КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 443480 томов
Объем библиотеки - 623 Гб.
Всего авторов - 209040
Пользователей - 98608

Впечатления

kiyanyn про Snowden: Through Bolshevik Russia (Записки путешественника)

Сначала уничтожить страну и ввергнуть ее в нищету и войну (тут я согласен со Стариковым) - а потом лить крокодиловы слезы...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
PhilippS про Корчевский: Опер Екатерины Великой. «Дело государственной важности» (Исторические приключения)

Прочитал с удовольствием. Только заменил резинки для чулок ( явный анахронизм) на подвязки.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про серию Я спас СССР!

Цикл завершён.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Москаленко: Нечестный штрафной. Книга 2. Часть 2 (Альтернативная история)

да, тяжело ГГ, куча баб, а некого..
а так неплохая серия, довольно жизненно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
more0188 про Емельянов: О смелом всаднике (Гайдар) (Советская классическая проза)

и ни одного отзыва?
кстати в свое время зачитывался. ток конечно не голубой чашкой и не тимуром (хотя вещи!) Там было что то про попаданцев. Кстати не могу найти. Может с чипполино сожгли?

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Михаил П. про Snowden: Through Bolshevik Russia (Записки путешественника)

На мой взгляд, это произведение сопоставимо по уровню с книгами Ильфа и Петрова, которые описывают примерно то же историческое время. Но в отличие от 12 "стульев", это совсем не весело. Книга представляет собой полные искренности заметки молодой девушки о том, что она увидела в своем путешествии по Большевистской России.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Рожин: Война на Украине день за днем. «Рупор тоталитарной пропаганды» (Политика и дипломатия)

Совершенно случайно перекладывая «неликвид» (на полке с уценкой) обнаружил эту книгу и почти сразу решил ее купить. Сразу скажу, что имя автора мне конечно (было) незнакомо, да и его внешность (на обложке) так же особо не впечатлила)) Однако знакомый «бренд» (Colonel Cassad) мигом устранил все эти недочеты, поскольку на заре «Русской весны» все те кто (как и я) сначала мало интересовался жизнью «бывших республик» - внезапно стали проявлять огромный интерес, став свидетелями столь ярких, столь же и весьма неоднозначных событий.

Colonel Cassad, News Front, RT (и многие другие) медиа (тогда) внезапно стали массово обсуждаемыми и тиражируемыми (наравне со своими «конкурентами» по другую сторону границы из подконтрольмых медиаструктур Коломойского и К). Каждый (там) искал и находил «именно свою правду» и не раз в ней «убеждался».

Между тем эти времена вроде бы (как) уже давно прошли — эпические сражения сменились кровавой обыденностью гражданской войны, да и «у нас» все (видимо) дружно решили забыть эту тему и все скатилось в разряд второсортных выступлений у Соловьева.

Между тем (лично у меня) давно был интерес (разобраться) хотя бы в чем-то и понять что это (например) за «Партия регионов» такая и кто эти такие «оранжевые»)). Нет — конечно в теперешних реалиях все более менее понятно, но вот что именно происходило раньше с республикой (с названием Украина) конкретно после развала СССР и до «известных событий»? Тогда — если честно, это было мне не особо интересно)). В конце концов — есть и «другая республика» Беларусь... и что там происходило и что происходит сейчас особо и не понять)) Да и до всяких митингов — кому их простых граждан РФ интересно что там собственно происходит? С одной стороны «Батька» гораздо резче «нашего», да и откровенней намного... с другой — извините и Жириновский «с трибуны хаиТь», а что толку? Выпустим «пар в гудок» и жди «второй звонок»))

Так что — касаемо данной книги, было желание немного разобраться, «что там появилось и откуда», что бы в случае чего так же «не ломануться» куда-то столь же доверчиво и безрассудно... Хотя — это наверное сейчас легко рассуждать: сидя в кресле и с чашкой кофе. В общем...

