КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 443111 томов
Объем библиотеки - 621 Гб.
Всего авторов - 208898
Пользователей - 98552

Впечатления

more0188 про Емельянов: О смелом всаднике (Гайдар) (Советская классическая проза)

и ни одного отзыва?
кстати в свое время зачитывался. ток конечно не голубой чашкой и не тимуром (хотя вещи!) Там было что то про попаданцев. Кстати не могу найти. Может с чипполино сожгли?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Михаил П. про Snowden: Through Bolshevik Russia (Старинная литература)

На мой взгляд, это произведение сопоставимо по уровню с книгами Ильфа и Петрова, которые описывают примерно то же историческое время. Но в отличие от 12 "стульев", это совсем не весело. Книга представляет собой полные искренности заметки молодой девушки о том, что она увидела в своем путешествии по Большевистской России.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Рожин: Война на Украине день за днем. «Рупор тоталитарной пропаганды» (Политика и дипломатия)

Совершенно случайно перекладывая «неликвид» (на полке с уценкой) обнаружил эту книгу и почти сразу решил ее купить. Сразу скажу, что имя автора мне конечно (было) незнакомо, да и его внешность (на обложке) так же особо не впечатлила)) Однако знакомый «бренд» (Colonel Cassad) мигом устранил все эти недочеты, поскольку на заре «Русской весны» все те кто (как и я) сначала мало интересовался жизнью «бывших республик» - внезапно стали проявлять огромный интерес, став свидетелями столь ярких, столь же и весьма неоднозначных событий.

Colonel Cassad, News Front, RT (и многие другие) медиа (тогда) внезапно стали массово обсуждаемыми и тиражируемыми (наравне со своими «конкурентами» по другую сторону границы из подконтрольмых медиаструктур Коломойского и К). Каждый (там) искал и находил «именно свою правду» и не раз в ней «убеждался».

Между тем эти времена вроде бы (как) уже давно прошли — эпические сражения сменились кровавой обыденностью гражданской войны, да и «у нас» все (видимо) дружно решили забыть эту тему и все скатилось в разряд второсортных выступлений у Соловьева.

Между тем (лично у меня) давно был интерес (разобраться) хотя бы в чем-то и понять что это (например) за «Партия регионов» такая и кто эти такие «оранжевые»)). Нет — конечно в теперешних реалиях все более менее понятно, но вот что именно происходило раньше с республикой (с названием Украина) конкретно после развала СССР и до «известных событий»? Тогда — если честно, это было мне не особо интересно)). В конце концов — есть и «другая республика» Беларусь... и что там происходило и что происходит сейчас особо и не понять)) Да и до всяких митингов — кому их простых граждан РФ интересно что там собственно происходит? С одной стороны «Батька» гораздо резче «нашего», да и откровенней намного... с другой — извините и Жириновский «с трибуны хаиТь», а что толку? Выпустим «пар в гудок» и жди «второй звонок»))

Так что — касаемо данной книги, было желание немного разобраться, «что там появилось и откуда», что бы в случае чего так же «не ломануться» куда-то столь же доверчиво и безрассудно... Хотя — это наверное сейчас легко рассуждать: сидя в кресле и с чашкой кофе. В общем...

В общем — прочел эту книгу буквально за 2-3 дня и вынес из себя следующее:

- 2/3 книги занимают прогнозы времен 2013-2014 годов и наиболее вероятные «векторы развития» (многим из которых все же суждено было сбыться). Так же немного был показан механизм и природа принятия тех или иных решений (того времени) и описаны итоги действий, как и тех «кто хотел как лучше», а так же и тех «кто изначально знал и раскачивал лодку» (находясь то во власти, то в «оппозиции», с нашей стороны и с другой).

- и хотя автор не скрывает своих пророссийских взглядов (а точнее взглядов человека воспитанного в Советском союзе), эта книга отнюдь не агитка про «тупых западенцах» и не слащавая пропаганда (в стиле Стариковского «Украина: Хаос и революция-оружие доллара»). Эта книга о реальных последствиях решений хунты и решений Кремля, и вся Украина (тут) представлена в виде шахматной доски, на которой развернулась очередная политическая игра США и России. Можно сказать очередной «кубок Большой игры» (которая длится уже больше века)

- автор (как и я) не скрывает своих симпатий к «Русской весне», однако не менее жестко (в оставшейся части книги) дает анализ возможных действий России в той или иной ситуации. При том — как раз именно, в тот момент, когда его хочется «заподозрить» в наличии «розовых очков» и веру «в правильное решение Кремля»)). И изложенные (автором) варианты не совсем жизнерадостны и различаются степенью... «качества известного ингредиента». Между тем — окончательная надежда (вроде бы как) еще где-то все же теплится... Впрочем... Такое впечатление, что всем уже на все давно наплевать и только люди которые реально «с этим живут» (по любую сторону границы) все еще не могут ничего забыть. Остальные уже нашли «что-то поржачней» и обсуждают очередной развод очередной «ляди» и прочих «серов и сэрих» (от поп-культуры). А что? Легко забыть то - что тебя и не касается...

- знаю что в итоге (я) рискую здесь нарваться на «потоки других точек зрения», однако все же думаю, что любой, кому эта тема (все еще) интересна — прочтет эту книгу с удовольствием, т.к эта книга совсем не для «упоротого» патриота, а для патриота, который ко всему прочему умеет думать головой))

P.S Насчет книги я все же немного погорячился, т.к это скорее собрание статей (с данного ресурса) и их подборка по хронологии... Единственно — немного смутило наличие грамматических ошибок и (порой) незаконченность (тех или иных) предложений, а так же отсутствие четко продуманного финала, который бы резюмировал вышесказанное и обозначил итоги «пройденного» на фоне (скажем) с этапами «новейшей истории» (которые пришли на смену событий 2013-2014-х годов). Но несмотря на это — я все же узнал много интересного, о чем не задумаешься (просто смотря ТВ с перерывами на рекламу).

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
DXBCKT про Брэдбери: Doktor с подводной лодки (Современная проза)

Когда я только начал слушать этот рассказ, у меня возникла мысль... что это за бред...берри?)). Все (ранее прочитанные мной) предыдущие рассказы данного автора (из сборника «И духов зла явилась рать») отличались некой многогранностью, множеством толкований и смыслов... Здесь же — 2/3 рассказа напоминают бред двух душевнобольных, беседующих о монстрах (которые живут в наших головах), о перископах (в который эти монстры видны) а так же о... командирах немецких подводных лодок и о их жизни «на пенсии»))

К финалу рассказа становится немного понятно, что некий психотерапевт — на самом деле никакой не психиатр, а законченный псих... в прошлом являющийся командиром подлодки немецкого Кригсмарине)). Бывший же пациент (этого славного доктора) пытается понять своего психиатра и сам (невольно) начинает его «исповедовать» (словно они доктором внезапно поменялись ролями).

Далее — мне не совсем понятно... Вся эта сюжетная линия с перископом (который НА САМОМ ДЕЛЕ находится в кабинете у психиатра) и который мистическим способом аккумулирует бред всех пациентов (доктора) — весьма сумбурна... Разве что идея автора «прославить» доктора и его перископ (со всей находящейся там мерзостью) — видимо призвана показать как «всякое дерьмо» быстро становится популярным «в массах» и как почти мгновенно вместо одного психа, образуется некая «школа последователей» (не менее безумных чем искомый индивид).

Читая этот фрагмент — я сразу вспомнил экранизацию фильма Стругацкий «Обитаемый остров» (где пойманного «дикаря» тащат в какой-то аппарат, длагодаря которому подопытный выдает «кашу» страшных рож и образов... которые потом вполне открыто показывают на центральном ТВ в разряде «юмор и чени-ть поржачней»)) В общем — полный «Масаракш»))

Да... и что касается «безумного доктора»: на тот случай если кто-то захочет его пожалеть, не забывайте (на минутку) что он командир подводной лодки топившей корабли страны, в которой он так уютно живет... Автор даже позволил себе некую жалость «к подобным ему» прочим собратьям по оружию... из вермахта, или ваффен СС (надо полагать). Это (видимо) «коротко к слову» о том, как относились на Западе к «благородно проигравшим» наци.

