КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 442897 томов
Объем библиотеки - 621 Гб.
Всего авторов - 208830
Пользователей - 98507

Впечатления

DXBCKT про Рожин: Война на Украине день за днем. «Рупор тоталитарной пропаганды» (Политика и дипломатия)

Совершенно случайно перекладывая «неликвид» (на полке с уценкой) обнаружил эту книгу и почти сразу решил ее купить. Сразу скажу, что имя автора мне конечно (было) незнакомо, да и его внешность (на обложке) так же особо не впечатлила)) Однако знакомый «бренд» (Colonel Cassad) мигом устранил все эти недочеты, поскольку на заре «Русской весны» все те кто (как и я) сначала мало интересовался жизнью «бывших республик» - внезапно стали проявлять огромный интерес, став свидетелями столь ярких, столь же и весьма неоднозначных событий.

Colonel Cassad, News Front, RT (и многие другие) медиа (тогда) внезапно стали массово обсуждаемыми и тиражируемыми (наравне со своими «конкурентами» по другую сторону границы из подконтрольмых медиаструктур Коломойского и К). Каждый (там) искал и находил «именно свою правду» и не раз в ней «убеждался».

Между тем эти времена вроде бы (как) уже давно прошли — эпические сражения сменились кровавой обыденностью гражданской войны, да и «у нас» все (видимо) дружно решили забыть эту тему и все скатилось в разряд второсортных выступлений у Соловьева.

Между тем (лично у меня) давно был интерес (разобраться) хотя бы в чем-то и понять что это (например) за «Партия регионов» такая и кто эти такие «оранжевые»)). Нет — конечно в теперешних реалиях все более менее понятно, но вот что именно происходило раньше с республикой (с названием Украина) конкретно после развала СССР и до «известных событий»? Тогда — если честно, это было мне не особо интересно)). В конце концов — есть и «другая республика» Беларусь... и что там происходило и что происходит сейчас особо и не понять)) Да и до всяких митингов — кому их простых граждан РФ интересно что там собственно происходит? С одной стороны «Батька» гораздо резче «нашего», да и откровенней намного... с другой — извините и Жириновский «с трибуны хаиТь», а что толку? Выпустим «пар в гудок» и жди «второй звонок»))

Так что — касаемо данной книги, было желание немного разобраться, «что там появилось и откуда», что бы в случае чего так же «не ломануться» куда-то столь же доверчиво и безрассудно... Хотя — это наверное сейчас легко рассуждать: сидя в кресле и с чашкой кофе. В общем...

В общем — прочел эту книгу буквально за 2-3 дня и вынес из себя следующее:

- 2/3 книги занимают прогнозы времен 2013-2014 годов и наиболее вероятные «векторы развития» (многим из которых все же суждено было сбыться). Так же немного был показан механизм и природа принятия тех или иных решений (того времени) и описаны итоги действий, как и тех «кто хотел как лучше», а так же и тех «кто изначально знал и раскачивал лодку» (находясь то во власти, то в «оппозиции», с нашей стороны и с другой).

- и хотя автор не скрывает своих пророссийских взглядов (а точнее взглядов человека воспитанного в Советском союзе), эта книга отнюдь не агитка про «тупых западенцах» и не слащавая пропаганда (в стиле Стариковского «Украина: Хаос и революция-оружие доллара»). Эта книга о реальных последствиях решений хунты и решений Кремля, и вся Украина (тут) представлена в виде шахматной доски, на которой развернулась очередная политическая игра США и России. Можно сказать очередной «кубок Большой игры» (которая длится уже больше века)

- автор (как и я) не скрывает своих симпатий к «Русской весне», однако не менее жестко (в оставшейся части книги) дает анализ возможных действий России в той или иной ситуации. При том — как раз именно, в тот момент, когда его хочется «заподозрить» в наличии «розовых очков» и веру «в правильное решение Кремля»)). И изложенные (автором) варианты не совсем жизнерадостны и различаются степенью... «качества известного ингредиента». Между тем — окончательная надежда (вроде бы как) еще где-то все же теплится... Впрочем... Такое впечатление, что всем уже на все давно наплевать и только люди которые реально «с этим живут» (по любую сторону границы) все еще не могут ничего забыть. Остальные уже нашли «что-то поржачней» и обсуждают очередной развод очередной «ляди» и прочих «серов и сэрих» (от поп-культуры). А что? Легко забыть то - что тебя и не касается...

- знаю что в итоге (я) рискую здесь нарваться на «потоки других точек зрения», однако все же думаю, что любой, кому эта тема (все еще) интересна — прочтет эту книгу с удовольствием, т.к эта книга совсем не для «упоротого» патриота, а для патриота, который ко всему прочему умеет думать головой))

P.S Насчет книги я все же немного погорячился, т.к это скорее собрание статей (с данного ресурса) и их подборка по хронологии... Единственно — немного смутило наличие грамматических ошибок и (порой) незаконченность (тех или иных) предложений, а так же отсутствие четко продуманного финала, который бы резюмировал вышесказанное и обозначил итоги «пройденного» на фоне (скажем) с этапами «новейшей истории» (которые пришли на смену событий 2013-2014-х годов). Но несмотря на это — я все же узнал много интересного, о чем не задумаешься (просто смотря ТВ с перерывами на рекламу).

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Doktor с подводной лодки (Современная проза)

Когда я только начал слушать этот рассказ, у меня возникла мысль... что это за бред...берри?)). Все (ранее прочитанные мной) предыдущие рассказы данного автора (из сборника «И духов зла явилась рать») отличались некой многогранностью, множеством толкований и смыслов... Здесь же — 2/3 рассказа напоминают бред двух душевнобольных, беседующих о монстрах (которые живут в наших головах), о перископах (в который эти монстры видны) а так же о... командирах немецких подводных лодок и о их жизни «на пенсии»))

К финалу рассказа становится немного понятно, что некий психотерапевт — на самом деле никакой не психиатр, а законченный псих... в прошлом являющийся командиром подлодки немецкого Кригсмарине)). Бывший же пациент (этого славного доктора) пытается понять своего психиатра и сам (невольно) начинает его «исповедовать» (словно они доктором внезапно поменялись ролями).

Далее — мне не совсем понятно... Вся эта сюжетная линия с перископом (который НА САМОМ ДЕЛЕ находится в кабинете у психиатра) и который мистическим способом аккумулирует бред всех пациентов (доктора) — весьма сумбурна... Разве что идея автора «прославить» доктора и его перископ (со всей находящейся там мерзостью) — видимо призвана показать как «всякое дерьмо» быстро становится популярным «в массах» и как почти мгновенно вместо одного психа, образуется некая «школа последователей» (не менее безумных чем искомый индивид).

Читая этот фрагмент — я сразу вспомнил экранизацию фильма Стругацкий «Обитаемый остров» (где пойманного «дикаря» тащат в какой-то аппарат, длагодаря которому подопытный выдает «кашу» страшных рож и образов... которые потом вполне открыто показывают на центральном ТВ в разряде «юмор и чени-ть поржачней»)) В общем — полный «Масаракш»))

Да... и что касается «безумного доктора»: на тот случай если кто-то захочет его пожалеть, не забывайте (на минутку) что он командир подводной лодки топившей корабли страны, в которой он так уютно живет... Автор даже позволил себе некую жалость «к подобным ему» прочим собратьям по оружию... из вермахта, или ваффен СС (надо полагать). Это (видимо) «коротко к слову» о том, как относились на Западе к «благородно проигравшим» наци.

В общем данный рассказ производит несколько... безумное впечатление (по сравнению со многими другими). Впрочем — если читать его (именно) в тот момент когда все (в твоей жизни) кажется бредом (ненужными делами, тупой работой, «ежедневным днем сурка»), то... сразу наступает некое умиротворение)) … поскольку вся ТВОЯ ЖИЗНЬ (все же) по факту (как оказалось) намного осмысленней и логичнее (по сравнению со всем тем — что происходит на страницах этого рассказа))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Никитин: Зубы настежь (Фэнтези: прочее)

Примерно ровно год назад, я по случаю и под «закрытие отчетного периода» купил трехтомник данной СИ... Весь год эти книги сиротливо пылились у меня на полке, до вчерашнего дня)) И кроме того — так уж получилось, что первая часть наличествует у меня сразу аж в двух изданиях («Загадочная Русь» и более позднего авторского варианта). Все в общем как всегда)) сначала купил одну часть, а потом (при попытке докупить продолжение) отказались продавать ее по частям... только все)) В общем — зато теперь «читай не хочу» (с чем в последнее время появились большие проблемы в виде отсутствия времени «на оное»)).

Но это было «лирическое вступление»)) Сама книга (я разумеется читал вариант издания «Загадочная Русь») радует тем — что несмотря на свою «выдержанность» (аж с 1998-го), она не кажется (и теперь), чем-то «старо-примитивно ненужным» (навроде «долгостороя о Конане и Ко»). Более того, сам автор (в своем предисловии) ссылается на «засилье клонов идей» (где порой сто первый раз обыгрывается одна и та же тема, да еще и лицами весьма далекими от литературного творчества)... Вот автор и решает написать не просто очередной роман в жанре «фентези», а сотворить некую … издевку что ли))

Так, в начале книги ГГ (типично-советский товаришь по своему воспитанию) внезапно устает «вечно терпеть» и быть безликим винтиком в этой странной машине... Его «правильное мировозрение» (где каждая добродетель должна быть рано или поздно вознаграждена) внезапно «лопается», под напором несправедливостей в этой жизни и всех тех ее примеров (где удачу и фарт ловят отчего-то лишь всякие мрази, бандиты, и прочие … инородцы)). Да и самому ГГ кажется что он со своим врожденным интеллигентством — не только никогда не получит не то что «приличного места» (в этой жизни), но и вообще — обречен быть всегда вечным неудачником «и лузером»...

В общем автор вполне по Злотниковски («Время вызова — нужны князья, а не тати») поводит ГГ в выбору, где на одной стороне неизвестность последствий, а на другой — привычное прозябание в нищете и в вечных сожалениях по поводу и без...

Сделав же «правильный выбор» (и не оставшись в стороне) ГГ внезапно для себя обнаруживает (себя) в неком (почти) сказочном мире, да и еще (к тому же) в теле (прям)) супергероя и богатыря! И казалось бы... сюжет «давно избитый» — тот кто был «никем», стает сразу «всем»... Нашему герою словно везет переродиться (по лучшим кармическим законам) в теле могучего воина, и в мире где все... все к услугам «нового героя»))

Однако автор перестал быть автором, если б просто нарисовал «эту пастораль» и удалился спать... Автор преисполнен иронии и насмешки — и эти эмоции видны невооруженным взглядом: ГГ ощутив свою неимоверную крутость, со временем все же понимает что «он не один такой» (в своей крутизне и «яркой индивидуальности» сверхличности). ГГ внезапно понимает что (он) никакая не возвышенная личность, а всего лишь «очередной клон» в мире, где ему (по прежнему) предлагаются одни и те же шаблоны... Пойти туда — убить злодея, пойти туда — завоевать царство, пойти сюда — совершить подвиг и тп...

Да и к тому же, ГГ понимает что «внутри» так же ничего в общем-то не поменялось — и он «прежний» (по сути) ничем не отличается от себя «обновленного»... разве что тут «краски поярче», мясо посочней, да и с противоположным полом... кхм... в общем все намного проще и понятней)) А в остальном — он все такой же «безвольный раб на галерах, плывущих по течению»... и вся его свобода, лишь в том что бы грести помедленней и поленивей чем в прежнем мире... Да и к тому же «врожденная интеллигентность» все так и норовит помешать насытиться «плодами побед» (типа обогреть ночью княжну или заявиться с порога «грязными ногами» в кровать королевы)).

Все эти подвиги (вполне достойные «Конана») не отменяю вполне филосовских вопросов: как обрести долгожданное счастье в мире где все словно бы специально выдумано для тебя... И какого собственно … ему не хватает в этом идеальном мире? Что «опять все не так» и вопли об извечной несправедливости?

В итоге устав об бесплотных метаний и подвигов ГГ внезапно оказывается в «мире извечного зла»... Там где собственно все и началось... Там где ему (видимо) предстоит изменить свое прежнее «я» и... об этом думаю уже пойдет речь в томе следующем)).

Резюмируя итог — конечно эта книга уже не так поразила меня как при первом чтении, однако все же в ней по прежнему угадывается некая изюминка... И в ряд «бесконечно-вечных саг» (как я уже говорил) ее не поставишь... Ибо здесь речь совсем о другом!))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Prince21 про Земляной: Фантастический циклы. Компиляция. Романы 1-14 (Боевая фантастика)

Фантастический циклы - Фантастические циклы !!!!!!!!!!!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Zlato про Лондон: Избранное. Компиляция. Книги 1-14 (Приключения)

Отлично, только жаль что для Смока Белью не хватило места.
пс
сейчас обратил внимание, что мои комментарии кто-то усердно минусует, я не против, у каждого свой выбор и мнение, и теперь больше ни одного комментария и ни одной оценки, чтоб не волновать людей

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Александерр про Савчук: Присвоенная сила (Городское фэнтези)

Я понимаю что книга имеет законченный вид, но можно продолжение написать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Слесаренко: В гостях у смерти. (Боевая фантастика)

штампов много, но мне понравилось. Продолжение бы почитал...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Тёмная сторона Планеты Икс (fb2)

- Тёмная сторона Планеты Икс 932 Кб, 362с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Антон Толстых

Настройки текста:



Тёмная сторона Планеты Икс

Пролог

Красны-белы, сложьте ружья,

Замиритеся войной,

Отпустите наших миленьких

Нераненых домой!

Частушка

Как говорил один древнегреческий мудрец, всё течёт, всё меняется. Кто знает, может, в двадцатых годах мы тоже дождёмся перемен. Да вот беда: в одну и ту же реку не то что два раза, один раз не войдёшь. Экология…

Кстати, как того древнего грека звали? Не Родионом случайно? Вряд ли. Хорошо, давайте лучше вспомним житьё-бытьё и прочие мелочи жизни.

Сначала бывшая космонавтка поздравила с днём рождения Валентину Терешкову (первую женщину в космосе, а не депутата). А ведь Елена ни за что не вообразила себя в том же возрасте.

Пока был жив Алексей Леонов, Елена обсудила с ним «Время первых». Заодно обсудили, кто бы сыграл в кино её саму. А то всё боялась, что актрису найдут непохожую. Черты лица, скажем, не те, или глаза не того цвета. В крайнем случае ей дадут вымышленное имя. Это уже было у киношной Пугачёвой, у героев «Салюта-7» и у тренера в «Движении вверх».

В двадцатом году Елена отметила Восьмое марта. Родион цветы, само собой, подарил. Осторожно и без лишних слов. А то всякие там таблоиды уши навострят.

Июль, двадцать четвёртое число, именины. В том же месяце проходит День семьи, любви и верности. К сожалению, не заслужила, коль не было ни мужа, ни детей.

Двадцать третьего февраля она вполне поздравила бы Родиона с Днём защитника отечества. Увы, не поздравила. Заслуг не хватило. Сентябрь для неё начинался со дня рожденья Родиона, а не со Дня знаний. Не было у неё детей, некому было идти в школу.

Елена обратила внимание на собственный день рожденья. Никуда от него не денешься. Тридцатого июня Елене исполнилось двадцать… двадцать…

Cтоп-стоп-стоп. Лучше умолчим, сколько ей лет. А то ещё обидится. Один сосед, кстати, придирался. Мол, чего это она ведёт себя как «типичная звездулька»? Даже разговаривать с ней не захотел. Елена обиделась: разве она когда-нибудь пыталась засветиться? А упрямый сосед так и придирается, так и придирается.

Немного погодя Елена сама заметила: она же не кричит, что этот самый сосед воняет электронными сигаретами. Хорошо ещё, Родион, добрая душа, хотел подарить ему никотиновые пластыри. Чтобы только себе вредил, а не другим. Да и страшные картинки на сигаретных пачках не просто так. Впрочем, чужая вредная привычка к делу не относится. Дальше упоминать не будем. А то ещё сосед нажалуется.

Повествование начнётся с других слов.

Пятнадцатое ноября двадцатого года, воскресенье. Российская Федерация. Москва. Котельническая набережная. Сталинская высотка (уж не та ли, в которой в одном фильме завёлся домовой?). Квартира, чей номер не назовём. Кухня.

На одном из шкафчиков висело фото Арсена на фоне Эйфелевой башни (ухажёр настырный, но бросить его было бы свинством). Глядел с грустью. Как бы Елене с ним поступить, чтобы его сердчишко не обиделось? Неужели накормить филейными? (Насчёт филейных ей тот сосед подсказал, сама бы вряд ли додумалась. Только сосед к колбасе относился скептически и Елене не советовал.)

А с Арсенушкой соседствовало фото младшего Сергеевского, которого Елена Шишкина обычно называла просто Родионом (как друга и приятеля). На фотографии виднелся знак ордена «За заслуги перед Отечеством» IV степени. Про его награду многие как-то забыли. Ну да, для широкой публики милая девушка оказалась интереснее… Хотя недовольные тоже встречались, как обычно.

Бывали случаи, когда Елена заходила в гости к Родиону, но не к его отцу на Рублёвку, а лично к Родиону, в Певческий переулок. А там никаких домработниц не было, всё делай сам. Дома парень проявил себя: он (вы не поверите!) ни разу не переложил на подругу вынос мусора и мытьё посуды. А когда он был в доме один-одинёшенек, тогда уж тем более.

Ан нет. Временами он думал: не пригласить ли в гости Арсенище? Пускай посуду моет, мусор выносит… Пусть умерит пыл. В реальности же дело до такого ещё не дошло.

Это было у Родиона дома. А пока вернёмся на Котельническую.

Папашу вызвали в редакцию газеты. А что делала дочка? Занималась уже не техникой, а кухонными делами. Елена в неполном спокойствии ела чернику со сметаной (для здоровья) и одновременно слушала радио (для души).

«Авторадио» и «Эхо Москвы» давно прослушаны, теперь из радиоприёмника вещал «Маяк».

— У нас случилась необычная история. Обыкновенный украинец заказал песню. Вы не ослышались, перед нами самый обычный украинский гражданин. Вы удивитесь, откуда в соседней стране могут быть песни после событий с четырнадцатого года? В сегодняшних условиях музы должны молчать. Скоро вы всё услышите. Поёт наш, чисто русский.

Елена отложила ложку и прислушалась. Что там ещё?

— Довольно занятный певец. Косит под Боярского.

В радиоприёмнике возник хриплый голос. Помимо того, очень грустный.

Майданы… войны… стычки… шелупони…
И буйный пир от схватки до погони…
И в миг вражды, в миг западного пы-ы-ыла-а
Страна ласкала, а Москва люби-и-ила-а.
Надеялся весь Киев на удачу…
Была любовь… и было всё иначе…
От родины оставили пусты-ы-ыню-ю…
От Украины… что… осталось… ны-ы-ыне-е…
То-олько и-и-имя-я…
Хохляндия… Хохляндия…
Хохляндия-Хохляндия-Хохля-я-яндия-я-я…
Хохля-яндия-я… Хохля-яндия-я…
Хохляндия!
Хохляндия!
Хохляндия!
Хохляндия!

Елена тяжко вздохнула. По данным недавних соцопросов одни слушатели злорадствовали, а другие плакали.

Львов… Киев… Днепр… гривна… и психозы…
Украйна кровь лила, и редко — слёзы…
Их президент, он всё отлично ви-и-иде-ел…
Колоть — колол, но нас он ненави-и-иде-ел…
Отгородился он от русских дверью…
Что не такие мы…
…он сам себе не ве-ери-ил.
От родины оставили пусты-ы-ыню-ю…
От Украины… что… осталось… ны-ыне-е…
То-олько и-имя-я…
Хохляндия… Хохляндия…
Хохля-яндия… Хохля-яндия… Хохля-я-яндия-я-я…
Хохля-яндия… ХОХЛЯ-Я-Я-Я-ЯНДИЙЙЙЯ-Я-Я-А-А-А!

Вскоре нашёлся российский гражданин, который заказал песню. Исполнитель тоже отыскался. Да и пел он под фонограмму.

Все эти события по определённым причинам растянулись года почти на два, а их истоки стряслись в начале девятнадцатого года. Пока же мы вернёмся во третий осенний месяц двадцатого.

Предоставим слово Елене, которая вместе со своим приятелем всех уже достала. (Родион поинтересовался: как она достала, будучи невысокого роста?)

Родион и Елена попросили прощения. Кому-нибудь покажется, что в рассказе слишком много политики. Да что ж поделаешь… Если уж в предыдущий раз земляне ей противостояли. Да, так и называлось.

Блог Е. П. Шишкиной

yelenash

November , 2020

Ещё одна (hi)story

Вы, друзья, требуете, чтобы я снова выложила свои «приключения». Это смотря что так назвать. Точки зрения бывают разные. Плюрализм.

Помните, я рассказывала, как меня вытащили из Лондонграда и пряником заманили то ли в эту, то ли в нашу страну. То квартиру в Москве посулят, то дорогое авто, то будущую пенсию. Даже сотрудники ФСБ зашли в гости. В конце концов мой родимый папаша-журналист поставил на мне жирную точку. Он сам заработал квартиру в известном доме на Котельнической. Что поделаешь? Хошь не хошь, а покатила обратно.

Даже машину вручили, Lada. Что есть, то есть, другим не завидую. Вон, у Родиона богатый папаша разъезжает на мерсе. Он взял и заявил: Лена Шишкина лично помогла нам остановить инопланетных захватчиков, так пущай живёт у нас. И госнаграду получит, и имидж России поднимет, и Родиону будет на ком жениться. А то ему больше тридцати. Потому я и вернулась на родину. Родиону скучно, наверно, одному.

Ну, это я вам уже рассказывала. Повторяюсь. Расскажу лучше про визит на Дореволюционную Землю, которая для современности оказалась целой житницей, кладезем. Там же столько непуганых простых людей, что просто грех не воспользоваться.

Конечно, далеко не каждый может побывать на Альтернативной Земле и увидеть то прошлое, которое мы раньше видели в основном на старых картинах и в исторических фильмах. Хотя нет, это вовсе не то же самое прошлое. Следует учесть различные изменения истории. Например, Мишель Обама предлагала её далёкой предшественнице развести огород у Белого дома (подождали до новой первой леди, так как в девятнадцатом веке линчевали негров).

В России тоже бывает. Например, царь Николашка вполне мог бы познакомиться с Поклонской. Попили бы чаю с пирожными, поговорили бы по душам… Или, скажем, Пётр Толстой. Хотел прийти в гости ко Льву Толстому и склонить на сторону правительства. Тому, сами понимаете, такое в голову не придёт. В свою очередь, телеведущий Владимир Соловьёв познакомился бы с философом Владимиром Соловьёвым, а Сергей Лавров с философом и народовольцем Лавровым, но те банально не дожили. Ещё у них живут два сына и две дочери Пушкина. Что они скажут, если увидят Безрукова? Или, например, прочитают у Бушкова, как Пушкин боролся с нечистью? Даже не представляю. (По некоторым сведениям, дореволюционные китайцы тоже настороженно относятся к нашим «варварам». Вполне возможно. Если китайцы называли варварами тогдашних белых людей, что уж говорить о людях нашего времени…)[1]

Странно, что в первые дни, когда только возникли зачатки так называемой телепортации (?!) и зачатки связи с другой Землёй, возможности этой технологии нам живописно расписали. Нет, ну нельзя взять и отправить любой объект любых размеров через любое расстояние и в любую точку Вселенной, тем более нельзя одновременно телепортировать множество живых людей, да ещё и мгновенно, дёшево и безо всякого вреда! Эх, а мы-то, простые люди, радовались, когда нам рассказали… Ждали чуда, словно перед выборами…

Родион как учёный подтвердил тот факт, что расстояние до другой Земли сейчас намного меньше, чем было раньше. Но это расстояние всё равно надо преодолеть. Солнечный ветер и радиационные пояса при длительном воздействии разве не опасны? Само собой, пассажиры перемещаются не через сам космос, а через некое искривлённое подпространство (в герметичных кабинах), но это вам не панацея. Некоторые излучения всё равно туда проникнут. Впрочем, для знаменитостей особая VIP-защита от радиации. На то они и знаменитости.

Простые люди возмутились: почему эту вашу технологию используют для связи с какой-то там соседней Землёй, а в пределах планеты не хотят? Это ж сколько топлива мы бы сэкономили. Сколько времени сберегли бы. При самоизоляции самое то! А не получилось. Цена заоблачная, надёжность не ахти какая и на малых расстояниях выгоды с гулькин нос. Да и один известный олигарх телепортацию попросту приватизировал. Не говоря уже о том, что каждое её применение обесточивает половину Московской области, если не больше. Так что не каждый день её можно применить. Тогда почему нам обещали, что всё станет лучше? А просто обещали. Время всё исправило.

Путин обиделся: чего это олигарх телепортацию зажилил? Поэтому он предложил олигарху два варианта: стать вторым Ходорковским либо вторым Березовским. А потом он, видать, сам что-нибудь заприватизирует.

А теперь перейдём к спорту альтернативного позапрошлого века. В феврале 1898 года (для нас в мае 2016) прошло кое-какое спортивное мероприятие: сначала в Москве был чемпионат России по конькобежному спорту, а неделю спустя в Гельсингфорсе прошёл уже чемпионат Европы. И в том и в другом участвовал один и тот же русский конькобежец, причём в Москве он занял первое место, а во второй раз проиграл. Бедненький… Как я за него болела…

Подробности я уже рассказывала в одном из предыдущих постов. Теперь рассмотрим более значимые мероприятия. На июль в Токио были запланированы Олимпийские игры. В позапрошлом году прошли Зимние Олимпийские игры в Пхёнчхане, а уже 17 сентября начались Альтернативные Олимпийские игры 1900 года в Париже. Были они частью Всемирной выставки (началась по-нашему 18 августа 2018). К сожалению, в реальной истории эти Игры в Париже получились не ахти. Всё познаётся в сравнении. В отличие от Игр 1896 года, церемонии открытия и закрытия не было, но зато в них участвовало гораздо больше стран, в том числе впервые участвовала Россия (у альтернативных этой дате соответствует октябрь позапрошлого года). Это я к чему? Просто один из российских фехтовальщиков оказался прадедом моего соседа. Отец соседа им заинтересовался (предок-дворянин, не хухры-мухры) и захотел увидеть его своими глазами. Сосед-старший посетил альтернативные Олимпиаду и Выставку, познакомился с предком, в гостях непредвиденно задержался (больше чем на год, у предков давно уже наступил двадцатый век), недавно я вместе с соседом-младшим и Родионом его навестила, а потом мы втроём вернулись домой. Сами Игры я посещала, вы знаете. Теперь расскажу о вечном и неизменном.

Поскольку олигарх Сергеевский лично разрешил, на зрелище отправили людей из двадцать первого века. Да-да, для общения с Другой Землёй мы спрашиваем разрешение, оформляем документы, сдаём биометрические данные и проходим проверку. Простые люди далеко не сразу узнали. Денежек платим тоже много. Их большая часть попадает в карман известно какого бизнесмена. Надеюсь, его сын не обидится.

(Мы боимся, как бы в Прошлое китайский вирус не проник. Либо современных туда не пустят, либо Илья Мечников сойдёт с ума.)

Вернусь-ка я к рассказу.

Всемирная выставка и Олимпиада 1900 года второй свежести (а может, даже третьей или четвёртой — мы же не знаем, сколько во Вселенной копий Земли) привлекли внимание телевизионщиков. В Альтернативный Париж прибыли корреспонденты и телеоператоры. Им предлагали космический аппарат, а они побоялись. Вдруг и здесь обещания не сбудутся?

Вернёмся к Альтернативной Земле. Многие её водоёмы уже не скрывает твёрдая красная поверхность, поскольку учёные честно выполняют обещание избавить Альтернативную Землю от «проклятого марсианского прошлого». Для этой славной работёнки учёные наняли множество молдаван и таджиков.[2]

С Мостом Александра III вышла загвоздка. Строили его, ясное дело, в ознаменование русско-французской дружбы. Кто же знал, что отношения России с Европой рухнут в тартарары!

Пообщалась с соседом-младшим. В молодости он думал, будто на этих Играх зажигали Олимпийский огонь. Глупенький… Какой ещё Олимпийский огонь, если до него додумались лишь в 1936 году? А наши «прогрессоры» его не принесли.

Парада стран-участниц тоже не было. Да и вообще приличный вид Олимпийским играм придали фрицы. Поэтому мой соседушка постоянно нервничал. Как мы знаем, на Дореволюционной Земле живёт сам Пётр Петрович Кащенко. Вот этот Кащенко и ждал, когда наш сосед придёт к нему на лечение. Да что я говорю, на лечение придёт не сосед, а те, кто его нервируют! Да ещё Шендерович рассказывал, как обе Земли оказались двойным кащенко.

Кстати. Недавно Родиону позвонил тот же мой сосед. Они вместе обсуждали идею моего папаши-журналиста. Слышали? Нет? Как мы знаем, в Люберцах стоит скульптура, посвящённая «Любэ». А мой папаша предложил поставить прижизненный памятник самому Расторгуеву за неожиданное пророчество. Всё дело во фразе «Екатерина, ты была не права». Ведь это Екатерина присоединила Крым.

Мы с Родионом внимательно оглядели публику. Среди всего этого народа нам постоянно бросались в глаза довольные физиономии Безрукова, Олешко, Бондарчука и других актёров. Не прогоним же мы живых людей из-за негативного мнения ещё одного соседа. Впрочем, я это и раньше упоминала. Повторяюсь, извините.

Неподалёку расположился мой знакомый американец Р. Н. Браун со своей женой. Помните его? Браун шептался с женой и время от времени показывал куда-то на публику. Проследив за его пальцем, я увидела Веру Брежневу, Грановскую, Наташу Королёву и им подобных. Ещё там стояли Вадим Казаченко, Олег Скрипка, Сергей Сивохо, Николай Гнатюк, Святослав Вакарчук, Владимир Данилец, Владимир Моисеенко, Сергей Дроботенко, Михаил Церишенко, Виктор Андриенко и братья Пономаренко. Ну как после всего этого ненавидеть украинцев?

Точно не знаю, но вроде бы Макаревич тоже присутствовал. Недавно какие-то умники предлагали запретить Макаревича за то, что его предки потопили «Титаник». Да и воду в кране не забываем. В ответ мой папаша предложил запретить Чингачгука за то, что у него в детстве была национальность Макаревича. Те же самые умники чуть было не приняли эти слова за руководство к действию. С другой стороны, фамилия у Чингачгука явно украинская…

Зато украинские политики потребовали «незалежности для наших дореволюционных братьев». Вряд ли когда-нибудь появится Незалежная Дореволюционная Украина. Скорее будет Республика Малороссия, субъект Российской Федерации. Если уж референдум провели.

Всё обещания, да обещания… А что вы скажете, например, про американцев конца позапрошлого века? Альтернативный президент упорно обещал скорый конец расизма. Оппоненты уверяли, что у него с этим ничего не выйдет. Результат известен. (Вы представляете, сколько обещаний накопилось на обеих Землях. Того и гляди, случайно наступишь.)

Среди публики промелькнул Буш-младший. Знаем-знаем, его время прошло. Но это время идёт со скоростью чрезмерно объевшегося удава! Удава, который проглотил двести-триста кроликов и всё равно пытается ползти. Так к 2030 году оно доползёт до Владимира Кужугетовича Никсона Первого, Бога-Императора. (Это мне сосед подсказал, не сама придумала.)

Я поводила биноклем по нашим современникам. Среди них не было ни Зеленского, ни его соратников. Хорошо это или плохо? Конечно, если бы президентом Украины был сам великий и ужасный Владимир Владимирович… Фраза «великий и ужасный» намекает на зелёные очки, которые носили кое-какие человечки сами знаете на каком полуострове. Это были вовсе не Весёлые человечки…

В поле зрения попал Борис Джонсон. Он постоянно оглядывался по сторонам. Когда соседи обратили на него внимание, Джонсон поднял плакат «ЕСЛИ СОЕДИНЁННОЕ КОРОЛЕВСТВО НИКОГДА НЕ ВЕРНЁТСЯ В ЕВРОСОЮЗ, Я СЪЕМ СВОЮ ШЛЯПУ».

Я не умею читать мысли на большом расстоянии (если честно, вообще не умею читать мысли), но было видно, как соседи Джонсона слегка ошалели. Буш даже показал большой палец. Браун, наш знакомый, засмеялся и тоже показал большой палец. А мой соседушка только рот разинул.

Родион со строгим взглядом поправил перфорированные очки. Он уже записал на планшет мои наблюдения. Прости нас, Господи. Дай моему другу хорошее зрение.

Пока всё.

Комментарии

Кто бы мог подумать, что в наше время кого-нибудь заинтересует одна из первых олимпиад. Слава богу, не древнегреческая. Как кто-то рассказывал, может быть ещё какая-нибудь альтернативная Земля, с древними греками. Причём далеко-далеко, у других звёзд. Ясен пень, ни один нормальный космонавт не отправится на поиски древнегреческой экзопланеты только затем, чтобы взглянуть на всяких там древних атлетов, колесничих и прочих ископаемых! Нельзя перемещаться быстрее скорости света. Так что если наша Лена полетит на поиски древнегреческой экзо-Земли, она вернётся, когда ей исполнится сто лет! Даже английская королева Елизавета не дожила до такого возраста… Стоит ли Шишкиной тратить столько световых лет на поиски древнегреческой олимпиады только затем, чтобы вернуться в… конец двадцать первого века?! Так что я не рекомендую нагло засматриваться на прошлое.

думаю, олимпиада неизвестной степени свежести интересна только Шишкиной и отсталым людям. Нормальные личности ничего похожего не описывали

кстати, в древности женщин не пускали на олимпийские игры. а мать английской королевы, тоже Елизавета, дожила до ста лет. а альтернативную землю с античностью реально нашли, из-за неё вся каша заварилась. то есть автор предыдущего коммента здорово лопухнулся

печально

Забавная штука попаданчество. Как вы полагаете, захочет ли эта ваша Ленка попасть в настоящее прошлое, а не в его суррогат, который разбавлен так называемыми прогрессорами и прочими политиканами? В прошлое, в котором нет заботливого Павла Шишкина, богатого Сергеевского-старшего, шизанутого Сергеевского-младшего и прочих Чипов и Дейлов, которые всегда придут ей на помощь.

тема спорта и Парижа нераскрыта. почему она увидела Париж и осталась жива? и что там делала куча VIPов, как собак нерезаных. а Буш вообще осиротел

надо же, Лена смотрит, диктует, а Родион за неё записывает. батрачит. подкаблучником сделала своего хахаля. или кто он ей

уже хохляцких политиков упоминает. продалась им? хотя истоки «марсомайдана» были вскоре после того как альтернативная земля нам угрожала. из-за этого что ли Ленка их описывает?

Чемпионат мира по футболу в Расее давно прошёл. Хорошо ещё, эта ваша Ленка на него не пошла. Боюсь представить, что бы она для нас напейсала. Ещё один поток сознания.

Когда читал комменты, у меня текли слёзы… Ребята, вы хоть что-нибудь, кроме упоминания исторического события, в тексте увидели?! Шишкина вам не про прошлое пишет, не только про альтернативную историю, но и о современных вещах… Настоящая тема раскрыта. А публика не поняла. Это-то и печально!

Корректировка 1-й части, или Кто пишет историю

Непредвиденные события (когда в Солнечной системе обнаружили двойника Земли 118-летней давности с искажённой историей) мы вполне назвали бы началом новой эпохи. Во всяком случае, начало новой эпохи ожидается от гипотетического первого контакта с инопланетянами. Здесь не тот случай.

Дело, тем не менее, заключалось в фактологии. Нам сообщили официальную версию событий. Если подумать, герои официального повествования жили в каком-то параллельном мире, но в отличие от обитателей Альтернативной Земли, в переносном смысле. Насколько нам известно, нам историографией постарались те из ньюсмейкеров, кто недостаточно хорошо знает историю начала двадцать первого века. Не будем показывать пальцем, поскольку вы их хорошо знаете, а недавно мы познакомились с ними лично.

Если рассмотреть те недавние времена в общих чертах, в целом будет почти верно. Шишкина действительно поневоле жила в Западной Европе и страстно хотела обратно в Москву. В сентябре 2013-го года британские полисмены засекли следы двух выходцев с Альтернативной Земли, которые на первый взгляд казались выходцами из конца самого обычного позапрошлого века. В начале прошлого века они и правда сидели в тюрьме (история несколько мутная, достоверные подробности неясны), кроме отпечатков пальцев двое друзей оставили потомкам следы слюны на зубочистках (из которых строили модельки). Именно по ДНК из слюны и из обронённых волос наши современники и вычислили жителей Прошлого, а вовсе не по отпечаткам пальцев, как нас пытались уверить.

Дальше всё было приблизительно верно. Премьер-министр-милорд и его соратники послушали Money, Money, Money и пришли от этой песни в восторг, а контент из разряда «Любовь и бедность» и «Деньги-дребеденьги» вызвал возмущение. Соответственно, пролетарии услышали посреди ночи первую песню и восприняли её в противоположном ключе. Злоключения Эдисона вполне себе имели место. Неясности возникли, когда Шишкина участвовала британской версии «Кто хочет стать миллионером?», которую, в отличие от российской, на тот момент как раз готовились закрыть. В интервью Дибров вряд ли бы упомянул одно пародийное шоу, которое накрылось медным тазом именно в 2013—14 годах, в отличие от уже возродившейся вышеназванной передачи. В свою очередь, всё было почти верно в гротескном моменте, когда двое космических джентльменов на своём корабле кашляли от курения, а Путин и Медведев на Земле их ясно слышали.

Официально события происходили в начале сентября (с 1-го числа). Конкретный год назван не был, хотя кто-то зачем-то указал, будто всё произошло до нашумевшей даты в календаре майя. Почему именно эта формулировка? Сначала хотели написать, что это было до сочинской олимпиады, но что-то подгнило. Утверждалось, что Шишкиной было 25 лет (ещё не исполнилось 26). Даже упоминали, что она самый молодой космонавт и на момент первого полёта была моложе самого Германа Титова (это правда, но слушайте дальше). В то же время Шишкина рассказала о событиях октября 1993 года, где упомянула, что на тот момент она уже училась в школе. Если мы индуктивно сопоставим все эти детали, получится, что официальная версия описывала события сентября 2011 или 2012 года.

Госсекретарь Джон Керри был упомянут дважды, в том числе в песне Попова «Остров невезения за океаном есть». На самом деле в заявленное время Керри был всего лишь сенатором от Массачусетса. Да и почему именно он, когда с тем же ударением на последний слог рифмой к дикари вполне могла быть Хиллари (вспомним участие в выборах 2016 года). Мало того, в официальной версии упоминали отставку Саакашвили, выход из тюрьмы Тимошенко и первые попытки «марсомайдана». Они сами удивились, когда услышали. Потому что заявленное позже произошло. Даже позже реальной даты.

Когда наши герои замыслили отсылку к Андропову из «Армагеддона», на практике получилась лажа. Точнее, не на практике, а в том же официальном повествовании. По тексту были разбросаны и другие неточности, но их мы опустим.

Звание Героя труда Российской Федерации появилось лишь в 2013 году, при реальных датах всё верно. Московский День города в 2011 году проходил 3 сентября, в 2012 году 1 сентября, в 2013 году 7 сентября. Так или иначе, в Москве День города в те годы отмечали в первую (а не в первую либо вторую) субботу сентября, а в официальной версии о нём никто не вспомнил.

Настоящий Марс отличается от Земли в том числе отсутствием земного магнитного поля, защищающего нас от солнечной радиации. В официальном повествовании и изложении о нём никто не заикнулся.

Когда Шишкина и Р. Браун добрались до Альтернативности, нас уверяли, будто марсианская Земля в полтора раза меньше нашей (хотя нормальный Марс меньше Земли в два раза), из чего последовал вывод, будто альтернативцы передвигаются в полтора раза медленнее для равновесия в формуле V=S/t. Не говоря уже о том, что они якобы холоднокровные (похоже, Елена Малышева и здесь постаралась). Строго говоря, проблема с морями и океанами (давным-давно неизвестная причина скрыла их под твёрдой красной поверхностью, которую видно с Земли) должна была повлиять на климат не в лучшую сторону. Спасибо специалистам с планом восстановления ближайшей планеты.

Когда сына профессора Дулиттла заставляли копировать викторианского певца Ч. Коборна, Дулиттл заметил, что «певец получился один в один», а Шишкина ответила: «Один в один? Что-то в этом есть». Здесь явно имели в виду, что она намекала на телепередачу, хотя российская версия под этим названием появилась всё в том же 2013 году. Настоящим датам событий упоминание соответствует, но в том эпизоде была и другая странность: автор официальной версии однозначно уподобил голос Коборна голосу Леонида Утёсова. Когда мы проверяли эти сведения, голос оказался больше похож на Утёсова-Чумакова в первом сезоне того же шоу. Неужели придётся «телевизер запретить»?

В повествовании на Другой Земле упоминали даты, когда на той планете обнаружили тот или иной марсоход. Датам из современного описания они не соответствуют. В том числе соответствие между аппаратом Phoenix в полярной области Марса (2008 год) и экспедицией Нансена: для этого экспедиция должна была проходить не в 1892, а в 1890 году. Зато прибытие на Марс Curiosity (2012) вообще не упомянуто, хотя по истинной хронологии оно было раньше. Официальную версию событий параллельного 1895 года составляли не наши люди. Но известные нам историографы здесь тоже могли себя проявить.

Те события начались 19 сентября (как и 1.09.2011, четверг, поэтому дни недели остались на месте). Перенос даты объясняли влиянием Медведева. Впрочем, он родился 14-го. Зато 1 сентября 1983 года родился Родион Сергеевский. Зачем ему искажать дату в свою пользу? Честолюбие, должно быть. Как бы то ни было, ничто человеческое ему не чуждо. Зато возраст Шишкиной… Женщины вполне могут занижать возраст. Особенно если они знаменитости.

Хорошо, не все согласились с тем, что альтернативцы ходили по современной Луне. Но каким образом они долетели от своей планеты до Земли за короткое время, если даже к Луне земляне летали гораздо дольше? Наша разведка донесла об использовании некоего особого топлива, но этой детали явно недостаточно. В реальности они летели неделю. Как же неделю сократили до меньше суток? Такова официальная версия. С другой стороны, на Нашей Земле неделя тоже пропала. Приведём одну из версий. Известно, что наши современники приземлились на крышу тогдашнего Белого дома. Если учесть перенос первого дня на 1-е сентября, но оставить пропущенную неделю, получится, что россиянин Сергеевский навредил американцам 11 сентября. Неудобные параллели.

Что делали современные космонавты на пропущенной неделе? Готовились к межпланетному полёту. Пока Сергеевский не предъявил странную технологию.

Ну и под конец, ИТОГИ в официальной версии вышли слишком уж благостными. Все всё получили, все всем довольны, с сообщением между двумя Землями всё в порядке, дореволюционные люди запоем читают современные книги, смотрят современное кино и т. д. и т. п. Кое-кто уже поработал над общественным мнением (не будем называть конкретные имена).

Глава 1

И брожу я одиноко, впереди большой Бродвей.

Кто-то ездит на роллс-ройсах, я же прыгаю в сабвей.

Вилли Токарев

В гости они приехали в субботу второго февраля. Поторопились, планировали на май. Что ж теперь, всю жизнь маяться?

Звучит слишком по-русски, рассудила Елена. Западная родня вряд ли поймёт. Разве что у самого Родиона имелись в наличии родственники в других странах. Ладно, как-нибудь позже.

Нью-Йорк. Казалось бы, какое нам дело до города контрастов, пусть даже с запахом свободы? Да нет, не всё было однозначно. В зарубежном мегаполисе мы увидим того же Родиона, но с работой это никак уже не связано. Сгорать на работе ему было необязательно.

Его научную карьеру прервало одно частное дело. Нет, не так уж прервало, что всё, конец. Он сам так выразился.

Однажды Родион навестил старшую сестру в Лондоне и её мужа-англичанина. Нет, не до такой степени буквально, что всего лишь один раз пришёл в гости, просто мы упомянули один отдельный случай. (Осенью пятнадцатого. Навестить бы ещё раз.) Впрочем, в последующих событиях те два лица не участвовали. В центре всеобщего внимания мы видим оригинального учёного и его подругу. Эта история начинается с того, что в один из зимних дней Елена пригласила Родиона в Нью-Йорк, в гости к её родной матери, урождённой Эдит Шармен. Не дуется больше на родственников западного происхождения.

Сам Родион, может, съездил бы в Израиль к двоюродному брату Хаиму, и подругу туда пригласил бы. Если бы была возможность, и если бы было желание. Просто этот его родственник отличился ускоренным темпом речи. Родиона даже передёргивало. Каждый раз! Каждый раз думал: вроде умный мужик, парикмахер, а сам косит под Андрея Малахова и Канделаки в одном флаконе. Не поговоришь толком.

А если с соседом Елены? Её сосед от Родиона, научно говоря, дистанцировался. Не любил он нынешних знаменитостей. Тем не менее, у данного соседа отец не абы кто, а ветеран-афганец и полковник милиции (вкупе с Героем Российской Федерации за участие в событиях октября 1993 года). Отец пребывал в отставке, а сын честно зарабатывал: печатал этикетки для соусов, кетчупов и тому подобного. Поэтому сосед уговаривал Елену покупать побольше соусов, ведь ему так больше закажут, а значит, он больше заработает.

Кстати, почему сосед-старший застрял в Альтернативном Париже? Просто ему там понравилось. Сказал, тот Париж гораздо лучшего современного, в нём не было мусульман. На них он в Афгане насмотрелся, с тех пор дагестанцы и таджики постоянно мерещились. Хоть в тысяча девятисотых душа отдохнёт.

Куда бы податься? На один визит у Родиона время нашлось: Елена пригласила друга в гости к родне. Потому Родион посчитался не только с должностью начальника. Здесь выходила не работа, а часть личной жизни. В личную и частную жизнь можно было бы не влезать, но всё же пара друзей прославилась, попала в газеты и в телевизор.

Не только в газеты и в телевизор. Родион часто удивлялся тому, что его подруга с профессиями космонавта и инженера в одночасье превратилась в «няшного космонавта» и «няшного инженера». Режиссёры временами предлагали кинороль, не важно какую, лишь бы фанаты радовались. С другой стороны, Родион и Елена сами сняли ролик с песней «Всегда быть врагами не могут люди» (его показывали не только на Youtube, но и в «Сегодня вечером», и даже на радио). Только надо ли напоминать?

Про Арсена Делона не забыли? Хоть Елена пока что не побывала во Франции, с этим молодым мужчиной она повстречалась, пообщалась, погуляла по московским паркам. Поцеловала, чтоб не расстраивался. Вид у Арсена был до того грустный, что он выглядел прям как Пьеро с Мальвиной или Коломбиной. Даже набриолиненная причёска не мешала.

Младший Сергеевский тем временем придал себе деловой вид, довершил все свои дела и вернулся к частной жизни. Пожал Елене руку и вместе с нею прибыл в Нью-Йорк.

С одним ограничением. Елена попотела, пока не получила разрешение от ФСБ. Сами понимаете. Она же много лет прожила на Западе и лишь недавно из-под палки вернулась в Москву. И вдруг обратно? А если навсегда? Ещё, небось, следили.

В предыдущий раз мы видели Родиона с взлохмаченной шевелюрой. Сейчас он выглядел куда лучше: волосы стали немного короче и уже менее лохматые. В холостяцкой жизни кандидата наук появилась девушка, которая, тем не менее, выбирала его не за внешность. Но как говорили они сами, это просто дружба.

…Они только что вышли из номера одного из отелей Манхэттена. «Пенсильвания», если хотите точности (сразу скажем, на дальнейшие события эта подробность не повлияла). Ах да, они ещё собирались в Музей современного искусства. Пока что было некогда. Сейчас навестят достойную женщину, а потом уже можно будет самим делать что душе угодно (достойную, несмотря на былые трения с дочерью).

Здесь, кстати говоря, Елена вспомнила одну историю от астронавта Роберта Брауна. Как раз в тему, то есть о соотношении частной жизни и политики. Расскажем, пока есть время.

Роберт в школе дружил с одноклассником Ахмедом. У них часто случались всякие забавные случаи, и Роберт рассказывал эти истории родным и гостям. Один въедливый родственник каждый раз придирался: «Боб сеет национальную рознь. Ахмед у него обязательно плохой». Да что поделаешь? Был бы другой приятель, были бы другие истории. Разные люди-то бывают.

Разобрались. Вернёмся к Родиону с подругой. Хоть они и познакомились уже во взрослом возрасте, в отличие от вышеупомянутых. Родиону на тот момент (февраль девятнадцатого) было тридцать пять лет, а Елене… Говорит, двадцать пять. Уже который год.

Вернулись. Продолжим.

На этом месте у кандидата наук случилась одна проблема (или не проблема, в зависимости от точки зрения). Он, в отличие от своей подруги, за последние тридцать лет ни разу не посещал церковь. Точнее, не мог определиться. То «за» выбирал, то «против», а выбрать всё не мог. У его отца была примерно та же позиция. А что скажет матушка Елены? Да и вообще, с благовоспитанными буржуазными гражданами надо бы поосторожнее.

Родион пробежал глазами по нёбоскрёбам, которые он к тому времени уже видел. Не в первый раз в Нью-Йорке. С другой стороны, перед поездкой он проштудировал книгу Ады Баскиной о повседневной жизни американцев. А Елена сразу вспомнила песни Вилли Токарева. Она, кстати говоря, жила неподалёку и даже немного с ним пообщалась. Обсуждали, какая западная страна больше подходит для жизни… Ладно, потом.

Родион принюхался.

— Кой-чем пахнет. Кажется, свободой. Ещё здесь пахнет большим яблоком. Я недавно хрумкал вкусным красным спелым яблоком. Похожий запах.

Елена тоже пошевелила ноздрями и почувствовала тот запах, из-за которого её американская матушка уехала из нашей страны.

— Всё готово, можем идти, — заключил Родион, поправив рукав полосатой рубашки, торчавший из-под пальто. На лохматой голове была не вполне привычная для современности шляпа (Елена вспоминала, что такую же шляпу носит её вечно брюзжащий сосед). Зато очки показались лишними. Пусть будут контактные линзы.

Родионов отец, кстати, обещал деньги на коррекцию зрения. Не дал, что и ожидалось.

— Интересно, что мама про тебя скажет. Небось, сравнит с каким-нибудь, как его там…

— С кем ещё? — забеспокоился Родион. Ох уж эти тонкости чуждой заокеанской культуры.

— Наверно, с профессором Фринком. Это из «Симпсонов».

Родион резко замер, после чего покосился на подругу.

— Фринк откуда-то на нашу голову. Он что, похож?

— Безумный учёный. Внешне даже похож, и внутренне тоже.

— Серьёзно?

— Мама говорила, на профессора Фарнсворта ты пока не похож. Проживёшь ещё сто тридцать лет, а там будет видно.

— Ну спасибо, — ответил он сквозь зубы и даже отвернулся.

Девушка поправила пышную чёлку и засмеялась.

— Да не, просто моя мама фанатка «Симпсонов» и «Футурамы». Она сравнивает знакомых с персонажами оттуда.

— Понятно. И всё равно странновато.

Девушка вдруг добавила:

— Кстати. Она меня тоже сравнила с Симпсонами.

— Это ещё почему? Понял. Потому что несколько лет прошло, а тебе до сих пор двадцать пять?

Ответа нету.

— И сравнивает тебя с какими-то желтолицыми? Понятно, чьи лица жёлтые над городом кружатся. Ужас, ужас.

Так он и ворчал на «странную заграницу».

Насколько знала Елена, её матушка несколько раз встречала самого Барышникова. (Только не подумайте, будто у Павла Шишкина выросли рога. Грубые шутки здесь неуместны.) Может, наша пара друзей встретилась бы с этим бывшим россиянином, но цель была другая.

Перед близорукими глазами Родиона возник пункт назначения: двухэтажный домик в пригороде. Американские интерьеры он знал в основном по «Тому и Джерри». Хоть что-то знакомое. (В Штатах он бывал, а в частные дома не заходил. Некогда было.)

На пороге возникла кудрявая, но солидная женщина лет пятидесяти. Не будем описывать, как Эдита Робертовна встречала русского интеллигента, в архивы эта подробность просто не попала. Давайте опустим. Вырежем ножницами.

Родион сидел за столом и жевал хот-дог. Сколько бы ни съел, всё равно оставался худым. Закон сохранения энергии гласит: фастфуд уравновешивается активной деятельностью. Доест, и вперёд, за работу.

Эдита Робертовна ещё предлагала здоровую пищу — грибочки. Родион увлёкся хот-догом, а вот Елена сразу отказалась. Старая история. Когда она была совсем маленькой, по телевизору показали Ленина-гриб. Представляете, Елена до сих пор боится, аж жуть. Она и сейчас думает: вдруг эти грибы — кое-какой другой Владимир, а фамилия тоже оканчивается на -ин? Да ещё и Владимирович?

Родион жевал фаст-фуд, чтобы затем сжечь его работой. Сначала Эдита Робертовна поинтересовалась, не кушал ли он шоколад, конфеты и прочие изделия от российской кондитерской компании «Сидо». Название произошло от фамилии некоего то ли Сидорова, то ли Сидорина. Если ничего не путаем, Сидоров/Сидорин служил в полиции оперуполномоченным, а после президентских выборов восемнадцатого года стал старшим лейтенантом и верным соратником Путина. Его несколько раз показывали в новостях.

Эдита Робертовна всячески оказывала Родиону знаки внимания, и Елена всерьёз заподозрила, что её друга хотят сделать зятем. Хотя поначалу буржуазная дама посчитала русского гостя неопрятным и чудаковатым.

Она долго и строго смотрела на Родиона, упираясь кулаком в подбородок, да и смотрела как-то свысока. Парень заёрзал. Всё-таки эта дама когда-то увезла родную дочь из родной страны (в смысле, из родной страны дочери). И зачем? Почему? Оказывается, наша бедная страна никуда не годится.

— Раньше я хотела, чтобы Лена нашла себе американца. Американца или вообще человека западной цивилизации, — заметила она уже третий раз. — Лично вы, мистер Сергиус, далеко пойдёте. Стараться надо, стараться.

Родион не донёс остаток хот-дога до рта.

— Что-что вы сказали, Эдита Робертовна? Точняк. У меня мама русская, батька миллиардер, она из Ленинграда, в девяностых батька жил в Питере, встретил Путина, на Рублёвке он играет в гольф. Я, в свою очередь, простой русский физик. Однако широкая публика меня больше знает как шизика.

«Не совсем, — подумала Елена после слов „простой русский физик“. — Скромные мы с Родионом, простые мы, всё равно журналисты лезут».

— Я не думала, что Лена познакомится с сыном миллиардера. Особенно когда я в середине девяностых её увезла из вашей страны. В конце, в середине. Примерно.[3]

Родион зажмурился и долго не открывал глаза. Что-то его батька завыпендривался на старости лет. Только подумайте: он проникся завистью к Трампу. Понимаете, Трамп много лет руководил «Мисс Вселенной», а ему ничего не досталось, кроме мимолётного знакомства с Машей Калининой. Хорошо ещё, жена не знала, а то бы врезала сковородой. Этого мало: отец Родиона завидовал Трампу, потому как у того жена-фотомодель, а наш с вами Сергиус-старший женился на ничем не примечательной студентке, будущей учительнице русского языка. Правда, он заметил, что было бы гораздо хуже, если бы жена была его учительницей.

Журналисты докучают? Желаете подробностей? Нет, давайте лучше взглянем на гостя-джентльмена из альтернативного прошлого. Не зря же он проделал долгий путь.

Некий господин Литтлвуд упорно хотел познакомиться с «мадемуазель Шишкиной», которая поспособствовала миру с Другой Землёй (причём он хотел познакомиться не только с Шишкиной, но и с Поклонской). Сбылась мечта. Теоретически можно было бы пригласить прадеда Родиона москвича Тимофея Ивановича Сергеевского, гимназического учителя и будущего преподавателя. Или других предков, из черты оседлости. Или крестьянина Спиридона Путина (к деятельности внука он был непричастен). Или, на крайний случай, такого прапрадеда Елены, как никому не известный американский полицейский Бэзил Шармен (да здравствует международная солидарность!). Неудобство было в том, что и Родион и Елена следили за ходом альтернативной истории, периодически её посещая. То есть им следовало меньше раскрывать свои внешность и личные данные среди наших предков.

Человечество постепенно привыкло к тому, что Дореволюционная Земля расположена на одном и том же расстоянии от Нашей Земли и в одном и том же направлении от неё. Иначе говоря, вращается вокруг Солнца на том же расстоянии, что и мы, на параллельной орбите. Марс, который мы веками видели на месте Дореволюционной Земли, и на чьём месте мы другую Землю и обнаружили, внезапно стал отдельной планетой. Всё обнаруженное было вполне объективно. Коллеги Родиона Сергеевского метаморфозу подтвердили.

Вспомним исторический фон излагаемых событий. Прежде чем вернёмся в комнату, мы вспомним, какие же события всему этому сопутствовали. (Приносим извинения за упёртость и настойчивость.)

***

Во-первых, некие умники совершили глупую ошибку. Они заявили, что выборов президента США в 2024 году не будет. Сразу возникает вопрос, возможно ли это. Просто сказали, что не будет, и точка.

Кто-то из наших немедленно предложил объяснение: Байден решил стать пожизненным президентом и для этой цели растягивает свой срок. Только растягивать нужно осторожно. Если делать это неумеренно, срок с громким треском порвётся, и вторая половина отлетит куда-нибудь в 2120-е годы. 180-летний президент это очень даже серьёзно.

На возмущённые возгласы ответ был краток: не будет, и точка. И неважно, что руку Москвы замечал даже Марк Твен.

Аналогично заявляли насчёт выборов президента Украины 2024 года. Судя по всему, в современности альтернативная история тоже имеет место. Как заметил наш с вами Родион, это вам не отсутствие российских выборов в том же году. Но если верить признанию родного батьки, они определённо будут.

Теперь во-вторых. Деятельность доктора политических наук из российского правительства. В чем дело? Отечественные власти совершенно неожиданно заявили на весь мир, что они выкопали из земли покрытый пылью и плесенью календарь древних русичей. Вы не ослышались, именно в указанной формулировке. Календарь древних восточных славян на бревенчато-берестяном носителе.

Заявили на весь мир. Расшифровали. И прочли в этом календаре, что 12 июня 2022 года наступит конец света.

В другом равноправном варианте громкое событие произойдёт 7 октября 2022 года. Или даже 4 ноября 2022 года в 0 часов 00 минут по московскому времени. Трактовки были неодинаковые, но все они непременно сводились к противоестественному концу света из самого неожиданного источника.

Учёные поинтересовались: в какой степени он соответствует старославянскому языку? И почему буквы явно печатные? Первооткрыватели разъяснили очень просто: ведь наши предки ели печатные пряники, верно? Тогда в чём проблема?

Далеко не всё. Оказывается, у древних русичей были свои Платон и Демокрит. Древнеславянские учёные независимо от древних греков составили список первоэлементов. Этих первоэлементов было три: огонь, вода и медные трубы.

Министерства немедленно заинтересовались феноменом (с другой точки зрения, чудачеством). Телеканалы описали «Величайший феномен древних русичей» и «Плагиат древних укров» настолько убедительно, что у части аудитории мысли о чудачестве быстро отпали. Зато как горячился Дмитрий Киселёв!

Впрочем, совсем скоро нашлась важная деталь. Московские авторы древнеславянского открытия облегчили судьбу человечества: погибнут все, кроме ИЗБРАННЫХ. Именно в приведённой формулировке. Кто конкретно станут избранными, они не уточнили. Но вы догадаетесь сами. По размеру зарплаты. Если она в рублях.

Родион Сергеевский горячиться не стал, но он до того удивился, что хотел было отправить письмо этому самому доктору политических наук. Сергеевский слышал мнение, что никаких «древних укров» у наших соседей нет, потому что их выдумали наши. И что даже некий профессор В. М. Бебик всё приписывал скифам, а не каким-то там украм. И что даже это недостоверная информация.

Но украинские политики всё обстоятельно разъяснили. Они умные люди и учатся на чужих ошибках. Наши, соответственно, учатся на своих ошибках. То есть отныне наша теория выглядит следующим образом: от древних славян произошли далеко не все русские, а только избранные, они же необыкновенные, они же люди первого сорта. От скифов произошли люди второго сорта. Остальное человечество относится к третьему сорту. Понятно? Остальным, не избранным, отечественные политики ответили: «Вы на наши привилегии рот не разевайте».

Именно указанные выше проблемы свалились на относительно честных людей.

(Родион на всякий случай проштудировал учебники политологии А. И. Соловьёва и М. А. Василика. Учебники вышли давно, на рубеже двадцать первого века. Но всё равно пригодились.)

К этой картине мы добавим народные массы, которые никогда не эмигрируют на Дореволюционную Землю. В марте 2014 года Малороссию поделили между Российской империей и Российской Федерацией. Многие жители уехали оттуда. Другие же, из двадцать первого века, стремились, как ни странно, в Америку 1890-ых годов.

Что они там нашли, поняла не вся публика. Понятное дело, мигранты во все времена отправлялись в США за счастьем. Однако зачем современным людям понадобились именно «Северо-Американские Соединённые Штаты», неясно. Если современные несогласные всё же решатся, у служащих тогдашнего нью-йоркского иммиграционного центра глаза на лоб полезут. Много, много в нашем мире мигрантов. Мало того, мировое население в той эпохе в семь раз меньше нынешнего. И не очень-то просто было бы отправить туда большое количество народа… Чуда техники не произошло, почему вам непонятно?!

Раз не произошло, телепортация — не очень уместный термин. Плохо вяжется это слово с суровой реальностью (особенно на фоне миллионов перегорающих пробок). Да и эффект был преувеличен (не говоря уже о цепких руках Сергеевского-старшего с его приватизацией). Неподходящее изобретение уже хотели переименовать в коммуникацию, а глагол в перемещать. Даже ФБР обрадовалось: вот где прятались коммуняки. Другие поняли по-своему: видите ли, русским не чужда политкорректность.

Жители альтернативной… Что бы здесь сказать, чтобы никого не обидеть… Деликатное дело. Короче, жители некоторых регионов Дореволюционной Земли узнали, что по соседству с ними раскинулся двадцать первый век. По сообщениям СМИ, жители всех тех регионов трясутся от страха. Один олигарх предложил подключить их к генератору электроэнергии (как Аркадий Райкин балерину). Теперь будет что отключать. (Сначала сообщали, что олигарх был из Киева, но как вскоре выяснилось, российские бизнесмены и чиновники гораздо раньше предложили аналогичный план. Надо только обратиться в вышестоящие инстанции.)

Когда современный народ потребовал доказательств, что люди трясутся от страха, СМИ предъявили аудиозаписи.

Не устали? Не вспотели? Немного осталось, потерпите.

Ко всему этому перечню мы добавим первые успехи в исправлении истории. Например, Николай Второй посетил Мавзолей. Честно говоря, этот пункт не только не самый главный, но и абсолютно недостоверный. Не было этого инцидента, не было. Хотя альтернативный царь и без того знал нашу действительность. Зато ему дали послушать знаменитый вальс Евгения Доги, отчего царь прослезился. В результате задача отечественных «прогрессоров» стала чуточку легче.

Важную роль сыграло предотвращение Ходынки доблестными российскими журналистами. Оптимистичную новость разнесли «Московские ведомости» и прочие газеты, включая царское телевидение. Согласно тем же источникам, некоторое время спустя Ходынка стряслась в Нью-Йорке. На Лонгакр-сквер, будущей Таймс-сквер. Колоссальная давка была вызвана раздачей подарков в связи с грядущими президентскими выборами. В итоге наши журналисты получили награды и премии.

Все последующие события происходили после коронации, после мая 1896 года.

Возник, однако, в те дни закономерный вопрос: что скажет Николай II, если посмотрит фильм Алексея Учителя? Здесь возможны четыре варианта: либо Петропавловка, либо виселица, либо расстрел, либо Сибирь.

Май 1896 года (по-нашему август 2014). Следующим важным шагом стал приказ Путина о назначении члена «Единой России» Б. В. Ломанова главой правительства Российской империи действительным тайным советником В. С. Глебатиным (именно что Главой правительства). Его выдали за конкретного человека из дореволюционных времён. Пластическая операция на лице — и вперёд! (Пусть даже Ломанов средней комплекции, а тот важный господин был весьма толстым. А неважно. Раз президент приказал вселиться в чужое тело, значит надо.) Значительная часть подданных считала его дворянином из их родного времени. Реальный прообраз, за которого его выдали, в альтернативной истории сорок лет прожил в Париже и в царской России о нём мало что знали. Зато тот вельможа заочно получил несусветное количество российских орденов и повышался в чине, пока не дорос до действительного тайного советника, до чина второго класса. Именно в его тело поместили нового Главу правительства.

Строго говоря, не Главу правительства, а Председателя Совета министров. Скажете, первым был Витте после 1905 года? До него был Председатель Комитета министров? Всё правильно. Предыдущим председателем был господин Дурново с говорящей фамилией, чья отставка прошла безболезненно. Кроме того, предыдущий председатель был двоюродным братом того господина, в которого внедрился наш современник. Поэтому нового премьера чужаком не сочли. (Глебатин участвовал в Крымской войне, а наш современник стал ефрейтором на Второй чеченской. Сами оцените разницу в возрасте.)

Тот факт, что современный господин Ломанов ухитрился выдать себя за другого конкретного человека — отдельная тема. Возникает логичный вопрос: куда делся реальный вельможа? Куда его спрятали? По официальной версии, вельможа умер от апоплексического удара. Сообщалось также, что перед смертью у него были неприятные ощущения: стреляло в ухе. Судмедэксперты подтвердили.[4]

Ещё одно неудобство. Из-за некоторого ряда современных событий братья Райт перепугались и отказались от изобретения самолёта. Для сравнения: в нашей истории, когда только появилась авиация, братья Райт возлагали на неё огромные, огромные надежды…

Говоря словами полувековой давности, наши цели ясны, задачи определены. Всё! Возвращаемся в заокеанскую квартиру.

***

Гостиная инженерши чем-то напоминала кухню Елены: по стенам тоже висели фотографии. Например, висело одно фото уже помянутого нью-йоркского прапрадеда Елены, который, между прочим, работал в полиции. Поскольку она там, в Альтернативности, уже побывала… Как бы яснее сказать… В ушедшие дни Елена побывала в Нью-Йорке 1896-97 годов и повстречала среди полицейских инспекторов своего прапрадеда. Что мы скажем? Не очень он и толстый, даже более или менее умный. В улыбчивости замечен не был. Зато любил поболтать. Эдите Робертовне эта черта не передалась, а не то просидели бы до ночи.

Очень уж Родион жаждал знакомства с прадедом Тимофеем Ивановичем. Ведь было бы о чём поговорить. Например, прадед увлекался астрономическими наблюдениями. У Елены тоже где-то валялся телескоп. Только разве её учёный друг сказал бы, что телескоп валяется? Неэтично, товарищи.

На тот момент они ещё не слышали хайп вокруг девятого сезона «Голоса». Одним из участников стал сам Энрико Карузо. Дополнительному интересу поспособствовала шутка юмора от Нагиева: надо познакомить Карузо с Рабиновичем, который его по телефону напел.