В общем — прочел эту книгу буквально за 2-3 дня и вынес из себя следующее:

- 2/3 книги занимают прогнозы времен 2013-2014 годов и наиболее вероятные «векторы развития» (многим из которых все же суждено было сбыться). Так же немного был показан механизм и природа принятия тех или иных решений (того времени) и описаны итоги действий, как и тех «кто хотел как лучше», а так же и тех «кто изначально знал и раскачивал лодку» (находясь то во власти, то в «оппозиции», с нашей стороны и с другой).

- и хотя автор не скрывает своих пророссийских взглядов (а точнее взглядов человека воспитанного в Советском союзе), эта книга отнюдь не агитка про «тупых западенцах» и не слащавая пропаганда (в стиле Стариковского «Украина: Хаос и революция-оружие доллара»). Эта книга о реальных последствиях решений хунты и решений Кремля, и вся Украина (тут) представлена в виде шахматной доски, на которой развернулась очередная политическая игра США и России. Можно сказать очередной «кубок Большой игры» (которая длится уже больше века)

- автор (как и я) не скрывает своих симпатий к «Русской весне», однако не менее жестко (в оставшейся части книги) дает анализ возможных действий России в той или иной ситуации. При том — как раз именно, в тот момент, когда его хочется «заподозрить» в наличии «розовых очков» и веру «в правильное решение Кремля»)). И изложенные (автором) варианты не совсем жизнерадостны и различаются степенью... «качества известного ингредиента». Между тем — окончательная надежда (вроде бы как) еще где-то все же теплится... Впрочем... Такое впечатление, что всем уже на все давно наплевать и только люди которые реально «с этим живут» (по любую сторону границы) все еще не могут ничего забыть. Остальные уже нашли «что-то поржачней» и обсуждают очередной развод очередной «ляди» и прочих «серов и сэрих» (от поп-культуры). А что? Легко забыть то - что тебя и не касается...

- знаю что в итоге (я) рискую здесь нарваться на «потоки других точек зрения», однако все же думаю, что любой, кому эта тема (все еще) интересна — прочтет эту книгу с удовольствием, т.к эта книга совсем не для «упоротого» патриота, а для патриота, который ко всему прочему умеет думать головой))

P.S Насчет книги я все же немного погорячился, т.к это скорее собрание статей (с данного ресурса) и их подборка по хронологии... Единственно — немного смутило наличие грамматических ошибок и (порой) незаконченность (тех или иных) предложений, а так же отсутствие четко продуманного финала, который бы резюмировал вышесказанное и обозначил итоги «пройденного» на фоне (скажем) с этапами «новейшей истории» (которые пришли на смену событий 2013-2014-х годов). Но несмотря на это — я все же узнал много интересного, о чем не задумаешься (просто смотря ТВ с перерывами на рекламу).

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).

Эрик (СИ) (fb2)

- Эрик (СИ) 256 Кб, 11с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Полина Люро

Настройки текста:



 В тот ненастный осенний день я торопилась домой: бежала, не глядя под ноги и угодила ногой в яму-ловушку, едва не подвернув лодыжку. А проезжавшая мимо машина, словно нарочно, окатила меня с ног до головы грязной водой. Даже выругаться не успела, как она исчезла из виду.



  Добравшись в свою однокомнатную квартиру на последнем этаже панельного дома, первым делом полезла в душ. Я стояла под горячими струями воды и молилась, чтобы её сегодня не отключили. В нашей непредсказуемой жизни от коммунальщиков можно ожидать каких-угодно сюрпризов.



  Но на этот раз ― обошлось. Завернувшись в полотенце, подошла к зеркалу на стене ванной и тут же с визгом отскочила. Места для манёвра было маловато, поэтому с размаху ударилась затылком о стену. Вдобавок снова подвернула больную ногу и пришлось со стоном сесть на мокрый пол. Но это были пустяки. Другое дело ― зеркало. С ним творилось что-то неладное.