В общем данный рассказ производит несколько... безумное впечатление (по сравнению со многими другими). Впрочем — если читать его (именно) в тот момент когда все (в твоей жизни) кажется бредом (ненужными делами, тупой работой, «ежедневным днем сурка»), то... сразу наступает некое умиротворение)) … поскольку вся ТВОЯ ЖИЗНЬ (все же) по факту (как оказалось) намного осмысленней и логичнее (по сравнению со всем тем — что происходит на страницах этого рассказа))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Никитин: Зубы настежь (Фэнтези: прочее)

Примерно ровно год назад, я по случаю и под «закрытие отчетного периода» купил трехтомник данной СИ... Весь год эти книги сиротливо пылились у меня на полке, до вчерашнего дня)) И кроме того — так уж получилось, что первая часть наличествует у меня сразу аж в двух изданиях («Загадочная Русь» и более позднего авторского варианта). Все в общем как всегда)) сначала купил одну часть, а потом (при попытке докупить продолжение) отказались продавать ее по частям... только все)) В общем — зато теперь «читай не хочу» (с чем в последнее время появились большие проблемы в виде отсутствия времени «на оное»)).

Но это было «лирическое вступление»)) Сама книга (я разумеется читал вариант издания «Загадочная Русь») радует тем — что несмотря на свою «выдержанность» (аж с 1998-го), она не кажется (и теперь), чем-то «старо-примитивно ненужным» (навроде «долгостороя о Конане и Ко»). Более того, сам автор (в своем предисловии) ссылается на «засилье клонов идей» (где порой сто первый раз обыгрывается одна и та же тема, да еще и лицами весьма далекими от литературного творчества)... Вот автор и решает написать не просто очередной роман в жанре «фентези», а сотворить некую … издевку что ли))

Так, в начале книги ГГ (типично-советский товаришь по своему воспитанию) внезапно устает «вечно терпеть» и быть безликим винтиком в этой странной машине... Его «правильное мировозрение» (где каждая добродетель должна быть рано или поздно вознаграждена) внезапно «лопается», под напором несправедливостей в этой жизни и всех тех ее примеров (где удачу и фарт ловят отчего-то лишь всякие мрази, бандиты, и прочие … инородцы)). Да и самому ГГ кажется что он со своим врожденным интеллигентством — не только никогда не получит не то что «приличного места» (в этой жизни), но и вообще — обречен быть всегда вечным неудачником «и лузером»...

В общем автор вполне по Злотниковски («Время вызова — нужны князья, а не тати») поводит ГГ в выбору, где на одной стороне неизвестность последствий, а на другой — привычное прозябание в нищете и в вечных сожалениях по поводу и без...

Сделав же «правильный выбор» (и не оставшись в стороне) ГГ внезапно для себя обнаруживает (себя) в неком (почти) сказочном мире, да и еще (к тому же) в теле (прям)) супергероя и богатыря! И казалось бы... сюжет «давно избитый» — тот кто был «никем», стает сразу «всем»... Нашему герою словно везет переродиться (по лучшим кармическим законам) в теле могучего воина, и в мире где все... все к услугам «нового героя»))

Однако автор перестал быть автором, если б просто нарисовал «эту пастораль» и удалился спать... Автор преисполнен иронии и насмешки — и эти эмоции видны невооруженным взглядом: ГГ ощутив свою неимоверную крутость, со временем все же понимает что «он не один такой» (в своей крутизне и «яркой индивидуальности» сверхличности). ГГ внезапно понимает что (он) никакая не возвышенная личность, а всего лишь «очередной клон» в мире, где ему (по прежнему) предлагаются одни и те же шаблоны... Пойти туда — убить злодея, пойти туда — завоевать царство, пойти сюда — совершить подвиг и тп...

Да и к тому же, ГГ понимает что «внутри» так же ничего в общем-то не поменялось — и он «прежний» (по сути) ничем не отличается от себя «обновленного»... разве что тут «краски поярче», мясо посочней, да и с противоположным полом... кхм... в общем все намного проще и понятней)) А в остальном — он все такой же «безвольный раб на галерах, плывущих по течению»... и вся его свобода, лишь в том что бы грести помедленней и поленивей чем в прежнем мире... Да и к тому же «врожденная интеллигентность» все так и норовит помешать насытиться «плодами побед» (типа обогреть ночью княжну или заявиться с порога «грязными ногами» в кровать королевы)).

Все эти подвиги (вполне достойные «Конана») не отменяю вполне филосовских вопросов: как обрести долгожданное счастье в мире где все словно бы специально выдумано для тебя... И какого собственно … ему не хватает в этом идеальном мире? Что «опять все не так» и вопли об извечной несправедливости?

В итоге устав об бесплотных метаний и подвигов ГГ внезапно оказывается в «мире извечного зла»... Там где собственно все и началось... Там где ему (видимо) предстоит изменить свое прежнее «я» и... об этом думаю уже пойдет речь в томе следующем)).

Резюмируя итог — конечно эта книга уже не так поразила меня как при первом чтении, однако все же в ней по прежнему угадывается некая изюминка... И в ряд «бесконечно-вечных саг» (как я уже говорил) ее не поставишь... Ибо здесь речь совсем о другом!))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Prince21 про Земляной: Фантастические циклы. Компиляция. Романы 1-14 (Боевая фантастика)

Фантастический циклы - Фантастические циклы !!!!!!!!!!!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Zlato про Лондон: Избранное. Компиляция. Книги 1-14 (Приключения)

Отлично, только жаль что для Смока Белью не хватило места.
пс
сейчас обратил внимание, что мои комментарии кто-то усердно минусует, я не против, у каждого свой выбор и мнение, и теперь больше ни одного комментария и ни одной оценки, чтоб не волновать людей

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).

Жвачечный король пришел (fb2)

- Жвачечный король пришел 192 Кб, 25с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Евгений Акритас

Настройки текста:



Жвачечный король пришел


Все события и герои этого произведения вымышлены автором. Любые совпадения с реальными личностями и ситуациями случайны.


В дверь каюты долбанули, по-видимому, с ноги.


- Открыыл, ***!


Юля, невысокая юристка-шатенка, с коричневой родинкой на плече, посмотрела на Александра. Тот в выцветших синих джинсах нехотя поднялся, взял со стула зеленую бутиковую рубашку в мелкую клетку и лениво надел. Не то, чтобы он считал себя каким-то там метросексуалом, просто полагал неразумным носить некачественные вещи: не настолько богат. А в моде он не разбирался от слова вообще, да и не хотел. Но по идее должен был, так как крутился в той же сфере, что и она: оказывал правовую поддержку компании, управляющей современными торговыми центрами города. По выходным и вечерам в них любил собираться местный «бомонд», в основном из школьников и колхозеров. Специально для этой публики администрация устраивала всякие развлекательные мероприятия: концерты и прочую лабуду. Джуули, Джууулия. Все эти модные показы, конкурсы и акции проходили рядом, но мимо. А тот бутик...ну, попросту он ему нравился.


- Ты куда?


- Погоди, я быстро. Запри за мной.


Это он ей так, конечно, спокойно сказал. Что хорошо? Хорошо быть храбрым.

Он вышел в коридор. Слева увидел двоих: русского качка лет двадцати с мощной грудью, широкими, расправленными плечами и кавказца среднего телосложения.


- Кто стучал? - спокойно спросил Александр.