Не познакомился Родион с Карузо. Не до того было.

Елена вместе с Родионом, родной матерью и гостем собрались вокруг стола. Очередной хот-дог ждал своего часа. Радиоприёмник, в свою очередь, ждал, когда гость станет радиослушателем. Старшая Шишкина уверенным движением отложила газету: «Опять что-то происходит. А ведь есть причина». В газете виднелась фотография господина с запорожскими усами — это был Биденко, доктор политических наук и по совместительству официальный представитель президента Украины. На другой фотографии виднелся олигарх Арсенюк, который позаимствовал у нас источник электроэнергии. Василий Ладынин (представитель российского президента и московский доктор политических наук с древнеславянским календарём) и отечественные энергоотключатели в заокеанскую газету не попали.

Фото некоторых российских политиков туда всё же просочились. Включая Бориса Ломанова. С газетного листа смотрели холодные рыбьи глаза (для полноты картины не хватало лишь фото Ломанова с усатым лицом Глебатина, накачанным жиром ради внешнего сходства). Пожимал руку Чурову и благодарил за поддержку. С Дугиным кое-что обсуждал. Точнее, обсуждал докторскую диссертацию В. Ладынина, которая называлась «Устроил ли Дж. Буш-младший Техасскую резню бензопилой?». В газете её упомянули.

Ладно уж, вернёмся к частной жизни. Наконец-то. Что там у нас?

В предыдущий раз мы встречали старшую Шишкину на другом конце телефонной линии. Теперь мы видим завитые каштановые волосы, а дочери Эдита Робертовна передала занятие инженерным делом и форму носа. (Прямой и длинноватый, если кому интересно. Цвет волос у Елены в отца.)

Отец Родиона, соответственно, передал сыну мизерную часть денежного состояния. Только вот в нью-йоркской квартире его не оказалось. Олигарх, как-никак. Мать, бывшая учительница русского языка родом из Ленинграда, давно уже рублёвская жена, так что она осталась с мужем.

Кстати. Недавно рассказывали, как рублёвская жена велела прислуге спрятать от мужа бутылки с выпивкой. Тот не пил ещё с первого срока Путина, но боялся рецидива. Особенно после повышения цен на алкоголь. А вообще, стоит ли упоминать? В имидж Моисея Николаевича Сергеевского входила игра в гольф и в бильярд. Этого достаточно.

Вернёмся к нашим баранам. У гостя из Прошлого можно было спросить, как он относится к т. н. «присоединению Малороссии к России»: ведь не только формулировка странная, но и, по словам всё того же Родиона, независимую Малороссию обещали «в эпилоге первой книги». На деле царь поделил её с сегодняшней страной, равномерно распределив власть обеих Россий. Что есть, то есть.

Опять политика… Что в доме-то?

Господин Литтлвуд (которого Родион мысленно называл не господином, а товарищем) выглядел очень даже добродушно. Хоть и старинный джентльмен (в изначальном смысле слова), но может он не так уж и плох? Что мы видим? Джентльмен тихо стучал тростью, в которой могли быть запрятаны фляга со спиртным или футляр для сигар. За всё время, находясь в гостях, он ни разу не проявил такое содержимое. Наверное, слышал о современном здравоохранении.

Пил чай из блюдечка. Капал вареньем на стол. Даже слегка улыбался, когда капля принимала необычную форму.

Помнится, в начале спокойного и мирного общения гость интересовался не только Еленой, но и учёным, которого он называл господином Сержем. Спрашивал насчёт отца-миллиардера и немного поинтересовался наукой (хотя им далеко не всё следовало знать). Впрочем, мы не станем выкладывать вам все-все подробности. Родион не одобрит.

Родион даже слегка обрадовался, что на него обратили внимание. А то что это все к Елене так привязались. То есть не всем она прям так понравилась, но звездой её признали. А знаменитостей любит далеко не каждый. Что там джентльмен спросил?

— Вы родились в июне, мадемуазель? — гость заинтересовался календарными подробностями.

— В июне. Тридцатого. А что, здесь что-то особенное? — Елена вспомнила один из её любимых советских фильмов, «31 июня».

— Для меня особенное. Вы знаете нашего первого космоплавателя, господина Шепарда? Ему весьма понравилась дама с картины «Пылающий июнь». Мой товарищ даже взял картину в космос.

Родион взглянул на гостя поверх очков:

— Признайтесь честно, правда ли, что Шепард брал в космос лакея?

— Истинная правда. Что вы видите необычного?

Родион нервно дёрнул головой. Ему пришло в голову примечание Заходера к «Алисе в стране чудес»: «Ливреи сейчас уже почти никто не носит, хотя лакеи, говорят, кое-где ещё встречаются».

Родион плохо понял один момент: почему викторианские космонавты не знали, что в космосе радиация. Они, видите ли, вышли в открытый космос и своей смертью доказали наличие в нём излучений. Раз до этого не знали, значит, стены корабля их не защищали. Но тогда почему они раньше не погибли? В том числе Шепард. Гость не смог объяснить. Судя по выражению лица, ему самому было стыдно.

Каким образом они быстро до нас долетели (конечно, если это всё правда)? Похоже, что-то таки подгнило.

Так-так-так, это было начало разговора. Послушаем ещё один фрагмент.

— Пришёлся ли вам ко вкусу двадцать первый век? — поинтересовался Родион. — Что вам понравилось больше всего? Или не понравилось.

— Больше всего мне понравился шоколадный батончик «Альтернативная Земля».

Наши современники не сразу опознали батончик Mars. Цензура.

— Понятно.

— Ещё моей жене не понравился принц Гарри и понравился принц Уильям. По её оценке Уильям столь галантен, что ему надо было стать наследником Виктории.

— Вы правы. Дедуля Чарльз старше вашего Альберта Эдуарда на целые 9 лет. Не подойдёт он вам, не подойдёт. Думаю, вам не понравился…

— Мне, если вам угодно знать, понравилась красная капля варенья. Она весьма похожа на пятно на лбу у вашего ныне покойного царя Михаила II Освободителя.

Родион едва не раскашлялся. Пятно на лбу? У Михаила Освободителя? Покойного? Но если учесть, что в настоящем времени дореволюционные люди видят у нас другого царя, Владимира II, получается вполне логично. Они, вдобавок, твёрдо уверены, что царь Михаил Освободитель не просто отменил второе крепостное право, возродившееся в 1930-х годах по Божьей воле. Оказывается, царя Михаила убили революционеры за антиалкогольную кампанию. В то же время Борис II (брат Михаила) антиалкогольную кампанию игнорировал, потому на исходе 1999 года он побоялся той же судьбы и отрёкся в пользу племянника.

Это ещё что! Они решили, будто Елизавета Вторая — бывшая тёща Путина. То есть царь Владимир женился на дочери британской королевы, но в 2013 году царицу отправили в монастырь.

Не будем встревать в политику.

— Насчёт Чарльза не уверен. Вы сказали, вам не понравился Гарри?

— Совершенно верно, господин Серж. Знатоки называют вас загнивающей эпохой.

Само собой, изменения в морали за сто лет мы кое-как скрыли, но некоторые сведения к ним просочились.

— Бедные, тяжело вам в наших продвинутых временах с вашими нравами.

— Ваша милость, взглянем на некоторых из ваших туристов в девятнадцатый век. Они надевают костюмы с сюртуками, цилиндрами, котелками и с юбками ниже щиколоток…

— Дресс-код.

— Иногда глядишь и видишь, как они что-нибудь да вытворяют. Временами нам попросту не хочется на них глядеть.

Родион согласился. Некоторым викторианским гостям нашего века, чтобы они не видели непокрытые головы, накрашенные губы и голые ноги, кто-то посоветовал очки с горизонтальными непрозрачными полосами и затемнённой нижней половиной. Не обошлось без побочного эффекта: они постоянно спотыкались и даже проваливались в канализацию. Помогла бы дополненная реальность, но её нужно приспособить к конкретной задаче и разным обстоятельствам. Не говоря уже о разъяснении для гостей, что за чертовщина.

— Я предлагаю вам изобретение наших современников — перфорированные очки. В них точно ни черта не видно.

Родион достал из кармана перфорированные очки и вручил их господину Литтлвуду. Джентльмен надел очки и наглядно убедился в том, что сквозь мелкие отверстия почти ничего не видно.

— Спасибо за чудесное изобретение, — ответил господин Литтлвуд. — Благодаря вашим очкам никто больше не увидит ваш безумный мир.

— Правильно заметили, — задумчиво ответил продвинутый учёный. Продолжал он уже с бодростью: — Прилетят к нам какие-нибудь неведомые инопланетяне, и мы на них наденем перфорированные очки. И они не увидят наш безумный… Что, если надеть их на некоторых великих деятелей?

Эдита Робертовна взглянула в сторону перфорированных очков и вдруг выдала:

— Зачем их изобрели? Чтобы компьютеры с телевизорами и гаджетами меньше портили зрение? Взгляните на радио. Говорит и не показывает. Красота!

Гость медленно повернулся к радиоприёмнику.

— У вас много технических чудес. Говорит и не показывает? Не похоже на граммофон.

Ещё одна маленькая сложность. Рано или поздно они узнают, что у нас давно уже не беспроволочный телеграф. Узнают, ещё что-нибудь узнают, а там, глядишь, мировые войны начнутся раньше положенного срока.

— Говорит. Но не показывает.

Эдита Робертовна потянулась к радиоприёмнику, включила. В этот момент джентльмен вздрогнул с таким видом, словно Родион сказал ему: «Ну, вздрогнем!». Викторианцы и сотовых телефонов не видели, где уж им слышать гимн СССР с 1977 года. Гость переводил взгляд с радиоприёмника на телефон в руке Родиона.

— Алло. Что за крендель? Причём здесь НАСА? Вспомнил, вы сообщали про марсоходы…

Родион грустно взглянул на соседей по гостиной.

— Ладно, ладно, у меня работает представитель Роскосмоса товарищ Колбасин. Только что от меня нужно товарищу Гаррису? Который из НАСА. Это тот самый сотрудник НАСА, который рассказывал, как Другую Землю выдавали за безжизненную планету.

— Что вы называете НАСА, интересно узнать? — не понял любознательный гость.

— Национальное аэрокосмическое агентство США, — поскорее ответила Эдита Робертовна. — Вы ещё не слышали? Вы должны его знать, и ООН тоже.

— Прочитал в газетах. Глава ООН обещает в нашем времени Лигу Наций, — вспомнил Литтлвуд. — Мадемуазель Шишкина вряд ли знает. Женщинам не подобает знать политические материи.

— Слышали мы, как викторианцы прятали от женщин газеты, — справедливо заметила Елена.

— Погоди, Лен, дай дослушать, — нетерпеливо ответил Родион. — Только боюсь, мы в музей не пойдём. Некогда будет. Увы.

Постучал себя по лбу. Гаррис на другом конце линии объяснял:

— Вы ведь знаете, что Противоземлю, Тюхе, Нибиру, Фаэтон и остальные мифические планеты из россказней мы не нашли? Учёные во всём разобрались. Ничто не сбылось.

— Полностью согласен. Разве что когда-то нашли некую планету№9. Вроде бы. Всем по барабану. Планета у Проксимы Центавра — другое дело.

— С тем, что я вам сейчас расскажу, ваши исследователи очень даже согласны. Думаете, одни янки вредные? Ваши тоже открыли.

Родион дёрнул головой.

— Открыли? Что там ещё? Колбасин упоминал. Я, балда, прослушал.

— Теперь нам обещают очередную неведомую планету, на этот раз самую настоящую. Ещё одна альтернативная Земля. Она вращается вокруг Альфы Центавра A. Вы знаете космический телескоп Gaia?

— Разумеется. Геноссе Фрёлих… то есть Фрёлих, мой коллега, его разрабатывал. Разрабатывал.

— Согласно сообщениям, новая Земля нам угрожает. Расстояние очень сильно уменьшилось.

— В смысле? Космический телескоп совсем ничего не заметил? И все остальные?

— Заметил. Мы увидели планету в районе созвездия Центавра. На близком расстоянии. У Альфы Центавра А сильно выросло фиолетовое смещение. Вы не забыли, господин Сергиус, что такое эффект Доплера? Вы с нами согласны?

Родион сверкнул глазами.

— Ясен пень. Я ведь учёный. Я отлично знаю, что на ней нет никаких хренуннаков!

— Те учёные ошиблись. Они считают, что раз этот объект — планета, а не карликовое тело, мы бы увидели его гораздо раньше. Не очень убедительный аргумент.

— Почему?

— Что такое Плутон?

— Карликовая планета, транснептуновый объект. Ну и что?

— Правильно. У вас есть аргументы?

— Есть.

— Правильно. Это факт не мешал человечеству целых 76 лет считать Плутон планетой. Может быть и наоборот, то есть предполагаемая безымянная экзопланета окажется именно планетой, а не чем-то другим. Она к нам ближе, чем все ожидали. НАСА, ЕКА и Роскосмос передали более или менее точные цифры. В данный момент расстояние равно 199 астрономическим единицам.

Родион резко хлопнул себя по лбу.

— Очуметь, вместо 4,36 световых лет!

— В июне 2002 года расстояние равнялось 2027 астрономическим единицам, в 13598 раза меньше нормального. Мы летящую к нам планету открыли в том году.

Родион поперхнулся.

— В каком году? Я не ослышался? Мне в тогда было всего восемнадцать-девятнадцать. Жил у богатого батьки и в ус не дул. Как сыр в масле катался. Деньжищ — завались! Балдежа — во! Что, простите, вы открыли?

— Повторяю. В июне 2002 года мы открыли фиолетовое смещение у той звезды, открыли экзопланету и отправили к ней камеру. Камера скоро достигнет цели и мы увидим, кто там живёт. Если бы объект к нам не приближался быстрыми темпами, как бы мы умудрились?

— Что за безобразие! Почему я ничего не знал? 

— Мы вам не доверяли. То есть лично вам, а ваш сотрудник Колбасин в открытии участвовал.

— Что вы там вообще высматривали? У Альфы Центавра А.

— Каемся, высматривали. К звезде от Земли летел неопознанный объект. Обычно рассказывают, что НЛО летит в нашу сторону, а мы увидели наоборот.

— Я боюсь, вы занимаетесь не НЛО, а НЛП. Простите за каламбур.

— Исследователи космоса нашли из ряда вон выходящие звезду и планету. У меня к вам просьба. Включите, пожалуйста, радио. Уже включили?

— Что? Включили.

Внезапно из приёмника раздался голос Гарриса:

— Прошу вас, уступите мне место.

— Что вы хотите? — удивился радиоведущий.

— Я передам всему миру важное известие.

Из радиоприёмника раздался монотонный голос:

— ВНИМАНИЕ, ВНИМАНИЕ. ГОВОРИТ ОППОЗИЦИЯ. ВНИМАНИЕ, ВНИМАНИЕ. ГОВОРЯТ МИРОВЫЕ БОРЦЫ ЗА СВОБОДУ. УЧАСТИЕ РОССИИ В ЕВРО-2020 ОТМЕНЯЕТСЯ. НАМ УГРОЖАЕТ НЕВЕДОМАЯ ПЛАНЕТА. ВСЕ ПОНЯЛИ? МЫ НАШЛИ ПЛАНЕТУ. УЧАСТИЕ РОССИИ В ЕВРО-2020 ОТМЕНЯЕТСЯ. ВНИМАНИЕ, ВНИМАНИЕ. МУЛЬТФИЛЬМЫ КОНЬ ЮЛИЙ И БОЛЬШИЕ СКАЧКИ, ИВАН ЦАРЕВИЧ И СЕРЫЙ ВОЛК 4, УРФИН ДЖЮС ВОЗВРАЩАЕТСЯ И БАРБОСКИНЫ НА ДАЧЕ ОТМЕНЯЮТСЯ. ФИЛЬМЫ СОЮЗ СПАСЕНИЯ, ТАЙНА ПЕЧАТИ ДРАКОНА, ВТОРЖЕНИЕ, ХОЛОП, ПОСЛЕДНИЙ БОГАТЫРЬ: КОРЕНЬ ЗЛА, СЕРЕБРЯНЫЕ КОНЬКИ, КОМА, ДОРОГИЕ ТОВАРИЩИ, ВРАТАРЬ ГАЛАКТИКИБРАТ-3 И КОНЁК-ГОРБУНОК ТОЖЕ ОТМЕНЯЮТСЯ.

Выслушав тираду, перепуганный Родион пробормотал:

— Типа альтернативная история рубежа 2010-х, 20-х годов? Интересное кино. Эти слова случаем не прошли сквозь жернова наших СМИ?

Эдита Шишкина кинула на радиоприёмник серьёзный взор.

— Вы россиянин. Вы верите демократу? Ах да, ваши люди тоже открыли.

— И наши тоже. Мы обнаружили планет… Вопще, шо за шиза?!

Выпалил и схватился за голову. Даже впился нестрижеными ногтями.

И правда, что же произошло? Именно это и надо было выяснить. И не только. Ведь проблема никогда не приходит одна.

Эдита Робертовна выглянула в окно. Очень даже вовремя. В окне как раз змей маячил, за спиною штепсель… Нет, не так. Напротив коттеджа стоял незнакомый мужчина — как вскоре выяснилось, сотрудник ФСБ. Что и следовало ожидать. Скоро Елена вернётся в Москву. Билета в один конец не будет.

Кандидат наук больше не держался за голову. Он готов был связаться с Колбасиным, представителем Роскосмоса.

В качестве комментария Родион многообещающе потёр руки. Слова в его комментарии тоже были:

— У меня есть план. Мы отправим на планету маяк. Вдруг придётся что-нибудь телепортировать? Мало ли что. Рискну, обесточу пол-области. Скорее целую область. Или не одну. Необходимым мероприятием займётся Фрёлих. Позвоню ему. Ясен пень, надо много времени, чтоб перемещать много-много и далеко-далеко.

— Вы серьёзно? Вы свяжетесь с другой планетной системой? — не сразу поверила Эдита Робертовна. — Не жалко обесточить большую территорию? На ней люди живут.

— Ну разумеется! Если планета реально приблизилась. Однако другим людям придётся подождать. Придётся им подождать, пока мы тратим энергию. И кстати. Мне только что сообщили, как Роскосмос отправил на планету ГЛОНАСС. В 2002 году, когда ГЛОНАСС ещё не было. Для ориентации роботов, дронов и автоматических зондов. Мы её изучим на всякий пожарный.

Глава II

The Times,

… сентября 1900.

КОСМИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА ЗАВЕРШЕНА

Империя, над которой ещё не зашло солнце, покончила с вопросом о том, нужны ли нам собственные космоплаватели и их полёты в космос. Суть этого вопроса не в простом утверждении, что прежде чем покорять космос, нужно было покорить небо.

Противники подобного рода деятельности аргументируют: значительную долю покорителей космоса составляют наши потомки с Небесной Земли, сделавшие для освоения ближайшего космоса всё возможное. Они покоряют ближайшую Вселенную уже полвека: на первый взгляд, нам остаётся лишь подражать. Сторонники викторианских полётов объясняют: «старший брат» передаёт нам свои технологии лишь по мере наших заслуг, и потому мы вынуждены будем самостоятельно пробивать дорогу в холодные небеса.

Изобретённые лордом Кельвином ракеты с жидким топливом стали новым оружием: Ольстер направляет их в места скопления ирландских бунтовщиков. Иными словами, даже это изобретение пригодилось для благих целей.

Первый лорд Космоса полагает, что он не зря был назначен на должность. Новое название Адмиралтейства сохранится в двадцатом столетии.

С министром согласны господин Шепард и его бывшие коллеги. Карьера покорителей космоса в правление Её Величества королевы Виктории может считаться закрытой.

The Standard,

… сентября 1900.

СУЕТА СУЕТ ВОКРУГ МАЛОРОССИИ

В последнее время великие державы обеспокоены амбициями наших потомков.

Сравнительно недавно Российская Федерация воссоединилась с Малороссией и Новороссией, и в ближайшей перспективе ещё с несколькими территориями. Царь Николай молча поделил с царём Владимиром «спорную территорию», вследствие чего С. Ш. А., Третья республика и Германская империя впервые за всю свою историю ввели санкции против Российской Федерации. В частности, кайзер обещает запретить въезд в его страну некоторых подданных Романовых-Путиных. Германское правительство обещает отмену экспорта пива, водки и шампанского в Российскую Федерацию. По новейшим сообщениям, кайзер готов аннексировать Малороссию, поскольку господин Аксёнов свой полуостров просто так не отдаст. Либеральные персоны непоколебимо уверены в том, что необходимо аннексировать владения одной конкретной империи. По сообщению нашего корреспондента, кайзер в обозримом будущем выполнит подлое пожелание.

Исходя из вышесказанного, франко-русский союз подошёл к концу. Граф Монтебелло, французский посол в России, разорвал с ней отношения и более не пригласит государя Владимира Второго ни на один бал. В настоящее время лишь мудрый лорд Солсбери и его верный преемник остаются самыми верными союзниками Российской Федерации на исходе девятнадцатого столетия.

В расцвете пёстрой осенней поры, в конце сентября 1900 года (на Небесной Земле этим дням соответствовало далёкое от нас начало февраля), каждый клерк, каждый канцелярист позавидовал бы иным достижениям цивилизации. Если «движущаяся фотография» и столичные безлошадные экипажи возникли благодаря привычному прогрессу индустриального века, сказать точно так же об электрической вычислительной машине было бы весьма и весьма затруднительно.

Настольные часы привычно отмеряли время, пока Лидделл, обычный секретарь, стучал по тугим клавишам. Вблизи клавиатуры мы бы увидели стопку дисков с предупреждающей надписью «ТОЛЬКО ДЛЯ Э. В. М., В ГРАММОФОН НЕ КЛАСТЬ». Обширный шкаф, вместив в свою утробу сердце машины, наполнял воздух громким стрекотанием зубчатых колёс, шелестом перфолент и скрипом катушек с намагниченной проволокой. Дабы проволока ненароком не потеряла записанную на ней информацию (из-за банального размагничивания), её защищали и от колебаний температуры, и от лишних сотрясений. Впрочем, к техническим вопросам приступим позже, а сейчас мы вернёмся к вопросам гуманитарным.

Лорд Солсбери через своего племянника Артура Бальфура передал секретарю приказ: освоить Э. В. М. В настоящее время секретарь с упорством отдавал время упражнениям. Но и великий государственный деятель размышлял о насущном — в то время как грядущие времена встали перед ним незыблемой громадой.

В текущие дни глава Британской империи размышлял над вопросом: войдёт ли он в число людей грядущего двадцатого столетия? В свете последних исторических событий, что вошли в подлунный мир благодаря двадцать первому веку, правление старого милорда излишне смелым простолюдинам казалось анахронизмом. И в то же время лишь немногие узнали бы, как относились к этому вопросу ровесник лорда Солсбери консерватор Франц Иосиф и ровесник Её Величества германский канцлер.

Милорд прибыл в резиденцию, откуда уже ушла уверенная поступь племянника. Не забываем и о деятельности министра колоний. Каждый делал своё дело. Артур Бальфур отдавал время государству. Его свергнутый брат вспоминал недавно минувшие времена, когда он правил Ирландией, не опасаясь бунта. В свою очередь, господин Чемберлен занимался важным делом в Будущем: ему готовили удобное кресло напротив телеэлектроведущего, готового к беседе. В тот же день Чемберлен встретился с Сергеем Лавровым и в знак благожелательных намерений подарил ему монокль.

В привычном и обыденном мире события шли своим чередом. Сам лорд Солсбери завершил мысль на обыденной ноте, повелев секретарю ввести в память машины любопытное содержимое — «Речи Наполеона» под редакцией американского журналиста Иды Тарбелл. Было бы, кстати говоря, ещё любопытнее, если бы кто-нибудь опубликовал речи господина Путина. С нетерпением ждём новую работу.

Содержание текста пришлось довольно кстати. Секретарь припомнил жаргонную речь, в коей господину Путину придумали прозвища «Напутеон» и «Бонапут». Но не отвлекайтесь, молодой человек. Печатайте, печатайте.[5]

Юноша, сколько ни думал, не понимал злободневную вещь: почему Империя, над которой не заходит солнце, до такой степени сдружилась с русским медведем? До такой степени, что за упоминание Крымской войны и Большой игры отныне можно серьёзно схлопотать. Более того, две державы признали друг друга товарищами по несчастью по критерию «Кругом толпы врагов и все против нас ополчились». Критики отозвались на парадокс карикатурой, изобразив Солсбери и царя Владимира в виде машинистов. Получилась забавная картинка: на железной дороге столкнулись два встречных паровоза, а машинисты только радуются, смеются и пиво друг с другом квасят.

Что касается встречи министра колоний и Лаврова, в их задачи входило совместное владение Индией. Согласно последним известиям, владимирская Россия во имя духовных скреп овладела Индией — родиной братского арийского народа. 

Не отвлекайтесь, печатайте.

Э. В. М. обладала несколькими экранами и пультами управления, за которыми могли разместиться от пяти до десяти пользователей. Не менее двадцати тумблеров виднелись на пультах в ожидании своей очереди.

Каждое нажатие на клавишу ундервуда записывало букву на слой прозрачного целлулоида между электрической лампой и экраном, одновременно занося букву во временную память на перфоленте. Особые манипуляции со строками на целлулоиде и с отверстиями перфоленты позволяли редактировать текст задолго до того, как он окажется в памяти машины — на намагниченной проволоке. Не здесь ли главное отличие от обычной пишущей машинки? Но если бы мы сравнили экраны наших Э. В. М. с экранами Будущего, мы бы обнаружили в основном лишь текстовый энтерфас при всех технических трудностях графического энтерфаса. Изобретение большей частью предназначалось для текстов и чисел.

Намагниченная проволока, вероятно, составляла полмили. Её температуру поддерживали сосуд Дьюара и холодильная машина. Её ненужные сотрясения предотвращались умеренным вращением катушек. Вероятность её разрыва, однако, была немногим ниже, чем у проволоки обычного телеграфона (устройство для магнитной звукозаписи). Неудивительно, что на заморозку и на прочие технические нужды тратились большие деньги (и отнюдь не казённые). Не говоря уже об инфляции: в ближайшее время фунт превратится в шиллинг.

Зато для Э. В. М. актуальнее оказалась иная сложность: каким способом отыскали бы необходимую запись, если новые данные добавляют строго подряд, от начала к концу? К радости пользователя, инженеры догадались до нового решения: один документ входит в подшивку (если выбрать именно это значение слова file), а те, в свою очередь, сгруппированы в папки. На проволоку все они записывались подряд, а порядок и группировка в папках были аккуратно занесены в журнал. В том же журнале указывался адрес записей и на сколько оборотов следовало повернуть катушки с проволокой, чтобы получить на экране требуемую подшивку.

Совсем недавно возникла новая идея: не подсоединить ли к машине механизм часов, чтобы их показания по проводам переносились на табло с цифрами. Помимо того, рядом со временем были обозначены число, месяц и год (год для экономии обозначали двумя последними цифрами). Эта деталь кому-нибудь покажется излишней, но разве Будущее не влияло на разнообразные аспекты? Техническим журналам было бы интересно.

Если бы читатель получил право воспользоваться описываемой нами машиной, он нашёл бы в памяти не только выдержки из книг и журналов, но также сведения о политике, секретные документы и некоторые личные и семейные фотографии политических деятелей Империи. Строго говоря, последние хранились не на магнитной проволоке, а на фотоплёнке (вспомним текстовый энтерфас), но семейные подробности не пригодны для нашего повествования.

Покуда секретарь нажимал на клавиши, дворецкий выполнял обязанности процессора. Поле его деятельности — огромный шкаф — занимало значительную часть комнаты. Процессор поворачивал рукоятки и вставлял провода в гнёзда, позволяя машине выполнить нужное действие.

Припомним одну из важных деталей. Строки, из которых складывался текст, размещались на целлулоидных полосах. Строки эти все вместе составляли длинную целлулоидную ленту. Если бы мы воочию увидели работу машины, рядом с пользователем обнаружилась бы рукоятка для прокрутки экрана. Два-три оборота — и экран девственно чист.

В свою очередь, для арифметических вычислений сохранилось наследие Бэббиджа.

Бывали случаи, когда звук зубчатых колёс и других механических частей сравнивали со стрельбой из винчестера. Эта острота каждый раз напоминала о себе. И в текущий момент лишь двое обслуживали шумную и внушительную машину. Перед картиной одновременной деятельности дворецкого и секретаря рука мудрого деятеля (что уже сидел в долгожданном кресле) сжала набалдашник трости. Настало время, чтобы отдохнуть от долгой ходьбы.

Отнюдь не всё оказалось столь же гладко. Этот секретарь вошёл в число тех нынешних молодых людей, что надевают наушники и слушают непривычную музыку из будущего, записанную на самодельные пластинки из целлулоида. Проявив нежданную смелость, секретарь подговорил дворецкого и пронёс на место работы неблагонадёжную вещь (благо что премьер-министр был слишком стар, чтобы увидеть своими глазами). Граммофон без раструба виднелся в углу, провода тянулись к наушникам, мирно лежавшим на коленях молодого человека. Секретарь хотел было прикрыть лишний предмет, но старческие глаза премьер-министра проигнорировали крамолу.

— Это вы, Лидделл, — устало подтвердил глава империи. Его руки лежали на подлокотниках кресла, пока разум возвышался над многими жителями колоний. — Помню, с вас требовалось записать на эти пластинки «Имперский марш» Элгара. В '97 году мы отмечали Юбилей Её Величества. Мы были готовы к торжеству. Мы отобразили его на телеэлектроэкранах.[6]

Промолчав с полминуты, лорд продолжал:

— Вижу, вы хотите кое-что сообщить.

Секретарь коснулся очков, когда требование ответа достигло его ушей.

— Ваша светлость, в-ваш племянник… ваш преемник велели мне передать вашей светлости сведения. От наших потомков.

Высокопоставленная личность слегка кашлянула, но невозмутимость вскоре восстановилась.

— Начинайте.

— Наши потомки с-согласны на передачу технологий для Э. В. М. Вашей светлости должно быть известно.

— Полностью согласен.

— В обмен на эти технологии мы должны б-были раскрыть всему миру, что Барак Обама принадлежит к ч-чёрной расе. Он своей физиономией вредил бремени белого человека.

— Позор будущего я помню. Продолжайте.

— Новые технологии. Наши п-потомки рекламируют ещё одно своё изобретение, compteur'ные игры. Виноват, ваша светлость, оговорился. Не compteur, а Э. В. М. Более патриотичный термин.

— Машинные игры? Неужели у нас нет других дел, более важных?

— Ваша светлость правы, в качестве примера они упоминают одного п-политика, премьер-министра Великобритании и Америки… п-примите извинения, ваша с-светлость, я забыл его имя.

— Мистер Мэй.

— Примите извинения, я имел в виду п-предыдущего премьер-министра.

— Дэвид Кэмерон.

— Так точно, в-ваша светлость. Мистер Кэмерон, как сообщили наши потомки, на Э. В. М. играет в «Ärgerliche birds».

Милорд хрипло выдохнул.

— Ничего не знаю. Что представляет собой игра?

— Как я понимаю, ваша с-светлость, в этой игре с-свиньи украли у птиц яйца, а птицы мстят свиньям яростнее, чем Монте-Кристо. Игрок стреляет в свиней птицами.

— Стреляет? Птицами? Боже милостивый, как должна быть устроена пушка, чтобы птицы остались живы?

— Эту подробность я не знаю. Но я слышал, эти птицы и свиньи не выглядят как н-настоящие животные, а похожи на… на…

— Кого?

— …похожи на смешариков.

— Что за смешарики?

— Не могу знать. Ещё я слышал, эти свиньи — русские, а птицы — киевские прихвостни. По другим сведениям, грузинские, немецкие, еврейские, японские или польские. Насколько это правда, я не з-знаю. Ходят слухи, будто Байден тайком продаёт свиней Сирии. Мусульманам с-свинина запрещена, но в том коварный смысл. Позвольте сообщить, милорд. Начинается передача Электро-Новости.

Лидделл отошёл к телеэлектроскопу, который, несмотря на большие габариты, честно разделял комнату с вычислительной машиной. Поблизости лежали плоскогубцы для переключения каналов. Хорошо, что канала всего три.

Звук от вращения диска Нипкова заглушался громким шумом, но мы обратимся к показаниям глаз, не ушей. Рядом с обширным деревянным ящиком на столике лежала телеэлектропрограмма. Распорядок передач на описываемый нами день имел нижеуказанный вид:

«12ч 00м - 12ч 05м — реклама „Битвы за империю“ Р. У. Коула, „Троих на прогулке“ Дж. К. Джерома и „Мадам Баттерфляй“ Дж. Беласко

12ч 30м - 12ч 31м — „Политый поливальщик“, фильма

12ч 35м - 12ч 38м — анонс „Тоски“ Дж. Пуччини и „Трёх сестёр“ А. П. Чехова

13ч 00м - 13ч 10м — реклама моноклей для настоящих дворян

14ч 50м - 15ч 00м — реклама двухместных велосипедов

15ч 30м - 15ч 45м — новостной блок»

— Скажите мне, Лидделл, что стало с тем гадким пролетарием, Джоном Кенни? С тем, кто замучился на конвейере, и кого обработал господин Хамфри. Из-за чего Кенни на всех нас обиделся. Я пока не ознакомился с последними новостями. Должно быть, он давно в тюрьме?

Рука секретаря замерла около тумблера, но на лице сохранялась почтительность.

— Джон Кенни покинул эт… нашу империю и назвал себя «жертвой режима». А своими оппонентами он называет нас и политиков из б-будущего. После опытов г-господина Хамфри с реанимацией Кенни уверовал и старается жить по-христиански. Он кушает б-бутерброды, вроде, его любимое кушанье, других угощает, из милосердия. Он сдружился с видным американским клириком Томасом Девитт Олдриджем, тот поддерживает и благословляет его активную деятельность. Господин Хамфри сидит не знаю где и одобряет п-политику будущего, играет на саксофоне, на других инструментах тоже. Его главный ученик, доктор Уиллард, спокойно живёт и ж-женат, а ещё один, не помню фамилие, в полевом госпитале в Ирландии. Революционер Владимир Ульянов щас, кажись, на каторге. Наши потомки его застукали в Питере. Н-не знаю. Эдисон, как Кенни, тоже изменился, он сейчас устроил на родине антитабачную кампанию. Это всё, что мы знаем. Остальное, н-навроде, на дисках.

Совершенно точные слова: на полке выстроились стопки шеллаковых пластинок-дисков, словно в ожидании момента, когда игла опустится на бороздки.

— Касательно деятельности Эдисона мы слышали, — с апатичными интонациями подтвердил милорд. — Боюсь, Марку Твену не поздоровится. Он живёт где-то в Европе и вряд ли вернётся на родину, после всей этой антитабачной истерии. Марк Твен сам признавался, что он бросал курить много раз. Если будет время, загляните на диски. На них записаны сведения о франко-германских санкциях против Российской Федерации. Здесь важна одна тонкость. Лишь бы нам — Империи, над которой не заходит солнце — не объявили санкции. Мы ни к чему не причастны. Абсолютно. Мы всего лишь морально презираем подлых грязнейших ирландских бунтовщиков, в наших газетах известных под именем ирлакезы. Бунтовщики восстали против нашей святой власти и воюют с Ольстером. Мы с Ирландией не воюем. Ни в коем разе.

Секретарь с грустью потупил взор. Глава правительства, не меняясь в лице, продолжал поучения:

— Ныне покойный Председатель Совета министров Черномырдин говорил, что за бунт нужно винить бунтовщиков. Или не он говорил, точно не помню. Спасибо Эдисону за конвейер. Спасибо лорду Кельвину за жидко-топливные ракеты. Благодаря конвейеру наша промышленность производит значительное количество ракет и прочего оружия. Мы сугубо морально поддерживаем Ольстер против Коварного Эйре. Поддерживаем людей Ольстера по их собственной инициативе. Всяческие либугралы не согласны. Знаете, кто они? Они своим поведением напоминают бугров. Сейчас нам требуется голубой экран. Включайте новости.

Секретарь не вполне чётко представлял себе цели этой кампании, но перечить он не посмел бы, даже несмотря на молодёжные штучки. Музыка в наушниках сиротливо лежала вдалеке, в ожидании своего часа. Пока же правительству требовался квадратный экран телеэлектроящика. Лидделл повернул тумблер и многократно покрутил рукоятку заводного механизма, пока диск Нипкова со множеством отверстий не достиг установленной скорости вращения. Хрюканье обеспечено (механизма, а не сирийской свинины).

Некоторое время спустя на экране возникла студия. Телеэлектроведущий сидел в кресле на фоне белого экрана — тот готов был принять изображение из проектора. Зрители видели каждое движение далёкого господина, но не могли услышать от него ни единого слова. Единственным выходом из положения стали чёрные листы с титрами.

Ведущий подал знак ассистенту, после чего тот расторопно поместил титры перед камерой. Перед людскими взорами предстал нижеуказанный текст:

«НАШИ ПОТОМКИ РАССКАЗАЛИ, ЧТО РАНЬШЕ ОНИ ЖДАЛИ ПЛАНЕТУ НИБИРУ. В ПРОШЛЫЙ РАЗ ОНА НЕ ПРИЛЕТЕЛА. НО НИБИРУ ПРИЛЕТИТ В 1903 ГОДУ»

«ОНИ ПОНЯЛИ, ЧТО 21 ДЕКАБРЯ 1903 ГОДА НАСТУПИТ КОНЕЦ СВЕТА ИЗ КАЛЕНДАРЯ ДРЕВНИХ МАЙЯ И ПРОЧИХ ВЕЛИЧАЙШИХ ГЕНИЕВ…»

«…И НИБИРУ ВРЕЖЕТСЯ НЕЗНАМО ВО ЧТО. ПО ДРУГОЙ ВЕРСИИ, ИЗВЕСТНО ВО ЧТО»

«ПОМНИТЕ, ДАМЫ И ГОСПОДА, ЧТО ЕСЛИ ВЫ ИЗБРАННЫЕ, РАССКАЖИТЕ НОВОСТЬ ПРОСТОМУ ЛЮДУ. С ВАМИ НИЧЕГО НЕ БУДЕТ. ЖИВИТЕ СПОКОЙНО! ВЫ ИЗБРАННЫЕ!»

Ведущий повернулся к экрану, его ассистент тем временем готовил проектор.

В эти минуты милорд с полузакрытыми глазами словно обращался к союзникам:

— Боже милостивый! Небесные уже упоминали языческие прогнозы конца света и мифическую планету. И сами сознались, что то была грандиозная ошибка. Но что сейчас? Ошибка ничему не научила? Почему те махинации вернулись обратно? Я всё понял. Они учатся на своих ошибках. Они действуют в соответствии с опытом прошлого. Но если мы избранные, подобные прогнозы нам не страшны. Остаётся рассказать о прогнозах простому люду.

Прогнозы, чья суть понятна лишь немногим из людей, напомнили секретарю недавний кунштюк из будущего. Деятели двадцать первого века поведали викторианскому человечеству ошеломляющую новость: мы все живём в матрице. Этот термин означал воображаемый мир, по проводам введённый в человеческий мозг, и в ближайшее время все поверили нежданному откровению. Верили до тех пор, пока матрица не оказалась розыгрышем.

Ассистент ведущего тем временем закончил приготовления; белый экран на заднем плане предъявил содержимое зрителям новостей. У нижнего края возникла табличка «XXI век, Малороссия, Киев, Александровская улица / ulica Michała Hruszewskiego». Большую часть экрана занял корреспондент, что вещал из Будущего. За его плечами возвышалась Rada Wierzchowna — сквозь дефекты изображения здание сияло белой колоннадой и стеклянным куполом при остром шпиле.

Корреспондент поправил наушники и микрофон, его указательный палец показывал в сторону здания.

«ВИКТОР ЯНУКОВИЧ В ЮЗОВКЕ СИДИТ И НА ЗИМНИЙ ДВОРЕЦ ГЛЯДИТ».

— Причём здесь отставной генерал-губернатор Янукович? — озадачился премьер. — Признаюсь, новость подсказала мне идею. Потому, Лидделл, садитесь за клавиатуру и пишите статью «Ирландские дикари-недоросли отрицают исторические открытия. Они отрицают Нибиру». Выключайте.

Лидделл повернул тумблер, ответом был простой щелчок.

Внезапно слух мудрого деятеля пронзил резкий телефонный звонок. Сигнал указывал на важность ещё одного новейшего достижения техники. Э. В. М. была подключена к сети и соединена проводами с серверами, с хранилищами информации. Информацию на этой Э. В. М. можно было получить с других, удалённых, хранилищ. Но и очевидные недостатки заявляли о себе: пока работала эта связь, телефон становился недоступен.

Звонок сообщил пользователю машины о прибытии электрического письма, хотя традиционным обозначением было бы слово телеграмма.

Милорд медленно потянулся к трости.

— Что случилось, Лидделл?

— К нам пришло мыло, в-ваша светлость. Наши п-потомки назвали так электрическое письмо. Жаргон.

— Зачем вы выражаетесь жаргонными словами, милый юноша? Не очень хорошо.

Секретарь вздохнул. Два оборота рукоятки для прокрутки экрана, и вскоре чистый экран пригоден для показа телеграмм.

Дворецкий-процессор вставил соответствующий штекер в гнездо с подписью «электрическая почта». Снова громкие отрывистые звуки и движение каретки вдоль строк. Машина чинно выполняла кропотливую работу.

Всякий ревнитель прогресса осознал тот факт, что беспроволочная связь между эпохами построена была на искусственных спутниках планеты. Замечание ничуть не излишне, поскольку нынешняя телеграмма сопровождалась пометкой «XXI век».

Звук механизма завершился старческим голосом:

— Снова наши потомки обустраивают нашу жизнь.

Прочитав телеграмму, секретарь поморщился. Его вид выражал чувство смущения, чью причину определить с первого взгляда было затруднительно.

— Д-Дела обстоят хуже, чем изволит думать в-в-ваша светлость.

— Мой преемник отказался от положенной ему работы?

— Хуже.

— Нам угрожают марсиане?

— Хуже.

— Ирландцы оккупировали Ольстер?

— Хуже.

— Министр спорта с Небесной Земли лично наглотался допинга?

— Хуже. Нас реально что-то ждёт. Так пишут в м-мыле, ваша светлость.

На сей раз милорд был не в том состоянии, чтобы критиковать секретаря. Он всмотрелся в экран усталыми глазами, перед взором политика предстало письмо:

из XXI века

приветствую, достопочтенный милорд

наши исследователи нашли экзопланету, власти этим озабочены и много болтают. планета научный факт и никоим  образом не связана с дуростью. сообщения о конце света из древних источников нужно проверить. примите к сведению

представитель генерал-секретаря ООН

Где истина? Глава империи уже не думал о пренебрежении заглавными буквами в тексте и точками в аббревиатуре.

— Вы, милый юноша, признали прогноз конца света истиной по одной простой причине: вы не относитесь к числу избранных. — После этих слов голова премьера понуро опустилась. — Но Боже милостивый, я определённо буду вынужден отказаться от власти не только ввиду скорого наступления двадцатого века. С горечью осознаю, что мы отстаём от Небесной Земли на 118 лет.

Ответом явился второй звонок. Правительству пришло очередное электрическое письмо, на сей раз из девятнадцатого столетия.

— «Г-н Шепард доставит вашей светлости изобретение для колонизаторов». В недавнем прошлом мы готовили славных господ, Гленна и Шепарда, к колонизации Небесной Земли. Попытка не удалась. Где господин Гленн? Где их коллеги Болдуин и Литтлвуд?

Лидделл понимал некоторые детали космической технологии — если судить по недавнему присутствию на месте его работы образца воздуходержащего костюма.

— Господин Болдуин понял, что мы никогда не с-ступим на Луну… с её нечеловеческим климатом. Заместо этого он думает насчёт летательных аппаратов тяжелее воздуха. Господин Литтлвуд посетил двадцать первый век под видом туриста. Господин Гленн тоже туда отправился, он хочет летать в космос.

— О да, этот джентльмен интересуется будущими скафандрами, что оказались совершеннее наших. В частности, воздух не регенерируется, а подаётся из баллонов.

— Господин Гленн стал телеэлектроведущим. Он рассказывает народу, как наши люди высаживались на Будущей Луне и строили там базу.

— Они там никогда не были… — тихо проговорил премьер-министр.

Секретарь едва заметно вздохнул, но, вернув себе бодрость, продолжил:

— Господин Литтлвуд следит за нашими потомками, ваша светлость. Мы воспользовались всеобщим интересом к мадемуазель Шишкиной, мадемуазель Поклонской и другим барышняшам.

Очередной жаргон остался без ответа. Осталось лишь дождаться визитной карточки одного из людей, что открыли империи дорогу в космос — даже если она близится к закрытию.

Тем не менее, не все подробности были только что изложены. Давеча господин Шепард обстоятельно разъяснял частушки пятилетней давности: «В будущем американец…» и «Решил какой-то обормот…». Все эти строки предназначались для тех жителей, кто читают газеты. Впрочем, кое-какой простой люд нравился Шепарду, но деревенщине не место в нашем повествовании.

Тем не менее, господин Киплинг с превеликой радостью одобрил новое обозначение колониального солдата: джентльменские люди. Меткое словосочетание сослужит хорошую службу белому человеку.

Мы слышим мерные шаги, и вскоре дворецкий докладывает о визите незаурядного господина.

Александр Стэнли Шепард вновь не был похож на покорителя космоса ни одной частью облика: визитка, аккуратные русые усы, ухоженные ногти, отутюженные брюки являли обыкновенного дворянина. Никто не скажет, будто он не должен был в частной жизни выглядеть смертным человеком. Лишь лучистые глаза оживляли обычную картину.

— Позвольте вопрос. Верно ли я запомнил название планеты?

— Плюк, ваша милость, — неуверенно ответил секретарь.

— Силы небесные, я уж думал, что то была планета Пандора. Есть ли она? Пандорой зовут астероид, а наши мудрые потомки, насколько лично я знаю, точно так же назвали некий спутник Сатурна. Мы слышали, есть спутник другого, гораздо более далёкого газового гиганта, на нём проживают чудища и синекожие туземцы-язычники. Есть вероятность, что это всё обычная фантастика. Настаивать на своём мнении не буду.

— Прошу вас, скажите мне, уважаемый господин Шепард, — задумчиво начал премьер-министр, — помните ли вы изобретение Теслы. Ходячие треножники со стреляющими тепловыми лучами.

— Безо всякого сомнения. Мы скрыли это изобретение от большей части населения и всё это время его совершенствовали. Передвижение на ногах оказалось непрактичным для машины. Тем более на ногах без ступней. Теперь треножники ездят на колёсах. Двигатель должен работать на бензине, поскольку наши потомки подтвердили новейшие мысли о нефти как о двигателе цивилизации. Аэронефы тоже пригодились. Вертикальный винт изобретён не зря. Жаль только, Тесла не поделился с нами секретом тепловых лучей. Зато наши агрегаты стреляют ракетами. Недостаточную точность стрельбы компенсирует большое количество.

Глаза Шепарда заблестели.

— Позвольте мне выложить вашей светлости необычную мысль. Сегодняшнюю политическую ситуацию описывал Пушкин, один из моих любимых авторов. Повесть Пушкина называется «Санкционный смотритель». Более того, он предсказал в «Золотом петушке» бессарабского губернатора Додона.

Глава правительства медленно качал головой, выражая укоризну.

— Что касается если не Пушкина, то графа Толстого. Вы, уважаемый, поменьше читайте бунтовщиков. Недаром «Войну и мир» запретили за негативное отношение автора к властям предержащим. Прошу прощения, я оговорился. Не запретили, ни в коем разе. Толстой сам запретил, то была целиком и полностью его инициатива.

Шепард, утративший жизнерадостность, пожал плечами.

— Понимаете ли вы, милостивый государь? Некие личности из Москвы и Петербурга расхаживали по Парижу со знаком ордена Святого Георгия, с Георгиевским крестом. Тех людей немедленно арестовали за ношение, вы не поверите, «символа оккупантов». Форменное сумасшествие.

Секретарю вспомнилось подпольное обозначение царских солдат: за ношение Георгиевского креста их прозвали пауками-крестовиками. Параллель с членистоногими показалась ему вполне подходящей.

Джентльмен вдохнул полную грудь воздуха и замер.

— Ваша светлость, разрешите мне показать цель визита.

В комнату вошёл камердинер Шепарда, моложавый, темноволосый, тридцати — тридцати пяти лет. Слуга выражал уверенность своего господина, но нечто личное грозило нарушить образ. Казалось, ему не хватало так называемой свободы.

При ближайшем рассмотрении слуга выглядел спортсменом. На данную особенность милорд внимания не обратили. К чему им чужая мускулистость, когда слуга держал в руках пока ещё неведомую цель визита.

Крупный чёрный ящик притягивал к себе взоры, но терпение превыше любопытства.

Когда слуга внёс чёрный ящик, Шепард зачем-то спел бодрый мотивчик: РАта тАта тАта тАта тАта! ТарАта тАта, тарАта тАта тАта та! РАта тАта тАта тАта тАта, тарАта тАта, тарАта тАта тАта та!

Завершив вступление, гость плавным жестом указал на презент.

— Внимание, вопрос. Этот предмет некоторым образом связан с колонизаторскими деяниями. Появился он недавно. Что в чёрном ящике?

Витиеватость вопроса ловко отвлекла высокопоставленного адресата, но утилитарность напомнила о себе. Всё внимание слушателей устремилось к поиску ответа.

— Я думаю, череп с костями. Останки врагов путинской власти.

— Приношу извинения вашей светлости, но ответ неверен.

В мудрой голове премьер-министра проплыли остальные из возможных вариантов: от синематографической записи коронации Николая Второго до колониальных коллизий в Африке. Мыслителя озарила смелая догадка.

— Полагаю, в чёрном ящике «Война миров»? Доводилось слышать. Герберт Уэллс пишет крамольную книгу, в которой Путин — марсианин и хочет всех приструнить.

— Лично господин Путин или тонкая аллюзия на него? Склоняюсь ко второму варианту. Догадывается ли ваша светлость, что в чёрном ящике? Приношу извинения за настойчивость.

— Думаю, в этом ящике «Дивный новый мир».

— Я с ним не знаком, ваша светлость.

— В одной частной школе работает Леонард Хаксли, сын Бульдога Дарвина. Если верить слухам, он скоро опишет дивный новый мир — наше родное время под влиянием двадцать первого века. Замысла Уэллса ему не довлеет.

Именно в эти мгновения робкий вид секретаря дал понять, что юноша тоже желал высказаться. Премьер-министр заметил его рвение:

— У вас тоже есть версия?

— П-похоже, в ящике чёрный кот.

— Я не ослышался? Причём здесь чёрный кот?

— Я как-то слышал, что в б-будущем живёт немецкий учёный Шрёдингер. Он оказался жалким подобием Куклачёва. Герр Шрёдингер з-засунул в чёрный ящик чёрного кота и разбил в ящике склянку с отравляющим в-веществом.

Милорд схватились за сердце, голова склонилась влево. Но словно в ответ на испуганный вид присутствующих они опомнились. Ответ, выраженный простыми словами, содержал укоризненные тона:

— Не пугайте меня, милый юноша. Зачем вы рассказываете о Шрёдингере с его несчастным котом?

— Это рассказывала Ирада Зейналова из д-двадцать первого века.

Слуга со сжавшимся ртом прикрыл лицо сильными руками: вероятно, подобные темы ему были не по нраву. Шепард немедленно исправил моветон.

— Извольте успокоиться, ваша светлость, чёрного кота в ящике нет. Слава Всевышнему. Колбасники, они такие. Их хлебом не корми, руку откусят.

— Что, интересно узнать, в чёрном ящике?

Вдохнув полной грудью, джентльмен воспрянул духом. Ведь речь зашла именно о той вещи, ради которой он посетил обитель главы Империи.

— В нём лежит чудо техники, ваша светлость. Изобретение впервые появилось в Будущем. Наши потомки твёрдо уверены, что в конце девятнадцатого, начале двадцатого века не может быть мобильных телефонов.

— Вы имеете в виду беспроволочные?

— Не просто беспроволочные, а самые что ни на есть мобильные. Мистер Белл разрабатывал фотофон. Ваша светлость изволят лицезреть другие технологии.

Введя правительство в самую суть, Шепард откинул крышку; затем слуга достал из ящика сильно преувеличенную телефонную трубку. Судя по всему, устройство величиной не менее, чем с две человеческие головы, отличалось не только огромными размерами, но и немалым весом. На собственно «мобильный телефон» указывало то, что трубка не была соединена проводом с корпусом, который оказался частью трубки. Посреди неё располагался диск с цифрами, над наушником возвышалась антенна.

Пока камердинер с каплями пота на лбу держал трубку обеими руками, Шепард хладнокровно разъяснял:

— Перед вами так называемый мобильный телефон, он передаёт речь волнами Герца. Тяжёлый, однако. В настоящее время мы применяем пажоры, то есть переносной беспроволочный телеграф для более широких слоёв населения. Ключевое слово — широких. Дворянству более подобают не пажоры, а мобильные телефоны. Общие черты: мобильный телефонный аппарат тоже тяжёлый, его тоже переносят слуги. Отличие: он не полностью основан на технологиях девятнадцатого века. Учёные колбасники трудятся над некими электронными лампами, диодами и иже с ними. Пусть трудятся. Устройства на электронных лампах шибко тяжёлые, хрупкие и громоздкие. Мы применили другую деталь. Транзисторы, которые я лично экспроприировал у наших потомков. Перехожу к телефону. Позвольте мне начать.

Шепард нагнулся к раструбу телефона, после чего, повернув рукоятку, набрал номер.

— Наши привычные телефонные номера начинаются с букв. Но нам сообщили, что в двадцать первом веке все телефонные номера начинаются с трёх пятёрок.

— Кому вы телефонируете?

— Я присоединился к Эдисону. Он наглядно продемонстрирует, что перед нами настоящий мобильный телефон, а не огромная телефонная трубка, наполненная лишними вещами.

Слуга по-прежнему крепко держал трубку, Шепард же, снова наклонившись к раструбу, немедленно приступил к разговору. Дальнейшее напоминало времена самых первых телефонных аппаратов, когда в трубку следовало не говорить, а кричать.

— Мистер Эдисон, это вы?!.. Осёл?!.. Почему же я осёл?!.. Успокойтесь! Я всего лишь проверил связь и продемонстрировал правительству изобретение, которое мы позаимствовали… Что говорите? Транзисторы? Я их украл? Не врите! Я их не украл, я их экспроприировал!

Эдисон повесил трубку — если судить по красному свету в маленьком окошке на корпусе. Покончив с криками, Шепард ознаменовал разъединение поворотом рукоятки.

— Не думаю, что он согласится жить на прилетевшей к нам планете. Прошу прощения, не напомните ли название?

— Шелезяка, ваша милость, — ответил секретарь.

В глазах упорного слуги виднелся стоицизм. Пальцы же его господина вновь обратились к беспроволочному телефону. На посерьёзневшем лице возникло выражение, полное ожидания.

— Теперь продемонстрирую обратный процесс, когда абонент телефонирует мне.

Вскоре в нутре аппарата началась вибрация. Краткий механический процесс сменился скромным звуком электрического звонка.

— Прошу прощения за физиологический намёк, но нашим потомкам вибрация наверняка напомнила бы устройство, которым в нашем времени лечат истерию. Надеюсь, доктор Уиллард не будет против.

— Мы помним этого молодого джентльмена и его бывшего наставника, господина Хамфри. Союз медицины и политики оказался недолгим.

— Совершенно верно, господа, мне приходилось слышать о господине Хамфри в том числе и от Эдисона и от Кенни.

— Наши потомки подарили господину Хамфри книгу нашего потомка Раймонда Муди о так называемых околосмертных переживаниях, — вспомнили милорд не очень вовремя.

— Эта тема мне незнакома.

— Вы правы, но господина Хамфри к тому времени уже отлучили от нашей политики. Сейчас он сидит в отдалённых местах и одобряет двадцать первый век.

— Полностью согласен с вашей светлостью.

Шепард, повернув рукоятку, прокричал в ответ на явное недовольство Эдисона:

— Успокойтесь, всё в порядке! Просто эксперимент! Что вы сказали? Эксперименты закончились? Я хотел сказать, что мы демонстрируем правительству беспроволочный телефон!

Очередные слова из трубки всё же оказались разборчивы:

— Так бы и сказали! А то всё эксперимент, эксперимент…

Что можно было ожидать от судьбы и от прогресса цивилизации? Тот эксперимент надолго запечатлелся в памяти Эдисона.

Шепард завершил первый пункт (или же второй — с учётом обратного звонка).

— Следующая возможность — сообщения от Теслы. Другое их название — С. М. С., Сверх-Миниатюрные Сообщения. Этим словом наши многоумные потомки называют телефонные телеграммы.

— Что вы понимаете под телефонными телеграммами?

— Я имею в виду так называемые С. М. С. Аналог пажоров. Здесь следует смотреть внимательно.

Зрелище интриговало, даже если внимательность была упомянута ради красного словца. Шепард нажал на кнопку с надписью С. М. С. и выдвинул миниатюрную клавиатуру, явно не рассчитанную на человечьи пальцы. Со словами «Пунктуация не предусмотрена» Шепард начал передачу телефонограммы, после каждого нажатия клавиши поворачивая рукоятку. Это действие знакомо каждому, кто держит в доме телеграфный аппарат Уитстона, но в нашем случае одного человека было недостаточно. Достаточно неподвижный камердинер выполнял однообразную работу, Шепард поочерёдно нажимал на клавиши и поворачивал рукоятку.

— Господин Тесла получил сообщение. Ждём ответ.

Ожиданию не требовалось и минуты. Трубка отозвалась кратким звуковым сигналом, когда же Шепард вдавил кнопку, в боку устройства открылась дверца. Едва телеграфная лента в сопровождении стука печатающего устройства выползла на свежий воздух, которого ей недоставало, перед глазами милорда возникло сообщение Теслы «ДА ЗДРАВСТВУЕТ ХОРВАТИЯ И ЖАРЕНАЯ КАРТОШКА».

— Причём здесь жареная картошка? — не вполне понимал милорд.

— Вероятно, Тесла перефразировал татуировку одного французского преступника. Упоминается в труде Ломброзо. Что интересно, по теории Ломброзо Кенни — преступник. Больно у него лицо некрасивое. Теперь Кенни не любит итальянцев и даже в сердцах швыряет спагетти и пиццу в стену. Увы! Он знаком с одним американским преподобным, тот осуждает гневливость. Заставляет каяться.

— Вы закончили лекцию?

— Немного терпения, ваша светлость. Мобильные телефоны двадцать первого века содержат фотоаппарат, кинокамеру и фонограф. Точнее, больше чем фонограф. Устройство для записи звука на проволоку, телеграфон. Но я выразился ради понятности, на самом деле их мобильные телефоны записывают звук, фильмы и фотографии при помощи неких цифр. Итак, мы создали собственные сотовые телефоны, чтобы победоносные колониальные войска использовали их на новой планете. У нас своя техника, а у наших потомков куда совершеннее. Господа Золотов, Киселёв и Шойгу обещали проучить неведомую планету. Одна часть достанется нашей империи, вторая часть, возможно, войдёт в Российскую империю. Если мы поможем великим личностям Будущего, в ответ они наверняка помогут нам с моторными аэропланами.

— Не верю, — не без оснований возразил лорд Солсбери. — Сесил Родс тоже высказывал идеи о колонизации космоса. Зато мой племянник передал от наших потомков предложение не воевать с дикарями. Если мы продержимся в этом состоянии до 1903 года, нам подарят летательные аппараты тяжелее воздуха. Но ежели так и есть, с Большой Британией придётся повременить.

— Совершенно верно, ваша светлость.

Мудрый политик утомлённо склонил голову.

— Дайте мне отдохнуть, господин Шепард.

Александр Шепард ответил поклоном, после чего представители высшего света расстались, чтобы принести пользу: одни — империи, над которой не заходит Солнце, другие — самым гениальным из наших потомков.

Глава 3

В ярком свете луны Таргитай рассмотрел странную трубу, похожую на черенок лопаты. Мардух безучастно посмотрел на запруженную людьми и скотом площадь, затем поднес трубу к глазу и стал смотреть на звездное небо.

«Трое из леса»

«…Москва! Мы живём в самом прекрасном городе на свете, и все остальные города нам завидуют. Ведь именно у нас есть Колумб с головой Петра Первого, потому что именно Пётр Первый прорубил окно в Америку. Это у нас есть Царь-колокол, который не звонúт, и Царь-пушка, которая не звóнит. Это у нас мэра, который разгонял облака, сменил мэр, который разгоняет облака и митинги. Мы гордо называем свой город Москвой, а замкадыши завистливо говорят „Москваша“. Но всё-таки она наша. Наша Москваша!»

Это что за безобразие творится, позвольте спросить? Просто Джером Клапка Джером, Влас Дорошевич, Тэффи и Аверченко заинтересовались «Нашей Рашей». Хотели возродить её и заодно посмотреть. Нашли себе образец. Понятно, что люди из того временного пласта не доросли, им рано знать. Потому просьбу двух писателей и двух будущих писателей никто не выполнил, даже не подумали. Не для того властям понадобилось прогрессорство.

В новости попали не только знаменитости. На Альтернативной Земле простые люди тоже отличились. Телевизионщики обнаружили нескольких мужчин и женщин, которые родились при Александре II и которых срочно надо было отправить на «Голос». Аналогичная ситуация с родившимися при Александре III на «Голосе. Дети» и с родившимися при Николае I и Александре I на «Голосе 60+». Несколько то ли мещан, то ли разночинцев готовились к «Удивительным людям», «Ну-ка, все вместе!» и «Щас спою!», но не сложилось. В случае «Удивительных людей» к новому сезону ждали Поддубного, но он скорее прибудет в Киев. Вы спросите, кого бы отправили на «Лучше всех!»? Была в позапрошлом году одна идея. Для этой передачи вполне подошла бы Аня Горенко, будущая Ахматова. 28 октября 2018 года ей исполнилось 11 лет, а именно тогда она написала первые стихи. (Для «Лучше всех!» недавно предлагали маленькую скрипачку Цецилию Ганзен 1897 года рождения. Того и гляди дело дойдёт до Лёли и Оськи Кассилей. Если передача к тому времени не закончится.)

Вышеназванное происходило сравнительно недавно. Сейчас, дорогие товарищи, возвращаемся в февраль 19-го года. После вестей из космоса не прошло и недели. Родион Моисеевич временами любил точность, поэтому на календаре было 4 февраля.

Сотрудники бросали личные дела и отправлялись в путь, пока не встретились в Москве. Так уж сложилась новейшая история, что их штаб-квартира располагалась именно в нашей столице. Вторая причина: самый эффективный телепортатор был зарегистрирован в России. Что здесь особенного? Попробовал бы он не зарегистрироваться, мигом оштрафуют.

Именно здесь возникнет неожиданный вопрос: какие такие сотрудники? Откуда их откопали? И верно, с деятельностью этих сотрудников, сослуживцев и соратников были знакомы далеко не все граждане. Если вы не в курсе, чем занимался российский учёный (или память подвела), вкратце напомним. Процессы в сегодняшней истории Альтернативной Земли — дело более или менее сложное и неоднозначное. Только-только спрогнозировали, да всё выходит по-другому, наперекосяк. Именно по этой причине кандидат физико-математических наук Р. М. Сергеевский основал в Москве так называемое Агентство альтернативной истории. Надо же кому-нибудь следить за странными историческими процессами. Не заниматься реваншизмом, а в основном следить, наблюдать и выполнять некоторые другие действия. И не дай Бог убивать людей.

Необходимые финансы поставлял отец-бизнесмен, а Павел Шишкин, журналист «Комсомольской правды», выполнял некоторые служебные функции. Елена, в свою очередь, стала резидентом и старшим оперативником I группы сотрудников (всего групп насчитывалось три). Поскольку место работы базировалось на временах стовосемнадцатилетней давности, младшие сотрудники действовали под легендой слуг. Часть местных жителей Сергеевский завербовал в агентуру. Всё ли поняли, дорогие товарищи? 

Название получилось, возможно, не очень удачным: больно похоже на АНБ. Ничего, привыкли.

Подчинёнными нашей милой девицы стали три космонавта: американский, российский (украинского происхождения) и француз. Ещё одного американца (в отличие от Брауна, афро-) тоже приспособили, и в конце концов ему досталась должность чёрного слуги. В 14-м году этот сотрудник женился на афроукраинке (спасибо университету имени Лумумбы). Сергеевский не оставил её без дела — сделал заведующей по части костюмов.

Естественно, сотрудникам понадобились фальшивые документы и конспиративные квартиры. Чтобы они попали на место своей деятельности. Их служба была в известной степени опасна и трудна.

Что-то много нерусских, скажет кто-нибудь. За объяснением обращайтесь к Родиону Моисеевичу. Кто сказал, что надо было обязательно набирать людей из одной страны? Как оптимистично заявило само начальство, заграница нам поможет. Во всяком случае, работали они не только в России.

Скажем честно: его довольно часто критиковали за перегоревшие пробки в Московской и других областях. Футуристичная технология требовала жертв. Недавно поползли слухи: мол, в целой половине Киевской области (и не только) пробки тоже перегорают. Чем они там занимаются? На наших ошибках учатся?

Пока сотрудники ехали по Москве, Родион, крепко стиснув зубы, размышлял на тему родного отца. Заработал батька кучу деньжищ на телепортации. Что дальше? Бедный Родион. Вот тебе, сынку, и панамские офшоры.

Всё, закончили. Переходим к событиям и людям.

После недолгих размышлений шеф припомнил повесть Владимира Тендрякова. Земляне установили контакт с Лямбдой Стрелы и отправили к ней по радио разум и сознание человека. У Родиона не получилось бы, при нынешнем уровне техники. Но о научных данных позже. Начнём с человеческого фактора.

К месту встречи они, сотрудники, приехали на мерсе. Здесь позвольте отступление.

Кто бы выполнял обязанности шофёра (пусть даже метро быстрее)? Их хотели было передать Павлу Шишкину, да поздно спохватились. У Елены машина уже есть (Lada), хоть она и отнекивалась от подачек. Зато Родион вовремя нашёл нужный довод. Если уж Елена получила образование инженера, почему бы ей не водить служебное авто? Женственности эта функция не помешала бы. Как сказал бы Губерман, «единство арфы c мясорубкой».

Заодно вспомнили пожилого гражданина Иванова — дворецкого и шофёра Сергеевского-старшего (не говоря уже о роли помощника в гольфе). Вспомнили в качестве шофёра. Почему он не получил соответствующую работу? Не сбылось. Всё обломала судьба-индейка.

В свою очередь, Павел Романович стал секретарём. Не говоря уже об обязанностях гримёра, парикмахера и в некоторой степени стилиста (обратиться к Сергею Звереву начальник побрезговал).

Три задания I группа выполнила. Первое давно ещё, с ноября 2014-го года по январь 16-го. Второе немного ближе, в мае-октябре 16-го. Третье ещё ближе, в марте — начале октября 18-го. Если вы уверены, что посторонние ничего не узнают, кратко расскажем. Договорились?

