КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 443480 томов
Объем библиотеки - 622 Гб.
Всего авторов - 209043
Пользователей - 98604

Впечатления

kiyanyn про Snowden: Through Bolshevik Russia (Записки путешественника)

Сначала уничтожить страну и ввергнуть ее в нищету и войну (тут я согласен со Стариковым) - а потом лить крокодиловы слезы...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
PhilippS про Корчевский: Опер Екатерины Великой. «Дело государственной важности» (Исторические приключения)

Прочитал с удовольствием. Только заменил резинки для чулок ( явный анахронизм) на подвязки.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про серию Я спас СССР!

Цикл завершён.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Москаленко: Нечестный штрафной. Книга 2. Часть 2 (Альтернативная история)

да, тяжело ГГ, куча баб, а некого..
а так неплохая серия, довольно жизненно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Koveshnikov про Nic Saint: Purrfect Revenge (Детективы)

https://coollib.com/b/506814/readp?p=33&cnt=9000

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
more0188 про Емельянов: О смелом всаднике (Гайдар) (Советская классическая проза)

и ни одного отзыва?
кстати в свое время зачитывался. ток конечно не голубой чашкой и не тимуром (хотя вещи!) Там было что то про попаданцев. Кстати не могу найти. Может с чипполино сожгли?

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Михаил П. про Snowden: Through Bolshevik Russia (Записки путешественника)

На мой взгляд, это произведение сопоставимо по уровню с книгами Ильфа и Петрова, которые описывают примерно то же историческое время. Но в отличие от 12 "стульев", это совсем не весело. Книга представляет собой полные искренности заметки молодой девушки о том, что она увидела в своем путешествии по Большевистской России.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Стаф (fb2)

- Стаф [СИ] 1.04 Мб, 309с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Денис Владимиров

Настройки текста:



Часть I. Черная кровь

1

Когда ты стоишь на коленях, а руки стянуты за спиной пластиковыми наручниками и на голове мешок из плотной ткани, который позволяет с трудом дышать, то мысли путает страх, он будит ужас, радуясь полученной власти, тот заставляет вздрагивать от каждого звука. Они пусть и глухие, но все кажутся болезненно резкими.

Когда ты не понимаешь, где находишься, почему тебя схватили, затем долго, очень долго везли в обычной фуре в неизвестном направлении, выгрузили, попутно за нерасторопность, наградив болезненным тычком по почкам чем-то твердым и узким, скорее всего прикладом автомата, то поневоле начинаешь бояться всего.

Как назло ноги путаются, кто-то тебя толкает, ты задеваешь плечами какие-то непонятные выступы, едва не падаешь… Сбоку слышен чей-то сдавленный мат, хрипы, шорохи, звуки собственного дыхания.

В горле давно пересохло и хочется жрать. А в голове крутятся мысли о рабстве, урановых рудниках или о скорой смерти от пули в затылок. Почему именно в затылок? А черт его знает, так представляется легче.

— На колени! Шустрее! — приказал хриплый голос. И удар под это самое колено.

* * *

…Гомо сапиенсу без точки отсчета сложно. При всем многообразии, богатстве или скудности внутреннего мира индивида события привязываются к почти одинаковым пробуждениям, телефонным или дверным звонкам. Часто реципиент находится либо в сильном алкогольном опьянении, либо с ярко выраженными признаками абстинентного синдрома, что должно подчеркнуть необычность событий или ответить на вопрос не вполне адекватного восприятия новой или изменившейся в одночасье старой реальности. Однако, если бы кто-то спросил с чего все началось, я бы еще сутки назад, не задумываясь, ответил бы — «с суки»!

При этом был трезв, не маялся с похмелья, не раскалывалась голова, не звонил телефон, не приходило зловещее СМС, «неожиданно» сквозь фильтр в бесплатный почтовый ящик не пробивался спам, а если и пробивался, то стандартный, и в дверь никто не стучал. В общем, как в классике «ничто не предвещало беды». А собака женского пола тогда носила вполне человеческое имя — Юля, часто ее звали Юлечка, кто-то Юла или Юленька.

Красивая стройная маленькая, но фигуристая брюнетка выглядела настоящей статуэткой, произведением великого скульптора древности, которого Муза не просто поцеловала, она дневала и ночевала у него, любила страстно, а когда мастер спал, та, лежа рядом любовалась им, оперевшись щекой о ладонь. Перемешавшаяся грусть и радость в ее взгляде тонули в поволоке слез счастья, ей хотелось сделать нечто такое для мужчины, чтобы и он ощутил хоть толику чувств, сжигающих изнутри и дарящих радость. И в итоге она подарила жизнь его творению — Юле. Теперь черные-черные глаза девушки прожигали, могли и на Южном Полюсе растопить весь лед, если бы туда ее каким-нибудь ветром занесло, голос же обвораживал, затягивал, путал мысли.

Вот так я влюбился в нашего нового офис-менеджера. Как говорят, окончательно и бесповоротно. Точнее, тогда думал, что все обстояло именно так. Корпоративы, нередкие посиделки всем коллективом в кафе для сближения и налаживания связей. Ловил на себе ее взгляд, не решаясь сделать первый шаг, подойти и просто сказать: «давай встретимся». Как школьник украдкой разглядывал девушку и суетливо отворачивался, когда она смотрела в мою сторону.

В те выходные ехать никуда не хотелось, но все коллеги, «друзья» по гроб жизни, решили провести их на природе.

— Стеф, харэ ерундой страдать, давай с нами, посмотри какая погодка стоит, по прогнозам, последние теплые деньки, а там дожди обещают, затем осень, — заявил тогда Сашка, тридцатитрехлетний мужчина, отец двух детей, высокий, пусть и ниже меня, с начавшим появляться пивным брюшком.

— Всем кагалом собираемся? — уточнил я.

— Точно! Палатки, природа, звезды, шашлык-башлык, попоем под гитару, может и получится тебе с кем-нибудь замутить. Вон Наташка у меня спрашивала. «А Стефан будет?», — с довольно похожими интонациями секретарши произнес последнюю фразу тот, затягиваясь кнопочным вонючим «винстоном».

А я как Васин, на все согласен.

И «мутить» собирался понятно с кем. Только с Ней. Все представлял в мечтах, как это «мутево» выглядеть будет. Дважды «джентльменский» набор проверил. Был печальный опыт еще в студенческие годы, как на такой же примерно вылазке последнюю черту не позволило перейти именно отсутствие данного важного элемента мужского гардероба.

…Поздний вечер, а если смотреть на часы — практически ночь, аромат жарящегося мяса, даже гитара звучала, я любовался Юлей. Мириады искр, летящие вверх, зажигающиеся и очень яркие-яркие звезды, каких не бывает в больших городах. В глазах девушки отблески пламени. Она сидела на туристическом коврике и слушала пение Сашки, обхватив колени руками.

Заговорившись с коллегой о чем-то сейчас донельзя важном, что служило прелюдией к поднятию пары стопок, я не заметил, как стихла музыка, все уже начали разбредаться по палаткам. Возле костра оставались самые стойкие. Юльки не было. Подождал минут пятнадцать, думая, не заблудилась ли, пошел искать.

Они сидели на бревне. Сашка обнимал спутницу за плечи, шептал что-то на ухо. Та не спешила сбрасывать руку, избавляться от ухажера, наоборот, прижалась. Порой раздавался ее тихий, но звонкий смех. А затем все заполнили звуки поцелуев из разряда жарких.

— Ты что творишь, сука! — именно с такой фразой я и выскочил из кустов в шаге от них, как черт из табакерки, напугал настолько, что оба или «обе» завалились спинами назад, с импровизированной скамьи. В сторону же женатого коллеги выругался грязно и матерно. От кого-кого, а от него не ожидал подобной подлянки, как конкурента не рассматривал от слова «совсем». Дом, семья, работа, деньги куем.

— А ты — шалава! — и девушке досталось, для окончательного понимания «ху из ху» ткнул в нее пальцем, а затем заявил, смотря на мужчину, — Больше ты мне не друг!

Плюнул, и быстрым шагом, почти бегом, бросился прочь от «предателей». Алкоголь туманил мозги.

— Истеричка! — бросил Сашка вслед, — Давай, давай вали! В «черный список» меня еще внеси!

— Мальчики, мальчики! — неслось от круга костра.

Пошли вы на хрен «девочки»!

Шел, не разбирая дороги, продирался через какие-то кусты и заросли, благо, взошла полная луна, а лес был редким, поэтому хоть что-то можно было разглядеть. Впрочем, это не уберегло. Споткнулся о какой-то сук, кубарем покатился в овраг, на дне которого в лучших традициях полосы неудач оказалась довольно глубокая лужа. Вымокнув с головы до ног, как и собрав всю грязь, еле-еле взобрался по оказавшемуся очень крутым склону. В голову пришла здравая мысль — возвращаться. Но верное направление определить уже не смог. Я и до этого не был матерым туристом, который по звездам и всяким мхам проложит правильный маршрут, а ночью и подавно.

Не знаю, сколько блуждал, час или два. На хорошо укатанный проселок наткнулся неожиданно, привлек внимание свет автомобильных фар впереди. Когда подошел ближе, то разглядел несколько фур, какие-то кунги…

От последнего автомобиля отделился здоровенный мужик. Ну, наконец-то. Люди. Заметили, доберусь с дальнобоем до города, а там черт бы со всем! На радостях даже не сразу заметил, что у него в руках автомат.

— Уважаемый, — обратился, когда он приблизился, но договорить не успел, как и не почувствовал боли, даже не понял, как оказался на земле, только здесь резко обожгло ребра.

— Лежи, не дергайся, а то вмиг пулю получишь! Тебе ясно?! — и бок вновь взорвался болью от пинка, я затравленно и суетливо несколько раз кивнул, алкоголь пусть и не весь, но уже начал выветриваться, — Кого хрена здесь забыл?! — последовал вопрос.

— Заблудился! Мужики, мужики…

— Мужики в поле пашут! — резко оборвала меня кто-то, а затем добавил по почкам для закрепления материала, — Пасть захлопнул! И морду в пол! Серый, ты, что совсем мышей не ловишь?!

Дальше, схватили за шкварник, приподняли, поставили на колени, больно стянули руки за спиной чем-то непонятным, точно не стальными наручниками, на голову натянули мешок, сквозь который ничего не просматривалось.

— Глум, да я только поссать отошел, Ууу, бомжара, — это уже видимо ко мне обратился, потому что от последующего пинка я завалился вновь на бок, — Нарисовался, сучара! Босс, он может в кустах спал, вон весь, чисто из болота вылез. Грибник вонючий! Что делать будем?

— Что делать, что делать? Грузи, бонусом пойдет, только бумажку напиши какую-нибудь. А то скажут, брак типа гоните, настучат на верх, огребем по полной, вазелина не хватит. И давайте, проверьте тут все вокруг. А то мало ли кто еще зашкерился. Нам еще здесь минимум полчаса куковать.

— Все чисто, больше никого, — пробасил кто-то рядом минут через пятнадцать. Голос слышался глухо, оно и понятно, мешок на голове.

— Хорошо, погрузка заканчивается, через десять минут выдвигаемся. И смотрите мне, еще один такой косяк, я вас самих туда отправлю!

Меня словно куль закинули внутрь фуры, где я, прокатившись по полу, как рулон, уткнулся во что-то мягкое, тут же разродившееся матом.

Поначалу даже зубы стучали от страха, а когда хотел что-то спросить, то получил вновь по почкам.

— Молчать!

Подчинился, да и что я мог сделать?

Щелчок в голове раздался где-то часа через три, а может и пять. Абсолютно неожиданно, будто молнией ударило, перегорели все предохранители. За последние семь лет впервые проснулись здравые, даже адекватные мысли. Переоценка. Полный анализ собственных поступков, жизни, в результате простой вывод: у меня никогда не было ни друзей, ни верных подруг, никого. Виной всему сам — серая блеклость, плывущая по течению. Слова Нины бывшей жены, ставшей матерью, оказались полностью справедливы.

— Стефан, — она всегда меня называла по имени, никогда его не сокращая, как остальные родственники, друзья и просто знакомые, — Я подала на развод. Понимаешь, дело в том, что я не могу возиться сразу с двумя детьми! Ты — ребенок! Не мужчина, а еще ты эгоист, тебя интересуешь только ты сам, ты думаешь, что весь мир вертится вокруг тебя. На деле — обычная посредственность, которой немного повезло в жизни…

Истерики, взаимные обвинения, ревность, безликий «другой», перевернутый стол, осколки посуды на полу. Наговорили, точнее, наорали, столько и всего друг другу… И каждый раз при встречах я все портил сам, вколачивал и вколачивал гвоздь за гвоздем в крышку гроба нашей любви. От нее до ненависти, как известно, один шаг. Всего один. Так и произошло. Тогда, тогда бы это понимать… Вашу же маму!

Второе. Собственно, в этом дерьме оказался сам, а не «сука» Юля виновата, она мне даже повода не давала, чтобы я считал ее не просто «своей», намека на это не было. Ну да, улыбалась приветливо, как и всем, а казалось только мне. Была вежлива, собственно, как и с другими — работа такая. Она не строила глазки, не дышала, шепча томно в ухо с придыханием «а не хотите ли кофе, мой господин?». Что до ее романа с Сашкой? Все люди взрослые. Женат кто-то или не женат — не мое дело, я не из полиции нравов и не из службы контроля за верностью мужей. Общий вывод не радовал. Он ужасал: я — долбоклюй классический.

Хотелось бросить к чертям это самокопание.

Собственный дебилизм помноженный на самомнение в потолок, которое, как сейчас стало понятно, ни на чем не основано, вызывали некое брезгливое ощущение. Словно в замочную скважину подглядываешь или, как иногда, когда видишь бьющие не в бровь, а в глаз, сцены из чьей-то жизни на экране, когда хочется перемотать… А мне хотелось отмотать назад всю свою жизнь. Не знал даже, сколько ее осталось-то этой жизни.

И я поклялся себе.

Теперь все будет иначе!

Если будет.

Не знаю, сколько времени нас везли, впал в странную полудрему, похмелье, усталость, стресс. А затем похитители выволокли, судя по матам, не одного меня поставили на колени, и еще через пять минут яркая-яркая вспышка перед глазами и темнота.

* * *

В себя пришел мгновенно. Лежал я на спине, на твердой поверхности. И тут же понял, что не в состоянии пошевелить ни рукой, ни ногой, так же обстояло и с головой. Мог смотреть только в белоснежный потолок. Вновь паника, переходящая в ужас. Воображение нарисовало забрызганные кровью халаты эскулапов, которые отчего-то представлялись с ржавыми пилами, а сейчас шла подготовка к операции по извлечению органов или еще хуже, к эксперименту.

— Он очнулся, — раздался мужской баритон, — Так, мужик, сейчас я тебя освобожу, советую не дергаться, иначе будет вот так.

И тут прострелило такой болью, если бы не оковы, скрутило, перекурочило все тело, которое горело огнем, каждая кость, казалось, выворачивалась из суставов. Если бы мог орать, то заорал бы во всю глотку. Такие ощущения продлились не больше пары секунд, для меня ставшие вечностью.

— Надеюсь, ты умный, и не придется повторять процедуру для закрепления материала. Теперь поднимайся, — с последними словами я почувствовал, что могу двигаться.

Медленно, стараясь не делать резких движений, сел на кушетку, осмотрелся. Я оказался в комнате размерами приблизительно пять на четыре, очень похожей на стандартный больничный кабинет. Белые стены, шкафы, где ровными и неровными рядами стояли книги и папки. Возле окна за огромным столом восседал в кожаном офисном кресле невысокий толстяк. Лицо, которого из-за носа вздернутого так, что поневоле возникали ассоциации с пятаком, обвисших пухлых щек, лысины, напоминало поросячье. Перед ним стоял на блестящей подставке матовый шар, ни дать, ни взять, как в фильме про хоббитов девайс Сарумяна. Одет мужчина был в обычную толстовку и брюки, на шее у него имелась толстенная цепь, которую и доберман бы не порвал, на ней в оправе явно не из золота, вспыхивал и переливался всеми оттенками радуги кристалл сантиметров десять длиной и около трех толщиной. Таких мне не доводилось видеть.

Тип, которой и привел меня в чувство, высокий, болезненно худой, с длинным носом и глазами чуть навыкат, одет точно так же, как и свинорылый, с таким же украшением на шее, картину дополнял лишь типичный докторский халат.

— Подойди вон туда, — небрежно бросил тот мне, ткнув пальцем на посетительское место напротив толстяка, куда я безропотно проследовал, не задавая вопросов, второй раз ощутить ту адскую боль не хотелось от слова совсем.

Слева расположился еще один стол поменьше, за который эскулап уселся.

— Винс, подводим итог. Типичный «грязный», — заговорил лысый, последнее слово произнес, явно не желая оскорбить, в нем слышалась некая констатация факта вкупе с приговором, — Так, сопроводиловки нет, — продолжал размышлять вслух тот, — Значит…

— Есть, — возразил, перебив, длинный, — Отловили его на каком-то шестом отрезке маршрута. Как будто нам их цифры о чем-то говорят или их нужно знать. Уголовников перегружали, а тут он нарисовался. Вот, — бросил листок, вырванный явно из блокнота с несколькими корявыми строками, — Приписали еще, «братаны, сами не понимаем, как он прошел сквозь плотное оцепление, держите бонусом». К чертям такие «бонусы»! Зачем нам этот геморрой?

— Не наше дело, — сказал пухлый, — Но косячить они начали не по-детски, за месяц, если не ошибаюсь это восьмой или девятый такой «подгон босявый», — постарался прогнусавить оратор, пытаясь передразнить типичную манеру разговора мелких уголовников из подворотни, — Здесь хоть «бонус». Культурный попался.

— Хай с ними. Пусть у начальства голова болит, — лениво отозвался коллега.

— Это верно. А ты, — обратился ко мне, — Приложи вот сюда руку, — ткнул пальцем на медную пластину, какую я заметал только после его слов.

— Какую? Правую или левую? — уточнил.

— Без разницы.

Выполнил требуемое.

Лысый всматривался в шар, как будто в глубине демонстрировали новый блокбастер в 3-D. Наступила тишина, борясь с подленьким страхом, с которым свыкся за последние годы, задал вопрос:

— Скажите, где я? И что со мной будет? — а голос хриплый, незнакомый. Прислушался к себе, ощущая какую-то непонятную толику радости, потом понимание — пересилил себя. До «щелчка» вряд ли смог даже что-то проблеять.

— Где нужно! Объяснят! Нас двое, вас много, поэтому не мешай! — зло зыркнул свинорылый, а минуты через три огласил вердикт, да именно вердикт, потому что относилось сказанное ко мне, и я чувствовал — именно от этих строк зависит будущее. И будет ли оно.

— Итак. Переносимость крио — от эф до дэ по стандартной шкале Эриха. То есть, обычный средний показатель по Грязным. Вероятность перерождения при контакте с формами и объектами зэпээл пятьдесят четыре процента по шкале Майера, — длинный быстро все записывал в толстую тетрадь, больше похожую на амбарную книгу, — Исходя из первичных показателей, подопытному за номером… Какой там последний был? Вроде бы умер от кровоизлияния в мозг?

— Нет, — Винс мотнул отрицательно головой, перевернул несколько страниц, затем чуть высунув кончик языка, стал водить по строкам обычной шариковой ручкой, — Голову ему снесло, а номер за ним числился тридцать седьмой.

— Тогда это тридцать восьмой.

Только после этой фразы до меня дошло, что именно я был в роли «подопытного».

— …за номером тридцать восемь была установлена экспериментальная модель магоинтерфейса SN-12. Встала нормально при общих рисках в шестьдесят три процента. Однако пришлось проводить корректировку, используя конструкты уровня бэ. Таким образом, можно констатировать, что дальнейшие работы в данном направлении нецелесообразны, так как снижение времени на полное разворачивание интерфейса на два часа тридцать минут, не оправдывает себя, так как уровень энергозатрат обычным путем не превышает джи. Дальнейшая проблема заключается в несоизмеримых рисках потери объекта, связанных с установкой. Во избежание летального исхода материала требуется колдун ранга «магистр». Но и в этом случае вероятность успеха в среднем не приближается к пятидесяти процентам. Все. Давай ему имя, записывай, и следующего пусть завозят, итак провозились. Есть уже хочется.

Вроде бы слова практически все знакомые, но я ничего не понял абсолютно. Какой к чертям колдун? Это что за секта? И вообще…

— Имя, фамилия, отчество. Дата рождения нас не интересует, только полный возраст, — оборвал поток мыслей Винс.

— Посидайлов Стефан Никанорович, тридцать пять лет.

— А у тебя родители знали толк в изврате или добрались до генератора имен и фамилий? — хохотнул тот, — Боюсь спросить, как деда звали! — впрочем, веселился недолго, — Итак, в общем, будешь Стафом. Да и похож ты на эту собаку чем-то, мордой лица что ли… Зато никаких циферок, прикинь какой тебе ник козырный подобрал? Закачаешься. Приготовься.

Он щелкнул тонкими пальцами, а я едва не отпрыгнул назад, так как перед глазами вспыхнула красная голографическая надпись, повисшая в воздухе:

«Внимание! Экспериментальная модель магоинтерфейса SN-12 развернута на 100 %. Осуществляется проверка корректного функционирования, до окончания тестирования: 3-59…3-58…3-57».

— Да, не дергайся ты, — раздраженно бросил Винс, — Просто подумай, чтобы свернуть надпись. О дополненной реальности слышал ведь?

— Читал о разработках, — суетливо закивал, зачем-то добавил, — И ролики на ютубе смотрел.

— Вот считай, что в будущее попал. И теперь она будет у тебя всегда, осознаешь все плюсы буквально за пару часов, если не дурак. Ты ведь не из них?

Я отрицательно мотнул головой, приказывая, как и говорил длинный, чтобы надпись свернулась. Она исчезла. Только сейчас обратил внимание на полупрозрачную круглую иконку синего цвета с черным крестом в левом нижнем углу.

— Все, свободен. Возле двери тебя встретят, проводят. Там и объяснят, где ты оказался, почему и зачем, а также научат азам, — потерял ко мне всякий интерес непонятный доктор, а пухлый не произнес больше ни слова.

На одеревеневших ногах я вышел из кабинета, оказался в длинном коридоре, напротив на кресле развалился мужик среднего роста, гладко выбритый, стриженный практически под ноль. Больше всего удивляла его одежда. Странный бронежилет, походивший на те, что носили сталкеры в одноименной игре. На правой груди красовалась нашивка — непонятная горная вершина, на фоне натовского компаса с буквой N. Штаны по покрою военные, с накладными карманами на бедрах. Сапоги чуть ниже колена на высокой рубчатой подошве, облегали ноги, словно перчатки. Но больше всего поразило то, что на широком ремне висел огромный тесак, если судить по форме ножен, то, скорее всего, кукри. Имелся и нож.

— Я — Джори, помощник вашего наставника Никодима. Тебе представляться не имеет смысла, данные уже получил, — сразу взял быка за рога тот, — Советую не делать глупостей, а быть паинькой. Это ясно?

Кивнул.

— Тогда за мной, вперед и с песней!

2

Коридоры, переходы, лабиринт тот еще… Встречалось множество указателей, но зачастую смысл их кроме, как «выход» до меня не доходил, например, «исследовательский центр конструктов первой категории», «артефакторная», «седьмое отделение некробиологии» и так далее. Еще перед глазами вновь возникло сообщение, заставившее меня дернуться:

«Внимание! Проверка корректного функционирования экспериментальной модели магоинтерфейса SN-12 произведена! Неполадки и конфликты не найдены. Система к работе готова на 100 %!».

Вновь мысленно отдал приказ свернуться надписи, и она, как и в прошлый раз, мгновенно пропала.

— Поясни, плиз, где я нахожусь? — обратиться к Джоре, решив, что за спрос в нос не бьют. Да и выглядел он мужиком нормальным, по крайней мере, агрессии не проявлял, что же до вида и тесака, сразу не должен был их в ход пустить, иначе, зачем вообще со мной возиться?

Думал, не ответит, но тот задал встречный вопрос:

— Читал книги про попаданцев? Или кино смотрел?

— Бывало, — утвердительно кивнул, загасив желание рассказать о богатом опыте знакомства со столь интересной нишей современной фантастики. Раньше бы обязательно пару фраз ввернул.

— Вот ты тот самый попаданец. Мир называется Нинея, он не совсем обычный, но это все и в мануале сейчас найдешь, а также наставник расскажет, почему, как и зачем. Предвосхищая следующий стандартный вопрос, обратного пути в другие реальности, не только на Землю, нет, и не предвидится. Сам портал по отношению к разумным существам работает в одностороннем режиме, принцип простой. Приходилось колеса у велосипеда надувать, впрочем, и это неважно. Ниппель! — победно поднял палец сопровождающий, — Вот в чем суть! Тебе же, Стаф, повезло. Здесь не страшен рак, ВИЧ, сифилис, триппер, помолодеешь лет на десять за полгода. Еще огромный плюс, что оказался на территории клана «Север», а у нас рабства нет, хотя многие его практикуют. Иначе бы уже где-нибудь на рынке куковал в качестве живого товара, а там ошейник подчинения на шею и алга… Все пришли, остальные азы прочтешь в наставлении для новичков.

С этими словами он потянул за ручку очередной двери с надписью «Распределительный центр». Мы оказались в огромном помещении, метров семьдесят в длину и около тридцати в ширину. Из мебели — в противоположной от входа стороне десятка два длинных столов, как в фильмах про американские тюрьмы, такие же скамьи. Человек пятнадцать разного гендерного состава сейчас либо что-то ели, либо просто разговаривали, кто-то читал.

Слева вдоль стены в три ровных ряда двухъярусные нары, навскидку человек на сто, на которых в настоящий момент отдыхало около десятка, как мужчин, так и женщин. Справа с нашей стороны на стене огромный экран, где транслировался какой-то боевик. Помост и трибуна, перед которой в лучших традициях залов для пресс-конференций стулья с откидными сиденьями. Зрителей — около двенадцати.

— Поесть, выпить воды можешь вон там, — ткнул Джори в сторону столов, — Разносолов нет, как и лимита, но все же, сытно, вкусно и есть чем червячка заморить, — только после его слов я ощутил страшный голод, аж под ложечкой засосало, да я слона проглочу! — Там можешь получить сигареты и справочную литературу. Часа через три, когда соберется вся группа, осталось всего четыре человека, начнется первое занятие, за это время у всей массы развернется полностью магоинтерфейс, так как он у них стандартный, не всем повезло как тебе.

Ага, повезло, а то, что тридцать семь человек отправились к праотцам, и у меня была такая нехилая вероятность последовать за ними — это так, к делу не относится.

— И чем мой отличается от стандартных?

— В целом — ничем, просто быстрее устанавливается и все. Это и проверяли наши умники, — последнее слово он произнес с такими интонациями, что становилось понятно, перешли где-то и ему дорогу чертовы яйцеголовые.

— Ясно, — кивнул.

— Поэтому советую пока провести с пользой время, то есть пожрать, если травишься, то покурить, оправиться и так далее, — продолжил ликбез спутник, — Осваивайся, короче. И да, советую ни с кем не конфликтовать, с десяток секунд «плети» гарантированно схлопочешь, за РЦД — больше.

С этими словами развернулся и зашагал к двери, я же направился к столовой. Люди на меня не обратили особого внимания, кто-то лениво скользнул взглядом и все. Стандартная линия раздачи, где имелось четыре блюда, которые назывались просто, дабы не плодить лишних сущностей: «салат», «суп», «пюре», «гарнир». На месте, где должна наличествовать касса на офисном кресле читала книгу дородная тетка, судя по обложке, какой-то женский роман. На столе стояла табличка: «У нас самообслуживание!», рядом с ней возвышался бойлер литров на пятьдесят, здесь же можно было взять граненый стакан в подстаканнике и заварить пакетик обычного «липтона», сахар-рафинад горкой в глубокой тарелке. Хлеб тоже наличествовал. Стандартный, белый.

Я поздоровался и поинтересовался у дамы, где можно обзавестись мануалом, а также сигаретами. Та молча протянула тонкую брошюру на титульном листе красовался уже знакомый логотип с буквой N, пачку «Бонда», присовокупив к ней коробок спичек. На мое «спасибо», только кивнула.

Суровая тетя.

Вкус у еды был довольно необычным, однако, вполне даже на высоте. Сам не заметил, как съел и салат, и суп, и пюре с гарниром. И понял, что наелся, отнес поднос, сам же заварил еще кружку чая. И взялся за изучение литературы. «Пособие для новичков» разочаровало, оно оказалось в большей мере обычной агиткой, содержащей минимум полезной информации, но максимум слов о том, как всем нам повезло, потому что клан «Север» самый лучший, крутой, дает всем право на вторую счастливую жизнь и бла-бла-бла.

Если подвести итог, то мир Нинеи удивителен, а что она собой представляла, местная научная мысль пока не выяснила и не пришла к консенсусу. Некоторые даже предполагали, что это не планета. Год делился десять месяцев, не имеющих самоназвания лишь численные обозначения, в каждом по сорок дней, сутки длились 41 час 22 минуты. Зима продолжалась три месяца, весна — два, лето вновь три, остальное приходилось на осень. Стандартная неделя — декада. Новым годом считался первый день зимы.

Одна из главных опасностей мира — крио-поле, которое воздействовало в большей мере на мозг человека, в результате чего он либо сходил с ума, либо превращался в «некротическое существо». Люди могли чувствовать себя в безопасности только в «оазисах», кои имели самые различные размеры, от территории в несколько тысяч гектаров до крохотных островков в пару квадратных сантиметров. Как я понял, наиболее лакомые места осваивались топовыми кланами, коих насчитывалось пять. Названия, кроме «самого лучшего» не упоминались.

Еще раз в два стандартных месяца начинался Прилив — слабо изученное явление, когда активность крио-поля из-за неизвестных причин возрастала на порядки. В результате, оазисы, не защищенные магическими Куполами, создание которых было под силу только крупным кланам, подвергались интенсивному излучению. Выжить в таких условиях могли только «чистые». Длился феномен трое — четверо суток. А один раз в год, по местной градации — зимой, Прилив продолжался практически два местных месяца, последних в сезоне. И это время считалось «мертвым», все «собиратели» стекались в крупные оазисы, где и пережидали его. Наш назывался «Норд-Сити».

Еще один, выламывающий мозг, факт — существовало тысячи и тысячи переходов в «локи», которые являлись «кусками других реальностей с самой разнообразной флорой и фауной». Они и представляли интерес для жителей или колонистов Нинеи, так как именно здесь добывались «кристаллы, ингредиенты животного и растительного происхождения и другие ресурсы».

Население делилось на три категории: чистые — это те, на кого не действовала местная радиация от слова «совсем», более того, они развивали обретенные способности на порядки быстрее остальных гомо сапиенс.

Вторая группа: серые — они частично подвергались воздействию крио-поля, однако, при контактах с местной фауной и живностью, как и с некротическими существами, всю линейку которых обозначила аббревиатура ZPL, сами не мутировали и не превращались в живых мертвецов, чьей целью становилась охота на живых. При этом они были быстры, сильны, обладали исключительной реакцией, не чувствовали боли, усталости, черпая энергию для деструктивной деятельности напрямую из окружающей среды. Жрали все, благодаря чему усиливались, но наиболее релевантным материалом служила человеченка.

«Серые» поглощали до восьмидесяти процентов энергии из кристаллов, поэтому тоже быстро развивали свои способности.

И наконец «грязные», то есть низшая ступень. Подвержены и излучению, и при контактах с местной фауной, особенно при ранениях, у них была крайне высокая вероятность превращения в тварей. При этом, повышение характеристик происходило гораздо медленнее, нежели у остальных, как и могли поглотить энергии из кристаллов в лучшем случае пятьдесят процентов.

Что за кристаллы из пособия для новичков было совершенно неясно. Сразу вспомнилась цепь на толстяке и длинном Винсе. Безумные Штепсель и Карапунька!

Здесь же давались азы работы с магоинтерфейсом, которые при элементарной компьютерной грамотности довольно понятны и просты. Всмотревшись в иконку, смог развернуть меню и взялся за его изучение. Итак, что мы имеем?

Характеристики — перешел по вкладке — пусто, а ожидал увидеть силу, ловкость и другие параметры, знакомые по играм.

Активные артефакты — семь квадратных пустых иконок.

Крио-поле — две шкалы. Прямоугольная — предельное значение сто R, разграниченная еще и дополнительно по цветам. От нуля до двадцати — белый, затем до сорока — зеленый, до шестидесяти — желтый, дальше до ста — красный. Еще одна в форме полукруга, где конечная риска упиралась в 1000 R, тоже была раскрашена.

Инструменты — блокнот, калькулятор, часы, которые показывали 11–26, видеозапись (максимальная длительность — 3 часа), календарь с датой 128 год 9 месяц 2 декада 8 день.

Банковская система:

Персональный счет — 10 000 марок

Накопительный (5 % годовых) — 0 марок

Кредиты ЦК — отсутствуют

Обременения и контракты:

Долг клану «Север» 550 000 марок (кредитная ставка 23 % годовых):

— 500 000 — установка экспериментальной модели магоинтерфейса SN-12;

— 10 000 — единоразовый кредит;

— 10 000 — начальный курс обучения;

— 20 000 — базовый комплект собирателя;

— 5 000 — установка стандартного программного обеспечения для магоинтерфейса (калькулятор, блокнот, часы, видеозапись, стандартный счетчик Эриха, счетчик облучения крио-полем, почтовый ящик, календарь);

— 1 000 — подключение к всеобщей банковской сети ЦК;

— 2 000 — проживание в базовой комнате в течение 30 стандартных дней (постоялый двор «У Резвого Вилли»);

— 1 000 — одноразовое питание в течение 30 стандартных дней (постоялый двор «У Резвого Вилли»);

— 1 000 — право шестиразового прохода в сутки через Врата в течение 30 стандартных дней.

Собиратель Стаф должен внести первую выплату в размере 100 марок не позднее 128 года 9 месяца 3 декады 2-го дня. Всего за стандартный месяц он должен выплатить не менее 4500 марок. Санкции в случае отказа: «Плеть боли» — 10 секунд первый раз; 20 секунд — второй; 1 минута — третий — 1 раз в течение суток. Если должник не выплатит и в этом случае, то количество использований данного мотивационного средства может быть увеличено до 10 раз в сутки».

Почта — одно письмо, где клан «Север» поздравлял меня с прибытием на Нинею, желал успехов в труде, верил в меня, а также уведомлял, чтобы обратил внимание на вкладку «обременения и контракты».

История — здесь оказались записи о разворачивании магоинтерфейса, похоже, стандартные логи.

Настройки — все предельно с ними ясно.

На этой строке меню заканчивалось. Я же выругался матерно пусть и про себя. Ни хрена себе! Без меня женили! И думалось, хоть и не знал порядка местных цен, что они завышены до предела, как и работать предстояло на дядю не один десяток лет, а приступать предстояло уже через три дня. Да и процентная ставка конская. Вот тебе и рабства нет…

С другой стороны, еще неизвестно, сколько можно заработать за сутки, вполне возможно, что нормы легко отбивались. Хотя это маловероятно, если бы все происходило до «щелчка», то скорее всего я бы стал возмущаться, выражать демократический протест и так далее, полагаю такая эскапада закончилась бы долбанным кнутом. Ни дна им, ни покрышки! Ууу, суки!

Поигравшись с блокнотом и калькулятором, а также настроив уведомления, чтобы не заслоняли обзор, я вновь принялся перечитывать брошюру, не хотелось бы упустить что-то важное, краем глаза наблюдая за товарищами по несчастью. В большинстве своем их лица не омрачала печать уныния, наоборот, многие откровенно радовались, переговаривались, знакомились. Тюремный контингент, это я определил по многочисленным наколкам, раздобыл где-то нарды и карты, и сейчас попивая крепкий чай, играл вовсю на спички.

Поняв, что больше никакой информации из мануала для новичков не выжать, направился в курилку. Здесь аккуратно стряхивал пепел в высокую урну парень лет двадцати пяти. Высокий, болезненно худой, про таких обычно говорили, одна кожа да кости, лысый и очкастый.

— Серега, — увидев меня, тот с радостной улыбкой протянул руку.

Надо же, какой общительный.

Я представился в ответ, пожимая ладонь, достал сигарету, прикурил. Никотин закружил голову. Нет, все же жить хорошо, сейчас появилась хоть какая-то определенность. Конечно, оставались тысячи и тысячи вопросов, но в целом судьба примерно была ясна, местный аналог сталкера.

— Ты как здесь очутился? Вижу ведь не из контингента, а доставили вместе с ними? При нас все произошло, — с ходу спросил тот. Надо же какая непосредственность.

Впрочем, не думал, что моя история представляет какую-то тайну, госсекрет, поэтому кратко рассказал о случившемся со мной несчастье.

— Да тебе вообще повезло! — категорично отрезал парень, — Или у тебя там есть, что терять?

— Нет, — подумав, соврал я.

Как же нечего… А налаженная жизнь? Да, бывшая давно замужем, года три назад переехала в другой город, что автоматически затрудняло общение с ребенком, которому я постепенно стал не нужен, и, положа руку на сердце, сам тоже не нуждался ни в переписке, которая постепенно сошла на нет, или в видеозвонках по тому же скайпу и вацабу. Даже тяготился, когда порой набирали друг друга. Потому что говорить было не о чем. Действительно, эгоист, и любил всегда только себя.

— Ну и вот! А я, — назидательно поднял тот сигарету, — Для того, чтобы попасть сюда продал квартиру в центре — трешку, машину, а еще два года копил, все отдал! Мне ведь врачи обещали еще максимум год. И все! Рак. А здесь — умереть от него невозможно… Так что радуйся!

— Тебя к какой группе причислили? — перевел тему на другое.

— К серым. А ты?

— Грязный.

— Понятно, — взгляд поменялся, даже показалась, что на лице появился оттенок эдакого превосходства, но парень тут же добавил, — Но ничего, прорвешься. Все будет тип-топ!

Сергей как-то сразу потерял интерес к беседе, затушил сигарету и на выход. Я просто почувствовал, что его поведение вызвано разным социальным положением. О чем менеджеру среднего звена разговаривать с дворником? Только если поздороваться. Вот и тут также.

Надо сразу привыкать к такому отношению. Несмотря на абсолютное незнание местных реалий, были плюсы в моем положении — обеспечен жильем и едой на тридцать дней, должны выдать начальный комплект собирателя… Вот не нравилось это слово, хоть убей, еще бы «побирушками» назвались. Подключен магоинтерфейс с доступом к банковской системе. Ведь кроме «электронной» марки, другие деньги не имели хождения. Покупки совершались легко и просто, надо было находиться на расстоянии не более десяти метров от продавца. Если перегонять через банк, то километраж не имел значения, хотя взимался определенный процент с денежных операций ЦК. Что собой представлял данный орган или структура в брошюре не упоминалось.

Начальное обучение тоже необходимо, пока как слепой щенок. Оно предоставлялось, может, и научат на хлеб зарабатывать. Желательно с маслом.

Самый главный минус — долг. Пока его не выплачу, буду всегда жить в страхе от возможных санкций. «Плеточки» вновь отведать не хотелось от слова «совсем». Вот и приоритетная цель. К ней нужно присовокупить еще одну, я не хочу, чтобы при виде меня, какой-то хлыщ кривил губы в презрительной усмешке. Поэтому… Посмотрим, что можно сделать для повышения социального статуса.

«Внимание! Всем собраться перед экраном!», — выскочило оповещение, заставив вновь вздрогнуть. Ничего, привыкну. Затушив окурок, я поспешил в общий зал.

На помосте стоял невысокий крепыш лет сорока на вид. Бородатый, одет, как и Джоре. Тот тоже находился здесь, присутствовала еще и довольно красивая девушка — брюнетка, гардероб которой абсолютно соответствовал спутникам. Опять удивился, у нее на поясе висело два прямых кинжала сантиметров сорок каждый, и только у Никодима, а больше это никто не мог быть по определению, не имелось при себе холодного оружия. Хотя как знать, вполне возможно, где-нибудь под одеждой спрятал. Но на шее висел такой же кристалл, как у добрых эскулапов.

— Итак, господа, имеющие статус «серый» могут продолжать заниматься своими делами, за вами скоро подойдут. Я же наставник «грязных», — однако никто не встал и не ушел, — Мой никнейм — Никодим, это мои помощники Джори и Саманта, к ним можно обращаться по различным вопросам в мое отсутствие, также ряд занятий они проведут самостоятельно. Обучающий курс рассчитан на семь дней. За это время вы познакомитесь с азами профессии «собиратель», получите начальную информацию о специфике Нинеи, как и некоторые сведения об опасностях, а также базовые навыки выживания, как в локах, так и вне оазисов. Если кто-то не успел ознакомиться с мануалом новичка, кратко поясню диспозицию.

Дальше он стал говорить о том, что я успел почерпнуть из брошюры.

— Теперь разберемся с магоинтерфейсом. Сейчас у вас все стандартно. Первая строка, характеристики — пусто. Их может быть бесконечно много, но вся суть заключается в том, что для открытия и прокачки требуются кристаллы, кто-то их называет эманациями душ, кто еще каким-то бредом. Нам в эти дебри лезть не нужно, достаточно знать то, что кристаллы выглядят, как кристаллы. Пять сантиметров в длину два в толщину, — на экране в этот момент возникло несколько разноцветных призм, — Их существует четыре вида: малые, средние, большие и уники. Название проистекает не из-за размера, все они стандартные, а из-за энергоемкости. Сразу забудьте о последних трех категориях, ближайшие годы в девяноста процентах из ста только малые будут вашей добычей. Если вперед не сдохните, — на такой оптимистичной ноте, тот шумно отхлебнул воды из стакана, — Защитные перчатки — обязательный атрибут, хватать голыми руками кристаллы категорически запрещено, если вы не хотите, чтобы у вас открылась, например, характеристика — «хвостатость» и вырос отросток из задницы. Вроде бы ничего такого страшного, но некоторым жизнь ломает. Придурок за пару забросов до вас наплевал на технику безопасности, решил прокачаться сразу и намного, вот схватил голыми руками средний, не зная какие характеристики он открывает, думал, повезло. Результат — третий сосок образовался. До этого был или Адольф 747 или Арнольд, но сразу получил прозвище Три Тити и кучу подколок от коллег на тему: «скорее прокачивай». Сломался. Покончил собой.

— Тринити? — переспросил очкастый Серега.

— Не Тринити, а Тритити, от слова «титьки»! Вторая строка, «Активные артефакты» — семь ячеек под них. Что вам нужно знать, это такие штуки, которые усиливают вас. Например, увеличивают скорость или броню, силу, дают какие-то особенные возможности, как вариант, невосприимчивость к крио, но это арт из разряда уникальных, поэтому закатайте губы.

Он вновь сделал пару глотков воды.

— Крио-поле. Здесь две шкалы. Советую сразу в настройках пометить, чтобы всегда отображались. Горизонтальная показывает полученную дозу облучения, полукруглая — его интенсивность в настоящий момент. Здесь территория чистая, поэтому все по нулям. Инструменты — думаю, здесь и имбицил сообразит. Банковская система — тоже все просто, работает, как и обычная карта. Мысленно отдаете приказ: «перевод тому-то тому-то», указывайте ник, подтверждаете, платеж улетел. Кредиты от ЦК — пока можете о них забыть. Вы все должники клана «Север». Далее «Обременения и контракты», каждый из вас должен за помощь по пятьсот пятьдесят тысяч марок…

— Слышь, начальник, — среднего роста уголовник возмущенно перебил оратора, — А если я не хотел и не согласен? Я ничего не подписывал, а вы меня на такое бабло решили выставить, чисто лоха. Вы совсем попутали?!

— На первый раз прощаю, еще раз перебьешь десять секунд «плети», это касается всех. Хотите задать вопрос, поднимаете руку. Ждете, когда получите слово. Сойер Триста пятый давай-ка тридцать отжиманий для закрепления материала, и быстро! — в голосе наставника прорезалась сталь, глаза стали злыми.

— Да, я в отрицалове всю…, — что «всю» он не успел договорить, выгнулся, заорал жутко, его начало трясти. Так продолжалось около десяти секунд, затем, с трудом выбрался из-под кресел, куда свалился, оскалился, обводя всех мутными глазами, на которых выступили слезы.

— Сорок отжиманий, время пошло, — совершенно безразличным тоном произнес Никодим, — Считаю до пяти. Раз… Два…

Бунтовщик как-то сник, выбрался, принял упор лежа, выполняя приказ.

— Джори, проследи, чтобы не сачковал, — обернулся куратор к помощнику.

— Сделаем, — тот расплылся в хищной улыбке, спускаясь с помоста.

Вот очередная наглядная демонстрация, как всем плевать на наши хотелки, права и демократию. На ум пришла цитата одного из древних философов: «Тот человек не свободен, кто сам себе не хозяин». И мы к последней категории не относились абсолютно. «Рабы не мы, мы не рабы», млин!

3

Уголовник хрипел, сипел, падал на живот, но получал по ребрам рантом сапога Джоре и через силу принимался вновь отжиматься на трясущихся руках. Со лба капал пот, а лицо пошло красными пятнами. Наш же куратор спокойно продолжал лекцию. Судя по поведению учителей все приемы по наведению «конституционного» порядка были давно наработаны, проработаны и использованы не раз и не два. Жестко, а, точнее, жестоко ломали у всех на глазах самого наглого и крикливого, остальные же, видя его незавидную участь, молчали в тряпочку и делали все, что приказывали. Сделал мысленно очередную жирную галочку.

— …у каждого на счету сейчас находится по десять тысяч марок. В принципе, я всегда придерживался, придерживаюсь и буду придерживаться мнения о не очень большом уме того, кто это придумал. Даже, если инициатива шла от сэра Лютера, — Никодим прочистил горло, — Хотя изначально имелось в данном шаге и рациональное зерно. Так, данный кредит непосредственно в живых деньгах предоставляется на покупку требующегося именно вам программного обеспечения для магоинтерфейса, обучающей литературы, дополнительных курсов начиная от владения оружием и заканчивая методами добычи различного рода доступных для вас ресурсов. Конечно, и для приобретения некоторого специфического оборудования, инструментов. На деле, как показала практика, семьдесят процентов «грязных» спускает начальную сумму на пойло, наркоту, баб или мужиков и другие развлечения от танцулек до кутежей в казино. Помните, никакого контроля со стороны клана «Север» за расходованием данных средств не имеется. Поэтому вы можете делать с ними, что захотите. В любом случае отдавать придется.

— А что…, — начал говорить среднего роста усатый мужик, но потом опомнился, поправился, — Извините, можно спросить?

Начальство благодушно кивнуло, мол, давай, не межуйся. У меня же впервые за долгое время стали просыпаться сильные эмоции — ярость, злоба из разряда лютых. Короли жизни, млин!

— Вы так спокойно сказали про наркотики… Они, что не запрещены?

— А кому это нужно? — вопросом на вопрос ответил тот, — Здоровье ваше, хотите — травитесь, хотите — колитесь, нюхайте. Пока Закон не нарушаете, долг выплачиваете, всем плевать. Кстати, по окончанию занятия, вам придет на почту письмо с основными законами клана, со списком запрещенных к проносу в Норд-Сити и обязательными к сдаче предметами, ингредиентами и так далее.

— То есть, я могу спокойно купить даже героин? — не унимался дядька, хотя вроде бы предельно понятно ответил куратор, — Как стакан семечек?

— У тебя с наркотиками какие-то проблемы? Да, можешь. Хоть килограмм, если деньги есть.

— Но так же нельзя! — категорично заявил усач и даже рукой сделал некий круговой неопределенный жест, как «нельзя», — Это… это… Беспредел какой-то! — наконец подобрал нужное слово.

— Почему? — в разговор вступил Джоре, улыбнулся в тридцать два, да по-доброму так, — Как говорится, кобель не захочет… Тьфу ты, наоборот, сучка не захочет, кобель не вскочет. Вот и тут также. Кто тебя заставляет? Живи сам и давай жить другим. Кстати, если ты будешь употреблять, то не сможешь устроиться непосредственно в клан даже уборщиком, и у многих других работодателей отношение соответствующее ко всяким нарикам. Мотай, короче, на ус! Выбор за тобой! Или может еще полицию нравов создать? И проституцию в хвост и гриву начать гонять? Так тебя первого сталкерня грохнет, да и бабы сами тоже поспособствуют.

Спорные довольно тезисы, ой спорные, и дико такое слышать, но со своим уставом в чужой монастырь не ходят, более того, дурость это, когда у тебя прав чуть больше, чем у раба. А еще ты находишься в полной власти разных гадов, которые могут в любой момент провести через Ад, а до кучи и прибить без всяких последствий. Мда, в такой ситуации, глупо пытаться насадить свое единственно-верное мнение.

— Но…, — нет, мужик, что реально не осознавал своего положения?

— Все закрылся! — скомандовал, перебивая бузотера, помощник наставника, — На всякую ерунду время еще тратить. Создай сообщество — «мир без наркотиков» и борись хоть до сорванной глотки. А нам мозги не… не компостируй, короче!

Высокая, статная, но некрасивая блондинка, с резкими чертами лица давно держала поднятой руку. Я ожидал, что она тоже какую-нибудь ересь задвинет или выскажется в поддержку усача.

— Говори, Гарпия, — дал слово девушке Никодим.

— Скажите, а за сколько времени можно расплатиться с долгом? Порядок цен?

Как с языка сняла вопрос, впрочем, судя по выражению на мордах остальных «слушателей», их он тоже волновал. И был гораздо важнее, чем про всякую дурманящую мозги дрянь.

— Все зависит от вашей удачи, от желания трудиться. Есть обязательная месячная норма погашения кредита. В принципе, данная сумма зарабатывается без особых, я бы даже сказал предельных усилий. Однако, учитывайте тот факт, что вам нужно развиваться, покупать различное снаряжение, дополнительное ПО, информацию, отдыхать, наконец. И халявы у нас нет. Все стоит денег. Погасив половину задолженности и не имея нареканий со стороны законников клана, в качестве бонуса снижается процентная ставка до десяти.

— Можно еще спросить? — и дождавшись кивка, продолжила, — Скажите, а сколько времени придется отдавать долг? Я понимаю, вы сказали — зависит это больше от нас, но примерно…

— Абсолютный рекорд сейчас за девушкой — Миллисандра рассчиталась полностью в первую неделю работы. Удача у нее такая… А сегодня команда «Черные Волки», в которую она принимает только «грязных», да и сама принадлежит к этой категории, входит в топ-десять лучших добытчиков, успешно конкурируя не только с «серыми», но и с «чистыми». Вик Тор выплатил всю сумму за год, но он любит красивую, я бы сказал роскошную жизнь и дикие загулы, после рейдов. А так, один из лучших собирателей-одиночек, кто-то их зовет рейдеры, кто-то сталкеры, кто-то искатели, он — «серый». Есть и антирекорд. Семен Резвый, несмотря на принадлежность к «чистым», долг отдает уже двенадцать лет и только-только приближается к половине. Но, живет неплохо. Не бедствует, просто такой человек. На еду, выпивку и нехитрые развлечения хватает, месячную норму погасил, а там хоть трава не расти. В среднем же, не беря во внимание аномальные случаи от пяти до десяти лет упорной работы. Местных лет.

Мда…

Но, как там, «свобода лучше несвободы»? Исходя из услышанного, определенная ее степень нам давалась. А пример исключительного роста «грязной» девочки служил доказательством того, что можно подняться и из этих глубин. До сих пор нет-нет и вспоминался взгляд лысого Сереги, как и отношение к нашей социальной группе. Это надо менять. Становиться лучшим из лучших, делать все возможное и невозможное… Вроде бы логичные мысли, но до «щелчка», они бы как пришли, так и ушли, вроде бы да, «хорошо бы, если бы», сейчас они требовали воплощения в реальность.

Вспомнил хорошего товарища, как часто говорил другой коллега с изрядной примесью восточной крови «моего знакомого друга», не смотря на кажущийся логический абсурд данного словосочетания, имелась в нем какая-то истинность. С Михой мы были на одной волне, часто сидели за кружкой пива в летнем кафе или баре, играли в бильярд, в шахматы, порой зависали в ночных клубах. Обычные менеджеры. Разговоры про работу, шефов, офис, баб, новые игровые проекты, книги и так далее.

А затем тот взял отпуск на две недели за свой счет. Как он провел это время — отмалчивался, я же не лез. Но сразу почувствовал — передо мной другой человек. Абсолютно. Мягкость сменилась жесткостью, даже некой непримиримостью. Михаил никогда контактными видами спорта не занимался, вдруг, разменяв тридцать пять, пошел на рукопашку, прыгнул с парашюта, стал посещать тиры, бегать по утрам, вместо машины, на которую копил, желая взять без долговых обязательств банкам, купил спортивный мотоцикл, а автомобиль в кредит, записался сразу на курсы экстремального вождения, кроме них стал посещать и другие, начиная от английского и заканчивая какой-то психологией. Каждая минута у него была расписана.

Все думали, что через неделю Михаил забросит новые увлечения, затем сошлись на том, что через две-то точно. Не бросил? Тогда через три… Но тот упорно продолжал заниматься своими делами, как и дико работать. Его перестали интересовать посиделки после трудовых будней, в офис приходил первым, уходил последним. Вникал во все детали. Такой образ жизни сказался на всем, начиная от внешнего вида и заканчивая карьерой.

А тут еще и девушка появилась на десять лет моложе. И с такими внешними данными, что генеральный вместе с коммерческим слюни пускали. Лидия закончила МГУ с красным дипломом, знала четыре языка.

Наши дамы пустились в обсуждение, мол, девка молодая, образование — это фигня, а так у нее ни кола, ни двора, вот и нашла себе дурака, который будет обеспечивать. Гвоздь в крышку их теории тогда забил новенький двухдверный «Ягуар». И как обычно, «насосала». В глазах же зависть и желание найти то херное место, где за минет машины выдают…

Изменения в поведении мы просто списали на кризис среднего возраста, некоторые, улыбаясь, поговаривали и про седину и бороду, а также беса. К чему я? К тому, только сейчас понял — в Мишкиной жизни в те две недели произошло нечто такое, что привело и его к «щелчку».

Пока я размышлял Никодим дал слово парнишке среднего роста, огненно-рыжему, и конопатому настолько, что веснушки образовывали, казалось, одну большую.

— А почему мы «грязные»? По каким признакам это определяется и можно ли перейти в другую категорию? — голос же глухой, как из бочки.

— Во время проведения тестов на подверженность к воздействию крио-поля берется на анализ кровь. При добавлении препарата ашпиэн четыре она меняет цвет. Ваша становится черной, у серых — соответственно, а у чистых остается такой же красной. Изначально вас называли «черными», но затем с чьей-то легкой руки прилипло сегодняшнее название, ставшее настолько популярным, что используется теперь и в официальных документах. В другую группу попасть невозможно, это особенность ваших организмов, но существует множество пусть и очень дорогих средств обойти ограничения. Это и соответствующие редкие характеристики, это и специализированные артефакты, это и снаряжение. Далее…

Дверь распахнулась, появились две девушки, ослепительно красивые, но какие-то искусственные. Будто из одной пробирки клонировали. Одинаковые алые пухлые губы, большие зеленые глаза под опахалами ресниц, прямые волосы чуть ниже плеч, высокая грудь, узкая талия и длинные ноги. Если бы одна не была жгучей брюнеткой, а вторая блондинкой, можно было их принять за близнецов. Одеты, как и наши наставники, за исключением того, что на каждой белое сюрко с клановым знаком, а из-за плеч выглядывали рукояти самурайских мечей — по паре на сестру. На поясе же по прямому кинжалу и ножу. Они поздоровались с Никодимом, тот только кивнул в ответ. Да и выражение на лицах одинаковое, мазнули по нам полупрезрительным взглядом и забыли.

— Имеющие серый статус следуйте за нами, — отчеканила темненькая, — Три минуты, время пошло!

А еще через пять перед лектором осталось двадцать два человека. Грязные. Найти бы того, кто так нас окрестил, и ногами его, ногами. «Черные» звучало как-никак лучше… И вновь абсолютно для меня новая мысль, что это лирика, на данном этапе не имеющая значения. Черный, грязный — суть одна.

— Что же, перейдем к следующему этапу. Сейчас каждый из вас в порядке живой очереди подходит к Саманте и получает вот такой контейнер, пока не вскрывать! — сказал куратор, показывая небольшую прямоугольную матовую коробку без надписей явно из какого-то металла.

— И не баранами! — добавил Джоре.

Впрочем, порядок все же пришлось ему наводить. Несмотря на внушение, большая часть группы, чуть ли не давя друг друга, ломанулась к наставнице. В руках помощника куратора появилась длинная палка, которой он принялся охаживать самых наглых, щедро раздавал и тычки, вместе с пинками. Я терпеливо ждал. И получил «подарок» последним.

В результате на простое вроде бы действо ушло около пятнадцати минут, когда все снова расселись по местам:

— Открыли! — приказал куратор, — Перед вами три кристалла, возьмите по одному, и так поступите с каждым из них.

Выполнили.

И тут же ото всюду послышались удивленные восклики, несколько ядреных матерных идиом, выражающих крайнюю степень изумления. Да, что говорить, я сам едва не открыл рот, когда на поверку твердая красная призма с черными прожилками при соприкосновении с рукой исчезла, зато появилось сообщение перед глазами: «Внимание! Вы использовали малый кристалл силы! Степень поглощения 54 %. Открыта характеристика «сила»!».

Пришел черед синей с белым узором в виде множества крестиков: «Внимание! Вы использовали малый кристалл ловкости! Степень поглощения 54 %. Открыта характеристика «ловкость»!».

И напоследок зеленая с фиолетовыми полосами: «Внимание! Вы использовали малый кристалл выносливости! Степень поглощения 54 %. Открыта характеристика «выносливость»!».

Когда буря эмоций поутихла, Никодим вновь распорядился.

— Зайдите в магоинтерфейс и обратите внимание на строку «характеристики».

Я это сделал и высветилось:

«— Сила 0 (эволюция — 0,5 %; совершенствование — 0 %)

— Ловкость 0 (эволюция — 0,5 %; совершенствование — 0 %)

— Выносливость 0 (эволюция — 0,5 %; совершенствование — 0 %)».

— Поясняю один раз. Строка «эволюция» показывает текущий прогресс, в результате можно легко рассчитать сколько необходимо ресурсов для поднятия значения на одну единицу. А именно, вам требуется в среднем по сто девяносто девять малых кристаллов на каждую характеристику. Кому-то больше, кому-то меньше, зависит от индивидуальных способностей к поглощению энергии, — заговорил монотонно со скукой в голосе уже Джоре. Видимо не раз и не два повторял эти строки.

— Скажите, — перебил рыжий учителя, — А уровни здесь есть? И сколько требуется, например, «серым»?

Тот не стал грозить санкциями, а ответил.

— Уровней тут нет, все решают характеристики. Серым требуется в среднем около пятидесяти малых крисов, чистым — двадцать.

— Какая-то жесть…, — это выразила общее мнение Гарпия, — Несправедливо же!

«Да!», «не, ну это ваапще!», «она права!», «какие падлы!», — практически каждый выразил свое отношение к предмету или объектам разговора, я же задавил в себе порыв тоже сказануть нечто подобное, типа «суки!».

— Она самая, — наставник поддержал учеников, — А справедливость… Это довольно эфемерная категория. У большинства свое ее понимание. Но отставить сопли. Далее, следующая строка — «совершенствование» — данный показатель говорит о том, насколько вы освоили возможности, относящиеся к данной характеристике на текущем этапе развития. То есть, грубо говоря, значение ее самой — это заложенный в ваше развитие потенциал. Да, реальная сила возрастает с увеличением этого показателя. И если без усилий вы раньше поднимали пятьдесят килограмм, при достижении однерки сможете семьдесят. Впрочем… каар… корле… Тьфу ты! Короче, корреляция, мать ее, может быть всякой. Это просто для наглядности. Так вот, если вы будете тренироваться, укреплять мышцы, то результат обычно даже при пятидесяти процентах в этой шкале отличается в сторону «плюс» в полтора — два раза от базового. То есть, при единице вы сможете поднимать уже сотню, а при достижении двух, расчет прибавки к вашей силе — это определенный процент от реальных, а не заложенных возможностей. Поэтому при одном и том же показателе, например, в три, сами возможности индивидов могут разительно отличаться. Все ясно? Стаф, давай поведай нам, что до тебя дошло, а то смотришь, чисто, как баран на новые ворота, — ткнул в меня пальцем Джоре.

Кто-то хохотнул. Повеяло школой, и вспомнился сразу физрук, который отличался отменной или отвязной беспардонностью. Такой же Весельчак У, млин! Пока ему как-то вечером голову кто-то не проломил. Но помня о негуманных методах принуждения, ответил, только не вскочил:

— Подъем «силы» значительно повышает физические параметры организма человека, однако, для более рационального использования характеристики необходимо и тренироваться. То есть, заниматься теми видами спорта или работой, которые в большей степени заточены на развитие силы. Если хочешь «ловкость», то тренировать именно ее и нужно, «выносливость» — также. При этом, когда достигаешь следующего значения параметра, то прибавка в процентах происходит из расчета именно твоего текущего развития. В результате чего, даже при одинаковых цифрах, например, в силе у двух людей, она может быть разной.

— Да, верно, типа того. Даже не думал, что вкуришь сразу. Смотришь, чисто дурак дураком, а нет, умище…

— А где берут кристаллы? — перебил урода рыжман.

— Ну, наконец-то! Радуешь ты меня Гугель, а я думал ставить крест на вашей группе, в силу общего атрофирования головного мозга и амебообразности. Крисы добываются посредством убийства разного рода живности, в том числе и разумной. Чем она опасней и развитей, тем больше вероятность, что вам в руки попадет более ценная добыча. Появляется рядом с трупом убитого существа, если его не подобрать и не убрать в контейнер в течение получаса или не использовать по назначению, то исчезает окончательно.

— Понятно. Все, как в играх! И я не Гугель, я — Файер Фокс! Огненный Лис!

— Один хрен браузер! — отрезал Джоре, но затем сказал вполне нормально, даже благодушно, — Остальным все ясно?

Неслитный гомон голосов оповестил, что поняли.

— Хорошо, тогда сейчас вперед в лабаз за орденами. Посмотрите сначала на фокусы-покусы, а затем получите базовый комплект собирателя, кроме этого, кто захочет сможет прошить свой магоинтерфейс, установив некое подобие навигатора и другие финтифлюхи. Лецгоу мен и вумен! За мной, короче! Саманта, замыкай, а то разбредутся. И не баранами, а по двое в колонну! Куда прешь Бара-Бек?! — продолжал командовать тот, успев наградить оплеухой толстяка, который сунулся вперед наставника. Похоже, любимые слова у него: «дураки» и «бараны», — Кто попытается смыться, я врубаю «плеть» сначала на десять секунд, потом на двадцать, а потом на пару минут, пока не сдохните. Кстати, ваши останки наши дворники затем мертвякам скормят, зомби всегда голодные, поэтому советую парочке отстать. Я ставку сегодня на Арене сделал.

Что интересно, с лица Джоре не сходила добрая улыбка, эдакая простецкая-простецкая. Посмотришь — рубаха-парень, честный, добрый, даже где-то благородный. Вот только никто уже не сомневался — это не просто угроза. Убьет и глазом не поведет. Чувствовалось. Уголовник, который ощутил на себе прелесть местного наказания, даже вздрогнул. Девушка-наставница пока не сказала ни слова, молча пристроилась в хвост нашей нестройной колонны.

Опять коридоры, переходы и наконец-то мы оказались на улице. После полумрака на несколько мгновений яркое солнце ослепило. Воздух же чистый-чистый, про такой всегда дед говорил, можно на хлеб намазывать вместо масла. Сонм незнакомых ароматов, перемешивался с вполне привычными, не было только одних вони выхлопных газов, противного запаха резины и прочих «прелестей» современных мегаполисов, ставших настолько привычными, что их отсутствие вызывало иногда дискомфорт.

Легкий-легкий теплый ветер чуть трепал волосы, царапался о щетину. Небо чистое-чистое, лазурное. Невероятной глубины. Несколько огромных многоэтажных белоснежных облаков неспешно плыли куда-то на фоне двух размытых дисков лун или других планет.

Мы оказались в огромном дворе. Здесь присутствовала аллея вполне себе земных голубых елей, несколько кленов, скамьи вдоль дорожек, в центре небольшая площадь с фонтаном, уличные фонари, брусчатка. Как будто в средневековье попали или, что вернее, в старинный европейский город. Люди во вполне обычной одежде занимались своими делами, кто-то возился с детьми, кто-то просто отдыхал, например, мужчина лет тридцати, сидел неподалеку, курил трубку и читал газету «Ведомости Норд-Сити».

— Не тормозим, давай за мной! — вновь прикрикнул Джоре.

Вышли из больших ворот, где дежурила пара сурового вида бородачей в черной форме, на поясах по кинжалу и дубине. «Служба Безопасности» — гласила надпись на бейджиках. На скамье дремал стриженный почти под ноль дядька, на груди которого красовался уже знакомый мне кристалл в оправе.

— Скажи, Джоре, а вот этот амулет, он что значит? — спросил Фокс, перейдя на «ты».

— Информация для всех, — повысил голос тот, — Вот это штукенция, — без стеснения ткнул он пальцем в грудь мужика, — Средний аккумулятор магической энергии, обычно их носят колдуны, так как часто не имеют возможности черпать ее в больших количествах из окружающего пространства. В целом, эти товарищи такие же маги, но ввиду ограниченности собственных возможностей чаще занимаются мирными делами, ученые там всякие, исследователи, представители службы безопасности и так далее…

— А…

— Бэ, не перебивай никогда, Рыжий! Сбил с мысли, муд… мухомор, короче! Я может вселенскую мудрость бы открыл, а ты лишил всех этого, — тот неожиданно хохотнул, — За мной.

За воротами оказалась довольно широкая улица, тоже покрытая брусчаткой, все дома выполнены в едином средневеково-европейском стиле. Буквально через сотню шагов мы свернули налево, и оказались перед зданием, больше похожим на П-образный дворец с надписью: «Обучающий центр «БуревестникЪ»».

— Над седой равниной моря, ветер тучи собирает, — продекламировал весело толстяк.

— Слышь, Бара-Бек, тебе надо другую строку читать: «Глупый пингвин робко прячет тело жирное в утесах». Расслабились, черти! — отчего-то настроение у Джоре испортилось или, как вариант, не нравился ему этот деятель.

Зашли внутрь. И попетляв по многочисленным коридорам, очутились перед дверьми с табличкой «Тир», за ними находилось помещение метров сто в длину и около двадцати в ширину. В противоположном конце мишени.

Практически через три метра от входа находился невысокий широкий и длинный стол. На нем лежали и стояли на сошках какие-то ружья, пулеметы, автоматы, точно опознал лишь детище Калашникова. Провожатый повернулся к нам лицом и произнес явно заготовленную заранее речь.