Те ничего не ответили. Качок, глядя в глаза, пошел молча на него, но не остановился и проследовал мимо до следующей двери, а потом пнул ее со всей дури: «Открывай, козел!» Кавказец, прямо никого не называя, произнес негромко с южным акцентом: «Да ладно, нормальный пацан, с телкой тут зависает».


Вернулся к ней.


- Чего там, все в порядке?


- Да.


Уже светало, они вместе поднялись на палубу.


- Я все-таки принял решение съездить, целую вечность там не был. Со следующей недели отпуск — прокачусь на машине. Как считаешь, стоит? - Александр обнял ее сзади.


- Ты же знаешь, я за любой кипиш кроме голодовки.


Он усмехнулся: ну откуда же ему это знать? Трехсвиданка переросла сначала в четвертую встречу, а теперь вот уже и пятая в полный рост. Затянулось все. Хотелось сыграть в отношениях последний аккорд, оставить о себе положительное впечатление. Например, эта ночь на теплоходе-дискотеке, куда она так настойчиво его звала. «Сказать ей сейчас? Ладно, не буду грузить, потом. И как-то неудобно: она меня поддерживает, а я ей ляпну: «Ты хорошая, но...»»


Почему-то неожиданно в память ворвалась совершенно другая, чуждая этому кораблю и обстоятельствам картинка: Рыжий с блоком жвачек - бомбибомов, забравшись на лазилку в школьном дворе, на фоне старого серого трехэтажного здания достает их горстями и раскидывает: «Хавчик!» Сане хочется присоединиться к остальным и подобрать, больше из-за вкладышей для коллекции. Подходят кобылы. Одна из них, в красных лосинах, кажется Анжела, вдруг заржала, выгнувшись назад, и проголосила: «Я прикалываюсь!»

Рыжий без спроса родителей продал свой ваучер. Его долго песочили по ученическому радио, говоря, какое прекрасное будущее он таким безответственным поведением перечеркнул. «Лучше всего и надежнее распорядиться частичкой данной вам общенародной собственности, сделав вклад в чековый инвестиционный фонд», - советовал голос ведущей.


Юля рассказывала про своего младшего брата, сравнивая себя с ним:


- Он постоянно подбирал себе модные шмотки, а я всю жизнь мечтала о погонах. Ну почему я не родилась пацаном?


Новая возлюбленная хотела попасть в прокуратуру, но уже не те времена, когда юристов туда брали практически с улицы, пусть только и в область, стажировалась даже когда-то у его однокурсника. Интересно, а он ее?..


Внизу девушка жаловалась на то, что подругу чуть не выкинули за борт.


- Вы представляете, она утонуть же могла!


- Ну, значит, возбудили бы уголовное дело! - глумливо ответил охранник.


Александр заночевал где-то в Татарстане, неподалеку от мечети. Проснулся от крика муэдзина. Рядом успело припарковаться еще одно авто. Чтобы размяться, прошелся до заправки. На горизонте небо озарялось сполохами, в темном воздухе прохладный ветер развеял запах приближающейся грозы.


***


С задней стороны Сашкиного дома и примыкавшей едва ли не вплотную к нему другой пятиэтажки протянулась поросшая травой и кустарником, лишь кое-где заасфальтированная, длинная полоса, сбоку стесненная ограждением детского садика.


Между жилыми зданиями имелся узкий проход, зачем-то заделанный досками, в дворовых играх он часто штурмовался мальчишками.


Забежавшая в это пустынное место Дикси подкрадывалась к стайке голубей. Замерев поодаль, она подняла согнутую левую лапу, точно в ней вдруг проснулся от рождения заложенный охотничий инстинкт. Но ружье Сашка - серьезный ребенок со спадающими на лоб русыми волосами, в сандалиях, шортах, серой рубашке, усеянной рисунками белых якорьков, с красными короткими рукавами и воротничком-стойкой - не носил, пришлось просто распугать. Мальчик с собакой помчались вперед.


Остановившись, он осмотрелся, еще немного прошел, потом взял кусок шифера, присел и стал осторожно копать. Закончил расчищать руками. Появилось стекло, а под ним: красивые камушки, цветные осколки, ракушки и золотинки от конфет - клад, который они спрятали с отцом. Тайник, уже второй по счету. Первый отыскали и опустошили всем двором: чтобы кто-нибудь случайно не порезался. Насмотревшись, наскоро набросал землю назад. Внезапно раздался даже не лай, а вой.


Со стороны столовой приближалась Оксана, в босоножках, красном платье, держа палочку с сахарным волокном и отщипывая от него кусочки. Сашка притянул лохматый черный комок к себе и обнял, обхватив ворчащее собачье горло. Не желая успокаиваться, пудель завыл еще раз, уже тише.


- Чего она у тебя? - Оксана опасливо замедлила шаг.


- Да так.


- Можно погладить? Не укусит?


- Нет. Друг, — он указал на Оксану.


Собака присмирела, позволив девочке дотронуться.


- Дашь попробовать?


- Только немного.


Сашка оторвал кусочек. Вата пожелтела.


Они вдвоем вернулись во двор. В беседке весело щебетало девчачье сборище.


Меж тем погода портилась: ветер усилился, а вверху все потемнело, будто невидимый великан опрокинул в воздушном замке гигантскую банку чернил.


- Смотрите, какая туча! - восторженно произнесла Танька, самая высокая из всех. - Наверное, радиоактивная. Если из нее попадет — облысеешь!


Минут через десять, словно услышав и решив дать возможность проверить правильность этих слов,  закрапал дождик.


Многие разбежались.


Остались только Сашка с Дикси, Оксана и Танька.


Оксана вытащила упаковку мятных жвачек, развернула пластинку и положила себе в рот.


- Ксюшенька, угости, пожалуйста! - проклянчила Танька.


- На двоих только! - согласилась та, выдернув еще одну.  - Мне отец из командировки привез.


Разжевав свою половинку, Сашка попытался надуть, но ничего не вышло.


Дождик расходился.


- А еще я «Дональд» в Москве пробовала, - похвасталась она. - Ее неделю можно жевать  — все такая же. И пузыри - огромные. А под обертками вкладыши, картинки из американских мультиков.


Все молчали, пытаясь себе это представить.


- А чего их у нас в магазинах не продают? - спросил Сашка.


- Потому что дефицит. У меня двоюродная сестра там живет, они с братом вызывали жвачечного короля ночью, а утром около кровати целый блок нашли.


- А как это? - поинтересовалась Танька.


- Мелки нужны.


- У меня есть дома, могу сбегать, - тут же откликнулся Сашка. - Заодно собаку загоню.


- Ты, че, прям щас что ли? - остановила его Оксана. - А если это облако правда из Чернобыля?


- Ладно, подожду.


Вечером друзья собрались на лестничной площадке между четвертым и пятым этажом. Играли в спички. Олег - загорелый, крепкий, в летних туфлях, шортах и оливковой футболке, с короткой стрижкой - сложил руки, энергично потряс и бросил содержимое на пол. Сотенка легла посередине, просто так до нее не добраться, зато получалось без труда взять несколько штук, упавших поодаль.


Олег и Сашка жили в одном подъезде - к концу дня игры со двора плавно перемещались в дом. Обычно к ним присоединялись Толик, брат Олега, и его одноклассник Андрюха Лисин. Лисину и Толику этой осенью предстояло пойти в третий класс, Сашке и Олегу — в первый. А иногда - Вадим, родственник Олега, веселый парень, старший в их компании.


- В войнушку, может? - предложил Лисин. - Давайте все каждый вынесем, у кого что есть. Сань, дашь мне тот светящийся автомат?


- Да, если не загонят. Я с маузером тогда.


Приятели вышли при оружии.


- Надо свет вырубить, - заявил Лисин. - Пошли, выключим, -  обратился он к Сашке.


- Начинаем, как темно станет, - распорядился Толик.