  Кое-как встала и прихрамывая, подошла к обычному зеркальному прямоугольнику, висевшему в ванне уже лет пять. Всё вроде было в порядке. Единственное, что отражала его гладкая поверхность ― испуганную, бледную, усыпанную веснушками физиономию девицы двадцати лет с мокрыми рыжими космами, собранными в узел на затылке. Этакая молодая баба Яга собственной персоной, разве что костяной ногой пока не обзавелась.



  Я почти успокоилась, мало ли что может привидеться, когда устала как собака. Но вскоре в зеркале начались изменения, да ещё какие! Моё отражение исчезло, а вместо него по серебристой поверхности забегали мелкие паутинки, и появилось лицо темноволосого мальчишки лет двенадцати с большими карими глазами. По его ошалевшему взгляду было ясно, что он меня тоже видит. И это его чертовски пугает.



  Его по-детски пухлые губы что-то прошептали, но поскольку звук к картинке не прилагался, не ясно ― что именно. Но на каком бы языке не говорил подросток, думаю, это был вопль: "Мамочка!" Или что-то похожее. Мальчик отскочил назад и наткнулся спиной на письменный стол, заваленный книгами. Бедняжке было так страшно, что, не зная куда деться, он спрятался под него.



  Я же стояла перед зеркалом, не в силах поверить в происходящее. Что это? Опыты какого-то сумасшедшего учёного по случайному стечению обстоятельств поселившегося в нашем доме или, возможно, у меня просто крыша поехала? Да любой нормальный человек давно бы сбежал, но только не любопытная Варвара. Это не шутка, спасибо бабуле, в честь которой родители дали мне такое имя. А раз дали ― значит, надо ему соответствовать, про оторванный нос из поговорки я старалась не думать.



  Приблизившись к зеркалу, стала делать мальчишке знаки рукой вылезать из своего укрытия, даже постаралась дружелюбно улыбнуться, чтобы совсем уж не запугать ребёнка. Думаю, он меня понял, но из-под стола не вылез, отрицательно мотая головой. В его больших глазах застыл ужас.



  Перед тем как уйти, я внимательно рассмотрела комнату в зазеркалье: витые решётки на окнах, тяжёлые портьеры, часы в завитушках и фарфоровые статуэтки на столе, да и длинная белая сорочка на мальчишке озадачили меня. Какой современный подросток будет спать в таком виде? Там что, историческое кино снимают?



  Тут зеркало помутнело и странное видение пропало. Постояв немного в надежде на продолжение "сеанса связи" и ничего не дождавшись, разочарованная, пошла на кухню. В квартире, доставшейся мне в наследство от бабушки, я жила одна, и обсудить этот инцидент было не с кем. Рассказать всё подруге и выслушивать её насмешки над "очередными моими фантазиями" мне не хотелось.



  Я старалась выкинуть случившееся из головы. Хм, наверное, поэтому раз десять бегала в ванную убедиться, что зеркало "выключено". По идее, нужно было бы кричать про "необъяснимый феномен, полтергейст или барабашек" в квартире и как тот мальчишка прятаться под стол или кровать. Но любопытство перевешивало опасения. Всегда. Как показывала жизнь ― не зря мне дали такое редкое имя. Страха я не испытывала и уснула без проблем.



  Утром, прежде чем отправиться в университет, сняла со стены зеркало и внимательно его осмотрела. Старая деревяшка с зеркальным, местами потемневшим от времени, покрытием. Правда, с обратной стороны на ней были вырезаны какие-то инициалы. С утра времени ― в обрез, и я решила отложить это дело до вечера.



  Весь день меня мучил такой зуд, словно покусали невидимые муравьи. Хотелось бросить всё и, сломя голову, бежать домой: тайна старого зеркала не давала мне покоя. Кое-что о нём удалось вспомнить: раньше оно принадлежало бабушке, это была единственная вещь, которая осталась после неё в квартире. Выбросить его я не смогла, вот и повесила в ванную комнату.