— Чтобы зря не чесать языком, отвечая на многочисленные: «почему не автомат или ружжо?», «а зачем нам холодное оружие?» и так далее, проведу наглядную демонстрацию. Каждый видит и может потрогать, перед вами две футболки, они на первый взгляд, ничем не отличаются. Однако, одна из них имеет защиту всего лишь в единичку. Теперь, кто-нибудь знает, что это? — Джоре ткнул пальцем в стреляющее железо, пауза затягивалась, — Ну же, блесните интеллектом, а то такое ощущение — одни дурни собрались.

Заговорил Фокс:

— Вот это ПТРС — противотанковое самозарядное ружье системы Симонова калибра четырнадцать и пять миллиметров, магазин на пять патронов. Предназначен для борьбы со средними и легкими танками, как и бронемашинами, на расстоянии до пятисот метров. Это АКМ — автомат Калашникова модернизированный, калибр семь шестьдесят два…

— Ок, Гугель. Чисто Википедия! — перебил его Джоре, — Нам пока хватит.

— Я не Гугель, повторю — Огненный Лис! Файер Фокс! — обиженно заявил парнишка.

— Не бери в голову, только ниже, — хохотнул тот, — Но ты абсолютно прав. Итак, маечки все потискали?

Действительно, каждый отчего-то пожелал помять в руках, подержать обычные себе тряпки, только не жевали. Я стоял в стороне, внимательно наблюдая за действом. Раньше бы тоже обязательно подошел, проверил. Сейчас же только смотрел, старался все запомнить и сделать выводы. Без меня дегустаторов прорва.

— Гугель, Зека, Гарпия и Стаф, — ткнул он поочередно в каждого пальцем, — За мной, убедитесь, что все по-честному и без обмана у волшебника Сулеймана.

Пришлось тащиться в конец полигона. Здесь тот прокомментировал:

— Вот это стальная пластина сантиметровой толщины, вот это обычная майка, а вот это на плюс один. Все увидели, что ничего никуда не подложено? — зацепил тот тряпки на хитрые крепления.

— Да, — ответили мы почти хором.

— Тогда обратно.

Здесь он изготовился к стрельбе, даже дав любопытному Фоксу, действительно напоминал тот пронырливого лиса, потрогать и осмотреть патроны, а затем заставил даже снарядить один магазин для автомата из открытого цинкового ящика.

— Заткнули уши, отрыли рот, — не оборачиваясь отдал приказ Джоре и, не дожидаясь, и даже не контролируя выполнили ли его приказ, утопил спуск противотанкового ружья.

Грохнуло так, в голове даже зазвенело, сразу завоняло резко пороховой гарью. В стальной плите появилось отверстие. И тут же стрелок перевел огонь на майку на плюс один. Пришел черед автомата тоже по ней. Пули плющились, опадали и даже убойный не знаю, снаряд ли, учитывая адский размер патрона или тоже пулю, постигла та же судьба. Мы все таращились, несмотря на уже увиденные чудеса, все равно зрелище завораживало.

— Фокс, давай ты теперь постреляй, вижу же — руки чешутся, — заявил наставник, а я обратил внимание, что Саманта как-то странно поморщилась, типа, ох уж эти мужики и их игрушки, — Это тебе типа награда за ум и соображалку! Запомните, — заорал уже нам, — Наставник все видит, все отмечает.

Лис радостно схватился за ПТРС. Еще пять минут грохота, дыма.

Затем куратор нас собрал возле мишеней, обнаружилось два отверстия в плите, разодранную пулями первую майку, зато вторая была абсолютно целой.

— А теперь смотрите, берем два кинжала, один обычный, второй с атакой на плюс два. Запомните главное, та должна всегда превышать защиту. Если нет, то хоть все тут на дерьмо изойдитесь, ничего вы не сможете поделать с противником.

Смазанное движение руки, блеск лезвия, и пуленепробиваемая тряпка распалась напополам. С рванью ровно такой же эффект.

— Все все поняли?

— Скажите, а если защита единица, а атака у оружия плюс десять, то оно больше повреждений будет наносить? И еще, почему нельзя сделать те же пули с атакой? — задала вопросы Гарпия, опять озвучив мысли, наверное, каждого.

— Нет, не будет. Этот параметр говорит только о преодолении защиты противника. Но ваше оружие может иметь какие-то особые свойства, например, «разрыв плоти» или «электрический удар». Холодняк и магия работают везде и всегда. И в крио, и в локах. Огнесрел — нет. И сколько не пытались сделать достойные образцы, воз поныне там. К тому же, есть множество нюансов. Любой дерьмовенький маг силой мысли сможет зажечь порох в патронах за сто метров. Чтобы этого не произошло, надо накладывать на каждый защитные конструкты, от нагревания, от воздействия извне, тот же может и создать прокол капсюлей и так далее, так далее, так далее. Данные образцы у нас — только для демонстрации новичкам. Потому что лучше один раз увидеть и не маяться затем херней.

— А защита на все тело работает от майки или нет?

— Нет, не на все, а только на том участке, который закрывает данный тип одежды. Если сверху есть еще какая-то, то значения складываются. Например, если на вас трусы на плюс три, а штаны на плюс пять, то защита яиц или манды и задницы будет плюс восемь. Остальное же, а именно бедра, колени, голень, на плюс пять. Итак, задача, у вас маечка на плюс один, свитер на плюс четыре, а расстегнутая куртка на шесть, назовите мне, где и какая защита будет. Гугель, давай ты, как самый умный, отожги.

Парнишка на этот раз не стал поправлять наставника, только спросил.

— Куртка короткая или длинная?

— Давай возьмем по поясницу.

— Тогда спина будет одиннадцать, руки, в том числе и плечи десять. Грудь, если совсем распахнута, пять.

— Могешь, Фокс. Все все поняли?

Опять нестройный гомон. Рыжий же вновь спросил:

— Скажи, а есть защитные амулеты и другая бижутерия?

— Полно, и с самыми разными свойствами, но дорогие это игрушки. Хотя и стоят тех денег, которые за них просят. Кстати, действие защитных амулетов распространяется на все тело человека, к которому он привязан. Теперь идем в лабаз, получать базовый комплект. И шустрее, через четыре часа первый ваш поход в локи!

4

Длинный коридор, не менее пяти гигантских шагов в ширину, казался бесконечным. По обе его стороны присутствовало множество огромных, порой двустворчатых дверей. Между ними, упираясь в арочный потолок, возносились метров на двенадцать — пятнадцать причудливо изукрашенные колонны.

Зачастую на этих декоративных элементах интерьера, так как сугубо, на мой непрофессиональный взгляд, они не несли никакой другой функциональной нагрузки, были вырезаны боевые сцены из жизни обитателей Нинеи. Явно опознал, пошедший на столбы, лишь розовый и белый мрамор, но присутствовали и другие камни, название которых я не знал. Например, угольно-черный с широкими бордовыми прожилками или ярко-голубой с изумрудными чередующимися кольцами.

Искусность выполнения барельефов потрясала, как и энергетика, исходящая от них. Временами ловил себя на мысли, что стоит только отвернуться или перевести взгляд на нечто другое и… и рыцари, закованные в самые разнообразные доспехи, часто с накинутым сюрко, а кое у кого со знакомым гербом клана «Север», очнутся и продолжат наносить удары по всяким экзотическим тварям. Таких зверей или чудовищ не могло существовать на Земле.

Последние будут плеваться ядом, тупить о прочную сталь острые зубы или прокусывать ее огромными клыками. Бить с чудовищной силой когтистыми лапами, колоть треугольными и игольчатыми шипами, нередко венчающими длинные хвосты.

Впрочем, на картинах, скорее всего, повседневности нередко сходились и гуманоиды в смертельном сражении друг с другом. Почему именно «гуманоиды», а не люди? Учитывая, что это другой мир, определить с точностью в сто процентов, кто находился под глухой броней, не представлялось возможным.

Живые боевые машины, порой с настолько мерзким и непривычным обликом, что поневоле желудок стискивали спазмы, тоже не испытывали пиетета к другим даже родственным видам. Всевозможные монстры причудливо сплетались по воле неведомых мастеров в убийственных объятиях. И часто казалось, что сейчас на пол с колонн польется алая или бордовая почти черная, густая-густая кровь. Забрызгает и нас.

— Какая красотища! — почему-то звонким голосом воскликнула Гарпия.

— Даа, — протянул, соглашаясь с девушкой, тот самый толстяк, которого Джоре обозвал «Бара-Беком», а затем заворожено выдохнул, кивая самому себе, — Никогда такого не видел…

Что интересно, наставник вновь удостоил его каким-то одновременно брезгливым и презрительным взглядом, а еще в нем плескалась, иначе не скажешь, злость, злоба ли. И отнюдь не похожая на ту, что возникала от обычного раздражения. Здесь она, будто топила собой все, заставляла не просто сказать нечто резкое, но сходу воткнуть в живот кривой кукри и провернуть… Вот человек… действительно, глаза, пусть и редко, но можно называть «зеркалом души». Какие тот прикрыл на несколько секунд, делая глубокие вдохи-выдохи.

Даже головой пришлось встряхнуть, прогоняя наваждение, под прищелкивание языком Рыжего Лиса, выражающего неподдельное одобрение и восхищение мастерством неведомых искусников.

Вот интересно, пухлый жену начальника поимел или оставил без месячной зарплаты? Отчего улыбчивый парень, пусть и страдающий излишним весом, на вид отнюдь не злодей, а как большинство полных людей, скорее жизнерадостный неунывающий оптимист-толстяк, вызывал такие сильные негативные эмоции у куратора? Вопрос вопросов… Кстати, о птичках, Саманта тоже смотрела на этого подопечного довольно холодно, поневоле пришла ассоциация — «как змея на жертву», по мне тоже мазнула ядовитым взглядом. Сука, гадюка еще та!

Здесь наш начальник обратился к группе во вполне своей обычной манере, голос тоже никак не отражал ту, испытанную им, вот сто процентов, лютую злобу:

— И чего морозимся?! Сейчас строимся в колонну по двое и быстрее. А любительской мазней налюбуетесь еще, — ткнул пальцем в ближайшую колонну, — Она далеко-далеко не верх совершенства, до настоящего искусства ей, как до Китая отсюда и раком! Будет время и лишние сто марок, посетите «Ледяной Оплот», он для всех доступен, даже для гостей из других кланов и анклавов. Культурный шок гарантирую! И много полезного можно там узнать. Но за отдельную плату. Посетить архив, вот это прерогатива только членов и кандидатов в члены «Севера», остальных — лесом. Там собрано всего и столько, что и за сто лет не перечитать. Хотя многие просиживают штаны, поговаривают, что Красный Умник… Что ржешь, Гугл? — оборвал командир зарождающийся смех неугомонного подчиненного, — При нем так сделаешь, я за твою жизнь марку против сотни не поставлю! Один из самых авторитетных собирателей, себя «сталкером» зовет, но обидчивый до жути и злопамятный до талого. А еще в его голове стужа лютая. Поэтому добрый совет, никогда, никогда не смейся над чужими именами. Боком выйдет. Так вот, наш герой на Земле был каким-то ученым, то ли преподом в универе…, — задумался оратор, затем продолжил, — В общем, скажу так, если такие научные работники в россЕйских учебных и научных заведениях появились, боюсь, какая отморозь в тюрьмах на шконке деньки считает, как пел тот Круг. Но это размышлизмы. Делюсь с вами знаниями о жизни, дабы дураками не сдохли. Так вот. Красный всю возможную инфу к себе тянет. Благодаря ей, у него всегда добыча богатейшая. Один из сверхтопов-собирателей одиночек! Был «серый» воткнул арт «Абсолют-Игнор», стал «чистым»! И где искать этот девайс из разряда редчайших редкостей он нашел данные в архиве Оплота! Понял?! И вы все поняли, что я сказал?!

Пока большинство продолжало блеять «кто про что», я сделал еще одну зарубку на память: все врата, ведущие неизвестно куда, украшали одинаковые прямоугольные таблички. На них, в отличие от клановой лаборатории или же некого исследовательского центра, где нам устанавливали магоинтерфейсы, не имелось надписей, только цифробуквенные кода. Например, «162-D1» или «134-F8».

— Понял! А скажи, Джоре, есть здесь аналог интернета? Я к чему, ведь платежная система через ЦК действует везде, это в справке написано, — влез вновь с вопросом Рыжий.

— Не совсем, как земной, но нечто подобное имеется. Тысяча марок в месяц, плюс необходимо купить тот же браузер, за магопрограммы связи необходимо будет заплатить, как и за их обслуживание. Далее, девяносто пять процентов всего контента можно получить только за плату. И некоторый для просмотра, а также использования требует специфическое оборудование или ПО. Еще попаболь для всех троллей и хейтеров, никакой анонимности! Один пользователь, один аккаунт, которым является ваш ник, — взгляд опытного собирателя потеплел, он всегда менялся, когда тот общался либо с Гуглом, либо с Гарпией, — И еще одна для всех сетевых бойцов плохая весть, дополнительный или тайный акк не получится завести ни-ка-ким образом. Зарубите себе на носу эту истину! Несмотря на существующий спрос, пока никто еще не смог обойти защиту Магосети. Поэтому черного рынка услуг просто нет, хотя, есть кидалы и аферисты, которые за некую сумму предлагают сделать еще один. Вот только после получения денег, они посылают такого лоха на три русские буквы.

— Как-то уныло, — прокомментировал до этого молчавший всегда высокий и чуть сутулый и суховатый парень лет двадцати пяти — двадцати семи на вид. На обычном, простом славянском лице выделялся нос — здоровенный и картошкой. Заостренный подбородок очень подчеркивал его размеры.

— В цирк сходи, Гусь Гайкин, там тебя развеселят… Да и сам ты клоун редкий. «Уныло» ему, мля! Сча кан-кан будешь плясать в пидарских чулках! Есть желание?! — отчего-то вызверился опять наш босс. У него с головой беда?

Парень даже сглотнул и молча отрицательно помотал головой, тоже понял, что полностью в их власти, права здесь не покачаешь, быстро к одному знаменателю через боль приведут.

И не повезло товарищу с прозвищем. Ой, не повезло! За что его так «окрестили»? В таком разрезе, действительно, ник, придуманный мне научным работником из лаборатории, изящный, короткий и без негативной коннотации. Хотя и есть такая поговорка, что не имя красит человека, а человек имя. Но «Гусем Гайкиным» как-то не хотелось становиться на всю оставшуюся жизнь. Пусть даже короткую и яркую.

Подумал об этом и еще поймал себя на мысли, что довольно спокойно размышлял про столь страшные вещи, как Смерть. Раньше гнал их из головы, старался переключиться на что-нибудь другое, позитивное. А сейчас… Устал бояться?

— И что никто не жалуется на жуликов? — перебила Джоре Гарпия, видимо, почувствовавшая симпатию помощника наставника к своей персоне.

— Почему? Жалуются в Службу Безопасности порой, — вместо него ответила Саманта, которая тоже к говорливой парочке относилась довольно лояльно, — Вот только результат им не нравится. Штраф еще и от наших правоохранителей прилетает от десяти до двадцати тысяч марок, «за попытку противоправной деятельности». И абсолютное безразличие к типа «преступникам», которые таковыми на самом деле не являются по клановым и общим законам. Ибо они всего лишь взяли предложенные деньги, а договор составлялся через Систему, где указывалось, что данный товарищ добровольно и без принуждения передает некую сумму за оказание «специфической услуги». Все крайне размыто, никакой конкретики. И жулики на голубом глазу утверждали в том же СБ на допросах, под смех расследователей, что в полной мере выполнили договор. Например, налив бокал вина жертве или сделав кофе, особо наглые заявляли, мол, привили новичку ряд необходимых жизненных знаний и умений, которые помогут в дальнейшем — Магосеть взломать нельзя и иметь в информационном пространстве Нинеи можно только один аккаунт. Теперь данную науку тот запомнит навсегда. И так далее…

— Все! Отставить разговоры! — оборвал беседу Джоре, — Никодим гневаться изволит, из графика выбиваемся. Поэтому бегом в колонну по двое и мухами за мной!

Путь занял минут пятнадцать. Навстречу часто попадались люди, как мужчины, так и женщины. Возраст определить было довольно сложно, очень много едва достигших двадцати лет, что как-то не вязалось с серьезной и опасной профессией.

Хотя испортила, испортила отношение к молодым людям наша современная действительность, когда до двадцати трех — двадцати семи мы считали здоровенных бородатых мужиков тинэйджерами, мам двух — трех детей этих же годочков не женщинами, а девушками или девочками. «Онижедети»! И стали забывать, что наши деды и родители в восемнадцать — двадцать уже имели право считаться взрослыми. Они воевали, женились, растили детей и так далее, так далее, так далее. А кое-кто начинал такой непростой путь и раньше. Но главное, те люди понимали слово «ответственность», им не нужно было вытирать сопли…

Многие встречные — поперечные и обгоняющие нас носили вроде бы простую одежду, некоторые наоборот, закованные в броню по самую макушку, обвешенные всевозможным железом для убийства себе подобных и самых разнообразных тварей. Кольчуги и доспехи очень часто имели настолько причудливые формы, что таких я не видел не только в музеях, хотя любил посещать подобные заведения, но даже в фэнтезийных и анимешных сериалах и мультфильмах.

Из оружия присутствовало все — от двуручных фламбергов до непомерно огромных двулезвийных топоров и секир, имелись луки и арбалеты, копья и глефы. На поясах кинжалы самой причудливой формы, полуторные и самурайские мечи, спаты и палаши, какие-то сабли и вполне узнаваемые шашки. У некоторых совсем экзотика, названия которой я не знал даже в принципе, например длинный обоюдоострый нож на цепочке, а к другому ее концу крепился шар с небольшими шипами, какие-то палицы замысловатой формы, ножи с тремя лезвиями, заточенные крючья, косы, однохвостые и многохвостые моргенштерны, щиты всевозможных форм.

При всем богатстве колющего, рубящего, режущего, стреляющего железа, огнестрельного оружия у местных не заметил. Поэтому сделал однозначный вывод, что наш сопровождающий не обманывал, относительно бесперспективности использования пистолетов, автоматов, винтовок и пулеметов.

Встречались, но редко люди в сюрко, со знаком клана на правой груди, а еще порой на левой были начертаны разные символы от валькнута и молота тора до звезды и снежинки, а может это был и коловрат, кресты, от кельтских до православных.

Я сразу пристроился во вторую пару, держась в шаге позади Гарпии и Фокса, рядом со мной пыхтел раскрасневшийся Бара-Бек, возглавлял колонну Джоре, а Саманта замыкала ее.

— Командир, скажи, плиз, а почему у некоторых просто клановый знак на груди, а у других еще всякие крестики-нолики? — не удержался от вопроса Гугл.

— Тут все просто, Рыжий. Те, у кого один наш знак, входят непосредственно только в «Север», а остальные — это мелкие кланы, сообщества и другие образования, находящиеся под нашей бдительной защитой.

— А в чем разница?

— С одной стороны, чердачники — это так называют в миру тех, кто, грубо говоря, находится «под крышей», обладают большей свободой действий. Они могут не выполнять приказы главы нашего клана, особенно, если те грозят им каким-то неприемлемым ущербом. Впрочем, их всегда можно привлечь за плату, будет хорошей — не откажутся. Ну, и ряд других преференций больше связанных со свободой действий и выбора. Минусы тоже имеются. Во-первых, налог у них довольно приличный достигает порой тридцати процентов с добычи, это поначалу, потом падает до двадцати, но с бизнеса, если таковой имеется, например, магазин или лаборатория двадцать пять. Во-вторых, для таких индивидов многие административные строения недоступны в принципе. Сейчас данный аспект пересматривается. Скорее всего, откроют и полигоны, и библиотеки… и все в таком духе. Совет практически договорился. В-третьих, цены на большинство товаров выше на десять процентов в «северных магазинах», в-четвертых, закупочные меньше, опять же на десять процентов. При этом обычные члены «Севера» и даже кандидаты, которых особо никто не напрягает, платят стандартный пятнадцати процентный налог, им доступны и архивы, и многое другое. Цены в сугубо клановых магазинах стандартные, на приемке тоже. Никаких завышений или занижений. Но тут тоже имеются минусы, если тебе приходит приказ, подписанный Советом, например, нырять, ты должен только спросить на какую глубину. Также активные члены участвуют в общественных делах на благотворительных началах или за плату, но меценатство и дополнительные социальные обязанности — это больше по желанию самих людей. Вот взять нас, мы ведем программу по обучению новичков. Абсолютно добровольно! Помогаем вам всем обжиться, устроиться в новом мире, учим зарабатывать и вести себя грамотно, как в локах, так и просто за куполом…

— Сурово! На мой взгляд, выгоды во втором случае вполне очевидны и просто в клане лучше! — вмешалась Гарпия, — А зачем тогда создают какие-то еще структуры? Неужели не понимают?…

— Некоторые просто мечтали встать во главе чего-то своего и заражают других идеями, основная из них — найти свое место под солнцем в виде форпоста или какой-нибудь брошенной крепости. Утопия, но имеются редчайшие исключения, которые зажигают дурачков почище напалма. Другие не хотят подчиняться «авторитарному» режиму, — здесь я даже не видя лица главнокомандующего, по тону понял, что тот усмехался, — Есть реальные сектанты всех мастей, которые поклоняются своим богам, начиная от Одина и заканчивая Великим Духом Вселенной. Или принципам, догмам ли, но все они осознают, что без поддержки крупного образования или анклава им просто не выжить в этом мире. И, учитывая, что у нас самый большой процент чердачников, то могу сказать, значит, условия предлагают не самые худшие. Все! Пришли! — толкнул он дверь с табличкой «1-26U».

Мы оказались в довольно просторном помещении, около десяти больших шагов в ширину, примерно на таком же расстоянии делила зал стена с металлической дверью справа, и тремя огромными окнами выдачи. До потолка было не больше четырех метров. Только сейчас обратил внимание на светящиеся почти прозрачные шары под ним. Из-за этого их свойства, казалось, что именно каменная поверхность испускает мягкий желтый свет.

Даже удивился собственной невнимательности. Скорее всего, и в тех местах, которые мы проходили, именно такие «лампочки» не давали воцариться тьме, так как ни одного окна я не заметил. С другой стороны, голова шла кругом от всего уже увиденного и необычного. Поэтому ничего удивительного. Как говорится, «эффект очевидца» налицо.

Еще в этой «комнате» присутствовало три ряда столов, кои, если бы не размеры и толщина столешниц, как и массивные трубы, пошедшие на ножки, можно было принять за стандартные школьные парты. На каждой лежало по две довольно массивные стопки каких-то книг. Мельком осмотревшись, я понял, что их количество соответствовало нашей численности — ровно двадцать две.

В это время распахнулось центральное окно раздачи, откуда высунулась красная с обвислыми усами, их концы болтались ниже подбородка, морда. Именно, морда! Потому что эта будка была раза в четыре больше лица обычного человека. Даже старый бородатый анекдот вспомнился про мальчика с огромной головой, который пугал из-за столба мужиков, отнимая у них все непосильно нажитые деньги на пьянку, угрожая вылезти полностью. Однако тут показалась и ручища в кожаной перчатке без пальцев. Затем он вылез по пояс. Это чем его кормили? Генномодифицированной «Растишкой»?

Раздались удивленные возгласы от нашей отнюдь не честной компании. И понятно почему, титан выглядел, как титан, а не как обожравшийся стероидами, не знающий меры, качок. Ростом только под три метра. Бицепсы размерами с два бедра среднего человека соотносились и гармонировали со всей остальной фигурой. Агрессивные мощные предплечья переходили в почти изящные запястья с учетом опять же статей здоровяка. И теперь мне стало понятно, что упоминаемые в разных литературных трудах «пудовые кулаки» отнюдь не досужие вымыслы. Развитые мускулы перекатывались под кожей.

И, несмотря на огромность дядьки, смотрелся тот поджарым, сухощавым даже не медведем, а матерым волчарой или тигром, от него веяло непомерной, звериной силой, также становилось ясно, это не неуклюжий бодибилдер — это машина для убийства. Такой убьет щелбаном.

— Джоре, опаздываешь! — пробасил тот, обнажая острые крупные клыки, которые вряд ли могли принадлежать обычному человеку, — Все меняется, кроме твоих паскудных повадок! В следующий раз ждать не буду, закрою лавочку! Надоело! А ты хоть тут подохни с протянутой рукой, ничего не получишь! Мне через полтора часа уже в рейд!

— Бывает, — в голосе никакого раскаяния или подобострастия, наш командир подумал и добавил, — Оставил бы Длинного, сам своими делами занимался. А то целый начальник склада, сам великий и ужасный Бромгексин на выдаче!

— Ага! Знаю я тебя, ты этого молодого, как липку обдерешь! Мне же потом отвечай и отчитывайся! А за «бромгексина» башку сверну! — глазищи великана яростно вспыхнули.

— Да, ладно тебе Борм, пошутил я, — опять ничуть не смутился предводитель нашей банды.

— Вот и иди куда-нибудь на сцену, шути, чисто гомик на лужайке! Тьфу ты, буквы немного перепутал, комик хотел сказать, но ты не обижайся, я тоже пошутил.

— Ты не шути, хреново выходит, бывает у таких слишком умных и говорливых товарищей всякие болезни случаются на данной почве, например, зубы начинают выпадать. Массово. Поэтому мухой сюда сундук демонстрационный тащи! Литературу! И чтобы все остальное готово к концу моей речуги было. Мне тоже на твою рожу лишнего любоваться противно! Выполнять! — рявкнул командным голосом Джоре, четко демонстрируя, кто здесь главный.

Здоровяк пробурчал нечто нечленораздельное, похоже, ругнулся, но так чтобы наш провожатый не разобрал, и исчез в окне раздачи, не забыв прикрыть его металлической дверцей.

За моей спиной сбились в кучу три разбитного вида мадамы. Краем уха услышал:

— Девки, представляете какой у него?! — голос прокуренный-прокуренный. Маруда!

— Да… Как подумаю, вся мокрая. Нас сразу из СИЗО сюда перекинули, а там я почти полтора года чалилась, член даже снился. Твердый-твердый, большой-большой…, — с хрипотцой поддержала беседу другая.

— Это что…, херня! Вот у меня уже четыре года мужика не было, я за любого готова по сто тридцать первой пойти со всеми тяжкими! Даже с этим бомжарой впереди нас.

— Помыть его вроде нормальный, здоровый даже.

— А я даже немытого…

Суки! Это они же про меня!

Мля, так и хотелось развернуться и сунуть в рыло, странное желание, ни разу в жизни девушек и женщин не бил. Да, вместе с дочкой близких друзей моих родителей росли, вот с той дрались много и часто. Но нам тогда лет по пять было.

А куры эти, кроме брезгливости ничего не вызывали, злобу, если только. Бомж… Твари! И кто про что, а лысый про расческу!

Впрочем, самой тематике разговора я ничуть не удивился. Верить в невинность бесед в женских коллективах даже в элитных офисах мог только тот, кто ни разу не сталкивался с этим явлением. И могу четко зафиксировать, что шуточки и мечты ниже пояса в таких группах постоянны и настолько бывали пошлыми, даже дичайшими, что мы — двое оказавшихся среди этого вертепа мужчин, зачастую смущались, что те мальчики. Впрочем, тогда мы ими и были, только из университетов выпустились. Это сейчас уже все привычно. Кроме «бомжа»!

— Итак, дважды я повторять не буду, — заставил отвлечься от дурных мыслей голос командира, — Поэтому слушаем внимательно, если что-то непонятно, поднимаем руку, задаем вопрос, после того, как я или госпожа Саманта, предоставит слово. Больше всех это касается невоздержанных на язык, пусть и подающих надежды, Гарпии и Фокса. Будете отжиматься, товарищи. Итак. Каждому из вас предоставляются данные книги-проспекты, — начал лекцию Джоре, встав за стоящий чуть впереди центрального ряда стол, получив предварительно от титана стопку таких же книг, как лежащих перед нами. Еще присутствовал массивный сундук из какого-то темного металла или металлизированного пластика, который довольно легко за одну ручку девушка-куратор подтащила к парте, — В первой и толстой рассматривается наиболее распространенное необходимое программное обеспечение для ваших магоинтерфейсов. А также указываются корпуса, кабинеты и даже обычные коммерческие точки, в коих можно все это установить. Поясняются многие нюансы, связанные с работой с Магосетью и озвучен порядок цен. Пока, если останется время перед рейдом, советую просто ознакомиться со списком. А к выбору подойти после посещения первой начальной локи. Тогда вам будет хотя бы немного ясно, что конкретно на данном этапе необходимо. Конечно, вы можете всегда поступить иначе, у нас рабства нет, а деньги у кандидатов имеются. Но, повторюсь, такой шаг довольно опрометчив. Вторая брошюра, рассказывает о тренировочных залах, где можно обучиться владению холодным оружием, боевым искусствам и другим полезностям начиная от выживания и заканчивая, допустим, алхимией. Так же указывается их местоположение и приводится схема. Третья — детальные карты Норд-Сити с доступными для посещения вами местами, обособленными зеленым цветом. Нахождение в других обычно наказывается штрафами, но если сунетесь в красные зоны — «Плеть боли» гарантированна. Так как вам предоставляется абсолютно бесплатно данная информация, то наказание обязательно будет. И никакие отмазки навроде «я не знал» не прокатят.

Надо же, не ожидал, что помощник наставника оставит свое обычное ерничанье и заговорит вполне нормально. Если бы до этого не проявил себя паяцем, услышав подобную речь, никогда бы не подумал о возможной клоунаде с его стороны. Но наш руководитель тут же сломал всю серьезность момента и речи:

— Ну, Саша Коннор, что хотела? Шварценеггера? — дурацкая и глупая шутка, но некоторые хихикнули. Жополизы! Я внимательно посмотрел на всех подпевал, стараясь запомнить. Таких нужно знать в лицо. Всегда данная информация пригодится.

Похожая немного на пловца-профессионала фигурой девушка встала со стула, почти вытянувшись в струнку. Была она довольно некрасива, россыпь веснушек покрывала чуть курносый нос, стрижена под мальчика. Но ушки аккуратные-аккуратные и шея тонкая, длинная, изящная, аристократическая, с двумя премилыми родинками, одна под самым подбородком справа, вторая практически у левого плеча.

— Если просто заблудишься? И разве не проще тот же смартфон с подключением к сети выдать и навигатором? Все делается ведь элементарно! У вас же сотовая связь есть?… И еще, разве нет обычной Сетки? Вай-фая?… Я видела, что люди телефонами и планшетами довольно активно на улице пользовались.

— То люди, а то вы! Советую не блудить. Штраф. И никого не волнует, болеете ли вы географическим кретинизмом или нет. Далее, с сегодняшнего дня можете забыть об электричестве и разных цацках, работающих от него. Во-первых, значительно снижается уровень поглощения энергии из кристаллов. Порой за час «общения» с электроприборами, например, с компьютерами или смартфонами, вы можете сбросить до двадцати процентов от вашего стандартного значения. Было, например, сорок, а станет всего лишь тридцать два. Чем дольше, тем больше снимется. Восстановление же занимает месяцы, если не годы. И платить придется много. На лекарства и на профессиональную помощь. Во-вторых, резко повышается чувствительность к крио-полю. В результате, набираете предельную дозу быстрее раза в два, когда и в три. Чем это чревато пояснять или сами умные? До кого не доходит, четвертая книга. Там все нюансы. В-третьих, значительно проседает иммунитет, особенно подвергаетесь воздействию всяких вирусов и микробов в локах, итоги, либо противогаз даже в пригодных для жизни людей условиях не снимаете, либо дохните от обычного подхваченного там насморка. Но и защита органов дыхания, не панацея, существует огромное количество таких мерзких болячек, что просто жуть берет. О болезнях и опасностях лок — вот этот талмуд, — потряс тот томом, сравнимым по объему с «Войной и Миром» Толстого, — В-четвертых, твари в крио и обитающие в локах проявляют повышенную агрессию и такой же интерес к любителям гаджетов. Отчего получается, что такой демон подставляет всю группу, и если не предупредит о своих… скажем, приобретенных новых качествах, то его могут и грохнуть. Все эти феномены пока никак теоретически не обоснованны, точнее теорий-то много, вот только ни одна из них не получила всестороннее одобрение нашего научного сообщества. Главное, это то, что значительный пласт накопленной практики, свидетельствует о данных фактах, указанных мной, однозначно. Все ясно?

— То есть, мы даже телевизор не сможем теперь посмотреть? А как быть со стиркой? Или холодильник, чайник?

— Не сможете. Здесь во всем секторе «G» нигде нет электричества и не проложены сети. Однако не стоит печалиться. Магия ведь никуда не делась? Подключаетесь к Магосети, и смотрите фильмы, передачи и прочее в формате хоть три дэ, имеется и ряд игр для игроманов. Стиральные машинки переделаны, где на паровые приводы, где на магические, так что все нормально. Ну, а кипяток, вообще, не проблема. Ну, что тебе еще Коннор? — недовольно скривился Джоре, даже не думая скрывать за улыбкой, например, эту гримасу.

— Но ведь я видела! Люди спокойно с планшетами, смартфонами, ноутбуками…

— Ты видела «чистых». Тем до лампочки. У них все есть. Потому что они не подвержены воздействию каких-либо подобных негативных факторов. Да, «серые» около восьмидесяти пяти процентов тоже могут без всякой опаски пользоваться электроприборами. А вы кто? — усмехнулся, да гнусно так, — Вы «грязные»! Что дозволенно Юпитеру, то не дозволенно быку! Слышали такую поговорку? Еще раз повторяю, чтобы каждый осознал. Вы — «грязные»! Кто не понимает про что я, вон на Стафа посмотрите! — его указательный палец остановился на мне, — Вы, хоть сверху чистенькие. Но такие же, как он, только внутри!

Не знаю… если бы произошло подобное раньше, до Щелчка, то я, скорее всего, проглотил бы эти обидные слова. Утешая себя их справедливостью. Действительно, засохшая грязь от меня порой отваливалась. Хорошо еще успел в уборной, в «Центре распределения» вымыть лицо и руки, да чуть почистить одежду. А воняло, едва ли не псиной.

Но пружина внутри меня, неожиданно для самого уже распрямилась. Медленно поднялся с места. Посмотрел внимательно и зло в глаза заместителя наставника, помолчал немного, а затем заявил хрипло, чуть растягивая слова:

— Запомни, я не «грязный», я — «черный»! И советую не забывать!

— Главное ты запомни этот миг, — мерзко осклабился тот.

А затем скрутило все тело. Бесконечность боли и блаженная темнота…

Часть II. «Мне кажется, что я магнит…»[1]

1

В сознание пришел от жара, разлившегося по всему телу, казалось, кто-то взял огромную мощную газовую горелку и теперь меня, словно свинью, опаливали перед разделкой. Еще ноздри обжигал и забивал резкий едкий запах нашатыря.

С немалым трудом удалось приподнять веки, прочувствовал толику ощущений гоголевского Вия. Сначала ничего не понял, вокруг царило туманное марево, через него с трудом просматривались какие-то силуэты. Но постепенно, в течение секунд тридцати серая пелена, с вспыхивающими тут и там радужными искрами, начала бледнеть.

Происходящее напомнило старые мультфильмы Уолта Диснея, где от центра экрана разрасталась окружность, открывая все больше и больше отчетливо просматриваемых деталей. Одна из них вызвала неподдельную лютую ненависть — Джоре. Рядом с инструктором пристроилась Саманта. И только сейчас расслышал ее довольно приятный голос, доносящийся, будто из-под ватного одеяла, и преодолевающий гул океанского прибоя в ушах:

— …в целом кризис миновал, должен в себя прийти в течение пары минут. Потратила две трети резерва, думала — не вытяну. Экспериментаторы эти из «Бюро» достали! Наворотят дел, а таким, как мы потом расхлебывай! Пробой до первого выхода… Кому скажи… Еще и интенсивность… Эфка, чистая эфка, хорошо, точнее, по привычке ешкой сразу сканер врубила, так бы здесь и окочурился. Теперь до рейда восстанавливаться и восстанавливаться, еще эту дрянь пить, без нее — не успею. Поэтому на меня в плане магии можешь пару часов не рассчитывать, полный ноль, — сказала та, довольно недружелюбно поглядывая на меня.

Отметил бисеринки пота на лице девушки, поблескивающие в свете мертвых волшебных ламп не Аладдина. На столе стоял обычный коричневый медицинский флакон, даже смог прочитать на этикетке: «Нашатырный спирт. Аммиак, раствор 10 %».

С трудом удалось чуть повернуть голову, а мысли тяжелые-тяжелые, перед глазами они представлялись гранитными валунами, теми самыми неподъемными австралийскими «Шарами Дьявола». Но через несколько десятков секунд в игру вступил пьяный в дым великан, которому не давала покоя слава Роналду. Гигант мощными ударами циклопических ног отправлял в полет каменные мячи. Вот только те летели куда угодно, только не в ворота. Потому что прозрение не наступало, как и ускользал смысл происходящего. Еще минута хаоса, начинающего постепенно упорядочиваться, а затем зрение окончательно прояснилось, исчезли и остатки дымки на его периферии.

— Какая же ты сука! — выдохнул, смотря прямо в глаза «учителя», которому подошло бы звание и «мучителя» или вовсе садиста, либо вивисектора.

Улыбнулся, а скорее получилось пока скривить губы, ожидая вновь приступа беспощадной боли. Однако постарался вложить в эту гримасу все презрение, все отвращение и… всю ненависть к тупому ублюдку.

Свой голос не узнал.

Хриплый, осипший и во рту пересохло, будто не один день в пустыне бродил без воды, взбирался под сжигающими лучами солнца по желтым и белоснежным барханам. Лишь песок на зубах не скрипел. Но горло саднило, горело огнем, а каждое слово, будто грубой наждачкой по небу. Туда-сюда… сюда-туда. И медленно так.

— Очухался? — хохотнул сэнсэй, — Да не смотри ты на меня, как на врага народа или там, как пес-барбос на вора! Думаешь это я к тебе «Плеточку» применил? Спишу на культурный шок, диспер… тьфу ты, депрессию, и даже бить не буду! — усмехнулся с некой ехидной покровительственностью сэнсэй, — Друг, извини, но… Но, если бы причиной твоей боли стали бы мои ручки, тогда бы сейчас тебе впору джигу-джигу от радости отплясывать пришлось. Ну, или какую-нибудь самбу-мамбу. Ламбаду, наконец… Сорендо си фуи, — гнусаво, как-то по-козлиному, с диким непередаваемым акцентом пропел тот, хохотнул и продолжил, — Нееет, бульдожина, ситуевина, в какую ты вляпался по самые уши, попахивает дерьмецом… а еще смертью. Догадываешься, чьей?

Ну, уж точно не его, сучара!

Урод, штопанный!

И тут куратор совершенно неожиданно перешел на серьезный тон:

— Историю открой, одна из последних записей, вторая или третья с конца, если обладаешь минимумом интеллектуальных способностей, все станет ясно. Не поймешь… Что тут могу сказать, будет плохо для тебя. Я не нянька и не учитель в школе для дебилов.

Мысленно кроя начальство матом и самыми грязными ругательствами, перешел все-таки в нужную вкладку.

Так…

Последняя запись мерцала синим: «Внимание! Функциональность организма восстановлена на 74 % от первоначального значения до критической ошибки! Общие показатели на момент внедрения SN-12 — 32 %. Требуется восстановление! Рекомендуется усиление физических и психологических нагрузок. Использовать за базис начальный уровень тренинга SPN-1 по методу Волкова в течение одного стандартного месяца, затем внести необходимые поправки!

Магоинтерфейс работает на 82 % от базового; уровень энтальпии Уоткинса в пределах нормы; показатель энтропии Громова приближается к приемлемым величинам — 12E (до конца процесса осталось: 7-43…7-42…7-41)».

Второе сообщение было в успокаивающих зеленых, даже изумрудных красках: «Внимание! Вы подверглись магическому воздействию! К вам применены следующие заклинания:

— «биосканирование класс E» — данный конструкт позволяет обнаруживать повреждения «тонкой» и энергетической структуры живых существ. В других случаях бесполезен!;

— «кокон класс F» — блокирует негативное воздействие внешней среды;

— «исцеление класс F» — восстанавливает работоспособность (до 87 % в течение 1 часа); здоровье (до 92 % в течение 20 минут); энергетическую структуру (до 99 % в течение 3 часов);

— «стимулятор класс J» — позволяет активизировать скрытые внутренние резервы индивидуума для ускорения восстановительных процессов организма.

Внимание! Деструктивное влияние поля Антонова и излучения Хаттингена блокировано!»

Третий доклад пылал багряно-алым цветом: «Внимание! Произошла критическая ошибка при работе магоинтерфейса! Код 347000-VJP00001210001!

Внимание! Произошел сбой в функционировании регулятора энергий!

Внимание! Произошел пробой энергетического каркаса!

Внимание! Вы подверглись магоизлучению категории V!

Внимание! Срочно примите меры! Обратитесь к ближайшему магу, умеющему обращаться с конструктами не ниже уровня «F»!

Внимание! Данные об ошибке были собраны и отправлены в соответствующий научный отдел!

Спасибо за сотрудничество! Вы нам очень помогли!».

Опять выругался, но уже вслух.

Больше никаких логов о происходящем. Как и не имелось сведений о применении ко мне «Плети боли» или ее аналогов. По всему выходило, зря, зря обвинял нашего учителя во всех смертных грехах. Но с другой стороны, все ведь произошло после его слов…

— Я так понимаю, до тебя стало немного доходить? — Джоре пристально посмотрел на меня, как будто видел впервые.

— Чем все это грозит мне? И что делать? — задал два самых важных для себя вопроса.

— А ты умнее, чем выглядишь. Мда… Умнее. Угроза очень серьезная, очень, Стаф. Слушаем и запоминаем все! — куратор опять переключился на нормальный язык, повысил голос в конце фразы, а для ее весомости ударил ладонью по столу, привлекая внимание аудитории, затем продолжил, — И не только для тебя существует опасность. Для любого. Например, если бы пробой энергетического каркаса произошел в местах, где присутствует крио-поле или ты сам уже набрал хоть одну единицу R, то в течение десяти минут превратился бы в нежить. Почти в ста процентах из ста. «Мертвяк», как их прозвали, представляет крайнюю, повторяю, он несет крайнюю, а когда и предельную угрозу для окружающих. Забудьте о медленных неповоротливых, едва переставляющих ноги зомби с экранов телевизоров и кинотеатров, со страниц книг, из игр наконец, опасных лишь количеством, а также укусом, что приводит к смерти и последующему перерождению жертвы. Здесь, через десять, максимум, пятнадцать минут перед вами боевая машина. Ее цель — убивать, убивать и еще раз убивать все живое. Но в приоритете гомо сапиенс, так как только у него данные твари могут поглощать энергию из «выпавших» кристаллов. Более того, при пожирании представителей тождественного вида, процесс эволюции и перехода на следующую ступень развития… Да, да, да! Зомби тоже качаются и неплохо. Так вот, как я уже говорил, эволюция происходит быстрее на порядок. И помните, укус для «чистых» и большей части «серых» «не мертвыми» не приводит к заражению. У «грязных» же процент инфицированных при подобных контактах с местной, пусть будет, «фауной», стремится к абсолютным значениям.

Как только речь зашла о выходцах из фильмов ужасов, Огненный Лис дисциплинированно поднял руку, дождался разрешения и сразу задал вопрос:

— А можно их убить? И если получил дозу облучения, то в оазисах тоже перерождаешься? — судя по лицам, а также раздувающимся хищно ноздрям Гарпии, первый вопрос интересовал многих.

Даже толстяк Бара-Бек сжал кулаки. Боевой хомячина, млин! Тут как бы не сдохнуть… Вот это задор, даже позавидовал. И видно, что готовы драться. А мне было страшно. Какая-то дрянь стиснула мошонку, от нее поднимался вверх холод, сами же яйца — заледенели. Неужели я все-таки трус?…

— Поражение головного и спинного мозга приводит к однозначному летальному исходу, можно еще вырвать или уничтожить Сердце Тьмы — орган, расположенный в грудной клетке, очень похожий на овально-вытянутую дыню величиной с три кулака обычного человека. Цвет — черный. Чем сильнее мертвяк, тем оно темнее. Эстэ, именно такое получил название данный компонент в среде собирателей, ценится алхимиками, магами, химерологами, артефакторами, кузнецами и многими другими гильдиями, сообществами, которые имеют дело с волшбой. Отмечу — не поврежденный. Эту и другую информацию вы найдете в предоставленной вам литературе. Теперь перейдем ко второму вопросу Фокса. Возможно ли стать мертвецом в чистых зонах? Ответ однозначный — да! Стаф, если бы набрал даже единицу эрки, то переродился хоть в центре Норд-Сити. Вероятность такого исхода от восьмидесяти четырех до восьмидесяти семи процентов, и даже, если опустить этот факт, то смертельный исход наступает в девяносто пяти. Еще запомните, чем выше доза облучения, тем сильнее, быстрее и умнее становится получившееся существо, данный аспект напрямую связан и с продолжительностью «не-жизни». Но в любом случае, без подпитки крио-полем даже набирая предельные значения поражения им, а именно за сотню R, а выше однозначное Чистилище… Так вот, зомби в оазисах через сутки саморазрушаются. При этом обычные твари, и некро в том числе, а разнообразие которых может впечатлить любого биолога или там зоолога, плюс до кучи стать героями кошмарных сновидений не на один месяц, сами не дохнут. Некоторые слабеют, и только. Особенно их активность возрастает в осенне-зимний период.

Джоре помолчал, окидывая взглядом импровизированную аудиторию, откашлялся и продолжил экскурс:

— Проблема любого из вас будет заключаться еще и в том, что даже, если вы не успели соприкоснуться с нашей местной «радиацией» или провели реабилитационный курс, то при пробое энергетического каркаса, когда рядом не будет мага, способного оказать помощь… Вы просто умрете. Но, если выживете, то Фортуна, процентов, эдак семьдесят — восемьдесят может подкинуть и бонус, а то и не один.

— Это, что над каждым из нас висит дамоклов меч? Какова статистика подобных случаев среди… «грязных»? Озвучьте, пожалуйста, — подал голос огромный мужик лет сорока.

Он явно очень любил «железо», учитывая бугры мышц, перекатывающиеся под тонким облегающим джемпером, а еще, похоже, активно занимался борьбой. Не на один и не на два раза сломанные уши не скрывала прическа под полубокс.

Вообще, он напоминал классического бандита из девяностых. Короткая толстая шея, на ней болталась золотая цепь толщиной в палец и с крестом, каким можно было разить врагов наповал, как моргенштерном. На левом запястье золотой «Ролекс», на правом массивный браслет и на пальцах шесть огромных перстней, по три на каждой руке. Они могли использоваться в качестве кастетов.

И не только я «выпал в осадок» от несоответствия внешнего вида и речи коллеги по будущему ремеслу. До этого момента, я бы поверил больше в заговоривший со мной плинтус, нежели обнаружить у такого индивида знание древнегреческой мифологии, как и наличие правильной речи. Потому что априори считал, себя пусть не сильнее таких, но умнее на порядки, их же интеллектуальный уровень ассоциировал с блинами от штанги.

Еще бы сутки назад, это удивление таковым и осталось. При лучшем исходе, этот «курьезный» случай можно было рассказать за кружкой пива коллегам, дабы вызвать и их недоверчивые охи и ахи, с повсеместными смешками.

Но сейчас, тот проснувшийся «я», которого пробудил Щелчок, сделал однозначный вывод. Точнее, пришел к пониманию простой, прописной истины, афоризма, услышанного где-то, что дураки бывают двух видов. Умнее и глупее нас. В результате, формируя сразу, точнее подгоняя и загоняя поведенческие реакции другого человека в рамки каких-то стереотипных, зачастую навязанных масс-медиа образов, можно очень и очень ошибиться. И все, учитывая, отсутствие какого-либо надзора и защиты от государства, могло закончиться плачевно. Для меня.

Да, такой здоровило, в новых реалиях, разотрет в порошок. И не вспотеет. Учитывая же довольно плачевный результат собственного физического и психологического развития — всего лишь в тридцать два процента от возможных ста… Самооценку мне уронили. А я-то думал, силен, могуч и, вообще… Всего лишь повезло с генами — высокий, статный, телосложение, как у профессионального пловца. Никакого животика и жира. При этом спортом я не занимался, физических нагрузок в устоявшейся жизни почти ноль.

Пиво, вечеринки, ночные клубы, компьютерные игры и так далее, и в таком духе.

Мда.

Отсюда последовал и другой вывод. Узнать все о «тренинге SPN-1 по методу Волкова» и постараться его пройти. Так неожиданно наметилась первая реальная цель для выживания в новом мире.

— И снова правильный вопрос, Быкан-джан!

— Вообще-то я, Семен Васильевич, а ваши все довольно дурацкие прозвища… попахивают некой детской неожиданностью!

— Так зачем ты мне сейчас это выговариваешь? Надо было несогласие выражать тем, кто имя новое давал. И для всех, как вас назвали, теперь это «погоняло», «погремуха» или «ник» там какой будет вашим позывным до самой смерти. Учитывая, что слова в предложения ты складываешь довольно ловко, это должно дойти. И запомни, человека красят дела, не имя! Так в миру, но не в Магосети, тебя могут называть заслуженно или «Быканом» или «Джаном», а то и вовсе, например, «Борцом».

Тот ничего не ответил, чуть прищурил глаза, а взгляд такой, будто запоминал Джоре, вырезал или выжигал каждую черточку его лица у себя в памяти, впрочем, последнему было абсолютно на сие безразлично.

— Итак, отвечаю на вопрос. Согласно статистике, сбои в работе магоинтерфейса у новичков из категории «грязных» в последние два года возникают в пятидесяти — пятидесяти пяти процентах. Приблизительно у двух третей индивидов из этой группы подобные критические ошибки приводят к пробою энергетического каркаса. И необходимо понимать, в большей мере триггерной точкой выступают сильные эмоции индивидуума. Например, взять Стафа, ему очень не понравилось то, что его называют «грязным». Хотя даже с натяжкой, учитывая внешний вид товарища, к чистюлям он точно не относится. Бомжи, переправленные сюда, и те чище. В результате наш герой решил выразить протест, какие чувства ты испытывал? Можешь рассказать? — не сразу понял, что руководитель обратился ко мне, но тот ткнул пальцем, повторяя вопрос.

Отвечать не хотелось. Но с другой стороны, а что тут скрывать? Тем более можно отделаться общими фразами.

— Раздражение, потом злость, все переросло в ярость, а затем и в ненависть. Почему так? Потому что я, в отличие от большинства здесь присутствующих, отнюдь не доброволец, а просто оказался не в том месте и не в то время. Ни на какую Нинею не желал «попадать» и не собирался.

— Надо же, не ожидал от тебя такого четкого и развернутого ответа. Советую запомнить каждому! И всегда контролировать себя, последовательность проявления чувств примерно одинаковая. Хотя бывают исключения из правил, некоторые люди наоборот испытывают положительные эмоции. Далее, в первые дни, зачастую крио воздействует на психику гомо сапиенса наиболее сильно. Проявляется это в меняющемся эмоциональном настрое, порой вы совершаете неожиданные для самих себя в обычных реалиях поступки. Поэтому, постарайтесь не нервничать. И всегда иметь при себе успокаивающие средства. Возникает необоснованное раздражение на все вокруг или необыкновенный душевный подъем — это проявление первой фазы воздействия, добрый совет, принимать сразу же лекарства. И повторюсь, при сильных чувствах, их проявлениях, вероятность сбоя в работе магоинтерфейса в первые два месяца возрастает по экспоненте. Остальное я озвучил. Другой материал найдете в предоставленной вам литературе…

— А как будет протекать обучающий процесс? — после разрешающего кивка задал вопрос здоровяк Джан.

— Практика, голая практика. Мы лишь научим вас азам, чтобы могли платить по кредиту, а также имелась возможность зарабатывать себе на еду и кров над головой. Однако, на вопросы по делу тоже будем отвечать. Но в целом, спасение утопающих дело рук самих утопающих. Например, сегодня, у тех, кто доживет до вечера, будет иметься возможность выпить, расслабиться любым способом или взять в руки мануалы и заняться самообразованием. Как поступать… решать только вам! Ответственность несете вы за себя сами. Никто сопли утирать не будет.

— Еще один вопрос можно? — сначала кивнул утвердительно Быкан, а затем только спросил разрешения, Джоре махнул рукой, мол, валяй, — Про жилищные условия просветите нас?

— Каждому предоставляется отдельная комната, три на четыре. Санузел совмещенный, крохотный, но имеется, конечно, без изысков — душевая кабина и унитаз. Из мебели, одноместная кровать, стол, стул, книжные полки, стойка для оружия и крестовина для брони, вешалка, небольшой вроде бы шкаф, лампа. Все. Стирка не входит в обслуживание, но стоит за загрузку полмарки. Далее, обед предоставляется бесплатно один раз в сутки. По факту, учитывая, что вы еще не перестроились на местное время, в двое земных. Но чистая постель, меняется раз в двое суток, тогда же проводится уборка помещения, кровососущая дрянь отсутствует, как класс… Сносные условия. Тут вам всем с одной стороны повезло, и наш Семен Васильевич, которого Бог не обделил не только силой, но и умом, задал один из самых правильных вопросов, так как при совместном проживании, если случится пробой у одного, тот ночью, да и днем, может всех убить. Поэтому только раздельное проживание. Плюс, обязательно закрываетесь на замок. Не выполнили эти требования — на первый раз штраф, на второй, сначала с пяток плетей, а затем большая такая человеческая просьба, покинуть помещение. И все, заканчиваем с вопросами, пора переходить к делу… Что тебе еще, Стаф? — отреагировал с явным недовольством Джоре на мою поднятую руку.

— Ты не ответил на мой главный вопрос, что теперь мне делать? И почему все плохо для меня? И про «улыбку Фортуны» поясни?

— Сейчас ты располагаешь десятью тысячами марок, из них придется на безопасность потратить около семи-восьми. Потребуется браслет NAZ-III, или как его все зовут, просто — «НАЗ». Стоимость около пятерки, он в режиме реального времени постоянно сканирует твой организм и указывает вероятность возникновения критической ошибки в настоящий момент, как и время, через которое она может произойти. Величина эта не фиксированная, зависит от множества факторов. Затем капсула с «блокиратором E», «исцелением E» и «стимулятором F» — около трех киломарок. Работает НАЗ на одном малом энергокристалле две недели, затем нужно покупать новый и менять. Еще три тысячи…

— А почему «E», а не «F»? Саманта, да и в логах было прописано, что…, — перебил командира я, а он отплатил той же монетой, даже не дослушав, сказал:

— Потому что, то для тебя пройденный этап, перепрыгнешь ешку, последует класс «D», «С», «B» и закончится все на «A». Понимаешь, чем это чревато? — усмехнулся он, в разговор же вклинился Быкан-джан:

— Я так понимаю, стоимость расходных элементов возрастает?

— Точно! И на порядки. Поэтому советую пить валерьянку, сердито, вонюче, противно, но дешево.

— А, если мы его установим, нам поможет? — спросил Рыжий.

— Да, так как у вас еще не было пробоя, то капсулы «F» будут стоить гораздо дешевле, но браслет в любом случае столько же.

— И где и когда это можно сделать? — вот и Гарпия подключилась.

— Для желающих покажу. Здесь, поблизости. Кто решит ставить позже, и без всех, то дверь с табличкой один тире один дэ латинское. Кстати, этой информации нет в бесплатной учебной литературе, так как считалось ранее, что критические ошибки начинают проявляться после полутора месяцев активной эксплуатации магоинтерфейса. Но, как показала практика, за последнее время, учитывая «новейшие» веянья нашей науки, а также внедрение инновационных технологий и прикручивания наноболтов, — при этих словах Джоре поморщился, будто съел что-то кислое, — Возникли новые нюансы, но никто пока не внес коррективыв мануалы. Так как старыми еще склады забиты под завязку. «Улыбка Фортуны» — никто не знает, как может проявить себя. Например, у кого-то открывается новая характеристика, но вам уже объяснили, что не все они одинаково полезны. У парня за два заброса до вас возникла рогатость в десятку, итоги, как у лося, спиливает каждую неделю и жрет мел, как… не знаю даже, как «Сникерс» или «Баунти». Но тут речь скорее идет об оскале Удачи. Хотя иногда есть такие, кого эта ветреная дама облобызала. Впрочем это как сказать… Один товарищ стал «чистым», прыгнул из «грязных» на третий день, а еще у него до кучи открылась одна из редких, да что редких, уникальных, редчайших характеристик — магия плюс. И предрасположенность именно к клановой — льда, и тут нам нет равных. Но через два месяца Академии погиб. И глупо, отмечали с друзьями первый удачно-сданный тест, напились, он выпал из окна их комнаты в общежитии всего лишь с третьего этажа, но вниз головой. Сломал шею. Учитывая ночь и прочее, пока дежурные медики добрались, умер. Так что, не всегда поцелуй Фортуны приводит к позитивному финалу. Все всем ясно?

Опять чуть раздражающее всеобщее хоровое блеяние: «да…», достало! «Ббееее…» Так, стоп! Не хватало еще одного сбоя. Все хорошо. Хо-ро-шо. Узнал много нового, деньги пока имелись, а, значит, приобрету жизненно-важный девайс. Крыша над головой имелась. Соответственно, «нам ли быть в печали»? Джоре помолчал немного, а затем заявил:

— И прежде, чем перейти к другой части «знакомства» с окружающим миром и базовым комплектом собирателя, я закончу свою мысль, которую не успел озвучить перед пробоем энергетического каркаса Стафа. Как я говорил, «запомни этот миг» и вы все тоже, именно здесь и сейчас из моих уст откроется нечто такое, что, вполне возможно, спасет многих идиотов не только от жестких побоев, но и от смерти. Итак, абсолютно каждый должен зарубить на своем носу простую истину: социальный статус определяется не только, скажем, «административным» делением на группы: чистые, серые и грязные. Но и внутри этих фракций тоже существует своя иерархия. Заявив о себе в первый же день, как о «черных», к каким относятся самые авторитетные, удачливые, опытные и свободные люди из этой категории, вы тем самым нанесете им оскорбление. И запомните это накрепко! Пока даже наименование «грязные» вам выдается авансом. Вы все пока никто! Хотите, я вам озвучу статистику реального выживания членов отрядов, подобных вашему?

— Да! Было бы прекрасно! — четко и ясно произнес… я. Вообще от себя не ожидал!

— Минимум тридцать процентов погибает от Пробоя, — не стал «сорить» своей специфической манерой разговора командир, — Около пяти от пренебрежения к показателям счетчиков эрки, хапая сразу смертельную дозу. Еще, двадцать восемь, и это скромно, от когтей, зубов, как переродившихся коллег, так и от разнообразных тварей. Добавьте сюда глупость, это и Дуэли, и кабацкие драки, конфликты с «серыми» и «чистыми» на ровном месте, которые хоть и презирают всех, кто их ниже, но без повода не могут вызвать в Круг или просто прибить на месте. Вы — ниже всех, привыкайте, что пока не выгрызете себе место под этим солнцем, к вам будут относиться, как к экскрементам. И это не просто слова. Вы все прочувствуйте. На выходе, хорошо, если от двадцати двух через пару месяцев выживут семеро. На деле бывало и так, что все схлопывались. Такие дела, такие дела. Поэтому, как завещал тот Ленин, вам нужно думать, думать и еще раз думать. Но хватит вопросов, зададите потом, — не стал он предоставлять слово Бара-Беку, Гарпии и борцу, которые тянули руки. Отметил, девушка, как примерная школьница, положила локоть правой на ладонь левой.

Мгм.

Наш сэнсэй тем временем довольно легко, за ручку в центре, водрузил здоровенный ящик на стол, что принесла до этого Саманта, как-то покровительственно похлопал по нему ладонью, затем заговорил.

— Каждый из вас получит по такому ящику в девичестве — BPCS-M12-V0,63 — привязываемый индивидуальный контейнер, малый, двенадцатая модель, внутренний общий объем ноль шестьдесят три кубических метра. Длина — полтора метра, ширина ноль целых шесть десятых, высота семьдесят сантиметров. В народной среде, получил название «сундук мертвеца». В первую очередь из-за того, что пока вы живы, никто кроме вас и Службы Безопасности клана или ЦК по веской причине, имея соответствующие документы и допуски, разрешающие обыск, не сможет его открыть, взломать, подорвать и так далее. Конечно, попытки были, есть и будут, но пока факт остается фактом. При смерти владельца происходит автоматическая разблокировка замков, если не имелось наследников. При наличии, тем приходит оповещение, и они становятся владельцами всего имущества. Как это работает? — задал Джоре вопрос, обвел всех хитрым взором, но никто, даже Рыжий, не спешила высказывать предположения, а лектор помолчал несколько секунд и сам же ответил, переводя все в риторическое русло, — В душе даже… пусть будет, не представляю. И уверяю вас, данная информация засекречена на самом высоком уровне. Это люди из ЦК! Но есть здесь и удивительный момент, когда мы заходим в локу, то автоматически, как бы исчезаем с Нинеи, на сегодняшний день нет ни одного информационного канала, который бы позволял транслировать что-то, даже простейший радиосигнал, через Грань или Границу между реальностями. Однако, если вы погибните даже внутри клочка другого мира, один черт, все сработает, как часы. Проверенно! Далее, малый энергетический кристалл позволяет перемещать, практически без усилий, хранилище на расстояние до тридцати пяти километров внутри Норд-Сити и других оазисов, где гении волшбы создали соответствующую структуру и упорядочили магические потоки. За пределами купола сундук обретает полную массу.

— Можно вопрос? — не преминул вклиниться Рыжий.

— Нельзя! — довольно резко ответил куратор и вновь вернулся к лекции, — Базовый или начальный комплект собирателя, размещенный в BPCS у всех абсолютно одинаков. За исключением размеров одежды. Не буду проходиться по всем вещам, которые в нем имеются. Так как обнаружите их сами. К тому же прилагается список, а также возможные варианты использования того или иного предмета, то есть инструкция, — менторским тоном проговорил Джоре и затем широко зевнул, лишь в последний момент, прикрыв раскрытую пасть ладонью, — Расскажу лишь о тех, которые обязательно требуются при каждом выходе в экстерналку. Это почти утвержденное название внешней среды за безопасными периметрами, по сути всего лишь исковерканный вариант английского «external». Первое, это оружие: копье с атакой на плюс семнадцать. В принципе будет актуальным в пределах линии Оплот — Вторая Башня — Везувий. Но…, — тот повертел неопределенно ладонью, — Скажем, все больше зависит от вашей Удачи. Всегда учитывайте риски, несмотря на близость Норд-Сити. Какие? Да, начиная от банальных бандитов и заканчивая прокаченными тварями, забредшими на огонек. Последние теряют силы, возвращаются обратно в зоны повышенной концентрации крио, но набеги совершают регулярно. Местные, аборигены, их еще называют, если без матов, то «трансами», — на этом месте уголовник не сдержал смешка, на который учитель не прореагировал, — И получили они его не за приверженность идеям ЛГБТ, а потому что являются гермафродитами. В целом, сами по себе, как противники, ни о чем. Их и ребенок палкой закошмарит, учитывая, что ростом они с пятилетнего, разумны, но имеют специфическое мышление. Вид крайне мерзкий. Примерно, как гоблины на Земле в играх, в книгах, в кино. Детальное описание найдете в литературе. Главная опасность заключается в их массовости, в одиночку они не нападают, а также в том, что почти поголовно имеют телепатические способности. Но тут нам всем повезло, на гомо сапиенса они воздействовать не могут, зато вся окружающая фауна, а местами и флора, подчиняются этим уродам на раз. И пока ты отбиваешься от всяких тварей, шакалы закидывают тебя камнями из пращей, довольно прицельно метают отравленные дротики и копья с костяными и каменными наконечниками. Атака часто достигает плюс пятидесяти. И те, кто хотят выжить, должны сделать вот этот талмуд — настольной книгой! Это ваши Священные Скрижали! Ибо каждая страница, каждый абзац, да каждая буква в ней куплена не одной и не двумя сотнями жизней. Впрочем…

— Джоре, ты задрал! — недовольно прогудел, высунувшийся из вновь окна раздачи, здоровяк, — Опять со своим балобольством! Проводи инструктаж, я выдаю сундуки, твои подопечные после привязки проверяют содержимое, ставят отметку и адьес амигос! Я тебе сказал, мне скоро в рейд! А ты развел опять антимонию… Сколько можешь гадить-то?

— Слышь ты, Бромхренохром…

— Джоре! — оборвал покрасневшего куратора, возникший в дверях Никодим, — Давай, сворачивайся! Время! Детали новичкам расскажешь либо по пути, либо сами прочтут.

— Хорошо, — почти по слогам, четко произнес тот, а великана наградил не предвещающим ничего хорошего взглядом, — Итак. Ваше копье сборное, состоит из трех частей. Первый сегмент общей длиной ноль целых девять десятых метра. На хвостовик из них приходится ноль два. Остальное на мечевидный наконечник. Так же в комплекте идет крестовина, которая посредством резьбы и специального стопорного механизма крепится по желанию на оружие. Вторая часть. Длиной сто десять сантиметров, древко. Третья часть шестьдесят, тоже древко. Устанавливается по желанию или, исходя из будущих задач. Как все видят «тупой» конец у последних сегментов имеет острие, оно используется и для лучшего упора в землю, и, как обычный лом. На выходе иметь при себе обязательно. Крестовину крепите по желанию, как и третью часть. Две должно быть. Далее, обычный походный топор типа «Фискарс», атака плюс десять, основное предназначение — рабочее, такие же параметры и у мачете, и у малой пехотной лопаты. И обычный охотничий нож. Им можно разделать животное, снять шкуру, заострить палку и так далее. На этом по инструментам все. При себе иметь все. Мы будем сегодня учиться собирать корень выворотня, как и попутный хабар.

Сэнсэй говорил быстро, четко, и раскладывал на столе те предметы, о которых рассказывал. На наконечнике копья имелся чехол, не избежал данной участи и топор, вместе с вполне обычной, как мы ее называли «саперной лопатой». И чего она вдруг стала «пехотной»? Мачете тоже было стандартным, прямым, заточенным с одного конца. С таким одноименный герой в фильме устраивал адский и лютый геноцид нехорошим дядькам и тетькам.

Джоре замер, затем достал сигареты, прикурил, выдохнул первые клубы дыма, пропущенные через легкие в сторону титана. Тот явно хотел выругаться, поморщился и исчез вновь из окна раздачи, не забыв захлопнуть с грохотом дверцу.

Мда. «Просто такая сильная любовь», как пели Звери, зверская.