На третьем Лис остановился. Повесив автомат за спину, он связал дверные ручки смежных квартир.


Сашка поднимался в потемках первым, чуть слышно напевая:


- Я комсомолец, я комсомолец!


Лис и Олег крались сзади.


Неожиданно раздался крик Вадима: «Туттутутутуту!!!!! А я автоматчик!».


Сразу же застрекотал и вспыхнул автомат Лиса:


- Положил всех, убиты! - заорал он.


- Нифига! - крикнул Толик, паля из пистолетов с обеих рук. - Я еще живой!


- Отступаем! - Лис ринулся вниз.


Цепляясь за перила и перепрыгивая через ступеньки, Сашка услышал бешеные звонки и удары. Сверху несся Толик, изображая беспорядочную стрельбу.


Наружная дверь с грохотом отворилась от толчка плечом кого-то из ребят. Уже притихшая улица наполнилась довольными визгами и ржаньем. Вдогонку летела взрослая брань.


За ними выскочил Толик:


- Вы че творите? Там шухер на весь подъезд поднялся!


- А где Вад? - спросил у него Лисин и тут же, не дожидаясь ответа: - Аххххаааха!!! Вада заловили походу!


- Надо отсидеться где-нить, - придумал Толик. Он открыл подвал и шагнул внутрь.


Сашка зашел последним. То, что все тоже идут, вселяло уверенность, хотя особого энтузиазма он не испытывал.


- Эй! В лифте родился? - прошипел Лис.


Сашка нащупал ручку и потянул на себя.


Где-то внизу Толик чиркнул спичкой. Вокруг запрыгали тени.


- Мы с Андрюхой тут помещение для штаба оборудовали, когда кошака искали, - негромко сообщил Толик. - Я впереди пойду, буду светить. Лис, ты замыкающий.


Золотой нимб, казалось, отодвигал от них готовую в любой момент сжаться и клацнуть пасть темноты. Двигаясь по доскам, стараясь не наступать в воду на полу, они уткнулись в старую дверь. Андрюха подобрал камень и стал им колошматить по деревяшке, вбитой в петли для навесного замка, - путь открылся.


Толик достал из тайника и включил велосипедную фару, поставив ее на ящик, а сам  развалился на самодельной лавке у стены напротив:


- Садитесь.


Сашка пристроился с краю и осмотрелся: комната выглядела сухой, разве что с труб капало, с небольшим оконцем наверху.


Сняв правую кедину, Лис потряс ее, вылив небольшое количество воды. Затем стянул  носок и принялся выжимать - на пол потекла грязная жидкость.


- А че там бабы во дворе седня? - спросил Толик у Сашки. - Мы с Олегом тебя видели, когда проходили.


- Среди баб — один раб! - поддел Лис.


- Жвачечного короля вызывали. Я с собакой гулял.


Сашку терзало гнетущее чувство — пора домой.


- Че за король? - поинтересовался Олег.


- Жвачек иностранных хочешь? Он целую кучу насыпет. Можно еще злого гномика или пиковую даму. Только в темноте надо, ночью — самое оно! - поделился знаниями Лис.


- И как точно это делать? - спросил Толик, ни к кому конкретно не обращаясь.


Сашка подумал, вспоминая.


-  Надо, короче, сначала точку на стене нарисовать, а после позвать три раза. Она светиться начнет - он оттуда вылезет...Только нужно не забыть попросить уйти.


Толик для пробы поводил осколком кирпича по стене — остались красные полосы. И нарисовал жирное пятно.


- Ты прям художник, - прокомментировал Лис.


- Сойдет, -  Толик подошел к фаре:


- Все, я выключаю.


- Ууу! - выдохнул Лисин,  кого-то схватив.


- Ты дурак?! - Олег метнулся в сторону и наступил брату на ногу.


- Осторожнее! - раздался голос Толика. - Лис, заканчивай жути нагонять.


- Помогите! Дышать темно! - расходился Андрей.


Сашка вдруг осознал, что его кто-то крепко держит за рубашку у плеча.


- Стоямба! - приказал тихим, но уверенным голосом Толик.


Лица говорившего не было видно, но Сашка почему-то подумал, что оно должно быть бледным, как у раненых в  кино.


- Вы че ссыте?! Это от машины свет! - продолжил он.


На улице работал двигатель.


Похоже, сам не осмысливая того, Сашка попытался выбежать — какой-то первобытный инстинкт, помогавший далеким предкам выжить, оказался сильнее повседневного Я.  Вместе с возвратом контроля над телом пришло понимание, что тебя трясет — и эта дрожь не хотела прекращаться.


Сашка впервые почувствовал то, чему название он узнает позже, — иррациональное. Кажется, будто все понарошку, этого просто не может быть, но ОНО происходит.


Хотелось вытеснить из себя недавно пережитое, в памяти же против воли снова и снова прокручивалась недавняя сцена. Вот вместе со всеми он кричит:


- Жвачечный король, приходи!


И именно в этот момент стена осветилась!


И отчетливый скрип в дальнем конце подвала, что-то упало, медленно приближающиеся к их комнате шаги по воде. Или это все нарисовало Сашкино воображение? Остальные слышали?


Казалось, никто не обратил внимание, что снова стало темно, а треск за окном прекратился.


- Там мертвяк ходит, - как-то равнодушно произнес Олег. - Ты же сам говорил, что какого-то зарезанного алкаша в подвале похоронили, чтобы милиция не нашла, - обратился он к брату.


- Тебе почудилось просто. Это снаружи, - успокоил его Толик.


- Обосраться можно, - пробормотал Лисин. - Я тоже шаги слышал.


- Слушай, заткнись, а? - сорвался на крик Толик. - Может, Вад? - уже успокоившись, добавил он. - Вадим, хорош уже!


Никто не отвечал.


Внезапно дверь с хлопком впечаталась в стену от удара снаружи, а затем медленно, тоскливо проплакала о своем возвращении в прежнее положение.


- Вадим, ну я тебя очень прошу, если это ты, скажи, пожалуйста! - заорал Олег.


Богатое воображение услужливо набросало Сашке фигуру, напоминающую Крысиного короля с оскалом Щелкунчика.   Он заревел, через всхлипы выкрикивая:


- Отойдите от меня, я папу позову!


- Сука!!! - завопил Лис, вдавив спусковой крючок автомата до упора.


Все замерцало. Никого постороннего в комнате не было.


Товарищи столпились в углу. Учащенное дыхание перемежали громкие шмыганья носом. Постепенно прекратились и эти звуки.


Молчание решился нарушить Толик:


- Это Вад шутил — я ему морду набью...Двигаем отсюда. Лис, свети.


- А если не Вад? - попытался его разубедить Лисин.


- А кто, барабашка?! - спросил Толик. - Хотели бы тебя сцапать — давно бы уже это сделали.


Сашка снова почувствовал предательскую дрожь в коленках.


Выставленный автомат снова застрекотал.


Осторожно высунувшись и осмотревшись, Андрей произнес:


- Вроде, никого...


- Руку давай, - велел Толик Сашке. - И Олега возьми.


Лис двинулся первым.


- Сзади! - вдруг прокричал Олег.


Андрей споткнулся и повалился ничком. Все его обогнали, не остановившись. "Шмайсер" отлетел вперед. Пересилив желание тут же пуститься наутек, он, подвывая от боли, прополз на четвереньках и нащупал рукоять оружия. Наконец осторожно поднялся и машинально попытался отчистить грязь. Пришла шальная мысль пересилить себя и немного просто подождать — зато потом этим сосункам можно наплести все, что угодно. Хоть про то, как чужого замочил. Лис даже представил себе эту картину: вот он стоит на перемене, окруженный толпой одноклассников. И Толику будет стыдно, что бросил его одного. Эти размышления прервал шум приближающихся семенящих шагов. Ум отказывался поверить в происходящее, но что-то мягкое и противное на секунду прижалось к правой ноге. Лис развернулся, издавая протяжное «Аааа!!!» и выпуская очереди в пустоту. Причудливые, похожие на живых существ тени затанцевали, задергались вдоль стен, отступая вглубь подвала.