Когда Родион Моисеевич прилетел на космическом аппарате на Землю июля 1895 года, он неожиданно оказался на крыше Белого дома. Оттуда он наблюдал, как сердится тогдашний президент США. В конце концов Родион Моисеевич разрушил Белый дом двигателями космического аппарата. Сейчас президент там другой, у нас президент всё тот же, и всё те же взаимоотношения. Не улучшились они. Пришлось выяснять последствия нашей, прямо скажем, диверсии. Второй целью разведки стала реакция местных жителей на наши новостные известия об американской Ходынке. Оказавшись в Нью-Йорке августа 1896 года, I группа из нелегалов Брауна и Попова под руководством резидента Шишкиной кое-чего добилась. Однако слухов там развелось полным-полно… Через 1 год и 2 месяца сотрудники поскорее улизнули, пока на их место не пришла Служба внешней разведки.

Если не возражаете, вспомним некоторые подробности.

Нелегалы действовали в Нью-Йорке до его расширения в 1898 году. Кроме того, метро тогдашнего Нью-Йорка ещё не стало подземкой: оно было надземным. Брауна обе исторические подробности особенно впечатлили, а Попов только рукой махнул. Его больше интересовала Белокаменная без метро и высоток.

Сама Елена (резидент) вместе с Поповым (нелегал) действовали под легендой политэмигрантов-малороссов из Харьковской губернии. Точнее, парикмахера Евгения Карпенко и его жены Марии. Именно что парикмахера. Эраст на всякий случай пересмотрел «За двумя зайцами», чтобы лучше войти в образ. Думаете, он изображал бездельника и банкрота? Вовсе нет, но кое-какие детали он позаимствовал. Радовался, кстати, что сало лопать не придётся. И оселедец не надел.[7]

Зато мистер Роберт Ниро Браун, воспользовавшись девичьей фамилией супруги, действовал под легендой детектив-инспектора Ниро Филби родом из Чикаго. Действовал, между прочим, добротно. Даже наткнулся на уже помянутого полисмена — буржуйского предка Шишкиной. Но без инцидентов не обошлось.

Пробрался он как-то в Бруклин, где селились мигранты из Старого света. Пробрался и пропал. В конце концов вернувшись, он удивил Шишкину своей инициативой. Просто Браун повстречал полунищего парикмахера-итальянца по имени Габриель Капоне. Отца трёх сыновей. А его выдающийся сын тогда ещё не родился. Казалось, достаточно Брауну нажать на спусковой крючок…

Ничего подобного. Не дождётесь. Браун и не собирался ни в кого стрелять, если не требовалось для работы в полиции. Сам Родион Сергеевский чёрным по белому написал устав. В каких рамках надо действовать. Браун условия выполнил, да и сам, по своей воле, их бы не нарушил.

Провели они в альтернативном мире больше года.  В 2015↔1897 Родион Моисеевич дал сотрудникам новую цель. Как выяснилось, из-за событий июля 1895 года (именно тех, что были описаны в предыдущей книге) Томас Эдисон бросил курить. И додумался до антитабачной кампании. Уже через два года появились сообщения, будто Эдисон не остановился на достигнутом и изобрёл электрические сигареты. (Сделал своих современников «вапотёрами», по местной терминологии). Ясное дело, электротехника в те древние времена только зарождалась, а альтернативный Эдисон убедился в пагубности курения, но если уж он изобрёл ЭВМ… Совсем запутали. Для Шишкиной это было особенно актуально, раз сосед надоедал своими парами.

Достоверность этих сведений они и проверяли.

Кто следующий? Нелегалы Р. Н. Браун и Э. П. Попов. Ради большей справедливости припомним троих граждан, действовавших в качестве младших сотрудников. Уже помянутый мулат Р. Фокс выдавал себя за слугу Брауна-Филби (точнее, слугу в то время, когда господин ещё не стал полицейским). Кто-нибудь спросит о расистских условиях. Будет где закалить характер.

Второй действовал как ассистент Попова-Карпенко. Тем несчастным обывателем был пожилой вдовец Иванов, дворецкий и шофёр М. Н. Сергеевского. Почему несчастным? Взгляните на него и убедитесь сами. Визит в альтернативное прошлое обернулся нешуточной угрозой здоровью. Подробности опустим.

Камеристкой Шишкиной-Карпенко стала внучка Иванова, она же домработница Сергеевского-старшего. В жизни будучи прислугой, в разведке Ивановы получили соответствующие легенды. Обошлись без особых сложностей. С другой стороны, представьте себе состояние внучки, когда дед резко заработал проблемы со здоровьем.

Остался Арсен Делон. Сначала предполагалось, что он стал бы просто сотрудником (не младшим), но начальник вдруг передумал. В итоге во второй раз француз заменил Иванова в качестве маленького человека. Как рассказывал начальник, Арсенище завыпендривалось и захотело роль мужа ненаглядной Елены. Чтобы делать что хочется на законном основании. Начальник сначала даже подумал: не сунуть ли Арсену под нос дулю? Или просто кулак. К счастью, не сунул. Покряхтел, поворчал, но пожалел. Тем не менее, должность он подчинённому не поправил. Оставил младшим сотрудником.

Увы, всякое бывает. Арсен выполнял возложенную на него функцию во втором и третьем делах. Во второй раз, с мая по октябрь 16-го (февраль-июль 1898 года), сотрудники жили в царской России: в Москве и в Гельсингфорсе. Под новыми легендами.

Сотрудники посетили вполне реальные чемпионаты России и Европы по конькобежному спорту. Елена однажды описала в блоге впечатления от чемпионатов, но только не думайте, будто она описала подробности работы разведки. Оперативная работа была связана с расследованием Василия В. из сыскной полиции. Именно благодаря второму делу I группы Сергиус познакомился с дореволюционным московским сыщиком из числа тех их современников, кто принесли пользу Агентству.

Спросите, каким образом Сергеевский на него вышел? Шеф воспользовался трудами кандидата исторических наук Боброва. Тот специализировался на эпохе Николая II и на некоторых других империях. (Только не думайте, будто Бобров безумный учёный. Нам одного достаточно.) Не говоря уже о том, что в преддверии обоих дел Сергеевский подошёл к разведке очень даже ответственно, накормив подчинённых множеством исторических деталей. Иначе они услышали бы о каких-нибудь местных событиях и знаменитостях, ничего о них не зная. Были бы сотрудники близки к провалу.

Африканский «слуга» Роберта во втором и третьем деле присутствовал. Сам Роберт ныне действовал в качестве оперативника тоже под легендой детектив-инспектора, но не родного, а британского (с учётом того, что Россия вступила с Британской империей в нежданный-негаданный союз). Поскольку фамилия «Лестрейд» для серьёзного дела не годилась, «инспектор» носил фамилию «Питкин». У сыщика из старой Москвы это наименование не вызвало никаких ассоциаций. Инспектора он воспринимал как коллегу и соратника, а после раскрытия личностей сотрудников в обиде не был. 

Арсен, внучка Иванова и афроамериканец, будучи соответственно «помощником», «камеристкой» и «бывшим слугой», стали младшими оперативниками (легенда накладывала ограничения). Елена (на этот раз будучи не резидентом, а старшим оперативником) снова действовала под легендой жены Эраста (уже по имени Ирина), который снова выдавал себя за парикмахера, по привычке. По фамилии Бобров. Радовался, что теперь он великоросс.

Эраст подравнивал бакенбарды господину В., никак не ожидая, что тот проверит его на болтливость. Сыщик интересовался у парикмахера, знает ли он своего небезызвестного коллегу Суини Тодда, и вообще, какие у него познания о прославленном уголовнике. Благо что «британского инспектора» в тот момент не было рядом. Эраст сначала растерялся (ну и вопросы!), но выход нашёл: по памяти пересказал мюзикл «Короля и Шута». Само собой, он боялся, как бы его халтуру не раскусили. Обошлось. Сыщик записал всё на манжеты и пошёл по своим делам.

Елена всерьёз опасалась: вдруг сыскарь узнает о «полицейском Филби» с «супругами Карпенко» и всех раскусит? Сотрудники того и гляди под суд загремят. В настоящее время опасения не актуальны: господин В. работает на Сергеевского.

Третье дело длилось с марта по начало октября 18-го (ноябрь 1899 — начало июня 1900). Сотрудники во второй раз действовали в качестве оперативников и снова помогали сыскной полиции Москвы. Но на этот раз в реальной царской России случившегося события не было и быть не могло. Елена ещё долго вспоминала с содроганием. Началось всё с того, что издательство Сытина опубликовало детективы Акунина, Свечина, Чижа и некоторых других. Строго говоря, опубликовали далеко не всё (в том числе по цензурным соображениям), но и того оказалось достаточно для одного не в меру креативного читателя. Ретро-детектив вызвал у него когнитивный диссонанс, после чего читатель впечатлился делами вымышленных преступников и сделал их былью.

Родион схватился за голову: «С ума сойти! Очуметь, до чего дошло прогрессорство! С другой стороны, этот маньяк в подмётки не годится тем, кто воплощает в жизнь Оруэлла».

Когда Елена пришла к матери в гости (уже после визита в старинный Париж в октябре 18-го), её душа чуточку отдохнула от пережитого. Сейчас, два года спустя, ужас остался в прошлом, пусть и недалёком.

Наши люди вспоминали минувшие дела, события и расследования, пока ехали по современной Москве. Полученный опыт вполне бы пригодился.

Шишкина подвезла сотрудников-россиян к Певческому переулку, дом 7 (остальные воспользовались метро). Родион Моисеевич жил именно там, неподалёку от  ресторана «Экспедиция». К северу от домов №№ 6 и 7 расположена гостиница, отчего сотрудникам-иностранцам удобство таки привалило.

Перед вами штаб-квартира, на втором этаже. Начальник в ожидании сотрудников энергично расхаживал по помещению (по его словам, словно тигр в клетке) и время от времени барабанил пальцами по столу, но ни одна мелодия из-под пальцев не выходила. Хотел он выстучать саундтрек какого-нибудь советского фильма. Не получалось, пальцы не слушались.

Вокруг длинного стола выстроились стулья для сотрудников. Здесь мы отметим, что на столе лежали планшет Nexus и альтернатива для него — свежие выпуски некоторых газет. Рядом на столе непонятно для чего лежали ножницы (явно остались от отца Шишкиной, по совместительству парикмахера). Двери вели в подсобку и в комнату с компьютером. Напротив входа и подсобки — окно с видом на Солянку. Напротив компьютерной комнаты — вид на переулок.

Кроме того, на стене висел Путин. То есть не сам Путин висел, а его портрет. Начальник не знал, стоит ли урезать зарплату за подобные шутки. Рядом, справа от президента, висел портрет родного отца. Благородные седины гладко зачёсаны. И ещё смотрит на вас как большевик на колхозника (то есть смотрит как солдат на вошь). Что заставили, то на стенку и поместил. Правда, хотел Родион поначалу повесить на стену портрет Немцова. Вдруг придут чиновники, да и увидят? Скандалов не оберёшься.

Напротив вида на переулок, в книжном шкафу, лежало чтение: Рекс Стаут, Свержин, Плоский мир и братья Вайнеры (и все бумажные, не на планшете). Родион советовал своему коллеге Фрёлиху советские детективы (вдруг понравятся), а теперь предложил ему Свержина. Однако сначала он побоялся: вдруг немец предпочтёт им стаут, то есть пиво? Затем подумал: «Наверное пиво нужно мне, запивать хот-доги, а затем превращать калории в полезную работу. Слыхал, что в пиве калорий меньше, чем все думают, да речь не о том».

Не воспользоваться ли опытом Наполеона Бонапарта Первого? Этот деятель, будучи завзятым книгочеем, держал в разных географических пунктах библиотеки из одних и тех же книг. Начал читать, переехал — и читал дальше. Почему бы Родиону не сделать точно так же с квартирой и рабочим местом? Не хотел он выглядеть зажравшимся буржуем, хоть отец и настаивал.

Помимо двух портретов, на той же стене висел набросок распорядка дня для Родиона. Какие в нём пункты, мы не знаем (может, даже «разгон облаков, установление хорошей погоды» и «подвиг»), но уж точно не «война с Англией». Совесть запретила ему так поступать, ведь последствия могут быть, мягко говоря, непредсказуемыми.

Недавно на стене появилось расписание: какие части Московской области и какие ещё области обесточат в следующий раз. Хоть нам когда-то и обещали нормальную телепортацию, но в реальности Родион время от времени отключает свет и прочее электричество. Когда Родион однажды разговаривал с Чубайсом, тот взял и признался: у него от всего этого такая ностальгия…

Эй, эй! Давайте лучше вернёмся к нити повествования.

Подберём нужные слова для описания сослуживцев. Очкастый и слегка лохматый брюнет (поздно, уже причесался) принял в кабинете троих подчинённых: девушку с длинными волосами того же цвета, женатого мужчину с бритой головой и русоголового парня. Хотя зачем сразу указывать на цвет волос? Ладно, пусть будет. Вдруг кому-нибудь пригодится.

Елене было, как всегда, 25 лет, и она оставалась молодой, стройной и незамужней. (Не объективация, а факт. Знаменитость всё-таки.) В последнее время часто рассказывали, будто она живёт с Родионом в так называемом «гражданском браке». Разумеется, Родиона передёргивало от нелепого передёргивания. Как его могли перепутать с Арсенищем?! С другой стороны, хорошо, что не одновременно, а не то бы их причислили к шведскому народу.

Родион занервничал. Что теперь, дружить нельзя? Сколько раз повторял, дальше рукопожатий и походов в гости они не зашли! Скоро и отец-журналист предаст родную дочь. Много ли ему рубликов наобещали?

На Елене были зимние брюки (вместо юбки средней длины), белая рубашка и бордовая жилетка. В подсобке лежало макси на тот случай, если придут гости из Прошлого. Роберт надел серый свитер. Зато на одном фото свитер хорошо сочетался с полосатым шарфом. Если к этой одежде добавим бритую голову, получится типичный «Гадкий я». Роберту нравился этот мультфильм, даже очень. Двумя годами ранее он сходил с сыном на третью часть. А менее чем за год до описываемой встречи смотался на «Монстров на каникулах 3». Елене эта франшиза тоже нравилась, из-за наличия вампиров. Что здесь скажешь, у каждого свои вкусы.

Если мы внимательно присмотримся, то окажется, что под свитером топорщился неизвестный предмет (крупнее сотового телефона).

По телефону Роберт уже пообщался. Его жена Энн опять жаловалась на сыночка Кевина (в 20-м году он дорос до пятнадцати). Слишком многого требует. Американка припомнила Стива Джобса: мол, Apple виновата в аппетитах сына. Могла бы и всякие разные правительства поругать, да не стала.

(Когда Роберт узнал, что родной отец шефа завидовал Трампу из-за красавиц, ему сразу пришёл в голову волк-бабник из мультфильмов Текса Эйвери. Шефу был ближе и роднее волк у Котёночкина, но ничего не попишешь. Сам собрал международную команду.)

Эраст Попов (в клетчатой рубашке), перед тем как войти, причесался и скрупулёзно поправил рубашку, при этом он постоянно настороженно оглядывался, а то и резко вздрагивал. В отличие от предыдущего раза, ушанки на нём не было, а Браун на обратном больше не настаивал (в одной серии Том, когда гонялся за Джерри в космосе, встретил советского космонавта без ушанки, только с красной звездой).

Недавно Эраст читал наполовину те же книги, что и начальник. Только Ниро Вульфа он сначала побоялся. Зачем, говорит, истинному русскому патриоту читать американские детективы, если главный герой толстый, словно главный буржуин? Хорошо ещё, не тупой.

В присутствии шефа о том лучше умолчим. У него с отзывами строго. Эх, сюда бы Эдиту Шишкину. Она бы показала, где раки зимуют.

— Стой, Родион, прошу тебя. Не дёргайся, — вдруг сказала Елена своему дорогому шефу.

— Что? Что случилось?

— У тебя левое плечо в пыли.

Пока Елена счищала с его плеча книжную пыль, Родион в строгом костюме смотрел куда-то вперёд отрешённым взглядом. Хотел сказать: «Я и сам могу, просто руки не доходят».

— Ой, у тебя пятно на галстуке.

Родион нагнул голову к галстуку под прямым углом и ответил:

— Ничего, сойдёт.

Именно в этот момент открылась дверь и в проёме возник черноволосый и белозубый парень в смокинге, то есть Арсен. Он смотрел на голову учёного и думал, зачем тот собрался бодаться. А может, и не думал. Мы же не можем залезть к нему в голову.

Когда Родион вернул голове статус-кво, Арсен достал из-за спины букет белых роз и с откровенно грустным взглядом вручил его Елене.

Шеф вздрогнул. Его вечно преследовал этот кошмар.

— Опять, опять, опять… — рассеянно пробормотал Родион, после чего попытался строго взглянуть на Арсена. Не получилось.

Эраст почесал затылок и заодно предложил собственную версию:

— Что стряслось? Неужели Арсен на Лене уже женился?

Легко представить реакцию начальника на подобное заявление.

— Что вы врёте! Как вы могли подумать, хулиган!

С этими словами он помахал правой рукой, угрожая.

Француз в ответ вздрогнул.

— Нè слушаï его, Лèночка. Лучше пôдумай обо мне…

(Один из тех случаев необъективного восприятия, когда Родион слишком ясно замечал акцент собеседника. Но он всё-таки настроился на нужную волну и лишние звуки исчезли.)

Арсен почесал набриолиненную голову, достал из-под смокинга записную книжку, нервно раскрыл её и вчитался в записи.

— …Подумать… подумать только, уже прошли 5 лет, 4 месяца и 16 дней, как я всё ещё твой жених, а ты ещё не сменила Россию на Францию! Если бодяга продолжится, я попаду в Книгу рекордов Гиннеса…

— И сколько лет, месяцев и дней вы будете продолжать? — набычившись, спросил Родион. — Заняться нечем?

— Моё чувство ниспослано небесами. Не мне о нём судить.

Кандидат наук чуть было не подпрыгнул, но стремление к солидности оказалось сильнее.

— Небесами… Обратитесь к психологу или психиатру, он вам всё живо разложит по полочкам.

— Qu’est-ce que c’est? Что за странности? — с грустью спросил Арсен. — Почему вы меня не любите? Потому что я француз? Потому что я европеец? Потому что я католик? Потому что я западенец? Поэтому?

— Потому что некоторые французы — недофранкоканадцы, — хмыкнул Браун и, не обращая ни малейшего внимания на выражение лица европейца, продолжил: — А некоторые канадцы — недоамериканцы. Французы — европейцы. А некоторые европейцы — недоамериканцы. То есть некоторые французы — недоамериканцы в квадрате. Вы поняли, как я вычислял?

— Non…

В ответ Сергеевский так взглянул на Брауна, что от дыбом вставших волос того спасла только бритая голова.

— Это что за Хайль Гитлер? Какие ещё недоканадцы?

Роберт хмыкнул и объяснил с ноткой недовольства:

— Что здесь непонятного, босс. Я не говорю про всех, я говорю про некоторых.

— Согласен. Русские тогда, интересно, кто? Недоукры?

Ответил Эраст: он поднял указательный палец.

— Наоборот. Это салоеды — хронические недорусские.

— Почему же?

— Не знаю… Не знаю… Ну почему мама родила меня наполовину украинцем? — он опустил и палец, и голову. Даже хлюпнул носом.

— Генеалогия … — уверенно объяснил начальник.

— В том то и дело, блин… Вдруг окажется, что гены мигрантов, хохлов и кавказцев доминантные? Тогда русские постепенно вымрут…

— Ну у вас и гипотеза, дорогуша. Очуметь.

Арсен тем временем смотрел куда-то в пол.

— Почему mon chef russe относится ко мне, как к… Сам не знаю. Браун из Штатов, его страна от России ещё дальше. Того и гляди, Америка с Россией отгородятся стеной. Буквально…

— Стеной? — удивился Браун. — Это вы точно подметили. Получится совсем как в Мексике.

В обмен мнениями вмещался Родион. Для этого он медленно и равномерно постучал по столу ладонью, отчего периодически раздавался гул. Подчинённым стало не по себе. Недаром в газетах писали, что он один так умеет.

Для большей убедительности Родион показал кулак.

— Что здесь происходит, граждане? Я отношусь к мсье Делону… Короче, отношение Елены ко мне, и её отношение к мсье Делону, связано с частной жизнью, а не с генеральной линией партии! Кстати, вы западенец? Тогда понятно, почему вы запали на Елену.

Арсен покосился в сторону начальника.

— Пардон, не расслышал. Что вы говорите… вы говорите, это связано с генеральной линией какой именно партии?

— Хватит, надоело мне! — ответил Родион, засопел и шумно вздохнул. Елена ласково взглянула на него, словно прося успокоиться. — Хорошо. Начинаем совещание. Садитесь.

Если хотите большей объективности, мы добавим, что у Арсена был старый друг, и Родион относился к нему гораздо лучше. Второй француз был художником. Сам Родион уважал творчество этого человека и под его влиянием сам попытался нарисовать что-либо. Некоторых успехов он добился. Вдруг пригодится?  

Подчинённые сели. Начальник взял со стола планшет, в который он заранее скопировал раннюю редакцию плана. Перед нами план деятельности разных людей в области прогрессорства. Не только отдельных людей, и не только современных, и не только в области прогресса. Да и не совсем публичные сведения он содержал. Составляли документ при участии Павла Шишкина, которого, как мы знаем, использовали для работы с файлами.

Пункты альтернативной истории

1. Согласно сообщениям СМИ, Николай II понял, что надо срочно что-то делать с его страной. Сказали Путину спасибо за то, что не снёс Мавзолей.

1.1. Депутат-единоросс VI созыва Б. Ломанов стал дворянином и Главой правительства царской России. Его поместили на место конкретного человека, В. С. Глебатина, по официальной версии скончавшегося от апоплексического удара.

1.2. В разговоре с моими сотрудниками альтернативный царь отрицал полёты в космос. Мотивировал тем, что Солнце вращается вокруг Земли, а его собеседники — бунтовщики. И посадил их в Петропавловку за правду.

1.3. К 1899 году должны были открыть телефонную линию между Москвой и С.-Петербургом. Не сбылось. Не хватило бюджета. Его потратили на другие вещи.

1.3.1. В 1899 году по инициативе России должна была пройти первая Гаагская мирная конференция. Не прошла. Совершенно. В наступивших альтернативноисторических условиях проводить мирную конференцию было бы западло.

2. Британская империя запустила спутник и вышла в космос (в настоящее время программа свёрнута), изобрела телевидение и очки ночного видения. Эдисон изобрёл конвейерное производство и вычислительную машину (некоторый аналог не персональных компьютеров). Тесла разработал отдалённое подобие интернета, с dial up.

2.1. Пролетарий Джон Кенни. В реальной истории его совершенно никто не знал. Вообще был ничем, а стал всем. Кенни выступил против политики (испытал её на собственной шкуре). Ирландский патриот. Нашу страну он тоже критикует. Строго говоря, не революционер, но представитель народа, правозащитник и активист. Для одних он недофений и недомарксист. Другие называют его вором, вражеским наймитом и приглашают в тюрьму.

3. Дореволюционная Малороссия принадлежит и нам тоже. По мнению Кремля, референдум вполне легитимен. Во всяком случае, были сообщения, что перешедшая к нам территория предпочла Путина кровавому царскому режиму. В реальности территория принадлежит обоим государствам. Невероятно, но факт.

3.1. Как ни парадоксально, не только Малороссия. Российская Федерация стала совладелицей Британской Индии. Мнения и оценки разнятся. Например, Жириновский радуется, что русский солдат наконец-то омоет сапоги в водах Индийского океана. ОБСЕ обнаружила, что контакт между цивилизациями проходит в стиле «хинди-руси тьфу-тьфу». По словам Патриарха Кирилла, обладание Индией имеет стратегическое значение, ибо она есть земля обетованная, где текут молоко и мёд. Ганди не согласен: он ответил, что его сородичи по-прежнему будут питаться мёдом и акридами.

3.1.1. Как ни парадоксально, не только Индия. В той истории англо-бурская война не началась, но в Южной Африке обнаружили солдат с «георгием». Разумеется, царь сказал, что это всё глупости, а на самом деле у солдат грудь не в наших крестах, а в Железных. И на головах у них были не фуражки, а каски с пиками. И не с трёхлинейками они, а с маузерами. (Осталось неясным, почему солдаты оставили после себя окурки от сигарет «Друг».) Этого мало: царский премьер-министр отметил, что буры-то, оказывается, младшие братья наших бывших крепостных. Их название не только буквально означает «крестьяне», но и на медведей похоже. Потому присоединяйтесь, буры, к триединому народу, пока к вам самураи не припёрлись.

3.1.2. Историческое событие 08.1900↔12.2018, подавление восстания ихэтуаней. Царская власть официально заявила, что российская армия, в отличие от европейских, в операции ни в коем разе не участвовала. Те, кого клеветники приняли за нашу армию, на самом деле полчища украинских и польских националистов. В Киеве и Варшаве им не сидится, оттого и припёрлись.

3.2. На присоединённых к нам территориях поселились представители нашей современной элиты. Как следствие, на эти территории из обеих империй потекли огромные капиталы. Легко догадаться, чьи именно. Имперские власти не дураки, чтобы собственные капиталы тратить. Добавьте к сложившейся картине траты на государственные компьютеры, на ракеты и на тому подобное, и вы поймёте причины недовольства.

3.3. Тенденции привели к инфляции и девальвации. Царский рубль постепенно приближается к современному.

4. Мы отправляли I группу в США 1896-97 гг. Я лично напортачил на крыше Белого дома, из-за чего придётся выяснять, чем пострадавшие нам ответят. Слухов у них развелось многовато.

4.1. Расследование 1897 г. принесло плоды: электрические сигареты изобрёл не сам Эдисон, но они существуют. Честно говоря, каждая сигарета весит 5 кг и требует ношения батареи в кармане.

4.2. Джон Кенни познакомился с американским преподобным позапрошлого века. В реальной истории он осуждал «современную Гоморру». В альтернативной истории преподобный дополнительно поддержал антитабачную кампанию Эдисона.

5. Правительства Российской, Британской, Японской, Германской и прочих викторианских империй заинтересовались сменой властей в современности. Привычным представлениям Прошлого мы не соответствуем. То негры правят страной, то женщины, то евреи. Приходится адаптировать.

6. Если не следить за связью с другой Землей, часть народа на неё нелегально эмигрирует, хотя им не позволят М. Н. Сергеевский и технический фактор. Но если таки смогут? (Хотя бы теоретически.) Безопасному развитию оно, скорее всего, помешало бы. Национальность мигрантов значения не имеет.

7. III группа (о II см. ниже). Чтобы сотрудник А. Делон не просиживал штаны, его отправили в Париж Эмиля Лубе (К[онец]09.1901↔Н[ачало]02.2020). Остальные сотрудники III группы начали деятельность 05.1900↔09.2018. Малое количество человек на сложный процесс не повлияет. Но и отклонения не обнаружены. Сионизм в том мире уже возник. Лишь бы арабские деятели не добрались.

7.1. Во Франции означенного периода были популярны предшественники братьев Люмьер — эпинальские картинки (лубки). Сослуживец Арсена Делона — его бывший одноклассник мсье Жерар, художник. Больно уж ему хочется познакомить граждан Третьей республики с героями исторических комиксов. Не в современном виде, а в адаптированном. Но всё равно, что за креативщина? Никто не приказывал! 

8. Сотрудники из Германии опровергли известие, будто у Вильгельма II появился кайзерюгенд. Неординарные утверждения требуют доказательств.

8.1. Зато Вильгельм II послушал на граммофоне группу Dschinghis Khan, точнее, одноимённую песню. Зря он это сделал. Русские и английские газеты пронюхали и сообщили, будто борец с жёлтой угрозой — обыкновенный лицемер. Публика не учла, что не только угроза бывает жёлтой.

8.2. Отдельный вопрос — российские революционеры. РСДРП уже есть, на большевиков и меньшевиков пока не разделилась. В биографиях отдельных её членов найдены изменения. Вопрос в том, финансирует ли её Германия. Отрывочные сведения имеются. Но нам требуется полная картина.

8.2.1. Очередное дело, начиная с 11.1899↔03.2018. II группа состоит в основном из граждан ФРГ, включая преподавателя электроники родом из СНГ. В Берлине появилась кайзеровская ЭВМ под руководством Макса Планка со множеством подчинённых. Вышеупомянутый нелегал внедрился туда под фамилией Штаухиц. Характер нордический, выдержанный. В связях, порочащих его, замечен не был. Выясняет и проверяет запутанные данные о переговорах Альтернативной Германии с революционерами.

….11.2020

Далеко не всё было одинаково объективно. Некоторые провалы в перечень не вошли. В списке недоставало Лилиенталя.

К агентству Родиона Моисеевича присоединился Эрих Фрёлих из ФРГ (в качестве консультанта в области физики и технологий), и пришлый ушлый учёный показал всему миру гуманные намерения. Неизвестно, был ли тому виной чрезмерный патриотизм, но ему взбрело в голову во что бы то ни стало предотвратить гибель одного из пионеров авиации, из родной страны.

Главой II группы стал сотрудник немецкой разведки и по совместительству двоюродный брат Фрёлиха. В группу входили два немецких преподавателя — друзья и коллеги друг друга и близкие знакомые всё того же Фрёлиха. Одним из них был тот самый Штаухиц, в первом деле участвовал именно он. Сергиус дружил с одним магистром, а у того были два двоюродных брата. Когда группе понадобились слуги, двух родственников тоже приспособили.

В итоге II группа (в качестве оперативников) получила первое задание: прийти к Лилиенталю и не дать ему погибнуть от порыва ветра. Только было не совсем ясно, каким конкретно способом пройдёт спасение. Разве что при помощи метеорологии. Не получилось, товарищи! Продержался десять месяцев, и на том конец. Неотвратимый ход истории.

В соответствии с реальной историей, братья Райт принялись за работу. Что дальше, спросите вы? Очень скоро они резко передумали. Не всё было просто в процессах.

Начальник составлял список мелких изменений. Например, когда в 1895 году альтернативные строили свои планы, у них появился термин «бремя белого человека» (в реальной истории — из стихотворения Киплинга в 1899 году). И это далеко не всё. Как заявил сам Киплинг, ему весьма и весьма не нравится нынешняя Украина. Бандерлоги, видите ли. В дальнейшем на встрече с нашим президентом поэт посвятил его деятельности стихи о тяготах войны: «День-ночь-день-ночь — мы бомбим по Сирии,/День-ночь-день-ночь — всё по той же Сирии/(Пыль-пыль-пыль-пыль — от летающих машин!)/Отпуска нет на войне!». (В Москве Киплинга наградили званием Героя Российской Федерации, если кто не знал).

Сотрудники собрались за длинным столом. Неподалёку виднелся широкоэкранный телевизор. Сергеевский-младший водил пальцем по воздуху, пока не вспомнил, кого не хватало.

— Я хотел взять к нам на работу одного знакомого украинца. Блин горелый, путаю. Уже взял. Впрочем… — он назвал фамилии уже упоминавшихся сотрудников-немцев — … они таки постсоветского происхождения.

Эраст, видимо, думал о чём-то своём и не отреагировал на нелюбимую национальность. Не до того было. Начальник был в курсе, что Эраст надумал завести семью. Но на тот момент голова, увы, была занята другими вещами.

Как обстояли дела с кадрами? В ещё одну совокупность (из людей Прошлого) вошёл Шепард, викторианский космонавт. Допустим, он где-нибудь пригодится. Некоторые другие люди конца позапрошлого века тоже работали на Сергеевского в качестве агентуры (среди них встречались предки сотрудников). Кстати, насчёт людей Прошлого среди подчинённых Сергеевского. Публика спорила: это наёмники или добровольцы? Получают деньги или не получают? Недавно шеф приоткрыл секрет: он завербовал агентов, поделившись с ними энергетическими напитками. Да, оценили положительно. В ответ на волну возмущения шеф крикнул: «Скажите спасибо, что я их „Новичком“ не угостил!».

Будем осторожны, товарищи. Возвращаемся к основной линии.

Шепард, значит. Вы спросите, зачем нам колонизатор. Какой ни есть, но он нами завербован.

— Сюда скоро придёт Александр Шепард, барин и джентльмен. Не беспокойтесь, в Москве, дореволюционной, он бывал. Ещё он ценит Пушкина и Гоголя. Наш друг посетил на Тверском бульваре кафе и кондитерскую «Пушкинъ». Памятник он видел, удивился, почему переставили. У конца бульвара стоит фонтан с Пушкиным и Натали, наш друг к нему тоже сходил. Молодец. Вы помните нашего товарища? Лен… Елена Павловна, вы помните?

— Это который полетел в космос за семьдесят лет до Гагарина? Ой, в смысле у них полетел, а не у нас.

Разумеется. Поди разберись, что у альтернативных будет с Гагариным. У нас к тому времени наступит 2081 год (если ещё точнее, хронологическая разница к тому времени составит не 118, а 120 лет).

Шеф тоже о том подумал.

— Их двое. Второго зовут Малькольм Гленн, но нам он не помогает. Что-то не помню, как зовут остальных ихних космонавтов. Кое-что другое помню. Там случилась стычка между премьер-министром и немецким дипломатом. Будущие сотрудники объяснили им всем, какое у нас время. Шепард ещё сочиняет куплеты и частушки на нужные темы.

— А в нашей истории у него были частушки?

— Вряд ли.

— Куда подевался наш Шепард? — заметил Попов с некоторой обидой.

— Он опаздывает.

— Начнём без него? — предложила Шишкина.

— Не очень удобно, — рассудил Сергиус.

— А что с его коллегой?

Шеф припомнил недавние сведения.

— В своём времени он работает телеведущим. Однажды подрабатывал космонавтом на наших современников. Не слышали? Гленн упорно хотел слетать на МКС. Ему предлагали вместе с китайцами.

— Он не захотел?

— Отказался. Потому что туда хотели взять Лю Ян, первую женщину-тайконавта. Гленн не знал, стоит ли ему, человеку позапрошлого века, работать вместе с женщиной-космонавтом. Которая ещё и китаянка без забинтованных ног. Сейчас ему тоже некогда. И Джо Чемберлену, надо полагать, тоже.

— Вы его не приглашали?

— Конечно, нет. Его приглашали в телепередачу. В нашу, вроде бы.[8]

Эраст знал, что за передача, но не сказал. Хотя стоп! Откуда информация, что Эраст знал? Мы же не умеем читать мысли.

— Есть ещё сведения. У барина Шепарда слуга всё хотел сыграть не то в футбол, не то в крикет. В начале двадцатого века ему это вроде бы удалось, пока господин сидел в тюрьме. Вроде бы. Наведу справки, когда найдётся время. Я знаю второго барина, московского, он тоже мой агент. У него со слугой всё по-другому.[9]

Почесал лоб нестриженым ногтём. И припомнил:

— Не только, не только. Слуга Шепарда и без того замкнутый тип, так он, помимо всего прочего, испугался окружающего мира. Помните, викторианцев познакомили с «Матрицей»? Слугу эта реалия очень даже впечатлила. Поверил на все сто. Он работал за ЭВМ, а у них ЭВМ с матричными принтерами. Впечатлило его совпадение.

Не зная, что ещё сказать, кандидат наук помял в руках газету, в которой писали, как в «Крокус Сити Холл» выступил Фёдор Иванович Шаляпин с песней «Рюмка водки на столе». А также с песнями «Обернитесь», «Шарманка», и «Как молоды мы были». Причём на выступлении присутствовал сам Градский, который взял и заявил, будто Шаляпин не умеет петь!

Это не самое страшное. Шаляпин послушал «Вдоль по Питерской» и сказал, что Муслим Магомаев, Борис Штоколов, Сергей Захаров и Фрося Бурлакова не умеют петь. Когда Шаляпин послушал арию Мефистофеля, выяснилось, что петь не умеют Магомаев и Борис Христов. Когда он послушал «Очи чёрные», той же оценки удостоились Хворостовский, Сличенко, «Кватро», Луи Армстронг, Кобзон и Басков с Кабалье.

А уж когда дело дошло до Прохора Шаляпина… В результате фанаты поп-музыки и рэпа закидали Фёдора Шаляпина гневными отзывами, тухлыми яйцами и гнилыми помидорами. Чтобы помнил, в каком веке мы живём.

Понравилось? Зря. Ничего из перечисленного на самом деле не было. Реально не было. Фёдор Шаляпин просто спел в «Крокус Сити Холл» некоторые современные песни. И всё. (Однако Прохор ему и вправду не понравился.)

С другой стороны, культурное взаимодействие двух эпох наткнулось на проекты по созданию более совершенной альтернативной истории. На эту тему была заметка в еженедельной «Комсомольской правде». Писал её, кстати, отец самой Елены, так что вполне можно прочесть.[10]

— Вы видели, что сейчас пишут в «Комсомолке»? Какой-то журналюга… — начал было шеф, но опомнился, когда увидел Елену. — Простите, это был ваш батенька. Точно он писал? Али нет?

— Это где про памятник?

— Верно. Один журналист предложил поставить в Киеве памятник Нострадамусу.

— Нострадамусу? Что он предсказал? — захлопал глазами Роберт.

— В смысле, памятник «неизвестному предсказамусу». Этот предсказамус придумал скороговорку «Пётр Петрович по прозвищу Перович». Теперь появился Пётр Порошенко по прозвищу Потрошенко.

— А Перович причём? Он же Потрошенко.

— Ну как же! Что, по-вашему, уголовники делают пером?

Родион живо представил неприглядную картину и дёрнул головой. Противно стало.

Раздался осторожный стук в дверь. Видимо, гость из позапрошлого века? Родион немедленно поправил галстук, чтобы гость не заметил пятно. В свою очередь Елена поскорее скрыла крамолу, надев макси поверх брюк.

— Войдите!

Вошёл не Шепард, каким его представляли наши современники, а довольно крепкий молодой мужчина в ливрее и с самым серьёзным выражением лица. Ливрея смотрелась инородным телом, но не скрывала спортивный вид. Инородным? Родион проштудировал книгу Татьяны Диттрич о быте викторианской Англии и прочёл, что ливрею английские камердинеры не носили. Разберёмся, когда закончим.

Слуга держал длинное пальто и цилиндр. Не выпуская ношу из рук, он поднял визитную карточку и продекламировал:

— Господин Александр Стэнли Шепард, покоритель Вселенной.

Вслед за ним вошёл сам Шепард, который, в отличие от своего товарища, явно не гнушался сотрудничать с женщинами-космонавтами (впрочем, Елена больше не летает на МКС).

Тёмно-русые усы, барский облик и чистая серая визитка. В дальнейшем стало заметно, что звук Щ он произносил по-старинному, как ШЧ. Больше о нём нечего было сказать. Кроме одного. Живое лицо лучилось дружелюбием.

Шепард показал ладонью в сторону своего напарника.

— Мой камерьдинер Хопкинс с не полностью лакейскими iинтересами. Он особенно мечтает стать спортсмэном, дабы сыграть в футбол либо крикет. В лучшем случае станет любителем.

Браун несколько наигранно удивился:

— Хопкинс? Он не похож на Ганнибала Лектера. Дворецкого Стивенса я видел, тоже не похож.

— Приношу извинения, ваше благородие, но названные вами iимена мне незнакомы.

— Коммандера Шепарда вы тоже не знаете. Он главный герой игры Mass Effect.

Если Елена ностальгировала по первому Quake, то Роберт, в свою очередь, играл в Mass Effect. Поэтому он вспомнил именно вымышленного Шепарда. Но вот что касается компьютерных игр… Альтернативные компьютеры напоминали первые ЭВМ (не считая компакт-дисков, винчестера и подобия мониторов) и для игр не были приспособлены. Они подошли бы разве что для самых древних игр, текстовых.  В крайнем случае кто-нибудь адаптирует игровые автоматы и изобразит на древнем интерфейсе манекен с винтовкой и врагов из фанеры. Хорошо, представим такую ситуацию. С кем они будут воевать? С японцами? С турками? С афганцами?

Извините, отвлеклись ненароком. Продолжаем.

— Ваше поведение неудовлетворительно. Почему вы опоздали? — Родион нарочито опустил брови.

В ответ Шепард кивнул, важно поднял указательный палец и чётко произнёс:

— Потому что марсианин.

— Потому что гладиолус! На Марсе нет жизни, это любой первоклашка знает.

Шепард замялся. Его собеседник-начальник выглядел строже, чем тот, возможно, ожидал.

— Вновь приношу iизвинения, но перед вами направление обшчественной мысли.

— Допустим. Я сначала спрашивал про другое. Думаете, вы обязаны опаздывать?

— Iизволю заметить, вы не совсем верьно поняли. Я викторианец. Викторианскəй этикет предписывает опоздание.

— Это ещё почему?

— Тот, кто опаздывает, тем самым даёт понять, что он не бросил все дела ради визита.

Елена упёрлась кулаком в правую щёку и вздохнула.

— Что-то сомневаюсь… Когда я была студенткой, один препод говорил, что опоздавший как очаровательная девушка: хочет привлечь к себе внимание.

Арсен взглянул на неё такими глазами, словно хотел сказать, что она и есть опоздавшая. Елена слегка отвернулась. Отклонила лесть.

Шепард пожал руку мужчинам. Перед Еленой он просто встал, как вкопанный.

— Что вы стоите?

— Я жду, когда вы поклонитес. Таков этикет.

Елена поклонилась, Шепард ответил тем же.

Теперь он ждал, когда дама сядет. Пришлось сесть.

Рот у Шепарда слегка растянулся. Сев за стол, он быстро окинул взглядом всех присутствующих и немедленно достал из кармана визитки сигарету.

— Мадемуазель Шишкина, вы случаем не курите ли?

Елена отмахнулась.

— Нет, что вы! Спасибо.

Шепард сунул сигарету в зубы и извлёк из кармана архаичный спичечный коробок (деревянный и обклеенный бумагой). Это действие привело бы к известным последствиям, если бы половина сигареты не упала на колени. Родион возвышался над гостем с ножницами в руке.

— У нас ограничено курение. Поэтому… — здесь он сделал паузу.

— Что изволите?

— Поэтому я предлагаю вам изобретение наших современников — никотиновый пластырь.

— Что за вещь никотиновəй пластырь? Iинтересно было бы взглянуть.

— Сейчас я не могу. У меня его с собой нет.

— Если нет, отчего вы обешчаете, милейшəй? Не можете, не собираетес, но обешчаете.

— Вы в этом только меня обвиняете? Вы многого не видели.

Все вокруг промолчали. Сотрудники были полностью согласны, все до единого.

— Позволю себе не согласиться с вашим благородием. Хопкинс, подайте лист.

Слуга вынул лист из-за пазухи. Господин пошуршал им, держа на вытянутой руке.

— Стихи? — Елена разглядела часть строчек.

— Что-то в духе вашего дуэта… — Родион очень кстати припомнил когда-то услышанные куплеты. Шепарду и его приятелю только в КВН выступать.

— Совершенно верно, господин Серж.

Знать должен всякий грамотей:
У каждого своя палитра.
И мы у «вежливых людей»
Пить будем царскую поллитру.

— И что бы это значило? — поинтересовался Родион, скорчив лицо от интереса.

— Люди бывают разные, а мы к вашим услугам.

— Слишком заумно.

— А мне понравилось, — ответила девушка (если честно, с большой дозой неуверенности), а Родион положил руку ей на плечо.

Шепард спокойно перевернул листок.

Как ни старайся отличить,
Maidan и square — одна натура.
И может только скверной быть
Майдановская диктатура.

Портреты на стене, казалось, скрипнули, выразили одобрение.

Гость замолчал, ожидая реакцию сотрудников-слушателей.

— Мы собралис вместе iиз-за предсказания от протославян и протоурок? — наконец спросил гость. — Протоурки, надо полагать, протобестии.

Родион призадумался.

— Iили то были гениальные протомайя? Нам сообшчали касательно Нибиру и других открытий. Очевидно, наука вашего мира шагнула далеко вперёд?

— Нибиру не существует! — невежливо крикнул Родион. — Марсиан с селенитами тоже.

— Серьёзно ли?

— Не существует!

Все знают, что астрономы обнаружили неведомую экзопланету. Должно же быть ясно. Вместо этого Шепард твердит странные вещи. Телевизор не смотрит? Или наоборот, смотрит (раз там работал его друг)?

Шепард выглядел смущённым. Елена продолжила обмен мнениями:

— Вообще-то, современные учёные многого достигли. Например, один из них… Фамилию не помню, имя не помню, а отчество как у Путина.

— Виссарионович?

Произнеся внезапное отчество, Родион схватился за голову. Казалось, портреты на стене опять-таки заскрипели.

Гость упёрся пальцем в лоб, думал, наверное, над оговоркой. 

— Языческой планеты на букву Н никогда не существовало и не существует. Простые люди этот факт не должны знать. Я же, очевидно, не из числа простых, я из числа избранных и необыкновенных. Избранные всё видят, но другим не скажут.

Избранные? Приглашённый товарищ тоже из их числа.

«Время идёт. Казалось бы, мир меняется, однако…».

Родион поправил очки и цыкнул зубом.

— Придётся мне рассказать антинаучные вещи. Что вам втолковывают, и что на самом деле. Началось байда ещё в двадцатом веке. Видите ли, мифическую планету извлекли из шумерских текстов. Вы ведь знаете, кто такие шумеры?

— Разумеется. Шумеров исследовали видные учёные девятнадцатого века, в том числе Ленорман и Хоммель. Изучать хеттов мы только начинаем.

— Неважно. Короче, у шумеров была неестественно развитая…

— Волосатость.

Родион вытаращил глаза. Никто не отвечал. Тогда начальник вернул глаза на место и настороженно огляделся.

— Кто это сморозил?

— I’d… Я… — неуверенно ответил американец.

— Вы?

— То есть не я… Это не я придумал. Это не я сказал. Это моё начальство!

Родион прищурился и впился в Брауна таким скептическим взглядом, что тот застыл. Вставать дыбом опять было нечему.

— То есть это я так сказал? Когда? Не помню что-то. Странно. У меня что, склероз? Эй, я что, опять забыл, что у меня склероз? Ну ёлки-палки!

Елена мягко положила руку ему на плечо. Родион шумно выдохнул, замер, после чего быстро вернулся в обычное состояние.

— Дружок, успокойся. Я, например, летала в космос, Браун тоже летает. Значит, моё начальство это Роскосмос, а у Брауна начальство — НАСА. Сейчас я инженером работаю. Может, у Брауна какое-нибудь похожее занятие.

— Не похоже. Больно мне не нравится его начальство.

Между прочим, ему следовало бы получше знать собственных подчинённых.

Родион Моисеевич вернулся к предмету разговора. Он протёр лицо носовым платком, и уже через четыре секунды старался не вспоминать прошедшее.

— Короче, у шумеров была неестественно развитая астрономия. Некоторые учёные уверяли, будто шумеры видели Уран, Нептун и Плутон, только я, учёный, в это не верю. Я однажды прочитал, будто шумеры знали, что Земля вертится вокруг Солнца. Это просто чушь!

— Что вы сочли чушью? — не понял Шепард. — То, что Земля врашчается вокруг Солнца?

— Чушь — то, что шумеры об этом знали! Может, у них телескопы были?

— Ничего странного, — возразил Эраст. — Я читал «Трое из леса». Там в первой книге в допотопные времена смотрят в телескоп.

— Кто смотрит? Шумеры? Атланты? Арийцы? Троглодиты? Питекантропы? К вашему сведению, телескоп изобрёл Галилей, он средневековый итальянец.

— Так ты ч-что, моего Галилея в итальянцы записываешь?

Казалось бы, сейчас прозвучат слова «А ты как думал, если папа итальянец, мама итальянка, ребёночек русский?». У начальника был наготове другой ответ:

— Вы говорите, Галилей — ваш. Надо полагать, вы украинец?

У Эраста мгновенно вытянулось лицо. Когда вытягиваться стало некуда, он с испугом ощупал себя. Остальным даже показалось, что на его лбу выступил пот.

— Украинец? Не может быть!

— Думаете, я совсем ни черта не понимаю? Я работал с магистром из Киева, и мне рассказывали, как изящно он разрешил шекспировский вопрос. Он научно доказал, что Шекспир был украинцем.

— Как ему удалось? — искренне удивилась Елена.

— У магистра из Киева возник вопрос: почему после Шекспира не остались докýменты? Вывод: он их съел. Поскольку нормальный человек не станет есть докýменты, последовал вывод, что Шекспир их не зъив, а понадкусывав. Значит, он украинец.

— Вы в это поверили?

Глаза сощурились.

— Конечно, нет. С чего вы взяли? С чего вы так решили?

Похлопал себя по голове. Спокойно, спокойно.

— В общем, если мы найдём древнеславянские тексты, Скотланд-Ярд пришлёт нам клептомана.

Эта реплика принадлежала Елене. Шепард, скорее всего, не понял. Остальные тоже не сразу сообразили.

Пришлось ей терпеливо объяснить.

— Я просто вспомнила один диалог. «„Скотланд-Ярд обещал прислать клептомана“. „Криптографа?“. „Да какая разница!“».

— Хотелос бы знать, где вы услышали, — озадачился агент.

— В сериале «Жизнь на Марсе». Только никаких марсиан там нет.

— Марсиан в нём нет? Iизволите ли вы разъяснить, кто в нём есть?

— Полицейский. Он ловил преступника. Попал под машину. Упал. Потерял сознание. Очнулся в 70-х.

Пока окружающие переваривали информацию, Эраст вдруг вставил:

— Что за глупости? Я смотрел «Обратную сторону Луны», там тоже полицейский попал в 70-е. Кроме второго сезона всё то же самое. Правда, я буржуйский сериал не видел.

— Что за дела? — брякнул Браун. — Москали уже сериалы у нас тырят?

— Причём тут вы? — возразила Елена. — Сериал английский. А насчёт «тырят» вы правы. Спросите у зрителей.

В ответ Родион громко ударил кулаком по столу.

— Я понял! Я понял, под каким именем всё это войдёт в историю. Это назовут Обратной стороной Планеты Икс. Впрочем нет, лучше Тёмной стороной Планеты Икс. Звучит красивее.

Сотрудник-агент, что естественно, не очень разобрался в предмете. Он-то и сменил тему.

— Простите мой вопрос, — обратился Шепард к Попову. — У вас редкое имя? Вас зовут Эрастом, а по батюшке Петрович?

— Да. Поэтому я мечтаю дать по морде Акунину. А что? Он всё равно грузин.

— Извольте, к чему такая резкость? Пусть взгляды господина Акунина радикальны, я позавчера читал один его уголовнəй роман.

— Эй, Арсен! — когда растерявшийся француз обернулся, Эраст осторожно спросил: — Вы живёте во Франции? У меня к вам просьба. Можете набить морду кое-кому? Одному предателю.

Родион Моисеевич быстро-быстро постучал по столу.

— Мы отвлеклись. Тэк-с, о чём мы кумекали? Мы обсуждали некую планету и конец света для неизбранных. Точнее, про то, что нам недавно подсунули. Понимаете? Именно теперь! То есть сейчас.

Наконец-то вспомнили. Агент с явным интересом спросил продвинутого учёного:

— О каком конце света пойдёт речь? Если не ошибаюс, его выискали в древнеславянском календаре.

Родион Моисеевич тяжко вздохнул, стараясь не шуметь.

— Именно эта великая бяка у нас и вышла. Некие странные люди утверждают, будто конец света нагрянет 12 июня 22-го года. Или 7 октября того же года. Или 4 ноября всё того же года в 0 часов 00 минут по московскому времени. Не знаю, откуда чудилы берутся.

— Та планета буквально новая? Её раньше не упоминала ни одна живая душа?

— Разумеется.

— Нам сообщали по-иному. Из-за чего произойдёт неравноправнəй конец света, если рассмотреть естественнонаучные реалии? Мы христиане, мы понимаем, что люди знать эту дату не могут. Ни один смертнəй.

— Например, инверсия магнитного поля Земли. На самом деле инверсия магнитного поля не произойдёт за один день. Только за пять тысяч лет.

— Будем надеяться на лучшее. Надеемса на начало новой эпохи. Пардон, не подскажете ли, кто открыл календарь?

— Василий Ладынин из администрации президента. Ещё будто бы Биденко из Киева. Ещё у них есть некий Покидько, который, кажется, госслужащий. Его недавно упоминали. У нас Борис Ломанов. И Песков у нас есть, Дмитрий.

— Разрешите новəй вопрос, господин Серж. Я видел в вашем кабинете плоскəй чёрный экран. У вас оное называется «теле» или ТВ.

— Телевизор. Я только что хотел рассказать. Вы видите телевизор, который мы просто-напросто подключили к телекамере через радиосвязь. У вас её называют беспроволочной связью. Как бы то ни было, телекамеру мы переместили на Планету Икс. Икс, не Игрек. И даже не Зет. Роскосмос отправил много лет назад. Если ничто не превышает скорость света, телекамера окажется на месте в отдалённый момент времени, незнамо когда. Извините за малую точность. Солнечная система очень большая, звёзды ещё дальше. Планета могла быть ещё дальше, сейчас она гораздо ближе. Учёные подсказали.

— А где эта планета? — как-то виновато спросила Елена. — А то я давно не была в космосе, уже забываю, где какое созвездие. Из Москвы Альфу Центавра не видно.

— Ты права. Фрёлих прислал нам по емэйлу фото. Перед вами распечатка. На ней подписи космических объектов.

Начальник взял фотографию звёздного неба и высоко поднял её, чтобы все увидели. Но стоило ему поднять глаза, на краю листа обнаружился дополнительный текст.

— Что здесь написано? Павел Романович распечатал и не сказал… Что?

Родион крякнул от удивления.

— Учёные сообщают нам, что эта планета, понимаете, летит в нашу сторону. Одна планета. Летит на всех парах. То ли одна, то ли со звездой, не разберёшь.

Когда Родион опустил лист, все увидели только что пересказанный текст.

— Я и сам не знаю, что курили учёные. Хотя… хотя… хотя… я забыл собственную гипотезу. Вспомнил! Мы все живём в художественном произведении!

Родион бросился к книжному шкафу и извлёк склянку с черепом и костями. Не оттуда ли он угостил будущих собственных агентов?

Елена зажмурилась, но быстро взяла себя в руки. Когда она немедленно бросилась к Родиону, тот с безумными глазами стоял посреди комнаты, размахивал склянкой и кричал:

— Автор! Выпей верное средство и умолкни навсегда!

Парень увидел прямо перед собой ясные серые глаза и передумал. Фирменный безумный взгляд потух.

— Что это, Родя? Ой, простите, Родион Моисеевич…

— Я… я просто подумал… Хотя… может… это какая-то странная сатира, издержки жанра… До меня не допёрло…

— Понятненько. Я поняла. А вы? Вы же не знаете, чем это всё закончится. Что происходит на самом деле. Сначала посмотрите, что тут происходит, а потом уже показывайте критику.

— Спасибо. Вы меня успокоили.

Когда Родион взял её за руку, Елена слегка улыбнулась. Из роли начальника и подчинённой они вышли совсем ненадолго.

Склянка вернулась на место.

— Снова приношу iизвинения, господин Серж, — осторожно заметил Шепард. — Iистинно ли, что неведомая планета…

— Однако погодите! Есть термин «планета-сирота». Может, некая странная планета и есть планета-сирота? К сожалению, всё не так, совсем не так. Если у звезды из-за эффекта Доплера фиолетовое смещение, выходит, она тоже к нам летит. Что за шиза пополам с фигнёй!

— Этот термин означает планету, которая летит сама, без Солнца?

— Совершенно верно. Вообще есть множество планет, которое вращается вокруг других звёзд.

— Готов согласиться. Я заподозрил было, будто ваша Шелезяка летит сама по себе, без центра обрашчения.

Молодец, Шелезяку знает.

— Но ведь она и… Постойте…

Родион поправил очки. Он снова взял снимок неба и впился в него, то отдаляя, то приближая.

— Всё ясно, да не совсем. Давайте подумаем про что-нибудь другое. Приятное.

Елена уже села на место, а Шепард и не думал вставать, пока женщина стояла. Теперь он был настроен на джентльменское времяпровождение:

— Вы ведь не желаете выпить нашего пива? Или же нашего шампанского?

— Не хотим. Вы должны знать, что на нашей Земле ваши пиво и шампанское пьют или аристократы, или дегенераты. Мы не аристократы и не дегенераты. Мажорство не пройдёт.

— Благодарствую.

— Однако моему батьке без выпивки лучше не станет.

— Что вы творите, Хопкинс?

Это был не праздный вопрос. Слуга громко и часто икал. Только теперь на него обратили внимание.

— Его рассмешили слова шефа, — предположила Елена.

— Икает практически как щенок в «Томе и Джерри», — отметил Родион (позже он припомнил, что в девятнадцатом веке тоже были персонажи Том и Джерри, но гость на реплику не отреагировал).

— Arrêtez immédiatement de le désordre! Немедленно прекратите безобразие! — приказал Шепард. — Вы ведёте себя неподобаюшче.

Родион только головой дёрнул. Тогда Елена похлопала камердинера по спине.

— Спокойненько! Пойдёмте, дам вам воды.

— Лен, вода в буфете. В соседней комнате. — Глаза за очками на время приобрели сочувствующее выражение. Родион повернулся к гостю. — Опомнитесь, господин Шепард, вы в двадцать первом веке. Здесь не место сословным предрассудкам.

— Предрассудкам?

— Ну разумеется. Наши аристократы превратились в демократов. Зато демократы остались плутократами.

— В том и заключена беда. Мой камердинер страшно напуган политиками. Взгляните на его чрезмерную реакцию. Великие люди его весьма и весьма напугали.

Молчание.

Звуки икоты постепенно стихли. Шепард спокойно продолжал, словно ничто и не произошло:

— Слово «плутократия» напоминает мне имя Pluto, которым вы назвали одно из космических тел Солнечной системы. Если я правильно понял, оно больше не планета…

Он слишком много знал для своего времени. Пусть даже в альтернативности. Понятно ведь, не открыли они ещё транснептуновые объекты.

— …Сколько всего планет в Солнечнəй системе? Вы явно тоже насчитываете восемь планет.

— Не дождётесь! — ответил Браун. — Я из Иллинойса, а Иллинойс официально признал Плутон планетой.

— На этом основании вы считаете Плутон планетой?

— Только дегенераты могут оплутонить планету.

— Вы здесь собрались не из-за Плутона. Из-за Планеты Икс, — ответила Шишкина, заметив, что остальные слишком отошли в сторону (она как раз вернулась).

— Это точно, — дёрнул головой Родион Моисеевич. — Я… мы переместили туда телекамеру. Подождём, когда информация доберётся до Планеты Икс. И обратно. Где же приборы? Где?

— Какие приборы?

— Особо точные спектрографы, которые определяют скорость… скорость звёзд по смещениям линий в спектре. Я предлагаю измерить скорость планеты, благодаря чему мы определим, когда она приблизится к Солнечной системе. Мы хотя бы узнаем, что нас ждёт вместо этих ваших прогнозов от русичей. Что-то наверняка нас ждёт.

— Так что случилось со спектрографами?

— Я на время сложил их всех в телепортаторе. Они все переместились на планету Икс! Именно на неё!

Начальник ударил себя кулаком по лбу. Это действие не помогло, и тогда он ударил себя по лбу ещё раз.

Роберт приоткрыл рот.

— All right. В чём проблема? Найдите другие спектрографы.

Шеф треснул кулаком по столу.

— Это очень даже особенные и специальные спектрографы. Особо точные, в мире других таких просто нет. Мои коллеги специально их разработали для текущей задачи.

— Разве вы не приняли меры предосторожности?

— В том то и дело! Я повесил табличку «НЕ ВКЛЮЧАТЬ». Где табличка? Где?

Остальные молчали. Начальник оглядел всю компанию. Никто по-прежнему не отвечал.

— Кто её снял? Признавайтесь, кто из вас Гомер Симпсон!

— Я.

Это сказал Роберт.

— Вы? Точно?

— Yeah, sir.

— Именно поэтому вы сняли с панели управления табличку «НЕ ВКЛЮЧАТЬ»?

— Не-а. Я просто вспотел и решил вытереться.

— Тогда вы ещё хуже Гаргантюа. Он использовал гусят.

— Думаете, я не умею читать?

Роберт продемонстрировал мокрую и помятую табличку «МОЙТЕ РУКИ ПЕРЕД ЕДОЙ».

— Где «НЕ ВКЛЮЧАТЬ»? — растерянно спрашивал начальник, рассматривая надпись. И вдруг его осенило. — Это опять ваше начальство? Правильно я понимаю?

— Не знаю.

— Странновато получается. Чьё-то вредительство. Остаётся ждать, когда мы увидим поверхность Планеты Икс собственными глазами. Ясен пень, не прямо, через камеру. Зато со спектрографами напряжёнка. Надо же проверить, прилетит ли к нам что-нибудь когда-нибудь. Как-нибудь разберёмся.

Обозрение 1

Все мы барахтаемся в грязи, но иные из нас глядят на звезды.

Оскар Уайльд

Прежде всего позволим Сергиусу-младшему некоторого рода разъяснения.

Он всерьёз опасался, что придирчивую публику оттолкнут две порции отступлений. Причина ясна. Эти недоглавы полны того, что легко можно назвать водой. По этому случаю Родион пояснил: помимо сотрудников Агентства альтернативной истории и поля их деятельности в мире существуют другие реалии. Одни из политики и ей подобного, другие из частной жизни обычных людей. Потому о многих из данных вещей не грех и рассказать. Что-нибудь пригодится.

***

Молодцы они, родственники и свойственники. Пусть они подданные Елизаветы II, но московскую родню не забывают. Однажды Родиону позвонила сестра Ирина, поинтересовалась, всё ли порядке с глазами. Дал ему отец-миллиардер деньги на коррекцию зрения или не дал. Ответ был, увы, отрицательный. У батьки имелись в наличии гораздо более важные дела, важнее зрения сына.

Бывшие коллеги из Лондона его тоже не забыли. Тоже интересовались насчёт зрения. И более глобальными реалиями поинтересовались: как живут российские учёные? Много или мало зарабатывают? А мажоры? На чьи деньги они разъезжают на огромных скоростях? Родион сообщил известное ему, но здесь пересказывать некогда.

Иностранные коллеги спросили насчёт одного изобретения. Вы, должно быть, слышали, какой рецепт много лет назад придумал Родион. Не слышали? Забыли? Он придумал покрывать шнурки на ботинках лаком для укладки волос, чтоб не развязывались. В дальнейшем наступил и давно прошёл день, когда в 2015 год прибыл Марти Макфлай. Нам обещали кроссовки с автоматической шнуровкой. Куда бы мы дели заготовленный лак для волос? Разве что Елена заметила: на Земле накопилось много обещаний, «того и гляди, случайно наступишь».

Родион вспомнил двоюродного брата по имени Хаим. Вспоминал он излишне ускоренный темп речи. Хаим представил, как бы он при других обстоятельствах жил в России, и заявил, что ему со своим темпом речи осталось бы только спеть «Фигаро тут, Фигаро там». Всё верно, петь он банально не умел. Не умел петь? Какая разница? Такая. Бабла не хватило бы.

Когда Родион узнал, что Хаим не смог бы петь, он до того обрадовался, что сплясал джигу-дрыгу. Пока никто не видит. Сам он плясать тоже не умел.

Однажды Родион поведал правдивую историю с одним его знакомым россиянином, который увидел в картинной галерее творения художников-немцев из XVIII века братьев Гроот. Если один из них рисовал Романовых с уродливыми лицами, второй рисовал убитых животных. Увидев эти картины, знакомый пришёл к неутешительному выводу: немцы ненормальные, немцы больные, пишут страшные сказки, и их за это надо поубивать.

В ответ Родион схватился за голову и записал откровенность в архив. Пусть следующие поколения извлекут урок.

Другая новость. Елена уж не знала, в какой степени стоит верить заклятому соседу. Понимаете, его знакомый угодил в сумасшедший дом после утверждения, будто он видел на улицах Москвы Терминатора T-800. Казалось бы, мало ли что привидится больному. Но нас клятвенно уверяли, будто в том же сумасшедшем доме T-800 тоже лежал, в самом начале нулевых.

Родион уже тут как тут, выдвинул гипотезу. По его мнению, виновниками могли быть викторианцы, мстящие за развешенную на уши лапшу. В смысле, когда им втирали, будто они живут в Матрице. После недолгих раздумий Родион отбросил гипотезу. Ведь откуда у викторианцев возьмутся сведения о Терминаторах? Творение Франкенштейна им ближе и понятнее.

У Елены чуть голова не заболела от всего этого информационно-дезинформационного потока.

***

Немного углубимся в глобальные темы. Не возражаете? Не бойтесь, немного.

На тот момент актуальной оставалась тема «ВЫ ЧЁ, ХОТИТЕ СКАЗАТЬ, В 2024 ГОДУ ВЫБОРОВ ПРЕЗИДЕНТА США НЕ БУДЕТ?! А ВЫБОРЫ ПРЕЗИДЕНТА УКРАИНЫ? ТОЖЕ?!». Мы не знаем, что готовит день грядущий. Зато политологи знают. Множество раз они делали вывод, что к тому или иному инциденту причастна чья-либо рука.

Тем не менее, в Альтернативных Штатах в марте 1897-го года и марте 1901 ↔ 06.2015 и 07.2019 прошли инаугурации Уильяма Мак-Кинли. Вы удивитесь, но за океаном есть прогресс.

Судите сами. Мак-Кинли ознакомился с идеями нашего времени. До него дошли сведения, что в Гааге могла пройти мирная конференция. Не прошла, но что поделаешь? Кроме того, военные конфликты альтернативной истории показались ему чрезмерными. Возможно, вы не поверите, но испано-американской и филиппино-американской войны в альтернативной истории не было (неясно только, как именно это изменение отразится на биографии Теодора Рузвельта). Соответственно, Куба, Филиппины, Гуам и Пуэрто-Рико сразу стали независимыми безо всяких там оккупаций. Аналогичная ситуация с Гавайскими островами. Мак-Кинли вообще предпринял действия в противовес лорду Солсбери и Николаю II. Президент САСШ был готов выполнить давнее обещание: покончить с расизмом и угнетением негров в собственной стране. И это не демагогия.

Будущие афроамериканцы вышли на улицы с требованиями, после чего президент, судя по всему, не отложит дело в долгий ящик. Другое дело, что некоторые политики проявили недовольство и обещали ему судьбу Линкольна и то, что количество иммигрантов вырастет в разы. Им всем нужна еда. (До нас дошли сведения, что Марк Твен, проживавший в Старом свете, может не вернуться на родину из-за антитабачной кампании. А если учесть отмену расизма? Данный фактор для Твена был бы противоположным.)

Переварив всю информацию, Р. Сергеевский процитировал Курта Воннегута: «С каждым часом Солнечная система приближается на 43 тысячи миль к шаровому звёздному скоплению М13 в созвездии Геркулеса — и при этом находятся недоумки, которые настаивают, что никакого прогресса в этом мире не было и нет».[11]

Общеизвестный факт: Сергеевский в 2013↔1895 году нанёс ущерб альтернативному Белому дому. Помните? Президенты САСШ вряд ли забудут. Во всяком случае, Мак-Кинли обвинил в этом поступке именно нашу страну. Совсем недавно важные господа обсуждали в Конгрессе, как бы они применили против российской элиты проверенный способ: заражённые одеяла. Тем не менее, более продвинутые господа заметили, что на рубеже двадцатого века данный способ устарел. Радиоактивные одеяла смотрелись бы современнее. Ведь не зря Беккерель открыл новое физическое явление, а Пьер и Мария Кюри — радий и полоний.