Куратор довольно усмехнулся и продолжил, тон его чуть смягчился:

— Далее, перейдем к одежде. Термобелье, два комплекта на плюс один. Штаны рабочие брезентовые стандартные с защитой плюс три — пара. Ремень. Свитер вязаный на плюс два, один, анорак на плюс пять. Ботинки на плюс четыре. Комплект защитных перчаток, десять пар, на плюс один, но главная их задача — ваша безопасность при контакте с кристаллами и другими непонятными вещами. Отправляясь в рейд всегда должен быть запасной комплект! Член забудьте, их возьмите, а то ненароком вырастет второй и на пятой точке. И вновь напоминаю, не хватить голыми руками незнакомые предметы! Дошли до снаряжения: очки защитные на плюс тридцать — иметь их всегда, и не на башке, а по назначению использовать, если не хотите, чтобы вас ослепила какая-нибудь плюющаяся токсинами муха. Противогаз, не удивляйтесь, что он похож на пластиковую маску, на которые многие из вас успели насмотреться в дни «свирепствования» COVID’а, со своими функциями он справляется куда, как лучше. Рюкзак тактический на шестьдесят литров с подсумками и креплениями «молли», литровая фляжка, сто пластиковых мешков под ингредиенты, армейский котелок, веревка — двадцать метров, кошка. Ременно-плечевая система «Зевс», с подсумками и мародеркой, это наша доработка земных аналогов под задачи собирателей, затем, пять спецконтейнеров в чехлах для хранения кристаллов на десять штук каждый. Далее, еда — три обычных индивидуальных рациона питания. Медицина. ИПП — шесть штук, медицинский жгут, две базовых аптечки. В них находится все необходимое на первое время. А именно универсальное противоядие, антидот от крио, но использовать его можно только в самых крайних ситуациях, так как тот оказывает крайне негативное влияние на ваш организм, кроме этого повышает чувствительность к нашей «радиации», как и значительно снижает предельную дозу облучения. Кровоостанавливающее и заживляющее открытые раны средство. Два успокоительных. Все. Теперь, вон та здоровенная харя, греющая уши за заслонкой, и его помощники будут называть ваши ники, а вы подходить и получать свои законные пожитки. Сначала проходите процедуру привязки. Здесь следуйте инструкции. Затем появится таблица, в ней четыре графы. В первых двух, указывается, что имеется в настоящий момент в «сундуке» и общее количество данных предметов, во второй — сколько вы должны были получить в реальности. Если все совпадает, ставим галочки, нет, то старина Бром с присными сегодня посетят дантиста…

Затем началось мельтешение. Кто там сказал: «Даже в хаосе есть порядок»? Здесь ровно наоборот: из порядка возник в мгновение ока хаос. А, значит, он там был? Многие задавали бессмысленные вопросы кладовщикам, не довольствуясь примером того, что другим до этого не ответили, лишь послали в грубой, а один даже в матерной форме. Опять вперед вырвались Рыжий, Гарпия и Борец. Они все вместе подошли к Джоре, я только услышал начало беседы, где они тоже возжелали установить NAZ-III. Чем все закончилось, не дал узнать требовательный голос:

— Стаф!

Едва подошел к Брому, как тут же из окна вылетел злополучный «сундук», ударил меня в грудь и едва не сбил с ног, точнее, не посадил на пятую точку. Вот ведь образина уродливая не зря на него так Джоре «крысился», хотя, может, именно этим и вызвано такое отношение к его «воспитанникам».

«Внимание! Имеется доступный для привязки предмет — BPCS-M12-V0,63 № 744400002345-TB4019. Желаете осуществить данную процедуру? Да/Нет».

Да!

«Внимание! Проводится проверка имеющихся в хранилище вещей, желаете сравнить со списком, предназначенным для выдачи со склада Black — R12 (ответственный: Бром Грох)?».

Желаю.

А перед глазами, как и говорил Джоре, появилось два списка, в каждом из которых имелось по две графы. Непонятно, для чего так все было усложнять, можно сделать и гораздо проще, но видимо имелись какие-то свои на то причины. Вообще, с магоинтерфейсом работать становилось все проще и проще, так например, любая вещь, имевшаяся в списке, после того, как ты сосредотачивал на ней свой взгляд или четко желал ее рассмотреть подробней, увеличивалась в размерах. Имелась возможность просмотра во всех ракурсах, как и часто присутствовала короткая справка, например: «Анорак модель «Траппер-II»; размер — XXL; материал изготовления: брезонтон; защитные свойства: +5. Внимание! Для получения расширенных сведений по данной модели необходим доступ к «Магосети»! Желаете подключиться прямо сейчас?».

Нет!

Мало ли, вдруг это будет та самая тысяча, которой не хватит на покупку реально важных в моих условиях вещей. Поэтому пока что решил вообще ни на что денег не тратить. Джоре мог и не знать точных цен, как и вдруг опять окажется со мной что-нибудь не так, учитывая воткнутый экспериментальный магоинтерфейс.

А еще в меню появилась новая вкладка: «Индивидуальные предметы и приборы», где пока присутствовала всего одна строчка: «BPCS-M12-V0,63». Количество предметов в контейнере и их перечень полностью совпадали с накладной, поэтому я подтвердил получение «базового комплекта новичка».

Сам контейнер, действительно, казалось, ничего не весил, я, с легкостью подхватив его, как дорожный чемодан, за выдвижную ручку, спокойно переместил до начавших собираться возле Джоре товарищей по несчастью. С некоторым недоумением отметил, что даже не удивился такому чуду. Видимо мозг устал от новых и абсолютно необычных явлений, поэтому пока их просто фиксировал, а на эмоции уже не оставалось никаких сил.

Сэнсэй остался вдвоем с Самантой, пока я занимался привязкой Никодим исчез в неизвестном направлении.

— Итак, довожу до всех, кто хочет установить себе НАЗ, группируетесь возле нашей милой дамы, остальные возле меня. Девушка проведет вас в необходимый кабинет.

Всего, после очередного взрыва галдежа, с учителем отправилось в гостиницу четырнадцать человек.

Мы же ввосьмером пошагали вслед за провожающей. Та держалась чуть впереди, в диалог не вступала. Несколько раз одарила меня вновь злым взглядом, Бара-Беку тоже достались лучики тепла. А Рыжему посоветовала заткнуться хоть на минуту. Тот не стал лезть в бутылку, Гарпия и борец, видя неудачу товарища… Кстати, пока я смотрел на всех волком, пока я пытался отстоять свое право на черноту, выходка, к слову сказать, совсем дурацкая. Другие успели и познакомиться друг с другом, и уже неосознанно как-то держались вместе. Лидером у Рыжего и его подруги выступал Быкан-Джан. Отметил до этого момента, что и тюремная проституция нашла себе товарищей из бывших зеков. Один из которых в числе первых отведал Плети…

«Внимание! В результате критической ошибки произошли следующие изменения в работе магоинтерфейса:

— + 1 ячейка под артефакты (Дополнительное свойство: тайная. Никто из разумных и неразумных не сможет никакими средствами и методами определить наличие у вас того или иного предмета соответствующей категории, находящегося в данном слоте!);

— открыта базовая характеристика «филин» (класс: зеленый, негативных мутаций не имеется), при ее развитии вы сможете лучше видеть в темноте. Для роста используйте соответствующие кристаллы».

Едва не рассмеялся в голос. Мое хорошее настроение вызвало у Саманты бурю эмоций, вылившуюся в окрик:

— Давайте скорее, мне тоже нужно перед рейдом подготовиться. Еще вас в гостиницу вести!

Я же горько ухмылялся.

Вот свезло, так свезло!

Зачем, зачем мне все это?

Как говорили наставники даже семь артефактов простейшего класса для «грязного» собрать, как на Луну слетать людоеду из племени Мумбо-Юмбо… а тут восьмой слот. Да, на черта он мне нужен-то?! Тайный еще… Нуты-футы… Суки.

Так и хотелось ввернуть какое-нибудь матерное слово, резкое и хлесткое, что тот удар кнута по голой спине какого-нибудь подонка.

Не лучше и характеристика. Тут среди дня сдохнуть, судя по бодрым речам Джоре и испытанной боли, как два пальца об асфальт, а еще в темное время суток бродить… И где искать и прибивать всякую ночную погань? Приписка про отсутствие негативных мутаций тоже вызывала множество вопросов. Для кого негативных? Может, перья или клюв вполне себе вписываются в позитивные тендеры. Вопросы, вопросы.

Даже нос ощупал. Вроде бы нормальный.

Поднимать эту характеристику?

Нет, нет, и еще раз нет.

Ищите дурака в другом месте!


[1] «Перед атакой» Семен Гудзенко

2

Проблемы начались сразу, как только мы оказались в помещении похожем одновременно и на антикварную лавку, и на ювелирный салон, и на торговую точку различными новомодными «игрушками». Здесь книги в кожаных переплетах соседствовали с зализанными и обрезиненными планшетами, непонятными футуристическими приборами, предназначенных абсолютно неизвестно для каких целей, а под стеклянными витринами в ярком свете блестели золотом, серебром и платиной перстни, браслеты, кулоны, серьги.

От звука мелодичного перезвона колокольчика, последовавшего сразу после открытия широкой и массивной двери, из подсобного помещения вынырнул, по-другому не скажешь, невысокий юркий мужчина. Казалось, тот постоянно перемещался в пространстве, телепортировался из одной точки в другую, и даже пару мгновений не мог устоять на месте, за десяток секунд успел пройтись раза три туда-сюда за прилавком, что-то поправить, достать откуда-то тряпку и протереть идеально прозрачную витрину. Ему на вид было около сорока пяти лет, сам смуглый настолько, что казался черным. Продавец, а никем другим данный товарищ быть не мог априори, очень радушно улыбался, казалось, просто лучился добротой и гостеприимством, если не заглядывать в глаза. Те оставались холодными, оценивающими и… злыми? Смотрел он при этом на девушку.

— Саманта, какими судьбами?! — почти пропел он, в голосе чуть хрипотцы, которая не отторгалась, а скорее придавала некий шарм образу, делая его завершенным, — Да еще и не одна…

— И тебе не болеть, Француз. Ты бы не мельтешил, как вошь на гребешке. И времени немного. Поэтому отставим в сторону все эти экивоки и политесы, перейдем сразу к делу. Нужны НАЗ’ы, восемь штук. Семь комплектов эфок и один ешки.

— Мгм…, всегда ты так… нет поговорить со старым другом, узнать как жизнь, как здоровье, сразу, сходу «надо», «нужно», — с показными обиженными нотками в голосе заговорил тот, но взгляд оставался по-прежнему холодным. Одновременно достал из-под прилавка огромный планшет, поводил пальцем по экрану, затем огласил вердикт, — Извини, но столько сейчас в наличие нет, всего шесть браслетов.

— Мда… Ты в своем репертуаре, когда необходимо — ничего. Обращусь все же к Никодиму.

— А что Никодим? — даже усмехнулся коммерсант, — Родит? Прям сейчас? Думаешь, я НАЗ’ы на каждый день пачками заказывать буду? Смысл? Маги берут полновесными марками. А товар не должен залеживаться. Вам меня предупредить заранее — меньше минуты! Почта. Письмо. «Завтра жди». Но нет, явимся в последний момент лично… Хочешь — говори! Да, хоть самому Сталину напиши! Хочешь — не говори и не пиши. Мне плевать! Но вы начали нервировать. Много на себя…, — в этом месте осекся под яростным взглядом кураторши, закашлялся, достал из кармана классических брюк платок, вытер выступивший пот со лба, продолжил вполне спокойно, — В любом случае, остальной товар будет завтра, и точка! Я вам не Господь Бог, сотворить из ничего что-то… Или накормить пятью хлебами и двумя рыбами пять тысяч рыл!

— Хватит. Я тебя услышала, на утро приготовь штук десять, уверена, количество желающих обзавестись такими девайсами прибавится, еще слышала, что Висельник новую группу получает. С Земли — Три, — тон провожатой ничуть не изменился.

Я же вычленил цифирное обозначение некой планеты, и согласно логике, вероятно, существовали некие миры с обозначением: «один», «два» и, вполне возможно, «четыре». Почему так глобально? Потому что, в ином случае речь шла бы о континентах или точках перехода. Например, «ждем гостей из Африки» или «новичков из седьмого портала».

Девушка тем временем обернулась к нам, начала чеканить слова:

— Все все слышали? Или повторить? Первое, Стаф выпадает из гонки сразу, так как…, — видя, что я готов начать спорить, в останавливающем жесте подняла руку, — Да, Стаф, ты в пролете на сегодня! Сбой у тебя произошел недавно, теперь минимум дней пять можешь ничего не опасаться. Остаются семеро. Браслетов шесть. Кто-нибудь на добровольной основе желает уступить? Ьара-Бек? — вопросительно посмотрела девушка на толстяка.

— А чтоо я? Крайний? Нееет, — как-то совсем по-козлиному почти проблеял тот, — Нашли дурака, я тоже жить хочу! Так что…

Отчего-то его фраза послужила спусковым механизмом для пятиминутного гвалта, где каждый вдруг возжелал стать обладателем НАЗ’а, считая, что у него на это имелось больше прав, нежели чем у других участников «диспута».

— Про следующий сбой информация точная? — задал вопрос Саманте, наблюдая, как страсти разгорались, так скоро до мордобоя могло дойти. Девушки ничуть не отставали от сильной половины. К собственному удивлению отметил, что борец во всеобщем «симпозиуме» не участвовал, а держался чуть в стороне.

— Да, другой статистики нет. Пока нет, — ответила спокойно, а затем неожиданно прорычала, — А ну, заткнулись все! Или немного мотивации придать?!

Я промолчал. Хотя внутри все клокотало от ярости, которая замешивалась на некой обреченности, просыпалась и ненависть от осознания собственного бессилия, невозможности влиять на большинство событий, даже столь малых, как совершение покупки… И мы после такого не рабы? Ага-ага.

Еще «старая» ипостась шептала, что лучше не лезть под горячую руку. Не в том, не в том находился положении, чтобы качать права или выражать какой-либо протест. Конечно, можно говорить в духе юных максималистов, гундосо, презрительно и через нос — «прогнулся под «систему»», «струсил», «пластмассовый мир победил» и нести прочее тупое дерьмо.

Всегда бороться с любыми невзгодами и идеями лучше посиживая на родном диване или кресле, сытым и выспавшимся. В тепле. А если еще и с бокалом бормотухи, которую у нас называют хорошим «виски» — вообще отлично. Далекий и одновременно близкий тот большой Мир за экраном смартфона, планшета, в мониторе просто не сможет выжить, если ты не выскажешь свое «фе» или не одобришь «яростную» войну с беспределом!

Любым.

И рассказывать одновременно своей девушке, если таковая найдется, а она обязательно найдется в силу объективных причин, о дураках вокруг, не замечая в ее глазах отчетливых и простых слов: «Боже, когда этот мудак перестанет нести эту х…!» пусть будет «херню» или «хренотень».

Но я не смирился, а затаился, потому что неожиданно стали понятны давным-давно, казалось, позабытые слова, которые одно время были девизом: «Если ты полез в драку, ты должен победить. Вот что важно. Все остальное не стоит и выеденного яйца»[1].

Подниму хай, зареву или начну орать о несправедливости бытия, даже брошусь с кулаками на волшебницу… Мда, едва не ухмыльнулся, представив такие «веселые картинки».

Исход, учитывая текущие реалии и отношение к нам со стороны «учителей», один — не добившись ни одной из поставленных целей, уроню итак «плинтусовый» авторитет ниже оного, отведаю «Плети», после которой до сих пор уголовник морщился, или словлю что-то еще из арсенала уже боевой магии, но не лечебной.

После минутного молчания, когда все успокоились, едва только прозвучали последние слова Саманты, та посмотрела внимательно на каждого, меня проигнорировала, затем улыбнулась, вполне себе добро, даже как-то нежно, как котятам матерая и полностью помешанная на предмете обожания кошатница, и сказала:

— Раз отказавшихся на добровольной основе от получения НАЗ’а среди вас нет, то предлагаю поступить по-справедливости…

— Это как?! Как?! Вновь приоритет у баб?! Сначала им раздать, потом мужчины?… Как обычно? — перебивая, почти взвизгнул тонко толстяк, — А, может, аукцион устроим?! Так это бред! Бред! У каждого всего по десять тысяч! Де-сять! Максимальная ставка известна, вот ее и ставлю первый, в таком случае! А, вообще, не для того…

— Закрылся! — резко и зло сказала куратор.

Интересно, с чего такая реакция? До этого момента истерик за жирдяем не наблюдалось. Но тот сразу замолчал. Поэтому что «не для того» осталось за кадром. Хотя, учитывая разговор с бывшим раковым больным, речь, скорее всего, шла о деньгах, проданных квартирах, машинах или о чем-то ценном. И еще следовал интересный вывод: если вполне себе обычные люди на Земле обладали знанием о переходе в другой мир, почему это не стало достоянием общественности? В наш-то век информационных технологий, инноваций и цифрового сообщества? Далее, ни одна тайная организация, если за нее возьмется серьезно Государство, не сможет нормально функционировать. Аксиома. Тем более, тут размах такой… мама, не горюй. А значит большие дяди в курсе.

Учитывая перебрасываемых уголовников, которых было множество, дяди и тети в погонах и на высочайших должностях стояли за всем. Последний штрих, вспомнилось интервью лидера Первой Народной партии Владислава Олешникова, слово в слово, а ведь всего лишь тогда мазнул взглядом по статье на информационном портале: «Содержать маньяков, педофилов, убийц, воров на деньги налогоплательщиков — это форменное, повторяю, форменное преступление против здравого смысла!

Те, кто ратует за отмену смертной казни, сразу замолкают, когда я предлагаю им выделять, скажем, пятьдесят процентов из своей, замечу, немаленькой зарплаты, чтобы кормить пойманных проходимцев. Однако, почему-то, по мнению Этих кровопийц, порой иностранных борцов, простые россияне должны платить за контингент, который и стал причиной горя для некоторых из них. Где?! Где, я спрашиваю, справедливость?!

Им, значит, зазорно поделиться зарплатой на «благое», в кавычках, дело, а этим должен заниматься простой рабочий завода, фермер, колхозник и вообще обычный человек! Это неприемлемо! И точка!

Введение смертной казни в Евросоюзе и у нас, в России, привело к тому, что количество тяжких преступлений значительно снизилось. А это благотворно сказалось на здоровье общества и нации в целом. Сегодня в первом чтении мы приняли новый законопроект, где будет значительно расширен список преступлений, подлежащий высшей мере наказания. Наша партия поддержала эту инициативу единым фронтом…».

Вот откуда ветер задул.

С Нении.

И ведь такие начинания прошли при общем одобрении. Сначала на фоне массовых беспорядков, прокатившихся практически по всем странам мира, расширили полномочия властей и кардинально переработали законы в сторону их ужесточения. Обыватель, уставший от действий «революционеров», погромов, убийств, грабежей, повального воровства, избиений и прочих радостей жизни, только не прыгал от восторга, когда пару демонстраций, как в Китае на площади Тяньаньмэнь раскатали танками, а по одному скоплению даже отработала пара боевых вертолетов. Темы «разгонов» никто стыдливо не замалчивал, наоборот, из каждого «утюга» тогда лилась кровь демонстрантов и показывались намотанные на траки танков кишки.

Протесты вдруг сразу пошли на спад. Как оказалось, «новая власть» отчего-то не готова, когда с ней не играют в поддавки, позволяя творить беспредел и зверства, терять свои жизни. Получилась анекдотическая ситуация с извечным вопросом: «А нас-то за шо?».

Затем, пока человек обыкновенный не отошел еще от воспоминаний погромов, очередной разновидности от зверского COVID’а, фактически в каждой стране выступили с инициативой введения высшей меры наказания. Провели референдумы. И старушка Европа, вновь стала форвардом. Россия никогда не отставала от Запада, норовя показать ему свою любовь и желание вылизывать, вылизывать и еще раз вылизывать. Всегда дожидаясь, преданно заглядывая в глаза господину, одобрительного похлопывания по плечу, а потом не стирая и не чистя этот пиджак годами, дабы тыкать в лицо каждому — «нас любят». Но последнее — обыкновенная лирика.

Здесь важен другой факт, казни, несмотря на их публичность, можно было любую в интернете посмотреть, носили довольно простой характер. Оглашение приговора, электрический стул. А из-за бронированного стекла родственники и близкие могли понаблюдать за последними моментами жизни преступника. Фиксация смерти докторами. Затем крематорий, копия приговора на руки «наследников», оригинал приведения наказания в исполнение и урна до кучи.

Все, досвидос!

Конвейер.

На деле, учитывая знание о существовании Нинеи, а также связи между мирами, второй из которых нуждался в живом товаре, «мертвецы» затем там и оказывались.

И никакой дешевой конспирологии.

По всему выходило, здесь существовал какой-то товар, который имел огромную ценность на Земле-матушке, и он требовался в больших объемах. Именно поэтому поставили отправку людей в эти е…, пусть будет «дали», на поток.

Но как я смог вспомнить заурядную статейку? Даже адрес ресурса отпечатался — не сотрешь и реклама, на которую давно никто не обращал внимания… Вот четкая картинка девки демонстрирующей новые замечательные тампоны «СunthealthS+».

Такие метаморфозы, происходящие с собственным мозгом, говорили только об одном — это работа магоинтерфейса. Никогда не блистал фотографической памятью. Я даже английский в свое время почти год учил, когда подруга справилась за два месяца посещения курсов два раза в неделю. Да, у нее был базис средний школы, в которой я осознавал величие Шиллера и Гете на их родном. Нет, цель постижения мирового средства коммуникации, заключалась далеко не в том, чтобы сойти за жителя Нью-Йорка или предместий Лондона, а так, всего лишь понимать хитророжий персонал в гостиницах и прохиндеев-гидов в турпоездках. Все!

А тут, млин!

Да и сами мысли совершенно другие, мозг работал иначе! Абсолютно! Раньше я бы не стал даже задумываться о таких материях, сопоставлять что-то, анализировать тонны разрозненной информации, стараясь выявить некую систему. Чаще — простая констатация, даже фиксация факта, а затем зачем думать, если есть чертова туча тех, кто напишет или расскажет все в видеоблоге, снабдит картинками… Раньше бы они включились, до всех этих соплей по отношению к Юлии.

Ну-ка. Проверка. В каком году умер Наполеон? И четкий ясный ответ: «Запомните, дети, 5 мая 1821 года на острове Святой Елены от язвы желудка скончался величайший человек своей эпохи, который будучи никем изначально, стал Императором. О нем помнят до сих пор и…».

А перед глазами Мария Александрова, красивая стройная женщина, наша учительница по истории, в нее были влюблены практически все пацаны в классе. Но это был не какой-то чертов размытый образ. Я видел ее, будто здесь и сейчас, стрижка под каре, кокетливая родинка на щеке, чуть припухлые пунцовые губы и белоснежность шелковой кожи. Черное облегающее платье с небольшим декольте, тонкая золотая цепочка с кулоном, и почти в жар бросило от того ее вида. А еще смущение, учитывая, на какой части тела концентрировался взгляд.

Словно быстро перевел взгляд, и вот столешница парты. Все царапины и надписи четкие, яркие, даже затертая: «Коля — черт» и прочая дурость. Затяжка на колготках соседки Сашки, ее обкусанные ногти, но накрашенные дешевым красным лаком, маленький крестик нарисованный синей пастой на тыльной стороне ладони. Точно, она все боялась забыть, что сегодня ее очередь забирать младшего брата из садика…

Твою мать!

Это что за жесть?!

С катушек слетаю?

— Саманта, когда умер Наполеон? — неожиданно даже сам для себя задал вопрос, уже проклиная несдержанность, представляя, как такой «финт» выглядит со стороны. Но, как говорилось, слово не воробей…

— Я что тебе педивикия? — явно на автомате ответила та, судя по всему, девушка млела от Джоре, стараясь копировать его манеру речи, но затем внимательно на меня посмотрела, — А-а… Начал четко и ясно вспоминать все вплоть до родинок на заднице случайной бабы?

Кивнул. Промолчал, хотя хотелось тоже ввернуть что-то резкое, например, а не попутала ли ты берега, сука? Тут с башкой бардак полный из-за ваших фашистских опытов…

— Могу тебя снова «обрадовать», это проявление еще одного побочного эффекта от установки магоинтерфейса — называется Синдром Арни. Первооткрыватель был и есть любитель фильмов со Шварценеггером, ну и ему сразу припомнился довольно известный фильм «Вспомнить все» с этим актером в главной роли. Лечится просто, тебе необходимо в течение первых суток набрать дозу более трех эрок. Выход скоро, так что справишься. Не сделаешь, будешь помнить все и запоминать также. И где-то максимум через месяц — это у нас самый крутой результат, слетишь с катушек окончательно, если раньше не сдохнешь.

— А чем плохо? — спросила Гарпия, зачем-то шмыгнув носом. Обратил внимание и на Француза, тот исчезал на несколько минут в подсобном помещении, после чего появился с грудой однотипных небольших коробок, — Это ведь здорово, прочитал один раз и все…

— Тем, что не все воспоминания являются полезной информацией или несут в себе позитивные эмоции. Чаще обращаемся мы к негативу. Результат, бросил кто-то тебя десять лет назад, а ты испытываешь те же эмоции, что и в тот момент. Нравится? И все это множится на другие жизненные неурядицы. Тут обозвали, там нагрубили, здесь обидели без основания, умер близкий, там потеряла родителей и так далее, так далее, так далее. И все это помнишь до малейшей детали! Будто происходит это здесь и сейчас. Самое интересное, алкоголь, наркотики, секс и другие способы не очень-то помогают выветриться таким картинам. Хотя, на мой взгляд, первые две категории никогда не помогали, они усугубляли все. А ты, Стаф, до выхода в экстерналку, не вспоминай всякую ерунду из прошлого, деятельностью и изучением нового материала пытайся выбить всю дрянь. Запомни главное — твоя жизнь началась несколько часов назад. Остальное, в большей мере, ненужный тлен и те пудовые гири на ногах, которые тянут тебя на дно. Не хотелось бы, учитывая, сколько я уже с тобой провозилась, еще и за шкирку тащить за Ворота. Обсопливленного и кающегося во всех грехах…

— Наполеон умер пятого мая тысяча восемьсот двадцать первого года, — неожиданно медленно ответил здоровяк-борец, на него опять все посмотрели так, как будто вдруг заговорил камень, асфальт или прилавок. Надо же, бандит-эрудит или эрудит-бандит.

— Да, что вы так пялитесь?! — взорвался Быкан, — Дали кличку сначала дурацкую! А я доктор исторических наук! И, между прочим, «Заслуженный деятель науки Российской Федерации»! А со мной поступают, как с каким-то скотом! Быдлом! И свою ученую степень и звание не покупал! Я примерный семьянин, у меня жена — восемнадцать лет в браке прожили душа в душу, четверо детей… Ни одного привода в милицию! И дрался всего два раза в жизни, не считая ковра.

— Не, ты, братуха, не кипятись…, — вмешался уголовник, имени которого никто не сообщал, но вытатуированные перстни на пальцах четко отображали род деятельности «коллеги», как и жестикуляция, — Но выглядишь ты… На сладкого не похож, ой не похож, хотя фраеров всяких доводилось видеть. А еще… Приводов нет… И куда только полицаи смотрят? Тут реально бандит, шапалера не хватает. А еще профЭссор!

— Да, фильм мы про девяностые снимали! Друг у меня — известный довольно режиссер Филинов Женя, попросил в двух эпизодах поучаствовать! Сказал, «просто удивительно подходишь», «какой типаж». Отказать не мог. Мы с ним с детства, как братья. И все это, — потряс он могучими ручищами, — Бутафория! Даже не золото! С водителем немного заблудились, не там свернули и вместо базы отдыха «Магнолия» оказались в гребаном лесу. Джип без навигатора, не ставили специально, про девяностые все же речь, а соты те места не покрывали, связи не было. Наткнулись на грузовики по дороге, колонна, думали, мужики подскажут, куда ехать. Подсказали…

Надо же, еще один бедолага, как и я. Сколько, вообще, людей-то пропадает? И никому нет дела, учитывая такую крышу.

— Давайте уже решать, как будем НАЗ’ы делить! — опять отчего-то визгливо почти прокричал толстяк, — И говорю всем, я свою жизнь ради какой-нибудь тупой шалавы на кон не поставлю! Я… я…

Рыжий, Быкан и даже «романтик с большой дороги», одарили Бара-Бека уничижительными, полными презрения взглядами. Хотя выглядело это донельзя нелепо, ведь никто из них не поспешил выйти из гонки, дабы уступить кому-то из дам место в трамвае жизни.

— Хватит истерик! И, нет, никаких преференций по половому признаку, у нас равноправие, — усмехнулась, чуть прищурившись, руководительница, — Все просто. Франк, дай кости! — последнее произнесла требовательно, ничуть не сомневаясь в праве отдавать приказы.

Получила стакан и пару «зариков», именно так мы их называли в юности, когда играли в нарды.

— Все просто, — между тем ровным голосом продолжила девушка, — Два кубика, на каждом точки, берем стакан, трясем, вот так, — показала, приложив горловину емкости к ладони, — Кто выкидывает самую маленькую сумму — тот сегодня в пролете. Считаем по верхней грани. Далее, если наименьшие значения совпадают, стороны продолжают игру, пока не определится победитель. Кто первый?…

Мне было откровенно скучно.

Поэтому я стал осматриваться. Внимание привлекли книги в кожаных переплетах, оказавшиеся ежедневниками или блокнотами. Зачем такие раритеты здесь, учитывая встроенный в магоинтерфейс блокнот и даже возможность вести видеозапись, оставалось за кадром. Рядом со мной материализовался продавец.

— Ты это, смотреть смотри, руки не тяни! — довольно грубо заявил тот, — Если бы не Саманта, не пустил бы на порог! С тебя грязь и дрянь всякая только не сыпется, а воняет, как от псины! Где ты так бомжевал?

— По лесу. Ночью. Без света, — медленно, делая почти после каждого слова паузу, произнес я, сдерживая порыв ударить в нос этого шакала. Не зря, не зря наша сопровождающая с этой крысой заприлавочной так разговаривала. Тварь позорная!

— Ладно, ладно, не закипай тут, отмойся первым делом, встречают-то по одежке, так что не обижайся, — поделился тот исторической народной мудростью, тон сменил на более благожелательный, а в глазах проявился некий интерес и хитринка, — Но ты правильно подумал о сохранности информации. Если автоматическую отправку любых данных можно запретить в настройках магоинтерфейса, то при определенном интересе некоторых структур или же представителей СБ, получить полный доступ, к твоим потом и кровью добытым записям, можно! Как и скачать практически все. Бумага же надежна, как и столетия назад. Есть в ней какая-то магия, есть. А этот запах, а этот шелест страниц. Ммм… Разве сравнишь с бездушными, пусть и магопланшетами. Вот посмотри…, — начал Француз заученную рекламную речь, потянувшись за ключами, чтобы открыть витрину, и тихо-тихо, на грани слышимости сообщил, — Слушай меня внимательно, пока они там играют и выясняют, запомни, набор больше полутора эрок за один заход в первый выход и твой «сундук» обязательно откроется. Понял?

В мгновение в голове со скоростью гоночного болида, да какого к хренам «болида», со скоростью молнии, пронеслись заполошные мысли: «Зачем кому-то меня убивать?», «Почему Саманта не сообщила о такой вероятности?», «Для чего предупреждать незнакомца этому хитрому типу?» и еще сотни и сотни вопросов. Понимая неуместность многих, а также ограниченность времени, задал один, становящийся для меня единственным:

— И что делать? — тихо-тихо спросил.

— Так, так, так… Вот это тебе не по карману пока, сейчас, сейчас, подберу…, — громко произнес тот, а я подумал, что продавец меня не услышал, однако тот опять на грани слышимости, стоя спиной к разошедшимся моим коллегам, произнес, — Есть средство — АфинK-5, к реальному земному аналогу, если судить по названию, он не имеет никакого отношения. Используется, для резкого понижения уровня дозы облучения крио. Минус имеется, больше трех уколов в местную неделю — однозначная смерть.

— Смысл тогда непонятен, если в любом случае надо набрать показатель в три?

— Смысл в том, что ты в сумме должен набрать тройку в сутки. Не за один раз! Общее значение, и не важно, понизил ты показатель во время процесса или нет. Достигаешь значения в один и четыре, колешь афинку, уходишь в ноли, снова гонишь вверх шкалу до предыдущего значения и вновь живительное средство, но старайся все делать незаметно. Вопросы возникнут. А там добираешь остатки, абсолютно при таких значениях безвредные. Второй выход в экстерналку — уже плевать, все будет в елочку. Опасно только в первый раз. Конечно, от крио у многих новичков голову рвет, чисто динамитом, но если такое произойдет, тебе будет плевать. Берешь? Один укол — пятьсот местных у. е… Сделаю скидку, если возьмешь сразу три, на двести марок. Твой ответ? И давай скорее…

— Заверни, — вполне возможно меня этот тип «разводил», ситуация усугублялось тем, что я ни черта не знал об окружающем мире!

Да, имелась какая-то разрозненная информация от Джоре или Никодима, из проспектов почерпнул немного, где главная мысль не знакомство с новым миром, а декларация и донесение до тупого новичка, что «клан «Север» — лучший!», а товарищу несказанно повезло оказаться в зоне его влияния. Но в целом-то, в целом… Мне сейчас можно про инопланетные корабли зачесать и пришельцев.

— Предварительно уговор через Магги! — добавил тот, нарочито медленно продолжая что-то искать на витрине.

— Магги? — переспросил, но ответа не дождался. Только мелодичный перезвон в ушах и перед глазами возникла строка: «Внимание! Вам предлагается заключить договор со сторонй «Француз824». Прежде, чем принять решение, помните об ответственности, а также о неотвратимости наказания!».

Итак, что тут? Текст гласил: «Обязуюсь не разглашать третьим лицам, что узнал от пользователя Француз824 специфику излечения от Синдрома Арни, возникшего и проявившегося в первые сутки присутствия на Нинее. А именно о последствиях передозировки облучения крио при стартовом выходе в экстреналку (одномоментное превышение максимальной начальной нормы в 1,5R); каким образом избежать негативных последствий (использование препарата АфинK-5). При нарушении частично или полностью пунктов соглашения к собирателю Стафу применяется карательная мера — уничтожение одной случайной базовой характеристики. Время действия договора 20 суток с момента подписания».

Вроде бы ничего такого. Но вновь перечитал, а затем подтвердил.

Мой счет уменьшился на тысячу триста марок. Процедура действительно оказалась не сложнее, а даже проще, нежели, когда пользуешься банковской картой.

— Вот смотри! — протянул тот блокнот, а сам незаметно сунул в подставленную ладонь три шприц-тюбика, прошептал одними губами, — Инструкцию послал по почте, — а затем громко, — Великолепная записная книга, модель «Клио-3». Привязываемая. Влаго— и термоустойчивая, кожаная обложка, пружинный переплет, имеется встроенная система удаленного уничтожения всех записей, к ней в комплекте идет специальное перо, которое позволяет не только писать, но и обладает возможностью зарисовывать то, что ты увидел. Единственный минус, всего шестнадцать цветов. Но четкость, как на черно-белых фотографиях мастеров! И это великолепие, вместе вот с уникальным чехлом для ношения всего за две тысячи марок! Инструкция прилагается!

— Я бы взял, но вдруг завтра на браслет и на капсулы класса «E» не хватит денег…, — выразил заинтересованность и показное сожаление, хотя эта приблуда мне точно не требовалось.

Тут бы живым остаться…

— Хватит средств, все вместе там будет стоить около шести тысяч, а у тебя же десятка.

Точку, как ни странно, в торге поставила Саманта.

— Мы разобрались! — чуть повысила та голос, — Француз, не тяни кота за причинное место! Стаф вряд ли читать даже умеет, а ты тут такое предлагаешь…

— Беру! Если цена будет тысячу восемьсот, — поставил точку я, даже пояснил, — Есть и курить тоже надо, и, уверен, вряд ли кто-то даст мне что-то бесплатно.

— Хорошо! — согласился тот, — А про «бесплатность» и «халяву» — ты это верно заметил, — хохотнул.

А я стал еще беднее. На руки получил кожаный чехол, а скорее плоскую небольшую сумку, можно сказать и уменьшенный аналог офицерского планшета. Внутри — два отделения, в одном находился непосредственно ежедневник, а второе можно было использовать под карты. Хотя последнее, мое предположение. Несколько кармашков, в которых нашлось то самое волшебное перо, прилагался циркуль, несколько линеек, курвиметр и еще какая-то мелочевка. Регулируемый ремень, чтобы носить «канцелярию» через плечо, а также крепления на поясной.

И ведь ничего не хотел покупать, себя уже проклинал за опрометчивое, спонтанное решение.

Едва я только взял в руки книженцию, как в воздухе повисла надпись: «Внимание! Обнаружен дополнительный внешний прибор «Клио-3»! Вы являетесь его фактическим владельцем! Покупка совершена в магазине магических артефактов «L'éléphant». Помните, полностью функционал станет доступным после индивидуальной привязки. Желаете ее осуществить? Да/Нет».

Да…

Но про себя вновь выругался. И цензурными в тех словах были только предлоги. Не успел зайти в магазин, как развели. Теперь неизвестно хватит ли средств на покупку браслета. Этой выжиге я не верил, слишком стала довольной его хитрая рожа.

Хотя всегда информация стоила дорогого. А такая… Лично для меня она бесценна! Но тут оговорка, если правдивая.

Убрал блокнот в контейнер, оставленный у входа, и принялся дожидаться остальных. Со мной рядом на своем сундуке сидела проигравшая, невысокая хрупкая девушка с довольно большой грудью. Брюнетка с карими глазами, припухшими губами, стрижена довольно коротко. Миляшка-симпотяшка из тех, которых возникало неосознанное желание защищать. Смотрела та со злостью на толстяка.

Но их отношения не волновали, да и окружающие реалии тоже. Мозг работал в полную силу, пытаясь найти причину, желания моей скорой смерти кем-то. Ответа на вопрос: «зачем это?», учитывая, что у новичка не имелось ничего ценного, я не находил.

Усмехнулся. А не развел ли меня хитрый Француз? В таком свете, подписание омерты выглядело гораздо логичней, нежели его, вероятно, мифическое желание насолить Саманте, Джоре, Никодиму и их банде в целом, которое я посчитал движущей силой.

Суки! Или я лох…

[1] Эрнест Хемингуэй «За рекой, в тени деревьев»

3

На тротуар, проламываясь сквозь подстриженные кусты сирени, расположенные слева в метрах пятнадцати от меня, вынеслась непонятная тварь. Застыла на пару секунд, именно в этот момент я и смог рассмотреть настоящее порождение кошмаров.

Оно было похоже одновременно на крысу-переростка и короткошерстного саблезубого пса с вытянутой вперед крокодильей пастью. Глаза красные-красные, будто пылающий кокс в кузнечном горне. Вдоль позвоночника от самого загривка и до копчика торчали в два параллельных ряда острые серые шипы. Картину довершал длинный лысый хвост, которым монстр нервно лупил из стороны в сторону, выбивая клубы пыли из мостовой.

Животное, будто наводясь, окинула нашу группу злобным взглядом вспыхнувших пламенем глаз, поворачивала мерзкого вида голову в уродливых костяных наростах, стригла огромными треугольными стоячими ушами.

Локаторы, мать их!

Времени с момента появления погани прошло не больше двух-трех секунд, она же определилась с жертвой. Успел заметить, как напряглись и перекатились гипертрофированные бугры мышц под кожей на задних и передних ногах…

В три стремительных прыжка, тварь, размазываясь серой тенью в пространстве, оказалась возле меня, под визг и ор остальных товарищей по несчастью, бросившихся в разные стороны. Откуда-то из-за кустов раздался громкий, истеричный разноголосый хохот. Это что галлюцинации?

Главное же заключалось в другом, видя панику окружающих, на «помощь друга или зала» не приходилось рассчитывать. А бежать от бестии, учитывая ее скорость и возможную силу — глупее глупого. И какого черта я не вытащил и не повесил на пояс в лавке Француза хотя бы мачете?! Время ведь имелось.

Теперь встречать чудовище приходилось с хреном наперевес, а бросишься прочь… догонит в несколько секунд, запрыгнет на спину, повалит головой вниз, обязательно вцепившись зубами в незащищенный загривок, который такими мощными челюстями перекусит на раз. И ничего не сделаешь. Картины собственный гибели проступили настолько ярко перед глазами, что чуть не замотал головой, пытаясь прогнать наваждение.

Нет!

Нужно ждать.

Чего? Удобного момента…

Какого? Да, Дьявол его знает!

Мысли пронеслись со скоростью света в квадрате.

В этот момент хищник зарычал низко и утробно. В холке он достигал около полуметра. Хвост продолжал нервно метаться. Вот раскрылась еще шире пасть, усеянная чуть изогнутыми пожелтевшими клыками. Тварь, видимо, хотела прореветь нечто победное, уничижительное, оскорбительное и пугающее, а также показывающее место жалкого человечишки в пищевой цепочке. Еда. Вкусная мясная пища. Целых девяносто два кэгэ.

Именно это и стало ее первой ошибкой. Жаль, не роковой.

Я, будто пробивая пенальти, в полуподскоке пнул изо всех сил в висок крысопса. Усиленный носок тяжелого полувоенного тактического ботинка врезался с такой силой, что несмотря на защиту, пальцы на правой ноге обожгло болью. Проделал все на голых инстинктах, абсолютно не ожидая от себя ни подобного действия, ни подобной прыти. Удар вышел на загляденье, даже показалось, что раздался хруст.

С радостью отметил — не смазал!

Так тебе, сука!

Животное же, нелепо выгнув шею, кувыркаясь через плечо, покатилось по мостовой. А злобное рычание превратилось в горловое хрипение, с мерзким тонким-тонким скулением. Как железом по стеклу или твердым мелом по доске. Зубы заломило на раз.

Мое изумленное: как ятак?! Вопрос и тут же ответ в виде флешбека!

Это в такой-то момент…

Память выдернула с легкостью яркие образы прошлого. Настолько живые, казалось, пролетели не десятилетия, а все случилось пару минут назад. Даже секунд.

Бывало, бывало в моей жизни, что порой действовал на одних рефлексах, подобное происходило минимум пару раз в жизни. Успел и позабыть, если бы не млятский синдром Арни, то и не вспомнил бы никогда!

Первый, когда, учась в классе третьем, играли в каких-то мушкетеров или рыцарей с двоюродным братом, и за ремнями у нас были заткнуты дешевые шампуры из дрянного железа. И хорошо, что именно такие. Тот решил меня напугать, выскочил чертом из табакерки из-за угла сарая с матерным ревом, и также неожиданно для нас обоих получилось, что мой девайс для приготовления мяса на углях с гардой из алюминиевой проволоки, оказался воткнут в надбровную дугу родственника. Чуть ниже, тот остался бы без глаза. Крови натекло, как со свиньи… Тоже ничего не осознавал.

А второй, когда к нам в комнату в общежитии еще в первом семестре вломились пьяные старшекурсники. Врезали походя по морде соседу-Леньке, что-то орали про деньги и наши долги «по жизни», один метнулся ко мне, сжимая кулаки, я же от себя не ожидая, схватил тяжелый советский, казалось, такой надежный и прочный стул. Перехвалили мастерство мебельщиков, рожденных в СССР, разлетелся тот на фрагменты всего на третьей тупой башке. И впав в какой-то боевой раж, долго избивал обмерших бузотеров. Всем, чем под руку попадалось. На одного даже старую черно-белую «Чайку» опустил. Телевизор не подвел, и хуже показывать не стал. Продолжал транслировать также хреново. Светлые обои после экзекуции до самого потолка украшали причудливые пятна крови. Экспрессионизм, как он есть.

Тогда пророчили все знакомые, что жить мне осталось недолго, и эти авторитетные местные бандитские элементы убьют на раз, как высморкаются. Только из больницы выпишутся. Но вышло наоборот, с остальных однокурсников постоянно трясли деньги, избивали и издевались, все кому не лень, а меня обходили стороной, считая психом и неадекватом. Чему способствовала выкидуха «зоновской» работы, подаренная родным дядькой, а также грозное и дерзкое повествование соседу по комнате, который докладывал оперативную обстановку своим же обидчикам, в просторечии — «стучал». Так вот, заявил я, что в следующий раз живым никто не уйдет. И мне даже срока не дадут, потому что справка имеется из ОПНБ № 5, местной психбольницы, притчи во языцех населения. Даже листом формата А4 потряс перед мордой с округлившимися глазами, с текстом, подписями и печатью.

Ужаснувшийся Ленька, даже не опознал справку с места работы мамы для получения бесплатных талонов на питание в столовой. Но исправно доложил о грозящей опасности для отмороженных студентиков, как и поспешил сменить обстановку, съехав на другой этаж. С маньяком ему жить не улыбалось. Даже здороваться перестал и переходил на другую сторону дороги. К слову сказать, никто из гоп-компании не смог выпуститься из alma mater с дипломом. Кое-кто спился, другие предпочли проходить другие университеты[1]

Меня оставили в покое. И с первого курса до пятого я проживал один в комнате на двух человек. Ни к кому не лез, просто учился, ночами разгружал вагоны, посещал факультативы и секцию по баскетболу, до кучи устроился сторожем в офис местных продавцов ГСМ. Именно с тех времен социальная ответственность и чувство долга по отношению к обществу у меня стало стремиться к нулевым значениям.

Тьфу ты, скорость мечущихся мыслей поражала, точно — световая, но как же не вовремя эти гадские воспоминания… Чуть из реальности не выпал, едва в ступор не впал, а крыса между тем всего лишь со скулением откатилась в сторону. Если сейчас выживу и не избавлюсь как можно скорее от синдрома Арни, с ума сойти не успею — схлопнусь раньше с такими яркими флешбеками — с трудом осознаешь, где реальность, а где прошлое.

Псина же встала на ноги, слегка покачиваясь и теперь уже без всякого предварительного рыка, битья хвостом по мостовой, хищного взгляда и прочих танцев с бубном, мгновенно взвивалась в прыжке в воздух. Понеслась пушечным ядром, явно нацелившись на мое горло. Не знаю, как успел выставить левую согнутую в локте руку между собой и пастью хищника, получилось очень удачно, предплечьем угодил под подбородок. Однако, сила удара широкой грудиной монстра была настолько велика, что я не удержался на ногах. Упал спиной вперед, пребольно приложившись затылком о каменную мостовую. Моментально перед глазами залетали красные, зеленые и желтые искры, закружили какие-то причудливые геометрические фигуры, часто не симметричные. А тварь давила и давила сверху, щелкала челюстями, пытаясь добраться до горла, из пасти разило какой-то гнилью, падалью, воняло скотомогильником.

С исчезающими оптическими эффектами, последствиями удара головой, и все четче проявляющейся реальностью, век бы ее не видел, становилось понятно — патовая ситуация сложилась ненадолго. Тварь была очень сильна, а еще она рвала на мне одежду короткими, но острыми когтями, царапала грудь и бедра. Пустила в ход и голый хвост, хлеща им, куда тому хлысту, рассекая кожу на лице до крови, когда попадала, но целилась падла явно в глаза.

…И статистика целиком на ее стороне.

Нужно было что-то предпринимать. Попытался скинуть с себя мегакрысу, ухватился за хребет, и правую руку обожгло болью…

Сука! Совсем забыл про шипы!

Однако именно в этот момент сумел уцепиться за живой кнут, а затем совершить в кисти пару оборотов — намотав его на кулак, рыча не хуже твари от боли. Может именно она мне и придала сил, но смог, приложив их все, напрягаясь до хруста где-то в позвоночнике, сбросить тварь с себя. А дальше именно она меня практически поставила на ноги, бросившись прочь, подальше от зубастой «добычи». Видимо, не достигнув молниеносной победы в скоротечной схватке, попробовало ретироваться. Метнулась в сторону кустов, рывок был такой силы, а хвост так намотан на кулак, что монстр едва не уронил меня вновь, только теперь лицом вперед. А в плечевом поясе что-то хрустнуло.

Дурея, зверея, хрипло заорав во всю глотку, я левой рукой перехватился чуть выше правой, а затем в лучших борцовских традициях, с разворотом перекинул через себя эту мразь, опуская со всего размаху головой на камни.

Повторил.

Еще и еще!

И пара контрольных!

Нет, вроде бы жива! А, значит, вновь…

Еще!

Сука! Животное! Тварь!

— Стаф! Успокойся, сдохла она, вон кристалл уже проявился, — раздался совсем рядом командный голос Саманты, только сейчас обратил внимание на предсмертные конвульсии хищника — мелкое-мелкое дрожание конечностей, от головы осталось лишь непонятное красно-коричнево-серое месиво с обрывками шерсти и торчащими тут и там изломанными костяными наростами, лоскутами мяса. Тротуар весь в пятнах. У меня левый глаз заливало кровью, да и сам весь, где мог видеть, пропитан ею, одежда ремонту не подлежала.

Мразота!

— А ты молодец, самостоятельно крысана третьего уровня прибил. Честно? Не ожидала, даже мне вмешиваться не пришлось, — улыбнулась мне как-то по-доброму девушка, будто я ей букет дорогих цветов подарил, вызывая у меня большее изумление, чем нападение монстра. Наставница, сделав шаг вперед, воткнула в прореху в штанах, будто материализовавшийся в ладони, шприц-тюбик, затем только пояснила, — Все нормально — сейчас кровь остановится, еще это обезболивающее, а также универсальное противоядие. Ну и легкий стимулятор, а также фрагментарное успокаивающее средство. Все в одном флаконе. Дорогая штука. Доберемся до постоялого двора, дам тебе мазь, нанесешь после душа на царапины, к выходу будешь, как новенький.

— Что это было? Почему никто не помог? — Голос же хриплый, осипший, абсолютно незнакомый.

И давно не испытываемый душевный подъем. Казалось, мышцы налились силой, мозги работали, как мегакомпьютер в тайных подземельях Пентагона. Запахи стали ощущаться острее, а зрение усилилось на сто сорок шесть процентов. Неплохое средство.

— А что ты хотел? Здесь каждый сам за себя. Это, во-первых. Вокруг крайне жестокий мир, а не страна розовых понЕй и единорогов, ты находишься в самом низу социальной лестницы, и надеяться на кого-то в таком положении — от Лукавого. Спасение рук утопающих, дело рук самих утопающих. И каждый кузнец своего счастья, впрочем, несчастью тоже. Слышал такие выражения? Уверена, они тебе знакомы. Во-вторых, я не помогла в борьбе, так как посмотрела, что защиты у крысана не имелось, сам он — всего тройка, а ее прокачка магического силового поля начинается с пяти. Так всегда с обычными петами, на которых тренируются дрессировщики. Тем более, ты с ней справлялся. То, что прикладывал практически все силы, держась на грани, это здорово. Второй акт со стороны монстра уже не был глупой шуточкой, там настоящий бой насмерть. Это для тебя бесценный опыт, а еще просто необходимо.

— Необходимо? — переспросил я, злясь. Давно не испытывал такой жгучей, можно сказать, лютой ярости.

— Еще бы, открой магги, пока делегация не подвалила. И характеристики глянь.

Так и сделал.

«— Сила 0 (эволюция — 0,5 %; совершенствование — 44 %)

— Ловкость 0 (эволюция — 0,5 %; совершенствование — 53 %)

— Выносливость 0 (эволюция — 0,5 %; совершенствование — 39 %)

— Филин 0 (эволюция — 0 %; совершенствование — 0 %)».

Сообщил об изменениях.

— Именно про это и говорю. Во время реального боя, особенно смертельного, «совершенствование» растет на порядки быстрее. Для достижения подобного результата тебе бы потребовалось минимум неделю проводить в тренажерном зале по четыре часа, плюс в локах — от трех до шести, и все полировать в экстреналке, набирая каждый день по одной — две эрки. Ну и есть, есть и еще раз есть. Чувствуешь голод?

Однако ответить я не успел, из-за тех же кустов сирени вывались тройка крепких парней. Одного поддерживали под руки. Все, как на подбор, чуть ниже меня, мускулистые, коротко стриженные, на лицах полное отсутствие интеллекта. Хоть я и к физиогномике всегда относился, как к лженауке, учитывая, что и сам не имел утонченных интеллигентно-интеллектуальных черт, с присущим этому цвету нации определением элитарности строго по В.И. Ленину. Однако здесь судил я по нереально сузившимся зрачкам всей нечестной компании.

Одеты они были одинаково. Высокие почти до колена кожаные сапоги на шнуровке. Толстая основательная рубчатая подошва, присутствовали явно металлические вставки на носках, а также фиксатор галеностопа. На голенище, с внешней стороны бедра, интегрированные ножны для плоских, скорее всего, метательных ножей, рукояти которых для чего-то обмотали черным паракордом. Серые штаны военного покроя с накладными карманами по бокам. Короткие тактические куртки — реплики американской Kitanica Mark IV. На руках черные штурмовые перчатки без пальцев с пластиковыми накладками, надетые поверх, показанных Джоре во время демонстрации, базовых защитных.

Одно время часы, если не сутки проводил на тематических форумах и в магазинах подобной одежды. Нравилась. Несмотря на то, что купить я мог многое, все так и оставалось эдакими невнятными мечтами. Один раз приобрел тактические штаны и такой же рюкзак, как и стрелковые очки, один раз померил, остался доволен, и до сих пор все продолжало лежать в упаковке. Дома. Для редких посиделок на природе больше подходило обычное туристическое снаряжение. Да и жаба давала о себе знать, все же разница в ценах составляла, где порядки, а где и больше.

Довершали картину бейсболки со знаком клана «Север», еще широкие ремни с подсумками. Из оружия двое типов имели арбалеты за плечами, явно очень мощные, у каждого был пластиковый тул с двумя десятками стрел. На поясе по длинному кинжалу, рядом с которым, судя по рукояти, висел на японский манер самурайский меч. На груди, рукоятью вниз, находился, вот сто процентов какой-то боевой нож. Мужик, которого поддерживали, нарядом ничем не отличался от спутников. Однако, вооружение имел другое. За плечами висел какой-то блочный лук, у пояса слева, чуть ближе к спине тул, откуда торчало разноцветное оперение стрел. А на правой стороне висел длинный, не менее полуметра, изогнутый кинжал. Если судить по ножнам и рукояти, то здесь речь шла об ятагане. И практически за спиной свернутый в кольцо длинный кожаный плетеный кнут.

Троица направилась в нашу сторону.

— Неплохо крысовода откатом цепануло. Сам лично с тобой решил разбираться, вот и прилетело по мозгам, когда ты зверушку прибил, — прокомментировала Саманта, не постеснявшись ткнуть пальцем в лучника. Больше ничего сказать не успела, так как тот начал орать, не дойдя до нас шагов пяти — семи. Оттолкнул от себя товарищей, показывая, что очухался. А голос мерзко-противный какой-то невероятно тонкий и по-бабьи истерично-визгливый.

— Ты! Паскуда! Убил! Моего! Пета!

Я молчал, а ублюдок распалялся еще сильнее.

— Теперь я с тебя получу по полной! И за него, и компенсацию за оскорбление. А еще за дебаф от потери связи с прирученным существом!

— Да? — раздался по-настоящему удивленный голос Саманты, затем она чуть помолчала и добавила, — Но ты прав, получишь. Много и сразу. И я сейчас раздумываю — сколько и чего.

— Да, ты что, лярва…, — договорить хозяин мертвой твари не успел.

— Заткнись, Билл! — раздался ледяной голос с хрипотцой, я повернулся на него, — Саманта, в чем дело? Что случилось? — за нашими спинами появился парень со шкиперской бородкой. Невысокий, скорее круглый, чем квадратный, на вид около тридцати лет. Одет, один в один, как каждый из тройки. Из оружия прямой кинжал и полуторный меч. Судя по интонациям, он не требовал, а вежливо просил пояснить обстановку.

— Дело в том, что уроды, я так понимаю, твои, попутали все берега. Судя по их зрачкам, они надышались «Дурачком», затем не нашли ничего лучшего, чем натравить крысана на наших, повторюсь, наших подопечных, один из которых, — тут ее указательный палец остановился на мне, — Пришиб зверушку. Нервы идиотов не выдержали, они проявились, начали требовать возместить им ущерб и попутно оскорбили ме-ня…, — местоимение она произнесла нараспев, таким сладким голосом, что сразу чувствовалась — тому, кому он предназначался, следовало копать могилу, учитывая простоту местных нравов.

— Слушай, Саманта, мне проблемы не нужны. Давай разойдемся краями. Эти идиоты, еще совсем зеленые, месяц только на Нинее, две первые локи посетили, вот и срывает голову от открывающихся возможностей. Это же почти обычное дело. Все через это проходили. Выплатят тебе за ущерб, твой подопечный заберет кристалл с крысана, потроха. И волки целы, и овцы сыты… Тьфу ты, наоборот…

— И пастуху вечная память, — еще один участник вклинился в беседу — Джоре, не прошел мимо нашего огонька, и одногруппники стали откуда-то потихоньку подтягиваться, — И я не шучу, Каргуз. Помолчи, — оборвал он, пытающегося что-то сказать толстяка, — Сейчас, ваш петовод отдает все оружие и всю одежду, кроме обосранного нижнего белья Стафу. Таким образом претензии за испорченные вещи моего ученика, как и за ущерб его здоровью, снимается. Затем ты, для закрепления материала имбецилами, на моих глазах три раза используешь плеть по десять секунд. Саманте со всех троих — тридцатка, как и с них же дополнительная оплата дворнику. Вон он кстати. Спешит. Не зверь не птица, летит матерится. Кто это? Пра-виль-но — Семеныч. На раздумье — пять минут. После начинаю вызывать в Круг. Тебя, в том числе, и обязательно. Останется в живых кто-то вон из тех двух более или менее тихих истериков. Кинут кости, проигравшего в распыл пущу. Горец же проживет и без руки, расскажет народным массам о вашей минуте славы. Время пошло, — наставник не ждал ответа от предводителя хулиганов, а повернулся ко мне. По его поведению становилось понятно, ничего другого, кроме как выполнения ценных указаний он от собеседника не ждал, — Теперь ты Стаф, надеваешь перчатки, находишь контейнер в сундуке и мешок под ингредиенты, забираешь кристалл. Пока не используешь. Нужно точно выяснить, что он дает и какую характеристику открывает, если открывает. Да, девяносто девять процентов крисов из петов не провоцируют негативные мутации, но лучше риск свести к нулевому. Затем вскрываешь грудную клетку псины, вырезаешь сердце, печень, обязательно с желчью и почки. А так же вот эту дрянь, — над ладонью Джоре возникали голограммы, а я как-то перекипел или подействовало какое-нибудь не упоминаемое Самантой в «лекарстве» успокаивающее средство. Даже не удивился. Прислушался к себе, так и есть, нет, не безразличие, но часть эмоций, как отключили, — Получишь от трехсот до пятисот марок, как и бесценный практический опыт торговли и добычи.

— Джоре, это ты как сделал? — в голосе Фокса восхищение, — Я так смогу?

— Сможешь, если откроешь и прокачаешь «магические способности», которые, по сути, могут быть представлены в виде трех характеристик: «сила заклинаний», «магический резерв», «способность поглощения». Бывает и больше, но это основа. Затем требуется «магия иллюзий», а также выучить необходимые конструкты. Ну и иметь близкую к фотографической память и развитое воображение. Но думается мне, такого никогда не случится, так как в голове у тебя, впрочем, и у других ваших, мозгов — с гулькин нос. И только Стаф — берсеркер, хотя вроде мухоморы не жрал. Будете так себя вести, вы однозначное трупачье. На третьем выходе схлопнитесь.

— А что мы могли? У нас ни оружия, ни-че-го! — вклинился в беседу Быкан.

— Через пять минут не поймете, «что мы могли», — передразнил сансей здоровяка, — Лично расскажу, но для закрепления материала, каждый отведает пятисекундной плеточки. Дабы помнили всегда! И знали, башка, она не для того, чтобы кепку носить и есть в нее.

Я на дальнейшее не обращал внимания. Открыл сундук и первым делом повесил на ремень контейнер. Нашел перчатки. Затем очередь пришла мачете и ножа. Подумал и собрал копье, короткий его вариант. И тут же перед глазами:

«Внимание! Обнаружено персональное базовое копье «Рогатина GM-12S» для корректной работы и доступа к некоторым функциям требуется привязка, для ее осуществления необходимо, чтобы древко оружия контактировало с открытым участком тела будущего хозяина (крайне нежелательно в ходе данного процесса держать его возле лица). Желаете осуществить данную процедуру? Да/Нет».

Я снял перчатку и ответил утвердительно. Мгновенная боль в ладони от укола чем-то острым, затем перед глазами возникла строка: «До окончания привязки: …28…27…26…».

И после того, как таймер оказался на нуле: «Внимание! Привязка рогатины GM-12S осуществлена! В ходе процедуры критические ошибки не выявлены! Теперь вам доступен весь функционал оружия:

— Аккумулятор энергии крио — 1000 ед. (зарядка зависит от интенсивности криополя окружающей среды, максимальное значение 10 единиц/минута; может заменяться и заряжаться в специальных учреждениях и автоматических станциях);

— Дополнительный урон по немертвым (пробитие защитных структур до +23 единиц включительно);

— Разрыв связи немертвых с полем крио, что приводит к их мгновенному уничтожению (может быть использовано 1 раз в 3 минуты; воздействию подвергаются только некросущества не выше среднего уровня развития, в каждом отдельном случае количество требующейся энергии крио сугубо индивидуально, зависит от многих факторов). Для активации при нанесении удара по мертвецу нажмите на соответствующую иконку в левом нижнем углу. Помните, при использовании данной функции, вероятность повреждения кристалла приближается к 60 % (зависит от внешних причин, в каждом отдельном случае производится перерасчет)».

Действительно, сразу отобразился небольшой красный квадрат с изображением испускающего белый свет копья.

Все вроде бы предельно ясно. Но… Вопросов множество.

Приступил к сбору трофеев.

Кристалл без всяких проблем убрал в крайнюю ячейку контейнера, чуть полюбовавшись на переливающиеся и светящиеся полосы внутри полупрозрачной призмы. И задумал вскрывать почти обезглавленного крысана. Очередной флешбек чуть не заставил появиться слезам на глазах. Сначала непрошенные воспоминания о том, как помогал отцу разделывать свиней, быков, коров, баранов и разнообразную дичь. А кроликов, зайцев, как и всю линейку домашней и дикой птицы умел самостоятельно без чьей-либо помощи с третьего класса. Опыт донельзя богатый.

А затем мысли перепрыгнули и на день похорон. Глубоко-глубоко вздохнул несколько раз. Еле-еле взял себя в руки. Действительно, сойти с ума с такими приходами — пять секунд. И невероятных усилий стоило прогнать дурные мысли прочь, повторяя про себя, что это все произошло давным-давно.

Принялся за дело. Одним движением вспорол шкуру на груди убитого зверским способом монстра.

Отсюда слышался разговор отморозков под руководством Каргуза.

— … в общем, скидывай все с себя, и не дай Бог что-то останется, кроме термобелья! — взял быка за рога, во всех смыслах, командир этой братии, четко демонстрируя свое нежелание идти на конфликт с нашими наставниками. Неужели настолько крутые? — И готовьте каждый по десятке — компенсацию девушке, и по пятьсот дворнику. Или сами будете тротуар вымывать. А также приготовьтесь терпеть боль. И я не шучу. По три плетки. Но зато окончательно снимет эффект от «дурочка».

— Шеф, но как так? Мы же чистые, элита! Они — грязь, ну хотели поугарать… Пугануть типа… Никто не думал никого убивать! — заявил петовод, голос же уверенного в своей правоте человека. Железная совесть или стальная у паренька.

— Вы — тупые! И без пяти минут трупы! — вызверился тот, слюна полетела в разные стороны, — И плевать на цвет вашей крови под ашпиэн! Вы никто, вы даже ни разу в экстерналке без наставников пока не побывали. А туда же… Мы чистые, — сплюнул в сторону босс, — Билл, — имя он произнес вкрадчиво, — Скажи мне, любезный, когда мы вам базы по самым известным личностям из кланов и под кланами поставили? Абсолютно бесплатно! А грязным, например, они встанут в десяточку. И это только по «Северу» и в двадцать пять по остальным.

— Две недели назад, — уверенно ответил тот. Но в голосе мне показалось некое недоумение, мол, чего пристал, сам же все знаешь.

— Так ты воспользуйся, посмотри и для других вслух прочитай, куда ты, сука, прыгнул, и в какой блудняк нас всех чуть не втравил. И кому-то из вас, — ткнул он пальцев в парочку, — Если этот уродец сейчас заартачится и не выполнит требуемое, придет хана. Второй инвалид, три миллиона на новую руку он в жизнь не насобирает. Читай, ган… тварь мразотная! — неожиданно заорал начальник, и сунул в бок кулаком зачинщику происшествия.

Тот охнул, но открыл рот, я думал, что начнет права качать, однако тот быстро заговорил: «Джоре Мнемоник. Клан «Север». Команда «Снежные волки», прикомандирован к отряду Карающих Дланей дома Морозовых. На счету более двухсот успешных операций. Классификация: чистый. Специализация: универсальный боец. Опасность: Предельная. Постоянное место жительства — Норд-Сити. Место в клановом рейтинге: 264. Уровень социальной полезности: IV».

— Но его не было с ними изначально… Кто же знал?… — возмущенно вступил в беседу другой бородач, похоже, защищая товарища. Близнецы, млин.

— А теперь расскажи нам про девушку, ДеБилл, ты не смущайся и не злись — это я тебя по-французски окрестил. Давай-давай! Часики тикают!

Тот опять забубнил: «Саманта Белль. Клан «Север». Команда «Снежные волки», прикомандирована к отряду Карающих Дланей дома Морозовых. На счету более ста успешных операций. Классификация: чистая. Опасность: Крайне высокая. Специализация: боевой маг поддержки (при наличие артефакта «Преобразователь» доступны конструкты класса A+ (включительно)). Постоянное место жительства — Норд-Сити. Место в клановом рейтинге: 748. Уровень социальной полезности: IV».

— Твою мать! — почти в унисон раздалось два голоса, а потом один разразился непередаваемой игрой слов, где к обесцененной лексике не имели отношения только предлоги.

— Бегом все снял! — прогудел молчавший до этого момента мужик с длинным каким-то подвижным носом, — Или мы тебя с Наставником сами замочим! Все снимем и отдадим, а крис девушке, в качестве компенсации. Дворнику штуку распилим на всех и закинем. Я прав? — посмотрел тот на круглого.

— Да, ты чего, Валет, совсем берега попутал?! — не хотелось расставаться с добром виновнику торжества.

Каргуз не обращая внимания на реплику, дополнил картину будущего.

— И сдохнет он от Плети. В назидание. Но и вы получите. Почему не остановили? Я на тебя Минихан понадеялся, как на самого ответственного и разумного…

— Просмотрели, шеф… Зависли «новичок» какой-то жесткий попался, дозняк обычный, а прибалдели на раз все и сразу, а затем события вскачь понеслись. Пошутить захотели, посмеяться, как грязные с загаженными портками удирать будут. Но вышло все иначе, все в разные стороны, кто куда, но вон тот мужик, на вид бомжара настоящий, грязный, замызганный. Сходу сам на крысана бросился, с ноги по башне двинул. Билл же держал под личным управлением Хайвана. По мозгам понятно прилетело ему тоже здорово. Ну и понесло, Остапа, куда той савраске. Замочить захотел «обидчика». Но мужик не растерялся, за хвост крысана схватил, с себя сбросил, и через плечо раз цать, как дрова рубил. Биллу пришлось джиэфку вколоть, четверку, пена изо рта уже хлопьями полетела. Отъезжал. Пришел в себя, мы решили разобраться. Баба там эта была и тот отморозок. Потом ты подошел, затем и Джоре нарисовался.