 Отовсюду уже мерещились шорохи и скрипы. Или это он сам ступал? Интуиция заставила Андрея оглянуться - в этот момент перед глазами вспыхнуло. Лис успел заверещать, швырнув автомат в направлении приближающейся руки. Кто-то сильный сграбастал его и потащил прочь.


***


- Сегодня я вам расскажу о красках, - начала урок рисования Марина Владимировна. - Какими они бывают? Кто мне поможет?


Несколько человек потянули руки вверх.


- Давайте без вызовов, с места, - разрешила учительница.


- Белая, синяя, - ответила Танечка, полноватая девочка, сидевшая за партой во втором ряду.


- Правильно, краски бывают разных цветов. А еще?


- Гуашь, акварель, - выкрикнул Леша Вяткин, отличник.


- Молодец, Алеша, краски различаются по составу, но ведь и это еще не все, для подсказки я покажу вам два рисунка.


Она подошла к учительскому столу и взяла с него картинки.


- Вот первый, посмотрите внимательно.


Марина Владимировна продемонстрировала классу зимний пейзаж.


- Всем видно? Я могу подойти.


- Видно, да, - раздались детские голоса.


Сашке запомнились мохнатые ветви берез и сугробы. В картине преобладали морозные тона.


- А теперь взгляните сюда.


Перед учениками возникло залитое солнцем изображение летнего отдыха на пляже: загорающие туристы, шезлонги и море.


В классе установилась тишина.


- Готов кто-нибудь ответить? - спросила учительница через несколько секунд.


- Я готова, - проговорила тоненьким голоском Яна, Сашкина соседка по парте.


Он замер, сидя со сложенными перед собой руками.


Марина Владимировна улыбнулась.


- Да, Яна, пожалуйста.


- Первый рисунок выполнен красками для зимы, а второй — для лета.


- Умница! Ребята, послушайте еще раз, что сказала нам Яна: есть цвета холодные, зимние, а есть - теплые, летние. Все поняли разницу?


- Да, - подтвердил хор голосов.


- Замечательно, - подвела итог учительница. - А теперь давайте каждый нарисует что-нибудь теплыми или холодными красками. А лучшие работы мы обсудим на следующем занятии.


- А вазу с цветами можно? - поинтересовался Вяткин.


- Все можно.


Школьники приступили выполнять задание. Класс наполнился звуками перелистываемой бумаги, падающих карандашей, открываемых наборов для рисования, двигаемых стульев и перешептываний. Марина Владимировна прошлась между рядами, а после уселась за учительским столом возле окна.


- Не забываем, работы должны еще успеть высохнуть, - напомнила она.


Сашка попробовал подсмотреть, что рисует Яна, но та тут же загородила альбом.


- Тебе жалко что ли? - спросил он.


- Марина Владимировна, а скажите Яковлеву, он мне рисовать мешает!


Сашка покраснел.


- Саша, работай самостоятельно, - поддержала ее учительница.


- Стукачка, - прошептал он.


- Я все слышала! - повысила голос Марина Владимировна. - Сейчас у нас кто-то отправится за дверь.


Сашка опустил голову и принялся старательно вычерчивать карандашом контур похожей на подсолнух огромной ромашки в цветочном горшке.


Минут через десять он, удостоверившись, что Марина Владимировна в его сторону не смотрит, развернулся к Олегу:


- Ты че рисуешь? Покажь.


Тот продолжал что-то увлеченно раскрашивать, потом поднял голову:


- Рано еще.


Сашка сел как положено и продолжил творить. Когда все уже было почти готово, решил для красоты замазать фон синим цветом.


Сзади кто-то потыкал ручкой. Сашка обернулся.


- Зацени, - Олег перевернул свой рисунок.


Оттуда угрожающе уставилось злобное существо, больше похожее на трехголового (крысиного?) волка в короне: много шерсти, вытянутые морды, большие когти и клыки. Волка окружали многочисленные мелкие животные, по внешнему виду напоминающие танцующих собачек, и россыпи жвачек. Собачки были с волком заодно, возможно, даже служили ему. По крайней мере, так картину интерпретировал сам Сашка.


Сашке показалось это странным: он не мог вспомнить, что рассказывал Олегу о том образе зверя, который ему явился тогда в подвале.


***


Толик увлекал его за собой, а сзади руку крепко сжимал Олег. Каким-то чудом им удалось вырваться из когтей темноты в желтый электрический свет улицы. Неподалеку стоял и курил алкоголик дядя Игнат.


- Помогите, пожалуйста! Там кто-то нашего друга схватил! - обратился к нему Толик, показывая где.


- Кто?!


- Чудовище! - объяснил Сашка. - Спасите его, пожалуйста!


- И на кой ляд вы туда полезли?


Дядя Игнат выкинул бычок, бросив им:


- Свидетели, просьба не расходиться! Кх...

И напел себе под нос: - Ну, здравствуй, милая моя, а я и растерялси...


Вскоре он вынес визжащего, пытающегося вырваться Лиса и поставил на асфальт.


- Не ори, молодой!


Лисин, видя, что в безопасности, потихоньку успокаивался.


- Укусил,  - дядя Игнат осмотрел свой палец, потер татуировку в виде перстня, сплюнул и почему-то взглянул на Сашку.


- Это у тебя отец мент?


- Что значит мент?


- Мент - это значит милиционер.


- Да.


- Тебя мать разыскивает. Погоди малясь, вернется ща. Да ты не ссы, боишься меня что ли?


- Нет.


Сашка заметил, как к ним подходит мама в плаще.


- Ты где шляешься, негодник? Жиивво домой!! - крикнула она и вмазала подзатыльник.


- Ааааа! - заныл тот.


- Я присмотрел за пацаном. Не ругайте уж сильно.


Мама, ничего не ответив, повела Сашку в подъезд.


- Пока, Сашк, - попрощался Толик.


- Пока, пока, - повторили Олег с Лисиным.


Он засыпал в своей комнате, когда пришел отец.


- Что у вас за дежурства такие, что вы пьете?! Каждый день дежурства! Я устала уже! - встретила его мама.


В последнее время родители часто ссорились.


Утром отца дома не оказалось, а когда Сашка завтракал, он вошел и принес испачканный автомат и пистолеты.


- Доедай и одевайся, - велел он ему. - Сходим на твоих чудовищ посмотреть.


- Ну, там страшно, - тихим голосом ответил Сашка.


- С мной тоже? - строго спросил отец.


- Нет.


- Тогда не спорь.


Они спустились в подвал. Отец держал его за руку, освещая путь фонариком.

Побывав в штабе, дошли до конца коридора, свернули налево и обнаружили в самом углу, на небольшом возвышении, нескольких котят.


- Вот и ваш король, - заявил отец.


- Может, возьмем одного? - спросил Сашка.


- Не нужно, у них мама есть, будет искать. Вы вчера ее напугали, она и бегала.


- А кто же светил тогда? - поинтересовался Сашка.


- Машина фарами, ты окно видел наверху?


- А дверь? - не унимался Сашка.


- Может быть, сквозняк, может...Да все, что угодно, в пределах разумного. Ты запомни одно: то, что вы там себе навыдумывали, бывает только в фильмах ужасов, понял?


 -Да.


- Знаешь, что бы про ваш случай сказал Шерлок Холмс? Он бы тебе порекомендовал отбросить все невозможное - оставшееся и будет ответом. Помнишь, о нем читали?


- Да, а кто больше дел раскрыл: он или Шарапов?