Судя по всему, зря. Генпрокуратура РФ обвинила Марию Кюри в отравлении Литвиненко. Как разъяснил Сергеевский, обвинители страдают анахронизмом: альтернативная Кюри открыла полоний через 10 лет после отравления. А на момент трагедии она работала гувернанткой. Что те ответили? Сказали, что во всякого рода мокрых делах для прислуги нет ничего сложного. В этой области особенно прославились британские дворецкие. Взгляните, как они применяют яды нервно-паралитического действия. А сами на нас наговаривают.

Отечественный журналист выдвинул идею прижизненного памятника одному известному полицейскому оперативнику, деятельному президентскому соратнику. Просто некие критики изобразили его в виде «лежащего полицейского». Теперь каждый сможет сказать: «Кто ж его положит? Он же памятник!».

Возвращаемся к самому неизменному. Российские патриоты взяли у кредиторов два миллиарда на новый нацпроект. Мы изменим орбиту Земли, чтобы она налетела на небесную ось.

По отдельным сообщениям, идея принадлежала Киеву и некоторым другим столицам. Согласно заявлениям госдеятелей, Киев украл идею. Воровать — нехитрое дело. Труднее было точно рассчитать силу удара о небесную ось, чтобы непредсказуемые последствия случились у всех, кроме 10% населения одного географического региона. Или у кого там большие зарплаты.

Особенно, когда расчёты проверил оппозиционер Хабазидзе. Проверил, кстати, довольно качественно. Один из коллег Сергиуса оценил по достоинству. После чего Хабазидзе вынес нам приговор: пусть его сородич-одессит закидает нас стаканами за все непотребства.

В дополнение ко всей этой картине в новостях показали Ломанова, который добавил один маленький штрих. То, что небесна ось на украинском означает небесная вот, явно кое-что символизирует. Иначе говоря, их язык выдал тайные намерения. (Мало того, сам Булгаков родился не где-нибудь, а в Киеве. Думаете, случайность?)

Размышлениями заинтересовался Эраст Попов. Он не сообщил нам единственную деталь. Он подумывал о женитьбе. Только вот не на ком. Эраст так и сказал: «В кого ни плюнь — попадёшь в нерусскую. В не полностью русскую, блин. Я уже боюсь эту русскую поскрести».

Его родственники не согласились. Хотя кто-то поругал Елену Шишкину. Зачем, мол, её будущий отец замутил с американкой? Иначе Елена вышла бы замуж за Эраста. В результате один родственник Эраста поинтересовался: француза Арсена вам не жалко? А то ещё покончит с собой с горя. Хорошо ещё, родители Арсена не слышали, а то бы они…

Один коллега Павла Шишкина про Арсена уже слышал. Журналист поинтересовался: а что, этот молодой мужчина до сих пор живёт с родителями? А годков ему сколько? Тридцать? Больше? Или у него, как у Елены, возраст с годами не меняется? Надо выяснить поскорее, чтоб накатать статью. Шишкин на это огорчился. Говорит, вам денежку заплатили? А если ему, лениному родному отцу, за что-либо похожее заплатят? (Впрочем, одна «джинса» у него когда-то была. Давно ещё.)

Это ещё ладно… Многие не поняли, почему дореволюционные деятели жалуются на одну современную страну, которая, видите ли, ворует топливо для газовых фонарей. Нечто подобное наблюдалось с газом из пива и шампанского (Германская империя и Третья Республика внесли их в число санкционных продуктов). Здесь политологи кивали на того же Хабазидзе, который, видите ли, неравнодушен к чаче. Поняли, кто всё выпил.

По дореволюционной терминологии украинских президентов официально называют гетманами, но сейчас дело в других деталях. Референдум о воссоединении Малороссии и Новороссии с Российской Федерацией давным-давно проведён. То ли большинство проголосовало за, то ли наоборот, решайте сами. Но проблема как всегда тут как тут. В состав присоединённой территории входила в том числе Юзовка. Вы знаете, что это. В Юзовке видели людей олигарха Сергеевского и депутата Ломанова, они провели туда провода для генерации электроэнергии из движений испуганных местных жителей. Хотя кое-кто предлагал, чтобы Сергеевский из водки энергию добывал, пользу приносил.

Непьющий Родион отреагировал соответственно. Пусть батька добывает энергию из алкоголя, вместо того чтобы лишний раз думать, как бы чуток выпить. В ответ батька напугал сына: если, мол, Родион когда-нибудь женится, что делать на свадьбе? Без выпивки. Наверное, поэтому Родион и засиделся в холостяках. В День знаний 20-го года ему 37 стукнуло.

Идём дальше, к другим темам.

В октябрьских новостях 17-го года засветился Антони Гауди. По его словам, если бы не забота о родственниках и не аскетический образ жизни, он посетил бы наш век, чтобы своими глазами взглянуть на деятельность Пучдемона. По крайней мере, в октябре того года. Сейчас уже, сами понимаете, поздно. Лучше вспомним более значимое явление. Королева Виктория заинтересовалась референдумом об отмежевании от Европы. К слову, альтернативный царь и его премьер-министр и без того работали над отмежеванием. «Европа может подождать» и тому подобное. Другое дело — вопрос о статусе Царства Польского и Великого княжества Финляндского. Поговаривали, они скоро воссоединятся с Российской Федерацией. В некоторых кругах радуются: Россия наконец-то начала расширяться!

Опять сложная тема… Сначала мы рассуждали о политике. Нормально, Елена. Отлично, Родион! Ниже мы упомянем некоторые другие медийные события. Вы уж потерпите, товарищи.

Наконец-то стало известно, что произошло с Оскаром Уайльдом. В нашей истории он провёл в каторжной тюрьме два года и ещё через три года умер от менингита. Но это было лишь в реальном мире, в то время как альтернативного Уайльда отправили в XXI век. Просто то, в чём его обвинили, у нас уже не преступление, а ориентация некоторой части человечества. Дальше последует знакомство с Борисом Моисеевым, Элтоном Джоном, Стивеном Фраем, Army of Lovers и прочими подобными знаменитостями.

По вышеуказанному поводу публика закидала Уайльда гневными отзывами, тухлыми яйцами и гнилыми картофелинами. Даже обозвала его бранным словом, которым называют ту самую часть человечества. Зато один гражданин робко заметил, что называть этим словом следует других. Только уточнять, кого именно, мы не будем.

К тому же грубо получилось, некультурно.

Льюис Кэрролл тоже дожил до двадцатого века. Спасибо одному доброму доктору (другой врач, помощник Сергиуса, жаловался, что прогрессоры снова помогают только знаменитостям). Но в отличие от Уайльда, в наш мир Кэрролла не отправили.

Родиону Моисеевичу однажды донесли, что в Киевской области время от времени отключают электроэнергию. Тоже перегорают пробки. Наш учёный раскинул мозгами и всё понял: у него украли. Украинский деятель Арсенюк обругал сложившуюся ситуацию: «Ви що, оборзелi, обесточiвати Киïвщiну? Ось, погляньтє, к пiвденю вiд нашоï краïни розполагається замечательний такий пiвострiв. Його ви не обесточiвайте. Обесточьте лучче дiм у Москви, де Сергєєвський-молодший живе».

Опять двадцать пять! Не бойтесь, немного осталось.

Новости от Николая Второго и господина Ломанова-Глебатина (не просто господина, а самого настоящего Его высокопревосходительства). Лидеры царской России наводили порядок в законе «О защите дореволюционных подданных от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Это очень даже правильно, ведь у них живёт тринадцатилетний Гитлер. В смысле, не в России живёт, а вообще в том времени.

Ломанов-Глебатин отметился сразу в нескольких областях, включая автопром. В описываемый период молодой Фердинанд Порше завершил работу над первым гибридным автомобилем. Поэтому Российская империя непременно должна его догнать и перегнать! Некоторых успехов мы добились. Но из этого смелого начинания точно не выйдет Ѣ-мобиль. Михаил Прохоров когда-то пролетел, а Ломанов, по собственному признанию, честный. Поэтому он обещал подданным первый гибридный автомобиль Российской империи, чтобы наш автопром начала XX века был впереди планеты всей. Посмотрим, каковы будут результаты.

Недавно Роберт Н. Браун рассказал New York Times, до чего додумался его сын Кевин. Американского подростка озарила идея. Надо арендовать у России Крым. Нет, вы неправильно поняли. Не купят навечно, как Манхэттен у индейцев, а просто арендуют. А затем превратят его в Полуостров свободы. Необычные мысли у пятнадцатилетнего вундеркинда.

Жена Брауна не знала, как отреагировать. Сама она обо всех этих вещах думала редко. Не выработала гражданскую позицию. Сергиус сказал бы ей спасибо, если бы узнал. По его словам, все гадкие, вредные.

Эрих Фрёлих, «сумрачный гений из ФРГ», когда-то давно обещал аватаров (тех самых, что в фильме Кэмерона). Больше он не обещает (а может, и тогда не обещал). Понятно же, рано ещё. Рассказывают, в последнее время у него другая навязчивая идея: Стэнфордский тор в 2022 году (то есть космическая колония в форме бублика). Сам Фрёлих не поверил. Ну не говорил он!

С другой стороны, он занялся, по некоторым сведениям, миниатюризацией родионовского достижения. Чтобы люди телепортировались не из телепортатора, а из произвольного места. Просто нажав кнопку на запястье. Посмотрим, что выйдет. У него, в отличие от Сергеевского, с финансированием ситуация лучше будет.

Был у Сергеевского другой знакомый, японский программист Хакамада. Тот самый, кого мы видели на саммите в предыдущей книге. Только на этот раз он не принял непосредственное участие в событиях. Некогда было. До сих пор ловил покемонов.

Некоторые территории захотели большего. Британия, например, вышла из Евросоюза, Каталония тоже проявляла активность. Впрочем, большего хотят многие. Всё тот же Родион Сергеевский рассказал одну историю с шишкинским соседом. Помните байку про то, как Шишкина откусила ухо Майку Тайсону? Когда-то рассказывали. Давно это было. Сейчас вы услышите продолжение. Работал её сосед на кухне, слушал радио. Вдруг слышит новость: «Елена Шишкина наступила на ногу Президенту Российской Федерации…». В голове за мгновение промчалось невообразимое количество мыслей. И уже потом услышал: «…баскетбола». Какие именно мысли были в его голове, не скажем. Кто знает, вдруг накажут. Родион будет виноват. Он же нам рассказал.

На дворе 9 февраля. Сергиус объявил подчинённым: ГЛОНАСС в кои-то веки добрался до Планеты Икс (196,87 а. е.), и с наблюдаемого объекта прибыл сигнал. Так что прогресс в нашем мире таки есть.

Глава 4

Латынь — мёртвый язык, используемый в медицине для спасения живых.

Славомир Врублевский, афорист

До настоящего времени на тот момент было относительно далековато, человечество жило в феврале 19-го. Один знакомый всерьёз предложил Родиону устроить русский бунт, осмысленный и с пощадой. Родион в ответ нервно раскашлялся, но предложение не принял. Скорее всего, с отцом будет проблема. Он хоть и буржуин, но всё же родной человек.

Чем бы отвлечься? Давайте обратимся к важнейшему из искусств. Приобщились к нему в кинотеатре «Иллюзион», совсем недалеко от места проживания Елены.

В начале января 17-го года начальник собрал сотрудников для корпоратива. Поводом для мероприятия послужила первая годовщина окончания первого дела I группы. (Фраза вышла запутанная, но Родион тогда был в приподнятом настроении.) Коли уж сотрудники собрались вместе, начальнику взбрело в голову сводить их на «Викинга». Молодца! Взглянем-ка на разную реакцию.

Сам Родион во время киносеанса периодически рвал на голове волосы и изредка хрипел. Выходя из зала, шеф искренне пожалел, что князь-батюшка не видел фильм: ведь теперь ему есть кого посадить на кол. Недаром декорации состояли из кучи деревях: набери оттуда кольев, и вперёд!

Роберт не очень разбирался в главном герое, но зато его впечатлило необычное сочетание: стилистика — как у Джорджа Р. Р. Мартина, а у волхвов — лысые головы, как у Грю из любимого мультфильма. Здорово. Заценил.

Перейдём к мнению Эраста. Во всём фильме ему понравилось лишь одно: голый, нищий, грязный Киев. Сразу видно — все богатства Киева давным-давно вывезены в Москву, в самый богатый город Древней Руси. Что говорите? Её ещё не было? Кто вам сказал? Вам наврали.

Осталась Елена. А она что сказала, спросите вы? Ничего не сказала. Пока остальные смотрели кино, Елена пообщалась с Арсеном, сходила с ним в кафешку. Или ещё куда-нибудь. Во всяком случае, приятно провели время. (Платонические ли у них отношения, или не платонические, не наше дело.)

После сеанса Родион дал выход эмоциям, напугав соседей резкими движениями. Всё, с важнейшим из искусств покончили. Возвращаемся к конкретному делу.

***

Певческий переулок, 7. Впрочем, всё было не так. Опоздали. Оттуда все уже ушли. Не по коридорам, а по московским улицам.

Елене было слегка неловко в длинной юбке поверх тёплых брюк, но сейчас не время вести себя как мимоза. Она проработала в непривычных условиях конца девятнадцатого века в общей сумме два года и три месяца, а самый первый раз длился больше года подряд. Да ещё третье дело было самым нервирующим, когда снова помогали сыскной полиции. Так что не жалуйся.

Жителя конца позапрошлого века сначала пригласили в штаб-квартиру в Певческом переулке. В заявленном адресе начальник нашёл некоторое неудобство. Просто в ней хранилась разная современная техника: от спутниковой навигации до йотафонов и Google Glass. Если бы агент увидел своими глазами, он, скорее всего, проникся бы нездоровой завистью. Разве такого рода технику адаптируешь к старинной цивилизации? По этой причине собрание перенесли в гостиницу «Ленинградская».

Казалось бы, зачем ходить далеко, когда в Певческом переулке можно найти гостиницу «Хитровка». Объяснялось всё просто. Сталинская высотка. На людей индустриальной эпохи небоскрёб произведёт нужное впечатление.

«Ленинградская», однако, не самая высокая гостиница Москвы. «Украина» гораздо выше, этажей в ней больше. Дело в том, что Родионов батька не позволил. Понимаете, название слишком непатриотичное. Осведомился у политолога Ладынина и вынес вердикт. Похоже, они оба не читали блог Елены (она уже затрагивала подобную тему).

Елена жила в высотке. В самом деле, не устраивать же совещание в квартире? Да и привлекать к себе внимание она не хотела (внимание не только того заклятого соседа, но и разных СМИ). В свою очередь, внешний вид гостиницы «Космос» для альтернативных совсем уж футуристический. Тоже не подошла.

Заранее заброшенные научные приборы показали, что Планета Икс обладала физической географией Земли. Разве что вращалась в другую сторону, то есть две стороны света для аборигенов поменялись местами. Эпоха на ней явно не современная, до начала индустриализации далеко, но человечество существует. Приборы показали наличие климатического оптимума, то ли античного, то ли средневекового. Осталось лишь непосредственное визуальное наблюдение.

В номере было готово место для приёма радиоволн. Эраст принёс телевизор, который мы видели у Родиона Моисеевича (в нашем мире современники Шепарда уже открыли жидкие кристаллы, но не видели в них пользы). К сложившейся картине добавим стол, стулья и окно с видом на Казанский вокзал. За окном висела беспроводная связь с геостационарным спутником, к ней подсоединили телевизор. Разве что атмосфера помешает.

Барин-джентльмен, в соответствии с этикетом, пришёл позже. Слуга к данной категории не относился, но всё равно пришёл одновременно с господином.

Родион помахал руками, словно гантелями. Для бодрости.

— Заходите, господин Шепард. Заходите, Хопкинс, для вас у нас тоже есть место. Мы покажем, мы покажем, что за бяка у нас стряслась. Посмотрим, кто к нам летит вместо хренуннаков. Что, что на другом конце?

Пульт от телевизора оказался у Родиона под рукой. Сам телевизор (уже не по назначению), как мы знаем, был подключен к камере на далёкой планете (пусть даже она непомерно приблизилась). Космонавты расположились перед экраном, гадая, что же возникнет перед глазами. Слуга, как и полагалось, стоял.

Едва уменьшились помехи, на экране возник пейзаж под открытым небом. Небо того же привычного нам цвета. У самого прибора можно было различить отдельные травинки (и никакого мусора!), вдалеке виднелись оливковые деревья. Явных культурно-исторических зацепок пока что не возникало. Разве что не было мусора.

«Помех меньше. Хорошо показывает, — думал Родион, дёргая головой. — Не всё показал. Кто там? Что за крендель?».

— Слышу шаги. Трава хрустит. Вы слышите?

На экране возник типичный древний римлянин. На то, что перед нами не грек, указывала тога. Когда он нагнулся к шпионскому устройству, на переднем плане возникла круглая седеющая голова с прямыми бровями и прямым носом.

Родион ткнул в римлянина пальцем.

— Эй, перед нами Жванецкий? Таки похож. Внешне.

Елена заморгала.

— Шеф, это Цицерон.

— К вашему сведению, я понял.

Роберт тоже узнал Цицерона (видел скульптуры, раз культурный человек). Однако реакция начальника его смутила.

— Босс, простите, вы как его назвали?

— Жванецким.

Эраст тяжко вздохнул, после чего обратился к Роберту:

— Глупые. Сравнили римлянина с каким-то евреем. Историю, что ли, не знают? Римлянин еврею как хохол свинье — не товарищ.

— Интересная штука. Хохол свинье не товарищ?

— А вы не знали? — Эраст выглядел расстроенным.

— Послушайте, сэр. Вы наполовину украинец?

Эраст дрогнул.

— Понял. Вы свинья.

— I'm?

— А что? Всё, понял. Вы наполовину свинья.

— Это глупости!

Свидетели нежданного конфликта замерли. Пока они о чём-то думали, Родион Моисеевич с вынужденной улыбкой обратился к участникам ссоры:

— Не ссорьтесь, дорогие товарищи.

— Точно? — в унисон спросили участники.

— Не ссорьтесь! Как призывал Окуджава, давайте говорить друг другу комплименты.

В ответ на цитату Арсен придвинулся к Елене, взял за руку и ласково признался:

— Я редко видел милых девушек вроде тебя. В других исторических условиях я сказал бы, что твои улыбка и тёмные волосы напоминают Одри Тоту. В текущих исторических условиях я скажу, что твои тёмные волосы напоминают типичную украинку.

У Елены даже глаза расширились. А Эраст тихонько сплюнул.

— Что эти слова означают? — удивился Родион Моисеевич.

— Шеф, вы сами говорите: давайте говорить друг другу комплименты.

Начальник прошипел:

— Я имел в виду другое. Вы думаете, я европейцев не люблю.

— Мы забыли про камеру, — напомнила Елена. — Пожалуйста, Арсен, смотри на экран, а не на меня.

Арсен с сожалением повиновался. К тому времени на экране виднелись только сандалии Цицерона. Тот постоял около камеры, громко произнёс «Хик мундус обстинатус мовет фронти. О темпера! О морес! Кво вадимус?» и, в конце концов, ушёл.

Начальник впоследствии рассказывал, что он хотел поковырять в носу. Вместо этого кандидат наук почесал голову грязным ногтём.

— Обратимся к женской интуиции. К нашему старшему сотруднику. Какие вы делаете выводы из Цицерона?

Елена сжала губы и приподняла глаза ко лбу.

— Цицерон. Марк Туллий Цицерон. Жил в одно время с Цезарем. Значит, он жил в первом веке до Рождества Христова. Мы его только что увидели, значит, у них там первый век до Рождества Христова.

В ответ Эраст неожиданно проявил упорство.

— А вы уверены, что это первый век до нашей эры? По-моему, это был семнадцатый век нашей эры.

Начальник резко замер, словно истукан.

— В каком таком смысле, уважаемый? Откуда семнадцатый век нашей эры? Приборы подтверждали более ранние времена, с более тёплым климатом. Мы видели римлянина, в тоге.

— Верно. По «Новой хронологии» первый век до нашей эры был в семнадцатом веке.

После начальник рассказывал, что он хотел выпучить глаза, но передумал. Всё-таки солидный человек.

— Думаете, я не знаю «Новую хронологию»? Они бы ещё выдумали «Новую болтологию»!

Эраст попятился.

— Чем в-вы недовольны, Родион Моисеевич?

— «Новая хронология» построена на фактах, которые придуманы советскими мракобесами.

— Вы ошиблись. На самом деле традиционную историю сочинили д-другие мракобесы, семнадцатого века. А учение Фоменко всесильно, потому что оно верно. Оно показывает настоящую роль России в истории ч-человечества.

— И чем вы докажете?

— Обратитесь к авторитетам. Исаак Ньютон был верным последователем Фоменко.

— По-вашему, Ньютон — попаданец?

Пустив парфянскую стрелу, начальник усмехнулся. Его оппонент опустил глаза.

— Я просто хотел сказать… хотел сказать, Ньютон был предшественником Фоменко.

— Так бы и сказали, умник вы мой.

— У меня ещё довод. В мультике Астерикс и Обеликс приплыли в Лондиниум, там они попали в Тауэр. Хотя его построили в одиннадцатом веке. В чём дело?

— Ну и в чём же? — заинтересованно спросила Елена.

— По «Новой хронологии» Цезарь жил в одиннадцатом веке.

Роберт крякнул, словно Дональд Дак.

— Я чёй-то не понял. Цезарь жил в семнадцатом веке или в одиннадцатом?

— В первой половине шестнадцатого.

— Шестнадцатого?

— В первой половине шестнадцатого века. Юлий Цезарь на самом деле не Юлий Цезарь, а Жюль Сезар Скалигер.

— Докажите-докажите, — нетерпеливо потребовал шеф.

— Непонятно? Жюль Сезар на французском означает «Юлий Цезарь».

— И что мы получаем? Дон Сезар де Базан тоже древний римлянин? Или, например, Бонапарт. Состоит из слов bona — хороший и party — вечеринка. Думаете, Наполеон устраивал классные вечеринки? У Вашингтона фамилия состоит из washing — моющий и tone — тон, звук. Надо полагать, он изобрёл ультразвуковую стиральную машинку? Чтобы она в то время работала от электросети, Франклин наверняка подключал её к воздушному змею. О самом Франклине и говорить нечего, он клин клином вышибал.

Эраст только пожал плечами.

— Идём дальше. Геркулес состоит из немецких слов Herr — господин, kühl — холодный и es — это. Получается, он вовсе не из греческой, а из германской мифологии? Или Чеширский кот. Неужели у него была чесотка, блохи какие-нибудь? Иначе откуда взялось его имя?

В ответ тишина.

— Следующий пример. Уэльс на валлийском называется Cymru. Столица отечественной обувной промышленности называется Кимры. Язык у них валлийский, а в отечественную обувь входят в том числе валенки. Почему вы молчите? Жду вашу реакцию.

Эраст смотрел на начальника искоса, низко голову наклоня.

— Или, к примеру, в древнерусской мифологии была птица с женским лицом, её звали Алконост. Думаете, она связана с алкоголем? Мало того, вторая половина этого слова очень похожа на слово носить. Неужели птица Алконост носила майку-алкоголичку? Удивляюсь, как наши великие умники не додумались.

— Погодите-ка, у меня тут один похожий довод, — немного подумав, ответила Елена. — Не знаю, слышали ли вы. Дэвид Рол, это такой английский египтолог, придумал свою «Новую хронологию».

— Наглый плагиат?

— Ни фига. Дэвид Рол говорит, разные династии фараонов были одновременно в разных регионах Египта. А мои лондонские соседи ничего похожего не признавали. Московские соседи тоже.

— Это у вас довод? Ваши английские соседи знали, что Россия — родина слонов? Они же шахматного слона по-другому зовут.

— Нет.

Собеседник потупился, но продолжил:

— Недавно Ладынин, учёный, применил методы Фоменко и нашёл у древних славян самое настоящее пророчество. Чтобы прочитать трудную надпись, надо читать справа налево, а потом взять костяк согласных. Славяне в где-то районе Питера оставили надпись. Она звучит «В репу да гуся, в нетопыря-медолова». Глупые учёные не поняли. А по методике Фоменко получилась фраза «Владимир Путин всегда прав». Разве не пророчество?

У начальства закономерно возникли выпученные глаза.

— При нормальном уровне науки безобразие невозможно. Зализняка на вас нет.

— Причём тут Зализняк? Судя по фамилии, явный хохол, а вы ему верите. У меня для вас весомый довод, песенный. Вы против него не попрёте. Хотите послушать, Еленпална?

— Хочу.

— Тоже хотим, — добавил Арсен.

— Интригующая тема, — согласился агент.

— Говорите, невозможно? Щас спою.

Эраст встал с места. Сначала он вроде бы не решался, но вскоре выпрямил спину и начал:

Я знаю точно: невозможное-е возможно-а-а!
Ученье Скалиге-ера оказалось ложно-а-а.
Фоменко истину находит днём и ночью-ю-ю.
Что невозможное-е возможно, знаю точно-а-а-а. А-а-а!
Где правду ты иска-ал, прошу, ты мне отве-еть.
В невежественную да-аль ты готов был улете-еть.
Что Скалигер не пра-ав, я вам должен объясни-ить.
Без заблуждения-я я научу вас жи-и-ить!
Я знаю точно: невозможное-е возможно-а-а!
Ученье Пета-авиуса оказалось ложно-а-а.
Чудинов истину находит днём и ночью-ю-ю.
Что невозможное-е возможно, знаю точно-а-а-а. А-а-а!
ЛАЛАЛА—НА-АНА! ЛАЛАЛА—НА-АНА! А! А! А!
ЛАЛАЛА—НА-АНА! ЛАЛАЛА—НА-АНА! А! А! А!

Недоумение слушателей прервали аплодисменты. Единственным, кто рукоплескал, был Шепард. Почти все остальные оглянулись на гостя.

Елена выглядела задумчивой (должно быть, оригинал пародии напомнил ей юность). Агент от взглядов сотрудников попросту смутился. Зато шеф закрыл глаза обеими руками, не снимая очков.

— Что скажете? — спросила Елена, которая в это время накручивала волосы на палец. — Я не про Шепарда, я про песню.

Начальник убрал руки с глаз и повторил свой фирменный жест: медленно, долго и гулко стучал ладонью по столу. Эрасту от этого поплохело.

— Всё ясно. Вам за этакое форменное безобразие надо дать Шнобелевку.

У того только лицо вытянулось.

— Кричать зачем? Плохо вы спели, крик у вас песней зовётся. Точнее, петь тоже не надо. Мы в книге, а не в оперетте, индийском кино или мюзикле.

В ответ вновь тишина.

— Ваш «Остров невезения за океаном есть» — не очень-то. Шовинизьму многовато. И Елена спела «Всегда быть врагами не могут люди». Помню. Совсем другое дело, наполовину.

— Блин, вот невезуха.

Елена вспомнила, о чём она, собственно, спрашивала.

— Погодите, шеф, я имела в виду…

В ответ Родион взлохматил волосы. Хотя они и без того шевелюрой зовутся. Надо бы снова подстричься.

— Убедительный аргумент, против которого мы не попрём… в смысле, ничего не сделаем? Сейчас мы подумаем, раскинем мозгами. Взвесим все «за» и «против».

— Это правильно, — ответила Елена.

— Я принял решение. Слушайте все внимательно!

— Что вы решили, шеф?

— Надо будет отправить кого-нибудь на новую планету. Забрать специальные сверхточные спектрографы. Именно так и никак иначе. Я определю скорость планеты с нужной мне точностью, следовательно, и когда она приблизится к Земле. Мы поймём, столкнётся ли она с нами в 22-м году. И где они видели небесную ось, ёлы-палы?

— А вообще, откуда эти сведения?

— Откуда информация, спрашиваете? Кто их разберёт, нелюдей. Сейчас, товарищи мои, перейдём к людям.

Учёный муж прищурился так сильно, что все вздрогнули.

— Готовы ли вы отправиться на экзо-Землю? Отправитесь ли вы в другую планетную систему? Вы не ослышались, всё именно так, однозначно! И никак иначе.

Подчинённые не знали, чем ответить. Иначе говоря, ответом была немая сцена.

Елена попросту ахнула.

— Туда? К звёздам? Через космос? Мамочки, я никогда бы не подумала…

— Что мы там забыли? — вздрогнул Эраст. — Вы бы ещё заслали нас в чёрную дыру. Ужас.

— Если начальство хочет, надо сделать? — Роберт, судя по всему, пришёл к этому выводу. — Мы рискнём?

— Разумеется, товарищи! — подтвердил Сергеевский.

— Вы не напутали? — удивлённо спросила Елена, смерив взглядом начальство.

— На ней наша цель! Али вы забыли?

— Это же нереально. За сколько мы дотуда долетим? А если через телепорт, всё равно долго. Вы нас разводите?

— Вы потратите много электроэнергии, босс! — Роберт едва не перешёл на крик.

— Отец заплатит.

— Зачем рисковать? — Елена уткнулась в ладони. — Где гуманность?

— Отправьте туда Обаму или Навального, — взмолился Эраст, — а нас не трогайте.

Елена не вынимала лицо из ладоней. Роберт едва было не вскрикнул. Но сдержался.

Начальник виновато взглянул на портрет нашего президента. Молчание.

— Вы почему молчите? — крикнул начальник Шепарду, который тем временем озадаченно оглядывался. Что он понял?

— Я не разумею. Кроме Солнца, мы не видели планетные системы. — Агент хлопнул по лбу. — Приношу извинения. Вы рассказывали.

— А дальше-то что? — Елена тщётно старалась не нервничать. — Переместимся мы туда, найдём ваши приборы… А что с нами дальше будет?

— Хотелось бы знать, куда мы денемся, — добавил Роберт.

Родион замер. Было заметно, как он стиснул зубы.

— Спокойно, Родя, спокойно, — ласково проговорила Елена. — Не хорохорься. Не надо нас никуда засылать. У нас дома дел невпроворот. У нас всё будет как обычно. Безо всяких там древних Земель.

Родион заметил, какие ласковые глаза у подруги. Он разжал зубы и хрипло вздохнул.

— Не надо, Родя. Всё обойдётся. Мы ни в какую тьмутаракань не полетим.

— Так уж и быть, соглашусь. Виноват я. Виноват. Без суда и следствия.

Произнеся честные слова, Родион бодро зашагал по комнате. Отлично. Всё обошлось как нельзя лучше. Никто ни в какую межзвёздную глушь не улетит.

Все успокоились и готовы были разойтись по домам, как Родион вдруг выпрямился и гаркнул:

— Спокуха!

Подчинённые замерли. Под всеобщими взглядами Родион схватился за голову.

— Спокойно, Дункель!

За голову он держался и не отпускал.

— Вы полетите на античную Землю, к Альфе Центавра A.

Услышав неожиданность, Елена захлопала глазами.

— Спокойно. Всё будет хорошо. Всё будет хорошо. У всех всё получится…

— Как же это? — выдохнула Елена.

— Я всё понял… У вас всё получится… Вы вернётесь домой… Будете жить долго и счастливо…

— Шеф, что с вами?

— Я чувствую собственные мозги. Я чувствую, в мозгу течёт вода. Течёт… Струи воды проходят сквозь мои мозги… М-м-м-м-м… Это так здорово… Струи протекают сквозь мои мозги… Уносят всё лишнее…

Снова молчание.

— Я чувствую… У вас всё получится… Вы вернётесь домой… Вернётесь домой… Все будут жить долго и счастливо и все умрут в один день… Все умрут в один день… Для этого нужно много килограммов в тротиловом эквиваленте…

Елена прикоснулась в голове.

— Ой, у меня тоже вода течёт сквозь мозги.

— И у меня, — по очереди подтвердили все остальные. Раз внезапный поворот случился у начальника, у подчинённых не осталось других путей, кроме подчинения.

— Вы всё поняли. Готовьтесь к пути. Немедленно.

Все были готовы. Скоро они приступят. К совершенно непредвиденному делу.

Начальник быстро-быстро шагал по кабинету.

— Вы непременно доберётесь, гарантирую. Только сообщаться… сообщение с Царской Землёй мы приостановим. На шесть-восемь месяцев, точно скажу.

Шепард молча согласился. Только пожал плечами.

Начальник тоже молчал. В данный момент он собирал вместе усилия нескольких человек.

— Вы готовы? Готовы войти в древнюю эпоху, дорогие товарищи?

Здесь он взглянул на Елену.

— Готова. Я не боюсь мужских шовинистов. В первом веке до нашей эры.

— Ни разу не видел бесстрашных барышень, — удивился Шепард. — Простите мой нескромнəй вопрос, но боитес ли вы мышей?

— Никогда не замечала.

— Прекрасно, мадемуазель. Хопкинс, добудьте нам мышь. Я проведу небольшой эксперимент.

— Постараюс, милостивəй государь, — ответил слуга и отправился за мышью.

Едва усердный слуга сделал первый шаг, Елена схватилась за сердце. Тем не менее, она быстро взяла себя в руки.

— Что вы делаете! Зачем пугаете меня мышью? Думаете…

— Один мой знакомəй, господин Гленн, публишно рассказывал, что низшее сословие состоит из жалких трусов. Посему я проведу опыт. Испытаю простой народ.

Начальник закатил глаза. Когда подчинённые успокоились, зрительные оси вернулись на место.

— Вернёмся к нашим баранам. Мистер Браун, вы отправитесь на новую планету?

— Кто-нибудь разнесёт её на куски, если мы не найдём спектрографы.

— Это уже напрасно. Хотя чую, в мозгах опять водичка течёт…

— Босс, нам надо защищаться от местных жителей? Древние были ух какие ребята!

— Вы им не поддавайтесь. Что скажет гражданин Попов?

— Я приду в первый век до нашей эры и подружу Древний Рим с Древней Русью.

Кандидат наук только головой покачал.

— Что скажет Арсен? Я вас внимательно слушаю.

Арсен некоторое время промолчал. Должно быть, анализировал струи воды в мозгах.

— Я готòв.

— Но только при одном условии. Чтобы вы, когда попадёте на другую планету, больше не заводили шашни с Леной. Или вы найдёте себе другую?

— Dieux du ciel, опять… Почему русскîй меня гнобит? Что вò мне mauvais… дурного…

— А то, — радостно ответил Браун, — что вы породили франко-канадцев. А канадцы дураки. Вся моя страна слышала.

Шеф почесал макушку ногтём, но поскольку это действие ни к чему стоящему не привело, решил поковырять в носу.

— Во всяком случае, Елена Павловна и мсье Делон отправятся в путь только раздельно. По отдельности! Поняли ли вы?

— Замечательная идея, — подтвердил агент. — Викторианская мораль не позволяет мужчине и женщине быть в одной комнате вдвоём.

Кандидат наук упёрся руками в стол, отчего тот угрожающе заскрипел.

— Я имел в виду другое. Впрочем обождите, дорогие мои. Зачем рисковать. Можно обойтись без Арсена. Он будет не в I, а в III группе. Возьмём Хопкинса. Сразу скажу, у того моего агента, детектива из Москвы, тоже есть камердинер. Сам агент наверняка изучал латынь в гимназии. Не буду вдаваться в подробности, но слуга много прожил среди польско-католического населения и наверняка знает если не классическую латынь, то церковную. Если в том слуге главное — ум и мозги, в Хопкинсе главное — сила и мускулистость. Сила есть — ума не надо. Отсюда вывод: возьмёте вы Хопкинса.

Шепард побарабанил пальцами по лбу.

— Ваша милость останутся? Если я верьно представляю намерение.

— Ну разумеется, дорогие товарищи. У меня в мозгах струи воды, если вы забыли. Итак, товарищи и граждане, слушайте задание. Вы должны за один день выучить латынь. Не думайте, будто на другой Земле древние римляне говорят на современном языке. Мы слышали, как Цицерон сказал: «Хик мундус обстинатус мовет фронти. О темпера! О морес! Кво вадимус?», то есть «Этот мир упорно движется вперёд. О времена! О нравы! Куда мы катимся?».

— То есть будете преподавателем латыни? — догадалась Шишкина, приглаживая чёлку. — Вы учёный, должны знать латынь. Вы нас научите?

— Ничего подобного.

— Но вы же учёный.

Сергиус развёл руками.

— Ни черта её не помню. Вы что думали? За кого вы меня принимаете?

Цыкнул зубом.

— Кто тогда нас научит?

— Профессор Дулиттл. Вы ведь в курсе, кто он? Моя сестра замужем за потомком Дулиттла. За потомком младшего сына. Дело в другом. Дулиттл попытался спасти нашу Землю от колонизаторов. И поддержал Фрейда. По крайней мере, альтернативный. Что ещё можно вспомнить… Он, если не путаю, определяет малую родину по выговору, как Хиггинс сами знаете откуда. Передовой языковед по тогдашним меркам. Дулиттл хорошо знает классическую латынь. Римляне произносили латинские слова не по-современному. Напомню, была ещё народная латынь. Её нигде не записывали. Мало того, он изучает древнегреческий.

Елена тоже была готова почесать макушку, поскольку она не поняла. Её начальник только что рассказал, что у него произошло с мозгами, но должен же быть предел.

— Он прям научит нас латыни за один день? Получается как в чешской сказке. Мальчишка учил латынь по обрывкам родной речи, которые он слышал от случайных встречных. Потом он сразу вообразил, что латынь выучил.

— Вы на что намекаете? Что я вам сказки рассказываю? Типа два кусочека колбаски?

Шеф поскорее отправил факс. В альтернативном мире немцы изобретают бильдтелеграф, добившись некоторых успехов. Недавно электрическую почту (подобие телеграфа) с нашей электронной соединили, через спутники. (Шеф припомнил, как Марти Макфлай подсоединил видеокамеру 80-х к телевизору 50-х. Здесь разница больше, но на то она и альтернативность.)

У двери раздались шаги. Дулиттл быстро дошёл до пункта назначения?

Послышался писк. Дверь отворилась, и в кабинет ввалился Хопкинс. В руке он держал мышь за хвост. Не произнеся ни слова, слуга положил её на стол.

Люди внимательно всмотрелись в зверька, словно ожидая подвоха.

Родион снова прищурился, и даже постучал пальцем по столу.

— И что вы удумали, господин Шепард? Что мы с визгом вскочим на стол?

— Зачем вьскакивать на стол, если мышь тоже на столе? Даже если вы вьскочите, надо быть осторожными, чтобы не придавить мыши хвост.

— Я выполнил приказ, господин Серж, — признался слуга.

— Убирайте. Уберите эту мышь. И не забывайте: вы тоже отправитесь на античную Землю. 

Слуга направился было к выходу, но поначалу перепутал его с входом в компьютерную комнату. Именно оттуда вышел мужчина лет больше пятидесяти (лицо несколько круглое, бритое, но индивидуальности в этом человеке было маловато). Павел Шишкин сообщил начальству:

— Родион Моисеевич, вам е-мэйл.

— От кого?

— Аж от четверых. Одно и то же причём, да ещё важное.

— Что нам прислали? — Родион зашёл в компьютерную комнату, довольно быстро прочитал и вышел обратно. — Всё-таки вам троим, — он оглядел Шишкину, Брауна и Попова, — а также слуге, придётся… вы однозначно отправитесь на древнюю Землю. Спектрографы нужны Роскосмосу. И Юкио Хакамаде. Компьютерщику. Он со своими программами вычисляет, когда к нам прилетит какая-нибудь каракатица. И делает компьютерные модели. Это, сами знаете, вовсе не связано с календарём от древних славян.

— А остальным двоим? — заметила Елена.

— Эти же приборы нужны ЦРУ. Что?! Причём здесь ЦРУ?

Сходил в комнату, перечитал.

— Директор ЦРУ требует спектрографы. Ему не по нраву деятельность ФСБ. Вдруг приборы нужны ФСБ для неподобающих целей?

— А четвёртый кто?

— Точно, опять бяки-буки. Мои приборы нужны начальству Брауна. Опять его начальство! Мистер Браун, признайтесь, это правда?

— Yeah, sir.

— Тэк-с, с одной стороны, приборы нужны Роскосмосу, Юкио Хакамаде, начальству Брауна, ЦРУ и ФСБ. С другой стороны я…

И вновь у него появилось характерное ощущение водных струй в мозгах.

Часы показывали 12:00. Согласно расчётам Родиона, в данный момент на альтернативной Земле было… Здесь потребуется пояснение. Если в наше время разница между Москвой и Гринвичем составляет 3 часа, то в царские времена мы не знали часовых поясов. Использовали мы среднее солнечное время, непрерывное и зависящее от долготы. Поэтому в описываемый момент в альтернативной Москве было 22:19, в альтернативном Петербурге 21:49, а в альтернативном Лондоне 19:49. Таковы подробности матчасти.

Наши современники (не говоря уже о двух агентах) приготовились к встрече важного гостя.

***

The Standard,

… октября 1900.

«Господин А. Бальфур, будучи верным последователем мудрого премьер-министра, требует внимательного изучения недавнего изобретения проф. А. Г. Дулиттла. Прославленный языковед готов к проведению лекций при помощи устройства, именуемого „гипноящиком“. В случае если изобретённое им устройство появится в каждом доме, решение сиюминутных задач значительно облегчится.

Другим вопросом техники стали новые экземпляры Э. В. М и обещания машинных игр. В том числе игры „стрелятельные“, для повышения интереса к армии. Э. В. М. появилась в резиденции кайзера, вследствие чего возникает препятствие с воспитанием кронпринца. Неясно, где он будет воевать: в реальности, или в игре. Разве не подошёл бы гипноящик для непотребных надобностей?»

Московскiя вѣдомости,

… февраля 1901.

«Даже невзирая на протекцию над Малороссией Государей Николая II и Владимира II, бунтовщики по-прежнему стремятся к независимости своей малой родины. Целые пять лет длится ситуация, когда малороссы надеются на банды мазепинцев. Образ Мазепы снова сеет соблазн в киевские души — в те дни, когда кайзер топчет сапогами родственные связи с Российским императорским домом и привлекает под свой кров нашего противника.

Если наши британские друзья с превеликим трудом сдерживают происки ирландской клики, малорусская клика обнаружила с нею негаданное сходство. Напоминаем, в прошлом году судебные приставы изъяли у малороссов пластинки с песней „Косил Ясь конюшину“; последнее слово означает клевер, то есть символ ирландских бунтарей. В недавние дни история получила продолжение. Ирландцы всегда почитали своим символом зелёный цвет и красили лица зелёной краской. В последнее время малороссы тоже красят лица в зелёный цвет в честь фамилии нового гетмана.

Безобразие не может вечно быть безнаказанным, посему на Государя Императора все наши надежда и упование»

Профессор Альфред Генри Дулиттл давно благоговел перед нашими потомками, что воплотили в себе фантастические картинки в журналах (даже если их одежда оказалась полнейшей нелепостью в некоторых местах), и вскоре наши мудрые потомки вознесли его на вершину, до которой не долетали даже самые смелые надежды.

Похвально, ваша милость, похвально. Но в каком бы направлении ни двигалась история, члены семьи выбрали разные дороги. Старший сын Генри Сесил занялся журналистикой, младший сын Джеральд Льюис нанялся помощником Огюста Эскофье в отеле «Карлтон», а дочь повысила свой статус до жены знаменитого Шепарда.

Даже старший сын (со всеми свойственными ему осторожностью и аккуратностью), став журналистом, не пошёл по стопам отца семейства. Что же оставалось самому господину Дулиттлу?

Все те учёные в области языковедения, какие только существовали в цивилизованном мире, не достигли высот, что были покорены Дулиттлом. Его дерзкая сделка со скандальным еврейско-австрийским психиатром — затем только, чтобы отменить колонизацию Геи, соседней Земли — при иных условиях была бы успешна. Неведомо было, что в действительности «геяне» — не жители иных планет, а люди далёкого будущего.

Гораздо яснее была его деятельность по специальности. Визит профессора в С. Ш. А. запомнился обществу встречей с некими тёмными личностями. Отклонение от словарей древних языков к современному состоянию языков и акцентов позволило Дулиттлу распознать в личностях наших потомков из Российской Федерации. Было лишь неясно, присутствовала ли среди шпионов некая мадам Чапман (но наличествовали упорные слухи). По более достоверным версиям зачинщиком был российский учёный Родион Серж, отчего многие иностранцы спрашивали: уж не виноват ли он в инциденте с резиденцией американского президента? Верить ли открытиям в тамошней прессе? Хорошо известно, как две нью-йоркские газеты спорили друг с другом из-за картинок, придав новый смысл желтому цвету.

Случай с разоблачением выдвинул А. Генри Дулиттла на передний план от остальных людей науки; не удивительно ли, что господин Серж назвал себя свойственником профессора. Новое обстоятельство добавило долю уважения и стало поводом к тому, что профессор, сидя в уютном кресле, получил в некотором роде странное письмо.

9 февраля 2019

Уважаемый проф. Дулиттл, я вас помню и хочу пригласить. Не на вечеринку.

Мы разбираемся в вашей научной карьере, мы приглашаем вас в совр. Москву, чтобы вы помогли нам в области языка.

Не знаю, как вам объяснить, но к нам летит Земля, населённая античной нечистью. Не подумайте, будто на ихней планете живут кентавры, нимфы и им подобные. Нечисть в данном случае древние римляне, они живут на той Земле. И не надо слушать незнамо что. Здесь замешаны чиновники, депутаты и прочие розенкрейцеры. То есть я хотел сказать, правительство ссылается на документы от древних русичей и различных предсказателей. Видите ли, они Нострадамусы и знают, что скоро всем будет капут. Точнее, всем кроме избранных и необыкновенных. Представляете, или это всё выше вашего понимания?

Мы переместим космонавтов и астронавтов на античную Землю (исключительный случай!), им срочно понадобилась классическая латынь. Ваш словарь и ваша консультация нам помогут. Серьёзно, мы отправим людей на далёкую планету. В моих мозгах прошёл архиважный процесс, так что присоединяйтесь.

Идите в гостиницу рядом с площадью трёх вокзалов. Брат жены вашего праправнука

Ежедневное спокойствие омрачилось личным несчастьем. Генри, журналист и старший сын Дулиттла, спокойно работал в двадцать первом веке, пока не оказался во власти представителей украинского народа. За короткий промежуток времени они избили журналиста и обозвали его «агентом Москвы и ещё хрен знает кем». Происшествие столь сильно огорчило почтенного учёного, что даже национальное украинское слово chrzan его ничуть не заинтересовало.

Согласно газетной статье, греховные европейцы тоже признали журналиста агентом Москвы. Сколько Дулиттл ни морщил лоб, печатные строки не менялись ни на йоту. Перед уставшими глазами вставал телеэкран с надписью «ЭЛЕКТРО-НОВОСТИ», но сколько Дулиттл ни таращился, перспектива для бедного журналиста не прояснялась.

Неприятное воспоминание проскользнуло в разуме Дулиттла, чьи глаза медленно изучали свежее письмо. Будучи человеком научного склада ума, почтенный лингвист в первую очередь придал значение найденным им расхождениям с привычным языком. Вольностей он насчитал не одну.

Каждый воспитанный человек имеет представление о том, что письма положено начинать с формулы «Милостивый государь!». Зачем были нужны просторечное слово ихнiй и немецкое прилагательное kaputt (сломанный)? Либо он имел виду der Kaput, то есть шинель? Помимо того, перед датой отсутствовал пункт отправления. В идеале письмо начиналось бы нижеприведёнными строками:

(московская улица, где живёт Р. М. Серж; скорее всего, писал из гостиницы), 9 февраля 2019 г.

Альфреду Генри Дулиттлу.

Милостивый государь! Мы разбираемся в вашей научной карьере &c.

Признав точной истиной указанную дату, мы допустили некоторую условность. Небесная дата требовала перевода в календарь привычного времени. Можно было с полной уверенностью предположить самое новейшее время (1 октября), поскольку тон письма подразумевал точную деталь: господин Серж торопился с визитом профессора.

По доступным сведениям, в будущем космонавтами и астронавтами называют покорителей космоса. Дулиттл вписал в словарь слово алконавтъ, и эта лексема могла быть далеко не последней. (Его особенно смущал тот печальный факт, что в Будущем россияне обкорнали орфографию. Бедный Ерик!)

Но какое конкретное небесное тело почтило нас своим присутствием? Потомки неким образом намекали на то, что неведомая нам транснептуниальная планета утратила своё звание: её наличие было бы маловероятно. Вряд ли Серж имел в виду Луну: о селенитах можно было сказать гораздо прямее. Венера с её папоротниками, гигантскими стрекозами и прочими кембрийскими древностями тоже не годилась бы для того, чтобы Древний Рим раскинулся на её просторах.

Подвластна ли разуму связь между неведомой планетой и древними народами?

Потомки упоминали старую уже déconvenue с прославленными учёными майя. Сейчас в газетах прежние материи. Осознание той ошибки ни к чему благоразумному не привело. Они умные люди, разве нет? Но причём здесь пророчества древних славян? Славян и майя разделяют многие и многие километры, Европа и Атлантика.

Задумавшись, Дулиттл с лёгкостью догадался: «Зачем политикам знать географию? Личный кучер довезёт».

Рука профессора прошлась по крашенным в тёмный оттенок прядям волос и медленно опустилась к письму. В вихре новых мыслей Дулиттл больше не вспоминал недавнее чтение — «Der Judenstaat» Теодора Герцля.

— Вам пришло письмо от важной персоны, Генри? — раздался резкий, скрипучий голос Примроуз Дулиттл, в девичестве Суит.

Коли благоверная задала вопрос, без ответа не обойдёшься: иначе не отстанет.

— Мне пришло письмо от учёного из Небесных. Он требует, чтобы я поехал в Будущую Москву, где космонавты выучат классическую латынь. Только в письме мне не всё ясно. Откуда взялась незнакомая нам планета Солнечной системы? Откуда несоответствия с публикациями в наших газетах?

— Что главнее, планета или латынь?

Примроуз подтвердила определение из уст Бернарда Шоу. «Томагавк в юбке» — можно ли было точнее охарактеризовать Ксантиппу с её колкостями в адрес науки?

— Снова вы возитесь с буквами и звуками? Вы часто повторяли, что языковеды возятся только с древними языками, а тогда зачем они нужны, все эти языковеды. Пусть учат детей азбуке, нет нам дела до вашего Шлейхера с его древним языком.

Дулиттл качал головой, медленно и задумчиво. Примроуз имела представление о том, что лишь история языков достойна внимания настоящего лингвиста, но уверить её в том, что лингвистика — не пустой звук, было трудно даже для мужа упрямой дамы. В недавние дни Дулиттл изучал труды Бодуэна де Куртенэ, не в меньшей степени обращавшего внимание на современность.

— Я спросил бы тебя, Примроуз, как бы ты объяснила недавние известия. О неизвестной планете с античностью. Но беда в том, что наша мораль не позволяет жёнам читать газеты, кроме как под диктовку мужа. Ты вряд ли хорошо представляешь последние события двадцать первого века.

— Что особенного в наших потомках, Генри? Неужели вы считаете потомков образцом добродетели? Вряд ли я выйду вместе с ними на Majdan Niezależności!

«Томагавк в юбке» в очередной раз попал в цель. Дулиттл проигнорировал ответный удар и флегматично приступил к началу дискуссии:

— Странность наших потомков состоит в том, что одну из великих держав, С. Ш. А., раньше возглавлял цветнокожий. Сейчас их новый президент — белая лохматая гусеница. Выступает перед гражданами с энергией, достойной кайзера Адольфа. Больше соглашусь с Владимиром Вторым, тот хотя бы не нервничает и ведёт себя по-джентльменски. Некие злопыхатели выдумали Крымскую войну и Большую игру, но им невдомёк, что две великие державы никогда не были в ссоре. Ты знаешь, Примроуз, кто на Небесной Земле самый сильный?

— Зачем мне знать?

— Напрасно, милая моя, напрасно. Владимир Второй — зять Елизаветы Второй. Во всяком случае, он некогда женился на единственной дочери Елизаветы Второй, но его жена, к сожалению, ныне покойна.

— Только не говорите, Генри, что вы ему завидуете.

— Ты ошибаешься и знаешь немного. Ввиду неосведомлённости супруги я справлюсь в свежей газете.

Газета за считанные мгновения просветлила разум профессора, озарив все неясные места в злободневном предмете нужным ей светом.

— По словам журналистов, вокруг Солнца вращается девятая планета, её вывели из шумерских текстов. Но ведь реалия устарела! Наши потомки сами признались, что то была старая ошибка. Кто-то ошибается, или… Что мне рассказывали… Планета… точнее, другая планета, которую они только что обнаружили… скорее всего, вращается вокруг звезды, по заявлению некоторых астрономов. Ага! Если верить признаниям господина Сержа, на то же время назначен гипотетический конец света, но неизбранные говорят о неверной интерпретации. Избранные и необыкновенные останутся живы?

Дулиттл вытер лоб платком: столь поразительным явился научный метод века, следующего за грядущим. Вычислили, кто конкретно суть избранные и необыкновенные. Стряхнув с пиджака крошки нюхательного табака, профессор с успехом продолжал анализ.

— Должно быть, сбудутся мои амбиции? Ты, Примроуз, не знаешь. Я недавно подумывал, не поучаствовать ли мне в телеэлектропередачах двадцать первого века. Помнишь, как зять крутил барабан у револьвера? В Будущем есть шоу, где тоже крутят барабан, и на нём побывал Пиноккио. Это одно из тех мест, куда бы я пришёл. С великой радостью.

Ответом было молчание.

— Я слышал и другую весть, сын-журналист подтверждает. В двадцать первом веке есть славный телеведущий, зовут его Дмитрий Киселёв. Его коронная фраза: «Вы самое слабое звено!». Сейчас он с успехом адресует эти слова мировому сообществу.

Ответом было мерное дыхание на пороге гостиной. Не дождавшись более обстоятельного ответа, Дулиттл упёрся в подлокотники.

— Господин Серж явно рассчитывал, что я не потрачу много времени на раздумья. Вставайте, ваше благородие, вас ждут великие дела!

Широкое тело с трудом поднялось с уютного кресла. Встав с кресла при вытянутых руках, языковед приступил к великим делам. Но лишь на словах всё бывает просто. Примроуз зацепилась краем своего томагавка за одно из произнесённых слов, и меткий удар рапиры не заставил себя ждать.

— Кто он, Родион Серж? Его называют братом жены нашего праправнука! Ходят слухи, будто Серж изобрёл телепортацию. В придачу к телевидению и остальным сатанинским изобретениям.

— Телевидением они называют телеэлектроскопию. Откуда ты знаешь?

Супруга помрачнела, но призналась после недолгого молчания:

— Продавец газет рассказывал мне те места из газеты, которые вы, дорогой Генри, от меня прячете.

— Ты его подмазала? Я отведу продавца газет в полицию. Но о чём я? Важно не отношение ко вторым половинам, а то, что надобно помочь нашим потомкам. Только бы не забыть глубокоуважаемый ящик. Где носильщик? Я сказал, железнодорожный носильщик.

Если бы Дулиттл избрал нас как сопровождающих, мы бы увидели, как учёный муж (не говоря уже о носильщике с недавним изобретением профессора) перемещался по беспроволочной связи к нашему далёкому будущему, окружённый недоступными звёздами. Лишь одно условие мешало наблюдениям звёзд: непрозрачная кабина окружала каждого пассажира. Благодаря покорителям космоса физики узнали о космических излучениях, но по уверениям господина Сержа, в состоянии беспроволочного перемещения при длительном облучении они негативно влияют на человеческое тело лишь при отсутствии защиты для V. I. P., весьма импозантных персон.

Через двадцать с лишним минут мы увидим, как языковед выходит на пропахшие бензином, но оживлённые улицы Небесной Москвы. Лакированные туфли ступили на Каланчёвскую площадь с её Николаевским, Ярославским и Рязанским вокзалами. Пусть знатоки древней российской столицы увидят в Ярославском вокзале экзотичный внешний вид, но не это здание было целью Дулиттла. Для дальнейшего пути не требовался даже безлошадный извозчик: гостиница «Петербургская» располагалась не чрезмерно недалеко. В одном из окон выделялся нечёсаный силуэт; но кто он есть, до личной встречи мы бы лишь догадывались.

***

Время сошлось: 12:23. Февральское солнце поднялось насколько возможно вблизи весеннего равноденствия, вид на площадь отражался в глазах и очках Родиона. Из окна «Ленинградской» виднелось инородное тело в старинном пальто и цилиндре, с испугом глядевшее на уличное движение. Это и был Дулиттл (за ним шёл некий помощник с незнакомым ящиком на спине). Ему оставалось добраться до гостиницы, сохранив в целостности и сохранности полный джентльменский набор из рук, ног и головного мозга.

Он пришёл, что дальше? Профессор был плотным, медлительным мужчиной примерно пятидесяти лет, бритым. Хотите деталей? Редеющие волосы явно были не просто чёрные — крашеные. Глаза с неким прищуром, даже с хитринкой. На туловище сюртук. Вальяжный гость поздоровался с Сергеевским и лаконично кивнул Шепарду (зятю, если кто забыл). Елена, в соответствии со старинным этикетом, поклонилась.

— Доброго здоровьица, мадемуазель. Мы виделис 5 с половиной лет назад, а я помню ваш юный облик.

Родион дёрнул головой. Новый гость (на этот раз не агент) медленно повернулся к нему.

— Приветствую вас, господин Серж. Недавно мы осознали, что ваша телетранспортация не в той степени всемогуща.

— Я тоже заметил.

— Замечательно, ваша милость.

Дулиттл сел в кресло «Сержа», без особого интереса взглянув на телевизор, который у современных викторианцев уже применяется. В соответствии с уровнем развития альтернативные телевизоры отнюдь не плоские. И оптико-механические.

— Ваша цивилизация протекает в нашу, словно вода ськвозь гальку. Отдельные чудаки уверяют, что даже ваши машинные игры скоро приспособются к привычным нам ЭВМ.

— Что-то не верится. Компьютеры у вас другие, доисторические.

— Приличная публика, iизволю заметить, обходится без слова compteur. В остальном всецело соглашусь с вашей милостью. Но учтём моральнəй аспект. Взаимодействие информационного века и викторианства упирается в новые проблемы, которые связаны со слабым полом.

— Слабый пол? У нас обычно так не называют.

— Пусть будет «прекраснəй пол». К великому сожалению, суфражистки выучили вашу песню Sister Suffragette.

— Из американского фильма «Мэри Поппинс»? Припоминаю.

— Они распевают эту песню на улицах. Кто-то научил суфражисток петь по-тирольски, что уже совсем по-дурацки. Того и гляди, наглые дамы в издевательство над сильным полом станцуют тверк. Всё из-за тлетворного влияния вашего века.

Родион постучал по лбу. Себе, а не гостю.

— Может, вы лучше выдадите суфражисткам, что они требуют?

— Допустим. Но однажды некоторые из наших современников поддержали ваших революционерок. Не помню, то ли Pussy Riot, то ли Kitty Riot. Они безобразничали в храме.

— А это напрасно, — с едва заметной улыбкой ответил Эраст. — Чем им не угодила Русь? Сейчас узнаю, что скажет Роберт. Говорите же.

— Я на стороне Pussy Riot. Они сделали своё святое дело — вырыли яму под Кремлём.

У Елены рот сдвинулся.

Собеседник уточнил:

— Ладно-ладно. Вырыли яму под вашей страной.

— А если бы наше начальство вас осудило? Просто интересуюсь.

— Я показал бы им…

С этими словами он показал табельный пистолет. Тот самый, что топорщился под свитером.

Шепард вздрогнул, хотя он когда-то вместе со своим напарником незаконно ходил с револьвером для русской рулетки. Помните? Именно благодаря старинному беззаконию современная полиция вспомнила нашего Шепарда, из реального прошлого. Хотя вряд ли он играл в русскую рулетку в реальной истории. Да и неясно в точности, за что ещё его посадили.

Вернёмся к нити повествования.

Начальник порылся в памяти и немедленно сообразил.

— Вижу ту самую табельную пукалку. Она была у вас в полиции, в 1896-ом и 97-ом. Молодец я, запомнил. Ну-ка, гражданин, отдайте, пока не поздно.

И поскорее конфисковал табельное оружие, пока Дулиттл не разглядел.

Эраст вдруг вспомнил очередную межвременную тему.

— У наших людей была проблемка. Мы хотели показать альтернативных в какой-нибудь пародии.

— Уж ваших пародий нам en effet… поистине не хватало. Нам достаточно карикатур.

— А с «Симпсонами» обошлось. Там изобразили Николая Второго. Альтернативного. Задорнов это тут же высмеял. А ЦРУшники выследили. Это было где-то года три назад.

Сомнительная информация насчёт мультфильма (надо спросить у Эдиты Робертовны, она лучше знает). Но Эраста поправить не успели. Сергеевский резко ударил себя по лбу и подскочил.

— Симпсоны? Они ещё долбанутый Южный парк не видели!

— Южнəй парк? — не понял языковед.

— Я видел, как меня в нём изобразили. В одном эпизоде этого типа мультсериала я вызвал на Альтернативной Земле глобальное потепление. С помощью газов, разумеется. Откуда вышли газы, вы сами догадываетесь. Вот что представляет собой ваш Южный парк! Поняли, мистер Браун?

— Не понял. Саус-парк, он наоборот, высмеивал разговоры о потеплении. Тем более это сатира. Босс, вы сатиру никогда не видели?

— Но ведь она бывает разная!

В голове у него закружились соответствующие тексты. Что там у Терри Пратчетта? Сейчас припечатаем правдой-маткой.

Роберт нашёл в теме нужную деталь.

— Насчёт Саус-парка. Кенни. Мы его видели в Нью-Йорке в 1897-ом. Он призывает жить дружно?

— Вы не ошиблись.

— Запишем его в наше агентство?

— Вполне возможно. Он войдёт в подразделение агентов-наёмников.

Начальник замер и настороженно взглянул в сторону Дулиттла. Тот не слушал, погрузился во что-то своё.

— Кенни революционер и вор, — возразил Эраст. — Так пишут во всех газетах. В новостях.

— Революционер? Вор? Кто вам сказал? Приличный человек, по мере сил соблюдает человеческие законы. Извините за тавтологию.

У кандидата наук сработал телефон. Всё тот же звонок с советским гимном.

— Владимир Владимирович? Очень приятно. Что вы хотели? — он долго слушал, в конце хрипло засмеявшись. — Серьёзно? Интересно девки пляшут!

Начальник закончил разговор, не попрощавшись.

— Вам звонил президент? — удивился Эраст.

— Причём здесь президент?

— Путин, Владимир Владимирович.

— Да какой там Путин! Познер.

— Познер? А что ему надо?

— Поделился планами от Донахью. Можно ли провести телемост с Альтернативной Землёй. Американцы спросят людей Прошлого, как у тех обстоят дела с прекрасным полом в рекламе. На английском он fair sex, так что формально вопрос тот же. По крайней мере один выходец из позапрошлого века встречался с работницей маркетинга. В фильме «Кейт и Лео». Викторианская общественность заинтересуется, Голливуд предложит им перспективный сюжет и сделает деньги.

Дальше в его мыслях стало совсем не смешно. Однажды некий журналист допытывался у Родиона, когда у него с Еленой «в последний раз было „это“». Короче, перепутали с Арсенищем. Родион всегда считал себя интеллигентным человеком. Поэтому, когда журналист снова спросил про «это», шеф послал его к Вассерману.

Пока Родион вспоминал биографический эпизод, Дулиттл приподнял указательный палец и неторопливо помотал головой.

— Оное не имеет значения для нашей задачи. Вы выучите латынь в течение одного дня. Я автор учебника, потому вы докажете, что писал я его не напрасно.

Эраст только головой покачал.

— Эх вы, деревня! Разве вы не знаете, что латынь появилась в шестнадцатом веке?

— Я не ослышался?

— Вообще латынь искусственный язык.

— Но тогда на каком языке говорили римляне?

— Это науке не известно.

Елена наморщила лоб, вспоминая другие достижения историков.

— Ещё я слышала, будто бы по «Новой хронологии» все религии произошли от христианства.

— Это правда. Хотя мне всё равно.

Браун выпятил челюсть, словно дуче.

— Нашли, чем удивлять. У меня был одноклассник Ахмед. Он арабский террорист.

— Террорист?

— Я просто хотел сказать, что он мусульманин.

— Вы, сами понимаете, поосторожнее, — посоветовал начальник.

— О’кей. На уроке истории этот типус выдал учителю перл: «Ислам — одна из древнейших религий. Он возник ещё до Рождества Христова». Мой друг наглее, чем дятел Вуди.

Елена быстро постучала ладонью по столу.

— Стоп-стоп-стоп! Как гость научит нас латыни за один день? Интересно же.

Дулиттл надел очки и медленно привстал с кресла. Внимание всех присутствующих было направлено на языковеда.

— Вспомните, как форсированно наш рабочий класс построил викторианскую ЭВМ. Соответственно, я скоро приступлю к форсированному обучению. Знайте, дамы и господа, что я разработал внушаюшчее устройство для обучения и не только. Идею подсказало ваше столетие. Сообщу вам, господа, эта технология называется «семнадцатəй кадр». В синематографической плёнке за секунду проходит шестнадцать кадров. Человеческəй глаз не замечает семнадцатəй кадр, но схватывает информацию.

— Мы это называем двадцать пятым кадром, — прокомментировала Елена. — Значит, у вас старая технология. В старинном стиле.

«Странно, — вытаращил глаза Родион. — Нормальные учёные знают, нет никакого двадцать пятого кадра».

— Неважно, старая она, или новая. Сейчас важно то, что яшшик поможет вам запомнить латынь. Что остаётся делать, если вы больше не изучаете латынь в гимназиях.

В номер вошёл Хопкинс, только задом наперёд. За ним в номер ввалился обещанный ящик с рукояткой и на треноге. Этот ящик казался похожим на кинопроектор, словно Дулиттл решил подработать мистером Фёстом (или на шарманку, если он решил подработать Папой Карло). В реальности это был не совсем кинопроектор. Похоже, перед нами очередное порождение альтернативной истории, помимо компьютера Эдисона и интернета Теслы.

Языковед поправил треногу, после чего Хопкинса отправили за ещё одной деталью. Ею была целлулоидная плёнка.

— Видите, понимаете? Перед вами гипноящик, самəй что ни на есть.

— Ещё занятнее, чем могло показаться, — Родион Моисеевич внимательно вгляделся в чужое изобретение.

— Это гипножаба? — предположил Роберт.

— Вашу жабу я не знаю, — удивился языковед. — Перед вами всего лишь моё изобретение, гипнояшшик.

— Конечно, гипноящик, — ответила Елена. Понизив голос, она осторожно добавила: — Они про зомби, небось, ещё не слышали.

Языковед проигнорировал это слово. Во всяком случае, внешне не отреагировал.

Младший агент уже знал, что ему приготовили легенду римского раба. Всё-таки мускулистый парень. Согласился, ничего не поделаешь. Но для начала он исполнил иные обязанности. Пока слуга устанавливал аппарат, шеф вполголоса объяснял:

— Товарищ Дулиттл больше занимается современными языками, жаргонами и диалектами, чем историей языков. В девятнадцатом веке это редко встречалось.

— Современными?

— Для него современными. Сейчас он и наши изучает. Всё. Приступаем к делу. Приступаем? Вы готовы?

— Всегда готовы.

Аппарат стоял строго напротив стульев. Граждане сели на свои места. Языковед направил глазок на лица.