  Домой вернулась к восьми вечера, голодная, валясь с ног от усталости. Но сначала побежала в ванную, якобы вымыть руки перед ужином, а на деле... Это повторилось: сначала ― паутинки на зеркале, потом ― спина мальчишки, склонившегося над книгой. На нём была курточка странного фасона, коротко стриженые кудряшки топорщились в разные стороны. Минуту я смотрела на его худенькую спину, потом кашлянула, пытаясь заявить о своём присутствии. Но он не услышал.



  Вздохнув: "Уроки делает", ― медленно вымыла руки и уже собиралась уйти, как мальчик внезапно оглянулся. Я охнула: или с моей головой что-то не так, или он действительно изменился: теперь на вид ему было лет четырнадцать. Лицо вытянулось, пропала детская округлость, только глаза остались по-прежнему большими, но не испуганными, как в прошлый раз, а любопытными.



   Застигнутая врасплох, я машинально помахала ему рукой. Он смутился и повторил мой жест. С минуту мы просто рассматривали друг друга, а потом, не сговариваясь, улыбнулись. Напряжение между нами спало. Мы не слышали друг друга, но язык жестов ещё никто не отменял. И рисунки, они помогли нам с Эриком общаться.



  С какого перепуга я решила, что мальчишку так зовут? Надо же было как-то его называть, а Эрик ― первое вспомнившееся мне имя. Я попыталась рассказать ему о себе с помощью бумаги и фломастера: нарисовала Землю и Луну, а потом Солнечную систему и показала ему рисунки, почему-то тыча себя в грудь. Эрик оказался очень смышлёным и, улыбаясь, нарисовал на листке, похожем на пергамент, свой ответ. Так я узнала, что их планета вместе с тремя другими вращается вокруг большой звезды. А ещё у них четыре луны разного размера. Надо же!



  Получалось, Эрик ― не человек из прошлого, как я сначала подумала, он из другого мира. Вот это сюрприз! Оказалось, у него ― две сестры и старший брат, а сам он где-то учился. Понять, где именно, я не смогла, Эрик что-то написал, но буквы были очень необычными. Пожала плечами и развела руками, мол, не понимаю тебя, и он, погрустнев, кивнул в ответ.



  А рисовал он отлично, не то что я. Мои попытки изобразить известных мне домашних животных ― с треском провалились. Эрик растерянно смотрел на мой рисунок кошки, и, наконец, кивнув, засмеялся. Что за удивительных существ изобразил он в ответ: там было много лап, необычно изогнутые шеи и хвосты, иногда до десяти пар глаз.



  И всё же, я узнавала их: вот восьминогая собака, кот с двумя хвостами, а это что-то похожее на помесь слона с жирафом. Прикольно, вот бы посмотреть на них вживую. Я подняла большой палец вверх. Эрика мой жест озадачил, он смотрел на меня удивлённо, словно собака, склонив голову набок, но всё-таки повторил его. И мы рассмеялись.



  Через полчаса наших жизнерадостных "переговоров" мой "экран" внезапно погас, превратившись в обычное зеркало. И только тогда, глядя на свои карикатурные работы, я вспомнила, что у меня есть планшет с множеством фотографий. И как сразу не сообразила, дурёха! Полночи я готовилась к следующей встрече с Эриком, подбирая нужные фото, так мне хотелось показать ему наш удивительный и прекрасный мир.



  Заснуть никак не получалось ― я думала о завтрашнем дне. Но ни на следующий день, ни два дня спустя зеркало не "заработало", не желая "соединять" меня с Эриком. Мысль о том, что больше никогда его не увижу, приводила меня в странное замешательство. Я была рассеяна, невпопад отвечая на вопросы друзей. Все решили ― это переутомление, и мне срочно нужно отдохнуть. Откуда им было знать, о чём я думала на самом деле...



  А на третий день ровно в восемь вечера зеркало снова "проснулось". Эрик сидел у стола с кучей бумаг в руках. Его лицо было задумчиво, словно он ждал. А ещё ― он снова изменился, повзрослел и похорошел. На нём было одето что-то наподобие мантии, волосы отросли и больше не топорщились, плечи стали шире и, глядя на него, я почувствовала, как горят мои щёки. Теперь мы с ним были примерно одного возраста.



