоящий аристократ.

Сделав несколько плавных шагов к столу эльфа, Глефус вальяжно занял единственное свободное кресло в кабинете и откинулся на его спинку, перекинув ногу на ногу. И судя по тому, что никто из стражей даже на сантиметр не сдвинулся, то чего-то подобного они явно ожидали.

— Могу ли я знать, с кем мне предстоит вести диалог? — манера речи великана разительно отличалась от прежней. Больше не было коротких и простых фраз. Лишь пафос и бесконечная самоуверенность.

— Маркс Сайрон, следователь седьмого ранга Священного Королевства Таэль, — назвался Элементалист. — Временно… — задумался он на краткий миг, — дислоцируюсь в данном гарнизоне.

На лице Глефуса появилась лёгкая ухмылка, после чего он кивнул.

— Итак, вы ответите на мой вопрос? — произнёс эльф.

— А должен? — изогнул бровь Глефус, а затем ладонью уложил свои недлинные волосы назад, закрепив их энергией.

— Только, если хотите спокойно пересечь границу, — улыбнулся в ответ Маркс.

— Что ж, похоже, вы плохо следите за новостями. Ибо именно я занял третье место в Кулачном Мордобое Удийна, — сообщил великан.

Элементалист на секунду замер, но затем расслабленно откинулся на спинку кресла и сложил руки за голову.

«Один-ноль», — подумал он.

— Вот оно как. Теперь понятно, куда вас изгнали, — попытался надавить на больное Маркс, однако Глефуса это абсолютно никак не задело. Выражение лица великана не изменилось. Эльфу это не понравилось, но своё негодование он умело скрыл, — И для чего же вы хотите попасть в наше королевство?

Великан с ответом не медлил.

— Облачная Обитель, — не видел он смысла скрывать правду.

— Вот как. Но вы не похожи на того, кто обладает меткой Облачного Вестника, — констатировал Маркс.

— С моим талантом не составит труда получить её, — отрезал Глефус.

На самом деле великан только недавно узнал об Облачных Вестниках, метках достойных и испытании. Ведь он был родом из Республики Титран, в которой мало кто знал об Облачной Обители, поскольку там имелся её аналог — Горная Обитель, куда и стремились все великаны. Однако у неё были совсем иные условия для вступления, поэтому Каю и пришлось обратиться к Диглу.

Но зато Глефус смог поведать мечнику о том, что существовало ещё одно похожее место — Морская Обитель, принадлежащая сильфам. Как в Горную попадали лишь великаны, так и в Морскую отправлялись только сильфы.

Но Облачная Обитель отличалась. Во-первых, она являлась крупнейшей и самой старой. А во-вторых, там были не только эльфы, но и представители всех других рас континента.

— Не спорю. Вот только в этом году все желающие уже сделали это, а места в их группах сопровождения уже давно заняты. Вам придётся ждать целый год. Однако выход есть…

Глефус не ответил, но продолжил смотреть на собеседника. Своим молчанием он как бы вынуждал эльфа говорить дальше, но при этом не показывал открытой заинтересованности темой.

«Всё равно. Он не отказал, так что приму это за победу. Один-один», — мысленно усмехнулся Маркс.

— Вам нужно будет всего лишь принять нашу помощь в восстановлении своей чести и имени аристократа, и в таком случае уже через три недели, когда метки достойных активируются, вы будете направляться к порталу для Испытания с одним из избранных. Я вам это гарантирую.

Элементалист считал, что буквально поймал Золотую Рыбку, с помощью которой он мог быстро взлететь по карьерной лестнице, и, возможно, даже получить должность начальника департамента. Однако его желаниям не было суждено сбыться.

— Не интересует, — резко ответил Глефус. — Мою честь аристократа могу запятнать только я сам. И если же такое когда-нибудь произойдёт, то и исправлять ситуацию придётся мне самому. Ну а на родину я возвращаться не планирую.

«Два-один, — мысленно скривился Маркс. Он-то надеялся, что Глефус будет гореть жаждой мести, за то, как с ним поступили, однако великан оказался не таким простым, как предполагал следователь. — Я недооценил его. Значит, или он понял мои намерения, или действительно не собирается возвращаться в республику. Хотя если вспомнить повадки его расы, то в последнее слабо верится».

Разговор продолжился. Ещё несколько минут эльф пытался уговорить великана сотрудничать, однако Глефус был непреклонен. Он стоял на своей позиции до конца, каждый раз приводя должные аргументы для ответа.

«Девять-семь. Хм, похоже я теряю хватку. Сказывается недостаток общения в последние десятилетия… Жаль, что у меня так мало информации. По официальной версии этого парня изгнали за убийство отца ядом, но что там на самом деле произошло, мне не известно. Конечно, понятно, что это, вероятно, банальная подстава, так как наследник и глава одной из семей Клана Но’Ритм это лакомая цель, но, чую, есть в этом деле и второе дно. Был бы тут Дэниел, который как раз курирует разведку в республике, то я бы точно нашёл что-то, благодаря чему можно было надавить на парня. Но сейчас мои руки связаны. Силу тоже не применишь, так как его аура уже попала в базу через артефакт наблюдения. А он хоть и изгнанный, но всё ещё аристократ, и главное — гений. Поэтому даже попытка задержать Глефуса здесь, чтобы разобраться в его деле, может выйти мне боком. Противников и просто недоброжелателей у меня всё же хватает. Ладно…»


— Что ж, раз вы так того желаете, то более не буду вас задерживать. Сейчас я проведу стандартную процедуру проверки, после чего вы спокойно сможете покинуть гарнизон уже на стороне королевства Таэль, — демонстрируя любезную улыбку, произнёс Маркс. — Для начала мне нужно ваше кольцо. Я при вас, а также при свидетелях и под запись специального артефакта проверю его содержимое. Но для этого вы должны снять духовную метку.

Глефус спокойно кивнул, а затем положил на стол пространственное кольцо, полученное им ещё от Кая в Удийне. После этого артефакт, на котором уже не было метки, взял Маркс, и, не надевая, стал выкладывать всё его содержимое.

Среди вещей великана оказались: глефа пикового качества Золотого ранга, набор дорогих целительных препаратов, несколько наборов запасной одежды низкого качества Золотого ранга, артефакт-карта, одноразовый защитный артефакт, несколько дешёвых пространственных колец Серебряного ранга и восемь тысяч Лазурных Кристаллов (а выдал им Кай по двадцать тысяч).

Когда Элементалист убедился, что больше ничего в кольцах (включая дешёвые) нет, то положил артефакт обратно, подвинув его к Глефусу.

— Любая сумма Лазурных Кристаллов, превышающая тысячу, облагается налогом в семь процентов. Но так как вы аристократ*, то обязаны уплатить лишь три процента от общей суммы. Всё это вы можете проверить…

(*Прим. Автора: статус аристократа нельзя потерять. А изгнание означает лишь запрет на возвращение в семью, утрату имущества, а также титула).

— Я прекрасно знаю Датлийский договор четырёх стран, — перебил собеседника великан.

— Вот и отлично. В таком случае, когда мы закончим, то вас проведут в казначейство гарнизона, где вы должны будете оплатить десять кристаллов за проход границы, пятьдесят за раба, ещё двадцать пять за метку, которую я на него поставлю, и двести сорок как налог за проносимую сумму. Итого — триста двадцать пять кристаллов.

Параллельно с разговором эльф записал всё на специальный лист, используя для формирования букв и слов свою энергию, которая также будет являться подписью Элементалиста. А с учётом её плотности, а также материала, из которого была сделана бумага, то продержится эта запись не одно тысячелетие.

— Вот, — протянул Маркс бумагу.

Тем временем Глефус надел кольцо обратно и вернул в него все свои разложенные на столе предметы. После этого великан взял лист.

— Что ж, так как я не чувствую никаких других пространственных колебаний от вас, кроме этого кольца, то теперь мы можем перейти к проверке вашего раба. Пускай подойдёт, — сказал Элементалист, и Кай подчинился, приблизившись к столу. — Человек? — удивился Маркс, увидев скрытое под капюшоном лицо мечника, а значит и системную надпись расы. — Зачем вам человек, да ещё и смертный?

— На это я не должен отвечать.

В ответ на это эльф лишь пожал плечами, наконец сконцентрировавшись полностью на Кае. Спустя несколько секунд следователь кивнул — никаких пространственных искажений возле человека он не обнаружил.

Холод Пустоты отлично справился со своей задачей. А что касалось кольца Зиркса, то его Кай обследовал заранее, и осознав, что починить артефакт не выйдет, просто перенёс все вещи Надзирателя в своё кольцо, а чужое уничтожил.

Вслед за этим Элементалист проверил ошейник, убедившись в его работе.

— Вы отключили физический подавитель? — уточнил Маркс, так как обычно от ошейников исходили пространственные колебания, поскольку именно этот элемент использовался для ограничения силы тела. Чаще всего физический подавитель у рабов отключали на время работы, или, например, для боёв в ошейниках, таких как Кулачный Мордобой.

— Да. Имею право.

— Конечно, — усмехнулся эльф. — Теперь я должен нанести метку на вашего раба. Хотя в базе он не числится как преступник, но сделать это я обязан.

Глефус ничего не ответил, после чего Элементалист начал действовать. Он надел на лоб человек специальный артефакт в виде обруча, который плотно сжался вокруг головы парня. Следом эльф приложил ладонь к крупной красной полусфере, прикреплённой к артефакту, вслед за чем та засветилась.

Артефакт активировался.

В тот же миг Кай ощутил, как чужая энергия и законы проникают ему в голову: прямо в мозг. Там эта сила быстро сформировала крайне сложный многоуровневый узор, превратившись в полноценную технику. Единственное, чем она отличалась от обычных способностей воина, так это тем, что не имела хозяина. Маркс убрал свою волю из техники (она же не бесконечная, чтобы на рабов её тратить), оставив её нейтральной. Из-за этого метка должна была в три раза быстрее развеяться, однако учитывая плотность и качество силы Элементалиста, то пропадёт она всё равно как минимум через тысячелетие. А столько ни один Заклинатель не проживёт (максимальная ступень для раба). Ведь даже на пиковой стадии они живут до семисот лет, и лишь некоторые крайне могущественные личности способны дожить до восьмисот.

Метка, которую Маркс поставил на Кая, на самом деле являлась особой версией отслеживающей техники. Она активировалась лишь в том случае, если раб оказывался без ошейника, и затем постоянно посылала особый сигнал во все стороны, который могли уловить специальные артефакты, имеющиеся у стражи во всех городах королевства Таэль, царства гномов и Сильфгарда (страны Сильфов).


Ну а если хозяин сам захочет освободить раба, то ему придётся посетить специального государственного сотрудника, который и удалит метку.

Сделано же это всё для того, чтобы предупредить возвращение в королевство проданных в рабство преступников. Ведь если их поймали и не казнили, а, например, отправили на продажу в Удийн, то там их могли выкупить их подельники, а затем вернуть в Таэль, где выпустили бы их на свободу.

В таком случае можно было бы подумать о разрушении метки, вот только сделать это было не так просто, если вообще возможно. Эта техника имела пиковое качество Королевского ранга, а, значит, для её разрушения требовалась сила аналогичного уровня. Вот только метка находилась в голове раба, поэтому и атаковать требовалось именно её.

Конечно, существовали различные мастера, обладающие очень аккуратными, но при этом мощными способами воздействия на другие техники. Такие способности обычно использовались для взлома пространственных колец, разрушения защитных или сигнальных массивов и прочего. Однако в случае с меткой раба применить это было невозможно, так как любое, даже крошечное, воздействие на технику Маркса привело бы к её самоуничтожению. Проще говоря, произошёл бы мощный взрыв.

Вот почему даже попытка взломать метку грозила смертью.

Ещё рабы могли попытаться подчинить себе энергию в этой технике, раз в ней не было ничьей воли. Однако, чтобы сделать это, требовалось сначала притянуть эту технику к источнику, а затем поглотить, после чего энергия станет принадлежать рабу. Вот только при любом сдвиге техники она тут же взорвётся, что делало и этот вариант невозможным.

Таким образом, единственным действительно действенным способом стереть метку было обратиться к специальным мастерам, знающим ключ, который деактивировал технику. Естественно, если раб не являлся преступником, которых нельзя было освобождать в принципе. Однако даже такие мастера были скованы множеством клятв и духовных контрактов, которые запрещали им разглашать тайну ключа.

Ну а что касалось того факта, что рабы-преступники могли быть выкупленными своими же товарищами и освободиться, но не возвращаться в Таэль, то королевству было плевать. Во-первых, они продавали далеко не всех. А во-вторых, освободившимся преступникам с метками оставалось лишь жить в Удийне, либо же отправиться вглубь пустыни, где находились города Великого Картеля. Ибо все три окружающих их государства (Таэль, Сильфгард, и гномье царство Дард) имели общую систему и делились информацией о преступниках.

В конечном счёте всё это делало систему меток практически идеальной. Почему практически? А потому что в ней не учитывался тот факт, что раб мог обладать способностью управлять любой энергией, не имеющей хозяина. И ему при этом не требовалось сначала поглощать её.

А именно этим умением и обладал Кай, из-за чего и решил притвориться рабом Глефуса. Всё-таки парень заранее всё разузнал, поэтому метка не была для него сюрпризом.

— На этом всё, — эльф снял с Кая обруч, взглянув на Глефуса. — Вы теперь официально можете пройти на территорию королевства. Конечно, когда оплатите налог и все расходы. И помните, моё предложение всё ещё в силе. Я здесь буду ещё месяц, а затем вернусь в столицу. Там в любой момент можете обратиться в департамент расследований, и попросить найти меня.

— Я запомню, — оборачиваясь к двери, кинул напоследок великан.

После этого Глефус и Кай вышли из кабинета. Их провели в казначейство, где первый за всё рассчитался, вслед за чем оба воина наконец покинули гарнизон, оказавшись на стороне королевства Таэль.

* * *

Спустя минуту после того, как Глефус и его раб покинули кабинет эльфа, мужчина встал, закончив заполнять отчёт о проверке и пропуске.

— Все вышли, — скомандовал он стражникам. — Ко мне пока никого не вести.

Заклинатели поклонились, а затем по очереди покинули кабинет. Через несколько секунд, перестав пялится в дверь, Маркс призвал из кольца крайне яркий Лазурный Кристалл, содержащий энергию десяти, который сразу же проглотил.

— Минимум пятьдесят проверок в день, да капитан? — ухмыльнувшись, посмотрел он в потолок, вспомнив своего начальника.

Мало кто знал (включая даже командующего гарнизоном), но сюда Маркс Сайрон, королевский следователь высочайшего ранга, прибыл не ради какого-нибудь расследования или поиска преступника. Нет. На самом деле его сюда послали в качестве наказания за крупный провал в его предыдущем деле, на которое эльф потратил почти два десятилетия.

Поэтому на три месяца ему приказали стать обычным офицером гарнизона в этой далёкой глуши, и заниматься проверкой проходящих через границу. В действительности Марксу даже запретили использовать свой жетон следователя, однако уведомить об этом запрете ещё хоть кого-то, кроме самого Элементалиста, забыли, чем эльф и воспользовался. Благо здесь, с его статусом следователя седьмого ранга и члена одной из аристократических семей, никто не мог приказывать Марксу, так что он полностью использовал своё высокое положение.

Впрочем, обязательное задание в пятьдесят проверок каждый день мужчине всё-таки пришлось делать, так как в дальнейшем невыполнение этого было легко проверить. А понижения, чем ему грозил провал последнего задания, но в итоге всё обошлось лишь наказанием, Маркс никак не хотел.


Вот почему эльфу после нанесения каждой четвёртой метки на рабов приходилось поглощать Лазурный Кристалл. Всё-таки любая техника пикового качества Королевского ранга, даже если для её создания использовался артефакт, требовала немалого количества энергии.

Сняв на всякий случай жетон, Маркс воспользовался артефактом связи, встроенным в его именное кольцо следователя.

— Нотрикс, зайди ко мне. Сейчас же, — приказал он.

Спустя две минуты в кабинет Маркса вошёл молодой коротковолосый и улыбчивый эльф с веснушками на лице.

— Вызывали, босс? — отдав честь, спросил парень, который лишь недавно стал Элементалистом, и пока находился только на начальной стадии.