Дикий де Билл сник и начал снимать все с себя, сначала бросал вещи на тротуар, но получив очередную затрещину от предводителя, принялся аккуратно их складывать и сворачивать.

Ничего интересного в дальнейшей беседе не прослеживалось, еще я полностью погрузился в работу. В принципе, когда не нужно заботиться о целостности шкуры, не нужно ее снимать, как и о сохранности мяса, не боятся проткнуть нечаянно кишки, процесс потрошения твари занял минут пятнадцать — не больше. И то, потому что руки вспоминали привитую с детства науку. Думал, никогда это в жизни не понадобится, на деревню у меня была стойкая аллергия. Охоту и рыбалку я не то, чтобы не любил или не умел. Просто не видел особого смысла в них. Не зажигали.

А вон вышло как… Здесь все мои знания за последние почти пятнадцать лет, похоже, не имели точки приложения. Те же, которые получил до поступления университет, наоборот становились жизненно-необходимыми. Причудливы жизненные повороты, подобные мысли пронеслись в голове.

Общая масса мешка с ингредиентами получилась около десяти килограммов. Думал, тонкий пластик не выдержит, однако тот и оказался на удивление прочным. Когда я подошел к столпившимся «нашим», весельчаки уже ретировались, предварительно получив плетью, а Джоре разговаривал о чем-то с огромным детиной в сюрко, который часто разрождался бухающим хохотом. За плечами мужика висел огромный двуручный меч, больше оружия не заметил. Увидев меня, наставник попрощался с собеседником, напоследок хлопнув его ладонью по плечу.

— Показывай добычу, — скомандовал он мне.

Протянул, тот без всякой брезгливости принялся перебирать внутренности. Одобрительно похмыкал, увидев завязанный на узел желчный проток.

— Нормально, сойдет для первого раза, — заявил сансей, — Не думал я, что именно ты меня порадуешь умом и сообразительностью. Сейчас покараем дураков, ты же укладывай свои трофеи в сундук, место должно найтись. Одежда, как и сапоги— твой размер. Не говоря про оружие. Считай, около ста двадцати штук сэкономил. Да, риск смертельный, но победитель всегда забирает все. Можно, конечно, было и грохнуть их до кучи. Кристаллы, трофеи, но Каргуз — мужик нормальный и сталкер отличный. Отчаянный. Поэтому решил дать шанс. Не хлебом, как говорится, единым жив человек.

Я не смог сдержать брезгливого выражения, представив, что придется надевать чужую одежду.

Джоре усмехнулся.

— Не морщись, Стаф. Сразу, как заселишься, отдашь эти вещи на чистку, заплатишь сверху марок десять, больше не давай, итак зажрались. Через полчаса у тебя будут сухая, абсолютно стерильная одежда, с показателями в сорок. Магический баллистический вычислитель поможет освоиться с луком. Но это произойдет тогда, когда хотя бы отроешь «восприятие». Характеристика не редкая, но востребованная. «Выбить» можно с разного рода живности, такой как летучие мыши, змеи, крысы… Да, с любых. С трансов тоже, но те поодиночке не ходят, а еще не глупее паровоза, на группы не нападают, на одиночек стараются. А лук я тебе скажу — это вещь. Атака может быть запредельной сорок автоматом только от него, плюсом идут стрелы. Конечный показатель зависит от их значения. Но стрельба может вестись боеприпасами до класса B+. Еще сотню прибавляй. Ятаган в полтинник, метательные ножи в тридцатку, а плеть в семьдесят. Рассчитывал, видимо, в потолок зверушку прокачать. Боевой нож, реплика с российского «Карателя» — сорок пять. Насчет шмоток, девяносто девять и девять десятых, находящаяся у тебя в сундуке рабочая одежда, выданная Бромом, с крайне скромными показателями, тоже прошла и Рым, и Крым на чьих-то плечах. Вполне возможно, даже со следами штопки в районах, где находятся жизненно-важные органы. Для «Амиго», а это продвинутая модель LNT-VII, включающая в себя не только стандартный сканер, но и очки, кроме опять же «восприятия», потребуется дополнительное программное обеспечение для Магги. Нужно будет около полтинника, но если по уму, то и сотни мало. Тысяч разумеется. В целом себя окупает. Но с ним разбираться долго. Сам купишь либо литературу, почитаешь, либо к Магосети подключишься, информация платная, но есть. Время же сейчас ограниченно, сделать вам нужно многое, до первого выхода. Поэтому все потом. Саманта мне про синдром Арни сообщила, уберем его еще до локи. Сам ловил эту дрянь, едва не сдох. И как понимаешь, не от сумасшествия, а от того, что всамый неподходящий момент накатывает, что с трудом понимаешь, где ты находишься.

Я сложил все вещи в сундук, места пока хватало. Туда же отправился и пакет с «гриндами». И, подхватив его за ручку, направился к группе, которая сейчас окружила вещающего наставника и его помощницу.

— …мои подозрения в том, что на этот раз в доставшейся нам группе дебилов в избытке, не только не подтвердились, они усугубились. Так их процент стремится к ста. Единственный у кого оказалась голова на плечах, товарищ Стаф, — ткнул учитель в меня пальцем, — Дело даже не в том, что у него оказались яйца из железа, а в том, что только он привел оружие в боевую готовность. Понятно не сразу, но понял о грозящей каждую секунду опасности, и наличие рядом наставников далеко не панацея от всех бед. На вы же чисто эльфы на лужайке, лютни осталось раздобыть и перья в жопу.

Интересные у Джоре жители лесов получились. Гарпия и Рыжий позволили себе даже по смешку. Видимо, воображение у них оказалось отменным. А мозг по-детски не замутнен. Учитель продолжал говорить, не обратив на реакцию никакого внимания.

— Поэтому сейчас даю пять минут на то, чтобы у вас имелись готовые к бою копья, ножи и мачете. Последнее можно поменять на топор или МПЛ. Затем последует обязательное и обещанное закрепление материала. Мои слова кремень, с делом не расходятся. Только к Стафу карательные меры не будут применяться, учитывая то, что он догадался сам, что требуется в первую очередь в мире Нинеи, не наложил в штаны и не бегал с криками, веселя врагов, а врезал и наказал их так — на всю жизнь запомнят. И да, пока только у него есть вероятность, пусть и крохотная, стать по-настоящему черным, а не как вы все грязными отбросами, перхотью из-под ногтей, о кого абсолютно все вытирают ноги.

Когда все выполнили требуемое, Джоре гнусно усмехнулся, и семь человек упали в конвульсиях на камни мостовой. У трети изо рта выступила желтая пушистая пена, которая и не думала опадать, когда после пяти секунд экзекуция прекратилась.

Чуть пошатываясь, люди стали подниматься на ноги, опирались на древка копий, помогали себе руками. Еще минуты три ушло на то, чтобы все очухались. Я в это время просто стоял и смотрел по сторонам. Думая, о том, куда мне деть добытый ливер. И про кристалл, а также про магического испанского вроде бы, если ничего не путал в языках, друга. На какие шиши покупать ПО, где добыть кристалл на восприятие. А еще о подлянке от наставника, вот, уверен, своими пламенными речами о моей сообразительности, боевитости и вообще выделением из массы. Он отнюдь не прививал коллективу любовь к моей личности.

С детства знал поговорку из Древнего мира, актуальную и теперь, — «разделяй и властвуй». Divide et impera. Учитывая, что только Быкан мазнул по мне уж слишком безразличным взглядом, а девушка, которой не достался НАЗ, смотрела с видимым восхищением на мою рожу всю в крови, и рвань вместо одежды, я оказался прав.

В глазах оставшейся пятерки плескалась ненависть. Которая не только предупреждала, что держать ухо нужно востро, но и говорила об изрядной глупости реципиентов, ибо никто из «пострадавших» не бросил подобный взгляд на Джоре или Саманту.

Визгливый толстяк сжимал и разжимал левый кулак, в правой руке копье, направленное в мою сторону. По всему было видно, сдерживающим фактором выступала всего лишь трусость, а я, отчего-то вдруг с непонятной тревогой на душе понял, загоню тому в пузо рогатину, если хоть слово услышу против, без всяких сантиментов и сожалений.

Затем я улыбнулся в тридцать два и весело подмигнул будущему покойнику. А то, что он им станет, для меня вдруг стало очевидно, как и то, что я готов, да я готов сражаться за свою жизнь и продавать ее как можно дороже. Чтобы любая виктория врага надо мной была Пирровой, и несла только слезы, кровь и горе победителям…

…Толстый нервно икнув, поспешно отвернулся…

[1] В данном случае речь идет о местах лишения свободы, которые часто так называют

4

— Милая, я тобой горжусь! — тихо произнес Джоре, обращаясь к Саманте.

Они оторвались от основной группы метра на два, выступая провожатыми. Я шел в первых рядах, ловил порой на себе взгляды «товарищей» полные ненависти и старательно изображал на перемазанном засохшей кровью лице презрение и безразличие к происходящему.

Если бы не «чудодейственный» укол, то вряд ли расслышал бы что-то из разговора учителей. А так все чувства не просто обострились, их заточило «лекарством» настолько, что проводя аналогию с колюще-режущим «инструментом», брось сверху на лезвие того же меча волос — распался бы на две части под собственным весом. Казалось, даже шорох мышей за толстыми стенами близлежащих домов улавливал, как и писк крыс в подвалах.

— Ты просто молодец, красавица, мой котик…, — продолжал ворковать замкуратора, и, судя по этому разговору, связывали их далеко не рабочие отношения.

Интересно.

— А были сомнения? — в голосе девушки одновременно насмешливые и наигранно обиженные нотки.

Голос же грудной, обволакивающий, пусть он и до этого был красивым, но интонации, интонации совершенно другие. Надо же, могут когда хотят. Вон и сам наш руководитель, чуть ли не мурчал. «Просто такая сильная любовь»?

— Еще какие…, еще какие, родная… Последний раз, помнишь, что ты устроила? — не стал оправдываться и придумывать что-то сенсей, а резанул, похоже, правду-матку.

Интересно о чем они?

С этими мыслями я достал сигареты, прикурил, прогоняя сквозь легкие никотиновый дым, сизые клубы которого выпустил через ноздри. Еще снова удивился — по идее, меня должно было сейчас, после столь ожесточенной битвы с крысаном, трясти или хоть какой-то эмоциональный откат догнать, на деле же — ноль! Будто банку Кока-Колы выпил. И трофеи с де Билла не вызывали никакого интереса, положил в контейнер и только. Даже особо не рассматривал.

Мощная химия, очень мощная. Главное, чтобы, когда ее действие закончится, не вернулось все сторицей, в усиленном варианте. И еще удивляло, на мозговой деятельности лекарство не отражалось, не сказывалось, мог мыслить вполне логично.

Рядом переговаривались Гарпия с Рыжим, строили планы, думали о будущем. Вот тоже нашли друг друга. Быкан изредка вставлял наполненные «глубокими» смыслами реплики. Адаптация у него происходила гораздо быстрее, чем у меня, учитывая, оставшихся на Земле жену, детей, родственников и друзей. Я же четко осознал еще в момент самокопания в той злополучной фуре — никто особо не заметит мое исчезновение, никто не будет лить слезы, метаться в поисках, создавать группы в соцсетях, обрывать телефоны милиции… Тьфу ты! Уже сколько времени прошло, как органы правопорядка стали носить гордое звание — «полиция», а я все по старинке… Единственная радость — успел написать завещание о передаче всего имущества дочери. Последний подарок блудного папы, так и не ставшего родным.

Бара-Бек пытался завести диалог с брюнеткой, которой не достался НАЗ, но она отмалчивалась, лишь полупрезрительно морщилась, стараясь держаться ближе ко мне. Наконец выдала:

— Закройся! Достал!

Уголовник присел на уши последней девушке, и, судя по веселому частому смеху последней над незамысловатыми порой пошлыми шутками — добивался своего. «Пацан к успеху шел». В обычной жизни трудно было представить явную бизнес-леди в подобной компании.

Нения на раз стирала социальные границы. И теперь подтянутая, спортивная девушка, смотревшаяся на тридцать, с чуть накаченными губами, наращенными ресницами и огромными голубыми глазами, выглядевшая даже здесь на двести из ста, довольно мило общалась с криминальным элементом. Мужчиной за сорок в многочисленных шрамах, с ломанным в прошлом неоднократно носом, в расплывшихся синих перстнях, опознал лишь один — «отрицалово», да воровские компасы. Еще крепла уверенность, что у него на груди или спине найдется иконостас и купола без «крапа золота».

Откуда подобные знания? Во-первых, я застал конец девяностых и начало двухтысячных с дикой пропагандой уголовной культуры, а, во-вторых, у меня хороший знакомый, одногруппник, прямо таки заразился идеей воровской жизни, поэтому постоянно нес свои невеликие знания в массы. С фанатизмом любого адепта прикоснувшегося к «великим» тайнам. Его мечта, кстати, «сесть по хорошей статье и топнуть лет семь» сбылась, взяли тогда за разбойное нападение. И больше его никогда не видел. Да и не хотел.

Впрочем, прислушивался я в основном к наставникам, беседы товарищей по счастью или несчастью не имели для меня никакого смысла. Их предположения, догадки и прочие сентенции отдавали шаманизмом. Единственное, что имело хоть какое-то значение — знание каким образом и как «попали» в другой мир мои спутники. Так Фокс, Гарпия, бизнес-леди, чье имя оказалось Вилена — добровольно покинули старушку Землю, отдав все ценности посредникам, у каждого и каждой имелась своя причина, которую не спешили озвучивать.

Быкан сказал раньше о том, что он, как и я, оказался не в том месте и не в то время, уголовник по кличке Грин — после имитации его смерти на электрическом стуле, брюнетка миляшка-симпотяшка, шагающая рядом со мной — неизвестно. А вот Бара-Бек несмотря на безобидную внешность был приговорен к высшей мере наказания. И после встречи с палачами очнулся, как и бандит, уже на Нинее.

Получалось, с последним следовало держать ухо востро, интересно, за что его так? Конечно, существовала вероятность судебной ошибки, но крайне, крайне мизерная.

Между тем Джоре, чуть помолчав, продолжил:

— Да, Саш, понимаю, они сами тогда полезли в бутылку. Ответили за свое по полной программе, но… но можно было не превращать их в пепел. А сегодня ты смогла сдержаться, меня вызвала, не устроила геноцид. И это во время реабилитационного периода! Поэтому ты у меня — красава, чудо ты мое…, — ворковал тот, куда тому голубю, — За четверых чистых, учитывая, до этого без всякой видимой мотивации два убийства, скорее всего, перевели куда-нибудь подальше, и до самого Мертвого сезона на Первой башне, например, куковала. Я же, пока не проведу курс обучения, себе не принадлежу, и не смог бы быть рядом. Не хочу тебя, любимая, терять даже на это время. Встречи наши и без этого коротки, а расставания убивают… Просыпаться без тебя рядом — пытка. Дурацкий закон! Ну почему я не могу жениться на тебе? Сколько мы уже вместе? И все как дети, вынуждены скрывать чувства, прятаться по углам… Бесит. Нет, не так, кроет! И ведь все знают о наших отношениях, но приходится. Закон есть закон… Млятство!

— Забыл уже? Полтора года через четыре дня, как ты меня совратил. Местных. Но если ты серьезно решил бедную девушку совсем закабалить и превратить в домашнюю рабыню, то не вижу тебя на коленях, руки, сердца и кольца. И, кстати, будет очень романтично, если еще и цветы…

— Ты же все знаешь!.. Это невозможно! — явно раздражаясь, ответил мужчина, — Злые шуточки, Сань, ой, какие злые. Не стоит. Хотя раз не сожгла идиотов, то черт с ним, потерплю. Главное, чтобы у тебя все было хорошо. У нас.

— Дорогой, ты не понял, я не шучу. Я ухожу из Дланей…

— Да, кто тебя отпустит?! — нервно перебил ее наставник, — Ты понимаешь, что из Карающих так просто не выходят? Не та организация!..Только смерть, а из-за увечий крайне, повторюсь, крайне редко! И то потом под колпаком! На моей памяти таких товарищей едва больше десятка наберется. А я почти двадцать лет в данной структуре… Фантазерка!

— Вот моя индульгенция, — похлопала та с улыбкой ладонью себя по животу.

— Какая, к черту… Стоп!.. Стоп-стоп-стоп! Ты серьезно?! Ты реально серьезно говоришь?!

— Да! Сама только с утра узнала. Срок — почти две декады. Провидец дал девяносто шесть процентов, что ребенок будет мальчиком, восемьдесят девять — чистым с тремя «А» и значками плюс-плюс, и сто, что просто с тремя ашками. Ну, как тебе мои «фантазии»?

— Спасибо! Спасибо, Великий Холод! — проорал Джоре, не обращая внимания на окружающих, смотря куда-то вверх. Затем порывисто обнял Саманту и закружил.

А на «пусти, дурак! Плеть!», ответил очень серьезно, бережно ставя девушку на тротуар:

— И черт с ним! Мне плевать! И всегда было плевать, ради такого хоть минуту, хоть две потерплю, хоть до самой Смерти! — и по каким-то интонациям в голосе становилось понятно — это не бравада, не просто брошенные в порыве чуЙств слова, а то, на что он готов реально пойти без всякого сожаления.

Мне даже стало немного завидно, вместе с вопросом, а ради кого или чего я готов биться до последней капли крови, терпеть адскую боль и… отдать жизнь, кроме самого себя? А от предельно честного ответа окончательно испортилось настроение — нет таких людей ни на Земле, ни на Нинее.

Данный аспект, конечно, порождал еще один довольно интересный и безрадостный вывод, точно также не имелось и тех, кто за меня пойдет и в огонь, и в воду. И тут же задал сам себе вопрос, а нужны ли они? Опять правдивый ответ — нет. Не хочу проходить снова через это все. Друзья и любимая женщина — предадут. Всегда. Соблазны непреодолимы, c'est la vie, как говорят французы. И «ви» здесь только для себя и ради себя. А затем сопливо-слезливое объяснение морального падения или броска тебя через причинное место: «понимаешь»…

Не понимаю, не хочу понимать!

С этим я сталкивался.

Смысл снова наступать на те же грабли? Никто не обронит слезинки после смерти? Не вспомнит? И? Уже смешно, мне тогда точно будет все равно. Опять мысли о конечности бытия не вызвали страха, как раньше. Я не старался их прогнать, как можно скорее. По крайней мере, для всех своих знакомых Там, я уже мертв или скоро перейду в такой ранг. Заблудился ночью в лесу, а потом сожрали медведи, готовясь к зимней спячке, волки или напала рысь.

Но вывод опять из всего следовал однозначный и неожиданный — надо становиться самому той силой, к которой захотят прислониться многие. Использовать всех, брать максимум. Быть лучшим из лучших, самым матерым сталкером или рейдером, в крайнем случае, «черным искателем», но не собирушкой. Не нравилось мне такое самоназвание. Вспомнилось из мультфильма про «Беду»: «Как вы яхту назовете, так она и поплывет». А для этого необходимо учиться, учиться и еще раз учиться, как завещал Ленин, и здесь отнюдь не делу коммунизма, а всему. Но пока первая задача — выживать.

Пока я размышлял, то часть беседы между наставниками пропустил. Да, и что мне могли дать их «ути-путечки» и «сюси-муси», но мозг снова автоматически начал вычленять фразы из общей какофонии окружающих звуков.

Прислушался.

— …что же, тогда и я буду сегодня милостив. Долги нужно отдавать. Подарю одну жизнь. Орел — бойцовская псина, решка — пингвин, — с этими словами Джоре из кармана извлек большую монету, блеснувшую золотом в лучах местного светила. Она была раза в полтора больше царского червонца. Тот полюбовался немного, повертев ее между указательным и средним пальцами, обратился к подруге, — Что выбираешь?

— Решка, — не задумываясь, ответила девушка.

Учитель подбросил высоко деньгу, перехватил ее в воздухе, и со шлепком опустил на наруч. Посмотрел.

— Решка. Значит, сегодня к полярному жителю придет полярный же лис. Жаль. Но знал бы прикуп жил бы в Сочи. Считай, полторы сотни улетело…, — с сожалением протянул Джоре.

— Завтра будет другой день, будет и пища, — обстоятельно подытожила будущая мать.

— А ведь точно. Да, и учитывая дурную голову нашего визави, долго он тут не задержится…

Так, так, так!

Мои мозги заработали лихорадочно, паранойя взвыла сиреной воздушной тревоги, уж не я ли и Бара-Бек, точнее наши жизни были поставлены здесь на аверс и реверс? Хотя… Если меня задумали убить, то какого черта столько возились? Саманта сначала лечила от сбоя магоинтерфейса, затем еще и лекарство вколола после крысана, и девяносто процентов из ста — не из дешевых. Трофеи с дрессировщика, опять же.

Может быть, еще кто-то в группе имел кличку, относящуюся к собакам? А может речь вообще не про нас?

Ничего не ясно… Да, и почему сразу соотнес Бара-Бека с пингвином? Из-за брошенной ненароком фразы Джоре, вырванной из «Песни о буревестнике»? Так тот первый начал декламировать бессмертное творение классика. И, что-то я высокого стал о себе мнения, вон даже с легкостью воспринял прозвище «бойцовский пес», применив именно к себе. Прибил с величайшим трудом какую-то крысу-переростка, а уже возомнил себя, чуть ли не богом войны.

Еще один аспект, буквально пару часов назад, у меня не вызывало сомнений, что ко мне наставник применил «Плеть боли», на деле же произошел системный сбой Магги. Поэтому нужно ко всему подходить взвешенно.

Бесило отсутствие информации, кругом одна кофейная гуща, гадальный шар и другая невнятная и непонятная хрень, по которой делаешь «безупречный» прогноз биржевых котировок на год вперед. Исходя из такой глубокой аналитической справки, покупаешь акции МММ на все деньги, предварительно продав все движимое и недвижимое имущество.

Но, если я все же прав, и речь шла о нас, чем это может грозить?

Необходимо было понять, потому что, судя из фразы девушки, ничего на этапе возможной гибели «пингвина» не заканчивалось для «пса». Только начиналось. А еще немалого труда стоило оставаться невозмутимым, натянув на лицо полупрезрительную маску безразличия ко всему и всем.

Тем временем мы вывернули на широкую прямую улицу. Здесь оказалось на порядки больше прохожих. Здоровенный колоритный бородатый мужик в синей униформе, в фуражке с треугольной кокардой и в кожаном фартуке тщательно подметал тротуар и недовольно зыркал чернущими глазами по сторонам. Отчего делался совсем уж похожим на лесного разбойника, как их показывали в многочисленных фильмах.

Людей на улице было много, некоторые спешили куда-то, чаще те, на коих красовалось сюрко с клановым знаком и те, что носили спецодежду, кольчуги, какие-то бронежилеты или нечто маготактическое, а за спинами имелись тощие и набитые под завязку рюкзаки. Эти господа часто были сплошь увешены холодным оружием, словно новогодние елки игрушками.

Местные, одетые не по-походному или боевому, а в обычную одежду, чаще что-то из классики, прогуливались, сидели на многочисленных скамейках и за деревянными столами в летних кафешках, читали газеты, переговаривались и так далее, далее, далее.

Но кинжалы и ножи зачастую, если судить по ножнам, крайне причудливых форм, имелись у каждого, включая женщин, подростков и детей младшего школьного возраста. Последних было немного. Но все же…

По другую сторону тротуара росли напоминающие кипарисы деревья, усыпанные розовыми и белыми цветами, размерами с десятикопеечную российскую монету. От них исходил терпкий и одновременно какой-то тонкий, но очень приятный аромат. Огромные пчелы и шмели создавали настоящий самолетный гул, собирая нектар.

Нередко проезжали конные экипажи, копыта лошадей стучали по мостовой. Вообще, окружающая реальность напоминала специфические, но отлично проработанные декорации к фильмам про конец XIX-го — начало XX-го века. Пока еще окончательно не верилось, что смартфоны, компьютеры, ноутбуки, интернет — все-все достижения земной цивилизации для меня остались в прошлом. Будущее же туманно.

На нашу группу местные не обращали внимания, и только я удостаивался где презрительного, а где и удивленного взгляда. Что не мешало мне крайне внимательно рассматривать все и всех. Насчет же внешнего вида практически не комплексовал, доберусь до своего нового обиталища, отмоюсь, а так посмотрим.

Отметил с каким-то детским удивлением очень важную деталь — на лицах горожан не отражалась печать безнадежности, некой обреченности, озлобленности ли. Это было бы логично, учитывая рассказанные ужасы о местных реалиях кураторами, как и о вероятности сдохнуть, приближающуюся к абсолютным значениям.

Нет, люди не улыбались постоянно, будто пережравшие психотропных средств или надышавшиеся сладкого чуйского дыма, а испытывали вполне обычные эмоции — где-то радость и веселье, где-то озабоченность и серьезность, где-то злость и ярость…

Норд-Сити именно жил, а не выживал, доедая последний…, пусть будет — «корень жизни» без соли. И вот эта обыденность, повседневность ли позволила не погрузиться окончательно в глубины депрессии, чему способствовало собственное положение практически рабско-скотское, рождая безнадегу, коя порой океанскими штормовыми волнами захлестывала и перехлестывала с головой. Топила. Огромный долг, вероятность подставы со стороны наставников и со смертельным для меня исходом, еще до кучи постоянное возможное наказание плетью тянули на дно пудовыми гирями на ногах, рождая безумные мысли и желание убивать.

Всех! Все! Вся!

Хотя четко понимал, та же Саманта или Джоре, Никодим и «добрые» доктора не имели никакого отношения к моему «переносу», если кого-то и винить то только себя. Радовал, откровенно радовал другой аспект — раз здесь живут, а не существуют, то главная моя цель, не ныть, сетуя на несправедливость бытия, а устроиться, научиться зарабатывать, раз предоставляется такая возможность, взять от обучения все, тем более я фактически за него и заплатил, пусть не по своей воле. Затем отдать долг обществу, по возможности обзавестись жильем. Осмотреться, не пропуская никаких деталей, вникнуть в перипетии на Нинее и, может, открыть какое-то свое дело, которое позволило бы зарабатывать без всякого риска для жизни на хлеб с маслом. Вот еще один вопрос вопросов: а что, собственно, я умею полезного?

Разберусь. Во всем разберусь.

Да, пусть кто-то утверждает, что это мещанство, мечты маленького ничтожного человечка, но у меня не было никакого желания спасать миры и планеты, проникать обратно на Землю. Целью бренной сделав поиск некого двустороннего портала, дабы раскрыть перед человечеством страшные тайны и представить весомые доказательства существования другого мира. Рассказать в «честных» СМИ о подлости и паскудности правительств любых государств, содействующих продаже сограждан, где в настоящее, а где в долговое рабство.

Люди проживут спокойно и без моих «откровений», без них не погаснет Солнце. Типа, если только я и именно я не открою всем глаза, то мерзость, продажность, местничество, коррупция и другие креативные черты истеблишмента сразу исчезнут. А еще они типа величина неизвестная, особенно для дружащих с головой людей. Серьезно?

Абсолютно любая политика — это грязь. Во благо, во зло ли, но ныряя в бочку с дерьмом, невозможно выбраться из нее в белом чистом костюме, благоухая элитной французской парфюмерией…

Чего-то меня не туда потащило. И злость проснулась на неизвестных оппонентов, на их едкие реплики. Вот только это все опять, опять плод моего воображения. Реальное сумасшествие. Надо срочно купить какие-нибудь успокаивающие таблетки. Бросало эмоционально из крайности в крайность, действительно, как и говорили наставники — с такими «качелями» с ума сойти — раз плюнуть.

Джоре отстал, встретив какого-то знакомого, поэтому я обратился к девушке.

— Саманта, скажи, пожалуйста, где можно какие-нибудь успокаивающие средства купить? Только недорогие.

— Сейчас сначала в приемку с Джоре, сдашь гринды с крысана, а там по пути аптека будет при магазине алхимических товаров. Принадлежит «Северу», поэтому цены такие же, как и везде. Чуть выше, чем у чердачников, но за свою продукцию отвечают, и не как барыги — только репутацией. Санкции при продаже некачественных товаров в клановых точках очень и очень жесткие. И я не завидую тем, кто решит проворачивать в подобном месте какие-нибудь грязные делишки.

Я кивнул, показывая, что информацию принял. И вновь стал рассматривать монументальные, основательные здания вокруг, на первых этажах которых часто располагались какие-то магазины, лавки, кафетерии, бары и таверны.

Да, вроде бы, исходя из текущей даты, учитывая продолжительность суток, люди жили на Нинее приблизительно двести лет с хвостиком. Но тут нужно было понимать, учитывая специфику данного мира, проблем имелось в достатке, начиная от численности населения и заканчивая технической оснащенностью, приплюсовать сюда Приливы и прочие прелести… Вряд ли системно к освоению мира стали подходить раньше, чем лет пятьдесят назад. Земных. Хотя мог и ошибаться, но поневоле закрадывались сомнения в том, что все вокруг построили наши люди. Учитывая же в большей мере натуральные строительные материалы, отсутствие железобетонных конструкций… Не знаю, не знаю.

Быкан, будто с языка снял мой вопрос. Здоровяк тоже вертел головой по сторонам, делая определенные выводы.

— Саманта, — неожиданно обратился тот к проводнице, — Скажи, а кто все это вокруг создал? — мужчина сделал неопределенный круговой жест рукой, — Это ведь сто процентов дело рук не наших «попаданцев»…

Провожатая, казалось, не услышала вопроса, но когда от нее никто не ожидал ответа, произнесла задумчиво:

— А никто не знает. Дом Соболевых занимался этим вопросом, правда, никаких определенных результатов, кроме того, что коренные были людьми, как и мы, больше ничего не выяснили. Предположений множество, но нельзя утверждать, что какое-то из них верное. Действительно в этом оазисе все постройки уже существовали. Впрочем, заброшенных городов, замков, деревень и многих других строений очень и очень много раскидано вокруг.

— И куда, интересно, исчезла местная цивилизация? Она ведь, судя по постройкам, была довольно развитой? — качок выглядел озадаченным, — Эпидемия?

— Никто не знает. Не пандемия — это точно. Останков в таких количествах не обнаружено. Хотя о каком-то мифическом массовом переселении ученые тоже не говорят, так как все повседневные вещи остались на месте. Инструменты, оружие, одежда, еда и прочее, прочее, прочее.

Ясно, что ничего не ясно.

— Да, какая разница? Для нас-то? — в беседу вклинилась бизнес-леди.

— Эээ, — протянул здоровяк, — Не скажи, Вилена. Это очень важная информация. Потому что мы тоже здесь будем жить, а в один отнюдь не прекрасный момент вдруг произойдет то же самое. И все, исчезнем

— Наша команда — «Снежные волки» придерживаемся довольно распространенной теории. Изначально это была вполне себе обычная планета, на которой никакого криополя не имелось. Как и лок. Затем произошла глобальная катастрофа, и мир стал таким, какой он есть сейчас. Защитных куполов не имелось, а из местных не оказалось ни одного «чистого» или «серого». Да, даже если и были, их всех сожрали мертвяки, которые затем разбрелись кто куда.

Нас догнал Джоре, и громко, чтобы все слышали, заявил:

— Это торговый квартал! Кому интересно, тот может идти со мной и Стафом, покажу, где клановая приемка гриндов. В частные пока советую не соваться, только после того, как немного начнете ориентироваться в ценах. В нашей же все фиксировано и автоматизировано. Кстати, больше за ручку водить вас никто не будет, там придется разбираться самостоятельно. Дополнительные знания считайте личным бонусом, доставшимся Стафу за проявленный героизм. Так что, говорите ему «спасибо». Ну, а кому не интересно, тот следует за Самантой. В гостиницу.

После такого спича желающих остаться в стороне не оказалось, товарищи решили потратить несколько минут для получения новых и, наверное, самых важных знаний.

— Кстати, затем, можем по пути приобрести снаряжение для рыбалки и охоты, как и нужные контейнеры, которые отсутствуют в базовом комплекте, но могут понадобиться, — все это ваш попутный доход, который зачастую гораздо больше, нежели, так называемый «основной». Рыбу не только принимают, но охотно покупают владельцы ресторанов, гостиниц и в других заведений, где присутствует общепит. Более того, цены на особо редкие и деликатесные виды порой достигают пятьсот марок за килограмм! Мы будем сегодня учиться добывать корень вывортня, самый дешевый и распространенный ингредиент в начальных локах. Это клубень массой до шестидесяти килограмм, произрастающий под камнями на берегах озер, рек и ручьев. Для того, чтобы его выкопать, требуется откатить в сторону камень под которым он и находится. Отсюда и растут ноги у названия. В нашем куске другой реальности имеется довольно обширный затон, в который впадает горная речушка. Еще там большие лесные массивы, где можно подстрелить оленя или кабана. Если у вас, конечно, имеется лук или арбалет. Защита у них редко превышает двойку. Хищников, как правило, либо совсем нет, либо они присутствуют в малых количествах, но от человека стараются держаться подальше. Это, во-первых, большие кошки, один в один домашние полосатые любимцы. Кстати, если найдете котенка, то на начальных этапах отличный питомец. Дрессировке поддается, за хозяина даже без приказов готов убивать. Часто встречается. Но там проблема главная — мама и папа, за детей вступают в бой до победного или до смерти. Быстрота, стремительность, огромные острые клыки и зубы, немереная сила. Так что, если заметите котенка — советую уносить ноги. Во-вторых, помесь лисы и шакала — пользы никакой, гринды с них тоже никому не нужны. В-третьих, козлы. Да, да, Бара-Бек, и не нужно тут зубы скалить. Хватанет такой козлище, еще и рогами приложит, а через их острые кончики происходит впрыск парализующего яда. И досвидос, принимается поедать тебя, когда ты живой, чувствуешь абсолютно все, но не можешь не только пошевелиться, но даже заорать. Защита у них слабенькая, но атака до плюс семидесяти доходит. Мясо — деликатес, гринды ценятся. Также опасность представляют мигрирующие стаи похожих на земных пекари небольших тварей, средняя масса взрослой особи сорок — сорок пять килограмм. Они, сбившись в банду до тридцати рыл, нападают практически всегда. Впрочем, достаточно прибить штук пять, как в панике разбегаются. Мясо довольно вкусное, напоминает свинину. Ценится. Сало с них коптят, солят и так далее. Зовут их «Хрюндели». Конечно же, до кучи разнообразные змеи, в длину от размера карандаша до трех-четырех метров. Тоже хорошая добыча. Как правило, ядовиты. Ценность представляют и зеленые паукожоры — здоровенные ящерицы, величиной с варана, а некоторые и больше. Их кожа отличный материал для производства сапог, перчаток, плащей, сумок и так далее. Мясо съедобно, но имеет специфический вкус. Некоторые тащаться, другим не заходит. Блюют. Пауки. Огромные твари, с ведро ростом, с них можно взять паутину, специфическую железу и, конечно, яд. Очень редко встречается три разновидности ягоды: зеленый паслен, черный паслен, красный паслен — очень и очень хорошая добыча. Они ценятся особо. Параллельно можно добывать сок джиусамра — дерево, ствол которого часто достигает трех, а то и четырех обхватов в толщину. Вворачиваете специальный кран, подсоединяете трубку, другой ее конец кидаете в емкость. И занимаетесь своим делом. Даже дурак справится. Обычная пластиковая полторашка набирается за два — два с половиной часа. Стоимость полной бутылки на приемке около двухсот пятидесяти марок. Вроде бы все, пояснил и мы пришли! Запомните этот знак, — ткнул наставник на деревянную треугольную вывеску над широкими массивными двустворчатыми дверьми, их ручки блестели серебром и золотом.

На щите приемки, чуть покачивающимся от легкого ветра на двух черных толстых цепях, на высоте около трех метров была изображена белая снежинка, в которую довольно умело вписали туго набитый коричневый мешок с завязанной на один узел грубой веревкой горловиной. Надпись на русском языке гласила: «Пункт приема ингредиентов животного и растительного происхождения № 26».

Двери, несмотря на монструозность, открылись легко. Я зашел сразу же вслед за сенсеем. Внутри огромного почти квадратного помещения длиной примерно тридцать метров и шириной в двадцать пять было пусто. Пахло какой-то химией, озоном и еще чем-то щекочущим ноздри. Кроме модификации кислорода аналогий другим «ароматам» не находил.

В зале в несколько рядов располагались серые параллелепипеды, похожие на огромные холодильники. Каждый два метра шириной, столько же в толщину и высотой под три. Никаких выступов, ручек или еще чего-то, позволяющего проникнуть внутрь них не имелось. Только по мигающей зеленой или красной панели сверху и чуть подсвеченным силуэтом человеческой ладони на уровне груди можно было определить, что именно эта часть являлась «передней».

Учитель уверенно направился к одному из контейнеров, знаком указав следовать за ним.

— Доставай добычу, а затем прикладывай руку вот сюда, в первый раз, для фиксирования в Системе требуется обнаженная ладонь, процесс называется в просторечии «Прописка», — ткнул он в рисунок пальцем, обернулся, — Кстати, информация для всех, вы тоже можете прописаться. Для этого каждый находит пустого приемщика, о чем говорит зеленый свет индикатора, и делает все то же самое, что и Стаф. Единственная разница, на вопрос про сдачу ингредиентов, вы отвечаете твердо — нет! Когда окажетесь здесь повторно, то от вас ничего не потребуется. Работать будете только через магоинтерфейс. А банки будут срабатывать, если вы с ними сблизитесь на расстояние в тридцать сантиметров.

Тем временем я выполнил требуемое.

Ладонь чуть укололо и перед глазами возникло системное сообщение: «Собиратель Стаф, желаете сдать ингредиенты?».

После моего утвердительного: «Да».

«Укажите приблизительную массу компонентов:

— от 0 до 10 кг. (объем до 0,5 куб. метров)

— от 10 до 200 кг. (объем до 1,5 куб. метров)

— от 10 до 500 кг. (объем до 3,5 куб. метров)

— другое».

С выбором первого пункта на уровне пояса бесшумно выдвинулся глубокий ящик, шириной чуть больше полутора метров и такой же длины. Появилась надпись перед глазами: «Поместите ингредиенты таким образом, чтобы они не соприкасались друг с другом! Если требуются дополнительные полки внутри контейнера, то выберете вариант из стандартных или распланируйте внутренний объем самостоятельно!». Справа на периферии зрения замерцали иконки возможных вариантов, последняя из них предполагала «творчество» пользователя. Я прикинул по потрохам и оставил все, как есть. Гадая, не нужно ли отделить от печени мешочек с желчью, решил потратить несколько минут. Аппарат ведь мне не двусмысленно сказал, что все компоненты должны располагаться без соприкосновения друг с другом. Затем сделал все, как указывалось в справе, и «нажал» на «Готово», мерцающее в левом верхнем углу.

Так же беззвучно ящик задвинулся: «Внимание! До конца сканирования и обработки данных осталось: …29…28…27…

Пока анализ не завершится, не покидайте зоны уверенного контакта с приемщиком № 17!».

Хорошо, подожду. И с обнулением таймера сразу же появился список:

«Внимание! Вы желаете сдать следующие ингредиенты?

— сердце серого крысана III уровня (2,741 кг., класс: белый) — 54 марки

— печень серого крысана III уровня (4,236 кг., класс: белый) — 215 марок

— желчь серого крысана III уровня (0, 116 кг., класс: белый) — 198 марок

— почки серого крысана III уровня (2,13 кг., класс: белый) — 110 марок

— поглотительная железа серого крысана III уровня (1 шт., класс: белый) — 120 марок

Итого к выплате: 697 марок

Да/Нет?»

Ответил согласием.

«Внимание! На ваш персональный счет зачислено 697 марок. Отправитель «Пункт приема ингредиентов животного и растительного происхождения № 26».

Внимание! Вы внесены в базовые рейтинги! Их обновление произойдет планово, после чего будет указано ваше текущее положение. Всегда стремитесь к вершинам, чем выше ваша позиция, тем больше шансов получить награду!»

В меню появилась новая вкладка: «Рейтинг», куда я автоматически перешел. Однако ничего внятного, выходящего за рамки прочитанной короткой справки здесь не имелось, только три строчки:

«Общий рейтинг: —

Клановый рейтинг: —

Групповой рейтинг: —».

Не я один заинтересовался вопросом, со всех сторон посыпались на помощника наставника вопросы: «а для чего?», «а зачем?», «а почему?» и многие другие.

Джоре жестом приказал всем заткнуться и начал размеренно говорить.

— Поясняю про рейтинги. Их на данном этапе у вас три: Общий — формируется исходя из результативности ваших действий непосредственно ЦК. Учитываются представители абсолютно всех кланов, а также собиратели-одиночки. Мотивационный режим для отстающих сталкеров — отсутствует. Награды имеются. Однако порогом для их получения является вхождение в первый миллион. Учитывая количество зарегистрированных жителей Нинеи, вам надо быть лучше, удачливее, трудолюбивее, чем, приблизительно, сорок семь человек фора по времени у которых не менее десяти лет. Показатель вашего текущего места в нем будет указан через декаду в ноль-ноль часов, так как именно сегодня произошло обновление. Тогда и раздаются награды.

По всему выходило, что население этого мира превышает сорок семь миллионов человек. Попасть при таком раскладе даже в первый, задача невыполнимая, это как колхознику в космос слетать.

— А какие бонусы? — вклинилась Гарпия. Здесь ответила Саманта, вроде бы вполне нормально, но нотки раздражения прослеживались в голосе.

— Самые разные, начиная от премии в марках, специфического ПО, каких-то данных и заканчивая крутым шмотом, оружием или бижутерией.

— Да, все именно так, — учитель продолжил лекцию, — Далее, — «клановый» рейтинг, все то же самое, что и с общим. Но составляется непосредственно «Севером» на основании ваших успехов или неудач. Пока вы еще не в клане, так как не прошли базовый курс обучения, не приняли присягу и так далее. Тот, кто закончит наши университеты, разберется потом в нюансах. И, наконец, «групповой». То есть, непосредственно среди вас — двадцати двух человек, которые поступили сегодня на обучение. Он обновляется каждые сутки, ровно в ноль-ноль часов. Формируется с учетом всех нюансов вашей деятельности, но главным образом из количества добытых гриндов. Применяется мотивационный режим. Входящие в последнюю тройку ученики получают двадцатый — одну, двадцать первый — две и двадцать второй три секунды плети соответственно. Это каждый день. Поэтому советую не лениться, стремитесь. Тройка первых призовых мест получает один раз в трое суток награды. Ими могут выступать денежные премии, ПО для Магги, оплата каких-то сервисов в Магонете и так далее. Кстати, призы очень и очень неплохие, зачастую в других условиях, вы просто не сможете приобрести то же оборудование или приложения в свободном доступе. Остальные товарищи — в пролете. Добрый совет, мы никого не принуждаем работать не покладая рук, но, если не хотите испытывать адскую боль каждый день, то делайте выводы.

— Но это форменное рабство! — возмутился Быкан, даже красными пятнами пошел, — А говорили, что его нет! Здесь же…

— Вопросы к руководству, если бы я даже хотел, то не смог отменить эти правила. Добавьте в уравнение мое личное мнение: начальство здесь все сделало правильно. Ваша задача взять от курсов все, чтобы потом не схлопнулись в первую неделю. Поэтому нечего мне тут сопли развешивать. Лирики засраные, запомните, демократии особенно в вашем идиотском розовом представлении нет, никогда не было и не будет ни на одной из Земель, ни в одной стране известных нам миров. А здесь и подавно! Более того, тут нет такого, что вы, будучи никем, не представляя из себя что-то, будете иметь равные права со мной, потому что вы таки тоже типа «людины», хер вам по всей роже. И это правильно. Если ты чмо и не хочешь ничего менять, какого хрена с тобой носиться, как с писанной торбой…

— И тут Остапа понесло, — не раз слышал поговорку: «язык мой — враг мой».

Шок — это по-нашему, и по-другому не скажешь, потому что сам того не ожидая, эти слова громко произнес… Я. Да, я.

Ожидал плети. Даже напрягся. Но учитель осекся, зло зыркнул в мою сторону и скомандовал: «На выход!».

Едва только покинул приемку, следуя за милой брюнеткой, в ушах раздался мелодичный перезвон с высветившимся сообщением: «У вас новое письмо. Отправитель: Рэд Вольф. Желаете перейти во «входящие» и прочесть?».

Это еще кто такой?

«Рад приветствовать, Стаф.

Я наблюдал за вами, и ты мне показался из всей вашей компании самым перспективным, поэтому пишу именно тебе.

Никому из вашей группы пока неясно и вряд ли будет известно до конца, в какую довольно нехорошую ситуацию вы угодили. От этих знаний зависит ни много, ни мало, но жизнь.

У тебя возникнет уже после первого рейда множество вопросов, если, конечно, выживешь и дружишь с головой. На многие из них я готов ответить. Но не бесплатно, а за фиксированную сумму в 5000 марок.

Пока не принимай скоропалительных решений, воспользоваться или нет моим, и ты поймешь потом, очень щедрым предложением, советую осмыслить все после похода.

Напишешь. Я на связи.

PS: Своим наставника лучше ничего не говори. Либо напрямую запретят со мной общаться, либо сделают все так, чтобы наша встреча не произошла по каким либо причинам. И могу сказать точно, это будет, отнюдь не моя смерть».

Я внимательно осмотрел улицу.

Сразу вычленил высокого, скорее поджарого, чем худого, усатого мужчину на противоположной стороне. На нем были синие классические джинсы, красная клетчатая рубаха навыпуск, на ногах какие-то тактические полуботинки на толстой подошве, на голове черная бейсболка, длиннющие волосы собраны в хвост, который опускался ниже лопаток. Оружия либо не имелось, либо оно носилось незнакомцем скрытно. Этой деталью он очень выбивался из толпы, хотя мне удалось рассмотреть толстую цепь на шее. С кристаллом она или нет — неизвестно. Так что, вполне возможно, я имел дело с магом или волшебником.

Тип, видимо, ждал момента, когда я обращу внимание имеено на него, кивнул, и, развернувшись, зашагал в противоположную от нас сторону.

Моя паранойя множилась на отсутствие информации и постоянные упоминания возможной гибели. Однако, это не помешало отметить одну интересную деталь, практически каждый из нашей великолепной семерки, себя я в нее не вносил, расфокусировал зрение на пару десятков секунд, а затем начинал вертеть головой и шарить взглядом по многочисленным прохожим…

5

Мы свернули с Черниговской улицы на пересекающую ее Черноямную, где и находился постоялый двор. Как прокомментировал Джоре, примерив на себя роль опытного гида, в народе ее еще часто называли — «Чернодырная». Наименование имело несколько значений, первое лежало на поверхности, во всех смыслах этого слова, — огромный «бездонный» провал находился всего лишь в ста шагах от заведения «У резвого Вилли».

Изначально, как и другие многочисленные выходы из подземелья, «распечатывающие» верхние ярусы катакомб — огромного мира под городом, с каждым Приливом бездна разрождалась штормовой волной «оголодавшей мерзости и гадости, вообразить которую не смог бы ни один нормальный человек». Хищные твари, живые мертвецы, рои различных насекомых-мутантов, какие-то «теневые и демонические создания» — вот далеко не полный перечень бед, которые гноем из фурункула прорывались на солнечный свет.

Непонятно почему, но приоритетными целями выступал именно гомо сапиенс. И, если с зомби причина их гастрономических предпочтений была ясна для «северных» научных светил, то в отношении большинства остальных монстров докопаться до истины не удавалось.

Часть чудовищ, несмотря на «теплый» прием клановых вооруженных сил, сводившийся к полномасштабным сражениям, успевала расползтись по окрестностям. Твари забирались в подвалы, проникали в жилища, прятались в укромных уголках, не забывая попутно убивать людей, становясь с каждой жертвой и прожитым днем не только сильнее, но и умнее, хитрее, изворотливее. А главное, опаснее.

Тогда и возникли специализированные отряды, действующие в рамках клана, чьей задачей являлась поимка и уничтожение подобных чудовищ — хантеры. Сегодня они переживали далеко не лучшие времена, потому что постепенно, шаг за шагом, какие-то провалы полностью «запечатывались», а на месте других возводились укрепленные позиции, настоящие крепости, где бдели многочисленные хорошо обученные гарнизоны. Последний серьезный прорыв был около тридцати лет назад, а вся роль бойцов на настоящий момент сводилась к отстрелу тварей, рискнувших попробовать на прочность многометровой толщины стены. Воители «Севера» в редких случаях несли небольшие потери.

Впрочем, работа для охотников находилась, а часто, учитывая их малочисленность, те были ею завалены. Подземные жители, хоть и потерпели сокрушительное поражение, находили лазейки.

— А почему не накрыть город сферой? Тут же… купол… — Лис произнес последнее предложение с задумчивым удивлением дуростью местного руководства. Действительно, неугомонный тип, про таких товарищей обычного говорили — «дыру на месте сверлит».

— Да! Почему? — почти в унисон поддержали товарища Быкан и Гарпия.

— Потому, что кончается на «у». Норд-Сити в нее и вписан, — с явной насмешкой в голосе, но наставительно и с довольно серьезным тоном ответил сенсей. Как у него это получалось? Да черт его только знал, — Но, чем данный факт может вам помочь? Защита ведь только от криополя. Если бы от любых угроз, то никто бы не тратился на возведение стен. Прилив снизу тоже может достать. Так, на глубине уже тридцати — сорока метров, в редких случаях от пятидесяти до ста, даже под крупнейшими оазисами оно присутствует в полном объеме, и ничем не отличается от того, что царит на поверхности.

— Тогда завалить все входы и выходы к чертям собачьим, проблема решена! Огород на ровном месте, — категорично заявил Бара-Бек, сплюнув в сторону через губу.

Джоре сначала наградил его уничижительным взглядом, одновременно с какой-то брезгливой жалостью. Помолчал, словно размышляя, послать куда-нибудь толстяка или выписать добрую затрещину — именно такие чувства читались в мимике. Но ответил:

— Нельзя. Так мы сбрасываем пар из этого дьявольского котла, заметь, без особых проблем. Не допускаем взрыва из-за слишком высокого давления. Понял аналогию или…?

Тот лишь кивнул.

Дальше последовал рассказ о собирателях, промышляющих в катакомбах, которые назывались «диггерами». «Спесивые сукины дети!», — дал короткое, емкое определение данной касте учитель, присовокупив и «падлы» до кучи. Остальные причастные к подземным делам были или гномами, или кобольдами — работяги от грибных ферм и работников канализации, а некоторые слыли орками или урками. Чем и кто различался, я не понял.

Впрочем, не особо внимательно вслушивался в рассказ помощника наставника, а крыл матом свою расточительность. Дал ведь зарок: пока не приобрету НАЗ — никаких других покупок не совершать. И так неплохо поиздержался в лавке Француза, а грозила или нет на самом деле мне смертельная опасность, до сих пор не выяснил. Поэтому чувствовал себя неким Буратино, повстречавшим лису Алису и кота Базилио, здесь носивших маску ушлого торговца. «Крекс-пекс-фекс…». И так повторять до полного просветления.

На персональном счете после посещения универсама «Морозов и сыновья» осталось две тысячи триста двадцать три марки. В самом магазине и на выходе из него мне казалось, что поступал правильно. Даже некая уверенность возникла, на грани той — дебильной, коя просыпается у азартных игроков, любителей автоматов, получив в руки зарплату. Мол, уж сейчас-сейчас я ее удвою, а то и утрою. И не останавливали прошлые ощущения, когда он ранним утром или глубокой ночью стоял на улице под дождем. Курил последнюю сигарету, кружилась голова, во рту соленый привкус и чувство безнадеги, а в голове, словно кузнец долбил молотом по наковальне, вколачивая одну мысль — «больше никогда… Ни-ког-да!». Ровно до первых денег.

Вот эту дурацкую надежду на успешное будущее вселил крысан, вернее его внутренности, а если уж совсем быть точным — полученная за них сумма. Если за несколько минут заработал столько, находясь в городской черте, то, черт возьми, сколько я смогу поднять в той же локе? А еще добавочной мотивации к непредвиденному шопингу придавали слова кураторши о форе в несколько дней.

Успею! Заработаю!

Поэтому вместо первоначального плана — покурить и подождать группу возле входа, уверенно и решительно шагнул за Джоре выступающим замыкающим.

Хмурый здоровенный охранник на входе, поигрывая резиновой дубинкой, попытался заступить мне дорогу, с явным намерением отправить куда подальше. Но под взглядом наставника, а также его словами: «новенький, только с установки», состроив недовольную гримасу, вернулся на свое место. Однако оставил за собой последнее слово: «Если в следующий раз припрется кто-нибудь в таком виде, то пусть его сопровождает сам сэр Лютер — не пущу», а затем напустил на себя скучающий вид. Но взгляд при этом оставался подозрительным и цепким.

Что мне требовалось?

Да, абсолютно все. Та же одежда после встречи с крысаном годилась только на половые тряпки. И, последовав примеру остальных «одногруппников» взял тележку вполне себе обычного вида. В первую очередь вывел калькулятор перед глазами, чтобы попутно считать на какую сумму набираю.

Торговали здесь всем, что могло бы понадобиться начинающему собирателю, начиная от оружия и брони и заканчивая бытовой химией. Я выбрал самый дешевый тренировочный костюм, чтобы ходить в гостиничном номере, трусы-боксеры без всяких плюсов, но в клеточку, взял сразу пять пар. Два больших махровых полотенца, два для рук и лица, носки, сланцы… Это Саманта предупредила, что кроме постели в номере не будет ничего, по крайней мере, для нас — «новичков-бесплатников», так мы выглядели для хозяина гостиницы. Стоит ли перечислять несколько кусков мыла, зубную щетку, пасту, набор одноразовых бритв. Обратил внимание и на «опасные», которых тоже хватало. Цена за одну — две с половиной тысячи. Они что из золота? Нашелся и алхимическо-аптечный отдел, требовались успокаивающие средства. Взял сразу двадцать шприц-тюбиков.

Если на все про все для возвращения себя, понятно, после мытья, в ряды человеков разумных ушло около трехсот марок, то по-настоящему я разорился в отделе для охотников и рыболовов.

Здесь сразу приобрел три донки с колокольчиками, спиннинг, а также необходимое для экстренной и не очень починки снаряжение. Три литровых контейнера под паслен, с ними шло в комплекте по набору салфеток, коими требовалось перекладывать каждый ряд ягод, дабы не портить товарный вид. Два мотка тонкой, но очень прочной веревки для силков, для них же стальной тросик. Контейнер с десятью пробирками для змеиного яда, столько же под паучий, как и специальные под железы и паутину. Разнокалиберные мешки под гринды тоже посчитал необходимыми. Присовокупил пару наборов для сбора сока джиусамра, по словам консультанта в отделе, кора дерева очень прочная, поэтому без специального бурава с атакой на плюс десять ловить здесь было нечего. Его тоже взял.

Понимал, что сейчас с наскока, торопясь, это постоянно на нас прикрикивал Джоре, от которого не отставала Саманта, а не с чувством, толком, расстановкой обязательно что-нибудь взять забуду. Но блок «Кента» восьмерки приобрел.

В общем, шопинг удался на славу, а сундук мертвеца заполнился почти под завязку.

— Все, теперь не останавливаясь до «Вилли»! Времени остается до выхода все меньше и меньше, — скомандовал учитель и мы, как цыплята за наседкой последовали за ним.

…Улица Черноямная по сравнению с Черниговской казалась очень узкой. Но в целом, два малотоннажных грузовика могли свободно разъехаться. Тротуары и бордюры отсутствовали, как класс, сплошная мостовая из тесаного камня, ровная, будто стол, без выбоин и ям. Не раз и не два замечал кованые решетки канализации и вычурные чугунные урны возле стен домов.

Отметил еще одну клановую приемку с номером тридцать три, затем оружейный магазин «ДемидофЪ», швейную мастерскую «Гермиона», кондитерскую «Мистер СукинЪ», кузницу «СталинГрад», бакалейную «Черничка», частного скупщика и продавца всего и вся «Шалва». Насколько мне было известно, данное имя вроде бы как в еврейском языке означало покой и тишину? Тонкий намек на толстые обстоятельства? Спецсредствами, контейнерами, инструментами и другими полезностями для собирателей торговало заведение под вывеской «Рейдер Лаки».

В глаза бросился бар, судя по названию, бывшим еще тем притоном: «Грязь и кровь», уверен, посетители для идентификации чаще использовали только первое слово. Особенно учитывая, что оттуда вывалилась компания забулдыг, каких-то грязных и потасканных, поддерживающих под руки двух приятелей, один из них еще мог как-то перебирать ногами, зато у второго конечности волочились по земле. Он где-то потерял правый сапог, и теперь все окружающие могли лицезреть большой грязный палец, торчащий из дырявого носка.

Возникало некое ощущение нереальности происходящего, а еще, будто в средневековье попал. Аутентичность практически полная.

Не имелось только одной важной детали, которую так любили описывать многие писатели и историки, рассказывая про жизнь в те далекие и глубокие времена — помоев, выплескиваемых из окон. Отсутствовала и резкая вонь отбросов, однако специфический запашок имелся. Его виновником выступали конские яблоки, коровьи лепешки и непонятные блямбы. Экскременты животных, несмотря на ударный труд нескольких дворников, украшали дорогу, заставляя внимательно смотреть под ноги. Не хватало мне еще до кучи вляпаться в кучу же.

Нередкие тарантасы и телеги обгоняли нас или следовали навстречу, заставляя держаться ближе к стенам жилых домов и многочисленных торговых и развлекательных заведений на первых этажах. Лошади, лошаки, мулы, ослы и быки вполне земного вида не вызывали особого любопытства, с детства на них насмотрелся. Но пару восторженных возгласов от Вилены, Гарпии и брюнетки прозвучало, четко рассказывая, что они, скорее всего, в деревне, если и бывали, то только на даче: «Какая лосадка»… Хотелось добавить к этому сопливому сюсюканью букву «х». А затем до неузнаваемости изменить слово, и вместо «…осадка» приставить «…уятка».

Но, когда я первый раз увидел зубастого и рогатого ящера, величиной с буйвола, сплошь покрытого броневыми пластинами и шипами, злобно пялящегося по сторонам изумрудными глазами, иногда яростно шипящего, поневоле замер на месте.

На спине животного в хитром седле с высокой задней лукой восседала девушка, сплошь закованная в броню, в проектировании которой явно использовались достижения современных технологий, а в конструировании материалы мира Нинеи. Выглядели анатомические иссиня-черные латы пришельцами не из прошлого, а из далекого будущего. Доспех не только не скрывал достоинства фигуры, он их подчеркивал: и длинные стройные ноги, и узкую талию, и высокую грудь.

Шлема на всаднице не имелось, поэтому пышные волнистые волосы, цвета вороньего крыла, водопадом опускались на плечи. Огромные глаза, сделавшие бы честь героиням японских мультфильмов, диссонировали с узким, пусть и красивым, но каким-то хищным очень смуглым лицом. В них полыхал настоящий синий огонь, одновременно обжигающий и замораживающий.

Ледяное пламя, мать его так!

Продолжал рассматривать девушку, отметив за плечами две рукояти катан или каких-то других восточных мечей. Но на широком поясе кинжал и небольшой шипастый шар на цепочке. На бедрах интересные ножны, каждое сразу на три узких метательных ножа. Справа от седла в специальном чехле странное копье, слева…

Ящер неожиданно резко повернул голову в мою сторону и с чувством, с толком, с расстановкой плюнул, а скорее харкнул, целясь в меня какой-то зеленой соплей! Хорошо, что та летела как-то медленно. С другой стороны, не стрела это и не пуля. Поэтому почти удалось избежать столкновения со сгустком непонятной гадости размерами с баскетбольный мяч, метнувшись вправо. Однако, коварная дрянь, задев лишь слегка самым краешком ветровку на боку, со смачным шлепком всей остальной массой, завернулась и ударила по спине. От нее исходила жуткая вонь, от которой почти заслезились глаза.

Я успел только повернуться в сторону возможной опасности, а широко распахнутая пасть рогатой скотины оказалась в каких-то десятках сантиметров от лица.

Уверен, будь задачей и целью этого крокодила откусить мне голову, он осуществил бы данный финт с легкостью. Даже бы «мяу» сказать не успел, настолько стремительно двигалась с виду такая неповоротливая туша.

Но если часть разума осознала все происходящее в сотую долю секунды, то руки уже действовали сами по себе, словно живя собственной жизнью. На глубинных инстинктах, первобытных, которые дремлют в каждом: бей или беги.

Я ударил копьем, которое не выпустил из рук, воткнул его прямо в широко распахнутую пасть, пугающую огромными острыми зубами. И угодил в какой-то шарообразный нарост, болтающийся над глоткой твари. Острое лезвие не нанесло видимого ущерба. Не брызнула кровь, только этот невнятный орган чуть подался назад.

Но ящерица-переросток вдруг взвыла, да так трубно, любой пароход бы позавидовал, ко всему прочему меня обдало вместе с вонью хорошего, доброго скотомогильника, взвесью мерзкой коричневой слюны. Все это произошло в долю секунды, а затем животное, сомкнуло челюсти, оставляя в руках обломок древка, то же встало почти вертикально на задние лапы, энергично мотая при этом башкой. Будто пыталось сбросить что-то, мешающее обзору, например, простыню.

Успел еще краем глаза заметить, как девушка отнюдь не вывалилась из седла, а оттолкнувшись от него, сделала двойное сальто назад, приземлилась в полуприседе на стопу левой и колено правой ноги. В этих местах от тротуара в разные стороны брызнули искры…

А затем размытая тень почти мгновенно приблизилась, и мир погрузился во тьму.

Сознание вернулось от струи холодной воды, которая лилась мне на лицо, попадала в ноздри, проникала за шиворот и холодила шею, спину, грудь. Над левым глазом лоб саднило, боль была ноющей, рваной, из глотки рвался стон, но в нижнюю челюсть, будто жало паяльника рэкетир из девяностых воткнул.

Мутная картинка перед глазами первые минуты не хотела фокусироваться, все плыло. На одной силе воли мне удалось сесть на пятую точку и осмотреться. Рядом на корточках с полуторалитровой пластиковой бутылкой сидел Быкан.

— Он очнулся! — проорал куда-то в сторону.

— Это хорошо, думал сдохнет. Для тебя, Ирия, хорошо, — услышал сбоку голос учителя, но повернуть голову не смог. Пока не смог.

— Я Чистая и сестра Вьюги! Командир Второй Центурии, если позабыл! И не обязана отчитываться перед тобой, Джоре! Тем более, из-за какого-то грязного! — отчеканил звонкий девичий голос, надо отметить красивый.

Или таким казался от того, что у меня женщины давно не было? Все мечтал с Юлькой всю накипь сбросить, записавшись в орден рыцарей, хранящих верность идеальной непорочной деве.

Вот и сбросил.

— Это наши подопечные и «Снежные волки» за них несут ответственность, выполняя взятые на себя перед Кланом и ЦК обязательства…

— А почему на них опознавательных знаков не было? — с неким превосходством заявила, как я предполагал, агрессорша.

— Похоже, ты действительно, хочешь придать официальный характер этому делу, сестра Вьюги? — в голосе наставника послышалась едва сдерживаемая ярость, тон стал холодным, можно сказать ледяным.

— Джоре… — послышался просящий голос Саманты.

— Молчать! — приказал тот женщине, и она, что удивительно, учитывая их отношения, ни слова больше не сказала, а затем Джоре обратился уже к воительнице, — Хорошо, Ирия, я поговорю с тобой, как Первая Карающая Длань дома Морозовых! Итак, разберемся. Ты находилась в жилом квартале на боевом животном без разрешающих документов, которые может выдать только Секретариат большого кланового Совета! Если оно имеется, то попрошу предоставить! Нет? Я так и думал, а еще и посмотрел предварительно почту, учитывая, что подобная информация доводится до нас в первую очередь. Это первое грубое нарушение! Штраф двести тысяч марок. Второе. На твоем пете не имеется ошейника подчинения. То есть, ты представляешь угрозу для жителей славного города Норд-Сити. Штраф — отработка в течение двадцати суток в любом из штрафных отрядов от Пятого по Седьмой. Это, если никому не был причинен ущерб. Он причинен. Пострадавшая сторона — собиратель Стаф. Третье. Твой пет проявил под твоим же контролем акт агрессии по отношению к одному…

— Все-все-все. Я поняла свои ошибки, Джоре! Признаю, перегнула палку! — перебивая, заявила девушка, даже представил, как она дурашливо подняла руки, мол, сдаюсь, — Но этот грязный скот оскорбил меня! Могу легко воспользоваться правом вызвать в Круг! И убить, а…

— Не можешь, — пусть и смягчившимся тоном, но сурово заявил сенсей, — И никто не может, только после истечения трех суток, проведенных им на Нинее. А он только с «установки». И раз признаешь, что перегнула палку, то компенсируй ему за причиненный вред здоровью и порчу одежды, а также оружия. А затем отправляешься прямиком до «конюшен», где панголина оставишь. Учитывая твои заслуги перед кланом, выношу тебе устное предупреждение. В следующий раз ответишь по полной. И где-то он тебя оскорбил, как умудрился, чем?

Мне тоже было очень интересно, учитывая, что я даже рта не открывал. Не отпускал, например, скабрезных шуток или не кидался, в отличие от мадамы, конскими яблоками с тротуара в нее, не демонстрировал гениталии… Как там? «Мимо тещиного дома я без шуток не хожу»[1]?

— Этот грязный скот похотливо смотрел! И взгляд такой мерзкий, раздевающий, будто ощупывал, а руки слизкие и холодные… Бррр…, — поспешила ответить центурион, — А еще в его взгляде читалось явное желание убить! Будто сквозь прицел разглядывал. Маньяк он! Да и всех смертников последнее время, по которым электрический стул плакал, сюда перебрасывают. И так грязные, урка на урке, еще и откровенных ублюдков сюда тащат! — замолчала, а я смог повернуть в их сторону голову.

У меня от таких слов даже боль на несколько секунд прошла, правда догнала потом и вернулась с новыми силами. С трудом удалось сдержать вой-стон.

Но вывод смог сделать правильный. Даже косой взгляд могут посчитать «оскорблением», вспомнился бородатый анекдот про «почему без кепки?». И еще, практически все слова наставника — по делу, а ведь он говорил о подобной форме оскорбления. Только тогда я слова, посчитал литературным приемом из раздела лирики.

— Но с одеждой и оружием я не согласна! — неожиданно заявила бандитка, — На нем тряпки были, последние бомжи в сравнении с той рванью одеваются у Виллиса!

— И-ри-я… — Саманта с теми же интонациями, что и до этого к Джоре, обратилась к девушке.

— Ирия, Ирия… — передразнила та, но направилась к своему бармаглоту.

Покопалась минуты три в переметных сумах, бурча что-то невнятное про не знающих свое место «грязных». Чем она там занималась — не рассмотрел. А слова, несмотря на суперслух, никакой информации не принесли. Ну, узнал о себе, что «чудак» на букву «м». Надо отдать должное, ругалась девушка виртуозно, собирала и плела кружева обесцененной лексики так, что если бы речь шла не обо мне, то хохотал бы в голос.