  Увидев меня, Эрик вскочил и подошёл к "своему" зеркалу, его глаза радостно сияли, и я ответила ему искренней улыбкой. Мы оба выглядели смущёнными, но времени у нас было немного, и "разговор" между мирами продолжился.



  Эрик с восторгом рассматривал фото с планшета. Я собрала для него фотографии самых красивых мест планеты, животных и даже лучших произведений искусства. И, конечно, городов ― ярких, современных...



  Он был потрясён, снова и снова просил показать "картинки". На рассказ о себе у него почти не осталось времени. Узнала лишь, что он окончил свой "университет" и стал учёным. Конечно, об этом я сама догадалась: кем ещё мог быть Эрик? Вся его комната была заставлена стопками книг и свитков; а этот любознательный взгляд, и жадность, с которой он впитывал новые знания? Всё говорило о правильности моей догадки.



  Время пролетело незаметно, и ни один из нас не мог его остановить. В памяти остался его прощальный, испуганный взгляд и протянутая к зеркалу рука, словно стремящаяся удержать...меня? Да нет, конечно, что ему до простой девчонки, если перед ним открывался целый новый мир.



  Ночью лежала и думала о нём. Меня мучили сомнения: с чего я взяла, что Эрик реален, и всё происходившее со мной ― не чья-то злая шутка? Слишком уж фантастично это выглядело, а я не поклонница подобного жанра. Вдруг в голову пришло то, о чём следовало бы подумать с самого начала: время. Оно текло в наших мирах по-разному, с каждой новой встречей Эрик становился старше, а, значит, совсем скоро он начнёт стареть, а потом...



  Я подскочила на кровати, сердце забилось неровными толчками. Застонав, накрыла голову подушкой и постаралась успокоиться, ни о чём не думая. Не помогало.



   Мысли пульсировали и причиняли почти физическую боль: "С чего это ты, дурёха, решила, что тебе повезло увидеть человека из другого мира? Это тяжёлое испытание ― наблюдать, как он стареет, а потом его просто не станет. Совсем. И никто не в состоянии изменить ход вещей. Так что забудь о нём поскорее, переверни зеркало другой стороной и подожди месяц, пока всё закончится. Ведь ты совсем его не знаешь, кто он тебе? Просто незнакомец в зеркале..."



  Я лежала и глотала слёзы, борясь с собственным эгоизмом, а потом приняла решение и успокоилась. "Пусть мне страшно, но ведь Эрик ждёт меня. Я для него ― чудо в его привычной жизни, впрочем, как и он для меня. Пусть ненадолго, но мы сможем быть рядом как друзья по переписке, которые никогда не встретятся..."



  Это была трудная, полная сомнений ночь. Но моё решение не изменилось, я приготовилась к неизбежной боли расставания. Так мне тогда казалось.



  Дни шли за днями, наши "встречи" с Эриком продолжались. Иногда зеркало "молчало" несколько дней, а потом я снова видела его повзрослевшего и возмужавшего. Он гордо показывал мне книгу. По его счастливым глазам я догадывалась, что это его труд и поздравляла, хлопая в ладоши и шутливо кланяясь.



   А когда Эрик поднёс к зеркалу портрет своей невесты и смущённо улыбнулся ― также улыбнулась в ответ, кивая и "одобряя" его избранницу, хотя в глубине души, сама не знаю почему, её возненавидела.



   Через несколько дней я заметила первую седину в его волосах, и сказала себе: "Подумаешь, седина, ему даже идёт. Всё нормально".



  Забросив подруг и наши привычные посиделки, каждый вечер не просто спешила, а летела домой к восьми вечера, надеясь ещё раз увидеться с ним. Это было какое-то безумие, но тогда я так не думала.