— Ещё раз назовёшь меня боссом, и твоя послеакадемическая практика закончиться сейчас же, — грозно взглянул на парня следователь. — А теперь внимательно слушай. У меня есть для тебя задание. Вот кристалл. Там я Волей Мастера заключил своё воспоминание об одном парне. Это молодой великан. Пиковый Заклинатель, и даже больший гений чем я или ты. Он аристократ, так что трогать его не смей. А ещё у него есть странный раб, смертный-человек. В общем, мне нужно, чтобы ты следил за этим великаном. Твоя главная задача, знать, где он находится, и передавать эту информацию мне! Но только не через кольцо. Поэтому используй этот артефакт, — Маркс призвал на стол небольшой амулет Королевского ранга. — Если ты потеряешь Глефуса, так его зовут, то считай, что следователем тебе никогда не стать.

— Это преступник? Вы подозреваете его в чём-то? Что если он попадёт в опасную ситуацию? — Нотрикс, чьи глаза моментально загорелись от интереса, завалил начальника вопросами.

— Нет, он преступник. И он нужен мне живым. Можно сказать, что это мой счастливый билет в высшую лигу… — улыбнулся Маркс. — Ну а для тебя это возможность существенно сократить обязательную стажировку в департаменте, и поскорее получить первый ранг. Всё, можешь выполнять. Этот великан, вероятно, только покинул гарнизон, попав в королевство, так что можешь сильно не спешить, но и не медли.

— Есть! — буквально выкрикнул заинтригованный Элементалист, больше похожий на энергичного ребёнка.

* * *

— Наконец-то, — выдохнул Глефус, как только они отдалились от гарнизона на несколько десятков километров, а затем свернули с дороги в лес.

Теперь великан выглядел, как и прежде. Пропало надменное выражение лица, исчезла хитринка со взгляда, волосы вновь вернулись в прежнее положение. Также изменилась и походка. Из плавной и грациозной, она вновь стала сдержанной и максимально практичной. Такой, что позволяла в любой момент принять стойку и вступить в бой.

— Что с тобой? — спросил Кай, отменив технику и вернув себе прежнюю внешность.

Великан посмотрел на мечника, но не спешил с ответом. Его лицо, как и до гарнизона, было абсолютно каменным.

— Я ненавижу это. Мою расу больше интересует власть. Многие великаны аристократы забыли о настоящем пути развития, — как и прежде, Глефус снова стал говорить простыми короткими фразами. — Они полагаются только на наследие. Но они не вносят ничего взамен. У них нет пути. Его заменила гордыня. Мне вечно приходилось притворяться. Эти манеры — это не путь воина. Это не то мастерство. Но в разговоре с такими, — здоровяк кивнул в сторону гарнизона, намекая на Маркса, — приходится играть по их правилам. Иначе проиграешь. Вот почему я должен развиваться дальше. Только так они будут играть по моим правилам. По правилам силы.

— Я понимаю тебя, Глефус, — произнёс Кай. — И как я и обещал, ты продолжишь своё развитие… Мы продолжим. Осталось лишь попасть в Облачную Обитель, а с этим, будь уверен, я справлюсь.

На этом разговор закончился. Воины разбили небольшой лагерь, и стали ждать.

Ждать Шакса.

В конечном счёте они встретили его. Вот только на это ушло аж два дня.

— Вы не поверите, как же я рад вас видеть! — воскликнул Шакс, отыскав парочку. Ему, как лучнику и наследнику Клана Яркой Луны, чьей специализаций является сбор информации, не составило труда выследить товарищей.

— Почему ты задержался? — спокойно спросил Кай.

— Да дерьмо, потому что! — зло выругался парень. — Какое же скотское у них отношение к людям! Сраные расисты! Меня сначала подвинули в очереди, заставив ждать ещё несколько часов, а затем вообще отправили в темницу ни за что, ни про что! Сказали, чтобы ждал окончания выяснения обстоятельств моей личности. Мол, откуда здесь человек-Заклинатель, да ещё и с таким хорошим фундаментом?! Неужто злодей какой-то?! После этого меня кучу раз допрашивали, хорошо хоть без использования силы, ну и в итоге всё-таки пропустили, когда поняли, что я был в десятке на Кулачном Мордобое, и получили из Удийна информацию обо мне. Вот только даже после этого эти мрази от меня не отстали. Они забрали одиннадцать тысяч Лазурных Кристаллов, которые остались у меня, и сказали, что никаких кристаллов у меня не было, да и быть не может. Я же человек! Ну а на мои угрозы о суде только рассмеялись, сказав, что он доступен лишь гражданам Таэля, которые могут быть только эльфами, а ещё аристократам и почётным гостям. И напоследок ещё и добавили, что я должен быть благодарен, что они не конфисковали всё остальное. А то мало ли, может там всё краденное?!

Всё это Шакс рассказал в своей обычной дурашливой манере. Всё-таки он был не абы кем, а наследником сильнейшего клана Плато Поднебесья, так что в действительности являлся холодным и расчётливым человеком. Задеть Шакса было по-настоящему непросто, и сейчас он лишь играл на публику, объясняя ситуацию.


— Лучше бы согласился на его план, — произнёс Глефус, кивнув на Кая.

— Возможно. Но зато у меня метки нет.

— Какой метки? — слегка улыбнувшись, мечник откинул капюшон.

— Как ты?.. — изумился Шакс, увидев чистый лоб Кая. Так-то метка находилась внутри головы, но вдобавок она проецировалась в виде символа на лоб раба, чтобы было проще найти его в толпе. — А впрочем не отвечай. Я уже устал удивляться, — махнул рукой лучник, а затем резко замер.

Шакс нахмурился, после чего взглянул куда-то вправо. Посмотрев в гущу леса несколько секунд, он повернулся обратно.

— Что там? — насторожились Кай и Глефус.

— Показалось, — как ни в чём не бывало ответил Шакс. — Лучше скажите, что мы теперь будем делать?

* * *

Кай, Шакс и Глефус уже второй день направлялись на восток. Их целью был Дардин — крупнейший многомиллионный город в этой области. Там находилось аж семь аристократических семей, в каждой из которых было около двух Священных Лордов, а также полноценная секта, во главе которой также стоял воин данной ступени. Таким образом, именно здесь троица собиралась искать тех, кто получил метку от Облачного Вестника, чтобы с их помощью попасть в Обитель.

Двигались же воины не пешком, а с помощью одного из артефактов Шакса — Летающей Лодки. Вот только здесь она могла летать только в метре над землёй. Всё-таки в этом мире было слишком много энергии, из-за чего даже самый мощный летающий корабль Плато Поднебесья требовал бы неимоверного количества энергии. Собственно, именно по этой причине в мире Никрим никто не использовал летающий транспорт.

Это касалось в том числе и монстров с крыльями. Ведь если приручить с помощью особых ошейников наземных развитых животных ещё было возможно, то вот с птицами выше уровня Закалки Сенсорных Органов такое не выходило (а кто послабее, то не сможет поднять взрослого воина). Уж слишком свободолюбивыми они были, поэтому если понимали, что их хотят подчинить и использовать, то даже не пытались взлететь. Впрочем, некоторые всё же взлетали, чтобы в самой высокой точке полёта внезапно сложить крылья и разбиться вместе с пленителем.

Таким образом, летать здесь могли только Небесные Монархи. Всем остальным же попросту не хватало для этого энергии, сколь хороши бы в законах воздуха или пространства они бы не были. Разве что пиковые Священные Лорды могли просто парить, используя редкие артефакты.

Вот поэтому лодка Шакса могла лишь левитировать в метре над землёй. Однако даже так она была способна развить огромную скорость, из-за чего шестидневная дорога обещала занять в два раза меньше времени. Конечно, если не будет остановок. И хотя никому из троицы они не были нужны, в какой-то момент остановиться им всё же пришлось.

Ибо путь воинам преградили местные разбойники.

Глава 18. Банда Серых

От Автора. Всем доброго времени суток. Хочу сообщить вам, что я переезжаю на другой сайт, так что шестая часть Небесного Трона будет уже не здесь. Если вам интересно читать мои книги, то заходите в мою группу в ВК. Там в закреплённом посте я расписал все подробности, и указал ссылку на новый сайт (увы, здесь я её оставить не могу по правилам Литнета). Попасть в мою группу вы можете, если нажмёте на зелёную кнопку внизу аннотации. Если же в вашей стране ВКонтакте заблокирован, то можете скачать браузер Opera, в который уже встроен VPN. С ним вы сможете зайти в группу.

Спасибо за внимание и приятного чтения!

* * *

Банда Серых, как её прозвали местные, уже более девяти лет разбойничала рядом с границей и в округе Дардина. Однако отличало эту преступную организацию от многих других (которые в итоге были ликвидированы эльфийскими правоохранителями) то, что Серые действовали предельно аккуратно, и старались практически не трогать местных или просто важных личностей. Такой подход избавлял их от излишнего внимания стражей королевства, у которых и без этого хватало дел.

Вот почему Серые смогли просуществовать так долго. И вот почему молодой Нофус, лишь недавно достигший уровня Создания Источника, вступил в банду. Парень не хотел связываться ни с аристократами, ни с военными. Ну а так как множество его знакомых уже были членами Банды Серых, то и он решил присоединиться к ним.

— Так, а сколько тебе лет, говоришь? — спросил один из разбойников, глядя на Нофуса. — Повышаю!

— Сорок восемь, — ответил парень. Ему хоть и было почти пятьдесят, но благодаря тому, что воины ступени Закалки Души, достигшие последнего уровня, жили в среднем до двухсот пятидесяти лет, то выглядел эльф как обычный двадцатилетний парень. — Поддерживаю! — добавил он.

Сидя в шатре, спрятанном глубоко в лесах, шестеро Серых играли в одну довольно сложную карточную игру, имеющую огромное количество карт и, соответственно, комбинаций. Для обычного смертного такая забава была бы чересчур сложной, из-за чего приходилось бы постоянно обращаться к книге с правилами. Однако для воинов, прошедших полную Закалку Разума, не составляло труда запомнить наизусть все правила, карты и комбинации, при этом просчитывая хода наперёд и следя за действиями соперников. Так что для разбойников эта игра была не сложнее покера. Ну и, конечно же, играли они на деньги.

— О! Так ты ещё довольно молодой, Нофукс, — прокомментировал ещё один эльф. — Неужели планируешь пытаться прорваться к ступени Заклинателя?

— Вообще-то я Нофус, — поправил его парень. — Да, мечтаю об этом! Возможно, мне даже когда-то удастся стать одним из лидеров банды!

На самом деле, имея такую скорость развития, Нофуса нельзя было назвать гением, однако он всё ещё оставался талантом, кои даже среди эльфов встречаются редко. Приблизительно раз в несколько тысяч, примером чему как раз и служили члены Банды Серых. Ведь даже если взять тех эльфов, которые сейчас сидели рядом с новичком, то почти все из них являлись воинами ступени Закалки Души, которым было почти под или даже за сотню. Таким образом, никому из них более не светило продолжить своё развитие, дабы стать истинным мастером.

В целом даже в таком крупном городе, как Дардин, в котором проживало почти десять миллионов эльфов и представителей других рас, числилось не более пары тысяч Заклинателей, около сотни Элементалистов, и всего тринадцать Священных Лордов. Таким образом, даже достижение первой ступени истинного мастерства было великим событием для подавляющего большинства подданных королевства Таэль. Всё-таки хоть эльфы и поголовно могли использовать внутреннюю энергию с десяти лет, но это вовсе не означало, что они имели достаточный талант для достижения хотя бы ступени Закалки Разума. Вот почему Нофус мечтал о получении ступени Заклинателя, и был невероятно счастлив, что имел достаточный талант, чтобы свершить это.

— Хм, — нахмурился самый старший из Серых в шатре. — Так, выходит, ты из восточных будешь? Или же из Удийна?

По давней традиции, в честь одного из спасителей эльфийской расы, детям-эльфам в Таэле давали имена, оканчивающиеся на «кс», дабы таким образом благословить их. И хотя, конечно, существовали те, кто игнорировал древнюю легенду, называя детей по-другому, подавляющее большинство жителей всё же придерживалось этой традиции.

Однако в период великих войн между всеми расами небольшая часть Таэля далеко на востоке оказалась захвачена дорганами, и затем находилась под оккупацией почти десять веков. За это время на тех землях культура эльфов частично изменилась, и следовать традиции там почти перестали. То же самое касалось и Удийна, в котором большинством жителей (не считая рабов) были всё же эльфы.

Таким образом, на тех эльфов, чьи имена заканчивались как-то иначе, нежели как на «кс», их собратья по расе смотрели косо. Из-за самых разных предрассудков они считали их другими.

— Мой прадед жил когда-то на востоке, — внутренне сжавшись, ответил молодой Нофус.

— Ясно… — раздражённо протянул воин, вынудив новичка насторожиться. Однако больше ничего эльф сказать не успел — в шатёр вбежал один из дежурных.

— Есть цель! — с ходу выпалил уже немолодой эльф уровня Открытия Акупунктурных Точек, обратив на себя всеобщее внимание. — Короче, к Дардину движется какая-то хрень. Типа крупной лодки с закрытым верхом, но она парит над землёй. Короче артефакт какой-то. Но это не главное. Главное то, что поисковой артефакт третьего лидера смог засечь просто нереальное количество энергии внутри этой лодки! Типа там её реально дохренище! Лодка движется быстро, но если успеем до завтра добраться до второй стоянки, то короче перехватим её! Вы типа шарите, какой куш мы урвём, когда накроем её? Там тупо каждому хватит! — заулыбался эльф. — Короче, все наши уже на пути, так что идём сейчас. Лидер сказал, что короче у нас пара минут на сборы. Типа реально времени нема.

В шатре раздался радостный гул. Все предвкушали предстоящее дело.

— А кто внутри? — робко спросил Нофус.

— Чё?! — резко развернулся уже почти вышедший из шатра дежурный. — А! Понял! Там короче, судя по всему, два Заклинателя: один пиковый, а второй начальный, и ещё какой-то тип с таким же уровнем, как и у тебя. Создание Источника короче. Но ты не волнуйся, малой, там будут все лидеры нашего крыла и их помощники! А это шесть начальных, четверо срединных, двое конечных и один пиковый Заклинатель. Ну и нас, Закалки Души, около трёхсот тел с боевыми артефактами. Так что ты не парься. Всё будет на мази. Ты, главное, артефакт разума напялить не забудь, а то вообще потеряешься, когда старшие врубят Волю Мастера. Всё. Пора!

* * *

Летающая лодка была окружена. Прорываться на полном ходу не было смысла из-за расположенных на дороге артефактов-ловушек, поэтому Каю, Шаксу и Глефусу пришлось остановиться.

— Эй, ублюдки, вы нас слышите?! — усилив голос энергией, выкрикнул лидер четвёртого отряда. — Если хотите убраться отсюда живыми, то выходите из лодки по одному, снимайте пространственные кольца и всё ценное, после чего можете проваливать. Ну это, конечно, если не хотите, чтобы мы вас порешили.

В толпе из около трёх сотен разбойников раздались смешки.

— Даю минуту. Если не сдадитесь, то мы атакуем. Второго шанса не будет.

Через несколько секунд из лодки вышел Шакс. Делал он это медленно и спокойно, словно никто ему не угрожал. Когда парень показался перед бандитами, то те даже не успели удивиться тому, что их жертва — человек, ибо первым их чувством стало недоумение.

Шакс расслабленно стоял на носу лодки, с презрением глядя на разбойников сверху вниз.

— Они мои. Не вмешивайтесь, — бросил он Каю и Глефусу слегка раздражённым голосом.

Его сначала задержали на границе, а теперь и вовсе пытались ограбить. Лучнику было плевать на расизм со стороны пограничников и желание Серых его обокрасть. Однако он очень не любил, когда кто-то попусту тратил его время. Особенно когда дело касалось чего-то серьёзного, как, например, скорого испытания в Облачную Обитель.

В следующий миг Шакс сделал шаг, и моментально очутился рядом с лидером четвёртого отряда — Заклинателем срединной стадии. Кинжал парня теперь торчал в груди эльфа, который в итоге так и не понял, что же произошло. Лишь после этого оклемались остальные Серые.

С криками эльфы атаковали. Ближайшие из них ударили по Шаксу техниками, ничуть не заботясь о теле погибшего товарища. Увы, задеть лучника никому из них не было суждено.

Тело Шакса внезапно лопнуло, взорвавшись туманом, который в мгновение ока поглотил всю округу. Туман оказался настолько плотным, что стоящие близко друг к другу почти три сотни разбойников практически потеряли один одного из виду. К тому же свойства этой техники Шакса были способны подавлять ауры воинов, из-за чего они не могли сориентироваться с их помощью.