- Точно не знаю, если бы они оба существовали в действительности, наверное, Шарапов: после войны преступность высокая была...Я бы вашу вчерашнюю историю объяснил так: свет от фар, испугавшаяся кошка, возможно, друг этот решил над вами подшутить, как уж там его звать?


- Вад.


- Вад...Вот, все это наложилось на ваши детские страхи и выдумку о жвачечном короле. Понятно хоть немного?


- Да.


- Но почему же кошка не мяукала? - спросил Сашка.


- А если мяукала - вы могли ее не слышать? Вы же кричали.


***


Яна больше не закрывалась. У нее в альбоме на объемных волнах красовался небольшой парусник.


На прошлой перемене она спросила его: «Чего ты грустишь?»


- Тебе-то какое дело?!


Сашка не знал, почему он грустил, и тем более не знал, зачем заставил Яну, надувшись, почти что заплакав, отойти.


Первого сентября их посадили вместе. И он, находясь рядом с девочкой в темном платье и белом кружевном фартуке, бантиками в длинных волнистых волосах, испытал что-то настолько возвышенное, чего с ним раньше не случалось. Она показалась ему очень красивой. Сашка никогда не воспринимал так, допустим, ту же Оксану.


Позднее он решил за ней проследить: шел на некотором расстоянии с ранцем на спине, а воздух повсюду пронизывали солнечные лучи, как в детской книжке-раскраске. Яна с портфелем в правой руке несколько раз оборачивалась, но Сашка тут же бросался на ограждение школьного двора, делая вид, что не при делах: люблю, знаете ли, поразмяться после уроков. Наконец она не выдержала:


- Саш, ты тоже здесь где-то живешь?


- Нет, просто гуляю.


Потом убежал, тем не менее стараясь не отдалиться слишком далеко, упал и перекатился по траве. Наблюдая, он все-таки смог засечь дом и подъезд, в который она зашла.


В тот же день Сашка во всем по секрету признался Олегу.


- Только дай честное слово никому не говорить, - потребовал он от друга.


Олег согласился и взамен рассказал ему о любви к Тане Андреевой.


- Она же толстая!


- Нормальная, - парировал Олег.


Восторг от пережитого настолько переполнял душу, что возникла мысль поделиться новым чувством и с родителями, но он сдержался.


Сашка вынес свой школьник. Мама застегнула ему молнию на болоньевой куртке, наказав никуда от дома далеко не уезжать. По-осеннему прохладный вечер пропитался какой-то черной синевой. Объездив все во дворе, он почувствовал тягу к приключениям. Родилась внезапная мысль совершить что-то! А что? У него имелись велосипед и мелки в кармане. Сашка знал, где она живет. Он легко мог удрать.


Подъехав к ее дому, прислонил железного коня к скамейке и заскочил. Сердце в груди стучало.


Сашка достал мелок и написал на стене: «Бяжва сука». А затем то же еще в ряде мест. Букварь они не прошли, но некоторые слова он мог воспроизвести по памяти. Кроме того, Сашка начал готовиться к учебе уже в детском садике. Чтобы не повторяться, иногда старательно выводил «дура».


То-то она удивится! Будет знать!


И тут дверь одной квартиры приоткрылась. Он пулей понесся вниз и замер около выхода на улицу, в то же время смотря. А вдруг это она?! И это оказалась Яна! Заметила его и стала спускаться. Сашка выбежал, схватил велосипед и умчался, не в силах ни о чем думать.


Следующим утром, после первого урока, Яна догнала его в коридоре и положила руку на плечо:


- Стой!


Сашка обернулся. Еще раз обратил внимание, как же она прекрасна со своими светлыми, слегка вьющимися волосами.


- Ты чего у меня в подъезде делал?!


- Когда? - буркнул он удивленно и, пока та не успела ответить, быстро ушел.


Больше они эту тему не обсуждали. Только вот через несколько дней к их классной руководительнице, Галине Станиславовне, пришла мама Яны, о чем-то с ней долго шепталась, иногда поглядывая в его сторону. Сашка похолодел. Но все обошлось.


 Прозвенел звонок.


- Заканчиваем, сдаем работы, - велела учительница.


Он отвернулся и стал лихорадочно докрашивать.


Уже на перемене Олег спросил:


- Знаешь, кто?


Сашка знал.


- Отец сказал, его не существует.


- И ты веришь? - пристально глядя ему в лицо, поинтересовался Олег.


- Да.


- Тех, кто в него не верит, он наказывает, - заявил Олег. - А мне помогает получать хорошие оценки. Вот увидишь, за рисунок пять поставят. Спорим? - добавил он, протянув руку.


- На что?


- Если я проиграю, то отдам тебе коллекцию марок с пароходами; если ты — свой маузер.


- Договорились, - согласился Сашка.


- Вяткин, подойдь! - позвал Олег.


К ним подбежал Алеша.


- Разбей.


- А на что спорите? - спросил Вяткин.


- А тебе не все равно? Просто разбей! - отрезал Олег.


Тот хлопнул сверху, разъединив руки друзей.


Появились Лисин с Толиком.


- Ну вы чего сегодня идете на «Полет навигатора»? - спросил Толик. - Сашк, ты правда на юге с отцом смотрел?


- Да, - ответил Сашка.


- Ну так пошли еще раз!


И ребята после уроков отправились в кино.


***


Уже рассвело, когда снаружи загрохотало. Александр тряхнул головой, пытаясь прогнать остатки сна, и протер ладонью лоб и глаза. Он заметил пытавшихся укрыться под деревьями от хлеставшего дождя и шквалистого ветра людей. Заведя мотор, подкатил ближе и посигналил.


К его матрешке подбежали двое. Мужчина с мусульманской бородой открыл дверь и заглянул в салон.


- Приветствую, брат, можно у тебя грозу переждать?!


- Да, конечно, заходите!


Незнакомец поблагодарил и уселся рядом с ним, а женщина в хиджабе устроилась на заднем сиденье.


- Одежду хоть выжимай, обивку жалко, - проговорила она.


- Совсем не проблема, - успокоил ее Александр.


- Да продлит Аллах вашу жизнь, - пожелала она ему.


- Спасибо, но я крещеный.


Несколько минут никто не говорил.


- С намаза возвращались, когда это началось, - наконец решился продолжить общение мужчина. - Меня зовут Захар. Моя супруга - Гульнара.


- Александр, очень приятно.


- Взаимно.


Они пожали руки.


- Сейчас редко кто из мусульман на утренний намаз ходит. Да и мы сами...Сегодня вот выбрались. Хотел ее дома оставить, но упросила с собой взять. Как не возьмешь, если любишь?


Захар помолчал немного, а потом продолжил:


- Зря ты так, я вот сам тоже русский. Одному Богу молимся, а имен у него много.


- У нас Бог - Христос, - возразил Александр.


В салоне повисла тишина, разбавляемая раскатами грома. Спорить не хотелось, но профессиональная привычка взяла верх:


- В Коране, насколько я помню, говорится, что у Аллаха нет ни сыновей, ни дочерей. Так ведь? А у нас вера в Христа — это самое главное.


- А вы Коран читали? - спросил Захар.


- Конечно...как и Библию. Учительница истории повлияла в свое время.


- Истории?


- Да, она разносторонний человек. До сих пор помню ее слова, что если ты не знаком с источниками той или иной религии...ну, в общем, прежде чем что-то выбрать или отвергнуть, нужно это сначала узнать...Ээээ, Захар, не очень хочется вести с утра богословские беседы, но все-таки: вы почему решили ислам принять? Мне любопытно просто. Если не секрет.


- Почему же секрет. Я из Москвы сам. Как-то встал утром с кровати, башка гудит и одна мысль: "Что я с собой делаю?" Повсюду пьянь, наркоманы, девушки - недевственницы в большинстве, до свадьбы сколько мужчин через них прошло...И я во всем этом...Понял, что так больше не могу. Вот у моей Гульнары я - единственный. Ты женат сам? Извини, что на ты к тебе обращаюсь.