  Время рядом с Эриком проходило слишком быстро, и у меня замирало сердце, когда он показывал мне портреты своих детей, и его глаза светились нежностью и гордостью за них. Я радовалась вместе с ним и старалась поддержать, если ему было плохо. Мы понимали друг друга без слов. Достаточно мне было приложить руку к сердцу и вздохнуть, и он знал, что я ему сочувствую. А он в благодарность, рисовал для меня растения, похожие на большие разноцветные метёлки. Я не знала, что это, но полюбила их больше роз.



  А потом увидела его с седыми висками и глазами полными скорби. Отвечая на мой испуганный взгляд, Эрик показал мне портрет жены. Ясно, её больше не было. Я не злорадствовала, мне было искренне жаль их обоих.



  Как назло, зеркало почти сразу "выключилось", и связи с другом не было почти неделю. Я сходила с ума и срывалась на всех, кто попадался мне под руку. Так боялась, что больше не увижу его живым.



  Но мы встретились снова. Шторы в комнате Эрика были сдвинуты, и яркий свет падал на него, сидящего с книгой в руках в кресле у очага. Его густые волнистые волосы наполовину поседели, между бровей пролегли горестные морщины. Он поправлял рукой очки на носу и сосредоточенно читал лежащую на коленях книгу.



   Я сразу поняла, что Эрик не здоров: румянец на щеках был слишком ярким, а кожа бледной и усыпана мелкими капельками пота. Время от времени он протирал лоб белоснежным платком. А потом Эрик закашлялся так сильно, что книга выпала из его рук и упала на пол, а он не смог её поднять. Я понимала, как ему тяжело и заплакала от бессилья. Наконец, отдышавшись, он поднял глаза и увидел меня.



  Радостно улыбнулся и с трудом встал. Я замахала руками, пытаясь вернуть его назад в кресло, но Эрик лишь покачал головой и подошёл к столу. Взял с него небольшую картину и повернул её так, чтобы мне удобно было рассмотреть.



  Это был...мой портрет: бледная, завёрнутая в полотенце девица, с рыжими космами, собранными в пучок на затылке. Как в ту самую первую нашу встречу. Неужели Эрик запомнил? Ведь для него прошло столько лет. Или он нарисовал меня в тот же день, до сих пор храня портрет. Почему же раньше не показывал его, а сейчас вдруг решился? Возможно, потому что знал, что это наша последняя с ним встреча.



  Ещё раз всмотрелась в картину: изображённая на ней девушка была прекрасна. Разве я такая? Самая обыкновенная девчонка без царя в голове, как говорил мой бывший, уходя от меня. Девушка на картине была другой ― сияющей, чувственной, любимой...



  Подняла на Эрика заплаканные глаза и прижала руки к губам, никто и никогда ни признавался мне в любви так. Он шутливо нахмурился и показал жестами ― не надо плакать! Я заставила себя улыбнуться. А Эрик, смеясь словно мальчишка, сначала прижал портрет к сердцу, а потом развернул и поцеловал моё изображение прямо в губы, дразня меня: мол, что ты мне за это сделаешь?



  Не в силах сдержать улыбку, послала ему в ответ воздушный поцелуй, который он поймал и "приложил" к своим губам. И тут же его скрутила боль. Я кричала в отчаянии, видя, как он падает на пол и замирает. Зеркало помутнело, пошло трещинками, а в следующее мгновение пролилось на пол мелкими каплями серебряного дождя.



  Эти капли, подобно ртути, катались по полу, а потом сами собрались в небольшой блестящий шарик. Протянула к нему руки и взяла в ладонь. Он был лёгким и сиял как новогодняя игрушка. Это не могла быть ртуть, за столько лет её пары давно бы меня убили. Но сейчас мне было не до вопроса ― из чего же было сделано волшебное бабушкино зеркало...



  Высыпав из любимой шкатулки украшения и положив в неё шарик, я убрала коробочку как можно дальше. А потом отдалась своему горю, плача навзрыд и, наверняка, закончила бы этот день, уснув за бутылкой дешёвого вина. Но позвонившая подруга напомнила об обещании прийти сегодня к ней на День рождения. В тот момент мне было всё равно где и с кем пить, поэтому я согласилась.