Профессор медленно и равномерно вращал ручку. Из глазка прямо в головы проникала классическая латынь, процесс продолжался полчаса. Из ящика слышался монотонный голос Дулиттла.

Если бы альтернативные разбирались в современных технологиях (что очень, очень и очень маловероятно), они снабдили бы сотрудников файлом. Они, что очевидно, не дошли до современных форматов, в то время как труды Дулиттла в форматах doc, pdf или djvu ещё надо было отыскать. Да и зачем их искать, когда есть более современные книги.

Слушаем выдержки из гипнотической лекции.

«…Если вы видите, что в фильме „Индиана Джонс и последний крестовый поход“ Индиана, когда разгадывает средневековую головоломку, наступает на буквы слова „Иегова“, и первая буква J, а не I, не верьте глазам своим. Буквы J во времена крестоносцев не было. Она появилась в шестнадцатом веке!»

«…Если вы видите, что в фильме „Тот самый Мюнхгаузен“ и в мультфильме „Двенадцать подвигов Астерикса“ римская цифра IIII написана как IV, не верьте глазам своим. Это написание появилось в девятнадцатом веке! В советском мультфильме „Золушка“, наоборот, изображено правильно!»

«…Если вы слышите, что в фильме „Трое в лодке, не считая собаки“ Гаррис на вопрос „Что вы поёте?“ отвечает „Я ещё не пел“, не верьте ушам своим, потому что в английском языке Simple Present и Present Progressive — разные времена глагола!»

«…Если вы видите, что на постере „Сибирского цирюльника“ в старой орфографии слово „Сибирскiй“ правильно написано через I, а на постере „Статского советника“ слово „Статский“ неправильно написано через И, хотя и там и там Меньшиков и Михалков, не верьте глазам своим, ибо склероз!»

«…Если вы видите, что в „17 мгновений весны“ неправильно пишут на немецком языке, в том числе пишут печатными буквами вместо готических, используют ß в швейцарском немецком и путают ß с греческой β, не верьте глазам своим, потому что авторы в гимназиях не обучались!»

«…Если вы видите, что в мультфильме „Илья Муромец и Соловей-Разбойник“ на византийском объявлении о розыске написано английское слово WANTED, не верьте глазам своим. Окончание -ed в десятом веке выглядело как -od, а корень этого слова произошёл от vanta из древнескандинавского!»

«…Если вы видите, что в мультфильме „Алёша Попович и Тугарин Змей“ надпись на камне сделана старинным шрифтом и со сплошными ятями вместо Е, а остальные надписи в той же части и надписи в поздних мультфильмах современными буквами и печатным шрифтом, не верьте глазам своим. Зрители в гимназиях тоже не обучались!»

«…Если вы слышите, что в фильме „Страсти Христовы“ древние римляне говорят на средневековой латыни, не верьте ушам своим, потому что американцы тупые!»

«…Если вы видите, что в книге „Семь подземных королей“ короли различаются по цветам радуги, не верьте глазам своим, потому что у них с Элли нет языкового барьера, а в английском языке в радуге шесть цветов!»

Люди смотрели в ящик, словно бандерлоги на Каа. Никто не решался возразить. Даже не заикнулись.

В конце концов, Елена взялась руками за голову, чтоб не кружилась, и первой обратилась к напористому учёному:

— Вы что, не читали «Квест» Акунина? Там американец выпил какой-то самсонит и на следующее утро заговорил на чистом русском языке. А где-то у Стругацких была гипнопедия. Не слышали?

Эраст продолжил:

— Вы не читали Акунина, «Детскую книгу для девочек»? Там не то что самсонит, там вообще упоминают гипнопедию. Обучение во сне. Чего только либерасты не удумают.

Роберт вспомнил свое:

— Разве вы не знаете Страну Оз? Жук-Кувыркун изобрёл таблетки со знаниями. Выпил, запил, и ты самый умный.

Елена добавила:

— Вы что, не читали Дугласа Адамса, «Автостопом по галактике»? Там землянину в ухо засунули вавилонскую рыбку. Что ж эту породу никто не вывел? Хоть бы Родион подсуетился.

Дулиттл, похоже, завис.

Елена продолжала:

— Вы что, не читали Свержина, «Институт экспериментальной истории»? У него сотрудники использовали устройство, которое переводит речь с любого языка на любой язык, то есть на тот же самый язык.

— Не понимаю.

— Ну как же. Простая логика. Язык A — любой. Язык B — любой. A=B. Значит, устройство переводило на тот же самый язык.

Дулиттл наклонил голову и постучал пальцами по лбу.

— Дорогие мои слушатели, вы бы поискали в своих мозгах. Умоляю вас, не утверждайте, будто я зря старался.

Елена положила руку на лоб. Лоб, условно говоря, гудел. Даже с ощущениями сильных струй воды в мозгу, хотя гудения было больше. У остальных адресатов гипноза наблюдалась та же картина.

— Ой… А что вы сделали? Что-то не помню, как вы нас учили. Язык знаю, а как вы нам впаривали… Только не пойму, почему мы приводили примеры из фантастики… Гипноящик…

— Действительно, меня тоже интригует! — выпалил начальник, азартно потирая ладони. — Признавайтесь, что вы им в головы вставили?

— Я внушил гипноящиком. Срок действия ограничен, до двух лет. В точной дате не уверен, но технология пригодится при любом случае.

— Спасибо вам за изобретение! — ответил начальник и обменялся с языковедом энергичным рукопожатием.

Один этап подготовки завершился. Кандидат физико-математических наук немного поразмыслил, покряхтел и затем приступил к разъяснению деталей.

— Что с одной стороны? В одной стороны, вы попадёте в первый век до нашей эры. С другой стороны, это будет альтернативная Земля. С нашего того же века прошло две тысячи лет. Некоторые изменения вполне вероятны. С вероятностью 50%. Кто знает, может, в системе Альфы Центавра A побывали пришельцы. В одной передаче рассказывали, что они создали кентавров, Горгону Медузу и похитили Иону в подлодке. Теория древних астронавтов.

Языковед отправился в родной временной пласт, пообещав, что он ещё станет гостем какой-нибудь современной передачи. Через некоторое время подчинённые переместились обратно в офис, куда уже прибыли римские костюмы. Но костюмы — ещё не все нужные вещи. Родион Моисеевич предъявил подчинённым древнюю валюту.

— Монеты мы взяли в музее. Сестерции, денарии, ассы. Все монеты из эпохи республики.

— Вы уверены, шеф?

— Падлой буду. Вы возьмёте сумму в три тысячи денариев. Что ещё нужно… Средства личной гигиены взяли? Влажные салфетки? Космонавтскую жевательную резинку?

— Взяли, взяли.

Шеф снова потёр ладони.

— Всё идёт отлично. Сейчас Хопкинс покажет вам ещё кое-что важное. Приготовились? Начали!

Хопкинс притащил две коробки, большую и маленькую. Хорошо, открыли. В одной из них, маленькой, оказались вполне привычные кнопочные сотовые телефоны, разве что приспособленные для крепления на теле и с отводами для рта и ушей. Но наши люди заметили эту технику не сразу. Они уставились на содержимое второй коробки.

Телефонная трубка старинного дизайна, но деревянная и, что самое главное, довольно большущая (наверняка её требовалось держать двумя руками). На ней даже был дисковый номеронабиратель. Будь она в четыре раза меньше (в линейных размерах), получилось бы словно во втором сезоне вышеупомянутого сериала.

Елена приподняла артефакт и едва не уронила. Роберт кинул удивлённый взгляд и задал резонный вопрос:

— No way! Сотовый телефон?

Шепард смотрел то на телефоны, то на слугу. Похоже, слуга принёс совсем не то.

— Что вы натворили, Хопкинс?

Слуга вздрогнул.

— О, простите, дамы и господа, — Шепард тряхнул головой и протянул руку к коробке. — Наши беспроволочные телефоны. Для нашего индустриального века. Зачем вы принесли? Хопкинс, вы сами видите, у этих замечательных господ собственная техника.

У шефа просто рот скривился:

— Правильно, у нас нормальные мобильники. У вас получилось… Шиза получилась. Пейджеры — ещё куда ни шло, а с мобилами вы куда? Как вы додумались? У вас нет техники для передачи звука без проводов.

Шепард пожал плечами. Будь рядом языковед, он, возможно, тоже не всё бы понял. В их родной эпохе не то что шизу, слово шизофрения ещё не знали.

Сейчас главное — нормальные телефоны. АТС была наготове.

Затем начальник пошевелил пальцами, огляделся и достал из-под тог и туник пластиковый пакетик.

— Здесь выходит одна деталь. Римляне жили в Южной Европе, поэтому у них чёрные глаза. Возьмите контактные линзы. У Брауна, вижу, глаза карие, у Шишкиной серые. Тэк-с, переходим к волосам. Шишкина брюнетка, Попов, Браун и Хопкинс тёмно-русые. У Брауна видно только по бровям, если без парика.

Браун погладил бритую голову. Начальник продолжал:

— Убедились. Следующий этап: одевайтесь. Постойте! Елену стоит утолщить. Стройная фигура слишком выделится. Верно, или нет?

Елена провела руками вдоль талии.

— Согласна. Главное — маскировка.

— Идите одевайтесь.

Пока мужчины переодевались в соседней комнате, Елена быстро надела столу. Осталась причёска. Чёлку она укоротила, хвост после недолгих колебаний отрезала, чтобы надеть парик: античную причёску с пучком на затылке (при республике женские причёски были проще, чем при империи). Снова привыкай к длинному подолу. Вспомни те три дела в костюмах конца позапрошлого века.

Пока она смотрелась в зеркало, пришли мужчины. Настроение у сотрудников было неодинаковым.

— Странная судьба у нас… — оглядел себя Роберт. — Ходим без штанов. Туника, тога, парик. Сандалии. Тёмных очков тогда не было. Бритву взял.

— Не суетитесь, — успокаивал его Эраст. — Ходите без штанов? Представьте себя шотландцем.

— А если я потеряю бритву, я представлю себя козлом?

Елена захихикала. Интересно, что Марциал сравнил небритых мужчин именно с козлами (в прямом смысле этого слова). Шеф машинально провёл рукой по подбородку, но быстро опомнился.

Когда на него обратили внимание, начальник процедил:

— И ничего смешного! Вы отправляетесь на серьёзное задание.

— Да не, я не над этим смеюсь…

— Тёмные очки вам не понадобятся.

Роберт вложил очки в протянутую руку.

— Крестик, цепочка? У меня так спрашивали врачи, когда делали физиотерапию. Лечили гальванизацией, электрофорезом. Или как оно там называется. Что уставились? В первом веке до нашей эры не было христиан. У кого крестик? Поднимите руки.

Руки подняли Елена и Роберт.

— Поздравляю! Вы будете первыми.

Вскоре он сообразил, что сболтнул лишнее. С кем не бывает.

Требуемые предметы переместились в его ладонь. В свою очередь, слуга снял крестик ещё раньше, поскольку на нём возник ошейник и осталась лишь набедренная повязка. Начальник ему разъяснил: слуга, понимаете, хотел стать футболистом, да всё напрасно. Он станет гладиатором. (Неясно, что у него будет с гарпастумом, но эта реалия в голову никому не пришла.)

Хопкинс с лёгкостью согласился, ответив, что Античная Земля тоже может быть неотъемлемой частью Матрицы. Начальник одобрил. (Он заподозрил, что слуга просто дурак. И сказал спасибо, что слуга не пишет стихи, а не то получился бы ни дать ни взять Видоплясов.)

Математика очень даже пригодилась. Начало так называемой телепортации пришлось на 9 февраля 19-го года. Расстояние до пункта назначения составило 197 а. е. Если скорость перемещения равнялась 1/250 скорости света, к концу пути расстояние уменьшится до 113 а. е., а цели они достигнут 14-го ноября того же года.

Елена припомнила нашу современницу Эмилию Остен с её любовными романами (в одном из них действие происходило в Риме при Траяне). Перечитала бы, да не успела. Из разряда более серьёзного Елена справилась в энциклопедии насчёт Альфы Центавра. По собственному более позднему признанию, ей это действие вряд ли пришло бы в голову, если бы не астрономическое хобби родионова предка Тимофея Ивановича.

Исторические сведения о Риме первого века до нашей эры пришлись как нельзя кстати. Например, у Марка Туллия Цицерона был раб-секретарь Тирон (получив свободу, Тирон стал Марком Туллием, а не Ланнистером). В историю он вошёл как автор системы стенографии.

В республиканские времена римляне считали года не от основания Рима. Точнее, не считали, а давали имена двух консулов. Например, тот же Цицерон был консулом в 63 году до нашей эры. 59 год до нашей эры был «годом Цезаря и Бибула». Но фактически он стал «годом Юлия и Цезаря».

Шеф отметил и то, что Цезарь вступал в брак три раза. Мало того, ему подарили золотое курульное кресло.

Они вспомнили последние достижения исторической науки. Совсем недавно российские учёные совершили открытие в здании римского сената. В зале вплотную к стене был установлен мраморный бюст с замаскированными дырочками в глазах, чтобы можно было стоять за стеной и шпионить. Поверили не все. Например, наши ближайшие соседи увидели в этом открытии переписывание истории в пользу России.

— Представьте себе, вы встретите в Древнем Риме наших прямых предков. — Родион Моисеевич растолковывал правила безопасности. — Их зовут ΕΛΕΝΗ ΠΑΥΛΙΔΑ ШIШЬКА, HRODBERHT NERO BRUNUS, ΕΡΑΣΤΟΣ ΠΕΤΡΙΔΗΣ ΠΑΠΑΣ и ΡΟΔΙΟΝ ΜΟΥΣΕΙΔΗΣ SERGIUS. Представили?

— В смысле? — исподлобья взглянула Елена.

— Представили? Знайте, что вы лопухнулись. Предков с такими именами у вас быть не могёт. Совсем не могёт.

— А как же! — отреагировал Эраст. — Наши славянские предки создали великую античную цивилизацию, до которой римляне шагали и шагали. Мои предки аж радио изобрели.

— Радио, this's weird! — хохотнул Роберт. — Вы про Маркони и Теслу не слышали?

— Чего? Они не славяне и не древние. Ваши археологи нашли медную проволоку. Значит, у вас тысячу лет назад была телефонная связь. Другие нашли стеклянную нить, значит, у них две тысячи лет назад была оптоволоконная связь. А наши…

— Ваши не нашли?

Прения завершились тем, что Родион постучал кулаком по столу. Для большего эффекта он постучал по лбу Роберта.

— Что значит не нашли? Календари с древнерусскими прогнозами были ого-го. Отечественный продукт.

Эраст слегка улыбнулся.

— Согласен. Древние славяне никогда ни на кого не нападали.

Роберт отвернулся.

— Чего нос воротите? Древние славяне, они не воевали, они бились в шашки и шахматы. Может, мы эти самые шахматы и изобрели.

— Знаете, что я вам отвечу? Как говорили мои соотечественники у вашего Олега Дивова, сосите бензин.

Эраст только глазами захлопал.

Выдав смелый ответ, Роберт молча отвернулся и достал сотовый.

— Всё сделали, что хотели? — спросил кандидат наук, когда подчинённые снова собрались в одном помещении.

— Естественно, — немедленно ответил Роберт. — Попрощался с женой. Её зовут Энн. С сыном тоже.

— С соседями я попрощалась, — добавила Елена. — Хотя тому мужику некогда.

— Какому мужику?

— Не нравится мне этот сосед. А Арсенушка куда подевался? Обнялись бы, поцеловались бы на прощанье. Хотя бы для проформы…

Некоторое время спустя в помещении с коммуникатором появился безусый мужчина ничем не примечательного облика. Медленно водил взглядом по присутствующим. Павел Шишкин явно хотел сказать что-то привычное (например, попрощаться с дочерью), но ожидания не оправдались. Его глаза оглядели сотрудников, после чего он пожал плечами.

— Я не совсем понимаю, шеф. Разве вы отправляете сотрудников не на другую Землю? Ту Землю. Зачем им одежда из древности?

— Они отправятся далеко-далеко.

Павел Романович не сразу опомнился.

— На экзопланету? Это невозможно.

— Скажите, у вас случаем сквозь мозги струи воды не текут?

Журналист взглянул на Елену, которая смотрела как-то виновато. Струй воды сквозь мозги Шишкин не видел. Впрочем, людям его профессии виднее.

— Ладно, что ж поделаешь. Пока, Лена. Скажу мамаше, чтобы не беспокоилась.

Когда отец Елены ушёл, Родион подошёл к девушке и слегка смутился. Потоптавшись на месте, он пожал ей руку:

— До свиданья. Увидимся. До новых встреч.

Телефоны на месте. «Засланцы» (по определению от кандидата наук) вместе со слугой вошли в камеру коммуникатора (где уже стояла АТС, занимавшая много места) и с чувством неизбежности закрыли глаза. Слуга в набедренной повязке стоял с вещевым мешком. За дверью промелькнул Шепард, но на собственного камердинера взглянул, как показалось Родиону, равнодушно.

Кандидат наук недовольно взглянул на мониторы, которые позволяли ему видеть подчинённых на другой Земле. Точнее, позволяли бы. На космических расстояниях мониторы были непригодны. Скорость света никто не отменял. Потому начальник и смотрел недовольно.

Наконец, он собрался с мыслями и сделал решительный шаг. Всё, свершилось. Рубильник в другом положении.

Гигаватт прошёл по проводам. Стрелки на индикаторах подпрыгнули почти до потолка, образно выражаясь. Пробки перегорели.

Люди перемещались далеко-далеко. Нам обещали, что они вернутся.

Совершив этот акт, Родион умыл руки. Тщательно. Жидким мылом.

Затем Родион взлохматил голову, смотря вперёд строгим взглядом. Разные мысли вихрем проносились в его голове, пока не раздалась привычная мелодия звонка.

— Звонят когда не надо, — проворчал Родион.

Собеседником был Сергеевский, Моисей Николаевич.

— Здравствуй, сынку. Ещё не надумал жениться?

— Пока нет.

— Зрение исправлять не надо?

Снова тот же тупик.

— Нет, не надо. То есть надо. Денег не будет?

— Немного позже. Честное благородное слово.

Что и следовало ожидать.

— Переходим к делу. Ты уже отправил подчинённых?

— Что, что-то срочное?

— Срочнее некуда! Помнишь того чернокожего, Родни Фокса? Помнишь его жену, мулатку-шоколадку? Муж её Мишель называет, а на родном языке она Михайлина.

— Помню. Я взял Фокса на работу, в Прошлом он побывал, молодец. Мишель, в отличие от него, костюмер I группы. То есть не I группы, а всех трёх. Точно, костюмер всех групп.

— Он предлагает выдать наших подчинённых не за римлян, а за варваров. Германцев, галлов, венедов, антов, сарматов. Не коренных жителей. Чтобы римляне не придирались к пробелам в языке и матчасти. Согласен?

— То есть надо было…

— Именно что надо было. Облик древних сирийцев, парфян, германцев, пальмирцев или ещё кого-нибудь в том же роде. Ты как думал, сынку? Мигранты всегда были. Вспомни Асприна.

— Асприна? Вспомнил, Скив в чужих мирах надевал личину.

— Не придуривайся. Причём здесь Скив, я имел виду совсем другой цикл, про вокзал времени. Они, когда отправлялись в Древний Рим, выдавали себя за чужеземцев, а деваха за парня. Думаешь, на этом всё? Ошибаешься. Когда они красились, они красили все-все волосы, включая все волоски на теле. Ты, однако, до радикальности не дошёл.

Родион помотал головой, словно отгонял наваждение. Махать руками и тем более рвать волосы ему не хотелось.

— Что делать? Хотя бы в плане костюмов. Они у меня вряд ли есть.

— Мистер Фокс обо всём позаботился. Вместе с любимой женой. Они мне прислали, я положил в мешок. Прочитай письмо.

— Где оно?

— На стене. Его заранее повесили.

Родион подвигал глазами. Взгляд быстро уткнулся в лист. Затем он выключил телефон (предварительно попрощавшись) и приступил к чтению.

«Уважаемому начальнику. Мы с любимой женой поняли, что вашим подчинённым понадобились костюмы представителей разных народов. Поэтому мы с любимой женой предлагаем вам наши любимые костюмы для ролевых игр».

Родион взглянул поверх письма. Зрителя, который мог бы увидеть этот взгляд, рядом не оказалось.

В голове начальника яростно вертелись мысли «Куда катится бездуховный мир?! Куда катится растленный Запад?!». Возможно, он закричал бы, если бы не дочитал до конца:

«Мы не толкинисты, у нас другие интересы. Но нас, ролевиков, интересует Древний Рим со всей античной и древней европейской униформой. Костюмы древних европейцев вполне достоверные. Пользуйтесь на здоровье. Ваши Р. и М. Фокс».

Бумажка выпала из рук.

Начальник смеялся, заткнув рот. Оказывается, всё дело в ошибочном индивидуальном восприятии.

Когда руки окончательно перекрыли доступ кислорода, Родион Моисеевич открыл рот и отдышался.

— В самом деле, что за фигня, откуда мысли дебильные. Они ролевики. Плохо я знаю собственных подчинённых.

Правильная догадка. Остаётся надежда на то, что костюмы действительно изготовлены с особой тщательностью и в них не было исторических несоответствий.

Люди, оставшиеся в нашем сложном мире, ожидали, что день грядущий нам готовит.

Обозрение 2

Маленький барич нашёл пулемёт:

Больше в Мукдене никто не живёт.

Пажеский корпус играет в охранку,

Зверски замучен поручик Портянко.

Жертву три дня истязали в парилке,

Но он не выдал, где спрятал горилку.

Ответ Ломанову-Глебатину

Один русский барин (известный в узких кругах Василий В.) тоже нанялся в агентуру к Сергеевскому. При помощи радиосвязи он сообщил начальству ряд тех сведений, которые из газет не получишь. И заодно передал тексты самих газет, если альтернативные отличались от реальных (в ту же категорию входила телепередача «Электро-Новости», но передать видео было бы труднее). Для примера возьмём одну статью из «Московских ведомостей», декабря 1898 года↔март/апрель 2017. Но для начала небольшая историческая справка.

В самом конце позапрошлого века шла греко-турецкая война. Одновременно жители Крита (архаичное название — Кандия) боролись против османского господства. В конце 1898 года критяне прогнали турок, благодаря чему европейцы основали Критское государство во главе с греческим принцем Георгом. Несмотря на то, что это государство де-юре было независимым, де-факто оно принадлежало нескольким европейским странам, включая нашу. Двусмысленное положение продлилось до 1913 года, когда Крит вернули Греции.

Усвоили? Для сравнения прочитаем газетную статью из альтернативной истории. Родион больно дёрнул себя за волосы. Вдруг это всё привиделось?

«Государь Императоръ, не опасаясь извѣчныхъ голословныхъ обвиненiй, приблизилъ Россiйскiй колоссъ къ победѣ надъ Турецкимъ пигмеемъ. Братскiй критскiй народъ завершилъ кровавую борьбу съ Константинополемъ, дабы съ беззаветной преданностiю перейти подъ Россiйскую протекцiю.

Европа была готова ко введенiю на Критъ ея войскъ и дополнительно готовилась къ назначенiю главы независимаго Критскаго государства, предложивъ на эту должность Греческаго принца Георга. Означенное лицо имеетъ связи съ Россiйскимъ Императорскимъ домомъ, но Государь Императоръ заменилъ принца Георга своимъ братомъ Е. И. В. Михаиломъ Александровичемъ. Близкое родство между главами Крита и Россiйскаго государства укрепитъ отношенiя съ нашей державой; тѣмъ паче что согласно опросамъ значительная часть Критскаго населенiя желаетъ возсоѣдиненiя и Россiйскаго подданства.

Его Высокопревосходительству Премьер-министру Высочайшимъ указомъ обещанъ титулъ свѣтлейшаго князя Глебатина-Кандiйскаго съ последующимъ наименованiемъ въ его честь броненосца. Войска расчистятъ безпрепятственный путь изъ С.-Петербурга и Москвы на Критъ, после чего островъ окончательно возсоѣдинится съ Россiйской державой въ январѣ следующяго года. Государь Императоръ явится передъ критянами на телеэкранѣ ради поднятiя верноподданническаго духа»

Родион нашёл повод для оптимизма, отметив, что Куба, Филиппины, Гуам, Пуэрто-Рико и Гавайи расположены в другом полушарии. Пусть на Кубе живут кубанские казаки, но до большинства перечисленных было бы ехать и ехать, плыть и плыть, лететь и лететь.[12]

Мировая общественность закономерно удивилась: что значит воссоединится? Ломанов в этой области всё предусмотрел. В 1900 году на Крите начались раскопки, а до расшифровки минойской письменности осталось полвека. По гениальному замыслу Ломанова наши учёные совсем скоро разгадают ту древнюю письменность и докажут, что альтернативный Древний Крит всегда был исконно русской землёй. Археологи тоже подсобят. Пусть Шлиман на том свете завидует.

***

Последние новости не надоели? В дополнение к предыдущему пункту процитируем жалобы Ломанова в качестве царского соправителя. Федеральным СМИ он прислал сообщение: «Я прогрессор Российской Империи из современности. Я веду страну к непомерному величию. Я творю то, что не смогла Россия в реальной истории. Я нагибаю всех наших противников. Но эти, блин, европейские дебилы в ответ вводят санкции! Тьфу на них тысячу раз!».

Очередная встреча на высшем уровне прошла в засекреченном месте. Зато в Москве встретилась пара физиков. Но мы расскажем позже, когда группа Шишкиной доберётся до пункта назначения.

Наш с вами Родион недавно поведал, каким тернистым путём он постепенно отмежевался от Сергиуса-старшего. Самостоятельное мытьё посуды началось ещё когда богатый батька временами посещал скромную квартиру Родиона. Послушайте, как оно выглядело.

Сначала доносились звуки тырканья вилкой о посуду. Потом слышался звук вилки, елозящей по посуде при наклоне. Родиона передёргивало. Затем слышались шаги на кухню, Родиона снова передёргивало. Из раковины доносились дребезжащий звук струи и всплеск от подкладывания дополнительной посуды, отчего сын окончательно корчился и впивался в голову ногтями. (Его осенило: ведь это метод для допросов третьей степени. Разве что демократическая общественность заругает.)

Позвольте немного подробностей о «календаре древних укров, основанном на ошибках москалей» и о «календаре древних русичей, основанном на собственных ошибках». Судя по приведённым изображениям, анонимные авторы изготовили древнеславянский календарь из бересты и брёвен. Археологи подвергли артефакт дендрохронологическому, радиоуглеродному и прочим доступным анализам. И что выяснилось? Его изготовили в двадцатом веке. Политолог Ладынин нашёл подходящее объяснение: жители РСФСР создали машину времени и сбежали в далёкое прошлое.

Родион до сих пор не посмотрел фильм Ридли Скотта, где астронавт остался один на Марсе. Это уже другое дело. Во всяком случае, Илон Маск обещал, что человек когда-нибудь ступит на Красную планету. Однако один думский депутат VII созыва уверяет нас, что человек в недалёком будущем ступит на Венеру. Мало того, он обещал, что человек вызовет на Венере загрязнение окружающей среды и нарушение на ней экологического баланса. (Этим депутатом оказался В. Андрюхин, который отличился как балагур вовсе не в Госдуме.)[13]

Одна из тем дня была совсем другой (вы уж извините, но от печальных новостей никуда не денешься). На Альтернативной Земле произошли резкие изменения в колониальной Камбодже, которая как раз должна была сбросить колонизаторов. Не сбросила. Колониальная Камбоджа одним взмахом руки превратилась в Кампучию. В ней началась война с участием кхмеров, одни из которых бело-сине-красные. Бело-сине-красные кхмеры пришли на подмогу чёрно-сине-красным и голубо-сине-красным кхмерам. Против местных антикхмеров. (В бело-сине-красных СМИ местные жители были известны как кхимеры и кхмеропы. Бывают и такие ругательства.)

С чего бы это вдруг? Местные жители только что восстали против колонизаторов, а бело-сине-красные всё испортили. Исторически Камбоджа была французской колонией. Поэтому у французов глаза на лоб полезли. Казалось бы, раз колонии восстали, надо подавить, то есть русские делают благое дело: подавляют. Но ведь Третья Республика наложила на нас санкции за нечто подобное. Парадокс.

Постарался господин Ломанов с его бело-сине-красными кхмерами! Недаром подпольщики царских времён причислили его к кафтанам (если вы в курсе, что значит это слово). Правда, он лично уверял, будто царских войск там никогда не было и вообще ихняя унтер-офицерская вдова сама себя высекла. Как бы то ни было, до государя императора дошли отрывочные вести: в стане союзных нам войск появились первые герои. Больше всех прославился китайский офицер Го Ли Цын. Награда героя уже ждёт.[14]

Что рассказывал товарищ Шишкин? Ему позвонила жена из-за океана. Рассказала одну историю с Энн Браун, женой астронавта. Иностранная гражданка жаловалась: видите ли, сын стал составной частью поколения гаджетов. Кевин захотел планшет последней модели, в придачу к последнему смартфону. Даже спиннеры не помогли. Миссис Браун поинтересовалась, как в этой области обстоят дела у Елены, а заодно и у её друга Родиона. Хотела было связаться с его отцом-бизнесменом, да тому опять было некогда.

Кстати, если продолжать дальше и дальше, получится прямо-таки теория шести рукопожатий. Один коллега Родиона заинтересовался, когда до него дошла очередь, и оттого обещал диссертацию на тему практического применения теории. Что это, понимаете, один Сергиус всё открывает (не совсем верное мнение).

Недавно в Альтернативной России началась эпоха эсеровского террора. Царские министры поначалу не могли понять, как богобоязненный и законопослушный русский человек способен на такую вопиющую мерзость. Всеведущие газеты всё прояснили. Эсерами стали отнюдь не русские, а скрытые ирландцы. А печально известный мистер Кенни ими всеми руководит. Возможно даже, что его ближайший знакомый, американский священник, благословляет террористов.

Срочные новости от турецкого султана Абдул Хамида II. До нас дошло известие: султан перепугался до полусмерти, когда ему донесли, что российский император Владимир Кровавый вторгся во владения Османской империи и бомбит Сирию. Султан ох как забеспокоился за подданных.

По разведданным Родиона, именно в османской Сирии ничего подобного не происходило. Перепутали, с кем не бывает.

Кое-какие господа подсчитывали, сколько электроэнергии можно было бы добыть из перепуга местных жителей.

***

Политолог Ладынин обнародовал очередное научное открытие — на этот раз выяснилось, что китайцы произошли от русских. Какие медийные лица ему помогали и на каком телеканале его показали, пояснять не нужно. Сами поймёте.

Слушаем доказательства:

1. У России и Китая самая большая территория и самое большое население. Это не случайно.

2. Российско-китайская дружба выросла не на пустом месте. Дело в генетической памяти.

3. В Москве есть Китай-город.

4. Названия китайских городов содержат окончание -ин из русских фамилий: Пекин, Нанкин, Харбин, Шаосин, Сыпин. Аналогично с китайскими фамилиями: Дэн Сяопин, Си Цзиньпин.

5. Многие китайские географические названия родственны русским словам: Кайфын, Ухань, Сымао, Ваньчжоу, Синьян, Синин, Сычуань, Хуанхэ, Дуньхуа, Муданьцзян, Кусон, Сикоку.

6. Великая китайская стена и МКАД. И ту и другую построили для отделения цивилизации от варварства. И ту и другую построили в 1960-х годах.

7. Китайцы изобрели боевые ракеты. Аналогично, боевые ракеты изобрели Засядко и Конгрив (фамилия происходит от русского конская грива, в транскрипции «Конгрев» происходит от коньяк для сугреву).

8. Согласно фильму «Великая стена», воздушный шар — давнее китайское изобретение. Соответственно, русские изобрели воздушный шар в 1731 году.

9. Испокон веков на Руси евреи отравляли колодцы. В XX веке они взялись за водопроводные краны. В настоящее время евреи вышли на новый уровень и заразили весь мир вирусом летучих мышей, сговорившись с сионистом Бэтманом. К катастрофе также причастен Оззи Осборн, чьё имя намекает на сиониста Баума.

10. На взгляд европейцев русский алфавит — китайская грамота.

***

Лидеры Альтернативной Царской России тоже не дремали. В последнее время они принялись за патриотическое воспитание народа. Видите ли, слишком много развелось революционеров-диссидентов-декадентов-перебежчиков-ренегатов. То, что вы сейчас услышите, не просто известно от вышеупомянутого агента, но и было продемонстрировано на царских и федеральных телеканалах. Бодрую песню исполнил оркестр 1-го Сибирского стрелкового полка. Сам император одобрил патриотический порыв и пожелал полку счастья и долгих лет жизни.

На Русь Святую опускается туман,
Шалит немчин по подворотням и дворам,
Но нам, служилым, не впервой,
И нам доверено судьбой
Оберегать родной империи покой.
Да! Извольте пожелать ни пуха ни пера.
Да! Пусть не правилам игра.
Да! И если завтра будет краше, чем вчера,
«Взовьёмся!», ответят юнкера.
Взовьёмся, юнкера!
Газокалильные зажгутся фонари,
Туман рассеется, и что ни говори,
Сейчас бы всем по кучерам,
И разойтись по нумерам,
Но ведь манкировать не стоит юнкерам.
Да! Извольте пожелать ни пуха ни пера.
Да! Пусть не по правилам игра.
Да! И если завтра будет краше, чем вчера,
«Взовьёмся!», ответят юнкера.
Взовьёмся, юнкера!
***

Пока на обеих Землях продолжался круговорот событий, компания из четырёх человек перемещалась за край Солнечной системы, в одно определённое место. Реактивный двигатель заслал туда маяк. А без него в другую планетную систему коммуникатор ни за что не отправит. Да и здравый смысл туда тоже не отправит. Пусть даже космическое расстояние уменьшилось.

Вокруг сотрудников возвышалась прочная стенка с защитой от излучений. Неточно в предыдущий раз рассказали простому народу, как работала технология. Перемещались они сквозь подпространство. Вроде четвёртого измерения. А есть ли в природе четвёртое измерение, Родиону лучше знать.

На ЖК-мониторах хоть что-то да виднелось. За спинами постепенно отдалялись две Земли, а Венера по-прежнему сверкала белизной. Красная точка несла на себе марсоходы, Curiosity и уже накрывшийся Opportunity (судя по вычислениям Родиона, угловое расстояние между Землёй и Марсом составляло 90°, а к моменту прибытия оно вырастет до 143°). Вояджер-2 двигался в межзвёздном пространстве, отсюда его не засечёшь. Космическую пыль никто не замечал. Всё это виднелось сквозь муть и мельтешение на мониторе (не в самом же космосе находились люди, а в подпространстве). Фиолетовое смещение Альфы Центавра А шибко зашкаливало.

Пока что сотрудники искали себе занятие. Вытянувшись в струнку, Елена смотрела в сторону лба, а губы сжала. О чём думала, не говорила.

— Где наш массовик-затейник? — робко спросил Эраст. — Начнём с главы группы?

Елена призадумалась.

— Что я вам расскажу? Тут всякие ужасти происходят, а вам массовик-затейник понадобился. Так уж и быть, что-нибудь вспомню…

Вспоминала она недолго.

— …Что-то нам рассказывали, будто россияне снимают очередной фантастический фильм. Называется «Звёздный Путин». Американцы долго думали, как этот каламбур перевести на английский. Придумали. Получился «Стар Шрек».

— Всё ясно, — мигом обрадовался Роберт. — Выходит, Путин и Шрек — одно и то же лицо?

— Возможно… — задумался Эраст. — Путин лысый. Шрек тоже лысый. Они оба пугают людей…

Опустил голову.

— Блин, что я говорю… Наших вождей позорю…

Роберт усмехнулся и сложил руки на груди. Остальные тоже молчали.

— У нас ещё один фильм снимают, многосерийный, — продолжала Елена. — Очередной ремейк. Называется «Семнадцать мгновений Русской весны». Про то, как российский разведчик под фамилией Штырлюк внедрился к украинским фашистам. Только представьте, какой сюжетец бы вышел. Скоро снимут другой фильм на ту же тему, комедию с Деревянко. Предвыборная кампания на Украине ещё идёт, поэтому два варианта названия: «Порошок уходи!» или «Тоска зелёная!».

— Я бы посмотрел, — вполголоса признался Эраст.

Замолчали на некоторое время. Елена поправила было чёлку, но увы, волосы сейчас короткие, да под париком.

Вздохнув, продолжила.

— У нас успехи в общении с альтернативными. Индийские туземцы уже познакомились с российскими сагибами. Особенно когда Жириновского назначили вице-королём. Тут же вышла загвоздка. Мол, некорректно звучит, должен быть вице-царь. Один шутник уточнил: если есть вице-царь, Поклонская должна быть царь-девицей. Шутник, кстати, тоже из Госдумы. Андрюхин его фамилия.

Никто не отреагировал. Разве что слуга прятал застывшее лицо.

— Как бы в наше отсутствие Израиль ничего не натворил, — пробормотал Эраст. — Представляю, как он полезет в Россию и отнимет у нас Одессу и Бердичев.

Молчание.

— Они больше не российские? Тьфу ты, я забыл.

— Другие новости, — продолжила Елена, когда молчание слишком уж затянулось. — Один отечественный учёный, его зовут Валерий Чудинов, ищет на поверхности планеты Икс русские надписи.

— Полно врать, — ответил Роберт, разминая пальцы. — Откуда на ней возьмутся русские надписи?

— Это не я. Чудинов ищет на поверхности планеты Икс русские надписи.

— Что он прочитал?

— Не знаю. Только не спрашивайте, почему я рассказываю, раз не знаю. Хотя, слышала, Чудинов в первую очередь нашёл на поверхности планеты Икс древнюю надпись «ПРИВIТ МАЙДАНУТИМ».

Роберт открыл рот и тут же закрыл. Странного открытия он не ожидал. Всё-таки в первом веке до нашей эры…

— Какой язык? Украинский?

— В том то и дело, что на современном украинском. Современным шрифтом причём. Без твёрдых знаков на конце. Да ещё с Й, которую придумали в восемнадцатом веке.

— Откуда взялась надпись?

Елена одарила Роберта таким взглядом, что тот быстро понял: у одного из восточнославянских народов загадочная душа.

— Ещё одно открытие из новостей. Рассказывали, как Чудинов увидел на планете Икс надпись «ЭТРУСКИ НЕ СДАЮТСЯ». Поняли, причём тут этруски?

— Нет.

— Чудинов откопал в Киеве древнюю надпись, посвящена она была Кию, Щеку, Хориву и их сестре. Надпись гласит: «А БЕЛА ЛЫБЕДЬ НА ПРУДУ СПРАВЛЯЕТ…». Фи, какая гадость. Или «КАЧАЕТ ПАВШУЮ ЗВЕЗДУ», не помню. Ещё Чудинов думает, будто Лыбедь была предком пассажиров «Мейфлауэра». У неё имя происходит от слова лыбиться.

Все молчали, но ознакомление с повесткой дня продолжалось.

— Хорошо. Ещё один момент. Пророчество.

Эраст косо взглянул.

— Тоже древние русичи?

— Предсказание от Глобы. В третьем десятилетии Россия вернёт свои исконные земли. Аляску, Форт-Росс и Техас.

Елена хихикнула над выражением лица у Роберта.

— Причём здесь Техас?

— Это уже языковеды объяснили. У Техаса русская этимология. Название от русского те хазы. Знаете, что такое хаза?

Опять молчание. Роберт положил руки за голову, словно хотел лечь. Только лежать было негде.

Поскольку молчание снова затянулось, Елена взяла инициативу в свои руки.

— Придумайте легенду. Кто мы? Как нас теперь зовут? Думайте же. Или мне всё делать самой? Хотя меня и без того сделали вашим лидером. Когда мы работали в девятнадцатом веке, легенды у нас были. Не забыли, надеюсь?

Хоть что-то вспомнили. Эраст сразу нашёл решение.

— Раз меня зовут Эраст Попов, у меня будет имя Эрастос Понтификус. Ну или Петрос Понтификус. По отчеству.

Елена сразу же нашла изъяны.

— Имя Эраст греческое. Вы будете римлянином с греческим именем?

— Это нереально? Ну так и Петрович греческого происхождения. Грузины виноваты.

— У римлян было имя Петрус. Вроде бы правильно… но неверно. Святого Петра сначала звали Симоном, а Иисус дал ему имя Кифа. «Камень» на иврите. По-гречески будет Пётр. А значит, имя Пётр появилось в первом веке нашей эры. В первом веке до нашей эры его не было.

— Фиг вам. Первый век нашей эры был в первом веке до нашей эры.

— Вы опять за своё? — метнул взгляд Роберт.

— Это новое слово в идеологии.

— Если вы продолжите, наши морпехи покажут вам новое слово в мордобитии.

— Ой, боюсь, боюсь.

Елена вспоминала уроки языковеда.

— Как вы говорите, «Понтификус»? «Понтифик» на латыни значит «строитель мостов». Ещё второе имя оканчивается на -ius.

Слуга с каменным лицом тем временем держал мешок сильными руками. Шишкина порылась в нём и достала сложенный лист.

— Думаете, шеф ограничился помощью заграницы? Слушайте, что он нам приготовил. Попов будет Сервием Петронием Арбитром. Браун будет Марком Кальпурнием Плавтом. А я буду Кальпурнией, женой Арбитра. Во всех трёх делах нашей группы я была под легендой жены, а здесь будет то же самое. Просто в Древнем Риме это не очень-то прилично — быть незамужней.

— Полностью согласен, — ответил Роберт. — В книгах пишут, что в Древнем Риме старую деву продавали в рабство.

— Меня? Я ещё совсем молодая.

— А если по античным меркам?

— Да поняла я.

Остался Хопкинс. Про него-то совсем забыли. Для римлян Хопкинс будет рабом, для Шепарда он камердинер. А для современности он кто? Кое-какие параллели нашлись. Шеф сравнил его со слугой Карбофоса, который перешёл на сторону Братьев Пилотов.

— Что скажете? Придётся вам… больше вы не камердинер. Не боитесь, заплатим. Наш шеф приготовил вам имя Гектор. Говорит, для римского раба вполне подходит.

Спокойствие слуга сохранил, не икал. Судя по напряженному лицу, не без труда.

— Ой, вспомнила! — сообразила Елена. — Нам ещё нужен разведсленг, он же разведшифр. Чтобы мы говорили друг с другом, а местные не понимали. Или для переписки, если письма перехватят. Помните? Мы на Царской Земле работали целых три раза, каждый раз у нас был разведсленг. Помните? Я, если честно, его забыла.

Подчинённые тоже забыли.

— Ничего не помню, блин, — признался Эраст. — Помню только славянский шкаф.

— Не врите. Этой фразы у нас не было.

— Всё из головы вылетело.

— Эх, Родионушка, не предупредил. Его товарищ языковед нам латынь в головы вставил, а она, похоже, разведсленг-то и вытеснила.

На дисплее возникло, судя по всему, облако Оорта. Вблизи этот сферический объект вряд ли кто-нибудь видел.

Елена тем временем проверила, всё ли она взяла. Лондонский полицейский Дерюгин, который когда-то давно помогал русской девушке при жизни на Западе, в шестнадцатом году подарил ей полицейский револьвер с резиновыми пулями. Главное, использовать по назначению. Помимо этой штуковины в запаснике лежал один шпионский гаджет.

— Вы ничего там не видите? Впереди? — спросил Эраст, вглядываясь в дисплей.

— Планеты, — отозвался Роберт.

Верно, сквозь потустороннее мельтешение виднелся голубоватый кружок Античной Земли с её солнцем.

Кружок резко приблизился. Современные земляне машинально закрыли глаза.

— Потеплело. Входим в атмосферу. Не сгорели, — спокойно отметила Елена.

Глава 5

Луций Лициний Лукулл, римский полководец и гурман. Привёз с Востока новое кушанье — рахат-лукулл.

Андрюхин шутит

Вся компания отвлеклась от привычной деятельности. Зачем? Правда, зачем? Чтобы временно перейти в очередную альтернативную реальность. Раз уж начальство приказало. Легенду они уже придумали. А сейчас требовалось уточнение, в каком именно месте члены компании, то есть команды, оказались. Не зря же Сергеевский и Роскосмос забросили туда навигацию.

Как бы то ни было, пришельцы на античную Землю увидели дорогу, которая плавно тянулась за горизонт. Может, это Аппиева дорога, может, другая, пока неясно. Только для начала лучше сойти, а то вдруг какой-нибудь лихач проедет. По сторонам росли оливковые деревья. В общем, лепота. Остальное указывало на осень. А сколько времени, можно было бы определить по солнечным часам (если бы они были в наличии).

Мусора и вправду не было. Впрочем, наши люди только что его принесли. Вокруг валялись обломки оболочки, в которой они прибыли. Неподалёку стоял тот самый маяк. Совсем рядом в высокой траве лежал замаскированный крупный металлический ящик, в котором, как мы уже знаем, располагалась АТС с солнечной батареей и с большим запасом электроэнергии. А рядом лежала часть спутниковой навигации, тоже замаскированная.

Если верить экрану в потайном кармане, перед ними была Аппиева дорога.

Как бы то ни было, Шишкина получила должность резидента. В присутствии людей Прошлого она изображала «слабый пол», а среди сотрудников I группы оставалась главной.

Итак, Шишкина заинтересованно спросила подчинённых:

— Что скажете? Докладывайте.

Браун ответил кратко:

— Мы больше не в Канзасе.

— Не понял. Вы разве не из Иллинойса? — подозрительно спросил Эраст.

— Из Иллинойса.

— Тогда причём тут Канзас?

— Вы кино не смотрите?

— Вспомнил. Это фраза из «Аватара».

Роберт сжал кулаки.

— И всё? Как же фильм «Волшебник страны Оз»? Баума вы читали?

— Не читал. А чего это он у нашего Волкова книгу стырил?

Роберт показал ему крепкий кулак:

— Как вы докажете, что Волков жил раньше Баума?

— А Фоменко на что?

— What…

— Русские придут — всё перетрут.

— Погодите, всё это… Понимаете, совсем ни при чём, — вмешалась Елена в семинар по истории. — Мы попали на Планету Икс. Ну или в альтернативный первый век до нашей эры. Какие у вас впечатления?

— Какие наши впечатления? — отреагировал Роберт. — Короче, молодая античная Земля — тупиковая ветвь эволюции. У нас давно уже самолёты, вертолёты, небоскрёбы, лазеры, мазеры. А здесь рабство, произвол, язычество, хаос. Даже демократия липовая.

— Не поняла. В это время демократии не было. Хотя постойте-ка. Древнюю Грецию сто лет как завоевали. А в Риме демократов называли популярами.

— Понимаю. Кто знает, может кто-нибудь показал бы древним грекам мать Кузьмы.

Кивнул на Эраста. Тот в ответ лишь вздрогнул. Слуга, к счастью, не понял.

Елена сжала губы и тихо вздохнула.

— Мы теперь знаем латынь и всё такое. А ещё что? Историю Рима, древнюю литературу?

— Искусство, — добавил Роберт.

— А какие у вас познания в античном искусстве?

— Знаем мы ихнее искусство. Пигмалион ваял Галатею, пока у неё не переломилась талия.

Елена засмеялась, прикрыв рот.

— Где вы слышали?

— Начальство рассказало.

— Опять начальство. Сергиус чего-то там недоглядел.

Роберт не хотел отвечать.

Спутниковая навигация на месте, всё остальное тоже. Первый шаг назывался «обосноваться в Древнем Риме». Точнее, в одноимённой столице, которую римляне называли Городом.

— Стойте!

Остальные замерли и настороженно огляделись.

— Вы ничего странного не замечаете?

— Нет, — честно ответил Эраст.

— Посмотрите на небо.

В небе сияло светило, Альфа Центавра A. Будь она более красной Альфой Центавра В, небо было бы менее голубым, по данным физики. Хотя кто её разберёт, эту вашу альтернативную Землю.

— Альтернативное Солнце. А кто-то говорил, Древняя Земля просто «планета-сирота». Недоглядели. Пошли же. Несите мешок, Хопкинс. Не бойтесь, жалованье дадим.

— Мадемуазель, ваш шеф дали мне имя Гектор.

— Верно. Несите мешок, Гектор.

Столица уже появилась на горизонте.

Дорога один за другим подставляла под ноги сантиметры поверхности. Шли они и шли, пока Роберт не попал в яму.

— Осторожней! — крикнула Елена, когда сама едва не споткнулась. Да и слуга каким-то чудом не угробил провизию.

Роберт потёр ушибленную ногу.

— Кто строил эту дорогу?

— Уж и не знаю. Боюсь, остальные дороги здесь точно такие же.

Что ж, смирились. Идём дальше.

Городских стен Рима к этому времени уже не было. Множество домов расстилалось вокруг. Попросту говоря, Рим уже стал большим городом.

По словам историков, Рим производил на соседей ошеломляющее впечатление. Только на современных людей то же впечатление он не произвёл. Зачем им Древний Рим, когда есть Москва, Петербург, Нью-Йорк, Берлин, Токио и всё остальное?

Римские многоквартирные дома, инсулы, внешне были просты. Зато была видна разница в одной детали — таблички с названиями улиц и номерами домов древние люди ещё не придумали.

Вместо привычного городского транспорта среди пешеходов возвышались носилки (лектика согласно урокам Дулиттла). Это, конечно, роскошь, а не просто средство передвижения. Впрочем, кое-где виднелась колесница с медным тазом. Оба русских в команде читали один журнал (кажется, «Знание — сила»), там упоминалось древнеримское такси. Таз с камешками заменял ему таксометр.

Шишкина предложила подчинённым взглянуть на форум, на центр римской жизни. Поскольку тяжёлых вещей у них с собой не было, от лишних шагов проигрывал только Хопкинс с мешком.

Посреди форума на постаменте возвышался большой прямоугольный стенд. До наших дней дошли некоторые сведения, что в консульство Цезаря в Риме появился предшественник газет. Acta diurna, «Ежедневные дела». Наблюдательный взор не пропустил и множество папирусных газетных листов, приклеенных прямо на стенд. На самом верхнем из них ясно виднелась надпись VESTI · DIVRNA.

Будь у наших сотрудников с собой фотоаппарат, учёные увидели бы этот раритет. Разве что у всех на виду им не воспользуешься.

Хотя нет, Елена взяла с собой один. Есть у разведчиков фотоаппарат в виде перстня. Пока подчинённые изображали туристов, Елена направила на стенд фалангу среднего пальца правой руки и нажала ногтём микрокнопку.

Взгляд разбегался по сторонам. На форуме была не только газета. Говорливая толпа местных жителей — вот кого бы мы увидели.

Двое из них как раз читали текст новости. До современных ушей долетела беседа:

— Ты из провинции. Не знаешь, что происходит в Городе. Ты знаешь, который сейчас год?

— Год Юлия и Цезаря, накануне ноябрьских ид.

— Разумеется. Здесь ясно пишут, что великий Юлий Цезарь останется на второй срок.

— Невозможно. Консулом можно быть только год, после консульства он возглавляет провинцию.

— Понятно, что невозможно, ты посмотри сюда. Прочитай. Цезарь останется на второй срок.

— Затем на третий и на четвёртый?

— Возможно. Если не отыщет преемника. А пока — на новый срок.

Команда Шишкиной замерла. В конце концов, Елена осторожно спросила:

— Вы что-нибудь поняли?

— Ни фига, — ответил Эраст. — С каких пор римские консулы остаются на второй срок?

Разговор местных жителей продолжался.

— У повелителя появились союзники, Красс и Помпей. Цезарь объявил, что он консул, Красса и Помпея он объявил первыми министрами. Если консула не выберут, первый министр станет его преемником.

— Какие сложности. Это ещё не всё?

— Не всё. Жена Цезаря будет называться первой матроной. Цезарь — глава республики, а его жена — первая матрона. Правда, он считает варварским термином.

— Ещё не всё?

— Совершенно верно. Ты знаешь, есть имя Самуил? По велению богов, противником нашей державы будет чей-то дядя по имени Самуил.

— Ты уверен?

— На все сто. Но оппозиционные олимпийцы не согласны. У нашей державы будет государственный символ. Какой-то Иоаннес. Точно не знаю.

— Наш величайший лидер обещал преторианскую гвардию. Тоже неплохо.

Современные люди слушали и не могли рот открыть. Тем временем к газете подошла вторая компания местных:

— Цезарь — величайший гений. Кто ещё совсем недавно мог представить, что Римская Республика станет Третьим Римом?

— Интересное дело. Когда был первый?

— Не знаете? Неужели вы забыли об этрусках? Стыдно не знать.

— Ещё что-нибудь есть?

— Есть! Снова Парфия нам жить мешает. Наши люди уже который год к ним эмигрируют. Переманили, суки.

Наши люди вовремя опомнились и отошли в сторону, чтобы их не выдал ошалевший вид.

— Молодцы, — наконец отреагировал Эраст. — Прогресс налицо.

— А мы и не знали. Эти мужики приехали из провинции и ничего не знали? Мы тоже будем приезжими из провинции.

— Только сейчас подумали.

— Нет, не только сейчас. Шеф всё предусмотрел. Ладно, пошли.

— А если они спросят, как дела в нашей провинции?

Из толпы местных жителей донеслась ещё одна реплика: «Эти парфяне совсем очумели: они приносят в жертву детей, словно карфагеняне драные!».

Хотя наши люди отошли в сторону, разговор местных снова достиг их слуха:

— Ты читал новость? Только сначала скажи, ты Лукулла знаешь?

— Полководец, любит пиры, жратву.

— Не всё. Это далеко не всё. Он полководец. Лукулл вернулся из парфянского похода и установил дипломатический контакт с китайцами. Китай представляет собой огромное варварское государство. Они нами недовольны. Как строго доказано отечественными историками, китайцы произошли от антов и этрусков. Доказательства от наших историков, что очевидно, железные. Отдельные желтомордые косоглазые недовольны и называют дураками нас самих.

Елена глубоко вздохнула.

— Слышала я недавно что-то похожее. Ладно, пошли.

Издалека слышались страстные речи жрецов: «Да обратит всемогущий Юпитер громы и молнии против парфян, чтобы они все сдохли. Да пожрут парфянские трупы полчища крыс, чтобы тех от вражьего мяса потом долго пучило».

Пока они шли, людей на улицах стало меньше. Вскоре улицы опустели. Начиналось время отдыха.

Возник жилой дом. На фасаде висели листки пергамента. Вблизи они оказались признаком незанятых квартир. Историческая реалия.

— Пустые квартиры тут есть. Даже много. В римских квартирах было много комнат. А раз так, нам достаточно одной квартиры.

Едва дверь скрипнула, Елена опустила руку в потайной карман. В нём лежал датчик, замаскированный под цвет стены древнеримского дома. Археология заранее помогла.

Римлянин средних лет с суровым лицом равнодушно оглядел гостей. За его спиной стоял специальный раб, которого называли инсуларий.

— Ищете квартиру? Но сейчас меридиатио, — согласно урокам языковеда, это слово означало дневной отдых.

— Мы только что приехали из Остии, — объяснил Попов. — Мы ищем дом, устали.

— У меня в наличии незанятые квартиры. Проходите, господа. Но сначала представьтесь.

— Я Сервий Петроний Арбитр из Остии, это моя жена Кальпурния, это Марк Кальпурний Плавт.

— Меня зовут Гней Клавдий Крайний Беспредел.

Люди немного подумали, прежде чем сообразили всю курьёзность имени. Браун захохотал, остальные смеялись скромнее. Слуга, однако, скромно молчал.

У владельца инсулы оставалось каменное лицо.

— Что вы видите смешного?

— Ничего, — поспешил ответить «Петроний».

— Даздраперма какая-то, — пробормотала Елена.

— Плавт и Кальпурния довольно смешливы. Думайте о серьёзных вещах. Проходим.

Елене не хотелось смеяться. В её голове мельтешила одна и та же мысль: «Беспредел? Крайний беспредел? Здесь?».

Хопкинс тем временем сделал то, что ему полагалось: заикал.

— Что с вашим рабом? — нахмурился домохозяин.

— Ничего, скоро пройдёт. — Конечно, никто не хотел, чтобы Хопкинса выпороли.

В комнатах слугу успокоили водой из фляжки.

Елена проверила показания ГЛОНАСС. С ним всё в порядке. Экран показывал местоположение дома.

В инсулах от социального статуса жильцов зависело, на каком этаже они живут. Более обеспеченным доставались первые этажи. В данном случае местом жительства стал этаж посередине.

Мебели там было меньше, чем мы привыкли. Кровать состояла из деревянной рамы, матраса с соломой и подушки с шерстью (если не щупать и не вскрывать подушку и судить по данным истории). На стене виднелся слабый четырёхугольный контур, но для этого надо было внимательно смотреть (мало ли дефектов). По углам стояли складные стулья.

Мужчины сели на эти низенькие стулья, а Шишкина опустилась на кровать. «Раб» осмотрелся по сторонам и спокойно сел на пол.

— Не везёт бедненькому. Что ж, привыкайте.

Слуга закрыл глаза и что-то тихо забормотал. Можно было бы отправиться на разведку, да только улицы были пусты. Только что-то не совсем похоже на жаркий климат, когда днём бывает сиеста. А всё равно местные жители спали днём.

Люди разошлись по комнатам, где каждый углубился в свои мысли.

Осторожнее надо, думала Елена. Это тебе не туристическая поездка. Раз уж нашли странные детали, надо изучить. Как говорил наш шеф, что-нибудь пригодится.

Время отдыха прошло. Наступил цена — согласно урокам языковеда, так назывался основной приём пищи у римлян, который проходил в два-четыре часа дня.

Елена встала и потянулась. Стоило ей скрипнуть кроватью, остальные обитатели квартиры сразу зашевелились.

— Отдых закончился. Пошли в столовую. На первом этаже должны быть лавки, в них таверна. Пошли.

По пути вниз она вдруг закрыла рот рукой.

— Чему вы смеётесь? — не понял Эраст.

— Да так, вспомнила кое-что. «По закону Архимеда после вкусного обеда полагается поспать». Это мне Родион сказал. А мне раньше казалось не «поспать», а «пожрать». Родион удивился: «Пожрать? После вкусного обеда? Так могут только гедонисты».

— Причём здесь? — помотал головой Роберт. — Догадываюсь. Римляне были те ещё гедонисты.

— Вполне возможно. Только с беспределом мужик загнул. Не ожидала.

Все думали об этой детали, пока выходили из комнаты. На лестнице Елена поинтересовалась:

— Интересно, в нашем мире есть люди по фамилии Беспредел? Их за это не наградили орденами?

Как и ожидалось, на первом этаже располагалась лавка с таверной. Роберт первым сел за стол.

— Официант! Официант!

— У них такого нет, — шепнула Елена.

— Кто позволил?

— Слова нет. У нас в России раньше называли официанта человеком, у французов гарсон. А тут мы не знаем. Учёные не все древние слова знают.

Эраст заказал первые попавшиеся блюда и честно заплатил. Когда на стол поставили сосуд с жидким кушаньем, пирог, двузубую вилку и плошку с водой, Роберт потянул носом и вполголоса прокомментировал:

— Yuck! Только не говорите, будто древние люди кушали дерьмо на обед.

— Вам больше нечего сказать?

— Оно же случается! Что они нам дали?

— Гарум. Древнеримский рыбный соус.

— Ешьте сами.

— Предлагаете мне?

— Вы вроде жили в Лондоне. Или вы русская?

— Я русская. Отец русский, а мать у меня многонациональная. А причём тут Лондон?

— Англичане едят почки. Я однажды попробовал почки, потом долго полоскал рот раствором… Что я говорю! Не то в голову лезет.

— Так съешьте соус и прополощите рот. Остался пирог.

Когда кусок пирога отправился в рот, дверь таверны отворилась и на пороге возник хозяин инсулы. Крайний Беспредел увидел за столом своих новых жильцов и со строгим видом замер.

— Вижу, это вы. Скажите, господа, вам здесь нравится?

— Не совсем, — честно ответил Роберт.

— Что именно?

— Я только что ел пирог, — пожаловался Роберт, после чего набрал в рот воды. Может, чтоб полоскать рот, как ему посоветовали.

— Это плацента.

Роберт мигом выбрызнул из себя всю воду.

— Плацента?!

— Разве не похожа?

«Языковед же учил, римский пирог так назывался, — вспомнила Елена. — Ещё слышала, римляне не пили молоко».

Испуганный Роберт взял в руки кувшин с соусом.

— Это гарум?

— Из Нового Карфагена. Ты не любишь гарум? Не ценю твой вкус. Гарум — то, что отличает римлянина от варвара. Варвара от римлянина отличает молоко, которое они имеют обыкновение пить. Я говорю совершенно правильно. Наше мудрое правительство подтвердило, что варвары не европейцы. Они просто варвары.

Европейцы? Разве до средних веков был этот термин?

Беспредел чинно развернулся и покинул таверну.

Роберт повернулся к Елене, которая, уже с закрытыми глазами, спокойно переваривала информацию.

Пирог всё же насытил их желудки.

Люди вышли на улицу и уже скоро не видели друг друга. Толпа горожан отделила подчинённых от Шишкиной, из-за чего Эраст оказался в несколько отдалённом месте.

Толпа рассосалась, когда с конца улицы послышались звуки процессии. На этот поворот наши люди как раз и не рассчитывали. Мимо «Петрония» прошагали ликторы со связками прутьев и топориками. Ликторы непременно должны были кое-кого сопровождать, а вот кого именно, Эраст не помнил.

Ликторы прошли. Мимо «Петрония» двигался паланкин. Носильщиков было целых шестеро. Кто там сидел, видно ещё не было. Эрасту не терпелось пройти дальше, поэтому он попытался пролезть под паланкином, когда движение замедлилось. К его неудовольствию, носильщики пошли немного быстрее, отчего ему пришлось двигаться вслед за ними боком.

Неизвестно, сколько это могло бы продолжаться. А в действительности над паланкином вдруг вспыхнула мигалка наподобие факела. Пробка моментально рассосалась, паланкин бодро двинулся вперёд. Не успел Эраст опомниться, как носильщики в него врезались. Нет, он этого не хотел. Носильщики ойкнули, покачнулись, отчего паланкин, покосившись набок, грохнулся на землю.

Факел потух, а наш человек ничего себе не повредил. Теперь он хотел только поскорее скрыться.

Из паланкина вылез носитель тоги. Когда тот встал на ноги, Эраст увидел мужественного римлянина с типичным римским носом и с лысиной, которая неумело пряталась под волосами с затылка. У тоги, кстати, был широкий пурпурный край.

Римлянин выпрямился, показав своё превосходство.

— Кто вы? — робко поинтересовался наш человек.

Гаюс Юлиус Кайсар сум!

Эраст поначалу сбился с языковой волны, но всё-таки расслышал Аз есмь Кай Юлий Кесарь. Ясно. Встретили на свою голову.

Цезарь молчал. Даже удостоверение не показал. Кто разберёт, может это не он?

— Вы и есть Жюль Сезар Скалигер? Правда? Боюсь спросить, знаете ли вы, что… ваш сын вместе с Петавиусом облапошил 99,95% населения Земли. Остальная сотая процента… — Неожиданно он сообразил, что наболтал. — Зачем я упомянул Землю? Я на Планете Икс, я выдал инопланетное происхождение.

Конечно, эти новые альтернативные называли планету тоже Землёй. Но Эраст от потрясения всё перепутал, даже говорил с Цезарем на чистом русском языке. Даже пожалел, что не может сфотографировать выдающуюся личность (тем более выдающуюся, если учёсть подслушанные новости). Цезарь по-прежнему с высокомерным видом стоял напротив Эраста, не зная, что тот только что едва не выдал своё происхождение. Хотя, что он мог бы подумать, судя по поведению незнакомца? Тот говорит на антском языке, после чего спохватывается, начинает нервничать, испуганно осматривается по сторонам и вдруг делает ноги.

Он сразу сбежал от самого Цезаря, пока тот не повелел преторианцам арестовать подозрительную личность. Что там говорили на форуме? Цезарь остаётся на второй срок?

Эраст с трудом нашёл место, где никого не было. Попробовали бы вы найти это место в Древнем Риме! Затем он вытащил из-под воротника наушники и вставил куда надо. Эраст приподнял тунику и нажал нужную кнопку.

— Шеф, я наткнулся на альтернативного Цезаря.

— В белом плаще с кровавым подбоем?

Собеседник замялся.

— Вы встретили Цезаря? Что он вам сказал?

— Ещё ничего. Только я боюсь, он надаёт мне пинков. Или пенделей.

— За что?

— Я перевернул ему паланкин.

— Ойойой… Зачем вы так?

— Я просто пролезал на другую сторону. Тут включилась мигалка! Пошло-поехало! Так нельзя?

— А вы не могли его обойти?

— Он медленно двигался, я не дождался, когда ликторы дальше пройдут.

К Попову немедленно подошёл Браун. С самым серьёзным видом.

— Заканчивайте. Кальпурния идёт.

Елена вскоре оказалась рядом. Дыхание ровное, движения уверенные.

— А что вы знаете про Цезаря?

— Вы что, всё про него знаете?

— С той стороны в рог дудят. Слышите?

И действительно, издалека слышался не то звук рога, не то звук сирены. Наши современники поспешили к месту ДТП. Тем не менее, они соблюдали осторожность. Место, противоположное тому, откуда приехал глава государства, уже перекрыла толпа. Люди с отдалённой стороны что-то произносили, можно было разобрать несколько слов.

Елена и вправду разобрала несколько слов:

— Они говорят, кажется, про местных мусоров.

Аборигенов прибавилось. К месту происшествия скакала конница, причём всадники держали плакат с яркой надписью POLITIѦ. Да ещё с мигалкой. Всадниками оказались два легионера в фуражках и тёмно-синих туниках. Один держал в руке деревянную дубинку. Второй прерывисто трубил в букцину (римский металлический музыкальный инструмент в форме рога).

Ещё один полицейский вращал рукоятку мигалки, отчего перед фонарём сверкало то синее, то красное.

Стремян у них не было, поскольку в античности их не изобрели. Зато фуражки у них были. Вот именно. Стремян нет, а фуражки есть.

Кавалькада остановилась. Легионеры спешились и осмотрели толпу. Цезарь объяснял, по всей видимости, что его свалили на землю.

— Это полиция? — удивился Роберт.

— Милиция, — пошутил Эраст.

— Советская полиция? Караул, русские атакуют! Все в укрытие!

Елена вздохнула. Да понятно же, полиция.

Вдруг она заметила. У альтернативного Цезаря, в отличие от нашего, росту-то совсем ничего. Низковатый он какой-то. Непорядок.

Тем временем Цезарь препирался с полицейскими, которые, как было видно, показали ему удостоверение на куске пергамента. Теперь разговор был лучше слышен.

— О Цезарь, тебя предупреждали. Мы, защитники правопорядка, служим тебе. Мы ездим по городу с проблесковым фонарём. Перед нами расступаются простолюдины. Почему ты не сделал то же самое со своей лектикой?

— Вы правы, воистину я есть консул. Но я должен быть демократичным. Дикие народы отвергли нас, мы же будем самым образованным народом. Мы по сути самый образованный народ, что бы там ни кричали парфяне. Парфяне всегда врут.

Помолчав, добавил:

— Но кое-кто из правительства предлагал переименовать полицию. Чтобы она называлась ополчением.

— Не нравится мне это, — прошептала Шишкина, подойдя к подчинённым. — Может, уйдём? Хотя тут занятный случай.