Ну а затем начался кошмар. Крики боли, а следом и ужаса стали раздаваться один за другим. Разбойники не понимали, что происходит, пока и до них не добирались кинжалы Шакса.

Однако долго так продолжаться не могло. Поэтому уже через несколько секунд раздался мощный удар, заставивший землю вздрогнуть, а туман частично развеяться. Вслед за этим поднялся сильный ветер, разметавший большую часть тумана, и раскрывший происходящее.

В толпе из около трёх сотен Серых бегало несколько десятков клонов Шакса, которые довольно успешно расправлялись с бойцами ступени Закалки Души. Когда Заклинатели увидели это, то они не могли не впасть в ярость. Первыми атаковали два воина конечной стадии, которые и создали недавний удар по земле, а также ветер.

Быстро определив, где же оригинал, а им оказался неподвижно стоящий всё там же на носу лодки Шакс, пара Заклинателей атаковала. Первый, который использовал элемент земли, бросился вперёд, а второй, владеющий Путём Ветра, атаковал техникой с расстояния.

Спустя полторы секунды пиковая атака Золотого ранга и враг-Заклинатель были уже практически возле Шакса, как вдруг лучник открыл глаза.

Слияние со средним Духом Стрелы и средним Духом Тумана было завершено!

Шакс моментально преобразился, однако заметить это противники уже не успевали. Скорость лучника выросла в разы.

«Техника Скорости Разящей Стрелы», — мысленно произнёс он название техники движений, прежде чем исчезнуть.

В следующий миг направляющийся к лодке Заклинатель улетел в сторону, словно на полном ходу столкнувшись с неостановимым тараном, а воздушная техника его товарища оказалась разрушена градом едва уловимых зелёных вспышек. Вслед за этим такие же вспышки превратили в решето грудь второго Заклинателя конечной стадии, после чего за его спиной появился Шакс.

Не считая Кая и Глефуса, лишь один воин увидел, что произошло. Это был лидер первого отряда — единственный среди присутствующих Серых пиковый Заклинатель. Он-то и смог заметить, как тело Шакса превратилось в кучку ярких зелёных стрел, которые сначала разбили технику, нацеленную на лучника, а затем и того, кто её создал. Лишь после этого, когда стрелы, движущиеся с невероятной скоростью, оказались за спиной убитого разбойника, то они моментально слились воедино, чтобы затем превратиться обратно в Шакса.

Собственно, техника движений парня предназначалась не только для увеличения скорости, но и для атаки. Однако у неё имелись и недостатки. Во-первых, пока Шакса находился в форме стрел, то он не мог изменить траекторию полёта. А во-вторых, после возвращения в прежний облик, лучник должен был подождать несколько секунд, прежде чем снова использовать технику. Именно поэтому у Шакса была ещё одна техника движений, которая пассивно его ускоряла, однако при этом она сильно уступала в скорости первой.

В то же мгновение, как Шакс вернул себе человеческий облик, рядом с ним оказался пиковый Заклинатель, уже приготовившийся к атаке. Его огромный боевой топор опустился на голову не успевшего среагировать лучника, после чего тело парня превратилось в туман.

«Он действительно думает, что стрелок сразу пойдёт сражаться вблизи?» — усмехнувшись, подумал настоящий Шакс, который всё так же продолжал стоять на носу летающей лодки, но находясь в невидимости.

Следовало отдать пиковому Заклинателю должное: на выстрел Шакса он среагировать сумел. Взмахнув топором, он выпустил технику, которая была больше похожа на бесформенную волну бушующей энергии. Этим воин отразил крайне мощную атаку лучника (впрочем, они у них все такие), вот только это его и отвлекло.

Мужчина не обратил внимание, что туман, в который превратился убитый им клон, остался на месте. И когда эльф отвлёкся, то это скопление вновь превратилось в Шакса, чьи клинки и пронзили бедро Заклинателя.

Лидер первого отряда зарычал от боли, но вместо того, чтобы разрубить клона вновь, резко отскочил в сторону, в последний миг избежав встречи с ещё двумя стрелами. Вот только он не знал, что этот дубликат Шакса сильно отличался от остальных. Ибо это была не просто мощная оболочка из тумана, которая могла лишь двигаться и наносить физические атаки. Это был настоящий двойник, которым лучник, в отличие от остальных, действующих согласно заранее заложенной инструкции, управлял лично.

Но главной особенностью этого создания являлось то, что оно было практически полностью идентично оригинальному Шаксу. Оно имело такие же физические характеристики, и подпитывалось напрямую от оригинала (в отличие от других клонов, которые имели строго заданное количество энергии). Вот почему двойник также преобразился после того, как Шакс слился с двумя духами. Таким образом, пока в округе был туман, который выступал в роли проводника, то этот клон продолжал получать энергию и законы от лучника.

Ну а самое главное — двойник был способен принимать облик тумана, благодаря чему мог мгновенно перемещаться в этой среде, словно телепортируясь сквозь пространство. Увы, сам Шакс использовать эту способность не мог, так как его реальное тело без повреждений не могло трансформироваться в туман, а значит и перемещаться таким образом. Слишком уж несовершенной была техника Золотого ранга. Вот будь она Королевского ранга, то таких проблем не было бы, однако Шакс ещё не постиг ни одного Закона Слияния, так что об этом ранге пока рано было говорить.

Таким образом, атакуя пикового Заклинателя стрелами, и параллельно продолжая натиск со стороны двойника, Шакс заставил сильнейшего из противников полностью уйти в оборону.

Тем временем пришёл в себя отлетевший куда-то к лесу Заклинатель конечной стадии, который ранее бросился к лодке. В итоге, окинув взглядом поле боя, мужчина пришёл к неутешительному выводу.

Их теснили.

Всего один человек, жалкий Заклинатель начальной стадии, запросто противостоял трём сотням воинов, среди которых было тринадцать истинных мастеров. Впрочем, уже одиннадцать.

Изначально разбойники считали, что наткнулись на лёгкую добычу. Странная лодка не была помечена гербом какого-либо из аристократических родов, знаком секты или символом военных. К тому же внутри, согласно артефакту, находилось всего трое воинов, ни один из которых не имел метки почётного гостя. Таким образом, всё здесь буквально кричало о том, что это обычные, пускай и богатые путники, на которых в большинстве своём властям Таэля плевать. Вот только кто же знал, что все трое — это чудовищные гении, способные сражаться с таким числом противников.

Воин взревел. Призвав законы и энергию Пути Земли, он обрушил кулаки на дорогу. В тот же миг из земли стали вырываться каменные столбы, появившиеся одновременно во множестве мест, и пронзившие дюжину обычных кронов. Вслед за этим эльф создал ещё одну технику.

— Несокрушимое Каменное Облачение! — выкрикнул он, после чего его тело покрылось одеянием из прочнейших спрессованных камней, укреплённых энергией и законами.

Собственно, именно это и уберегло воина от сбившей его с ног стрелы. Ну а в следующий момент эльф лишился глаза. Второй Идеальный Туманный Двойник, а именно так называлась эта техника, вонзил кинжал в крохотную щель каменного шлема. Увы, в последнюю секунду эльф успел перехватить руку клона, благодаря чему и выжил. Отбросив противника, разбойник с рёвом подорвался, чтобы в следующую секунду ощутить ужасную боль в левом предплечье.

Взглянув на него целым левым глазом, мужчина увидел застрявшую в каменном доспехе стрелу, которая всё же пробила несколько сантиметров брони.

— Дерьмо! — выругался он. Таким темпами Шакс пробьёт его защиту.

В следующее мгновенье Заклинателю пришлось снова уворачиваться, избегая техники, созданной двойником.

Мало кто знал, но Шакс был, пожалуй, единственным членом Клана Яркой Луны, который мог использовать сразу пятерых Идеальных Туманных Двойников. Конечно, любой Элементалист мог создать их десятки, вот только контролировать при этом их всех одновременно он не смог бы. Не с такой точностью и скоростью. Однако Шакс был на это способен, и причина тому была лишь одна: его способность проявления души — Множественные Потоки Сознания. Благодаря ей лучник мог буквально делить свой разум на несколько частей, каждая из которых была способна действовать автономно и параллельно с остальными. Таким образом Шакс мог размышлять одновременно о шести задачах (пока что это был его предел).

Тем временем, выбравшись на верхушку лодки, Кай наблюдал за происходящим. А происходили вокруг весьма интересные вещи.

Во-первых, Шаксу действительно удавалось сдерживать и даже подавлять двух сильнейших противников благодаря комбинации: двойник лучник и двойник убийца (с кинжалами). Что-то подобное когда-то в прошлом пришлось испытать и Каю, когда он встретился с младшим братом Шакса, Ноксом. И в тот момент мечник действительно не мог ничего противопоставить этой тактике. Слишком уж слаженно тогда действовал Нокс со своим двойником, из-за чего Кай даже ответить нормально не мог.

Во-вторых, повсюду бегали десятки обычных клонов и ещё два Идеальных Туманных Двойника, которые буквально вырезали бойцов ступени Закалки Души. Конечно, тем пытались помочь Заклинатели начальной и срединной стадий, однако ими занимался уже сам Шакс, по одному выцеливая эльфов.

Вдобавок важную роль играл тот факт, что практически все в Банде Серых, как и полагается эльфам, были воинами дальнего боя, специализирующимися на техниках. И когда в толпе таких воинов появлялись юркие убийцы с кинжалами, то участь разбойников была уже предрешена. Они не только не поспевали защищаться от атак ближнего боя, но и убивали своих же, пытаясь банально попасть по противнику.

Но не только это позволяло Шаксу буквально доминировать над бандитами. Было три причины: техники парня обладали более высоким качеством (да, существовал условный уровень, например, пикового качества. Однако любые техники одного качества, под которым подразумевался уровень законов, всё равно разнились в качестве структуры), сам Шакс имел гораздо больше настоящего боевого опыта, ну и в конце концов он обладал лучшим пониманием законов, близким к идеальному.

Однако даже при всём этом у Шакса не было бы возможности победить все три сотни противников, а особенно тринадцать Заклинателей, так как у него банально закончилась бы энергия, если бы не две вещи. Парень слился с двумя средними духами, которые серьёзно увеличили его запас сил, а также имел постоянную энергетическую подпитку от летающей лодки. Именно поэтому он так ни разу и не слез с неё.

Благодаря энергетическому зрению Кай мог понять, что стандартный запас Ки Шакса составляет где-то девятьсот единиц. Но при использовании двух средних духов это значение моментально возрастало до четырёх тысяч семисот.

Для сравнения, противники Шакса, качество культивации которых было на уровне Александра Уайта и других сильнейших земных воинов, использующих запретную алхимию, обладали следующими средними значениями энергии: около тысячи пятьдесят у начальных Заклинателей, где-то тысяча шестьсот у тех, кто достиг срединной стадии, две тысячи сто у конечной стадии и около двух тысяч шестьсот у пикового Заклинателя. Но при этом нужно было учитывать, что из-за своей расовой особенности эльфы обладали в полтора раза большим источником, чем остальные расы. Так что для лучшего понимания стоило знать, что в обычном состоянии тот же Глефус (пиковая стадия) имел где-то две тысячи четыреста единиц энергии, а Кай и вовсе всего триста шестьдесят пять.

Но кроме показателя количества Ки, также нужно было помнить и о её качестве. Плотность внутренней энергии разнилась у всех воинов, и зависела не только от уровня развития, но и от качества фундамента. А это в свою очередь напрямую влияло на прочность энергетического покрова воинов, пробить который можно было лишь энергий с равной или более высокой плотностью.

У Шакса этот показатель превышал плотность энергии Заклинателей конечной стадии, и лишь немного недотягивал до уровня пикового. Вот почему он мог без проблем пробивать защиту противников. Впрочем, всё это относилось только к разбойникам Банды Серых, которые обладали посредственным фундаментом. Так что встреть Шакс воина с аналогичным своему или даже чуть похуже фундаментом, но находящимся на более высокой стадии, то лучник вряд ли смог бы серьёзно ранить такого оппонента.

А вот что касалось Кая, то его плотность энергии едва дотягивала до уровня Заклинателей срединной стадии. Вероятно, шестерых воинов начальной стадии или пару срединной мечник победил бы (и то лишь благодаря Холоду Пустоты), однако, чтобы справиться хотя бы с одним истинным мастером следующего уровня Каю пришлось бы вложить все силы. А уж о победе над пиковым Заклинателем и говорить не стоило. И это всё при условии, что у противников был посредственный фундамент. Иначе, встреть Кай даже не гения, а просто талантливого воина начальной стадии Заклинателя, то уже стоял бы вопрос не о победе, а о банальном выживании.

Таким образом, Кай в очередной раз убедился, что ему нужно как можно скорее стать истинным мастером. Ибо будь он здесь один, то ни за что не смог бы справиться с таким количеством Заклинателей, что сейчас успешно проворачивал Шакс.

Кай наконец осознал это. Он вспомнил, что попытка победить кого-то, кто имеет более высокую ступень — это на самом деле что-то из разряда фантастики. Просто Кай слишком привык к последним событиям. Он легко побеждал земных мастеров с никчёмным качеством развития, или просто избивал Заклинателей в ошейниках, полагаясь на свою линию крови. Однако это были неполноценные бои, что Каю и требовалось понять.

Теперь же он покинул песочницу, и в большом мире его сила в действительности не была так велика, как могло показаться. Вот что Кай сегодня осознал…

Внезапно слева что-то ярко вспыхнуло. Бой длился всего секунд тридцать, и кто-то наконец-то догадался атаковать саму лодку. Увы, на пути у чьей-то техники моментально образовалась стена изо льда. Холод Пустоты мгновенно остановил атаку. Ну а так как сила этой концепции у Кая равнялась низкому качеству Королевского ранга, то о том, что кто-то сможет пробить такую защиту, мечник не беспокоился.

— Я думаю, пора заканчивать, — обратился Кай к Шаксу. — У них могут быть союзники, так что извини, но я вмешаюсь.

Лучник ничего не ответил, а уже через пару секунд над полем боя начал идти алый снег. Это была Техника Кровавого Снегопада, которая относилась к низкому качеству Королевского ранга из-за нынешней силы Холода Пустоты, слитой с законами Пути Меча. Её, а ещё Технику Шага Сквозь Снега, Кай придумал в тот момент, когда мороз захватил его душу, что дало ему кратковременно просветление, связанной с данной концепцией.

Когда кровавые снежинки приблизились к земле, началась бойня. Прикасаясь к эльфам, они высвобождали свою силу, рассекая всё вокруг себя, а затем замораживая. Каждая частица снега несла в себе мощь, достаточную чтобы сделать Заклинателя начальной стадии инвалидом. Так что у обычных бойцов ступени Закалки Души не было ни шанса противостоять технике Королевского ранга.

Очень быстро на поле боя остались лишь одни Заклинатели, с которыми постепенно справлялся уже Шакс. В итоге уже через две минуты в живых не осталось никого…

Лучник наконец отменил слияние с духами, а также разорвал связь с летающей лодкой, которая и подпитывала его всё это время. Спрыгнув на заледенелую землю, парень направился к телам Заклинателей, пока его клоны собирали добычу с остальных тел. Но внезапно Шакс замер.

Резко повернув голову вправо, он призвал лук и создал из тумана стрелу. Выпущенный снаряд вмиг пробил толстый ствол дерева, заставив его начать падать. В тот же момент оттуда резко выскочил испуганный до ужаса молодой эльф, который, зацепившись за корягу, повалился на землю, скрывшись в овраге.

— Пожалуйста, умоляю, не надо! — стал просить Нофус. — Я даже не пытался на вас напасть. Я хотел отговорить их, я вам не враг! Прошу! На самом деле я внук главы банды. Он очень влиятелен в Дардине! Если вы помилуете меня, то он сделает всё, что вы захотите! — буквально взвыл парень.

Нофус говорил правду. Он действительно был внуком главы Серых. Вот только большую часть своей жизни он провёл с матерью, которая постоянно оберегала его. Так что хотя парень и был довольно талантливым, но в итоге он вырос крайне невинным и максимально трусливым. Его слабохарактерность доходила до абсурда, из-за чего почти за полвека жизни Нофус не то что никого не убил, он даже никогда никого не ранил!

Однако после смерти матери парень уехал в Дардин, где о его существовании и узнал глава Банды Серых, его дед. Тот действительно оценил талант внука, поэтому и решил помочь парню закалить характер, для чего и заставил его вступить в крыло разбойных нападений. Вот только кто же знал, что самое первое дело парня приведёт к тому, что он будет на коленях просить о помиловании у своих же жертв?