- Нет, пока не дошло...Но кто же мешал соблюдать заповеди в православии? Вы крещеный?


- Да, раньше был. Когда никто вокруг не соблюдает, трудно это.


- Знаете, Захар...Уу, все не проснусь никак...У нас, православных, считается, что самостоятельное спасение, без принятия искупительной жертвы Христа, невозможно. Хоть каким праведником будь. Вы же распятие не признаете, насколько я знаю. Значит, что же, по-вашему, получается? Христос на кресте не страдал? И грехи человеческие на себя не принял? И воскресения не было?..Нет уж, лучше вы к нам. А судить всех Бог будет. Надеюсь, рано или поздно русский народ придет к покаянию.


Его новые знакомые молчали.


- Давайте я вас домой отвезу, - предложил Александр, - извините, если обидел.


Бесконечные поля, леса. Ему нравилось так вот просто ехать и ехать, ни о чем не думая. Почти что медитация. Он даже радио не включал.


Больше тысячи километров промчались незаметно. Пейзаж за окном сменился резко. Так бывает, когда, например, путешествуешь поездом на Кавказ. Просыпаешься утром, а снаружи уже горы и туман. И ты весь в радостном предвкушении. А здесь вот орлы вместо ворон, и тоже горы.


***


Александр включил поворотник и свернул с трассы налево, проехав пост ГАИ. Удивленный инспектор бросил взгляд на регистрационный знак, но тормозить не стал.


Километра через два он остановился на краю ржаного поля. Впереди виднелись пятиэтажные брежневки.


Сколько раз в своих фантазиях Александр переживал этот момент. В воспоминаниях город по-прежнему оставался солнечным, советским, не тронутым нахлынувшим на страну мутным потоком девяностых. В мыслях он часто возвращался сюда, чтобы хоть ненадолго отвлечься от окружавшей враждебной действительности: уродливых ларьков, уголовных понятий и шнырявших повсюду в поисках добычи сборищ чумазых малолеток - шакалов.


Впервые на одну из таких банд Саня наткнулся, бродя между бесконечными торговыми рядами на вокзальной площади. Рассматривая товар, выставленный в витринах киосков, он воображал, как, став взрослым, сможет купить вот этот иностранный лимонад в высокой пластиковой бутылке — желтый, сильногазированный, с кислым апельсиновым вкусом, так отличавшийся от привычных «Буратино» или «Байкала», - или шоколадный батончик. В заднем кармане джинсов лежал самодельный бумажник, туго набитый вкладышами от жевательных резинок — единственной ценностью, завоеванной в играх на школьных переменах.


Кто-то схватил его за рукав и крикнул: «Стоять!» Повернув голову, он увидел приближающуюся толпу. В авангарде шел самый мелкий из них, с целлофановым пакетом. Пацан поднес его ко рту, сделал несколько быстрых, ритмичных вдохов-выдохов — и закружился в радостном вальсе. Возникла неуместная мысль, что этот малек тоже пытается отвлечься, только по-своему, потому что счастливых детских воспоминаний у него не было. Тогда развязки не последовало: Саня резким движением вырвался и убежал.


С городом он успел попрощаться. Прошелся по любимым уголкам: двор Яны, школа, беседка, дворец пионеров, кинотеатр, тайник, штаб. Олег сначала не поверил, что они уезжают. И только когда Сашка, мама с младшим братом на руках, две помогавшие ей с переездом (или правильнее это было бы назвать бегством) подруги, с кучей тяжелых сумок и чемоданов, часть из которых пришлось нести ему самому, вышли из подъезда, сидевший на скамейке с Толиком друг признал очевидное.


- Вот, Олег, я же говорил.


Больше они не виделись. И даже не переписывались.


Но этого оказалось мало. Он жаждал вернуться. И еще раз постоять в своем дворе, посмотреть на окна Яны (почему-то запомнилось, как зимой она смеялась и грозила ему кулачком, когда он дежурил под ними в наглухо завязанной шапке-ушанке). Можно даже инкогнито — все равно же никто не узнает.


Александр стянул черную безрукавку и снял с вешалки рубашку, не любил  выглядеть помятым. После долгого пути хотелось принять душ. Он заранее спланировал поездку так, чтобы прибыть до темноты: найти гостиницу, заселиться и успеть пройтись. Закрыть гештальт: собственно, это все, чего он добивался. Ничуть не глупее, чем пить пиво где-нибудь в Праге.


Но все же что-то тянуло его сюда. Почему именно сейчас вспомнилось и захотелось с особенной силой снова здесь побывать, через столько лет?


Спросив дорогу, он припарковал машину возле отеля. На ресепшене сидела привлекательная девушка. Поинтересовавшись наличием свободных мест, дал ей паспорт.


Администратор привела его в номер и оставила одного. Других постояльцев не наблюдалось.


Через час вышел на улицу. План-минимум включал прогулку по городу и визит наудачу по переписанному со старого конверта адресу, чтобы попытаться встретиться с отцом. А утром можно отправляться назад.


После машины непривычно покачивало. Тело радовалось свободе. Лето, прекрасный вечер, ты в отличной физической форме, гуляешь по малой родине. Чего еще нужно для счастья?


Первое, что удивило, это размеры. Центр, раньше представлявшийся таким большим, теперь смотрелся как маленький райончик захолустного, провинциального городка.


Дойдя до кинотеатра, Александр легко поднялся в гору по лестнице. Началась длинная улица с деревенскими, деревянными домами. Он помнил, как отец катал его здесь на санках. Зимы всегда были снежными, а россыпи морозных драгоценностей ярко блестели в темноте. Сашка просил отца разогнаться — и тот начинал бежать до тех пор, пока не уставал.


Навстречу двигалось несколько гопников, подозрительно его осматривая: неместный. Появилась мысль спросить у них про Олега. Интересно, кем он стал? Наверное, какой-нибудь авторитет. В детстве Олег всегда мог легко с ним сладить. Но  Александр сдержался и прошел мимо.


Все время не покидало ощущение нереальности происходящего. Вроде бы вот оно — перед тобой, можно пощупать. И в тот же самый момент окружавшее походило на воссозданную специально для тебя по каким-то древним чертежам 3D модель родного города, давно уже канувшего в небытие.


Войдя во двор, Александр вдруг поймал себя на мысли, что ничего не помнит, даже своего подъезда. А потом заметил карусель. Но теперь она не крутилась: вросла в землю.


***


Очереди давно стало тесно внутри, и та, словно пробравшаяся за сметаной огромная пестрая кошка, высунула из столовой свой растрепанный хвост, разве только не помахивала им. Периодически толпа у входа расступалась, выпуская на волю радостные лица с белоснежной воздушной массой в руках.


Около Сашки, в самом конце, стояли две девочки: его подруга Надя и Света, жившая где-то недалеко.


- Бесполезно, - заявила Света, - растопчут. - Лучше позже вернуться и купить, когда слоны уйдут.


- А когда они уйдут? - спросил Сашка.


- Вечером свободнее будет. - Я сама могу взять, чтобы вас не раздавили.


Какое-то чувство подсказывало, что к вечеру ваты не останется, но Сашка провел здесь целых полчаса, а нисколечко не продвинулся. Живая очередь то и дело нервно дергалась: мужчины посмелее расталкивали окружающих и протискивались в дверь силой. День же выдался теплым, несмотря на украденное облаками солнце, манящим дарами свободы, которыми недавно пришедшее лето готовилось  осыпать советского семилетнего мальчишку. Сашка бросил взгляд на фасад заведения общепита: нарисованные былинные богатыри могли бы победить слонов, он даже на секунду представил себе эту картину...


- Хорошо, давай, - согласился он.