  Умывшись, и, не став красить опухшие от слёз глаза, мазнула помадой по губам, переоделась в чёрное платье и в таком виде заявилась на весёлую вечеринку, которая к тому времени была в самом разгаре. Подруга посмотрела на меня с подозрением, хотя ничего и не сказала. Остальное помню плохо. Какой-то незнакомый болтливый студент, всё время подливал мне вино в стакан, видимо намереваясь продолжить знакомство со мной в более интимной обстановке.



  Не слушала его, пила вино, стараясь ни о чём не думать и даже периодически что-то отвечала. Он выдохнул, обдав меня перегаром:



   "Варя, я всё понимаю, но почему ты постоянно называешь меня каким-то Эриком. Я же ― Федя с параллельного потока, ты, что, уже забыла?"



  Я посмотрела на него непонимающим взглядом, потом зло толкнула в грудь, прошипев:



   "Отвали, Федя с параллельного!" ― и нетвёрдой походкой направилась домой. Благо идти было недалеко.



  На утро с трудом вспомнила, что наступила суббота и спешить никуда не надо. В ванной с тоской смотрела на пустую старую доску, оставшуюся от зеркала. Сняла её со стены, чтобы рассмотреть вырезанные на ней инициалы. Это были "В" и "К". Варвара Кольцова, это же моё имя. Но ведь зеркало старинное, бабушкино, она тоже была Варей, вот только фамилия у неё совсем другая. Странное совпадение или насмешка судьбы?



  Было слишком больно вспоминать случившееся, и я уехала на выходные к родителям, лишь бы не думать о нём. В понедельник столкнулась с парнем, чьё лицо показалось мне знакомым. Он как-то странно посмотрел на меня и криво ухмыльнулся. Мне это не понравилось, и я долго пыталась вспомнить, откуда же его знаю.



  Вспомнила. Это был одногруппник Вадика, моего бывшего парня с физфака. Неприятный тип, кажется, Вадим дружил с ним и считал его большим мастером розыгрышей. Моя спина внезапно взмокла:



  "Не может быть, хоть мы и плохо расстались, но поступить со мной так жестоко? Неужели всё, что я пережила за последние три недели ― его злая шутка?"



  Потрясённая, остановилась и присела на скамейку. Ветер бросал мне в лицо охапки желтых листьев, но я ничего не чувствовала и не сопротивлялась его натиску. Осознание того, что всё, чем жила последнее время ― возможно, лишь насмешка надо мной, было больнее и унизительнее пощёчины.



  "Как они это провернули, какие технические примочки использовали? Наняли актёра, чтобы достоверно сыграть роль? Возможно". Я вспомнила, что Вадим так и не вернул ключи от моей квартиры. "Значит, решил поиздеваться надо мной, ладно. Чёрт с тобой. Пусть даже так, пусть все надо мной смеются ― мне плевать. Но надо найти ту сволочь, что так правдоподобно изображала Эрика. Хочу его видеть, заглянуть в его бесстыжие глаза. И я его найду, пусть не сомневается..."



  Сгорбившись, развернулась и пошла домой, до крови кусая губы, в душе всё ещё надеясь, что ошибаюсь, и в моей жизни был настоящий Эрик. Бросив в прихожей сумку, зашла в ванную и чуть снова не села на пол: доски от зеркала не было, на полу лежала мелкая труха от сгнившего дерева. В ужасе, что потеряла единственную важную для меня вещь, достала шкатулку и открыла её. Небольшой серебристый шарик был на месте.



  Облегчённо выдохнув, взяла его дрожащими руками и, почувствовав холод, прижала к щеке, согревая своим теплом. Тихо спросила:



   "Эрик, ты слышишь меня? Ты жив? Увидимся ли мы снова? Просто дай знак, хоть какой-нибудь маленький намёк..."



  Шарик в моей руке потеплел и запульсировал, сначала еле-еле, а потом всё сильнее и увереннее, словно сердце, разгоняющее кровь по венам.