К этому момент Шакс уже был возле эльфа. Увы, мольбу парнишки он не слушал. Лучник уже занёс руку с кинжалом, чтобы в следующий момент резко опустить её.

Кончик его клинка вдруг остановился прямо возле головы эльфа. Руку Шакса схватил подоспевший Кай, чья воля, близкая к Воле Мастера, позволила ему понять, что паренёк не врёт.

— Успокойся, — обратился Кай к лучнику. — Бой закончился. Выйди из ража. Этот парень может быть нам полезным.

Шакс медленно повернул голову к другу. Увидев знакомое лицо, лучник замер. Его взгляд начал проясняться. Кинжал вернулся в пространственное кольцо.

— Ты лучше скажи, у тебя есть что-нибудь крайне убойное, на всякий случай? — кивнул Кай на кольцо лучника.

— Конечно же есть, дружище, — расплылся в улыбке Шакс, наконец пришедший в себя. — Есть там одна штука, которая будет пострашнее пиковых техник Королевского ранга, но при этом для её использования не нужно знания законов. Лишь энергия. Очень много энергии.

— То, что нужно. Хорошо, тогда об энергии не волнуйся, — слегка улыбнулся Кай, только что придумавший, как им поскорее узнать, кто в Дардине получил метку Облачного Вестника.

Глава 19. Время духовных контрактов

От Автора. Всем доброго времени суток. Хочу сообщить вам, что я переезжаю на другой сайт, так что шестая часть Небесного Трона будет уже не здесь. Если вам интересно читать мои книги, то заходите в мою группу в ВК. Там в закреплённом посте я расписал все подробности, и указал ссылку на новый сайт (увы, здесь я её оставить не могу по правилам Литнета). Попасть в мою группу вы можете, если нажмёте на зелёную кнопку внизу аннотации. Если же в вашей стране ВКонтакте заблокирован, то можете скачать браузер Opera, в который уже встроен VPN. С ним вы сможете зайти в группу. Чтобы прочитать новость регистрироваться там не нужно.

Спасибо за внимание и приятного чтения!

* * *

В трущобах рядом с портом Дардина в одну из однотипных построек вошло четверо воинов. Их окружали десятки других бойцов. Те были преимущественно на уровне Создания Источника, но имелось здесь и около тридцати Заклинателей, среди которых было даже шестеро пиковых.

Окружившие гостей эльфы грозно смотрели на тех, но делать ничего не спешили. В конце концов четвёрка воинов поднялась на второй этаж, попав в ухоженный кабинет. Внутри их встретил хмурый старый эльф — Элементалист начальной стадии.

— Отпустите Нофуса, и проваливайте. Так уж и быть, я прощу вас, — процедил главарь Банды Серых.

На внука у мужчины были большие планы, даже несмотря на его слабохарактерность. Так что терять паренька Сатрокс не желал. Нофус обладал немалым талантом по меркам большинства жителей Таэля. И хотя он не был гением, возможность стать Элементалистом у парня всё же имелась.

— Ну нет, старик. Мы тут не просто погулять вышли, — дерзко ответил Шакс, который стоял позади Нофуса, слегка приобняв парня. Рука лучника при этом лежала на груди эльфа, так что он мог в любой момент поразить сердце своего заложника.

— Мерзкие люди… — прошипел Сатрокс.

— Сказал главарь разбойников, — усмехнулся Шакс. — В общем вот наши требования. Во-первых, ты не нападёшь на нас и не позволишь сделать этого своим людям. Ни сейчас, ни когда мы будем уходить. И мстить ты тоже не будешь. Ни напрямую, ни косвенно. Во-вторых, ты поделишься с нами одной информацией. Ну а если ты её не знаешь, то ты начнёшь поиски. В свою очередь мы отдадим тебе этого мальчика-зайчика в целости и сохранности. Ну как, согласен?

— Забавно, — презрительно усмехнувшись, хмыкнул Элементалист. — Берёте меня на слабо?.. Ну и какая же информация вам нужна?

— Мы хотим знать, кто в этом городе в этом году получил метки от Облачного Вестника, — ответил Шакс.

— Малец, ты хоть понимаешь, какая это опасная информация? Всплыви она где-то, и аристократы тебя ни за что не отпустят живым. Как и меня. А вычислить им источник будет легко, уж поверь мне.

— Не бойся. Распространять её мы не собираемся.

— И зачем же вам это знать?

— Не твоё дело. Так ты согласен?

— Я знаю не все имена, но могу сообщить много деталей.

— Если она нас устроит, то ладно. В ином случае тебе придётся помогать в сборе дополнительной информации.

— Это будет крайне нелегко. Если не невозможно. Лезть в дела аристократов слишком опасно. Но я согласен. Итак… контракт? — спросил старик.

— Верно, — кивнул Шакс, а затем бросил скрученный лист золотистой бумаги.

Это была Бумага Духовных Оков. Прописав на ней условия, а затем расписавшись при помощи отпечатка воли и достаточного количества энергии, воины заключали так называемый духовный контракт. Он накладывал особую атакующую технику на души подписавших бумагу, которая должна была активироваться в случае невыполнения или нарушения некоторых условий, указанных в контракте. С другой стороны, если условия были выполнены, то техника спадала.

Это был аналог системной клятвы, созданный на основе Пути Души. У него был плюс: подписать один духовный контракт могла сразу целая группа воинов. Но имелся и минус: при наличии особых ресурсов и довольно могущественного Мастера Души можно было избавиться от духовных оков, при этом не выполняя нужные условия. Впрочем, позволить себе такое могли лишь Небесные Монархи. Да и слишком рискованно было это. Ведь одно неверное действие, и воин мог моментально умереть, или вообще превратиться в обычного смертного без возможности культивировать, что в большинстве своём было ещё хуже.

Так или иначе, духовные контракты были более часто используемым способом для закрепления договоров, нежели системная клятва. Как истинные мастера, так и смертные воины довольно сильно её недолюбливали, поскольку невыполнения такой клятвы несло за собой не простую смерть, а полное уничтожение Искры Души, что лишало существа возможности на перерождение.

Конечно, считалось, что Искра — эта неуязвимая субстанция и ни одна сила не была способна даже повредить ей. Однако это не касалось Системы, которая в Ойкумене расценивалась как одна из основных сил мироздания. И подтверждением тому являлся тот факт, что если наблюдать за смертью воина, нарушившего системную клятву, то ощутить его Искру никак не удавалось. Как и не получалось ощутить появления специфических законов, связанных с формированием незримых врат Мира Мертвых, которые должны затягивать лишившуюся оболочки Искру.

Прочитав все условия духовного контракта, мужчина кивнул.

— Хорошо.

После этого он влил свою волю и энергию в лист, а затем в нужном месте написал своё имя. Договор наконец был подписан, и будет действовать теперь ещё целое столетие. Увы, вечно существовать он не мог. Бумага засветилась, после чего распалась на мириады ярких частиц, которые разделились на четыре группы, устремившись к душам Кая, Шакса, Глефуса и Сатрокса.

— Вот вся имеющаяся у меня информация о тех, кто получил метку, — эльф кинул Шаксу свиток, в котором уже находились запечатанные воспоминания нескольких воинов.

Словив предмет, лучник передал его Каю, который сразу же погрузился в свиток.

«Этого мало…» — подумал Кай, не отыскав ничего слишком ценного. В воспоминаниях имелось лишь два конкретных имени. Вот только их обладатели были птицами слишком высокого полёта, чтобы мечник с друзьями мог подобраться к ним за оставшееся время.

— Ах да, а ещё один получивший метку, как их у нас называют — избранный, появился в Секте Разящего Удара. Облачный Вестник к ним попал не так давно, так что это их первая метка. Я не знаю, кто её получил, они это хорошо скрывают, но это гарантированно был кто-то из учеников первого круга, которых всего семьдесят.

— Отлично, — кивнул Кай, услышав новую информацию. — Этого хватит.

В следующий миг парень положил ладони на плечи Глефуса и Шакса, после чего они внезапно исчезли, рассыпавшись снегом. Собственно, снег сейчас и шёл в ближайшем районе последнюю минуту. И создал его, конечно, Кай. Впрочем, сделал он это не для атаки, а просто чтобы быстро уйти после выполнения сделки. Таким образом, призванный им заранее Холод Пустоты, собравшийся во множество снежинок, не нёс никакой угрозы окружающим. Ну а так как Кай почти сразу убирал свою волю из частиц, когда они падали на землю, то они довольно быстро растворялись.

Кай, Шакс и Глефус появились в километре от базы бандитов. Большее расстояние в этом мире мечник покрыть не мог. Тем более имея аж двух «пассажиров».

— Ты не говорил, что так умеешь, — произнёс слегка удивлённый Шакс.

— Я много чего не говорил, — холодно ответил ему Кай. — Пойдём. На нас хоть и не нападут, но оставаться здесь я не хочу.

— Согласен, — кивнул лучник. — Кстати, а чтобы ты делал, если бы он не обладал достаточной информацией? Всё-таки это твой план.

— Я изначально сомневался, что крупнейший игрок теневой стороны этого города не будет этого знать. Но если бы всё-таки было именно так, то нам бы пришлось заставить его помогать нам.

— Но если бы мы не успели? Осталось же всего десять дней до момента активации меток, — задумался лучник. — И кстати, вам не кажется, что он был каким-то слишком покорным.

— Возможно, у него хорошо развита интуиция, и он смог почувствовать опасность, — ответил Кай. — А что касается того, что мы могли не успеть, то я отвечу просто: ни один план не идеален, и мой тоже мог разбиться о суровые реалии жизни. Нам просто повезло, потому что если бы мы не успели найти избранного с меткой, то нам пришлось бы банально ждать следующего года. Впрочем, мы и так пока никого конкретного не нашли, так что ещё рано говорить об этом.

— Вот как, — усмехнулся Шакс. — А я уж было понадеялся, что ты снова сможешь меня шокировать.

На этом их разговор закончился, после чего троица направилась в благополучный центральный район города, где они ранее и арендовали номера в гостинице. Ну а тем временем события в кабинете главаря Банды Серых ещё не закончились.

— Нофус, иди к себе, — приказал старик. — Мы позже поговорим.

Пару секунд помявшись на месте, парень всё-таки ответил.

— Да, дедушка. И… спасибо.

Эльф вышел из комнаты.

Несколько секунд в кабинете стояла тишина, пока вдруг не раздался новый голос.

— А ты неплохо держался. Я уже было подумал, что ты вот-вот сорвёшься на этих парней, но ты всё-таки смог перебороть свой гнев. Хвалю, — произнесла выплывшая из тени старика фигура.

Это был молодой и улыбчивый веснушчатый эльф. Его звали Нотрикс, и он был тем самым шпионом, которого следователь Маркс Сайрон послал наблюдать за Глефусом.

— Если бы не ты, то я бы прикончил их раньше, чем они успели бы зайти в кабинет.

— Ну нет. Ты слишком недооцениваешь их силу. Это трое — гении, — Нотрикс панибратски похлопал по плечу старика.

— Плевать. Даже трое гениев не смогли бы одолеть Элементалиста, — зарычал Сатрокс, будучи не в силах ничего сделать с наглостью незваного гостя.

Они хоть и были оба Элементалистами начальной стадии, однако молодой выпускник столичной академии на голову превосходил в силе старого главаря разбойников. Поэтому последний и подчинялся Нотриксу, который появился в его кабинете за час до прихода Кая и остальных, заставив вести себя мирно.

— Тут ты прав. Но не стоит считать, что это их я спас. На самом деле я спас именно тебя и твоих подчинённых.

— Что?! — изумился и даже слегка разгневался старик.

— Не думаешь ли ты, что они так глупы, чтобы прийти на встречу к Элементалисту и так нагло что-то требовать, не взяв что-то для подстраховки? Не знаю, как и откуда, но эти ребята где-то раздобыли грёбаный боевой артефакт Императорского ранга! И к тому же не простой, а такой, который можно применить даже без знания законов. Не знаю, как они надеялись выжить после его использования, но реальность такова, что артефакт был уже подготовлен к атаке, когда они пришли. Ты, похоже, этого не почувствовал, но у меня аж мурашки по коже стали бегать табунами, когда я ощутил ту штуку в их кольце. И знаешь, я даже немного рад, что подобную мощь не скрыть пространственным кольцом.

Слушая Нотрикса, старик сидел с открытым ртом. Он не мог поверить своим ушам.

— В смысле?.. — только и сказал он.

— Да забудь. Мне просто нужно было выговориться, — усмехнулся Нотрикс, а затем пугающим пронзительным взглядом уставился на главаря разбойников. — Я не шучу. Пожалуйста, забудь мои слова, — тело Сатрокса вдруг налилось слабостью, после чего молодой Элементалист схватил старика за голову. Сознание мужчины начало быстро затуманиваться. — Спи. Уже ночь, — прошептал веснушчатый эльф, прежде чем бесследно раствориться в тенях.

* * *

В полдень следующего дня Кай, Шакс и Глефус спокойно сидели на одной из лавочек центральной площади Дардина, наслаждаясь приятными лучами яркого солнца.

— Думаешь, он придёт? — спросил Кай у Шакса.

— Он уже здесь, просто не спешит, — ответил лучник.

— О ком вы? — поинтересовался великан.

— О нашем навязчивом спутнике, — с улыбкой произнёс Шакс. — Похоже, придётся пригласить его, иначе встреча так и не состоится.

Парень поднялся, сделал несколько шагов вперёд, резко повернулся вправо, посмотрев в конкретное место одного из зданий. В следующий момент Шакс поднял руку, и начал махать, словно подзывая кого-то. Так продолжалось несколько секунд, пока в конце концов лучник не вернулся на место.

Где-то минуту ничего не происходило, но затем…

— А я всё думаю, что же вы здесь делаете?.. И где же я прокололся? — поинтересовался внезапно появившийся позади лавочки Нотрикс.

— Одно из любимых занятий большинства лучников — это охота. А опытные охотники легко могут ощутить прикованный к себе взгляд, — повернулся Шакс к Элементалисту. — Особенно если наблюдатель совсем не сдерживает своего любопытства, как, например, ты.

«Вот ведь… Всё-таки то, что я владею тенями не делает из меня шпиона. В первую очередь я обучался на следователя…» — подумал Нотрикс.

От любопытства улыбка на лице эльфа стала шире, но затем его выражение лица приняло задумчивый вид.

— Хм… Но сегодня вы сразу пошли сюда, будто знали, что я в городе, хотя прямой слежки я не вёл с момента вашего прихода в Дардин.

— Это уже он, — кивнул Шакс на Кая. — Дружище, как ты там вчера сказал?

— Можешь считать, что я умею правильно смотреть в тень, — спокойно ответил мечник.

Его энергетическое зрение позволяло видеть любую технику. Вот только для этого требовалось знать, куда именно смотреть, и не всегда техники можно было заметить с первого взгляда. Иногда требовалось пристальное внимание к определённой области, что как раз и относилось к способностям Пути Тени. Так-то Кай мог бы и не заметить Нотрикса вчера, однако у парня уже имелся опыт сражения с Эриа, который в итоге оказался полезным.

— Вот как… — протянул эльф, неправильно поняв слова мечника. Элементалист решил, что Кай обладает какой-то вариацией техник зрения, которые позволяли видеть скрытое. Впрочем, эта догадка была не так уж и далека от правды. — И что же вы хотели?

— Шутишь? — усмехнулся Шакс. — Может стоит спросить, а что же хотел ты? И почему всё-таки вышел к нам?

— Ладно. Так уж и быть, отвечу. Меня попросили присмотреть вот за ним, — указал эльф на Глефуса. — Ну а вышел я, потому что скучно стало.

— И ты так просто раскрываешься? — удивился Глефус.

— Мне никто не запрещал этого делать, ну а про моё наблюдение вы и сами узнали. К тому же у меня есть к тебе предложение. Не хочешь заключить сделку? — посмотрел Нотрикс на великана.

— Один уже предлагал мне сделку, — с прежним каменным лицом произнёс здоровяк.

— Ах, — улыбнулся Нотрикс. — Понимаю. Но я предлагаю свою помощь, а взамен лишь прошу взять к себе вот этот артефакт, и хранить его у себя некоторое время.

— Что он делает? — холодно спросил Глефус.

Предмет в виде обычной пластины внутри был сделан довольно искусно и обладал особыми свойствами, из-за чего никто, кроме его владельца, даже названия артефакта увидеть не мог.

— Показывает твоё местоположение.

— Отказываюсь, — резко ответил великан.