- Пойдемте на лавочку, - предложила Света.


На скамейке у дома Сашка с облегчением, как и Надя, отдал ей деньги и помчался во двор.


Карусель вращалась нехотя, словно ленясь.


Он вспомнил, как упросил раскрутить ее посильнее. Олег,  подтянувшись обеими руками, смог забраться за спасительный поручень. Сашка попытался сделать то же, но пальцы разжались. Дома отец залил рану на колене перекисью водорода. «Я смотрю только - мой полетел».


Он служил в милиции. Сашке иногда удавалось выпросить подержать настоящий, тяжелый пистолет Макарова. Это казалось намного интересней, чем валявшиеся в детской комнате игрушечные наганы, маузеры и вспыхивавший с пронзительным треском автомат на батарейках.


Забежав на свой этаж, несколько раз ударил по двери. Отперла мама.


- Я не стал стоять, Света сказала, сама нам с Надькой купит потом, когда народа не будет.


- Что еще за Света?


- Ну, Надькина знакомая, она уже взрослая: в школу ходит.


Не дожидаясь команды, навстречу ему откуда-то из комнат бросился черный пудель.


- Ко мне! - подбодрил  Сашка, поймал косматый комок и притянул к себе. - Ух ты моя, морда!


Дикси норовила лизнуть в лицо.


- Мам, подай, пожалуйста, поводок.


- Пообедай сначала, еще нагуляетесь.


Есть не хотелось, но пришлось подчиниться. Тем более приготовлен его любимый суп с фрикадельками и звездочками.


Ее купили год назад. Они гостили у бабушки. В тот день мама долго водила его по громадному рынку, выбирая вещи, и случайно Сашка увидел отдел животных. О собаке он мечтал давно, в идеале такой, как в фильме у Электроника, но мама сказала, большую ему еще рано.


Продавали четвероногих всех пород.  Одна старушка даже продемонстрировала им гончую, сообщив, что взрослая особь способна развить скорость до двадцати пяти километров в час. «Куда тебе, за ней не угонишься», - отрезала мама. Ей самой нравились пудели.


Сашка помнил, как бережно принял у какой-то женщины черного кутенка и осторожно прижал к груди. Мама продолжала спорить из-за цены, и он боялся, что собаку придется вернуть. К счастью, этого не произошло.


- Зачем ты с ней торговалась? - спросил он, когда они ехали в метро.


- Во-первых, дорого, во-вторых, запомни: на рынке два дурака. Один - продавец, другой — покупатель.


- А как ее назвать? - уже дома задал вопрос Сашка.


- Не знаю, сам думай. Я раз видела немецкую овчарку, у нее была кличка Дикси. Можно так.


Щенок в углу спал на коврике, лишь иногда поворачивая к ним сонную мордочку, словно прислушиваясь. Его напоили молоком.


- Нужно сразу приучать к тому, чтобы знала в квартире свое место, — наставляла мама.


Сашка подошел к пуделю, погладил и повторил: «Место, место, Дикси, место».


Новую, светлую школу окружал сетчатый забор. Сашка любил через такие перелазить, только не с Дикси. Он, представляя себя разведчиком, приблизился вплотную к окну первого этажа, устроенному так низко, что в него получилось бы заглянуть, будь Сашка чуть повыше. Ему же пришлось удовлетворять свое любопытство, то отступая назад, то подпрыгивая.


Взору предстала классная комната. Парты сдвинули и нагромоздили одну на другую. Слева, на стене, висели доска и чей-то портрет. Больше он ничего рассмотреть не успел, так как в один из моментов заметил: в кабинет кто-то вошел. Ребенок прошмыгнул под несколькими окнами, ведя собаку рядом, и побежал к выходу с противоположной стороны, к дорожке в чужие дворы.


Дикси по пути все время что-то исследовала, пытаясь особо заинтересовавшие предметы пробовать на вкус.


- Нельзя! Фу!


Они очутились на безлюдной детской площадке, где когда-то повстречали модно подстриженного коричневого пуделя. Хозяин походил на туриста с речного острова из фильма "Парад планет".


Лохматая Дикси, словно дворняга, подбежала и начала обнюхиваться.


- А у вас как ее зовут? - спросил Сашка.


- Сильвия.


- А это какой пудель? Малый?


- Карликовый, - ответил мужчина.


- Аа, - почему-то разочарованно произнес Сашка. - А у меня малый.


- Это не чистокровный пудель, сразу видно, что помесь, - с видом знатока оценил мужчина.


- Почему помесь? - удивился Сашка.


- Не вписывается в стандарт породы. Вы не у заводчика брали?


- На рынке.


- А у нашей есть родословная.


Сашку это ужасно обидело, но он решил не выдавать.


- Даже если помесь - она мой друг, я бы ее и на овчарку не променял!


На обратном пути в тот день он так и не пристегнул Дикси, предоставив самой себе. Но верный пудель не отставал.


***


Постояв какое-то время, Александр достал мобильник с занесенным туда адресом, прочитал и направился к отцу. Путь лежал мимо школы...И вот как происходят такие совпадения? Вероятность подобного события меньше процента, но каждый, наверное, с легкостью перечислит аналогичные случаи из собственной жизни. Дом был тем же, где жила она.


Нажал кнопку звонка. Какого-то волнения он не испытывал: обнимашки хороши лишь для плохих мелодрам. Да и, как сказано: я люблю стыдливость вашей сердечности.


Открыл постаревший отец. Стараясь вести себя сдержанно, он поздоровался и вошел. Отец провел его в комнату, предложил садиться, уселся в кресло сам и выжидающе посмотрел: «Ну, чего решил зайти? Как дела?». «Да, потихоньку».


Тут с кухни вышла жена. Выяснилось, что отец его с кем-то перепутал. Последовали объятия.


Удобнее было бы переночевать в гостинице, но после долгих уговоров его убедили перевезти вещи к ним.


Сели втроем за стол.


Александр почти формально рассказал о себе. Все в порядке, в целом.


- Да...конечно, помню, возвращаюсь домой: мебели нет, никого, во дворе Дикси, голодная, бегает ото всех с перегрызенным поводком. Сходим на ее могилку завтра, я тебе покажу.


Мама велела тогда собаку отдать. Нового хозяина он искал сам. Взять ее согласился  парень из соседнего двора, даже приятельские отношения с ним у Сашки отсутствовали.  Оксана пугала, что он живодер. Сашка успокаивал себя, что она это придумала. Отстоять пуделя не получилось.


Дикси, словно почувствовав что-то, спряталась под кухонный стол. Он попытался ее выманить, но та упиралась лапами. Она и продолжала ими упираться, даже когда ее тащили по асфальту на поводке, смотря вверх, туда, где на балконе стоял Сашка.

Было ли это предательством с его стороны? Этот вопрос он задавал себе впоследствии часто.


- А как Олег?


Отец не смог вспомнить сразу.


- Ну, над нами жил, одноклассник мой, Некоркин.


- Аа, тот улыбчивый мальчик...


- Так, умер он... - вмешалась жена. - Сорок дней вот скоро будет.


- Как умер? А отчего?


- Нашли на улице, синий весь какой-то. В магазин ко мне заходил, один раз даже сказал: «Вот мужа вашего я помню». Денвер кличка у него была. Банда у них называлась полосатики. Шапки они еще все носили одинаковые.


На следующий день приехали на кладбище, но могилу Олега отыскать не сумели. Может быть, друг не хотел, чтобы он на него смотрел?


Лисин погиб в Чечне.


Яна вышла замуж, родила двоих ребятишек и уехала с мужем в Уфу.


О Толике ничего неизвестно. Последнее связанное с ним событие, врезавшееся в Сашкину память, - удар ножом. Какой-то хулиган пырнул его примерно за полгода до отъезда. Олег рассказывал в классе, что все трусы у брата запачкались в крови.