Один из полицейских повернулся к ней. Смотрел он такими глазами, что действительно лучше было уйти.

— Ладно, пошли.

Трое людей (слуги рядом не оказалось) отошли в сторону. Толпа быстро скрыла их от полиции.

Стоило Елене успокоиться, как за спинами послышались шаги. Наши современники отходили всё дальше. Шаги по-прежнему приближались. Когда Елена осмелела, чтобы обернуться, за спинами оказались те самые полицейские в тёмно-синих туниках. Один из них ритмично покачивал дубинкой и катапультой за спиной.

— Идите сюда.

Современные люди не знали, что ответить.

— Я рядовой полиции. Вы преступники. Дайте двадцать сестерциев.

Браун достал из кошелька двадцать сестерциев. Те самые, из музея.

Полицейский попробовал монеты на зуб и удовлетворённо кивнул.

— Не обманули. Ровно двадцать.

Полицейский развернулся и ушёл. И Елене это точно не понравилось.

— Вы дали ему взятку? Мы прибыли на эту Землю не для того, чтобы давать взятки.

— Он сам потребовал.

— Только мы прилетели на другую Землю…

— Точно? Вроде бы в Древнем Риме это было распространённым явлением.

— Допустим. Только если полиции там не было, она не должна была брать взятки.

— Почему?

— Потому что её не было. Как тот, кто не существует, может брать взятки?

Браун кивнул.

— О'кей. Только вы кое-что не учли. Эта полиция мыслит? Раз мыслит, значит, существует.

— Откуда вы знаете, что она мыслит? Погодите-ка. Вам не кажется, что мы втроём привлекаем к себе внимание? Может, разделимся? У нас есть телефоны. Если надо, созвонимся.

— А я? — не поверил Попов. — Я изображаю вашего мужа.

— Вы правы. Поженимся — созвонимся. Ладно, я пока обследую город.

Экран в потайном кармане показал нужный дом. Главное не забыть, где какая дорога.

Девушка уже приготовилась к разведке, как в конце улицы выросли древние мусора. Что характерно, те же самые. Елена сделала вид, что не заметила, и ускорила шаг.

Что это? Перед её носом возник полицейский в фуражке.

Тот полицейский, который возник спереди, крикнул:

— Это она!

— Согласен, господин лейтенант.

Полицейский протянул руки к Елене, отчего она отдала сестерций.

Ещё один полицейский смотрел на деньгу робким взглядом. Лейтенант прикрикнул:

— Что уставился? Работай, а то оклад не получишь.

Лейтенант уставился на аверс монеты. Через полминуты он крикнул подчинённым:

— На ней самозванец! Рядовой, и ты, как тебя там, работайте!

Полицейский схватил Елену, которая успела разглядеть на монете профиль императора Августа. Историческая неувязка вышла. Хотя и тех неувязок было достаточно.

Второй полицейский противно смеялся. В конце концов, он схватил девушку за ноги. Это уже слишком, вы не находите? Теперь она висела в горизонтальном положении.

— Мы не знаем её имя, — вполне справедливо заметил один из полицейских.

— Меня зовут Кальпурния.

— Что здесь происходит? — спросил некий голос. Впрочем, обладатель голоса оказался знакомым.

Перед глазами Елены возник Цезарь — возможно, тот самый, который встретился с Поповым. Другие, вроде бы, ещё не появились. Как рассказывал Родион, один его знакомый в старшем школьном возрасте мельком увидел фильм «Гладиатор» и удивился: откуда Колизей во времена Цезаря? Понятно, что это титул. Здесь же наши современники встретили Гая Юлия Цезаря. Хорошо. Допустим. Хотя в мозгу у него явно что-то другое.

Глава государства оглядел девушку с головы до ног. Паланкина рядом не было. Выглядел лидер так, словно специально ходил пешком и словно виноваты в этом наши современники.

— Что вы творите, господа полицейские?

Они пытались объяснить. В ответ Цезарь надменно вскинул голову.

Елена удержалась от смеха: больно уж маленький рост оказался у этого лидера. В нашем мире он был выше сантиметров на десять.

Служители порядка замерли, словно ожидали пакость. Цезарь их с важным видом отогнал. А вот его слова были совсем уж неожиданны:

— Жена Цезаря должна быть выше подозрений. Я с нею развёлся, потому ты будешь моей новой женой. Идём со мной.

Это кто ещё жена Цезаря? Причём здесь она?

Глава государства взял Елену за руку и повёл в незнамо куда.

Она сначала хотела вырваться, но передумала. Всё-таки этот ваш Юлий не слабак. Не хватало только, чтобы он разоблачил целую компанию. Сначала Эраст навредил самомнению Цезаря, а на смену пришёл ещё один непредвиденный случай.

Достать из кармана навигацию Елена пока не могла, но предположила, что консул движется в сторону Римского форума. Во всяком случае, это первое место, на которое она обратила внимание. Вдобавок, в курии на Римском форуме обычно проходили заседания сената. Другим местом для этих заседаний, насколько нам известно, был храм Юпитера Капитолийского.

Пока что Елене осталось вспомнить, кем была жена Цезаря. В конце нулевых DeAgostini выпускало «100 человек, которые изменили ход истории». В то время Елена ещё жила на Западе и потому познакомилась с этой серией спустя лет шесть (поскольку папаша покупал журнал в её отсутствие).

В общем, среди этих ста человек был Цезарь. Как вспомнила Елена, его третью жену звали Кальпурнией. Именно это имя вошло в её легенду.

Кроме того, внешность у Елены оказалась примерно греко-римская: чёрные волосы и прямой нос. Ещё чёрные линзы на глазах.

Теперь всё ясно. Хоть какой-то условный историзм присутствовал.

Что задумал этот человек? Елена стала вспоминать, что она ещё читала о реальном Цезаре, и в её мозгу тут же возникла цепочка мысленных образов, начиная с постельной сцены и заканчивая матерью-одиночкой (в крайнем случае абортом).

Но здесь выходило что-то новенькое.

— Не волнуйся, милая Кальпурния. По велению богов ты получишь статус новой жены главы государства. По наказу богов я стал одним из первых лиц мира. Во всяком случае, стану. В ближайшее время я получу должность пожизненного консула. Не диктатуру или принципат, как твердят вражеские наймиты, а просто пожизненное консульство. Благодарные граждане выбирают меня каждый год. Всё честно.

В 59 году до н. э.? До чего история дошла.

— Мои предшественники раздавали народу зерно, хлеб и прочую еду. Но по велению богов я прекратил этот обычай. Народ этого не знает и думает, что всё осталось как прежде.

Вход на Римский форум остался позади, и мы уже у дверей курии (рядом стоял охранник). Членов сената внутри не оказалось.

Под ногами расстилался мраморный пол, его обрамляли места амфитеатром.

Но это было не самое заметное. У крайнего участка стены, где не было скамей, стоял раскрашенный бюст. В голову сразу приходит новость, из-за которой всполошились наши соседи. Впрочем, об этой находке и зашла речь.

— Видишь скульптуру? — спрашивал лидер. — Мы перешли на новый уровень разведки. Отныне аналогичное устройство появится во всех общественных зданиях. За стеной будет сидеть соглядатай, он увидит всё вокруг. Мы получим информацию техническим путём. Наши противники называют сию реалию национальной безопасностью. Мы, в отличие от них, честные.

Елена молча кивнула.

— Этот способ разведки заключается в перехвате каналов связи. Соглядатай смотрит в глазок, подслушивает и стенографирует. Затем его записи расшифровывают.

Глава государства замолчал, явно задумавшись.

— Я долго размышлял, стоит ли проводить заседания сената ночью. Ночью никто нас не подслушает. Ты согласна? Я знаю, ты никому не расскажешь.

Елена обратила внимание на предмет в потайном кармане столы. Это же телефон. Только вот стоит ли звонить в присутствии Цезаря? Что с ним будет, если он услышит разговор по телефону? Сойдёт с ума? Спрячется под сиденьями? Надо подумать. Надо обойтись без телефонного звонка в присутствии древнего человека.

Елена думала недолго. Она нашла правильное решение.

Послала SMS.

Цезарь тем временем пытался разглядеть, что там делает эта девица.

Елена набрала «я в сенате, выпустите меня».

Пока Цезарь недоумевал, Елена сделала перстнем снимок скульптуры, да как можно скорее, пока там не появятся глаза шпиона.

Цезарь неподвижно молчал, явно не зная, что сказать. Вскоре телефон зазвонил. Вот этого Шишкина как раз и не планировала.

— Алло! Вы меня слышите?

Заинтересованный охранник заглянул в зал. Поскольку дверь оказалась открытой, Елена бросилась наружу. Охранник только отшатнулся.

Как бы она не наступила на подол. В архаичном костюме быстро не побегаешь.

Вот и улица, где наготове стояли подчинённые. Как только Елена с ними поравнялась, Эраст на правах «мужа» схватил её за руку. Сотрудники постепенно уходили от альтернативного Цезаря.

— Что нам теперь делать? — с растерянностью спросила Елена.

— Вы нас спрашиваете? — усомнился Эраст.

— Придётся посмотреть, что Родион… я хотела сказать, шеф… положил нам в мешок. Есть там другие костюмы и грим или нету?

Так они дошли до инсулы. Раб-инсуларий впустил жильцов. А вот при входе в квартиру перед его носом закрыли дверь на деревянный замок. В квартире жильцов ждали Браун, слуга и мешок.

Браун с интересом оглядел взбаламученных коллег. Хопкинс в ответ на приказ поднёс мешок поближе. Оставалось лишь выяснить, что приготовила судьба в лице начальника.

Все терпеливо ждали, хотя нервы время от времени хотели вырваться наружу. Елена достала из мешка охапку костюмов. Тех, которые приготовил один из сотрудников мистер Фокс, как гласила записка.

Первый костюм состоял из чёрной туники, пояса с заклёпками и серых штанов. К костюму прилагался желтоватый нечёсаный парик, а к нему усы того же цвета.

Второй костюм состоял из короткой туники (только серой), пояса и полосатых штанов. Парик и усы русых оттенков здесь тоже были.

После обоих костюмов из мешка появились плащи в чёрно-серую полоску.

— Это что? — спросил Роберт, когда молчание слишком затянулось.

— Одежда древних европейцев, — ответила Елена. — Думаю, галльская.

— Да вижу, что это галльская одежда. Правда, не Астерикс и Обеликс. Мы выдадим себя за галлов?

— Придётся. Кем мы назовёмся? Астериксом и Обеликсом? Не думаю. Ещё слышала, в других комиксах был галл Аликс, только я там ничего не знаю. Что-то не припоминаю настоящие галльские имена. Да и их мифологию я не очень знаю. Ещё имена… Эраст, вы помните?

Эраст в ответ отмахнулся.

— Тоже не помню. Всякие там вожди, Бренн, Верцингеторикс… А этот Верцингеторикс — современник Цезаря, младший, кажется. Вдруг Цезарь услышит и нам достанется? Лучше мы будем Москаликсом и Америксом.

— Кем?

— Если хотите, буду Кацапиксом.

— А кем буду я? — забеспокоилась Елена.

— Вы будете той же самой.

Шишкина вздохнула и отвернулась.

В скором времени мужчины из Петрония и Марка превратились в варваров в рубахах, штанах и плащах. Поместить телефоны в карманы они не забыли.

— Готово, шеф, — ответил «Москаликс».

Елена повернулась обратно к подчинённым. Траектория, по которой переместился её взгляд, закончилась на римских сандалиях.

— Пусть будут сандалии. Галлы вполне их носили. Про германцев не знаю. Что ж, останусь римлянкой. Есть такая серия книжек «Быт, религия, культура». В общем, там есть и про кельтов. Там пишут, что кельты запрещали своим детям толстеть. А кто толстый, того наказывали.

— Правда? — Эраст заморгал. — Я думал, кто толстый, тот москаль. А что, логично. Толстяки не скачут.

— Ой, мы кое-что забыли. Откуда в квартире взялись варвары? Они что, воры?

Действительно, об этом-то наши люди не подумали. Нужно было объяснить домовладельцу, как они оказались внутри. Причём не выдав, что двое римлян и двое варваров — одни и те же два лица.

Елена замерла и настороженно скосила глаза к стене.

— Что это там? Я уже заметила. Думала, дефект.

Она подошла к стене, на которой виднелся прямоугольный контур (высотой примерно полтора метра). Ловкие пальцы забегали по поверхности. Вдруг под пальцами обнаружился пергамент цвета стены.

— Что-то вижу…

Вскоре обнаружилась щель. Елена открыла дверцу в соседнюю квартиру. К счастью, там никого не оказалось. Интерьер был примерно такой же (то есть почти отсутствовал), но это уже мелочи. Что было бы, если бы там оказались соседи?

Елена на всякий случай прикрыла дверцу.

— Мы закроем дверь с той стороны и придём к хозяину под видом новых жильцов. Поселимся рядом с нашей квартирой. В одной квартире мы будем римлянами, а в другой галлами.

Эраст сразу нашёл слабое место.

— Вдруг хозяин постучится не в ту квартиру, в которой мы сидим? Тогда придётся срочно переодеться, а мы просто не успеем.

— Мы будем в обеих квартирах. В одно время дома будут Петроний и Америкс, а в другое время дома будут Марк и Москаликс.

Эраст вошёл в соседнее помещение. Второй сотрудник заглянул вслед за ним. И надо же было такому случиться, что именно в это время у входа в соседнюю квартиру послышались шаги. Эти шаги приближались к двери. Браун втолкнул Попова в квартиру и сам туда зашёл. Когда потайная дверь закрылась, на пороге той квартиры возник силуэт домовладельца.

Этого Шишкина уже не видела. Пока два «варвара», скрывшись за спрятанной дверью, объяснялись с домовладельцем, она думала о высоком.

Мысли выстраивались в стройную цепочку, пока в квартиру не вошли варвары. Причём прямо со входа (то есть не из соседней квартиры). Шишкина сначала даже решила, что перед ней действительно древние европейцы, но уже через считанные секунды раскрылась маскировка.

— Что сказал Крайний?

— Всё отлично. Мы назвались жильцами соседней квартиры. Сказали, что зашли, когда его рядом не было.

— Разве он куда-то уходит?

— Уходит… Оказывается, уходит.

— Кстати, я тут разглядела интересную штуку у Цезаря. Хопкинс, пожалуйста, лупу.

Слуга достал из мешка требуемый инструмент, а Елена открыла фотоперстень, внутри которого виднелся квадратный негатив со стороной в 1 сантиметр. Как мы помним, у девушки было отличное зрение, но даже для неё изображение мелкое. Да и остальные должны были увидеть.

Каждый по очереди взял лупу, и каждый увидел на снимке скульптуру. Всё сошлось. В глазах виднелось пустое место для шпиона.

— Они сказали, надо следить при помощи технических устройств?

— Правильно говорят… — отозвался Роберт.

— В смысле?

Тот смутился.

— Опять ваше начальство?

— Вы немного правы.

Эраст нетерпеливо выдохнул.

— О чём мы толкуем? Я приделал датчик к дому, куда вошёл Цезарь.

— Молодчина! — ответила Елена.

Глава 6

Будучи неотъемлемой стороной социальной жизни, власть развивается в процессе эволюции человеческого сообщества, приобретая те или иные формы в зависимости от различных этапов исторической эволюции и общественных изменений.

Родион изучает учебник политологии А. И. Соловьёва

Распорядок дня вопреки всем трудностям сложился в полный и внутренне непротиворечивый список. Родион высоко подбросил ручку, ловко поймал, после чего был готов ко вводу текста в Word.

День рождения (36 лет) давно пролетел, 2/3 месяца назад промелькнули День народного единства и буржуйский тыквоголовый праздник. К ноябрю 19-го года относительно молодой физик довершил много дел, начиная с проектирования бизнес-планов для отца и заканчивая работой вместе с одним из подчинённых Ю. Хакамадой (разбирали тонкости компьютерных программ для нужд астрономии). Смотреть телевизор и слушать радио он не стал из принципа. Было лишь неясно, почему на 15-е марта 20-го нам на полном серьёзе обещали анахроничные, сильно преждевременные президентские выборы. С другой стороны, у президента вновь проявился ближайший помощник — бравый полицейский опер, ликвидатор неких летних митингов перед Мосгордумой (за что был повышен со старшего лейтенанта до капитана) и одновременно родственник одного из столичных мэров, но чей именно, Родион не разобрался. Не до того ему было.

Со множеством дел он успешно покончил. Поэтому 20-го ноября…

— Ну я и умаялся, несмотря на название месяца! Ещё 1 1/2 недели, и ноги бы протянул. Вы всё твердите, что я мажор. В э… нашей стране с простым парнем похуже бывает…

К простым парням себя причислил, отлично. Посуду вымыл, пыль вытер, мусор вынес, червячка заморил. Теперь можно отдохнуть. Одиночество — сволочь, одиночество — сука. Таким сложился жизненный путь.

Приснился однажды Родиону страшный сон. Если верить сну, Арсенище поёт. Что конкретно? Отбытие сотрудников на Древнюю Землю, Альфа Центавра и все дела. Жаль только, текст вышел крайне пессимистичным.

Космический тума-ан над нами проплывает,
На Землю к нам лети-и-ит ужасная звезда.
Начальник не спешит, начальник отрицает,
Что с девушкою я-я-я прощаюсь навсегда.
Начальник не спешит, начальник отрицает,
Что с девушкою я-я-я прощаюсь навсегда.
Ты смотришь мне в глаза и руку пожимаешь,
Ты улетишь на го-о-од, а может быть, на два.
А может, навсегда ты друга потеряешь,
Ещё один обло-о-ом, и погибаю я.
А может, навсегда ты друга потеряешь,
Ещё один обло-о-ом, и погибаю я.
Последнее пардон с любимых губ слетает,
В глазах твоих-моих тревога и печаль.
Ещё один облом, и смолкнет звук портала,
И транспорт улети-и-ит в космическую даль.
Ещё один облом, и смолкнет звук портала,
И транспорт улети-и-ит в космическую даль.
Космический тума-ан над нами проплывает,
На Землю к нам лети-и-ит ужасная звезда.
Начальник не спешит, начальник отрицает,
Что с девушкою я-я-я прощаюсь навсегда.
Начальник не спешит, начальник отрицает,
Что с девушкою я-я-я прощаюсь навсегда.

В самом деле, он ещё и в диссиденты записался? Разве можно рассказывать чушь о собственном начальнике? Никаких прощаюсь навсегда здесь нет, всё закончится хэппи-эндом. Ишь скептик нашёлся.

Семья Роберта Н. Брауна тоже отличилась. Заявили, что если Родион продолжит развитие в том же направлении, из него выйдет безумный учёный Рик Санчез из мультсериала. Родион искренне удивился, что за крендель. Означенный старикашка пьянствовал, вредничал, вытворял непотребства и посещал миры, полные шизы.

— Вашу шизу и ваши глупости сами смотрите! — перекривился Родион и немедля выкинул этого Рика из головы.

Квартира в Певческом переулке. Любимые книги пока подождут. Когда Родион, воспрянув духом, вернулся домой, на мольберте его встретил портрет Лены. Влияние арсенделонова друга, художника мсье Жерара, не пропадало даром. Родион попытался нарисовать акварельный портрет подруги, для большего разнообразия.

Жужжание сканера начнётся позже, максимум через 2/3 минуты. Родион вовремя вспомнил не дорисованную чёлку на портрете и потянулся к кисти. Пряди выпуклой чёлки получились словно дуги окружности в 161°, что вполне соответствовало физико-математическому образованию Родиона. Жаль только, что на собеседников он производил впечатление безумного учёного. Должно быть, судьба, карма.

Физико-математическое мышление выделило дуги, отчего они показались дугообразными стрелками. «Оба-на, — подумал Родион, — припоминаю, я задумывал распорядок дня в виде циклической диаграммы».

Воображение предъявило циклическую диаграмму: круги, а между ними дугообразные стрелки. Стоило возникнуть кругам, как воображение превратило их в планеты. Судя по всему, на Родиона повлиял прадед, астроном-любитель Тимофей Иванович Сергеевский.

Количество планет благодаря бритве Оккама уменьшилось до двух. Мысленная диаграмма выглядела следующим образом: две Земли, соединённые длинными стрелками. Получилась схема перемещения между современной Землёй и её условно античной версией.

Что-то подсказывало, что на диаграмме одна из деталей явно лишняя. Та стрелка, которая вела к нашему миру, покачнулась и растаяла.

В пункте назначения необходимая техника отсутствовала. Вернуться с древней Земли в наш мир нельзя. Стопроцентно.

Ошарашенный Родион отскочил от мольберта. Недостающая деталь вернулась в голову слишком поздно.

Вернутся ли они домой? Нет.

Что он натворил? Как можно было взять и… Или это не он?

Он же точно думал, что всё будет в порядке, что все будут жить долго и счастливо! И всё получится. И что он прав. Что все будут жить долго и счастливо. И что все вернутся домой. Он думал, что всё правильно, в его мозгу были именно эти мысли! Но откуда мысли взялись?

Что с ним сделали великие люди? Что натворили?

Родион бросился к окну и поднял глаза к небу. Долго-долго смотрел с дрожащей челюстью.

Покачнулся, но до пола не долетел.

Родион упал на стул.

Оставалось больно дёргать себя за волосы.

***

Работящий слуга с аккумулятором зарядил все устройства. Попотел (буквально), но дело сделал. Молодец, заработал денежку. Елена, Эраст и Роберт закончили личные дела и уже могли снова выйти на улицы Города.

По улице вдалеке шёл явный ант: в мохнатой шапке и доисторическом зипуне. Он нёс плакат, при виде которого Елена чуть было не засмеялась, вспомнив недавнее историческое открытие. Плакат гласил: «МЫ СЛАВЯНЕ И ЭТРУСКИ, МЫ КИТАЙЦАМ БРАТЬЯ ­И РОДНЯ, А ДУРАКИ ПОДУМАЛИ, ЧТО ЭТО ЧУШЬ». Это если по-современному, а так-то фраза была праславянской: «МЪI · ѤСМЪ · СЛОВОĬНЄ · ДА · ѤТРОЎСЄĬТĬI : МЪI · ѤСМЪ · ХАЊСКОЎ · ПЛЄДМЄНI · БРАТРI · ДА · РОДЊѦ : А · НЄВОĬДЪI · ДОЎМАШѦ · СЬ · ѤСТЬ · ФЄĬГЊѦ».

Елена удивилась, откуда у праславян взялся алфавит (не руны и даже не резы). Думай-думай, а на улице будь внимательна.

Дойдя до форума, троица разделилась.

Эраст почувствовал сигнал переговорного устройства. Голос Роберта исказился, но всё же был узнаваем:

— Похоже, я видел Цицерона.

— Цицерон? Где?

— Ехал в повозке на окраине. Сошёл. Насколько понял, идёт в вашу сторону.

— Я скоро его встречу? Когда?

— Через минуту.

— Это точно Цицерон?

— Он выглянул в окошко, я его узнал. Вспомните, что нам показала камера.

— Может, это Барцицца?

— Who is it?

— Гаспарино да Барцицца. Итальянский грамматик эпохи Возрождения. Цицерон и Барцицца одно и то же лицо.

— Попробуйте докажите.

Роберт произнёс эти слова очень даже ехидно.

— Когда переписывают, остаются только согласные. То бишь остаются ЦЦРН и БРЦЦ. Когда переписывают, они переворачиваются, поэтому из БРЦЦ получилось ЦЦРН. Одна буква не в счёт.

— Я не понял. В слове «Цицерон» пишется буква си, а в слове «Барцицца» пишется буква зи.

— Зед?

— Неважно. Буквы Z и C разные.

— Хорошо. Я видел Цицерона. А тогда что он делает в Риме? Насколько помню, когда появился триумвират, Цицерон уехал отсюдова. Его тут не должно быть.

— Между прочим, Цезарь тоже не оставался на второй срок.

— Это я понял. До свиданья.

Эраст закончил разговор.

Недавно встреченный славянский родственник этрусков напомнил Елене одного исторического деятеля. У Цицерона был друг и политический союзник. Звали его Цецина и был он по национальности этруском. Это так, к слову.

Вскоре прибыл знакомый деятель, Цицерон. Оглянувшись, он опустил и сразу поднял обратно тёмные очки. На туловище была холщовая одёжка с капюшоном, которую, по данным историков, в Древнем Риме носили крестьяне. Маскировка то есть.

Его сопровождал раб, только наши современники сначала не обратили внимания.

Сзади подошёл Роберт. Эраст осторожно показал на знаменитость пальцем.

— Боб, вы не заметили ничего странного?

— Пока ничего.

— Разве не видите? У него тёмные очки.

— Понял. Вы узнали Цицерона даже в тёмных очках. Вы очень внимательны.

— Да нет же! Откуда в Древнем Риме тёмные очки?

— Их ещё не изобрели?

— Вы как думали?

— Я слыхал, в гробнице Тутанхамона нашли тёмные очки.

— Что вы там говорите? — спросила Елена, которая как раз оказалась рядом.

— У Цицерона тёмные очки. Их же ещё не было.

— Мало ли. Мне сначала казалось, Штирлиц рисовал шаржи на фашистов фломастером. Больно линии жирные. А тогда фломастеров не было, он чем-то другим рисовал.

Роберт выпятил губу.

— Полно врать. Первый фломастер нашли у Тутанхамона. Сделан из древних материалов.

— Я, кажется, поняла. Потом объясню. Эй, а где Цицерон?

— Мы его потеряли.

— Вот же он. Следите за ним, пока не скрылся.

А ведь ещё надо было продраться сквозь толпу.

Слежка привела компанию к инсуле. От того знакомого дома она ничем не отличалась.

— Пойдём к нему в гости? — тихо спросила Елена, пока Цицерон осторожничал.

— Что мы ему скажем? — возразил Роберт.

— Надо подумать.

— Не много ли? Сразу трое незваных гостей.

— Тогда подождите нас снаружи. А раба вы не забыли? Нашего.

Хопкинс молчал.

— У Цицерона тоже есть раб, сами видите. — Дальше Елена сказала на латыни: — Америкс, жди нас снаружи.

Больше подошёл бы галльский, в крайнем случае готский или прагерманский. Такой возможности у «варваров» не было.

Цицерон уже входил в явно заранее подготовленный дом (казалось, ему было неловко в своей рабоче-крестьянской маскировке), как нежданный гость внезапно спросил:

— Ты Марк Туллий Цицерон?

Собеседник испуганно обернулся, будучи, видимо, уверенным в инкогнито. Поэтому он поступил как кот Базилио: опустил тёмные очки, поморгал и быстро-быстро поднял их обратно.

Теперь можно было разглядеть его получше. Тёмные очки слишком похожи на современные. Даже будь в древности очки, они были бы без дужек или на завязках. Елена недавно перечитала одну энциклопедию от «Аванты+», в ней встречались старинные изображения очкариков.

Но это будет после. Сначала надо было познакомиться.

— Вы меня узнали?

— Мы тебя видели.

— Тогда и я мог вас видеть, но всех людей не запомнишь. Не думал, что меня будет легко узнать. Вы пришли с визитом?

— Верно, сударь.

— До чего дошёл наш непредсказуемый мир. Приехать в Город на личном экипаже и маскироваться под представителя низших слоёв населения.

Цицерон провёл их в инсулу, раб снял с господина чужой костюм. На этот раз наши современники оказались в комнатах на первом этаже, а первые этажи в римских домах были солиднее верхних, как бельэтаж и антресоли сто лет назад.

— Знали бы вы, как мне жалко детей. Провести большую часть отпущенного богами времени в служении государству и не успевать оказывать любовь ближним! Особенно сейчас, в странных условиях.

Цицерон сел в кресло, показав гостям на два других.

Гости хотели было назвать свои псевдонимы, но Цицерон представился первым:

— Марк Туллий Цицерон, меня в последнее время называют оппозиционным популяром.

Цицерон представил своего раба:

— Мой секретарь Тирон.

Знаем, автор стенографии.

— Ты изобрёл алфавит? — поинтересовался Эраст.

Цицерон слегка нахмурился.

— Он изобрёл ещё не новый алфавит, но способ записи речей. Тирон — секретарь, а не скотина.

Пока Тирон молчал, оратор продолжил вынужденное знакомство:

— Мне суждено было стать оппонентом нового Суллы. Я чую в вас тех людей, кому можно доверять, особенно в нынешние тяжёлые времена. Но вы ещё не представились. Если вы назовёте свои имена, в дальнейшем после общения я вам окончательно доверюсь.

— Москаликс. Моя жена Кальпурния.

Эраст сказал и притих. Причём здесь римская жена, если он изображает варвара?

— Ты, галл, женат на римлянке? Мне никогда не доводилось встречать подобный союз. Скажи, Кальпурния, удобно ли жить в Галлии?

Елене пришлось ответить.

— Я… я живу в деревне… в Арморике. Там живёт выдающийся друид Панорамикс. Он создал выдающееся зелье…

— В чём его выдающиеся свойства?

— Оно увеличивает силу человека. Вернее, так считал Панорамикс. Я не верю друидам. Я верю в Юпитера.

— Ты права. Рассказывай дальше, дорогая Кальпурния.

— Панорамикс давал сородичам это зелье. Среди них был бард Какофоникс. Друид обещал ему, что зелье усилит его голос. Какофоникс выпил зелье, понял, что голос не изменился… зато увеличилась сила… и врезал друиду в нос.

Эраст пытался скрыть улыбку.

— Чему ты улыбаешься? — заметил римский гражданин. — Зелье, увеличивающее силу, может быть тем самым ценным сырьем, что продаёт наша держава. Родной ресурс заменил политикам хлеб и воду, но граждане живут на хлебе и воде до сих пор.

В дверях возник Тирон, который только что уходил. Теперь он держал поднос.

— Господин, правительство Цезаря настоятельно советует эту вещь.

На подносе лежали сигареты.

Пока гости удивлялись, Цицерон взял в руки сигарету (и огниво с того же подноса). Его глаза смотрели то на одно, то на другое. Эраст наклонился к Елене и нашептал ей на ухо:

— Послушайте, разве в древности курили?

— Только когда напивались. А напивались, когда проигрывали в карты. Это я анекдот вспомнила, про школьника.

— Во как!

Елена не знала, что ответить. Если серьёзно, она сама не поняла.

Цицерон тем временем рассматривал сигарету.

— Правительство объявило об избранности нашей нации. Оно же навязало нам курево для народа.

Он положил сигарету обратно на поднос.

«Курево для народа?» — прошептала Елена.

— Нашу нацию назвали избранной? — спросила она с некоторой настороженностью.

— Ты не знала? Или ты не доверяешь правителям?

Пока люди думали, чем бы ответить на такое сообщение, демократ выдавал информацию:

— Недавно правительство торжественно объявило: наша республика не воюет с далёкой-далёкой страной.

— Где она находится?

— Увы! Наша республика не воюет с далёкой-далёкой страной, но где находится та страна, никто не знает.

— Неужели про неё ничего не знают?

— Поговаривают, у далёкой страны есть собственный глобус. Представьте себе: страна с собственным глобусом. Не представляю, возможно ли подобное. Только небожителям сие известно.

Молчание.

— Недавно выяснилось, что у далёкой-далёкой страны большая потеря. Раньше ей принадлежала Таврика. Вы знаете, Таврический полуостров. Сейчас Таврика не её. Публика в восторге.

Снова молчание.

— Недавно выявились две другие далёкие-далёкие страны, которые когда-то смущала наша держава и у которых начинались разногласия с антами. По официальным данным, жители одной из них курят кальяны. В ещё одной далёкой-далёкой стране вспарывают живот. С официальной точки зрения, типичные варвары.

Должно быть, собеседник заметил, как Елена приподняла брови.

— Вы приезжие. Вы, вероятно, не знаете, что происходило в столице в последнее время.

— Хотели бы знать.

Цицерон, как уже выяснилось, почти доверился новым знакомым. Поэтому он спокойно рассказывал:

— Слухам свойственно быстро распространяться. В народе рассказывают, что неизвестный опрокинул лектику Цезаря. Если это правда, незнакомец будет найден. Мы должны понять, почему произошёл инцидент. У нас появилась возможность. Сам Юпитер велел Цезарю создать в Риме легион, именуемый легионом полиции.

— Ты уверен, что это не решение самого Цезаря? — поинтересовался Эраст.

— О боги! Только по решению высшего из олимпийцев Цезарь мог позаботиться о безопасности римского народа!

Молчание.

— Но что с другой стороны конфликта? У зарубежного противника лозунг — In gods we trust. Лозунг некой далёкой страны. Знал бы я, как переводится фраза.

Роберт, когда впоследствии услышал, догадался сам, но и Елена кое-что заподозрила. Позже она спросила у мистера Фокса, который интересовался древностью. Он сообщил, что в древности эта фраза выглядела бы примерно как «IN · ȜUDO · ǷIZ · TRAUSTAÞ». Изменения в языке, вы что думали?

— В нашем деле фигурируют другие аспекты. Тирон, принеси ту скрижаль, что нам показывали.

Кто бы мог подумать… Раб принёс в комнату часть истории освоения космоса, послание инопланетянам из 70-х годов. Эта штука сразу же всплыла в памяти современных людей. Табличка была изготовлена из алюминия с золотым слоем на поверхности. На поверхности сделан рисунок чёрными линиями.

Мужчина и женщина на этом рисунке были нарисованы без одежды, причём мужчина поднял руку. Снизу от них были изображены десять кружков, чьё сочетание намекало на то, что это Солнце и планеты Солнечной системы. Включая ныне «оплутоненный» Плутон. От третьей планеты отходила стрелка, заканчивающаяся схематичным изображением космического аппарата. Он же изображен позади мужчины и женщины. Не говоря уже о ещё двух кружках в левом верхнем углу, которые, исходя из уже сказанного, должны обозначать атом водорода с промежутком в секунду. Прямые линии, окружающие точку, были направлениями от Солнечной системы к квазарам.

Узнаёте артефакт? Житель древней Земли предъявил пластинку с «Пионера». Того самого, что покинул Солнечную систему в 1973 году. Кто бы мог подумать, что «Пионер» закончит свой полёт именно на той планете и альтернативной Земле, которая отстала от нашей на две тысячи лет.

Елена покосилась на Эраста. Тот скривил рот. Елена сама не совсем поняла. Преобразуем её мысли в удобочитаемый текст:

«Неужто это послание с „Пионера“? Вот как штука. Боюсь представить, что стало с остальными посланиями инопланетянам. Например, с теми, на которых содержится речь Джимми Картера и слова „Мир, Ленин, СССР“. Если сообщение с речью Картера… попадёт на Землю, на которой живёт Брежнев, наверно, получится ядерная война. Если сообщение „Мир, Ленин, СССР“ попадёт на Землю, где сейчас живёт Ленин, получится чёрт знает что. Б-р-р-р-р-р-р…».

Эраст рассмотрел табличку и показал Елене. Она оглядела рисунок зоркими глазами.

— Эти двое похожи на Адама и Еву.

Сказала, и притихла. Такая фраза в Древнем Риме излишня.

— Где ты слышала? Ты назвала имена первых людей из иудейских верований. Я уже слышал подобное от одного семита. Он принёс скрижаль.

— Кто принёс?

— Семит. Наше правительство назвало данным словом восточные народы и уверяет нас, что большая часть семитов — шлимазлы. Видимо, это утверждение означает, что семиты — тупые. Хотя я эти слова семит и шлимазл в первый раз слышу. Евреев, семитов и жителей далёкой страны оппозиционеры назвали европейцами, наше правительство назвало их шлимазлами. Иначе говоря, наше правительство смотрит на этих людей весьма и весьма недовольно.

Остановился, добавил:

— Один еврей принёс нам то, что вы только что видели. Скоро придёт его знакомый сириец, которого я отныне защищаю. Был у меня лучший друг Авл Цецина. В новых исторических условиях он возомнил о себе и решил: раз он этруск, значит, друг Цезаря и никак иначе. Он от меня ушёл. Ныне я дружу с сирийцем. Всё течёт, всё меняется…

Судя по всему, сириец заранее знал адрес, по которому произошла встреча.

Елена постаралась припомнить хотя бы приблизительную историю реальной Сирии в I веке до н. э. Вспомнила. Династия Селевкидов правила до 64 года до н. э. А в год консульства Цезаря Сирия уже 5 лет была под Римом. Посмотрим-ка, что с ней произошло на другой Земле.

После двух минут обоюдного молчания Тирон впустил в комнату мужичка в сером халате и в простецком тюрбане из грубой ткани.

— Перед вами сириец Яузеф, — представил его демократ.

Вспомнились некоторые прочитанные книги. По данным языковедения, это имя соответствовало Юсуфу.

Шлама! — произнёс древний сириец на родном языке.

Можно предположить, что это аналог слова салям. Но древние семитские языки помощник-языковед не предусмотрел. Что ж, надеемся, Яузеф перейдёт на изученный язык.

Садикна Кикеронис. Я друг Цицерона.

— Я тебе не просто друг, а защитник. Но учитывай, что мои гости не знают твоё наречие.

— Скажи, почему ваша держава называет нас шлимазлами? — поинтересовался Юсуф.

— Мне неведомо.

— С нас требуют слишком многого. Я обычный торговец, я не солдат.

— Ты прав. Одни небожители требуют именно этого, другие небожители требуют совсем другое. Оказывается, у вас в Сирии объявились демоны, угрожающие цивилизованному человечеству. Наше правительство официально объявило: надо отправить в Сирию баллисты и катапульты и из них разбомбить супостатов. Что вышло в реальности? Баллисты и катапульты оказались воистину хилыми, бракованными и некачественными, отчего все стрелы и ядра попали в головы простых людей и врагов сирийского царя. Как всегда.

Юсуф в сердцах схватился за голову. Тем временем он подозрительно косился на наших людей.

Много времени уже протекло. Пора было уходить обратно (в крайнем случае, двигаться дальше). Именно в этот неподходящий момент Тирон впустил домохозяина. Именно того, кто приютил команду Шишкиной. За ним в комнату вошёл Браун в костюме варвара.

Господин Беспредел невозмутимо оглядел своих жильцов.

— Что ты хотел здесь увидеть, сударь? — поинтересовался Цицерон.

— Объясню позже. Ты знаешь моё имя?

— Не имею представления.

— Меня зовут Гней Клавдий-Крайний Беспредел.

Браун снова засмеялся (скромнее, чем в прошлый раз), а остальные просто поморщились.

— Опять! — лаконично прокомментировал Крайний.

— Что ты хотел? — снова спросил демократ.

— Эти европейцы — мои жильцы. Что они делают в чужом доме?

— Они мои гости, — невозмутимо ответил Цицерон.

— Хорошие намерения. Но дайте мне одно обещание. Поклянитесь, жильцы, что вы не будете ни за кем шпионить. Ни за мной, ни за другими.

Вот вам и сюрприз. В том то и дело, что наши в альтернативном прошлом получали информацию. То есть не шпионить они не могли.

Домохозяин терпеливо ждал. Эраст старался не подавать признаков беспокойства. Только Елена решила, что беспокоиться не о чем.

— Клянусь, — ответила Елена. Её подчинённые замерли.

— Чем? — спросил домохозяин.

— Клянусь ароматами гладиолусов.

Домохозяин молчал и не двигался. Вскоре он согласился:

— Ароматы гладиолусов. Я принимаю вашу клятву.

И ушёл. У Роберта было такое лицо, словно кое-что скрывал от местных жителей.

Когда сотрудники выходили на улицу Города, Эраст нетерпеливо прошептал:

— Постойте…

— Можете говорить громче. Всё равно они не поймут наш язык. Что вы говорите?

— Ну и что бы это значило? Ладно, если бы мы просто обманули. А тут ещё клятва стрёмная.

— Стрёмная? Вспомните, чем я поклялась.

— Ароматами гладиолусов. Ну и что?

— Понятно что. Гладиолусы не пахнут.

Эраст сморщил лоб.

— Как вы додумались?

— Спасибо Шепарду. Он немного напутал, а Родион ответил: «Потому что гладиолус!». Вот я и вспомнила.

— Тогда понятно.

Ещё во время беседы Елена припомнила встречу Цицерона с заброшенной к нему камерой. Об артефакте собеседник не проронил ни слова. Когда-нибудь над этим поразмыслим.

На выходе Браун потряс туникой, послышался звон монет. К нему подошла дама и добавила к монетам ещё одну.

Крайний стоял рядом. Наши современники слышали слова, обращённые к соседке:

— Почему мы даём деньги какому-то варвару? Ты знаешь? Сам я знаю, просто хочу тебя проверить.

— Правительство велело, — ответила дама. — Он не просто варвар. Он бедный родственник. Цезарь официально объявил, что германцы, галлы, гельветы, готы, даки, бритты, евреи и остальные европейцы — враги нашего народа. Этот бедняк стал их жертвой.

— Но оппозиционные боги несогласны. По их мнению, называть европейцев варварами означает унижать их достоинство.

— Я поняла.

— Ты заметила, что в списке варваров-европейцев, который ты привела, отсутствуют анты?

— Заметила.

— Не забывай, что речи Цицерона никто не слушает. Недавно мы обнаружили, что он вовсе не наш сородич, а скрытый парфянин. Или даже хуже, скрытый наследник карфагенян. Он старательно выполняет указы Ганнибала с того света. Разве в противном случае Цицерон пошёл бы против власти? А что до его речей, которые никто не слушает, причина банальна. Разве можно слушать оратора, который после каждой фразы громко мерзко рыгает?

Когда римляне ушли, Браун собрал монеты в ладони и присоединился к союзникам.

— Что там был за чувак в тюрбане? Похож на моего одноклассника Ахмеда.

— Правда? А интересно, что сказал бы ваш Ахмед, если бы на него сбросили бомбы?

Роберт выпятил губу.

— Где вы набрали столько финансов? — спросила Шишкина, когда они отошли на безопасное расстояние.

— Пока вы трепались с Цицероном, у меня образовалась финансовая пирамида. Сначала римлянин с сумкой грустно на меня посмотрел и положил десять денариев. Пришёл типичный толстосум и положил ещё десятку. Пошёл процесс. Причём один полицейский вроде тех, которые нас атаковали… короче, он продемонстрировал мне палец. К сожалению, не большой палец. Денег не дал.

— Кстати, мы сейчас и не такое услышали.

По пути обратно Елена рассказывала Роберту весь этот, образно выражаясь, шурум-бурум.

Роберт снова смеялся, но уже через силу.

— Интересно вы рассказали про друида. Вам самое место в журнале «Безбожник».

— В каком ещё журнале… Его больше нет.

— Разве? У вас же есть «Комсомольская правда» и «Московский комсомолец».

— Согласна. Я про другое говорю. Недемократичность там, войны, бомбардировка несогласных.

— Интересное дело.

Шишкина ввела его в суть диалога.

— Подумайте-ка над… хм… что мы от него услышали. Римская республика шествует по соседним землям. Европа её недруг, а для противников властей больше не варвары. Кто-то забрал Таврику. А Юпитер-громовержец это уже субъективное мнение. Гагарин в космос летал, Юпитера не видел. Я имела в виду не планету.

— Так он и Бога не видел, — робко заметил Эраст.

— А знаете, почему? Бог на третьем небе, туда космонавты не летают. Поэтому советский довод не лезет ни в какие ворота.

— Вы к чему? Юпитер же был видимым. Кстати, откуда у них очки?

— Постойте. Я уже встречала очки в Древнем Риме. Правда, не тёмные, а обычные. Да и шлимазлов в Древнем Риме тоже.

— Где это?

— В украинской «Большой разнице».

У Эраста исказилось лицо.

— Блин! Опять хохлы! Значит, нашу «Большую разницу» давно закрыли, а украинскую «Большую разницу» не закрыли. Или ихнюю тоже?

— Закрыли. Скажите спасибо, что у вашего любимого Анатолия Фоменко всего лишь фамилия украинская, а сам он наш.

— Вы сами кто, Эраст? — поинтересовался Браун. — У вас наоборот. Фамилия русская, и происхождение скрываете.

— Опять я недорусский… А Вилле Хаапасало тоже хохол? Хапает сало? А Рике-хохолок? Тоже?

— Никогда бы не подумал.

Эраст хлюпнул.

— Что же, выходит…

Шишкина обхватила лицо ладонями.

— Вы меня отвлекли. Что мы нашли? Римская республика распространяет свою мощь и что-то там продаёт. Девиз зарубежных стран — «In gods we trust». Европейские народы — единомышленники несогласных. Ближневосточные народы — враги государства. Некоторые требуют бомбить Сирию из баллист и катапульт. У республики трения с какими-то далёкими-далёкими странами. Всё смешалось… Мы это видели совсем недавно.

Остальные замерли. Только Эраст не растерялся:

— Недавно видели? Бросьте. По-моему, мы видели тупого американца.

Роберт отплатил строгим взглядом. Эраст, вяло покачав головой, продолжил:

— Наша Елена не те параллели провела. Не те, понимаете? Сейчас проверим мою версию. Эти римляне тупые или не тупые? Если Елена права, я дам зарок.

На этот раз Роберт прищурился.

— Вы с канадцами не путаете?

— С какими ещё канадцами? Сейчас проверим мою версию. Тупы or not тупы, вот в чём вопрос.

Когда Эраст обследовал улицу в поисках подходящих информантов, буквально в нескольких метрах нашлась вывеска. «Москаликс» подбежал к ней, обнаружив, что вывеска гласила «ΨINOVILIS · PRΩDVCIT · FVMVM · ET · OΨKVLVM · POPVLI», то есть «Чиновник производит курево и очки для народа».

«Москаликс» вошёл в кабинет к чиновнику, который как раз тестировал тёмные очки. Разглядывал сквозь стёкла лист с буквами. Рядом на столе лежали стопки папирусов и абак.

На клиента чиновник даже не взглянул. Не знал, на что его проверят.

— Сударь, можно ли здесь купить нескольких рабов?

— Сколько желаешь? Уточни.

— Не очень много. Мне нужны двое: мальчик и мальчик.

Чиновник медленно поднял голову.

— Что ты сказал?

— Мне нужны двое: мальчик и мальчик.

Чиновник покачал головой.

— Так не говорят.

— Почему?

— Не говорят. Правильно звучало бы «два мальчика».

— Я не знал, что я говорил неправильно. Хорошо. Можно купить двоих рабов? Мне нужны двое. Тупой и ещё тупее.

— Нельзя ли точнее?

— Тупой и ещё тупее.

— Кто ты?

Только тогда чиновник снял тёмные очки.

— Ты глупый варвар.

— Ты не прав.

«Европеец» вышел на улицу, по пути взяв Елену за руку. В её глазах читалось сожаление, что сотрудник наплёл столько лишних слов.

— Стой! — кричал вдогонку чиновник. — Ты европейский подданный и настрадался от уродов, поэтому я дам тебе товар бесплатно!

— Обойдёмся, — пробурчал Эраст.

Пора уходить подальше.

— Стой! Стой!

Елена обернулась и увидела ещё двух незнакомых людей. Перед чиновником стояли двое мальчишек лет четырнадцати (по античным меркам вполне взрослые) и, судя по одежде, ограниченной ошейниками и набедренными повязками, они были рабами. По лицам можно было прочесть, что эти рабы не представляли, кем будут их новые хозяева.

— Кто они? — опешил Эраст, который совсем не собирался приобретать рабов.

— Наш народ. Наше катапультное мясо.

В уроках латыни таких словосочетаний не было.

— Вы не слышали? Новое выражение. Означает тех, кто погибнет за избранных. Вы купите?

— Ещё не знаю…

Виновник покупки виновато взглянул на Елену, а та пыталась понять, стоит ли покупать двух грустных отроков. Если купить, можно будет отпустить их на свободу. Конечно, надо хорошо знать римские обычаи для такого случая. А если они останутся? Станут катапультным мясом? А если купить и освободить, всё равно им станут.

Кроме того, денежная сумма была не резиновая.

— Как-нибудь в другой раз.

— Ты не хочешь? Они не склавины, которых мы не покупаем. Они не анты.

Чиновника оставили на улице. Относительно честные люди отправились обратно домой.

Снова послышались разговоры местных.

— Только представьте, до какой неописуемой степени наглости Цицерон сдружился с демонами. Слышали о недавнем извержении Везувия? Всё Цицерон виноват вместе со своими демонами.

Елена погрустнела.

Пришли домой. Несколько часов (три-четыре) мы опустим. Солнце опустилось за восточную сторону горизонта.

Вечером сотрудники оставили слугу одного. Согласно плану, тот подговорит раба-инсулария. Зачем? Чтобы они ночью незаметно вернулись в квартиру. Текущий план: надо дойти до здания сената и хотя бы разок подслушать планы альтернативного Цезаря. Какую ещё отсебятину они услышат на странной Земле?

Эраст нёс факел, а Елена приготовила полицейский револьвер с резиновыми пулями. В кармане всё ещё лежал экран навигации. Связь была в порядке.

— Вот вам и сенат, — тихо сказала она у конечного пункта. Стражи видно не было. — А это что за надпись?

Казалось бы, какая-то надпись не заслуживала внимания. Но на стене выделялось огромное слово ROTANESI.

— Хи-хи. Догадываюсь, что это. Просто перевёрнутое слово сенаторы. Ротанёсы.

— И что оно значит? — улыбнулся Роберт.

— Этимология простая. Они себе в рот несут всё что видят.

Эраст пожал плечами.

— А если на латыни?

— Тоже подходит. Rota значит вертеть, nes значит нос. Они нос воротят от плебеев.

Лица слабо виднелись в свете факела. Заходите, пока не потух.

— Помню, место для шпиона было слева.

— Точно? — одновременно спросили мужчины.

— У меня глазомер. Давайте обойдём дом.

Елена первой юркнула в узкое пространство между домами. Утолщающие накладки не помешали.

— Не здесь.

— Что значит не здесь? — испугался Роберт. Всё-таки никто не застрахован от ошибок.

— Надо было вот сюда, вбок. Проходим.

Факел осветил нишу, где из стены торчали две широкие трубки. Конечно, стеклянных линз, стеклянных зеркал и подзорных труб в древности не было. Зато в трубках виднелись идеально отполированные металлические зеркальца. По бокам виднелись слуховые трубы из глины.

— Ну, с Богом!

Через глаза скульптуры можно было разглядеть сенаторов. Места для сенаторов располагались дугой. Взгляды тех из них, что сидели справа, были направлены в сторону шпионского устройства, но не так, чтобы они сразу разглядели непрошеные глаза.

Едва Цезарь вышел на середину, раб поднёс кресло. Теперь Цезарь важно восседал и всё с той же важностью осматривал сенаторов.

Когда раб принёс ещё два кресла, к Цезарю подошли два не менее важных соратника. Издалека подробности не разглядишь.

— Помпей, ты должен точно помнить наши планы! — сказал Цезарь первому из них. — Я ваш глава, я консул республики, ты премьер.

— Согласен, я заменю тебя в случае смерти, но Красс тоже премьер.

— Помпей, тебе не кажется, что премьером должен быть я один? — возразил Красс. — Не государственным секретарём же, в конце концов.

— С этим вопросом обращайся к дяде Самуилу. Он знает.

— Что тогда знает Иоаннес? Небожители прислали нам покровителя, именно его.

Спор продолжался в незнакомых идиоматических выражениях. Когда словесный поток закончился, консул обратился к сенаторам.

— Слушаем внимательно. Марш баллист!

К Цезарю подошли три раба, двое из них держали металлические рог и тарелки. Вспомним историю: именно рабам были дозволены пение и игра на инструментах, свободные римляне считали это ниже своего достоинства. Как бы то ни было, рабы мигом исполнили обещанный марш:

Щиты крепки, и калиги суть быстры,
И наши люди мужества полны.
В строю стоят работники баллисты,
Своей великой родины сыны!
Гремя мечом, сверкая правдой ценза,
Пойдут когорты в яростный поход.
Когда нас в бой пошлёт патриций Цезарь,
И император в бой нас поведёт!
Когда нас в бой пошлёт патриций Цезарь,
И император в бой нас поведёт!
Плантаций труд, и труд плебейских пашен
Мы защитим, страну свою храня.
Ударной силой всех осадных башен,
И быстротой, и стрелами огня!
Гремя мечом, сверкая правдой ценза,
Пойдут когорты в яростный поход.
Когда нас в бой пошлёт патриций Цезарь,
И император в бой нас поведёт!
Когда нас в бой пошлёт патриций Цезарь,
И император в бой нас поведёт!
Пусть помнит гот, укрывшийся в засаде:
Мы начеку, мы за врагом следим.
Чужой земли мы не хотим ни стадий,
Но и своей кодрант не отдадим!
Гремя мечом, сверкая правдой ценза,
Пойдут когорты в яростный поход.
Когда нас в бой пошлёт патриций Цезарь,
И император в бой нас поведёт!
Когда нас в бой пошлёт патриций Цезарь,
И император в бой нас поведёт!
А если к нам полезет гот матёрый,
Он будет бит повсюду и везде.
Тогда прижмут патриции старпёров
И по ушам, по морде, и в узде!
Гремя мечом, сверкая правдой ценза,
Пойдут когорты в яростный поход.
Когда нас в бой пошлёт патриций Цезарь,
И император в бой нас поведёт!
Когда нас в бой пошлёт патриций Цезарь,
И император в бой нас поведёт!

Аплодисменты. Думаете, рабам? Отнюдь нет. Аплодисменты были адресованы главе государства.

— Исполняем новый марш, называется он «Манубалисты, Цезарь дал приказ». Но для начала исполнители тщательно подготовятся.

Рабы удалились.

— В скором времени весь цивилизованный мир воочию увидит, как Юлий Цезарь станет храбрым укротителем варваров и прочих парфян, которые всегда врут. В крайнем случае мы завалим противника на арене. Скоро мы воздвигнем Амфитеатр Юлиев, он же Колизей. Так пусть все соседские недоумки изойдут лютой завистью. Римской республике принадлежат Греция, Карфаген, Таврика и остальные провинции. Скоро мы искореним варварские верования за нашими границами. В дальнейшие годы посконная цезарская духовность воссияет над Египтом, Галлией, Британией, Дакией, Иллирией, Сирией, Парфией, Гельвецией, при участии Руси.

— Мне послышалось? — прошептала Елена, а Эраст довольно кивнул.

— Что ты хотел спросить? — спросил Цезарь одного из сенаторов.

— Я не знаю, что такое Русь. На карте её нет, клянусь Юпитером.

— Скоро будет. Если дадите карту, мы всё исправим. Разве мы не избранный народ, чтобы исправлять ошибки распущенных гнилых соседей?

Было видно, как Красс и Помпей с важным видом подняли подбородки.

— Мы займёмся в том числе внутренними делами республики. Предоставлять народу информацию о том, что происходит в республике и в окрестностях, можно при помощи газет.

— Что это?

Газета — склавинское слово латинского происхождения. Листы с разными сведениями. Дело в том, что все они предназначены для народа. Листы курят.

К главе государства подошёл раб с папирусным листом и огнивом. Через несколько секунд газета загорелась, по помещению разнёсся неприятный запах.

— Вы воочию видите курево для народа. Но способ не единственный. Недавно у нас появились очки.

В ладонь легли тёмные очки.

— Сквозь них тоже не всё видно. Вы согласны?

— О да, сквозь это средство не всё хорошо увидишь. Чтобы публика видела окружающий мир в одном необходимом цвете.

Сквозь шпионское устройство было видно, что один сенатор хотел высказаться.

— Зачем народу вещи, о которых ты вспомнил? Народ всегда требовал хлеба и зрелищ.

— Затем, что мы на новом уровне развития цивилизации. Пусть через год мы воздвигнем Колизей на зависть всем зарубежным слабакам, но курево есть хлеб, очки есть зрелища. Мы верны традиции.

Пол в здании сената передал звук шагов, ночью особенно заметный.

В помещение вошёл плечистый воин с длинным копьём. Судя по униформе, даже не легионер, а центурион. Он ударил тупым концом копья в пол и почесал небритый квадратный подбородок, после чего осмотрел публику.

Сенаторы встали со своих сидений и немедленно пали ниц, а правительство почтительно преклонило колени.

— Приветствуем тебя, о великий Марс!

Пришелец сделал движение рукой, словно смотрел на часы.

— Снова одно и то же. Встали на колени, упали передо мной. У нас с вами демократичная страна, не Галлия, не Германия и тем более не Парфия.

Цезарь неуверенно смотрел куда-то вверх. Марс тем временем продолжал:

— Скоро все варвары войдут в наше лоно. Вижу, вам есть что сказать?

— О Марс, мы готовимся к освящённой богами борьбе со сбродом. Скоро мы научим мир…

— Отставить! Не торопитесь. Ещё есть время. Готовьтесь, тренируйтесь, учитесь. Цезарь получит право сказать: «пришёл, увидел, победил».

Цезарь ответил:

— Пришёл, увидел, победил. Верные слова. Когда-нибудь я заслужу того, чтобы произнести их.

Сенаторы зашевелились и настороженно взглянули на главу государства. Они явно поняли, что Цезарь возгордился перед олимпийцами. Тем не менее, Марс ответил:

— Я твёрдо знаю, что ты произнесёшь великую фразу. Это произойдёт в 47 году до нашей… Т-с-с-с-с… Вам рано знать. Не спрашивайте меня, чем закончится ваше предприятие. Только богам сие известно. Вы должны довершить. Разнесёте наши посконные порядки по всей загнившей ойкумене.

Пришелец увидел остатки недокуренной газеты.

— Не желаете ли новости с Олимпа? У части подчинённых олимпийцев разногласия с Юпитером. Его обвиняют в недемократичности, коррумпированности и в том, что его подчинённые получили Таврику. Когда-нибудь вы поймёте. Всё, заканчиваем. Отбой!

Когда Марс ушёл, глава государства велел сенаторам разойтись. Наши лазутчики подождали, когда пространство рядом со зданием сената опустеет, станет безлюдным. Теперь можно было выйти. А пока в нише произошёл диалог, который начался со слов Роберта:

— Интересный он типус, альтернативный Арес.

— Какой? — не поняла Елена.

— Альтернативный Арес это Марс, который у римлян соответствует Аресу.

— А вот это уже правильно. Под одним Богом ходим. Только здесь у нас что-то другое.

— У меня возникло ощущение…

— У меня тоже есть мнение, — перебил его Эраст. —  Вы смотрели фильм «Александр»? Там древние греки пишут на английском языке. А должны были на русском.

— На каком основании вы говорите? — прищурился Роберт.

— У Александра Македонского русская фамилия.

Роберт банально не понял. Ведь в английском Alexander the Great.

Елена кашлянула, чтобы привлечь внимание. Пора было переходить к делу.

— Погодите-ка. Вы заметили, Цезарь упомянул Русь?

— Точно?

— Он сказал… В латыни ещё есть Рутения. В средневековой латыни.

— Доказательства?

— Есть такой химический элемент, рутений. Название происходит от страны. Ну как полоний, галлий или германий.

— Вспомните уроки языковеда. Там ничего не было. В классической латыни.

— Вы правы.

Диалог прервался. Оставалось найти место, где местные жители спрятали ценные приборы Сергеевского. Здесь тоже было над чем подумать.

— Я знаю, где надо искать. В храме Юпитера Капитолийского.

— Откуда вы это взяли? — осторожно поинтересовался Эраст.

— Какие у вас доказательства? — продолжил Роберт.

— Во-первых, реальные древние люди хранили ценные вещи в храмах. Исторический факт. Надеюсь, здесь так же.

— Посмотрим.

— Во-вторых, они ссылаются именно на этого покровителя. А в-третьих, там тоже заседал сенат.

— Предлагаете проверку?

— Предлагаю, — Елена подмигнула.

Молчание. Так они и дошли до предполагаемого хранилища. Факел пока догорал, но вокруг было слишком темно для деталей.

— Нам сюда?

Словно в ответ на этот вопрос из ближайшей двери вышел мужик с дубинкой. Елене показалось, что она этого типа уже видела. Только вспоминать некогда.

— Вы наткнулись на охранника! — когда мужик представился, все сразу вспомнили, что это один из полицейских, только в другой форме и без фуражки (в нормальном римском шлеме).

— Значит, охранник, — подтвердил Эраст. — Из преторианской гвардии, наверно.

— Я и есть преторианец.

Ага, до нашей эры.

— Ну и что ты здесь встал? — спросил его Эраст, когда всем троим расхотелось ждать дальше.

— Моё звание — капитан.

Браун поднял указательный палец.

— Он сказал «капут»?

— Он сказал «капитан», — поправила Шишкина. Затем она обратилась к преторианцу. — Ты не мог бы сказать, как пройти к храму Юпитера Капитолийского?

— Он перед вами, неучи! — охранник показал на здание, из которого он только что вышел.

— Вы ему покажете? — Роберту явно надоело ждать.

— Согласна, — ответила Елена и достала полицейский револьвер.

По-видимому, абориген в темноте ничего не разглядел. Шишкина направила револьвер вверх и немедленно выстрелила.

Преторианец с непонимающим видом смотрел на незваных гостей. Вдруг шлем издал звон, и оппонент в ужасе схватился за макушку. Вот она, резиновая пуля.

— Молния Юпитера-громовержца! — вскрикнул он и пал ниц. — Я лично видел!

— Что ты здесь делаешь? — грозно спросил Роберт. — Уходи, пока не поздно.

Преторианец согласился и потихоньку ушёл.

— Видите?

— Ладно, заходим.

Статуи описывать не будем. Не в них дело. Охранник и правда сторожил ящик с современной техникой. Та самая, или другая?

Факел отставили в сторону. Елена с её техническим образованием изучила находку.

— Видите? Это спектрографы. Мы у цели.

Роберт показал сразу два больших пальца, а Эраст зачем-то погрозил ему кулаком.

Рядом с целью всей этой кутерьмы лежали пергаменты. Елену они тоже заинтересовали. Мало ли, вдруг пригодятся?

— Тут пишут, что правительство наградит премией своих лучших деятелей.

— Мы их знаем? — Роберт не удержался и заглянул в рукопись.

— В первую очередь… это ещё что? В первую очередь это шпион Гней Клавдий Флав под псевдонимом Крайний Беспредел. Я поняла. За нами следили.

Подчинённые уставились в пол.

— Вот такие пироги. Премия достанется лучшим шпионам. Эти люди — «Крайний Беспредел и жена его, Демагогия».

— Демагогия?

— Ещё им помогают подруги и коллеги Демагогии. Их зовут Мельдония и Антисанкция.

Роберт хрюкнул.

— Интересные имена.

— Да тут у них ещё две помощницы, Коррупция и Дезинформация. Ах да, ещё три помощницы. Их зовут Беззакония, Агитация и Инсинуация.

— Интересные дела. Слышали.

— Ещё не всё. В документах пишут, что это самое правительство добавило в политику важное нововведение. Осведомителями сделали гетер. Приставки гетеро- и гомо- обозначают противоположные вещи, поэтому выбор из двух вариантов очевиден.

— Что-то знакомое, — ответил Браун, а Попов посмеялся, закрыв рот рукой.

— Здесь пишут, что все эти Демагогия, Антисанкция, Мельдония, Дезинформация, Коррупция, Агитация, Беззакония и Инсинуация к ним тоже относятся. Что дальше-то?

Елена продолжила изучение документов.

— Смотрите-ка! Карта планеты.

— Зачем она нам? — не понял Роберт. — Разве физическая география чем-то отличается от нашей?

На карте виднелись MARE NOSTRVM, PONTVS EVΞINVS, LIBYѦ, MESOПOTAMIѦ и многое другое. Выходцы из нашего  мира не сразу заметили эти названия. В первую очередь их глаза уткнулись в заглавие карты: TABVLA BELLONAE.

Шишкина ткнула пальцем в это слово.

— Вам понятно?

— Это что? — одновременно спросили остальные.

— Карта Беллоны.

— Беллона? Это ведь римская богиня войны.

— Знаю. Здесь у нас название античной Земли. Мы на Беллоне, друзья.

— Планета Беллона?

— Сами видите. Только как они так назвали свою Землю? Они же не инопланетяне. Они альтернативные. Всё, забираем приборы. Наш дорогой начальник заждался.

Тут Елена ахнула. Схватилась за голову. Подчинённым не надо было слов, чтобы понять.

Эраст просто замер, даже покачнулся. Роберт, увидев лицо Елены, сразу вспомнил соответствующую картину Эдварда Мунка и едва не рассмеялся. Но вскоре сам замер с открытым ртом. С хрипом.

Домой они не вернутся.

С мозгами было что-то не в порядке. У всех сразу.

Елена скорее обращалась к самой себе:

— Как мы вернёмся домой? У нас нет с собой телепорт… коммуникатора…

Люди молчали, не зная, что ответить на очевидное открытие. Возвращаться назад будет просто не на чем. Совершенно не на чем.

— Эх, Родионушка! Что они сделали с твоими мозгами… Эти струи воды…

Роберт растеряно похлопал себя по голове.

— Сейчас мы узнаем, кто натворил. — Теперь он смотрел Эрасту прямо в лицо. — Во всём произошедшем виноват ваш режим? Правильно?

— Чего? Может это чей-то режим подстроил? Понял, блин, это всё ваше начальство!

— Моё начальство? Вы бы в психике порылись, дружок. Каждый может ошибиться.

— Каждый? Вы сдурели? Я совсем забыл, кто виноват.

— Грузины или хохлы?

Эраст провёл ладонью по побледневшему лицу.

— Ну не знаю, что выбрать…

Елена тем временем закрыла глаза и переваривала открытие. Открыв глаза, она задала резонный вопрос:

— А мы спать будем? Ночь уже. Пошли.

Роберт взглянул в сторону выхода и кратко подвёл итог:

— Подождём, когда босс найдёт нам замену.

— А домой-то как вернёмся?

— Завтра подумаем. Если выживем.

Обречённые личности вернулись в квартиру. Хопкинс не задал ни одного вопроса.

Поспать, или подумать о высоком?

Сотрудники почистили зубы космонавтской жевательной резинкой и вытерлись влажными салфетками. Мужчины удалились в соседнюю комнату.

Елена, избавившись от костюма и парика, лежала в ночной рубашке. Непривычная короткая стрижка напоминала кокос.

Овцы запрыгали через забор.

Взбудораженное сознание дало ей поспать всего лишь три часа, уже к трём-четырём ночи Елена лежала с открытыми глазами. Из соседней комнаты слышались два разных храпа.

Что делать, пока будущее группы сотрудников совсем неясно? Человеческий фактор рано или поздно даст о себе знать, ведь они не собирались жить в сдвинутой античности до конца жизни.

Думать о высоком можно будет и позже. Пока что Елена посвятила часть ночи наблюдениям за космическими объектами. Хоть это и Альтернативность, зато другая Земля располагалась вне Солнечной системы. Ещё дома она заглянула в научные труды и узнала: с Альфы Центавра А наше родимое Солнце видно, наоборот, в Северном полушарии, его видимая звёздная величина 0,4 (или, вроде бы, 0,5). Проксима оттуда ярче, видимая звёздная величина не 11, а 4. Насчёт Альфы Центавра B не запомнила. Что-то её здесь не видно.

Если бы жители противоположного дома распахнули ставни и выглянули в окно, они увидели бы трубу, смотревшую в небо одним глазом. У Елены в мешке лежал маленький телескоп. Воздух чистый, атмосфера не помешает.

Кстати, где здесь полярная звезда? Дело в том, что Земля ведёт себя как огромная юла. Иными словами, есть в астрономии понятие — прецессия. Поэтому в окрестностях Рождества Христова полярная звезда была другая. Сергиус давно уже навёл справки. Полярной звездой для Цезаря оказалась Бета Малой Медведицы.