— Погоди-погоди, — энергично замахал руками Нотрикс. — Ладно, давай сделаем проще. Никаких отслеживающих артефактов. Тебе всего лишь нужно будет говорить мне своё местоположение, если я спрошу. Допустим, не более пяти раз в год… Я слышал, вы зачем-то ищете тех, кто получил метку от Облачного Вестника. Я могу помочь вам в этом или ещё чём-то. Ну как, что скажешь, а?

Глефус посмотрел на Кая.

— Решать это можешь только ты. Мы не имеем права вмешиваться, — сказал мечник. — Но если ты хочешь знать моё мнение, то скажу, что помощь нам не помешала бы.

Великан посмотрел на небо.

— Зачем тебе эта информация? — обратился он к эльфу.

— Прости, но я не могу ответить. Скажу лишь, что вреда мы тебе не желаем.

— Поклянись. Ты будешь помогать мне. Будешь на моей стороне. Если кто-то использует эту информацию против меня.

Глефус сильно рисковал. Он понимал, что кто-то — вероятно, следователь Маркус, — сильно интересуется его личностью, из-за чего и был послан шпион. Вот только наблюдателя раскрыли, а в таком случае его цели было проще уйти от слежки, раз она знала о её существовании. Поэтому теперь у Нотрикса оставалось два варианта действий: заключить сделку с целью, чтобы облегчить себе работу, или же… использовать силу и жизни первых друзей Глефуса как рычаг давления на него.

Великан осознавал это, поэтому и решился на сделку. Вот только условия он собирался ставить свои.

— Может всё-таки духовный контракт? Включим как отдельный пункт.

— Нет, — жёстко отрезал Глефус.

— Ладно, — вздохнул Нотрикс, после чего дал нужную клятву, которая начнёт действовать, если его собеседник действительно согласиться на сделку и подпишет контракт. И, соответственно, завершиться вместе с окончанием договора.

— Кроме этого, ты будешь спрашивать о моём местоположении не пять, а два раза в год. И действовать этот контракт будет ровно до того момента, пока я не стану Элементалистом. А ещё ты не сможешь причинить мне вред, если я сам не стану твоим врагом.

— Хорошо, — эльф вздохнул ещё тяжелее. — Это всё? Если да, то что насчёт вашей просьбы. В чём конкретно я буду должен помочь?

Великан и Шакс посмотрели на Кая, после чего так же поступил и Элементалист.

— Нужно чтобы ты в течение недели достал один артефакт, — Кай вынул из кольца обычную бумагу, после чего стал выжигать на ней сразу целые предложения при помощи энергии.

Спустя минуту Кай передал лист Нотриксу, который, быстро пробежавшись взглядом по тексту, оказался серьёзно озадачен.

— Такое обычно нигде не купишь. Нужно делать с нуля, но при этом потребуется ремесленник минимум ступени Священного Лорда. А также много материалов. Да и если в течение недели… В общем звучит нереально, но, кажется, я знаю, кто способен на такое. Вот только подобная вещь будет стоить очень… очень много. И даже у меня нет таких денег.

— С этим проблем не будет, — слегка улыбнулся Кай.

Эльф недоверчиво взглянул на парня, но затем, вспомнив, с каким артефактом эти трое вчера пришли к главарю бандитов, отбросил скепсис.

— Что ж, в таком случае мы можем начать составлять договор. Ах да, чуть не забыл, — произнёс Нотрикс, а затем протянул Глефусу обычный на вид амулет, — вот, возьми. Это артефакт связи, чтобы я через него мог два раза в год спрашивать тебя о твоём местоположении.

— Это правда? Поклянись, — ответил Глефус. — Я не вижу системного описания.

В итоге с помощью клятвы эльф подтвердил свои слова, наконец передав предмет великану. Ну а следом между Нотриксом и Глефусом наконец был подписан духовный контракт.

Таким образом, все стороны остались в выигрыше. Молодому Элементалисту, желающему стать следователем, больше не грозил тот факт, что он мог потерять великана из виду, а значит и провалить задание начальника. С другой же стороны, сам Глефус получал возможность частично контролировать процесс слежки за собой, что было гораздо лучше полного неведенья.

К тому же благодаря этому их группа получала серьёзную помощь, притом что Глефус, так или иначе, в любом случае собирался оставаться в Облачной Обители (когда они туда попадут) до того момента, пока не станет Элементалистом. Так что информация о его местоположении никому ничего не даст.

Ну а что касалось артефакта Императорского ранга, о котором узнал Нотрикс, то до него эльфу не было никакого дела. Во-первых, даже попытка отобрать этот предмет у парней могла стоить Элементалисту жизни. А во-вторых, при должных связях и богатстве Нотрикс и сам мог раздобыть такой артефакт. Ведь они хоть и были самыми редкими в королевстве, но всё же не настолько, чтобы гоняться за ними сломя голову. А вдобавок предмет Шакса был одноразовым, так что не нёс особой ценности для Нотрикса. Ведь чтобы зарядить такой артефакт понадобиться гораздо больше Лазурных Кристаллов, чем для покупки многоразового аналога, для которого всего лишь потребовалось бы знание Закона Слияния, с которым эльф был уже знаком.

В конечном счёте важные события этого дня закончились. Однако расслабляться троица не спешила, ведь уже на следующие сутки им предстояло пройти экзамен на вступление в единственную в городе секту.

В Секту Разящего Удара, где Каю и остальным нужно было как можно скорее найти избранного с меткой Облачного Вестника. Ибо до момента активации этих меток оставалось всего десять дней.

Глава 20. Секта Разящего Удара

Секта Разящего Удара являлась крупнейшим подобным объединением в радиусе тысячи километров, и вообще двенадцатой во всём королевстве. Именно сюда стекались все воины, чей талант не доставал до того уровня, чтобы их приняла к себе знать, но при этом всё ещё оставался достаточно высоким.

Основным учением данной секты была Техника Разящего Удара, которая подходила для всех видов оружия, включая собственное тело. И хотя эта техника являлась всего лишь одной из вариаций умений, усиливающих атаки, однако кое-что всё же сильно отличало её от остальных — она была намного более качественной, а значит и эффективной. А причиной этому было то, что оригинальная Техника Разящего Удара, единственная копия которой была лишь у патриарха секты, имела среднее качество Императорского ранга. Вот почему более упрощённые версии этой техники Королевского и Золотого рангов в разы превосходили похожие способности в силе.

На самом деле, чтобы создать технику или артефакт Императорского ранга воину требовалось обладать собственной Сферой. То есть он должен быть одним из тех гениев, кто смог достигнуть уровня Идущего по Пути в одном из элементов мироздания. Ну а так как даже среди Священных Лордов было не так уж и много тех, кто смог добиться подобного (например, в Таэле таких была всего сотня), то и техник этого ранга существовало немного. По крайней мере, в Никриме.

Собственно, поэтому Секта Разящего Удара и обрела такое могущество, сумев стать в один ряд с древними аристократическими семьями Дардина. Находилась же она к северу от города, занимая крупную территорию с повышенной концентрацией внешней энергии. И именно сюда сегодня прибыло трое необычных воинов.

За стенами секты на огромной площади, которая предназначалась для приёма тысяч испытуемых неофитов раз в несколько лет, сейчас находилось четверо. Все они стояли неподалёку от главных врат.

— Итак, я ваш экзаменатор, Даулекс, — слегка раздражённо произнёс эльф начальной стадии ступени Элементалиста, глядя на откровенно скучающую троицу наглецов. Обычно новички буквально благоговели перед ним, а сейчас эти два человека и великан почти не обращали на мужчину никакого внимания. Это злило его. — Перейду сразу к делу. Сейчас у вас есть шанс вступить в нашу великую секту. Ну а так как свой возраст вы уже подтвердили, то вам остаётся лишь одно: пройти сам экзамен. Суть его состоит в том, что вам придётся повредить мой энергетический покров. Если сможете это сделать, тогда станете учениками секты. Если нет, то у вас будет ещё одна попытка. Вот только даже если вы справитесь со второго раза, то о получение медальона первого или второго круга даже не мечтайте.

«Впрочем, вряд ли вы сможете получить медальон даже третьего круга», — мысленно усмехнулся Даулекс.

Ученичество в Секте Разящего Удара делилось на пять кругов. В пятый попадали худшие из тех, кто прошёл экзамен, а в первый — лучшие. Каждый из кругов открывал перед воинами доступ к лучшим ресурсам и техникам, поэтому все стремились изначально попасть в как можно более высокую касту. Однако существовал способ перехода из круга в круг, для которого требовалось пройти одно довольно сложное испытание, на котором был высок шанс погибнуть.

— Ваш будущий круг будет зависеть от вашего результата на этом экзамена. Например, если ваша атака не пробьёт мой энергетический покров, но я всё-таки смогу ощутить отголоски удара, то этого хватит для вступления в пятый круг. Если сможете пробить покров на четверть, то это будет четвёртый круг. Половина — третий. Три четвёртых — второй. Ну а если сможете полностью пробить мой энергетический покров, даже если это будет крошечный участок, то тогда вы сможете стать учениками первого круга, — объяснил экзаменатор. — Но так как у вас троих разные уровни… и даже ступени, — покосился он на Кая, — то прочность моей защиты я буду регулировать соответственно вашему развитию. Для тебя, великан, это будет максимальная прочность. Для начального Заклинателя, — указал эльф на Шакса, — я уменьшу её до одной третьей. Ну а что касается смертного, то для тебя я ослаблю покров до одной четвёртой. Это может показаться нереальным для воина ступени Закалки Души, особенно человека, но таковы правила. Не справишься с задачей за две попытки, пойдёшь прочь. Впрочем, если деньги есть, то можешь возвращаться сколько угодно, — мерзко улыбнулся Даулекс.

Экзамен на вступление в Секту Разящего Удара проходил раз в несколько лет, и до ближайшего оставалось ещё полтора года. Однако имелся способ обойти это ограничение: купить право сдать экзамен у представительства секты в Дардине.

Триста тысяч Лазурных Кристаллов — ровно столько пришлось заплатить Каю, дабы их троих сегодня приняли.

Что же касалось самого экзамена, то он не действительно был непростым. Пробить энергетический покров начального Элементалиста (даже ослабленный) был способен не каждый Заклинатель, что уж там смертный. Но так как слабаки секте не требовались, то и условия были таким жёсткими.

На самом деле, хоть для пробития любого энергетического покрова и требовалась энергия как минимум аналогичной плотности, однако в этом расчёте не учитывался один очень важный фактор: воины использовали для атак не только энергию. Да, речь идёт о законах. Именно они были тем обстоятельством, позволяющим Заклинателям ранить Элементалистов, имея при этом плотность энергии ниже, чем у противника.

«Экзамен рассчитан на эльфов. Максимум ещё подойдёт сильфам, из-за их близости к законам. Остальным же расам будет сложнее его пройти, — сразу понял Кай. — Экзаменатор эльф, а значит у него в полтора раза больше энергии чем у аналогичного Элементалиста. Следовательно, и энергетический покров у него прочнее. Будь я эльфом, то это не было бы проблемой. Но сейчас… Мой сильнейший элемент — Холод Пустоты. Однако он плох в ранящих атаках. Он скорее нацелен на ослабление противника, если использовать его в нападении. Но так пробить покров я не смогу. Остаётся два варианта: использовать Взмах, Разрушающий Пространство, который является моей сильнейшей точечной техникой, либо покрыть мечи Техникой Высвобождения Клинков, а затем ударить напрямую, усилив тело на максимум, — Кай задумался. — Нет… ни одна из этих атак не сможет полностью пробить его покров. Если вспомнить бой с Зирксом и сравнить всё, то, получается, максимум я смогу пробить три четверти. Это второй круг. Хороший результат, но мне не подходит… Что ж, похоже, придётся действовать по намеченному плану. Жаль, конечно, что я пока ещё плохо освоился с Инь, и не могу усилить ею свои техники. В таком случае разрушительный эффект серьёзно взрос бы. Впрочем, ещё будет время», — кивнул Кай.

Тем временем Шакс начал отходить в сторону. Удивлённый экзаменатор взглянул на него.

— Можно я буду первым? — спросил парень.

Эльф пожал плечами.

— Да. Атакуй мне в ладонь, — выставил он руку перед собой.

— Хорошо, — кивнул Шакс, а затем оскалился.

Резкий взрыв энергии создал множество воздушных порывов. Слияние с двумя средними духами моментально преобразило внешность лучника. И не успел экзаменатор удивиться, как мощнейшая атака Шакса мгновенно рассекла пространство.

Стрела столкнулась с ладонью эльфа.

Удар сотряс землю и откинул руку Элементалиста в сторону. К нынешнему моменту кожа Даулекса была покрыта золотистыми узорами, отображающими активированную технику укрепления. Лишь с её помощью эльф смог сохранить свою кисть целой. Ибо атака Шакса запросто пробила энергетический покров экзаменатора, и была только в последний момент остановлена техникой.

Подобный результат поразил не только тайно наблюдающих за испытанием учеников секты, которым было интересно, что же здесь происходит, но и самого Даулекса. Однако это совсем не значило, что Шакс может победить начального Элементалиста. Это означало лишь то, что сильнейшая атака лучника способна пробить ослабленный до одной трети энергетический покров начального Элементалиста.

В настоящем же бою этот выстрел, вероятно, хоть и смог бы пробить покров эльфа, однако потратил бы на это всю вложенную мощь, и уже для тела противника серьёзной угрозы не представлял бы. Да и скорее всего, атака попросту не достигла бы своей цели, так как Элементалист вряд ли бы ждал её на одном месте. А увернуться Дуалекс мог.

Но так или иначе, это был ошеломляющий результат для начального Заклинателя.

— Поздравляю. Первый круг, — эльф кинул Шаксу белоснежный медальон. — Пока что это пустышка, но, думаю, уже к концу дня тебя внесут в базу секты как нового ученика, когда я составлю отчёт… Следующий! — угрюмый Элементалист, не ожидавший подобного результата от какого-то человечишки, взглянул на Глефуса. — Нападай.

Великан, как всегда, был лаконичен. Он кивнул.

В руках здоровяка появилась глефа. Не отходя от экзаменатора, он принял стойку.

Кай и Шакс полностью сконцентрировались на Глефусе. Ранее им ещё не доводилось видеть его настоящую силу, так что сейчас им было очень интересно, что же покажет гениальный великан…

То, что произошло в следующий момент, Кай понял не сразу. Всё выглядело как смазанная картинка. Парень действительно упустил момент начала атаки товарища — Глефус двигался слишком быстро.

Но что было самым страшным, так это мощь удара великана, которую ощутили лишь ближайшие присутствующие, но физическое проявление которой не увидел никто. Ибо вся сила техники пикового качества Королевского ранга оказалась полностью сжата на лезвии глефы. Можно было сказать, что эффективность этой атаки приближалась к ста процентам, поскольку практически ни капли энергии или законов Глефуса не было потрачено зря. Вся сила великана, вложенная в этот удар, оказалась целиком направлена на экзаменатора. И это была не только заслуга высокого уровня контроля энергии здоровяка, но и результат неимоверного качества (в плане проработки, а не законов) его техники. Сразу было видно, что это некая древняя техника, оттачиваемая мастерами не одно тысячелетие. Такие имелись только у аристократов, что Элементалист сразу и заподозрил.

«Идеальное понимание Законов Слияния Пути Глефы, Пути Воды и Пути Пространства! Да что это за монстр такой?! — поразился Даулекс, чья ладонь теперь истекала кровью. Лезвие оружия великана вошло на сантиметр в плоть Элементалиста, и этому не смогла противостоять даже его техника укрепления. Конечно, эльф мог уклониться, но тогда бы он нарушил правила экзамена. — Я ни за что не поверю, что это обычный воин. Он точно отпрыск какой-то крайне могущественной семьи! Дерьмо, и что ему здесь нужно? Какого хрена он припёрся во второсортную секту?! Да быть не может, что ради обычной учёбы! Что-то здесь не так… Я должен буду доложить патриарху. Пускай старшие с этим сами разбираются. Я совсем не хочу лезть в дела знати. Пришибут и не заметят. Дерьмо!»

— Твой медальон. Первый круг, — протянул эльф артефакт. — Теперь ты, смертный, — сразу продолжил мужчина.

Отойдя от великана, он вытянул снова ладонь, рана на которой уже успела затянуться. Этому способствовал высокий параметр стойкости Элементалиста, а также его техника укрепления тела, которая повышала скорость регенерации. Конечно, в настоящем бою, так быстро этот порез не восстановился бы, однако Глефус убрал все свои частицы законов и энергию из раны, так что она смогла затянуться.