Вот она приблизилась. Нагнулась и воткнула в бедро знакомый шприц-тюбик. Даже сквозь режущую практически до слез вонь от плевка твари, сразу обдало каким-то незнакомым ароматом духов. Терпкий, и такой… такой… невероятный, в нем будто смешались и дерзость, и кротость, и холод льда, и жар пламени. Накрыло почти оргазмом, по мозгам, словно многотонный каток проехался. Туда-сюда, сюда-туда.

А Ирия, пусть и симпатичная девка, внезапно стала вдруг для меня самой желанной женщиной на планете. При этом, то было не животное — подмять под себя, срывая одежду, не обращая внимания на то, что ее рвешь. А некая безграничная нежность, с радостью выполнять все, что королева захочешь, начиная от завтрака в постель и заканчивая в последний и решительный с шашкой на танк.

— Ирия! Достаточно! — раздался властный голос Джоре, и наваждение практически сразу схлынуло.

Вновь мог себя контролировать.

Что это было?

Феромоны какие-то? Или нечто другое?

Но эта дрянь мозги вышибала напрочь, как тот звук дудочки Гамельнского крысолова, заставлял следовать за ним бездумно грызунов, так и тут.

Поражаясь собственной стойкости, а скорее бравируя перед красоткой, не издал ни единого звука во время действия заживляющего средства, хотя боль заставляла до хруста сжимать кулаки, а также зубы. Стискивал их, а думалось — не выдержат, сломаются. Но обошлось.

Еще минута. И будто не валялся на земле со сломанной челюстью, не бежала кровь из рассеченного лба. Только испарина на нем ледяная и все остатки одежды промокли от холодного пота. Сейчас хотелось одного, нет, не есть, а жрать. И настолько сильно, насколько только, что испытал наваждение от незнакомого аромата.

Мля!

Рядом со мной упал сверток.

— Ты молодец! Не пикнул! Держи, вместо твоей рвани, — усмехнулась Ирия, но похвалила, а мне от ее слов вдруг стало на душе тепло, — Свойства посмотри. И добрый совет, выкинь скорее свое шмотье, на которое попал плевок панголина, впитается в кожу, три или четыре дня будешь вонять, если мыться хорошо. А от простой слюны — душ и все пройдет.

Итак, что тут?

«Модернизуемый (максимум: B+) плащ «Хантер» (класс: редкий) производства мастерской «Никитина и Кожемяки». Предназначен, в первую очередь, для собирателей, занимающихся охотой в локациях до уровня «B». Надежная и практичная вещь, помогающая незаметно подкрадываться к дичи.

Параметры защиты:

— от физических атак + 50;

— от магических атак +25;

— от некро +65;

— от криополя +12;

— от химического +26;

— от воздействия окружающей среды (холод, жара и т. д.) +8;

Дополнительные свойства:

— незаметность +2;

— непромокаемый;

— безразмерность (для подгонки требуются любой малый энергетический кристалл);

— имеется возможность открыть два дополнительных параметра».

И тут же второе системное сообщение:

«Вы не можете привязать модернизируемый плащ «Хантер» (класс: редкий).

Для этого требуется выполнить следующие условия:

— магические способности 1, прогресс по шкале Стоунхенджа не менее 61 %

— сила 1, прогресс по шкале Стоунхенджа не менее 52 %;

— ловкость 1, прогресс по шкале Стоунхенджа не менее 52 %.

Справка: Помните, если Ваше оружие не привязано, то становится недоступным ряд большинства функций, как и использовать его может абсолютно любой человек (разумный). Существует опасность захвата и перехвата контроля сторонними лицами. Также без привязки невозможно модернизировать, улучшать и устанавливать дополнительные модули».

Мда… Вот так ходила на обед журавль к лисице, а затем те поменялись ролями. Не поменялось одно — близок локоток, да не укусишь.

Встал легко, опять сработал целебный препарат на двести процентов, казалось, сверну весь мир. Энергии море, не знал с чем сравнить, наркотики не употреблял, а раньше подобное испытывал только в детстве… И опять нереально яркие флешбеки. Настолько натуральные, что, казалось, сейчас мать ужинать позовет. Или скажет строго: «Ты уроки сделал?».

Избавляться нужно от синдрома Арни.

Мда.

Затем подобрал отнюдь не копье, а настоящую глефу с наконечником, как будто на него пошло лезвие от фалькаты, напоминая отчего-то бессмертного «Властелина Кольца» и долбанных эльфов. Ожидая подвоха, ничуть не удивился, когда сначала всплыли свойства: «Стандартная глефа «Кровопийца» (класс предмета: обычный) — хороший аргумент в умелых и не очень руках на начальных этапах развития. При привязке наносит дополнительный урон некротическим существам.

Атака — +42».

И привычное уже, «Вы не можете привязать» данное оружие. Требовалось двойка в характеристиках силы и ловкости, а с выносливостью — единичка. Ладно, когда-нибудь пригодится. Пока же, уверен, хватит и обычного набора собирателя, плюс трофеи с петовода крысана. А, если совсем будет плохо, то и без подобных процедур можно использовать данное оружие. Плюс сорок два — это офигенный аргумент.

— Ну, грязный, удовлетворен? — задала вопрос девушка состроив невинную гримаску, а в голосе сквозила озорная насмешка.

Я, будто занятый тем, что снимал с себя ветровку и джемпер, отправляя их в ближайшую урну, растянул молчание насколько мог. Еще и части своего сломанного привязанного копья подобрал. Специально злили Ирию. Скорее всего, думала, что я начну сейчас качать права, мол, снаряжение не по Сеньке и, не добившись никакого результата, буду посрамлен окончательно. Или, как вариант, было бы предложено, раз не удовлетворен — возвращай все.

Ну-ну!

— Вполне. И запомни, я — не грязный, я — черный! — выдохнул, будто выплюнул. Эта сука надо мной достаточно надсмехалась.

— Запомни накрепко! — взвилась та, — Заруби себе на носу! Нарисуй на руке крестик! Или на лбу! Пока ты, всего лишь мясо, мертвечина, какую по недоразумению пустили в нормальное общество! И ты практически не отличаешься от раба, ты даже не свободен в своих решениях! Тоже мне «черный»… Сказала бы какой ты в реальности… Делаешь, что прикажут. Боишься, как и всякий из вас боли от Плети, дрожишь, испытываешь постоянный не проходящий страх. И это правильно — бойся. Может, проживешь немного дольше. Я и «грязным» тебя назвала авансом. А ты… «черный»…, — передразнила вновь меня.

— Отличная дрожь, вон твоя ящерица до сих пор морщится. Как я вздрогнул? Нормально? — вклинился в паузу.

Действительно на морде пета броневые пластины находились в постоянном движении, сам он кашлял, будто поперхнулся. Как бы не сдохла скотина земноводная потом вдруг придется ущерб возмещать.

— Повезло, он бы давно тебя сожрал, это я держу его на поводке… Хочешь отпущу?

— Вот уж спасибо, — ернически ответил ей.

— Так вот, повторюсь. Запомни, чтобы называться хотя бы «черным», это надо заслужить, выгрызть, как и любое свое право, и на имя тоже! — неугомонная какая, выбешивала эта девушка меня своим менторским тоном.

Учительница, мля!

Той же до моих эмоций было, ровно столько же дела, сколько до мух на Марсе, то есть абсолютно никакого. Она продолжала лекцию, видимо, взгромоздившись на своего любимого конька.

— Заставить всех считаться с собой, применяя для этого данные тебе Богам, если веришь, или богами этого мира таланты, не ждать, что кто-то добрый все даст только по праву рождения на свет гомо сапиенсом. Не дождешься! Привыкли, посиживать на диванчике и ждать манны с небес «потомучта я етого достоинь» и вся аргументация, — сплюнула в сторону, — Поэтому брать нужно все самому! — а в голосе сталь, едва сдерживаемая ярость. И воздух с ненавистью сжала, стиснула руками, показывая, как «брать». Но затем вдруг тон Ирии смягчился, — Хотя, учитывая твой, скажем мягко… «геройский» задор, умудрится ткнуть копьем боевого панголина в ворск… И живым остаться. Скажешь, скажешь, еще мне спасибо! И уж если ты такой весь дерзкий, докажи! И клянусь, через Систему, если ты войдешь по клановому рейту в первые сто тысяч за год и за тот же год расплатишься с «Севером», то я лично, возьму обеих своих жен, и мы устроим тебе такую ночь…

— Мечтать не вредно, — перебил на автомате, потирая скулу. Надо же, не болела абсолютно.

Девушка заливисто рассмеялась, теперь становилось понятным изречение, «будто колокольчики зазвенели». Да так весело и непринужденно у нее все вышло, без всякой натуги и фальши, что ярость куда-то испарилась, и захотелось улыбнуться.

Но кто-то злой и циничный внутри, скривив губы в презрительной усмешке, помянул магию и ее мать. Но в первую очередь эта ухмылка предназначалась тому наносному «мне». Сопливому, с влажным носом, маленькому и пушистому щенку, весело виляющему хвостиком и радостно ластящемуся к любому, кто его погладил, сказал доброе слово. Забыв о том, что еще каких-то пять минут назад летел от пинка того же человека. И тогда было больно.

Очень.

Беззащитная, бессловесная, милая тварюшка…

Нет, внутренний «я», постепенно выбираясь из кучи шлака приличий и государственных законов, той цивилизационной грязи правил и «общечеловеческого» мусора, под которым его и погребли, не был злодеем. Отнюдь. Он не требовал нарушать даже Заповеди. Так, по его скоромному мнению, абсолютно всех врагов следовало прощать. С небольшим уточнением, мертвых врагов…

[1] «Частушки» Сектор Газа

6

— Вот, что с тобой не так? — сверлил подозрительным взглядом меня Джоре, морщась от смрада и ничуть не скрывая брезгливой мины.

Да, я избавился от ветровки и джемпера, амбре сразу стало менее густым, но, один дьявол, отвратительный дух с легкими порывами прохладного ветра забивал ноздри так — комок к горлу подступал. И если бы имелось хоть что-то в желудке, то оно оказалось бы на мостовой в ту же секунду. А ведь ел совсем недавно, достаточно плотно ел. Впрок.

Живот вновь мощно заурчал. Инопланетная лечебная химия, мать ее, от энергии распирало, и чувство — «всех порву, один останусь!» доминировало над остальными. Но жрать, как же хотелось жрать! И картины перед глазами гастрономические замелькали: вот ряд колбас, одуряюще пахнущих, а рядом еще горячий белый и черный хлеб. Висящие источающие сводящим с ума ароматом копченые окорока. Сейчас даже ненавистных кур гриль и такую же пиццу на заказ проглотил бы и не подавился. А здоровенных вареных раков на блюде, поданных с зеленью умял бы вместе с хитином. В кассу, а точнее «в топку», пришлось бы замороженное сырое мясо. Отрезать его тонкими ломтиками, солить перчить, млеть, от таяния его во рту и… Пришлось даже сглотнуть слюну, которой едва не захлебнулся.

— То есть? — чуть поежившись от холода, непонимающе уставился на учителя. Про что он говорил? Все прослушал.

— Смотри, вас восемь человек, — потряс почему-то растопыренной пятерней и повторил по слогам — Во-семь! До этого было двадцать два. Ни в одного комбатанта Бромгексин не метнул ящик, — легонько пнул по индивидуальному контейнеру сенсей, — Только в тебя. Я ведь все видел! Пойдем дальше, опять неадекватное поведение подопечных Каргуза, который их хорошо дрессирует и будет сейчас еще лучше. Но это не суть, исключая один момент — «благодарности» в твой адрес за выволочку, увеличение нагрузок и потерю имущества, где-то по моим прикидкам на двести тысяч. Осознал перспективы? Так вот, эти бандиты, увидев, кто сопровождает группу, должны были сидеть тихо, не отсвечивать и искать для шуток других жертв. Но… Но поступили иначе. Мозги отключились? И опять, из почти десятка человек выбрали твою кандидатуру. Не странно? У тебя характеристики, типа «пни меня» не имеется?

Я помотал отрицательно головой, а сам украдкой отрыл меню. Нет, ничего лишнего, только сила, ловкость и выносливость, ну и филин. Джоре, будто собираясь с мыслями, продолжил устное «расследование». И тон под стать участковому. Приходил как-то о драке во дворе расспрашивал. Въедливо так. Сука!

— При этом, получив отлуп, крысан под управлением одного из этих дебилов, вступает в смертельную… понимаешь, смертельную схватку! При обычных обстоятельствах в девяноста девяти случаях из ста животное бы отозвали или оно бы сбежало. После героической смерти пета, придурки вместо того, чтобы исчезнуть, попытались еще и права качать. Я нигде ничего не перепутал? — что тут скажешь, пока все вроде бы сходилось, кивнул, а наставник продолжил. Про подслушанный разговор отморозков и их беспечность, когда они не посмотрели на кого нападать решились, умолчал. Без всяких угрызений совести. Мало ли… да и не стоило говорить про такой козырь — улучшившийся на порядок слух, — Теперь дальше. Знакомы мы с Ирией около трех местных лет, она одна из самых адекватных девок в Норд-Сити, ее отношение к «грязным» обычно приемлемое. Спуску не дает, но и не зверствует.

— «Приемлемое»? «Не зверствует»? — перебил я, не сдержавшись, — Боюсь тогда представить…

— Даже отличное! — не стал слушать Джоре, — Никого она еще из вашей братии не прикончила. За четыре года, земных, понятно. А это о чем-то говорит, тут у каждого Чистого или Серого за спиной кладбище «грязных», — задумался, видимо вспоминая полностью биографию наездницы, чуть поправился, — По крайней мере, за раздевающий, ощупывающий или просто косой взгляд Ирия точно не убивала. При этом, заметь, она может в любой момент легко грохнуть любого из черных. И ничего ей за это не будет, в самом плохом случае небольшим штрафом отделается. Однако стоило увидеть нашего Стафа, как холодную валькирию срывает с нарезок, ведет себя, не как сестра Вьюги, а как Гарма! — видя мое непонимания, пояснил, — Есть такой влиятельный бабский клан один из Великой пятерки, «Север» круче, но с девками тоже считаются. Там мужики в большей части либо живые фалоимитаторы, либо рабы. Слова голоса не имеют… Проверь, нет ли характеристики «плюнь в меня»? А раз нет, то возникает вопрос: почему, мать его так, только ты будишь в окружающих агрессию? И что с тобой не так?

— Я-то откуда знаю! — от возмущения даже кулаки сжились. А еще начал злиться. Достали, шакалы! — Типа мне самому интересно все попробовать? Например, это дерьмо нюхать? Ага! Еще что? Всю жизнь мечтал оказаться на чужой планете и с крысой-переростком на кулачках сойтись! Ты гонишь?

— Гонят го…, — проглотил окончание наставник, но добавил с некой наставительностью в голосе, — По трубам. Странно это все, очень и очень странно.

Помолчав, извлек из кармана восьмигранный кристалл, длиной около десяти сантиметров. Оба его конца были заключены в исписанные какими-то кабалистическими символами полусферы. Одна из желтого металла, вторая из белого. Золото и платина? Внутри, словно дикое животное, попавшее в неволю, бился в прозрачные стенки красный огонек.

— Скажи, сколько ты находишься на Нинее?

— Откуда я знаю? — ответил вопросом на вопрос под требовательным взглядом, — В себя пришел сегодня, минут за десять — пятнадцать до нашей с тобой встречи. У докторов, — подумалось, какие они врачи? Сучьи лепилы! Вивисекторы, — Что оказался на другой планете узнал от тебя.

Я совершенно не понимал подоплеку происходящего, к чему клонил Джоре. Зачем задавал дурацкие вопросы, ответы на которые были ему известны лучше, чем мне? Тот смотрел на кристалл, беззвучно шевелил губами, через какое-то время кивнул сам себе.

— Хорошо. На вот, возьми, — на моей ладони оказалось кольцо-печатка и нарукавная нашивка на липучке, учитель продолжал командовать, — Наши опознавательные знаки. Рассказывают всем, что кто за тебя отвечает. Перстень подойдет на любой палец — размер настроится сам, а шеврон на плечо нацепишь, на левое. И, надеюсь, доберемся до Вилли без всяких приключений.

— Ясно, — рассматривая «подарки» ответил я.

Печатка с изображением волчьей лапы: «Кольцо-идентификатор (временный владелец собиратель Стаф). Носящий данное украшение человек находится под защитой группировки «Снежные волки»» — всплыло пояснение перед глазами. Шеврон с таким же рисунком белого цвета сопровождала точно такая же короткая надпись. Сподобились, выдали. Но почему именно сейчас, а не во время инструктажа? Уверен, если бы на нас имелись подобные опознавательные знаки, то спокойно и без лишних приключений добрались до гостиницы. Конечно, подобные соображения я озвучивать не стал, но пока учитель не отошел к основной группе, спросил:

— Джоре, а далеко до постоялого двора? Есть хочется после лекарств, скоро и человечиной не побрезгую.

— Потерпи. Минут пять-десять, там сможешь заказать еду в номер. Потому что в таком виде тебя в общий зал не пустят, а пока отмываешься — с голодухи сдохнешь. Или учудишь еще что-нибудь.

Не стал поправлять и вносить ясность, что ничего я не «чудил». Даже рта нигде не раскрывал.

…Постоялый двор «У Резвого Вилли» оказался трехэтажным длинным строением из дикого камня. Высокая черепичная крыша с окнами подразумевала наличие мансарды, а с десяток широких дымовых труб — печное отопление, водостоки вроде бы современные пластиковые, но вписывались в общий архитектурный ансамбль. Присутствовал и цокольный этаж, на возведение стен коего пошли огромные, можно сказать монументальные, валуны.

Обширный двор скрывался за высоким забором из коричневого кирпича, не менее трех с половиной метров в высоту. Еще минимум сантиметров шестьдесят добавляли кованые навершия в виде пик, расположенных на расстоянии около двадцати сантиметров и соединенных между собой завитками-вензелями, концы которых тоже были заострены.

Сразу вспомнился рассказ Джоре про местную достопримечательность — Провал, а также переодически лезущих из него монстров. И возникал вполне справедливый вопрос. Что это? Любовь к «прекрасному» владельца заведения или необходимая предосторожность ввиду близости рассадника монстров?

Я внимательно наблюдал, как в распахнутые створки огромных ворот заезжали дилижансы, фургоны, телеги и подводы. Тащили самый разнообразный груз: и дрова, и сено, и какие-то мешки. Нередко встречались одиночки верхом, некоторые спешившись, заводили животных под уздцы, другие вели их под вьюками. Видимо, имелась при заведении еще и «конюшня».

Отчего постоялый двор не назвали по-обычному — «гостиница», для меня оставалось тайной за семью печатями. Но, как говорилось, в старой русской поговорке: «хозяин-барин». Он-то и встретил нас возле входной двери, не уступавшей крепостным воротам. Да и сам владелец скорее напоминал разбойника с большой дороги, чем мирного владельца тихой гавани.

Багрово-красный косой шрам на лице, начинавшийся от правой лобной доли, спускался вниз, пересекал бровь, пропахивал щеку, а затем терялся в пышных усищах. Крючковатый нос и бегающие глаза, прятавшиеся под кустистыми бровями, дополняли картину. Сам мужчина — высокий пузатый, как будто заглотил минимум кегу с пивом. Белый фартук смотрелся на животе неуместно, здесь скорее подошел бы палаческий кожаный. Непомерно длинные мускулистые руки рассказывали об изрядной силе дядьки. Тот приветственно кивнул наставникам, Джоре проигнорировал, уставившись куда-то в сторону, а девушка ответила взаимностью, обернулась к нам и сказала:

— Все, передаем вас в руки Вилли, дальше разберетесь. Через полтора часа будем ждать в кафе на первом этаже. Не забывайте, в рейд идем на двенадцать — четырнадцать часов, поэтому советую подготовиться соответственно. И не опаздывайте, — развернулась на каблуках на месте и вместе с сенсеем они зашагали в обратном направлении.

То, что никаких предупреждений в духе — «иначе вам будет больно» не произносилось, не говорило ни о чем. К настоящему моменту каждый распоследний дурак понял — задержка могла грозить не только Плетью. Никто точно не знал об арсенале средств воздействия, имеющимся у наставников. Их же власть над нами может и имела какие-то ограничения, но пока они были величиной неизвестной. Данный фактор заставлял сто раз подумать, прежде чем что-то сделать или что-то сказать вслух.

Дядька тем временем задумчиво потеребил правый ус, потом важно подбоченился, обвел нашу компанию суровым взором и начал вещать густым басом:

— Итак, довожу до каждого и каждой основные правила общежития, чтобы не было затем вопросов и всяких детских отмазочек: «а я не знал», — последние слова он постарался произнести нарочито пискляво и гундосо, получилось, честно говоря, не очень, — Остальное узнаете из Памятки, которая имеется в каждом номере.

Он замолчал, я тем временем закурил, Вилли же и до этого удостаивал меня отнюдь не дружелюбным взглядом, досадливо морщась, ну да, не фиалками от меня разило, не фиалками. А сейчас состроил совсем презрительную мину:

— Только первый и последний раз я запускаю в заведение через центральный вход в таком непотребном виде, хотя… — указал он на меня коротким толстым пальцем, напоминающем сардельку, а мне захотелось воткнуть в жирное пузо копье. Провернуть, наматывая на наконечник кишки, распарывая их, чтобы сдох наверняка! Даже глаза пришлось закрыть на секунду, лишь миг отделял от поступка, о котором наверняка потом бы пожалел. Впрочем, скорее всего, у падлы защита в потолок, вот и бравировал, — Проведут через задний вход! И ближе для тебя, и быстрее. Давай, не щерься. Сейчас многие обедают, сам знаешь, что от тебя несет — ни одному помойному ведру не снилось. Да, я понимаю, вы — собиратели, и часто будете грязные, хуже свиней. Но это не повод вызывать рвотные позывы у других постояльцев и посетителей. И в следующий раз, если извазякайтесь, сразу направляетесь к запасному входу, туда попадаете через вон те ворота, а дальше — разберетесь. Не дети и указатели имеются. Но самое лучшее — это, конечно, приобрести соответствующий амулет. Стирка после его использования все равно потребуется, но самую основную грязь он с вас собьет, как и любые посторонние запахи отшибает. Тогда и на людей похожи станете. Цена вопроса три тысячи марок, а заряжать можно самостоятельно. Есть в продаже на кассе, кому нужно может прикупить. Стаф?

Опять хомячина-метрдотель уставился немигающе на меня, мол, чего ждешь? И выражение такое, будто добрый самаритянин рассматривал таракана, перед тем как опустить сверху тяжелый тапок. Я промолчал и лишь отрицательно мотнул головой. При всем желании приобрести такую нужную вещь денег не хватало. Не дождавшись от остальной группы восторженных воскликов, мол, заверните две, тот вернулся к просветительской работе. А я испытал несвойственное мне мелочное злорадство, вызванный самим фактом, что страждущих приобрести предложенный ценный девайс не нашлось.

— Все вы, — обвел он группу пальцем, — Ежедневно может взять готовой еды на тридцать три марки. В перечень могут входить: салаты, первое и второе блюдо, хлеб, сдоба, фрукты и овощи, а также различные копчености и соленья, пироги и торты, пиццы и гамбургеры, конфеты, шоколад… — при перечислении яств, желудок издал урчание, сходное с рычанием тигра, заставив всю группу повернуть головы в мою сторону. На лицах «товарищей» раздражение со злостью, и только брюнеточка смотрела с каким-то умилением. Ути-путечки, лапочка. Вилли внимания не обратил, а кашлянул, овладевая вновь вниманием аудитории, — То есть, доступно все, что может предложить наша кухня. Из не продуктовых товаров: сигареты, спички, зажигалки. При этом, каждый день, ровно в ноль-ноль часов снимается указанная сумма, а приобрели вы что-то или голодовку объявили — плевать. Сутки — минус тридцать три. Еще, зарубите себе на носу, спиртное, кальян, еда сверх установленного лимита — за свой счет. Зона для курящих в общем зале обозначена, вне ее пределов предаваться низменным страстям запрещено. Строго! Штраф в первый раз — двести марок. Однако, она для вас доступна только тогда, когда имеются свободные места. Или придется доплачивать за столик. Если в заведении все забито, то обедайте в номере. Употребление любых наркотиков в общем зале — не потерплю! Выкину ко всем чертям сразу же! И из заведения тоже.

— Не хотите ли вы сказать, что в комнате можно нюхать или курить траву? — это отчего-то уже Бара-Бека заинтересовали дурманящие средства.

И чего им неймется? Вроде бы еще Никодим все пояснил доступно.

— Кури хоть «дурочка»! Хоть сколись и сдохни от передоза! А лучше понюхай «Черной вдовы». Закопают. Но скорее всего, скормят бойцовским зомби. Имущество и кристалл с вас — наставникам. Мне за беспокойство оставшиеся средства со счета, ну и по мелочи. Я только приветствую подобные начинания. Кстати, вся линейка разрешенных наркотиков имеется в продаже.

— А есть и запрещенные? — толстяк проявил нездоровый интерес и глаза его поблескивать стали. Вожделенно? Выходило, что система правосудия с Земли насчет него не ошиблась?

— Есть, — сказал, как отрезал владелец, — Кому особо интересно, весь магонет под крылом самолета. Найдете, прочитаете, посмотрите. Я — не справочная, и говорю только о реально важных вещах. Далее, по поведению — в каждом номере есть памятка. Специально для подобного вам дикого контингента. Настоятельно советую изучить. Если возникнут какие-то проблемы, то оправдания и прочие отмазки, как говорил уже, — не пройдут. Таким образом, «незнание законов не освобождает от ответственности», — менторским тоном процитировал он прописную истину из старого мира, — Например, за порчу мебели, хоть осознанную, хоть неосознанную взимается штраф в десятикратном размере от стоимости.

Помолчал.

— Скажи, Вилли, — влез на этот раз я, отчего рожа пациента пошла красными пятнами, сам он надулся, того и гляди лопнет.

— Обращаться ко мне на «вы»! — рявкнул грозно.

Странный тип, не далее чем минуту назад он мне «тыкал». А вежливость эта такая штука, обоюдная, я бы сказал.

— Это право надо еще заслужить! — ввернул фразочку Ирии с презрительной важностью.

А в голове один вопрос: что я мелю? Зачем нарываюсь? Куда лезу?

Еще полминуты носорожьего пыхтения, белизны костяшек на моих руках, сжимающих глефу. И повторение про себя дарящих уверенность слов: «атака плюс сорок два… атака плюс сорок два…». А еще перед глазами кровь льющаяся на мостовую и вывалившиеся кишки оппонента. И отчего-то красные-красные пятна на белоснежном фарктуке.

— Ладно, проехали, — неожиданно сдался хозяин, не став обострять ситуацию, но улыбнулся донельзя гнусно, — Чего хотел-то?

— Получается, если прикинуть по долговому обязательству, снять комнату на сутки стоит шестьдесят шесть марок? — постарался проговорить эту фразу спокойно, чтобы голос не дрогнул. А мог. В моем адреналине крови не обнаружено, даже пальцы чуть подрагивать начали.

— Нет. Зависит от сезона и других обстоятельств. Спрос определяет предложение. Железный закон экономики, — назидательно поднял торгаш указательный палец. Ну-ну, большинство так думало в дикие девяностые, оказалось «не все так однозначно», мужик же продолжил вещать полную ерунду, — Как и «невидимая рука рынка» ставит ценники. В обычное время в среднем сто двадцать — сто сорок. За стандартный номер. Предвосхищая вопросы: «а почему нам в полцены?», часть стоимости внес дом Морозовых — один из столпов клана, взявший вас под негласное шефство. И заметьте, без всяких дополнительных обременений для новичков. Я ответил на твой вопрос?

— Да, — кивнул, добавил, — Спасибо.

Тот вернул мне жест, но в глазах слегка притушенная ярость. Злопамятный, собака. Нанес урон его авторитету? И в Круг не вызовешь. Мда. Отольются мне кошкины слезки.

Но больше занимали другие заботы, чем чье-то рухнувшее ЧСВ. Выходило, не считая долга Северу, через тридцать дней требовалось зарабатывать минимум двести марок, чтобы поесть один раз и иметь крышу над головой. Это я еще продуктовую пайку не видел. И надо было сразу считать, что один раз питаться в двое земных суток… Много не наработаешь. Ноги бы не протянуть.

Тем временем Вилли повысил голос:

— Надя, Ксюша — проводите новичков, распределите на ваше усмотрение! Манька, берешь шефство над ним! Как раз его номер восьмой! Проведешь через черный вход, — скомандовал тот появившимся на крыльце трем девицам, ткнув в меня вновь пальцем. Выросту большой, сломаю нахрен!

Мадамы имели одинаковые стати и даже лица чем-то походили. Моя провожатая, румяная разбитного вида девица лет двадцати пяти — кровь с молоком. Грудь, наверное, пятого размера и пухлые губы бантиком, но привлекали они внимание не так, как синие-синие глаза-блюдца на пол лица. Глупые-глупые. Не щенячьи — коровьи. И в них то и дело нет-нет и проскальзывал некий бл… пусть будет «блудливый» огонек.

— Алексей Иваныч, ну почему яяя? — протянула та почти плачущим голосом, и захлопала невинно густыми ресницами.

— Разговорчики! — отрезал хозяин отеля, не смягчившись, и отвернулся от нашей группы, заканчивая надоевший ему разговор.

Смотрел вдаль, явно ожидая прибытия какой-то важной персоны, не зря же лично вышел встречать. С нами получилось разобраться попутно. С другой стороны, рылом мы не вышли, чтобы хозяин заведения ручкался с каждым.

Пока я размышлял, деваха обернулась, смерила вновь презрительным взглядом:

— Давай за мной, только шага на два отстань. Воняет от тебя — жесть, — без обиняков и комплексов заявила, показывая мимикой недовольство. И не дожидаясь ответа, усиленно виляя огромной плотной задницей, упакованной в синие джинсы, зашагала к воротам.

Рассмотрел вблизи створки, толщина стальных листов внушала, как и уголков. При закрытии не оставалось щелей, а снизу могло пробраться существо вряд ли больше средней земной дворняги. Если еще и подворотню поставить, то мышь не проникла бы. Такой подход к обеспечению безопасности окончательно убедил меня в том, что все укрепления возведены не «для красоты». Учитывая сформировавшееся мнение о Вилли, как о скупом рачительном хозяине, зря он на фортификацию вряд ли стал бы тратиться. «Невидимая рука рынка», похоже, посодействовала. Следовательно, имелись все основания кого-то опасаться. Видимо Джоре не рассказал всего о Прорывах. С другой стороны, все это могло быть либо наследием прошлого, поддерживаемое на всякий случай в рабочем состоянии, либо заслоном от каких-то неизвестных мне угроз. Как задрала этак terra incognita, мать его за ногу!

Казалось бы, несущественная деталь, но в будущем возможно именно это небольшое «открытие» поможет спасти жизнь. Мою жизнь. И вдруг пришло не просто понимание, а осознание того, что выживание здесь сплошь состояло из вот таких, казалось бы пустяков. Тут проморгал, там не обратил внимания, здесь не остерегся, и выносите готового, зомби всегда кушать хотели.

Тем временем мы с девушкой проследовали по широкой дорожке из природного камня, по обеим сторонам которой на клумбах росли на кустах высотой мне по пояс какие-то незнакомые темно-фиолетовые цветы. Пахли ли они, неизвестно. Потому что с каждой минутой вонь от слюней поганого ящера становилась гуще.

Оказались на довольно ухоженном крыльце черного входа. Он, если убрать из уравнения помпезность главного, практически ничем от него не отличался. И никакой отвалившейся штукатурки, облезшей краски и прочего непотребства, которое обычно обнаруживается, едва только ты заглянешь за фасад. От флешбека с чтением в глубоком детстве «Трех мушкетеров» удалось избавиться почти сразу, это вспомнился Портос с его перевязью. Нет, обстановка на пять с плюсом. Вилли хоть и явная паскуда, но в хозяйственности ему не откажешь.

Шагнули в дверь и очутились в начале длинного широкого коридора с многочисленными номерами по обе стороны. Мягкий свет магических светильников под потолком чуть бликовал на вполне современном белом пластике, которым зашили стены. Провожатая уверенно вела вперед, доведя до лестницы, которая располагалась справа и вела только вниз.

Если судить по длине первого этажа, то цокольный разделили пополам перегородкой. «Служебные помещения. Посторонним вход воспрещен!» — сурово гласила выполненная прямо ней аршинными буквами надпись, которая легко читалась даже отсюда.

Мы вновь свернули направо.

— И не испачкай тут ничего! Потом мыть…, — заявила с раздражением Манька, которой до сего момента было плевать на чистоту стен, видимо здесь находилась исключительно ее зона ответственности. Меня же обуяла веселая злость, требующая выхода.

— Слушай, у вас среди персонала несчастные случаи бывали? — вспомнилась бессмертная комедия Гайдая.

— Нет, а что? — заинтересованно обернулась та, и не дав вставить слово продолжила задумчиво, отчего на низком лбе собрались морщины, — Хотя… Нет, нет среди персонала точно не бывало! А вот клиенты, те дааа… дааа… Отъезжали. Бывало… — девушка даже остановилась. Видимо идти и думать — это уже университетский уровень для нее, говорить при этом — кандидатский. Но… Сказанула она здорово, вот и думай, это контршутка такая или как в поговорке: простота — хуже воровства? Та продолжила, — В твоем номере, только на моей памяти, а я работаю у Иваныча уже два года, шестеро умерло. Мгм… Не веришь? — подозрительно глянула, но не видя насмешки или других пантомим, ставящих под сомнение сказанное, задумалась, — Нет… Вру, четверо. Да, да, всего четверо, — покивала сама себе и утверждающе помотала указательным пальцем.

Нихрена себе — «всего»!

Вот здесь мороз от паха стал подниматься по животу к горлу. Полз он медленно. И яйца заледенели так, тронь — зазвенят бубенцами.

Млин, неужели опять попал? Джоре пересмотрел планы, решил гасить «бойцовского пса»? Но учитель в сторону не отводил Вилли, ни о чем с ним не переговаривался, не предупреждал… Вот же голова — два уха, стал дурнее паровоза, зачем ему это? Туплю! Почта есть и можно любому пользователю письмо накатать, даже не имея доступа к местному аналогу Сети. Уверен, что в Магонете имеются и всякие мессенджеры.

— Хочешь заработать сто марок? — вкрадчиво спросил девушку.

— А кто не хочет? — мадама заинтересовалась настолько, что опять затормозила так резко, едва в ее спину не впечатался. Ожидал возмущенное: «не прикасайся!», но та лишь провернулась и оценивающе посмотрела, не вру ли?

Действительно деньги, как и во времена Тита, сразу отбивали все неприятные ароматы от того, кто их мог дать, или отключали обоняние у берущего.

— Только ты не шутишь случаем?

— Какие могут быть шутки?! Все серьезно! — наигранно возмутился я, и даже для внушительности головой отрицательно помотал, — А как умерли-то ваши постояльцы? В моей комнате, например? Если расскажешь подробно, то получишь ровно сто марок, — пинком отправил жабу в тот угол, из которого она выбралась.

Сдохнет ведь, падла, вместе со мной, точно сдохнет, но нет — «денег жаль»! Мало их, так мало — плакать хотелось, назидательно мысленно произнес: жадность — грех!

— Эт я могу! — с победным довольствием улыбнулась Манька. Еще бы, оказалось, дело-то простое, знай себе языком мели.

Из сбивчивой, я бы сказал, скачущей блохой под ЛСД с одного на другое речи провожатой, удалось вычленить следующее. Троих умерших обнаружили в душевой комнате, причину смерти никто не устанавливал. Точнее, следственные мероприятия не проводились. О них деваха сообщила много интересного, часто не укладывающегося в голове. Например, существовали некроманты, возвращающие к подобию жизни жертву, от которой узнавали подноготную: кто убил, зачем и почему. Имелись всякие колдуны и медиумы, нюхачи и другие деятели, устанавливающие истину. Но работали все за деньги.

— И кто ж на них раскошеливаться-то будет? Тот же Яков-Могильщик меньше чем за сто тысяч из дома не выходит! — посмотрела деваха на меня после вопроса, «а почему их не привлекали», с таким видом, будто хотела измерить температуру, — Там ведь сразу все понятно — сбой магоинтерфейса! Много таких случаев, много… Запомнился один. Здоровенный мужик поступил к нам, на медведя был чем-то похож, красивый такой… Во сне преставился. Пришел, как ты уставший, прилег на кровать. И все. Через два часа нашли. Я нашла. Лежит, как живой, полеживает, только не дышит, сердешный. Не сразу поняла, будить пыталась. А потом пульс пощупала… Готов! Тоже сбой. Не знаю, какие они были люди, да и никто, наверное, не знал. Ведь еще даже в экстерналку не выбирались, себя не показали. Перед первым выходом схлопнулись. Мы пришли!

Многое, многое удалось выяснить.

Если девица, конечно, лапшу на уши не вешала. Могла? Да, легко. Сейчас про себя хохотала, как она очередного доморощенного остряка урезонила. После ее «политинформации», тот теперь спать спокойно не сможет и начнет подпрыгивать от каждого шороха. Денежка еще капнет. Лошара!

Плохо? Для новичка — однозначно «да». Для Маньки — «нет». Образ же наивной дурочки помогал в таких вопросах — никто всерьез не воспринимал, соответственно, обращал внимания столько же, сколько на мебель. Итоги, та же сотня в кармане, а еще можно подслушать нечто важное. Как вариант, как вариант…

Но, если все же она сказала правду, то возникала следующая ситуация. Чаще всего «сбои» со смертельным исходом случались у тех, кто не успел выйти за пределы Купола. То есть, у самых-самых зеленых новичков. Наставники нередко в рейд уходили без них, а затем обнаруживали мертвецов. О каком-то злодействе вроде бы речи не шло. Вещи в сундуках оказывались нетронутыми. Но особых ценностей там и не имелось. Кристалл? Так он через полчаса исчезал из нашей реальности… А не они ли имели высшую ценность? И какую роль в этом играл выход в экстерналку? Вопросы, вопросы. Пока без ответа. Главное, я по всем параметрам вписывался в категорию «жертвы».

Впрочем, промелькнувшие за миг мысли не вызвали паники. Предупрежден, значит, вооружен. Но и лишнего оптимизма не имелось, необходимо было как можно скорее делать свои дела: мыться, переодеваться, готовиться в рейд и на выход. Еще успокоительное вколоть.

Задав несколько уточняющих вопросов, без всякого сожаления расстался с обещанной суммой. Манька до сего момента выглядела настороженной и на лице написана одна мысль: «а не обманет ли?», после получения денег расслабилась, заулыбалась.

И, вручив обыкновенный ключ, отворила передо мной вполне себе стандартную гостиничную дверь, отделанную шпоном под светлый орех с круглой ручкой. Только под ним оказался, не как я предполагал, пластик, а сталь. Присутствовала мощная задвижка изнутри.

— Специально, если в мертвяка перекинешься, то выйти не сможешь. Они ведь туупыыые, — прокомментировала деваха.

Я оказался на пороге почти квадратного помещения приблизительно пять метров в длину и четыре в ширину. Высокий потолок, под которым горела магическая лампа. Включалась она, как обычная, электрическая.

— Комната твоя больше по размерам, чем у других новичков-бесплатников, так как угловая. И окна целых два!

— Не царские это палаты, не царские, — произнес тихо, не ответив на последовавший вопрос от Маньки: «что ты сказал?».

Но я кривил душой. В принципе обстановка, мне понравилась. Даже уютно. Если не воспоминать о четверых мертвецах и возможной отправке на тот свет вслед за ними.

В противоположной стене слева длинное и узкое окно практически под самым потолком. На нем решетка на петлях, жалюзи вместо штор. Такое же точно располагалось перпендикулярно.

В этом же углу нашел свое место обычный вполне земной письменный стол с двумя тумбочками и шестью выдвижными ящиками. Над ним книжная полка, практически до самого потолка. Здесь и лежала пресловутая «Памятка Постояльца» — брошюра страниц на тридцать. Имелся и офисный стул без подлокотников. Учитывая светлые обои с невнятным узором — никаких особых различий с дизайном земных помещений подобного толка не наблюдалось. Хотя… Стойка под оружие за большим шкафом, крестовина под доспехи не вписывались в обстановку современности и хай-тека.

Практически по центру комнаты у левой стены чугунная печка на вычурных ножках с прозрачной дверцей и с круглой трубой, колено которой почти под потолком уходило в стену. Рядом с очагом специальная подставка под дрова с двумя десятками небольших поленьев, сложенных аккуратно. Над ними на стене висела кочерга и лопатка.

Часть жизненного пространства была отдана на откуп закутку с санузлом, что располагался в противоположном от входа правом углу. Внутрь вела купейная дверь со стороны стола. Обстановка уборной замечательная. Небольшая душевая кабина, крохотная раковина с зеркалом и полкой над ним, унитаз. Несколько пустых крючков под полотенца. А так, даже мыла не имелось. Права была Саманта, говоря о таких неудобствах. Несмотря на то, что с непривычки разворачиваться приходилось с трудом. Все равно радовался — отдельное, не общее. Всю глубину поймет тот, кому возле туалета с утра в очереди стоять приходилось.

— Тебе еще что-нибудь нужно? — спросила горничная.

— Постирать надо вещи. Нет, не эти, — перехватил взгляд Маньки, направленный на рвань, — Подготовлю через пять — десять минут, но, чтобы через полчаса они были уже у меня. И сапоги. Выход скоро в экстерналку. Что на мне — все выбросить. Еще, можешь еды принести? Бутербродов сварганить, пирогов каких зацепить и чай с сахаром, всего побольше?

— Сама уже нет, Иваныч вызывает, но Надьку к тебе пришлю. Десять марок за постирушки, и через пятнадцать минут все у тебя будет блестеть и пахнуть, пока не занята прачечная, и пятерку за сапоги. Мастер у нас отменный, и работой не нагрузили. Еда в номер — Надьке полмарки! Больше не давай! Ну и за то, что притащит, конечно. Посуду, главное, не разбей. Цены — заряжены! — наставление было выдано заботливым тоном.

— Годится!

— Тогда минут через десять зайдет с перекусом. В душевой мешки под мусор имеются, в один грязное покидай, в другой — для стирки, в третий — сапоги брось. И не стесняйся особо, даже голый будешь — все нормально, она и не такое видела, я тоже, — похвастала девушка, — Только этой дуре поясни все. Тупааяя. Может перепутать.

В общем, несмотря на холодную встречу, расстались мы, если не лучшими друзьями, то заинтересованными друг в друге товарищами. Взаимовыгодное сотрудничество организовалось. На пороге Манька обернулась и, чуть помявшись, сообщила:

— Короче… Ты это, если что-то еще будет нужно узнать там или помощь какая потребуется, обращайся только ко мне! Ник в сети — Миллариэль! Кинешь письмецо. Все расскажу, как есть! Я больше всех тут знаю, так как работаю дольше! А Ксюшке и Надьке — не верь! И Лильке тоже! Те еще стервозы, перекати-поле! Одни деньги на уме. Врут, как дышат, еще и Иванычу все докладывают, стукачки! Кстати, отмоешься когда, с виду ты вроде бы ничего, мы и другие услуги оказываем, ну ты понял, да? Постоянным клиентам скидка. Это сообщаю, потому что сразу поняла — понимающий ты человек, достойный, — по блеску в глазах становилось понятно, какого плана эти «услуги», а последние слова в фразе она подбирала очень долго, — Тьфу ты, совсем забыла, вещи готовить будешь, из карманов все выкладывай сразу, ответственности за пропажу никто не несет…

Девушка исчезла, а я почти минуту продолжал стоять на одном месте, размышляя, если мне приготовили «теплую» встречу, то откуда ждать привета? И кто меня атакует?

Откровенно говоря, было страшно. Очень. Особенно пугала неизвестность. Сейчас хотелось больше всего выскочить в коридор. И вся сила воли уходила на то, чтобы подавить этот порыв, задавить в зародыше, не сорваться с места. Чувствовал, если дам слабину, то победить потом малодушие станет практически невозможно.

А пока надо заниматься делом, поход в локу никто не отменял, но и держать ухо востро, оружие под рукой и осмотреть внимательно помещение. Может тогда станет что-то ясно.

Не знаю, возможно, то были фантомные чувства, вызванные накруткой самого себя, но недобрый взгляд убийцы ощущался кожей спины. Липкий, мерзкий и очень опасный, а на душе не скребли кошки, в голове просто орала городская система противовоздушной обороны…

7

Едва только за горничной закрылась дверь, как сразу же тревога усилилась многократно, словно вместе с девушкой исчезло некое защитное поле, выступающее несокрушимым щитом перед непонятным Злом. И теперь, оставшись один на один с неведомым, с каждым ударом пульса разрасталась тревога, топя другие чувства, готовая вот-вот превратиться в животный ужас. Я метнулся к сундуку, посекундно оглядываясь.

Казалось, что именно тогда, когда отворачиваюсь, некто готовился напасть сзади, перемещаясь в пространстве со скоростью мысли. Он играл со мной, как кошка с мышкой. Мог в любую секунду воткнуть острейшие когти в спину, сомкнуть чуть ниже затылка на шее клыки. Но простое убийство для него было занятием скучным, неинтересным.

Твари нравилось наслаждаться паникой жертвы. От чужого страха она впадала в экстаз. Пила его, захлебываясь и разбрызгивая капли в разные стороны. Жрала, чавкая будто свинья. И улыбалась. Щерилась, сука, кривила тонкие губы в гаденькой насмешке.

Едва не заорал: «Покажись! Покажись, мразота!». Отрезвила немного абсолютно холодная ухмылка внутреннего «я». Такая спокойная, едкая, как и мысли: «ты еще возле елочки попрыгай, Снегурочку там позови или деда Мороза. А давай вместе: Сне-гу-роч-ка!», — последнее практически с хохотом.

Странное ощущение — раздвоение сознания. Понимаешь, подобные порывы без всякой видимой причины ненормальны, командуешь себе: «Отставить! Остановись! Стоп!», но с каждой минутой все меньше и меньше можешь контролировать собственные действия. Так и от разрыва сердца умереть недолго без всяких «ассасинов» или, как вариант, «привет, дурдом»?

Не это ли одно из негативных последствий установки магоинтерфейса? Предельно повышенная мнительность, эмоциональность и прочие негативные выверты психики? И еще один фактор: местные последователи Эдуарда Виртса[1] воткнули экспериментальную модель магги — SN-12. Что они изучали? Может, как и говорил Джоре, возможность более быстрого перехода в рабочий режим, а, может, и… Тут «споткнулся» мысленно. Невозможно на основании имеющейся информации даже представить, что они там проверяли.

Одновременно с обдумыванием ситуации рылся в хранилище, больше всего хотелось обернуться, но давил желание. Пусть на это ушла вся сила воли, но пока получалось. И наконец-то нашел почти на самом дне сундука пластиковый контейнер с ровными рядами шприц-тюбиков «Самообладание+».

За них заплатил больше на пятьдесят марок в алхимическом отделе. Приплюсовал, так сказать, однако, продавец-консультант гарантировал, мол, в отличие от многих других успокоительных средств оно не влияло ни на скорость реакции, ни на мыслительные функции.

Воткнул в бицепс, отмечая начавшуюся дрожь пальцев, и даже не почувствовал боли от прокола. Замер, прислушиваясь к ощущениям.

Секунда… вторая… третья…

Беспричинная тревога, граничившая всего несколько мгновений назад с паническим ужасом, уходила вместе с теплотой поднимающейся почему-то от лодыжек, а не от левой руки — места инъекции. И стала накатывать волнами легкая эйфория.

Уффф! Вроде бы отпустило!

Даже смешно стало. Чуть не наделал в штаны, оставшись в пустой комнате. Вот была бы потеха, когда Надежда или «Надька», явившись с едой и за бельем, ко всем «ароматам», исходящим от меня, почувствовала новый — запах страха.

Ритм сердца изменился. Если раньше оно бешено бухало, временами, словно проваливалось куда-то вниз, то сейчас пульс выровнялся. Голова холодная, мысли ясные. И чувства вроде бы не притупились, например, слух продолжал радовать «новыми» возможностями. Тишина отнюдь не «звенящая»: слышался сонм шорохов и звуки медленно падающих капель.

Кап-кап-кап… Кап… Кап-кап-кап.

Кран не закрыли или подтекал?

Однако чрезмерное воодушевление быстро сошло на «нет», как и пропали бравурные мысли, типа, всех голыми руками разорву. Извлек из хранилища трофейный «тесак» от де Билла.

Итак, что тут у нас: «Стандартный ятаган (класс предмета: обычный) — отличный клинок, эффективное оружие ближнего боя. При привязке наносит дополнительный урон некротическим и магическим существам.

Атака: +50».

Ничуть не удивился очередной капли дегтя в бочку с медом:

«Внимание! Вы не можете привязать данный предмет. Для этого требуется выполнить следующие условия:

— магические способности 1, прогресс по шкале Стоунхенджа не менее 34 %

— ловкость 1, прогресс по шкале Стоунхенджа не менее 78 %».

Шкала Стоунхенджа… Едва от злости не сплюнул в сторону. Что это за зверь и с чем его едят? Ничего не понятно.

Впрочем, пока это было неважно. Вынул из ножен оружие. Этот клинок в замкнутом помещении мне показался более удобным инструментом, нежели глефа, орудовать которой пришлось бы с превеликим трудом, извращаясь на двести процентов. Да и атака выше. Взмахнул ятаганом пару раз, пусть не «застонал» воздух, лезвие не превратилось в размытую полосу. Но сие действо мне добавило минимум десятку к смелости.

Так. И откуда ждать «доброго вечера»?

На всякий случай снова быстро, но очень внимательно осмотрел комнату, стараясь не пропустить ни одной даже самой мельчайшей детали. Ощущение недоброго взора даже после применения «волшебной» инопланетной химии не пропадало.

Под кроватью тонкий слой пыли, в темных углах немного тенет, чуть шевельнувшихся от потока воздуха. Чисто! А пол, конечно, грязноват. Не люкс.

Шкаф открывал наизготовку, дернул за ручку, отскакивая в сторону, занося руку с кинжалом для удара по любой падали. Но пусто. Кроме плечиков, крюков и пустых полок — ни-че-го. Представил картину своих перемещений со стороны, да если тут имелось видеонаблюдение — со смеху вся смена уже попадала.

Черт с ними!

Решетка вентиляции под потолком слева от печной трубы — чугунная и надежная, вроде бы основательно вмурованная в бетон, а еще сам воздуховод вряд ли имел большие размеры, чем десять на пятнадцать сантиметров. Поэтому не должен враг пролезть.

Повторно осмотрел уборную, заглянув в душевую кабину, попробовал закрыть до конца подтекающий кран с холодной водой. Вроде бы получилось. Но не прошло и нескольких секунд, как послышалось раздражающе насмешливое:

Кап-кап-кап… Кап… Кап-кап-кап.

Надо Маньке… тьфу ты, Миллариэль отписать, пусть сантехника направит. Захватив пакеты под одежду, вернулся в комнату. Прежде чем усесться на кровать, разделся до трусов, отправив без сожаления все в «мусор», как и обувь. Нет, не зря купил тапочки.

Страх отступил, но ровно, как в пословице — свято место пусто не бывает, его место занял голод. На глаза попался ИРП, вскрыл и достал галеты. Какие же они вкусные! Не понимал, почему раньше они мне казались отвратительными.

Хрустя и роняя на покрывало и пол крошки, стал готовить «трофеи» к стирке.

Итак, что тут у нас?

Куртка. «Модель «Скиталец V»; размер — XXL; материал изготовления — комбинированный; защитные свойства: +40. Дополнительно: кислотоустойчивая, водонепроницаемая и ветронепродуваемая. Возможность привязки отсутствует».

Короткая справка. Даже коротенькая. Ожидал более полного ответа, учитывая, что смотрелась она по сравнению со стандартным анораком, как Бентли рядом с «семеркой».

Магги поспешила на помощь: «Внимание! Чтобы получить более детальное описание Вам необходимо подключиться к сети Магонет!

Желаете получить доступ?

Первоначальный взнос за базовый пакет (подключение; установка стандартного ПО; абонемент на 1 месяц) — 1000 марок. Вам предоставляется разовая скидка в размере 50 %, входящая в пакет «Помощь новичку» от дома Морозовых. Действительна в течение 1 декады после разворачивания магоинтерфейса».

А… согласен! Даже рукой махнул резко. И тут же перезвон с «смс» — минус пятьсот. Но семь бед — один ответ.

Радовала мысль, что резвому Вилли после смерти меньше достанется. Как он сказал, деньги на счету покойников его законные средства?

Хрен тебе по всей жирной роже, сучара!

Пусть сдохну, но оставлю после себя крохи, которыми подавишься. И в наследниках укажу — кого-нибудь левого, чтобы наставникам непосильно нажитое добро не досталось. Дом Морозовых, например.

Пока ждал обнуления таймера, начавшего отсчет с двух минут с сообщением: «до подключения осталось…», вытащил все из карманов. Добыча не особо порадовала. Трубка для курения, на мундштук пошла явно какая-то кость, чубук из дерева в виде морды зубастого монстра, мифического или представителя местной фауны. Если последнее, то совсем непросто придется в будущем. Затем открыл жестяную банку, в которой находился отнюдь не табак, как я предположил изначально. Перед глазами всплыла поясняющая надпись:

««Новичок» — психоактивное вещество, легкий наркотик, употребляющийся посредством курения. Изготавливается из компонентов растительного происхождения, которые чаще всего можно встретить в локациях до D класса. Именно в этом аспекте некоторые исследователи видят этимологию названия, их оппоненты придерживаются двух версий: прием данного вещества приводит впоследствии к переходу на более «тяжелые» наркотики или чаще всего его употребляют новички…».

А дальше «простыня» со ссылочной массой на материалы различного рода «ученых», доказывающих простую истину — «лучше курить, чем пить». И Зеленый Змий опасней во сто крат для здоровья собирателя, чем полезная во всех смыслах «трава-мурава», позволяющая расслабиться, снимающая стресс, повышающая потенцию, поднимающая настроение и прочее, прочее, прочее.

Мда… Довольно интересный феномен на фоне объема информации предоставленной Системой по куртке. И ведь пока еще к магонету не подключили. Тут тебе и история слова, и где искать компоненты, десятки статей про правильное употребление. Осталось только состав привести, и вперед в пампасы. Вывод же простой, такая «скрытая» пропаганда в полностью контролируемой «властями» информационной среде говорила об ее заинтересованности в распространении и росту наркомании. Других вариантов не видел.

Первый порыв выкинуть дрянь — задавил. Продам. Тот же Толстый, в отличие от возмущенного мужика на лекции, явно заинтересовался. Или сдам в приемку.

Дешевая пластмассовая зажигалка дополнила картину и представление о курильщике. Во внутренних карманах два плоских контейнера под кристаллы, каждый на пять единиц, хранилища открывал затаив дыхание. Вполне ожидаемая девственная пустота вызвала ухмылку, похоронив мечты о несметных местных богатствах. А ведь как хотелось, а в глубине души представлялось. Впрочем, не жили богато, нечего и начинать.

Нераспечатанная пачка «Парламента», в нагрудном внутреннем кармане фляжка грамм на двести в кожаном чехле с тиснением в виде стилизованного человеческого черепа. Яд? Скрутил пробку. Запах отличного коньяка защекотал ноздри. Глотнуть? Ага, прямо сейчас, учитывая коктейль местной «химии» в моей крови.

То, что принял за большой серебряный портсигар, оказалось аптечкой. Итого десять разноцветных шприц-тюбиков. Магги выдала короткую справку: три универсальных противоядия «Териак+», использовавшихся при отравлениях средней тяжести; столько же антидотов от воздействия крио «Парацельс+», снижающих полученную дозу на 15R; два заживляющих и кровоостанавливающих средства «Асклепий+» для лечения ран до B класса. В целом понятно, вопросов, конечно, множество, например, классификация ран, но в принципе на интуитивном уровне как-то укладывалось в голове.

Однако пара ядовито-красных инъекций из этого ряда выбивалась: ««Последний Шанс» — крайне редкое и дорогое средство, позволяющее в течение 10 секунд снизить до нулевых значений воздействие извне крио-поля предельной интенсивности (A+++). При применении возможен летальный исход («чистые» — 5 %; «серые» — 12 %; «черные» — 34 %)! Перерыв между приемами не менее трех декад! Не рекомендуется лицам, употребляющим наркотические средства, наибольшую опасность представляют следующие разновидности веществ: «Новичок», «Ангельская пыль», «Дровни», «Слезы Химеры», «Дуст» и их производные. Смертельный исход в 99 % вне зависимости от реакции на HPN-4».

Вот здесь даже задумался. Для чего товарищу, активно курящему дурь, в аптечке средство, убивающее его же на раз? Совсем мозги от курения всякой дряни потекли? Или на продажу приготовил? Гробанул кого-то… Загадка природы, мать ее. Или это вещество входило в стандартный комплект для «чистых»? Так им вроде бы крио и без него не страшно? И зачем тогда Парацельс+? С другой стороны, пока ничего не ясно. И что можно сделать за десять секунд? Меня же просто радовало слово «дорогое», а дареному коню в зубы смотреть — примета плохая.

Вновь обдало волной страха. Но не очень сильного, смог его задавить, побороть.

Но как же раздражало это чертово: кап… кап-кап-кап… кап. А шорохи стихли или я стал слышать хуже. Возможно, действие вколотых средств Ирией и Самантой закончилось.

Прогонял тревогу успокаивающими мыслями — вокруг все осмотрел и никого не обнаружил. Поозиравшись нервно, продолжил заниматься делами.

Вот-вот должна была заявиться горничная за бельем и с перекусом, а у меня еще конь не валялся. С удивлением отметил, что с момента расставания с Манькой прошло всего шесть минут.

А кто-то говорил про быстротечный бег времени…

Не стал оцеплять ножны с куртки, а только вытащил сам клинок общей длиной около тридцати сантиметров. Обрезиненная тяжелая рукоять удобно легла в ладонь. Форма лезвия довольно интересная и необычная, как там сказал Джоре: «местная реплика российского «Карателя»»? Здесь синдром Арни пришелся к месту, вспомнилось и ТТХ земного собрата, вплоть до запятой в как-то мельком прочитанной статье, его возможности и области применения, даже разновидность, исходя из серрейторной заточки на обухе, — «Маэстро».

Магги же отрапортовала лаконично: «Боевой нож «Палач». Атака: +45. Имеется возможность привязки». Собственно, все.

Для возможности использовать дополнительный функционал оружия, требовалась однерка в силе, двойка в ловкости и открытые магические способности.

Последние секунды на таймере и: «Внимание! Вы подключены к информационной сети «Магонет» (локализация «Норд-Сити», клан «Север»)», а дальше: «Список рекомендуемых приложений и программного обеспечения для комфортной и продуктивной работы. Желаете ознакомиться? Да/Нет».

Если только бегло, одновременно ощупывая абсолютно пустые карманы «тактических» штанов: «Модели «Следопыт III»; размер — XXL; материал изготовления — комбинированный; защитные свойства: +40. Дополнительно: кислотоустойчивые, водонепроницаемые и ветронепродуваемые. Возможность привязки отсутствует».

Даже разочаровался немного. А с другой стороны до пояса с подсумками пока не добрался. Имея их, зачем что-то толкать в брюки?

Выпавшая вкладка необходимого ПО впечатляла — навскидку не менее пары тысяч позиций. Практически все, понятно, стоило денег. Самая дешевая «базовая энциклопедия по оказанию первой медицинской помощи» — шестьдесят марок, а «потолок» отсутствовал в принципе.

Зеленым был подсвечен обязательный пакет приложений, требующих установки и что интересно, бесплатных:

«— «Закон» — сборник законодательных документов ЦК и клана «Север», а также их расширенное толкование; кроме этого постоянно обновляется практика применения.

Важно! Для получения членства в клане, как и приобретения недвижимости на его территории с дальнейшим проживанием или без оного, необходимо сдать экзамен на знание основных законов.

— «Биржа труда» — позволяет найти, как постоянную или временную, а также разовую работу в короткие сроки. Договора заключаются не только через ЦК, но и через клан «Север» и др., с учетом всей специфики любого вида деятельности. Гибкая и честная рейтинговая система поможет выбрать лучший вариант из возможных. Работодателю составить предварительное мнение о соискателе. Внимание! Вы автоматически вноситесь в список! Эти и многие другие возможности предоставляет Биржа!

— «Торговый дом» — доступ к аукциону; возможность ведения самостоятельной торговой деятельности и многое другое».

Впрочем, радовался зря. Оказалось, «пока бесплатных». Работали они в ознакомительном режиме и после декады, требовалось заплатить. Сумма не указывалась. Шрифт про предстоящие траты в будущем в лучших традициях маркетинга в глаза не бросался, был мелким-мелким.

Да, и черт бы с ними, тут день прожить, час… А загадывать на целые местные недели — от Лукавого! Хотя не хитрость ли это против «Помощи новичку» от Дома Морозовых? Как раз — десять суток заканчивались, скидка сгорала, а затем «здравствуй» лютый оскал капитализма и свободного рынка.

Заинтересовало другое.

«Необходимые базовые знания (для работы не требуется подключение к сети Магонет):

— стандартный справочник по планете Нинея (100М);

— стандартный географический атлас (100М);

— стандартная энциклопедия животных (100М);

— стандартная энциклопедия растений (100М);

— стандартная энциклопедия магических существ(100М);

— стандартная энциклопедия магической растительности(100М);

— стандартная энциклопедия по локациям (100М);

— стандартный определитель ингредиентов (100М);

— стандартный определитель кристаллов (100М);

— стандартный определитель минералов, металлов и др. (100М);

— стандартный определитель артефактов (100М);

— стандартный определитель древних вещей и вещей из других реальностей(100М);

Внимание! Только сегодня и только сейчас Вы можете приобрести весь пакет всего за 700 марок (обновления предоставляются автоматически в течение стандартного месяца)! Вам положена разовая скидка в размере 50 %, входящая в «Помощь новичку» от Дома Морозовых. Действительна в течение 1 декады после разворачивания магоинтерфейса».

Еще минус триста пятьдесят.

А еще глаз зацепился за совсем невероятное: магические растения и таких же животные.

Перевел взгляд на куртку.

И понеслось…

«Эта вещь для настоящих сталкеров и покорителей локаций — «Скиталец V». Вы всегда будете чувствовать комфорт, как в диких условиях, так и в городской среде. Данная модель является оригинальным продуктом компании «Ares». При изготовлении были использованы самые передовые научные наработки всех известных вселенных, адаптированные под условия Нинеи.

«Скиталец» — это не просто верхняя одежда, это подвижный защитный каркас, на который можно с легкостью устанавливать дополнительное снаряжение, предохраняющее владельца от механических воздействий и экстремальных погодных условий.

Уникальный дизайн…».

Еще приблизительно четыре страницы стандартного шрифта и десятка четыре фотографий, может и больше, несколько видеозаписей.

Вишенкой на торте в самом конце короткая приписка: «Куртка. Модель «Скиталец V»; размер — XXL; материал изготовления — комбинированный; защитные свойства: +40. Дополнительно: кислотоустойчивая, водонепроницаемая и ветронепродуваемая. Возможность привязки отсутствует».

Мда…

Особо полезной информации не удалось выжать из статьи, хотя и читал я мельком, скорее просматривал, плюсом к этому служило абсолютное незнание местных материалов и прочих тонкостей.

Такая же история произошла со штанами, кстати, тоже оказавшихся «продуктом компании «Ares»».

Поэтому отключил расширенную справку, довольствуясь стандартным описанием, которого, как оказалось, на данном этапе вполне хватало. Учитывая, что остальное пощупал в прямом и переносном смысле руками. Читать же тонны текста для того, чтобы узнать про «необыкновенную прочность» эвакуационной лямки — можно, но когда время на то будет.

Опять пришел страх. И ощущение чужого взгляда.

Достало, мать его!

Да, все уже проверил!

Все!

Ни-ко-го! Ни-че-го!

Даже выругался на себя. И слова: «Хренали, ссать?!», были самыми мягкими.

Но все равно что-то не давало покоя, какая-то мысль, будто дикая птица в клетке билась, пыталась вырваться. Клекотала. Осмотрелся вновь, под кровать заглянул. Даже плечами пожал. Чисто.

Стоп!

Едва на месте подскочил, слышал и не раз расхожее выражение «как молнией ударило», сам повторял, а сейчас осознал и прочувствовал в полной мере. До этого момента в поисках опасности я исходил абсолютно из земных реалий и установок! Искал здоровенного, отчего-то заросшего густо черным волосом, бородатого мужика в ШПСке с палаческим топором в мощной руке. Утрирую, конечно, но примерно все так и выглядело.

Я не на Земле. Это раз. Огромный такой «разище»!

Здесь есть магия — это два! И существуют некие «погонщики», мое вольное название тех, кто умел управлять различными животными на расстоянии. Как? Да, черт его знал, силой мысли, силой «чи», «пси» и прочей «хни» — неважно! Главное в другом — мог, умел, использовал. Это гигантское, мать его так, три! А четвертое — наличие «базовой энциклопедии магических существ»!

И все падлы, тьфу, пазлы сложились!

Земных-то тварей хватало, что могли незаметно проникнуть в помещение и убить человека. Ядовитые змеи, такие же скорпионы и сколопендры, насекомые… А, если в эту линейку включить и магических, совсем становилось кисло, учитывая абсолютное незнание какими те могли обладать возможностями и способностями.

Итак. В уравнении четверо погибших за два местных года. Трое из них в душевой, один в кровати. Таким образом, каждый из пострадавших не имел на себе верхней одежды и оружия.

Тела не имели специфических повреждений от удара дубины там по голове или же раны от кинжала между ребер или синяков от удушения, от борьбы. Люди бы в любом случае сопротивлялись. Стал ли кто-то обращать внимание, например, на укус? Или на едва заметное пятнышко от иглы? Вряд ли.

Сбой и точка!

Все это говорило в пользу моей версии об использовании какого-то неведомого зверя.

Теперь самый важный аспект. В чем смысл и выгода для убийц в умерщвлении жертвы? Потешить ЧСВ задетого за душу трактирщика Вилли? Вряд ли… Неадекватная была бы реакция. А вот в еду или питье слабительного сыпануть — это нормально. Туда можно и яд добавить. Но я пока ничего не съел. А может… Нет, слишком уж тогда получается все закручено.

Кристалл! — вот где профит. Да, в отличие от обычных новичков с меня можно не только его взять, в сундуке богатства… Только, если они исчезнут, будет подозрительно. Многие о них знали. Мно-гие! Наставники, учитывая описываемую специфику предстоящей работы, таким вряд ли бы стали заморачиваться. Они преспокойно могли в рейде любого под молотки подвести…

Тревога вновь усилилась, но не перешла ту грань, какую она с легкостью пересекла до укола «Самообладания+». Мыслил здраво или так мне казалось.