Надо же, хоть какие-то планеты Солнечной системы она увидела. Да ладно, уже всё ясно. На альтернативных Землях космос всегда виден в соответствии с её годом, месяцем и днём, притом вовсе не инопланетный, а как с Нашей Земли. Сергиус сам подтвердил.

Когда Шишкина уже заканчивала наблюдения, в поле зрения телескопа с шелестом пролетело тёмное пятно.

Наблюдательница отпрянула от окуляра. Небо и без того было чёрное, пятно тоже тёмное. Там, где оно пролетало, звёзды затухали и появлялись вновь.

Трудно различимый объект немного напоминал воздушный шар. А даже если это воздушный шар, нет ли там того самого Марса-Ареса, который приходил к главе республики?

— Об этом я подумаю завтра либо послезавтра. Или через неделю. Времени у нас точно много.

Глава 7

Проведём эксперимент. Опустим газету в серную кислоту, а «ТВ-Парк» в дистиллированную воду.

Старая реклама

«Да-амы и господа-а, на Пе-е-ерво-о-ом ка-а-ана-а-але… „Вече-е-ерний У-У-Урге-е-ен“. Сего-одня в гостя-ях… Фредди Дулиттл. Учёный муж и просто классный мужик. Специальный корреспондент Алла Махеева. Музыкальным гостем мог быть Фёдор Шаляпин или Энрико Карузо, но они не приехали, поэтому выступает витаминизированная группа „Фрукты“. В этот замечательный вечер мы увидим, с кем Дулиттлу крупно повезло. Встречайте… Ива-ан У-Урге-е-ен!»

Можно не подсчитывать количество зрителей, в понедельник 3 февраля 20-го года посмотревших выпуск. В число творцов телерейтинга вошёл 70-летний рублёвский обитатель Моисей Николаевич Сергеевский, чьё туловище расположилось на уютном диване. Пятая колонна непременно вспомнила бы обломовщину. (Вы, Григорий Явлинский, требовали введения прогрессивного налога? Чтобы скупые платили дважды? Мы живём в сугубо суверенной стране, чтоб вы знали.)

В тот знаменательный день он посмотрел пресс-конференцию или Прямую линию с дорогим Владимиром Владимировичем. Путаете что-то. Маразм, что ли, на старости лет? Пресс-конференция проходит в декабре, Прямая линия, наоборот, в июне. Не путайте, господин Сергеевский, не путайте. По терминологии Родиона — страдание анахронизмом. Самым что ни на есть хроническим. Родион и то стремится к точности.

Нуте-с, что у нас на Первом?

— Раис, тебя Урген не интересует?

Рублёвская жена в начале дореформенного пенсионного возраста подошла к мужу, крепко сжимая сковороду. Готовка еды — дело прислуги, зато бить по кумполу сковородой — совсем другой коленкор. Возьмёт Раиса сковородник, муж вооружится подушкой, и всё пойдёт как у Шукшина в «Микроскопе».

Вы наверняка видели в газетах фотографии четы. У Раисы Алексеевны (урождённой Курносовой) совсем не поседевшие тёмно-русые волосы и кое-какая твёрдость в нраве. Рукой ударить — нетрудное дело. В свою очередь, муж поседел бы даже без сковороды. Нелёгкая у него работа — помогать Путину в руководстве огромной страной.

У Раисы тоже было нелёгкое занятие — следить, чтобы муж не выпил винца или коньяку. В нулевых он бросил, а дальше последовали ссоры. Или то, что позволено быку, Юпитеру уже не позволено?

Зато можно будет ударить трезвостью по санкциям и разгильдяйству. Покажем загнивающим империалистам, что ещё жив дух в русских людях! Разумеется, при условии, что политики и бизнесмены тоже люди, в чём Моисей Николаевич ни капельки не сомневался. Например, Хабазидзе из пятой колонны постоянно попивает чачу.

Травмированный дворецкий Иванов выпивку у Моисея Николаевича не таскал. За этот прекрасный факт скажем ему большое спасибо. Пусть он непьющий, теоретическая возможность была. Но когда на Другой Земле Иванову нанесли травму, а его внучка-домработница впала в печаль, возможность тырить выпивку не стала даже теоретической: она стала попросту невозможной. Лежит в больнице. Потому у его травмы обнаружилась приятная сторона. Бонус, можно сказать. (Подробности засекречены. По личной версии Моисея Сергеевского, Иванов, получив по темечку берёзовым поленом, стал дуб дубом. Фамилия вполне соответствует, даром что распространённая.)

Пускай жёнушка исполнит обязанности дворецкого. Машину, однако, не водит и в гольфе не помогает.

Дворецкий был на пять лет младше Моисея Николаевича, до семидесяти ему далеко. Его внучка была младше Родиона. Будь Раиса того же возраста, цены бы ей не было. Неясно, впрочем, сколько лет было бы сыну. Размышлять некогда, теоретизирование отставим.

Возвращаемся к сцене с плазменной панелью. Иван Урген возник перед зрителями, его ассистент Круталёв скрывался за кадром.

Раиса упёрлась в левый бок и прищурено всмотрелась.

— Урген? Ага, вспомнила. Он в «Смаке» прогнал Макаревича взашей. Правильно, нечего Макаревичу на Путина орать. Вел бы он сейчас свой «Смак», уже давно всем нам яд в еду бы подсыпал. Не было бы ни тебя, ни меня.

Зритель ухмыльнулся и похлопал жёнушку по плечу.

— Зато Урген на своей любимой даче с Круталёвым каждую неделю шашлык жарит, сосиски коптит и лопает. Что же они меня не приглашают, подлые? Тоже хочу.

Раиса замахнулась сковородой.

— Так я тебе и поверю, гад. Ты бы там кутёж устроил.

Об одном умолчали. На ковре по зависящей от мужа причине часто лежала шелуха от семечек, пока вдруг не раскрылось, что Раиса собственноручно её подметала. Чтобы не напрягать домработницу. Удивительное рядом.

— Чем ругаться, лучше в телевизор смотри. Урген сейчас не в «Смаке». Он в своей фирменной передаче. Зато гость у него родился незнамо когда.

Моисей Николаевич порядком осмелел и ему стало интересно, что конкретного выйдет из обещанного контраста. Даже в Top Gear и в The Grand Tour приглашали «шоффэров безлошадных экипажей». Речь пойдёт не об автопроме. Дулиттла к нам вызвали не просто так. Родион всё рассказал.

Не желал Моисей Николаевич дальнейшего превращения Раисы в мадам Дулиттл (слышали, слышали). Обладай её натурой спутницы жизни Краско, Джигарханяна или Алибасова, чёрта лысого им было бы, а не развод.

В кого превратится Родион? Сынок до сих пор не женат. В текущем году, через семь месяцев, ему исполнится тридцать семь. Останется только свадьба. Устроить бы празднество, да в полном соответствии с песней Робби Уильямса.

Начинается. В телевизоре возникли Иван Урген и Круталёв в приятной компании профессора Альфреда Генри Дулиттла. Ведущий потряс ему руку, после чего совершенно разные люди с взаимными улыбками уселись на свои места.

Добродушный и широкий барин растёкся в кресле, словно тесто. Взгляд он направил прямо в камеру.

Урген начал выпуск:

— Молодец, что пришли к нам. Спасибо вам, Фредди. Ведь вы могли быть Крюгером.

Гость с явной настороженностью повернулся к ведущему. По всей видимости, удивлялся, причём здесь президент Трансвааля. Кто его знает, профессора, может, он удивлялся, почему его обозвали классным мужиком. По их архаичным представлениям это выражение означало бы школьный крестьянин.

Гость, не двигаясь, смотрел на ведущего. Тот покосился в сторону зрителей.

— Помашите аудитории! — радостно предложил Урген. — Улыбаемся и машем!

Гость улыбнулся и помахал.

— Молодец. Теперь помашите на прощание.

— Пардон, ваша милость, с кем я должен попрощаться?

— С кем надо, с теми и попрощаетесь. Харатьян пел: «Гуд бай, Америка, с другого берега…».

Урген закрыл глаза рукой и засмеялся. Перестав мелко трястись, он продолжил:

— Что-то я оговорился. Наоборот, «Хелло, Америка».

На что Круталёв ответил:

— С этим надо осторожней. Вдруг придут арабы. «Гуд бай, Америка» скажет вся планета.

— Вы попали в яблочко. Они устроят цветную революцию. Арабы, сами знаете, не белые, они цветные.

Дулиттл открыл было рот, но Урген продолжил:

— Если не понимаете, взгляните сюда. — Ведущий показал на наклейке ноутбука кадр из теленовостей. — Видите? Здесь упомянули, что майдан могут устроить прямо в Москве. Или в Минске, им без разницы.

— Ваша милость, если мне не изменяет память, в России уже был майдан. В 1825 году на Сенатской площади.

Урген снова засмеялся.

— В чём-то вы правы. Недавно нам рассказывали, будто укропы ищут Землю с 1825 годом, чтоб посвятить ей души прекрасные порывы.

Дулиттл слушал ведущего, который просто сыпал словами.

— Перейдём к новостям из области российско-украинских отношений. Лев Толстой послушал песню «Чумачечая весна».

Гость промолчал. Название песни ему явно ни о чём не говорило.

— Слушатель долго думал над непонятным словом, что за весна чумачечая. В конце концов он догадался. Крымская весна. Русская весна. Пражская весна. Интересный расклад. Голову она оторвала, крышу снесла…

«Пропустили в эфир? Кто позволил?» — удивился зритель.

Дулиттл снова открыл было рот, но Урген добавил:

— В его трактовке нашли несоответствия. В песне сказано «любовь пришла как паровоз на какой-то там вокзал» и «от любви схожу я с ума». Казалось бы, причём здесь это. А Министерство любви на что?

Как в дальнейшем рассказывал зритель, он ожидал от Дулиттла вопрос «Кто министр?». Этого вопроса зритель не дождался. Гость достал блокнот с перьевой ручкой и застрочил:

— Отлично, слово чумачечий. Латинские буквы — цэ, аш, у, эм, а, цэ, аш, е, цэ, аш, и, игрек. Русские буквы — червь, ук, мыслете, аз, червь, есть, червь, и десятеричное, и с краткой. — Записав, спросил у ведущего: — У меня к вашей милости маленькая просьба. Не будете ли вы любезны сообщить этимологию и семантику прилагательного?

Вместо обстоятельного ответа Урген посмотрел в камеру и постучал пальцем по лбу.

— Сами видите, до чего наших гостей довели.

Ведущий перешёл к соседней теме.

— Вы знаете Ричарда Докинза?

— Не доводилось.

— Лео Таксиля знаете? Его показывали в новостях на Первом и на России-1.

Дулиттл нахмурился.

— Немного слышал.

— Лео Таксиль поддерживает правительство Украины, потому как оно занимается безбожными вещами.

Выверта гость явно не ожидал. Что же, мол, получается, Таксиль из всего СНГ выбрал именно… Наш зритель ничуть не удивился.[15]

Урген немедленно перешёл к следующему пункту:

— Смотрим «Острый репортаж с Аллой Махеевой».

Махеева поправляла складки белого платья и смеялась.

— Ой, мне понравилось!

— Что понравилось? Кто понравился? Не тяни.

— Депутат. Он такой лапочка!

— Прям как я?

Снова засмеялась.

— Иван, вы попали в точку.

— А если рассмотреть его как депутата и прочая и прочая?

— Он ужас до чего оригинальный. Он артист. Самый настоящий. Я хотела сказать, не просто актёр, а артист, артистичный.

— Сейчас посмотрим, что за фрукт.

Махеева вошла в некую комнату со скромной обстановкой. В скором времени на экране возник полированный стол. За столом стоял гладко выбритый круглолицый дяденька в сияющей белой рубашке с клетчатым галстуком-бабочкой. Улыбка широко расползалась, да ещё подмигивал.

Перед дяденькой зритель увидел два сосуда с некими жидкостями.

— Приветствую вас, мои дорогие друзья! Я депутат Государственной Думы Виталий Андрюхин. Предлагаю всей вашей честной братии взглянуть на мой физический эксперимент. Вы согласны, или все против?

Улыбчивый дяденька послал воздушный поцелуй.

Завершив вступление, депутат-шоумен показал зрителям карту России и карту США.

— Видите? Это Россия. А это США. Опустим США в серную кислоту, а Россию в дистиллированную воду. Почувствовали разницу? С Россией ничего не произошло.

— Причём тут вода и кислота?

— Уже не помните? Прикол из лихих девяностых. Сколько лет с тех пор прошло… Наверно, только старожилы и старпёры помнят… Однако сегодняшнее состояние… Почему нас всех уверяли, будто америкосы и хохлы новых президентов никогда не выберут? С серной кислотой проблемы? Президентов в неё опустили? Они до сих пор лежат и не могут всплыть? Или уже пустили пузыри?

Далее Махеева вошла, судя по интерьеру, в Овальный кабинет. За столом сидел некий нерусский гражданин и упорно прятал лицо за газетой. На первой странице красовались фото Трумэна, Кеннеди, Байдена, Буша-младшего и Франклина. Все лица были не очень похожи. В смысле, были похожи не на себя, а друг на друга. Одинаково круглые. Одно из двух: либо лица распухли, либо перед нами один и тот же человек.

— Что читаем?

Иностранный гражданин ответил, не убирая газету:

— There's very secret X-files.

— Секретные?

— This is данные о здравоохранении. Откуда в моей стране миллионы жиробасов. Виноват не кто-нибудь, а сам Жириновский. Допёрло, али нет? На сцене появляется наш собственный аналог вашего Жирика. Маэстро, туш!

Произнеся нескромные слова, собеседник опустил газету. Перед зрителем возник Трамп.

Узнали. Особенно, когда к нему подошли Байден и Зеленский в точно таких же галстуках-бабочках в клетку. Тройка политиков отличалась друг от друга большей частью париками и гримом, а физиономии были похожими. Одинаково круглыми, в точности как на фото в той газете.

Показали зрителю зубы. Как ни странно, не гнилые. Зритель даже порадоваться не успел: у него зубы были крепкие.

— Снова всем прювет! — весело крикнул «Трамп». — Не пройдёт и минуты, как вы увидите, из кого состоит наше трио. Джо — трус. Зе — балбес. Я — бывалый.

Ишь, какие умные янки! — подумал зритель. Знают наших Труса, Балбеса и Бывалого. Родион рассказывал нечто подобное: у америкосов было отдалённое подобие нашей славной троицы. Три каких-то хрена. Плевать на них.

Дяденька американский президент показал одной рукой жест V, а другой — жест ОК. 

— Хеллоу, Раша! Я недавно беседовал с Зеленским, он обозвал меня хиллбилли, деревенщиной. Но он ошибся. У этого слова есть классный синоним. Мы не деревенщина, мы village people. Поняли, о ком я? Оркестр, музыку! The Village People, песня про the Navy.

Зритель рассмеялся. Кто бы подумал, что Трамп умеет петь. И не один, а в составе заявленной группы. Дальше последовала песня как бы про военно-морской флот:

Where can you find ple-e-easure…
Search the world for tre-e-easure…
Learn science technology-y-y…
Where can you begin to make your dreams all come true
On the land or on the se-e-ea…
Where can you learn to fly
Play in sports
And skin dive
Study politology-y-y
Sign of for the big band
Or sit in the grandstand
When your team and o-others mee-et.
In the Kremlin…
Yes, you can sail the seven seas
In the Kremlin…
Yes, you can put your mind at ease
In the Kremlin…
Come on now, people, make a stand
In the Kremlin… in the Kremlin…
Can't you see we need a hand
In the Kremlin…
Come on, protect the motherland
In the Kremlin…
Come on and join your fellow man
In the Kremlin…
Come on people, and make a stand
In the Kremlin, in the Kremlin, in the Kremlin.

Чужие политики, похоже, сами не заметили, как залезли на стол. Оттуда, с высоты, они бодро огласили вторую песню:

Young man, there's no need to feel down!
I said — young man! — pick yourself off the ground!
I said — young man! — cause your in a new town!
There's no need to—be—un—hap—py!
Young man, there's a place you can go…
I said — young man! — when you're short on your dough
You can — stay there! — and I'm sure you will find
Many ways to—have—a—good—time!
пиу!—пиу!—пиу!—пиу!—пиу!
It's fun to stay at the U-u-uSSR!
It's fun to stay at the U-u-uSSR!
They have everything for young men to enjoy
You can hang out with all the boys!
It's fun to stay at the U-u-uSSR!
It's fun to stay at the U-u-uSSR!

Зритель выгнулся дугой от смеха. Окажись рядом либероид, тот сказал бы, что олигарху срочно надо дать валидол. Не дождётесь. Сергеевский всех вас переживёт.

Сквозь собственный хохот он расслышал, как дяденька Байден упомянул The Eagles. Затем послышался перепев соответствующей всем известной песни с рефреном «Welcome to Obitel Bezzakonia». Зритель обмяк, отдышался, но очередной номер подошёл к концу.

— Внимание, дамы и господа, мы объясним, откуда в нашей передаче взялись увиденные вами удивительные личности. — Урген покосился в сторону зрителя. — На экране были не Трамп, Байден и Зеленский. Это был Олешко.

Гость достал блокнот.

— Стоп! Стоп! — осадил его ведущий. — Я пошутил. На самом деле вы видели другое медийное лицо. Перед вами всеми выступил великолепный Андрюшка. То есть Виталий Андрюхин.

Воцарилось молчание. Даже гость к нему присоединился.

— Как мы только что убедились, Андрюхин не отстал от действительности. Он скоро выступит в «Международной пилораме» и в КВН. Он анонсировал номер про то, как Хрущёв и Кеннеди в компании с Байденом варятся в одном котле. Увидите совсем скоро, мы гарантируем. Андрюшка обещал необычный номер про то, что Пётр Первый и капитан Джек Воробей — одно и то же лицо. Логика прослеживается. Оба из начала восемнадцатого века, брюнеты, с усами, с алкоголем, в треуголке и моряки.

— Согласен, актуальная тема, — добавил Круталёв. — У меня остался всего один вопрос. Кто спародирует нашего следующего президента?

Немая сцена. Зритель подумал и самостоятельно отыскал логику. В молодости Андрюхин мечтал работать в передаче «Куклы», но в дальнейшем он резко передумал. Мол, не дурак, чтобы собственное начальство всякой гадостью поливать.[16]

Зритель ничего важного не пропустил? Урген тем временем переключился на другую рубрику:

— Публике интересен не только господин Дулиттл. Ей интересно, как видят современный мир многие другие люди из конца позапрошлого, начала прошлого века. В том числе самые обычные люди. По такому случаю смотрим рубрику «Взгляд сзади». Адаптированный «Взгляд снизу».

Новым человеком из Прошлого был мужик. Именно мужик, из губернии, уезда и волости. С бородой, в армяке, с кушаком и в лаптях. Лаптей в кадре видно не было, но это мелочи.

— Как вам наша страна? Как вам наше государство?

— Обнакновенно, вашбродь, — промямлил крестьянин. — Ваш царь-батюшка Владимир Палкин, он барин видной да грозной. Казал, шта надоть прижать хохлацки да бусурмански земли, да тако и вышло. Како нам баре сказывали, хохлов да бусурман вашему царю подарили на именины, кхм, кхм. На тезоименитство, вашбродь.

Вторым участником рубрики, к удивлению зрителя, оказался Джон Кенни, низкорослый мужичок с лицом то ли как у Шнура, то ли как у Шарикова. Не красавец, можно сказать. В альтернативной истории этот никому не известный пролетарий стал борцом с… Иными словами, продался нашему врагу. Да ещё наврал и наворовал с три короба! Как только он оказался на Первом? Много раз ему обещали уголовное наказание, да всё без толку.

На экране ему закрыли глаза чёрной полосой, от греха подальше. За спиной на всякий случай дежурил сотрудник Росгвардии.

Мужичок держал в руках пролетарскую кепку. Точнее, в одной руке он держал кепку, а в другой бутерброд с маслом.

— Не желаете? Не мне же одному вкусности кушать.

Задаёт вопросы ведущему? Должно быть наоборот.

— Почему вас дразнят Лениным? — спрашивал Урген.

Участник рубрики поморщился.

— Сам не знаю. Я не сторонник антигуманных методов, надоело объяснять.

Урген повернулся к зрителю.

— Интересно, откуда он знает Ленина. Его современники твёрдо убеждены, что после Николая Второго был Владимир Красный. Кстати, почему у вас лицо не зелёное? Вы ирландец, вы просто обязаны краситься зелёным. Они все так поступают.

Явно рассерженный Кенни покрутил пальцем у виска. «Не согласен? Что возьмёшь с дикарей?» — рассудил зритель.

— Будьте добры, расскажите, чем закончилась потасовка. Недавно слышал в новостях. Вы подрались с негром, когда выясняли, кто из вас больше похож на обезьяну.

— Я глупостями не страдаю.

Снова крестьянин.

— Вы её знаете? — Урген показал фотографию Меркель.

— Сгинь, сатана бусурманска! — Мужик поплевал через левое плечо и истово закрестился.

— Басурманская? Вы, небось, его не видели. — Ведущий достал фотографию Акунина.

— Бусурманин европской! Он у своей Европии с арапами лобызается, харя арапника просит. Етот дурень аки змея подколодная. Сам вишь, како умное мурло.

— Хорошо сказали! — засмеялся ведущий и повернулся к зрителю. — Кстати, где у меня фото Дмитрия Пескова? Сейчас покажу мужику.

Ведущий искал фотографию. И не нашёл.

— Где фото? Украли. Что и ожидалось.

Урген посмотрел в камеру.

— Можно было бы пригласить Хопкинса, слугу космонавта. Вы скажете, его с нами нет. Пускай крестьянин ещё что-нибудь заценит.

— ???

— Камердинер выходца из вашего века. У слуги самая настоящая икота от политики и государства. Это, сами понимаете, не «мурашки от моей Наташки».

— Мурашки, они дело хозяйствено, вашбродь, когда по избе ползають. Мы изводим муравьёв настоем сажи. Хорошее средство. Вашу Наташку надоть бы ею намазать.

— Покрасить сажей? Интересная идея. Покрасить кого-нибудь сажей и познакомить с Обамой или с президентом Зимбабве. Только, боюсь, толерасты обвинят нас в оголтелом расизме.

Снова пролетарий.

— Скажите пожалуйста, правда ли, что вы послушали песню Любэ «Атас»? Мне рассказывали, вам понравились слова «Веселей, рабочий класс». Больше вы там ничего не поняли.

— Истинная правда. Ни шиша я в ней не понял. Я общаюсь с преподобным из моего времени, ему не понравилась песня про уголовные дела.

— Знаете, кто такой Кенни?

— Без понятия. Среди ваших людей многие чудаки смеются над моей фамилией. Власти меня постоянно судят и обвиняют, из-за этого меня сравнивают с каким-то Кенни, которого постоянно убивают. Оживает, и его опять убивают. Оживает, и его опять убивают. Как это понимать? Когда я вижу ваш мир, ваши сдвиги, мне не хочется смеяться, мне хочется молиться.

— Знаю. Ильф и Петров это тоже слышали. От строгого гражданина-аллилуйщика.

Упомянутые книги в Прошлом точно рано читать (по действующему закону рейтинг 1917+, а что будет по закону недавно обещанному, нам ещё предстоит узнать).

Что ответил рабочий, осталось невыясненным. Привычный вид на экране телевизора резко сменился опустевшей студией. В глубине сидели Круталёв и Махеева. В полном молчании.

Урген заглянул в камеру.

— Моя передача экстренно подошла к концу. Просто к Дулиттлу притопал наш самый любимый безумный учёный Родион Сергеевский. В чём беда: безумный учёный внезапно оказался страшным, небритым и лохматым. Можно подумать, будто он бухал со стилистом.

Известный нам зритель, он же бизнесмен Сергеевский… Всё было по-другому. На диване храпела Раиса Алексеевна, в то время как сам миллиардер кое-куда отправился по срочному делу. Пункт назначения точно назвать нельзя. Военная тайна. В свою очередь, сын связался с Дулиттлом. Когда съёмки были завершены, языковед Прошлого и его новый знакомый шагали к выходу. Пунктом назначения был дом №7 Певческого переулка.

Глава VIII

С.-Петербургскiя вѣдомости,

… июня 1901.

ПО СЛЕДАМ ВОЗДУХОПЛАВАТЕЛЕЙ

Цивилизованный мир с горечью вспоминает одного из тех энтузиастов, что отдали всю сознательную жизнь покорению воздушной стихии летательными машинами. Отто Лилиенталь погиб в июне 1897 года. В настоящее время правительство кайзера всецело возлагает вину на Российскую империю. По субъективному мнению германского правительства, Лилиенталь был сбит великоросской ракетой.

Данную субъективную версию поддержали многие правители Европы. По их необоснованному заявлению, пока дом Романовых-Путиных не признает свою якобы причастность к гибели аэронавта, цивилизованный разговор не возобновится.

The Standard,

… октября 1901.

ГРЯДУТ НОВЫЕ БАШИБУЗУКИ?

Премьер-министр и его вероятный преемник в крайней степени заинтересованы ситуацией в Кампучии. Французская республика лишилась былого покровительства над колонией. В скором времени бывшая Камбоджа чрезвычайно быстро оказалась в руках так называемых кхимеров.

Событиями в Кампучии и Ирландии обеспокоен и индийский адвокат М. К. Ганди, проживающий в Южной Африке. Его призывы к миру наткнулись на глухие, но благонамеренные уши.

Прославленный Конан Дойл ступил на берега Коварного Эйре в качестве врача и помимо того с замыслом прославления Империи. По его мнению, европейская общественность совершенно несправедливо осудила наши политические достижения. В свою очередь, имперская общественность припомнила новую знаменитость — сбежавшего из ирландского плена молодого корреспондента The Morning Post Уинстона Черчилля. Согласно его последней статье, ирлакезские войска впервые в истории человечества применили своё фирменное изобретение, разрывные пули. Черчилль выкурил гаванскую электрическую сигару и высказал мнение о друге ирландской клики и предателе нашей родины Джоне Кенни. По словам корреспондента, лучше быть курильщиком, чем ирландцем.

Берта фон Зутнер и Лев Толстой в едином порыве выступили против текущих военных кампаний. Анри Дюнан оказывает гуманитарную помощь кхимерским мирным жителям. Рвение достойно похвалы, но заслужили ли местные жители подобное обращение?

Будущее покажет, наступит ли обещанная историческая справедливость. Пока Индия и Малороссия принадлежат в том числе Владимиру Второму, прогресс очевиден. Пока Ирландия принадлежит бунтовщикам, их честное слово будет лишь нелепым оксюмороном.

Московскiя вѣдомости,

… октября 1901.

СМЕРТЬ БАТАЛИСТА

Общественность выяснила, что в охваченной войной далёкой Кампучии весной позапрошлого года погибли Василий Васильевич Верещагин и вице-адмирал Макаров. Художник и вице-адмирал, благополучно пережившие турецкую кампанию, ныне окончили жизнь, наступив на вражеские мины.

Верещагин прибыл в расположение кхмерских войск с привычной целью: изобразить на холсте страдания народных масс. Не нелепица ли руководила художником? Публика с лёгкостью вспомнит, как Верещагин опозорил силу русского оружия, изобразив на картине пирамиду из черепов. Коли художник посвятил картину всем великим завоевателям, из события следует очевидная мораль: не рой яму другому, сам в неё упадёшь. Бренные останки художника пополнят его коллекцию черепов в назидание всем недругам.

— У нас проблема, товарищи, проблема, товарищи! Я хотел сказать, на нас свалилась проблема, товарищ Дулиттл!

Эти резкие слова обрисовали дичайший облик господина Сержа. Его внешность и без того не приглажена, но в описываемый мной момент он был страшнее ольстеро-ирландской войны. Я видел потерявшего солидность мужчину с вздыбленными, всклоченными чёрными волосами и запущенной бородой. Не хотелось бы увидеть то же зрелище во сне.

Стремясь к своей мечте, стремясь к участию в шоу, я вернулся на Небесную Землю. За окнами виднелась Москва 2020 года (никогда не думал, что увижу невообразимое будущее) с прохладным четвёртым февраля. Не шестнадцатое сентября 1901 года, что остался в моей родной эпохе. Улицы были грязны и смрадны даже при отсутствии лошадей, самоходных экипажей тьма тьмущая, потому природе можно посочувствовать. Не единожды видел на улицах курильщиков-вапотёров, но электрическому устройству я предпочёл бы обычный нюхательный табак. Технику показали отнюдь не всю. Потому расскажу вам не о прогрессе, а касательно одного большого оригинала. 

В момент, когда голос компаньона проник в голову, ваш покорный слуга спокойно сидел в кресле на колёсиках и мысленно повторял строки из милой песни: «Если съ другомъ вышелъ въ путь, если съ другомъ вышелъ въ путь, веселѣй дорога. Безъ друзей меня чуть-чуть, безъ друзей меня чуть-чуть, а съ друзiями много! Что мнѣ снѣгъ, что мнѣ зной, что мнѣ дождикъ проливной, когда мои друзiя со мной. Что мнѣ снѣгъ, что мнѣ зной, что мнѣ дождикъ проливной, когда мои друзiя со мной!». Песня давеча звучала из прибора без граммофонного раструба.

Слова плавали в голове. Длившееся состояние я назвал бы полудрёмой. Однако господин Серж изволил прервать тихий отдых. Моего компаньона взволновала человеческая судьба. Этот порыв охарактеризовал его не как эгоиста, а как личность, по-отечески относящуюся к низшим чинам и помнящую о незавидной судьбе в чуждом мире.

Однако его лобные кости, в соответствии с френологическим учением, выдающимися не были. Развитое аналитическое мышление в этом учёном муже не наблюдалось. Была ясно видна лишь запущенная внешность.

— Я переместил живых людей за тридевять парсеков, но они, очевидно, сами не переместятся обратно! Извините за тавтологию, но это факт. Не факт, сейчас они за 88,5 астрономических единиц от Земли. Я своих людей далеко заслал. Только вернём ли, вернём ли, вернём ли мы всех обратно? Не я виноват, мне промыли лобные доли головного мозга.

Не знаю, что он подразумевал: некую аллегорию или реальный хирургический процесс.

— Они должны были привезти обратно ценные научные приборы. На практике всё получилось коту под хвост. У моего немецкого коллеги приборы в точности те же самые, забрасывать людей чёрт знает куда смысла не было. Лишь бы вернули живых людей!

Голова Сержа уныло лежала на столе. Это положение в пространстве не красило серьёзного мужа. Но, честно скажу, алкоголем он себя не залил. И на том спасибо.

— Ну что же, друзья, — продолжал тем временем дружественный обладатель головы, с непомерным трудом оторвавшись от поверхности стола. Отвлечься от беды ему было, прямо скажу, трудно, но некоторую твёрдость Серж проявил. — Обсудим последние новости. Новости! Люди, которых по-вашему называют нувельмахерами. Люди из новостей. Как ваши знаменитости воспринимают наши суровые времена.

— Я ещё не ознакомился.

— Сейчас познакомитесь. — Мой собеседник взглянул кверху, размял кисти рук и затем оглянулся в поисках листа с печатными строками. Далее он торопливо зачитывал содержимое. — Недавно свершилось, недавно свершилось чудо! Джером Клапка Джером посмотрел фильм «Трое в лодке, не считая собаки». Совет… русский фильм.

— Не доводилось слышать. Каково его мнение?

— Книга лучше. Понимаете, дело в… В первую очередь ему не понравилось, что там в начале, когда самая первая песня. В ней поют: «Ужасный-ужасный, кошмарный-кошмарный, безумный-безумный девятнадцатый век». Джером рассердился: «Вы с ума посходили? На свой век посмотрите!».

В качестве ответа я медленно покачал головой. Точнее, флегматично. Перед вами тонкости словоупотребления.[17]

— Элите царской России хотели было показать фильм «Война и мир». Русский, ясное дело, не американский и не английский многосерийный. До сих пор не показали. Не любят власти, не любят толстовские призывы к миру и ненасилию.

— Я слышал, но это были, если не ошибаюсь, не совсем последние новости.

— Тогда пусть будут последние. Наши люди хотели показать вам «Гордость и предубеждение» с Колином Фертом. Без зомби.

Зомби? Помню, слышал эту лексему. Едва ваш покорный слуга поинтересовался, как Серж не вполне деликатно перебил:

— И ещё, кажется, «Унесённые ветром».

Что это, книга? Фильма? Её я не знаю. Название напомнило стих Эрнеста Доусона, но лишь неясным намёком.

Собеседник счёл нужным пояснение:

— Автор книги у вас совсем ещё крошка.

— Есть ли другие книги?

— Больше ни одной.

— Скверное дело. Вырастет автор, и узнает, что люди из будущего его обокрали.

Серж пожал плечами и приподнял чёрные брови. Впрочем, брови тотчас же опустились вниз.

— Лично я не виноват. Слушаем последние известия. Леонид Андреев откликнулся на актуальные политические события. Он написал «Бело-сине-красный смех». Недавно читал, дрожь пробрала. Марк Твен пошёл ещё дальше: главу Росгвардии Золотова в заголовке книги назвал Позолотиным, и плюс ко всему написал статью «Российская Линчующая Федерация». Киселёв поинтересовался: какой дурью они упоролись?

Ваш покорный слуга потянулся за блокнотом. Взбудораженный Серж не умолкал:

— Известия из бурских республик. В Южной Африке в тюрьме сидят разведчики и диверсанты из Российской империи. Что с ними будет дальше, один Бог ведает, но сейчас русские шпионы сидят в бурской тюрьме. У предводителя фамилия Бутин, если не путаю. Организаторам рейда не понравилось, что в отсутствие противника (когда в Южной Африке никто не воюет) буры расширяют владения. Царизм сказал бурам спасибо лишь за одно. За экспедиции против чернокожей татарвы. Возвращаюсь к теме рейда. Царская власть начала качать права. Мол, это были не наши люди, это германцы, а буры придурки, немчуру за русских приняли. А мы типа к вам не лезем, мы просто спасаем вас от колбасников и самураев. Почему вы, буры и зулусы, не хотите жить под нашим бременем, в нашей богоспасаемой стране? Отчего вам милее янки и сионисты?

Прочистив горло и передохнув, Серж вернулся к теме предыдущих реплик.

— В девятнадцатом веке хотели показать фильм «Дикий-дикий запад». Сериал из шестидесятых не знаю, не видел. Фильм им лучше не смотреть. Вдруг они вдохновятся и смастерят огромную паровую ходячую каракатицу… Или штуковину на колёсах, которую там называют баком. Или, вроде, баком называли паровую каракатицу, точно не помню.

— Извините, о чём идёт речь?

Бак это боевая машина на гусеницах. Эй, эй, что я болтаю? Вашим людям лучше не знать!

Боевая машина? Давеча мы слышали о боевых треножниках. По отрывочным сведениям, треножники готовили для колонизации Небесной Земли, но в настоящее время их преемники ездят на колёсах и от имени Ольстера стреляют пулями и ракетами в строптивых ирлакезов. Машина на ногах человеческого типа, как доказано инженерами, не вполне удобна. Но то, что Серж только что кратко описал…

Недавно я ознакомился с книгой Герберта Уэллса, где лидер марсиан обладает сходством со знаменитым политическим деятелем двадцать первого века. Тем самым, кого критики прозвали Напутеоном Бонапутом. Но в описываемый здесь день я ту книгу толком не знал.

Не совсем молодой учёный убрал руки, которыми он только что заткнул рот.

— Боевая машина на гусеницах. Умоляю вас, правительству не проколитесь!

— Обещаю, милостивый государь, обещаю.

— Спасибо. Кстати, вам надобно поторопиться. Скоро начнётся встреча политических лидеров. Вы наверняка слышали нечто подобное. Они уже выясняли, что делать с вашим миром.

— Доводилось слышать. Кстати, о бывшем премьер-министре Италии Сильвио Любвеобильном. До моей семьи дошли некоторые слухи.

— Известное дело. В вашей истории Кэрролл не умер в 1898 году и дожил до нового века. Льюис Кэрролл. Он недавно хотел познакомиться с Берлускони. Хотел показать ему фотографии своих подружек. Вдруг понравятся. Не сбылось.

Серж метнул дикий взгляд.

— Такое ощущение, словно мой батька выбрал Берлускони примером для подражания. Одному Богу известно, чем закончатся батькины причуды.

Довольно! После вынесения приговора я вынул старые часы и одним движеньем глаз убедился в быстротечности времени.

— Только пояснит ли мне ваше благородие, почему я должен торопиться?

Собеседник по-прежнему думал свою думу. Он не обращал внимания на вопрос.

— Знаете Антона Павловича Чехова? Представляете, какие-то умники предлагали познакомить его с Анфисой Чеховой. Прочитали в «Комсомолке», что он ходил по бабам, и сразу этакая смелая идея выросла. Другие умники пошли ещё дальше: хотели познакомить его с Антоном Ельчиным. Не успели. Трагически не успели. На их счастье, хотя бы Уолтер Кёниг жив.

Серж зацыкал зубом и вытер нос указательным пальцем.

— Очередные новости, теперь из мира литературы и кино. Эраст Петрович Фандорин послушал песню Андрея Губина «Лиза». Что дальше? Молодой Воробьянинов узнал от моих современников, что с ним будет через 26 лет, и чуть было не повесился. Зато турецкоподданному не доложили, кем станет его сын. Думаете, на этом всё? Недавно 39-летний Гарри Поттер посетил вашу Землю и на ней встретил молодого Дамблдора. Безо всяких там маховиков времени. Мрак, Олег и Таргитай тоже прилетели на вашу Землю и встретили самих себя, только на 118 лет моложе. Подробности не знаю. Альтернативный Тайный город тоже имеет место, в нём, небось, и Сантьяга встретил двойника самого себя. Заглавный герой фильма «Замороженный» спустя полвека жив-здоров. Вполне может встретить альтернативного самого себя до заморозки. У вас архимаг Креол до сих пор в волшебном сне, а Хоттабыч всё ещё в кувшине. На античной Земле, кстати, тоже.

Помню, я по-прежнему держал часы. Воздам ему должное: Серж вовремя заметил бесплодные усилия.

— Спрашиваете, почему надо торопиться? По кочану. Я покажу встречу наших президентов. Серьёзно, очень!

Не судите строго, но я отчётливо ощущал, как наполняет меня чувство гордости. Это чувство легко оправдывалось тем, что я вошёл в мир политики будущего. Но извольте обождать, уважаемые господа. Одно не обыденное происшествие отбросило на будущее отблески разнообразия.

Господин Серж подошёл к компактной складной Э. В. М. (сверху экран, снизу клавиши) и вставил в её левый бок провод (для подключения ко всемирной сети, в нашем веке именуемой франко-немецким термином энтернец). Соединение двух экранов через сеть называется то ли скайп, то ли скальп. На экране возникло незнакомое лицо. Далее я уже не думал о новых словах.

Лицо принадлежало молодому господину в пиджаке и в очках той же прямоугольной формы, что и у Сержа. Лицо не было гладко выбрито. Интерьер незнакомого помещения скрывался за серым фоном.

Незнакомец приветливо помахал рукой и произнёс с акцентом американских южан — если ещё точнее, с акцентом Северной Каролины:

— Мне кажется, вы могли бы быть моим союзником. Я не вижу здесь других людей из вашей истории.

— Вы не дождались других, милостивый государь? Не думайте, будто я не хочу вам помочь…

— Я разоблачил всемогущие специальные службы, агентство национальной безопасности. Меня зовут Эдвард С. Эдвард Джозеф С. Меня преследуют Соединённые Штаты.

Визави пододвинулся к экрану и протянул мне руку:

— Вы заберёте, или не заберёте меня из двадцать первого века?

Подобного рода событие встретишь не каждый день.

— Ваш вариант вполне допустим. Только если хорошенько подумать. Политический сыск — нешуточное дело.

— Большое спасибо. Вы не думаете, что я смогу жить в 1900-х годах?

— Не скоро, не торопитесь. Сначала поразмыслите над деталями, в которых кроется известно кто. Как моя неадекватная супруга воспримет ваш визит? В моей семье уже есть двое молодых людей.

— Вам не нужен третий? Я не обещал жить именно у вас.

— У меня есть дочь. Она вышла замуж за господина Шепарда.

Господи помилуй! К своему стыду, только сейчас я вспомнил участь старшего сына, Генри. Оправился ли он после нападения наглецов? За что нашей семье такое наказание?

И заменит ли собеседник родного сына?

Здесь я изволил перейти к новой теме.

— В которой из наших стран вы обоснуетесь?

— В России, как и сейчас. Не зря же я учил русский язык. Первыми словами были тяжко и стаканъ.

В меня проникло чувство жалости.

— Вы говорите, в России. То есть в стране царя Николая. Вы знаете, что местный язык сложнее русского языка вашего времени? С орфографией будут проблемы. Орфография сложная, но очень красивая. Изумительно. Э-эх… Однако английский язык там мало кто знает. Не говоря уже о том, что Британская империя тоже недолюбливает ваших соотечественников. В данном случае разницы будет маловато. В американском государстве моего времени творится форменное безобразие, потому не рекомендую. Где вы находитесь сейчас, уважаемый?

— Конспирация.

Серж выключил экран.

— Извините уж… Понимаете, у нас за связь тоже надо платить. Сейчас, сейчас у нас начнётся… Это мне батька сообщил, он деньгами ворочает и все эти вещи проворачивает с лёгкостью.

Современные мне конструкторы вычислительных машин наверняка были бы восхищены графическим энтерфасом. В страницах, что появлялись на экране, ваш покорный слуга разобраться не в силах.

Серж закончил манипуляции и повернулся ко мне с не вполне солидной резкостью. Своей речи он придал некоторую важность:

— Приглашаю вас на встречу в верхах. На этой встрече политических лидеров вы будете приглашённым гостем, как сказали бы авторы сериалов. И никто не увидит.

— Если я правильно понял, встреча проходит в Москве?

— Не совсем. Встреча проходит в засекреченном месте. Мы подсунули шпионскую камеру. Скрытую камеру. Взгляните и убедитесь.

Дальнейшая картина разворачивалась на экране, как наверняка понял мой проницательный слушатель.

Зал с кольцеобразным столом в середине.

Спустя считанные мгновения мы дождались участников действия. Встреча проходила без дипломатов, но зато верха предстали во всём своём великолепии.

Одним из наиболее отрадных фактов явилось то, что президентом Соединённых Штатов был уже не цветной. Мужчина с позорным для президента цветом кожи отправился в мусорный ящик. Мистер Дональд Трамп выгодно отличался от предшественника и от преемника причёской, что была ничем не хуже пышной чёлки мадемуазель Шишкиной.

Империю, над которой не заходит солнце, представлял Артур Бальфур, верный соратник мудрого старца. Слушатель наверняка догадается, какого конкретно государственного деятеля я бы поставил в пример всем присутствовавшим. Сами понимаете, кто лучше всех остальных ставил на место малые народы. Разве что его родной брат лишился статуса наместника в бунтующей Ирландии, но извивы истории неумолимы.

К великому огорчению, из головы не выходил стих, сочинённый то ли Кенни, то ли Бернардом Шоу, то ли каким-либо другим отъявленным хулиганом и бунтовщиком:

Наподдали басурманам
Наши бравы капитаны.
Где б найти такую рать,
Чтоб на Бальфура сменять?

Следующим вошёл сам Пыхтящий Вилли с залихватскими усами. Фигура его скрывалась под плащом, в то же время прусский шлем и Железный крест озаряли повелителей будущего самым красноречивым светом. По внешнему виду Вилли ясно было видно, что он основал в Берлине Kaiserjugend. Все мы знаем их, колбасников, нелёгкую жизнь.

Мне казалось, следующим войдёт президент Франции (неясно, Третьей республики или Пятой) либо германский рейхсканцлер герр Меркель, но действительность была не вполне предсказуема. За правителями неуверенно следовал пан Биденко, доверенное лицо киевских гетманов.

В моём кругу кое-что слышали насчёт профессора Ладынина, русского автора древнеславянских календарей. Нечто подобное звучало из телевизора (то есть из телеэлектроскопа). На встрече властителей учёный господин поблизости виден не был.

В эту минуту, дорогие слушатели, я оставлю конкретных людей и опишу общую картину.

— Заседание объявляю открытым, — с самым торжественным видом объявил Трамп, добавив улыбку в форме круассана.

Именно в этот момент в зал вошёл пожилой, лысеющий, безусый блондин с приятной улыбкой. Им был российский государь Владимир Второй. (Не вполне точно представляю касательно Владимира Первого, но нам рассказывали, что он лежит в усыпальнице на Красной площади.)

Фотографическое сходство не оправдало себя: вошедший господин слегка напоминал учёного Сержа — и не самого учёного, а его отца-капиталиста. Подлинная личность из-за грима была не вполне заметна, что характерно, главы государств её не разглядели. Касательно внешнего сходства. Серж нервничал и повторял, что его отец «согласился на риск под дулом автомата». Последнее слово я не понял, честно скажу. Откуда у телефона дуло?

Едва лишь учёный затих, ваш покорный слуга сосредоточился на просмотре.

— Что и следовало ожидать, — с тяжкими интонациями отреагировал кайзер. — Напутеона нам не хватало.

— Не согласен, Ваше императорское величество, — резонно возразил Бальфур. — Перед нами именно тот, кто нам нужен.

Гость подвигал бровями.

— Вы что здесь делаете, на нашей встрече? — с определённой строгостью спросил Трамп. — Мы вас не приглашали, господин Путин.

— Меня не надо приглашать. Я сам прихожу. Вот и славно, трампампам.

Оппонент, судя по всему, шуточку по достоинству не оценил.

— То есть вы признаёте? Вы признаёте, что ваши зелёные человечки сами пришли?

— Боюсь, вы немного напутали, мистер Трамп. Может, вас не надо приглашать, и вы сами приходите?

— Сейчас мы покажем ваше истинное место. Дворецкого сюда!

Дворецкий (по местной моде без ливреи) принёс скипетр, державу и шапку Мономаха. Всё перечисленное досталось Владимиру.

«Владимир» одарил правителей до того красноречивым взглядом, что я понял: он обиделся. Но возможно, сей господин был расстроен лишь тем, что ему не принесли горностаевую мантию. Если излагать честно, не имею представления. Я не особый знаток человеческих душ.

— Дворецкий! — окликнул «Владимир» уже другого слугу. — Принесите малярную кисть и ведро краски.

— Что вы хотите… — опешил Трамп, когда кисть и ведро достались именно ему.

— Американцы — гаранты демократии? Красьте заборы, мистер президент!

Лицо президента уже напоминало карикатуру. Признаюсь, я не удержался от усмешки.

— Не пугайтесь. Идея принадлежит нашему олигарху Моисею Николаевичу.

При звуках только что произнесённого имени Трамп нахмурился.

Бальфур неуверенно поднял руку:

— Уважаемые джентльмены, предлагаю перейти к делу.

На всех лицах замерло внимание, хотя нечто скрытое ещё сквозило в них.

— Империя, над которой не заходит солнце, — начал, как вы догадываетесь, Бальфур, — переживает тяжёлые времена. Переживает колоссальные проблемы.

— В чём суть проблемы? — спрашивал украинец.

— В то же самое время, когда мы справедливо ненавидим ирландских дикарей-подлецов за неповиновение и когда мы честно поделили с государем Владимиром Индию, государь Владимир хочет забрать у государя Николая Польшу и Финляндию. Нас не предупредили.

— Дали бы ему по держиморде.

К счастью для «Владимира», славный политический деятель не снизошёл до столь грубого поступка.

— Извольте выслушать дальше, уважаемые. Россия упорно отрицает, что она хочет забрать Польшу и Финляндию. Некоторые деятели радуются, что Россия наконец-то начала расширяться. Взгляните, какой россиянин высказал подобную мысль. Не то мотоциклист, не то хирург.

Пока наш политик доставал фотографию, Лже-Путин подмигнул в скрытую камеру.

— У нас тоже есть архиважная задача, — украинец подобрал новую тему. — Если правительство одной страны добьётся цели, Земля налетит на небесную ось. Так якобы завещали древнейшие предки одного из народов.

— Русичи?

— Вы правы. Мы учимся на чужих ошибках. Российских.

— То есть человечество погибнет?

— Не совсем. Выживут лишь избранные, только избранные. Те самые, кого, по словам господина Путина, враги уконтропупили.

Завлекательное слово. Но доставать блокнот, увы, было некогда.

Лже-Владимир отвечал, кажется, испуганно:

— Я ни разу не слышал, чтобы мы хотели присоединения территорий. С другой стороны, кайзер ввёл санкции против России.

— Das ist sehr gut und sehr wohl! — отозвался кайзер. — Мы закрыли доступ к банковским счетам и ограничили поставки шампанского, божоле, пива, шнапса и прочего алкоголя. Но как вы видите, Россия когда-то начала борьбу с сирийскими башибузуками. Вам интересна наша реакция? Ваши бомбы слишком уж некачественные. Они постоянно падают не на тех. Некачественные. То ли дело германская техника!

— Дела, к сожалению, куда хуже, — ответил Лже-Владимир. — Сейчас происходят весьма гадкие события. Нашу страну и страну Николая II обвиняют в том, что мы, страшно сказать, виновны в гибели Лилиенталя.

— Зачем вы это сделали? — прямо спросил Вильгельм.

— Это сделали не мы, Ваше императорское величество.

— Не вы? Серьёзно? Вы бы ещё заявили, что планёр Лилиенталя сбил Киев. Если серьёзно, мы видели рядом с покойным одного германского подданного, он в настоящее время работает у берлинского профессора Макса Планка. Не знаю, причастен ли тот подозреваемый к рассматриваемому делу.

Серж нервно отметил своё беспокойство за только что упомянутого господина, его собственного подчинённого. Неужели причастность не выдумана?

Господин Бальфур скрестил пальцы и внёс свою лепту:

— Есть другая версия следствия. Планёр Лилиенталя мог сбить Дублин. Сами видите, как дикари разбушевались. Мой брат — Джеральд Бальфур, он был Главным секретарём по Ирландии. Местные его свергли. Ему лучше знать.

— Вы, ваше императорское величество, говорите, Российская империя виновата в гибели Лилиенталя? — продолжал россиянин. — Пожалуйста, давайте будем отделять кайзеровско-германских мух от донецко-луганских котлет. Мне без того противно. Говоря языком Пушкина, и гогенцоллерно и тошно.

Остальных речевые обороты, надо полагать, смутили, вызвав долгое молчание. Тем временем Серж шепнул мне на ухо, что Лилиенталь погиб и в «обычной» истории, из-за банального ветра. И на десять месяцев раньше (последние слова он произнёс с некоторой долей смущения). Был ли Серж причастен к катастрофе?

Трамп размял руки и ответил, глядя на россиянина:

— Если серьёзно, давайте обсудим вашу внешнюю политику.

«Путин» придал глазам ехидное выражение.

— Эх ты, политика… Ну что ж ты страшная такая, ты такая страшная. Ты не накрашенная страшная, и накрашенная.

Точно не знаю, стремился ли он к юмористическому эффекту, но мне фраза не понравилась. Оппоненту, надо полагать, странные слова тоже были не нраву:

— Что у вас и сравнения, уважаемый. Как вам в голову пришло?

— Если честно, идея не моя. Так выражается наш олигарх Моисей Николаевич.

— Мы о нём слышали. Мы помним роль вашего олигарха в знакомстве с альтернативной Землёй семь лет назад. Он пожертвовал деньги на оплату электричества для коммуникации.

— Только Елена Шишкина тоже пожертвовала деньги, которые она честно заработала в телеигре, — заметил «Путин». — Но мы отвлеклись. Кто вам, дорогие мои, сказал, будто мы хотим присоединить ещё какие-нибудь соседние территории? В самом деле, кто? Должно быть, вам Рабинович по телефону напел.

Кайзер недоумевающе огляделся по сторонам и спросил у Бальфура:

— Кто такой Рабинович?

— Украинский предприниматель и депутат Верховной рады.

— Ответ принят.

Американский президент продолжил запутанную беседу:

— Предлагаю верный способ: пусть коммуникацию оплачивают все русские олигархи вместе взятые. Иначе какая от них польза?

— Неужели пользы нет?

— Мы олигархов хорошо знаем. Все эти ваши Дерипаска, Вексельберг, Абрамович, Каганович, Рабинович, Тиханович, Стефанович, Якубович, Семенович… Что вас рассмешило, господин Путин?

Лже-Владимир оправился от непредвиденной эмоции.

— Откуда вы про всё это знаете? Опять начальство Роберта Н. Брауна?

Признаваться они не захотели (если честно, я не понял, о чём зашла речь).

— Вы сначала проверяйте, прежде чем говорить. Якубович, например, крутит барабан. Стефанович — предшественник Максима Галкина в одной области. А Семенович наша актриса.

— Актриса? Что в ней особенного?

— Что в Семенович особенного? Ей поставили бронзовый бюст. Не хуже, чем у Ленина.

Правители молча переглядывались. Биденко наклонился к Трампу, учтиво поясняя:

— А вы что хотели? Русский юмор! Они любят игру слов. В том числе избитую и примитивную.

Лицо президента оставалось бесстрастным, пока украинец не добавил:

— В нём заключена москалическая сила. Пока существует русский юмор, Россия непобедима.

Здесь Серж счёл нужным подробное пояснение. Некий музыкальный деятель сызмальства любил чай с безе, и в итоге стал поклонником Чайковского и Бизе. А родной отец Сержа грызёт семечки. Дескать, лучше бы он скаламбурил про семечки, умнее бы выглядел.

— Вы не приукрашиваете? — осведомился Трамп.

Отвечать на этот вопрос изволил Лже-Владимир.

— Что такое русский юмор? Иван Царевич, Три богатыря, Маша и Медведь из наших мультфильмов. Богатыри защищают землю русскую. Пока они работают, Россия непобедима.

Я достал блокнот для новых слов и немедленно записал: «Мультъ-фильма. Фильма, сделанная руками». Немного поразмыслив, добавил: «Он предъявил сделанное своими руками, но не кукиш».

Трамп продолжал дискуссию, его аргумент был готов:

— На что вы намекаете? Мы при желании сказали бы точно так же: пока есть американский юмор, С. Ш. А непобедимы. Вы видели Шрека? Вы слышали его рык?

В блокноте возникли пометки: «Schreck (немецк.). Ужас, страх. Также фамилия некоего политика».

— Что вы болтаете? — продолжал Лже-Владимир. — Разводим дискуссию? Хватит галстук жевать.

Вильгельм молчал. Все знают, что у немцев отсутствует чувство юмора. Если речь зашла о национальных тонкостях, внимания заслуживает пристрастие русских к вилкам.[18] Разум не покидала грядущая картина того, как Лже-Владимир достаёт вилку из кармана и втыкает её в бутерброд.

После слов русского господин Биденко зевнул. Вестимо, не оценил чей-то галстук.

— Подождите дискутировать, — прямо глядя, продолжил Трамп. — Госсекретарь Помпео думает, как бы склонить на нашу сторону Британскую и Российскую империю. Именно на нашу сторону, не на российскую. Победоносцев, Сесил Родс и Китченер обещают колонизацию Нибиру. Самое время, чтобы предотвратить планы противника. В случае успеха колониальные державы перейдут на сторону толерантности и социального прогресса, благодаря чему альтернативная история пойдёт по другому пути.

Нижняя челюсть Лже-Владимира задрожала мелкой дробью. Или мне показалось?

— Вы всерьёз говорите о вымышленной планете? Тогда вы остались в… Прогноз не сбылся. Мы нашли совсем другую планету, у Альфы Центавра.

Раскинув мозгами, я подумал: «В самом деле, наших людей водят за нос?».

— Оговорился. Другая Земля. Сейчас на ней живут Цезарь и Цицерон.

— Мы планируем колонизацию в очень отдалённой перспективе, ваше величество, — добавил Бальфур. — Схема проста. Мы постепенно будем строить нужную технику до тех пор, пока планета Икс не приблизится на минимальное расстояние. Затем мы познакомимся с варварами. Что дальше, бог весть.

— Слушайте новость, — продолжал россиянин. — Точнее, не новость. Господин С. раскрыл слежку современных Соединённых Штатов и Великобритании за другими странами.

Когда прозвучали последние слова, мне вспомнился серьёзный разговор с Конан Дойлом. Он едва ли не с самого рождения мечтает о союзе Британии и Америки. Домечтался.

— Американцы вовсю, я бы даже сказал, интенсивно, следят за другими странами, — продолжил Лже-Владимир. — Хотите, расскажу?

— Согласны.

— Однажды госпожа… тьфу ты… господин Меркель сидел в кресле и читал. Просто читал. Вдруг слышит шебуршение. Повернулся к стене, а там ползает червяк. Маленький и противный. Особенно лицо. А на лице один большой глаз. Меркель вообразил, будто в Германии завелись мутанты, и решил его придавить. А это вовсе не червяк оказался, а подслушивающее устройство. Просто его замаскировали под червяка.

Остальные правители одновременно вздохнули.

— Далеко не всё, — продолжал Лже-Владимир.— У меня был занятный случай. Решил я на яхте покататься вместе с нашим политологом Ладыниным. Начали мы беседу. Встали на яхту и видим, рядом водолаз плывёт. Плывём мы на яхте, а водолаз плывёт вровень. Я быстрее, а водолаз за мной. На этом месте как раз ветер усилился. Я поплыл с максимальной скоростью, в ушах свистит, в глазах гудит, голова вот-вот оторвётся, а водолаз плывёт рядом. В чём дело, что за закавыка? Оказывается, чей-то шпион присосался к яхте и подслушивал наши с политологом беседы.

— О чём вы с ним разговаривали? — как бы невзначай поинтересовался Трамп.

— Этого я вам рассказывать не стану. Однажды Макрон велел сварить луковый суп. Повар налил воду и увидел в ней плавучую массу. Снова пропустил воду через фильтр. Всё равно плавает. Что случилось? Повар пожаловался президенту. Вызвали биохимиков.

Биденко выглядел удивлённым и одновременно хитрым.

— Что же в ней оказалось? — спросил он, прямо глядя.

— Наношпионы. Миллион штук.

— Я знаю, кто во всём виноват, — украинец откинулся на спинку кресла и положил руки за голову. — Чубайс.

— Я не ослышался? — ужаснулся Лже-Владимир.

— Чубайс. Разве не он целые двенадцать лет занимался нанотехнологиями?

— Если вы не прекратите, я заеду скипетром по голове.

Трамп протянул:

— Посмотрите на него. Ещё на нас жалуются.

— Отлично.

После краткого ответа Лже-Путин вручил Трампу скипетр и державу и надел шапку Мономаха на его седеющую голову. Президент восседал с эффектным сочетанием самодержавия и малярной кисти.

Новая запись в блокноте: «Нанотехнология (греч. νανος — карлик, гном), этимология либо от 7 гномов, либо от Карла Маркса, либо от эрцгерцога Карла. Очевидный намёк на коварные тевтонские планы».

— У меня для вас тоже срочные новости, — внёс свою лепту Вильгельм. — Недавно я надел шлем. Но не с пикой, а с орлом. Гляжу я на себя в зеркало и замечаю, как у орла на шлеме блестят глаза. Снял шлем — глаза перестали блестеть. Надел обратно — глаза снова блестят. Снял шлем — глаза перестали блестеть. Надел — глаза снова блестят

— Понимаю, Ваше императорское величество, — с очевидным сочувствием отвечал Биденко. — Вы решили, будто орёл назюзюкался.

— Я о том и подумал, Gott bewahre. На самом деле мне вставили автоматическую скрытую камеру. Срабатывает, когда я надеваю шлем. Вы наверняка догадываетесь, кто натворил.

Наш потомок Серж осторожно отметил, что мы сами видим властителей через скрытую камеру.

После жалобы кайзера слово перешло к Лже-Путину, и это слово не успело выйти из уст. Стоило ему открыть рот, Фортуна распорядилась иначе. Из-за дверей донёсся голос, вызывавший «Владимира» к олигарху.

— Меня вызывает Моисей Сергеевский, — счёл нужным пояснить «Владимир» после в меру долгой заминки. — Вы меня подождёте? На вас можно положиться?

Бальфур согласился, и едва «Владимир» скрылся за дверью, имперец нашёл новую тему. Увы! Его речь, его предмет разговора поразили меня во всей своей практичности.

— Уважаемые господа, извольте вспомнить изобретение профессора Дулиттла. Его устройство называют гипноящиком. Мы уже разместили в зажиточных домах устройства, которые позволяют видеть многое, не выходя из дома. Что вы скажете, если мы добавим к нашей телеэлектроскпии гипноз? Если точнее, телеэлектроскопия останется в домах представителей высшего класса, а простой народ получит гипноящик. Что может быть удобнее, когда надо направить народные массы в нужную сторону?

Будучи джентльменом солидного склада, я взял себя в руки после услышанной откровенности. Для той ли цели шла кропотливая работа над техническим устройством?

— Практично и гениально! — послышался голос одного из оставшихся. — Благодаря гипноящику наши оппоненты все разом сыграют в ящик.

Увы, моё сознание покачнулось. Помню, Серж спрашивал, не вызвать ли доктора. Хвала небесам, медицинская помощь не потребовалась. Не знаю я, в каких именно частностях медицина странной эпохи отличалась от нашей.

В душу вашего покорного слуги проник строгий голос Сержа.

— Дальше можно не смотреть. Понятно, Путин не настоящий. Это был мой батька в гриме. Его обучил политолог Ладынин, которого они упоминали. Хотя без дула автомата не обошлось. Заметьте, батька ссылался на самого себя. Объяснял, что такие-то и такие-то фразы придумал олигарх. Молодец, не подставил своего президента. Под дулом автомата.

Должно быть, я с облегчением улыбнулся. Но стоило улыбнуться, вдалеке послышался тот же голос: «„Сыграть в ящик“? Игра слов? Мы учимся на чужих ошибках».

Очки предательски сползли на кончик носа. Перед усталыми глазами виднелись размытые контуры Сержа. 

— Может быть, надо было заслать туда Андрюхина вместо Трампа? Боюсь, это было бы чревато. Я хотел сказать, слишком рискованно. Что? Что вы сказали? — фраза была адресована секретарю Павлу Шишкину.

— Шеф, к вам приехал Фрёлих. Что с Дулиттлом? Ему помочь?

— Спасибо, ему лучше. Надо же, до чего нас довели. Сначала журналиста к москалям справедливо приравняли, теперь его отца до чего довели. Извините за тавтологию.

Глава 9

Товарищи учёные, кончайте поножовщину!

В. С. Высоцкий

Четвёртое февраля. К тому времени ох как медленно протекли мучительные приблизительно 2,5 месяца (извините за малую точность, но её причина уважительна).

Дом в Певческом переулке. В отличие от палаты, номер семь. Опять. Что значит опять, у Родиона в нём офис. То есть штаб-квартира.

Дайте сказать-то!

У Родиона мысли запутались. Распутывай.

Пора было думать о духовном. Сходить на исповедь, причаститься. И так далее.

В голове всё в порядке, что бы там ни кричали недруги.

Дай Бог, чтобы письма с признанием вины дошли до адресатов. Родион искреннее извинился перед агентами за спаивание энергетическими напитками. Сам осознал дикостью несусветной. (Московского сыщика со слугой сия чаша миновала: их завербовали путём сотрудничества в сыскном деле, а не спаивания дрянью. Здесь извинения не требовались, но остальному Родион поразился.)

На будущее Родион планировал очередной корпоратив. Увы! До пуританства было далеко, но после смены парадигмы Родиону стало не до весёлых мероприятий.

Он заметил, на что примерно похожа случившаяся с ним встряска. Провокативный метод, как в сериале «Триггер». В сознании один триггер переключился, и всё, парадигма стала не та, что раньше.

Вспомнил он, вспомнил, как родня Роберта Н. Брауна предсказала регресс в шизанутого учёного из одного странного мультсериала! Только не это, ни в коем разе. Если Родион не оплошает, его будущее пойдёт по другим рельсам. Дай Бог.

За время его вынужденного душевного раздрая произошли некоторые изменения: Дмитрия Медведева сменил кто-то незнакомый, и ещё что-то началось в Китае. Когда спасём заброшенных подчинённых, тогда и разберёмся, а сейчас некогда.

Разобраться бы со способом, как подчинённых вернуть домой. Разбирайся же, не медли. Эрих Фрёлих, немецкий доктор естественных наук, только что прибыл в Москву. Требовалось его срочное вмешательство в качестве помощника в области физики и техники. Впрочем, ещё агент Шепард к Родиону привязался. Любопытный, вопросы задаёт. Тэк-с, что нам принёс геноссе Фрёлих? То есть герр Фрёлих.

Родственника-бизнесмена у него не было. В свою очередь, батька Родиона не поделится капиталом с «немчурой».

В голову влезла статья из газеты «Русская Германия». В ней рассказали старую уже историю: Фрёлих попросту смеялся, когда впервые увидел лохматые волосы нашего Родиона. Однако что здесь смешного? Фрёлих был рыжий и коротко стриженый, тридцати семи лет и в самом расцвете сил (даже в меру упитанный). Самому Родиону короткие рыжие волосы напомнили капитана Моркоу из Ночной стражи (если вы в курсе, кто это).

У самого-то лохматость повышенная. Однако Родион, когда в его холостяцкой жизни появилась Елена, хоть в какой-то степени задумался о внешности. Пусть даже ради дружбы. (Только вернутся ли они?)

Внешность? Состояние от макушки до подбородка стало крайне нестриженым и небритым. Сначала Родион заметил, что он выглядит словно Ландау в застенках НКВД. Затем, когда состояние превратилось в более запущенное, он краем уха услышал, как герой Дауни-младшего, он же аналог Айболита, перенёс личную потерю, ушёл в длительную изоляцию и тоже оброс бородой.

Только лишь бы в газету «Русская Германия» не проник правдивый рассказ Родиона о том его знакомом, кто познакомился с творчеством художников-немцев и вынес немецкой нации приговор. Фрёлих интересовался работой нелегалов из II группы, которую в марте 18-го года заслали к кайзеру. У Родиона не было возможности поговорить с ними о неслужебных делах. Но даже будь возможность, он всё равно не рассказал бы о своём патриотичном знакомом. Родиону за него самому было стыдно.

Главное — вернуть домой живых людей. Пресловутые научные приборы стали менее значимой реалией. Ведь у Фрёлиха были в распоряжении точно такие же, но более качественные. Зачем тогда подчинённые умчались незнамо куда? Для чего? Никто не знал.

Фрёлих не обратил внимания на запущённую внешность коллеги. И правильно сделал.

Родион старался не валяться головой на столе. Правильно, не будь тряпкой. Сам же думал: веди себя достойно! Будь настоящим мужчиной и будь им самостоятельно — безо всяких там сигарет, алкоголя и прочих мужских допингов. Лучше веди себя как интеллигентный сын вождя в фильме «Альфа». Тот хотя бы после всех перипетий подарил человечеству собаку. Что после всех перипетий сделаешь ты, Родион?

Выпрямился. Распрямил плечи. Упёрся кулаком в подбородок (в стиле Эдиты Робертовны). К деловому разговору готов.

Субъективно ли, не субъективно ли, но немецкий акцент упорно лез в уши.

— Вы уже меня прöстили? — спросил немец. — Когда ja над вäми смеялся.