— Ты готов? Или струсил? — заметив, что Кай не спешит нападать, спросил эльф.

— Нет, — холодно ответил парень. — Я просто хочу изменить экзамен. Я требую версии для других направлений.

Удивлённый Даулекс наклонил голову вбок. Их секта специализировалась на боях с использованием оружия, поэтому при поступлении сюда мало кто использовал право изменить экзамен. Но всё-таки существовали и другие специализации, в том числе и те, где основным занятием воина были не сражения, а, например, алхимия, построение массивов, создание артефактов или исцеление. Таким мастерам экзамен на проверку силы атаки не подходил, поэтому они имели право изменить его на соответствующий.

— Если ты какой-то ремесленник, то почему сразу не сообщил, когда покупал право на экзамен? — раздражённо спросил эльф. — Мы бы тогда успели подготовиться, а теперь что прикажешь делать?..

— Вам ничего не понадобится. Я хочу пройти экзамен на защиту, — спокойно произнёс Кай.

— Что? — изумился эльф. — Ты-то?

Существовали редкие воины, которые специализировались на оборонных техниках. Такие были крайне полезны в групповых боях, но при этом они должны были обладать огромным запасом энергии, так как постоянная поддержка защиты требовала гораздо больше сил, чем создание атакующих техник.

— Да, — невозмутимо сказал мечник. Ему было плевать на презрительное отношение экзаменатора.

— Мм… Ладно, — поморщился Даулекс. — Тогда слушай правила. Для начала встань в двадцати метрах от меня. Теперь, когда я дам команду, ты начнёшь защищаться. Ты должен будешь продержаться без повреждений некоторое время. Уворачиваться нельзя. Атаковать я буду техниками дальнего боя, но так как ты всего лишь на ступени Закалки Души, то я ослаблю атаки до пика Золотого ранга, но при этом буду по полной насыщать их энергией. Для пятого круга ты должен будешь продержаться всего десять секунд. Для четвёртого — тридцать. Для третьего — минуту. Для второго — полторы, а для первого нужно простоять под моими атаками две минуты. Ну и, конечно, ты не должен получить никакого урона. Всё понял?

Кай кивнул.

— Хорошо. Тогда… Приготовься. Начали!

Как и было положено, экзаменатор дал полсекунды форы, после чего моментально взмахнул призванным мечом. Вперёд сорвался алый серп мощной техники, который в мгновение ока преодолел восемнадцать метров, чтобы в следующий миг разбиться об непроницаемый ледяной щит.

Эльф уже выпускал вторую атаку, когда понял, что имеет дело с силой Королевского ранга низкого качества.

«Какого хрена?!» — промелькнуло у него в голове.

В действительности же Кай изначально знал о том, какие условия ждут того, кто выберет вариант экзамена для воина защиты. Поэтому сразу понял, что это идеальный для него способ стать учеником первого круга, раз пробить покров Элементалиста полностью он не может.

Холод Пустоты был плох в прямой атаке, однако отлично справлялся с защитой. Кроме того, он мог замораживать что угодно, из-за чего приближающиеся техники эльфа резко ослаблялись перед столкновением. Ну и в конце концов сила законов пространства также была полезна в обороне за счёт возможности отталкивания, поэтому Кай и решил совместить её с концепцией Холода Пустоты.

В конечном счёте две минуты пролетели почти незаметно.

Экзамен был пройден.

— Условия выполнены. Теперь ты ученик первого круга, — пробормотал озадаченный эльф, а затем отдал Каю медальон.

Элементалист ещё несколько секунд рассматривал человека, пока наконец не осознал, что это первый смертный не эльф ученик первого круга за всю историю секты. Ведь обычно только гении эльфы, имеющие более высокий запас энергии, могли пройти экзамен на вступление так хорошо. Но в целом даже для них было сложно попасть в первый круг, если они не были Заклинателями. Собственно, в большинстве своём именно для последних и был предназначен первый круг ученичества, из-за чего воинов ступени Закалки Души там практически не было.

«Какой странный день…» — подумал растерянный, но при этом испытывающий странную апатию, экзаменатор. Развернувшись, он медленно зашагал к воротам.

Остановившись почти у самого входа, который был защищён множеством массивов, Дуалекс обернулся. Взглянув на троицу, он сказал:

— Медальоны пропустят вас. Потом покажите их любому стражнику внутри, и вас отведут в нужное место, где всё расскажут и покажут. Как ученики первого круга вы имеете право обучаться напрямую у одного из двадцати четырёх Элементалистов секты. Если докажете кому-то из них свой талант, то вас обязательно примут в ученики. Но не я. Ко мне даже не подходите, — безэмоционально произнёс мужчина, а затем ушёл.

Троица переглянулась, после чего, пожав плечами, последовала внутрь.

* * *

До момента активации меток, розданных избранным воинам Облачными Вестниками, оставалось девять дней. И в тот момент, когда этот срок истечёт, метки активируются, показав своим носителям место, куда им нужно будет добраться в течение недели. Сразу же после этого избранные, а также четверо тех, кто отправиться на испытание с ними, отправятся в указанное место вместе с охраной.

Казалось, что всё предрешено, однако ждать ещё год Кай не собирался. Он хотел поучаствовать в скором испытании, поэтому и придумал план, частью которого было вступление в Секту Разящего Удара на правах ученика первого круга. И теперь, когда он и его друзья добились этого, оставалось сделать лишь одно — найти избранного с меткой.

Однако проще сказать, чем сделать. В секте числилось около десяти тысяч учеников. К счастью, большинство из них имели слабый талант, так что в качестве избранных даже не рассматривались. Как и сказал главарь Банды Серых, метку должен был получить однозначно кто-то из учеников первого круга — главных гениев секты. Всего их было семьдесят три, а за вычетом двадцати двух пиковых Заклинателей, которые не могли получить метку по правилам Облачных Вестников, так как были слишком близки к ступени Элементалиста, искать избранного приходилось среди оставшихся пятидесяти одного ученика.

Вот только определить носителя метки не смог бы даже Священный Лорд, из-за чего даже сама мысль о поиске избранного казалась бредовой. Особенно учитывая решение секты о сокрытии информации. И вряд ли в таком случае всё обошлось обычными приказами патриарха. Вероятнее всего, всех, кто был в курсе о личности избранного, попросту заставили дать клятву о неразглашении информации.

Ну а с учётом того, что владелец метки мог её запросто скрыть, никто и подумать не мог, что кое-кто всё же займётся поиском избранного. Это считалось бессмысленным, и отчасти так думали даже Шакс и Глефусом, которые всё же согласились на план мечника, однако сильно в него не верили.

Однако они и представить себе не могли, что существует способность, позволяющая буквально видеть энергию, из-за чего от взгляда такого воина нельзя было спрятаться никак. Любая способность требовала либо энергии, либо законов. А чаще всего и первое, и второе. И в таком случае, какой бы сильный скрывающий эффект такая сила ни создавала бы, энергетическое зрение позволяло видеть сквозь всё это, оголяя саму суть незримого. Так что и метка Облачного Вестника скрыться от глаз Кая не была способна.

Собственно, Каю оставалось лишь увидеть каждого из пятидесяти одного кандидата, чем и занимался в секте Шакс. Он был наследником клана, специализирующимся на сборе информации, так что и сам лучник был профессионалом в этом деле. Поэтому именно он возился с поиском всех учеников первого круга, дабы Кай мог затем невзначай с ними встретиться и проверить наличие метки.

Всё-таки ученики не сидели постоянно на месте. Кто-то тренировался. Кто-то занимался созерцанием законов или изучением техник, запираясь в особых комнатах. Кто-то отправлялся в ближайшие дикие земли, дабы сразиться с монстрами или добыть редкий ресурс. Ну а кто-то банально развлекался, проводя время в городе. Так что найти всех кандидатов было не таким уж и простым делом.

Что же касалось Глефуса, то его задача была намного проще. Он, как явный аристократ и невероятный гений, должен был как можно дольше привлекать к себе внимание старейшин, дабы те не замечали странное поведение двух других новичков и не мешали им в поисках. Собственно, только по этой причине Кай потратил сто тысяч Лазурных Кристаллов, оплатив попытку экзамена и для великана.

Таким образом шли дни. Увы, слишком активно искать избранного Кай с Шаксом не могли, так что тёмную часть суток им приходилось заниматься другими делами.

Кай, например, снова стал созерцать частицы концепции Инь, добавив к этому ещё и Ян. В итоге вскоре парень даже смог окончательно разобраться в основных функциях этих двух сил. Как он понял, Инь имела лишь один эффект — разрушение. Ибо до чего бы она ни прикасалась, то сразу же пыталась это уничтожить. Впрочем, это совсем не означало, что тьма, как Кай прозвал её про себя, не способна взаимодействовать с другими элементами. К примеру, ещё в бою с Зирксом мечник научился сплетать Инь и законы Пути Меча вместе, благодаря чему разрушительный потенциал его клинка значительно возрастал. Единственным минусом было то, что приходилось постоянно следить, чтобы две слитые силы не соприкасались слишком сильно, что могло привести к непредсказуемому результату. Но так или иначе, это того стоило.

В конечном счёте Кай понял, что Инь способна сплетаться только с теми законами, которые также имеют подобную агрессивную природу. К таким элементам, например, относились все виды оружия, огонь, молния, смерть и многие другое.

Что же касалось концепции Ян, то только сейчас Кай стал осознавать её смысл. Частицы этой силы имели целых два эффекта: укрепление и преобразование. И если с первым было всё понятно, то вот насчёт второго парень был пока не уверен. Понимание того, что есть некое «преобразование» появилось само в его голове вместе с достижением срединного понимания первого слоя. Вот только для чего оно нужно и как его можно использовать юноша ещё не осознал.

Кстати, что касалось эффекта укрепления, то оно было неким антиподом «разрушения» Инь. И поэтому Ян могла сплетаться со спокойными стихиями, такими как земля, вода, воздух и, конечно же, Холод Пустоты, что Кай уже проверил.

Вместе с Ян его частицы льда не только становились крепче и прочнее, но и даже усиливали свою замораживающую силу. Так что это было скорее даже усиление, чем просто укрепление. Так или иначе, но Каю ещё предстояло детально разобраться в работе этих двух концепций.

Также, кроме созерцания законов, парень наконец решил разобраться со свитком Техники Тела Тьмы, полученным в качестве награды за убийство Зиркса. Погрузив сознание внутрь предмета, в котором была запечатана память некоего мастера, Кай увидел само применение способности, а также принципы его создания.

Таким образом мечник узнал, что пока освоить Технику Тела Тьмы он не может, ведь для этого нужно достигнуть максимального понимания концепции Инь. Позволяет же эта техника буквально превращаться в тот самый тёмный туман. В таком состоянии воин становится неосязаемым, он получает возможность деформировать свою оболочку и даже становиться невидимым. И лишь мастера на ступень выше, а также те, кто воспользуется мощной техникой обнаружения, смогут заметить противника в этой технике.

Но главное, если Кай изучит эту технику, то в состоянии тёмного тумана его буквально нельзя будет ранить никакой техникой, чьё качество и ранг будут аналогичны или ниже качества Техники Тела Тьмы. То есть, если Кай изучит её раньше, чем станет Заклинателем, то сила техники будет равна низкому качеству Золотого ранга (так как при максимальном понимании концепции её мощь зависит напрямую от ступени развития), а значит ранить парня смогут только техники как минимум низкого качества Королевского ранга.

Таким образом, в боях с равным противником эта способность позволяла воину буквально стать неуязвимым. Вот только у неё имелся минус: для поддержания Тела Тьмы требовалось гигантское количество энергии. Поэтому по приблизительным подсчётам, сейчас Кай сможет продержаться около трёх секунд в состоянии тёмного тумана, прежде чем его источник опустеет. Ну а если учитывать возможность постоянного восстановления Ки, пока мечник не устанет духовно, то использовать эту технику он мог предположительно до пятнадцати секунд. Это был его нынешний крайний предел, после которого Кай уже не сможет даже восстанавливать энергию из воздуха, так как попросту потеряет сознание от нагрузки.

Но в любом случае Кай собирался изучить Технику Тела Тьмы, как только его понимание Инь достигнет максимального уровня. Ведь это была действительно невероятная техника. Да и к тому же близился момент прорыва на ступень Заклинателя, так что в будущем он явно сможет дольше использовать эту способность.

* * *

Проверив ученика секты Лартикса Сирту — одного из предполагаемых избранных, который был известным гулякой, Кай вычеркнул ещё одно имя из мысленного списка. До момента активации меток оставалось пять дней.

Сегодня мечнику предстояло увидеть ещё трёх учеников первого круга, так что он спешил вернуться в секту. А сейчас же Кай находился в центре Дардина, неподалёку от публичного дома, где и развлекался Лартикс.

Шагая сквозь толпу, юноша вдруг заметил знакомую ауру. Посмотрев вправо, он увидел ярмарку.

Ярмарку рабов.

Направившись к ней, Кай натянул капюшон тёмного плаща посильнее, после чего стал искать то, что его привлекло. И в конце концов он нашёл желаемое.

— Сколько стоит этот раб? — спросил Кай у пузатого и цветасто разодетого владельца нескольких клеток с парой десятков рабов.

Обернувшись, ковыряющийся в носу эльф-Заклинатель начальной стадии, явно ставший истинным мастером не своими силами, а благодаря дорогим эликсирам, презрительно осмотрел Кая.

— Смертный? Человек? — скривился он, разглядев лицо, а значит и надпись. — Да ты хоть знаешь, сколько стоит даже самый дешёвый раб? У тебя хоть какие-то деньги есть? Лучше проваливай-ка ты отсюда, пока мои ребята тебе не сделали больно, — вытерев соплю о плащ невозмутимого Кая, пригрозил ему работорговец, за спиной которого появилось два великана срединной стадии Заклинателя. И судя по всему, это были уже настоящие воины, пускай и с посредственным фундаментом.

— Ладно… — вздохнул Кай, которому Холод Пустоты даже не дал возможности разгневаться или как минимум рассердиться. — А если вот так? — показал он белоснежный медальон ученика первого круга. Вид этого артефакта был разным для каждой из сект королевства, однако белый цвет однозначно говорил о признанном таланте ученика. Не знать этого Заклинатель не мог. Подделать же медальон было невозможно, поскольку тот идентифицировался прямо через Систему.

Глаза наглого толстяка моментально расширились от неверия и ужаса. Несколько секунд он стоял с открытым ртом, будучи неспособным вымолвить ни слова. Однако, как только шок прошёл, эльф сразу же затараторил.

— Господин! Помилуйте, прошу! Не гневайтесь на глупца! Я полнейший идиот, что не смог признать перед собой великого гения! — начал жалобно молить он, параллельно вытирая платком плащ Кая. — Вы хотели купить этого раба. Да, точно! Он стоит двадцать семь тысяч, но вам я сделаю скидку: продам за пятнадцать… Нет! За тринадцать.

Работорговец прекрасно знал, что обладатели белых медальонов это хоть и не аристократы, но всё ещё очень влиятельные воины, имеющие немало связей. Ну а самое главное — они были недостижимыми гениями в глазах простого народа, поэтому даже если Кай сейчас смертный, то рано или поздно он всё равно превзойдёт своего обидчика в силе, после чего тому придётся бежать. Вот почему обычные жители королевства, даже если они были богачами, боялись и уважали учеников сект первых двух кругов.

— Пожалуйста, прошу! — упав на колени, продолжил умолять эльф, когда заметил молчание Кая. — Десять. Десять тысяч!

Холодный взгляд мечника упал на толстяка, от чего тот поёжился и резко затих.

— Ладно. Оформляй. Но быстро, — ответил Кай.

На этот раз работорговец не медлил. Быстро подорвавшись с земли, он, слегка пошатываясь на ватных ногах, побежал куда-то к себе в шатёр, чтобы переоформить документ, а также перенастроить ключ контроля над рабским ошейником выбранного раба.

В итоге всё это заняло всего несколько минут, после чего Кай вместе со своим рабом покинули ярмарку, а затем и саму площадь. Двое свернули в переулки.

А когда кроме мечника и только что купленного невольника в радиусе нескольких десятков метров не осталось никого, парень замер. Его раб тоже остановился, оказавшись в метре от неприкрытой спины нового хозяина.

— Я бы на твоём месте не спешил использовать Волю, — обернувшись, Кай снял капюшон, тем самым показывая лицо, — Энни.