Если это не яд, а скорее всего не он, то предположительно, действовал Вилли осторожно, очень и очень осторожно. О чем говорило «малое» количество убитых новичков — по одному в год. И направил он меня именно сюда, скомандовал заселять в эту комнату!

А значит, нечто должно либо иметь возможность проникнуть, что затруднительно, либо где-то затаиться. Затем, когда жертва расслабится, быстро ее атаковать, потом появляется кто-то из обслуги, либо сам хозяин и забирает кристалл.

После обнаруживается холодное тело.

Натянуто. Но пусть будет некой версией. Хоть какой-то.

Различного рода мерзость в книгах жанра фэнтази пряталась в тенях и по углам. Что по своей сути, в моих апартаментах, одно и то же. Конечно, гнал эту ересь, пытался задавить ее рационализмом, но успокоиться не мог.

И чтобы страх перестал довлеть надо мной, решил устроить проверку. Для этого больше всего подходила глефа.

Да, если имелось скрытное видеонаблюдение, то охрана продолжала ловить лулзы.

Я, опустившись на колени, залез почти под кровать с оружием. И стал им там шерудить. Потыкал острием во все углы, подняв всю пыль и даже чихнув. Ничего. Что и следовало доказать. Но, взявшись за дело, на половине его не бросил. Не привык. Переместился в уборную, здесь тоже прошелся в круговую. Выругавшись вслух от неудобства недокопья. Однако скакать с ятаганом — выглядело бы еще потешней.

Странная человеческая натура, казалось бы, если я прав, то жизнь висела на нитке, даже на тонкой-тонкой ниточке, а мысли о том, как буду выглядеть со стороны. Не глупость ли? В таком разрезе, точно мертвым. Плевать надо на всех, делать то, что должен.

Эти мысли как-то успокоили, поэтому пусть и быстро, но не пропуская ни одного затененного участка, прошелся и по комнате. Настолько себя накрутил, что в одном месте показалось, как длинная темная линия потянулась в следующий угол. Встряхнул головой.

Ничего. Ухмыльнулся.

Затем пару раз ткнул глефой в топку печи.

Собирался проделать данный трюк с последним оставшимся местом — под потолком в углу между окон, как оттуда на меня глянул некто, раскрыв огромные черные глаза и ощерив зубастую пасть.

Я подался назад настолько резко, что не удержался, свалился, перекатился неуклюже. Ударился головой о дверь в туалет. Резко вскочил, выставляя перед собой оружие. Опять показалось? Обычный угол… ага, Манька, там тоже тенета висели! Зато, как в начале, ничего не испачкай! Заставлю я вас уборку делать. Влажную и везде.

Лезвию оставалось всего лишь с десяток сантиметров, как на меня вновь посмотрел заросший по самые брови злобный старик. Отметил длинный-длинный крючковатый нос, огромные глазища практически без зрачков. И в них плескалась тьма. Именно плескалась! Перетекала, то становилась гуще, то расползалась бледнея…

Мля!

В этот же миг я замер на месте, будто изваяние из дерева или камня, не мог пошевелить ни рукой, ни ногой. Да, что говорить, я даже издать не мог ни единого звука! Дьявольский дядюшка Ау, вышедший из под кисти отнюдь не советского доброго художника Калиновского. Хотя существо тоже волосатое и напоминало карикатуру, за исключением длинных паучьих ног, ими тварь ловко цеплялась за вертикально-отвесную стену.

Паук-мутант, порождение самого Дьявола, продолжал пялиться на меня. Только сейчас смог рассмотреть, что никаким человеческим лицом здесь и не пахло. Его нарисовало мое воображение.

Это было сплошь покрытое длинными волосами некое насекомое или животное. Нос — непонятный вырост. Единственное, что оставалось таким же — пасть с игольчатыми зубами и глаза.

Вдруг тварь мигнула и… и растворилась в воздухе. Вместе с этим сразу же появилась возможность двигаться.

И я ткнул со всего размаха острием глефы в угол!

Пронзительный тонкий звук ударил по перепонкам, больше всего он напоминал издаваемый летучими мышами писк, только усиленный многократно. А я давил и давил на древко, нанизав «проявившуюся» в реальности вновь тварь.

Затем, оставляя длинную кривую черту на обоях, и без особых усилий прорезая пластиковую панель, скинул пришпиленную, извивающуюся тварюгу на пол. Не опуская рукоять оружия правой рукой, левой умудрился дотянуться до ятагана, продолжавшего лежать на кровати.

Но использовать кинжал не успел. Существо чуть подернулось дымкой и перестало сопротивляться. Я, продолжая удерживать его, лихорадочно думал куда нанести контрольный. Только сейчас обратил внимание на появившийся рядом с тварью кристалл ярко-голубого цвета.

И позволил утереть себе пот, дышал, как загнанная лошадь.

Весь мокрый. А еще меня начало немного потряхивать. Адреналина сердце впрыснуло море. Однако, больше никакого страха не ощущал, как и чужого взгляда. Либо это отходняк так действовал, вымывая не самые сильные эмоции, либо я действительно избавился от угрозы. Представив, как прилетело погонщику, если тот управлял животным рассмеялся. Вышло весело, даже непринужденно.

Итак, это за монстр?

Мгновенно отозвалась магги, читал я сообщение очень и очень внимательно, а скорее давал неосознанно сам себе передышку:

«Маунах — магический хищник, один из наиболее слабейших представителей класса «теневой охотник». Защита крайне редко даже на высоких уровнях поднимается до значения +13, в большинстве случаев доходит до +4.

Среда обитания — подземная с наличием крио-поля интенсивностью от 10 до 300R по шкале Эриха. Может жить длительное время при солнечном свете, как и в абсолютной темноте, но наиболее комфортные условия — плохо освещенные места, где имеются затененные участки.

По своей природе данные животные индивидуалисты. Чаще всего в природе встречаются самки. Они, подобно земным богомолам, убивают особей мужского пола после оплодотворения. Так как потомству уже на ранних стадиях требуется не только белок, но и магическая энергия, которая поглощается из кристалла жертвы.

В брачный период обычно сбиваются в группы до 1000 особей, образуя довольно сложную социальную организацию и мигрируя в местность с высокой интенсивностью крио.

На малых уровнях развития (до 20-го включительно) абсолютно не представляют угрозы для гомо сапиенса. В редких случаях вызывают чувство дискомфорта, связанное с проявлением одной из способностей — «Аура страха».

Питаются грызунами, насекомыми и др. небольшими животными. Продолжительность жизни семь — девять лет.

Как и всякое магическое существо маунах при смерти исчезает из нашей реальности в течение 4–7 минут. Ингредиенты, кроме кристалла, не представляют коммерческого интереса.

Способности:

«Теневой Путь» — существо может мгновенно перемещаться в пространстве из тени в тень, минуя материальные преграды. В среднем 1 раз в 2 минуты вне зависимости от уровня развития. Расстояние от 1 до 35 метров связано с возрастом; наибольшее значение достигается в 3,5–4 года, затем постепенно оно уменьшается. Вероятность получения данной способности (трансформируется в заклинание «Тайные тропы») для «чистых» — 11 %; для «серых» — 2 %; для «черных» — 0,3 %.

«Теневой полог» — маунах практически постоянно генерирует вокруг себя особое поле, которое позволяет оставаться незамеченным в затененных местах. При отсутствии постоянной энергетической подпитки извне (крио-поле), при активном использовании «Теневого Пути», для возобновления работы данной способности требуется время. Получение данной способности человеком либо невозможно, либо стремится к нулевым значениям даже у «чистых». На настоящий момент не зафиксировано ни одного случая.

«Аура страха» (уровень: от I до III) — маунах в течение длительного времени может генерировать особые пси-волны, воздействующие на мозг живых и магических существ, вызывая чувство тревоги, паники, ужаса. Степень и радиус воздействия зависит от уровня развития. Не представляет опасности для гомо сапиенса, так как через 10–15 минут воздействия психика человека адаптируется. Получение данной способности человеком либо невозможно, либо стремится к нулевым значениям даже у «чистых». На настоящий момент не зафиксировано ни одного случая.

«Парализующий взгляд» — в случае смертельной опасности существо может парализовать нападающего на 5-10 секунд. Вероятность получения данной способности (трансформируется в заклинание «Взор Василиска») для «чистых» — 6 %; для «серых» — 1,3 %; для «черных» — 0,09 %.

При использовании среднего кристалла (энергоемкость (от 250 до 500 единиц)) существует вероятность получения следующих характеристик:

— магические способности — «чистые» — 64 %; «серые» — 64 %; «черные» — 64 %;

— незаметность — «чистые» — 34 %; «серые» — 55 %; «черные» — 0,1 %;

— восприятие — «чистые» — 76 %; «серые» — 38 %; «черные» — 21 %;

— повышенный волосяной покров — «чистые» — 3 %; «серые» — 26 %; «черные» — 84 %;

— «филин» — «чистые» — 74 %; «серые» — 42 %; «черные» — 0,8 %;

— теневая магия (наличие «магических способностей» обязательно!) — «чистые» — 44 %; «серые» — 22 %; «черные» — 9 %.

Внимание! Помните о технике безопасности, применяйте кристаллы только после проверки!

Справка для собирателей. Ловля и продажа живых экземпляров приносит больший доход, нежели простое убийство. Так как маунахи активно используются домовладельцами, хозяевами складов, заведений общепита, гостиниц и торговых точек для борьбы с грызунами и вредителями. Ввиду их редкости, средняя стоимость часто достигает до 20–30 тысяч марок за взрослую особь. Некоторый интерес представляет и для «дрессировщиков» начальных уровней в качестве тренировок работы с магическими существами. В целом сфера применения для наблюдения, проникновения и др. довольно ограниченна, ввиду низких величин «слияния».

Внимание! Мы рады, если статья оказалась для вас полезной! Информация постоянно пополняется. Вы можете помочь нам…».

И простыня про принимаемые переводы в марках, возможную работу по зову сердца на благотворительных основах, как в виде предоставления новых данных, так и просто в написании информационных заметок.

Я дальше не вникал. Крыл матом паранойю.

Получалось, прибил местного аналога кошака. Причем очень дорогого пусть и мерзкого на вид. И, как гласила справка, не представлявшего угрозы для меня от слова совсем.

Раздался стук в дверь. Сука, как же не вовремя притащил черт обслугу!

Пинком отправил под кровать останки маунаха, глефу бросил туда же.

Стук повторился. Стал чуть нервным и более громким.

Так еще что?

Вроде бы все.

Тьфу ты, кристалл.

И абсолютно забывшись, схватил его голой рукой…


[1] Главный врач концлагеря Освенцим, штурмбаннфюрер СС.

Часть III. Черный лес

1

Мгновенное оцепенение после осознания поступка. А затем сердце с уханьем провалилось куда-то вниз. Замерло.

И метрономом в голове раздавалось: …мать! …мать! …вашу мать!

Только когда перед глазами развернулось сообщение, внутренний мотор, беря реванш за секундную остановку, ударил, будто пытаясь вырваться из груди. А затем, ускоряясь, застучал все быстрее и быстрее.

Уфф… Неужели пронесло?! И ведь меня могло тоже. И отнюдь не фигурально.

«Внимание! Происходит трансформация способности маунаха «Теневой путь» в заклинание «Тайные тропы». Внимание! Происходит трансформация способности маунаха «Парализующий взгляд» в заклинание «Взор Василиска».

До окончания процессов осталось …29…28…27…».

Затаив дыхание, боясь даже пошевелиться, считал вместе с таймером и проговаривал шепотом вслух: «…18…17…16…».

Бух!

Бух-бух!

Удары отнюдь не пульса, и не в такт, а в дверь. Что в ход пошла тяжелая артиллерия? Судя по силе — лапы или копыта?

Вали отсюда, маромойка!

Не мешай!

Сейчас казалось, если перестану считать, то обязательно случится какой-нибудь казус. Например, неожиданно будет получена характеристика «волосатость», после чего можно смело запасаться ножницами для стрижки овец, мешками и занимать приемку, сдавая шерсть тоннами. И прозвище дадут какой-нибудь Волосан Таврический, а учитывая плевок панголина с приставкой — «Вонючий».

Нет, все будет хорошо!

А оба заклинания открывали пусть и не безграничные возможности, но позволяли многое. Так и представлялась картина, как враг, занесший над головой меч для последнего удара, вдруг замирал на месте. А я поднимался с земли, с кривой ухмылкой сплевывал кровь. Приближался к будущему покойнику неспешно. Давая осознать грядущее, прочувствовать. Ну, как тебе, сука, парализация? Чистый? Хоть кристально! Мне плевать! И одним взмахом заточенного до невероятной остроты ятаганом срубал голову, отправляя злодея в брызгах и фонтане крови в страну вечной охоты.

Или очередной ублюдок из рода Серых… точно, псов! Хотя у Маугли они вроде бы были рыжими? И нафига сейчас флешбек с мультфильмом родом из советских времен?! Хрен с ними… с этими собаками! Пусть даже представитель высшей касты вознамерится меня убить. И опять яркое полотно кисти разума.

Вот чертов аристократ стоит весь из себя крутой, цедит слова через губу, придумывает, как не только нашинковать зарвавшегося, по его мнению, «грязного» с чувством, с толком с расстановкой, но еще и унизить напоследок. Потешить больную садистскую душонку. У них иной и не имелось.

Каждый Чистый наслаждался собственным превосходством. Уже прочувствовал их презрение и готовность прибить тебя, как вылезшего из-за холодильника таракана. Ни за что, ни про что. Хотя встречался с единичными представителями вершины пищевой цепочки, но я и на самой Нинее всего несколько часов. А ведь преимущество-то халявное, не добытое ими потом и… Нет, именно кровью оно добыто, точнее, ее реакцией на волшебный химикат. Данный факт никак не понижал их чувство собственной важности. Хотя может быть, именно по этой причине снобизм пер из каждого? Чувствовали, убери Удачу, маленькую херню из генетического кода, и вся их гоп-компания оказывалась ровно такой же, как и те, кого они презирали? Последнее говорило о посредственных умственных способностях.

Так вот, возвращаясь к мысленному полотну. В последний момент, когда подонок готов уже действовать, думая, что жертве нечего ему противопоставить. Ведь он сильнее, лучше вооружен, защищен. И, вообще, почти бог для этой букашки! Именно в этот миг торжества Зла я перемещаюсь в пространстве, материализуясь позади него. Возникаю из тени и, схватив за длинные патлы, оттянув за них голову, боевым ножом вскрываю глотку одним резким движением руки…

Картинки настолько реалистичные, что даже ухмыльнулся злорадно. Кто не спрятался, я не виноват! И ощутил, ощутил, раздувая ноздри, фантомный запах крови и дым пожарищ. Я вам всем покажу!

Ну, держитесь, чистые!

…9…8…7…

Сейчас-сейчас. Еще чуть-чуть!

— Слышь, ты че там упоролся?! — все же сбил со счета ор из-за двери, затем последовала угроза, — Если через две минуты не откроешь, сама войду! Но сначала гляну, чем ты там занимаешься! Достали! Каждый думает, что он весь один единственный и нев…!

Дальше внятно послышалась непередаваемая игра слов, поясняющая предельно четко, что дамочка думала об избранности некоторых клиентов, еще и «бесплатников». Содомия в том списке фигурировала на последних местах.

Сам голос внушал. Может это и шумоизоляция так его искажала, но сейчас больше соответствовал здоровенному мужику, обязательно небритому с огромным брюхом и обвисшими жирными грудями, прикрытыми застиранной майкой-алкоголичкой сплошь в пятнах. А не отнюдь пусть и крупной, но миловидной девушке. Словно его обладательница курила с семи лет. И водку глушить начала в том же возрасте.

«Внимание! Трансформация окончательно прервана и не может быть возобновлена! Отсутствуют необходимые условия! Минимальное значение характеристики «магические способности» должно превышать двенадцать!».

Я выругался в голос. И отчего-то лютую ненависть испытал именно по отношению к явившейся горничной или нежданному посетителю. Направляясь к двери, проорал: «Сейчас!».

И как само собой разумеющееся, воспринял мельком просмотренное сообщение в логах, которое судя по времени, описывало событие за секунду до запуска неудачного превращения свойств маунаха в заклинания:

«Внимание! Вы использовали средний магический кристалл! Степень поглощения 54 %. Открыта составная характеристика «магические способности»!».

И новая вкладка:

«Магические способности 0 (эволюция — 21 %; совершенствование — 0 %):

— сила заклинаний 0 (эволюция — 34 %; совершенствование — 0 %);

— объем магического резервуара 0 — 10 единиц (наполненность: 1,1 из 10) (эволюция — 11 %; совершенствование — 0 %);

— восстановление энергии 0–0, 17 ед/час; при наличии крио-поля, как и открытой характеристики «поглощение», в каждом отдельном случае производится перерасчет. Конечный результат зависит от множества дополнительных внешних и внутренних факторов (эволюция — 17 %; совершенствование — 0 %)».

Размечтался… Прямо со старта гасить всех буду. И чистых, и серых, и грязных. Ну-ну.

Злобы столько — готов зубами рвать, как не зарычал — непонятно. Но все же порыв, пока возился с хитрым запором, исчез. Опять появилась холодность мысли.

Да я, как говорил Джоре, должен ламбаду от счастья танцевать. Получил на ровном месте новую характеристику, которая оказалась не просто полезной, а по Ленину, архиважной! Еще и нос кривлю. Типа Удача меня покинула. Ага-ага. От всех бы так отворачивалась! Не прогневать бы…

Слышишь, родная, никому тебя не отдам! Никому не пожелаю, ты только моя!

Спасибо!

И кто это напридумывал? С какого перепоя задвижку мастерил?

Сначала так повернуть рукоять, затем сдвинуть, снова повернуть… Тьфу ты, все в целях безопасности. Сколько раз уже сказали — новичок мог обратиться в мертвяка в любой момент. Вот чтобы не выбрался и накрутили. Потому что они «тууупыые».

На двери еще и обнаружился, пусть и хорошо замаскированный, но «глазок», как в тюремной камере, открывающийся только снаружи. Надзирательский. Собственно, сам я подобные пенаты не посещал, но фильм не один видел, где хитрая или подлая рожа заглядывала к арестантам.

— Ты че там заснул что ль?! — «поприветствовала» Надька, которая от Маньки отличалась только чертами лица. А так один в один бывшая провожатая, со спины можно и перепутать. В первую очередь отметил отсутствие подноса.

Хотелось обложить ее по матушке, имел право, учитывая услышанное. Едва не вырвалось: «захлопни пасть, маруда!». Смог сдержаться и остановиться на нейтральном:

— Чего шумишь? И где еда?

— Так я только за бельем! — чуть растерялась горничная, добавила, — И, какая-такая еда? Мне никто ничего не говорил!

— Тогда жди, сейчас, — не стал ругаться — смысла не имело, только время терять, которого до выхода оставалось все меньше и меньше, а дела наоборот почти не убавлялись.

— Я и так тут ждала! — рявкнула та недовольно, нет, все же дело в голосе, а не в искажающей его дверной шумоизоляции, — Все кулаки отбила…

— Еще подождешь, — зло перебил, чуть-чуть, самую капельку давая выход гневу, — А откроешь рот «про бесплатность» и прочую херню, что я тут услышал, тебе ее нарисую. На лбу. Иваныч добавит. Особенно, когда Джоре станет известно, как ты тут по «Снежным волкам» проехалась, отзывалась о нем самом, Саманту склоняла и так далее. И правдивость моих слов смогут проверить. Например, через Систему поклянусь! Это тебе не Земля, не забыла? Чуешь, чем пахнет? — навскидку рубанул сплеча.

С предположением про проверку честности попал в десятку, в яблочко. Учитывая, как сбледнула с лица мадам.

А затем так сдала назад, похоронив в глубочайшей могиле несколько секунд назад бывшей непримиримым мнение и позицию, что я едва смог скрыть улыбку:

— Ты это, успокойся, — зачастила девушка, — Не со зла, а так… по привычке ворчу. Короче, давай забудем все. Но про еду в номер никто не говорил! Только белье. Манька написала. И то, что ты его уже оплатил. Если бы про заказ сообщила, принесла бы. И это… ты не особо торопись, подожду сколько надо.

— Разберемся. Я быстро, почти все приготовил.

Хотелось немного наказать девушку, потянуть время, заставив понервничать и подумать о совершенных ошибках, но его-то как раз у меня и самого практически не было. Поэтому управился за пару минут. Благо карманов на оставшихся вещах не имелось.

Сначала в отдельный пакет последовали сапоги, защита которых оказалась пятьдесят. Предварительно вытащил из интегрированных ножен метательные ножи. Их атака, как и говорил Джоре, равнялась тридцати. Общая длина оружия около двадцати пяти сантиметров, форма лезвия напоминала наконечник копья, узкий и отлично заточенный. Толщина около шести миллиметров. Их кинул на кровать.

Все вещи оказались без возможности привязки. В стирку после куртки и штанов полетел крупной вязки темно-серый, почти черный, свитер с горлом под подбородок. А неплохо получалось, если его двадцать приплюсовать к значениям от верхней одежды. Подумал и добавил плащ от Ирии.

Бейсболка удивила — плюс шестьдесят. Берег, видимо, голову наездник крысана, впрочем, зря. Наоборот, надо было молотком пару раз по ней треснуть, чтобы дерьмо оттуда выбить. Желательно вместе с мозгами. Он ведь чуть меня не убил, падла! Сжал и разжал кулаки, ярость до нервной дрожи вызывало собственное бессилие. Надо, надо как-то становиться сильнее, качаться, совершенствоваться и так далее. Я ведь и драться нормально не умел… С этими мыслями отправил на обработку беспалые перчатки, которые имели защитные свойства — плюс сорок и атакующие на столько же.

Интересно-интересно. Не забыть уточнить у Джоре или, если найдется информация в Магонете глянуть там, можно ли не только бить кулаком, но и при необходимости схватить негодяя с защитой, например, в десятку?

Отдал пакеты девушке со словами:

— Через полчаса, чтобы все было у меня. Время засекаю, не будет готово, поступлю, как и говорил. И посмотрим, кто тут бесплатно отработает, а затем мне штраф заплатит. Ясно?

Та лишь обреченно кивнула. Но отдаляясь, напустила на себя гордый и независимый вид, а еще и нос задрала вверх, спину выпрямила. Проявление эмоций вышло настолько гротескным, будто передо мной был персонаж компьютерной игры — НПС, а не живая, пусть и с вздорным характером и завышенным самомнением девушка. Хитрож… Пусть будет, просто алчная и хитрая. С другой стороны, я ее грубить и крыть матом меня и всех окружающих не заставлял.

— И запомни, — сказал ей вслед, — Сделаешь, как я сказал. Не заставишь ждать, тебе лично марок пять накину.

Да, страшная сила таилась в деньгах. Вот сразу улыбнулась почти дружелюбно и голос поменялся. Стал просто хриплым, будто простуженным. Ладно, может я деньгами и разбрасывался, вот только подлая бабенка могла и потянуть время. Как? Голь на выдумки всегда была хитра. Или, как вариант, сделать какую-нибудь пакость. А так, вроде бы заинтересовал.

А Манька — настоящая идиотка. Где их Вилли набрал? По спецзаказу с Земли доставили? Предварительно на самых тупых нимф конкурс объявили?

Оказалась она просто «забыла».

Сучка!

Тут скоро тушенку вместе с жестью жрать начнешь…

Сообщила, мол, могу сейчас лично подскочить, дабы исправить ситуацию. Освободилась. Скорее заработать дополнительные полмарки, а может и больше. Услуг-то предоставляла она тьму. Вдруг пожелаю, чтобы спинку пошоркали. Пока валюта имелась в кармане у клиента — любой каприз выполним. В результате, опять первые мысли о недалекости персонала отметались, как ложные, скорее это я таким пока являлся. За каждым вроде бы мелким и дебильным поступком скрывался какой-то смысл. И его надо сразу видеть.

Мда…

Отписал, что ничего не требуется.

Полчаса как-нибудь потерплю, нет, так консервы вскрою. Сало там еще есть, сыр плавленый. Много чего. Пусть и не все мне нравилось, но раз ненавистные галеты преспокойно сожрал и не подавился уже третьей пачкой, то остальное слопаю.

Еще у меня в голове вертелся вопрос, каким образом «коренные» жители определяли «цветовую» принадлежность других людей. Понятно, что существовали некие «базы данных известных личностей», как подслушал я Каргуза, но остальные-то в них не прописаны. Тем более мы. А между тем, подопечные сталкера сразу определили, что мы «грязные».

Работал ли аналог искусственного интеллекта в магонете или имелась какая-то сверхпродвинутая система обработки даже неявных мысленных запросов, но перед глазами всплыло:

«Желаете, чтобы вся доступная информация о пользователе отображалась в режиме реального времени? Внимание! Помните, что Вам доступны лишь данные, которые юзер сам разрешил к публикации (кроме никнейма и социального положения, а также места в общем рейтинге)!».

Да!

И пометка — настроить интерфейс необходимо! Настроить! Чтобы надписи всплывали где-нибудь на периферии, а не заслоняли обзор.

Так во время боя выскочит подобная ерунда, отвлечешься, и выносите готового.

После подтверждения запроса над удаляющейся девушкой возникла надпись, совсем как в он-лайн игре:

«Надежда Волкова111. Серая. Кандидат на вступление в клан «Север».

Общий рейтинг: 47 564 327

Клановый рейтинг: 4 860 318

Место работы: Горничная, постоялый двор «У резвого Вилли»».

Так, с этим ясно.

А теперь мыться, мыться и еще раз мыться! Но сначала в два укуса проглотил очередную галету. И с обнаженным ятаганом зашел в уборную.

…Давно, казалось, целую вечность я не испытывал такого блаженства. Горячие струи воды сначала окрасились пусть и не в «радикально» черный, но близкий к нему цвет. Нет, душ, несмотря на кажущуюся простоту конструкции можно смело вносить в величайшие изобретения человечества. Минут десять я просто стоял отмокая. Крохотная кабинка наполнилась паром, стало жарко, пусть и не как в бане, но здорово. Просто восхитительно проходиться жесткой, мыльной мочалкой по распаренному телу. И так на два раза. Терся до красноты. До скрипа. Несмотря на то, что нападения вроде бы не ожидалось, бдительности не терял.

Поэтому в последнюю очередь настал черед волос. Те свалялись и скорее напоминали дреды Боба Марли, нежели, как мне заявили в парикмахерской, выставляя ценник, — «растрепанный шик, а ля Джонни Депп».

Еще бы голод не донимал… Но надо всего лишь потерпеть.

Скоро, совсем скоро. Однако желудок издал недовольный рык, словно матом покрыл. Ты мне еще побурчи!

Из уборной выходил опять же с опаской. Сначала практически выскочил, под шум воды, краны я специально не закрыл. Как мне показалось, они расскажут, если кто-то и дожидался меня снаружи о том, что пока еще не закончил процедуры.

В комнате никого. Да и никто не нужен. Пришли мысли, что на ночь необходимо как-то обезопаситься. Так и вновь подумалось, с ума сойти — раз плюнуть. Нельзя постоянно находиться в напряжении.

После того, как тщательно растерся большим махровым полотенцем и окончательно обсох, надел термобелье, извлеченное из вакуумной упаковки. Все думал, после слов Джоре, что и оно будет с чьих-то «плеч». Тот нагнетал?

Как выяснилось через минуту, сенсей не соврал, специально анорак внимательно осмотрел. Следы пусть и очень аккуратной, но штопки со спины в районе правой почки, а спереди прямиком на печени. Если не ошибался, то первый, и второй вариант ранений, конечно глубоких, были вроде бы смертельными. Я получался третий владелец?

Ладно. Нечего прохлаждаться. Пока не принесли одежду и перед выходом в люди, требовалось еще многое сделать.

Первое, разобрать до конца трофеи. Метательное оружие и тул со стрелами в сторону. Во-первых, стрелял из подобного пару раз у друга на даче, а, во-вторых:

«Внимание Вы не можете привязать модернизируемый лук «Убийца Теней» (класс оружия: не определен). Для этого требуется выполнить следующие условия:

— магические способности 2, прогресс по шкале Стоунхенджа не менее 92 % (дополнительное условие: трансформация крио не менее II по системе Никонова);

— магический резерв 2, прогресс по шкале Стоунхенджа не менее 92 % (дополнительное условие: объем не мене 5 000 ед.);

— сила 2, прогресс по шкале Стоунхенджа не менее 92 %;

— ловкость 2, прогресс по шкале Стоунхенджа не менее 92 %;

— выносливость 2, прогресс по шкале Стоунхенджа не менее 92 %;

— восприятие 2, прогресс по шкале Стоунхенджа не менее 73 %;

— координация 3, прогресс по шкале Стоунхенджа не менее 85 %;

— зоркость 1, прогресс по шкале Стоунхенджа не менее 41 %».

Первый раз встретил предмет с таким количеством требований для привязки. Впрочем, много ли я видел? То-то!

Взглянул на плеть. Изначально посчитал ее ерундой, чему способствовала современная пропаганда всяких фриков и их садо-мазо инструментов. Однако в босоногом детстве мы такими бутылки разбивали, доски ломали, конечно, не сразу приходило умение. Но как-то глаза друг другу не повыбивали. Еще одному витку в развитии кнутомашества тогда поспособствовал фильмы про Индиану Джонса, появившиеся на немногочисленных видеомагнитофонах. После чего многие учились пересекать по воздуху местный ручей, цепляясь плетью за ветки близлежащих деревьев. И так далее. Я тоже тогда делал определенные успехи.

Но, как такое оружие Джоре оставил в моих руках? А хозяин расстался с ним спокойно?

«Модернизируемый боевой кнут «Арапник» (класс оружия: уникальный). Атака: +70. Для получения более детальных сведений требуется полный определитель древних вещей и вещей из других реальностей. Стоимость подключения 120 000 марок! Внимание! У вас недостаточно денег на счете!».

Хотя, что я знал здесь, в мире Нинее, о термине «уникальность» по отношению к предметам и оружию? Может это и не такая редкая вещь. И вовсе не убервафля. Несмотря на явный намек Магги на принадлежность к категории либо древнего оружия, либо принадлежащего другой реальности.

Скорее всего, не так кнут был и хорош, похоже, именно так и обстояло дело. Учитывая, что для привязки и активации всех свойств требовалось всего лишь «восприятие» в тройку и «магические способности» такого же уровня. Хотел убрать в контейнер, но передумал. Отложил в сторону. Потренируюсь на природе, вспомню детство.

Достал обломок базового копья. Панголин «потрудился» на славу, как бензопилой срезал второе колено возле крепления его с первым, провозившись с полминуты, получил обоюдоострый меч почти метровой длины. Казалось бы сущая нелепость, ведь под рукой оружие с большей атакой — глефа.

Но у рогатины имелась возможность одним ударом решить исход любого поединка с некротическими существами. Несмотря ни на какие коллизии, красный квадрат со световым копьем никуда не исчез, позволяя сделать вывод, что вонючий ящер, во всех смыслах этого слова, не повредил функционал. А еще третья часть без проблем «встала» на место сломанной. И теперь его можно было использовать пусть и с выдумкой не только в качестве короткого копья, но и как импровизированный лом, наличие которого потребовал Джоре. Никаких предупреждающих системных сообщений не появилось, специально и в логах посмотрел. Все нормально.

Повертел в руках магический баллистический вычислитель PPR-12 — штуку похожую на проекционный дисплей Google Glass, которая позволяла вести «прицельную стрельбу по подвижным и неподвижным объектам» и была «совместима со всеми приборами типа «Амиго»». Убрал обратно в контейнер, так как требовалась двойка в характеристике «восприятие» для активации.

Помощник или иноземный «друг» походил на самые обычные смарт-часы для любителей экстремального спорта с большим квадратным экраном, к нему в комплекте шли прозрачные очки. Пока не вчитывался в описание, хватило даже не короткой заметки: ««Амиго»; модель LNT-VII; данный прибор значительно облегчает деятельность пользователя во всех сферах жизнедеятельности», а того, что требовался показатель в пять все в том же восприятии. Зачем в таком случае пока себе ерундой голову забивать?

Время, время…

Надо же, всего двадцать пять минут прошло, а, казалось, целый час пролетел. Выругался мысленно на нерасторопный персонал. И проглотил остатки последней галеты. Захотелось пить. Вода из-под крана меня вполне устроила. Нормально.

Вновь занялся разбором вещей в сундуке.

Где эту чертову Надьку носило? Решил, если через пять минут не появится, разогрею банку тушенки.

Стараясь отогнать немного голод, полностью погрузился в разбор вещей, отчего-то вновь начинала накатывать такая тоска, лютая злоба и целый букет эмоций — впору в петлю лезть, а еще началось погружение в пучину извечного русского: «кто виноват и что делать?».

Нет, еще одно «Самообладание+» сейчас точно не помешает.

Передозировки, как гарантировал продавец быть не должно. Поэтому на помощь пришла волшебная инъекция.

Через несколько секунд после краткого мига эйфории все стало предельно ясно. На свои места. И никаких слезливых соплей. Ответы очевидны. Да и в принципе, пока северный лис только рядом проходил, особо не приближался. Удача же на моей стороне. А больше ничего и не нужно!

2

Злость и некая обреченность ушли, растворились практически без следа. Средство вновь подействовало как нужно. Даже недоумевал: и чего на девчонку взъелся всего пару минут назад? Тем более, пока и без одежды дел хватало.

Например? Да, кто мешал тот же рюкзак собирать? Правильно, никто!

Только-только потянулся к оставшимся трофеям, как перед глазами возникло входящее сообщение от Джоре. Оно удивило не только пометкой «важно!», но и содержанием: «Обязательно возьми с собой в рейд лук, глефу, ятаган, плеть, «Амиго», магический баллистический вычислитель, боевой и метальные ножи, трофейную одежду и плащ. Это кроме обязательного набора, о котором я говорил во время инструктажа. Что-то может и понадобится. Остальное — на твое усмотрение».

Спрашивалось: «зачем?».

Да, зачем, мне это все таскать на себе, если я не мог использовать ни часть оружия, ни приборы?

Но смысла возражать не видел. Уверен, помощник наставника знал о подобных проблемах гораздо лучше меня, чья задача пока заключалась в практически беспрекословных выполнениях особо ценных указаний. То, что они принадлежат именно к такой категории, говорил красный восклицательный знак в заголовке.

Собственное практически рабское положение бесило, однако «взбрыкивать» еще не пришло время. Посмотрим-посмотрим, чем все закончится. А там отольются всем кошкины слезки.

Хотел ограничиться коротким: «Ок», но внезапная мысль заставила в кратких емких выражениях поведать о том, как на меня хотела напасть в комнате непонятная волосатая лютая хрень. И побежденная мною в неравном бою. При этом название «маунах» не упоминал, как и остальными, почерпнутыми из магосети знаниями не спешил делиться.

«Буду через десять-пятнадцать минут. Жди. Продолжай собираться. Тварь запиши на видео, она скоро исчезнет».

Ровно как в той старой-старой песне, которая вдруг неожиданно пришла на ум: «Подождем твою маму, пождем твою мать». А ведь наставник явно знал, с чем я имел дело. Он тоже в деле? Нет, не должен я ошибиться. Вероятно…

Почему принял такое решение?

Все просто. О гибели теневого монстра в любом случае станет известно. Но раз противник прибегает к разным ухищрениям, то убить просто так, как муху прихлопнуть, он нас не может. Почему во множественном числе, потому что я никогда не считал себя ни избранным, ни особенным. Да, много за мной числилось грехов и недостатков, однако этот не принимал гипертрофированные формы. Сейчас же создавалась ситуация, когда будут либо сброшены все карты и маски, либо я столкну две силы лбами — отряд «Снежных волков» и загадочного «некто», к отряду которого сразу отнес Иваныча, в миру Вилли.

Ведь не просто так он дал указание заселить меня — человека без НАЗа в комнату со зверем, обычная деятельность которого и приводила к сбою Магоинтерфейса. Почему он в единственном числе? Потому что Джоре, в отличие от толстяка, знал о случившемся со мной, а его подручная Саманта спасла. Возможный рецидив мог произойти только через несколько суток. Данные тезисы не исключали вероятного сговора, слишком мало данных, впрочем, как и абсолютно не отменяли возможного нас убийства именно командой Никодима.

Понять подоплеку их деятельности, конечную цель — тогда можно было бы хоть как-то противостоять, что-то противопоставить. Возникало множество вопросов, ответов на них не имелось. Мы грязные, никакими талантами не обладали, среди прочих на родной Земле не выделялись. Понятно бы было, например, перенесли в другой мир одаренного математика, физика или даже инженера, а тут он оказался черным. Да, плевать всем. Не для того его тащили сюда, чтобы он шорохался по локам, собирая траву или выкапывая корни.

Дома одних китайцев больше полутора миллиардов, гениев же единицы. К чему моя эскапада? Зачем среднестатистических бедолаг берутся «учить» жизни лучшие из лучших люди клана Север, к тому же опаснейшие из них? Типа делать нечего?

Вот-вот.

Мысли пусть и не текли мерно, а неслись, словно электропоезд по маршруту Пекин — Нанкин, достигая умопомрачительных для такого вида транспорта скоростей. Я же продолжал планомерно обыскивать вражеские подсумки.

В первом обнаружились четыре книги: «Как стать «повелителем зверей»? Советы от Живаго Доктора», «Основы алхимии и зельеварения», «Тысяча и один совет от Любецкого», «Монстрология».

Если первые две работы выглядели, будто только что увидели свет в современной типографии, то последняя пара трудов явно сменила не одного и даже не двух владельцев. Толстые фолианты в кожаных переплетах, с пожелтевшими страницами, имели широкие поля, на которых кто-то вел свои заметки. Последней находкой стала идентичная моей записная книга «Клио-3», не содержащая записей. С честью сберегла хозяйские тайны. Сдам, все деньги.

Второй подсумок обогатил предметом, который откровенно порадовал: «полноразмерный мультитул «Охотник» (класс: обычный). Облегчающий жизнь каждого собирателя атрибут, заменяющий более восемнадцати инструментов. Благодаря легкости (вес: 0,4 кг) и компактности (длина в сложенном виде 16 см), а также набору инструментов, как и особым свойствам (атака: +16) он будет полезен в локациях до уровня «B»». И еще несколько страниц рекламного текста выдала Магги. Чехла к нему не прилагалось, но дареному коню в зубы не смотрят. Сразу отложил в сторону.

Если следовать линейной логике, то выходило, что даже обычные вещи, такие, как палки, камни и прочее, в зависимости от «уровня» локации имели характеристику «защита». Ведь инструменты нуждались в «атаке». Интересно, как там взаимодействовать с окружающей средой, если ты не обзавелся специфическим оборудованием?

Еще нашлось два почти идентичных цилиндрических контейнера явно из какого-то очень легкого металла, но не алюминия, на корпусе просматривалась одинаковая затейливая вязь рун или магических символов, которые похоронили неявные мечтания о волшебной стезе на корню.

Оказалось это хранилища для чуть розовых кристаллов. Тут же всплыло окно со справочной информацией: «Одноразовый кристалл-накопитель магической энергии (ОКНМЭ-1И):

— материал изготовления: эртенит;

— класс: малый;

— максимальный доступный объем: 5 000 ед., текущий — 0 ед.;

— энергопотери вне спецхранилища 4 % в час;

— возможность наполнения: не более 20 раз в течение 3 декад;

— на воздействие крио-поля: абсолютная инертность;

— энергопередача: однократная, кратковременная (5–7 минут (зависит от качества материала))

— текущая стоимость в официальных торговых точках при покупке 1 000 марок.

Внимание! Всегда помните о технике безопасности! Если вы не сможете использовать более половины объема кристалла в течение указанного срока, то происходит его саморазрушение с последующим выбросом накопленной энергии!».

Не в этом ли заключалось еще одно различие между кастами? Так как, учитывая название «малый», а также количество раз, за какие он заполнялся, сравнивая с моими десятью единицами резервуара и 0,17 единицами восстанавливающимися в час…

Мда… Магом мне точно не стать. А еще, вот уверен, существовало множество препятствий возводящих даже не могильный холм, но насыпной древний курган на детской мечте.

Стук в дверь прервал мои размышления. Думал наставник или Надюха, но к моему удивлению это оказался Бара-Бек.

— Тебе чего? — недружелюбно спросил я, перегораживая путь в комнату толстяку.

— Давай зайдем, а? Надо поговорить! — в глазах непонятный блеск. Лихорадочный? И еще, постоянно нервно озирался.

— Хорошо, — вспомнил наркотиках я. Явно ведь того ломало, тогда почему у Вилли не приобрел необходимые средства? Прислушался сам к себе, и неожиданно понял. Отторжения о продаже «новичка» мысль не вызывала. Почему? Потому что это не противозаконно. Спрос рождает предложение, а не предложение спрос. Точка. Хочет толстяк курить, пусть себе курит. Мне тоже сигареты продают, не даром дают, не заставляют покупать — успокоил себя. Припечатав напоследок разницей в нравах и обычаях, в Индии, например, за ту же шурпу из говядины могут и спалить тебя живьем, никто не вступится. А в арабских странах… Тьфу, совсем не туда потащило.

Отступил в сторону, пропуская гостя. В самом прямом смысле «дорогого», дешево дурь не отдам!

— Слушай, друг, — без обиняков начал тот, — Ты же с того чела трофеи получил? Осмотрел? Нет там ничего такого, чтобы убиться?

— Может и есть… — неопределенно пожал плечами, напуская на себя безразличный вид.

— Я не просто так, у меня осталось полторы тысячи марок… Сунулся в кафе, там минималка три штуки. Понял, три! — потряс тот возмущенно отчего-то пятерней, — А хотелось в рейде с умов слететь немножко… Самую чуточку, — тут он развел немного большой и указательный палец, — Раз сейчас не получилось, там в самый раз…Ну как?

— Есть! — решил не запираться, один черт, мне она ни к чему.

— Отлично! Это просто здорово! — обрадовался тот.

Смотрел на товарища и не понимал. Реакции какие-то совершенно странные. Дикие? Черт его знал, да, он все знал, но не рассказывал каждому встречному. Может, так и ведут себя наркоманы? К своему счастью, особо пересекаться с ними не доводилось, даже в годы студенчества. Показывали издалека, мол, вот он герой дня. И только.

А еще беспокоила тревога, все происходило будто в сказке «По-Щучьему велению», надо денег и имеется специфический товар, вот уже и покупатель обивает пороги. На банальную Удачу не спишешь.

Опять постучали.

Бара-Бек вновь нервно заозирался, а затем зачастил:

— Ты это, захвати с собой, хорошо? А мне пора, да, да, пора! Там в рейде сам тебя угощу, жаба не задушит! Раскумарю от души!

Только вновь плечами пожал недоуменно. Если бы хотел, зачем мне его угощение, она уже у меня? Или это какой-то особый шик их субкультуры?

Открыл дверь. Надежда, свет моих очей! Принесла одежду.

Хотел остановить нарколыгу, дабы завершить на берегу сделку, но не успел, тот уже смешно семеня короткими ногами, удалился метров на пять — семь. Окликать не стал. Странный тип. Псих?

Удивлял и следующий факт, пингвин не поинтересовался какой именно товар имелся наличии, количество доз там или чего… Но может на него так действовала установка Магги? Я ведь тоже далеко не король адеквата сегодня.

Перевел девушке чаевые, поблагодарил. Та улыбнулась теперь ну очень приветливо, в тридцать два, даже не верилось, что какие-то минут сорок назад, только не кидалась кусаться. Волком точно смотрела, как и от души проходилась в голос и по маме, и по папе, и по всем родственникам, а на мне точно танк поездила. Втаптывая и смешивая с грязью.

Вовремя явилась.

Облачился в штаны, свитер и сапоги.

Посчитал, что ременно-плечевая система с широким бандажом и отчего-то с защитой в десятку от Билла с говорящим названием «Титан» будет на мне сидеть гораздо лучше, чем бюджетный вариант от «Севера». Но самое главное, обнаружилось после привязки: «данная система позволяет снижать вес груза, закрепленного на ней, на 10 килограмм на территориях оазисов, в локах и в экстерналке. Общее время работы без подзарядки: 265 часов».

Отлично!

Но самое главное она была подготовлена под куртку. Плащ же я просто свернул. Хотел пока захватить в качестве ручной клади. Жарковато все же.

Закрепил на бандаж дополнительные подсумки — ничего сложного. Вернул на место ятаган, мачете решил оставить в индивидуальном хранилище. Для чего без дела дополнительную тяжесть таскать? Пристроил охотничий нож.

Нашлось место и под специальный подсумок с маской противогазом, которая идеально мне подошла и очень плотно прилегала к лицу. ИПП в специальные под них карманы, аптечки взял обе. Средство от Француза спрятал в карман. Очки пока убрал. Вернул фляжку с коньяком на законное место. Сигареты, зажигалка, трубка, «новичок». Литровая фляга под воду за спину, рядом с кнутом. С другой стороны подсумок с армейским котелком, где были плотно упакованы сахар, соль, дополнительный коробок охотничьих спичек, пачка черного чая. И так далее.

Сапоги сразу сели, как влитые. Метательные ножи вставил в ножны. Присел несколько раз, прошелся из угла в угол, просто здорово, будто на меня сшили. Попрыгал. Вес даже не ощущался.

А дальше начались сложности, но решаемые. Разобрал вновь копье. На наконечник нацепил чехол и вместе с не пострадавшим коленом прикрепил слева к рюкзаку, с другой стороны свое место занял топор. По центру — МПЛ. Еще взял с десяток разнокалиберных мешков под ингредиенты, на всякий случай, чем черт не шутит, туда же отправился дополнительный контейнер под кристаллы, две пары запасных перчаток. Третий сосок или какую-нибудь волосатость не хотелось ни в коем разе. Коробку с принадлежностями отправил туда же.

Спиннинг решил не брать, но донки упаковал в кармашек, как и чехол с принадлежностями для добычи сока джиусамра.

Тут появился наставник. Выслушал мою исповедь, но невнимательно. Его она не интересовала. А про магические способности и их возможное развитие только отмахнулся, его больше интересовала моя амуниция, которую он помог закрепить должным образом. Чего-то я явно не понимал…

Через пять минут, когда сборы были завершены, сказал на выходе.

— Вилли я вызвал. А тебе повезло, Пит Булю — нет, не успели немного. Уже ласты склеил, чуть бы раньше тревогу объявил, может, и удалось спасти, — сказал с явным безразличием, — Или нет.

Вот так.

Умер Максим и черт бы с ним.

Пит Буль… а перед глазами давным-давно прочитанная статья, что именно эту породу активно использовали в собачьих боях.

Бойцовский пес ушел в минуса вопреки воле монеты наставника?

* * *

…Завертелось все и сразу…

Я, одетый и собранный, вооруженный до зубов, которые предстояло только научиться пускать в ход, с рюкзаком за плечами, вышел вслед за Джоре из комнаты.

Тот разулыбался как-то по-доброму, отчего сделался сам на себя не похожим. Проследив за взглядом наставника, выяснилось, что виновником хорошего настроения послужил хозяин заведения. Последний вальяжно и уверенно вышагивал по коридору, будто паровой броненосец плыл среди парусников, подавляя массой и боевой мощью другие суда.

Толстяк надул покрасневшие щеки, пыхтел и дышал шумно. Лицо выражало крайнюю степень брезгливого недовольства, мол, чего холопы отвлекаете господина от дел. А шрам на лице сделался почти малиновым.

Да он в ярости!

Впрочем, кого волновали чужие головные тараканы и эмоции? Правильно, никого!

Не доходя до нас пары шагов, метрдотель на повышенных тонах, едва не брызгая слюной, начал почти орать:

— Какого черта ты меня дергаешь? Я тебе… — что «тебе» тот договорить не успел.

— Ах ты падаль! — взревел Джоре, проводя с подшагом явно отточенный круговой удар ногой в левый бок Вилли. Вышло резко, жестко и хлестко.

Если бы трактирщик полностью не оправдал свое прозвище — «Резвый», то его ребра, вот сто процентов, проткнули бы легкие, а в стороны брызнуло насыщенной кислородом алой-алой кровью.

В нормальном мире, насколько я знал, один раз столкнулся и сам, — почти гарантированный летальный исход. Здесь… Здесь, а черт его знал, если сломанную челюсть в минуту залечили.

Однако толстяк с невероятной для такой туши скоростью и некой грацией успел поставить блок левой рукой, закрываясь и принимая оборонительную стойку, даже чуть сместился в сторону. Панда Кунг-фу, мля! Но и это не помогло избежать столкновения со смертоносным и стремительным снарядом, в который превратилась конечность сенсея.

В тишине, ставшей внезапно оглушительной, раздался хруст предплечья, прозвучавший пусть и не пистолетным выстрелом, но около того. Как-то отстранено я успел подумать про «закрытый перелом». А Вилли отбросило примерно на метр. И массивная туша хозяина гостиницы смачно впечаталась в стену с такой силой, что в разные стороны полетели куски пластиковых панелей, обнажая вездесущий дикий камень.

Надька, выпорхнувшая из двери соседнего номера с подносом в руках, оказалась невольной свидетельницей расправы над своим господином. Девушка открыла широко большущий рот из тех, про какие обычно говорили — «рабочий». Ожидал пронзительного на грани ультразвука ора-визга, но она только быстро-быстро моргала огромными глазищами под звон бьющейся посуды.

Одновременно с этим Джоре мгновенно переместился в пространстве и нанес два добивающих удара в лицо противника. Один Вилли успешно сумел блокировать — прикрылся правой рукой, но второй не успел отразить. Накладки на беспалых перчатках сплющили нос, откуда сразу брызнуло юшкой, заставили откинуться назад голову. Затылок глухо ударил по полу. Учитель смачно сплюнул куда-то в сторону и пнул в бок жертву. Но бил не сильно, скорее, для проформы, а также закрепляя окончательно свое право победителя и указывая место в иерархии только что бывшему хозяину не только постоялого двора, но и жизни: «Vae victis»[1]. Этот тезис оставался актуальным, наверное, с начала не только зарождения какой-то цивилизации, а человека вообще.

Еще вчера или позавчера, черт его знает сколько времени прошло с моего пленения, я бы только вскользь «зафиксировал» картину происшествия, например, эпизод с горничной. Сейчас же мозг работал в абсолютно ином режиме и на порядки быстрее всяких молний. Он походя вычленил «неправильное» поведение Надежды. Добавил в уравнение отношение окружающих к царившему вокруг насилию, кое не только являлось нормой, но и было неотъемлемой частью «дивного нового мира». Тем более, к смерти тех же постояльцев до этого дамы относились легко и просто. В голове вертелось лишь одно сравнение: «будто опытные работники морга». И сделал простой, в общем-то, вывод: не часто, а может быть и никогда на глазах персонала хозяин постоялого двора не подвергался избиению. Именно это говорило об уникальности действа. И еще о чем угодно, но не о том, что данная сцена специально «разыграна» для меня.

— Ну, что поговорим, жирная паскуда? — дружелюбно произнес сенсей, опускаясь на корточки рядом с постанывающей жертвой и добро так заглянул в глаза, — А ты шевелись! — рявкнул, не оборачиваясь, на девушку, которая суетливо собирала остатки посуды с пола, укладывая их на поднос и стараясь не смотреть в сторону Джоре.

— Какого хрена, Мнемоник?! Ты совсем с катушек слетел?! — трубно и басовито завел речь трактирщик, однако в голосе уже не было ни превосходства, ни высокомерия, лишь полное и абсолютное непонимание обстановки, — Озверина хапнул?!

— Сейчас мы посмотрим, кто тут с чего «слетел» и что «хапнул»! — зловеще произнес наставник, передразнивая пострадавшего и чуть растягивая слова, — Но главное, почему ты моих подопечных решил к праотцам отправить. И с чего решил, что это сойдет тебе с рук. Все проясним. Все…

— Ты сейчас вообще про что?! — изумлению трактирщика не было предела. Глаза выпучились, он в этот момент стал напоминать жабу. Здоровенную такую склизкую лягуху.

— Маунахи…

— Что маунахи? Они здесь при чем?! И Арнольда я не кидал! — порывисто перебил тот, чуть болезненно поморщился. Но страх исчез из глубины глаз, что же до злости… Не знаю, не знаю. Возможно, и затаил, — Ты, давай, нормально говори! А не корчи тут из себя Жеглова! Я никого не собирался убивать! Хотел бы… — тут он поперхнулся, не став развивать мысль, затем подытожил, — Это, во-первых! Во-вторых, сейчас лекаря приму, — и, не обращая внимания на паузу в разговоре, потянулся во внутренний карман обычного пиджака, на который сменил фартук. Достал треугольный флакон, примерно такой же формы и размера, в каком раньше, в бытность моего деда, держали чернила школьники. И какие чудом ли, рачливостью ли бабушки довелось мне лицезреть воочию. Свернул двумя толстыми пальцами пробку, а затем влил в широкую пасть содержимое, скорчился, выдохнул и произнес ворчливо, — Ну и ноги у тебя, будто из железа… Мгмммм…

Конец фразы потонул в зубовном скрежете, стало слышно хруст, исходящий от поврежденного предплечья. Кости на место вставали? Секунд двадцать трактирщик мычал, по всей видимости, боролся с болью, пытаясь не заорать. Получалось. Да, медицина тут пусть и волшебная, но отнюдь не гуманная. На себе познал. Хотя…

Пока учитель думал, его визави окончательно пришел в норму. Сначала сел на широкую задницу, потом придерживаясь за стенку, поднялся. В глазах явно сверкнула ярость, когда он посмотрел «трезвым» взглядом не дело тела своего. Тем временем, сенсей кратко, буквально в нескольких фразах поведал о произошедшем «инциденте» с участием его ученика в главной роли.

— Вот ведь гадство… — матом покрыл меня, а затем, видя задумчивое выражение на лице Джоре, потерпевший зачастил, — И? Я тут каким боком? Какое, мать его, убийство? От постояльцев претензий не поступало! Никаких нареканий! Ну, чуть побоятся новички и все. Все знают, маунах — безвреден! Здесь налицо ущерб мне! Я повторяю — мне! Именно мне! Твоего долб…, — выражение потонуло в кашле, учитель лениво сунул кулаком в живот бутозеру, отдышавшись тот продолжил почти плаксиво. С таким голосищем получилось плохо. Нет, однозначно, хреново получалось! — Мало того, что лишили за просто так полезнейшей дорогущей живности, так еще и ущерб здоровью налицо и по лицу! «Лекаря» приплюсуй сюда. Пять штучек, как с куста! А ремонт?! Я спра…, — но тут же поправился, — Так вот, мне интересно, кто заплатит за ремонт?!

— «Все», говоришь? «Приплюсуй»? Ты идиот? Или на мельницу Лукавого решил водички плеснуть? Так я вас обоих сук в асфальт живьем закатаю, — говорил он тихо, с почти безразличными интонациями, но в коридоре вдруг стало темнее, будто в одночасье у всех магических ламп выкрутили подачу энергии на минимум. А еще под ними стали сгущаться шевелящиеся тени.

Маска «добрячка» была окончательно сброшена. Даже я, кого гнев сенсея не касался, прочувствовал всю истину короткого выражения: «запахло бедой». Как бы еще чем не стало пованивать… Интуиция орала и требовала — бежать, бежать как можно скорее и как можно дальше от этого места. Здесь каждый кубический миллиметр воздуха пропитала угроза. И угроза смертельная.

Проняло не только меня. Сразу был налажен продуктивный контакт. Из путаных пояснений трактирщика выяснилось следующее. Ему повезло перехватить партию маунахов у должника-диггера восемь дней назад. Досталось ни много, ни мало, а целых четыре взрослых особи, которых сразу рассадил по «стратегическим» точкам.

Из-за древности здания, имевшего крайне запутанные коммуникации, а также близости Провала, после каждого Прилива от «жрунов» и «поползней» получалось избавляться только с привлечением дорогостоящих волшебников, практикующих бытовую магию. К рассаднику «порождений Бездны» добавлялись и вполне себе обычные крысы и мыши, различные насекомые, как и огромное количество других паразитов. Поэтому приобретение лохматых «пугачей» превращалось в идею фикс, так как при всех других своих недостатках, хозяином постоялого двора и дельцом, Вилли был настоящим. И заведение было его детищем.

А маунахи на рынке являлись той еще редкостью. Усугублял ситуацию и факт принадлежности нашего трактирщика к касте черных.

Никаких подлых планов относительно добычи кристаллов с новичков он не имел. «Все знают, у меня приличное заведение! Заплатил за проживание, и как у Христа за пазухой!», — даже категорично рубанул тот левой ладонью по стене, явно забывшись от возмущения, а затем болезненно сморщился. Видимо, несмотря на эффект сродни чуду, заживляющий эликсир все же тот имел какие-то ограничения.

— И сам подумай, смысл с такого кристалл получать? Он же нулевой! Если еще с зомби, куда ни шло, но с гомо… Тем более, как ты сам только что и сказал, в экстерналке они не были, ни одной эрки не набрали. Если такие пустышки втюхивать даже как эрзац, больше чем за тысячу — не толкнешь. И то, при большой такой Удаче! А мне каждый пугач обошелся в двадцать пять косых марочек. Одна к одной! Где моя выгода? И при каких делах здесь Лукавый? И вообще…

— Закройся! — Джоре картинно приложил указательный палец к переносице, явно обдумывая, как поступить. К моему удивлению, Вилли смог с собой справиться и замолчал, а начальник достал сигарету, прикурил ее автоматически от небольшого светящегося шара, который возник на ладони, затем спросил, — Меня интересует один вопрос, почему не уведомил, что у тебя тут рассадник маунахов? И почему именно Стафа решил в такой сунуть? Он практически один из той группы, что встречал ты лично, без НАЗа?

— Кого и когда? Нигде не прописан в договоре с ЦК и Кланом подобный аспект! Здесь была свободной и под ваши нужды только одна комната. Эта! — несколько раз ткнул тот большим пальцем себе за спину, хотя располагалась она в противоположной стороне, — Видок у него был… Закачаешься. Еще и воняло, как от канализации. Здесь столкновение с представителями «серых» и «чистых» — минимальное. А у меня огненные Ледяной Насти решили несколько дней провести. Снобы еще те! Последствия при встрече представляешь? И еще раз повторюсь, маунахи безопасны!

— Меня, например, — вполне спокойно и уже без всяких угроз сообщил сенсей, — Мы бы в комнаты с твоей живностью поселили тех, у кого вероятность сбоя минимальна или успевших, обзавестись НАЗами. Безопасны, говоришь… Ты это Пит Булю расскажи. Кстати, околоточный должен минут через пятнадцать подойти. Сбой у парня с летальным исходом. Могу на встречу отправить и с ним. И еще, с твоим дружком — Лукавым, мы заключили пари. Простенькое. Я сказал, что у меня до выпуска из группы дойдут минимум семьдесят процентов подопечных. Живыми. Из-за тебя шансы значительно понизились. Поэтому подумай, чем ты компенсируешь Стафу ущерб. Ведь он тоже был в группе риска. И не фуфел какой-нибудь предлагай! Иначе, огорчусь. Мне ты уже возместил, — отчего-то кивнул вверх в направлении светильников. Итак, твое предложение?

Вот здесь Вилли даже сглотнул.

Мда.

Интересная картина. Видимо, именно с незнакомым спорщиком и связано изменившееся настроение метрдотеля, так как уже почти расслабившийся до этого момента, ему казалось, все кончилось, пронесло. Даже пробовал снова начать качать права, а теперь вон испугался.

Тот же кивнул сам себе и заговорил, благодаря усилившейся внимательности, я смог увидеть едва заметную ехидную усмешку, появившуюся на лиц усача, которую он в них же и спрятал, напустив на себя скорбный вид:

— Даже не знаю… Вот смотри! Предлагаю взять либо вот этот предмет, либо десять тысяч за него. Еще месяц проживания и на это же время одноразовый обед после истечения бесплатного срока… Смотри, — и видимо для театральности произнес с пафосом вслух, — Разрешаю пользователю Стафу ознакомиться с параметрами данного предмета!

Покопавшись в кармане, извлек вроде бы обычное медное кольцо с едва заметными сплетающимися между собой почти черными руническими символами. Они были заметны, только если очень внимательно приглядеться.

«Кольцо «Зельевар» (класс предмета: редкое) — используется алхимиками для определения состава эликсиров, настоек и т. д., довольно точно указывая процентное содержание того или иного ингредиента. Особенности: низкое энергопотребление.

Дополнительно: автоматически настраивается по размеру владельца.

Для привязки и активации требуются открытая характеристика «магические способности» (чем она выше, тем более точным будет результат, а также возможность использовать более эффективно). Для корректного функционирования необходим доступ к расширенным базам данных, так или иначе связанных с процессами приготовления изучаемого материала».

В принципе неплохо. А еще мне стал абсолютно ясен подтекст.

Сейчас Вилли не знал, что у меня есть возможность для активации данного девайса. Да, с базами беда… Точнее с их стоимостью. Но десять тысяч явно выглядят жалкой насмешкой. Хотя, какая-то часть шептала, возьми, мол, деньги. На НАЗ необходимая сумма будет. Без всяких, вполне возможно, несбыточных надежд. Хабар, хабаром, Бара-Бек, Бара-Беком, а деньги вот — руку только протяни. И с трактирщиком до конца не испортишь отношения. Только тот циник внутри, а также мозг, который благодаря или синдрому Арни, или стимулирующим уколам от Саманты и Ирии работал иначе.

Хозяин заведения в любом случае будет винить меня. Не себя. Ведь, если бы он предупредил тех же наставников, учитывая бросовую стоимость кристаллов, они вряд ли позволили умереть без всякой пользы нам. И у него ни одной проблемы. Сейчас же я выступал абсолютным злом: прибил редкую зверушку, сообщил о ней учителям, а они выставили ущерб за покойного «бойцовского пса», получил от одного из них люлей. И так далее. И Джоре не обвинишь — он недосягаем, а я вот он, рядом весь такой красивый. Под его надежной крышей. Почти у «Христа за пазухой». Если первый месяц, даст Бог, выживу, а я выживу! То буду находиться под присмотром «Снежных волков», которые теперь с него, вот уверен, не слезут. Иваныч на том этапе чихнуть бояться будет в мою сторону. А вот после истечения срока обучения ситуация кардинально поменяется, там можно и яду в еду сыпануть или еще какую-нибудь гадость сделать.

Поэтому:

— Выбираю кольцо. С проживанием давай повременим, а сейчас выдели мне из своего арсенала очиститель, что ты рекламировал. По стоимости сопоставимо. По обедам, удвой на время «бесплатного», — выделил я последнее слово, — проживания пайку. И еще, хотел тебе сказать, не знаю с чего ты взял, что я какой-то там «халявщик», учитывая, что часть за мое проживание заплатил с вычетом у меня же Клан, а вторую Дом Морозовых. Поэтому по отношению ко мне подобного выражения не потерплю! А то окажется, что ты еще, едва не угробив даже не за понюшку табака, мой благодетель. И дамочек своих предупреди. Услышу, пойду и обращусь в соответствующие органы. Пусть разбираются, за что на меня повесили долг с процентами, а на самом деле, оказывается в роли мецената выступил не кто иной, как ты. Что договорились?

Морда Вилли не особо погрустнела, а, значит, я предложил вполне приемлемый вариант. И еще где-то просчитался, чего-то не учел.

— Распоряжение уже отдал. И вот, — протянул тот на вытянутой руке стальное кольцо.

Магги тут же рассказала о подноготной предмета: «Кольцо «Чистюля» (класс предмета: обычное) — позволяет собирателю поддерживать чистоту собственного тела и одежды в надлежащем виде. Количество затрат энергии зависит от уровня загрязнения. После обнуления саморазрушается. Объем резервуара: 3 000 ед.

Дополнительно: автоматически настраивается по размеру владельца».

Нормально?

Удивительно, умопомрачительно, охренивательно!

И это я о ситуации в целом. Проводил взглядом скрывшегося пусть и не в клубах пыли, по причине отсутствия таковой, но уже практически за поворотом Вилли. Точно, резвый.

— Стаф, ты долго копаться будешь? Могу и не ждать, — усмехнулся учитель.

— Иду, — ответил, вновь закидывая на плечи рюкзак, снятый во время избиения младенцев.

Удача сегодня меня откровенно отлюбила по полной программе. Да, было множество ситуаций грозящих смертью, но и прибыток просто отличный. Даже из такой вроде бы сцены я извлек очень и очень много информации. Первое, касалась общих правил жизни на Нинее. Существовали существенные ограничения для «черных» не только в социальной сфере, но и в обычной — экономической деятельности. Например, тот же Вилли, несмотря на довольно прочный статус и наличие денег не мог свободно приобрести тех же маунахов. Такие мелкие детали других аспектов, как «социальная полезность» и прочее требовали дополнительной информации.

Второе, это непосредственно о возможностях и умениях сенсея. Если до этого он показал некоторые фокусы, доступные при изучении заклинаний из магии иллюзий, то сейчас мне открылись умения управлять огненным шаром. Вряд ли он нужен, чтобы сигареты подкуривать. Затем мощный энергетический вампиризм, как реально называлось умение — не важно, главное, магическое свечение ламп действительно, а не воображаемо, значительно снизилось после неких мысленных манипуляций наставника. Вон, и сейчас, будто находились в огромном подвале с одинокой лампочкой сороковкой в патроне.

— Чего задумался, детина? — шутливо ткнул меня в бок Джоре, перебивая мысли.

— Так. Ни о чем, в общем-то, — ответил уклончиво, но видя в глазах собеседника некую требовательность, свернул на проторенную дорожку, где все кругом ассасины, мечтающие убить честных новичков, — Да, думаю вот, несмотря на все заверения, кто-то все же заинтересовался пустыми, как говорил Вилли, крисами. Может из персонала кто-то промышляет.

— А забудь, — тот только отмахнулся беспечно, — Тут как раз все ровно. Прошлые смерти на персонал не получилось бы списать при всем желании, так как его проверяли, о чем имеются соответствующие записи в тех делах. Конечно, не под пытками их добывали, но и не нужно такого радикализма. Все придумано до нас — бери и пользуйся. Обязательно задали всем контактировавшим с потерпевшим десяток прямых и столько же наводящих вопросов, а затем через Систему подтверждение. Вероятность обмана местного околоточного стремится к нулевой. Если же у какой-нибудь горничной имелись такие возможности, то, поверь, она бы не здесь на самом низшем уровне куковала. Нашла бы свое место в этом мире.

Вот обормотка Манька! Ввела в заблуждение относительно отсутствия каких-либо следственных процедур. Хотя о чем я? Издавна известна истина про вранье очевидцев.

— Сам подумай, — нравоучительно продолжил Джоре, — Если бы можно было невозбранно убивать всех и вся, как и не существовало Кланового Закона, — последние слова он произнес так, что становилось понятно, они все с большой буквы, — То чем мы бы отличались от дикарей? И какой бы тут беспредел творился? Да, у нас все очень жестко и порой жестоко, но правила игры установлены четко. Прописаны. В основном клановые, но нерушимые для всех — это уже деятельность ЦК.

— А что такое ЦК? — тут же задал вопрос, думая о том, что в первую очередь необходимо не просто мельком ознакомиться с правилами игры.