— Ничего особенного. Впрочем, не совсем верно. Я ещё думал, будто у немцев нет чувства юмора. Вообще. Понимаете? Вообще!

— Я пришöл по важному делу.

— Отлично. Заграница нам поможет. В том числе Германия.

Послышалось смущенное кхе-кхе. Источником звука был Шепард, причём вид его был откровенно подозрительным.

— Почему ßы на меня sтранно глядите? — поинтересовался Фрёлих.

— Парадокс. Немецкая наука и техника — одна из самых развитых в мире. Рентген, дизель, автомобиль, трамвай. Но рейх ваш наглее обычного уровня.

Ответил Родион:

— Ну вы, блин, даёте.

— Я даю блины? Я бывал в Российской империи, но ваше выражение слыхом не слыхивал.

— Не слышали? Обратитесь к Дулиттлу. Я пока разговариваю с товарищем.

Пока Шепард собирался к тестю-языковеду, Родион вернулся к берлинскому коллеге. Тот размял пальцы и едва заметно посмеялся над словом «товарищ». Сам он не геноссе и даже не партайгеноссе.

— Это правда, это правда ли, что вы построите космическую колонию? В 22-ом году?

Фрёлих демонстративно отвернулся.

— Глупоstи. Меньше ßсяких слушайте.

Впрочем, Родион этот ответ и ждал.

— Что вы предлагаете?

— Ваша коммунüкация не вернöт людей обратно. У меня для вас прöстой spособ. Vы бы не хотелü отправить на экзопланету не самих людей, а аватаров?

Воцарилась тишина. Даже очки подпрыгнули.

— Аватаров?

— Das ist nicht fantastisch.

Родион скептически подвигал глазами. Немец не был наваждением.

— Аватара? Большого и синего? С чёрной косой? Боюсь, пока его изобретут за сто лет, за нами давным-давно придёт старуха с косой. Нет, не старуха. Мужик с косой. Он разговаривает заглавными буквами.

Родион сам заметил, как далеко унеслись мысли-скакуны. Однозначно переутомился.

В ответ геноссе Фрёлих неторопливо почесал в меру упитанные бока. Наш человек… нет, не позавидовал. Зауважал. Может ведь человек себя сдерживать и не пугать собеседников резкими движениями.

Что там за вести на тему аватаров?

— Вспомнил я, вспомнил! Наши военные инженеры изготовили робота-аватара. И ещё дроны, которыми управляет мысль. И ракета пролетает не то 50, не то 500 километров в секунду. Выбираем первый пункт. Робот.

Фрёлих по-прежнему показывал добродушный вид.

— Es handelt sich… дело sейчас узнаете в чöм. Ja вспомнил вымышленную технолöгию, из кино, когда нам угрожали äльтернативные. Я ещö не знал, что от нас скрывали другую Sемлю, а на ней жиßут без скафандров. Что очевидно, биологические аватары с ДНК инопланетян в наше время не получатся. Вы правы. Отправить робота легче.

Шепард (который почему-то ещё не ушёл) поднял указательный палец.

— Что вам угодно? — заметил его Родион.

— Слово «робот» происходит от русского слова «работа»?

— Не от русского, а от чешского.

— Простите, разве чехи говорят не на немецком?

Фрёлих помотал головой, наверное, вспомнил шовинизм.

— Вы примените робонавта? — сообразил Родион. — Разве это было бы легко?

— Не легко, а легче. Сравнüтельная stепень. То снäчала было. Ja разобрался: робонаßты здесь определöнно не нуschны, как и аватары. Я прöсто провериль вашу реакцию. Проверяль, что вы ответите.

Родион подвигал губами.

— Понятно. Понятно. Занялись психологией. Что вы предлагаете, хотелось бы узнать?

— Мы методüчно изобретали. Хакамада помог с прогрäммированием. Телепортируете минителепöртатор, в смысле, миникоммуникатор.

Родион воспрянул духом.

— Уже другое дело. И что за миникоммуникатор?

— На руку нäдевается миникоммуникатор, браслет с кнопкой. Если нажать на неё, устройство переместит ßас к мидикоммуникатору. От него вы переместитесь к максикоммуникатору, то есть домой. Крöме браслета нужны stельки, чтобы прибор знал местополоschение человеческого тела. То есть он увидит полоschение конечностей, а меschду ними увидит туловище. Не забывайте, штука одноразöвая. Для нашего времени, не для будущего, большее не требуется. Только на один раз.

В качестве подтверждения Фрёлих продемонстрировал видеозапись на планшете. Модель человека исчезла из обещанного устройства и появилась в 50 м от пункта отбытия. 50 м подтверждались непрерывной линейкой, вдоль которой прошёл автор видео.

Совсем другое дело.

— Энергия откуда?

— Von der sonnigen батареи. Это далеко не всö возможное. Ваши подчинённые взяли гаджеты наподобие сотовых телефонов. Öднако Gespräch, разговор, всё равно видно и слышно. Unordnung.

Родион потёр лоб рукавом. Не он один смелый.

— Почему мы ваши изобретения не используем! Зато современный мир они изменят лишь с большим скрипом, без учёта технологической сингулярности…

— Почему же не используем? II группа использует вполне. Мой двоюродный брат в ней резидент. Он получил технöлогию весной 18-го. Спрашиваете, почему ja I группе раньше не передал? Потому что раньше не мог.

— Понятно. Ясно.

— Здесь нашлись интересные параллели. Когда мы изобретали ту самую вещь, вы предлагали прочитать Владимира Свержина. «Institut der experimentalen Geschichte». Мне понравилось, как Лис пел средневековым людям современные песни об их родном времени. У нас с викторианцами похоже обернулось. Свержин верно предсказал.

— Вы это к чему?

— В sюжете используют устрöйство для связи между сотрудниками. Короче, ерунда, почти unmöglicher Unsinn!

— Ну ёшкин кот! — обиделся Родион. — Пришёл чужак и обругал.

Фрёлих медленно мотнул головой. Его неверно поняли.

— Я не всö обругаль. Я имел в виду устройство, передающее мысли. Сотрудник нажимает на кнопку ü посылает мысли другому сотруднику, слышит ответ. Вместе с картинкой. Насколько я поняль, они передают изображение прямиком с сетчатки. Всё работает без чипов Илона Маска. Üдеальный синхронный автоперевод сам по себе утопия, но помимо устной речи здешней технике автоперевода пöдвластен любой письменный текст, словно его сканируют без малейших проблем распознавания. Свержин хочет сказать, что это всö изобрели в наше время, в начале XXI века?

Родион хотел было ответить, что первые три книги вышли ещё в 1997 году (жили ли герои в будущем или в альтернативном настоящем, он сам пока не разобрался). Что в худлите выходцы из нашего времени знакомят предков с современной культурой и у других авторов. И что Родион с коллегами изобрели в 2013 году, не побоимся смелого слова, телепортацию (разумеется, реальность оказалась сложнее). Но отвечать не стал.

— Вы не поверили.

— К тому времени мы изготаßливали другое устройство. Öно перед вами.

Фрёлих расстелил на столе чистый носовой платок и выложил на него две контактные линзы. За линзами последовал плоский параллелепипед, производивший впечатление системного блока. Следующей деталью был ларингофон.

— Устрöйство наподобие Google Glass. Линзы надо надеть на Augen, глаsа, чтобы у изображения верх был сверху, а низ снизу. Они передают изображение от глаз другого лица. В них содержатся экран ü камера. Чтобы не перепутать верх и низ, нащупайте пальzами верхнюю, рельефную, половину. Мы предусмöтрели.

— Понимаю, там и экран, и камера.

— Google Glass предположительно может навредить зрению, ä линзы тоже бы навредили. Они прямо на зрачкäх. Потому в них цветная электрöнная бумага.

— Речь как передаётся? Перед глазами появляются субтитры? У вас распознавание жестов?

— Распознаём субвокализацию, новейшая разработка.

Гораздо лучше. Качественная немецкая техника.

— Öзнакомление закончили. Продолжаем.

Фрёлих осмотрел стены штаб-квартиры, при том что сначала, когда коллега только что пришёл, интерьер его не интересовал.

— Ja не вижу вашу фотографию с орденом.

— Фотография? Она не здесь, она у Лены… у Елены Шишкиной дома. На кухне. Причём здесь орден?

— Мне расскäзывали, как вас наградили орденом Святого Andreas des Erstberufenen. Вы отказалüсь. Ведь было?

— Понимаете…

Родион уткнулся кулаком правой руки в заросшую щёку. Если смотреть со стороны, лицо приобрело напряжённый вид.

Кандидат наук резко выпрямился.

— Где вы услышали, хотелось бы знать? Мне дали орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени. А Елене непонятно почему дали орден Андрея Первозванного, который дают всяким-яким государственным деятелям за самые огромные заслуги. Елена отдала орден одному знакомому. Он собирает награды. Понимаете, были слухи, будто она отдала орден моему агенту, господину В. из сыскной полиции. Не верьте жёлтой прессе.

— Вы, насколько ja поняль, получили «За заслуги перед отечеством».

— IV степени. Всё сложилось отлично. Пойду к журналисту Шишкину. Он у нас подрабатывает стилистом.

— Das ist interessant. У вас врöде бы есть Сергей Зверев.

— Оставьте, Зверев мне не нужен.

Решительность нужна! Что же получается, пришёл коллега и всё обустроил, всё сделал за главного героя? Сам главный герой ни на что не способен? Такие герои нам не нужны, пусть даже они всегда идут в обход.

С другой стороны, необходимо было учесть уровень науки у нас и на родине Фрёлиха. Даже если дело в уровне науки, сделай что-нибудь сам. Неудобство заключалось в том, что Родионов батька ограничил сыну профессиональную деятельность. Аналогично с финансированием.

Тем временем немецкий коллега извлёк из папки документ, разрешавший применение гаджетов-линз. У Родиона была наготове письменная принадлежность. Подписать? Если подпишешь, дело сдвинется с мёртвой точки. Но вот беда, обстоятельства мешали. Богатый батька не Тарас Бульба, но сыну поперёк пути уже встал.

Родион сжал кулаки.

Спокойно. Не бузи.

Стиснул пальцами ручку и скрепя сердце подписал документ.

Свершилось. Берегись, батенька.

Родион попрощался с немецким коллегой и немедленно направился в Дом на Котельнической. В соответствии с его ожиданиями дверь открыл круглолицый мужчина старше среднего возраста (как уже замечено, не очень индивидуальный, даже скромный). Он только что застегнул верхнюю пуговицу на рубашке с закатанными рукавами. Перед нами Павел Романович. Дома, не в редакции.

Родион в нетерпении потряс ему руку.

— Я собираюсь на другую Землю. Что вы на это скажете?

Шишкин приподнял брови… хотя нет, сжал рот. Но Родион выглядел серьёзным.

— Не на ту? На Венеру? Только не говорите, что на ней тоже альтернативная Земля.

Разумеется, Родион Моисеевич о полёте на Венеру не помышлял.

— Ни в коем разе. Я собрался на античную экзо-Землю. Как сказал один персонаж Клайва Льюиса, генерал не идёт в битву. К сожалению, сейчас всё по-другому, наперекосяк. Я лично пойду, на мне лежит ответственность. Как вернусь обратно, знаю.  Вы помните Фрёлиха из Берлина? Он нам вовремя помог.

Журналист и стилист вник в задачу. Сергеевский объяснил ему новые детали. (Подробности диалога опустим: Шишкин не хотел, чтобы мы всё-всё о нём знали.)

Прогресс таки есть. Шишкин поверил в задачу.

— Я немолод. Пятьдесят мне. Не опер, действовать не умею. Даже не нелегал.

— Спасибо за сведения. Ваша должность уже есть в базе данных. Я вам и не предлагаю присоединиться. Просто мне надо поговорить и подстричься.

— Это хорошо. Я и так дочь стригу.

— Теперь стригите меня. — После этой фразы из комнаты послышался тихий голос. Родион отдёрнулся от двери: — Кто там у вас? Тот самый, кого я называл Арсенищем-Тараканищем?

— Кем, простите?

— Арсенищем-Забугорищем.

— Вы правы. Соскучился по Лене.

После эдакой аттестации Родиону стало неловко. Он обзывал француза словами с суффиксом -ище, но оба эпитета не имели отношения ни к Чуковскому, ни к рекламе с Нагиевым. На самом деле Родион припомнил собственный опыт. Его дядя (отец Хаима и эмигрант), когда хотел поддеть племянника, называл его Родионищем. И заметьте, политика здесь совершенно не при делах!

— Соскучился… Он там с сотовым.

— С кем? С кем он разговаривает?

— А ему рассказали, как ваши подчинённые взяли сотовые. Вот он и решил, что Елена ему позвонит с экзо-Земли.

Родион вздрогнул. Чуда техники он никоим образом не ожидал. Даже после Фрёлиха.

— Он не забыл, что… Что мои телефоны работают на малом расстоянии? Что Елена оказалась на расстоянии нескольких световых месяцев от нас? Арсен забыл?

— Похоже на то. Забыл.

— Дебилы загонят нашу планету в гроб!

После бурной реакции Родиону необходимо было успокоиться. Закрыл глаза и замер. Спокойно, спокойно.

Открыл.

Шишкин обернулся к двери и едва заметно сглотнул.

— Он ещё немного напевал. Или пытался, речитативом.

— Надеюсь, не «Сиреневый туман»? Было у меня во сне.

— Ничего не знаю. Он напевал, на родном языке тоже. Сейчас вспомню… «Le Métro de Paris», «Bravo tu as gagné», «La goualante du pauvre Jean». Старые песни на французском.

— Почему?

— Они же английский не учат.

— Я имел в виду «зачем».

— Настроение у него. Да и заняться нечем. Нет, он не так уж хорошо поёт…

Началось. На чистом русском языке. Перед глазами Родиона прямо в воздухе возникали телефонные номера, они появлялись и исчезали.

Позвони мне, позвони.
Позвони мне, ради Бога.
Через космос протяни
Голос тихий и глубокий.
Звёзды тают над Москвой.
Вдруг тебя объяла гордость…
Как хочу я слышать голос,
Как хочу я слышать голос,
Долгожданный голос твой.
Позвони мне, позвони.

Родион развёл руками. Ничего не поделаешь, увы.

Но что-то делать надо было. Родион с журналистом осторожно, стараясь не шуметь, вошли в комнату. Тем временем Арсен продолжал:

Без тебя проходят дни,
Что с тобою, я не знаю.
Умоляю, позвони,
Позвони мне, заклинаю.
Дотянись издалека,
Из-за Солнечной системы…
Вдруг дождусь я от Елены,
Вдруг дождусь я от Елены
Телефонного звонка.
Позвони мне, позвони.

— Вы бы что-нибудь другое спели, — придрался Родион.

Если мы в РФ судьбе
Ничего уже не значим…
Не забудем о борьбе,
Сможем мы, мы не заплачем!
Агрессьон перетерпя,
Крым дышать не перестанет…
Всё равно свободным станет,
Всё равно свободным станет!
Даже если без тебя…

Арсен учащённо задышал. Его голова рухнула.

Родион хрипло смеялся.

— И я о том подумал. Молодца! Дело Немцова живёт и побеждает.

С этими словами Родион потряс руку сознательному подчинённому и заодно резко хлопнул по плечу, отчего Арсен присел.

— Большое спасибо. Наконец-то вы поступили верно. Но если честно, лирическая тема тоже было неплохо.

— Pas de quoi. Пôжалуйста.

— Надо было вас на видео заснять. Эй, постойте!

— Что прикâжете, шеф? Я вçегда готов к заданию.

Услышав последнюю фразу, Родион впал в ступор. Что-то он не замечал, чтобы Арсенище всегда было готово.

— Я не за тем пришёл. Начальник называется…

Подчинённый не решался спросить, за чем именно пришёл его начальник. Больно уж заметно Родион нервничал.

— Я срочно отправляюсь на экзо-Землю. Сегодня 4 февраля, доберусь я до неё не иначе как в июле. Опять перегорят пробки. Побреюсь, Павел Романович меня подстрижёт, причешет, и усё готово. Не всё! Пойду поучусь у Дулиттла. И костюмчик главное чтобы сидел.

Костюм ему приготовили древнегреческий: гиматий поверх туники. С одной стороны, не римлянин (можно не опасаться ошибок в латыни), с другой стороны, не варвар (не воспримут мигрантом из совершенно чужой страны).

Здесь-то начальник и учёл опыт разведки в 1890-х годах. Помним-помним. В России Браун действовал под легендой британского полицейского, а два других сотрудника с национальностью себя не утруждали. Если в Нью-Йорке Браун, в отличие от второго и третьего дела, действовал под легендой человека собственной национальности, Попов и Шишкина выдавали себя за харьковчан из оккупированной Малороссии. Если учесть концепцию «триединого народа», средних западенцев из той эпохи тонкости не очень заботили.

Что же сейчас Родион не догадался выдать подчинённых за не коренных жителей? Другие люди мозгам навредили… В настоящее время его разум в полном порядке. Ничего лишнего.

Приступаем к маскировке.

Легенду он выбрал соответствующую. Биографию хоть с трудом, но придумал, пошевелил мозгами. Остальное получилось проще пареной репы. Имя у Родиона изначально греческое. Если спросят отчество, ответом будет ту Тимофеу. Тимофеем Сергеевским звали его предка из начала XX века, московского учителя, в дальнейшем преподавателя истории. Зато ту Моисеос выдал бы потомка евреев, если не учитывать, что у древних греков и православных святых имя Моисей тоже было.

В первом веке до нашей и в первом веке нашей эры греки брились, как римляне. Независимой Греции уже не было (вопреки фильмам вроде «Бен-Гура» и «Астерикса на Олимпийских играх»).

Дулиттл подкорректировал содержимое своего фирменного аппарата, благодаря чему внушил кандидату наук и латынь и древнегреческий. Лингвистические подробности на этот раз тоже были в наличии. Например, в древнегреческом использовали сложные слова, которые мы видим в переводах Гомера (и в немецком языке есть сложные слова с интерфиксами, Фрёлих подтвердил). Оптатив — это наклонение глагола, описывающее события, о которых говорящий только мечтает. Двойственное число встречалось и в старославянском, хотя Родион в старославянском не разбирался (извините за тавтологию). Самым непривычным он посчитал музыкальное ударение, когда ударный слог выделяется тоном.

Заполонил ему голову Дулиттл своими фирменными гипнолекциями. До конца жизни запомнил бы, не будь срок ограниченным по определению.

Вспомним математику с астрономией. Расстояние до планеты сократилось до 88,5 а. е. К июлю 20-го оно сократится до 43,5 а. е., а скорость перемещения v=1/300c. 2-го июля доберёмся.

С подробностями из области науки разобрались, всё отлично. Служебная подробность тоже имела место. К запуску коммуникатора привлекли Павла Шишкина. Другой на его месте забоялся бы, предложил бы найти кого-нибудь другого и разлёгся бы с пивом. Но наш товарищ никуда не лёг.

— Простите, Родион Моисеевич, вы слугу себе не нашли? Бедный Иванов не совсем поправился, да и старый он.

— Бог даст.

— Я не о том. Кто в Древнем Риме будет за раба? Сыщик В. в курсе наших проблем. Он согласен, одолжит своего умного слугу. Вы отправили Хопкинса, потому что сила есть ума не надо? Сейчас-то, надеюсь, вы передумали?

— Ни в коем разе. На мне ответственность. За спинами подчинённых не спрячусь.

— С вами никто больше не пойдёт?

— Обойдусь. Риск — благородное дело. И помощь свыше. Пусть даже через других людей.

Кандидат наук перекрестился.

Шишкин промолчал. Вышло, как было обещано: Родион Сергеевский вошёл в альтернативную античность без чьего бы то ни было сопровождения.

Глава 10

Я не против полиции, я просто боюсь ее.

Альфред Хичкок

Так называемая «планета Беллона», а по сути, ответвление древней истории. Римская республика. Рим, он же Город. Инсула, которой владел домохозяин Клавдий Флав (своими глазами видел крайний беспредел).

Бурная ночь давным-давно закончилась, бесконечные дни казались одним и тем же. Необходимые приборы были на своём месте. Только место совсем не то. Как они вернутся в современный мир? Большое расстояние преодолеть было не на чем. Что же, ждать, когда расстояние сократится само?

Экономия на мытье само собой. Как и вообще экономия.

На Современной Земле незнамо какой месяц, а в здешних краях начался июль 58 года до нашей эры, по-местному квинтилий. Как нам и обещали, господин Цезарь остался на второй срок.

Сколько бы искажений они ни нашли, хоть что-то древнеримское осталось на месте. В чисто женском обряде Доброй богини (1 декабря) Елена не участвовала. Альтернативность здесь оказалась довольно условной, но кое-какие реалии сохранялись. Добродетельная римская женщина должна была прясть шерсть. Этим и занималась Елена. Пряла и продавала. Браун-«варвар» в тот раз уже получал деньги ни за что, но теперь он побаивался. Финансы, в общем. Поют романсы. Имя у домохозяина неожиданное, но без квартплаты нигде не обойдёшься.

Слугу лишний раз не выводили на улицу, чтоб не икалось. Домохозяин на это не обращал внимания. Разве что раб-инсуларий, вроде бы, сочувствовал.

— Хотя бы слуга не икает, — Браун заметил хоть что-то оптимистичное.

Заметив позитив, Браун потрепал отросшие волосы. Когда к нему вернётся любимая бритоголовость? Елена сообщила, что Нагиев и Аверин не всегда были лысыми, а сам Браун припомнил былую внешность Брюса Уиллиса. Теперь Браун умеренно волосатый, коротковолосый. Вот и славно. Пусть вспомнит молодость, каким был двадцать лет назад.

Верно, слуга пока не икал.

— Мы ожидали, — вздохнула Елена. — Этот парниша просто слишком чувствительный к политике.

— Точно, — вздохнул Эраст. — Где домохозяин? Клавдий Как-его-там.

— Сама не знаю.

Слуга тем временем усердно вращал рукоятку генератора (от местных жителей кое-как, но прятали). Молодец, зарядил навигационный прибор. Успел. Елена как раз взглянула на экран. Её глаза задержались на новой отметке. К застрявшей компании приближался ещё один сотрудник?

***

Добрался, слава те Господи. 2 июля, через 2,44-ую долю года.

(Первый весенний месяц прошёл и наверняка ознаменовался анахроничными президентскими выборами. Краем уха Сергиус слышал, что в марте не просто коты орут, но и Кота из «Ивана Царевича» отправили на подобие Евровидения. Но давайте не будем отвлекаться.)

Новый пришелец на экзо-Землю осматривал окраину Альтернативного Рима. Ветер трепал край гиматия, в потайном кармане скрывался экран ГЛОНАСС. Геостационарные навигационные спутники на месте, техника не подвела.

Если верить навигации, город был именно столицей. Родион ещё не добрался до необходимого пункта.

— Когда доберусь, немедленно вручу им средства связи. Лишь бы аборигены не заметили ничего странного. Я сам несу рюкзак.

Рядом с пунктом прибытия на траве торчал «мидикоммуникатор». Лишь бы всех сотрудников нашли целыми и невредимыми. Родион помянул высшие силы, на которые он начал надеяться совсем недавно (в сравнении с тремя десятилетиями его жизни).

Территория столицы поглотила мигранта.

В голове проносились мысли, теперь очень даже ясные.

Прошёл он мимо дома со спрятанным датчиком. Путь к форуму оказался тем же, что у троих подчинённых (во всяком случае, так выяснилось впоследствии).

На форуме возвышалась каменно-папирусная газета. Родиона заинтересовало, кто же эту вещь читает. В тот момент газету читал только один римлянин. Звали его Клавдием-Крайнием (как выяснилось позже).

К домохозяину подошла гражданка с немного осветлёнными волосами. Клавдий со строгим видом оглядел текст.

— В новостях пишут, что скоро все новости поместят на папирусы, они же газеты, если по-антски и по-склавински. Этот способ удобнее. Он облегчит распространение того, что требуется правительству.

— А если переписчики исказят новости? Как поступить?

— Может быть, именно это требуется правительству.

«Ну вы, блин, даёте, — заметил Родион».

Когда он собрался уйти и уже шагал по направлению к месту жительства своих подчинённых, женщина его заметила.

— Что тебе надо? — спросил учёный, когда римлянка встала перед ним с неясными намерениями.

— Кто ты? Я увидела тебя и поняла, что ты именно тот человек, который мне нужен.

— Я тебе нужен?

Она взяла за руку и повела за собой. Родион неохотно пошёл следом. Римлянка успела объяснить, что она гетера.

У одной инсулы они остановились.

Рядом бродил римлянин, подозрительно похожий на полицейского. В фуражке, с дубинкой и с катапультой за плечами.

Кандидат наук скользнул взглядом по историческому несоответствию, подумал «Кто-то уже напакостил» и вернулся к гражданке.

— Я гетера. Ты знаешь, чем гетеро- отличается от гомо-? Первое хорошо, а второе плохо. Если что, газеты читай. Меня зовут Демагогия.

— Демагогия?

Даже наш русский учёный (хотя он физик, а штатным историком в Агентстве служил его подчинённый) никогда не слышал, чтобы в Древнем Риме было женское имя Демагогия. Даже будь оно реальным, должно было быть и мужское имя Демагогий. С другой стороны, «я про это ни черта не слышал, а значит, этого не существует и ты несёшь пургу» — не самый подходящий аргумент.

Придётся смириться с тем, что в альтернативной античности женщины носят имя «Демагогия».

— Я хочу тебе помочь.

— Чем?

— Слушай. Наши граждане предполагают, что в тебе слишком много чуждой демократии. Ты погибнешь лютой смертью. Скоро подойдут мои помощницы, Дезинформация и Инсинуация.

— Дай мне сказать, Демагогия. У меня уже есть подруга.

— Интересно. Её зовут Коррупция?

— Ни в коем разе.

— Опиши её. Как она выглядит? Как её зовут?

Родион топтался на месте.

— Елена. Она…

Тогда Родион сообщил, что Елена работает инженером. Это слово происходит из латыни, но в древности оно, по некоторым сведениям, обозначало инженеров метательных машин.

— Она строит.

— Извини, я хотела спросить совсем про другое. Я должна была…

— Я понял. Ты меня расспрашиваешь, потому что велело начальство.

— Откуда ты знаешь?

— Есть опыт.

Именно в этот момент в поле зрения Родиона возникла молодого вида девица с мотками шерсти в руках. Что-то знакомое в облике… Выражение её лица намекало на некую нерешённую проблему, но она явно изо всех сил старалась этого не выдавать. Спросите, как Родион прочитал по лицу? Просто он знал, кто она такая.

Римский костюм не помешал Родиону узнать верную подругу. Он резко обернулся к Елене, за которой спокойно шёл Эраст.

Трое людей замерли, не зная, как поступить и что говорить в присутствии посторонних. Разведшифра в голове не было.

«Надо дать ей устройства, пока никто не увидел. Кроме того, ёлки-палки, гетера мешает. Сейчас, боюсь, нагрянут Дезинформация с Инсинуацией».

— Извини, мне некогда, — с этими словами он бросил Демагогию и шагнул к Елене.

У стены соседнего дома шевельнулась фигура, во время разговора неподвижная и незаметная. Полицейский видёл всю эту сцену.

Тот немедленно подошёл к Демагогии, но дальше наши современники уже не следили.

— Это вы, шеф? — быстро спросила Елена, которая выронила ношу и сразу о ней забыла. — Как вы сюда попали?

— Перенёсся на новом устройстве.

Елена перешла к вопросу о возвращении.

— А я-то на вас надеялась! Мы думали, домой вернёмся, как обычно.

— Совершенно верно, мозги взяли и пострадали.

— Я вас сначала не узнала без очков. Наша навигация…

— Показала меня? Идём, идём, — поторопил Родион подчинённую. — Я сообщу кое-что срочное.

— Куда мы идём? У нас уже есть квартира. Не знаю, правда, заплатим мы, или не заплатим.

— Ничего, найдём переулок.

Действительно, один из ближайших переулков был относительно чист и не пах. Разве что на земле валялись осколки посуды. Попов встал на страже. Сергеевский на всякий случай подозрительно осмотрел стены.

— Слушайте внимательно, Елена Павловна. К нам приехал геноссе Фрёлих. Он изобрёл средства для компактной связи. То есть компактные средства для связи. Они у нас таки появились.

— Мы обойдёмся без телефона?

— Они здесь, штуковины. Новые. Только они могут навредить зрению. Ради эргономики ограничим.

Перед Шишкиной появились устройства, которые мы уже видели в Москве. Вскоре старший сотрудник стояла напротив начальника, с линзами на глазах, проводами в ушах и датчиком на щеке.

— Показывает? — спросила она, увидев в глазных экранах собственное лицо, которое в этот момент наблюдал Родион. — Вот и хорошо. Только изображение слишком яркое.

«Пример передачи речи», — послышалось в ушах.

«Вы сказали „Пример передачи речи“. Отвечаю. Всё слышно. Это просто отлично», — произнесла Елена, незаметно шевеля губами.

«Вы сказали „Отвечаю. Всё слышно. Это просто отлично“».

«Конец связи».

Елена немного подумала, похлопала по карманам и осторожно вынула ГЛОНАСС.

— Выясним, где сейчас Браун. Он ищёт чистую воду, чтобы слуга не икал. Вот уж его напугали последние события! Сегодня вспомнил, и пошло-поехало. Кстати, мы нашли приборы. Как мы их вернём?

Родиону оставалось ясно объяснить, что кроме незаметной коммуникации у команды появился и миникоммуникатор. Попутно он объяснил, что местные жители могут заподозрить неладное, если наши современники исчезнут у них на глазах (неясно, как процесс выглядел со стороны). Вдруг выйдут неприятные последствия? Правда, не совсем приятные изменения истории на той Земле уже начались. Сначала надо дойти до квартиры и не забыть приборы. Во внеземную даль заслали напрасно, но не пропадать же материалу и труду?

— Начинаем! Переместимся домой. То есть постепенно. Надевайте браслет.

— Вы видели, что тут происходит? То ли кто-то уже побывал, то ли всё само образовалось.

— Только для начала доберёмся до квартиры. Точно говорю, я принёс вам новый костюм.

— Нас уже застукали. Ладно, сменим имидж.

Миникоммуникатор переместился на запястья, а стельки в сандалии. Начальник передал тару с костюмом, отвернулся, а Шишкина собралась быстренько натянуть эту одежду поверх надетой.

— Ой, что это? Я не хотела.

Костюм анта представлял собой вышиванку, шаровары, длинные козацкие усы и не менее длинный оселедец. Последний размещался на латексе телесного цвета для имитации бритой головы.

— Всё ясно. Придётся изображать мужчину-анта. Ошибся мистер Фокс. Тоже учится на ошибках.

Прошло некоторое время.

— Всё готово, шеф.

Вскоре предок восточнославянских народов шёл за древним греком. Пусть альтернативные думают, что эти двое приехали в столицу вместе.

Пока Родион перемещался по указаниям ГЛОНАСС, его подчинённая спокойно шла по пятам. Вдруг Елена почувствовала, как за длинный оселедец кто-то держит и упорно дёргает. Куда это годится, спросите вы? Тогда она обернулась.

За её спиной стояли те самые два подростка-раба. То есть те самые, которых умудрился купить Эраст. Катапультное мясо.

Публика показывала на мальчишек пальцами. Впрочем, всё не так. На самом деле публика показывала на Елену.

— Дёргайте! Дёргайте!

Один юный раб снова схватил «анта» за оселедец.

«Что они делают?».

— Зачем ты это делаешь, негодник?

— Кого он дёргает, не знаете? — спрашивали в толпе. — Если с макушки свисает чуб, тогда этот тип прибыл из далёкой-далёкой страны. Тогда надо не просто дёргать, надо бить. Но если ант, почему у него чужеземная причёска?

«Что за странности?» — Родион передал сообщение Елене. Ответа не было. Из толпы вылез вооруженный полицейский в сопровождении полицейского званием пониже. Первый из них осмотрел Елену с головы до ног и вскрикнул:

— Сами боги объявили, что человек с оселедцем на голове — наш вечный противник!

— Это правда, сержант? — засомневался подчинённый.

— Естественно. Наш вечный противник уже не женщина с косой вокруг головы. Кролик тоже давно ушёл. Сейчас у нас другой вечный противник из далёкой-далёкой страны.

— Кто он?

Сержант достал те самые сигареты.

— Это наш противник, который управляет далёкой-далёкой страной. Чувствуешь?

Сержант оторвал кончик сигареты и сунул подчинённому под нос.

— Мы слышали, как в галльской деревне делают волшебное зелье. Недавно мы выяснили, что в далёкой-далёкой стране тоже делают зелье, только ядовитое. Наш противник стоит во главе далёкой-далёкой страны. Его зовут Зелье, а его предшественника звали Порошком! Зелье, Порошок, какая разница?

Сержант заметил, что у «анта» на голове.

— Это какой-то неправильный склавин! Ты что нацепил? Это два разных народа, а не Аид знает что. Проваливай!

Пришлось Елене уйти. Но перед тем как это произошло, скрытый фотоаппарат сделал снимок.

Впереди раздался внезапный топот, сопровождаемый выкриками на древнегреческом.

«Ой, кто там. Отойду в сторону».

Эурека пегес катастрофес! Я нашёл источник катастрофы!

К месту, из которого распространялся запах сигарет, быстро и упорно бежал Родион. За ним спокойно шёл Хопкинс, но от его присутствия лучше не стало. Родион резко возник перед потребителем сигарет, отчего тот немедленно распластался по мостовой.

Родион досадливо зашипел и потёр ушибленный кулак.

— Ну вот, чёрт подери, что я наделал! Погорячился!

— Что за язык? — прищурился сержант.

— Не знаю, — тоскливо ответил рядовой.

— Судя по виду, грек. Если грек, спросим у Цицерона. Он оратор и должен знать подобные премудрости.

Раздался знакомый вой сирены. К форуму подъехала полицейская конница — защитники правопорядка.

Полицейский начальник с грозным видом подошёл к Сергеевскому. Его сопровождали ещё трое рангом пониже.

— Капитан, хватай его.

Капитан подошёл к Родиону, который в ответ лишь попятился.

— Назови имя.

— Родион.

— Грек?

— Правильно.

— Грек Родион? А по батюшке?

— Родион ту Моисеу.

— Ты еврей?

— Почему еврей?

— Ты ответил вопросом на вопрос.

— Я забыл. Родион ту Тимофеу! — выпалил и развёл руками.

— Всё будет серьёзно, — продолжал служитель порядка. — Сержанты, хватайте!

Сержанты схватили учёного за руки, которые он не успел убрать.

— Стойте! — крикнула Елена.

Полицейские замерли, в то время как Хопкинс уже готов был применить физическую силу. Спортсмен, как-никак. Не удержался.

Елена протянула капитану полиции деньгу.

— Благодарю. Ты хочешь, чтобы он получил свободу?

— Да, господин.

— У вас драчливый раб? Не познакомить ли его с плетью?

— Мы сами познакомим. Он наш раб.

Родиону показалось, что лицо Хопкинса слегка искривилось, но тот явно понимал, что Елена играет свою роль.

— Возьмите ещё деньги.

— Отведите их. Обратимся к Цицерону. Он, когда произносит речи, всё время мерзко рыгает. Но он знает премудрость.

Родион выдавал себя за грека. Судя по всему, римляне хотели спросить у Цицерона как у оратора и знатока греческой культуры. Хоть что-то историческое.

***

Пока в течение почти двух лет люди Сергеевского нетривиально отсутствовали в современном мире, в Агентство пришли сообщения от господина Василия В. из сыскной полиции. Прислал он три отчёта об альтернативной истории.

Для начала отметим, что московский агент Сергеевского был весьма неравнодушен к кофе. Можно понять его личный интерес к новости.

Помните, мы упоминали царского соправителя, Ломанова-Глебатина? Решил тот важный господин откушать котлету де-воляй, она же котлета по-киевски. Только-только решил, как выросло препятствие. Царь оказался против. Дескать, котлеты по-киевски пусть едят вражеские агрессоры и оккупанты, а нам, россиянам, сомнительные блюда не к лицу. Чтобы его высокопревосходительство не обвиняли в волюнтаризме.

Что здесь попишешь? Ещё до этого казуса важный господин хотел попить кофе по-турецки и кофе Американо. Если с первым ещё туда-сюда, со вторым он в ступоре до сих пор. Дальше наступил самый смак: дело в том, что Ломанов запирал кабинет на английский замок. Только представьте, какие у него начались муки с 4 марта 2018 года. (Повезло, что он не применял в программировании польскую запись и не увлекался японскими кроссвордами.)

В дальнейшем начался ещё больший смак. Решил однажды Ломанов прочесть роман Мережковского «Смерть богов. Юлиан Отступник». Заглавный герой жил, естественно, в Константинополе. Ломанов спокойно читал книгу, а в конце 18-го года он её взял да и сжёг. Больно уж его раздражала деятельность Константинополя. Дошло до утверждения, будто роман должен был называться «Варфоломей Отступник».

Как на весь этот пердимонокль отреагировал сам Мережковский, история умалчивает. Неизвестно, читал ли его настоящий Глебатин, но по идее от нашего ставленника требовалась конспирация. (Та же картина с предыдущими пунктами. Ломанов обычно баловался лимонадом и газировкой. Кофе пил не он, а настоящий Глебатин.)

Слушаем вторую новость от московской агентуры. По поводу кхмерской войны.

В Царской России молодой композитор написал вальс «На сопках Кампучии». Посвящён он был, как легко догадаться, погибшим в Камбодже русским воинам. Однако царь заявил, что налицо вражеское враньё и никаких русских воинов в Камбодже не было и нет. Композитора посадили в Петропавловскую крепость.

Помнится, нам докладывали, как русских воинов за Георгиевский крест прозвали пауками-крестовиками. (Вы что ожидали, граждане? Нынешние тенденции.) Вдобавок, в той державе ходили упорные слухи, будто царь всего-навсего хотел отомстить за удар кхмерского городового по голове. Что говорите? Это был не кхмер? Японец? А какая разница? Они все на одно лицо.[19]

Мало того, мелодия вальса на правах анахронизма звучит в фильме «Онегин». Посмотрят ли альтернативные этот фильм? Если без адаптации к немому кино и без цензурных купюр. (Особенно учитывая наличие в Прошлом живых сыновей и дочерей Пушкина.)

Третья весть от того же детектива. 13 сентября 2020-го по нашему календарю.

Агент объединил независимые сообщения от своих современников (россиян и немцев), получив тем самым цельную картину. В субботу 6 (19) апреля 1902 года на российско-германской границе (расположенной, как известно, в Привислинском крае) всё было спокойно. Никакой битвы, никакого сражения не было и в помине. Ясно ли, товарищи? Вопреки царским новостям, всё было спокойно. Тем не менее, агент записал на магнитофон нижеприведённую песню. Ничьи конкретные имена называть не будем. Просто послушайте.

На границе тучи вновь повисли,
Край суровый тишиной объят.
У лесов на побережье Вислы
Часовые Родины стоят.
…Часовые Родины стоят.
Там заслон поставлен вражью войску,
Там стоит, отважен и силён,
У границ земли восточнопольской
Наш ударный конный эскадрон.
…Наш ударный конный эскадрон.
Там живут, и песня в том порукой,
Нерушимой крепкою семьёй
Три драгуна, три весёлых друга,
Авантаж шеренги боевой.
Три драгуна, три весёлых друга,
Авантаж шеренги боевой.
На траву легли лядунки-ранцы,
Прилегли на землю русаки,
В эту ночь решили рейхсгерманцы
Перейти границу у реки.
В эту ночь решили рейхсгерманцы
Перейти границу у реки.
Доложили пластуны геройски,
И пошёл, командою взметён,
По родной земле восточнопольской
Наш ударный конный эскадрон.
…Наш ударный конный эскадрон.
Встало войско против чужестранцев,
Наступала вражья солдатня,
И летели наземь рейхсгерманцы
Под напором шашек и огня.
И летели наземь рейхсгерманцы
Под напором шашек и огня!
И забили, песня в том порукой,
Всех врагов в атаке огневой
Три драгуна, три весёлых друга,
Авантаж шеренги боевой.
Три драгуна, три весёлых друга,
Авантаж шеренги боевой!
***

Компания добралась до форума, куда уже подошёл Роберт. Цицерон был готов к речи. Рядом с оратором стоял его раб-секретарь Тирон, который уже приготовился к записи своими фирменными знаками.

Взгляды, которые Цицерон бросал на текст речи, были довольно красноречивыми.

— …На нас снизошла истина. Мы живём не в год консульства Юлия и Цезаря, а намного позже — в XXI веке от Рождества Христова. Которое было в XI веке.

Цицерон моргнул. Зато Родион Моисеевич взглянул на своих подчинённых и заметил, что у Эраста уголки рта слегка раздвинулись в стороны.

— …И те уважаемые граждане, кого мы хорошо знаем, занимаются неподобающими делами. Юлий Цезарь оказался антом. Александр Македонский оказался склавином. Он великий полководец, только зачем табуретки ломать?

Роберт приподнял уголок рта. Перепуганный Цицерон продолжал:

— …Иначе как объяснить его экспансионизм?

Кулаки Роберта сжались, что также не ускользнуло от внимания начальства.

— Страшнее всего другое: Александр Македонский оказался хохлом. Поскольку хохол ни при каких обстоятельствах не может быть склавином, следует вывод, что Александром Македонским были два разных человека…

— Как это понимать? — насторожилась Елена. — Кто-то продал Цицерону современные идеи? Я догадываюсь, кто.

Она взглянула на Эраста, отчего тот сразу сделал круглые глаза.

— Я ничего не делал! Мамой клянусь!

— Кто тогда? Браун? Я догадалась…

— Чем вы докажете, что это я?

— Цицерон упомянул современные народы, это ещё не всё. Кто ушёл, чтоб избавить Хопкинса от икоты? За это время вы подсунули Цицерону свой текст. А может, ещё и с Тироном сговорились.

— У меня есть что добавить, — Родион поделился психологическими наблюдениями. — Ваша реакция на конкретные фразы.

— Это сделал я. Только я не сам додумался. Начальство велело.

— Полностью с вами согласен. Ваше начальство просто вездесущее.

Здесь Родион почувствовал, как между лопатками возникло инородное тело. Просто его ткнули дубинкой. Что было дальше, опишем в общих чертах.

Полицейский объявил: современные люди арестованы. Слуга стоял рядом, но икота пока не началась.

Речь полицейского объяснила, почему Браун-«варвар» даром получил много денег (пособие, если по современному). Альтернативный Юлий Цезарь объявил европейско-варварские власти недругами и тупыми. Их подданных нужно было жалеть. Вот и вся причина.

Гетеру Демагогию и её коллег Коррупцию, Мельдонию, Антисанкцию, Агитацию, Инсинуацию, Беззаконию и Дезинформацию звали совсем по-другому. Полная аналогия с Крайним Беспределом.

Что касается Клавдия-Крайния… Нашим людям, если можно так сказать, «крупно повезло». Именно он оказался одним из шпиков. Стоило выразить недовольство реальной древнеримской кухней, как домовладелец сообщил начальству: у него подозрительные жильцы. Это во-первых. А во-вторых, с ароматами гладиолусов тоже поторопились. По сообщениям историков, римляне обожали цветы. Так что клятва Елены их не обманула. Следовательно, несмотря на всю альтернативность, надо было лучше готовиться к историческим реалиям. Отсюда горький опыт.

Вдобавок, шпик нарочно не спросил жильцов о жизни в «родном городе». Он рассчитывал на то, что честные люди сами расскажут, если они и правда оттуда.

Из толпы послышался шум. Сержант вывел на всеобщее обозрение сирийца, который когда-то заходил к Цицерону. Когда «Юсуф» оказался рядом с арестантами, Цицерон (совсем уже запуганный) покинул место оратора и спросил полицейского, в чём здесь, собственно, дело.

— Мы обвиняем семита в похищении новой жены Юлия Цезаря. Она сбежала от главы государства прямо из-под носа.

Эналама… — начал было Яузеф на родном языке, но сразу перешёл на латынь. — Я… почему…

Сержант ткнул в него дубинкой.

— …почему я?

— Ты сириец. Все восточные семиты суть шлимазлы и враги нашей Республики. Все восточные семиты покушаются на наши запасы горючего масла.

— Причём здесь новая жена Цезаря?

— Женщинам тоже нужно масло. Людям тоже нужно масло. Всем нужно масло. Ценный ресурс. Ты не знал?

— Причём здесь я? Я мирный человек, ни с кем не воюю.

«Это я виновата, — услышал Родион сообщение подчинённой. — Цезарь перепутал меня с будущей женой, а я от него убежала, пока он не распознал».

«И из-за этого они обвиняют чувака с Ближнего Востока? Не считают невинным мирным жителем? Надо исправить».

«А мы успеем?».

Роберт скрестил руки и молчал. У него-то скрытого переговорного устройства не было. Впрочем, Елена осмелела, и обратилась к нему непосредственно:

— Боб, что скажете?

— С этим вопросом обращайтесь к начальству. Вы сами что скажете?

— Насколько я знаю, у римлян не было тюрем. Они ссылали в изгнание.

— Здесь разве то же самое? Мы нашли много отклонений от истории.

Полицейский револьвер с резиновыми пулями не помог. Увы. Вся команда оказалась в здании сената, который превратился в место временного заключения. Дверь была заперта на замок.

Как назло, немецкий прибор не сработал. Не повезло им, не повезло.

— И сколько мы будем тут сидеть? Полчаса? Час? Мы здесь просидим не час. Скорее всего, намного дольше.

Пока Родион рассуждал, все сидели на местах для «ротанёсов». Неподалёку сел Хопкинс, которому тюремщики разрешили остаться. Впрочем, за эту привилегию пришлось заплатить.

Цель собственно заброса сотрудников незнамо куда оказалась ненужной. В родном мире научные приборы были в точности те же, и можно было просто обратиться к Фрёлиху, если бы не искажённое состояние родионовых мозгов. Но как быть с минителепортацией? Сколько они ни нажимали на кнопку, техника не работала. Вероятно, изобретатель забыл уточнить, что made in China? Родион не знал.

Эраст предложил слуге пересесть поближе.

Вся компания молча сидела на чужих местах. Накладные усы и парики были уже не нужны. Толщинки, правда, остались. Родион нащупал руку Елены, а та даже прилегла к нему на плечо. Просто устала. Когда же учёный парень разглядел её лицо, оно показалось задумчивым. Впрочем, уныния не было. Одна задумчивость.

Роберт с Эрастом уже рассказали начальнику злоключения, а теперь сидели рядом и шептались. Слуга старался не икать. Хотя, кажется, приступ уже прошёл.

— О чём вы там шепчетесь? — поинтересовался Родион у Роберта.

— Про русскую песню. «Эх, Запад. Не пот, а запах!». Он пахнет или загнивает? Москва на западе страны.

— Это вы про кого? — не разобрал Эраст.

Начальник хотел постучать кому-нибудь по лбу, но передумал. Не гневайся, Родион, не гневайся.

И выдал пространный ответ:

— Заметьте, всё могло быть намного и намного хуже. Понятно, что перед нами альтернативность, но в Древнем Риме мы бы сразу погибли. Мы не встретили совсем уж сложные исторические реалии и не сохранившиеся латинские слова. В том числе не увидели надписи на архаичной латыни и на каких-нибудь совсем забытых нами языках. Не увидели ни одну оргию. Не погибли из-за проблем с гигиеной, со свинцом в водопроводе и с допотопной медициной. Не встретились с малоизвестными историческими личностями. И почти не прокололись с мелочами. Нас, пришельцев, вообще давно бы прикончили. То есть альтернативная история здесь очень условная.

Прошло ещё немного времени. Усердно почесав макушку, Родион перешёл к практическому вопросу:

— И долго ли мы просидим в этой клетке? Чем убьём время?

— Сейчас узнаете. Где наши антидепрессанты? — улыбнулась Елена.

— Разве они у нас есть? — не поверил Родион.

— Есть. Давайте разгоним хандру.

— Чем же?

Елена встала на месте для оратора, провела ладонью по укороченным чёрным волосам. Придала себе уверенность. К ней устремилось всё внимание присутствующих.

— Всем нашим современникам и Людмиле Гурченко посвящается.

Заключённые слушали песню. Снова приносим искренние извинения.

Если вы признали Родину дурдомом,
Если вам не в радость ни один момент,
Пусть вам улыбнётся, как своим знакомым,
С нами вовсе незнакомый новый президент.
И свобода, без сомненья,
Вдруг коснётся наших глаз,
И хорошее настроение
Не покинет больше нас.
Если вас с Европой вдруг поссорил случай,
Часто, кто у власти, ссорятся-то зря.
Вы в глаза друг другу поглядите лучше,
Лучше всяких бомб порою взгляды говорят.
И свобода, без сомненья,
Вдруг коснётся наших глаз,
И хорошее настроение
Не покинет больше нас.
Если кто-то властью был совсем заброшен,
И поступок этот в сердце нам проник,
Вспомните, что в мире много стран хороших,
В мире их гораздо больше, вспомните про них.
И свобода, без сомненья,
Вдруг коснётся наших глаз,
И хорошее настроение
Не покинет больше нас.
И свобода, без сомненья,
Вдруг коснётся наших глаз,
И хорошее настроение
Не покинет больше нас.

Елена резко обернулась к выходу.

— Кто стучит в дверь?

Дверь с громким треском рухнула. За ней стоял широкоплечий мужичина — тот самый «Арес», который посещал заседание. В ответ на удивлённые взгляды арестантов он покачал копьём и сдвинул брови. Судя по поднятой ноге, пришелец вышиб дверь вовсе не копьём.

Начальник встал. Подчинённые, однако, не шевелились. Вдруг Арес снова ударит, но уже не в дверь?

Родион осторожно показал на пришельца пальцем. Осторожно. Вдруг неадекватно отреагирует?

— Товарищ, вы кто?

Широкоплечий пришелец опустил ногу.

— Я не просто товарищ. Товарищ майор. Я Марс, Арес, бог войны. Пусть даже для римлян. Вы наверняка поняли, кто я.

Родион вышел вперёд и улыбнулся слегка, но дружелюбно, и всё же с настороженностью.

— Если в самых общих чертах. Что вы хотели?

— Я пришёл за вами.

— Зачем?

— Кто из вас главный?

Елена и Родион одновременно подняли руки.

— Интересует, как мы вас нашли? Я заходил сюда в связи с обсуждениями у сенаторов. Они обсуждали измерительные приборы. Нам стало интересно, чья работа.

— Наша работа, наша, — признался Родион.

— Позже расскажете. У меня к вам единственный вопрос. Что вы только что пели? Смелые люди: не боитесь, что вас услышат. Уважаю смелых. Выполняйте команду. За мной шагом марш.

Марс степенно развернулся и освободил путь из места временного заключения. Наши современники неуверенно затоптались на месте.

— Роберт, вы ничего не замечаете? — спросила Елена.

— Точно! Альтернативный Арес говорит по-русски.

— Вот именно. Он же товарищ майор.

Пришелец обернулся к ним с хмурым взглядом.

— Что вы болтаете? Скоро вы всё поймёте. Я же сказал: за мной шагом марш.

— Слушаемся. Хопкинс, будьте добры, идёмте.

На выходе спасённые замялись. Больно уж неожиданно развернулись события.

— Охре… очуметь! — лаконично прокомментировал Родион. — «Властелин колец», прибытие кавалерии. Казалось бы, такое бывает только в кино.

Вопрос в том, куда идти. Неподалёку от места временного заключения современных людей ждал аэростат — с дирижаблевидной оболочкой, большой корзиной и винтами по бокам.

— Совсем другое дело, — заметил Роберт, в то время как Хопкинс смотрел на технику с настороженностью.

Военный учтиво объяснил:

— Одни части мы принесли с собой, из современного мира. Горелку, винты, защитные очки. Оболочку и корзину сделали здесь. Если в него водород, надо или металлы с растворами кислот, или электричество, ну и горючий он. Гелий взять неоткуда. Обходимся горячим воздухом.

Из корзины выглянул незнакомец в меховой шапке. Елена почти сразу узнала анта. Того самого, кто ходил по столице с плакатом.

— Не бойтесь, это мой денщик, — пояснил пришелец.

Елена первой полезла в корзину.

— Понятненько. Вот что я видела в телескоп. Думала, что за темнота пролетела… А это дирижабль.

— Вы уже видели? — Родион сжал губы. — Кто бы мог подумать.

— Да из головы вылетело.

— Заходим-заходим, — торопил их военный.

— Лишь бы вы этот шар не проткнули копьём, — неожиданно додумался Родион. — Вдруг получится в точности как у того пруссака в «Воздушных приключениях». Случайно проткнул шар каской.

— Не знаю, не видел.

Вся компания поместилась внутри. Пришлось потесниться, но хоть какого-то места хватило. Военный надел защитные очки.

— У аэростата два механических заводных двигателя. Пока один крутит винты, другой мой денщик заводит рукояткой. У вас раб? Заводи двигатели.

Слуга подчинился. Опять у него низкая квалификация.

— Взлетаем! — Когда поверхность экзо-Земли плавно опустилась вниз и понеслась с большой скоростью, пришелец вытер губы кулаком и обратился к компании: — У вас возникнет вопрос, как я вышиб дверь. Замок банально деревянный.

— Деревянный? — скептически переспросил Родион.

— Металлические замки появятся только во втором или третьем веке нашей эры. Есть тут историзм.

— И куда мы отправляемся? — законно поинтересовался Родион. — Долго лететь-то будем?

— На Олимп. Во всяком случае, по мнению римлян. На самом деле мы живём… Скоро сами увидите, где.

Глава XI

The Standard,

… июнь 1901.

ВЕРНОПОДДАННИЧЕСКИЕ СПЕКУЛЯЦИИ (А. К. Дойл)

«Четыре года назад, в те славные июньские дни, когда империя отмечала Юбилей Её Величества, Премьер-министр предъявил цивилизованному миру нашу незаурядную роль в истории. Торжество сопровождалось экстазом верноподданнических чувств, как отметил Брэм Стокер. Не буду скрывать, но моё детище, пьеса „Ватерлоо“, как никогда раньше отозвалось на запросы современности.

Телеэлектроскоп, настоящее достижение прогресса, продемонстрировал празднества тем из джентльменов, кто по уважительным причинам не смогли посетить столицу. И меня и многих других больше всего поразила передача движущегося изображения, обещающая новые свершения цивилизации.

Но едва наши далёкие потомки ознакомились с животрепещущими темами, как возобновились споры отцов и детей, на этот раз нового типа. К нам обращались всякого рода шоумены с идеей пригласить к Её Величеству некий „шведский квартет“ и спеть перед ней песни „Waterloo“ и „Dancing queen“. Отмечу, что даже Дом Романовых при всём своём авторитете не избежал примитивных махинаций. Недавно всё те же личности посвятили супруге Николая II песни „Александра, Александра, этот город наш с тобою…“ и „Ах, Алиса, как бы нам встретиться, как поболтать обо всём…“, а вдовствующей императрице они посвятили песню „Mamma Maria“. Если легкомысленное отношение к августейшим особам выказывали шоумены, государственные деятели поступили тоньше. Каждый из нас слышал „Имперский марш“ Элгара, но люди из Будущего предложили „Имперский марш“ Дарта Вейдера. Для кайзера сгодится.

Сосуществование великих держав во все времена упиралось в ежедневные сложности, но когда мы видим ликование верноподданных, имперский дух лишь крепнет. Я не знаю, доживём ли мы до венца прогресса, но он, вне всякого сомнения, неизбежен».

О БОРЬБЕ (А. К. Дойл)

«С горечью вспоминаю ту идиллию, что своими глазами созерцал за океаном шесть лет назад. Как сейчас помня поездку в Соединённые Штаты, мне неприятно видеть, как на любимой мною земле негры устраивают бунты, требуя незамедлительные права. Возможно, негры не столь ужасны, но мулаты вновь вызывают омерзение. Отечественные консерваторы не поступили по принципу „враг нашего врага“, а осудили постыдные начинания. По сообщениям отечественных корреспондентов, если бунт чернокожих не прекратится, от лозунгов они перейдут к людоедству, масонству и, не приведи Господь, сионизму».

Скромный лондонский эскулап Симеон Уиллард умел собрать разнообразное общество. Когда повод для встреч вновь случился в его жизни (в свежие апрельские дни 1902 года), общество собралось в бывшей гостиной господина Хамфри.

Сам терапевт предъявил пациентам настоящую практичность — стеклянные колпаки не резали глаза пылью над бездействующим содержимым, в противовес тому, что мы увидели бы у предшественника. Кулак упёрся в выпуклую щёку доктора, пытливые глаза пожирали сияющий кофейник.

Её Величество по-прежнему здравствовала, вопреки всем скептическим прогнозам потомков. Некоторым другим знаменитостям жизнь не продлили, в том числе художнику Левитану, но какая иная судьба была бы уготована еврею? Покуда над крышами привычной Викторианской Земли светило ясное апрельское солнышко, Небесные люди жили в сентябре года 2020-го. Не желая сойти с ума, Уиллард при каждом упоминании мысленно вычитал 100 лет, что виделось ему более привычным для скромного разума.

В столь же трудные былые времена Уиллард тесно общался с несколькими докторами, но знал бы он, куда их всех разбросает судьба. Доктор Колби проявил незавидное рвение, по собственному желанию отправившись в полевой госпиталь на ирлакезских землях. Сердце Симеона обливалось кровью после каждой новости с фронта. Не сложил бы товарищ смелую головушку.

Колби год познакомился с самим Конан Дойлом, что заинтересовал его не как литератор, а как врач и как человек, приплывший в Ирландию из патриотических побуждений. Если верить газетам, несметное число наших добровольцев поддержало Ольстер в борьбе с супостатами (наша армия не сделала ни единого выстрела), несметное число европейских вояк подавило бунт боксёров в Пекине (русские войска в подавлении ни в коем разе не участвовали), несметное число наших журналистов взволновано вторжением гансов и фрицев в бурские республики (кто-то утверждал, будто это были вовсе не гансы) и осудило немецкое же вторжение в Россию (либералы в него не поверили). Но что бы ни происходило под солнцем, лишь один верный товарищ нарушал своей смелостью спокойный сон Симеона.

Прожил бы Симеон целую вечность в постоянном волнении, если бы беспроволочный телеграф не принёс от Колби долгожданную весточку. Колби спас пленного ирландского солдата — казалось бы, не иначе как врага. Благодаря мимолётному знакомству смелый доктор передал столичному другу стихотворение от противолежащего народа. Уиллард по прочтении не удержался от грустной улыбки.

Вы все — лизоблюдов орава.
Довольно сидеть с королевой!
Кто там сидит справа?
Слева! Слева!
Показал всему Дублину сасаннах
Кацапскую физиономию.
Кто за него, тот пошёл …!
Наши люди — свободой ведóмые.
Бальфур, взяв в банке деньгу,
Стреляет в дублинского слугу
Из пулемётных очередей.
А я возьму в банке, если смогу,
Не фунты, и даже не рублики.
Смотрите, завидуйте, мы из людей
Свободной кельтской республики!

Покуда на Зелёным островом неумолимо витает Азраил, мы возвратимся в мирный, уютный, милый дом.[20]

В спальне, на прикроватном столике, Уилларда ждала завлекательная книга, «Дракула» Брэма Стокера (читателю поистине улыбнулась удача: книгу он купил в последний момент перед инфляцией). Но если речь заходила о реальном, подлинном, мире, молодой джентльмен без сомнений и колебаний вставал на сторону науки. Ни одного настоящего вампира Уиллард ни за что бы ни признал, но в области словесности погружался в привычные интересы. Много есть подобных книг.

Но вдруг он ошибся, и господин Хамфри сам был вампиром? И не испытывал ли аналогичное пристрастие некто Глебатин? Таковое существо в государственной деятельности привело бы к ещё большим мукам.

Ни одному из смертных не было ведомо. Пока же мы наблюдаем картину, как Уиллард беседовал с двумя разными людьми, с мужчиной и женщиной.

Напротив Уилларда сидела обладательница волнистых тёмных волос, узколицая дама средних лет (этикет не позволяет нам уточнить её возраст). Что вы ни скажете о языке или науке, А. Г. Дулиттл, тотчас найдётся предмет, по чьей вине ваша дражайшая половина непременно рассердится. Назовём её просто «Примроуз Дулиттл», этого ангела в доме, что иной раз не сговорчивее демона революции.

Эндрю Литтлвуд, среди подданных Империи прославленный былыми космическими полётами, вернулся из интригующего Будущего. Даже невзирая на ограничения для нашего поколения, двадцать первый век произвёл на барина впечатление, вдохновившее его на чтение месье Робида. Выискивание верных прогнозов занимало ум Литтлвуда, пока громкие нотки в окружающих голосах не возвращали его к текущей беседе. Случались отдельные моменты, когда его неловкие пальцы сажали пятна варенья на скатерть, а взор умилялся их забавным очертаниям. Но в остальном окружающие голоса настраивали барина на серьёзный лад.

Темой беседы, если вам угодно знать, стало влияние «небесного большого брата» на викторианскую эпоху, что уже привлекла к себе нехарактерные черты. Уиллард остался благодарен господину Сержу и мадемуазель Шишкиной за сложившуюся карьеру.

Собеседники со вниманием слушали молодого эскулапа.

— Наши потомки освободили меня от диктата господина Хамфри. Вы не знаете, каково быть подчинённым сомнительного джентльмена, который думает лишь о том, как поскорее обустроить империю и всё остальное. Если бы мадемуазель Шишкина не опознала в господине Хамфри отца разных демократий… Всё ли ясно?

Синеглазая супруга поднесла к губам чашечку.

— Вы не назвали второго пришельца, американского. В чём его заслуги?

— Ни в чём. Во всяком случае, я его плохо знаю. Ещё не всё, дамы и господа. Мой довод покажется слишком тонким, но именно благодаря Небесной Земле наше правительство пригласило Эдисона. Мы ловили бедного, пострадавшего Эдисона на улице. В этом процессе я встретил Мэри Энн. Потому я женат.

Урождённая Примроуз Суит взглянула на Симеона не без некоторого уважения, ведь она, если верить признаниям, познакомилась с Дулиттлом не при столь же необычных обстоятельствах. Она просто наступила на ногу будущему мужу.

— Если верить потомкам, моя жена могла достаться Хамфри, — продолжал хозяин гостиной. — Что скажет господин Литтлвуд?

Его адресат тем временем углубился всеми мыслями в смелые прогнозы. Взор бывшего покорителя космической стихии сдвинулся кверху.

— О, простите! О чём я думал… Альбер Робида обещал нам, что слабый пол наденет мужскую одежду. В Будущем я это и увидел.

— Не совсем убедительно, — уверенно возразил доктор. — Уже была идея. Взгляните на поборниц женских прав. Робида применил логику.

— Соглашусь. Зато месье Робида предсказывал женщин-адвокатов. Надеюсь, до женщин-политиков дело не дойдёт. Мне рассказывали, будто бы господин Меркель вовсе не господин. Врут, как есть врут.

— Не знаю, чем ответить. В грядущих политических играх не важно, кто главный: мужчина или женщина, белый, чёрный или еврей. Семиты обещают новое еврейское государство. Неисповедимы пути Господни.

— Зато у мыслителей временами случаются необычные идеи. Например, один великий князь, он же генерал-губернатор Северо-западного края, обещал, что люди будут жить плохо, но недолго. Кстати, знакомы ли вы с деятельностью господина Глебатина? По уверениям либеральных газетёнок количество его орденов соизмеримо с количеством орденов у царя Леонида Блаженного.[21]

Мысль о недостатке знания напомнила о новейшем изобретении, о вычислительной машине с её кладезями ответов на многие вопросы. Как было известно всякому разумному потребителю газетных статей, правительство заказало достижение техники не иначе как для имперских нужд. Социального статуса Уилларда было недостаточно, чтобы воочию увидеть изобретение Эдисона и Теслы. Что уж говорить о повышении цен.

Коли речь зашла об Э. В. М., вспомним одно неудачное заимствование. То, что дворянство вскоре оснастят беспроволочными телефонами, очень и очень маловероятно. Транзисторы, особые электронные детали из будущего, могли бы помочь в передаче голоса без проводов, но только могли бы. Торопливая экспроприация не помогла.

Не смог господин Шепард оказать услугу Империи. В том числе с учётом его усиленного интереса к мужичью. Естественно, Шепард в целях разведки выдавал себя за друга, но простой народ ему натурально нравился.

На мысли о телефонизации Уиллард припомнил статью в техническом журнале. Если статья не врала, немецкий инженер Карл Фердинанд Браун изобрёл электронный осциллограф, особую стеклянную колбу. В чём её суть? Частицы-электроны отображают на экране величину тока, рисуют светящимися линиями. По мнению журнала, в случае усовершенствования трубки телеизображение перейдёт на новый этап развития. Но описывали изобретение до того осторожно, до того запуганно, словно Германия готовила его для войны. Интригующую технологию словно накрыли непрозрачным колпаком, а рассказали о ней по чистой случайности.

Бывают моменты, когда неведение поистине блаженно. В момент всеобщего молчания Уиллард обратился с вопросом к гостям. Слишком уж долго длились отвлечённые мысли.

Потому молодой доктор припомнил причину, по которой появились вычислительные машины. На сей раз вопрос адресовался обладательнице скрипучего голоса.

— Что скажете вы, дорогая госпожа Дулиттл? Помогли ли вам наши потомки? Или помогли вашему супругу?

— Они сделали моего мужа важной птицей! — несолидно воскликнула профессорша. — Он возомнил себя борцом со шпионами, особенно после Эдварда С.! Мне это не дало ни шиша… А его сговор с дохтуром Фрейдом…

— Извольте, при всей своей скандальности он иногда оказывает услуги психиатрического толка. Бывают случаи, когда наши люди напуганы чем-либо из мира Будущего, либо при визите в Будущее над ними подшутил Купидон. Кто поможет в щекотливой ситуации? Вы, возможно, не слышали, но на российской телеэлектроскопии Будущего показывали шоу «Звёзды под гипнозом». Звёздами называют знаменитостей, если вы не поняли. Помните, в недалёком прошлом Фрейд занимался гипнозом у Шарко? Когда об этом шоу узнал Фрейд, он вспомнил молодость, приехал на шоу и всех их там в пух и прах раскритиковал. Всем им поставил неутешительные диагнозы. Даже страшно произнести. Хорошо, из эфира вырезали. Откуда я тогда знаю? Мне рассказали господин Литтлвуд и ваш зять…

Ни единого слова об осведомлённости не коснулось его ушей. Судя по лицам, собеседники впали в прострацию.

Уиллард потёр висок указательным пальцем. Тема беседы сдвигалась в новую сторону.

— Боюсь, доктор Фрейд не всегда поможет, — продолжал доктор с некоторой, если можно так сказать, обречённостью в интонациях. — Вы знаете, дамы и господа, что нынче происходит? В Кампучии и в Ирландии? На первый взгляд, нам нет до них дела. Кто виноват, с чего началось? Придётся долго думать.

— Кто виноват? — задумалась госпожа Дулиттл, пока злободневные вопросы не вернули её в лоно семьи. — Вы знаете моего сына Генри, он журналист. Дальше-то что? Всякие там украинцы… Они избили моего сына и обозвали агентом Москвы!

— Мадам, приношу извинения. Ваш сын-журналист — агент Москвы?

— Мой сын? Как вы могли подумать!

— Вы взгляните на статью. Генри Дулиттл — журналист