Глава 21. День активации метки

— Ты?! — изумилась приготовившаяся к атаке девушка, увидев лицо её хозяина. — Что ты здесь делаешь?

— Тот же вопрос я могу спросить и у тебя, — спокойно ответил Кай. — Почему полуфиналистка мордобоя всё ещё рабыня?

— А с чего я должна тебе отвечать? — скрестив руки на груди, хмыкнула Энни, отвернув голову в сторону. После того случая в финальном бою, когда Кай заставил её вспомнить отца, девушка видела в мечнике лишь угрозу.

— Я тебя купил. И я могу дать тебе свободу, — попытавшись улыбнуться, пояснил парень.

— Честно? — с некими нотками наивности спросила Энни. Бросив короткий взгляд на Кая, она оглядела его фигуру, после чего стала рассматривать лицо парня. Однако заметив его взгляд, девушка отвернулась обратно. — Нет. Стоп. Я не верю тебе! Ты обманешь меня! Ну и я сама могу освободиться. Вот.

«Почему она так по-детски говорит и ведёт себя?» — задумался Кай.

«Могу дать подсказку» — вдруг произнёс Рун’Тан.

«Удиви».

«Ей хоть где-то и около тридцати, но её оболочка души, которая является отражением разума, практически всё это время провела в некоем состоянии сна. Поэтому психологический возраст этой девочки гораздо ниже реального».

«Погоди. Но как она тогда смогла дорасти до пика ступени Заклинателя? Неужели во сне культивировала?»

«Это не совсем сон. Скорее что-то вроде очень глубокой медитации, в которой она всё время и культивировала».

«Без перерывов? Каким образом? Где она брала нужные знания? Да и возможно ли такое вообще?» — не мог понять Кай.

«Как видишь — возможно. А что касается знаний, то, похоже, они пришли из необычной и довольно сложной духовной техники, наложенной на оболочку души полукровки. Вероятно, тот, кто создал её, смог вложить в технику обширные знания о пути развития, а также крайне сложные законы нескольких элементов, в том числе и меча, чтобы малышка могла созерцать их во время столь длительной медитации. Собственно, сейчас эта техника помогает ей быстрее адаптироваться к реальному возрасту».

«Сложная техника, говоришь?.. — пробормотал Кай, отметив, что Рун’Тан впервые с момента их знакомства оценил что-то так высокого. Это насторожило мечника. — Что это вообще за способ развития такой? Никогда не слышал ни о чём похожем».

«Оно и не странно, парень. Даже у меня в империи всего несколько десятков человек знало о такой методике, поскольку её на самом деле практически никто не применял. А те, кто пытался, всегда проваливались. Понимаешь, хоть такой способ и позволяет прогрессировать с большей скоростью, однако он несёт в себе огромные риски. Сам подумай, такие длительные медитации больше присущи Священным Лордам и Небесным Монархам, поскольку их закалённый дух позволяет выдержать такое сильное погружение. Но что тогда насчёт смертных?»

«Их воля не выдержит, — осознал Кай. — Выходит, при такой долгой медитации легко сломаться и умереть, если ты как минимум не Священный Лорд, я прав?»

«Да. Поэтому, учитывая, что даже подобрать правильный способ для погружения души в такой долгий «сон» крайне сложно, ибо для каждого он свой, то шанс успешного завершения подобной медитации один на миллиард или даже меньше. Так что тот, кто сотворил такое с этой девчонкой, серьёзно рисковал. По сути, сам факт того, что она ещё жива, уже чудо. Ну и кроме этого, такой метод развития сразу подразумевает два серьёзных минуса: крошечный боевой опыт и почти полную остановку психологического развития на время медитации».

«Кстати, ты сказал, что такой способ позволяет быстрее развиваться, — вспомнил парень. — Насколько?»

«Сам подумай. Я сказал, что ей где-то тридцать. Из этого можно понять, что Заклинателем она стала лет в пятнадцать. Ну а что касается момента первого контакта с энергий, то судя по моим ощущениям, у неё он случился лет в восемь. Думаю, где-то в одиннадцать она полностью закончила закалку разума, после чего и погрузилась в медитацию почти на два десятилетия».

«Если смотреть на цифры, то, выходит, что она так же талантлива, как и Эурин Поступь Неба, легенду про которого ты мне рассказывал?»

«Не совсем. Не считая того, что она рано начала культивировать, то такая скорость — это заслуга как раз данной методики. Без этого, развивайся девочка стандартным способом, то, вероятно, она была бы на уровне твоего друга Глефуса. Он действительно гений, сумевший в сорок стать пиковым Заклинателем, однако это и близко не уровень Эурина. Вспомни хотя бы то, что он большую часть своей жизни, до того момента, как стал Элементалистом, перебивался простыми ресурсами, так как покинул столицу».

«Ясно. Что ж, ты действительно удивил меня», — признал Кай.

— Эй! Чего замолк? Нечего ответить? — ухмыльнулась Энни, заметив секундную задержку парня, который потратил это время на общение с Рун’Таном.

— Я просто не хотел спешить тебя расстраивать, — спокойно ответил он. — Да, ты, конечно, можешь сама снять с себя ошейник при помощи Воли Меча, а затем попросту скрыться от меня, вернув полную силу, вот только, похоже, ты кое о чём забыла, — указал он себе на лоб.

Девушка рефлекторно прикоснулась к своему лбу, ощутив пальцами метку раба.

— Что это? — искренне удивилась она. — Я не помню, когда на меня наложили это… Я была в отключке?..

— Это что-то вроде сигнальной метки. Как только снимешь или сломаешь ошейник, то она активируется, и начнёт постоянно сообщать стражникам королевства, что здесь беглый раб. Ну а если попробуешь убрать метку своей энергией, то произойдёт взрыв.

— Ты врёшь! — не поверила девушка.

Не тратя попусту время, Кай сразу же дал клятву, подтверждающую его правоту, тем самым обезоружив красавицу.

— Но… тогда… — растерялась она. — Зачем тогда тебе меня отпускать?

— Скажем так — это всего лишь благодарность за тот прекрасный бой. Он много чего мне дал, — кивнул юноша.

— Правда? — забавно нахмурилась Энни. — Ладно. Я расскажу тебе, почему я здесь, но сначала ты освободи меня! Клянусь, что не сбегу. Всё равно я сильнее, и без ошейника легко одолею тебя!

Кай закатил глаза.

— Что ж, я поверю тебе, — кивнул парень, в действительности доверившись своей интуиции, которая, благодаря усилившейся силе воле, подсказала, что в словах собеседницы нет лжи. — Ты знаешь, как нужно правильно убирать метку?

— Нет, — покрутила она головой.

«Хорошо, значит, быстрее закончим», — подумал парень.

— Как владелец, я могу сделать это особой техникой, — соврал он, не желая тащиться к специальным мастерам королевства. — Я должен лишь прикоснуться к тебе…

Кай потянулся рукой ко лбу Энни, после чего она подсознательно сделала шаг назад, вспомнив тот момент в конце их боя.

— Стой, — сразу же выпалила девушка, в чьих глазах появились крупицы страха.

Кай замер.

— Что не так? — спросил озадаченный парень.

Красавица натужно сглотнула, а затем покрутила головой.

— Ничего. Снимай метку, — сказала она, подавив панику.

После этого мечник прикоснулся ко лбу полукровки, подчинил энергию метки в её мозге, вслед за чем развеял технику. В тот же миг отпечаток исчез и с лица девушки.

— Я убрал метку, — произнёс Кай.

Спустя мгновенье ошейник Энни открылся, упав на землю. Его удалённо снял Кай, воспользовавшись ключом контроля.

— Вот и всё, теперь ты свободна.

Потрогав лоб, а затем шею, Энни радостно улыбнулась.

— Так ты расскажешь мне свою историю? — напомнил парень.

Взглянув на Кая с прищуром, красавица ухмыльнулась.

— А ведь я теперь сильнее тебя, — в подтверждение своих слова Энни раскрыла свою мощную ауру, значительно превосходящую ауру Кая. Эти двое хоть и были гениями, однако полукровка всё же превосходила парня аж на целую ступень.

— Хочешь напасть на меня? — спокойно поинтересовался мечник, никак не отреагировав на действия красавицы.

Девушка нахмурилась, а затем спустя несколько секунд скрыла разразившуюся в переулке силу.

— Скучный… Почему ты не испугался? — в ответ Кай продолжил молчать, что в итоге заставило Энни тяжело вздохнуть. — Ладно. Расскажу я всё, раз уж обещала. В общем, сломать ошейник того мерзкого сильфа, который заставил меня сражаться, я не могла. Он сразу понял, что обычный меня не удержит, поэтому надел на меня очень крепкий. А ещё я не могла выбрать свободу за второе место в турнире, потому что клятва разрешала сделать мне это только если я буду первой! Так что это ты всё испортил!.. Ну а когда всё закончилось, то мерзкий сильф решил остаться в городе ещё на какое-то время. Из-за этого с помощью ошейника меня заставили находиться в гостинице. А так как сломать я его не могла, то меня особо и не охраняли. Благодаря этому я и сбежала, так как оказалось, что та твоя тёмная сила повредила артефакт на самом глубоком уровне, и это никто не заметил. Даже я это поняла только на третий день. Так я смогла разбить ошейник окончательно, после чего сбежала. Ну а метки на мне тогда ещё не было. Мерзкий сильф боялся заносить меня в общую базу рабов, чтобы не раскрыть свой козырь перед турниром. Вообще, он, конечно, мог развернуть свою ауру пикового Священного Лорда до предела, чтобы найти меня, но почему-то не сделал этого.

«Ага, сделал бы он это рядом с тем, кто начал прорыв на ступень Небесного Монарха», — хмыкнул Рун’Тан.

— Через форт я боялась идти сама, поэтому присоединилась к каравану. Те эльфы показались мне хорошими, но потом, когда я спала, они надели ошейник и продали меня, твари!

— Спала? — удивился Кай.

— Да, а что такого? — мило наклонила голову Энни.

— Ничего. Забудь… Что было дальше?

— Эмм… ну в общем потом я попала сюда. Те, кто надел на меня ошейник, не знали, что я могу сломать его Волей Меча, поэтому они использовали обычный. Но так как я не могу разбить его сразу, то было опасно это делать рядом с ними или в клетке у работорговца. Поэтому я решила ждать, пока меня купят, и потом сбежать в нужный момент. А потом появился ты. Вот так.

— Понятно, — кивнул Кай.

— Эй, а что ты здесь делаешь? Я тебе всё рассказала!

— Я? Готовлюсь к тому, чтобы попасть в Облачную Обитель, — правдиво ответил парень.

— Да? — воскликнула красавица. — А можно мне с тобой? Там же можно взять ещё четверых с собой, если есть метка. А я буду полезна на Испытании Облаков!

«Откуда она знает про метку, количество мест и, самое главное, полное название испытания?» — удивился Кай, но никак этого не показал.

— Я с чего бы мне тебе брать с собой? — изогнув бровь, спросил он.

— Но как?.. — растерялась полукровка. — Я же буду полезна как бы…

— Перефразирую. Почему я должен взять именно тебя?

Энни задумалась. Через полминуты она ответила.

— Точно! Ты же, как и я, мечник? Угадала? Так вот, я могу сделать для тебя Частицу Мудрости!

— Их я и сам могу купить.

— Но у меня идеальное познание Закона Слияния Пути Меча! — вздёрнула подбородок девушка.

— Признаю, — кивнул Кай, — Частица Мудрости с такими законами будет стоить гораздо дороже обычной. Однако это всё ещё дешевле, чем пропуск на Испытание Облаков.

— Хм, — коварно улыбнулась красавица. — Даже если в Частице будет отпечаток Воли Меча, который не только увеличит скорость познания Закона Слияния, но и приблизит воина к созданию собственной Воли Меча?

Кай замолк на несколько секунд, после чего ответил:

— Клятву. На этот раз ты дашь клятву, что сделаешь максимально качественную Частицу Мудрости, а взамен я поклянусь, что возьму тебя с собой на Испытание Облаков.

— По рукам! — протянула ладонь Энни. — Только дай мне где-то десять Лазурных Кристаллов, а то мне не из чего сделать Частицу.

Кай ответил на рукопожатие, мысленно усмехнувшись.

«Хоть это и немного подло, но всё же обмануть «ребёнка» оказалось не так уж и сложно. — подумал он. — Ведь я изначально и сам собирался её пригласить, как четвёртого члена нашей команды… Что ж, теперь осталось лишь найти владельца метки».

* * *

— Сдаюсь! Сдаюсь, старший брат! — отлетев к стене, притворным голосом закричал Кай. — Вы были великолепны! Большое спасибо за этот бой! — поклонился он начальному Заклинателю эльфу.

Поведение Кая совершенно отличалось от того, каким его знали Шакс, Глефус и остальные. А с учётом Холода Пустоты, поселившегося в душе парня, это могло бы удивить даже Рун’Тана, если бы тот не знал, что всё это лишь игра.

Кай притворялся наивным и слабым новичком, преклоняющимся перед гениями секты. Именно благодаря этому он смог уговорить одного из учеников первого круга на короткий спарринг. Впрочем, парню всё же пришлось задобрить Феликса, так звали эльфа, несколькими редкими и дорогими подарками.

Тем временем, пока Кай пытался подняться с земли, изображая слабость, Заклинатель с синими волосами, чьё лицо скрывала белоснежная маска, презрительно фыркнул.

«И как такой попал в первый круг? Он же слабак слабаком! Куда смотрят старейшины?» — подумал он.

— Раз ты сдаёшься, то я ухожу, — произнёс эльф, чей голос сильно искажался маской.

— Да, старший брат. Ещё раз спасибо! — Кай запросто притворялся подхалимом, так как благодаря Холоду Пустоты не чувствовал ни омерзения к такому образу, ни стыда.

Когда Феликс в конце концов ушёл, мечник сбросил маску слабака, легко поднявшись на ноги.

«Сумел?» — холодно спросил он, обратившись к Рун’Тану.

«Да. Сделал всё, как ты и просил», — ответил старик.

«Отлично», — слегка улыбнулся Кай, направившись к выходу с арены.

Ученик, с которым он только что спарринговался, и был тем самым избранным, получившим метку от Облачного Вестника. Кай наконец нашёл его, увидев саму метку энергетическим зрением.

Ну а что касается поединка, то он нужен был для выполнения предпоследней части плана мечника, в котором требовалось участие даже Рун’Тана. Для этого Каю даже пришлось купить несколько очень дорогих эликсиров для прорыва, которые он просто так выпил.

Обычно хватило бы трёх порций, чтобы убить срединного Заклинателя, однако линия крови парня позволяла ему выдержать такую нагрузку. И всё ради того, чтобы изъять из этих препаратов крупицы энергии души, и передать их Рун’Тану. Ибо, к несчастью, даже обладая огромным состоянием, Кай никак не мог купить духовный фрукт с атрибутом души, поскольку даже в этом мире такое растение являлось крайне редким, так что его попросту нигде не продавали. Максимум можно было найти его на закрытых аукционах, и то раз в несколько десятилетий.

Поэтому Каю и пришлось изворачиваться, ища что-то, что уже содержит нужный тип энергии, пускай и в довольно малой концентрации.

В итоге остаток дня Кай провёл в медитации, созерцая частицы концепции Ян. Искать больше никого не нужно было. Вот только на следующий день события вновь понеслись вскачь, поскольку настал день активации метки.

* * *

— Это всё из-за этой девки! — в своей привычной шутливой манере ругался Шакс, указывая на Энни. — Если бы она пришла вовремя, то нам не пришлось бы сейчас спешить. Дерьмо, если мы не успеем, то весь план… вся наша работа покатится в бездну! Вот же ж! Ещё и монстра не хватало нам встретить!

Также находящиеся в летающей лодке Кай, Глефус и Энни вдруг напряглись.

— А нет, шучу, — улыбнулся Шакс, заметив лица товарищей.

— Очень весёлая шутка, — сочилась сарказмом полукровка.

— Ага. Спасибо, — улыбнулся лучник. — Твоя шутка тоже вышла забавной. Ну это та, где ты решила нас всех подставить и не появилась вовремя.

— Да ты уже задрал! — выпалила Энни, которая в силу характера и наивности так и не поняла, что Шакс намеренно её достаёт. — Я же уже извинилась. Да и вообще! Это не моя вина! Я всегда так долго сплю, могли бы и предупредить заранее о сборе, а не отправлять сообщение через артефакт за три часа до встречи.

— И с каких это пор Заклинателям нужен сон? — усмехнулся Шакс, сощурив глаза.