А сделать их своей Библией. Ведь зачастую Там, то есть в своем мире, мы в идиотской надежде на защиту государства, каких-то могучих справедливых сил, порядочность финансовых структур часто подмахивали документы, не читая, а выучить их назубок. Права и обязанности изучить настолько хорошо, чтобы никаких лишних вопросов не возникало.

С другой стороны, все упиралось в главный ресурс — время.

Мне в первые сутки раздыха не дают. Такое ощущение, что прошел месяц, а я еще со своей будущей основной работой не познакомился, как и с местом.

— Не забивай голову всякой ерундой, которая тебе пока не понадобится, — Джоре явно не хотел говорить на эту тему, — Захочешь, когда подключишься к Магонету, сам все прочитаешь. Тайны никакой. А сейчас думай о рейде. И плотно поешь. Добираться на дилижансах до первой локи будем часа полтора. Поэтому, только жратва, только хардкор!

И опять, внутренний голос насмешливо опротестовал вроде бы неплохую истину. Ключевое слово здесь «пока не понадобится», а когда вдруг этот миг настанет, будешь ли ты к нему готов? Я всегда относился к той категории граждан, которая считала, пусть лучше ружье простоит всю жизнь в сейфе или топор в углу и никогда не понадобится, но если придет час Х, чтобы оно было, нежели отсутствовало.

Я изобразил видимость, что полностью согласен с наставником, а вопрос про ЦК это всего лишь праздный интерес, разбавить беседой возникшую паузу. Заметку же себе сделал.

Опять все мысли заняли гастрономические картины. Наконец-то нормально поем! Даже облизнулся от предвкушения, а живот, я готов был поклясться, что именно одобрительно заурчал. А не как раньше, то матом крыл, то требовал.

Прошли по длинному коридору этажа, поднялись по лестнице, здесь свернули направо и снова преодолели несколько десятков метров уже до центральной широкой лестницы, чьи ступени убегали, как вверх, так и вниз. Рядом с ней располагались огромные двустворчатые двери со светящейся надписью над ними «Выход».

Одновременно толкнули створки и оказались в просторном помещении вестибюля. Оно было отдано на откуп, наверное, «харчевне» или «трактиру». Не знаю, как правильно назвать это заведение общепита, учитывая, что находился я на постоялом дворе, а не в гостинице с привычными «кафе», «ресторанами» и «барами».

Если провести мысленно прямую линию от нашего текущего местоположения и до еще одних ворот, по-другому, как я отмечал еще снаружи, подобное сооружение называть было мелко. Да и не отражало их сути. За разглядыванием обстановки, даже сбился с мысли. Так вот, именно эта черта и служила эдакой разделительной полосой между чистыми агнцами и вдыхающими дьявольскую отраву.

Обстановка выполнена в средневековом стиле, к которому начал уже привыкать и он не бросался в глаза эдакой экзотикой, даже слева раздача из камня не повергла в околокультурный экстаз, кассы не имелось, впрочем, ее необходимость стремилась к нулю.

Здесь же у стены стояла огромная и высокая, пусть не в потолок витрина. Три длинных широких деревянных стола. По обе стороны скамьи. С десяток круглых столиков на четверых из такого же материала. Огромные светильники, свешивающиеся на массивных железных цепях. Служили скорее для антуража, чем выполняли действительно возложенную на них предками функцию. Все вокруг словно дышало стариной, казалось, любой предмет здесь свидетель не просто смены поколений, но и эпох.

«Зона для некурящих», — рассказало всплывшее сообщение перед глазами. Здесь сейчас обедало восемь человек. Трое оказались из нашей общей группы.

Впереди слева у стены гигантский камин. Для любящих подымить интерьер был идентичный, с одним отличием вместо раздачи барная стойка.

На «правильной» стороне находилось около пятнадцати едоков — двадцати едоков. И минимум четверть опять наши. Негусто с населением. Или я чего-то не знал. Отметил четверых поступивших вместе с нами уголовников, один из которых отведал Плети. Те сейчас пили горькую, курили и закусывали все бутербродами, не забывали и о супе. Ничему не учились. Впереди рейд, терпимость кураторов к выходкам отсутствовала, как класс. Пьяному же «закосячить», как два пальца об асфальт, впрочем, не мои это пальцы, люди все вокруг взрослые.

Нашелся здесь и отчего-то злобный Бара-Бек. Как говорилось, на ловца и зверь бежал. Но в первую очередь — пожрать. Надо, сам подойдет. И так сдерживался, чтобы не броситься бегом к раздаче, как потерпевший кораблекрушение на необитаемом острове к морю при виде парусов на горизонте.

Джоре хлопнул меня по плечу и направился в сторону любителей дыма. Я мельком отметил, как он опустился на место во главе стола и жестом подозвал официантку. Боярин, мать его, почти из анимэ.

Всю прелесть магоинтерфейса и подключения к местной сети, я ощутил, когда начал выбирать еду. Над каждым блюдом, стоило присмотреться, возникало название, цена, вес порции, калорийность.

Огромная глубокая тарелка настоящего красного борща, густого, наваристого и с куском мяса с кулак величиной, вместе с проглоченной слюной отправилась на поднос, рядом соусница в которую не пожалели сметаны и которая шла в комплекте. Салатов, как и супов был огромнейший выбор, но я предпочел всем банальный винегрет, ну нравится он мне, а вот пробовать разную экзотику начиная от местных кальмаров и заканчивая фруктами не было никакого желания, ну и цены росли в прогрессии.

На второе взял сначала две сочные, огромные котлеты, хорошо прожаренные и источающие такой аромат, что, подумав меньше секунды, добавил к ним еще пару.

Над каждым произведением местных поваров словно дрожала полупрозрачная дымка. Запах ощущался, но скорее мимолетный, а вот стоило поставить еду на поднос, как сразу одуряющие ароматы, особенно с голодухи, делали это чувство совсем нестерпимым. Как бы ни вцепиться зубами во что-нибудь не отходя от «кассы».

На гарнир взял картофель, щедро полил его соусом. Четыре куска черного, ноздреватого хлеба. Напоследок на поднос бережно поставил в тарелке порезанное копченое сало и соленые огурцы, их я тоже просто обожал. Яблочный сок в двухлитровом графине со стаканом. И три беляша завершили картину — огромных, румяных и горячих стали последним венцом на срубе или той самой вишенкой на торте.

Обедал я с чувством, с толком с расстановкой, не обращая внимания на окружающее. Сначала думал, все сожру, все проглочу и еще добавки попрошу, но нет. Не зря поговаривали в народе, съел бы глазами. На деле, и мой желудок, оказалось, тоже имел размер.

Налил еще один стакан сока и теперь смаковал его, внимательно и чуть лениво осматриваясь, наконец-то ощущая не раздражение, а некое благолепие.

Эх, жаль закончились минуты райского наслаждения. А этот великолепный, изумительный вкус… Котлеты, будто из детства, когда их готовила мать, соус бесподобный и картофель отличный, не переваренный, не недоваренный. А борщ… Ммм…

И огурцы, тоже шик. Хрустящие, зеленые, пупырчатые, не пересоленная дрянь из «Пятерочки» или обычная домашняя заготовка, а то редкое сочетание — прекрасное малосольное.

Эх, под такое дело водки можно. Но после рейда. Надо к нему еще окончательно подготовиться или доготовиться. Кое-что требовалось, а именно шмат соленого сала, буханка золотистого и такого ароматного аппетитного хлеба, что хотелось впиться зубами здесь и сейчас в горбушку. Пересилил себя. Наполнил фляжку ключевой водой. Добавил ко всему пачку «Кента». Зачем, учитывая две пачки в рюкзаке, еще одну в подсумке? Скорее рефлекс и страх каждого заядлого курильщика при сборах в какую-нибудь глухомань остаться без наркотика. И часто понимаешь, что это больше психологическая зависимость, но себе мы редко привыкли отказывать.

На всякий непредвиденный случай купил за марки четверть литровую бутылку коньяка. Обошлась она в десять марок. У меня возник вопрос, тут что-нибудь имело другую цену? Так как сало, хлеб, чистая ашдвао, кружка черного кофе и сигареты потянули тоже на такую же сумму, учитывая стирку. Усмехнулся, скорее всего, неплохо округлили.

Посчитав все подготовительные дела завершенными, присоединился к остальной группе. Поставил рядом с собой рюкзак, прислонил к нему глефу и, закуривая, благо пепельницы были расставлены по всей площади стола.

Что мне не понравилось? Троица бородатых угрюмых мужиков в тени, в углу, которые практически впивались взглядами в лица членов нашей группы. Такое ощущение, или записывали приметы и фоторобот составляли, или запоминали, выжигая у себя в памяти настолько — ночью разбуди, опишут и вспомнят. Тревожно как-то сделалось на душе. Одними из последних подошли Гарпия и Фокс, а потом наконец-то появилась и долгожданная Саманта. Сразу скомандовавшая:

— Подъем всем! Кареты поданы, господа и дамы! Так что на погрузку…

Ее перебил рев сирены гражданской обороны. И, будто со всех сторон раздался чей-то голос с обязательными металлическими нотками: «Внимание! Всем оставаться на своих местах! Приготовиться к обязательной проверке! К нарушителям будут приняты крайние меры! Внимание…».

Вот и тебе и рейд!

Джоре отчего-то вперился в меня злым взглядом, а затем спросил:

— Не знаешь случайно, что здесь СБ ЦК понадобилось?

[1] Горе побежденным (лат).

3

— Отку… — возмущенно взвился я, но до конца не успел договорить не только фразу, но и слово.

Аааа!

Гггхуа!

Хххррррхрраух!

Сначала тонкий истошный крик-визг ударил по барабанным перепонкам. Затем он захлебнулся в хрипении. Все произошло одномоментно. Когда, как и остальные, я резко обернулся на звук на полу уже бился в конвульсиях Бара-Бек, опрокинув стул. Белоснежная пена изо рта клочьями летела в разные стороны.

Похоже, так действовал сбой магоинтерфейса на новичков. Я краем глаза отслеживал реакцию Джоре. Сенсей, оперев подбородок на ладонь левой руки, смотрел на мученика с каким-то ленивым интересом и задумчивостью. А потом потер большим и указательным пальцем нос. Ни дать, ни взять, эдакая добрая деревенская старушка у оконца. И Саманта явно скучала.

Точно!

У толстяка имелся НАЗ, видимо, поэтому наставники всегда двигавшиеся и действующие с нечеловеческой скоростью никак не прореагировали. Остальные подопечные кидали встревоженные взгляды то на них, то на жертву. Но учитывая отсутствие возбужденных воскликов, за исключением брезгливого хриплого женского голоса: «Сча сблюю…», становилось понятно — с данным явлением они сталкивались.

Вдруг жирдяй неожиданно вскочил, вновь страшно гортанно захрипел. И пробежал по залу, не замечая ничего перед собой. Мебель сносил к чертям. Посуда, летевшая в разные стороны, со звоном разбивалась о пол, брызгая фаянсом и стеклом. Пути безумца смогла помешать только стена, добротная такая, каменная, в которую тот со смачным шлепком врезался всего в трех метрах от меня.

В голове пронеслось, неужели и я так себя вел всего несколько часов назад?

А так, очень похоже на курицу, которой отрубили голову. Если не брать во внимание боль. Какие-то циничные мысли. Вроде бы не мои. Прислушался сам к себе. Сочувствия к Бара-Беку точно не испытывал. Вспомнил и его насмешливый взгляд, когда меня Саманта в чувство привела. И сколько там было превосходства…

Еще и явно скользкий наркоман. Порой скалил зубы добро-добро, но приходило подспудное понимание, что он с такой же улыбкой горло вскроет. Чикатило, мать его.

Запомнил я и момент, как тот с ненавистью, замешенной на густой зависти, исподтишка поглядывал порой на меня. Трофеи жить не давали? Хотя от крысана удирал вперед всех, несмотря на стати. Массой бы задавил.

Тут Бара-Бек, как майский жук, завалился на спину. Еще миг, и, неестественно выгнувшись, задергался, будто в припадке эпилепсии, а шапка пены на лице окрасилась в красный цвет.

«Да, он сейчас реально сдохнет! Вы чего?!», — хотел заорать, обратить внимание на отчего-то затянувшийся процесс реабилитации, но тот уже сучил ногами.

Аргххх…

Гхх…

И затих.

Рядом с телом материализовался кристалл.

Кто-то выругался, но ни один человек не бросился инстинктивно на помощь. Я первые пару секунд был в их числе. Видимо настолько на меня подействовал суммирующийся эффект от двух уколов непонятной химии и такой же от «Самообладания+», что не дернулся. Нет, вру, просто зрелище было слишком нереальным. Но соучеников-то вроде бы никто не пользовал зельями? Взял на заметку эту реакцию коллектива, как и отметил брюнетку-милягу с широко распахнутыми глазами, прикрывающую рот ладошкой. И Вилена что-то пискнула.

Хотя чего ожидать? Большая часть товарищей попала сюда прямиком из тюрем и зон. Они к трупам привычные, и как я понял, сами смертники. Все по краю прошли. Тоже-тоже поставил галочку. Не стоило этого забывать, как и поворачиваться к ним спиной. Вычленил и продолжавшую спокойно сидеть за столиком непонравившуюся троицу бородачей. Оказывается сколько можно и всего передумать за секунду, начиная действовать.

Только бы успеть!

Почти в один рывок-скачок преодолел расстояние до маньяка, благо не успел нацепить рюкзак, после команды Саманты, с которой понял — шутить себе дороже, выбрался из-за лавки ровно по приказу — быстро. Еще до объявления о «плановой проверке». И теперь у меня имелась перед всеми фора.

Остальные ничего не успевали ни сделать, ни даже подумать. Бухнулся на колени, которые сразу же отозвались болью, но какой-то притупленной, ожидал большего, потянулся к трупу, будто случайно, задел рукой, на которую не успел нацепить перчатки, вожделенную цель. Из груди едва не вырвался победный клич.

Принялся, изображая вид доброго самаритянина, не проходящего мимо чужой беды, пытаться нащупать пульс покойника. Крис ему точно теперь не понадобится, а мне все в жилу! Все в струю! Еще и проорал в сторону коллег:

— Да, что вы стоите! Он же умирает! — и мысленно: «разряд, разряд!».

И все-таки я красава! Смог, сориентировался и, уверен, пусть и не пребольно, но все же смог сломать игру учителям. Сто процентов — бойцовский пес это Пит Буль, а «Пингвин» — вот он. И, кстати, именно это было главной целью. Устроили конвейер смерти, понимаешь.

Сердце вновь забухало, адреналина качнуло пусть и поменьше, чем в схватке с крысаном, но тоже немало. Ведь счет шел на секунды. А еще поразился скорости работы мозга — отклик мгновенный: оценил обстановку; просчитал шансы на успех и возможные последствия; решительное действие; результат. Если это от препаратов, и они не приносят неприемлемого вреда организму, то закуплюсь по полной программе. И то время, пока буду находиться под «присмотром» наставников, с них не слезу.

От такой моей неуемной деятельности изумленно посмотрели многие. Я же продолжал изображать кипучую деятельность по оказанию медицинской помощи — тряс за грудки мертвеца.


— Сдохнет — закопают! — веско и емко, а еще довольно весело, проорал один из четверых уголовников, ввернув известную истину.

Сам же он ткнул в меня пальцем и, запрокинув голову, заржал, куда тому коню.

— Ай, не могу… Спасатель Малибу, мля! Да, брось ты его. Готовый!

Смейся-смейся.

Тебя я запомнил, как и взгляды всей четверки бандитов, которые напивались перед рейдом. Троица подпевал поддержала явного лидера зарождающейся шайки. Громче всех из них надрывался Том Сойер, тот самый тип, отведавший плети.

А вот взгляд Джоре внимательный и колючий, но с какой-то смешинкой что ли, неодобрительно покачавшего головой. Вот кого на мякине не проведешь, кристаллы с «учеников» — их законная добыча, о чем повторялось не раз и не только ими. А я, получалось, из-под носа увел. Да, еще и планы на Пингвина были. Отбрехаться вряд ли удастся, учитывая местные возможности дознания и получения правды.

Медленно поднялся. Давно отметил, что НАЗ на руке Бара-Бека наличествовал.

Как так?

Если это сбой магоинтерфейса, то он должен был спасти жертву? Или я не знал чего-то важного, или нас просто в очередной раз обманули, если точнее кинули. Крекс-пекс-фекс… Сама страна находилась теперь непонятно где, дураки же остались.

А что? Рассказали, вытягивая последние деньги из грязных, о чудотворном волшебном приборе — «спасателе всего и вся», мать его так. Навешали лапши на уши. Все равно ведь им не понадобятся деньги, потому что день-два и почти гарантированно встретимся с толстяком. Марки же всем нужны и в Норд-Сити пригодятся. Почему так? Да вот же результат, как говорилось налицо, с поправкой — на мертвом лице.

Ухмыляющаяся хитрая рожа Француза все больше требовала кулака и даже ног, обязательно в тяжелых кирзовых сапогах, а лучше всего — кирпича.

— Он мертв… — сделал скорбное лицо, обвел всех, надеюсь, укоризненным взором и добавил с толикой горечи в голосе, — Эх вы… а еще и люди!

У Саманты брови поползли вверх, Джоре сделал фейспалм, плечи его вздрагивали, остальные, кроме четверки скалящихся уголовников, едва рты не пооткрывали после последних слов.

Я же всматривался в логи.

Отбитые колени того стоили, перед глазами радующая мерцающая надпись: «Внимание! Вы использовали большой магический кристалл! Степень поглощения 54 %. Внимание! Открыта составная характеристика «ментализм»!».

«Ментализм 0 (эволюция — 55 %; совершенствование — 0 %):

— пси-атака 0 (эволюция — 17 %; совершенствование — 0 %):

— пси-защита 0 (эволюция — 64 %; совершенствование — 0 %)».

Был ли риск использовать эту волшебную призму без проверки? Имелся. Несмотря на то, что хорошо запомнил слова учителей, что негативных мутаций от использования «человеческих» кристаллов не было зафиксировано местной научной мыслью. Но… Как говорилось, «Дьявол кроется в деталях».

Вернулся на свое место, успев вычленить из разговора сидящих поодаль от основной группы уголовников фразы: «красным положить…», «лоху фартануло просто», «да он плюшевый», «стукач по-любасу».

Интересно про кого они?

Жаль, разговор прервался, потому что внезапно распахнулись двери, а потом ввалились трое невысоких крепышей, про таких обычно в народе говорили «сам себя поперек шире». Все закованы в матовую однотипную анатомическую броню. Полностью глухие шлемы, напоминающие мотоциклетные. У первого здоровяка в руках был широкий и высокий — не менее полутора метров, явно тяжелый щит. За ним следовала двойка товарищей с арбалетами, конструкция которых навевала воспоминания о фантастических фильмах про Ван Хельсинга. С поправкой на телескопические приклады, анатомическою рукояти и удобное, пусть и короткое ложе.

Крутой девайс!

А еще стреляющее оружие имело тактические или магические фонари или целеуказатели.

Фонарь! Вот про что не подумал, собираясь в рейд, находясь в магазине. Имей его там, в лесу… Черт с ним, с прошлым! Мне бы выжить!

Бойцы, видимо, не найдя ничего для себя опасного оперативно рассредоточились по залу. Сейчас смог рассмотреть у каждого на боку длинный кинжал и короткий меч. Вроде бы, если мне не изменяла память, а она мне не изменяла, спасибо Арни, такие назывались «гладиус». А еще отметил, что ни у одного из воинов не имелось кланового опознавательного знака. Магги выдала лишь короткое, но отчего-то очень грозное — «ЦК. Север. СБ».

В дверном проеме показался худющий тип с длиннющим носом и в целом ничем не примечательным лицом. Голова не покрыта, всклокоченные черные волосы до плеч. Одет он был в такой же костюм «Сталкер», как и Джоре с Самантой. Поверх подвесная, вся сплошь в подсумках различного размера и разнообразной формы. Вооружения на виду не имелось. Хотя, вполне возможно, им выступали непонятные наручи. Явный чекист или скорее шпик. Добавить длинное пальто к образу, шляпу, надвинутую на глаза — готовый персонаж мультфильма или заготовка для карикатур времен СССР.

Парень сначала отвесил полупоклон Саманте, она ему улыбнулась. «Гость» поприветствовал Джоре, который так и оставался во главе стола. Наставник небрежно выставил раскрытую пятерню. А это много значило в табеле о рангах, как я уже понял. Вон на Вилли смотрел, как на пустое место.

И тут вошел Он. Да, именно «Он» с большой буквы.

С виду самый обычный мужчина — широкоплечий, худощавый, среднего роста. На улице в обычном мире встретишь и не обратишь внимания. Одет в обычный строгий костюм-тройку, на ногах чуть остроносые черные туфли, начищенные до блеска, отметил перчатку на левой руке, на правой три перстня. Один на указательном в виде когтя.

Белоснежные волосы подстрижены под «теннис». Завораживали глаза. Абсолютно черные, без белков. В них посмотришь и сразу понимаешь — прав, прав был старик Ницше. Главное, чтобы он не глянул в ответ. А там только уноси готовых.

От этого человека сразу повеяло угрозой, страхом и еще чем-то таким донельзя ужасным. Предчувствие близкой беды, вот как это называлось! Оружие не просматривалось, но сразу возникало понимание, ему оно в данном уравнении и не нужно, потому что он им и был. Оружием.

Одногруппники впали в некий ступор, как обезьяны перед удавом. Несмотря на такое же состояние, мой мозг продолжал работать в параллельном режиме. Одна сейчас оцепенела, зато вторая четко вычленяла и анализировала поведение окружающих. Троица бородачей, если бы здесь имелся угол, забились бы в него. Настолько подались назад. В глазах же какая-то, я бы сказал обреченность.

Наставники повели себя по-разному. Саманта облегченно вздохнула, а Джоре, практически не реагировавший ни на кого, сейчас встал и сам сделал шаг навстречу незнакомцу, протягивая руку. Впрочем, ничего подобострастного в данном жесте не было, потому что представитель ЦК ответил. Скорее, передо мной были коллеги, друзья или приятели. Встреча равных. Не на Эльбе.

Мда.

— Феликс, надолго? Нам в рейд надо. Постовые ждать не любят.

— Минут десять, хватит. Все твои здесь?

— Да, кроме одного. Под маунаха попал — сбой, в комнате околоточный сейчас должен находиться. Персонал опрашивать.

Черноглазый кивнул, мол, понял.

— А этот?

— Думаю аналогично. Хотя даже, если бы сбой — НАЗ имелся. Так что, врать не буду, просто не знаю.

— Кристалл?

— Спасатель постарался, — указал на меня пальцем наставник. Спасибочки, мля…, — Случайно, — это слово он выделил специально, будто для виновника торжества, — загреб рукой, это в общечеловеческих попытках помочь одногруппнику. Остальные берите пример со Стафа! Сам погибай, а товарища выручай, — это уже громко обратился к коллективу.

Те итак меня полюбили с первого взгляда, сейчас выражали полный восторг и настойчивое желание — грохнуть где-нибудь по-тихому возмутителя спокойствия.

Момент, когда из поля зрения исчез шпик, я проморгал. Вот вроде бы рядом стоял, а между тем тот уже находился возле тела и проводил для меня малопонятные манипуляции. Водил руками и даже понюхал покойника водя словно крыса в разные стороны носом.

— Семь горхов строго в его задницу! — громко и довольно необычно выругался, затем помолчал и с разочарованием добавил, — Выжжен!

Джоре тем временем отошел подальше и закурил, отметил, как одновременно при этом поморщились Саманта и беловолосый. Главный на этом празднике жизни лишь кивнул, обратился ко всем сразу, занимая дальний столик в зоне для некурящих:

— Новички по одному ко мне, — негромко распорядился тот, но каждый его услышал, вздрогнул. И судя по забегавшим глазам, а также пантомимам принялся вспоминать все прегрешения, — Тебя вызову отдельно, жди, — коготь после непродолжительной паузы, уверен, во время которой даже бородачи поодаль обмерли, а душа ухнула куда-то вниз, остановился на мне.

Я примерно это и предполагал, когда услышал его вопрос, обращенный Джоре. Не то что не боялся, но уже начал понимать истину этого мира: «за все нужно платить». Захотел стать сильнее — держи и распишись.

На халяву не выйдет. Не прокатит.

Допрос проходил быстро. Два три коротких вопроса и «свободен, следующий». А я размышлял будет ли это наглостью — закурить? Но вспомнил реакцию Феликса на Джоре, не стал тянуть лишний раз тигра за усы. И так уже дернул.

Дождался, когда коготь укажет на меня. Судя по холодной волне прокатившейся по залу и заставившей большинство поежится у представителя местного правопорядка настроение испортилось. Произошло это сразу после того, как возле него, будто из воздуха материализовался шпик, склонился к голове, явно докладывая новые обстоятельства.

Шел, как на расстрел.

Глаза Феликса просто привораживали к месту, с трудом заставлял себя переставлять ставшие непослушными ноги. Да, что такое? Ведь ничего страшного не произошло и не происходит.

— Не произошло? Уверен? — усмехнулся внутренний циник, один мертв, ты осознанно заграбастал кристалл того, кто заинтересовал местное следствие…

— Сядь и рассказывай подробно. Его доставили вместе с тобой? — не дожидаясь пока я расположусь, сразу задал вопрос тот. Указал дознаватель или следователь, а иным этот человек просто быть не мог, на труп.

— Не знаю, меня поймали в лесу, связали, на голову накинули мешок, а затем погрузили в какую-то фуру. Очнулся уже здесь, — абсолютно честно ответил. Да и что мне там скрывать?

— Расскажи в подробностях, как ты оказался в той партии, — приказал наследник гэбни.

Странный интерес. И зачем мое прошлое до Нинеи ворошить?

Заминка в ответе не осталась незамеченной, и сразу почувствовал желание говорить правду. Дикое, буйное… Правду, правду и еще раз правду. Такое ощущение, будто виски попали под гидравлический пресс. Из которого, по мере сжатия, все глубже и глубже в мозг, минуя костную ткань, вползали мерзкие липкие щупальца.

Невероятные ощущения.

Брр…

Рассказал полностью печальную историю «попаданства» на Нинею, чуть до «несчастливой любоффи» не дошел. Немалого труда и почти всей силы воли стоило сдержаться.

Бороться, надо бороться с этим ощущением! Представился сам себе рыцарем в сияющих доспехах, рубившим с плеча полуторным мечом по отросткам тьмы, лезущим откуда-то снизу. Уфф… Смог. А на лбу испарина выступила. Холодная-холодная. И волосы под бейсболкой мокрые. Но дознавателю полученной информации оказалось достаточно, дальше копать не стал. Кивнул, мол, хватит, обрывая исповедь на полуслове.

— Контакты с Бара-Беком были? — последовал следующий вопрос.

— Конечно. Мы ведь в одной группе учеников, — забывшись, чуть усмехнулся, и тут же давление на мозг усилилось.

А не хотелось продолжать говорить о своих делах. Не привык еще к новым порядкам, что продажа дури здесь дело обычное. Пугало другое, а если мне лапшу на уши навешали: «все нормально, все нормально»? И после откровенной беседы отправлюсь сразу на какие-нибудь местные рудники.

Да, нет… Но чем черт не шутит, может у Вилли какое-нибудь особое разрешение на торговлю имелось. А у меня нет. Партия же крупная! В моем понимании. Скидок на незнание Законов здесь никто не делал. Понял уже.

Говорить пришлось:

— Еще он заходил ко мне в номер, хотел купить дозу «Новичка», в местном баре цены для него, по его же словам, оказались неподъемными. Но отчего-то поспешно отложил сделку. Не купил, хотя мне лишние марки не помешали бы. Очень, — на последнем слове даже головой кивнул, показывая, как «очень».

— Откуда у тебя наркотики? — напрочь проигнорировал гэбист лирику, остановившись на том, что его по-настоящему заинтересовало.

Кратко поведал историю получения трофеев. На лице Феликса, вот уж, действительно, Дзержинский, не отобразилось ни одной эмоции, а в глазах давящая пустота с чернотой вперемешку.

— Передавал ли что-то тебе этот человек? — голос такой же безразличный.

— Нет.

И всплыло: «Вы желаете предоставить пользователю Железный Феликс одноразовый доступ к своим характеристикам? Помните об опасности данного шага!».

И все.

Конечно: «да».

Впрочем, куда бы я делся? Учитывая, что сейчас ощущал себя роботом, мной управляла чуждая воля. А рыцарь, светлый рыцарь, ничего не мог поделать, давно погребенный под щупальцами гигантского кракена, который его сожрал не заметив.

Проглотил.

— Так, так, так, — впервые на надменном лице промелькнула тень эмоций, — Неплохо. Ментализм, я так пониманию, ты получил от Бара-Бека?

— Да.

— Крайне, крайне редкая характеристика, и, судя по всему, у донора в пятерку была вкачана… Упор в защиту, не меньше десятки… — соизволил прокомментировать чекист, но больше всего походило не на лекцию, тот просто рассуждал вслух, крайне пораженный данным феноменом, — А «магические способности» и «филин» откуда?

— Первая — убил в своей комнате маунаха. Получилось случайно задеть кристалл. А второе в результате сбоя магоинтерфейса, — ответил, с трудом сдерживаясь не рассказать еще и о тайной ячейке для артефактов. Нет уж. Но давление на мозг ослабло.

— Как-то быстро он у тебя произошел, — безразлично отметил тот.

— Сеть экспериментальную поставили — SN-12. Наставники считают, именно этот фактор и стал решающим, — поспешил пояснить, посчитав и это вопросом.

Эсбэшник немного подумал, затем обозначил полукивком согласие, но отнюдь не со мной, а с какими-то своими мыслями. Отчеканил.

— Хорошо, подписывай договор о неразглашении. Да, всем любопытным отвечай, что кристалл был пустым, тот самый, который подобрал с Бара-Бека, — подумал немного и снизошел до пояснений, — То есть, ничего не дает. Ни прокачки уже имеющихся характеристик, ни открывает новых.

— А для чего он тогда? — не удержался я от вопроса, на который дознаватель не обратил ни малейшего внимания.

Только перед глазаминадпись:

«Внимание! Вам предлагается заключить договор со стороной «Железный Феликс». Прежде, чем принять решение, помните об ответственности, а также о неотвратимости наказания!».

Текст был короткий: «Обязуюсь не разглашать третьим лицам в результате стечения каких реальных обстоятельств получил характеристику «ментализм».

При нарушении частично или полностью пунктов соглашения к собирателю Стафу применяется карательная мера — смерть. Время действия договора 1 стандартный год с момента подписания».

Да.

— Свободен, — кивком дознаватель указал мне на «наш» стол.

Увидев, что я освободил стул, к представителю СБ неспешно направился Джоре, который продолжал стоять возле камина с крайне независимым видом, скрестив руки на груди. Я постарался оказаться как можно ближе, поэтому удалось подслушать весь разговор.

— …И с чего такой переполох в нашем борделе? И почему только моих допрашиваешь? — расслышал довольно хорошо.

Его собеседник только поморщился, но ответил.

— Девятка. Вот и проверяем всех, кто за последние трое суток поступил. Оперативная информация поступила, что именно оттуда может прийти. А у вас группа — сборная солянка. Обычная рутина, в общем. У Вилли пока только ты, чьи подходят под все параметры.

— Да ну! — даже чуть повысил изумленно голос сенсей, присовокупив пару непечатных словес, и недоверчиво, — Прям таки девятка?

Феликс лишь, как мне показалось, устало посмотрел на него, потер переносицу.

— Мда… А с этим-то что случилось? — указал наставник на труп.

— Будем смотреть, но девяносто девять из ста, сбой магоинтерфейса наложился на употребление какого-то наркотика или других психотропных веществ.

— Да, вроде бы он нормальный был. Особого интереса не проявлял к подобному. Я всех предупредил сразу же, что это путь на дно. И НАЗ у него имелся. У Француза брали, сам знаешь — хренью тот не торгует…

— Нет, не нормальный, он даже умудрился к твоему шустрому подопечному за трофейным «новичком» сбегать, который нашелся в вещах. Кстати, отнятых тобой у группы Каргуза. Неплохо ты их наказал и правильно, — Джоре лишь пожал плечами, мелочи, мол, какие, — Поэтому и пришлось задержаться, допрашивая. Еще и кристалл с мертвеца взял, а нас тот интересовал. Но не так, чтобы очень. Информацию с него снять… Не знаю… Сам понимаешь, частично возможно, но сложно. Не того уровня дело. Но все равно пришлось энергию потратить на сканирование.

— И? — в голосе Джоре послышался неподдельный интерес.

— Досталась твоему пустышка, — а вот это уже интересно, он ведь в лицо знакомому и уважаемому знакомому врал! — Довольно необычный новичок. Крысан и маунах на счету уже… а он, я так понял, только дошел от «Центра» до Вилли? Не находишь это странным? — бросил камень в мой огород. Вот жеж сука та какая! Да я избранный, мать вашу!

Стоп! Опять эмоции вразнос. Просто слушаем, слушаем, слушаем.

— Нахожу… Еще как нахожу. Ты всего не знаешь. Он и в пасть панголину Ирии ткнул. Наша воительница отчего-то на изжогу изошла, увидев Стафа. Сразу сагрилась.

— Интересное кино, — протянул собеседник задумчиво, — Она вроде бы девушка адекватная. Не Сестра Гарма. С придурью, жесткая, но… Ты бы присмотрел за ним…

— Это обязательно. У тебя, Жестянка, — сказал наставник и гнусаво тихо пропел, — А нюх, как у собаки, а взгляд, как у орла…

— Не ерничай, Моня, мы на работе, — оборвал шутника тот.

А у меня в голове: «Жестянка!». И обратился так только тогда, когда думал, что никто их не слышит. «Моня!» Значит, они не просто какие-то приятели. Это или друзья, или боевые товарищи.

— Сам думай, — Феликс скрестил на левой руке, это отметил четко средний и указательный пальцы, — Еще одно, это про девятку. На всякий случай скинь нам маршруты птенцов от «центра» и досюда, для отчетности необходимо. Не срочно, но пока вы здесь вместе с Самантой, то будет лучше сейчас, чтобы потом специально людей не гонять.

— Обрастаем, обрастаем бюрократией…

— Куда мы без нее? — ответил Железный риторическим вопросом. Помолчал, продолжил, — Тело Бара-Бека, как и все остальное его имущество, мы забираем, передадим научникам, пусть они головы ломают.

— Над чем? — неподдельно удивился Джоре, а потом зло сказал, — Сдох и сдох, сам дурак.

— Да нет, тут не все так просто. Около сотни черных по сводкам проходит умерло за последнюю декаду. Вот представь, начнут серые, уже пара случаев имеется, или чистые такими темпами к праотцам отправляться? Что делать будем?

Опять паранойя не просто проснулась, а заорала, как тот Бара-Бек. Нараспев произнес про себя — Робин Бобин… Не хотелось бы оказаться на его месте. И опять много неясного. Что под собой подразумевает: «присмотри за ним» в связке с фразой «кто предупрежден, тот вооружен» и жест? Последнее — это уже предположение на уровне тайных сообществ. Но ведь на Земле они существами и масоны далеко не одни. Так что все пишем на спецсигнал. Лучше перебдеть, чем недобдеть.

И что можно так передать? И зачем? Учитывая наличие почты?

Крест-крест-крест.

Могила?…

Как же здесь не хватало голоса за кадром автора из старой беллетристики: «на самом деле наш герой ошибался. Джоре был примерным семьянином и не мог пройти безучастно мимо чужих горестей и бед. Он нес, как тот Данко, добро и свет в мир, садил цветы и деревья, а его собеседник все это поливал, и в любом начинании являлся верным и преданным соратником…».

А вот это вряд ли.

Впрочем, параноить тоже надо в меру. Сейчас же, даже с возросшей на порядки активностью мозга, информации для анализа кот наплакал, как слепой щенок тыкаюсь в поисках мамкиной сиськи в разные стороны.

Еще один фактор — новое обременение, нарушение буквы договора которого вело к однозначной смерти, скорой, но только не уверен, что быстрой. Может этот ЦК в показательных целях перед Ней и через Ад провести? Легко. В назидание другим.

— В какой локе решили молодняк обкатывать? — спросил Феликс у задумчивого собеседника.

— В Пятерке.

— Нормально, в самый раз, — согласился тот, — И не дыши на меня — воняет, десять раз тебе уже повторил — брось курить! Это — одиннадцатый!

Больше ничего интересного подслушать не удалось. Откровенный разговор между двумя монстрами закончился, начался деловой, где уточнялся маршрут нашего передвижения внутри Норд-Сити. Где Бара-Бек мог приобрести что-нибудь.

Я решил рискнуть, надо было проверить хотя бы приблизительную стоимость наркотиков. Зачем? Точно не знал, но подсознание вопило: «надо!». Да и все равно до нас никому больше дела не было. Повысил голос:

— Джоре?

— Тебе чего еще? — недовольно повернулся ко мне тот.

— Куплю коньяка в рейд? — кивнул на барную стойку в зоне для курящих.

— Да, только быстро, — ответил тот и потерял ко мне всякий интерес.

На сверлящих меня злыми взглядами одногруппников, не обратил ни малейшего внимания. Одним больше, одним меньше. Какая разница? В них же читалось одно: «а почему ему мознааа, а нам низяяя». Потому что! Я самый тут крутой! А если серьезно, без истерик, вы не догадались. Уверен, отказа бы тоже не встретили процентов на девяносто девять. Да, понятно, мы низшая каста. Но не рабы и не преступники, по крайней мере, на Нинее.

Теперь главное, ради чего я здесь оказался.

Быстро забил в поисковую строку всплывшего меню ассортимента обители местного Бахуса — «новичок», и перед глазами возникла голограмма жестяной банки, один в один, как у меня в кармане. Стоимость — сто марок! По спине забегали мурашки. Пробежался полностью по названиям местных наркотических веществ — список из десятка наименований, где самым дорогим средством оказался некий «штиль» — тысяча двести!

Вот здесь и волосы чуть шевельнулись на затылке от плохого предчувствия. Это во что меня толстяк вляпал? Он ведь четко про «три тысячи» речь вел. Не в этом ли заключались странности в его поведении, которые я, по незнанию предмета (и не знать бы его никогда), связал с наркотической ломкой? Не подкинул ли он мне в номер какую-нибудь гадость во время беседы?

Хотелось срочно мчаться — проверять. Но понимал, кто меня отпустит?

Забирая, еще одну пачку Кента и шкалик коньяка, направился обратно. По дороге открыл поиск магосети, в которую чуть не забил: «девятка наркотик».

Стоп-стоп-стоп!

Вовремя торзмознуло меня подсознание.

Чуть-чуть не вляпался, как в тот овраг на Земле, лучше бы из него не выбирался. Нет заснуть там, пусть в луже и грязи, но в обычном лесу. С утра найти или наш лагерь или попутку. Добраться до родного Зеленоминска…

С другой стороны, ну захотел какой-то новичок узнать о чем услышал…

Так, а подумать?

Если такой аврал из-за этой самой «девятки», учитывая, что магосеть полностью под контролем ЦК, меня в секунды засекут, а это вам не тинэйджеры в он-лайн игре, которые вычисляют на раз любого по ай-пи адресам. Здесь все серьезно.

Даже на Земле с ее видимой анархией в Интернете существует стоп-лист слов или их набора, после поиска которых, к тебе могут постучать и спросить: «с какой целью интересуетесь данным предметом?», и, вполне возможно, далеко не в уютной квартире беседа будет происходить.

Тут же точка моего местоположения вот — постоялый двор «У резвого Вилли». Какое совпадение, что рядом оказывается группа по поиску этого яда, артефакта или еще чего… Чудеса в Решетове. Не проверить ли молодого человека попутно, мало ли какие планы он вынашивает?

И чем мне это грозило? По мнению любого имбецила, да ничем особым. Как известно, за спрос в нос нигде вроде бы не били? Ага-ага. Скажешь: «хотелось узнать». И следующее: «А где ты услышал это название?».

И тут выясняется, что собиратель Стаф подслушал беседу, которая совершенно не предназначалась для «чужих» ушей, да и «свои» для того должны иметь определенные допуски. Рассчитывать на подписку о неразглашении, там, где нас даже за насекомых не считали? Тут же куля в лоб и досвидос…

— …Стаф! Чего завис? Выходим! — вклинился в выстраиваемую логическую цепочку наставник.

Ладно. Об этом потом. Сейчас имелись дела и важнее. Например? Избавиться срочно от синдрома Арни.

Лысому одеться — только подпоясаться. На плечи рюкзак, в руки глефу.

— Постой, пострел, — на плечо легла тяжелая рука наставника, когда я пристроился в конец колонны, ведомой Самантой к воротам, ведущим во двор заведения Вилли.

Послушно остановился. Сенсей подождал, когда нас от остальных будет отделять метров десять, начал разговор, которого я давно ждал:

— На первый раз, Стаф, прощаю. Отделаешься малой кровью. Конечно, ты сообразительный, но второй раз не пройдет. Актер из тебя, как из говна пуля, зато шустрый, что тот понос. И повеселил, старика. Хоть какой-то позитив. Понял, про что я говорю? — Джоре с какой-то злой усмешкой посмотрел мне в глаза.

Кивнул.

— Это хорошо, — констатировал тот, — Как говорил Спиноза, а может и не он: «Понимание — начало согласия». С крысана ты еще не использовал крис? — отрицательно мотнул головой, молчал, видно было, что начальство итак на взводе, а что он может тоже видел, — Отдаешь его и еще долг на тебе пятнадцать тысяч. Ну, и стоило оно того? Прокачался? — ухмыльнулся.

Я только гримасу горестную состроил.

— Поэтому и не нужно вперед батьки лезть. Но за сообразительность хвалю. Хотя авторитет, который только начал нарабатывать в глазах остальных очень сильно уронил. Но по Закону сохранения материи, зато он вырос в моих, но за спиной приглядывай. Всегда.

— Спасибо за предупреждение, — поблагодорил.

Диалог не помешал несколько раз ознакомиться с текстом договора: «Внимание! Вам предлагается заключить договор со стороной Джоре Мнемоник и командой «Снежные волки». Прежде, чем принять решение, помните об ответственности, а также о неотвратимости наказания!

Собиратель Стаф обязуется передать средний кристалл (донор: прирученный крысан III уровня) и выплатить 15 000 марок в течение 1 стандартного месяца отряду «Снежные волки» или непосредственно Джоре Мнемонику.

Санкции в случае нарушения обязательств: «Плеть боли» — 10 секунд первый раз (просрочка 1 сутки); 20 секунд (3-е суток); смерть (1 декада)».

Да.

И протянул, предварительно натянув перчатки добычу с крысы-переростка наставнику. Тот одобрительно хмыкнул, принял его, и тут же возникло сообщение: «Внимание! По договору со стороной «Джоре Мнемоник и командой «Снежные волки» оплата частично произведена (средний кристалл (донор: прирученный крысан III уровня))! Осталось погасить: 15 000 марок».

Жаль? Мне нечего на Судьбу жаловаться. Или надо было воспользоваться ее подарком сразу. А «крайне редкая» характеристика должна стоить на порядки больше. Это и дурак поймет. Действительно — «простил», поэтому надо попробовать воспользоваться моментом, получить важную информацию.

— Кстати, Джоре, хотел спросить, а где можно точно выяснить какие характеристики содержат в себе кристаллы?

— Можно обратиться к экспертам, а можно и в пункте приемки. Там системка выскочит: сдать или определить свойства. Все за оплату.

— Понял, спасибо, — даже кивнул.

Сенсей только отмахнулся, его внимание занимало другое — в это время из ворот показался транспорт. Я ожидал увидеть нечто, соответствующее уровню наших сопровождающих и был слегка разочарован. Больше всего он напоминал пусть и увеличенные, но фургоны переселенцев с Дикого Запада времен покорения Америки. Хоть и собранные с учетом современных и инопланетных материалов.

Тягловой силой выступали по два огромных жеребца на единицу «техники». Стати такой, каждый уважающий себя шайр-чемпион задохнулся бы от зависти. Лбы, как наковальни, все черной масти, с косматыми гривами, но с подстриженными хвостами. Обычно лошадиные глаза многие, как любители, так и профессионалы сравнивали с человеческими. Здесь об этом речи не шло от слова «совсем». Не могли они принадлежать роду людскому. Дьявольские, яростные, злобные — вот правильное определение. Точно, дьявольские!

Их что не кормили? Или только человечиной? Судя по зубищам, такой хватанет — руку перекусит запросто.

Животные излучали угрозу и мощь.

Вот уж где «лосааадки», я бы к таким поостерегся подходить не только сзади, хотя и спереди, если не знаешь животное — лучше не заходить. Не влезай, как говорилось, убьет!

Никодим стоял хмурый в начале колонны, он, заметив Джоре, многозначительно постучал себя двумя пальцами правой руки, глаза его сейчас точь-в-точь, как у зверюг.

Мог бы всех убил или Плеткой наказал. В чем причина таких эмоций — непонятно, не мы ведь стали инициаторами задержки, а СБ ЦК. Видимо только этот фактор и останавливал Главного устроить расправу. Но уголовникам, которые все как один отчего-то решили облюбовать головной фургон и устроили свару, досталось по мощному пинку. И чего волноваться? Не на пожар ведь торопимся? Час туда, час сюда… Или я ошибался.

Мне вот интересно только зачем зека так требовалось попасть именно в первый вагон? Авторитет добавляло или еще что-то за этим крылось?

Через минуту все стало ясно. В нем решила путешествовать изголодавшаяся по мужской ласке женская часть, тоже отбывавшая наказание. При этом с путешественниками не предполагалось отдельного наставника внутри, место Никодима оказалось на облучке. И смех и грех. Хотя, черт его знал, что сам сделаешь, не дай Бог, окажись на их месте.

Джоре подошел к главному организатору учебного процесса, о чем-то с ним разговаривал пару минут. За это время бывшие заключенные разобрались «ху из ху». Сплоченная четверка с лидером, который смеялся над моими проявлениями «человечности», доказала превосходства коллектива над одиночками, став фаворитом забега.

Отнюдь не святая троица по одному загрузилась во второй фургон. Я же, как и решил изначально, выбрал для себя третий. Так получилось, что все те, которые ходили в поход за НАЗ’ами, тоже отдали предпочтение именно последнему транспортному средству. Толстяк отсутствовал по уважительным причинам. Вновь поразился собственному человеконенавистничеству. Хотя, какой к чертям цинизм? Если эта «редиска» меня, скорее всего, подставила, подбросив неизвестную дрянь — «девятку» в комнату! Чем больше размышлял, тем больше понимал, не на пироги тот приходил и не за ними.

С другой стороны, вот уверен, Шпик обыщет каждую комнату новичков, а доступ у СБ ЦК не только к ним найдется, но и к индивидуальным хранилищам, о чем говорил Джоре. Поэтому обнаружат сами, тем более в беседе с Феликсом я факт визита жирдяя не утаил, да и вряд ли смог бы. Прощупают вещи, простучат полы, мебель, если они не найдут — я точно. Но можно ли вычеркивать данную проблему из списка имеющихся?

Не знаю…

Кстати, «наш» уголовник оказался верен первоначальному выбору и продолжал оставаться рядом с Виленой. У Гарпии, Рыжего и Быкана сформировался свой круг по интересам, они грезили приключениями, артефактами, добычей и открывающимся перспективами и возможностями — дети, одним словом. Ладно, первые двое недалеко ушли — им простительно, но здоровенный дядька. Не понимал его. Хотя, может таким образом он пытался сбежать от мыслей. Семья на Земле осталась, налаженный быт, работа, звания. Возле меня держалась брюнетка, не знаю, или действительно ей приглянулся, или по причине отсутствия других кандидатов на должность кавалера.

Еще бы сутки назад распушил хвост, приняв женское внимание, как признание моей неотразимости. Ведь я такой красивый, сильный, могучий и так далее.

Выехало последнее транспортное средство.

Опять в первые ряды не рвался.

Смог даже привязать кольцо «Зельевар», расположившееся после получения на пальце рядом с «Чистюлей». Новых свойств у него не отрылось, зато высветилось системное сообщение: «Внимание! Вы осуществили последнюю привязку доступную на данном этапе!».

— Стаф, не спи на ходу, грузись! — рядом материализовался Джоре.

Оказалось, пока я занимался важными делами, все остальные были внутри. И теперь рассаживались.

Что сказать?

Скамья во всю длину фургона подвешивалась на цепях, явно поднималась, если предстояло транспортировать грузы. Под нее затолкал рюкзак боком, мешал притороченный лук и тул со стрелами, чтобы поставить вертикально. Основное оружие — глефу оставил в руках. Донеслось снаружи:

— Шеф, ты же говорил в «пятерку» про «одиннадцатую» речи не шло, — хриплым голосом категорично заявил возница.

— Доплатим, — прогудел Никодим, — В Пятой сегодня какой-то бардак. У нас новички.

Стоп! Он сказал: «одиннадцатую»? Приватный разговор сенсея с Феликсом: «И не дыши на меня — воняет, десять раз тебе уже повторил — брось курить! Это — одиннадцатый!». Совпадение? И Джоре с нашим командором предварительно беседовал. Нет, передохну. Так с ума сойти, как высморкаться. Но на заметку взять нужно, все равно сделать ничего не в состоянии. Тут же, кто предупрежден, тот вооружен.

— Если так, хоть до Оплота довезу, — согласился тот и тут же проорал, — Нооо!

Я думал, мы помчимся вскачь, в галоп решил ездовой пусть здоровяков, после столь дикого вопля, щелчка кнута, но тяжеловесы считали иначе, поэтому фургон чуть скрипнул и мы поползли по улице. Заведение Вилли стало удаляться. Именно для хоть какого-то обзора занимал данное место.

Несмотря на то, что свободного пространства хватало, брюнетка придвинулась практически вплотную. Хотя не заметил за ней, чтобы ее интересовала действительность за пределами фургона.

Джоре, развалившись напротив, заговорщически мне подмигнул. Я принялся изучать свои достижения и характеристики, а также пугающие через одно смертью обременения.

Итак:

«Модель магоинтерфейса: SN-12 (экспериментальная)

Пользователь: Стаф (статус: новичок)

Характеристики:

Сила 0 (эволюция — 0,5 %; совершенствование — 47 %)

Ловкость 0 (эволюция — 0,5 %; совершенствование — 56 %)

Выносливость 0 (эволюция — 0,5 %; совершенствование — 40 %)

Филин 0 (эволюция — 0 %; совершенствование — 12 %)».

Ментализм 0 (эволюция — 55 %; совершенствование — 29 %):

— пси-атака 0 (эволюция — 17 %; совершенствование — 5 %):

— пси-защита 0 (эволюция — 64 %; совершенствование — 56 %)

Магические способности 0 (эволюция — 21 %; совершенствование — 0 %):

— сила заклинаний 0 (эволюция — 34 %; совершенствование — 0 %);

— объем магического резервуара 0 — 10 единиц (наполненность: 1,1 из 10) (эволюция — 11 %; совершенствование — 0 %);

— восстановление энергии 0–0, 17 ед/час (эволюция — 17 %; совершенствование — 0 %)

Активные артефакты (7+1) — отсутствуют.

Индивидуальные предметы и приборы:

Индивидуальное хранилище BPCS-M12-V0,63

Разгрузочная система «Титан» (+10 кг к переносимому весу; оставшееся время работы: 264-12-32)

Персональное базовое копье «Рогатина GM-12 S» (заряд накопителя: 1000 ед.)

Кольцо «Зельевар»

Записная книга «Клио-3»

Банковская система:

Персональный счет — 754 марок

Накопительный (5 % годовых) — 0 марок

Кредиты ЦК — отсутствуют

Обременения и контракты:

Долг клану «Север» 550 000 марок (кредитная ставка 23 % годовых) (Желаете ознакомиться с подробностями? Да/Нет).

Договор со стороной «Француз824» (Желаете ознакомиться с подробностями? Да/Нет).

Договор со стороной «Железный Феликс» (Желаете ознакомиться с подробностями? Да/Нет).

Договор со стороной «Джоре Мнемоник и командой «Снежные волки» (Желаете ознакомиться с подробностями? Да/Нет)».

С ментализмом и пси— все понятно, на нас давил Феликс. Но отчего прокачалась «эволюция» у «филина»? Из-за того, что подслушивал всех? Надо будет по возвращению получить больше информации по характеристикам. Чтобы не на ощупь брести, догадываясь, а иметь четкое представление о прокачке, как и открывающихся возможностях.

По оживлению движения вокруг, мы приближались к Воротам. Так, сновали десятки, если не сотни, различных подвод, дилижансов, фургонов. Тягловые животные удивляли разнообразием: от непонятных, огромных рогатых ящеров до вполне обычных, очень-очень похожих на земных лошадей.

Грузом являлось и сено, и бревна, и камни, и какая-то руда, и нечто похожее на уголь, и разнокалиберные мешки. Так же попадались палеты кирпичей, на первый взгляд — самые обыденные, однако, улавливалась в них некая чуждость. Какай-то тростник, глина, лоза — это только что я смог хоть как-то опознать.

И, например, содержимое закрытых повозок оставалось за кадром. Поразила удивительно красивая черноволосая с изумрудными глазами высокая девушка, восседавшая на здоровенном саблезубом барсе, если соотнести с цветовой гаммой шкуры земного аналога. К какому виду принадлежал зверь на самом деле — оставалось за кадром.

Так продолжалось минут десять, а затем: «тпруу» и мы остановились.

— Ворота! Толщина стен в этом месте больше двенадцати метров! — с гордостью прокомментировал Джоре, будто он сам возводил эти строения, — Да поможет нам Вечный Холод! — неожиданно опять повторил непонятную формулу тот, а я едва не ввернул про «силу».

Но чуть не передернуло от упоминаемой им стихии. Ведь, если в защищенном месте на мою долю пришлось столько неприятностей, для кого-то «приключений», то ждет там?

— А вы помолитесь своим богам, если верите, — с усмешкой произнес наставник, когда процессия тронулась, и опять зло глянул прямо мне в глаза, — Атеисты же просто сдохнут, — добавил оптимизма.

Да уж, помолимся. Все осознали серьезность, только в Норд-Сити наш коллектив сократился до двадцати человек. Неплохие итоги. Что там Джоре говорил про спор и семьдесят процентов сохраненных жизней?

В голове же отчаянно-веселое пугачевское, которая незабвенная Алла: то ли еще будет…

4

…Внезапно все тело обожгло, затем проморозило насквозь. Отнюдь не нежные объятия Ледяной леди, которая взяла от Железной девы лучшее — шипы. И теперь десятки, сотни, тысячи, миллионы чертовых игл впились в каждую клеточку кожи, а затем медленно-медленно стали проникать в тело.

Хорошо, что ощущения продлились какие-то мгновения, но и за это время, большая часть нашей группы, включая меня, попадали с доски-скамьи вдоль борта на равномерно покачивающийся пол.

— Запомните эти чувства! Так «здравствуй» говорит Нинея! Настоящая Нинея, а не кукольная, купольная. Сейчас она обнимает вас любя, целует и размышляет только об одном… как лучше и ярче убить! — наш провожатый смог в очередной раз удивить, не ожидал от него подобной патетики.

Джоре помолчал, грудь его глубоко вздымалась, глаза чуть прикрыл, будто наслаждаясь и вбирая в себя энергию из пространства. Хотя почему «будто»? Я сам стал свидетелем, как после его манипуляций едва все лампы в заведении Вилли не потухли.

— Вот это прИход! — донесся голос Грина из глубины фургона, — Шеф, ты бы хоть предупреждал заранее! — попенял главному бывший зек, однако без злобы и наезда в голосе. Скорее дежурно, и тут же бросился поднимать спутницу, — Ты как, моя хорошая?

Надо же настоящий джентльмен. Несмотря на явные наколки преступного мира, он отчего-то выбивался из того образа уголовников, который сформировался у меня в голове под влиянием массмедиа. Все отмечал краем глаза, в свою очередь, помогая брюнетке.

— Спасибо, — чуть отдышавшись, кивнула мне, и хорошо так улыбнулась, — на душе теплее сделалось.

Джоре посматривал на нас с ехидной усмешкой, лишь после того, как все оказались на своих местах начал вещать:

— Теперь каждому ясно, почему поле получило приставку «крио»? — задал риторический вопрос и продолжил, — Второй раз переход между областями будет менее болезненный, третий — практически неощутимый. Однако вы всегда будете знать, что пересекли эту черту. Теперь откройте магоинтерфейс, кто еще не вывел индикаторы крио-поля — самое время сделать. У вас должна произойти перенастройка шкал. Стаф, как герой дня, — не упустил возможности подпустить шпильку тот, — Доложи об изменениях.

С удивлением обнаружил, что горизонтальная полоска полученной дозы излучения выросла со ста до пятисот двадцать шесть R, а на полукруглом указателе — до двух тысяч тридцати трех в час. Доложил.

— В целом неплохо, — прокомментировал тот, — Но могло быть и лучше. Вы? — обвел он взглядом остальных.

Оказалось у каждого, значения распределились по-разному, причем корреляции между ними не наблюдалось. Уточню, может она и имелась, но для меня — нет. Темный лес. Максимальное значение первой шкалы оказалось у Гарпии почти девятьсот, самое минимальное у Быкана всего лишь двести тридцать четыре. У остальных разброс от среднего значения в пятьсот R, составил приблизительно сотню в ту или иную сторону. На полукруглом лидером стал Грин — у него стрелка упиралась почти в три тысячи, а самое наименьшее у моей соседки — всего полторы.

— Но как так? — недоуменно воскликнул Рыжий, — Магги в самом начале же сказала…

— Что она тебе сказала? — перебил его Джоре, нарочно обеспокоенным голосом, даже ладонь к уху приложил. И вид сделал такой, как будто усиленно к чему-то прислушивался, — Магги?! Ау! Магги, ты где? Не молчи! Пожалуйста, поговори со мной! — повернулся к пунцовому, пышущему яростью и жаром Лису, — Никто что-то ничего не говорит… Молчит, сцуко. Может, я не так слушаю?

Тот засопел. А сенсей заговорил вдруг резко и зло:

— Запомните! Магги — это всего лишь надстройка, а не основа, каковой являетесь именно вы! — ткнул он пальцем в меня, — Ваши организмы — вот откуда черпается информация! Интерфейс — это инструмент и точка! Все характеристики — это внутреннее достижение каждого, а не подарок. Она лишь фиксирует и сообщает. В этом ее главные функции! Поясню на простом примере, нацепив на себя кучу датчиков, чем собственно Магги и является, ты Лис поднимаешь, пусть будет пятьдесят килограмм еле-еле. О чем тебе сообщит смартфон. Он с тобой тоже заговорил? Может, приказы начнешь выполнять? О, Великий и Могучий ИИ! — не удержался от подколки, — А Быкан потянет сотню и не вспотеет. Аналогия, пусть и кривая, ясна?

— Тренироваться нужно? — спросила Гарпия.

— Нет, — тут сенсей даже поцокал языком, — В данном случае тренировки не помогут. Это врожденное, сугубо ваше, поэтому нет никаких средств превращения «грязных» в «чистых», только магия. И ни один человек здесь в здравом уме, чтобы сложить где-то башку, потому что он будет ориентироваться на показатели альтернативно одаренных, которые устроили пикет — «мы се раны!» Вы серуны!..

Видя наши недоуменные лица и округлившиеся глаза, он неожиданно осекся. Обвел всех каким-то злым, почти ненавидящим взглядом, того и гляди — убивать начнет. Даже Быкан чуть сместился, стараясь оказаться подальше от начальственных глаз. Я же первая цель — вот он, напротив. Пауза затягивалась, но вовремя влез Фокс, который из-за ракурса, видимо, не видел пантомим на лице Джоре:

— А можно без этой дополненной реальности?

— Конечно, — сенсей заговорил нормальным голосом.

Псих, как есть псих. И что-то у них всех на этой почве «равенства и прав» сильно голову сносило. Раньше бы внимания не обратил. Неадекват и черт с ним. Сейчас же еще одна зарубка. Не касаться данного вопроса в разговорах не только с ним, он ведь не уникум, а с любым обитателем Нинеи.

— Конечно, можно, — повторил тот, продолжая лекцию, страсть к которым у наставника, похоже, была в крови, — Есть огромное количество людей, попавших сюда не как вы — по заказу, или как Стаф с Быканом, став невольными попаданцами, а совершенно случайно. У вас же спросили: «будете пользоваться Магги? Какую модель вам установить?». А этим кто поставит? Правильно — никто! Чистые и Серые выживают, Грязные гибнут. Но все равно свободных поселений тьма. Многие из них не хотят идти под руку Великих Кланов, у нас они живут собственной жизнью. И, если пакостить не начинают, не сбиваются в откровенно бандитские анклавы, промышляющими грабежами караванов и собирателей, как и продажей людей в рабство — никто их и не трогает. Вот там мутантов столько — закачаешься, каких только нет: и тебе хвостатые, и тебе рогатые. Всякие в общем.

— И что не захватывают их? Не подминают под себя? — Рыжего отчего-то очень заинтересовала данная тема.

— А зачем? — вопросом на вопрос ответил учитель.

— Нуу… — протянул Лис, — Ресурсы там…

— Вот именно «мууу», — передразнил его начальник, — Какие ресурсы для Севера там? От других они отобьются. Смысл? Его нет. Эти товарищи, хотят они или не хотят, но в любом случае находятся в зоне влияния. Рабства у нас нет. Да, в некоторых других местах, впрочем даже и у нас, часто бандиты — те раскатывают, порой ради одних крисов вырезая целые поселки. Но здесь, на Нинее нет государства утирающего всем сопельки. Хочешь свободы — бери, сколько сможешь, но знай, что ее придется защищать самому, заботиться о собственной безопасности. Хотя, в целом, наш клан на своих территориях старается порядок поддерживать. Не всегда это удается, так как слишком много опасностей, да и территория у нас… добавим сюда малочисленность… но старается. Да, старается. В случае чего порой помогает таким «отщепенцам». Пользы от анклавов больше, чем вреда. Поэтому так и живем.

— Мне никто никаких вопросов не задавал… — произнес я медленно, вычленяя главное для себя.

Оказывается, с другими обошлись вполне демократично, что, откровенно говоря, злило, если не бесило. При этом возразить ничего не мог — находился без сознания. У остальных даже выбор был, какую модель магоинтерфейса им ставить. Тут же, без меня женили. Еще одна галочка. Да, сколько их уже? Не для этого ли блокнот купил, чтобы записывать? Смешно.

— С тобой все ясно, ты прибыл вместе со смертниками. Вот и посчитали, что тоже с электрического стула сняли. Поэтому прав и свобод на порядок меньше. С ними особо никто никогда не церемонится. Уже заплачено за подобных столько, по гроб обязаны, и их предупреждали. Считай себя статистической погрешностью. Других всех спрашивали?

— Да, — ответили в унисон Гарпия и Быкан, остальные кивнули, в стороне не остался и Грин. Надо же, а я думал он зек. По всему выходило как раз наоборот. Я из них. Висельников. И почему только не в первом фургоне?

— Вот! — победно ответил им учитель, — А на территориях Клана «Чистая кровь» или «Призрачный легион» — никто таким заморачиваться не станет. Пусть у хозяина раба голова болит какой ему магоинтерфейс воткнуть. Там сразу прибывшим, кроме нужных людей, рабский ошейник и вперед на аукцион в качестве товара. Сестры Гарма… с теми сложнее, Фобос — дружественный нам клан. Между собой обмениваемся преступниками, поддерживаем друг друга в военных операциях и так далее. Но беглых рабов Север не выдает. Политика такая. Добрался из всяких этих е…, пусть будет далей до нас. Все. Мытарства, может, и не кончились, но от рабства в любом случае избавился. Хотя это редкость. У Фобоса, кстати, рабства нет, политика немного другая, чем у Севера, но в чистом виде — нет. Даже у баб, несмотря на то, что дуры, оно не имеется.

— Почему это дуры? — взвилась уже Гарпия, ей как будто кипятка на ногу плеснули.

— Потому что! — отрезал Джоре, — Сходи и почитай в библиотеке или в Сети о царящих там нравах и законах, когда в городе будем, ознакомься с их основными порядками. Скажешь мне потом свое скромное мнение. Оставить лирику! — призвал всех к тишине Джоре, гася готовый вот-вот разразиться спор на гендерной почве, — Идем дальше, по важным вопросам. Спорить будете не здесь. Итак, полукруглая шкала показывает интенсивность крио-поля окружающего вас в настоящий момент. Вид ее настраивается и отображается в удобном виде. Общепринятая единица R/час. Занимайтесь, времени десять минут. Затем сообщите текущие показания.

Минут пять ушло у каждого, чтобы разобраться и настроить «под себя» стандартную шкалу. Я вывел ее слева снизу, прямо над горизонтальным индикатором полученной дозы облучения. Придал вид вертикального столбика еще и с численным отображением сверху. И отметил, чтобы в обязательном порядке Магги подавала звуковой сигнал различной тональности в зависимости от интенсивности крио-поля, границей выставил начало желтой зоны.

Странно, но имелось два показания: «0,01 (0,17) R/ч». В принципе, очевидно… Перешел во вкладку «магические способности». Да, как и предполагал, началось восстановление энергии. Резервуар заполнялся со скоростью ноль целых восемь десятых единиц в час, хотя максимум у меня был в 0,17. Странно. Но… Тут ведь речь шла о разных категориях, там «крио», здесь «магическая энергия». С каким коэффициентом одно трансформировалось в другое пока величина не ясная.

Первым ответил Фокс:

— Два значения, ноль четырнадцать и ноль семнадцать! Почему их два?

Все остальные ответили так же.

— Первая цифра показывает дозу облучения, какую вы получаете в настоящий момент, а вторая — это реальный фон крио. Теперь ты, Стаф? — и хитро так посмотрел, явно что-то задумал. Поганец! Не мог простить мне «пустой» кристалл?

Ответил.

— А почему? — почти сразу несколько голосов.

— Все просто. Сколько предметов привязано у вас и сколько из них находятся с вами?

Понятно, что два, нет, ошибался — три. Еще же у всех по НАЗ’у, кроме брюнетки, но у нее одной значение текущего облучения чуть больше. Хранилище осталось в номерах.

— У вашего товарища, — добро улыбнулся тот и обвел всех многозначительным взглядом, — Пять. И четыре находятся сейчас с ним, — потряс назидательно пятерней, чтобы для каждого дошло, в чем наше различие. А еще у него заполняется сейчас магический резервуар. Способности открыты, — поднял вверх назидательно указательный палец.

Добавил, добавил мне, сука, лучей добра от «друзей». Те прямо, как в том анекдоте про котел с одиноким ленивым чертом: «Тут больше никого и не нужно! Потому что когда кто-то из них пытается выбраться, другие его за ноги вниз стаскивают».

Еще один момент, учитель сейчас выложил практически всю мою подноготную. Рассказал всем и каждому о специфических особенностях. А ведь это важная информация из раздела «стратегической» для каждого собирателя, учитывая царящие вокруг «свободные» нравы.