— Просто я особенная! — девушка вздёрнула подбородок.

Причиной того, что Кай и товарищами сейчас опаздывал, заключалась в том, что Энни действительно проспала. Ну а так мечник поклялся взять её с собой на Испытание Облаков, а точнее — сделать всё возможное для этого, то бросить её он не мог.

В итоге Каю пришлось врываться в гостиничный номер красавицы, чтобы найти её там спящей. К удивлению парня, эта особенность девушки оказалась правдой. Вот только, как объяснил Рун’Тан, это был не обычный сон, а всего лишь последствия работы духовной техники, наложенной кем-то на душу Энни.

Поэтому, если девушка не сопротивлялась, то раз в неделю ей приходилось засыпать на десять часов. В это время с её разумом активно работала та самая техника, которая помогала анализировать и переосмысливать всю полученную полукровкой за последнее время информацию. Таким образом сглаживался побочный эффект от очень долгой медитации Энни. Проще говоря, благодаря сну она взрослела — рос её психологический возраст.

Вот только у этого процесса имелся один неприятный минус: если девушка всё же отдавалась сну, то разбудить её нельзя было никак. Лишь когда заканчивалось действие техники спустя десять часов, то тогда Энни и просыпалась.

Так что Каю попросту пришлось взять спящую девушку на руки, и потащить с собой.

— О! Кажется, мы скоро будем на месте, — сообщил Шакс через несколько минут. — И судя по всему, у нас есть ещё полтора часа на подготовку.

— Ах ты гад! — резко вскрикнула Энни. — Вопил здесь, что из-за меня мы опаздываем, а на самом деле у нас есть ещё полтора часа в запасе! Ну ты и… — сжала она кулаки, — придурок!

В ответ на это все в лодке услышали лишь громкий заливистый смех. Шакс не смог удержаться.

* * *

Феликс Умберт, он же обладатель метки Облачного Вестника, а также ещё четверо других гениев Секты Разящего Удара расположились в комфортной карете, пространство внутри которой было увеличено особыми артефактами. Двигалась же повозка не при помощи приручённых монстров, а благодаря специальному двигателю, работающему на энергии Лазурных Кристаллов.

Кроме учеников, в карете также находился патриарх секты — Священный Лорд третьего уровня, его ученик — Элементалист начальной стадии, и двое старейшин — пиковых Элементалистов. Но это была не вся охрана: двое старейшин разместились на специальных местах спереди и позади кареты, а ещё трое Элементалистов конечной стадии двигались самостоятельно, рассредоточившись вокруг повозки.

Большую охрану глава секты решил не брать, дабы не привлекать слишком много внимания.

— Итак, юный Феликс, мы уже почти на месте. Будь добр, обратись к метке в последний раз, и подтверди координаты, — заговорил с парнем патриарх, явив карту.

Юноша в маске, сумевший стать Заклинателем всего в двадцать один, как и Шакс, выполнил просьбу, сконцентрировавшись на метке на левой руке. Спустя секунду он вновь увидел то же место, что и прежде.

— Да, мастер Штраукс, это именно здесь, — указал он снова в ту же самую точку на карте.

— Отлично, — улыбнувшись, кивнул Священный Лорд. — Тогда поспешим. Лучше приехать заранее.

В конечном счёте спустя три часа карета остановилась, после чего все её пассажиры вышли. Вернув повозку в пространственное кольцо, глава секты приказал двигаться дальше пешком. Им предстояло войти в лес, так что требовалось действовать осторожно.

К счастью, по пути члены Секты Разящего Удара никого не встретили, так что они спокойно добрались до нужного места. Впрочем, всё это было возможно лишь благодаря тому, что Священный Лорд раскрыл на максимум свою ауру, накрыв область в пять километров. Вот почему, несмотря на окружающий лес, поблизости не было ни одного постороннего живого существа.

— Мы на месте, — сообщил Феликс, как только увидел тот самый пейзаж. — Здесь должен появиться портал!

— Метка сказала тебе, когда это случиться? — поинтересовался патриарх.

— Нет, мастер Штраукс.

— Ясно. Тогда будем ждать седьмого дня. Всё-таки у нас есть целая неделя. Ну а пока можно обустроить лагерь.

Шесть дней пролетели в одно мгновенье. И когда наступил седьмой, то глубокой ночью над небольшим озерцом начали появляться жёлтые вспышки, вскоре сформировавшие полноценный портал.

— Дикс, проверь, — приказал патриарх одному из старейшин.

Старый эльф спокойно зашагал по воде, подойдя к пространственному проходу. Приложив к нему руку, он попытался надавать, но ничего не произошло.

— Мастер, меня не пускает. Чувствую, что могу повредить портал, если буду напирать сильнее, — отчитался Элементалист. — Кроме того, я не могу отследить, куда он ведёт. Сразу видно, что этот портал создало нечто могущественное.

— Хорошо. Теперь пусть кто-то из учеников проверит то же самое.

Спустя пятнадцать секунд молодая Заклинательница начальной стадии, не имеющая метки, подтвердила слова старейшины.

— Отлично. В таком случае Феликс и остальные ученики нашей секты, дарую вам своё благословение. Удачи на Испытании Облаков! — огласил патриарх, тем самым разрешив молодым гениям войти в портал.

Все пятеро взялись за руки, чтобы в итоге избранный оказался в центре. Когда они приблизились к порталу, то метка Феликса засветилась, позволив всем пятерым пройти внутрь.

Ученики секты отправились на испытание.

Точнее — так они думали…

* * *

Сквозь открывшийся портал прошли пятеро, после чего их всех резко сковало невидимыми оковами, а в следующее мгновенье на шеях учеников появились рабские ошейники. Четверых гениев артефакт сразу вырубил, а вот самого избранного всего лишь обездвижил.

— Что здесь происходит? — искажённым голосом спросил Феликс, увидев вокруг себя незнакомое помещение. — Кто вы?

— Не узнаёшь, старший брат? — с лёгкой улыбкой спросил подошедший Кай.

— Ты? — удивился эльф. — Что ты здесь делаешь? Как ты попал на испытание? И почему тебя не сковало?

— Испытание? Нет, — покрутил головой мечник, за спиной которого нарисовалось ещё три фигуры. — Ты попал в ловушку. Я знал, что у тебя метка. И знал, какое место оно тебе покажет. Поэтому ты вошёл в мой портал, который привёл тебя и твоих товарищей в ловушку.

Кай соврал. На самом деле он не знал, где же будет настоящий портал. Ибо на самом деле место, которое увидел Феликс благодаря метке, было ненастоящим. Это Рун’Тан, когда Кай во время спарринга прикоснулся к левой руке эльфа, использовал свои силы, чтобы наложить поверх метки поддельное воспоминание о месте. Таким образом, всё это время избранный видел то, что хотел старик, а не настоящее место.

А нужно это было как раз для того, чтобы заманить учеников секты к поддельному порталу, который был создан тем самым артефактом, что Кай заказал у Нотрикса, заключившего с Глефусом сделку. Вот так пятеро гениев и попали в ловушку.

— И что теперь? — спокойно спросил эльф.

— До конца суток осталось двадцать часов. Мы ещё успеваем найти настоящий портал, чтобы отправиться на Испытание Облаков. Ну а ты будешь нашим билетом. Советую тебе сотрудничать с нами, и тогда всем будет проще. А иначе нам придётся…

— А-ха-ха-ха, — вдруг рассмеялся Феликс, прервав Кай. — Я согласен! Хотите, могу даже духовный контракт подписать. Ха-ха-ха-ха… Подумать только… Вы же не меня переиграли. Вы самого патриарха секты обманули! Как же я рад, что ошибся, посчитав тебя ни на что не годным слабаком, — посмотрел он на мечника.

Кай, Шакс, Глефус и Энни резко замерли от удивления. Они и подумать не могли, что пленник решится сотрудничать сразу же.

— Так просто соглашаешься? А как же твои товарищи? Твоя гордость? Секта в конце концов?

— Ты вот этих, что ли, называешь моими товарищами? — кивнул эльф на бессознательно валяющихся учеников. — Да плевать я на них хотел, как и на секту! Ну а гордость мою уже и так сложно уязвить. Например, ты знал, что за право получения метки, патриарх вынудил меня подписать контракт на тридцать лет работы старейшиной секты, когда я стану Элементалистом? И неважно, смогу я пройти испытание в Облачную Обитель или нет. А вот этим вообще пятьдесят лет придётся пахать.

— Так чему же ты радуешься? — спросила Энни.

— Понимаешь ли, контракт этот будет действовать лишь в том случае, если патриарх выполнит главное условие, а именно: доставит меня к порталу на Испытание Облаков. Теперь понимаешь, что меня так развеселило?!

— Вот как, — усмехнулся Шакс. — Выходит, что мы и тебя спасли, и патриарху нагадили. Если бы не твоя реакция и некоторые железные доводы, то можно было бы подумать, что это не мы всех обхитрили, а ты воспользовался нами. Забавно. Кстати, не думаешь снять маску?

Лучник подошёл к эльфу, и бесцеремонно снял с него маску.

— Оу… — изумился он, увидев невероятную красотку.

Бледная кожа, большие зелёные глаза, маленький носик, пухленькие губки и стройная фигура порождали невероятную внешность.

— Так ты девушка? — спросил удивлённый Шакс.

— Скоро ты девушкой станешь, если ещё раз у меня такое спросишь!

Изначально все думали, что тот грубый и немного хрипловатый голос — это эффект маски. Однако, как оказалось, это был настоящий голос Феликса. И да, он был парнем. Парнем, невероятная внешность которого могла ввести в заблуждение любого. И так как из-за этого эльфа часто принимали за девушку, то он и начал носить маску.

— Вот блин, — огорчённо вздохнул лучник, надев маску обратно на Феликса. — А я-то думал, что у нас наконец появиться хоть одна представительница прекрасного пола…

— Что-о-о?! — моментально отреагировала Энни. — Что ты сейчас сказал?!

Шакс резко обернулся и замахал руками.

— Ой, извини! Я не хотел тебя обидеть… Глефус, — посмотрев на полукровку, улыбнулся он. — А нет! Прости, опять перепутал. Просто у тебя голос похож, вот я и…

— Тебе конец! — процедила побагровевшая Энни, сжав кулаки. — Урою!

* * *

В итоге Феликс подписал духовный контракт, после чего с него сняли ошейник. Остальных же учеников секты оставили здесь, но запрограммировав их ошейники так, чтобы те автоматически открылись через сутки. А до тех пор им не стоило выбираться свободу.

Сразу после этого Кай, а точнее — Рун’Тан, убрал ложное видение с метки эльфа, вслед за чем тот наконец смог увидеть настоящее место с порталом. Ну и как только все пятеро узнали координаты, то они моментально выдвинулись туда, сопровождаемые дюжиной Элементалистов. Их Кай нанял на последние деньги, дабы финальная часть его плана не была неожиданно разрушена в последний момент какими-то бандитами, или того хуже — аристократами.

В конце концов, спустя семь часов воины добрались до указанного Феликсом места, где их уже ожидал невидимый портал, появившийся сразу после того, как метка оказалась рядом. Не став медлить, они взялись за руки, после чего впятером прошли сквозь арку пространственного прохода.

Кай, Шакс, Глефус, Энни и Феликс наконец попали на Испытание Облаков.

Очутившись на большом высокогорном плато, пятеро гениев увидели вокруг себя огромную толпу. Здесь было порядка тысячи воинов, так что избранных насчитывалось около двухсот. Что же касалось новых групп, то они практически не появлялись, из-за чего телепортация Кая и остальных привлекла к себе немало внимания. Всё-таки подавляющее большинство участников прибыло ещё в первый час суток, и провело здесь уже половину дня, дожидаясь начала испытания. И спустя пять часов, когда появился последний избранный с меткой и его команда, оно наконец началось.

С небес ударил ослепляющий голубой луч, попавший в одинокую скалу. В тот же миг вся тысяча гениев ощутила глубокую и устрашающую ауру. Ну а те, в чьих душах были заточены духи, а такими были почти все присутствующие, вдобавок почувствовали лёгкую боль.

Духи пытались сломать клетку, удерживающую их в телах воинов. Ведь они реагировали…

Реагировали на появление старшего брата — короля.

На одинокой скале появился старик, чьё тело и одежда были словно сотканы из ветра и облаков…

Это был малый Небесный Дух — разумное существо, равное по силе Небесным Монархам срединной стадии.

Это был Айрус — Хранитель Облачной Обители.

Эпилог

Высокий симпатичный эльф, чья аура была полностью скрыта, приблизился к огромному многоэтажному зданию департамента расследований. Добравшись до входа, мужчина ничуть не замедлил своего шага, даже учитывая, что врата охраняло несколько пиковых Заклинателей.

Как только стражники заметили направляющегося к ним эльфа, то первым делом обратили внимание на его ауру, которой не было. Таким образом, мужчина мог бы показаться обычным смертным, однако такие были редкостью в Таэле, так что охрана департамента сразу поняла, что перед ними как минимум Элементалист.

После этого воины наконец заметили золотистый значок, расположенный на груди мужчины, и всё наконец встало на свои места. Они поняли, что это следователь седьмого ранга Маркс Сайрон. Тот самый Элементалист конечной стадии, который заинтересовался прошлым Глефуса, и послал Нотрикса следить за великаном.

Стражники моментально отдали честь.

— Вольно, бойцы, — приблизившись, произнёс Маркс. — Глава департамента на месте?

— Да, господин следователь, — отчитался старший среди охраны. — Сообщить ему, что вы просите о встрече?

— Сообщи, — кивнул эльф. — Но, думаю, начальник и так уже всё знает.

После этого Маркс наконец попал внутрь, и, воспользовавшись платформой-подъёмником, отправился на последний этаж. Там он отыскал нужную дверь, после чего постучал.

— Входи, — раздался строгий голос.

— Вызывали, господин Эльтрикс? — произнёс Маркс, увидев старого и довольно уставшего Священного Лорда пятого уровня.

— Вызывал, вызывал… — пробормотал седовласый эльф, не отрываясь от бумаг. — Скажи-ка, тебе интересно проводить время в гарнизоне на границе?

— К чему вы клоните, начальник? — спокойно спросил Маркс.

— Мне пришло предложение от департамента разведки. Им нужен ты, а точнее твоя уникальная Техника Обмана Крови. Поэтому я тебя и вызвал. Ты можешь либо отказаться от предложения и вернуться отрабатывать наказание на границу, либо же выполнить задание, что позволит тебе сразу же вернуться к работе следователя. Ответ нужно дать до конца сегодняшнего дня.

— Хотелось бы для начала узнать, что за задание? — не стал спешить эльф, хотя предложение действительно вызывало у него сильный интерес.

— Увы, вдаваться в детали мне нельзя из-за духовного контракта. Но могу сказать, что это будет разведка на вражеской территории. Если согласишься, то получишь всю информацию.

— Тогда последний вопрос: какой ранг сложности у этого задания?

— Восьмой ранг, мальчик… восьмой… — наконец подняв на следователя покрасневшие от работы глаза, ответил глава департамента.

Маркс никак этого не показал, но внутри у него всё сжалось, как только он услышал слова Эльтрикса. Восьмой ранг присуждали только самым сложным заданиям, как в департаменте расследований, так и в разведке. Для примера, дело Глефуса максимум тянуло на шестой ранг, но при этом всё равно смогло заинтересовать высокорангового следователя, который увидел в этом золотую жилу.

«Если в моём деле появится отметка о выполнении миссии восьмого ранга, пускай и разведывательной, то это моментально откроет для меня множество новых возможностей. Есть шанс, что я даже смогу возглавить один из военных департаментов, что, в свою очередь, откроет путь к возвышению моего рода, а также гарантирует мне достижение как минимум пятого уровня Священного Лорда».

— Мне нужно несколько часов, чтобы подумать, — в итоге сказал Маркс.

— Как скажешь. Время ещё есть. Но если ты так и не дашь ответ, или откажешься, то можешь поезжать обратно на границу. А этот день я засчитаю как оплачиваемый отгул, — вернулся к бумагам старик. — Можешь идти.

Элементалист отдал честь, после чего покинул кабинет. Сейчас ему требовалось хорошенько поразмышлять. Ведь хоть выполнение задания восьмого ранга и несёт в себе множество плюсов, включая саму награду, однако оно также предполагает и огромное количество рисков. Например, смерть.

Открытой статистики, которая отображала бы шанс успешного завершения подобных заданий, нигде не было. Однако, Маркс считал, что вероятность успеха крайне мала. Особенно в