Единственное, что осталось понять, зачем он всех провоцирует? Для чего? Вспомнился жест в виде скрещенных пальцев Феликса, промелькнувший в разговоре номер цифры одиннадцать. И вот меняется маршрут, направляясь именно в локу с таким же обозначением…

Совпадение? Паранойя? Вполне возможно, а если нет?

Кстати, допустим, мне вынесли смертельный приговор, то почему сам и не грохнет? Ему меня ведь убить, как высморкаться. Такого монстра мы вряд ли все, несмотря на стати Быкана и ограниченное пространство, удастся хотя бы ранить, задавить массой.

Мда…

Или есть какие-то ограничения, не позволявшие к подопечным применять подобные крайние меры наставниками? Но почему именно я? В чем мое отличие от остальных? Вроде бы их нет. Может Джоре решил для «закрепления» пройденного материала с кристаллом Бара-Бека «небольшая» трепка со стороны коллег по ремеслу мне необходима? Ладно, в который раз сам себе повторял, про возможное сумасшествие на ниве излишних мыслей. Незачем себя накручивать лишний раз, и так в голове, будто граната взорвалась — мозг в клочья, вдребезги.

Нет, как в нормальных книгах или фильмах попасть туда, где тебя сначала учат, с тобой носятся, обязательно найдется мудрый учитель или учительница, которые растолкуют в щадящем порядке тонкости и нюансы окружающих реалий. А тут все через одно место. Избранность же в моем случае заключалась в том, что каждая скотина, каждый отморозок испытывала острое желание убить или хотя бы унизить.

Даже вновь логи открыл, а затем все характеристики просмотрел. Нет, ничего не пропустил и до этого момента. Никаких особых свойств, направленных на повышение агрессии со стороны окружающих не имелось. Значит, дело не в установленной экспериментальной магосети, а в чем-то другом. Осталось догадаться «в чем» и тогда все встало бы на свои места.

— То есть, — мои мысли опять прервал Рыжий, — Привязав к себе, к примеру, десять предметов и открыв те же «магические способности» можно практически до нуля понизить влияние крио-поля?

— Нет, максимум для вас на данном этапе — привязка пяти вещей, учитывая индивидуальный контейнер, то только четырех. Там множество тонкостей, например, даже класс предметов можно вычислить по разнице получаемой дозе вами и вашим товарищем. И помните, здесь оно практически отсутствует. С характеристикой же я вообще бы посоветовал не связываться, сейчас у Стафа заполнится резервуар и показатели резко вверх скакнут…

— Но у него-то есть… — перебила Гарпия, досадливо поморщившегося учителя, и даже обличающе ткнула в меня пальцем.

Я подслушал в разговорах, что она загорелась проявлениями магии и всеми ее проявлениями, мечтая стать великой волшебницей. Поэтому открытие таких способностей стало для нее превращаться в некий фетиш, идею фикс. Учитывая горячий нрав, который нет-нет и проявлялся в поступках и речах, как несколько минут назад с извечным спором между «мужиками» и «бабами», цели она могла добиться. Готова была сходу без разгона до пены из рта доказывать что-то засевшее в ее отнюдь не светлой голове.

— Повторю! Ему не повезло и вышло все случайно. С возможностями «грязных» он тысячу раз пожалеет, что открыл данную характеристику. И я не шучу. Кто хочет знать больше, читайте соответствующую литературу или шерстите сеть. Мне лениво повторять общеизвестные истины, — ничуть не смутился тот, заявляя последнее и отвечая предельно честно, — Главное, что я хотел сообщить. Если вы даже не успели набрать предельную дозу облучения крио, то в любом случае, положив или загнав в потолок стрелку указателя измерителя интенсивности внешней среды — вы сто процентов превратитесь в зомби. Это может произойти и на первых значениях красной шкалы. Поэтому лучше обходиться без экспериментов. Магги начинает сбоить со всеми вытекающими для вас последствиями, зачастую еще в желтой зоне. «Благоприятная», если это слово здесь уместно, только «зеленая». Вроде бы все сказал, я спать, минут сорок — час свободных есть, вам советую сделать то же самое.

И не обращая ни на кого внимания, прикрыл глаза, откинулся назад и вытянул ноги. Ширина фургона позволяла сделать это, даже не мешая мне. Брюнетка думала о чем-то своем, да и не хотел ни с кем общаться. Тем более, троица уже довольно прочно сбилась — здесь образовался свой «кружок» по интересам. Несмотря на слова наставника, они продолжали бредить магией. А еще многозначительное:

— И почему дуракам так везет? — с взглядом в мою сторону, думая, что я не вижу. Очки создавали впечатление, что я смотрю только перед собой.

— Потому что дураки, — степенно заявил профессор со степенями на Земле, здесь же товарищ Быкан.

— Что-то слишком… — не поспешил согласиться с ним Рыжий, делая длинную паузу в конце фразы.

Точно, Рыжий пес — первое впечатление о людях стало дополняться и расширяться. Не в их пользу, к сожалению. Хотелось ввернуть про то, что «девочки всегда дружат против», добавив вместе с пинками пару непечатных выражений, только не сплюнул на пол. От бессильной злости едва зубами не заскрежетал: для них «повезло», для меня маунах, и то, что Пит Буль умер — всем плевать, как и то, что я мог так же остывать на полу гостиницы.

Достало, как же все достало!

Уверен, держал себя немного в руках только из-за магической химии. Да любого на мое место, давно бы с катушек слетел! Слушать же идиотов было совершенно не интересно, меня занимало другое — вокруг Новый Мир, с больших букв.

Поэтому я высунулся наружу, не забыв отметить завистливые взгляды троицы. Правильно, им оставалось только пялиться по сторонам на обычные в общем-то стены, такой же потолок, а не любоваться пейзажами.

Джоре уже или дремал, или делал вид, но побеспокоить его и броситься к заднему борту нашего фургона никто не спешил. Вот опять услышал про «везунчика». Да, да, да. А выжидал специально, чтобы на этом месте оказаться, тоже слепая Фортуна? Они сами баранами полезли сразу за сладкой парочкой. Вот кому хорошо, те ни на кого не обращали внимания, а занимались только собой.

Девушка рассказывала об опостылевшей прошлой жизни, где она оказалась активной спортсменкой, практическим стрелком и парашютисткой. Там ее «задолбал» быт и рутина, поэтому узнав о возможности переселения на Нинею, она ей без всякого сожаления воспользовалась. Ее ничуть не угнетало, что в результате она оказалась в самом низу социальной лестницы. Похоже, роман с уголовником тоже относился, скорее всего, к увлечению экстримом. Тот слушал, понятливо поддакивал. Как говорилось в народе, совет да любовь.

Но довольно обращать внимание на несущественные детали, лучше осмотреться.

В первую очередь отметил не круглые низкие горы, или это были холмы, справа от Южного Тракта, а троих внушительного вида всадников на местных лошадях. Судя по эмблемам — «Снежные волки», которые явно сопровождали наш караван. Впереди, предполагал, столько же, когда они появились — не заметил. Скорее всего всадники ждали за Воротами, а там нас накрыло от «знакомства» с Нинеей. Потом короткая лекция.

Ярко светила местная звезда, создавая впечатление, что будто никуда я и не «попадал». Сейчас открою глаза и пойду варить кофе, а затем закурю на балконе первую сигарету натощак, прогоняя горький дым через легкие отчего немного закружится голова…

Хоронил мечту огромный диск неизвестной планеты, которая находилась настолько близко, что можно было рассмотреть отдельные континенты, синеву океанов и морей, циклоны и антициклоны. Смотрелось это настолько дико в небе удивительной синевы и глубины, что минимум пару минут пялился на небесное тело, рот только не открыл от изумления. А может и открыл. Еще и потому, что в самом Норд-Сити, звездная карта была иной! Я четко запомнил два! Повторюсь, два размытых диска, далеких и безликих! Не поэтому ли товарищи ученые терялись в догадках относительно того, чем на самом деле является Нинея? Ну не могло такого быть в том мире! А магия там тоже была? А когда снаряд противотанкового ружья не может порвать тоненькую футболку? Локи опять же… В общем, надо все воспринимать как есть, а не пытаться подогнать под земной мир.

Но в целом, все обычно, кроме отсутствия многочисленных инверсионных следов на небе. Редкие многоэтажные белоснежные облака ничуть не отличались от привычных. Несмотря на приблизительно пятнадцать градусов выше нуля, в невероятно свежем воздухе чувствовалось холодное дыхание осени.

Двигались мы по широкой, если бы были на Земле, то пятиполосной каменной дороге. Она, будто огромная полноводная артерия, вбирала в себя ручейки, речки и речушки, и реки. Множество рек. А затем все это несла в Норд-Сити, кроме уже виденных транспортных средств, конечно, массу людей. Те, кто шел навстречу нашей колонне, имели зачастую с огромные туго набитые рюкзаки за плечами — явно с добычей. В попутном направлении — пустые. Если на лицах первых часто можно было увидеть и усталость, и изнеможенность, как и радость с облегчением, некой расслабленностью, то у последних только сосредоточенная ожесточенность.

Гул голосов порой распадался на отдельное:

— Посторонись!..

— Дай дорогу…

— Будь другом, подбрось до Приюта…

— Куда прешь?!..

— Нет, двойка пустая, в четверку надо…

— Эй ты…

— Пусть у них самих голова болит, наше дело маленькое…

Все это перемешивалось с цокотом копыт, с командами животным, матом, как простым, так и забористым, щелчками кнутов и бичей, скрипом колес и подвесок…

Точно — огромная река. Река жизни и к жизни.

Но чем дальше мы удалялись от Норд-Сити, тем меньше становился людской поток. Нас нагнала и обогнала колонна каких-то клановых воинов на панголинах, встречу с одним из которых я мог и не пережить. До сих пор ощущалась фантомная вонь. Про другие боевые качества животных было пока неизвестно.

Затем появилась в поле зрения «знакомая» девушка на барсе в сопровождении двойки таких же амазонок, вооруженных глефами. Все, как одна… красивые стервы. Их звери бежали легко, будто и не было на них ни наездниц, ни поклажи. Встречались и другие всадники, но они как-то сливались в один общий фон. Слишком много впечатлений для первого раза.

Слева от дороги после равнины с клочками кустов стал появляться редкий лес, точнее, подлесок. Справа все так и тянулись холмы. Фургон полз со скоростью максимум километров десять в час. Джоре в этом момент проснулся, картинно потянувшись и даже открыв зевая рот, осмотрелся.

— Не спите? А зря… Я скоро, — и мгновенно с места выпрыгнул за борт, легкой трусцой обгоняя нашу карету справа.

Олимпийский спортсмен, мля!

Сразу, будто только ждали этого момента, со своих мест повскакивали Быкан, Гарпия и Рыжий, гурьбой бросившись к месту наставника и высовываясь наружу.

— Вот это дааа…, — протянула восхищенно девушка, — Чувствуйте? Вы чувствуйте это?… — и многозначительно закатила глаза.

Хотя, что она увидела — абсолютно непонятно. Пейзаж ничем не выделялся среди миллионов таких же земных, деревья немного другие, но незнакомых видов флоры, куда более экзотических хватало и в самом Норд-Сити. Здесь же некая помесь березы и липы. Трава вполне банальная, не рассмотришь, да и ботаником нужно быть. И места отнюдь не живописные.

— Внушает! — степенно с некой важностью отозвался здоровяк.

При этом смотрели они не на небо, где продолжала оставаться на одном и том же месте неизвестная планета, а по сторонам. Напомнили они мне знакомых, которые накурившись «первосортной» дури, купленной у «проверенных людей», потом долго смеялись, чудили и несли бред. «Поперло» их тогда дико. Даже ломка появилась, «нас кумарит». Раскумарились на славу — спичечным коробок этой гадости употребили. А потом выяснилось, что причиной неадекватного поведения стал укроп вульгарис вперемешку с зеленым чаем.

— Где? Что? — Фокс высунулся, пытался тоже рассмотреть «невидали заморские», но получалось плохо.

Ракурс неподходящий. И позиция. Еще за один только борт держаться Лису было неудобно, того и гляди, зазевавшись выпадешь. Быкан, как и я использовал для этих целей дополнительно еще и стенку фургона, а Гарпия уцепилась в здоровяка.

Бабка, за дедку, дедка за репку.

Не долго думая, Рыжий пошел по пути наименьшего сопротивления — попытался оттеснить меня. Вместо того, чтобы приобнять, например, девушку, которой тот откровенно побаивался и стоило ей взглянуть на молодого человека чуть пристальней, как сразу опускал очи вниз. Едва ресничками не хлопал.

— Ну-ка подвинься, лузер, ты не один! — скомандовал Лис через губу, отчего-то ничуть не сомневаясь, что я прямо сейчас начну выполнять его распоряжения. Только шнурки осталось погладить.

Спутники возмутителя спокойствия сейчас повернулись в нашу сторону. Это отмечал краем глаза.

Мда…

Идиоты непуганые, а еще зубы им явно мешали. Провокатор, скорее всего, рассчитывал на помощь качка в случае конфликта. Добавим в уравнение, судя по подслушанному, что троица всерьез считала с эдаким налетом фанатизма, мол, именно они и есть ядро будущего мега-клана, который нагнет все и всех. Почему? Так умные, ловкие, быстрые и самые продуманные на этой планете. Каждый в себе видел аватар некого избранного существа, стоило только руку протянуть и все к ногам, и у ног. Дикий замес получался.

Реплика Рыжего — первая ласточка на пути к успеху.

Нет, если бы попросил нормально… Например, «друг, подвинься» или «дай, пожалуйста, глянуть», я пересел бы. Не жалко. Интересного ничего не просматривалось ни сзади, ни насколько хватало глаз по сторонам. Тракт, холмы, пролесок и тройка сопровождения на шайрах. Но из песни слов не выкинешь.

Очень и очень хорошо запомнил речь об авторитете и его абсолютной значимости в новых реалиях от местных, начиная с Ирии и заканчивая Джоре. Наставник отметил, что своей выходкой с добычей кристалла с Бара-Бека, глубинный смысл которой для всех, кроме него остался непонятным, показным «человеколюбием» я перечеркнул все заслуги.

Людская память коротка, особенно, когда гомо сапиенс хотел что-то позабыть, обелить себя в собственных глазах и глазах окружающих. Доказать, мол, что тот может? Вот яяя!.. Для чего нужна им амнезия? А позорное бегство от крысана?

То-то!

Сейчас же меня ненавязчиво, тьфу ты, навязчиво пытались поставить на место. Загнать в стойло. Логика простая, как три рубля. Или марки. Я победил мутанта — меня подмяли — ну и кто тут самый крутой? Они, родимые. Они.

Давно спланировали?

А сломаю вам игру!

Все это промелькнуло в голове в долю секунды, и тут же я изо всех сил локтем, а сунулся Рыжий прямо под правый, саданул в конопатую морду. Мало того, что удар вышел на загляденье, будто всю жизнь этим занимался, но именно в этот момент возница решил довольно резко притормозить, отчего Лис полетел кубарем внутрь. На карачках оказался рядом с зеком. Поднял ничего не понимающее лицо сплошь в крови. Из носа, похоже, брызнула. Больше повреждений не виднелось.

Значит, будут.

Сказался фактор неожиданности, а именно того, что ожидал массовик-затейник, скорее всего, моей недовольной реплики, типа Бог подаст, или еще чего-нибудь в таком духе. Затем можно обратиться к общественному мнению — это гад, и вообще он плюет в коллектив… На стороне «справедливости» Быкан и Гарпия. Неизвестно чью приняли бы экстремалка и бывший зек, как и брюнетка, проверни троица такой финт.

И согласно закону сохранения энергии мой авторитет падает, их растет.

А тут раз, одно резкое движение на выдохе. И вот потолок кувыркается у провокатора перед глазами. Все же коварные планы летят в тартарары.

Быкан только успел глаза округлить, Гарпия открыла рот или просто для крика, или для возмущенной реплики, а я уже бросился к Фоксу. Он, под недоуменные взгляды «влюбленных», пытался подняться на ноги, придерживаясь за скамью рукой. И явно плыл.

Нет, братишка, это не конец. Это только самое его начало.

Схватил Лиса за грудки левой рукой, помогая встать, а правой нанес короткий удар в лицо. Пластиковые накладки на перчатках с глухим звуком встретились с челюстью пациента.

Повторить!

— Ты меня понял? — прорычал.

Но тот находился не здесь, глаза закатились. Тревожное, а не убил ли его я? Нет, не должен! А, если да?… Сразу как-то боевой задор начал уходить, растворяться в цивилизационных парадигмах, вбитых в подкорку головного мозга. Но я с детства знал простую истину, начал драться — дерись до конца. Нельзя играть в благородство, «я тебя пнул, теперь ты меня».

Нет, враг должен быть повержен так, чтобы в мыслях после «сражения» не возникало бросить косой взгляд в твою сторону. Тогда их количество уменьшалось, в противном случае либо росло, либо о тебя начинали вытирать ноги.

Поэтому так и только так!

Как там? Сдох? Значит, закопают! Не нужно было человека походя оскорблять. Но мы типа умные…

— На! На! На! — практически в самое ухо раздался истеричный женский вопль.

Обернулся, выпуская Рыжего, отчего тот кулем свалился на пол, и обнаружил Гарпию, которая сейчас пыталась мне воткнуть в бок охотничий нож. Работала им, как швейная машина иголкой, и чуть не плакала от досады — не получалось.

Все произошло ровно, как и показывал на демонстрации Джоре. От чего вновь возникал когнитивный диссонанс, стальная отточенная пластина не могла пробить, пусть и прочную, но ткань. Стерва пыталась загнать мне оружие в печень. Именно в таком месте я и обнаружил зашитый прорез на рабочей одежде в номере. И если бы здесь действовали земные законы, вскоре и отличную куртку модели «Скиталец» примеривал бы кто-то другой.

Ах, ты сука!

Мощной оплеухой сбил девку с ног, выбивая ею пыль из жесткого пола фургона. Нож выпал из тонкой руки, закатился куда-то под скамью.

Я резко выдернул из ножен «Палача», под метроном мыслей: «Быкан… быкан…быкан!», но тот не успел вступить в свару, однако приближался на полусогнутых ногах, держа руки явно для захвата.

— Полезешь, голову отрежу! — прорычал совершенно не своим голосом, хриплым, злым, похожим на рык зверя, но не человека, обращаясь к борцу, — А ты, сучара, даже поцарапать меня не сможешь! Ты понял, на?! — откуда взялось это чертово «на»?

Тот кивнул. Сдулся. Понял сразу — не на татами, все серьезно. Детские игры закончились. Поэтому, если сейчас не остановиться, не подчиниться то вместо планов покорения нового мира его может ждать совсем другая судьба. А еще, почувствовал, что я готов убивать. Он видел и как дебильная девка пыталась безуспешно проделать во мне дыру. «Палач» же в руке был страшен. По-настоящему. Мало того, что вид вызывал подспудное опасение, так он и сам по себе очень отличался от стандартного охотничьего ножа, которым и пыталась поразить меня Гарпия.

Быкан сместился как можно дальше от места битвы.

Я поднял девушку за шкирку, как кутенка, и… и на несколько секунд растерялся. Что делать дальше? Что? Убить ее? Ага… Не задумываясь. Краем глаза отслеживал движения уголовника, но тот держал руки на виду и с неким любопытством смотрел на происходящее. Явно оценивал. Да и подруга его тоже не спешила троице на помощь, иначе бы тому пришлось вмешаться.

Черт с ними! Чувствовал, если сейчас утрачу непоколебимую решительность.

То… Думать даже не хотелось про «то».

Поэтому вперед и как там говорил наставник, Великий Холод? Прошу, чтобы он у меня сейчас в голове появился! Заморозил все чувства, эмоции, оставив лишь ярость и дикость.

— Ну, что сука допрыгалась? — вкрадчиво-шипяще спросил, стараясь, чтобы голос не дрогнул. В фильмах как все легко, тут же нечто внутреннее глубинное протестовало. Во-первых, ни разу я никого не убивал. Во-вторых, передо мной женщина… Ага, перед тобой тварь, которая хотела тебя убить! — Знаешь, я тут подумал, — мой мозг разогнанный до умопомрачения выдал приемлемое решение, в духе бешеного отморозка, — Я не буду тебя убивать…

Быкан шумно облегченно вздохнул, а глазки курицы захлопали. Реснички туда-сюда, сюда-туда. Нос сломан, но ничего вправят или сам вправится.

— Пока не буду… Выбирай, или ты отдаешь мне НАЗ или глаз, — скаламбурил, — Пока один, — схватив за волосы приблизил острие боевого ножа к защитному стеклу очков, сам в душе холодея, если она откажется и придется выполнить угрозу?!

Но кто-то внутри злой и безжалостный сказал: смогу.

Она! Хотела! Меня! Убить!

И не просто желала, а делала все для этого! Если бы не защитные свойства куртки и свитера, то остывал бы сейчас на полу, а шакалы делили добычу.

Воронье, мля!

— Попробуешь во второй убить меня, так просто не отделаешься! — продолжил дожимая, тоже явно поплыла, — И да, тогда тоже убивать не буду. Просто отрежу уши, нос, губы, сиську и выткну один глаз. Второй оставлю, чтобы ты, сука, каждый день себя в зеркало видела. Твой выбор? Считаю до трех.

Видимо произнес я все таким тоном, каким и требовалось для завершения образа бандита, убийцы и висельника, не зря же меня вместе с ними доставили. Случайность? Вон бабушке расскажите, мы-то знаем! Дыма без огня не бывает.

После такой проникновенной речи, даже уголовник поежился, а я в глазах брюнетки-милашки растерял абсолютно все очки привлекательности. Она вздрогнула и подняла взор, в котором читалось: «Это же чудовище! Как же, как же я могла так ошибаться?!».

Пауза затянулась.

— Раз…, — отчеканил не своим голосом, — Два… — сильнее потащил за волосы.

— Я согласна, согласна…, — неожиданно к моему облегчению и к облегчению окружающих завопила та дурным голосом, а через полминуты с неким злорадством. Чуть-чуть, самую капельку, но оно проскользнуло. Змея подколодная! — Магги говорит, что при отвязке предмета, есть вероятность в шестьдесят процентов, что он будет уничтожен. Если так, то что?

— Глаз. Молись, чтобы вышло все как нужно, — отрезал.

Я тоже неосознанно молился эти десять секунд, больше всего боясь, если НАЗ самоуничтожится…

Но все произошло штатно. В руках у меня оказался вожделенный до этого прибор, который не порадовал. И сделать иначе не мог… Сука!

И волосы на голове до сих пор шевелились, были мокрыми от холодного пота. От страха, страха, что пришлось бы осуществлять озвученное, если бы… Или опуститься на самое дно.

— Надеюсь, пояснил доступно?! — проговорил мрачно я, убирая одной рукой трофей в подсумок, из второй так и не выпустил ножа. Если бы не было перчаток, то все бы увидели, как мои пальцы на рукояти побелели.

Не знаю, как смог, но вроде бы прошествовал важно, как будто для меня каждый день заниматься подобным — вместо утреннего моциона. И с непроницаемым лицом опустился на свое место, еле-еле сдерживая дрожь. Страх, замешенный на адреналине — сочетание то еще.

— Не буди Лихо, — донеслось сзади, это рассудительно прокомментировал произошедшее для пострадавшей стороны Грин, повторив известную поговорку.

А не вколоть ли еще одно «Самообладание+»?

Заметил, что брюнетка отодвинулась, стараясь держаться как можно дальше.

Рыцарь оказался не рыцарем, а даже наоборот.

И тут в фургон влетел Джоре.

— Что за шум, а драки нет? Или есть? — улыбнулся тот. Да добро так…

— Он меня ударил! — заверещала Гарпия, отлично играя потерпевшую, даже пошатнулась, вроде бы, как без сил и вот-вот потеряет сознание. Лучше бы она так не делала, — Он… он… он…, — несколько раз ткнула в меня указательным пальцем, — Забрал мой НАЗ!

И зарыдала, забилась в истерике.

Первобытная ярость застила глаза.

Подлая мразота!

Никогда, больше никогда, я не оставлю подобной твари за спиной. И неважно в каком она облике, мужском или женском — убью! Если бы это сделал сразу… выплатил бы штраф, налицо нападение на меня с целью нанесения телесных не совместимых с жизнью. Я чувствовал, что именно вот в этот миг — то хорошее, так называемое «человеческое», которое боролось, молилось вместе с девицей, чтобы получился лишь НАЗ, а не заниматься членовредительством, было раздавлено под смех внутреннего циника.

Убивать нелегко? Женщина? Какая тебе разница, если ты по ее вине сейчас сам отправишься в Долину Вечной Охоты?

— Надо же? Ну-ну, — участливо покивал тот, а затем ухмыльнулся, поворачивая голову в мою сторону, — Айяяйяяй… Стаф, вот не понимаю, такое ощущение тебя в зоопарке для особо буйных отловили и в наказание к нам скинули. Ведь не зря же ты по лесам и весям ночами шарился. Намордник потерял? В город не пускали? Не успею отойти на пять минут, как ты, то всякое зверье грохаешь, теперь до одногруппников добрался. Понимаю тебе крысан не понравился — видок мерезкий. Панголин… Тоже в нем хорошего мало, да и нечего плеваться! Маунах… а что он по углам шкерится?… Но товарищи, боевые верные друзья-то тебе чем досадили? Без кепки ходят? — а затем с такой же ехидной рожей повернулся к Гарпии, — Рассказывай…

Оказалось все выглядело следующим образом: меня попросили подвинуться, но вдруг совершенно неожиданно я набросился на Рыжего, потому что «бешеный», а Гарпия пыталась разнять. Лютик мира! Но куда там… После чего запугав всех вокруг ножом, обещая нанести тяжкие увечья, силой забрал у нее НАЗ, как у самой слабой. Она сопротивлялась до конца «бедняфка», но никто не помог, и вот теперь рассказывает учителю, какой башибузук у него под боком образовался в надежде на справедливость:

— Справедливость, говоришь? Но ты все сделала правильно! Да, правильно! — одобрительно рубанул Джоре и даже хлопнул по колену ладонью, а девка чуть победно улыбнулась, вот только или они совсем были тупыми или не слышали явной издевки в голосе наставника, — Стаф, подвинься, пожалуйста…

Сдвинулся. Я давно заметил, куда был направлен взгляд командира. Под скамью, где в пыли валялся охотничий нож. Не успела дамочка подобрать или впопыхах забыла про его существование.

— Грин, ты попробуй, может, это просто на меня он не бросается? Аллергия типа?

Продолжил цирковой номер весельчак. Было бы еще с чего смеяться. История повторилась. Ни бывший зек, ни я не посмели возразить. Неожиданно сенсей перешел на серьезный тон:

— А теперь все и по порядку, каждый лживый ответ — пять секунд боли. Быкан, как самый разумный, рассказывай, светик, не томись…

В изложении здоровяка, который сразу же принялся говорить четко, правдиво и по существу, история принимала несколько иной вид. Так, действительно, не ошибся мой внутренний компьютер, просчитывая варианты, они решили просто «слегка проучить зазнайку, чтобы нос не задирал». Договорились об акте возмездия практически сразу, еще у Вилли, нужен был лишь случай и повод. Вот он и нашелся. Почему так? Потому что их за «грязь» считаю, а себя называю только «черным», хотя такой же, как и они. По тени промелькнувшей по лицу сенсея, учитывая, как тот относился к равенству, было ясно, выстрел попал в цель. Только не в ту, на которую рассчитывали снайперы.

Озвучил и конечный результат.

— А вы что не вмешались? — спросил у влюбленных неожиданно Джоре.

— Нам это нужно? Мы сами по себе, — взял ответственность на себя Грин, — Две собаки дерутся, зачем лезть?

— Ясно. Стаф, имеешь к ним претензии? — иметь-то я имел. И много. Но лишь отрицательно мотнул головой. Не время, да и взял с них НАЗ, — Слушаем сюда, повторять не буду. Вы легко отделались. Спасибо вашему одногруппнику, пожалел, вас убогих. Вы действительно, как он считает вас, реальная пока «грязь». Кроме Стафа. Он подает надежды, что таки станет «черным», — речь сенсея вновь прибавила мне положительной кармы, как выяснилось я еще и кого-то кем-то считаю, — На первый раз, прощаю. А это чтобы помнили!

И троица свалилась от Плети. Секунды на три ее Джоре врубил. Вот у кого учиться надо жестокости и научусь.

Тот повернулся ко мне и сказал очень серьезным тоном:

— Ты же должен извлечь урок. Напали несколько противников, убивай, кого можешь и как можно быстрее — дольше проживешь. И всегда думай, о тех, кто может напасть со спины. Контролируй. И еще… ты умеешь заводить друзей! — хохотнул, — На всю жизнь считай, завел. Не забудут. Минут через десять — пятнадцать затормозим. Готовься, лечить тебя будем от синдрома Арни. И лук обязательно захвати.

5

Мерный перестук копыт, чуть покачивающийся пол фургона, может, кого-то и убаюкивали, но не меня. Хотя по лицу вряд ли кому-то удалось понять, что я сжат, куда той пружине. Напустил безразличный вид, с надменной холодностью смотря по сторонам. Пострадавшие старались не поворачивать головы в сторону обидчика и сразу прятали взгляды, когда мой останавливался на них. Бойтесь, сукины дети! Бойтесь! Внутри леденящий огонь — мне предстояло пройти еще одно смертельное испытание.

Боялся ли его?

Прислушался к себе, и неожиданно понял — нет. Странное состояние, отнюдь не апатии, покорности Судьбе, наоборот, желание как можно скорее начать действовать, а сердце, будто ждало этого момента. Оно жаждало его, желая гнать только адреналин по венам, пьянея и дурея от чистой энергии.

Вот это химия! Или не в ней дело?

Точнее, не только в ней?

Неожиданно опять возвратился в прошлое, действительно, вспомнить, мать его так, все. Да, лучше бы не бередил старые раны! Образы уже случившегося настолько яркие, что я даже ощутил фантомный запах волос Нины, которая положив голову мне на грудь, думала о чем-то своем, водя указательным пальцем по животу. Я мыслил о работе, о том, что надо купить детское кресло в машину и прочей ерунде, текучке. Тишину прервал ее голос, судя по интонациям, хотела сказать нечто важное, начала издалека:

— Знаешь, Стефан, порой чувствую себя убийцей… Потому что я несу смерть, смерть тебе настоящему, порождая чудовище. Как? — опять помолчала, а у меня в голове одно: «Что за лютую херню она опять придумала?», — Ты не как я, не как Марина или Степан, Андрей с Ликой. Ты другой. Ты можешь жить только тогда, когда вокруг тебя Ад, постоянный дискомфорт, стресс на стрессе. В другие времена просто существуешь, как… как, к примеру, растет та же трава — нет цели, нет желания двигаться вперед. Просто потому что растешь. Я же вижу, тебя ничего не зажигает, тебя ни чего по-настоящему не радует, не интересует, не волнует. Будто в параллельном мире живешь, здесь же бледная тень… А я до сих пор помню, как горели твои глаза, когда ты нас вытаскивал из автобуса. Движения другие, действия… Да все, понимаешь, все другое! Ты завораживал, в тебе чувствовалась сила…

В темноте она не видела, как я чуть криво усмехнулся. Джедай, мать его так. Где там мой световой меч? Ну да, познакомились мы не совсем обычно. Всего трагизма — междугородний автобус завалился на бок в кювет. Даже никто не пострадал. Синяки и ушибы не в счет. У водителя вроде бы или инфаркт, или инсульт случился. Хорошо скорость пассажирского автомобиля была мизерная.

Женщина же продолжала гнуть свою, понятную только ей линию. Мне бы таких тараканов… Да, беременность, роды, постоянные «посиделки» в социальных сетях с «такими умными» подругами и прочее времяпровождение, вроде просмотра сериалов не создали современного Спинозу. По крайней мере, сталкиваться не доводилось.

— Или как тогда на даче во время пожара… Других комфортная среда заставляет жить дальше, ставить новые цели, а тебя она разрушает. Я же, окружая заботой, лаской, даря тебе тепло, создавая зону комфорта, своими же руками уничтожаю того, кого полюбила… И на его месте проявляется, как на фотографии с негатива, безразличное ко всему чудовище. Амеба. Ведь тебе плевать на новости, тебе плевать на других, тебе плевать на все, на друзей, подруг, соседей! — в голосе слышалась какая-то тихая истерика, но я к ним уже привык, поэтому просто промолчал, — Иногда думаю, что и на меня с ребенком тебе плевать! Да, заботишься, что-то делаешь. Ты изображаешь из себя отца, ты его корчишь… Все дежурно. Без огонька, без блеска в глазах. Как заводная игрушка, даже не робот. Она двигается вперед, что-то делает, не потому что у нее есть цель или задача, а всего лишь из-за того, что внутри нее пружина, сжатая когда-то и кем-то. И она распрямляется. И мне становится по-настоящему страшно, когда это произойдет до конца…

— Пора вставать, ты еще поспи, потом не получится, — сообщил я, освобождаясь от ее объятий и кивком головы показывая на детскую кроватку. Улыбнулся. Поцеловал. Дежурно.

Сигарета, кофе и разговор был позабыт, но он стал одним из тех фундаментных блоков в разрыве отношений. Это стало понятно только сейчас.

Неужели, так она намекала, что я адреналиновый наркоман? Нет. Это вряд ли… Мне он не нужен. Век бы его не хапать литрами, как за последние сутки. Что-то другое несли ее слова… другое. Имели некий глубинный только ясный ей смысл. Спросить теперь не получится, да и даже Там вряд ли удалось бы сейчас получить внятный ответ.

Черт бы с ним. Она не психоаналитик, я не пациент. Всего лишь баба, которая прожила рядом со мной какое-то время. Точка.

Врать самому себе не хорошо, но иногда просто необходимо. Но если быть честным… Происходящее меня зажигало. Заставляло отыскивать все возможные резервы организма, бросать их в бой, выкладываясь на триста — четыреста процентов. Осталось еще не сдохнуть, чтобы успеть подвести итог.

Нет, это не кураж, который искала бизнес-леди Вилена, это нечто абсолютно другое, вещь иного порядка. И я этого не хотел.

Мысли, образы прошлого пролетели в одно мгновение, вторая часть мозга продолжала фиксировать и отслеживать обстановку.

Джоре задумался о чем-то своем, донельзя приятном, учитывая, что нет-нет и какая-то по-настоящему добрая улыбка проступала на его подлой морде. Опять задумал какую-нибудь пакость?

Отнюдь не святая троица тихо переговаривалась, но ничего интересного не прозвучало. Главные темы — несправедливость бытия, жажда реванша, свидетельствовали о полном непонимании причин и следствий происходящих с ними событий. Говорило это и о том, что наказание вышло очень и очень щадящим, не отбило желание продолжать действовать в том же русле. Хотя таким хоть ссы в глаза, все Божия роса. Знакомый психотип из раздела изощренной идиотии.

Козы-дерезы, мать их! Шла через мосточек, съела лишь кленовый листочек…

С парочкой все ясно, они, не стесняясь окружающих, перешли к поцелуям из разряда жарких. Любовь и голуби, мля. Даже завидно чуть стало, потому что брюнетка продолжала держаться поодаль, иногда кидая быстрые оценивающие взгляды в мою сторону. А, может, и пугливые. Опять со злобой взглянул на мечтателей.

Суки, все испоганили!

Действовать по-другому в той ситуации я не мог даже ради всех понравившихся девушек — не родной привычный мир. И осознание того, что на Нинее ценилась только сила, нет, не физическая, а как некая совокупность множества факторов, и такие из них, как решительность и жестокость были не на последнем месте. Троица этого еще не поняла и не прочувствована в должной мере. Планируя свои действия, как и реакцию окружающих, они ориентировались на привычный, обыденный мир с его писаными и неписаными законами, правилами, уложениями, «а здесь вам не тут», как говорил кто-то.

— Да, не Земля, — даже чуть слышно повторил вслух.

— Ты что-то сказал? — из сладких мыслей вынырнул наставник, хищно уставился на меня.

Медленно отрицательно помотал головой.

— Ладно, в общем, слушай сюда. Сейчас будет Черный лес, там наша первая остановка. На все про все про все пять — десять минут. Ты подготовился? — утвердительно кивнул, — Это хорошо. Иначе Никодим нам голову отвернет. И так с тобой много возни, проще убить и забыть, столько уже ресурсов вбухано, — посетовал тот и вновь замолчал.

Фургон свернул налево на узкую проселочную дорогу. Камень Тракта сменился на вполне обычную грунтовку в довольно хорошем состоянии — в меру укатанная, а типичные для лесных «тропок» огромные ямы, лужи и грязь отсутствовали. Поэтому наше транспортное средство почти не сбавило скорости.

И буквально через пять минут вокруг вдруг потемнело, возникло ощущение раннего вечера. Мы познакомились с еще одной странностью новых реалий. Перекуроченные, перевитые деревья, причудливо изломанные с множеством углов абсолютно черного цвета, были не из наших вселенных. Они, казалось, тянули к нам руки-ветви, пытаясь добраться до живых. Проткнуть их, напиться крови. Какая-то неестественная для природы острота веток и даже редких клочков травы создавали впечатление, стоит попасть в чащу, оттуда уже не выберешься.

Мерзкое ощущение. Сразу же пришел страх. Страх навязываемый извне. Черный лес, действительно, оказался черным и лесом. Потому что он жил, не умирал, о чем говорили антрацитовые листья, похожие на наконечники стрел.

Несмотря на то, что остальные находились в глубине фургона, но и на их лицах отразилась печать беспокойства. Да, давило местечко. Да-ви-ло. И тут же вполне хозяйственная мысль, зато «совершенствование» в пси-защите прокачаю и «ментализм». Все польза.

Чуть скрипнув подвеской, наша «колымага» остановилась.

— Стаф, на выход. А вы можете оправиться и покурить, но не более десяти минут. Время пошло. Да, добрый совет, с дороги не сходите, затянет, потом никто не поможет, — дал напутствие остальным.

Лес в этом месте, отступал от дороги метров на сто или двести.

Я, сжимая лук в руках, следовал за наставником. Мы поднялись на небольшой пригорок, который покрывала обычная зеленая трава, растущая клочками. Из-под камней тут и там торчали голубые цветы размерами с блюдце такого оттенка, который называли «веселым». Они вызывали когнитивный диссонанс, стоило только перевести взгляд чуть дальше.

— Смотри, — Джоре непонятно когда и где, успел сорвать черный лист и теперь держал его двумя пальцами, чуть помял, как вполне обычный земной, а затем, поняв, что завладел моим вниманием, поднял с земли гранитный, вроде бы, обломок.

Я же думал только о предстоящем «лечении», пряча в кулаке препарат АфинК-5, купленный у Француза. Мне было не до шуток. Фон крио нарастал, сейчас поднялся практически до предела «зеленой» части шкалы.

— Фокус-покус, — сказал наставник громко и принялся «снимать стружку» с камня антрацитовым листком, — Для того, чтобы чувствовать себя уверенно в Черном лесу за пределами проселков, защиту надо иметь минимум в двести. Понял какая загогулина?

Зачем, зачем он мне это сказал и наглядно продемонстрировал?

А-а… Все ясно, чтобы я не подумал сбежать. Нужен ему зачем-то… Только зачем?

Еще через минуту мы остановились.

— Все пришли. Дальше крио где-то полторы тысячи эрок, — ткнул тот пальцем вперед.

Странно, я ожидал увидеть какую-нибудь плешь, отчего-то обязательно выжженную в земле, или еще какое-то видимое проявление высокого фона местной радиации, но оно ничем не отличалось и не выделялось среди окружающего пейзажа.

— Вставай сюда! — последовало ценное указание, — Больше от тебя ничего не требуется. И антидот убери, не знаю, кто тебе и что напел, но он не понадобится. Откуда взял, спрашивать не буду. Учитывая, что ты хранил омерту, скорее всего, на тебя повесили жесткие обязательства, — сразу раскусил сенсей все хитрости, — Но это может помешать в процессе лечения, поэтому прибереги свою химию. АфинК? — утвердительно кивнул, отвечая на последний вопрос, — Убирай. Дерьмо редкое, но иногда помогает.

И тон такой, не терпящий возражений.

Решил убить? Чтобы я точно умер, набрав сейчас смертельную дозу крио?

А зачем такие сложности? Зачем тогда со мной столько возиться? Послал вон в лес за цветочком Аленьким, сам бы сдох. Нет, здесь что-то иное.

— Обещаю тебе, что ты останешься жив, — видя заминку, успокоил меня учитель, — По крайней мере, сейчас точно не сдохнешь! А потом и спасибо скажешь. Делай, как я говорю, это приказ! И лучше добровольно, могу и надавить! Времени нет устраивать тут танцы с бубном и уговорами.

Ты можешь, сука! Ты все можешь!

Если выживу… нет, я выживу, то первая задача — закончить чертов курс обучения как можно скорее. Сдать экзамен экстерном. И избавиться от контроля наставников.

Обернулся. Отсюда просматривалась только крыша фургона. Недалеко деревья тянули черные загребущие руки с острыми пальцами. И не убежишь. Две сотни защиты ну никак не собирались. Даже на теле. Без них… Одно неловкое движение и ты насажен на какой-нибудь сук.

— Будет немного больно, терпи! Помни, у меня все под контролем. И не такие задачи решал, — вместо напутствия заявил Джоре и подтолкнул в спину.

На негнущихся ногах я шагнул в зону повышенного излучения. Последнее что запомнил в тот момент, как взвыл звуковой сигнал счетчика, вертикальная полоса которого сразу же оказалась в красной зоне и сосредоточенное лицо наставника.

А затем будто Плеть включили.

Я скрежетал зубами, орал, выл, катался по земле, потом потерял сознание.

Пришел в себя, как будто выключателем щелкнули. Осторожно попытался пошевелить рукой, ожидая вездесущей боли, но оказалось, она исчезла. Растворилась, развеялась, будто все происходило до этого момента не со мной, а с кем-то другим. Чувствовал себя превосходно.

Оказалась, лежал я на траве в каких-то двух метрах от места «излечения», сразу же увидел наставника. Он стоял на моем месте. И закрыв глаза, разведя руки, словно для объятий, глубоко дышал. Энергию собирал?

Сбоку слева в верхнем углу, как и настроил, системные сообщения, которых не было ранее. Открыл и обомлел:

«Внимание! Учитывая совокупность факторов, таких как наличие магоинтерфейса класса SN, первый контакт с крио-полем превышающим интенсивность облучения 1000R/час по шкале Эриха, не набрав 3R до данного момента, и дополнительную магическую подпитку был создан уникальный индивидуальный артефакт «Ледяной Теневой Кровопийца» (модернизируемый). Кроме этого, напрямую задействовались действующие на данный момент характеристики, которые стали основной для будущего развития.

В процессе использовались следующие компоненты: лук «Убийца Теней»; прибор «Амиго» модель LNT-VII; магический баллистический вычислитель PPR-12; модернизируемый уникальный боевой кнут «Арапник».

Внимание! Сформирована специальная ячейка для данного предмета. Без вашего согласия никто не может просмотреть содержимое, как и обнаружить обычными методами и средствами ее наличие! Помните, при утрате артефакта, она автоматически уничтожается!

Внимание! Данный индивидуальный артефакт не может быть передан третьим лицам, он не может быть получен в качестве трофея! Если вы погибните от рук разумных, как и неразумных существ, а также в результате несчастного случая, предмет самоуничтожается! Исключение составляют контакты с некротическими и теневыми сущностями. В таком случае оружие становится их добычей, не теряя своих свойств, но зачастую приобретая новые».

И что за артефакт?

Перешел в соответствующую панель. Там в отдельном фиолетовом квадрате находилось изображение лука: «Ледяной Теневой Кровопийца» (модернизируемый) — магическое метательное оружие, способное поражать нематериальные сущности. Наносит дополнительный урон по демоническим и некротическим существам. Конечный результат зависит от качества используемых стрел, а также их свойств и вложенных в них заклинаний. При материализации в объективной реальности дает дополнительный бонус к характеристикам «филин» (на данном этапе: +3), «восприятие» (на данном этапе: +3) и «ментализм» (на данном этапе: +3).

Атака: +350

Свойства:

Теневые стрелы — каждые 10 секунд вы можете сформировать стрелу, в которую вложить заклинание на выбор, согласно текущей обстановке. Стоимость одного снаряда 1500 единиц магической энергии, без учета накладываемого магического конструкта.

В настоящий момент возможно наложить одно из следующих заклинаний (для облегчения работы, можно вывести необходимые на панель магоинтерфейса):

— разрыв плоти — наносит дополнительные повреждения физического характера в месте попадания стрелы (стоимость: 2 300 единиц магической энергии);

— разрыв теней — наносит дополнительный урон по теневым сущностям (стоимость: 5 500 единиц магической энергии);

— вампиризм — при поражении противника часть его жизненной и магической энергии передается владельцу лука (стоимость: 4 500 единиц магической энергии);

— стрела холода — замораживает противника или рану, нанося дополнительный урон (стоимость: 1 000 единиц магической энергии);

— ментальный удар — позволяет оглушать врага, время оглушения зависит от его уровня и активных защитных предметов (стоимость: 7 000 единиц магической энергии).

Облегчение прицеливания — при наложении стрелы на тетиву, в зависимости от силы ее растяжения, свойств самого метательного снаряда, а также внешних факторов таких, как ветер, дождь и др., производится расчет конечного результата с его автоматической визуализацией (вид настраивается). Также в пределах видимости определяется расстояние до необходимого объекта. Стоимость: 5 единиц магической энергии в 1 секунду».

Следующее: «Внимание! Открыта характеристика «восприятие»!» — эволюция и совершенствование по нулям, но это мне было понятно. Кристаллы я не использовал. Выходило, что можно обходиться без них. По крайней мере, на этапе открытия.

Заметил, что «ментализм» чуть подрос и защита немного, а пси-атака значительно. Где я ее применял? Уж не пытался ли надавить на одногруппников, когда забирал НАЗ?

Вспомнился и Феликс с его аурой. Если все так, то способность оказалось на диво полезная, по крайней мере, «споры» решать с ней легче. Сразу штрафные санкции Джоре за кристалл Бара-Бека показались несущественными.

Наставника после чтения о свойствах артефакта, несмотря на гигантские и пока недостижимые для меня энергозатраты, почти полюбил. А затем вновь проснулась паранойя. Зачем он возился? Вот и индивидуальный предмет получен, как я понимал, с непостижимыми и недостижимыми характеристиками. При этом снять с меня его никто не сможет, что ясно из условий.

Нет, какая-то важная деталь от меня ускользала. Сказывался, сказывался недостаток информации. Да, и откуда ей взяться. Осталось проверить одно…

— Стаф, опять уснул? — прервал размышления сенсей, который бесшумно оказался рядом, — Зависнешь так, а очнешься в желудке у какой-нибудь твари. Здесь их хватает, те же теневые дозорные. Продемонстрируй, что получилось? — это уже был приказ.

Мне не жалко, тем более без Джоре вряд ли у меня что-то вышло. Уверен, и предметы были подобраны со знанием дела.

— Как? — задал единственный вопрос я.

— Подумай о нем! А так, можно иконку в рабочее пространство вывести. Освоишься.

Сказано-сделано. Мгновенная неожиданная тяжесть в левой руке и вот он — красавец. Короткий составной почти черный, а скорее темно-серый лук, однотонный без всяких рисунков и украшений. Они и не требовались. Но отчего-то чувствовалось его опасность и смертоносность. Осталось только разобраться, как использовать. Моего резерва магической энергии хватало сейчас на две секунды активации «облегчения прицеливания», и то при условии заполнения хранилища полностью. Очередной чемодан без ручки?

Хотя можно использовать и обычные стрелы, о чем явно свидетельствовало описание. А плюс триста пятьдесят к атаке… Уверен, с защитой превышающей этот параметр я еще долго никого не встречу, за исключением таких деятелей, как сенсей.

Тот всмотрелся в характеристики оружия, вид его стал донельзя задумчивым:

— Неплохо, неплохо… — прокомментировал тот, но вдруг замер и приказал тоном, не терпящим возражений, — Открой характеристики!

Пришлось.

— Так, так, так…, — один миг и лицо наставника стало напоминать демоническое, хищный оскал, глаза ненавидящие.

— Вот сука, продался, — беззвучно прошептал он, это я прочел по губам.

Чуть не спросил: «кто?», данная информация явно не принадлежала к категории «общедоступной». На Нинее можно и за неосторожный вопрос к праотцам отправится, потому что даже по нему легко понять осведомленность человека о том или ином явлении.

Да и не касалось меня, по большому и малому счету, что за собака женского пола изменила их общему делу.

Джоре тем временем надолго задумался, оставаясь неподвижным, приложив указательный палец к переносице. Даже мне казалось, что сейчас тяжелые мысли огромными валунами перекатывались под черепной коробкой, заставляя двигаться складки на лбу. Напоминал он гроссмейстера продумывающего следующий ход в шахматной партии, находясь в сложной ситуации и играя с не уступающим ему соперником.

Я закурил, ожидая дальнейших указаний, если что на ходу «добью» или вон затушу, а лучше в лес брошу, может, сгорит к чертям! Давить так не будет. Ведь именно от него исходил ментальный посыл — «бойся». Коллективный разум? Надо обязательно с литературой соответствующей ознакомиться. Исчезла магосеть, и все приплыл. Данных об окружающей реальности ноль целых хрен десятых.

Прислушивался к себе. Ощущение будто сутки отсыпался, отдыхал, в бане парился. Легкость невероятная.

Мда… Сколько уже на ногах? А учитывая все произошедшее, давно должен был свалиться. Нет, свеж, бодр и даже голова чуть закружилась от никотина, будто не курил минимум часов десять. Есть только хотелось, но припасы имелись.

Интересно.

Этими простыми мыслями я отгонял главное — приобретение подобной вещи на халяву пугало. Если не сказать больше и жестче. В то, что сенсей добрячок, несущий в мир доброе, светлое, вечное и помогающий безвозмездно новичкам я не верил ни на секунду. И каждый тут, это мне было совершенно ясно, ничего просто так не давал, не дает и не будет давать. За все требовалось платить.

Даже взять все эти учительские «закидоны» с равенством, с тем, что он его абсолютно не переваривал. Отсюда следовал простой вывод, сама мысль о получении чего-то от кого-то в качестве подарка претила духу Джоре. А еще я становился обладателем некого знания — возможность создавать артефакты, как и необходимые компоненты и манипуляции для этого. Вот уверен, будь у меня только палка и кусок дерьма вряд ли что-то вышло. То есть, наличие подходящих друг к другу ингредиентов — это важный фактор.

Какие еще?

Опять вчитался в логи. Сразу зацепился за маркировку магоинтерфейса — «SN» — не в этом ли дело? Есть у кого-нибудь еще подобное? Как вариант был у Бара-Бека и Пит Буля. Но каким образом, сенсей предполагал, что необходимые для конструирования предметы будут получены подопытным? Ведь встреча с де Биллом и его обкурившимися подельниками получалась случайная.

Стоп.

««Новичок» какой-то жесткий попался, дозняк обычный, а прибалдели на раз все и сразу», — я отчетливо помнил слова наркомана, дружка натравившего на меня крысана отморозка. А не воздействовал ли на них мысленно Джоре, дабы те сорвались в полный неадекват?

Теперь я точно знал, что подобные возможности имелись. И появился наставник сразу, едва только дело могло перейти в «горячую», в полном смысле этого слова, фазу для участников событий. Указание виновнику торжества дал, что и почему тот должен вручить мне в качестве трофеев. «Хорошо, что не сожгла»… Тогда получалось, Саманта не в курсе дела, а наставник действовал здесь тайно даже от нее?

Допустим на минуту, что так. Но зачем им предмет, которым никто кроме меня не сможет воспользоваться? Да, еще есть вариант — некротические сущности. Но… Именно оно! Если устраивают бои зомби, о чем свидетельствовали пусть и редкие реплики, как наставника, так и окружающих типа Вилли, то их возможно содержать и держать как-то под контролем.

Натравляем мертвеца, он разбирается со мной, получает артефакт, а затем его прибивают и… профит? Черт его знал. Голова пухла от мыслей.

И главная, если на сейчас Джоре на меня не повесит новые обязательства со смертельным исходом в случае разглашения, то, скорее всего, обозначало это только одно — мою скорую смерть. Конечно, существовал вариант, что информация о создании артефактов «мусорная», то есть известная всем, но… но исходить будем из худшего варианта развития событий.

Джоре поднялся с корточек, на лице не было той растерянной задумчивости, неприкрытой ненависти и дикой злости, передо мной вновь стоял насмешливый весельчак и балагур, чьи шутки отдавали изощренным садизмом.

— Очень, очень внимательно советую ознакомиться с последней строчкой, сопровождающей артефакт. И, как говорили древние, умному достаточно! Добрый совет от дяди, советую без необходимости игрушку не светить. Все вперед в пампасы, и так задержались. Никодим скорее всего рвет и мечет. А ты попробуй сейчас вспомнить сиськи второй своей девки. Первую, понятно, ты и без Арни помнишь.

Как это круто, жить без всяких флешбеков, да можно было воспользоваться возможностью и вспомнить что-то полезное, но как говорила Саманта, отчего-то все мысли постепенно скатывались к довольно неприятным событиям. Видимо в первую очередь, та болезнь не болезнь от Шварца, но восстанавливала часть памяти, которую мозг пытался всеми силами стереть.

И никаких обязательств относительно сохранности тайны и как меня лечил сенсей. Это заставило задуматься. Насторожиться. А также подумать о смене оружия. И еще слова, на что обратить внимание. Такой тонкий намек на толстые обстоятельства? Но зачем? Что изменилось? Не зря же мои характеристики вызвали такую реакцию. Точно, он ничего не знал ни про ментализм, ни про филина. О них было известно Феликсу… Решил ему свинью подбросить? Не моя забота! Моя — выжить любой ценой!

В фургоне ничего не изменилось. Бросил взгляд на рюкзак, но он лежал именно так, как я его и положил. Даже соломина сверху на том же месте. Ее обнаружил под скамьей, когда доставал лук. Будем считать, что пока мы отсутствовали никто не рылся в вещах.

С другой стороны, слишком много глаз. Уверен, останься только троица, она бы не преминула сунуть любопытный нос, а так слишком велика вероятность того, что их кто-то бы «сдал» наставнику или владельцу. И неизвестно, кто из нас оказался бы для них хуже.

Минут через десять после того, как свернули направо, вновь остановка.

— На выход все. Посмотрите, как выглядит лока своими глазками, — скомандовал Джоре.

Вход в кусок пространства из иного мира оказался таким, каким мне и представлялся до этого, будто окно портала из компьютерных игр. Висящий над поверхностью чуть размытый переливающийся диск высотой около шести метров и шириной в четыре пять, казалось, моментально проглотил лошадей и фургон.

— Ну, что, покойнички, летим, — усмехнулся учитель и первым шагнул в марево.

* * *

6

Серое небо в перисто-кучевых облаках чуть ржавого цвета говорило о том, что мир вокруг вновь изменился. Это отметил сразу, но тут же стало не до разглядывания окружающего пространства:

— Давай, не тормози, Стаф! Двигайся, двигайся, — крикнул мне Джоре, подзывая к себе.

Поэтому я почти бегом бросился к наставнику. Уже понял, просто так он ничего не говорил. Казалось, что вроде бы болтал и болтал, но на деле все выглядело иначе, особенно когда с большей частью озвученного сталкиваешься лично.

Было странно наблюдать, как сзади материализуются, будто из воздуха «боевые товарищи». Остановившись возле учителя, наконец-то осмотрелся. Мы очутились на небольшом взгорке. Позади такой же, как и на Нинее, полупрозрачный овал Ворот, внизу затон, острым клыком врезающийся в очень широкий каменистый берег с частыми зарослями кустов и, видимо, камыша или тростника. Понятно, что местного.

Дальше метров на триста раскинулась равнина, поросшая редкой травой и низкими одинокими перевитыми дубами. Тут и там из земли торчали огромные круглые валуны.

Границей с лесом выступали огромные деревья — настоящие исполины очень похожие на земные сосны. Из-под сени деревьев вытекало несколько ручьев, впадающих в местный водоем, бывшей только частью огромного водного бассейна, согласно словам наставника, которая оказалась доступной для нас. Еще дальше, даже на первый взгляд, очень быстрая река впадала в озеро, образую буруны и шапки белой пены.

Тусклое солнце не просматривалось, но оно и понятно, пасмурно. Вдалеке виднелись горные вершины, но четче разглядеть их мешал желтоватый туман. В воздухе пахло дождем, а еще легкий ветер приносил сонм незнакомых запахов. В принципе, если сравнить с уже виденными картинами окружающей действительности — ничего необычного. Унылый пейзаж. Черный лес куда как необычней.

— Смотришь? Смотри-смотри! — отчего-то обрадовался наставник и даже хлопнул меня по плечу тяжелой ладонью, — Чувствуешь? — потянул он носом воздух, — Это запах денег, потому что лока считай новая, после обновления в нее никого не пускали, вы практически первые, поэтому можно много поднять!

Я не разделял веселья учителя, а ощущал только тревогу.

Первое, что сразу заставило насторожиться, внизу стояло четыре, повторюсь четыре фургона. Означало это только одно — один из них оказался здесь заранее. Так как нигде на маршруте, кроме конного сопровождения к нам никто не присоединялся. Я высовывался и не раз, поэтому появление еще одного транспортного средства никак не смог бы пропустить.

И это еще один факт, довольно легко накладывающийся на мою версию об использовании зомби для извлечения из меня уникального артефакта. Опять же, не зря Джоре намекнул: «умному достаточно», понятно, что он преследовал свои цели. И, скорее всего, хотел поломать кому-то планы, не зря столько размышлял. Но… Но мне какое дело до их подковерных игр? Главное, предупрежден — значит вооружен. Следовало сделать всего лишь одно — выжить.

Выжить любой ценой.

Так вот, эти злодеи приехали вперед нас, чтобы никто не видел, чем они занимались, а в крытой повозке можно было перевезти что угодно. Например, клетку с живым мертвецом. Здесь подготовились к встрече. Им оставалось только дождаться клиента.

И вот он я.

Кушать подано, господа!

Как и предполагал, нашу колонну сопровождало шестеро верховых. Сейчас они сгруппировались немного в отдалении от основной массы «грязных», собирающихся вокруг Никодима и Саманты. И, похоже, разводили костер, по крайней мере, треногу уже достали. Главный организатор учебного процесса забрался на облучок первого фургона и готовился вещать оттуда, как Ленин с броневика. Нам он помахал нервно рукой, пришлось вновь поспешить.

Вводную часть инструктажа мы, похоже, пропустили. Куратор сейчас без всяких предисловий брал быка за рога:

— Это корень выворотня. Растет под камнями. Определить легко, выглядит он вот так! — в воздухе возникла огромная трехмерная проекция клубня, напоминающего топинамбур, возник и вид, как из-под валуна пробиваются зеленые круглые листья, словно оплетающие камень, — В клановой приемке в Норд-Сити — цена от трех до шести марок за один килограмм. Здесь на месте от полмарки до полутора. Зависит от качества клубня, его повреждений. Чем их меньше, тем цена выше. Вес одного, который вам необходим, — от десяти до шестидесяти килограмм. Меньше, даже можете не брать. Для повышения приемочной цены можете мыть клубни, чтобы избавиться от земли. Для того, чтобы заработать на жизнь и платить по кредиту, вам в среднем требуется зарабатывать от трехсот до пятисот марок в сутки. Это я не беру другие потребности. Поэтому каждый из вас за смену должен минимум собрать полтонны корня. Первый справившийся с заданием получит приз. Кроме этого, сейчас все заключите договор. Он нужен для того, чтобы вы закрыли свой первый контракт и стали отображаться в биржевом рейтинге. Без этого вы вряд ли сможете найти нормальный контракт. Тех, кто там не прописан автоматически подозревают во многом, поэтому доверия они не вызывают.

И тут же пошла массовая рассылка: «Внимание! Вам предлагается заключить договор со стороной «Снежные волки». Прежде, чем принять решение, помните об ответственности, а также о неотвратимости наказания!

Собиратель Стаф обязуется добыть 500 килограмм корня выворотня в течение 12 часов с момента заключения договора, сдав его на месте!

Санкции в случае нарушения обязательств: 2 раза по 5 секунд применяется «Плеть боли».

Награда (вариативна): оплата по факту сдачи; +10 баллов к биржевому рейтингу».

Принял. Впрочем, также поступили и остальные.

— Вот ваше поле деятельности, — обвел он рукой равнину, — Можете приступать. Откопали, принесли, сдали и так поступаете дальше. Все просто, дурак разберется. Находите что-то необычное или убиваете какое-то животное, можете тоже тащить — вероятен дополнительный доход. А возможно и нет. Впоследствии, чтобы знать видовую принадлежность обитателей лок, как и возможный хабар в виде гриндов, необходимо либо скачать соответствующие базы из магосети, либо изучить литературу. Саманта и Джоре за вами присмотрят. По всем вопросам обращайтесь к ним.

На этом инструктаж был закончен.

Мда.

Хотя с одной стороны все предельно ясно, но наш непосредственный начальник рассказал на порядок больше во время путешествия в магазин. Никодим, по всей видимости, своей ролью куратора тяготился, и его совершенно не волновали успехи и неудачи подопечных, как и возможный дополнительный их приработок. Как и не было в нем куража Макаренко, который радовался успехам своих подопечных и глубоко переживал их неудачи.

Не обращая внимания на одногруппников, весело загомонивших и бросившихся в «пампасы» наперегонки, в первую очередь я оцепил от рюкзака рогатину. Собрал короткое копье, затем направился к затону, выискивая наиболее подходящее место для того, чтобы забросить закидушку, попутно вращая головой на триста шестьдесят градусов, стараясь не выпускать ничего из поля зрения.

Отметил, что практически каждый третий камень таил под собой загадочный клубень. А, значит, ничего невыполнимого в договоре не имелось. Другое дело, что поработать придется от души.

Простыми действиями и мыслями гнал прочь тревогу. От адреналина начало вновь подкидывать. Добывать сок джиусамра, для чего требовалось идти к лесу, мне было, откровенно говоря, страшно. Неизвестно, что там ждало в чащобе. Уж лучше пока находиться на виду. Может, и помогут отбиться, хотя вряд ли.

Первой моей жертвой стал не корень и даже не рыба, а небольшая змея — «огневка», длиной около полуметра красная, почти рыжая, с черными пятнами по позвоночнику. Она спешила куда-то по своим делам, но глефа легко отделила голову от тела, прочертив борозду во влажной земле. Кристалл убрал в контейнер. Самого гада тоже забрал, справка гласила: «мясо съедобное. Стоимость в клановом приемном пункте: 270 марок за килограмм». Весил он, несмотря на небольшие размеры, грамм триста — четыреста. Камней нажрался?

Но добыча порадовала. Если перевести на корень по минимальной цене, почти сто кэгэ взял. Затем встретился куст с зеленым пасленом, на котором обнаружилось почти три десятка крупных ягод, стоимость по 12 марок за штуку. Порадовавшись своей предусмотрительности, достал из рюкзака контейнер под них и упаковал.

Уже понял замысел, на месте собиратели сдают дешевые ресурсы, а легкие и компактные уже в Норд-Сити, тем более, как между делом говорил Джоре, каждый из нас имеет право провозить ручную кладь: сумку или рюкзак при организации подобных рейдов. «Положняк» — так вроде бы он определил это действо.

Отличное место удалось обнаружить только метров за двести от стоянки фургонов. Здесь и рыбалка должна была быть отменной и вокруг огромное количество торчащих из земли камней, под которыми находился загадочный корень. Интересно, для чего он? Как же я мало знал…

Единственное, смущали кусты, заросли местного камыша и острова высокой травы, там можно было спрятать не одного зомби. Однако, страхи страхами, а работать было необходимо.

Забросив две закидушки, использовав в качестве наживки кусочки мяса змеи, я откатил в сторону ближайший камень и, отцепив от рюкзака малую пехотную лопату, приступил к раскопкам. Первый корень не впечатлил. Килограмм пятнадцать, а каменистую землю копать трудновато. Этот подлый овощ отчего-то рос на глубине почти в полметра. Второй пришлось оставить на месте, не дотягивал и до пяти килограмм. Внимательно изучил листья. Можно ведь было по ним определять, «дозрел» тот или еще «зеленый»? Однако как ни присматривался, разницы между большим и малым не обнаружил. Или я слепой, или это просто лотерея.

Еще приходилось постоянно озираться и при каждом звуке хвататься за копье. Засаду никто не отменял, а в ее наличие я верил, точнее, уверовал, как иной фанатик в некие догмы.

Звонок колокольчика заставил почти подпрыгнуть на месте, точнее в очередной яме. Затравленно озираясь, я перевел дух. Чисто. Зато моя ловушка на рыбу захлебывалась в резких звуках.

Не выпуская копье, бросился к снасти. С большим трудом удалось вытащить на берег зубастого зеркального карпа, о чем опять сообщила Магги. Стоимость сорок три марки за килограмм. Но это в Норд-Сити, на месте уверен, срежут вдвое. Пузатая, здоровенная рыбина весом около пуда широко открывала пасть, в которую лез кулак, зубы у нее внушали, каждый сантиметра два — три.

Отлично! Но, так не пойдет. Вогнал боевой нож в голову, получив кристалл зеленого цвета в черную крапинку. У змеи, кстати, он был фиолетовым. Неплохо. Откопал еще один корень, этот вышел минимум на сорок. Огромный уродливый клубень мыл с трудом.

Дотащил все до фургонов еле-еле, встал в небольшую очередь. Оказалось, что ингредиенты животного происхождения и другие надо было нести к первой повозке. Здесь вновь ощутил себя мыслителем. Действительно, за рыбину срезали закупочную цену вдвое, но приобрели у меня ее сопровождающие всадники, предварительно взвесив — потянула она на четырнадцать двести, высокий усатый мужик, похожий на ковбоя перевел мне деньги по двадцать две марки за килограмм.

Поблагодарил и попросил нести еще. Получив чуть больше трехсот марок, сравнив с затраченными усилиями для добычи на ту же сумму вывортня, решил — закрою контракт, а там только рыбалка.

Пока ходил, чудо не произошло. Больше пока никто не клюнул. Вновь приступил к работе. Успел сделать еще несколько «рейсов», поймать две «глубинные щуки», похожие скорее на угрей, нежели на земных представителей рыбьих. Весили они почти по шесть килограмм каждая, однако стоимость была выше в три раза, чем карп.

Если бы еще не чертовы неизвестные уроды с живым мертвецом на поводке, чувствовал бы себя превосходно. Точнее, все мысли вымывались простыми действиями, физической работой. Внезапно проснулся и исследовательский зуд… Однако кто бы мне дал хотя бы часов пять спокойного существования?

Я размышлял об обеде, когда заметил приближающуюся гоп-компанию. Ничего хорошего от них не ждал, но надеялся, что пройдут мимо. А учитывая контингент, то расположатся для отдыха где-нибудь на берегу затона.

— Мне нравятся твои ботинки, — в лучших традициях Терминатора начал диалог заводила бандитской братии, находясь в шагах пяти от меня. Вроде бы на Шварцене